/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Warhammer Fantasy : Рассказы

Первичный Ритуал

Нэйл Джонс


Нэйл Джонс, Вильям Кинг

Первичный Ритуал

Профессор Герхард Клейнхоффер, Лектор Магических Искусств Университета Нульна, посмотрел на нарисованные его спутником мелом на полу пентаграмму и тройной круг.

- Лотар, - нервно произнес он, - наверняка это богохульство?

На другой стороне комнаты Лотар фон Диэль провел костлявым пальцем по темной бороде и остановился, изображая задумчивость.

- Герр профессор, именно вы просветили меня, что те, кто пытается сдержать поступь познания - богохульники. Мы - люди науки. Провести эксперимент - наш долг.

Клейнхоффер поправил свои тяжелые очки и покосился на лежавший на кафедре позади них фолиант в кожаном переплете.

- Без сомнения, книга де Коурси важна для науки. Но, Лотар, разве ты не думаешь, что она уводит слишком далеко в запретные знания Хаоса… до самого конца? - он вздрогнул, - А последняя глава - настоящий бред безумца. Испейте вина звезд, ложные небеса, фальшивые преисподние и так далее.

Фон Диэль покосился на учителя, сдерживая растущее нетерпение. Много лет назад сам Клейнхоффер нашел «Кингу Перемен», написанную на классическом старосветном давно умершим бретоннским поэтом и мистиком Жилем де Коурси. Профессор потратил на её перевод всю свою жизнь и боролся с таинственными символами до тех пор, пока не уверился в том, что правильно расшифровал их. С тех пор он стал крупнейшим специалистом по магии в древнем Университете Нульна - а Лотар фон Диэль, единственный человек, которому доверял Клейнхоффер, был его самым одаренным студентом.

- Верно, - сказал фон Диэль подчеркнуто спокойным и разумным голосом, - но это не должно нас смущать. Вы же сами говорили, что, в конечном счете, вся магия основана на Хаосе. Проверить, прав ли был де Коурси, мы сможем, лишь проведя этот первичный ритуал. А если он сработает, то дарует нам глубинное понимание вселенной.

- Мальчик мой, я так же втянут в проект, как и ты, но… но… - голос Клейнхоффера сорвался на шепот.

Фон Диэль посмотрел на бледное лицо вспотевшего старика, - Герр профессор, когда я предложил этот эксперимент, то думал, что вы все поймете. Я не смогу провести ритуал без вашей помощи.

Дрожащий профессор кивнул, - Конечно же, да… Но… Лотар, мальчик мой, ты уверен, что это безопасно?

- Абсолютно, герр профессор.

Клейнхоффер сглотнул и вновь осмотрел тайную комнату в подвалах резиденции Фон Диэля. И, наконец, принял решение.

- Ладно, Лотар, - неохотно сказал он, - Я знаю, как для тебя это важно.

Фон Диэль позволил себе слабый довольный вздох, - Благодарю вас, герр профессор. Теперь, пожалуйста, займите свою позицию.

Лотар поднял усеянный рунами жезл, вырезанный им из бедра зверолюда, и шагнул к кафедре. Он зажег жаровни и бросил в них шепотки зашипевшего фимиама. И начал речатив, едва стихло эхо.

- Амак ти аресци Тзиинтч! Вении локи аресци Тзиинтч! Амак ти аресци Тзиинтч!

Слова фон Диэля рокотали, словно резонируя от эха и постоянного повторения. Вокруг него бурлил благовонный дым, расширяющий сознание. Казалось, что периферийным зрением Лотар увидел пошедшие волнами края мира.

Он продолжал речатив, мысленно представляя тело тзинчианского скакуна, которого пытался призвать, наполняя деталями и вынуждая принять конкретную форму. Все это время Лотар вел жезлом по сложной орбите, указывая на каждый угол пентакля.

Воздействие наркотических благовоний, постоянного повторения слов и визуализации размывало ощущение временного потока. Ритуал словно продолжался часами. А себя фон Диэль ощущал вместилищем трансцендентных энергий. И, наконец, он ощутил голодную сущность на грани вечности. Прикоснулся к ней своей душой. Существо начало мучительно медленно приближаться, ища корм.

