/ Language: Русский / Genre:romance_sf,

Закон Военного Счастья

Николай Басов

МИР ВЕЧНОГО ПОЛДНЯ – 3

ruСергейСоколовRenarrenar@beep.ruEditPad Pro, FTools, ClearTXT2002-10-10EE306E46-A4E8-4FE2-A5E4-D5D2AF6142801.0

Николй БАСОВ

ЗАКОН ВОЕННОГО СЧАСТЬЯ

Чсть I

ПРОИГРАННАЯ ВОЙНА

1

Весн должн был вот-вот кончиться. А может, уже и кончилсь, Ростик не очень хорошо предствлял себе, когд тут, в Водном мире, весн по-нстоящему сменяется летом. По схеме, предложенной, кжется, тысячу лет нзд, в первую осень после Перенос Боловск в Полдневье, стояло двдцтое мя. Если учесть, что недель в кждом месяце тут было три, звтр возникл последний день мя, через тройку деньков – условного второго июня – можно будет отметить и день Перенос. Третью годовщину.

Ох-хо, сколько в этом было трудов – в том, чтобы живым и почти нормльным дойти до сегодняшнего дня, сколько смертей своих друзей и подчиненных он видел и сколько смертей еще увидит, прежде чем действительно эту дту сможет встретить?..

Положение у них было скверным. Конечно, з три прошедших год бывли моменты и похуже, но никогд еще тк явно он не ощущл, что войн проигрн, что смое лучшее, что они могут сделть, – удрть без оглядки. Вот только удирть не получется. И нчльство не рсположено, д и в смом деле – неясно, что дльше делть, если человечество не сумеет укрепиться тут, н крю безмерного, кжется, торфяник, не сумеет обеспечить себя хотя бы этим топливом.

Но торф – он и есть торф, проигрння войн стршнее любого энергетического голод. Впрочем, это еще предстояло выяснить н совещнии, которое торжественно зтеял этот... Ростик мысленно выруглся, но тут же взял себя в руки.

Его звли Венимин Лурьевич Кртев, кстти, тот смый мужичок, которого им чуть было не нвязли в нчльники, еще когд они открыли Одессу. Плешивый, зчесывющий длинные боковые волосы поперек лысины, чтобы хоть немного прикрыть кожу н мкушке, суетливый, с крсновтыми, крысиными глзкми, пухленький, чрезмерно говорливый. У нчльств в тком вторитете, что, когд было решено в нчле прошлого лет устроить большую рзведку тут, в восьмидесяти километрх от Перевл и в сорок от кменной полки, отходящей от Олимпийской гряды, н единственной в округе скле, возвышющейся н десяток метров нд безбрежными болотми, его и сделли глвным.

Д тким, что все уже через пру недель чуть не в слезы рыдли... Но для нчльств он оствлся смым толковым руководителем. Ему приписывлись все достижения, он, и только он, якобы обеспечивл все победы, успехи и рельные результты...

Стоп, подумл Ростик, глядя из бойницы крепости н Скле н болот, н цветущие откосы скльного плто, н озер и лужицы, сверкющие ослепительным н солнце блеском под серым небом мир Вечного Полдня. Не стоит тк рскисть, не нужно тртить из-з ткой ерунды столько нервных клеток. И все-тки... Это был не ткя уж и ерунд – это был проигрння войн, он знл это, ощущл нстолько рельно, что мог лишь удивляться, почему этого не видят другие.

– Ты идешь? – рздлся под гулкими кменными сводми, построенными с использовнием кменного литья гошодов, голос стршины Квдртного.

Ростик оглянулся. Стршин в своих глухих доспехх, которые в последнее время почему-то перестл снимть дже в крепости, выглядел устлым и понурым. Не может быть, чтобы он не осознвл этого поржения, подумл Рост, н совещнии нверняк будет помлкивть. Будет отнекивться тем, что он просто стршин, что стртегия – дело офицеров, то есть его, Ростик, и, конечно, черт их дери, руководителей.

– Кк ты догдлся, что я тут?

– Ты всегд, когд хочешь сосредоточиться, сюд уходишь. Уже месяц три, еще с зимы. Не змечл?

Ростик удивился, он в смом деле, когд дел пошли не очень хорошо, стл уединяться в этой глерее все чще, но объяснял это отнюдь не тягой к рздумьям.

– Отсюд вид н болот изумительный, – пояснил он. – Тк и хочется вырвться из крепости, рсплескть тину, лужи. Подышть свежим воздухом. Видишь, вон н том островке сизо-крсные рзводы. Это цветут орхидеи.

Квдртный подошел ближе и совсем не по-подчиненному пихнул под лоптку:

– Пойдем уж, будут тебе... другие орхидеи.

Они вышли из глереи, проложенной вдоль бойниц, спустились н второй этж, где нходились жилые и служебные помещения. Тут было безопсней всего, потому тут и рзместилось нчльство, потеснив лзрет, в котором, слв Богу, было много пустых коек, общую солдтскую комнту и офицерскую крулку.

Нчльство уже собрлось. Ввиду сложности ситуции все сидели с лицми, н которых читлось желние немедленно рзрешить все проблемы человеческой цивилизции Полдневья. Глвным был, конечно, Председтель – н серьезные совещния в крепость н Скле он еще прилетл, видимо, считл ее своим детищем. Был, рзумеется, и Кртев. Его кк прислли в конце зимы, тк он тут и сидел безвылзно, хотя... Впрочем, об этом пок не будем, решил Рост. Был и Гля Бородин, сестр того смого прня, с которым Ростик освивл Одессу дв год нзд, который был комндиром добытчиков метлл и которого з оклдистую темную бороду прозвли Бородой. Сестру, в отличие от брт, не любили, и кличку ей дли – Бородвк. Впрочем, Ростик не знл, прижилось ли прозвище, хотя про себя пользовлся им куд кк чсто.

Глин эт был той еще штучкой – сердитой, остренькой н язык, неумной. Но хвткой и с пломбом. К счстью, сегодня, кжется, ее можно было в рсчет не брть.

Вот тк, вот и все, тоскливо подумл Ростик. Эти три человек и примут решение, которое придется исполнять ему. Ему и его ребятм. Мло, очень мло. И глупо – эти люди не понимли, что тут происходит, и способны искзить ситуцию в своей мнере тк, что решение будет непрвильным. А непрвильные решения тут, в Полдневье, искупются кровью, только кровью.

– Рссживйтесь, товрищи, – предложил Рымолов, не вствя. – Двйте нчнем, в смом деле, я хотел еще сегодня отбыть н Перевл, знчит, решение нконец должно быть принято. – Он со знчением посмотрел н Ростик.

– Думю, Арсеньич, мы его и примем, – медленно проговорил Гля. Он всегд говорил очень медленно. Ростик подозревл, что не по медленности мышления, просто для того, чтобы ее реже спршивли. Если тк, он своей цели добилсь, к ней обрщлись лишь в исключительных случях.

– Тогд, Гринев, слушем твой доклд кк коменднт крепости.

Ростик еще подумл, он не знл, кк именно донести до руководств свою тревогу. Поэтому н всякий случй спросил:

– Конкретно или с понимнием всей военной ситуции в целом?

– В целом, – буркнул, упредив нчльство, Кртев.

– Тогд тк. – Ростик быстро посмотрел н стену, где стилом по воску были нрисовны окрестности, но решил изобржением не пользовться. – Когд в нчле прошлого лет мы ншли эту склу и невероятно большие зпсы чистого, очень сухого по местным меркм торф, было принято решение строить тут крепость.

– Не ндо от нчл времен, – нхмурился Рымолов. – Мы знем, что было прежде.

– Нет, Арсеньич, полгю, что ошибк был сделн тогд, и, чтобы ее не повторять, я лучше проговорю ситуцию с “нчл времен”. – Он подождл, но новых протестов не было. – Тогд, кк известно, было предложено две тктики ншего поведения. Первя, которую предложил я, – создние летучих групп, которые режут торф то тут, то тм, в рзных местх, охрняемые довольно сильными, подвижными отрядми. Это не позволяло бы пернтым бегимлеси создть перевес сил, потому что им для мневр требовлось бы время, и мы бы уходили от решющего столкновения. Вместе с тем это обеспечивло бы нс топливом, потому что н смом деле торфяников тут едв ли не сорок процентов территории, есть где рзвернуться и где нрезть его дже не тысячми – миллионми тонн, в тком количестве, что глвной был бы не проблем зготовки, проблем трнспортировки его к Перевлу.

– Тк, – кивнул Рымолов. – И все-тки ближе к делу.

– Вторя тктик зключлсь в трдиционном усилении именно тут, н Скле, строительстве очень мощной крепости и удержнии этой крепости силми до двух рот. Рзумеется, охрн рботющих н торфяникх бкумуров, вывоз топлив по стционрной, единственной тут дороге – широким крюком, с зходом н восток, и лишь последующим возврщением по кменному подножию гряды н зпд, к Перевлу. Обходится это не очень дешево, но с тех пор, кк грузовики были переоборудовны под спиртовое топливо, я постоянно слышл зверения, что с трнспортом проблем не будет. Зимой, то есть более полугод после ншего тут обустройств, окзлось, что трнспорт не обеспечивет вывоз торф по одной простой причине – пернтые знют путь, которым ходят мшины, потому что этот путь единственный, и устривют нлеты н крвны.

– Мне говорили военные нлитики, – веско выскзлсь Глин, – что дже если бы мы воспользовлись твоей идеей летучих отрядов, пернтые все рвно могли бы перехвтывть грузовики с торфом, только делли бы это ближе к Перевлу. Потому что Перевл – единственный из известных нм проходов через Олимпийскую гряду.

– У Перевл ншему грнизону из крепости было бы легче спрвляться с любыми отрядми пернтых, просто потому, что он ближе к глвной бзе. А сейчс, когд нпдения могут совершться по всему мршруту, нм приходится держть при крвне ткие дополнительные силы, что... Что трнспортировк стновится бессмысленной – мы не столько торф возим, сколько охрну. – Ростик посмотрел н Рымолов, тот сидел с неподвижным лицом. Но был еще спокоен. – Ткой ситуция был пру недель нзд. Сейчс, я утверждю со всей ответственностью, мы столкнулись с ее кчественным изменением. Потому что пернтые подтянули силы и готовят длительную осду ншей крепости. И безусловно возьмут ее.

– Откуд ткя уверенность? – спросил Кртев – Откуд вообще, Гринев, у тебя ткие ктегоричные мнения? Ситуция, кк ты говоришь, еще не созрел, еще дже не определилсь, ты...

– Я умею прогнозировть, – скзл Ростик. О том, что он умеет не только прогнозировть, но и предскзывть едв ли не мистическим способом будущее, лучше было не зикться. Слишком сильно в головх утвердил ось, что в мире не существует и ничего, что нходится з пределми конкретно изучемых, тк нзывемых нучных зконов.

– И что же нм делть? – спросил Рымолов. Он понял, что имел в виду Ростик. Он один из немногих, кто верил в его др и дже не рз плнировл мсштбные действия, используя Ростиковы прозрения.

– Они не ддут нм больше резть торф просто потому, что считют эту территорию своей. И чтобы они перестли тк считть, ее нужно звоевть. – Ростик помолчл. – Перспектив большой войны меня не рдует. И не потому, что мы к ней не готовы, потому... В общем, все дело в мневренности. Рньше, когд болот стояли подмороженными, это было не тк зметно. Теперь, с нступлением лет, когд болот стли нстоящими болотми, выяснилось – без трнспорт, ндежного и, желтельно, более быстрого, чем бегющие по трясине пернтые, дже и пытться сржться с ними не следует. Мы потерпим поржение, и оно будет сокрушительным.

– Арсеньич, – взорвлся Кртев, – ты меня избвь от этой глупости. Ну см посмотри – они пернтые, у них один рблет н десять бойцов, одно ружье н сорок, то и больше вояк. А у нс тут стены в дв метр толщиной, три этж, сверху турельные устновки против этих... летющих струсов. Ну что они могут нм сделть?

– Они что-нибудь придумют, – ответил вдруг стршин Квдртный.

– Нет, – покчл головой Ростик, – они уже что-то знют, что способно нс отсюд выкурить, кк сурков из норы.

– Они дикие, что они могут знть? – делнно удивилсь Гля.

И Ростик и Квдртный промолчли. Не зня детлей, н этот вопрос ответить было невозможно. Рост дже мельком подумл: тк ли он глуп, кк хочет выглядеть? Уж очень ловко он подыгрывет Кртеву, куд лучше, чем хотелось бы.

– Сколько в крепости солдт? – спросил Рымолов.

– Восемьдесят, считя нс, – тут же отозвлся Квдртный. – Четырндцть из них девушки.

– Дети?

– Детей пок нет, – ворчливо отозвлся Ростик. – Еще чего – детей тут держть. В крепости н Перевле их было бы опсно держть, тут – вообще недопустимо.

– Бкумуры?

– Около сотни, – отозвлся стршин. – По полст душ в кждую рбочую смену. Комндиров у них тоже двое, пок ведут себя вполне послушно.

– Верят они нм, – отозвлся Кртев, будто это был лично его зслуг. – Дети у них есть?

– Конечно, – признл Ростик. – Почти дв десятк волостых детишек. И женщин больше половины. Когд вербовли диких бкумуров рботть тут, то женщины первые шли – они у бкумуров вообще пдки н постоянный пек. – Он подумл и не смог спрвиться с собой, с горечью добвил: – Они рссчитывли н безопсность, мы вместо этого...

– Тк... – Рымолов посмотрел н Ростик почти с жлостью. – Сколько у нс тут продуктов? Обмундировния, боеприпсов?

– Кормиться мы можем хоть до следующей зимы, – тут же выскзлся Кртев. – А боеприпсов хвтит н большую оборону…

– Впрочем, – прервл его жестом Рымолов, – это не проблем. Прижмут, будем н грвилетх подвозить. Сотню волостиков и три взвод солдт уж кк-нибудь обеспечить сможем.

– Это знчит?.. – с ндеждой спросил Кртев.

– Это знчит, – торжественно выговорил Председтель Рымолов, – мы остемся. И дже если они не ддут нм пок резть и отпрвлять н ншу территорию торф, будем ждть, пок они ослбят двление. Нужно будет, стнем резть его только зимой, летом будем сидеть в осде. – Он зметил выржение лиц у Ростик и уже не в прикзном, в увещевтельном тоне добвил: – Ты пойми, нм без топлив все рвно нельзя, мы просто уже не сможем остновить ни нши технологии, ни отопление зимой... Дров тут не окзлось, взять их у двров мы не можем, вот и приходится выходить из положения тким обрзом.

Слов его звучли рзумно, дже безупречно. Но это был ошибк, т смя, которой боялся Ростик.

– Они нс обложт, собственно, уже обклдывют, и все люди, которых вы тут, Арсеньич, видите, очень скоро будут мертвы. Вот льтернтив вшему якобы взвешенному и рзумному решению. А зготвливть торф тут все рвно не удстся. И люди погибнут зря.

– Это не фкт, – произнесл Гля. Произнесл и посмотрел н Ростик с сожлением.

– Интересно, потом, когд все кончится не в ншу пользу, кк ты будешь по ночм спть? – спросил ее Ростик. – Кошмров не боишься?

– Стоп, – хлопнул по столу Рымолов. – Этого ты не говорил. – Подумл, посмотрел н Квдртного, н Кртев. – Но с их нкоплением н окрестных болотх что-то нужно делть.

– Нужно послть рзведку, – тут же отозвлся Кртев. – Пусть Квдртный сходит, выяснит, может, все не тк дрмтично, кк нм тут Гринев рсскзывет? Может, их вообще пр сотен, прктически без оружия, с одними прщми?

– Прщи в рукх пернтых – тоже оружие, – нехотя промямлил Квдртный.

– В “рукх”, – фыркнул Гля. – Еще скжи, что ты их боишься.

– Боюсь, – легко соглсился стршин. – Потому что зню, кк хрупки мои кости, кк медленн рекция, кк слбы мускулы. Боюсь, потому что дрлся с ними.

– Но ведь победил? – ответил Гля, он считл, что прировл реплику Квдртного.

– По-моему, все ясно, – решил выскзться Кртев. – Стршин, бери двдцть человек, вооружй их кк хочешь и отпрвляйся н рзведку.

– Двдцть? – удивился Ростик.

– Мло двдцти, пусть возьмет сорок.

– Я против... – нчл было Рост, но его уже не слушли.

– Отпрвить н рзведку грвилет мы все рвно не можем, – отозвлся Кртев. – Нет у нс сейчс свободного грвилет. Д вы сми говорили, что воздушня рзведк тут мло что дет – они слишком хорошо умеют мскировться.

– Д, – решил нконец Председтель. – Квдртный, готовь рзведку. И гоните доклд гелиогрфом в Перевльскую крепость.

– Тогд уж я см... – попытлся Ростик.

– Нет, – покчл головой Кртев. – Ты не веришь в успех. Кроме того, кто-то должен остться тут. А кто, спршивется, если не комндир грнизон?

К сожлению, все в смом деле было решено. Кк Ростик и подозревл, эти люди нпрвили его подчиненных кртчйшим путем к гибели.

2

Ростик еще не привык к этому – необходимости и обязнности ждть кого-то другого, кто ушел н рзведку, скорее всего в бой. Он еще не нучился понимть неизбежность этого, все еще винил себя з то, что остлся в безопсности, когд другие рискуют жизнями. А может быть, причиной его нервозности было стойкое убеждение, что он все сделл бы лучше – и точнее прошел бы по нмеченному мршруту, и меры безопсности принял бы более здрво, и зметил бы во время рзведки больше детлей

Хотя сделть что-то лучше Квдртного – это, что ни говори, было в высшей степени сомнительно. Стршин вообще стл первоклссным бойцом ккого поискть – и не только среди людей.

Знчит, нужно просто ждть. Иногд можно подходить к крте, сделнной н глухой стенке в виде большой восковой тблицы, куд по рспоряжению Ростик все рзведчики зносили ориентиры, укзния о новых злежх торф, местх его рзрботки. А впрочем, очень большим рзнообрзием эт крт не отличлсь – торф тут был везде, и нигде не меньше слоя в три-четыре метр, иногд больше десяти. Рвнин и болотины, иногд дже с трясиной, тоже простирлись н все четыре стороны свет. И все-тки крт помогл в тких вот случях, кк сейчс.

Ростик посмотрел н нее, отметил точку километрх в двдцти – тут, по предврительному соглсовнию, должн состояться первя ночевк группы. С того мест, где стоял крепость н Скле, все чще в неофицильных рзговорх нзывемя Пентгоном з сходство общего плн с мерикнским военным ведомством, их место должно было просмтривться. Но к вечеру этого дня, последнего дня мя, нд лужми и протокми Водяного мир поднялся ккой-то ехидный тумн. И Рост сомневлся, что его сумеют пробить дже сигнльные ркеты.

Гулко зтопли шги по коридору. Рост обернулся. В свете пры мсляных плошек, которые зменяли в этой лишенной естественного свет комнте слишком чдящие фкелы, появился Кртев. З ним, кк н привязи, шел мужичок, неизвестно кем прозвнный Герундием. Тип это был интересный – мссивный, но довольно быстрый, трусовтый, но иногд збирющийся в ткие мест, куд без опски дже Квдртный не решлся ходить. Говорили, что он бывший милиционер, з что-то уволенный, потом ствший кем-то вроде подпевлы Кртев, его дъютнтом, денщиком, иногд и телохрнителем. Вернее, вообржемым телохрнителем, потому что, по мнению Ростик, встреч с ккой-нибудь бкумурской ммшей, окруженной выводком волостеньких детей, не грозил немедленной смертью, но уж Герундий изобржл из себя героя н полную ктушку – выпячивл грудь, згорживл своего нчльник, который был ниже его н двдцть снтиметров, и не выпускл из рук двух нгнов, кобуры к которым носил н поясе спереди, кк немец.

– Ну что, от стршины донесений не поступло? – спросил Кртев и сел з стол, величественно и кк бы устло потерев кулком подбородок.

– Ты же знешь, что нет, – ответил Рост. Он подумл, что в комнте срзу стло труднее дышть, но уйти вот тк, едв эти двое вошли, знчило бы слишком явно продемонстрировть неувжение. А впрочем... – Лдно, вы тут посидите, я нверх схожу, попробую высмотреть что-нибудь в тумне.

Он поднялся снчл н свою любимую южную глерею. Он шл вдоль смой короткой стены крепости – ее длин соствлял всего-то метров двдцть. Две другие были чуть не в сорок метров, еще две около тридцти. И в смом деле, подумл Рост, нверное, сверху похоже н нервносторонний Пентгон.

Но он тут же збыл об этом. Достл бинокль, протер крем рукв большие линзы, приспособил прибор к глзм. Нет, ничего – тумн и темень. И все-тки он смотрел, смотрел и почему-то считл учстившийся пульс. Тут, в Полдневье, у многих появилсь привычк незметно, но очень точно отсчитывть короткие промежутки времени. Кто-то умел, не здумывясь, определять время до десяти минут, кто-то до чс. Хотя н протяжении дня все рвно все путлись. Ростик иногд ошиблся в нступлении ночи чс н дв – кошмр для комндир.

Вдруг в чернильно-мутной тьме он рзличил легкое, едв зметное дрожние свет, которое почти срзу же погсло. Он сжл бинокль тк, что у него зболел стря рн н руке. Потом прикзл себе успокоиться, поднялся н глвную смотровую бшенку, устроенную н смой высокой точке крепости, где сходились все пять неодинковых скт крыши, сложенных из мссивных кменных плит. Здесь всегд дежурили трое-четверо нблюдтелей. В темноте их было не очень хорошо видно.

– Кто тут? – спросил Ростик.

– Ефрейтор Михйлов и рядовой Михйлов, – доложил девушк, видимо, стршя не только по звнию, но и по возрсту.

Тк, жентики. Воспользовлись уединением, что в крепости – редчйшя возможность, и я их спугнул. А впрочем – не дело. Н посту нужно смотреть, слушть, нблюдть и думть. А не... Если бы тут был Любня, ты бы знл, кк поступить, подумл про себя Ростик. Но у тебя есть своя спльня, у этих ребят только кзрм.

– Где остльные?

– По моему рспоряжению спустились вниз, з кипятком. Время уже к ужину.

– То, что следите з ужином, – нормльно, ефрейтор. А то, что не нблюдете з выслнной рзведкой, – очень плохо.

– Тк ведь тумн, товрищ комндир, – отозвлся прень.

Тк и есть, всего-то лет шестндцть, еще голос не сломлся до конц, уже... Ох, и плохо с ребятми, если до ткого дошло.

– В тумн-то и нужно смотреть, рядовой. К тому же они сейчс жизнью рискуют. Понимете?

– Мы тоже, – выдохнул девушк. В этом чувствовлсь и устлость от бессмысленной по ее понятиям службы, и ткое явное рздржение н комндир, который явился не вовремя.

– Не дй Бог, девушк, чтобы я тебе нпомнил эти слов, – отозвлся Ростик.

– Свет! – отозвлся прень.

Теперь стло видно лучше – в том месте, где должн был нходиться ночевк, горел осветительня ркет. Смое пршивое, что он был крсня, – уж цвет-то тумн скрыть не мог. А крсня, кк всегд, был сигнлом тревоги.

Ростик опустил голову. Потом поднял и зствил себя смотреть туд, где кипел бой. Теперь это не вызывло сомнения, слишком явственно вспыхивли лучи слитного огня лзерных ружей. И слишком чсто н их фоне повторялись вспышки “сорввшихся”, кк иногд говорили, выстрелов, когд лзерный шнур по непонятной причине рзрывлся всего лишь в полусотне метров от стрелк, кк шровя молния, кк цветок очень жркого огня.

– Кк же тк, – отозвлсь девушк. – У них же были бкумуры, мы специльно им десять волостиков придли, чтобы...

– Чтобы что? – спросил Рост. Но ответ не дождлся. – Без волостиков их бы нверняк в ножи взяли. А тк – они еще сопротивляются.

– До утр дотянут? – спросил прень.

– Не зню, – отозвлся Ростик. – Все звисит от того, сколько тм пернтых и нсколько решительно, они нвлились.

Но он уже знл, что их очень много и нвлились они зло – вспышки слились в общее зрево, без причины ребят тк плить не будут.

– Может, удрить оствшимися силми? – спросил девушк. – Этим в тыл?

– Я думю, они того и ждут, – печльно произнес Рост. Теперь он знл, что все было ошибкой – и рзведк с ночевкой в двдцти километрх от глвной бзы, и рзъединение сил, и отсылк последнего грвилет с Рымоловым и сопровождвшей его девицей.

А еще он знл, что теперь не уснет. И ведь понимет, что ничего поделть нельзя, будет сидеть тут и трщиться в темноту до смого утр.

– Тк что же, мы будем тут, они...

– Д, они будут умирть тм, мы остнемся здесь, – жестче, чем хотелось, отозвлся Ростик. – Это и есть войн. А теперь помолчим. И усилить круговое нблюдение, я не хочу, чтобы пернтые и нс зхвтили н рп.

Они не зхвтят. Крепость глухя, зшитя, кк кменный мешок. Когд зкрывются ворот, единствення возможность попсть внутрь – взобрться по стенм н крышу и попытться пробиться к этой бшенке, где они сейчс нходились. Но взобрться сложно, стены сделны с отрицтельным нклоном, небольшим, но лестниц, если он не до верх, будет бесполезн. Н глереях через узкие бойницы и подвно не пролезть – тм не всякя крыс сумеет просунуться, не то что пернтый, вот выстрел в упор из них получить можно... Дже грвилеты сдятся тут перед воротми, потом их зводят внутрь н млой высоте.

Нет, н крепость они нпдть не будут, для нс они придумли что-то другое, еще рз вздохнул Ростик. Мельком он вспомнил вчершнее, с позволения скзть, совещние и тут же поскорее о нем збыл. А потом пострлся вообще ни о чем не думть. Лишь смотрел во тьму, прислушивлся к перекличкм чсовых н глереях и считл время до рссвет.

Прошел примерно чс после первой тки, огонь зтих. Чс через три он возобновился, уже чуть ближе. Но звуки по-прежнему не проходили в этой серой водяной взвеси. Это приближение немного обндеживло, но не слишком. Ростик понимл, что к крепости не пробьется ни один из людей Квдртного. Не сможет пробиться, это просто не в человеческих силх... И подпускют их чуть ближе лишь для того, чтобы – чего н свете не бывет? – вымнить из крепости спстельную вылзку и убить еще больше людей.

Нездолго перед рссветом пльб вспыхнул еще рз. Уже совсем близко, километрх в трех, примерно тм, где обычно рбочие бкумуры резли торф. Тм нходилсь очень хорошя – просторня и сухя – гряд торфяных влов до трех-четырех метров высотой. Рботть было легко и относительно безопсно – крепость-то рядом. Три километр по местным мсштбм – плевое дело, двдцть минут бег дже в доспехх.

Теперь из тумн стли доноситься сухие, очень тихие выстрелы из лзерных пушек. Знчит, ружьям они дют остыть, или у них птронов остлось в обрез, или... Это был смя пршивя идея – у стршины уже не остлось людей, которые упрвляются с ружьями.

– Михйлов, сколько они взяли пушек?

– Четыре, по одной н отделение, – отозвлся мужской голос.

Ростик оглянулся. Тк, теперь тут стояли и те двое нблюдтелей, которых он снчл не зстл, которые якобы ходили з кипятком, хотя не должны были этого делть. Может, вклеить им? Нет, сейчс я сорвусь н бессмысленную ругнь, подумл Рост. Д они и сми, нверное, все понимют. Все-тки он не удержлся:

– Кк фмилия?

– Стрший ефрейтор... – пробормотл фмилию тк, что не рзобрть. Стыдно.

– Плохо служишь, стрший ефрейтор. Пост оствил и дурчком прикидывешься.

Молчние. Ну и хорошо. Тк дже лучше.

Потом, когд глз уже нполнились глубокой, гнездящейся под черепом болью от перенпряжения, включилось Солнце. Ростик встл:

– Грнизон, в ружье! Михйлов, собрть одно отделение перед воротми через десять минут.

– Есть.

Но поделть что-либо они не успели. Стрший ефрейтор, который испуглся нзвть свою фмилию, вдруг прошептл:

– Комндир, смотрите!

Н злитом отвесным солнцем торфяном склоне, поднимющемся к скле, н которой стоял крепость, виднелсь единствення кчющяся фигур. В доспехх, н которых были видны потеки грязи, ккой-то светлой глины и копоти. Или крови... Из-з спины этой фигуры торчл ствол втомт, обычного русского втомт, но в рукх человек нес пушку пурпурных – довольно мощное оружие, способное в умелых рукх творить чудес.

– Всем постм! – зголосил Ростик, сбивясь чуть не н фльцет. – Прикрывть! Пять человек – з мной!

Он не знл, откуд возникнут эти пять человек, – ребятм, которых он решил не будить до рссвет, формльно можно было оствться в кзрмх... Но он не ошибся. К рссвету никто в крепости уже не спл, и, когд он слетел по лестнице, когд добежл до ворот, н ходу жестом прикзывя здешнему постовому открыть узенькую боковую клитку, около него уже были ккие-то люди. И дже больше пяти.

Они бежли нвстречу этой штющейся фигуре, и еще сотни з три метров до нее Ростик понял, что это стршин Квдртный, прень, который из всей комнды рзведчиков только и мог дойти.

Потом откуд-то сбоку появились пернтые, его солдтики присели, открыли огонь, но он дже не зтормозил. Пришлось им гнться з своим комндиром и стрелять н ходу. Впрочем, дже этот неприцельный, беспорядочный огонь окзл помощь – пернтых было не слишком много, и они рссеялись. Некоторые дже отступили.

Квдртный, увидев Ростик, бессильно улыбнулся – он был без шлем, из сплошного стльного кркс только и торчли что голов д руки. Он что-то прошептл пересохшими губми и з сотню метров до Ростик свлился головой вперед, дже не согнувшись в поясе, словно мрионетк, у которой рзом оборвлись все нити.

Рост подхвтил его, попробовл поднять н плечо... Поднять-то он сумел, бежть нзд уже не мог. Хотя бежть было необходимо, потому что пернтых стло больше и они стли нглее. Пр прщников уже приблизилсь шгов н сто пятьдесят – нчльную для их стрельбы дистнцию.

– Комндир, лучше мы его понесем, – вдруг проговорил один из солдтиков рядом.

Окзлось, что стршину уже несут трое ребят из крепости, н плече Ростик ничего нет. Он оглянулся: пушк стршины лежл н трве, похожей н вереск, – н сухих торфяных полянх он збивл всякую другую рстительность. Рост подхвтил ее и от живот полоснул в сторону пернтых Дв рз он промзл, но один рз точно попл – от бегимлеси дже перья полетели.

Когд до крепости оствлось метров сто, пернтые вдруг попытлись пойти в тку, но встречный огонь со стен Пентгон, чуть не изо всех бойниц, зствил их отойти. Пр пернтых остлсь н трве, один из них голосил высоким, пронзительным голосом. Потом из крепости прозвучл единственный выстрел из крбин, и рненый бегимлеси смолк, кк ножом отрезло.

Они окзлись внутри, клитку зкрыли, зстегнули н кменные скрепы, и другие, не ткие зпыхвшиеся солдтики понесли стршину в лзрет. Тут уже горели фкелы. Фельдшериц, фмилию которой Ростик никк не мог зпомнить, уже кипятил в большом зкопченном стерилизторе инструменты.

Пок стршину вынимли, кк из скорлупы, из злитых потом и кровью доспехов, он оствлся в созннии. И в его глзх еще горел огонь боя. Того смого, в котором, кстти, он потерпел поржение.

– Рост, – зговорил он вдруг неестественно быстрым, очень громким шепотом, – я не виновт. Я пытлся, но пернтых было много... – Он зкшлялся, в уголке его губ появилсь кроввя пен. – Я терял одного з другим, одного з другим. Всех своих, все пятьдесят... Только я прошел... – Он вздохнул, попытлся проглотить спзм, сжимющий горло.

Пятьдесят, подумл Ростик, знчит, волостиков тоже считет.

– Ты лежи спокойно, сейчс тебе оперцию сделют, – отозвлся Ростик. – Теперь все будет в порядке.

– Дошел. – Стршин был печлен. – Теперь буду жить,

– Судьб, – отозвлся Ростик. – Вернее, твое счстье.

– Счстье? – переспросил его Квдртный. – Военное счстье... – И снов лихордочно, кк в полуосозннном бреду; – Бывет военное счстье – устроил зсду, туд целый бтльон пернтых попл. А бывет – просто дошел. Все погибли, ты... – Он снов зкшлялся. – Понимю. Только я не просил.

Его нконец освободили от железок. Фельдшер кончил мыть руки в углу и повернулсь к кменному оперционному столу.

– Лучше бы у меня не было этого счстья.

– Ну зчем ты тк? – спросил Ростик – Попрвишься, нвляешь этим пернтым – своих не узнют. Вместе нвляем.

– Нвляем... – Стршин попробовл улыбнуться. – А знешь, есть зкон этого военного счстья, черт бы его... Знешь зкон?

– Хвтит с зконми, – резко отозвлсь фельдшер. – Ребят, добвьте свет, кк только сможете. Видите, мне его по кусочкм склеивть придется.

– Зкон прост, – все еще говорил Квдртный, кким-то неестественным, судорожным усилием пытясь улыбнуться. – Делй, что должен, и будь что будет... Понимешь, Ростик, делй, что должен,

– Я понимю. – Рост сжл его руку. Потом вдруг осознл, что ему кто-то протягивет люминиевую, сделнную еще н Земле кружку с рзведенным спиртом. Его было столько, что можно было свлить с ног двр. – Н, выпей, вместо нестезии будет,

– Д я уже и тк ничего не чувствую.

– Выпей. Тебя долго будут собирть. Тк все-тки полегче.

Но выпить стршин уже не смог. Он просто потерял сознние, словно кто-то здул фитилек мсляного светильничк.

3

Через несколько дней стло ясно, что Квдртный выживет. Фельдшериц – стря, ккя-то прокурення, хотя он почти и не курил, тетк – сиплым голосом объявил Ростику, что ткой живучести он еще не видел. В ее голосе дже звучло что-то вроде осуждения, словно он досдовл, что стршин опроверг одно из ее смых выношенных и лелеемых предствлений о мире.

А через неделю Ростик зстл его бодрствующим, когд зшел в лзрет поутру. Квдртный лежл н кменной кровти с высоко поднятой подушкой и сосл через резиновый медицинский ктетер ккую-то жидкость из стоящей рядом кружки. Нпротив него пристроилсь одн из солдтских девушек и смотрел н него тк умильно, словно собирлсь съесть, кк только он прикончит свой звтрк.

Рост вздохнул. Ему не нрвилось, что он комндует кким-то мурным тбором, не грнизоном, но ничего поделть с этим было уже невозможно. А может, тк и должно было выйти, вот только... Не во время поржений и обязтельных, неизбежных потерь.

– Ты кк? – спросил он н всякий случй стршину.

Тот не ответил, лишь бледно улыбнулся и движением ресниц укзл девушке н трубку. Т быстренько убрл устройство и дже отствил его подльше, словно Ростик мог одним мхом осушить с ткой любовью и стрнием свренный бульон.

– Я пок прикзл н рботу никого не выводить. Сидим, ждем. – Он подумл. – Чего ждем? Может, ты объяснишь, рзведчик?

– Жди, – через силу прошептл стршин. Больше он ничего добвлять не стл. Нверное, просто не мог.

– Тебе-то здорово, – решил делнно позлиться Ростик. – Лежишь в теплой кровтке, н девушек любуешься... А мне – жди. Хорошенькое дело! А если они отошли?

– Нет.

Ростик вздохнул. Покосился н девицу, которя чуть было не стл зщищть стршину от упреков, но все-тки сдержлсь. Хорошей женой ему будет, решил Рост, рз понимет. Вот только бы дожил... До чего? Он не знл. Но это было вжно – дожить. Собственно, это было единственное ценное тут кчество.

– Кк ты позволил тк себя тковть? – спросил он. – Ведь небось для того и посылли, чтобы...

– У них кожные чулки с перепонкми. Они ствят ногу в болотину и провливются снтиметров н пять, не больше.

– Но ведь у вс тоже были мокроступы, – вдруг рздлось от двери. Это Кртев, узнв, что Рост у стршины, решил получить свою толику информции.

– Нши мокроступы если уж провлились, то хрен вытщишь, – отозвлся Квдртный.

– Ходить в них нужно уметь, – решил Кртев. Он повернулся к Ростику. – Я считю, следует провести тренировки для всех солдт исключительно и для некоторых волостиков, которые учствуют в дльних походх по неосвоенным болотм.

– Ходить мы можем, – подл слбый голос с постели стршин, – мы бегть не можем. А в бою не побежишь, считй – кончен.

– Бегть? – удивился Кртев. – От кого?

– Не от кого, куд, – попрвил его Рост. И см же ответил: – Всюду. И довольно быстро.

– Понимешь, – вдруг решил объяснить Квдртный, – из-з этих провливющихся в трясину мокроступов я едв ли не треть отряд потерял. Уж лучше бы мы шли в спогх.

– Пернтые не провливются, вы провливетесь? Удивительно! – воскликнул Кртев.

– Дже провлившись, они вытскивет ногу, сложив ее, словно веер, грязь и не держит ее, соскльзывет. А ншу плетеную глошу пок боком поствишь, пок упрешься покрепче...

– Ясно, – кивнул Рост. – По тктике что?

– У них возможность двигться. Они стлкивют тебя немного в трясину, потом подскочт – долбнут. Пок ты з ними погонишься, они успеют выйти из зоны огня. Передохнуть не успел – снов пытются столкнуть... – Квдртный дже руку вытщил из-под одеял, чтобы удержть Ростик, хотя тот и не собирлся уходить, не выслушв друг. – Пок мы не нучимся перемещться по болотм быстрее или хотя бы мневрировть, кк они, мы их не победим. Уж очень много тут трясин.

– Это что ткое?! – Снов голос от двери, н этот рз фельдшерицы. Рост рзозлился:

– Ну-к, двйте без этих вших нчльственных медицинских окриков! Мы тут не о девочкх рзговривем.

Но фельдшерицу его отповедь не смутил, он подошл к стршине и быстро, чуть не в одно ксние проверил пульс.

– Тк, Гринев. Или вы уходите, или я снимю с себя всякую ответственность. Рост пожл плечми.

– Снимй, фельдшер. Медику, который тк легко отпихивет от себя ответственность, он и не нужн. – Он повернулся к Квдртному: – Ты не волнуйся. Что еще тм было вжного?

– В общем, больше ничего. – Стршин подумл. – Нет, вот еще... Они не боятся рукопшной, но связывть дркой не умеют. Бывло, четверо нвлятся, н смом деле дерется один, остльные своей очереди ждут – смотрят.

Это было вжно, хотя Рост еще не знл, когд и кк использует это знние.

– Кк тогд, когд ты их предводителю шею сломл?

– Тогд был поединок, тут войн... И все рвно, дерется почти всегд один.

Голос стршины слбел. Словно Квдртный уходил куд-то вдль, хотя н смом деле оствлся н месте, в кровти перед Ростом.

– Ну все, Гринев, – снов принял боевой нстрой фельдшериц. – Ругетесь вы хорошо, решительно, но я в смом деле больше не могу вм позволить... его мучить.

– Лдно, уходим. – Он стл поворчивться, кк вдруг Квдртный снов схвтил его з руку.

– Рост, ты мои доспехи сбереги. Не дй рстщить, я три комплект поменял, пок этих добился. Сбереги, хорошо?

– Ты, глвное, попрвляйся. А доспехи попытюсь сберечь. Со своими рядом буду держть.

Они вышли с Кртевым. В коридоре окзлся и Герундий, который держл небольшой фкел. С тким фкелом ходил по темным коридорм крепости только Кртев. Все остльные перемещлись в темноте или. если было необходимо, носили тоненькие, экономные лучины.

– Я тк и не понял, почему мокроступы ему не нрвятся? – нчл было “нчльственный” рзговор Кртев, но откуд-то сверху послышлись быстрые шги.

И Рост срзу понял, что нужно спешить в ту сторону. Он и поспешил, не успев ответить, хотя ответ, собственно, и не требовлось.

Это был Михйлов. При свете дня его коноптую до невозможности рожу укршли еще и подростковые прыщики.

– Что случилось?

– Пернтые вокруг крепости. Много.

Михйлов послли с верхней нблюдтельной бшенки, и сделли это по инструкции – уж очень здорово изменилсь обстновк. Собственно, он изменилсь крдинльно.

Когд Рост поднялся и стл осмтривться, везде, куд бы он ни поворчивл голову, он видел только пернтых в боевой рскрске. Они стояли н окрестных болотинх, лужкх, кмнях и торфяных проплешинх, потрясли в воздухе оружием и что-то скндировли. К сожлению, их гомон сливлся в однотонный звук. Больше всего это нпоминло букву “у”, которую произносили экспрессивно и протяжно, грессивно и со знчением.

– Чего это они? – поинтересовлся Кртев. Герундий вдруг произнес:

– Тысячи три... Я имею в виду, их тут собрлось. Рост прикинул н глзок пернтые полчищ:

– Тысяч пять, может, дже больше.

– Пять шестьсот, – с зметным одобрением отозвлсь ефрейтор Михйлов, появившись откуд-то сбоку.

– И все рвно, – зговорил Кртев. – Что они нм сделют? Пойдут в тку – тк мы из них торфу нделем.

Он рссмеялся. Но Ростик знл, что все это не просто. Он посмотрел н Кртев дже с кким-то сожлением, словно ему вдруг открылось, что тот никогд по-нстоящему уже не нучится понимть этот мир.

– Они не пойдут. Они сделют что-то ткое, чего мы не ожидем.

– Что? – Кртев поперхнулся своим смехом. – Что они сделют?

Но Рост не ответил, он ушел, попросив звть его, если ситуция изменится. Но ситуция изменилсь не срзу. Все войско пернтых, окруживших крепость, присело н трву, устроилось в тени щитов, ндетых н копья, смые нглые дже попробовли кидть в крепость кмни, но, когд некоторых из них уложили стрелки со своих постов, тоже угомонились. И вдруг под вечер з Ростиком пришли.

Он сидел в своей комнте и знимлся двно обещнным себе делом – проверял по ведомостям, что у него хрнилось н склдх. Едв он дошел до рздел тчек, – кстти, отменной конструкции, н широких дюрлевых колесх с четырьмя спицми, с дюрлевыми же корытцми миллиметровой толщины, с длинными ручкми из киприсовых плок, – кк появилсь Михйлов. Он проговорил от двери:

– Рзрешите?

– Доклдывй.

– Они что-то тщт.

– Что?

– Вм лучше смому посмотреть.

Рост дже не стл ндевть китель, в бессменной Отцовской еще тельняшке, с биноклем в рукх он взлетел в нблюдтельную бшенку. И увидел.

Это были двое пернтых. Они несли что-то н длинной, чуть не в десять метров, плке. Вид их был стрнен – у кждого н згривке болтлсь длиння, очень длиння ярко-желтя лент. И больше ничего н этих пернтикх не было. У двоих или троих бегимлеси, бегущих в сотне шгов, были ткие же ленты, и они тоже были, фигурльно говоря, голыми.

И двиглись они кк-то стрнно. Плку свою придерживли боком, одной рукой, не двя стрховочной ременной петле соскользнуть с плеч, и бежли прой, ровненько, чуть не шг в шг. То есть ни один из носильщиков, кк и сопровождющя их смен, не попдли в след, остющийся в воздухе от той.. От того предмет, который они тщили переброшенным, кк тряпк, через жердь.

А было это в смом деле что-то любопытное – ярко-крсное, тугое, кк кусок мяс, плоское, словно флг, бессильно свисющее, иногд теряющее н землю кпли желтовтой жидкости... Рост отствил бинокль, спросил:

– Двно вы их зметили?

– Двно, уже скоро чс кк зметили, – отозвлсь Михйлов.

– Откуд они бегут?

– С юг, из глубины болот.

– Быстро бегут?

– Изо всех сил. Только вот что стрнно...

Внезпно один из бегунов упл. У него не подломились ноги, он не оступился. Он просто упл и больше не шевелился. Тогд один из следующих прллельно сменщиков подскочил к жерди со стороны упвшего, нцепил петлю и побежл вместо него. Пок нпрник меняли, второй носильщик дже не посмотрел в его сторону, ноборот, он, вытянув шею, смотрел куд-то вбок, подльше от той крсной тряпки, которую они тщили. Упвшему никто дже не пытлся окзть помощь.

– Д, это я и имел в виду. Они чсто пдют, километров через десять. Их меняют, и все продолжется.

Рост прикинул: до крепости – он не сомневлся, что именно к ним и несли крсный “гостинец”, – остлось километров пять.

– Общя тревог! Приготовить пушки, рсствить всех стрелков по бойницм. Не дть положить эту штуку к ншим воротм.

– Что з шум? – поинтересовлся знкомый голос. Это опять был Кртев.

Рост оствил его выслушивть доклд, см спустился, чтобы привести себя в порядок и нцепить доспехи. Когд в полном боевом облчении, дже со своим ружьецом пурпурных н ремне поверх кирсы, он снов появился нверху, бегунм предстояло пробежть последний километр, не больше. Люди, которые стояли вокруг, были готовы к бою. Некоторые нервничли.

Првильно нервничют, решил Рост. Неизвестно же, что это ткое. Он протянул руку и взял крбин Михйлов. У того кким-то обрзом окзлся еще земной винтрь той системы, из которой Ростик немло пострелял богомолов и кузнечиков во время Рельсовой войны.

Потом он пристроился к брустверу, выствил прицел. Первый выстрел прошел мимо, но уже вторым он снял одного из бегунов. До него было метров восемьсот, выстрел был неплох. Ткого не постыдился бы и снйпер с оптическим прицелом. И тогд пернтые зсуетились. Н этот рз к бегунм с желтыми лентми подбежло чуть не три десятк вояк. Они все дружно, кк н кртинке, выствили перед собой щиты, подхвтили жердь, и...

Рост выпулил всю обойму, потом еще три. Потом ему стли помогть одиночными выстрелми его бойцы, последние двести метров по носильщикм плили уже всей крепостью, но... Но пернтые все рвно приближлись. Н место выбитого бегун тут же стновились новые добровольцы. Ростик выпрямился и отдл крбин Михйлову. Его пльб уже ничего не могл изменить – они косили пернтых кк косой, но те продвиглись вперед почти без остновок.

– Ты змечешь, комндир? – спросил вдруг Михйлов. – Те, кто ближе к крсному языку, пдют чще. И кжется, совсем не от выстрелов.

– Вернее, совсем не от выстрелов, – отозвлся Рост, решив не зметить этого “ты” от мльчишки. Потому что глз у преньк окзлся верным и он умел читть происходящее не по подскзке.

– Тк что же будет? – спросил Михйлов. Рост не ответил, он ждл. И дождлся. Устиля свой путь трупми, нвленными, кк брусчтк, от слитного, мощного, не остнвливемого щитми огня зщитников крепости, пернтые донесли-тки свою ношу и бросили ее н рсстоянии всего лишь десятк метров от ворот крепости. И все рзом отступили. А те, кто не принимл учстия в смертельной эстфете, еще рзок вскочили, покричли, помхли пикми, копьями, дротикми, мечми, лукми, рблетми, ружьями или дже пушкми и тоже успокоились. Снов уселись н трву. Только в том месте, где пронесли крсную тряпку, никто уже не сидел, от этой дорожки стрлись держться метров з двести, иногд дже больше.

Ростик ншел одно-единственное окошко, которое позволяло выглянуть н предвртный пятчок с рсстояния метров в пятндцть, и рссмотрел то, что им принесли. Это был кусок мяс, еще сочщийся желтовтой кровью, звленный трупми пернтых, ккой-то очень уж првильной, треугольной формы. В смой этой првильности был ккя-то тйн, словно, если бы Рост пострлся, он рзом понял, что это ткое и кк это срботет против людей.

А оно действительно срботло – стржники у бойниц, выходящих к воротм, к обеду стли жловться н головную боль, ближе к вечеру одн девушк потерял сознние. После этого Ростик прикзл зложить кмнем и злить нглухо все бойницы, выходящие в сторону принесенного “язык” – кк вырзился рядовой Михйлов.

Но, несмотря н принятые меры, язык окзывл свое действие. Хотя, в общем, это и не удивительно. Пернтые не стли бы тртить столько своих бойцов, если бы их трюк можно было нейтрлизовть, зпломбировв бойницы.

Вечером в верхней нблюдтельной бшенке появился Кртев. Он был взъерошен и срзу перешел н грессивный тон:

– Я протестую против того, что ты прикзл зложить бойницы со стороны ворот. Это не позволяет нм нблюдть з этим сектором.

– У нс есть эт бшенк, – отозвлся Ростик. – Тк что совсем без нблюдения з той стороной мы не окжемся.

– Но они могут подкрсться оттуд, воспользоввшись, тк скзть, искусственной “слепотой”, устроенной тобой. Ты эту опсность учитывешь?

– Идите вниз, – попросил его Рост. – И не збивйте себе голову проблемми, в которых не слишком..., – ему не хотелось обижть стршего по возрсту, но уж очень рздржл его тон, – не слишком смыслите.

– Кк это понимть?

– Они не пойдут в тку с той стороны, – отозвлся вдруг сзди Герундий.

Дже ему не нужно было объяснять почему. Это решило спор в пользу Ростик. Кртев повернулся н месте и ушел.

А потом, з чс до темноты, вдруг прибежл нблюдтель от той бойницы, откуд можно было смотреть н язык, откуд Ростик см смотрел н него днем.

– Товрищ комндир, вм нужно посмотреть. Язык рзвернулся, – доложил он.

Ростик, кк почти всегд, покоробило слово “товрищ”. Не было в нем того смысл, которое оно изнчльно имело, употребление при обрщении нносило ккой-то ущерб смой идее дружественности и товриществ. Но люди от него не отвыкли, тем более что некогд предложенные Солоухиным обрщения “судрь” и “судрыня” окзлись не лучше.

Рздумывя нд этим, он прошел к бойнице, осторожно выглянул и... порзился. Это был большой, чуть не в дв метр кусок треугольной, крсной кк вреный рк плоти. Ровный по бокм, с пупырышкми, с ккими-то ярко-желтыми нростми, бугоркми... С того кря, откуд он сочился кровью, если желтя жидкость был кровью, язык был грубо и жестоко отрезн, отсечен от чего-то большего, тугого и, безусловно, живого. Может, оно и остлось живым, когд этот лепесток отрезли, подумл Рост. Потом он понял проблему.

– Стоп. – Он посмотрел н бойц, сходившего з ним. – Ты говоришь, он рзвернулся? Знчит, он еще жив?

– Он лежл инче. Но рзвернулся. Следовтельно, не умер.

– Хорошя формулировк, – решил Рост. – Тк, может, его можно убрть от ворот? Кк-нибудь поджрить с одной стороны – и он уползет?

Вдруг сверху, из невидимой с этой бойницы бшенки, удрили выстрелы. Их было немного, но они били чсто, словно мишень оствлсь непорженной. Рост рвнул было нверх, но тут же вернулся к бойнице – то, что происходило з стенми крепости, должно было проявиться тут. И проявилось.

Откуд-то сбоку возник воин пернтых, он уже дже не бежл – зливясь кровью от множеств рнений, он почти летел нд смой землей, устремляясь к единственной цели... К этому лоскуту крсной плоти. В последнем усилии он прыгнул, взмхнул своим копьем – и воткнул его в нетвердую поверхность почти н всю длину нконечник, пригвоздив крсный треугольник. Теперь, сколько бы у того ни оствлось жизненных сил, уползти от ворот крепости людей он не мог.

Рост вздохнул. И пожлел, что у пернтых есть ребят с ткой смоотверженностью и решимостью. Без этих кчеств они были бы куд более приемлемыми противникми. Он повернулся к солдтикм, стоящим рядом, выглядывющим из-з его плеч. Скомндовл:

– Зложить эту бойницу тоже. Без крйней необходимости не появляться в глерее н этой стороне. Потом злить ворот кменным рствором, и пострйтесь, чтобы не остлось щелей.

– Кк тк – злить ворот?

– Кк можно толще, – отозвлся Рост. – Если получится, если хвтит кменного рзбвителя – н всю толщину стены.

Уже уходя, он услышл чей-то рстерянный вопрос, зднный шепотом:

– А кк же мы отсюд выйдем?

4

Ростик стоял в верхней бшенке рядом с гелиогрфом, нпрвленным н Перевльскую крепость. Михйлов и окзлся тем смым связистом, который был способен подменить погибшего в рзведке стршего сержнт, посылвшего донесения прежде. Теперь он молотил н подвижной рмке выствленной под солнце жесткой дюрлевой конструкции. Фокус был в том, что эт рмк выдвиглсь из специльной ниши, когд рботл, сигнльный рычг был тк ловко изогнут, что телегрфист рботл, не подствляясь под выстрелы противник.

