/ / Language: Русский / Genre:child_adv,

Приключения мальчика с собакой

Надежда Остроменцкая

В этой книге рассказывается о том, как мальчика Клеона и его собаку Льва пираты похитили с острова Сицилия и привезли в Италию. Это случилось как раз в те дни, когда Спартак и семьдесят его товарищей бежали из школы гладиаторов в Капуе. Множество приключений, полных лишений и опасностей, пришлось претерпеть Клеону-сицилийцу и его верному другу Льву, прежде чем они попали в лагерь восставших рабов, которыми руководил Спартак.

Н. Остроменцкая и Н.Бромлей «Приключения мальчика с собакой» Детская литература Москва 1980

Наталья Бромлей, Надежда Остроменцкая

Приключения мальчика с собакой

Часть первая

Глава 1. Несчастье

Весна в Сицилии только началась, а солнце было уже таким горячим, что к полудню разморило и пахарей, и пастухов, и виноградарей. Все, кто мог, укрылись в тени.

Два подростка пасли овец на лужайке возле оливковой рощи. Они ушли со стадом под ее деревья, не заметив, что одна овца отстала. Опустив голову и покачиваясь, она уныло стояла на самом солнцепеке. Собака пастухов была внимательнее своих хозяев – она вернулась за овцой на луг; но овца вдруг повалилась на бок и задергала ногами. Собака ощетинилась и тревожно залаяла. Из рощи выбежал мальчик-пастух. Широкие поля войлочной шляпы бросали тень на его круглые румяные щеки и блестящие черные глаза. Легкий хитон,[1] едва доходивший до колен, не стеснял его движений; в два прыжка он очутился возле овцы и присел на корточки, горестно глядя на струйку зеленоватой жидкости, стекавшей на траву сквозь ее оскаленные зубы.

– Что случилось, Клеон? – спросил второй мальчик, появляясь на опушке.

– Не помогло жертвоприношение! – вздохнул Клеон, продолжая смотреть на судорожно дергавшуюся овцу. – Еще одна издыхает.

– Значит, боги нашли жертву скудной, – заметил второй мальчик, также наклоняясь над овцой.

– Скудной?! – возмутился Клеон. – Отец зарезал для них лучшего козла в стаде и три здоровых овцы! Неужели им этого мало?!

– Тшш… – остановил его второй мальчик: – боги могут услышать и наказать тебя.

Овца задрожала сильнее, дернулась в последний раз и вытянула ноги.

– Вот видишь: околела! – упрекнул Клеона его товарищ. – Разве можно болтать что попало?

Клеон махнул рукой:

– Все равно она издохла бы. Оттащи ее в тень, Пассион, и прикрой ветвями. А я побегу домой: надо сказать отцу.

Видя, что Клеон уходит, собака двинулась за ним.

– Лев! – топнул ногой мальчик. – А кто будет помогать Пассиону?

Лев остановился. Тихо скуля, смотрел он вслед хозяину. Только после того, как мальчик скрылся из виду, Лев грустно побрел к овцам. Пассион укоризненно покачал головой:

– Часу не можешь прожить без Клеона?… Точно глупый щенок без матери!

Слабо вильнув хвостом, пес уселся сторожить овец, щипавших траву под деревьями. Хоть хозяин и не мог его видеть, он честно выполнял работу, которую обычно они делали вдвоем.

Первый запах жизни, который Лев ощутил вместе с теплом солнца и вкусом пищи, был запах Клеона. В те далекие времена – два года назад – Лев не имел никакого представления о мире. Он был еще крохотным слепым щенком и не знал, что его с братьями и сестрами выбросили в море и что он, самый сильный, один выполз из волны, которая выкатила весь выводок на песок и всех, кроме него, утащила обратно. Следующая волна унесла бы и его, если бы не мальчик, подхвативший щенка на руки. Щенок не сразу понял, что жидкость, которую вливали ему в рот, надо глотать, и чуть не захлебнулся овечьим молоком. Наевшись, он уснул в полураскрытых ладонях Клеона и на всю жизнь запомнил запах этой живой колыбели.

Мальчик был в восторге от своей находки: черная пасть, широкая грудь, упорство, с каким щенок карабкался по песку, спасаясь от смерти, – все говорило за то, что из него выйдет отличный помощник пастуху. И дома он всем понравился. За толстую шею отец Клеона прозвал собаку Львом.

Как только щенок открыл глаза и начал ковылять, он неотступно следовал за Клеоном, переваливаясь на своих коротеньких лапках. Клеон таскал его с собой на пастбище; сначала – под мышкой, чтобы щенок не задерживал стадо в дороге, а потом Лев стал пробегать этот путь на собственных ногах. Дома они спали на одной подстилке. В первый год, всякий раз, когда приходилось разлучаться с Клеоном, Лев впадал в бурное отчаяние – выл и рвался за мальчиком. Потом Клеон приучил собаку пасти стадо в одиночестве. Но все же Лев становился печальным, когда Клеон уходил и не брал его с собой.

* * *

Мальчик торопливо шагал к дому, раздумывая, в какое отчаяние придет отец от немилости богов и от того, что снова нечем будет уплатить долг Дракилу.

И зачем только явился доверенный публикана[2] в их деревню! Он уверял, будто компания римских всадников выплатила Республике налог за сицилийскую провинцию и теперь имеет право собирать подати с сицилийцев. И он потребовал с односельчан Клеона так много, что даже Катана, город, к которому была приписана их община, не мог бы дать столько зерна и денег. Что же могли собрать бедные землепашцы?… Правда, тот же публикан предложил им помощь – ссуду под огромные проценты. И тут богач Дракил поразил всех, заявив на деревенской сходке:

– Ну и собаки же эти публиканы! Последнюю шкуру с бедняка дерут! Сорок процентов годовых!.. Это уж не десятиной пахнет! Вместо того чтобы выплатить Республике десятую часть урожая, вы должны отдать этому волку почти половину того, что принесла ваша земля за год. Только за проценты половину! А еще ведь и долг платить надо… Что же останется?… Лучше уж вам сразу пойти и утопиться, чем постепенно подыхать с голоду. Если бы я был так богат, как эта гиена в образе человеческом, я дал бы вам деньги без всяких процентов. А вы потом, когда смогли, отдали их или отработали. Но я такой же земледелец, как и вы. Разница только в том, что боги возлюбили меня за благочестие и сделали немного богаче… однако не настолько, чтобы давать ссуды без процентов. Пусть поразит меня Зевс Громовержец,[3] если я лгу! Но знайте: я готов внести за вас все, что требуют эти волки, если вы согласны выплачивать мне всего-навсего двадцать процентов в год. Если денег не будет, вы всегда сможете отработать свой долг. Живем мы рядом…

Тогда всем это показалось просто благодеянием. И вот деревня очутилась в долгу у Дракила. Ссудил он деньгами и Клиния, отца Клеона, хотя незадолго перед этим они повздорили из-за лужайки, примыкавшей к роще Дракила. Эту лужайку Клиний не хотел продать богачу. Дракил сделал вид, что забыл об этой ссоре. И все его очень хвалили. Он даже предложил Клинию – также в долг – несколько тонкорунных овец, шерсть которых высоко ценилась. Мало того, Дракил разрешил Клинию пасти овец в полдень на опушке его оливковой рощи. И вот – эта непонятная болезнь…

– Куда так торопишься? Опять что-нибудь с овцами? – окликнул Клеона крестьянин, отдыхавший у дороги в густой тени платана.

Вся деревня знала об их горе и о том, что Клиний принес вчера жертву богам.

– Еще одна пала, – ответил Клеон.

Крестьянин поманил к себе мальчика и, подозрительно оглянувшись – не подслушивает ли кто, вполголоса сказал:

– Пусть твой отец подумает, почему это у всех кругом овцы здоровы? Отчего они мрут только у вас? Пусть он вспомнит, что Дракил никогда ничего не прощает, а тут вдруг стал таким добрым, что и хлеб в уплату налога за твоего отца внес, и деньгами ссудил, да еще и овец дал!

Клеон возмущенно поднял голову, но крестьянин ближе притянул его к себе и прошептал:

– Старая Левкиппа видела, как Дракил посыпал чем-то траву на опушке своей рощи… там, где в полдень пасутся ваши овцы… – Он оттолкнул Клеона: – Иди! И помни: я тебе ничего не говорил.

Растерянно поглядев на него, Клеон круто повернулся и побежал к дому.

Отдохнувшие пахари возвращались на поля и огороды. Они что-то кричали Клеону. Мальчик делал вид, что не слышит, и, не останавливаясь, бежал мимо полей, обсаженных по межам кипарисами и пирамидальными тополями, узкая и легкая тень которых предохраняла посевы от излишнего жара, передвигаясь вместе с солнцем, но не заслоняя надолго его благодетельный свет.

Пробегая через деревню, Клеон плюнул в ту сторону, где стоял большой дом Дракила.

«Как ему отомстить? – думал мальчик. – Жаловаться на него бесполезно: и боги и римский наместник будут на стороне богача. Не натравить ли на него Льва? Подстеречь Дракила где-нибудь, когда он будет один, и пусть Лев растерзает его, как волка. Вот все в деревне обрадуются! Уже два года он высасывает из людей свои двадцать процентов, и конца этому не зидно. А еще вон что, оказывается, он делает – овец отравляет!»

В самом конце деревни, под горой, покрытой виноградниками, стояла хижина Клиния, отца Клеона. Ближайший виноградник принадлежал ему, и Клеон хотел пройти прямо туда, чтобы поговорить с отцом с глазу на глаз, без матери и сестер. Еще издали он увидел согнутые спины мужчин, которые срезали прошлогодние лозы в своих виноградниках. Только участок отца был пуст. Клеон встревожился: почему он оставил работу? Почему полуоткрыты ворота в их дворе? Неужели боги послали на них еще какую-нибудь беду? Иначе разве оставил бы отец вход открытым?… Вон уж и свинья с поросятами ушла со двора и развалилась посреди дороги, а куры полезли на гору в виноградник…

«Самое важное в жизни – порядок, – учил Клеона отец. – Что бы ни случилось, соблюдай порядок – и выкарабкаешься из любой беды». Клеон бросился восстанавливать нарушенный порядок. Свинья, которую он поднял ударом ноги, недовольно хрюкая, затрусила во двор. Поросята подняли визг. Куры, кудахтая, помчались к воротам… Но никто не вышел на порог дома взглянуть, из-за чего поднялся такой шум.

В то время как мальчик задвигал засов, до него донесся из хижины голос отца:

– Подумай, Дракил, что ты говоришь?… Где же тогда мне пасти овец и коз…

– Сейчас не об этой лужайке речь, – перебил Дракил. – Я говорю о процентах. Вот уж второй год ты их не платишь. Знаешь, как возрос твой долг?… Все, что ты имеешь, не смогло бы его покрыть.

– Ты сам уговорил его взять у тебя эти деньги, – вмешалась мать. – Ты же сам!.. Сам!..

– Париса, замолчи! – повысил голос отец.

– Не хочу молчать! – крикнула мать. – Ты не просил его продавать нам тонкорунных овец, он сам навязался. Сулил барыши, а вместо того… Видно, нарочно больных сбыл!

– Твоему мужу делают добро, а ты кричишь, как ослица, – укоризненно сказал Дракил. – Разве я знал, что он не умеет ходить за тонкорунными овцами? Я из доброты их ему предложил, чтобы он скорее разделался с долгом. Они были совершенно здоровы.

– В прошлом году шерсть была испорчена, а в этом овцы стали падать, – пожаловался отец.

– А почему ты не спросил у меня совета, что с ними делать? Я терпел в прошлом году. Ты обещал проценты осенью. Не отдал Я терпел до весны. И вижу, что ты опять не сможешь заплатить, у тебя падеж. Как же мне поступить? Ты у меня не единственный должник. Если за всеми будут так пропадать деньги, я скоро стану нищим. Я не могу больше ждать. И вот мое последнее слово: в уплату процентов я забираю твоих коз и овец, а также лужайку возле моей оливковой рощи…

– Пусть боги всю траву на ней засушат! – закричала мать. – Пусть падут все козы и овцы!..

– Сам же ты и твой сын Клеон, – продолжал Дракил, – поселитесь в моем доме, с моими рабами, и будете отрабатывать свой долг, после чего я, как следует по закону, вас отпущу.

У Клеона сильно забилось сердце. Он сжал кулаки, готовясь броситься отцу на помощь, если он станет выталкивать Дракила.

Но в хижине молчали. Это было страшнее всяких криков. Клеон рванулся к двери.

– А… что будет с нею и девочками? – услышал он робкий вопрос отца… такой робкий, что Клеону показалось, будто его хлестнули по лицу. Удар, предназначавшийся Дракилу, обрушился на свинью. Она взвизгнула и помчалась от мальчика. И снова никто не вышел на порог. Клеон озирался – на кого бы еще излить свой гнев? Унижение отца было нестерпимо… Но войти в хижину и вмешаться в разговор взрослых он не смел.

– Пусть люди не говорят обо мне плохо, – важно отвечал Дракил. – Твоей жене и дочкам я оставлю хижину и… – он покашлял, – виноградник с полем.

– Кто же будет обрабатывать виноградник и поле, когда меня с ними не будет?

– А твой племянник Пассион на что?… Видишь, я обо всем подумал.

– Ишь, добряк какой! – исступленно закричала мать. -

Он обо всем подумал!.. Вон отсюда, или я оболью тебя кипятком! Вон отсюда, сейчас же!

– Париса! – испуганно вскрикнул отец. Послышались звуки борьбы, треск разбивающихся черепков…

– Уйми эту волчицу! – заорал Дракил. – Я ей покажу кипяток!.. Не оставлю ни виноградника!.. Ни поля!.. Ни хижины!.. Пусть идет жить в леса!.. В горы!.. В пещеры!.. Будешь еще, милая, порог у меня обивать, чтобы я тебя хоть с самыми презренными рабами поселил, лишь бы крыша над головой была!

– Замолчи, Дракил, – холодно сказал отец. – Я ведь тоже могу в горы уйтл. И многих могу поднять против тебя. Тогда тебе несдобровать. Не доводи меня до отчаяния. Я тоже скажу последнее слово: если сделаешь, как говорил вначале – оставишь ей и девочкам хижину, виноградник и поле, – я согласен отрабатывать с Клеоном свой долг… Молчи, Париса: законы суровы к должникам. Лучше сделай все, чтобы выкупить нас. Пусть Пассион пойдет к своему отцу и другим моим братьям – может быть, они помогут нам расплатиться… Ну?… Говори, Дракил, согласен?

– Идем, скрепим сделку, – вместо ответа предложил Дракил. – Пусть будет, как я сказал раньше. Все равно эта фурия[4] сама себя погубит.

Клеон спрятался в хлев, чтобы отец и Дракил не увидели его, выходя из дома. Если отец готов батрачить у Дракила, это его дело. А Клеон лучше уйдет к беглым рабам в горы, чем согласится жить с рабами Дракила, на посмешище всем деревенским мальчишкам! Но прежде он отомстит за гибель овец.

Дракил появился на крыльце. Клеон с трудом удержался, чтобы не запустить в него камнем. Едва отец и Дракил ушли, мальчик выскользнул из хлева и в нерешительности остановился: бежать ли из дому, не сказав никому ни слова, или предупредить мать?… Ведь она места себе не найдет от тревоги, не зная куда он исчез… Клеон вспомнил гнев матери против Дракила: ей можно довериться, она все поймет!

Он вошел в дом.

Мать бесцельно передвигала котелки на очаге. В углу тихо плакали сестры. Дым из очага плавал по комнате, медленной струей поднимаясь к отверстию в потолке и волнами выходя в открытую дверь.

– Я ухожу из дому! – сказал мальчик. – Я отомщу Дракилу! Знаешь, что он сделал?

Мать резко повернулась к нему. Клеон увидел ее лицо с покрасневшими от дыма и слез глазами.

– Что ты можешь… Подай-ка мне лучше лозы, а то я из-за этого архипирата чуть не упустила огонь.

– Но у меня есть Лев! – возразил Клеон, подбрасывая в огонь охапку прошлогодней виноградной лозы. – Мы уйдем из дому и вдвоем уж как-нибудь отомстим Дракилу! Ты знаешь, что он сделал? Посыпал ядом траву в своей роще. Там, где пасутся в полдень наши овцы…

– Что-о?!

– Спроси старую Левкиппу… Он отравил наших овец. Он все подстроил нарочно!

Мать не закричала, не стала рвать на себе волосы, как ожидал Клеон. Она словно задохнулась: «А-ах!..» – и лицо ее потемнело.

Лоза в очаге затрещала, и дым застлал комнату.

– Пусть Афина Паллада[5] укрепит твой разум и руку, – медленно выговорила Париса. – Ты уже почти взрослый… – Она оглянулась на девочек и погрозила пальцем: – Помните, вы не видели его с рассвета!

Клеон, привыкший, что мать из-за каждого пустяка разражается слезами и криками, робко смотрел на нее.

Мать открыла кадку, в которой лежали лепешки, и обернулась к девочкам:

– Принесите оливок и сыра, пусть Клеон возьмет их с собой.

Глава 2. Клеон уходит из дому

Пассион сидел на земле, прислонившись спиной к дереву, и мастерил свирель. Неподалеку растянулся Лев и, положив голову на лапы, делал вид, будто дремлет. Его морда с закрытыми глазами была спокойна, но чуткие уши и ноздри настороженно шевелились. Вот ветерок донес, что приближается Клеон. Лев вскочил и, еще не видя мальчика, с радостным лаем бросился ему навстречу. Клеон ласково провел рукой по шерсти собаки и, задыхаясь от быстрого бега, опустился на колени возле двоюродного брата.

– Отец пошел в батраки к Дракилу… И меня хотел с собой забрать…

Пассион удивленно взглянул на него.

– Ох, если бы ты только слышал! – воскликнул Клеон и яростно потряс кулаком.

Лев зарычал, не понимая, кто обидел его хозяина.

Пассион вопросительно глядел, ожидая рассказа, и Клеон передал ему все, что услышал по дороге к дому и у дверей родной хижины. И всякий раз, как он прерывал рассказ проклятиями, Лев вскакивал и бежал обнюхать кусты – не там ли спрятался враг Клеона.

Пассион слушал нахмурившись и машинально ломал недоделанную свирель.

– Я бы, знаешь, как поступил на твоем месте? – вдруг сказал он. – Я бы подговорил рабов Дракила, чтобы они его убили.

– А их за это распяли бы на крестах?

– Зачем же этого ждать? Надо поднять рабов на хозяев! Ты стал бы их предводителем, как Афинион.[6] Помнишь, нам старый Эвтихий рассказывал?

– Ну кто меня будет слушаться! Мне же четырнадцать лет! Вот если бы я знал, где сейчас восстание, я бы убежал туда. Но все сидят по домам. Бородатые мужчины идут в ярмо, как волы…

– А беглые рабы в горах! – прервал его Пассион. – Почему ты не уйдешь к ним?

– Так или иначе, а Дракилу я отомщу! – Клеон ударил кулаком по земле.

– Ты что-нибудь задумал?

– Не выпытывай! – Клеон поднялся. – Я ухожу. А то еще Дракил явится сюда. Теперь овцы принадлежат ему, и он не даст им подохнуть от отравы. Если он придет, скажи, что я побежал за отцом. Только что, скажи, убежал… Прощай! Живи у нас, как жил. Помогай моей матери… Льва я беру с собой. – Клеон помедлил, выжидая, не выразит ли Пассион печали, расставаясь с ним.

Но тот вскочил с загоревшимися глазами:

– Я знаю: ты убежишь в горы и подговоришь беглых рабов напасть на дом Дракила! С такой собакой и я бы ничего не побоялся! – Он протянул Клеону остатки завтрака, обернутые листьями аканфа:[7] – Возьми! Тут лепешки и сыр.

– У меня есть еда… Впрочем, давай!.. Идем, Лев!

Лев, беспокойно следивший за Клеоном – не собирается ли он снова уйти один, весело залаял и бросился бежать к дому. Не слыша за собой шагов мальчика, собака остановилась, поджидая его.

– Назад! Тихо! – приказал вполголоса Клеон. – За мной! Пастух свернул в рощу. В радостном предчувствии охоты Лев помчался за ним. Он пошел рядом с мальчиком, осторожно ступая и принюхиваясь к каждому кусту. Вот он учуял фазана и остановился, глядя на хозяина: можно ли залаять – вынута ли сеть и готов ли охотник набросить ее на взлетевшую птицу? Но, видно, Клеон не собирался охотиться: он обернулся и, заметив, что деревья скрыли его от Пассиона, свернул на тропинку, ведущую к морю.

Не так-то легко расстаться с дичью, которую выследил! Лев засунул нос в куст и страшно зарычал. Тяжелый золотистый фазан вылетел с таким звуком, словно разорвалась шелковая ткань. Вспугнув ради забавы птицу, Лев побежал догонять Клеона. На узкой тропинке он толкнул мальчика боком и понесся вперед, радуясь предстоящему купанию.

Клеон спокойно шел за собакой. Он знал, что здесь им не грозят никакие встречи: если кто забредет на скалы в поисках убежавшей козы, то не разглядит их внизу на берегу среди камней, навороченных последним землетрясением.

Лев с разбегу кинулся в воду и шумно поплыл. Клеон снова поступил не так, как ожидал пес: вместо того чтобы раздеться и броситься в море, мальчик тихо свистнул и двинулся влево, где под скалами лежало множество огромных камней.

Чем дальше, тем трудней становилось идти. Клеон и Лев то карабкались вверх, то перепрыгивали с одной глыбы на другую, а в одном месте скала так круто опускалась в море, что они, обходя ее, должны были войти в воду. За скалой оказался крохотный заливчик с узким песчаным берегом, таким ровным и чистым, что было непонятно, как очутились здесь два больших плоских камня. Если бы они не были так громадны, можно было бы подумать, что их сюда притащили нарочно. На склоне горы были разбросаны белые, вылизанные морем валуны, а еще выше ползучие кустарники козьего листа закрывали вход в пещеру. Мальчик считал пещеру своей, потому что долго был уверен, что он первый открыл ее и что пещера никому, кроме него, не известна. Но в прошлое лето он нашел в своей пещере следы костра. Это его рассердило, как рассердило бы, если бы к нему в дом забрался кто-нибудь посторонний и вздумал бы там хозяйничать. Он долго выслеживал непрошеного гостя, чтобы хорошенько его напугать. Но, сколько ни подстерегал, никого не выследил и мало-помалу забыл об этом случае. Теперь Клеон решил спрятаться в своем убежище, чтобы на свободе обдумать, как отомстить Дракилу и потом укрыться от розысков.

Кое-где начинали распускаться розоватые цветочки козьего листа. Их аромат смешивался с запахом старых морских водорослей, выброшенных на берег зимними бурями. Клеон растянулся на одном из камней и, раскинув руки, подставил лицо горячим лучам солнца. Он чувствовал себя здесь в полной безопасности, словно скалы отгородили его от всего злого, что происходило в мире. Вокруг царил такой покой, что было трудно думать о мести. И все же он заставлял себя думать.

Что, если он и Лев, как только стемнеет, бесшумно проберутся в деревню и сквозь известную всем мальчишкам лазейку проползут в сад Дракила?… Днем там не спрячешься: сад невелик. Но ночью их укроет любой куст. Жадный Дракил, говорят, плохо спит. Несколько раз в ночь он сам обходит сад и двор, заглядывает и в хлев и в сараи – не забрался ли вор. Вот тут-то и натравить на него Льва! Дракил будет кричать… Сбегутся соседи и рабы… Но все будут только притворяться, что хотят помочь Дракилу, – станут метаться и бестолково орать. А когда Лев загрызет богача, вся деревня обрадуется. Но Клеону и Льву придется бежать в горы, чтобы никто не подумал, будто отец и мать знали об его замыслах… И зачем только боги так плохо устроили мир! Если бы Клеон был Зевсом, он поражал бы молнией всякого, кто вздумал бы отобрать чужое стадо или луг. Он разделил бы всю землю на равные части и роздал бы ее людям. Пусть каждый человек имел бы свой сад, луг, дом, виноградник и рощу олив… и поле, чтобы на нем вызревал хлеб… А Дракила Клеон, пожалуй, не стал бы убивать, а приковал бы цепью к стене пещеры: пусть пленный богач ее расширил бы и выровнял в ней пол. Надсмотрщик стегал бы его плетью и давал бы ему есть одну лепешку в день. И Дракил стал бы таким тощим, как тощи сейчас его рабы… Клеон представил себе, как обвисли бы щеки и живот Дракила, и от удовольствия тихонько рассмеялся.

Между тем Лев бродил по берегу, принюхиваясь к каждому кусту и камню, – так он узнавал, что происходило здесь с последнего их прихода. Вдруг он увидел краба и устремился за ним. Краб забился под камень. Лев принялся разрывать песок передними лапами, стараясь просунуть нос в ямку и фыркая от попадающих в ноздри песчинок.

Это нарушило размышления Клеона. Мальчик перевернулся на живот посмотреть, что Лев делает. Вот так охотник! Нос – под камнем, зад с весело крутящимся хвостом поднят вверх, а краб в это время преспокойно выполз с другой стороны и – боком, боком – удирает к воде!

– Держи, держи! – закричал Клеон.

Лев поднял морду и вдруг так зловеще зарычал, что Клеон вздрогнул: на кого это он?

А Лев уже бежал навстречу волнам и лаял:

«Враг!.. Враг!.. Враг!..»

К берегу подходила на веслах лодка. А невдалеке, приспустив паруса, покачивался легкий однорядный корабль. Откуда они взялись? Только что в море не было ничего, кроме темных пятен ряби, навеваемой береговым ветром. Что нужно людям на этом пустынном берегу? Это не рыбаки – судно слишком велико. И не купцы: купеческие корабли широки и приземисты, а этот строен и узок, словно предназначен для быстрого бега по волнам… «Пираты!» – догадался Клеон и медленно, стараясь, чтобы его не заметили, стал сползать с камня.

По тому, как уверенно кормчий и гребцы вели лодку к «его» бухточке, Клеон понял, что они здесь не впервые. Так вот кто разжигал костер в пещере!.. Как не подумал он о пиратах! Пока не поздно, надо спасаться. Не для того бежал он от Дракила, чтобы его продали, словно какого-нибудь мула.

– Тихо! За мной! – вполголоса приказал он Льву, скатываясь с камня и вынимая нож из складок хитона.

Пригибаясь, Клеон побежал к скалам. Лев сделал было несколько шагов за ним… Но лодка врезалась носом в песок, и Лев остановился в нерешительности. Привычка к послушанию влекла его за хозяином, любовь к нему и желание защитить от опасности удерживали на месте. Что Кдеону угрожала опасность, Лев понял по поведению мальчика. Не смея лаять (хозяин приказал ему: «Тихо!»), Лев стоял неподвижно. Только вздернутая губа да оскаленные клыки выдавали его волнение. Клеон тихо свистнул, призывая Льва, и остановился, притаившись за камнем, недалеко от входа в пещеру. Здесь он считал себя в безопасности, ему казалось, что пираты его не приметили. Ну, а если они пойдут к пещере, он всегда успеет скрыться. Лев, неохотно повинуясь призыву, пошел к мальчику.

Гребцы выпрыгнули из лодки и вытащили ее на берег. Лев снова остановился и зарычал. На этот раз Клеон не решился позвать его. Замерев от страха, мальчик шепотом призывал на помощь великого Пана,[8] моля его навести ужас на всех пиратов и заставить их бежать от берегов Сицилии.

И спаси моего Льва! Спаси Льва!.. О, покровитель стад и лесов, спаси моего Льва!

Люди копошились у лодки, не обращая внимания на собаку, и Клеон подумал, что Пан услышал его мольбу и сделал Льва невидимым. Мальчик расположился за камнем поудобнее и стал наблюдать. Ему было непонятно, зачем эти мореходы приплыли в «его» бухту, а не отправились в удобную гавань неподалеку расположенной Катаны. Ведь и там все перепугались бы пиратов и никто не посмел бы им сопротивляться.

Распоряжался всем худой старик в пестрой одежде, набранной как будто во всех концах мира: туника с узкими пурпуровыми полосами, как у римского всадника; остроконечная шапка – как у фригийцев, что заходили порой на кораблях из Малой Азии в Катану; тощие икры стянуты ремнями греческих сандалий, а талия перетянута поясом, затканным золотом и пурпуром. Таких роскошных поясов Клеон никогда не видывал и решил, что худой старик, должно быть, главный пират.

По приказанию этого «архипирата» гребцы вытащили из лодки – что-то напоминающее большую, обернутую плащом рыбу.

– Несите красотку в пещеру, – старик указывал пальцем на тропинку, возле которой притаился Клеон.

Мальчик замер: сейчас они направятся сюда и обнаружат его!

– Пан!.. Укрой и меня! – взмолился Клеон. – Ты же бог пастухов!

Но тут он вспомнил, как немилостивы были боги к его овцам… Нет, только быстрота ног может спасти его от плена. И, прячась меж камней и кустов козьей лозы, мальчик стал карабкаться в гору.

– А того мальчишку уберите, нам не нужны свидетели! – услышал он за собой повелительный голос старика.

Вслед за этим раздался крик. Клеон оглянулся и застыл на месте.

Два пирата несли к пещере молодую женщину с завязанным ртом, спеленатую, словно тюк, по рукам и ногам длинными полосами материи. А третий, воя от боли, катался по песку, стараясь освободиться от вцепившегося в его плечо Льва. А «главный» пират, глядя на него, хохотал, держась за живот, но, заметив, что тот вытащил нож, топнул ногой:

– Попробуй только испортить ему шкуру, и, клянусь Геркулесом,[9] вместо этой лодки угодишь прямо в ладью Харона![10] Дерись честно, как он, – когтями и зубами… Не будь я Гликон, если этот пес не придется по вкусу нашему Церулею… Эй, Приск, покажи-ка свое искусство, – обернулся он к одному из следивших за борьбой матросов: – сними того мальчишку живьем. Ручаюсь, он сумеет укротить этого зверя.

Пират, которого он назвал Приском, размотал перекинутый через плечо аркан, и, прежде чем Клеон успел понять, какая опасность ему грозит, аркан обвился вокруг его тела, и мальчик покатился вниз.

Глава 3. Корабль пиратов

После недолгой борьбы Клеона и Льва связали и бросили на дно лодки. Пленница, которую пираты привезли, осталась в пещере под присмотром двух разбойников. Остальные уселись в лодку и, увозя с собой новую добычу, стали грести к миопароне.

Клеон лежал, прижавшись головой к морде Льва, которая была туго стянута ремнем. Закрыв глаза, чтобы не выдать пиратам своего отчаяния, мальчик прислушивался к их болтовне. Из слов старика он понял, что пленница, оставленная на берегу, – знатная римлянка, за которую они надеются получить большой выкуп. «А что будет с нами? – думал Клеон. – Я бедняк, это сразу видно… Выкуп за меня им не получить. Повезут, наверное, они нас на Делос. Говорят, на рынках этого проклятого острова каждый день продают в рабство тысячи свободных людей… Что теперь делать?» Клеон открыл глаза: даже неба не видно – одни ноги гребцов, он зажат ими справа и слева.

Мерно скрипели уключины. Весла почти неслышно опускались в воду. Клеон чувствовал, что с каждым их взмахом дальше становился родной дом и все, что было с ним связано, и сердце у него защемило при воспоминании о свежей росе на заре, когда из-за скал пробивались первые золотистые лучи солнца и он с отцом уходил на виноградник подвязывать лозы, а Пассион с девочками выгонял овец из хлева…

Вдруг он заметил, что мускулы на ногах гребцов обмякли. Скрип уключин утих. Лодка остановилась.

– Эй там!.. На миопароне!.. – крикнул кто-то над головой Клеона. – Давай лестницу! Заснули, что ли?

Гребцы начали подниматься на ноги, и лодка закачалась. Клеон увидел возвышающийся над ним, как стена, борт миопароны и наверху, в самом небе, огненно-рыжие кудри и бороду какого-то мужчины.

– Э, да у тебя улов? – воскликнул рыжий.

– Привез в подарок тебе, о Церулей, пса. Настоящий лев… Ого! Смотри, как умен: понял! Понял, что о нем говорят: ишь, уши навострил!.. Чуть не загрыз Гану, да и Приску здорово досталось. Мы едва не подохли от смеха… Прикажи спустить крюки. Развязать этих двух невозможно: пес, того и гляди, вцепится кому-нибудь в глотку, а мальчишка кусается и царапается, словно бешеная кошка.

С миопароны спустили канат с железным крюком на конце. Клеона и Льва втащили на палубу, точно тюки товара. Гликон и матросы взошли на корабль по веревочной лестнице. Лодку привязали за кормой.

Церулей приказал кормчему повернуть корабль на север. Матросы подтянули канаты, парус вздулся, кормчий опустил кормило, и миопарона понеслась вперед. Под палубой послышалось несколько четких ударов. Это гортатор, распоряжавшийся рабами-гребцами, подал сигнал, и прикованные к скамье гребцы подняли весла и запели. В такт песне двенадцать пар длинных весел взлетали и опускались в воду с обоих боков миопароны так дружно, что казалось, будто она взмахивает двумя огромными крыльями.

Миопарона и впрямь напоминала какое-то крылатое чудовище: из воды высовывался острый металлический клюв, чтобы этим тараном пробивать суда противников при столкновениях; над ним была искусно вырезана голова Медузы[11] со спутанным клубком змей вместо волос; слева и справа, словно глазницы, зияли отверстия для якорных канатов; а за ними, как два уха, торчали перекладины, подпертые снизу бревнами, – во время боя они ослабляли удары, наносимые вражеским кораблем, а на стоянках к ним прикрепляли якоря.

Убедившись, что кормчий правильно ведет корабль, Церулей расправил плечи под кольчугой, которую не снимал даже в самые жаркие дни, и пошел поглядеть на пленников.

Клеона и Льва бросили на палубе, не заботясь о том, удобно ли им лежать. Толстый круг свернутого каната подпирал поясницу мальчика. Лев с усилием подтянулся к хозяину и ткнулся носом в подошву из бычьей кожи.

– Смотрите, какой преданный пес! – Нагнувшись, Церулей потрепал собаку по голове.

Лев дернулся. Хриплый стон вырвался из его сжатых ремнем челюстей.

– Развяжите! – приказал Церулей.

Пираты бросились развязывать Льва. Гликон и те, кто только что были на берегу, подались назад. Заметив это, Церулей поднял руку:

– Стойте! Развяжите сначала мальчика. Пусть он позаботится, чтобы собака вела себя смирно.

Гликон ткнул Клеона ногой:

– Эй ты, мальчишка! Не прыгнешь за борт, если мы тебя развяжем?

Лев сдавленно зарычал, косясь на ногу пирата.

Клеон хмуро посмотрел на Гликона. Что ему ответить?… Сказать: «Прыгну, но сперва прикажу Льву разорвать вас всех и в первую очередь того рыжего верзилу, вашего начальника»? – Ему очень хотелось бы так ответить, но тогда вряд ли его развяжут…

– Нет… – прошептал он.

– И не будешь науськивать на нас твоего зверя?

– Не буду…

– Прикажешь ему слушаться меня? – спросил Церулей.

– Да… – выжал из себя Клеон.

По знаку Церулея пираты развязали Клеона.

Несколько секунд мальчик продолжал неподвижно лежать. Ему казалось, что руки и ноги его стали такими тяжелыми, словно были сделаны из глины. Потом их начало покалывать… Клеон с трудом приподнялся и, сидя на свернутом канате, смотрел, как освобождают от пут лапы Льва.

– А ремень с морды собаки сними сам, – обратился к нему Церулей. – Если будешь мне предан, я сделаю твою жизнь счастливой, – продолжал он, в то время как Клеон коснулся рукой ноздрей Льва. – Но если ты или твоя собака замыслите против меня что-нибудь злое… – пират сделал свирепую гримасу, – лучше бы вам тогда и на свет не родиться! – Довольный произведенным впечатлением, он захохотал.

Мальчик со страхом глядел на него: уж не умеет ли он читать чужие мысли?… Пожалуй, до поры до времени лучше подчиниться. Раз их со Львом не собираются везти на Делос или в какое-нибудь другое место, где продают людей, он готов остаться на пиратском корабле. И, может быть, если он будет хорошо служить, пираты помогут ему отомстить Дракилу.

«Если бы Лев загрыз Дракила, все равно я ушел бы в горы к беглым рабам, – думал Клеон, распуская ремни на морде собаки. – Тогда бы все равно мне домой не вернуться».

Освобожденный Лев лизнул руку мальчика и зарычал, готовясь начать битву с обступившими их врагами.

– Спокойно! – Клеон опустил руку на голову собаки.

Лев пошевелил хвостом, но продолжал глухо рычать: не так-то легко успокоиться, когда слышишь запах обидчиков, с которыми только что дрался.

– Тихо! – прикрикнул на него Клеон и подвел собаку к Церулею: – Поздоровайся, это друг!

Лев понял, что хозяин им недоволен. Всем видом своим как бы говоря: «Раз мне приказывают быть вежливым, пожалуйста», он вытянул в знак приветствия лапу перед Церулеем.

Пират хлопнул себя по бедрам:

– Понимает! Он понимает человеческую речь! Клянусь палицей Геракла, убью каждого, кто вздумает этого пса ударить! А ты, мальчик, сделай так, чтобы он меня полюбил, и вот увидишь, как я тебя вознагражу.

– А ты нас не обижай, – сказал Клеон, – тогда Лев тебя полюбит.

Между тем Лев обнюхивал команду миопароны. Дойдя до Гликона, он оскалил клыки и зарычал. Гликон побледнел, но стоял не двигаясь. Церулей насмешливо наблюдал за ним.

– Если я прикажу мальчику натравить на тебя собаку, Гликон… – начал он.

