/ Language: Русский / Genre:sf,

Встреча С Музой

Николай Елин


Елин Николай & Кашаев Владимир

Встреча с музой

Николай Елин, Владимир Кашаев

ВСТРЕЧА С МУЗОЙ

Николай Константинович Смирнов сидел поздно ночью, полуодетый, за письменным столом, яростно, как тигр беззащитную антилопу, грыз хрупкий карандаш и дожидался посещения поэтической музы. Нелёгкое это было дело. Женщин вообще всегда долго ждать приходится, а уж про музу и говорить нечего. Он её уже несколько лет ждал - и хоть бы хны! Придёт с работы, поужинает, телевизор посмотрит, а как передачи кончатся - берёт в руки карандаш и на поэтическую вахту заступает, музу ждать садится. Часов до двух подождёт, убедится, что она и на этот раз не появится, и начинает сам, в одиночку, стихи сочинять. Без музы.

И на этот раз тоже он уже совсем было отчаялся музу увидеть, уже хотел дверь на цепочку закрывать, как вдруг - звонок. Открывает Смирнов и видит - она! Муза. Николай Константинович её сразу узнал, он её именно так себе и представлял: в парике, но ненакрашенная, "Стюардессу" курит.

Забегал Смирнов, засуетился, кресло принёс, к письменному столу придвинул.

- Может быть,- говорит,- чайку перед работой хотите выпить или вина сухого?

- Нет-нет,- отвечает муза.- В рабочее время этим не балуюсь. Давайте уж сразу к делу приступим. У меня сегодня ещё клиентов много...

- Давайте, давайте,- закивал Николай Константинович, сел рядом с музой и открыл тетрадку в косую линейку.

Муза неодобрительно покосилась на тетрадку и спрашивает:

- А у вас что, в клеточку нет?

- В клеточку? - растерялся Смирнов.- А... зачем? Я думал... для стихов... в линеечку удобнее...

- Для стихов? - удивилась муза.- Ах да! Вы ведь ждали музу поэзии. Как я могла забыть!

- А вы разве не...

- Увы, нет! Я муза прикладной математики. Муза поэзии сейчас на симпозиуме, ну и... я временно исполняю её обязанности.

- Но я... извините, я по математике не просил... Это как-то неожиданно...

- Пожалуйста, я могу уйти,- пожала плечами муза.- И сделаю пометку в нашем журнале регистрации, что вы отказались.

- Нет-нет, почему? Я не отказываюсь! - испугался Николай Константинович.- Я просто хотел сказать... у меня способностей нет к математике...

- Ну, это пустяки! - успокоила его муза.- Пусть это вас не волнует. Это уж моя забота!

- Ну-ну, хорошо...- неуверенно произнёс Смирнов.Если вы хотите... Я согласен сделать какое-нибудь открытие в математике... Только я не знаю, что открывать...

- Для начала откройте тетрадку в клеточку,посоветовала муза.- Открыли? Теперь с левой стороны пишите: "Доходы от занятий литературой Смирнова Н.К."...

- Да какие же доходы! - засмущался Н.К.- Доходов пока что нет. Ни разу не напечатали мои стихи эти мерзавцы!

- Какие мерзавцы? - не поняла муза.

- Да всякие. В разных газетах и журналах. Затирают, знаете, талантливых авторов...

- Так, значит, вы пока ни копейки за свои литературные труды не получили?

- Увы...- скорбно покачал головой Николай Константинович.

- Тогда поставьте в графе доходов прочерк,распорядилась муза.- Справа пишите: "Расходы"... Написали? Теперь ответьте мне: вы сами свои стихи по редакциям разносите или по почте посылаете?

- Только сам! - с достоинством сказал Смирнов.Личные контакты, знаете ли, всегда идут делу на пользу.

- Если сами, то пишите: "Транспортные расходы - три рубля ежемесячно..." - Что вы, три рубля! - возразил

Николай Константинович.- Никак не меньше пяти! - Хорошо, пишите

пять,- согласилась муза.- Пойдём дальше. Вы, как я понимаю, за стихами за полночь засиживаетесь?

- Да, бывает часа в три ложусь, а то и десять минут четвертого,- с гордостью сообщил Смирнов.