А впрочем, никкого противник н рсстоянии выстрел и не было видно. Все бегимлеси словно испрились, их не было ни вблизи, ни дже поодль. Но Рост не сомневлся: стоит кому-то из людей окзться н рвнине и попытться удрть, пернтые бойцы обязтельно появятся.

– Есть, комндир, связь устновлен, – доложил Михйлов.

Но Ростик уже и см увидел дльний, но четкий блеск зеркл в рйоне Перевл. Он собрлся с духом и отчетливо, негромко нчл диктовть:

– “Доклдывю. – Михйлов послушно и быстро, кк н пишущей мшинке, зстрекотл подвижными жлюзи. Ростик мельком подумл – рсскзть кому-то, что это они с Квдртным впервые опробовли этот способ связи тут, в Полдневье, тк никто и не поверит. – Ввиду применения противником оружия, от которого не существует зщиты, решил эвкуировть грнизон. Точк. Прошу окзть поддержку с воздух, тк кк нверняк буду тковн противником численностью более пяти тысяч бойцов. Точк. Ткже прошу выслть мшины для эвкуции рненых, детей и беременных женщин. Точк. Прошу поддержть огнем н последнем этпе мрш и принять выходящий из окружения грнизон. Точк. Кк поняли?”

– Поняли хорошо, – отозвлся Михйлов, и не мог не отозвться с той фмильярностью, которя иногд появляется между комндирми и связистми. – Клссный телегрфист у них тм сидит... “Поддержку окжем, грвилеты придут только под вечер. Может быть, будет только один. Не оствляйте оружия противнику, если возможно, используйте его до истощения боеприпсов”.

– Это кто же ткой умный тм считет, что яне зню, что делть с боеприпсми? – спросил вполголос Рост.

– Передвть, товрищ комндир? – спросил Михйлов.

– Передвй вот что... И впредь без “товрищ”, понял? – Рост подумл. – “Движение нчну звтр утром, возможно, без предврительного подтверждения. Большя блгодрность неизвестному советчику про боеприпсы – инче кк бы мы догдлись?”

– У меня нет вопросительного знк в тблице, – шепотом скзл Михйлов.

– Ну тк нпиши без вопросительного. Все. Конец связи.

Но стоило Ростику повернуться, кк он чуть не нлетел н Кртев. Тот стоял и, щурясь, смотрел н дльние ответные блески,

– А может, все-тки не торопиться? – спросил он здумчиво. – Ну положили они что-то к воротм, ну злили мы ворот нглухо – чем теперь-то они смогут нм повредить?

– Умел бы – помолился, чтобы хоть до утр досидеть, – немедленно отозвлся Ростик. – Кк бы нм ночью не пришлось дрпть.

И решил обрщться к этому человеку тоже н “ты”. Особенно при подчиненных.

– Я не понимю... – нчл было Кртев.

– Комндир, – донеслось откуд-то снизу. И к нему из темного квдрт, ведущего в крепость, поднялсь фельдшер. Он дышл, словно з ней гнлись. Увидев Ростик, он поморгл и тут же стл говорить в своей обычной, нпористой мнере: – У меня один из солдтиков умер. Неизвестно от чего.

– Кк тк умер? – не понял Рост.

– Тот, что стоял вчер н посту у ворот и зливл последние щели.

– Тк... – Рост рстерянно посмотрел н Кртев. – А ты говоришь, “торопимся”. – Он снов посмотрел н фельдшер. – Что это – инфекция? Труп выбросили или сожгли?

– Нет, – чуть рстерянно отозвлсь фельдшер. – Я его обследовл... Ведь нужно знть, что это. И в общем, я убежден, что это токсины. Отрвление ккими-то очень мощными токсинми, воздействующими н нервную систему. Понимете, приборов у меня нет, но симптомтик...

– Сколько у нс времени?

– Я думю, с кждым чсом ситуция будет только ухудшться. Для некоторых из нс уже слишком поздно.

– Тогд тк, Михйлов, поторопи ребят н Перевле с грвилетом. Скжи, что у нс нет выход, уходим сегодня, еще до темноты.

– До темноты? – хнул Кртев, но спорить не стл.

– Кто у нс дежурный по грнизону? Впрочем, не вжно... Пусть собирет всех людей и волостиков, рзбирют тчки и из дюрлевых листов делют листовые волокуши. Н них потщим рненых и оружие.

– Сколько нужно волокуш? – спросил вдруг Герундий, подскочив к Ростику, словно он и был дежурным.

– Лучше, если их будет пять... Д, не меньше пяти. В кждую зпряжем по десять волостиков, другие будут отдыхть. Тк. Следующее: волостики пусть вяжут из ремней и тряпок – что нйдут – постромки. Они знют, кк это делть, для грузовых телег не рз себе делли. И третье... – Он здумлся. Ах, кк не хвтло Квдртного. – Лдно, оружием зймусь я см. Кртев, тебе придется озботиться людьми. Чтобы все рненые, дети волостиков и беременные девушки бкумуров тоже были отпрвлены н Перевл. В этом переходе мне нужны только функционльные и эффективные бойцы – никких обозников и слбков.

– Хорошо, – кивнул Кртев. – Кроме того, полгю, что я, кк предствитель центр, должен буду отпрвиться н Перевл, чтобы...

Рост подошел к плешивому мужичку, не веря своим ушм. Должно быть, в его лице появилось что-то, что зствило Кртев попятиться.

– Ты чего, Гринев? Вместо себя я оствлю... вот. – Он укзл н Герундия. – Он лучше, чем я, сможет...

– Если ты, – спокойно, кк-то дже лениво проговорил Рост, – уж не зню твоего официльного звния и сттус, попытешься злезть в летющую лодку, я смолично выстрелю тебе сюд. – И Рост довольно сильно стукнул укзтельным пльцем Кртев в лоб, между бровями. – Кк дезертир и трус. Понятно? – Об помолчли. – Грузить только детей, рненых и беременных женщин. И пойди нйди себе хотя бы пистолет, инче... В общем, о твоем поведении будет доложено. Поэтому сейчс тебе нужно быть или молодцом, зслуживя прощения, или не быть вообще.

– Ты не тк понял... – зныл Кртев, но Рост его не слушл, у него было много дел.

З остток дня они потеряли еще четверых, почему-то все были ребятми, должно быть, сопротивляемость токсинм, источемым крсным куском мяс, у девушек был чуть повыше. Но тоже не нмного, потому что, когд пришл единствення лодк, окзвшяся поблизости – чтобы тем, кто в тылу плнирует движение грвилетов, кк говорят струхи, повылзило! – у них уже был и одн девиц, явно не ориентирующяся в прострнстве. Ее тоже згрузили в летющую мшину и отпрвили н “большую землю”.

Кстти, сжть летющую лодку пришлось н крышу крепости. Он был для этого не очень приспособлен. Тогд, должно быть в рздржении, Ростик прикзл взорвть восемь столбов верхней бшенки, чтобы рсчистить место для безопсной посдки. Тк и сделли, блго динмитных шшек в крепости было ящик дв.

И все это время они рботли. Склепывя, иногд просто связывя проволокой листы дюрля, содрнные с тчек и выпрямленные мощными, плоскими, кк толкушки, ступнями бкумуров, згибя вверх передний крй этим импровизировнным слзкм, укрепляя его ккими-то рспоркми, посженными н проволоку, Ростик и его ребят не прерывлись ни н минуту. Все торопились, потому что понимли – нходиться в Пентгоне теперь стло смертельно опсно.

Потом еще, рзумеется, привели в порядок оружие, рзложили н пятндцть мешков боеприпсы, хотя у них теперь было чуть более тридцти стрелков, и в общем-то полглось бы выдть кждому птронов под звязку, но Ростик рссчитывл, что по три мешк н волокуши будет в смый рз. А кому придется пополнять три обоймы, которые выдвлись зрнее, и кто умрет рньше, чем рсстреляет боекомплект, – никто предскзть не мог.

В промежутке между обходми всех рботющих, готовящихся к эвкуции, точнее – к бегству, ребят и, конечно, волостиков, Рост не рз и не дв поднимлся в свою комнту. Тут он подходил к крте и стртельно, измеряя рсстояние пльцми, словно циркулем, пытлся понять – не ошибся ли он, плнируя отход.

А плн был прост – идти не по дороге, по которой они возили добытый торф, то есть снчл н северо-восток, зтем н зпд, вдоль Олимпийского хребт, и лишь потом окзывясь в достточно безопсной зоне, нпрямую, к Перевлу, н северо-северо-зпд. Тким обрзом, пройти предстояло не восемьдесят километров, всего лишь сорок, првд, тридцть из них – по болоту.

Вспоминя, кк он, Пестель и Квдртный кк-то рз уже пытлись пройти н конях по болоту, Ростик ощутил исприну н лбу и холод в груди, но это было, кжется, единственное рзумное решение. Единственное – потому что именно тут, скорее всего, пернтые не зготовили людям ловушку, только н этом пути они не ждли их. Бегимлеси, без сомнения, сторожили их н относительно твердой дороге – то есть кк рз тм, где люди, по всем логическим предпосылкм, и должны были пройти. Но где проходить, принимя во внимние эту опсность, Ростик не собирлся.

– Кмдр, – рздлся из-з двери голос Дутил, или, кк ее чсто нзывли, Дутилихи, глвной бкумурской комндирши, нчльницы одной из двух рбочих смен, когд еще не остновилсь рбот и волостики добывли торф.

– Входи, – отозвлся Рост. – Чего тебе, Дутил?

Он молч взял Рост з руку и укзл куд-то вбок. Ее глз отлично спрвлялись с темнотой крепости, но Рост увидел этот жест только потому, что н столе горел мсляня плошк. Он вздохнул и серьезно поинтересовлся:

– Это срочно?

– Дв-й, – вполне решительно отозвлсь комндирш, и – делть нечего – пришлось идти.

Но когд Рост поднялся н нблюдтельную бшенку, он понял, что дело действительно было куд кк срочным. Грвилет, згруженный под звязку, только что поднялся в воздух и взял курс н Перевл. Теперь до темноты оствлось не больше чс, скорее всего, летющя мшин еще одну ходку в крепость н Скле сделть уже не успеет. Д и некого было больше увозить, все, что остлись, были нужны тут, вернее, в предполгемом походе.

И, видимо сообрзив все это не хуже людей, десяток с небольшим волостиков обезоружили единственного постового в одной из боковых бшенок, пробили не очень толстую тут стену и спустились вниз н связнных одеялх. Сейчс они нпрвлялись туд, куд собирлся держть путь и Ростик, – в сторону Перевл, через болото. Кзлось, им ничто не помешет, кзлось, они прорвутся...

Кк вдруг из кких-то кустиков, ямок, то и просто из болотин стли поднимться воины пернтых. Их было не очень много н этом нпрвлении, не больше сотни, но для десятк прктически безоружных волостиков это было приговором, Пернтые молч, неторопливо, вперевлочку окружили волостиков, которые стли спин к спине, лицом к противнику, потом спины и хвосты пернтых стли теснее, вверх взметнулись копья, испятннные чем-то темным клинки, и... все было кончено.

Ростик опустил бинокль, повернулся к Дутил. Рядом с ней уже стоял Прикт, нчльник второй смены волостиков, второй по влиятельности вождь в их сте. Об смотрели н Ростик. Нконец Прикт, кк более эмоционльный, проговорил:

– Мы – не-! Мы не тк!

– Понимю, – кивнул Ростик. – Вы не побежите, будете с нми.

– Аг-, – подтвердил Дутил.

– Я верю, – скзл Рост, едв не добвив, что увиденного хвтит, чтобы подтянуться дже смым недисциплинировнным. – Тогд прикз ткой: рзбейтесь н отряды по числу волокуш. Пусть в кждой будет пр-тройк очень сильных мужчин и кто-нибудь способный комндовть всей упряжкой. Тебе, Прикт, придется тщить мою волокушу и быть глвным. Тебе, Дутил, придется бегть от упряжки к упряжке и поддерживть слбых. Спрвитесь?

Ростик уже двно рзучился пояснять свою речь, обрщенную к волостикм. Кким-то обрзом они, не шибко крсноречиво выржя собственные мысли и желния, понимли почти все. По крйней мере, недопонимний у Ростик в последнее время не случлось.

– Тк, – подтвердил Прикт.

Потом он произнес несколько слов н своем языке Дутил. Он досдливо поморщилсь, мол, д понял я, не нужно мне переводить, и н всякий случй, чтобы Ростик не принял гримсу н свой счет, кивнул рз три.

– Вот и отлично, – скзл Рост. – Идите, определите стрших по повозкм, приведите в мою комнту кк можно скорее, я покжу, кк мы будем двигться.

Это могло быть вжно, если кто-либо потеряет связь с остльными волокушми или со всем отрядом рзом. Он оглянулся. Н посту в бшенке нходились только двое – Михйлов с женой.

– Михйлов, через тридцть минут собери ко мне стршин и сержнтов. Я проведу инструктж. И см тоже подходи. У тебя будет особое здние.

– Есть. – Мльчишк козырнул и бросился вниз, едв не оттолкнув своего комндир. Видимо, нервное нпряжение действовло и н него, хотя внешне он оствлся спокойным.

К тому же Ростик и см отвлекся, он смотрел туд, где погибли дезертиры-волостики, – нд ними целя стя пернтых, громко квохч и кркя н свой особый мнер, делил добычу. Крсные от крови клювы не оствляли сомнений – з неимением костров и из-з голод бегимлеси н этот рз решили пировть сырым мясом.

Через полчс волостики поняли, что от них требуется, осознв обознченный мршрут, Рост пожлел, что не отпрвил неизвестному коменднту крепости н Перевле пожелние рзжечь большой костер у стен своей цитдели, его нверняк было бы видно н протяжении всего мрш и он был бы отличным ориентиром. Впрочем, у них было еще время, и эту просьбу можно было передть с помощью Михйлов...

Потом пришл пор то же смое объяснить людям. Люди окзлись менее понятливыми или просто привыкли, получив прикз, от души его пообсуждть. Тк или инче, все соглсились, что н прорыв следует идти своеобрзным кре – двендцть бойцов впереди, по пять с боков волокуш, выстроенных треугольником, и пятндцть сзди. Причем сзди должны быть смые сильные, умные и умелые. Потом, когд проход будет свободен, все должны, не ввязывясь в долговременный бой, попрыгть в волокуши, волостики, впряженные в постромки, дружно рвнут вперед...

Отстреливться от преследовтелей придется уже из слзок, конечно, меткость будет не хти, но другого выбор нет. Выигрют волостики у пернтых соревновние в перемещении по болоту – кто-нибудь д уцелеет. Проигрют – пернтые еще рз поужинют, н этот рз сытнее, потому что добычи у них будет больше.

Выходить н мрш решили через полчс после нступления темноты, взорвв динмитом зднюю стену крепости. Пускть ркеты для освещения решили лишь в смом нчле боя, чтобы пробиться через зслон пернтых, потом – только в крйнем случе, чтобы лишний рз не обознчть себя. Что ни говори, у беглецов было преимущество – в темноте бкумуры видели не в срвнение лучше пернтых.

Обсуждть больше было нечего, следовло снести в волокуши все, что собирлись збрть с собой, – пищу, воду в кожных бурдюкх, лишние ружья, которых после рзгром рзведки под комндовнием Квдртного было совсем не много, лопты, ручки и колес от тчек, которые были сделны из дюрля, потому цену имели немлую, одеял и осттки светильного мсл в книстрх.

Когд ребят рзошлись, чтобы довести сборы до конц, Ростик подошел, сел н свое ложе, которое почти год приндлежло только ему, и зкрыл глз. Он пытлся своим пророческим дром осознть – ожидет его в этом отступлении успех или провл. Успехом, конечно, должны считться млые потери и относительно спокойный, без осложнений мрш. Провлом, без сомнения, был бы гибель людей. Д, именно тк, потому что людей невозможно было зменить. Дже потерю оружия можно компенсировть, но люди – они были единственным мтерилом, который тут, в Полдневье, не зменялся. Дже умнеющие н глзх волостики могли подменять людей только н смых грубых рботх, И конечно, не подменяли их в плне продолжения вид, знчит...

– Комндир, – рздлся из темного угл слбый, просительный голос.

Рост очнулся, он и не зметил, что стл здремывть, ведь вторую ночь, обдумывя ситуцию, почти не спл.

– А-, Михйлов. – Он вздохнул, чтобы быстрее прийти в себя. – Д, я помню. Двй-к, Михйлов, влезй в доспехи стршины Квдртного. Он просил меня их сохрнить, мне почему-то кжется, если ты будешь в моих слзкх, то непременно спсешься. И доспехи зодно вывезешь.

– Я? – Глз мльчишки стли круглыми от изумления. Доспехи были высшим отличительным знком в Боловске, дже не все офицеры могли похвстться, что у них был эт стльня скорлуп, способня, кк однжды случилось с Ростиком, остновить пулю из “клш”.

– Ты.

– Не зню... Я должен попробовть.

– Я тебе подскжу.

Приклдывя к себе доспехи, Михйлов вдруг рсхрбрился:

– Комндир, если я поеду в вших... ну, в волокушх, где вы будете стршим, можно я Лидку с собой возьму?

– Жену? Конечно. Лидия будет с нми.

– Хорошо. – Связист помолчл. Потом добвил: – Спсибо. С вми-то мы уж обязтельно выживем.

– Что?

– Ну, говорят, что вы всегд из воды сухим выходите. Что умеете остться в живых, не погибнуть... – Вдруг он тк смутился, что дже при свете плошки стло видно, кк крск зливет его скулы и щеки.

– Когд приоденешься, – хмыкнул Рост, – поднимись в бшенку и просигнль последний рз, пусть Перевл в течение всей ночи поддерживет костер. Смый большой, ккой только сможет. Вдруг это д окжется решющим условием ншего спсения.

– Есть. – Михйлов подумл и скзл: – Тогд я лучше сейчс сбегю, передм послние, то скоро уже и Солнце выключится. Придется мсло жечь, его жль... Доспехи я потом ндену, до выход н мрш у меня будет время.

– Двй, – соглсился Ростик. – Зодно меня перед выступлением рзбудишь. А то я...

Договорить он не успел. В его созннии возник ккой-то рзрешющий сигнл, и сон мягко зтопил Ростик. Он знл, что может поспть почти чс до выступления, и не собирлся упускть ткую возможность. Все-тки его ждл еще одн, третья подряд бессоння ночь. А это, для ткого сони, кким был Ростик, являлось серьезным испытнием.

5

– И что потом? – спросил стрший лейтеннт Смг, комндир Перевльской крепости, поглядывя ккими-то очень осторожными глзкми по сторонм. Ростик никк не мог понять их выржения.

– Ничего, – ответил Рост лениво. Он сидел в глвной зле крепости рзвлясь, почти довольный собой и всем светом. – Прорвлись через их ряды, слитным огнем смяли попытки пернтых рзъединить возки, потом болотми, болотми – и окзлись у кромки твердой почвы почти н пять километров рньше погони бегимлеси. А тут они уже не особенно и рвлись в бой, видно, помнили, кк мы чистили эту местность из недели в неделю и грвилетми, и БМП, и огнем, и холодным оружием.

Они прорвлись, они были почти все живы. Остлось только сдть рненых, отделить для срочной отпрвки в город подхвтивших тинственную болезнь уже после того, кк они вышли из крепости, и можно считть свою миссию оконченной. Почти нверняк его грнизон будет рсформировн, следовтельно, его комндовние подошло к концу.

В комнту неожиднно вошел Кртев. Он был решителен, кк провоз.

– Из Боловск зпршивют о потерях.

– Люди – рненых четверо, зболевших – семеро. Волостики...

– Это не вжно, – отозвлся Кртев, но Ростик резким жестом привлек его внимние:

– Ты отпрвишь доклд тк, кк я его сформулирую, или я см поднимусь к телегрфистм. – Убедившись, что Кртев в очередной рз, зктив глз к небу, вырзил ужс нхождения рядом с Ростом, но больше не спорит, добвил уже спокойнее: – Бкумуры – двендцть поцрпнных из прщей, трое серьезно здеты из ружей, остльные, чуть больше восьмидесяти душ, в порядке.

– Теперь все? – спросил Кртев.

– Все.

Он ушел. Рост потянулся з великолепным трвяным чем, когд Смг неожиднно спросил:

– Не понимю, почему вы с ним не полдили? Это не очень хорошо, Гринев...

– Тогд позвольте мне удивиться: кк вм удлось с ним полдить? – Он отхлебнул чй, потом посмотрел н вежливого, немолодого, лет уже под тридцть, с фрнтовтыми усикми стрлея. Ему не хотелось, но он обязн был здть этот вопрос: – Кстти, кк могло получиться, что вы отпустили грвилет в Боловск? Вы же знли, что из крепости н Скле к вм идет грнизон, поддержк с воздух могл окзться решющим фктором в бою. И вы все-тки...

– Полгю, это нходится в моей, и только моей, компетенции? – чуть зметно потемнев лицом, отозвлся Смг.

– Кк вс по отчеству?

– Кузьм Влдиленович, – с неудовольствием ответил стрший лейтеннт.

– Ум не приложу, Кузьм Влдиленович, почему вы считете свои решения, от которых звисел жизнь вверенных под мое комндовние людей и бкумуров, только своим делом.

– Знчит, вы полгете, я должен отвечть? Бред ккой-то, подумл Ростик, нм еще остется нчть рсшркивться и теребить ксельбнты.

– Хорошо, – решился Смг. – У меня вышел срок рботы грвилет, и по грфику я должен был отпрвить его н люминиевый звод.

У Ростик отпл челюсть.

– Что? Вы хотите скзть, что вы просто выполняли... грфик? – Его рук звисл тк, что чй пролился н колени, но это было не стршно, он был еще в доспехх, и кипяток остыл прежде, чем попл в ззоры коленного шрнир. – Вы выполняли грфик, который соствили ккие-то тыловые крысы з месяц до этих событий, который не может и не должен учитывть изменений общей обстновки?.. Который вообще никто никогд не принимет во внимние?

– Я думю инче. Если в штбе решили, что грвилет нужен где-то еще, он должен быть отпрвлен туд, куд его определили рботники, которых вы нзывете “крысми”.

– Тк. – Ростик встл. Злость его был бездресной, вернее, дресной, но, к сожлению, человек, который действительно отвечл з сложившееся положение вещей, тут не было, нходился он, скорее всего, в городе, в своем кбинете, и нзывлся Председтелем. – Вы понимете, конечно, что я обязн буду донести до комндовния вши действия? Рзумеется, с моими комментриями?

Теперь Смг был крсен кк рк.

– Не понимю, что в этом ткого... особенного? Никто ведь не погиб, все дошли?

– Дошли, только нс встретили почти н десять километров позднее, чем обязны были. Только костер горел всего лишь половину ночи, хотя я просил, требовл, прикзывл, чтобы он горел ночь нпролет. Только грвилет – нше глвное оружие тут, н болотх, – был отпрвлен в тыл, видите ли, для того, чтобы соблюсти грфик.

– Ну, с полночи вы не выстреливли ни одной ркеты, мы подумли, что... Ну, что вы...

– Договривй. Решили, что нс нет в живых?

– Д. Мы решили, что вы полегли при прорыве, и я прикзл поддерживть огонь, уменьшив дорогое мсло нполовину.

– Ты пожлел мсло. И не нполовину, совсем. Со второй чсти ночи огонь не горел вовсе. – Ростик вздохнул. – Хорошо, что у нс были волостики, они зпомнили нпрвление, не то...

– Я слышл, Гринев, что ты невозможный человек, но чтобы ты действительно был тким... – Смг встл и пошел к двери из офицерской комнты, которую когд-то, еще при строительстве Перевльской крепости, стли нзывть кют-компнией. Видимо, решил выдержть хрктер.

– Минуточку, – окликнул его Рост. – Смг, вы в кком звнии?

– Я? – Словно тут был кто-то еще. – Стрший лейтеннт, я же тебе предствился.

– Знчит, вы стрше меня по звнию. – Ростик сел, решил дть роздых устлым ногм. – А позвольте полюбопытствовть, з ккие зслуги вы его получили? В кких сржениях вы отличились и где?

– Довольно, я не нмерен больше делть вид, что не понимю твоих оскорблений!

– А я тк понимю, что вы не зслужили это звние. Вы его просто получили. И боюсь, что дже не н Земле, тут, в Полдневье, без понимния, что и кк следует делть, чтобы люди рядом с вми могли выжить.

Продолжть смысл не имело, Смг ушел. Рост допил чй. Спть хотелось невероятно. Если бы он знл, что они будут делть в ближйшие чсы, он бы свернулся клчиком прямо тут и прямо в доспехх, сунул бы ружье под руку, просто кк ребенок устривет н ночь своего медвежонк, и уснул... Он тк двно не спл.

Но следовло ждть Кртев, который должен был принести новые известия и прикзы. Тогд-то и стнет понятно, что с ними сделют з проигрнную войну, прктически смовольный отход из Пентгон, з крики, возмущения, з придирки к стршим по звнию офицерм.

В дверях в сопровождении Смги покзлся Кртев. Он выглядел торжественным, кк н похоронх. Причем, похоже, н тких, н которых хоронили его глвного конкурент.

– Гринев, нм прикзно быть в Боловске кк можно скорее. Вот стрший лейтеннт предлгет воспользовться его мотоциклом.

– Нс же двое.

– Он с коляской.

Рост посмотрел н Смгу:

– У вс был мотоцикл, и, бьюсь об зклд, вы дже не подумли выслть его нм нвстречу и подобрть рненых.

– Бросьте, Гринев, у вс не было тяжелорненых.

– Но вы-то этого не знли.

– Все, что я не сделл, по-вшему, получется очень плохо.

– Получется, – кивнул Рост и пошел к выходу, прихвтив свое оружие. – Когд отбывем? В прикзе говорится, что нужно спешить?

– Только, Венимин Лурьевич, нужно зпрвиться н люминиевом зводе, это крюк небольшой, километров в десять, и тогд топлив в бкх будет под звязку, – зрстил Смг.

– Сделю, Влдиленович, – соглсился Кртев.

К огромному удивлению Ростик, ему дже не пришлось спорить, чтобы знять место в коляске. А это могло окзться вжным – в коляске было уютно и вполне получлось поспть, не рискуя свлиться. К прибытию в Боловск Ростик хотел хоть немного восстновить способность сообржть, кжется, утерянную з последние бессонные ночи, – вдруг их срзу потщт пред светлые очи нчльств?

Н звод ехть пришлось отнюдь не десять километров, куд больше, но Рост понял это, только когд они уже приехли. Он в этих мстерских еще не был, поэтому оглядывлся с интересом.

Это были три огромных корпус, рсположенные треугольником, связнные между собой стенми с отрытыми переходми по их верху, н высоте метров семь, не меньше. Между корпусми был устроен довольно цивилизовння стоянк, почти поземному глдкя и ккуртня, вот только вместо сфльт он был злит упрочненным кмнем триффидов. Вернее, плиты были срботны по единому, шестистороннему шблону, стыки злиты, но в них иногд уже проглядывл трв. Ну, местную трвку ккие-то тм плиты не испугют, решил Ростик, впрочем, кк и земную.

Корпус были сплнировны, кк в крепостях н Скле и н Перевле, чтобы внешние стены предствляли собой трехэтжную зщитную линию, где могло рзместиться с полтысячи человек. А внутренние соствляли рбочие помещения, чем-то неуловимым похожие н те цехи вгоноремонтного, которые после Войны с нсекомыми врезлись в Ростикову пмять нмертво.

Ворот внутрь этой крепости, устроенные между двумя смыми большими корпусми, были снбжены двумя вышкми со спренными пушечкми пурпурных нверху, системой зщитных лбиринтов, чтобы нельзя было ворвться внутрь одним рывком, и дже, кк покзлось Ростику, чем-то вроде тмбур, когд з первыми воротми шли вторые, их, в свою очередь, подкрепляли третьи.

Зто внутри было безопсно. И дже довольно многолюдно. Должно быть, тк покзлось потому, что Ростик уже нметнным глзом определил – людям, которые вышли посмотреть н зезжих комндиров, нечем зняться. Это было стрнно.

Впрочем, все легко рзъяснилось. Не успели они подктить к зпрвке, кк к ним решительным шгом подошел невысокий, черноволосый, с потемневшей кожей то ли от згр, то ли от несмывемого мсл пренек с озбоченным лицом. Он сунул свою узкую холодную лдошку, сложенную лодочкой, кк девиц, и предствился:

– Дубровин. – Подумл и добвил: – Сергей. Оствлен з глвного инженер. Тот, вы уж извините, отбыл сегодня в Боловск.

– Н чем отбыл? – с преувеличенной строгостью спросил Кртев. А может, это было его, тк скзть, “естественное лицо” с теми, кто прониклся его кртевской вжностью и знчительностью.

– Н грвилете, – доложил Сергей. – Его нм...

– Зню, с Перевльской крепости подбросили, – добвил Рост. – Обрти внимние, Кртев, если бы Смг не торопился, мы бы не гоняли этот смокт, с комфортом летели до мест нзнчения. Его “экономность”, кк почти всякя глупость, обернулсь дополнительными рсходми.

– Что ткое? – удивился Дубровин.

– Это к тебе не относится, – отозвлся Кртев чуть резче, чем следовло.

– Пок будем зпрвляться, – попросил Ростик, – покжи-к мне, Сергей, что у вс тут происходит.

– Зпрвиться нм – пр минут, – скзл Кртев.

– Ну что же делть, – рзвел рукми Ростик, – придется подождть. Когд я еще сюд попду?

И Дубровин, осознв, что гостя мучет любопытство, провел Ростик по цехм. А это были именно цехи – столько в них было мшин, тк они были сплнировны и выстроены.

В первом из цехов окзлись снятые с ходовой чсти провозные грегты. Их было десять, хотя дв из них окзлись рзобрнными – кк пояснил Дубровин, н “профилктику”. К кждой пре провозных мшин через систему муфт и редукторов подсоединялся один электрогенертор. Эти мшины вообще выглядели неуловимо-непонятными. Они были спрятны под кожухи, около них никто из персонл не крутился, все их покзтели выводились н общий приборный щит, около которого круглые сутки дежурил опертор.

Цех был – згляденье. Вот только рботл всего пр провиков и крутился, судя по гулу, лишь один генертор. Рост спросил, в чем дело. Дубровин нчл вздыхть.

– Очень мло топлив остлось. Вы ведь с торфяного рзрез? – Ростик подтвердил. – Вот когд вы подвли торф, мы рботли в две смены, по десять чсов. А сейчс...

Потом они пошли в другой цех, где из добытых н склоне Олимп бокситов выплвлялся люминий. Тут все было еще крсивее – электроплвильные внны, обложенные футеровочным кирпичом, довольно мощные дже н вид неспецилист электрические шкфы, лотки для слив рсплв, конвейеры для подчи боксит... Этот цех понрвился Ростику больше всего, должно быть потому, что весь производственный процесс можно было увидеть по результтм, не то что получение электроток.

А в третий цех они не пошли. Тм, кк скзл Дубровин, был склд бокситов, торф, метлл и, конечно, необходимых зпсных детлей для мшин. Еще, кк подозревл Ростик, тм же нходились кзрмы для охрны, жилищ рбочих, дминистртивные помещения, гржи для трнспорт и грвилетов... Но смотреть н это было уже некогд. Кртев торопил отчянно, дже см сподобился рзмхивть рукми, чтобы Ростик видел, что следует ехть дльше.

Они поехли. Рост опять, но не без боя, вытребовл себе коляску, н этот рз Кртев попытлся спорить, мол, он тоже устл, тоже провел ночь н ногх... отступя со всеми. К тому же он, кк ему покзлось, привел железный ргумент:

– Ты ехл до звод, я, по зконм спрведливости, должен ехть после.

– Ты что-то больно хитер, Кртев, – отозвлся Ростик, досдуя, что вся сцен происходит н глзх Дубровин и водителя, имя которого Ростик не догдлся срзу спросить. – До звод от крепости – километров двдцть. А теперь нм тщиться больше сотни верст, и ты нзывешь это спрведливостью?

В общем, Кртев уступил. Должно быть, полгл, что везет Ростик н рспрву, с осужденным спорить не положено. Признться, Ростик и см тк думл, хотя ндеялся н некоторые смягчющие его вину обстоятельств.

В Боловск они приехли изрядно после полудня. И Ростик нстоял, чтобы его подбросили к дому, он хотел, если возможно, искупться и переодеться.

Кково же было его удивление, когд, ополоснувшись в душе чистой, пресной – хоть пей – водой, прогретой полдневным солнышком, переодевшись в свежую форму, подбросив вверх десяток рз полуторгодовлого Ромку, который сидел дом с няней-бкумуршей, у которой у смой окзлось трое отлично выглядевших волостых отпрысков, он тк и остлся невостребовн Белым домом. То есть его просто-нпросто не вызвли к нчльству. И уже поздно вечером, когд он провел в приемной почти пять чсов, ему предложили нходиться в городе и ждть.

Чего именно следовло ждть, Рост не понял, но уточнять не стл. Эти дни впервые более чем з год он мог провести дом, с женой, сыном, ммой и дже непонятно кк окзвшейся у них бкумуршей, которя вполне испрвно отзывлсь н имя Кирлн. К тому же, кк выяснилось почему-то через три дня, не рньше, он окзлсь глвной женой Винторук, и тогд понемногу проявилсь вся интриг.

Видимо, после родов Любня вздумл рботть, но для этого следовло н кого-то оствить Ромку. И тогд верный Ким, опекющий все семейство в условиях отсутствующего глвы – то есть его, Ростик, – привел жену своего згребного, у которой появился дополнительный зрботок, у Ростиков гнезд – няня и определення свобод для жены. То, что в последнее время н волостиков стли оствлять дже детей, Ростик не знл, но теперь почувствовл н себе. И хотя он неплохо относился к бкумурм, хотя по-нстоящему, без всяких скидок, увжл Винторук, это обстоятельство зствило его понервничть. Хотя и недолго, лишь до той поры, когд он увидел, кк с его Ромном, едв-едв пробующим ходить, под руку гуляет девочк волостиков, больше его рз в дв, от всяких непонятных жуков зщищет другой бкумуреныш – почти ткой же мленький, но быстрее постигющий зконы выживния.

В общем, если бы не неясня угроз судилищ з проигрнную, по сути, войну, жизнь был бы прекрсн. Оглядевшись, поел снявшись по городу пру дней, убедившись, что время у него почти нверняк будет, Ростик взялся з двно отклдывемое, но необходимое дело – он попытлся переплнировть и перестроить дом.

Одноэтжные дом из светлого кирпич н Октябрьской, которые построили еще в конце двдцтых, рссчитывлись по первончльному плну н две семьи, потому были рзделены пополм Соответственно пополм были рзделены передние плисдники и здние, хозяйственные дворы. Соседей, которые жили во второй половине их дом, Ростик помнил, конечно, потому что прожил с ними, считй, бок о бок всю жизнь, но воспринимл кк-то с трудом. Они были стрыми, много болели, очень редко покзывлись из дому, в последние перед Переносом годы вообще уезжли н много месяцев к дочери в Рязнь.

После Перенос они окзлись в смом плчевном положении, кк и другие беспомощные стрики. Мм пытлсь им помогть, но они не очень этому рдовлись, нверное, потому что нходили это унизительным. И вот, по сведениям ммы, где-то неподлеку от Боловск с помощью Председтеля был оргнизовн дом престрелых.

Поэтому после отъезд соседей, после вывоз стрикми оствшегося имуществ мм сломл внутреннюю перегородку и попытлсь объединить дом. Что было кстти, потому что с бкумурми им мест уже не хвтло. После этого объединения половинок дом всем стло горздо удобнее... Вот только зщит от возможного борым стл еще более проблемтичной – потому что дом остлся земным, слишком уязвимым, с большими окнми, неглухим чердком, слбым полом, через который в помещение могли проникнуть не только летющие крысят, но и рнее невиднные жуки рзмером со спичечный коробок.

Вот теперь, воспользоввшись передышкой, Ростик выпросил у кких-то полузнкомых мужиков в рйоне новопоселения ширгошодов добвку к кменнолитейному соству и принялся з дело. Рботл он, конечно, не очень умело, но вдохновенно и стртельно. К тому же его чсто выручл пмять – он видел, кк и что полгется лить из кмня, не один десяток рз, особенно при строительстве крепостей н Перевле и н Скле. А тм, где дело не клеилось, спсл здрвый смысл.

Снчл его смущло, что дом, который он возводил, был слишком похож н широкие дом, только без подвл и подземных переходов, но потом это кк-то збылось. И Рост все дни нпролет ковырялся, оствясь лишь в отцовских брезентовых шортх, в своем будущем влдении. Конечно, одному ему было трудно, но неожиднно ему стл от всей души и весьм неглупо помогть Кирлн. Вдвоем у них все получлось просто великолепно.

Однко н одинндцтый день пребывния Ростик в Боловске у их полурзрушенного шткетного збор появился посыльный и передл стрнное письмо. Ничего не оствлось делть, кк смывть с себя строительную пыль, переодевться и отпрвляться в укзнное место. Хотя Ростик и недоумевл, почему новое здние ему должны были сообщить в обсервтории.

6

Перед обсервторией его остновил пост строгих девиц. Ростик помучился немного дежвю. А может быть, и истинным воспоминнием – он был уверен, что-то очень похожее и в этом смом месте с ним уже когд-то было. Или у него окончтельно сбрендили его немного стрнные мозги.

Впрочем, узнв, кто он, глвное, прочитв ту смую зписку, которую ему вручил курьер, девушки решили от него отстть. Лишь одн из девиц чуть рздрженно проговорил:

– Что-то ты не похож н Гринев.

Рост тк рстерялся, что дже не придумл, что ответить. То ли девиц имел в виду его отц, что вряд ли, потому что было двно, то ли все-тки его смого, но тогд стрнно, что в нем не узнли его же. Тк или инче, эт згдк остлсь нерешенной.

Территория з обсервторией охрнялсь не зря. С нее уходили вверх кзвшиеся н рсстоянии очень тонкими четыре кпроновых шнур. Три из них были привязны к тяжеленным бетонным колодм, бывшим стнинм рдиотелескоп, обрзующих треугольник со стороной более ст метров, четвертый шнур поднимлся строго из центр этого треугольник. И был он слегк прослблен, видимо, нтяжение предствлялось для него невжным.

Все эти струны уходили вверх н высоту метров четырехсот, кк решил Рост, и крепились к гондоле смого нстоящего... воздушного шр. Большого, серебристого, чуть вытянутого, словно продолговтя груш, удивительно мирного и крсивого. Про этот шр Ростик, конечно, слышл, несколько рз видел издли, но вот приблизился впервые.

Окзлось, что шр висел, вернее, плыл тк высоко, что от него дже тень получлсь ккя-то рзреження. Еще очень стрнной был относительня мягкость струн, н которых он держлся. Вблизи они были совсем не нпряженными, их без труд можно было потянуть н себя, если после этого выпустить их из пльцев, они слегк вибрировли.

– А вот щелкть не рекомендую, – рздлся сбоку голос, и Ростик с рдостью увидел директор обсервтории, строго знкомого отц, ныне, кк можно было ндеяться, и смого Ростик – Борис Михйлович Перегуду.

Рост делнно вытянулся.

– Прибыл, похоже, для дльнейшего прохождения, ну и все ткое... Что это, Борис Михлыч?

– Это? – Перегуд счстливо сощурился. – Это, Гринев, нше новое изобретение. Дв год клеили, год собирли водород.

– Тк он водородный?

– А где же мы тебе, мил человек, тут гелий возьмем? Нет, я уверен, что гелий тут есть, но вот добыть его с ншими технологиями и ншей энерговооруженностью невозможно. – Кк почти всегд бывло и прежде, рзговор с Перегудой почти тут же переходил н приклдную нуку, технологию и решение головоломных проблем.

– Но ведь водород?..

– Что водород? Водород – это вод, дже в Полдневье. Взяли внну дистиллят, опустили пру электродов, поднтужились... Просушили то, что получилось, и вышло – дв моля водород н один моль кислород. Кстти, электричество получли из торф, который вы добывли н юге.

– Я не о том. Я хотел скзть, что водород – опсно. Еще “Гинденбург”...

– Првильно, Гринев, тебя неплохо учили, окзывется. Опсно, “Гинденбург” и все ткое... Но, понимешь ли, выход нет. – Перегуд поднял голову, любовно посмотрел н шр, привший в вышине, и лсково прикоснулся к шнуру, удерживющему леттельный ппрт. – Зто получилось неплохо, уже полгод висит, и хоть бы хны.

– А почему его удерживют три леер? Дже четыре!

– Четвертый – не леер. Пойдем.

Перегуд с видом бывлого зговорщик подошел к центрльному шнуру, тому смому, который был не нтянут, и тут-то Рост увидел, что это не один шнур, несколько. Центрльную его жилу соствлял, конечно, кпроновый пятимиллиметровый тросик. Но еще вдоль него шел проводок, очень похожий н тот, которым оснщлись полевые рмейские телефоны, или еще н ккой-нибудь двужильный гибкий токовод.

– Ого, тут у вс все серьезно, – отозвлся Ростик.

Вместо ответ Перегуд выволок из-под кменной будочки, похожей н собчью, куд входили через верх все эти провод... рмейский телефон. Покрутил ручку и поднес трубку к уху.

– Алло, верх? Д, это я. Тут к вм гости... Нет, конечно, один, я поднимться не буду. В общем, это рспоряжение Председтеля, спускйте крюк. – Он повесил трубку и повернулся к Ростику. – Ты вообще-то кк высоту переносишь?

– А что?

– Понимешь, не все н это легко регируют. Поднимутся метров н пятьдесят и нчинют орть.

Рост поднял глз, и у него нехорошо зурчло в животе. Прямо по центрльному шнуру сверху сползл стльной блестящий крбинчик. Н крбинчике висели лямки пршют, со спокойным звоном метллических бляшек рскчивясь вокруг пустоты, которую должно было зполнить Ростиково тело.

– Ну, с тобой-то проблем не будет. Ты у нс ткой невероятный герой, что если что-то в Полдневье происходит, тебя нет поблизости, то дже кк-то не срзу верится. – Рост посмотрел н Перегуду. Тот посмеивлся, но в смелости своей жертвы нисколько не сомневлся. – К тому же оттуд вид – хоть з деньги продвй эти экскурсии.

Когд ремни опустились, Перегуд деловито зщелкнул их вокруг Ростик, потом похлопл его по плечу и добвил:

– Ты слушйся комндир тм, нверху. Он себя ведет кк деспот, словно шр его собственность. Но глз – змечтельный, видит дже то, что в принципе увидеть невозможно. К тому же не ошибется.

Вдруг тросик нд Ростиком нпрягся и пополз вверх... Вернее, это см Ростик пополз вверх – его стло поднимть буквльно з шиворот. Снчл стрх, возникший в животе, был еще преодолим, потом стл невмоготу, потом... Все стло интересно. Должно быть, потому, что впервые Ростик трнспортировли кк неодушевленную вещь. И это окзлось вполне рзумным – если бы хоть что-то звисело от Рост, он нверняк от ужс нделл бы ошибок и чего доброго еще сверзился. А тут все свершлось помимо его воли и стрхов.

Ндо признть, подъем длился долго, Ростик дже слегк подмерз, пок его втщило в небольшой лючок, проделнный в дюрлевом днище гондолы. Тут он не успел очухться, кк его уже отволокли в сторону от пропсти в четыре сотни метров, рзверзшейся под ногми, и стли освобождть от ремней.

А он, кк окзлось, тк привык к ним, что дже не хотел, чтобы его и освобождли. Он попытлся отпихнуть эти руки, но потом увидел легкую дюрлевую лебедочку, с помощью которой его поднимли, и ему стло тк худо, что он дже перестл сопротивляться. И лишь тогд осознл, что его путешествие нверх окончено, что все звершилось блгополучно.

Он вздохнул, вытер глз, в которых зстыл от нпряжения ккя-то муть, и огляделся. Он был внутри тесной, зкрытой сверху ткнью, кк штром, гондоле. Лишь потом он понял, что это не штер, см воздушный шр, мерно колыхющийся ккими-то легкими, едв зметными склдкми, должно быть потому, что объем его был куд больше, чем требовлось для подъем н эту высоту.

Тогд он посмотрел н человек, который втщил его сюд, – это был Боец. Тот смый прень, с которым он пережидл вл борым пру лет нзд... Ну, когд этот вл впервые появился и окзлся чересчур сильным и неожиднным.

– Боец, – позвл его Ростик, потом понял, что губы его не очень-то слушются, прочистил горло и позвл уже громче: – Боец, ты возмужл.

Прень действительно стл выше, сильнее, уверенней. Кроме того, у него появились мускулы, которые почему-то нводили н мысль о Коромысле, но Ростик отбросил ее, решив, что он слишком необязтельня... Или слишком смеля, хотя он еще и не знл, в чем именно. Может, в том, что не один Коромысло стл чудо-богтырем, но вот и этот пренек тоже. Тогд, что ни говори, это не случйность, некя зкономерность, которую следует понять и обдумть.

Потом Рост перевел взгляд н второго человек... который окзлся девушкой. И тоже знкомой. Это был хохлушк, т смя, которя был у него зряжющим во время нлет пурпурных н Боловск.

– И ты здесь! – Он сумел улыбнуться.

Боец н его улыбку ответил не срзу. Он посмотрел внимтельно, почти сурово в его глз и лишь потом с трудом, словно зржвленный, улыбнулся в ответ:

– Многие вообще без сознния сюд доползют, комндир. Рд, что вы окзлись из другого тест. А то не люблю я возиться с дохликми.

– Д, дохлики, кк же, – отозвлсь певучей скороговоркой хохлушк. – См-то небось, когд первый рз поднимлся, чуть штны не испчкл.

– Не выдумывй, – отозвлся Боец.

– А я не выдумывю, – Отозвлсь хохлушк и попытлсь еще что-то скзть. Но Рост остновил ее жестом:

– Боец, слушй, я ведь не зню твоего имени.

– Денис... – Он подумл, добвил: – Денис Пушкрев. А вот эт трындычих – моя жен, подчиненный и одновременно сменщик.

– Сонечк Пушкрев, – протянул девушк руку и улыбнулсь слегк обветренным и коноптым лицом, словно ни н миг в своей жизни не сомневлсь, что он не Соня и, уж конечно, не Соньк, именно Сонечк.

– Я рд, ребят, вс видеть. – Рост оглянулся н люк.

Сонечк, догдвшись о его душевных и телесных мукх, опустил крышку люк и дже нступил н нее ногой. Рост покчл головой и подумл, что никогд не решится спуститься, и тут же понял, что спускться придется скоро. Очень скоро, может быть, через пру чсов.

– Ну лдно. Я в порядке. Двйте покзывйте, что у вс тут!

– Вы не знете здния? – удивился Боец, то есть Денис. Он подумл. – Ну, тогд, нверное, вм следует покзть это мрево.

Рост оглянулся. В южном углу гондолы нходился довольно сложный ппрт с мнометрми, большими, еще с Земли, стльными белыми бллонми, одним голубым бллоном и ккими-то дюрлевыми ящикми, соствленными тк, чтобы служить кровтью. Сбоку от этого устройств нходился откидной столик, который уже тк двно не зкрывли, что он дже немного покривился и его, скорее всего, довольно скоро необходимо будет серьезно ремонтировть. Потом шл лебедк, с помощью которой Ростик и других “гостей” сюд втскивли или спускли н землю, и все остльное, необходимое для жизнедеятельности экипж, включя воду, пищу, светильное мсло для готовки горячей пищи и ночной подсветки.

А вот около северного борт гондолы нходился... Ростик дже хмыкнул от удивления, потому что тм стоял невысокий, но очень мощный любительский телескоп. Тким телескопом н Земле можно было изучть Луну и всякие звезды, тут, без сомнения, посредством этого инструмент велось нблюдение з “соседями”.

– Телескоп. – Рост произнес это слово вслух, словно нслждлся им, кк музыкой. – В смом деле, все довольно просто.

– Его сделл Перегуд, – нчл объяснять Боец. – У него тут неплохо оптические приборы стли получться, он дже пятерых людей приглсил для мехнической рботы, вот они и рботют. Впрочем, срзу скжу, это не совсем телескоп. Тот дет перевернутое изобржение. А это, по сути, большя, очень большя подзорня труб. Он позволяет видеть в неизмененном виде ткие детли, просто дух зхвтывет.

– Ты, я вижу, кк нчл, тк и остлся нблюдтелем, – скзл Ростик.

– Выходит, что тк, – без улыбки соглсился Боец.

Все-тки он был Бойцом, хотя сейчс и зсел в тылу, не н передовой. Но то, что он делл, было необходимо, Рост ни н мгновение не подумл, что прень отбывет тут номер, прячется от фронт.

– И что ты хочешь мне покзть? – спросил Рост.

– Двйте я нведу, – отозвлся Боец и сел н ккой-то пуф вместо скмеейки, чтобы не продвливть не слишком прочное днище гондолы.

– Ты грдусное деление не збыл? – спросил Сонечк. Он подошл к столу, достл кипу кких-то журнлов, многие из которых были уже збытого Ростиком формт мбрной книги, и принялсь ими шуршть. – Вот, комндир, посмотри.

Ростик подошел. Это был рисунок, сделнный не слишком искушенным художником, но все-тки ккое-то предствление об увиденном он двл. Вот похожя н столовую гору возвышенность, довольно высокя, рз в пять выше всех окружющих деревьев, вот другя, чуть дльше, вот.. Рост подумл, что он бы нрисовл схемтичнее, но и понятнее – это было, скорее всего, море. А между морем и дльней горой вверх поднимлись ккие-то извилистые линии.

– Что это?

– Это – сорок дв грдус двдцть секунд, рсстояние около трехсот километров, – доложил девушк. – Мы рзбили весь окоем н грдусные сектор и дльностные полосы – для ориентировки. И изучем, изучем... – Он горестно вздохнул. – Глз горят. Но в последнее время дже ночью пытемся нблюдть.

Ростик не зметил бы этой фрзы, пропустил ее, зсмотревшись н другие рисунки, среди которых попдлись дже гнездовья пернтых, чего он прежде никогд не видел, если бы Боец не оторвлся от окуляров, сделнных тк, чтобы не нпрягть один глз, рботть срзу двумя, и не бросил чересчур уж невырзительный взгляд в сторону жены.

– Ну чего ты, чего? – отозвлсь Сонечк. – Это же не нчльство, Гринев. Ему можно.

– Можно – что? – спросил Рост.

– Болтунья он, – отозвлся Боец. – Болтушк, болтологический феномен. – Он вздохнул. – В общем, я не зню, кк это определить. Не зню, что вообще имею в виду, но что-то в последнее время стло не тк.

– Неспокойно кк-то стло, нездорово, – пояснил Сонечк.

– В кком плне?

– Если бы знл – объяснил бы. А тк... – Боец мхнул рукой. – В общем, ндо смотреть, думть, лишь когд что-то прояснится, тогд говорить.

– Првильно, – соглсился Ростик, – только мне, кк скзл Сонечк, можно и нужно говорить, дже когд непонятно. Я и см попдлся н этом, что-то чувствую, что – не ясно. И не рз окзывлся прв.

– Д, – соглсился Боец, – я слышл.

– Тогд чего темнишь?

– Не темню я. – Он уступил место у подзорной трубы.

Ростик сел и стл смотреть. Вот первя столовя гор. В живом виде он окзлсь еще выше, нверное, метров з двести перевлил. И еще он поросл плотным кустрником, довольно высоким – если ствить неприметный пост, то непременно следовло знять эту верхушку. Рзумеется, если нверх можно было вообще подняться без грвилет... Хотя хороший пост можно обслуживть и грвилетом. Вторя гор был еще более высокой, но ее верхушк обвлилсь и никкими укрытиями не рсполгл. Должно быть, поэтому стло видно, что в ее склдкх что-то шевелится... Вот это д, подумл Ростик. Н горе, кк н нсесте, сидел летющий струс бегимлеси и, изгибя длинную голую шею, смотрел вниз, под гору. Вдруг изобржение дрогнуло, потом ощутимо отъехло вниз и вбок.

– Д, ткое бывет, – отозвлся Боец – Это кто-то внизу приехл в обсервторию. Мы нходимся н гибкой связи с основнием, все рвно иногд тк дергет... Или когд ветерок поднимется – редко, но пять – семь дней в месяц бывет. Тогд дже близкие объекты, вроде Одессы, нблюдть невозможно.

– А Одесс отсюд видн?

– Отсюд все видно, – отозвлсь Сонечк. – Ну, кроме Водного мир. Тм хребет не дет, все-тки он выше.

– А выше хребт вы подняться можете?

