/ / Language: Русский / Genre:love_short, / Series: Панорама романов о любви

Леди Любовь

Нора Филдинг

О чем мечтают все девушки? О любви, конечно! А вот молодая англичанка Дженифер собирается до конца жизни не выходить замуж и жить в замке, где и родилась. Одна беда — замок ей больше не принадлежит, а владелец собирается его продать. Что делать? Разумеется, бороться! — решает Дженифер. Но на ее пути встает много препятствий, главное из которых не вовремя пожаловавшая леди Любовь…

Нора Филдинг

Леди Любовь

1

Дженифер, мягко ступая в сапогах на низких каблуках, вошла в библиотеку. В комнате было темно. Она подошла к окну и раздвинула тяжелые, немного побитые молью бархатные шторы.

— Апчхи! — Нос мгновенно забился пылью. Придется отдать шторы в химчистку, подумала Дженифер.

Вместе с Уинифред, своей бывшей няней и нынешней домоправительницей, Дженифер много раз пыталась почистить шторы сама, но старинный бархат всеми силами сопротивлялся их попыткам привести его в порядок. Он не собирался просто так, без химикалий, расставаться с вековой пылью и сейчас, как всегда, обдал Дженифер очередной порцией микроорганизмов и твердых частиц грязи.

— Гав, гав… — раздалось сзади.

Дженифер оглянулась. Белый клубочек требовательно протянул лапку.

— Ах ты, моя милая, — улыбнулась Дженифер и подняла собачку с пола. — Соскучилась по хозяйке?

Маленькая собачка, помесь пекинеса с болонкой, по кличке Молли, радостно залаяла и лизнула Дженифер в нос. Та в ответ чмокнула свою любимицу в пучок шерсти, собранный резинкой на макушке, и опустила ее на большой кожаный диван, который знавал лучшие времена.

— Сиди тихо, не мешай, — приказала Дженифер и взяла клубок шерсти с воткнутыми в него спицами. — Мне надо закончить урок!

— Гав! — опять попыталась привлечь к себе внимание Молли, но Дженифер строго на нее посмотрела.

— Нельзя быть эгоисткой! Видишь, я занята. Вяжу свитер. Тебе хочется иметь красивую шлейку? — Молли никак не выразила своего отношения к вопросу, и Дженифер продолжила: — Молчишь? Боишься признаться, что мечтаешь о ней? Ладно, я тебя понимаю. У меня тоже глаза разгорелись на новое платье, но что толку? Денег все равно нет! Поэтому надо работать! Вязать свитера! Возможно, туристы забредут в магазин миссис Макковен и купят их. Тогда мы с тобой и разгуляемся! Только сначала отдадим шторы в химчистку, да и ковер неплохо бы сменить…

Спицы быстро мелькали в проворных руках Дженифер. Собака, казалось, поняла хозяйку и не мешала ей. Она положила голову на лапы и внимательно следила за движением спиц. Синие и красные нити сплетались в причудливый узор. Пальцы Дженифер ловко накидывали петли, и Молли прикрыла глаза. Вскоре раздалось ее сладкое сопение.

Дженифер мельком взглянула на собаку.

— Спишь? Спи-спи… Один, два, три… Теперь красную… Один, два, три, четыре… Сейчас идет синяя… — приговаривала, провязывая раппорт рисунка, Дженифер.

Прошел час. Потом другой. Третий. Стрелки часов сложились в прямой угол и пробили три часа пополудни.

Дженифер облегченно вздохнула.

— На сегодня все, — радостно объявила она. — Я связала все, что наметила. Даже на два ряда больше! Если я буду перевыполнять план каждый день, я закончу свитер на неделю раньше! Поняла, Молли?

Ответа, как всегда, не последовало. Дженифер встала с дивана и подошла к окну.

Вид, открывшийся ей, был скучным и неинтересным. Когда-то ухоженный газон покрывал неопрятный разноцветный ковер из опавших листьев. Они лежали бурые, темно-ржавые и тяжело вздыхали под порывами ветра. В последние дни солнце редко появлялось на своем рабочем месте. Оно явно саботировало небосклон. Природа и погода, казалось, делали все возможное, чтобы ввергнуть людей в уныние.

— Ноябрь! — пробормотала Дженифер и потянулась, разминая затекшие мышцы, потом распахнула окно. Холодный воздух мгновенно ворвался в комнату. Дженифер глубоко вдохнула его и улыбнулась.

Хмурые дни осени не портили ей настроения. Ома любила жить здесь, в полуразрушенном замке, который благодаря ее усилиям не сдавался. Он продолжал влачить пусть убогое, но все же существование.

Замок «Литл Уэстли» был построен сразу же после вторжения Вильгельма Завоевателя одним из его приближенных. С тех пор прошло девять с половиной столетий! Замок знавал и взлеты, и падения. Последний владелец, постоянно проживавший в «Литл Уэстли», умер несколько лет тому назад. Это был отец Дженифер.

Право Дженифер жить в замке до тех пор, пока она не выйдет замуж, было легко оспариваемым пунктом завещания, но ее желание им воспользоваться новый владелец «Литл Уэстли» посчитал вполне естественным и не стал чинить препятствия.

