/ Language: Русский / Genre:sf,

Растворимое Счастье

Николай Елин


Елин Николай & Кашаев Владимир

Растворимое счастье

Николай Елин, Владимир Кашаев

РАСТВОРИМОЕ СЧАСТЬЕ

Я не знаю, любите ли вы супы из концентратов. Всякие люди бывают. Сергей Борисович Ядрицын с женой Тамарой эти супы не любили. Но уважали. За простоту приготовления. К тому же Тамара Петровна мастерица была. Она такие щи из концентратов могла приготовить - как в ресторане! Такие же горячие! А по времени даже быстрее. В ресторане так быстро только для ревизора готовят.

А в этот день, о котором идёт речь, всё вообще молниеносно получилось. Только Тамара Петровна баночку со щами распечатала и содержимое её растворила в кастрюле с водой, как вдруг повалил из кастрюли густой пар.

- Гляди-ка, никак уже готово! - обрадовался муж.Давай, разливай по тарелкам, есть охота!

Но тут оказалось, что он поспешил, потому что в это время пар сгустился и принял очертания худощавого старичка с такой же худощавой бородой и в пышной чалме.

- Салям алейкум, почтеннейшие! - поклонился старичок Ядрицыным.- Да продлит аллах ваши дни и да увеличит вам зарплату! Я великий джинн Мульон, король всех джиннов. Вы освободили меня из заточения, выпустили из этой тесной и неудобной банки, куда много-много лет назад обманом завлёк меня и запечатал мой заклятый враг, джинн Перман, родственник директора консервного завода, да пропадёт аппетит у них обоих! И вот теперь я хочу вас отблагодарить и сделать счастливыми! Я всемогущ, и для меня это не составляет никакого труда.

Тамара Петровна, правду сказать, здорово растерялась, поскольку такие щи она много раз покупала и никогда ничего подобного оттуда не появлялось. Посмотрела она жалобно на мужа:

- Серёжа,- говорит,- что же это такое?.. Ничего не понимаю.

А Сергей Борисович, надо отдать ему должное, первым в себя пришёл и решил на этом деле руки погреть.

- А это,- отвечает он,- Томочка, мой тебе подарок ко дню рождения, который у тебя через три недели состоится. Я эту баночку с сюрпризом по знакомству купил в магазине подарков. Выбирай теперь себе, что пожелаешь. Этот человек всё для тебя сделает. Что хочешь из-под земли достанет.

Притихла Тамара Петровна, поверить боится. Наконец осмелела немножко, прикинула и спрашивает:

- Не могли бы вы мне, товарищ Мульон, достать такую шубу, как у моей сослуживицы Раевской? Ей муж из-за границы привёз...

- Нет, клянусь аллахом, шубу не могу,- отвечает джинн.- Это не мой профиль.

Тамара Петровна разочарованно губы поджала, но виду не подала.

- Ну тогда,- говорит,- хотелось бы мне такие австрийские сапожки, как у нашего главбуха Галины Лукьяновны...

- Сапожки? - помрачнел джинн.- С сапожками вряд ли получится. У меня в обувном мире знакомств нет.

Тамара Петровна хмыкнула презрительно и от джинна отвернулась.

- Да ты погоди сердиться,- успокаивает её муж, которому обидно стало за свой подарок.- Попроси ещё что-нибудь, только не очень дефицитное. Ты же видишь, товарищ пожилой, ему в очередях стоять трудно.

- Ну, может, хоть из косметики что-нибудь? - с угасающей надеждой спрашивает супруга.- Английскую помаду или там духи французские, такие, как у секретарши нашего директора...

- О горе мне! - расстроенно воскликнул джинн.- Этого я тоже не могу сделать!

- Знаете что, папаша,- сказал уязвлённый Сергей Борисович.- Полезайте обратно в свою банку, я вас в магазин отнесу. Какой же вы король джиннов, если ничего не можете!

- Я могу самое главное,- обиженно возразил джинн.Могу сделать человека счастливым. Вот, к примеру, ваша супруга, почтеннейший, хотела бы иметь такую шубу, как у какой-то там Раевской. Но я спрашиваю вас, зачем эта шуба нужна Раевской, если она выглядит в ней, как верблюд в сарафане!

- Вы находите? - с робкой улыбкой повернулась к нему Тамара Петровна.

- Это бросается в глаза каждому, кому аллах послал стопроцентное зрение! - пожал плечами Мульон.- Клянусь здоровьем моих врагов, если бы у меня была такая жена, как эта Раевская, и такая шуба, я бы держал их в разных помещениях! Они несовместимы, как Аполлон и подагра!

- Это вы правы,- оживилась Ядрицына.- У нас многие так думают.

- Аллах в полной мере наградил их объективностью,важно кивнул джинн.- Что же касается сапог, которые подарил вашей Галине Лукьяновне её муж, то, между нами говоря, с такими некрасивыми ногами, как у неё, только и ходить в сапогах. В этом её единственное спасение.

- Вы тоже заметили? - обрадовалась Тамара Петровна.А я уж никому про это не говорила, думала, может, мне это только кажется...

- О скромнейшая из смертных! - джинн воздел руки к потолку.- С вашей скромностью может сравниться только ваша наблюдательность, да прославятся в веках они обе! Умоляю вас во имя аллаха: не приобретайте себе таких сапог, ибо глуп тот, кто любуется не драгоценным алмазом, а скрывающим его футляром из бархата.

- Правда? - зарделась Ядрицына, незаметно косясь на свои ноги в шлёпанцах.

- Это такая же правда, как и то, что секретарше вашего директора в её тридцать лет не дашь и сорока, да и то благодаря заграничной косметике, без которой она выглядела бы на пятьдесят. Представляю себе, как она завидует тому, что вы вполне можете себе позволить обходиться без иностранных помад и натирок!

- Да, мне эта дребедень ни к чему! - расцвела Тамара Петровна.- Ой, ну что же вы стоите! Сергей, принеси из спальни кресло! Не видишь, товарищ Мульон устал с дороги. А я пока сбегаю в магазин за тортом. Вы у нас такой редкий гость.

- А чего тебе туда мотаться? - удивился муж.- Нам товарищ джинн может, не сходя с места, любой торт достать. Верно я говорю?

- Торт - это не проблема,- мягко возразил джинн,но я ведь уже объяснял, почтеннейший, что не занимаюсь всякой ерундой, как другие джинны. Но они почитают меня за своего короля, ибо я единственный среди них, кто сумеет сделать человека по-настоящему счастливым...