/ Language: Русский / Genre:sf_humor,

Марьинская Аномалия

Николай Бахрошин

Космическая катастрофа. рассеяла по Галактике обломки экспериментального двигателя звездолета глубинной разведки. Одна из частей двигателя – редуктор причинно-следственных связей оказался на Земле.За таинственным редуктором охотятся космические пришельцы. Одни хотят изолировать разрушительное действие редуктора, другие запустить его и вызвать на Земле полный хаос.Теперь все зависит от землян – жителей доселе тихого Марьинска.

Николай Бахрошин

Марьинская Аномалия

Глава 1

Сутра пораньше баба Гаша наладилась по грибы. Во вторник, а может быть, и в четверг, кто его разберет, этот календарь, по горячему-то летнему времени.

Грибков ей давно хотелось. Жаренных на постном масле грибочков с луком и со сметаной. Чтоб шкварчали и плевались на сковородке, распространяя вокруг влажное лесное благоухание. Объедение, одним словом. Умереть – не встать, как любит говорить в таких случаях сосед Пал Палыч. Да и на зиму давно пора сушить белые, зимою грибной супчик идет куда как в охотку. Но дела все. Хозяйство.

Накануне баба Гаша плохо спала. Сначала хорошо, а потом – плохо. Завалилась поздно, в десятом часу, без задних ног завалилась, но к полуночи проснулась и заворочалась. Раздумалась, как она это про себя называла.

Подумать ей было о чем. Хозяйство, конечно. Корова Машка, два поросенка – Васька и Борька, Васька побойчее, зато Борька толстеет лучше. Спокойнее потому что. Спокойные – они всегда хорошо толстеют. Кроме того, восемь клеток с кролями, куры, утки, вредный индюк Гаврила. В общем, есть тут о чем подумать.

Потом мысли плавно перетекли на сынов. Как всегда. Двое их у нее. Старший – в Норильске. Работает там на шахте. Раньше жил кум королю, в отпуск приезжал, деньги как песок сыпал. Говорила она ему. Теперь больше не приезжает. Накладно стало. Зато письма пишет. Мол, жди, мать, надейся, скоро перееду к тебе со всем семейством на постоянное жительство. Мол, надоел Север. Скорей бы уже. Баба Гаша представила, как приставит толстую невестку Таньку к корове или, например, к поросям, и даже похихикала в темноте.

Младший сын у нее в Нижнем Новгороде. Раньше инженером был на автозаводе. Теперь работает в какой-то фирме «купи-продай». Из новых. На побывку приезжает на иностранной машине, весь из себя. Не женится только никак, бобылем живет, как сухое дерево. «Мне так лучше, мать», – говорит. А как может быть лучше одному-то? Непонятно. Не может одному быть лучше, в этом баба Гаша была твердо уверена. Сама полжизни без мужика, одна тянула.

Этот в родительский дом не вернется, конечно. Этому, видишь ты, хорошо.

Обычное дело. Выросли сыновья, разлетелись. Куда их тянет, зачем? Жили бы в Марьинске. На мебельной фабрике, говорят, неплохо теперь мужики зарабатывают. Устраиваются люди. Сосед вот, Пал Палыч, бывший учитель физики; вообще не работает. Имеет два киоска на центральной площади и живет себе как сыр в масле. Умаялся от безделья. А недавно пустила к себе постояльца со странным именем Паисий Егорович, хороший мужик, лишнего врать не надо, – приятный, обходительный и в хозяйстве толк понимает. Так тот, сколько живет, и пальцем о палец не постучал. Колдун, говорят. А кто его знает, чего он там колдует. Но вежливый.

Избаловался народ с этими демократиями. Нет, пока человек жив, он должен ломить работу, в этом баба Гаша была твердо уверена. А уж мужик – тем более, мужик – что скотина безрогая, ему без работы – голимый алкоголизьм.

Когда мутный рассвет забрезжил за окнами, баба Гаша окончательно проснулась. Встала, умылась, на скорую руку хлебнула чайку с баранками и начала собираться.

Первым делом достала с чердака любимую трехведерную корзину. В корзину положила брезентовое ведро, несколько лет назад оставленное знакомым шофером в залог за поллитровку самопляса. Удобная штука оказалась. Сложишь его – как кулек, а разложишь – целое ведро получается. На всякий случай положила в корзину три целлофановых пакета. Подумала и добавила еще парочку. Не идти же из леса порожняком.

Собрала в дорогу поесть. Пару крутых яичек взяла, черного четвертинку, три штучки соленых огурчиков, подсолить жизнь, пяток огурчиков свежих, если пить захочется. Все это она тоже сложила в целлофановый пакет. Вот и еще пакет на всякий случай. Пригодится.

Солнце только собиралось вставать, потягивалось за горизонтом, играя чистыми утренними лучами, а баба Гаша уже вышла за окраину родного города Марьинска и бодро затопала резиновыми ботами по обочине загородного шоссе.

Ее любимые грибные места вдоль Оладушкиных болот были недалеко. Километров десять, а дальше через лес напрямик. Есть, конечно, места и поближе к городу, но там разве грибы? Мелочь пузатая, а не грибы, все уже вытоптали и выходили.

День пока что не разогрелся, и шагать было прохладно. Хорошо было шагать. Сначала баба Гаша думала о своем хозяйстве, благо с соседкой договорилась, за живностью та присмотрит. Потом ни о чем не думала. Просто шагала.

Через пару километров ее подвез шофер на машине с цистерной.

Полдороги баба Гаша ехала на мягких кожаных подушках как барыня. Дальше цистерна поворачивала. На сиденье она положила шоферу пятирублевую монетку. Пусть мужик побалуется.

Лес встретил бабу Гашу прохладными запахами прели, размеренным шумом деревьев и птичьим гомоном. Хорошо в лесу. Она любила бывать в лесу. Но некогда все.

Грибы начались сразу, вот что значит заветное место. Первый гриб, крепенький подосиновик, она нашла прямо у обочины дороги. Так и пошло. Первый грибок берем, второй видим, третий примечаем, четвертый на ум идет. Баба Гаша двинулась по лесу, как комбайн-универсал, оставляя после себя широкую грибную просеку.

Когда она наконец опомнилась от своего добычливого азарта, день уже приближался к полудню. Трехведерная корзина была полна, брезентовое ведро – с горкой, к ручке ведра она привязала три целлофановых пакета, тоже набитые под завязку.

Хорошо грибков поломала. От души. Почаще бы так-то.

Идти было тяжело, но можно. Ничего-ничего, своя ноша не тянет, успокаивала она себя, сгибаясь под тяжестью. Не в одной же руке несет, в двух, значит – уравновешивает. Значит – в два раза легче.

Пора было выходить на шоссейку. И уж совсем собралась, но в последний момент передумала, решила заскочить еще через известную ей просеку в молодой еловый лесок. Там она в прошлом году брала молоденьких боровичков. Целыми гнездами брала, все как на подбор налитые.

Баба Гаша форсированным маршем пересекла залитую горячим солнцем просеку, перебираясь через поваленные стволы деревьев и продираясь сквозь цепкий малинник. Только тут почувствовала, что устала. Годы, не девочка уже, девятый десяток пошел.

* * *

Добравшись до спасительной тенистой опушки, она присела отдохнуть и перекусить. Пожевала яичек с хлебушком, подсолила их огурчиками, на заедку схрумкала пару свеженьких. Потом прилегла на мягкую хвою.

Хорошо ей стало. Спокойно. Лежишь себе, как кума на крестинах, полеживаешь, в небо поплевываешь. А небо над головой синее, бездонное, облачка по нему плывут такие веселенькие, кучерявенькие…

Она задремала. И снилась ей всякая всячина по хозяйству, никак она не успевала во сне всех дел переделать, очень хлопотливый был сон, а потом флегматичный хряк Борька вдруг заговорил с ней человеческим голосом. Мол, дай, бабка, воды напиться, воды хочу, мол, свеженькой, холодненькой, из колодца.

– Старая, вода есть?

Баба Гаша открыла глаза и со страху мало что не опозорилась детским грехом. Прямо на нее, наставив в лицо вороненые стволы, смотрели небритые партизаны.

– Так есть вода или нет? – повторил один, тощий, угловатый, болезненный, но, по всему видать, лютый.

– Засохни ты, Гоша, – сказал другой партизан.

Этот был постарше, с морщинами, залысинами и водянистыми, словно выцветшими, глазами. Командир, наверное.

– Да я и так засох, Федорыч. В натуре как сухой лист, – немедленно отозвался лютый, непрерывно гримасничая лицом.

– Засох – опадай. Ты кто такая? – строго спросил командир бабу Гашу.

– Тутошняя я, марьинская… – взялась было объяснять она, но осеклась.

Потому что в командире увешанных оружием и одетых в плохое, как на прежний субботник, партизан узнала первейшего мафиози города Марьинска, нынешнего директора мебельной фабрики Сидора Сыроегина. Которого часто видела на городских праздниках ручкавшимся с мэром-жуликом Кораблиным. Про директора говорили в городе, что сам он из древнего душегубского рода бывших марьинских купцов Сыроегиных, и уж весь в дедов-прадедов удался, такому кровушки не испить – не улыбнуться.

– Иди отсюда, – сказали ей.

И она пошла, конечно. Ходко пошла, несмотря на тяжелую корзину и все пакеты. И всего-то остановилась грибок подобрать, крепенький подосиновичек, грех оставлять такой-то, как ее опять окружили.

На этот раз отрядом командовал начальник РУВД, брюхастый полковник Дробышев. Баба Гаша его сразу узнала. Гонял он ее как-то из кабинета в кабинет за малой справкой, полоскал что тряпку. А с ним тьма народу, все в касках, в мышиных комбинезонах и с автоматами. Высокие, один страшнее другого, и каждый поперек себя шире. Услышав про Сыроегина, Дробышев тут же озаботился, всхрапнул как конь и погнал своих дальше. А ей опять было велено чесать отсюда и не останавливаться.

Останавливаться, как же. Теперь баба Гаша перешла на мелкую, семенящую рысь. Пакеты с грибами цеплялись за ветки, да уж пес с ними, думала она, тяжело отдуваясь. Свою бы голову унести на своих ногах. Война, что ли, началась? А дома, как на грех, соли всего две пачки и спичек коту на слезы не хватит…

– Бабка, а бабка?!

– Не слышишь, что ли, старая клюшка?!

– Ваше высочество, точно, не слышит.

– Может, пнуть ее?

Баба Гаша осеклась на ходу, как подстреленная охотником птица. Только грибы из рук посыпались. Но она этого уже не замечала.

Она увидела перед собой троих. Первым ей бросился в глаза низенький мужичок в телогрейке. Кепочка, кирзачи, штаны солдатские, опилками весь присыпан, будто с лесопилки идет. Только рожа больно противная. Вся в щербатинах, прыщах и язвах, точно рашпилем тертая. Сплюнуть и растереть, вот какая рожа.

Второй был высокий. Очень высокий. Когда баба Гаша на молокозаводе работала, у них бригадир был, Федор, два метра три сантиметра роста, все удивлялись, какой здоровый. Так этот вот еще выше. Только худой, как смерть неправедная. Одни скулы, нос и глазищи страшные. И весь в черном. А третий… Третьего баба Гаша сначала не разглядела, но когда тот показался из-за спины высокого, так и обмерла вся. Любой бы обмер. Человек – не человек, лицо – не лицо, цвет зеленый, тухлый, как у утопленника. А глаза желтые, круглые, вроде как светятся. Чисто Кикимора болотная. Одежду баба Ганса с перепугу даже не разглядела.

– Ты кто, бабка? – спросил низенький.

– До города далеко? – проквакал зеленый.

– Гоните ее в шею! – сказал высокий.

Его густой бас громыхнул, как громовые раскаты в мае. Аж в ушах зазвенело. Сроду она такого голоса не слышала, даже по телевизору.

Нет, ее гнать не надо было. Баба Гаша сама побежала, пошла тяжелым, коровьим, как говорили в деревне у бабки-покойницы, галопом, так что ветер в ушах засвистел. Испугалась очень.

А потом уши окончательно заложило. Прямо над ее головой, прижимая к земле закладывающим уши грохотом, проплыли над верхушками деревьев два пятнисто раскрашенных вертолета.

Баба Гаша знала, что такое страх. Всю жизнь она чего-то боялась. Когда жила в оккупации – боялась немцев, когда муж вернулся с фронта пьяный и покалеченный – его боялась, буйный был выпивши, за топор хватался, все мерещилось ему, что враги наступают. Когда сыновья росли – боялась за их непутевость. И сейчас боится, жить вообще страшно, пожар вдруг, или воры залезут, или письмо нехорошее придет про сыновей или внуков.

Но тут был не просто страх. Ужас кромешный, ночной кошмар среди бела дня. Когда сердце сжимают ледяные пальцы и в голове стучит только одна мысль – бежать, спасаться и прятаться.

Точно, война началась.

Она побежала. Через лес, напролом, не разбирая кустов, рванулась к дороге.

Только отмахав километра три по шоссе, баба Гаша спохватилась, что забыла там складное ведро и пакеты с грибами. Одна корзина в руке, и ту непонятно как ухватила. Чудом ухватила, совсем бежала без памяти. Мелькнула мысль вернуться и подобрать, но тут же исчезла.

Ох, какие дела страшные… Ох, люди-нелюди…

Выбравшись на шоссе, баба Гаша окончательно обессилела и села прямо на обочину отдышаться. Вокруг было пусто и буднично. Ощутимо припекало солнце. По обе стороны пустынного шоссе зеленела рожь. Высоко в небе проплыл самолет, оставляя после себя реактивный след. Все как обычно.

Холодная льдинка под сердцем понемногу таяла. И чего она вдруг так испугалась, недоумевала про себя баба Гаша.

Потом ее подвез знакомый шофер. В машине, на мягких сиденьях, под радио, под мерную песню мотора, баба Гаша окончательно отошла и успокоилась. Чего испугалась, действительно? Ну, бегают по лесу разные. Страшные люди. А люди всегда страшные, кого еще бояться, как не людей? Как будто мало страшных людей видела она за свою долгую жизнь? А по телевизору видела и того больше, много всякой всячины развелось, бандиты, террористы, боевики какие-то, телевизор включишь и только глазами хлопаешь. Совестно в ее-то годы штаны мочить. Вот дура старая, думала она про себя.

Знакомый шофер довез ее до калитки и отказался от денег. Это ее обрадовало. Подъезжая к дому, баба Гаша привычно перетекла мыслями на хозяйство. Как там без нее зверюшки, поди, соскучились. И в огород неделю как не хожено, заросло все…

Про встречи в лесу вспоминала мельком. Чудны дела твои, Господи, заключала она для себя.

* * *

– Убежала бабка, – сказал зеленый.

– Хорошо пошла, ходко, – сказал низенький. – К вечеру будет в городе. Если в болоте не забуксует.

– Съесть ее надо было.

– Костлявая больно.

– Кость не помеха. Кость мясо держит, – сказал зеленый, плотоядно облизываясь широким, как лопата, коричневым языком.

– Ладно, закончили балаган, – прервал их высокий в черном. – Упырь В, докладывай ты.

– Что тут докладывать, демон Асмагил, – немедленно забубнил низенький. – Все сделал. Как ты сказал, все я и сделал. Обустроился, значит, на лесопилке при мебельной фабрике. Оформился, все честь по чести, на работу хожу.

– Ну и как?

– Да не буду жаловаться. Жить можно. Зарплата приличная и премия сорок процентов. Это когда срочный заказ. Когда в вечернюю останешься, по двойным расценкам наряды закрывают. На круг за месяц очень даже прилично выходит. Нет, жаловаться не буду, можно жить, Асмагил. То есть, виноват, Ваше Величество…

Он осекся. Тот, кого он назвал демоном и Асмагилом, шумно выдыхал воздух сквозь сжатые зубы. Его бледно-серое лицо становилось иссиня-черным. Упырь В испуганно втянул голову в плечи.

– Тебя зачем послали?! – громыхнул демон.

– Да я…

– Молчи, дурак! Я тебя на разведку посылал, а ты тут чем занимаешься?! Доски пилишь, сверхурочные зарабатываешь?!

Эхо его могучего голоса загуляло по верхушкам деревьев. Разбуженная ворона соскочила с макушки и долго кружилась в воздухе, недовольно каркая. Зеленый посмотрел на нее и опять облизнулся.

– Да я что? Я же ничего, – оправдывался Упырь В.

– Молчи, дурак, нос откушу!

– Молчу, Ваше Величество.

Несколько минут все напряженно молчали. Лицо демона постепенно возвращалась к обычному серому цвету.

– Я не Величество, я – Высочество, – сказал он почти спокойно. – Предки мои были королевской крови, но королями никогда не были. Значит – Высочество. Соображать надо.

Упырь В, уткнувшись глазами в землю, забормотал вроде бы про себя, что черти их разберут, всех этих высочеств-величеств, а его дело простецкое, ему вообще думать не положено, у него от этого голова пухнет. Демон покосился в его сторону, тот умолк.

– Ладно, докладывай ты, Ящерт, – сказал Асмагил.

– А я что, я ничего, я всей душой очень даже, – залопотал зеленый Ящерт. – Уж бегал я тут, бегал, рук-ног ни разу не приложил, все леса излазил, все поля исползал, весь город по камешку перещупал…

– Короче!

– Короче – редуктора причинно-следственных связей я не нашел.

Упырь В подобрал оставленные бабой Гашей пакеты, пошуровал там. Выудил огурец, надкусил, пожевал и выплюнул.

– Соленый, – сказал он.

– И это все? – спросил демон.

– Нет, тут еще свежие есть. И яички.

– Засунь его себе… Знаешь, куда! – Демон опять начинал злиться, чернея лицом. – Я спрашиваю, что по делу? Ты, сволочь зеленая, установил контакт с биороботами? Где Соловей-разбойник? Где Леший? Где Баба-Яга со своей культяпкой? Что они делают?

– Это какой Соловей-разбойник? Который у нас в тот раз инфразвуковой генератор спер? – спросил Упырь В, аппетитно хрустя трофейным огурчиком. Ему никто не ответил.

– Леший по лесам бродит, днем с огнем его не найти, один раз видел, и то издали, – доложил Ящерт. – Запуганный какой-то стал, от собственной тени шарахается. Соловей-разбойник уже лет двести на дереве дрыхнет. Как залез, так и спит, совсем старый уже. Похоже, отразбойничался. А Бабу-Ягу я не нашел, избушка куда-то ушла, только зола осталась на той поляне.

– Кто ушел – Баба-Яга? – не понял демон.

– Насчет Бабы-Яги не знаю, говорю же, не нашел, – пояснил Ящерт. – А избушка точно ушла. Подзарядить бы их всех надо, энергии совсем мало.

– Подзарядим, – задумчиво пообещал демон. – Ну все равно, должны же быть какие-то следы. Всякие странные происшествия, нелепости, несуразицы должны происходить.

– Ваше Высочество, тут несуразицы на каждом шагу. Тут жизнь такая, – отозвался Упырь В. – Вот у нас на лесопилке наряды закрывают…

– Молчи, дурак!

– Молчу.

Все опять замолчали.

– Ладно, все с вами ясно. Придется мне самому браться за дело, – значительно сказал демон.

Как браться за дело, он не знал. Но в любом случае последнее решающее слово должно оставаться за руководителем.

Упырь В, стукнув бабкиным яичком о собственный лоб, аккуратно очищал его от скорлупы и сопел от старательности. Изо рта с треугольными зубами уже свешивалась длинная вожжа слюны. Ящерт брезгливо наблюдал за ним, искренне не понимая, как можно есть что-нибудь, кроме живого мяса.

– Да не найдем мы никакого редуктора, – вдруг сказал Упырь В.

– Почему? – нахмурился демон.

– Потому, что его уже нашли, – объяснил он. – Ящерт боится сказать, а я скажу, мое дело маленькое, чего мне бояться. Двое тут были, из службы безопасности «К». Паисий – известный гад, проныра хитрая, и с ним этот, как его, Алеша. Тот, который вас в прошлый раз арестовывал. Со службой «К», сами знаете, плохие шутки. Валить надо отсюда, Ваше Высочество, куда-нибудь на окраину Галактики, вот что я думаю.

От неожиданных новостей Асмагил настолько растерялся, что даже забыл разгневаться.

– Так… – сказал он после продолжительной паузы. – Так-так-так… Кто-нибудь может мне внятно объяснить, что происходит на этой убогой планете?

– Этого никто не может объяснить, Ваше Высочество, – немедленно откликнулся Упырь В. – Вот у нас на лесопилке: я мастеру Михалычу говорю…

– Рассказывай ты, Ящерт, – перебил его демон.

– Значит, так, – бодро доложил тот, обрадовавшись, что гроза миновала. – Редуктор в старые времена нашел местный разбойник Трофим и спрятал его в своем кладе, решил, что это золотой браслет.

А сейчас прилетели эти, из службы «К», настропалили всех местных на поиск сокровищ, а сами под шумок редуктор изъяли и отправили куда следует. Вот и все.