Денег на ведение хозяйства новый владелец замка не давал, предоставляя Дженифер управляться самой. Дженифер никогда его не видела, да, впрочем, и не горела желанием. Все силы и мысли она направляла на поддержание существования замка. Вязание свитеров в национальных традициях Северной Англии помогало ей хоть как-то сводить концы с концами.

Прохладный воздух проник сквозь тонкую водолазку Дженифер и заставил ее поежиться. Она наклонилась, чтобы закрыть окно, и увидела ползущую по некогда посыпанной гравием подъездной аллее красную машину. Роскошный «ягуар» вальяжно шелестел шинами по листве и плавно подъезжал к державшейся на одной ржавой петле половинке ворот.

— Ура-а! — радостно вскричала Дженифер и вихрем выскочила из библиотеки.

Приезд старшей сестры был для Дженифер настоящим праздником. Барбара не часто баловала ее своими посещениями. «Литл Уэстли» навевал на нее скуку и красноречиво твердил о своих проблемах, а их у Барбары, по ее мнению, и так было предостаточно.

— Барбара! — кинулась к выходящей из машины старшей сестре Дженифер.

Барбара ласково чмокнула ее.

— Не стоит выходить из дому легко одетой, — мягко заметила она. — Можно простудиться.

— Барбара, я так соскучилась по тебе, — ластилась котенком Дженифер.

— Осторожнее, Дженни, помнешь костюм! Я его только вчера купила.

Дженифер с восхищением оглядела Барбару. Ее старшая сестра настоящая красавица. А в одежде ей вообще нет равных! Разве есть на свете еще одна женщина, на которой брючный шерстяной костюм цвета морской волны сидел бы так великолепно? Нет, только Барбара может из шифонового шарфика сделать не просто хомутик вокруг шеи, а подлинную балладу, которая повествует о красоте и свежести ее кожи.

— Ты красавица! — вырвалось у Дженифер.

— Естественно! Я же слежу за собой, а не хожу как Золушка-замарашка, которая не успела разобрать овсяную крупу. Сколько лет можно носить одни и те же джинсы, а, Дженни?

Дженифер вздохнула.

— Барбара, я стараюсь! Кручусь как могу! Ты же видела ворота? Вернее, их останки? Нужны новые! Необходимо почистить шторы в библиотеке, привести в порядок мебель, исправить на кухне плиту…

— Остановись! — засмеялась Барбара. — Скоро все неприятности закончатся!

— Ты получила контракт? — с надеждой и радостью спросила Дженифер.

— Нет! Эта жердь Хилари увела его у меня. Легла под Арчи! — зло бросила Барбара.

— Какая подлость! — возмутилась Дженифер. — Тебя же выбрали из всех, кто участвовал в пробах!

— Сделали вид, что я не прошла… Да ладно, сестренка, не расстраивайся. Скоро мы заживем преотлично! — Тем временем Дженифер и Барбара вошли в дом. — Фи, как здесь противно! Ковер совсем лысый! И эти уродцы рыцари! — воскликнула, презрительно окидывая взглядом холл, Барбара. — Дженни, тебе не кажется, что эта ржавая махина скоро рухнет? — Барбара указала рукой на люстру.

Дженифер взглянула на потолок. Старинная массивная бронзовая люстра, висевшая на железных цепях, и впрямь казалась накренившейся на один бок.

— Попрошу отца Мартина взглянуть на нее, — недовольно пробурчала она. Замечания сестры ей не понравились. Вчера Дженифер вместе с Уинни целый день драили холл, и он, по ее мнению, сейчас выглядел посвежевшим и очень приятным.

— Неплохо чего-нибудь выпить…

— Пойдем на кухню, Барбара. Мамми Уинни приготовит чай. Утром она испекла овсяные лепешки. Такие вкусные! — При мысли о лакомстве, которым она может угостить сестру, у Дженифер моментально прошло недовольство от замечания Барбары. Схватив сестру за руку, она потащила ее за собой.

Кухня, как и все остальные помещения замка, выглядела убого. Одну ее стену полностью занимал старинный очаг. Он был таким огромным, что бык целиком, с рогами и копытами, легко поместился бы в нем. Вероятно, давным-давно, когда в замке кипела жизнь и число его обитателей не равнялось двум женщинам, очаг трудился целыми днями, зажаривая и оленей, и быков, а уж про зайцев, перепелов и куропаток говорить и не приходилось. Он легко превращал их во вкусные с поджаристой корочкой блюда. Сейчас об очаге никто не вспоминал. Он стоял угрюмый, с открытой пастью, всеми забытый.

Кирпичная кладка кухни закоптилась от времени и огня, и никакие усилия Дженифер и Уинни не могли изменить ее вид.

— Барбара, девочка моя, приехала, моя радость! — всплеснула руками толстая пожилая женщина, которая в этот момент что-то жарила на газовой плите, модель которой уже не выпускалась несколько десятилетий.

Барбара клюнула губами щеку бывшей няни, сморщила брезгливо свой хорошенький точеный носик и с неожиданно доброй улыбкой произнесла:

— Теперь отдохнешь. Вот продадим…

— «Ягуар»? — подхватила Дженифер. — Ты решила наконец с ним расстаться?

— Садись, моя птичка, садись… Сейчас тебя сливками попотчую… — Уинни, несмотря на свою комплекцию, шустро метнулась с двумя кружками в кладовую и через минуту уже ставила их на стол. — Вот, мои дорогие девочки. Пейте на здоровье!

