/ Language: Русский / Genre:nonf_biography,

Севастополь Сборник

Неизвестен Автор


Автор неизвестен

Севстополь (сборник)

Севстополь

Сборник литертурно-художественных произведений

о героической обороне и освобождении город русской слвы

Под общ. ред. ген.-мйор П. И. Мусьяков. Сост. сборник Г. Н. Гйдовский

С о д е р ж н и е

Героические стрницы истории Великой Отечественной войны. Генерл-мйор П. Мусьяков

Июнь-декбрь 1941

Б. Борисов. Боевя тревог

Пвел Пнченко. Черноморскя столиц.

П. Кпиц. Н большом рейде.

А. Чурбнов. Бессмертный подвиг.

Аркдий Первенцев. Нвстречу вргу.

А. Ленский. Что б ни вело к твоим холмм вргов.

П. Мусьяков. Вдохновляющее слово пртии.

С. Шмерлинг. Герои дзот No11.

Трн летчик Ивнов.

А. Бковиков. Корбли ведут огонь.

Алексндр Хмдн. "Чпевскя Анк".

А. Абульгсн. Бстионы дружбы.

Янврь-июль 1942

Алексндр Хмдн. Героический город.

Ник. Атров. Дуэль.

Евгений Юнг. У Мекензиевых гор.

Подвиг крснофлотц Ивн Голубц.

Леонид Соболев. Морскя душ.

П. Кпиц. Вод.

Леонид Соболев. Держись стршин.

А Ивич. Небо Севстополя.

П. Гврилов. Личное отношение.

Вл. Апошнский. Это было в июне.

Сергей Алымов. Родин с нми.

Ольг Джигурд. Теплоход "Кхетия".

Евгений Петров. Севстополь борется.

Георгий Гйдовский. Вечня слв.

Вл. Лидии. Тебе, Севстополь!

Евгений Юнг. В Южной бухте.

Евгений Петров. Прорыв блокды.

Сергей Алымов. Алексндр Чекренко.

А. Бковиков. Врг - н дно.

Алексндр Жров. Зветный кмень.

Л. Лгин. Три черноморц.

Алексей Толстой. Флг Севстополя.

250 дней героической обороны Севстополя

Из сообщения Совинформбюро.

Апрель-мй 1944

И. Козлов. Борьб продолжлсь.

А. Сурков. Млхов кургн вл.

Аркдий Первенцев. Третий удр.

Иосиф Уткин. Моряк в Крыму.

Евгений Юнг. Удры с моря.

Влдимир Рудный. Три дня.

Сергей Алымов. В бою зслужили мы слву свою.

Евг. Поповкин. Штурм Спун-горы.

Рзгром немецких войск в Крыму.

Сообщение Совинформбюро.

Влентин Потемкин. Севстополь.

Петр Сжин. Освобожденный город.

Алексндр Жров. Все было в городе мертво.

Семен Кирснов. Оживй, Севстополь.

П. Пвленко. Город - пмятник.

В. Лебедев-Кумч. Севстополь

Нвсегд сохрнит нш нрод пмять о героической обороне Севстополя....

И. Стлин

Героические стрницы истории Великой Отечественной войны

Оборон Севстополя вошл в историю Великой Отечественной войны кк один из ярчйших примеров героизм, смоотверженности и боевого мстерств воинов Советской Армии и Военно-Морского Флот. Восьмимесячня зщит город в 1941 -1942 годх, изгнние немецко-фшистских зхвтчиков из Крым и освобождение Севстополя весной 1944 год, кк и другие слвные победы Вооруженных Сил СССР, покзли всему миру величие дух советских людей, воспитнных Коммунистической пртией, их беззветную преднность пртии, социлистической Родине, готовность, не колеблясь, отдть свою жизнь во имя свободы и незвисимости Отчизны.

22 июня 1941 год н ншу Родину вероломно и подло нпли немецкие фшисты. Для войны против СССР фшистскя Гермния подготовил громдные силы. 170 дивизий, обильно оснщенных новейшей боевой техникой, были пододвинуты к ншим зпдным грницм. Фшистскя клик Гермнии смогл отмобилизовть и вооружить ткую громдную рмию лишь блгодря щедрому финнсировнию немецкой промышленности мерикнскими бнкирми. Кроме того, к моменту нпдения н СССР немецкие империлисты, пользуясь попустительством првящих кругов Англии и Америки, зхвтили в свои руки промышленность, мтерильные и людские ресурсы почти всей Европы.

Войн с фшистской Гермнией явилсь величйшим испытнием для советских людей, советского строя, советского госудрств. Никогд ни одн стрн мир не подверглсь ншествию ткой рмии, ккую подготовили и двинули против нс немецкие империлисты. По количеству учствоввших в боях войск, по обилию и рзнообрзию применяемой техники, ожесточенности сржении и длительности нпряжения эт войн превзошл вес что-либо известное истории. В войне решлся вопрос о судьбе ншей Родины, о жизни и смерти нродов СССР, о судьбх госудрств Европы и Азии.

Героический советский нрод, руководимый и вдохновляемый Коммунистической пртией, стойко выдержл нтиск немецко-фшистских полчищ, в жестоких боях одолел сильного и коврного врг, отстоял честь и незвисимость своей социлистической Родины, спс нроды Европы и всего мир от порбощения фшистми.

В годы войны, говорил товрищ Булгнин н XIX съезде КПСС, советские войск под руководством своих слвных комндиров одержли множество выдющихся побед, которыми нш нрод по прву гордится. Нее эти победы будут жить в векх. Кждя из них - это золотя стрниц военной истории ншего нрод.

Кждя из этих побед - результт мужеств, хрбрости и беспримерных подвигов рядовых солдт и комндиров всех степенен, ткже героических усилий тружеников тыл. Это они, советские люди, своим трудом н воинским умением, своим потом и своей кровью добились слвных побед и спсли свою стрну от порбощения.

Фронт Великой Отечественной войны знимл громдное рсстояние - от Бренцев моря до Черного. Кк известно, комндовние немецко-фшистских войск строило свои преступные плны звоевния и уничтожения СССР исходя из теории "молниеносной войны". Немецкие генерлы полгли рзгромить нши вооруженные силы, дойти до Урл в полтор-дв месяц. Глвный удр они нносили в нпрвлении н Москву, но знчительное место в плнх фшистских грессоров знимло и южное нпрвление, в том числе Крым.

Достточно взглянуть н крту, чтобы убедиться в стртегическом знчении Крымского полуостров. Он кк крепость, прикрывет южные рйоны стрны от Одессы до Бтуми. Юго-зпдня оконечность полуостров глубоко вдется в Черное море, нходится кк бы в центре Черноморского бссейн. Н этой оконечности рсположен Севстополь - южный форпост ншей великой Родины.

Н протяжении столетий Крым неоднокртно был реной жестоких битв русского нрод с вргми России. Инострнные зхвтчики стремились во что бы то ни стло отнять у России Крым, тем смым ослбить нше госудрство, держть под удром его южные и центрльные облсти, лишить стрну выход к Черному морю. В XVIII веке русские войск окончтельно изгнли инострнных порботителей с полуостров, но попытки вновь зхвтить Крым, отторгнуть от России Черное море не прекрщлись, особенно со стороны нглийских кпитлистов.

В 1854 году - во время Восточной войны - в Крыму высдились нгло-фрнко-турецкие войск. Зхвтчики осдили Севстополь, предполгя быстро взять его, зтем перенести военные действия в глубь пшей стрны. Известно, чем кончилось это вторжение. Русские солдты и мтросы, зщищвшие в Севстополе Россию, покрыли себя слвой, не меркнущей в векх. Оккупнты вынуждены были убрться с полуостров, оствив под Севстополем десятки тысяч своих солдт и офицеров.

Еще более позорно провлились все попытки мерикно-нглийских империлистов в период их военной интервенции в ншу стрну в 1918 -1920 годх зхвтить и удержть Крым, чтобы использовть его кк плцдрм для борьбы против Советской России.

В ноябре 1920 год бойцы Крсной Армии, крсные моряки сыны русского нрод - решительным удром сбросили презренных зхвтчиков в море.

Немецкие империлисты, не сделвшие никкого вывод из уроков истории, тоже двно зрились н Крым. Их тянуло сюд кк стртегическое положение полуостров, тк и его природные богтств. Некоторые фшистские гзеты писли, что еще в 1918 году кйзеровское првительство нмеревлось, зхвтив Крым, сделть этот блгодтный крй колонией прусских помещиков. В немецко-фшистской печти пестрели ткие оценки Крым: "Жемчужин Южной России", "Ндежный виносец", "Ворот Квкз", "Ключи к Бку", "Нож, приствленный к сердцу Кспия", "Преддверие Ближнего Восток", "Путь в Индию" и т. д.

Безусловно, полное овлдение Крымом в первые месяцы войны двл бы гитлеровцм очень большое преимущество, усилило бы опсности нвисшую нд ншей Родиной. Но в том-то и дело, что дже зхвтив весь Крым, не взяв Севстополь, комндовние немецко-фшистских войск не могло полностью использовть выгодное стртегическое положение полуостров. Плнируя нступление н Кубнь, н Квкз через Керченский пролив, фшистское комндовние не могло мириться с нличием у него в тылу первоклссной военно-морской бзы, нходящейся в рукх у противник. Севстополь сковывл крупную группировку немецких войск, мешл фшистм продвигться дльше н юг, мешл им в рзвитии морских оперций н Черном море.

Длительня осд Севстополя никк не входил в плны немецко-фшистских оккупнтов. Комндующему 11-й рмией, действоввшей в Крыму, было прикзно взять город с ход, бросив для этого свои основные силы и прежде всего тнковые соединения.

Но если гитлеровцы стремились овлдеть Севстополем кк можно скорее, то идея Глвного комндовния советских войск зключлсь в том, чтобы упорной ктивной обороной Севстополя сковть численно превосходящие силы противник, отвлекя их с глвного стртегического нпрвления, измотть и обескровить фшистские дивизии, зствить врг терять не только людей и технику, но и глвное - время. Длительня и упорня оборон Севстополя непосредственно и сильно влиял н всю стртегическую обстновку южного крыл общего фронт, протянувшегося от Бренцев до Черного моря.

Этот плн Советского Глвного комндовния был релизовн в полной мере. Героические зщитники город с честью выполнили прикз Родины, своими подвигми умножили слвные боевые трдиции Советской Армии и Военно-Морского Флот, слвные трдиции Севстополя. Восьмимесячня осд город обошлсь противнику в 300 тысяч человек убитыми и рнеными. Войдя в Севстополь, который был оствлен зщитникми его только по прикзу Глвного комндовния, гитлеровцы ншли здесь одни рзвлины. Они не получили Севстополя кк военно-морской бзы. Все портовые сооружения и промышленные предприятия были рзрушены. В смом городе не остлось и домов, годных для жилья.

Верховный Глвнокомндующий И. В. Стлин в своем прикзе от 23 феврля 1943 год писл: "В тяжёлых боях летом и осенью 1942 год Крсня Армия прегрдил путь фшистскому зверью. Нвсегд сохрнит нш нрод пмять о героической обороне Севстополя и Одессы, об упорных боях под Москвой и в предгорьях Квкз, в рйоне Ржев и под Ленингрдом, о величйшем в истории войн сржении у стен Стлингрд. В этих великих сржениях нши доблестные бойцы, комндиры и политрботники покрыли неувядемой слвой боевые знмён Крсной Армии и зложили прочный фундмент для победы нд немецко-фшистскими рмиями".

В свете ткой оценки боевую деятельность войск Севстопольского грнизон и корблей флот следует рссмтривть не только кк оборону вжного стртегического пункт н Черном море. Героическя зщит город явилсь одной из соствных чстей того прочного фундмент победы, который был зложен советским нродом и советскими воинми в дни ктивной обороны стрны.

* * *

В обороне Севстополя особенно нглядно проявилось боевое взимодействие Советской Армии и Военно-Морского Флот. Формы этого взимодействия были весьм рзнообрзны. Войскм рмии, чстям и корблям флот приходилось совместно решть десятки рзличных боевых здч - от тктических и опертивных деснтов до совместных контртк в борьбе з ккую-либо отдельную высоту. Это взимодействие было смым тесным и по духу. Воины всех родов войск, входящих в грнизон город, личный соств корблей флот жили одной мыслью - зщищть Севстополь до последней кпли крови.

Сухопутня оборон Севстополя (оборон с воздух велсь с первого же дня войны) нчлсь с 29 - 30 октября 1941 год, когд фшистские войск, прорвв Ишуньские позиции, вырвлись н широкие просторы Крым и подошли к первым оборонительным сооружениям город. 29 октября Севстополь был объявлен н осдном положении, 30 октября одн из береговых бтрей, рсположення севернее город, открыл огонь по тнкм и бронетрнспортерм врг.

Ценой больших потерь ворввшись в Крым, немцы рссчитывли стремительным броском мехнизировнных войск прорвться к Севстополю, изолировть, оттеснив к востоку, отступвшую Приморскую рмию, рсчленить ее и уничтожить, взять Севстополь с ход и тем смым звершить звоевние Крым.

Во второй мировой войне было немло примеров, когд морские крепости очень быстро брлись с суши. Тк, японцы в 1941 году в течение десяти дней овлдели первоклссной нглийской морской крепостью Сингпур. Они же срвнительно быстро зхвтили Гонконг, Сурбйю. Недолго продержлись и фрнцузские военно-морские бзы - Бизерт, Брест и другие. Гитлеровцы собственно и плнировли оперцию по взятию Севстополя с учетом опыт "молниеносной войны" и зхвт с суши военно-морских бз в Зпдной Европе и Северной Африке. Противнику кзлось, что и здесь дело огрничится коротким удром и звершится срвнительно легкой победой.

Когд гитлеровцы прорвлись к Севстополю, в рйоне город почти не было рмейских чстей. Оборону знимли немногочисленные бтльоны морской пехоты, сформировнные из мтросов, стршин и офицеров корблей, береговых бтрей и школ Учебного отряд. У немцев количество войск, нступвших непосредственно н Севстополь, было в несколько рз больше. К ним непрерывно поступли подкрепления. Противник имел многокртное превосходство в ртиллерии и минометх, в нступлении учствовли тнковые соединения, тогд кк нши чсти тнков почти не имели.

И несмотря н все это, героические советские воины сорвли плны врг, опрокинули все рсчеты фшистских генерлов, покзли, всему миру, что может сделть советский человек, воодушевленный высокой идеей зщиты социлистического Отечеств.

К 8 ноября вошл в Севстополь отступившя н южный берег Крым Приморскя рмия, несколько рнее пробилсь, сохрнив обоз и ртиллерию, бригд морской пехоты. Н корблях флот был переброшен с Квкз еще одн чсть морской пехоты. Нсыщенность ртиллерией к середине ноября ткже несколько улучшилсь.

Нчвшиеся 30 октября ожесточенные бои продолжлись до 21 ноября. Фшисты успех не имели. Отбивя нтиск противник, зщитники Севстополя медленно отходили н более подготовленные позиции, зствляя врг истекть кровью.

Потеряв в первом штурме около 16 тысяч солдт и офицеров, 150 тнков, несколько сот втомшин, более 70 орудий, 131 смолет, десятки минометных бтрей, гитлеровцы прекртили тки, перейдя к позиционной войне.

Комндовние Севстопольского оборонительного рйон принимло все меры для укрепления подступов к городу, чтобы в ккой-то степени обеспечить неприступность основных рубежей в условиях превосходств противник в людях и технике. Весьм огрниченный плцдрм исключл возможность оборонительного мневр в глубину. Небольшя численность грнизон и недостток резервов не позволяли нносить контрудры противнику крупными силми, хотя оборон по своему хрктеру и был весьм ктивной.

Это обстоятельство нлгло особый отпечток н всю боевую деятельность нших войск. Кждый зщитник город понимл, что мневрировть негде: з спиной город, з ним - море. Ндлежло удерживть с предельным упорством кждый тктически вжный рубеж, нселенный пункт, ннося при этом вргу нибольший урон и постоянно улучшя свои позиции путем контртк.

Исходя из сложившейся обстновки комндовние приняло плн жесткой позиционной обороны. Было обрщено большое внимние н инженерные оборонительные сооружения, оргнизцию системы огня и взимодействие между пехотой, ртиллерией и корблями флот. Упрвление войскми мксимльно приблизили к ним. Комндные пункты дивизий и бригд нередко нходились всего в 2 - 3 километрх от переднего кря.

Оборону Севстополя с суши осуществляли все его зщитники, включя и гржднское нселение. Рбочие и служщие вели большую и нпряженную рботу, от темпов и кчеств которой во многом звисел судьб город.

Гитлеровцы подтягивли силы и интенсивно готовились ко второму нступлению н Севстополь, которое нчлось примерно через месяц - 17 декбря и продолжлось до 2 янвря 1942 год. К этому времени немецкя рмия в Крыму нсчитывл уже до 200 тысяч штыков, свыше 200 тнков и более тысячи орудий. Зщитники Севстополя воспользовлись короткой передышкой для дльнейшего укрепления и улучшения своих позиций.

В эти дни, в конце ноября - нчле декбря, Советскя Армия, зхвтив иницитиву военных действий в свои руки, ннесл противнику ряд жестоких удров под Ростовом-н-Дону, Тихвином и под Москвой. Побед советских войск под Москвой и н других глвных учсткх фронт еще более укрепил боевой дух севстопольцев, их стремление ни при кких обстоятельствх не сдвть город вргу. Тысячи бойцов и нселение город продолжли строить новые доты и дзоты, рыли окопы, ходы сообщения, создвли хорошо оборудовнные комндные пункты, [12\протягивли линии связи. Мтросы, сошедшие с корблей н сушу, учились воевть в непривычных для них условиях. Продолжли прибывть подкрепления с Квкз. Но все же численное превосходство по прежнему было н стороне противник, особенно в ртиллерии, тнкх и виции.

Немецко-фшистское комндовние нзнчило новый срок зхвт Севстополя не позднее 21 декбря.

Рно утром 17 декбря, после сильной ртиллерийской подготовки и мссировнных нлетов бомбрдировщиков, гитлеровцы пошли в нступление. Глвный удр нносился в нпрвлении оконечности Северной бухты, чтобы в случе успех рзрезть нш фронт н две чсти. Вторым нпрвлением являлсь Северня сторон. И тм и тут были учстки, где в течение дня нши чсти отбивли до десяти тк. Н вржеские тки отвжные севстопольцы отвечли сокрушительными контрткми, зствляя врг стремительно отктывться с позиций, звоевнных им ценой огромных потерь. Нередко н площди в полтор-дв квдртных километр в течение дня оствлось до тысячи трупов гитлеровских солдт и офицеров.

Артиллерия Приморской рмии и береговые бтреи отвечли н огонь врг сосредоточенным огнем всех своих стволов. Н ниболее угрожемых учсткх действовли гврдейские минометы. "Ктюши" обычно вели огонь по резервм противник, по чстям, готовившимся к штурму. Были случи, когд уничтожлись срзу целые подрзделения гитлеровцев, сосредоточенные в лощинх для тки нших позиций.

Большую помощь осжденным войскм окзывл виция грнизон. Истребители не двли противнику бомбить нши позиции, штурмовики по нескольку рз в день нлетли н позиции врг и н дороги, ведущие из глубины Крымского полуостров к Севстополю, н эродромы, рсположенные в рйонх Симферополя и Евптории, уничтожли подходившие втомшины противник с живой силой и грузми. Смолеты нередко делли по 6 - 7 боевых вылетов в день.

В севстопольские бухты приходили линкор "Севстополь", крейсер, эскдренные миноносцы и другие корбли. Огнем своих орудий они поддерживли нши нземные войск. В последних числх декбря корбли в течение дня выпускли по вргу до тысячи и больше снрядов.

Немецкое комндовние, чтобы подбодрить свои войск, прибегло к обычным для него уловкм, объявляя по рдио, что Севстополь уже сдется, что город будет взят в ближйшие дни. Офицеры зверяли солдт: "Сегодня обедть будете в Севстополе, не берите с собой пйк и теплого обмундировния, в городе богтые мгзины и цейхгузы, много шнпс и девушек". Об этом, в чстности, сообщли пленные, взятые 22, 24 и 31 декбря. В конце декбря в Крыму был довольно холодня погод, шел мокрый снег, дул пронизывющий норд-ост. Перспектив встретить новый год в теплых помещениях город, естественно, подогревл нступтельный пыл гитлеровцев.

Ствк Гитлер усиленно нжимл н комндующего 11-й рмией, требуя от него быстрее рзделться с Севстополем. После того кк немецкие дивизии, рзгромленные под Москвой, стли под удрми советских войск отктывться н зпд, взятие Севстополя могло бы в ккой-то степени поддержть престиж фшистской рмии у себя в Гермнии и з ее рубежми.

Но тк же, кк и в первом штурме, все удры врг рзбились о невиднную, железную стойкость зщитников город-героя. Севстопольцы знли, что Родин с ними. Знли, что з их героической нервной борьбой с вргом следит вся стрн и не збывет о них.

По прикзу Верховного Глвнокомндующего И. В. Стлин силми боевых корблей Черноморского флот и войск Северо-Квкзского фронт в декбре 1941 год был осуществлен сложня деснтня оперция н Керченский полуостров, которя отвлекл знчительные силы немцев от Севстополя и тем смым улучшил его положение. Керченско-Феодосийскя оперция существенно и ндолго изменил положение под Севстополем в ншу пользу.

Вторя попытк взять город штурмом, тк же кк и первя, дорого стоил вргу. Потеряв только убитыми до 30 тысяч солдт и офицеров, фшисты отступили н прежние позиции, н ряде учстков были дже оттеснены н несколько километров от исходных позиций, которые они знимли перед нчлом второго штурм. Изменился и тон фшистской пропгнды. Гитлеровцы зговорили о "неприступных фортх" Севстополя, об огромных силх советских войск, зсевших в городе. Хрктерно, что в своих служебных документх немцы тоже упоминли форты, которые н смом деле не существовли, и дже приводили их вымышленные нзвния.

В течение янвря - преля 1942 год под Севстополем крупных боев не происходило. Чсти грнизон, пользуясь передышкой, вели интенсивную боевую учебу с учетом богтого опыт, нкопленного в первые месяцы обороны, и з этот период знчительно улучшили свои позиции, выбив противник с ряд вжных в тктическом отношении высот. Усилилсь деятельность нших снйперов.

Немцы готовились к третьему штурму. Они подтягивли к городу новые ртиллерийские бтреи, подвозили огромное количество боеприпсов. Впервые в этой войне против Севстополя был использовн экспериментльня мортир клибром 615 мм. Н крымские эродромы перебзировлся немецкий восьмой виционный корпус в состве не менее 800 смолетов. Свыше ст смолетов, экипжи которых специльно обучлись действиям по морским целям, было выделено для борьбы против корблей Черноморского флот. В портх Крым сосредоточивлись немецкие торпедные ктер для противодействия ншим корблям. В водном рйоне Севстопольской бзы постоянно дежурили н позициях фшистские подводные лодки, торпедные ктер, в. тихую погоду и гидросмолеты-торпедоносцы. Всего для третьего штурм Севстополя гитлеровское комндовние подтянуло до 300 тысяч штыков, свыше 400 тнков, свыше 2 тысяч орудий рзных клибров и до 900 смолетов.

В первые дни войны нш Родин, естественно, не смогл противопоствить огромной фшистской военной мшине соответствующее количество войск. Мы были вынуждены держть большие силы н Дльнем Востоке, где не прекрщлись провокции империлистической Японии. Советское првительство ткже не могло не считться с угрозой нпдения н Советский Квкз со стороны Турции, поддерживемой Англией и Фрнцией.

Приняв н себя тяжелый удр гитлеровских рмий, советские войск в оборонительных боях измтывли противник, уничтожли его живую силу и технику. Немцы изрсходовли свои резервы, не достигнув цели. Мужественные воины Советской Армии и Военно-Морского Флот, руководимые Коммунистической пртией и великим полководцем И. В. Стлиным, рзбили преступные плны фшистских людоедов. Рзгромив врг под Москвой, под Ростовом, в рйоне Тихвин, советские войск перешли в контрнступление и к феврлю 1942 год отбросили противник в ряде нпрвлений к зпду н 400 километров.

Но все же фшистскя рмия был еще очень сильн. Гитлеровскя ствк рзрбтывл плны нового крупного тк нзывемого "весеннего нступления" 1942 год.

Немецкие фшисты готовили это "весеннее нступление" в полной уверенности, что никкого второго фронт мерикнцы и нгличне не созддут. Действительно, Черчилль и Рузвельт не выполнили своего обязтельств открыть второй фронт в Европе в 1942 году, хотя к этому времени в Америке и Англии уже было под ружьем более шести миллионов человек.

Америкнские империлисты строили свои рсчеты н то, что в результте изнурительной войны Советский Союз ослбнет, понесет невосполнимые потери, попдет в экономическую и политическую звисимость от Америки, потеряет госудрственный суверенитет, исчезнет кк великя социлистическя держв. Обессилевшие в войне кпитлистические стрны ткже подчинятся диктту мерикнских монополий, мировое господство которых будет тем смым обеспечено. Првящие круги США действовли в духе того откровенно людоедского зявления сентор Трумэн, ствшего впоследствии президентом, которое он сделл через день после нпдения гитлеровских полчищ н СССР, что если будет выигрывть Гермния, следует помогть России, если выигрывть будет Россия, следует помогть Гермнии. Пусть они убивют кк можно больше. Ткой же политики придерживлись и нглийские империлисты. Тогдшний министр виционной промышленности Англии Мур Брбзон зявил, что для Великобритнии "лучшим исходом борьбы н восточном фронте было бы взимное истощение Гермнии и СССР, вследствие чего Англия смогл бы знять господствующее положение".

Двурушническя политик мерикно-нглийских империлистов дл возможность гитлеровскому комндовнию сосредоточить к лету 1942 год против Советского Союз 240 дивизий - 179 немецких (из имевшихся 256) и 61 дивизию стеллитов Гермнии.

Н советско-гермнском фронте появились чсти, подготовленные для действий в Африке. Гитлеровскя ствк оствил в Африке против; нглийских войск всего 4 немецких и 11 итльянских дивизий. Среди экипжей сбитых или подбитых под Севстополем во время третьего штурм смолетов были обнружены летчики, прибывшие с фрикнских эродромов и с остров Крит. Нмерення пссивность Америки и Англии двл гитлеровцм возможность перебрсывть н советский фронт из рйон Средиземного моря крупные виционные соединения.

Продолжло оствться нпряженным положение н советско-турецкой грнице. Антинродное турецкое првительство выжидло лишь блгоприятного момент и соответствующего укзния от фшистской Гермнии, чтобы вступить в войну н стороне немцев.

Во многих документх министерств инострнных дел Гермнии, попвших впоследствии в руки советских оргнов, очень убедительно рскрывется двойствення политик тогдшнего турецкого првительств. Оно официльно зверяло Советский Союз о своих миролюбивых нмерениях, в то же время вело тйные переговоры с гитлеровской кликой об учстии в войне против СССР. Нмечлись рйоны военных действий, определялись рзмеры поствок оружия и боеприпсов для турецкой рмии. Турецкие генерлы и офицеры, дипломты и тк нзывемые "общественные деятели" чсто ездили в Гермнию, их тм помпезно принимли, оргнизовывли встречи с официльными лицми.

Турецкя рекционня печть открыто пропгндировл зхвтнические плны турецких империлистов, выступл с провокционными зявлениями против рботников Советской колонии в Турции. Администртивные оргны Турции создвли невыносимые условия для рботы советских дипломтов.

Тков был обстновк, когд немецкие фшисты нчли новое нступление н советско-гермнском фронте. Н этот рз они ствили целью прорвться в рйон Стлингрд, длее через Сртов, Куйбышев обойти Москву с восток, отрезть ее от волжского и урльского тыл и зхвтом Москвы зкончить войну. Вспомогтельный удр, с целью отвлечения резервов Советской Армии, нносился н юге.

В Крыму немцм удлось снов знять Керчь. Положение Севстополя стло исключительно тяжелым. Севстопольцы готовились к новым жестоким боям, полные решимости умереть, но не сдть город вргу.

* * *

Нчлом третьего нступления фшистов н Севстополь принято считть рссвет 7 июня 1942 год, хотя вржескя виция нчл подготовку к этому штурму знчительно рньше. Мссировнные нлеты н город возобновились еще в конце мя.

Метеорологические условия этого времени год были очень выгодны для гитлеровцев и крйне неблгоприятны для севстопольцев. Короткие июньские ночи сильно зтрудняли подвоз морем боеприпсов и резервов, усложнилсь эвкуция рненых. Тихоходные трнспорты не успевли в течение ночи подойти к городу, произвести выгрузку и погрузку и уйти зтемно, кк это деллось зимой. Оствться же в бухтх днем крупным корблям было очень опсно. Противник господствовл в воздухе и бомбил кждое судно.

Единственный нш эродром н Херсонесском полуострове постоянно обстреливлся ртиллерийским огнем противник и подверглся системтическим нлетм виции. Были дни, когд н него пдло несколько сот бомб и снрядов крупноклиберной ртиллерии. Летное поле тк "вспхивлось", что стновилось непригодным для взлет и посдок. Аэродромные комнды, героически рботвшие под огнем врг, не успевли готовить посдочные площдки. К середине июня немецкие смолеты буквльно "висели" нд Севстополем, ткуя дже одиночных людей, не говоря об втомобилях и повозкх. Днем появляться з городом н открытых местх было невозможно дже небольшой группе бойцов. Однжды нчльник полевого госпитля рзрешил днем поездку в город одной снитрной мшине. Когд втомобиль появился н Спун-горе, н него нлетели фшистские истребители и принялись обстреливть н бреющем полете. Мшин остновилсь: мотор вышел из строя. Медсестр и снитрк стли выносить из кузов рненых и прятть их в кнве, но нлетели бомбрдировщики и с небольшой высоты зверски рзбомбили втомобиль. Рненые и медперсонл погибли.

Совершенно естественно, что в тких условиях ндежно прикрывть нши корбли с воздух было физически невозможно, и они подверглись ожесточенным бомбежкм. Тк, лидер "Тшкент" шедший из Севстополя в один из портов Квкз, в течение дня отбил тки 96 фшистских смолетов, которые сбросили в общей сложности свыше 400 бомб и выпустили 10 торпед.

Трудности снбжения осжденного город вынудили комндующего Черноморским флотом применить для доствки горючего и боезпс подводные лодки. Однко использовние подводных лодок для этой цели не решло вопрос снбжения грнизон и нселения Севстополя.

Противник нрщивл силу удров. Только с 12 по 23 июня н территорию город гитлеровцы сбросили 16800 крупных фугсных вибомб, 51 тысячу "зжиглок" и выпустили десятки тысяч ртиллерийских снрядов. Город горел. Тушить пожры было просто невозможно: не хвтло ни сил, ни средств.

Прктически руины Севстополя уже не имели почти никкой ценности, и к середине июня многие зенитные точки были переведены ближе к фронту или к причлм. Борьб с воздушным противником изменилсь по своим формм и методм. Если, нпример, в бухтх не было корблей, то уже мло кто обрщл внимние н истребители врг, носившиеся нд рзрушенными здниями н небольших высотх. Зенитчики берегли боеприпсы, доствк которых зтруднялсь с кждым днем, и стреляли глвным обрзом по бомбрдировщикм.

Фронт постепенно приближлся к окринм город. Все чще бои звязывлись н огневых позициях стционрных береговых и зенитных бтрей. Артиллеристм приходилось не только стрелять из орудий по дльним целям, но и оборонять свои позиции ручным оружием. Бтрея береговой обороны, укомплектовння морякми с крейсер "Червон Укрин", 9 июня окзлсь под огнем вржеских втомтчиков, просочившихся в рсположение огневой позиции. Мтросы, стршины и офицеры вступили в нервный бой с вргом. Били из орудий прямой нводкой по тнкм и пехоте, когд вышли из строя все орудия, стреляли из винтовок и пулеметов, отбивли фшистских втомтчиков грнтми, кололи штыкми, ножми. Погиб комндир бтреи лейтеннт Пвлов. В комндовние вступил помощник комндир стрший лейтеннт Хнин. Оствшиеся в живых моряки зняли круговую оборону, продержлись еще свыше суток, уничтожив более роты фшистов, зтем вызвли н себя огонь нших бтрей и, после того кк немцы были рзметены тяжелыми снрядми, выбрлись из блиндж, збрли документы убитых и прорвлись к своим.

Ткие примеры мссового героизм и исключительной стойкости были обычным, повседневным явлением среди зщитников Севстополя. Легендрные советские богтыри сржлись з Родину, з пртию, з Севстополь до последнего птрон, до последнего вздох, с величйшей смоотверженностью отстивли кждый метр священной севстопольской земли. Их героизм и презрение к смерти нводили ужс н врг. Комндиры немецких чстей доносили своим нчльникм, что в плен попдются только тяжело рненые и н допросх упорно молчт. В одном из документов гитлеровцы писли: "Неприятель зщищл штольни весьм упорно и в ряде случев взрывл их вместе с собой". В том же документе о действиях стрелков, окопвшихся в индивидульных стрелковых ячейкх, говорилось: "Кждый боец, дже предоствленный смому себе, зщищется упорно и ожесточенно до смопожертвовния".

Эти признния врг, преднзнченные не для широкой публики, для внутренней информции офицерского соств, очень хрктерны.

Теряя кждый день тысячи солдт и офицеров убитыми и рнеными, десятки тнков, орудий, смолетов, гитлеровцы медленно продвиглись вперед и, нконец, прорвлись н улицы Севстополя. Зщищть его было уже нецелесообрзно. Город фктически не стло. 3 июля 1942 год по прикзу Верховного Глвнокомндовния Севстополь был оствлен ншими войскми.

Доблестные зщитники город-героя и н этот рз спутли и рсстроили все плны гитлеровской ствки. Гзет "Првд" 4 июля 1942 год писл, что железня стойкость доблестных советских воинов, зщищвших Севстополь, был одной из глвных причин, сорввших "весеннее нступление", с тким шумом возвещенное хвстуном Гитлером.

Немцы смогли использовть свою сильно потрепнную крымскую рмию для боев н юге только к осени 1942 год. Немецкий 8-й виционный корпус, понесший под Севстополем огромные потери, появился под Стлингрдом после доукомплектовния ткже лишь осенью 1942 год.

Несмотря н превосходство в силх, немцм удвлось продвигться вперед только путем медленного оттеснения нших чстей. Гитлеровскя рмия буквльно ползл к Севстополю, зхлебывясь в собственной крови. 250 дней потребовлось немцм для того, чтобы пройти 16 километров, отделявших смый отдленный учсток фронт от город, то есть в среднем они продвиглись по 60 метров в сутки.

Советский нрод высоко оценил мужество и стойкость Севстопольцев. В телегрмме И. В. Стлин отвжным зщитникм город 12 июня 1942 год говорилось: "Смоотверження борьб севстопольцев служит примером героизм для всей Крсной Армии и советского нрод".

Советское Информбюро 3 июля 1942 год сообщло:

"Севстополь оствлен советскими войскми, но оборон Севстополя войдёт в историю Отечественной войны Советского Союз кк одн из смых ярких ее стрниц. Севстопольцы обогтили слвные боевые трдиции нродов СССР. Беззветное мужество, ярость в борьбе с вргом и смоотверженность зщитников Севстополя вдохновляют советских птриотов н дльнейшие героические подвиги в борьбе против ненвистных оккупнтов".

Исключительня стойкость и мужество, проявленные зщитникми Севстополя, есть результт прежде всего большой воспиттельной рботы, проводимой Коммунистической пртией.

Пртия воспитл нш нрод в духе животворного советского птриотизм, готовности н любой подвиг, вдохновил советских людей н беззветное служение социлистической Отчизне. "Коммунистическя пртия, - говорилось в прикзе И. В. Стлин от 23 феврля 1946 год, - рзъяснял советским воинм смысл и цели войны, воспитывл у них любовь к Родине, укреплял боевой дух, прививл им бесстршие и дисциплину Всё это явилось вжным условием ншей победы".

Политические оргны, комиссры, политруки, пртийные оргнизции осжденного город своей идейно-политической и оргнизторской деятельностью сплчивли воинов вокруг непобедимого знмени Коммунистической пртии, цементировли ряды зщитников Севстополя, поднимли их н героические дел, помогли комндовнию успешно решть боевые здчи. Ряды пртийных оргнизций чстей и корблей Севстопольского грнизон и бзы непрерывно пополнялись з счет передовых воинов Кк и н всех фронтх, тысячи бойцов и комндиров вступли в пртию, желя еще теснее связть свою судьбу с ее судьбой. И чем тяжелее склдывлсь обстновк, тем больше зявлений поступло в пртийные оргнизции.

Коммунисты были первыми в боях, личным примером покзывли беспртийным, кк нужно бить врг, зщищть свою социлистическую Родину, презирть смерть во имя победы.

Железня стойкость коммунистов, их несгибемя воля, плменный птриотизм и вдохновляющий пример ярко вырзились в бессмертном подвиге политрук Фильченков и его отвжных бойцов.

Политическя рбот в осжденном Севстополе был целеустремленной, гибкой и опертивной. Все ее формы и методы подчинялись единой цели - воспитть кждого зщитник город стойким и мужественным, способным н героические подвиги и преодоление трудностей, умелым и нходчивым в любой обстновке.

Зщитники Севстополя н всем протяжении обороны постоянно чувствовли неустнную зботу советского нрод о своих верных сынх, героически отстиввших родную землю н левом флнге громдного фронт.

В Севстополь приезжли делегции, бригды ртистов. Тысячи писем и посылок прибывло кждый день в город из рзных концов стрны морякм-черноморцм, нходившимся в Севстополе, писли блтийцы, североморцы, тихоокенцы, кспийцы.

О героизме зщитников Севстополя с восхищением говорили простые люди всех стрн. Дже рекционня буржузня печть вынужден был признть невиднную стойкость, высокие боевые и морльные кчеств советских воинов, глубоко верящих в првоту своего дел.

* * *

Севстопольцы не прекртили борьбы и после того, кк немцы взяли город.

Почти дв год немецко-фшистские оккупнты нходились в Севстополе, и все же они не смогли использовть его кк военно-морскую бзу. Дже их попытки оргнизовть ремонт своих корблей в Севстополе не достигли цели. Советские птриоты, рботвшие в подполье, портили оборудовние, взрывли силовые грегты, убивли гитлеровцев и их холуев. Врг, зхвтивший героический город, см боялся его. Ночью по его пустынным улицм не решлись ходить дже группы фшистских втомтчиков. Д и днем не кждый зхвтчик рисковл отходить в сторону от глвных городских мгистрлей.

В ме 1944 год советские войск очистили Крым от гитлеровцев, и Севстополь был возврщен Родине.

В битве з освобождение Крым и Севстополя воины Советской Армии и Военно-Морского Флот вновь продемонстрировли высокое боевое мстерство, смоотверженность и героизм.

Освобождению Севстополя предшествовл ряд вжнейших событий н фронтх Великой Отечественной войны.

В конце 1942 год доблестные советские воины, выполняя мудрый плн Верховного Глвнокомндовния, рзгромили немцев под Стлингрдом и погнли противник н зпд. Летом 1943 год последовл новый удр по вргу - в рйоне Курского выступ.

Рзгром немецко-фшистских зхвтчиков под Стлингрдом, зтем под Курском создли коренной перелом в ходе войны. С этого времени Советскя Армия повел мощное нступление н врг по всему фронту.

Н юге осенью 1943 год нши войск рзбили немцев в Донбссе и Северной Тврии, прорвли Перекопский вл, форсировли Сивш и зхвтили плцдрмы н Перекопском перешейке и южном берегу Сивш В это же время другие чсти Советской Армии и моряки Черноморского флот рзгромили фшистов н Кубни, форсировли Керченский пролив и зхвтили плцдрм в северо-восточной чсти Керченского полуостров

8 преля 1944 год нчлось нступление нших войск н Крым.

Плн Крымской оперции являлся нглядным свидетельством мстерского применения к конкретной действительности положений советской военной нуки. В плне рзгром врг в Крыму учитывлись все днные: воення обстновк, политическя обстновк, морльный дух войск противник. Н основе нучного предвидения ход событий было определено время и нпрвление глвного удр, чтобы с нименьшими жертвми, с нименьшей зтртой сил добиться решющей победы.

Подготовк к Крымской оперции и выполнение ее хорошо покзны в змечтельном кинофильме "Третий удр". В фильме есть ткой кдр. Стлин, обрщясь к мршлм Ворошилову и Всилевскому, говорит:

- Гитлер держится з Крым, в первую очередь, по политическим сообржениям. Пдение Крым - это пдение престиж Гермнии в Румынии, Болгрии, Венгрии, Турции. Крым откроет ворот н Блкны. Нши черноморцы снов получт свою бзу - Севстополь и стнут хозяевми Черного моря. Гитлер нсытил Крым войскми и будет продолжть укреплять 17-ю рмию именно по этим чисто политическим причинм.

...Немцы, отрезнные в Крыму, верят в неприступность Крым, в свои силы. В умх этих немцев живет идея обороны. Ндо ликвидировть эту идею. Тм должн созреть и созреет идея эвкуции. Крым, конечно, нужно освобождть возможно быстрее. Но когд именно? Я считю, что сигнл к штурму Крым нужно подть в тот момент, когд войск Млиновского звяжут бои непосредственно з Одессу... И когд нши войск подойдут к Одессе, идея обороны Крым сменится идеей эвкуции, бегств и полной обреченности. А это плохие помощники солдту. Все это подготовит почву для политического кризис в Румынии и Болгрии. Стло быть, только в тот момент, когд войск Млиновского подойдут к Одессе, вы нчнете штурм Крым одновременно удрми с север и с восток... Не было еще в истории войн случя, чтобы врг см прыгнул пропсть. Чтобы выигрть войну, нужно подвести противник к пропсти и столкнуть его туд. Тк нужно поступить с 17-й рмией противник. Но это нужно сделть с нименьшей зтртой человеческих жизней и, если хотите, с нибольшей зтртой ум, умения и... метлл...

Основной удр по противнику, зсевшему в Крыму, нносился войскми 4-го Укринского фронт с плцдрм южнее Сивш, вспомогтельный - с Перекопского перешейк. С восток - от Керчи - нступл Отдельня Приморскя рмия. Черноморскому флоту был поствлен здч: блокировть крымскую группировку, не двть возможности гитлеровскому комндовнию подбрсывть резервы и эвкуировть свои войск в Румынию и Болгрию.

Комндующий 17-й немецкой рмией в Крыму хвстливо зявлял в одном из своих прикзов, что в мире нет ткой силы, которя был бы способн прорвть немецкую оборону н Перекопе и Сивше, и что путь большевикм в Крым нвсегд отрезн.

Но эт действительно мощня оборон пл под сокрушительными удрми советских войск. После мссировнного ртиллерийского огня и бомбрдировочных удров виции нши тнки смяли в рйоне Томшевки позиции гитлеровцев и вырвлись н широкий опертивный простор Северного Крым.

Нступление велось стремительно. 11 преля нши чсти зняли узловую стнцию Джнкой и быстро продвиглись к Симферополю. Отдельня Приморскя рмия, нступвшя с восток, в этот же день полностью знял Керчь и двинулсь н зпд, сокрушя вржескую оборону. Из крымских лесов н дороги вышли пртизны и стли громить отступвшие фшистские войск с тыл. 13 преля был взят Симферополь. Все попытки врг оргнизовть плномерный отход своих чстей рзбивлись советским комндовнием. Отдельня Приморскя рмия серией стремительных удров рссекл вржеские войск н южном берегу Крым и уничтожл их по чстям.

Рзбитые фшистские дивизии стеклись к Севстополю, брося по дороге все, что мешло бегству. Немецкое комндовние в Крыму полгло под прикрытием севстопольских укреплений эвкуировть большинство своих войск. 17 - 18 преля нчлсь эвкуция тылов, но 19 преля был получен прикз Гитлер прекртить эвкуцию, удерживть Севстополь до последнего солдт, не отступть ни н шг.

Фшисты пытлись в стртегическом отношении повторить ншу оборону 1941 1942 годов, сковывя кк можно больше нших войск и зствляя нс рстрчивть силы и средств, нужные н глвном нпрвлении. Ствк Гитлер стремилсь поддержть упвший морльный дух солдт обещниями прислть сильную вицию, корбли, людские пополнения. Солдт и офицеров щедро нгрждли орденми, обещли плтить двойное жловнье з кждый день обороны. С непокорными свирепо рспрвлялись, рсстреливя их перед строем.

В Севстополе сосредоточилось около 75 тысяч немецких и румынских солдт и офицеров, 1350 орудий. В чстях был большя нсыщенность пулеметми, примерно вдвое больше шттной нормы. Глвный рубеж фшистской обороны прикрывли сильные искусственные укрепления. Особенно сильно был укреплен Спун-гор склистое безлесное плоскогорье с весьм крутыми склонми, выходящими в сторону нступющих. Н этих склонх были создны десятки долговременных огневых точек, хорошо укрытых в склх и укрепленных бетоном и стлью. Вся долин перед Спун-горой был минировн и простреливлсь многослойным огнем. Сотни вржеских орудий могли одновременно вести сосредоточенный огонь по любой площди в рйонх нступления нших войск. Оборон горы был построен в несколько ярусов, что увеличивло концентрцию огня. Крутые скты, до 40 - 50 грдусов, зтрудняли движение нступющих тнков.

Сильным узлом обороны был ткже гор Схрня Головк (северо-восточнее Спун-горы) и вершины холмов зпднее селения Кдыковк. Весьм сильную оборону, труднопроходимую для тнков, создли гитлеровцы и н Северной стороне.

Передовые нши чсти подошли к Севстополю уже 16 преля и звязли здесь бои. 18 преля советские воины с север ворвлись в Бельбекскую долину, н южном учстке освободили приморский городок Блклву - в 15 километрх от Севстополя. Комндовние нших рмий, уверенное в своих силх, спокойно подтягивло чсти, доколчиввшие фшистские дивизии в Крыму, сосредоточивло н подступх к городу ртиллерию, вицию, тнки. Войск готовились к решительному штурму.

Обещнные немцм подкрепления не доходили до Севстополя. Корбли и виция Черноморского флот потопили десятки вржеских трнспортов и смоходных брж с войскми и техникой еще н пути в город. Могилой для врг были и севстопольские бухты, обстреливемые ншей ртиллерией и бомбрдируемые с воздух. Господство советской виции было полное, и любой фшистский корбль, змеченный н подходе к городу или в его бухтх, немедленно топился. Чтобы с мксимльным эффектом использовть торпедные ктер, комндовние флот перебросило соединение этих ктеров в один из портов северо-зпдной чсти моря, нходившийся в непосредственной близости от морских коммуникций противник. Это соединение совершило героический многомильный переход морем и з месяц действий потопило несколько десятков вржеских корблей.

7 мя нчлся штурм Севстополя. Нступление н город велось с трех нпрвлений: с север, с восток и с юго-восток. Глвный удр нносился н учстке Спун-гор - берег моря.

Мссировнный огонь советской ртиллерии сметл с поверхности земли все живое. Плотность огня н отдельных учсткх был ткой, ккую бывлые люди не видели дже под Стлингрдом.

К концу первого дня штурм нши войск зняли почти весь гребень Спун-горы, всю гору Схрня Головк и высоты зпднее Блклвы. Глвные позиции врг были прорвны, смый сильный оборонительный пояс советские воины ликвидировли з один день. Н северном нпрвлении 8 мя внгрды нступющих чстей вышли к Северной бухте. Весь день 8 мя шло рзрушение следующих линий вржеской обороны н спун-горском плоскогорье, в ночь н 9 мя передовые отряды ворвлись н окрины Севстополя. Гитлеровцы пытлись звязть уличные бои, но это был уже не оргнизовння оборон, судорожные попытки создть ее отдельные очги внутри городских рзвлин. Рзрозненные группы фшистов быстро уничтожлись. К концу дня 9 мя весь город был в нших рукх.

250 суток не могли немецко-фшистские зхвтчики овлдеть Севстополем. Лишь трое суток потребовлось советским войскм, чтобы взять город-крепость, укреплявшийся гитлеровцми в течение двух лет. Осттки фшистской 17-й рмии отошли н Херсонесский полуостров, з укрепления, созднные в рйоне строго земляного вл, чтобы оттуд эвкуировться морем в Румынию. Но н скопившихся здесь гитлеровцев обрушился сокрушительный огонь могучей советской ртиллерии, тнков,, корбли и виция Черноморского флот топили кждый корбль врг, пытвшийся пробиться к берегм Крым.

12 мя гитлеровцы прекртили сопротивление. Около 25 тысяч солдт и офицеров сдлись в плен. Весь Херсонесский полуостров предствлял собой клдбище фшистской техники, густо усеянное мертвыми гитлеровцми. Тк перестл существовть двухсоттысячня 17-я рмия, н которую гитлеровскя ствк возлгл столь большие ндежды.

* * *

Пройдут столетия, но блгодрное человечество никогд не збудет о тех героических делх, которые вершили советские люди в средине двдцтого век, спся мир от кровождного немецкого фшизм. В ряду этих дел, которые уже совершены ншим нродом и будут совершться силми мир и прогресс з борьбе с империлизмом, оборон Севстополя в 1941 -1942 годх и штурм его в ме 1944 год зймут подобющее им место.

Снов гордо реет нд Севстополем овеянное немеркнущей слвой боевое знмя социлистической Отчизны. Зорко несут свою почетную вхту тм воины Советской Армии и Военно-Морского Флот. Они свято хрнят боевые трдиции севстопольцев, горят неукротимым желнием быть достойными преемникми их боевой слвы, возвеличивть Родину новыми подвигми.

Обогщенные опытом Великой Отечественной войны, могучие Советские Вооруженные Силы сумеют дть сокрушительный отпор любому грессору, который осмелится нпсть н ншу Родину.

Генерл-мйор П. Мусьяков

Июнь-декбрь 1941

Б. Борисов{1}

Боевя тревог

Девятндцтого июня 1941 год зкончились учения Черноморского флот, и н следующий день корбли вошли в Севстопольскую бухту. Светомскировк, продолжвшяся в городе несколько дней, был снят.

Грфскя пристнь с ее грнитной колонндой, мрморными львми и просторной лестницей, сбегющей к тихим водм Южной бухты, срзу оживилсь: моряки сошли н берег.

Боевые корбли плвно покчивлись в Северной бухте; мерно, через кждые полчс, отбивлись склянки.

Вечером в субботу 21 июня н улицх, площдях и бульврх Севстополя было особенно людно, оживленно, весело. Прздничным гуляньем встречл город моряков, сошедших н берег после больших, трудных учений.

Прекрсен ночной Севстополь, когд воздух нпоен ромтом тополей и кций, когд н мслянистой воде бухт переливются и трепещут тысячи рзноцветных огней. Высвеченные электрическим светом гребешки волн шлифуют грнитную нбережную, с тихим шелестом омывют подножие пмятник Погибшим корблям.

Улицы полны нрод. Куд ни глянешь - всюду моряки в глдко отутюженных форменкх с синими отложными воротникми, белые чехлы фуржек и бескозырок. Н Приморском бульвре сияли трубы крснофлотского оркестр, н сфльтовых площдкх, злитых сиреневым светом "юпитеров", тнцевл молодежь. По темной воде вдоль берег шныряли юркие шлюпки. Смутный рокот большой толпы то и дело прорезлся всплескми звонкого смех, звукми гитр, пронзительным" звонкми минитюрных и быстрых севстопольских трмвйчиков.

До позднего вечер продолжлись гулянья н городских бульврх и площдях, в Ушковой блке, н Корбельной стороне и н Млховом кургне, где, простерши руки к городу, бронзовый дмирл Корнилов, кзлось, произносил высеченные н его пмятнике слов: "Отстивйте же Севстополь!"

А вечер ткой теплый, лсковый, нсыщенный свежим зпхом моря...

Долго вслушивлся я в неумолкющую мелодию прздник. По привычке подошел к висевшему н стене клендрю и оторвл листок уходящего дня. По неловкости зхвтил и следующий. Попытлся было водворить его обртно н место, но это не удлось. Подумл: "А, лдно, воскресный день проходит тк, что и не зметишь!" - и бросил об листочк в корзинку. Рзве я мог в ту минуту думть, что день, с которым только что тк небрежно рспрвился, окжется бесконечно долгим, события этого дня н многие годы определят судьбу кждого из нс?

...Глухие, тяжкие рскты нрушили сон... З окном медленно тял зеленовтый свет ркеты. Похоже было н сигнл грнизонной тревоги. Снов прогремели длекие выстрелы. Трелк репродуктор нполнилсь сухим треском, и твердый, нстойчивый голос диктор объявил о большом сборе и грнизонной тревоге.

Первя мысль: возобновились учения. Но стрнно, еще не было ткого случя, чтобы нчльник грнизон не предупредил руководство город зрнее. Очевидно, комндовние решило проверить и ншу готовность.

Телефонный звонок. Послышлся голос дежурного из штб береговой обороны:

- Товрищ секретрь горком пртии! По поручению генерл-мйор Моргунов сообщю, что в городе объявлен большой сбор, вводится боевое, угрожемое положение. Понимете, бо-е-вое?..

Дежурный умолк, я все теснее прижимл трубку к уху, словно ждл, что снов услышу чей-нибудь голос и он опровергнет только что скзнное.

Снов рздлся телефонный звонок.

Штб МПВО сообщл мне, кк комиссру местной противовоздушной обороны город, что принят сигнл о введении в Севстополе боевого, угрожемого положения. Я позвонил зведующему военным отделом горком Бкши и предложил ему немедленно привести в боевую готовность местную противовоздушную оборону. Тут же дл укзние выключить городскую электросеть прямо с электростнции, тк у нс было условлено зрнее н случй неожиднного нлет н город. Сейчс эт крйняя мер опрвдывлсь еще и тем, что через чс-другой должен был нступить рссвет.

Своему помощнику Николю Терещенко поручил немедленно вызвть членов бюро, весь ппрт горком и секретрей рйкомов. Все эти переговоры зняли не более двух минут, когд рздлся звонок из штб флот: комндующий Черноморским флотом вице-дмирл Октябрьский просил срочно прибыть к нему.

Вице-дмирл взволновнно шгл по кбинету, рзговривя с нчльником штб флот контр-дмирлом Елисеевым.

- Получен шифровк, - срзу сообщил комндующий, - быть готовыми к воздушному нпдению н город немецких бомбрдировщиков. Я рсскзл о принятых горкомом мерх.

- Попрошу вс обртить особое внимние н тщтельность светомскировки город, - скзл комндующий. - В случе нлет бойцы МПВО должны кк можно быстрее ликвидировть звлы, пожры, повреждения. Нчльник грнизон генерл-мйор Моргунов будет держть вс в курсе всех событий...

Севстополь погружен во тьму. Тьм нполнен движением, топотом бегущих н свои посты военных, бойцов МПВО, руководителей предприятий. Проносятся втомшины с притушенным светом. У подъездов домов вырисовывются силуэты дежурных, бойцов групп смозщиты...

Члены бюро горком, рботники ппрт, секретри рйкомов пртии, руководители ведущих предприятий окзлись уже в сборе и поджидли меня. Видимо, товрищи не знли о предстоящем нлете, считли что дело идет об очередной проверке готовности, и перебрсывлись шуткми: "Что же, сегодня выходной день, н рботу не итти, и времени выспться будет достточно!"

Коротко изложил свой рзговор с комндующим.

Мы решили прежде всего обеспечить светомскировку, немедленно привести в боевую готовность всю систему МПВО, вызвть н предприятия и в учреждения всех руководителей, всех коммунистов, укрыть нселение, обеспечить в городе порядок.

- Есть вопросы? - обртился я к товрищм, перед тем кк зкрыть зседние.

- Есть! - вскинул голову секретрь горком комсомол Бгрий. - Это войн с Гермнией?

- Это нпдение...

Между тем инструкторы и технические секретри горком связывлись с предприятиями, проверяя явку коммунистов, руководителей предприятий и комнд МПВО. Секретри рйкомов пртии, члены бюро горком и руководители предприятий, не здерживясь, кк обычно, для оживленного обмен мнениями и неторопливого перекур, спешно покинули приемную.

* * *

Непрерывно рздвлись телефонные звонки. Из рйкомов, из штб МПВО, с предприятий сообщли о принимемых мерх, о светомскировке.

В нчле четвертого чс ночи из штб ПВО флот сообщили, что к городу приближются смолеты противник...

Тревожный гудок Морского звод оповестил о воздушной опсности Его подхвтили гудки других предприятий, провозов, трнспортов, звыли сирены.

Немедленно соединившись с Симферополем, я сообщил секретрю обком о событиях в городе...

Широкий вид открывлся с ншего блкон н Южную и Северную бухты, н Корбельную сторону, Морской звод.

Было еще темно, но уже пепельно брезжил рссвет.

Город и корбли змскировны хорошо: ни одной световой точки. Если дже вржеские смолеты и прорвутся к городу, вряд ли они смогут вести прицельную бомбрдировку.

Стрельб зенитных орудий быстро нрстл и нконец превртилсь в нстоящую кнонду. Десятки прожекторов обшривли небо.

Длеко в стороне лучи нескольких прожекторов скрестились и медленно продвиглись по нпрвлению к городу. В месте скрещения лучей крошечный светлый крестик: поймн вржеский смолет.

Лучи прожекторов медленно влекли его по темной глди поднебесья, чтобы подствить под струю пуль и снрядов.

От злпов с корблей сотряслось здние. Воздух прочерчивли тысячи рзноцветных трссирующих пуль. Высоко в небе рвлись снряды. Со свистом летели н землю осколки. Звенели и сыплись стекл.

Сильный взрыв потряс здние. Посыплись стекл, обвлилсь штуктурк, в кбинете сорвлсь с потолк и со звоном упл люстр. Уж не угодил ли вржескя бомб в смое здние горком?

Но из штб МПВО позвонил Кулибб: в Северной бухте, у Приморского бульвр, взорвлсь мин, спущення н пршюте. А от здния горком до мест взрыв никк не менее трехсот метров...

Не успел положить трубку телефон - второй взрыв. Н этот рз - н перекрестке улиц Щербк и Подгорной. Туд немедленно были нпрвлены медико-снитрня и врийно-восстновительня комнды, отряд милиции.

Ни н одну минуту в эту ночь не прерывлсь связь с обкомом пртии. Нш информция немедленно передвлсь оттуд в Москву, в Центрльный Комитет пртии.

Стрельб, нконец, прекртилсь.

Без двдцти минут пять был дн отбой воздушной тревоги. Кончилсь бесконечня первя ночь войны.

Откинул мскировочные звесы н окнх. Ясное, чистое утро. Искрилсь рос н листьях тополей. Солнечный луч проложил вдоль песчной дорожки двор золотую черту.

После отбоя снов собрлись члены бюро горком. Вжно было немедленно призвть нселение к бдительности, довести до сознния жителей Севстополя, что ночью было не очередное учение, нпдение н город, и оргнизовть мссовое оборудовние укрытий. В 5 чсов утр штб Черноморского флот оповестил о вржеском нлете н город.

Крткое обрщение городского комитет пртии и горисполком, переднное по рдио, призывло нселение "соблюдть порядок и спокойствие и сегодня, в воскресенье 22 июня, оргнизовнно выйти н рботу".

Жизнь городских предприятий и учреждений подчинялсь требовниям флот. Вот почему пондобилсь рбот в воскресенье.

Оствив в горкоме только дежурных, все мы отпрвились н предприятия.

При выходе столкнулись с Всилием Петровичем Ефремовым. Окзывется, он уже успел побывть н месте пдения мин.

Вид его был крсноречивее всяких слов. Он вдруг срзу кк-то пострел.

- Рсскзывть, что видел, не буду. Увидишь см. А пмятник Погибшим корблям стоит, - прибвил он, и улыбк тронул его сухие губы. - Мин упл в десяти метрх, он и не шелохнулся.

Он говорил о пмятнике, сооруженном в честь корблей, зтопленных в оборону 1854 - 1855 годов, чтобы зкрыть вход в Севстопольские бухты флоту противник.

...Первя мин не оствил после себя воронки. Он упл в воду у смого Приморского бульвр и сильно повредил здние снтория. А пмятник - орел н мрморном цоколе, рспростерший могучие крылья, - зпечтлення в мрморе и бронзе слв русских моряков, - стоял нетронутый.

Большой дом н улице Щербк был рзрушен до основния. Комнды МПВО рзбирли звлы, извлекли из-под обломков погибших.

Во время войны довелось видеть немло убитых, но первые жертвы зпомнились н всю жизнь...

Многие плкли - молч, скупыми слезми. Не слышно было ни рыдний, ни крик.

Севстополь приобрел вид военного лгеря. По городу птрулировли крснофлотцы и крснормейцы в полной боевой выклдке: подсумок, з плечом винтовк со штыком, н голове кск. Н улицх немло молодых людей в гржднском плтье, перепояснных ремнями, с противогзми н боку и вооруженных. Это комсомольцы. Они несли боевую вхту, помогли комндм МПВО в очгх поржения, рыли щели...

У подъездов домов, возле убежищ - дежурные.

Высоко в небе брржировли нд городом нши ястребки.

Полня кртин ночного нлет н Севстополь обрисовлсь несколько позднее, во второй половине дня. Окзлось, противник сбрсывл н пршютх электромгнитные мины большой взрывной силы. Пдя н землю, они взрывлись и причиняли рзрушения. При пдении же в воду ткя мин плвно погружлсь н дно бухты.

* * *

Секретри рйкомов и руководители предприятий с утр сообщили: рботу повсюду нчли во-время. Когд я утром приехл н Морской звод - основное предприятие город, - тм во всех цехх кипел рбот.

В 12 чсов дня Севстополь слушл по рдио выступление Вячеслв Михйлович Молотов.

Слушли повсюду - н корблях, в чстях, н предприятиях, в учреждениях, н улицх. Возникли митинги.

Выступления гневные, в них ненвисть к фшистм, нрушившим мирную жизнь советских людей, готовность рботть, не щдя сил. Мысли всех обрщены к Родине, к пртии...

Войн стл непреложным фктом, и горком пртии и горисполком обртились к севстопольцм с призывом свято хрнить боевые трдиции своей Родины, своего город, смоотверженно трудиться, быть бдительными и дисциплинировнными и вместе со слвными морякми-черноморцми громить фшистских рзбойников.

В кждом дворе, н кждом пустыре, н бульврх, площдях - словом, всюду, где имелся свободный клочок земли, рылись щели, оборудовлись под убежищ погреб и подвлы. Слвно рзвернули рботу комнды МПВО! Через несколько дней - кк воздушня тревог, весь город сможет уйти под землю!

По улицм двиглся поток грузовых втомшин - облстной комитет пртии потребовл от нс немедленной эвкуции мтерей с детьми. Созднный для этой цели горкомом штб привлек большой ктив домохозяек, учителей, комсомольцев и в первый же день войны вывез из город несколько тысяч женщин с детьми.

Вечером мы собрлись снов, чтобы обсудить здчи пртийной оргнизции в связи с выступлением Вячеслв Михйлович Молотов. Прошло менее двдцти чсов после ночного зседния бюро горком, кк изменился з это время, нсколько строже стл облик товрищей!

Применительно к условиям военного времени нм предстояло коренным обрзом перестроить рботу пртийных оргнизций н предприятиях и в учреждениях и прежде всего тк поствить мссово-политическую рботу среди нселения, чтобы кждый житель город все время был в курсе событий и нселение могло ктивно помогть фронту.

Когд в дльнейшем Севстополь окзлся в кольце вржеского огня, когд бомбы, снряды и мины выводили из строя вжнейшие узлы связи, мы только потому и могли удержть в своих рукх нити руководств городом, что имели постоянную связь со всеми низовыми оргнизциями и нселением.

От горком, через рйкомы и первичные пртийные оргнизции, через рядовых коммунистов и нш ктив - пртийных и непртийных большевиков-гитторов протянулись крепкие нити к нселению.

Укзния Коммунистической пртии, првительственные сообщения о событиях н фронтх Отечественной войны и боевых подвигх зщитников Родины, нконец, нши собственные решения через коммунистов, гитторов буквльно н следующий день стновились известны кждому севстопольцу.

Позднее мы ввели в систему примерно кждую неделю собирть при горкоме руководящий соств город, рйонов и предприятий, информировли товрищей о положении н фронте, в стрне, в городе, о тех очередных здчх, которые ствят перед нми пртия и военное комндовние. Товрищи сообщли, ккие нужды терпит то или иное предприятие, что препятствует выполнению фронтовых зкзов; рсскзывли об иницитиве рбочих, обменивлись опытом, советовли нм, требовли, когд дело звисело от городских оргнизций.

Н Морском зводе имени Серго Орджоникидзе и н других предприятиях город был зведен ткой порядок: кждый коммунист ежедневно доклдывл секретрю первичной пртийной оргнизции или прторгу, что сделно им лично для выполнения производственного плн, ккие он встретил неполдки и ккие меры принял к их устрнению. Это сильно повысило чувство личной ответственности коммунистов, их ктивность и немло способствовло выполнению предприятиями обязтельств перед фронтом...

Город погрузился в полную темноту. З соблюдением светомскировки следили все, особенно стрлись подростки. Зметив где-либо световую точку, они бесцеремонно стучлись в дверь и требовли немедленно устрнить непорядок...

Улицы сделлись непривычно тихими и млолюдными. И лишь, кк кпли в воду, гулко пдли в нпряженную тишину город четкие шги птрулей. Ночью опять ожидлся нлет вржеской виции. Н корблях и в чстях все "н-товсь". В темном небе плвли гигнтские рыбы - эростты воздушного згрждения.

* * *

У вход в КП у нс тщтельно проверили документы. Мимо с озбоченным видом пробегли связные. В проходх штольни рсположились сменившиеся с вхты вооруженные крснофлотцы - охрн штб. Одн читли или вполголос беседовли, другие дремли, сидя н корточкх или стоя, прислонившись спиной к скользкой стене штольни.

Адъютнт доложил о ншем приходе.

Мы подробно рсскзли комндующему и члену Военного Совет о положении в городе; вице-дмирл, в свою очередь, коротко ознкомил нс с военной обстновкой:

- Бои идут н всей линии фронт - от Блтийского до Черного моря. Немецкие войск внезпно вторглись н территорию Литвы, в Зпдную Белоруссию и Зпдную Укрину. Чсти Крсной Армии окзывют гитлеровцм ожесточенное сопротивление.

Стрн социлизм, могуществення и несокрушимя, поднимлсь н зщиту своей свободы и незвисимости...

Нм предложили зночевть н КП флот, в мленькой, холодной в сырой комнтке с деревянными койкми, поствленными в дв этж.

Леж в эту ночь без сн н койке, я много думл о флоте, о своих товрищх, о ншем слвном городе-крепости.

Отсюд водил прослвленный дмирл Ушков корбли Черноморского флот в победоносные походы к турецким берегм и в Средиземное море; отсюд же в 1853 году повел в бой свою эскдру дмирл Нхимов, ннесший в Синопском бою сокрушительное поржение турецкому флоту.

В Севстополе все нпоминло о героическом прошлом город, о его немеркнущей боевой слве: и знменитый Млхов кургн, и величественный пмятник Корнилову, и всемирно известня Пнорм, и легендрный 4-й бстион. Здесь бтреей из пяти орудий комндовл молодой ртиллерийский подпоручик, будущий певец Севстопольской обороны Лев Николевич Толстой.

В городе, особенно н Корбельной стороне, жило немло потомков учстников Севстопольской обороны 1854 - 1855 годов.

Севстополь стяжл себе нетленную революционную слву. Именми революционных моряков - лейтеннт Шмидт, мтрос большевик Сергея Чстник, Афнсия Мтюшенко, Вкулинчук - нзвны улицы Севстополя.

Н боевых и революционных трдициях ншей пртии, ншего нрод и своего родного город воспитывлось нселение Севстополя. Вся жизнь город - его промышленность, его учреждения - смым тесным обрзом связн с флотом. Многие моряки-черноморцы, отслужив срок службы, обзводились в Севстополе семьями и оствлись рботть в порту или н Морском зводе.

Севстопольскя пртийня оргнизция никогд не збывл, что нш город южный морской форпост советской держвы. Но впервые приходится нм руководить пртийной оргнизцией город в трудных условиях войны. Достнет ли сил и уменья, сможем ли мы опрвдть великое доверие пртии?..

* * *

Стрн укреплял Южный фронт.

Ежедневно поезд доствляли в город пополнение для флот. Среди прибывших - москвичей, укринцев, сибиряков, урльцев - было немло стрых моряков Черноморского флот. Из портов Квкзского побережья прибывли трнспорты с военными мтерилми и продовольствием.

Центрльный Комитет пртии неусыпно следил з событиями, рзвертывющимися н юге стрны. В первые же дни войны в обком позвонил секретрь ЦК пртии и член Госудрственного Комитет Обороны Георгий Мксимилинович Мленков. Он предупредил облстной комитет о том, что не исключен возможность вржеского деснт с моря и с воздух, потому необходимо обртить особое внимние н формировние истребительных бтльонов и создние оборонительных сооружений. Крым - серьезный учсток фронт.

Днем и ночью в Севстополе не прекрщлсь нпряження рбот.

В бухтх по всем нпрвлениям двиглись ктеры, буксиры, бржи. Боевые корбли пополняли боезпс, принимли продовольствие, топливо, воду. В море, н подступх к глвной бзе, устнвливлись минные поля, боновые и противолодочные згрждения.

У стенок Морского звод и у мстерских военного порт вооружлись трнспорты, ктер, буксиры: н них устнвливли орудия и пулеметы, прибывли комндиры и крснофлотцы.

Н улицх жители рзбирли зборы и деревянные постройки, чердки зсыпли песком, здния покрывли огнестойкой крской, витрины мгзинов зклдывли кмнем; связисты тянули дополнительную телефонную сеть.

Н Историческом и Приморском бульврх, н площди Коммуны, в Ушковой блке, н Корбельной стороне, во дворх и н пустырях тысячи севстопольцев, глвным обрзом женщины и подростки, усердно копли землю, долбили склы, создвли щели и укрытия.

В военкомтх и н сборных пунктх мобилизовнные и добровольцы получли нзнчение в чсти. В рйкомы и горком пртии шел непрерывный поток коммунистов и комсомольцев, желвших добровольно уйти н фронт...

В эти июньские дни в горком позвонил секретрь Корбельного рйком пртии:

- Кк быть? Н Морском зводе сотни квлифицировнных рбочих подли зявления в пртком и военкомт, просят взять их в Крсную Армию. А кк же с ремонтом боевых корблей, кк с выполнением спецзкзов?

Мы посоветовлись с обкомом и Военным Советом флот и решили рзъяснить рбочим, что их рбот н зводе не менее почетня и ответствення, чем служб в рядх Крсной Армии, что мссовый уход с звод здержит ремонт боевых корблей.

Добровольцы остлись рботть и с честью спрвлялись с выполнением здний комндовния. Они вступили в ряды нродного ополчения, тщтельно изучли военное дело, в дни третьего штурм почти все ушли н зщиту родного город.

В рйоне Стрелецкой бухты ночью прямым попднием рзрушило общежитие для рбочих, погибло несколько человек.

Коменднт общежития по сигнлу воздушной тревоги предложил жильцм немедленно укрыться в щели. Большинство жильцов последовло его совету, но шесть человек пондеялись, вось, обойдется...

Не обошлось. Те, кто укрылся в щелях, видели, кк от смолет отделилсь и стл быстро спускться прямо н общежитие подвешення к пршюту мин. Рздлся взрыв. Здние рухнуло, похоронив под обломкми шесть человек, не пожелвших укрыться.

Нселение город должно было узнть об этом случе и твердо усвоить, нсколько вжно во время нлетов переходить в укрытия и щели.

Кждую ночь дежурные и подростки усеивли крыши домов. Некоторые ребят рздобыли брезентовые фртуки, огромные руквицы, дже кски. С ведрми, полными песку, и длинными щипцми они были хорошо подготовлены к борьбе с "зжиглкми". Отрядми пожрников руководили вездесущие комсомольцы.

Когд подбитый вржеский смолет, волоч з собой длинный шлейф дым, пдл в море, воздух нд городом оглшлся приветственными крикми, лихим свистом, плодисментми: это ребят и дежурные н крышх выржли свой восторг.

Несмотря н вржеские нлеты, которые происходили кждую ночь, количество рзрушений и жертв в городе пончлу было невелико. Сильный огонь зенитной ртиллерии и нш истребительня виция мешли противнику бомбить нмеченные объекты. Летчики н "И-15" и "И-16" смело вступли в бой с вргом, и нередко немецкие "юнкерсы", "фоккеры", "мессершмитты" пдли в море, окутнные густым, черным дымом.

Противник путл тщтельня светомскировк город. Иногд фшистские летчики, не нйдя Севстополя, сбрсывли свой бомбовый груз куд попло: н окрестности город, в море.

Но в светлые ночи Севстополь отчетливо виден дже с большой высоты. Белые прибрежные здния особенно рельефно оттеняли бухты. По укзнию Военного Совет флот руководители предприятий и учреждений, председтели уличных комитетов и упрвляющие домми в течение одного дня должны были зкмуфлировть все здния.

Двдцть восьмого июня меня срочно вызвли в обком пртии в Симферополь. Возвртившись к вечеру, я не узнл Севстополя: город потускнел, почернел, его белые одежды, которые тк рдовли глз кждого севстопольц, бесследно исчезли. Кто облил свой дом рзведенной сжей, кто обмзл глиной, кто ззеленил в тон деревьев. Н все это потребовлось лишь несколько чсов. А минувшей весной люди рботли более месяц, чтобы побелить город. С ккой любовью трудилось нселение, сколько сил отдли жители для блгоустройств своего родного город! Никогд еще не был нш Севстополь тким светлым, чистым, рдостным, кк в последние месяцы перед войной. И вот з один день ткое преврщение... Ночью нши летчики сообщили, что бухты выделяются теперь менее отчетливо и обнружить с большой высоты военные объекты знчительно труднее.

Приходилось серьезно здумться об оргнизции ншего быт: ведь все рботники пртийного, советского и комсомольского ппрт перешли н кзрменное положение.

Рспорядок дня устновили ткой: вствли в шесть утр, слушли последние известия и отпрвлялись звтркть, - кто в столовую, кто домой. Н рботу выходили к восьми чсм. Выходные дни предоствлялись лишь женщинм, имеющим детей.

Последнее время людям приходилось спть не более трех-четырех чсов в сутки. Ндо было упорядочить не только дни, но и ночи. Во время тревоги теперь поднимлись уже только те, кому это было необходимо по его обязнностям, остльные продолжли спть.

Вспоминешь сейчс о прошлом, и кжется удивительным, до чего быстро перестривлсь нш жизнь н новый, военный лд...

* * *

По укзнию обком пртии горком приступил к формировнию в Севстополе чстей нродного ополчения.

Через несколько дней н улицх, площдях и окринх город мршировли, делли перебежки, рзбирли и собирли винтовки, втомты, пулеметы, учились стрельбе и метнию грнт подрзделения ополченцев. Были среди них и юноши, и убеленные сединой стрики, и женщины, и девушки.

В воскресенье 27 июля второй секретрь горком Кулибб - комисср чстей нродного ополчения - приглсил нс н полевые учения, проходившие н пересеченной блкми местности вблизи Инкермн. Невдлеке виднелось Английское клдбище с высокими мрморными цоколями пмятников н могилх генерлов и белыми кменными ндгробьями н могилх офицеров и солдт - пмять об осде Севстополя в 1854 - 1855 годх; спрв зеленели отлогие склоны Спун-горы.

Ополченцы были одеты в гржднское плтье, но подпоясны ремнями. Этим создвлось впечтление некоего подобия формы; н боку противогз, з плечми винтовк. Кроме винтовок, н вооружении полк имелись пулеметы и минометы. Н руквх у женщин - белые повязки с крсным крестом.

Короткие слов комнды, и чсть нчл быстро выстривться. Никкой сумтохи. Ополченцы двинулись в десятикилометровый поход.

- Ты погляди, кк крсиво идут! - любовно зметил Кулибб.

Среди связных, через которых комндиры передвли свои прикзния, окзлся плновик горсовет, - к сожлению, не могу припомнить сейчс его фмилию. Рнее он производил впечтление грузного, неповоротливого человек, умевшего быстро делть только одно дело: считть н счетх. Откуд взялсь теперь у него сноровк? Выслушв прикз, он повернулся, кк положено, и, несмотря н свою солидность, резво побежл выполнять здние. Н пути ему пришлось преодолеть "простреливемую зону". Он лег н землю и, энергично рботя локтями и коленкми, пополз по-плстунски, зтем вскочил и побежл дльше. Мы обртили н него внимние Кулиббы. Смуглое невозмутимое лицо его тронул улыбк.

- Что ж, - скзл он, - видно, в кждом русском человеке зложен воення косточк!..

Одновременно с чстями нродного ополчения в городе был сформировн истребительный бтльон. Бойцы бтльон нходились н кзрменном положении.

Кждый севстополец стремился связть свою судьбу с кким-либо военизировнным подрзделением, будь то истребительный отряд, нродное ополчение, вооруження охрн город или комнд МПВО. Кждый хотел см держть в рукх оружие, никто не пытлся переложить н другого охрну своей жизни, своего очг, своего город, своей стрны. Женщины не отствли от мужчин.

В те дни менялось смое предствление о человеческом возрсте. В любви к своей Родине, к пртии, в стремлении зщитить родной город были юными и стрики, сознние воинского долг преврщло в зрелых мужей юношей и подростков.

Стрый рхивриус Антонов, горячий комсомолец Виля Чекмлов, скромня домшняя хозяйк Ефросинья Гуленков и сотни других змечтельных птриотов стли потом героями обороны Севстополя.

Мечтой Вили было вступить в пртизнский отряд и героическими делми утвердить себя в высоком звнии комсомольц. В конце концов этот упорный пренек добился своей цели - сделлся пртизном. Однжды, стоя в дозоре, Виля зметил группу немцев, пытвшихся зйти в тыл отряду. С криком: "З Родину!" Виля бросился н врг. Погиб, но успел предупредить отряд об опсности.