– Все, – проворчал Асмагил. – Легко сказать – все. Зачем же я сюда несся? Я уже и с покупателями договорился…

Упырь В с аппетитом чавкал яичками и хрустел огурцами.

Демон строго посмотрел на него и обреченно вздохнул. Ему, представителю древней воинственной расы демонов, теперь приходится иметь дело с таким отребьем, как его нынешние помощники.

А все они…

* * *

Бывший учитель физики марьинской средней школы №2 Пал Палыч в инопланетян верил с детства. Как многие верят в Бога, без сомнения и рассуждений.

Еще в те розовые времена, когда семилетнего Пашу научили читать под одновременным нажимом родителей и школы, одной из его первых книг стала «Незнайка на Луне». Сложные экономические отношения в стране лунных коротышек он не очень понял, но сама мысль о космических путешествиях его потрясла. После этой книжки он начал подолгу смотреть в ночное небо, пытаясь разглядеть среди неподвижных звезд пробегающие огоньки космических кораблей. Иногда это удавалось. Звездное небо было полно иной, яркой и интересной жизни.

Потом он прочитал много фантастики. И самой научной, и не очень. Его сверстники играли в войну, в пиратов, в казаки-разбойники. Паша всегда играл в космические корабли.

В юности он начал стесняться своего увлечения. Хотя фантастику читал по-прежнему. Родителей это даже тревожило. Они полагали, что сын теперь будет традиционно поступать в летное училище, рваться в отряд космонавтов, как многие подростки в то время. А сколько их, космонавтов? И сколько желающих? Испортит себе жизнь парень. В самом начале. Отец с матерью были учителями. Они гордились тем, что смотрят на вещи реально и знают, что сын звезд с неба не хватает.

К облегчению родителей, Паша поступил в педагогический институт. На факультет физики и астрономии.

Нет, официальные достижения страны в области исследования космоса его не интересовали. Глупо болтаться на орбите Земли запаянными в консервной банке, как шпроты, когда другие цивилизации уже вовсю осваивают Вселенную. Глотая парсеки, как километры на «Жигулях».

Инопланетяне прилетят сами. В этом Пал Палыч был уверен. Вернее, прилететь-то они давно прилетели, сколько тому свидетельств – не сосчитать. Он интересовался всеми случаями, и все они подтверждали его догадки. По каким-то своим причинам инопланетяне пока не объявляются. Но объявятся обязательно. Мудрые, как боги, и снисходительные, как учителя младших классов. Их внешний облик Пал Палыч представлял себе смутно, слишком много тут было разночтений, но в их снисходительности не сомневался. Человечество пока еще как ребенок – глупое, жадное и жестокое, считал Пал Палыч. Пока растет. Может, и вырастет из него что-нибудь путное, может – нет, время покажет. Но, как любому ребенку, ему обязательно нужен наставник. Он появится, вопрос только – когда?

Фантастикой он продолжал зачитываться. Благо, теперь ею были завалены все книжные магазины. Мировой опыт (просто так ведь никто не будет писать!) только подтверждал его интуитивную веру.

И все-таки он растерялся.

* * *

– Значит, вы оттуда? – спросил Пал Палыч, значительно показывая глазами вверх.

– Оттуда, – согласился я. А что мне скрывать?

Пал Палыч напряженно задумался.

– И как там все-таки? В космосе? – спросил он.

– По-разному, – рассказал я. – В космосе всегда все по-разному. Как везде, впрочем.

– Ага… – сказал Пал Палыч и задумался еще больше.

Волосатый лесник Трофим наблюдал за ним с интересом, шумно прихлебывая чай из блюдца. Мы опять пили душистый чай из самовара на еловых шишках. А еще было роскошное летнее утро, светило солнце, чирикали птахи, и редуктор причинно-следственных связей, уцелевшую запчасть от взорвавшегося суперзвездолета, мой коллега Алеша уже транспортировал в нужное место. Так что торопиться теперь было некуда.

– Наверно, вам нельзя ничего рассказывать? – осторожно спросил Пал Палыч.

– Почему? – удивился я.

– Так ведь узнает кто-нибудь, – не очень логично объяснил он.

– И что из того? Пусть знают. Все равно никто не поверит. Ты меня, Пал Палыч, извини за критику, но здесь у вас люди самим себе не верят, а уж друг другу – тем более.

Он опять надолго задумался.

– А звездолеты как летают? – спросил Пал Палыч.

– На фотонно-позитивной тяге, – не стал скрывать я. – С использованием субъективного фактора искривлений реальности, согласно третьей поправке к четвертому закону Геца. Впрочем, сейчас разрабатываются и новые принципы двигателей.

Нет, он не понял меня. И не смог бы понять. Впрочем, я и сам толком не понимал, как они, эти звездолеты, летают. В конце концов, я человек не технического склада ума.

– А как там, в космосе… Нет, не то… У меня к вам столько вопросов, – наконец резюмировал он.

– Спрашивай, – разрешил я, с удовольствием прихлебывая душистый чай. – Вот Трофим уже спрашивал.

– И что?

– А я ответил. Спрашивай, Пал Палыч, не стесняйся, чего там.

Трофим с хрустом раскусил сахар, запил его чаем и усмехнулся, встряхнув своей гривой. Но ничего не сказал.

Пал Палыч загорелся было глазами и открыл рот. Потом закрыл. Улыбнулся виновато.

– Так сразу и не сообразишь, – смущенно сказал он. – Не каждый же день…

– Не каждый, – сказал я. – Да ты не волнуйся, время у нас еще есть.

Но я ошибся.

Дверь скрипнула, и в комнате появился Алеша Попов, он же профессор Шварценберг из Южной Норвегии. Глазами он показал мне, что все в порядке, редуктор отправлен и опасности больше не представляет. Знакомить его с присутствующими было не надо.

– Чайку бы попить, Трофим, – весело сказал он.

Трофим не успел ответить. Дверь опять скрипнула.

Глава 2

– Руки вверх!

Мы оглянулись. Наша милая Анечка незаметно отошла в угол комнаты и теперь наставляла на нас большой вороненый пистолет. Пистолет она держала двумя руками, но, впрочем, довольно уверенно и твердо. Интересно, где она его прятала при такой обтягивающей одежде?

– Руки за голову, всем стоять, никому не двигаться! Отойти от стола!

Нет, ну кто бы мог подумать, что хрупкая девушка способна обладать таким командирским голосом. Впрочем, с точки зрения тактики она, по-моему, слегка перестаралась.

– Как же мы можем отойти от стола, не двигаясь? – как можно мягче спросил ее я. Девушка и так нервничала.

– Анька, ты что, сбрендила? – опомнился наконец Пал Палыч.

– Не Анька, а старший лейтенант ФСБ Анна Юрьева, – отбрила она его. – Радиомаяк включен, опергруппа будет здесь с минуты на минуту. Не советую вам сопротивляться. Я же говорю, всем стоять!

Повторила она это потому, что лесник Трофим поднял руку и начал громко скрести заросший гривой затылок. Неосторожно с его стороны, согласен.

Я забыл сказать, что радиомаяк и был тем самым медальоном, который она якобы потеряла. Вообще, девочка старалась, как могла. Она мне все-таки нравилась. Опять же, в каком-то смысле коллега.

– Шеф, может, ей по попе нашлепать? – предложил Алеша Попов.

– Несолидно, – сказал я. – Все-таки старший лейтенант ФСБ.

– А что такое ФСБ?

– Ну, ты даешь, – удивился я. – Хоть бы справочники почитал перед командировкой. Служба безопасности это. Местная.

– Тогда действительно несолидно, – согласился Алеша. – А справочники я читал. Там служба безопасности как-то по-другому называется. С буквой «г» как-то.

– Время перемен, – сказал я.

– Здесь всегда время перемен, – проворчал он.

Наш диалог Аню явно насторожил. Она угрожающе повела стволом пистолета:

– Эй, вы! Вы чего там?!

– Да ничего мы, ничего, – успокоил я. – Просто разговариваем. Стоим как есть арестованные, никого не трогаем, разговоры между собой разговариваем. Кстати, вот дядя Сидор прется со своими архаровцами, их ты тоже будешь стрелять? Я бы на твоем месте оружие спрятал…

Мой благой совет так и остался недосказанным. Со двора послышались выстрелы и хриплый, захлебывающийся лай собак. Дверь резко, как от удара ногой, распахнулась. Комната мгновенно наполнилась вооруженными людьми.

Знакомые все лица. Длинный, Куколь, Витюня, Ерш, во главе, конечно, мечтательный Гоша, с автоматом наперевес, окончательно обколовшийся и одуревший. Бандиты были одеты как грибники и по уши перемазаны болотной грязью.

Последним вошел дядя Сидор. Авторитет был небрит, перебинтован и грозен, как штормовое предупреждение. Все-таки телогрейка и сапоги смотрелись на нем органичнее, чем английский костюм.

– Так, – значительно сказал дядя Сидор, обводя всех присутствующих тяжелым взглядом. Было заметно, что вид моей секретарши с пистолетом в руках его удивил.

– Вот они, Федорыч, – подсказал Гоша.

– Думали спрятаться, – хихикнул Длинный.

– Так, – еще раз повторил авторитет. – Попались, голуби. Девка, ты пушку-то брось, не бабское это дело – пушкой размахивать.

– Бросай, бросай, – снова подал голос Длинный.

Что-то он часто начал его подавать, не иначе как повышение получил. Ну да ладно, карьера Длинного меня интересовала меньше всего.

– А вы? – спросил я.

– Что – мы? – не понял дядя Сидор.

– Вы разве не попались? – спросил я. – Хочу заметить, что сейчас появится Дробышев с отрядом областного ОМОНа. Если вы еще не в курсе.

Нет, определенно он был не в курсе. Резанувшая по окнам пулеметная очередь явно застала его врасплох. Впрочем, в деле приземления на пузо лицом в пол дядя Сидор проявил просто юношескую прыть. За ним посыпались вниз остальные бандиты. Я тоже залег, увлекая за собой Трофима и Пал Палыча. Алеша как джентльмен аккуратно положил на пол Анечку вместе с ее страшным пистолетом.

– Внимание, вы окружены отрядом милиции особого назначения! При сопротивлении сотрудникам милиции дана команда стрелять на поражение! Выходить из дома по одному с поднятыми руками!

Голос был металлический, многократно усиленный мегафоном, но с интонациями полковника Дробышева. Развернулся полковник, ничего не скажешь. Орлом летает, соколом смотрит. Не иначе, обещал поделиться кладом с областным милицейским руководством. И руководство было готово делить клад со всей душой. ОМОН прислали.

Определенно они все здесь помешались на этих кладах. Быстрей бы уж лесник Трофим свою церковь строил. А то совсем свихнутся кладоискатели.

Итак, власть оказалась сильнее криминала. Как обычно. Когда захочет. Пришлось выходить из дома по одному. С поднятыми руками. Раз здесь такая традиция, почему бы и не поднять руки? Ничего не имею против местных традиций.

* * *

Картина, которую я увидел во дворе, была живописной. Несколько бойцов дяди Сидора, уже обезоруженные, лежали прямо на траве, воткнувшись носами в землю. Признаков жизни они старались не подавать.

Их можно было понять. Прямо над ними, с автоматами на изготовку, стояли крепкие люди в форме мышиного цвета. Лица их закрывали черные маски, виднелись одни глаза. Глаза эти обещали многое, но ничего хорошего. Между черными масками по-хозяйски расхаживал полковник Дробышев с мегафоном в одной руке и пистолетом – в другой. Полковник был в парадном мундире, при всех своих юбилейных медалях. Его сопровождал незнакомый нам милицейский подполковник неприметной внешности, в форме попроще и без медалей. Он тоже был без маски, но задрапированные в черное люди явно подчинялись ему, а не Дробышеву.

Моя секретарша, по совместительству офицер спецслужбы, направилась к нему решительным шагом. Черные маски повели стволами в ее сторону, но пропустили.

Аня представилась, продемонстрировав замаскированному маленькую красную книжечку. Подполковник внимательно ее изучил. Книжечку, я имею в виду.

– Твою мать, – вывел он наконец короткое резюме.

– Операция ФСБ, – значительно сказала Анечка.

– Неужели? – спросил подполковник. – Соседка, значит. И что же мы тут делаем?

– Государственная тайна, – значительно сказала Аня.

– Сильно государственная? – ехидно поинтересовался тот.

Впрочем, зря он ехидничал. Потому что именно в этот момент над нами, как облако, навис ровный могучий гул, и из-за макушек деревьев выплыли два больших вертолета пятнистой болотной окраски. Из вертолетов по сброшенным через люки канатам прямо на двор посыпались люди в касках и при полном вооружении. Одеты они были в такую же пятнистую форму, только не серого, а болотного цвета. Коснувшись земли, они пружинисто отпрыгивали в стороны и ловко рассыпались вдоль забора, сразу беря на прицел всех присутствующих.

– Это еще что такое? – выпучил глаза полковник Дробышев. Для выразительности он еще прибавил несколько слов. Но я не буду их цитировать.

– Чтоб я сдох! – сказал дядя Сидор. По-моему, искренне.

– Верно говоришь, Федорыч, – поддержал его прямолинейный Гоша. Тоже, похоже, от всей души.

Теперь количество вооруженных людей явно превысило все пределы, допустимые для приусадебного хозяйства. Во дворе стало тесно.

Повисев над двором и подняв работой лопастей в тучу весь мусор, вертолеты один за другим отошли в сторону и приземлились на поляне за оградой.

Потом в калитку неторопливо вошли трое в штатском, сохраняя, как положено, выправку. Костюмы, галстуки, белые рубашки, начищенные до блеска ботинки. Тот, что постарше, выглядел очень большим начальством. Второй смотрелся по меньшей мере подполковником. Третьим был майор Трошкин. Его парадные костюм и галстук рядом с элегантным руководством смотрелись все-таки провинциально.

Увидев своих командиров, наша Анечка радостно устремилась к ним.

– Ну, все, полный комплект, – негромко сказал я Алеше, – следующим можно ждать премьер-министра.

– Какой страны? – спросил меня просто душный Попов.

– Южной Норвегии, – мстительно ответил я.

Впрочем, на этот раз я ошибся. Премьер-министра мы не дождались. Не успело начальство в штатском принять рапорт и приступить непосредственно к руководству операцией на месте, калитка в очередной раз заскрипела. Во дворе лесника появилось новое действующее лицо. Вернее, фигура.

Увидев ее, я застонал, как от зубной боли. Говорил, предупреждал – все бесполезно.

Зрелище, конечно. Рост метра два с половиной, черная монашеская ряса до пят, лицо скрывает надвинутый на глаза капюшон. На широкой груди – грубое деревянное распятие на бечевке. В руках – дорожный посох, березовая дубина толщиной с руку с кованым наконечником. За плечами, на лямках, берестяная корзина с крышкой. Плетеные сандалии на голых ступнях. Лет семьсот-восемьсот назад в таком наряде можно было появиться в любом приличном обществе. Сейчас это выглядело странно. По меньшей мере.

Конечно, это был Добрыня. Он же агент отдела «Д» службы безопасности «К». Кому еще придет в голову так бездарно вырядиться?

Добрыня прошествовал по двору, хлопая сандалиями и разметая полами рясы пыль и песок. Именно прошествовал, другого слова не подобрать. Степенно и важно, как духовная особа после плотного ужина. Кованый наконечник посоха тяжело впечатывался в землю, оставляя после себя четкие полукруглые следы. Направлялся он к нам с Алешей:

– Развлекаетесь? В солдатиков играете?

Конечно, его появление произвело на всех впечатление.

– Это еще что за чучело? – Пожилой начальник в штатском вопросительно посмотрел на начальника в штатском помоложе. Тот ответил ему недоуменным взглядом и, в свою очередь, вопросительно воззрился на всех присутствующих. Присутствующие тоже были не в курсе.

– Арестовать его, товарищ генерал? – негромко спросил начальник в штатском помоложе.

Зря он это спросил. Думаю, Добрыня его услышал. И, конечно, обиделся. Уж я-то его знаю как облупленного. Он вообще обидчивый. Иначе с чего бы ему становиться в позу посреди двора, стучать об землю березовым посохом и возвещать, чтобы все пошли вон.

И они пошли. Бандиты во главе с дядей Сидором коротким перебежками рванули куда-то в сторону болот, ОМОН отбыл более упорядоченно, построившись предварительно в колонну, спецназ ФСБ во главе с начальством ловко загрузился в свои вертолеты и взмыл над лесом. Даже моя секретарша Анечка, теперь, видимо, уже бывшая, улетела с ними.

Как нашкодившие дети разбежались. Потому что с гипервнушителем не поспоришь. Маленький такой приборчик, а какой эффект. Раз сказано идти – значит, пойдут, а куда и зачем – разберутся по ходу.

* * *

– Ты чего прилетел? – спросил я Добрыню.

– Демон Асмагил где-то здесь.

– Веселые дела. А что хочет?

– Редуктор хочет, – сказал Добрыня.

– Редуктор мы уже нашли и отправили, – сказал Алеша.

Без вооруженных людей двор как-то сразу опустел и поблек. Даже на удивление. Казалось бы, только что кипела во дворе жизнь, щелкали затворы и раздавались отрывистые команды сквозь сжатые зубы. И вот снова тишь, благодать и негромкий мирный фон лесной глухомани.

Добрыню я представил Пал Палычу и Трофиму как своего давнего друга и коллегу. Одновременно – монаха-отшельника не от мира сего. Из отдаленного монастыря. Из очень отдаленного, если точнее. Надо же было как-то оправдать его дурацкий вид.

Трофим значительно посмотрел на меня и церемонно сказал: «Здрасьте вам!» Пал Палыч ничего не сказал, но тоже значительно посмотрел на меня.

– Молока хочешь? Молоко здесь хорошее, – спросил я.

Молока Добрыня не захотел. А зря, между прочим.

– Лично меня Демон уже утомил своими фокусами. Сколько можно за ним гоняться? – сказал он.

– Значит, будем брать, – сказал я.

– Точно, – поддержал Алеша, – как в старые добрые времена. Три богатыря – Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Нас, между прочим, здесь еще помнят.

– Вас забудешь, – подковырнул его я. – Ты особо-то не разгуливайся. А то получится как тогда. Цирк уехал, а клоуны остались.

– Местная поговорка? – спросил меня Алеша Попов. Так невинно-невинно.

– Ладно, богатыри, хорош порожняка гонять. Как любит выражаться авторитет дядя Сидор, – сказал я. – Надо наконец кончать с этими биолегендами раз и навсегда.

– Я же не спорю, – сказал Добрыня.

– Вот и не спорь.

Мы трое поднялись на высокое крыльцо дома лесника. За забором, на лужайке, паслись три могучих коня. Освобожденные от привычной тяжести богатырской брони, они мирно пощипывали травку. Время от времени горячие кони всхрапывали, встряхивая гривами, и рыли землю широкими, как лопаты, копытами, косясь вокруг огненными глазами. Прямо у крыльца небрежной кучей была складирована остальная богатырская снасть: шлемы, щиты, доспехи, мечи, копья, луки и весь прочий металлолом, что необходим каждому уважающему себя дружиннику.

– Ну, ты даешь, Добрыня, – только и сказал я.

– А что такого?

– Ничего. Ничего такого, что меня удивило бы.

– Да, дела, – глубокомысленно сказал Алеша Попов. Явно у лесника научился.

– Да в чем дело-то, мужики? Я думал, пригодится вам. – Добрыня до сих пор совершенно искренне ничего не понимал.

– Железяки-то зачем приволок?

– Почему железяки? – обиделся Добрыня. – Никакие не железяки. Все по списку, все как положено, как в прошлый раз. Доспехи стеклопластиковые, непробиваемые, модифицированный вариант защитного костюма десантника. Копья антигравитационные, стрелы самонаводящиеся, мечи типа «кладенец Ж-4», энергоупорные, самозатачивающиеся, с ускорением удара до 25. Все по списку.

Тут уже я не выдержал. Ну сколько можно, на самом деле?

Для начала я выругался так, что могучие богатырские кони как один перестали пастись, вскинули головы и насторожили уши.

– Ты чего это? – спросил Добрыня.

– Так, – ответил я. – Просто так. Ради красного словца, чтобы выразить настроение. Ты бы хоть поинтересовался ради приличия, на какую планету и в какую эпоху направляешься.

– Планету я знаю, – сказал Добрыня, – Земля называется. Недоразвитая планета третьей ступени по шкале 2.

– Слаборазвитая, – поправил я. – А в целом отлично, просто восхитительно. Осталось всего ничего – поинтересоваться уровнем развития здешней цивилизации. Хотя бы одеждой и средствами передвижения.

– Некогда мне чепухой заниматься, – буркнул он. – Вечно ты, Паисий, все усложняешь, – глубокомысленно изрек он.

На эту реплику я не нашел, что ответить. Алеша Попов просто захрюкал, как здешний зверь свин. Я его вполне понимаю.

Пока мы так продуктивно общались, лесник Трофим хозяйственно ходил по двору, подбирая, подсовывая и расчищая. Пал Палыч возился с самоваром, значительно поглядывая на нас понимающими глазами. В наш инопланетный разговор они деликатно не вмешивались.