– То я прикончу ее, Церулей, – договорил Гликон, показывая кривой нож, неизвестно откуда появившийся в его руке.

– Я пошутил, а ты уж подумал, что пришла твоя смерть? – ухмыльнулся Церулей, довольный, что напугал своего помощника.

– Я тоже пошутил, – отозвался Гликон, не спуская глаз с собаки, которая все еще продолжала его обнюхивать.

Матросы, бывшие с Гликоном на берегу, внезапно вспомнили, что у них есть дела, и с озабоченным видом разошлись.

– Ну, позови своего пса, мальчик! Храбрость Гликона достаточно испытана… Пойдем, старик, сыграем в кости. Эй, Филипп!.. Пришли нам вина и фиников с этим мальчиком!

На зов появился толстый пират с отвислым животом и бородавкой на носу. Кожа его так лоснилась жиром, словно его, наткнув на вертел, только что поворачивали над огнем. Левой рукой он прижимал к себе мех[12] с вином, в правой нес корзиночку с финиками. Ставя ее перед Церулеем, он укоризненно покачал головой:

– Где это видано, чтобы мальчишек и собак посылали в кладовую?… Этак и без провизии недолго остаться. – Порывшись в финиках, он извлек из-под них две чашки и, развязав мех, налил пиратам вина.

– Убирайся! – махнул рукой Церулей. – Прислуживать нам будет мальчишка.

Фидипп, ворча, удалился. А Клеон и Лев по приказанию рыжего пирата уселись у его ног.

Церулей и Гликон расположились на носу корабля, под навесом. Сидя друг против друга на ковре и прислонясь спинами к каменным якорям, они потягивали вино и поочередно выбрасывали кости из резного золотого стаканчика, каждый раз сильно его встряхивая, чтобы кости перемешались. Отсюда была видна почти вся палуба, вплоть до большого паруса, и Клеон с интересом следил, как ловко бегали матросы между наваленными повсюду канатами, запасными парусами и лестницами, ничего не задевая и не спотыкаясь даже о багры, лежавшие вдоль бортов. Вздувшийся большой парус стоял почти поперек палубы, закрывая от Клеона корму и кормчего.

Дул ровный береговой ветер.

Но едва корабль, миновав Мессану и Пилорский мыс, вышел в Тирренское море, вихрь, примчавшийся от берегов Африки, рванул парус. Судно легло на бок. Грести стало невозможно. Пираты суетились на палубе. Для защиты от волн на бортах подняли полосы непромокаемой ткани. Гликон бросился на помощь кормчему. Широко расставив ноги и наклонив голову, словно бык, приготовившийся к битве, Церулей отдавал приказания. Желая использовать силу ветра, он не спустил мачту, как обычно делали во время боя или бури. Он только распорядился закрутить нижнее полотнище паруса на рею,[13] чтобы корабль не так сильно кренило.

День потемнел. Море позеленело. Миопарона легла на бок. Лев рычал на волны и беспомощно скользил по накренившейся палубе вслед за канатами, лестницами и крючьями, перекатывавшимися от одного борта к другому.

Глава 4. Буря

Клеон схватил одной рукой Льва за ошейник, а другой уцепился за столбик, поддерживавший какой-то навес. Но в следующую минуту миопарона встала на дыбы, рука Клеона от толчка разжалась, мальчик и собака покатились под ноги Гликону.

– Убирайтесь под палубу, если не умеете держаться на ногах! – заорал Гликон, отшвыривая Клеона.

Лев метнулся к обидчику, и… зубы его щелкнули в воздухе: миопарона ткнулась носом в волны, и, вместо того чтобы вцепиться в ногу Гликона, изумленный пес отлетел в сторону.

На этот раз Клеону и Льву удалось задержаться возле мачты. Решив, что центр судна – самое безопасное место, Клеон сдернул с себя пояс и, пропустив один конец его под ошейник Льва, другой закрепил на мачте узлом, которому научили его рыбаки: в случае опасности узел этот можно было развязать одним рывком. От нового толчка Клеон чуть не упал и, обхватив мачту обеими руками, прижался к ней. На палубе все металось, звенело, стучало… Над их головами вздувался парус. Когда ветер на мгновение утихал, было слышно, как он хлопает. И Лев, думая, что парус им угрожает, лаял на него.

Со всех сторон вздымались мутно-зеленые горы воды. С неба свисали черно-синие тучи. Казалось, что волны и тучи вот-вот сольются и раздавят корабль…

Но легкая миопарона задирала нос и, скрипя и охая, лезла на водяную гору. Достигнув вершины, она подбрасывала зад, как норовистая лошадь, и стремительно летела вниз. Канат, который удерживал лодку, лопнул, и она затонула.

Скрипели снасти. Выл ветер. Грохотало море. За воем и громом не слышно было приказаний Церулея, и матросы больше по догадке то натягивали, то отпускали канаты паруса.

Клеон чувствовал зависть к этим людям. Пусть рвущиеся из рук снасти обдирают в кровь их ладони – они не замечают боли, не чувствуют страха, они думают только о спасении судна. А Клеону так страшно стоять, ничего не делая! Впервые в жизни он понял, как тяжело в минуты общей опасности оставаться праздным.

Чтобы побороть страх, надо было что-то делать, и Клеон обратился с мольбой к богам:

«Боги бессмертные! Простите меня за то, что я упрекал вас в жадности. Мало ли что сболтнет язык… Неужели из-за моих глупых слов погибнет столько людей?… И Лев?! Разве его преданность не заслуживает награды?… О Посейдон,[14] владыка морей, выведи нас из пучины! За это я принесу тебе в жертву свою первую бороду.[15] Пусть поразит меня Зевс Громовержец, если я тебя обману!»

Некоторое время корабль продолжал идти на северо-запад. Улучив минуту, когда ветер несколько стих, кормчий взмахом руки указал на восток, и Церулей выкрикнул какое-то приказание. Матросы начали поспешно отпускать якорные канаты. Кормчий и Гликон налегли на кормила. Жилы на их лбах вздулись. Одно кормило с треском сломалось. Паруса бешено захлопали. Лев захлебнулся лаем. Судно со стоном повалилось на бок. Сейчас оно перевернется!.. Клеон схватил конец пояса, чтобы освободить Льва, если придется броситься в воду. Но миопарона уже успела повернуться и медленно выпрямлялась. Ветер насел на корму. Парус выпятился вперед…

Миопарона полетела к италийским берегам.

Клеон слышал много рассказов о кораблекрушениях в Тирренском море. Он вырос на побережье, среди рыбаков, и понимал, что в эту бурю их спасал только узкий корпус миопароны, нырявшей в волнах словно дельфин. Но все же невозможно было следить без страха за тем, как стремительно приближается берег. А когда Клеон заметил, что кормчий и Церулей ведут корабль прямо на скалы, он сжался от ужаса и зажмурился. Неужели они надеются, что высокая волна поднимет судно и посадит его в какую-нибудь расселину?… А вдруг его всем корпусом швырнет о камни?!

Волна подняла миопарону и понесла вперед. Навстречу ей набежала другая волна, уже разбившаяся о скалы. Они столкнулись. Судно подпрыгнуло и затрещало. Клеона обдало пеной. Пена клокотала вокруг, словно море под миопароной кипело.

Над головой мальчика метались клочья паруса. Лопнул один из канатов, удерживавших мачту, и, словно змея, извивался в воздухе. Матросы бросились травить шкоты. Клеон дернул закрепленный на мачте конец пояса и отскочил в сторону, увлекая за собой Льва. Тяжелая рея с остатками паруса рухнула на палубу, чуть не задев их.

Клеон связал поясом себя и Льва, но броситься в бурное море не решался, все еще надеясь на спасение.

Закрыв глаза, он громко выкрикнул свой обет Посейдону, на случай, если бог моря не расслышал его в первый раз.

Глава 5. Спасены!

Новая волна, набежав с моря, подхватила миопарону и бросила ее вперед. Кормчий с помощью Гликона перевел кормило. Судно слегка повернулось и, скользнув между скалами, очутилось в маленькой природной бухточке.

– Бросай якоря! Живо! – заорал Церулей.

Его голос еще не смолк, а матросы уже столкнули за борт два очень тяжелых якоря. В ту же минуту в каморках под палубой другие матросы стали быстро вертеть два ворота, разматывая якорные канаты. Миопарона взвилась, как конь, схваченный на всем скаку за узду. Корму занесло вбок. Якорные канаты напружились, но удержали корабль в нескольких десятках локтей[16] от острых прибрежных камней.

Вода вокруг тяжело колыхалась, но волн не было. Буря осталась по ту сторону скал, окружающих бухточку.

Матросы, весело перекликаясь, убирали паруса.

«Спасены!» – понял Клеон. Опустившись на мокрую палубу, он обнял Льва и прошептал ему на ухо:

– Посейдон услышал наши молитвы.

Лев лизнул щеку мальчика.

– Ну-ка, пропусти! Расселся на дороге! – раздался над ним сердитый окрик Гликона.

Клеон быстро вскочил.

Церулей и Гликон осматривали судно.

– Большой парус погиб, кормило сломано, – подсчитывал Церулей, – крючья, канаты, лестницы смыты волнами…

– И лодка потеряна, – напомнил Гликон.

– Да, и лодка… Буря налетела так внезапно, что не успели ее втащить.

– Ну, не очень-то внезапно. Я ждал бури с самого утра, с той минуты, как увидел, что ты подстригаешь бороду.

Услышав слова Гликона, Клеон ахнул: вот, оказывается, кто виновен в том, что они чуть не погибли! Мальчик не раз слышал от рыбаков, что, находясь на корабле, нельзя, если море спокойно, стричь волосы или ногти: это жертва, к которой прибегают только в последней крайности, когда кораблю грозит гибель. Но, если боги заметят, что их напрасно потревожили, они сердятся и насылают бурю, чтобы уничтожить дерзкого и всех его спутников.

Церулей метнул на Гликона злобный взгляд.

– Чшшш! – прошептал он, поведя бровью на стоящих поблизости пиратов.

Гликон понимающе подмигнул и, как бы оправдывая Церулея, громко сказал:

– Впрочем, кто же теперь думает об этих баснях! Это только наши невежественные предки верили, будто можно вызвать бурю, если стричь в тихую погоду волосы…

Церулей свирепо скрипнул зубами. Гликон, чувствуя, что зашел слишком далеко, торопливо добавил:

– Глупый предрассудок!

Матросы прислушивались к их разговору, и Церулей громко, чтобы все слышали, объявил:

– За убытки, причиненные бурей, заплатит римлянин, отец нашей пленницы. Мы повысим цену выкупа, и все. Каждый получит вдвое больше, чем предполагал, а кормчий – вчетверо…

– Слава щедрому Церулею!.. Слава! – закричали пираты, и нимфа Эхо[17] отозвалась на их крик в прибрежных скалах.

Гликон, кивая на берег, льстиво пробормотал:

– Твою щедрость, о Церулей, славословят даже бессмертные!

Рыжий предводитель пиратов насмешливо покосился на старика:

– Мне все идет на пользу, даже злые умыслы… Довольно орать! – оборвал он матросов. – Эй, Приск, спустись-ка вниз, посмотри, что там делается!

С помощью одного из пиратов Приск отодвинул задвижки и поднял крышку люка. Из черной глубины его послышались хриплые стоны. Там, внизу, вспомнил Клеон, заперты рабы-гребцы. Как, должно быть, швыряло этих людей в темноте, когда корабль прыгал и нырял среди волн!

Приск, став на колени, опустил голову в люк.

– Эй-эй!.. Как вы там – живы? – крикнул он и, повернувшись к Церулею, с гримасой сказал: – Настоящая клоака!

– Еще бы!.. В такую бурю просидеть взаперти целый день! – покачал головой матрос, помогавший Приску.

– Их, верно, трясло там, как игральные кости в коробке, – засмеялся Гликон.

– Тащите их скорее наверх да кормите! – приказал Церулей. – Надо восстановить их силы. Они понадобятся нам завтра при починке корабля. Сними с них цепи! – Он перебросил Приску ключ от цепей.

Приск принес откуда-то канат и, обвязав его вокруг мачты, опустил конец в люк. Церулей и Гликон направились к корме. Заметив Клеона, Церулей поманил его к себе:

– Поди к Фидиппу, я уже посылал тебя к нему сегодня. Принеси нам чего-нибудь поесть… Хоть оливок, что ли… Да пусть он пришлет того италийского вина, что мы сняли с купеческого корабля!

Клеон сделал несколько шагов и остановился, не зная, куда идти, и не смея напомнить Церулею, что утром он не успел дойти до каморки повара. К счастью, Фидипп сам появился на палубе, такой же лоснящийся жиром, как утром, и так же прижимая к себе одной рукой мех с вином, а в другой неся корзиночку, на этот раз наполненную оливками, крутыми яйцами, пшеничными лепешками и кусками окорока.

Сидя под изодранным бурей навесом, кормчий с аппетитом принялся уплетать маринованные оливки, запивая их альбанским вином. Опускаясь возле него на палубу, Церулей сказал:

– Привет и благодарность! Сегодня твое искусство и знание здешних берегов спасли нас. Теперь надо подумать о починке миопароны. – Он заглянул в корзиночку Фидиппа: – Что там у тебя?… Несколько кусков ветчины? Да я один мог бы съесть целого кабана, клянусь Гераклом! Давай сюда все, что у тебя есть, и беги еще за припасами.

Все накинулись на еду. С набитыми ртами они обсуждали, как быстрее привести миопарону в порядок. На Клеона и Льва никто не обращал внимания и никто не поглядел в сторону полумертвых рабов, которых Приск и другие матросы втащили на палубу. У Клеона сводило челюсти от голода. Лев чинно сидел возле хозяина, и только длинная струя слюны, свисавшая из угла рта, выдавала его томление. «Если я буду молчать, – подумал Клеон, – мы со Львом умрем от голода, и этого даже никто не заметит».

– Я хочу есть, – сказал он, ни к кому не обращаясь. – Я хочу есть. И Лев тоже.

– Мальчик и собака голодны! – воскликнул Церулей. – Эй, Фидипп! Немедленно дать мяса и оливок мальчику и собаке. Да вина им обоим! Такой умный пес, наверное, лакает вино! – Довольный своей шуткой, Церулей захохотал.

Пираты, отдыхавшие на палубе, подхватили его смех. Развалясь на не обсохших еще досках, они ели и пили, радуясь отдыху. Фидипп обносил их вином, холодным вареным мясом и маринадом.

Церулей поднялся и с усмешкой оглядел палубу:

– Хо-хо!.. Можно подумать, что ужинаешь у какого-нибудь богача в Риме. Клянусь богами! Не хватает только флейтисток и венков.[18] – Он широко обвел рукой вокруг: – Тут и пирующие и трупы гладиаторов…

Клеон, набивший рот мясом, поперхнулся от этой шутки. Церулей весело подмигнул ему:

– Говорят, аппетит римлян возрастает, если кровь брызжет на их кушанья.

– Ну, ну, это сказки, – сказал кормчий, ласково глядя на побледневшего мальчика. – Не слушай его. Никто в триклиниях[19] не устраивает сражений. Это он просто так говорит… чтобы попугать тебя.

– А-а, – протянул Церулей, – в триклиниях не сражаются! Так если он плохо будет служить мне, я отдам его в школу гладиаторов. Тогда уж, хочешь не хочешь, а придется тебе сражаться и убивать на арене своих лучших друзей!.. Смотрите-ка, позеленел, словно незрелая оливка! – Церулей щелкнул Клеона по лбу и захохотал.

Его смеху вторил Гликон, пираты, лежавшие поблизости, и даже кормчий. Испуг пастушонка, вообразившего, что он может стать гладиатором, казался всём крайне забавным.

– Следуй за мной, как тень, и я, может быть, помилую тебя! – важно сказал Церулей.

Он направился к Приску и его помощникам, хлопотавшим возле обессиленных гребцов. Клеон и Лев, оставив еду, поплелись за ним.

Один из пиратов, приподняв голову невольника, раскрыл ему рот, и Приск, словно в подставленную чашу, влил в него немного вина. Гребец судорожно глотнул и через несколько секунд открыл мутные глаза.

– Это альбанское и мертвого оживит, – заметил Церулей, когда последний из гребцов зашевелился. – Теперь накормите их, и пусть уснут. Завтра чуть свет поднимите их!

– А с этими что делать? – Приск указал на двух невольников, лежавших в стороне. – Этот сидел последним в ряду и не успел поднять весло, когда началась буря. Ему раздавило грудь рукояткой. А другой, не знаю уж как, сломал руку.

– Зачем же на них тратили вино? – недовольно сказал Церулей. – Надо было сразу бросить их за борт. Какой нам прок в калеках? – Не глядя на раненых, он пошел дальше.

Деловитая жестокость Церулея потрясла Клеона. Не в силах двинуться с места, он растерянно смотрел вслед предводителю пиратов.

Клеон понимал, что иногда нельзя удержаться от проявлений жестокости – например, во время драки. Но это – гнев боя, когда темнеет в глазах и перестаешь замечать собственную боль и торжествуешь, нанося удар врагу. Клеон знал также, что можно мечтать о мести притеснителю; он сам обдумывал способ, как отомстить Дракилу… Но выбрасывать в море живых людей только потому, что они стали непригодны к работе… К каким же страшным злодеям попал он?… И как от них спастись?

Пираты подхватили раненых и потащили их к борту миопароны. Раб с раздробленной грудной клеткой хрипел, безразличный ко всему. Другой, у которого был перелом, цеплялся здоровой рукой за уцелевшие во время бури канаты и кричал:

– Рука скоро заживет!.. Я смогу делать какую-нибудь другую работу! Рука заживет!

Их обоих связали и бросили за борт. (

Никто на палубе даже не повернул головы в их сторону. Все продолжали пить, есть и болтать, словно ничего не случилось.

До этой минуты Клеон втайне гордился покровительством, которое предводитель пиратов оказывал ему и Льву. Теперь мальчик почувствовал себя беззащитным. Он пробрался на нос корабля и, стоя там, глядел на чужой берег, над которым, словно страж, поднималась огромная гора.

За спиной Клеона раздался плеск. Мальчик оглянулся. Это Приск прыгнул с борта миопароны и поплыл. За ним прыгнул второй пират, третий, и все пустились вплавь к берегу.

Церулей, перегнувшись через борт, кричал им вслед:

– Не болтайте там лишнего!.. Не задерживайтесь!..

– Зна-аем!.. – донесся ответ.

Счастливые! Церулей послал их на берег. Таким пловцам, как Клеон и Лев, тоже было бы легко добраться до берега: буря утихла, море мягко покачивало миопарону… Ох, как хотел бы Клеон убежать от пиратов! Если бы Церулей послал его со Львом, они бы ни за что не вернулись… Но что там за прибрежными скалами? Найдется ли там хоть один человек, который приютит их и даст им работу? Или там схватят их другие разбойники и продадут в рабство?… Впрочем, стоит ли об этом думать! Все равно с корабля не уйти. Пираты не поставили стражу, но, если бы Клеон прыгнул за борт даже ночью, кто-нибудь мог бы услышать плеск.

Сине-зеленая мгла становилась все непрогляднее. Грохот волн за бухтой утих. Наступила ночь. Пираты укладывались на палубе спать. Рабов-гребцов потеснили к середине судна и связали парами, чтобы они не могли бежать. Клеон решил до поры до времени притвориться покорным и ждать: может быть, боги пошлют ему случай избавиться от этих страшных людей.

Мальчик побрел по палубе, разыскивая среди спящих Церулея. Предводитель пиратов лежал на корме. Возле него, обняв колени, сидел Гликон.

– Ты что же, решил сегодня никого не посылать к отцу нашей пленницы? – спросил он.

– До возвращения лазутчиков, – зевая, ответил Церулей. Клеон слегка сжал челюсти Льва. На их условном языке это означало: «Тихо!» Мальчик и собака стояли неподвижно, стараясь не дышать.

Немного помолчав, Гликон заговорил снова:

– Кормчий сказал, что имение этого римлянина должно быть недалеко отсюда, миль[20] тридцать, не больше. Он предполагает, что хозяин приехал из города, чтобы наблюдать за весенними работами… А если его на вилле нет? Придется посылать человека в Рим… Почему бы тебе самому не отправиться в эту Нолу? Кто лучше и быстрее тебя сможет принять нужное решение?

Церулей снова зевнул и лениво проговорил:

– Я вижу, тебе очень хотелось бы от меня избавиться. Ты и свирепого пса мне привез, в надежде: что он меня загрызет, и пытался взбунтовать людей, болтая о том, что я подстригал волосы… а теперь стараешься сплавить меня с корабля… Уж не думаешь ли ты завладеть этим суденышком?

– Ты подозрителен, как женщина, – пробурчал Гликон.

Церулей тихо рассмеялся.

– А не хочешь ли поехать на виллу ты?

– Чтобы рассеять твои подозрения… – пробормотал Гликон.

– Вот и отлично! – с издевкой сказал Церулей. – Я дам тебе лектику[21] и лектиариев, которые тебя понесут, да еще десятка два провожатых. Ты отправишься в путь, словно какой-нибудь знатный римлянин. Они вечно таскают за собой кучу рабов и клиентов,[22] чтобы похвастаться своим богатством. А твоя «свита» постарается, чтобы ты не улизнул с деньгами.

Гликон деланно рассмеялся:

– Ну и шутник же ты, Церулей! Клянусь богами, я не встречал еще такого весельчака!

Церулей, зевая, потянулся.

– Ложись, Гликон! Уснем до прихода лазутчиков. Они разбудят нас, когда вернутся.

Закутавшись в плащи, оба пирата мирно улеглись рядом. Гликон сейчас же захрапел. Но Церулей, видно, не доверял его сну: он тихо поднялся и, осторожно ступая через тела спящих, отошел в сторону. Как только он растянулся среди матросов, Гликон перестал храпеть.

Клеон опустился на палубу и задремал, прижавшись к теплому боку Льва.

Глава 6. Бегство с корабля пиратов

– Эй, бросай причал! Мы ведем с собой гостя!

Клеон открыл глаза.

На палубе столпились матросы. Двое с факелами в руках, стоя на носу миопароны, старались осветить берег, но тьма от этого не рассеивалась. Зато хорошо была видна фигура огромного пирата, прикреплявшего причал над головой Медузы. Под, палубой скрипели вороты, на которые накручивались якорные канаты.

– Готово! – крикнули снизу.

– Впереди камни, – сказал кормчий. – Ниже факелы!

Матросы перегнулись через борт и опустили факелы. Отражения огня заскользили в воде, как две багровые змеи. Над бортами поднялись тени весел. Плеснула волна… Миопарона медленно повернулась и поплыла. Из тьмы навстречу ей двинулась черная громада скал.

– Темно, как в эребе,[23] – пробормотал Гликон, всматриваясь в воду. – Того и гляди, напоремся на эти камни, клянусь богами!

Клеон приподнялся и, обняв Льва за шею, во все глаза глядел на приближающийся берег. Как легко было бы сейчас убежать! Но где спрятаться? Где в незнакомых местах укрыться от преследований страшного Церулея, если тот вздумает искать его?

– Бросай причал! – приказал кормчий великану, стоявшему между факельщиками.

Тот поднял с палубы круг каната, конец которого укрепил раньше, и, взмахнув над головой, швырнул его на берег. Слышно было, как канат упал на камни.

– Цепляй за выступ! послышалось с берега. – Тяни!

Кормчий приказал убрать весла. Некоторое время миопарона продолжала двигаться, притягиваемая канатом.

– Стой! – крикнул кормчий. – Дальше нельзя!

Снова послышался скрип воротов, и якори бухнулись в воду.

– Эй, Калликл!.. Приск!.. Привяжите этого малого к веревке. Мы его подтянем. Бросай еще веревку! – приказал Церулей великану.

С берега раздался возмущенный крик:

– Чтобы меня тянули на веревке, словно выловленного удочкой карпа?… Не бывать этому никогда! Пусть проклятые ночные воры развяжут мои руки, а связанные ноги не помешают мне проплыть какие-нибудь две децимпеды.[24]

– Сделайте, как он говорит, – приказал Церулей.

Через минуту матросы увидели в воде голову пленника.

Как только его втянули на палубу, он разразился бранью:

– Ослы! Помесь лягушки с ехидной!.. Пусть до самой смерти не есть мне хлеба вволю, если я не расправлюсь с вами, как только развяжут мне ноги…

– Молчать! – бешено заорал на него Церулей и напустился на лазутчиков: – Вам было приказано разведать, где отец нашей пленницы и как к нему пробраться. Чего ради приволокли вы сюда этого оборванца?

– Оборванца! – завопил пленник. – Да ведь это твои коршуны меня общипали!.. Ты должен заплатить мне за тунику, сотканную руками моей жены…

– Заткните ему глотку, – приказал Церулей, – и говорите!

Лазутчики, до этого молча выжимавшие воду из своей одежды, набросились на пленника, в одну минуту скрутили ему руки и воткнули в рот кляп. Перебивая друг друга, они заговорили все разом:

– Это местный житель…

– Мы наткнулись на лагерь легионеров…

– Дорога забита войсками…

– Но в горах, наверное, есть тропинки…

– Он должен знать…

– Да не орите вы все вместе! – рассердился Церулей. – Говори ты, Калликл!

Калликл выступил вперед:

– Возле той большой горы, которая была видна с моря…

– Везувий, – вставил кормчий.

– Да, Везувий. Возле самой подошвы Везувия мы наткнулись на военный лагерь в боевом порядке. Легионеров там видимо-невидимо. А дальше на дороге встретили еще когорту.[25] Ну, мы и подумали, уж не высланы ли эти войска против пиратов. Решили дальше не ходить, а порасспросить местных жителей. Но приближалась ночь, на полях было пусто. Все-таки мы шарили до тех пор. пока не увидели этого малого…

Тем временем пленник, на которого перестали обращать внимание, вытолкнул языком небрежно засунутый кляп.

Я не «малый», а солдат Римской республики! – сердито возразил он. – Если вы воображаете, что меня можно продать или получить за меня выкуп, так заранее предупреждаю: ничего не выйдет. Меня в Испании так измолотили, что я покрыт шрамами, как мозаикой. Никто вам за меня и одного асса[26] не даст. Меня даже из армии отпустили. А выкуп…

Получив подзатыльник от стоящего рядом пирата, ветеран на минуту умолк.

– Он рыхлил землю мотыгой… – продолжал Калликл.

– А где же мне взять плуг? – запальчиво перебил его пленник. – Пока я сражался против Сертория,[27] защищая Рим, собаки-кредиторы обобрали мое хозяйство дочиста…

– Если ты не замолчишь, я прикажу нарезать ремней из твоей спины! – пригрозил Церулей.

– Я римский гражданин. Моя спина неприкосновенна…

– Продолжай, – кивнул Церулей Калликлу.

– Мы подошли к нему и спросили, почему здесь так много войск, уж не поднялись ли опять италийские союзники против Рима? А он стал городить такую чепуху.

– Нет, не чепуху, – не выдержал он – а истинную правду.

– Он болтал, будто сенат выслал этот легион против пятидесяти гладиаторов.

– Пятидесяти гладиаторов?! – удивился Церулей. Но тут же опомнился и. выставив перед собой сжатые кулаки, шагнул к пленнику. – Издеваться над нами вздумал?

Ожидая удара, тот подался назад, но не опустил перед пиратом глаз. Церулей наклонился к самому его липу. Их взгляды скрестились. Несколько мгновений один сверху, другой снизу – они вглядывались друг в друга, потом Церулей выпрямился и небрежно махнул рукой.

– Пусть Юпитер поразит меня молнией, если я вру! – обиделся пленник. – Не то пятьдесят, не то семьдесят гладиаторов сбежали из одной школы в Капуе. Говорят, они не успели взять припасенное оружие. Их кто-то выдал, и надо было торопиться. Вот похватали они на кухне что попало: кто – вертел, кто – кухонный нож, и вырвались на улицу… Всех начисто своими вертелами разогнали! Одно слово – гладиаторы. Отчаянный народ, им терять нечего. Лучше помереть в настоящем бою, чем на арене тешить своей смертью зевак… Ну вот, пробились они из города, а тут боги послали им навстречу обоз с оружием. Его как раз везли для школы гладиаторов. Боги и отдали его гладиаторам. Они вооружились и вот уже почти двадцать дней сидят на вершине Везувия, как в крепости. Говорят, из Капуи послали за ними в погоню отряд легионеров, да гладиаторы такого перцу им задали, что они едва ноги унесли. После этого к ним отовсюду стал стекаться народ… не только рабы, но и свободные италики… Ведь в войске гладиаторов что ни добудут, между всеми делят поровну. Теперь их там собралось множество, тоже чуть не легион. В Риме про это узнали, и сенат послал против них претора[28]Клодия…

– Самого претора?! – перебил его Церулей.

– Если не развяжете меня, ничего больше не узнаете, – заявил пленник.

По приказанию Церулея пираты сняли путы с ног и рук пленного ветерана. Когда он поднялся, Церулей вплотную подошел к нему:

– Смешную ты нам рассказал историю, если не наврал. Ну и что же претор, со своим легионом?

– Разбили лагери внизу и на склонах горы, заперли все дороги и тропинки – словом, осадили Везувий, точно неприятельский город. Видно, хотят измором взять Спартака…

– Спартака?

– Да. Так зовут предводителя гладиаторов.

– Ин-те-ресная история, – задумчиво проговорил Церулей. – А скажи, можешь ты тропинками вывести нас до Нолы так, чтобы нам не встретиться с легионерами?

– Конечно могу. Но это на несколько дней оторвет меня от работы. Земля не любит ждать.

– Он еще торгуется! – возмутился Гликон.

Но Церулей развеселился:

– Клянусь богами, мне нравится наглость этого человека! – Он со смехом ударил пленника по плечу. – Выдай ему, Гликон, столько динариев,[29] сколько потребуется, чтобы он купил плуг. Пусть знает, что пираты щедрее Римской республики, которая оставила его на растерзание кредиторам! Хватит с тебя за потерянный день? – спросил он бывшего легионера.

– Тут в один день не обернешься, – проворчал тот. – Но все равно… хватит.

Церулей приказал собираться в путь, чтобы выйти до рассвета. На корабле поднялась суматоха. На палубу притащили лектику, которая до этого была спрятана где-то в недрах миопароны, и стали осматривать, не получила ли она повреждений во время бури. Церулей занялся нарядом Гликона: под общий смех на него напялили тунику с широкой пурпурной полосой посредине, от выреза шеи вниз, и белую тогу[30] римского гражданина – словом, одели Гликона, как сенатора. «Рабы и клиенты» мнимого вельможи тоже переодевались на палубе. Пока старика наряжали, Церулей повторял ему условия выкупа.

Клеона взволновало все, что он услышал. Хорошо, что пираты кричат и смеются: если отойти подальше от места, где переодевают Гликона, можно будет незаметно перебросить Льва через борт и спуститься самому… Он, крадучись, скользнул в темноту и, приказав Льву «вести себя тихо, как мышка», пошел к носовой части корабля, ощупывая борт – не попадется ли под руку веревка, по которой лазутчики поднялись на галеру. Так и есть: беспечные пираты забыли ее отвязать! Клеон сделал это за них.

Теперь Клеон знал, как поступить. Если гладиаторы не очень обрадуются такому бойцу, как он, то уж Льву, наверное, будут рады: он один может заменить по крайней мере трех воинов.

Сняв пояс, Клеон обвязал им Льва, прицепил к этой опояске веревку и обвел ее вокруг мачты.

«О Посейдон, владыка морей, помоги нам!»

Клеон приказал Льву прыгнуть через борт, и пес повис в воздухе. Мальчик стал осторожно отпускать веревку. Она ползла, шурша по дереву. За криками и шумом никто не обратил внимания на легкое поскрипывание мачты и всплеск воды. Ладони Клеона горели, кожу саднило. Но мальчику было не до того – ведь на берегу ждала его свобода!

Он выпустил веревку и перегнулся через борт, стараясь разглядеть плывущего Льва. В бухте было темно от скал, обступивших ее со всех сторон, и от черных туч, громоздившихся на небе. Клеон оглянулся. В смутном свете факелов он увидел группу пиратов. Все по-прежнему были заняты Гликоном. Пригнувшись, мальчик перебросил через борт одну ногу, потом другую и повис на руках.

Над его головой перекликались матросы, слышались приказания Церулея и жалобы Гликона, проклинавшего тесные дорожные башмаки. Под ногами шумело море, словно ветер проносился в листве деревьев. Клеон разжал руки… Через мгновение вода сомкнулась над ним. Еще мгновение – и под подошвами сандалий он ощутил каменистое дно. Оттолкнувшись, он поплыл под водой, пока хватало воздуха в легких, потом всплыл наверх, и волна понесла его к скалам. Скоро стало так мелко, что плыть уже было невозможно. Подняться на ноги Клеон не решился и, переставляя руки по дну, словно ребенок, который учится плавать, подтянулся к берегу.

Теплый язык лизнул щеку Клеона. Удостоверившись, что с миопароны его не разглядеть, мальчик вскочил и, взяв Льва за ошейник, молча указал на темную стену скал, через которые им надо было перебраться.

Глава 7. Путь к Спартаку прегражден

Начинало светать, когда Клеон подошел к Везувию. Солнце еще не взошло, и покрытая лесом гора казалась хмурой. Большая сизая туча лежала на ее вершине. Холм, на котором стоял Клеон, мягкой волной спускался к дороге, мощенной сероватыми плитами лавы. Самшит, козий лист и дикие розы буйно разрослись вокруг, стремясь прорваться на поля, оставленные под паром. Даже в предутреннем сумраке радовала глаз яркая зелень озимых и вперемежку с ними черные квадраты свежевспаханной земли.

Клеон с изумлением смотрел на поля, виноградники, сады и рощи, во все стороны разбегавшиеся со склонов горы. Не такой представлялась ему земля Италии! Сколько раз слышал он жалобы односельчан на то, что уж очень много зерна забирает Рим из Сицилии. «Видно, земля там у них плохо родит», – говорили в деревне, где жил Клеон.

Мальчик не знал, как не знали и его односельчане, что, в то время как Рим завоевал чуть ли не весь мир и крестьяне Италии, оторванные от земли, сражались во всех концах света, римская знать, владевшая огромными имениями, постепенно сокращала посевы пшеницы ради пастбищ и виноградников. И вот уж почти двести лет оливы и виноград занимали все больше и больше земли на полях римских магнатов. Но климат Италии был так мягок, а земля ее так богата, что все, произраставшее здесь, давало урожаи, не виданные в других странах. Если бы только не надо было кормить огромные войска, вечно сражавшиеся, то усмиряя восстания в провинциях на одном краю света, то завоевывая во славу Республики новые страны на другом краю земли!.. Вот и в тот год, как пираты похитили Клеона, Рим воевал с Серторием в Испании, с Митридатом в Малой Азии,[31] на море бесчинствовали пираты, с которыми Серторий заключил союз, и только близкая Сицилия, которую Марк Катон[32] Старший называл «житницей Рима» и «кормилицей римской бедноты», выручала Республику. Клеон всего этого не знал. Но, глядя на плодородные поля Кампании, никто не мог бы представить себе, что Римской республике нужен привозной хлеб.

Прямо перед Клеоном среди фруктовых деревьев и виноградников к вершине горы поднималась дорога, исчезавшая в лесу.

«Тут, верно, можно пройти к гладиаторам», – подумал Клеон.

Но дорога была преграждена.

Стоя на холме, Клеон видел длинные правильные ряды низких крыш у подножия горы, словно игрушечный город раскинулся в ее густой тени. Клеон не сразу понял, что это такое, но на всякий случай отступил в заросли самшита и стал смотреть оттуда.

Скоро он разглядел, что перед ним, образуя улицы и переулки, тянутся ряды кожаных палаток. Этот кожаный городок окружала насыпь и перед ней глубокий ров. По обе стороны, на сколько хватал глаз, были видны крыши палаток. Заметив часовых, стоявших у ближайших к нему ворот, Клеон понял, что перед ним римский лагерь.

От ворот, которые он видел, поперек лагеря тянулась широкая улица. На противоположной стороне она заканчивалась вторыми воротами, которые перерезали дорогу к вершине Везувия. У каждых ворот стояло по восемь вооруженных часовых. Обойти лагерь стороной было невозможно: спустившись с холма, Клеон очутился бы в поле, и часовые сразу его заметили бы.

И все-таки где-нибудь да есть обходные тропинки! Будь это в его родном краю, Клеон выискал бы способ пробраться на гору. Но здесь он ничего не знал, и, если бы часовой остановил его и спросил, куда и откуда он идет, Клеон не смог бы назвать ни одного города или деревни. Только теперь он понял, как безрассудно было пускаться в путь по незнакомой стране.

Ночью, когда он ушел с пиратского корабля, ему все казалось просто. Правда, пленник, которого привели лазутчики, рассказывал, что легионеры окружили Везувий и заперли гладиаторов как в осажденной крепости. Но перед этим Клеон видел с корабля огромную гору и усомнился в правдивости рассказа: где взять столько воинов, чтобы окружить этакую громадину? Не таким представлял он себе лагерь, о котором рассказывал пленный ветеран. Он думал, что встретит несколько палаток военачальников, десятка два часовых да костры, вокруг которых спят легионеры и где можно проползти незаметно. А перед ним оказался чуть ли не укрепленный город!

Клеон почувствовал усталость. Он присел на землю возле Льва и стал думать, рассеянно глядя сквозь кусты буксуса на окружающие поля.

Становилось все светлее. Вдали, под стеной какого-то сада, виднелись темные силуэты мулов и лошадей, щипавших траву. Между ними и лагерем белело несколько полотняных палаток. «Какие-нибудь переселенцы, – решил Клеон. – Скажу, что я иду к ним. Не возвращаться же на пиратский корабль!» Он вспомнил свирепую гримасу Церулея, угрозу: «Если ты или твой пес задумаете против меня что-нибудь злое…» Вспомнил расправу с искалеченными гребцами… и зябко повел плечами Нет, надо пробраться на гору во что бы то ни стало!