Когд гитлеровцы нпли н ншу стрну, стрик Антонов решил зщищть Родину с оружием в рукх и откзлся эвкуировться. Но ему было шестьдесят семь лет... Кк тут быть? Уменьшив себе годы, стрик зпислся в истребительный бтльон. В горячке никто не обртил внимния, что доброволец Антонов никк не походит н сорокпятилетнего человек. Он усердно изучл винтовку, грнту, пулемет, мршировл и стоял н посту. Но когд дело дошло до полевых учений, строе сердце нчло сдвть. Антонов всячески скрывл свой возрст, но комндовнию бтльон все же стло известно, что стрик убвил себе ни много ни мло двдцть с лишним лет...

Больших трудов стоило уговорить стрик зняться другим, тоже нелегким делом: строительством оборонительных рубежей. Он и тут трудился изо всех своих сил. Но вскоре пришлось отозвть его и со строительств рубежей: рбот был для него слишком тяжелой. Куд только не обрщлся Антонов с жлобой н неспрведливое к нему отношение!

Уже в дни обороны, когд Севстополь был отрезн по суше от Большой земли и переживл немлые трудности со снбжением, нм неоднокртно приходилось выслушивть блгодрность политрботников з присылемые в чсти конверты и бумгу; получил горком и с фронт несколько тких блгодрственных писем. Поскольку горком пртии конвертов и бумги н фронт бойцм не посылл, мы долгое время не знли, кому передресовть полученные блгодрности.

Вот тут-то и выяснилось, что это стрик Антонов, убедившись в безрезульттности своих жлоб, зсел в помещении рхив и стл клеить конверты, используя чистые стрницы стрых рхивных книг. В кждый конверт вклдывл он листок бумги... Десятки тысяч писем отпрвили бойцы своим родным и близким в конвертх строго рхивриус.

Большое, блгородное, душевное дело делл стрик Антонов! Д один ли Антонов?!

В Северный рйком пртии явилсь стря рботниц одного из зводов, Агфонов, прошл прямо в кбинет секретря рйком Кролевецкого и положил н его письменный стол сумку для провизии, в которой что-то звякнуло.

- Путевки я в снторию получл? - зговорил он суровым голосом, словно перечисляя незслуженные обиды. - Получл. Внук моего в Артек отпрвляли? Отпрвляли. Бесплтным электричеством меня в Сеченовке лечили? Лечили. Много я еще чего от советской влсти требовл - и все, кк есть, получл. Тк что не имеешь прв откзть мне в моем желнии!

- В чем откзть-то? - спросил удивленный секретрь рйком. Струх вздохнул и, открыв сумку, стл вытскивть из нее рзличные вещи, приговривя:

- Колечко восемьдесят четвертой пробы, венчльное; подсткнник серебряный, мужу н рожденье подрок; чсы позолоченные с цепочкой, именные, сыну з Осовихим премия; серьги и брслет золотой с кмушкми, дочери к свдьбе; поднос - то ли чистое серебро, то ли нружное - это уж твое дело рзобрться...

- Д н что мне все это? - не выдержл секретрь.

- Не тебе, Родине! - веско ответил Агфонов.

Тк нчлось змечтельное движение: сбор ценностей в фонд обороны. Впрочем, трудно скзть, с кого нчлось это движение. Секретрь Северного рйком комсомол Тмр Алешин, нпример, утверждл, что в одно время с Агфоновой, может и рньше, к ней явилсь комсомолк Чернышев и принесл свои ценности.

Кждый был прв: ведь и Агфонов, и Чернышев, и десятки других севстопольцев, воодушевленных любовью к Родине, пришли к этому блгородному решению незвисимо друг от друг. А их примеру последовли тысячи жителей город-героя... Д ведь тк было и по всей стрне.

* * *

Чтобы укрепить Севстополь с суши, Военный Совет флот рзрботл и утвердил плн строительств оборонительных рубежей.

В систему этих рубежей входили противотнковые рвы и ндолбы, окопы, ходы сообщений, доты и дзоты, проволочные згрждения. Общее руководство рботми было возложено н инженерный отдел флот. Почти не было дня, чтобы рботники город не бывли в штбе флот или рботники штб и политупрвления - в горкоме пртии. Учстие нселения в строительстве укреплений, ремонт корблей, усиление местной противовоздушной обороны, связь город с флотом - тковы были темы нших совещний и бесед. Естественно, что мобилизция людей н строительство оборонительных рубежей стл основным делом городского комитет пртии и горисполком.

Во второй половине июля строительные рботы рзвернулись по всей линии. Члены бюро горком ежедневно выезжли н учстки рбот, некоторые секретри рйкомов со своим ктивом просто переселились туд.

Трудно предствить себе что-либо менее блгоприятное для земляных рбот, чем почв вокруг Севстополя, твердя, кк грнит.

Помню, мы в конце июля приехли н учсток з Куликовым полем. Был один из тех неистовых солнечных дней, когд земля, воздух, кждый куст, кмень нсквозь пронизны тяжелым жром солнц. Рскленные скты гор, словно стены печей, излучли зной; сухя, горячя пыль обжигл кожу. И ни млейшего укрытия, чтобы хоть н минуту передохнуть от нестерпимо плящих лучей.

А тысячи севстопольцев - крснофлотцы и плечом к плечу с ними женщины, стрики, подростки - нходили в себе силы, чтобы под этим плящим солнцем шг з шгом - лоптой, ломом, киркой - одолевть неподтливый, кменистый грунт. Неподлеку слышлись взрывы: это сперы помогли нселению в особо трудных местх.

...Нс окликнул женщин в белой кофте. Ее голов был низко, по смые брови, повязн косынкой. Из-под косынки н крсное, обожженное солнцем лицо пдл выгоревшя прядь волос. С трудом можно было узнть Мрию Сергеевну Коновлову, секретря Центрльного рйисполком. В последнее время он рботл гиттором среди женщин своего рйон.

Кем был гиттор в Севстополе в эти дни? Проводник всех решений пртии и првительств, он был и иницитором, и оргнизтором, и в то же время непосредственным учстником тех мероприятий, к выполнению которых призывл. Личный пример коммунист-гиттор порой действовл убедительнее смых плменных речей.

Коновлов повел з собой сотни женщин с горы Мтюшенко, Пироговки и Рбочего поселк. Вооружившись ломми, киркми, лоптми, ведрми для подноски воды, они двинулись н строительство рубежей. Мрия Сергеевн, человек физически не очень сильный, сумел быстро освоить тяжелый земляной труд и не только см ловко упрвлялсь с киркой и лоптой, но и помогл отстющим, тянул з собой весь учсток.

В короткие чсы отдых Мрия Сергеевн читл женщинм гзеты, помогл людям рзбирться в обстновке н фронте, и труд свой здесь, н небольшом учстке, эти люди осмысливли по-новому, кк чсть большого госудрственного плн обороны.

- Вот посмотрите! - с гордостью покзл Коновлов н окоп для стрелкового отделения. - Это мы з три дня отрыли. И всего вдесятером!

Кзлось бы, что тут особенного: ткой окоп четверо бойцов отроют з несколько чсов. Но стоило услышть метллический звон, издвемый киркой при удре о кменистую породу, - и срзу стновилось ясно, что вырытый женщинми окоп - результт поистине героического труд...

Близ Млхов кургн в группе строителей-добровольцев мы встретили секретря Корбельного рйком пртии Якунин и прошли с ним в штб учстк, в плтку. Тм, н ящике, склонившись нд кртой, сидел военный инженер третьего рнг в сером от пыли кителе.

- Нчльник ншего учстк, - с вжностью предствил Якунин. Водя крндшом по кльке, Якунин объяснил мне систему противотнковых рвов, ндолб, минных полей и проволочных згрждений, которые в недлеком будущем опояшут подступы к Млхову кургну.

Уже к концу сентября Севстополь был охвчен с суши оборонительными поясми. Тк зклдывли жители Севстополя в эти нсыщенные трудом месяцы фундмент будущей обороны город.

* * *

Когд нчлсь героическя зщит Одессы, комндовние Черноморского флот приступило к формировнию в Севстополе чстей морской пехоты для обороны Одессы и Крым. Моряки рвлись в бой. Нередко весь личный соств корблей выржл желние пойти н фронт. Возродились трдиции Севстопольской обороны 1854 - 1855 годов, когд деды и прдеды нынешних моряков покидли многопушечные корветы и шли н бстионы легендрного Млхов кургн; возродились трдиции слвного 1917 год, когд отцы нших севстопольцев революционные моряки - уходили н берег, в бой з молодую Республику Советов.

Но отпустить всех было невозможно. Корбли были в строю и вели ктивную борьбу с вргом. Отпускли в морскую пехоту только чсть экипж.

Н крейсере "Молотов" перед отпрвкой крснофлотцев н Одесский фронт н юте был построен весь личный соств корбля. Перед ним, рвняясь н полотнище Военно-морского флг, выстроились покидющие корбль моряки.

Сдержнное волнение звучло в нпутственных словх комндир крейсер кпитн второго рнг Зиновьев:

- Мы верим, что и в боях н сухопутье не уронят себя моряки-черноморцы, не посрмят чести корбля, флот, Родины! Личный соств крейсер "Молотов" вверяет вм свою честь, товрищи!

Кждому отпрвляющемуся н фронт комндир см вручл винтовку, и под крики "ур" в честь Крсной Армии и Военно-Морского Флот, в честь ншей Родины крснофлотцы сошли с корбля.

Девятндцтого вгуст корбли Черноморского флот доствили отряды морской пехоты в Одессу, и ночью крснофлотцы с ход вступили в бой н смом ответственном учстке, где нступющий противник крупными силми выходил к Одессе.

Тем временем в Севстополе из моряков был сформировн бригд полковник Жидилов.

Моряки обучлись ползть по-плстунски, зрывться в землю, окпывться и нступть. Нступть морякм было легче всего. Терпеливый труд окопной войны мло соответствовл стремительной морской душе. Только позднее, и н собственном опыте и н опыте Приморской рмии, убедились они в необходимости этого труд. Впрочем, длеко не срзу...

Вржескя виция продолжл нлеты н Севстополь. Но теперь фшистские летчики прилетли уже не ночью, под вечер, лишь только нчинло темнеть.

События приобретли все более грозный хрктер. Немцы вплотную подошли к Перекопу.

Бюро горком решило перевести н кзрменное положение свыше полутор тысяч бойцов нродного ополчения. Сотни коммунистов по пртийной мобилизции были отпрвлены н фронт, под Перекоп.

По укзнию обком нчли эвкуировть н восток детские учреждения, учебные зведения, промышленное оборудовние, рбочих и специлистов, рзличные культурные ценности.

В первые же месяцы войны севстопольскя пртийня оргнизция сокртилсь почти вдвое: много коммунистов ушло н фронт, в истребительный бтльон, чсть был эвкуировн с предприятиями. Перед пртийной оргнизцией город встл большя здч - зменить ушедших, выдвинуть в кчестве руководителей предприятий, учреждений, городских и рйонных оргнизций новых товрищей. Естественно, что среди выдвигемых было много женщин.

В конце сентября Крымский полуостров по суше окзлся отрезнным от советской Большой земли. Немцы зняли Перекопский перешеек, в октябре овлдели Турецким влом и звязли бои с ншими чстями н Ишуньских позициях.

По прикзу Глвного Комндовния, еще з несколько дней до оствления Одессы, оттуд в Севстополь н трнспортх и боевых корблях нчли прибывть чсти Приморской рмии.

От темных, продубленных солнцем и ветром лиц бойцов Приморской рмии веяло спокойной силой. Они выполнили свой долг, они не бежли с поля боя, , ннеся огромный урон вргу, в полном порядке отошли по прикзу Ствки. Кзлось, они знют о войне что-то ткое, чего еще не знем мы. Тк оно и было. Они били врг, д еще кк! Они удерживли позиции взводом против бтльон, силми полк обрщли в бегство дивизию гитлеровцев...

Из Севстополя приморцы н грузовикх и плтформх нпрвлялись дльше, н север Крым. Жители Севстополя провожли их, женщины дрили им цветы.

Между тем положение н Зпдном фронте ухудшилось. Нпряженные бои шли н Брянском и Вяземском нпрвлениях. Все понимли, что врг рвется к Москве. Будь немцы у смых стен Севстополя, это не могло бы удрить нс больнее. Москв - смое дорогое, смое святое для советского человек.

Мы ясно понимли, что при создвшихся условиях Севстополь в один недобрый день может окзться в положении осжденной Одессы или блокировнного Ленингрд. Мы тщтельно изучли опыт этих двух городов, в особенности более близкой нм Одессы.

В зле зседний горком мы созвли пртийный ктив город. Руководители одесских оргнизций поделились с нми опытом своей рботы в условиях осды. Перед нми встл здч: добиться в городе ткой же оргнизовнности и дисциплины, ткой же крепкой спйки фронт и тыл, ккя существовл в Одессе. Хотя подход к Ишуни чстей Приморской рмии и укрепил оборону Крым, но н стороне противник по прежнему оствлся огромный численный перевес.

Ночью, леж н узких койкх в убежище КП, обсуждли мы, что должны будем делть, если Севстополь окжется в кольце осды. Прежние нши беседы н эту тему носили довольно отвлеченный хрктер. Теперь мы познкомились с опытом Одессы и поняли, что осд город для гржднского нселения ознчет жизнь и труд в определенных условиях - условиях тяжелых и крйне своеобрзных, в которых тем не менее ндо будет делть все смым нилучшим обрзом.

Обычно беседу нчинл Сш Бгрий, зтем, один з другим, в нее включлись все обиттели соседних коек.

Помню, однжды, когд уже все двно уснули, Бгрий приглушенным голосом, но с горячностью говорил Ефремову:

- Мы должны рсскзывть людям всю првду о положении н фронте, кк бы он ни был жесток! К севстопольцм ндо подходить с открытым сердцем.

- Тк мы же и говорим првду, д в в Одессе людям всю првду говорили, скзл я. - Сил пртии в том и зключется, что он всегд идет к нроду с првдой, и только с првдой...

Ефремов глянул н чсы и хнул:

- Бтюшки, седьмой чс! А куд Петросян девлся? - спросил он, оздченно глядя н нетронутую койку зведующего промышленным отделом горком пртии.

В этот момент дверь отворилсь и в отсек шгнул Петросян. Он с гордостью покзл нм продолговтый метллический предмет.

- Восьмидесятидвухмиллиметровк! - Зтем жестом фокусник извлек из крмн другую мину. - А вот пятидесятимиллиметровк... Первенцы Морского звод. Сегодня же приступют к испытнию минометов.

- А кк "Не тронь меня"?

Тк нзывли рбочие, следом з ними и все севстопольцы пловучую бтрею. Построення Морским зводом бтрея прикрывл вход в Северную бухту.

- Действует вовсю. А бронепоезд - ну прямо крсвец! З второй принимются. Это будет нстоящий подрок фронту.

- Вот что, товрищи, - предложил Ефремов, - не съездить ли нм до звтрк н Морской звод?

- Поезжйте, - ответил Петросян, - я сосну... - и он ждно взглянул н свое тощее ложе.

Но когд мы выходили из убежищ, он присоединился к нм со смущенным видом человек, неспособного преодолеть желние еще рз, вместе со всеми, посмотреть н результты своих трудов.

* * *

Новя здч возникл перед нми, когд, по укзнию обком, вместе с рйкомми пртии и горкомом комсомол мы приступили к отбору людей для пртизнского отряд. Трудность зключлсь, между прочим, и в том, что нм приходилось противостоять нпору мссы желющих.

Мы отобрли людей политически проверенных, дисциплинировнных, физически выносливых. В отряд ушло восемьдесят коммунистов. Всего в отряде нсчитывлось до двухсот человек, в том числе около шестидесяти комсомольцев. Комндиром отряд бюро горком утвердило член горком, директор совхоз имени Софьи Перовской, Влдимир Всильевич Крсников.

Однжды вместе с зместителем Крсников мне довелось побывть и отряде, нходившемся н ученьях в горх близ Алсу, километрх в двдцти пяти от Севстополя. В Алсу нс поджидл проводник, выслнный пртизнми. Пренек со светлым чубчиком нд глдким, чистым лбом одет быт в гимнстерку, брюки нвыпуск и легкие кожные туфли-постолы, удобные для лзния по горм. Эти туфли, похожие с виду н пьексы, состоят из двух кусков кожи, сшитых дртвой. З плечом у молодого пртизн поблескивл ствол винтовки; две грнты и нбитый птронми подсумок оттягивли пояс.

Мы стли подымться по кменистому склону. Прнишк шел легко, то ныряя в зросли, то перепрыгивя влуны, и по кким-то ему одному ведомым признкм отыскивл неприметную тропу.

- Здесь! - скзл нш проводник, когд мы вслед з ним поднялись н небольшую поляну, поросшую пихтми и дубми.

Полян, со всех сторон окруження отрогми гор, круто обрывлсь в глубокую рсщелину, спрв крй ее терялся з кустрником.

Едв ступив н поляну, прнишк в недоумении остновился: вокруг не было ни млейших признков стоянки.

- Никк с дороги сбился?

- Д нет, товрищи... Были здесь... Вот и сосн рсщеплення!..

Стоило же крбкться в эткую высь, чтобы любовться ккой-то рсщепленной сосной!

В это время рздлся пронзительный свист, и из-з куст орешник поднялсь в рост фигур пртизн. Видимо, это был сигнл: тотчс же из-з всех кустов покзлись головы в пилоткх и кепкх...

Вскоре появился и комндир севстопольских пртизн Крсников, прибывший сюд нездолго до нс для проведения учений.

- Кков мскировк? А? - спросил он не без смодовольств. Мы подробно рсспршивли Крсников о пртизнской учебе, о зклдке бз.

- Если вы рсполгете временем, - скзл Крсников, - то двйте съездим к Кмышловской группе. Тм у нс несколько бз.

Примерно через чс мы вылезли из мшины близ полустнк Мекензиевы горы и двинулись пешком в сторону Кмышловского оврг.

Мы довольно долго петляли по кким-то неприметным тропм, все дльше углубляясь в густую кустрниковую поросль. Зтем вдруг зросли рсступились, мы окзлись н мленькой тенистой полянке.

- Здесь?

- Точно, - ответил Крсников. - Попробуйте-к сми отыскть бзу.

Внимтельно обследовв покрытую мхом почву, я не обнружил ни млейших признков тйник.

- Лдно, сдюсь, покзывйте сми.

Крсников поднял влявшуюся невдлеке корягу, опустился н колени и стл отдирть брхтную подушку мх. Обнжилсь земля, пришлось еще долго ковырять ее корягой, и нконец покзлсь дощтя крышк тйник. Когд отодрли одну из досок, я увидел деревянный сруб, вроде колодезного, н дне его нбитые мешки.

Ничего не скжешь: ртистическя рбот!

Обком поручил возглвить пртизнское движение н полуострове известному руководителю крымских пртизн времен гржднской войны Мокроусову. В середине сентября, приехв познкомиться с севстопольским отрядом, он без устли рзъезжл по лесм и горм, где обосновлись нши пртизнские группы, осмтривл оружие, обувь, одежду, присутствовл н учениях.

Мокроусов провел многочисленные беседы с пртизнми, делился с ними своим боевым опытом. Присутствуя н этих собеседовниях, я не рз сокрушлся, что не удосужился изучить опыт пртизнской борьбы. Окзывется, и это необходимо знть секретрю городского комитет пртии...

* * *

В конце октября нчлись сильные бои н Ишуньских позициях. Создвлсь рельня угроз прорыв вржеских войск в Крым.

Двдцть шестого октября из Симферополя позвонил секретрь обком пртии и сообщил, что в Севстополе, по решению Центрльного Комитет ВКП(б), создется городской комитет обороны. Председтелем комитет обкомом утвержден я, членми - председтель горисполком, нчльник горотдел НКВД и нчльник грнизон.

Н другое утро из Симферополя пришло постновление Военного Совет войск Крым о введении н всей территории полуостров осдного положения.

Н первое зседние городской комитет обороны приглсил членов бюро горком, секретрей рйкомов пртии и коменднт грнизон. Сообщив товрищм о введении в Крыму осдного положения, я предложил принять обрщение к трудящимся Севстополя.

Длее решили собрть городской ктив, провести совещния секретрей первичных пртийных оргнизций, директоров предприятий и учреждений, проинформировть их о положении и рзъяснить, ккие обязтельств нлгет н всех нс создвшяся обстновк.

По предложению Ефремов постновили 7 и 8 ноября считть рбочими днями.

События рзвивлись. В ночь н 29 октября член Военного Совет флот Кулков сообщил мне по телефону, что немецкие чсти, прорвв Ишуньские позиции, устремились в нпрвлении к Симферополю, Севстополю, Керчи и Евптории. С тяжелыми боями отходили Приморскя в соседняя рмии.

В полдень 30 октября - пмятня дт! - в городе стли слышны ухющие звуки, зствившие севстопольцев нсторожиться.

Это были первые выстрелы севстопольских береговых бтрей по нступющему противнику.

Это было нчло обороны Севстополя.

Пвел Пнченко

Черноморскя столиц

Cевстополь, Севстополь,

черноморскя столиц,

Я не знл тебя, но сердце

было жителем твоим:

Тут же все, что с колыбели

и мерещится, и снится

Будущим твоим питомцм,

мореходм боевым.

Сквозь горячий ветер детств,

ветер юности соленый,

Мы к тебе со всех слободок,

кк по сговору, брели,

Чтоб взглянуть н эту слву

рвы, редуты, бстионы

И с Млхов кургн

перейти н корбли.

- Все нверх! - и срзу видно:

нс н плубх немло!

И ничуть не стршно хлопцм

в море дедов и отцов:

Ведь под форменкой обычной

бьется сердце дмирл,

В нем с нпутствием былого

слился будущего зов.

Широко рсствив ноги

н эсминце, н линкоре,

Мы ходили между синей

высотой и глубиной.

Нм н суше было тесно,

но в открытом нстежь море

Ты мнил нс издлек,

Севстополь нш родной!

Рзве мы збудем это:

всей эскдрой в бухту входим

И, влюбленные в свой город,

мы с тебя не сводим глз:

Что слыхть н Корбельной?

Кк дел н Морзводе?

А луквые подруги

с пристней узнли нс...

Мы дышли полной грудью,

в полный рост мы вырстли.

Родин! В штормх, в тумнх

осенял нс вымпел твой,

И в гостях у черноморцев

был не зря великий Стлин:

- Есть усилить нблюденье,

ждть тревоги боевой!

Били склянки. Дул все чще

ветер в боцмнскую дудку,

По-дельфиньи ввысь брослсь

черноморскя волн.

И однжды услыхли

мы особую побудку:

- К бою, море, небо, суш!

С нми Стлин и стрн!

П. Кпиц

Н большом рейде

Рсскз

Был суббот. Днем н всех корблях мтросы чистили медь, скребли песком плубу, зкршивли пятн н бортх и поблекшие от непогоды ндстройки. А к вечеру, когд корбли зсверкли чистотой, люди нчли готовиться к увольнению н берег. В корбельных бнях зшипел пр, со свистом вырывлись струйки воды, зклубилсь мыльня пен. В кубрикх брились, нглживли форменки.

С кждого корбля репродукторы рзносили песни и вльсы. Флги и вымпелы колыхлись н мчтх.

Шлюпки отвливли одн з другой от трпов и нпрвлялись к Грфской пристни.

Широкя кмення лестниц зпестрел белыми форменкми, золотом якорей н ленточкх, синими, кк море, воротникми с тремя тонкими полоскми, похожими н пену волн.

Группы моряков рстеклись по площди Ленин: одни нпрвлялись н Приморский бульвр, другие - в Дом флот, третьи - под тень кштнов и кций Исторического бульвр.

Только нм - комндм морских охотников - недоступны были в этот вечер береговые рдости. Все подрзделение зступило н суточное дежурство, и нши ктер стояли в конце длинного пирс.

После ослепительного солнечного дня вечер выдлся тихий и мягкий. Не было слышно ни урчния моторов, ни трхтения лебедок, ни боцмнских выкриков и свистов. Дже чйки не кружились, кк обычно, нд бухтой, лениво покчивлись н зеленовтой глди злив. Лишь кое-где поскрипывли причльные тросы...

Комндиры ктеров и я, стжер, собрлись в кют-компнии у стршего лейтеннт Пухов.

Дмитрий Андреевич Пухов комндовл ншим подрзделением. Он долго плвл простым рулевым, стршиной, боцмном и морское дело знл отменно. В любую погоду, в темные беззвездные ночи почти н ощупь Пухов мог провести ктер по смому извилистому фрвтеру. Но не было у него привычки кичиться знниями. Дмитрий Андреевич охотно и терпеливо передвл свой опыт другим.

Существует множество лиц, которые кжутся вылепленными иногд любовно и тщтельно, иногд кое-кк. Пухов не отличлся крсотой. Брови н его грубовтом и коричневом лице летом выгорли почти добел, нос был слегк вздернутым, обветренные губы имели голубовтый оттенок. Зто большие серые глз Дмитрия Андреевич поржли своей ккой-то особой чистотой и мягкостью.

По возрсту Дмитрий Андреевич был много стрше нс. А н всех ктерх "МО" мтросы и комндиры подобрлись ккие-то моложвые, почти мльчишеского вид. Шутники нередко нзывли нше подрзделение "детским дивизионом" и при случе любили подрзнить.

Комндир не двл нм покоя ни днем, ни ночью... Н учения выводил и в мертвую зыбь и в шторм. И чем хуже был погод, тем больше он, кзлось, устривл Пухов.

- Вот это д! - говорил он. - Знтно мотет. С ветерком просолит. Моряку вредно быть пресным.

И Пухов добился своего: н прошедших учениях подрзделение получило блгодрность з хорошую службу. Поэтому в этот июньский вечер Дмитрий Андреевич был нстроен блгодушнее обычного. Мы зсиделись в кют-компнии и не зметили, кк подошл полночь.

Неожиднно по всем пристням и пирсм рздлись тревожные сигнлы, ззвенели телефоны. В город помчлись рссыльные. По бухтм зсновли ктер и бркзы, перепрвлявшие моряков с берег н корбли.

Всем кзлось, что это продолжение учений, что людей собирют по условной тревоге.

И вдруг глухой ночью нд зтемненным Севстополем згудели неизвестные бомбрдировщики. В небо взметнулись лучи прожекторов.

Удрили зенитные бтреи. Нвстречу мелькющим, кк моль, смолетм понеслись сотни трссирующих пуль, снрядов.

В городе послышлись взрывы, бухты озрились бгровыми вспышкми.

"Войн! - поняли все. - Войн с фшистской Гермнией".

Первыми корблями, получившими прикз немедля выйти в море, были морские охотники. Еще гудели вржеские смолеты, берег сверкл вспышкми рзрывов, и в черное небо неслись огненными прерывистыми нитями рзноцветные трссы, мы уже н полной скорости мчлись в море, получив здние подобрть пршютистов со сбитых смолетов.

Но ни пршютистов, ни пршютов н воде мы не ншли. Нм только удлось устновить, что н пршютх пдли в море не люди, мины. Одн из них с грохотом взорвлсь н отмели.

Ккие это были мины - пок никто не знл. Решили, что фшистские смолеты зсорили фрвтер и бухту простыми якорными минми. У этих мин чугуння тележк-якорь покоится н дне, рогтый шр, нполненный взрывчткой, всплывет н стльном тросе и колышется под водой н глубине трех-четырех метров. Ткие мины нетрудно подцепить трлом.

Н рссвете несколько трльщиков тщтельно протрлили внутренние бухты, проверили фрвтер, где были змечены пдвшие пршюты, но ни одной мины не выловили. Смолеты, видимо, сбросили мгнитные либо кустические мины, которые опускются н дно и тм неподвижно лежт н грунте. В севстопольских бухтх уже опсно было плвть. Буксир, пытвшийся пройти по тем местм, где проскльзывли другие корбли, неожиднно подорвлся и зтонул.

Стло ясно, что немецкие мины взрывются не срзу, лишь после того, кк нд ними пройдет несколько корблей. Но под кким по счету они взрывются?

Морские охотники несли птрульную и дозорную службу в море. Они встречли н фрвтерх корбли и осторожно проводили их в опсных местх.

Ншему ктеру пришлось проводить большой трнспорт. Вперед смотрящий доложил, что он зметил слев нечто, похожее н перископ, который высунулся из воды, продвинулся в сторону и мгновенно исчез. Стрший лейтеннт немедля переложил руль, н полной скорости нпрвил ктер в укзнное место и прикзл сбросить одну з другой четыре млые глубинные бомбы.

Минер с боцмном в точности выполнили его рспоряжение, но мы нсчитли почему-то не четыре взрыв, пять. Последний был смым мощным: он поднял высокий столб здымленной воды.

- Что з безобрзие! - крикнул Пухов минеру. - Ккие бомбы сброшены?!

- Млые, товрищ стрший лейтеннт! - ответил тот. - Пятя не нш. Видно, мин подорвлсь. Вон осттки буйк плвют... Крсный флжок н нем.

Ткими буйкми помечлись мест пдения немецких пршютов.

- Выходит, что мин срботл от взрыв млой бомбы, - вслух рссуждл Пухов. - Интересно бы узнть - все ли они ткие чуткие?

Прибыв н место, он доложил по комнде о случившемся и см взялся проверить свою догдку.

* * *

Н другой день в зоне вржеских мин было приостновлено всякое движение. Дже шлюпки не имели прв пересекть опустевшую чсть бухты.

Утром, при ослепительном сиянии крымского солнц, из Южной бухты вышел морской охотник и нпрвился в зпретные воды. Ктер уверенно мчлся к буйкм с флжкм", которые предупреждли, что вот где-то здесь, н глубине, притились сброшенные н пршюте немецкие мины. Десятки глз с мостиков корблей, с вышек береговых постов следили з охотником.

Подойдя к опсному месту, ктер резко увеличил ход и нчл сбрсывть глубинные бомбы. Вод з его кормой кипел. Бомбы с глухим ревом вздымли н поверхности моря высокие и пенистые бугры... И вдруг среди однообрзного грохот рздлся необычйно сильный взрыв. Огромный столб воды взметнулся к небу и зкрыл ктер.

- Подорвлись! - решили многие нблюдтели.

Моряки с тревогой вглядывлись в потоки поднятой со дн воды. Кзлось, что сверкющя рдужня звес висел в воздухе необыкновенно долго. Нконец, он осыплсь косым дождем и все увидели, что ктер цел и с прежней бойкостью мчится по волнм.

Береговой пост нблюдения зпросил семфором: "Есть ли н ктере рненые? Не нужн ли помощь?"

И сигнльщик ктер, рзмхивя с мостик в воздухе флжкми, ответил: "В помощи не нуждюсь. Иду подрывть следующую. Стрший лейтеннт Пухов".

- Откуд взялся этот Пухов? - зинтересовлись комндиры н больших корблях. - Рньше никто ничего не слышл о нем.

Немецкие мины время от времени взрывлись то н знчительном рсстоянии от ктер, то почти рядом. И тогд у всех нблюдтелей зхвтывло дыхние - им кзлось, что от ктер не остлось и след.

Но они ошиблись. "МО", упрвляемый Пуховым, кким-то неуловимым мневром ускользл, окзывлся з полосой с ревом извергющихся гзов и мутной воды, летящей н десятки метров вверх.

Стоя н мостике, стрший лейтеннт был предельно нсторожен. Он не спеш отдвл комнды и зорко осмтривлся, когд всплескивл з кормой сброшення глубиння бомб. И он пришел к выводу, что не все немецкие "донки" взрывются от детонции.

"Видимо, продолжют отлеживться н дне мины другой системы, - думл он. Кк же зствить срботть их хитроумные мехнизмы?"

* * *

Н берегу товрищи бросились поздрвлять Пухов с успехом. А он, пряч руки от пожтий, рстерянно и виновто твердил:

- Подождите, ккой тм успех! Ерунд получется.

И, сослвшись н устлость, ушел в свою кюту.

Н берегу он узнл, что в это же утро с ктером лейтеннт Шептянин приключилсь довольно згдочня история. Ктер, кк обычно, птрулировл в своем квдрте и прослушивл кустической ппртурой глубины моря. Вдруг кустик среди однотонного гул уловил отчетливое тикнье чсов. Не понимя, в чем дело, лейтеннт н всякий случй решил дть полный ход, и не успел его ктер пройти и трех десятков метров, кк рздлся сильный взрыв.

Место было глубокое, ктер не мог зцепить "донку", и он не сбрсывл глубинных бомб, лишь время от времени зглушл и вновь зпускл моторы. Что же зствило взорвться мину?

- Не был ли он кустической? Не шум ли мощных моторов ктер подействовл н нее и зствил взорвться? - Этими догдкми я поделился с Пуховым. Дмитрию Андреевичу мои предположения покзлись првильными. После отдых решили проверить их.

Получив рзрешение выйти н рейд, мы нчли носиться по одному и тому же месту, то зглушя, то зпускя моторы н полную мощность.

Но немецкие мины словно сговорились: ни одн из них не взорвлсь. Пухов дл комнду ходить рядом с буйкми, укзывющими, где лежт нерзорввшиеся "донки"; но мины продолжли молчливо отлеживться н дне.

Потеряв всякую ндежду пробудить проклятые мехнизмы, мы зпустили все моторы и понеслись прямо нд буйкми. И вдруг ктер подбросило - метрх в пятндцти з кормой поднялся столб воды.

Комндир выровнял звихлявший ктер, смеясь что-то крикнул мне, но я не рсслышл: от взрыв у меня звенело в ушх.

Теперь мы точно знли, что молчливые "донки" не переносят рев моторов.

Вечером Пухов вместе с комндиром соединения вызвли в штб флот. Пробыли они тм чс четыре. Н ктер стрший лейтеннт вернулся только в полночь.

Ложсь спть, Дмитрий Андреевич сообщил мне:

- От комндующего "добро" получено, звтр н рссвете выйдем. Он долго ворочлся н нижней койке, курил и, мне кжется, тк до утр и не уснул. Я тоже не мог спть в эту ночь.

* * *

Н рссвете вхтенный сыгрл побудку. Мы вымылись, позвтркли и нчли готовиться к трудному дню.

Когд ктер вышел н рейд, перед нми встл вопрос: с ккой же мины нчть? По ншим предположениям, н фрвтере их оствлось не более пяти штук. Решили нчть с тех, нд которыми, по сведениям пост охрны рейд, меньше всего прошло корблей, чтобы не нрвться с первого же рз н взрыв.

До нс никто еще не делл попыток подрывть мины этким рисковнным способом. Кждя немецкя "донк" могл взорвться под килем ктер и рзнести корбль в щепки.

"Это, нверно, случится мгновенно, мы и звук не услышим", - мелькнуло у меня в голове, и я пожлел, что не успел нписть последнего письм мтери.

Лишь слженность в рботе комнды и скорость ход могли спсти нс от гибели. Короткий и быстрый ктер имел все шнсы во-время проскочить, увильнуть от опсности. И все же н душе было неспокойно: "А вдруг змешкемся, не успеем удрть?.."

"Только бы не н первой мине!" - думлось многим.

- Здрить иллюминторы по-походному! По местм стоять! - прикзл Пухов и, взглянув вперед, решительно перевел ручки мшинного телегрф.

Он рзом включил все моторы. Ктер дрогнул. Вод збурлил. Из-под кормы вырвлось мощное рычние...

Нбрв рзбег, мы н предельной скорости пронеслись мимо двух. буйков, рсположенных по одной линии.

Взрыв не последовло.

Круто рзвернув ктер, стрший лейтеннт повел его нзд по оствленному нми серебрящемуся следу...

И опять впустую: з кормой лишь оседл водяня пыль и убегли возникющие воронки.

Осмелев, мы нчли носиться вперед и нзд, будорж бухту ревом моторов.

И кждый рз, когд ктер пролетл мимо буйк, сердце мое то холодело и змирло, то бешено колотилось, и мне от этого трудно было дышть.

Я нходился рядом с Пуховым н мостике. Он стоял з телегрфом, широко рсствив ноги, сжимя в зубх погсшую трубку, и, кзлось, улыблся одним крешком бледного рт. Только мелкие кпли пот н его обветренном, почти белобровом лице выдвли волнение. Но это видел лишь я. Стршинм и мтросм кзлось, что комндир ведет ктер с обычной лихостью.

После одинндцтого пробег мы, нконец, пробудили мехнизмы неподтливой мины, лежщей н дне. От сотрясения и сильной воздушной волны мтросы попдли н плубу, но быстро опрвились и вновь зняли свои мест.

Уши словно зложило втой. Мы почти не слышли голосов друг друг и объяснялись жестми, кк глухонемые.

Нши ндежды н скорость ход опрвдлись. Мы тк же удчно ускользнули от вихревого столб воды, поднятого второй миной, взорввшейся н четырндцтом глсе.

Оствлось еще три. Рботть стновилось все опснее, тк кк рзыгрвшиеся волны змедляли ход ктер.

Мы чувствовли, что со всех вышек и корблей с тревогой следят з нми. У Грфской пристни виднелись мшины скорой помощи. У пмятник Погибшим корблям покзлсь "кэмк" - дежурный рейдовый ктер, готовый в случе необходимости немедленно прийти н помощь.

Третья мин взорвлсь н пятом глсе и тк близко от ктер, что нс обдло горячим ветром. Невдлеке от борт выросло огромное водяное дерево. Оно с треском ндломилось и рухнуло широкой вершиной н плубу. Это был не ливень брызг, ккой-то ревущий водопд, хлынувший с высоты н нши плечи.

Вцепившись в поручни, мы с Пуховым едв удержлись н мостике.

Тяжелый поток сбил с ног стоявшего рядом с нми сигнльщик и отбросил к трпу. Рулевому рссекло губу сорввшимся с "подушки" компсом. Мтросов рскидло по плубе. Многие из них получили ушибы и ссдины. А одного из мотористов вынесли нверх в полуобморочном состоянии. Он удрился зтылком о выступ воздушной мгистрли и не мог больше стоять н вхте.

С вышки штб сигнльщик змхл флжкми. Оттуд зпршивли: не нуждемся ли мы в перерыве?

"Блгодрю, не нуждюсь. Рботу зкончу", - ответил Пухов. Он был упрям.

Сменив пострдвших вхтенных, мы снов зпустили моторы и пошли к двум оствшимся "донкм".

Минут сорок ктер понпрсну утюжил фрвтер. Взрывы больше не сотрясли воздух. Нчло зкрдывться сомнение: првильно ли помечены мест пдения мин? Может, они погрузились н дно дльше или ближе? Ведь буйки ствились в темноте, "н глзок", ошибк возможн н десятки метров.

Июньское солнце нклило плубу. Во рту пересохло, ноги дрожли. Мы изнывли от жры и нпряжения и все же не хотели сдвться - упорно продолжли ходить то левее, то првее буйков.

И вот почти перед обедом, когд нм был передн прикз - "в двендцть вернуться н место стоянки", в кипящей з кормой струе, нконец, взорвлсь одн из неподтливых мин. По днищу ктер кк бы удрило тяжелым молотом. Корму подкинуло тк, что оголились винты, нос глубоко зрылся в волны.

Вод хлынул н плубу, сбив с лог вперед смотрящего.

Почти одновременно спрв по носу горой вспучилсь поверхность моря... Рздлся второй взрыв, похожий н извержение вулкн.

Ктер сильно тряхнуло, подбросило и повлило н борт. Моторы зглохли, и нш корбль беспомощно зкрутился н месте.

Поктившиеся по плубе люди хвтлись з тумбы, леер, кнехты, чтобы не быть смытыми в море.

Пухов тоже упл, но моментльно поднялся. Стрший лейтеннт, видимо, сильно удрился, потому что бессмысленно тряс головой и, кзлось, не мог вспомнить, ккую сейчс требуется подть комнду...

Не Слыш гудения моторов, Пухов неверной походкой нпрвился к люку мшинного отделения, морщсь, откинул крышку и крикнул:

- Мехник ко мне!

Мехник с трудом выбрлся нверх. Он был бледен и едв стоял н ногх.

- Что у вс тм случилось?

- Всех рскидло... И меня здорово ушибло. Средний мотор зливет, првый, видно, с мест сдвинуло... Зпускю вспомогтельный.

От сотрясения срботли ктерные огнетушители. Кислотной пеной обдло людей.

Вод попл во все отсеки. Он, шипя, струйкми бил из появившихся щелей. В кубрике всплыли пробковые мтрцы, одеял, простыни, обмундировние... Кзлось, что морской охотник тонет.

Но когд к нм подошли "кэмк" и ктер контр-дмирл, то окончтельно опрвившийся Пухов по-обычному спокойно рпортовл:

- Тяжело рненых нет. Фрвтер очищен от мин. К берегу дойдем своим ходом.

Н одном моторе, который фыркл и чдил, словно примус, мы двинулись к месту стоянки. Вод по прежнему сочилсь из всех щелей и плесклсь в трюмх. Ктер клевл носом и полз одиноко по Северной бухте со скоростью зхудлой бржи...

Мы свернули в более тихую Южную бухту. И вот тут случилось неожиднное: н двух миноносцх, подготовленных к выходу в море, комндиры вдруг сыгрли большой сбор, выстроили, кк н прде, свои комнды по бортм и встретили нс перектившимся с плубы н плубу "ур!"

Торжественное приветствие больших корблей было столь трогтельным, что Пухов от рстерянности выронил изо рт свою трубку. Смущенный, он стоял нвытяжку и отдвл честь дрожвшей рукой. Глз его кк-то стрнно светились. Мне покзлось, что в них вот-вот блеснут слезы. И, видимо, поэтому у меня смого невольно зщекотло в носу, и я подумл: "В ншем подрзделении не нйдешь человек крсивее Пухов".

В этот миг его устлое, дубленное солнцем и ветром лицо действительно было кким-то по-своему крсивым и мужественным.

А. Чурбнов

Бессмертный подвиг

Н фронте под Севстополем шли ожесточенные бои. Стволы нших орудий нклялись Обугливлись ствольные нклдки винтовок. Врг нпирл. Но севстопольцы стояли подобно железной стене.

Рук об руку с рмейцми сржлись моряки Черноморского флот, сдерживя нтиск врг.

Бтльон мйор Кгрлицкого знял позиции н высотх северо-зпднее Дувнкоя. З спинми моряков - Севстополь. Горький дым рсстиллся нд городом.

Противник рвлся в Бельбекскую долину н Симферопольское шоссе, чтобы выйти н Северную сторону Севстополя.

Комндир роты стрший лейтеннт Ббушев и политрук Фильченков стояли в окопе. Они курили, переговривлись.

- Авнгрд ншего полк получил прикз отходить н новый рубеж, - скзл Ббушев и поднес бинокль к глзм. - Немцы подходят к ншим позициям. Звтр утром бтльон, видимо, вступит в бой.

Н лице стршего лейтеннт был видн т предбоевя тревог, которя присущ всем, готовящимся к первому большому испытнию. Ни он, ни его подчиненные еще не бывли в бою, не встречлись с вргом лицом к лицу.

Н следующий день утром внгрд полк, стойко бившийся с вргом и потерявший знчительную чсть своего соств, отходил н зпсные позиции между бтльоном Кгрлицкого и соседним.

- Ну, кк тм? - спршивли мтросы своих однополчн, только что бывших в бою и до последней возможности сдерживвших нтиск врг.

- Ничего, не робейте, друзья. Не тк стршен черт... Мы сколько тк отбили, всего-то нс было... Н кждого, считй, по десять фшистов приходилось.

К полудню гитлеровцы подошли совсем близко и нчли 'нкпливться н рубеже, до которого от трншей бтльон Кгрлицкого было не более четырехсот метров. Мтросы видели, кк серо-зеленые мундиры фшистов мелькют з низкими кустми дубняк и скрывются тм.

В роту пришел комндир бтльон. Осмотрев позиции вместе с Ббушезым и Фильченковым, он скзл им:

- Смотрите, товрищи, вы - н глвном нпрвлении. Немцы безусловно пострются зхвтить вот эту высоту, - мйор покзл рукой н высокую сопку, которя был спрв от рсположения роты, - чтобы выйти к дороге, потом н Симферопольское шоссе. Н дорогу их пустить нельзя

- Не пустим, товрищ мйор, - ответил Ббушев.

Воздух потрясли злпы немецкой ртиллерии. Снряды рвлись длеко позди окопов, где были мтросы Кгрлицкого, и спрв, в рсположении соседнего бтльон. Но вот рзрывы стли приближться. Тяжелые горячие осколки свистели в воздухе, визжли нд смыми окопми, нд головми бойцов. Около Фильченков лежл з пулеметом Всилий Цибулько. Он зметно нервничл, чсто пригибл голову к земле.

И вот нчлсь первя для мтросов тк врг. Немцы шли густой мссой под прикрытием огня своей ртиллерии. Шли в рост, кк н прде. Они ндеялись с ход прорвть оборону первого эшелон полк и двинуться дльше в Бельбекскую долину.

- Приготовиться! - пронеслось по трншее.

Десятки глз смотрели н мушки винтовок, нводя их н цели.

- Огонь! - рздлсь комнд, когд гитлеровцы подошли к окопм н близкое рсстояние.

Трншея оглсилсь стрекотом пулеметов и хлопкми винтовочных выстрелов. Меткий огонь косил вргов, но фшисты все лезли вперед. Цибулько и Щербков едв успевли менять ленты своих пулеметов.

Н левом флнге взвод в смом углу скоп знимл позицию Ивн Крсносельский, Он долго и тщтельно целился, чтобы не промхнуться, и испытл чувство глубокого удовлетворения, когд фшист, в которого он выстрелил, взмхнул рукми, перевернулся и ткнулся в землю. "Один есть", - скзл мтрос и нвел мушку н следующего.

Огонь моряков внес змештельство в ряды фшистов.

- В тку! - рздлось спрв от Крсносельского.

- Коммунисты - вперед!

"Это нс зовет политрук, - мелькнуло в голове у Крсносельского. - Я коммунист и должен подняться первым..." Мгновенье, и он выскочил из окоп н бруствер, легко, словно стряхнувши тяжелый груз, побежл вперед, выствив блестевший н солнце штык. Крсносельский не видел, кк вслед з ним ринулись в тку все бойцы, слев и спрв поднялись нвстречу вргу другие роты.

Бтльон зкрепился н новом рубеже. Кк дорог был мтросм эт узкя полоск земли, отвоевння ими у врг! Рот Ббушев понесл большие потери. Смертельно рнен был см комндир. Фильченков принял комндовние ротой.

...Вступив в бой, бтльон четыре дня отржл яростный нтиск врг. Рот Фильченков, в которой остлось столько людей, сколько полглось иметь во взводе, удерживл гребень высоты, контролирующий дорогу в Бельбекскую долину. Четверо суток непрерывных боев вымотли мтросов, многие были рнены, но никто не просился в тыл, в госпитль. Перевязки рненым деллись тут же в окопх, и бойцы нстойчиво протестовли, когд им предлгли отпрвиться в снбт. Боевое вдохновение охвтило моряков. Они были полны решимости выстоять, победить.

К исходу четвертого дня гитлеровцы усилили нтиск. По позициям подрзделений Кгрлицкого били дв дивизион ртиллерии, нлетл виция, сбрсывя тяжелые фугски. Фшисты шли в тку з ткой. Им удлось несколько продвинуться вперед. Н учстке бтльон они выбили моряков с высоты, что прикрывл выход н Симферопольское шоссе...

В блиндж комндир бтльон пришел Фильченков. Комисср Мельник сидел н крю койки. Он знком предупредил: тише. Н походной койке лежл тяжело рненый Кгрлицкий.

Комисср посмотрел в воспленные глз политрук и спросил:

- Устл, Коля?

- Нет, не устл, только сон нчинет одолевть. Д пустяки, пройдет. А вот вм бы отдохнуть не мешло, товрищ стрший политрук.

- Некогд. Сейчс, полгю, немцы нчнут новую тку, людей у нс мло остлось. Придется, видимо, бтльон свести в одну роту, д и т неполня будет.

Комисср дл укзния н предстоящий бой. Он знл, что гитлеровцы попытются вырвться н шоссе, к Дувнкою и устремиться н Севстополь. Единственным проходом к шоссе был узкя дорог, огрждення слев и спрв высокими крутыми склми. Он был в рукх врг, знявшего высоту. Впереди бтльон не было нших войск, слев и спрв сржлись небольшие подрзделения приморцев, которые не могли окзть бтльону существенной поддержки. Им смим приходилось с трудом сдерживть нтиск врг.

- И все-тки высоту ндо вернуть, - решил комисср. Свои сообржения он выскзл рненому комндиру,

- Я думю поручить эту оперцию политруку Фильченкову. У него тм и людей побольше и флнг спрв лучше прикрыт соседом.

- Добро, - соглсился комбт.

В дв чс ночи бойцы Фильченков нчли нступление. Был непроглядня темнот. Моряки бесшумно пробирлись к переднему крю врг. Их бушлты сливлись с темнотой.

- Фильченков збыл о влившей с ног устлости, ступл легко и уверенно, кк будто вое видел в этой кромешной тьме. Он подходил к бойцм и шепотом подбдривл их. Поднялись по склону высоты и перед гребнем ее злегли. Политрук выслл рзведку. Рзведчики доложили: немцы не ожидют тки и все, з исключением чсовых, спят. Бойцы Фильченков нпряглись, приготовились. Предстоял последний победный прыжок.

...Огонь и грохот рзорвли тишину и мрк. Во вржеские окопы полетели грнты. Фшисты переполошились. В черное небо с шипеньем взвились ркеты, зтрещли пулеметы, зло и противно звыли мины. Из-з гребня высоты глухо удрило орудие.

Моряки рвлись вперед. В свете ркет Фильченков видел, кк бежли с ручными пулеметми Цибулько и Щербков, кк швырял грнты Крсносельский, широко взмхивя своей могучей рукой. Вот Цибулько остновился, прилег у пулемет. Огнення струя хлестнул по вспышкм вржеских выстрелов.

Фильченков первым влетел в окоп врг. Увидев ощеренное, полное злобы лицо фшист, он с рзмху удрил его приклдом, гитлеровц, нскочившего слев, прикончил штыком.

Следуя примеру своего политрук, моряки дрлись хрбро, ломя сопротивление врг. Для них нступили те минуты боя, когд нет ничего невозможного, когд опсность смерти уже не может погсить того душевного порыв, который выше и сильнее смерти.

Николй нпрвлял свою группу в обход высоты, чтобы отрезть гитлеровцм путь к отступлению. Но у него оствлось уже не больше десятк бойцов. Двое из них были рнены, но скрывли это.

- Вперед, друзья! - подбдривл бойцов политрук.

Немцы не выдержли. Они побежли с высоты, брося оружие. Крснофлотцы зкрепились в только что отвоевнных окопх.

Стрельб зтихл. Бойцы деловито осмтривли зхвченные позиции, проверяли и зряжли оружие, перевязывли рны, сожлели об убитых друзьях и товрищх.

Светло.

Змскироввшись веткми дубняк, Николй внимтельно осмотрел местность. Перед ним внизу рсстиллось широкое полынное поле. Кое-где росли кусты вереск. Многие ветки были срезны пулями и висели н тонких волокнх. Левее высоты Фильченков видел большую нсыпь. Он тянулсь вдоль той смой дороги, что шл между склистых круч к Симферопольскому шоссе. Около нсыпи он рзглядел полурзрушенный блиндж и пустые окопы. Тм еще недвно сржлись бойцы боевого охрнения полк и по прикзу оствили этот рубеж.

"Если пойдут фшистские тнки, то обязтельно по этой дороге, мимо нсыпи, - рзмышлял Фильченков. - Вот бы зсесть тм с зпсом грнт и бутылок с горючей смесью... Пусть бы попробовли сунуться фшистские тнки в узкий проход!"

...В окоп, где сидели политрук и его бойцы, зшел войсковой почтльон. Он рздл письм и вручил Николю пчку гзет.

- Московские! - обрдовлся Цибулько, увидев в рукх политрук "Првду" и "Крсную Звезду". - Кк-то тм нш столиц?

- А ведь сегодня - 6 ноября, в Москве будет торжественное зседние, душевно проговорил Одинцов.

- Жль, что мы не послушем доклд, - зметил Крсносельский. - Я всегд просиживл у репродуктор этот вечер.

- Звтр доклд отпечтют и привезут нм.

- Д, звтр прздник, - здумчиво произнес Пршин.

- Будет прздник, - уверенно скзл Фильченков. - Суровый прздник, в бою, в труде, ведь врг под Москвой, но будет. Бойцы змолчли, охвченные воспоминниями. Нблюдвший з противником Пршин вдруг скзл:

- Товрищ политрук, что-то вижу.

- Что?

- Не могу рзобрть.

Фильченков и бойцы выглянули из-з бруствер. Они увидели нечто стрнное: дв черных ручья ползли с высоты в долину.

- Овцы это, овцы, товрищ политрук! - крикнул Одинцов.

- Это что еще з трюк? - недоумевюще глядя н комндир, спросил Цибулько.

- Все ясно, - ответил Фильченков, - гитлеровцы гонят впереди себя овец, хотят тковть нс, прикрывясь ими.

- В плен брть ндо только овец, отпрвим в Севстополь, - улыбясь, зметил Пршин.

Стдо приближлось. Овцы зполнили все прострнство впереди. Одн чсть их шл прямо н рубеж Фильченков и его бойцов. - Цибулько, пулемет!

- Есть пулемет, товрищ политрук!

- Изготовиться к стрельбе, приготовить грнты!

Николй рзличил з черной мссой овечьих тел серо-зеленые мундиры. Гитлеровцы, низко пригибясь, бежли, едв поспевя з тонконогими перепугнными овцми.

- Цибулько! - крикнул политрук. - Огонь!

Пулемет хлестнул меткой уничтожющей струей. Овцы шрхнулись в стороны, обнжив прятвшихся з ними фшистов. Те бросились вперед, к позициям моряков.

- Бить грнтми! - скомндовл политрук и первым бросил грнту. Но морякм помешли овцы Обезумевшие от грохот боя, они повернули н высоту и, прыгя через окопчик моряков, устремились н противоположные скты. Цибулько стл стрелять по овцм, чтобы рзогнть их и дть возможность товрищм брость грнты во вргов. Овцы в стрхе шрхнулись нзд, сбивя гитлеровцев с ног. Фильченков зметил змештельство противник, выскочил из окоп, метнул в фшистов одну з другой несколько грнт. З Фильченковым н бруствер окоп выскочили остльные, стли збрсывть вргов грнтми.

Атк был отбит. Моряки, удовлетворенные победой, вернулись в окоп. Хозяйственный Крсносельский нчл перетскивть убитых овец н свою сторону.

- Не пропдть же добру, - приговривл он.

Пршин и Одинцов смеялись, глядя, кк бойцы соседней роты, чьи позиции были неподлеку, гонялись з овцми, збежвшими в тыл, собиря их в кучу. К морякм н высоту поднялся комисср Мельник. Фильченков доложил ему, кк прошел бой.

- Это был первя попытк врг, - скзл Мельник. - Скоро, нверное, фшисты пойдут опять - и большими силми. Рзведк донесл, что из Бхчисря движутся колонны тнков. Прорыв они, вероятно, попытются совершить првее нс, н учстке Кмышлы, но возможно, что попытются проникнуть н шоссе и по этой дороге. Ндо зкрыть эту щель. Вм пор перебирться вон туд, к нсыпи, быть готовыми встретить тнки. - Стрший политрук отвел Фильченков в сторону и окзл ему тихо: - Помни, Коля, резервы могут и не подойти, у нс людей почти нет. Я думю, тебе хвтит четырех человек. Остльных с пулеметом оствлю н высоте: это для поддержки вс с флнг, то будет трудно. Тнки все-тки ндо здержть.

- Здержим, - уверенно скзл Фильченков и спросил: - Кк комбт?

- Ослб совсем, крови много вышло. А в госпитль идти откзлся. Ну, Коля, будь готов... - Комисср тепло, по-бртски обнял Николя. Знл Мельник, " ккое трудное дело отпрвляет своего лучшего политрботник. Он верил в него и скзл ему: - Учить тебя нечего, см знешь, когд и кк поступить. Помни одно: тнки не должны выйти н шоссе. Поручю эту трудную здчу тебе.

- Вы знете меня, Всилий Ивнович, и верьте мне, я опрвдю это доверие. Тнки не пройдут.

Мтросы роты Фильченков - их здесь было всего десять человек - стояли перед своим политруком. Он знл, что любой пойдет н смое опсное дело. Кого же из них взять с собой? Было трудно нзвть лучших: все были лучшие. Подумв, он скзл:

- Те, кого нзову, пойдут со мной. Крсносельский Ивн!

- Есть!

- Пршин Юрий! - Есть!

- Одинцов Дниил!

- Есть!

- Цибулько Всилий!

- Есть!

Оствшиеся ндеялись, что политрук вызовет еще кого-нибудь. Но Фильченков больше не нзвл никого. Он прикзл четверым:

- Сейчс пойдем к дороге. Зпсите больше, кк можно больше грнт, бутылок с зжигтельной смесью, птронов!

Четыре бойц собрлись быстро.

Крепко пожли им руки пятеро остввшихся н прежнем рубеже товрищей.

- Пор, Николй Дмитриевич, - скзл Мельник. Это "пор" прозвучло обычно и вместе с тем торжественно строго. Минут - и пять моряков пошли н свой рубеж, з высокую нсыпь, прикрыввшую путь к шоссе.

* * *

Мленький полурзрушенный блиндж чуть возвышлся нд нсыпью. Мтросы быстро оборудовли позицию: нтскли земли н перекрытие блиндж, подпрвили бруствер окоп, уложили в погребок: боеприпсы. Цибулько пристрелял пулемет по ниболее приметным ориентирм.

Нступл вечер. По шоссе и по высотм, нходившимся позди, методически бил ртиллерия врг. Пушки нстойчиво долбили по выбрнным квдртм, прощупывя советскую оборону. Когд зшло солнце, нлетел виция врг. Бомбы вздымли уже перепхнную снрядми землю.

Мтросы сидели под тонким нктом блиндж. Они отдыхли, готовясь к большому делу. Фильченков то и дело выходил, всмтривлся и вслушивлся в ночную темноту - неспокойную, обмнчивую. Впереди' позиции пятерых было тихо. Но тишин эт был тревожн.

Почти всю ночь политрук не смыкл глз, нпряженно прислушивлся к кждому шороху. Может быть, фшисты попытются и ночью пойти в тку.

Много передумл Николй з эту фронтовую ночь, оствшись недине с собой, со своей совестью.

Ему скзл комисср: "Ты перед пртией отвечешь з свой учсток. Фшистские тнки здесь не должны пройти н Севстополь, чего бы это тебе ни стоило".

"Тнки не пройдут". - Это был клятв Фильченков, клятв всех мтросов. Николй знл их - они сржлись геройски. Знл их и рньше - они были лучшими в учебе.

Но звтр бой с тнкми. Кк встретят мтросы стльные чудовищ, не рстеряются ли?

"Кк же я их кк политрук воспитл, все ли сделл для того, чтобы они с честью выдержли суровое испытние?"

Скоро бой, стршный и неумолимый бой с вргом.

Медленно тянулось время. Нетороплив осенняя ночь

Перед мысленным взором Николя рзвертывлись стрницы его собственной жизни. Детство в семье большевик-революционер, сормовского рбочего, рбот н этом зводе, комсомольскя юность, первя любовь, женитьб... Перед глзми встл обрз жены - Ольги Изновны, дочерей - Розы, Мйи и Лидии. О, кк он желл хотя бы н мгновенье увидеть их, прижть к сердцу!..

Вспомнилсь служб н Амуре н погрничном ктере. Бой с японской кнонерской лодкой, нрушившей ншу грницу, рнение, госпитль... В пмяти вырисовлсь госпитльня плт. У койки - большой, сильный человек, стрый моряк, коммунист - нчльник политотдел. Вот он достет лую книжечку и вручет ее Николю - пртийный билет: "Будьте достойны великой чести быть в рядх пртии".

"Опрвдл ли я звние коммунист? - думл Николй, - Не отступил ли когд от железных зконов пртии? Не покривил ли душой перед ее великой првдой? Не поствил ли когд-нибудь свои личные интересы выше интересов пртии? Все ли делл тк, кк диктовл многомиллионня воля ее?"

Збрезжил зря. Фильченков вошел в блиндж, чтобы поднять бойцов, поздрвить с прздником, подготовить к бою.

- Все спокойно, товрищ политрук? - спросил вствя Одинцов.

- Пок спокойно...

- Нет ничего хуже, чем тишин н войне. Когд видишь врг, то, по крйней мере, знешь, что делть, тут - неведение ккое-то.

- Это првд, - соглсился политрук.

Мтросы проснулись. Они вышли из блиндж, собрлись вокруг политрук.

Из-з гряды дльних горных вершин поднимлось солнце. Под его теплыми лучми, не по-осеннему лсковыми, спдл утренняя прохлд. Легкий ветерок шелестел высохшей, поблекшей трвой, неопвшей листвой дубняк. Где-то вдли прозвучл одиночный выстрел. Это, нверное, нш снйпер знес н свой лицевой счет еще одного врг, и снов стло тихо.

Фильченков посмотрел н боевых товрищей и скзл:

- С прздником вс, дорогие друзья!

- Вс ткже, товрищ политрук, - ответил з всех Одинцов.

- В семндцтом году в этот день мой отец в Петрогрде был, з Советскую влсть дрлся. Мтрос он, блтиец... - душевно произнес Ивн Крсносельский.

- Отец - блтиец, ты - черноморец. Выходит, ты, Ивн, потомственный моряк, - отозвлся Юр Пршин.

- Д, отцы нши в гржднскую войну громили империлистов, сейчс пришел нш черед бить зхвтчиков, зщищть Советскую влсть, - ответил Крсносельский.

- Любил я в этот день н демонстрцию ходить, - мечттельно скзл Всилий Цибулько. - Встну, бывло, чуть свет, гляну н улицу, он - вся ля от флгов. Н кждом доме флг. Позвтркю и к школе, тм - музык, песни...

- Вопрос есть, товрищ политрук, - обртился Крсносельский к Фильченкову. - Кк вы думете, будет ли сегодня прд в Москве? Ведь все-тки фшисты под смой столицей.

В словх Крсносельского политрук чувствовл тревогу з родную столицу. И Фильченков подумл: "Н всем фронте, в кждом окопе и в землянке, н кждом корбле советские люди, думют о Москве". И, отвечя Крсносельскому, смому себе и всем, кто был возле него, политрук произнес:

- Я думю, будет прд.

- Прздничный бы звтрк устроить, , товрищ политрук? - спросил Пршин.

- Это можно, - соглсился Фильченков.

Одинцов и Пршин вмиг сервировли стол н рскинутой плщ-плтке. Велико было удивление моряков, когд Крсносельский, незметно юркнувший в блиндж, вынес оттуд бутылку шмпнского, увенчнную серебряным колпком обертки.

- Три дня берег, -торжественно произнес он. - Шофер, что привозил боеприпсы, подрил мне. Думю, кстти будет.

- З ншу победу, товрищи! - Фильченков поднял кружку с искристой влгой. Все чокнулись и выпили.

Звтркли шумно, с рзговорми, шуткми.

Вдруг Николй вскочил. Обостренный слух его рзличил в утренней тишине ккой-то шум, подобный длекому гуденью телефонных проводов. В нступившем безмолвии мтросы тоже услышли этот шум, длекий, неясный. Снчл покзлось, что где-то н огромной высоте идут н бомбежку эскдрильи смолетов.

- Обыкновенное дело, нлет н город, - скзл Цибулько.

Но Фильченков стоял у бруствер и смотрел не вверх, вдоль долины, в нпрвлении дороги, которя шл от Бхчисря н Севстополь. Ему кзлось, что длекий, пок еще неясный шум идет именно оттуд. И Фильченков был уверен, что это не смолеты, вржеские втомшины или тнки.

Прошл еще минут, и земля, воздух вздрогнули от грохот. Немецкя ртиллерия, рсположення где-то длеко, открыл огонь по переднему крю ншей обороны, проходившему з долиной, в стороне от позиции Фильченков.

- Нчлось, - скзл кто-то.

Фильченков прикзл всем стть н свои мест, см вышел к откосу нсыпи, взял у Цибулько бинокль и стл смотреть.

Гул моторов нрстл. Фильченков рзглядел тнки. Они ползли по дороге длинной серой вереницей, но были еще длеко и дже в окулярх бинокля кзлись мленькими нсекомыми. Приближясь, мшины с кждой минутой увеличивлись в объеме. Скоро их можно было рзличить невооруженным глзом. Фильченков уже слышл, кк дльнозоркий Пршин считл:

- Рз, дв... пять... десять... триндцть... семндцть...

"Неужели все сюд?" - с тревогой подумл Николй.

Тнки дошли до перекрестк дорог. Скоро все увидели, что одн большя колонн пошл првее, н Кмышлы, меньшя из семи мшин ринулсь по узкой дороге прямо н группу Фильченков. Политрук оторвл глз от бинокля и глянул н своих мтросов. Они готовились к схвтке с тким вргом, с кким встречться еще не доводилось, с вргом, зковнным в броню, - с тнкми.

Фильченков понимл, ккой нервный бой придется выдержть ему и его товрищм. Он подошел к мтросм и скзл:

- Товрищи! Нше комндовние знет змыслы врг. Видимо, немцы попытются взять сегодня город штурмом. Тк прикзл им Гитлер. Но мы не отддим вргу Севстополь. Нс мло, но с нми вся нш стрн, весь нрод. Будем сржться з Родину тк, кк учит пртия, кк призывет Стлин. Поклянемся же стоять до последнего, но не пропустить врг.

Строгя торжественность был н лицх бойцов. К Фильченкову подошел Крсносельский, стл, кк в строю, и, приложив руку к бескозырке, четко, стрясь подвить волнение, произнес:

- Кндидт Всесоюзной Коммунистической пртии крснофлотец Ивн Крсносельский - клянусь не пропустить врг к Севстополю!

Чще збилось сердце комсомольц Дниил Одинцов. Исполненное решимости лицо его дрогнуло, и он, сделв шг вперед, стл перед политруком:

- Комсомолец Дниил Одинцов - клянусь стоять нсмерть! Мгновение - и место Одинцов знял Пршин:

- Член Ленинского комсомол, черноморский моряк Юрий Пршин - клянусь не уходить с рубеж и биться с вргом до последней кпли крови!

Всилий Цибулько лежл з пулеметом. Повернувшись лицом к политруку, он произнес только одно слово:

- Клянусь!..

В его глзх можно было прочесть все, что он не договорил.

Зло, ндрывно гудели моторы вржеских тнков.

- По местм, товрищи! - скомндовл политрук. Он сков поднес бинокль к глзм.

- Семь мшин, з тнкми - пехот. Цибулько! - крикнул Фильченков. - Бить по смотровым щелям! Крсносельский, Пршин - приготовить бутылки и грнты! Одинцов - ко мне! Будем отсекть огнем пехоту.

Тнки шли, лязгя широкими тркми гусениц. Головня мшин вышл из-з поворот. Цибулько нвел пулемет в ее смотровую щель и дл длинную очередь. Пули скользнули по броне и, рикошетя, рзлетелись в стороны. Фшистский тнкист прибвил скорость, чтобы быстрее выскочить н нсыпь.

- Спокойнее, Вся! - крикнул политрук пулеметчику.

Тнк был близко. Еще секунд, и он рздвит своей огромной тяжестью Цибулько и его пулемет. Но моряк опередил фшист. Он всдил струю пуль прямо в смотровую щель вржеской мшины, и он, рвнувшись в сторону, зстыл н месте. Водитель был убит. Возле тнк мгновенно очутился Крсносельский. Збежв сбоку, он одну з другой метнул две бутылки с горючей жидкостью н моторный люк. Черный дым, потом и огонь поползли по броне

Тнк зпылл огромным костром. Из него выскочил тнкист в черном кожном шлеме, з ним другой, и побежли. Одинцов и Фильченков выстрелили одновременно Фшисты свлились.

Бой рзгорлся. Вржескя пехот, оторввшись от своих тнков, стл обтекть нсыпь. Гитлеровцы думли, что тм, з нсыпью, они не встретят сопротивления. Но кк только они приблизились, в них полетели грнты. Фильченков и Одинцов били точно, нверняк. Укрывшись з высоким бруствером, првее остльных мтросов, они подпускли гитлеровцев н близкое рсстояние и рзили их грнтми. Но силы были нервны. Н двух моряков лезло до полусотни солдт.

Одинцов, взяв в руки по грнте, хотел было броситься нвстречу вргм. Лицо его, рзгоряченное боем, было исполнено ткой решимости и отвги, что Николй подумл: "Кинется вперед и рукми душить фшистов стнет".

- Спокойней, Дня, не торопись, - скзл политрук.

Немцы подошли к нсыпи почти вплотную. Некоторые из них крбклись по ее песчному скту нверх. Фильченков видел, что сейчс одними грнтми не отобьешься: нужн поддержк пулемет. Взглянув нлево, где дрлись три его бойц, он оствил мысль о пулемете. К нсыпи подходили новые тнки, и пулемет Цибулько, бивший по смотровым щелям вржеских мшин и по гитлеровцм, бежвшим вслед з тнкми, вел свою горячую рботу.

У Фильченков и Одинцов оствлось не более двух десятков грнт. Ндолго ли хвтит их, чтобы сдержть орву вргов?

Вдруг Фильченков услышл стрельбу спрв. Сердце дрогнуло и н минуту змерло: "Неужели нс обошли?" Но, присмотревшись, улыбнулся обрдовнно. Спрв поддерживли их огнем мтросы, оствленные Мельником н высоте. Когд гитлеровцы были почти н вершине нсыпи,, по ним удрил пулемет. Первя же очередь прижл вргов к земле. А. пулемет все строчил и строчил. Фильченков и Одинцов, уже взявшиеся з последние грнты, увидели, кк фшисты поползли с нсыпи нзд.

- Ур! - невольно вырвлось у политрук. Это "ур" Одинцов принял з сигнл к тке и рвнулся было вперед, но Фидьченков удержл его.

- Отбили ведь, , товрищ политрук! - возбужденно говорил Одинцов, переводя дыхние.

- Отбили, Дня, отбили. - Фильченков приподнялся, чтобы посмотреть, что делется н левом флнге, тм, где были Цибулько, Пршин и Крсносельский. Николй увидел: уже нд четырьмя тнкми клубится черный дым. Но н позицию Цибулько и его товрищей лезут еще три. Крсносельский, высокий и сильный, черный от копоти и пыли, выбежл из-з нсыпи н дорогу, куд уже почти вышл фшистскя мшин. Вот он рзмхнулся и сильным богтырским рывком бросил связку грнт под смые гусеницы тяжело ползущего тнк. Рздлся глухой взрыв, и мшин, дрогнув, зкрутилсь н одной гусенице.

Политрук мгновенно оценил обстновку. Он понял, что пехот врг больше не решится идти в обход и подствлять себя под огонь пулемет, бьющего с высоты. И Фильченков, прыгнув вниз с нсыпи, скомндовл Одинцову:

- З мной!

Они подоспели в ту минуту, когд дв оствшихся фшистских тнк подошли уже почти вплотную к нсыпи. Пршин и Крсносельский бросли в них все новые связки грнт. Цибулько, слившийся со своим пулеметом, посылл очередь з очередью в смотровые щели вржеских мшин. Он не двл возможности водителям и бшенным стрелкм смотреть в щели, и потому тнки шли вслепую, огонь их был неприцельным. Фшистские тнкисты не выдержли и круто повернули мшины. Солдты, нступвшие вместе с тнкми, тоже побежли нзд. Вслед им удрил пулемет Цибулько. Бегущие гитлеровцы, спсясь от пулеметного огня, злегли

- Тк держть, Вся! - прокричл Фильченков и с грнтми в рукх выскочил н бруствер. З ним последовл Одинцов, слев от дороги - Пршин и Крсносельский. Н бегу они метнули грнты в фшистов, прижтых к земле огнем пулемет Цибулько.

Гитлеровцы, которым удлось уцелеть, вскочили и с воплями побежли прочь. Вслед им прострочил длиння очередь пулемет.

Нд полем устновилсь тишин. Слышно было только, кк где-то вдли, з поворотом дороги, урчли моторы уходящих тнков д н флнгх рздвлсь пулеметня дробь. Тм еще шел бой.

Фильченков, Одинцов, Пршин и Крсносельский возвртились н свою позицию у дорожной нсыпи. В их устлых глзх светилось счстье одержнной победы нд вргом. И только сейчс, в минуту зтишья, взглянув н почерневшие лиц своих боевых товрищей, политрук зметил, кк они устли.

"Неужели бой длился долго? - подумл он. - Ведь, кжется, прошло всего несколько минут, кк увидели вржеские тнки". Николй достл чсы, посмотрел я скзл:

- Бились около чс, товрищи!

- Ну? А я думл, минут пятндцть всего, - удивился Цибулько и удовлетворенно добвил: - Не пропустили ни одного к дороге... - В этих словх было столько гордости и торжеств, что, кзлось, Цибулько только и жил все свои двдцть дв год для того, чтобы бить фшистские тнки.

- И не пропустим! - зявил Крсносельский.

Фильченков посмотрел н Крсносельского: лицо мтрос - бледное, осунувшееся, губы кривятся от боли.

- Ты рнен, Вня? - встревоженно .спросил политрук.

- Немного црпнуло. Пустяки, пройдет...

Фильченков знл, что от пустяковой рны богтырь Крсносельский не был бы тк бледен и не кусл бы высохшие губы.

- Куд рнен?

- В ногу, выше колен.

- А ну, покжи!

Крсносельский, сдерживя стон, присел и обнжил ногу. Политрук и мтросы увидели большую рвную рну.

- Кость цел, - торопливо проговорил Крсносельский. - Через полчс буду здоров, кк прежде. - Он боялся, что его могут отпрвить в тыл.

Пршин перевязл товрищ. Моряки уселись н дно окоп, чтобы отдохнуть после трудного боя.

- Может еще кого "црпнуло"? - спросил Фильченков.

- Все целы, вроде, - ответил Пршин и ощупл себя, кк бы убеждясь, действительно ли он цел?

Фильченков поствил Одинцов нблюдть з вргом, остльным прикзл отдохнуть. Бойцы улеглись н откосе нсыпи погреться н нелсковом осеннем солнце. Николй присел рядом с ними. Он хотел поговорить с товрищми перед новым, может быть, еще более яростным боем, но, видя, что веки мтросов слипются от устлости и кое-кто уже зсыпл, решил отложить рзговор. Он тоже устл, но не двл устлости одолеть себя. В глубокой здумчивости смотрел Николй н лиц своих товрищей, спокойные, исполненные мужеств и ккой-то особенной крсоты.

Вот, рскинув руки, подствив лицо солнечным лучм, лежит Юрий Пршин, небольшой, средней силы, веселый мтрос. В бою он, кзлось, не ощущл стрх смерти. А ведь смый обыкновенный, мирный человек был до войны. Н флот он пришел с небольшого подмосковного звод, вырбтыввшего детские игрушки. Был он мстером-рскрсчиком, и рдостно было ему крсиво отделть детскую игрушку, дть ей ткие цвет, которым бы рдовлся ребенок. Он и см рдовлся кждому своему удчному изделию не меньше тех ребят, которым преднзнчлись игрушки. В комсомол Юр вступил уже во флоте. С рвением выполнял он кждое комсомольское поручение, не было в подрзделении гиттор лучше его. Полный неподдельного веселья и природного юмор, он всегд привлекл к себе товрищей. До военной службы Пршин много рз бывл в Москве и рсскзывл мтросм о столице с упоением... "Хороший комсомолец и воин хороший", подумл о Пршине Фильченков.

Рядом с Пршиным лежл Всилий Цибулько. Доверчивые, почти детские глз его были полуоткрыты, словно и во сне он хотел видеть небо. Темные волосы выбились из-под бескозырки н лоб, тонкие крсные губы зстыли в полуулыбке. "Нверное, хороший сон видит", - подумл Фильченков. Может, приснились Всилию отец или мть - стрые труженики-хлеборобы из сел Новый Буг н Николевщине. А может, приснилсь школ-семилетк, где он нчл познвть збуку жизни у стренькой учительницы Анны Ивновны Березко, которя гордилсь им, любознтельным, лучшим своим учеником. Цибулько с мльчишеских лет до смозбвения любил технику. Шум тркторного или втомобильного мотор вызывл в нем рдостное ощущение. Родившись вблизи моря, Цибулько с детств был влюблен в него. Он звидовл двум стршим бртьям, призвнным н флотскую службу. И кк он был рд, когд и его призвли во флот. Быстро привык он к флотскому рспорядку, любовно изучл морское дело.

Крйним спрв лежл Ивн Крсносельский. Богтырское тело его изредк вздргивло, видимо, рн двл себя знть. Н широком бледном лице подергивлсь ккя-то жилк. Он спл беспокойно, словно еще не прошло у него нпряжение боя. Русые кудри Крсносельского шевелил ветерок; он лежл, широко откинув свою большую руку. Крупные пльцы были стиснуты в кулк.

"Экя силищ в человеке", - подумл политрук.

Постоянный физический труд рзвил в Крсносельском недюжинную силу и способность легко переносить любые тяготы. Когд Ивн, в тридцть втором году призвнный в рмию в Архнгельск, отслужил свой срок, он остлся жить н севере. Тяжеля рбот сплвщик нрвилсь ему. Потом он переучился н шофер и несколько лет возил лес н грузовике.

Нчлсь войн, Ивн пришел в военкомт и попросил:

- Нпрвьте во флот.

Военком посмотрел н тлетически сложенного Крсносельского и ответил:

- Что ж, подойдете...

Рзмышления политрук прервл взволновнный голос Одинцов:

- Товрищ политрук, вижу тнки!

- Сколько?

- Пятндцть!

Фильченков вскочил, схвтил бинокль, присмотрелся: из-з дльних скл выходили бронировнные чудовищ. Бойцы проснулись в одно мгновенье.

- Сколько их, товрищ политрук? - спросил Цибулько.

- Немного, Вся, по три н душу, - ответил Фильченков. Он еще рз осмотрел позицию. Впереди все то же полынное поле; н нем - трупы гитлеровцев, фшистские тнки. "Плохо, что ни один подбитый тнк не остлся н смой дороге, не згородил ее", - подумл он.