– Анечку жалко, – сказал я Алеше. – Оглоушил ее Добрыня гипервнушителем. У вас ведь с ней вроде как любовь намечалась?

Алеша поморщился.

– Вроде как, – сказал он. – Намечалась. А что дальше?

– Зеленых человечков рожать, – съехидничал я.

Зря, наверное. Бестактно получилось, ляпнул, не подумавши. Алеша насупился. Отвернулся.

– Ты же понимаешь, – сказал я. – Гипервнушитель – штука мощная, но не абсолютная. Про любовь свою она вроде как забудет, но всю жизнь теперь будет хотеть чего-то этакого, непонятного, что не может вспомнить и чего не может забыть. Впрочем, ты извини. Это, конечно, не мое дело.

– Да ладно, шеф, чего уж там, – миролюбиво сказал Алеша. – Ты сам говорил – глупо раскланиваться перед телеграфным столбом, если провода оборваны.

– Я много чего говорил. В смысле, всяких глупостей.

– Ничего, за девочку ты не переживай, – сказал Алеша через некоторое время. – Ничего страшного. Женщины всегда такие, всегда хотят чего-то этакого и непонятного. Даже без гипервнушителя.

Специалист.

И все-таки она его зацепила, это я тоже видел.

– Хорошо, закрыли тему. Давай работать, – сказал я.

А что я еще мог сказать?

Глава 3

– Пошли все вон, – сказал высокий человек в монашеской рясе.

Они все пошли. Не спрашивая, куда и зачем. По-военному. На раз-два-три. Быстро, четко и весело.

Всю свою жизнь, сколько он себя помнил, полковник Дробышев выполнял приказы и отдавал приказы. Уж он-то знает, что такое приказ. Дробышев почти не запомнил, как они снова форсировали вонючее болото, как возвращались в город на его служебной машине, за которой натруженно ревел защитного цвета автобус с омоновцами. Приказ вот помнил отчетливо и двигался как положено, согласно отданному распоряжению, а все остальное виделось ему словно в тумане.

Полковник пришел в себя в собственном кабинете. Он обнаружил, что сидит в кресле и держит в руках початую бутылку армянского коньяка, которую хранил для гостей. На столе перед ним стояли два чайных стакана. Напротив него расположился подполковник, командир областного подразделения ОМОН, человек, которого он никогда не понимал и слегка побаивался. Подполковник имел боевые награды, рваный шрам поперек щеки и красный цвет лица регулярно пьющего человека.

Дробышев потер лоб, крякнул, но ничего не сказал. Разлил коньяк в чайные стаканы. Омоновский командир достал из кармана три бутерброда с сыром, завернутые в промасленный газетный лист. Развернул его на хирургически чистом столе. Полковник опять крякнул и опять ничего не сказал.

Они так же молча выпили. Зажевали по бутерброду.

– Слушай, полковник, у тебя дети есть? – неожиданно спросил омоновец.

– Есть, – ответил Дробышев, – и внуки тоже есть.

– А у меня нет, – сказал подполковник. – Или, может, где-то и есть. Только я об этом не знаю.

– Может, еще узнаешь? – предположил Дробышев.

Подполковник внимательно посмотрел на него и покачал головой.

Они опять замолчали. Омоновец на этот раз разлил сам. Опять выпили не чокаясь, ровно на поминках сидели.

– Такое ощущение, как будто мне на голову насрали, – сказал подполковник. (Довольно грубое определение действия гипервнушителя, но по-своему верное, ничего не могу возразить.)

– Что говоришь? – не понял Дробышев.

– Насрали, говорю, – пояснил подполковник.

– Куда насрали?

– На голову. На самую что ни на есть макушку. Тебе насрали, а ты стоишь обтекаешь.

– Мне? – удивился Дробышев.

– И мне тоже, – сказал подполковник. – Мне еще больше.

– Почему это тебе большее? – Дробышев вроде даже обиделся.

Командир областного ОМОНа смотрел на него с сожалением. На его лице было видно все, что он думает по поводу умственных способностей районного милицейского начальства.

– Так получилось, – философски ответил он, разливая по стаканам остатки коньяка.

Расстались они прохладно. Подполковник небрежно сунул Дробышеву жесткую, широкую, как совковая лопата, ладонь и укатил со своими орлами. А Дмитрий Данилович пошел домой и выпил еще коньяка. Прямо из горлышка. Жена смотрела на него с удивлением. В отличие от многих милицейских чинов, пил Дробышев мало и редко. Впрочем, наученная горьким опытом, она промолчала. Он тоже ничего не сказал. Просто лег на диван, заложил руки за голову и уставился в потолок.

На диване полковник пролежал две недели. Поэтому дальнейшие события в городе прошли мимо него. Может, это и к лучшему. Для него – определенно к лучшему.

Все так же, не вставая с дивана, полковник отправил в область заявление об отставке и вскоре узнал, что его уволили в запас. Областное руководство не простило ему обещанного, но не найденного клада.

Впрочем, наследные сыроегинские клады его теперь не волновали. Его теперь ничего не волновало. Даже генеральские погоны уже не казались ему такими привлекательными. Ну, погоны, ну, лампасы на штанах, кабинет побольше и адъютант вместо секретарши. А по сути, те же самые тараканьи бега на выживание в пределах отдельно взятого управления. Где власть – это только возможность не пустить других на свое теплое место. И для чего ему это? Зачем ему подобные глупости? На шестом десятке прожитых лет, когда дети выросли, когда внуки – и те уже живут своей жизнью. Приезжая к деду, будто отбывают повинность.

Нет, нельзя сказать, что Дмитрий Данилович сильно задумался о том, что с ним случилось. Просто ему стало все безразлично. Он ел, спал, смотрел телевизор, пробовал читать книги, но все это без интереса. Бравый полковник очень быстро худел и старел лицом. Жена даже начала всерьез подозревать, что у него завелись глисты. Приводила на обследование врачей. Те качали головами, цокали языками, пытались гнать из Дробышева глисты, но так никого и не выгнали.

Даже эти садистские мероприятия бывший полковник переносил с долготерпением стоика, чем напугал жену еще больше.

Насколько я знаю, все переменилось следующей весной. Так же нехотя Дробышев поехал с женой на дачу и там остался. Неожиданно для себя и тем более для всех родных отставной полковник увлекся садом и огородом. Самостоятельно построил несколько теплиц, разработал хитрые системы полива и обогрева. Очень скоро его приусадебный участок в восемнадцать соток приобрел вид образцово-показательного хозяйства какого-нибудь американского фермера.

Он вставал с петухами и ложился спать на закате. Похудел, загорел, обветрился, а в глазах появился тот яркий блеск, который отличает фанатиков и подвижников. Впервые в жизни Дмитрий Данилович Дробышев, бывший полковник внутренних войск, чувствовал себя по-настоящему счастливым.

В свободное время, которого, впрочем, оставалось немного, Дмитрий Данилович любил ходить по соседним участкам и рассматривать, где, чего и как посажено. Всех соседей по дачным участкам он щедро и безвозмездно снабжал полезными советами и рекомендациями по части земледелия.

Скоро соседи начали считать его навязчивым идиотом.

* * *

До недавнего времени тайна МГА была одной из самых неразгаданных тайн планеты Земля. Аббревиатурой МГА в документах секретных служб разных стран обозначали Марьинскую геомагнитную аномалию. За отсутствием других, более подходящих названий.

Нет, конечно, никаких аномалий в Марьинске не водилось. Просто модное здешнее оружие, ракеты со всевозможными боеголовками, упорно не желали пролетать над Марьинским районом и обходили его стороной по всяким незапланированным кривым. Приборы пролетающих над районом самолетов тоже начинали слегка подвирать.

Почему это происходило, даже я не берусь объяснить. Хитрая штука этот редуктор причинно-следственных связей. Даже в неактивированном состоянии он способен влиять на окружающую среду с самыми непредсказуемыми результатами. Разрыв причины и следствия, никуда не денешься.

Местные армейцы тем более ничего понять не могли. Ну как тут не заинтересоваться спецслужбам? Количество шпионов в городе Марьинске давно уже превышало нормы, предельно допустимые для спокойного провинциального существования. Это было видно невооруженным глазом.

Насколько я знаю, первыми Марьинскую аномалию обнаружили летчики. Сначала гражданские. Со своими устоявшимися суевериями они восприняли все это как должное. Кому, как не летчикам, знать, сколько в окрестностях земли происходит всего необычного и необъяснимого?

Дальше в дело вступили военные. Сначала пилоты, а потом и ракетчики тоже обратили внимание на странное поведение приборов в здешних краях. Ракетное оружие тогда только-только начало появляться, всем мерещились вражьи происки, так что на сигналы с мест отреагировали молниеносно. Район засекретили, присвоили ему кодовое название «Территория-400» и приступили к исследованиям.

Правда, сами жители Марьинского района не знали, что они засекречены. К счастью для них. Не знали они и того, что за последние сорок лет здесь побывало по меньшей мере полсотни авторитетных комиссий, ученых экспедиций и исследовательских групп. Выводы у всех были достаточно похожие: что-то есть, а что – непонятно. Конечно, за столько десятилетий интерес к проблеме Марьинской аномалии поугас. Комиссии приезжали и уезжали, ученые головы спивались от провинциальной скуки и безнадежной кромешности проблемы, для ракет и самолетов давно проложили другие маршруты. Но тем не менее разработка «Территории-400» продолжалась.

Вот, пожалуй, и вся история с географией. Редуктор мы с Алешей благополучно изъяли и изолировали. Только, как оказалось, ставить точку на Марьинской аномалии рано. Потому что теперь во всю эту кашу замешался еще и старый пират Асмагил. Со своей бандой инопланетного сброда. Ну, неймется ему, хочется ему устроить в Галактике шурум-бурум с летальным исходом. Чтобы, значит, от имени его вздрагивало все живое. Мания величия, так это называют врачи. Я же говорил, клинический случай. Как раз для тюремной больницы.

Хотел бы я знать, что он дальше предпримет…

* * *

Давно это было. По здешним меркам – так очень давно. Лет восемьсот назад.

Тогда в здешних местах шла война. Хотя я бы скорее назвал это репрессиями в духе первобытно-племенных сообществ. Термин «война» все-таки предполагает организованные военные действия с двух сторон. А что касается организованного сопротивления, так здесь его почти не было. Широколицые всадники на лохматых лошадях, воняющие прогорклым жиром, грабили по округе города и деревни, жгли дома и уводили жителей в плен длинными связками.

Страшно тогда было в этих местах. И тоскливо. Везде пахло дымом и горелым человеческим мясом. Откуда-то налетели на поля целые тучи ворон. Эти здоровые наглые птицы обкладывали своими стаями по полгоризонта, хлопали крыльями и гадили на лету от обжорства. Их постоянное карканье прелести здешним пейзажам тоже не добавляло.

Нужно признать, что организованное демоном Асмагилом Кощеево царство для многих местных стало спасением.

Кощей по прозвищу Бессмертный – он сам приказал себя так величать, ничего собой, конечно, не представлял. Обычный боярин из местных, недалекого ума и непомерных амбиций. Плут, вор, подхалим и меланхоличный до остекленения пьяница. Марионеточный правитель игрушечного государства, на старости лет окончательно рехнувшийся от кромешности бытия. А вот стоящий за ним демон Асмагил был серьезной силой на здешней политической арене. После того, как он с Упырем В и Ящертом взял в клещи и за десять минут выжег из двух плазменных огнеметов целый татаро-монгольский тумен, налеты на поселения прекратились. Потом Асмагил расставил по границам царства стилизованных под местный фольклор биороботов, и страшные эти места захватчики окончательно начали обходить стороной, за исключением самых отчаянных батыров. Чьи головы потом скалили зубы на кольях, расставленных вдоль проезжих дорог. Кощей любил украшать свое царство таким образом. Старик вообще был ярко выраженным садистом и отличался любовью к дешевой театральности и бьющим в глаза эффектам.

Да, местные жители пресловутое Кощеево царство надолго запомнили. Что явствует хотя бы из древних сказок, где все время кого-то едят или, на худой конец, рубят друг другу головы.

Кощей, как настоящий интернационалист, своих непокорных тоже не жаловал. Благополучно развешивал на кольях рядом с татарами. Остальное лояльное население он даже подкармливал. Население было нужно демону Асмагилу. Кощеевы подданные бегали по полям и ловили для него ворон. Вороны и черепа – так запомнил здешний люд Кощеево царство. Царство страха, как называл его сам Кощей.

Сразу скажу, из-за ворон демон и заварил всю эту кашу.

Насколько я знаю, космический пират Асмагил непосредственно пиратством промышлял только в начале своей извилистой карьеры. Потом нашел для себя более прибыльное и безопасное занятие: разграбление слаборазвитых планет, объявленных по закону запретными для проникновения зонами.

Естественно, никого не интересуют минералы или руды, которых хватает и на безатмосферных планетах. Самым дорогим в космосе была и остается органика. Мало ее в масштабах Вселенной, очень мало. И стоит она соответственно. Бизнес опасный и уголовно наказуемый, но исключительно прибыльный.

Аборигены часто сами не знают, какими богатствами располагают.

Другие критерии. Вот, например, здешняя птица ворона. Вроде дрянь птица, ни мяса, ни перьев, одно нахальство на голом месте. А стоит бешеных денег. Потому что в организме дрянь-птицы, как оказалось, содержится редкое вещество тагорин, незаменимое в парфюмерии. До сих пор его находили только у птицы тагор. Из-за него их почти истребили. У земных ворон тагорин обнаружили совершенно случайно. Лишнее доказательство того, что жизнь во Вселенной происходит из одного корня.

Но я сейчас не об этом. Наша парфюмерная промышленность настойчиво требовала жертв. Закон о запретных зонах двусмысленных толкований не допускал. Тогда за добычу тагорина взялись пираты. Всякую мелочь мы отогнали быстро. А вот Асмагил считался фигурой серьезной. Он имел несколько звездолетов, современную технику и большую команду. Прочно обосновался в промысловых местах. Очертил границы, провел административное деление, для успокоения масс поставил номинального главу. А главное, хорошо замаскировался под прикрытием местных преданий. Действовал уже не своими руками, просто помогал здешнему правителю по его настоятельной просьбе.

Я помню, вступив в союз с Асмагилом, новоиспеченный князь Кощей рехнулся быстро и окончательно. Каждый день с утра пораньше накачивался недобродившим пивом, а потом, под парами, выдавал такие государственные указы, что его подданные только крякали в предчувствии очередной всеобщей порки с «отрубанием голов дерзостных и членов ненадобных». Царя Кощея тоже можно понять. Постоянно видеть перед собой жуткие рожи бандитов Асмагила – тут и более трезвый муж бы не выдержал. Один Ящерт чего стоит. Холодная логика этих разумных земноводных рептилий вообще малопонятна для людей, а откровенно выраженные плотоядные наклонности обаяния ему не добавляют. Пограничные биороботы – Леший, Кикимора, Водяной, Соловей-разбойник, Змей Горыныч и старик Морок, настоящая нечистая сила, сконструированная на подпольном биозаводе по заказу Асмагила за большие деньги, тоже не добавляли оптимизма в его нетрезвую жизнь. Кощей и сам их боялся как огня.

В общем, князь Кощей был твердо уверен, что, связавшись с залетным демоном, загубил свою душу бесповоротно, поэтому одно-другое лишнее свирепство уже ничего не изменит. Гореть ему в аду синем пламенем, так хоть погуляет напоследок перед геенной огненной.

Потом мы с Алешей все это коммерческо-криминальное безобразие пресекли, конечно. Асмагила отправили куда положено, команду его частью выловили, частью разогнали, а Кощея разжаловали из князей обратно в бояре. Что с ним стало, я не в курсе. Думаю, его подданные, до оскомины наловившиеся ворон, сами о нем позаботились. Наверняка нашелся на него какой-нибудь добрый молодец. А добрые молодцы, как известно, народ лютый и, по младости лет, безжалостный.

* * *

Говорить в вертолете было невозможно. Слишком шумно и тряско. Аня сунулась было с докладом, но высокое начальство только вяло махнуло рукой. Мол, сиди уж, чего уж там.

Ее непосредственный начальник, майор Трошкин, рукой не махал, но его тяжелый взгляд обещал многое. Но ничего хорошего. А в чем она виновата? И что вообще происходит?

Нет, она ничего не понимала. Словно в тумане все. Смутно вспоминалось болото, деревянный дом лесника, какие-то вооруженные люди. Выходит, она тоже была на этом болоте, но зачем? Незачем ей там быть.

Когда Трошкин приказал ей следить за приезжим экстрасенсом, она восприняла это задание как легкое. Мало ли перевидала она подобных чудаков, специалистов по запудриванию мозгов. В том числе и себе. Себе – в первую очередь.

Ну следила. Ну и что?

Ничего. Настолько ничего, что даже страшно. Неуютно как-то. Словно провал. Словно взяли и стерли кусок памяти. Ерунда, конечно, разве такое возможно? Никак не возможно, уж кому знать, как не ей.

Сидя на жесткой откидной скамейке в салоне вертолета, Аня пыталась взять себя в руки и сосредоточиться. Это у нее не получалось. Перед глазами лишь отчетливо возникали огромная фигура и красивое, мужественное лицо с детскими голубыми глазами. Она сосредоточенно пыталась вспомнить, где она видела этого человека. Вспомнить не удавалось. Только было стойкое ощущение, словно она потеряла что-то важное и очень хорошее.

Отвернувшись от руководства, старший лейтенант смотрела через иллюминатор на землю. С высоты все казалось игрушечным. Блестела на солнце извилистая лента речки Марьи, домики села Оладушкино смотрелись сверху как спичечные коробки. Церковь на окраине села, поля, лес. Вон сразу за деревней полетел над лесом Змей Горыныч, лениво махая крыльями, как голубь, обожравшийся на помойке…

Стоп! Какой Змей Горыныч? Аня вздрогнула и на миг закрыла глаза. Потом осторожно открыла.

Ерунда, конечно. Померещилось. Нервы. В отпуск ей пора, вот что. На Черное море, на белый песок, под горячее солнце юга. Две недели назад, на рынке, она и купальник видела подходящий. Дорогой, правда, но стильный, как будто фирменный. Продавец еще скидку обещал. Лично ей.

Через полчаса они прилетели. Вертолеты приземлились на тайном военном аэродроме, о существовании которого в области мало кто знал, но все догадывались.

Спецназовцы быстро выгрузились и удалились, громко топая тяжелыми ботинками по бетонным плитам.

На взлетной полосе остались только высокое начальство и Трошкин с Аней.

Генерал-майор Кабзюк, человек в органах известный, легендарный диверсант-разведчик времен «холодной войны», топтался на бетоне и оглядывался вокруг с видом маленького ребенка, уснувшего дома, а проснувшегося в дремучем лесу. Странный взгляд для сурового генерал-майора государственной безопасности. Нехарактерный. На лице у него было написано искреннее непонимание того, что он тут делает и что тут вообще происходит.

Подполковник Черный, его референт, тоже не понимал. Но по его лицу было видно, что он поймет и сделает выводы. Со всеми вытекающими последствиями. Для многих. А для здесь присутствующих – в первую очередь. Где, значит, вакантная должность начальника районного отделения? В Нарьян-Маре? Хороший климат, бодрящий, холодильник можно с собой не везти…

Ушлют куда-нибудь, как пить дать ушлют к черту на кулички охранять от врагов внешних и внутренних берега Северного Ледовитого океана, обреченно думал Трошкин. Что, собственно, случилось и почему его должны услать куда подальше, Трошкин тоже не понимал. Но от этого было не легче. Еще хуже. Как туман в голове.

Это неудивительно. От себя могу добавить, что любой гипервнушитель побочным действием все-таки обладает. Что бы ни говорили о гуманности этого вида оружия, чувствуешь себя после него как пыльным мешком по голове получил.

Когда Добрыня приказал им всем убираться и все забыть, забыли они не все. Только главное. Какие-то обрывки все равно остаются в памяти. Это как заноза в пальце: найти не можешь, но постоянно ею обо что-то цепляешься. По себе знаю.

Генерал Кабзюк сделал три шага вперед и три назад. Опять задумчиво остановился, сосредоточенно разглядывая пыльные бетонные плиты аэродрома. Подполковник тоже внимательно изучил бетонный рисунок.

Майор Трошкин пристроился за ними понурой тенью. Его лицо, обычно круглое и улыбающееся, уже осунулось и потемнело.

Неожиданно запиликал мобильный телефон. Подполковник вынул трубку из кармана, нажал на кнопку, несколько секунд послушал и передал ее генералу. Тот слушал долго, отвечая собеседнику односложным хмыканьем. Когда кончил слушать и передал трубку подполковнику, его уже было не узнать. Он снова стал похож на собственные портреты.

– Ну, девочки-мальчики, кончай ночевать, – сказал генерал. – Американского шпиона поймали. Работал в Марьинске под видом бомжа Петровича. Несколько лет уже работал. Закопался так, что не откопаешь. Матерый волчара. Так что отличились твои люди, Трошкин. Готовь дырку для очередной звездочки.