«А вдруг часовые спросят, что нужно мне на той стоянке?… Что я им отвечу? Лучше поменьше врать, а то вовсе запутаешься. Опишу им вчерашнюю бурю. Скажу, что корабль наш потонул и все мои родные погибли», – решил было Клеон… И тут же испугался: а что, если его слова навлекут несчастье и отец с матерью умрут? «Нет, лучше скажу всю правду… не всю, а только про пиратов».

Приняв беззаботный вид, Клеон вышел из кустов. Солнце еще не показалось из за горы, но его свет уже мягко разливался вокруг. Нагрудные панцири часовых слабо поблескивали. Щиты, копья и короткие мечи придавали воинам грозный вид.

– Стой! – окликнул мальчика часовой. – Кто ты и куда идешь?

Клеон остановился. Лев, уловив угрозу в голосе легионера, зарычал. Чтобы успокоить собаку, Клеон опустил руку на ее голову.

– Я Клеон, сын Клиния. Я из Сицилии и иду… в Нолу! – неожиданно для себя вспомнил он название города, которое слышал вчера во время допроса пленника.

– Что же ты бродишь по ночам и зачем прятался в кустарнике?

– Я не прятался, – сказал Клеон. – Я иду оттуда, с берега. Там вчера корабль пиратов чуть не потерпел крушение… Ночью я убежал и теперь иду в Нолу к одному богатому римлянину. Пираты похитили его дочь, а я видел, где они ее спрятали, и хочу ему рассказать. Пусть он ее освободит, а пиратов накажет. Их легко изловить, потому что они будут долго чинить свой корабль… после… вчерашней бури… – Последние слова Клеон почти проглотил, смущенный насмешливой улыбкой часового.

– Хитро придумано, Квинт! – сказал – второй легионер, переглянувшись с первым.

– Он идет из Сицилии в Нолу! – засмеялся третий, подходя к ним.

– Да-а, – покрутил головой четвертый. – Видать, пройдоха, даром что усов еще ни разу не брил.

– Постереги-ка, пока я доложу центуриону,[33] – обратился Квинт к товарищу. – Вздумает бежать, пригвозди копьем.

Часовые четвертой стражи, последней смены ночного караула, скучали, особенно те, что стояли у задних ворот. Если бы воины Спартака вздумали спуститься с горы, об этом оповестили бы лагерь часовые у главных ворот, выходящих на дорогу к вершине. Там надо глядеть в оба. А здесь… Что может случиться здесь? Еще глубокой ночью – другое дело. Можно иногда поймать какого-нибудь бродягу, пробирающегося в стан бунтовщиков… Но невыносимо однообразно текут часы стражи на рассвете, когда хорошо видны окрестные холмы и тропинки. Появление Клеона развлекло часовых. Радуясь возможности позубоскалить, они окружили мальчика и собаку.

– А не лазутчик ли это бунтовщиков? – высказал предположение один.

– О-о? – притворно удивился другой. – Разве он умеет летать?… Эй, мальчик, у тебя нет крыльев?

– Без крыльев с горы спуститься невозможно, – согласился третий. – Клодий запер все проходы. Теперь мимо нас не проскочит и горный козел.

– А может быть, этот малый колдун? – сказал четвертый. – Не мог ли он пройти мимо наших постов невидимкой? А теперь на заре чары кончились… Не хотел бы я быть его стражем!

Тот, кому было поручено стеречь Клеона, встревожился и, размахивая копьем, подскочил к мальчику. Лев зарычал и рванулся навстречу легионеру. Клеон бросился наперерез собаке. Часовой под хохот товарищей поспешно отступил.

– Держи своего пса! сердито крикнул он. – А не то я всажу копье ему в глотку!

– А ты лучше держи свое копье в покое! – ответил молчавший до этого Клеон. Собаки не любят, когда перед их носом размахивают копьями.

– Вот еще! – проворчал часовой. – Буду я угождать каждой собаке! – Однако он опустил копье и остановился на почтительном расстоянии, не обращая внимания на шутки товарищей.

Не слушал их и Клеон. Он ждал появления центуриона. Может быть, начальник сотни решит, что такой молодой пастух и такая умная собака не опасны для римского войска? Может быть, он отпустит их?

Тучи на вершине Везувия светлели и курились, как дым.

В воротах показались центурион и Квинт. Часовые подтянулись. Клеон уставился на бляхи, украшавшие длинную, почти до колен, кольчугу начальника сотни. Клеон никогда еще не видел так близко римского центуриона, но слыхал, что бляхи эти – боевые награды, и с почтительным удивлением стал их пересчитывать. Центурион прищурился, похлопывая себя по ноге кривой тростью, которую каждый начальник центурии был обязан носить как условный знак власти.

– Так ты думаешь, этот мальчишка пробирается к бунтовщикам? – спросил он Квинта.

Собираясь возразить, Клеон перевел глаза с груди центуриона на его лицо и почувствовал разочарование и одновременно прилив храбрости – такое оно было простое, заспанное, с морщинками вокруг глаз и на лбу. Но только что мальчик собрался снова рассказать историю о пленной римлянке, ее отце и пиратах, как послышался звук трубы, и лицо центуриона мигом утратило сонное выражение и помолодело. Клеон от удивления так и застыл с открытым ртом.

Часовые тоже преобразились и, четко отбивая шаг, прошли мимо начальника.

– За мной, мальчик! – приказал центурион, входя в ворота. Клеон и Лев пошли за ним. Оглянувшись, центурион остановился.

– Собаку оставь здесь.

– Нельзя, – покачал головой Клеон. – Легионеры будут его дразнить, и Лев их покусает. А со мной он будет смирный, как овечка.

Центурион улыбнулся. Может быть, ему вспомнилось собственное детство, когда он пас отцовское стадо и так же дружил со своей собакой.

– Так и быть, – кивнул он. – Веди в лагерь свою «овечку».

Глава 8. В римском лагере

Едва умолк сигнал к смене стражи, трубач заиграл «сбор».

– На сходку!.. Военная сходка!..

Оставляя начатые дела, легионеры бросились к преториуму. Через минуту улицы и переулки между палатками заполнил поток бегущих людей, словно в лагерь хлынула разлившаяся река. Выкатившееся из-за горы солнце заискрилось металлическим блеском на оружии и нагрудниках воинов. У Клеона зарябило в глазах. Он зажмурился. Лев же угрожающе обнажил клыки при виде такого множества дротиков и копий, которые он принимал за палки.

Широкая преторская улица делила лагерь на две неравные части: в той, которая была больше, теснились кожаные палатки легионеров, а в меньшей белели палатки полководца, его личной охраны и военачальников. Здесь было гораздо просторнее, чем в остальной части лагеря: перед преториумом – возвышением, на котором стояла палатка вождя, – расстилалась довольно большая площадь, принципиум; здесь хранились знамена легионов, здесь стоял жертвенник, на котором совершались богослужения и гадания об исходе предстоящих сражений. Здесь же с ораторской трибуны полководец говорил со своими солдатами.

Опоясавшись мечом, центурион поспешил на принципиум. Клеону он приказал никуда от его палатки не уходить. Но мальчик скоро соскучился в одиночестве и, шепнув Льву: «Тихо!» – двинулся в ту сторону, куда ушли все. Вот из-за спин воинов он увидел ораторскую трибуну, на которой стоял полный смуглый человек в золоченой кольчуге и пурпурном плаще.

– …Не искусство, а выгодная позиция помогла презренным рабам разбить когорту капуанцев! – Полководец взмахнул рукой, и пурпурные складки плаща заколыхались вокруг его позолоченной кольчуги.

Клеону это показалось очень красивым. Вначале внешность военачальника занимала пастуха больше, чем речь, в которой он не все понимал. Но мало-помалу до Клеона стал доходить общий смысл того, что говорил претор, и он начал вслушиваться.

– Легионерам Тита Сервилиана негде было развернуться. Они были вынуждены сражаться среди леса и скал на узкой тропинке. Каждому понятно, что в такой обстановке нельзя предпринять правильное наступление. И нельзя винить в этом наших солдат: храбрость их известна всему миру. Да, они дрогнули и побежали перед камнями и дротиками головорезов, засевших на вершине. Но всякий, услышавший об этом, скажет: «Позор вождю, пославшему своих воинов в ловушку! Он должен был выманить разбойников из их гнезда, окружить их на ровном месте и уничтожить». Вот как рассудит каждый разумный человек. Мне странно, что приходится объяснять такие простые вещи вам, среди которых столько убеленных сединами ветеранов! Вы должны понимать, что такое невыгодная позиция! А вы, вместо того чтобы извлечь из позора капуанцев урок, распаляетесь, видя близкую цель и кричите: «Почему мы медлим?!» Какое неразумное нетерпение! И какое недоверие к вождю!.. – Полководец обвел глазами ряды легионеров, как бы приглашая их высказаться. Солдаты, потупившись, молчали. – Не всегда, – снова заговорил он, – вождь должен поощрять войско к бою. Порой необходимо дождаться благоприятного часа. – Он протянул руку, указывая на спускающуюся с Везувия дорогу: – Теперь мы их поймали в ловушку!.. Вот единственный путь, по которому бунтовщики могли бы сойти с вершины. Но путь этот прегражден нашим лагерем. Мы охраняем также северную и восточную сторону горы, хотя там обрывы и скалы, по которым почти невозможно спуститься, тем более – целому отряду! Только с юга не разбили мы лагерь, и вы знаете почему: там пропасть неизмеримой глубины. Надо обладать крыльями, чтобы через нее перебраться.

Кто-то в толпе легионеров крикнул:

– Вот и я это самое говорил! А наши выдумали – будто мальчишка послан оттуда разведчиком!

Клеон подался назад, испугавшись, что «золотой центурион», как окрестил он полководца, спросит, что это за мальчишка. Но военачальник поднял руку, чтобы его не перебивали, потому что сейчас он скажет самое главное.

– Они заперты со всех сторон! – торжествующе заключил он. – Нам остается только следить, чтобы ни к ним, ни от них никто не проходил. Через некоторое время они или погибнут от голода, на что вряд ли эти бродяги способны; или сдадутся, что гораздо вероятнее; или, наконец, спустятся с горы, дабы умереть сражаясь. В первых двух случаях мы добьемся победы, не оскверняя лаше оружие черной кровью рабов; в последнем – раздавим их несокрушимой мощью наших когорт, ибо тут есть где развернуться для боя, а за спиной у нас будет укрепленный лагерь. А кроме того, нас три тысячи, их – две или три сотни. Не такая уж доблесть рваться с ними в бой! Помните это и спокойно ждите, ибо время за нас!

Легионеры разразились криками:

– Да здравствует Клодий!

– Да здравствует претор Клодий!..

– Голод хоть кого усмирит!

– Слава претору Клодию!..

Клеон поторопился убраться к тому месту, где его оставил центурион. Уловив общий смысл речи полководца, он был возмущен: «Три тысячи против трехсот! Вот подлость! Как я хотел бы пробраться к ним и предупредить… А что, если попроситься слугой в обоз и ночью как-нибудь убежать на гору?… Боги бессмертные, помогите мне раскрыть гладиаторам замыслы этого коршуна!»

Он и не подозревал, что вождь гладиаторов уже разгадал вражеский план и нашел, как выйти из ловушки: своим воинам приказал он сплести из крепких лоз дикого винограда длиннейшую лестницу. И в эту минуту отряд его спускался в пропасть, чтобы, отдохнув и собравшись с силами, обойти лагерь претора Клодия и напасть на него с тыла, через те ворота, у которых стража задержала Клеона.

И в лагере не догадывались о приближающейся опасности. За исключением часовых, все беспечно отдались повседневным делам и забавам. Усердные солдаты принялись за чистку оружия, починку обуви и платья, носили воду и дрова или, вытащив из палаток ручные мельницы, мололи на них пшеницу, чтобы приготовить себе лепешки и сухари,[34] разводили костры и варили кашу. Три небольших отряда отправились за фуражом для лошадей и мулов. А несколько завзятых игроков, пренебрегая завтраком, улеглись в тени палаток играть в кости. Два таких бездельника расположились неподалеку от Клеона. Из их восклицаний мальчик понял, что они играют на еще не полученное жалованье и долю в добыче, которая, возможно, достанется им после победы над гладиаторами. Клеон презрительно отвернулся от них. Гораздо интереснее было смотреть на тех благоразумных людей, которые начинали свой день с приготовления пищи. Запах дыма от их костров напомнил Клеону родной дом. Как заботились мать и сестры, чтобы он и Лев были сыты!.. Здесь же все заняты своими делами, и никто не думает о пришельцах. Глупый Лев этого не понимает и так умильно шевелит хвостом, глядя на ближайшего кашевара, словно тот для него варит свою полбу![35]

Клеон дернул собаку за ухо:

– Как не стыдно глазеть!.. Перестань!

Лев взвизгнул, и Клеон пожалел, что обидел своего единственного друга. Чтобы доставить Льву удовольствие и загладить свою вину, мальчик стал почесывать его за ухом.

– Эй ты, колдун!.. Чего нос повесил? Я тебе говорю, слышишь? Как тебя?… Сицилиец с пиратского корабля!

Клеон поспешно обернулся. Стоя у костра, один из легионеров четвертой стражи махал ему рукой:

– В моем котелке хватит каши и на твою долю – валяй сюда! Ведь проголодался?…

– Идем, Лев! – обрадовался мальчик.

Но, едва они сделали несколько шагов, появился центурион.

– Куда! – остановил он Клеона. – Тебе было сказано: ждать, не отходя от палатки.

– Нас позвал тот добрый легионер… Он хотел дать нам каши.

– Успеешь. Каша не убежит. И добрый легионер – тоже. Следуй за мной!

Клеон со вздохом повиновался, и они побрели за центурионом. Он привел их к преториуму и, откинув полу палатки, сказал:

– Вот мальчик, которого ты желал видеть.

Клодий отложил в сторону покрытую воском дощечку, на которой что-то писал заостренной палочкой, и кивнул Клеону:

– Подойди.

Клеон сделал шаг в палатку. Лев – за ним.

– Это еще что за зверь? – удивился претор.

– Собака, – ответил Клеон, кладя руку на шею Льва.

– Я это вижу. Но почему она здесь?

– Мы никогда не разлучаемся с тех пор, как я нашел ее.

– Вот как? Но теперь вам придется расстаться. Прикажи твоему псу выйти и ожидать тебя возле палатки.

– Только чтобы его не дразнили! – предупредил Клеон.

– Ого! Ты ставишь условия? – усмехнулся претор.

Клеон вспыхнул и, указывая на преториум, сказал Льву:

– Иди туда и сиди смирно. Слышишь?

Лев приподнял ухо и вопросительно посмотрел на хозяина: неужели тот серьезно требует, чтобы он ушел?

– Иди, иди, – настойчиво повторил мальчик. – Жди меня там.

Лев с недовольным видом направился к выходу и уселся на преториуме мордой к палатке, чтобы по первому зову броситься на помощь хозяину.

Претор приказал центуриону опустить полу палатки и, повернувшись к Клеону, исподлобья оглядел его:

– Итак, ты лазутчик Спартака?

Мальчик, приготовившийся к этому вопросу, возмущенно вздернул голову:

– Не сам ли ты только что говорил, что спуститься с горы невозможно?… Об этом Спартаке я впервые услышал здесь, в лагере.

– Да?… – Претор недоверчиво прищурился. – Странно! Все пастухи и дровосеки в окрестностях только и говорят, что о нем. А ты, судя по твоей собаке, пастух.

– Да, я был пастухом дома, в Сицилии. Я пас овец… своих овец. И Лев со мной. А потом нас схватили пираты.

– Послушай, мальчик, говори правду. Все равно мы ее узнаем. Из какого имения ты бежал?

– Боги свидетели, я не лгу! Я жил с отцом и матерью еще два дня назад… Позволь рассказать тебе все по порядку.

Претор в знак согласия наклонил голову, и Клеон рассказал свою историю, вплоть до той минуты, как он, услыхав, что пираты собираются требовать выкуп с отца своей пленницы, имение которого где-то здесь, неподалеку, возле города Нолы, решил его предупредить и бежал с корабля пиратов. За исключением конца, рассказ был правдив, и Клодий, казалось, поверил ему.

– Хорошо, – сказал он. – Предположим, все это истина. А знаешь ли ты имя этого римского гражданина или его дочери?

– Нет, пираты не называли его.

– Как же ты хотел его разыскать? В окрестностях Нолы много имений.

– Я ходил бы из одной усадьбы в другую, пока не нашел бы ту, которая мне нужна.

Клодий насмешливо улыбнулся:

– Ты надеялся настолько опередить пиратов?

– Да… – прошептал Клеон, поставленный в тупик этим вопросом.

– Не имея понятия ни о дороге, ни об имени владельца латифундии?[36]

Клеон покраснел и, не зная, что ответить, растерянно глядел на претора. Клодий брезгливо пожал плечами.

– Явная и притом неумная ложь! Может быть, ты и убежал от пиратов, но не для того, о чем рассказываешь. – Давая понять, что разговор с Клеоном окончен, он повернулся к центуриону: – Аполлодор, кажется, здесь?

– Да, на лугу, вместе с другими торговцами…

Клеон стоял, потупив голову, с трудом удерживая слезы. Он часто слышал, как отец говорил, что ложь всегда откроется и унизит лжеца. Слова эти крепко запомнились мальчику. Конечно, бывало, что Клеон иногда солжет и ему за это достанется, но еще никто с ним не разговаривал так высокомерно, как Клодий. Стоя в палатке претора, Клеон с любовью вспоминал родной дом и даже затрещины, которые порой получал от матери. Он думал о доме и совсем не слушал, что говорил Клодий. Лишь бы этот «золотой центурион» не вздумал снова обратиться к нему! Мальчику казалось, что он не в состоянии будет больше вынести надменной насмешки полководца… Ну, а если тот заговорит?… Надо выдержать! Клеон гордо поднял голову… но увидел только спину претора Клодия. Тот придвинул к себе дощечку для письма и небрежно махнул рукой, отпуская центуриона. При этом он сказал загадочные слова (по крайней мере, Клеон их понять не мог):

– Собака тоже стоит денег. Отдашь их легионерам четвертой стражи.

Глава 9 «Черный день»[37]

При виде живого и невредимого Клеона Лев с восторженным лаем кинулся к нему и, положив лапы на плечи мальчика, облизал его лицо. Клеон прижал к себе собаку. Это помогло ему забыть на время унижение, которое он только что испытал.

– Нельзя поднимать здесь такой шум, – проворчал центурион.

Клеон сжал влажные ноздри собаки и слегка оттолкнул ее. Опускаясь на передние лапы, Лев взвизгнул в последний раз и умолк.

– Больше он не будет лаять.

В глазах центуриона мелькнуло сочувствие. Приказав Клеону идти за ним, начальник сотни двинулся к задним воротам, через которые недавно ввел мальчика и собаку.

Шагая позади центуриона, Клеон мысленно вновь переживал сцену в палатке военачальника. Чем дальше они уходили, тем спокойнее делался мальчик. Конечно, неприятно быть уличенным во лжи и притом – глупой. «Но хорошо, что нам придется иметь дело не с этим „золотым“, а с легионерами четвертой стражи, которым он приказал нас отдать. Наконец-то боги послали мне удачу! Сейчас тот добрый легионер накормит нас кашей, а ночью я, может быть, смогу пробраться на гору, к гладиаторам…» Приободрившись, Клеон стал искать глазами того кашевара, который предлагал ему завтрак. Увидев его, мальчик радостно улыбнулся, а тот, дружески кивнув, похлопал себя по животу, давая понять, что уже наелся, и поманил Клеона к себе.

– Вон стоит легионер из четвертой стражи, – сказал Клеон, забегая вперед и заглядывая в лицо своему провожатому.

– Вижу, – хмуро ответил центурион. – Ты, верно, есть хочешь?… Я накормлю тебя… там, – он махнул рукой в сторону ворот.

– Но ведь начальник приказал тебе отдать нас легионерам четвертой стражи?

– Откуда ты взял?… Не вас, а деньги… Сегодня, мальчик, для тебя, видно, черный день.

– Какой – черный день?

– Есть такие в календаре… Жрецы их знают. А нам они неведомы. Поэтому никогда ничего не надо начинать, не посоветовавшись со жрецами… Впрочем, на пиратской миопаро-не ты не мог к ним обратиться!

Клеон был поражен. Вот, оказывается, откуда все неудачи! А он и не знал.

Центурион был так хмур, что Клеон не решился надоедать ему расспросами и старался сам догадаться, что это такое – календарь. Пока он ломал голову, они вышли за ворота, и центурион направился к тем палаткам под стеной сада, которые на рассвете Клеон принял за привал переселенцев.

Лев чинно шел рядом с мальчиком. Вдруг он поднял нос, втянул воздух и, толкнув центуриона, помчался вперед.

– Взбесилась, что ли, эта собака? – раздраженно спросил центурион.

До Клеона донесся едва ощутимый запах жареного лука и мяса.

– Пахнет едой, – сказал он, – а Лев голоден.

– Там вас накормят, – буркнул центурион.

Они поднялись на холм и увидели внизу стоянку маркитантов.[38] Перед палатками на белом полотне темнели аккуратные ряды виноградных листьев, на которых лежали оливки, рыба, жареное мясо… Но хозяева палаток не только не собирались угощать Льва этими яствами, а прикрывали их руками, крича: «Пошел! Пошел прочь!» Некоторые даже швыряли в собаку камнями. Лев сдержанно рычал, но не уходил. Клеон бросился вперед и загородил его от ударов:

– Что вы делаете!.. Он только смотрит… Он никогда не украл ни одного кусочка!..

Подошел центурион и, бросив мелкую монету на ближайший кусок полотна, приказал хозяину палатки:

– Дай мальчику и собаке все, чего они пожелают. Если этих денег не хватит, я доплачу. Никуда их не отпускай, пока я не вернусь… Ешь побольше, – обратился он к Клеону, – и хорошенько накорми собаку. Этот человек торгует едой, и чем больше вы съедите, тем больше доставите ему удовольствия. Которая тут палатка Аполлодора? – спросил он торговца.

– У самой стены… Прости, достоуважаемый, я не знал, что собака принадлежит тебе…

– Не болтай, а поскорей накорми их! – прервал его центурион и, небрежно кивнув, направился в глубь стоянки.

Пораженный его щедростью, Клеон подумал, что этот центурион достоин стать римским консулом или правителем Сицилии…

Торговец обвел рукой выставленные кушанья:

– Выбирай что хочешь.

Клеону хотелось попробовать все. Он начал с меда, а для Льва попросил кусок мяса; потом придвинул к себе окорок, а вторую порцию приказал дать собаке; затем решил отведать рыбы, приправленной душистыми травами… Радуясь аппетиту мальчика, хозяин палатки откладывал в сторону пустые виноградные листья, чтобы потом, по числу их, подсчитать количество съеденных порций. Его соседи столпились вокруг. Для их обычных посетителей – легионеров – час был слишком ранний, и они старались переманить к себе мальчика и собаку центуриона:

– Не ешь эти оливки, они гнилые! Попробуй лучше мои!

– У меня оливки в виноградном соку! Тают во рту!..

– Не хочешь ли отведать крустаминских груш в виноградном сиропе?

– Клянусь Меркурием,[39] ты ешь дохлую кошку! А я мог бы предложить тебе отличнейшего зайца.

– Не слушай их, – уговаривал Клеона угощавший его маркитант. – Не забудь, что центурион поручил тебя мне. Клянусь моим богом-покровителем,[40] это не кошка, а молочный козленок, которого я купил вчера у здешних пастухов.

Наконец Клеон и Лев насытились. Заметив, что мальчик перестал есть и сидит отдуваясь, хозяин палатки спросил:

– Не смешать ли для тебя фалернское с водой?

Клеон отрицательно покачал головой.

– Как? Отказываешься?! От лучшего италийского вина?!

– Он пьет только неразбавленное, – сказал один из конкурентов маркитанта. – Идем, я налью тебе цельное.

Пить неразбавленное вино считалось в те времена большой неумеренностью. Торговцы возмутились и с криками «Бессовестный!.. Ты хочешь развратить мальчишку!» – оттеснили назад своего незадачливого соперника. И снова возобновили наступление на Клеона:

– Идем ко мне, мальчик, я разбавлю маммертинское медом и горячей водой, его привезли морем из Сицилии…

– От морских перевозок вина портятся. Не ходи к нему!

– Попробуй лучше местное, трифолинум, – совал кто-то кружку Клеону.

Отмахиваясь от них, как от назойливых мух, отяжелевший от еды Клеон поднялся с земли.

– В моем желудке не осталось места даже для одного глотка, – сказал он, отходя в тень палатки.

В ожидании центуриона он растянулся на траве и от нечего делать стал рассматривать стоянку маркитантов. Лев улегся рядом и, положив голову на лапы, задремал.

Теперь Клеон разглядел, что здесь торговали не только съестным: были палатки, перед которыми лежали принадлежности для письма, обувь, оружие, лекарственные мази и даже благовония. Под стеной сада стояли повозки. Какие-то люди укрылись под ними от солнца. Неподалеку паслись стреноженные лошади и мулы. Вот раздвинулись полы последней в ряду палатки, и из нее вышел центурион в сопровождении смуглого вертлявого человека.

– Эй, Кимбр!.. Орозий!.. – позвал этот человек. Из-под повозки вылезли два раба – белокурый гигант и тонкий мускулистый юноша, оба полуобнаженные. Очевидно, экономный хозяин считал излишней роскошью одевать их в теплую весеннюю пору.

– Это и есть Аполлодор? – спросил Клеон хозяина палатки.

– Аполлодор, да поглотит его тартар![41] – ответил тот, пересчитывая кучку пустых виноградных листьев, чтобы не ошибиться при расчете с центурионом.

– А он кто? Надсмотрщик над рабами этого… Клодия?

– Да, – кивнул маркитант, двусмысленно улыбаясь, надсмотрщик.

Клеон поднялся, чтобы лучше рассмотреть Аполлбдора. Он не слышал, что тот говорил склонившим головы рабам, но что-то в его лице и ужимках, с которыми он передал им увесистый сверток, заставило мальчика насторожиться. Центурион пошел вперед. Рабы скрылись за палаткой Аполлодора. «Надсмотрщик» побежал вдогонку за центурионом.

– Лев! – вполголоса позвал Клеон.

Сытый Лев приподнял голову и вяло шевельнул хвостом.

– Лев, ко мне! – настойчиво повторил Клеон.

Лев тяжело поднялся и лениво подошел к мальчику.

– Ну, хорошо поели? – спросил центурион, останавливаясь возле них.

– Благодаря твоей щедрости. Теперь мы можем несколько дней поститься.

– Поститься вам не придется. – Центурион кивнул на своего спутника: – С этого дня Аполлодор будет заботиться о том, чтобы вы были сыты.

– Да-да, – подхватил Аполлодор. – Не в моих интересах, чтобы пастух похудел и потерял силы. На вид он мне нравится. Собака тоже. Я согласен заключить сделку.

– Погоди, – прервал его центурион, – дай мне сперва расплатиться с торговцем.

Он отошел к хозяину палатки, с неприязнью думая о преторе: «Скверное поручение дал мне Клодий… Мальчишка с таким восхищением смотрел на мои бляхи». Если бы не приказ претора, центурион просто отпустил бы этого пастуха, все повадки которого напоминали ему собственное детство. А если бы оказалось правдой, что у мальчика нет в Италии родных, можно было бы оставить его у себя, чтобы он услаждал одинокую старость воина. Аполлодор, побаивавшийся собаки, заговорил с Клеоном издали:

– Как тебя зовут, мальчик? И сколько тебе лет?

– Четырнадцать. Я Клеон, сын Клиния…

– Сын Клиния?… Скажи на милость!.. И где же находится твой достопочтенный отец?

– В Сицилии. Он земледелец, – отрывисто ответил Клеон. Чувствуя, что Аполлодор чего-то выжидает и старается болтовней усыпить его бдительность, Клеон решил не спускать глаз с этого «надсмотрщика».

– А ты, должно быть, силач, – заметил Аполлодор и протянул руку: – Дай-ка попробовать твои мускулы.

Лев зарычал и ощетинился.

– Ну, ну! – попятился Аполлодор. – Не надо. Я не буду трогать твоего хозяина, – успокоительно сказал он Льву. – Ну-ка, мальчик, согни руку, я посмотрю издали… О-о, какие бицепсы!.. – И вдруг, меняя тон, крикнул кому-то за спиной Клеона: – Давайте!

Мальчик не успел обернуться, как на него накинулись сзади. В ту же минуту морда Льва была сжата могучими руками белокурого гиганта. Клеон рванулся, но молодой раб, обученный приемам борьбы, обвил рукой шею мальчика, нажав на горло, и одновременно ударил его ногой под колено. Клеон упал. Молниеносным движением молодой раб защелкнул на его руках тонкую цепь. Вторая цепь сковала ноги Клеона. Покончив с мальчиком, он бросился на помощь гиганту, все еще сжимавшему челюсти Льва, который царапал его кожу когтями.

Аполлодор бегал вокруг и размахивал руками, возгласами подбадривая своих рабов. Хмурый центурион стоял неподвижно, только правая рука его чуть заметно шевелилась, щелкая тростью по ноге.

– Так вот цена твоей щедрости! – плача от ярости, крикнул ему Клеон. – Ты продал нас!.. Ты нас накормил, чтобы легче овладеть ослабевшими от еды!

Центурион еще суровее сдвинул брови:

– Не клевещи. Я хотел доставить тебе последнее, быть может, в твоей жизни удовольствие. Ни один асс из денег, вырученных за тебя, не принадлежит мне. Ты слышал: претор приказал поделить их между часовыми четвертой стражи.

Клеон закусил губы и закрыл глаза. Он не хотел видеть, как опутывают лапы Льва ремнями и снова стягивают его челюсти намордником. Он не хотел глядеть на любопытных торговцев, которые сбежались со всех сторон, оставив на съедение мухам выставленные кушанья. А главное, ему тяжело было смотреть на центуриона, которого он считал таким великодушным. Но он не мог заткнуть уши и не слышать те старые-старые слова, которыми с незапамятных времен обменивались при купле-продаже живого товара:

– Этот пастух и эта собака проданы мне за шестьдесят сестерциев,[42] – сказал Аполлодор – Ты согласен?

– Да, – ответил центурион.

– Клянешься ли ты, что они действительно здоровы, как это кажется по их виду?

– Да.

– И что они не происходят от больных родителей?

– Я уже сказал! – нетерпеливо ответил центурион.

Но Аполлодор не хотел отступить от обычной формы:

– И ты клянешься, что я действительно могу ими владеть, что на них никто не предъявит претензий и что все это так и есть, как было сказано?

– Да! – рявкнул центурион. – Давай деньги, и я уйду, меня ждет работа.

– Верю, верю, – поспешно сказал работорговец. – Пойдем в палатку, я тебе там уплачу… – Уходя, он обратился к молодому рабу: – Оттащи, Орозий, этого пастуха под повозку… А ты, Кимбр, – приказал он гиганту, – отволоки туда же собаку.

Орозий подхватил Клеона под мышки и потащил его к повозкам. Белокурый гигант взвалил связанного Льва на плечи и понес его, словно добрый пастырь отбившуюся от стада овцу.

– Дешево достался Аполлодору товар, – говорили между собой торговцы, расходясь к своим палаткам.

– Да, на рынке он за них втрое, если не вчетверо, выручит.

Слыша их слова, Клеон подумал: «Вот почему центурион говорил, что сегодня для меня „черный день“. А для Аполлодора он, значит, „счастливый“.

Пока Орозий тащил его, Клеон так и не открыл глаза: ему стыдно было всех этих людей, которые только что перед ним заискивали.

Глава 10. Галл

Целый день Клеон пролежал в пыли под повозкой, куда бросил его Орозий. Рабы, укрывшиеся тут от солнца, пробовали с ним заговаривать, но он молча от них отворачивался. Легкая цепь не мешала ему двигаться, но он лежал словно мертвый и слушал, как Лев то рычал, стараясь сбросить намордник, то пытался завывать, чтобы излить свое горе, но из сжатых его челюстей вырывалось только какое-то утробное мычание: псу туго стянули морду ремнем, чтобы он не кусался. Лапы его также были затянуты, и Лев не мог даже подползти к хозяину. Клеон ломал голову, как бы незаметно развязать Льва. Будь Лев на свободе, Клеон натравил бы его на Аполлодора и надсмотрщиков, и тогда (почем знать?) остальные рабы, может быть, присоединились бы к нему, сбили бы с него цепи и, вскочив на коней, ускакали бы вместе с ним из этого проклятого места. Но раз Лев связан, у Клеона не было никакой надежды освободиться… Да еще «черный день» сегодня… Клеон теперь хотел только одного – умереть.

В полдень Орозий и Кимбр принесли горшок с полбяной кашей и мех с разбавленным водой уксусом, которым вместо вина расчетливый Аполлодор поил своих рабов. Все выползли из-под повозок и столпились вокруг надсмотрщиков. Хозяин сам наблюдал за раздачей пищи. Заметив, что Клеон не двинулся с места, он распорядился поставить возле мальчика плошку с кашей. Клеон к ней не притронулся.

– Он еще сыт после угощения центуриона, – сказал Аполлодор Кимбру. – Съешь эту кашу сам. Тебе, при твоем росте, это не помешает.

«Вот не буду ничего есть! – подумал Клеон. – Все у меня внутри ссохнется, и я умру».

Перед вечером, когда жара спала, все, кроме Клеона и Льва, выбрались из-под повозок: теперь под открытым небом было прохладнее. Орозий и Кимбр принесли на ужин рабам лепешки. Клеон даже не взглянул на свою порцию. Аполлодор укоризненно покачал головой:

– Глупо! Ослабеешь. Если сам не хочешь есть, то покорми хоть собаку. Зачем же морить ее голодом?… Кимбр, распусти намордник.

Лев сдавленно зарычал, и Кимбр отступил. Клеон, глядя в одну точку, молчал.

– Глупо! – повторил Аполлодор. – Не убирай лепешку, – приказал он надсмотрщику, – он съест ее потом. И долю собаки оставь.

Когда хозяин ушел, к Клеону подсел высокий голубоглазый юноша. Он был года на четыре старше Клеона, но заговорил, словно умудренный опытом старик:

– Что бы с тобой ни произошло, отчаиваться не стоит: могло бы случиться что-нибудь и похуже. Я всегда себя так утешаю. Ведь в жизни перемешано дурное и хорошее. Нельзя заранее знать, какой случай подвернется, но готовлюсь я всегда к счастливому. И тебе советую. А не будешь есть, ослабеешь и, если придет счастье, не сможешь им воспользоваться.

Клеон поднял голову, всматриваясь в лицо юноши. Тот продолжал говорить, употребляя то греческие, то латинские слова, а порой переходил на совершенно незнакомый Клеону язык, но общий смысл его речи мальчик улавливал и слушал с возрастающим вниманием.

– Надо бороться с отчаянием, – говорил юноша, – оно заводит в тупик. Уж я знаю, что говорю, поверь… Посмотри на меня: я, как и ты, продан и стал рабом, а дома, в Галлии, я был знатным человеком. Я даже попал в число заложников, которыми наше племя обменялось с соседним! Так у нас делается в знак мира и дружбы между племенами… Но мир был нарушен, и вот я в рабстве… Так что же мне – повесить нос, как ты?… Не-ет!.. Я не теряю надежды. Я бодр и весел. Аполлодор воображает, что я примирился со своей участью. А я просто хитрю, дожидаясь счастливого случая. Когда он придет, я вырвусь на свободу. А пока – ем, пью, смеюсь… – Он положил руку на плечо Клеона: – Жди и ты. Боги помогают только тем, кто сам себе помогает. Ободрись же! Поешь. Покорми свою собаку. Давай я распущу ее намордник…

– Если бы его совсем снять, – прошептал Клеон. – И развязать лапы…

– Хорошо. Только, когда стемнеет, – также шепотом ответил голубоглазый. – А теперь ешь.

Клеон взял лепешку и благодарно взглянул на неожиданного друга.

– Как тебя зовут? – спросил он.

– Галл. Дома, на родине, у меня было настоящее имя. Но я не хочу позорить его. Галлия – это страна, где живет мой народ. Вот я и назвался Галлом. Им ведь все равно, как называть раба, лишь бы кличка была, чтобы написать на титульной дощечке.

– Какой титульной дощечке?

– Разве ты никогда не видел, как продают рабов?

– В Катане – это город, к которому приписана наша община, – нет рынка рабов…

– Им на грудь вешают дощечки, на которых написано имя, возраст раба, что он умеет делать и откуда он родом. Это и есть титульная дощечка.

– А ты скажешь мне свое настоящее имя? – спросил Клеон.

– Да. Когда мы с тобой лучше узнаем друг друга. – Галл протянул руку, чтобы ослабить намордник Льва. Пес глухо зарычал. – Ай-яй-яй! – укорил его Галл. – На друга?!

Лев смущенно вильнул хвостом. Клеон приподнялся:

– Погоди, я сам… Тихо, Лев! Смотри, как я люблю этого человека. – Он прижался щекой к плечу Галла. – А теперь ты поблагодари его за дружбу, – сказал Клеон, распуская ремни намордника.

– Эй-эй, мальчишка!.. Что ты там делаешь? – крикнул Орозий.

– Я хочу его покормить.

– А… Ну ладно. Только имей в виду: я потом проверю, как затянут намордник.

Орозий отвернулся. Галл протянул руку к носу Льва:

– Запомни, я – Друг.