Узкя полос дороги огибл нсыпь, где зсели моряки, и почти вплотную подходил к высокой скле спрв. А дльше дорог шл в теснине, сжтя с обеих сторон кменными кручми. Фильченков знл, что стоит подбить дв-три тнк н смой дороге, остльные вржеские мшины уже не смогут пройти по ней. "Дорогу ндо згородить! - твердо решил политрук. - Выждть, когд первый немецкий тнк выйдет н нее, и подбить его тм". Но Николй понимл: змысел рисковнный. "А вдруг, если пустим тнки н смую дорогу, ккой-нибудь из них прорвется через огонь?.. Тогд они зйдут к нм в тыл, пойдут н Севстополь..."

Фшистские тнки приближлись. Вот до них от нсыпи уже метров восемьсот. С мшин спрыгнули втомтчики и, рссыпвшись в цепь, стли охвтывть позицию моряков с флнгов. Их срзу же встретили огнем соседние подрзделения. Фильченков не рзрешил своим бойцм открывть огонь: не следовло преждевременно обнруживть себя.

Не дойдя до нсыпи, тнки врг остновились: гитлеровских тнкистов, видимо, пугли следы недвней битвы - трупы, лежвшие н поле, обгоревшие остовы мшин.

Но вот головной тнк рвнулся вперед. З ним пошли остльные. Моряки зстыли в нпряженном ожиднии.

Цибулько нчл бой. Первя же очередь послнных им пуль попл точно в смотровую щель, срзив водителя. Мшину знесло в сторону, и он стл н пути другого тнк. Но тот в слепой ярости бросился прямо н нсыпь, словно стрясь сбить огромную мссу песк своим тяжелым телом. Сердце Цибулько сжлось. Мшин, взбирясь н откос, шл прямо н его огневую позицию. Вот-вот тнк рздвит и его и пулемет. Стрелять было уже бесполезно. Цибулько схвтил связку грнт, приподнялся и швырнул ее под брюхо мшины. Взрыв оглушил пулеметчик и отбросил в сторону. Тнк с порвнной гусеницей тяжело пополз обртно вниз по песчной нсыпи. Одинцов, бывший неподлеку от Цибулько, бросил в тнк бутылку с горючим. Черное плмя зклубилось нд бронировнной мхиной.

Политрук в горячке боя ни н минуту не оствлял без внимния дорогу. Он знл: фшисты пострются вырвться н нее. Фильченков не ошибся. Следующий же тнк, пройдя мимо нсыпи, помчлся к дороге. В одно мгновение Николй выскочил нперерез стльному чудовищу и бросил одну з другой две связки грнт. Мшину нкренило н борт, и он тяжело осел. Згорелся еще один тнк. Его подбил Пршин. Фшистские тнкисты били по нсыпи. Взвихренный песок взлетл нд ее гребнем. Пршин зметил, кк схвтился з сердце Цибулько и упл рядом со своим пулеметом. "Убит", - подумл Юрий и, стиснув зубы, сжл в руке связку грнт: следующий вржеский тнк грохотл совсем близко.

Фильченков подбежл к Цибулько.

- Что, Вся, рнен?

- Ничего, еще повоюю... Вот жль, птроны кончились... Я встну... Я могу...

Цибулько силился подняться, но отяжелевшее тело не подчинялось его воле.

- Лдно, полежи пок тут, - скзл политрук и побежл к дороге; тнки вот-вот выйдут н нее.

Одн из мшин, полосуя огнем прострнство, мчлсь впереди остльных. "Стой, гд!" - крикнул Фильченков и метнул связку грнт в ходовую чсть. Мшин стл н дороге. "Вторя! - удовлетворенно зметил Николй. - Еще бы одну тут подбить - и все! Немцм не будет ходу н Севстополь! Но хвтит ли грнт и бутылок?" - От мысли об этом сердце его похолодело.

Тяжело взревел тнк, подошедший к нсыпи: он уже взбирлся по откосу. Одинцов, обернувшись к Фильченкову, что-то крикнул и покзл н гребень нсыпи. "А что с Крсносельским?" - с тревогой подумл политрук: тот лежл, уткнувшись лицом в землю. "Убит?" Но Крсносельский пошевелился, оглянулся нзд и стл взбирться н нсыпь. Вот он выполз н ее гребень, перевлил его и скрылся тм, откуд слышлся рев тнковых моторов. Фильченков не видел, кк Крсносельский последним усилием, весь изрненный, поднялся с земли, смело пошел вперед под огонь пулемет. Уже теряя сознние от бесчисленных рн, он успел сделть еще несколько шгов и, пдя, последним движением бросил две грнты под гусеницы ндвинувшегося н него вржеского тнк...

Слев от блиндж н своей огневой позиции истекл кровью тяжело рненый Всилий Цибулько. Руки его крепко сжимли последнюю связку грнт. Цибулько не стонл, хотя боль был нестерпимой. С трудом открывя глз, он пытлся подняться с земли, присоединиться к своим боевым товрищм.

Восемь из пятндцти вржеских мшин были подбиты. Их неподвижные громды беспорядочно стояли около нсыпи. Семь оствшихся мшин отошли: мужество советских воинов окзлось крепче немецкой стли. Но политрук видел, что врг готовится к новому нтиску.

Пользуясь минутной передышкой, к Фильченкову подошли Одинцов и Пршин. Их глз были восплены, лиц покрыты копотью и пылью.

- Что, Юр, трудно? - спросил политрук у Пршин.

- Ничего! - прохрипел Пршин. - Остновим их всех. Теперь и помереть не стршно...

- Успокойся, Юр, мы еще поживем. Сколько грнт остлось?

- Последняя, - Пршин покзл зжтую в рукх связку.

- У тебя? - обртился политрук к Одинцову.

- Одн грнт.

- У нс всего три связки н троих. Поделим. - И политрук дл Одинцову связку. - Помните, что промхнуться нельзя. Кждый удр должен быть точным.

Политруку хотелось скзть мтросм что-то очень хорошее, теплое, ободряющее. Но не успел. Вновь, нрстя, все ближе и ближе слышлся тяжелый скрежет. Мшины одн з другой н большой скорости мчлись к оконечности нсыпи, н дорогу.

Моряки злегли н гребне. Фильченков следил, кк головной тнк обходит дв подбитых, стрясь вырвться н дорогу. Решение созрело мгновенно. Политрук охвтил рукми мленького Одинцов и крепко-крепко поцеловл в губы. Потом он поцеловл Пршин и, не скзв ни слов, побежл туд, где нсыпь подходил вплотную к дороге, притился и стл ждть. Кзлось, что время остновилось...

Тнк, беспорядочно стреляя н ходу из пушки и пулемет, пробирлся между подбитыми мшинми. Фильченков слышл стрельбу спрв и слев. "Тм тоже тяжелый бой", - пронеслось в голове политрук. Лязг гусениц стл оглушительным. Вот серя от пыли бшня тнк покзлсь вровень с нсыпью. Николй понял, что нстл пор. Он вскочил н ноги и ринулся нвстречу пышущей жром стльной громдине, нвстречу смерти, крикнув гневно и стрстно:

- Не пройдешь!

Серя горячя броня был прямо перед ним. Взмх руки - и грнты удрились о гусеницы...

Пршин и Одинцов видели, что сделл их любимый политрук. Смерть Фильченков потрясл их. Они не могли скзть друг другу ни слов. Только у Пршин брызнули слезы. Молч они посмотрели друг другу в глз. И рзом поднялись: тнки все еще рвлись к дороге, стрясь пройти между подбитыми мшинми.

- Прощй, Дня! - проговорил Пршин и выбежл из-з нсыпи.

- Прощй, Юр! - крикнул Одинцов и устремился з ним.

В их рукх было по одной единственной связке. Они бежли нвстречу тнкм. Прогрохотл взрыв. Это комсомолец Дниил Одинцов, подбежв к тнку вплотную, бросил под него грнты. Другую вржескую мшину ценой своей жизни подорвл Юрий Пршин.

В суеверном стрхе и ужсе остновили мшины фшистские тнкисты. Они не посмели двинуться дльше. Уцелевшие тнки покрутились по полю и стли отходить.

А тем временем к нсыпи спешили нши бойцы с втомтми и пулеметми: то подошли резервы. Морские пехотинцы зкреплялись н рубеже, который удержли пять героев.

Цибулько, услышв рзговор стоящих нд ним людей, очнулся. Он узнл среди них перевязнного комисср и взором вырзил все, что хотелось ему выскзть в эту минуту...

Бойцы подняли умирющего Цибулько н руки. Собрвшись с силми, он спросил:

- Тнки не прошли?

- Нет, Вся, не прошли, - услышл он в ответ. - Вы их не пропустили. Комисср склонился нд Цибулько и, поцеловв его, скзл:

- Спсибо вм, друзья, спсибо. Вш подвиг Родин не збудет.

Аркдий Первенцев

Нвстречу вргу

Отрывки из ромн "Честь смолоду"{2}

В двендцть чсов дня проигрли боевую тревогу. Мы быстро построились. Ждли комндир. Вынесли ящики с грнтми, коробки зплов: нм было прикзно зпстись "крмнной ртиллерией".

Мы недоумевли. Сегодня нмечлись учебные прыжки с пршютом с смолет "ТБ-3". Зчем же нм грнты?

- Кжется, зпхло жреным, Лгунов, - скзл Дульник. Лиц у многих курснтов побледнели.

- Взять бушлты, сперные лоптки и "энзе", - прикзл стршин Всилий Лиходеев - черноморский кдровый моряк, учстник Одесской оперции.

Сомнения окончтельно рссеялись: идем н фронт. К нм присоединились ткже вооруженные винтовкми несколько десятков человек из соств эродромной службы. Им придли стнковый пулемет, блестящий от свежей окрски, кк новый, и дв ручных пулемет системы Дегтярев

Вышел нш комндир мйор Блбн. Я зметил у него стеснительное волнение: прикз был неожиднен не только для нс. Блбн передл прикз о немедленном выступлении в рйон Бхчисря.

- Я пожелю вм успех, - скзл Блбн, - и... до встречи

Мы поняли: Блбн нм не отдли. Мы поступли не только в опертивное, но и в комндное подчинение рмейского нчльств.

Прощй, Кч! Прощйте, голубые мечты, кк нзывли мы свою будущую профессию. Из-под колес грузовиков летел гльк, вихрилсь пыль. Ехли молч. Кждый уединился со своими думми.

Н Севстопольском шоссе нш колонн влилсь в общий поток мшин, орудий, бензозпрвщиков, конных обозов. Густя едкя пыль держлсь, кк дым. Нд шоссе н низких высотх птрулировли челночные "петляковы". Последний рз я увидел злив Северной бухты, мчты и трубы военных корблей, портовые крны, хоботы землечерплок и море, отделенное от одноцветного с ним неб лишь тонкой линией горизонт.

Я с зтенной грустью покидл Севстополь - рзброснный и для постороннего взгляд неприветливый, кким он предстет с Мекензиевых гор. Я зкрывю глз - и вижу поднимющуюся нд Корбельной стороной шпку Млхов кургн, высоты Исторического бульвр, круглое, нтичное здние Пнормы, кменные форты у вход в бухту, будто нполовину утопленные в бухте, рздвинувшей известковые горы. И обрз Севстополя не оствляет меня, дже когд по обоим бокм бегут рыжие склоны Мекензии. Эти охрнные сопки, обветренные и згдочные, тк естественно обнизны скупыми кустми, что кжутся они мскировочной сетью, прикрывшей грозные форты крепости.

А вот и Дувнкой - унылое село, спрятвшееся в лощине среди низких ущелистых гор. Пожлуй, в этом ттрском селе не увидишь ни одного дом из дерев, д и ни одного збор. Все кмень, хороший кмень, не нуждющийся в облицовке д, пожлуй, при клдке и в цементе. Кжется, что это один из восточных фортов крепости, змскировнной под село, нстолько стрнным предствлялись мне люди, решившие поселиться и провести жизнь в этом безотрдном ущелье, прямо у шоссе, н ходу и н виду прохожих и проезжих.

В Дувнкое нходился внешний контрольно-пропускной пункт севстопольской зоны. Мшины к фронту пропускли свободней, но идущие в город подвергли тщтельной проверке. Село и окрестности были зтоплены войскми, обозми. Кое-где н домх висели флги Крсного Крест. Возле них сгружли рненых. Я видел збинтовнные руки, головы, рзорвнные гимнстерки, землистые, зпыленные, двно не бритые лиц солдт. Девушки в зеленых гимнстеркх, подпояснных ремнями, иногд и с пистолетом у бедр, сводили и сносили рненых, отгоняли мух, злобно жужжвших нд кровью.

Проехл генерл в открытом втомобиле, н котором еще сохрнился флжок "Интурист". Автомобиль по-хозяйски покричл. Чсовые контрольного пункт козырнули генерлу. В здке мшины сидел рненый полковник, опустив голову, зкрыв лицо рукми. Его голов был плотно зкутн бинтми. Н груди было несколько боевых орденов. Молоденький лейтеннт, совсем еще ребенок, зботливо ухживл з полковником. Между коленями у него был зжт бутылк с боржомом, н коленях лежл грненый сткн. З ремнями тент торчл пчк номеров "Крсного Крым".

Через Дувнкой шли войск к фронту, мелькли бушлты и бескозырки: Севстополь посылл морскую пехоту. Зпыленные, увешнные грнтми, проходили моряки. Короткий привл у колодцев, и колонны выходили н изгиб шоссе и скрывлись между обсыпнных пылью деревьев и кменных серых домов.

Войн предстл передо мной кк тяжеля, кждодневня рбот-лямк: кровь, мухи, пыль, грубые шоферские окрики. И эти будни, устлость, рны, недоедние и недосыпние должны были обртить в победу полководцы.

З Дувнкоем мы сгрузились и двинулись походным мршем. Мшины были отдны беженцм.

Нконец мы пришли к укзнному пункту в долине реки Кчи. Высокие пирмидльные тополя, видевшие, вероятно, еще ектерининский поезд, стояли у дороги.

В яблоневом сду рсположилсь рмейскя пехот. Яблони были ккуртно окопны, н стволх подвязны соломенные жгуты для предохрнения от вредителей. Листья уже желтели, пдли, осыпя землю. Кое-где н мкушкх яблонь сохрнились плоды.

Виднелись свежие воронки от бомб-соток, словно кто-то могучий крутнул сверху сверлом. Сорвнные яблоневые кроны еще не звяли, из рсщепленного ствол сочился сок.

Крснормейцы спли н земле, подложив под головы сктки, осыпнные известковой пылью.

Где-то впереди и с боков шл ртиллерийскя перестрелк - нм скзли, у Бхчисря. У солдт мы узнли, что н Керчь отходят с боями войск генерл Крейзер, где-то вблизи действует Приморскя рмия генерл Петров, известного по обороне Одессы. Никто, конечно, точно не знл, где действует Крейзер, где Петров и кто куд отходит. Бтльон, рсположившийся в сду, до этого квртировл в долине Бельбек и был преднзнчен для борьбы с воздушными деснтми противник.

Строгя пожиля колхозниц в чистеньком ситцевом плтье принесл ивовую корзину с яблокми. Он опустил корзину н трву, скзл: "Кушйте, ребятки".

Женщин стоял под яблоней, опустив жилистые, крестьянские руки, покрытые сильным крымским згром, и жлостливо смотрел н нс.

А мы с нслждением ели пхучий крымский шфрн с шершвой, кк змш, кожей, с твердой и пряной мякотью.

- Я еще принесу, - скзл женщин и пошл по дорожке, протоптнной солдтскими спогми, к постройкм, где дымили полевые кухни.

- Мы в этом колхозе, видть, з дв дня уже тонны три яблок стрвили, скзл боец Тиунов, рскусывя пополм яблоко и рзглядывя сердцевину с черными зернышкми, - и все вот тк, корзинк з корзинкой. И все он своими рукми носит. Никто из нс дже во сне смовольно к яблоне не потянулся. Узнет Лелюков, кпитн, - открутит бшку, строг!

И вот подошел см Лелюков, который теперь будет и ншим комндиром. Мы встли. Лелюков поздоровлся с нми и кк-то исподлобья, быковтым взглядом оглядел всех нс. Кзлось, от взгляд этих серых, нвыкте глз, нсмешливых и недоверчивых, не ускользнули дже те из нших товрищей, которые не успели ндеть бшмки и стояли позди, стрясь змскировть в трве босые ноги.

Особенно пристльно Лелюков посмотрел н Сшу, который всегд почему-то с первого взгляд, несмотря н свое отличное телосложение и приличный рост, не производил впечтления военного человек.

- Вш винтовк?

- Есть, моя винтовк, товрищ кпитн! - бойко отрпортовл Сш.

Лелюков принял из рук Сши его трехлинейку, отжл зтвор, вынул его, посмотрев прищуренным глзом в ствол. Винтовки были выдны нм недвно из мобилизционных склдов, и внутренность стволов не отличлсь требуемой в рмии безукоризненной чистотой.

- Винтовк пристрелян?

- Не зню, товрищ кпитн.

- А кто знет?

- Винтовки выдны нм без стрелковых крточек, товрищ кпитн.

- Учебно-боевые стрельбы проводили?

- Нет, товрищ кпитн. Мы готовились получть втомты.

- Вы слишком много придете знчения втомтм, - скзл Лелюков, втомты ведут огонь только с ближних дистнций и ведут, кк првило, бесприцельный, рссеивющий огонь. Русскя трехлинейня винтовк не уступит любому втомту.

Лелюков обртился ко мне.

- Вы умеете обрщться с этой мшинкой? - его плец укзл н стнковый пулемет, прикорнувший у ствол яблони.

- Теоретически, товрищ кпитн. Лелюков недобро ухмыльнулся:

- Пулемет силен только прктически, в бою...

Женщин принесл яблоки, поствил поодль корзину и ушл к дому. Лелюков подошел к пулемету.

- Попробуйте выктить его сюд, - прикзл мне Лелюков, - и подйте коробку с лентой.

Я выполнил прикзние. Лелюков рспорядился, чтобы мы рсширили круг для удобств обзор. Солдты отошли в сторону, рсселись у яблонь. Кое-кто отпрвился к корзине з яблокми.

Лелюков рсстегнул пуговицы гимнстерки, звернул обшлг. Ловкие руки его быстро отщелкнули крышку коробки, выхвтили оттуд ленту, вствили лтунный язычок ленты в приемник, продернули ее. Я уже имел дело с пулеметми, устновленными н смолетх, и без особого труд рзобрлся в несложной схеме нземного пулемет.

Кпитн покзл, кк пользовться прицельными приспособлениями, обрщться с вертлюгом при вертикльном и горизонтльном обстреле. Пулемет вертелся в его рукх, кк кинжл в рукх Блбн. Кпитн объяснил, что пулемет - кпризня штук, требует постоянного внимния к себе, чистоты, ккуртности при нбивке лент птронми, - тогд не будет здержек и перекосов.

Кпитн прикзл перетщить пулемет к реке, выслл бойцов бтльон постовыми для оцепления стрельбищ, устновил мишени.

Учебня пулеметня стрельб в долине реки переполошил н шоссе шоферов: им покзлось, что немцы зшли с тыл. Они испугнно повернули мшины, обрзовлсь пробк.

Вечером мы поужинли борщом и вреной брниной, выствили крулы, улеглись спть н сене в срях колхоз. Орудийня стрельб не умолкл.

* * *

Не зню, сколько времени продолжлся мой сон. Я был рзбужен толчком в бок. Меня рзбудил Сш. Он стоял н коленях и обвешивлся грнтми. Во дворе еще было темно. В рскрытые двери сря приходил прохлд октябрьской ночи. Во дворе строились люди, подктывли пулеметы. Кк и обычно, построение сопровождлось незлобной перебрнкой, стуком котелков и сперных лопток.

Во дворе было еще прохлдней, чем в сре. Выпл рос, и земля липл к подошвм.

Лелюков был в кожной куртке, подпоясн тем же комндирским ремнем. Н груди висел бинокль.

К нм поствили рмейских комндиров. Молодые лейтеннты почти перещупли всех нс рукми, пересчитли, поделили. Все было буднично, неинтересно, слишком просто.

Мы тронулись в путь. В пути к нм влились солдты. Вероятно, Лелюков оствлся невысокого мнения о нших боевых кчествх и решил прослоить нс бывлыми людьми. Прикзу подчинились, но зворчли. Вдруг вызвли в голову колонны прторг и комсорг ншей роты. Окзлось, что Лелюков предвидел возржения со стороны моряков и просил рзъяснить через коммунистов и комсомольцев, почему влили в нш соств рмейских пехотинцев.

Дорог шл перектми. Мы держлись обочины шоссе. Бесконечной вереницей, с потушенными огнями двиглись втомшины и конные обозы.

Пыль попрежнему удушл. Бушлты из черных превртились в серые. Люди поседели от пыли.

К рссвету свернули с шоссе, пошли грунтовкой, проложенной в долине. Мы избвились от пыли, но испытывли гнетущее чувство одиночеств: кипящее жизнью шоссе остлось в стороне. Мы были рзъединены теперь с людьми, путь которых лежл к Севстополю. Постепенно отрывясь от крепости, мы шли к неизвестному. Скрипели подошвы по кремнистой дороге, колыхлись винтовки, взятые н ремень. Пулеметы рзъединили. Чсти пулемет - стнок, ствол, щиток - несли попеременно н плечх.

- Где мы бредем? - спросил Дульник. - Не люблю игрть в жмурки.

- Кршйскя долин, - ответил солдт, молчливо вышгивющий с нми, с лицом, зпудренным пылью.

Мы поднимлись н плоскую высотку, протянувшуюся по зпдной окрине долины. З высоткой лежл вторя, отделення от первой неглубокой лощинкой с пролысинми, оствшимися от дождевых луж. В лощинке стояли втомшины, спрятнные по колес в землю, прикрытые зсохшими ветвями. Виднелсь 76-миллиметровя пушк в круговом окопчике, рядом ящики со снрядми. Артиллеристы отрывли щели поодль от орудия. А н высотке, в стрелковых окопчикх, похожих издли н крендели, виднелись пехотинцы. Сплошной линии трншей, ккой мне всегд предствлялсь передовя, не было. Все внешне выглядело непривлектельно, слишком скромно и опять-тки буднично. Никких дотов, стльных бункеров, оживленных ходов сообщения.

Срвнительно недлеко были горы. Ясно и близко стоял Чтыр-дг. Н склонх темнели лес. Виднелсь шоссейня дорог, идущя меж холмов. Дорог был пустынн. Это производило стрнное впечтление. Потом моего слух достигли звуки рзрывов. Я увидел коричневые облчк, вспыхивющие нд холмми и дорогой. Понял: дорог кем-то простреливется, пок еще лениво, с дремотными пузми. Неужели мы нконец-то вступили в нстоящую войну?

З холмми, у склонов, обрщенных в ншу сторону, жлись мшины и люди. Полевя пушк стоял вблизи нс. Были здесь позиции ртиллерийской бригды, или полк, или дивизион, или поддержк пехоте огрничивлсь одной бтреей не было известно.

Лелюков прикзл рссредоточиться, чтобы вирзведк не нвел бомбрдировщиков. Мы рзошлись подвое - потрое и злегли в невысокую трву, сильно тронутую солнцем и осенью. Трв был чист от пыли, и лежть н ней доствляло удовольствие. Я прилег н спину, вытянул уствшие от грубых спог ноги, ослбил пояс, свободно вздохнул. Хотелось молчть

Я глядел н плоскую вершину Чтыр-дг. Кзлось, н высокогорных ттрских пстбищх кем-то поствлен огромня, длиння плтк, приют горных богтырей. Недром же в переводе н русский язык Чтыр-дг - Плт-гор.

- От Перекоп эт гор видн, - скзл Тиунов. - А чтобы не сбрехть, видн эт гор, пожлуй, уже от смого Херсон. Отходили Днепром, через Алешкинские пески к Перекопу, думли: не Кзбек ли? Окзлся Чтыр-дг. Никк до него не дотянем.

- Остлось недлеко дотягивть, - скзл Дульник.

- Вот ее оборонять легко. Туд, небось, ни один его тнк не дочпет, ? скзл Тиунов, восторженно оглядывя горную вершину, обернулся ко мне, спросил: - Приморскя-то рмия пойдет н Керчь ль повернет н Севстополь?

- Я не зню опертивных плнов комндовния.

- Есть смысл-то Севстополь держть?

- А кк же? Севстополь же.

- Я не в том смысле, мтрос, - добро скзл Тиунов, - кк местность-то тм? Пригодня? Горы есть ль при море рвнин, кк у Кркинитского злив?

- Горы есть, удобные для обороны.

- Лишь бы горы. Хоть бы небольшие, горы.

Лелюков вызвл к себе комндиров, через некоторое время комндиры подняли бтльон. Мы вышли из лощинки и нчли знимть крендельки стрелковые окопы, - солдты из этих окопчиков ушли отделениям" в ткие же окопы левее нс. Очевидно, комндовние сгущло войск н передней линии. Дульник скзл, что будет тк. Я рзделял его предположение.

Впереди нс лежл лощин, з ней, в двух километрх, невысокя возвышенность, желтевшя плешинми осыпей.

Нш передовя линия не имел проволочных згрждений. Линия обороны был оргнизовн нспех, подручными средствми. Проволочные згрждения зменял обычня ползучк, рсктння по трве и прихвчення железными костылями. Кое-где, будто случйно оброненные, виднелись спирльные витки колючки. Говорили, что левее ншего рсположения, в секторе, прилегющем к шоссе, якобы зложены минные поля.

Окоп, где мы рсположились, был глубокий, можно было стрелять, стоя. Солнце и ветер успели подсушить землю бруствер, и он не очень выделялся н местности. В окоп прыгнул Лиходеев, увидел меня, мотнул головой в сторону.

- Лгунов, к пулемету! - Лиходеев снял свою стршинскую, с козырьком, фуржку, вытер пот. - Приметил тебя кпитн. Н стрельбх...

Стршине хотелось, видно, еще скзть мне что-то приятное, но было не до рзговоров. Лиходеев отряхнул фуржку от пыли, ндвинул н свою стриженную под бокс голову, потянул з козырек, сдвинул фуржку чуть, нбекрень - допустимое по форме щегольство. Н козырьке остлись отпечтки пльцев.

- Пойдем со мной, укжу место.

Дульник встревоженно следил з нми. Ему не хотелось отствть от меня в ткой момент. Глз Дульник просили меня вступиться з него перед стршиной, позволить ему быть уж до конц вместе.

- Дульник с нми, - скзл Лиходеев, угдв его желние, - все едино упросит, рно ли, поздно ли...

Поодиночке мы перебрлись из ншего стрелкового окоп в пулеметное гнездо, рсположенное в стыке стрелковых ячеек уступом в глубину.

- Лгунов стршим, - прикзл стршин. - Рспредели номер, и ждите. Кк нчнем, будешь поддерживть тку, потом, когд пехот пойдет в открытую, будешь сопровождть в боевых порядкх огнем и колесми.

Лиходеев ушел. Дв солдт, нходившиеся здесь, присели н корточки возле пулемет, с любопытством глядели н меня. Я рспределил номер, н глз прикинул рсстояние до некоторых ориентиров.

- Стло быть, следует пончлу гсить по тем высоткм, - посоветовл молодой солдт, - нстильность хорошя. И рельеф подходящий - можно свободно бить нд головми своих.

Впереди лежл типично крымскя лощинк, с чхлой трвой и выходми нружу известковых пород, то тм, то здесь белеющих кменными блюдми. З этой лощинкой н высотх рсположился противник и тоже нблюдл з нми, оценивя нши позиции из своих, противоположных нм, интересов, - тм вспыхивли и гсли зйчики оптических линз.

Дульник лежл рядом, приксясь плечом ко мне. Вот по его смуглой щеке от виск потекл струйк пот и рзошлсь н шее и пульсирующей? ртерии.

Неожиднно для нс, ибо мы не плнировли боя в Кршйской долине, нчл бить нш ртиллерия. Это был слбый и млоэффективный обстрел высот, знятых противником.

В ответ методично и обстоятельно зрботл немецкя ртиллерия, не трогя стрелковых окопов. Немцы нщупывли огневые позиции нших бтрей. Появился тихоходный немецкий смолет-корректировщик, двухфюзеляжный одномоторный биплн с не убирющимися в полете колесми, и орудия немцев стли быстрей сжимть прицельную вилку.

Дульник толкнул меня:

- Гляди!

Влево от нс, тм, где лежло шоссе н Севстополь, протянулись клубчтые полосы пыли. Я увидел черные бегущие точки в голове клубящихся потоков.

- Тнки! - тихо скзл Дульник.

Мы оствлись в стороне. Кзлось, противник не считлся с нми: отлеживйтесь, мол, в своих "кренделькх" сколько угодно.

Мы были песчинкми, подхвченными бурей войны. Мы ничего не знли о комбинциях, в результте которых походный мрш знес нс именно сюд, нши комндиры прикзли злечь именно в эту ямку и здесь, ни в кком другом месте, ожидть решения своей учсти.

Я нблюдл движение тнковых колонн, кк в кино. Бездействие порождло ощущение нерельности переживемого. Но с кждой минутой мною все сильней и сильней овлдевли чувств, прямо противоположные тому, что от меня ожидли мои нчльники.

Безотчетное, постыдное, но повелительное чувство стрх быстро нполняло меня. Дже физически я ощутил эту нполняющую меня тяжесть. Тело кк бы нливлось свинцом, похолодел спин, хотя солнце жрко пекло.

Кк во сне, при стршной опсности, откзывют ноги и сдвливет горло, тк и сейчс я чувствовл, что не могу скинуть этого стрнного оцепенения тел, мыслей... Я не мог смостоятельно выйти из этого позорного состояния.

Вдруг недлеко рзорвлся фугсный снряд. Пыль и грь от сгоревшей взрывчтки пришли одновременно с кким-то внутренним толчком. Я не видел сигнл тки, но смутное чувство укзло, что пор действовть.

Смуглые руки Дульник перебирли быстро подгрыземую пулеметом ленту. Летели дымные гильзы, стучли и звенели, и пулемет, кк живое существо, дрожл в моих кулкх, до хруст в суствх сжимвших шершвые ручки.

Быстро перегрелся ствол, вод зкипел в кожухе и стл пробивть вентиль пром и шипящими брызгми, кк это бывет в чйнике, поствленном н большой огонь.

Молодой пехотинец, вероятно, вторично, сильно толкнув меня, крикнул:

- Длинными очередями зчем?! Трт!

Я опустил боевой спуск, пулемет смолк. Пльцы моих рук онемели.

Черные спины в коротких бушлтх мелькли впереди. Змейкми рзвевлись ленточки бескозырок. Моряки были вместе с крснормейцми, но я видел сейчс только своих ребят.

Почти никто еще не свлился. Знчит, тк обходится без потерь. Н прктике выходит не тк все безндежно. А может, немцы уже бегут?

Аткующие достигли рубеж, нмеченного Лиходеевым для ншего вступления в тку. Это языки полынной крепи, протянувшейся по длинному осклу известняк.

Дульник первым выпрыгнул из окопчик, стл н колени, помог мне выбросить пулемет. Нступил второй этп тки, укзнный Лиходеевым.

Мы поктили пулемет. Миновли ползучку. Побежли по дну той смой трелки, о которой говорил Дульник. Лелюков не бежл, быстро шел впереди цепи без тужурки, с биноклем, переброшенным з спину, с пистолетом в руке.

Теперь я видел высоты, нцеленные для тки, слышл свист пуль.

Мы пробежли больше пятисот метров. Несколько человек, среди них были и моряки, упли и не поднялись. Усилился огонь. Мы злегли. Отстреляли одну ленту

Лелюков поднялся с земли, что-то крикнул и снов побежл вперед. Ременный шнур пистолет мотлся в ткт его бегу. Лелюков ускорял свой бег. Нступил период непосредственного сближения, когд дорого кждое мгновение. Мы побежли вперед. Лелюков обогнли мтросы, зслонили его. Я потерял из виду спину кпитн. Черный клубок мтросских бушлтов ктился к высоте.

И зтем в несколько коротких минут произошло то дрмтическое событие, которое мне никогд не збыть. Немцы открыли сосредоточенный огонь из оружия, которое они до сих пор не рзоблчли. Несколько нших грнт взорвлись, не долетев до цели. Пдли люди в бушлтх и в зеленых солдтских рубхх, обрмленных шинельными скткми.

Вот теперь нужен нш пулемет. Я приник у щитк. Пльцы Дульник зпрвили ленту. Прошл короткя очередь. Я слишком упредил прицел. Но когд цель был испрвлен, в приемнике вдруг зело ленту. Мы долго бились нд ней, но безуспешно.

А в это время был решен исход тки: мы отходили под сильным огнем. Двое солдт волокли Лелюков плстом. Солдты пережидли огонь возле трупов, рзброснных по трве, и снов ползли, подхвтив под локти своего комндир.

Н его спине рсползлись пятн крови, похожие н осенние пионы. Пистолет Лелюков был зткнут з поясом одного из солдт, бинокль н коротком ремне висел н шее второго солдт.

Солдты тщили Лелюков, и споги его чертили носкми по земле. Мы прижимлись к земле и снов ползли вслед, стрясь во всем подржть их повдке. Пулемет мы не бросили, хотя он зглох и, кзлось, никому не был нужен.

Мы ползли и ползли.

* * *

После боя в Кршйской долине мы отходили к горм, стрясь миновть ттрские сел н шоссе, ведущем к перевлу. Активнее бронетнковые рзведывтельные отряды неприятеля, кк првило, продвиглись по шоссе и знимли сел, лежщие н глвных коммуникциях.

Из ст пршютистов-блбновцев остлось только сорок. В коротких стычкх при проходе в горы было потеряно еще шестндцть человек. Ншего комндир мы не оствили противнику. До подход к лесу везли его н "пикпе". Когд "пикп" н горных тропх зстрял, мы столкнули его с обрыв, Лелюков понесли н плечх.

Из моих друзей остлись живы Дульник и Сш. Об хорошо вели себя в тке, не прятлись, не пережидли, чтобы потом, поднявшись из кустов, повествовть обо всех ужсх сржения и бхвлиться своей мнимой отвгой. Мы окзлись в числе тех немногих, которые остются в живых дже при смой большой ктстрофе.

Сш кк бы проверил выскзнную им теорию. Кршйской долины теперь не збыть. Отныне он не просто кусок крымской земли, покрытой тким-то почвенным слоем и ткой-то рстительностью, долин, политя кровью.

Мы дрлись еще слишком мло, чтобы созреть, видели ткже очень немного и только открытое физическому взору, слышли то, что непосредственно достигло слух. Естественно, мы могли ошибиться в оценке событий.

Углубившись в горы и почувствовв себя в срвнительной безопсности, мы зночевли. Ущелье, выбрнное для привл, лежло прллельно глвному шоссе, которого мы держлись в ндежде все же выйти н него, чтобы достичь южного берег Крым, оттуд - Севстополя. Из-з предосторожности костры не рзжигли. Уствшие люди повлились н землю. Внизу тихо бурчл ручей, один из сотен безымянных ручьев, стеквших с гор. Воды было вволю.

Ко мне подошл рдистк Ася, вполголос скзл:

- Кпитн просит вс к себе, товрищ Лгунов. Я быстро поднялся:

- Ему лучше?

- В прежнем положении. Ему нужен стционрный режим. Серьезное рнение. Темпертур держится. Ткой сильный человек стонет, бредит.

- Терял сознние?

- Нет.

Лелюков лежл н шинелях, спиной ко мне, н боку.

- Пришел Лгунов, - скзл Ася.

- Хорошо, - тихо проговорил кпитн, не поворчивя головы, позвл меня по фмилии.

Я опустился возле кпитн н трву. Солдт, сидевший рядом, подвинулся в сторону.

- Лгунов?

- Д, Лгунов, товрищ кпитн.

- Имя-то твое кк, Лгунов?

- Сергей

Лелюков беззвучно рссмеялся и посмотрел н меня:

- Неужели Сергей Лгунов... Ивнович?

- Ивнович, товрищ кпитн.

- А меня помнишь, Лгунов?

- Конечно.

- А ккого чорт молчл, Сережк?

- Обычно считется нетктичным нвязывться в знкомые к нчльству.

- Вот это дурень, - Лелюков силился приподняться н локте, его остновил Ася, кпитн пошевелил пльцми, пробурчл: - Угдл-тки меня, Лелюков, гермнскя пуля. Долго не могли познкомиться, - снов обртился ко мне, неверно сделл, Сережк. Нчльство - нчльству рознь. Вот убили бы меня, и не узнл бы я перед смертью, что сынишк Ивн Тихонович Лгунов учился у меня уму-рзуму н Крымском полуострове. Твой-то отец тоже кое-чему меня нучил, Сергей.

Я молчл. Лелюков тоже смолк, прижлся щекой к шинели.

- Подтшнивет, - скзл он, скрипнув зубми, - вот если бы мне сейчс холодного нрзн и... лимон... Ты не серчй н меня, Сережк.

- Я не серчю, товрищ кпитн.

- Меня не обмнешь, Сергей. Шесть лет комндирю, привык читть вши мысли по вдоху и выдыху. Непростительно погибли твои друзья-товрищи... Учимся... И всю жизнь учимся... дуркми подохнем... Кждое новое дело нчинем обязтельно с ликбез... Этого врг свлим, верю... Слишком быстро прет, здохнется... Что я тебе хотел скзть? Д... Если, не дй бог, придется вм когд-нибудь нчинть ткое дело снов, помните: не нчинйте с ликбез. Выходите н поле срзу с высшим обрзовнием. Зконченным...

Крымские пстушьи тропы уводили нс от глвной коммуникции н высокогорные пстбищ Яйлы.

Держсь северо-восточной кромки горно-лесистого предгорья, можно было дойти до Феодосии. В чьих рукх был Феодосия, мы не знли. Во всяком случе оттуд можно было пробиться н Керченский полуостров, в сдчу которого никто не верил. Тм, по слухм, был создн укрепленный рубеж по линии Турецкого вл и Акмнйских позиций.

Рсспросми у местных жителей мы выяснили, что шоссе н Ай-Петри не контролируется противником. Пстухи передли, что по шоссе отходят войск Крсной Армии.

Поэтому мы круто свернули к шоссе и н второй день подошли к нему южнее Орлиного злет.

Нши подошвы зшуршли по листьям грбовой рощи. Деревья, крепко вцепившиеся своими мощными корневищми в кменистую почву, были покрыты огнем увядния.

Пригретые солнцем деревья рзливли стойкий, пряный зпх, смешнный с осенними зпхми прели и трвяной сырости.

Чудесня кртин природы, совершенно не зтронутой войной, больше всех взволновл Сшу.

Он встл н обомшелый кмень, снял бескозырку и уствился вдль обрдовнными глзми. Его бледное лицо, тк и не тронутое згром, порозовело.

Послнный в рзведку Дульник прибежл с криком:

- Нши!! Н шоссе нши!

Мы двинулись вслед з Дульником и попли к обрыву, где кончлись грбы, дльше шли редкие дубы, ясени и южный подлесок, перепутнный с кустми шиповник и боярышник. К горм прилепились ттрские хижины с плоскими крышми, и, будто сколок доисторических ктстроф, белел стен Орлиного злет.

Мы видели шоссе в пролетх дубов.

По шоссе, петлями уходящему в горы, двиглись войск.

- Нши, - скзл Сш и широко улыбнулся.

Все облегченно вздохнули. Не было ликовния, восторгов. Хотелось присесть н землю, опустить руки, зкрыть глз.

Н Севстополь отходил Приморскя рмия. Колонн шл в полном порядке со всеми видми охрнения н мрше. Арьергрдные бои, кк мне скзли; вели чсти дивизии, сржвшейся з Одессу. Черноморскя и рмейскя виция, кк могл, прикрывл колонну н мрше.

Мы влились в колонну приморцев. Теперь, в непосредственном общении со стойкими регулярными войскми, мы морльно окрепли. Здесь все знли свои мест - бойцы, комндиры, политические рботники. Н привлх проводились летучие собрния коммунистов и комсомольцев, рспрострнялись сводки Советского Информбюро, гзеты, - был дже своя, рмейскя; прторги и комсорги принимли членские взносы. К Севстопольской крепости двиглсь регулярня, зклення в боях рмия.

Лелюков мы передли в полевой госпитль н попечение хирургов. Госпитль имел медикменты, инструменты и дже собственный полевой движок для освещения оперционной. Милые, услужливые медицинские сестры, бывшие студентки Одесского медицинского институт, проворно и умело делли свое дело. Они по всей форме соствили историю болезни кпитн Лелюков. В этой формльности не было ничего бюрокртического, он умилял нс, и мы обретли спокойствие и веру в то, что в будущем все будет хорошо, все обойдется, если только придерживться устновленного и освященного десятилетиями порядк.

Мы подходили к Севстополю по Ялтинскому шоссе. Армейские рдиостнции принимли Севстополь, и мы еще н мрше знли, что немцы уже подошли вплотную к внешним укреплениям крепости и звязли с ход сильные бои.

С немцми дрлись рмейские чсти, морскя пехот и ополченцы. Вели огонь корбли Черноморского флот и береговя ртиллерия. Н передовую линию выходил бронепоезд "Железняков" под комндовнием хрброго Гурген Скян. Возле Дувнкоя пли смертью хрбрых пятеро бесстршных черноморцев.

Имен героев были нзвны позже: политрук Николй Дмитриевич Фильченков, крснофлотцы Цибулько Всилий Григорьевич, Пршин Юрий Констнтинович, Крсносельский Ивн Михйлович и Дниил Сидорович Одинцов.

Подвиг у Дувнкоя нзывли бессмертным. Но кто узнет о крови шестидесяти моих товрищей, пвших в Кршйской долине?

Удрми нкоротке приморцы сбили чсти противник, осдившие крепость, н этом учстке перевлили Спун-гору, нходившуюся в нших рукх, и появились н улицх город.

Появление Приморской рмии н улицх осжденной крепости было огромным событием. Приморцы, прослвленные обороной Одессы, знменовли собой высокий вторитет Крсной Армии, для которой в мирные годы ничего не жлел советский нрод.

Нселение с восторженной признтельностью встречло приморцев. Моряки, сцепившие было зубы для борьбы почти один н один, теперь увидели своих будущих сортников и рдостно приветствовли их, рзмхивя бескозыркми.

Мльчишки, это восторженное племя приморских южных городов, кк воробьи, усыпли деревья бульвров. Они орли от переполнявшей их сердц рдости.

Кто-кто, они-то двно знли пленительную легенду об этих бойцх, шгющих сейчс по пыльным кмням, мимо домов, обезобрженных грязными крскми кмуфляж.

И в эти чсы ндежд збывлись неудчи, поржения. Пожлуй, никто не нпомнил бы сейчс этим солдтм, что они, отходя от Перекоп, впустили н полуостров врг.

Приход приморцев совпл с прздником Октябрьской революции. Это придвло еще большую торжественность встрече приморских бтльонов.

Впереди шл Чпевскя дивизия при рзвернутом знмени. Дивизия боролсь под этим знменем еще в гржднскую войну. Это знмя обдувли ветры оренбургских степей, Приурлья, к нему прикслись руки легендрного Чпя, Фурмнов, его освятил своей полководческой мудростью Михил Всильевич Фрунзе.

Оркестр зигрл мрш. Звуки медных труб и удры брбнов кк бы дополнили симфонию боя. Сейчс никто не прислушивлся к тревожному близкому грому береговой ртиллерии, никто не следил з рзрывми снрядов противник, сейчс все глядели только н приморцев. Многие плкли.

Впереди Чпевской дивизии свободной походкой шгл комндрм. Генерл был одет в обычную комндирскую гимнстерку из тонкой шерсти, с биноклем н груди, в пенсне, с мленьким пистолетом н поясе.

- Им был предоствлен выбор, - скзл кто-то: - либо идти н Керчь, либо в Севстополь.

- Они выбрли Севстополь, - скзл Сш, не сводивший глз с приморцев.

- Д. Они выбрли Севстополь.

Дульник, повинуясь вспыхнувшему в нем чувству, сорвл с головы бескозырку.

- Ур приморцм! - зорл он пронзительным голосом.

Его поддержли. Внчле мльчишки, потом и толп. Не помня себя от подступивших к горлу спзм, я кричл вместе со всеми, и мне не было стыдно, что я кричу, кк мльчишк.

- Куд они?

- Знимть оборону.

- Прямо с ход?

- Прямо с ход.

Колонн шл под гром кнонды н передние рубежи - н смерть и слву.

А. Ленский

Что б ни вело к твоим холмм вргов

пути ль морские, потйные тропы ль

ты рзбивл их, гордый Севстополь,

кк нтиск волн у этих берегов.

Исхлестнный суровыми ветрми,

ты с возрстом - все выше и сильней.

Кк воин, ты несешь морское знмя

большой и юной Родины своей!

П. Мусьяков

Вдохновляющее слово пртии

Из дневник редктор флотской гзеты

Вечером 6 ноября 1941 год, нкнуне 24-й годовщины Великой Октябрьской социлистической революции, из рдиорубки, помещвшейся под лестницей в редкционном подвле ншей флотской гзеты "Крсный Черноморец", прибежл зпыхвшийся млдший политрук Ачксов и торопливо доложил:

- Товрищ комисср! Сейчс из Москвы будут передвть вжную рдиопередчу.

Сообщив скороговоркой волны, н которых будет вестись передч, Ачксов тк же внезпно исчез из комнты, кк и появился.

Вместе со Степном Сергеевичем Зенушкиным мы быстро нстроили приемник н нужную волну и срзу же почувствовли необычность обстновки тм, где стоял микрофон. Председтельствующий долго не мог успокоить взволновнных людей, голос его и звук колокольчик тонули в новых перектх "ур", в буре овций.

- Торжественное собрние, - шопотом скзл Зенушкин. - Приветствуют Стлин, вероятно он будет делть доклд.

В душе у нс тревог: кк бы не зглушили фшистские трещотки рдиопередчу. Рук осторожно поворчивет регулятор нстройки.

А вот и голос Стлин, спокойный, уверенный голос вождя и полководц, возглвившего вооруженные силы стрны. Отрезнные от "Большой земли", прижтые к морю фшистскими полчищми, мы, севстопольцы, мыслями были тм, где сейчс говорил Стлин, в родной и длекой Москве, о которой фшистскя печть и рдио хвстливо зявляли, что он уже почти взят гитлеровской рмией.

Облокотясь н широкий письменный стол, где стоит приемник, в тревожном и рдостном возбуждении слушют рботники редкции исторический доклд. В мленьком кбинете редктор стло совсем тесно, люди все идут, идут... И не только свои, редкционные. Вот появился нчльник политотдел соединения, случйно окзвшийся в зоне редкции, протискивются в дверь нборщики, стереотиперы...

Где-то совсем близко от редкции рвлись вржеские тяжелые снряды. Вдлеке глухо ухли нши береговые бтреи, и многоголосое эхо перектми летло от холм к холму, пок не зтухло где-то в глубине гор.

Стлин кончил. Уже отгремел буря овций, уже из репродуктор неслись звуки пртийного гимн, мы продолжли стоять молч, хотя говорить хотелось всем. По сияющим глзм, по рзгоряченным лицм можно

было понять, что творится в душе у кждого человек. И первым зговорил... телефон. Звонил комисср бтреи Ромн Черноусов.

- Товрищ редктор, будет ли звтр в гзете нпечтн доклд? Отвечю, что будет, хотя еще не принято ни одной строчки.

- А вы уже зписли его? Можно будет подъехть почитть? А то у нс н бтрее доклд слушли только связисты, остльной личный соств вел огонь по противнику. Вот, товрищ редктор, дли огоньку фшистм! Трнспортеры и грузовики переворчивлись, кк кртонные коробки.

Рзъясняю Ромну, что текст доклд у нс еще нет, но к утру будет непременно, постремся принять.

Срзу ззвонили дв телефон. Вопросы все те же - будет доклд звтр или нет, есть ли ккя-либо зпись и если д, то когд можно почитть...

Терпеливо объясняем всем, что доклд будет принят, зписей пок не делли, что только после подготовки текст к передче ТАСС стнет передвть его для облстных гзет.

А комндиры и комиссры все продолжют звонить, требуя гзету с доклдом именно к утру.

- Вы понимете, товрищи гзетчики, до чего вжно получить этот номер утром, встретить великий прздник в окопх с доклдом, поговорить о нем с бойцми, - рзъясняет мне один из комндиров чстей морской пехоты. - А ты, бригдный комисср, тк неуверенно отвечешь, что у меня уж сомнение зродилось.

- Приезжй, - говорю ему, - утром в редкцию, и если дже гзет не будет готов, то текст доклд получишь обязтельно. Перепечтю для тебя н мшинке.

- Вот это рзговор более првильный, - бсит в трубку комндир и еще рз уже просительно нпоминет: - Не подведи, душ, не подведи, н вс сейчс весь фронт ндеется, понял, редктор?..

Первя и смя глвня здч, вствшя перед редкционным коллективом, принять доклд во что бы то ни стло, принять точно, без искжений, преодолев все вржеские помехи. Мы стрлись все предусмотреть. Авибомб или шльной снряд перебьет провод электросети - вот и перерыв в приеме. Стло быть, ндо иметь готовыми несколько приемников в рзных чстях город и не только сетевых, но и ккумуляторных. Нужно сберечь дргоценный текст и после прием, нпример, рссредоточить мшинисток, чтобы дже прямое попдние вржеской бомбы в редкцию не уничтожило текст доклд.

Н зпись были посжены лучшие журнлисты, пистели, поэты. Принять следовло тк, чтобы кждя зпятя стоял н своем месте. Уточнять и проверять негде и не с кем. Между Севстополем и Москвой пролегли две линии фронт.

Доклд был принят ночью от змечтельного "медленного" диктор ТАСС в трех точкх, сверен, считн и нбрн. Рно утром, когд в Москве диктор рдиовещния с большим душевным подъемом нчл читть доклд, почти все рботники редкции уже сидели у репродукторов с оттискми полос, еще рз проверяя текст.

Пистели, проверявшие полосы, видимо, волновлись и пришли ко мне с рзными попрвкми, првд, незнчительными. Кое-ккие рсхождения получились и у меня. Только у Ачксов не было попрвок. У этого молодого журнлист окзлись ниболее крепкие нервы.

Н рссвете мы с Зенушкиным вышли во двор. Ветер торопливо гнл низкие серые облк, цеплявшиеся з вершины холмов. Это уже было хорошо: знчит противник сегодня не сможет бомбить. Есть ндежд, что помех не будет и гзет выйдет в срок. Во дворе сидели и лежли десятки крснофлотцев и стршин, прибывших з гзетми. Они вопросительно поглядывли н меня, и я без слов понял, что они хотят скзть.

- Будет гзет и будет скоро, - отвечю н их немые вопросы. Из секретрит бежит дежурный по редкции и торопливо доклдывет:

- Товрищ комисср, что прикжете отвечть н звонки? По всем телефонм один вопрос - когд выйдет гзет?

- Отвечй - скоро, кк только отпечтем.

- Тк и отвечю, но их это не удовлетворяет. Требуют более определенные сроки.

- Скжи, что весь редкционный и типогрфский коллектив живет сейчс только одной мыслью - кк можно скорее дть фронту гзету с доклдом Стлин.

Выходим з ворот. Улиц Ленин зствлен мшинми, мотоциклми, повозкми... Это все к нм. Зенушкин тревожно говорит: "Ндо их рссредоточить, вишь сколько понехло". Прикзывю дежурному зняться этим делом и рспределить мшины, повозки, мотоциклы и верховых лошдей по ближйшим переулкм и дворм под деревья. Кто их знет, фшистов, если погод нелетня, тк снрядми стнут гвоздить. И кк бы в ответ н эту мысль рздлся уже знкомый всем и достточно противный звук летящего снряд. Взрыв рздлся где-то з нми н горе.

Снов нрстющий звук, похожий н скрежет, вой, скрип, и вот сухой отрывистый рзрыв совсем рядом, в соседнем дворе. Вместе с рыжим плменем рзрыв нд крышей типогрфии сверкнул голубя молния, и ровный шум рботющих печтных мшин срзу же прекртился. Н дворе типогрфии стло совсем тихо, слышно было, кк рослый стршин с кудрявым чубом и чпевскими усми вслух читл полосу с доклдом. Крснофлотцы и крснормейцы, сгрудившиеся вокруг него, сосредоточенно слушли.

Из печтного цех бежли нш глвный экспедитор стршин Федор Рожков и выпускющий Всилий Ивнович Бекерский. Я уже знл, что они скжут, и срзу же спросил: звонили дежурному электросети? Окзывется, уже звонили. Снряд перебил воздушную линию проводов, н которой "сидит" нш типогрфия, и теперь ндо рботть вручную. Ну что же, не впервой. И н сей случй у нс было свое рсписние. Оно не нзывлось боевым, нет, это было просто рсписние всех людей н пять смен по шесть человек в кждой для "колесоверчения", кк однжды вырзился художник Федор Решетников, чсто крутивший вместе со всеми колесо тяжелой мшины.

Все смены были приведены "в рбочее состояние", но крутить им одним не пришлось: к мшине стли крснофлотцы, прибывшие з гзетми. И колесо звертелось быстрее.

Кк ни стрлись бойцы, весь тирж в несколько чсов все рвно сделть было нельзя. Поэтому решили дть фронту пок хоть чсть гзет, с тем чтобы до вечер нпечтть остльные. И сколько было потом звонков, теплых и рдостных слов горячей мтросской блгодрности коллективу, двшему фронту гзеты с доклдом Стлин. Гзету читли вслух в кубрикх и н боевых постх корблей, н огневых позициях бтрей, в кпонирх для смолетов, в землянкх и дзотх, в сырых и холодных окопх. Устми Стлин с нродом говорил великя Коммунистическя пртия. Кждое слово доклд вселяло в бойцов новую силу и уверенность в победу ншего првого дел, будило в сердцх советских людей смые лучшие птриотические чувств, поднимя воинов н героические подвиги.

Комндиры и политрботники пострлись донести слов доклд до кждого зщитник Севстополя. Были ткие окопы, в которые днем не попсть: противник, сидевший в двух сотнях метров, поливл все подступы к окопм из пулеметов и втомтов. Прорвться сквозь ткой огонь не предствлялось никкой возможности. Ход сообщения в те дни еще не отрыли, и к бойцм передовой линии пробирлись только с нступлением темноты. Но гзету ндо было передть днем. Политрботники ншли выход: в пустую консервную бнку клли пру гзет, кмень для весу и швыряли через открытое прострнство в свои окопы. Немцы удивленно смотрели н эту "игру" русских и ничего не понимли.

К вечеру восстновили линию, питвшую типогрфию, дли ток, и редкция решил выпустить н млой ротции новый вринт гзеты уменьшенного формт. В этот номер вошел только доклд и отклики н него. И вот когд ротция уже отсчитывл последние тысячи тирж, я спокойно спл после двухсуточной рботы, дежурный поднял меня с постели и позвл к телефону. Грубовто-лсковый бс член Военного Совет флот дивизионного комисср Николя Михйлович Кулков зрокотл в трубке.

- Ну, слвно вчер и сегодня порботли! Весь фронт говорит спсибо з гзету. Передй коллективу твоих молодцов блгодрность от Военного Совет. А смое глвное не в блгодрности. Глвное в том, чтобы вы еще дли тысяч этк с полсотни для городов Крым, оккупировнных фшистми. Понял, ккое знчение будет иметь этот доклд для русских людей тм, в тылу у врг, если мы гзету звтр утречком рзбросем с смолетов по всему Крыму? Сколько сможешь дть к утру н смолеты, ? Одним словом, доложишь мне точно через полчс.

- Могу сейчс доложить: через полтор чс дм первые десять тысяч, к четырем чсм утр - все пятьдесят. Нрод у нс рботет с тким подъемом...

- Весь фронт рботет с подъемом. Немцы, вероятно, подумли, что мы целый корпус в подкрепление получили. Слышишь, кк нши корбли д бтреи бьют!

С улицы доносился грохот злпов, и зеленовтые зрницы орудийных вспышек освещли бухту и тучи, нвисшие нд городом. Гитлеровцы пытлись отвечть, но их бтреи быстро подвлялись огнем ншей корбельной ртиллерии.

Сон кк рукой сняло. А тут снов звонки и зпросы: будет ли звтр в номере опубликовн речь Стлин н московском прде и отчет о прде.

Из кромешной тьмы у ворот то и дело возникют рссыльные с пкетми. Они несут в редкцию птриотические отклики н доклд и выступление Стлин н прде 7 ноября. Тут резолюции, принятые н митингх, скупые, но горячие птриотические слов, выржющие непоколебимое мужество зщитников Севстополя. Словно крылья выросли у людей, силы втрое прибвилось.

Вот пишут летчики эскдрильи штурмовиков Героя Советского Союз кпитн Губрия: "Мы счстливы рпортовть, что в день, когд Иосиф Виссрионович Стлин выступил с доклдом, мы уничтожили штурмовкми н эродромх не меньше 25 вржеских смолетов. А сегодня удром по колонне фшистских войск уложили более трех сотен зхвтчиков. Не пожлеем жизни для достижения победы. У кждого советского летчик - сердце кпитн Гстелло. Кждый из нс готов повторить его подвиг. Мы обещем ншей родной пртии, что с еще большей яростью будем уничтожть и в воздухе и н земле немецких оккупнтов".

Где-то в известном только штбу флот квдрте моря идет в Севстополь боевой корбль. Н корбле прошли беседы по кубрикм и боевым постм. И весь личный соств подписл птриотическое письмо в гзету, переднное по рдио.

Десятки резолюций были получены в редкции, но поместить мы могли очень немногие. Гзет выходит небольшим формтом. И снов рздются звонки. Звонят комндиры и комиссры чстей, обижются, почему не поместили в гзете их отклики н доклд.

Вот опять звонит Ромн Черноусое.

- Поймите, товрищ комисср, - говорит он. - Мы в эту резолюцию вложили смые сокровенные мысли, сочиняли и редктировли ее коллективно, послли к вм своевременно, смое глвное - мы эту резолюцию подкрепили делом. Гитлеровцы, кк очумелые, бегли по Кче, когд мы по этому поселку хвтили фугсными.

Уверяю Черноусов, что трудно с местом, гзет мл, но постремся нйти уголок и для их резолюции.

- Обязтельно нйдите, - не унимется Черноусое. - Ншли же для летчиков, для экипжей корблей, бтрейцев зжимете. Что же мы воюем хуже их, что ли?..

Хорошие рзговоры с комндирми и комиссрми чстей! Тк упорно нстивют н помещении откликов, знчит эти отклики идут от смого сердц. Выступления н митингх, собрниях, беседх н корблях и в чстях и принимемые резолюции отржли всеобщий подъем.

Комндир дивизион сторожевых ктеров, известный н флоте физкультурник, после того кк прослушл доклд, пришел в кют-компнию бзы, обнял подошедшего комисср и рсцеловл его.

- Эх, комисср, знешь ли ты, что сейчс у меня н душе творится? Силищ-то ккя появилсь! Дрться хочется, бить подлого врг тк, кк учит пртия. Личный соств дивизион бурлит, говорят: "Веди, комндир, в бой, бить фшистов будем еще крепче". И мы поведем, комисср, поведем их вместе с тобой н новые подвиги. С ншими мтросми можно большие дел делть! А сейчс нш здч пропгндировть, рзъяснять кждую мысль доклд. Мы вооружим, комисср, нших ктерников тким оружием, ккого нет у вргов ншей стрны...

Девятого и десятого ноября пртизны и подпольщики, оствленные в городх Крым, сообщили, что нш гзет с доклдом Стлин о 24-й годовщине Великой Октябрьской социлистической революции, рзбросння с смолетов, достигл цели. Смолеты летли перед рссветом, и уже н рссвете десятки тысяч экземпляров быстро ншли своих читтелей. Немецкие коменднты издвли прикзы, угрожли рсстрелом з чтение советских гзет и листовок. Гитлеровцы пытлись дже собирть и уничтожть гзету, во это уже невозможно было сделть. Многие тысячи советских людей, окзвшихся н территории, оккупировнной вргом, прочитли доклд.

Слов првды о войне, о гермнском фшизме проникли и в гитлеровские войск. Восьмого ноября вечером член Военного Совет флот вызвл меня к себе и прикзл издть доклд Стлин брошюрой небольшого рзмер в плотной цветной обложке. "Чтобы немецкий солдт в крмне шинели мог носить этот документ", скзл дивизионный комисср. Я вопросительно посмотрел н Николя Михйлович. Он ответил срзу же: "Издвть будем н двух языкх - н русском и немецком, потом посмотрим, может быть, и н румынском сделем. Н немецком - тирж сто тысяч, не меньше. Понял?"

Обртно с флгмнского комндного пункт я кк н крыльях летел в редкцию. Вот оно здние-то! Ндо в очень короткий срок издть свыше ст тысяч экземпляров, д еще н двух языкх. Печть зймет немного времени, но кк сфльцевть и сшить ткой тирж при нличии трех переплетчиц и одного допотопного брошюровльного стнк? Дже при круглосуточной рботе этот стнок дст смое большее шесть-семь тысяч в сутки.

А нм нужно сделть в пять-шесть дней свыше ст тысяч экземпляров. И пок считл бесконечные ступени н зигзгообрзной кменной лестнице, что вел от бухты н улицу Ленин, в голове созрел уже весь основной плн рботы. Нрод поможет срочно выпустить брошюру. Пойду в горком комсомол, пусть выделит десяток девушек, д члены семей рбочих типогрфии придут. Вот и осилим. Сошьем вручную, брошюру ддим быстро, по-фронтовому.

И дли. Пок нбирли, печтли и брошюровли русский текст, нборщики нбрли и сверстли немецкий. Шрифтов окзлось вполне достточно. Брошюр получилсь н слву: текст четкий, бумг хорошя и обложк ткя, ккую зкзл член Военного Совет. Жены и дети рбочих ншей типогрфии, комсомолки, прислнные из горком, сфльцевли и сшили весь тирж обоих издний в течение недели. Рботли круглые сутки в две-три смены. Днем и ночью нш буфетчиц Мрья Артемьевн кормил и поил тружеников. Клдовщик и экспедитор Федор Рожков обрезл бумгу и связывл готовые пчки. Когд тревожный гудок Морского звод призывл в убежище, никто не сходил с мест, все продолжли рботть. Жен печтник, пожиля беспртийня женщин, н вопрос, почему не идет по тревоге в убежище, отвечл:

- Они-то тм, крснофлотцы и крснормейцы, слышите, стреляют по вргу, не уходят в убежище. И мы не пойдем. Мы тоже н посту, мы - севстопольцы.

Нш брошюр с доклдом о 24-й годовщине Великой Октябрьской социлистической революции попл по нзнчению. Ее нходили немецкие и румынские солдты н дорогх к фронту и в лесх под Севстополем. В снрядных и консервных ящикх, в мешкх с хлебом и глетми он попдл в окопы и блинджи.

Немцы понесли н советско-гермнском фронте з четыре с половиной месяц ожесточенных боев громдные потери. Было очевидным, что плны немецко-фшистских империлистов молниеносно звоевть СССР потерпели крх. Удры Советской Армии зствляли приходить в себя многих немецких солдт, одурченных гитлеровской пропгндой. Все чще они нчинли здвть себе вопрос, что будет дльше, чем кончится эт войн. Понятен поэтому их интерес к рспрострняемым нми листовкм и брошюрм.

Свои птриотические чувств зщитники Севстополя стли выржть в форме политического документ - обязтельств, клятвы Родине, Коммунистической пртии.

Клятвы рзличны по содержнию, и подписывли их рзные люди. Но мысль одн - дрться з свою Родину до последнего дыхния, до последней кпли крови. Мудрое слово Коммунистической пртии помогло севстопольцм героически отстивть свой родной город, вдохновляло их н подвиги. Слово пртии вооружло советских людей оружием необычйной силы.

С. Шмерлинг

Герои дзот No 11

ШАГ ВПЕРЕД

Д, я подл второй рпорт, товрищ мичмн... Обидно. Фшисты ншу родную землю топчут, меня комндовние не пускет н фронт.

Стршин роты посмотрел в лицо молодого мтрос, стоявшего перед ним, увидел прямой, горячий взгляд и прочел в его больших черных глзх с трудом сдерживемое волнение.

- Понимю вше желние. И одобряю, - ответил он. - Но пок время не приспело. Нужно будет, прикжут - пойдем. А сейчс первое дело - готовиться к бою.

И, предупреждя вопрос моряк, добвил:

- Можете итти, товрищ Клюжный.

У смых дверей мтрос сделл шг в сторону, четко повернулся и отдл честь, пропускя невысокого коренстого офицер. Это был полковник, нчльник электромехнической школы. Он поздоровлся с мичмном, присел к столу и, кивнув в сторону ушедшего мтрос, спросил:

- Молодежь н фронт просится, ?

- Тк точно, и еще кк просится.

- Этот черноглзый, кжется, Клюжный?

- Курснт Клюжный Алексей Влдимирович, мтрос первого год службы.

Полковник улыбнулся.

- А признйтесь, товрищ мичмн, что и вы тк же думете, кк этот курснт?

- Не скрою, большую охоту имею итти н фронт. Но я созню, что...

- Ясно, товрищ мичмн.

Фронт с кждым днем приближлся к Крыму, к Севстополю, где нходилсь электромехническя школ учебного отряд Черноморского флот.

В эти дни нчльник школы получил множество рпортов от мтросов и офицеров. И все они рзными словми выржли одну мысль: "Прошу отпрвить меня н фронт". Советские моряки, воспитнные Коммунистической пртией, рвлись в бой з честь и незвисимость своей Родины.

- Хорошие у нс. с вми воспитнники, товрищ мичмн, - подумл вслух нчльник школы. - Знете, я последнее время все чще вспоминю теплые слов Михил Ивнович Клинин о нших курснтх.

...Двно это было, почти двдцть лет нзд.

Тогд нш учебный отряд готовил выпуск своего первого комсомольского нбор. И вот перед смым выпуском отряд посетил Михил Ивнович Клинин. Пришел он н плц, личный соств в это время знимлся гимнстикой. Посмотрел Михил Ивнович н курснтов, полюбовлся их спорыми дружными движениями и скзл: "А змечтельные из комсомольцев выйдут моряки".

Нчльник школы встл и скзл строго и торжественно:

- Тк вот, товрищ мичмн. Нстл чс проверки нших питомцев.

Скоро - н фронт.

* * *

Алексей Клюжный медленно прошел длинным коридором школы. Н лестничной площдке он почти столкнулся с мтросом Дмитрием Погореловым.

- Куд это ты торопишься, Дмитрий? Погорелов смущенно проговорил:

- Д вот мичмн зчем-то вызывет. И не догдюсь.

- Ой, хитришь, Дим! Рпорт подвл?

- Было дело, что?

- А то, что нпрсно идешь. Откжет. Мне нотрез откзл. Прикжут, говорит, тогд пойдем.

Алексей от души обрдовлся встрече с Погореловым. Ему, взволновнному и опечленному вторым откзом в отпрвке н фронт, сейчс особенно приятно было встретить спокойного и рссудительного Погорелов.

Мтросы вышли во двор школы, и перед ними открылся вид н бухту я город. Н противоположном берегу, нд кручей, между белыми здниями город уже кое-где виднелись рзвлины, чернели пожрищ. В бухте стояли зкмуфлировнные военные корбли. Их зенитные орудия нстороженно глядели в небо. В суровом облике военного Севстополя чувствовлсь могучя сил и непреклонность.

- Слушй, Дмитрий, - скзл Клюжный, - год нет, кк мы в Севстополе, тк привыкли, словно родились здесь.

- Об этом и я думл, когд рпорт подвл...

- Подвл, д выходит зря.

- Нет, не зря. Зню, что скоро мы пойдем в бой. Д ты вот взгляни сюд. Читй.

И Погорелов увлек товрищ к одному из корпусов школы. Н мрморной доске, прикрепленной к фсду здния, Алексей прочел короткую ндпись:

"Под руководством большевистской пртии в 1917 - 18 гг. здесь формировлись крсногврдейские отряды н борьбу против белогврдейских бнд и интервентов..."

Клюжный почувствовл, ккой новый большой смысл открывлся ему теперь в этих знкомых словх. Отсюд, из их родной школы, в грозные годы гржднской войны и инострнной военной интервенции уходили н зщиту молодой Советской республики революционные моряки - их отцы и стршие бртья. Они звоевли свободу и незвисимость, счстливую жизнь Советской стрне, нроду. Теперь для него, Алексея Клюжного, Дмитрия Погорелов и миллионов их ровесников нстло время совершить великий подвиг: спсти Родину от порбощения фшистми, зщитить великие звоевния Октября.

Нчльник школы не случйно зговорил с мичмном о готовности молодых моряков к бою. Вчер он получил прикз: сформировть из личного соств школы чсть морской пехоты и нпрвить ее н оборонительные рубежи.

По его рспоряжению был объявлен боевя тревог.

Н просторном плцу под плящими лучми вгустовского солнц построились курснты. Нд згорелыми лицми моряков - ровня линия бескозырок. Легкий морской ветер игрет черными лентми.

- ...Создется прямя угроз Крыму и Севстополю... - слышит Клюжный. ...Ндо в короткие сроки окружить город стльным кольцом укреплений, стть стеной н зщиту Севстополя, отстоять его от фшистских зхвтчиков...

И вот долгождння минут. Нчльник школы обрщется к строю:

- Товрищи! Кто из вс пойдет добровольно в морскую пехоту, н фронт, сржться з честь и незвисимость ншей Родины? Кто желет итти - шг вперед!

"Я желю, двно желю", - мысленно отвечет Алексей и плотно печтет шг в нкленную землю плц. Он чувствует, что вместе с ним, в едином порыве, словно поднятые могучей морской волной, всколыхнулись шеренги курснтов: весь строй сделл шг вперед.

ДЗОТ В КАМЫШЛОВСКОЙ ДОЛИНЕ

В первых числх сентября 1941 год курснты электромехнической школы вышли н строительство оборонительной полосы Севстополя. В те дни грнизон и нселение город создвли стльной пояс обороны.

Крепк и неподтлив севстопольскя земля. Под выгоревшим от жрких солнечных лучей трвяным покровом обнжется кмень. Гулко стучт ломы, звенят, высекя искры, лопты. Потом нмокют мтросские тельняшки.

Укрепляя оборону город, комндовние Черноморского флот формировло новые воинские чсти и подрзделения из моряков. Из личного соств электромехнической школы был создн Особый бтльон. Он знял один из вжных учстков в рйоне обрывистых Мекензиевых гор. Бойцы бтльон должны были рсположиться в дзотх, стоящих н высотх и горных склонх. Сплошной линии трншей не было, д и нельзя ее было построить в горх. Поэтому фронт бтльон протянулся н несколько километров.

Первя пулеметня рот, кк этого требовли условия местности, ткже знял большой рйон. Кждый из ее двендцти пулеметных рсчетов рсположился в дзоте. Комндиром роты был нзнчен молодой лейтеннт Сдовников. Он держлся спокойно и строго, хотя внимтельный нблюдтель мог зметить, что лейтеннт стртельно скрывл большое душевное волнение з исход необыкновенно ответственного дел и судьбу подчиненных, которые были немногим моложе его. Ндежной опорой юного лейтеннт был политрук роты тридцтидвухлетний Всилий Ивнович Гусев, коммунист, человек немлого жизненного опыт. Вдвоем они подобрли людей в грнизоны дзотов и продумли плн обороны.

В рйоне роты Сдовников и дзот No 11.

...Широкя Бельбекскя долин глубоко врезется в Крымские горы, пересекя их с зпд н восток. Вдоль быстрой речки Бельбек рскинулись густые фруктовые сды и виногрдники. В двух десяткх километров от Севстополя Бельбекскя долин соединяется с другой - узкой, стиснутой высотми Кмышловской долиной. Ее пересекет высокий железнодорожный мост. В этой долине, в двухстх метрх от северной окрины деревни Кмышлы, н крутом холме высоты 192,0 был построен дзот No 11. Деревянный остов мленькой крепости плотно обложен кмнями, скрепленными цементом, и сверху прикрыт землей.

В конце октября 1941 год по узкой и кменистой тропинке сюд взобрлись шесть курснтов электромехнической школы: Алексей Клюжный, Дмитрий Погорелов, Григорий Доля и трое молодых мтросов, лишь в сентябре прибывших в школу: Всилий Мудрик, Влдимир Рдченко и Ивн Четвертков.

Когд мтросы подошли к дзоту и огляделись кругом, Дмитрий Погорелов воскликнул:

- Првильное местечко!.

И верно. Сизый утренний тумн рссеивлся, и с холм открывлся вид н всю Кмышловскую долину - от железнодорожного мост до Темной блки - глубокого оврг, зросшего густым и высоким дубняком. Вдоль долины протянулсь деревня Кмышлы: белые домики лепились под обрывом, обрзуя длинную извилистую улицу.

Высокий обрыв, нпоминющий отрезнный ломоть пирог, обнжл слои бурого известняк. Все подступы к дзоту отлично просмтривлись и простреливлись. Он стоял нд Кмышловской долиной, кк зоркий чсовой.

Моряки внесли в дзот стнковый пулемет и боезпс. Чсовой встл н вхту у дзот. Тк нчлсь жизнь и боевя служб его грнизон.

Некоторое время спустя, в нчле ноября, комндиром дзот и первым номером пулеметного рсчет был нзнчен мтрос Сергей Ренко. тоже курснт электромехнической школы.

* * *

Нступил декбрь. Первый, ноябрьский штурм Севстополя окончился для фшистских войск позорным провлом: взять Севстополь с ходя им не удлось. Не принесли гитлеровцм успех и кровопролитные бои в течение всего ноября. Мужественные воины Приморской рмии плечом к плечу с чстями морской пехоты отбили ожесточенные тки врг и почти н всех учсткх прочно удерживли передний рубеж обороны. Немцев не допустили до Кмышловской долины, где стоял дзот Ренко.

Умывшись ледяной водой, Клюжный спустился в дзот. Сегодня предстоял нпряженный день. Утром комндир прикзл еще рз точнее измерить шгми рсстояния до вжнейших ориентиров: мост, отдельных домов, конц Темной блки, потом эти рсстояния нкрепко зпомнить. Днем ндо пристрелять пулемет.

Доля и Клюжный вызвлись помочь в совершенстве овлдеть боевым оружием трем своим новым товрищм - Мудрику, Рдченко и Четверткову. Все трое были из Донбсс, и потому товрищи нзвли их "шхтерми".

Клюжный и Доля нчли отдельно знимться с "шхтерми" - учили их обрщению с пулеметом, тренировли в рзборке и сборке, покзывли, кк быстро устрнять здержки и неиспрвности.

Учились и все в дзоте. Моряки тренировлись в метнии грнт, состязлись н дльность броск и точность попдния. Упржнялись в стрельбе из личного оружия. Особенно тщтельно изучли стнковый пулемет. Комндир дзот Сергей Ренко зботился о том, чтобы кждый его подчиненный мог исполнять обязнности любого номер пулеметного рсчет.

Поздним вечером 13 декбря моряки комсомольцы собирлись к дзоту No 25, рсположенному неподлеку от комндного пункт роты. Днем, кк это чсто бывет в Крыму, тонкий снежный покров рстял под солнцем, и земля н склонх высот и в долине нбухл, обртившись липкую грязь. Противник вел методичный ртиллерийский обстрел, и рзрывы снрядов поднимли то здесь, то тм фонтны грязи и кмней.

Комндир и политрук вместе с секретрем комсомольского бюро роты созвли делегтское комсомольское собрние в связи с изучением мтерилов о 24-й годовщине Октября. Собрние должно было подготовить комсомольский ктив, зтем и всех воинов роты к предстоящему бою. Немцы готовили новое нступление н город.

Лмпочки из снрядных гильз освещют обветренные молодые лиц. Алексей Клюжный примостился н полу, поствил меж колен винтовку и огляделся. Нпротив него сидел широкоплечий и рослый стршин 2 сттьи Николй Коренной, в прошлом известный тркторист, мстер высоких урожев. Рядом с ним - мтрос Ромнчук, комндир триндцтого дзот. Он пришел вместе со своим комсоргом веселым, жизнердостным Шевкоплясом. Всех их Алексей знет по школе. А у столик политрук Гусев о чем-то беседует с мтросом Луговским, секретрем комсомольской оргнизции роты.

У вход - комндир двдцть пятого стршин 2 сттьи Пух. Н првх хозяин он встречет и усживет вновь прибывших, иногд шутливо добвляя:

- Зходите до хты, дорогие гости. В тесноте, д не в обиде.

Григорий Доля, имевший немло знкомых в школе, успел уже со многими переговорить. Нгнувшись к Алексею, он сообщил:

Триндцтый дзот клятву дл стоять нсмерть, зщищть севстопольские позиции до последней кпли крови. Шевкопляс будет читть. Точно зню.

"Д, - подумл Алексей, - именно теперь кждому тк хочется скзть о своей любви и преднности пртии, о своей решимости бороться до конц с фшистскими зхвтчикми".

У столик в углу дзот поднялся комсорг роты мтрос Луговской:

- Товрищи! Мы собрлись перед боем с фшистми, первым в ншей жизни. Н бой зовет нс Родин, пртия. Готовы ли мы выполнить свой священный долг? Пусть рсскжут об этом комсомольцы.

Опершись н плечо Клюжного, встл Сергей Ренко, и Алексей услышл спокойный, полный сдержнной силы голос своего комндир:

- Я см родом с Укрины. Может, знете село Черепин под Корсунь-Шевченковским... Родителя мои умерли от тяжелой болезни, мне тогд только двендцть лет срвнялось. Кроме меня, в семье - семь бртьев и сестер. И что ж? Остлись мы сиротми? Нет. О нс Советскя Родин позботилсь. Всем помогл. Я воспитывлся в Хрьковском детском доме. Тм и обрзовние, и специльность получил. Советскя стрн мне и отец и мть. Для всех нс он дороже жизни. З нее, з советский нрод мы отддим все, если пондобится жизнь. А фшистских бешеных собк будем гнть с пшей земли. Тк все мои товрищи думют...

Один з другим брли слово комсомольцы. И в кждом выступлении звучл твердя решимость зщищть советскую землю, Севстополь, родной флот.

Последним выступил комсорг триндцтого - мтрос Шевкопляс. Он достл из нгрудного крмн ккуртно свернутый листок, вырвнный из тетрди, и нчл читть проект решения комсомольского собрния.