Словно издалека раздался стон Клейнхоффера. Воздух наполнился запахом озона. Фон Диэль открыл глаза. Комнату заполнило странное синее мерцание линий пентакля и круга. Искры вспыхивали в воздухе, а волосы вставали дыбом.

- Вении аресци Тзиинтч! Вении! Вении! - возопил Лотар, и наступила тишина.

Затем по комнате пронесся поток воздуха, возникло ощущение присутствия, и внезапно скакун Тзинча возник перед ними.

Он принял форму диска лоснящейся серебряно-голубой плоти. Края были усыпаны крошеными сардоническими глазами. Существо заметалось внутри пентаграммы, проверяя прочность своей клетки. Прошло некоторое время, и скакун словно понял, что попал в ловушку, и просто повис в воздухе.

Что вы хотите от меня, смертные? - в голове фон Диэля раздался голос.

- Мы ищем знаний, - уверенно ответил Лотар, - мы хотим пересечь Море Душ для разговора с Тем, Кто Знает Все Тайны.

Другие требовали это в прошлом. И сожалели. Разумы смертных хрупки.

- Тем не менее, мы хотим отправиться. Когда мы вернемся целыми сюда, ты будешь освобожден от заклятия.

Да будет так. Придите, люди, и встретьте свою судьбу!

Без всякого трепета фон Диэль прошел по меловому коридору, соединяющему круг с пентаграммой. Перешагнул через край магического символа и наступил на существо из колдовского света. Удивительно, но оно выдержало его вес. Ощутил, как странное пощипывание идет от его ступней по телу.

Я понесу вас обоих, - раздался голос в голове Лотара, - Обоих или никого.

Фон Диэль обернулся. Клейнхоффер не двигался. Его морщинистое лицо словно парило во тьме, освещенной снизу сиянием пентаграммы.

- Герр профессор, - крикнул Лотар, - вы должны пойти со мной! Быстрее!

Клейнхоффер облизнулся. По его лбу стекла струйка пота, - Лотар, я не могу! Просто не могу!

Гнев забурлил в фон Диэле, - В книге все написано точно. Нас должно быть двое - или скакун откажется нести нас и сможет прорваться через подчиняющее заклинание. Ты знал. И согласился!

- Я знал, но… Лотар, прости, но я стар. Стар и напуган.

- Но Герхард, ведь именно над этим ты проработал всю жизнь. Абсолютное знание. Трансцендентность.

Старый ученый задрожал.

- Подойди, - приказал фон Диэль, - подойди, подойди, подойди!

Клейнхоффер вздохнул, а затем, словно под гипнозом, неохотно зашагал по меловому коридору и взошел на скакуна за Лотаром.

Двое, - сказал демон, - Двое в поисках знаний. Теперь отправляемся!

Когда Фон Диэль посмотрел вниз, то увидел, что они были высоко над Нульном. Лотар видел стареющие шпили зданий университетского квартала. Его взор блуждал по докам и темным изгибам змеившейся на север реки Рейк. Фон Диэль не боялся, хотя был в сотнях метров над высочайшей башней храма Верены. На спине скакуна Хаоса он чувствовал себя как на твердой земле.

Демоническое существо начало ускорятся, но не было ощущения движения или срывающего одежду ветра. Они словно были в точке абсолютного покоя. Лотар лишь тогда осознал, насколько пугающей была скорость диска, когда вновь посмотрел вниз и заметил мелькающий Великий Лес.

На несколько секунд он увидел поляну, в центре которой вокруг огромного костра танцевали зверолюди, и взирающую на него двухголовую фигуру в черных доспехах. И странных монстров, рыщущих в чащобах, куда никогда не ступала нога человека. Скакун мчался подобно метеору, а земля внизу смазалась в единое пятно. Они набирали высоту, пока не оказались над облаками. И словно заскользили над туманным белым морем, чью поверхность освещали две луны.

Возбуждение захлестнуло несущегося верхом на диске фон Диэля. Он чувствовал себя богом. Ему казалось, что ничто на свете не путешествовало до него так быстро. Энергия демона проходила сквозь ноги Лотара, наполняя его потрясающим ощущением всемогущества. Возможно, именно энергия скакуна защищала их от холодного воздуха. Сквозь разрыв в облаках фон Диэль видел, что они несутся над унылой степью, запятнанной случайными вспышками городов. Не могли же они уже достигнуть Кислева?