Лев обнюхал руку и вопросительно посмотрел на Клеона.

– Лизни! – приказал мальчик.

Покормив Льва, Клеон и Галл улеглись рядом и стали тихо разговаривать.

– Нет в мире страны лучше Галлии! – рассказывал новый друг Клеона. – Тут, в Италии, красиво, не спорю, но как тесно! Вся земля поделена, все возделано, куда ни пойди – везде люди или стада, принадлежащие людям… А у нас можно много дней бродить по полям и лесам и никого не встретить. А разве здешние пастбища можно сравнить с нашими?… А нивы?! У нас пшеница так высока, что человека в ней и не видно. А реки!.. Таких веселых рек, как в Галлии, я нигде не видывал. Недаром дикие германцы, что живут за Рейном, стремятся овладеть галльскими землями… Конечно, у них мрачные, густые леса да болота, а у нас – веселые речки и веселые люди… Одно только в Галлии плохо: много племен в нашей стране, и нет между ними мира. А германцы и всякие другие наши враги только и ждут, чтобы мы начали войну друг с другом. Тогда они предлагают одному из наших вождей помощь, а на самом деле цель у них одна – проникнуть на наши земли и занять их.

– Если бы ты побывал в Сицилии, тебе там понравилось бы больше, чем здесь, – сказал Клеон. – Земля наша так щедра, что кормит не только нас, но и римлян. А море! Оно тоже дает нам пищу: мы ловим в нем рыбу, а горожане уходят на кораблях за море – торговать… Если бы ты знал, как прекрасно у нас море!.. Если в летний полдень лежать на выступе скалы и смотреть на воду, начинает казаться, будто плаваешь в небе, – такая она синяя! Но больше всего я любил в жаркий день оставить овец на Пассиона – это мой брат – и убежать к морю… Выкупаться в прохладной воде, а потом лежать на песке под солнцем… Что может быть лучше?! Если бы не пираты, публиканы и разные богачи, Сицилия была бы настоящим элизиумом,[43] где наслаждаются блаженством души умерших героев… – Клеон вдруг приподнялся на локте и, приблизив губы к уху Галла, шепотом спросил: – Как ты думаешь, чего добивается Спартак? Не хочет ли он поделить землю между всеми людьми поровну, чтобы не было ни богатых, ни бедных?

– Глупости! – убежденно ответил Галл. – Богатые будут всегда. Иначе, кто же будет управлять народом?

– Боги…

– Боги?! Ты думаешь, они справедливее людей?

Клеон вспомнил, как нехорошо поступили боги с его разорившимся отцом и как помогли они злодейским замыслам богача Дракила. Галл прав: богам доверять нельзя. Но и богатым – тоже.

– Знаешь, что делают богачи у нас в Сицилии? – снова заговорил он. – Не кормят своих рабов, не одевают, а приказывают им самим добывать себе одежду и пищу. И рабам приходится грабить путников на дорогах. А ты говоришь, что мы должны подчиняться богачам!.. Нет, Спартак, верно, все сделает по-другому, чтобы все было по справедливости… Как только стемнеет и ты освободишь Льва, мы с ним уйдем к Спартаку. А ты?… Пойдешь с нами?

– Еще не время, – покачал головой Галл. – Я наблюдаю уже несколько ночей: Орозий и Кимбр по очереди бодрствуют у костра, когда другие спят.

– Если на них науськать Льва, он их загрызет.

– Если ты науськаешь на них Льва, поднимется такой шум, что из лагеря прибегут легионеры. Я уж не говорю о том, что проснутся все торговцы и в первую очередь Аполлодор. Нет, бежать надо так, чтобы наш побег долго оставался незамеченным. Нужно все заранее хорошо обдумать.

– Думать?… – Клеон приподнялся на локте. – Думать! Я был хоть простым пастухом, но ты!.. Ты же сам сказал, что твои родители знатные. А ты согласен стать рабом и развязывать ремни на сандалиях господина?

– Развязывать сандалии – это еще пустяк, – возразил Галл. – От раба могут потребовать услуг более унизительных… Конечно, я убегу, но надо выждать благоприятного момента. Ведь в случае провала на меня и других рабов наденут цепи, и тогда прощай мечта о свободе!

Клеон так горячо стал уговаривать своего нового друга бежать сегодня же, что тот в конце концов начал сдаваться:

– Ну хорошо, попробуем! Я останусь тут, рядом с тобой, и буду бодрствовать всю ночь. Если представится случай, я тебя разбужу. Но в цепях ты далеко не уйдешь.

– Только бы выбраться отсюда, а там мы их разобьем!

– А собака твоя не залает?

– Лев слушается каждого моего слова. Ты же видел.

– Завтра, пожалуй, будет буря, – сказал Галл, выглядывая из-под повозки. – Посмотри-ка на небо.

Огненно-красный шар солнца опустился за холм, на котором утром стоял Клеон. Небо заполыхало, будто заиграли на нем отблески пожара. На горизонте, среди золота и пурпура, поднялись сизые тучи, как гигантские фигуры в мантиях, и потянулись одна за другой на юг.

Галл кивнул в сторону сада, под стеной которого они лежали:

– Вон и птицы с криками забиваются в гнезда… Быть буре!

– Пусть! – сказал Клеон. – В бурю еще лучше бежать: никто нас не заметит.

Красный свет сменился розовым сиянием и погас. Но темные фигуры в мантиях продолжали свой путь по небу с севера на юг. Высоко над ними, словно диковинный феникс,[44] горело маленькое зеленое облачко. Потом потухло и оно. Печальные сумерки окутали сады и холмы.

И вдруг наступила тьма.

Галл бесшумно подполз ко Льву.

– Тихо, Лев, тихо! – едва слышно шептал Клеон.

Как только Галл распустил ремни на лапах Льва и расстегнул намордник, Лев, лизнул щеку Клеона, засунул нос под его локоть и замер. Галл улегся рядом с ним. Клеон закрыл глаза, чтобы полнее насладиться ощущением покоя, который за последние два дня испытывал впервые. Рядом с ним друзья… впереди свобода…

Клеон незаметно уснул.

* * *

Его разбудили неистовые крики и звон оружия. Рядом рычал Лев. Клеон хотел вскочить – и ударился головой о повозку. Зазвенели цепи. Клеон вспомнил, где находится, и сжал ноздри Льва:

– Тихо… тихо… не рычи…

Он снова растянулся на земле и лежал, прислушиваясь к далекому шуму битвы и возгласам, раздававшимся вокруг:

– В Рим, кому дорога жизнь!

– Гладиаторы напали на лагерь!.. Спасайтесь!..

– Скорее!.. Что ты копаешься!

Задыхаясь от удивления и радости, Клеон позвал:

– Галл!

Никто не откликнулся.

– Галл… – упавшим голосом повторил Клеон, протягивая руку к тому месту, где перед этим лежал его новый друг.

Никого!..

Галл исчез?… В первую минуту Клеон почувствовал себя таким одиноким, словно маленький ребенок, которого отец и мать оставили в глухом лесу. Он заплакал. Лев положил ему на грудь лапу и стал слизывать с его щек соленую влагу. Клеон зарылся лицом в шерсть собаки. «Галл знал меня всего несколько часов. Кто я для него?… Но он был добр ко мне. Он хотел мне помочь, – думал Клеон. – А теперь он бежал, чтобы сражаться с римлянами. А какой от меня толк в бою?… Ведь я закован! Он из жалости не стал меня будить».

Клеон выглянул наружу. На стоянке свертывали палатки, упаковывали товары, ловили и запрягали лошадей и мулов. Люди метались в полной темноте. Со стороны римского лагеря доносились звуки боя: звон мечей, стук щитов, стоны умирающих, ругань, сражающихся и победные крики, но только – чьи?… Кто побеждает – гладиаторы или легионеры?

– Многих не хватает! – воскликнул Аполлодор, останавливаясь возле повозки, под которой лежал Клеон. – Какой убыток!.. Боги, какой убыток!.. Запрягайте!.. – Он наклонился, заглядывая под повозку: – Неужели и мальчишка сбежал?

– Я здесь, – сказал Клеон и сжал челюсти Льва, боясь, как бы он не цапнул шарившую в темноте руку хозяина. – Я спал.

– При таком адском грохоте? – восхитился Аполлодор. – Чудесно! Это признак здоровья. Выползай оттуда. Сейчас запрягут, и мы тронемся в Рим. Вот как тебе повезло: ты увидишь вечный город, не затратив ни одного асса на путешествие.

Я не могу выбраться отсюда, – упрямо сказал Клеон. – Я в цепях.

– Ах, да!.. Освободи ему ноги, Орозий, – приказал Аполлодор, направляясь к следующей повозке, – иначе он будет ползти, как червяк… Ах, какое горе, какое горе!..

Выбираясь из-под повозки, Клеон шепнул:

– Лев, за мной!.. Тихо!

В то время как Кимбр запрягал приведенную с лужайки лошадь, Орозий снял цепь с ног Клеона. В суматохе он не обратил внимания, что и со Льва сняты опутывавшие его ремни. Бросив цепь в повозку, он побежал за поклажей. Клеон поднялся, переступил с ноги на ногу, радуясь, что они свободны. Из темноты до него донесся голос Аполлодора:

– А может быть, остаться? Похоже, что Клодий одерживает победу.

– Клодий ли? – с оттенком сомнения в голосе ответил его собеседник.

– Если Клодий разобьет гладиаторов, можно будет за бесценок прикупить партию рабов! – мечтательно сказал Аполлодор.

– Вряд ли их будут продавать, – возразил другой. – Я думаю, их, на страх бунтовщикам, казнят.

Часть вторая

Глава 1. В дороге

Надсмотрщики Аполлодора то и дело хлопали бичами, словно гнали не людей, а стадо быков. Позади отряда тарахтели две повозки: в одной ехал работорговец, в другой были сложены припасы и палатка.

Дул жаркий ветер, и люди изнемогали. После полудня внезапно наступило затишье. Из-за Везувия выползла черная туча. На ее фоне резко вычерчивались белая вершина горы и два курчавых облачка, озаренные стоящим в зените солнцем. Туча надвигалась медленно. Аполлодор приказал поднять в повозках верх. Пока Орозий и Кимбр ставили обручи и натягивали на них просмоленную материю, туча закрыла солнце. На землю спустилась желтоватая мгла. С горных склонов ринулся вихрь. Вдруг тучу прорезала молния…

Рабы и надсмотрщики бросились бежать. Аполлодор тронул вожжи и пустил коня легкой рысью вслед за обозом.

Прошла целая минута между огненным зигзагом и первым ударом грома. Гроза была еще далеко.

– Скорей! Скорей!.. Чтобы добраться сухими до ближайшей харчевни, – торопил Аполлодор рабов.

Рабы и так бежали из последних сил, словно состязались на олимпийских играх.[45] В небе все чаще сверкало и грохотало. Хлынул дождь и сразу затопил дорогу. С горы, бушуя и сбивая рабов с ног, неслись потоки воды. Струи дождя были так часты, что казалось – стоит отбежать в сторону, и они скроют тебя, словно завеса. Клеон подумал, что время для побега самое подходящее, и, хоть ему и мешали скованные руки, попытался свернуть в придорожные кусты. Лев, все время бежавший рядом с мальчиком, бросился за ним.

За спиной Клеона раздались крики:

– Держи!..

– Стой!..

– Вернись, или я убью твою собаку!

Оглянувшись, Клеон понял всю безнадежность своей попытки убежать: размахивая топором и, как бы разрывая сетку дождя, за ним, по колени в воде, гнался гигант Кимбр. Повозка хозяина промчалась мимо, и Аполлодор, высунувшись, прокричал:

– Поосторожней с мальчишкой!.. Не испорть товар! Нет, это не тот счастливый случай, о котором говорил Галл!

Клеон вернулся на дорогу. Ему было все равно, что сделает с ним Кимбр, но он скорее готов был пожертвовать свободой, чем жизнью Льва.

И вот он вместе с Кимбром и Львом побежал догонять остальных. А дождь хлестал, и вода на дороге сбивала мальчика с ног. К постоялому двору они прибежали последними. Кимбр приказал Клеону войти в сарай, где уже сушили одежду рабы, а сам отправился в дом.

Работорговец подкреплял силы за уставленным снедью столом.

– Пригнал! – доложил Кимбр, из почтительности останавливаясь возле двери.

– Подойди! – поманил его Аполлодор. – Ты заслужил награду. – Он протянул Кимбру кружку вина. – Как это пришло тебе в голову пригрозить, что убьешь собаку?

– В детстве у меня самого был пес, которого я любил…

– Конечно, догнать мальчишку ничего не стоило. Но, если бы не страх за этого грязного зверя, мальчишка стал бы сопротивляться, и, пожалуй, пришлось бы украсить его несколькими синяками, а это вряд ли повысило бы его цену на рынке… Эй, хозяин! – обратился Аполлодор к содержателю харчевни. – Дай-ка этому верному рабу бобов с салом. Да смотри накорми его до отвала!

Усевшись на пороге, Кимбр с наслаждением принялся за непривычно обильный обед.

В сарае Клеона и Льва встретили недовольными возгласами: рабы уже успели выжать воду из своей одежды и теперь сушили ее на сене, а вместе с мальчиком в открытую дверь ворвался ветер и дождь. В воздух взлетели клочья сена. Лев, очутившись под крышей, стал отряхиваться, и от него во все стороны полетели брызги. Несколько человек заорали:

– Закрой дверь!

– Стоило удирать от дождя, чтобы промокнуть под крышей! – сердито крикнул кто-то, отбегая подальше от Льва.

– И так тут полно блох, так еще и пса впустили! – отозвался другой.

Кимбр захлопнул дверь и запер ее снаружи. Клеон нерешительно озирался. Сквозь щели в дверях и маленькие оконца под крышей в сарай проникал слабый свет и с ним водяная пыль и порывы ветра. Полуголые или совсем обнаженные рабы выкопали себе в сене нечто вроде пещеры и столпились в этом узком пространстве, защищаясь от сквозняка.

– Пусть пес остается у дверей! – требовали рабы.

– Да и мальчишка тоже!..

– Нам здесь и без того тесно!

– Тише, вы!.. – прикрикнул на них пожилой раб. – Напали на мальчишку, как стая голодных псов! Обрадовались, что нашли беззащитного?

– А мы и есть голодные псы, – отозвался молодой раб. – Животы у всех от голода подвело, а Кимбр и Орозий теперь носа не высунут из харчевни, пока дождь не пройдет. Поневоле станешь бросаться на людей… Эй, мальчик, – обратился он к Клеону, – что ты там стоишь, как плакучая ива? Выжимай воду из хитона и ползи сюда. Здесь хоть согреешься в сене.

Клеон поднял скованные руки:

– Как же я сниму хитон?

– Сейчас я тебе помогу. – Молодой раб выбрался из сена и подошел к Клеону.

Мальчик с восхищением смотрел на его широкую грудь и стройные бедра. Юноша расстегнул пряжки на плечах Клеона, и хитон упал к его ногам.

Рабы раздвинулись, давая место мальчику. Никто не выразил неудовольствия, когда Лев последовал за хозяином и стал разгребать лапами сено, устраивая себе гнездо. Все словно забыли, как враждебно встретили мальчика и собаку.

– Счастливцы те, кому удалось этой ночью бежать! – вздохнул кто-то.

– Если они бежали к Спартаку, их убьют, – сказал другой.

– Лучше погибнуть в бою, чем жить так, как мы!..

– Меня тошнит от голода, – пожаловался старик, стоявший рядом с Клеоном.

– Вот новость!

– Постарайся не думать о еде.

– Да-да!.. И подумай о тех, кому живется хуже, чем тебе.

– Ну уж хуже и быть не может…

– Да бросьте вы стонать! – оборвал их сетования молодой раб. – И так тошно. Эх, как хотел бы я сейчас быть у Спартака!

– Говорят, гладиаторы живут между собой как братья, – вставил кто-то.

– Глядите: дождь кончился! – радостно крикнул старик.

Сквозь щели сарая скользнул солнечный луч и снова исчез.

– Опять туча набежала!..

– Нет, это облако.

Снаружи загремел засов, дверь открылась, и на пороге появились Кимбр и Орозий. У одного была в руках корзина с лепешками, у другого – мех с водой, в которой были перемыты виноградные выжимки. Рабы с жадностью набросились на еду.

После обеда приказали собираться. Вздыхая и бранясь, рабы натянули влажные одежды и, шлепая по лужам, отправились в путь. Все были утомлены и угрюмо молчали. Только хлопали бичи да позади колонны распевал во все горло подвыпивший Аполлодор.

К Риму подошли на рассвете и остановились на окраине города в харчевне.

– Рад тебя видеть! – приветствовал Аполлодора хозяин харчевни. – Жаль, что ты не прибыл раньше. Вчера вечером Эльвий Медуллий справлялся, нет ли у меня кого из работорговцев. Он хочет отделаться от трех строптивых рабов.

– Так сообщи ему, что я здесь и к его услугам. А сейчас приготовь горячей воды и лохань… Эй, сицилиец! – позвал Аполлодор Клеона. – Иди за хозяином, он покажет тебе, где можно вымыть пса. При одном взгляде на эту собаку начинает чесаться тело: кажется, она собрала на своей шкуре всю грязь и всех блох Сицилии и Кампании. Такой товар никуда не годится… Эй, Орозий!.. Сними с мальчика цепь. Ты же слышишь, что я ему приказываю.

– Вот и радость у нас, – приговаривал Клеон, поливая водой Льва: – горячая ванна и свободные руки. Ничего, Лев, не унывай, мы еще уйдем из неволи! Только не вешай нос.

Лев смирно стоял в корыте и, наклонив голову набок, слушал Клеона. Струи теплой воды и ласковое прикосновение рук приятно щекотали кожу, и пес блаженствовал. Время от времени он встряхивался, обдавая мальчика брызгами и весело скаля зубы.

Вымыв Льва, Клеон по приказу Орозия уложил его на сене в сарае. Надсмотрщик с порога бросил мальчику ремень:

– Привяжи своего дружка, чтобы он за тобой не увязался: сейчас пойдем в баню.

– В баню?!

– Ну конечно. Чего рот разинул? Все вы так грязны, что на вас никто и взглянуть не захочет, не то что купить. Ну, живо привязывай его, и пойдем!

– Его не надо привязывать. Мне достаточно только сказать ему.

– В таком случае, скажи этому оборотню, чтобы он не выл, не лаял и не грыз дверь, когда ты уйдешь.

Клеон присел на корточки перед собакой:

– Теперь пойду купаться я. А ты останешься здесь… Понимаешь?… Без меня! Слышишь? Ты должен лежать тихо, как полевая мышка. Понимаешь?… Я ухожу, а ты остаешься.

Клеон поднялся. Лев сделал движение за ним.

– Что я сказал?! – топнул ногой мальчик. Лев покорно улегся, жалобно глядя ему вслед.

Баня, в которую надсмотрщики Аполлодора повели рабов, была тесной и довольно грязной, но Клеону она показалась великолепной. Особенно поразило его обилие горячей воды и большие ванны в полу, где могли мыться несколько человек сразу.

После купания Кимбр и Орозий укладывали рабов на длинных скамьях и растирали – одних маслом теребента, других – пемзой, чтобы хоть на время сделать дряблую или шершавую кожу упругой и гладкой. Волосы самых молодых Орозий завил раскаленными щипцами.

По законам Римской республики, обманутый торговцем покупатель мог взыскать с него убытки, а в некоторых случаях даже потребовать, чтобы торговец вернул ему деньги и забрал свой товар. И все же барышники, продававшие рабов, пускались на всякие хитрости: больным подкрашивали щеки и давали лекарства, от которых у них начинали блестеть глаза и мускулы приобретали временную силу; старым расправляли морщины массажем и разными впрыскиваниями под кожу; на одних напяливали украшения, чтобы скрыть врожденное уродство, других раздевали донага, чтобы показать их красоту и силу. Клеон изумлялся, глядя, как под руками Орозия и Кимбра менялась наружность грязных, заморенных людей, с которыми вместе пришел он в баню. Но вот Орозий подошел со щипцами к нему, и Клеон вскочил и попятился:

– Не трогай меня!

– Как это «не трогай»?… Ну-ка, подержи его, Кимбр. Кимбр своими огромными лапами прижал локти мальчика к туловищу и стиснул его ноги коленями. Клеон отчаянно мотал головой, стараясь уклониться от щипцов. Рабы смеялись над его страхом. Орозий ударил его по одной щеке, потом – по другой:

– Стой смирно, а то я тебя не так еще нарумяню! Клеон закусил губу. На глазах его выступили слезы.

– Вам же хуже будет, если Лев меня не узнает и перестанет слушаться.

Глава 2. У храма Кастора[46]

Надсмотрщики подняли рабов задолго до рассвета: Аполлодор спешил на форум,[47] где за храмом Кастора работорговцы выставляли по утрам свой «товар» для продажи.

Торг должен был начаться с первыми лучами солнца. Но, видно, те, кто прибыл в Рим раньше, явились на форум еще с полуночи: когда подошли Аполлодор и его рабы, площадь уже была освещена факелами. Работорговцы, переругиваясь между собой, стремились пробиться под какой-нибудь портик или к стене храма, тень которых могла бы защитить днем от палящих лучей солнца. Надсмотрщики кричали на рабов и хлестали их бичами. Рабы, стараясь увернуться от ударов, метались.

Никогда еще Клеону не приходилось попадать в такую сутолоку. Все слилось для него в общий гул, и он крепко держал ошейник Льва, никого и ничего вокруг себя не различая.

На римский форум свозили рабов со всех концов света. Здесь можно было купить быстроногих нумидийцев и славившихся силой каппадокийцев; диких германцев и ученых греков – библиотекарей, писцов, риторов, счетоводов, актеров, музыкантов; здесь были темноглазые финикийские танцовщицы и искусные в рукоделиях гречанки; лиловатые, словно спелые сливы, эфиопки и женщины севера – белые, как снега их родины. Здесь продавали матерей с детьми и детей, похищенных у родителей. На строптивых и тех, кто часто убегал от хозяев, были ошейники. У иных на лицах было выжжено клеймо, и покупатель без объяснений уже знал, чего можно от них ждать, у других колпаки на голове указывали, что они много раз перепродаются и работорговцы за них не ручаются. На военнопленных, словно в насмешку, были надеты венки. Этих продавало государство, и содержатели гладиаторских школ покупали их целыми когортами, чтобы обучить самым разнообразным приемам боя: отныне им предстояло сражаться и умирать на аренах цирков. И у всех этих выставленных на продажу людей ноги, как и у Клеона, были выбелены мелом или краской. И очень многие здесь, как и Клеон, стали добычей пиратов. Барышники скупали их на рынках Танаиса, Эфеса и особенно Сиды Памфлийской и острова Делос, где морские разбойники продавали своих пленников, не скрывая, что они свободнорожденные.

Отчаянно ругаясь и раздавая пинки, Аполлодор пробивался сквозь толпу. Лев волновался и рычал. В колеблющемся свете факелов он казался громадным. От него шарахались. Это помогло Аполлодору довольно быстро достичь стены храма и разместить у ее подножия своих невольников. Отдуваясь, он уселся на камень, с которого, когда начинался торг, глашатай объявлял цену рабов.

За Палатинским холмом[48] засияла розовая полоса, будто кто-то приподнял полу шатра и в него проникли извне отблески пожара. Лев нежно сжал зубами руку Клеона и потянул ее. Мальчик печально покачал головой:

– Нам нельзя отсюда уйти… Ляг, Лев!

Пес повертелся, выбирая место, и, шумно вздохнув, улегся у ног. мальчика.

– Смотрите, Аполлодор, кажется, собирается продать это чудище! – вскричал один из работорговцев.

– Да еще выставил у самого храма! – возмущенно отозвался другой.

– Прекратите болтовню! – огрызнулся Аполлодор! – Нечего совать нос в дела честного торговца!

– Честного? – иронически переспросил сосед. – А кто недавно побывал у Манлиевой колонны?

У Манлиевой колонны на форуме судили воров и мошенников. Аполлодор взбесился и набросился на соседа с кулаками:

– Порождение ехидны!.. Гнусный лжец!..

– Тшш!.. Эдил![49] – остановил их третий работорговец, указывая на приближающегося к ним человека в белой тоге, которому все уступали дорогу.

В один миг Аполлодор успокоился и скромно уселся на ступеньку храма.

– Вот погоди, оштрафует тебя эдил за то, что ты на форум притащил продавать собаку! – пригрозил сосед.

Аполлодор презрительно выпятил губу:

– Думай лучше о своих делах. Мне эдил не страшен: я не выдаю больных рабов за здоровых, а слабоумных дураков – за ученых библиотекарей.

Клеон видел, что Аполлодор только хвастает, будто не боится: лицо его выражало неуверенность и напряженное ожидание. Притихли и другие работорговцы. Те, возле которых останавливался эдил, заискивающе кланялись и услужливо подводили к нему рабов, на которых он указывал. Слуга сопровождавший эдила, осматривал их, заставляя прыгать, бегать, заглядывал, как лошадям, в зубы и щупал мышцы. Некоторых по приказанию эдила раздевали донага. Вот он остановился перед группой гетулов и сардов,[50] одетых в козьи шкуры.

– Сними с них это! – приказал он хозяину.

Брезгливо осмотрев их кожу, слуга с отвращением вытер о плащ руки:

– Болезни на теле не видно, но… может быть, она скрыта под грязью?

– Сколько ты за них просишь? – холодно спросил барышника эдил.

– По восемьдесят сестерциев за штуку.

– Половины за глаза довольно, – бросил эдил, отходя. Работорговец кинулся за ним:

– Помилуй, достоуважаемый!.. Мне самому они стоили по тридцать. Да еще я внес пошлину! Да заплатил за право торговли! Что же мне останется, если снизить цену?

– Жадные всегда теряют! – отрезал эдил. – В другой раз не жалей расходов на баню. – Отмахнувшись от назойливого работорговца, он остановился перед Аполлодором: – Что это ты сегодня так мало выставил?

– Разбежались, почтеннейший… – Аполлодор жалобно развел руками, стараясь прикрыть Льва от взоров эдила. – Боги бессмертные!.. Что мне пришлось перенести!.. О-о!.. Что пришлось мне видеть собственными глазами!.. Презренные гладиаторы напали на лагерь…

– Не место здесь вести об этом речь! – прервал эдил нахмурившись.

– Я только хотел сказать, почему возникла суматоха и как разбежались мои рабы…

– Этих кто продает? – перебил эдил, указывая на рыжую девушку в ошейнике и трех мужчин, у каждого из которых на лбу было выжжено клеймо.

– Эльвий Медуллий. Они ему надоели: женщина строптива, а мужчины уже несколько раз убегали от своего господина. Вот он и прислал их вчера вечером в харчевню, где я остановился…

– Погоди-ка! – Эдил отстранил Аполлодора. – А это что такое?

Клеон побледнел. Если эдил прикажет разлучить его с собакой, он крикнет Льву: «Возьми!» – и, может быть, их обоих за это убьют.

Аполлодор сделал наивное лицо и ткнул пальцем в титульную дощечку на груди Клеона:

– А вот тут написано: «Сицилиец Клеон, четырнадцати лет, пастух, здоров, продается вместе с собакой».

– Гм… – сказал эдил. – Ты знаешь, что закон…

– Куда же годится пастух без собаки?… – Аполлодор показал эдилу глазами, что их слушают посторонние, и вполголоса добавил: – Прости, почтеннейший, я забыл спросить, доволен ли ты рабыней, которую я дал тебе в канун январских календ?[51]

– Доволен, – отрывисто ответил эдил, искоса поглядывая на Льва. – Если собака продается не отдельно, то пусть останется. – Он повысил голос, чтобы соседи Аполлодора могли его слышать: – Значит, эта собака продается не как животное само по себе, а в дополнение к пастуху?… Ну, пусть остается… Она служит как бы указанием, чем занимается ее хозяин. Так же как палочка для письма и дощечка, покрытая воском, указывают, что вон тот старик – писец. Все же постарайся продать их поскорее, – шепнул он Аполлодору.

Эдил пошел дальше. Клеон и Аполлодор облегченно вздохнули. «Нас не разлучат!» – радовался Клеон. А работорговец самодовольно усмехался: «Умный человек всегда может избежать штрафа».

Едва отошел эдил, возле Аполлодора остановились четыре носильщика с нарядной лектикой. По узким улицам столицы езда на лошадях была запрещена, и богатые люди, не желая утомлять себя ходьбой, приказывали рабам таскать их по городу в крытых носилках, называвшихся в Риме лектиками.

Из-за шелковой занавески высунулась женская рука с такими блестящими ногтями, что в первую минуту Клеон принял их за перламутровые наконечники. Рука нетерпеливо раздвинула занавески, и из лектики выглянула молодая женщина. Клеон уставился на нее с откровенным изумлением: ни у одной женщины не видел он таких черных, взлетающих к вискам бровей, таких огромных и блестящих глаз, таких красных губ, таких золотистых волос и такого множества сверкающих камней в прическе, в ушах и на шее. Мальчик был восхищен.

Не слушая витиеватых приветствий Аполлодора, молодая женщина пристально смотрела на рыжеволосую девушку и трех заклейменных рабов, потом скользнула рассеянным взглядом по лицам остальных невольников и, заметив восхищенный взгляд мальчика, ласково ему улыбнулась. Клеон ответил улыбкой и умоляюще посмотрел ей в глаза. «Купи меня… Купи!» – мысленно умолял он. Женщина, казалось, поняла немую просьбу и, наклонившись к Аполлодору, спросила:

– Что ты хочешь за этого пастуха?

«Вот счастливый случай, о котором говорил Галл! – Клеон тревожно взглянул на Аполлодора: – Только бы не запросил слишком много!»

Но, прежде чем Аполлодор успел ответить, раздался голос глашатая:

– Дорогу благородному Гнею Станиену!

Глава 3. Торг

Толпа расступилась, пропуская группу людей, окружавших пышно убранную лектику с откинутыми занавесками. Толстый лысый человек в латиклаве,[52] опираясь локтем о подушку, высокомерно поглядывал вокруг. При его приближении молодая женщина скромно задернула занавеску своей лектики. Клеон удивился: толстяк не обратил никакого внимания на красавицу. Брезгливо выпятив нижнюю губу, он кивнул одному из своих рабов, и тот, выслушав его, обратился к Аполлодору:

– Мой господин Гней Станиен желает говорить с тобой.

Работорговец поспешил к носилкам важного толстяка:

– Да благословят боги твой счастливый приход, досточтимый Гней Станиен! Чем сможет услужить тебе такой ничтожный человек, как я?

Движением подбородка толстяк указал на рыжую девушку:

– Эта в ошейнике… очень строптива?

– Она противилась воле своего господина, и он желает продать ее.

– Что она умеет?

– Ткать, прясть… Она из племени тевтонов…[53]

– Этим все сказано, – прервал его Станиен. – Дешевый товар… Но для мастерской моей жены как раз нужна ткачиха. Сколько за нее просишь?

– Всего лишь две тысячи сестерциев.

– Что-о?! Две тысячи сестерциев!.. За тевтонку, неспособную к музыке и танцам?! Неслыханно!.. Тысячу хочешь?

– Высокочтимому Гнею Станиену не пристало торговаться с бедным человеком. К тому же рабыню эту продаю не я. Цена назначена ее хозяином. Если для тебя это дорого, обратись к кому-нибудь другому. На рынке многие продают дешевых рабов. Только уж пеняй на себя, если покупка окажется негодной… Но, прежде чем уйти, посмотри, от какой красоты отказываешься! – Торговец подвел к лектике рыжеволосую. – Пощупай, какая нежная кожа! А волосы!.. Чистая медь!

Станиен провел рукой по плечу упирающейся девушки и промямлил:

– Да… кожа нежная… Но северянки плохо переносят наш климат и быстро теряют свежесть…

В лектике, принадлежащей молодой женщине, внезапно откинулась занавеска:

– Я плачу две тысячи сестерциев! – важно объявила красавица и с любезной улыбкой повернулась к сенатору: – Я как раз собиралась купить ее, когда прибыл ты, могущественный Станиен. Но раз она тебе не подходит… – Молодая женщина махнула Аполлодору: – Подведи-ка сюда эту северянку. И тех, клейменных, тоже.

Станиен остолбенел. Приподнявшись на локте, он глядел, как Аполлодор подвел тевтонку и трех мужчин к покупательнице, и та, вопреки обычаю, не осмотрела рабов, а приказала своему управляющему отослать их в ее дом. Пока ее доверенный расплачивался с работорговцем, лицо толстяка все больше и больше наливалось кровью, нижняя губа выпятилась, ноздри орлиного носа затрепетали от волнения. Как?! Ему, Гнею Станиену, помешали сторговать рабыню?… И кто помешал?… Вольноотпущенница Фабия! Весь Рим знает, что Станиен любит поторговаться. Это одно из его развлечений. И вдруг бывшая рабыня осмеливается лишить его этого удовольствия!.. Из-под носа у сенатора перехватила товар!.. Какая наглость!

Сенатор готов был разразиться бранью, но из чувства собственного достоинства сдержался, притворившись, что ничуть не задет случившимся. Заметив Клеона, он сделал вид, будто именно этот пастух и был ему нужен.

– Сколько возьмешь за этого малого?

– Восемьсот сестерциев.

Рассчитывая, что Фабия не будет делать новых покупок, сенатор не смог устоять перед соблазном поторговаться:

– За пастуха восемьсот сестерциев?… В уме ли ты?

Клеон умоляюще взглянул на Фабию. Она кивнула мальчику и нарочито певуче обратилась к сенатору:

– Если и этот раб для тебя дорог, о Станиен, разреши мне взять его! Я готова уплатить за него восемьсот сестерциев.

Станиен вспыхнул. Нет, это уж слишком!

– Я не сказал, что он для меня дорог, – надменно процедил он. – Я сказал, что это несуразная цена за пастуха-мальчишку.

Фабия пленительно улыбнулась сенатору:

– А мне этот мальчишка ужасно понравился! Я бы уплатила за него даже восемьсот десять сестерциев. Надеюсь, ты уступишь его мне?

– Мне самому он нужен! – сухо отрезал Станиен. – Я даю восемьсот.

Аполлодор изогнулся в льстивом поклоне:

– Прости, о достойнейший Гней Станиен… Не разоряй своего покорного слугу… Прекрасная Фабия предлагает за пастуха восемьсот десять сестерциев. И это справедливая цена: ведь пастух продается не один, а с соб…

Станиен побагровел:

– Но я сказал, что он мне нужен! Я первый стал его приторговывать. Я тоже могу заплатить восемьсот десять сестерциев.

– О-о!.. – с притворным огорчением протянула Фабия. – Как ты нелюбезен, Гней Станиен! Тебе ничего не стоит найти на рынке другого пастуха. А я хочу именно этого. И готова дать за него восемьсот пятнадцать.

– И я хочу этого пастуха! – рассердился Гней Станиен. – Плачу восемьсот двадцать.

– Восемьсот тридцать! – набивала цену Фабия.

– Восемьсот тридцать пять… – дрогнувшим голосом сказал толстяк.

Глаза Фабии лукаво заискрились. Она снова набавила цену. Станиен – также. Клеон с замиранием сердца следил за торгом. Он понимал, что о нем уже забыли, что спор идет о чем-то большем, чем покупка раба. Голос женщины становился все певучее и выше, глаза насмешливее – ей, видно, доставляло удовольствие дразнить толстяка. А тот, в запальчивости, брызгал слюной и колотил кулаком по краю лектики.

– Девятьсот пятьдесят! – прохрипел он, задыхаясь. Фабия рассмеялась и махнула рукой:

– Клянусь Венерой-прародительницей, ты непобедим, Гней Станиен! Отступаю! – Она кивнула своим рабам, и они, подхватив лектику, двинулись в путь.

Клеон с отчаянием глядел ей вслед. Аполлодор, боявшийся Льва, не решился подвести Клеона к покупателю, а приказал мальчику самому подойти к новому господину.

– Отныне ты принадлежишь достославному сенатору Гнею Станиену! – торжественно возвестил он.

Клеон послушно сделал несколько шагов к лектике сенатора.

Станиен сердито посмотрел на пастуха. Он уже остыл и был недоволен покупкой. Он явился сюда не за мальчишкой. Теперь отступление было уж невозможно: вокруг стояли его клиенты, рабы и толпа уличных зевак, привлеченных спором сенатора с вольноотпущенницей. Главное теперь – не выдать досады, сделать вид, будто это простая прихоть вельможи: ни с того ни с сего заплатить за мальчишку на полтораста сестерциев больше, чем просил работорговец вначале. Но… какая это глупость! Как это досадно!

Он приказал своему казначею осмотреть купленного раба и расплатиться с Аполлодором. Пока доверенный Станиена, желая убедиться в ловкости и гибкости нового раба, заставлял его прыгать, приседать и бегать, Лев сидел смирно и только удивленно следил за мальчиком, но, когда, приказав Клеону раздеться, чужой человек вздумал до него дотронуться, Лев прыгнул вперед и, став между Клеоном и казначеем, зарычал.

– Убери свою собаку! – крикнул казначей Аполлодору.

– Она принадлежит не мне, а пастуху, которого купил твой господин.

– Я этого зверя не торговал, – запротестовал Гней Станиен. – Можешь взять его себе!

– На титульной дощечке написано, что пастух продается с собакой.

– Но мне не нужна собака! Ты мне ее не продавал!

– Я предупреждал тебя, но ты не дал мне договорить, – возразил Аполлодор.

– Я расторгну сделку, если ты не уберешь пса!