– Можем, – отозвлся Боец. – Только тогд приходится использовть кислородные мски, и водород из шр улетучивется быстрее – все-тки его клеили в Полдневье, вручную, швы не слишком плотные. Вот и приходится рз дв-три в день подкчивть.

Вдруг темня волн боли прошл по Ростику, зкружилсь голов, зболел почти кк от удр Но глз почему-то стли видеть лучше. И он увидел – между морем, которое снчл вообще не воспринимлось кк объект, скорее кк невырзительный серо-зеленый знвес в тусклых рзводх теней н дне, и второй горой появились видимые дже н тком рсстоянии горячие токи. Они поднимлись вертикльно и зтемняли иные из морских слоев.

– Вижу, – скзл Рост и см удивился, кк тускло звучл его голос. – Действительно, что-то горячее у них... греет воздух.

– Тебе повезло, комндир, – скзл Сонечк. – Иногд по месяцу ткого не бывет, ты сел и срзу поймл.

– И кк вы только увидели? – удивился Ростик.

– Для того и сидим, – отозвлся Боец,

– Тк, с этим, кжется, ясно, – решил вдруг Ростик.

И, удивившись, должно быть, не меньше, чем Боец и Сонечк, стл поворчивть трубу влево, к северу, попутно зпоминя береговую линию, хотя теперь, зня ориентиры, почти нверняк ншел бы эту точку с мревом дже н смодельной крте. Но теперь его интересовло что-то другое, что-то идущее с север.

Вот н миг мелькнули чуть более глубокие водные слои, он и не зметил, что уперся в море, длекое, злитое уже не столько светом полдневного солнц, сколько слоями тумн... И вдруг где-то очень длеко, н крю сознния или дже з этим крем, что-то мелькнуло. Что-то зловещее, черное и в то же время блестящее, несущее угрозу, уничтожение, смерть.

– Комндир, – позвл Боец. – Когд мы нервничем, то смотрим туд же. И тоже видим.

– Откуд ты знешь, что я вижу? – спросил Рост.

– Черные треугольнички, – почти беспечно произнесл Сонечк. Но было в ее голосе что-то ткое, что не позволяло верить в беспечность.

– Это вы и хотели мне покзть?

– Покзть-то не хотели, но... Ты кк-то см увидел.

Рост подумл, еще рз помусолил крй свет подзорной трубой. Нет, тумн вдруг стл гуще, черных треугольников, кк вырзилсь Соня, уже не видно.

– Вы можете определить, где это? Нсколько длеко?

– Почти у дльних островов, – отозвлся Боец. – В пяти, то и в семи тысячх километров.

– Я думю, больше десяти тысяч, – сдержнно отозвлсь его жен.

Ростик подумл. Это было длеко, очень длеко. Но почему-то он решил, что они летят сюд, к ним, к людям... Он потряс головой, боль проходил.

Внезпно н полу под столиком ззвонил рмейский полевой телефон. Боец поднял трубку.

– Верх слушет. – Потом протянул трубку Ростику: – Это вс.

– Гринев у телефон.

Внизу сквозь треск рздлся уверенный, но ккой-то не вполне нстоящий голос Рымолов:

– Говорит Председтель. Ну что, Гринев, сориентировлся?

– Вы о восходящих токх горячего воздух?

– О них. – Рымолов тяжело подышл в трубку. – Мы следили з этим местом почти месяц. Не подвозят они туд торф. Дже деревья н дров не спиливют. А тепло вырбтывют. Тепло, энергия – один из коренных фкторов выживния. Понимешь меня?

– Понимю, – скзл Ростик и подумл, что теперь ясно, кто приехл в обсервторию. Нверняк мшин был еще рйкомовскя, только переделння под спиртовое топливо.

– В общем, ты посмотри тм еще... А звтр отпрвляйся с утр н эродром. Тебя будет ждть твой приятель Ким. Здние ткое – подобрться кк можно ближе и узнть, чем же они тк здорово свои котелки греют? Нет ли у них тм нефти или еще ккой-нибудь пригодной для нс субстнции? – Лишь эти слов, произнесенные в не совсем обычном для Рымолов тоне, выдвли его нпряженность от рзговор с Ростиком.

– Понимю, Арсеньич.

– Д, и вот еще что. Если получится, сделйте все незметно. Чтобы они не поняли, что з ними следят. Вытщить вс из плен, если у вс что-то провлится, мы не сумеем. Уж очень это глубоко н их территории произойдет.

– Тоже понимю.

– Но если сумеешь, – продолжл уже совсем упвшим тоном Председтель, – все-тки достнь обрзец того, чем они тм оперируют. Не вжно, что бы это ни было – нефть, слнцы, ккой-нибудь особенный морской торф... Хотя в это я не верю.

– Попробую.

– Вот тк, Гринев. – Председтель помолчл. Потом все-тки добвил: – Ну, удчи тебе, рзведчик. Боюсь, что дело безндежное, потому тебя и посылю. Без этого теперь, когд мы потеряли торфорзрботки, вообще хн.

– Сделю, что смогу.

– Ты уж пострйся. – Возникл тяжеля, долгя пуз. Потом Рымолов вздохнул и опустил свою трубку н рычги.

– Полетите туд? – спросил Сонечк.

– Кк ты догдлсь? – вопросом н вопрос ответил Рост.

– Ну, это не трудно. Я догдлсь, еще когд утром узнл, что вы к нм зглянете.

– Д, окзывется, существуют н свете более трудные здния, чем спуск с вшей гондолы. Кстти, откуд он говорил?

– Ну, у них внизу дв ппрт – один под шнуром, срзу под нми, вы с него первый рз говорили. А второй – в кбинете Перегуды. Скорее всего, Председтель сидел тм.

– Ясно. Ну, ребят, двйте вши лямки, пожлуй, мне пор. Здесь я все уже выяснил.

Он был тк здумчив, что дже не зметил, кк спустился н землю. Д и спуск совершился быстрее, чем подъем. Или в смом деле по срвнению с тем, что ему предстояло, этот спуск был совсем плевым делом?

Чсть II

ЗЕРКАЛА БЕЗ ОТРАЖЕНИЯ

7

Ким окзлся тким же, кк рньше, д не совсем. Он погрузнел, в нем появилсь ккя-то плвность, млоподвижное лицо стло еще более невырзительным. Кроме того, у него нчли светлеть глз. Это было невероятно – крие глз стли приближться к ореховому цвету, н что Рост и обртил внимние.

– Ты чего, – спросил он у друг, – совсем уже оевропеился? Дже глз светлеют?

Ким блеснул н миг очень белыми зубми.

– Кк скжет господин... Скжет европеися, буду европеися. Кк господин скжет бедному кореися.

З ткие шутки Ростик его в прежние годы поколчивл, но сейчс было кк-то не с руки. Все-тки почти год не виделись, хотя новости друг о друге стрлись узнть рньше, чем все остльные.

Рост обнял его, потом хлопнул по черным звиткм н мкушке, это был жест, знкомый обоим чуть не с млденческой поры. З это Ким стукнул Ростик по брюху:

– У тебя, чсом, не водянк? Ккой-то ты стл... пухленький.

– Я хотел тебе то же смое скзть.

Одноногий Серегин, который, несмотря н кменную, суровую физиономию, все отлично понимл, тем не менее спросил с явно вырженным сркзмом:

– Ну что, встреч друзей окончен? Может, з дело примемся?

Ким еще рз хлопнул Ростик по зду, без комментриев обознчя еще одно место, где у него прибвилось, потом кивнул:

– Д, примемся. Рост, ккое у нс здние?

Ростик рсскзл, покзывя н крте примерные сектор, которые он увидел в подзорную трубу. Ким опечлился:

– Вот ведь зрз! – Про себя Ростик отметил, что рньше Ким, кжется, тк не руглся. – И ведь поднимлся я выше всех этих шриков рз тысячу, зметили они.

– У тебя не было подзорной трубы, – отозвлся Серегин.

– Ну и что? Мог бы догдться и поствить.

– Тебе бы вибрция не дл, – выскзлся Рост. – Тм, нверху, когд мшин слишком близко проезжет, и то изобржение нчинет дрожть.

– Слышли мы об этой мшине, – отозвлся Серегин. – Говорят, что ходит н спиртовом топливе пополм с рстительным мслом кких-то семян. Еще говорят – обктк, то д се... А топливо, чтобы в Одессу сгонять, отливют по кплям.

– А то и вовсе нс гоняют, – вздохнул Ким.

– Тебя не гонять, ты, поди, см и не попросишь? – спросил Рост.

– Ноборот, – отозвлся Серегин. – Дльние земли обследовть – у них кубиков не хвтет. А в Одессу сортирную бумгу везти в виде рспоряжений – срочно д немедленно.

Рост подумл.

– Д, это верно. Обследовния кк-то остновились. А это зря, тут ты прв.

– Еще бы, – кивнул и Ким. Н миг стло видно, сколько рпортов с просьбой об этих дльних полетх он подвл, сколько откзов получил. – Хорошо... хоть сейчс смотемся дльше обычного. Двй обсудим, кк думешь подбирться к этим горкм?

– Это не горки, – отозвлся Рост, снов обрщясь к крте. – Скорее столбы. И н той, что дльше от мрев, следует злечь, змскировться, потом... Смотреть. – Почему не н ближней к объекту?

– Н ближней нет рстительности. Кроме того, ее посещют летучие струсы. Подозревю, что они могут поднять переполох, тогд нблюдения не получится. Д и пернтики, если мы обознчимся, нчнут приглядывть з округой внимтельнее. Понимешь, у нс есть только один шнс, не больше.

– У вс еще ткой шнс, – ворчливо отозвлся Серегин, – если вс обнружт, то кончт в момент. Одной лодкой вы от всей их сти не отобьетесь. И помочь никто не сумеет.

– Верно, – соглсился Ростик, хотя это было и тк понятно. – Поэтому я думю, что зходить н столб нужно в темноте. Очень тихо, чтобы никто из их нблюдтелей не трехнулся. И лучше, если под утро.

– А зходить ты хочешь кк-то по-особенному? – спросил Ким.

– Я думю, у нс есть дв пути. Двй подумем нд обоими. Первый. Мы можем подойти к этому столбу со стороны полей, но придется пересечь всю пернтую обитемую территорию...

– Вообще-то территория не бывет пернтой, – тихо отозвлся Ким, не мог не попрвить.

– Второе. Мы можем зйти со стороны моря. Это знчит, что будет труднее. Потому что нм точно известно – берег свой они нблюдют довольно плотно, хотя судоходств у них нет. Это докзно.

– Я тоже слышл, – кивнул Ким. – Хотя учствовл только рз.

– Вместе учствовли, – соглсился Ростик. – И было это тогд впервые. К счстью, отбились. Должно быть, повезло. Они сми не дли поглубже н их территорию злезть, не то... Д, вот еще, с моря труднее будет ориентировться, вообще можно проскочить смо место.

– И в носу ковырять – можно плец сломть, – отозвлся Серегин, – если не умеючи. Потому вс и посылют, соколики, что не должны вы промхнуться.

– А уходить кк будем? – спросил Ким.

– Уходить можно нпрямую, – скзл Рост. – Они вряд ли тк нивны, что не догдются, кто и зчем к ним пробрлся. Но ведь поделть уже ничего будет нельзя.

Он и не подозревл, что эт его фрз приведет едв ли не к смой большой ошибке во всей оперции. Он полгл, что они летят только посмотреть, и потому пернтым будет легко их простить, если обойдется без стрельбы. Он не думл, что дело повернется совсем не тк и не без стрельбы. Но Ким уже зпомнил эту сентенцию и, привыкнув доверять Ростику, поступит тк, кк поступть было нельзя.

Ким принялся циркулем, вырезнным из деревяшек, отмерять рсстояния.

– Если зйти с север, потом срезть вот тут, – его циркуль пробил морские просторы ломными прямыми, – потом строго н юг, чтобы не сбиться, кк спрведливо было змечено, потом вернуться... – Он помолчл. – М-д, получится почти тысяч километров. А знчит, топлив нужно взять...

– Бери под звязку, – отозвлся Серегин. – Мло ли что... И птронов вм я дм, сколько зхотите.

– Ну д, тебе дй волю, – скзл Ким, – ты бы нс и бомбми снрядил.

– Бомбми – нет, они тяжелые очень.

– Бомбы? – спросил Рост.

– Д тк, – мхнул рукой Серегин. – Горшки, нчиненные ммичной втой, больше хлопют, чем взрывются.

– Ничего себе хлопют! – зпротестовл Ким. – При удчном попднии дом гошодов из лучшего их кмня слизывет, кк языком, ему все мло!

– Я не знл о тких испытниях, – отозвлся Рост. – А зчем дом триффидов бомбить?

– Д прочнее просто ничего не ншли, – скзл Ким. Потом улыбнулся: – Ты не волнуйся, никто с твоими дргоценными кустикми воевть не собирется.

– Тк, лдно, что у нс со временем? – спросил Серегин.

– Ну, если лететь по тому мршруту, что нметился, то есть через море, то выходить нм нужно... Д, чс з три до темноты. Если не зблудимся, то через десять чсов – смое позднее – будем н месте, это... Чс до рссвет.

– Хорошо считешь, – скзл Рост. – Убедительно.

– Тогд тк. – В голосе Серегин появились прикзные нотки. – До обед спть. Мшину я приготовлю. Если нет возржений, то Безголовую.

– Кого? – не понял Рост,

– Ну, есть тут у нс очень легкя летлк, – пояснил Ким, – всего н четыре души, ходкя, хотя и любит нос здирть, тогд хвост тормозит... У нее нет бшенки н горбу, это позволяет километров семь в чс прибвить.

– Бшенки нет? А если з нми погонятся?

– Тогд перейдешь к Винторуку и будешь из кормовых пушек плить. Может, и отобьемся.

Рз сохрнили кормовые пушки, Ростику стло полегче.

– Вот что, – решил Серегин, – положу-к я вс в рзных кзрмх, то проболтете до смой побудки.

Тк и вышло, хотя Ким и попытлся немного протестовть. Но ничего не получилось. Чтобы остудить его, Серегин дже чсового поствил у комнты, где уложил Ким, потом, подумв, выствил солдтик у двери темной, хорошо проветривемой клдовки, куд уложил спть Ростик. Кк позже Рост узнл, конечно, это был не клдовк, комнт смого Серегин. Которой, кстти, он почти не пользовлся – дневл и ночевл то в нгрх, то н полетной вышке.

Потом их рзбудили. Они умылись, нспех проглотили отличный, приготовленный по летным нормм обед и поднялись в воздух.

Небо были чистым, кк родниковя вод. Вот только не совсем летним, не пыльным еще, с ккой-то очень свежей серовтой дымкой. Лететь в тком небе было приятнее, чем гулять по лугу или купться в море.

Конечно, Ким зствил Ростик поупрвлять лодкой, похвлил з силу, которя в нем появилсь, потом см взял упрвление и побил рекорды Ростик почти в полтор рз. Потом они пролетели мимо Одессы, примерно через чс после этого выключилось Солнце. Ростик в темноте увидел огоньки город, который они с ребятми некогд открыли и который стл едв ли не смым глвным успехом их трехлетней тут истории. Но довольно скоро и эти огоньки рстяли в тумне, поднявшемся нд водой.

Этот тумн вообще окзлся штукой неприятной, глвным обрзом потому, что н него никто не рссчитывл – ни Рост, ни Ким, что было еще существеннее. Окзлось, он и лодку тормозит, и ориентцию сбивет, и обшивк от него нмокет. От этого Ким рботл н своих рычгх, кк грузчик, и довольно быстро стло понятно, что пухлость его тел – отнюдь не жир, ноборот – мускулы, причем ткой силы, что Ростику стло звидно.

А потом они вывлились из тумн, и по кким-то одному Богу известным признкм Ким определил, что они оствили злив позди и идут теперь нд океном. Чтобы передохнуть, Ким бросил упрвление н Ростик, и новоявленному второму пилоту пришлось держть мшину в черной, почти непроглядной тьме чс дв, пок его узкоглзый друг восстнвливлся.

Потом, рзумеется, все кончилось тем, что Ким уже и не хотел брть рычги, утверждл, что у Рост все отлично получется, что они и тк дойдут, но шутки кончились, когд Ростик от устлости чуть не выронил рычги н неожиднном скчке нпряжения, неизвестно почему возникшем в котле. Или это был “рывок грвитции”, нечто понятное только очень опытным пилотм.

Првд, был еще вероятность, что они проскочили очень мленький шквлик. В Полдневье, в котором по рзным причинм почти не бывло ветр, иногд возникли нстоящие шквлы... Ни Ростик, ни Ким, ни дже Винт, который знл об окружющем мире больше всех, не стли дже гдть, отчего это получется. Потому что причиной могло послужить что угодно. Дже воздушный червяк, который попытлся тковть их лодку, но промхнулся, хотя это и звучит сомнительно – чтобы червяк, д вдруг промхнулся...

Это могло быть нечто, еще не встречвшееся рнее, потому и неизвестное людям Полдневья. Могло окзться и что-то уже случвшееся, но все-тки неясное, потому что лодки... пропдли. З последний год, кк скзл Ким, четыре лодки вышли из исходной точки, но до мест нзнчения не добрлись. А обломки ншли только от одной из них. Что случилось с ними – неизвестно. Черных ящиков тут, конечно, не было – не т техник, не т технология.

Потом они дошли до точки поворот н юг. Ростик дже посерьезнел. Момент в смом деле был решющий. Если все получится, они пересекут береговую линию, нйдут выбрнный столб и злягут в нблюдение. Если они ошибутся, нделют шуму, з ними погонятся и собьют, кк мишень для упржнений в меткости.

Берег встретил их молчнием, они пересекли фронт воды н высоте метров в трист, двигясь со скоростью едв ли двдцть километров в чс. Медленнее было уже нерзумно, быстрее – возникл ккой-никкой, шум. Потом прошлись нд тем местом, где Ким подозревл их гору. Ничего похожего поблизости видно не было... Впрочем, тут вообще ничего видно не было. Но Рост знл, кк с этим спрвиться. Он прошел вперед, встл у котл и пояснил:

– Винт, дй-к я покручу эквтор, ты позыркй по сторонм своими глзищми... Нм нужн столовя гор с кустми нверху.

Винторук очень тихо порычл, потом передл пост н котле человеку и... просунулся почти в пилотскую кбину между котлом и верхней обшивкой. Обычно это рсстояние знимл кбин стрелк, но в этой лодке тут оствлось рсстояние снтиметров в тридцть. И чтобы тут мог протиснуться мохнтый бкумур?.. Этого Рост дже не подозревл. Впрочем, мех н теле этих типов визульно увеличивл объем, н смом деле они могли окзться не толще иных людей.

– Ну что, Винт? – спросил Ким.

Винторук вдруг крякнул и едв слышно стл что-то уверенно лопотть.

А у Ростик появились свои проблемы. Снчл он никк не мог рзглядеть лунки, куд полглось вствлять топливные тблетки, н ощупь у него выходило не очень хорошо. Потом дело вроде бы пошло, хотя Ким спереди пру рз и потребовл, чтобы Рост рботл быстрее. Потом стло очень тяжело, потому что следовло поддерживть довольно нпряженный ритм, и млейшие ошибки грозили трвмой – то пльцы можно было отбить ребрми врщющегося эквтор, то зковнный в метлл локоть стуклся о шпнгоут лодки, и тогд возникл тинственный гул, кк внутри глуховтого колокол, что грозило уже тревогой в стне пернтых...

Потом их лодк довольно неккуртно плюхнулсь н что-то твердое, под полозьями зскрипели мелкие кмешки, и Рост почти физически ощутил, кк нгрузк н котел упл. Вокруг не улвливлось ни единого звук тревоги, волнения, опсности.

Рост высунул голову в здний люк, устроенный между кормовыми блинми, кк до этого, видимо, делл Винторук, прислушлся к внешним звукм, потом вылез нружу. Ветер покзлся ему снчл очень свежим и непривычным, потом Рост сообрзил, что скзывется недлекий окен, и вдруг он рзобрл зпх... Чуждый, неприятный, отдленно похожий н тот, который издет куриц, нмокшя под дождем.

Около него окзлся Ким Он шепотом спросил:

– Винт утверждет, что это ближйший к их городу столб с большими кустми. Кжется, не совсем тот, что имел в виду ты, но, по его зверениям, тут будет лучше.

– Городу?

– Ну д, у них тут город, только вы его с шр не увидели, он то ли деревьями зкрыт, то ли холмми.

– А отсюд их город виден? – еще рз, для уверенности, переспросил Ростик.

– Винт говорит, что отсюд – нет. Но если спуститься чуть ниже, злечь в кких-нибудь кустх, то увидеть можно.

– Лдно. Двй змскируем лодку.

– Уже, господин нчльник, – ткже шепотом, совершенно серьезно по тону ответствовл Ким. – Винт ищет, где можно проредить нижние ветки кустиков, чтобы зтщить под них лодку.

– Ткие высокие?

– Кустики тут, товрищ господин комндир, высотой с нше хорошее дерево, тк что с этим проблем не будет.

Рост подумл.

– Слушй, что это ты нсчет моего “господинств” все время проходишься? Тебе мое лейтеннтское звние покоя не дет?

– Я ведь и см лейтеннт, – отозвлся Ким.

– Я не знл, – признлся Рост. – Поздрвляю. Тогд что?

– Не зню. Понимешь, я стршно рд тебя видеть, но... Кк-то непривычно, что не я комндую, кто-то другой.

– Ты двй, брт, с этим борись, – серьезно проговорил Рост. – Если уж мы с тобой не договоримся, тогд кто вообще сможет о чем-то договориться?

– Соглсен, – вздохнул Ким. – Не волнуйся, это просто гонор дурцкий. Скоро выветрится. Кк только ситуция стнет безвыходной, тк и выветрится. Я ведь помню, что ты лучше меня рссчитывешь действия.

– Ну вот, опять.

– Нет, я серьезно.

Тут вернулся Винторук, и рзноглсия кончились. Нужно было прятть лодку, рзбивть и мскировть лгерь, нходить место для нблюдения з пернтыми. Рост ндеялся, что этот рзговор не возобновится, дже в тком вот негрессивном виде он был нелегким. Потому что у них был не т ситуция, чтобы отвлекться н внутренние передряги. И не то место.

8

– Когд-нибудь это нзовут “великое сидение н кменном столбе”, – скзл Ким, усживясь рядом с Ростиком и подсовывя ему миску с ккой-то отвртительной мссой, состоящей, кжется, из слдкой кши, прогорклого мсл, жесткой вяленой рыбы и неизменных корешков, которую приготовил им н обед Винторук, возведенный н эти несколько дней в рнг повр.

Рост покосился н свой обед, отдющий зпхом несвежего мшинного мсл, и вздохнул.

– Может, стоит объяснить Винту, чтобы он не тк серьезно относился к стряпне?

– Если привыкнуть, то в этой стряпне действительно все очень полезное и нужное оргнизму, – ответил Ким, который, кк некогд Эдик, иногд нрушл все мыслимые нормы русского язык. Тем более зметной при его любви попрвлять других.

– А если не привыкнуть, то это месиво – ужсня отрв. Не говоря уж о вкусе.

Ким збрл бинокль Ростик и принялся изучть окрестности, хотя кждый кмень осмтривл, нверное, тысячу рз.

Дежурств они рзбили очень просто. Рост менялся с Кимом в течение дня. А Винторук, который тоже немного мялся бездельем, должен был следить з пернтыми по ночм. Для этой цели он тоже просил бинокль, но, кк подозревл Ростик, скорее спл н своих дежурствх, чем действительно приглядывл з бегимлеси. Волостому это совершенно ничем не грозило, потому что поймть его н нрушении прикз Ростик не мог – Винт всегд просыплся рньше, чем Росту удвлось к нему подкрсться. Д еще он, нверное, потешлся, глядя в темноте своими огромными глзищми, кк этот человечек, полуслепой и н три четверти глухой – с точки зрения бкумуров, – пытется зстукть его спящим н посту.

– Может, тебя подменить? – спросил Ким.

– Ты это к тому, что ничего не происходит? Нет, не ндо. Я еще не устл.

– А я и не зметил, что у них н соляных зливх збстовк.

Соляными зливми нзывлись три или четыре неглубокие ямки н смом берегу моря, куд пернтые пускли воду, потом перегорживли их и ждли, пок сделет свое дело солнце, чтобы ккуртно собрть совочкми полученную соль. Причем этим, кк првило, знимлись девушки, кк их пренебрежительно величл Ким – “курицы”. Перед зключительной стдией сборов они тнцевли и тк пронзительно пели, что дже н скле, отстоящей от зливчиков километр н четыре, были слышны особенно удчные вскрики и трели.

Пернтые вообще здорово любили повеселиться и потнцевть. Особенно рдовло кружение в хороводе нескольких сот пернтиков, когд кждый удерживл рукми плечи сосед, кк н Земле тнцуют шотлндцы, гуцулы и некоторые квкзцы.

– Это не збстовк, просто они очень много соли собрли з последнюю неделю, вот и решили передохнуть. Все рвно больше, чем им нужно.

– И зчем им соль? Они ее почти не едят. Я обрщл внимние – очень редко.

– Пок не зню. Кстти, кк ты выяснял, что их хозяйки готовят?

– Ну, я не з отдельными хозяйкми следил, только з повром н больших сборищх. Но тм не зхочешь, увидишь.

Тоже верно. Пернтые больше всего н свете любили обряд, который Рост нзвл свдьбой. Это происходило при большом скоплении нрод, причем треть приходил из соседних городков. Угощение бывло куд кк щедрое, пили не только воду, но и что-то, что зствляло хмелеть смых сильных мужчин, потом тнцевли тк, что это скорее походило н оргию, чем н прздник.

Свдьбы случлись чсто по той причине, что местные девицы очень любили выходить змуж. Они выходили, через некоторое время, по-видимому, рзводились, потом подыскивли другого “петушк”... У Ким сложилось впечтление, что девицы определенного возрст только и делли, что готовили еду, коллекционировли рзных мужей, д рожли детей, которые почти без высиживния в течение всего одного дня вылуплялись из очень слбой, прозрчной скорлупы. Тк что пернтиков следовло скорее отнести к живородящим, чем к яйценесущим.

И никто не чинил им прегрд, никто не обижл их и, рзумеется, дже не пытлся порботить тким понятием, кк долговременные брчные обязнности. Кк првило, детей воспитывли мтроны пострше, которым мужей уже не нходилось. А мльчишек с определенного возрст “обрзовывли” мужчины.

Вот пернтые мужички были нродом, не в пример женщинм, солидным. Они обучлись бою, рстили ккие-то злки, псли стд рзных животных, из которых добывли местное молоко, и, рзумеется, охрняли свой город. Причем, если девицы бродили по этим землям где вздумется, то приход мужчины не в свою стю грозил ему, кк минимум, скндлом.

– А знешь, в общем-то у них неплохя жизнь. Вот только попутешествовть от души их “петухм” не удется, тк – вполне, – выскзлся Ким, кк в детстве, думя зодно с Ростом.

– Для многих путешествия не являются большой ценностью. К тому же грем с собой не потщишь, это для их прней – глвня збот.

– Д, с семейственностью у них не в пользу мужиков сложилось.

– Ты осторожнее биноклем крути, – отозвлся Ростик. – Не дй Бог, линзми зсверкешь, тогд кюк нм, и не поймем, когд прокололись.

Нблюдение ознчло ту опсность, что можно было выдть себя, блеснув стекляшкми бинокля. Чтобы этого не получилось, Ростик снчл попробовл нвешивть сверху и перед линзми тонкую мрлю, выкршенную в серый цвет, но он очень уж зтемнял видение. Потом он пытлся создть почти непроницемый знвес из кустов нд собой и по бокм, нблюдя з городом в щелку между листьями. Но тогд смотреть приходилось в узком секторе, тк кк они не знли, что ищут, это никого не устривло. В общем, нужно было рисковть, но, кк скзл кк-то Ким, “с неудовольствием”.

– Н, смотри дльше, – отозвлся Ким и вернул бинокль. – Но когд нчнется, позови. Я тоже хочу посмотреть, рди чего мы тут сидели.

Просмтривть город окзлось нетрудно, потому что он создвл очень уж стрнную кртину. По сути, конечно, это был не совсем город. С человеческой точки зрения более всего он походил н кучу гнезд, рсположенных н земле, поскольку бегимлеси летть не умели. А вот уже между ними были устроены из ветвей мостики, переходы и довольно большие площдки, чсто высоко поднятые нд землей. Этот многоярусный мирок, по-видимому, должен был создвть иллюзию прения и компенсировть утрченное пернтыми искусство полет.

Еще эти нходящиеся н земле жилые “дом” приводили н ум рскопки доисторического город, потому что состояли из стен, плетней, згородочек, но были нпрочь лишены крыш. Тк что при желнии кждя “куриц” могл определить, что н ужин своему мужу врит соседк.

Огнем пернтики пользовлись очень уверенно, дже можно скзть – с зртом. Иня хозяйк и огонь под тгнми зжигл не инче, кк выстреливя кким-то определенным обрзом из легкого пистолетик муж. Ростик снчл думл, что именно огни и очги город создли тот колышущийся тепловой фон, который зсекли из нблюдтельного шр Боец с Сонечкой. Но потом откзлся от своей идеи. И вот почему.

По понятным причинм больше всего тгнков с хворостом или дже древесным углем горело холодными ночми. А мрев нд городом не возникло. Получлось, что дже предельной теплотворной мощности город не хвтло, чтобы устроить то, что он видел с шр. Поэтому приходилось ждть, ждть...

Они уже две недели ждли, дже слегк отчялись, но продолжли нблюдть. Про себя Ростик знл, что причину того явления, н которое они устроили зсду, они выяснят обязтельно, потому что для человечеств это обернется нстоящим открытием. Но вот терпеть безделье было в смом деле нелегко. Скоро и июль должен был нступить, у них по-прежнему не было никкого результт.

Вдруг, нездолго до полудня, в тот смый день, когд зкончилсь вторя неделя их сидения, в городе возникл необычня возня – очень много стрцев собрлось н глвной площди город, потом к ним присоединились струхи. Это были не простые струхи, ткие, которые носили, кк и постревшие воины, особенные блестящие щитки н груди.

Рост кк-то подумл, что это были те “курицы”, которые в свое время служили в рмии, то есть относились к служивому сословию. Судя по всему, никких зпретов н вступление девиц в рмию не было, и если “дев” шл служить, это обеспечивло ей более высокий социльный сттус, к тому же с потенцильными мужьями проблем не возникло. Но, кк понял Ростик, “в отствку” они выходили позже, чем прекрщли свои свдьбы “родительницы”, и потом мялись, бедные, в стриковских кзрмх или принимлись дрессировть молодняк, д тк, что и не всякие вожди решлись с ними спорить.

Итк, процессия, состоящя целиком из “служивых”, вышл из город и потщилсь куд-то н северо-зпд, к морю, в сторону мелких, ослепительно белых, по-видимому известковых скл. У подножия этих скльных возвышений Рост двно, еще н второй вечер, обнружил стрнное сооружение, окруженное кк-то слепленным песком и прикрытое трвяными циновкми. Сейчс Росту предстояло узнть, чем оно являлось в действии.

Подойдя к непонятному строению, пернтые выдвинули из своих рядов ряд одетых в темно-серые хлмиды сородичей, которые не только двиглись кк-то инче, чем остльные, но и были лишены кких-либо блестящих побрякушек, обожемых пернтикми. Снчл Рост принял этих серых з рбов, уж очень они были невырзительны, и лишь позже, день н пятый, по формм почтения, которые им окзывли стр и млд, понял, что скорее всего ноборот – если у них и есть формльные гржднские, не военные вожди, это были именно птицелюди в сером.

Н этот рз серые пернтики стли отодвигть циновки, рспевя, очевидно, ккие-то гимны, остльные построились в кольцо и стли тнцевть, поднимя своими когтистыми лпми тучи песк. Когд последняя циновк отпл в сторону, Ростик хнул.

Под укрытием нходились перевернутые вверх углублением очень большие нтигрвитционные блины. И было их много. Зто котел окзлся один, и был он тоже не вполне привычной формы – плоский, ккой-то чечевицеобрзный, с очень широким эквтором. Чтобы не ошибиться в своих оценкх, Рост позвл Ким, и спец по полетм и нтигрвитционным лодкм подтвердил змеченные Ростиком нрушения привычных людям пропорций.

Тем временем “серые” соорудили вокруг одного из блинов, не смого большого, невысокий бортик из ккого-то прозрчно-сверкющего мтерил. Потом поствили двендцть пернтиков из числ не очень стрых н котел и стли его рскочегривть, проложив легкие, передвижные шины нтигрвитции прямо по песку к выбрнному блину. Эту оперцию Ким прокомментировл тк:

– Ндо же, мы считли, что любя склдочк н этих шинх способн испортить всю кртину... А эти – ничего не боятся, кк с проволочной головоломкой обрщются, и хоть бы хны.

– Может, у них поле другой формы?

– Ккой? – подозрительно спросил Ким. – Что ты знешь о грвитционных полях и их формх?

– Ничего, – признлся Рост. – Просто предположил.

– А почему предположил? – Ким помолчл. – Ты свои предположения тоже объясняй, они у тебя просто тк не случются.

– Ну, см понимешь, другя форм блинов, другое преднзнчение... Явно что-то в этих полях возникет в другом виде.

Внезпно рядом что-то проворчл Винторук. Кк окзлось, он проснулся после ночного дежурств и утренней готовки еды и присоединился к нблюдтелям. Только ему, в отличие от людей, никкие бинокли были не нужны, с его-то глзми он все видел и без оптики. И по всей видимости, соглшлся с Ростом.

Нконец печк рскочегрилсь, из котл дже стл вырывться ккой-то довольно горячий выхлоп, хотя, конечно, до нстоящего тепл, которое можно было бы увидеть из Боловск, ему было длеко. Но тут вдруг “серые” ребят – в сером были одни “петушки” – вытщили огромное прболическое зеркло. Потом легкими, ккими-то игрющими движениями устновили в его фокус открытый котел объемом не больше литр и принялись брость в него длинными щипцми кусочки метлл.

Нсколько мог судить Рост, это был обыкновенный метлл, чистые, без примесей, “шрпнелины” из морских рковин. И они прктически срзу, едв попв в эту емкость, нчинли тять...

– Ничего не понимю, – отозвлся Ким, когд подошл его очередь рзглядывть непонятное мероприятие в бинокль. – Почему, кк, зчем?!

– Не кричи, – попросил Рост. – Почему – понятно. Свет от этого зеркл сходится н котелке, вот метлл и плвится. Тм, нверное, темпертур з полторы тысячи, может, еще больше. Помнишь, Пестель говорил, что у грдин темпертур плвления чуть больше, чем у ншей нормльной стли?

– Не помню. Но тогд – для чего?

Вдруг из котелк нкопленный жидкий уже метлл вытек... Ростик не успел понять н тком рсстоянии – то ли кто-то из жрецов опрокинул котел, дернув невидимый рычг, то ли метлл см перевесил и вылился, срботв кк зпрогрммировнный переливной дтчик времени, кк было у греков н иных клепсидрх.

– Дй бинокль. – Он почти вырвл прибор из рук Ким. Это вышло грубо, но сейчс было не до глнтерейностей...

Вместо того чтобы упсть, перелившийся метлл вдруг зстыл непонятным кскдом в воздухе, потом все вернее стл рстекться нд грвитционным блином сверкющим, тончйшим куполом... И этот купол не оседл вниз, не пдл, висел все ндежнее – тк покзлось Ростику, – рзмзвшись по невидимой, но рельной нтигрвитционной опоре. Ким взволновнным голосом пояснил:

– Ндо же кк ловко, вылили сбоку, рстеклось повсюду.

– Д, точно, – соглсился Ростик. – Потому что грвитционное поле тут однородно, для него это все рвно что в лунку сктиться.

Вдруг – опять вдруг, кк почти все, что происходило в этом стрнном ритуле, – отвлилсь крышк другого котл, который, кк окзлось, подогревлся десятком вогнутых зеркл чуть в стороне. Было дже стрнно – почему ни Рост, ни Ким это устройство не зметили рньше... Должно быть, они слишком большое знчение придли жрецм, рботу по соседству провернул кто-то менее зметный, вот и получилось...

Впрочем, это был небольшя потеря. Ккие-то стрцы с блестящими шлемми н голове одновременно открыли зслонки еще трех очень горячо прогретых котлов, и из них стло вытекть... жидкое стекло. Оно злило короткие, проложенные к крю нтигрвитционного блин желобки, потекло, кк не очень густой, нвристый кисель, и... нкрыло метллическую прболу. Тогд-то от всей этой выпуклой поверхности удрил в небо, строго вверх, ккой-то тяжелый, густой, зметный в воздухе пр.

– Тк, – вырвлось у Ростик. – Теперь понятно, почему ребят н шре зметили это облко.

– Д, – соглсился Ким. – Это именно облко, не мрево... Трудно не зметить. Но почему оно получется?

– Это пр. Стеклянный пр. И выбрсывется он вверх не только потому, что пр всегд взлетег, еще и оттого, что его горячие молекулы выбивет нтигрвитционный блин... Понимешь, получется кк бы схем двойного кипения.

– Понимю. А метлл все рвно остется внизу, – выдвинул предположение Ким. – Ведь он легче...

– Или тяжелее?.. Если он остется с внутренней стороны, то нтигрв его не выбивет нверх, знчит, он все-тки тяжелее, хотя бы ненмного... – здумлся Ростик. – Д, тут есть ккя-то тйн. Нм придется ее выяснить.

– Пусть инженеры думют, – предложил Ким. – Они для того и умеют всякие процессы рссчитывть и знют поболе ншего.

Внезпно эквтор котл двендцть отборных вояк пустили ктиться по инерции, сми подняли руки вверх и торжествующе что-то зкричли. Зкричли и все пернтые, стоящие до этого очень тихо. Пернтики, крутившие эквтор, снов взялись з рботу, но уже чуть медленнее, не тк нпряженно и тяжело.

Перевернутое вверх выпуклой стороной прболическое зеркло стло мтовым. Ростик понял, что это ознчет, – последние, смые горячие верхние слои стекл зстыли. И хотя вся конструкция еще не стл жесткой, но окончтельную форму уже принял.

Спустя полчс жрецы в сером сняли готовое зеркло с грвитционного стнк. З это время к внешней поверхности были приклеены – другое слово было бы непрвильным – довольно крепкие н вид стеклянные рукоятки, или мссивные проушины, з которые зеркло можно было тскть кк угодно.

Потом его передли стрым воякм, которые осторожно, рспевя ккие-то песенки, потщили его в тот смый северо-зпдный угол город, который Ростик отметил, но не смог осознть до этого утр. Теперь он понял – в змеченной им выгородке хрнили изготовленные рнее зеркл, перевернутые вверх днищем. И был их тм, судя по подсчетм, не один десяток.

– Интересно, – спросил Ростик, – для кого они тк трудолюбиво рботют?

Об ответе он мог только догдывться. Но не сомневлся, что со временем обязтельно его получит. Не мог не получить. Все шло к тому, что ткие мелкие згдки Полдневья они уже нучились рзгдывть почти без потерь.

9

Огни в городе пернтых погсли, когд Ростик еще и выспться не успел. Он тк и не узнл бы об этом, если бы Ким его по-товрищески не рзбудил кким-то особенно зловещим шепотом:

– Все стихло, комндир.

Рост срзу схвтился з ружье, потом опомнился.

– Что? – Помолчли. – Ты что скзл?

– Что все стихло. Рост рссердился:

– З ткие штучки, косоглзый, по шее дют.

– Это не штучки. Я тоже решил выспться и Предупреждю тебя об этом.

– Ты что, не мог волостик н стреме оствить?

– Ему тоже придется выспться. Тк что для дежурств только ты и остешься.

Ростик прикинул комбинцию, вспомнил об их плне и соглсно кивнул. Ким, что ни говори, был прв. С этим приходилось считться. И весьм.

Рост потянулся, умылся из фляги остткми воды, которя протухл еще неделю нзд, мельком подумл, что пор, используя свои комндирские возможности, звести не солдтскую люминиевую флягу, нормльную, из местной нержвейки, в которой вод никогд не портится, нпился из общего котелк, в котором вод остлсь относительно свежей, хотя и был все время теплой, кк в чйнике, и сел следить з противником.

Кк Ким и отметил, в городе пернтых все стихло. Только изредк где-то кудхтли большие, рзмером с приличную собку, птицы, которых бегимлеси использовли в пищу. Снчл Ростику кзлось, что это кк-то не по-людски – есть почти тких же, кким являешься см, потом он вспомнил, что люди едят кроликов, коров и дже лошдей, и успокоился. Это было кк рз вполне по-людски.

Когд погсли последние огоньки, где-то совсем недлеко от стен город, но все-тки не в нем, стли перекликться постовые. У них голос деллись все более невнятными и устлыми, невнятными и устлыми, невнятными... Рост очнулся, когд понял, что мирное высиживние н одном месте сморило его, кк последнего новобрнц. Он встл, отжлся н кулкх, кк его нучил стршин Квдртный, пробежлся н месте, потому что бегть всерьез по этим кустм было некуд з и слишком шумно, и снов сел смотреть н город.

Н этот рз, чтобы не уснуть, он попытлся предствить, кк этот город нзывется н языке пернтиков, кк он будет нзывться, когд они помирятся с людьми, кк его будут нзывть люди... Ничего не придумв и опять едв не уснув. Рос попробовл выяснить по чсм н приборной доске их грвилет, сколько времени. Стрелки их приборов были вымзны кким-то фосфоресцирующим рствором, поэтому светились дже в полной темноте. Вот только по срвнению с тем свечением, которого, кк Ростик помнил, человечество добивлось н Земле, здешнее было слишком уж бледным, сине-зеленым, и его очень чсто, по словм Ким, приходилось подновлять.

Чсы укзывли, что до рссвет остлось еще чсов пять, если Рост првильно перевел шклу сегодняшнего дня н временную попрвку. Интересно, почему-то с рздржением подумл он, неужели нельзя было, сменив всякие привычные нормы времени, тк же сменить и шклы н чсх? Неужели нельзя было осуществить ткую в общем-то необходимую попытку приспособиться к Полдневью... Потом он вспомнил, что дело не в шкле, в скорости ход мятников всех чсов в городе, в зубчтой нрезке н шестеренкх чсов и лишь потом в шклх, которые, впрочем, тоже очень трудно было бы совместить. В общем, с их нынешней техникой это было пок невозможно. Проще было пользовться стрыми, земными чсми, предлгя для кждого дня определенную попрвку и пересчитывя покзния по формулм.

После того кк ему не удлось сообрзить, кк он будет пересчитывть время звтр, Ростик понял, что снов зсыпет, и потому решил принимться з дело сейчс. Инче они не сумеют провернуть свое дельце сегодня, ждть еще один день было и опсно и глупо – у них подходил к концу вод, кончились консервы и двным-двно исчезли последние сухри. А питться сушеным мясом и сухофруктми им уже ндоело тк, что хоть н луну вой... Д, решил Рост, был бы тут лун, непременно повыл бы.

Ким, кк несколько чсов нзд см Рост, поворчл, когд его будили, нзвв Ростик почему-то “розовым пингвином”, но потом нпился воды и повеселел. Вот кто не очень хотел принимться з дело – тк это Винторук. Он ворчл, взрыкивл, один рз дже поскулил, но все-тки злез в лодку и принялся рскочегривть котел. Ребят собрли веши, потом по взимному соглшению уничтожили все следы их постоя н верхушке склы – вдруг еще придется пользовться этим местом для нблюдения – и збрлись в грвилет.

Посидели, привязывясь к креслм, пробуя ручки упрвления, оружие в кобурх, потом Ким прикрикнул нзд:

– Винт, ты не особенно шуми котлом. Мягче, волостый, мягче.

– А он может? – спросил Ростик.

– Он все может, если зхочет. Тким мстером стл – любо посмотреть.

Взлетели. Плвно, тк что дже не зшелестел трв внизу, рзвернулись в сторону город, соскочили с кменного столб, который з последние дни успел, кк окзлось, им уже ндоесть. Без гул, лишь с едв слышным свистом воздух прошлись нд соседним леском, потом, определившись с положением по негромким укзниям Винт, двинули по широкой дуге вокруг город, к его северо-восточной оконечности.

Ким поупржнялся н рычгх, убрл свист воздух, потом покчл мшину, где-то что-то грохнуло, он посоветовл Винту зкрепить вещички получше. Когд все стло ндежно и тихо словно в могиле, снов полетел вперед. Внезпно шепотом спросил:

– Рост, если оно тяжелое? Их пернтые все-тки вшестером поднимют эти литые блины. А пернтые знешь ккие здоровые!

– Это не блины, это прболические зеркл.

– Д, прболоиды, верно! Тк их и нзовут в Боловске, вот увидишь.

– Нзовут, если долетим.

– Долетим. Если стрж не проснется... Ты не ответил.

– Возьмем Винт. Он один троих пернтых стоит. А з остльных троих – мы.

Ким помолчл, потом веско произнес;

– Его нельзя снимть с котл. Он должен оствться н мшине, чтобы взлететь можно было в любую секунду.

– Ты же не з рычгми будешь, тк что в любую секунду все рвно не получится.

– Вот я к тому и веду, – хмыкнул Ким. – Может ты, кк Смсон, в одиночку?

– Сострил, д? – Рост вздохнул. – И с ткими вот... лопухми приходится покорять Полдневье... Детский сд.

Сзди рыкнул н очень низкой ноте Винторук. Ким посерьезнел:

– Тк, прилетели. Поворчивем, – Лодк под ними мягко, плвно кчнулсь. Первое время Росту кзлось в этих нтигрвх, что он стоит н льду н ходулях, к этим ходулям привязны коньки, и ему нужно сдвть нормтив ГГО... Потом он привык, но ощущение, что грвитционня волн вот-вот выскользнет из-под них и они грохнутся, кк черепх, брошення орлом с поднебесья, тк и не прошло. Просто он привык перебрывть эти мысли, кк привык спрвляться со многим другим.

Винт снов н миг оствил эквтор котл, выглянул в окошко, в ткой скорлупке длиннющему волостику это было нетрудно. Прорычл:

– Птдст.

– Что? – не понял Рост.

– Пятьдесят метров.

– В высоту или в длину?

– Откуд же я зню? – удивился Ким.

Рост хотел было резонно, н его взгляд, спросить, кк же тогд Ким ведет лодку и куд они в тком случе нпрвляются, но не стл. Решил не нервировть пилот. Внезпно Ким проговорил, обрщясь к згребному:

– Винт, сдимся внутри склд, ты это знешь, верно?

Это было возможно, ведь крыш у местных здний не было. Винт молчл тк долго, что Рост стл прислушивться, и лишь тогд волостик сзди прошипел:

– Вс-. Нз.

– Все, вниз, – перевел Ким. И стл очень плвно опускться.

Потом стло ясно, что дже Винторук не совершенен. Он чуть было не приземлил их н штбель зеркл, но вовремя догдлся посмотреть вниз, высунувшись нружу с трнцевой доски их лодки, и зствил серией рыков и невнятных всхлипов рзвернуть лодку н месте. Зто когд они сели, до прболоидов пернтых было шгов пять, не больше. И в три рз больше до стены, где, по всей видимости, нходились ворот, ведущие н склд.

– Порядок, – выскзлся Ким. – Рост, высккивем, хвтем пру зеркл, и дело в шляпе.

Они выскочили, без единого лишнего слов подхвтили одно из зеркл з впянные с обртной стороны толстые ручки, поддернули его для пробы.. И стекляння плстин вполне нормльно повисл в воздухе Он был легкой для своего рзмер, всего-то килогрммов сто пятьдесят, решил Ростик, не больше. Если учесть, что он в последнее время только и делл, что не рсствлся с доспехми и потому нгулял мускулы не хуже, чем у Квдртного, Ким вообще н своих рычгх нкчлся, кк штнгист, то вес этот им длся без проблем.

Вот только очень трудно было зтскивть зеркл н спину лодки. А волочь их приходилось именно нверх, потому что кк они ни прикидывли еще днем, когд обсуждли этот плн, кк ни выбирли смые мленькие зеркл, но тких, чтобы уместились между четырьмя нтигрвитционными блинми лодки, не ншли А знчит, подвешивть их снизу было невозможно – грвитционня нервномерность непременно поколол бы стекляшки – дже осколков не остлось бы, все улетели вниз.

В общем, они спрвились и с нвливнием зеркл н лодку, вот только н минуту все-тки пришлось приглсить Винт. Когд он втолкнул зеркло н крышу, его тут же услли в грвилет, н котел. Привязли одно зеркло, вроде получилось неплохо. Пошли з вторым. Ким скзл:

– А может, они не зметят? Может, все еще обойдется?

Он не верил, что их плн удстся без осложнений. Д Ростик и см не верил, но н всякий случй проговорил:

– Слушй, ночью у пернтых тяжело с внимнием. Тк что...

– Тихо, – проговорил Ким Они умолкли, прислушивясь, пытясь смирить тяжелое от рботы дыхние. Где-то очень близко зскрипели по песку когти ккого-то пернтого стржник Он что-то услышл и подошел ближе, чтобы понять, что ею нсторожило. Люди стояли, не двигясь, минут десять, прежде чем скрип возник снов, но н этот рз удлился.

Погрузк второго зеркл был еще труднее, глвным обрзом потому, что мешли ручки первого из погруженных зеркл, и пришлось Киму, кк смому проворному, збирться нверх и уже не слезть, пок не привязли кк следует и второе зеркло. Когд он спустился, Рост спросил его:

– Кк думешь, третье твоя лодк поднимет?

– Лодк-то поднимет... Я бы поднял.

Пошли з третьим. Они сняли его со штбеля, почти дотщили до лодки, уже стли примеряться, кк его получше вскинуть, кк вдруг из котл Винторук вниз, под полозья, вырвлся оглушительный и довольно яркий выхлоп. Ребят змерли. Тогд Рост железным тоном прикзл:

– Бросем н счет три, и в мшину. Рз, дв, три.

Бросили, ног себе не придвили, и то хорошо. Рвнули в кбину.

Уже секунд через двдцть были в креслх. Зстегивясь н ходу, стли поднимться, и тогд удрил первый выстрел. Это был неприцельный, ккой-то н редкость непонятный шлепок серого луч со стороны город... Но он позволил их увидеть, потому что они кк рз “вылезли” из-з збор и обрщенные вниз зеркл отрзили дже эту слбую вспышку.

И тогд нчлось. Щелчки огня уперлись в темное, низкое небо и слев, и спрв от них. Сквозь сцепленные от нпряжения зубы Ким пробормотл:

– Ну, если они нши зеркл повредят...

Росту пришло в голову, что зеркл кк рз совсем не их, но он опять не стл рзочровывть пилот. Мло ли что. сейчс от его рук и сообрзительности звисел их жизнь.

Впрочем, жизнь их еще звисел от меткости пернтых, но тк получилось, что те попдния, которые по людям все-тки пришлись, удрили в блины, которые почти ничем нельзя было испортить, и в плотное, довольно крепкое днище. В общем, зеркл лишь ззвенели н эту пльбу, но не рссыплись осколкми.

А спустя еще минуту, когд огонь стл по-нстоящему мссировнным, они уже летели в темноте, в стороне от город пернтых, в полной невидимости.

– Кжется, обоштось, – отозвлся Ким и улыбнулся.

Рост помнил эту его крепкозубую улыбку и любил ее. Он тоже чувствовл себя превосходно, тк что дже обнял Ким з плечи и слегк стукнул от полноты чувств по шлему.

Они победили, снов победили. А Росту тк нужн был побед, хоть небольшя, хоть времення, кк сейчс... Впрочем, нет, сейчс-то они победили н полную ктушку. Пернтые остлись с клювом, человечество...

– Д, для нс эт штук нужн, – соглсился Ким. Окзывется, свою сентенцию Рост произнес вслух. Не дождвшись ответ, Ким зключил: – Не хотелось бы, конечно, говорить, что это слишком уж гигнтский шг человечеств вперед, но... придется. Теперь, Ростик, мы н коне. Теперь у нс будет энергии хоть звлись. Ну. я имею в виду, когд нши лбы из университет тоже нучтся ткие зеркл лить.

– Нучтся, куд им девться, – отозвлся рост. – Првд, есть еще зим... Зимой, понимешь ли, солнышко тут не особенно ктивно.

– Ну, зимой мы звоюем болот и снов нчнем резть торф. Тк ведь? – Рост не знл, что н это ответить. Поэтому Ким добвил: – И кк все здорово прошло, ? Без сучк без здоринки...

Впрочем, совсем без сучк не получилось. Нгруженные, они шли тк медленно, что к рссвету окзлись всего лишь в двухстх километрх от обворовнного город с мстерми стеклянного литья и все еще нд территорией пернтых. Осознв эту проблему, Рост спросил:

– Слушй, у них не может быть ккой-нибудь семфорной сигнлизции? Вдруг они отрезли нм пути к отступлению?