Но вскоре эти сомнения развеялись. Они двигались над заснеженной тундрой к суровым каменистым землям. Северные небеса освещало темное сияние. Скакун принес их в Пустоши Хаоса.

Внизу были видны сражающиеся огромные армии. Чемпионы в кроваво-красных доспехах Кхорна боролись с танцующими развратными демонессами. Огромные слюнявые чудовища гнались за бегущими зверолюдьми. Сама земля корчилась, словно от ужасных мук. Озера крови растекались по огромным пепельным пустошам. Вырезанные из гор цитадели прорезывались в лесах из мясных деревьев. Острова отрывались от земли и взмывали в небеса.

Это зрелище было ужасным и внушительным. Лотар слышал, как позади него кричал напуганный Клейнхоффер, но его это не волновало.

Все больше ускоряющийся скакун летел прямо к северному сиянию. Они промелькнули над стаей драконов, которые словно замерзли в воздухе - столь медленны они сейчас были по сравнению со скакуном Тзинча.

Фон Диэль уже видел огромную темную дыру в небесах. Казалось, что небесный свод был картиной, из холста которого кто-то вырвал кусок, обнажив лежавший под ней рисунок. Лотар уставился на измерение текущих красок и пульсирующего света, где не существовало законов материального мира. Затем фон Диэль указал костяным жезлом на Врата Хаоса, и скакун вновь ринулся вперед. Они пересекли порог новой мрачной вселенной.

- Лотар… - прошептал полным благоговейного страха голосом Клейнхоффер, - Я думаю, что мы должны…

- Да, - отстранено ответил фон Диэль, - мы вошли в Море Душ.

На мгновение их скакун замедлился на пороге меж двух миров, давая Лотару возможность окинуть взором странное измерение Хаоса.

Вдали, дальше самих звезд, находились сущности, которые фон Диэль принял за Силы. То были огромные клубы и люминесцентные водовороты больше самих галактик. Их рывки и течения освещали Море Душ.

«Та ли грозная красно-черная агломерация - Кхорн?» - задумался фон Диэль.

Он заметил, что спиральные рукава кровавого света словно сцепились с длинными пастельными потоками сирени, зелени и розоватых лилий. Мог ли это быть Слаанеш? Казалось, что перед его глазами сцепились два гнезда гадюк.

Затем Лотар разглядел третью пульсирующую массу, которая была явно больше многих в этом огромном измерении. Она корчилась и непристойно дергалась, причем лишь от этого волосы на голове вставали дыбом. По этой инстинктивной реакции фон Диэль понял, что то был Нергл.

Затем стала видна ещё одна сущность. Она была самой сложной и извилистой из гигантских энергетических структур, отчего Лотар узнал в ней Тзинча, свою конечную цель.

Очевидно, это были Силы, Четыре Великих и множество меньших. И это было истинное измерение Хаоса.

Стоявший сзади Клейнхоффер вцепился в рукав фон Диэля, - Лотар, что происходит?

Фон Диэль понимал замешательство старого профессора. Его собственный мозг бурлил от внезапного прилива ощущений.

- Наши человеческие разумы приспосабливаются к Морю Душ, - счастливо ответил Лотар.

Но он понимал, что они не видят это странное измерение полностью - на это не способны разумы смертных. Вместо этого их умы накладывали идеи размера, формы и функций на мир, где они не имели смысла. Это было гнетущим ощущением.

Гораздо ближе Великих Сил были крошечные святящиеся точки, в которых фон Диэль инстинктивно узнал души. Они мерцали подобно звездам. Словно коса сквозь пшеницу или акула сквозь косяк рыбы среди душ двигалось длинное гибкое существо, состоящее из одних всасывающих трубок и протянутых антенн. Он поглощало крошечные паникующие силуэты, плывущие к далеким невидимым пунктам назначения. Затем фон Диэль вновь ощутил руку Клейнхоффера на своем рукаве.

- Лотар! - напугано закричал старик, - Лотар, посмотри вниз!

Попираемый их ногами демонический скакун изменил форму, став похожим на акулу-духа. И он тоже кормился попавшимися на пути сверкающими душами.