Аполлодор сделал вид, будто принимает слова сенатора за шутку:

– Не смейся над бедным торговцем, высокочтимый Гней Станиен! Ты отбил пастуха у Фабии. Все это видели и восхищались твоей твердостью. А собаку ты получаешь даром, в придачу к пастуху. Такого пса даром!.. Подумай, как это выгодно! Но, если пес тебе не нравится, в твоей воле отравить его…

Клеон ахнул и прижал к себе голову Льва. Испугавшись, что мальчик натравит собаку на него или на свиту Гнея, Аполлодор изогнулся в почтительном поклоне чуть не до земли:

– Ты только взгляни, что за пес! Клянусь Янусом, охранителем входов, такой собаки не сыщешь во всем Риме! Какое прекрасное украшение у дверей твоего дома!.. А если пошлешь его в деревню сторожить стада, то и ты и вилик можете спать спокойно: ни одна овца у вас не пропадет.

Чувствуя, что собравшиеся вокруг зеваки подсмеиваются над ним, Станиен опустился на подушки:

– Ты утомил меня своей болтовней… Кончай скорее, Гета.

Казначей и торговец обменялись обычными при покупке раба фразами. Аполлодор получил деньги. Клеон стал собственностью толстяка Станиена и печально побрел за его лектикой. Лев шел рядом с мальчиком, свирепо косясь на чужих людей, которые окружили его хозяина.

Глава 4. Новая опасность

Рядом с лектикой шагал номенклатор. Обязанностью этого раба было называть имена людей, которые кланялись его хозяину. Станиен на этот раз не слушал номенклатора и никого не замечал, хотя обычно строго соблюдал правила вежливости. В ушах его все еще звучал смех Фабии, и он мысленно осыпал ее бранью: «Проклятие той минуте, когда жезл свободы[54] коснулся твоей головы!.. Пусть Эскулап Исцелитель нашлет на тебя проказу!.. Пусть Венера, дающая женщинам красоту, тебя сделает лысой!.. О лары и пенаты,[55] как теперь оправдаюсь я перед Фульвией?… Ох, эта Фульвия! Ни у кого в Риме нет, наверное, такой строгой супруги. Разве она способна понять, что такое задор состязания?».

Сенатор поморщился, представив себе надменное лицо и язвительные слова, которыми встретит его жена. «Как, – скажет она, – такие деньги выброшены, чтобы выйти победителем из спора с бывшей рабыней? Ради этого куплен совершенно ненужный мальчишка? Ты такой же безумный расточитель, каким был в юности. Седина не сделала тебя умнее».

«О Юпитер-Статор,[56] – молился про себя Станиен, – удержи язык моей супруги! Пусть не попрекает она меня тем, что когда-то ее богатство спасло меня от разорения!..» Тут он вспомнил, что поручение Фульвии еще не выполнено, и крикнул носильщикам:

– Почему вы идете на Палатин? Назад! Гета, я велю тебя высечь! Ты позабыл приказание госпожи!

Лектиарии повернули, и вся свита сенатора двинулась обратно на форум. На этот раз Станиен внимательно осматривал выставленных рабов и скоро нашел то, что ему было нужно: почти даром купил он сведущего библиотекаря, который мог также выполнять и обязанности педагога, обучая его младшего сына; удалось ему дешево купить и искусную ткачиху для домашней мастерской жены. Фульвия будет довольна этой покупкой. Ткачиха горбата, но в глазах Фульвии это достоинство: она любит окружать себя безобразными рабынями. А уж дешевую покупку она, конечно, одобрит. Вот из-за пастуха могут быть неприятности… А что, если всю сумму разделить на три равные части? Цена пастуха таким образом уменьшится, а цена ткачихи и библиотекаря немного увеличится, но это не страшно – ведь куплены они по приказу Фульвии! Решив, что так он и сделает, Станиен приказал нести себя домой.

Давая понять своим провожатым, что ни с кем не желает разговаривать, сенатор задернул занавески лектики. Опершись о подушки, он предался мрачным размышлениям. Как это унизительно – вечно изворачиваться и дрожать, чтобы жена не узнала правду от кого-нибудь из сопровождавших его рабов и клиентов! «Ни одному врагу своему не посоветую жениться на женщине богаче себя, – думал Станиен. – Как прекрасно жилось в доброе старое время, когда муж был полновластным хозяином в доме! В те времена он имел право распоряжаться как хотел имуществом и даже жизнью жены… А теперь она сама себе госпожа, и если она богаче, так еще ты же должен выполнять все ее желания, а не то она потребует развода и оставит тебя нищим!.. Нет, отвратительное время, отвратительные нравы!.. Говорят, что изнеженность и развращенность привезли к нам из восточных» провинций… Не в этом корень зла. Все зло от того, что слишком много прав дали женщинам. Они интригуют, лезут в политику, устраивают заговоры и вообще делают все, что им вздумается. Что хорошего можно ждать от общества, которое так их распустило?…»

Видя, что сенатор не в духе, сопровождавшие его клиенты и рабы молчали. Клеона это молчание угнетало, но он не смел нарушить его, хотя хотелось о многом расспросить окружающих. Они поднимались по мощенной каменными плитами улице, и Клеон думал о том, что, когда удастся ему убежать и вернуться в родную деревню, он даже не сможет рассказать, какие храмы и дворцы видел в Риме.

Вдруг прохожие отхлынули к домам, чтобы уступить место процессии, медленно спускавшейся с Палатина. Клеон вместе с другими рабами Станиена поднялся на ступеньки какого-то портика.[57] Отсюда ему отлично было видно шествие, растянувшееся чуть ли не на целую милю. Впереди шли музыканты с длинными трубами и флейтами. За ними следовали, размахивая темными покрывалами, плакальщицы, причитания которых сливались с жалобными звуками флейт. «Похороны!» – сообразил Клеон и тут же решил, что ошибся: на смену плакальщицам появилась группа людей, одетых в такие же белые с пурпурной полосой туники и белоснежные тоги, какая была на его новом хозяине; только держали они себя совершенно иначе – пели, декламировали, приплясывали, а лица их были прикрыты масками.

– Что это такое? – невольно вырвалось у мальчика.

– Похороны, – шепотом ответил один из рабов Станиена. – Слава Юпитеру Капитолийскому,[58] наконец-то в этом доме вздохнут спокойно!

Клеон вопросительно посмотрел на говорившего.

– Видишь, – продолжал тот, – четыре человека несут погребальные носилки?… Вон, вслед за гистрионами[59] в масках, которые изображают предков покойного… Видишь?

Клеон кивнул. Позади группы пляшущих «предков» шли четыре человека в войлочных шляпах, поддерживая покрытые пурпуром носилки.

– Вон тому кривому… впереди справа, – продолжал шептать раб, – этот самый покойный хозяин выбил глаз. И знаешь за что?… За то, что раб в его присутствии чихнул! И теперь наследники надели на него шляпу в знак того, что отпускают на волю: иди, мол, безглазый, на все четыре стороны.

– Но головы покрыты и у тех троих, – шепотом возразил Клеон.

– Это уже по обычаю: несущие тело покойного отпущены на свободу… Только я уверен, что и они с каким-нибудь изъяном.

Казначей Гета оглянулся на шепчущего, и тот сделал, вид, будто внимательно разглядывает толпу родных, друзей и домочадцев, идущих за погребальными носилками. Громко причитая, они рвали на себе одежды и разбрасывали вокруг цветы, ленты и остриженные волосы, что считалось особенно угодной богам жертвой.

– За деньги и заплачешь и запляшешь, – шепнул неугомонный сосед Клеона, как только Гета отвернулся. – Смотри, какой красавец! – он подтолкнул мальчика локтем. – Видал ты когда-нибудь такого?… Это любимый конь покойного. Его вместе с остальными лошадьми, козлами и собаками зарежут виктимарии[60] у погребального костра… Богатые похороны!..

Гета снова сердито оглянулся. Болтливый раб умолк. Гета перешел от носилок хозяина к группе рабов. Невольники на сторожились и подтянулись. Теперь уж было не до болтовни! В глубоком молчании следили все за похоронным шествием, пока не прошел последний из провожающих. Станиен печально покачал головой и вздохнул:

– Да… Продление жизни не купить ни за какие сокровища! Подумайте: такой богатый человек – и умер, как и другие смертные! Пусть благополучной будет для него переправа через Ахерон![61] – Отдав дань благочестию, сенатор сердито обернулся к лектиариям: – Что же вы стоите разинув рты? Путь свободен!

Носильщики подхватили лектику. Сенатор заметил Клеона и нахмурился, вспомнив о торге с Фабией. Клиенты, у которых были просьбы к патрону,[62] приуныли: если даже зрелище похорон не смягчило его сердце, то вряд ли их беды вызовут его сочувствие. И они пожалели, что не ушли, когда занавески лектики были спущены и можно было исчезнуть незаметно.

«Почему они молчат или робко шепчутся? – думал Клеон, глядя на их понурые фигуры. – Должно быть, я попал к злому хозяину, вроде того, что сейчас хоронили… Выбить глаз человеку за то, что он чихнул! Римские богачи хуже пиратов. Каждую минуту и со мной может случиться что-нибудь ужасное… Как же тут быть веселым?» – мысленно обратился он к Галлу.

Лектиарии остановились перед мраморным портиком двухэтажного дома. Привратник широко распахнул отделанную мрамором и бронзой дверь и помог хозяину выйти из лектики. (Гней Станиен, по настоянию своего старшего сына Лунин, не держал привратника на цепи, как это делали в других домах, и даже большой пес, охранявший вход, бегал по вестибюлю на свободе.) С радостным лаем пес бросился к Станиену. «Значит, хозяин не злой», – с облегчением подумал Клеон. И вдруг… мальчик глазам своим не поверил: вместо того чтобы приласкать собаку, господин ударил ее ногой и как ни в чем не бывало пошел дальше. Обиженный пес взвизгнул, отскочил и столкнулся с огромной чужой собакой. Повернувшись к незнакомцу боком, он с шумом втянул в себя воздух и раскатисто зарычал. Лев ощетинился и, также став боком к противнику, зарычал еще грознее.

– Лев!.. Не смей!.. – крикнул Клеон.

Лев оглянулся, и в ту же минуту пес Станиенов вцепился ему в плечо. Лев взвыл, бросился на невежу, сбил его с ног, но и сам не удержался. Рыча и визжа, собаки покатились по мозаичному полу вестибюля.

– Держи своего пса! – кричал привратник. – Рекс – любимая собака госпожи!

Но Клеону не удавалось оттащить Льва: положение дерущихся собак поминутно менялось – то одна из них была наверху, то другая. Несколько рабов и не успевших уйти из вестибюля клиентов принялись швырять в собак всем, что попадалось под руку, но подойти к ним никто не решался.

– Плохо тебе придется, если не остановишь своего пса! – грозил привратник.

– Остановлю, – побелевшими губами бормотал Клеон. – Сейчас остановлю.

Но, прежде чем Клеон успел что-нибудь сделать, – Рекс, оставив кусок уха в зубах противника и визжа на весь дом, обратился в бегство. Лев кинулся за ним. Клиенты, под ноги которых Рекс бросился искать защиты, подались назад, крича и размахивая палками. Клеон схватил наконец ошейник Льва и, пробежав с собакой несколько шагов, остановил ее. Лев рычал и рвался из рук мальчика.

– Ну, теперь увидишь, что 0удет! – крикнул привратник и побежал во внутренние покои, куда скрылся Гней Станиен. – Беда, господин!.. Беда!.. Он загрыз его!..

Станиен не сразу разобрал, что произошло, а когда наконец понял, о чем докладывает ему остиарий,[63] схватил первое попавшееся на глаза «оружие» – небольшую серебряную статуэтку – и бросился в вестибюль с криком:

– Любимца Фульвии!.. Убить любимца Фульвии?!

Глава 5. Неожиданный защитник

Клеон стоял посреди вестибюля, обеими руками вцепившись в ошейник Льва. Вокруг мальчика и собаки столпились клиенты, потрясая кулаками. Поджав хвост и взъерошив загривок, Лев, словно волк, окруженный собаками, вертелся во все стороны, отпугивая беснующихся людей оскаленными клыками. Рабы, стоя поодаль, с жалостью глядели на мальчика.

Станиен замахнулся своей статуэткой, но сзади кто-то схватил его за руку и с такой силой сжал запястье, что серебряная танцовщица выскользнула и со звоном хлопнулась о пол. Толстяк угрожающе обернулся. Перед ним стоял его старший сын Луций.

– Ты смеешь… на отца!.. – задыхаясь, крикнул Станиен. – Да я убью тебя, как… – Он наклонился, чтобы поднять статуэтку.

Луций, опередив его, поднял серебряную танцовщицу:

– Моя жизнь в твоих руках.[64] Но подумай, что, если бы собака бросилась на тебя?

Толстяк отдувался, обессиленный вспышкой гнева. Взглянув на Льва, он попятился за спины слуг, которые – он был уверен – скорее дадут растерзать себя, чем допустят, чтобы собака искусала хозяина. Они поступили бы так не из преданности: если они не сумеют защитить господина, все живущие в доме рабы будут наказаны, а в случае его смерти – и казнены.

Станиен опустился на скамью, где по утрам обычно сидели клиенты, поджидая пробуждения патрона, и слабо помахал рукой, указывая на Клеона и Льва:

– Повесить… немедленно…

Крики вокруг мальчика и собаки усилились, но подойти к ним по-прежнему никто не решался.

Изо всех сил удерживая Льва, Клеон шептал:

– Тихо… тихо, Лев…

– Стоит ли их убивать, отец? – спокойно сказал Луций. – Мне кажется, это невыгодно: ты же их только что купил. Лучше прикажи людям, чтобы они перестали кричать и размахивать палками – это волнует собаку. Пастух сам сумеет с ней справиться. Потом ты все спокойно обдумаешь и решишь, как с ними поступить. А нашего Рекса пусть возьмет к себе в каморку остиарий и полечит.

– Да-да, пусть остиарий его выходит, – закивал головой Станиен. – Мать с ума сойдет, если он издохнет.

Вдруг из-под ног рабов и клиентов вынырнул мальчуган лет пяти и, прежде чем его могли остановить, очутился возле Льва.

– Гай! – в ужасе вскрикнул Станиен, поднимаясь.

Все замерли. Никто не смел тронуться с места, хотя Лев успокоился, как только смолкли крики. Нянька малыша, гнавшаяся за ним от самой спальни госпожи, бросилась вперед, надеясь поймать наконец своего непослушного питомца.

Гай положил маленькую ручку на голову собаки и победоносно взглянул на отца. Лев вздрогнул и замер, косясь на бесстрашного человека.

– Гай… – прошептал сенатор, делая шаг к сыну.

– Не бойся, господин, – поспешил успокоить его Клеон: – Лев не трогает детей. Он и на собак никогда первый не нападает. Драку начал не он… Поздоровайся, Лев, с маленьким господином, это друг.

Лев вильнул хвостом и в знак приветствия вытянул правую лапу. Гай в восторге захлопал в ладоши.

– Я хочу эту собаку, – заявил он. – Подари мне ее, отец!

Гней Станиен не знал, что ответить. Собака пастуха казалась добродушной, гораздо добродушнее Рекса, который злобно визжал и лаял, когда его проносили мимо Льва в каморку привратника. Собака пастуха даже не взглянула на Рекса. Но кто может поручиться, что она не рассвирепеет опять?… И все же, когда Гай о чем-нибудь просит, невозможно отказать: он так умильно заглядывает в лицо…

– Сначала надо разузнать, что тут произошло, – нашелся наконец Станиен. – Потом я подарю тебе собаку.

Нянька взяла Гая за руку:

– Пойдем, господин. После мы вернемся сюда.

– Отстань! – оттолкнул ее малыш. – Я не хочу после. Я хочу сейчас!.. Подари мне ее сейчас, отец! И раба тоже.

– Да зачем они тебе? – слабо сопротивлялся Станиен.

– Собака будет у меня лошадью, а раб – конюхом.

– Пусть он с ними поиграет, отец, – вмешался Луций. – Ты видел, как слушается собака пастуха.

– Но она испачкает Гая, – возразил Станиен, – у нее на плече рана.

– Сыны Квирина[65] с детства должны приучаться к виду крови! – с деланным пафосом продекламировал Луций и затем тихо, чтобы никто не слышал, добавил: – Тебя это избавит от неприятностей. Вспомни, что было сегодня у храма Кастора.

Станиен вздрогнул и поморщился: «Уже все известно!.. И у кого это такой болтливый язык! Но, если мальчишка и собака хотя бы на время развлекут Гая, Фульвия не будет бранить меня за покупку. Может быть, даже простит, если Рекс погибнет. А Гаю скоро надоест эта игрушка, и тогда мальчишку и собаку можно будет отослать».

– Хорошо, – согласился он. – Я подарю Гаю этих сицилийцев… Но знай, – с угрозой обернулся он к пастуху: – ты жизнью отвечаешь за безопасность маленького господина!

– Я буду смотреть за ним, как нянька, – пообещал Клеон, радуясь, что гроза миновала.

– Нет! – капризно топнул ногой малыш. – Няньки мне надоели. Ты конюх. Посади меня на лошадь!

– Нельзя, мальчуган, – остановил его отец. – Только на колеснице!

Понимая, что раненому Льву тяжело будет идти в упряжке, Клеон умоляюще посмотрел на хозяина:

– Дозволь маленькому господину ехать верхом. Упряжь натрет Льву рану, и он будет не так послушен.

– Пастух прав, – поддержал его Луций. – Пусть Гай едет верхом, отец. Это безопаснее. А чтобы Гай не испачкался, можно что-нибудь подложить. Возьми тот ковер, сицилиец, – указал он на небольшой коврик, покрывавший полукруглую скамью, на которой клиенты коротали время, поджидая, когда их позовут к патрону.

Рана Льва, которую он все время зализывал, почти перестала кровоточить. Клеон скрепя сердце помог малышу взобраться на спину собаки и пошел за ним, готовый подхватить Гая на руки, если Лев проявит недовольство. Рядом с юным наездником шагала обеспокоенная нянька.

– Клянусь богами, наш маленький Гай скоро будет победителем на конских ристалищах,[66] – улыбнулся Станиен, пропуская их в переднюю. – Помни, – свирепо прошипел он Клеону вслед: – за малейшую царапину ребенка ты поплатишься жизнью!

Глава 6. Путешествие по дому сенатора

Через маленькую переднюю Клеон и Лев с Гаем на спине вошли в атрий.[67] Пастух не сразу понял, что это: зал, храм или двор? Узорчатый мозаичный пол, тяжелые лиловые занавеси вместо дверей и вдали, на другом конце, убранный цветами ларарий[68] делали это помещение похожим и на комнату и на храм. Но, осмотревшись, Клеон решил, что ошибся: это, должно быть, двор – крыша покрывала это пространство только у стен, оставляя в середине большой просвет, наполовину задернутый шелковой шторой, над которой голубело небо, отражаясь в неглубоком бассейне, огороженном бронзовой решеткой. Должно быть, во время дождя вода с крыши стекала в этот водоем по черепичным желобам, спускавшимся с четырех углов верхнего отверстия. Клеон загляделся на звериные морды, которыми заканчивались желоба. Потом он заметил, что лиловые занавеси, висевшие по обеим сторонам атрия, кое-где отодвинуты; за ними виднелись маленькие комнатки, уставленные шкафиками с бюстами важных господ, плечи которых были задрапированы складками таких же плащей, как тот, что носил его хозяин, а большие лица их были раскрашены и казались живыми, как те маски, в которых актеры шли сегодня утром в похоронной процессии.

– Осторожнее, господин!.. Упадешь!.. – вскрикнула нянька, когда Гай запрокинул голову, вглядываясь в окна наверху.

– Ты мне надоела! – рассердился Гай. – Слышала, что сказал отец?… Пойди и доложи госпоже, что к ней скачет знаменитый наездник!

Нянька стояла в нерешительности.

– Не бойся, – сказал Клеон, – я присмотрю за мальчиком.

– Почему ты не уходишь? – крикнул Гай, замахиваясь на няньку. – Уходи, а то я буду плакать, и тебя накажут!

Нянька направилась во внутренние комнаты, поминутно оглядываясь и останавливаясь. Как только Гай замечал, что она на него глядит, он угрожающе вскрикивал: «Сейчас заплачу!» – и нянька шла дальше.

Гай сделал ей вслед гримасу:

– Ужасно они противные! – Видя, что Клеон с изумлением осматривается вокруг, малыш спросил: – У твоего прежнего господина не было такого красивого атрия?

– У меня не было никакого господина, – ответил Клеон. – Я жил с отцом и матерью.

Гай с интересом на него поглядел:

– Значит, отец продал тебя за то, что ты был непослушным?

Клеон вспомнил единственный случай ослушания, за который теперь был так тяжко наказан.

– Да, – вздохнул он, – я был непослушным и за это попал в рабство… по воле богов. – Желая отвлечь Гая, он сделал вид, что поглощен окружающим: – Для чего вам такая огромная комната?

– Как – для чего?! – удивился малыш. – А где поместились бы наши предки? Видишь, сколько их у нас! – Он указал на комнаты, примыкавшие к атрию: – Вон стоят они в шкафиках… А у тебя дома, – спросил он, – где помещают предков?

Клеон развел руками.

– Не знаю, есть ли они у нас…

– Конечно есть, – убежденно сказал Гай, – а то как же будут хоронить твоего отца? Когда умрет мой отец, наймут таких людей… забыл, как они называются… наденут на них маски и прикажут им идти перед носилками, будто это предки провожают его на погребальный костер. Эх ты!.. Такой большой, а простых вещей не знаешь! – Радуясь, что нашел человека, которому все в диковинку, малыш захотел поразить его еще больше: – Сейчас я покажу тебе самую красивую в мире комнату. Едем туда!

Клеон, взяв Льва за ошейник, повел его к ступенькам, на которые указал Гай.

– Стой! – приказал Гай, когда они проходили мимо ларария. – Смотри, какие красивые гирлянды мама повесила ларам – покровителям! А твоя мать тоже сама убирает ларов?

Клеон вспомнил свою хижину. Огонь раскладывали в ней прямо на очаге, и дым выходил в отверстие в потолке. Она была тесна и покрыта копотью, но там было уютней, чем в этом огромном атрии.

– У нас совсем простой дом, – сказал он, – но там было очень хорошо. Моя мать ухаживала за свиньями и курами, а когда я пригонял овец и коз, она их доила…

– Разве у вас не было вилика и рабов, которые занимались бы этим? – перебил Гай. – А весело пасти коз?… Они так прыгают! Когда поедем на виллу, скажу отцу, чтобы он позволил нам с тобой пасти коз… Ну, конь!.. Чего стал? – Гай вцепился обеими руками в ошейник Льва и стал колотить пятками его бока, заставляя взойти на ступеньки. Он задел ногой больное плечо Льва, и тот огрызнулся. – Лошадь рычит! – в восторге вскрикнул Гай. – Моя лошадь рычит!

Клеон положил руку на голову собаки:

– Тише, Лев!.. Твоя лошадь устала, – обратился он к Гаю. – Ты такой лихой наездник, что любую лошадь загонишь. Давай, я понесу тебя?

– Ну, понеси! – согласился малыш. – Только не на руках. Я влезу тебе на плечи и стану высокий, как башня. – Усевшись на плечах Клеона, он приказал: – Подними вон тот занавес и остановись на пороге. В середину входить нельзя. Это таблинум.[69]

Клеон откинул в сторону тяжелые лиловые складки и остановился удивленный: как эта комната не походила на огромный пустынный атрий! Мозаичный пол казался цветущим лугом, на котором среди ярких венчиков мака и нарциссов черные ласточки охотились за пестрыми бабочками. Там и сям стояли стулья с удобно изогнутыми спинками и отделанные бронзой скамьи. Блестели полированные дверцы и доска шкафа. Сверкало серебро светильников и цветное стекло ваз. Картины сражений, написанные прямо на стенах и обрамленные цветным мрамором, расширяли комнату, словно огромные открытые окна. По ту сторону таблинума, за раздвинутой занавеской, виднелся фонтан. Если бы струя воды в нем была неподвижной, его также можно было бы принять за картину.

Гай взял Клеона за уши и повернул его голову влево:

– Видишь тот шкаф?… Ну вон тот, который похож на маленький храмик? Там лежат бумаги отца. Страшно важные!.. А вон за ту доску на столике, – Гай повернул голову сицилийца в другую сторону, – отец заплатил… – Гай наморщил нос, вспоминая, но цифры еще плохо держались в его памяти, и он махнул рукой: – Много заплатил! Луций говорит, на это можно купить виноградник и дом… Ну, посмотрел? Правда, красиво?… Теперь пойдем отсюда, а то эти вещи ни с того ни с сего бьются. Один раз я только хотел посмотреть на стеклянную вазу, а она – хлоп! – и разбилась… За это няньку высекли, а мне приказали не входить в таблинум. Скорее задерни занавес, я не хочу, чтобы опять что-нибудь разбилось. Идем через тот проход. Мама, наверное, ждет меня в перистиле.

По обе стороны таблинума два коридора вели в перистиль. Отсюда можно было пройти не только в таблинум, а и в триклиний – столовую, которых у Станиена, как и во всех богатых римских домах, было две: летняя, на северной стороне, куда не было доступа солнцу, и зимняя – открытая солнечным лучам; перистиль окружали жилые комнаты; лестница веля отсюда во второй этаж.

– Там зимние спальни и мастерские, – объяснил Гай. – Сейчас мы туда поедем, если только мама наверху… Эй, Эвтихий!

Из каморки выглянул старый привратник, охранявший выход в сад.

– Ты думал, идет циклоп?[70] – засмеялся Гай. А это я. Лошадь устала, так я еду на рабе. Отец сегодня его купил… Не знаешь; где мама?

Эвтихий вылез из своей каморки и, подойдя к Гаю, зашептал, указывая на Клеона и Льва:

– Лучше не показывай госпоже этих вот… Она очень сердилась, что новый пес покусал Рекса. Она очень кричала и плакала, а потом ушла в свою спальню. Она велела этих двоих отправить на северную виллу, а Луций сказал, что это все равно, что выбросить деньги в Тибр, потому что сицилиец не вынесет тамошнего климата. И господин сказал, что было бы глупо, если бы раб умер, не успев отработать тех денег, что за него заплатили. И они решили отправить мальчика с собакой в Кампанскую виллу, потому что в Кампании тепло. А госпожа сказала: «Мы же сами собираемся на лето в эту виллу! А впрочем, – говорит, – мне все равно куда, лишь бы только их не видеть». Ты спрячь их где-нибудь, пока гнев госпожи пройдет.

Малыш стукнул Клеона кулачком по затылку:

– Прямо!.. Едем в сад. Не бойся, я тебя никому не отдам.

Глава 7. Клеон и Лев находят друзей

Миновав перистиль с фонтаном, рассыпавшим брызги на растущие вокруг него темно-лиловые ирисы, Клеон с Гаем и Лев спустились в сад.

– Там… – Гай указал на левое крыло дома, перед которым в тени миртов, кипарисов, лавров и увитых плющом платанов пестрели цветочные клумбы, – там, в большом зале, бывают пиры… потому что собирается так много гостей, что они не помещаются в триклинии… Только я уже сплю в это время. Иди прямо по этой аллее, вон туда, где растет груша.

Пройдя несколько шагов по аллее, обсаженной шарообразными кустами букса и стройными, словно колонны, кипарисами, Клеон очутился во фруктовом саду среди фиговых, грушевых, айвовых и гранатовых деревьев, под которыми тянулись грядки со спаржей, капустой и мегарским луком.

– Сверни по той дорожке, – указал Гай. – Увидишь что-то интересное.

Дорожка привела их к веселой полянке, обсаженной кустами роз и шиповника; посреди нее, на расчищенной площадке, Клеон увидел вогнутое мраморное полушарие, в центре которого стояла бронзовая стрелка. Во все стороны от стрелки расходились прямые линии, пересекающие три поперечных круга. Ожидая объяснений, Клеон поглядывал то вниз, на полушарие с загадочной стрелкой, то вверх, на маленького хозяина. Лев осторожно обнюхивал края полушария и, казалось, разделял недоумение Клеона. Гай лукаво и таинственно улыбался.

– Я не понимаю, что это такое? – спросил наконец Клеон, довольный, что малыш радуется его удивлению.

– Время! – важйо ответил Гай. – Называется: часы! Видишь, тень стрелки сейчас короткая и падает в ту сторону?… Это значит, что скоро обед. Няньки, наверное, уже ищут меня. Когда пора спать, тень доходит до самого первого круга. А зимой тень протягивается вон до той полосы. Все это рассказал мне старый библиотекарь. Он был очень ученый, но отец продал его совсем дешево, потому что он почти ослеп… няньки говорят – от того, что все переписывал книги… Отец хотел сегодня купить нового библиотекаря… Ты не библиотекарь?

Клеон отрицательно помотал головой.

– Жаль. Он будет моим педагогом… А ты не можешь меня учить? – Гай насторожился: – Слышишь?… Зовут!.. Это нянька. Уйдем подальше!

– Но… – Клеон хотел сказать, что надо идти на зов, а не в глубину сада, куда указал Гай.

– Иди же! – перебил его Гай. – Я велю!

Клеон нерешительно двинулся к обсаженной лаврами беседке, но по аллее уже спешила к ним та самая нянька, которую прогнал Гай. За нею шел молодой раб с лопатой на плече. Лев зарычал.

– Съешь ее, собака! – крикнул Гай.

Клеон, схватил одной рукой ошейник Льва, другой прижал к своей груди ноги Гая.

– Отпусти собаку! – сердился Гай. – Пусть она съест няньку!

– Неси сюда маленького господина, – кричала нянька, – да привяжи там своего зверя!

Клеон приказал Льву лечь и, стащив с плеч брыкающегося Гая, понес его няньке.

– Хорошо, что Панфилон видел, куда вы пошли, – сказала женщина, беря Гая на руки. – На госпожу просто страшно смотреть, так она злится… Не надо драться, мое сокровище! – попробовала она унять Гая.

– Пусти! – отбивался малыш. – Я хочу с ним играть!

– Сначала надо покушать, а то умрешь и не сможешь больше играть, – уговаривала нянька. – А если бы ты знал, что приготовили тебе на обед! – Причмокивая губами, она стала перечислять блюда: – Жареного дрозда с изюмом… яблоки, сладкий миндаль… финики… гиблейскии мед… его привезли из Сицилии, откуда приехал и этот молодой раб…

Голос удаляющейся женщины и плач Гая постепенно затихали. Панфилон, насмешливо улыбаясь, глядел вслед няньке:

– Ишь, как поет! А сама небось не нарадуется, что хоть на час избавилась от мальчишки. Не очень-то сладко целый день исполнять его капризы! То на руках его таскай, то на спине, а то еще заставит бегать на четвереньках и рычать, как будто нянька лев, а он гладиатор. Это его любимая игра. У его нянек синяков не меньше, чем у служанок госпожи. Наверное, он уж и тебя успел замучить?

– Ни капли. Он мне все показывал и рассказывал, как взрослый. А какой смелый! Ничуть не испугался Льва. А мужчины перетрусили.

– Не от храбрости это вовсе! Просто никто в доме перечить ему не смеет, вот он никого и не боится – ни людей, ни зверей. – Панфилон махнул рукой: – А ну его! Надоел он тут всем до смерти… Пойдем-ка лучше на кухню. Перехватишь там чего-нибудь, пока его кормят, а то он опять потребует тебя. Наш обед уже кончился, но Елена тебя покормит. Это наша кухарка. Она будет рада познакомиться с этим героем. – Панфилон кивнул в сторону Льва. – Мы все довольны, что он всыпал Рексу. Ну, зови своего пса, да идем к Елене.

Клеон свистнул. Лев мгновенно очутился возле него.

Через огород они прошли к низкой боковой двери. Она вела в коридор, к которому справа примыкала кухня, а слева – летний триклиний.

Панфилон открыл правую дверь:

– Смотри, Елена, кого я привел!

Толстая женщина повернула от очага раскрасневшееся лицо:

– Это уж не они ли?… Твой, что ли, пес искусал сегодня Рекса?

Клеон кивнул.

– Избавитель мой! – всплеснула руками Елена. – Если бы мы с ним были получше знакомы, я бы его прямо в нос поцеловала! Теперь я недели две буду спать спокойно, проклятый хозяйский пес каждый день таскал из кладовой мясо, а госпожа грозилась дать мне сто ударов плетью. Я уж не говорю про то, сколько раз по щекам меня била! Будто это я ворую! Жалко, что не насмерть загрыз он этого разбойника…

– Ты болтай поменьше, а в миску наложи побольше, – прервал ее Панфилон, – вот он и почувствует твою благодарность. Да поторопись. А то этого малого с собакой опять могут потребовать к Гаю.

– По-царски их угощу, – пообещала повариха.

Наполнив глиняную миску полбяной кашей и кусочками жирного мяса, Елена поставила ее перед Клеоном.

– А твоему псу кости со стола самого Гнея Станиена, – сказала она, ставя другую миску на пол. – Ешь, – обратилась она ко Льву. – Смотри, сколько на них козлятины! Зубы у нашего хозяина плоховаты, не то что твои.

Мальчик и собака сильно проголодались и набросились на еду. Клеон рассматривал кухню, не переставая удивляться богатству этого дома: какой большой очаг, сколько в нем треножников с горшками, сколько посуды на полках вдоль стен, какие тяжелые расписные амфоры[71] на полу!.. А там, где нет полок, на стенах написаны картины: на одной богиня домашнего очага – Веста, на другой – лары и змей, покровители дома, как объяснил мальчику Панфилон; в нише третьей стены стоял алтарь с пенатами, заботой которых было изобилие кладовой и охрана ее от грабителей.

«Сколько они денег тратят на украшения! – думал Клеон, прожевывая мясо. – Если бы мне дали один только столик из той красивой комнаты, я бы мог уплатить долг отца и выкупить у Дракила нашу землю!»

Панфилон, подперев щеки руками, с удовольствием глядел, как сицилиец уплетает кашу.

– В первый раз продан? – спросил он. Клеон кивнул.

– Трудно тебе тут будет… Хозяин-то ничего… правда, жадноват и нрав у него бешеный, но, в общем, не злой человек. А вот хозяйка… – Панфилон покачал головой. – Такой мегеры[72] во всем Риме не сыщешь. Рабыни, что за ней ходят, покрыты шишками да синяками. Самая худшая мука, говорят, причесывать ее: чуть дернешь волос или уложишь прядь не так, она – шпилькой!.. Да еще обязательно в лицо вонзит!..

Дверь открылась. Высокий сухопарый старик, с бичом в руке, переступил порог кухни. Клеон, сидевший лицом к двери, равнодушно посмотрел на него. Елена загремела посудой, чтобы заглушить слова Панфилона. Но Панфилон не обернулся, пока бич не стегнул его по спине.

– Клянусь Вулканом!.. – подскочил он. – Ну и удар, почтенный Хризостом!

Опять бездельничаешь? – напустился на него Хризостом. – Один убыток от тебя господину: корми да одевай, а работы не спрашивай. Ступай сейчас же на огород!.. А ты, – обратился он к Клеону, – скорее кончай еду. Пойдешь со мной за покупками.

Панфилон, схватив лопату, вышел. Клеон отодвинул миску, намереваясь встать из-за стола.

– Мальчик еще голоден, домоправитель, – вмешалась Елена. – Дай ему доесть… Я сейчас положу тебе сладкой запеканки, – обратилась она к Клеону.

– Что-о?! – загремел Хризостом. – Ты кормишь запеканкой с господского стола мальчишку, который, едва вступив в дом, наделал столько бед, что господин приказал увести его с глаз долой?

– Да ведь остатки… – оправдывалась Елена. – Все равно выбрасывать. Все уж пообедали… Ешь, мальчик!

– Я сыт, благодарение богам и тебе. – Клеон отпил глоток кислого вина из кружки, которую пододвинула ему Елена, и поднялся: – Я готов.

Видя, что хозяин встал из-за стола, Лев также оставил еду и подошел к нему.

– Собаку привяжи возле двери, – приказал Хризостом.

– Разреши взять Льва с собой, – попросил Клеон. – Я прицеплю к ошейнику свой пояс и буду крепко его держать. Беспокойства Лев тебе не причинит. А если ты сделаешь много покупок, он поможет нам их нести.

Последний довод подействовал. Домоправитель бросил Клеону ремешок:

– Возьми. Привяжи его к ошейнику. Не пристало рабу Станиена идти по улицам распоясанным.

Глава 8. О чем шептались в мастерских и лавках Рима

Чем дальше Клеон и Хризостом уходили от Палатина, где жил Станиен, тем плотнее становилась толпа вокруг. Крестьянские ослики, с корзинами, полными плодов и овощей, лениво тыкались мордами в спины прохожих. Клеон то и дело отставал от Хризостома: то пришлось пропустить целую процессию носильщиков, нагруженных тяжелыми камнями и досками; то напугала его диковинная машина, протащившая к постройке огромное бревно, словно длинная железная рука, протянувшаяся над головами прохожих – того и гляди, уронит и раздавит!.. Хризостом, бранясь, возвращался, разыскивал мальчика, и они шли вместе, пока опять не задерживала Клеона какая-нибудь случайность.

Большинство лавок и мастерских, мимо которых они проходили, были со стороны улицы открыты: на длинных мраморных прилавках лежали товары, а вместо вывесок у входа каждой лавки на дверных косяках, а то и просто на стенах были нарисованы предметы, которые здесь продавались.

Хризостом останавливался то у одного, то у другого прилавка. Из его разговоров с торговцами Клеон понял, что многие из них вольноотпущенники Станиена, получившие от бывшего хозяина деньги на обзаведение. Теперь они выплачивали ему проценты со своих доходов.

– Стой! Зайдем в эту хлебопекарню, – Хризостом остановился перед дверью, на которой был нарисован мул, вертящий мельницу. – Собаку привяжи на улице, а сам иди за мной.