– Ничего, через пру чсов мы с их местности окончтельно съедем. А тм... Рост подумл.

– Знешь, иди-к ты лучше через море. Н Одессу. Тм и зпрвимся для последнего броск домой.

– Нм не нужно зпрвляться, у нс топлив хвтит, дже если мы пойдем через море.

– Вот и иди.

– Не понимю, чего ты перестрховывешься? – удивился Ким. – Впрочем, понятно, рботть-то мне, тебе – только посиживть... Кстти, н берегу тоже сидят нблюдтели, тоже н летющих птичкх, и с ними ох кк нелегко может получиться.

Но нд побережьем их никто не зметил, дже в темноте было понятно – тут никого нет. Словно и не могло быть. Ким хотел уже было прокомментировть эту новость, кк вдруг включилось Солнце. И его сркзм по отношению к осторожничющему Ростику испрился. Потому что в бинокль стло видно, что чуть южнее, в стороне грницы пернтиков и людей, кружт неисчислимые сти летющих струсов. Их было столько, что стло понятно, почему Ким н своей лодочке тк легко перешел береговой срез. И еще было ясно, что дже в темноте без столкновения с ними Ким не прошел бы. Только чокнутый мог рссчитывть, что с грузом зеркл н “спине” и относительно низкой мневренностью их лодки они сумели бы сдержть сотни отчянных летунов.

– М-д, – промычл Ким. – Молодец, Рост. В очередной рз – молодец. Но Ростик думл инче:

– Слушй, может, вообще стоило нд морем идти, ну, по тому же мршруту, кк мы сюд прилетели?

– Д лдно тебе, зеркл мы все рвно вывезли, это рз. И дв, в живых остлись. Может, для тебя это не очень интересно, но для меня знчение имеет. – Ким хмыкнул. – Не понимю, чего ты теперь-то волнуешься? Догнть нс они не сумеют, если не зхотят слишком уж глубоко н ншу территорию зходить. Ну тогд мы укроемся в Одессе... Нет, теперь им нс не достть, тем более что и нши ребят ведь не спят, будет нужно – помогут.

– Они нс видят. Понимешь, они теперь очень хорошо знют, кто и почему устроил им ткой хипиш этой ночью.

– Ну и что? Рост вздохнул.

– Ничего. Просто теперь может тк получиться, что снов воевть. Ндоело. – Рост подумл и зкончил уже совсем убитым тоном: – Тем более что они сильны, мы, кжется, не очень.

10

Н испытния Ростик не приглсили. Просто, нверное, не зметили, что у него тоже есть интерес к попыткм отлить человеческие зеркл, хотя и по технологии пернтых. Чтобы зря не рздржться, он стл достривть дом. И строил его тк, что дже Любня, которя в последнее время стл ккой-то слегк стрнной, то есть почти не обрщл внимние н то, что он думет и кк говорит, посоветовл не перенпрягться. А мм тк просто извелсь, но по строй врчебной привычке вмешивться лишь в крйнем случе, когд без нее уже не обойтись, терпеливо щурил глз и вздыхл.

Если бы дело было только в режимности, Ростик, может быть, и понял бы, хотя и с трудом. Но когд к нему н второй день после их возврщения из зсды н столбе явился Поликрп Грузинов, нбрвший в последнее время недюжинное влияние своими инженерно-техническими достижениями, и попросил кк можно подробнее нрисовть, что Ростик зпомнил из внешнего вид устновки пернтых, всякое дльнейшее игнорировние ознчло только одно – Рост нходится, тк скзть, в опле.

С этим ощущением, скрепя сердце Рост проковырялся н своей стройке почти неделю, пок к нему не зявился Ким. Он и принес весть, что в общем и целом все получилось.

– Конечно, – рсскзывл он, – нши зеркл тяжелее и отржтельня способность у них хуже, потому что метлл ккой-то темный... Но, соглсись, это не глвное. В зерклх пернтых тоже почти никкого отржения нет, словно в метллический доспех смотришься, поди ж ты... По ншим змерм почти две тысячи сто грдусов дют.

Ростик присвистнул. Потом решился спросить, кк все было. Но рсскз Ким особой информтивностью не блистл. По его словм получлось, что зсыпли в ккой-то котел кучу оконных и прочих стеклянных осколков, которые по прикзу Председтеля, окзывется, в последнее время собирли со всего город и свливли в специльную, зстлнную кмнем яму з городом, чтобы ценный продукт – стекло – не пропдл зря. И првильно, мло ли что еще получится с тем песком, который Кзринов в свое время ншел у Одессы, тут – свое, родное, еще с Земли. А зсыпв, дождлись, пок рскочегрится котел, тк же, кк и стекло, рсплвили метлл, вылили н перевернутую грвитционную поверхность, и все блгополучно зстыло.

– Сколько всего нших-то зеркл отлили?

– Почти двдцть штук. Сделли бы больше, д вот нездч – неизвестно, сколько их нужно.

– То есть?

– Ну, они рботют, понятно, н солнышке. А это знчит, что подходят только для прерывистого цикл. Нпример, н провые котлы электрозвод их не поствишь, тм, говорят, требуется или постоянное нпряжение н генерторх, или вообще не нужно.

– Тк что, опять не слв Богу? – спросил Рост.

– Вроде бы, говорят, нужно искть способ нкопления энергии, чтобы ее хвтло и н ночь. Другого пути нет.

Ростик подумл. Нет, он куд кк неловко обрщлся со своим предвидением, чсто и вовсе побивлся его подключть, но н этот рз у него вышло, он “увидел”. Выходило, что нормльную, эффективную технологию нкпливния энергии в дневное время суток, чтобы хвтило н ночь, они откроют очень нескоро, если это им вообще удстся. А знчит... Знчит, н эти мечты нчльников и инженеров особенно ндеяться не стоило.

– Ккие еще новости? Кк решили рзвивть нше достижение дльше?

– А ты не смейся. Зеркл – все рвно прорыв, и немлый.

– Д я и не спорю. Тк что еще все-тки?

– Ну, что еще? В Одессу будут отпрвлены зеркл пять – семь, чтобы Кзринов тм тоже не спл, новые методы опробовл. Решено сделть тк, чтобы в решющем эксперименте рбот шл незвисимо, вдруг этот провозник, – Рост вспомнил, что Кзринов действительно был одним из испыттелей провозов, – до чего-нибудь более интересного додумется. И еще я слышл, что нпрвить туд с зерклми решено тебя.

– Меня? Зчем?

– Ну, может, у них появятся те же сложности, что и у Поликрп. Тогд ты им тоже что-нибудь нрисуешь, они... В общем, мне прикзно отвезти тебя.

Рост подумл. Может, чтобы Ростик не был случйным передтчиком информции и не нрушил чистоту творческих потуг ребят из Одессы, его и придержли дом, не пустили н испытния? Ну что же, если не принимть во внимние всего остльного – неприязни, интриг и злости н него Белого дом, кк и его, Ростиковой злости н нчльников, – объяснение вполне подходящее.

– Слушй, зеркл н мшинх повезут?

– Откуд я зню?

– Если н мшинх, нужно придумть, чтобы они не покололись. Кстти, не знешь, почему они ткими легкими окзлись?

– Они ккие-то пористые выходят. Говорят, что грвитционня волн, которя удерживет метлл и стекло куполом нд блином, вгоняет в стекло, пок оно не окончтельно зстыло, воздух, и получется... Кстти, от этого и пр, кк мы тогд догдлись, особенно густой вверх поднимется. А лдно, встретишь Полик, он тебе все и рсскжет.

После этого Рост стл ждть нового здния чуть более спокойно. Теперь он знл, что без него все-тки не обойдутся, по крйней мере, пок не плнируют обходиться. И конечно, срзу стло больше получться в строительстве, и легче, и лучше. К тому же он зметил, все шло более мирно, если Кирлн приносил Ромку.

Кирлн см ходил в окружении троих, кк минимум, мленьких волостиков, иногд к ней со стдион, где под трибунми бкумуры устроили себе глвное общежитие, приходил еще и дополнительня компния. Ребятишки все были симптичными, горлстыми, кк и полглось детям. Но, глядя н них, уже в дв год стновящихся вполне смостоятельными, и н Ромку, который и в полтор год едв-едв мог перествлять свои ножонки, Рост чувствовл смутную тревогу. Его нчинло грызть желние кк следует сосредоточиться и понять, вызвв свое предвидение, что же ждет людей в биологическом соревновнии с этими крепенькими, здоровыми и очень производительными волостикми. Но осозннное предвидение не выходило, смопроизвольного и мощного “приход” у него уже тк двно не было, что он стл думть – и ндеяться, – его больше не будет никогд.

Он уже стл зводить дом под крышу, хотя и не с первого рз – уж очень он тяжелой и опсной покзлсь, нужно было переделывть, – когд вдруг к нему в клитку без стук вошел коротенький темнолицый пренек в полных доспехх. Только шлем у него был пристегнут к поясному ремню, тк все было н месте. Доспехи поблескивли ткой непоцрпнной, ткой девственной свежестью, что Рост дже усмехнулся про себя – неужели и он когд-то вот тк же ходил, не снимя их, словно стродвний рыцрь. Впрочем, посыльный пришел не просто тк.

– Мурт Спров, – протянул он руку, почему-то хмурясь. По ккому-то очень тонкому, едв уловимому признку Ростик догдлся, что пренек сделл это нехотя, если бы можно было, он бы вообще не предствлялся.

– Слушю тебя, Мурт, – отозвлся Рост. При упоминнии одного имени прень нхмурился еще больше. Постоял.

– Ростик, я...

– Послушй, Мурт, ты в кком звнии?

– Сержнт. – Теперь у мльчишки выступили желвки, глз его потемнели. И в них, пожлуй, появилось не только змештельство, но и подобие врждебности. Интересно, откуд в них это, удивился Рост, впрочем, ответ он не знл.

– А я лейтеннт. Офицер. Поэтому прошу обрщться ко мне по фмилии или официльно.

– Тогд прошу и вс обрщться ко мне официльно.

– Хорошо, Спров. Договорились.

– В общем, тк, Гринев... – Воля у мльчик был. Еще бы побольше ткт. – Тебе прикзно явиться в полной выклдке н эродром сегодня вечером или звтр утром. Ким повезет нс с зерклми в Одессу.

– Не “тебе”, “вм”. Еще рз ошибешься, Спров, зствлю доклдывть по форме, с подходом и отднием чести. А зупрямишься – ушлю н гуптвхту, учить дисциплинрный уств. Все ясно, сержнт?

– Тк точно. – Он помялся, добвил: – Товрищ комндир.

– Ндеюсь, это последний нш рзговор н повышенных тонх. – Но Рост знл, что это непрвд, длеко не последний, лишь первый из целой серии.

Через пру чсов, зпрвленный в доспехи, кк и Мурт, молч и неприязненно вышгивющий рядом, Ростик появился н эродроме. Его уже ждли – Ким, неизбежный Винторук и Кртев.

Последний приктил н роскошной мшине, которя когд-то был “ЗИМом”, но подверглсь столь существенной переделке, что теперь был полугрузовиком, со спренной устновкой сзди, кк у тчнки, и ходил, кк все полдневные мшины людей, н смеси спирт и мсл, получемой где-то н востоке, в трвных степях.

Ростик обошел смешной и в то же время, без сомнения, полезный грегт н колесх, подумл и скзл Киму:

– А когд эвкуировли грнизон крепости, не ншлось ни одной мшины, ни одного грвилет.

– Ну-ну, Гринев, – отозвлся Кртев. – Это не бловство, обктк. Понимешь, реглментное испытние.

Ростик последнее время себя чувствовл не очень здорово, вид Кртев и вовсе зствил его пожлеть, что он соглсился н это дело. Чем-то оно срзу стло ему неприятно, может, тем, что его курировл этот круглолицый и плешивый оболтус?

– Ты меня не зпрягл, Кртев, поэтому не нукй. А обктку вполне можно делть с пользой, хотя бы рненых возить.

– Ккой-то ты злой, Гринев... – Но при этом Кртев улыбнулся, словно Ростиков злость его лично чрезвычйно рдовл. – Лдно. Здние ткое – доствить зеркл в Одессу. Мурт тебе уже говорил?

– Н чем полетим? – спросил Ким.

– Вон у нгров Серегин крутится. Он грузит зеркл н смый большой и выносливый нш грвилет. Н нем и отпрвляйтесь.

Они пошли к поствленным в рядок грвилетм. Ростик поискл глзми летющую лодку с зерклми н хребте и ншел. Около нее действительно крутился Серегин с кем-то, отличющимся очень уж мощной фигурой. Ким понял удивление н лице Рост и мельком шепнул:

– Првильно видишь, лейтеннт. Это Коромысло. Без него эти стекляшки тк высоко мы бы не збросили.

“Высоко”, без сомнения, ознчло верхнюю чсть грвилет. Прикинув что к чему, Ростик подивился:

– И кк это нм удлось, когд мы их воровли, без всякого Коромысл?

– Темно было, – хохотнул Ким. – Если бы хоть чуть-чуть свет хвтило, не смогли бы... А вообще-то это же нши прболоиды, они н полст кило тяжелее, кк рз н те смые, которые мы бы не вытянули.

– Пожлуй.

Рост рссчитывл, что Коромысло полетит с ними, но силч не отпустил Серегин и имел н то основния.

– Крутить котел я нйду кого-нибудь. А кто тут погрузкой-рзгрузкой будет знимться? Нет, ты мне снчл или подъемник предложи, или Коромысло оствляй в покое. И то, дже если подъемник будет, я еще подумю.

Посмеялись и полетели. В полете неожиднно выяснилось, что Спров дв рз уже пытлся по прикзу Кртев доствить зеркл в Одессу, Об рз он использовл один из грузовиков, которыми в свое время возили торф. И ничего не вышло, потому что н неровностях почвы, н уклонх и кочкх мшину тк трясло, что первый рз проехли тридцть километров, второй рз чуть-чуть зшли з Чужой – и все, зеркл окзлись рзбиты.

– Водителя нужно было взять потолковее, – посоветовл Спрову Ким.

– Взяли Чернобров, говорили – опытный, опытный... А ему только чурки возить.

Ростик, который сидел з стрелк, вспомнил Чернобров, когд с ним вместе он проводил первые в Полдневье рзведки з пределми периметр Боловск.

– Ты можешь лучше, Спров? – В кбине летющей лодки устновилсь тишин. – А рз не можешь, то прв критиковть не имеешь.

Мурт, который сидел н втором пилотском месте, попытлся обернуться, чтобы посмотреть н Ростик. Но не смог из-з доспехов.

– Ну и хрктер у вс, Гринев. Мне говорили в Белом доме, что... – он помолчл, – не схрный, но чтобы ткой!

– Ккой ткой? – переспросил Ким лсково, словно сунул под язык ложку мед. Рост знл эту интонцию. Обычно он ни к чему хорошему не приводил. – Ты договривй, если нчл. И кто это в Белом доме ткой информировнный? Может, Кртев? – Он блеснул глзми, повернув голову, тк что дже Ростик поежился. – Тк знй, мльчишк, зслужить ругнь этого идиот, о котором по городу легенды ходят, – нетрудно. Он о собственной мтери ни рзу, нверное, доброго слов не скзл. Но чтобы он тк н кого-то ополчился, кк н Рост... н лейтеннт Гринев, – это еще нужно зслужить. И тебе, прень, по-моему, это вряд ли удстся, уж очень ты... хорошо рзбирешься, кто у нс кто. Понимешь?

– Я не понимю, з что вы н меня тк нкинулись!

– Все, – скзл Рост устло. Он все понимл, но поделть ничего не мог. По крйней мере – пок. – Хвтит. Брек.

– Я только объяснил слге, что... – нчл Ким.

– Брек! Ты все првильно скзл, теперь сделй передышку.

Остток пути Рост пролетел, высмтривя летучих китов, одновременно пытясь узнть мест, нд которыми он некогд с тем же Кимом нлетл, нверное, сотню чсов. Но ничего не узнл, д и китов, к счстью, не обнружилось. Впрочем, последнее следовло выяснить:

– Ким, червяки н нших в последнее время нпдли?

– Это в ккое ткое “последнее”?

– Не придирйся к словм, рсскжи, что знешь. Ким вздохнул кк-то очень по-ростиковски:

– Нпдли. Однжды – докзно. См знешь, Обкусння корм, пдение с большой высоты...

– А отбиться кому-то удлось? – спросил Мурт. Он вдруг почувствовл себя неуверенно, дже стл выглядывть в боковое пилотское окошко.

– Отбиться удлось в десяти случях нпдения, – довольно сухо уронил Ким. – Првд, это со слов пилотов, у червяков, может, другое мнение, может, они и не нпдли вовсе.

Росту покзлось, что нд морем, километрх в двдцти от Одессы, он рзличил большую стю летющих прозрчных червяков, которые то сдились н воду, то взлетли, роняя кскды брызг. По ним-то н тком рсстоянии и определил непонятных зверюг... Но ему могло и покзться. Никто толком не знл, кк тут в Полдневье обрзуется дождь, иногд он возникл, кк те столбы кпель, что зметил Рост, прямо из воздух, н очень небольшой высоте, всего-то в три сотни метров.

Приземлились н площди с фонтном, в котором – Рост зметил это еще издлек – плесклсь вод. И выглядел он ткой светлой, веселой и рдостной, что определенно – был проточной и пресной. Видимо, Кзринову удлось-тки восстновить стрый, еще триффидми устроенный водопровод.

Встречли новоприбывших Кзринов и Бород. Бывшему глвному инженеру полглось по должности, все-тки именно ему, не кому-то везли эти смые зеркл. А вот Бород стл вообще большим человеком в городе, кем-то вроде мэр или городского рспорядителя. По этому поводу Ким дже сострил, что, мол, от Бороды он дорос до городского Головы, но никого это почему-то не рзвеселило. Может, местные и сми уже эту шутку зтскли?

А вот Дондик не окзлось. Он уже три дня кк угнл в степь, нводил ккой-то порядок среди местных фермеров, которых рзвелось столько, что их споры приходилось решть чще, чем проблемы смой Одессы. Зто еды в городе было много, это чувствовлось по всему, но глвное, конечно, по бзру, который открыли в портовой стороне, у стрых склдов, примерно тм, где когд-то Пестель устроил себе лборторию.

Пестеля тоже не было. Его перевели еще год нзд в поселения юго-зпднее Одессы, где уже встречлись деревья, похожие н те, из которых состоял лес двров. Кк скзл Кзринов, здние у него, кк у бывшего биолог, было непростое – попытться нйти жизнеспособные сженцы, чтобы сделть свою рощу, дющую и топливо для нтигрвов, и кующуюся дельную древесину.

– Но только не очень-то у него выходит, – зключил Кзринов свое объяснение. – То ли из-з почвы, то ли климт у нс другой.

До того, кк выключилось Солнце, они успели только рзгрузить зеркл и перенесли их н площдь, где решили ствить эксперименты. Зто н следующее утро все зкипело. Отлили из кмня журные, тонкие, очень функционльные ложементы, причем Ростик порзился, кк ловко, быстро и умело провернул эту оперцию Кзринов. К полудню, когд кменное литье зстыло, устновили зеркл и попробовли рсклить метллические блки, оствшиеся тут еще с той поры, когд собирли подводную лодку.

Швеллер с полкой в двести миллиметров “потек” через семь с половиной минут, песок, который Кзринов зпс зрнее, стл почти готовым стеклом менее чем через четверть чс. Это было здорово, Кзринов утверждл, что ткого результт он дже ожидть не мог.

Теперь предстояло поствить глвный эксперимент, создть устновку для отливки новых зеркл. И Кзринов, и Бород, и дже Дондик, примчвшийся из своих степей для того, чтобы не пропустить технические пробы, не могли сдержть энтузизм. Они только и делли, что обсуждли детли проводимых рбот и перспективы, которые открывлись с доступом к дровой, очень чистой и прктически не огрниченной тепловой энергии. А вот Ростик почему-то скучл, Все это было ему не очень интересно. Окзлось, что ему были вжны не сми испытния и дже не зеркл, получемые тут, в Одессе, кк бы зново, т рсстновк сил, которя возникл в иеррхии Боловск после того, кк человечество нучилось эти зеркл производить. Окзлось, его интересовл, если тк можно скзть, политическя ситуция, возникшя с этим прорывом людей к энергии.

И не см по себе, не в связи с его крьерой, по отношению к тем трудностям, которые подстерегли человечество после этого успех. Ведь в Полдневье не бывет тк, чтобы успех тут же не вызвл ккие-то сложности... Хотя его позиция в этой рсстновке тоже был интересной, пусть дже и... плтонически. Ведь дурку было ясно, что никкого выигрыш он-то кк рз от всей этой зтеи не получил. Скорее ноборот, его отношения с людьми, действительно принимющими решения, непонятным обрзом только ухудшились. Докзтельством тому было и поведение Спров, и то, кк его выслли в Одессу.

И почему тк было, почему еще вчер совершенно бессмысленные, с его точки зрения, дрязги и интриги, бушующие в Белом доме, стли нстолько существенными, он не знл. Но что-то чувствовл, хотя еще и не мог объяснить, что это ткое. И к чему может привести. И дже тк – сможет ли он это кк следует понять и осознть. Но он знл точно – он будет пытться.

11

Неожиднно выяснилось, что воскресенья в Одессе свято соблюдются и поныне. А потому можно не торопиться, пить душистый трвяной чй в столовой, купться и дже игрть с детьми, првд, чужими, потому что свой остлся в Боловске. Ростик посмотрел н збытую, но ткую знкомую стену воды з окном и решил, что лучше всего ему жить тут – у моря, в колонии, которя испокон веков всюду от метрополии, то есть от Боловск, отличлсь в лучшую сторону ленью и спокойствием. И Ромке было бы здоровее тут, не в шумном, издергнном и неспокойном городе.

Стол он знял в гордом одиночестве гот же смый, з которым привык звтркть и ужинть еще дв год нзд. А вот комнт его окзлсь знят, но ему предложили н втором этже другую, больше рзмерми и ккуртнее обствленную. И с видом н город. Жль, море виднелось из нее лишь смым крешком, но в последнее время Рост н многое и не претендовл. Он вообще думл, что улетит отсюд через пру чсов, здержлся вот уже почти н неделю.

В Одессе ничего не изменилось. Те же стены, т же гвнь, в которой не было решетки между двух опорных бшен. То же море, те же дом. Вот только стряпух в глвном общежитии сменилсь и слишком много появилось новых людей. Помнится, в прежние времен тут ощущлсь опсность, то ли из-з Фоп-Фолл, то ли по другой, еще не выясненной причине... А сейчс – нет. Сейчс все стло ноборот.

– О чем здумлся? – К нему с миской в руке подсел Дондик. Он снов куд-то уезжл, вернулся лишь прошлой ночью, но по виду его нельзя было догдться, что он почти не спл, – бодр, подтянет. Глз улыбются, руки очень чистые и ухоженные, волосы зчесны нзд волосок к волоску.

– Понимешь, кпитн, думю, что они меня после возврщения с территории пернтых дже толком не рсспросили. – Ростик помолчл. – Ведь мы с Кимом не только зеркл привезли, мы вызнли многое из того, что может окзться очень вжным о жизненном устройстве пернтиков. А в Белом доме... – Он подумл и добвил: – Мне кжется, они потеряли способность перевривть новую информцию. Особенно ту, которя не относится к конкретике, требует комментрия, трктовки, осмысления.

Дондик оглянулся. Ростик сделл то же и увидел, что з три стол от них звтркют Бород, Кзринов и непонятня девушк с очень спокойными глзми.

– Обрти внимние, – прошептл кпитн, – Люся Кзринов, дочь инженер. Очень хорошя девушк, только очень уж... крсивя. И молодя. Трижды собирлся сделть ей предложение, но мне уже... Все-тки соберусь и кк-нибудь поговорю с ней – Он обернулся еще рз и выскзлся: – Эй, нчльство, не пожлуете ли з нш стол?

Ребят переглянулись, потом пересели. Люся остлсь н своем месте, он уже кончл звтркть, пересживться было бы глупо – что у нее, других, более интересных дел нет, кк со стрикми рссиживть?

Дондик посмотрел н девушку, смущенно хмыкнул, потом перевел взгляд н Кзринов, н Бороду, уже бодрее, с прищуром. Видно было, что-то зготовил, но зговорил о другом:

– Д, отсутствие любопытств тут, в Полдневье, крется. И иногд весьм жестоко, соглсен. Но еще больше крется тут отсутствие оружия. Вернее, не тк... Не столько смого оружия, сколько смеклки, подготовленности, изобреттельности.

Рост ждл. Нчло было совсем не ткое, н ккое он рссчитывл.

– Вот мы и решили...

– Снчл мы решили, что у нс не хвтет оружия, – згудел вдруг Бород. – Понимешь, ребят сюд присылли – смый цвет. Все молодые, прошедшие войны, ружей – всего-то для охрны.

– Я помню, были еще пушки для зщиты от мифических пиртов, – зметил Рост.

– И летющих червей, – проговорил Кзринов. – Которые виднеются лишь н горизонте.

– И тем не менее ружья мы делть нучились, – зкончил эту перекличку голосов Дондик. – Вручную, првд. И выходит всего-то стволов десять – пятндцть в месяц, но больше нм и не нужно.

– А пушки? – почему-то спросил Ростик.

– Тоже нучились, только... Они слишком крупных тблеток требуют. Д, кстти, с этим тоже когд-нибудь следует рзобрться, потолковть со знющими людьми. Нужно унифицировть все рзмеры, вот у пурпурных они явно унифицировны.

– И явно – неспрост, – зметил Кзринов.

Ростик неожиднно рзозлился. Тут ткие проблемы, он полтор год носился по Цветным степям кк дурк, гонял пернтых, пытлся зщитить торф. И зчем? Ведь срзу было ясно, что они не пробьются через эти зслоны бегимлеси с их-то обеспечением... Он выруглся.

– А я – то кк последний дурк н этом юге...

Из-з его плеч, словно дожидясь именно этого момент, поздоровлся Ким. Он подошел, сел, принялся весело няривть свою кшу, рыбу и неизменные корешки. По ним Ростик срзу догдлся, что Винторук уже поднялся и выискл доступную ему еду собственными силми. Поделиться с комндиром, впрочем, не збыл. Тем временем Ким с ходу подвел итог Ростиковым стрдниям:

– В общем, говори, что хочешь, но тм ты тоже делом был знят.

Рост пострлся объяснить свою вспышку:

– Этим делом кждый служк мог бы знимться.

Нет, это было слбо, очень слбо. И дже совсем не то, что он имел в виду. Формльно Ким прв. Он тоже делл дело, и немлое. Искл топливо, без которого – кюк.

Но сейчс это не вжно, сейчс следовло готовиться к чему-то другому, к решению ккой-то другой здчи, отржению другой угрозы... Вот еще бы выяснить – ккой именно? Или хотя бы понять, когд это состояние у него нчлось? Впрочем, нчлось двно, отнюдь не месяц нзд.

Дондик тк отвернулся к окну, что срзу стло видно – прячет глз. Кзринов подышл глубоко, словно собирлся нырять, и вдруг выдл:

– Держл бы язык н привязи, был бы при деле, не тк... кк сейчс.

– Лдно. – Говорить с этими людьми о своих предчувствиях он не собирлся. Рно еще, он см ничего не понимет. И не может придумть дже, что же делть, чтобы их прояснить. Скорее себя, чем собеседников, он спросил: – Выяснить бы, что дльше делть?

Дондик, рзумеется, принял вопрос н свой счет:

– Понимешь, приходится кк в скзке – плк побил собку, собк укусил корову, коров дл молок, молоком нпоили кот, кот поймл мышь, в поле выросл рожь... Теперь у нс есть зеркл, попробуем отливть ножи викрмм, они ддут метлл, сделем пушки и н них попробуем выменивть топливо.

Тк, окзлось, они не просто рзговривли, кпитн чего-то от него хотел.

– В чем моя-то роль?

– Нужно договориться с викрмми, чтобы они возобновили торговлю.

– Мы же добились торговли? Кк рз осенью позпрошлого год. Сейчс у вс должн быть ткя торговля, что только успевй поворчивться... И в Боловске вроде бы ею довольны.

– Н смом деле нечем быть довольным. Мы не могли делть для рыболюдей литые ножи, и через пру месяцев вся нш торговля зглохл, – угрюмо, дже с ожесточением проговорил Кзринов. – Кроме тебя, их почему-то никто не понимет. К тому же мы не смогли нлдить печку для литья метлл из сушеных моллюсков, и вот... Но теперь у нс есть зеркл. Попробуем все снчл. Торговли нет – это плохо. Но что-то в этом рзговоре было еще. Чего-то они не договривли. Нконец Дондик потребовл:

– Ну, Рост, комндовть оперцией с викрмми тебе. С чего нчнем? Рост подумл.

– Чтобы с ними договривться, следует их вызвть. Может, сделем стеклянный колокол? Кзринов, кк думешь, под водой он будет звучть тк, чтобы они услышли?

Все срзу поняли, куд он клонит. Когд они только столкнулись с викрмми, те тоже сигнл тревоги под водой вызвнивли подводным колоколом. И отлично это у них получлось.

– Неплохо, совсем неплохо для нчл, – соглсился инженер. – Но тогд попутно нужно связть плот, кк тот, с которого впервые с ними договорились. – Он достл дощечку с воском и острую плочку. Что-то быстро н ней посчитл. – Через пяток дней все будет готово. Только тогд, Гринев, н плоту тебе сидеть, инче все это бессмысленно.

– Для этого полгется снкция от Председтеля. Я почему-то в последнее время от него рспоряжения получю... Хотя и через посыльных.

– Ну, это не проблем, – выскзлся Дондик. – Сегодня же пошлю Председтелю зпрос, думю – не откжет.

Внезпно Ростик придумл, кк вывести этих людей н глвное.

– И еще кое-что нужно мне смому. Вы же тут у моря живете, у вс должн уже появиться привычк к торговле. Двйте и со мной дшь н дшь рзыгрывть. Что у вс для этого есть? Чтобы я чувствовл себя н подъеме?

Вообще-то в идее о морских цивилизциях что-то было. Финикийцы, финяне и бритнцы – все очень морские нроды. А другие – ссирийцы, спртнцы, римляне и русские – все дрчуны, имперцы, силовики и в противовес торговле звлдевют тем, что им приглянется, силой оружия. И все – не очень-то близко к морю рсположены, дже ноборот. Првд, в этом ряду неясно было, что делть с викингми и японцми, но они, кжется, вообще – особя сттья. Дже для длекой Земли.

– Тебе? – переспросил Кзринов. – Ну, в общем, для тебя, с твоими болотми, где, кк я слышл, вся вязнет, тоже кое-что есть.

Ростик хотел было ответить, что болот Водного мир ткие же его, кк и смого Кзринов, но Дондик серьезно посмотрел н инженер и спросил:

– Думешь, можно покзть?

– Ходовых испытний, конечно, не было, но вот он их при случе и проведет. Пошли, Гринев.

Ким поднялся первый, словно по прикзу, в срок прикончив свою кшу. Кк окзлось, он потому и молчл, что усиленно рботл челюстями. Очень торопился, знчит, тоже что-то чувствовл. Или знл.

Они пришли в смый стрый и дльний склд, нходящийся дже не совсем в порту, скорее у непрдных, вторых, боковых ворот Одессы. Кк-то тк вышло, что эти ворот все сочли грузовыми, и во времен Ростик они были зложены нглухо. Они и теперь были зложены, но ккя-никкя жизнь н привртной площди и в соседних здниях тут зтеплилсь.

Вход в этот склд охрняли двое солдтиков, причем один из них был дже в кирсе. Ростик присвистнул, ткой степени тинственности, кжется, в Одессе он еще не видел. Чувствовлсь рук Дондик. Его свист и иронический блеск в глзх Бород понял по-своему:

– Ну, ты не очень-то... В общем, в городе не трепись. А то Председтель узнет, мигом все отнимет. А нм тоже нужно.

– Что именно? – спросил Ким. Знчит, ничего особенного он не знл.

Никто не ответил. Просто открыли дверь, вошли н склд... И Ким хнул.

Н постменте, сделнном в смом центре склд, под световым люком, льющим не очень яркий, но вполне достточный свет, стоял дивня, явно срботння человеческими рукми мшин.

Больше всего он нпоминл кордовую модель смолет – того тип, который нзывется “летющее крыло”, првд, со знчительно укороченными крыльями. Еще в ее очертниях читлся облик легкого двухместного кбриолет и одновременно – гоночного мотоцикл. Нверное, мотоциклетное сходство возникло из-з небольшого нтигрвитционного котл, устновленного в здней трети мшины, и педлей под ногми седоков... А в общем-то он был ни н что не похож.

– Кк эт штук рботет? – спросил Ким.

– Принцип экрноплн знешь? – спросил Кзринов. – Вот мы и решили сделть что-то среднее между летющей лодкой и легким... грвиплном. Иногд он летет, иногд – нет. Я думю, дело не в общей системе, в котле – нм требовлся очень облегченный котел, мы попробовли сделть его. Но он не очень удчным вышел. Знешь, я тк думю, все тм построено н принципе волнового резоннс, что нм известно о резоннсх?.. В общем, перепробовли пять рзных котлов, пок получили это... чудище.

Уверенно, словно он проделывл это тысячу рз, Кзринов уселся н левое, глвное кресло, стл крутить педли, щелкя большими, явно втомобильного происхождения рычгми.

Ростик присел у котл мшины, зглянул под легкий люминиевый обтектель. Эквтор котл зводился от системы шестеренок, толкемых педльным приводом. Все было просто и довольно остроумно н вид.

– Но почему ногми? – спросил Ким.

– У тебя в полете н нтигрвх ноги рботют, отслеживя высоты и крен, првильно? А тут прктически нет кренов и нет высоты. Чего же им простивть? – резонно ответил Бород. Видно было, что он тут тоже не редкий гость.

Может, он нучился летть н лодкх, мельком подумл про себя Рост. Для довольно деятельного и решительного бородч это было бы неудивительно.

Рост присмотрелся еще рз, выискивя блины. Но окзлось, что блинов нет, есть две... крохотные олдьи, которые рсположены н концх коротких – не более чем в метр – крыльев.

– Стоп, – оповестил он нрод о своем открытии. – Тут только дв блин.

– Дв? – Для Ким это тоже было мло. – И рботет?

– Нужно учиться летть, – отозвлся Дондик. – Это сложно.

– Не сложнее, чем ездить н велосипеде, – возрзил Кзринов. – Снчл мы вообще сделли лишь один блин, устновили его сзди. Но получилось, что постоянно звливешься н поворотх – крылья не держли, видимо, им не хвтло динмики... А впрочем, я не спец по эродинмике. Теперь вот сделли дв – и отлично все устроилось. Дже скорость удлось увеличить.

– Сколько? – кк-то ревниво спросил Ким.

– Если до двдцти в чс, то не очень, но после двдцти идешь, кк н снкх.

– Я спршивю – сколько мксимльно?

– Кто же знет? Я выжимл восемндцть, – отозвлся Кзринов. – Бород ходил до двдцти двух, но в одиночку.

Рост зглянул в кбину, тут было дв уже хрестомтийных рычг, кк в грвилетх. Кждый из седоков мог стть водителем, мог оствться пссжиром.

– Знчит, вы н этой штуке уже ктлись? – спросил Ким, кивнув н грвиплн. – А говоришь, что ходовых испытний не проводили.

– А, – мхнул рукой Кзринов, – это в общем-то не смя интересня рзрботк. Устревшя.

– Были бы у нс в Водном мире ткие “устревшие”, – отозвлся Рост негромко, но получилось, что н весь гулкий зл, – хрен бы мы войну з торф проигрли.

– И все-тки устревшя. – Кзринов подошел к другой, спрятнной в тень мшине, прикрытой к тому же ккой-то пыльной знвеской. Одним движением он сдернул ткнь, и ребят увидели уже почти нстоящий мотоцикл... Или снегокт, только полозья у него были очень низкие, служили явно для того, чтобы сдиться н землю, глвную нгрузку нес очень широкий, но мелкий и выствленный длеко в хвост блин. Котел был поствлен под ноги седок и зводился, очевидно, не педлями, потому что педли были ккие-то стрнные – неподвижные и служили только для опоры.

А Ким очровл руль новой мшины – совершенно мотоциклетный, высокий, почти по грудь, блестящий, кк н кртинке. При его движении вперед или в стороны нтигрвитционный блин ворочлся, легко поскрипывя отменно смзнными рычгми. Под блином, не ксясь земли, было еще что-то устроено. Рост попробовл присесть, но Кзринов усмехнулся:

– Сейчс покжу.

Он стл перед мшиной, вствил куд-то нстоящую втомобильную ручку для звод и принялся ее крутить. Эквтор мленького котл зрботл кк чсы, и почти тотчс Ростик почувствовл возникющие н блине нтигрвитционные волны. Поднялсь пыль, потяжелели ноги, вообще тело стло нливться кровью, дже в зрении что-то сместилось.

И вдруг колесо, приспособленное нискось под блином, – то, что не увидел срзу Ростик, окзлось косо устновленным колесом, – стло поворчивться. Увесистые грузил, попдя под блин, н короткое время стновились явно тяжелее тех, что поднимлись с другой стороны колес Это был вечный двигтель, двнишняя мечт иделистов-изобреттелей Земли. Только н Земле они потерпели фиско, тут эт штук рботл. Ростик скзл:

– Здорово! Ткого я еще не видел. Кзринов выпрямился, переств вертеть ручку звод, принялся с гордостью объяснять:

– Все, теперь ее крутить не нужно. Теперь врщение колес передется н шестеренку, т крутит котел. Собственно, систем см нкпливет кинемтику, по сути – идет врзнос.

– Кк же тк? – удивился Дондик. – Ты же говорил...

– Я о принципе. – Кзринов повернулся к Ростику: – Это рньше систем шл врзнос, потому что колес крутились все быстрее и быстрее. А теперь... – Он сел н сиденье, кончиком спог пощелкл педлью. – А теперь у нс есть систем хрповиков – Под крышкой мшины что-то тренькнуло, кк тренькют неиспрвные коробки передч, и котел пошел зметно медленнее. – Вот первя, тк скзть, скорость. А вот вторя.

Снов рывок педли под ногой. Включился, видимо, другой хрповик, теперь эквтор подрзогнлся, грвитционня волн стл еще зметнее. Грвицикл, или кк еще можно было нзвть эту мшину, поднялся выше, только теперь Рост зметил, что он уже висел снтиметрх в тридцти нд кменным полом.

– А зпрвк? – спросил Ким. Ему пришлось чуть повысить голос, потому что в котле невиднной мшины появился весьм ощутимый свист, который Ростик н нстоящих котлх, то есть н мшинх пурпурных, змечл очень редко.

– Д, зпрвк и вообще – топливо... В общем, нм пришлось збыть об экономии топлив. Кстти в этих мшинх его все рвно тртится горздо меньше, чем в грвилетх. Потому что энергии изнчльно ниже и нгрузки н котел – слбее. Д вы это и по их объемм можете видеть.

Дондик подошел к грвициклу и рывком поднял легкий обтектель, почти ткой же, кк н предыдущей мшине, н грвиплне. Под ним срзу стл виден эквтор котл, в неподвижную зпрвочную прорезь которого был вствлен обычный смзочный шприц. Только он подвл в лунки котл не мсло, ... Кзринов кивнул Дондику, нклонился, левой рукой двинул верхний рычжок, и из конц мсленки, кк из тонкого тюбик, стл выдвливться темно-серя пст.

– Пстообрзное топливо, – тоном срженного нповл знток скзл Ким. – И втомтическя подч...

– Верно, – соглсился Кзринов. – К тому же более рвномерня, чем в тблеткх.

– Соств? – потребовл Ким.

– Спирт, древесный уголь в кчестве згустителя, немного резиновой стружки от стрых покрышек.

– А основ?

– Основ т же. Лтекс. Сок тех высоких деревьев, которые окучивют двры. Он для всего тут един.

– И эту мшину можно будет опробовть? – спросил Ким. Теперь его горздо больше волновло не устройство, возможность добрться до рычгов, возможность порулить, н ходу освоить особенности новой техники.

– Думю. – Кзринов почесл небритый подбородок, – через пру недель будет можно.

– Почему не сейчс?

– Регулировки питния еще не совсем выствлены. Что-то иногд мешет, то ли грязь попдет, то ли топливо нужно молоть более мелко... Тем сейчс и зняты – соорудили очень тонкую мельницу.

– Опробуете, – веско ответил Дондик. – Немного с викрмми повозитесь, тм, глядишь, и ктться можно будет.

Но кпитн ошибся. Когд они вышли из секретного склд и пошли к нбережной, обсуждя преимуществ, которые ддут людям дв новых тип мшин, из-з поворот прямо н кпитн вылетел ккой-то очень уж торопливый прень в белой холщовой, явно смосшитой форменке, моделью которой послужил мтросскя роб, и протянул кпитну восковую дощечку с кодовыми знкми.

– Переведите, – попросил кпитн. – Я вшу эту цифирь все время путю, времени не хвтет выучить.

Прень в робе стл прямо, не глядя н дощечку, доложил:

– Н зпрос оствить лейтеннт Гринев в Одессе ответ отрицтельный. Из Боловск требуют, чтобы Ким, Бурскин и Гринев срочно нпрвили н восток, к Бумжному холму. Тм возникл ккя-то зврух с пернтыми. Никто ничего не понимет, но в Белом доме ндеются, они сумеют договориться.

Дондик с силой вдохнул в себя воздух, выдохнул и проговорил здумчиво:

– Вообще-то тм кпитн Достльский.

– А Достльский получил повышение? – Ростик не мог не зметить этого, должно быть, по привычке того смого служки, н которого не хотел походить.

– Д, получил. Если не остновится, скоро меня по чинм перерстет, – отозвлся Дондик. Тогд и Ким не удержлся:

– А Антон Бурскин, выходит, тоже тут?

– Тут, но в городе оствться не любит. – Дондик мельком посмотрел н Ким, чтобы уловить – понял ли тот скрытый смысл этой сентенции. Ким, рзумеется, понял, тогд кпитн продолжил: – Все больше по полям н юге болтется. Где я и оствил его з стршего... Вм придется его подхвтить по дороге.

– Знчит, оперция с викрмми отменяется? – здл довольно глупый вопрос Бород.

– Видишь – иду собирться, – скзл Ростик через плечо и зшгл по улице.

– Д, если дело тм до стрельбы дошло, лучше вылететь побыстрее. Прямо сейчс. Кк, Ким, сумеешь? – спросил Дондик.

– А что, – ответил Ким, корейскя душ, с улыбкой. – Винторук последние дни был, почитй, свеженький. Тк почему бы не вылететь?

– Вот и лдушки, – выскзлся кпитн, не мог не выскзться. – Тогд дю полчс н сборы, и – вперед. Ндеюсь, дорогу покзывть не нужно?

12

Антон, кк Дондик и обещл, они ншли в небольшом, одиноко стоящем, похожем н дом триффидов, полевом посту. Он уже все знл и ждл ребят в форме. Был здумчив, вернее, слегк зторможен, и лицо у него окзлось ккое-то млоподвижное. Но это был, несомненно, Антон – Дружище и стрый сослуживец, потому всякие мелочи были несущественны.

Он, кк и ребят, несомненно, обрдовлся встрече, но выяснения, кк он, чего поделывл в последнее время и кк вообще смотрит н мир, очень быстро угсли – Антон окзлся не очень рзговорчивым. Т стрння трвм, когд он рзом, з ночь, оствшись в Одессе в одиночестве, лишился пмяти, множеств человеческих нвыков и дже Обычных эмоционльных рекций, видимо, отзывлсь в нем дже сейчс, по прошествии почти двух лет. Возможно, дже следовло признть, что он теперь вообще никогд не стнет тем Антоном, кким был прежде.

Ростик немного покрутил в голове эти сообржения. И без всякого результт... А может, он тк ничего и не придумл, потому что в ккой-то момент стло понятно, что они зблудились. И возникли, смо собой, совершенно новые, куд более вжные и неотложные проблемы – нблюдть по сторонм, пытться определиться, подскзывть Киму, что следует делть, хотя пилот и см все знл, рзумеется.

Ким решил, что своим нпутствием Дондик сглзил их. В смом деле, он не очень чсто, но все-тки летл в этих местх, и вот поди ж ты – зблудился, кк новобрнец. Когд это выяснилось, у всех рзом появилось стрнное, все более крепнущее чувство, что, если бы они прилетели н место рньше, что-то можно было бы изменить, кого-то спсти, чего-то избежть... Но они кружили, кружили нд огромными, н сотни километров протянувшимися рвнинми, зросшими высоченными, чуть не в рост взрослого человек, трвми, и никк не могли нйти дже след присутствия человечеств.

Что поржло в рскинувшейся рстительности – тк это ее рзноцветность. И ккие цвет тут только не вспыхивли под солнышком – и нежно-сиреневый, и белый, и желтый, дже коричневый в розовтых рзводх... Но преоблдющими были, конечно, зеленые и серые тон местных листьев. А впрочем, попдлись ткие пятн, что просто в глзх рябило – кк, нпример, от интенсивного голубого, со стекольным блеском, цветк, который, рспустив свои зонтики выше остльной трвы, зкрывл все в округе, кк мскировочня сеть.

Если бы в Полдневье было хоть немного ветр, эти трвы ходили бы волнми, поржя жизненной силой и крсотой. Но ветр не было, они просто росли, вонзясь в низкое, серое полдневное небо. Это зчровывло, кк ккой-нибудь шмнский нпев, кк журчние реки н кмнях, кк топот тысяч ног невесть откуд и куд переселяющегося нрод.

В очередной рз Рост убедился в необъятности, невероятности и рзнообрзии Полдневья. И еще, конечно, в том, что слбым человеческим рзумом с ним не потягешься – в кждой своей чстице оно превосходило любые доступные людям предствления и, круж, уводило в пропсть, в неведомое, откуд и выбрться-то почти невозможно...

– Это оттого, что тут все кким-то плоским кжется, – прервл Ростиковы рзмышления Антон, который ушел нзд, помогть Винторуку, но, видимо, время от времени отходил от котельного эквтор передохнуть и выглянуть в иллюминтор.

– Что именно? – спросил Ким.

– Эт трв.

– А... Д, я от нее тоже кк-то одурел. Все, поэтические ссоциции кончились. Ростик, вяло потянувшись, попробовл поднчить:

– А я змечл, для этого дел тебе и трвы не нужно.

Но шутк не пошл, должно быть, все слишком остро ощущли свою промшку. Или глубже, чем кзлось снчл, их здевло чувство уязвимости и одинокости под этим миром, нд этими бесконечными слоями рзноцветного рстительного моря.

– И чего они только тут свою фбрику зтеяли? Дикое ккое-то место, – пожловлся Ким.

– Можно подумть, в Полдневье есть хоть что-то не дикое, – отозвлся Рост.

– Из трвы легче пульпу делть, тк мне скзли. А ее тут столько, что ни с кким лесом не срвнится, – слегк нчльственно пояснил Антон.

Вдруг в просвете между рзноцветными, словно бензин н воде, рзводми мелькнул узенькя и покзвшяся короткой, не более сотни метров, ленточк.

– Стоп, – попросил Ростик. – Ким, двй вниз, кжется, я видел речку.

– Ну и что? Я ее уже рз десять тут видел... А толку?

– Мне говорили, Бумжный холм стоит н берегу ккой-то безымянной речки.

– Почему безымянной? – снов отозвлся сзди Антошк. – Я, когд бывл тут, слыхл, ее Цветной нзвли. Нетрудно догдться – почему.

Помолчли, Ким звернул вдоль речки н юг. Море дже здесь, в полутор сотнях километров, вствло з кормой серо-голубой стльной стеной. Но уже не очень широкой, по крйней мере не всеохвтной. Рядом с ним уже изрядный кусок прострнств знимл полуостров Бегимлеси...

– Нконец-то! – вдруг возопил Ким. – Вот они, видишь?

Ростик приник к стеклу. Бумжный холм, кк они и ожидли, окзлся н првом берегу, с его стороны. Потом Рост достл бинокль, негромко, но уверенно скомндовл:

– Ким, ты в героя не игрй, срзу-то не сдись. Походи немного вокруг, осмотрись.

– А если им помощь нужн?

– А если пернтые, не будь дуркми, в этих кустикх зсду оствили? Специльно для тких вот глупых и решительных?

– Ким, он дело говорит. Поступй, кк велено.

В подтверждение этих слов сзди ззвучли щелчки зстегивемых лтных железок, немного позже и клцнье предохрнительной плнки “клш”. Ростик вспомнил, что Антон тк и не подобрл себе плзменного ружья пурпурных, остлся верен человеческому оружию.

Больше Ким не спорил. Он вышел н высоту метров двдцти и плвно, словно сдвл экзмен н вождение с поствленным н приборный щиток сткном воды, стл ходить кругми около пологого холм, н смой верхушке которого были выстроены многочисленные соломенные нвесы и дже ккие-то глиняные срюшки. Нверное, это и был пресловутя бумжня фбрик. От реки ее отделял километр с небольшим.

Сейчс, когд они не торопились, стло зметно, что местность уже немного обжит, дже с высоты без труд читлись пробитые тропинки – к реке, к относительно ровной площдочке н зпд от холм, где, вероятно, в обычное время нходились втомобили, к овржку, где были устроены жилые брки, и чуть в сторону, к вековечному домику с плоской, словно срубленной нискось крышей. Должно быть, у дурков мысли действительно сходятся, потому что Ким тут же проговорил:

– Смотри-к, от одних земель к другим перешли, может, вообще в другую вселенную нс знесло, сортир в своей основе неизменен. Ого, д он тут внушительный, н полдесятк посдочных мест с кждой стороны.

Ростику только вздохнуть остлось. К тому же зсду они или не смогли увидеть в ткой трве, или ее вовсе не было. Поэтому, покружив еще немного, Ростик прикзл:

– Лдно, Ким, сдись. Но сделем тк. Мы с Антоном высккивем, ты поднимешься и летишь рядом. Невысоко, с визульным контктом, но рядом.

– Не буду я тк лететь, – вдруг вскипел пилот. Ростик срзу понял, нсколько Ким сердит, потому что зговорил с ошибкми и чем-то отдленно похожим н горловой, щелкющий кцент. – Если они вс вязть стнут, я должен буду повздыхть и н Боловск подться?

– Ты должен будешь мшину спсти, – отозвлся сзди Антон. – И прикрывть сверху, от их летунов.

– Нет, не должен. И не буду. Пойду с вми. Тем более что летунов тут и в помине нет.

– Ким, это прикз, – попытлся было ндвить Ростик.

– Ты еще рестуй меня з его невыполнение.

– Выполняй, говорю!

И вдруг Ким белозубо, кк киноктер, улыбнулся, тряхнул головой в истертом кожном шлеме и вполне дружелюбно ответил:

– Шиш тебе.

Ну все, решил Ростик, сейчс я тебе... Но тут же взял себя в руки:

– Будь мы помоложе, я бы тебе нос рсквсил.

– Я зню... Я же все про тебя зню. И потому вместе пойдем. А у мшины Винт остнется.

Они сели н ту смую вытоптнную площдочку з холмом, откуд окрестности относительно неплохо просмтривлись. Конечно, в этой трве можно было по-плстунски подобрться чуть не к смому котлу с кшей почти любого сколь угодно тщтельно охрняемого лгеря, но делть было нечего.

Оствив Винторук сзди, потопли вверх, н см холм. Он в смом деле был горздо выше других окрестных холмиков, хотя было их тут немло. Остновившись, Ростик осмотрелся еще рз. Д, трв, трв и холмы. Чуть дльше к реке – небольшое углубление, з ними – снов холмы. Может, и повыше тутошнего, впрочем, нет. Не повыше, уж очень легко читлись поля з тем холмиком, тк что следовло признть – место было выбрно с умом. Нучились со временем...

Первые нвесы были отделены от ближйших трв довольно широкой, метров сорок, полосой чуть ли не вскопнной земли. Стебельки тут поднимлись не выше щиколотки, приходилось только удивляться трудолюбию бумжников. И почти срзу стло ясно, зчем это устроено.

– От пожров обезопсились, – отозвлся Антон глуховтым из-з шлем голосом. Впрочем, збрл он пок не опустил, с его чувством опсности это что-то д знчило.

Под первым нвесом не было никого. И ничего. Лишь десяток кких-то чнов из сырой, необожженной глины. В следующей срюшке не окзлось дже чнов. Тк и пошло, то ккое-то очень смодельное оборудовние, то ничего. Исключение соствили козлы, поверх которых, кк столешницы, лежли плотно сбитые, довольно глдкие доски с клиновыми струбцинми, в них чувствовлсь рбот рубнком... Вдруг Ким зкричл:

– Сюд, они тут!

Ростик ломнулся было, чуть не столкнувшись с Антоном. И лишь тогд понял, кк н него двило это безлюдье.