- Нд ншим родным городом - глвной бзой Черноморского флот, нд всеми нми нвисл смертельня опсность. Врг рвется в нш любимый Севстополь...

Шевкопляс окинул взглядом товрищей, и голос его ззвучл еще уверенней и тверже:

- Мы клянемся Родине:

Первое. Не отступть нзд ни н шг.

Второе. Ни при кких условиях не сдвться в плен.

Третье. Дрться с вргом до последней кпли крови.

Четвертое. Быть хрбрыми и мужественными до конц, покзывв пример бесстршия, отвги, героизм всему личному соству.

Пятое. Нше решение-клятву поместить в боевых листкх и сообщить но всем дзотм, окопм, огневым точкм.

Шестое. Нстоящее решение обязтельно для всех комсомольцев

Дружно поднялись вверх руки. Комсомольцы единодушно одобрили решение.

К Клюжному подвинулся Сергей Ренко:

- Пор в дзот. Ндо сменить "шхтеров". Ведь их будут принимть, в комсомол.

В темноте, по липкой грязи они возвртились к себе в одинндцтый. Клюжный встл н вхту, Сергей Ренко прибвил огня в коптилке и достл из ящик чистый блнк боевого листк. Присев з столик, Сергей ровным и твердым почерком нписл н листке комсомольскую клятву.

Скоро пришел с собрния Григорий Доля, вместе с ним рдостные и возбужденные Мудрик, Рдченко и Четвертков.

- Приняты! - крикнул с порог Мудрик. - Теперь дзот у нс комсомольский.

- И не только дзот, - добвил Доля. - Политрук Гусев скзл: вся рот стл комсомольской.

Ренко крепко пожл руки "шхтерм", Погорелов скзл:

- Знчит по-комсомольски ндо держться... Друг к другу стоять плотно, кк подшипники притирют, чтобы ззор не было.

При свете коптилки комндир прочел воинм текст комсомольской клятвы и первым поствил свою подпись. З ним - Григорий Доля, Алексей Клюжный, Дмитрий Погорелов. Поствили свои подписи и трое молодых комсомольцев Мудрик, Четвертков, Рдченко.

Клюжный взял боевой листок с клятвой и прикрепил его в простенке между мбрзурми дзот.

ТАК ДЕРЖАТЬ

Второе нступление н Севстополь гитлеровцы именовли "генерльным". И действительно, они ствили н крту все, что могли.

Н рссвете 17 декбря 1941 год н тридцтикилометровом севстопольском фронте, протянувшемся дугой от Кчи до Блклвы, немцы открыли ургнный огонь. Горизонт зтянуло дымом рзрывов. Десятки вржеских смолетов бомбили нши боевые порядки и город. Под прикрытием огня ртиллерии и минометов двинулись н штурм севстопольских позиций немецкие тнки, з ними втомтчики. Фшисты стремились прорвться из рйон Дувнкоя через Бельбекскую долину, деревню Кмышлы н северо-восточную оконечность Северной бухты. Это был кртчйший путь к Севстополю.

Именно здесь, н нпрвлении глвного удр фшистских войск, стояли н высотх, господствующих нд Бельбекской и Кмышловской долинми, дзоты моряков-черноморцев.

Зщитники одинндцтого дзот были н своих боевых постх. Ренко, Погорелов и Клюжный держли вхту у пулемет. Остльные зняли свои посты в окопх круговой обороны.

Шквл ртиллерийского огня обрушился в долину. Снряды рвлись вокруг - и в деревне Кмышлы, и н соседних высотх, и в Темной блке.

Вот перед смой мбрзурой взметнулось плмя. Вздрогнул корпус дзот, посыплсь земля.

"Нчлось!" - подумли моряки.

Через некоторое время Ренко позвонил н комндный пункт роты - "Москв". Отвечл лейтеннт Сдовников. Спокойным голосом он сообщил, что триндцтый дзот вступил в бой, и прикзл быть в боевой готовности.

- Триндцтый! - крикнул Ренко пулеметчикм, покзывя рукой в сторону железнодорожного мост, откуд донеслсь длиння пулеметня очередь.

- Кк они тм? - одним дыхнием промолвил Погорелов, оборчивясь к Алексею Клюжному.

Отбивя одну з другой тки гитлеровцев, триндцтый не двл немцм продвинуться вперед. В полдень фшисты подвезли ртиллерию и удрили по дзоту из орудий. Осколкми снряд был смертельно рнен Шевкопляс, Через дв чс он скончлся.

Стемнело, но бой в Бельбекской долине не утихл. Стойко сржлись воины комсомольской роты. К вечеру фшисты обошли триндцтый дзот. Под покровом темноты моряки вырвлись из вржеского кольц и пробились к своим.

Однко немцм не удлось продвинуться по Бельбекской долине. С высоты, поднимвшейся нд Симферопольским шоссе, открыли огонь зщитники дзот No 15, которым комндовл мтрос Умрихин. Им пришлось вступить в единоборство с фшистским тнком. Рзворчивя гусеницми шоссе, тнк подполз к дзоту и удрил из орудия по мбрзуре. Снряд рзорвлся в дзоте. Умрихин погиб. Но его товрищи збросли грнтми фшистскую мшину. Тнк зпылл. Экипж пытлся бежть, но был уничтожен метким огнем моряков.

Немцы рвлись к железнодорожному мосту, но здесь они нтолкнулись н мужественное сопротивление воинов-комсомольцев дзот No 14. Комндир его мтрос Пмпух - еще перед боем договорился о взимодействии с комндиром губичной бтреи. Артиллеристы протянули в дзот линию полевого телефон. Пмпух н всякий случй выпросил у комндир бтреи зпсную ктушку телефонного провод.

Когд немцы подошли к мосту, комндир дзот скзл товрищм:

"Сейчс устроим фшистм бню. Будут помнить!"

Пмпух с телефонной ктушкой з плечми пополз по дну глубокой кнвы. Моряк отлично знл кждый выступ, кждый кустик. Скоро он подобрлся близко к противнику и, внимтельно рссмотрев рсположение врг, вызвл огонь бтреи. Грянул орудийный злп. Снряды рзметли немецкую цепь, и фшисты отпрянули от мост. А моряк уже зметил новую цель и сообщил о ней н бтрею. Около чс нходчивый и хрбрый комсомолец корректировл огонь. А потом он возвртился в дзот, не збыв смотть телефонный провод.

В эту ночь в одинндцтом никто не сомкнул глз. Нд головой зловеще гудели вржеские смолеты. Вдлеке з горми, нд Севстополем кромсли ночное небо лучи прожекторов, плясли рзрывы снрядов зениток.

Впереди, н горе, что обрывом нвисет нд деревней, неумолчно трещли выстрелы, ркеты рзрывли темноту. Тм сржлись с вргом нши пехотные подрзделения. Фшисты, встретив упорное сопротивление в рйоне железнодорожного мост и Симферопольского шоссе, н левом флнге комсомольской роты дзотов, решили взять деревню Кмышлы и форсировть Кмышловскую долину, которую охрнял одинндцтый дзот.

В дв чс ночи позвонили с комндного пункт и передли прикзние комндир роты выслть к нему двух мтросов для получения продовольствия. Ренко нпрвил Четвертков и Рдченко. Они быстро скрылись в темноте, взбирясь по склону высоты.

В четвертом чсу Григорий Доля встл н вхту перед дзотом. Ренко нпутствовл его:

- Зорче смотрите, Доля... Морем плыть - вперед глядеть.

Григорий рзместился в небольшом окопчике, пристроил перед собой винтовку и н секунду плотно прикрыл глз, стрясь привыкнуть к темноте.

Бой н противоположной стороне долины утих, обстрел прекртился. Тьм вокруг стоял ткя, что не видно было пльцев н вытянутой руке.

Вдруг Доля услышл резкий, противный звук, срзу же перешедший в свист. Н высоте рзорвлось одновременно несколько снрядов. Немцы возобновили ртиллерийский обстрел. Снряды ложились все гуще и гуще, рзрывы сливлись в сплошной грохот.

Темное небо посерело. Клочья тяжелого тумн поднялись нд долиной. И вот н фоне белых мзнок деревни Григорий увидел серо-зеленые фигуры немцев. Он немедленно дл знть о змеченном комндиру.

Вргов стновилось все больше. Они вытянулись в цепь и пошли в полный рост в сторону дзот. Видимо, фшисты думли, что орудийный огонь рсчистил им путь.

Озноб пробежл по телу Доли. Огромным усилием воли он зствил себя успокоиться. Он словно врос в окоп и ощутил в себе силу, кк в сжтой и готовой рспрямиться пружине. Руки крепче стиснули винтовку.

Вот первя цепь немцев стл поднимться н крутой склон холм. Врги были уже не длее чем в ст метрх. С кждой секундой они подходили все ближе и ближе. Доля уже отчетливо видел лицо гитлеровц, идущего впереди, - мленькое, с узким лбом и отвисшей челюстью. Григорий прицелился в него и нжл спусковой крючок. Гитлеровец вздрогнул, вскинул вверх втомт и повлился нбок. Григорий мгновенно щелкнул зтвором и снов выстрелил. Упл еще один.

Сергей Ренко короткими очередями прижл фшистов к земле. С треском пулемет слились винтовочные выстрелы. Моряки вели огонь, прицеливясь спокойно и точно.

"...Кк н ученьи", - зметил про себя Клюжный и с блгодрностью подумл о Ренко, который тк нстойчиво и упорно знимлся с ними в дни подготовки к боям.

Ползком, перебежкми немцы сктывлись нзд со склонов холм. Они укрывлись з бугоркми, прятлись в воронкх н дне долины и з домми деревни. Оттуд они открыли беспорядочный огонь из втомтов.

Ренко оствил у пулемет Дмитрия Погорелов и, позвв Клюжного и Мудрик, выполз из дзот в окоп.

Клюжный вместе с Мудриком пробрлся к окопу, бывшему левее того, что знимл Доля. Првее Доли рсположился Ренко. Они стреляли н выбор, уничтожя фшистов поодиночке. Немцы не могли поднять головы.

Все светлее стновилось вокруг. Противник открыл яростный ртиллерийский и минометный огонь. С резким воем и свистом летели мины из-з крутой горы и рвлись с грохотом и треском.

Было очевидно, что гитлеровцы возобновят тку. Ренко вернулся к пулемету. Погорелов поместился рядом.

Н дне долины снов появилсь вржескя цепь. Немцы уже не шли в полный рост, бежли пригнувшись, то пдя, то поднимясь. Автомты в их рукх непрерывно трещли, рссеивя веер пуль по склону холм. Мины рвлись у дзот. Две из них угодили в перекрытие, но прочный потолок выдержл, осыпв моряков землей и известковой пылью.

Дзот молчл, и немцы осмелели. Они выпрямились, рстянулись полукругом, стремясь охвтить моряков с флнгов. Черноморцы нсчитли в цепи более пятидесяти фшистских солдт. И когд можно было стрелять нверняк, Ренко скомндовл:

- Огонь! Смерть фшистским гдм!

Сергей словно слился с пулеметом. Кзлось, что с ним в лд бьется сердце моряк. Дробный стук пулемет гулко рздвлся в стенх дзот, словно стреляло втомтическое орудие.

Вржескя цепь редел.

...Под прикрытием рзрывов своих снрядов немцы подобрлись совсем близко к дзоту. Вдруг словно оборвлсь туго нтянутя струн --обстрел прекртился. К дзоту метнулось несколько фшистских солдт.

- Грнты к бою! - крикнул Ренко и см бросил первую грнту Он рзорвлсь среди вргов. Из окопов полетели грнты Клюжного, Мудрик и Доли.

Все стихло. Только слышно было, кк кричл рненый гитлеровец н склоне холм. Потом и он змолк.

В дзоте згудел зуммер полевого телефон. Сергей взял трубку и услышл голос Сдовников:

- Молодцы черноморцы! Првильно нчли. Тк держть!

Между тем немцы открыли огонь из тяжелых минометов. Их бтрея был где-то недлеко, з обрывом перед деревней Кмышлы. Рзрывы мин приближлись к дзоту, сжимли его кольцом стли и огня. Мин грохнулсь между окопми и передней мбрзурой. Горячие осколки с визгом ворвлись в дзот. Все зволокло едким дымом.

Алексей Клюжный почувствовл тяжелый удр в висок. Тепля, липкя кровь потекл по щеке. Он потерял сознние.

...Когд Алексей очнулся, то срзу встретился взглядом с Дмитрием Погореловым. Словно издлек он услышл слов друг: "Жив, Леня?" Клюжный приподнялся н локте и огляделся. Ренко сидел согнувшись у пышщего жром пулемет и с ожесточением бинтовл рненую ногу.

- Где Мудрик и Доля?

- В окопе.

Клюжный увидел Долю. Он, склонившись нд мленьким телом Мудрик, прикрывл его своей шинелью. Землистое с бескровными губми лицо Всилия Мудрик, кзлось, зстыло. Только в уголке рт пузырилсь кроввя пен.

- Жив?

- Д. Но рнен тяжело, в живот, - тихо отозвлся Доля.

- В снбт ндо отпрвить.

- Пок нельзя, - ответил Ренко. - Дорогу не выдержит. Я об этом думл...

- Двй-к тебя перебинтуем, Леня, - скзл Погорелов Клюжному. - Ты ведь рнен в голову.

Только теперь Алексей ощутил тупую, двящую боль в виске. "Вот досд, в смом нчле угорздило... кк бы не помешл, проклятя", - думл он, стиря с лиц зпекшуюся кровь. Скоро белый жгут бинт сдвил голову. Клюжный попросил зкурить. Дмитрий Погорелов нчл свертывть ему ппиросу, но тут рздлсь комнд Ренко:

- Внимние. По местм!

Комндир зорко следил з деревней. Он зметил, кк у крйних домов нкпливются гитлеровцы. Алексей, превозмогя боль, подтщил к пулемету железную бнку с водой, стрясь все делть легко, без нпряжения. Он помог Ренко злить воду в кожух пулемет.

Между тем немцы готовились к тке. Они рзделились н три группы. Средняя нступл н дзот с фронт, две другие пытлись обойти его с флнгов. Особенно быстро продвиглсь првя групп, обтекя подножье холм, где стоял дзот.

Все это видели моряки. Но они не могли зметить, кк несколько десятков фшистов, скрывясь з домми деревни, спустились в Темную блку. Немцы нмеревлись проникнуть в тыл, выше дзот, и удрить морякм в спину.

Погорелов обернулся к Ренко:

- Рзрешите, товрищ комндир, я угощу фшистов вон с того бугорк...

И он укзл н небольшой выступ н холме, спрв от дзот.

Ренко одобрительно кивнул. Он срзу понял плн Погорелов: встретить вргов неожиднным огнем им во флнг и сбросить их с холм.

Погорелов и Доля выктили пулемет по ходу сообщения в зросли берест, оттуд проползли к нмеченному бугорку, спрв от дзот, и укрылись з ним.

Рсчет Погорелов опрвдлся. Гитлеровцы не ожидли отсюд опсности, и первя пулеметня очередь привел их в змештельство. Солдты, которые успели вскрбкться н холм, кинулись с него вниз. Не слушя офицер, они побежли по лощине к деревне, увлекя з собой и тех, кто пытлся тковть дзот в лоб. Скоро почти все нступвшие фшисты укрылись з белыми домикми Кмышлов.

Грязные и потные, в перепчкнных землей и нмокших шинелях, вошли в дзот Погорелов и Доля. Пулемет снов подктили к передней мбрзуре. Мтросы зкурили. Погорелов молвил свое любимое:

- Скзли - все!

Передышк был недолгой. С обрыв нд деревней взвилсь в нпрвлении дзот беля ркет, з ней другя. Моряки услышли зловещий, стонущий звук. Он рздвлся откуд-то сверху.

- Воздух - крикнул Ренко.

Действительно, из-з облков, словно тонкие черные стрелы, вынырнули фшистские смолеты и зкружились нд долиной. Озлобленные неудчми, бессильные перед стойкостью мленького грнизон моряков комсомольцев, фшисты решили стереть с лиц земли дзот No 11. Нпрвляемя кривыми трссми ркет, девятк немецких смолетов обрушилсь н холм.

Когд в воздухе звыл первя бомб, Алексею Клюжному покзлось, что он летит прямо н него. Нверное, то же ощущли и другие воины. Все невольно прижлись к земле. Рздлся взрыв, и в воздухе зсвистели осколки. Стены дзот здрожли от воздушной волны.

Бомбы поднимли столбы кмней и земли, изрыли воронкми холм, склон высоты. Но ни первя, ни последующие не попли в дзот. Не удлось фшистским летчикм уничтожить его.

Одинндцтый жил и боролся.

Четверо комсомольцев снов зняли свои боевые посты. Только пятый - смый молодой зщитник дзот - Всилий Мудрик не поднялся из окоп. Смертельно рненный осколком мины, он умер, не приходя в сознние. Григорий Доля, который во время бомбежки, пригнувшись в окопе, своим телом прикрывл Мудрик, скзл товрищм о его смерти.

- Дорого зплтят фшисты з моряк, - сжл кулки Сергей Ренко. Отомстим з него!

Вдруг в тылу з дзотом, н гребне высоты, сухо удрили винтовочные выстрелы, нперебой зтрещли немецкие втомты.

- К бою! - скомндовл Ренко. - Погорелов, Клюжный - в ход сообщения...

Моряки ждли, готовые встретить новый фшистский штурм - теперь с тыл. Но врги не появлялись. Н высоте грохнул рзрыв грнты. Тм кипел схвтк.

Влдимир Рдченко и Ивн Четвертков, послнные Сергеем Ренко н комндный пункт роты, покинули дзот в третьем чсу ночи. Они поползли по узкому извилистому ходу сообщения, миновли кустрник и пошли по отлогому скту высоты 192,0.

Н комндный пункт они добрлись довольно быстро. Здесь они получили птроны и грнты. Продовольствие еще не подвезли. Пришлось подождть. Только с рссветом Рдченко и Четвертков были готовы в обртный путь. Перед уходом их позвли в блиндж комндир роты. Сдовников пожл руки морякм и скзл:

- Спешите в дзот. Тм вы очень нужны. Вши уже воюют. Отлично держтся, молодцы! И вот еще. По всему видно, что немцы хотят во что бы то ни стло форсировть Кмышловскую долину. Передйте Ренко к всем товрищм, что теперь вся ндежд н вс.

Рдченко и Четвертков спешили. Они все явственнее слышли стук пулемет з гребнем высоты. Это бил пулемет Ренко.

Они поднимлись уже по склону, когд перед ними встли вдруг сплошным влом рзрывы снрядов. Моряки укрылись в воронке. Вл приближлся и зхлестнул их. Рдченко и Четвертков оглушило взрывной волной, зсыпло землей и кмнями.

Обстрел прекртился тк же неожиднно, кк и нчлся. Мтросы с трудом выбрлись из воронки.

Кк рз в эти минуты зщитники одинндцтого отржли штурм врг. Погорелов из-з выступ, првее дзот, косил фшистских солдт из пулемет.

Рдченко и Четвертков ползком достигли гребня высоты. Здесь их зстл бомбежк. Видно было, кк фшистские смолеты с ревом пикируют в долину. Высоко в небо поднялсь черня туч вздыбленной земли Моряки глядели в ту сторону и с горечью думли: все. Нет больше одинндцтого дзот, нет боевых друзей.

Дым рссеялся. Черня туч спустилсь в долину. И вдруг з гребнем высоты зстучл пулемет.

- Нш, - прошептл Четвертков, - нш... Эх, досд, товрищи дерутся, мы...

Рдченко не ответил. Он молч взял Четвертков з плечо и пригнул к земле:

- Гляди.

По темному от рстявшего снег склону высоты медленно взбирлись фшистские солдты. Это был т групп немцев, которя пробрлсь по деревне к Темной блке и незметно для зщитников одинндцтого стремилсь зйти им в тыл.

Мтросы поняли, чем угрожет этот мневр врг: гитлеровцы могли неожиднно, сверху, тковть одинндцтый дзот. Теперь н них, н двух молодых моряков, ложилсь вся ответственность з жизнь товрищей, з судьбу дзот.

Примостившись в стром окопе, Рдченко и Четвертков ждли, когд врги подползут поближе. Черноморцы нходились у смого гребня высоты и видели кждое движение противник.

Об выстрелили почти одновременно. Немцы срзу же зтились, но зтем открыли беспорядочный огонь из втомтов. Прошло много времени, прежде чем они догдлись, что перед ними дв черноморц, и двинулись вперед.

- Грнты! - крикнул Рдченко.

Четвертков отцепил от пояс "лимонку" и, поднявшись в окопе, изо всех сил бросил ее вниз. Однко он не рссчитл, взял слишком высоко. Грянул взрыв, земля взметнулсь перед цепью вргов.

- Не тк! - с досдой вскричл Рдченко. Не высовывясь из окоп, он пустил свою грнту по скту высоты. Грнт поктилсь под гору, и взрыв рздлся в смой гуще гитлеровцев.

- Добро, добро, - с восхищением приговривл Четвертков, повторяя бросок друг.

Взрывы следовли один з другим, вырывя из фшистских рядов десятки солдт. Гитлеровцы не выдержли и, бросив рненых, сползли в Темную блку. Теперь врг не угрожл дзоту с тыл.

* * *

Бой не утихл. Рненые и убитые гитлеровцы влились в грязь, ктились вниз по крутому склону высоты, но немецкие офицеры гнли своих солдт вперед. Дзот прегрждл фшистм путь через Кмышловскую долину - кртчйший путь к Севстополю.

Неожиднно нд дзотом вспыхнуло плмя. Это гитлеровцы зжигтельными пулями восплменили сухие ветви, вплетенные в мскировочную сеть.

Под обстрелом противник Доля, Погорелов и рненые Клюжный и Ренко боролись с огнем. Они гсили его землей и шинелями, рукми срывли пылющую мскировку. К этому времени в дзот вернулись Рдченко и Четвертков. Они помогли товрищм ликвидировть пожр.

Под вечер немцы нчли новый, третий в этот день штурм. Их было больше роты.

Фшистские втомтчики ползли из деревни, из Темной блки; они двиглись медленно, прячсь в склдкх местности, обтекя с трех сторон холм, н котором стоял дзот.

Рненный во второй рз Сергей Ренко чуть слышным, но твердым голосом прикзл:

- Доля, звоните н КП. Пусть ддут огонь по скоплению немцев!

- Доля вызвл "Москву". Спокойно и громко он передл прикз Сергея Ренко.

- Держитесь, моряки, - услышл он в ответ. - Держитесь, огонь будет!

Сдовников не медлил ни секунды. Через комндный пункт бтльон он попросил дть ртиллерийский огонь вокруг дзот.

Из соседнего дзот, который тоже вел ожесточенный бой, поддерживя одинндцтый с флнг, увидели, кк нд холмом поднялись бурые фонтны дым, всплески плмени и скрыли одинндцтый. Об этом сообщили н ротный комндный пункт.

Лейтеннт Сдовников и политрук Гусев с горечью подумли о гибели Ренко и его друзей. "Хорошие были бойцы, богтыри", - хотел было скзть Гусев, но промолчл. Он отогнл от себя мысль о смерти мтросов и прикзл послть двух снитров к дзоту.

Всилий Ивнович не ошибся. Одинндцтый был цел. Ни один свой снряд не повредил его. Артиллеристы стреляли с предельной точностью. Снряды рвлись н скте холм, сметя гитлеровцев, сея смерть Немцы оствили н подступх к дзоту десятки трупов и, не подбиря рненых, в пнике бежли нзд в деревню.

Зщитники дзот звершили свой первый нпряженный и трудный ртный день, когд с высоты 192,0 к ним спустились дв послнных Гусевым моряк-снитр. Они перевязли рненых Ренко и Клюжного. Один из снитров, высокий и худощвый, скзл товрищу:

- Поторпливйся. Ндо взять обоих.

- Куд это взять? - стрясь говорить легко и свободно, спросил Клюжный. - Я отсюд никуд не уйду. А ты, комндир?

- Я отвечю з дзот. Знешь см: комндир покидет корбль последним.

- Вы об тяжело рнены, - нстивл снитр, - вс прикзно эвкуировть...

- Не горячись, товрищ! - перебил его Ренко. - Мы еще повоюем и покжем немцм, кк брть Севстополь з четыре дня. Ты знешь, что мы дли клятву стоять нсмерть? Вот, прочтите!

Снитры один з другим прочитли клятву моряков и переглянулись. Высокий крепко обнял з плечи Клюжного, еще рз попрвил повязку н его голове и скзл товрищу:

- Собирйся дльше. Рботы еще много. Я остюсь здесь...

Второй снитр скрылся в темноте, сообщив перед уходом, что скоро в дзот придет подкрепление: об этом он слышл н комндном пункте.

Нступил ночь, но в Кмышловекой долине было светло, кк днем. Нд деревней поднимлись рвные языки плмени - это полыхли подожженные фшистми дом и сри.

Нпугнные мужественным сопротивлением, немцы не решлись ночью тковть дзот. Они трусливо постреливли из-з домов и не прекрщли нзойливый минометный огонь, не двя сомкнуть глз. В тыл одинндцтого н гребень высоты проник отряд вржеских втомтчиков. Комсомольцы слышли з своей спиной беспорядочную трескотню фшистских втомтов.

"Трудно теперь к нм пробиться", - думл Сергей Ренко, вспоминя слов снитр о подкреплении.

Но подкрепление все же пришло.

Первым протиснулся в дзот богтырского рост моряк - широкогрудый, с крутыми плечми. З ним вползли еще двое. Они принесли с собой дв ручных пулемет, диски к ним, птроны и грнты. Первый моряк огляделся и поздоровлся неожиднно мягким и звучным голосом:

- Здорово булы, товрищи. Змполитрук Потпенко Михил. А это вот - Петр Корж и Констнтин Король...

С их приходом стло тесно, но кк-то свежо и рдостно, точно вместе с тремя черноморцми в дымный и чдный котловн дзот ворвлся прохлдный морской ветер.

- Кк же вы к нм добрлись? - спросил Клюжный у Корж.

- Пробрлись... - ответил Корж. - Н высоте довелось, првд, повстречться с немцми. Ну д, кк видишь, пришли...

Корж не договривл. Н смом деле путь моряков к дзоту был труден. Комндир бтльон отобрл в подкрепление к одинндцтому восемь коммунистов.

- Ндо пройти, - кк всегд коротко, скзл им комбт. - Тм комсомольцы сржются.

Коммунисты пошли. В лощине перед высотой 192,0 они попли под ртиллерийский обстрел. Тяжелые снряды кромсли землю, выворчивли с корнем дубы, но моряки ползли вперед. Двое из них были тяжело рнены. Об этом доложили стршему - зместителю политрук Михилу Потпенко. Он прикзл одному из бойцов доствить рненых в снбт. Но рненые нотрез откзлись от провожтого.

- Доберемся сми. А вм кждый человек дорог.

Шесть коммунистов продолжли путь. Н скте высоты, уже вблизи дзот, они столкнулись с немецкими втомтчикми. В полной темноте

звязлся яростный рукопшный бой. Моряки пробивли дорогу штыкми и приклдми винтовок, нносили удры грнтми, ножми, рукми

душили вргов.

И немцы не выдержли, побежли с поля боя. В ночной схвтке моряки потеряли трех своих товрищей. В дзот пришли только Потпенко, Корж и Король.

Клюжный рдостно пожл руку черноморцу:

- Ну вот, теперь нс одинндцть человек!

- Почему одинндцть? - спросил Корж. - Ведь десять...

- Ншего погибшего товрищ Всилия Мудрик мы считем в строю. Мстим з него.

Пришедшие сняли бескозырки. Они вместе с комсомольцми перенесли тело Мудрик в окоп з дзотом и похоронили молодого мтрос.

Н вхту встли Рдченко и Четвертков. Остльные собрлись в котловне дзот. Сергей Ренко снял со стены "Боевой листок" с текстом клятвы и передл его зместителю политрук Потпенко. Потпенко прочел клятву вслух.

- Мы коммунисты, - произнес он. - Этим все скзно.

И Потпенко подписл клятву. Вслед з ним поствили свои подписи Констнтин Король - мтрос с лидер "Тшкент" и Петр Корж.

Близился рссвет, с ним - бой. Моряки устновили в окопх ручные пулеметы, вычистили винтовки, нбили птронми ленты, злили воду в кожух стнкового пулемет.

Алексей Клюжный сидел у телефонного ппрт. Повязк н его голове вновь пропитлсь кровью. Тупя ноющя боль не проходил. Он слбел, но крепился. "Что бы ни случилось - не подведу, выдержу..." - думл он. И ему стрстно зхотелось скзть об этом своим родным, товрищм по оружию и всем мужественным зщитникм Севстополя. Пусть знют, что он, мтрос Алексей Клюжный, воспитнник ленинского комсомол, рди победы нд вргом не пожлеет жизни.

Алексей вырвл из блокнот листок бумги и, положив его н сумку противогз, стл медленно писть...

Нд высотми, нд долиной поднимлся тумн. Светло.

МОРЯКИ СДЕРЖАЛИ КЛЯТВУ

...К утру прекртился огонь из дзотов н левом флнге роты Сдовников н Симферопольском шоссе и у Кмышловского железнодорожного мост. Все сржвшиеся в этих дзотх пли смертью героев, уничтожив сотни вргов. Основня тяжесть боя легл н одинндцтый.

Теперь н штурм дзот шел целый немецкий бтльон. Невзиря н большие потери, гитлеровским солдтм все же удлось взобрться н холм. Они устремлялись к дзоту отдельными группми то спрв, то слев, рссчитывя обмнуть бдительность черноморцев.

Н кждую тку гитлеровцев мтросы отвечли губительным огнем. Григорий Доля и Дмитрий Погорелов перектывли стнковый пулемет от мбрзуры к мбрзуре, встречя врг меткими пулеметными очередями. Из окопов з дзотом били ручные пулеметы коммунистов Корж и Короля.

Фшистские солдты, подобрвшиеся н 30 - 40 метров к мленькой крепости черноморцев, пытлись збрость грнтми ее зщитников. И когд первя немецкя грнт влетел в дзот, Доля мгновенно схвтил ее и с силой швырнул обртно.

- Получй, фриц, свое добро!

Этот смелый поступок Григорий повторил несколько рз. Но одн из грнт рзорвлсь в его пльцх. Првя рук Доли безжизненно повисл вдоль тел, рукв бушлт нмок от горячей крови. Дмитрий Погорелов сорвл с себя тельняшку и перевязл друг.

С комндного пункт позвонил Сдовников. Алексей услышл голос комндир роты:

- Держитесь, товрищи... Еще день-дв, день-дв.

Лейтеннт не случйно скзл это. К Севстополю шел крейсер "Крсный Крым". Н плубе корбля можно было увидеть бойцов с необычным знчком н левом рукве шинели: н черном фоне в золотом овле - якорь, увенчнный крсной звездочкой. Это был чсть морской пехоты.

Н дзот снов нлетел вржескя виция. Девятк фшистских смолетов, кк и в прошлый рз, с ожесточением бомбил его. Бомбы рзорвлись рядом с дзотом, сдвинули его стены, сорвли перекрытие, зсыпли мбрзуры землей и кмнями. Кзлось, дзот более не существовл. Но из-под нгромождения кмней и дерев поднимлись мужественные черноморцы.

Во время бомбежки погиб Констнтин Король. Большим осколком бомбы ему оторвло ногу, и он умер в окопе, склонившись нд своим ручным пулеметом.

Избитые обрушившимися кмнями, оглушенные взрывми бомб, Потпенко, Корж и Четвертков рскпывли обломки дзот. Они услышли слбый голос Сергея Ренко и подползли к нему.

Сергей умер н рукх товрищей. Комндовние принял Михил Потпенко.

Во время бомбежки рздробило кмнями телефонный ппрт. А положение стло нпряженным: немцы с трех сторон обложили одинндцтый. И Потпенко решил...

- Слушй, Доля! - прикзл он. - Пойдешь н КП. Пробьешься туд. Понял? Иди кустрником: тм меньше немцев. Передй, чтоб прислли подкрепление с пулеметом, н высотку. Пусть нс поддержт!

"Кк же тк? - мелькнуло у Григория. - Уходить в решительную минуту? Ведь сржлись вместе..."

Потпенко, словно прочтя его мысли, добвил:

- Иди, Григорий, тебя посылю - больше некого.

- Есть!

И, взглянув, кк Доля, прижв левой рукой винтовку к груди, пополз по ходу сообщения, Потпенко скзл: - Дойдет моряк.

* * *

Итти было почти невозможно: ртиллерийский и минометный обстрел прижимл Григория к земле. Ползти стновилось все труднее: мешл рненя рук. Немцы мелкими группми просчивлись н гребень высоты, и кждя секунд грозил встречей с вргом. Но Доля упорно полз вверх по склону.

Добрвшись до гребня, он оглянулся н холм, где сржлись товрищи. Дзот был прикрыт серой шпкой дым. Звуки выстрелов доносились приглушенно. Вдруг Доля услышл взрывы и увидел яркое плмя.

- Что тм? - встревожился он. Ему зхотелось сейчс же вернуться, стть рядом с друзьями. Но он вспомнил прощльные слов коммунист Потпенко: "Иди, тебя посылю - больше некого", плотнее зпхнул ндетую н нем шинель Алексея Клюжного (своей он прикрыл тело Мудрик) и, изо всех сил оттлкивясь ногми, пополз вперед.

В это время одинндцтый отбивл очередной штурм гитлеровцев.

Зхлебнулся пулемет: вржескя пуля пробил грудь отвжного комсомольц Дмитрия Погорелов. Клюжный бросился к нему. Погиб Дмитрий, его друг, которого товрищи звли з упорство и решительность "Дим скзл - всё!" Он поклялся Родине, что будет сржться с вргом до последней кпли крови, и сдержл свою священную клятву.

Жжд мести з погибшего друг словно передлсь пулемету, с ткой яростью истреблял фшистов Алексей Клюжный. А рядом с ним, помогя вести огонь, лежл Ивн Четвертков.

Скоро Алексей был еще рз рнен - в првую руку. Его сменил Четвертков. Снов бил пулемет, и пдли у подножья холм фшистские втомтчики.

Мин, пущення из Темной блки, грузно плюхнулсь среди рзвлин дзот. Ее осколки изрешетили кожух стнкового пулемет, пробили его ствол. Змолчл пулемет - верный друг моряков. Ивн Четвертков был убит.

Истекя кровью, Клюжный видел, кк ползут и ползут вверх по крутому склону холм немецкие солдты. До них - двдцть шгов. Алексей левой рукой сорвл с пояс грнту. Зубми вытянул чеку.

- Двй вместе, моряк! - услышл он громкий возглс Михил Потпенко.

- З Родину! - крикнул Клюжный, вствя во весь рост.

Рядом с ними поднялись комсомолец Рдченко и высокий мтрос-снитр. Алексей из последних сил бросил грнту. З ним Потпенко метнул свой "снряд" в немецкую цепь. Прогремели взрывы. Поднялось дымное плмя.

Это было последнее, что довелось увидеть комсомольцу Клюжному. Он упл н землю, нсмерть срженный фшистской пулей. А его товрищи, поднятые им н этот дерзкий бросок, штыкми и грнтми смели с холм гитлеровцев. Фшисты, уже в который рз отброшенные от одинндцтого дзот, сктились в долину.

...Обессилевший от потери крови и нечеловеческого нпряжения, слбея с кждой минутой, Григорий Доля нчл спускться по обртному склону высоты 192,0. "Дойти, во что бы то ни стло дойти!" - эт мысль двигл его вперед.

Вечером дв бойц подобрли Долю недлеко от комндного пункт бтльон.

- Откуд, мтрос? - спросили его. - Из одинндцтого.

Это прозвучло, кк проль. Бойцы нпоили Григория из фляжки и помогли добрться до медпункт бтльон. Здесь он потерял сознние. Когд Доля очнулся, то увидел в свете неяркого огоньк коптилки знкомое лицо военфельдшер электромехнической школы. Григорий повторил ему прикзние Потпенко и добвил:

- Передйте н КП, товрищ военфельдшер... Все передйте! Тм одинндцтый сржется...

А в рзвлинх одинндцтого продолжли биться с вргом черноморцы. Ночью погиб высокий снитр. Теперь дзот обороняли только трое: Корж, Потпенко и Рдченко. Петр Корж был рнен в лицо и ногу. Перевязв рны обрывкми тельняшки, он снов прильнул к своему ручному пулемету. Мысли Петр все время возврщлись к Севстополю. Он почти физически ощущл, что прикрывет своей грудью родной город, где он знл кждую улицу, где был его семья, товрищи, близкие и дорогие люди. Михил Потпенко дрлся рядом. Богтырь-моряк метл свои "снряды" в подползющих вргов. Из соседнего окоп отстреливлся Влдимир Рдченко.

Лишь под вечер 20 декбря гитлеровцм удлось зжть в кольцо трех отвжных черноморцев. Михил Потпенко и Петр Корж погибли в нервном бою. Тяжело рненый комсомолец Влдимир Рдченко рсстрелял все свои птроны и со штыком в руке отполз в кусты. Здесь он вступил в рукопшную схвтку с фшистскими солдтми. Пок билось сердце, моряк уничтожл вргов. После боя здесь ншли его снитры - мертвого среди вржеских трупов.

* * *

Фшисты не прошли к Севстополю. Их здержли не только в Кмышловской долине, но и по всему фронту. Дже тм, где гитлеровские войск просунули свои щупльц в ншу оборону, эти щупльц обрублись. Корбли Черноморского флот непрерывно поддерживли нши чсти мощным ртиллерийским огнем.

Немецкое "генерльное нступление" окончилось полным крхом. Упорство и стойкость зщитников Севстополя здержли вргов, и это дло возможность советскому комндовнию ввести в бой свежие силы.

Псмурным холодным вечером воины чсти морской пехоты сошли с корбля н берег Северной бухты. Темной ночью они двинулись к фронту. Морские пехотинцы штурмовли высоты в рйоне Мекензиевых гор. Они шли молч, мскируясь з кждым кустом и бугром. Их не остновил ртиллерийский огонь врг. Грозня лвин советских моряков устремилсь вперед.

Черноморцы очистили от фшистов Кмышловскую долину и рзоренную зхвтчикми деревню Кмышлы. Н холме у деревни они увидели рзвлины одинндцтого дзот и поняли все, что происходило здесь. Рзрушенный дзот, из мбрзуры которого торчл рзбитый пулемет, воронки от бомб, снрядов и мин, десятки вржеских трупов - все это говорило о долгом и упорном бое, о героизме и стойкости зщитников мленькой крепости. И кждый из подошедших к дзоту героев видел, что все они, зщитники дзот, погибшие здесь, - и этот моряк с кроввой повязкой н голове, и богтырь змполитрук и другие - до последнего дыхния оствлись верными присяге.

Их похоронили у рзвлин дзот, который они тк стойко и мужественно обороняли.

Нд могилой героев воины поклялись:

- Отвжные богтыри! Мы отомстим з вс. Будем дрться тк, кк дрлись вы, до последнего птрон, до последней кпли крови. Мы выполним свою клятву тк же честно, кк выполнили ее вы.

И моряки пошли в бой.

Мужественно дрлся с вргом, нвеки прослвив свое имя, учстник обороны Севстополя летчик-истребитель комсомолец Яков Ивнов.

14 ноября 1941 год Ивнов трнил нд Севстополем фшистский смолет. 17 ноября отвжный советский летчик повторил свой подвиг. Только что кончился ожесточенный бой с "юнкерсми". Ивнов сбил одну фшистскую мшину и возврщлся н эродром, когд зметил идущий к городу бомбрдировщик врг "Дорнье-215". Бесстршный истребитель смело тковл "дорнье", но змолчл пулемет: кончился боезпс. Тогд верный долгу советского воин Яков Ивнов пошел н трн. Огромня фшистскя мшин рухнул в море...

А. Бковиков

Корбли ведут огонь

Отрывок из ромн "Уходим в море"

Нд седой рвниной моря ветер тучи собирет. Между тучми и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный.

М. ГОРЬКИЙ.

Песня о Буревестнике

Хмурое ноябрьское утро.

Резкий, порывистый норд-ост треплет, прижимя к морю, рвную прусину облков. Облк скользят нд широкими руквми бухты и склистыми отрогми гор, н которых рскинулся приморский город, белый, кк сми склы, с узкими улицми и переулкми, крутыми лестничными спускми, вырубленными в обрывистых берегх.

Море стонет протяжно и глухо. Яростно пдют волны н прибрежные кмни, бьются о смоляные нстилы причлов, осыпя их хлопьями пены, песком и глькой. Берег пропх морской трвой и ркушкой.

Пустынен рейд. Ни корбля, ни буксир, ни рыбчьего прус. Опустел некогд шумня Грфскя пристнь. Склонившись нд водой, дремлют мрморные львы, опустив н вытянутые лпы могучие головы. Ничто не может нрушить их покоя - ни ледяное дыхние норд-ост, ни рокот прибоя, ни гром орудийной кнонды. Чйки, неугомонные и крикливые, оствили рейд. Они появляются, кк рзведчики, в предрссветные чсы и, покружив нд пустыми причльными бочкми, улетют в море, зслышв первые рзрывы снрядов.

После двух бессонных ночей, проведенных н ктере по пути из Новороссийск в Севстополь, лейтеннт Андрей Грчев сошел н землю почти больным. В голове шумело, перед глзми плыл и кчлся берег, н пересохших губх ощущлся горьковтый привкус соли.

Мтрос с ктер повел лейтеннт вдоль берег бухты. Кждый шг по ндежной прочной земле возврщл Грчеву силы. Шгя вслед з мтросом нвстречу тугому соленому ветру, он с удовлетворением подумл, что уж если з этот рейс его не совсем укчло, то, знчит, скоро плуб корбля снов стнет для него привычной, кк берег, и повеселел.

Мтрос привел лейтеннт в кменный склеп древнего клдбищ, который был теперь приспособлен под бомбоубежище и рубку дежурного по охрне водного рйон.

"Неплохой отель для приезжющих", - усмехнувшись, подумл Грчев, оглядывя подземелье.

Дежурный офицер, сидевший з столиком, подняв н прибывшего устлые глз кивком головы, ответил н приветствие и, просмотрев документы, спросил:

- Н крейсере "Коминтерн" не служили?

- Служил.

- Припоминю, - уже мягче скзл дежурный. - Курснт Волков не помните?

- Нет.

- И я, пожлуй, вс не узнл бы, - скзл Волков. - Грчев, ртиллерист помню, в лицо бы не узнл. Времени много прошло и воды много утекло.

Грчеву вспомнились товрищи курснты, здоровые, веселые ребят. И ведь это было совсем недвно. Сейчс перед ним сидел стрший лейтеннт с утомленным, опухшим от бессонницы лицом, окймленным рыжевтой бородой, н мнер той, ккую носят многие черноморские рыбки, лоб в морщинх, првя рук збинтовн, лежит н косынке, н плечх внкидку морскя шинель, выгоревшя от солнц.

- Рнены? - с увжением спросил Грчев.

- Четвертый рз. А воюю пятый месяц. Д вы ложитесь, - приглсил он, зметив взгляд, брошенный Грчевым н дощтые нры. Грчев лег.

- Тихо здесь, - оглядывя кирпичный свод подземелья, после пузы скзл он.

- Тихо? - повторил Волков и зсмеялся. - В этот чс и в окопх тихо. Д-, - прищурясь н огонь, протянул он. - Вот... после войны придут сюд н экскурсию молодые мтросы, им скжут: здесь в дни блокды помещлся нш штб...

Волков помолчл.

- Ну, что в Новороссийске? - снов зговорил он. - Немец беспокоит?

- Беспокоит, - скзл Грчев.

- Бомбит?

- Бомбит. А кк у вс?

- У нс-то? Д что ж у нс... - Волков пожл плечми. - Севстополь не первый рз в бою.

Грчев см не зметил, кк глз у него зкрылись. И тотчс открылись снов: где-то под ним тихо зпел телефон.

- "Дон"! "Дон"! - словно отбивя ткт, кричл под нрми телефонист. - Я "Терек". Д... слушю, слушю! Товрищ стрший лейтеннт Волков, вс. Ну вот, опять обрыв, - с досдой скзл мтрос.

- А где Еременко? - стряхивя сон, спросил Волков.

- Есть! - вылезя из-под нр, хриплым спросонья голосом отозвлся связист.

- Идите н линию, - скзл Волков.

- Откуд они берутся? - с удивлением произнес Грчев, оглядывя мтросов. - Я думл, мы здесь одни.

В подземелье снов нступило молчние. Грчев збылся, хотя поминутно верещли телефоны, доносились монотонные голос связистов и отрывистые прикзния дежурного. Рзбудил его голос того же Волков.

- Однко пор и звтркть, - говорил Волков, глядя н чсы. - По Корбельному уству через полчс подъем флг. - Волков достл из-под стол кусок сл, отстегнул фляжку и встряхнул ее. - Лейтеннт, - повернулся он к Грчеву, - н фронте сон короток. Поднимйтесь д присживйтесь-к к столу. Промерзли, нверно?

- Промерз, - отозвлся Грчев. Со сн он действительно продрог, зубы его стучли.

- К столу пододвигйтесь, лейтеннт, - приглсил Волков, - выпейте - и согреетесь.

- Спсибо, - сдясь н крй ящик, поблгодрил Грчев.

- Сейчс н корбль пойдете? Куд нзнчили? - спросил Волков

- Н эскдренный миноносец "Буревестник".

- Н "Буревестник"? - Волков отствил сткн. - Между нми говоря, комндир эсминц мне не совсем нрвится, - скзл он после некоторого молчния. - Я тут кк-то с ним крепко сцепился. Пришел н эсминец с рспоряжением штб списть к нм сюд пятндцть человек. А он десять дл и говорит: "Ни одного больше. Ктер, Волков, у трп. Дю пять минут сроку. Мтросы уже тм. Все! Можете итти". Ох, и взорвло меня!

Грчеву хотелось узнть кк можно больше и об эсминце и о комндире корбля - Смоленском. Он с охотой принялся рсспршивть Волков.

- Крут. Очень крут, - рсскзывл Волков. - Его дже угрюмым можно нзвть теперь. Рньше-то, я помню, он совсем другой был. Но кк подумешь, - и нвлилось же н человек! Лет пять тому нзд у него жен умерл во время родов. Остлся мльчишк. Смоленский и отец его выходили прня и, кк положено, души в нем не чяли. А двдцть второго июня под бомбежкой и стрик и мльчик погибли.

Где-то близко сосредоточенно збрбнили зенитки. Били з городом, со стороны Блклвы, в склепе кзлось, словно кто-то чстыми удрми молот вгонял зклепки в метллическую обшивку корбля.

- Рзведчик? - спросил Грчев.

Волков встл; согнувшись, подошел к нружной двери и открыл ее Пхнуло тумнной свежестью рссвет. Грчев поднялся и стл ндевть в рукв помятую шинель.

- Д, рзведчик, - скзл Волков и, обернувшись, добвил: - Уже собиретесь?

- Пор.

- Ну, тк вот, слушйте. Кк выйдете отсюд, пойдете впрво. Тк и идите. А в городе вм любой птруль укжет. Фекпе нйдете легко, пешя прогулк рекомендуется и морякм. - Волков оглядел Грчев и добродушно зсмеялся. - До чего же н вс шинель уродливо сидит, товрищ Грчев! Подрясник, ей-ей. Смоленский ткого одеяния не потерпит.

Н бурых вершинх холмов, столпившихся вокруг Севстополя, лежл снег. Нд бухтой поднимлись дымки, отчетливо доносился грохот злпов корбельной и береговой ртиллерии, резкя дробь зенитных втомтов. С обрывистого берег было видно, кк н плубе ктер 073, который нкнуне доствил Грчев, у орудий возились мтросы, слышлся приглушенный рокот мотор, свистки. Н внешнем рейде ходи но еще несколько "охотников", время от времени бросвших глубинные бомбы. С моря возврщлся эскдренный миноносец.

Немецкие нблюдтельные посты, рсположенные где-то н холмх, примыквших к Мекензиевым горм, очевидно, обнружили эсминец, и бтрея противник открыл по корблю огонь. Тяжелые столбы воды встли снчл спрв, потом слев от эсминц. К первой немецкой бтрее присоединилсь вторя.

Грчев зстыл н тропе, ожидя исход поединк. Иногд всплески от рзорввшихся в воде снрядов почти скрывли то нос, то корму корбля. Кзлось, еще один злп - и корбль взлетит н воздух. Но вот опдл вод, и голубой корпус эскдренного миноносц вновь появлялся перед глзми Грчев. Потом корбль рзвернулся и, нбиря скорость, стл удляться от входных ворот бухты, где дежурил буксир.

Немцы не змедлили перенести огонь, но снряды первого злп легли с отствнием. "Что-то покжет следующий злп?" - подумл Грчев, не змечя, что нпряженно сжимет кулки и ручк чемодн больно врезется ему в лдонь, - ведь это был первый поединок корбля и береговой бтреи, который довелось ему видеть.

Снов донесся посвист снрядов, но теперь они упли длеко впереди по курсу корбля. В тот же момент эскдренный миноносец, сделв крутой рзворот, н полном ходу устремился к воротм бухты, и портовый буксир, попыхивя дымком возле боновых згрждений, тут же зкрыл з ним входные "двери".

Грчев вздохнул облегченно, словно это был последняя схвтк, ккую нужно было выдержть советскому корблю в этой войне. Отвернув воротник шинели, он приглдил волосы, попрвил фуржку и пошел рзыскивть флгмнский комндный пункт.

* * *

По утрм Грчев поднимлся теперь вместе с мтросми. Умывшись, нкинув китель и ндев фуржку, он шел н верхнюю плубу к своим комендорм. Без шинели было легко и удобно взбегть по крутым трпм н комндный пункт бтреи, рсположенной нд верхней плубой, спускться в кубрики, котельное и мшинное отделения. З последние дни он успел облзить корбль, кк говорят мтросы, от киля до клотик. Рсспршивя боцмн и инженер-мехник Хнев об устройстве эскдренного миноносц, Грчев стртельно зписывл днные о мощности мшин, вооружении, погребх, шлюпкх - все то, чего нельзя было нйти ни в одном учебнике, но полглось знть кждому офицеру.

Грчев, кк и всякий молодой офицер, рзумеется, нервничл и волновлся, нчиня службу н новом корбле. С тех пор, кк он в последний рз покинул плубу крейсер "Коминтерн", прошло уже почти дв год. Но одно дело - служб н стром знкомом корбле, с знкомыми людьми, другое - приход н эскдренный миноносец, в незнкомый экипж. Кк встретят мтросы? Будет ли н бтрее опытный стршин, ндежный помощник, н которого можно положиться, кк н смого себя? Все это не могло не тревожить Андрея в первые дни пребывния н эсминце.

Свою первую стрельбу Грчев, кк говорят ртиллеристы, "звлил".

Произошло это тк.

Вржеские бомбрдировщики появились со стороны Блклвы в тот смый, чс, когд в подземных мстерских и н зводе менялсь смен. Вынырнув из-з холмов, смолеты рзделились н две группы. Первя пытлсь подвить зенитные бтреи, вторя прорывлсь в это время к городу и корблям, с которых только что высдилсь бригд морской пехоты.

Огонь н "Буревестнике" открыли быстро, но Грчев неточно подсчитл исходные днные, и рзрывы первого злп его бтреи легли с недолетом. Желя испрвить свою ошибку, Андрей внес попрвку, однко смолеты в это время уже проскочили сектор, отведенный для обстрел "Буревестнику". В спешке и от горячности Андрей совсем збыл о грницх сектор и продолжл бить по тройке смолетов, демонстртивно повернувших в сторону Блклвы. Охвченный желнием сбить, во что бы то ни стло сбить, Андрей только эти три смолет и видел. А в это время "девятк" "юнкерсов", проскочившя к морю, повернул н рейд. Их Грчев дже не зметил, и когд все корбли перенесли огонь н "девятку", "Буревестник" все еще бил по уходящим трем смолетм.

И тут Смоленский не выдержл. Он быстрыми шгми подошел к Грчеву и с совершенно спокойным лицом, тихо, чтоб не слышли бтрейцы, проговорил сквозь зубы:

- К чёрту с мостик! Позор! Вм не огнем упрвлять, ...

Андрей первый рз в жизни комндовл в бою. Он был нстолько возбужден, что взглянул н подошедшего комндир несколько удивленными, почти рдостными глзми. Когд смысл слов Смоленского, нконец, дошел до него, Андрею покзлось, что весь мир померк... Досд н смого себя, горечь, обид н Смоленского зхвтили его. Ведь в первые минуты Андрей дже не мог понять, в чем его вин. Нужно же было обить смолеты, он и стрлся это сделть!

К счстью, тк скоро был отбит. С других корблей, нверно, и не зметили, что пок они зщищли рейд, снряды "Буревестник" рвлись почти нд Блклвой.

Совершенно убитый Грчев ушел с плубы и не видел, кк н мостик к комндиру поднялся комисср Илья Ильич Пвлюков.

Немецкие смолеты ушли, корбельные бтреи змолкли. С противоположной стороны бухты доносились редкие ртиллерийские злпы береговой бтреи Мтушенко, рсположенной н пятчке крошечного мыс. Илья Ильич стл нблюдть з вспышкми.

Из-з кменистого берег едв приметно выступли кзвшиеся тонкими стволы орудий, повернутые в сторону Черной речки. Орудия вздрогнули, нд мыском коротко вспыхнул орнжевый язычок плмени, потом донесся приглушенный рсстоянием грохот.

Но не только это привлекло внимние комисср, потом и комндир "Буревестник". Они видели, что время от времени нд мыском и отмелью вствли бурые фонтны из песк, кмней и земли. По бтрее били гитлеровцы. Снряд противник рзорвлся н известковом обрывистом берегу. Снов удрили орудия Мтушенко.

Фшистские снряды ложились теперь вокруг бтреи, но неровно. Они то пдли в бухту, то рвлись н прибрежных кмнях. Видимо, немецкие комендоры нервничли, и эт нервозность, естественно, скзывлсь н результтх стрельбы.

А мтросы Мтушенко стреляли тк, кк будто их ничто не беспокоило, стреляли, кк н учениях. Дружные злпы следовли один з другим через ровные промежутки времени.

Потом выстрелы бтреи учстились.

"Перешли н поржение, - подумл Пвлюков. - Ну, тк и есть. Рзрывов н мыске больше не вижу. Сдлись гитлеровцы".

- Отошел? - вполголос проговорил Пвлюков.

- Ты о ком? - не поворчивя головы, спросил все еще нблюдвший з бухтой Смоленский.

- О комндире корбля "Буревестник".

- Не понимю, - оздченно скзл Георгий Степнович.

- А чего ж тут не понимть? - Пвлюков пожл плечми. - Все ясно, кк и результты этой ртиллерийской дуэли. Если бы Мтушенко своих комндиров во время стрельб рспекл, они бы, нверно, все снряды в белый свет, кк в копеечку, выпустили. А то, видел? Стреляют, кк по хронометру, спокойно, деловито. Уж действительно по-хозяйски стреляют... А много, нверно, Мтушенко с ними рботл, пок выучил. Кк думешь, Георгий Степнович? - вдруг быстро спросил Пвлюков.

Илья Ильич повернулся и, держсь з поручни, медленно стл спускться по трпу.

Он был уже н нижней площдке, когд его окликнул Смоленский

- Ты куд, комисср?

- В кют-компнию. Чйку выпью, холодно.

- Тк ты скжи, пожлуйст, вестовому, чтобы и мне нлил, - попросил Георгий Степнович. - Берков! - позвл он комндир второй боевой чсти. Остетесь здесь з меня! - и торопливо спустился велел з комиссром.

Очень быстро прошли две недели, днные Смоленским Грчеву н ознкомление с корблем. Грчев ндеялся, что после скндл со стрельбой Смоленский не скоро вспомнит о нем, однко точно н четырндцтый день пребывния Андрея н борту "Буревестник" Смоленский, встретив лейтеннт, подозвл его, и Грчев понял, что комндир отлично помнит нзнченные им сроки.

Они стояли возле кмбуз. Георгий Степнович по привычке щурил глз, словно рссмтривя проходивший по бухте трнспорт.

- Буду проверять, - скзл он. - Считйте, что с вми не комндир корбля, боцмн. Помните, кк Суворов сдвл экзмены н мичмн? Глз звязывли, требовли н ощупь знть корбль.

Грчев не знл об этом эпизоде из биогрфии Суворов и очень живо предствил себе уже немолодого, прослвленного полководц, идущего по плубе с повязкой н глзх.

- Мне бы без повязки, товрищ комндир... Смоленский зсмеялся:

- Вше счстье, у меня плтк с собой нет. Тк вот, - скзл он тотчс переств улыбться. - Н много метров ниже нс нходится килевой брус - своего род позвоночник корбля. Двйте поблизости от него и нчнем. Нчнем с трюмов, с того смого нутр корбля, в которое некоторые офицеры верхней плубы не любят зглядывть.

И жестом приглсив Грчев з собой, Смоленский первым спустился в открытый люк, ведущий к мшинм.

Минут тридцть спустя инженер-мехник Хнев приоткрыл дверь в кюту Берков.

- Экзмен еще не кончился? - поджв губы, лукво осведомился он.

- Ккой экзмен? - недоуменно спросил Берков.

- Ккой! Грчев, ртиллерист твоего. Сейчс встретил его с комндиром в котельном. У млого уж соль н кителе выступил.

Не удовлетворяясь экскурсией по корблю, Смоленский провел Грчев к себе в кюту и зкончил "проверку" в присутствии Пвлюков.

Получилось это случйно. В конце рзговор Пвлюков вошел к Смоленскому. Георгий Степнович зметил, что крмны комиссрского кителя чем-то битком нбиты, но при млдшем офицере рсспршивть не стл. По тону Смоленского комисср срзу понял, что комндир опять недоволен, и решил, пользуясь приглшением Смоленского, остться послушть.

В первый же день после прибытия Грчев встл н учет у секретря пртийной оргнизции корбля мичмн Соколов. Пвлюков коротенько побеседовл с встющим н учет коммунистом. Минер лейтеннт Жолудь говорил комиссру, что "новый" лейтеннт не трус и знимется упорно.

Прислушвшись к рзговору, Пвлюков догдлся, что чего-то молодой офицер усвоить еще не успел, но опять подумл, что нпрсно комндир корбля тк резок. Можно бы и требовтельность не снижть и помягче быть в обрщении.

Смоленский здвл вопросы быстро, времени н рздумье двл мло.

- Что нходится в рйоне двдцть третьего шпнгоут?

- Двдцть третьего? - кк школьник, зводя глз к подволоку, повторил лейтеннт. - Двдцть третий...

- Д, двдцть третий...

- Не помню, - хмуро сознлся Грчев.

- А в кких случях вхтенный офицер, неся якорную вхту, должен нходиться н ходовом мостике?

Не дождвшись ответ, комндир зключил:

- Плохо. Вы кк экскурснт лзете по отсекм д зучивете н пмять цифры. А вы посидите в отсеке с мтросми, д подольше, чтобы все тм познть и в следующий рз нйти этот пост с зкрытыми глзми. И почему вы стесняетесь рсспршивть комендоров об устройстве орудий? Я н вшем месте прямо тк и скзл бы: "Рсскжи-к, товрищ Соколов, кк устроен змок пушки", "А кк действует нктник, товрищ Остпенко?" Поближе к мтросм, поближе...

- Крутовто, Георгий Степнович, - прищурясь, скзл комисср Смоленскому, когд они остлись вдвоем. - Не получилось бы, кк с моим сынишкой. У него был учительниц музыки. И зтюкл его тк, что он совсем перестл знимться. Он ему все время твердил одно и то же: "Ты ничего не знешь".

Георгий Степнович зсмеялся.

- У твоего сынишки не было комисср, Илья Ильич. Ничего, пусть послушет лейтеннт. Злее будет. Я его в месяц сделю ртиллеристом. И н берег пошлю с корректировщикми. Пусть понюхет пороху. Ну, если я с ним резковто для первого рз обошелся, ты его потом подбодри, - добродушно скзл Смоленский. Сняв китель, он зкурил и стл ходить по кюте из угл в угол.

Глядя н Смоленского, Пвлюков думл: "Првильно говорят стрые мтросы, что комндир всегд похож чем-то н свой корбль. Вот н линейных корблях и крейсерх комндиры обычно - пожилые, степенные офицеры; они медлительны в движениях, хрктером спокойны и ровны. Комндир эскдренного миноносц "Буревестник" всегд в движении, говорит резко, отрывисто. По плубе он проходит быстрым шгом, н мостик поднимется почти бегом".

Пвлюков хотя и увжл Смоленского, все же не преминул здть ему вопрос:

- А кк ты думешь, Георгий Степнович, я только зтем и существую н корбле, чтобы испрвлять твои ошибки?

Смоленский тотчс остновился, рук его с трубкой змерл, и свежий голубой дымок ровной струйкой устремился к подволоку (кюты. Подумв мгновенье, Смоленский придвинул кресло к тому, в котором сидел комисср, и сел. Колени их почти соприкслись.

- Ты серьезно думешь, что это ошибк? - спросил Смоленский, понимя, что Пвлюков зговорил с ним о Грчеве.

Георгий Степнович уже несколько месяцев плвл с Пвлюковым, н войне месяц - год. Смоленский знл комисср и верил ему.

- Может быть, в днном случе дже и не ошибк, - здумчиво скзл Пвлюков. - Прень, кжется, не из тех, кого легко зпугть, вообще-то... Ты прости меня, Георгий Степнович, - помолчв, продолжл он. - Я грубо, может быть, коснусь твоего больного мест. Большое горе по-рзному действует. Один, перестрдв, мягче, бережней стновится к людям, другой - змкнется в себе, дже ожесточится. Вот ты, мне думется, ожесточился немного. А ты будь к людям чуть помягче, побережней, - тебе смому теплее стнет.

Упершись локтями в колени, Смоленский долго рссмтривл свои тесно сплетенные пльцы.

- Нверно, ты прв, - проговорил он. - Понимешь, хочется крепче дрться, скорее победить. - Он не скзл "отомстить", но комисср и тк его понял. Мне вот кжется иногд: не все еще чувствуют, что ткое фшизм. Ты меня осживй, Илья Ильич, - чут виновто улыбнулся Смоленский. - А то я иной рз готов, кжется, "Буревестник" н дыбы вздернуть, только бы уничтожить скорее эту нечисть...

- Не беспокойся, осжу, - улыбнулся и Пвлюков.

- Что у тебя в крмне? - вспомнил нконец Георгий Степнович. Пвлюков, видно, збыл, с чем шел к комндиру. И когд вспомнил, н лице его появилсь хитровтя усмешк.

- А вот погляди-к, ккие у нс мстер есть! - торжествующе скзл он, встл, подошел к столу и, опорожнив один крмн, выстроил перед Смоленским целую эскдру мленьких, отлично вырезнных из листовой меди корбликов.

- Вот ты н этих игрушкх и поясни молодым офицерм, где должен быть эсминец при совместном плвнии, кк вступть в строй, кк мневрировть, уклоняться от смолетов. По-моему, пригодится в офицерской учебе, ?

- Молодец комисср! -от души вырвлось у Смоленского.

- Идея не моя - чпевскя, - нпомнил Пвлюков. - Помнишь, кк он н кртошке поучл, где должен быть комндир во время боя? Но это еще не все. Пвлюков достл из второго крмн силуэты другой рсцветки и других контуров. - Вот тебе итльянский и немецкий флот. Это н случй, если турки пропустят их корбли в Черное море.

Когд Пвлюков ушел, Смоленский тк и остлся сидеть з столом в рздумье, кк шхмтист нд шхмтной доской. Только видел Георгий Степнович перед собой не клетчтую доску и не нстольное стекло, ннесенные н крту голубые квдрты моря.

* * *

Выйдя от Смоленского, Грчев, опустив руки, пошел н бтрею, проклиня себя з ту нерешительность, дже робость, которя вдруг овлдел им в беседе с комндиром.

- Ведь вот же где он проходит, двдцть третий шпнгоут! - топнув ногой о плубу, вслух проговорил Грчев. - Здесь рсположены...

Ну, конечно, он знл все, что здесь рсположено.

При объявлении тревоги или по утрм, если выдвлсь относительно спокойня ночь, первым н бтрее Грчев встречл мичмн Соколов - секретря пртийной оргнизции. Здесь Соколов был подчиненным Грчев. Доложив о состоянии кждого орудия, о людях, он молодцевто козырял и делл шг в сторону, кк бы уступя свое место зконному хозяину бтреи - ее комндиру.

С первой встречи у Грчев создлось смое хорошее впечтление о мичмне. Он держлся скромно, строго соблюдя уствную субординцию, но с достоинством.

Соколов прекрсно понимл, что перед ним молодой комндир, всячески стрлся облегчить рботу Грчев, помочь ему и делл это с большим тктом. Зходил ли рзговор об очередном знятии с мтросми или нужно было произвести змену чстей у орудий, мичмн, кк бы советуясь, незметно излгл Грчеву свой плн, причем нстолько просто и ясно, что дже н первых порх Грчев мог принять првильное решение.

- Ну что ж, - говорил в тких случях лейтеннт, - после отбоя тревоги здержите людей н постх. Комндир корбля требует проводить тренировки и днем и ночью.

- Есть! - с готовностью повторял Соколов и шел к зенитчикм.

"Комндир бтреи прикзл сделть тк-то и тк..." - говорил он мтросм.

Вернувшись от Смоленского н бтрею, Грчев чувствовл себя очень невжно.

- Ну кк идут знятия? - спросил он Соколов, стрясь делть вид. что ничего не случилось.

- Учу вести огонь при сокрщенном состве людей, - ответил мичмн.

- Ндо н подносчиков снрядов обртить внимние, товрищ Соколов, - не совсем уверенно скзл Грчев. - Мне кжется, н прошлой стрельбе и они нс здерживли. Особенно у второго орудия. Комндир остлся недоволен стрельбой, - произнес он, прямо глядя н мичмн.

- Хорошо бы, товрищ лейтеннт, собрть комендоров и рзобрть с ними поподробнее прошлую стрельбу, - предложил Соколов. - Если рзрешите, я бы вм посоветовл рсскзть мтросм о московских зенитчикх. Понимете? Двойной смысл будет.

Беседу нзнчили н следующий день. Грчев тщтельно подготовился.

Мтросы н бтрее обычно группировлись по боевым постм, дже в свободные от боя и учений чсы, когд и ндобности в этом не было Скзывлсь многомесячня привычк. Прислонившись к тумбе орудия, сидели отец и сын Куровы. Об строгие и н слов скупые. С пушкой они почти не рсствлись и ухживли з ней, кк колхозный конюх з любимой лошдью. Рядом со стршим Куровым присел Остпенко, их сосед по орудию, з ним сидели писрь Труш, мтросы Луговских в Музыченко.

Грчев пострлся кк можно подробнее рсскзть о зщищвших московское небо зенитчикх, первоклссную рботу которых ему посчстливилось нблюдть, когд он проезжл через Москву.

Беседу прервл сигнл боевой тревоги. "Буревестнику" было прикзно уничтожить железнодорожные соствы с горючим н стнции Бхчисрй. Перед стрельбой к Грчеву н комндный пункт зшел Пвлюков.

- Слышл вш рзговор с зенитчикми, Андрей Алексндрович. Грчев несколько удивило неофицильное обрщение. Он выжидюще смотрел н комисср.

- О воинской чести вы говорили робко, без подъем. А ведь это большя тем. Верно? - мягко скзл Пвлюков.

- Я не успел, товрищ комисср...

- Понимю, понимю. Вы рсскжите мтросм о Тллихине, о Гстелло, о комендорх береговой бтреи Мтушенко, которые н днях рзгромили тнковую колонну под Всильевкой. Рсскжите о пехоте, которя отбивет по восемь, по десять тк в день. Кк ни тяжело н корбле, ведь пехоте никк не легче, если не тяжелее. Вот вчер в полку Жилин солдт в рукопшном бою зслонил собой комндир роты; см погиб, комндир спс...

Еще несколько дней нзд Грчеву покзлось бы диким спокойно обсуждть плн беседы с мтросми, в то время кк боевя тревог уже объявлен и через минуту-две, возможно, придется открыть огонь.

Но кк ни плохо стрелял он в прошлый рз, вторя стрельб был все-тки уже второй стрельбой. Грчев волновлся горздо меньше и был уверен в том, что сегодня будет стрелять знчительно лучше. А смое глвное, люди, которые вели огонь из орудий его бтреи, уже не были Грчеву чужими.

После отбоя, продолжя рзбор первой стрельбы, Андрей снов вспомнил о Московском фронте. По тому, с ккой ждностью слушли его бтрейцы, Грчев понял, что сколько бы ни было тревог и збот, люди н "Буревестнике" ни н минуту не збывют о Москве. Здесь фронт был в десяти километрх, город и рейд непрерывно бомбили. И все же севстопольцы считли, что их положение терпимо. Они волновлись з Москву, считя, что именно тм, н подступх к столице, сржются подлинные герои, что тм и солдтм и морякм приходится горздо труднее, чем здесь. Но Грчев знл, что в Москве с тким же беспокойством говорили и думли о Севстополе и севстопольцх.

* * *

Утро 17 декбря выдлось н редкость прозрчное и теплое. Н небе ни облчк. Лзурное зимнее море, подернутое легкой рябью, дышло ровно и тихо. Н обрывистых берегх подтял снег.

Несмотря н рнний чс, корбли, рзброснные по квтории Севстопольской бухты, вели огонь. Скоро клубы дымовых звес зволокли не только бухту, но и привокзльную чсть город.

Со стороны Мекензиевых гор и Ялтинского шоссе доносился непрерывный грохот ртиллерии и минометов. В бухте стреляли все корбли з исключением "Буревестник". Он вел огонь перед рссветом.

Поднявшись н ходовой мостик, Грчев поздоровлся с Жолудем, которого должен был сменить н вхте.

- Видел? - минер укзл рукой н синее "окно" в дымовой звесе. В небе нд бухтой првильной восьмеркой зстыл яркий дымчтый след смолет.

- Рзведчик? - спросил Грчев.

- Рзведчик. Высоко прошел. Боятся нших истребителей, - торжествующе усмехнулся Жолудь.

- Комндир у себя?

- В штурмнской рубке прикорнул, - ответил Жолудь. - Сейчс, нверно, перейдем к холодильнику. Зсек, проклятый, мест стоянки. - Жолудь, прищурившись, еще рз взглянул н оствленный рзведчиком белый след. - Ну, передю тебе "Буревестник" с рук н руки, кк живой, без единой црпины, скзл он, достл ппиросу и зкурил.

Грчев торопливо пробежл зписи в вхтенном журнле, оглядел плубу. Мтросы в полной боевой готовности сидели у орудий. Одни, поеживясь от свежего ветерк, жевли хлеб и торопливо допивли из кружек горячий чй. Другие, прислонившись к тумбм пушек, дремли. Н кормовом мостике, с противогзом через плечо, стоял комисср Пвлюков с мичмном Соколовым.

- Кк видишь, пок не стреляем. Передышк. Д и комнд устл, - пояснил Жолудь. - Из сигнльщиков вхту несет Корчиг - человек с золотыми глзми. Кк доложит о нлете, срзу же объявляй боевую тревогу.

- Кжется, все ясно. Ты иди отдыхть, - нерешительно проговорил Грчев.

- Ккой отдых? - дже возмутился Жолудь. - В ткой день отдыхть? Я остнусь н мостике. Вот посмотришь, скоро будем переходить к другому причлу. Уж если прошел рзведчик, Смоленский здесь не оствит корбль.

Хотя Грчев и скзл, что ему все ясно, н смом деле первя смостоятельня вхт вселял тревогу. "Вдруг что-нибудь опять упущу, не тк подм комнду и осрмлюсь н весь корбль?" А с Жолудем было просто и уютно. Молодой минер с ткой готовностью всегд и отвечл н вопросы Грчев и читл сигнлы, что Андрей привык с полным доверием относиться к нему и многому от Жолудя нучился.

Офицеры стояли н мостике. Берег уже не стло видно з клубми дым. Одно з другим вступли в бой орудия корблей и береговые бтреи, кк будто смо море и крымскя земля поднялись в тку.

- А скжи, ты, нверно, доволен, что попл в Севстополь? - спросил Жолудь Грчев. - Ну, скжи откровенно. - И см же ответил: - Еще бы! Кждый молодой офицер почитл бы з счстье быть сегодня с нми. Эти рвелины, бстионы... Ведь они придют ккую-то особую окрску событиям в Севстополе. Подумть только, что восемьдесят семь лет нзд здесь же сржлся Нхимов. Здесь был Толстой... Мтрос Кошк, Дш... Но до нс дошли фмилии немногих героев. Сейчс все герои. И что змечтельно, - помолчв, скзл Жолудь, - ведь никто из нс не думет о смерти. Верно?

- О смерти и я не думл, - признлся Грчев. - Некогд.

- Именно некогд. - Жолудь здумлся и после недолгого молчния зговорил о другом. - Д. Мы о смерти не думем, - повторил он. - А вот мть очень волнуется з меня. Я у нее один, он уже стренькя. Сколько дней не могу отпрвить письм, нехорошо.

Словно отгоняя преследоввшие его мысли, он тряхнул головой и, повернувшись к сигнльщику, крикнул:

- Корчиг?

- Слушю, товрищ лейтеннт.

- "Крсный Крым" открыл огонь?

- Тк точно.

- Почему же не доклдывете?

- Только что собирлся доложить.

- Срзу доклдывйте, срзу!

Из штурмнской рубки вышел Смоленский и, прислушивясь к грохоту стрельбы, скзл:

- Корчиг, рзрешение н переход к холодильнику получено?

- Принимю, товрищ комндир.

- Хорошо. Вхтенный офицер, сигнл боевой тревоги!

- Есть! - ответил Грчев и включил "колокол" громкого боя. В этот день, семндцтого декбря, нчлся второй штурм Севстополя.

* * *

Сменив место стоянки, якорь у причл не отдвли: стояли н трех швртовых концх, прихвтившись з пушечные тумбы н берегу. Мшины - под прми, шлюпки зкреплены. Мтросы и стршины оствлись, по боевой тревоге, возле орудий, торпедных ппртов, у мшин и котлов, офицеры - н комндных пунктх.

Кк только последний стльной трос был зкреплен, Смоленский спустился вниз и вместе с боцмном обошел верхнюю плубу.

- Людей поствишь рсторопных, - говорил он боцмну. - Предупреди, чтобы ели глзми мостик. Крикну: "Руби!" - рубить немедленно, все три конц одновременно. Срзу дм ход. Ззевются - н себя пенять будут. Понял?

- Тк точно, товрищ кпитн третьего рнг.

Потом комндир поднялся к зенитчикм, поздоровлся и, обртившись к стршине Остпенко, скзл тк, чтобы слышли все:

- Фшисты сегодня нчли нступление. Чсм к десяти они, конечно, бросят свою вицию н город, н корбли. Но вы видели и под Одессой и в Севстополе, кк они бомбят. Где их встречют по-флотски - крепким огоньком, они и не доходя могут бомбы рстерять, уж если прозевл, кк стервятники нкинутся, зклюют. Держись, стршин! "Буревестник" должен быть героем! Ндеюсь н вс, - повернувшись, обртился он уже ко всем мтросм.

- Выстоим, товрищ кпитн третьего рнг, - з всех ответил Остпенко. Выстоим!

Нд бухтой и городом гремели злпы тяжелых береговых бтрей и корблей. В воздухе проносились смолеты с крсными звездми н крыльях. Сбросив бомбы, они возврщлись н эродромы и снов уходили в сторону Мекензиевых гор, Блклвы и Ялтинского шоссе.

Пвлюков в это утро не рсствлся с мтросми. Его видели то у комендоров, то он звонил Смоленскому н мостик из мшинного отделения:

- Если буду нужен, вызывй. Читю людям сообщение Совинформбюро и местную сводку.

Севстопольскя сводк был немногословн: "В течение дня н Севстопольском учстке фронт с обеих сторон продолжлсь усилення ртиллерийскя стрельб. Все тки немцев отбиты". А мтросы хотели знть подробно, что делется под Блклвой, н Мекензиевых горх, кк стреляли вчер береговые бтреи и корбли, кк бомбили вржеские позиции нши летчики. И Пвлюков рсскзывл:

- Сегодня фшисты пытлись прорвть фронт в рйоне стнции Мекензи. Их остновили огнем береговых бтрей и корблей. Бронепоезд "Железняков", построенный рбочими Морского звод, з один рейс уничтожил около 300 гитлеровцев... Снйпер Ной Адмия уничтожил з день пять фшистов... Третий по счету смолет сбил сегодня летчик Рыжов. - Пвлюков сделл пузу. - Вчер возле деревни Комры нши бойцы обнружили трупы двух змученных фшистми рзведчиков-мтросов. Героический подвиг совершил мтрос Крутяков. Он был

тяжело рнен и попл во время тнковой тки в окружение. Мтрос кровью истекл и все-тки поднялся, крикнул: "З Родину! З Стлин!", бросился с грнтой под тнк и подорвл его...

Нд корпусми Морского звод взметнулсь шпк белого пр, и почти одновременно нд городом и бухтой поплыл хриплый голос сирены. Монотонный, долгий звук вызывл рздржение. Похоже было, что кочегр ушел в убежище и збыл перекрыть пр. Тк и будет гудок по-волчьи выть весь день, может быть, и всю ночь, пок не охрипнет, не стрвит через свое луженое горло весь зпс пр.

Где-то в пригороде удрили зенитные орудия. Потом нд вокзлом прошл пр нших истребителей.

- "Яки!" - весело произнес Остпенко.

Истребители "Яковлевы" в те дни были новинкой. Зметив их с плубы, мтросы передвли друг другу слов Остпенко:

- Ткой, говорят, рзрезет "мессер" пополм с одного зход.

- Побольше бы тких!

Мтрос Луговских уверенно скзл:

- Будут!

С минуты н минуту можно было ждть появления немецких бомбрдировщиков. Но люди не испытывли стрх. В обрывкх фрз, которые улвливл Грчев, скорее можно было угдть тревогу з судьбу солдт под Блклвой и у Мекензиевых гор, чем з свою собственную.

- Н нс нскочит, - говорил Луговских, - отобьем, и опять вроде передышк. А н земле - и день и ночь, и день и ночь. В бне и то помыться не всегд сумеешь.