- Скажите, а есть не хочется? - полюбопытствовала она.

- Ещё как! - сознался Николай Константинович.- Ночью всегда аппетит зверский бывает, особенно когда наработаешься. Больше чем днём съедаешь!

- Ну, будем считать по полтиннику за ночь,- прикинула муза.- Итого в месяц расходы на дополнительное питание составят... пятьдесят на тридцать... пятнадцать рублей. Отметьте в тетрадке... К тому же если вы так поздно ложитесь, то утром, должно быть, спать хочется?

- Ещё бы! - пожал плечами Смирнов.

- На службу опаздываете?

- Бывает...

- Наверно, и на работе носом клюете?

- Случается,- вздохнул Николай Константинович.- На прошлой неделе в лифте заснул. Начальник из-за этого на шестой этаж пешком поднимался. Пришлось сослуживцам монтёра вызывать, чтобы меня добудиться.

- Ну и как к этому руководство относится? - сочувственно спросила муза.- Ругается здорово?

- Если бы только ругалось! - горько усмехнулся Смирнов.А то за последний квартал меня два раза премии лишали. Сухие, черствые люди! Бюрократы!

- И сколько же вы на этом потеряли?

- Шестьдесят рублей как одну копеечку! Просто грабёж! Финансовое хулиганство!

- Значит, в среднем двадцать рублей в месяц,- подытожила муза.

- Это сколько же всего получается? - хмуро осведомился Смирнов.- Если по всем статьям считать...

- Сейчас прикинем... Пять, пятнадцать и двадцать премиальных... итого сорок рублей в месяц.

- Ничего себе! - буркнул Николай Константинович, дёрнул щекой и судорожно почесал грудь.

- Что это с вами? - удивилась муза.

- На нервной почве. Вы думаете, когда вас лишают заслуженной премии или твердят, что ваши стихи никуда не годятся,- думаете, это укрепляет нервную систему? Не поверите, элениум пью пригоршнями...

- Ещё пятерка,- задумчиво кивнула муза.

- А жалобы, думаете, на здоровье не отражаются? продолжал Смирнов.

- Какие жалобы?

- Жалобы на редакторов! Их тоже приходится писать ночами, потом ещё нести к машинистке, чтобы отпечатать в трёх экземплярах...

- Вместе с почтовыми расходами ещё пять рублей,заметила она.- Итого получается уже пятьдесят. Может, остановимся?

- Неужели пятьдесят? - ахнул Николай Константинович.- И это только за один месяц?!

- За один,- подтвердила муза.

- Это что же получается?.. Это же получается, что за полгода... дублёнку можно купить? И всё на одной только литературе?!

- На одной литературе. Если ею не заниматься. Очень это доходное дело! Дублёнка - это ещё так, цветочки! За два года можно мотоцикл с коляской приобрести. За пять лет небольшую дачку с участком. Огурчики можно будет посадить, крыжовник... А через десять лет можно и на автомобиль замахнуться.

- Автомоби-иль...- простонал Николай Константинович.Дача... огурчики... И всё это - за стихи...

Он долго сидел притихший и потрясённый, покачивая время от времени головой, потом наконец стряхнул с себя оцепенение и заискивающе улыбнулся.

- Простите за нескромный вопрос... А можно мне начать прямо сегодня?

- Что начать? - не поняла муза.

- Ну, это... не заниматься литературой...

- Ах, это? - слегка задумалась муза.- Я полагаю... полагаю, что можно. Надеюсь, муза поэзии не будет на меня в обиде...

- Не будет! - поспешил заверить Смирнов.- Даю слово, что не будет!

- Ну, вот и хорошо. Так, значит, я могу идти? Я вам больше не нужна?

- Да-да, конечно, пожалуйста...- расшаркался Николай Константинович.- Очень приятно было познакомиться... Желаю всяческих успехов в вашем благородном труде...

Смирнов проводил музу до двери, поцеловал ей ручку и вернулся обратно. Потом он подошёл к письменному столу, вытащил оттуда две огромной толщины папки - одну со стихами, другую с жалобами, презрительно посмотрел на них и, насвистывая весёлую песенку, спустил их в мусоропровод. В эту ночь он впервые заснул без элениума.