На столе рядом со сливками, словно из-под земли, появились поджаристые овсяные лепешки.

— Вы, обе, с ума сошли от одиночества, что ли?! — вскричала Барбара. — Одна «ягуар» собралась продавать, а другая — сливками угощает…

— Сливки хорошие, свежие, жирные…

— Кто же, Уинни, теперь пьет сливки? Только вот эта деревенщина, моя сестрица! — Барбара презрительно хмыкнула. — Я, кроме обезжиренного йогурта, никаких других молочных продуктов в рот не беру.

— Сливки вкусные… — подвигая к себе стакан и делая глоток, выступила на защиту мам-ми Уинни Дженифер. — Напрасно отказываешься!

— Удивляюсь, как можно жрать такой калорийный продукт и оставаться худой, — заметила Барбара. — Я вынуждена все время придерживаться диеты.

— Испортишь себе желудок, моя девочка. Потом лекарства замучаешься покупать.

— Уинни, я же фотомодель! Мне фигура нужна. Это вот Дженни может жрать все подряд!

— Так, что там насчет «ягуара», я не поняла? — откусывая кусок овсяного печенья и запивая его сливками, спросила Дженифер.

— С «ягуаром»? Ничего! Это единственная память о сэре Джоне…

— Твой бывший муж умер? — схватилась рукой за сердце Уинни и добавила: — Упокой, Господи, его душу!

— Фу, Уинни, что за бред ты несешь?!

— Ты же сама сказала, что машина единственная память о нем… — поддержала няню Дженифер.

— Конечно, единственная… Он отнял у меня содержание!

— Барбара, милая, как же ты жить будешь?! А еще этот прокол с контрактом! — Дженифер бросилась к сестре и обняла ее.

Барбара с неудовольствием отстранилась.

— Дженни, у тебя руки жирные! Пятна оставишь! А Джон подлец, каких свет не видывал, не изменяя интонации, сказала она. — Поймал меня в ловушку!

— Он по закону обязан тебя содержать! — не обращая внимания на замечание сестры и продолжая нежно поглаживать ее по плечу, заметила Дженифер.

— Если я не работаю…

— Ты же не работала на момент развода!

— Адвокаты Джона придрались к тем фотографиям. Помнишь, на которых я позирую с рыбой…

— Но это же любительские фотографии, — возразила Дженифер.

— Они сделаны профессионалом и были помещены в журнале!

— Ну и что? Ты тогда гостила… Как его? Забыла… А, у сэра Перси! — сказала Дженифер. — Он же не платил тебе за позирование с пойманным им лососем! Это работой не считается…

— Я не могла признать это публично!

— Почему? — воскликнули в один голос Дженифер и Уинифред.

— Почему, почему… — передразнила их Барбара. — С какой радости я отправилась к сэру Перси, а? Вы об этом не подумали? Я же сказала своему придурку, сэру Джону, что еду работать. Ра-бо-тать, понимаете?

— Зачем? — изумилась Дженифер.

— По-твоему, я должна была сообщить, что еду к любовнику?

— Деточка моя, что ты такое говоришь?

— Уинни, я давно уже не ребенок. Да и Дженифер вышла из детского возраста, — в сердцах проговорила Барбара и добавила: — Уинни, свари кофе! Дженни, как кот, налакалась сливок, а у меня в горле пересохло…

— Кофе? — удивилась Уинифред. — У нас нет кофе. Давай сделаю тебе чай. Настоящий наш английский чай с капелькой сливок и ложечкой сахара. Хорошо, Барби?

— Не зови меня этой дурацкой кличкой, Уинни! — одернула няню Барбара. — А чай, так уж быть, сделай!

Через некоторое время Барбара пила горячий душистый чай, а Уинни и Дженифер с любовью на нее смотрели.

— Помнишь Генриетту, Дженни?

— Ту, у которой я в детстве была на свадьбе?

Голос Дженни прозвучал глухо и напряженно, но Барбара не обратила на это внимания.

— Да. Она, оказывается, хорошо устроилась в жизни. Директор гостиничного комплекса в Брайтоне. Везет же некоторым…

— Значит, много работает, — заметила Уинифред.

— А где шавка, Дженни? Сдохла? — не обращая внимания на слова няни, спросила Барбара.

— Ты про Молли? Как ты можешь так говорить, Барбара? Молли не шавка, а очаровательная собака. И она жива-здорова.

— Ну и ладно, — добродушно согласилась Барбара. — Только пусть держится от меня подальше. Она вполне способна порвать мне колготки… А что с собаки возьмешь?

— Молли не кот, она не точит когти!

— Не знаю, не знаю… Но якшаться с ней не собираюсь… — Барбара отставила от себя пустую чашку. — Ладно, теперь самая большая новость… — объявила она, выдержала эффектную паузу и добавила: — Мистер Фаррейро все-таки решился продать!..

Дженифер и Уинифред недоуменно переглянулись.

— Я должна знать этого мистера, моя девочка? — робко спросила Уинни.

— Что мистер Фаррейро продает? — нахмурила брови Дженифер. Смысл таинственной фразы сестры ускользнул от нее, но она интуитивно почувствовала грозящую ей опасность.

Барбара расхохоталась.