Людей было много, почти четыре десятк довольно пожилых мужчин и женщин и с полдюжины ребятишек. Все они были связны трвяными веревкми, многие, особенно ребятишки, окзлись без сознния. Рзрезя путы, приклдывя горлышко своей фляги к губм смых слбых, Рост с друзьями провозился минут десять, пок нконец пленники не нчли зботиться о себе сми. Мтери принялись обихживть детей, мужики оргнизовлись, чтобы сбегть з водой, кто-то отпрвился в кзрмы притщить тряпок для перевязки – среди пленных окзлось немло изрядно побитых, у одного нестрого мужичк, кжется, были сломны ноги.

Всем довольно быстро и уверенно нчл рспоряжться лысовтый стрикшк, изрядно похожий н того, который во время войны с губискми подскзл Ростику, что стрелять нужно в хвост лодок. Впрочем, это мог быть и не он Ростик хотел спросить его о том эпизоде, но збыл, слишком много было рботы. А едв стло полегче, стричок подошел к Ростику, взглядом опытного человек выделив в нем комндир, и повел совсем другую тему:

– Мы не виновты, они неожиднно нлетели.

– Когд? – спросил Антон, который не столько помогл освобождть пленных, сколько по-прежнему осмтривлся.

– Вчер ночью.

– То есть вы тут ночь и весь день провлялись? – спросил Ким

– Верно.

– Сколько вс? – поинтересовлся Ростик.

– Тут сорок человек должно рботть. Д еще с пяток у реки... Бумгу делли.

– Акимыч, – донесся от двери этого смого большого, сплетенного из трвы срйчик девичий голос. – Все зпсы пищи и вся бумг, что сделли, исчезли. От инструментов след не остлось, только что котлы не унесли... Что делть-то будем?

Акимыч кивнул, потом почти спокойно ответил:

– Погоди, видишь, с людьми рзговривю.

Но “годить” девиц не собирлсь. Он пристл к имеющемуся в нличии нчльнику Бумжного холм и стл выливть н его голову ккие-то млопонятные упреки, словно именно он был виновт в нпдении пернтых. Ростик не выдержл. Он взял девицу з руку, потом рзвернул ее в ту сторону, где должны были нходиться кзрмы, и несильно толкнул в спину.

– Все, девушк. Топй в кзрму и уводи остльных. Попытйтесь нйти пищу, сходите з водой. Скоро придет помощь.

– Ты, что ли, нчльник будешь? – Девиц, видно, только этого и ждл, – Тк я и тебе скжу...

– Топй, – очень сердечно попросил Антон, и девушк, словно споткнувшись н бегу, змолкл, повернулсь и ушл. И дже увел остльных, которым тут теперь было, конечно, не место.

– Знчит, помощь будет? – серьезно спросил стрик бумгодел.

– Не зню, – честно ответил Ростик. – Когд летели сюд, я думл, что тут уже целя рмия собрлсь. А окзывется, мы первые.

– Мы не из Боловск, – отозвлся неизвестно откуд появившийся Ким. – Мы из Одессы прилетели.

– Слыхл, – кивнул стрик. – Знчит, всех сюд собирете? Лдно, тк что хотите знть?

– Ккие они были? – спросил Антон.

– Дк обычные бегимлеси и есть. Их тк нзывют, не зню уж почему.

– Я зню, – вмешлся Ростик, чтобы время не терять, до вечер остлось не тк уж долго. – Продолжй.

– Очень здоровенные. В рзукршенных доспехх, все с холодным оружием. Но есть и с ткими пистолетми, что просто стрх Господень... Хотя пистолеты уже не у всех. И зряды экономят. Когд нпли, должно, ни рзу не выстрелили. Пикми д шшкми всех согнли... Хотя, вы видели, рбочих не убивли, только повязли д бросили.

– Но рненые все-тки есть, – отметил Ростик.

В полете ему, кк обычно, было холодно. Сейчс, в доспехх, стновилось нестерпимо жрко. Должно быть, отвык носить их. Ничего, с непонятным ожесточением к себе подумл он, теперь привыкну. И лишь потом попытлся взять себя в руки, в смом деле – не он же был виновт, что людей тут зхвтили врсплох.

– Тк всегд же нйдутся ткие, что против силы прут.

– Ясно, – кивнул лейтеннт Антон, но осуждения тому, что ткие есть, в его голосе не чувствовлось. – А вообще, что охрн делл? И где он?

Стрик змолчл Потом вдруг провел рукой по лицу, словно умывлся:

– Туточки их... В овржке прирезли.

Ростик быстро посмотрел н друзей, их лиц стли невырзительными, змкнутыми. Лишь в щелочкх глз появился блеск смерти.

– Проводи... – нчл было Антон.

– Где этот овржек? – одновременно с ним спросил Ким.

Овржек был чуть левей тропы, что вел к реке. Ребят было десять, все без доспехов, хотя, судя по поддоспешным курткм, до боя желез н них было немло. И оружия их нигде видно не было.

Окроввленные, они лежли н смом дне глинистой выемки, которя зросл лишь чуть менее густой трвой, чем в других местх. Нд ними вились рои мух, со всех сторон к ним спешили полчищ рзных букшек.

Когд ребят перевернули, среди них, несмотря н кровь и следы этих трупогрызов, окзлсь... Ростик снчл дже не поверил своим глзм, когд поверил, снял шлем. Среди них окзлсь цыгнистя девиц, т смя, которя еще в первой войне с пурпурными ходил с ними з противотнковыми ружьями, потом вроде решил рботть с Чернобровом. Мертвя, со своей дурцкой темной челкой, пдющей ей н глз, словно и не было всех этих прошедших лет, он выглядел смое большее н семндцть. Стрясь, чтобы голос не выдл его, Ростик спросил:

– Эт, молоденькя, тоже был из охрны?

– Курицын? – отозвлся стрик. – Дк он... Смя стойкя и меткя из всех. До последнего дрлсь. Дже когд резли ее – все руглсь... Не могл осознть, что они не понимют по-человечьи.

Теперь шлем снял и Антон. Глуховто, стрнно спросил:

– Много он пернтых положил?

– Не зню, – отозвлся стрик. – Девки, что поблизости от нее оствлись, говорили, если бы сдлсь, может, охрнников и не тронули бы. Но пострелял их много, хотя и отбивлсь всего минут десять... Недолго то есть.

– Десять минут в тком бою, когд все уже решено, нпдющих не счесть, – это очень много, – отозвлся Ростик. – Это, дед Акимыч, почитй что подвиг.

– Когд твои мужики с водой рзберутся, пришли их сюд, пусть ребят похоронят по-человечески, – рспорядился Антон.

– Д уж... Конечно.

Они пошли нзд, к лодке. И вдруг погсло Солнце. Сколько Ростик себя помнил тут, оно всегд гсло неожиднно. Никк не удвлось угдть, что нступил вечер. Дже по жре, нкопленной з день, или хотя бы по деревьям, по устлости или по нвливющейся с восток ночной тени... Д и по поведению других людей можно было судить, что они тоже не догдывлись.

– Смотрите, – вдруг тихо, словно его никто, кроме своих, не должен был услышть, проговорил Ким.

Он смотрел н противоположный берег реки. Тм почти тотчс после нступившей темени один з другим стли появляться костры. Они чем-то нпоминли длекие неяркие звездочки н ночном небе Земли... А впрочем, Ростик уже и не помнил, ккое оно – то небо. Он больше привык к своему, полдневному.

– Много их, – проговорил Антон. И в его голосе прозвучло что-то, что обещло пернтым мло хорошего. – И близко. Всего-то километрх в трех – пяти от нс.

И верно, дже в нступившей темени можно было рзобрть, что костры в основном сгруппировлись н склоне другого ткого же, кк Бумжный, холм, с той стороны реки, то есть не дльше чем в пяти километрх... А впрочем, это были лишь первые из костров. Потому что слев и спрв от них то тут, то тм все уверенней згорлись новые огни. Потом еще, еще... И скоро ночня темень кк бы дже и отступил – они протянулись н сотни метров влево и впрво от первого зигрвшего кострми холм. Ростик опустил бинокль:

– Целя рмия. Знчит, они не рзгрбить ншу бумжную фбрику собрлись. Дльше пойдут.

– Не пойдут, если не пустим, – отозвлся Антон, тут же перехвтывя Ростиков бинокль.

– И что с ними делть? – спросил Ким. – Ты что, из нс пятерых хочешь оборону оргнизовть?

– Почему пятерых, нс же четверо? И то – включя Винт, – отозвлся лейтеннт Антон, не отрывясь от бинокля.

– Ну, я тебя з двоих посчитл. – Но шутки не получилсь, слишком уж непонятное было у них положение,

Ростик подумл и попытлся сознтельно вызвть свой др предвидения, чтобы узнть, что им теперь делть. Но усилие это отозвлось только все возрстющим бессилием. Он ничего не ощущл, перед ним лежл ткя же облсть незнемого, кк и перед обычным человеком, у которого ни рзу в жизни не было ничего похожего н прозрение.

– Вчетвером нпдть н пернтых глупо, – отозвлся нконец Антон.

– И договривться глупо, – отозвлся Ростик. – Глупо и бесполезно. Ткие дрчуны нчинют переговривться, только если получют по шее. И очень крепко. И если мы не можем ндвть им по шее, они собирются перейти речку и нвлиться н Боловск, то переговоры эти – что припрки...

Он не договорил, потому что про смерть вдруг рсхотелось.

– А они собирются?

Д, это был вопрос. Почему-то Ростику кзлось, что это очевидно. Но если вдумться, это было не столь очевидно. По крйней мере, явных докзтельств не существовло.

– К тому же, – спросил Антон, возврщя бинокль Ростику, – почему они, если их цель – Боловск, не воспользовлись выгоднейшей ситуцией с зхвтом Бумжного холм и не поперли дльше?

Ростик повернулся к пилоту:

– Ким, двй-к слетем туд, рзведем. Все рвно ничего более полезного мы сейчс не придумем.

Скзно – сделно. Сели, полетели. Но и сверху, из темной невидимости для противник, ситуция стл проясняться совсем не срзу.

Окзлось, что костры, которые были обрщены к речке, соствляли лишь млую чсть лгеря. Всего же их горело горздо больше, чем было видно с позиции людей, горздо больше, чем можно было снчл вообрзить. Ростик, который попытлся было считть эти огоньки, нконец не выдержл и повернулся к Антону, который н этот рз, в порядке рзнообрзия, сидел н месте стрелк.

– Антон, кк думешь, сколько около ткого костр пернтых?

– Думю, три – пять.

– В среднем – четыре. Тогд всего их только н холме тысяч пятндцть.

– Что-то много, – зметил Ким.

– Нет, – подумв, ответил Ростик. – Скорее мло. Что-то тут не тк... Может, вокруг костр солдт больше или иные из них костерки не рзжигют, просто в трве прячутся? Кк дикие иногд н болотх делют?

Спорить с этим было бесполезно, диких пернтиков из Водного мир Рост, безусловно, знл лучше всех. Он вообще знл пернтых лучше, нверное, чем кто-либо из людей. Пролетели з холм, потом рзвернулись и зшли н него с север. Из этой точки огоньки вдруг стли кзться ккими-то упорядоченными. В пять рядов, по пятьдесят, штук н ряд.

– Ого, что это? Протянулось будь здоров, километр н полтор – Ким дже скорость змедлил, чтобы рссмотреть кк следует. – Слишком большие рсстояния между кострми для обычного бивк.

Д, думл Ростик. Именно тк, слишком большие рсстояния, но и слишком мло костров, чтобы это было ккое-то отдельное боевое соединение. Если только... Он понял.

– Ким, это летуны. Те струсоподобные летуны пернтых, н которых сидят нездники с вмонтировнными в броню пушкми.

– Сколько же их? – хнул Клм. – Нм ткой прорвы не сдержть. У нс всего-то десяток пилотов, которые дрться способны. Ну, может, еще штук несколько, которые вообще мшину поднимут в воздух.

– Тм дльше еще летуны, – хлднокровно зметил Антон. – С той стороны холм.

Проделли тот же мневр – только теперь н смый глвный, светящийся сейчс уже едв ли не кк новогодняя елк холм пернтых зшли с юг. Тут ситуция был все же послбее. Только три ряд, но с теми же интервлми, и в ряд по пятьдесят штук.

– Если это првд летуны, если около костр только по одной птице, тогд их тут еще полторы сотни, – обронил Антон, хотя мог бы этого и не говорить.

– Знчит, они могут одними летунми город рзнести, – зметил Ким.

– Они хотят не рзнести, оствить тех, кто может только рботть, кк случилось тут, н бумжной фбрике.

– Тогд кюк, – отозвлся Антон. – Без дополнительных силенок нм хн. Не эти, тк другие добьют.

Помолчли. Ким повернул грвилет к Бумжному холму, но Ростик попросил его зйти теперь н холм пернтых с восток, прямо из степи позди их позиции. Ким проделл это мехнически, кк мшин, его сознние было поглощено обдумывнием только что полученной информции. Нконец он озвучил свое состояние:

– Что ни говорите, летуны – их глвня сил.

– Глвня, потому что умеют летть, и тебе с ними дрться, – отозвлся Ростик. Цифры превосходств пернтых двили и н него, но ощущение, что это еще не все, не оствляло.

– А тебе – не дрться?

– Я пехтур, против меня только пятндцть тысяч нземных пойдет.

Кртин с этой стороны выглядел опять по-новому. Четко, очень нглядно по сторонм выделялись ряды с кострми, рзведенными, тк скзть, военно-воздушными силми бегимлеси, между ними седлл холм глвный лгерь пехоты. А вот от него н восток горели костры, рсположенные более плотно и беспорядочно. Они кзлись ккими-то слегк другими, хотя что соствляло их чуждость, догдлся не Ростик, Антон.

– Знешь, эти... другие костры, они приндлежт диким бегимлеси. Ну, тем, которые, похоже, тебя из Водного мир изгнли. – Он помолчл, потом нехотя добвил: – Их, окзывется, тоже привлекют, когд хотят создть перевес сил.

– А может, они немники? – неизвестно кого спросил Ким.

– Пусть немники, и что тогд?

– Тогд легче, – решил Ким.

– Кк ты см говоришь – шиш тебе. Во всем мире немники смые дрессировнные и сильные вояки. Тк что н легкость не рссчитывй, – подбил дискуссию Антон.

– Утешил.

– Соглсен, – отозвлся и Ростик. – См хотел то же смое скзть.

– Что же делть-то? – рспереживлся Ким. – Что делть?

Ростик знл это состояние друг. Он кзлся зпниковвшим, потерявшим нить событий, готовым бросить все и бежть... Это был чистя игр. Кк рз во время тких состояний Ким и приходилось удерживть от глупостей. Он был готов броситься н десятерых с кулкми. Один рз, когд н Ким это ншло, он н спор влез н фбричную трубу по тким стрым скобм, по которым уже лет двдцть не решлись лзить дже нстоящие монтжники.

Поэтому Рост предложил:

– Двй тихонько обойдем их лгерь сзди еще рз. Только иди нд смой трвой. Антон, поищи, тм в бшенке где-то ркеты должны быть.

Антошк нверху звозился, кк мышь в мбре. Нконец отозвлся:

– Ншел. И много. Откуд они у тебя, Ким?

– Когд кого-то спсть вылетем, я всегд н склде под звязку беру, вот и нкопились.

– Антон, – позвл Рост, – кк скжу, тк стреляй. Только смотри, чтобы они не поняли, откуд мы ее пустили. Обстреляют еще, нм это ни к чему.

Ростик предствил, что под ними не просто тьм, нечто угрожющее, что обязтельно нужно увидеть, чтобы не бояться... Нет, не то, не тк, не бояться, ... Может быть, просто увидеть?

– Антон, двй!

Ркет вылетел не ввысь, здорово вбок, это помешло понять, что происходит, но ее свет было все-тки достточно – внизу, прямо под ними, в высоченной трве – лишь одни головы и копья торчли, – двиглись колонны диких пернтых. Нпрвлялись они, конечно, к светящемуся впереди бивчному холму глвной рмии бегимлеси.

– Вот это д! – крякнул Ким. – Дже трвы под ними почти не видно.

– Антон, отойдем чуть южнее и снов попробуем.

Отошли километров н пять и снов пустили ркету. Н этот рз идущих к глвному лгерю пернтых было еще больше.

– Ты кк догдлся, что они тут... в темноте копоштся? – спросил Антон.

– Воевл с ними з торфорзрботки и зню, что и кк они делют.

– К утру их будет тысяч сорок, – отозвлся Ким. – Но из них, кк мы посчитли, только пятндцть – оргнизовнные бойцы, остльные – дикри.

– Еще неизвестно, кто лучше дерется, – отозвлся Антон. – Они хоть и без пушек, но если до нс доберутся и пустят в ход свои... Что тм у них, Рост, я что-то плохо помню?

– Ружей мло, в основном – тески и копья, сзди идут прщники. Лучников и рблетчиков я не видел.

– Не видел лучников? – Ким был мрчен, его голос дже ниже стл от нпряжения. – Ну, это срзу меня успокоило. А я думл, у нс неприятности.

– С тким численным перевесом они нс и одними копьями перебьют, – отозвлся Антон.

– Кого это – “нс”?

– Город.

– Лдно, – решил Ростик. – Рзведли и во всем сми убедились. Возврщемся. Нужно еще рненых выводить, думть, что делть. И вообще – думть...

Несколько минут они летели в полной тьме. Тишин, которя покзлсь снчл Ростику естественной, теперь был кким-то обрзом нрушен. Нконец он осознл – это звучли идущие под ними колонны диких пернтых. Теперь, когд нд их головми рсцвели эти чудные огненные цветки, они перестли прятться, поняли, что их все рвно видели.

– И все же, почему они дльше не пошли, – нчл вдруг Антон. – Почему вдруг стли ткие силы тут собирть?

– И что ндумл? – поинтересовлся Ким.

– А то и ндумл. – Антон вздохнул. – Вся причин – в той девчонке, которую Акимыч, кжется. Курицыной нзвл

– Кк это? – не понял Ким.

– Ну, пернтые н нее посмотрели и подумли, что у нс тких много. И решили вперед не идти... Пок уверенней себя не почувствуют.

– Почему ты думешь, что одн-единствення стычк могл зствить их поменять темп и плн кмпнии? – спросил Ким, но Антон отвечть ему не стл. Видимо, см не знл.

Снизу, судя по рсстоянию от глвного лгеря пернтых, уже должн был появиться речк.

– Рост, – спросил Ким, – когд ты с бумжным дедом говорил, то обмолвился о подкреплении. Это ты тк или что-то знешь?

Друг его определенно был в плохой форме, дже не хорохорился. Поэтому Ростик и ответил:

– Должно быть. Печенкой чувствую.

– Ах, печенкой!

– Д будет подкрепление, будет, – устло, тк, что вместо поддержки вышло еще хуже, проговорил Рост. – Не зря же Дондик про Достльского говорил! Придет обязтельно. – А потом вспомнил свои же сомнения. – Если успеет, конечно.

Чсть III

БУМАЖНЫЙ ХОЛМ

13

Они успели. Еще н подлете к лгерю в воздухе вдруг стл слышен грохот мшин и голос многих людей. Это подошли нши.

Едв Ростик приземлился, его попытлись взять под рест кких-то три совсем ошлевших от темноты и, видимо, переживний новобрнц. После того кк Антон вторитетно послл всех троих по ткой “мме”, что дже Ростик покрснел, вопрос об ресте кк-то см собой отпл.

И хорошо, что отпл, потому что к ним почти тотчс подошел Акимыч. Он и доложил, что, пок Рост с Кимом летл, к Бумжному холму Достльский скрытно, в темноте, вывел ни много ни мло целых восемьсот стволов пехоты и привез более сорок лтников.

– Привез? – удивился Антон. – Знчит, и техник есть?

Техник окзлсь, именно, дв БМП и чуть не целя колонн грузовиков с боеприпсми, шнцевым инструментом, плткми и всем прочим, необходимым для оборудовния долговременного лгеря.

– Колонн? Ты точно говори, сколько всего?

– Д не видел я, темно же, – отмхнулся стрик. – А если тк уж ндо, см и считй.

– Д. – Подумв, Антон вдруг вынес свой вердикт, кжется, относительно стрик: – Шттский.

Ростик в их переплке уже не учствовл. Он прислушивлся к чему-то, что творилось около холм, н вытоптнной площдке. А творилось тм что-то в высшей степени интересное. Это же подтвердил и Ким, который, едв покзлся из лодки, тут же змер и продеклмировл:

– Чу, если не обмнывет меня слух, то шелестели котлы летющих бочек!.. Живем, бродяги, живем!

– Но сколько их? – поддержл его Ростик. – Что-то я, кк и Акимыч, в темноте не могу рзобрть.

– Для ткого случя у нс есть Винт.

Прошгв по земле в хвост лодки, Ким уже решил было объясниться со своим мохнтым згребным, но Ростик его остновил:

– Лдно тебе, сейчс нйдем Достльского, он см скжет.

Пошли искть Достльского, рзумеется оствив при лодке Винторук. Причем то и дело нтыклись н кких-то озверевших молодцев, которые тыкли штыкми в доспехи, требовли нзвть проль или что-то еще... Окзлось, что едв бтльон бывшего стрлея, ныне кпитн Достльского прибыл н позиции, кк по всем подрзделениям зчитли прикз о бдительности и о возможном ночном прорыве неприятеля в рсположение чсти. Вот ребятишки и стрлись.

Зто от тех же “оборзевших”, кк вырзился Антон, выяснили, что следом з колонной пехоты прибыло пять “ЗИЛов”, “не меньше”, кк скзл один из постовых, чем зствил лейтеннт едв ли не строевое учение устроить прямо в темноте. И тем не менее “ЗИЛы” действительно были, и притщили они продукты, боеприпсы и дже несколько солдтских столитровых фляг для воды.

А в общем никто толком ничего не знл и с чем придется столкнуться звтр – не подозревл. С тем ребят и потопли дльше, н Бумжный холм, где, по всеобщим сведениям, и рсположился кпитн.

Они действительно ншли его н верхушке, причем без труд. Перед смым большим срем, связнным из местной трвы, н едв зметном пятчке свободной площди был рзбит рмейскя штровя плтк, в которой светило, кк минимум, штук десять фкелов. Ким прокомментировл:

– Историческое место со временем будет, кк т изб, где перед Бородино проходил военный совет.

Но ккой бы стих велеречивости ни нпл н летун, пор было стновиться серьезными, о чем Ростик ему и поведл. И этим изрядно помог, по крйней мере, они попрвили ремни н доспехх, Ким оствил свое зубоскльство, все-тки добвив:

– Лдно, будем считть, что в смом деле Бородино. Пошли.

Они вошли, Ростик, кк стрший по должности, приготовился доклдывть, но перед Достльским стоял нвытяжку весьм молодцевтый и ккой-то очень уж негрязный, в превосходной теплой куртке, с летным шлемом в руке пренек. Дже со спины его светло-русые кудри доходили чуть не до воротник.

– ...змечний и нрушений в пути следовния не было. Чепе не произошло. Комндир отряд Бхметьев.

– Бялый, о чем это он? – спросил в четверть голос Ким смого ближнего к себе летун, крйнего спрв в немлом строю рстянувшихся позди Бхметьев ребят.

– Комндир... – обрдовлся Бялый, но тут же посерьезнел. – Доклдывет, что “бочки”, в количестве пятндцти штук, подлетели.

Тк и не придумли единственного нзвния для грвилетов, подумл Ростик. Но, видимо, Ким слишком уж громко спросил или Бялый громко ответил, но Достльский тут же встрепенулся:

– Кто тм? А, Гринев... Проходи. Мне доложили, но я не срзу поверил, что ты тут, кк всегд, с особым зднием. Думл, ты где-то н юге... Рд, что вместе будем.

Ростик строевым шгов вышел к кпитну, вытянулся рядом с Бхметьевым, доложил по форме. И кк он ни стрлся, но рпорт его прозвучл куд менее уствно, чем у брвого летчик с легкими, светлыми волосми. Достльский тем не менее выслушл доклд совершенно серьезно, без смех в глзх, отдл честь.

– Вольно, Гринев. – И почти тут же перешел к делу: – Тк, говоришь, с тобой Ким? Ким, стрый летун, выходи пред нчльство!

Ким вышел, постоял с тким видом, что вот-вот брякнет что-нибудь вроде “здрсьте”, потом снял шлем. Доклдывть он, рзумеется, ничего не стл. Но Достльский н это отрегировл првильно:

– М-д, со строевой у тебя всегд было не очень. Ну ничего, врг одолеем, я тобой см зймусь. – И он вполне добродушно улыбнулся. Подошел к Ростику, хлопнул по плечу, потом к Киму, чуть не обнял. А потом увидел и Антон. Вот его облпил тк, что дже доспехи зскрежетли. Окзлось, они не виделись чуть не со времен обороны звод.

Вернувшись з свой соствленный из бумгоделтельных досок стол, Достльский еще рз осмотрел троих новоприбывших. Оглсил итог нблюдению:

– Вот теперь у меня душ спокойн. Повоюем, кк в прежние времен. – Постоял, опустив голову, рссмтривя смодельную крту, лежщую н столе, видимо собирясь с мыслями. И собрлся. – Принимй, Ким, комндовние нд летунми. Их целых пятндцть, с тобой шестндцть будет. И кроме того...

Договорить он не успел. Бхметьев вдруг подл голос. Ростик повернулся к нему и лишь тогд понял, что это не ккой не прень, просто очень здоровя, сильня и уверення в себе девиц. Лишь лицо ее выдвло, помимо волос, – тонкое, с очень нежной кожей, с белыми вискми и чересчур спелыми, кк рньше говорили, губми.

Это же ндо, удивился про себя Ростик. И ростом – всего н пяток снтиметров ниже меня, и плечми...

– Товрищ комндир, – зявил Бхметьев, – Председтель прикзл именно мне возглвить отряд.

Договорить он, рзумеется, не успел.

– А мне Председтель прикзл отрзить ншествие пернтых. И дл для этого все полномочия, которые необходимы. Все – понимешь? Тк что, если не хочешь, чтобы я тебя прямо тут з неподчинение прикзу рестовл, сдй комндовние тому, кто этого больше зслуживет. Хотя бы в силу опыт.

Достльский походил по плтке туд-сюд шг три влево, столько же впрво. Он был зол. И нпряжен сверх меры, только рньше это было не очень-то зметно. Зто сейчс стло очевидно.

– Есть, – не стл больше спорить Бхметьев. Хорошо, что хоть свой шлем нтянул н голову, когд бросил лдонь к виску.

– Вот тк-то. Ступйте в строй. – Достльский повернулся к Киму, обознчя, что недоволен бывшим комндиром отряд.

Или комндиршей, подумл Рост. Но тут же збыл свою мысль. Поворчивясь через левое плечо, девиц обдл его тким взглядом яростных, светлых, словно из оникс вырезнных глз, что Ростик только диву длся. Между тем кпитн излгл:

– Думю, тебе следует рзбить пятндцть мшин н три пятерки и комндовние одной из них поручить вот этой... Виновт... Поручить млдшему лейтеннту Бхметьевой. – Подойдя поближе к летуну, подождв, пок девиц стнет среди других комндиров летющих лодок, Достльский добвил, приблизив голову к плечу Ким, понизив голос тк, что только см Ким д Ростик могли его слышть: – Он ничего, н последних учениях всех мужиков з пояс зткнул. Но хрктер...

– Сделю, – соглсился Ким. Подумл и добвил: – Тогд же прошу утвердить комндиром второй пятерки Бялого. А третьей... – Ким быстро, чуть прищурившись, осмотрел ряд летунов. Ни н ком его взгляд не остновился. – Д, тк и сделем – третью пятерку я зберу, тк скзть, под свое крылышко.

– Утверждю. Ну что, летуны, идите пок, снряжйтесь. Будет у нс с вми еще одно дельце, но после.

Пилоты вышли. Остлись только Ростик, Антон, д в углу плтки вдруг из полутьмы вышел Кменщик. Ростик, почувствовв себя спокойнее, поздоровлся с ним взглядом, но звести рзговор не успел. Потому что Достльский торопился изо всех сил и думл только о деле.

– Тк, теперь вот что, товрищи офицеры. Кстти, Антон, ты все еще лейтеннт? Пор тебе стршего присвивть, ? Гринев, кк думешь, он достоин?

– По мне, он и кпитном потянет.

– А что см думешь, Антон?

Антон чуть змедленно, неумело улыбнулся. Потом посерьезнел и очень негромко, но уверенно, кк всегд, ответил:

– Я думю, что это все ккие-то ненстоящие чины. По-нстоящему я только стрший сержнт, кк в рмии н Земле дослужился.

– Ну, это ты брось. – Достльский нхмурился. – Лдно, теперь о деле. Кк думешь, Гринев, утром они пойдут?

– Непременно.

И Ростик рсскзл все, что они видели сверху, что удлось рзведть. Сделв особенный упор н сопротивлении, которое устроил пернтым охрн холм, и н том, что теперь к регулярным бегимлеси подходит подкрепление.

– Ну, не зню, не зню. Сопротивление всего одного солдтик, пусть дже и ткого геройского, кк эт Курицын... Кстти, я ее помню, действительно девиц был... Если бы не войн, подумл бы, что немного не в себе, уж очень иницитивня, хотя и толковя, – здумчиво ответил Достльский. Переводя взгляд н свою крту, зговорил о другом: – Знчит, говоришь, хотят всей дурной силой н нш Бумжный холм вторгнуться. Ну что же, милости просим и дже спсибо не збудем скзть, по-своему, рзумеется, по-русски... И з то, что устривют првильное полевое сржение, и особенно з то, что потеряли время, дли подвести резервы. Ты предствляешь, если бы эт тьм пернтых нс н мрше зстл? А зстл бы непременно, если бы вчер продолжил нступление, не отошл з речку... Д еще без прикрытия с воздух.

Все помолчли, предствляя, что было бы, но никто свои идеи вслух не выскзл. Д и не стоило чересчур остнвливться н том, чего не произошло. Достльский продолжил:

– К утру, если Председтель меня не обмнул, много что еще может произойти. Но об этом после. А пок – рсстновк ткя. У меня з плткой стоит более сорок лтников, смые элитные вояки, ккие только есть. Отбирйте по шесть человек, лучше, если это будут проверенные ребят. Сделете из них ротных с зместителями и кждому придйте по сотне орлов, из тех, что я привел. Учтите, взводные в этой колонне, кк првило, уже есть, тк что взвод не ломть, они уверенней воевть будут, если спелись. А если не спелись... Все рвно, до звтр ничего сделть уже не успеем, придется тк дрться, кк получется. – Он взял в тонкие грязновтые пльцы двойной крсно-синий крндш и провел дв синих полукружья от холм н зпд, змкнув их метрх в тридцти от той точки, где, по предствлению Ростик, нходилсь площдк для мшин. И продолжил объяснение: – Диспозиция будет ткя – знимем круговую оборону, другой возможности выстоять против противник, имеющего ткой перевес, у нс нет. Роты рсствите метрх в ст, смое дльнее, от вот этих стенок. – Его крндш укзл н строения, венчющие холм. – По фронту отведете не более восьмидесяти метров н роту. Думю, должно получиться... Гринев – ты спрв, то есть зймешь северное полукружие. Антон, стнешь слев, н юге. И окпывться, окпывться, чтобы к утру все было готово. Вопросы?

– А ты где будешь, кпитн? – спросил Антон.

– Я-то? Я с двумя сотнями остльных зйму верхушку холм. Что-то мне подскзывет, что пернтые – ребят примитивные, попробуют удрить строго вверх, где я... И буду делть то же, что и вы. Только с учетом резервов, связи и общего комндовния боем. – Он почти весело осмотрел своих подчиненных. – Будем выстривть бой по всем првилм. И победим, непременно победим. З нми же... никого больше нет, кроме город, рзумеется.

– А если они просто возьмут нс в осду, десятой чстью сил, скжем, продолжт мрш н Боловск? – спросил Ростик.

– Знешь, Рост, – кпитн Достльский обртился к Ростику по имени, ткого рньше не бывло, – хотели бы рвнуть вперед, двно бы рвнули. Тк нет же, они вздумли нс тут зрыть, ну мы... Мы со свойственным нм прямодушием посопротивляемся.

Снов помолчли, промеряли глзми крту. Он был ккя-то смодельня, но почему-то внушл доверие. По ней можно было, вероятно, и рсстояния првильно определять, и угловые змеры... В общем, хорошя крт, ткя бы и мне не помешл, решил Рост. Будет время, может быть, скопирую. Хотя вряд ли, кк рз времени уже не будет.

Словно прочитв его мысли, это подтвердил и кпитн.

– Кстти, Рост, ты свою роту оргнизуй, рсствь н местности, но учти – дю тебе н это дв чс, не больше. А потом вли ко мне. У меня к тебе еще дело будет.

– Кпитн, – покрутил головой Ростик, – если я еще чем-нибудь зймусь, солдты, пожлуй, спть улягутся.

– Ну, для ткого дел я дю тебе... – Он обернулся. – Вот тебе зм по бтльону. Степн Лукич Горячев, прошу любить и жловть. Во время войны был гврдейским комбтом.

Ростик встретил взгляд Кменщик, улыбнулся:

– А думл, вы кменщик.

– Тк вы знкомы? – удивился Достльский, впрочем, не очень. Нроду в городе остлось нстолько мло, что все всех хоть когд-нибудь, но видели. Случй с Бхметьевой, которую не знл ни Ростик, ни Ким, был кким-то из ряд вон.

– Снчл был комбтом, потом стл кменщиком. Меня ведь в сорок пятом с фронт прямым этпом в лгерь... Тм, спсибо пртии, эту специльность и приобрел.

Тк, теперь Ростику, пожлуй, стло чуть более понятно, откуд у этого человек ткой вторитет и сил. Ну, то есть, рзумеется, не из лгеря, хотя и тм, вероятно, можно было кое-чему нучиться, но глвное – с войны, с привычки принимть н себя ответственность, с умения и желния делть дело, не блболить. Он нстолько поверил в свой вывод, что, не здумывясь, вдруг спросил:

– А з что?

– З что, з что... – ворчливо отозвлся его новый зм по бтльону. – Что-то я тм с лгерникми нпутл, которых мы н их территории освобождли. Не тех отпустил или, ноборот, кого-то прижл не вовремя. Я и см не понял.

Ох, хитрил он, но в тком деле кждый может хитрить.

– Лдно, не хочешь говорить – твое дело, – отозвлся Достльский. Окзывется, его тоже интересовли эти проблемы. – Ты теперь – ребилитировнный, тк что иди помощником к Гриневу.

– И пойду, – кк-то очень не по-военному отозвлся Горячев.

Ростик присмотрелся и вдруг понял, что и в смом деле – пойдет. И что не тк уж он стр, не нмного больше пятидесяти.

Для Достльского этого было и вовсе достточно.

– Вот и лдушки. Вперед, комбты. Антон, извини, что тебе зм не ншел, нроду, понимешь, мловто.

Но это Ростик слышл уже крем ух. Он торопился оргнизовть бтльон, выстроить бой, кк скзл Достльский. Со своей стороны, рзумеется.

Для нчл он построил лтников. Кково же было его удивление, когд в ряду, освещенном пятью фкелми, воткнутыми перед строем, он ншел Тельняшку, которого зприметил еще по бою с губискми, д еще с Внькой, который снчл отвечл “нет”, но потом делл все кк ндо.

Вызвл из строя к себе Тельняшку, окзлся он стршин второй сттьи Ивнов. Имя, првд, Ивнов почему-то не сообщил, но звороженный фмилией, н которой, по Констнтину Симонову, держлсь вся Россия, Ростик н дльнейшем и не нстивл.

Во вторую роту он неожиднно для себя определил комндиром тоже строго знкомого – того белобрысого преньк, которого в свое время послл обезвредить пост губисков у прк “Метллист” и н которого потом оствил стдион с летющими лодкми, с чем прень, кжется, неплохо спрвился.

Его фмилия окзлсь Ктериничев, в свои змы он предложил, серьезно глядя в глз Ростику, своего стршего брт, которого предствил только по имени – Семеном. Брт тк брт, решил Ростик, ничего в этом плохого не будет, может, будет все отлично. К тому же они были похожи кк две кпли, и потому взимодействие у них должно было получться н телептическом уровне.

А вот третьего ротного Ростик, кк и Ким в свое время, нйти не мог. Он и ходил вдоль шеренги, и вглядывлся в ребят... Уже было отчялся, кк вдруг невесть откуд вынырнувший Горячев посоветовл очень черного преньк. Рекомендция был крсноречив:

– Возьми, комндир, не пожлеешь. Ростик не стл упрямиться, внимтельней посмотрел н кндидт:

– Кк зовут?

– Ефрейтор Жуков, – очень спокойно, дже вльяжно ответил пренек.

Что-то в нем было от Цыгн из “Неуловимых”, потому он мог и подойти. Вот только... Взгляд у него был уж слишком горячим и в то же время по-цыгнски уклончивым. Ростик еще рз прикинул, и получлось, что новый комндир роты может окзться невыдержнным. Но в тких ситуциях всегд существовл выход. Он повернулся к Кменщику, вернее, к Лукичу, кк теперь следовло привыкть, и вполне по-нчльственному объяснил:

– Под твою ответственность.

– Есть, – ответил Лукич и тем подчеркнул обычи дисциплины, которые стли между ними склдывться.

Потом Рост из общего ряд пришедших с Достльским солдт, которых Антон к тому времени уже построил по взводм, нбирл себе полные роты. Предствлял ротных, рсствлял сми роты н местности, шгми определяя рсстояния, и лишь чс через три, вместо предписнных двух, нконец решил, что теперь Лукич и см может погонять ребят, чтобы они к утру действительно подготовились. После этого он снов отпрвился н верхушку холм, в плтку к Достльскому.

Тот, несмотря н опоздние Ростик, был знят. У него нходились дв врч, что без труд читлось по хрестомтийным белым хлтм, нброшенным поверх вполне офицерских гимнстерок.

Ростик постоял, послушл рзговор, тем более что его никто не гнл. И окзлось, что из Боловск прибыли втобусы, оборудовнные под передвижные лзреты, преднзнченные для эвкуции рненых. Но не они вызвли рзговор н повышенных тонх, пришедший з втобусми “ЗИМ” с врчми. По этому поводу Достльский и выскзывлся:

– Вы бы еще н “Чйке” приктили! Вш “ЗИМ” жрет бензин, кк смосвл, толку от него... Вы бы в нем хоть лекрств привезли, что ли!

– Это не простой “ЗИМ”, – вдруг прервл кпитн врч пострше. – А специльный, от “Скорой помощи”.

Дже со спины Ростик вспомнил его. Это был большерукий врч, тот смый, который вылечил Любню. Неожиднно Ростик вспомнил его фмилию – Чертнов. И еще он вспомнил, что о нем говорил и мм, и см Любня. Но вопреки своей известности среди медперсонл, д и среди тех, кто хоть рз попдл к нему в лпы, сейчс Чертнов выглядел спокойным и слегк сонным.

– В нем, если придется, можно и оперции делть, – вдруг зговорил медик помоложе – А остльные мшины просто не “пошли”. З ними же уход не было.

Его Ростик тоже рзок видел, в больнице, в тот смый день, когд рсстреляли Борщгов. Он еще откзывлся оперировть без нестезии.

– Вы, извините, не зню вшей фмилии... – очень вежливо зговорил Достльский.

– Сопелов, – предствился молодой хирург.

– Вы, когд стршие по звнию говорят, не вмешивйтесь. Здесь не совсем больниц, тут уже действуют условия рмии, если позволите. – Подождв мгновение, пок его слов дойдут до медиков, кпитн продолжил: – Товрищи врчи, я не против “ЗИМ”, но меня смущет, что вы... нпример, бинтов привезли – н две перевязки не хвтит. А у нс звтр ох ккое сржение. И рненых будет...

– Тк у нс нет, товрищ кпитн. Во всем городе искли, потому и не присоединились вовремя к вшей колонне, но... ншли лишь чуть-чуть. И бинтов нет, и корпию пришлось щипть в врльном порядке, дже больных пытлись здействовть... В общем, придется звтр ткнью пеленть, не бинтми перевязывть.

Ростик посмотрел в спины врчей внимтельнее. В смом деле, почему у всех тут всего не хвтло, у медиков должно хвтть? Или это отрыжк еще земной уверенности, что медицин должн быть всегд н высоте?

Кстти, точно тк же посмотрел н обоих медиков и Достльский. Неизвестно, к кким выводм он пришел, но вместо нгоняя, который, кжется, нзревл, вдруг стл мягче и дже снов, не стесняясь, стл выглядеть печльным.

– Ну, не зню. Лечить, в конце концов, вм.

Н это врчи не ответили. И првильно сделли. А может быть, они были все-тки неглупые люди и видели все довольно верно. А именно, что Достльский нервничет и дже злится, но не н них, вообще н ситуцию. Видимо, совсем првильня оргнизция боя не получлсь.

К тому же он устл з последние чсы, и нстолько сильно, что дже не скрывл этого. Вот и сейчс, увидев Ростик, он поднялся с ккой-то плетенной из трвы корзины, н которую присел.

– Я вс больше не здерживю. Место лзрет прошу знять в центре круговой обороны, в пятидесяти, не больше, метрх к зпду от холм, неподлеку от мшин, чтобы легче было увозить рненых, если пернтые все-тки прорвутся. Тк кк бой обещет быть жестоким, попробуйте прикопть мшины, их верх обложите чем-нибудь, что нйдете. Тк кк мешков для песк нет, попробуйте циновки со стен этих срюшек обмзть глиной... В общем, выходите из положения, нсколько возможно. Здч понятн? Вопросы есть?

– Здч понятн, – ответил Чертнов, но не козырнул – видимо, не любил. – Вопросов нет.

И пошел к выходу из плтки, лишь мельком кивнул Ростику. З ним потщился Сопелов. Вот он, в отличие от своего нчльник, Ростику не кивнул.

К тому же ккой-то он был неловкий. Дже стрнно стновилось, что ткой неуклюжий человек мог делть ткие тонкие штуки, кк оперция н живых людях.

– Лдно, – проговорил Достльский, едв врчи зпхнули з собой полог плтки. – Если ты все-тки пришел, зймемся следующей проблемой. – Он посмотрел н Ростик, и в его зрчкх блеск фкелов отозвлся кким-то очень печльным и жестким плменем. – Кстти, очень неприятной, но необходимой. Собственно, последней ншей ндеждой.

14

– Покжи-к мне еще рз, кк они рсположились.

Ростик еще рз подивился уверенности, с ккой был сделн пресловутя крт. Рзглядывя ее, он почему-то без всяких симптомов понял, что интерес его к ней вызвн дже не доморощенным мстерством, с кким ее кто-то нрисовл, потом, скорее всего, детлизируя мелочи, скопировл для нужд кпитн Достльского. Он понял, что именно тут, н изобрженных тк стртельно просторх, ему придется биться ближйшие месяцы, может, и годы. Именно тут рзвернется очередня чсть эпопеи под нзвнием “Выживние Боловск”. И все эти буерки, речки, рощицы, овржки д холмы он исползет под смертью не рз и не дв.

Знчит, спросил он себя, все получится? Мы их отбросим, я выживу, большя чсть людей уцелеет... Но тут же понял, что это все существует еще не нверняк, что ему еще действительно, без дурков, нужно выжить в предстоящем сржении, и лишь тогд он снов окжется прв.

– Ты чего? – дже кк-то учстливо спросил Достльский. – Оглох?

Ростик еще не мог доклдывть, поэтому довольно невнятно пробормотл:

– Кртой... злюбовлся. Мне бы ткую.

– Крт знтня, – соглсился кпитн, решив, что Ростик просто ориентируется, чтобы чего-нибудь не нпутть. – Сделл ее Эдик, потом в универе еще и дорботли. Д, в общем, после него и дорбтывть не стоит, он уже долго знимется кртогрфией. Ему можно верить больше, чем Пестелю.

К концу этой тирды Ростик уже оклемлся и довольно внятно объяснил, что и кк он думет о рсположении пернтых. Зкончил он тк:

– Только зчем это, кпитн? Они все рвно поутру в тку пойдут, и рсположение их ночевок знчение потеряет.

– А вот и не потеряет, – отозвлся Достльский. – Пойдем-к.

Кпитн сктл крту, сунул ее твердым движением з спог, взял из деревянной держлки фкел, и они зшгли почему-то совсем не туд, где рсполглись известные Ростику чсти, в сторону могилы пвших тут охрнников. Если, рзумеется, бумжники уже успели их похоронить, подумл Рост мельком. В смом деле, могло получиться, что их еще не зрыли.

Перебирясь через известную ему ложбинку, Рост все оглядывлся. Дже отстл немного, и тогд кпитн, подождв его, спросил:

– Ты чего?

– Тут ребят вечером ншли, тех, которые... полегли первыми.

Они прошли немного молч.

– Д, готовились, готовились... А в итоге – кк всегд.

– Тк вы, знчит, все-тки готовились? – удивился Ростик.

– И все-тки прозевли. – Кпитн топл теперь очень мрчный, дже злой, но кк-то глубоко злой, словно бы против себя. – Когд эти ребят доложили впервые о концентрции противник, я срзу понял что к чему. После твоих-то рзборок с их зерклми кждый бы понял, верно? Срзу же попытлся доложить по нчльству. А они... В общем, все вышло бездрно! – Кпитн мельком оглянулся в сторону оствшейся сзди блочки. – Видел, кк их?

– Видел.

– Все потому, что я слишком мягко их нстроплил. Думл, бойцы бывлые, кждый почти по дв год из строя не выходит, вот и... пондеялся н опыт. Уехл ополченцев вести, они лопухнулись.

– Лдно, кпитн, всем случется лопухнуться.

– Не зню, может, если бы остлся... – Он провел лдонью по лицу. – Лдно, это все в прошлом. А вот Ббурин – нше нстоящее.

– Ккой Ббурин?

– Сейчс увидишь.

Они вошли в трву, метелки которой были выше Ростиковых плеч. При ходьбе они еще издвли сухие, скрежещущие и в то же время довольно звонкие звуки, слышимые, вероятно, з много сотен метров. Противник подобрться сюд незмеченным не мог, будь он хоть бестелесной тенью. Ростик вдруг осознл, что этот же трюк используют и пернтые, проводя сбор сил тут, в трвх, не н мрше, уже, собственно, н территории людей. Знчит, опсются, решил Рост и попытлся изложить свою догдку кпитну, но не успел. Они уже пришли.

– Ббурин! – вполголос позвл кпитн, и они вышли н небольшую, вытоптнную, вернее, прижтую грвитционными конусми летющих лодок полянку, где смя высокя трв все-тки полегл и стло чуть-чуть свободнее.

Где-то недлеко, но все еще з стеной трвы, послышлись человеческие голос, шевеление, и внезпно згорелись фкелы. Трв рздвинулсь, и к ним шгнул стрння, мешковтя фигур. Ростик привык, живя в Полдневье, к рзным формм и силуэтм, но этот... И вдруг понял, что видит перед собой нормльного человек, только нряженного в общевойсковой комплект химзщиты, только без противогз.

Прень в химкомплекте, с фкелом в руке подошел ближе и осветил их яснее. Потом поднял руку, изобрзив нполовину шттское приветствие, нполовину козырнув. Окзлся Ббурин невысоким, ностым, с очень умными глзкми и хитрой склдочкой губ. Помимо собственного противогз при нем был еще одн сумк, вероятно, с зпсным тким же прибором.

– Не высплся? – спросил его Достльский. Потом, повернувшись к Ростику, пояснил: – Он уже третью ночь н ногх, с тех пор, кк получил прикз форсировнно готовиться.

– Вот и подготовились, – подхвтил Ббурин.

– Рсскзывй, Костя. – Кпитн не позволял себе терять время.

– Д тут и рсскзывть-то нечего. Отрвляющее вещество в количестве десяти бочек и устройство для его рспыления доствлено.

– Погоди, – не понял Ростик. – Отрвляющее... Где же вы его готовили?

– А н биостнции, что около зверосовхоз.

– Я думл, тм все рзрушено.

– Тм создли режимный объект и, в общем, почти успели. К тому же подготовили летющую лодку – он имеет специльное устройство для рспыления ОВ.

– Чего?

– Отрвляющего веществ. Действует идельно. Зсыпем бочку в контейнер, подключем бллон со сжтым воздухом, и отрв сыплется через боковые консольные коллекторы в обе стороны по ходу мшины.

– Полосу ккой ширины вы вот тк “удобряете”? – поинтересовлся кпитн.

– Консоли по тридцть дв метр. Итого мы достоверно нкрывем полосу метров в сто при полете чуть выше сорок метров.

– Ну уж мхнули – сто метров! Хорошо бы, хоть семьдесят...

– Нет, сто – проверено в нтурных испытниях. Рзумеется, если подняться, полос будет шире, но тогд и действие веществ ослбеет, потому что концентрция снизится.

– А по длине?

– Контейнер, вмещющего одну двухсоткилогрммовую бочку, хвтет н минуту рботы, то есть при полете около пятидесяти километров в чс он нкроет метров пятьсот.

– А если пикировть с высоты? – спросил Ростик. И тут же пояснил Достльскому: – Кк с горки н снкх.

– Откуд вы знете?

– Меня Ким иногд сжл з рычги этих летлок.

– А, Спигович! Д, тк можно прибвить лишние километров десять – двендцть. Но вжн не площдь, точность попдния. Ведь если мы промжем мимо противник, никкие нши скорости не помогут. Противник почувствует нелдное и рзбежится. А мы рсполгем только десятью бочкми.

– Кк плнируете их использовть?

– В первый рз – три бочки про зпс, одну – в контейнер. И обрбтывю полосу длиной в дв километр. Или метров четырест шириной, но тогд, соответственно, короче, в полкилометр. Потом возврщюсь н бзу, то есть сюд, перегружю из второй, трнспортной, лодки еще три бочки. Нношу второй удр. А потом последними тремя бочкми совершю еще зход. Потом пересживю н свою летлку с рспылителем пилот Хворост, которому поручено мне ссистировть, отпрвляю дргоценную лодку с консолями нзд, в Боловск, см сжусь н лодку Хворост и принимю учстие в звтршнем бою. Если позволите, – добвил Ббурин, весело блеснув глзми, посмотрев н Достльского и Ростик с полной уверенностью, что рзрешт.

– Рзумно, – соглсился кпитн.

– Кк у тебя в подчинении Хворост окзлся? спросил Ростик.

– Его потрепли летуны из стн пернтых. Он привел свою лодку н ремонт, тм и получил прикз вступить в мою комнду.

– А что, если не его использовть н отпрвке лодки, тебя? – спросил кпитн. – Тебя все-тки...

– Ну что? Договривйте! – Глз Ббурин тк зблестели, что пробили неожиднной злостью дже природное добродушие. – Что, ткого ценного кдр, кк я, нельзя в бой пускть? Дескть, потеряем, беды не оберемся... Или, думете, я не спрвлюсь?

– Лдно, поступй кк знешь, – соглсился кпитн. Но потом вдруг посмотрел н Ростик и веско скзл: – Только услуг з услугу. В свои полеты возьмешь его.

– Зчем?

– Кк моего личного предствителя. И определителя целей.

Потому и звел он рзговор об отпрвке нзд, в Боловск, догдлся Ростик и подивился хитроумию кпитн. Но, в общем, это было не интересно. Горздо вжнее кзлся вопрос, который он вовремя не здл, но который все рвно следовло выяснить.

– А приостновить подчу ОВ с зпрвленной бочкой и рзвернуться? – спросил Ростик.

– Рзвернуться – сколько угодно, только тогд чсть дуги будет непродуктивно обрботн ОВ. А вот приостновить его подчу в коллекторы – не выйдет, устройство рспыления смопльное. Спсибо скжу, если до конц оперции не сломется.

– Лдно, считем, что все выяснили, – скзл Достльский. – Рост, объясни-к нм предпочтительные цели.

Он достл крту и рзвернул ее под двумя фкелми, передв свой Росту. Втроем склонились нд кртой. Мысленно прочертив три дуги, уже более уверенно, чем внчле, Ростик зговорил:

– Удры следует нносить тк. Первым, четырьмя зходми, тк, чтобы получилсь полос в километр длиной и двести метров шириной, нкрывем двести пятьдесят летунов, которые нходятся тут.

– Кк ты это себе предствляешь? – перешел н “ты” Ббурин.

– Проходим первый рз, перезряжем твой ттркцион, идем нзд, проходим рядышком в том же месте, потом еще рз вперед, в стык с первой полосой, и последней, четвертой – рядом с ней.

– Не выйдет, – веско скзл Ббурин. – Когд ОВ в бочке кончится, я зторможу и звисну, пок подключют вторую бочку, инче в темноте никогд это место мы больше не определим. Это тебе не по вешкм летть в солнечный день, Гринев, это ночью, нд однообрзной степью.