Клеону пришлось повозиться, уговаривая Льва остаться на привязи среди снующих мимо его носа прохожих. Когда наконец мальчик вошел в лавку, Хризостома там не было. Какой-то рыжий юнец выкладывал на прилавок пирожные и крендели. На вопрос Клеона о домоправителе Станиена рыжий кивком головы указал на дверь в глубине комнаты.

– Как же быть? – спросил Клеон. – Домоправитель приказал мне идти за ним…

Рыжий, все так же молча и не отрываясь от работы, мотнул головой в сторону двери: иди, мол, куда тебе указано. Клеон удивился неприветливости римлян: у них в деревне не так встретили бы чужого; у них бы все показали и рассказали, а если бы хватило времени, то и проводили бы. «А может быть, это немой?» – подумал Клеон, стараясь оправдать молодого невежу.

Мальчик открыл дверь в заднюю комнату, и его обдало нестерпимым жаром. «Что это, пожар?» – отпрянул он.

– Закрой за собой! – сердито крикнул «немой».

Клеон торопливо выполнил приказание и остановился у порога, не зная, куда идти и что делать дальше. В комнате стоял туман от мучной пыли, носившейся вокруг нескольких ручных мельниц, которые вертели не откормленные мулы, как было изображено на вывеске, а заморенные ослы да исхудалые рабы. Слабый свет лился из узких щелей у потолка и от топок трех огромных печей. Было так жарко, что хитон Клеона сразу прилип к спине и капельки пота выступили на лбу и вокруг носа. Среди этого жара и тумана копошились обнаженные люди: одни засыпали зерно в воронки мельниц, гоняли ослов или, остановив их, выбирали с мельничных подставок муку; другие месили тесто, формировали и подносили пекарям крендели, витые хлебцы и разнообразные пирожные и булочки. Пекари принимали их на лопаты и ловко засовывали в красные жерла печей.

Домоправителя не было и тут.

Клеон подошел к рабу, который, стоя на коленях, чинил какую-то поломку в мельнице.

– Куда, деревенщина! – крикнул тот, поднимая белое от мучной пыли лицо с красными веками. – Мельницы никогда не видел, что ли?

– Такой, как эта, не видел, – ответил мальчик. – Не знаешь, куда девался домоправитель Гнея Станиена?

– Куда ему деваться! Пьет вино и сплетничает с моим хозяином! Готово! – крикнул он рабам, переносившим зерно.

– Посторонись!.. Поберегись!.. – покрикивали они на Клеона, помогая мастеру собрать мельницу.

Но вот в воронку сверху засыпали зерно, и погонщик ткнул ослика палкой; тот взмахнул хвостом и понуро пошел по кругу. Зерно затрещало, и снизу посыпалась на подставку мука. Клеон в восхищении покачал головой:

– Вот если бы нам в деревню такую мельницу! А то у нас растирают зерно просто между двумя камнями. Столько времени потратят, пока добудут горсточку муки!

– В городе все лучше, – сказал один из рабов, – только не для нас.

– Римляне жиреют на нашем поту, как опара вспухает на дрожжах, – поддержал его другой.

– Зато от безделья они теряют силы, а мы их копим, – тряхнув головой, заметил третий.

Погонщик хрипло рассмеялся и тут же закашлялся.

– Проклятая… пыль… – задыхаясь от кашля, бормотал он. – Тут и подохнуть недолго… Приставить бы… сюда… к мельнице… хозя…

– Тшш!.. – зашипели на него со всех сторон.

Из комнаты за пекарней вышли Хризостом и хозяин булочной.

– Не забудь же отнести господину проценты, – сказал Хризостом, заканчивая разговор.

Хозяин хлебопекарни потряс растопыренными пальцами перед лицом домоправителя:

– И куда только вас несет! Говорю тебе: вся Кампания объята пламенем.

– Воля не моя, – нахмурился домоправитель. – Господин знает, что делает. Так не забудь: завтра последний срок.

Булочник вздохнул:

– Твой сенатор хуже ростовщика.

Хризостом сделал вид, что не расслышал, и, махнув Клеону, чтобы шел за ним, направился к двери.

* * *

Видя, что домоправитель не в духе, Клеон сжал ноздри Льва, который начал было визжать при его появлении: «Тихо!» Очутившись снова в толпе, он старался не отставать от Хризостома и не глядел ни на вывески, ни на объявления, написанные прямо на стенах домов и украшенные то изображениями дерущихся гладиаторов, то актеров в уродливых масках. Крик глашатая, требовавшего очистить дорогу для лектики его господина, заставлял Хризостома и мальчика прижиматься к стенам. Лев чинно стоял рядом с ними. Вдруг он вытянул морду и замер: в нескольких шагах от них, покачиваясь под музыку египтянина-заклинателя, извивались четыре очковые змеи. Клеон с силой дернул к себе ремень, на котором держал собаку: – Нельзя!

Лев обиженно оглянулся: с детства хозяин приучал его уничтожать змей, а тут целых четыре, раздув шеи, ползут на беззащитного старика, и, оказывается, их нельзя трогать… А старик, вместо того чтобы бежать, насвистывает на какой-то жалкой дудочке… Видно, совсем растерялся от страха. И все люди вокруг перепуганы: затаив дыхание, смотрят, как змеи все ближе и ближе подползают к старику, а помочь ему никто не смеет. Бедняга сидит на земле и боится шелохнуться. Вот змеи подняли головы в уровень с его лицом… вот обвивают его шею… Лев нервно взвизгнул и рванулся из рук Клеона. Вокруг засмеялись.

– Ну и пес! – покачал головой Хризостом. – Забавно бы поглядеть, как он дерется со змеями… Только, пожалуй, этот египтянин побежит жаловаться эдилу. Ну его! Пойдем. А храбрый народ эти фокусники! – прибавил он отходя. – Вот уж ни за что в жизни не согласился бы зарабатывать хлеб таким ремеслом! Брр!..

«А я согласился бы, – подумал Клеон, – лишь бы только быть на свободе и каждый вечер возвращаться в свой дом». Желая нагнать потерянное время, Хризостом попытался ускорить шаг. Но Лев, горевший желанием сразиться со змеями, упирался, визжал и рвался назад. Клеон с трудом тащил пса за Хризостомом, он боялся, как бы домоправитель не стал его упрекать за то, что он упросил взять собаку в город. А тут еще на каждом шагу попадались торговцы. Они располагались со своим товаром прямо на тротуарах, предлагая прохожим хлеб, фрукты, жареную рыбу, бобы, цветы и благовонные притирания. Тут же, не смущаясь давкой, брадобреи стригли, брили и причесывали крестьян, приехавших в Рим из окрестных деревень. Протолкнуться с собакой в этой толпе да еще не отстать от привычного к городской сутолоке спутника для сицилийского мальчика было нелегким делом, и он обрадовался, когда Хризостом вывел его на менее людную улицу ремесленников. Они вошли в мастерскую кожевника.

Завидя Хризостома, мастер поспешил ему навстречу: кожи, отданные его господином для выделки, уже готовы, их сейчас упакуют. А слыхал ли почтенный домоправитель странную историю о сражении претора Клодия с гладиаторами?… Клеон насторожился. Но кожевник понизил голос и, отведя Хризостома в сторону, погрузился в таинственную беседу, краем глаза наблюдая за рабочими и время от времени прерывая разговор, чтобы сделать какое-нибудь указание.

В ожидании Хризостома Клеон прислонился к притолоке. Он задыхался от отвратительного запаха сырых кож. Как можно работать в таком зловонии! Даже Лев и тот брезгливо морщил нос. А люди в мастерской, казалось, ничего не замечали. Одни, разложив кожи на станках, скребли их острыми ножами. Другие промывали их в круглых углублениях пола. Сицилийский мальчик никогда не думал, что бывают такие большие мастерские. Дома, в деревне, тоже иногда обрабатывали кожи, но делали это обычно в сарае, куда через распахнутые двери вливалась свежесть полей и виноградников.

Наконец перед домоправителем положили сверток. Хризостом приказал привязать его на спину Льва. Расплачиваясь с хозяином, домоправитель Станиена проворчал:

– Выкинь из головы эти россказни…

– Но об этом говорит весь город, – возразил кожевник.

– Никогда не поверю, – покачал головой Хризостом, – чтобы обученный римский легион отсту…

Страшный кашель кожевника заглушил слова Хризостома. Да и начало речи домоправителя никто в мастерской, за исключением Клеона, не расслышал. Клеон догадался, о чем шла речь: «Видно, гладиаторы победили в ту ночь!» Но, сколько он ни прислушивался, желая узнать, что же произошло, разобрать больше ничего не смог, потому что кашель совсем замучил мастера.

Выйдя за Хризостомом на улицу, мальчик вздохнул полной грудью. Какое счастье, что ему не нужно работать в этой вони! Галл прав был, когда говорил, что в жизни перемешано хорошее и плохое: с ним могло бы случиться кое-что и похуже, чем рабство у сенатора. Интересно, как готовился бы Галл к счастливому случаю, если бы оказался на его месте?

Целый день беготни по горам за козами не мог бы, кажется, так утомить Клеона, как эти несколько часов на улицах и в мастерских Рима. Всякий раз, выходя из той или иной мастерской, мальчик надеялся, что это – последняя, но Хризостом, озабоченно посматривал на клонившееся к западу солнце, бормотал: «Как мы задержались! Ужасно болтливы эти ремесленники!» – и шел дальше.

Лев не меньше, чем его хозяин, чувствовал отвращение к шуму на улицах, людской толкотне и вони от решеток, сквозь которые нечистоты и дождевая вода стекали по трубам и канавам в клоаку – огромный подземный коридор, выстроенный много столетий назад; клоака забирала также и подпочвенные воды болотистых низин, лежавших между холмами, на которых стоял Рим; все это по коридорам клоаки стекало в Тибр. По мере того как Хризостом, Клеон и Лев приближались к окраине города, вонь становилась все удушливее. Льву не нравилось тащить на спине сверток: словно он вьючное животное, а не собака пастуха. Время от времени он поворачивал морду, нюхал сверток и угрожающе рычал.

– Тише, Лев, не надо злиться, – уговаривал его Клеон, торопясь за домоправителем, который шел все быстрее.

Теперь уж некогда было рассматривать улицы, но и не глядя, Клеон замечал, что мостовые и тротуары становились все уже, будто их сжимали постройки, высота которых казалась неестественной: словно семь или десять домов взгромоздились друг на друга. «Похоже, что идешь по ущелью среди скал, – думал мальчик. – Вот страх-то!..»

– Стой! Сворачивай сюда.

Они вошли в мастерскую, над дверью которой был прикреплен обтянутый кожей щит.

Здесь уже кончали работу. Двое рабов закрывали ставни. Мехи бездействовали. В горне слабо светились догорающие угли. Полуголые рабочие складывали дребезжащие полосы железа, куски кожи, костяные пластинки, тонкие доски – словом, все, что требовалось оружейнику для изготовления щитов, панцирей, шлемов и мечей. На стенах висело оружие военачальников с тонкой золотой или серебряной насечкой и солдатские мечи в простых деревянных ножнах; панцири центурионов, покрытые, словно чешуей, металлическими или костяными пластинками, и панцири легионеров в виде гибких поясов из металла; были тут и поножи, защищающие голени от вражеских стрел. В нижнем ряду блестели щиты: пехотинцев – большие, прикрывающие все тело, и легкие круглые щиты всадников. В углах стояли дротики и копья.

Посреди мастерской женщина в плаще, накинутом поверх темной паллы,[73] разговаривала с молодым оружейником. При входе Хризостома и мальчика она обернулась. Из-под края плаща блеснули огромные глаза и золотистый локон. Клеон от удивления открыл рот. Женщина резко отвернулась и, простившись с мастером, вышла. Клеон подумал, что ошибся: зачем забрела бы сюда та, подобная бессмертным богам красавица, которая чуть не купила его утром? Если бы ей понадобилось какое-нибудь изделие оружейника, она прислала бы за ним раба. Неужели она пошла бы одна, пешком по зловонным улицам предместья?…

Проводив посетительницу глазами, Хризостом вопросительно взглянул на оружейника.

– Так… родственница одна, – уклончиво сказал оружейник. – Ты пришел за кинжалом своего молодого господина?

– Да. Кроме того, мне нужны мечи. Не найдется ли у тебя сотни две?… Только короче тех, что носят легионеры. Если есть, пришли их завтра чуть свет…

– Нет у меня таких коротких мечей, – перебил его оружейник.

– Тогда сделай. Я заплачу вдвое против обычной цены. Они должны быть длиннее кинжала, но так коротки, чтобы их можно было носить незаметно. Вот задаток. Если успеешь сделать сколько-нибудь за ночь, то пришли их к Капенским воротам.[74] Рано утром мы выезжаем в Кампанскую виллу.

– В Кампанскую виллу? – удивился оружейник.

– Знаю! Знаю все, что ты скажешь! – с досадой отмахнулся Хризостом. – Я слышу это сегодня целый день. Это не наше с тобой дело.

– Верно, – усмехнулся оружейник. – Даже если бы Гней Станиен вздумал вступить со Спартаком в единоборство, я не стал бы его удерживать. Хотя при его толщине…

– Попридержи язык! – оборвал его Хризостом. – Если не можешь принять заказ, скажи. Я отправлюсь к другому.

– Все мастерские уже закрыты, – возразил оружейник. – Если ты рано утром уезжаешь, придется мне принять твой заказ. Но предупреждаю: мои рабочие сперва выполнят работу, которую я взял раньше. Тебе надо будет самому приехать за мечами.

– Когда? – отрывисто спросил Хризостом.

– Месяца через три, не раньше.

– Чересчур долгий срок, – нахмурился домоправитель. – Я передам твои слова господину. Завтра тебя известят. Ну, давай кинжал.

– Не обижайся на мои шутки, почтенный Хризостом, – сказал кузнец, передавая домоправителю кинжал. – Я не подчинен твоему господину, так почему бы мне и не позволить себе вольное словцо?

Хризостом молча расплатился и, холодно попрощавшись с оружейником, вышел.

Красноватые лучи низко стоящего солнца окрашивали в пурпур лохмотья ремесленников, высыпавших на улицу. Одни усаживались на порогах лавок подышать свежим воздухом, другие спешили в ближайшие кабачки. Со всех сторон слышались песни и музыка.

Клеону этот день казался длинным, как год. Да что год! За всю свою жизнь не видел и не думал он так много, как в эти последние дни. Как хорошо и беспечно жилось ему, пока Дракил не навязал отцу тонкорунных овец!.. Что-то теперь дома? В этот час отец, наверное, возвращается с поля Дракила позади волокущих плуг волов… А мать и сестры? Сдержал свое обещание Дракил – оставил им хижину или отнял и ее? Что ему стоит обмануть! Он привык лгать. Может быть, мать и сестры пошли к отцу Пассиона? Или скитаются в горах и раскладывают сейчас костер у входа какой-нибудь пещеры, а потом всю ночь не будут спать, прислушиваясь к вою шакалов… И нет с ними мужчины, чтобы успокоить и защитить их: отец у Дракила, а он… Ох, если бы он тогда не убежал! Был бы он теперь в своей деревне и мог бы навещать мать. Ведь они с отцом должники, а не рабы, которые не смеют отлучиться из дома хозяина… Конечно, деревенские мальчишки, наверное, дразнили бы его рабом Дракила… Но как мог он из-за этого ослушаться отца! Вот теперь уж он на всю жизнь сделался рабом… если не удастся убежать к Спартаку. А как убежать? Где спрятаться? Его сразу поймают. Узнают по собаке. А он ни за что не оставит Льва в рабстве. Да и Спартаку он без Льва не нужен…

А вдруг дяди уже уплатили Дракилу долг и отец вернулся домой? Нет у них теперь ни олив, ни стада. Работать нужно вдвое больше, а с ними один Пассион. Что они думают о его судьбе? Оплакивают его смерть? Или Пассион убедил их, что Клеон ушел в горы к беглым рабам? И мать ждет каждую ночь – не проберется ли он в деревню повидать ее…

– Боги бессмертные, почему не удержали вы меня! – пробормотал Клеон и вдруг вспомнил, как упрекнул богов в жадности, когда после жертвоприношения пала еще одна овца. «Они все еще мстят мне за дерзкое слово, – подумал мальчик. – Теперь не пошлют они мне счастливый случай».

На глаза Клеона навернулись слезы. Лев нежно сжал зубами руку мальчика, державшую поводок. Нагнувшись к уху собаки, Клеон прошептал:

– Помнишь, как хорошо было дома?

Лев приподнял ухо, как бы прислушиваясь к словам хозяина, вильнул хвостом и лизнул его в щеку.

– Какие нежности! – захохотал один из полупьяных гуляк, проходивших мимо.

– П-пусть целуются… – заплетающимся языком сказал другой. – Пусть каждый… це… целует… ся… с кем… х-хочет.

Третий громко запел, аккомпанируя себе на цитре.

Что же сухо в чаше дно?
Наливай мне, мальчик резвый…

Только тут Клеон заметил, что они уже подошли к дому Станиена.

Глава 9. Гай капризничает

В вестибюле их встретила нянька:

– Куда вы пропали?… Гай не хочет ужинать, плачет и требует своего коня. Госпожа приказала привести к ней собаку и нового раба, как только они вернутся из города.

– А господин приказал, чтобы почтенный Хризостом явился к нему, – добавил остиарий.

По указанию Хризостома Клеон сложил в одной из комнат все, что он и Лев принесли из лавок. Удостоверившись, что покупки в порядке, домоправитель поспешил к Гнею Станиену.

– Ну, идем, идем скорее! – торопила Клеона нянька. – Гай не привык ждать.

Клеону казалось, что от толкотни и шума на улицах все у него внутри сморщилось и почернело – так он устал. Да и Лев тревожил мальчика: раненный в утренней схватке, целый день исполнял он непривычные обязанности – то верховой лошади, то вьючного мула… В конце концов он мог и взбунтоваться.

– Погоди минутку, – попросил мальчик. – Дай мне поговорить с собакой. Видишь, она устала.

– Мы все устаем, – пожала плечами нянька. – С рассвета до поздней ночи топчемся. Даже ноги к вечеру распухают.

– Но собака не человек, – возразил Клеон. – Она может рассердиться и укусить Гая. Дай же мне поговорить с нею!

– Да что ты глупости болтаешь! Где это видано, чтобы собака разговаривала с человеком?

– Конечно, не Лев будет говорить, а я, – усмехнулся Клеон. – Я скажу ему, чтобы он вел себя смирно, и он поймет. Не мне одному – всем вам будет худо, если случится беда с маленьким господином, – прибавил мальчик.

– Это правда, – согласилась нянька. – Ну скажи ему, чтобы не кусался. Только недолго болтай!

Клеон взял обеими руками голову Льва и, глядя ему в глаза, сказал:

– Тебе хотелось бы растянуться на теплых камнях в саду, правда?

Лев помахал хвостом.

– Но мы оба, ты и я, должны идти к маленькому Гаю и делать все, что он захочет. Понимаешь?… Нельзя ни рычать, ни огрызаться. Ты должен быть послушным и смирным. Понимаешь?

В атрий вбежала еще одна служанка:

– Неужели еще не пришли?… А, вот они! Идите скорее! Госпожа вас требует.

Обе рабыни, Клеон и Лев прибежали в комнату, где обычно принимали гостей, а сейчас хозяйка дома и пять или шесть рабынь старались развлечь валявшегося здесь на полу Гая. Он отворачивался от игрушек, которые подносили ему женщины, бил кулаками тех, кто особенно настойчиво за ним ухаживал, и вот уже больше часа плаксиво тянул одно и то же:

– Как смел Хризостом увести мою лошадь?… Хочу лошадь!

– Ну перестань, мое сокровище! – упрашивала мать. – Я накажу Хризостома, когда он вернется. На твоих глазах накажу… ему дадут десять ударов плетью…

– Хочу лошадь…

– Стыдно, Гай! – уговаривала Фульвия. – Мужчина должен быть терпеливым…

– Вот они, госпожа! – крикнула, вбегая, нянька.

Гай вскочил.

Если бы Панфилон не рассказал ему, как зла хозяйка дома, Клеону она показалась бы красивой. Теперь же, встретившись с ней взглядом, он почувствовал страх и поскорее отвел взор от серых ледяных глаз матроны.[75] «Точно изваяние из камня!»

– Пришли!.. Пришли!.. – радовался Гай. – Теперь давайте мне есть. И пусть лошадь и конюх ужинают со мной.

Няньки вопросительно смотрели на Фульвию.

– Делайте, как приказывает молодой господин, – сказала она и, прищурившись, обратилась к Клеону: – Уж не из Фессалии[76] ли ты, мальчик?

– Нет, – простодушно ответил Клеон, – я родом из Сицилии. Мой отец…

– Я не спрашиваю тебя о твоем родстве, – остановила его Фульвия. – Я хотела знать, не фессалиец ли ты, потому что уроженцы этой страны славятся как искусные чародеи, а ты просто околдовал маленького господина.

Няньки принесли маленький столик и поставили его к ложу, на котором полулежала Фульвия.

Опустив руки, Клеон стоял посреди комнаты, чувствуя, что всем мешает, и не решаясь предложить свою помощь.

– А рабу и лошадке подстелите этот килик, – указал Гай на ковер из козьей шерсти, с которого только что поднялся сам. – Они сядут на пол и будут есть из моих рук.

Рабыни повиновались.

– Что тут? – Фульвия сняла крышку с блюда, которое рабыня поставила перед Гаем. – Пунийская каша!.. С творогом и медом!.. Как вкусно! Кушай, мой маленький!

Гай упрямо мотнул головой:

– Пусть лошадь сначала кушает… Давай руки! – приказал он Клеону. – Ешь сам и лошади дай. Положи ей прямо на пол… Чего же ты?… Боишься мозаику запачкать? Ничего, няньки уберут.

Чтобы не вызвать неудовольствия маленького Гая и суровой Фульвии, Клеон, подавив обиду, стал есть кашу прямо с ладони, предварительно отложив Льву его долю на пол.

Проглотив кусочек жареного цыпленка, Гай бросил остальное Клеону:

– Лови! – и захлопал в ладоши, когда сицилиец поймал жаркое на лету. – Пополам с лошадью!.. Подели пополам! – кричал развеселившийся Гай.

«Это наказание богов, – твердил про себя Клеон, доедая мясо. – Надо терпеть. Может быть, видя мое унижение, они сжалятся над нами».

После сладкого – изюма и яблок – Фульвия поднялась:

– Ну, теперь спать.

– Не хочу! – топнул ногой Гай. – Теперь я поеду в библиотеку и посмотрю, какого педагога[77] купил мне отец.

– Ну кто же после ужина ездит верхом? – попробовала уговорить его мать.

– Я! – сказал маленький упрямец. – Я езжу. Я не виноват, что у меня целый день не было лошади… Эй, конюх! Подведи мне коня.,

– Ну хорошо, – уступила Фульвия. – Пусть твой конь отвезет тебя в спальню.

– Нет, в библиотеку, – настаивал Гай. – Ведь моего коня увели, и я не мог поехать туда днем.

– Железный характер у этого ребенка! – с восхищением сказала Фульвия. – Ну давай пошлем Азур узнать, там ли новый библиотекарь. Но потом – обязательно спать! Иначе я призову Луция. – Она выразительно посмотрела на няньку, и та, ответив ей понимающим взглядом, вышла за дверь.

Гай притих, старший брат был единственным человеком в доме, авторитет которого он признавал. Обняв колени матери, он умильно заглянул ей в лицо:

– Не надо Луция! Он будет браниться. А я ничего плохого не делаю. Я только посмотрю на педагога и пойду спать. А если я не посмотрю на него, я все буду думать, думать, какой он… и не засну.

Фульвия улыбнулась, проведя рукой по кудряшкам сына:

– Хорошо, хорошо, дорогой! Вот только вернется Азур, и ты поедешь.

Клеон, воспитанный в послушании и уважении к родителям, с неодобрением смотрел на эту сцену. Нянька, постояв за дверью, вернулась.

– Господин послал нового библиотекаря в Тускуланскую виллу за книгами, которые надо переписать, – сообщила она только что придуманную новость. – С ним уехал и его помощник, чтобы показать дорогу. Дверь библиотеки заперта, и ключ у молодого господина.

– Ничего не поделаешь, – развела руками матрона. – Придется тебе ехать в спальню. А завтра, как только встанешь, я пришлю к тебе библиотекаря, и он расскажет тебе какую-нибудь интересную историю. – Притянув к себе сына, она поцеловала его: – Да хранит тебя твой гений-покровитель.

– Не буду спать! – надул губы Гай и протянул руки Клеону: – Посади меня на лошадь.

Нянька поспешила положить на спину собаки коврик.

Помня наставления Клеона, Лев не зарычал, только клыки его невольно обнажились от боли, которую причинил ему малыш, задев ногой раненое плечо. Этого было достаточно, чтобы Фульвия вспомнила о драке в вестибюле. Боясь нового взрыва слез и капризов, она не запретила Гаю ехать верхом, но Клеону погрозила пальцем:

– Если собака укусит малютку, ты будешь распят за Эсквилинскими воротами!

С этим напутствием Клеон и Гай в сопровождении нянек спустились по ступенькам в длинное помещение, откуда можно было попасть в летние спальни женщин, комнату нянек и детскую.

Стоя в дверях, Фульвия с беспокойством смотрела им вслед, пока не услышала, что они благополучно добрались до спальни Гая.

Глава 10. Дом засыпает

Передав Гнею Станиену деньги, полученные от булочника и вольноотпущенников-торговцев, и докладывая, как выполнил остальные поручения, Хризостом не забыл рассказать и о поражении претора Клодия.

– К предводителю гладиаторов Спартаку бегут, как говорят, сотни рабов, и вся Кампания объята волнением.

– А зачем ты сообщаешь об этом мне? – высокомерно спросил Станиен.

– Чтобы предупредить об опасности. Может быть, ты решишь, господин, поехать в какую-нибудь другую виллу?… Или пошлешь в Кампанию одного меня, без молодого господина? Я мог бы разведать, действительно ли волнение так распространилось…

– Неужели я буду менять свои планы из-за кучки восставших рабов? – возмутился Станиен. – Надеюсь, ты не забыл послать на виллу гонца, чтобы Луцию выслали к перевалу лектику и приготовили к вашему приезду обед и спальни?

– Все было сделано в тот же час, как ты повелел, господин.

– Ну и отлично! – кивнул Станиен. – Выполняй приказания, и больше от тебя ничего не требуется. Можешь идти! – И, когда домоправитель, поклонившись, повернулся к двери, снисходительно добавил: – Во всяком случае, я ценю твою преданность.

Выйдя от Станиена, Хризостом отправился проверить, заперты ли кладовые и погреба, и опечатать их на ночь. Вспоминая разговор с хозяином, он насмешливо кривил рот. Преданность?… Ему решительно все равно, что случится с Гнеем Станиеном, Фульвией или Гаем. Он тревожился только за Луция, своего воспитанника, которого он втайне любил, как сына. Он готов был рисковать своей жизнью, но не жизнью Луция, и волновался, раздумывая об опасностях, которые могут угрожать в Кампании его любимцу. Как уберечь от них Луция?… Предупредить его?… Уговорить, чтобы он остался дома и предоставил Хризостому самому проверить, как приготовлена вилла к приезду господ?… Бессмысленно! Луций высокомерен не меньше, чем его отец. К тому же он молод и смел, опасность только подзадорит его.

Опечатав погреба и кладовые, Хризостом пошел в помещение, где спали рабы. В длинной низкой комнате едва мерцал чадящий светильник. Пятьдесят или шестьдесят невольников, распластавшись на деревянных нарах, храпели и стонали во сне. Хризостом пересчитал их. За исключением нового пастуха, все были на месте. Постояв некоторое время и удостоверившись, что сон их не притворен, Хризостом запер дверь на ключ и, спрятав его на груди, отправился искать Клеона. Мальчик встретился ему на лестнице, ведущей в сад.

– Ты зачем тут?

– Мы со Львом свезли маленького господина в спальню… и ждали, пока он не уснул. А потом госпожа нас отослала, но не сказала, куда нам идти. А я не знаю…

– Ступай за мной.

Домоправитель вернулся и, отперев двери, впустил Клеона. Остановить собаку он не решился, и Лев последовал за своим хозяином. Ключ снова щелкнул в замке. Клеон стоял, беспомощно озираясь, не зная, где лечь: Хризостом не указал ему места. Как отличалась эта грязная, душная комната от маленькой спальни, в которой он только что оставил Гая на мягком ложе, под пушистым одеялом из белой шерсти!

– Эй, сицилиец! – услышал он оклик Панфилона. – Иди сюда. Гней еще не приготовил для тебя ложа. Так и быть, уступлю тебе, по знакомству, часть своего пуховика.

Он подвинулся, и Клеон растянулся рядом с ним на дощатых нарах, блаженно вздохнув: «Наконец-то кончился этот длинный, полный отвратительной сутолоки день!» Приблизив губы к уху Панфилона, он шепнул:

– Кажется, гладиаторы победили золотого центуриона…

– Какого там еще центуриона? – сонно пробормотал Панфилон. – Старый козел обязан указать тебе место для сна. Ты завтра потребуй. – Повернувшись на бок, он захрапел.

Клеон также закрыл глаза, но уснуть не мог. Ему вспомнилась та ночь, когда его разбудил шум битвы… Жив ли Галл? Как хорошо было бы лежать с ним рядом у костра, среди воинов Спартака! И чтобы пахло травой, а не вонючим потом, прелой соломой и гарью светильников. Хоть бы скорее уснуть, чтобы не ощущать всего этого… Он сильнее зажмурил глаза… За сомкнутыми веками проплыли покачивающиеся под музыку змеи, их сменили бледные лица и воспаленные глаза булочников… надвинулись многоэтажные громады домов… сверкнул взор из-под края плаща, наброшенного на голову… «Все-таки это она была у кузнеца, – подумал мальчик засыпая. – А почему сама? Это тайна… тай… на… Как хорошо пахнут травы в Сицилии… Как я устал…» Его сонное дыхание слилось с похрапыванием спящих рабов.

На полу возле нар, положив голову на лапы, дремал Лев. Его чуткие уши то и дело вздрагивали: он и во сне оберегал своего хозяина, не имевшего ни когтей, ни клыков и потому беззащитного, хотя он и был богом.

Старый домоправитель, поднявшись в свою каморку над вестибюлем, также расположился на отдых, но не мог сомкнуть глаз всю ночь.

Глава 11. Аппиева дорога

Хризостом поднял рабов затемно. Зевая и потягиваясь, собрались они в вестибюле, где еще горели светильники. Женщины укладывали в корзины посуду для пиров, пряности, книги, платье, белье. Мужчины увязывали тюки и корзины и вытаскивали их на улицу под портик. Домоправитель отправил рабов с поклажей вперед, к Капенским воротам. Там они должны были ждать его и молодого господина.

– А ты останься, – приказал он Клеону. – Пойдешь с факельщиками. Твоя собака будет распугивать уличную толпу.

Молодого хозяина Хризостом разбудил в последнюю минуту: Луций не любил рано подниматься. Он долго ворчал и вздыхал, возясь со шнуровкой высоких дорожных башмаков и сердито отгоняя рабов, желавших ему услужить: он терпеть не мог, чтобы его одевали, ему казалось, что руки слуг недостаточно чисты для этого. Но брезгливость свою Луций прятал, чтобы не раздражать родных, которые пользовались услугами рабов; да и самих рабов попусту обижать не стоило. Уж начинало светать, когда он появился в вестибюле, где ожидали его факельщики и лектиарии.

На узких улицах «вечного города», как называли римляне свою столицу, езда была запрещена даже в такой ранний час. В тесных проходах среди домов было еще темно, и факельщики освещали путь лектиариям и Хризостому, который шел рядом с лектикой Луция. Глашатай прокладывал им дорогу среди деловой суеты начинающегося дня и праздной толкотни гуляк, завершающих ночь. Клеон шел в первой паре факельщиков и по приказанию Хризостома заставлял Льва рычать на тех, кто не очень торопился уступить дорогу; это даже самых дерзких заставляло жаться к стенам.

Когда они добрались до южной окраины Рима, солнце уже взошло. Решетка, закрывающая ночью ворота, была поднята, и носильщики с лектикой свободно вошли под их мрачные своды. Холодная капля упала Клеону на лоб.

– Что это? – спросил он, смахивая пальцем влагу.

– Вода, – ответил факельщик, который шел в паре с ним. – Там, наверху, водопровод.

– А что это – водопровод?

– Вот деревенщина! Водопровод – это когда заключают воду в трубы, чтобы она текла так, как надо людям. Претор Марций, устраивая сто лет назад этот водопровод, проложил за городом трубы под землей, а в городе он поднял воду на арки. Не ломать же ради труб мостовую и дома! Понял?

– Да, – сказал Клеон, – понял: римляне даже воду сделали рабою.

Луций, слышавший этот разговор, засмеялся:

– Вот рабская точка зрения на полезные обществу дела!

За Капенскими воротами Луция ждала отделанная бронзой рэда, в которую была впряжена пара лошадей. Здесь же стояли две грузовые повозки – петориты. На обочине дороги, окружив тюки, сидели посланные вперед рабы.

Среди зелени садов, рощ и лугов белела Аппиева дорога, вымощенная широкими каменными плитами. Середина ее была слегка выпуклой, чтобы дождевая вода, не задерживаясь, стекала к краям и отсюда – через небольшие отверстия – в подземные каналы. Так объяснил Клеону его сосед-факельщик и при этом похвастал, что отлично знает историю и городское устройство Рима, потому что родился в доме Станиенов в один день с Луцием и Луций, когда стал ходить в школу,[78] обучал его всему, чему учился сам.

– Я даже ездил с молодым господином в Афины заканчивать образование! – важно сообщил он Клеону, в то время как они вместе переносили тюки.

Пока рабы перетаскивали поклажу в повозки, Луций, выйдя из лектики, вдыхал утреннюю свежесть и благоуханье цветущих фруктовых садов. Он наслаждался прелестью этого раннего часа. «Хорошо слагать стихи, мечтать и размышлять на заре, среди виноградников и гранатовых деревьев… На вилле буду обязательно вставать с рассветом», – решил он, усаживаясь в рэду.

Верх рэды был обтянут кожей, в которой с обеих сторон были прорезаны окошечки, прикрытые пурпуровыми занавесками. Приподняв одну из них, молодой человек рассеянно глядел вокруг. Рабы, весело перекликаясь, занимали места в петоритах. Обычно их отправляли на виллу пешком, иногда – на мулах. На этот раз им предстояла приятная поездка в повозках, запряженных лошадьми. Невольники были уверены, что едут с таким удобством по распоряжению Луция. На самом же деле этим удовольствием они были обязаны Хризостому, который хотел уберечь их от встреч с мятежниками.

– Садись ко мне! – предложил Клеону пожилой возница.

Клеон взобрался на сиденье рядом с ним. Покинутый Лев заволновался и стал бегать вокруг, стараясь влезть за хозяином в петориту.

– Пошел, пошел! – гнал его возница. – Покажи свою прыть: отстанешь от лошадей или нет.

Клеон не посмел попросить, чтобы собаку впустили в петориту.

Разместив тюки и людей, Хризостом подал знак к отправлению и, войдя в рэду, уселся против Луция.

Впереди скакали верхом два нумидийца, за ними катилась рэда, сзади громыхали по каменным плитам петориты, каждую из которых везла пара сильных галльских коней. У переднего колеса первой петориты, высунув язык и стараясь не отстать от хозяина, мчался Лев. Встречные деревенские повозки еще издали сворачивали к тротуарам, освобождая для них середину дороги. Клеона удивляло, что даже за городом и в такой ранний час тротуары полны пешеходов. Из Рима и в Рим шли ремесленники, крестьяне, торговцы, изредка встречались в этой толпе легионеры.

Через каждую тысячу шагов стояли покрытые надписями мильные столбы и под ними для уставших путников – полукруглые каменные скамьи. Вдоль дороги тянулся длинный ряд мавзолеев и памятников, среди которых, как печальные часовые, темнели кипарисы.

– Разве здесь кладбище? – спросил Клеон возницу. – Зачем здесь эти башни и надгробия?

Тот утвердительно кивнул и пробормотал:

– Богачи хотят и после смерти быть на виду. Многие ставят себе памятники еще при жизни. Если в памяти потомков не останутся их дела, так хоть пышные гробницы расскажут прохожему, что и они топтали когда-то землю… – После длинной паузы он добавил: – Бывают, конечно, и такие люди, которым не надо всех этих пустяков, – он пренебрежительно указал бичом в сторону пышных гробниц, – потому что народ чтит их память. Брат моего отца был рабом в доме Семпрониев Гракхов…

– Эй!.. Пастух!.. – крикнул из петориты факельщик, с которым в паре шел Клеон к Капенским воротам. – Есть у вас в Сицилии такие дороги, как эта?

– Не знаю, – обернулся к нему Клеон. – Я никуда из нашей деревни не ездил.

– А я говорю: нет таких дорог! – сказал факельщик. – Недаром ее зовут «царицей дорог»!

– Он хвастает, словно сын Квирина, – скривил губы раб-германец.

– Я родился не в диких лесах на Рейне, а в столице мира, на берегу Тибра! – гордо ответил факельщик. – Я принадлежу к фамилии Станиенов!

Факельщик намекал на те преимущества, которыми пользовался раб, рожденный в доме своего господина.

Германец, которого купили на рынке, насмешливо спросил:

– Уж не хочешь ли ты сказать, что имеешь право носить тогу Станиена?

– Не ссорьтесь! – остановил их возница. – Рабы должны крепко стоять друг за друга, иначе наша жизнь будет совсем невыносимой. Не все ли равно, кто где родился, или кто богат, а кто беден? Разве среди наших господ, богатых и знатных, мало таких, которые хуже самых грязных свиней? Но бывают и среди них благородные люди. Я как раз собирался рассказать этому мальчику о Гракхах. – Он обернулся к Клеону: – Отец их дважды был удостоен триумфа.[79] Но род Гракхов не этим прославился в народе.