Генерал неторопливо, с удовольствием, достал импортную сигарету. Размял ее в пальцах, как солдатскую папиросу. Полковник чиркнул зажигалкой, заботливо прикрыв огонек от ветра.

– Да, сотрудницу не забудь отметить. Хорошие у тебя сотрудники. И сотрудницы.

Он уже улыбался. В его взгляде Аня с удовольствием уловила нормальный интерес не старого еще мужчины к красивой девушке.

Подполковник Черный тоже посмотрел на нее с лукавинкой. Трошкин поддернул пиджак, как китель, и приосанился.

Аня кокетливо поправила спутавшиеся пряди волос. Улыбнулась начальству. А почему бы и нет? Генерал еще вполне ничего, мужчина весь из себя представительный. В конце концов, сколько можно мотаться по захолустным райотделам. Не девочка уже, третий десяток на исходе.

Только что она такое забыла? Сон, может, хороший приснился?

* * *

– Кончай, – сказал мастер Михалыч и нарисовал рукой в воздухе круг. Глуши станок значит, рабочий день кончился. Для выразительности прибавил длинное матерное ругательство.

За шумом станка рабочий Сидор Сидоркин, он же космический пират Упырь В, его не слышал, но понял его основную мысль, понял и матерное ругательство, которое Михалыч добавлял всегда. Покивал головой, мол, сейчас доделаю и кончаю.

Толстяк-мастер еще раз выругался, сплюнул вниз, попал в ботинок. Пришлось нагибаться и вытирать ботинок древесной стружкой. Михалыч постоял еще немного, пожал плечами и пошел в раздевалку. Странный он, этот Сидоркин, ему как человеку говоришь, рабочии день кончился, а он – доделаю, мол. Непонятно это. Малахольный, наверное. И почему хорошие работники всегда малахольные, думал Михалыч.

Упырь В, он же рабочий-станочник марьинской лесопилки Сидор Сидоркин, наконец допилил бревно и выключил станок. Сразу стало тихо. В цеху уже никого не было. Вкусно пахло свежими досками и сосновой смолой. Ему нравился этот запах. Ему здесь все нравилось. Понятная, неспешная жизнь. Сколько лет, покинув родную ветку, он мотается как заведенный по космосу, устает, как лютый зверь орг во время случки, а зачем? Пожить бы здесь два-три года, отдохнуть душой…

В раздевалке, наоборот, было оживленно. Рабочий народ гоношил на бутылку. Михалыч, который бросил пить четыре с половиной дня назад, косился на них неодобрительно, сопел, кряхтел, но ничего не говорил. А что тут скажешь? Смена закончилась, имеют право. Самого пять дней назад тащили до дома втроем и по дороге два раза теряли.

Упырь В дал общественному гонцу Паше Тихому двести рублей. Объяснил, что у него праздник. Какой праздник, Тихий не стал уточнять. Впрочем, никто не спрашивал, магазин поблизости уже закрывался, не до нежностей было.

Вместе с мужиками Упырь В выпил в раздевалке три раза по полстакана, потом долго и тепло прощался с каждым. Шел в приподнятом настроении. Хотя и жалко, что на лесопилку он больше не вернется.

Настроение ему слегка подпортил какой-то новый русский, как их здесь называли, бычара с золотой цепью через всю шею. Бычара выкатился из дорогого кабака, наступил на ногу, да еще и обругал между делом. Закипев пролетарским гневом, Упырь В с удовольствием набил ему морду. Мужик был здоровый, тренированный, боксер, наверное, но кто может устоять против бывалого упыря? Даже говорить несерьезно.

Потом, от греха подальше, смылся в переулок. Улыбался на бегу. Все рабочие на лесопилке мечтали набить морду какому-нибудь новому русскому. А то понаворовали себе, понахапали и жируют, прохода нет рабочему человеку. Асмагил всегда его ругал, что он слишком вживается в образ, не оторвешь. А он просто добросовестный от природы. Упыри с ветки «В» все такие.

Когда он добрался до лагеря на старом кладбище, Демон и Ящерт уже костерили его на два голоса.

– Где ты болтаешься?! – обрушился на него Асмагил. – Сколько можно ждать, черная дыра твоя родина?!

– Работает он, план перевыполняет, видишь ты, – вторил ему подхалим Ящерт, – неймется ему, не может он без работы.

Упырь В скромно присел в сторонке, ожидая, когда Его Высочество изволит перестать брызгать слюнями. На подхалимов он не обращал внимания принципиально, подчеркивая это всем своим видом.

Ну, добросовестный он, что тут сделаешь? Ветка «В» всегда этим славилась.

– Ладно, – сказал Асмагил. – Есть у меня новый план. Ты, Ящерт, для начала подкачаешь энергией биороботов. Зря, что ли, я за них такие деньжищи отвалил…

Упырь В подпер голову рукой и заранее расстроился. Заметут их, как пить дать, с новым планом точно теперь заметут.

Глава 4

– Ты этот, как там тебя, дядя Сидор? – спросила наглая, желтоглазая рожа.

Марьинский авторитет заморгал глазами.

Нет, незнакомая рожа не исчезла, а, наоборот, придвинулась ближе, обдавая его смрадом нечистого дыхания. В руке или лапе, черт ее разберет, его неожиданный посетитель держал синюшную свежемороженую курицу, от которой откусывал большие куски, довольно прижмуриваясь и облизываясь от избытка вкусности широким, как лопата, коричневым языком. Скрипело на страшных зубах заледеневшее в морозилке мясо, хрустели разгрызаемые кости, и вообще картина была настолько пакостной, что хотелось закрыть глаза и, не откладывая на потом, умереть.

Дядя Сидор в ужасе закрыл глаза и пискляво прочирикал что-то. Сам не ожидал от себя такого неприличного грудничкового звука.

Всю ночь ему снилась какая-то бессвязная муть. Он убегал, от него убегали, но это было еще полбеды, всего лишь сон, он и во сне знал, что это сон. Хуже другое. Даже во сне дядя Сидор не мог забыть орла-полковника Дробышева и этого клятого болота, напичканного автоматчиками вместо лягушек. Да что же творится кругом, люди добрые?

Пробуждение оказалось не лучше. Проснулся он, как обычно, в своей спальне, на привычной кровати из карельской березы с удобным ортопедическим матрасом. Только все остальное в картину обычного утра никак не укладывалось. Жуткая рожа так и маячит перед глазами, а дом, между прочим, со всех сторон охраняется.

– Давай, давай, просыпайся. Сколько можно без задних ног ночевать? Дело к тебе, – сказала желтоглазая рожа. – Меня Ящерт зовут. Прошу, так сказать, любить и жаловать. Любить, впрочем, не обязательно. Хочешь курочки?

Прямо перед его носом возникла недоеденная тушка с глубокими, как траншеи, отпечатками жутких зубов. Курица оттаивала, и с нее на шелковый пододеяльник капала какая-то вонючая дрянь.

Дядя Сидор отрицательно помотал головой. На голос он пока не надеялся.

– Ну, не хочешь, как хочешь. Мне больше достанется, – не стал настаивать Ящерт. – Я к тебе по делу, от демона Асмагила. Ты это, власти хочешь?

Конечно, за свою долгую жизнь дядя Сидор бывал в разных переделках. И просыпаться ему приходилось по-разному, приходилось и просто соскакивать. Вечный бой, покой нам только снится, как любил говорить старый кентуха Саня Питерский, фармазон и картежник, который чалился с ним на соседней шконке в мордовской зоне.

Незаметно под одеялом он нащупал рукой тревожную кнопку на спинке кровати и несколько раз нажал.

Круглые желтые глава наблюдали за ним с интересом.

– Не звони, не надо, – сказал Ящерт. – Все равно никто не придет.

– А где охрана? – довольно глупо спросил Сыроегин.

– В погребе, – охотно объяснил страшный посетитель, продолжая смаковать курицу. – Я их связал всех. На всякий случай. Буйные они у тебя. И невежливые.

А потом случилось то, о чем дядя Сидор долго вспоминал, скрипя зубами, готовый молиться хоть Богу, хоть черту, хоть тому самому демону Асмагилу, лишь бы никто из его былых блатных корешей не узнал про такой позор.

Когда было нужно, он умел двигаться очень быстро. В его первой профессии, вора-карманника, без этого было никак нельзя. Неожиданно выхватив из-под подушки «магнум», криминальный авторитет всадил три пули подряд прямо в наглые желтые глаза.

И не попал. Через секунду желтые глаза смотрели с другой стороны кровати. Зато венское зеркало на стене в резной раме разлетелось на брызнувшие во все стороны осколки вместе с рамой. Дальше, как в кошмарном сне, он расстрелял всю обойму своего крупнокалиберного «магнума», разгромил телевизор, видик, шкаф с одеждой и старинный комод работы какого-то знаменитого комодного мастера.

И все равно не попал. Желтоглазая рожа все время маячила где-то сбоку, хрустела курицей, нахальничала и издевалась. А потом сильные, холодные, как у покойника, руки подхватили его без всякого усилия, словно маленького ребенка, и окунули головой в снежную белизну унитаза. В парашу, значит, если по-простому. Вот так просто. Как последнего пидора. И воду спустили.

Потом те же руки снова бросили его на кровать. После водной процедуры в толчке авторитет кашлял, тер глаза и отфыркивался.

– Ну что, остыл? Больше хулиганить не будешь? – заботливо спросил Ящерт.

Дядя Сидор отрицательно помотал головой, коснувшись щекой чего-то липкого. Он скосил глаза. Недоеденная синюшная курица нахально расположилась прямо рядом с ним на подушке.

– Ладно, смотри у меня.

Для наглядности огромные зубы щелкнули, а желтые глаза моргнули.

– Я вообще-то не люблю людей бить, – сказал Ящерт. – Я вообще-то их сразу ем. Не унижая достоинства, так сказать. Подошел сзади тихохонько, голову откусил, никто и не заметит. А если бить – мясо невкусное становится, адреналин все-таки выделяется. Нет, не вкусное, – покрутил он головой. – Но тебя я сейчас есть не стану. Пока не стану, имей в виду. А дело к тебе такое. Будешь у нас царем…

Дядя Сидор смирно слушал его и думал, что именно так, медленно и постепенно, сходят с ума.

Почему-то он больше не сомневался, что остался несъеденным только в силу случайной необходимости. А то хрустеть бы ему на зубах, как этой мороженой курице. Его страшный гость вел странное толковище про какого-то прежнего, старого и глупого, царя Кощея, про биороботов, про будущую власть, неограниченную, но в пределах дозволенного. Определять которые будет какой-то там демон Асмагил, вот тоже имечко, сплюнуть три раза, прежде чем выговорить.

Красиво по ушам ездит, заслушаешься, думал дядя Сидор, постепенно приходя в себя. Только он тоже не пальцем деланный. Ага, царем, как бы не так. Политику шьют, понимал он. Нашли пацана. Подстава, в натуре. За политику и не такие мозги, как он, деревянные бушлаты надевали. Подстава чистой воды, и думать нечего.

В глубине души криминальный авторитет тосковал и представлял себе, как хорошо было бы проснуться еще раз. И чтоб ничего этого не было. Главное, чтоб никого не было. А еще лучше проснуться в детстве, повязать пионерский галстук и отправиться вместе со всем отрядом собирать на благо Родины металлолом за бесплатно.

Одолевают колдуны проклятые, понимал авторитет, уже одолели. С ними только свяжись, враз глаза к жопе приставят.

Ему было не просто страшно. Жутко было и муторно. Как давно не было. А может, никогда не было.

– Смотри у меня, – повторил еще раз на прощанье Ящерт и исчез так же неожиданно, как появился.

Пролежав выжидающе несколько минут, дядя Сидор несколько раз перекрестился, как молодой вскочил с кровати, натянул какие-то шмотки и резвой пулей помчался в гараж. С ходу вскочил в первую попавшуюся машину, джип, кажется.

Опомнился он, только когда мощный автомобиль отмахал от города километров сто. Нащупал в кармане трубку мобильного телефона, набрал свой домашний номер. После долгих гудков трубку взял Гоша. Это обрадовало. Живой, значит.

– Ты уже на свободе? – спросил его дядя Сидор.

Гоша в ответ только нечленораздельно хрюкнул.

– В доме есть посторонние? Последовало долгое молчание.

Дядя Сидор насторожился.

– Ух, Федорыч, – наконец прорезался в трубке Гоша. – Вроде нет никого. А ты где? Что это было, в натуре? Ни хрена не понимаю.

– Потом объясню, – значительно сказал Сыроегин.

Объяснить он ничего не мог, самому бы кто объяснил, но шестеркам об этом знать не обязательно.

– Слушай меня сюда, сделаешь вот что… – приказал он Гоше.

Минуты две он объяснял, что надо сделать, потом отключился, бросил трубку на сиденье рядом с собой.

Еще поджал педаль газа, увеличивая скорость. Могучий японский внедорожник послушно и мягко глотал набегающие километры.

Возвращаться в Марьинск дядя Сидор не собирался. Нет уж, дудки, нашли фраера. Непонятно, что там за буза замастырилась, но понятно, что ховаться надо по-тяжелому, пока своя жопа под раздачу не попала. А в том, что раздача началась, он больше не сомневался. Чутье его никогда еще не подводило.

Дядя Сидор пошарил в бардачке, нашел пачку сигарет и карту области. Закурил и, придерживая одной рукой руль, углубился в карту. Бывший карманный вор Федька Ломакин всегда, еще с малолетства, знал, что когда приходит пора рвать когти, их надо рвать и не оглядываться.

* * *

– Синдром Кусатого, – сказал я. – Куда ни плюнь, получаешь синдром Кусатого. Просто заколдованная планета какая-то.

– Ты это о чем, шеф? – откликнулся Алеша Попов.

– Игнат Кусатый, – объяснил я, – известный российский маг, алхимик и звездочет времен царя Ивана Грозного. В своем знаменитом трактате «Яко прибудет, тако и убудет» исследовал странное явление здешней действительности, когда делаешь одно, а получаешь совсем другое. Умнейший был человек. Только пил много.

– Да это я уже слышал.

– Уроженец здешних мест, между прочим, – уточнил я.

Алеша сочувственно посмотрел на меня:

– Тебе когда в отпуск?

– Как только – так сразу. Ладно, будем работать.

Вообще, все происшедшее в Марьинске было полностью в духе Демона. Его, можно сказать, характерный пиратский почерк. Налететь, перебаламутить все, а потом рыбачить в мутной воде. Получилось это у него, как всегда, бестолково. Я понимаю, что он хотел сразить жителей города наповал, продемонстрировав им нечистую силу по старой, проверенной схеме, обкатанной лет семьсот назад в пресловутом Кощеевом царстве.

Итак, силовое поле оживило, разбудило и накачало энергией всех дремлющих биороботов-монстров, оставшихся по лесам и болотам со времен Кощеева царства. На этом и строился новый план Асмагила, когда он убедился, что драгоценный редуктор ему не достать. Демон решил ввергнуть, так сказать, город в пучину ужаса и террора. При помощи всей этой нечисти и под его непосредственным руководством. А самому тем временем закачивать в аккумуляторы энергию чистого страха. Которая на черном рынке у криминальных дельцов стоит бешеных денег. А энергия страха целого города – вообще состояние.

Все просто, если разобраться.

Первая осечка вышла у него с авторитетом дядей Сидором. Старый волк, он же стреляный воробей, или как тут это еще называется, категорически не захотел становиться на место бывшего марионеточного царя Кощея.

* * *

Все началось вроде бы с мелочей. Например, Кикимора, охочая до всякой ядреной зелени, выела весь чеснок с двух-трех десятков приусадебных огородов. После чего хозяева целый день обсуждали это событие и сошлись на версии новозеландской чесночной саранчи, сделавшей неожиданную остановку в Марьинске пролетом в Южную Америку. Вроде даже по телевизору об этом передавали. Кто-то слышал.

Распоясавшийся дед Морок завел в тупик местного психиатра Остапченко. В прямом смысле этого слова. Доктор потом долго недоумевал, каким образом он, почти дойдя от больницы до собственного дома, очутился на задворках туалета бабы Гаши. И выпил-то всего ничего, две рюмки разбавленного медицинского для будущего аппетита, а надо же, какие последствия. Нет, опаскудилось все, думал Остапченко, продираясь через буйные лопухи за вонючей будкой, опаскудилось и развалилось. И даже последний оплот врача, чистый медицинский спирт, ЧМС, как уважительно называли они его еще в институте, и тот сдался. Никакой он теперь не чистый, так, непонятно что, Суррогат Иванович напополам с Брагой Аркадьевной. Такая бело-горячая семейка. Как жить дальше? Для чего жить? Потом гнилые доски треснули под его массой. Психиатр провалился в выгребную яму, и вопрос смысла жизни сам собой перешел в разряд неактуальных.

Упырь В тоже отличился. Надавал по роже бригадиру местного криминала, бывшему мастеру спорта по боксу Малафею. Произошло это, когда тот возвращался из своего любимого кабака «Былина», почти на пороге, и бригадир долго не мог понять, что его в этом городе действительно кто-то бьет. Малафей потом целый месяц искал по городу кривозубого мужика в телогрейке, по виду – явно командировочного. Понятно, что командировочного, кто бы из своих решился на него прыгнуть?

* * *

После памятного визита начальника ФСБ Трошкина мэр города Марьинска Илья Ильич Кораблин дал распоряжение секретарите не принимать никого, заперся у себя в кабинете и надрался так, что хоть святых выноси. Как всегда говорила тетка Мария, встречая своего хозяина в таком состоянии. Надо сказать, встречала она его таким не часто. Выпивал Илья Ильич много, как все, но голову имел крепкую. И, по выражению все той же тетки Марии, в выражениях никогда не стесняющейся, глотку луженую.

Секретарь мэра Тамара Ивановна, по цитатному расписанию – референт, женщина немолодая и многоопытная, бдительно несла службу у запертых дверей кабинета до половины восьмого, пока все сотрудники мэрии не разошлись по домам. Потом она вызвала шофера Василия, милиционера с поста охраны и открыла дверь кабинета своим ключом. Илья Ильич к тому времени натужно храпел на диванчике в комнате отдыха. Рядом с ним стояла недопитая бутылка французского коньяка. Еще одну пустую бутылку секретарь-референт обнаружила в мусорной корзине. Это было уже много. Сопоставив непотребное состояние Кораблина с необычными визитами начальника УВД, ФСБ и городского криминалитета, женщина пришла к однозначному выводу, что хозяин дал течь. Закапало над ним. Сгустились, стало быть, тучи.

Давно пора. В конце концов, сколько можно выходить сухим из воды или, если сказать точнее, выплывать из канализации на белом катере? Секретарь-референт Тамара Ивановна была уверена, что придет время и со всех за все спросят. Хватило бы только терпения дождаться.

Она привычно прикинула, куда пойти устраиваться, если ее попросят с работы. Варианты у нее были. Впрочем, откуда течет, еще не ясно. Секретарь-референт начала работать давно, при коммунистах, пересидела в административных кабинетах пятерых хозяев и знала, что эти, новые, при всем их отъявленном разгильдяйстве, обладают повышенной способностью к выживанию.

Усилиями всех троих Кораблина вынесли с черного хода и погрузили в «Волгу». Дома шофер Василий с теткой Марией городского главу разгрузили, раздели и определили в постель. На языке персонала это называлось – хозяин приболел.

Болел Илья Ильич до утра. К рассвету мэр города начал подавать первые признаки жизни и даже какого-то самочувствия. Как всегда в таких случаях, тетка Мария все утро носила городскому главе в постель холодный квас, теплый куриный бульон и шипящее в стакане бесовское лекарство алка-зельтцер.

Часам к девяти мэр наконец смог подняться. Потом больше часа отпаривался в домашней сауне. Потом одевался, завтракал, даже нашел в себе силы пару раз пошутить по поводу своего вчерашнего состояния.

Когда к полудню Илья Ильич вышел из своего особняка и твердым деловым шагом направился к машине, вряд ли кто-нибудь мог подумать, что еще несколько часов назад городской глава стонал в собственной кровати, распластанный, как умирающий на сцене лебедь.

В машине, мягко покачиваясь на удобных кожаных сиденьях, мэр несколько раз глотнул коньяку из карманной фляжки и глубоко задумался над тем, что вчера говорил ему местный начальник ФСБ Трошкин.

А что он вчера говорил? В том-то и дело. Ничего он такого не говорил. Ничего конкретного. Если вдуматься. Как всегда, как принято у них со старорежимных времен, одни намеки, недомолвки и обтекаемые, как галька на пляже, фразочки. Мол, в городе не все благополучно. А где благополучно, хотелось бы знать? Еще говорил майор, что в городе, похоже, действует вражеская агентурная сеть. Это тоже понятно. Ну, хочется ему стать подполковником. Без вражеских шпионов ему веревка и майорская пенсия по выслуге лет на капитанской должности.