Фон Диэля это не удивило. Существо было опасным. Он не сомневался, что при возможности скакун пожрал бы сущность обоих людей. И Лотар очень тихо начал напевать слова приготовленного заклинания. Тонкая линия света вырвалась из костяного жезла. В Море Душ это розоватое мерцание был неописуемо ярче, чем в мире смертных. Когда свет коснулся скакуна, то открыл хрупкий канал между демоном и самим фон Диэлем.

Кормившееся существо отдавало сквозь этот проход крупицы энергии, потекшей по венам Лотара как жидкий экстаз. Фон Диэль глубоко вдохнул, всасывая в свои легкие чистую эссенцию магии. Это было опьяняюще.

- Оно не может навредить нам, - напомнил он старому профессору, - Пока находится под сковывающим заклятием.

Но Клейнхоффер лишь смотрел вниз с животным ужасом на лице, словно скакун уже пожирал его ноги.

Демон вновь устремился вперед. Фон Диэль ощутил, сколь бы быстрым скакун не был в материальной вселенной, это было ничто по сравнению с происходящим здесь. Казалось, что существо способно пересечь всю вселенную от края до края.

Они пролетали мимо других огромных разрывов в ткани моря. То, что иногда сквозь них видел Фон Диэль, было удивительнее всего, что он мог представить. Опустошенные войной миры, преисподние ложных богов и бесконечно безмятежные небеса…

Внезапно Лотар ощутил перемену в настроении их скакуна. А, оглянувшись, увидел причину. Их преследовали. Другие существа гнались за ними, существа, которых не контролировали сковывающие заклинания. Другие духи-акулы. Они жаждали пожрать плоть и поглотить души смертных.

Клейнхоффер проследил за его взглядом и напугано закричал.

Духи-акулы приближались, распахнув огромные пасти. Они были быстрыми, быстрее их скакуна, поскольку их не сдерживал вес двух человек. Фон Диэль поднял костяной жезл и шарахнул им скакуна.

- Спаси нас, - Лотар приказал существу, - Спаси или никогда не познаешь вновь свободы!

В черепе фон Диэля эхом отразился бессловесный вопль гнева и отчаяния. Внезапно демонический скакун заложил вираж и погрузился в ближайшие врата.

Реальность пошла волнами, словно поверхность пруда. Они со свистом понеслись над опустошенной равниной, на которой возвышались величественные пирамидальные города. На глазах Фон Диэля грозные энергетические лучи замелькали между пирамидами. Некоторые разряды были поглощены огромным гудящими экранами черной энергии, но один город мгновенно превратился в пепел. Скакун летел, уклоняясь от паутины силовых лучей. Некоторые проходили слишком близко для спокойствия, но ни один не попадал. На глазах фон Диэля один из их преследователей угодил под перекрестный огонь и был аннигилирован. Остальные продолжали погоню.

Сверхъестественный скакун нырнул в другие врата в небесах над величайшей пирамидой. Затем пространство словно растянулось, выбросив их над преисподней из серных ям и танцующих огней. Жабовидные демоны загоняли в вулканическое пламя вилами души странных амфибий. Фон Диэль задумался, было ли это реальностью или сном одной из Старых Сил. Возможно, это было настоящим адом существующей расы, возникшим из фантазий чужих существ, боящихся Царства Хаоса.

Скакун спикировал в одну из вулканических ям. Клейнхоффер закричал, очевидно, решив, что существо предало их и обрекло на смерть. Он закрыл глаза руками. Но фон Диэль чувствовал лишь предвкушение.

Их вновь перебросило через врата. На этот раз за ними последовало меньше демонов. Они были во тьме космоса, летя через пустоту, что чернее ночи, на маленьком мире, превращенном в город. Неслись мимо куполов, из которых напугано смотрели похожие на эльфов существа. Архитектура зданий внутри куполов была утонченной как паучьи сети. Скакун нырнул в огромный коридор, скрывающий другие врата. Они вновь переместились.

Фон Диэль не представлял, как долго длилась погоня. Они проносились сквозь склепы, в которых мятежные демоны плели заговоры против Сил, мчались над замороженным преисподними, где неподвижные души молили о свободе, пролетали сквозь идиллические леса, в которых золотые люди занимались любовью под присмотром сидящих в кустах кошмарных тварей.