— Ну вы и даете! Ха-ха! В чьем замке вы живете и чей хлеб едите? Кто ваш владелец, вы знаете? Если нет, так поясняю: замок и земля, на которой он стоит, принадлежат мистеру Фаррейро!

— Дальнему родственнику нашего отца?

— Именно ему! И я удивляюсь, что ты это забыла, Дженни.

— Я помню, — пожала плечами Дженифер. — Только запамятовала фамилию. Я еще тогда, при оглашении завещания, удивилась ее неанглийскому звучанию.

— Родители мистера Фаррейро уехали в Аргентину. Ты же знаешь, Дженни! Тогда его отец еще носил ту же фамилию, что и наш отец. Фарелл. Кстати, Дженни, ты тоже Фарелл! Надеюсь, этого ты еще не забыла?

Дженифер кивнула, и Барбара продолжила:

— Потом мистер Фарелл изменил свою фамилию на испанский манер. А сын уже родился сеньором Фаррейро, поняла?

— Конечно. Теперь я все это вспомнила. Так что же продает мистер Фаррейро?

— Замок, естественно!

— Нет! — отшатнулась Дженифер. — Этого не может быть! — закричала она и, громко зарыдав, закрыла лицо руками.

Уинифред с ужасом взирала на Барбару. Ноги ее одеревенели, и она не могла кинуться на помощь своей любимице.

— Этот мистер Фаррейро, похоже, сам дьявол, Барби! — прошептала она, забыв на мгновение о нежелании своей воспитанницы называться Барби.

— Уинни, не выдумывай! — воскликнула Барбара, поднимаясь со стула и подбегая к Дженифер. — Что ты, глупышка! Надо радоваться, а не плакать! Счастье-то какое привалило, Дженни!

Дженифер подняла мокрое от слез лицо.

— А куда я пойду? — сквозь рыдания пробормотала она.

— Тебе хочется жить в этом обшарпанном замке? Вот дурища! Уедешь со мной в Лондон, выйдешь замуж. И все дела! А замок станет тебе являться лишь в кошмарных сновидениях, но, я надеюсь, они не часто будут тебя баловать, — усмехнулась Барбара.

— Барбара, этот замок — моя жизнь! Понимаешь, жизнь! Я собиралась закончить здесь свои дни, а ты — Лондон… — рыдала Дженифер.

— Дженни, сестричка, — Барбара ласково обняла сестру, — ты так говоришь, будто тебе лет сто и дни твои сочтены. Ты же моложе меня! А мне еще нет и тридцати.

Дженифер всхлипнула. Еще нет тридцати ей, а Барбара этот рубеж уже перевалила, механически отметила она, но спорить с сестрой по этому поводу не стала. Перед ней возникла куда более важная задача…

— Я не разрешу продать замок! Я… Я…

— Дженни, успокойся и давай поговорим серьезно. Помешать продать замок ты не можешь. Сеньор Фаррейро имеет право распоряжаться им по своему усмотрению.

Дженифер скинула с плеча холеную руку сестры и выбежала из кухни.

2

Размазывая по щекам слезы, Дженифер заводила старый рыдван, который в незапамятные времена с гордостью именовался «бентли». Сейчас от прежнего красавца остались четыре лысых колеса на ржавой раме, руль, переднее сиденье с неприглядно торчащей из дыр набивкой и по-стариковски надрывно дышащий и непрерывно чихающий мотор. Это чудо техники иногда было способно даже двигаться. И сейчас оно пошло заплаканной Дженифер навстречу.

Мотор завелся с первой попытки, и машина, чадя словно паровоз, медленно двинулась. Дженифер поехала в деревню. Слезы еще застилали глаза, но мозг уже принялся обдумывать ситуацию. Несмотря на молодость и почти отсутствие жизненного опыта, Дженифер решила бороться. Ведь вопрос стоял так: или Дженифер остается жить в замке, или ее лишают жизни. Среднего не дано. Ей волей-неволей приходится объявлять крестовый поход против всех риелторов, желающих продать ее «Литл Уэстли»!

Вот наконец и деревенский паб со стоящим на задних лапах львом, который приглашает войти и отведать петуха. Старинная чугунная вывеска всегда смешила Дженифер, и даже сейчас она улыбнулась.

Паб «Лев и петух» встретил ее запахом пива, чистой соломой на полу и улыбающимся барменом.

Дженифер часто бывала здесь, и почти все деревенские жители — завсегдатаи паба — ее любили. Многие из них считали Дженифер странной девчонкой — ни тебе романов с парнями, ни стремления уехать куда-нибудь в более веселые места, но относились к ней с уважением. Жить одной в таком глухом месте, где уж точно обитает привидение — а некоторые утверждали, что они его даже видели, — дело непростое. Оно требует смелости, а это качество, кто бы им ни обладал, даже сонливая девчонка, заслуживает восхищения.

— Привет, Дженни! Как дела? — поприветствовал ее молодой рыжий парень, который, по-видимому, уже успел пропустить несколько стаканчиков виски.

— Не приставай, Мартин! — одернул его бармен, пожилой мужчина с выпирающим животом и длинными усами, которого Дженифер называла дядей Тимом. — Дай Дженни отдышаться, заказать пива, сделать глоток, а потом и болтай на здоровье.