В петорите все затихли, ожидая рассказа.

– В семействе их было двое сыновей, и оба они отдали жизнь за бедных людей, – вот отчего народ прославил Гракхов, – начал возница. – Когда Тиберий, старший брат, был народным трибуном,[80] он провел такой закон, чтобы из общественных земель нарезали наделы беднякам. «Даже дикие звери, – говорил он, – имеют логово, а людям, сражающимся за Италию, не оставляют ничего, кроме воздуха и света». Но разве волк согласится отдать хоть кусочек добычи, даже если ему и не под силу ее сожрать?

Вспомнив Дракила, Клеон сочувственно кивнул.

– Вот эти, что лежат здесь, – возница указал на придорожные гробницы, – ни крохи не пожелали уступить из награбленного… Я говорю – «из награбленного», потому что Тиберий не требовал у них того, чем законно владели их предки, а требовал только, чтобы они вернули деревенскому плебсу[81]землю, которую у него же отняли; да еще он хотел общественные земли разделить по справедливости – между теми, у кого ничего нет. А богачи завладели этими землями и ни за что не желали с них уйти… Но Тиберий все же провел свой закон, и тогда сенаторы (они ведь все богачи, вроде нашего хозяина) убили Тиберия… среди белого дня, в сердце Рима, на форуме. Напали на Тиберия и его сторонников и дубинами забили их до смерти! А потом сволокли их тела в Тибр, словно трупы казненных разбойников… Но закон-то уж прошел! И выборные уже делили землю. И среди этих выборных был Гай, брат Тиберия. Он продолжал дело Тиберия. Но это было не все: кровь брата оставалась неотмщенной. И вот Гай тоже согласился стать народным трибуном – ведь трибун может проводить в жизнь новые законы, – и он ввел такой закон, по которому убийцы его брата были наказаны… Так говорил мне отец. Мой отец и дядя были рабами в доме Гракхов. Только отец служил матери господина, а дядя – самому Гаю. Отец рассказывал, что Гай сделал много такого, что облегчило жизнь городского плебса – например, по его закону беднякам продавали хлеб дешевле, чем остальным гражданам… Он и нас, рабов, жалел, но ничего для нас не успел сделать, потому что эти собаки и на него подняли руку… Отец рассказывал, что Гай знал о заговоре, знал, что сенаторы решили убить его, но он не хотел кровопролития и сам, как всегда, ходил с одним кинжалом и своих сторонников уговаривал не вооружаться. А как же было не вооружаться? Враги Гая распустили слухи, будто боги разгневались на него за то, что он задумал переселить бедняков в Африку, на землю, которая была заклята жрецами…

– А зачем же на заклятую? – спросил Клеон. – Разве другой не было?

– Да уж очень много там было свободной земли, – ответил возница. – Хватило бы и на хлебные поля, и на виноградники, и на луга для скота. Там стоял когда-то большой торговый город Карфаген, который долго воевал с Римом. Он мешал римской торговле. Вот хозяева наши и злились на него. Как только римляне победили Карфаген, они сожгли его и место то запахали и заклятье наложили, чтобы росла там одна трава, а люди до скончания веков не селились. А Гай вздумал туда бедноту из Италии переселять!.. Вот сенаторы и придрались к этому, а особенно главный враг Гая, консул Опимий – да будет проклята его память! Созвал Опимий народное собрание и давай сказками разными запугивать. Страшнее всего народу показалось, что по приказу богов волки вывернули столбы, которыми Гай отметил, где строить город. Отец рассказывал, что на это собрание Гая, как всегда, сопровождал только мой дядя – господин не любил, чтобы за ним ходила толпа слуг. Но госпожа, беспокоясь о сыне, приказала моему отцу идти за ними и в случае опасности защитить господина. Сторонники Гракха собрались на Авентинском холме – они хотели переговоров с сенатом. Но консул Опимий выслал к Авентину критских стрелков. Отец не мог туда пробраться, он только видел издали, как туча стрел осыпала холм… Три тысячи сторонников Гая полегло тогда… – Возница помолчал.

С нетерпением ждал Клеон продолжения рассказа.

– Как узнали потом, – снова начал возница, – друзья уговорили Гая бежать на ту сторону Тибра. Они защищали мост, чтобы дать Гракху уйти. Но он, видно, отчаялся: его и моего дядю нашли мертвыми в лесу за рекой. В руках у дяди был кинжал Гая… Думаю, что Гай приказал пронзить ему грудь. Ну, после этого разве мог раб остаться жить?… Сам я ничего этого не помню, в те времена мне от роду был всего год, но, когда я подрос, отец не раз рассказывал мне о своих бывших господах…

– Мать господина, наверное, от горя тоже умерла? – робко спросил Клеон.

– Не-ет, – покачал головой возница. – Она, говорят, была твердого характера. Но, чтобы не видеть тех, кто напоминал ей о смерти сына, она продала отца и нас с ним… Отец рассказывал, что с ней горевал весь народ. Сенат запретил оплакивать убитых, но народ освятил те места, где погибли Гракхи, и многие каждый день приносили им жертвы, словно богам… Вот эти мильные столбы, – прервал он свою речь, указывая на покрытый надписями столб, под которым стояла полукруглая скамья для пешеходов, – поставлены Гракхом, и те, кто садится здесь отдохнуть, вспоминают братьев, которые отдали жизнь за счастье для бедняков. Это получше роскошных усыпальниц! Так-то, мальчик…

Возница задумался. Притихли и рабы в петорите. Почувствовав, что вожжи отпущены, кони замедлили бег.

* * *

Не подозревая, какие разговоры велись в петорите, Хризостом спокойно сидел против Луция. Колеса рэды стучали по широким плитам. Мильные столбы и памятники уплывали назад. Утренний ветер раздувал пурпурные занавески. Вдруг домоправитель высунулся из окошечка и замахал руками:

– Кыш, проклятый!.. Кыш!.. О, господи!.. Какое дурное предзнаменование! – Он указал на ворона, который важно сидел на гробнице, заблаговременно приготовленной для себя Гнеем Станиеном.

– Что за суеверие! – усмехнулся Луций. – Клянусь Меркурием, ты способен из-за встречи с вороном ослушаться отца и вернуться назад!

Хризостом укоризненно покачал головой:

– Предзнаменования, господин, посылают нам боги. Нельзя пренебрегать ими. Когда-то я научил тебя разбираться в приметах, но афинские философы отравили твой ум, и ты стал презирать мою науку… – Нежно, словно старая нянька, домоправитель взял руки Луция в свои: – Господин мой, ты единственная радость моей никому не нужной жизни! Как же не беспокоиться мне, если я вижу дурную примету, да еще в такое время, когда во всех римских лавках толкуют о восстании гладиаторов? Говорят, они уже собрали целое войско и разбили не только когорту кампанцев, но и легион претора Клодия… А мы едем в Кампанию, где засели эти разбойники!

– Успокойся! – ласково сказал юноша. – Мало ли что болтает чернь! Римские легионы справлялись и с более страшным врагом.

– Ты молод и, конечно, не можешь помнить, – возразил Хризостом, – но еще не прошло и тридцати лет с тех пор, как сицилийские рабы угрожали римским орлам.[82]

Луций вспыхнул:

– Не отравляй мне поездку, а то я отошлю тебя обратно пешком! Не мужчина, а какая-то префика!

Хризостом обиделся: Луций, любимый Луций, назвал его наемной плакальщицей, которых берут для рыданий над покойниками! Это унизительно! Да еще пригрозил отослать его домой пешком, словно последнего раба… Хризостом умолк и не проронил ни слова до тех пор, пока не услышал:

– Ариция!

В Ариции сделали привал. Обед в харчевне развлек Луция. Ему нравилось есть простые кушанья в обществе странствующих торговцев и ремесленников. Крепкие остроты простонародья, крики погонщиков, доносившиеся с дороги, грубая пища и неуклюжая глиняная посуда (творение местных гончаров) – все решительно, даже запах навоза, пота и чеснока, доставляло Луцию удовольствие необычайного приключения.

Рабы расположились во дворе харчевни вокруг колодца. Клеон по-братски разделил со Львом пресную лепешку и полбяную кашу, но и сам он и собака остались голодными. О себе Клеон не беспокоился, но тревожился, как бы у Льва, которому приходилось бежать за повозкой, не иссякли силы. Расстроенный Хризостом забыл распорядиться, чтобы собаку накормили. И как же был растроган и удивлен мальчик, когда слуга принес Льву полную миску объедков!

– Да пошлют тебе боги свободу! – сказал он, принимая из рук слуги миску и ставя ее перед Львом.

– Поди пожелай свободы своему господину, – усмехнулся слуга, – я принес это по его приказу.

От неожиданности Клеон чуть не поперхнулся кислым вином, которым запивал обед. Значит, сын толстяка добр?… Может быть, он, подобно Гракхам, готов пожертвовать жизнью ради блага простого народа?

– Я не знал, что он так добр, – пробормотал мальчик.

– Может, добр, а может, просто расчетлив, – рассудительно ответил слуга. – Каждому свое добро жалко. Ведь пес небось денег стоит.

«Правда, – подумал Клеон: – мальчиков, как я, сколько угодно найдешь, а другой такой собаки не сыщешь, хоть весь мир обойди».

Слуга не торопился уходить.

– Что-то я будто не видел тебя раньше среди рабов Станиена, – сказал он, разглядывая мальчика. – В первый раз на виллу едешь, что ли?

– Меня только вчера купили… – Клеон вздохнул и оглянулся. Заметив, что на них никто не смотрит, он стремительно поднялся и шепотом спросил: – Не знаешь ли, чем кончился бой у Везувия?

Слуга удивленно взглянул на Клеона:

– Вон ты какой!.. Уж не в отряде ли гладиаторов побывал?

– Нет, но я в это время был… возле Везувия, – торопливо сказал Клеон. – Не слыхал ли ты, кто победил – Спартак или легионеры?

– Эй, Кребрик! – окликнула раба хозяйка харчевни. – Я, что ли, за тебя буду подавать гостям?… Тика разрывается одна, а он преспокойно болтает!

– Иду, иду, хозяйка!.. Я ждал, пока достопочтенный пес освободит миску… Брось кости на землю, – приказал он Клеону, – а миску дай мне. – Принимая миску из рук мальчика, он, как показалось Клеону, шепнул: – Победил Спартак. – Но Клеон не был уверен, что не ослышался.

Пообедав и сменив лошадей, двинулись дальше. За стенами города рэду Луция осадила толпа оборванцев. Они бежали за рэдой, бранясь и требуя подаяния. Луций задернул занавеску. Не в первый раз проезжал он здесь и всегда встречал в этом месте нищих, но никогда не вели они себя так дерзко, никогда их не было так много.

Хризостом взволновался: начинается!.. Он швырнул на дорогу горсть мелких монет. В толпе завязалась драка. Возница пустил лошадей вскачь. Вслед рэде Луция полетели проклятия за скудную подачку.

– Как знать, что ждет нас на вилле… – вздохнул Хризостом, с беспокойством глядя на своего любимца. – Может быть, все-таки лучше вернуться?

– Я вижу, тебе не дает покоя ворон? – насмешливо спросил Луций.

– Забота о тебе не дает мне покоя, господин, – возразил Хризостом. – Я уверен, что такими наглыми делает этих нищих близость бунтовщиков.

Грустный, полный достоинства тон Хризостома пристыдил Луция:

– Не обижайся, старик! – Он примирительно потрепал домоправителя по колену. – Я знаю, что ты ко мне привязан, поэтому и хочешь, чтобы я верил каждой басне, которой тешится плебс на форуме.

Тяжело вздохнув, Хризостом приподнял занавеску. Повозки быстро катились. Сзади лаял Лев. Какая-то вечерняя птица попискивала в кустах за огородами…

– Успеем ли мы засветло доехать? – беспокоился Хризостом. – Камыши Помптинских болот и в обычное время полны всякого сброда, а теперь… – Он высунул голову в окошечко: – Погоняй скорее!.. Чтобы до темноты быть у переправы.

Глава 12. Помптинские болота[83]

Солнце село, прежде чем путешественники остановились на берегу канала, пересекавшего Помптинские болота. К радости Хризостома, паром еще не успел отвалить. Паромщик переругивался с пассажирами, собирая плату за проезд. Рабы Станиена сняли кладь с повозок: рэду и петориты оставляли здесь. В конце канала, за храмом богини Феронии,[84] начинался подъем, доступный только пешеходам да мулам и верховым лошадям.

Чтобы очистить место для знатного путешественника и его поклажи, хозяин парома растолкал остальных пассажиров. Рабы раскинули для Луция палатку, в которую он пригласил и Хризостома. Затем, чтобы избавить молодого господина от комаров, полы палатки были плотно закрыты. Рабы улеглись вокруг нее на тюках. Клеон положил голову на мохнатую спину Льва и, глядя на последние зеленоватые отблески в небе, стал мечтать о том, как он и Лев убегут к Спартаку и возьмут в плен претора Клодия и Аполлодора. «Если бы Гракхи еще жили, – подумал Клеон, – были бы они на стороне Спартака?… Как жаль, что возница остался на берегу с лошадьми. Сколько еще мог бы он рассказать!»

Какая-то веселая компания затянула песнь в честь Вакха.[85] Под эту песнь и кваканье лягушек паром двинулся в путь. Его тащил мул, шагавший по насыпи вдоль канала. За мулом, лениво помахивая заостренной палкой, шел паромщик.

Зеленоватые отблески в небе погасли. В зловещем туманном круге всплыла бледная луна. Песня постепенно смолкла. Легкий ветер шуршал в камышах за насыпью, отделявшей канал от болота. Страх перед притаившимися там бродягами заставлял людей на пароме теснее жаться друг к другу. Кто-то тихо разговаривал. Кое-где уже послышался храп. Нервно тявкнул во сне утомленный Лев… Постепенно все затихло. Только шелестела вода у краев парома, воинственно трубили комары, шептался камыш за насыпью да квакали лягушки.

Видя, что пассажиры уснули, паромщик привязал мула к старой ветле и улегся, завернувшись с головой в овчину.

Паром остановился.

Хризостом внезапно проснулся. Что случилось?… Почему прекратилось движение?… Напали разбойники?… Прислушался – ни криков, ни бряцания оружия. Вспомнив о подозрительных спутниках, потрогал мешок с деньгами… Цел… Почему же остановился паром? Хризостом вышел из палатки и при свете луны увидел мирно пасущегося мула и возле него спящего хозяина парома. Паром стоял у насыпи, предоставленный всем случайностям ночевки среди камышей, кишевших бежавшими от правосудия преступниками.

Возмущенный домоправитель взобрался на насыпь и пинком ноги разбудил паромщика:

– Ты что же, в заговоре с разбойниками? Сейчас же вставай, негодяй! Если я еще раз увижу тебя валяющимся, клянусь Гермесом, тебе несдобровать!

Не разглядев в темноте, что лицо Хризостома, по обычаю рабов, украшала борода, паромщик не посмел ослушаться и, покорно отвязав мула, снова погнал его вперед.

Крик домоправителя разбудил Клеона. Ночь сменилась серебристыми сумерками. Луна еще больше побледнела. Закурился туман над болотами. Розоватые облака отразились в канале и в стоячих водах меж тростников. А паромщик и мул все шагали и шагали по насыпи. Хризостом следил за ними, а Клеон сквозь ресницы смотрел на Хризостома, сидевшего на дощатом настиле парома, стараясь понять, чего боится старый домоправитель.

Всю дорогу ни один беглый раб не высунул головы из камышей. Никто не потревожил сон путников, и они добрались до маленькой пристани у храма Феронии без приключений.

Зевая и поеживаясь от утреннего холодка, пассажиры сошли на берег в священную рощу, зеленевшую вокруг храма богини – покровительницы всего произрастающего. Под деревьями, словно серебряное зеркало[86] Феронии, блестел водоем с ключевой водой. Умывшись святой водой и помолившись Диоскурам,[87] путники разбрелись по тропинкам, каждый в свою сторону. Для Луция уже была прислана лектика. И он, ожидая, пока выгрузят с парома поклажу, улегся на траве.

По приказанию Хризостома каждый раб взял на плечи тюк или корзину. На Льва также навьючили два мешка, и Клеон сам затянул ремни на груди собаки. Как объяснил Клеону все тот же раб, сверстник Луция, отсюда, сокращая путь, они пойдут пешком через горы; молодого господина понесут в лектике, а на самом крутом подъеме он поедет верхом. Луций любит карабкаться по тропинкам, и, кроме того, он дорожит временем, не то что старый господин или хозяйка, которые, отправляясь на виллу, едут со всеми удобствами по Аппиевой дороге до самой Кампании, что получается чуть ли не вдвое дольше.

– Мы готовы, господин, – сказал Хризостом.

Луций уселся в лектику, и восхождение началось. Хризостом шел впереди. По временам он останавливался, пропуская лектиариев, потом по-юношески быстро снова опережал их. Иногда он поднимался на какой-нибудь камень и смотрел назад, как идет растянувшийся цепочкой караван носильщиков. Солнце было почти в зените, когда на небольшом плато сделали привал. После легкого завтрака и недолгого отдыха двинулись дальше уже в ином порядке. Теперь впереди шли носильщики, за ними ехал верхом Луций, а Хризостом замыкал шествие. Узкая тропинка лепилась по краю обрыва, вплотную к скале, и Хризостом опасался пустить тут Луция вперед (недаром сложилась пословица: «Сколько рабов – столько врагов» – столкнут еще Луция в пропасть, а сами убегут к бунтовщикам), но выдать свои опасения насмешнику не смел и уговорил его последить за рабами и поклажей. Медленно, один за другим, пробирались невольники по краю обрыва, пока не спустились в долину. Здесь, на перекрестке двух дорог, Станиен построил для проезжающих кузницу.

Навстречу молодому хозяину из кузницы вышел широкоплечий раб в темной тунике, спущенной с правого плеча, чтобы удобнее было работать. Его светлая борода, лицо и длинные, схваченные обручем волосы были густо покрыты копотью. На обнаженной груди и спине пот проложил грязные полосы. Кузнец низко поклонился Луцию:

– Твой раб приветствует тебя, господин!

– Как дела, Германик? – весело спросил молодой человек, соскакивая с лошади. – Много зарабатываешь ты для отца в этой кузнице?

– Волей богов, колеса часто ломаются на наших дорогах, – сверкая зубами, улыбнулся кузнец. – А лошади на тропинках перевала теряют подковы. Это дает изрядный доход хозяину.

– Воображаю, как путники сердятся на богов за это! – усмехнулся Луций, усаживаясь в рэду.

Хризостом последовал за ним. Породистые лошади с места рванули и быстро умчали их вперед. Обернувшись посмотреть, как идут рабы, Хризостом вскрикнул:

– Бунт!.. Я предупреждал тебя! Уезжай скорее!

Выпрыгнув из рэды, домоправитель отважно пустился к взбунтовавшимся рабам.

Луций приказал остановить лошадей и с интересом стал наблюдать, как бежали назад к перевалу сицилиец и почти все рабы, а за ними – Хризостом и надсмотрщики. «Почему они бросились удирать у самого дома? – удивился Луций. – Непонятно!.. Сицилийский мальчишка впереди всех… Вот не ожидал от него такой прыти! Ага!.. Надсмотрщик таки нагнал его… вцепился в тунику…»

Луций высунулся в окошечко рэды и во весь голос крикнул:

– Держи его! Вяжи!.. – и тут же одернул себя: он-то чего волнуется? Хризостом и надсмотрщики сделают все, что надо.

«Мальчишка что-то объясняет. Вот они окружили мальчишку. Как смешно размахивают руками!.. Подошел Хризостом. Кажется, никакого бунта нет. Как всегда, выдумка старика… Интересно, о чем они говорят?… Мальчишка побежал дальше… Остальные вернулись…»

– Что там произошло? – спросил он, когда Хризостом возвратился.

– Да все этот сицилиец! Нянчится со своим псом! Забыли снять с собаки тюки, а она, видя, что люди сбросили поклажу, улеглась посреди дороги – и ни с места! Мальчишка побежал к ней, а Дриас, думая, что он хочет скрыться, погнался за ним. Остальные бросились за Дриасом, как овцы за бараном.

– Почему же ты недоглядел? – укорил домоправителя Луций. – Нельзя навьючивать на собаку тюки. Как только приедем на виллу, распорядись, чтобы ее выкупали и накормили.

Они подъехали к низкой стене. Привстав, Луций высунул голову в окошечко рэды. За стеной кипела работа. Полуголые, коричневые от загара рабы с лопатами и лейками окапывали и поливали молодые деревца – видно, не так давно здесь посаженные. Луций опустился на сиденье.

– Я всегда говорил, что здесь надо устроить питомник. Отец же почему-то раздумывал. У Катона ясно сказано: над посадками не надо размышлять, их надо делать. Я познакомил вилика с трудом Катона и вот… – Луний указал на работающих, прибавив: – Нет, он не глуп, наш вилик.

За стеной заметили рэду молодого хозяина. Раздались приветственные крики. Луций высокомерно улыбнулся Хризостому:

– Как видишь, твой ворон не причинил нам зла… и гладиаторы тоже.

Глава 13. Приезд на виллу

Вилик Сильвин с утра наблюдал за уборкой господского дома. Рабы вытирали потолки и стены влажными губками, выбивали ковры, вытряхивали и развешивали занавеси, чистили бронзовые светильники и ножки столов. Под вечер Сильвин забежал к себе, чтобы с террасы, выходящей на дорогу, взглянуть, не едет ли хозяин.

– Я слежу, отец, не беспокойся! – повернулся к нему мальчик, стоявший у перил террасы. – Мать велела мне караулить и, как только покажется рзда, бежать предупредить тебя.

– Обо всем она успеет подумать! – одобрительно кивнул вилик и, подойдя к сыну, ласково опустил руку ему на плечо.

Стоя рядом, они молча глядели на дорогу, по которой с мотыгами на плечах возвращались с ближних огородов рабы. За ними, вздымая пыль, волочились цепи.

– Зачем ты приказал заковать их? – спросил мальчик.

– Неизвестно, кто из господ приедет; если старый, так он требует, чтобы с рабами обращаться построже. Теперь он будет, наверное, особенно придирчив.

– Из-за восстания?

– Уже успел пронюхать?… И откуда только ты все узнаешь, хотел бы я знать? – Откинув голову сына, Сильвин испытующе посмотрел ему в глаза. – Не следует разговаривать об этом с рабами.

– Да ведь мы тоже рабы… – Увидев, что отец нахмурился, мальчик поспешил объяснить: – Все арендаторы об этом говорят… Хотел бы я хоть издали посмотреть на Спартака! – мечтательно добавил он. – Я еще ни одного героя не видел.

– Александр! – сурово остановил его отец. – Если ты еще раз произнесешь это имя, я накажу тебя. А теперь взгляни: вон облако пыли. Наверное, это едет господин. А ты его прозевал. Вот как на тебя полагаться! Беги предупреди мать, а я пойду его встречу. – Широко распахнув ворота, Сильвин вышел на дорогу.

Облако выросло в клубящуюся тучу, в которой очертания людей, лошадей и мулов казались смутными, как в тумане. Приблизившись к воротам, туча заколебалась, остановилась, начала рассеиваться и оседать. Из рэды выпрыгнул Луций. Кланяясь господину, вилик пожалел, что отяготил людей цепями: молодой хозяин много раз говорил, что заковывать рабов бессмысленно – это мешает им работать.

На сером от пыли лице Луция весело сверкали глаза и зубы.

– Ванну!.. Ванну во имя богов!.. Я пропитан пылью, как губка… Не-ет, когда я стану хозяином этой виллы, я прежде всего позабочусь о дороге к перевалу! Трижды прав Катон: поблизости от имения необходимы хорошие дороги.

– Ванна для тебя, господин, готова. В доме еще не закончили уборку, поэтому соблаговоли пройти в нашу баню… Эй, Калос! – позвал он девушку, которая вместе с рабынями стояла на пороге кухни. – Посмотри, как будут разгружать петориту.

Луций обернулся к Хризостому и кивнул на Льва, прыгавшего вокруг Клеона:

– Не забудь распорядиться, чтобы выкупали и накормили собаку.

Хризостом неодобрительно покачал головой: «Вот она, современная молодежь! Вместо того чтобы, по обычаю предков, прежде всего помолиться пенатам, они начинают с ванны и… с заботы о собаке! Да, не впрок, видно, пошли Луцию все наставления старого воспитателя».

Хризостом был покрыт пылью не меньше молодого хозяина, а путь, проделанный пешком, в то время как Луция несли в лектике, утомил старика. Но Луций на это не обратил внимания. Его больше занимала собака. Хризостом был обижен и, увидев Александра, глазевшего на господина, закричал:

– Ну-ка, займись собакой! Доверяю это дело тебе.

Вспыхнув от удовольствия, Александр подбежал ко Льву. Пес предостерегающе оскалил клыки. Мальчик смущенно отступил:

– Ух, какой!

– Спокойно, Лев! Это друг, – сказал Клеон. – Поздоровайся с ним.

Вежливо махнув хвостом, Лев протянул Александру лапу. Сын вилика ахнул от восхищения и, вытянув руку в уровень с плечом, пресерьезно поклонился псу:

– Привет, Лев!.. Его ведь Львом зовут? Ты его хозяин, что ли?

– Он мой друг, – ответил Клеон, лаская собаку. – Когда-то я спас его от смерти. С тех пор мы не расстаемся. Дома, в Сицилии, мы вместе пасли овец. А когда меня похитили пираты…

– Тебя похитили пираты?! – перебил Александр. – Ох, как интересно!.. Расскажи, как это произошло. Я еще никогда не видел пиратов… К нам они не добираются.

– После расскажу. Сейчас нам надо выкупать Льва, – напомнил Клеон.

– Верно! – спохватился Александр. – Ну, пойдем на скотный двор, а потом я вас накормлю.

– Погладь его, не бойся, – предложил Клеон. – Он будет и твоим другом.

Сын вилика почтительно дотронулся до пыльной шерсти собаки и повел Клеона и Льва к воротам в низкой стене, разделяющей усадьбу на две неравные части: чистый двор, через который проходили хозяева и их гости, и черную половину, где помещались служебные постройки и двор для скота и птицы.

Александр объяснял Клеону назначение построек на служебном дворе, мимо которых они проходили:

– Вот в этих каморках спят рабы, а там – кухня; рабы в ней обедают, а в дождь и работают. Вон там – видишь, раскрыта дверь? – кузница. А вон тот большой сарай – хлебный амбар. Он на столбах, чтобы зерно со всех сторон проветривалось. А вот здесь, – он указал на тяжелую дверь с большим замком, – эргастул…

– Что это? – спросил Клеон.

– Подвал. Туда запирают провинившихся рабов. Там сыро и холодно даже в самые жаркие дни и почти нет света. Видишь, какие маленькие окошечки с решетками? Отец не любит сажать туда рабов, но иногда приходится…

– Зачем?

– Ну, если кто украдет что-нибудь или попытается бежать… – неохотно ответил Александр. – А мимо того хлебного амбара, – указал он в другую сторону, – можно пройти в господский сад. Я тебя как-нибудь туда сведу, там очень красиво.

Ворота во второй стене вели на скотный двор. Клеон заметил, что из дома возле главных ворот был выход в каждый двор, который они проходили.

– Зачем столько дверей в этом доме? – поинтересовался он.

– А как же? Здесь, кроме домоправителя, живет мой отец. Он управляет виллой, – сказал Александр. – Если нужно быстро куда-нибудь поспеть, не бежать же через все дворы вокруг дома!

Если бы Клеон побывал внутри дома, то увидел бы, что вилик, и не выходя, мог наблюдать за всем, что делается на вилле и в ее окрестностях: окна второго этажа с одной стороны выходили на дорогу и огороды, с другой – на чистый двор, так, что можно было видеть всех, кто входил в главные ворота; с третьей стороны был виден тот двор, где стояли хозяйственные постройки, а окна четвертой были обращены к скотному двору, куда сын вилика привел теперь Клеона и Льва.

В искусственном водоеме посреди двора плескались утки и гуси. Вокруг, роясь в пыли, расхаживали пестрые куры с выводками цыплят. Длинноногий павлин, вытянув шею, преследовал петуха, а тот растопырив крылья, семенил от него и орал, призывая на помощь. Из дома выбежала девушка лет семнадцати. Отогнав павлина, она стала сыпать птицам зерно и крошки из корзины, которая висела у нее через плечо. Толкаясь и спеша обогнать друг друга, птицы бросились к ней. С причудливой голубятни слетели голуби и закружили над девушкой. Они присаживались то на ее голову, то на края корзины, и девушка, смеясь, отмахивалась от них. Клеон остановился полюбоваться веселой птичницей и ее пернатыми друзьями.

– Ну, чего стал? – дернул его за руку Александр. – Это моя сестра Береника. А ты смотришь, словно чудо какое увидел!.. Сам же говорил – надо купать Льва. Идем, а то кончится обед, и вам ничего не останется.

Мальчики столкнули Льва в водоем и со смехом смотрели, как он там фыркал и барахтался, а недовольные утки и гуси с криком разбежались во все стороны. Клеон и сам с удовольствием прыгнул бы в водоем, но Александр сказал, что возле эргастулума есть отдельная баня для рабов. Там по праздникам им разрешается мыться теплой водой, а сегодня вечером можно пойти на пруд и выкупаться.

Покончив с купанием Льва, Александр повел пастуха и собаку обедать. Собакам не позволяли входить в кухню, где ели рабы, и, так как Клеон не хотел разлучаться со Львом, Александр усадил их на пороге, а сам побежал к очагу.

Заглянув в открытую дверь, Клеон увидел низкую полутемную комнату, в которой за длинным столом обедали рабы. Вдоль стен стояли кувшины и решета, под потолком висели корзины для сбора плодов. В дождливые дни рабы, не выходя из столовой, могли готовиться к уборке винограда: осмаливать кувшины для вина, чинить решета и корзинки или вязать венички, которыми обметали виноградную шелуху с кувшинов, налитых новым вином.

Александр протянул рабыням, хлопотавшим у очага, две пустые миски:

– Для моих друзей. Они будут обедать в летнем триклинии, на лестнице.

– Это еще что за новости? – закричала Калос, старшая сестра Александра, распоряжавшаяся раздачей пищи. – Убирайся отсюда со своими выдумками!

– Так приказал сам молодой господин, – важно ответил Александр. – Если не веришь, спроси у домоправителя Хризостома.

Глава 14. Молодой хозяин распоряжается

В то время как сын вилика кормил раба и собаку, сам вилик и его жена Билитис хлопотали, принимая молодого хозяина.

После ванны Сильвин повел Луция в дом у ворот, во втором этаже которого, над кладовыми, жила его семья. По дороге вилик открывал двери кладовых: в одних висели под потолком окорока, в других стояли бочки с оливковым маслом, в третьих на дощатых настилах дозревали зимние яблоки и груши.

– Вот сколько у нас бочек со скантийскими яблоками и вишнями в сиропе![88] – сказал Сильвин, распахивая дверь полуподвала. – А вот тут ящики с изюмом из аминейского винограда. Кроме того, у Билитис зарыто в землю много кувшинов с отборным виноградом и свежими орехами. А в сушильне есть и груши, и фиги, и рябина… Да если желаешь, господин, пройдем туда: ты, верно, не забыл дорогу в сушильню?… Помнишь, как ты мальчиком прибегал туда лакомиться?

– Во имя воспоминаний о тех днях ты хочешь уморить меня голодом? – пошутил Луций. – Завтра я готов осмотреть и кладовые, и сушильни, и мельницу, и все, что полагается смотреть хозяину, а сейчас всему на свете предпочту триклиний.

– Прости, господин… Это от излишнего усердия заговорил я о хозяйстве. Войди! Билитис сама готовила для тебя обед. А ты помнишь, надеюсь, какая она искусная повариха?

Вилик и вилика сами прислуживали молодому хозяину за столом. Сперва, для возбуждения аппетита, ему подали яйца, маринованные оливки, чеснок, мяту, репу и грибы; была тут и соленая рыба и обложенные салатом розовые ломти вареного окорока. Потом Билитис принесла жареных сонь[89] с подливкой из меда и мака, а также утку с хрустящей золотистой корочкой. Она была приправлена оливками и гранатовыми зернами. Сильвин подал к этому блюду засмоленную амфору с вином. Из букета, поставленного перед ложем[90] Луция, в его бокал падали лепестки роз. Когда молодой человек покончил с уткой, ее место заняло блюдо со светло-зелеными, словно хризолит, виноградными гроздьями.

– Отлично ты меня накормила, Билитис! – похвалил вилику молодой хозяин. – Теперь идите обедайте вы. Не бойтесь: я один не соскучусь.

Сытный обед, усталость после долгого пути и пьянящий воздух навевали дремоту. Луций откинулся на обеденном ложе, прислонился затылком к нагретой солнцем стене и, пощипывая веточку винограда, предался ленивому созерцанию.

День клонился к вечеру. Рабы поливали огороды. С поля доносился крик перепелов. Блаженное чувство покоя охватило Луция, и – чего никогда не было с ним в городе – юноша задремал на обеденном ложе… Заснул ли он или только на минуту закрыл глаза? Луций вскочил, заслышав мычание, блеяние, хлопанье бичей, крики пастухов… Блаженного безделья как не бывало. Луций выбежал в рабочую комнату взглянуть из окна на скотный двор.

Сквозь распахнутые ворота широкой рекой вливался скот и, толкаясь, устремлялся к водоему. Гуси с гоготом отступили перед овцами и коровами. Куры разбежались. Павлины взлетели на смоковницу, росшую у крыльца, и во все стороны свесили сложенные хвосты, словно длинные полотенца.

– Люди вернулись на час раньше, чтобы приветствовать тебя, – сказал вилик, останавливаясь позади Луция. – Если ты отдохнул, может быть, сойдешь поздороваться с ними?

– Да-да, конечно, – рассеянно ответил молодой человек. – Интересно, хороший доход дают павлины? Я вижу, у тебя развелось их множество.

– Наша птица повсюду славится! – гордо ответил Сильвин. – Торговля ею составляет десятую часть доходов с имения… Так сойдем во двор, господин?

– Да-да, конечно, – повторил Луций, направляясь к лестнице.

Шеренги рабов встретили молодого хозяина приветственными возгласами. При виде цепей Луций нахмурился:

– Почему столько закованных? Зачем бесполезно растрачивать силы людей, заставляя их таскать эту тяжесть?

– Отец твой думает иначе, господин, – вполголоса ответил вилик. – К тому же, сейчас неспокойное время… гладиаторы…

Луций вскипел: вот дались им эти гладиаторы! Сколько разговоров из-за кучки восставших рабов! Он холодно оглядел ряды склонивших головы невольников.

– Я не хочу видеть своих людей в цепях, – громко сказал он вилику. – Прикажи расковать их. Пусть они радуются моему приезду.

Слабый гул прошел по толпе. Луций не прислушивался к словам. Ему доставляло удовольствие сознание, что он только что проявил разумную гуманность. Растроганный мыслью, что рабы благославляют его, Луций захотел устроить им пир.

– Кроме обычного ужина, – обратился он к вилику, – дай людям, в честь моего приезда, маринованной рыбы, вина и сушеных плодов. – .Милостивым жестом отпустив рабов, Луций указал вилику на стоявшего у колодца Клеона: – Вон того мальчика пошлешь завтра пасти овец. И собаку с ним. Ну, а теперь идем осматривать сушильню, амбары, маслобойню, мельницу… словом, все, чем ты хочешь похвастать перед хозяином.

– Куда хочешь, господин, – уверенно сказал вилик. – У меня в хозяйстве все в порядке.

Прислонясь к краю колодца и машинально поглаживая шелковистую после купания шерсть собаки, Клеон издали наблюдал, как разговаривали хозяин и вилик; как пробегали по двору невольники, торопясь закончить до ужина все свои дела; как выходили из кузницы те, кого освободили от цепей, и как молодые рабыни доили коров и овец… Пахло травой, парным молоком, свежевыпеченным хлебом, цветами, навозом… Клеону эти запахи напомнили родную деревню. Стало грустно, но он старался бодриться: боги помогли ему выбраться из городского ада, – может быть, если он не будет вешать нос, они и свободу ему вернут. Как знать, не ждет ли его счастливый случай? Если не сегодня, то завтра…

Часть третья

Глава 1 Утро на вилле

Среди ночи Клеон проснулся с мыслью, что в каморке над хлевом, куда поместили его вчера вечером, он один. Мальчик вскочил и прислушался. Снизу доносились тяжелые вздохи и мерный шелест. «Волы! – подумал Клеон. – Только волы!..»

– Тихо, Лев!.. Лежи тихо, – предупредил он. – Я посмотрю, нельзя ли нам убежать.

С протянутой вперед рукой он сделал в темноте два шага и почувствовал под пальцем камень. Ощупывая стену, Клеон добрался до двери, нашел щеколду, приподнял… Дверь открылась. Он увидел под собой лестницу, спускавшуюся в тускло освещенный луной хлев. Неудержимое желание бежать охватило его. Он больше не раздумывал, где найти приют и пищу, как укрыться от преследования, как узнать дорогу к Спартаку… С той минуты, как его похитили пираты, он впервые остался один и поверил, что боги наконец сжалились над ним; как же не воспользоваться их милостью!

– Лежи смирно! – повторил он, оглянувшись, и стал спускаться.