Только, пардон, что делать в Марьинске иностранным агентам? Выпытывать секреты производства мебели из ДСП? Так все просто. Напоить рабочих до посинения паленой водкой, платить поменьше и лепить из говна конфетки. Как говаривали еще при социализме, покойная ему память, догоним и перегоним в соревнованиях по бегу на месте.

Еще говорил майор про повышенное внимание к зоне, про какую-то марьинскую аномалию… Говорил, говорил – Илья Ильич, в конце концов, его вообще перестал понимать.

Да нет, все это фигня и бред. Белая горячка спивающегося в захолустье комитетчика. Не допущенного, ввиду малозначительности, к главным городским кормушкам. Или не бред. Все хитрее. Какая-нибудь скрытая разработка налоговых органов. Но тут им выкусить, тут им облизнуться и выплюнуть. Пухлые конверты с деньгами уходят от городского главы наверх регулярно. О-го-го, каким людям уходят, не дотянешься.

Теперь, по здравом размышлении, Илья Ильич сам не понимал, почему его так расстроил вчерашний разговор с фээсбэшником. Но расстроил. Определенно. И до сих пор внутри оставался неприятный осадок. Как будто мало у него своих, реальных забот, чтобы думать о шпионских фантазиях заплесневелого майора?

* * *

Рабочий день главы города начался с неожиданного сообщения. Позвонил дежурный по ОВД майор Тарасов, человек верный и давно прикормленный. Рассказал, что с утра в дежурную часть притащился бомж Петрович. Бомж сказал, что было ему видение, и он решил во всем добровольно признаться. О природе видения Петрович предпочел не распространяться, зато сообщил, что он американский шпион. Потребовал немедленного ареста, присутствия адвоката и бутылку водки. Но только одну. Последнюю. Больше, мол, не давать ни под каким видом, даже если будет очень просить. Ну, не нахал ли?

Бомжу дали пинка под зад и послали куда подальше, посоветовав с утра лучше опохмеляться. Через час Петрович снова появился в дежурной части, сказал, что он кадровый сотрудник ЦРУ Пол Джейсон, и в доказательство продемонстрировал пистолет иностранного производства и четыре обоймы к нему. Пистолет у Петровича отобрали, дали по шее и выделили ему двадцать пять рублей на профилактику белой горячки. Профилактику Петрович провел, по всему видно. Дух от него стоит, хоть закусывай. Теперь он снова появился в дежурной части, принес рацию иностранного производства и сто тысяч долларов США, запаянные в пластиковый пакет. Что же получается, действительно американский шпион? Кто бы мог подумать! А Дробышева с утра не найти, майор Трошкин из ФСБ тоже куда-то сгинул. Что делать?

Что делать, Илья Ильич и сам не мог понять. Да и кто бы понял? Огорошил его дежурный, наповал огорошил. Прав майор Трошкин, и все тут не просто так? Этак оглянуться не успеешь, появятся в кабинете налоговики из центра. Да еще прокуроры снятся, не к ночи вспомнить…

Как можно более твердо мэр распорядился американского Петровича арестовать, поместить в отдельную камеру, бутылку водки ему найти, если просит. А вот с адвокатом можно и не спешить. Все равно упьется шпион и двух слов между собой не свяжет.

– По почкам настучать для порядка? – осведомился майор.

– Не надо, – распорядился мэр, морщась от головной боли. – Вдруг действительно американский шпион. Я уже ничему не удивляюсь.

Хотя удивиться ему пришлось. Причем немедленно. Тяжелая дубовая дверь кабинета, сроду никогда не скрипевшая, вдруг распахнулась с противным визгливым звуком. Вошли двое. Один низенький, плотненький, мужик мужиком, кирзовые сапоги, телогрейка, затрепанная кепка. Второй – фигура еще более колоритная. Высокий, в два раза выше своего спутника, бледный, худой, как смерть в неурожайный год, так определил его мэр. Видны только глаза, уши и острый нос. Одет непонятно как. Черные сапоги, черный плащ и под плащом тоже что-то черное.

Впрочем, все это мэр рассмотрел чуть спустя. А для начала он просто обомлел от такого нахальствам

– Вы ко мне, господа? – спросил он как можно строже, одновременно размышляя, что секретарша совсем уж мышей не ловит. На покой пора Тамаре Ивановне, на заслуженный отдых, если начала пропускать к нему таких типов.

Высокий посмотрел на него огненными глазами голодающего третий месяц. Но ничего не сказал. Отвернулся. Молча сел застол, без всякого к тому приглашения, и застыл, разложив острые локти на полировке.

Зато низенький проявил недюжинную активность. В короткий промежуток времени обежал весь кабинет, прошуршал, как мышь по амбару, сунул нос во все ящики, глянул во все углы, потом схватил со стола графин и залпом отпил половину.

– Булочка есть, – сообщил он высокому. – Полпалки сервелата в холодильнике. И бутерброд с сыром, только надкусанный.

– Так вы ко мне, господа? – снова спросил Илья Ильич. Уже менее твердо.

– К тебе, к тебе, – сказал низенький.

Голос у него дрожал и вибрировал. Противный был голос. Как колючая проволока. Именно такое сравнение сразу мелькнуло в голове Ильи Ильича. Хотя с этим предметом мэр до сих пор не сталкивался. Можно добавить, к счастью.

– Так вы из органов, товарищи? – догадался, наконец, мэр.

– Из органов, из органов, – продребезжал низенький. – Из самых что ни на есть органов. Из внутренно-внешних. Вот мы из каких органов.

Он заулыбался, и спина городского главы мгновенно покрылась холодным потом. Зубы у него были огромные и треугольные. Когда он улыбался, видны были только эти хищные зубы. Впрочем, они были видны, даже когда он молчал.

Нет, не из органов, понял мэр. Еще хуже. Хотя что может быть хуже? Илье Ильичу стало тоскливо и очень противно. Как дошколенку, запертому в темной комнате. В отчаянии он зашарил взглядом вокруг, цепляясь за привычные предметы интерьера своего с любовью обставленного кабинета, но то, что он увидел, его окончательно доконало.

На городской площади, прямо за окном, рядом с его припаркованной «Волгой», расположился Змей Горыныч. Буро-зеленый, трехголовый, с крыльями и длинным, змеящимся по земле хвостом. Змей Горыныч помахивал головами, похлопывал крыльями и лениво постукивал остроконечным кончиком хвоста по асфальту.

Именно таким видел его маленький Илюша на картинках своих первых, полузабытых уже детских книжек. Он очень боялся его тогда. Но сейчас он боялся больше. До дрожи в коленях. До липкой икоты, которая мучительно подступала откуда-то снизу живота.

– Там это… дракон, – севшим голосом сказал мэр и беспомощно посмотрел на низенького.

– Не дракон, а Змей Горыныч, – поправил его тот – Между прочим, древнейшее транспортное средство. А что, здесь разве парковка запрещена?

– Упырь В, он мне надоел. Убери его, – подал наконец голос высокий. От его могучего баса звякнули рюмки в баре и завибрировали оконные стекла. Такой могучий, пробирающий до кончиков пальцев бас Илья Ильич слышал впервые. И век бы его не слышать. Это было последнее, что успел он подумать, сидя в своем руководящем кресле.

– Есть, Ваше Высочество! – Низенький все так же ловко и быстро подлетел к мэру, ухватив его за шкирку твердой рукой.

Глава города и сам не понял, как его вышвырнули из собственного кабинета. Понял только, что вышвырнули. Как-то слишком быстро он оказался перед своими могучими двойными дверями и пошел через них напролом. Первую дверь преодолел легко, перед второй слегка замешкался, и низенький тут же помог ему, придав ускорение пинком кирзового сапога. Дверь мгновенно открылась.

Вылетев в приемную, мэр в растерянности остановился и затоптался на месте. Все было как обычно: секретарша неторопливо печатала на компьютере, периодически звонил телефон, из коридора доносились голоса сотрудников. Непреодолимый детский страх, охвативший его в кабинете, слегка отпустил. Дышать стало легче. Сохраняя остатки достоинства, Кораблин расправил пиджак и откашлялся.

– Я слушаю, Илья Ильич, – тут же подняла на него глаза секретарша.

– Тамара Ивановна, я это… пойду, пожалуй.

– Конечно, Илья Ильич. Вы еще будете? – Глаз за толстыми стеклами очков не видно, спрятаны глаза, упакованы. Непонятно, издевается или просто такая невозмутимая?

Мэр подозрительно посмотрел на нее и откашлялся еще раз.

– Я это… приболел немного. Пойду полежу.

– Конечно, Илья Ильич.

Ссутулясь, Кораблин тяжело вышел из приемной. На заднице мэра вырисовывался грязный рубчатый след от подошвы, четко видимый на серой с отливом ткани костюма.

Секретарь-референт проводила его внимательным взглядом. Посидела пару минут неподвижно, потом придвинула к себе телефон.

– Алло, Ирочка? Здравствуй, дорогая, здравствуй. Шеф на месте? Я по поводу работы…

* * *

Зачем все это? Вот это все? Все вокруг? Зачем, зачем и зачем? Эти вопросы вертелись в голове у Ильи Ильича, когда он возвращался домой. Что все и что он имеет в виду под словом «зачем», городской глава так и не смог для себя сформулировать. Просто чувствовал, что все неправильно. Все вокруг. Или он сам. Может быть и такое. Все вокруг как всегда, а сам он уже не тот, далеко не тот, неправильный он теперь. Или давно уже неправильный? Впрочем, чушь какая-то, правильный, неправильный, зачем, почему. Как-то по-детски звучит. Глупо и непонятно даже самому себе. Думать он разучился, вот что, неожиданно понял Илья Ильич, глядя на пробегающие за окнами «Волги» марьинские пейзажи. Соображать умеет, соображает он быстро, как таракан на кухне, а думать давно уже разучился. Впервые в жизни с ним случилось что-то из ряда вон, что-то необычное, или как еще можно это сказать? А он даже не может понять, что с ним случилось.

Мало сказать, что мэр был ошарашен. Он был разбит. Его мир рассыпался на осколки внезапно и безнадежно, как оконное стекло от удара футбольного мяча. Дело даже не в этих двух нахальных типах, черт с ними, и не таких видел за свою жизнь. Но когда городской глава мысленно возвращался к своим странным посетителям, перед глазами почему-то вставала необъятная бездна мрака с тусклыми вкраплениями звезд. Пусто там было. Пусто, холодно и одиноко. И это холодное одиночество было страшнее всего, что он когда-либо переживал.

Вернувшись домой, Илья Ильич, как был, не переодеваясь, прошел к себе в кабинет. Бесцельно походил по комнате, потом лег на диван, кашлянул, всхлипнул, два раза икнул и умер.

Здесь, на диване, его обнаружила тетка Мария. Поняв, что случилось с хозяином, она сначала запричитала и заохала. На крики примчался шофер Василий. Он был человек опытный, прошедший две войны в составе ограниченного контингента войск. Он сразу все понял.

– Умер. Преставился хозяин. Судя по всему, полчаса-час назад, – коротко констатировал Василий, поискав пульс на шее у мэра.

Тетка Мария закивала головой и снова захлебнулась в рыданиях.

– Не убивайся. Все там будем, – нейтрально сказал шофер.

– Это точно, – сказала тетка Мария и сразу успокоилась, словно на тормоз нажала. Ее растекшееся было лицо снова стало привычно строгим.

– Я ничего, я для порядка, – сказала она.

Тетка Мария прошлась по кабинету, машинально подняла с пола упавшую подушку, потом махнула рукой и достала из бара бутылку самого дорогого коньяка:

– Помер Трофим, да и хрен с ним. В народе так говорят. Давай, Василий, за помин заблудшей души.

– А я что? Я разве против, – заулыбался Василий. – Давай, поехали.

– Врача бы вызвать, – сказала тетка Мария.

– Вызовем, – ответил Василий, наливая рюмки. – Как только, так сразу вызовем. Ему теперь торопиться некуда.

Они поехали по первой, потом по второй, по третьей и дальше. Как положено на поминках, не чокаясь.

Они еще ничего не сказали друг другу, но оба уже все поняли. Дело в том, что в домашнем кабинете Ильи Ильича за деревянной панелью стены был вмонтирован бронированный сейф, где мэр всегда держал крупную сумму в долларах. Это были неучтенные деньги на случай непредвиденных взяток. Шифр они знали.

Глава 5

Второй день у бабы Гаши не было времени ни прилечь, ни присесть. Да какой уж тут отдых, поесть было некогда, чаю раза два попили с куском хлеба, вот и вся еда. Второй день баба Гаша хлопотала, как мышь в амбаре.

Нет, странные события в родном Марьинске не застали ее врасплох. Она точно знала, какие продукты ей надо запасать в первую очередь, какие – во вторую, а что может подождать хотя бы до послезавтра.

Баба Гаша до сих пор помнила, как начиналась война с германцем. А дома – две коробки спичек и полпачки соли. Не как у людей. Те, которые посмекалистей, почти всю войну прожили на подкожных запасах, успели вовремя. А вот они бедовали, конечно. И при Хрущеве Никите Сергеевиче, когда стоимость денег в десять раз уменьшили, кто оказался в выигрыше? Правильно, у кого мелочи было много, копеечки – они копеечками и остались, только стоить стали в десять раз дороже. Один мужик, сама слышала, на эти подорожавшие копеечки себе машину купил. Вот так-то умные люди живут. Запас карман не тянет, люди знают.

Конечно, она тоже не сразу сообразила, что к чему. Когда соседский Димыч рассказал ей, как над его огородом полчаса кружилась Баба-Яга в ступе, она было не поверила. Решила, целится беспутный Димыч на ее самогонку, опять в долг небось, никак не наопохмеляется. Потом Ильинична рассказала, что видела на городской площади натурального трехголового змея. Рассказывала, огнем клокочет, хвостом острым по земле стучит и лапой когтистой по асфальту цок, цок, цок. Как петух перед курами, честное слово. Умереть от страха, не встать.

Тут баба Гаша засомневалась. Ильинична, конечно, баба тверезая, так ведь и на старуху найдется шкалик, как говаривал в таких случаях покойный муж Василий. А потом уж она и сама чуть не родила с перепугу. Когда увидела на собственном заборе мерзкую вертлявую тварь с рогами, зубами и вроде даже с хвостом. Вся зеленая, тиной пахнет, глазищами бесстыжими хлопает. Ну, чисто кикимора болотная. Тварь покривлялась, проскакала по острым штакетинам, швырнула в нее зеленым помидором и обругала матерно.

Дальше начались вообще несуразности. Нечистая сила, иначе не назовешь, расплодилась в городе, как грибы-поганки после дождя. Участковый Синеглазов рассказывал, как они всей милицией ловили по городу черного человека, стреляли в него, палили, а тот только зубы скалил. Издевался над органами, выходит дело. А еще, рассказывали, повадилась ездить по Бродвею черная «Волга». Проедет этак, за угол завернет и исчезнет. И, глядишь, опять едет. Так и ездит. А на мебельном, рассказывали, в цехах появился живой пень. По цехам ходит, всех сучьми хлещет и гукает. Все мужики от страха побросали работу, гужуются и наливают друг другу на последние рубли. Хоть молись, хоть плачь, а хоть просто так помирай.

Чудны дела твои, Господи, привычно заключила для себя баба Гаша.

Впрочем, особенно раздумывать было некогда. Пока суть да дело, пока что-то происходит, непонятно что, она взялась за покупки. Гречу, слава Богу, купила без очереди. Три раза бегала от дома до магазина, мало что руки не оборвались. С пшеном ей тоже повезло. В магазинах, в «Девятке», «Тринадцатом» и «Фруктовом раю», уже начал собираться народ, но она сообразила вовремя, отоварилась пшеном, рисом и спичками в палатке у армян. В хозмаге на всякий случай прихватила четырехведерную бутыль керосина. Натерпелась, пока донесла, три раза чуть не выронила по дороге.

За солью, правда, пришлось выстоять две большие очереди. Народ мало-помалу начал соображать, выметали с прилавков все, вплоть до залежалой морской капусты.

Страшно было в очередях, нехорошо и муторно. И никто, главное, не понимает, что происходит. Кто говорит, кино снимают, кто – учения у военных, а отец Никодим, рассказывали, сразу все понял. Конец света, мол, наступает, и точка. Грядет зверь силы немереной и лютости неописуемой. От его речей, рассказывали, многие уже впали в буйство.

Словом, доигрались дерьмократы, попили из народа кровушки. Ответ идет. От нечистой совести, говорили, мэр Кораблин, например, даже преставился.

К исходу второго суматошного дня баба Гаша почувствовала, что рук-ног больше поднять не может. На душе у нее стало вдруг спокойно. Что бы ни случилось дальше, хоть смена власти, хоть потоп, хоть конец света, она готова. Одной гречневой крупы килограмм тридцать с лишком. И это не считая риса, пшена, манки, крупы перловой и ячневой. Соль, спички, сахар – всего запасти успела. Картоха в погребе еще прошлогоднего урожая, соленья-варенья всякие. Ладно, проживем как-нибудь, успокаивала себя баба Гаша, всю жизнь как-нибудь жили, и теперь проживем. Мы – люди маленькие.

Теперь бы в церковь пора, грехи отмаливать, соображала она. Но сил уже не оставалось.

* * *

Первый час они ехали весело. Оперативная черная «Волга» мощно пела форсированным движком, наматывая на колеса километры не самого плохого шоссе. Бесконечный лес вдоль дороги шумел и пах хвоей и прелью. Глупые мухи размазывались кляксами по ветровому стеклу.

Референт генерала, подполковник Черный, сидел на переднем сиденье рядом с рулившим Трошкиным. Сам генерал-майор Кабзюк расположился на заднем сиденье рядом со старшим лейтенантом Юрьевой. Беседуя о том о сем, он по-отечески наклонялся к ней, поощрительно похлопывая ее по упругой ляжке.

В дороге подполковник Черный рассказал свежий анекдот про ментов-гаишников. Генерал Кабзюк тоже не остался в долгу, припомнил про смежников еще два смешных анекдота.

– Сколько тут до Марьинска? – спросил генерал, когда они ехали уже второй час.

– Километров шестьдесят, – немедленно отозвался Трошкин.

– Осталось?

– Нет, всего, – немного растерянно ответил майор.

Подполковник Черный значительно хмыкнул.

– Не километров шестьдесят, а шестьдесят километров, – сказал генерал. – Или шестьдесят три, или шестьдесят пять. Чекист, майор, должен быть точным, как арифмометр. Точности и аккуратности – вот чего сейчас не хватает в нашей державе.

– Слушаюсь, товарищ генерал.

– Это не выговор, – демократично сказал Кабзюк. – Просто замечание.

– Слушаюсь, – повторил Трошкин, поддавая газу.

Все замолчали. «Волга» отмахала еще километров сто.

– Километров шестьдесят ты, майор, имеешь в виду, с гаком? – ехидно спросил генерал.

Подполковник Черный, который даже с переднего сиденья ухитрялся подносить генералу огонь для прикуривания, конечно, столичная школа, немедленно его поддержал:

– А в гаке еще верст тридцать, так, майор?

– Слушаюсь, товарищ полковник, – совсем невпопад ответил Трошкин.

Он сжимал руль, краснел и потел. Дорогу от секретного аэродрома до города он знал как свои пять пальцев. Обычно проезжал ее за полчаса. Да и дорога-то одна, даже развилок никаких по пути нет.

Они ехали еще часа два. Бензин уже откровенно кончался. Благо, подвернулась бензоколонка. Даже не спросив разрешения у старших по званию, Трошкин нервно подрулил к ней. Улыбчивый хозяин-кавказец сам вставил шланг в бензобак. Пошутил по поводу того, что сейчас все, понимаешь, торопятся, торопятся, а куда, зачем, непонятно.

– Заблудился, Трошкин, так и говори, – сказал генерал, когда машина снова выехала на шоссе. – Чекист, твою мать…

– Одна дорога. И развилок никаких нет. Да и откуда им взяться, развилкам? – оправдывался он, сам понимая, что выглядит все это неубедительно.

Часа через два руководству окончательно надоело ехать. Благо, старший лейтенант Аня, защищая своего непосредственного руководителя, подтвердила, что дорога одна, а развилок действительно никаких. Это немного успокоило генерала, уже по-фронтовому не стеснявшегося в выражениях, а вместе с ним и подполковника. Аня генералу откровенно нравилась.

Еще через час они снова приехали к бензоколонке улыбчивого кавказца.

– Зачастили вы к нам, – сказал тот.

Трошкину очень захотелось достать табельное оружие и пристрелить гада прямо на месте. Понаехали тут.

А тут еще бродяга какой-то подвернулся под руку. Прицепился, дыша перегаром. Как, мол, пройти в Америку? Вот ведь народ, и пьют без меры, и живут без ума.

От всей души Трошкин послал его куда подальше, выплескивая всю накопившуюся злость.

Высшие чины в салоне хранили каменное молчание.

Потом они, по приказу генерала, повернули назад. Еще пару раз заправились у кавказца, который теперь приветствовал их как родных, обещая в следующий приезд шашлык-машлык, сациви-мациви для дорогих гостей.