— Дядя Тим, а где Тедди, Питер и Пол?

— Да вон они, бездельники! — махнул рукой в сторону входной двери бармен.

Дженифер оглянулась. Трое парней, каждый из которых в свое время хотел завоевать благосклонность Дженифер, но был твердо остановлен в самом начале пути, вошли в паб.

— Дженни, вот так встреча! — обрадованно воскликнул Тедди, первый по временному рангу поклонник Дженифер.

— Кто заставил эти красивые глазки проливать всамделишные слезы? Назови этого урода, Дженни! — присоединился к Тедди Пол, второй по тому же признаку претендент на сердце Дженифер.

— Мы с ним разберемся, будь спок! — воскликнул Питер, тоже мечтавший когда-то покорить Дженифер.

— Ваши слова греют мне душу, — улыбнулась Дженифер.

Парни заказали по «Гиннессу». Дженифер предпочла светлое пиво с легким яблочным вкусом, которое варил сам хозяин паба.

— Знаешь, Дженни, в следующий уик-энд сэр Айленд опять лисью охоту устраивает, — заметил дядя Тим.

Дженифер, категорический противник лисьей охоты, не разрешала сэру Айленду, пожилому джентльмену, живущему в усадьбе недалеко от замка — их территории разделяли здоровущее болото и большая роща, принадлежавшая когда-то отцу Дженифер, а теперь мистеру Фаррейро, — охотиться на замковой земле.

— Будешь бороться? — спросил Пол.

— Так вот тебя что расстроило… — Заметил Тедди.

— Нет. Я об охоте даже не слышала, да и до нее мне сейчас. Мой родственник продает «Литл Уэстли»! — трагическим шепотом произнесла Дженифер.

— Вот здорово! — воскликнул Пол.

— Отлично! Просто великолепно! — присоединился к нему Питер.

— Уедешь в Лондон? — поинтересовался Тедди, в голосе которого причудливо сочеталась грусть и радость.

— Нет! Я никуда не поеду! — крикнула Дженифер. Новость, сообщенная друзьям, произвела совсем не тот эффект, на который она рассчитывала.

— Послушай, Дженни, — вмешался Тим. — Я что-то не понял… Зачем тебе оставаться здесь?

— Я не уеду из замка! «Литл Уэстли» — моя жизнь! — патетически заявила Дженифер.

Троица почесала в затылках. Тим выглядел озадаченным. Немного подумав, он тоже запустил пальцы в волосы и стал теребить короткий седой ежик.

— Мне нравится жить в замке! — пояснила Дженифер.

— Но тогда — да, — неуверенно вынес вердикт Тим.

— Как же ты не уедешь, если замок продается? Я еще ни разу не слышал, чтобы люди оставались в проданных домах… — поинтересовался Питер.

— Подожди… Получается, что если я захочу продать свой дом, то могу в нем остаться? Странно! — поддакнул Питеру Тедди.

— Я сделаю так, что замок никто не купит!

— Дженни, я слышал, что вы можете оставаться в замке до тех пор, пока не выйдете замуж?

— Да, дядя Тим. Такое условие было в завещании отца. Но это не проблема. Я не собираюсь обзаводиться мужем!

— Дженни, девушке следует выходить замуж. Не дело юной леди оставаться век одной и губить свою жизнь в разваливающейся халупе. — Тим обвел взглядом бар, гордясь своей складной речью.

— «Литл Уэстли» не халупа! — вскричала Дженифер.

— Да будет тебе, Дженни, — хихикнул Тедди. — У моего отца и то дом лучше, чем этот замок. Года через два он совсем развалится.

— Я сделаю ремонт!

— Ха! — воскликнул Пол. — А деньги где возьмешь? Выйдешь замуж? Но тогда замка лишишься… Я правильно понял?

— Да, правильно. Но способы достать деньги можно придумать потом…

— Дженни, когда придумаешь, скажи мне. У меня мозги плохо устроены. Всю жизнь ломаю башку, где фунтики раздобыть, но пока ничего не скумекал… — перебил Дженифер дядя Тим.

Пол, Тедди и Питер засмеялись.

— Подождите, — заявила раскрасневшаяся от смущения и негодования Дженифер. — Я…

— Кхе-кхе! А у м-меня и-идея… — Пьяный рыжий парень, которого звали Мартином, икнул, обвел взглядом сидящих за барной стойкой людей и вдруг, так больше ничего и не сказав, уронил голову на стол.

Тим вышел из-за стойки и положил тяжелую руку с короткими, поросшими светлой щетиной пальцами на плечо Мартина.

— Парень, иди домой! У меня здесь не спальня!

Мартин не реагировал. Тогда Тим рывком поднял его на ноги, обхватил за талию и поволок к двери.

— Все! Могу слушать! — вытолкав Мартина на улицу и возвращаясь к барной стойке, заявил он. — Давай, Дженни, рассказывай…

— Я придумала, что надо сделать, — твердо сказала Дженифер. — Вы должны запомнить и выполнить все, как я скажу!

3

По автостраде E15 по направлению к Шотландии стремительно мчался черный спортивный автомобиль. Его владелец мистер Харрисон отправился в столь утомительное путешествие в некое, ничем не привлекательное местечко в Северной Англии по двум причинам. Одной из них был уик-энд, проведенный у матери.