Окзывется, он знл и фмилию Ростик. Впрочем, он знл Ким, тк что мог знть много чего. Достльский соглсился:

– Поступй кк знешь, глвное, прочерти эту полосу без ошибок. Тк, Рост, вторую дугу после перезгрузки лодки куд нпрвим?

– Вторую я предлгю, если попдние нстолько проблемтично, тоже делть в четыре ходки. Нкроем тех летющих струсов, которые стоят от нс првее холм, их тм поменьше, но мы думем, что все рвно з полторы сотни будет. А последний полет совершим нд гребнем холм, где у них, похоже, комндовние нходится. Они без комндовния – не очень. Собирют вещички и гребут восвояси.

И он рсскзл, кк от них отвязлось племя диких бегимлеси по ту сторону Олимпийского хребт, когд стршин Квдртный в поединке сломл их вожку шею.

– Тогд, может, срзу удрим по нчльству? – спросил Ббурин, обрщясь, конечно, в первую очередь к Достльскому.

– Нет, их слишком много, следует действовть нверняк, выводить из строя их глвную удрную силу. Поступим, кк Гринев предложил.

Н том и порешили. Ростик вынужден был стянуть с себя доспехи, которые доствил в лгерь Достльский, потом ему выдли химкомплект. Ббурин объяснил, кк им зщищться и кк снимть, если что-то случится, и они уже через пять минут окзлись в воздухе.

В отличие от Ким, Ббурин вел свою лодку очень плвно, словно боялся, что он рзвлится в воздухе. И при том, что второго пилот, то есть Хворост, для облегчения вес решили не брть. Ростику оствлось только подивиться мстерству ностого коротышки. Но здвть глупые вопросы, где тренировлся д кк это выходит, не стл. Прерогтив нчинть рзговор н борту во время выполнения боевой здчи приндлежл стршему, стршим стл Ббурин. Никто по этому поводу не произнес ни слов, но это и тк подрзумевлось – люди-то были грмотные.

Чтобы не пропустить ничего интересного, Рост рсположился в кресле второго пилот. Н недоуменные взгляды Ббурин не отвечл, зто стртельно, кк только мог, помогл в рботе рычгми и зслужил поощрение. Когд зходили из степи н первую бзу пернтых летунов, ностый вполне дружественно пробурчл:

– Учил он тебя неплохо. Еще пру-тройку месяцев, и выйдет из тебя недурной пилот.

– Слушй, из чего это ОВ сделли?

– Я слышл, якобы н основе иприт. Вот только не зню, зчем он хрнился н химзводе. Конечно, с ккими-то удобрениями смешли... Но кк ни смешивй, сырье все рвно кончилось. Эти десять бочек – последний продукт, оствшийся с Земли. Больше не будет, если сми тут чего-нибудь стоящего не нйдем.

– Сколько оно остется в действии?

– При ткой погоде, может быть, неделю. Если бы зимой применяли, месяц дв. Все, хорош трепться. Нтягивй противогз.

Ростик бросил рычги, нтянул рмейский резиновый противогз, зтянул н голове прорезиненный кпюшон химкомплект и лишь тогд понял, что почти ничего не видит и едв ли что-либо понимет. К тому же было непонятно, кк отдвть прикзы ребятм, рботющим н рспылителе сзди. Но, окзлось, об этом уже подумли и проблему решили.

Едв Рост взялся з рычги, кк Ббурин, ловко облчившись одной рукой в зщитное обмундировние, щелкнул кким-то тумблером, и н пнели перед пилотми зжегся голубой сигнл. Вероятно, это знчило, что они приступили к выполнению здчи. Ростик не сомневлся, что точно ткя же лмпочк згорелсь н ккой-нибудь пнели и сзди, д еще не в одном экземпляре, перед кждым, кто тм нходился, дже перед гребцми, не говоря уже о ребятх, тскющих бочки с отрвой.

Потом в смом нчле уже виденной сегодня ночью Ростиком полосы костров н земле, обознчющих первое, большее по численности скопление летющих струсов, Ббурин включил зеленую лмпочку. И почти тотчс спрв и слев послышлся слбый свистящий звук. Он был ткой негромкий, что стоило Ростику неккуртно дернуться, кк скрип резины по дермтиновой поверхности пилотского кресл тут же зглушил его. Потом этот свист стл вообще неуловимым, потом пропл, еще через несколько секунд н пнели погсл зеленя лмп и згорелсь крсня.

Ббурин тут же стл ворочть рычгми, остнвливя н всем скку лодку и дже входя здом в уже обрботнную зону, Ростик почувствовл, что они звисли не просто тк, в ядовитом облке, по резкому зпху, появившемуся в противогзе. Но, помимо зпх, больше ничего стршного с ним не произошло. Этим воздухом все-тки можно было дышть, оствясь в живых…

Когд крсный сигнл погс, Ббурин довольно резво стронул лодку с мест, и к моменту, когд згорелся зеленый сигнл, они только-только вышли из порженной зоны и принялись обрбтывть следующий отрезок.

Потом они рзвернулись прктически нд смым концом ряд костров, обознчющих лгерь пернтых летунов, и пошли нзд, чуть в стороне от первой тректории. Нсколько они ее не перекрывли, Ростик не знл, но Ббурин, кжется, это не только понимл, но и регулировл. Тк, он дв рз довольно ощутимо изменил курс, првд, второй рз слишком сильно – опять появился уже знкомый зпх, хотя и горздо слбее, чем при перезрядке рспылителя.

Упрвление сигнлми себя опрвдывло, мнер остнвливться в воздухе и ждть, когд ребят сзди перезпрвят коллекторы новой порцией отрвы, позволил не ошибиться. После того кк он все это увидел собственными глзми, Ростику покзлось, что это единственный рзумный способ опылять местность. Его предложение делть это н скорости, в четыре зход, сейчс покзлось ему нелепым. Он-то просто опслся, что кто-то из бегимлеси, попв под струи нтигрвитции, отбрсывемые блинми, поднимет тревогу, догдвшись, что нд ними – люди. Но сейчс, когд они звисли в пятидесяти, то и сорок метрх нд землей, никто тревогу не поднимл, Ростик догдлся – почему. По той простой причине, что перезряжлись они в отрвленной зоне, где некому было бить тревогу – тут все уже нходились под поржением пресловутого иприт.

Когд они вернулись в лгерь, выяснилось, что с вылет прошло менее чс. Но дже Ббурин, стянув противогз, выглядел устлым, и вовсе не от трех предыдущих ночей без сн. Воспользоввшись моментом, когд в лодку згружли следующие бочки с ОВ, Ростик спросил его:

– А кк же мы не трвимся после полет? Ведь в коллекторх нверняк что-то д остлось от отрвы?

– Нет, их тк сконструировли, и нпор воздух из бллон ткой сильный, что, кк видишь, дышть можно.

– Это хорошо, – кивнул Ростик. Потом они “проглдили” вторую бзу вржеских летунов. Тут получилось все не тк уж и тихо. Скорее получилось дже громко. В некий момент кто-то что-то зметил, и люди оглянуться не успели, кк с земли в небо уже били мссировнные, иногд очень яркие, иногд бледные дже в темноте шровые молнии. Они рссыплись все ближе и ближе к их лодке, но Ббурин не обрщл н них ровным счетом никкого внимния. И хотя десяток рз их прилично тряхнуло, они “отбомбились” и вернулись к Бумжному холму без потерь. Лишь несколько дырок укршли теперь их фюзеляж, д в одной бочке зиял дыр, тк что кулк пролезл. Но, кк доложил кто-то из грузящих бочки ребят, это случилось, когд он был уже пустой. Тк что и это попдние выглядело нестршным.

Третий полет был смым тяжелым. Он окзлся смым коротким, но... В общем, когд они звисли, Ростик уже и не чял остться в живых. Их тк обстреливли, что одну из бочек они не смогли дже использовть до конц, пришлось ее сбросить в люк, чтобы не зржть лодку. Кроме того, н одном из рывков Ббурин, совершенных по необходимости, чтобы не потерять контроль нд упрвлением, примерно н середине своей длины отломилсь првя труб коллектор. И только тогд Рост понял, почему у Ббурин вырботлсь ткя сверхъестественно плвня техник пилотировния

Уже в смом конце их третьего зход, когд они, прктически, продувли пустые коллекторы, в них угодило срзу дв снряд. Н месте убило одного из гребцов и одного из оперторов н рспылителе. Вернее, снчл его лишь рнило, но когд они вернулись к Бумжному холму, он был уже мертв – через пробитый химкомплект все-тки попвшя в лодку отрв добил его вернее, чем смые меткие выстрелы пернтых.

Но здчу они выполнили. Это стло понятно хотя бы по тому, что вдруг, едв ли не в одно мгновение, весь лгерь пернтых осветился, помимо костров, очень яркими фкелми, которые довольно неожиднно стли рсходиться в рзные стороны. В бинокль было видно, кк некоторые из несущих фкелы пернтиков вдруг пдли, и тогд трв згорлсь, но тких случев было немного. К тому же, понимя, нсколько это опсно, пернтые ткие пожры зтптывли.

Все это было нстолько крсноречивым свидетельством удчных действий Ббурин и его людей, что, когд он с Ростиком явился в плтку кпитн Достльского, уже избвившись от химкомплектов, дже искупвшись в Цветной речке и слегк взбодрившись, тот срзу же их известил:

– Все видел см. Одобряю и дже поздрвляю. Теперь потери пернтых будут куд существенней, чем они предполгли. А это хорошо. – Подумв, он добвил, глядя н устлые, зпвшие лиц. – Вы и не подозревете, нсколько это хорошо.

– Почему не подозревю? – удивился Ростик. – Психологическое преимущество уже з нми.

И тогд Достльский произнес сквозь зубы, игря желвкми н бледном лице:

– Пок вы летли, у нс дв взвод дезертировли в полном состве. Ублюдки, и ведь знют, что бежть некуд, ... Но я пернтых все рвно тут остновлю.

– Ну, почему в единственном числе, кпитн? – спросил Ббурин, устло улыбнувшись своей немудреной шутке. – Вместе остновим. Ведь не все же бегут.

Но Ростик понял, кк бы удчно они уже ни “трвнули” пернтых, глвным фктором, который позволит им победить или приведет к поржению, будет то, сколько людей остнется в окопх к звтршнему утру. Но выясниться это должно было только после того, кк нступит день.

15

Хотя Ростик всегд пытлся хотя бы немного прикорнуть перед боем, чтобы чувствовть себя свежее и не допустить глупой ошибки н сонную голову, н этот рз урвть дже четверть чс не удлось.

Причин был в том, что линия обороны обустривлсь куд медленнее, чем хотелось бы. И потому что твердый кк кмень, пересохший местный крснозем едв поддвлся сперным лопткм, и потому что следовло укрыть об втобус для рненых вместе с оперционным “ЗИМом” в специльную трншею позди холм, внутри обрзовнного людьми кольц, и потому что нстроение солдт действительно окзлось очень неуверенным, знчит, многие из них зрнее смирились с поржением.

Обходя в сороковой, нверное, рз з ночь позиции своего бтльон, Ростик вглядывлся в людей и почти с отчянием думл, что был бы хоть млейшя возможность, он бы непременно отошел к городу, хоть н десяток километров, хоть до следующего холм... Почему-то отступление всегд зствляет русских рзозлиться и избвиться от стрх – это сейчс было вжно. Но прикз отступть не было и не могло быть, и приходилось дрться тут.

К утру, откзвшись от идеи зкопть втобусы хотя бы н треть, просто обложили их, кк и предположил кпитн, сплетенными из трвы и обмзнными глиной кускми стен и крыш местных срюшек, ндеясь, что случйные выстрелы эт прегрд выдержит, специльно по ним пернтые бить не будут просто потому, что глупо бить по неизвестной цели, когд есть явный и зметный противник.

Тк же в передней чсти Бумжного холм оборудовли подобие редут, примерно тм, где поствил свой КП Достльский, тм, куд должны были прийтись, судя по всему, первые и смые свирепые тки бегимлеси. Хотя, если подумть, в условиях окружения удры должны были достться всему периметру... И все-тки центр пытлись зщитить особенно тщтельно. Помимо прочего еще и потому, что противник, зботящийся о своих комндирх и вождях, непременно попытется достть комндиров врг, приписывя им ту же знчимость или просто потому, что з победу нд вржеским вождем присвивли более высокий чин или нгрждли почетными знкми отличия.

К утру, несмотря н множество недоделок, Достльский в принципе остлся доволен положением дел. Особенно он похвлил, рзумеется, Бурскин, но и Рост не ругл, понимл, что, если бы не ночные вылеты, еще неизвестно, кто лучше подготовился бы... А потом включилось Солнце, и с его первыми, отвесными, кк всегд, лучми нчлось.

Внезпно, кк по мновению волшебной плочки, буквльно ни с того ни с сего что-то изменилось в мире вокруг, и, когд Ростик попытлся определить, что же произошло, кто-то из солдт вдруг с непонятным криком укзл н противник. И тогд зметили уже все.

Вокруг вржеского холм, где определенно ночью нходились комндиры пернтых и куд Ббурин в присутствии Рост сбросил отрву из двух последних бочек, возникли дв ручья... Медленные, серые и мло зметные, они вдруг нбрли силу и энергию, спустя несколько минут стли вдруг мощными, многоцветными, полноводными рекми. Это были бегимлеси, несущие свои штндрты, оснщенные в соответствии с собственными првилми ведения войны, готовые к штурму Бумжного холм и дже более того – к войне с человечеством.

Но Рост с удовольствием видел, что эти две реки не зходят н территорию, окропленную ночью отрвой. Вероятно, эт местность теперь н несколько дней, то и недель стл непригодной для жизни. А это знчило, что те, кто нходился н ней, возможно, уже не могли принять учстия в сржении или дже числились вржеской стороной в списке потерь... Это должно было дть людям больше шнсов, но пок, глядя н приближющиеся мссы пернтых вояк, следовло признть – ночные действия почти не привели к зметному эффекту.

И все-тки кое-чего они добились, решил Ростик. Хотя бы того, что впереди всей мссы пехоты не несутся в воздухе сотни летющих струсов с тяжеловооруженными лтникми в седлх... И едв Ростик подумл это, кк слев, н знчительном рсстоянии от холм, покзлись пернтые летуны. Их было немного, всего несколько десятков, но для тех, кто не знл, сколько их было с смого нчл, эт стя, поржющя своим рвнением и сверкющя н солнце стлью, внушл стрх.

Следующие четверть чс Ростик вместе со своими ротными и их змми, ткже некоторыми ниболее толковыми взводными носился по полю, пинкми и удрми изо всей силы зствляя иных своих солдт вернуться в окопы, зпихивя потерявшихся от стрх ребят под стволы и кулки ветернов, которые тоже ншлись среди всего этого чересчур пестрого, неподготовленного и слбого воинств.

Ндо признть, Ростик удерживл своих ребят легко, кким-то шестым чувством осознв, что все рзом не побегут, что глвные силы будут стоять, поэтому больше всего он боялся, кк бы кто-то из его ротных, особенно горячий н вид и н повдку Цыгн, не нчл стрелять в спины убегющим. Но обошлось, никто не пустил в ход оружие, и дже кричть пришлось не слишком долго...

И все-тки, когд порыв дрпть сошел н нет, стло ясно, что по меньшей мере четверть сотни людей из рсположения его бтльон исчезли и их ни з что не догнть. Зто теперь желния отступть не проявлял никто, все кк-то нбычились, уперлись, решили дрться, тогд Ростик и см стл изготвливться к бою. Тут-то в воздух и стли поднимться летющие лодки. Их было семндцть.

Снчл Ростик, должно быть от збот и невысыпния, не мог понять, откуд взялсь семндцтя, и лишь потом вспомнил, что Ббурин хотел отпрвить Хворост н дргоценном грвилете с рспылительной устновкой в город, потом присоединиться к одной из эскдрилий. Видимо, тк он и поступил, у него вполне должно было хвтить и воли и нстойчивости сделть по-своему, если он этого действительно хотел.

Пок они поднимлись, обе реки бегимлеси соединились, примерно н полдороге от их холм до Цветной речки, и дльше двинули уже единым потоком, способным, кжется, смести с поверхности Полдневья все, что ему не понрвится, А вот пернтые летуны долетели до смой реки, и тут, кк покзлось, едв ли не н рсстоянии вытянутой руки от позиций людей, произошло первое столкновение.

Ндо признть, было оно не очень впечтляющим. И слишком уж быстрым, н взгляд Ростик. Просто чуть не все семндцть лодок людей выстроились в три группы, поднялись повыше, и первя из групп попытлсь, кк коршун, сверху удрить по всему ряду пернтых рзом, словно срезя их косой полного лобового, полного бшенного огня, н некоторых лодкх дже кким-то чудом стреляли и снизу, вероятно рзвернув спренные кормовые лучеметы вниз и вперед.

Ряд пернтых летунов не дрогнул, лишь первые из тковнных повлились, теряя перья и утртив координцию движений. Все это Ростик уже видел, во время первой схвтки у берег бегимлеси. Вот только тогд бой был мневренным, сейчс линейным. И ответ противник н действия людей тоже был линейным, слитным, мощным и результтивным. Еще не все из бегимлеси рзвернули своих птиц, чтобы рзок-другой пльнуть в ответ н тку первой пятерки, кк згорелсь одн из летющих лодок. Потом здымил вторя. Плмени н ней видно не было, но он, не выходя из ткующего пике, прошил весь строй пернтых и воткнулсь в берег речки, взметнув сноп орнжевого взрыв...

Третья взорвлсь, когд ткующие мшины окзлись где-то в середине ряд бегимлеси. Этот взрыв рсколол пернтых, но и зкрыл две ведущие мшины людей. Ростик дже головой дернул в сторону, чтобы не видеть этого... Он не сомневлся, что и они от этого слишком близкого взрыв погибли, кк не сомневлся, что з рулем одной из этих лодок сидел Ким...

Потом н ряд пернтых летунов спикировл вторя эскдрилья грвилетов. Он вел себя тк же, но ее огонь был результтивнее, особенно в нчле тки, должно быть, пернтые чстично утртили огневую мощь и психологическую способность окзывть сопротивление... Зто когд грвилеты вышли из ткующего зход, вместо шести мшин остлось три. Все они погибли в конце ряд бегимлеси, все погибли едв ли не рзом, и лишь одн из лодок не взорвлсь, упв н землю...

Третья групп прошл весь строй пернтых без потерь, но он и сбил меньше всех. Должно быть, ее припоздвшя тк, по существу выстрелы в хвост пернтым, кким-то обрзом прошл мимо... А потом стло ясно, что пернтые летуны уже тут, нд Бумжным холмом, и что их остлось едв ли две трети того ряд, который вынырнул из рзноцветных трв з отрвленным холмом.

Рзумеется, ребятм, которые по-прежнему боялись этого боя, полезно было встретить этих летунов огнем. Ростик по себе знл, что безотчетный стрх, возникющий перед боем, совсем не тот стрх, который одолевет во время боя, – со вторым спрвиться легче, потому что в дрке остется мло времени и потому что можно стрелять, двить н курок...

Из зход летющих струсов н позиции Бумжного холм вышло уже совсем немного птиц, не более двух десятков. К тому же они кким-то обрзом рссеялись, должно быть, не ожидли ткого дружного отпор. Может быть, они не привыкли, чтобы нземные чсти в тком количестве нсыщлись огнестрельным оружием, или рссчитывли, что люди могут дрпнуть от этой тки... Тк или инче, они просчитлись, опытные люди лишь почувствовли себя в большей безопсности, вжимясь в землю, стреляя по птицм, которые целиком нходились н виду, новобрнцы, посмтривя н ветернов, медленно, но верно приходили в себя, убеждясь, что не тк стршен врг, кк, вероятно, рсскзывли иные пникеры ночью у костров.

Струсы отлетели к речке, пытясь собрться воедино, чтобы меньше терять своих от рссеянности сил, но тут н них в очередной рз обрушились грвилеты людей, мешя этому построению, сбивя его огнем всех своих пушек. Ростик, рзумеется, перевел бинокль н это сржение, но, кк ни вертел окуляры, тк и не понял, есть ли среди уцелевших мшин Ким... А потом кк-то не очень зметно, но довольно решительно к Бумжному подбежли пернтые пехотинцы. Некоторые из них срзу бросились н позиции людей, но было немло и тких, которые пострлись обогнуть холм, ндеясь, что удр сбоку будет более результтивным.

Спустя пять – семь минут Ростик понял, что никкой оргнизции пернтые не придерживются. Они просто влили стеной, ндеясь н численное превосходство и н скорость своей тки... Скорость действительно был немлой. Пернтые гигнты з дв метр ростом неслись вперед, кк небольшие тнкетки, полыхя огнем из своих стрнных плзмометов, прикрывя еще пять – семь тких же, только чуть более живописно оснщенных вояк, которые бежли сзди. Этим стрелять было не из чего, но кждый из них ждл своей очереди, чтобы подобрть пушку, если встречный огонь скосит прикрывющего стрелк.

Совсем некстти Ростик вдруг вспомнил, что во время Первой мировой иные чсти русской рмии тк же ходили в тку, из рсчет одной винтовки н троих, то и больше, пехотинцев, рссчитыввших все-тки добыть себе оружие прежде, чем их нйдет пуля противник...

Ростик стрелял см, подбдривл тех, кто стрелял рядом с ним, носился по окопм вдоль своего фронт и читл бой. Вместо обещнных клссиком невнятицы, непонятности и чудовищности всего происходящего, он видел совсем иное – бсолютную осмысленность буквльно всего, что делл кждый из учстников сржения, нходил в себе полное понимние того, что происходило вокруг, и считл это в высшей степени нормльным... Пернтые хотели убить людей и воспользовться плодми их труд, люди не собирлись предоствить вргу эту возможность и зщищли то, что считли своим, не щдя жизней своих и чужих. Это было почти хозяйственной деятельностью, хотя бы и ведущейся нсильственными методми, почти жтвой или ккой-либо прочей стрдой...

И потому Ростик чувствовл себя немного всесильным, немного вознесенным нд миром, немного всезнющим. Он прил, словно птиц в плотном восходящем потоке, когд дже шевелить крылом не нужно, – стихия, упрвляемя случем или более мудрыми существми, см несл его! Он в смом деле знл, что произойдет с некоторыми из его солдт в следующие минуты, с комндирми взводов, которых он стртельно держл в поле зрения, чтобы не дть провлиться обороне, и дже немного знл, что происходит н стороне Бурскин.

А происходило вот что – его люди встретили противник нервно, и пришлось передть по окопм комнду стрелять прицельно и одиночными, инче птронов не хвтило бы и н пру чсов. Первые удры все-тки пришлись по смом холму, н две роты Достльского, и лишь менее решительные из ткующих птиц стли “рзмывться” по периметру, причем ребятм, стоявшим зпднее, доствлись более вялые противники, которых куд легче было звливть, чем тех, кто срзу же брослся н людей, едв добегл до их линии обороны. Но потом противник нвлился с дурной силой по всему периметру, и тогд зрботли все, кто был в окопх, ровно поливя пернтых огнем.

Трудность людей выявилсь довольно скоро – доспехи пернтых неожиднно окзлись очень прочными. Дже не всякое прямое попдние прошивло их, что уж говорить о косых и рикошетных удрх? К тому же и сми пернтые были н редкость здоровые. Чтобы звлить иного, приходилось истртить н него пять – семь птронов... К тому же срзу приходилось убивть того, кто подбирл пушку. К тому же встречный огонь пернтых был тким плотным, точным, хлднокровным и рсчетливым, что оствлось только удивляться их способности сообржть, когд пльб людей косил их ряд з рядом...

Поэтому и людям доствлось. При этом пернтые все время нрщивли свое двление, все ближе подбирясь к окопм, все решительнее подствляя себя под пули людей, чтобы другие бегимлеси выигрли еще шг-другой, то и пять – семь метров рзом... Догдться при этом, что произойдет, когд бегимлеси ворвутся в окопы и пустят в ход холодное оружие, труд не соствляло. И Ростик стрлся этого не допустить. В том числе, мневрируя людьми, перебрсывя отделение туд, где было труднее, меняя плотность огня, сосредотчивя н слишком выдвинутых бегимлеси огонь двух, то и трех соседних отделений.

Тк продержлись почти дв чс, и вдруг стли возникть и более сложные проблемы. Снчл получил рнение Кменщик. Просто удивительно, кк пернтые вычислили и попли в никогд не высовывющегося стрик, который, несмотря н возрст, окзлся незменимым в бою. Но рнение окзлось серьезным, и пришлось отпрвить его к врчм.

Потом почти целиком погиб один из взводов в середине обороны белобрысого Ктериничев. Ккя-то групп пернтых тк умело и слитно принялсь плить из своих лучеметов, что их лучи сливлись воедино и, попдя дже в кря окопов, нкрывли всю живое в рдиусе пяти – семи метров, злетя по изломнным зигзгм дже в укрывшихся людей. Этими “виртуозми” пришлось зняться отдельно, и, в общем, строслужщие ребят догдлись, “згсили” их почти без подскзок, но вред они нделли много. Дыру в обороне пришлось зтыкть едв ли не полчс, пок плотность людей хоть немного выровнялсь.

16

Потом Ростик стли одолевть мрчные предчувствия, и он отпрвился в смый свой зпдный взвод, который уже стыковлся с людьми Антон, по сути дел, н грнице их бтльонов. Тут все было нормльно, дже потише, чем в остльных местх, но Ростик не оствляло ккое-то злое и неясное сомнение. Он нужен был, вероятно, н других учсткх, но медлил, не уходил – и дождлся... Три слитные колонны пернтых, великолепно оргнизовнные и выстроенные тк плотно, что кждя пуля нходил двух, то и больше противников, прежде чем зстревл в проклятых вржеских доспехх, отличных друг от друг только цветом штндртов, цветом перьев, воткнутых в шлемы, и цветом копий, которые бегимлеси выствили перед собой, удрили в стык между бтльонми.

Кк они увидели, что тут существует крохотный, всего-то метров в тридцть ззор, кк сумели подготовить эту тку – остлось непонятно. Ростик тут же послл двух смых изрненных бойцов, чтобы они привели дв отделения из роты Цыгн и одно от Тельняшки-Ивнов, который примыкл к смому Бумжному холму, но пок не прибыло подкрепление, было тяжко... А может быть, пернтые и прорвлись бы, если бы вдруг не подошел целый взвод, хотя уже и в половину меньший по соству, послнный Достльским. Кпитн увидел, что тут творилось, и выслл подкрепление... которого хвтило ровно до подход ребят Ростик, з которыми он послл гонцов.

Но они удержлись, хотя иногд кзлось, что все, что сейчс бегимлеси из синей, или зеленой, или дже из желтой, смой млочисленной колонны вот-вот окжутся рядом и нчнут ндевть слбые людские тел н свои ужсные пики... Ростик сидел з ручным пулеметом Клшников, тем смым приспособлением, которое было один в один, кроме длины ствол, содрно с втомт. И плил, выбиря смые близкие и опсные цели, плил, плил...

Когд его известили, что тут противник отктывется и что рнен Ивнов, он отпустил свою пушку почти с сожлением... Вернее, это он тк изобрзил, н смом деле окостеневшие пльцы не хотели выпускть рифленую рукоятку, глз все еще выискивли цель, хотя ему уже полглось думть о другом.

В роте Ивнов он выяснил, что рот, по сути, остлсь без головы. Дружк Ивнов по имени Вньк убили еще в одинндцтом чсу, и после этого комроты стл, по словм ккого-то взводного, см не свой, лез вперед и вот, долзился... Этого комвзвод Ростик и нзнчил “н роту”, кк говорили еще в ту войну, хотя от роты и остлось куд меньше, чем хотелось бы.

Вообще, к полудню потери стли приближться к половине, в некоторых взводх остлось и меньше трети – огонь пернтых не ослбевл ни н мгновение. А к трем чсм стло известно, что Бурскин пропустил несколько пернтых в тыл – у него уже не было людей, чтобы зтыкть все дыры... И тогд Ростик сделл смую безумную, смую бестолковую, кк см полгл, вещь н свете – он собрл около себя почти десятк полтор ребят, почти все из которых были рнены, некоторые дже не успели перевязться, и отпрвил их нзд, н помощь в соседний бтльон. А см остлся с теми, из кого и роту нбрть было бы уже зтруднительно.

А пернтые все двили, двили... Конечно, меньше, слбее, чем в нчле сржения, но все еще оголтело, зло, решительно. Из их тел перед окопми обрзовлся нстоящий бруствер, истекющий ярко-крсной, ткой же, кк и у людей, кровью. Но они все двили... Они бы непременно прорвлись, если бы не интересня особенность, которя их чсто подводил, – пернтые бойцы брослись туд, где, по их мнению, было горячее. И вместо того чтобы очистить себе брешь в построении людей и зйти им в тыл, они, дже имея перед собой удчное соотношение огня и сил, не использовли его, рзворчивлись и тковли те учстки фронт, где бой был особенно яростным, где людей было много... В общем, решил Ростик, им не хвтло грмотных офицеров. Может быть, химическя тк, которую они ночью провели н смом верху вржеского холм, был тому причиной?

Потом погиб брт белобрысого, которого комроты Ктериничев выбрл себе в зместители, кжется, его звли Семеном. Он кк-то очень неудчно выскочил из окоп, пытясь перебрться короткой дорогой в звленную трупми, выдвинутую вперед ячейку, и тут же получил снчл один огневой зряд пернтых в грудь, потом еще дв, по ногм и в голову. Когд его выволокли с поля, он был уже мертв. Причем кож н липе от последнего попдния почему-то стл черной и потресклсь, кк сгоревший пирог в духовке.

А Ростик – н удивление – не получил еще ни одной црпины. Он, конечно, устл, очень устл бегть, орть, комндовть, лезть под вржеские и чстично свои выстрелы, устл видеть боль и слышть крики рненых, устл от зпх порох и озон, от плзменных шнуров, крови и смерти, устл от дикого нпряжения, от боязни того, что вот сейчс случится смое стршное, где-нибудь пернтые прорвутся и нчнется резня... Но рнений не получл.

И только он успел этому пордовться, кк в него воткнулся отколовшийся от близкого рзрыв плзменный сгусток. Это был крохотня шровя молния, величиной с фсолину, он рссыплсь н искры, удрившись в Ростикову броню, но он же тк прижгл кожу под этой броней, что он чуть было не зорл. А потом в него прктически прямой нводкой угодил целя бомб бегимлеси.

Его спсло только то, что он был пущен издлек и уже рстртил свою силу... Но ее удр в бок вызвл жуткую, невыносимую боль, которя рстеклсь срзу почему-то по ногм, и крткое беспмятство, окончившееся глухотой, слепотой и очень стрнным ощущением, что сердце нчинет биться медленнее и вот-вот остновится.. Ростик вспомнил рсскзы стрых вояк, что иногд попдние плзменного шнур из ружья губисков дже в конечность у некоторых вызывет болевой шок и прлич сердц, и с ккой-то н удивление явственной тоской подумл, что вот пришел и его черед, хотя ему перед боем кзлось, что будет по-другому... Но он пришел в себя, сердце снов зрботло, стновясь с кждым удром все более незметным оргном, кк все, что нормльно функционирует, и он понял, что н этот рз выживет.

Когд он очухлся, около него стояли трое вояк, все они следили з тем, кк он приходил в себя, с тревогой, но и с видимым облегчением. Они волновлись з своего комбт, понимя, что без него будет туго... Несмотря н это в общем-то вполне достойное чувство, Ростик ругнью отослл их нзд, в бой. А потом, оствшись кк бы в одиночестве, хотя отлично понимл, что нстоящего одиночеств н передовой быть не может, вздумл снять доспех, посмотреть, что с его боком нделл эт бомб... Но не успел.

С Бумжного холм прибежл до зелени нпугнный новобрнец и доложил, что Достльский рнен, что по его прикзнию комндовние переходит к нему, Гриневу. Пришлось отствить осмотр бок, подхвтить плзменное ружьецо, подобрнное уже в бою, уже покрытое толстенным слоем копоти, и, нзнчив вернувшегося после перевязки Тельняшку комндиром бтльон, отпрвляться н Бумжный принимть комндовние у кпитн.

После того кк Ростик принял сржение н себя, у него что-то сдвинулось в голове. Нет, он оствлся н ногх, комндовл людьми, прикзывл держться, менял нпрвление огня, перебрсывл людей с одних позиций, где по непонятной причине стновилось чуть тише, туд, где битв вдруг зкипл с новой силой, словом, рспоряжлся, но делл это, кк бы поглядывя н все со стороны. И время поэтому летело незметно. Не успевл он дже и н чсы взглянуть, кк выяснялось, что пролетело уже минут сорок, потом еще пуз, еще дв-три десятк рспоряжений, и окзывлось, что прошел чс...

А потом все стли ждть темноты. Почему-то все были уверены, что с темнотой пернтые отступят, что ночью они не очень хорошо видят и будут бояться дрться с более зрячим противником... Ростик думл тк же, вот только темноту он ждл, понимя, что пернтики готовят что-то еще. Слишком много н взгляд с высоты холм у них остлось нездействовнных резервов, слишком невелики кзлись их потери по срвнению с чудовищными, едв ли возобновимыми потерями, понесенными людьми.

А потом пернтые снов нлегли. Д тк, что Ростик понял – прежние окопы не удержть. Он вызвл к себе стршего врч, когд Чертнов пришел, спросил, сможет ли он вывести свои втобусы и “ЗИМ” из их лгеря. Выяснилось, что возможность спешного отступления предусмтривлсь зрнее, потому они попробуют рсшвырять щиты укрытия и выскочить через специльно оствленную в окопх полоску земли...

Окзлось, что это был тот пятчок н стыке бтльонов, который Ростик с тким трудом удержл. Рост дл врчу четверть чс, потом послл к комндирм рот посыльных, чтобы роты по крсной ркете отступли к холму, прихвтывя рненых, оружие и боеприпсы. Глвное – боеприпсы, потому что птронов к вечеру остлось тк мло, что н кждые три выстрел пернтых н иных нпрвлениях не всегд приходился один выстрел людей. А в некоторых отделениях сумели дже рздобыть оружие бегимлеси и использовли бгрово-серые бомбочки против изукршенных доспешных зхвтчиков.

Потом вдруг выяснилось, что в воздухе еще кружт три летющие лодки. В одной из них Ростик с удивлением и рдостью обнружил лодку Ким, и тогд он прикзл устновить с ней связь. Связистк, худенькя девушк в метр сорок росточком, долго крутил ручку рции, потом скзл, что связь будет, но очень короткя, н десяток слов. Рост прикзл ей передть Киму, чтобы он прикрыл рненых, и см дже не подошел к трубке. Что вышло у девушки – неизвестно, но когд об втобус и “ЗИМ” попытлись, громыхя из всех окон втомтными очередями, прорвться через пернтых, грвилеты окзли им действенную поддержку. Собственно, их огонь и окзлся решющим в этом прорыве... Првд, злополучный “ЗИМ” все-тки подплили, но об втобус, нбитые людьми, ушли по нктнной дороге в сторону Боловск.

И тогд, еще рз смерив очень внимтельным взглядом поле боя, редкие, вытянутые н зпд окопы слев и спрв, довольно крутой скт н востоке, в сторону Цветной речки, где остлось едв ли дв взвод людей, большинство их которых были изрнены до ткой степени, что дже не могли отползти в тыл, и все еще плотные, кзвшиеся неисчислимыми ряды бегимлеси, Ростик пльнул в воздух из ркетницы.

Ндо признть, роты отступли н новые позиции, ближе к холму, довольно резво. Кк-то они слишком уж быстро оствили столь долго удерживемые окопы... Но, с другой стороны, в этом был тот плюс, что дже подвижные и сильные пернтые не сумели вколотить между отступющими людьми ни одного своего клин. А когд люди стли обживться н новых позициях, выкопнных строго по периметру холм, чстично дже н склоне, подняв плотность обороны, следовтельно, приготовившись и более кчественно встречть противник, было уже поздно. Пернтым теперь следовло нчинть все чуть не с смого нчл.

И тогд-то Ростик рнили третий рз. Удр очень бледного, почти невидимого луч угодил ему в грудь, хотя и не прямо, по кстельной. При этом он рзбил бинокль, который в этот момент свисл свободно, и отбросил Ростик нзд с ткой силой, что он опять стл ощущть, кк его сознние уплывет в темные и плотные облк беспмятств.

Но он опять удержлся в этом мире, когд пришел в себя, дже сумел комндовть сржением дльше, вот только говорить ему теперь было больно – горячя мсс, которя после этого попдния обрзовлсь в легких, не позволял поднять голос выше шепот.

Но он был жив, он комндовл, спустя ккое-то время понял, что дже побеждет. Потому что круговя оборон вокруг холм обросл новым бруствером из убитых пернтых, и, хотя число людей уже в который рз з день уменьшилось н треть, линия обороны опять не был прорвн. И они готовы были держться, пок оствлись птроны, пок были силы целиться, стрелять, зряжть, переползть в новые окопы, избегя слишком уж пристрелянных противником позиций...

А потом, хотя Солнце еще и не выключилось, вдруг стло ясно, что некоторые из бегимлеси уходят в степь. Снчл это было не очень зметно, тем более что в стороне от Бумжного холм трв был ткой же высокой, кк и в нчле сржения, д и отходящие пернтые сняли свои бунчуки, или кк тм нзывлись у них перья, воткнутые в шлемы, ткже ндетые н копья и укршвшие их штндрты.

А перед тем, кк Солнце нконец погсло, двление н позиции людей и вовсе ослбело. Ростик дже смог отложить крбин, из которого он, пмятуя прежние дни н зводе, между комндми и выслушивнием донесений поверх своих поддерживл смые сложные сектор обороны. И тогд он понял, что может и вовсе пройтись по позициям, пересчитть уцелевших и отобрть смых толковых, нименее изрненных людей, чтобы они обошли прежние их окопы, отыскивя рненых, может быть подбиря оружие и боеприпсы.

И только после этого он решил, что пришл пор подумть не о бое, о более простых делх – следовло нйти Бурскин, о котором во второй половине дня не было ни слуху ни духу, вызвть к себе оствшихся в живых комндиров рот и взводов, оргнизовть боевое охрнение по периметру, снести один из срйчиков и из его стен устроить квдрт с посдочными кострми для ккой-нибудь из лодок, которые непременно должны были вернуться...

А после трех чсов подобных хлопот, когд уже и один из грвилетов вернулся и был послн з водой к речке, чтобы нпоить людей, Ростик вдруг упл н руки вовремя подвернувшегося солдтик. Прямо кк брышня в строй пьесе, которя не хотел упсть н пол и испчкть юбку, но твердо знл, что упсть необходимо... И вместо того чтобы зствить себя очухться любой ценой, вдруг довольно рсчетливо вздумл не приходить в себя, попросту выспться, рз уж тк получилось.

Потому что пок они все рвно победили, и вернуться в мир сознтельных людей можно было и позже. Рвно кк позже можно было поесть, умыться, перевязться и дже, если все будет хорошо, послть донесение в Боловск. Все можно было сделть потом. После того, кк он проснется.

17

Поутру ситуция рзъяснилсь и в целом и в чстностях, кк любил иногд говорить отец. В целом стло ясно, что число пернтых вокруг лгеря теперь поменьше рз в десять по срвнению с нчлом битвы, но все рвно их было слишком много для того, чтобы пытться через них прорвться. А в чстности стло понятно, что они чего-то ждут. И ожидние их было опрвдно... до поры до времени.

А именно пок в лгерь невесть откуд н новой мшине, которя еще дже плохо его слушлсь, не прилетел Ким. С ним вместе прилетело еще пять грвилетов, они притщили боеприпсы, питние для людей, три новых пулемет с пулеметчикми, десяток больших резиновых емкостей для воды и кучу пустых дерюжных мешков. Мешкм Ростик обрдовлся особенно, теперь с их помощью можно было млыми силми и довольно быстро укрепить все, буквльно все нпрвления обороны.

Еще в одном грвилете появился доктор Чертнов, который приволок с собой кое-ккие медикменты, перевязочный мтерил, мешок хлорной извести, которой собирлся обсыпть всех и вся, и пкет мргнцовки, которую он принялся добвлять в питьевую воду. Впрочем, с этим проблем теперь не было, стоило только пру мшин снрядить з водой, кк в лгере через полчс уже можно было принимть душ всем соством – доствк по воздуху воды из речки, рсположенной в километре от крйних окопов, особых проблем не соствлял. Еще более вжными были новости, которые сообщил Ким.

– В городе все в восторге, что ты их тут прижл. Ростик с откровенным подозрением посмотрел н друг. Потом пояснил:

– По принципу – медведя поймл, и он меня не пускет.

– Нет, они же н ншу территорию не прорвлись, – нстивл Ким. – Знчит, спрвился. Достльский, когд узнл, что ты без потерь отвел ребят с нчльной позиции под холм, прямо чуть не н оперционном столе нчл тебе плодировть.

– Вот именно, – ворчливо зметил Чертнов, который нходился тут же, в бывшей плтке кпитн, где Ростик устроил и свою приемную. – Был бы нстоящя нестезия, не хлопл бы.

– Доктор, вы не понимете, – выскзлся Ким, – н смом деле это мневр, достойный Суворов, Кутузов... Котовского!

– Стрнный нбор вторитетов, – удивился Ростик. – Ты в смом деле считешь, что я поднялся до Котовского? Лдно. Я рд, что с Достльским все хорошо, он нм скоро пондобится. Кстти, не знешь, есть среди рненых Антон?

Ростик очень боялся, что лейтеннт погиб или, еще хуже, его, рненного, бросили в окопх, когд отходили к холму.

– Кк не знть – зню. Плох, но, говорят, со временем стнет в строй. Припекло его через доспехи, тк – до свдьбы зживет.

– Отлично, – обрдовлся Рост, потом понял, что это выржение не очень соответствует. – Кк через доспехи припекет – зню. У смого... Двй дльше, кто у тебя погиб?

Оживление схлынуло с лиц Ким, и срзу стло видно, кк он устл, ккой серой выглядит его обычно желтя кож, кк подргивют его руки.

– Остлись, кк ни стрнно, смые толковые. Ббурин, Бялый, Бхметьев... Еще, конечно, я приволок сюд Хворост, и очень удчно подвернулся Кзринов. Его вызвли из Одессы в Боловск. А я, едв узнл, решил, что нечего ему счковть, он хоть и вторитет, но пилот тоже неплохой.

– Остльные, кк я понимю, погибли.

– Говорят, двух ребят подобрли в степи, когд их сбили, они пытлись от пернтых в Боловск удрть. Об в плохом состоянии, сейчс в больнице. Но я их не видел... – Ким пожевл нижнюю губу, стл прямее. – Думю, мы спрвимся, дже если они подтщт новых летунов. Только бы не очень много.

Ростик подумл, посмотрел н крту, рсстеленную, кк и вчер, н обстругнных топором доскх. Соглсился:

– Д, думю, спрвитесь. А пок, доктор, пройдите по окопм, д только под пули не лезьте, пожлуйст. Всех, кто не способен, по вшему мнению, продолжть бой, отпрвляйте в тыл. Ким, сколько может поднять кждя из твоих летлок?

– Человек шесть способен взять кждый. Итого...

– Нет, возить рненых в город будут только две лодки. Остльные пусть обеспечивют прикрытие лгеря. Кк ты см скзл, н случй, если они подтщт свои военно-воздушные силы. Или если попрут н новый штурм. Ну и конечно, н тебе – вод, птроны из город, пополнение, связь с Председтелем.

Н том и порешили. Дв грвилет, кк челноки, стли мотться в город и обртно. А н холме люди принялись з рботу – обустривли позиции, углубляли окопы, рсширяли сектор для пулеметных гнезд, перевязывлись, нблюдли з противником.

Всего н холме остлось почти сто сорок человек, но к утру умерли пятеро, еще тридцть душ Чертнов отпрвил в тыл. Но и из город прибыло почти дв десятк, итого к вечеру первого дня осды под комндой Ростик окзлось пять чуть уменьшенных взводов с довольно опытными взводными. Четыре из них Ростик рсствил подобием кре, используя смый удобный для обороны рельеф у подошвы Бумжного холм, пятый придержл н смом верху своей горки кк резерв.

К нчлу следующего дня среди солдт поползли слухи. Снчл непонятно кк возникл весть, что пернтые пойдут н штурм к полудню. Но полдень, нсколько Ростик его понимл, миновл спокойно, бегимлеси кк стояли в двух-трех сотнях метров от окопов холм, тк и остлись тм же. Потом зшел рзговор, что штурм состоится ближе к вечеру, когд жр схлынет... Ккой это имело смысл, Ростик не знл, жр в Полдневье всегд держлсь круглый день, без скидок н вечер, не то что н Земле. Нверное, поэтому и штурм не состоялся. Зто когд нступил ночь, пошли рзговоры, что штурм будет рно поутру.

Но поутру исчезли сми бегимлеси. То есть, конечно, их пернтые фигуры в количестве десятк-другого торчли н горизонте, но уже по другую сторону реки, и очень длеко, горздо дльше, чем они устроили свой лгерь в ночь перед сржением.

Осознв ситуцию, Ростик поднял летунов по тревоге и прикзл кк можно быстрее прочесть всю степь в рдиусе километров сорок, выбрв, конечно, предпочтительным нпрвление н Боловск. Зтем, пок летуны рботли, он провел три очень неприятных чс, опсясь, что пернтые решили попросту “не зметить” его и прямиком дунули в город, где и нходилсь, собственно, глвня добыч.

Но летуны, вернувшись, все кк один доложили: пернтых в нпрвлении город нет. Зто их довольно много окзлось по нпрвлению к Олимпийской гряде, зкрывющей южную чсть известных человечеству земель. Ткже чуть меньше, но все-тки немло их окзлось и ниже по течению Цветной реки, по нпрвлению к полуострову, н котором нходилсь цивилизция пернтых. Эт групп тщил много рзнообрзных волокуш, н которых грудми были нвлены тел пвших.

Зто дикие бегимлеси своих погибших просто свлили кучей и в несколько церемоний кремировли. Кстти скзть, получилось у них это не очень – слишком много, н взгляд людей, остлось несгоревших костей, оружия и всяких укршений. Но с ними дикие рзбирться не стли, просто ссыпли в выкопнную яму и зтоптли ее, не оствив сверху дже ккого-нибудь символического знк.

И тогд стло ясно, что войн окончен, по крйней мере н время. Вместо прикз отдохнуть Ростику пришлось отдть своим бойцм рспоряжение собрть под руководством Чертнов тел пвших людей, которые до той поры оствлись в окопх. А потом пришлось возиться с изрядным количеством пернтых, убитых перед окопми, – их ни цивилизовнные, ни дикие бегимлеси хоронить или кремировть не смогли, опсясь огня со стороны людей.

Рбот эт был крйне неприятной, потому что з дв дня пролежвшие н солнце трупы успели рзложиться тк, что дже Чертнов носил повязку н лице и не рсствлся с пузырьком ммик. Но все-тки это окзлись куд более спокойные хлопоты по срвнению с теми, когд они ожидли нового, может быть, последнего, штурм.

А под вечер этого третьего после битвы дня из город прибыл Дондик. Он выглядел устлым, но буквльно светился от рдости. Первым делом он обнял Ростик, потом вежливо и кк-то совсем не по-военному спросил, можно ли будет построить оствшихся в живых, чтобы посмотреть н них. Теперь можно было, конечно, все. Ребят построили, кпитн прошел перед шеренгой, некоторых узнвя, иных совсем не по-комндирски вытскивя из строя и обнимя у всех н глзх. Ростику это почему-то нпомнило знменитую кинохронику, когд Черчилль всмтривлся в лиц нших солдт после Стлингрдской битвы... Рзумеется, если не учитывть обнимния и иных реплик.

А потом Дондик н првх стршего рсположился в плтке Достльского, вызвл к себе Ким и очень серьезно, дже кк-то торжественно приглсил Ростик н совещние. Впрочем, это окзлось совсем не совещние.

– Знчит, тк, Гринев. Поздрвляю тебя с тем, что ты тут сделл. И довожу до сведения, что тебе присвивется следующее звние, стршего лейтеннт. По-моему, – добвил он, поблескивя глзми, – двно пор. Кроме того, отпрвляйся-к домой. Есть мнение нгрдить тебя недельным отпуском, рз всякие медли и орден у нс отсутствуют. В общем, со следующим трнспортом лети к жене, к сыну, передвй им привет и достривй дом. Я слышл, ты все жловлся, что у тебя н него времени не хвтет.

– Теперь хвтит, – выскзлся вместо друг Ким, удивленный зтянувшимся молчнием Рост. Потом он повернулся к нему и спросил в упор: – Ну что, неужели не рд?

– Рд, конечно, – попытлся улыбнуться Рост. – Просто я не готов... А лдно, неделя – это црский подрок. И Любня обрдуется. А то я збыл, кк он... блинчики печет.

– Д, блинчики – это серьезно, – улыбнулся кпитн и еще рз, уже без всяких скидок н звние и возрст, подошел и что было силы хлопнул Ростик по плечу. Это было больно, срзу отозвлись ожоги от попдний из лучеметов пернтых, но... Он понимл кпитн, понимл Ким, понимл всех.

Всех, кроме себя. Это было нелегко объяснить. Больше всего чувство, которое им влдело, походило н досду, но обрщенную куд-то внутрь, словно он чем-то “зслужил” ткое скорое отстрнение от дел, которое принял н себя и стл считть своим, рди которого готов был умереть... А теперь вот выяснилось, что дело это не его. И тогд стло почему-то кзться, что он слишком легко решил умереть, слишком беззботно поствил свою жизнь в звисимость от... Д, в смом деле – от чего?

Ведь, что ни говори, они сделли большое дело. Они отстояли город, они спсли свою цивилизцию... И вот он окзлся сбоку от этого. И никкое повышение его формльного звния не могло служить компенсцией. Был бы его воля, он бы остлся тут, пусть дже комндиром взвод, не дли бы взвод, остлся бы рядовым... Только бы не уходить, не брость этих людей, это место, эти изрытые окопы.

Тщить его в Боловск выпло Кзринову. Пожлев, что эт учсть не достлсь Киму, с которым можно было бы поговорить во время полет, но которого Дондик оствлял н Бумжном кк комндир летунов, Ростик поймл его н полчс, отвел туд, где пернтые зрезли первых зщитников Бумжного, и попытлся рсскзть другу, что он ощущет и что по этому поводу думет. Рекция Ким, того смого кореезы, с которым жил душ в душу, почитй, с смых первых дней, сколько помнил себя, который прежде всегд все понимл, н этот рз окзлсь изумительно бестктной. Он хитро скривился и безпелляционно брякнул:

– Посттрвмтический синдром, мникльное чувство ответственности и неутоленные идеи мести, возмездия, может, шизоидня переоценк своей роли... В общем, все то, что по-простому нзывется устлостью.

Рост возмутился – ншел время отшучивться.

– Ким, черт косоглзый, я серьезно говорил! Ким попытлся усмехнуться, но дже вместе с ощеренными зубми его глз остлись грустными.

– А серьезно – лети-к ты, голуб, в Боловск, домой. Отоспись, кк следует пристнь к жене, чтобы он себя змужней девицей почувствовл, не соломенной вдовой, поболтйся по госпитлям, выясни, кто н кком этпе битвы где нходился, соствь рпорт комндовнию. З неделю успеешь целый ромн соствить, не то что рпорт. Мне кжется, они тебя этой рботой еще згрузить не решились, но скоро рештся, и... Возврщйся здоровым. Знешь ли, нужно дело делть, не киснуть.

С этим нпутствием, рзумным ккой-то внешней, общей првильностью, но совершенно не учитывющим его состояние, его небольшую, внутреннюю, но тоже несомненную для него првоту, Ростик и прилетел рнним утром следующего дня в город. Домой он попл, когд ни мм, ни Любня еще не отпрвились н рботу. Хотя должны были, если учитывть местное время – около шести чсов утр или около восьми по-строму, по-земному. А может быть, их предупредили, что Рост может появиться, вот они и попросили рзрешения опоздть.

Поэтому он посидел со своими смыми родными людьми, выпил отменно душистого чю с медом и нстоящим молоком, отобрнным ммой у Ромки, у которого и тк всего было вдоволь, по словм Любни, и приготовился уже было рсскзть, что и кк с ними произошло, ничего не скрывя и дже в общем-то не рисуясь, кк вдруг постучли в их клитку, все еще оствшуюся перед недостроенным квзиширским домом.

Ростик выглянул н улицу из специльно устроенной бойницы – н Октябрьской прямо перед его мини-змком стояло по меньшей мере полдесятк зеленокожих. Впереди всех, рзумеется, возвышлся шир Мрмод – змечтельный друг и глвный переговорщик зеленокожих. Ростик смутился:

– Мм, кк они узнли, что я приехл? Или они не ко мне пожловли?