Ближе к вечеру, когда солнце уже заметно клонилось к закату, чекисты заметили на обочине дороги одиноко бредущего деда.

Генерал Кабзюк лично вышел к нему спросить дорогу. Если бы Трошкин не знал о его легендарной выдержке и хладнокровии бывшего диверсанта, он мог бы поклясться, что генерал вернулся в машину растерянный.

– Километров двадцать до города, – рассказал генерал. – Дед говорит, тут одна дорога, не ошибетесь. Только, говорит, доедете, не доедете, кто знает. Как захочу, так и будет. Совсем из ума выжил старый. Пути, говорит, неисповедимы. А на лице плесень натуральная. Странный дед.

Машина опять тронулась, набирая скорость.

– Странный дед, – задумчиво повторил генерал через некоторое время. – Лицо неприятное. Говорит, что его зовут Морок. Странное имя. Трошкин, что у тебя тут происходит?

– Слушаюсь, товарищ генерал-лейтенант, – немедленно отозвался тот.

Кабзюк махнул рукой и сплюнул прямо себе под ноги.

Заночевали они на обочине шоссе.

Лежа на спине у костра и безжалостно давя комаров, майор Трошкин смотрел в спокойное, бездонное небо, усыпанное звездными искрами, и с отчаянием думал, что все суета сует. Звезды, звездочки, погоны, нашивки… Томление духа и всяческая суета.

* * *

За долгую карьеру русского бомжа Пол Джейсон первый раз сидел с таким откровенным комфортом. Камера у него теперь была одноместная, тумбочка, умывальник, чистая параша в углу почти не воняет. Кровать с одеялом, свежими, хрустящими простынями и подушкой, вообще с ума сойти – настоящей подушкой, затянутой в чистую наволочку с серым, размытым стирками штампом «Марьинское РУВД». Словом, как у людей все. Сиди и радуйся.

Понятно, он теперь политический, фигура важная. Сам милицейский майор Тарасов выдал ему из личных запасов бутылку водки, банку шпрот и пачку сигарет «Гвардейские». Консервный нож, правда, не дал, не положено заключенному, но Петрович и без него обошелся. Сточил о кирпичную стену край банки и открыл ее, родимую, двумя пальцами. Решил запомнить этот случай, пригодится как пример из личной практики для будущей преподавательской работы в разведшколе ЦРУ.

Джейсон, разлегшись на чистой постели в тепле и сухости, пил водку, закусывал шпротами, закуривал гвардейскими сигаретами и чувствовал, что жизнь улыбается.

Водка убывала, но понемногу, душевно, бутылка казалась бесконечной, как жизнь. Потом он, видимо, отрубился. Потому что когда проснулся, бутылка была пуста, шпроты съедены, а в горле была привычная похмельная засуха. Голова гудела отчаянным, безнадежным набатом. Бывший Петрович закурил оставшуюся гвардейскую сигарету, но горький дым только оцарапал и без того воспаленное горло. Нет, жизнь больше не улыбалась ему, наоборот, злорадно скалилась. Джейсон решил, что для начала нужно попить, а еще лучше – выпить. В конце концов, он не просто так, а политический, должны уважать, просто обязаны.

Сначала он стучал в дверь камеры сдержанно, соблюдал свой серьезный политический статус. Потом барабанил руками и ногами. Через полчаса устал и пересох окончательно, как кактус в мексиканской пустыне. Менты так и не появлялись на стук. Это было тем более странно. За свою долгую карьеру в России бывший Петрович сидел не раз и накрепко усвоил, что, по мнению конвойных ментов, нет хуже провинности для зека, чем долбиться в запертую дверь камеры. За это раз-два по роже не отделаешься, крякнуть не успеешь, опустят почки дубинками. Не уважают, значит.

А может, это ФСБ мутит? Выпить дали, а похмелиться – извини-подвинься, свирепел Джейсон.

Пытка у них такая. Звери они. Как были волки позорные, сталинские соколы, бериевские палачи – так и остались. Нет на них никакой международно-правовой управы, не было и не будет. Ничего, вот наши придут…

Еще через час он понял, что ему надо делать. Сами довели. В телогрейке у Джейсона, под воротником, всегда был зашит стальной штырь, вещь полезная в шпионском хозяйстве. Им он быстро открыл замок и потихоньку, по миллиметру, сдвинул засов на двери. Выбрался из камеры бесшумно.

В коридорах УВД было на редкость пустынно. То есть вообще никого. В кабинетах, кстати, тоже. Что за черт полосатый? Впрочем, долго раздумывать было некогда.

Наблюдательный Джейсон запомнил кабинет и тумбочку, откуда Тарасов доставал ему водку. Там, как он предполагал, оказался еще запас, две бутылки. Одну он взял, вторую оставил, не зверь все-таки, не в сталинских застенках воспитывался. Тут же, в кармане висевшего на вешалке кителя, нашел 147 рублей и пистолет Макарова в наплечной кобуре. Потом приложился к водке, запивая ее теплой вонючей водой из графина. Наскоро перекурил поправку.

В голове отпустило и прояснилось. Он уже знал, что будет делать. Как призрак ночи. Как ниндзя. Неуловимый, безжалостный и беспощадный.

Стремительным рывком преодолев крыльцо и двор УВД, он так никого и не встретил. Но это его больше не удивляло. Даже когда услышал в отдалении частую и беспорядочную пальбу, он тоже не удивился. Все понятно. Все так и должно быть. Наши идут, наступают, фак ю, непобедимые рейнджеры, гордо думал Джейсон, пробираясь по безлюдным городским улочкам. То-то все попрятались. Он на ходу прихлебывал из бутылки и радовался. Слезы счастья сами собой текли по небритым щекам. Он дождался.

На окраине города Джейсон купил пива и еще одну водку. Почему-то все киоски и магазинчики по пути не работали, только один был открыт. Продавщица, подавая пластиковый баллон, посмотрела на него диким взглядом. Губы у нее дрожали. Джейсон, как мог, попытался ей объяснить, что американская демократия – это гут, парламент из вери вел, вива ля либерти, цурюк, цурюк бир, фак ю. Продавщица с треском захлопнула перед его носом окошко киоска. Патриотка, наверное.

Тоже можно понять. Он и сам патриот. Он за свою страну любому горло перегрызет, он такой. Джейеон чувствовал, что на старые дрожжи его уже хорошо ведет. Но за победу – святое дело!

«Этот День Победы порохом пропах», – напевал он вражью, но душевную песню, выбираясь из города по задворкам огородов.

На опушке подступающего к Марьинску леса Джейоон устроил себе временный КП и выпил пива. Хотел чуть-чуть, но двухлитровый баллон ушел как-то незаметно. Хорошо, что водка еще оставалась.

Что было дальше, он не очень отчетливо помнит. Замкнуло его. Бывает. Помнит только, что он все шел и шел, а рейнджеры все не появлялись и не появлялись. В памяти еще осталась бензоколонка, где какие-то люди заправляли черную «Волгу». Он спросил одного, в США, мол, в какую сторону идти, а тот его послал по матушке. Патриоты, фак их в бога душу…

Пол Джейсон протрезвел внезапно, рывком. Обнаружил себя бредущим по обочине какого-то загородного шоссе. В кармане он выявил бутылку водки, пистолет Макарова и немного денег. Тут же глотнул и приободрился.

Вдоль дороги стояли обычные российские леса. Было пустынно и тихо. Только навстречу ему шел какой-то замшелый дед, бодро постукивая посохом, не очищенным от березовой коры.

– Здорово, дедуня, – окликнул его бывший Петрович.

Дед остановился, перевел дух и внимательно посмотрел на него. Совсем старый дед, на лице как будто плесень зеленая. Бывает же. А глаза молодые, ехидные такие глазки.

– Здорово, коли не шутишь, – отозвался дед. – Здорово, американский разведчик, – сказал дед.

Джейсон удивился, но не слишком: слухи в Марьинске всегда расходились быстро.

– Наши далеко? – по-деловому спросил его Джейсон.

– Ваши-то? – удивился дед. – Далеко, милый, ох как далеко. За морем-окияном аж.

– А я где?

– Так ить на шоссейке, – подсказал дед. – Верстах в десяти от Марьинска.

Джейсон немного подумал. Вернее, просто помолчал для приличия, потому что ни одна конструктивная мысль, кроме того, что неплохо бы выпить водки, в голову не приходила.

– Выпить хочешь, дедушка? – спросил он.

– Выпить-то? Выпить кто же не хочет? Это я завсегда с моим удовольствием, – оживился дед, демонстрируя в улыбке желтые и крупные, как у лошади, зубы. Зеленая плесень у него на лице словно бы ожила и задвигалась.

Они выпили по нескольку глотков, передавая друг другу бутылку. Закурили, как полагается.

– Вот ты, милый, шпион правильный, – сказал вдруг дед. – С уважением, значит, к старому. Водки дал, хотя самому всегда мало. Пожалуй, пущу я тебя. Иди себе.

– Это как? – не понял Джейсон.

– А вот так. Морок меня зовут, дед Морок, слышал, нет?

Разведчик отрицательно помотал головой.

– Да где тебе, – дед не обиделся, – у вас на Оклахомщине про таких и не слышали. Здесь теперь тоже не знают, забыли. А я уже восемьсот годов вожу людишек вокруг да около себя. Морок я, морочу, значит, головы, завожу живые души в леса-болота. И татарву водил, и ляхов водил, и германцев, кого не водил только. Энти вот, на черной «Волге», тоже думают, что приедут. Шасть-шасть теперь туда-сюда. Нет бы выйти из машины, поклониться старому, рюмочку поднести, хлеб-соль на закусить, глядишь, и проехали бы…

Дед мелко захихикал, затрясся весь.

Надо же, как у него башню-то снесло с десятка глотков, удивился Джейсон. Татары, ляхи, восемьсот лет трудового стажа, черная «Волга» какая-то. Определенно, водку паленую подсунули.

– А куда мне идти, дедушка Морок? – осторожно, как у сумасшедшего, спросил он.

– Ты бы, милый, через лесок, вон туда, – показал посохом дед. – Там верстах в пяти железная дорога. Дальше знаешь как.

Джейсон действительно знал, как дальше. Было у него законспирированное окно на литовской границе. Только откуда об этом знает замшелый сумасшедший дед? Может, тоже наш? Только прикидывается. Впрочем, думать еще и об этом с похмелья сил не было.

– Ну, бывай здоров, дедуля, спасибо тебе.

– И тебе не хворать, американский разведчик.

А может, и не наш, соображал Джейсон, углубляясь в лес и ориентируясь на звук локомотивного гудка. Может, из английской резидентуры. Союзник, значит, по НАТО.

Остатки водки в бутылке согрели его и ободрили.

Больше в Марьинске про него не слышали.

* * *

До Марьинска запыленная «Волга» ФСБ добралась только на исходе третьего дня пути, когда все события в городе уже закончились.

За долгую дорогу Аня пришла к выводу о русском подобии Бермудского треугольника. Не зря же говорят – марьинская аномалия. Трошкин отстаивал идею искривления пространства, а полковник, блистая физическими формулами, рассказал о наложении временных измерений. Оказалось, в далеком прошлом он учился на физика-теоретика. Генерал Кабзюк свое мнение не высказывал. Но было видно, что ему тоже есть что сказать.

– Много я в свое время народу положил в землю, ох много, – пару раз повторил он глухо, словно бы для себя.

Когда впереди вдруг показались низкие, покосившиеся домишки окраины города, опытный чекист майор Трошкин готов был упасть головой на руль и зарыдать от счастья. Младшая по званию Аня, девчонка совсем, не смогла сдержать радостных возгласов. У генерала и полковника был такой вид, будто бы они готовы к ней присоединиться, несмотря на весь прошлый опыт оперативной работы.

Потом выяснилось, что матерый шпион Петрович уже сбежал от обалдевшей местной милиции. Те отговаривались от московского начальства каким-то вздором о кикиморах, змей-горынычах и черных до неприличия людях. Столичное начальство, к удивлению самих милиционеров, слушало всех внимательно и даже не перебивало.

Вечером, умываясь перед сном, майор Трошкин обнаружил у себя в шевелюре первые седые волосы. Но, как оказалось, главные неприятности для него только начинались.

Потом, когда прошло уже много времени, Трошкин часто вспоминал свою злополучную встречу на бензоколонке с бомжом-разведчиком, которого он не только отпустил своими руками, но и откровенно послал куда подальше. Глядя из окна нового кабинета на неприветливые, но не лишенные своеобразной суровой красоты берега моря Лаптевых, век бы их не видеть, капитан, бывший майор, часто застывал над служебными документами и протяжно вздыхал. Составляя очередную справку о политических настроениях среди оленеводов Крайнего Севера, Трошкин сызнова переживал, как отпустил врага Родины своими руками, подвело, обмануло его чутье чекиста. И как генерал Кабзюк потом не стал по этому поводу выбирать выражения, а воспользовался своими обычными, проверенными в боях. А сам, между прочим, в это время в сидел в салоне и даже не трепыхнулся. Нашли, словом, крайнего. Именно тогда в его документы просачивались специфические выражения поднадзорных оленеводов, вроде «мало-мало», «совсем беда, однако» или «бачка, водка давай». За что ему регулярно выговаривали из областного управления.

Глава 6

В столичном аэропорту Шереметьево-2 было прохладно. Несмотря на удушающую жару снаружи, кондиционеры вполне справлялись. Хоть и пишут теперь, что здание аэропорта морально устарело еще до его постройки, дядя Сидор в нем никакой моральной старости не замечал. Скорее, наоборот. Ему здесь все нравилось. Все наше и как будто уже не наше, как будто до желанной заграницы уже рукой подать, вот сразу за летным полем она и начнется. А ведь и начнется, что там какие-то два часа в самолете.

Мелодично тренькали звонки объявлений, вокруг, громко и непонятно переговариваясь, расхаживали развязные иностранцы, суетились наши, всем своим видом показывая, что тоже не лаптем щи хлебают. Сегодня дядя Сидор смотрел на всю эту перелетную суету благожелательно. Он чувствовал себя молодым и сильным, почти как в незапамятные времена, когда мелкий вор Федька Ломакин тырил на краснодарском базаре лопатники у зазевавшихся лохов.

Сегодня уважаемый марьинский предприниматель Сидор Федорович Сыроегин улетал с туристическим визитом в Германию. Конечно, в Германии он долго задерживаться не собирался, пива немецкого попить, колбасы откусить и дальше, не турист же, на самом деле. Французский паспорт на фамилию эмигранта из Польши, но с его фотографией, уже ждал своей очереди в чемодане. А на теплом берегу Средиземного моря был прикуплен приличный домик с бассейном, вилла по-ихнему. То есть по-нашему теперь, по-французски.

Сидор Сыроегин, он же в прошлом Федька Ломакин, прощался с Родиной. И, надо сказать, делал это с большим удовольствием. Прежний кореш, старый вор Опенок, давно уже звал к себе на Французщину, большие дела предлагал. Был у него дядя Сидор, гостил, видел. Не врет Опенок, крутит бабками лихо, как в молодости своими наперстками. Хорошо живет там Опенок, сытно, весело и ничего не боясь.

Тогда Сыроегин отговорился тем, что в Марьинске сам себе кум, и сват, и первый министр. Лучше быть первым в деревне, чем последним – в Риме, втолковывал Опенку начитанный в тюремных библиотеках дядя Сидор. Тот не понимал, спорил, что Рим тоже хороший город, шебутной почти по-нашему, но красивый и сытый по-ихнему. Помнится, пили водку, рассуждали про патриотизм, про всякую такую муру, охмелевший Опенок в конце концов прослезился. Хорошо ему на берегу чистого и теплого Средиземного моря крокодиловы слезы лить. Патриот, его мать.

Сейчас дядя Сидор окончательно понял: надо линять. Как можно быстрее и дальше. Не только умом понял – каждой клеточкой. Черт ее знает, эту страну, все у нас как-то не по-людски, все с приключениями, от которых волосы на неприличном месте дыбом встают. Хотел, видишь ты, на старости лет пожить в тишине и уважении. И что получилось? Рад, что ноги унес из Марьинска, такая там карусель завертелась.

Первый раз за всю свою многотрудную жизнь дядя Сидор по-настоящему испугался. Никогда никого не боялся, ни ментов, ни блатных, ни Бога, ни черта, ни его маму. Буром пер, как с танками на буфет. Менты, ФСБ, ЦРУ – ерунда это все, понты дешевые. Капитаны да майоры на окладе жалованья. Этих он никогда не боялся и сейчас на них клал с прибором.

А тут испугался. Колдуны доконали. Чародеи эти норвежские. Сволочи трехголовые. Потому что дядя Сидор сразу почувствовал, никто не верил, а он почувствовал – ох и сила за ними! Такая сила, что разжуют, шкурку выплюнут и в зубах не поковыряют.

Настоящую силу дядя Сидор всегда чувствовал. И это его всегда выручало. А тут не просто сила. Тут силища. Непонятная. Темная. Страшная.

Тоже подумать, ходили себе, улыбались, простые такие людишки, как сатиновые трусы за рупь двадцать. Или не люди? Нелюди, одно слово. До сих пор мороз по коже. И знать про это дядя Сидор категорически ничего не хотел. Лучше не знать. Себе дороже. Это он сразу понял.

Дикторша металлическим голоском объявила посадку на самолет во Франкфурт. Пора было прощаться. Провожали дядю Сидора скромно – верный Гоша и два бригадира, Ерш и Длинный. Прощаясь с хозяином, Гоша расчувствовался, почти прослезился.

– Эх, Федорович… – все время повторял он и по-лошадиному мотал головой. Лицо у него кривилось, как у обиженного ребенка, которого родители оставляют на выходные с нелюбимыми родственниками.

– Ничего, ничего, Гоша. – Дядя Сидор ободряюще похлопывал его по плечу. – Я ненадолго, я скоро. Ты теперь за старшего, бугром будешь, Ерш – твоим замом пойдет. Чтобы все, как я сказал, чтоб комар носа…

Когда объявили посадку, Гоша извлек из кармана плоскую фляжку виски и два пластиковых стаканчика.

– На посошок, Федорович, по христианскому нашему обычаю.

Дядя Сидор с сомнением покосился на фляжку.

– Закусить-то есть? – спросил он.

– Закусить нет. Чего нет – того нет, – отозвался Гоша. – А разбавить есть: Тебе теперь по-европейски привыкать надо.

Гоша вытянул из другого кармана пластиковую бутылочку с содовой.

Выпили. Дядя Сидор по-европейски, виски с содовой, Гоша, как обычно, махнул не разбавляя. Троекратно обнялись на прощание.

– Эх, Федорович… – опять повторил Гоша.

Вроде бы даже слезу смахнул. Или прикидывался?

* * *

Серебристый иностранный лайнер легко разбежался по взлетной полосе и незаметно оторвался от земли. Кондиционированный воздух в салоне был свежим и чистым. Откинувшись в комфортабельном кресле бизнес-класса, дядя Сидор прихлебывал виски с содовой, качеством явно повыше Гошиного угощения. Эх, Гоша, Гоша…

Дядя Сидор знал, что как только он скроется из виду, Гоша немедленно рванет в сортир аэропорта засадить себе на унитазе очередную дозу. Кот помоечный. По всему видно, с утра мается, издергался весь. Только дозу на этот раз он получит по полной. Дядя Сидор обо всем позаботился. Всем дозам дозу получит, улетит так, что дорогу назад забудет. Эх, Гоша, Гоша. Пусть земля ему будет пухом, а гроб – периной.

Про себя он называл это «зачистить» концы. Гошу давно пора было убирать. Знает много, не по его уму столько знать. Дядя Сидор никогда не доверял наркоманам.

Действительно, как только шеф скрылся в направлении пограничного контроля, Гоша рванул в туалет.

С самого утра его мутило, колючий озноб, предшественник ненавистной ломки, уже пробирал все тело. Несмотря на это, Гоша сначала вылил остатки содовой в раковину, прополоскал бутылку, протер от отпечатков туалетной бумагой и выкинул в мусорное ведро.

До своего Франкфурта дядя Сидор, конечно, долетит. И, может, даже пива попить успеет. А дальше – все, дальше капут, хитрый медленный яд, добытый Гошей в столице за немалые деньги, подействует. Не видать хозяину Лазурного берега как своих ушей. Он, Гоша, останется в Марьинске за главного. Он их всех построит, он им покажет небо в алмазах. Колдуны, мать их за обе ляжки. Обо всех ноги вытрет и каждому в карман высморкается. Правильного пацана в погребе мариновать – надо же додуматься.

Расправившись с ядовитой бутылкой, Гоша заперся в туалетной кабинке и наконец-то взялся за шприц. Укололся и блаженно откинулся на прохладный сливной бачок. Теплая волна первого прихода накатила, побежала, закружилась по жилочкам, и жить стало хорошо и уютно.

Сколько их было в его жизни, этих унитазных бачков. Этих туалетных кабинок, где приходилось ширяться, вздрагивая от каждого случайного стука. Ничего, ничего, теперь не будет. Теперь он самый главный.