Миссис Харрисон была приятной миловидной женщиной, красота которой окончательно еще не поблекла, а острый ум только отточился с годами. Общение с матерью принесло бы сыну подлинное удовольствие, если бы не ее навязчивое желание его женить.

На прошедший уик-энд его мать умудрилась пригласить восемь претенденток на руку и сердце своего сыночка, но Харрисон не собирался пока никому отдавать ни того, ни другого. И не потому, что у него уже была возлюбленная, которая похитила его сердце и положила глаз на его руку, — Харрисон просто не хотел лишаться своей холостяцкой свободы. И что бы ни делала миссис Харрисон, желая заманить сына в ловушку брака, у нее ничего не получалось. Потерпели крах и восемь новых претенденток.

Харрисон насмешливо улыбнулся. Он не собирался сдаваться матери без боя и намеревался выиграть следующий раунд, который, судя по маниакальной предприимчивости миссис Харрисон, не заставит себя долго ждать. Сейчас поездка представлялась ему хорошим способом устроить себе передышку.

Другая же причина… От нее сжималось сердце и распрямлялись плечи…

Харрисон не интересовался историей, и старые развалины его ни капельки не привлекали. Пусть выжившие из ума, отошедшие от дел американские миллиардеры, считал он, покупают исторические руины и радуются сомнительным приобретениям, реставрация которых съест все их состояния. Он же разумный человек и в подобных играх участие принимать не собирается. Но таинственный шепоток мистера Фиша в клубе «Блэкс», членом которого он состоял, не выходил из головы.

— Некий сеньор Фаррейро продает замок… Кстати, он потомок члена нашего клуба. Очень экстравагантная личность!

— Почему? — ради приличия поинтересовался Харрисон, ни капельки не заинтересовавшись сообщением мистера Фиша.

— В свое время, когда сеньор Фаррейро унаследовал замок, он даже не соизволил приехать из Аргентины его посмотреть! Не посчитал свалившееся на него наследство уважительной причиной посетить наш туманный Альбион.

— Что ж, вполне благоразумный поступок! Он, видимо, решил, что покупка билета до Англии бесполезная трата времени и денег. Руин и в Аргентине, наверное, хватает, пошутил Харрисон.

Мистер Фиш засмеялся, и Харрисон охотно к нему присоединился. Вскоре они расстались, и Харрисон тотчас забыл бы о разговоре, если бы мистер Фиш при прощании не добавил:

— Сеньор Фаррейро уже в почтенном возрасте… А «Литл Уэстли» находится рядом с Озерным краем, почти около места будущего аэродрома.

Харрисон замер. Словоохотливость мистера Фиша, члена палаты общин, объяснялась не просто желанием немного поболтать с приятелем. Он хотел сообщить важную новость, и Харрисон оценил его лояльность к себе.

Сейчас, привычно держа руль, мозг Харрисона уже прокручивал грандиозную арифметическую задачу с ответом во многие миллионы фунтов. «Литл Уэстли» станет его находкой, самым большим бриллиантом в его деятельности, решил он.

Восхитительный, воспетый поэтами и любимый современными туристами знаменитый Озерный край… Вордсворт и Куинси… Голубые озера и суровые холмы… Пенные водопады и крохотные деревушки… Харрисон усмехнулся. Из него мог получиться способный рекламщик. И пусть он едет не в столь привлекательное место, но ближайший аэропорт только в Карлайле… Можно, конечно, добираться от аэропортов в Дарлингтоне и Ньюкасле, что на Тайне… Так что, если проект получит одобрение в правительстве, его ждет удача.

Да, место выбрано с умом, еще раз пришел к выводу Харрисон. А он владеет важной информацией… Ему очень повезло, что сеньор Фаррейро вступил в права владения «Литл Уэстли», не покидая Аргентины.

Сеньор Фаррейро должен быть покладистым, размышлял Харрисон. Он намеревался значительно сбить цену. Главное, все провернуть втихую, пока не спохватилось «Общество по охране памятников старины», рассуждал он. Даже членам совета управляющих ничего не следует знать. Подорвать эти руины… Несчастный случай, как козни дьявола, всегда и везде может иметь место!

Харрисон немного расслабился. Движение не было оживленным. Он миновал поворот на Кесуик. Автострада прямой стрелой уводила Харрисона все дальше и дальше от Лондона.

Денек был неважнецкий, солнце так и не показалось из-за грязно-серых облаков. По обе стороны автострады тянулись унылые, почти обнаженные луга. Вдали виднелась небольшая рощица.

Харрисон волновался. По мере приближения к замку «Литл Уэстли» волнение усиливалось. Чую запах миллионов! — усмехнулся он, но оптимистическая шутка не успокоила. Конечно, любой преступник волнуется, когда идет на дело. Особенно при первом нарушении закона! Харрисон попытался взять себя в руки, но нервы, о которых он до сих пор не имел ни малейшего понятия, взбунтовались.

Харрисон решил не заезжать в соседнюю деревню, куда предлагал повернуть очередной щит на автостраде. Чем меньше людей узнают про его визит в замок, тем лучше. Конечно, он с удовольствием остался бы на ночь в деревенской гостинице и насладился бы непритязательностью чисто английских блюд, которые только в такой глуши и можно еще попробовать, но то, что он задумал, требовало соблюдения осторожности.