– К тебе, – отозвлсь Любня, тут же нпрвляясь в дльнюю комнту, чтобы сменить утренний хлт н что-то более официльное.

Мме это переодевние было не нужно, он и поутру выглядел готовой хоть к поездке н Бумжный, хоть к приему зеленокожих послнников. Он ответил:

– Они еще вчер вечером присылли гонц, человек, чтобы выяснить, првд ли, что ты прилетешь. Кжется, мне его лицо знкомо. Впрочем, сейчс тк мло стриков, что они все знкомы.

С этими словми он отпрвилсь к клитке впускть триффидов в дом.

Они вошли, осторожно склоняя голову перед слишком низкой для них притолокой, и Ростик снов с непонятным, невесть откуд брвшимся рздржением подумл, что прдную дверь следовло делть и шире и выше – подходящей и для зеленых, и для людей новой комплекции, вроде Коромысл, и для бкумуров. Жль, что не подумл об этом вовремя, может, когд-нибудь потом переделет?

Рсшркивния и трдиционные с зелеными поклоны много времени не зняли. Потом триффидов провели в гостиную, где они и рсположились з большим столом, низковтым для них, но все-тки вполне достойным. Потом Ростик покзл им Любню, которя нконец-то вышл из спльни, и попросил ее приготовить чй. Н помощь ей отпрвилсь и мм, похоже, обязнности хозяйки он не собирлсь передоверять никому н свете

Посидев молч с минутку дже после того, кк подли чй, один из триффидов вдруг выволок большую деревянную дощечку, покрытую вполне земным плстилином, и дв стил. Рздвинув чшки и взочки с вреньем н меду и смодельным печеньем, он выложил ее посередине и решительно двинул к Ростику.

Более определенное предложение рсскзть, поделиться свежими новостями Ростику редко доводилось видеть. И тогд, хотя он см не очень понимл, что и кк в действительности н Бумжном холме произошло, он взял в руки стило и нчл рисовть.

Снчл привычно прочертил береговую линию злив, обознчил Боловск, Чужой город, прочертил, кк понимл, конфигурцию Цветной реки и потом укзл Бумжный холм. Вот его следовло сделть подробнее, этой дощечки уже не хвтло, поэтому Ростик не стл згромождть ее детлями, попросту сходил з своей восковой дощечкой, которя хрнилсь з его письменным столом. Вернее, столом, з которым отец мстерил свои хитрые приборы и рции, хотя... Все првильно, теперь это был Ростиков стол.

Вернувшись в большую комнту, он нрисовл бегимлеси, обознчил квдртом десять н десять точек основную единицу измерения и линиями от изобржения пернтого покзл численность их рмии. Потом покзл ее рсположение.

Численность людей Ростик тоже покзл, но только провел между ними густую, в несколько линий полосу поперек всей доски. По одну сторону окзлось сто двдцть душ, по другую все остльные. С этой же, остльной стороны он нрисовл могилу, трупы, крест нд холмиком и себя – стреляющим в воздух в знк последнего слют

– А я и не знл, что потери тк велики, – вдруг произнесл сзди мм. Окзлось, он смотрел вместе с зеленокожими, кк и Любня. Только им нужно было смотреть прямо, не кк угодно, чтобы понять рисунок, вот они и зшли незметно ему з плечи.

Шир Мрмод кивнул, стрнно дернул носом, потом своим стилом обвел укзнную численность пернтых и поствил стрнный, угловтый, кк кельтскя рун, знк вопрос.

Ростик вздохнул, перечеркнул вржескую рмию косым крестом и покзл, кк он сгорет. Потом стер изобржение и покзл новую численность пернтых, которые уходили н юг, в Водный мир, и второй отряд, нпрвляющийся н северо-восток. Численность обоих отрядов, укзння уже в десятичном исчислении, привел зеленых в тревогу. Один из них дже поднял доску Ростик и стл подносить по очереди к рзным своим глзм. Но от этого рисунок, рзумеется, не изменился.

Потом зеленые все кк один встли, поклонились Ростику и нпрвились к выходу. Рост, который думл, что бесед будет более долгой, дже хотел было позвть их, но передумл. Тем более что гости вели себя хоть и торжественно, но довольно стрнно – Мрмод тк вообще стл осмтривть стены, потолки, иногд и постукивл в них, о чем-то чуть слышно поскрипывя кому-то из своих спутников. Кому преднзнчлись эти реплики, понять было невозможно, потому что никто из зеленых не отозвлся.

Выйдя н глвное крыльцо, ширы еще рз склонились в очень глубоком поклоне и ушли. Ростик подумл, почему-то вышел н Октябрьскую, посмотрел им вслед. Триффиды приостновились около их знменитой липы, поклонились дереву и пошли дльше, неуклюже переступя зелеными, обутыми в стрнное подобие детских бшмчков ногми.

– Стрнные они, – проговорил Любня.

– Было бы удивительно, если бы они не были стрнными, – отозвлся Ростик.

– А чего они все время клняются? – спросил мм. – Могли бы кк-нибудь инче.

– Это я их нучил, – признлся Ростик. – Еще в первое свое посещение Чужого город.

– Ты? – удивилсь мм. Что-то ее в этом жесте определенно рздржло. – А, лдно, японцы тоже клняются. Может, и првильно, руки остются чище... Кстти, что-то им в ншем доме, вернее, в твоей реконструкции не понрвилось.

Ростик вздохнул и осмотрел строение, кким оно вышло после его усилий и экспериментов.

– Д, мне тоже покзлось, что ушли они не просто тк.

– Что ты хочешь скзть? – переспросил Любня.

– Что-то они о ншем обитлище себе ндумли... – Точнее определить впечтление, которое зеленокожие произвели н Ростик, было трудно. – Хотя, в целом и общем, переживем и это. Просто нужно быть готовым.

– К чему? – спросил мм, нпрвляясь домой, чтобы, прихвтив сумочку, все-тки отпрвиться н рботу.

– Не зню точно... Может быть, ко всему, – отозвлся Ростик. – Но и ждть чего-то особенного – нерзумно.

И с удивлением подумл, что общие истины теперь получются у него слишком легко, кк у школьного учителя. Или это стновится его мнерой думть? И только ли думть? Может, он и жил теперь вот тк – готовый ко всему, но ничего особенного не ожидя?

18

Ростик окзлся прв, когд предположил, что его рзговор с зеленокожими триффидми просто тк не кончится. Не успел он отоспться и пообедть, кк к нему н двор явилось трое мужиков в втникх, несмотря н лето, в окружении десятк – не меньше – червеобрзных мхри. Глвным у них был, кк ни удивительно, мужичок с плешью во всю голову, причем лысин его приобрел стрнновтый сине-фиолетовый оттенок от въевшейся кменной пыли и специльных порошков, которыми при строительстве пользовлись зеленокожие. Мужичок, осмотрев любительские Ростиковы потуги по перестройке дом, крякнул и нконец выдл:

– Ты, офицер, не серчй, но дело мстер любит. Если не можешь, лучше не делй вовсе.

– Мне нужно было, я и делл, – пожл плечми Рост. – А что ксется мстерств, с этим сложно – ты тоже небось не в первый день нучился с кмнем рботть?

– Верно, – соглсился мужичок. – Ну д лдно, я понимю. Если хочется, тогд, конечно, можно и попробовть... Только мы не пробовть пришли, мы – сделем инче.

Ростик посмотрел н не совсем ровные стены своего перестроенного дом, н не вполне оформленный второй этж и осторожно спросил:

– Это кк же понимть?

Мужичок был с норовом, д и червееобрзные не внушли особого доверия – они вполне могли строить только в одном стиле – в ширском. А Рост сомневлся, что чисто ширский дом понрвится мме и Любне.

– А тк и понимй, – кивнул мужичок. – Снчл все сломем, ты уж не обижйся. А потом построим кк ндо.

– А если я не соглшусь?

– Можешь и не соглшться, – неожиднно улыбнулся мужичок. – Мне тк и скзли, что ты не срзу соглсишься. Вот только прикзно все ж тки тебя не слушть.

– Кто прикзл? – поинтересовлся Ростик, почувствовв, кк в присутствии этого мужичк его плохое нстроение стло потихоньку тять. – Председтель?

– Эк куд мхнул – Председтель, – удивился в свою очередь мужичок. – Глвный шир, его еще Мрмодом кличут. Ну, д ты его, скзывют, знешь.

– Зню, – соглсился Рост. Окзывется, подумли о нем совсем не люди, подумли те, кто мог бы и не змечть его проблем, его дом, его смого.

– Вот и хорошо, – соглсился мужичок. Потом хитренько смерил Ростик глзми: – Ты только, офицер, см-то, когд мы будем рботть, не отсвечивй. Не волнуйся, все сделем в лучшем виде.

– А кто же з вми следить будет? – спросил Рост.

– А чего з нми следить? Вещички твои не пропдут, у нс ткого в зводе нет, кормежку мы себе сми приготовим... – Внезпно он увидел Кирлн. – Ого, д у тебя мхнушк есть. Вот он пусть с нми и возится, ты погуляй, в библиотеку сходи, к нчльству, к друзьям, что ли.

И Рост понял, что тк в смом деле будет лучше – и для этих людей, и для него смого. Обидно, что строительство совпло с его отпуском, но, может, и это было првильно. Он только спросил:

– А сколько вы собиретесь все это... – он обвел свой дом, – перестривть?

– Ну, кк упрвимся, тк и будет в смый рз. – Зметив, что Рост нхмурился, мужичок опять в своей неожиднной мнере улыбнулся и добвил уже теплее, увещевтельно: – Д ты не серчй, мы очень-то выкрутсы рзводить не будем. Просто построим, без кпителий. Зто будет прочно, не то что сейчс.

И рботяги вместе с червеобрзными принялись з дело. К вечеру к ним прибыли еще двое бкумуров, из которых один окзлся женщиной с очень низкой грудью. К тому же н ней уже был повязн плотный брезентовый фртук – чего при ее-то мохнтости можно было и избежть. Но, видимо, строители тк достли ее своими шуточкми, что он решил обознчить н себе одежду. А может, этот фртук имел и ккое-то функционльное знчение.

Н следующий день рбочие прибыли рньше, чем включилось Солнце. И срзу принялись з дело тк, что дже кое-кого из соседей рзбудили. Зто сомнений, что полученный прикз они исполнят в лучшем виде, кк скзл их плешивый бригдир, не остлось.

А для Ростик нступил удивительня пор – несколько дней он ничего не делл, просто спл, бродил, рзговривл с людьми, узнвл новости. Вернее, знкомился с тем, что он см считл новостями, потому что для людей, постоянно живущих в Боловске, это уже были дел прошедшие.

Официльно считлось, что он восстнвливется после рнения, полученного в сржении н Бумжном холме, но рны рубцевлись быстро, обожженные учстки уже стли зтягивться свежей кожей, и, хотя еще сднили, особенно по утрм, со сн, он все чще збывл про них. Можно было и вовсе не покзывться в больнице, Любня или мм сми его перевязывли в стирные бинты, сми нклдывли ккую-то мерзко пхнувшую, но приносящую облегчение мзь.

Еще считлось, что он готовит отчет о сржении, особенно о периоде, когд остлся з комндир. По этой причине его без помех пускли в плту, где н пру выздорвливли Антон и Достльский. Антон, которому в битве з Бумжный достлось куд кк изрядно, был не очень. Он трудно поднимлся н ноги, едв ходил, и все время его зпекшиеся губы кривил нпряження усмешк. Когд ему стновилось совсем плохо, он со злостью говорил:

– Вот ведь судьбин – только от одной хвори опрвился, тут же н следующую нлетел. Дже и здоровым побыть не успел.

– Это не хворь, – говорил Ростик, – рнение. Они н то и существуют, чтобы от них выздорвливть. Вот и выздорвливй – тково твое дело н нстоящий момент.

– Тебе хорошо говорить, – зметно сердился Антон, но не н Рост, н себя. – Ты-то кк всегд – без црпины из всего вышел.

– Это он-то без црпины? – удивился Достльский, леж н своей койке. – Д я солдтм с ткими рнми, кк у него, сопровождющего дю, чтобы по дороге не сомлели.

– Ну, я – дело другое, – отшучивлся Рост. – У меня мть – доктор. Вот женись, Антон, н докторше, тоже будешь выздорвливть быстрее.

– Ты это н что нмекешь? – неожиднно вскинулся Достльский.

И тут-то выяснилось, что он, пок выздорвливл, действительно познкомился, кк это обычно бывет... В общем, конечно, это был докторш и, конечно, невиднно прекрсных достоинств.

К тому же кпитн Достльский действительно пошел н попрвку едв ли не срзу, кк прибыл в госпитль. Но ему и этих рекордных сроков, кк говорили сестры и больные, было недостточно. Для тренировки он совершл немлые для больного прогулки по зпущенному больничному сду, в котором между земных кустов сирени и уже зметно изменившихся тополей нет-нет д и проглядывли кусты с крсными листьями или определенно пробивлись ростки скрученных штопором, мелколиственных местных деревьев.

От нечего делть Ростик чсто гулял с ним, зодно помогя упрвиться с костылями. При этом преимущественно они обсуждли битву з Бумжный. Иногд рзговор преврщлся в спор, но чще Рост или кпитн узнвли друг от друг неведомые прежде перипетии и подробности сржения.

Тк Ростик выяснил, что кпитн зблговременно отпрвил все грузовики в Боловск, зполнив их шттскими под стршинством неизменного Акимыч. Когд Рост выскзлся, что это следовло сделть попозже, когд уже появились первые рненые, кпитн вдруг рзгорячился.

– Ты пойми, – говорил он, збыв о костыле под левой рукой и стрясь покзть рельеф холм обоими рукми, – во-первых, я еще не знл, что нши летуны остновят их... Ну, этих, с длинными шеями, с нездникми н спине. Если бы те прорвлись к холму, они бы нши мшины пожгли, непременно пожгли. А у меня был прикз Председтеля, чтобы я мшинми не рисковл, они тут тоже еще не рз пондобятся. А во-вторых, если бы я их не отвел, их бы просто пехотинцы рзбили. Глубин ншей обороны соствлял всего-то метров двести, он прошивлсь стрелкми пернтых нсквозь. Тк что не мог я оствить мшины н верную погибель.

– Автобусы ведь не сожгли. Мы их прикопли, обложили щитми, обмзли глиной, и они в нужный момент очень удчно удрли.

– Потому и удрли, что для них было место. А если бы мы оствили еще эти “ЗИЛы” – непременно бы их зметили и попробовли подбить.

– Кстти, мшины мшинми, их, в конце концов, не очень и жлко. Но почему ты в смом деле БМПешки угнл? Они-то, когд пернтые н нш плцдрм поперли тремя колоннми, могли роты две зменить. И вообще, это же подвижня, мобильня сил! Д с ними мы бы...

– У меня не было уверенности, что пернтые все, понимешь, все остнутся под холмом. Я рссчитывл, что они хоть чсть своих сил продвинут дльше в степь, ближе к городу. А БМП, кк ты скзл, мобильны, им их и остнвливть. Лишь теперь, зня, кк повернулось дело, соглсен – это был ошибк.

– Я думю, если бы мшины остлись, дезертиров было бы меньше. Они бы рссчитывли н нормльное отступление, понимли бы, что и рненых повезут в кузовх, и оствшихся в живых... А тк у них сложилось впечтление, что всех бросили – попросту подствили и бросили. Тк уже бывло и н Земле и тут.

– Нверное, – мрчно соглшлся кпитн. Кк и все очень честные военные, он не любил говорить н тему о доверии к нчльству – понимл, что русским солдтм не с чего особенно рссчитывть н тыловиков.

Еще изрядные споры у них вызывл относительно слбя оборон оствленного н стыке бтльонов плцдрм.

– Понимешь, втобусы кк-то следовло уводить. Вот я и оствил проход между вми, вернее, хоть и зметил его, но не стл перекрывть, – пояснил Достльский.

– По нему пришелся ткой удр, что, не окжись я тм случйно, пернтые непременно прорвлись бы. Предствляешь, если бы они нм в тыл вошли численностью тысяч в пять, то и больше?

– Д, – кчл головой кпитн. – Кк ты тм удержлся? До сих пор чудом кжется. Плцдрм следовло прикрыть более плотно. Следующий рз буду делть проход зигзгообрзным, кк учебники тктики советуют, чтобы одним удром не пытлись пройти через всю глубину обороны, не встречя сопротивления.

В более мирных, уже не конфликтных тонх они прояснили действия летунов, з которыми кпитн следил, Ростик, рзумеется, нет. Но Ким с ними не было, поэтому рзговор получлся однобокий, без вид, тк скзть, сверху, поэтому быстро зтихл. И конечно, очень популярной, к тому же триумфльной, был тем мневр отход к смому холму, н прктически неподготовленные позиции. Кпитн удивлялся:

– Не понимю, кк ты решился! Я сейчс тут сижу, в безопсности и тепле, и то боюсь об этом думть. Вот-вот близкя темень должн нступить, связь со взводми прктически рстерян, упрвление большей чстью солдт невозможно, противник двит... А ты... Вот если бы они у тебя побежли – что стл бы делть?

– Потому и не понимешь, что в безопсности. Увидел бы, кк пернтые в тот момент нсели, кк редки нши цепи, кк окопы звлены трупми и ншими и пернтикми, – см бы то же смое проделл.

– Но они же этого весь день добивлись – чтобы вы вылезли из окопов и к ним спиной повернулись. Неужели не удрили?

– Кк видишь, я тут перед тобой стою и вполне вживую рзглгольствую, знчит, не удрили.

– Почему? Должны были удрить. Обязны были увидеть это – и удрить. Они же не мстер полевого огневого боя, они спецы по рукопшной, по бою н очень коротком рсстоянии, холодным оружием – им ткя возможность предоствилсь... А они?.. Ты, нверное, что-то скрывешь, когд рсскзывешь. Чего-то не договривешь?

– Я и см понимл все трудности, когд о перегруппировке тогд думл... И боялся, что получится тк, кк ты говоришь... Но не получилось. Почему-то у них не получилось, знчит, получилось у нс.

– Д, о том, что вышло бы, если бы они тогд удрили, лучше не думть.

– Может, у них тоже упрвление было нрушено? Офицеров мло, комндовние длеко... В общем, прозевли они удр. А когд минут через двдцть удрили, мы уже сидели чуть не плотнее, чем в нчле боя.

– Д. – Достльский мечттельно посмотрел н небо. – Это и есть тлнт полководц, прень. Почувствовть момент, когд единственный рз можно сделть то, что спсет рмию. Ни до этого момент нельзя и уже через четверть чс поздно – врг очухется и рзнесет тебя по кочкм... А тк, если успел – ты н коне. Молодец – одно слово.

Кк првило, после этих обсуждений возникл пуз. Дело было в том, что з победу н Бумжном, кк говорили, Достльского предствили к получению мйор, и дже где-то уже лежл приготовленный прикз. Антон стл стршим лейтеннтом, почти все летуны получили очередные звния, пехотинцм рздвли дополнительные отрезы ткни, чсы, дже сотню медлей зкзли отлить н зводе для ниболее отличившихся. А вот Ростику...

Через пру дней после того, кк он вернулся в город, пришло извещение, что прикз о присуждении ему стршего лейтеннт отозвн ввиду... Дльше следовл ккя-то бюрокртическя формул, которую не понял дже тещ Тмр – смый опытный в дминистртивных ухищрениях член семьи. А уже потом, когд стло известно, что нгрды для него не будет, появились другие признки. Его не было в списке отличившихся, вывешенном н специльную доску перед входом в Белый дом, ему не выделили нгрдного оружия, его не вспоминли при соствлении общего отчет, для которого Эдик Сурднян рсспршивл дже комндиров отделений.

Его роль в битве з Бумжный змлчивлсь столь явно, что это вызывло определенное понимние дже тех шттских, которые были длеки от обычев и порядков рмии. А что бы тм ни говорили, почти все боловские мльчишки, прошедшие куд кк многие здешние войны, медленно, без училищ, но с порзительной ндежностью обрщлись в подлинную рмию, способную зщитить и одолеть почти любого здешнего, полдневного врг.

Кк првило, когд н эту тему сворчивли мысли Достльского, он спршивл:

– И все-тки я не понимю – почему?

– Двй об этом не будем, – предлгл Ростик.

– А почему не будем?

– Ну, им тм, может быть, виднее.

– Виднее? Д они сиднем сидят в своих кбинетх! Что они могут из них видеть? Но, дже не вылезя из кбинет, понять-то, что ты выигрл битву, не я – своим отходом, оргнизцией обороны и волевым руководством, – понять ткую элементрную вещь они должны. Обязны, черт подери!

Ростик вынужден был отмхнуться:

– Двй не будем, ?

Достльский смотрел н Ростик удивленно и чуть внимтельнее, чем обычно.

– Неужели не обидно?

Ростик, которому по стрнному стечению обстоятельств обидно не было, тем не менее, когд его вот тк, в лоб спршивли, обычно понимл, что нечто в глубине души, конечно, црпет. Но это было еще не созревшее ощущение, и сейчс не время было его выскзывть. И говорить о нем следовло потом.

Объяснить это Достльскому было сложно, д Ростик и не пытлся. Он просто смеялся и объяснял, что ширы его считют героем, прикомндировли к нему лучшую бригду – строят новый дом, чего же ему больше-то?

– Д, д, – рссеянно, дже рсстроенно говорил Достльский. – Д, тк обычно у нс и бывет, человек ширы считют победителем, собственное нчльство...

– Ты лучше подумй, может, ты бы тоже двно мйор получил, если бы они не хотели проблему с моим нгрждением обострять? Выходит, я тебе тоже мешю.

– Ты им мешешь, – признвл нконец Достльский. – Вот еще бы понять – где, в чем, кким обрзом?

– Придет пор, сочтемся этими глупыми нгрдми. Может, в следующей войне.

– Думешь, будет? – спршивл новоиспеченный мйор Достльский.

– Конечно, – стрясь выглядеть беспечным, отвечл Ростик – Хорошо бы знть – где и с кем?

Произнося эти слов, он и не подозревл, что прктически уже знет и где и с кем. Вот только не отдет себе в том отчет. Впрочем, до момент, когд это знние должно было стть явным, оствлись считнные дни.

Чсть IV

ЧЕРНЫЕ ТРЕУГОЛЬНИКИ

19

Ростик проснулся от кошмр. Небо около него было близким, словно он летел в кбине грвилет, только не мог понять с кем и куд. Стеклянный колпк зщищл его от ветр, но он понимл, что по ту сторону очень хрупкого корпус н мшину двит и воздух, и... что-то еще. Он всмотрелся в это “что-то” и увидел огромные, черные кк смоль, тяжелые, летящие с хищно опущенными головми треугольные мшины.

И вроде бы они были уже не вполне мшины, являлись чем-то нполовину живым, что могло не только убивть и зхвтывть, но и презирть, и ненвидеть, и вызывть ткую же ненвисть. Это были мшины, но это было и твро рбств, знк неполноценности, чужое орудие полной остновки рзвития человечеств, откз для кждого из них от жизни по своей воле.

И кк это почти всегд бывет в Полдневье, черные треугольники несли гибель, рзрушения, смерть... Смерть тяжелую, беспросветную, но при этом и почему-то не стршную, ну, в общем, не слишком стршную. Или, может, Ростик уже столько воевл, что рзучился бояться смерти?

А бояться он нучился чего-то другого – отступления, измены, неожиднного удр из-з угл, когд ничего нельзя сделть. И конечно, больше всего нучился стршиться гибели родных и смых близких друзей, стршиться смого стрх... Д, в этом треугольнике зстыл тот стрх, который знком кждому солдту и который н смом деле куд пронзительнее и сильнее, чем у тех людей, которые не воевли, – ведь для того, чтобы нучиться бояться по-нстоящему, тоже нужн прктик.

Вот н этом он и проснулся. Пот зливл лицо и голое плечо, н котором он лежл подбородком. Любня в смешной, очень женской и непрктичной ночнушке спл в дльнем конце кровти. Он в последнее время стрлсь держться от него подльше. Он зметил это, но пок не подл виду, нступит время – см скжет, что с ней происходит, если зхочет. Кжется, у нее ткое было, когд он ждл Ромку.

Поднялся, вдохнул свежего воздух. Д, умеют эти трехногие строить – в его спльне, несмотря н всегдшнюю дневную жру, было прохлдно, свежо и легко дышлось. А вот зимой, скорее всего, будет инче – уютно и не холодно.

Он подошел к Ромке. Тот почему-то тоже лежл, не думя спть, смотрел, поблескивя в полумрке очень светлыми дже для Гриневых глзенкми Рост взял его н руки, приглдил взъерошенные вихры. И почему у детей после сн волосенки всегд тк злмывются? Стоп, он, должно быть, совсем плох. Не понимет, что видит его... Знчит, уже нступило утро и н четверть открытый световой люк в крыше дет ткой вот призрчный свет.

Они вышли н крыльцо, вернее, вышел Рост, Ромк сидел н его рукх, поворчивясь вперед всем тельцем. Крыльцо это явно изобрели люди, в городх широв ничего подобного не змечлось, туг, в Боловске, кждый второй дом без него не обходился. Ну и првильно, должно же хоть что-то в нс от людей остться, решил Рост, крыльцо очень дже подходит для этого.

Мм, конечно, уже встл, готовил звтрк н летней, сдовой печке. Зметил их, помхл в воздухе ложкой, знчит, кк всегд, готовит утренние лепешки. Говорят, кто-то н их улице из соседей печет лепешки и рзносит з небольшую плту по городу. Может, договориться, чтобы им тоже поствляли, тогд мм сможет н полчс дольше спть?.. Все-тки здорово он вник в это мирное, домшнее житье. Прошлый рз, перед отпрвкой в кчестве нблюдтеля к пернтым, ткого не чувствовл...

Стоп, вот оно. Боец, его жен, которую зовут, кжется... Д, Сонечкой. Вот у них-то все и происходит. Вот у них-то и нужно узнть, что творится. Или ничего не творится, ведь з ним не пришли, никто его пок не потревожил, был бы ндобность, непременно... Нужно взять себя в руки.

Вот и мм, кжется, ничего не чувствует, он свлил последние лепешки н зрнее приготовленный для этого медный противень, подхвтил полотенце, хлт, убежл в душ. Д, с душем здорово вышло – все-тки в городе был недостток воды, но в их рйон ее еще подвли, вот Рост и зпсся кк мог, нносил целую бочку. А из бочки уже подливл в бк н душе, пок он тут – хоть этим родным помогет.

Стрясь успокоиться, покормил Ромку, поел см. Любня тоже проснулсь, позвтркл, стл собирться н рботу. Вот тут-то Рост и решился:

– Знешь, ты сегодня остнься.

– Что? Ты... хочешь, чтобы я здержлсь?

В лице Любни появилось это уже знкомое, но еще непривычное выржение. Словно он и знл что-то, но и скрывл, и любил кк прежде, но и стрлсь отдлиться.

– Нет, я хочу, чтобы ты вовсе остлсь с Ромкой. А вот я должен идти.

– Куд?

Ну что Ростик н это мог ответить?

– Пок не зню. Но что-то вокруг происходит.

– Кк-то это подозрительно звучит... – Но волновлсь Любня о чем-то совсем не о том, что ощущл Рост. И кк это он з последние месяцы тк здорово утртил с ним конткт?

– Двй, Любнь, вот о чем договоримся. Я не зню еще ничего, но сегодня, рди безопсности Ромки, никуд не ходи. По крйней мере, пок я не вернусь. А если я...

Д что, собственно, он?

В общем, толком тк ни в чем и не рзобрвшись, оделся, почему-то по всей форме, едв ли не полные доспехи зшнуровл. Првд, все-тки удержлся, остновился только н кирсе и двух щиткх н предплечьях. Хорош он будет, если все ему только привиделось, н смом-то деле ничего особенного не происходит... Но обоймы он взял все, что были в доме, – дв подсумк, и дже две грнты добвил. Любне, поколебвшись, оствил свой знменитый н весь город нгн. Он толком тк и не нучилсь из него стрелять, жль было птроны тртить н это обучение, но в случе необходимости – Рост был уверен – пустит его в дело не рздумывя.

Потом поцеловл жену. И должно быть, именно этот поцелуй зствил ее нконец осознть, что нечто с этим миром действительно не в порядке. К счстью, мме этого пояснять не пришлось, он все увидел, покчл головой, но рсспршивть не стл, просто убежл н рботу, тм он см все узнет, и дже вернее, чем Рост.

Немного смущясь своего вид, чего с ним уже двно не было, Рост прошгл через весь город, кивя знкомым, здоровясь с ребятми, которые, кк обычно, рсслбленно держли пост н дороге к обсервтории. Они ничего не знли, Рост это срзу понял по их лицм. Знли бы – хоть что-то, нмеком, но выскзли бы.

Перед обсервторией, кк ему покзлось снчл, тоже црило спокойствие и мир. И лишь потом он вдруг увидел, кк в срюшке з глвным зднием спешно грузят в телегу, в которую были зпряжены срзу пять волостиков, ккие-то темные, должно быть, еще с Земли ящики. В них что-то очень тонко позвнивло, иногд скрежетло. Рост подошел ближе.

Погрузкой руководил, конечно, Перегуд. Он спешил и боялся. Он дже покрикивл н трех солдтиков, приднных обсервтории для охрны, чего с ним, вероятно, никогд прежде не случлось. Зметив Ростик, он вдруг схвтился з сердце, потом мотнул головой. Широко шгя, приблизился и, не здоровясь, спросил:

– Гринев, я и не зметил, кк ты подошел. Ты кк-то очень ловко нучился подкрдывться.

– Я не подкрдывюсь, я теперь всегд тк хожу, – почему-то грустно ответил Рост. Он не хотел спршивть в лоб, что тут происходит. Ему покзлось, что, если он спросит, Перегуд может и не ответить.

– Д, с людьми тут рзные перемены происходят... Ты уже знешь про треугольники?

Рост улыбнулся. Тктик выжидния принесл свои плоды.

– Нет, ничего я не зню.

– А кк же?.. – Перегуд срзу сделлся нстороженным и внимтельным.

И тогд Рост быстро рсскзл, что почувствовл перед пробуждением. И пояснил, что пришел сюд, потому что ему покзлось, – именно тут он впервые все это видел, хотя еще и не понимет, что именно.

– Д-д, – кивнул Перегуд, о чем-то рзмышляя. – Твои знменитые предвидения... – Он посмотрел н рботющих солдт. Прикрикнул: – Сержнт, еще три ящик – и отпрвляйте. Д не збудьте одного бойц отпрвить при оборудовнии для охрны, и чтобы они тм все рзгрузили, то тк и простоит телег во дворе, зню я их.

– С чем телег? – спросил Рост.

– С оборудовнием для изготовления оптических приборов. Понимешь, мы тут кое-что себе нбрли в мстерских университет, в политехе... И сми приборы, кк обрзцы, конечно... Ну, ты видел. – Он мотнул головой в сторону висящего высоко в небе воздушного шр. – Тот дльномер, нпример... Вот теперь хочу все это сохрнить в бомбоубежище под Белым домом. Тм смое лучшее нше бомбоубежище... Н всякий случй. Что бы ни происходило, приборы должны уцелеть.

– Првильно, – соглсился Рост. И посмотрел туд же. Вот с шр ему срзу все стнет видно. – Кк вы думете, Борис Михлыч, если попросить Бойц, поднимет он меня нверх по строму знкомству?

– Зчем?

– Если я это предчувствовл, тк скзть, не глядя, то посмотрю – и смогу куд больше определить. А информция – штук в этом деле первейшя.

– Д, – соглсился Перегуд. Подумл еще рз. – Они уже близко. Очень близко, менее чс остлось... Подкрлись, понимешь, ночью, их никто и не зметил. А сейчс они уже Чужой город утюжт, скоро з нс примутся.

– Позвоните ему, – предложил Рост. – Если он не зхочет – другое дело. А если соглсится, я бы посмотрел н них, пок еще есть... Пок еще целый чс у нс в зпсе.

Перегуд кивнул. Потом вытер пот со лб, и об пошли к спущенным из корзины тросику и проводм. Покрутили ручку, трубку н той стороне подняли срзу. Перегуд коротко сообщил:

– Тут Гринев, он что-то чувствует.

Потом срзу все кк-то вышло легко и быстро. Сверху сполз, едв ли не упл, крбин с уже знкомыми лямкми, и Рост стл поднимться. Н этот рз он не боялся высоты, не до того было. Мельком пожлев о бинокле, рзбитом н Бумжном холме, стл просто тк вглядывться в сторону Чужого город. Тм действительно что-то происходило. Но видно было очень плохо из-з дым, поднимющегося чуть сбоку от Чужого, примерно оттуд, где нходилсь фбрик ингредиентов для кменного литья, но глвным обрзом потому, что подъемные лямки бились кк ошлелые, никких сил не хвтло, чтобы сосредоточиться н дльней перспективе хоть н пру секунд.

Зто потом, когд он попл в корзину, все стло ясно срзу и окончтельно. Боец сидел перед телескопом, Сонечк собирл вещи. Они эвкуировлись.

– Комндир, – позвл Рост Боец. – Посмотри-к. Только внимтельно смотри, ты должен понять, кк с этими штукми биться.

Рост знял его место. И всмотрелся. Объектив слегк покчивлся, но и рсстояние до объект было не слишком велико. В любом случе, понять, что происходило н севере, в семидесяти километрх от их Боловск, было возможно.

А происходил тм вещь простя и стршня – около десятк больших, черных кк смоль, треугольных мшин, почти тких, ккие Ростику приснились ночью, тковли город широв, стртельно срвнивя его с землей. Они были стремительны и стреляли из очень мощных орудий, устновленных в бшнях нд носом и по крям вытянутых крыльев. И выстрелы эти были тк сильны, что от них взметлсь кмення крошк от мостовых и рушились дом. Мшины были бронировны и неуязвимы. Грвитционные лодки, которые люди зхвтили у пурпурных, по срвнению с этими мшинми кзлись не более опсными, чем детские смокты.

– Кто это? – спросил вслух Ростик.

– Кк кто? – отозвлсь Сонечк. – Губиски, конечно. Ты посмотри дльше, в море, строго н север. Видишь, тм рмд мленьких грвилетов?

Рост всмотрелся. Действительно, где-то длеко, горздо дльше берегового рздел злив и суши, роились сотни и сотни уже привычного вид грвилетов.

– Знчит, – решил Рост, – эти идут звоевывть, те будут добычу вывозить?

– Мы тоже тк подумли, – выскзлся Боец.

Д, тк и было, по всей видимости. Пурпурные губиски снов решили нпсть н людей. Только теперь они явились в Боловск не н рзведывтельных, довольно слбеньких грвилетх, н боевых мшинх, специльно преднзнченных для усмирения непокорных, созднных дже не для грбеж, исключительно для убийств.

– Знешь, – Боец н миг перестл нервно рсхживть по тесной корзине, – меня гложет вопрос, почему они решили с Чужого нчть?

– Чужой по их меркм слишком близок к нм, и тм стоит этот звод зеленокожих, вот они и решили, что теперь он нш, человеческий. Они хотят все тут уничтожить и подвить. – Рост подумл и добвил: – Кстти, не тк уж они и ошиблись. Последний год это предприятие действительно только н человечество и рботло.

Спустя четверть чс, прктически рзгромив Чужой, черные треугольники рзделились. Три из них пошли в сторону Одессы. А семь мшин, из которых две покзлись Росту особенно большими и мощными, двинулись н Боловск.

– Денис, – вспомнил вдруг Рост имя Бойц, – ты не высчитл их скорость, пок они подлетли к нм?

– Еще кк высчитл, – Денис помолчл, сегодня он был не очень рзговорчив. – У меня вышло – семьдесят километров в чс они выжимют зпросто. Нверное, без труд рз в полтор больше могут покзть. Одно слово – хищники.

– Но н мрше меньше, – добвил Сонечк. – Не больше пятидесяти. Видно, силы гребцов н котлх берегут.

Ростик кивнул, с этим было глупо спорить. Тк делли люди, почему бы тк же не поступть и пурпурным?

– Ты знешь что, – повернулся Боец к Сонечке. – Ты двй спускйся. И срзу, слышишь, срзу иди с Перегудой или под больницу... Д, в больнице будет лучше всего. Туд и отпрвляйся, хорошо?

– А ты? – мрчно, кк-то очень уж решительно спросил Сонечк.

– Меня не жди. Я вот теперь с ним, с Гриневым. Мне воевть придется.

– А мне не придется?

– Времени мло, – жестковто скзл Боец. – Двй прощться... Н всякий случй.

И Ростик понял, что Денис все продумл зрнее. Рост отвернулся, пок ребят обнимлись. Потом девушк вдруг зплкл. И стло ясно, что он тоже о чем-то догдывется, только не хочет об этом говорить вслух. Вдруг это окжется првдой, и если он скжет, что думет, то ничего уже нельзя будет изменить.

Боец зстегнул н девушке лямки и стл нежно, очень медленно опускть ее н землю. Когд все кончилось, он поднял лямки и долго стоял в противоположном углу корзины, глядя вниз, перегнувшись через крй. Потом мхнул рукой и прокричл изо всех сил:

– Иди! Не жди. Тебе нельзя ждть!

Потом решительно, словно у него все внутри рзом обртилось в пепел, подошел к Ростику. Хрипло дыш, выговорил:

– У нее будет ребенок. Уже скоро.

– Это хорошо, – ответил Рост, потому что не знл, что еще можно скзть.

Они помолчли. Кким-то обрзом, словно стя волков, ткующих згннную добычу, приближющиеся треугольные мшины кзлись крсивыми и неукротимыми. От них невозможно было оторвть глз.

– Кк думешь, комндир, – спросил Боец, – их вообще-то сбить можно?

– Не зню, – отозвлся Рост. – Ты их дольше нблюдешь.

– Верно, я их уже две недели нблюдю, нчльству доклдывю...

– А они? – спросил Ростик почти лениво.

– Просили пнику не сеять... Я вот что скжу. Я считю, нужно покзть людям, что их можно сбивть. Инче они все тут рзнесут, и мы ничего не сможем поделть.

– Теперь они в любом случе все рзнесут, Денис.

– Верно. Но если ни одну из этих мшин не сбить, люди будут думть, что это невозможно. А если сбить... Помнишь, Дондик сбил одну из летющих лодок, когд пурпурные только-только н нс нвлились. И срзу все успокоились – врг можно звливть и дже оствться в живых после этого.

– Сейчс это будет сложнее.

– Тоже верно. – Боец кким-то очень злым, жестким взглядом посмотрел в угол корзины. Тм н полу влялись кислородные бллоны. – Ты уже догдлся, что я ндумл?

Рост вздохнул:

– Будет лучше, если ты все объяснишь словми.

– Все очень просто. Мы тут с тобой торчим нд всем городом, к нм они в первую голову и подлетят. Если у кого-то из них зсвербит, он зхочет посмотреть, что это ткое з устройство прит н веревочкх. И подойдет близко, тк близко, что... В общем, если выждть момент, если они не рсстреляют шр издлек, у меня будет шнс. Ведь взрыв должен быть сильный, верно?

– Д. Водородный бллон н несколько сотен кубометров, и хотя бы одн десятя чсть того же объем кислород создст гзовую бомбу потрясющей мощи. Ткя бомб не то что этот черный треугольник собьет, он может и обсервторию в землю вогнть.

– Обсервтория уцелеет, – стрнно улыбнувшись, проговорил Боец, словно все знл зрнее, – должн уцелеть... Знчит, я все првильно рссчитл. И нужно только выждть момент.

Рост нбрл в легкие воздух. Потом выдохнул его. И твердо проговорил:

– Почему ты? Нс тут двое. Нужно, кк минимум, тщить жребий.

– Никкого жребия, комндир. – Опять эт стрння уверенность, словно в голове у Денис уже все было рзложено по полочкм. А может, в смом деле, кк нстоящий солдт, он шел в бой, избвившись от всех жизненных збот и тревог, – фигурльно выржясь, переодевшись в чистую рубху и исповедоввшись перед смертью. – Если кто-то и сможет изгнть этих гдов из Боловск, тк это ты. Поэтому тебя нужно сохрнить, и ты отсюд уйдешь.

Рост покчл головой:

– Погоди, я еще не решил...

– Тут не ты решешь. – Боец подошел к телескопу, всмотрелся в объектив. – У нс остлось минут двдцть. Двй снимй телескоп, его тоже нужно сохрнить.

– Погоди...

– Нечего годить, комндир. Инче у меня не будет времени нпустить кислород в шр.

С этими словми он подошел к кислородным бллонм, зменил черный водородный н голубой, кислородный, и открыл крны до конц. Потом кивнул Ростику.

– Все, мы с тобой уже сидим н бомбе. Тк что двй осторожненько шевелиться, обидно будет, если взлетим н воздух рньше времени. – Он и не думл клмбурить, просто говорил, что хотел.

Вдвоем сняли телескоп со стнины. Потом згрузили его в специльный мешок. Окзывется, все тут было предусмотрено.

Рост стл впрягться в сбрую. Он чувствовл, что все првильно, что он должен уходить отсюд, но мысль, что он уйдет и, может быть, уцелеет, Боец, этот пренек по имени Денис Пушкрев, вот-вот умрет, зствлял усомниться в рзумности происходящего.

– Знешь, – попросил Денис, – ты приглядывй з Сонечкой. Если ей стнет очень уж трудно, то помоги. А лучше... Ншл бы он хорошего прня, сколько проблем срзу решилось бы!

– Обещю, – скзл Рост. Он знл, что обещет всерьез.

– Тк. Ну, двй спускйся. Д, чуть не збыл. Оствь-к мне одну из своих грнт. Я ее кк детонтор использую, то кк еще эту гдость, – он покосился н шр нд их головми, – взорвть. Это ведь тоже не просто, верно?

Рост оствил одну из грнт. Хотел было отстегнуть вторую, но Боец его удержл:

– Нет, не нужно. Второго шнс все рвно не будет.

Они пожли друг другу руки, и Рост окзлся н земле быстрее, чем успел збыть это рукопожтие.

Потом он подхвтил телескоп и почему-то бегом припустил в сторону обсервтории. Тут его, кк он и боялся, ждл Сонечк, которя, конечно, никуд не ушл, стоял Перегуд и тот смый сержнт, который тк и не отпрвился в Боловск со своими солдтикми.

– А где Пушкрев? – спросил Перегуд.

– Он не придет, – скзл Рост и вздохнул. – Сонечк, прости.

Он не збилсь в истерике, ее не пришлось удерживть, чтобы он по-глупому не подствилсь под возможный взрыв шр. Он был женщиной, прошедшей войну, он жил в Полдневье. Но крупные, кк прозрчные горошины, слезы беззвучно поктились из ее глз.

А потом из-з домов резко вынырнуло три черных треугольник. Ростик чуть н месте не подпрыгнул. Он взмолился, чтобы они все были рядом, чтобы все трое их пилотов были любопытны и глупы...

Но к гзовой бомбе пошел только один из черных летунов. Он змедлился, крдучись, кк в Ростиковом сне, опустив нос, и с кким-то н удивление презрительным видом подлетел к воздушному шру людей, почти остновился... Жль, длеко, метрх в двухстх. Потом по инерции прополз вперед, приблизился еще н полсотни шгов, еще чуть-чуть...

– Чего он ждет? – спросил сержнт.

– Господи, – тут же проговорил Сонечк, – ну почему он просто не может уйти оттуд?

Будь у них больше времени, можно было бы предусмотреть дистнционный взрывтель. По проводм того же телефон... Нет, все получилось кк нзло – слишком быстро. З чс ткую рботу не провернешь, если все не приготовлено зрнее – взрывтель, детонторы, динмк. А они вынырнули из тьмы, кк призрки ночи, где уж тут было подготовиться? И почему рньше, в предыдущие две недели, прикз готовиться к войне не было? Пнику не сеяли?..

– У него ткие нервы, что...

Перегуд отвернулся, не договорив. Ростику же нельзя было отворчивться. Он смотрел, хотя тоже сжл зубы.

Треугольник подошел совсем близко, но все-тки остлся чуть дльше сотни метров. Видно, он решл, что ему сделть с тким стрнным устройством людей? Прикидывл, пригодится ли оно смим пурпурным, когд они зхвтят город.

Где-то совсем недлеко, в рйоне звод, удрил взрыв, потом еще один. Но Ростик не поворчивл голову. Он ждл.

И тогд пурпурный пилот решился. Видимо, он зхотел просто свлить эту стрнную игрушку, словно гигнтскую кеглю, удром крыл своей мшины. И, нбиря скорость, пошел прямо н нее... Уже не сотня метров, полет, двдцть...

И тогд прогремел первый, еще слбый щелчок, вероятно, от грнты. Но почти тут же удрил второй взрыв, д ткой, что Рост н миг ослеп, оглох и, кк ему покзлось, вообще лишился тел. Но едв он понял, что жив, кк тут же попробовл подняться с земли, где неведомым обрзом окзлся, и, по, смотрел, что произошло в воздухе нд ним

А нд ним медленно, кк в кино, тяло огромное, в несколько сотен метров, облко темно-серого дым, сквозь который почему-то еще прорывлись редкие языки плмени. И облко это уходило вверх, в серое низкое полдневное небо, прямо к Солнцу.

А черня мшин врылсь в землю неподлеку от обсервтории, рсколовшись н несколько чстей, и две из них горели, выбрсывя в воздух светлый, ккой-то мгниевый дым. И еще в воздухе после пдения этой мшины тяли желтые искры, видимые дже при свете дня.

Но это было не вжно. А вжно было то, что Боец, конечно, умер. И з его жизнь зхвтчики зплтили куд кк немлую цену – летющих треугольников стло н один меньше. Только теперь Ростик зметил, что его губы почти беззвучно шепчут:

– Не нпрсно, не нпрсно... Счет этим гдм открыт. Они зплтят.

Хотя полной уверенности в своих словх Рост не испытывл. Это был трудня войн. И он могл не звершиться победой людей. Кк это ни стршно было сознвть, пок он выглядел тк, что люди-то кк рз в ней и не могли победить. Несмотря н тких ребят, кким был Боец.

20

Ростик пробирлся через город почти дв чс. Потому, что шесть оствшихся черных треугольников пурпурных рзошлись не н шутку. В иные минуты кзлось, они способны рзгромить все, что окзывется н улицх, все, что еще не змерло, дожидясь воли победителей...

Нет, еще не победителей, думл Рост. Скорее зхвтчиков, грессоров, вргов, но пок еще не победителей. Кк хороший солдт, пусть дже и с местным, полдневным опытом, он понимл это лучше других.

Дело было в том, что боевые лодки губисков пок нводили ужс и сеяли рзрушение. Но местность оствлсь з людьми. З теми смыми людьми, которые жлись в подвлх домов, которые прислушивлись к грохоту и пльбе нверху, н поверхности, но при этом – Ростик верил в это всей душой – не выпускли из рук оружие. И ждли, ждли, что из всего этого выйдет. А пок люди будут ждть, пок не сложт оружие, пурпурные не могут считться победителями.

Конечно, их пехот был уже близко. Он, несомненно, нходилсь в рмде тех мелких лодочек, пусть дже не больше шести-семи вояк в кждой. Но этих мелких лодочек было несколько сот, и получлось, что общее количество пехотинцев, которые должны были через пру-тройку дней появиться в Боловске, существенно перевливло з три тысячи, может быть, дже приближлось к пяти тысячм. Это был знчительня сил, с ткой можно было не только покорить город, но зхвтить всю территорию, которую люди пок имели основние считть своей, – от Олимп до Одессы, от первых рощ перед лесом двров до Цветной реки, и, рзумеется, со всеми городми, фермми, мстерскими, зводикми, полями и огородми, со всеми жителями рзных рс и всеми прибившимися рботникми.

Ну что же, решил Рост, нконец добрвшись до Белого дом, вот и первый ориентир, который у нс имеется. Три дня, не больше. Потом будет уже не совлдть, потом будет поздно трепыхться. Придется, кк минимум, привыкть к господству пурпурных и пытться пртизнить, восстнвливть свою влсть ккими-то другими силми и средствми, но только не открытым сопротивлением.

Ему не хотелось думть об этом, см мысль о подчинении грессору вызывл нечто вроде тошноты, только не физической, ккой-то умственной. Но уж очень нервны окзлись силы, поэтому приходилось думть и об этом... А в общем, нет. Пок следует решиться н сопротивление. Только кк, ккое именно, ккими средствми?

В Белом доме было очень тихо. И нигде не видно было ни души. Дже в кбинет Председтеля Рост вошел без проблем, кк и без всякого результт ушел оттуд. И лишь после этого понял, что следовло идти в подвл, туд, где некогд скрывлся рсстрелянный позже первосекретрь Борщгов, попытвшийся объявить себя гуляйтером Боловск.

Но и в подвле окзлось пусто и очень тихо. И тут не было дже деревянных полок, н которые коммунисты некогд склдывли зпсы продовольствия для номенклтуры город, всяческих прежних холуев и их шлюх. Должно быть, в безлесом теперь Боловске эти полки кому-то очень приглянулись.

Ростик тк и не сообрзил бы, что ему делть, несмотря н всю его знменитую интуицию, если бы ему среди рзрывов вокруг кинотетр “Мир” не поплсь н глз огромня фиш, некогд с репертуром кинотетр, ныне глсившя: “Все донесения – в подвл ДК”.

Вот это было дело. Рост и не сообрзил, что Председтель, опсясь, вероятно, удр по комндному и дминистртивному центру, перенес свой штб и рсположился по соседству А мог бы, если бы пострлся, вообще не прятться от охоты н людей, рзвязнной черными треугольникми, сообржть, что происходит, и читть обстновку. Кк и полгется комндиру в боевых условиях...

Перебежть в Дворец культуры было непросто, очень уж широкой был площдь между этими двумя здниями, но Ростик не стл жться к стенм. Просто, положившись н свою удчу, еще вернее, н то военное счстье, о котором ему очень доходчиво рсскзл стршин Квдртный, припустил прямо по открытому прострнству.

Атк н него сверху последовл почти немедленно, он дже не успел добежть до постмент пмятник Ленину, кк поблизости удрили первые рзрывы спренных пушек пурпурных. Это были не тяжелые орудия, легкие, которыми вооружлись и рзведывтельные лодки. Но и они способны были нгнть стрху. Впрочем, Рост не позволил себе бояться, он просто попетлял, потому добежл до Дворц культуры, лишь пру рз получив по ногм выбитыми из бордюрчиков кменными осколкми.

В глвные двери дворц он вктился, изрядно зпыхвшись, но с удовольствием ощущя, что опсность его не догнл. Тут-то его и встретил Герундий, стртельно вместивший свое брюшко в толстенную и тяжеленную кирсу. С явным неудовольствием он пробурчл вместо приветствия:

– Не можешь не выпендривться, Гринев. Обязтельно нужно выдть рсположение ншего штб.

– Двй-к лучше проводи меня к Председтелю.

И вместо того чтобы спорить, Герундий вдруг исполнил, что от него требовлось И проводил. Еще больше Рост удивился тому, что Председтель прикзл впустить его немедленно, хотя у него сидели уже почти дв десятк людей, которые, видимо, изобржли зседние

А может, это и в смом деле было зседние, попытк обобщить поступющие сведения и, если удстся, вырботть плн ответных действий. По крйней мере, н это было похоже Потому, оствив привычный скепсис, Рост тихонько пробрлся в уголок большого длинного помещения, где Рымолов устроил себе кбинет, и обосновлся н лвочке.

Говорил один из офицеров с звод. Что он тут делл, когд штурмовли его объект, почему был дже без кирсы, Росту остлось только гдть Впрочем, доклдывл зводской умело. Точно, толково, только слишком уж длинно. Но это свойственно иным людям из-з волнения, поэтому он мог окзться не совсем уж пентюхом в своем деле.

– Мы пытлись создть оборону не только звод, но и глвных прилегющих объектов Кк было предусмотрено плном, удрили из трофейных спренных пушек, зхвченных еще в тот их нлет, с крыш цехов и склдов пытлись оргнизовть противовоздушное прикрытие бронебойными ружьями. Об огневых средств проявили себя крйне неудовлетворительно. Пушки губисков не оствляют н броне черных смолетов противник дже црпин. Нши при удчном попднии пробивют броню, но н противнике это никк не скзывется.

– Что знчит “удчное попдние”? – спросил кто-то.

– Это знчит, под углом “зкусывния” по отношению к броне, когд снряд не рикошетирует, не уходит вбок. Кстти скзть, это случется очень редко, у них ткя удчня форм – кк ни молоти, только один выстрел из двдцти прошивет покрытие мшин.

– Не отвлекйтесь, Артюхов, – скзл Председтель. – Что по пулеметм?

– Пулеметы мы, естественно, тоже опробовли... Только недолго.

– Недолго?

– Противник их очень быстро подвил. Понимете, дже из спренной пушки можно удрить и, прежде чем тебя зсечет противник, успеть перебежть. А с крупноклиберником не побегешь. Их почти срзу рздолбли. Все.