Наркотик, как всегда, не подвел. Хорошо стало. Приятное блаженство накатилось на него, как теплое море. Волна за волной набегали, растекались, захлестывали. И он погружался в них. Тонул. Все глубже и глубже. Очень сильный приход, понимал он, какой-то слишком сильный. Гоша сам не заметил, как потерял сознание…

– Пошли отсюда, – сказал Ерш Длинному, когда Гоша вприпрыжку скрылся за дверью мужского туалета.

– А Гоша? – не понял Длинный.

– А что Гоша? Не будет больше Гоши. Улетел наш Гошенька далеко и надолго.

Ерш усмехнулся с видом снисходительного превосходства. Ему откровенно нравилось быть начальником.

Они вышли из прохладного, кондиционированного зала в удушливую летнюю жару.

* * *

Пал Палыч нарушал. Превышал скорость так, что машину заносило на поворотах. Засевший в кустах гаишник радостно кинулся ему наперерез. Но, узнав машину и водителя, только погрозил полосатой палкой и махнул рукой: проезжай, мол, быстрей, не вводи в искушение. Его бывший ученик Саша Федоров. У парня были хорошие способности к физике. Теперь вот палкой на дороге машет. Правда, хорошо зарабатывает…

Стрелка спидометра качалась между ста двадцатью и ста сорока. Движок натужно ревел, но тянул. Руль бился под руками, как живая рыба на прилавке. От непривычного напряжения слезились глаза.

Обычно Пал Палыч так не ездил, девяносто по трассе, шестьдесят – в городе, как положено, правила тоже не дураки составляют. Для неуклюжих российских машин наши спокойные правила – самые подходящие, всегда считал Пал Палыч. Постоянно мотаясь по дорогам, много видел он этих гонщиков, отдыхающих по придорожным кюветам рядом с покореженными автомобилями.

В принципе, спешить ему было некуда. Даже наоборот. До назначенного времени оставалось еще полчаса, а ехать – километров двадцать от силы. До деревни Оладушкино. В Оладушкине жил кум Пал Палыча Евгений, крестный дочери, двоюродный брат жены-покойницы. А следовательно, вдвойне родственник. Пал Палыч не то чтобы сильно любил кума Евгения. Но уважал. Евгения всегда все уважали. Правда, никто не любил.

Но дело даже не в этом. В Оладушкино Пал Палыч ехал по заданию. Это очень важно, сказал ему Паисий. Очень, очень важно, несколько раз повторил он. Пал Палыч ему поверил. Ему трудно было не верить.

Задание было простое. Он, Пал Палыч, должен был отъехать от города ровно на пятьдесят километров. И ровно в 15.00 нажать кнопку. И все. Но это очень важно. Очень.

Кнопку Паисий ему дал с собой. Красную круглую кнопку на белой гладкой коробочке. Маленькая коробочка, на ладони умещается, но тяжелая, словно металлическая. А по виду – дешевый пластик.

Странное, конечно, задание. Абсолютно шпионское какое-то. Как из плохого фильма. Но не из фильма. Пал Палыч верил Паисию. Даже когда не знал, что он инопланетянин. Глаза у него такие. Нечеловечески спокойные. Мудрые глаза, другого слова не подберешь. Пожившие такие глаза, словно прожившие тысячу лет и проживающие вторую. Человек с такими глазами не станет ковырять железнодорожный откос саперной лопаткой, закладывая мину под рельсы. Бред собачий. Человек? В том-то и дело, что нет…

Он, Пал Палыч, так с ним толком и не поговорил, вроде как не о чем оказалось. А ведь хотел, сколько лет хотел…

И кнопка в кармане. А вдруг…

Очень важно. Очень…

Пива бы выпить для прояснения мозгов, подумал Пал Палыч. Потом еще немножко подумал. А все-таки лучше – водки, согласился он с сам собой.

Фигуру, одиноко бредущую по обочине шоссе, Пал Палыч заметил в последний момент. Затормозил так, что завизжали колодки.

Это был районный психиатр Остапченко. Пал Палыч первый раз его таким видел. Врач был одет в рваную ковбойскую шляпу, темный, потерявший цвет плащ и литые, ядовито-желтые резиновые сапоги женского фасона. В руках он держал плетеную корзинку, где, среди нескольких сыроежек ярко краснели два больших мухомора.

Остапченко, не здороваясь, ни слова не говоря, сел на сиденье рядом с водителем. Поставил корзинку на колени, обхватил руками. Уставился на дорогу.

Пал Палыч из вежливости с минуту помедлил. Потом тронул машину, резко набирая ход. Стрелка спидометра опять переползала за сотню. Остапченко продолжал углубленно молчать.

– По грибы ходил, доктор? – спросил Пал Палыч для завязки разговора.

Остапченко молчал.

– Ты же вроде говорил, что не грибник? – снова спросил Пал Палыч через некоторое время.

Остапченко молчал.

– Соседка моя, баба Гаша, рассказывала, грибов в этом году тьма-тьмущая.

Пал Палыч покосился на мухоморы на дне корзины.

Остапченко разомкнул губы и слегка пошевелил ими. Пал Палыч напрягся, но слов не услышал. Может, доктор среди своих психов окончательно спятил?

– Соседка говорила, белых много, – продолжал свою одностороннюю беседу Пал Палыч. – Подосиновиков – тоже много. А уж сыроежки – хоть косой коси. Хороший год, грибной…

– Каждый человек, – отчетливо и громко сказал Остапченко, – время от времени должен окунаться в говно.

Пал Палыч слегка опешил. Тезис был неожиданный. И спорный, конечно, но не в этом дело. Спятил доктор, совершенно определенно спятил. И дернул же его черт остановиться. Возись теперь с психом. Как бы не кинулся.

Он снова покосился на Остапченко. Тот сидел смирно, все так же напряженно глядя перед собой. Добрые люди, да что ж это такое творится в тихом городе Марьинске?

Между тем они приехали. Пал Палыч вырулил на обочину дороги, остановил машину.

Стало тихо. Вокруг не было ни души, только бегала около колышка привязанная брезентовой веревкой коза. Деревню Оладушкино и во времена совхозного процветания трудно было назвать преуспевающей, так себе деревенька, два десятка некрашеных домиков, притулившихся вдоль уходящей за горизонт трассы. Теперь она окончательно захирела. Дачники из больших городов сюда еще не добрались – далеко. Половина домов стояли пустые, с забитыми крест-накрест окнами. Окна брошенных домов смотрели на новенькую блестящую «пятерку» с тоскливой и жалобной безнадежностью. Жилые дома еще бодрились, но тоже скорее делали вид.

Дожидаясь назначенных пятнадцати ноль-ноль, Пал Палыч еще посидел за рулем, покурил. Остапченко все так же изображал изваяние. Куда они приехали, зачем, даже не поинтересовался. Обдумывал свой навозный вопрос, не иначе. Пал Палыч всегда с некоторой опаской относился к собакам и сумасшедшим. Не знаешь, когда укусят.

Когда минутная стрелка начала подходить к пятнадцати, Пал Палыч вышел из машины. Вытащил из кармана тяжелую кнопку. Подержал в руках. Положил на землю. Наконец, нажал.

Ничего не случилось. А чего он ждал? Нет, ждал чего-то, чего-нибудь этакого, надеялся, наверное. Но ничего не случилось. Только коза на веревочке остановилась и внимательно посмотрела на коробочку с кнопкой.

На коробочку? А не было никакой коробочки. Исчезла. Была, и нет. Только синеватый дымок поднялся кверху. Пал Палыч сам не заметил, как это случилось. Моргнул, может быть.

Удивительно. Или не удивительно? Он, Пал Палыч, уже перестал чему-либо удивляться. Надоело.

* * *

– Ты чего не заезжаешь? Мне люди сказали, что ты приехал, я ворота открыл. Жду, жду, а ты все не заезжаешь. Машина, что ли, сломалась?

Это кум Евгений подошел. И незаметно так. Какие люди ему сказали, ни души кругом, одна коза. Тоже удивительно, машинально отметил Пал Палыч.

– Зажигание поправлял, – соврал он.

– Новая же машина.

– Я только поправлял.

– Ладно, заезжаешь, что ли? Давненько тебя здесь не было, – хмуро сказал кум Евгений. Он всегда казался хмурым и недовольным. Даже когда выпрыгивал из раскаленной бани в манящий снежный сугроб.

Раньше он работал агрономом в совхозе, потом фермерствовал, но недолго, одолели поборами. Сейчас выращивал на своем приусадебном участке всякую пушную живность и шил зимние шапки. Вся деревня завидовала его богатству и хозяйственной смекалке. Пару раз его пытались поджечь, но особо не досаждали.

Минут через десять оживившиеся кумовья и молчаливый Остапченко уже сидели за столом на террасе добротного дома Евгения. Тот, довольно причмокивая губами и тоскуя лицом, угощал гостей самогоном и домашними яблочками. Психиатр опять всех удивил.

– Я не пью, – твердо сказал он, когда наливали по первой.

– А кто тут пьет? – обиделся кум Евгений. – Никто не пьет, только за встречу наливаем, кум вот приехал, в кои-то веки.

Настаивать, впрочем, не стал. Была бы честь, когда она есть, рассудил он вслух. Остапченко сам сломался на третьем тосте, хватил самогонки, порозовел, потом раскраснелся. Начал общаться.

– Из праха человек вышел и в говно же уйдет. Не к столу будет сказано, – сообщил он присутствующим своим обычным неразборчиво-булькающим голосом.

Определенно, навозная тема не оставляла его в покое. Может, все-таки спятил психиатр, думал Пал Палыч, жуя сочное яблоко.

– Все может быть, – коротко сказал Евгений. Он не любил разговоров на отвлеченные темы. Он был человеком конкретным.

– А я за грибами ходил. Первый раз в жизни. Собрался вот с утра, корзинку взял у соседа и пошел, – еще через несколько минут рассказал Остапченко.

Кумовья напряженно вслушивались.

– Хорошо в лесу. Тихо, – продолжал психиатр. – Деревья стоят. Разные такие деревья. Травки тоже разные. Букашки летают.

– А на деревьях листья зеленые есть, – подсказал Пал Палыч.

Определенно, шибанутый народ эти психиатры, просто в больнице это не так заметно, еще раз подумал он.

– Нет. То есть да. То есть листья, конечно, есть. Но я не о том. Очень мне в лесу понравилось. Деревья так неторопливо шумят, как будто переговариваются. Теперь я часто буду за грибами ходить. Кстати, можем грибов пожарить. На закуску.

Кум Евгений посмотрел на корзину с мухоморами.

– Пожалуй, не стоит, – совершенно серьезно ответил он.

Чувства юмора у него вообще не было.

– Ладно, одна пошла, другую позвала, – привычно сказал кум Евгений, разливая по новой.

Чокнулись, выпили, зажевали яблоками и салом с хлебом. Пал Палыч тоже теперь замолчал. Потому что распирало его, невмоготу было терпеть тайну. Тайну? А его, между прочим, никто не просил хранить секреты.

– Сидишь тут у себя, как барсук в норе, шапки шьешь, – сообщил он Евгению. – А в Марьинске инопланетяне высадились.

– Неужели?

Тот, похоже, даже не удивился.

– Точно говорю, – подтвердил Пал Палыч.

– И много? – деловито спросил он.

– Двое – точно. А может, и еще больше.

– Какие суки. – Евгений покрутил головой. – Ты закусывай, Пал Палыч, закусывай, не стесняйся.

– И сказал Он: ибо суть человеческая, в испорожнении сущего, – встрял вдруг в разговор Остапченко, грозя кому-то пальцем.

Кумовья на него покосились.

– Ага, – подтвердил Евгений. – Так ты закусывай, Пал Палыч, закусывай.

Кум упорно пододвигал к Пал Палычу тарелку с крупно нарезанным салом. Не верил, конечно. Это Пал Палыч уже понял.

– Да ты не понимаешь. – Он попробовал зайти с другой стороны. – Я с ними – как с тобой, за одним столом, вот так сидели.

– А что делали?

– Водку пили. И чай тоже, – сознался Пал Палыч.

Кум опять не стал спорить.

– Ну, это ясно, – согласился он. – Водка и чай – самый инопланетный харч. В космосе магазинов нет, хоть здесь оттянуться им, бедолагам. Да закусывай ты, закусывай. Я сейчас яичню сварганю…

– Навоз есть продукт жизнедеятельности всей страны, – рассказал Остапченко.

Кум внимательно посмотрел на него.

– А он их тоже видел? – спросил Евгений.

– Кого? – не понял Пал Палыч.

– Да инопланетян же. Вы, мужики, мне честно скажите, который день пьете?

Нет, не поверил. Сначала Пал Палыч даже на него обиделся. Потом помирились. Скептик, что с него взять.

И только поздно вечером, когда Остапченко уснул прямо на столе, а кум Евгений прикорнул рядышком, на диванчике, Пал Палыча наконец осенило. Точнее, сначала он вышел из нужника во дворе, держась одной рукой за штаны, а второй, для устойчивости, за ручку двери. Потом его как-то особенно лихо мотнуло, закружило, не удержался он на двух ногах и одной руке, протаранил спиною поленницу. Потом его от поленницы потащило вбок, перекинуло через козлы для пилки дров и приземлило в лопухах у забора. Здесь, лежа на спине и глядя ввысь, в бездонное звездное небо, где монументально нависли над ним его собственные штиблеты, Пал Палыч наконец отчетливо понял, что он хочет спросить у инопланетян.

Даже обидно стало. До слез. Сколько лет он этого ждал, не надеялся, но все равно ждал. А теперь, в разгар событий, ночует в лопухах у забора кума Евгения.

Разобиженный на весь белый свет, он уснул.

* * *

– Ох, надоел мне этот Демон, – в очередной раз сказал Добрыня.

– Твой земляк, между прочим, – вставил Алеша.

– Здесь говорят: в семье не без урода.

– Ты кого имеешь в виду? – невинно спросил Попов.

Добрыня покосился на него, но ничего не ответил. Словесные пикировки никогда не были его сильной стороной.

Как три богатыря в старину, мы в город въезжать, конечно, не стали. Обошлись более современными транспортными средствами. Я совершенно не против выглядеть идиотом, если того требуют обстоятельства, но если не требуют, большого удовольствия в такой позиции не нахожу.

Довольно долго мы занимались рутинной работой. Находили и дезактивировали биороботов. А те, соответственно, визжали, пищали и сопротивлялись. Чисто техническая работа, ничего интересного.

На войне как на войне. Не помню, откуда я подхватил эту поговорку, но, по-моему, она была местная. По крайней мере ни Алеша, ни Добрыня ее раньше не слышали. Им она тоже понравилась.

Теперь, как положено на войне, мы находились на наблюдательном пункте. Следили, как несет караульную службу Упырь В. Скверно он ее нес. Сидел, газетки почитывал. И оплевал все вокруг.

Скоро спать расположится, даю голову на отсечение.

Найти базовый лагерь Асмагила труда не составило. Зная его нездоровую тягу к загробной романтике, мы выяснили, где тут старое кладбище с нехорошей славой.

Все правильно, вот он Упырь В, сидит в дозоре на краю кладбища. Бдит.

Мы тоже бдели. Засели в зарослях орехового кустарника с подветренной стороны. По очереди любовались на Упыря В в полевой бинокль. Алеша Попов нацелился было собирать орехи, но, ввиду явной демаскировки, был в два голоса выруган. Мы с Добрыней поставили ему на вид. Потом переменили на выговор с занесением. Потом усилили занесение строгим предупреждением. Подумали, отменили многослойный выговор и присудили ему одно общее пятно позора. Долго спорили, является ли общее пятно позора бюрократическим термином, или это, скорее, социально-нравственное клеймо. Под гнетом общественного порицания Алеша истово каялся и клятвенно бил себя в широкую грудь.

Потом это развлечение тоже надоело.

– Паисий, а куда ты Пал Палыча отослал? – спросил меня Алеша.

– Кнопку нажать.

– Какую кнопку?

– Одноразовую. ПОС-7. Пульт одноразовый самоликвидирующийся.

– А пульт к чему подсоединен?

– Ни к чему. Надо же мне было удалить его с места событий. Любопытный он очень. Еще подвернется под руку Асмагиловой банде, поломают его.

– И далеко отослал? – снова спросил Алеша, откровенно сочувствуя Пал Палычу.

– Нет, не очень. За пятьдесят километров.

– Далеко.

– Он же на машине. Кроме того, у него там кум живет, заодно и повидаются. Найдут чем развлечься.

– Понятно, – сказал Алеша. – Развлечение здесь традиционное. Ох и много же они все пьют.

– Много, – подтвердил я. – С другой стороны, а что еще делать в провинциальном городе, на слаборазвитой планете, на окраине Галактики?

– Тоже правильно, – согласился Алеша.

Добрыня в наш разговор не вмешивался. Смотрел в бинокль.

– Упырь В засыпает, – сказал он вдруг.

– Точно?

– Носом уже клюет. Сейчас заснет.

– Значит, – сказал я, – диспозиция такова…

* * *

Смеркалось. На кладбище было тихо. На кладбищах всегда почему-то тихо, а здесь было особенно тихо. Кладбище было старое, заброшенное, со стойкой нехорошей славой.

Упырь В сидел на могиле, привалившись спиной к приржавевшему металлическому кресту, и читал газету. То, что он читал, ему не слишком нравилось. Точнее, совсем не нравилось. Жуть какая-то. Убили, зарезали, ограбили, расчленили. От возмущения он в очередной раз сплюнул.

Сумасшедший народ. Как они здесь живут? Лихая попалась планетка. Второй раз он на этой планете, и второй раз им не везет. Заметут их здесь, как пить дать заметут. Эти, из СБК. Служба безопасности Космоса, если расшифровать. Дергать надо отсюда, вот что. Ноги делать. Пропади она пропадом, Земля эта. Асмагил говорит, нельзя, на орбите перехватят. Может, перехватят. А может, и нет. Все-таки шанс.

Упырь В никогда толком не мог понять человеческие расы. Беспокойные они все какие-то. Бурлят, шумят, друг на дружку лезут, каждый старается занять место повыше. Никакой структурности общества. Вот у них, упырей, каждый четко знает свое место, данное ему от природы. Кто же спорит с природой? Если он, например, из Благородного клана упырей «В», третий на левой седьмой ветке от главного ствола, то каким бы образом он мог попасть, скажем, в Великий клан упырей «А»? Ну да, выгнали его. Осудили. Но его место все равно осталось незанятым. Потому что это его место. Очень важно знать, где твое место в этом мире. Как можно жить без этого?

Упырь В сам не заметил, как задремал.

Он проснулся внезапно. Словно его толкнули. А может, правда толкнули? Он вскочил на ноги.

На кладбище было все так же тихо. Вокруг ни души. Только огляну вшись назад, Упырь В понял, что его разбудило. Сердце сжалось и рухнуло в пятки. Все, замели, обреченно подумал он.

Силовое поле ловушки опустилось на него медленно и неотвратимо. Уши, как ватой, заложило вакуумом.

Ему хотелось забиться в истерике, кричать, рвать, кусаться, вцепиться в кого-нибудь зубами, в конце концов. Но он не мог. Не мог даже пошевелиться. Не мог открыть рот. Только гнулся все ниже и ниже. Врастал в землю.

Это было что-то новенькое. Вечно у этих, из службы «К», какая-то новая техника, отметил он краем сознания. А тут живешь как свинья, как свинья и подохнешь.

Потом могучая сила подняла его в воздух.

Глава 7

Экс-целителю старцу Якову было тридцать девять лет от роду. Жизнь его помотала по ухабам. Это он всегда подчеркивал.

Следы житейских ухабов оставались на его лице до сих пор. В семнадцать лет чистый юноша Яков Самойлов уехал из родного Марьинска искать счастья в большом городе. Сначала ему повезло. Он поступил в педагогический институт в Нижнем Новгороде, тогда еще называвшемся Горьким.

В институте Самойлов стал личностью довольно известной. Он быстро разобрался, что педагогика, по сути, наука скучная, а основное его призвание – литература. Складные стихи, которые он с успехом зачитывал на студенческих вечеринках, принесли ему общекурсовую известность.

Институт Самойлов окончил. Хитрыми путями он увильнул от распределения в школу и добился трудоустройства в газету «Вечерний город». В двадцать два года он уже стал штатным корреспондентом редакции, писал бойкие репортажи – в общем, подавал надежды.

В тридцать лет Яков Самойлов подавал пальто и головные уборы в ресторане «Золотая осень». К тому времени жизнь его превратилась в сплошную битву с зеленым змием. Змий победоносно наступал на всех фронтах, Яков все больше отсиживался в окопах похмелья. К этому времени он уже сам понял, что стал законченным алкоголиком.

Помогло ему чудо. Иначе не назовешь. Подобрав и отстирав его после очередного запоя, подруга пригласила в дом народную целительницу бабу Евдокию. Бабушка-старушка полчаса пошептала над ним, взяла пятьдесят долларов и ушла.