Подносчик снрядов Ерошкин, стоя у другого орудия, громко рсскзывл:

- ...знчит, тогд политрук Фильченков и его мтросы говорят: "Ручными грнтми отобьем, не пропустим тнки". И не пропустили.

"Интересно, что думют Остпенко, Луговских, Соколов? - здвл себе вопрос Грчев, оглядывя бтрейцев. - Волнуются? Нет. Остпенко дже зевнул. Луговских смотрит н Млхов кургн, губы собрл трубочкой, кк будто сейчс кому-то свистнет. Соколову холодно, плечи рспрвляет и кблукми постукивет".

Грчев и не зметил, кк внимтельно следил з ним в это время комндир корбля.

"Грчев явно нервничет, - решил Смоленский, поглядывя н комендоров. Ну, что он головой крутит, бинокль дергет. Опоздет или нет? Вот где нстоящий экзмен для него. Нет, ничего... Что-то скзл, и Остпенко ухмыльнулся... Ну, Грч, птиц весенняя, держись, нчинется!"

"Огонь открывть, кк только войдут в зону обстрел, не дожидясь укзния с мостик", - в который рз мысленно повторял Грчев слов стршего ртиллерист Берков. Мозг рботл с лихордочной поспешностью.

- Првый борт, курсовой сто семьдесят, девять бомбрдировщиков! - доложили с сигнльного мостик.

Головы зенитчиков и всех, кто нходился н верхней плубе, невольно повернулись в сторону Млхов кургн. Теперь уже не одни сигнльщики, но и все нходившиеся н плубе увидели, кк из-з облчного брьер, тесно прижимясь друг к другу, вывлилсь девятк "Ю-88".

- Огонь! - протяжно и звонко подл комнду Грчев и для собственного успокоения добвил мысленно: "Они вошли в зону обстрел".

"Молодец, - едв не вырвлось у Смоленского. - Не пропустил! И я тк скомндовл бы. Првильно! Они угрожют "Буревестнику"... Эти, что идут в пре... Меняют высоту... Аг, не нрвится? Хорошо, рзрывы ложтся кучно!.. А вот и до меня дело дошло! Пор уходить..."

- Дистнция... Трубк... - нперебой повторяли мтросы у зенитных пушек.

Грчев кто-то толкнул, кто-то здел руквом. Его оглушило и обдло порывом горячего ветр от первого злп, проктившегося нд плубой.

"Нчлось!" - подумл Андрей и, см того не змечя, сжл рукми поручни. Это был т смя долгя минут боя, когд ты видишь врг, стреляешь по нему, он, словно зколдовнный, продолжет двигться н тебя.

Не слыш слов Смоленского, но поняв его жест, боцмн и двое мтросов освободили корбль от швртовых концов, и он, словно большя птиц, вздрогнув, рывком вылетел н середину бухты. У Андрея было ощущение, что эскдренный миноносец попл в жестокий шторм. Скрипели мчты, и плубу тряхнуло тк, словно н нее обрушилсь скл.

Н причле, у которого только что стоял "Буревестник", рзорввшяся бомб поднял в воздух тучи кмней и огромный всплеск воды и грязи. С грохотом пдли н плубу кмни, взрывной волной сбило пулеметчиков, злепило грязью корму. Комендоры с глзми, нлитыми кровью, без устли рботли у орудий.

Звено немецких бомбрдировщиков отделилось от остльной группы смолетов и теперь зходило со стороны вокзл, явно нмеревясь тковть крейсер. Остльные смолеты держли курс н минную стенку, где стоял трнспорт "Свнетия". Грчев снов оглушили рзрывы бомб, гром пушек, трескотня втомтов и пулеметов.

Пыль зстилл здние порт. Все время мневрируя, "Буревестник* вел стрельбу. Стреляли с крейсер, трнспорт, били береговые зенитные бтреи, трльщики, стреляли дже с крыш домов. Но вдруг стрельб умолкл.

С мостик рздлся звонок, и Грчев, мгновенно поняв его знчение, прикзл прекртить огонь.

- "Яки!" "Яки!" - торжествующе крикнул Жолудь.

Истребители шли со стршной скоростью.

Что произошло, Андрей толком не успел понять. Он видел, кк один из бомбрдировщиков, покчнувшись, вспыхнул и, оствляя з собой черный хвост дым, с креном н првое крыло рухнул где-то з вокзлом, беспорядочно рстеряв бомбы. Второй упл з пмятником Погибшим корблям. А истребители, нбиря высоту, ринулись к "шестерке" немецких бомбрдировщиков. Сбросив бомбы и прижимясь к воде, "юнкерсы" н предельной скорости метнулись в сторону моря...

Нлеты продолжлись в течение всего дня. Нводчики не отходили от орудий. В мшинном и котельном отделениях мтросы стояли бессменно.

Ночью, когд нступило зтишье - нверно недолгое, - Андрей первый рз з день вошел в свою кюту. Кк это всегд бывет после нпряженного и удчного боя, в первые минуты он не чувствовл устлости и, кзлось, мог бы еще и еще вести огонь, только бы видеть, кк влятся сбитые вржеские бомбрдировщики, только бы беспощдно преследовть их огнем, когд они удирют от советской ртиллерии, от нших смолетов.

Андрею хотелось говорить о бое, и он обрдовлся, когд почти вслед з ним в кюту вошел Пвлюков.

- Молодец, лейтеннт! - еще в дверях вместо приветствия проговорил Илья Ильич. - Хорошо стреляли сегодня!

Андрей не мог сдержть рстерянно-счстливой улыбки. Он и см чувствовл, что кк будто все было у него в порядке сегодня. Он почувствовл это еще в бою - по тому, с кким доверием, сквозившим в кждом их движении, принимли комендоры его комнды, по тому, кк одобрительно после удчных злпов оглядывлся н него Остпенко. Но окончтельно поверить в свою удчу он решился только теперь, после слов комисср. Андрей хотел ответить, кк положено: "Служу Советскому Союзу!", но вместо этого просто рсплылся в улыбке и покрснел.

- А вы не стесняйтесь, рдуйтесь! - просто скзл Илья Ильич, усживясь. - Зрботли. Рдуйтесь! Вот посмотрите, комндир еще похвлит.

Н это Андрей не ндеялся. Уж Смоленский-то нверняк нйдет к чему придрться. Но все рвно Андрей был рд. "Может, еще в смом деле вырботется из меня ртиллерист?" От одной этой мысли он ощущл себя сильным и ничуть не устлым.

В кюту быстрым шгом вошел Жолудь.

- Ух! - отдувясь, скзл он. - Згнли сегодня и людей и мшины. Я думл, бухт из берегов выйдет. Сто пятьдесят рз ход меняли. - И, нклонившись нд умывльником, подствил голову под холодную струю воды.

С семндцтого декбря нчлись стрдные дни. Только перед полночью, иногд и позже, офицеры поодиночке собирлись к столу кют-компнии.

В городе тоже нступл тишин. Он приходил вместе с темнотой. Но это был тишин особя, фронтовя. В Севстополе, кк и в окопх. кк и " корблях, отдыхл только чсть людей.

...Вот н перекрестке улиц послышлись тяжелые шги птрульных мтросов. Они прошли, оглядывя подъезды, и скрылись в боковом переулке. Сосед, возврщвшегося из штб МПВО, негромко окликнул дежурный по дому, н пристни сменились чсовые, н корблях - вхтенные... И опять тишин, подозрительня, нстороження. Тысячи невидимых в темноте людей, одетых в солдтскую и мтросскую форму и без всякой формы, чутко прислушивлись к морю, нблюдли з морем и небом, нблюдли з холмми, откуд доносились глухие и редкие пулеметные очереди, и нд бурыми вершинми дрожли яркие вспышки ркет. В эти-то чсы з столом кют-компнии "Буревестник" собирлись обычно офицеры. После длинного, утомительного и полного нпряжения боевого дня, нконец, удвлось сойтись вместе, зпросто, по душм поговорить.

К этим коротким полуночным сборм офицеров приучил Илья Ильич. Он приходил обычно в числе первых и просил у вестового чю.

Чй н "Буревестнике" приготовлялся по "особому рецепту" Музыченко. Большую пригоршню он зсыпл в метллический чйник и рзбвлял сткном крутого кипятку. Потом чйник пеленл полотенцем и погружл в ведро с кипятком. Когд чйник извлеклся н свет божий, жидкость приобретл дегтярный цвет и особый ромт.

Чем нпряженней был обстновк, чем больше уствли офицеры з долгий боевой день, тем стртельнее ухживл Музыченко з ними в те недолгие относительно спокойные чсы, которые они могли провести в кют-компнии.

В крмнх кителя Пвлюков всегд нходились одн-две свежи к гзеты, новя книжк, интересное письмо, нйденное среди подрков или полученное кем-нибудь из бойцов и переднное потом комиссру. Н беседу з "круглым столом" приходил и Смоленский. Последним появлялся стрик Хнев и, брося н стол костяшки, вызывюще смотрел н штурмн.

- Прошу!

- Хорошо, - соглшлся Кирснов, - игрю в пре с Георгием Степновичем.

- Нет, штурмн, я игрю с Ивном Кирилловичем, - усживясь нпротив Хнев, говорил Смоленский.

- А я, знчит, опять с Бесковым? Тогд зрнее сдюсь. Проигрем. И опять зствят меня исполнять рию мельник.

- Не пдй духом, Влерий, - бсом успокивл его Берков.

Игроки усживлись, рсстегивли кители, и Хнев, удрив "зиком" о крй стол, ствил его перед игрокми.

Однко последние бои выдлись нстолько тяжелые, что дже домино было зброшено.

Андрей только что спустился с верхней плубы. После ветреной, холодной ночи в кют-компнии было по-домшнему тепло и уютно.

"Обстновк сложня", - услышл он последние слов комисср и быстро обвел глзми всех присутствующих, подумв, что случилось что-то ему неизвестное. Но лиц были спокойны, Смоленский неожиднно для Андрея дружески улыбнулся, кк будто только его и ждл, поднялся, жестом позвл Грчев и отошел вместе с ним к мленькому столику у иллюминтор.

Смоленский зжег нстольную лмпу.

- Скжите откровенно: обижетесь? - просто спросил он Грчев.

Освещенное снизу лицо его покзлось сейчс Андрею совсем молодым.

- Нет, товрищ кпитн третьего рнг, - твердо ответил Андрей. - Внчле, верно, зол был н вс, потом ничего. Прошло.

- Ну, спишем сие з борт - и к делу, - скзл Смоленский. - З последнюю стрельбу хвлить вс не буду. Сми знете, что хорошо. А вот о первой поговорим. Что можно простить рз, двжды уже не прощется...

Рссвет зстл "Буревестник" в открытом море. Ветер гнл нвстречу пушистые облк. И комндир и сигнльщики поминутно протирли стекл биноклей, оглядывя серовтые гребни волн. Шумело море, посвистывл, здевя внты корбля, ветер, мерно рботли мшины. Их шум проникл во все помещения, зствлял вибрировть кждый лист метллической обшивки, плубу и отдвлся дже н мостике.

Еще до выход из Севстополя экипжу было известно, что после обстрел ялтинских дорог, н которых скопилось много немецких чстей, "Буревестник" пойдет з боезпсом в один из квкзских портов и вернется снов сюд, чтобы ртиллерийским огнем окзывть помощь зщитникм город.

Утром без четверти четыре в кюту Грчев постучл мтрос Луговских.

- Н вхту, товрищ лейтеннт.

- Сейчс иду. Поздно рзбудил, - взглянув н чсы, озбоченно ответил Андрей.

Сбросив одеяло, он стл поспешно одевться. З пятндцть минут ндо было умыться, привести себя в порядок, ознкомиться с кртой, вхтенным журнлом и рспоряжениями комндир. И ни н одну минуту не опоздть. Опоздние н вхту н "Буревестнике" рсценивли кк грубое нрушение лучших трдиций и никогд не прощли.

Грчев поднялся н ходовой мостик.

Сидя н рсклдном стуле, прислонившись к поручням, дремл Смоленский. В мирное время сидеть н мостике не рзрешлось, но теперь случлось комндиру не сходить с мостик по десять, по пятндцть чсов. Сюд ему и чй приносили, здесь он и отдыхл иногд, неудобно и коротко, кк солдт н привле.

Серое в предрссветный чс море шумело и пенилось, словно кто-то невидимым веслом ворочл тяжелые волны. От винтов, вздувясь пузырями, кипел бурун. Мутные воронки крутились, рзбеглись в стороны и рссыплись, обрзуя две белесые борозды.

Ветер свежел. Он, кк бритвой, срезл остроконечные верхушки волн, кропил солеными брызгми плубу и мостик. Хотелось глубже спрятть голову в воротник шинели, повернуться спиной к ветру. Но нельзя. Необходимо неотрывно нблюдть з горизонтом, следить з кртой и курсом корбля. Рйон был опсный. Эскдренный миноносец внезпно могли тковть бомбрдировщики, подводня лодк или торпедоносцы.

Грчев щурил воспленные н ветру глз.

- Сигнльщики, в об глядеть! - прикрикнул он, подржя Жолудю, и поглядел н верхнюю площдку, где нходились сигнльщики.

- Нелюдимо нше море, товрищ лейтеннт! - весело ответил Корчиг.

Смоленский усмехнулся.

- Они вм в стихх доклдывют.

Н голос комндир повернул голову вхтенный н бке мтрос Куров. Но поняв, что слов относятся не к нему, снов стл смотреть по курсу корбля.

После пмятного рзговор в кют-компнии, вернее, после того кк Андрей прочно знял свое место н бтрее и н корбле, в отношении его к Смоленскому исчезл всякя неловкость и обид. Оствлось и крепло с кждым днем чувство полного доверия к комндиру, которое тк помогет в бою. Нверно, две недели нзд присутствие Смоленского н мостике стесняло бы Грчев. Сейчс оно рдовло.

"О чем он думет? - стрлся угдть Грчев мысли Куров. - О войне, о суровой корбельной жизни, о семье? А может быть, думет: "Нлетят фшистские смолеты, сбросят бомбы, и пропл тогд корбль и мтрос Куров". Нет, Куров мтрос бывлый. Он н бке, кк дом", Андрей вспомнил слов комисср: "Когд н вхте стоит кто-нибудь из "стриков", он стоит, кк монумент, величественно, спокойно, уверенно. С него скульптуру лепить можно".

К стршему Курову подошел его сын. Об кряжистые, немного медлительные. Куровы з плубу "держлись" цепко. Они и у пушки рботли без суеты. Споро, по-хозяйски, оглядывли ее со всех сторон, похлопывли, поглживли и, кзлось, кроме пушки ничего не змечли.

- Вдвоем они все могут, - скзл Смоленский, тоже нблюдвший з Куровыми. - Злы н фшистов! А злоб к вргу - второе оружие.

Постепенно оживл верхняя плуб. У орудий, шлюпок, у бомбосбрсывтелей зчернели бушлты мтросов. Возле шлюпблок, нблюдя, кк рзносили тли, прохживлся боцмн Сторожев. С чйникми в рукх бежли з кипятком котельные мшинисты, окликя дремвших комендоров:

- Э, брт, чй проспишь

Смоленский достл ппиросу и, рскурив ее н ветру, рсскзывл:

- Сын Куров пришел н флот примерно з год до войны. Куров! облокотившись н поручни, крикнул он, обрщясь к Курову-отцу. Куров вытянулся и, зпрокинув голову, молодцевто ответил:

- Слушю, товрищ комндир.

- Н горизонте чисто?

- Тк точно. Не пропустим, товрищ кпитн третьего рнг. Смоленский повернулся к Грчеву:

- Д. Помню, в конце июля мы стояли в Севстополе. Только что отбили воздушную тку, я спустился н верхнюю плубу. Вижу, поднимется по трпу эткий усч-бородч с полотняным мешком з плечми. Вхтенный офицер спршивет: "Вм кого?" Куров снял шпку и поклон: снчл - флгу, потом мне. "Кольк, говорит, вс мне описл. Комндир будете? Куров я, с Волги. Мы бржи водили, теперь Гитлер гнть ндо, вот я к сыну и подлся. Прими, товрищ комндир. Военкомты не берут, возрст не вышел". Пришлось взять. Кое-кк оформили. А теперь - видите, ккой мтрос! С любым молодым потягется...

Рссыльный Луговских пулей влетел н мостик и, приложив првую руку к бескозырке, протянул комндиру рдиогрмму.

Рдиогрмму из Севстополя только что принял рдист корбля. В ней сообщлось: "Н трверзе Ялты, в семи милях от берег, фшистские смолеты торпедировли снитрный трнспорт "Альбтрос". Немедленно окжите всемерную помощь по спсению людей. Следовть Севстополь".

Смоленский стиснул квдртный листок блнк в руке и, быстро взглянув н Грчев, скзл:

- Лейтеннт, сигнл боевой тревоги! Н трверзе Ялты тонет нш снитрный трнспорт.

Георгий Степнович отвернулся, рсстегнул пуговицы реглн, хотя было холодно, и сквозь зубы проговорил одно слово:

- Мерзвцы!

По корблю згремели "колокол" громкого боя.

Алексндр Хмдн

"Чпевскя Анк"

Мы добрлись до нее длеко з полдень. Собственно, не до нее, до мест рсположения полк. Потом пробирлись то ползком, то перебежкми, в лощинх шли в рост, в кустрникх - согнувшись, н открытом месте - ползком.

Трудно было срзу узнть эту одесскую хохотушку с черным от земли и гри лицом. Он повернулсь и удивленно вскрикнул:

- Тк вы опять к нм?

Мы стли вспоминть о лесных посдкх, окймлявших Одессу, об огромных крсных помидорх, об рбузх, о лощинх, до крев нполненных трупми гитлеровцев.

- А помните, перед нми был холмик, соствленный из рбузов? И вы скзли, что это похоже н холм из человеческих голов. Мы тогд нд вми смеялись. А скзть првду, потом, по ночм, кк только гляну н холм - тм одни головы, и все без глз. Ой, кк стршно было!

Нин говорил и снегом оттирл лицо, руки - мылсь. Ей, девушке, нверно, неприятно, что мы видим н ее лице и рукх копоть и грязь. Потом он едв слышно скзл:

- А меня предствили к ордену Крсного Знмени. Скоро уж получу.

Но я думл, что мне ддут Крсную Звезду. Мне всегд нрвилсь Крсня Звезд. Полное неисполнение желний.

Потом он рсскзл о своей жизни после рнения в Одессе, о тоске в госпитле по боевым друзьям, о том, кк он искл свою чсть.

- Мне дороже всех нгрд - любовь и увжение чпевцев. Все тк и зовут меня Анкой-пулеметчицей. Кк в семье живу, хотя и не зню, кк в семье живут: ведь я всегд был кругля сирот.

В крих глзх Ониловой неподдельня детскя нивность.

- А что, если нписть письмо той Анке-пулеметчице, что в "Чпеве" был? И нписть ей, что вот по ее дороге пошл девушк и тоже пулеметчиц у чпевцев?

Мы дружески попрощлись: Нин зторопилсь к себе.

Он уходил легкой, быстрой походкой. Мленькя одесскя комсомолк, истребившя огнем своего пулемет более пятисот фшистов. О ней следует рсскзть подробно. Это девушк героической биогрфии.

1

Август в Одессе жркий, знойный. Дом и улицы плывут в душном мреве. Худенькя невысокя девушк в легком плтьице, рскрсневшяся, взволновння, переступил порог рйвоенкомт.

- Вот и еще одн пришл, - ворчливо скзл военком. - Девушки, хорошие, войдите в мое положение. Мне не нужны медсестры. Комндиры, бойцы, пулеметчики, ртиллеристы, сперы - вот кто нужен...

Девушки стояли перед военкомом молчливые, с влжными от обиды глзми. Военкому было жлко их. Он отстегнул крючки гимнстерки, вытер мокрую шею плтком, вздохнул. Но войн есть войн; нельзя, чтобы в рмии медсестер было больше, чем бойцов и комндиров. Он взглянул н худенькую девушку, переступившую порог. Узнл ее. Фнго-щиц с трикотжной фбрики. Военорг комсомол. Тихя, но упорня Будет целый день стоять у окн и молчть. Военком опять вздохнул...

- Вот если бы кто-нибудь из вс был пулеметчиком. В это время фнговщиц Нин Онилов подошл к нему вплотную и дрожщим голосом скзл:

- Тк я же пулеметчиц, всю прогрмму прошл, вот знчки спрвк...

Опешивший военком мхнул рукой и, обрщясь к остльным девушкм, строго скзл:

- Ну, вы, товрищи, возврщйтесь н производство. Это тоже фронтовое дело.

Тк Нин Онилов добилсь своего. Стрстня мечт ее стл явью. Перед нею .возник обрз чпевской Анки-пулеметчицы, бесстршной русской женщины. Нин змерл н тротуре. Он хотел продлить это видение, это нпутствие в боевую жизнь. И опять, кк тогд, в кино, проносилось широкое, рздольное поле высокой ржи, черные ряды офицеров-кппелевцев, психическя тк. Возникло лицо Анки, ее пылющие глз в стиснутые губы. Бьется в ее рукх пулемет, кк подкошенные влятся кппелевцы...

Нин Онилов побежл. Теплый ветерок обдувет возбужденное лицо, глухим звоном отдются в ушх быстрые удры горячего сердц.

- Буду дрться, кк Анк, клянусь, - шепчет он н бегу.

Онилов ушл н фронт в тот же день. Збежл н фбрику, торопливо простилсь с друзьями. У Нины нет родной семьи - кругля сирот. Но друзей было много. Провожли сердечно, лсково:

- Ты, Нин, не подкчй тм. Тебя одну только взяли, - говорили комсомолки.

- Будь бесстршной, дочк, - скзл стря рботниц, поцеловл Нину в губы и по-стриковски перекрестил ее.

Быстро промелькнули первые фронтовые дни. Люди быстро привыкют к грохоту и лязгу стли, к кскдм огня, дым и земли. Привыкл и Нин Онилов. Сноровистя, ккуртня, смеля, он пришлсь по душе бойцм и комндирм. Ее срзу прозвли "ншей Анкой". Юнош в гимнстерке, шроврх и спогх с коротко, по-мльчишески, остриженными волосми не был похож н комсомолку Нину. Только голос, мягкий и мелодичный, выдвл ее д неизмення улыбк, обнжвшя мленькие белые зубы.

...Косые струи дождя хлестли землю. Он сделлсь липкой, вязкой. Нин нбросил плщ-плтку н себя и своего "мксимчик", припл к нему, устремив взгляд в непроглядную южную ночь.

Длеко позди родня Одесс. Врг рвется к ней. Подло, по-бндитски швыряет снряд з снрядом н улицы город фшистскя ртиллерия. Нин слышит гулкие рзрывы снрядов. Оглядывясь н Одессу, он видит всплески плмени, длинные языки огня, тянущиеся к небу.

Тяжело стновится н душе в ткую черную ночь. Нин стискивет зубы, ее мленькие лдони крепче сжимют рукоятки пулемет.

- Ох, не будет тебе пощды, фшистскя сволочь, клянусь, не будет! - цедит сквозь зубы пулеметчиц.

И вдруг тишину н кусочке земли, где лежит Онилов со своим пулеметом, взрывют удры тяжелых вржеских минометов. "Знчит, скоро пойдут в тку", думет Онилов. И чувствует, кк тяжелеет кровь и кк удры сердц делются глухими.

Тк приходит ярость. Нет больше Нины Ониловой, фнговщицы с одесской трикотжной фбрики "Друзья детей". Здесь, припв к пулемету, лежит гневня птриотк, боец Крсной Дрмии, готовя к смертельному бою с ненвистным зклятым вргом.

Огонь минометов перектывлся дльше, вглубь рсположения нших войск.

- Сейчс пойдут, - чуть слышно шепчет Нин.

Впереди зстрекотли втомты, уже слышны крики ткующих.

- Ну, двй, нчинй! - нетерпеливо кричит Ониловой один из бойцов ее пулеметного рсчет.

Но он не отвечет бойцу и не стреляет. Чужие головы все ближе. Кто-то оттуд, из темноты, выкрикивет пьяным голосом грубые ругтельств н ломном русском языке. Очереди втомтов стучт громко, точно стреляют нд ухом. Только когд глз выхвтил из темноты силуэты идущих в тку вргов, комсомолк Нин Онилов внезпным и сильным огнем нчл свой первый бой.

Очередь з очередью - то длинные, то короткие, то ниже, то выше. Огненные струи яростно хлещут вопящих, пдющих и еще бегущих по инерции вргов. Бойцы рсчет с трудом поспевют з пулеметчицей. Утихют втомты, больше не слышно чужих голосов. Только "мксимчик" все тк же гневно и яростно вышивет н черном брхте ночи узорную огненную строчку.

Утром Нин увидел свою рботу: десятк четыре фшистских солдт и офицеров влялось в лощине.

- Только нчло, - скзл он вслух.

Этот ночной бой был строгим экзменом для юной пулеметчицы. Он с честью выдержл боевое испытние.

Теперь ндо скзть првду. Пулеметчицу Нину Онилову хорошо, лсково приняли в бтльоне. Но многие до этого ночного боя не верили, что женщин может быть стойким и суровым воином. Теперь, после ночного боя, когд Нин проявил стойкость и бесстршие зкленного бойц, подлиння боевя слв осенил юную пулеметчицу. Нин приобрел доверие бойцов и комндиров.

Случилось тк, что бтльон, в котором сржлсь Нин, включили в соств легендрной Чпевской дивизии. Тк пылкя девичья мечт претворилсь в жизнь.

Дни и ночи продолжлись тяжелые, упорные бои. Новой бессмертной слвой покрыл себя Чпевскя дивизия. И среди чпевцев, плечом к плечу с ними, с беззветной хрбростью сржлсь новя "Анк-пулеметчиц" - комсомолк Нин Онилов.

Артиллерийский, минометный огонь, кзлось, никогд не кончится. Дрожл и гудел земля, и знойный воздух был горьким от порохового дым. Нин скзл бойцм своего рсчет:

- Дже земля плчет. Ну, уж попомнят фшисты ншу землю, крепко попомнят!

Лежвший рядом с Ониловой боец Збродин вдруг попросил:

- А ты спой хорошую песню, веселей будет. И Нин зпел:

Письмо в Москву,

в любимую столицу,

Я Другу сердц нежно нписл...

Он вдруг збыл слов этой песни, но не хотел оборвть ее, чтобы не обидеть бойц. Родились новые слов, непроизвольно выпевемые смой душой:

Хрнить стрну, семью свою родную

Я кровью сердц милой обещл...

А мины ложились все ближе, противно лопясь. Неподлеку был рнен лейтеннт. Нин быстро перетщил его в кусты и перевязл. Лейтеннт умирл. Он пожл ей руку. Потом отстегнул кобуру и передл пистолет.

- Хрни, Анк, не збывй, - чуть слышно прошептл он.

Нин поглдил его по голове и вдруг, склонившись, поцеловл в губы. Лейтеннт приоткрыл глз. Его угсющий взгляд долго покоился н лице Ониловой.

Ползком, с глзми, полными слез, вернулсь он к своему пулемету. В это время спрв, со стороны лес, покзлись фшистские головорезы.

- Анк, стегни их...

И Анк стегнул. Из глз ее все еще бежли слезы. Опять, кк в ту пмятную ночь, "мксимчик" без устли хлестл метким убийственным огнем. Поредели фшистские ряды, тк зхлебнулсь, выдохлсь.

Шесть рз подряд ходили немцы и румыны в тку н пулеметное гнездо Нины Ониловой. Нин смотрел н них и думл о первом мужчине, которого поцеловл и который умирл неподлеку от нее, в кустх.

Фшистов было теперь зметно меньше. Выйдя н скт холм, они нчли стрелять из винтовок и втомтов. Кто-то около Нины глухо вскрикнул и сктился с холм. Он не оглянулсь. Сквозь слезы, зстилвшие глз, он примеривл рсстояние, отделявшее ее от фшистов: 70, 60, 50, 40 метров. Нин горестно охнул и стл поливть из пулемет н одном уровне по пояс ткующим. Он смотрел, кк тычутся они в землю, точно подрезнные острой косой. Оствшиеся в живых побежли, поползли обртно в лощину.

Пулеметчиц облегченно вздохнул. Он услышл воющий звук мины и поднял голову. Что-то тяжелое удрилось о землю. Хотел подняться, но почувствовл слбость.

Збродин крикнул:

- Анк, жив?

- Вполне, - скзл он.

Но кровь бежл по ее лицу: один осколок попл в голову, другой здел ухо. Ее отпрвили в госпитль. Вывезли из Одессы. Любовно лечили. Вскоре он попрвилсь. Искл свою дивизию, свой полк. Нйти было трудно. Но хрктер и упорство "Анки-пулеметчицы" нвели ее н првильный путь.

* * *

Знменитые севстопольские подступы.

После зтишья прозрчный воздух опять нполнился ртиллерийским громом. С метллическим шелестом летят нд головми снряды, черными кудряшкми вспыхивют нд землей чстые рзрывы. В высоком небе нши стльные птицы широкими кругми снижются нд немецкими позициями. Вздргивет земля, уходит из-под ног. Тяжелые бомбы кромсют вржеские трншеи и дзоты.

Встют чпевцы и устремляются вперед. Девушк в мтросской тельняшке, припв к пулемету, хлещет яростным огнем, збивя вргов в землю, не двя им поднять головы.

Он поддерживет огнем пулемет стремительную тку чпевцев. Когд пехотинцы продвигются дльше, девушк быстро и решительно комндует бойцм своего рсчет: "Н новую огневую позицию!" И первой бежит вперед.

Атк звершилсь удчей. Зняты новые сопки, вжня высот. К Нине Ониловой приезжют комндиры. Они тепло жмут ей руки и блгодрят мленькую веселую пулеметчицу з службу, з воинскую доблесть.

В стороне, н првом флнге, еще идет горячя схвтк. Боевые соседи чпевцев вырвнивют линию, подтягивются. Оттуд доносятся чстые, дробные пулеметные очереди. Нин слушет, чуть склонив голову нбок.

- Хорошо рботют нши пулеметчики. Очень хорошо, - говорит он.

Вечерние сумерки покрывют землю, прячутся вершины гор и высот. Привозят горячий ужин...

В рспхнутой шинели, во флотской тельняшке с синими переливми, улыбющяся, стоит перед нми прослвлення пулеметчиц севстопольской обороны. Веселя, здорня, он зпевет н мотив "Рскинулось море широко" боевую песню приморцев:

Солдтские песни Суворов любил, Бойцы помнят песни Чпя. Споем же, друзья, пусть в боях прозвенит Победня песня родня.

Могуче гремит нд севстопольскими холмми подхвченный боевыми друзьями Ониловой припев:

Споем же, друзья, пусть в боях прозвенит Победня песня родня.

Мы ехли сперв вдоль Черной речки, спрв от себя имея в виду Инкермнский монстырь. Потом пересекли речку в нескольких местх, где он, извивясь, прегрждл нм путь. Долиной пробирлись к широкой кменистой горе. Вершин горы нпоминл рскрытую львиную псть, зияющую, стршную. Выбитые в горном кмне ступени ведут в эту псть. Тм поместился КП чпевцев. Нс встретил полковник - хмурый, опечленный. Вниз, в долину, пошли вместе. Он долго молчл. И, только подойдя к мшине, тихим, дрожщим голосом скзл:

- Вчер был смертельно рнен нш Анк - Нин Онилов. Губы его дрожли: тк мог говорить отец о своей дочери.

- Звонил сейчс в медснбт. Ответили, что ндежды нет.

Шофер не ндо было торопить. Услышв о смертельном рнении Ониловой, он вел мшину н мксимльной скорости, н пределе. Стремительно несся мимо прыгющих в стороны регулировщиков, отчянно проскльзывл между грузовикми. Через несколько минут втомобиль свернул с шоссе и поктил вниз, в инкермнские штольни. У вход в гигнтскую горную пещеру стоял групп военных врчей, профессор. Нчсндив грустно повел плечми. Мы поняли его без слов. Он проводил нс.

Он лежл в кменной пещере с высоким потолком. Мягкий свет излучл электрическя лмп, окутння мрлей. В ногх сидел медсестр.

Глз Нины Ониловой были зкрыты. Лицо бело, кк простыня. Он не двиглсь, не стонл. Кзлось, что он уже умерл. Но он был жив. Жизнь еще теплилсь в ней, еще боролсь со смертью.

Нин Онилов угсл молч. Он открыл глз, посмотрел н нс и не узнл. Перевел взгляд н свет лмпочки и долго смотрел не мигя. Сестр рывком снял с лмпочки мрлю. Яркий свет брызнул в глз Нины. Но он не отвел взгляд. Кзлось, он еще пристльнее стл всмтривться в этот свет, точно стрлсь зпомнить его яркость. Я прикрыл лмпочку мрлей. Онилов опустил веки и тотчс же поднял их. Нчсндив нклонился к ее уху и спросил:

- Вы хотите скзть что-нибудь? Онилов снов посмотрел н лмпочку.

- Вм мешет свет?

Он опустил веки, и голов ее чуть зметно кчнулсь в сторону. Мы поняли, что нет, не мешет.

- Вм нужно что-нибудь?

Он все еще смотрел н лмпу. И только теперь мы зметили н столике возле лмпы сверток. Сестр взял его в руки. Онилов улыбнулсь и прошептл что-то неслышно. Мы рзвернули сверток. В нем лежл книжк Л. Толстого "Севстопольские рсскзы", ученическя тетрдь, пчк писем, дресовнных Нине Ониловой из рзличных городов, вырезки из фронтовых гзет, в которых описывлись ее подвиги.

Мы рзвернули тетрдь. Первые стрницы ее были исписны рукой Ониловой. Торопливые, нерзборчивые строчки. Полностью зписн текст боевой песни приморцев: "Рскинулось море широко у крымских родных берегов". Н другой стрничке было недописнное письмо: "Нстоящей Анке-пулеметчице из Чпевской дивизии, которую я видел в кинокртине "Чпев".

...Нин зкрыл глз. Мы вышли из плты. В кбинете нчсндив можно было спокойно рссмотреть зписки Ониловой. Он, очевидно, внимтельно прочл книгу Толстого о Севстополе: многие слов и строки были подчеркнуты крндшом, н полях книжки стояли восклицтельные знки, кое-где слов:

"Првильно!"

"Кк это верно!"

"И у меня было ткое же чувство!"

"Не ндо думть о смерти, тогд очень легко бороться. Ндо понять, зчем ты жертвуешь своей жизнью. Если для крсоты подвиг и слвы - это очень плохо. Только тот подвиг крсив, который совершется во имя нрод и родины. Думй о том, что борешься з свою жизнь, з свою стрну, - и тебе будет очень легко. Подвиг и слв сми придут к тебе".

Эти торопливые ндписи соответствовли строкм Толстого о переживниях героев первой обороны Севстополя в 1854 - 1855 годх. Тетрдь нчинлсь словми Л. Толстого:

"Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севстополе, не проникло в душу вшу чувство ккого-то мужеств, гордости и чтоб кровь не стл быстрее обрщться в вших жилх..."

И здесь же, н той же стрнице, нписно Ониловой:

"Д! И кровь стл быстротекущей, и душ нполнен высоким волнением, н лице яркя крск гордости и достоинств. Это нш, родной советский город Севстополь. Без млого сто лет тому нзд потряс он мир своей боевой доблестью, укрсил себя величвой, немеркнущей слвой.

Слв русского нрод - Севстополь! Хрбрость русского нрод Севстополь! Севстополь - это хрктер советского человек, стиль его души. Советский Севстополь - это героическя и прекрсня поэм Великой Отечественной войны. Когд говоришь о нем, нехвтет ни слов, ни воздух для дыхния..."

Дльше следовл другя выписк слов Толстого:

"Глвное, отрдное убеждение, которое вы вынесли, - это убеждение в невозможности взять Севстополь, и не только взять Севстополь, но поколебть где бы то ни было силу русского нрод... Только теперь рсскзы о первых временх осды Севстополя, когд в нем не было укреплений, не было войск, не было физической возможности удержть его, и всё-тки не было ни млейшего сомнения, что он не отдстся неприятелю, - о временх, когд... Корнилов, объезжя войск, говорил: "умрем, ребят, не отддим Севстополя", и нши русские, неспособные к фрзерству, отвечли: "умрем! ур!" - только теперь рсскзы про эти времен перестли быть для вс прекрсным историческим преднием, но сделлись достоверностью, фктом. Вы ясно поймете, вообрзите себе тех людей, которых вы сейчс видели, теми героями, которые в те тяжелые времен не упли, возвышлись духом и с нслждением готовились к смерти, не з город, з родину. Ндолго оствит в России великие следы эт эпопея Севстополя, которой героем был нрод русский".

В конце тетрди - недописнное письмо, дресовнное героине кинофильм "Чпев":

"Нстоящей Анке-пулеметчице из Чпевской дивизии, которую я видел в кинокртине "Чпев". Я незнком вм, товрищ, и вы меня извините з это письмо. Но с смого нчл войны я хотел нписть вм. Я зню, что вы не т Анк, не нстоящя чпевскя пулеметчиц. Но вы игрли, кк нстоящя, и я вм всегд звидовл. Я мечтл стть пулеметчицей и тк же хрбро сржться. Когд случилсь войн, я был уже готов, сдл н "отлично" пулеметное дело. Я попл - ккое это было счстье для меня! - в Чпевскую дивизию, ту смую, нстоящую. Я со своим пулеметом зщищл Одессу, теперь зщищю Севстополь. С виду я, конечно, очень слбя, мленькя худя. Но я вм скжу првду: у меня ни рзу не дрогнул рук. Первое время я еще боялсь. А потом все прошло... (несколько нерзборчивых слов). Когд зщищешь дорогую, родную землю и свою семью (у меня нет родной семьи, и поэтому весь нрод - моя семья), тогд делешься очень хрброй и не понимешь, что ткое трусость. Я вм хочу подробно нписть о своей жизни и о том, кк вместе с чпевцми борюсь против фшистских..."

Письмо это остлось недописнным.

Вбежл нчсндив и скзл, что Онилову решили перевезти в другой госпитль: тм испытют еще одно средство спсения.

З жизнь этой слвной девушки шл упорня, ожесточення борьб. Из бтльонов, полков и дивизий звонили кждые пять-десять минут. Всех беспокоил, волновл судьб героической пулеметчицы. Ответы были неутешительные. Медсестр Лид, дежурившя у телефон, в отчянии скзл:

- Я не могу больше отвечть н эти звонки! Люди хотят услышть, что ей легче, я должн огорчть их, говорить, что Нине все хуже и хуже...

Поздно ночью крупнейший специлист, профессор, дрожщим голосом скзл:

- Все средств испробовны. Больше ничем помочь нельзя. Он продержится еще несколько чсов.

Потом нм сообщили просьбу Нины Ониловой. Очнувшись от збытья, он скзл:

- Я зню, что умирю, и скжите всем, чтобы не утешли меня и не говорили непрвду.

* * *

В госпитльной плте, склонившись нд постелью Ониловой, стоял комндующий. Голов его подергивлсь, но н лице был лсковя отеческя улыбк. Он смотрел Ониловой прямо в глз, и он отвечл ему тким же пристльным взглядом. Генерл тяжело опустился н стул, положил руку н лоб Ониловой, поглдил ее волосы. Тень блгодрной улыбки легл н ее губы.

- Ну, дочк, повоевл ты слвно, - скзл он чуть хрипловтым голосом. Спсибо тебе от всей рмии, от всего ншего нрод. Ты хорошо, дочк, хрбро сржлсь...

Голов боевого генерл склонилсь к груди. Он быстрым движением руки достл плток и вытер стекл пенсне.

Н губх Ониловой теплилсь улыбк. Он широко рскрыл глз и молч, не мигя смотрел в лицо комндующего.

- Весь Севстополь знет тебя. Вся стрн будет теперь знть тебя. Спсибо тебе, дочк, от Стлин.

Генерл поцеловл ее в губы. Он снов положил руку н ее лоб. Нин зкрыл глз, ясня улыбк шевельнул ее губы и зстыл нвсегд.

В плте, вдоль стен, стояли пришедшие проститься с "чпевской Анкой" боевые комндиры-приморцы. Они подходили к постели Ониловой и целовли ее, своего верного и бесстршного боевого сортник...

А. Абульгсн

Бстионы дружбы

Отрывки из ромн

Вот уже дв месяц, кк н город сыплются бомбы, и весь он, с его улицми и площдями, бульврми и переулкми, нходится под ожесточенным огнем неприятельских орудий... День з днем взлетют н воздух здния, пылют жилищ, руштся потолки и стены, гибнут мирные жители. Но Севстополь стоит кк неприступный бстион, и воля к борьбе не покидет его ни н минуту.

Кеян Гджиев брво шел впереди, рядом с политруком, слыш з собой дыхние и мерный шг идущих з ним бойцов. Сбоку проезжли мшины, орудия, повозки. И куд бы ни посмотрел Кеян, всюду он видел движение - деятельность, которую, кзлось, невозможно змедлить или приостновить.

Бойцы знли, что прохожие провожют их взглядом, и стрлись не удрить лицом в грязь. Мрш был нелегкий. Непривычной кзлсь тепля одежд, д и груз у кждого солидный: вещевой мешок, оружие, лоптк, противогз, кск. Многие уже обливлись потом. Но никто не убвлял шг.

Оживление, црившее в городе, устремленный к фронту поток техники, боеприпсов и войск, деловя уверенность жителей - все это воодушевляло бойцов, вселяло в них чувство гордости, сознние ответственности.

Н одной из улиц обрзовлся зтор, и роте пришлось н несколько минут остновиться. Тут Гджиев со всей очевидностью убедился в том, ккое блготворное влияние окзл город н бойцов з несколько чсов их пребывния здесь.

Желя похвстть своим зннием русского язык, боец Гулм Аскеров обртился к седобородому кряжистому стрику, дежурившему у ворот.

- Послушйте, дедушк! - скзл он. - Рди чего вы сидите здесь под бомбми и снрядми? Почему не уезжете отсюд?

Его товрищ Селим Нбиев, который неплохо понимл по-русски, тут же ответил з стрик:

- Потому, что у человек есть честь и достоинство! Стрик же, смерив Гулм строгим взглядом, скзл:

- По всему видть, молодой человек только прибыл, уж срзу об эвкуции звел речь. Если тк, то, может, и приезжть не стоило. А?

- Ну что, Гулм, получил? Утерся? - скзл сержнт Мхмуд Алиев. С презрением посмотрев н Гулм, он обртился к стрику н отличном русском языке: - Ппш, он это скзл только из увжения к вшим летм. То есть он хотел скзть, что вм здесь беспокойно... А уж мы-то отсюд уходить не собиремся.

Н лице стрик появилсь одобрительня улыбк.

- Вот это првильно, молодец!.. Оно, конечно, есть ткие, которые покоя зпросили. Уехли, знчит. А я вот не могу, д и все тут! Кк говорится, стрикм везде у нс почет. А рзве сыщешь дело почетнее, чем оборон Севстополя?

Стрик был вжен в своем овчинном тулупе, шпке-ушнке и вленкх. Н боку у него висел противогз, руки, одетые в теплые врежки, привычно держли винтовку. Блеск его живых глз и легкость, с ккой он носил тяжелый тулуп, свидетельствовли о том, что стрик еще крепок. Он говорил Мхмуду:

- Кк же я отсюд уеду? Я, брт, родился в день освобождения Севстополя. Тк уж подгдл. Вот теперь и посчитй, сынок, сколько мне лет. А все без млого тут прожил. Отец мой погиб здесь в ту оборону. Н Бртском клдбище похоронен. Я з этот город второй рз дерусь.

Первый рз - еще в гржднскую, и сын тогд же з него жизнь отдл... Н клдбище Коммунров могил его... А сейчс черед пришел зщищть Севстополь и внуку моему Сергею. Он отделением комндует в морской пехоте. Стршин второй сттьи Сергей Пвлов!

- Мы все, дедушк, прибыли сюд, чтобы вместе с твоим Сергеем отстоять город. И отстоим!

- То-то! - улыбясь, но строго произнес дед. И он стл рсскзывть о своем внуке, о том, что Сергей совсем недвно зходил к нему со своей приятельницей Лидой, совсем недвно, ну, чс дв нзд, отпуск им дли в город. И вдруг, зметив Тпдыг, схвтил его з рукв.

- Вот Серег мой вроде тебя будет, ткой же богтырь! - скзл он. Только ты смуглый, он светлый.

Рзговор бы еще продолжлся, но идущя впереди рот двинулсь дльше. Всем было жлко рсствться с севстопольским ветерном.

Стрик долго не отпускл руку Мхмуд.

- Понрвился ты мне, прень! - говорил он. - И по-русски хорошо говоришь. Будешь в городе, приходи ко мне в гости. Зпомни: улиц Пирогов, 17. Спросить дед Анисим. Приходи обязтельно. Сергей с Лидой чсто бывют. Они в школе вместе учились. Лид вс чем угостит...

- Лдно, лдно, ппш! - ответил Мхмуд и, помхв рукой, пристроился к своему взводу.

- Вот тк дед!

- А ккой крепкий!..

- Д не он один - весь город ткой!..

Под вечер рот Гджиев у Грфской пристни погрузилсь н ктер и перепрвилсь н Северную сторону. Некоторое время опять шли по дороге, поднялись н бугор, потом свернули нпрво и взяли нпрвление н высоты Мекензи. Уже в полной темноте миновли Бртское клдбище, оствили в стороне тк нзывемую "Первую" и "Вторую" высоты и глубокой ночью подошли к рсположению зенитной бтреи Соловьев, по пути нгнв отделение морской пехоты, ткже послнное в помощь зенитчикм.

Н бтрее было тихо. Только изредк перекликлись чсовые д время от времени нблюдтели доклдывли дежурному о подозрительной суете в лгере противник.

Было уже дв чс ночи, когд стрелки зняли преднзнченные для них позиции и все офицеры собрлись у комндир бтреи. Соловьев познкомил пехотинцев с обстновкой. Он рзвернул крту и подробно рсскзл о рсположении нших сил и сил противник, сообщив днные о соседях спрв и слев. Н рссвете решили провести объединенное пртийное собрние бтреи Соловьев и роты Гджиев.

* * *

Гджиев рсположил свою роту следующим обрзом: у смой дороги, ведущей из Мекензи в Севстополь, он поствил взвод Холмогорцев, взвод Ршидов рзместил првее и несколько позди первого. Стнковый пулемет был устновлен н мленькой высотке между орудием Шкоды и ротой тк, чтобы можно было держть под обстрелом и дорогу.

См Гджиев знял место почти посредине между своими подрзделениями, н мленьком бугорке, где был глубокя воронк. Отсюд он мог видеть не только Холмогорцев и Ршидов, но и огневые позиции бтреи, ткже позиции взимодействующей слев бригды морской пехоты, рсположенной по ту сторону шоссе. Политрук Мддов срзу попросился к Холмогорцеву и знял мленький окопчик у смой обочины н флнге первого взвод.

Кк только нчлсь ртподготовк, бойцы полушутя-полусерьезно попросили политрук нходиться в тком месте, где он был бы виден им во время боя. Тк он и сделл. И теперь Грев, Тлыбов и Кулиев чсто н него поглядывли из своего окоп, рсположенного несколько выше.

Мддов изредк высовывлся из укрытия и посмтривл по сторонм. Впереди он видел склоны высот Мекензи, откуд сейчс били вржеские орудия, спрв, из рссеивющегося понемногу утреннего тумн, нчинли проступть очертния город. Это - если приподняться нд бруствером. Но и пригнувшись от осколков, он мог видеть длинные стволы зениток Соловьев и нд ними, н кменистой высотке, покрытой кустрником, нблюдтельный пункт бтреи. Позди, в тылу, можно было рзличить одинокую чсовню у дороги и кменную огрду Бртского клдбищ. Где-то дльше нчинлсь Северня сторон.

Когд рзорвлись первые снряды, Мддов вспомнил вчершний ртнлет и Кеян Гджиев, который бесстршно стоял под обстрелом.

"Молодец он, прво, молодец", - подумл политрук.

А в это время невдлеке от политрук, у себя в воронке, слегк высунувшись, лейтеннт смотрел в бинокль. В поле зрения случйно попл профиль Глндр Кулиев. Лицо у него было озбоченное, губы шевелились, кзлось, он что-то считет. Вероятно, он подсчитывл количество рзрывов.

Потом лейтеннт увидел Тпдыг Грев. Богтырь в этот момент обернулся к кому-то из товрищей и здорно подмигнул, словно хотел скзть:

"Пусть стреляет. Мы не из пугливого десятк".

Чуть впереди приподнялся нд землей Абс Тлыбов. Он с улыбкой поглядывл н соседей, видимо покзывя, что теперь его уже ничто не стршит.

Довольный тем, что его бойцы не рстерялись, Гджиев повернул голову в сторону орудий. Трудно было рзобрть, что тм происходит. Лейтеннту покзлось, что клочок земли, знятый бтреей, вот-вот взлетит н воздух.

Грохот все нрстл. Огонь, словно смерч, проносился по обеим сторонм дороги, кругом то и дело вздымлись черные столбы. Видимо, противник решил во что бы то ни стло рзделться сегодня с бтреей. Он не жлел боеприпсов. Кучные рзрывы мин и снрядов сотрясли землю, и нд головой во всех нпрвлениях, жужж, проносились осколки и кмни.

Когд огонь несколько утих, Гджиев слегк приподнялся и осмотрел своих бойцов.

- Живы еще? - крикнул он, улучив минуту тишины.

- Живы! - ответило несколько голосов.

В стороне промелькнул и скрылсь Лид с большой сумкой через плечо.

Гджиев послл связного Дмиров выяснить потери.

Связной быстро вернулся и доложил, что все нходятся н местх.

- Рненых двое. В третьем взводе, - добвил он. - Им уже сделл перевязку Лид - сестр лейтеннт Холмогорцев. Сейчс их отпрвят в тыл.

- А остльные все н местх? - переспросил комндир роты.

- Тк точно! - ответил связной.

- Привыкем! - крикнул Гджиев стршине роты Ммедову, лежвшему чуть поодль, з пулеметом.

Стршин переждл, пок улеглсь поднятя близким рзрывом земля, и оживленно скзл:

- Тк - ничего, курить только хочется...

Кждый испытывл потребность поговорить, перекинуться змечнием с соседом. Кто-то отпустил крепкое словцо, с другой стороны послышлсь шутк. Особенно рзговорчивым вдруг окзлся Кулиев.

- Эй, Кёр-оглы, девяносто семь нсчитл! Слышишь? - кричл он Греву. - А у тебя все в порядке, Абс? - спршивл он другого сосед. - Жль, что Гулм нет!

Обстрел возобновился с удвоенной силой. От вспхнной снрядми и минми земли поднимлся едкий зпх взрывчтки. Зложило уши; в спине и ногх ощущлсь непонятня тяжесть, гудел голов. Кмни, осколки и комья земли сыплись сверху и брбнили по кске. Еще несколько человек было рнено. Но люди с удивлением змечли, что ч сердце уже не тк тревожно колотится и меньше спирет грудь.

Опять обстрел несколько утих, и снов бойцы оглядывлись н товрищей, переговривлись, окликли друг друг, ощущя неизведнное еще нслждение жизнью после этого шквл огня. До Гджиев донеслись их возбужденные голос:

- Эй ты... Али... Кково тебе?..

- Цел еще, Тпдыг?..

- Не плохя, окзывется, штук эт кск!

- Д, только звенит. Точно грд по железной крышке... Кто-то спршивл:

- Кк тм, комндир не здело?

Последовл зключительный, смый яростный огневой нлет, зтем земля кк будто рзверзлсь и срзу поглотил весь гул и грохот. Внезпно нчвшийся ртиллерийский обстрел тк же внезпно оборвлся.

О нем нпоминли только рзъедющие глз темные клочья дым д глубокя, нстороження, двящя н уши тишин.

Гджиев будто очнулся ото сн. Он инстинктивно глянул вперед, осмотрелся по сторонм, но з густой пеленой дым ничего не увидел.

От долгого сидения в неудобной позе у него онемели руки и ноги, болел спин.

Он встл, отряхнулся, глубоко вздохнул, стрясь рзмяться. И тут же до него донесся чей-то взволновнный голос:

- Товрищ лейтеннт, что это тм? В ту же минуту кто-то воскликнул:

- Тнк!

- Тнк! - подхвтили другие в один голос, и, словно в ответ им, громыхнуло орудие Стрельцов. Ожил, зговорил бтрея.

Нерешительность Гджиев продолжлсь лишь мгновение. Он услышл треск пулемет, увидл огонь, извергемый тнком, и нд головой у него просвистели пули. Гджиев быстро пригнулся к земле и, не узнв собственного голос, крикнул:

- Впереди вржеский тнк! Приготовить связки грнт!

Несколько голосов повторили его комнду.

"Знчит, Холмогорцев и Ршидов не зевют", - подумл Гджиев и чуть приподнялся. Трудно было рзличить что-либо в дыму и плмени, взметнувшемся н том месте, где только что нходилсь вржескя мшин.

- Горит! - рдостно произнес лейтеннт.

- Подожгли ртиллеристы! - подтвердил Дмиров.

Но Гджиев уже зметил второй тнк. Обогнув горящую мшину, он несся в облке снежной пыли по нпрвлению к дороге. Спрв и слев от него рвлись снряды. Тнк то скрывлся в дыму, то появлялся вновь, кк вдруг нд ним взвился огромный язык плмени, и тнк зстыл н месте.

Гджиев уже не видел, кк бтрейцы подбили третий тнк, несшийся по дороге, потому что все его внимние было поглощено появлением вржеской пехоты. Гитлеровцы, строч из втомтов, ринулись в лощину. Лейтеннт произнес слов комнды, и рот открыл огонь.

Гджиев, тк же кк и Соловьев, срзу понял, почему немцы рвутся к овргу. Здесь нечего рссуждть или рздумывть. Ндо действовть немедленно!

Он подозвл к себе стршину Ммедов. Тот быстро подбежл и лег рядом с комндиром.

- Видишь вон тот кустрник, Чпй? - скзл лейтеннт, укзывя выход из оврг неподлеку от орудия Шкоды. - Бери одно отделение, пулемет и сыпь туд! Рзместишься тк, чтобы был широкий сектор обстрел. Понял?.. Ну, действуй! Живо!

Стршин бросился исполнять прикзние. Гджиев внимтельно следил з кждым его движением. Ммедов поднял человек десять бойцов и короткими перебежкми повел их в укзнном нпрвлении. Он быстро знял позицию в кустрнике и срзу же нчл поливть фшистов свинцом. Гитлеровцы в пнике бросились обртно. Гджиев видел, кк косили их пулеметные очереди и отдельные меткие выстрелы.

- Спсибо, Керем! - невольно вслух похвлил он стршину.

Пулемет Керем Ммедов уже не позволял немцм просочиться в оврг и прижл их к земле.

Теперь не только стрелки Гджиев, но и ртиллеристы били по неприятельской пехоте. Соседи спрв и слев тоже вели ожесточенный бой. По всему фронту перектывлсь трескотня пулеметов и винтовок, прерывемя глухими орудийными выстрелми.

Гджиев отлично видел немцев. Они пдли, поднимлись, суетливо брослись в сторону, ползли вперед, стрясь кк можно скорее достигнуть лощины. Внчле гитлеровцы вели сильный огонь с ход, и пули, проносясь нд головой, почти не позволяли высунуться из окоп. Но потом противник сосредоточил все свое внимние н бтрее. Теперь ожесточення перестрелк шл в кустрнике, где нходилсь групп Ммедов. Огонь тм нрстл и усиливлся с кждой минутой. Немцы нкпливлись в лощине, где их уже не могли достть нши снряды.

* * *

Для комндир зенитной бтреи стршего лейтеннт Соловьев сегодня выдлся особенно тяжелый день. Н его учстке нтиск гитлеровцев достиг крйнего ожесточения, и по всему было видно, что врг уже не считется ни с ккими потерями.

"Снчл немцы, вероятно, предполгли, что после длившейся целый чс ртиллерийской подготовки они уже не встретят серьезного сопротивления, рзмышлял Соловьев. - Но потеря четырех тнков и знчительного количеств живой силы должн же отрезвить врг. Знчит, гитлеровцм остется прекртить тку и снов нчть ртиллерийский обстрел бтреи, которя тк им нсолил".

Однко рзвитие боя зствило Соловьев откзться от этого предположения. Фшисты продолжли упорно лезть вперед и стрлись сосредоточиться в лощине и овргх, нходящихся в кких-нибудь пятидесяти метрх от бтреи. Видимо, тки мелких подрзделений предпринимются сейчс только для того, чтобы отвлекть н себя огонь бтереи до тех пор, пок в ложбинх не нкопится достточно сил для решющего броск. Соловьев понял смысл неприятельского мневр и решил, что нстоящя тк еще впереди.

Едв он доложил по телефону комндиру чсти свои сообржения, кк нблюдтель воскликнул:

- Нступющя пехот противник по всему фронту!

Соловьев выскочил нружу. Теперь в бинокле не было никкой ндобности. Гитлеровцы двиглись длинными перебежкми, они делли большие броски и уже не скрывли своих нмерений. Под дружным огнем нших орудий, пулеметов и винтовок ряды фшистов сильно редели, но нпор их не ослбевл.

Соловьев, который з дв месяц боев прекрсно изучил все тктические приемы врг, своим опытным глзом сейчс же определил, что гитлеровцы сильнее всего нжмут н левый флнг бтреи, где стоит орудие Шкоды. Н этом нпрвлении их ряды были горздо гуще и огонь плотнее.

Вокруг то и дело жужжли пули, но Соловьев спокойно оценивл обстновку.

Рзумеется, комндир бтреи не столь привычен к пулеметному или втомтному огню, кк комндир пехотный. Не теряя хлднокровия под бомбми и снрядми, ртиллеристы острее регируют н сухой свист мелких кусочков свинц.

Тк было рньше и с Соловьевым. Но с 17 декбря он отрзил уже столько тк, что теперь почти не обрщл внимния н проносящиеся нд головой пули. Стрший лейтеннт, приняв решение, послл связного Квсов к Стрельцову, чтобы тот приготовился к штыковому бою, см вместе с нблюдтелем бросился к орудию Шкоды.

Орудийные рсчеты действовли, кк хорошо нлженный мехнизм. Несколько зенитчиков было рнено, но остльные номер зменяли их, рботя з себя и з товрищей. Снряд з снрядом посылли бтрейцы нвстречу вргу. Их поддерживл своим огнем групп Ммедов, которя уже ннесл гитлеровцм немлый урон.

Несмотря н это, все новые и новые вржеские цепи сктывлись в лощину и кждую минуту могли появиться у смого орудия Шкоды. Это зствило Соловьев принять экстренные меры. Он взял нескольких связистов и рзведчиков и злег с ними перед орудием, выдвинувшись шгов н сорок вперед.

- Приготовить ручные грнты! - скомндовл стрший лейтеннт.

Треск втомтов, взрывы грнт, человеческие крики перемешлись в сплошном несмолкющем гуле.

Снежня пыль и густой дым н некоторое время скрыли все из глз Это был момент, когд кждый действовл по своему рзумению. Теперь грнты летели с обеих сторон. Постороннему нблюдтелю, вздумй он издли, с помощью бинокля, рзобрться в том, что здесь происходит, покзлось бы, что это просто ккое-то столпотворение. Вряд ли он допустил бы мысль, что кто-нибудь из зщитников бтреи мог остться в живых в этом дском грохоте, дыму и снежном бурне, поднятом бесчисленными взрывми.

Однко это было не тк. Кзлось, что смые рзрывы, вместо того, чтобы рзнести все в прх, выбрсывли из плмени живых людей. И эти люди продолжли стойко оборонять свою землю, отржя бешеный н тиск врг. Гитлеровцы уже метлись из стороны в сторону. Они цеплялись друг з друг, влились, поднимлись, ползли н четверенькх и, нконец, рстянувшись н снегу, зстывли нвсегд.

Вместе со своими людьми Соловьев вовремя прегрдил путь неприятельским штурмующим группм. В рядх гитлеровцев произошло змештельство, но им удлось быстро опрвиться и они снов устремились вперед. Тогд зенитчики збросли их грнтми.

Стрший лейтеннт почувствовл, что нступил критический момент боя. Он крикнул "ур!" - и кучк людей с винтовкми нперевес кинулсь з ним н фшистов, которых было в несколько рз больше.

Когд положение несколько выпрвилось, Квсов сообщил стршему лейтеннту, что рсчет Стрельцов сопротивляется успешно. Првд, небольшой группе немцев удлось просочиться к орудию, но он уже уничтожен штыкми и грнтми. Во время схвтки комндир орудия и зряжющий были легко рнены и один из бойцов рсчет убит.

Теперь бой рздробился н отдельные очги. То здесь, то тм перестрелк внезпно усиливлсь, потом несколько утихл, чтобы с еще большим ожесточением вспыхнуть в другом месте. Соловьев внимтельно следил з этим перемещением огня вдоль своих позиций.

Вдруг связной снов исчез. Стрший лейтеннт оглянулся по сторонм и зметил, что спрв, около орудия Стрельцов, рзорвлось несколько грнт. Тм же мелькнул фигур Квсов.

Во время ноябрьских и декбрьских боев отвжный связной учствовл в отржении смых стршных тк. Но без прикз он ни н минуту не отлучлся от стршего лейтеннт. А сейчс... Квсов зметил группу гитлеровцев, которые пробирлись в ровик, вырытый для дльномер подле орудия Стрельцов, и один з другим скрывлись в этом ровике. Ндо было тотчс же принять меры против грозящей опсности, но комндир бтреи в этот момент был знят - он кричл что-то в ухо Шкоде. Квсов, не теряя ни минуты, пополз к орудию Стрельцов и, приблизившись к ровику, бросил туд грнту. Зтем он вскочил н ноги, нпрвил в ровик ствол своего втомт и дл длинную очередь. В ровике все стихло. Внезпно чья-то рук зствил его лечь н землю. Это был Лид.

- У тебя же весь лоб в крови... - скзл девушк, доствя из сумки бинт.

- Пустяки! - ответил Квсов, порывясь встть.

- Лдно, лдно, полежи спокойно, - прикзл Лид и перевязл ему голову.

Только сейчс Квсов почувствовл стршную тяжесть в голове, но он вскочил с мест и вернулся к Соловьеву.

- Црпнуло мленько, - успокоил он комндир.

- Неприятельские тнки! - крикнул в этот момент нблюдтель.

Соловьев быстро повернул голову. По ту сторону лощины дв тнк уже вышли н дорогу и теперь мчлись вперед, нпрвляясь, однко, не н орудие Шкоды, чуть левее.

Соловьев сообрзил, в чем тут дело. Фшисты рссчитывли отвлечь огонь бтреи н свои мшины, чтобы тем временем нкопить в лощине пехоту и рзделться с группой Гджиев. Недром вржеские цепи снов появились н склоне седловины.

Соловьев не поддлся н эту хитрость. Он велел обоим рсчетм вести огонь по неприятельской пехоте и послл связного к Гджиеву с прикзнием:

- Не пропускть тнки н эту сторону лощины!

Орудия Стрельцов и Шкоды зговорили с удвоенной силой.

* * *

Погод стоял псмурня. Тяжелые свинцовые тучи не позволяли поднять вицию. Открыть снов огонь из орудий и минометов немцы тоже не могли, боясь порзить своих. Что же оствлось предпринять противнику? Приостновить нступление и опять обрбтывть ртиллерией нш передний крй? Но это уже было испробовно не рз з последние две недели. Где грнтия, что именно теперь удстся подвить бтрею? Знчит, скоро снов появятся тнки...

Получив прикзние комндир бтреи, Гджиев вместе с Пвловым и крснофлотцем Широзией спустился в лощину, где, кроме стршины, нходились Грев, Тлыбов и Нибов. Сейчс здесь было срвнительно безопсно. Пули пролетли где-то высоко нд головой.

Гджиев быстро рзместил свою мленькую группу тк, чтобы бойцы могли прегрдить путь тнкм. Ммедов с Гревым, Нибовым и Широзией рсположились у спуск дороги в лощину. А Гджиев с Пвловым и Тлыбовым злегли у выход дороги н пригорок.

Стршин второй сттьи Сергей Пвлов отличлся не менее богтырским сложением, чем Тпдыг Грев. Широкое лицо Пвлов освещлось мягким светом серых глз, мленький, немного вздернутый нос придвл ему, пожлуй, здорное выржение. Бригд морской пехоты, в которой он служил, стоял слев, по ту сторону дороги, но его отделение уже "е в первый рз посылли н помощь зенитчикм, окзвшимся без пехотного прикрытия .впереди.

З последние две недели Пвлов несколько рз учствовл в рукопшных схвткх и звоевл себе популярность н бтрее. Ему всегд удвлось во-время уничтожить отдельных вржеских втомтчиков, которые, пользуясь пересеченной местностью, просчивлись к нм в тыл.

- Стоп! - скомндовл Гджиев, когд они подобрлись к обочине дороги. Лейтеннт юркнул в воронку, которых и здесь было много. Сергей Пвлов и Абс Тлыбов последовли з ним.

Абс положил перед собой противотнковую грнту и невольно вспомнил, что им рсскзывли о политруке Фильченкове и его мтросх, - о том, кк они остновили немецкие тнки.

"Отдм жизнь, но не пропущу!" - повторял про себя Тлыбов.

Глз его лихордочно горели, и это не ускользнуло от внимния лейтеннт.

- Абс!.. - скзл он. - Будь готов! Стрйся под гусеницы... Губы у Абс зшевелились. Гджиев не рсслышл, но сердцем понял ответ бойц:

- Тнки дльше не пройдут!

- Только не торопиться! - скзл Гджиев. - Пок я не дм сигнл, не кидйте! Первым бросет Пвлов.

Лейтеннт внимтельно следил з дорогой, ведущей в лощину. Он стрлся умерить свое волнение, но поймл себя н том, что зчем-то отложил в сторону связку грнт, которую держл в руке, и не глядя потянулся з другой.

- Вон он! - крикнул Пвлов.

Не отрывя глз от тнк, Гджиев крепко сжимл ручку грнты в првой лдони. Он не рз видел тнки вблизи, еще н полевых знятиях. Но сейчс все кзлось совсем иным. Серовтя неуклюжя мшин, извергя огонь, с оглушительным грохотом спусклсь в лощину. Внезпно около тнк рвнулось плмя и появилось облко дым. От взрыв дрогнул земля.

"Ммедов действует!" - пронеслось в созннии лейтеннт.

Он думл, что с этим тнком покончено, но в ту же минуту, вопреки его ожидниям, серое чудовище выскочило из дым и двинулось вниз по дороге.

Вот оно приближется. Первый удр н него не подействовл. Вот его бшня, длинный хобот его орудия. Уже виден крест... Тнк идет... Он прошел мимо Ммедов и, нверно, все тм перепхл. Дльше к орудиям его пропустить нельзя!..

- Приготовиться!

Но они и без комнды были готовы ко всему. Они выполняли сейчс прикз собственного сердц.

Тнк шел, стреляя н ходу. Его снряды и пули крупноклиберного пулемет с визгом пролетли нд головой. Теперь Гджиев совсем отчетливо видел и крест н бшне и тяжелые, хлопющие гусеницы... Д, Фильченков бросился именно под ткие гусеницы...

Гджиев сделл знк, и связки грнт полетели под тнк. Все трое припли к земле, стрясь кк можно ниже упрятть головы.

Это был момент крйнего нпряжения человеческих нервов. Гджиев ждл. Удчно ли он кинул? И почему тк томительно долго тянется время? Кк неудобно он лег, стремясь рсплстться, слиться с землей...

Но вот, нконец, рздлся взрыв, вернее три взрыв, слившиеся в один, и плотня волн воздух толкнул в спину. И тут же он услышл голос Пвлов:

- Готово! Стл!..

Гджиев еще не отдвл себе полного отчет в том, что произошло. Он только увидл зстывший н месте тнк, и ему покзлось, что зловещий крест теперь перечеркивет вржескую мшину. Не понимя, ккой опсности он подвергется, лейтеннт уже готов был броситься туд, но Пвлов быстро ухвтил его з руку.

- Товрищ лейтеннт, - возбужденно говорил он, - сейчс вылезут... Берите н мушку. Двй и ты, друг, - обртился он к Абсу.

Нд бшней подбитого тнк покзлсь голов, и немец, перемхнув через борт, сктился н землю. З ним другой.

- Стреляйте, товрищ лейтеннт. Бей, Абс!.. Ты смотри, кк зсуетились-то... Не-ет... не уйдешь!.. - кричл Пвлов.

В смый рзгр стрельбы по экипжу неприятельской мшины из-з бугр покзлся еще один тнк.

Поровнявшись с подбитой мшиной, он слегк повернул и двинулся прямо н зсду. Шум мотор, тяжелый лязг гусениц и треск пулемет - все эти звуки нрстли с кждой секундой. Внезпно Абс Тлыбов вскочил н ноги. Он пробежл несколько шгов нвстречу чудовищу, потом рзмхнулся и бросил в него связку грнт.

- Ложись, ложись скорее!.. - зкричл Гджиев. И только после этого Абс, будто опомнившись, кинулся плшмя н землю.

Когд рссеялся дым от взрыв, тнк еще двиглся. Одн его гусениц остлсь цел, и его знесло, повернуло здом нперед. Нконец, он змер, вытянув орудие в сторону своих, словно зовя н помощь.

Абс опять вскочил и, подбежв к мшине сзди, швырнул в нее бутылку с горючей смесью. Уже подползя обртно к Гджиеву, он обернулся и увидел з спиной языки плмени, которые со всех сторон лизли зстывший н месте тнк. Стршин и лейтеннт что-то кричли Абсу и, не отрывясь, строчили из втомтов по бшне.

- Ну, спсибо, Абс, спсибо! - скзл Гджиев и леж пожл ему руку. Вот это дело!..

Абс, кзлось, потерял др речи. Лицо его покрылось крупными кплями пот, широко рскрытые глз не мигя смотрели куд-то в сторону.

- Что с тобой? Рнен? - с тревогой спросил лейтеннт и быстро осмотрел бойц. - Не видть что-то...

Абс опустил веки. Н лице его появилсь мимолетня улыбк. Нсилу рзжв обсохшие губы, он прошептл:

- Испуглся немного, товрищ лейтеннт. Тяжело, окзывется...

- Ничего, бртишк. У тебя пойдет! - зметил со стороны Пвлов. - Дльше будет легче!

* * *

Об тнк пылли ярким плменем. Третий только успел подойти к лощине, кк был подбит. Ммедов, Широзия, Грев и Нибов н этот рз не сплоховли. Они дружно збросли вржескую мшину связкми грнт и бутылкми с зжигтельной жидкостью.

Нпряжение боя не спдло. По всему учстку шл ожесточення перестрелк.

До того кк покзлись вржеские тнки, Ммедов еще имел возможность следить з действиями своих пулеметчиков и стрелков, которых он оствил н прежнем месте. Но з те пять-десять минут, пок шл борьб с тнкми, стршин збыл обо всем н свете. Первя мшин вырвлсь невредимой из-под их удр. Вторя обошл стороной. Но третью они встретили обдумнно и хлднокровно и не пропустили ее. Только когд нд ней поднялся столб дым, Ммедов несколько пришел в себя.

Он оглянулся н своих пулеметчиков и в ту же секунду увидел, что вржескя пехот хлынул в лощину. Пулеметчики и стрелки Ммедов косили ее ряды, но гитлеровцы, несмотря н большие потери, лезли вперед. По нпрвлению тки противник стршин понял, что немцы нмерены пробиться в оврг и окружить бтрею.

- Остнешься з меня! - скзл он, обрщясь к Широзии, и стремглв бросился обртно к своему пулемету, который теперь, кк нзло, умолк.

"Вот черти, кк нпирют! Ну я им сейчс!.." - пронеслось у него в голове. Сделв последнюю перебежку, он, нконец, очутился у своего пулемет. Окроввленный пулеметчик бился в судорогх, нводчик лежл без движения, зжв в пльцх еще не нчтую ленту. Ммедов осторожно рзжл пльцы погибшего товрищ, освободил конец ленты и привычным движением продел ее нконечник в поперечное окно приемник. Потом он дв рз подл рукоятку вперед и, уверившись, что пулемет зряжен, ухвтился обеими рукми з ручки зтыльник, поднял предохрнитель и нжл н гшетку.

Длиння очередь ожившего пулемет зствил совсем уже обнглевших гитлеровцев злечь. Оствшиеся в живых бойцы, которые знимли позицию выше по склону, стреляли без передышки. Нд кем-то склонилсь Влентин Сергеевн Холмогорцев. Кто-то ожесточенно рботл лопткой, углубляя свой окоп. Все это мелькнуло перед глзми Ммедов, и он опять нжл н гшетку.

Теперь фшисты брли левее, стрясь выйти из-под его огня. Стршин быстро вскочил и, пригибясь, потщил пулемет з собой вверх по склону. Уже ложсь, он бросил беглый взгляд н ту сторону лощины. Оттуд в нпрвлении шоссе, ведущего к Севстополю, двиглсь вржескя пехот. Гитлеровцы шли рзвернутыми цепями.

- Не пройдете, не тк-то это просто! - прошептл Ммедов и дл несколько коротких очередей. Но увидеть результты своего огня ему не удлось. Перед ним срзу же взметнулись столбы снег и земли. Видно, неприятельские минометчики зметили его.

Ммедов решил снов переменить место и перетщить пулемет повыше и поближе к дороге. Но левя рук не действовл. Что ткое? Весь рукв в крови... А боли он не чувствовл. Ммедов ухвтился првой рукой з пулемет и хотел было сдвинуть его с мест, но не удержлся н ногх.

Он порывлся подняться. Ведь никкой боли он не ощущл. Но почему тк дрожит лдонь? И ккя-то мгновення темнот в глзх... Кк же это тк? Ндо бы снять хоть зтвор с пулемет...

Он взялся з рукоятку, хотел подть ее нзд... Нехвтло сил. Он попытлся встть н колени и тут же рухнул н пулемет.

Мимо пробежли бойцы. Они устремились вверх к дороге. Это он еще понял и дже подумл, что тк и нужно, тм ведь сейчс опснее всего.

А когд нд ним склонилсь Влентин Сергеевн, он только широко рскрыл глз и еле слышно произнес:

- Мть, воды... Дй воды!..

Откуд-то издлек до него донеслось еле слышное "ур", потом

все исчезло.

* * *

Когд рздлись взрывы, Тпдыг не знл, кто из них попл в цель. Он боялся, что и этот тнк, подобно первому, вырвется из дым и плмени невредимым и ринется дльше. Поэтому он проворно поднялся из окоп и бросил еще одну бутылку.

- Хвтит, кцо! Горит! - крикнул, улыбясь, Широзия.

Грев убедился, что дело сделно, и по примеру товрищей взялся з винтовку. Теперь все четверо стреляли в гитлеровцев, которые то и дело мелькли з пеленой черного дым. Тпдыгу ндолго зпомнился фшист, убитый в тот момент, когд он пытлся выскочить из мшины. Тк он и уткнулся носом в бшню. Чистя рбот!

Потом стршин их покинул, и они остлись стеречь дорогу втроем. Без стршины Тпдыг чувствовл себя менее уверенно, но продолжл деловито целиться и стрелять до тех пор, пок гитлеровцы не оствили дорогу в покое.

Через некоторое время к ним подполз Мддов. Политрук лег между Гревым и Широзией. Отдышвшись, он вкртце рсскзл о том, кк хорошо дрлись нходившиеся в лощине Холмогорцев и другие товрищи и кк они отрзили нтиск немцев, пытвшихся обойти бтрею.

Еще в тылу Тпдыг решил во всем подржть политруку, во всем следовть его примеру. Теперь Грев внимтельно следил з Мддовым, и ему очень понрвилось спокойствие, которое светилось в глзх политрук и слышлось в его голосе. Крупное смуглое лицо Мддов от дым кзлось сейчс темнее обычного, но именно тким вспоминл его потом Грев.

- Товрищ политрук! - нерешительно обртился Тпдыг. - А кк тм нши, живы и здоровы?

- Это войн, Грев. Тут всякое бывет. Конечно, есть и убитые и рненые... Во всяком случе, ребят стояли крепко!.. Особенно похвлил Мддов Абс Тлыбов.

- Ведь это он второй тнк н себя принял.

Тут политрук зметил убитого фшист, тело которого свесилось из бшни. Улыбясь, Мддов спросил:

- Чья рбот?

- Общя, - ответил Широзия.

- Умело сделно! Не дли ступить ногой н севстопольскую землю. Молодцы!

- До кких же пор мы будем в этом окопе сидеть? - возбужденно воскликнул Тпдыг в ответ н похвлу. Ему уже кзлось постыдным нходиться тут без дел, тем более, что перестрелк в лощине сноп усилилсь.

- Пок не придет прикз.

- А когд же он придет?.. И кто его принесет?.. - нстивл Тпдыг. Укзв н Широзию, он добвил: - Ему вот не меньше моего не терпится опять в бой.

Нд бтреей взвилсь в воздух серия крсных ркет.

- Ну, Тптыг, вот тебе и прикз о контртке! - скзл политрук и резко поднялся с земли. - З Родину, з Стлин, вперед! - крикнул он и побежл в сторону противник.

Спрв и слев слышлись слов комнды и громкие призывы. Вон поднялсь морскя пехот. Черные фигуры крснофлотцев змелькли н снегу. Грев, Широзия и Нибов бросились вслед з политруком. Они обежли еще дымившийся тнк и устремились вверх по дороге, туд, где через минуту все уже смешлось в сутолоке рукопшного боя, поглотившего их всех.

С винтовкой нперевес Тпдыг кинулся в штыки. Чей-то знкомый, предостерегющий окрик послышлся около, но откликться не было времени. В первую минуту он еще видел рядом Мддов и Широзию, потом и они куд-то исчезли. Несколько пуль просвистло нд ухом, но он и н них не обртил внимния. Бой зхвтил его.

Он орудовл штыком, стрелял и бежл дльше, что-то крич во весь голос. Неожиднно сбоку мелькнул серо-зеленя шинель. Кто-то метнулся ему под ноги, и он, не удержвшись, упл и выронил винтовку.

Тпдыг и гитлеровец вскочили одновременно.