Промелькнул шпиль деревенской церкви. Скоро должен быть замок… Удаленность от деревни показалась Харрисону хорошим предзнаменованием. Если сеньор Фаррейро и нашел человека, который приглядывает за его собственностью, то по крайней мере он вряд ли там живет. Зачем ему вести непрестанное наблюдение за грудой камней… Что в них может измениться?

Дорога сделала резкий поворот, и его глазам предстало наглядное пособие по курсу английской истории. Причудливое строение вобрало в себя все изменения, происходившие на родной земле. Возведенный как неприступная крепость, замок, по мере того как жизнь в Англии становилась более спокойной и мирной, модернизировался в соответствии с взглядами каждого последующего поколения. Некоторые из владельцев, видимо желая жить в роскошном дворце, сломали часть крепостной стены, снесли подъездной мост и засыпали ров. Кто-то захотел построить ротонду и возвел колоннаду, обломки которой сейчас торчали справа от входа. В результате получился громадный слоеный пирог, где каждый владелец и каждая эпоха добавляли новый слой.

Расцвет «Литл Уэстли» пришелся на викторианскую эпоху. Потом наступил упадок. С каждым годом замок все стремительнее приближался к своему исходному материалу, из которого и был построен, — овеваемой всеми ветрами груде камней. Скоро здесь все зарастет сорняками, решил Харрисон.

Из сероватых и темно-сиреневых облаков выползло солнце и осветило землю. Ярко вспыхнул щегольской наряд двух стоящих неподалеку вязов, и замок неожиданно приобрел величественный вид. Остаток зубчатой стены и сохранившиеся две башни причудливо сочетались с готическими арками и шпилями. Даже заросший участок перед домом на фоне мошной приземистой бойницы, казалось, был полон помпезного самодовольствия. «Я здесь вечно!» — как бы говорил он.

Харрисон въехал в арку из двух колонн. На них висел обрывок ворот. Он усмехнулся. Я оказался прав — замок необитаем. Скорее всего, за ним никто и не присматривает. Аргентинский сеньор поступил бы довольно мудро, выставив его на продажу сразу после вступления в наследство. Избавление от английской недвижимости не принесло бы ему особой выгоды, но по крайней мере избавило бы его от необходимости платить налог — и немалый — за землю.

Неожиданно в поле зрения Харрисона возник такой предмет, который он уж точно не предполагал здесь увидеть. Перед входом в замок стоял автомобиль! И не какой-нибудь там старичок, вышедший на пенсию задолго до Второй мировой войны, а новенький красный «ягуар»!

Кто-то пронюхал раньше меня и явился сюда по той же причине, по которой оказался здесь и он.

Жаль! Идея была плодотворной! В воздухе еще витал запах денег… Харрисон выругался. Поездка сюда, за много миль от Лондона, когда тебя ждут неотложные дела, превратилась в неоправданную, с его точки зрения, прихоть.

Харрисон заглушил мотор, вышел из машины и решительно направился к дверям. Кто бы его ни опередил, ему придется считаться с моим появлением здесь! — подумал Харрисон.

Ржавые створки дверей замка не предполагали длительного сопротивления. Он без колебаний их открыл, смело шагнул вперед… и замер.

Замок обитаем! Пусть в глаза лезла кричащая ветхость, но нежилого забвения в «Литл Уэстли» не было. Наоборот, чувствовалась забота и старание придать помещению лоск и красоту.

Словно в подтверждение его мыслей, справа из галереи появилась женская фигура. На секунду она замерла, и вдруг раздался мальчишеский свист, звонкий, с переливами.

4

Дженифер ждала. Чертов риелтор может появиться в любую секунду. Несмотря на то что в помещении было далеко не жарко, лицо Дженифер покрылось испариной. Она сдунула со лба челку, чтобы немного успокоиться. Дженифер верила — ее план обязательно сработает! Богатое воображение продолжало раскрашивать яркими красками, что еще можно сделать во имя спасения «Литл Уэстли».

Внизу хлопнула дверь. Дженифер метнулась к окну. Пришла ее верная троица — Тедди, Пол и Питер. Дженифер быстро сбежала по лестнице.

— Быстро и тихо! — отдала приказ Дженифер. Барбара не должна знать о появлении ее друзей.

— Да, мы понимаем! — тихо отозвался Питер, и все трое на цыпочках исчезли за дверью помещения, которое когда-то служило гардеробной для приезжающих гостей. Сейчас за ненадобностью туда никто не заглядывал.

Дженифер пошла к себе, но под ноги ей кинулась Молли. Дженифер споткнулась и хотела, как обычно, взять Молли на руки и извиниться перед ней за нечаянно причиненную боль, но вдруг замерла. Мысль, пришедшая в голову Дженифер, показалась ей особенно удачной.

Дженифер внимательно оглядела Молли и бросилась в комнату Уинифред. Но та, как обычно, хлопотала на кухне и у себя ее не было. Дженифер быстро нашарила что-то на полочке около зеркала и тихо удалилась, плотно прикрыв за собой дверь. Она была уверена, что Уинни не станет поднимать шум из-за исчезнувшей вещи.