Мирно жующие сено волы спокойно поворачивали головы к мальчику, а он дрожал от страха, словно путник, блуждающий в лабиринте чудовищного Минотавра.[91] Он дрожал от страха, что какой-нибудь вол замычит и волопас, который спит где-нибудь поблизости, выглянет в дверь, незаметную в голубоватом свете луны. Лунный свет льется сквозь широкие и низкие окна хлева, тени решеток неподвижно лежат на земляном полу. Но в неосвещенных углах хлева тени трепещут – то ли волы там движутся, то ли кто-то прячется… Может быть, кто-то следит оттуда за Клеоном?… Мальчик остановился, всматриваясь в темноту… Нет, никого!.. Вдруг ему показалось, что Лев наверху жалобно заскулил. А что, если он не выдержит одиночества и спрыгнет вниз?… Испуганные волы замычат. На шум кто-нибудь обязательно прибежит. Что делать?… Боги, научите, что делать?…

Ох, каким долгим показался Клеону переход через хлев!

Но вот он у входа. Он пробует открыть ворота хлева. Они заперты снаружи. Значит, открытая дверь его каморки не была милостью богов?… Ее и запирать было незачем: бежать все равно невозможно. Окно?… Окно высоко, и на нем такая частая решетка, что сквозь нее не пролезет и рука ребенка.

Клеон крепко сжал веки, чтобы удержать готовые хлынуть слезы: пусть не радуются злые боги его печали!

* * *

– Эй, сицилиец!.. Тебя зовет вилик!.. Иди к нему, скорее! Поживей, поживей поворачивайся!.. – кричал надсмотрщик, стоя на пороге хлева.

Клеон и Лев скатились по лесенке и выбежали во двор.

Солнце должно было вот-вот взойти… На столбе у водоема горел факел, отражаясь багровой рябью в воде. Две женщины вытряхивали из мешка в лохань желуди, чтобы размочить их на корм свиньям. Полусонные рабы, выскакивая из своих каморок, бежали к кухне. В дверях ее Калос раздавала лепешки.

Клеон хотел также получить лепешку, но надсмотрщик его остановил:

– Поешь после. Беги вон к тому хлеву… Клеон круто свернул в сторону.

Конюх запрягал лошадей, рабы укладывали в повозку кожи: вилик должен был отвезти их в соседнее имение и обменять на глиняную посуду. Другие рабы – те, что работали на полях, и те, что ухаживали за виноградниками и садами, – собирались группами.

– Поживей!.. Поживей!.. – кричали надсмотрщики, щелкая бичами по земле: Сильвин не любил вспухших рубцов на коже своих подчиненных.

– Ты не ел еще, сицилиец? – спросил вилик подбежавшего Клеона. – Потерпи немного. Ты один пока свободен, поможешь мне. На, держи! – Он передал Клеону миску с вином, луковицу и яйцо: – Неси все за мной. Старший пастух уехал на дальнее пастбище, мы с тобой его сегодня заменим.

Клеон сунул луковицу за пазуху и, держа миску в одной руке, а яйцо в другой, вошел за виликом в хлев, дверь которого открыл им раб-волопас. Клеон увидел понурого вола, перед ним стояла кадка с замешанными на воде отрубями, к которым он, по-видимому, не притронулся.

– Не ест? – спросил вилик.

– Не хочет, – кивнул волопас.

– А вот ты не удержался и съел свою лепешку! – укоризненно сказал вилик. – И я должен для лечения отрьтать от дела другого раба!

Разбив яйцо, вилик заставил вола проглотить его, затем поднес больному луковицу и вино.

– Ну вот, теперь вол, с помощью богов, поправится. Мы лечили его по всем правилам: и мы и вол стояли на деревянном помосте, и ни мы, ни вол ничего перед лечением не ели. Запомни: если скотина, которой ты даешь лекарство, не может удержаться на ногах, хотя бы с чужой помощью, не стоит и лекарства на нее тратить – она все равно не поправится. Говорят, очень важно также ничего перед этим не есть. Почему не должен есть лекарь, не могу тебе объяснить. Ну, а больной – понятно: на голодный желудок, когда лекарству ничто не мешает, оно лучше действует. Теперь иди завтракай, потом Александр проводит тебя на пастбище.

Пастухи уже угнали коров, овец и свиней. Птицы снова завладели двором. На пороге опять появилась Береника с корзиной корма. Клеон мог теперь беспрепятственно любоваться девушкой. Заметив его, Береника дружески махнула рукой:

– Привет! Я принесла кое-что и для твоей собаки. – Она бросила Льву лепешку.

Пес на лету подхватил ее, рявкнув на петушка, взлетевшего было, чтобы клюнуть плоский хлебец.

– Александр сейчас выйдет, – сказала девушка. – Подожди его здесь. Он отведет тебя к Долговязому.

Ради удовольствия полюбоваться, как она кормит птицу, Клеон готов был пожертвовать своей лепешкой; присев на камень, мальчик спросил:

– К кому, ты говоришь, поведет меня твой брат?

– К Долговязому. Это пастух. Мы так зовем его, потому что он очень худой и высокий.

– Это еще что?! – крикнула Калос, появляясь в воротах скотного двора. – Я его жду, а он болтается без дела!.. Кажется, даже и не ел еще? Иди получай лепешку. А потом я выдам тебе два мешка крупы. Мать велела отнести их на пастбище. Ну, шевелись же!

Клеон поднялся, чтобы идти за Калос, но в это время сверху раздался голос Александра:

– Эй!.. Держи!

Разгоняя квохчущую птицу, из окна второго этажа слетели шест и веревка, а следом – под крики испуганных сестер – спрыгнул и сам Александр.

– Ловко! – похвалил он себя, становясь на ноги. – Точно воин Спартака!

У Клеона загорелись глаза:

– А ты видел его когда-нибудь?

– Александр! – предостерегающе сказала Береника.

– Александр! – нахмурилась Калос.

Александр махнул рукой:

– Я ничего не видел, ничего не слышал, ничего не знаю. Ну, Калос, давай нам завтрак и мешки.

В пять минут Клеон и Лев покончили с едой (Станиен считал, что рабы лучше работают, если их держать впроголодь). Связав полученные от Калос мешки, мальчики перекинули их через шест, один конец которого взял Александр, а другой – Клеон.

– Если меня долго не будет, – с озорной улыбкой сказал Александр, – значит, мы ушли к… ну, сами знаете к кому.

– Убирайся, бездельник! – крикнула Калос, нахмурившись так, что ее брови превратились в одну черту. – Я вот скажу отцу про твои дурацкие шуточки!

Ничуть не напуганный этой угрозой, Александр повернулся к Клеону:

– Теперь в путь. Идем через господский сад, так ближе. Ну, раз-два, раз-два… Старайся ступать той же ногой, что и я, – будет легче нести.

Клеон шел за Александром, любуясь полянами роз, лилий, фиалок, гиацинтов, окруженных кустами сероватого розмарина и аканфа с колюче-зубчатыми листьями. Поляны цветов чередовались с купами деревьев – гранатов, айвы и миндаля.

– Почему ты сказал про Спартака? – спросил он. – Разве гладиаторы сражаются где-нибудь поблизости?

– Нет. Недавно вернулся один наш арендатор, он привез своего сына, раненного в битве возле Везувия. Он рассказывал мне об этом сражении…

– Они победили?! – перебил его Клеон.

– Какое там!.. Гладиаторы разбили их наголову!

– Я же о гладиаторах и спрашиваю. А этот легионер не сказал, как удалось им сойти с горы? Там ведь непроходимые пропасти.

– А ты откуда знаешь?

– Я был там, когда началось сражение. Но не знаю, чем оно кончилось и как им удалось сойти вниз.

– Наверное, их свел Геркулес. Он ведь сам был рабом у Омфалы[92] – он должен сочувствовать нам. Так думает легионер. Геркулес помог Спартаку и римлян разбить. Мало кто из них спасся… А как ты туда попал? Расскажи. Теперь нам никто не помешает.

Вдруг Лев ощетинился и зарычал на странное дерево: оно было похоже на дракона и шевелило листвой, словно вздыбившейся чешуей. Клеон широко раскрыл глаза: вокруг стояли рогатые, крылатые, хвостатые деревья и кусты.

– Что это? – оробев, спросил он. – Заколдованный сад?

– Эх ты! А еще настоящее сражение видел и живых пиратов! – укорил его Александр. – А искусства садовника испугался!

– Садовника? – Клеон с сомнением покосился на необыкновенные деревья. – Вон коза, а там баран… Так это садовник превратил их в растения? Значит, он колдун?

– Вот чудак! – фыркнул Александр. – Никакой он не колдун, а просто так подстриг деревья, что они стали похожи на птиц и зверей.

– И господам это нравится? – с отвращением спросил Клеон.

– Делать им нечего, вот и выдумывают…

– А может быть, дриадам[93] больно от этого?

– Будут они думать о дриадах! – сердито сказал Александр. – Они вон таких героев, как Спартак, на арену посылают!.. Вот придет он в наши места, убегу к нему! Тогда я им покажу!.. Хочешь, уйдем вместе к Спартаку?

– Хочу!

– Так расскажи, как попал к Везувию в ту ночь, а то не возьму с собой. И про пиратов расскажи… Вон, смотри, – указал Александр на громадный подстриженный луг: – тут на лошадях катаются. Это мы половину пути прошли, а ты еще и не начал рассказывать!

– Ну хорошо… – Клеон помолчал, собираясь с мыслями. – Слушай же, как отомстили мне боги…

Сын вилика заслушался Клеона и совсем было забыл, что отец приказал объяснить новому пастуху, что ему придется делать. Только увидев старые вязы, обвитые до самых крон виноградом, Александр вспомнил напутственные слова отца и сообразил, что сад кончается.

– Не всякому боги посылают столько приключений! – завистливо вздохнул он. – А ты говоришь, что они тебе мстят!

– Конечно, мстят, – возразил Клеон. – Я был свободным, а они сделали меня рабом.

– Я тоже раб и сын раба, – сказал Александр, – а у богов нет причин на меня сердиться.

– Это другое дело: ты родился рабом. Кроме того, рабы разные бывают. Вон Хризостом тоже раб, а ехал в рэде молодого господина…

– Ну, не сердись, – примирительно сказал Александр. – На пастбище тебе будет хорошо. Только не очень слушай Долговязого. Он вообще не плохой, но лентяй и захочет вами командовать. А ты не давайся и Льва не давай. У него собаку загрызли волки, и теперь постоянно пропадают ягнята. Старший пастух его не наказывает, потому что одному без собаки трудно, а старший – его зовут Мардоний – никак не может найти хорошую.

– Теперь твой Мардоний может спать спокойно! – Клеон с гордостью поглядел на бежавшего впереди Льва. – У нас ни один ягненок не пропадет.

– С такой собакой волк не страшен, – согласился Александр, – да и пасти вам придется всего одну сотню маток с ягнятами. У нас на каждую сотню два пастуха. А Мардоний недавно почему-то отослал помощника Долговязого: говорит, будто он нечестный. Мардоний за всеми пастбищами смотрит, он ваш главный начальник, и ты ему во всем повинуйся… Ну вот мы и пришли.

При их приближении из густой травы поднялся высокий юноша со всклокоченной рыжей копной на голове.

– Я привел тебе помощника, – обратился к нему Александр. – Гляди, какая у вас будет собака! Теперь тебе уж не придется жаловаться на волков.

Долговязый опасливо покосился на Льва:

– Лучше бы их послать в другое место. Тут им будет плохо…

– Спятил ты, что ли? Ты же совсем один, даже без собаки.

– Ну и что же… – Долговязый глядел в сторону, покусывая травинку. – Я и один справлюсь.

– Всем известно, как ты справляешься. И вообще, не твое дело рассуждать! Так приказал сам молодой господин. И знай, что Мардоний не будет больше прощать тебе пропажу ягнят.

– Не надо мне помощника – хуже будет, – упрямо твердил Долговязый.

– Конечно! Придется смотреть в оба и за каждого ягненка отвечать собственной шкурой… Ну, нечего болтать! Принимай: вот тут мука и крупа. Да покажи ему сотню.

Долговязый с помощью Клеона отнес мешки с провизией к пастушьему шалашу. Получив свой шест и веревку, Александр попрощался с пастухами и Львом. Он пообещал Клеону навещать его.

– Как услышу какие-нибудь новости про человека, о котором мы с тобой говорили, – он выразительно поглядел на Клеона, – так и прибегу.

– Пусть боги пошлют тебе все, что ты хочешь! – напутствовал его обрадованный Клеон.

Многозначительно подмигнув новому приятелю, сын вилика ушел. Едва он исчез за кустами, как рыжий пастух снова растянулся на земле и, заложив руки под голову, уставился в небо.

Не обращая на него внимания, Клеон и Лев занялись осмотром стада. Через час они уже знали приметы почти каждой овцы. Лев, как настоящий хозяин, согнал в кучу разбредшихся по лугу маток и улегся на холмике, зорко поглядывая вокруг. Клеон, взяв на руки самого маленького ягненка, сел возле собаки. Разговаривать с неприветливым рыжим парнем ему не хотелось.

Глава 2. На пастбище

На ночь, по приказу Мардония, пастухи не возвращались на виллу. Овцы ночевали в переносных загонах из плетенок и сеток. В одних загонах те, что должны ягниться, в других – матки с новорожденными ягнятами.

Клеон внимательно присматривался, как ухаживают за овцами в этом большом хозяйстве, и старался все запомнить, чтобы потом, когда вернется домой, обо всем рассказать отцу. Он был уверен, что рано или поздно ему удастся убежать от Станиена и возвратиться в Сицилию.

Едва забрезжит рассвет, Клеон со Львом и Долговязый выгоняли овец на влажный от ночной росы луг. А когда всходило солнце, они гнали сотню к ручью на водопой. В то время как овцы, стоя по брюхо в воде, пили, пастухи тут же умывались и завтракали черствыми лепешками, запивая их молоком. Подоить овец они успевали еще в загородках до восхода солнца. Доил обычно Долговязый, предоставляя Клеону более беспокойное дело – выпускать ягнят, которых еще кормили матки. Клеону доставляло удовольствие смотреть, как радостно вырывались они на луг и, подбежав к овцам, жадно тянули молоко. А когда ягнята насыщались, мальчик запирал их в загоне и, чтобы они не скучали по материнскому молоку, клал им в кормушки самой нежной травы и дробленой вики.

В полдень Долговязый забирался в шалаш: поджидал, как он уверял, когда с сыроварни приедут за молоком, а на самом деле – чтобы выспаться на подстилке из свежей травы. Клеон и Лев, как, бывало, и дома, загоняли маток под раскидистые деревья. Клеон усаживался в тени с какой-нибудь работой, но скоро руки его опускались, мысли улетали, ему начинало казаться, будто он пасет свое стадо, будто где-то здесь, за одним из стволов, прячется Пассион и, притаившись, ждет, чтобы Клеон стал искать его… Клеон закрывал глаза, прислушиваясь к шелесту листьев и стрекотанию цикад. Он дома… на лужайке возле оливковой рощи… не было ни корабля пиратов, ни римского лагеря, ни рынка рабов… он в Сицилии.

Но вот слышался лошадиный топот. Клеон еще плотнее смыкал веки. Топот приближался. Конь останавливался, над его головой раздавался окрик… Мальчик вскакивал. Это был или раб с сыроварни, или старший пастух.

А иногда дремотная истома улетала сама, и Клеон с внезапной яркостью вспоминал какую-нибудь подробность из пережитого на пиратском корабле или на привале маркитантов. Горе сдавливало ему горло. Он вскакивал и начинал бегать среди овец, проверяя, правильно ли они стоят. Старший пастух сердился, если видел, что овца стоит головой к солнцу. «У овец, – говорил он, – головы слабые, овцы могут умереть от солнца. Пастух должен следить, чтобы овца стояла к солнцу хвостом, а не головой». И вот Клеон бегал по пастбищу, поворачивая овец хвостами к солнцу, а Лев с лаем носился за мальчиком и прыгал вокруг него. Долговязый, которому они мешали спать, вылезал из шалаша и бранился.

– С тебя же спросят, если Гелиос[94] поразит овцу стрелой! – огрызался Клеон.

Но не от усердия бегал он и загонял овец в тень. Он хотел в движении рассеять тоску по дому и подавить желание убежать от этих лугов и рощ, ставших для него тюрьмой.

День проходил за днем, и Клеон потерял им счет, а сын вилика не приходил.

Но каждые три – четыре дня приезжал на пастбище небольшого роста человек: жилистый, черный, словно высушенный на солнце, – старший пастух Мардоний. Он вел счет овцам и ягнятам.

Лев почему-то невзлюбил его. Всякий раз, как Мардоний брал ягненка от матки, Лев рычал, и только сердитый окрик Клеона удерживал его от нападения.

Старший пастух добродушно смеялся и хвалил усердие Льва: с таким сторожем можно не бояться за овец, как бы далеко ни ушла сотня. Мардоний никогда не забывал наградить бдительного пса чем-нибудь вкусным – куском солонины или костью от окорока. Лев не притрагивался к угощению, ожидая, чтобы хозяин сказал ему: «Возьми». Но и после разрешения ел с таким видом, точно делал Мардонию одолжение. Всякая попытка черного человечка прикоснуться к собаке вызывала у нее взрыв ярости, и старший пастух в конце концов отказался от мысли приручить ее.

Иногда после посещения Мардония пастухи угоняли овец на новое пастбище, погрузив колья, сетки и плетенки на лошадей, которых специально для этого держали при сотне. Всякий раз Клеон грустил, что они уходят от Александра.

Чем больше удалялись они от виллы, тем ленивей делался Долговязый, и Клеону становилось все труднее. Мардоний приказал, чтобы ночью пастухи сторожили овец по очереди. Но Долговязый часто засыпал, сидя у костра, и сицилийский пастух каждую ночь сам обходил загоны и долго потом стоял на холодной от росы траве, выжидая, не блеснут ли где зеленоватые огоньки волчьих глаз.

Лев, ночевавший между загонами, подходил к хозяину и, сжимая зубами его опущенную руку, требовал ласки. Потрепав его по голове, Клеон расталкивал уснувшего у костра Долговязого и снова забирался в шалаш, но долго еще прислушивался, не залает ли Лев, не послышатся ли конский топот или чужие голоса…

Раб с сыроварни приезжал теперь раз в неделю. Клеон поджидал его с нетерпением, потому что всякий раз он привозил какие-нибудь новости. Еще издали заслышав дребезжание его тележки, Клеон бежал к яме, в которой прятали они амфоры с заквашенным молоком, вытаскивал их и выстраивал у дороги. Если бы можно было погрузить их на ходу в движущуюся тележку, он бы это сделал – так хотелось ему выкроить побольше времени для разговоров. Глядя, как он суетится, Долговязый сплевывал сквозь зубы и с размаху бросался в траву. Теперь, забираясь в шалаш, он уже не говорил, что будет ждать человека с сыроварни. Он предоставил это Клеону и пальцем не желал пошевелить, чтобы помочь им грузить амфоры. Клеон был очень доволен, что никто не мешает ему слушать новости, которые сообщал раб с сыроварни, пока они ставят амфоры в корзины, привязанные к тележке. А рассказы его были один другого интереснее. И Клеон мог потом долго обдумывать то, что услышал.

Однажды раб с сыроварни рассказал, что какая-то женщина, по имени Фабия, приехала на виллу в сопровождении целого отряда вооруженных верховых и закупила сразу две сотни овец и кучу битой птицы. Вилику, который ей все это продал, она сказала, будто здесь, в окрестностях, приобрела имение и теперь обзаводится хозяйством… Но не странно ли, что ей в хозяйстве понадобилась такая масса битой птицы, да еще летом? На вилле среди рабов ходят слухи, будто женщину эту послал Спартак и овцы сенатора пошли на продовольствие отряду гладиаторов. Все рабы над этим исподтишка посмеиваются.

Клеону показалось, что он уже слышал когда-то имя Фабии… Но где? Он спросил, молодая она или старая, и раб сказал, что она прекраснее всех женщин, которых он в своей жизни видел. Сами по себе эти слова мало что значили, но Клеон сразу вспомнил рынок рабов и женщину, которая хотела его купить и которую даже торговец рабами называл прекрасной Фабией. Клеон был уверен, что это она приезжала на виллу, и позавидовал рабу с сыроварни, который мог так много видеть и слышать.

Приехав за молоком в следующий раз, раб с сыроварни рассказал, что с виллы несколько невольников бежало к Спартаку и их не поймали. Хотя вилик и надсмотрщики говорят, будто беглецов казнили, но это неправда: если бы их изловили, то казнь совершали бы публично, в назидание остальным рабам. Ходят слухи, что к Спартаку бегут даже свободные землепашцы с полей. «Им ведь тоже не сладко живется: работают от зари до зари, а есть нечего – весь урожай кредиторы забирают. Должники из свободных почти в таком же рабстве, как и мы. Одно только благо у них и есть, что нельзя их ни продать, ни убить. Ну, а голодом заморить – сколько угодно! Закон и не подумает заступиться».

Эти рассказы укрепляли в Клеоне решимость бежать к гладиаторам. Но, когда он спрашивал раба с сыроварни, в какой стороне войско Спартака, тот смеялся: «Везде! У Спартака теперь огромное войско. Он выбил римлян из Кампании». – «А как же не боится наш хозяин?» – спрашивал Клеон. «Не знаю, – пожимал плечами раб. – Должно быть, надеется, что сенат его защитит». – «А почему ты не бежишь?» – спрашивал Клеон. «Жду», – загадочно отвечал раб. «Чего?» – «Не все ли тебе равно, чего? Жди и ты. Не советую пускаться к Спартаку в одиночку, да еще с этой собакой. Будь уверен – изловят. А хуже этого и быть ничего не может: забьют до смерти. Жди!»

Клеон понимал, что раб с сыроварни прав, но желание бежать с каждым днем росло. Уйти с пастбища было так просто: углубиться в лес – и Клеона уже нет. Долговязый не скоро его хватится, а когда обнаружит исчезновение своего помощника, тот будет уже далеко. Но и тогда Долговязый не сможет никому дать знать о его бегстве, пока не приедет раб с сыроварни или Мардоний: нельзя же уйти и оставить сотню овец без присмотра! Уйти просто. Но что дальше?… Куда идти?… Не наткнется ли Клеон с первых же шагов на фугитивария?… Раб с сыроварни рассказывал, что эти подлые люди зарабатывают свой хлеб тем, что ловят беглых рабов и возвращают хозяевам. Клеон решил ждать.

С Долговязым Клеон почти перестал разговаривать. Он жил теперь в мечтах о бегстве, о свободе, о Спартаке, о родном доме… Но работу свою он выполнял так же тщательно, как всегда. Долговязый не обращал внимания на Клеона и, казалось, был даже доволен тем, что подручный не мешает ему спать.

По утрам Клеон пересчитывал овец, стараясь и вдали от отца соблюдать порядок, которому тот его научил. Однажды, недосчитавшись матки с ягненком, Клеон свистнул Льва, и они отправились на поиски. Лев уверенно бежал впереди, нюхая воздух. Клеон едва за ним поспевал. У зарослей ежевики Лев остановился и, помахивая хвостом, оглянулся на Клеона. Пастух услышал блеяние овцы и вывел ее из чащи. А ягненка сколько ни искал, так и не нашел; поднял только деревянный башмак. Башмак был самый обыкновенный, какие носили все рабы. У Клеона в шалаше тоже лежали такие башмаки, только он предпочитал ходить босым, с тех пор как его сандалии износились. Он дал собаке обнюхать найденный башмак:

– Этот человек унес ягненка. Ищи!

Виновато повизгивая, Лев побежал по тропинке, оглянулся на хозяина и залаял.

Клеон прошел за собакой по едва заметной тропинке шагов сто. Овца бежала сзади. Скоро Клеон понял, что искать бесполезно: по этой дорожке кто-то унес ягненка. Но человек этот давно скрылся. Пастух позвал собаку:

– Идем обратно. Вора нам не поймать. Как же ты это допустил, Лев?

Поджав хвост, Лев подполз к мальчику и лизнул его ногу. Смирение собаки не смягчило пастуха.

– Теперь мы опозорены, – стал он укорять Льва. – Теперь все скажут: это не собака, а трусливый щенок. Гладиаторы не захотят принять нас в свое войско. Какие, скажут, это воины? Один – мальчишка, а другой… разве он может сторожить наших боевых коней? За ним самим надо смотреть, как бы не унес его волк. Фу!..

Клеон слегка толкнул ногой Льва и, не обращая внимания на его обиженный визг, зашагал к пастбищу. Подгоняя овцу, Клеон раздумывал, кто же все-таки унес ягненка. Волка Лев не подпустит. На чужого человека он залаял бы. Его не приманишь вкусным куском и даже лаской. Конечно, трудно одной собаке усмотреть за несколькими загонами. А Долговязый спит непробудным сном каждую ночь. Может же и Лев когда-нибудь задремать. Что он не живой, что ли?… Но кто мог сюда пробраться?… Кто потерял в ежевике свой башмак?… Вдруг он вспомнил слова раба с сыроварни, что войска Спартака повсюду. У него даже дух захватило: неужели это они? Неужели воины Спартака?… Но что им делать с таким маленьким ягненком? Его мясом может насытиться только один человек. Нет, это не гладиаторы. Но, может быть, это какой-нибудь раб, бежавший к Спартаку?… Значит, Спартак близко?… Но почему же не идет сын вилика? Ведь он обещал!.. Если какой-нибудь голодный воин Спартака взял ягненка, Клеону не жалко: пусть наестся вдоволь, чтобы хватило сил сражаться.

– Проспал ягненка, лентяй! – попрекнул он Долговязого, придя на пастбище.

– Ты же хвастал, что твой пес ни одного волка не подпустит, – равнодушно отозвался рыжий пастух.

– Лев не деревянный. Ты все ночи спишь, а он караулит! Мог и он уснуть на несколько минут. А что, если ты какую-нибудь овцу не загнал на ночь? Она и ушла с ягненком в лес, пока Лев дремал. Как бы крепко он ни спал, но волка Лев почуял бы. А заросли, где нашли мы матку, далеко, утащить оттуда сосунка волку ничего не стоило. Только я не понимаю, почему он и матку не задрал?

У Долговязого в глазах и уголках рта мелькнула какая-то странная усмешка. Клеон подумал, что Долговязый что-то знает и не хочет ему сказать. И мальчик решил следить за рыжим пастухом.

– Не буду я теперь спать по ночам, – предупредил он Долговязого. – Можешь спать хоть все время без просыпу. Мы со Львом сами будем сторожить стадо.

Следующие ночи Долговязый спал в шалаше, а Клеон и Лев сторожили овец. Сидя рядом у костра, они смотрели в огонь, слушали стрекотание цикад, вздохи сонных овец и фырканье лошадей, щипавших между загонами траву. Время от времени Лев поднимал уши и раздувал ноздри, и Клеон понимал, что Лев почуял какой-то новый запах.

– Кто там, Лев? Возьми его!

Лев вскакивал и без лая бросался в темноту. Иногда он возвращался с добычей, неся в зубах полузадушенного зверька – то соню, то лисицу, то зайца… Но бывало и так, что раздавался визг, лай, фырканье, мяуканье… Тогда Клеон бежал на помощь, и Лев выходил к костру сконфуженный, с расцарапанной мордой.

– Опять с дикой кошкой дрался? – укорял его Клеон. – Ведь знаешь же, что этот противник не по твоим силам! Вот выцарапает она тебе когда-нибудь глаза…

Порой Лев рыскал вокруг загонов, принюхиваясь к чему-то, и беспокойно рычал. Тогда Клеон зажигал от костра факел и вместе со Львом обходил загоны. Клеон старался осветить ближайшие кусты и деревья. Но бдительность пастуха и собаки, очевидно, отпугивала вора. Клеон никого не находил. Овцы мирно спали в загонах.

Как-то на рассвете Клеон, по обыкновению, помог Долговязому выгнать овец и забрался в шалаш, чтобы к полудню выспаться и сменить своего товарища. Но только он задремал, как услышал яростный лай Льва и пронзительный крик:

– Держи!.. Он взбесился!

Клеон узнал голос старшего пастуха. Он выполз из шалаша и поспешил на помощь Долговязому, который с трудом удерживал собаку.

– Лев, не смей! Тихо!

Лев перестал рваться из рук рыжего пастуха, но продолжал рычать.

– Чем ты его так раздразнил? – спросил Клеон Мардония.

– Никто это исчадие тартара не трогал! Просто он взбесился.

– Если бы он взбесился, он бегал бы и кусал всех на своем пути. А Лев не трогал же Долговязого! Он злится за что-то на тебя…

– Я не могу при нем спокойно говорить. Убери эту тварь. – Мардоний протянул руку, указывая на Льва, и пес зарычал.

– Видишь, как он раздражен, – сказал Клеон. – Но, клянусь богами, это не похоже на бешенство. И пены нет на морде, видишь?… Его волнует какой-то незнакомый запах, исходящий от тебя… Может быть, ты надел новую вещь?

– Ха!.. – возмущенно пожал плечами Мардоний. – Не должен ли я докладывать твоему псу, если вздумаю обзавестись обновой?

В его голосе Клеону послышалась неуверенность. Мальчик в упор посмотрел на старшего пастуха:

– А не нашел ли ты в лесу деревянный башмак?… Найденная вещь, говорят, приносит счастье. Если он с тобой, то понятно, что Лев на тебя бросается: ему недавно за такой башмак досталось. – И Клеон рассказал старшему пастуху, как несколько ночей назад овца с ягненком ушла в лес и как он и Лев их искали.

Мардоний слушал Клеона, недоверчиво щуря глаза и качая головой.

– Странно, – сказал он, когда мальчик умолк. – Как же это твой Лев подпустил вора?

– Собака тоже может когда-нибудь уснуть, а мы, наверное, плохо загон закрыли – овца и ушла… Я уверен, что вор унес ягненка из леса, а не из загородки.

Мардоний сделал шаг к Клеону, как бы собираясь его ударить, но, покосившись на Льва, остановился.

– Вы плохо закрыли загон?… За это господин прикажет бичевать и тебя и Долговязого, а твоего пса велит повесить.

Клеон закусил губы. Он не хотел говорить, что овцу украли в ту ночь, когда сотню должен был стеречь Долговязый. Но, услышав, что Мардоний грозит Льву, он рассердился:

– А Лев тут при чем? Он запирает загоны, что ли?

– Ты мне не дерзи! – погрозил Мардоний. – На этот раз я, так и быть, прощу. Но, если случится еще пропажа, вам не поздоровится!

Глава 3. Что можно увидеть в полнолуние

В последнее время по приказу Хризостома каморки, в которых спят рабы, стали на ночь запирать. Приказ был отдан без всяких объяснений, но все знали, что вызван он близостью Спартака. Душно стало в каморках. Сквозь маленькие оконца почти нет притока воздуха. Раньше можно было хоть щель в двери оставить или выйти подышать во двор… Теперь рабы заперты до рассвета и встают не освеженные сном, а сморенные усталостью. А каждого ждет длинный-длинный рабочий день.

Но вот дверь одной из каморок приоткрылась. Повеяло ночной свежестью, ароматом цветов; хозяин каморки проснулся, глубоко вздохнул и, заметив проскользнувшую в дверь тень, приподнялся.

– Это ты, Гефест?

– Тшш… Не шуми. Завтра чуть свет домоправитель уезжает в Рим за оружием. Сообщи об этом… Пусть будут наготове. Когда вернется – неизвестно.

Так же бесшумно Гефест скрылся за дверью.

Хозяин каморки, отупев от усталости, смотрит перед собой, зевает… потом до его сознания доходит услышанная новость. Он довольно ухмыляется и кивает:

– Расскажу… Всем расскажу… – Сообразив, что того, кому он отвечает, уже нет, он снова валится на соломенную подстилку и засыпает.

Гефест, прячась между столбами хлебных амбаров, пробирается в господский сад; его прихрамывающая тень видна, когда он пересекает лунную поляну, и снова исчезает, сливаясь с тенью деревьев.

Гефест и его помощники спят в каморке возле кузницы, как волопасы спят возле коровьего хлева, а конюхи – возле конюшен. Кузнец всегда должен быть под рукой – мало ли что понадобится господину… Вдруг замок испортится на одном из сундуков Станиенов или вилика потеряет ключ от какой-нибудь кладовой. Тогда и ночью разбудят кузнеца и прикажут работать. Но вот уже много ночей кузнец уходил куда-то. Его подручные молчали. Возможно, они так крепко спали от усталости, что не слышали, как открывает и закрывает он дверь их каморки, а может быть, они и догадывались, где бывает кузнец, но не хотели выдавать его. Все в имении знали, любили и оберегали молодого кузнеца. «С каким бы горем ни пришел к нему человек, – говорили о нем рабы, – Гефест всегда утешит и ободрит». Они даже уверяли, будто цепи, выкованные Гефестом, легче носить, чем сделанные каким-нибудь другим кузнецом.

Молодой кузнец из домашней кузницы был любимцем вилика и молодого хозяина. Вилик ценил его трудолюбие, исполнительность и необыкновенную силу; Луция восхищали ум и красота молодого раба. Луций и прозвал его Гефестом,[95] к великому негодованию старого Станиена, который считал, что всякого бога, будь он римским или чужеземным, надо уважать и нельзя его именем называть раба. Но Луций, тайком от отца, продолжал звать кузнеца Гефестом, уверяя, что он искусен в своем ремесле не меньше, чем сын Зевса, да и хромает так же, как тот. Этим сравнением Луций надеялся польстить кузнецу и заставить его примириться с увечьем, которое тот получил по вине своего молодого господина. (Как-то Луций вздумал попробовать силы и уронил на ногу кузнеца тяжелый молот.) Вслед за Луцием, несмотря на запрещение старого хозяина, все стали звать молодого кузнеца Гефестом, и мало-помалу настоящее его имя забылось. Как относился к своему несчастью Гефест, никто не знал: ему все поверяли свои печали, а он на свои никогда никому не жаловался и хромал с таким веселым видом, словно и впрямь был польщен этим сходством с божественным кузнецом.

Луций часами мог смотреть, как работает красивый раб, как расправляет он широкие плечи, как легко поднимает тяжелый молот – только мышцы ходуном ходят под кожей. Конечно, Луций заглядывал в кузницу весной или осенью, а не летом, когда она подобна преисподней. В летнюю жару нет места хуже кузницы, одна хлебопекарня еще может с ней сравниться: в открытую дверь вливается солнечный жар, а навстречу ему валит жар от горна и раскаленного железа на наковальне. Не надсмотрщик погоняет кузнеца – подгоняет сама работа: приказано сделать за день столько-то серпов, лопат, задвижек, замков, сошников – должен кузнец их сделать, хотя бы голова его раскалывалась от стука и звона, а борода и усы насквозь промокли от соленого пота. А не выполнит работу, отстегают его плетью у столба возле эргастулума в присутствии всех невольников, чтобы каждый знал, что «ленивого раба» господа не милуют.

Несмотря на тяжелый труд и скудную пищу, Гефест и его подручные здоровы и веселы. Из кузнецы зачастую несутся раскаты могучего смеха, словно там и впрямь орудуют олимпийцы, а по вечерам они убегают к пруду, чтобы смыть с себя копоть и грязь.

Вилик Сильвин делает вид, будто не знает об этих купаниях, и только ночью, когда, закончив работу, остается с женой наедине, доверительно говорит ей:

– Луций полюбил кузнеца. Приходится терпеть проказы этого раба и притворяться, что ничего не замечаешь. А дай поблажку одним, разреши убегать на пруд открыто, так, пожалуй, и все рабы захотят купаться и, вместо того чтобы спать, всю ночь будут полоскаться в воде.

Вилика слушает мужа, вздыхает и говорит, что на чистых людей приятнее смотреть и находиться с ними в одной комнате лучше, чем с грязными, от которых пахнет потом… Помолчав, она шепчет мужу на ухо, что ей кажется, будто Береника и Гефест посматривают друг на друга.

– Хорошо, что Луций любит его – значит, кузнеца не продадут на сторону. И, если господин даст его в мужья нашей дочери, она останется с нами.

* * *

Чуть прихрамывая, кузнец шел по траве между деревьями. Он избегал расчищенных дорожек. Как объяснить, почему он здесь в такой час? Каждый может счесть это попыткой к бегству или желанием обокрасть хозяев. Могут обвинить даже и в покушении на их жизнь. В лучшем случае ему грозит за эту ночную прогулку бичевание, в худшем – смерть'.

На залитой лунным светом поляне кузнец наткнулся на странную сцену: несколько босых, неподпоясанных женщин ходили вокруг деревьев, словно тени грешниц. Кузнец притаился за кустами. «Уж не обряд ли это в честь Доброй Богини, имя которой запрещено произносить и таинства которой не дано видеть ни одному мужчине?»

Обойдя одно дерево, женщины переходили к другому. Но вот на середину поляны вышел садовник.

– Обойди еще вокруг этой груши, Аристиона, – на ней масса гусениц, – распорядился он.

Посмеиваясь над своей ошибкой, кузнец углубился в чащу вечнозеленых лавров: он хотел остаться незамеченным, но вдруг впереди себя услышал звон струн и бормотание:

Под сенью лавров обрету
Отвагу я и вдохновенье…

«О боги!.. Чуть нос с носом не столкнулся с Луцием. Мог бы погубить все дело… И чего он шатается по ночам?» – с досадой подумал кузнец и, прильнув к стволу дерева, слился с ним так, что на коже его выдавился узор коры. Страх его был напрасен: Луций, не заметив его, прошел мимо. Он искал рифму:

Вдохновенье… и углубленье…
Забуду лень я…

Он аккомпанировал себе на лире, ни на что не обращая внимания, и брел как попало – то по дорожкам, то по траве, не видя, куда ступает. Но вот, очевидно, он вышел на поляну.

– Что за пляска?… Что тут происходит? – услышал кузнец его удивленный голос.

– Это не пляска, господин, – ответил садовник, – это мы лечим деревья, которые пожирает зловредная тварь – гусеница.