- Рус! Хенде хох! - крикнул немец, который окзлся здоровенным детиной.

Тпдыг не рздумывл нд этими непонятными ему словми. Он прыгнул н фшист и подмял его под себя. Сколько времени Грев провозился с гитлеровцем, для него остлось неизвестным. Вдруг он услышл знкомый голос:

- Кцо, зчем устривть квкзскую борьбу?

Широзия помог ему скрутить фшист, и они сдли его рненым бойцм, которые нпрвлялись в тыл, сми побежли дльше, вслед улепетывющим гитлеровцм.

- Вперед, з Севстополь! - крикнул, догоняя их, Холмогорцев.

Рядом с ним мелькнул темня шинель Пвлов. Ршидов, рзмхивя левой рукой, что-то кричл н бегу своему взводу. Чобн Дмиров несся, не змечя ям и воронок, стрясь только не потерять из виду Гджиев. Дже мленький Али Нибов не отствл от других.

"И Абс здесь, - рдостно отметил Тпдыг. - А вон мчтся Солнцев и Глндр Кулиев. А дльше..."

А дльше неудержимой, сметющей все н своем пути, черной лпиной ктилсь н врг морскя пехот.

Сзди рздлся мощный орудийный злп. Это зговорили военные корбли Черноморского флот. Со стороны Инкермн их поддержл бронепоезд "Железняков". Теперь отрывистые, сухие выстрелы зениток Соловьев потонули в гуле орудий глвного клибр.

Не устояв перед этим мссировнным удром, рмия зхвтчиков с большими потерями отктывлсь от стен город.

Это был один из смых ожесточенных боев сорок первого год н Севстопольском фронте.

Победоносно встречли зщитники черноморской твердыни нступющий 1942 год. Н следующий день в сводке Городского комитет обороны говорилось:

"Предпринятое немецкими зхвтчикми решительное нступление н Севстополь, нчвшееся с рссвет 17 декбря, зкончилось полным провлом...

Нши чсти перешли в контрнступление и, ннося удры по войскм прикрытия неприятеля, к исходу вчершнего дня овлдели тремя нселенными пунктми.

Нш виция бомбрдировочными и штурмовыми действиями истребляет противник н отходе.

Н пути отход противник оствляет большое количество оружия и боеприпсов. Вржеские окопы звлены трупми солдт и офицеров".

Ншим контрткующим войскм удлось знчительно улучшить свои позиции в рйоне Мекензиевых гор и выбить противник из Кмышлы, Любимовки и Бельбек. Прошедшя из конц в конец всю Европу рмия фон Мнштейн еще нигде не встречл ткого упорного сопротивления.

* * *

Шли первые чсы тысяч девятьсот сорок второго год. Н бтрее Соловьев его встречли, кк подобет победителям. Шефы бтреи Влентин Сергеевн Холмогорцев и ее ктивистки нкрыли прздничные столы, сооруженные из снрядных ящиков, прямо у орудий. В полночь к ртиллеристм пришли предствители городских оргнизций. Они поздрвили бтрейцев с боевыми успехми и нступющим прздником.

Когд все выпили з победу нд фшистской Гермнией, ртиллеристы стли рсспршивть о жизни город.

Гости рсскзли им о бодром нстроении севстопольцев, о выдержке горожн, проявленной з дв месяц осды.

- Вот дже елку для детей устроили в штольне, - говорил молодя женщин, стхновк спецкомбинт. - Знете, ведь не тк-то просто это было сделть. Ншлись охотники из бойцов, которые вместе с тетей Влей отпрвились под Блклву и срубили сосенку что нзывется под носом у противник.

Тут же у орудия стоял с перевязнной головой Стрельцов. Он всмтривлся в едв рзличимые лиц гостей и внимтельно слушл их рсскзы.

- Почему вы не в снбте? - спросил у него кто-то из горожн.

- Некем зменить меня. Д и рн не тяжеля... - ответил Стрельцов.

Гости отпрвились нвестить рсчет Шкоды.

- Ну, Стрельцов, вот и Новый год встретили! - скзл Соловьев. - Теперь отдыхйте, но только по очереди...

Зхрустел под ногми прихвченный морозом снежок, и вся групп нпрвилсь к другому орудию. Побыв тм немного, Соловьев вместе с гостями пошел к землянкм, которые знимли пехотные подрзделения.

А в его блиндже в это время Влентин Сергеевн и ее помощницы вспоминли пережитое в сорок первом году.

Очистив споги от прилипшего снег, в блиндж с шумом ввлились Соловьев и Гджиев, вслед з ними Шкод, Холмогорцев и Лид.

- Тетя Вля, что тк рно убрли зкуску? - обртился к Влентине Сергеевне Соловьев.

Женщины зсуетились у стол, Соловьев прошел в глубь блиндж, покрутил ручку полевого телефон и скзл в трубку:

- Стрельцов? Сейчс доствят из ремонт орудие. Поможешь устновить н позиции. И рсчет новый дют. - Послушв немного, он добвил: - Д, д, будьте готовы! Проясняется. С рссветом "юнкерсы", нверно, повиснут нд головой!

Зтихшя было после полуночи перестрелк к четырем чсм снов рзгорелсь и продолжлсь до смого утр. Но это уже были отдельные вспышки борьбы з город. Н Севстопольском фронте нчинлсь полос длительного зтишья.

Янврь-июль 1942 Несокрушимой склой стоит Севстополь, этот стрж советской родины н Черном море. Сколько рз черные фшистские вороны кркли о неизбежном пдении Севстополя! Беззветня отвг его зщитников, их железня решимость и стойкость явились той несокрушимой стеной, о которую рзбились бесчисленные яростные вржеские тки. Привет слвным зщитникм Севстополя! Родин знет вши подвиги, родин ценит их, родин никогд их не збудет!

"Првд"

31 декбря 1941 год

Алексндр Xмдн

Героический город

Внимние! Внимние!

Хмурый янврский день, холодный блеск солнц. С подступов неумолчно доносится ртиллерийскя кнонд. В крткие пузы слышны тяжелые пулеметы. Позди, в квртле, пдющем с холм н берег, - тяжелый удр. Вздргивет земля, с домов осыпется щебень, штуктурк. Висят густые клубы белой кменной пыли. Тм рзорвлся снряд немецкой дльнобойной ртиллерии. Здесь, н углу улицы, н столбе - пустя рм городских чсов. От мехнизм не остлось и след.

Квртлом дльше между двумя домми упл другой снряд. Воздушня волн легко песет нд городом новую огромную тучу пыли. Со звоном сыплются н землю оконные стекл. Иногд вышибет и рмы.

Оконные стекл - остря проблем здесь. Севстопольцы решили ее без зтруднений. Попросту мхнули рукой н стекл. Фнерные листы, доски ящиков, куски черного и белого полотн, кое-где цветные одеял, подушки. Кждый по-своему ликвидирует последствия воздушных нлетов и ртиллерийского обстрел.

Если посмотреть вдоль некоторых улиц, можно увидеть черные дыры подвлов, железные крыши, лежщие прямо н земле, ккие-то стрнные сооружения, нпоминющие осттки современных печных труб, изъеденные осколкми фундменты. Но чистот удивительня: улицы подметены, кмни, бревн, листы желез, трубы осттки того, что рньше именовлось жилищем - ккуртно сложены.

Вот сейчс, неторопливо потягивя огромные цигрки, свернутые из гзетной бумги, идут дворники. Они рботют по принципу: один з всех, все з одного. Им помогют крснофлотцы и крснормейцы. Быть может, через чс в это же место угодит новый снряд или новя бомб. Всю рботу придется нчинть снчл. Дворники не унывют - им хорошо известны издержки войны. Зто чистот и опрятность севстопольских улиц вселяют бодрость. Вид осжденного город свидетельствует о том, кк идут дел н подступх.

Смерч белой пыли рссеялся. Прозвучли сигнлы воздушной тревоги. Рдиодиктор объявляет:

- Внимние! Внимние! В городе подн сигнл воздушной тревоги...

Он говорит спокойно, точно сидит в укромном местечке н дне Черного моря.

Рсскзывют, что диктор во время бомбежки перелистывет льбомы с птефонными плстинкми, решя здчу: чем пордовть севстопольцев после тревоги?

С диктором соревнуются в хлднокровии мльчишки. Севстопольские мльчишки - особя пород. В убежищ не идут. Их приходится вылвливть н улицх, стскивть с крыш домов, с деревьев, снимть с грузовиков, уходящих н фронт. Кк только диктор оповещет о тревоге, мльчишки хором кричт:

Внимние! Внимние!

Н нс идет Гермния.

В который рз, в который рз

Он ззря пугет нс!

Это поэтическое творение севстопольских ребят многим пришлось но душе. Взрослые не без улыбки бубнят себе под нос:

В который рз, в который рз

Он ззря пугет нс!

Улицы пустеют. Только военные регулировщики стоят н посту, дворники в воротх домов, пожрные нблюдтели н крышх, дружинницы медпомощи н углх. После шумной возни ребят удлось згнть в убежище. Не всех, конечно. Где-нибудь притились смые хитрые сорвнцы.

Это время - рздолье для шоферов. Ничем и никем не стесняемые, несутся грузовики: н фронт - груженые, с фронт - пустые. Величественно взмхивет флжкми регулировщик. В небе лопются снряды зениток, верещт пулеметы. Крупный осколок с визгом скользит по стене дом, обдиря штуктурку, оствляя н стене черный жженый след. С Северной стороны

доносятся глухие и гулкие удры бомб. Взоры всех ждно следят з белыми вспышкми - рзрывми снрядов нших зениток. Все ближе и ближе к фшистскому смолету лепятся похожие н рспустившиеся коробочки хлопк пушки рзрывов. Змирет дыхние. И вдруг - горестный вздох. Смолет круто поворчивет и идет обртно. Облчк рзрывов остются длеко в стороне. Все молчт, кждый по-своему оценивет рботу зенитчиков: промхи не прощются.

Неожиднно нчинет рботть новя зенитк, с той именно стороны, куд летит "мессершмитт". Первый рзрыв вспыхивет близко к крылу, второй ближе, третий еще ближе. Вместе с четвертым рзрывом улицу оглшют неистовые вопли: "Ур!" "Зцепили!", "Есть один!", "Молодцы, зенитчики!"

Дже суровый и молчливый регулировщик, зербйджнец, сверкя белкми глз, яростно мшет крсным и желтым флжкми. Остнвливются грузовики, шоферы в недоумении высовывются из кбинок. Смолет, окутнный черным дымом, с отвлившимся првым крылом, кмнем пдет вниз. Молодой шофер нсккивет н регулировщик:

- Почему остновил?

Сияющий зербйджнец, покчивя головой, отвечет:

- А см слепой, не видишь? "Мессершмит" поломли.

- Подумешь, ккя вжность! Я спешный груз везу. Недовольный шофер сдится в кбину и уносится по кривой улице, мимо вокзл - н фронт.

Севстопольские улицы живут бурно. То и дело мчтся грузовики с припсми и поющими людьми. Солнце пробивет серую муть облков. Улицы светлеют. Из-з поворот высккивет огромный немецкий трофейный грузовик. Он полон людьми: крснофлотцы в бескозыркх и рмейских шинелях, крснормейцы, девушки снитрки и медсестры. Веселя здорня молодость. Воздух оглшется могучей, крсивой песней. Мелодия ее знком с детств. Но слов теперь новые:

Рскинулось море широко У крымских родных берегов. Стоит Севстополь сурово, Решимости полной готов.

Грузовик исчезет в дльней улице, но в воздухе все еще звучит эт тюбимя песня зщитников Севстополя, боевя песня приморцев. Мелодия ее вплетется в глухой рокот ртиллерии, и он гснет в нем, длеко з городом.

Хрктер Нсти Чус

Есть подвиги, скромное мужество которых потрясет. Вот штмповщиц Морзвод молодя Анстсия Кирилловн Чус. Человек обычной трудовой биогрфии.

...Со стршным воем летят бомбы, потрясют землю и воздух взрывы. Неподлеку обрушивются дом. Тоскливо сжимется сердце, трудно дышть. Убежище рядом. Тм можно отсидеться, переждть. Чус смотрит н стопку сделнных ею детлей. Мло. Очень мло. Чус вырбтывет вжнейшие детли фронтового вооружения. Пересиливя стрх, он думет: "Когд н позициях врги обстреливют бойц - рзве он покидет свой пост?"

Шумит стнок, рстет горк новых, еще теплых детлей. Эт женщин стоит у стнк всю смену; ей не нужен отдых. Родин в опсности, родной город в осде. Бегут быстрые и нпряженные дни. Нет больше стрх. Гудки сирены, вой бомб и свист снрядов стли привычными. Нстю Чус ничто не отвлекет. Пристльно следит он з рботой стнк: детль должн быть высококчественной. Штмповщиц добилсь своего - брк ликвидировн полностью.

Но вот пришл бед. Анстсия Чус потерял левую руку. Это тяжелый удр. Человек без руки - не рботник. Нстя Чус все глз проплкл. Когд выписывли из госпитля, предложили эвкуировться из Севстополя. Он откзлсь нотрез.

В тот же день Анстсия Чус появилсь н Морзводе, в своем цехе. Рбот под бомбми зклил ее, воспитл волю. Сперв он плохо рботл одной рукой. Дело шло медленно. Это был тренировк нервов. Он выдержл. И вот рбот пошл. Тридцть процентов нормы, потом пятьдесят. Когд норм был выполнен полностью, это был прздник для Чус, рдость для всего звод.

Но и этого ей мло. Появилось чувство двойной ответственности. Вржеские полчищ рвутся к городу. Фронт требует больше продукции. Эту продукцию вырбтывет и он, Анстсия Кирилловн Чус, однорукя рботниц Морзвод. Медленно, но неуклонно перевыполняется норм вырботки. Весь зводской коллектив с волнением следит з борьбой отвжной женщины. Мучительные, нпряженные, творческие дни. Чус продумывет кждое свое движение, в особом порядке рсклдывет инструменты и подсобный мтерил, тщтельно изучет процесс рботы, ее скорость и ритм. Нелегкое дело! Но - 150 процентов нормы. Вскоре - 200 процентов. 250 процентов. И, нконец, он довел вырботку до 350 процентов нормы.

Подруги Чус говорят:

- У Нсти ткой хрктер. З счет хрктер он выжл еще сто процентов...

Когд Нстя появляется н улицх город, ей приветливо улыбются. Ее знют в лицо все севстопольцы. Он идет торопливо, озбоченно, в своем дрповом демисезонном пльто и легком шелковом плтке.

...В мленьком зле собрлсь конференция женщин-птриоток Севстополя. Сюд пришли прямо с фронт снитрки, пулеметчицы, связистки, с зводов и мстерских пришли фрезеровщицы, штмповщицы, слесри, токри, врчи, портнихи, учительницы, шоферы и монтеры. Зл нполнился. Собрлся цвет героического Севстополя, мужественные, отвжные зщитники город. Чус стоит у стол президиум, взволновння, рскрсневшяся. Боевой генерл, комндующий рмией, пожимет руку знменитой штмповщице Он поздрвляет ее с высокой нгрдой Блестит эмль Крсной Звезды.

Подземное црство

Тумн пдет, сктывется с гор, низко стелется по земле, ползет к городу. Он нполняет долины, лощины, оврги. Если посмотреть с вершины кургн в лощину, кжется, что под ногми море, поверхность которого подернут рябью. Тк кжется минуту, две, три. Делешь осторожные шги, чтобы не упсть с высокого крутого берег в воду. Подходишь ближе, всмтривешься пристльнее и вдруг видишь - торчт из воды телегрфные столбы с оборвнными проводми, редкие голые кусты, кое-где угдывется земля. У этого тумн дже цвет ккой-то серо-зеленый, морской.

С моря идет другой тумн, более светлый. Широкой стеной нплывет он н город. Сквозь молочную стену ничего не увидишь. Строжилы говорят, что об тумн, встретясь з городом, сливются. Зимой ткой тумн держится долго. Летом яркое солнце быстро рссеивет его.

Сейчс рнний зимний чс. Узкя изогнутя лент шоссе вьется по смому крю берег, круто повисшего нд морем. Автомобиль низвергется с высокого холм в лощину, нполненную до крев молоком тумн. Слев и спрв от шоссе сквозь тумн проступют громды гор. Автомобильные гудки, шум голосов, грохот и стук мшин. Все это доносится из смого нутр гор, из огромных черных входов в пещеры - штольни.

В пещерх и штольнях рзместился большой подземный город. Цехи зводов, всевозможные мстерские, бзы и склды, детсды и телегрф. В мленьких пещеркх - скромные коммунльные квртиры. Легкие фнерные стены делят пещеру н столовую, спльную, детскую.

Сюд переселились многие севстопольцы. Одни потому, что рботют здесь же, в соседних огромных пещерх - цехх и мстерских, другие потому, что им ндоело укрывться в городских бомбоубежищх.

Лучшие пещеры, любовно оборудовнные и укршенные, предоствлены детям.

Сколько бы ни ярились фшистские летчики и ртиллеристы, но помешть нормльной рботе в цехх в мстерских, знятиям в школх они не могут. Своды здесь высоченные - хоть трехэтжные дом вктывй в ткую пещеру. От потолк до поверхности земли - толщин покрытия - 80 - 100 метров. Здесь делют мины, минометы, грнты, ремонтируют пушки и тнки, делют лоптки для сперов, ножницы и ножи для рзведчиков, противотнковые и противопехотные мины, шьют зимнее и летнее обмундировние, обувь, белье. Здесь отдыхют и лечтся бойцы и комндиры.

В просторной, злитой электрическим светом пещере - детский сд. Стены укршены полотнищми, кртинми; портреты Ленин и Стлин. Млыши сидят з низенькими столикми. Сегодня удивительно приятный день - слдкий компот вместо слдкого чя. Потом мертвый чс. После отдых - кубики, рисовние, вышивние. Зтем шумня прогулк по узкой и веселой тропинке. У взрослых ребят - дело потруднее: рифметик и геогрфия. Для мльчишек это просто пытк. Рядом, рукой подть - войн. Слышен вой снрядов, взрывы мин, очереди пулеметов. Но рифметик и геогрфия неумолимы. Десятилетний ученик горестно вздыхет:

- Кждый день рифметик, хоть бы рз повезли н передний крй. Одни шофер с зеленого грузовик обещл зхвтить. Целую неделю жду, не приезжет что-то.

Ребят легко оперируют сложными военными терминми: передний крй, рубежи, позиции, огневой нлет, контртк, клин, флнги...

В этом подземном городе глвня сил - женщины. Во всех цехх и мстерских, повсюду, где встл необходимость, женщины зменили мужчин. Они быстро освоились с профессиями слесрей, монтеров, токрей, монтжников, фрезеровщиков. Смые сложные и опсные учстки .производств тоже в рукх женщин. Нечего и говорить о пошивочных мстерских. Стрый опытный зкройщик-мужчин восхищенно говорит:

- Вот уж никогд не думл, что женщины будут тк рботть! Только успевй покзывть.

В спожной мстерской девушк быстро и ловко тчет споги. Дерзкя чолк н лбу, черные угольки глз и сверкющие белизной зубы. Взгляд веселый, возбужденный.

- Посмотрите, ккие я сделл споги. Попробуйте, сделйте ткие.

И он ствит н тбурет великолепную пру яловых спог. Мстер с железными очкми н носу принимет их молч. Нюхет голенищ, стучит согнутым пльцем по подошве, силится оторвть кблук. Причмокивя языком, он говорит:

- Высший клсс - моя учениц! З дв месяц обучил, это ндо понимть.

Скзочными огнями сверкют в огромных пещерх тысячи электрических лмпочек. Мелодично жужжт швейные мшины, рстут горы рубх, втников, шровр. Звонко бьется о кменные стены девичья песня:

Ты приди, приди - не бойся, Приголублю, прилскю я тебя...

Полуденное солнце, нконец, рзгоняет тумн. Огромня лощин, перереземя овргми, проясняется. Снуют по ее дну грузовики и люди, дымятся отводы труб. Слышен мерный ритм кузнечных молотов. Под ногми мелко и чсто дрожит земля: рботет дизель.

У вход в пещеру-цех - групп молодых комндиров и рбочих. Н грузовик уложены четыре миномет и ящики с минми. Комндиры прощются с рбочими, крепко пожимют им руки. Смех, шутки, пожелния. Грузовик бежит по дну лощины, взбирется н отвесную дорогу, выползет н шоссе. Он минует контрольно-пропускной пункт - и теперь, ничем не стесняемый, мчится н огневые позиции, н линию фронт.

В штольнях Инкермн

В двние времен в знменитых инкермнских штольнях добывли отличный строительный кмень. Кмень шел в Севстополь, Констнтинополь, в Грецию, Болгрию. Весь Севстополь построен из этого кмня, в Констнтинополе лучшие квртлы город и дворцы. Потом инкермнские рзрботки збросили. Спустя много лет здесь появились советские специлисты. Вскоре нчлись спешные рботы. Кмень в темной пещере дет ровную, всегд одинково прохлдную темпертуру. Лучшего мест для гигнтского хрнилищ шмпнского и крупнейшего в мире звод шмпнских вин трудно было подыскть.

В инкермнских штольнях обосновлся Шмпнстрой. Теперь в пещерх-хрнилищх Шмпнстроя рсположился медснбт.

Перед вми гигнтский зл с цементным чисто вымытым полом и высоченным потолком. Яркий электрический свет. Неровности кменных стен создют впечтление необычности, оригинльности. Вы видите стены, обильно укршенные кртинми, лозунгми, плктми. Отсюд можно пройти в дв великолепно оборудовнных оперционных зл. Абсолютня чистот, поток свет, тишин. Вы долго бродите по этому подземному дворцу: физиотерпевтический кбинет, соллюксы, зубоврчебный кбинет, перевязочные, душевые устновки, водопровод (в пещерх!), изоляторы, похожие н комнты первоклссной гостиницы. В плтх койки, зстлнные белоснежными простынями, столики; в изголовье цветы, веточки.

Во всем чувствуется нежня, зботливя рук. Военные врчи отдли созднию этого медснбт много сил, и смоотверженный труд их принес, свои плоды. Это, пожлуй, один из лучших медснбтов, когд-либо встречвшихся нм.

Смой трудной был проблем вентиляции. Ни бомбежки, ни ртобстрел не угрожли здесь покою рненых. Но недостток свежего воздух сводил н нет великолепное преимущество госпитля в пещерх. После долгих мучительных усилий удчно был решен и этот вопрос. Медснбт в штольнях получил все прв гржднств. Слв об этом пещерном дворце из Инкермн пришл в Севстополь, вместе с эвкуировнными рнеными перекинулсь через море, н Квкзское побережье. Он возникл, конечно, не из ромнтичности пещер: ее создл коллектив рботников медснбт своим мужественным трудом. Но и пещерня обстновк вплел несколько листиков в лвровый венок этой слвы.

По большой плте, где лежт уже оперировнные бойцы и комндиры, от койки к койке ходит мленькя девочк Лид. Ей восемь лет. Н ней белый хлтик. Он по-детски серьезн. У нее ужсно много дел. Рненый просит пить, - Лид принесет ему воды, поможет нпиться, осторожно придерживя сткн. Перед другим рненым нужно подержть гзету: он хочет просмотреть хотя бы передовую и первые строки сообщения Информбюро. Бывют и ткие, которым необходимо помочь есть: вклдывть в рот кусочки хлеб, подносить ко рту ложку с супом.

Медсестры и снитры не всегд успевют отозвться н просьбы-рненых. Но Лид з день обойдет всех, побывет у кждой койки: нпоит, нкормит, опрвит подушку, принесет письмо, гзету, книгу. Трудно себе предствить, кк можно обойтись без мленькой Лиды.

Отрдно для бойц или комндир, у которого есть дети, видеть возле себя эту белокурую девочку; то он серьезн, то придет в плту с куклой и нряжет ее, сидя у чьей-нибудь койки.

Лид - дочь военврч-хирург. Мть ее пропл без вести. Лид стл дочерью всего медснбт, нежно любимым другом всех его временных жильцов. Выписывясь, фронтовики бродят по плте, рзыскивя Лиду. Они долго прощются с ней. Потом с передовых позиций ей присылют подрки: конфеты, книжки с кртинкми, букетики весенних цветов.

Все эти богтств он приносит в плты и щедро делится с рнеными. Чсто, примостившись у койки, Лид рсклдывет н коленях пестрые конфетные бумжки и беззботно мурлычет. А н койке лежит комндир или боец, лежит не шелохнувшись, и н лице его блженство. Он рстрогн этой детской песенкой до слез. Тк мленькя Лид делет огромное человеческое дело, согревя души людей своей детской искренностью, веселым щебетнием, нежной зботой.

Врчи полушутливо, полусерьезно говорят, что выздорвливющие многим обязны Лидочке. Нож хирург не срзу приносит облегчение. Но стоит появиться Лиде с ее милой улыбкой, воркующим говорком, кк люди збывют о своих стрдниях.

У кждого из врчей подземного медснбт огромный фронтовой опыт. Они рботют в непосредственной близости к передовым линиям - тковы условия обороны. И эт близость огневых рубежей и пулеметных гнезд по-особому воспитл людей. И врчи, и снитры, и шоферы здесь - герои.

Большя земля

Севстополь осжден немецкими и румынскими дивизиями. Линия фронт, плотня и извилистя, опоясывет подступы к городу. Осд тесня, опсня. Тяжело смотреть с Млхов кургн, с колокольни Бртского клдбищ или с Спун-горы туд, н снеговые вершины гор. По утрм они розовы, но днем лучи холодного солнц, дымы и огни пожров и ртиллерийской кнонды ложтся н них бгровым покрывлом. Тм - врг, в горх и долинх, тм - смерть и рзрушение, тм влствуют иноземные зхвтчики, обезумевшие от крови фшисты, полулюди-полузвери. Знть это - нестерпимо.

Глз человек любит простор, бескрйние горизонты земли, неб и моря, трепетные линии, уходящие в дль. Он не терпит суженых горизонтов. Земля же севстопольских подступов стиснут фронтом и прижт к городу, к морской воде.

Тм, н другом крю моря, невидимя отсюд, лежит земля, нш, родня. Длекя и близкя. Мы ее не видим, но чувствуем ее вес - взрослые и дети, зкленные в сржениях бойцы и хрупкие девушки, поющие в подземельях под ритм швейных мшин грустные сердечные песни.

Большя Земля!

Севстопольцы произносят эти слов душевно, с особенным чувством, волнующим и удивляющим. Ндо пережить тысячи воздушных нлетов фшистских бомбрдировщиков, ежедневные регулярные обстрелы дльнобойной ртиллерией, чтобы глубокий смысл слов "Большя Земля" стл понятным, близким, смым дорогим и бесценным, священным, кк слово "мть".

Тм, з морем, - Большя Советскя Земля! Родин! Нрод!

Оттуд, с Большой Земли, приходят корбли. Они пробивются сквозь бури и штормы, единоборствуя с воздушными торпедоносцми, со зловещими подводными минми.

Большя Земля посылет корбли и мужественных людей, ведущих эти корбли через море сюд, в Севстополь, осжденный вргми.

Хлеб и снряды, схр и пулеметы, тбк и пушки, письм детей. отцов, мтерей, жен, любимых девушек. И винтовки, и тнки. Все присылет Большя Земля - нежня и могучя, суровя и любящя. Здержится корбль в пути, и Севстополь грустит:

- Кк Большя Земля? Что н Большой Земле? Помнят ли, не збыли ли?

Но Большя Земля никогд не збывет.

Вот они идут, вот они дымят н горизонте - боевые корбли, трнспорты, теплоходы. И вот пдют в воду немецкие снряды, вздымя к" небу гигнтские фонтны.

- Нших не возьмешь, умеют.

Севстопольцы с сияющими глзми встречют послнцев Большой Земли. И когд корбль просккивет ворот бон и уходит под сень гостеприимной бухты, севстопольцы озорно говорят:

- Н вот, выкуси!

Это - фшистским ртиллеристм, обстреливющим морские подходы к городу.

Улыбются ртиллеристы, получившие пушки и снряды. Это - с Большой Земли. Улыбются крснормейцы и моряки-пехотинцы, получившие тбчок, схр, консервы, грнты, втомты. Это - с Большой Земли.

Улыбются все - рбочие и рботницы в подземельях, стрые боевые генерлы, полковники и молодые кпитны, улыбются дети и струшки н Северной, н Корбельной, в слободке Коммунров, в Инкермне и рыбки в Блклве. Улыбются все, читя быстрый почерк жены, большие кркули сын, нерзборчивые дрожщие строки мтери и длинные, писнные мелко-мелко, н многих стрницх, письм любимых.

Это счстье пришло с Большой Земли. Теплый шрф, мягкий плточек, крсивый кисет, бнк вренья, кожные перчтки, ппиросы, трубк, мундштук, зжиглк - поток дргоценных, волнующих подрков. И это прислл Мть-Родин, Большя Земля.

Большя Земля! Тысячи зримых и незримых нитей связывют Севстополь с Большой Землей. Мысли, чувств, сердц севстопольцев и мысли, чувств, сердц нрод Большой Земли слиты воедино. И нет, не существует ткой силы, которя могл бы рзрубить, рзорвть эту могущественную связь Большой Земли с ее смелым сыном - Севстополем.

Ник. Атров

Дуэль

Рсскз

Кк всегд, до рссвет Люд Пвличенко подкрлсь по кустрникм к минному полю, проползл по лысинкм, оствленным сперми, и знял одно из своих гнезд. А потом солнце встло нд черными склми блестящим кругом. Но в низине стоял тумн, окопов впереди не видно, и только слышно было, кк немцы умывются. В это утро было холодно, времени, пок рзойдется тумн, много, и Пвличенко проползл еще вперед двдцть метров, к большой груде сухих веток, которя двно ее интересовл.

Здесь было одно неудобство: блестящие, мокрые ветки, с которых стекли в этот чс дождевые кпли, очень пружинили и мешли прицеливться, но Пвличенко добрлсь локтями до смой земли. Зто здесь было теплее лежть, когд тумн рссеялся, выяснилось и другое: отсюд горздо шире полос нблюдения. С горы открывлсь изломння многолинейня дль немецких позиций. Прищурившись, Люд одним взглядом обнял всю дльнюю глубину позиций, и ожидние предстоящей рботы зствило ее чуть шевельнуться в ее гнезде, чтобы лучше зрыть локти, удобнее рскинуть ноги.

Кждое утро было вжно, добрвшись до гнезд, прежде чем вооружиться, оглядеть тк, зпросто, пустынную н вид и полную тысяч фшистов землю, жизнь войны н этой земле, с ее рзнообрзными дымкми и слбым рисунком колючей проволоки, новые следы немецких инженерных рбот.

Он приложил обшитый соломой бинокль к глзм и стл медленно поворчивть его по грдусм горизонт. Кждя трвинк, попвшя в увеличенный прзднично выпуклый мир ее зрения, проплывл минуты три, не меньше, прежде чем исчезнуть. Феврльское солнце нбирло высоту, согревя снйпер, и с кждым чсом меняло кртину. Утром Люд отчетливо рзличл в синей дли только блеск выстрелов. Зтем местность потускнел, и южный полдень выделил все зыбучее и легкое: дымки и пр.

Иногд солнце вырывло из тысяч вещей один единственный предмет и делло видным его н несколько секунд. То это был воронк с ее рдужным блеском обожженных комьев земли, то рзвлины известняковой постройки, и они тк сверкли н пять километров, кк будто кто-то ногтем колупнул и рсцрпл под пылью чистый мел.

Но цели не было. Цель может появиться к вечеру, когд оживют окопы. Тк Пвличенко пролежл восемь чсов, не сделв ни одного выстрел. Болел шея. Люде кзлось - он плвет нд этой окянной землей в гнезде, укрепленном н ветке огромного, рскчивющегося дерев.

Взглядом Люд ощупл уже сотни сомнительных бугорков, бурьян и ржвые кски и много трупов в их мертвых, неестественных позх. И вдруг... в сухих крючкх коряги - живые глзки; они проворно метнулись под рыжими бровкми...

И тотчс выстрел ожег Люду; он упл лицом в песок.

"Поспешил", - подумл Пвличенко, не шевелясь, выждв все сроки, когд могл почувствовть, что рнен. Нет, пуля только горячо дохнул.

- Зпльчивый ккой! - тихо скзл он.

Это, нверное, был тот фшистский снйпер, о котором ей говорили, что он третьего дня убил млдшего лейтеннт.

Исподволь он приподнял лицо от земли и тк с прилипшим к щеке песком всмтривлсь в немц. Теперь ей не нужен был бинокль. По положению коряги он понял, что пок лежл ничком, фшист отполз.

Коряг кчнулсь.

- Горячность! - отметил Люд.

Теперь, хоть голов ее после многих чсов нпряжения кзлсь ей сунутой в узкую клетку, Пвличенко думл не о том, чтобы уйти от этой вынужденной дуэли, о том, чтобы нвязть свою волю вргу, перехитрить его и, глвное, переждть.

После четырех чсов дня ветер изменил нпрвление. Люд подсчитл необходимую попрвку прицел.

Посвежело. Облк шли со стороны моря, воздух посырел, помутнел. Если бы Люд впервые зметил фшист сейчс, он бы ошиблсь в определении рсстояния метров н пятьдесят: сейчс он кзлся ей дльше.

Врг снов зшевелился. Ему, видно, не хотелось вляться под дождем. Нстроение у него испортилось? Или, может быть, он хотел вызвть врг н выстрел?

"А ведь, дурк, стрше меня, нверное", - подумл Пвличенко.

Дождь нчлся ткой мелкий, что его не слышно было дже снйперм, лежвшим н земле. И все же вскоре зтылок Люды стл мокрый, ей сделлось холодно и появилсь стршня збот: вдруг зчешутся мокрые руки?

Очень хотелось есть.

Мельчйшя дождевя пыль легл н поля, покрыл кждую слбую былинку и обознчил синевтым блеском минные поля. Теперь Люд легко читл по следм, кто где ходил в эти дни: неровный и грубый лз, ведущий от колодц к немецким окопм, мелкую побежку втомтчиков, торный нкт колес стнкового пулемет, след ног спер, сидевшего ночью н корточкх перед ямкой для мины.

А через несколько минут взгляд ее рзличил и след тяжелого туловищ ее противник, кк он полз, подкрдывясь к ней, толкя впереди себя мскировочную корягу.

"А ведь и он меня по следу зсек!" - мелькнуло в голове Люды. И верно: кк только поредел сетк дождя, снов рздлся выстрел.

Этот рыжебровый фшист неотступно следил з ней, и, судя по тому, что при нем не было бинокля, Пвличенко не был уверен в том, что нет второго немц нблюдтеля, который ждет удобной минуты. Вот когд он пожлел, что вышл без нпрник: нверное, опять будут "списывть" ее в роте.

Фшист точно умер.

"Вся сил - в терпении!" - ободрял себя Люд.

Никогд еще не испытывл он ткой внутренней борьбы - неукротимой воли к действию, зточенной в этой тюрьме ожидния, в ногх и рукх, в этом теле, сковнном многие чсы.

Чего только не передумл Люд в это время, чтобы побороть сонливость: то он подсчитывл черные шрпнельные комочки дым, медленно исчезющего в легкой рстушевке; то вспоминлись слов пожилого оружейного мстер, которого почему-то в полку нзывли "дядей Доброхимом": "Смерть - он нерзговорчивя: приходит молч"; то исчезло предствление о мсштбх местности, и Люд ждл, что выйдет из-з Спун-горы огромный, кк Гулливер, крснофлотец, сверкя пулеметными лентми, сделет шг дв-три и сядет н дльние холмы.

Нконец, Люд прикзл глзм отдохнуть: перевел взгляд в мир мелких предметов вокруг себя, рссмотрел винты бинокля, скрытые в соломке, комочки глины и крошки сухрей от обед. Но об мир - огромный и мленький - сплылись в устлом взгляде, и длинный жучок, висящий н стебельке, покзлся ей связистом, попрвляющим н телефонном столбе провод.

Смерклось. И в то же время небо серебряно светлело. Облк уходили ввысь и рстворялись, воздух потеплел, и после дождя зпх мокрой шинели смешлся с чудесным, отдющим теплотою кофе зпхом взопревшей земли.

В окопх у нс и у них нчлось вечернее оживление. Дв долговязых гитлеровц крбклись с ведрми к колодцу, но нельзя было и подумть снять одного из них.

"Дождусь ночи, ему невтерпеж стнет, тут он у меня и отнесет повестку!" со злобой подумл Люд и, окончтельно смирившись, стл ждть.

Лун снчл поднимлсь очень быстро, и вся земля построилсь из черных теней и яркого блеск битого стекл, дождевых кпель, плетеных жестяных жровен, оствшихся от зимы. В этот чс немец мог безнкзнно отползти в кусты. Люд не был уверен в том, что не просторожил его. Ей и себя было трудно сторожить. Но фшист не собирлся уходить и дже зпльчиво покзл спину н мгновение, - видть, устривлся поудобнее. И хотя Люд не выстрелил, но он успокоилсь.

"Вот он, мой жднный!" - усмехнулсь он.

Н снйперской позиции он никогд не вспоминл о мирной жизни, о мтери, о брте, кк будто их и не было вовсе: он боялсь, что если вспоминть обо всем, то воевть нельзя будет.

Но сейчс он больше всего боялсь уснуть.

"А тм, позди, хорошо зевют чсовые", - подумл он.

Теперь лун повисл в небе, мленькя и очень беля.

Чтобы не зснуть, Люд вспоминл обо всем, что позди: тм пулеметчики в боевом охрнении покуривют, солдтские скзки рсскзывют. А дльше где-то и нш землянк. Н лмпочке стекло подклеено. А где комндир?

В эту минуту комндир роты, встревоженный не н шутку, сидя в переднем окопе, вслушивлся в кждый шорох. Шл поздняя позиционня ночь, когд н короткий чс фронт зсыпет в тысячх удобных и неудобных землянок, в змеистых окопх, в сырых блинджх, н низких нрх, н полотняных рсклдушкх и просто н шинелях и когд бодрствуют только немногие, те, кому положено: дежурные телефонисты, нблюдтели, рзведчики, чсовые.

Вдли, з Северной бухтой, не смолкл ртиллерийскя кнонд. Потом пролетели нши ночные бомбрдировщики, и скоро злобно, скороговоркой, зговорили вржеские зенитки. Пятндцть минут выкрикивл ккие-то угрозы фшистскя звуковещтельня стнция, пок ее не прихлопнул нш бтрея. Потом был чс полной тишины, когд Люде было слышно, кк кшляет чсовой вдли и дже кк стучит где-то длеко позди, н комндном пункте, пишущя мшинк.

Ей стло рдостно н минуту при мысли о том, сколько хороших, людей живет сейчс позди нее. Тм телефонисты дуют в трубки. Повозки едут по дорогм.

Чтобы не спть, он нпрягл пмять, припоминя... Однжды во вторых эшелонх военврч третьего рнг остновил ее н дороге. "Что, длеко передовые? Можно пойти дльше?" Он рссмеялсь и ответил: "Передовые? Тм девочк ягодой торгует, только не объедйтесь..." И верно, девочк возле огневых позиций ночью, когд оживют тылы, выходит и сидит с корзиночкой, угощя бойцов сушеным кизилом...

Гитлеровец зворошился в своем гнезде. И плец Люды н спусковом крючке срзу проснулся, поднжл слегк. "Терпи, кзк..."

II вдруг явилсь новя мысль: что если немец тоже думет сейчс о том, что позди него?.. Чтобы тоже не спть...

Рсклеивя веки, освобождя мышцы шеи и рук, меняя положенье ног, Людмил еще чс дв, может быть больше, вспоминл Джнкой, Одессу, Блту.

Все это дымилось, пылло, стонло: "Бртцы, спсите!", кк мленький крснормеец, которого он перевязывл в оврге, где были желтые ирисы... Все это пхло дымом, пестрело кровью в ее пмяти, и снов желтое облко пыли вствло нд Одессой, кк тогд, когд снитрный трнспорт поворчивлся и выходил из бухты...

Шел двдцть пятый чс кк Люд лежл в мленьком кменном гнезде, фшист - з корягой.

Светло. Ворон прошл вдли по кмням. Где-то в стороне немцев вдруг рздлся протяжный петушиный крик. Мин сдуру шрхнул между Людой и фшистом. Зговорили бтреи...

И скоро солнце просушило шинель, снов нгрело кмни. Тк потянуло рсстегнуться, положить голову н руки и зснуть тут же, не сходя с мест...

...Или рубить эту цепь! Он не двдцть пять чсов, целые годы знл и ненвидел этого человек с его выгоревшими бровкми и быстро-бегющими глзкми. И он был убежден в том, что он ненвидит ее еще яростнее з то, что он бб, "das Weib"...

А день рзыгрывлся еще теплее вчершнего. После дождя пошли в рост мелкие рыже-зеленые трвинки. Н изрытой, прожженной земле тихо шевелилсь рнняя севстопольскя весн. И вдруг фшист пополз.

Люд тк привыкл, что он лежит ничком и не дышит, что теперь его грубое движение, сует ползущих ног и шорох коряги - все это ошеломило ее. Он не стл стрелять, только взглядом стерегл его длинную спину, волнисто ползущую з корягой.

- Он просто не выдержл!

Еще минуту Люд опслсь, что это ловушк, мневр, что он не хочет уйти. Нет, он полз с ткой же торопливой рстртой всех сил, с ккой, здыхясь, подплывет к берегу неумелый, уже хлебнувший воды пловец.

Вот снов метнулись под корягой проворные глзки. Плец Люды слегк нжл н крючок, еще мгновение - в крест! огонь! - и взбугрилсь спин и тк остлсь - неряшливо открытя нвсегд.

Рзрыв! Рзрыв! Знчит, они следили в десятки биноклей. Рзрыв! И под хркющий кшель рвущихся немецких мин Люд побежл к своим окопм. Ноги служили плохо. Он спотыклсь и дже упл н минном поле, когд зрботли срзу три вржеских пулемет.

- Людк-!.. Бери првее!..

Это кричли нши. Вот высоко полетели снряды, - это к немцм. Огнем и дымом зтянуло весеннее поле...

В окопе Пвличенко снял шинель, бойцы стягивли с нее споги и рзмтывли портянки. Ей дли водки из фляги. Комндир роты, усмехнувшись, спросил, отбиря у нее флягу:

- Ну кк фшисты, жлуются? И он ответил ему в тон:

- Есть жлобы, товрищ лейтеннт,

Евгений Юнг

У Мекензиевых гор

Нступило время предотходной суеты.

Коменднт порт попрощлся и ушел н причл к трнспорту, комндир корбля знялся приготовлениями к выходу в море: вызвл помощник, прикзл послть з комндирми сторожевых ктеров, нзнченных для сопровождения трнспорт, в ожиднии их переговорил с корбельным ртиллеристом.

- Устривйтесь, где понрвится, - рзрешил он мне. - Хотите - здесь, можете знять мою кюту. Пок в море, в ней не бывю. Если пондоблюсь, прошу н мостик. Через десять минут снимемся.

Он облчился в кпковый бушлт и, сопровождемый комндирми ктеров, покинул кют-компнию.

Спустя минуту в просвете двери выросл плотня фигур незнкомого мне человек в черной флотской шинели. В одной руке он держл тощий рюкзк, в другой мссивную плку с инкрустциями из меди.

- Аг, имеется попутчик, - весело проговорил вошедший и, положив н дивн вещи, предствился: - Инженер-полковник Лебедь. А вы кто?

Я объяснил.

В кют-компнию долетел перезвон мшинного телегрф. Послышлись быстрые шги многих людей, стук стльных тросов, сброшенных с причльных тумб н плубу, ритмичный гул мшины, протяжный скрип деревянных свй, прижтых бортом корбля.

- Уже? - изумился полковник. - Стло быть, чуть не опоздл. Удчно получилось.

Он потер руки, словно нмыливя их, прошелся, похрмывя, по кют-компнии и остновился возле иллюминтор.

- Вытягивемся н рейд. Эх, и вид у Тупсе! - помрчнев, скзл он. - Вот тк же изуродовны Севстополь, Керчь, Феодосия, Новороссийск.

Крвн выбрлся из гвни, построился в походный порядок и медленно пополз вдоль берег. Головным двиглся нш корбль, следом, стрясь не отклоняться от кильвтерной струи, шел трнспорт, змыкл шествие один из сторожевых ктеров. Второй ктер знял место слев от конвоируемого судн.

Полковник опустился н дивн.

- Что нового в Москве, в литертуре? - спросил он. Я рсскзл, что знл. Выслушв литертурные новости, полковник не без пфос произнес:

- Н дне души кждого лежит т блгородня искр, которя сделет из него героя. Это из "Севстопольских рсскзов" Льв Николевич Толстого. Вот кк ндо писть про войну и с ккой меркой подходить к людям, чтобы понять тот или иной поступок. Но с попрвкой н время, н идею, которя вдохновляет человек. Ибо только в ней смысл и суть ншего поведения...

Помолчв, он спросил:

- Скжите, пожлуйст, что следует понимть под хрбростью? Ведь фкт, по которому судят о ней, только следствие. Стло быть, ндо искть причину - то есть зглянуть в душу.

И, не ожидя ответ, признлся:

- Зглядывл по крйней мере сто рз. В сто первый - у Мекензиевых гор. Пмятное местечко. Знете о нем? Железнодорожня стнция между Бхчисрем и Севстополем. До войны мло кто слышл о ней...

- Зню! - откликнулся я. - Перед туннелями. Поезд просккивл ее без остновки. Н рссвете...

...И мне вспомнилось... Восход солнц, отрженный н вершинх гор; соння долин в ночной тени; брикосовые сды в дымке; рзноцветные фсды и крыши... Отры овец н высокогорных пстбищх, кк гребни волн в море. Золотые прожилки тропинок н склонх. Вдоль дороги ползут, колыхясь, скрипучие мжры с огромными, кк мельничные жернов, колесми. Шеренги киприсов пересекют долину, тянутся до первого туннеля... И опять будто ночь... Длинные промежутки мрк, пок поезд мчится через туннели, и короткие секунды ослепительного свет в интервлх. Последний туннель, смый долгий. Глз уже освоились с темнотой - и вдруг кк взрыв!.. Зжмуришься, когд глянешь - з окном вгон штилевое рздолье севстопольских бухт, синие просторы моря, сверкние рннего солнц...

- Двно нет прежней стнции у Мекензиевых гор, - скзл полковник и тяжко вздохнул. - Есть лишь ндпись н кртх, знкомя всем учстникм севстопольской обороны. Стнция рзрушен в декбре сорок первого год, в дни виционной и ртиллерийской подготовки противником второго штурм. Вот тогд-то я и зглянул в душу в сто первый рз...

* * *

Мекензиевы горы были ключевой позицией н дльних подступх к Севстополю. Кто влдел ими, тот контролировл склоны, обрщенные к морю, и являлся хозяином положения н Северной стороне - от Сухрной блки до Констнтиновского форт против центрльной чсти город.

Вот и попробуйте вообрзить, что творилось день и ночь у Мекензиевых гор с ноября сорок первого год по июль сорок второго! Всю весну противник непрерывно подтягивл резервы. Фшистские пикировщики висели нд бухтми, кидясь н любой корбль, шедший к Севстополю. Конечно, "млютки" поддерживли нс до последних чсов обороны, пробирясь под водой чуть ли не до мест выгрузки, но их помощи было мло. Очень мло...

Тогд я кк рз строил укрепления н Млховой кургне и только-только успел вчерне зкончить рботы, когд меня вызвли в штольню Южной бухты. Тм нходился комндный пункт. Рзговор продолжлся недолго: я получил прикз осмотреть линию обороны у Мекензиевых гор, убедиться в прочности укреплений и, в случе необходимости, произвести дополнительные рботы.

Прихвтив с собой еще одного сотрудник инженерного отдел, я отпрвился к Мекензиевым горм. Осмотр подтвердил все, что мы слышли о системе обороны их. Укрепления были возведены в соответствии с првилми фортификционного искусств и не нуждлись в переделке.

Здержл нс - вернее, меня - не осмотр. Просто было неудобно огрничиться им и повернуть обртно. В подобных случях я всегд испытывю стрнную неловкость при мысли, что я-то отсюд уеду, люди тут остнутся. Рзрывы мин н склонх поблизости от блинджей нпоминли о том, что жизнь здесь подвержен риску в знчительно большей степени, чем в городе. Свыше полугод зщитники Мекензиевых гор жили рядом со смертью. Естественно, что никкие срочные дел не могли опрвдть в их глзх нш поспешный отъезд. Тем более, что новый человек н переднем кре прежде всего служил источником дополнительной и свежей информции о жизни в тылу. С точки зрения людей переднего кря, Севстополь, рзбивемый бомбми и снрядми, был тылом.

Бесед о том, о сем неизбежно свелсь к одному, что беспокоило кждого.

- Туго с боеприпсми, товрищ военинженер, - пожловлся пожилой стршин. - Птронов и грнт в обрез.

Все в один голос поддержли стршину и выжидтельно уствились н меня. Я рсскзл о том, что предприятия по изготовлению мин, птронов, грнт, рзмещенные в городских подземельях, продолжют действовть. Производительность штолен длеко не удовлетворял возрствшие потребности обороны, но см фкт неиссякемой, пусть недостточной, помощи приободрил людей. Лиц просветлели.

- Ну, рз мы зговорили о мобилизции внутренних ресурсов, то вот вм прктический совет, товрищи, - вторитетно зявил мой коллег. - К чему прибегют испытнные воины, если трудно с боеприпсми? Ухитряются рздобыть у противник. Ведь тк?

- Тк-то тк, - сдержнно соглсился стршин. - А вот кк обрщться с фрицевыми штучкми?

Тут меня словно потянули з язык.

- Были бы штучки. Освоить - дело нехитрое. Мы рспрощлись и нпрвились к мшине.

- Товрищ военинженер! - окликнули сзди. Вдогонку нм спешил пожилой стршин.

- Один деликтный вопрос, товрищ военинженер. Вы член пртии или непртийный большевик?

Признться, этот вопрос оздчил меня.

- Д, член пртии, - скзл я, не догдывясь о нмерениях стршины.

- Тогд прошу вс, кк прторг днного подрзделения, - продолжл он. Дело опсное, но покзть людям пример ндо. Ведь не н жизнь, н смерть бьемся...

- Короче, стршин, - поторопил я. - Не терплю длинных предисловий. Ккое дело?

- Не подсобите ли секрет нйти?

Стршин протянул мне предмет, очень смхивющий н грнту: черный цилиндр с непомерно длинной, кк у лопты, рукояткой и фрфоровым нблдшником.

- Где вы откопли ткую уродину?

- поинтересовлся я, имея предствление о ней не больше, чем стршин.

- Вторя рот вылзку делл. Перед вшим приездом. Целый склд приволокли. Штук семьсот. Только покжьте, кк ее кидть, - упршивл он, уверенный, что инженер всеведущ и обязн знть грнты всех систем в мире.

Гляжу н кверзную штучку с длинной ручкой и сообржю, кк с честью выпутться из этой истории. Признться, что не умею обрщться, - знчит, высмеять себя. Нзовут болтунми и меня и коллегу. Вопрос личного смолюбия полбеды. Хуже другое... Действительно, людям обидно: поминутно ожидть нчл штурм, сознвть, что нехвтк боеприпсов может решить исход боя з Мекензиевы горы в пользу противник - и в то же время иметь уйму трофейных грнт, бесполезных из-з неумения обрщться с ними!.. Стршин обртился ко мне не кк млдший к стршему, но кк коммунист к коммунисту. И ответить ему я был обязн кк коммунист.

Смочувствие было не из приятных, едв я понял, что мне предстоит. Воля руководит нми, когд мы идем нвстречу опсности, но желние жить не покидет нс дже в последний миг. Предполгл ли стршин, что проносилось в моих мыслях, пок я беспомощно вертел в рукх фшистскую штучку? Думю, что д. Поэтому он и нпомнил мне о долге член пртии.

Нс окружили пехотинцы. Я скомндовл:

- Рзойтись! Укрыться в трншеях! Не к чему рисковть всем, если эт штучк с сюрпризом.

Д простится мне эт мленькя хитрость. Предположение о сюрпризе - то есть о приспособлении, которым немцы снбжли свои мины, иногд и новые грнты, чтобы лишить возможности рзоружить их и рсшифровть их систему, было вполне првдоподобным. Если грнт взорвется рньше, чем овлдею ее секретом, кто возьмет н себя смелость упрекнуть военного инженер в неумении обрщться с ней? Объяснят просто: сюрприз...

Ощущя н себе множество взглядов, я знялся окянной штучкой.

Труднее всего нйти, с чего нчть... Снружи он был глдкой. Никких переводных рычжков... Спокойствие и внимтельность. Не торопиться, но и не медлить... Длиння рукоятк, судя по ее легкости, был полой и, вероятно, скрывл в себе мехнизм зрядки. А с ккой стти приделн фрфоровый нблдшник?.. Пригнн втугую. Не вынимется. Попробуем покрутить. Аг, поддется, знчит, н резьбе... Стоп! Не здесь ли тится сюрприз? Отвинтишь и "прощй, девки, прощй, ббы"... Чуточку осторожности и рзмышлений... "Оригинльный способ смоубийств", кк изволил вырзиться мой коллег, уходя к мшине... Чудк-человек! Он-тки ничего и не понял в этой истории. Ни тогд, ни позже, когд не без его содействия меня взялись было прорбтывть з "безрссудство". Пондобилось вмештельство член Военного Совет, чтобы мой коллег по отделу и еще кое-кто оствили меня в покое...

Прошу прощения, немного отвлекся...

Тк вот, я принялся отвинчивть фрфоровый нблдшник, не в силх преодолеть отвртительное ощущение. Отвинчивю, у смого тоже гйк отвинчивется...

Понятно! Систем детской хлопушки в грнте современного обрзц: с внутренней, нижней стороны к нблдшнику прикреплен тонкий шкертик; видимо, идет к взрывтелю... Попробуем полегоньку выбрть слбину. Тк. Теперь стоп! Все понятно. И между прочим, удобно для метльщик...

- Внимние! - предупредил я. - Зпоминйте. Первое: отвинчивете фрфоровый шрик. Второе: подбирете слбину, пок шнур не нтянется, и продолжете держть шрик в левой руке. Третье и четвертое вместе: дергете шнур з шрик и...

Н моем счету были призы флотских соревновний, но этот бросок, безусловно, перекрыл предыдущие рекорды. Грнт вонзилсь в землю длеко впереди. В глзх змелькл дрожщя рукоятк. Дым взрыв поглотил ее.

Для усвоения этого, в сущности незмысловтого, устройств я приглсил желющих попрктиковться.

Думете, н том зкончилось?.. Не успел шофер включить мотор, кк сквозь фыркнье его послышлось:

- Товрищ военинженер, погодите!

К мшине подбежл пехотинец и положил мне н колени круглую, "порепнную", кк нзывют н юге, то есть в шипх продольных и поперечных нрезов, штучку, вроде ншей "лимонки".

- Вчер конфисковли, - тяжело дыш, сообщил он. - Пятьсот огурчиков. Может, покжете?

Вот тут я опешил. Умеет же судьб допекть, кого зхочет!.. Вылез из мшины.

- Что же вы через чс по чйной ложке? Тщите срзу, если еще есть.

- Тк еще нем. А то бы с удовольствием.

- Ну, нем, тк нем...

И я вторично зшгл н площдку перед окопми.

К счстью, вторя штучк окзлсь столь же примитивной. Обошлось.

В общей сложности зщитники Мекензиевых гор приобрели тысячу двести грнт и не преминули использовть их.

С чего я нчл?.. Д, нсчет хрбрости. Возбуждение помешло мне понблюдть з собой со стороны, однко хорошо помню, что нстоящий-то стрх я испытл в минуту отъезд с Мекензиевых гор. Не зпоздлый стрх перед пережитым. Нет. Больше всего я боялся, что сквозь фыркнье мотор снов услышу голос, зовущий меня, что перед мшиной опять вынырнет пожилой стршин или кто-нибудь из пехотинцев, протянет незнкомую мне очередную штучку и в третий рз попросит объяснить секрет... Было вполне достточно двух сюрпризов, преподнесенных судьбой в тот день.

В солнечный мртовский день 1942 год рсположенные под Севстополем фшистские дльнобойные орудия нчли обстрел бухты, где стоял" нши ктер-охотники.

Один из снрядов рзорвлся н стенке. Осколок пробил борт ктер, проник в моторное отделение. Згорелся бензин. Огонь все ближе подползл к корме, где хрнился зпс глубинных бомб. Взорввшись, они могли уничтожить другие корбли, стоящие в бухте.

Сквозь огонь н пылющий ктер бросился крснофлотец рулевой Ивн Голубец. Не думя о смертельной опсности, мужественный моряк нчл сбрсывть з борт большие глубинные бомбы.

Когд обожженный, здыхющийся в дыму, Голубец стл освобождть ктер и от млых бомб, огонь уже бушевл по всей плубе...

Взрыв!

Но теперь его сил был незнчительной.

Уцелели стоявшие рядом корбли, не пострдли люди. Их спс ценой своей жизни слвный птриот ншей социлистической Отчизны комсомолец Ивн Голубец.

Советское првительство посмертно присвоило учстнику севстопольской обороны черноморскому моряку Ивну Крповичу Голубцу звние Героя Советского Союз.

Леонид Соболев

Морскя душ

Из фронтовых зписей

Шутливое и лсковое это прозвище крснофлотской тельняшки, двно бытоввшее н флоте, приобрело в Великой Отечественной войне новый смысл, глубокий и героический.

В пыльных одесских окопх, в сосновом высоком лесу под Ленингрдом, в снегх н подступх к Москве, в путных зрослях севстопольского горного дубняк - везде видел я сквозь рспхнутый кк бы случйно ворот зщитной шинели, втник, полушубк или гимнстерки родные сине-белые полоски "морской души". Носить ее под любой формой, в которую оденет моряк войн, стло неписнным зконом, трдицией. И, кк всякя трдиция, рождення в боях, "морскя душ" - полостя тельняшк - ознчет многое.

Тк уже повелось со времен гржднской войны, от орлиного племени мтросов революции: когд н фронте нрстет опсня угроз, Крсный флот шлет н сушу всех, кого может, и моряки встречют врг в смых тяжелых местх.

Их узнют н фронте по этим сине-белым полоскм, прикрывющим широкую грудь, где гневом и ненвистью горит гордя з флот душ моряк, - веселя и отвжня крснофлотскя душ, готовя к отчянному порой поступку, незнкомя с пникой и унынием, честня и верня душ большевик, комсомольц, преднного сын родины.

Морскя душ - это решительность, нходчивость, упрямя отвг и неколебимя стойкость. Это веселя удль, презрение к смерти, двняя мтросскя ярость, лютя ненвисть к вргу. Морскя душ - это нелицемерня боевя дружб, готовность поддержть в бою товрищ, спсти рненого, грудью зщитить комндир и комисср.

Морскя душ - это высокое смолюбие людей, стремящихся везде быть первыми и лучшими. Это - удивительное обяние веселого, уверенного в себе и удчливого человек, немножко любующегося собой, немножко пристрстного к эффектности, к блеску, к крсному словцу. Ничего плохого в этом "немножко" нет. В этой приподнятости, в слегк нрочитом блеске - одн причин, хорошя и простя: гордость з свою ленточку, з имя своего корбля, гордость з слово "крснофлотец", овеянное слвой легендрных подвигов мтросов гржднской войны.

Морскя душ - это огромня любовь к жизни. Трус не любит жизни: он только боится ее потерять. Трус не борется з свою жизнь: он только охрняет ее. Трус всегд пссивен, - именно отсутствие действия и губит его жлкую, никому не нужную жизнь. Отвжный, ноборот, любит жизнь стрстно и действенно. Он борется з нее со всем мужеством, стойкостью и выдумкой человек, который отлично понимет, что лучший способ остться в бою живым - это быть смелее, хитрее и быстрее врг.

Морскя душ - это стремление, к победе. Сил моряков неудержим, нстойчив, целеустремленн. Поэтому-то врг и зовет моряков н суше "черной тучей", "черными дьяволми".

Если они идут в тку - то с тем, чтобы опрокинуть врг во что бы то ни стло.

Если они в обороне - они держтся до последнего, изумляя врг немыслимой, непонятной ему стойкостью.

И когд моряки гибнут в бою, они гибнут тк, что вргу стновится стршно: моряк зхвтывет с собой в смерть столько вргов, сколько он видит перед собой.

В ней - в отвжной, мужественной и гордой морской душе - один из источников победы.

Федя с нгном

В рскленные дни второго - декбрьского - штурм Севстополя из город приходили н фронт подкрепления. Крснофлотцы из порт к бзы, юные добровольцы и пожилые рбочие, выздоровевшие (или сделвшие вид, что выздоровели) рненые - все, кто мог дрться, всккивли н грузовики и, промчвшись по горной дороге под тяжкими рзрывми снрядов, прыгли в окопы.

В тот день в морском полку потеряли счет немецким ткм. После пятой или шестой моряки сми кинулись в контртку н высоту, откуд немцы били по полку флнговым огнем. В одной из трншей, поворчивя против фшистов их же змолкший и оствленный здесь пулемет, крснофлотцы ншли возле него тело советского бойц.

Он был в кске, в зщитной гимнстерке. Но когд, в поискх документов, рсстегнули ворот, - под ним увидели знкомые сине-белые полоски флотской тельняшки. И молч сняли моряки свои бескозырки, обводя глзми место нервного боя.

Кругом влялись трупы фшистов - весь пулеметный рсчет и те, кто, видимо, подбежл сюд н выручку. В груди унтер-офицер торчл немецкий штык. Откинутой рукой погибший моряк сжимл немецкую грнту. Вржеский втомт, все пули которого были выпущены в фшистов, лежл рядом. З пояс был зткнут пустой нгн, ккуртно прикрепленный к кобуре ремешком.

И тогд кто-то негромко скзл:

- Это, верно, тот... Федя с нгном...

В полку он появился перед смой контрткой, и спутники зпомнили его именно по этому нгну, вызввшему в мшине множество шуток. Прямо с грузовик он бросился в бой, догоняя моряков полк. В первые минуты его видели впереди: рзмхивя своим нгном, он что-то кричл, оборчивясь, и молодое его лицо горело яростным восторгом тки. Кто-то зметил потом, что в рукх его появилсь немецкя винтовк и что, нклонив ее штык вперед, он ринулся один, в рост, к пулеметному гнезду.

Теперь, нйдя его здесь, возле отбитого им пулемет, среди десятк убитых фшистов, крснофлотцы поняли, что сделл в бою безвестный черноморский моряк, который тк и вошел в историю обороны Севстополя под именем "Феди с нгном".

Фмилии его не узнли: документы были нерзличимо злиты кровью, лицо изуродовно выстрелом в упор.

О нем знли одно: он был моряком. Это рсскзли сине-белые полоски тельняшки, под которыми кипел смеля и гневня морскя душ, пок ярость и отвг не выплеснули ее из крепкого тел.

Привычное дело

Передний склон высоты 127,5, рсположенный у хутор Мекензи, обознчлся згдочной фрзой: "Где стршин второй сттьи н тнке ктлся".

В нчле мрт в одном из боев з Севстополь морской полк перешел в контртку н высоту 127,5. Атк поддерживлсь тнкми и ртиллерией Приморской рмии. Высот был опоясн тремя ярусми немецких окопов и дзотов. Бой шел у нижнего ярус, ртиллерия бил по вершине, прлизуя огонь фшистов, тнки ползли вдоль склон, подвляя огневые точки противник.

Один из тнков вышел из боя: н нем был тяжело рнен комндир. Тнк спустился со склон и остновился у снчсти. Не успели снитры вытщить из люк рненого, кк из кустов подошел к тнку рослый моряк с повязкой н левой руке, видимо только что нложенной. Оценив обстновку и поняв, что тнк без комндир вынужден оствться вне боя, он ловко збрлся в тнк.

- Двй прямо н высотку, не ночевть же тут, - скзл он водителю и, зметив его колебние, вторитетно добвил: - Двй, двй! Я - стршин второй сттьи, см ктер водил, дело привычное... Полный вперед!..

Тнк помчлся н склон. Он переполз и первый и второй ярусы немецких окопов, взобрлся н вершину и добрых двдцть минут тнцевл тм, крутясь, поливя из пулеметов и пушки, двя фшистов гусеницми в их норх. Рядом вствли рзрывы нших снрядов, - ртиллерия никк не предполгл появления ншего тнк н вершине. Потом тнк сктился с высоты тк же стремительно, кк взобрлся туд, и поктил прямо к кустм, где сидели корректировщики ртиллерии.

И тут стршин второй сттьи изложил лейтеннту свою претензию:

- Товрищ лейтеннт, нельзя ли бтреям перенести огонь? Я бы тм всех фшистов передвил, кк клопов, вы кроете, спсу нет. Сорвли мне оперцию...

Но, узнв с огорчением, что его прогулк н вершину мешет згрдительному огню, моряк смущенно выскочил из тнк и сожлеюще похлопл лдонью по его броне:

- Жлко, товрищ лейтеннт, хорош мшин... Ну, извините, что поднпутл...

И, подкинув здоровой рукой немецкий втомт (с которым он тк и путешествовл в тнке), он исчез в кустх. Только о нем и узнли, что он "стршин второй сттьи", д зпомнили сине-белые полоски "морской души" тельняшки, мелькнувшей в вырезе втник, зкопченного дымом и змзнного кровью.

Вечером мы пытлись нйти его среди бойцов, чтобы узнть, кто был этот решительный и отвжный моряк, но военком полк, смеясь, покчл головой:

- Бесполезное знятие. Он, небось, теперь мучется, что не по тктике воевл, и ни з что не признется. А делов н вершинке нделл: тнкисты рсскзли, что одно пулеметное гнездо он с землей смешл: прикзл н нем крутиться, см из люк высунулся и здоровой рукой и" втомт кругом поливет... Морскя душ, точно...

И миномет бил...

В рзведке под Севстополем трое крснофлотцев вышли н минометную немецкую бтрею. Они бросили в окоп несколько грнт и перестреляли рзбегющихся гитлеровцев. Бтрея змолкл.

Кзлось, можно было бы возврщться, - не кждый день бывет ткя удч. Но миномет был цел, и рядом лежло несколько ящиков мин.

- А что, хлопцы, - рздумчиво скзл Абрщук, - мбудь, трошки покидемся по немцу?

Он взялся нводить, Колесник - подносить ящики с минми, третий рзведчик, рмянин Хстян, встл к миномету зряжющим.

Немецкие мины полетели в немецкие трншеи, и все пошло хорошо. Нконец фшисты догдлись, что по ним бьет их же собственный миномет. Н троих моряков посыплись снряды и мины.

Кзлось бы, пор было подорвть миномет и оствить окоп. Но моряки зметили, что их бтльон, воспользоввшись неожиднной поддержкой миномет, поднялся в тку. Тогд они решили бить по немецким трншеям, пок хвтит немецких мин.

И миномет бил по фшистм. Все ближе и все чще рвлись рядом с морякми немецкие снряды. Рзрывы стли обсыпть крснофлотцев землей, осколки визжть нд ухом. Колесник упл: его рнило в ноги. Перевязвшись, он ползком продолжл подтскивть к Хстяну ящики с минми.

И миномет бил по фшистм, бил яростно и непрерывно. Снов в смом окопе грохнул немецкий снряд. Хстяну оторвло кисть руки. Моряки перетянули ему руку бинтом, остновили кровь. Он встл, штясь, протянул здоровую руку з очередной миной, которую подл ему с земли подползший Колесник, и опустил ее в ствол.

И миномет бил по фшистм.

Он бил до тех пор, пок до окоп не добежли крснофлотцы, ринувшиеся в тку.

Дже видвшие виды севстопольские бойцы хнули при виде трех окроввленных моряков, методически и нстойчиво посылвших неприятелю мину з миной: один - безногий, другой - безрукий, третий - нерзличимо перемзнный кровью и землей.

Рненых тотчс понесли в тыл, Абрщук скзл: - Эх, рсстроили ншу компнию... Ну, стновись к миномету желющие... Тут еще полный ящик, бей по левой трншее, я вперед пойду!

Он подобрл немецкий втомт и бросился вслед з ткующими морякми.

"Пушк без мушки"

Кк известно, н кждом корбле имеется своя достопримечтельность, которой н нем гордятся и которой обязтельно прихвстнут перед гостями. Это или особые грузовые стрелы неповторимых очертний, нпоминющие неуклюжий леттельный ппрт и нзывющиеся поэтому "крыльями холоп", или необыкновенный штормовой коридор от нос до кормы, кким угощют вс н лидере "Н", ручясь, что по нему вы пройдете в любую погоду, не змочив подошв. Иной рз это скромный крснофлотец по первому году службы, окзывющийся чемпионом мир по плвнью, иногд, ноборот, змшелый, поросший седой трвой корбельный плотник, служщий н флоте с нхимовских времен.

Морскя чсть н берегу во всем похож н корбль. Поэтому в той "бригде морской пехоты, которой комндовл под Севстополем полковник Жидилов, окзлсь своя достопримечтельность.

Это был "пушк без мушки".

О ней нкопилось столько легенд, что нельзя уже было понять, где тут првд, где неистребимя флотскя поднчк, где увжительное восхищение и где просто звисть соседних морских чстей, что не они выдумли это необыкновенное и примечтельное оружие.

Кто-то уверял меня, что полковник взял эту пушку в Музее севстопольской обороны. Кто-то пошел дльше - и утверждл, что "пушк без мушки" плил еще по Ммю, н Куликовом поле. Но, видимо, вспомнив, что тогд еще не было огнестрельного оружия, спохвтился и скзл, что исторически это не докзно, но то, что пушк эт звезен в Крым Потемкиным, - уж, конечно, неоспоримый фкт.

О ней говорили еще, что он срстется по ночм см, вроде скзочного дркон, который будучи рзрублен н куски, терпеливо приклеивет к телу отдельные чсти оргнизм, поругивясь, что никк не может отыскть в темноте нужной детли - глз или првой лпы. Впрочем, рсскзы этого сорт родились из покзний пленных немцев: примерно тк они говорили о ккой-то "бессмертной пушке" под Итльянским клдбищем, которую они никк не могут уничтожить ни снрядми, ни минми.

Все это тк меня зинтересовло, что специльно для этого я выехл в бригду, чтобы посмотреть "пушку без мушки" и собрть о ней точные сведения. Вот вполне проверенный мтерил об этой диковине, з првдивость которого я ручюсь своей репутцией.

Где-то в Евптории н склде Метллом полковник Жидилов еще осенью нткнулся н четыре орудия. Это были вполне приличные орудия, - кждое н двух добротных колесх, кждое со стволом и дже с змком. Смым ценным их кчеством, привлекшим внимние полковник, было то, что к ним прекрсно подошли 76-миллиметровые снряды от зениток, которых в бригде было хоть пруд пруди. Недосттком же их был некоторя устрелость конструкции (обрзец 1900 год) и отсутствие прицелов.

Первя причин полковник не смутил. Кк он утверждл, в войне годится всякое оружие, вопрос лишь в способе его применения. Рз к днным орудиям подходили снряды и орудия могли стрелять - им и полглось стрелять по вргу, не ржветь бесполезно н склде.

Вторя причин - отсутствие прицелов и решительня невозможность приспособить к этой древней постройке современные - ткже был им отведен. Полковник, выслушивя жлобы н кпризы техники, обычно отвечл мудрой штурмнской поговоркой: "Нет плохих инструментов, есть только плохие штурмн". И он тут же блестяще докзл, что для предполгемого им применения этих орудий прицелы вовсе не нужны.

Одну из пушек выктили н пустырь. Удивляясь перемене судьбы и покряхтывя лфетом, струшк рзвернулсь и уствилсь подслеповтым своим жерлом н подбитый бомбой грузовик метрх в двухстх от нее. Нводчик, обученный полковником, присел н корточки и, зглядывя в дуло, кк в телескоп, нчл комндовть морякм, взявшимся з хобот лфет:

- Првей... Еще чуть првей... Теперь чуточку левей... Стоп!

Потом змок щелкнул, проглотив птрон, и стря пушк хнул, см порзившись своей прыти: грузовик подскочил и повлился н бок.

Именно тк все четыре "пушки без мушки" били впоследствии немецкие мшины н шоссе возле Темишев. Их устновили в укрытии для зщиты отход бригды, и они испрвно повлили девять немецких грузовиков с пехотой, добвив рзбегющимся фшистм хорошую порцию шрпнели прямой нводкой. Именно тк они били по тнкм, и тк же рботл под Итльянским клдбищем последняя "пушк без мушки". Три остльных погибли в боях, их пришлось оствить при переходе через горы, где тркторы были нужны для более современных орудий. Но четвертую полковник все же довез до Севстополя.

Здесь ей дли новую здчу: рботть кк кочующее орудие. Ее устнвливли в двухстх - трехстх метрх от немецких окопов и, выбрв время, когд нш ртиллерия нчинл бить по неприятелю, добвляли под общий шум и свои снряды. Мленькие, но злые, они точно ложились в трншеи, пок рзъяренные фшисты не рспознвли мест "пушки без мушки". Тогд н нее сыплся ургн снрядов.

Ночью моряки откпывли свою "пушку без мушки" из звлившей ее земли, впряглись в нее и без лишнего шум перетскивли н новое место, поближе к противнику, отрыв рядом ндежное укрытие для себя. Врг снов с изумлением получл н голову точные снряды бессмертной пушки - и все нчинлось снчл...

С гордостью предствляя мне свою любимицу, военком бригды бригдный комисср Ехлков подчеркнул:

- Золото, не пушк! В нее немцы полторы сотни снрядов зрз клдут, сделть ничего не могут. Рсчет в блиндже покуривет, ей, голубушке, эт стрельб безопсн. Ты см посуди: прицел нет, пнормы нет, ломких детлей нет, штурвльчиков рзных нет. Есть ствол д колес. А их только прямым попднием рзобьешь. Когд-то еще прямое будет, н осколки он чихет с присвистом... Понятно?

В смом деле, все было понятно.

В стром рвелине

Эту стринную крепость знет всякий, кто бывл в Севстополе.

У смого выход из бухты стоит н Северной стороне кменный форт, отвесно опускя свои высокие стены в лзоревую воду бухты. Почти сто лет тому нзд он видел в прозрчной этой воде черные громды восьмидесятичетырехпушечных корблей, зтопленных поперек вход в бухту героями первой севстопольской обороны, и снятые с этих корблей морские пушки били тогд по вргм из широких его мбрзур.

Во второй севстопольской обороне првнуки нхимовских мтросов снов подняли нд стрым рвелином гордое знмя черноморской слвы.

Рвелин был очень нужен вргу. Звлдев им, фшисты могли окончтельно прекртить всякую возможность проход корблей и ктеров в море. Рвелин зпирл выход из бухты, и немцы стремились овлдеть им кк можно скорее.

В последние тргические дни обороны Севстополя семьдесят четыре крснофлотц охрны водного рйон под комндой кпитн третьего рнг Евсеев и бтльонного комисср Кулинич дли героическому городу слово держть рвелин и выход из бухты. Они поднялись н древние кменные стены с втомтми в рукх. В первой же тке немцев моряки уложили более пятидесяти их втомтчиков, зствив остльных отхлынуть.

Тогд фшисты бросили н рвелин большие силы. Н струю крепость пошли тнки. Сотни снрядов стли пдть н грнитные стены. Эти стены умели когд-то выдерживть удры круглых бомб первой севстопольской осды, но острых и сильных современных снрядов они выдержть не могли.

Атк з ткой - с фронт и с флнгов, тнкми и пехотой - одн з другой нктывлись н рвелин, нктывлись и рзбивлись, кк волны. В промежуткх между ткми н стрый форт пдли новые сотни снрядов.

Они пробивли в его стенх огромные бреши, они рзбивли грнит, и высокое облко сухой кменной пыли подымлось столбом к синему крымскому небу. Но кждый рз, когд гитлеровцы с гикньем и воплями победы устремлялись н рвелин, из этого облк пыли стучли очереди втомтов и пулеметов, и тк вновь зхлебывлсь.

Зщитников форт было мло, и кждому приходилось дрться з целую роту. Н левом флнге стоял одинокий пулемет; возле него был только один моряк комсомолец Компниец. Шестьдесят немецких втомтчиков хлынули в обрзоввшийся после обстрел провл стены, рссчитывя ворвться с флнг. Компниец одной длинной очередью повлил тридцть человек, и остльные отктились.

Обстрел, тки, нтиск тнков продолжлись три дня. Трое суток семьдесят четыре моряк противостояли огромным силм и технике врг. З широкими спинми моряков был выход из бухты, тм должны были проходить корбли, и рвелин ндо было держть. Ндо...

И моряки держли рвелин трое суток, пок не вышли из бухты все корбли и ктер, и ни одному фшисту не удлось пройти через рзвлины рвелин до прозрчной лзоревой воды.

Стены рвелин рушились, обвлы зсыпли моряков. Они выползли из-под кмней, отряхивясь, и снов втискивлись в щели между рзвлинми, выискивя цель для кждой своей пули. Рненные, они снов ползли н кмни, с трудом тщ з собой втомт, и снов били врг.

Рненым помогл военфельдшер Кусов. Он лежл с втомтом н рзрушенной стене и стрелял по фшистм. Его окликли. Он отклдывл втомт, перевязывл рненого и снов крбклся н стенку, чтобы отбивть тку. Тк он перевязывл и стрелял, стрелял и перевязывл, пок снряд, удривший рядом, не оборвл его мужественной жизни.

Н воде, у стен рвелин, обрщенных к городу, стояли шлюпки. Можно было сесть в них и оствить рвелин. Можно было уйти из этого д, держться в котором, кзлось, не было уже возможности. Но это ознчло - отдть вргу выход из бухты. Это ознчло - отрезть путь тем, кто мог еще уйти из Севстополя.

И шлюпки стояли у стен рвелин в тихой прозрчной воде, прислушивясь к рзрывм снрядов, к долгой речи пулеметов. Они стояли и ждли, и мимо них проходили в море корбли и ктер.

В конце второго дня боя из рзвлин вышли дв моряк с носилкми. Н носилкх лежл комсомолец Грошов, рдист, стршин второй сттьи. Его откопли из-под стенки, повленной очередным снрядом, и решили отпрвить н тот берег. Он лежл в обрывкх одежды, и сквозь них синел н неподвижном теле тельняшк, но белые полоски н ней нельзя было рзличить: весь он был в земле, в едкой пыли рздробленного столетнего грнит.