Они парили над мирами, где огромные боевые машины, выполненные в виде людей восьмидесяти метров высотой, сражались оружием, способным сравнять с землей города. Мчались по коридорам тысячелетиями дрейфовавших в пустоте между мирами обреченных скитальцев, на которых спали чудовища, ждущие в ледяных гробах новую добычу. Проносились вдоль поверхностей звезд, на которых плазменные существа дрейфовали в странных брачных танцах.

Но затем рывки и прыжки сквозь лабиринт времени и пространства сбили со следа последних преследователей, и они вновь вернулись в Море Душ.

Скакун нес двух людей вдоль нитей огромного вихря в море, которым был Тзинч, пролетая мимо идущих в самое сердце водоворота энергетических артерий. Они мчались мимо грозных крылатых существ, одаривавших фон Диэля понимающими ухмылками. Казалось, что демоны заглядывали в самую душу и хохотали над самыми глубокими секретами. Но Лотара это не заботило. Он ликовал. Фон Диэль знал, что они приближаются к концу странствия, где скоро оба получат то, зачем пришли. Клейнхоффер был измотанным и бледным. Но возбуждение от погони и вкушение энергии демона-скакуна лишь раззадорили фон Диэля.

Они приближались к огромной сфере пульсирующего света. Цвета танцевали и дергались на её поверхности, словно пролитое на воду масло.

Они приблизились и проскользнули внутрь сквозь стену. Внутри было огромное существо, что было больше любой твердыни. Внешне оно было похоже на человека, но с рогами на голове. Существо обладало великой красотой, но изменяющиеся цвета сферы ослепительно отражались от бесцветной кожи. Фон Диэль отвернулся.

Приветствую, смертные, в Доме Владыки Перемен!

Голос раздался в головах странников. Он был спокойным, вежливым и разумным, но сквозь него проскальзывали нотки злорадного веселья.

Фон Диэль повернулся обратно к существу и прищурился, вглядываясь в сверкающие подобные драгоценностям глаза. Казалось, что их взор может окинуть всю вселенную. Перед ним Лотар чувствовал себя незначительнее таракана.

- Благодарю, владыка, - смущенно сказал он. Затем легко ткнул Герхарда Клейнхоффера свободной рукой. Старик пробубнил что-то приветственное.

Зачем вы пришли сюда? - пророкотал голос - Зачем потревожили моих слуг, у которых есть гораздо более важные дела?

- Мы пришли, - сказал фон Диэль, - ища знания, владыка.

Он жестом показал на спутника.

- Да, - с запинкой пробормотал мгновение спустя Клейнхоффер, на чьем лице застыло потерянное выражение, - Это так. За этим мы здесь. Знанием.

Знание. Для какой цели вы ищете его? Изменить себя или ваш мир?

Фон Диэль повернулся, ожидая слов своего спутника. Глаза старика метались между студентом и гигантским существом. Его рот открывался и закрывался много раз, но не раздалось ни звука. А Лотар молчал.

- Ни то, ни другое, - наконец выдавил профессор.

Лотар фон Диэль улыбнулся и повернулся к Силе, - И то и другое.

Герхард Клейнхоффер моргнул, а затем наконец-то начал понимать, что только что сказал фон Диэль. Он резко повернулся к нему. Лицо профессора посерело, - Лотар, что ты несешь? Разве ты забыл ритуал?

Тогда, смертный, - огромное существо пророкотало, обращаясь только к Герхарду Клейнхофферу, - Зачем ты алчешь знаний?

- Я… Я… - глаза Клейнхоффера расширились. Они прижал руки к голове, на глазах слабея под взглядом колосса, - Лотар, умоляю, помоги!

Фон Диэль поднял руки, - Владыка, он ищет знания - лишь для себя.

Как неудачно, - злорадно ухмыльнулось существо, - Хотя, что он хочет знать?

Вновь рот Герхарда Клейнхоффера открылся и закрылся, но он не смог заговорить.

Улыбнувшийся фон Диэль ответил за него, - Все.

Подходящие амбиции. Да будет так.

Владыка Тзинч вытянул руку и прикоснулся к Клейнхофферу. Старик застыл.