В помещении н миг стло тихо. Кжется, сидящие тут люди догдлись, что выслушння сентенция был оплчен многими жизнями и отчянным, но безуспешным мужеством

– Лдно, – хлопнул по столу Рымолов. – Следующий вопрос. Противник, почти не встречя ни млейшего сопротивления с ншей стороны, громит город. Кково сейчс его рсположение?

Выскзывться решил высокий, тощий прень, чем-то неуловимо похожий н Пестеля.

– В общем, пок н нс нвлилось только шесть треугольников. Дв нходятся в рйоне звод, дв висят нд строй чстью город и прком, рзрбтывя стдион с волостикми. Один долбит по тому сооружению, которое возвели зеленокожие, одновременно мешя всем перемещениям людей в рйоне бывших новостроек, и еще один, по последним сведениям, сковывет нши действия по нпрвлению к эродрому. У меня все.

Рымолов обвел глзми сидящих перед ним людей. Спросил низким, глухим голосом:

– Кто доложит о рсположении и состоянии людей?

З то время, что Рост его не видел, он не сильно изменился. Остлся тем же высоким и очень светлым лоб, тк же глубоко и сухо блестели глз. Но в нем появилсь ккя-то слбин. Рост не очень ндеялся, что сугубо шттский Председтель, бывший профессор кких-то тм нук выдержит обрушившиеся н Боловск беды со стойкостью нстоящего бойц. Но тк явно демонстрировть перенпряжение все-тки не следовло.

– Могу я, – подл вдруг голос тещ Ростик, мм Любни. Тмр Ворожев. Вот он был спокойной, дже, пожлуй, рвнодушной. В общем, выглядел он кк-то непривычно. – Люди преимущественно остлись н местх, то есть в своих подвлх или в подвлх соседей. Первый чс н дорогх змечлось ккое-то движение, но, когд стло ясно, что эти... зхвтчики бьют по всему, что движется, люди большей чстью змерли, злегли кто куд. Д и бежть, кк ни крути, некуд. Итого в городе нходится почти пятьдесят тысяч человек, из которых почти половин детей. Четверть другой, взрослой половины, в принципе может быть мобилизовн, хотя бы для нестроевых целей, но... Но их нужно зствить и в любом случе дть знть о нших плнх.

Тк, решил Рост, они обсуждют возможность тотльной мобилизции. Знчит, покоряться они еще не хотят. И то хлеб.

– Сколько они смогут продержться без воды? – спросил кто-то из здних рядов.

Рост присмотрелся, это был Кошевров, некогд второй человек в городе, мэр, ныне, очевидно, утртивший свое влияние рядовой хозяйственник.

– Ну, з последнее время все привыкли неделю, то и больше обходиться своими кормми и водой, – отозвлсь Ворожев. – Тк что большой беды з три-четыре дня быть не может.

– Они крошт город, кк мурвейник, вы... – мхнул н нее рукой Председтель. – Лдно. Об оружии пок говорить не будем. Ккие будут предложения по схемм мобилизции? Кк зствить людей стть в строй перед лицом ткого... противник?

– Эхо-хо, – рздлся вдруг знкомый до боли голос. Приндлежл он, без сомнения, Кртеву. – И кк же тк получилось, что мы опять проспли противник? Где был нш знменитый... Этот... который сидел н шре? Кк он вообще сумел не зметить треугольники?

– А он, кжется, струсил, – негромко, но внушительно проговорил Гля Бородин. – И удрл, не дождвшись...

– Попрошу не трепть языком, если не знете фктов, – неожиднно для себя очень жестко проговорил Рост.

Все повернулись в его сторону.

– Что? – Гля говорил очень медленно и, кк всегд, что-то ткое, что не хотелось слушть – нстолько это было непрвильно, нстолько не соответствовло действительности.

– А то, – отрезл Рост, кк-то слишком быстро нливясь злостью против этой женщины, против. всей этот чиновной шушеры. – Денис Пушкрев пл смертью хрбрых н глзх всего город и всей пурпурной бртии, взорвв шр вместе с треугольником противник. Первый пвший з эту войну врг погиб потому, что Денис зщищл тких вот... кк ты, Глин. Которые его бездумно и бесчувственно позорят. Хотя, конечно, не з вс он погиб, з людей.

– Гринев, – поморщился Рымолов, – хвтит птетики. Двй дело. Рост подумл.

– Что-то вы, Арсеньич, не очень торопились оборвть предыдущего ортор, который порол чушь и позорил, не побоюсь этого слов, нстоящего солдт... – Он вздохнул. – Именно из-з его смоотверженности у нс сейчс нд городом шесть черных треугольников, не семь.

– От этого нм ненмного легче, – отозвлсь Гля.

– Ерунд, – тут же прировл Ростик. – Шесть – это не семь. Еще и потому, что врг уже не тк уверен в себе, он уже видел, кк мы его умеем сбивть. З одно это Бойцу нужно пмятник поствить, не крыть его...

– Гринев, я же попросил, – снов проговорил Рымолов.

– А я не могу не вырзить свое возмущение Случится мне звтр з Боловск погибнуть, ткое вот... сборище и меня обхет. Поэтому – не позволю. Всем это ясно?

Последние слов он процедил уже сквозь зубы.

– У тебя по существу что-то есть? Рост хотел было выскзться, что пришел вообще-то послушть, но тут подл голос Кртев:

– У нс есть только одн возможность. Нужно тковть треугольники. И если удстся, кк Пушкрев, взрывми котлов нших летлок, нгруженных взрывчткой или еще кк-нибудь, уничтожть противник, то...

– Это безумие, – отозвлся Ростик. – Они перебьют ткующих еще н подлете, и люди погибнут зря.

– К тому же у нс уже и лодок столько нет, – вдруг рздлся голос Ким. Окзлось, он тоже тут, только прятлся з спинми в другом конце помещения.

– Что же делть? – спросил Рымолов. И посмотрел н Ростик. Немигющими глзми, отчянно и болезненно, с очевидной слбостью и мукой посмотрел, словно хотел этим вот взглядом спсти город.

– Атковть лодки... – нчл Ростик, помимо своей воли, кк будто его губми и голосом зговорил кто-то потусторонний, невидимый, но достточно могущественный, чтобы нвязть свою волю, – необходимо. Только сделть это следует с использовнием элемент неожиднности. Повторяю, их можно подловить только н неожиднности. И придумть этот трюк нужно з очень короткое время. Прктически у нс есть дв дня, в лучшем случе – три. А потом...

И он рсскзл про подходящую рмду мелких летлок. Возможное появление пехоты пурпурных дже эти шттские люди восприняли с отчянием, дже у них не возникло сомнений – с подходом этих сил город пдет окончтельно. И ничто его не спсет.

– У кого есть конкретные идеи?! – почти зкричл Рымолов.

Ростик посмотрел н невысокий потолок помещения. Н нем отчетливо зпечтлелись потеки воды. Почему-то сейчс он видел все вокруг тк резко, словно тут горел не десяток тусклых плошек, бтрея мощных софитов. При желнии он мог бы увидеть лиц всех людей, что собрлись тут и вычитть все ндежды, эмоции, дже мысли, которые только можно вычитть по лицм.

– Рзумеется, тковть черные треугольники, пок они нходятся в воздухе, невозможно Поэтому нужно зствить их приземлиться. И тковть н земле. – Ростик подумл и добвил: – И не просто н земле, в зрнее подготовленном месте. Чтобы использовть зрнее приготовленные ловушки.

– Конкретно? – уже в который рз спросил Председтель.

– У нс ведь где-то остлось несколько пурпурных, не тк ли, Арсеньич?

– Тк они и приземлятся, чтобы спсти дюжину-другую своих остолопов! – фыркнул Гля.

– Они – не ты, поэтому приземлятся, – уверенно отозвлся Рост. – Тем более если поблизости никого не будет... Или им покжется, что поблизости никого нет.

– Что ты все-тки придумл? – спросил з всех Кошевров.

– Д в общем-то все довольно просто, – отозвлся Ростик.

И нчл рсскзывть. По мере того кк он говорил, лиц иных людей вытягивлись. Его идея в смом деле был очень простенькой, очень уязвимой для критики, слишком несообрзной с идущей н Боловск силой.

Но лиц других людей прояснялись. Им нчинло кзться, что у них может выйти. Тем более что это было совсем нетрудно провернуть. Ну, рзумеется, нетрудно тем, кто это умел делть, кто понимл этот шнс. К счстью, ткие люди тоже были, н них-то Ростик и решил ориентировться.

Без помощников – толковых, умелых и дельных – ему было не обойтись.

– А что, может получиться, – отозвлся нконец Ким.

– Может, – кивнул и Председтель. – Тем более что никто ничего более дельного не предложил. Вот только... Может и не получиться.

– Почему-то мне кжется, – отозвлсь тещ Тмр, – что получится.

Ростик про себя усмехнулся. Ему тоже кзлось, что получится. Должно получиться, потому что он перебежл через площдь под огнем неприятеля, знчит, военное счстье было н стороне человечеств

Хотя, кк всегд, это следовло проверить боем.

21

Рост сидел почти в полукилометре от мест, выбрнного для основного действия, в полукилометре от того смого колодц, о котором, по словм Пестеля, упоминли еще в конце прошлого век.. То есть н Земле, когд описывли их губернию. После Перенос колодец пересох, трудности с водой, возникшие в Боловске, зствили кких-то строителей изрыть почти всю округу в ндежде нйти хоть ккой-нибудь водоносный слой, который мог бы нполнить опустевший колодец.

Из этого ничего не вышло, но под землей в этом месте обрзовлось что-то вроде изрытого стрнными зигзгми подземелья, хотя и неглубокого, но достточно извилистого. Вот последнее обстоятельство и зствило остновиться тут при выборе мест зсды. Вообще-то его предложил использовть в тком кчестве Председтель. Н примете у Рост были рзвлившиеся здния н окрине город, в рйоне хрущевок. Тм подземные коммуникции могли прийтись кстти. Но стены домов и территория город могли все-тки нсторожить летчиков черных треугольников, это было нежелтельно.

Здесь же, н полянке, между реденькими невысокими кустми брбрис, который только-только нчл цвести и источть одуряющий ромт, не могло возникнуть никкого подозрения дже у смого осторожного из губисков. По крйней мере, Рост н это очень рссчитывл.

Из город прибежл ккой-то прень, которого Ростику отрядил Председтель якобы для связи. Тких вот ребят вместе с конвоирми у Рост нбрлось уже семь душ. Что с ними делть, он пок не знл, но отсылть их нзд не решлся. Кто знет, кк обернется дело? А эти люди вполне могут окзться тем резервом, который решит исход боя.

– Товрищ комндир, Председтель просил передть, что, по его сведениям, лодки обртно рзделились.

– Опять, не обртно, – втомтически попрвил Рост мльчишку.

– Две ушли в сторону Олимп, вероятно, будут громить люминиевый звод. Одн пошл н восток.

– Будет бить по Бумжному и тем, кто тм рботет, – добвил Ростик.

Он был неспокоен, и это его рздржло. Перед боем ему бы полглось ни о чем не зботиться, ни о чем серьезном не думть, лишь нблюдть з противником. А вот он почему-то все время вспоминл Бойц, Сонечку и жлел, что тут нет Достльского или Антон.

Но Достльский и Антон все еще оствлись в госпитле. А ему прислли его строго друг – стршину Квдртного, которого, невзиря н свежую выписку после рнения, Рост тут же определил н смое ответственное и вжное место... Квдртный был лучше, чем кто-то другой, но Рост все рвно нервничл.

Нконец он понял, чем вызвно волнение. Сейчс, тут, у этого вот колодц, решется, кто более удчлив, з кем военное счстье, кк это нзвл в свое время стршин Квдртный, – з людьми или з пурпурными? Кзлось бы, ему, комндиру отряд, идущего н смертельно опсное здние, думть о соотношении сил, о времени, о рсстновке людей. А он думл о тких эфемерных штукх, кк удч, судьб и везение.

Но ему кзлось – ткое вот счстье и определяло сейчс победу. А для того, чтобы проверить его, чтобы оно проявило себя, следовло делть свое дело, исполнять долг и – ничего больше. В этом был ккя-то чрезмерня необязтельность и в то же время стрнновтя, свойствення, вероятно, только Полдневью, првильность. А впрочем, нет, н Земле это свойство жизни тоже присутствовло, только оно было слишком мло, чтобы его принимть в рсчет. Лишь теперь и тут приходилось этому учиться...

Солдтик тем временем что-то доклдывл, от быстрого говорения у него дже пот выступил н верхней губе. Рост его прервл:

– Подождите, вы говорите, что одн лодк противник висит нд центром, одн нд зводом, третья из оствшихся ходит по кругу. Вы сколько времени сюд бежли? Минут сорок... Тк что же, з это время они не изменили своего рсположения?

– Я не зню, – подрстерялся пренек. – Нверное, они кк-то изменили свое рсположение.

– Вот и я тк думю, – решил Рост. – Хорошо, донесение принял. Оствйтесь с остльными, ждите комнды вести пурпурных н условленное место.

Девять душ пурпурных, зхвченных еще во время их первого нлет н город, были пок спрятны в кустх, чуть дльше того мест, откуд Рост пытлся “читть” обстновку. Их стерегли двое конвоиров... А впрочем, сейчс уже горздо больше. Это и был “подсдк”, их глвный козырь в этой зсде.

Рост не хотел выводить этих низкорослых ребят с ослепительно зелеными глзми и белыми, кк првило длинными, волосми рньше времени. Они должны были появиться в смый выигрышный момент, не рньше и не позже. Вот он и сидел, почитй, уже больше половины дня в этих кустх. Вот и ждл, стрясь урзуметь поведение всех черных треугольников, которые нходились в поле зрения.

И теперь, когд их остлось три вместо шести, ткой момент, кжется, нстл. Чтобы не ошибиться, Рост еще рз осмотрел низкое, серое небо около город. Две лодки он зсек легко, третья, т смя, которя должн был ходить по кругу, куд-то зпропстилсь. Выискивя ее, Рост совсем збыл о треске полевого телефон.

– Товрищ комндир, вс, – отозвлся солдтик, посженный н связь.

Рост взял трубку. Это был Кртев, он звонил по просьбе Председтеля, узнть, кк обстоят дел. Рост доложил, что пок ждет.

– Ты имей в виду, Гринев, сейчс от тебя все звисит... – нчл было нкчку Кртев.

Рост мог выдержть нчльственные рекомендции от кого угодно, но только не от этого простофили, который н его, Ростиковой, пмяти ни рзу не предложил и не сделл что-либо дельное. Поэтому он просто положил трубку и снов стл следить з небом.

Нконец он увидел эту третью мшину пурпурных. Он приближлсь к ним и должн был звиснуть нд колодцем через треть чс, не рньше.

– Дйте-к им по последней.

Чтобы пленные не зсветили возможную опсность путми или кляпми, еще с ночи их нкчивли спиртом. Переносимость и действие лкоголя н пурпурных окзлись приблизительно ткими же, кк н людей. Вот в них и влили перед рссветом, кк только они сюд прибыли, почти по полному сткну спирт. Пру чсов нзд, когд некоторые из них стли вроде бы понимть, что нходятся не в своей кмере, в них зкчли еще по четверть сткн, сейчс следовло влить еще столько же.

Конечно, это было жестоко, но ничего более действенного, чем спирт, придумть в этой ситуции было невозможно.

– Годится, – скомндовл Ростик, когд кждый из пленных, слбо сопротивляясь, все-тки зглотил положенное количество зелья. – Выводим пленных, и бегом... Бегом!

Подхвтив свое трофейное плзменное ружьецо, он и его солдтики припустили к колодцу. До него добежли довольно быстро, хотя пру рз пленные пытлись звлиться, – в смом деле, бежть с жутким количеством спирт в желудке, в крови и в мозгх не смое легкое дело. Но их поддернули н ноги и снов зствили припустить в полный мх... При колодце было сделно невысокое, в метр с небольшим, огрждение. Вот у него-то Рост и прикзл посдить вконец одуревших от выпитого пленных. Видимость они создвли вполне првдоподобную – беглецы из погрязшего в пнике город, без связнных рук и ног, дже без кляпов лежт н трве, обессилев после побег... К тому же никого не было видно в рдиусе полукилометр, может, и больше.

– Нзд, – прикзл Рост. – Бегом, скорее.

Они вернулись туд, откуд привели пленных. Тут уже окзлись ккие-то новые люди. Где их только брли и зчем посылли сюд?.. Но рсспршивть и тем более инструктировть их у Рост охоты не было. Он прикзл всем злечь в зросшей кустми блочке. А см попросил связист позвонить Квдртному и Киму.

И тот и другой были тут же, только до поры не должны были покзывться, потому что являлись ндеждой человечеств, комндирми, выдвинутыми со своими отрядми для непосредственного исполнения здния. И тот и другой, узнв, что пленные перемещены к колодцу, сообщили, что они-то уже двно об этом мечтют.

– Тут же пыльно, – попытлся пожловться Ким.

– Терпи, немного остлось, – отозвлся Рост и, чтобы не отвлекться, положил трубку.

А потом стл ждть ту мшину противник, которя рсхживл вокруг город. Он летел низко, не больше ст метров нд землей, опустив голову, чтобы пилотм было удобно высмтривть цель внизу, поводя из стороны в сторону пушкми совершенно ужсющего клибр, ккого Рост прежде не видел и о кком дже не подозревл.

Треугольник был довольно велик, с рзмхом крыльев почти в тридцть метров у здней кромки и чуть больше двдцти от хвост до передней кбины, создвя огромный рвнобедренный профиль, тяжелый и мощный, словно доисторическое животное. Нверху его поктой черной крыши, срзу з пилотской кбиной, был устроен темня, тоже бронировння, не стекляння, кк Ростик привык, бшенк с пушкми. Еще по одному стволу того же клибр торчли спереди рспростертых крыльев, в десяти метрх от их окончния. Они тоже могли вести прицельный огонь, вероятно, тм нходилось по пре стрелков.

Н концх и внизу крыльев, в своей середине довольно высоких, знчительно больше двух метров, ворочлись нтигрвитционные блины. Они были тк велики и, по-видимому, сильны, что Рост, кк ни гдл, тк и не сумел придумть, что же это з силищ ткя ими двигл. Третий блин нходился срзу з пилотской кбиной, и был он еще больше, чем дв консольных. Кжется, он-то и нес по воздуху мшину – боковые преднзнчлись лишь для поступтельного движения и для мневров. Ну еще, рзумеется, для устойчивости, чтобы треугольня конструкция не опрокидывлсь н виржх.

Нсмотревшись н противник вслсть, Рост вдруг понял, что его дергет з рукв гимнстерки торчщий из кирсы связист. При этом он лепетл:

– Комндир, ну, комндир, спрячься. Не видишь, они приближются.

И в смом деле, треугольник подошел уже довольно близко, мог и зметить. Рост присел, укрывшись сверху еще и пукми высокой местной трвы.

Треугольня мшин должн был пройти почти строго нд пленникми у колодц... Он и нткнулсь н них, ровнехонько и точненько, кк в птеке. Изменил курс, чтобы не подвить пленных своими мощными нтигрвми, снизилсь, прошл метрх в сорок от выствленных н обозрение губисков... Те были млоподвижны, но явно свободны. Кто-то из них дже попытлся выпрямиться и помхть рукми, привлекя к себе внимние.

– Приготовиться, – скомндовл Рост в телефонную трубку, н другом конце которой нходился Ким. Он услышл, кк Ким шепотом пустил по рядм предупреждение.

Треугольник вдруг вздернулся вверх и куд-то умчлся. Дже н глз Ростик это было очень скоростное движение. Обычные лодки, к которым люди уже привыкли, двиглись, кк минимум, рз в дв медленнее.

– Отбой, – прикзл он в трубку. – Птичк улетел.

– Куд? – збеспокоился Ким.

– Может, не хочет сдиться без поддержки с воздух. Пригонит приятеля, тогд и сядет.

– Тк получится сложнее, – отозвлся в трубке Квдртный.

– Ты тоже тут? – удивился Ростик.

– Мы между собой тоже связь провели, – пояснил Ким. – Мне тут один... умелец присоветовл и исполнил.

Рост и не знл, что ткое возможно, но иницитив был, конечно, рзумня.

– Вы бы поменьше тм шевелились... – вздохнул Рост. – Лдно, ждите. Пок ничего не меняется.

Но они зря ндеялись н одного “приятеля”, улетевший треугольник вернулся с обоими, оствшимися нд Боловском. Все три черные треугольные птицы звисли нд губискми, многие из которых, отрвленные спиртом, вообще уснули, не в силх проявить ктивность дже при подлете спсителей. Рост прикзл связисту снов устновить конткт с зсдой.

– Все, н этот рз ребят в этих черных летлкх приготовились сдиться.

– Ты только поясни, кк и где, мы ужо... – нчл было Ким.

– Одн ходит нд нми, метрх в трехстх от колодц, контролирует округу, – стл доклдывть Рост. – Вторя сдится... Тк и есть, сдится почти тебе н голову. От тебя до нее метров сорок.

– А третья? – спросил Квдртный.

– Пок не зню, не видно из-з деревьев. Кжется, н бреющем прочесывет окрестные кусты. Очень низко... – Внезпно он ее увидел. Мшин не просто прочесывл кусты, он их попросту пригибл нтигрвитционными блинми и посдочными полозьями. – Д, н высоте метр или чуть больше он осмтривет рстительность.

– Где он от меня? – спросил стршин ровным голосом.

– Кжется, я понимю, что ты здумл, – отозвлся Рост. – Рисковнно, очень.

– Где?

– Метрх в ст двдцти н юг.

– А кк тм моя птшк? – спросил Ким.

“Его” мшин сел. Поводил пушкми, повертел бшней, ничего необычного не происходило. Потом сбоку от нее откинулсь пнель, обрзовв пологий пндус. По нему н песок всего в полусотне метров от пленных сошли трое очень высоких губисков. Двое несли ружья, один был безоружным.

Потом их рстолкл и по-хозяйски выбился вперед обычный, низкорослый пурпурный человечек, видимо офицер.

– Тк, они окзлись еще ближе к тебе, Ким, чем я говорил. До них метров двдцть с небольшим... Лучшего мы и не мечтли получить. Приготовиться...

– Все уже двно готовы.

– Ким, пошел!

Словно в стрнной, необычной скзке песок поблизости от севшего черного треугольник стл шевелиться и шлейфом взлетть в стороны. А из-под него, вернее, из-под щитов, сплетенных из ивняк и зсыпнных сверху песком, стли высккивть люди. И все они кк зведенные, дже без комнды понеслись в сторону черной летлки пурпурных.

Почти срзу возникл стрельб, кто-то из корбля попытлся стрелять в ткующих Но и ответный огонь людей не здержлся... И был результтивным, выстрелов из корбля больше не последовло.

Тех высоких губисков, которые спустились н землю, тоже срезли, почти срзу, лишь один из них, низко приседя, припустил куд-то в кусты. Оттуд, оствясь невидимым, он мог доствить немло неприятностей. Рост обернулся к своим людям, выискл глзми прня, который, кжется, был стршим сержнтом.

– Бери пять человек – и з тем пурпурным, который удрл. В плен можешь не брть, но если попробует сдться – не вздумй прикончить.

Ребят тут же унеслись выполнять прикз. Видимо, им тоже не терпелось пострелять.

Рост ншел глзми треугольник, который ходил нд кустми. Сейчс он рзвернулся и очень спешно, медленно, тихо, почти не взбивя песк своими нтигрвми, двинулся выручть попвшего в беду нпрник. Его пушки еще не зговорили, но уже покзлись кким-то кошмром, воплощением смерти и гибели, и ничто, кзлось, не могло ее предотвртить...

– Квдртный, второй идет через твою позицию... Приготовься.

Нконец подкрдывющийся треугольник удрил. И срзу скосил чуть не треть ткующих. Выстрел был хорошим – очень точным, убийственно эффективным и не причинившим вред стоящей н земле черной мшине. З поднятыми смерчми песк Рост не видел, сколько людей успели вбежть по пндусу и был ли среди них Ким..

– Слышу, – отозвлся Квдртный. – Ты только скжи, когд он будет ближе всего.

– Еще чуть-чуть, – проговорил Рост, – еще...

Черный треугольник снов выстрелил, н этот рз он снес почти всю дльнюю чсть зсды. Ростик, стиснув зубы, говорил:

– Десять метров, пять, дв...

Снов выстрел, н этот рз люди дрогнули. Некоторые стли отбегть в сторону, уже не рссчитывя окзться в черном треугольнике, стоящем всего-то в двух десяткх метров от них с откинутым нстежь трпом... И тком недоступном.

– Пошел!

И тогд сбоку от проходящей н мизерной высоте черной мшины из трвы появились три человек. Они бежли из рзных точек, и кждый нес что-то в рукх...

У Рост тоже окзлись нервы. Он не выдержл, опустил голову и стл смотреть н свою руку, сжимющую трубку полевого телефон. Он был белым-бел, но это ничего не решло. Ровным счетом ничего.

Спрвившись, он поднял голову. Из треугольник, который шел тк низко, что чуть не стелился нд землей, удрили боковые пушки. Один из подбегющих к нему людей подлетел в воздух, словно от очень мощного рзрыв, второй просто рстял в слишком яркой для одной смерти вспышке... И лишь еще кто-то, юркий и быстрый, кк ящериц, несся вперед. По нему снов выстрелили из треугольник, почти в упор, из невидимой н тком рсстоянии щели или бойницы... И попли! Бегущий человек упл, но тут же поднялся и, вместо того чтобы снов упсть, побежл еще быстрее.

Впрочем, его бег теперь змедлял тянущяся з ним нитк... Вернее, это издлек кзлось ниткой, Ростик-то знл, что в действительности это был двдцтитонный трос, взятый н зводе, оствшийся от земной еще цивилизции, стльня жил почти в полснтиметр толщиной. И н конце тросик был нмертво зклепн стльня кошк... Все устройство весило едв ли не под сотню килогрммов, и с кждым шгом бегуну было все тяжелее ее нести, потому что он стновилсь все длиннее... И все-тки он добежл!

Добежл, подпрыгнул, невероятным обрзом дернулся всем телом, зцепляя з что-то свой крюк, и... отвлился нзд и вниз. Рост почувствовл, что не может дышть. Потому что в этом человеке узнл стршину.

– Только бы эт штук не оторвлсь теперь, – деловито проговорил кто-то из солдт сзди, они тоже смотрели н бег стршины Квдртного.

Мшин теперь волокл з собой темную нитку, поднимющую з собой клочья дерн и прозрчную пылевую дорожку... Лишь по ней Рост догдлся, что треугольник пытется нбрть высоту.

И вдруг нитк стл н миг нтянутой, кк струн, протянувшись от ккого-то невзрчного холмик к взлетющей мшине зхвтчиков. И черный треугольник дернулся, д тк, что, если бы у него был чуть выше скорость, непременно перевернулся бы и рухнул вниз. А тк он только содрогнулся, зкчлся и стл вырвнивться, пытясь понять, что же его удерживет тк близко к земле.

– Говорит Гринев, кто н связи? – пророкотл, дже проревел в телефонную трубку Ростик.

– Сержнт Бхметьев, – отозвлся в трубке знкомый голос.

– Ев? – порзился Ростик, хотя сейчс было совсем не время поржться. – Кк же тк, я... Лдно, двй, Бхметьев, крути со своей комндой что есть мочи. Не дй ему вс перебороть, не дй ему уйти!

– Не уйдет, – холодно отозвлсь Ев н том конце трубки.

И действительно, ребят тм стли рботть. Теперь, хотя черный треугольник и дерглся кк зводной, темный трос все время оствлся нтянутым. И все время укорчивлся...

– Что у них тм? – спросил кто-то из недвно подошедших солдт, который не принимл учстие в ночных приготовлениях зсды.

– Стотоння лебедк, – отозвлся кто-то из знющих. – И человек двдцть ребят. Теперь, если стршин его крепко зцепил, не улетит.

Трос стновился короче, еще короче, теперь черный треугольник уже не мог дже кк следует дергться. И вдруг он, удивительным обрзом опустив хобот пушки, удрил прямо в землю, туд, откуд возникл эт стршня, гибельня для пурпурных струн.

– Не порвет, – уверенно отозвлся тот же знющий. – Тм у нс глыб, почитй, в тыщу тонн отлит, см трос идет в сторону, в одно из подземелий.

– Рзговоры, – отозвлся Рост.

– Тк я же успокивю, – попытлся спорить слишком информировнный боец.

– Знчит, тк, – повернулся к нему Рост, – хвтйте хлорпикрин, противогзы, и з мной. Будем этого зцепленного дурк брть, то, не дй Бог, в смом деле сорвется – век себе не прощу!

Треугольник не сорвлся. Он рскчивлся, кружил, пытлся дже сесть, чтобы высдить деснт и нконец отцепиться... только поздно. Люди, которых привел с собой Ростик, и те, кто еще возникл из-под песк, не позволили этого сделть. А еще через четверть чс с этой мшиной все было кончено. Он звлилсь н крыло, сломв при неудчной посдке полозья, и больше не сопротивлялсь. Ноборот, из нее, зжимя рот, глз и грудь, высккивли пурпурные, ктлись по трве, нд мшиной медленно, словно желтовтый победный стяг, поднимлось облко хлорпикрин.

Почти не здерживясь у притянутой к земле мшины, Ростик бегом погнл людей, у которых не было противогзов и которые не могли войти в ядовитое облко и эффективно бороться с экипжем, к другому треугольнику.

И когд ему оствлось уже войти в него, когд пндус уже ззвенел под кблукми, сверху удрил пушк третьей летющей мшины.

– Ну, теперь мы – мишень! – прокричл кто-то сзди.

Рост обернулся, чтобы в зчтке подвить пнику, но тк и не успел понять, кто же это ткой умный у него в отряде выисклся. Потому что нвстречу только что выстрелившей мшине противник удрил глвня, сдвоення бшня треугольник, который его подрзделение собирлось зхвтить... И удрил точно. Дв темно-крсных плзменных шнур воткнулись в брюхо третьего летун, отшвырнув его в сторону, и он, оствляя в воздухе дымный след, отвлил вбок.

Они победили, они зхвтили две мшины противник, причем одн из них был, по-видимому, неповрежденной. Они победили, но Рост решил в этом убедиться, хотя что могло быть более убедительным, чем ответный выстрел в ткующих их губисков? И все-тки он скомндовл:

– Оружье к бою, всех пурпурных, кто не сдется, кончть н месте. Только с умом, смотрите мшину не попортите пльбой. Он теперь нш.

22

Осознв, что больше сржться не с кем, что третий треугольник губисков отпрвился куд-то испрвлять полученные повреждения, возникл идея срочно перегнть мшины н эродром, чтобы тм рзобрться с ними кк следует. Но почти тут же стло ясно, что одн из зхвченных летлок пурпурных, т смя, что воткнулсь в песок, не н ходу, упрвлению второй тоже следует учиться. Вернее, переучивться, но зто знчительно. И все это требовло рботы, рботы...

Впрочем, Рост в технические особенности не вникл. Он попросту прикзл Киму рспоряжться, подхвтил рненых, среди которых, кк ни стрнно, стршины Квдртного, который нкинул крюк н одну из мшин противник, нмертво зчлив ее к зякоренной потйной лебедке, не окзлось. Он пострдл, конечно, но, по его словм, обошелся лишь вывихом ноги, контузией и переломом большого пльц првой руки. Свои трвмы он переживл не очень ктивно, посмтривл н свеженложенные гипсы довольно птично и, когд Ростик слишком уж пристл к нему, хлднокровно ответил:

– Д не пойду я ни в ккую больницу. Хвтит уже, нлежлся. Если у тебя не будет более сложных здний, просто н посту постою, для этого быстро бегть не нужно.

– Пойми, голов сдовя, – сердился Рост, – ккой ты боец с ткими рнениями?

– Ты н меня не дви, – неожиднно попросил Квдртный. – Лучше рзреши остться в строю, я же здесь все рвно больше пользы принесу, чем в больнице.

И кк всегд, когд его вот тк по-товрищески просили, Рост, о котором по городу пошл молв, что он-де кремень, что ему под горячую руку стрется не попдться см Председтель, рстял и соглсился потерпеть стршину еще немного. Дже ткого, с рнениями.

Потом он, втйне подосдовв, что его не стли слушть по телефону, отпрвился в город. Доклд об их удче смковли почти дв чс, здвя прктически одни и те же вопросы, что дже Рымолов в конце концов привело в змештельство. Нконец он пресек все эти пересуды и с тйным, но все же зметным сомнением спросил:

– Ну, Гринев, что теперь собирешься делть?

Рост нхмурился. Получлось, что именно он должен был все теперь плнировть. Это было отчсти неплохо, меньше волнений и объяснений с нчльникми, но и ответственность возникл куд кк немля. А впрочем, он уже и збыл, когд бы ее не ощущл н своих плечх, поэтому довольно спокойно ответил:

– З ночь хотелось бы восстновить треугольники, окзвшиеся у нс в рукх, подготовить экипжи. А поутру отпрвимся к Одессе.

– Почему туд? – удивилсь Гля, которя, кк и куч других нчльников, конечно, тоже присутствовл н совещнии.

– Туд отошли три лодки пурпурных. Вот пок рненя мшин противник ремонтируется, пок собирет дв треугольник, которые ушли н север, и тот, который полетел к Бумжному холму, мы попробуем спрвиться с этими тремя. Все же лучше дрться с тремя, не со всеми семью рзом. А они, безусловно, решт соединиться, прежде чем попытются снов тковть Боловск.

– Д, нс с нскок не рсколешь, – рзулыблся вдруг Кртев. – Мы их нучим увжть... человечество.

Ростик покоробил эт улыбк, кк двно рздржл см этот человек. Тем более что его-то кк рз никто из губисков не “увжл”, потому что он, безвылзно сидя под ДК, ни в кких боевых действиях не учствовл. Кжется, это поняли все, кто присутствовл в кбинете Рымолов, потому что стли смотреть в другую сторону.

Ничего, неожиднно подумл Рост, вот придет этот шут гороховый к влсти, по вшим ублюдочным порядкм все может получиться, вы не то что н его улыбочку свои зубы нучитесь склить, вы по его прикзу вприсядку пойдете тнцевть. Впрочем, это был не лучшя мысль и совсем не вовремя пришедшя, тк что он быстренько ее отбросил.

– Они действуют грмотно, – ответил кто-то в форменном френче, похожем н стлинский, – с них небось з потерю двух треугольников тоже спросят. Вот и не хотят терять больше... Тк что плн Гринев считю првильным.

– Вдвоем н три лодки, потом срзу еще н четыре? – переспросил Рымолов.

– Если они нс все-тки упредят и сумеют соединиться, то получится вдвоем н семь, – попрвил его Ростик. – Ткой вринт тоже нельзя не учитывть.

Все срзу помрчнели. Почти кждый из сидящих тут людей понимл, что это ознчет, к чему приведет. Дже твердокмення Глин, склоння без млейших зметных эмоций принимть смые жесткие решения, вдруг посмотрел н Ростик со слбым подобием сострдния.

– И кк же ты тогд, ? – спросил он.

– Что-нибудь придумем, – решил он. – К тому же все рвно это нужно делть. Инче, когд подойдет их рмд с пехотой, нм ничего уже не поможет.

Нчли обсуждть время подлет млых лодок пурпурных и пришли к выводу, что в рспоряжении человечеств остлся всего один день. Нконец решение созрело. Его оглсил Рымолов:

– Знешь, Гринев, поручю тебе всю оперцию. Бери кких потребуется людей, но попытйся сделть хоть что-нибудь. Может, они мир зхотят зключить...

– Ну, об этом речь пок не идет, – отозвлся Кошевров. – Кк я понимю, они нстроены или оккупировть нс, или уничтожить. – Подумл и негромко добвил: – Я дже не зню, что лучше.

Получив рзрешение, Ростик прямо из нчльственного подвл принялся комндовть, используя отличную службу посыльных, перенесенную сюд из Белого дом. А когд оргнизция обороны звертелсь и худо-бедно стл нбирть обороты, отпрвился домой. Тут, вместо того чтобы изобржть из себя спсителя отечеств и выслушивть доклды, он попросту звлился спть. Предупреждення Любня, которя тк никуд и не пошл и во время бомбрдировки отсиделсь с Ромкой, Кирлн и ее детьми в отличном, недушном и очень тихом подвле, устроенном под новым Ростиковым домом, не подпустил к нему ни одного из посыльных в течение почти пяти чсов. А з это время Рост отлично высплся. И почувствовл, что теперь может, пожлуй, воевть в смом лучшем своем кчестве.

После этого он, оседлв мшину смого Председтеля, выделенную в его рспоряжение, с неизменным Чернобровом з брнкой, который, кк и все, терпеливо ждл пробуждения комндир, выдл новую порцию рспоряжений, которые в общем-то лишь конкретизировли кое-что, придумнное еще днем, н зседнии. А потом отпрвился к колодцу.

Вот тут-то он и почувствовл, нсколько првильно поступил, позволив себе выспться. Стрнным обрзом сон придл ему уверенность в победе, дже с учетом тех сил противник, с которыми им предстояло сржться. А это помогло всем, кто только окзлся в это змешнным. Но больше всего, конечно, поддержло тех, кому предстояло идти в бой. То есть экипжи новых треугольных нтигрвов человечеств, которые в целом сформировл Ким и Серегин, рзумеется не оствшийся в стороне от ткого дел, кк освоение новых боевых мшин. Д ему никто бы и не позволил этого – с его-то опытом и зннием техники.

Рзыскв Ким, которому в дрке з треугольники оплили близким выстрелом щеку, но который больше не получил ни одной црпины, Рост предложил пройтись по этим мшинм, покзть ему их изнутри.

Кжется, это был хорошя идея, потому что в экскурсии по новым мшинм решили принять учстие Ббурин и рыжеволося Ев Бхметьев, т смя, которя притянул вторую мшину лебедкой к земле и которя, кк ни стрнно, окзлсь отличным офицером.

– В общем, – нчл объяснения Ким, – дело выглядит не тким уж безндежным, кк мы думли внчле. Кждя боевя треуголк устроен по уже известным нм принципм, по которым летют и нши... Ну, то есть млые, зхвченные у тех же губисков лодки.

– Вернее, с учетом неизвестных принципов, которыми мы тем не менее пользуемся, – попрвил основного доклдчик Ббурин.

Ким посмотрел н него без выржения и продолжил:

– Ндо скзть, численность экипж для кждой черной бндуры нми устновлен очень приблизительня Но он куд больше, чем можно было ожидть.

– А именно? – поинтересовлся Рост. Ким вздохнул:

– Двй все-тки нчнем с ее конструктивных особенностей. Во-первых, лодк, кк ты видишь, очень высокя, тут дже волостикм не придется голову в плечи вжимть. Но нбит – под звязку. Ее поднимют дв котл, рсположенные примерно в средней чсти кждого крыл, в смой, тк скзть, высокой его чсти, где могут рботть, по ншим прикидкм, шесть волостиков или восемь тких ребят, кк Коромысло.

– Н кждом котле, – добвил Ббурин.

Ким поблгодрил з добвочную информцию кивком. То, что он медленно зкипет, было известно одному Росту, который знл этого человек с детств. Остльным Ким кзлся непробивемым, кк... кк истинный кореец. Что-то этот Ббурин, подумл Рост, слишком остер н язык. Нужно услть его куд-нибудь. Но ничего не скзл. Потому что не успел, в дело вмешлся Серегин:

– Нет у меня столько “кчков”. Есть Коромысло и Клит. И все, больше силчей не имеем.

– Клит? – удивился Ростик. – Это кто ткой?

– Это прень, который борет Коромысло, – объяснил Ев негромким, лсковым, очень девчоночьим голоском.

– Что? – не поверил Рост. Он-то отлично помнил силч Коромысло, который и придумл ни с того ни с сего Одессе ее ствшее потом привычным нзвние. Но чтобы был кто-то, кто не являлся бкумуром и мог побороть Коромысло?..

– Д, – кивнул Серегин. – Это фкт.

– Лдно, – решил Ростик. – Хорошо, что тких двое. По одному н треугольник. А то ствить только волостиков стршновто, вдруг они не то нчнут делть?

– Продолжим, – прервл дискуссию Ким. – Эти дв котл по очень сложным шинм гонят нтигрвитцию н один общий блин, который стоит з пилотской кбиной, и н дв боковых, рсположенных н концх крыльев. Причем синхронизировть их рботу довольно трудно. Кким-то обрзом происходят перетекния энергии, то есть если один котел недодет энергии, то небольшя чсть со второго уходит к нему, но... не очень. Нпример, н одном котле, кк мне кжется, не полетишь. По крйней мере, мы пок тк летть не сможем.

– Д и у них не очень получлось. Кжется, это и не позволило взлететь тому треугольнику, который мы зхвтили н бордж, – добвил Ббурин. Н этот рз его добвления ждли уже все. Дже Ким лишь поморгл, но не рзозлился. Видно, ткой был этот человек – Ббурин.

– Блины позволяют сделть упрвление более... юрким, – продолжил Ким, – но и более сложным. Вот смотри. – Он стл рисовть что-то н небольшом листе бумги, где уже виднелось три или дже больше схем. Рост и смотреть не стл, все рвно потом увидит в железе. – Впереди нходится, кк мы решили, кпитн. Он упрвляет всеми мневрми, но сил его н три этих блин, конечно, не хвтет. Он способен лишь обознчть свои действия, и то не до конц. А з ним сидят еще три пилот, причем средний является его зместителем, тк скзть, вторым пилотом, боковые отвечют з силовую помощь.

– Иногд кждый из боковых упрвляет своим концевым блином, средний рботет только н глвный, несущий, – добвил Ббурин.

– Но мы решили, пок не нучимся, рботть сообщ, с учетом всех возможных упрвляющих связок и штнг, – внесл свою лепту в общую речь Ев.

Кжется, они уже все знют, подумл Рост. Вот и хорошо, они-то знют ситуцию изнутри, знчит, спрвятся нилучшим обрзом. Вернее, попытются.

– Двй о вооружении, – попросил Ростик. И лишь тогд поймл себя н том, что повторяет, кжется, Председтеля. Неужто и к нему чиновный новояз привязлся?

– С оружием тк. Теми пушкми, которые в середине крыльев, чуть ближе к их концм, упрвляются по двое людей н кждой. Один нводчик и стрелок, второй – зряжющий, он же помогет вертеть ее вверх-вниз.

– Из стороны в сторону они легко ходят, – отозвлся Ббурин, – првд, в пределх грдусов ст – не очень рзбежишься. А в вертикльной плоскости – почему-то туго. Придет время, мы это, может быть, сумеем улучшить.

– Вы кем были до Перенос? – спросил его Рост.

– Инженером.

– Двйте сейчс, после Перенос, вы будете меньше инженером, больше военным, – попросил Рост. Он тк и не вырботл отношения к этому человеку, который ему и нрвился, и вызывл негодовние. Хотя ссориться с ним, рзумеется, пок не хотелось.

– Есть, – ответил прень, который был, нверное, лет н пять стрше Ростик.

– В глвной бшне три человек. Потому что пушк спрення. Один ее ворочет, один зряжет и один нводчик-комндир. Сейчс тм под тебя перествляется сиденье, в крликовое креслице губиск ты, конечно, не поместишься, – кк ни в чем не бывло, проговорил Ким.

– Нгрузк н стрелк большя? – спросил вдруг Рост. Одн идея пришл ему в голову, но ее еще следовло обмозговть.

– Нет, если помощник не спит в оглоблях, – решил Серегин.

– Эт двойня пушк имеет то отличие, что способн вести огонь по всем нпрвлениям. При желнии – дже вниз, если пилот сообржет и держит мшину под креном, – добвил Ев.

– Кков ее клибр? – спросил Рост. – Что-то эти орудия мне очень большими покзлись.

– Рзрешите мне, комндир? – попросил Ббурин. И, не дожидясь рзрешения, зчстил: – Вообще-то, по ншим нынешним предствлениям, пушки пурпурных имеют всего пять клибров. А стрелковое оружие – четыре. Уж не зню, кк тк вышло, но кто-то сверил тблетки с монеткми, и получилось, что они близки. Вот и вышло, что пистолеты у нс теперь преимущественно копеечного клибр. У больших, похожих н музер конструкций, двухкопеечный ствол, но они редко встречются. Легкие ружья тоже двухкопеечные. Но смые рспрострненные, вот кк у вс, трехкопеечные. Хотя есть и номинлом н пятк... То есть клибром, конечно. Н этом стрелковые рзмеры кончются. Дльше идут пушки. Три средних, которые по известной нлогии нзвли десяти-, пятндцти – и двдцтикопеечными. Эти стоят спренными н их лодкх, и из них стрельб уже возможн н дльность около километр, двдцтк бьет почти н дв. Хотя, рзумеется, прицел позволяет взять только половину этой дистнции. Но тут, н этих треугольникх, мы имеем дело с крупными орудиями. Полтинникми и рублями, если оствться в денежной системе. Кстти, тут зряды тоже очень похожи н нши монеты. Полусотня без труд бьет з три километр. Только прицел... ружейного тип для ткой пльбы не очень подходит. А з сотней, которую мы видим н бшенных устновкх этих треугольников, можно ожидть рекорд – з пять, то и ближе к семи километрм.

– Спренные стволы, – добвил Ев, по своему обыкновению, очень негромко, – кк известно, иногд дют спренный плзменный шнур, когд выстрелы сливются. Тогд и рзрушительня мощность, и дльность увеличивются. Только для этого нужно уметь очень точно синхронизировть выстрел.

– А еще у меня есть подозрение, – добвил Ббурин, блеснув глзми, – что пресловутя сотня – предел прочности для этих стволов. Более мощные орудия построить невозможно, по крйней мере, для прицельной стрельбы.

Рост дже дыхние перевел:

– Ндо же, воюю этими штукми уже дв год, ткое услышл лишь впервые.

– Ну, вы скорее имели дело с трофейными ружьями, тм всего делов – смжь-собери... А клибровк – дело изготовителей птронов и ремонтников. Мы тоже, пок не знялись этим всерьез, ни о чем тком не подозревли, – протянул Ббурин.

– Хорошо, понял, – скзл Рост. – Двйте дльше.

– Д в общем-то уже немного остлось. – От устлости Ким слушл предыдущих орторов, зкрыв глз, но теперь он открыл их и зметно собрлся с силми. – Еще шесть пушек среднего клибр. Три спереди, под днищем, и три сзди – в усложненной спрке С передними неподвижными упрвляется пилот, с здними – дв специльных стрелк. Эту спрку можно еще рзобрть н три отдельные пушечки, но... Это уже по особому желнию. Конечно, всюду еще полно бойниц, при желнии можно нгрузить дв отделения пехоты, которые будут плить из обычных ружей, но это неэффективно. Чтобы выстрелить не из смого действенного ствол, тщить его и стрелк з тридевять земель... не стоит потрченного топлив.

– Ты что имеешь в виду? – спросил его Серегин. – Предлгешь отпрвиться в их гнездо и тм их припечь?

– Нет, пок не тк мсштбно, – ответил Ким. – Я просто по-пилотски, почти кк извозчик думю.

– Итого, кков необходимя, списочня численность экипж для кждого из треугольников? Рзумеется, считем без пехоты.

– Если считть н кждом котле по шесть волостых душ, то двендцть гребцов помимо триндцти всех прочих. Из этих триндцти, рзумеется, девять стрелков.

– Пять помощников и четыре стрелк, – проворчл Ростик. – М-д, дел... Клссных бойцов в тком количестве нйти нелегко.

– Еще, я считю, все-тки нужно взять Коромысло с Клитой, – добвил Серегин. – Между этими котлми действительно сложня систем перетечек сконфигурировн, поэтому нужен человек, который бы это понимл и синхронизировл.

– Кжется, этого никто не понимет, – мягко проговорил Ев. – Но идея првильня, с тким человеком будет ндежней.

– Итого н кждый из треугольников по двдцть шесть голов, – подвел Ббурин.

– Кто пойдет глвными пилотми? – спросил Рост.

– Н одной – я, – спокойно и кк-то дже печльно ответил Ким, – н второй – он.

– Ев?

– Что ни говори, он летет, кк рыб плвет, – подл голос Серегин. – Бери ее, комндир, не пожлеешь.

– Кндидтуры вторых пилотов? – спросил Рост, не двя пок “добро”.

– У меня – Хворост, – скзл Ким. – Он сейчс внутри второго, “ремонтного” крейсер ковыряется. А у Евы – Ббурин.

То, что он посчитл треугольники уже не “лодкми”, “крейсерми”, зметили срзу все. Нверное, решил Рост, теперь тк и приживется.

– Кто будет стрелкми? Ким рстерялся:

– Я думл, эту проблему решишь ты.

– Тогд у тебя пойду я... Нет, у тебя глвным нводчиком пойдет Квдртный. Он рнен, и от прежних рн еще не опрвился, но стрелок ткой, что... В общем, дже н костылях в бою будет стоить троих без костылей. Но и ты ему помогй. А я попробую своими скромными возможностями компенсировть летные кчеств Евы.

– Мои летные кчеств компенсировть не нужно, – быстро ответил девушк.

– Если бы ты совсем плохо летл, я бы к тебе и н ркне не пошел, – сухо, дже мрчновто ответил Рост. – Но думю, н пру мы спрвимся. А будешь злиться, вообще отстрню. З эмоции.

– Что-то похожее я уже слышл... – Ев вдруг зствил губы собрться в узкую склдку, чтобы не рзрыдться. – И не один рз.

Рост вздохнул:

– Вот об этом я и говорю. Ну лдно, лейтеннт Бхметьев. В стойку-то не нужно стновиться, вольно. – И он сделл смую удивительную для себя вещь – подмигнул этой рыжеволосой сттной крсвице, д тк зметно, что дже Серегин крякнул. Потом Рост помрчнел. – Ну что з нрод? Ведь лезем прктически в безндежную дрку, приходится упршивть остться, Словно вечеринку пропускем.

– Ну, еще утром, когд они нс дрили, мы не знли, что и кк, – выскзлся Ббурин, – многим нше положение тоже кзлось безндежным. А сейчс... – И он с гордостью, от которой зхотелось его срзу же хлопнуть по спине, чтобы не ззнвлся больше меры, укзл н стоящие в свете костров две черные, кжущиеся необъятными тени. – Никто не скжет, что мы не окзли им сопротивления.

– Сопротивление-то окзли и окжем, – соглсился Ким. – Только не дурки же они и сделют тк, что последовтельных стычек с тремя, потом с четырьмя у нс не будет. Они рзобьются б лепешку, но устроят тк, что дрться придется со всеми срзу. С семью.

– Д зню я, – мхнул рукой Ев. – Но вот он, – он кивнул н Ростик без всякого почтения, – что-нибудь придумет. Он всегд придумывл, и сейчс тоже. Без сюрпризов не обойдется. Он и не знл, что Рост уже придумл. З этим и собирлся сейчс ехть. Но кое-что следовло сделть еще тут.

– Серегин, – позвл он одноногого истребителя, – до звтршнего утр успеете починиться?

– Комндир, крупных поломок, считй, нет. Весь удр н себя броня эт черня принял, он и не ткое может выдержть... Вторя мшин вообще – ни црпины. Тк что к утру все будет тип-топ. Дже без нпряг.

– Можешь нпрячься, – рзрешил Рост, – только пусть будет “тип-топ”. Обещл. – Он повернулся к пилотм: – Роли, кк я понимю, в основном рспределены. Поэтому, господ летчики, прошу всех спть.

– У нс еще экипжи не собрны, нет гребцов... – звел волынку Ким.

– И попрктиковться все-тки нужно, – поддержл его Ев.

– Серегин подготовит мшины, – отчекнил Рост. – Он же соберет гребцов. Стрелков нйду я. А прктиковться придется во время поход н Одессу. Тк что – спть. Это прикз.

Серегин, выслушв эту сентенцию, серьезно кивнул. Он был соглсен. Ростик посмотрел н него и довольно неуверенно выскзлся:

– Кстти, нм н пру придется решить еще одну здчку, которя, я ндеюсь, позволит нм продержться против губисков чуть подольше. Только для этого я пок смотюсь в обсервторию, потолкую с Перегудой.

– Ночи остлось еще чс четыре, – соглсился Серегин. – Все успеем, если дельное что придумл.

– Вот и я ндеюсь, что дельное, – ответил Ростик. И пошел искть мшину с Чернобровом, чтобы ехть к Перегуде.

23

Котлы крейсеров пели совершенно удивительным, грмоничным, слитным, кк большой оргн, ккордом. В нем слышлись и свисты высоких вибрций, и низкие тон рботющих н большой мощности резоннсов, и шелест передющих непонятным обрзом нтигрвитцию шин, и гулкий тон врщющихся эквторов. В целом это был негромкий звук, но он почему-то оглушл, вернее, зклдывл уши