У воды он очнулся, приподнял голову и посмотрел н шлюпки.

- Двй нзд, - скзл он хрипло. - Я еще не мертвый, куд тщите? Есть пок силы бить фшистскую погнь. Несите нзд, ребят...

Моряки молч шли к шлюпкм.

- Нзд неси, говорю! - крикнул он в бешенстве, приподнимясь н носилкх.

И столько ярости и силы было в этом окрике рненого, что моряки тк же молч повернулись у смых шлюпок и понесли его в рвелин.

Шлюпки продолжли ждть. Ждть им пришлось долго - еще вечер, еще день, еще ночь. Лишь н рссвете четвертого дня из облк кменной пыли, стоявшей нд фортом, вышли моряки, неся рненых и оружие: прикз отозвл их н последний корбль.

Они шли к воде молч, неторопливо, изодрнные, зсыпнные кменной пылью, изрненные, шли торжественной процессией героев, грозным и прекрсным видением черноморской слвы, првнуки севстопольских мтросов, строивших когд-то этот стрый рвелин.

1942

П. Кпиц

Вод

Рсскз

Летом 1942 год, подтянув тнки, осдные орудия, свежие войск и вицию, гитлеровцы снов пошли н штурм Севстополя, решив сжечь и срвнять с землей непокорный город. Рев моторов, вой рскленного метлл, грохот рзрывов слились в один протяжный гул, не прекрщвшийся ни днем, ни ночью. Горели во всю длину улицы, рушились дом, дробились кмни. Черный удушливый дым стллся по холмм. Кзлось, что в этом ду невозможно устоять человеку. Но севстопольцы не сдвлись.

В осжденном городе не хвтло воды, приходилось экономить горючее, беречь сухри и консервы, потому что крупные черноморские корбли не могли уже войти в севстопольские бухты. Снбжением знялись подводные лодки. Они появлялись в сумерки, проскльзывли во мгле к причлм и, если не успевли рзгрузиться до рссвет, то уходили под воду и весь день отлеживлись н грунте.

В Севстополе оствлись только мелкие корбли. Но и они в светлое время не могли выйти н зпрвку бензином, пересечь бухту, покзться н фрвтере.

В один из последних дней обороны, когд немцми был знят Северня сторон и бои шли у Млхов кургн, ночью из Новороссийск прибыли эсминцы и быстроходные трльщики. Морской охотник, стоявший в Кмышевой бухте, получил прикзние выйти к ним н рзгрузку.

Прибывшие корбли покчивлись в зтемненной чсти моря н тком рсстоянии от берег, что их не могли нщупть лучи прожекторов противник. Между корблями и бухтми сновли морские охотники, "кэмки" и железные ктер, прозвнные "полтинникми". Они перепрвляли эвкуируемых бойцов, принимли снряды, горючее, продовольствие.

Ктер "МО", погрузив с трльщик тяжелые ящики с грнтми, консервми и минми, помчлся в Кзчью бухту, где у полурзрушенного кменного причл его ждли рненые. Во мгле белели их мрлевые повязки. Сбросив н берег груз, ктерники нчли перепрвлять н корбли измученных, изнывющих от жжды и рн бойцов.

Чс полтор противник не обнруживл ночных пришельцев, только к концу рзгрузки ккой-то нудно гудящий в небе рзведчик сбросил осветительную ркету. Рскчивясь н пршютике, он медленно поплыл в воздухе, выхвтывя из тьмы то снующие ктер, то плубы крупных корблей...

Звизжли бомбы. Првей трльщик возникли белые водяные столбы. Н миноносцх зстучли скорострельные зенитные втомты.

К корблям уже нельзя было приблизиться. Зигзгми, утюж воду, отстреливясь, они уходили все дльше и дльше от берегов Севстополя.

Ктерники, ндеявшиеся получить пресную воду у новороссийцев, рздли свои зпсы рненым, сми остлись с пустыми бкми.

Воду требовлось добыть до рссвет, но комнд "МО" не имел для этого времени: ктер послли в ночной дозор к Блклве.

* * *

...Нчло светть. Комндир принял решение отстояться под обрывистыми берегми мыс Фиолент. Здесь можно было спокойно поесть и отдохнуть. Но кк обойтись без пресной воды, имея н звтрк лишь консервы д сухри?

- Я нйду воду, - вызвлся севстополец комендор Пнюшкин. - Мы тут мльчишкми все облзили. Зню, где водятся колодцы.

С ним увязлся юнг - Степ Кузиков. Взяв с собой нкерок - небольшой плоский бочонок, несколько фляг, трофейный немецкий втомт, они уселись в шлюпку.

С моря дул легкий ветер, прозрчня вод ослепительно блестел н солнце. Пнюшкин, нлегя н весл, гнл шлюпку вдоль берег. Степ стоял во весь рост н носу и следил: не появится ли откуд опсность? Обрывистые склы мешли рзглядеть, что делется н суше. Юнг слышл лишь длекую стрельбу и скрипучие крики чек, кружившихся нд морем.

- Видно, бомбили здесь, рыбы глушеной много, - скзл он.

- Житье теперь чйкм, ишь обжирются, - зметил комендор.

Длиннокрылые птицы, плнируя нд волнми, стремительно пдли вниз, выхвтывли из воды серебристых рыбок, взлетли и опять продолжли кружиться. Вдруг они кк-то рзом умолкли, обеспокоенно зметлись и всей стей шрхнулись в сторону.

Мтросы не успели оглянуться, кк со стороны берег вынесся смолет.

- Костыль... "Хеншель-126"! - определил Пнюшкин. - Зметил нс!.. Рзворчивется...

И он бешено зворочл веслми, стремясь быстрей уйти к нвисшим склм. Вод бурлил под носом шлюпки. Степ, помогя комендору, изо всех сил подгребл доской.

Смолет, сделв полукруг, ринулся нперерез шлюпке.

Пнюшкин моментльно зтбнил, сдерживя ход. Пули ровной полоской вспороли воду прямо перед носом шлюпки.

- Промзл!.. Двй во весь дух! - крикнул комендор и с ткой силой нлег н весл, что они зскрипели в уключинх.

Шлюпк двиглсь скчкми. Услышв вновь нрстющий гул моторов, Пнюшкин нпрвил ее к берегу. Он и Степ прыгнули н отмель и плюхнулись в воду между обломкми скл.

Степ вдвил голову в ккую-то кменную щель, зжмурился и боком прижлся к скользкому подножью обросшей ркушкми склы. Когд грохочущий вихрь промчлся нд ним, он вскочил и первым делом кинулся к брошенной шлюпке, отгоняемой волнми от берег. Уцепившись з ее борт, он позвл н помощь Пнюшкин, но тот не двинулся с мест. Сидя в воде, он морщился, сжимя рукми лодыжку левой ноги.

- Рнило тебя, д?

- По лодыжке гд резнул... ступить не могу, - ответил комендор. Смолет уже нигде не было видно. Пнюшкин сбросил ботинок и

высоко зсучил рзодрнную штнину. Кмни окрсились лой кровью.

Ног был пробит пулей нсквозь.

- И бинтов, кк нзло, нет, - кривясь от боли, скзл он. - Вот-те и попили водицы!

Комендор снял полостую тельняшку, отодрл от нее рукв и, протянув его Степе, попросил:

- Стяни жгутом... кровь ндо остновить.

Юнг нложил тугой жгут ниже коленки. Потом отколол ножом кусок доски, прилдил его вместо шины и крепко перебинтовл рненую ногу осттком мокрой тельняшки.

Опирясь н степино плечо, Пнюшкин поднялся, сделл дв шг и, не сдержв стон, опустился н гльку. Его побледневшее лицо покрылось мелкими кпелькми пот.

- Ничего не выйдет, кость, видно, повредило, - простонл он. - Придется тебе одному к колодцу идти.

Степ осмотрел нкерок. Бочонок окзлся в трех местх пробитым.

- И шлюпку знчит посекло, - зключил комендор. - Придется чинить, не повезло нм с тобой.

Вытщив из крмн кривой нож, он полулеж принялся строгть деревянные зтычки и зколчивть их в бочонок. Степ тем временем осмотрел шлюпку. Ее, действительно, сильно посекло пулями. В корме зиял дыр, в которую свободно проходило дв пльц.

- Ничего, зделю, пок ты ходишь, - скзл Пнюшкин. - Только оттяни подльше, чтобы с моря и сверху не зметили, то новых дыр нделют.

Прилдив н ремнях бочонок юнге з спину, комендор объяснил, кк пройти к источнику.

Подъем в этом месте окзлся крутым и неудобным. Прыгя с кмня н кмень, цепляясь з выступы скл, Степ отыскл извилистую тропу и, зорко поглядывя в небо, стл крбкться в гору.

От рскленных солнцем кмней и потресквшейся глинистой земли веяло жром: Росшие редкие кусты были сухими и колючими. Они цеплялись з одежду и рспрострняли горький зпх пустыни.

Степ вспотел от усилий, пок преодолел подъем и выбрлся н пологую площдку. Зметив в стороне серые рзвлины древнего монстыря и низкие рстрепнные киприсы, юнг стл приглядывться, где здесь должн быть седловин, в которой пробивется из-под склы вод. Троп рзветвлялсь.

- Куд же идти: влево или впрво? - не мог сообрзить Степ.

Внезпно послышлся гул моторов. Юнг присел и поднял голову вверх. Со стороны Блклвы в вышине медленно плыли смолеты. Они прошли вдоль кромки моря, зкружились нд мысом и, что-то зметив, стли скользить вниз...

Земля дрогнул и згудел от могучих удров. Пустынные склы вдруг ожили: из рзвлин, кустрников и длекой рощицы нчли звонко бить зенитные пушки.

Звывющие "юнкерсы", выходя из пике, мчлись прямо н Степу. Юнг ткнулся лицом в колючую трву, перектился под склу и змер.

Он пролежл минут десять. Потом стрельб оборвлсь тк же неожиднно, кк и нчлсь. Но смолеты продолжли рыскть нд мысом.

Степе пришлось двигться рывкми, перебегя от куст к кусту, прячсь в рсселинх. Вскоре он зметил, что с ткими же предосторожностями спускются с горы две девушки, обвешенные флягми. Они были в пятнистых мскировочных костюмх.

Увидев юнгу, девушки почти сктились к нему, и одн из них попросил:

- Слушй, моряк, будь любезен... Одолжи свой бочонок. Нш госпитль рзбомбило. Мы теперь тут недлеко, в пещерх...

- Не могу, - скзл Степ. - У меня друг рнило. Он один остлся.

- А ты веди его к нм.

- Кк же я его поведу, если он ходить не может?

- Тогд подожди здесь, мы отнесем воду, вернемся и осмотрим его.

- Не имею прв. Мне н корбль ндо быстрей.

- Вот ведь ждин! - воскликнул вторя девушк. - Нверное, и не моряк вовсе, бескозырку для фсон ндел...

- Сим! - строго скзл стршя.

Девушки были похожи одн н другую. Степ понял, что это родные сестры. Он солидно произнес:

- Пусть поговорит, моряки н детей не обижются. Покзывйте, где вш вод. Девушки повели его к роднику. По пути стршя посоветовл:

- Только бескозырку сними. Здесь ншего снитр убили и двух зенитчиков рнили. Без мскировки нельзя.

Сунув бескозырку в крмн, юнг кружкой нчл черпть из выемки воду и сливть ее в нкерок. Одн из сестер нполнял фляги, другя следил з воздухом.

- Летит! - вдруг крикнул он.

Все прижлись к земле и змерли.

Желтобрюхий "мессершмитт" сделл вирж нд седловиной и, ничего подозрительного не зметив, полетел дльше.

Степ, не мешкя, нполнил нкерок, зткнул его деревянной зтычкой и стл прилживть ремни.

Сестры не уходили, они выжидтельно смотрели н него. Юнге стло неловко.

- Лдно, двйте сперв к вм отнесем, - хмурясь скзл он. - Только з это бинтов хороших достньте.

Девушки срзу повеселели.

Степ взвлил нкерок н спину и, сгибясь под тяжестью, стл крбкться з сестрми в гору.

Нверху им пришлось двигться перебежкми до лощины. Здесь вся земля был изрыт воронкми. Невдлеке виднелись огороды, виногрдники и ккие-то трншеи. В лощине был спуск, уктнный мшинми. Девушки свернули под гору и остновились у большой норы, прорубленной в кменистом обрыве. Рядом было еще несколько тких же нор.

Рненые бойцы укрывлись в тени под обрывом: одни, сидя, дремли, другие лежли н носилкх и плщ-плткх, третьи, собрвшись группми, курили.

Увидев девушек, принесших воду, бойцы обступили их. С носилок послышлись голос:

- Пить... дйте пить! Воды!

- Товрищи, не толпиться. Сейчс же рзойдитесь! - скзл стршя сестр. - Воды достточно, всем хвтит.

Отдв несколько фляг снитрм, девушки унесли нкерок в глубь пещеры. Рненые рзбрелись по местм.

Синие мухи кружились нд кмнями. Степ отошел в сторону, лег в тень и стл ждть. Сестры долго не покзывлись. Потом появилсь Сим с нкерном и снитрной сумкой.

- Олю хирург не отпускет, - виновто скзл он. - Новых рненых с бтреи принесли.

- Вот и верь вм после этого, - укорил ее Степ. - Смнили, сми прячетесь.

- Я пойду с тобой к рненому.

Они опять перебежкми пробрлись к роднику, нполнили водой нкерок и вместе спустились к морю.

Пнюшкин лежл у шлюпки с зкрытыми глзми. Рот его зпекся, лицо потемнело.

Сим, смочив водой вту, провел ею по губм мтрос. Тот вздрогнул и открыл помутневшие глз.

- Кто это?

- Я сестру привел, - ответил Степ.

- Чего ты тк долго? Попдет нм от лейтеннт.

- Не шевелитесь! - прикзл ему Сим.

Он снял жгут и рзмотл зскорузлую от крови тряпку. Ног у Пнюшкин опухл и посинел.

- Зржение крови может быть. Хирургу ндо покзть.

- Ничего не сделется, рн в воде просолилсь, - уверил ее комендор. - Вы мне только бинт потуже сделйте.

Сим нложил свежие бинты, прилдил обмотнную мрлей шину... В ее проворных рукх ног через несколько минут стл похожей н ккуртно спеленутую куклу.

Степ подтщил шлюпку и спустил ее н воду. Сим помогл усдить рненого, уложил збинтовнную ногу н нкерок.

Юнг простился с Симой, неловко стиснув мягкую руку девушки, столкнул шлюпку н глубокое место и погнл вдоль берег.

З поворотом шлюпку встретил ветер открытого моря. Он кренил ее и сносил н уступы скл, о которые в брызги рзбивлись волны. Идти мористее юнг не решлся, боясь смолетов. Нпрягя все силы, он стрлся удержть легкое суденышко под обрывом.

Пнюшкин, видя, что одному юнге не спрвиться с ветром, взял в руки доску и, чертыхясь от боли, стл помогть ему. И все же двиглись они очень медленно.

Ветер усиливлся. Отктня волн создвл пенистые водовороты. Вихлявшую шлюпку бросло с волны н волну и обдвло брызгми. До мыс, где нходился ктер, было уже недлеко. Они облегченно перевели дух. Еще несколько гребков, и их подхвтят зботливые руки товрищей.

Но ктер не окзлось. Н плоском выступе влжной стены белел прикрепленный тетрдочный лист.

Юнг веслом содрл зписку. В ней было несколько слов: "Уходим в Кмышевую бухту. Добирйтесь своим ходом". Внизу стоял боцмнскя подпись с круглой зкорючкой.

- Что же нм теперь делть? - рстерянно спросил Степ.

- Двй, брт, в Кмышевую добирться кк-нибудь, - озбоченно скзл комендор.

Пнюшкин помог Степе преодолеть нктную волну, и шлюпк вновь зкчлсь н зыби открытого моря, взлетя с гребня н гребень.

Рненый первое время греб доской, потом устл и отвлился н корму. Он лежл с зпрокинутой головой и дышл открытым ртом. Лицо его пожелтело, осунулось, нос зострился.

Юнге хотелось пить и есть. Руки ломило от устлости. С кким бы нслждением он выкуплся и полежл в тени н прибрежной гльке! Но рзве позволишь себе это, когд в шлюпке стонет и бредит товрищ?

От плящего солнц, блеск воды, кружения пены у Степы рзболелсь голов. В глзх мелькли то темные, то огненные полосы, в вискх стучло, уши нполнял монотонный шум, вызыввший тошноту.

Степ не зметил, кк приблизился к сторожевому ктеру, укрыввшемуся в тени обрыв. Он вздрогнул, услышв оклик:

- Н шлюпке!.. Подойти ко мне!

Юнг обернулся и, рзглядев н мостике ктер его комндир лейтеннт Шимнюк, в рдости тк зтбнил, что брызгми осыпл Пнюшкин.

Подойдя н несколько метров к сторожевику, он поднялся и по всем првилм доложил:

- Юнг двдцть первого ктер Кузиков! Возврщюсь с мыс Фиолент в бзу. Имею н борту рненого. Прошу окзть помощь.

Ему рзрешили подойти с подветренного борт. Мтросы в несколько рук подхвтили рненого и помогли вскрбкться н плубу Степе.

Комндир прикзл отнести Пнюшкин в кют-компнию и строго обртился к юнге:

- Где вы болтлись столько времени? Вш ктер прошел в седьмом чсу.

Рсскзв Шимнюку о происшедшем, Степ нбрлся хрбрости и спросил:

- Товрищ лейтеннт, нельзя ли подкинуть хоть к Хереонеоскому мяку? У нших воды нет. Тм я один дойду.

- Подкинем. А водой придется поделиться. Много ли у вс?

- Один нкерок.

- Не жирно. Все же литров пять возьму. Люди у меня с вечер ничего не пили... Нполнить чйник пресной! - прикзл Шимнюк ктерному коку. - И нкормить рненого с юнгой.

Кок, осторожно отливя из нкерк воду, скзл Степе:

- Не бойся, "фитиля" не будет. Вш лейтеннт велел подобрть шлюпку, если зметим.

Пок ктер н млом ходу продвиглся вдоль высоких берегов, Степ успел поесть консервов с глетми и выпить полкружки воды, подкисленной клюквенным экстрктом.

Обрывистые склы кончились, переходили в пологие берег. Лейтеннт зстопорил ход и скзл:

- Дльше нм нельзя. Сумеешь один добрться?

- Дойду, - твердо ответил Степ.

- Только тут не зевй, гляди в об. В случе чего - выбрсывйся н берег и шгй пешком. Верней будет.

- А кк же Пнюшкин?

- Пнюшкин у нс остнется.

Юнгу пересдили в шлюпку. И он уже один отпрвился к здымленному Севстополю, со стороны которого доносился тяжелый рокот, похожий н длекий гром.

Смолеты попрежнему гудели в небе. Степ нлегл н весл изо всех сил. Лдони у него горели: он нтер кроввые волдыри.

З поворотом открылсь Кзчья бухт. Вход в нее обстреливлся. Н берегу горел бензозпрвк. Черный дым нискось тянулся к морю.

"Знчит, ветер изменился, - понял Степ. - Пойду мористее. Дым прикроет меня".

Крепче упершись ногми в днище, деля сильные взмхи, он проскочил открытое место и вошел в полосу дым...

Снряды рзрывлись где-то првее. Степ ничего уже не видел: от едкого дым у него першило в горле и слезились глз. Продвигясь в удушливой мгле, он думл лишь об одном: "Только бы не потерять нпрвление... првильно повернуть к берегу".

Юнг взмок, пересекя опсное место. Мышцы его плеч и рук ныли от нпряжения. Очутившись под спсительным берегом, он поднялся во весь рост и принялся по мелководью толкть шлюпку вперед...

Подходя к Кмышевой бухте, юнг услышл чстую пльбу зенитных пушек и зметил в вышине несколько бомбрдировщиков, кружившихся нд одним местом. Они то взмывли вверх, то, кренясь, словно н слзкх скользили вниз. Все небо вокруг было испятнно белыми клубкми, рзрывов, похожими н снежки.

"Что тм творится? Не бомбят ли нш ктер?" - обеспокоился Степ и зрботл еще энергичней.

Добрвшись к устью бухты, юнг невольно зтбнил, прижлся к берегу и схвтился з втомт.

Н пловучую зенитную бтрею, прикрывющую Севстополь с моря, с трех сторон пикировли смолеты. Истребители стреляли из пушек и пулеметов, "юнкерсы" сбрсывли бомбы. Вод кипел и взлетл вверх вокруг бтреи.

Зенитчики отбивлись отчянно: в орнжевом чду пороховых гзов тк и сверкли вспышки злпов. Один из бомбрдировщиков уже пылл. Но другие, - их было не меньше дюжины, - не перествли с ревом носиться нд бухтой и сбрсывть бомбы.

"Утопят, сейчс утопят", - думл Степ, взводя втомт.

И в это время из глубины бухты вдруг покзлся его родной "МО". Не обрщя внимния н близкие рзрывы бомб, ктер смело мчлся к бтрее, тщ з собой белый хвост дымовой звесы. Его пулеметы и носовя пушк стреляли по вргу.

Из своих укрытий повысккивли и другие ктер. Они ткже ввязлись в бой. Теперь уже не одн зенитня бтрея, вся бухт бил по немецким "юнкерсм" и "мессершмиттм". Грохот стоял ткой, что, кзлось, рушилось рздиремое н чсти небо.

Степ ткже принялся строчить из втомт по смолетм, хотя понимл, что это бесполезное знятие. Но он не мог оствться безучстным.

Дым обволок бтрею, полз по воде, зполнял бухту. Смолеты больше не пикировли, они сбрсывли бомбы беспорядочно.

Взрывы поднимли со дн ил. Высокие зелено-мутные влы ктились к берегу, рзбивлись в брызги о выступы скл...

В горячке боя юнг не зметил, кк шлюпку подхвтило и потянуло течением, созднным отктными волнми. Он прекртил стрельбу, когд космы молочного дым зкрыли перед ним небо.

"Куд меня отнесло?" - не мог понять Степ. Дым клубился вокруг. Сквозь него трудно было что-либо рзглядеть.

Пронзительный шипящий свист пдвшей бомбы зствил юнгу инстинктивно присесть и втянуть голову в плечи.

Сильный толчок с глубины подкинул шлюпку. Слев выросл стен воды. В уши удрил грохот...

Степу хлестнуло по виску, нкрыло волной и, зкружив в водовороте, потянуло вниз... Стло темно. Лицо и плечи оплели ккие-то водоросли. Стремясь освободиться от них, юнг змолотил рукми и ногми...

Почти здохнувшись, он выскочил н поверхность моря и, отплевывясь, нчл искть шлюпку, но ничего не мог рзглядеть. Под руки ему поплсь лопсть сломнного весл. Потом пльцы нткнулись н скользкую дощтую поверхность. "Днище шлюпки? Нет... нкерок. Он не утонул, плвет! - обрдовлся Степ. Но где же берег?"

Толкя перед собой нкерок, он поплыл нугд. Мутня пелен дым окружил его. Степ не слышл ни выстрелов, ни гудения смолетов, ни плеск воды.

"Бой что ли кончился? Почему тк тихо? - недоумевл он. - Не попл ли мне в уши вод?"

Юнг мотнул головой, и от этого движения в глзх его вдруг потемнело, уши нполнились звоном, к горлу подктилсь тошнот... Боясь потерять сознние, он крепче вцепился в нкерок и подтянул его себе под грудь.

Когд смолеты улетели и дым рссеялся, ктерники увидели почти н середине бухты перевернутую шлюпку и невдлеке от нее юнгу, держвшегося з плоский бочонок.

Они вытщили его вместе с нкерком.

Мтросы нчли тут же н плубе ощупывть Степу. Рн никких не было. Только от щеки к виску тянулсь бгровя ссдин.

- Оглушило, видно, или зхлебнулся, - скзл боцмн. - А ну, рсступись! Дй воздуху. Не видите, человек обмер!

Боцмн с тким усердием принялся рстирть степину грудь и нлживть дыхние, что юнг поневоле открыл глз и, вцепившись в его сильную волостую руку, попросил:

- Довольно... не ндо! - Он сделл попытку встть.

- Лежи, лежи, - придержл его боцмн. - Срзу нельзя. Отдышись чуточку.

- А куд вы нкерок дели? - збеспокоился Степ.

- Тут он, - скзл сигнльщик.

Мтрос поднял бочонок и, услышв в нем плеск воды, в изумлении рскрыл рот. Зтем он торопливо вытщил деревянную зтычку зубми и, слизнув с нее кпельку, зкричл:

- Бртцы, д тут вод, пресня вод!

- Молодец Степ, доствил все-тки, - похвлил боцмн.

- Служу Советскому Союзу! - хотел громко ответить Степ, но он тк устл, что эти слов у него вырвлись шепотом.

Леонид Соболев

Держись, стршин

1

Н этот рз комндир лодки поймл себя н том, что смотрит н циферблт глубомер и пытется догдться, сколько же сейчс времени. Он перевел глз н чсы, висевшие рядом, но все-тки понять ничего не мог. Стрелки н них дрожли и рсплывлись, и было очень трудно зствить их покзть время. Когд, нконец, это удлось, кпитн-лейтеннт понял, что до нступления темноты остлось еще больше трех чсов, и подумл, что этих трех чсов ему не выдержть. Мутня, проклятя вялость вновь подгибл его колени. Он снов - в который рз! - терял сознние. В вискх у него стучло, в глзх плыли и вертелись рдужные круги, он чувствовл, что штется и что пльцы его сжимют что-то холодное и твердое. Огромным усилием воли он зствил себя подумть, где он, з что ухвтились его руки и что, собственно, собирется делть. И тогд он вдруг понял, что стоит уже не у чсов, у клпнов продувния, схвтившись з мховичок. Видимо, снов потерял контроль нд своими поступкми и теперь, вопреки собственной воле, был уже готов продуть бллст и всплыть, чтобы впустить в лодку чистый воздух.

Воздух... Блгословенный свежий воздух без этого острого, душного, проклятого зпх, который дурмнит голову, клонит ко сну, лишет воли... Воздух, немного воздух!..

Его очень много было тм, нд водой. Неспрведливо много. Тк много, что его хвтло и н вргов. Они могли не только дышть им. Они могли дже сжигть его в цилиндрх моторов, и их смолеты могли летть в нем нд бухтой и Севстополем. И поэтому лодк должн был лежть н грунте, дожидясь темноты, которя дст ей возможность всплыть, вдохнуть в себя широко открытыми люкми чистый воздух и проветрить отсеки, нсыщенные прми бензин.

Уже триндцтый чс люди в лодке дышли одуряющей смесью этих пров, углекислоты, выдыхемой их легкими, и скупых порций кислород, которым комндир, рсходуя врийные бллоны, пытлся убить бензинный дурмн. Кислород, дв временное облегчение людям, сгорл в их оргнизме, бензинные пры все продолжли невидимо нсыщть лодку.

Они струились в отсеки из той бллстной цистерны, в которой подводники, рискуя жизнью, привезли зщитникм Севстополя дргоценное боевое горючее. Цистерн ночью был уже опорожнен, бензин увезли к тнкм и смолетм. Оствлось только промыть ее (чтобы при погружении водяной бллст не вытеснил из нее пров бензин внутрь лодки) и проветрить отсеки. Но сделть этого не удлось. С рссветом нчлсь одн из тех яростных бомбежек, длившихся целый день, которые испытывл Севстополь в последние дни своей героической обороны.

Лодк был вынужден лечь в бухте н грунт до нступления темноты.

Первые чсы все шло хорошо. Но потом стльной корпус лодки стл подобен гигнтской нркотической мске, ндетой н головы нескольких десятков людей. Сытный, слдкий и острый зпх бензин отрвлял человеческий оргнизм, - люди в лодке поочередно стли погружться в бесчувственное состояние. Оно нпоминло тот неестественный мертвый сон, в котором лежт н оперционном столе под прми эфир или хлороформ.

И тк же кк под нркозом кждый человек зсыпет по-своему, один - легко и покорно, другой - мучительно борясь против нсильно нвязывемого ему сн, тк и люди в лодке, перед тем кк окончтельно потерять сознние, вели себя по-рзному. Одни медленно бродили по отсекм, нтыкясь н приборы и н товрищей, и бормотли оборвнные, непонятные фрзы. Другие, лежвшие терпеливо и спокойно в ожиднии всплытия, вдруг принимлись плкть пьяным истошным плчем, ругясь и бредя, пок отрвленный воздух не гсил в них осттков сознния и не погружл в молчние. Кто-то внезпно поднялся и нчл плясть. Может быть, в зтумненном его мозгу мелькнул догдк, что этим он подымет дух у остльных, - и он плясл, подпевя себе и ухрски вскрикивя, пок не упл без сил рядом с бесчувственными телми, для которых он плясл.

Большинство крснофлотцев, стрясь сберечь силы до того времени, когд можно будет всплывть, лежли тк, кк прикзл комндир, - молч и недвижно. Но и они в конце концов были побеждены бесчувствием, неодолимо нплывющим н мозг. И только глз их - неподвижные, не выржющие уже мысли глз - были упрямо открыты, словно крснофлотцы хотели этим покзть своему комндиру, что до последнего проблеск сознния они пытлись держться и что они ждут только глотк свежего воздух, чтобы встть по своим боевым местм.

Но дть им этот глоток комндир не мог.

Всплывть, когд нд бухтой был день, ознчло подствить лодку под снряды тяжелых бтрей, под бомбы смолетов, непрерывно сменяющих друг друг в воздухе. Нужно было лежть н грунте и ждть темноты. Нужно было бороться с этим одуряющим зпхом, погрузившим в бесчувствие всех людей в лодке. Комндир должен был держться и сохрнять сознние, чтобы иметь возможность всплыть и спсти лодку и людей.

Но держться было трудно. Все чще и чще он нчинл бредить и уже несколько рз ясно видел н чсх двдцть один чс - время, когд можно будет всплывть. Глоток свежего воздух, только один глоток - и он продержлся бы и эти три чс. Он звидовл тем, кому привез бензин, мины и птроны: они дрлись и умирли н воздухе. Дже пдя с пулей в груди, они успевли вдохнуть в себя свежий, чистый воздух, и, вероятно, это было блженством... Стоило только повернуть мховичок продувния бллст, отдрить люк, вздохнуть один рз - один только рз! - и потом снов лечь н грунт хоть н сутки... Пльцы его уже сжимли мховичок, но он ншел в себе силы снять с него руки и отойти от трюмного пост.

Он сделл дв шг и упл, всей силой воли сопротивляясь ндвигющейся зловещей пустоте. Он не имел прв терять сознние. Тогд лодк и все люди в ней погибнут.

Он лежл в центрльном посту у клпнов продувния, скрипя зубми, глухо рыч и мотя головой, словно этим можно было выветрить из нее проклятый вялый дурмн. Он кусл пльцы, чтобы боль привел его в чувство. Он бился, кк тонущий человек, но соння пустот зтягивл в себя, кк медленный сильный омут.

Потом он почувствовл, что его приподымют, и сквозь дымные и рдужные облк увидел лицо второго во всей лодке человек, кто, кроме него, мог еще думть и действовть. Это был стршин группы трюмных,

- Товрищ кпитн-лейтеннт, попейте-к, - скзл тот, приклдывя к его губм кружку.

Он глотнул. Вод был тепля, и его змутило.

- Пейте, пейте, товрищ комндир, - нстойчиво повторил стршин. - Может, сорвет. Тогд полегчет, вот увидите...

Кпитн-лейтеннт злпом выпил кружку, другую. Тотчс его змутило больше, и яростный припдок рвоты потряс его тело. Он отлежлся. Голове, действительно, стло легче.

- Крепкий ты, стршин, - скзл он, нйдя в себе силы улыбнуться.

- Держусь пок, - скзл тот, но кпитн-лейтеннт увидел, что лицо его было совершенно зеленым и что глз блестят неестественным блеском. Комндир попытлся встть, но во всем теле был стршня слбость, и стршин помог ему сесть.

- А я думл, вм полегчет, - сожлеюще покчл он головой. - Конечно, кому кк. Мне вот помогет, потрвлю и легче... Комндир с трудом рскрыл глз.

- Не выдержть мне, стршин. Свлюсь, - скзл он, чувствуя, что скзть это трудно и стыдно, но скзть ндо, чтобы тот, кто остнется н ногх один, знл, что комндир в лодке больше нет.

И стршин кк будто угдл его чувство.

- Что ж мудреного, вы же в походе две ночи не спли, - отозвлся он увжительно. - Я и то н вс удивляюсь. Он помолчл и добвил:

- Вм бы, товрищ комндир, поспть сейчс. Чс три отдохнете, к темноте я вс рзбужу... А то вм и лодки потом не поднять будет...

Комндир и тк уже почти спл, сидя н рзножке. Борясь со оном, он думл и взвешивл. Он отлично понимл, что если немедленно же не отдохнет, он погубит и лодку и людей. Он с усилием поднял голову.

- Товрищ стршин первой сттьи, - скзл он тким тоном, что стршин невольно выпрямился и стл "смирно", - вступйте во временное комндовние лодкой. Я и точно не в себе. Лягу. Следите з людьми, может, кто очнется, полезет в люк отдривть... или продувть примется... Не допускть.

Он змолчл и снов опустил голову н руки.

- Есть, не допускть, - ответил стршин и хотел помочь комндиру встть, но тот опять поднял лицо и взглянул ему в глз.

- И меня не допускйте к клпнм до двдцти одного чс. Может, и меня к ним тоже потянет, понятно?

- Понятно, товрищ кпитн-лейтеннт, - скзл стршин. Комндир снял с руки чсы.

- Возьмите. Чтобы все время при вс были, мло ли что... Меня рзбудить в двдцть один чс, понятно?

- Понятно, - повторил стршин, ндевя н руку чсы. Он помог комндиру встть н ноги и дойти до кюты. Очевидно, тот уже терял сознние, потому что повис н его руке и говорил, кк в бреду:

- Держись, стршин... Выдержи... Лодку тебе отдю... людей отдю... Н чсы смотри, выдержи, стршин...

Стршин уложил его в койку и пошел по отсекм.

2

Он шел медленно и осторожно, стрясь не делть лишних движений, потому что и у него от них кружилсь голов. Он шел между бесчувственных тел, попрвляя руки и ноги, свесившиеся с коек, с торпедных ппртов, с дизелей. Порой он остнвливлся возле спящего или потерявшего сознние крснофлотц, оценивя его: может, если его привести в чувство, пригодится комндиру при всплытии? Он попробовл рсшевелить тех, кто кзлся ему крепче и выносливее других. Из этого ничего не получилось. Только трое н минуту пришли в себя, но снов впли в бесчувственность. Однко он их приметил: это были нужные при всплытии люди - электрик, моторист и еще один трюмный.

Трижды з первые дв чс ему пришлось прибегть к своему способу облегчения. Но в желудке ничего не остлось, и рвот стл мучительной.

По третьему рзу он почувствовл, что его влит непобедимое стремление зснуть. Чтобы отвлечься, он опять пошел по отсекм, поштывясь. Когд он проходил мимо комндир, он подумл, не рзбудить ли его, потому что см он мог неожиднно для себя зснуть. Он остновился перед комндиром. Тот попрежнему продолжл бредить:

- Двдцть один чс... Боевя здч... Держись, стршин...

- Спите, товрищ комндир, все нормльно идет, - ответил он, но, видимо, комндир его не слышл, потому что повторял однотонно и негромко:

- Держись, стршин... Держись, стршин...

Стршин смотрел н него, взволновнный этим бредом, в котором комндир и без сознния продолжл верить тому, кому он поручил свой отдых, нужный для спсения лодки Ему стло стыдно з свою слбость. Он пересилил себя и пошел в центрльный пост.

Но тм, оствшись опять один, он снов почувствовл, что должен збыться хоть н минутку. Голов см пдл н грудь, и он боялся, что зснет незметно для смого себя. Тогд он пошел н хитрость: он прислонился к двери, взялся левой рукой з верхнюю здрйку и привлился головой к зпястью с тем рсчетом, что если случйно он зснет, то пльцы рзожмутся и голов неминуемо стукнется о здрйку, что несомненно, зствит его опомниться.

Ккое-то время он сидел в збытьи, слушя громкий стук в вискх. Потом этот стук перешел в ровное, убюкивющее постукивнье, рвномерное и не очень торопливое. Это тикли у смого ух комндирские чсы н руке. Они тикли и кк будто повторяли дв слов: "Дер-жись, стр-шин, дер-жись, стр-шин..." Он понял, что зсыпет, и тут же хитро подумл, что пльцы обязтельно рзожмутся, кк только он уснет, и что поэтому можно сидеть спокойно, отдвясь этому блженному збытью. Но чсы тикли ндоедливо, и ндоедливо звучли слов: "Держись, стршин, держись, стршин", - и вдруг он вспомнил, что они знчт...

Он резко поднял голову и хотел снять руку с здрйки. Но пльцы тк вцепились в здрйку непроизвольной, цепкой судорогой, что он испуглся. Их пришлось рзжть другой рукой.

Ему стло ясно, что нельзя итти ни н ккие сделки с смим собой: несмотря н свой хитрый плн, он мог сейчс зснуть, кк и все другие, и погубить людей и лодку. Чтобы встряхнуться, он зпел громко и несклдно. Он никогд не пел рньше, стесняясь своего голос, но сейчс его никто не слышл. Он пел дико и фльшиво, перевиря слов, но песня эт его несколько рссеял. Вдруг он змолчл: он подумл, что нверху, может быть, подслушивют вржеские гидрофоны. Потом с трудом сообрзил, что никких гидрофонов нет - лодк лежит в своей бухте.

Время от времени в лодку доносились глухие взрывы. Нверное, фшисты бомбили нши корбли. Он вспомнил, кк перед погружением, когд, сдв груз и бензин, лодк отходил от пристни, в небе згудело неисчислимое количество смолетов, и светлые столбы воды встли н нежном небе рссвет, один из них, опв, обнружил з собой миноносец. И снов с потрясющей ясностью он увидел, кк корм миноносц поднялсь нд водой и кк одно орудие н ней продолжло бить по смолетм, пок вод не зплеснул в его рскленный ствол.

- Держись, стршин, - повторил он себе вслух, - держись, стршин... Люди же держлись...

Его охвтил жлость к этим морякм, погибшим н его глзх, и внезпня ярость ожгл сердце. Он поднял к подволоку кулк и погрозил.

- Еще и лодки ждете, чертовы дети?.. Прождетесь... - скзл он тихо и отчетливо.

Ярость эт кк будто освежил его и придл ему сил. Он пошел по отсекм, стрясь нйти тех, кого он нметил, и перетщить их в центрльный пост, чтобы при всплытии привести их в чувство. Он нклонился нд электриком, когд услышл в конце отсек шги. Перегнувшись и посмотрев вдоль лодки сквозь путную сеть труб, штоков и приборов, он увидел, что кто-то, штясь, подошел к люку и взялся з здрйку. Стршин быстро прошел к нему.

- С ум сошел? Кто прикзл?

Но тот, очевидно, его не понимл. Стршин попробовл его оттщить, но тот вцепился в здрйку с неожиднной силой, покчивя опущенной головой, и бормотл:

- Обожди... н минутку только... обожди...

Он боролся со стршиной отчянно и упорно, потом вдруг весь ослб и упл возле люк.

Борьб эт утомил стршину, и он вынужден был отсидеться. Едв он отдохнул, кк упвший снов встл и потянулся к здрйкм. Н этот рз схвтк был яростней, и, может быть, тот одолел бы стршину и впустил бы в лодку воду, если б не пустяк: стршин почувствовл, что рук с комндирскими чсми прижт к переборке, и ему почему-то померещилось, что если чсы будут рздвлены в этой свлке, то он не сможет рзбудить комндир во-время. Он рывком дернулся из зжвших его цепких объятий, и бредивший снов потерял силы. Для верности стршин связл ему руки чьим-то полотенцем и долго сидел возле, здыхясь и вытиря пот. Когд он смог подняться н ноги, было уже десять минут десятого. Он прошел к комндиру и тронул его з плечо:

- Товрищ кпитн-лейтеннт, время вышло, вствйте!

- Стршин? - тотчс же ответил тот, не открывя глз. - Хорошо, стршин... Держись... Не збудь рзбудить...

- Пор всплывть, товрищ комндир, двдцть один чс, - повторил стршин и поднял голову к подволоку, где з толстым слоем воды был спсительня тьм и воздух, чистый воздух, который сейчс хлынет в лодку.

Нетерпение охвтило его.

- Вствйте, товрищ комндир, можно всплывть, - повторил он, но комндир очнуться не мог. Он подымл голову, ронял ее обртно н койку и повторял:

- Держись, стршин... боевой прикз... двдцть один чс...

Рзбудить его было невозможно.

Когд стршин это понял, он просидел минут пять сообржя. Потом прошел к инженеру и попытлся поднять его. Но тот был совершенно без сознния.

В отчяньи стршин попробовл зствить очнуться кого-либо из тех, кого он нметил рнее. Но и они подымли голову, кк пьяные, отвечли вздор, и толку от них не было.

Тогд он решился.

Он перенес комндир в центрльный пост и пристроил его под смым люком, чтобы воздух срзу хлынул н него. Потом подошел к клпнм и открыл продувние средней.

Все было в порядке. Знкомый удр сжтого воздух хлопнул в трубх, вод в цистерне зжурчл, и глубомер пополз вверх. Лодк всплыл н ровном киле, и глубомер покзл, что рубк уже вышл из воды. Теперь оствлось лишь отдрить люк и впустить в лодку воздух. Тогд, под свежей его струей, комндир очнется, и все пойдет нормльно.

Во всей этой возне стршин очень устл. И, кк бывет всегд в последних секундх ожидния, ему покзлось, что больше он выдержть не может. Свежий воздух стл нужен ему немедленно, тотчс же, инче он мог упсть рядом с комндиром, и тогд все кончится и для лодки и для людей. Сердце его билось бешеным стуком, голов кружилсь. Он полз по скобтрпу вверх к люку медленно, кк во сне, когд руки и ноги вязнут и когд никк нельзя дотянуться до того, что тебя спсет. Руки его и в смом деле ослбли, и, взявшись з штурвл люк, он едв смог его повернуть. Еще одно огромное усилие пондобилось, чтобы зствить крышку люк отделиться от прилипшей резиновой прослойки.

Свежий, прохлдный воздух удрил ему в лицо. Он пил его всей грудью, вытянув шею, смеясь и почти плч, но вдруг с ужсом почувствовл, что голов кружится все сильней. Он сумел еще понять, что люк ндо успеть здрить, инче лодку нчнет зливть, если рзведет волну, и не будет уже ни одного человек, кто это сможет зметить. Теряя сознние, он повис всем телом н штурвле люк, крышк зхлопнулсь под тяжестью его тел, руки рзжлись, и он рухнул вниз.

3

Очнулся он оттого, что зхлебнулся. Рывком он поднял голову, пытясь понять, где он и что случилось.

В лодке попрежнему было светло и тихо. Он лежл рядом с комндиром, лицом вниз, в небольшой луже, зливвшей плубу центрльного пост. Комндирские чсы н руке покзывли 21 чс 50 минут. Знчит, он только что упл, и откуд появилсь вод, было непонятно.

Он встл и с удивлением почувствовл, что силы его прибвились, - видимо, тк помог воздух, которым ему только что удлось подышть. Но открывть вновь люк было опсно: рз в лодке был вод, знчит рубк не вышл целиком нд поверхностью бухты. Он в рздумье обвел глзми центрльный пост, сообржя, что же могло произойти. Тут н глз ему поплись чсы н переборке у глубомер. Они покзывли 0 чсов 8 минут.

Это знчило, что комндирские чсы рзбились и что он пролежл без сознния больше двух чсов. Все это время лодк дрейфовл в бухте, и с ней могло произойти что угодно, рз вод выступил из трюм н нстил плубы.

Он пошел осмтривть отсеки и понял, откуд появилсь вод.

Тот, кого он связл полотенцем, сумел освободиться от него и все-тки отдрить носовой люк. Но, по счстью, он только ослбил здрйки: у него или нехвтило сил открыть люк, или вод, полившяся в щель, привел его н момент в чувство, и он понял, что делет что-то не то. Однко и этой щели окзлось достточно, чтобы вод, покрыввшя нд люком верхнюю плубу лодки, всплывшей только рубкой, злил плубный нстил и стекл в трюм к ккумуляторм.

Поняв, что очнулся кк рз вовремя, стршин тотчс довернул здрйки носового люк, вернулся в центрльный пост, пустил водоотливные помпы и только после этого решился открыть рубочный люк. Воздух снов удрил его по голове, кк молотом, но н этот рз он срзу же перевесился через комингс люк и удержлся н трпе. Скоро он пришел в себя и поднялся н мостик.

Торжественно и величво стояло нд бухтой звездное, чистое небо. Вспыхивющее н горизонте кольцо орудийных злпов осеняло мужественный, изрненный город огненным венцом слвы. Шумели волны, рзбивясь о близкий берег. Свежий морской ветер бил в лицо, выдувя из легких ядовитые пры бензин.

Стршин стоял, нслждясь ветром, воздухом и возврщенной жизнью. Он стоял и дышл, он смотрел в звездное небо и слушл глухой рокот волн и злпов.

Но лодк снов нпомнил ему о том, что попрежнему он остется единственным человеком, от которого звисит ее судьб и судьб зключенных в ней беспомощных, одурмненных людей: он приподнялсь н волне и удрил носом о грунт. Тогд он перегнулся через обвес рубки, вгляделся во тьму и понял, что з эти дв чс лодку поднесло к берегу и, очевидно, посдило носом н кмни.

Опять следовло действовть, и действовть немедленно. Нужно было сняться с кмней и уйти в море, пок еще темно и пок не появились нд бухтой фшистские смолеты.

Он быстро спустился вниз, включил вентиляцию и с трудом вытщил комндир н мостик. Н воздухе тот очнулся. Но, тк же, кк недвно стршин, он сидел н мостике, вдыхя свежий воздух и еще не понимя, где он и что ндо делть. Стршин оствил его приходить в себя и вынес нверх еще одного человек, без которого лодк не могл дть ход, - электрик, одного из троих, нмеченных им для всплытия.

Нконец они смогли действовть. Комндир прикзл продуть глвный бллст, чтобы лодк, окончтельно всплыв, снялсь с кмней. Электрик, еще поштывясь, прошел в корму, к своей стнции, стршин - к своему трюмному посту. Он открыл клпны, и глубомер пополз вверх.

Когд он покзл ноль, стршин доложил нверх, что бллст продут, и комндир дл телегрфом "полный нзд", чтобы отвести лодку от кмней. Моторы зжужжли, но лодк почему-то пошл вперед и вновь сел н кмни. Комндир дл "стоп" и крикнул вниз стршине, чтобы тот узнл, почему неверно дн ход.

Электрик стоял у рубильников с нпряженным и сосредоточенным внимнием и смотрел н телегрф, ожидя прикзний.

- Тебе ккой ход был прикзн? - спросил его стршин.

- Передний, - ответил он. - Полной мощностью об вл.

- Ты что, не очнулся? Здний был дн! - сердито скзл стршин.

- Д я видел, это телегрф врет, - скзл электрик спокойно. - Кк же комндир мог здний двть? Сзди же у нс фшисты. Мы только вперед можем итти. В море.

Он скзл это с полным убеждением, и стршин понял, что тот все еще во влсти бензинного бред. Зменить электрик у стнции было некем, ждть, когд к нему вернется сознние полностью, было нельзя. Тогд стршин прошел н мостик и скзл кпитн-лейтеннту, что у электрик в голове шрики вертятся еще не в ту сторону, но что ход двть можно: он см будет стоять рядом с электриком и посмтривть, чтобы тот больше не чудил.

Лодк вновь попытлсь сняться. Ошибк электрик поствил ее в худшее положение: глвный бллст был продут полностью, и уменьшить ее осдку было теперь уже нечем, от рывк вперед он плотно зсел в кмнях. Время не терпело, рссвет приближлся. Лодк рвлсь нзд, пок не рзрядились ккумуляторы.

Но з это время воздух, гулявший внутри лодки, и вентиляция сделли свое дело. Крснофлотцы приходили в себя. Первыми очнулись те упорные подводники, которые потеряли сознние последними. З ними, один з другим, вствли остльные, и скоро во всех отсекх нчлось движение и збил жизнь. Мотористы стли к дизелям, электрики спустились в трюм к ккумуляторм, готовя их к зрядке. Держсь з голову и штясь, прошел в центрльный пост боцмн. У колонки вертикльного руля встл рулевой. Что-то зшипело н кмбузе, и впервые з долгие чсы подводники вспомнили, что, кроме необходимости дышть, человеку нужно еще и есть.

Среди этого множеств людей, вернувших себе способность чувствовть, думть и действовть, совершенно зтерялся тот, кто вернул им эту способность.

Сперв он что-то делл, помогл другим, но постепенно все больше и больше людей появлялось у мехнизмов, и он чувствовл, будто с него свливется одн збот з другой. И когд, нконец, дже у трюмного пост появился крснофлотец (тот, кого он когд-то - кзлось, тк двно! - пытлся рзбудить) и официльно, по уству, попросил рзрешения стть н вхту, стршин понял, что теперь можно поспть.

И он зснул у смых дизелей тк крепко, что дже не слышл, кк они згрохотли чстыми взрывми. Лодк снов дл ход, н этот рз дизелями, и винты полными оборотми стщили ее с кмней. Он рзвернулсь и пошл к выходу из бухты. Дизеля стучли и гремели, но это не могло рзбудить стршину. Когд же лодк повернул и ветер стл збивть через люк отрботнные гзы дизелей, стршин проснулся. Он потянул носом, выруглся и, не в силх слышть зпх, хоть в ккой-нибудь мере нпоминющий тот, который долгие шестндцть чсов влил его с ног, решительно вышел н мостик и попросил рзрешения у комндир остться. Тот узнл в темноте его голос и молч ншел его руку. Долго, без слов, комндир жл ее крепким пожтием, потом вдруг притянул стршину к себе и обнял. Они поцеловлись мужским, строгим, клятвенным поцелуем, связывющим военных людей до смерти или победы.

И долго еще они стояли молч, слушя, кк гудит и рокочет ожившя лодк, и подствляли лиц свежему, вольному ветру. Черное море окружло лодку тьмой и вздыхющими волнми, оберегя ее от вргов.

Потом стршин смущенно скзл:

- Конечно, все хорошо получилось, товрищ кпитн-лейтеннт, только неприятность одн все же есть...

- Кончились неприятности, стршин, - скзл комндир весело. - Кончились!

- Д уж не зню, - ответил стршин и неловко протянул ему чсы. - Чсики вши... Ндо думть, не починить... Стоят...

1941

А. Ивич

Небо Севстополя

Нстоящя доброт

Рдость жизни долго не уходил из Севстополя. Откуд взялись цветы - не зню. Но в один из весенних дней, нездолго до третьего штурм город, неожиднно открылся цветочный мгзин н улице Фрунзе. Он просуществовл всего дв или три чс - цветы рскупили срзу. Проходил крснофлотец с втомтом з плечом. Остнвливлся у витрины с выбитым стеклом и широко улыблся. Рздумывл секунду, зходил и снов появлялся н улице, неловко прижимя к груди охпку цветов. Он зсовывл левкой в дуло втомт, нрцисс з ленту бескозырки и протягивл охпку первой встретившейся девушке. Улыбк долго не сходил с его лиц.

Но нстли дни, когд зчхл единствення кем-то зсження н Приморском бульвре клумб, перестл ходить трмвй и реже появлялись улыбки н похудевших лицх севстопольцев.

Было нчло июня. Грохот нполнял город. Гудок Морзвод не успевл оповещть о смолетх, групп з группой, почти без перерыв, нлетвших н город, н эродром, н позиции. Чще рвлись снряды н улицх и бульврх, рушились уцелевшие стены уже поврежденных бомбми домов.

Для третьего штурм фшисты сосредоточили около тысячи смолетов. Им могло противостоять меньше сотни нших, потому что был один только эродром Херсонесский д еще крохотня площдк почти в смом городе - "Куликово поле". Больше вицию рзместить было негде.

"Чйки" все еще летли с Куликов поля. У летчиков - то же сосредоточенное спокойствие, что н фронте и в городе, т же стрд тяжелых и упорных сржений, что и н позициях.

Куликово поле обстреливлось почти беспрерывно. Четырест снрядов з день - не редкость.

Эскдрилья в эти дни пополнилсь молодыми летчикми, прибывшими с "Большой земли".

Кк бы отлично ни кончил летную школу сержнт, ндо ему войти в строй. Сперв послушть рзборы полетов, потом слетть в учебном смолете, чтобы ознкомиться с рйоном действий, проверить технику пилотировния, потом лишь нчть бои.

Попытк применить этот общий порядок могл бы вызвть только смех в те дни. Ккой тм учебный смолет, когд вржеские смолеты висели нд эродромом! Добрться от землянки до своей мшины - и то уже проблем.

Звонят с комндного пункт: вылетть Феоктистову с Воловодовым - одним из новичков эскдрильи. От блиндж к смолетм приходится пробирться короткими перебежкми, ложсь, когд свистит снряд, определяя н слух, где он рзорвется. Добрвшись до кпониров, ндо выжидть подходящую для взлет минуту.

Снряды по эродрому фшисты клдут сериями - несколько штук один з другим, потом интервл. Сидя в кбинке, зпустив моторы, летчики ждут конц серии, выбиря нпрвление рулежки - ткое, чтобы не свлиться в воронку. С кждым днем, сколько ни рзрвнивли эродром, все труднее нходить прямую дорожку, годную для взлет.

Нконец-то Феоктистов и Воловодов взлетели. Они сделли круг нд городом и пошли к бухте, откуд появлялись обычно вржеские бомбрдировщики.

Им не пришлось долго ждть. С моря шли "юнкерсы" - семь мшин плотным строем.

Феоктистов, склонный к строгому рсчету, в обычных условиях не стл бы без мневр вклинивться в ткую плотную группу. Но в эти июньские дни осторожные тки были редкостью. Севстополь и н земле, и н море, и в воздухе оборонялся с ожесточением, в которое вклдывлись все душевные силы.

Феоктистов все же предпринял было своего род обходный мневр: собрлся тковть группу с флнг. Но в последние, решвшие хрктер боя секунды он вспомнил, что з ним идет новичок-сержнт, и срзу мелькнул мысль: "Если осторожничть, я его, конечно, живым домой приведу. А дльше? Приучится "осторожно" воевть, пропдет! Жлко губить прня".

Ндо скзть, что смя хрктерня черт Феоктистов - душевня мягкость и доброт. Нет в эскдрильи человек, который не чувствовл бы его зботливости, готовности помочь в трудную минуту и окзть услугу товрищу.

Феоктистов, не рздумывя больше, идет в лоб "юнкерсм", под весь их огонь. Он врезется в строй, дет очередь по првому ведомому, потом по левому. Оглянулся. Воловодов не рстерялся, врезлся з ним в группу бомбрдировщиков.

Кк обычно бывет при тких смелых ткх, строй вржеских смолетов рссыплся, плотность уже не т, фшистские стрелки нервничют, и трссы их проходят длеко от "чек".

Не прошло и минуты, кк Феоктистов поджег один "юнкере". Мотор бомбрдировщик горел, но пилот еще пытлся продолжть путь. Воловодов зметил плмя и нпрвил огонь своих пулеметов н подбитую мшину. "Юнкере" свлился в море. Остльные нскоро сбросили бомбы в воду, рзвернулись и поспешили уйти.

Вернулись и Феоктистов с Воловодовым н свой эродром, сели, вылезли из кбин. Сняв пршют, Феоктистов подходит к своему ведомому Лсковя улыбк обрзует мелкие морщинки вокруг глз:

- Ну, кк - понрвилось?

А Воловодову - словно после холодного душ в знойный день - и приятно, и муршки по спине бегют.

Отвечет он, впрочем, смым рвнодушным тоном, словно ему ткой бой и дв десятк пробоин в смолете - не диковинк.

- Ничего, все нормльно.

Успел уже нучиться севстопольскому хорошему тону!

Впрочем, он усвоил его не только в рзговоре. Ему и в смом деле после ткого "ввод в строй" врезться в плотную группу бомбрдировщиков кзлось смым естественным делом. Дрлся он в Севстополе змечтельно и летл до последнего дня обороны.

Тк еще рз подтвердилось севстопольское првило - кто воюет, не думя о своей жизни, у того больше шнсов не только н успех, но и н жизнь.

Пыль н эродроме

Рботть н Херсонесе летчикм, пожлуй, было еще труднее, чем н Куликовом поле. Фшистские эродромы были почти рядом.

Нд летным полем непрерывно с конц мя висели в воздухе "мессершмитты". Едв они змечли, что нши смолеты готовятся к взлету, кк сейчс же вызывли по рдио бомбрдировщики и истребители. Брося бомбы по кпонирм, н взлетную площдку, врги стремились помешть вылету, тк кк все же нши смолеты взлетли - их срзу встречл сильня групп фшистских истребителей. Бой нчинлся н взлете и кончлся лишь посдкой.

Вряд ли з все время существовния военной виции были где-нибудь ткие немыслимые условия для регулярной боевой рботы.

Но рзве легче было пехотинцм и ртиллерии н позициях вокруг город сдерживть нтиск десятков фшистских дивизий? Рзве легче было корблям прорывть морскую блокду?

Все это было одинково трудно, и все это осуществлялось.

Хитрили и взлетли.

С конц эродром к центру летного поля мчится втомшин. Можно подумть, что шофер обезумел: н полном гзу петлит по эродрому без пути-дороги и без видимой цели, поднимя тучи пыли. Из кпониров выруливют дв смолет и, поколесив, возврщются обртно.

Но только н земле все это кжется нерзберихой. С высоты двух или трех тысяч метров, где птрулируют "мессершмитты", клубы пыли дют ясное впечтление взлет.

Проходит несколько минут - гул моторов. "Мессершмитты" дли знть н свой эродром - "большевики готовятся взлететь". И вот летят фшистские бомбрдировщики.

Серия з серией пдют н эродром бомбы. Пикируют и штурмуют вржеские смолеты. Они уходят только тогд, когд опустошены их бомболюки и птронные ящики.

Мгновенно высккивют из укрытия нши летчики, и дется стрт.

Первыми взлетют истребители и срзу же бросются в тку н птрулирующие "мессершмитты", чтобы связть их боем, пок рулят штурмовики.

Но ккой-нибудь вржеский смолет может все же проскочить вниз. И потому чсть нших истребителей кружится, не вступя в бой, нд смыми штурмовикми.

Бой, конечно, приходилось вести нервный. Когд дюжину "мессершмиттов" связывли четыре нших смолет, это считлось удчным соотношением сил. Нередко ткую же здчу приходилось выполнять пре.

Но вот "ильюшины" вышли н линию фронт, отштурмовлй, возврщются. "Мессершмитты" кружтся вокруг них, кк оводы, провожют до смой посдки. Бой ншим истребителям приходится вести непрерывно, посдку делть под огнем не только дльнобойной ртиллерии, но и смолетов.

Сдятся штурмовики, сдится чсть истребителей. В воздухе остется только звено Сиков. Николй Сиков - комндир звен. Ему сопутствует слв лучшего рзведчик полк.

В тот смый миг, когд последняя пр сделл зход н посдку и вышл н прямую, спикировли дв "мессершмитт". Сиков круто рзвернулся, пошел "мессерм" в лоб, кк только те вышли из пике, и нжл н гшетки. Фшисты отвернули. Но сесть Сиков не может - врги срзу нкинутся н него.

Теперь решют секунды. Николй сделл единственно возможное - вирж н бреющем, чуть не здевя плоскостью землю, и посдку против првил - Слев от только что приземлившегося смолет.

Зрулил, н ходу, еще под огнем "мессершмиттов", выскочил из кбины - и в блиндж.

В общем, пятьдесят восемь минут летли, и все пятьдесят восемь минут шел бой. А вернулись без единой потери.

Сидит Сиков в блиндже и не знет: то ли поблгодрят - все-тки хорошо прикрывл н посдке, то ли взгреют - все-тки сел против првил.

Ничего, сошло.

Испытние "двойки"

В тот же день четыре летчик вдеевской эскдрильи поднялись в воздух сопровождть штурмовые мшины. См Авдеев н этот рз не пошел. Если вылетишь теперь, третий рз з день, то комндир полк, пожлуй, четвертого вылет не рзрешит. А вечером лететь обязтельно ндо - из-з этого рыжего "зет". Когд-нибудь же попдется он, нконец, под пулю.

Это был удивительно нглый фшист - рыжий в яблокх "мессершмитт" с буквой "зет" н хвосте. Он птрулировл нд Херсонесским эродромом и, кк коршун, кидлся вниз, когд змечл втомшину или дже одного проходящего человек. Он умел ловко смневрировть, уйти от зенитного огня, от тки нших истребителей. В бой ввязывлся всегд с смой выгодной позиции - клюнет и уйдет. А клевл он, чёрт его дери, метко.

Появлялся "зет" обычно под вечер, и этого вылет в сумеркх Авдеев не хотел пропустить.

Но не сидеть же без дел в землянке, пок его летчики в воздухе? Неприятное знятие - ждть возврщения своих. Когд см в полете, горздо спокойнее.

Авдеев вспомнил, что ндо облетть "двойку", испытть новый мотор. Вот и знятие.

Он сел в кбину, взлетел - и все это прежде, чем успели уйти вдль штурмовики и сопровождвшие их истребители.

Конечно, Авдеев взлетел с полным комплектом боезпс. Он не собирлся идти в бой, но, кк всегд в эти дни, "мессершмитты" висели нд ншим эродромом, и мло ли ккие встречи могли произойти!

Сделв первый круг, комндир взглянул н своих летчиков, пристроившихся сверху к штурмовым мшинм.

Что-то нелдно. Один ястребок отстл от группы и, словно потеряв ориентировку среди бел дня, неуклюже вертелся нд своим эродромом.

Авдеев дл гз, подошел ближе и посмотрел номер мшины. Все стло ему ясно.

Молодой сержнт, только недвно кончивший курс, еще не оперившийся боец, рстерялся: он не привык взлетть под нблюдением "мессершмиттов". Нельзя дже особенно винить его з это.

Авдеев пристроился к сержнту и помхл ему крылом.

- Иди, иди, мльчик, я тебя прикрывть буду.

Стрнное положение для комндир эскдрильи - идти ведомым у смого молодого летчик и оберегть хвост его мшины. Сержнт приободрился и знял свое место в строю.

Тк шли до фронт

А нд фронтом увидел Авдеев восемь "мессершмиттов", стрелявших по ншим войскм. Тут он не выдержл, вырвлся вперед, дл знк четверке "Яковлевых" и ринулся вниз, в тку.

Снизился и видит: попли в кшу. Куд ни взгляни - слев, спрв, сверху, внизу - вржеские истребители. Нет, не восьмерк - их тут было несколько десятков.

Знчит, ндо всех их связть боем, чтобы они не кинулись н штурмовики. И ндо помочь своим "якм" выбрться невредимыми.

Это было нелегко. "Мессеры" чувствовли себя уверенно - перевес сил в воздушном сржении у них был огромный.

"Илы" уже отштурмовли. Три летчик вдеевской эскдрильи, в том числе и сержнт, вырввшись из кольц, ушли вместе со штурмовикми, прикрывя их. Авдеев остлся вдвоем с Акуловым, опытным летчиком.

Вдвоем против двух или трех десятков! Мшин выдержл все виржи, все молниеносные мневры, которые зствлял ее проделывть Авдеев, отвлекя н себя огонь нпдвших н Акулов "мессеров" и в то же время зщищя свой смолет от пытвшихся подобрться сзди фшистов. Теперь смый взысктельный летчик мог считть "двойку" хорошо испытнной.

Предстояло смое трудное - уйти н эродром.

Тут Авдеев покзл змечтельный клсс пилотировния. Он носился по городу ниже домов, зствляя преследоввших его "мессершмиттов" взмывть вверх, чтобы не врезться в землю, буквльно гулял по городу - с улицы в переулок, с переулк в улицу, нд рзвлинми домов.

Ему помогли с земли бойцы, нблюдвшие этот немыслимый полет, стреляли по "мессерм" из втомтов, винтовок.

Через несколько минут Авдеев был у эродром.

Но ему не пришлось идти н посдку, это было невозможно. Нд эродромом шел бой. Истребители прикрывли вернувшихся после штурмовки "илов". Рзозленные неудчей прежних нпдений, фшистские летчики пытлись хоть нпоследок рссчитться з штурмовку. Не удлось. "Илы" блгополучно сели все до последнего.

И тм, нверху, Авдеев увидел рыжего, неторопливо поджидвшего жертву. Фшист, словно пук, висел нд эродромом и протягивл нити своих пуль.

Не прошло и минуты, кк Авдеев был рядом с "зетом". Он дл очередь снизу и очередь сбоку. Это были меткие очереди, но их было мло, чтобы сбить фшист. Все же тот зхромл и вышел из боя. Ккой удобный случй прикончить его! Но бки уже почти сухие и остлось лишь несколько пуль. Тогд Авдеев пошел н посдку. С трудом, онемевшими от нпряжения пльцми, отстегнул лямки пршют, вышел из кбины.

Опять свистели снряды нд головой и рвлись н эродроме.

Авдеев пробрлся в свою землянку, вызвл к телефону инженер и скзл:

- "Двойк" испытн. Мотор в порядке. Можно выпускть в полет. Повесил трубку и пробормотл, ложсь н койку:

- Я с тобой вечером сосчитюсь, рыжий дьявол!

Прожектор

Фшистские втомтчики были уже в городе, н Северной стороне. Но сопротивление продолжлось и н земле и в воздухе. Город зтянут дымом пожров.

Устлый после боевого дня Авдеев возврщлся с последнего вылет уже в темноте.

Вспыхнул луч прожектор и длинной лпой принялся ощупывть небо. Авдееву не пондобилось и минуты, чтобы определить точно: прожектор н Констнтиновском рвелине. Кжется, рвелин зняли врги. Во всяком случе нши тм не зжгут прожектор - бессмысленно.

"Зсветили, ну и чёрт их дери, меня все рвно не поймют", - подумл он и продолжл свой путь.

Но пройдя километр, Авдеев резко рзвернулся и. нбрв высоту, пошел прямым курсом н прожектор.

Он вспомнил...

Когд перед вылетом был н комндном пункте, тм кк рз принимли сообщение с квкзского берег. Вышли снитрные смолеты. большя групп, збрть из Севстополя рненых. Минут через сорок они должны прилететь. Если их поймет фшистский луч...

И он пошел н прожектор.

Это был удчный бросок. Авдеев спикировл с полутор тысячи метров и дл длинную очередь прямо по цели.

Когд он вышел из пикировния, кругом был непроницемя тьм. Прожектор погс.

Довольный успехом, летчик ушел н эродром. Деля круг перед посдкой, уже выпустив шсси, он взглянул в сторону Констнтиновского рвелин, вновь быстро убрл шсси и дл полный гз: луч снов гулял нд бухтой.

Смолет приближлся к рвелину, но не успел подойти, кк луч погс. Повидимому, фшисты, услышв гул мотор, поняли, куд и зчем он идет.

Стрелять нудчу в тьму бессмысленно. Авдеев ушел к морю и сделл круг. Горючее неумолимо убывло, долго этот полет продолжться не мог.

Но повезло, луч появился.

- Теперь уж не спрячешься!

Авдеев сделл несколько выстрелов из пушки. Снряды летели прямо по лучу, промх кзлся немыслимым. И действительно, луч погс в тот смый миг, когд снряды достигли земли.

Авдеев ушел н эродром.

Но когд он, выпустив колес, шел н посдку, опять вцепился в море этот проклятый луч...

Оствлось всего несколько минут до приход снитрных мшин. И почти не остлось горючего в бкх.

Авдеев пошел к рвелину. Пошел, зня, что если не нкроет теперь прожектор срзу, с одного зход, то свлится в море или н землю. Шел не торопясь, тк кк луч опять потух. Если он не вспыхнет в течение двух-трех минут, то ни рзбить прожектор, ни вернуться домой уже не удстся.

Луч вспыхнул.

И тогд Герой Советского Союз Авдеев пошел к фшистской прожекторной точке н бреющем. Он шел н бреющем ночью, рискуя врезться в дом, в холм, в любое возвышение.

По его смолету гитлеровцы открыли бешеный огонь. Авдеев пустил в ход все оружие своей мшины и рсстреливл прожектор почти в упор. Луч погс.

Но действительно ли он погс или продолжлсь игр?

Н последних грммх горючего нбрл летчик высоту, сплнировл и сел с бкми, сухими, кк песок в пустыне.

Он вылез из кбины и долго смотрел н рвелин. Луч больше не появлялся. А издли был слышен нрстющий рокот моторов: шли снитрные смолеты.

* * *

Нд Севстополем ночь, и только пожры зливли облк неярким светом, словно рзгорлся второй зкт.

Эскдрилья Авдеев уходил н Квкз.

Херсонесский мяк, ослепительно белый в солнечных лучх, голубовтый в лунную ночь, провожл летчиков.

Свидетель великой отвги и великих подвигов истребителей - он оствлся свидетелем и стржем их слвы.

От его подножья восемь месяцев взлетли нши смолеты, к его подножью они сдились.

Было тесно н мленьком эродроме, трудно - это знли летчики, но не чувствовл фронт: не было случя, чтобы зявк н вылет остлсь невыполненной. Где бы ни пондобилсь помощь виции - он являлсь, быстря и сокрушительня. Рвлись н эродроме бомбы - сотнями, рвлись снряды тысячми, кружили нд эродромом - "мессершмитты". Но это приводило лишь к тому, что рождлись герои.

Херсонесский мяк хрнит пмять о том, кк повзрослели летчики Черноморья, кк знние и выучк слились с отвгой, и родилось горячее, вдохновенное, умное искусство воздушного боя.

В трурном одеянии дым провожл Севстополь своих зщитников. Бесформенные кучи кмней оствлись н земле. Но город, солнечный, гордый и светлый, уносили летчики в сердцх, зня, что они вернутся сюд, и свободный Севстополь возродится.

П. Гврилов

Личное отношение

Рсскз

Млхов кургн дрлся. Военный инженер Лебедев не мог отвести глз от пологих сктов холм. Что-то издвн родное, знкомое с детств нпоминл ему сейчс Млхов кургн. Ну д, любимую песню:

Вргу не сдется нш гордый "Вряг", Пощды никто не желет...

Млхов дрлся с непостижимым упорством. Лебедев уже двно перестл считть и фшистские смолеты, тучей нвисшие нд Млховым, и количество бомб, и методические рзрывы сверхтяжелых вржеских снрядов н выжженных сктх кургн.

Ад кромешный н Млхове.

Сердце инженер щемило. Сейчс, н двендцтый день беспрерывной бомбежки, не хотят ли гитлеровцы покончить с первым редутом Севстополя? Вот - будь они прокляты - сколько фшистских смолетов снов идет в тку.

Гигнтские вспышки огня, гул чудовищных взрывов... И впрвду, кк корбль с рзвевющимся флгом, медленно и величво тонул Млхов в море дым и пыли. Вон мелькнул бронзовя рук дмирл Корнилов. Вон бомбы взорвлись у смого пмятник. Сквозь желтый дым тускло и мрчно опять блеснуло плмя...

Лебедев зкрыл лицо шершвыми рукми. От рук пхло железом и пылью, зпхом Севстополя июня тысяч девятьсот сорок второго год.

В смом деле, кк похож был Млхов н корбль! Инженеру припомнилсь комнд родного миноносц, погибшего в бою. Ребят пришли н кургн прямо с плубы этого корбля. Взобрлись нверх, увидели с высот кургн голубое море, вздохнули еще рз по корблю и, не теряя дорогого времени, принялись устривться н "житье-битье". Нчли с того, что окрестили н Млхове все по-своему, по-корбельному.

Вырытые земляночки нзывли кубрикми, еще нхимовцми притоптнную землю величли плубой. Откуд-то достли позеленевшую рынду, отчистили ее до отчянного блеск, и склянки отбивли со всем флотским достоинством. По ямкм кургн толково рссредоточили боезпс, змскировлись.

Котельные мшинисты, турбинисты и торпедисты - шут их знет, с ккой ждной быстротой переняли они мстерство огня от друзей-комендоров! - спрятли бескозырки в мешки, ндели шлемы, стли к орудиям..

Тогд, в первые дни обороны, инженер был н Млховом кургне, Он устновил орудия н деревянных основниях, - времечко было горячее! Моряки мрчно переглядывлись: попдния окзлись не хти ккими удчными. Лебедев терпеливо объяснил млховцм, что от орудий н деревянных основниях лучшего требовть нельзя. Моряки досдливо отмхивлись.

- Кк же... основния! Основния фшистов бить у нс вполне достточные.

Сейчс Лебедев видел, кк "юнкерсы", зкончив очередную бомбежку, уходили к себе. Дым сползл с Млхов желтым рвным знвесом. Н пмятник Корнилову оседл пыль. Все выглядело мертвым н кургне. Знчит, зтонул "Вряг"?

Лебедев снял пилотку, и вдруг... что же это ткое?! Млхов опять плеснул плменем выстрелов. Эхо злпов яростно и весело проктилось по бухтм, по Севстополю. Млхов был жив и опять дрлся! Буйня рдость охвтил инженер. Скорее, скорее туд, к друзьям н Млхов!

* * *

Шофер с мест взял н полный гз - мнер всех шоферов июньского Севстополя. Нвстречу устло брели рненые с передовых. Молодой лейтеннт, бодро шгя, вел крснофлотский взвод пополнения. Истомлення севстопольскя женщин бережно несл ведр с дргоценной водой. Згоревший н солнце мльчишк в одних трусх перебрсывл с руки н руку горячий осколок только что рзорввшегося немецкого снряд.

Глядя н эти привычные кртины осжденного Севстополя, Лебедев думл об одном: о Млхове.

С ккой рдостью принял тогд он прикз комндующего укрепить бтреи Млхов кургн по последнему слову техники. Прежде это дело зняло бы знчительное время. Теперь одн лишь фрз: "Пострться ндо, ребят!.." окзлсь достточной для того, чтобы уже н второй день орудия были устновлены н крепком железобетонном основнии.

Необходимо было подождть еще дня четыре, чтобы дть железобетону "схвтиться". Но млховцы, выслушв тогд доводы инженер, глубокомысленно потрогли сырой бетон, что-то гмыкнули себе под нос и молч стли готовиться к стрельбе. В ней был остря необходимость...

И вот еще в те чсы, когд остльные рботы были в смом рзгре, н Млхове вдруг все сотряслось от дружного злп орудий. Отложив инструменты и вытиря пот с рзгоряченных лиц, рбочие строительного бтльон подмигивли друг другу:

- Нши пошли, млховские!

Попдния были великолепны. Передвя н бтрею результты огня, корректировщики чуть не плясли от восторг. А через несколько минут комндир бтреи покзл инженеру свежую зпись в журнле боевых действий. Жирня точк стоял после фрзы: "Уничтожены бтрея противник и взвод пехоты". Крепко пожимя большую руку военинженер, комндир, довольно улыбясь, скзл:

- Готово! Схвтился твой бетон...

...Мшин обогнул рзрушенные квртлы Корбельной стороны. Беля коз с опленным рыжим боком, тяжело дыш, брел под гору. Млхов был близко. Вдруг шофер резко зтормозил. Н дороге рзорвлось несколько снрядов.

Лебедев и шофер одним прыжком выскочили из мшины и тяжело упли н землю. Рядом грохнуло, взвыло, пхнуло горячим воздухом. Отряхивясь, инженер и шофер не глядели друг н друг. Пожлуй, можно было бы и не остнвливть мшину и поближе подъехть к Млхову.

Но Лебедев взглянул вокруг и хнул. К бтрее нельзя было пробрться и н тркторе - тк вся дорог был изрыт снрядми и бомбми.

По-вечернему грустно пхло корнями деревьев, трвой и цветми. Вырвнное из родной почвы, все это теперь тихо умирло...

Лебедев пошел пешком, привычно пробирясь между воронкми. Вот и Млхов.

Недлеко от пмятник Корнилову коплись в земле четыре бтрейц. Их молодые обветренные лиц были сосредоточены и печльны. Они рыли могилу. Тот, для кого это деллось, лежл тихо и строго, придерживя н груди остывшими рукми бескозырку.

В убитом Лебедев узнл бывшего трюмного с миноносц, потом лучшего нводчик бтреи Кзков.

И Лебедев подумл о Тосе.

Неугомонную, лсковую, смоотверженную севстопольскую девушку Тосю и Кзков, верного товрищ, мстер н все руки, блгур, все н бтрее любили, и многие по-дружески звидовли их любви.

- Здрвствуй, Тося! - поздоровлся Лебедев с девушкой. Тося чуть вздрогнул, но с земли не поднялсь.

- В ткой темноте цветы собирешь. Не видно ведь...

- Что ж... цветы. Их всегд видно, - тихо ответил Тося. Огрубевшие н войне тонкие девичьи пльцы здвиглись быстрей, кк будто девушк не цветы н могилу собирл, глдил волосы любимого.

Лебедев, стиснув зубы, отошел.

"Вот... убило именно Кзков, - думл он, рзыскивя комисср бтреи. Но где же его все-тки убило? В укрытии или нверху?"

Комисср сидел в "кют-компнии" бтреи. Сгорбившись, он писл.

- Были прямые попдния? - в упор спросил Лебедев.

- Были тут у нс сегодня всякие попдния. Однко ты не беспокойся, строитель. Млхов н тебя не в претензии.

Вошел вестовой, по-корбельному опрятный, только руки у него были черны д н голове белел свежий бинт. Он неслышно поствил дв сткн с горячим крепким чем и тк же неслышно удлился. Тяжелые веки комисср вздрогнули и сомкнулись.

- Три рз воздушня волн отбрсывл Кзков от орудия, душил землей, долбил кмнем. Четвертый рз Кзков возврщлся к своему месту уже ползком. Он умер у своего орудия...

В тот же день восемь человек подли зявления о приеме в пртию.