В то же мгновение фон Диэль вновь прошептал слова заклинания, связывавшего его с кормившимся скакуном. А затем подскочил и прижал навершие жезла ко лбу Клейнхоффера. Знание текло в его спутника. Переполняло его. И Лотар фон Диэль собирался его тоже увидеть - с безопасного расстояния.

Огромный океан информации каскадом обрушивался на мозг Клейнхоффера. Фон Диэль узрел рождение вселенной и Моря Душ, создание звезд и планет, зарождение разумных существ и структуру молекул. Он увидел, как вселенную переполняет огромный поток перемен, и осознал истинную природу неутомимо ведущих её вперед сил. Лотар понял, что вселенная никогда не останавливается в постоянном изменении себя. И немедленно осознал, что никогда не сможет узнать все, потому что всегда появляется нечто новое.

Лицо Клейнхоффера искривилось от неумолимого потока познания. Его разум тонул в море информации, ибо знаний было слишком много. Они тянули разум профессора за пределы точки слома. Словно с огромного расстояния фон Диэль ощущал, как личность старика разъедал прилив данных, пока она не рухнула в бурлящее безумие. И прилив информации не прекратился даже тогда.

Медленно, продолжая цепляться за одежду фон Диэля, старый профессор сполз на пол.

Довольно, - подумал Лотар, ощущая как начал трещать его разум. Произнеся слова заклинания вновь, он потянул жезл на себя и разорвал контакт со стариком.

Лотар фон Диэль.

Студент посмотрел на огромное непознаваемое существо - Тзинча.

Желание твоего спутника было исполнено.

- Да, повелитель, - ответил фон Диэль, покосившись на лежащего беспорядочной грудой у его ног старика. И улыбнулся, - Я благодарю вас - от его имени.

Возможно, изданный существом рокочущий звук был смехом космического масштаба.

А ты, Лотар фон Диэль. Ты тоже будешь одарен даром знаний - знаний, которые сможешь забрать обратно в подлунный мир, из которого пришел.

- Примите мою благодарность и за этот дар, владыка.

Конечно же, своя цена есть и за него.

- Я понимаю, владыка, и полностью готов её заплатить.

Ты поклянешься служить мне.

Фон Диэль склонил голову. Тзинч Великий Мутатор. Тзинч Изменяющий Пути. Тзинч, избранная им сила Хаоса, - Добровольно.

Ты будешь служить мне в своем мире. Ты знаешь, чего я хочу, от чего я процветаю.

- Знаю.

Вновь воздух наполнился мерцающей рябью и запахом озона. Скакун вновь появился в крошечной комнате подвала мерцающим диском света внутри пентаграммы. В этот раз на нем тоже было два наездника. Один стоящий, а второй распластавшийся у ног его.

Лотар фон Диэль сошел с демонического скакуна. Тайная комната была такой же, какой он её оставил. «Книга Перемен» все ещё лежала на кафедре, открытая на странице, где Жиль де Коурси записал тайну первичного ритуала - тайну, которую фон Диэль мудро только частично поведал своему учителю.

В его разуме все ещё тлели воспоминания об океане знаний. Лотар бросил взгляд, по-крайней мере, на часть грядущих событий. Перемены придут в Старый Свет. Эльфы вернуться из долго изгнания на западе, желая торговать и смущая нации людей. Пошатнется сама Империя, когда её самая состоятельная провинция, соблазненная торговлей с эльфами, попытается стать самостоятельной. Подходящий момент для того, чтобы магия появилась на поле боя, впервые в записанной людьми истории став орудием войны.

Фон Диэль расхохотался. Теперь в его разуме был боевые заклинания, дарованные Владыкой Тзинчем. Он сыграет большую роль в грядущих событиях.

Перемены.

Их хотел Тзинч, Великий Мутатор - а каждый его истинный служитель ценил больше жизни. Снаружи комнаты был целый мир, молящий о переменах. Желающий приступить к делу своего владыки фон Диэль перешагнул порог.

Позади него поднял тонкую руку распластавшийся на пентаграмме Герхард Клейнхоффер. Чистое безумие сверкало в его глазах.

- Моря потерянных душ, - прошептал он, когда дверь захлопнулась за ушедшим учеником, - Ложные небеса, фальшивые преисподние. Все есть перемены и сны темных богов.