На четвертый день трезвости он, против обыкновения, не улизнул из дома опохмеляться. На пятый день снова пришла бабушка-одуванчик, снова полчаса пришептывала над ним, взяла еще пятьдесят баксов и сказала, что он здоров. На шестой день он опять не пошел опохмеляться.

Яков Самойлов бросил пить. Событие это в первую очередь потрясло его самого. Когда первая эйфория от трезвости прошла, Яков начал все чаще задумываться, что же сотворила с ним маленькая старушка. Ответ напрашивался сам собой. Бабушка была экстрасенсом. И, значит, все правда, что там говорят о потусторонних мирах, тонких материях, о неизведанных еще областях человеческой души, способной силой мысли двигать горы и поворачивать реки.

С азартом энтузиаста-первооткрывателя Самойлов взялся за соответствующую литературу и очень скоро выяснил, что есть целая наука – экстрасенсорика, которую официальные ученые, конечно, не признают, но откровенно побаиваются. Он понял, что напал на золотую жилу, что отныне и навсегда его призвание – лечить людей. Великая жизнь все-таки получится. Просто не сразу, постепенно, потому что только на вершине настоящего величия цветут розы, а сам путь к нему выстлан шипами и терниями.

Способности? Они у него есть, в этом он был твердо уверен. Главное – желание. И научная подготовка. Самойлов взялся за книги уже основательно. Скоро он мог обстоятельно рассказать, чем отличается, например, колдовство друидов от магии древнеегипетских жрецов. Попутно изучал астрологию и алхимию, мелькнула даже шальная мыслишка наплевать на все и плотно заняться синтезом философского камня. Остановил его только недостаток времени.

С практикой дело обстояло хуже. Спичечный коробок, который он каждое утро в виде зарядки пытался двигать по столу силой взгляда, стоял как пришитый.

Как-то раз, правда, ему показалось, что коробок двинулся, но потом перед глазами замельтешили золотые мухи, голова закружилась, и доктор из поликлиники констатировал внутричерепное давление. Не разобравшись в ситуации, районный терапевт посоветовал ему принимать корвалол и поменьше злоупотреблять алкоголем. Нет, не разобрался доктор в ситуации.

Лечить людей Яков Самойлов пробовал регулярно. Некоторым вроде бы помогало. А может, и нет, черт их разберет, кому что помогает.

Немного позже, возвращаясь к первоисточникам, Яков даже разыскал вылечившую его бабушку. Старая перечница несла всякую ахинею про исконные родовые заговоры, про бабку-ведунью, к которой вся деревня бегала лечить зубы и лошадей, про звезду Чох, которая ложится на лягушачий мох, про звезду Ны, что смотрит в аккурат на четыре сосны… В общем, много чего рассказала Якову маленькая старушка, доброжелательно глядя на него глупыми и блестящими, как пуговицы, глазами, но все не по делу. Сплошной фольклор напополам с дремучей крестьянской мистикой.

И все-таки ему повезло. Старинный институтский приятель, теперь директор частной фирмы по торговле чем-то съедобным, решил сделать всем сотрудникам оригинальный подарок в ознаменование трехлетнего юбилея коммерческой деятельности. Заказал Самойлову составить для каждого индивидуальный гороскоп. Так и пошло. Самойлов, теперь уже старец Яков, как он именовал себя для солидности, составлял гороскопы для фирм, для банков, для отдельных бизнесменов и даже для конкретных сделок. Бывший алкоголик потолстел, приоделся, отрастил модные усы и бородку и ездил теперь по городу в почти новом автомобиле ГАЗ-24-10. Попутно он вел в вечерней газете астрологическую страничку, обзавелся несколькими учениками и поговаривал о создании собственной новаторской магической школы.

Начинающееся благополучие подрубил на корню очередной финансовый кризис. Когда стало нечем платить за квартиру, которую Самойлов снимал после очередного развода, старец обиделся на всех и на все, три раза плюнул через левое плечо, сел в свою «Волгу» и покатил на родину в Марьинск. Там ему в наследство от матери остался добротный дом с газовым отоплением.

Возвращение в родной город не было триумфальным. Хотя старец Яков и прикатил на родину на черной «Волге», с симпатичной ученицей на пассажирском сиденье, всячески показывая, что лишь пресыщенность столичной жизнью заставила его избрать для проживания это тихое место, соседи ему не очень поверили.

Обосновавшись в Марьинске, старец Яков снова взялся за магическую практику. Но результат оказался еще хуже. В отличие от продвинутого Нижнего Новгорода марьинцы к магической помощи прибегать не привыкли. А за единственный напечатанный гороскоп редакция марьинской газеты «Вперед» рассчиталась талонами на 92-й бензин, и то через месяц. В конце концов старец Яков достал из шкафа свой диплом и устроился на прокорм души в среднюю школу №2. Директор школы, тоже из институтских знакомых, дал ему уроки черчения и труда, пообещав в перспективе еще и литературу.

Жил тихо до отвращения. Симпатичная ученица сбежала от него через месяц. От досады Самойлов сошелся с бывшей местной красавицей, врачом-педиатром Вероникой Савельевной, которая воцарилась в его родительских апартаментах и активно взялась за хозяйство. Теперь Самойлов был занят разработкой сложнейшей интриги с целью выселить деловую Веронику Савельевну обратно в ее однокомнатную хрущевку, а самому вплотную заняться молоденькой учительницей математики Надеждой Павловной. На открытую конфронтацию с врачом-педиатром Самойлов, хлебнув жесткости ее характера, не решался.

Несколько раз Яков подкатывал к Веронике Савельевне с разговорами о том, что двум в общем-то немолодым людям ни в коем случае не стоит торопиться с принятием жизненно важных решений. Непросто все, ох как непросто. Если, выходит дело, встретились два одиночества, то это отнюдь не значит, что их совместный костер у дороги разгорится и запылает. Сколько обратных случаев, не перечесть просто. Встретились, пожили, потом разошлись, это и есть жизнь, это и есть диалектические законы во всем их разнообразии.

Вероника Савельевна такой диалектики знать откровенно не хотела. Смотрела на него все понимающими, жгучими глазами бывшей красавицы и, подчеркивая интонации, отвечала ему, что от добра добра не ищут. Или он ее больше не любит, в упор спрашивала она?

Крыть было нечем. Самойлов тут же принимался уверять Веронику Савельевну, что она его не так поняла, что вообще речь не о них. Просто к слову пришлось.

Итак, брачная петля неотвратимо затягивалась на шее. Яков чувствовал это обостренными инстинктами бывалого холостяка.

* * *

Оставалось последнее средство. Веронику Савельевну надо было от дома отвадить. Была у него одна хитрая книжица, перевод со средневекового манускрипта, где процедура по изгнанию негодной бабы была расписана во всех подробностях. Очень убедительно все было написано. Останавливала его только природная щепетильность. Старец Яков считал себя исключительно белым магом и с демоническими силами предпочитал не знаться.

Когда математичка в очередной раз ему улыбнулась, Самойлов решился. Еще месяц ушел на сбор необходимых ингредиентов. За кровью летучей мыши, например, пришлось даже смотаться в областной центр. Юный, но перспективный натуралист из кружка любителей природы при доме культуры продал ему летучую мышь за тридцать американских долларов.

Наконец все было готово. Однажды вечером, когда Вероника Савельевна отправилась с еженедельным визитом к родителям, старец Яков приступил к делу. Сложив всю свою колдовскую атрибутику в холщовый мешок, обязательно в холщовый, так положено, он выдвинулся за город, на заветную поляну неподалеку от старого кладбища.

На поляне он расставил с четырех сторон света четыре большие свечи – обозначил себя на местности. Периметр поляны очертил свечами поменьше. Огородился, значит, от недоброго взгляда, недобрых мыслей и лихих помыслов. Тщательно зажег все свечи. Начертил с четырех сторон света нужные магические знаки. Главный знак нарисовал в центре. Вышел из круга перекурить и полюбоваться на дело рук своих.

Смеркалось. Легкий ветерок играл с живыми огоньками свечей. В сумерках поляна выглядела вполне мистически.

Старец Яков тщательно потушил окурок о подошву, спрятал его в спичечный коробок и приступил непосредственно к колдовству. Для начала прочитал четыре заклинания на четыре стороны света. Северное и южное прошли благополучно, во время восточного заклинания Якову показалось, что огоньки свечей задрожали, а во время западного грянул гром среди ясного неба, на котором уже зажигались первые звезды.

«Вот это я даю», – восхитился собой Самойлов, прислушиваясь к серии раскатов, напоминающих артиллерийскую канонаду. Холодный червячок страха шевельнулся у него в душе, но настоящему магу нельзя бояться, настоящий маг плюет на стихию и презирает низменные законы физики.

Старец расположился в центре поляны в позе лотоса и приступил к основному действу. С первых же вступительных строчек небо дрогнуло и по горизонту пробежали яркие багровые сполохи.

Как бы планету не повредить, озаботился в душе Самойлов, одновременно восторгаясь собственной силой.

Потом сполохи исчезли, и началась полная чертовщина. Гром усиливался, закладывал уши, яркие вспышки молний прорезали небо во всех направлениях, черные тучи, треща разрядами, проносились над головой со скоростью гончих, ледяной ураганный ветер несколько раз сбивал его с ног, обдавал холодным дождем, а потом вдруг вывалил за шиворот шапку мокрого снега. Перекрикивая стихию, старец Яков во весь голос орал непонятные самому заклинания, а в голове стучала одна мысль – только бы Солнце не задеть ненароком, сойдет с орбиты – где его ловить… А потом ему показалось, что мир треснул пополам, разрываемый, как картон, его стальными руками.

«Ох и могуч же я, могуч нечеловечески», – понял про себя Яков Самойлов. Волна леденящего восторга окончательно захлестнула его. Он потерял сознание.

Когда он очнулся, вокруг было тихо и ласковый летний вечер ярко светился месяцем. Яков пошевелился и обнаружил, что левую ногу ему накусали подлые рыжие муравьи.

* * *

Это была сумасшедшая гонка. Так получилось.

Глупо получилось. Аккуратно сняв часового, мы накрыли банду демона прямо в их лагере. Нападение он почувствовал и начал отстреливаться.

На войне как на войне. Почти час мы метали молнии, сшибали на лету облака и давили друг друга громовыми раскатами. Это если со стороны посмотреть. По крайней мере так, наверное, виделось все местному старцу Якову, пристроившемуся неподалеку со своей мелкой бытовой ворожбой.

Потом у Асмагила кончился боезапас. Ящерта мы все-таки взяли. А сам Асмагил ускользнул. Его корабль взмыл в небо у нас перед носом.

К счастью, наша посудина тоже была наготове. Первый раз мы настигли его над Африкой.

Патрульный катер ПК-34В, старая добротная модель, используемая демоном, была сравнительно тихоходной, но чрезвычайно маневренной. Наш звездолет ПКМ-60, новая игрушка, которая есть только в нашей службе и в армии, вдвое превосходил его в скорости хода и вооружении. Но маневрировать на нем тяжелее, слишком много защиты. Конечно, если бы Асмагил выскочил из атмосферы, мы бы его быстро догнали. В ровном пространстве преимущество двигателя – это все. Он сам это знал. Поэтому вертелся перед нами как юла в опасной близости от земли.

Над Южной Америкой мы тоже его почти накрыли. Над Новой Зеландией я уже готовился открыть ловушку. Помешали местные бомбардировщики. Их растерявшуюся стайку пришлось огибать по длинной дуге.

Ох не люблю я эти примитивные летательные аппараты, так и лезут под ноги, соскребай их потом с силовых щитов.

Демона мы прижали только над Южным полюсом. Накрыли сверху энергетической ловушкой и заставили сесть. Он долго не выходил из своего звездолета. Кричал нам через люк, что всех порешит и сам себя кончит. Хорошо, что через люк. Голосище у него не слабый, уши закладывает.

Добрыня вполне резонно возражал ему, что порешить Асмагил никого не сможет, пока наружу не вылезет. Пусть вылезает, а тут посмотрим. Что же касается второй части угрозы, кончить себя, то ради бога. Если есть такое желание. Ему, Добрыне, для отчета совершенно не важно, в каком виде доставить демона в очередную тюрягу – живом или мертвом. Труп даже предпочтительнее – пить-есть не просит, и никакого беспокойства от него нет. А можно и кусками, если нашинковать мелко.

Орали они долго и нудно. Потом Добрыне надоело с ним препираться, он просто срезал замок, и мы влезли внутрь. Погрузили главаря к остальным. Отгулял Его Высочество, пора ему на здоровый, тщательно охраняемый режим при трехразовом дневном рационе.

* * *

На Южном полюсе было холодно. Это мы заметили, когда Добрыня улетел вместе с пленниками.

Потом из-за снежного, ослепительно сверкающего на солнце тороса показался трактор. Он тащил за собой вагончик. Еле полз, пыхтел, но тащил.

Алеша, проваливаясь в снегу, подошел к трактору. Постучал в окошко кабины. Окно приоткрылось.

– Эй, мужик, у тебя спички есть?

Полярный тракторист был волосат, бородат, закутан и чрезвычайно зол.

– Какие спички?! Какие тут, на хрен, спички?! – немедленно завопил он, перекрывая вибрирующий рев двигателя. – До базы полдня пути, движок еле тянет, печка работает через раз, еще ты тут со своими спичками лезешь! Нет у меня спичек! И никогда не было!

– Я же просто спросил, – попытался оправдаться Алеша.

– Спросил он! Маму свою спрашивай!

Окно трактора с треском захлопнулось. От переизбытка злости тот даже прибавил ход.

Алеша обернулся ко мне и развел руками:

– Я же только спросил.

– Холодно здесь, – сказал я.

– Зато не жарко, – ответил Попов.

– Не жарко, – согласился я. – Минус пятьдесят, если не меньше. Ну что, будем трансформироваться?

– А может, не будем? Может, пешком как-нибудь? Не люблю я этого дела, ты же знаешь, – сразу заныл Алеша Попов.

Как будто я люблю трансформироваться. По ощущениям межпространственная трансформация напоминает прохождение живого фарша через мясорубку. Когда ты сам этим фаршем и являешься.

– Давай лучше пешком, – снова предложил Алеша. – Далеко отсюда до Марьинска?

– Года через три дойдем. Если быстрым шагом. Через кеан вплавь придется.

– Айсберг можно попутный поймать.

– С зеленым огоньком? – спросил я. – Гляди, вон трактор уже назад повернул. Сообразил полярник, что два обалдуя в летней одежде, стреляющие спички на Южном полюсе, не такая уж обычная вещь.

– Ох, не люблю я все это дело, – сказал Алеша.

Это были его последние слова, перед тем как он растаял в воздухе. Я выдохнул воздух и тоже столкнул себя в мясорубку.

* * *

Мы с Алешей вернулись в Марьинск. Я вообще не люблю улетать не прощаясь. Хотя мне часто приходится это делать. Поэтому – особенно не люблю.

В дорогу баба Гаша приготовила мне трехлитровую банку молока. Банку она плотно запечатала крышкой, а сверху для верности перевязала целлофановым пакетом. Конструкция получилась прочной. Банку я, разумеется, взял, пообещав на будущий год тоже к ней.

– Небось не приедете, – она с сомнением покачала головой, плотно перевязанной цветастым платком с петухами.

– Не приедем, баба Гаша, – честно ответил я. – Но постараемся.

– Банку потом верните, – сказала баба Гаша. – Если что.

Банку я пообещал вернуть. Конечно, вещь в хозяйстве необходимая. Трехлитровыми банками кидаться – все добро прокидаешь.

Пал Палыч тоже пришел нас проводить. С собой он принес бутылку водки и банку рыбных консервов. Сосредоточенно разлили всем на посошок. Мы выпили и закусили консервами.

– Значит, уезжаете? – нейтрально спросил Пал Палыч.

– Приходится, Пал Палыч, – ответил я.

– Уезжаем, Палыч, домой пора, – подтвердил Алеша.

– Или улетаете? – решился, наконец, он.

– Может, и полетим, Пал Палыч, – охотно согласился я. – Все может быть. Воздушный транспорт, как известно, – это скорость, комфорт и безопасность. Если он, конечно, не падает вверх колесами, что тоже случается.

Пал Палыч наконец решился.

– А вот что я хотел спросить, Паисий Егорович… – осторожно начал он.

– Спрашивай, Пал Палыч, – разрешил я.

– Как там, в космосе, красиво?

– Красиво, Пал Палыч, – сказал я. – Конечно, разные глаза видят все по-разному, сам понимаешь, строение сетчатки, то да се, но в космосе всяким глазам есть на что посмотреть. При любом спектре зрения. В космосе все есть.

Похоже, он опять меня не очень понял. Задумался.

«Извини, Пал Палыч, – мысленно продолжил я, – но говорить нам, в сущности, не о чем. Может, как-нибудь потом. В другой раз. В другую эпоху. Времени у нас еще много». Он даже не догадывается пока, насколько его много.

– Ну что, первая пошла – вторую позвала? – Пал Палыч опять налил рюмки.

Вот это по-нашему, по-земному. Мы еще выпили. Третью рюмку мы с Алешей отвергли решительно и бесповоротно. Дорога впереди долгая. Пал Палыч, ввиду своей озадаченности, выпил один за всех. Потом он довез нас на своих «Жигулях». Провожать дальше мы его мягко отговорили.

Пешком добрались до знакомого болота. Перед одной заводью, плотно заросшей ряской, я остановился.

– Здесь? – спросил Алеша.

– Здесь, здесь, – сказал я. – Тебе нырять.

– Опять мне? – возмутился он.

– А кто начальник? – аргументировал я.

Возразить ему было нечего. Как был, в одежде, он бухнулся в воду и ушел вниз с головой. Через полминуты густая болотная вода забурлила, лягушки и стрекозы шарахнулись в стороны, и над поверхностью повисла огромная блестящая капля, она же патрульный катер СК 34В.

Прямо к моим ногам опустился трап. В проеме кессонной камеры показался Алеша.

– Пожал те, ваше благородие, – буркнул он.

Все-таки субординация – великая вещь. Здесь, на Земле, знают толк в иерархических отношениях, надо отдать им должное.

В последнее мгновение Алеша Попов обернулся и помахал рукой далеким кустам. Я сделал вид, что ничего не заметил.

Стартовали мы быстро и резко. Отвыкнув от нашей чуткой аппаратуры, я, пожалуй, даже переборщил со скоростью.

– Как там Пал Палыч, не задели мы его волной при старте? – спросил Алеша.

– Ничего, нормально, он издалека наблюдал, – ответил я.

– Пусть порадуется мужик, – сказал Алеша, – увидит долгожданное НЛО во всем его великолепии.

– Да, теперь ему развлечения хватит. Думать будет, анализировать, вспоминать. Что тогда я сказал, что он ответил, а что ты сказал, а что после этого произошло. Постепенно вспомнит даже то, чего не было. Еще, пожалуй, какую-нибудь ассоциацию создаст, что-то вроде «Свидетелей первого контакта»… А что, идея хорошая, и занятие ему на всю оставшуюся жизнь.

– Не свихнется? – озабоченно спросил Алеша.

– Вряд ли. Не та организация психики. Если она у него эту жуткую водку выдерживает, то НЛО для нее как семечки.

– Он же выпивши был, ему не поверят.

– Он всегда выпивши, – сказал я. – Ему и не нужно, чтоб кто-нибудь верил.

Главное, чтоб он сам себе поверил.

– Все-таки он хотел летающую тарелку увидеть, – сказал Алеша.

– Ну, ничего, увидел шар.

– Вернее, овал, – уточнил Алеша. – Или нет, как еще здесь эта геометрическая форма называется?

– Сопля, – подсказал я.

– Очень остроумно. Мы помолчали.

– С тех пор как неподалеку разбился транспортник с детскими игрушками, они все помешались на этих тарелках, – сказал я.

– А что, игрушки красивые. Летают, огоньками блестят разноцветными. Слушай, все хотел тебя спросить, да забывал. Что такое синдром Кусатого?

– Психологический феномен, – объяснил я. – Несоответствие изначальной цели получаемому результату. Это если научно выражаться. А проще говоря, когда делаешь одно, а получается нечто совсем другое. Очень распространенное явление. На Земле случается сплошь и рядом.

– Это я уже понял. А почему это происходит?

– Не знаю, синдром Кусатого я так и не изучил. Времени не было. Потому что даже мы с тобой прилетели на Землю с заданием найти редуктор, тихо изъять его и бесшумно удалиться. А вместо этого взялись ловить демона Асмагила, нашумели и нахулиганили по всей атмосфере. Так почему это происходит?

– Может быть, воздух такой? Избыток кислорода, например, – предположил умный Алеша. – Молоком-то угостишь, наконец?

Впрочем, уже не Алеша. Наши земные имена остались там, внизу. Как и вся планета Земля. Хорошая планета, надо отметить. Молоко вкусное.

– Возьмешь управление? – спросил я.

– Как скажешь, шеф.

Я откинулся в кресле, заложил руки за голову и с удовольствием, до хруста в позвонках, потянулся.

В открытом космосе звезды были большими и яркими. Я не соврал Пал Палычу. Красиво тут.