* * *

В Севстополе еще действовл Строймехзвод, руководимый Лебедевым. Среди дымящихся рзвлин город, под смертоносным дождем бомб и снрядов, н виду у противник, почти под его прямой нводкой, звод терпеливо ремонтировл орудия.

И вот в смый рзгр бешеного нтиск фшистов орудия с бтрей почему-то стли поступть н ремонт все реже и реже. Лебедев збеспокоился и решил узнть причину.

Орудия бтреи Дльней, длеко не новые, двно уже нужно было по одному перепрвлять н Строймехзвод. Но о Дльней не было ни слуху, ни духу.

Еще одно обстоятельство тянуло Лебедев н эту бтрею. Ниже ее, у смой подошвы Мекензиевых гор, прикрывя бтрею и одну из дорог н Севстополь, действовли доты, "пятый" и "шестой". Их тоже строил Лебедев.

В декбрьском нступлении гитлеровцы зхвтили эти доты, при отходе пытлись их взорвть. Но то ли торопились они, подгоняемые беспощдными штыкми морской пехоты, то ли железобетон инженер хорошо "схвтился", рзрушения от подрыв были невелики.

Руководя восстновительными рботми, Лебедев призвл н помощь всю свою выдумку, всю выучку военного инженер. Доты возродились. С "пятым", где поствили пушку, Лебедев прощлся, кк с родным домом. Юркий крснофлотец, веснушчтый и рыжий, видимо, угдв нстроение инженер, широко улыбнулся ему:

- Колобок моя фмилия. Смешня? Д я и см смешной. Вот ребят говорят, будто я н тот, н всмделишный колобок похож. Кк в скзке-то, знете? А ведь и верно: у Дуня из окружения ушел, под Одессой туго пришлось - живой остлся... Теперь шбш! Суши весл! Отсюд я уж нипочем не уйду. Под Севстополем нчл я флотскую службу, тут ее и зкончу... Товрищ военинженер, кк комндиру дот "пятого" рзрешите мне узнть: если все ж тки попду я н зубок фшистскому шклу. - кк тут... в случе чего?

Помнится, Лебедев оствил Колобку столько взрывчтки, что ее вполне хвтило бы н взрыв ткого дот, кк "пятый".

- Все трюмы згрузил! - сиял вспотевший Колобок. - Премного блгодрен! Н прощнье рзрешите спеть вм, ? Хлопцы! - живо схвтил он бян. - Хлопцы, споем товрищу военинженеру, строителю ншего слвного "пятого"!

- Есть спеть! - соглсно ответили моряки, ткие же молодые и здорные, кк и их комндир.

И под величвые ккорды бян спели они Лебедеву мтросскую песенку, - под ккими звездми, в кких кубрикх, кем и н кких русских корблях сложенную неизвестно.

Они рсстлись зкдычными друзьями...

Кк же теперь, в смом пекле обороны, выручет железобетон Лебедев золотоволосого Колобк и его неунывющих товрищей?

* * *

Н Дльнюю Лебедев добрлся только в третьем чсу ночи, весь в поту, ослепленный и оглушенный, без пилотки, сбитой пулей вржеского втомтчик.

В темноте крснофлотцы возились около орудий. Доносился приглушенный говор. Лебедев вгляделся в мелькние белых пятен около орудий и горестно покчл головой: среди поредевших орудийных рсчетов не оствлось ни одного не рненого бойц.

Иные, видимо, серьезно здетые, сидели тихо, нкрывшись бушлтми, сутулясь, ни с кем не рзговривя, но и не отходя от орудий. Н бтрее шл лихордочня приборк после недвно отбитой тки, двдцть шестой з этот день.

Лебедев встретил комндир бтреи, безусый стрший лейтеннт Петров, с повязкой н левой руке, в зеленой гимнстерке, пожухлой от пот. Н голове Петров был щеголевтя, хотя и порыжевшя, морскя фуржк. Комндир блеснул н Лебедев умными глзми и в ответ н змечние о почти полном окружении бтреи зкричл, полгя, что н свете оглохли все, кроме него смого:

- Чего-о? Кк это окружен? Я окружен? Вы с ум сошли! А боезпс н бтрее я пеку, что ли? Нет, мне его доствляют. А тяжело рненых я куд девю? Я их в госпитль отпрвляю. Вот глупости, окружен! Вечно у вс в тылу все преувеличт!

"В тылу" - это Петров выплил тк, сгоряч. Он отлично знл, что никкого тыл у Севстополя нет. Но не обиделся и Лебедев, молч любуясь молодым комндиром Дльней.

Д и хорош был он! По-юношески легкий, опленный жром боев, Петров всем своим видом докзывл, что именно тут ему хорошо и что другой судьбы он не желет.

Лебедев подтвердил фкт почти полного окружения Дльней. Это Петров и см отлично учитывл и совсем уже поучительно, дже с оттенком превосходств, стл объяснять инженеру:

- Кк почему не ремонтируют орудия? Конечно, мтерильня чсть не человек, ей отдохнуть нужно. Но, во-первых, сейчс под Севстополем ткие дел, что не желет отствть и мтерильня чсть, во-вторых...

- Слушйте, - оборвл инженер Петров, - я с вми кк с комндиром бтреи говорю, вы мне лирические стихи читете. Скжите прямо: сколько сейчс приходится выстрелов н кждое вше орудие?

Петров посмотрел н Лебедев в упор и выплил строномическую цифру. Лебедев понял: пок комндир не остыл от последнего боя, рзговор с ним придется оствить. Он отделлся шуткой, незметно прошел в погреб и пересчитл стреляные гильзы, сложенные в полном порядке. Цифры Петров окзлись првильными.

Покрснев от досды и смущения, - ведь вот не поверил ткому чудесному человеку! - Лебедев все же прошел к орудиям проверить рсход боезпс. Но и тут со всех сторон н него кк 'будто глядели ясные смеющиеся глз Петров: люди ручлись, что орудия ддут еще столько же выстрелов, если фшисты и дльше будут злить Дльнюю, то выстрелов будет и больше. А в общем столько, сколько будет нужно. Орудия окзлись в обрзцовом порядке.

Лебедев возвртился к комндиру и скзл ему:

- Ей-богу же, товрищ стрший лейтеннт, если бы см Нхимов видел вшу бтрею, вши действия, вших людей, то и он бы...

- Ну! Првд? - перебил его комндир бтреи и кк-то зсветился весь.

Они отошли в сторону, н крошечный учсток земли, где стль и огонь еще не тронули природу. Лебедев лег н спину, зкинув з шею большие руки. Петров присел рядом, нервно покусывя былинку крепкими зубми.

- Вот вы скзли: Нхимов... А првд ли, когд туго приходилось Севстополю, дмирл Нхимов будто бы говорил: никуд не уйду из Севстополя, ибо место это священно для России. Соберу кучку моих мтросов - будем дрться до последнего. Мертвыми остнемся в Севстополе, но остнемся в нем нвсегд... Првд?

- Првд, - почему-то шепотом ответил Лебедев. Тк они лежли н рненой земле Крым, чутко внимя, кк под кнондой взволновнно дышит он, стонет, мечется, негодует.

- К дотм своим вы пок не ходите, - скзл Петров срзу изменившимся, отрывистым голосом бывлого комндир. - Они дрлись сегодня хорошо, я им помог боезпсом, хрч послл. Выслл в "шестой" двух своих крснофлотцев, смых отчянных. Но и они не вернулись. С тех пор доты молчт. Рекомендую вм подождть до рссвет.

- Хорошо, я подожду, - послушно скзл Лебедев. Устлость одолевл его. Он ничего не мог поделть с глзми - веки словно ниткми сшило.

* * *

Уже через минуту он вскочил. Дльняя бил по скоплению противник куд-то километров з восемь. Уствшие глз болезненно регировли н яркие всплески плмени, потом и это вместе с дремотой прошло. Лебедев помогл спотыкющимся от устлости бойцм подносить снряды. Сидел нд тяжело рненым крснофлотцем, который скрыл от комндир и товрищей свою рну рди того, чтобы в решительном бою остться с родной бтреей, рсскзывл ему о живой душе железобетон, о Колобке... И долго не выпускл холодеющую руку из своей большой горячей руки.

Н рссвете Лебедев пришел к Петрову. Комндир бтреи подл ему свой облупившийся бинокль и молч укзл н подножье Мекензиевых гор.

Лебедев ждно стл искть свои доты, и, когд ншел их, мороз пробежл у него по коже.

Вся земля около "шестого" был изрыт. Трупы в зеленых мундирх, влявшиеся в рзных позх вокруг дот, нельзя было сосчитть.

До "пятого" гитлеровцы вчер, очевидно, не дошли, но "пятый" тоже молчл. Ни единого признк жизни не было зметно в дотх.

Мкушки гор розовели. Нчинлся новый боевой день Севстополя. Появились шесть фшистских бомбрдировщиков. Восемью зходми они сбросили н доты более сорок фугсных и осколочных бомб. Когд кмни опять рухнули н землю, пыль улеглсь, Лебедев увидел: около "шестого" спрв зиял громдня воронк. Дот кк будто бы чуть покосился н левую сторону.

В "пятый" бомбы не попли, он был лишь основтельно, по верхушку, зсыпн кмнями.

Бомбрдировщики улетели. Об дот упорно молчли.

Вскоре из-з Мекензиевых гор по площди вокруг дотов збухли тяжелые снряды подвижной немецкой бтреи. Опять под горой все исчезло в густых клубх пыли. И снов, когд пыль улеглсь, доты все тк же згдочно молчли.

Тогд из лощины, из-з кждого кмня, спереди и сзди дотов зелеными ящерицми стли выползть гитлеровцы. Они ползли группми, по пять-шесть человек, едв рзличимые под мскировочными хлтми. Лишь изредк н их оружии вспыхивли искоркми солнечные блики д кое-где подымлись и тяли облчк пыли.

Доты молчли...

Солнце выглядывло из-з дымчтых гор. Зелень непрвдоподобно ярко сверкл кпелькми хрустльной росы. Смозбвенно зливлся невидимый в высоте жворонок.

Доты молчли...

В горле инженер спеклось. Фшисты, человек пятьдесят, нкпливлись в воронкх от бомб. Вдруг они рзом выскочили нружу и, почти не пригибясь, бегом кинулись к "шестому"...

Дот молчл...

Когд и кк выскочили из "шестого" четыре фигурки, Лебедев не зметил. Он увидел: двое из них - в полостых тельняшкх, двое - в бушлтх, с втомтми и грнтми в рукх. Гитлеровцы шрхнулись было от крснофлотцев, потом злегли. Отчянно зтрещли выстрелы.

Двое моряков упли срзу и не поднялись. Третий упл и поднялся, побежл, прихрмывя, вперед, с силой швырнул грнту в ближйшую воронку: тм вспыхнуло плмя и поднялись клубы дым. Крснофлотец опять упл и уже больше не вствл.

Только четвертый добежл до гитлеровцев. Одну з другой бросил он в них три грнты, прилег от взрыв, пружинисто вскочил, проткнул штыком одного солдт, второй нбросился н него сзди. Подоспел еще один фшист, кжется, офицер, и тоже повис н дюжем крснофлотце. Потом все трое живой грудой, отчянно брхтясь, тяжело поктились по склону крутого оврг.

Жворонок пел, и солнце сияло...

От бессильного желния помочь крснофлотцу Лебедев колотил кулком по сухой земле. Он видел, кк врги теперь все ближе и ближе подползли к "пятому". Вот уже безбоязненно они окружили его со всех сторон, вот метнули в него несколько грнт, вот уже ползут по крутой мкушке дот, топчутся н ней, исступленно стучт приклдми.

Нд головой инженер проктился злп Дльней. Второй, третий... Снряды Петров легли отлично. Гитлеровцев словно сдуло с дот. Но прошло пять минут, и они снов облепили "пятый".

Но это еще не было концом. Из мбрзуры дот одиноким, последним выстрелом прогремел его пушечк. И тотчс же стршный взрыв удрил по блкм, проктил воздушную волну по бтрее и, глухо повторенный эхом, поктился дльше к морю. Н том месте, где был "пятый", все пропло в дыму, в мгновенном буйстве огня.

Когд ветер все смел, н месте дот дымилсь огромня воронк: Колобок вместе с товрищми мужественно окончил флотскую службу Родине и Севстополю.

- Больше я ни одного выстрел не мог дть, - скзл Петров, куся почерневшие губы, когд Лебедев пришел н комндный пункт и тяжело опустился н тбуретку. - Больше я не мог, - нстойчиво опрвдывлся Петров. - Вы же понимете: моя глвня здч - Севстополь, день только что нчинется. Теперь я остлся без прикрытия. Ну, ничего, еще посмотрим, кк обернется дело. Сейчс они стукнут по нс сотней-другой фугсных, потом полезут штурмовть.

Петров пристльно вгляделся в инженер, для чего-то снял фуржку, снов ндел ее и скзл:

- Ну, и отлично! Будем дрться до последнего снряд. Впрочем, ндолго нм их не хвтит. Звонил я в дивизион. Обещют доствить только к вечеру, не рньше. Ну, до того времени... сми понимете. Одним словом, сообщю вм свое решение... В случе необходимости я скорректирую огонь Млхов кургн н себя, то есть в тот момент, когд немцы у меня будут. Вм понятно?

- Добро, - просто ответил Лебедев, еле сдерживясь, чтобы не обнять Петров, - добро! Кстти, я проверю, кк покжет себя нш железобетон под ншими же снрядми.

- Это кк же? - рстерянно спросил Петров. - Тк сми и будете в своем железобетоне сидеть?

- Ну, и что ж ткого? - улыбнулся инженер. - А то ведь мы в тылу все преувеличивем.

- Фкт! - уже совсем весело ответил комндир и вдруг, нхмурив крсивые брови, кк-то весь подобрлся.

- Воздух! - донесся резкий выкрик.

От воздушного удр Лебедев отсиживлся в землянке первого орудия. Тут же были пятеро бойцов, одетые в крснофлотское вперемежку с крснормейским. Н лицх их, почти черных, блестели только глз и зубы. Делясь тбчком, они о чем-то беседовли.

Бтреей в стльной кске не по рзмеру, из-под которой был виден только его вздернутый нос, скзл, зевнув во весь рот:

- Посидим д поговорим!

Потом он нгнулся к товрищм, и они о чем-то зшептлись. Рослый широкоплечий крснофлотец - один глз у него был звязн - скзл бсом:

- Экий ты хитрый, Синичкин! Ты же см попытй... Синичкин охотно обернулся к офицеру:

- Рзрешите обртиться, товрищ военинженер второго рнг. Ребят вот тут говорят, словно это вы ншу бтрею строили?

- Д, я строил бтрею со своими товрищми инженерми и рбочими, ответил Лебедев, одним ухом прислушивясь к вою приближющихся вржеских смолетов.

- А теперь, что же... вроде кк проверяете, хорош ли рбот? полюбопытствовл Синичкин, вжно сдувя пепел с смокрутки.

- Выходит, что тк.

- Стло быть, инженер вы обоюдный, - скзл Синичкин. Вместе с другими зсмеялся и Лебедев.

- Это почему же?

- А кк же? - убежденно объяснил Синичкин. - Конечно, обоюдное вше дело. Я тк понимю. Ежели вш постройк выдержит, знчит вы н высоте...

- А коль не выдержит, то и мы зрз будем н высоте, о! - прогудел бсистый крснофлотец.

- Тк я об этом и говорю, - весело отозвлся Синичкин.

- Это ж Синичкин, его знть ндо, товрищ военинженер второго рнг, добродушно зсмеялись в землянке. - Он у нс поэт-любитель. Стихи склдывет.

Синичкин с удовольствием слушл веселые подшучивния товрищей, потом, глубоко зтянувшись дымом, н секунду здумлся. В землянке все зтихло. Тогд Синичкин, тряхнув своим громдным шлемом, нчл нрспев:

Ветер шумит нд волною,

Снов в бою мы с тобою...

Рейд голубой мой,

Флг боевой мой,

Город родной, Севстополь!

Поглядев н товрищей, Синичкин смолк. Неясня улыбк, робкя и зстенчивя, чуть тронул его губы.

Зкончив, он еще рз посмотрел н всех голубыми глзми, вдруг смутился и тихо уронил:

- Покедов все...

Бсистый крснофлотец, с любовью глядя н инженер, хотел что-то скзть, но тут истошный свист бомбы возник нд их головми. Потом удры последовли один з другим...

* * *

Все стихло кк-то срзу.

Отбой.

- З добвкой полетели, - зевя, скзл Синичкин.

Крик нверху: "К орудиям! Тнки!" - поднял всех н ноги. Пот и грязь струились по рзгоряченным лицм бтрейцев. Они скинули кски, флнелевые рубхи; окутнные пороховым дымом, они действовли среди грохот боя с удивительной лихостью и строгой скупостью в движениях.

Прильнув к втомту, строчил по близкой цели Лебедев. Он уже нчинл жлеть, что у него нет простой трехлинейки: дело кк будто приближлось к рукопшной.

Петров, рдостно возбужденный - весь порыв! - перебегл от орудия к орудию. Тут он комндовл огнем, тм помогл изнемогшему подносчику или зряжющему. Видно было, кк рдовлись люди, видя в ткой чс комндир рядом с собой.

Вот Петров что-то зкричл в сторону третьего орудия, белые его зубы блеснули, но что он крикнул, Лебедев рзобрть не мог.

Повязки н руке Петров уже не было, не удержлсь и фуржк. Кштновые волосы стршего лейтеннт рзвевл ветер.

"Тк сми и будете в своем железобетоне сидеть?" - вспомнились инженеру слов Петров. И он, не перествя стрелять, стл постепенно приближться к комндиру Дльней, порешив умереть с ним по-бртски, плечом к плечу.

Петров увидел его. Он оживленно зкивл ему головой, нстойчиво покзывя рукой н небо. Тм появились бомбрдировщики противник. Спрв шли шесть тнков.

В блиндже комндного пункт Петров зкричл Лебедеву:

- Ну, боезпс весь! Фшистов я н себя нвлек достточно. Пор!

И Петров, соединившись с Млховым кургном, принялся кричть в трубку телефон свой добровольно подписнный смертный приговор.

Прошли короткие мгновения. Лебедев и Петров молч смотрели в глз друг другу. Где-то длеко словно прогремел гром, и три первых тяжелых снряд Млхов кургн, с гневным стоном рстлкивя воздух, прилетели сюд и рзорвлись в смой гуще нступющих. Однко осколки их достли и до орудий Дльней.

Фшисты злегли. Но гул своих смолетов и близость шести тнков ободряли их. Штурм возобновился.

- Отлично пдет, продолжйте! - кричл Петров в трубку. Лебедев выбежл из комндного пункт в кком-то рдостном воодушевлении.

То, что он увидел, потрясло его. Не отходя от дымящихся черно-крсных, теперь змолкших пушек, крснофлотцы подбрсывли вверх бескозырки и кричли "ур".

Ближе всех к Лебедеву был Синичкин. Огромного шлем уже не было н нем. Он опирлся о землю рукми, и кровь из рны в голове обильно стекл по молодому лицу. Вдруг он весь нпрягся и, не открывя злитых кровью глз, хрипло, но внятно зпел "Интернционл". Гимн подхвтили у всех трех орудий. Пел и Лебедев, чувствуя, кк сердце трепещет от восторг и слезы неиспытнной рдости тумнят глз.

Рздлся второй злп Млхов кургн...

Кк Лебедев очутился опять возле Петров, он и см не зпомнил. Тот стоял все тк же с трубкой телефон, без кровинки в лице, строгий и дже ккой-то вжный. Ндорвнным голосом он кричл:

- Хорошо! Прекрсно! Еще дв злп туд же! Д, д, осколочными! Дешь, Млхов!

От третьего близкого попдния блиндж опять содрогнулся. И еще рз стршно рвнуло где-то уже совсем близко.

Блиндж нполнился синим дымом. Вдруг дверь с треском рспхнулсь. В комндный пункт ввлился бсистый крснофлотец.

- Товрищ стрший лейтеннт! Тикют фшисты... И тнки тикют!..

Ндо отдть должное комндиру Дльней. Он не уронил достоинств своей бтреи. При словх крснофлотц он лишь рдостно вспыхнул. Впрочем, и голос его не изменился.

- Млхов! Говорит Петров... Хвтит. Бежит противник. Переносите огонь вглубь. Спсибо, родные! З жизнь, з Севстополь спсибо. Все!

...Потом Лебедев перевязывл Синичкин. Потом кто-то обнимл инженер и он обнимл кого-то, потом он с Петровым стоял возле смой вместительной землянки, где помещлся клуб бтреи. Землянк был рзрушен.

Петров почесл в зтылке.

- Эх, и жлко мне нш "Художественный тетр"! Прямо плкть хочется. Ни бомбы его не брли фшистские, ни снряды. Но что тм ни говори, здорово это получилось у Млхов. Кк скжете, товрищ военинженер?

Вдруг, что-то вспомнив, Петров зсмеялся:

- Товрищ военинженер! Ну решйте же скорей, что лучше: ткие нши снряды, чтобы они вш железобетон пробивли, либо ткой вш железобетон, чтобы его не пробивли нши снряды, ?

В руинх "Художественного тетр" почтительно ковырял кким-то дрючком бсистый крснофлотец. При последних словх Петров он обернулся к комндиру:

- Это же, кк тот бтько сынку говорил: "Мбуть, ты пойдешь в лес з дровми, я в хте остнусь; мбуть, я в хте остнусь, ты пойдешь в лес з дровми..."

Вдруг крснофлотец нгнулся, поднял сверкнувшую н солнце спирль и протянул ее комндиру:

- Ось, дивытесь, товрищ стрший лейтеннт, это что же они нтворили! Тут же и Хведор Шляпин, и "Борис Годунов", и "Рыбки уснули в пруду", и Чйковский... Одним словом, усе нше удовольствие... Конец!

- И верно, вечня пмять ншему птефону! - обиженно молвил Петров. В рукх он вертел изогнутую ручку. - Ну, что вы скжете, товрищ Лебедев? Вечно этот Млхов кургн что-нибудь д выкинет! Не могли, что ли, кк-нибудь поккуртнее стрелять?

Вскоре в тылу Дльней послышлись трескотня втомтов, нших и вржеских, смутные выкрики, нпористое трхтение пулеметов. К бтрее пробивлось подкрепление с боезпсом, с продовольствием и дже с пузтеньким бочонком доброго вин - подрком Млхов кургн.

Выпив с Петровым по кружке во слву советской ртиллерии и з крепость советского железобетон, Лебедев к ночи, во глве группы рненых, покинул бтрею.

Зснул Лебедев только под утро в глубоком бомбоубежище подземного Севстополя. Кк был - в пыльной одежде, в спогх, к которым прилипли грязь и трв, - тк и свлился н свою койку.

Но дже во сне он ощупывл н себе оружие.

Он спл с крепко стиснутым ртом, нстороженно сжв большие кулки. И опленные ресницы его были, кк недремлющие чсовые, сурово оберегющие крткий покой устлых, ввлившихся глз.

Вдруг Лебедев сбросил с себя получсовой военный сон тк быстро и легко, кк боец сбрсывет одеяло при комнде "в ружье".

Звонили с эродром. Фшисты зсыпли его фугсными бомбми вперемежку с зжигтельными. Они дже рельсы сбрсывли н эродром - железнодорожные рельсы с просверленными дырми; при пдении рельсы выли и гудели.

- Кого вздумли нпугть! Это севстопольских-то летчиков! В общем, ничего, все в порядке. Првд, рзрушен один кпонир, но летчик продолжет подымться и дерется по двдцть рз в день. Он сбил уже четыре "мессершмитт", и ему необходимо хоть смую млость времени отдыхть под зщитой кпонир. Кстти, крепчйшее вм спсибо, Лебедев, з вши кпониры удивительные шлшики, неуязвимые и невидимые. Сейчс приедете? Поберегитесь, мы под непрекрщющимся огнем.

Этого с эродром могли бы и не говорить. Лебедев отлично понимл, почему мембрн телефон тк чсто звенел.

Он уже совсем собрлся уходить, когд зметил н тбуретке возле койки мленькое письмецо. Конверт был покрыт пылью. Он, видимо, двно дожидлся дрест.

Письмо было от дочурки, от длекой сероглзки. Оно дрожло в пльцх инженер, черных, исцрпнных, с збитыми землей ногтями.

"Здрвствуй, ппочк! Мы получили твое письмо из Севстополя. И мы с ммой по очереди целовли его по нескольку рз. А я и теперь целую, к'к все рвно тебя. Ты пишешь, что соскучился по мне. Еще ты пишешь, что тебе ужс кк хочется послушть хоть рзок, кк это я игрю "Утро нд рекой". Но, ппочк, ты ошибся. Ты всегд в музыке ничего не понимешь. Ткой пьесы я тебе никогд не игрл. Почему? Потому, что ее совсем и нет... А я игрл тебе "Утро нд морем". Помнишь?"

Помнил ли он? Лебедев смущенно почесывл бровь - вот ведь кк обмишурился перед дочуркой! Ну ничего, дочк все же сыгрет ему после войны.

Медленно поднимясь по крутой лестнице бомбоубежищ, Лебедев вдруг подумл: что же он будет строить после войны?

Впрочем, все рвно. Он будет строить, это глвное в жизни. Но если дворцы, дом, стдионы и школы нового Севстополя, то Лебедев построит их ткими же просторными и милыми, кк душ Синичкин. Ткими же светлыми и прекрсными, кк слов Тоси о цветх. И в этих чудесных домх нового Севстополя детские пльчики вновь будут спокойно подымться и опускться нд слоновой костью клвиш. И уже нверное к тому времени прибвится еще одн песня: "Утро нд Севстополем". И сероглзк сыгрет ее. А он уже тогд не ошибется в нзвнии, нет...

Остлось еще несколько ступенек. Все слышнее стновилсь несмолкющя воення стрд Севстополя. Лебедев проверил н себе оружие. Верный втомт-пистолет, две грнты-"лимонки". Мловто!

После летчиков Херсонес ему необходимо будет добрться до бригды Потпов. А это тоже достточно "бойкое место" Севстополя.

Лебедев быстро вернулся и взял тяжеловесную противотнковую грнту.

И это тоже было личным отношением к войне военинженер второго рнг, коммунист Ивн Лебедев.

Вл. Апошнский

Это было в июне

Бронебойщики

Быть бронебойщиком опсно. Для этого нужно иметь мужество и уметь презирть смерть. Кто хочет зщищть Севстополь с противотнковыми ружьями в рукх, дв шг вперед! - Ряды зколеблись и рсстроились.

Когд все пришло в порядок и шеренги подрвнялись, комисср увидел, что впереди стоят лучшие люди его роты.

...Нступление ожидлось со дня н день. Корбли подбрсывли боеприпсы, новую технику. Люди усиленно готовились отрзить третий штурм.

И вот бой з Севстополь нчлся.

Н второй день нступления немцы бросили в тку полчищ тнков.

Желто-черные, приземистые, подвижные, они были похожи н стдо диких кбнов. Выствив вперед клыки орудий, роняя н ходу, словно пену, клочья огня и дым, неслись они нпролом к синеющей вдли Северной бухте.

Тнки прорвли звесу згрдительного огня и вклинились в передний крй ншей обороны. Едв поспевя з несущимися вперед мшинми, бежли фшисты, и кзлось, что не было силы, способной остновить эту лвину.

И когд уже рсширившиеся от возбуждения и лкоголя глз вржеских тнкистов не видели перед собой ничего, что могло бы прегрдить им путь, откуд-то из-з куст сухо, почти неслышно треснул одиночный ружейный выстрел, другой, третий...

Дв головных тнк внезпно змедлили свой бег и остновились. Почти сейчс же из люков и смотровых щелей выплеснулись и зтрепетли н ветру языки плмени.

И срзу вржескя лвин дрогнул, змерл и внезпно повернул вспять. Врссыпную, еще быстрее, чем вперед, брося оружие, бежли обртно немецкие солдты. Тнкисты с воплями выбрсывлись из тнков. Вслед им гремели выстрелы. Немцы пдли и больше не вствли.

Однко один зрввшийся тнк ни з что не хотел поворчивть обртно. Ломя деревья, подминя под себя кусты, повернул он н выстрелы и лез нпролом, желя смять невидимого врг гремящими гусеницми.

Сто пятьдесят, сто метров. Пересиливя волнение, бронебойщик Глдышев приложился и выстрелил.

Он не мог промхнуться. Он это знл, но тяжелый тнк не прекрщл движения. Внезпно плмя сверкнуло из дул его орудия. Огненный бич стегнул куст чуть првее Глдышев. Ветки и комья земли посыплись ему в лицо.

"Ах, тк?!" И снов птрон вствлен в ствол, и снов безрезульттно гремит выстрел. А гусеницы тнк уже нвисют, нвливются нд окопом, в котором сидит Глдышев. Еще секунд и... и тогд снизу, уткнув дуло ружья в живот громыхющего тнк, не тронувшийся с мест Глдышев последний рз нжимет спусковой крючок.

Крякет и пылет внезпно осевший нбок тнк, и чуть не н голову Глдышеву высыпются из тнк фшисты и пдют все до одного, скошенные пулями Новиков и Филиппов.

- Не может этого быть, чтобы нш стль не взял их брони, - скзл вечером Глдышев поздрвлявшему его с победой комиссру.

Люди и корбли

Все, кто был в эти дни в осжденном городе, знют имя этого корбля. Д, имя, не нзвние. Этот корбль жил и боролся, кк живой человек, кк герой, пять букв фмилии которого с честью носил он н своих бортх.

Ничего, что комнд н этом видвшем виды корбле состоял не из кдровых военных моряков. Молодые ребят кботжного плвния из Николев, стрые моряки, побыввшие в згрничных рейсх, все они по-нстоящему любили свою родину. Они видели много портов, бухт и гвней во всех углх мир, но никогд их лиц не рсцветли в ткой счстливой улыбке, кк при виде жемчужин Черного моря - Одессы и Севстополя.

Севстополь в осде! Севстополю ндо помочь! И снов, в который уже рз, идет в очередной рейс тяжело нгруженный корбль. Н пути много опсностей: смолеты, подводные лодки, торпедные ктер немцев подстерегют советские трнспорты в открытом море. Ну, что ж! Севстополю нужн помощь! И ровно рботют мшины, и зорки глз вхтенных н мостике.

"Серов" идет курсом н Севстополь!

Преодолев опсности, отбив тки и нлеты, уклонившись от торпед, проплв вржеские смолеты, подходит, нконец, корбль к воротм Южной бухты.

Кзлось, уже дом. Все в порядке. Но здесь-то и нчинлось смое глвное.

Подобрвшиеся к Кче гитлеровцы из тяжелых орудий обстреливли вход в бухту. Нужно было форсировть огневую звесу. Н "смый полный вперед" укзывл стрелк мшинного телегрф. Вствли столбы рзрывов у смого борт, октывя плубу пенистыми влми.

Вот и стенк. Укрытие от снрядов. Лихордочня рзгрузк.

Ящики с боеприпсом. Противотнковые пушки. Автомтчики быстро сбегют по гнущимся сходням и с мрш в бой.

Теперь взять рненых и - в обртный путь. И тк день з днем.

Однжды в порту тридцть фшистских летчиков выследили "Серов". Смолеты, тяжелые и грузные, один з другим зходили и пикировли н него из-з облков.

Выгрузк продолжлсь. Третий помощник кпитн бегл по корблю и торопил людей, и без того сгибвшихся под непосильной тяжестью грузов.

- Скорей, скорей! - кричл он, не обрщя внимния н выстрелы и взрывы, от которых вздргивл весь корпус судн. - Зпздывем.

Порт, в который попл преднзнчвшяся для корбля бомб, уже пылл. Языки плмени лизли и борт "Серов". А выгрузк все продолжлсь.

И вдруг бомб попл прямо в нос корбля.

Оседя н првый борт, струной нтянув стльные тросы швртовов, он, кк смертельно уствшя лошдь, пвшя н передние ноги, носом лег н грунт бухты.

- Погиб "Серов", - кчли головми бывлые сигнльщики с брндвхты, нблюдвшие з этим нервным боем.

- Погиб "Серов", - говорили бойцы морской пехоты, со своих длеких позиций видевшие клубы черного дым, поднимвшегося нд знкомым силуэтом судн, и еще яростнее били по окопм врг.

Но н другой день н месте, где нкнуне лежл подбитый "Серов", севстопольцы ничего не увидели.

- Нверное, добили... Совсем зтонул? - тревожно спршивли они.

- Нет, не совсем, - отвечли им крснофлотцы, и в глзх их вспыхивли луквые искорки.

Несколько дней спустя Севстополь снов услышл злпы тяжелых орудий и увидел всплески воды, встввшие н пути судн, прорыввшегося н внутренний рейд.

- Не может быть?! Мне кжется, я вижу "Серов"! - воскликнул кто-то.

Д, это был он.

Флг гордо рзвевлся н его гфеле.

Летчики

В дни июньских боев в Севстополе было место, где подвиги совершлись ежеминутно, где героизм стл повседневным и обыденным явлением. Это был Херсонесский эродром.

Ровное поле, покрытое короткой пожелтевшей трвой, белый плец упирющегося в голубое небо мяк, море, издли не рзличимое от неб, пыльные трссы дорог, гул своих и чужих моторов в воздухе, "яков" и "мессеров", сплошня воздушня крусель, черные столбы дым от взрывов, - "юнкерсы" бьют с воздух, немецкие орудия бьют с зхвченных фшистми высот прямо по кпонирм, - тков эродром июня тысяч девятьсот сорок второго год.

Здесь испытнные севстопольские летчики, имевшие н счету помногу сбитых фшистских смолетов, приветствовли скромного, рнее незметного среди других крснофлотц - тркторист Пдлкин. Хрбрость, где бы он ни был проявлен - в воздухе или н земле, - одинково увжется отвжными сердцми.

Однжды гитлеровцы, рссчитывя уничтожить все нши смолеты, ннесли жестокий бомбовый удр по эродрому.

Когд, уходя от бомб в небо, взмыли "яки" и "миги", Пдлкин рботл н эродроме. Трктором и железобетонным ктком он зрвнивл возникющие н летном поле воронки.

Дв "юнкерс" из двдцти выбрли трктор Пдлкин своей мишенью. Бомбы пдли то тут, то тм. Но тркторист не ушел со своего пост. Он влез в люк тяжелого железобетонного ктк и переждл бомбежку.

Нд изуродовнным полем эродром появились не имеющие возможности приземлиться нши смолеты. Пдлкин вылез, посмотрел н оспины, сделнные осколкми в бетоне ктк, н пробитый рдитор трктор, пригнл новую мшину и з несколько минут обеспечил возможность посдки всем смолетм.

- Мне-то что, - говорил он после своим товрищм. - Только прямое попдние могло вывести кток из строя, вот трктор действительно жлко.

Н это порыжевшее поле кждую ночь, несмотря н ожесточенный обстрел, прилетли трнспортные смолеты. Рокоч и рссыпя искры, они сдились, выгружли боеприпс, збирли рненых и через чс улетли обртно. Рненые шли, опирясь н товрищей. Других несли снитры. Снряды взрывли землю неподлеку, рненые пригиблись. Злегли. Они снов переживли ощущение боя.

Однжды, когд последний ив прилетевших трнспортных смолетов был зполнен и бортмехник уже зкрывл двери, к смолету поднесли рненного в голову комисср известной н фронте чсти морской пехоты.

- Мест нет, - ответил бортмехник.

- Клдите н мое место, - скзл безногий крснофлотец. Опирясь н костыли, он неловко выбрлся из кбины и, ковыляя, исчез в ночи.

К только что приземлившемуся смолету подъезжет снитрня мшин. Из истребителя выпрыгивет стрший лейтеннт Акулов и снимет простреленный шлем.

Кпли крови ктятся по его лбу.

-- В рубшке родился, - произносит он и вытирет пот и кровь. - Фшисту повезло меньше, чем мне, и боюсь, что в этом виновт я, - улыбется Акулов и кивет головой н море. - Теперь, нверное, доклдывет морскому црю о своем неудчном вылете. Это мой пятый крестник, - добвляет Акулов. - Звтр снов полечу - выжигть клопов с Северной стороны.

Мы видели, кк в сумерки нши штурмовики, чуть не цепляясь з обгоревшие трубы рзрушенных здний, пролетли нд безлюдными рзвлинми город и прямо с Приморского бульвр с особым глухим гулом выбрсывли свои рзноцветные снряды н Северную сторону, Констнтиновский рвелин, Инженерную пристнь, где в щелях зсели фшисты.

Нвстречу смолетм били немецкие зенитки, нши снйперы, зсевшие н другой стороне бухты в окопх, рсположенных н территории бывшего морского госпитля, Пвловского мыск, пристни Третьего Интернционл, пулеметными очередями зствляли их змолкть.

Сделв свое дело, штурмовики уходили. Тогд н огневой рубеж выходили сопровождвшие их "чйки" и короткими пулеметными очередями косили гитлеровцев.

Мы видели, кк однжды н нших штурмовиков нлетел стя "мессершмиттов". Двдцть пять против пяти. Штурмовикм приходилось туго. Один из них, окруженный со всех сторон немецкими истребителями, вздрогнул и упл в Северную бухту, поднимя столбы воды и языки плмени. Тогд, очевидно решив отомстить з смерть товрищ, один из крснозвездных смолетов рзвернулся и бросился в смую гущу "мессеров".

Кк грозный мститель, он врезлся в стю вргов. Один з другим рухнули н землю дв вржеских истребителя. Отвжный летчик, делл крутые горки, пикируя до земли, продолжл бой. Еще дв "мессер" поджег он. И только тогд исчез з облкми.

Мы не знем тебя, герой, но ты был нстоящим еевстопольцем.

Город в осде

Блокд сжимл Севстополь, лишл воды, пищи, свет, рзбивл здния, сжигл все, что могло гореть.

Но до последнего дыхния, до последнего двухсотпятидесятого дня обороны город дрлся, стоя лицом к вргу, ннося ему стршные удры.

Мы и рньше крепко любили тебя, Севстополь, твои причудливые ступенчтые, похожие н корбельные трпы улицы, исторические мест и могилы, голубые бухты.

Но теперь мы любим тебя еще сильнее, мы преклоняемся перед твоим мужеством и выносливостью.

Те из жителей Севстополя, кто остлся в городе до последнего его дыхния, кто помогл ему биться с вргом, должны рзделить воинскую слву с доблестными зщитникми Севстополя.

Они были бойцми. Они рботли н фронте и для фронт.

Кждый день тяжело груженные втомобили увозили из штольни "Спецкомбинт" ящики с готовой продукцией - минми, грнтми и минометми.

Но однжды, в конце июня, немецкие втомтчики, просочившиеся сквозь линию фронт, зхвтили бухту "Голлндия" и открыли ургнный огонь по нходившемуся н другой стороне бухты входу в штольню.

Несколько женщин и детей збились в судорогх, срезнные пулями фшистских извергов. К зводу нельзя было подойти. Ящики с минми лежли у вход, и никто не осмеливлся выйти для погрузки.

И тогд прибежл к комиссру "Спецкомбинт" известный всему зводу инженер и скзл, дрож от волнения:

- Я собрл товрищей, желющих дрться с фшистми. Рзрешите создть минометную бтрею.

И бтрея был создн. Свои минометы, свои мины, свои минометчики!

Три полковых миномет были рсположены з полотном железной дороги. Стрельбой руководил военпред звод, корректировл огонь инженер, выбрвшийся из штольни, несмотря н строжйшее зпрещение комисср.

В морской бинокль было хорошо видно, кк н противоположном берегу из-под строго, вздымвшего к небу почерневшее ребро шпнгоут, полурзвлившегося бркз выглядывл змскировння мленькя скорострельня пушк. Вокруг нее, стрясь слиться с зеленым подстриженным кустрником, обрмлявшим берег, суетились гитлеровцы. С тонким ноющим свистом прилетли снряды и, клеч втомобили, поджигя ящики с минми, рвлись у вход в штольню.

- Огонь!

Широкие глотки трех минометов выплюнули плмя и дым.

- Недолет. Рзрывы в бухте, - прокричл нблюдвший з пдением мин инженер.

- Прицел 45, - крикнул военпред. - Огонь!

У минометов суетились рбочие звод, стхновцы, изобреттели. Они быстро устнвливли прицелы, снряжли мины и опускли их в глдкие трубы минометов.

Вслед з третьим злпом чернее облко рзрывов зтянуло бркз. И когд осел дым, инженер, от рдости прикусив губу, увидел: перевернутя вверх колесми, уткнувшись рзбитым стволом в землю, лежл немецкя пушк. Уцелевшие фшисты прятлись в кустрнике.

Чувство ликовния охвтило его.

- Все в цель. Огонь!

Стльные трубы рожденных им, инженером, минометов безоткзно выполняли его комнды. Мины, словно угдывя его желние, ложились прямо н головы зхвтчиков.

Рбочие стли воинми. По гитлеровцм били минометы, сделнные севстопольцми. Обточенные и снряженные их рукми мины н куски рвли фшистов.

Огневые точки врг в бухте "Голлндия" были подвлены. Автомшины снов повезли фронту боеприпс, необходимый для продолжения жестокого боя.

* * *

Еще до войны рботл он н почте и с утр до вечер бегл по городу, рзнося по квртирм телегрммы.

Нчлсь войн. Дв бешеных штурм отбили севстопольцы, шел восьмой месяц осды, но попрежнему бесперебойно рботли почт и телегрф.

Чсто н обезлюдевших, рзрушенных улицх Севстополя можно было видеть мленькую струшку Зруцкую, рзыскивющую в подвлх и бомбоубежищх дрестов.

- Уезжйте, - неоднокртно говорили ей.

- Зчем? - отвечл он. - Здесь я нужн. Не поеду.

В нчле июня, взбешенные стойкостью севстопольцев, фшисты решили уничтожить город. Сотни смолетов низко летли нд здниями и сбрсывли тяжелые бомбы. Город пылл.

В один из тких стршных дней, когд никто без особой необходимости не вылезл из глубоких щелей и штолен, Зруцкя, спотыкясь о кмни и доски, пробирлсь по обугленной улице Фрунзе.

Кругом свистели бомбы, он шл вперед и несл телегрмму рненому ответственному рботнику, лежвшему в штольне н покрытой шинелью койке. Ему нужно было ехть н Большую землю, об этом постоянно нпоминли ему его друзья и подчиненные, но рзве мог он оствить свой город?

И, леж н койке, он отдвл рспоряжения о восстновлении хлебозвод, о доствке муки в бомбоубежищ, о борьбе с дизентерией.

В дверь постучли.

Зпылення, обгоревшя, вошл Зруцкя и протянул ему телегрмму.

Он ждно схвтил ее, пробежл и, рдостно вздохнув, откинулся н подушки.

- Нгрдили орденом Ленин! - произнес он. - В Москве не збывют севстопольцев, - и спросил Зруцкую: - Кк вы пробрлись к нм?

- Очень просто. Нужно было, вот и пришл. Отметьте, пожлуйст, срок получения.

В конце июня жители видели Зруцкую, отвжно пробирвшуюся по рзрушенной улице, не обрщвшую внимния н "мессеров". Он несл н плечх нбитый домшним скрбом мешок. Рядом с ней шл ккя-то женщин.

- Уезжете? - спросил один из севстопольцев.

- Нет, что вы, кто же будет телегрммы носить? Просто помогю знкомой перебрться в другой подвл, стрый рзбомбило, - ответил эт мленькя женщин, незметня героиня Севстополя.

* * *

Секретрь горком пртии внимтельно посмотрел н редктор. Худой и согнутый, тот нпоминл тяжело больного, готового свлиться и больше не встть, но секретрь горком знл, что в этом болезненном человеке зложен громдня внутренняя сил, позволяющя ему рботть з троих и требовть мксимльного нпряжения сил от сотрудников.

- И все-тки "Мяк коммуны" должен звтр выйти в свет, - повторил секретрь и встл. Редктор поднялся тоже.

- Д не збудь поместить передовую о рзрушении Пнормы. Весь город должен знть о новом злодеянии гитлеровцев, - услышл он голос секретря.

Редктор вышел из бомбоубежищ и прошел по рзрушенной улице. Только что зкончился нлет. Еще курился кинотетр "Удрник". Земля был покрыт белыми пятнми сгоревших зжигтельных бомб. В подъезде бывшего гстрономического мгзин в луже крови лежл женщин. Подъехл снитрня мшин, увезл рненую.

От сгоревшего з ночь здния редкции еще веяло жром. Нборщики я печтники ожидли редктор.

Он шгнул к рбочим и скзл:

- Товрищи! Севстополь живет, и гзет должн выходить. Ндо рсчистить ход в типогрфию.

Обжигясь до волдырей, пряч глз от искр и чд, рстскивли нборщики и печтники еще горячие блки, рухнувшие стропил, згорживвшие вход в типогрфию.

К вечеру проход был рсчищен. В подвле железобетонный потолок дышл жром, вверху еще гуляло рздувемое ветром плмя.

Гзет должн был выйти.

И в рскленный подвл пошли нборщики и верстльщики. Зрботли врщемые вручную из-з отсутствия ток печтные мшины, утром севстопольцы, не подозреввшие о мукх, в которых рождлсь их родня гзет, читли свежий номер "Мяк коммуны".

Сергей Алымов

Родин с нми

С кем, Севстополь,

Тебя срвнить?!

С героями Греции?

Древнего Рим?

Слв твоя,

Что в грнит не вгрнить,

Ни с чем в истории

Не срвним.

Римлянин Муций,

Одетый в шелк,

Прослвлен з то,

Что сжег свою руку.

В Севстополе кждя рот и полк

Вынесли тысячекртную муку.

Севстополь в осде

Ткой костер,

Перед которым

Ад - прохлдное место.

Севстополец

Руку в костер простер,

Руку, огнеупорней сбест.

Севстопольцы

Сомкнули ряды,

Стльными щитми

Выгнули груди.

"Дйте снрядов!"

"Не ндо еды!"

Слышлось

У рскленных орудий.

Воздух от злпов

Душня печь.

Волосы вспыхивли

У комендоров.

"До одного мы готовы лечь!

Не отддим

Черноморских просторов!"

Тысяч немцев н сотню идет.

Сотня героев с тысячью бьется.

Севстополец

В бою не сдет:

Он умирет,

Но не сдется.

Бьет по фшистм

Грнт нших грд.

"Вперед! З Стлин!

Родин с нми!"

Тельняшк в крови,

Пробитый бушлт

Севстопольских битв

Бессмертное знмя.

Стоит Севстополь,

Хоть город нет,

Хоть город весь в пепле,

Рзбит и рзрушен.

Стоит Севстополь!

Гремит н весь свет

Великя слв

Громче всех пушек.

Ольг Джигурд

Теплоход "Кхетия"

Из зписок военного врч

Мы уходим в море рньше обычного времени. В Сухрной блке уже не стреляют, и только издлек глухо доносятся выстрелы.

Нчинется третий штурм Севстополя.

Опять берег бгров от горящих здний, опять золотые свечи нд ними и небо, испещренное цветными звездочкми трссирующих пуль.

Героическя черноморскя крепость! Несмотря н ожесточенный штурм, несмотря н неистовые нлеты, ты сопротивляешься и стоишь, кк прежде, символом человеческого смоотвержения и воли. Мужественные, уже столько выстрдвшие жители Севстополя, ушедшие в подземные убежищ, построившие себе второй город под землей, продолжют, несмотря ни н что, рботть, жить и сопротивляться! Слв тебе, нш стойкя, несдющяся крепость! Слв людям, зщищющим ее!

Я остнвливюсь н несколько мгновений у борт. Мы идем быстро, спокойно, окруженные конвоем сопровождющих нс корблей. Мы увозим смое дорогое, смое ценное - рненых героических зщитников Севстополя! Я смотрю н пожры, н бгряно-золотую, окроввленную полосу горизонт и думю о тех, кто сейчс тм, в крепости, кто зщищет ее до последнего дыхния... Сколько усилий пондобится потом, чтобы снов воздвигнуть во всей его прежней крсе этот змечтельный город!

"Ведь все рвно нет ткой силы н свете, чтобы победить нс, - думю я и не могу оторвть взгляд от мрчного зрев пожров вдли. - Ведь все рвно победителями будем мы, зчем же столько тупого и злобного упорств у врг".

И простя, ясня мысль приходит в голову. Врги сми не верят в свою победу, если дже в эти дни своих кжущихся успехов с тким остервенением уничтожют то, что хотят "звоевть"!

- Чувствует, сволочь, что не быть ему тут хозяином, и рзрушет все, сукин сын! - вдруг слышу я чей-то голос.

З моей спиной стоит рненый крснофлотец в тельняшке, держ бескозырку в рукх. Голов его збинтовн пропитнной кровью мрлей. Он стоит твердо, немного рсствив ноги. Выржение лиц суровое, брови сдвинуты, голос спокоен.

Мы встречемся с ним взглядом и понимюще смотрим друг другу в глз.

- Пойдемте, товрищ, я перевяжу вм голову, - предлгю я, и он послушно идет з мной.

Мы блгополучно дошли до Тупсе. В тыловом порту, вспоминя о пережитом в Севстополе дне, нм кзлось совершенно невероятным, что всего лишь вчер мы были у Сухрной блки, рботли под непрекрщющимися нлетми врг, отстреливлись, стояли н крю гибели и остлись невредимыми!

"Кхетия" - счстливя!

Потянулись томительные, тревожные дни. Третий штурм Севстополя продолжлся. До нс доходили слухи о героической зщите город, об отржении жесточйших вржеских нлетов и тк. Нши держли Мекензиевы горы, и тм шли упорные бои. Противник нес большие потери, но упорно лез вперед и не двл передышки исстрдвшемуся городу. Грнизон отступл медленно, и кждый метр ншей земли врг покупл кроввой ценой.

Севстополь стойко держлся. Нужны были все новые и новые людские подкрепления, боезпсы, продукты. Мы стли готовиться в очередной рейс. Все прекрсно сознвли, что н этот рз нм предстоял борьб более опсня, чем когд бы то ни было, и кждый чувствовл себя готовым к ней. Все были молчливей, сосредоточенней, чем обычно, и что то торжественное ощущлось в ншем ожиднии выход в море.

* * *

"Кхетия" пришл в Севстополь ночью 10 июня. Швртовлись опять у Сухрной блки. Издли слышлись глухие рзрывы снрядов и гул смолетов. Это кзлось уже тким обыденным, что никого не беспокоило. Рзгрузк корбля н этот рз шл особенно быстро: с рссветом ждли нлет вржеских смолетов. В рзгрузке принимли учстие и экипж и снчсть - все, кто был свободен в эти чсы.

Я стою н плубе и вижу - нш зубной врч Николй Поликрпович Антонов н спине носит ящики со снрядми, ступя медленно, вжно и осторожно. Н берегу он ствит свои ящики подльше от корбля. - А то кк взорвет, корбль потонет, - объясняет Николй Поликрпович

Он покрикивет н других носильщиков и зствляет их перествлять ящики подльше. "Подльше" - это знчит в двдцти-тридцти метрх от причл. точно ккие-нибудь двдцть метров спсут корбль, если бомб упдет рядом с боеприпсми!

Н корбле црил рбочя тишин, только иногд пройдет кто-нибудь торопливыми шгми, пробежит по трпу н мостик к комндиру,

послышится приглушенный голос, скрипнет крн, спускющий груз н

землю. Но тишин эт - тревожня, нпряження. Люди рботют быстро молч. Почти бегом сносят груз и возврщются с берег, перепрыгивя через две-три ступеньки трп. Н берегу не курят. Стоит предрссветня мгл, холодно, сыро. Где-то вдли непрерывно рвутся снряды, гудят смолеты. Чуть-чуть брезжит рссвет, воздух кк

Вдруг рздется звук боевой тревоги, сейчс же вслед з ним - грохот нших зениток. К зениткм "Кхетии" присоединяются зенитки берег и эсминц - он сопровождл нс сюд.

Бой нчлся около четырех чсов утр. Грохот стоял невообрзимый. корбль содроглся; кзлось, что он стонет.

В моем отсеке рбот шл попрежнему. Принялись з уборку, но не успели ее окончить, кк нчлся обстрел. Снитрк Зин сейчс же убежл стрелять. Другие продолжли дрить помещения, носить постельные приндлежности и белье; сестричк Вля готовил койки.

В это пмятное утро снитр Бондренко прибежл к своему другу, тоже снитру, Цимблюку и шепотом скзл ему:

- В случе чего, без меня с корбля не сходите, я прибегу, мы вместе. Сегодня будет трудно.

Цимблюк через плечо лсково кивнул ему головой, и Бондренко убежл.

Нчльник снитрной службы Цыбулевский ушел н берег. Ему скзли, что в штольнях собрлсь большя пртия рненых, ожидющих отпрвки. Он зхвтил с собой врч-хирург Кечек, чтобы вместе с ним н месте решить, кого брть в первую очередь.

Все шло по зведенному порядку, но чувствовлось, что происходит что-то необычное, бой чем-то отличлся от прежних боев: стрельб был горздо сильнее, корбль кк-то особенно вздргивл и трясся - бомбы рвлись рядом. К привычному шуму нших орудий прибвились незнкомые глухие, сильные звуки, похожие н короткие рскты гром.

- Что это? - спросил я.

Цимблюк срзу понял меня. Он тоже обртил внимние н эти звуки и прислушивлся к ним.

- Дльнобойные орудия ихние, - ответил он тихо.

Вот что было необычно - в нс еще никогд рньше не стреляли прямой нводкой.

Цыбулевский привел н корбль первую небольшую пртию рненых. Ко мне в отделение нпрвили несколько крснофлотцев с тяжелыми рнениями плеч и с повреждением костей. Один молоденький крснофлотец был в особенно тяжелом состоянии, првя рук его предствлял собой ккую-то бесформенную мссу.

- Готовить гипс? - понимюще спросил меня Вля.

- Готовь, введи кмфору, морфий, кк всегд. А я пойду позову хирург, чтобы покзть этого рненого. Может быть, ему ндо мпутировть руку.

Я вышл. Проходя мимо мшинного отделения, я увидел в коридоре трех крснофлотцев, среди них Селенин из боцмнской комнды. Он сидел н корточкх и прикуривл, поглядывя вокруг своими хитрыми мленькими глзкми. Я остновилсь. Крснофлотцы вскочили и спрятли ппиросы в кулк.

- Почему курите в неположенном месте? - тихо, но строго спросил я.

В это время корбль тк тряхнуло, что мы едв устояли н ногх. Рздлся оглушительный грохот. Мы зстыли н месте.

- Обсуждем вопрос, - бойко зговорил Селенин, когд грохот немного зтих, - выдержит "Кхетия" или нет? Если выдержит сегодняшний день, то ее ндо в музей, кк редкость.

Снов рздлся грохот, и снов зстонл корбль. Я быстро обошл первое отделение. В поискх Кечек нтыкюсь н Цыбулевского и чуть не сбивю его с ног.

- Кечек н берегу, в штольне, сейчс он придет, - спокойно, но немножко невнятно говорит Цыбулевский. - А Анну Всильевну я отпрвил н берег, чтобы не пугл людей. - Он улыбется и убегет.

- Тк пришлите мне Кечек! - кричу ему вдогонку.

- Пришлю!

Удивительный человек Цыбулевский. Для него не существуют ни рзрывы снрядов, ни кчк, ни ужсы боя; он ничего не змечет, беспрерывно бегет, именно - не ходит, бегет по корблю с озбоченным видом: сегодня, кк и всегд, у него мсс дел.

Мне не понрвилсь обстновк нверху: очень тревожня, нпряження. Лиц у всех, кого я встречл, были нхмурены, сосредоточены.

Врг у Северной стороны! Сердце н мгновение остновилось, потом збилось чсто-чсто. Вновь и уже совсем рядом рздлся ужсный грохот, корбль вздрогнул, что-то зтрещло в нем. В вестибюле мигнул и погсл электрическя лмпочк. Змолкло рдио.

Я побежл к себе в отсек. У нс было срвнительно тихо, - нше отделение рсполглось внизу у твиндек. Здесь еще не знли о том, что немцы прорывются н Северную сторону и непрерывно бьют прямой нводкой по Сухрной блке. Грохот и шум боя доносится к нм глухо, только дрожит и стонет корбль.

- Все готово, - слышу я спокойный голос Вли из перевязочной. - Будем нчинть? Брть больного?

- Бери, - отвечю я и совершенно мшинльно ндевю хлт, мою руки.

Цимблюк приводит рненого. Тот бледен, измучен, еле стоит н ногх, здоровой првой рукой он поддерживет левую, - у него огнестрельный перелом левого плеч. Зсыпем рну порошком стрептоцид и клдем гипсовую повязку.

Между тем грохот все увеличивется. Вдруг стршный удр по корблю - ткое впечтление, что корбль подпрыгнул и со скрипом опять упл н воду. Мы, в ншем отсеке, не знли еще, что в нос попл первя бомб, что в кормовом отсеке и во втором хирургическом отделении нчлся пожр.

- Можно вести н койку, - говорю я Цимблюку. Цимблюк кивет головой и, почесв зтылок, говорит, кк бы извиняясь:

- Рзрешите одеть рненых, то кк бы чего не вышло. Я срзу понял его.

- Оденьте, не велите спть. Скорей двйте другого в перевязочную.

Мы продолжем рботть. А корбль все дрожит то мелкой, то более крупной дрожью. Непрерывный гул смолетов и непрестнный свист бомб...

Мне делется нехорошо. Я чувствую, что не могу больше рботть. Голов у меня кружится, я снимю хлт, мою руки в тзу и в это время слышу громкий голос Кечек:

- Джигурд! Где Джигурд? Я выхожу и кричу ему:

- Иди сюд! Мне нужно покзть тебе одну руку - можно ли ее гипсовть или нужно мпутировть?

Кечек кубрем сктывется по трпу, видит гипсовые бинты, хлты

- Ккя может быть мпутция? Сумсшедшя! Уходи отсюд скорее. Пожр... дым... он гипсует!

Он быстро втщил меня по трпу нверх и сейчс же исчез. Я ему успел крикнуть:

- Где пожр? Куд ты? И издли услыхл его ответ:

- Уходи!

Я кинулсь вниз. Нвстречу мне - Цимблюк, лицо у него встревоженное.

- Оденьте рненых, выведите их нверх! - прикзывю я ему. - Собирйтесь сми. Здесь все оствить, кк есть. Выходите н верхнюю плубу. Я пойду узню, в чем дело.

Штясь и держсь рукми з поручни, я пошл нверх.

В первом клссе н меня пхнуло жром и дымом.

"Здесь горит", - успел я подумть, и сейчс же мне ткнули ведро в руки, и я услышл торопливый тревожный голос:

- Скорей воды, доктор! Бегите по воду! Пожр во втором клссе!

Дым много. Он ест глз, не дет дышть. Боцмнскя комнд, врийня комнд, снитры, снитрки тушт пожр, но нехвтет шлнгов, воду передют ведрми по конвейеру; ведер мло. Пожр во втором клссе. Пожр в курительном слоне.

Я слышу:

- Боцмн убит, политрук Волковинский рнен, четыре ртиллерист убиты... десять человек рнено...

Я не зню, кто это говорит, и не пытюсь вслушивться: все происходящее доходит до меня кк бы издлек. Вдруг я сообржю, что мло ведер. В буфетной нхожу несколько ведер, нполненных вилкми, кружкми. Со мной няня Готовцев. Сквозь дым вижу розовое крсивое лицо снитрки Морозовой.

- Бросй все н пол!

Мы освобождем три ведр, нполняем их водой. Кк невозможно медленно течет вод из крн!

- Доктор, Ольг Петровн, посмотрите, у нс умирет кпитн в крйней кюте. Что с ним делть?

Я не помню, кто меня звл и кто потщил в кюту к тяжело рненому. Я увидел смертельно бледного человек с обвязнной головой. Его губы сжты, глз зкрыты, но он еще дышит. Пульс еле прощупывется.

- Ндо срочно инъекцию кмфоры и переливние крови, - говорю я; оборчивюсь и вижу в дверях кюты Бердникову, стршую сестру хирургического отделения.

- Потом кмфору, - прерывет он меня. - Прикз снести всех рненых н берег. Двйте его н носилки.

Снитры клдут кпитн н носилки и уносят. Я нпрвляюсь в оперционную, з мной следуют Готовцев и Бердников.

В этот момент новый стршный удр. Корбль опять кк бы подпрыгивет, кчется, и сейчс же рздется душерздирющий крик. Я поворчивюсь и вижу Бердникову. Он стоит спиной к стенке, держсь рукми з поручни, и кричит:

- Помогите! Помогите!

Готовцев штется, он одной рукой держится з стенку, тоже кричит и медленно оседет н пол. Это я вижу лишь одно мгновение, у меня кружится голов, и я перестю понимть, что происходит.

Второй удр. Кжется, он сильней предыдущего. Удряюсь головой о стенку и теряю сознние. Сколько прошло времени - не зню. Нверно, считнные секунды, может быть, минуты. Я поднимюсь, еще слышу стоны Бердниковой, но они рздются откуд-то издлек. Ни Бердниковой, ни Готовцевой не вижу - их, очевидно, унесли в перевязочную. Вероятно, я оглушен. Встю, прижимюсь к переборке. Првя половин головы болит тк, что не могу открыть глз. Сообржю все же: ндо идти вниз, в свой отсек, к рненым. Собирю силы, поворчивюсь и, штясь, иду к выходу.

Дым опять стло больше, сильней пхнет грью, грохот, шум, свист бомб. Н меня нпдет стрх, и мне хочется зкричть: "Помогите! Помогите!", но я иду, сжв зубы.

Сквозь дым вижу Антонов.

- Почему вы здесь? - удивленно спршивет он меня. - Н корбле уже почти никого не остлось. Был комнд всем сходить н берег.

Он не приседет, кк обычно при бомбежкх, и вообще совершенно спокоен. Я тоже срзу успокивюсь, и мне дже кжется, что у меня голов болит меньше, но я штюсь.

- Вы бледны. Вм нехорошо? Может, вм помочь? - озбоченно спршивет он и хочет взять меня под руку.

- Нет, спсибо, я см... Я скжу моим...

- Вши двно уже в штольне н берегу с Цимблюком. Я см видел. Сходите н берег.

- А вы куд? - спршивю.

- В свою кюту, возьму плщ.

Я медленно пробирюсь н плубу. Все в дыму, в огне... Корбль кренится. Плуб уходит у меня из-под ног. Ясно вижу берег, но никк не могу понять, почему трп необычно поднят вверх. Мелькнул мысль, что н берег уже нельзя сойти, и я остнвливюсь. Мимо прошли две женщины; они вынырнули из дым и срзу же пропли, з ними дв крснофлотц. И тоже исчезли.

Я все-тки, очевидно, плохо сообржю. Голов нестерпимо болит, но я отчетливо видел у одного крснофлотц кровь н лице; его поддерживл товрищ, у которого неестественно болтлсь првя рук.

- Бинты есть? - слышу я.

- Сейчс, - отвечю кому-то.

Бинтов со мной нет, но я ясно вспоминю, что у меня в кюте целый узел бинтов и вты. Я быстро поворчивюсь и иду к себе в кюту: это первый клсс, кют номер семь, четвертя дверь нпрво. В дыму плохо видно, я ощупью считю двери. Дым ест глз. Корбль дрожит, стонет и все больше клонится нбок; грохот продолжется, но он уже отдленнее.

Орудия не стреляют. Нет, вот рздлся нш выстрел, - я узнл его по особому звуку. Кто-то еще есть н корбле. Ощупью нхожу свою кюту. Дверь не зперт. Под койкой н полу мленький чемоднчик и рядом узел с бинтми и втой. Я беру чемоднчик и узел. Последний взгляд н кюту, н кртинку, которя висит нд дивнчиком, - лес, деревья и зеленя трв...

Я возврщюсь к трпу. Н трпе крснофлотец. Он спускется очень быстро, з ним женщин в плтке. Плмя зловеще окршивет воду и берег в зеленовтый цвет. Трп отошел от причл; с трп н берег переброшен доск.

Крснофлотец бежит по доске, он кчется под ним. Он бежит быстро, тк же быстро сходит и женщин в плтке, з ней я. Сзди слышу торопливые шги. Неужели я сойду по доске и не упду? Голов кружится. Н берегу слышу голос Глкин:

- Сходите спокойно. Был прикз комндир покинуть корбль без пники. Идите в штольню. Сюд, прямо! Проходя мимо него, спршивю:

- Цимблюк сошел?

- Д, д, Цимблюк двно с рнеными в той штольне, - он покзывет рукой. - Вы идите туд.

Я иду и все время оборчивюсь. "Кхетия" уже совсем нкренилсь. Столбы дым, плмени... Трп дрожит... Доск, переброшення к причлу, кчется, по ней кто-то сходит. Немецкие смолеты еще тут - невдлеке слышны рзрывы бомб.

У смой штольни меня кто-то встречет, берет под руку и ведет в штольню. Здесь темно, душно, дымно. Слышу тревожный голос Зболотной:

- Что делть? Нет ни одного бинт. У политрук Волковинского хлещет кровь. Чем перевязывть?

Слышу другой чей-то взволновнный голос:

- У Ухов были бинты,

- Уже нет ни одного.

Я вхожу в штольню. Несколько рук тянутся ко мне. Я вижу Ндю Зболотную, ее лицо кжется мне особенно милым в эту минуту. Он бросется ко мне.

- Вм нужны бинты? Возьмите, - и я протягивю узел с бинтми. У меня его срзу же выхвтывют, и я слышу рдостный крик:

- Бинты! Бинты!

Окзывется, у нс тридцть пять рненых и шестндцть убитых. Аптек нш сгорел. Все сошли н берег в чем стояли. Тяжело рненых успели перевязть в перевязочной. Бинты принес птекрь Ухов: он вернулся с трп в свою потйную клдовочку и взял целую нволочку бинтов, кроме того, бинты принесл я. Вот и все нши зпсы. Ни шприц, ни кмфоры, ни спирт, ни жгут - ничего.

Нши люди, столько рз спсвшие других, лежли неподвижно и истекли кровью, и мы беспомощно толпились вокруг, не зня, кк им помочь.

Я подошл к Волковинскому. Он тушил пожр вместе с боцмнской комндой в курительном слоне. Туд попл первя бомб. Боцмн был убит нповл, Евгений Никитович рнен. Его снесли н берег, положили н носилки, кое-кк перебинтовли. Рнения тяжелые: левя чсть лиц ндорвн, губ рссечен, перебит првя рук, осколочное рнение живот, невидимому, проникющее, рнены и обе ноги. Он лежл тихий, бледный, было до слез жль его.

- Ну, медицин, - скзл он невнятно: рненя губ мешл говорить. Спсйте меня! Оперируйте. Делйте ккие-нибудь уколы. Ну, что же вы? Или пришел конец Женьке Волковинскому?

В штольню ввели под руки лейтеннт Анохин - комндир БЧ-2, ртиллерист. Он до последней минуты руководил боем, см стрелял, см нводил орудие н пикирующих бомбрдировщиков; н его глзх вдребезги рзнесло орудие. Сейчс Анохин не в себе; у него безумные глз, он громко кричит, плчет, смеется и все зовет своих погибших товрищей. Его держт, стрются успокоить, но он вырывется, хочет бежть н горящий корбль спсть кого-то. И он-тки вырвлся и убежл, помчлся к корблю; его догнли кк рз в тот момент, когд он хотел прыгнуть в воду.

Мхлдзе помогл сойти с корбля рненой Готовцевой.

Кто-то рсскзывет, что убит Морозов. До службы н "Кхетии" он рботл в Новороссийске н трикотжной фбрике и добровольно пошл н корбль снитркой. Морозов считл своим долгом "лично принять учстие в войне", кк он говорил. Нездолго до ее гибели новороссийскя гзет поместил о ней восторженную зметку, и Морозов с гордостью ее всем покзывл... Он был уже н берегу, и вдруг ей вздумлось зчем-то вернуться н горящий корбль. Больше Морозову никто не видел. Обгоревший труп ее ншли крснофлотцы н плубе.

Погибл и нш Полищук, военфельдшер.

Он с нчл боя был в снчсти, окзывл первую помощь рненым. Во время пожр, который возник рядом с снчстью, ок не покинул своего пост и вместе с снитром перевязывл пострдвших. Потом ей скзли, что н верхней плубе лежит ртиллерист с рзбитой головой. Он схвтил дв бинт и бросилсь к нему н помощь. Здесь ее и убило. Тело Полищук видели многие. Он лежл н спине, с широко рскинутыми рукми, в кждой руке крепко зжто по бинту...

Многих нших рненых отнесли в нходящуюся рядом штольню, где рсполглся эвкопункт. С ними были Цыбулевский, Кечек и еще кто-то.

Все случилось очень быстро. В течение нескольких минут одн з другой в "Кхетию" попли четыре бомбы, вспыхнули пожры, и утро, нчвшееся тк привычно в боевой обстновке, кончилось ктстрофой.

Но бой все еще продолжлся. По Сухрной блке непрерывно стреляли из орудий. Выходить нружу было опсно. Очевидно, придется пробыть в штольнях до вечер. А потом?

Я сижу, сжвшись в комочек. В подземелье сыро, холодно, душно Чья-то зботливя рук прикрыл меня бушлтом.

Я дже не поднял головы.

Люди рсполглись где попло - н ящикх, н снрядх (в этой штольне был склд боеприпсов), н полу; жлись друг к другу; возле меня рзместилсь групп нших девушек и крснофлотцев. Кто-то, вздохнув, тихо произнес:

- Нет ншей Полищучки! Кто же нс теперь ругть будет?

И срзу тихий женский голос зпел:

Чйк смело пролетел нд седой волной, Окунулсь и вернулсь, вьется ндо мной...

Голос был слбый, и мотив звучл неверно. Но тут же его подхвтили несколько голосов и зпели тихо-тихо, с особенно грустным выржением.

Нш Полищук очень любил эту песню. Иногд он приходил в слон н корбле, где был рояль, и под ккомпнемент Нины Мхлдзе пел "Чйку". При этом он склдывл руки н животе, ногой отбивл ткт и печльно тянул слов, выкрикивя н высоких нотх. Сейчс, вспомнив Полищук, зпели ее любимую песенку, и в ней прозвучли скорбь о погибшем товрище и увжение к нему.

* * *

Бой продолжлся. Иногд бомбы пдли где-то совсем рядом, и тогд в подземелье ншем что-то звенело и кчлсь земля. В глубине штольни обнружилось целое богтство: груд домшних вещей, чемоднов, узлов, одеял, подушек. Люди бросились к ним, кк к нходке. Нших рненых срзу уложили н нйденные мтрцы, подушки, укрыли одеялми.

Несколько смельчков, в том числе и Селенин из боцмнской комнды, отпрвились н горевшую "Кхетию". Они лзили в буфет, н кмбуз и принесли в штольню консервы и немного хлеб. Делили все по-бртски. Чсть продуктов отнесли в соседнюю штольню, где помещлись рненые, тк и не дождвшиеся отпрвки н "Кхетию"...

Селенин рстрогл меня. Окзывется, он пролез через иллюминтор в мою кюту, которя нполовину был злит водой, достл мой новенький летний китель, две шелковые кофточки - они плвли сверху - и несколько вымокших книг и тетрдей. Торжествующий, он принес все это в штольню и громко стл звть меня. Ему укзли н мой угол. Он присел н корточки - вод, стеквшя струйкми с его одежды, срзу же обрзовл лужицу - и громко зговорил:

- Ведь это вши вещи? Из вшей кюты взял. Четвертый иллюминтор от входной двери. Я зню. Я крсил у вс рмы в Поти. Нте, берите.

- Спсибо, спсибо вм, но кк же вы добрлись до "Кхетии"? Кк вскрбклись н нее? Ведь он горит.

- Горит...

Селенин сел возле меня прямо н мокрую землю, поджл под себя ноги и рсскзл, кк он с другими крснофлотцми прыгл в воду, кк крбклся н борт горевшего корбля.

- Ну, скзно - коробк, - то и дело горестно повторял он. - И горит, кк коробк. А до чего жлко, и скзть не могу. Селенин нклонился близко к моему лицу и прошептл:

- Нши думют, что всех отпрвят н Большую землю. А нс оствят здесь, в Севстополе. Будут списывть по чстям, тк я пойду с вми. Хорошо? Немцы уже н Северной стороне, прорвлись.

- Посмотрим, - ответил я. Под вечер подошел ко мне Ухов.

- Ну, вот и свершилось, - тихо проговорил он. - Мы все были готовы к этому. Недром "Кхетию" нзывли счстливой. Он и впрямь счстливей других: погибл у стенки, и большинство людей спслось.

Он рсскзл мне, что Волковинский умер и его похоронили в ямке от снрядов, збросв могилу кмнями и землей.

С нступлением темноты нм предложили перейти в другую штольню, где были койки. Сюд свозили рненых, чтобы эвкуировть их н Большую землю. В штольне всегд с особым нетерпением ждли "Кхетию". Это был большой корбль, он брл н борт много рненых, и все верили в его счстливую звезду. И вот корбль погиб...

Стемнело. По Сухрной блке уже не стреляли, но бой шел где-то совсем недлеко. "Кхетия" еще горел. Невысокие языки плмени освещли берег вокруг нее, и море кзлось золотым.

Вместе с другими выхожу из штольни. Меня встречют мои снитры Цимблюк и Цимбл.

- А мы тут волнуемся, - медленно и лсково зговорил Цимблюк, отбиря у меня пожитки: чемоднчик с письмми дочери и узелок со спсенными Селениным вещми. - Скзли, что вы рнены, потом скзли, что вы убиты, от Глкин узнл: жив! Идемте, мы вм постель приберегли и чю оствили.

Окзлось, что Цимблюк, Цимбл и Вля Ббенко срзу же после моего уход из отсек вывели всех рненых н плубу, блгополучно свели их по хорошо еще действоввшему трпу н берег и сдли в штольню номер дв, где помещлся эвкопункт. Они хотели пойти еще рз н корбль, но их вернули с полдороги, тк кк уже был прикз всем покинуть "Кхетию".

Цимблюк сейчс же знялся хозяйственными делми: сбегл в штольню номер три, достл воды, дже чю, кормил людей, носил "утки", в общем рботл целый день, кк обычно. От него не отствли и Бондренко с Цимблом. Они, пожлуй, были единственными снитрми, которые без прикзний и нпоминний срзу приступили к рботе. Позже к ним присоединились другие.

Меня уложили н койку, дли чю и бутерброд с консервми. Рядом со мною н соседней койке лежл Зин Экмерчн. Он был рнен. У нее окзлись множественные мелкоосколочные рнения обоих бедер. Кости не были повреждены. Он лежл н животе и стонл. Я подсел к ней. Зин уткнулсь лицом в подушку и тихо зплкл.

В это время в штольню вошел комндир "Кхетии" Михил Ивнович Белух.

Я с трудом узнл его. Он шел, штясь, нтыкясь н койки и тбуретки, точно слепой. Руки болтлись, кк плети, голов свесилсь н грудь, губы подергивлись.

Я встл ему нвстречу, окликнул, он не ответил. Я взял его з руку, привел к моей койке. Он был в рсстегнутой шинели, весь перепчкн грязью, руки до крови исцрпны. Окзывется, Михил Ивнович все время нходился н мостике; дже тогд, когд сорвло его кюту и штурмнскую рубку, он все еще оствлся н своем посту.

С ним рядом был комисср Крпов, и он-то силой стщил Белуху с корбля. Михил Ивнович не хотел покидть горевшей "Кхетии".

Когд я подвел его к кровти, он молч лег н спину, фуржк упл. Крупные слезы медленно текли по щекм.

- Погибл "Кхетия", - негромко, с мукой произнес он. - Горит - смотреть стршно.

И этот слвный человек, смеявшийся нд "душевными переживниями", лежл н постели и горько плкл.

Тут меня позвли. Кто-то сердито произнес:

- И куд нши врчи пропли! Ни одного нет, люди умирют. Я знялсь рнеными.

* * *

Через дв-три чс нм прикзли собрться в "вестибюле" штольни. Нс рзделили н несколько групп: Белух и Крпов, зтем Трлецкий, штурмн и еще некоторые квлифицировнные корбельные специлисты получили прикзние явиться в штб обороны для нпрвления в Новороссийск. Весь вольнонемный соств корбля, няни, снитрки и все нши рненые должны были остться в штольне и дожидться попутного трнспорт, чтобы тоже отпрвиться н Большую землю.

Ншу снитрную чсть рзделили: одни оствлись в штольне ухживть з рнеными, другие, в том числе я, должны были явиться в снитрный отдел Севстополя з получением нзнчения в чсть для зщиты город.

Зтонул дорогя "Кхетия", и люди, столько месяцев жившие бок о бок, вместе рботвшие и стрдвшие в тяжелой обстновке боевых рейсов, рзлучлись.

Мы вышли из штольни. Ночь был звездня. Спрв виднелось уже невысокое плмя догорвшей "Кхетии"; шл стрельб, то и дело слышлись близкие и длекие выстрелы, гудели смолеты; н небе сверкли крсные, зеленые и желтые огоньки трссирующих пуль. Все, кк по комнде, остновились; взоры всех обртились к горевшей мссе, тк недвно бывшей крсивым, блгоустроенным корблем, проделвшим много слвных походов и спсшим тк много людей.

Кто-то громко, ндрывно скзл:

- Прощй, "Кхетия"!

Кто-то зплкл, словно мы прощлись с другом.

- Пойдем, товрищи! Вперед! Чей-то молодой голос крикнул:

- До свидния, товрищи! До свидния, друзья!

И мы рзошлись группми в рзные стороны, н всю жизнь зпомнив нш прекрсный корбль, ншу трудную жизнь, нши боевые походы, унося в сердце любовь к товрищм и ндежду н лучшее будущее.

Евгений Петров

Севстополь борется

Прошло много дней, кк немцы нчли нступть н Севстополь. Все эти дни нпряжение не уменьшлось ни н чс. Оно увеличивется. Восемьдесят семь лет нзд кждый месяц обороны Севстополя был прирвнен к году. Теперь к году должен быть прирвнен кждый день.

Сил и густот огня, который обрушивет н город неприятель, превосходит все, что знл до сих пор воення история. Территория, обороняемя ншими морякми и пехотинцми, не велик. Кждый метр ее простреливется всеми видми оружия. Здесь нет тыл, здесь только фронт. Ежедневно немецкя виция сбрсывет н эту территорию