Дженифер отправилась в левое крыло замка. Оно было почти совсем разрушенным, и она редко его посещала. Она зашла в комнату, служившую когда-то хозяйской спальней. На стене висел еще сохранившийся портрет привлекательной молодой женщины, одетой по моде времен войны с Наполеоном.

Дженифер любила этот портрет и долгое время считала, что он принадлежит кисти известного художника. Однажды она даже пошла на преступление…

Чувство порядочности в ней долго боролось с любовью к замку. В какой-то момент второе пересилило. Дженифер сняла портрет и отправилась с ним в Лондон, к аукционистам «Кристи», по дороге пытаясь успокоить взбунтовавшуюся совесть.

Все предметы в замке принадлежат его владельцу. Ты не имеешь права продавать портрет, не испросив на то его согласия! — обвиняла ее суровая совесть.

Но я не собираюсь транжирить деньги на себя! — возразила ей Дженифер. Средства пойдут на замок. А это все равно что отдать их владельцу.

Тебе надо было бы об этом сказать владельцу замка, а не принимать самостоятельное решение. Что, если именно этот портрет ему дорог? — не сдавалась упрямая совесть.

Как я ему сообщила бы? Позвонить в Аргентину я не могу — у меня нет ни номера телефона, ни денег, чтобы оплатить разговор.

Совесть еще пыталась бороться, но потом вняла доводам рассудка и оставила Дженифер в покое.

В Лондоне Дженифер так и не решилась войти в офис аукциона «Кристиз». Она медленно брела по «Кингз-роуд» и уговаривала себя не бояться. Один антикварный магазин сменялся другим, но Дженифер шла все дальше и дальше. Наконец она достигла Западного Бромптона и повернула обратно. Теперь она внимательно смотрела на витрины, выискивая магазин победнее. В конце концов она остановила свой выбор на «Ченил гэлериз».

Еле передвигая вмиг одеревеневшие ноги, Дженифер направилась внутрь одной из лавочек и обратилась к пожилому джентльмену.

— Не могли вы бы, сэр, оценить картину… портрет… — обратилась она к пожилому джентльмену.

— Вы принесли фотографию? — недовольно буркнул антиквар, продолжая разглядывать через лупу иллюстрацию в книге.

— Он у меня с собой…

— Что? Портрет? — удивленно вскинул глаза антиквар.

— Да, — ответила Дженифер и принялась распаковывать картину.

— Вы с ума сошли, мисс! Разве можно подвергать такой опасности ценный предмет искусства! — всплеснул руками антиквар.

Дженифер покраснела, но продолжала развязывать веревки и в итоге освободила картину.

— Вот! — поворачивая портрет к антиквару, сказала она.

Джентльмен снял очки, взял у Дженифер портрет, поставил на стол, прислонив его к стене, и отошел подальше.

— Недурен! — объявил он секунду спустя.

У Дженифер сердце подпрыгнуло от радости.

— Но кисть любительская, — услышала она продолжение речи. — Портрет, конечно, имеет ценность как предмет эпохи короля Георга, но если бы его написал профессионал…

— Он стоит дешево?

— Я не говорил этого, но сумму как за Рейнолдса вы, конечно, не выручите! И как за Томаса Лоуренса тоже…

— Сколько я получу? — Смущение Дженифер прошло. Теперь она держалась уверенно и спокойно.

— Фунтов пятьсот-семьсот…

— Нет!

Ответ скорее был импульсивным, чем продиктованным разумом, но Дженифер не стала брать свои слова обратно. Ей не хотелось вступать в сделку с совестью, тем более за такие деньги. Если сравнить названную антикваром сумму с той, что необходима на ремонт замка, уж слишком она была незначительной. Надежды Дженифер не оправдались.

Вспомнив историю с портретом, Дженифер улыбнулась изображенной на нем леди с каштановыми волосами и подмигнула. Она не жалела, что сохранила портрет.

Осторожно, боясь поднять почти вековую пыль, она прошла в гардеробную. Уинифред и Дженифер хватало сил только на поддержание порядка в жилой части замка, а здесь, в комнате с портретом, как называла ее Дженифер, лежал толстый слой пыли. Выбрав несколько вещей, она снова вошла в спальню и подошла к окну, которое выходило на балкон.

Дверь балкона поддалась с трудом. Свежий ветерок ворвался в комнату и закружился, шелестя по истлевшему, некогда атласному покрывалу и балдахину над стоявшей на возвышении кроватью, потом перекинулся на туалетный столик красного дерева и смахнул лежавший на нем веер.

Дженифер смело вступила на балкон, готовый обвалиться даже под тяжестью ее пятидесяти пяти килограммов, и аккуратно, опасаясь, что в ее руках останется только воздух, стряхнула отобранные вещи.

Вдали показался направляющийся к замку автомобиль. Сердце Дженифер резко подпрыгнуло, потом скакнуло вниз, потом снова вверх и замерло. Приехал риелтор!

5

Харрисон с удивлением обнаружил, что резкий мальчишеский свист тревогой отозвался в его сердце. Оно вдруг учащенно заработало. Дыхание перехватило. А сам он продолжал остолбенело смотреть в ту сторону, где появился и исчез женский силуэт. Потом он неуверенно сделал шаг и остановился.

— Убирайся отсюда! — раздался сзади нестройный хор мужских голосов.

Харрисон обернулся. Трое парней смущенно переступали с ноги на ногу, но в их глазах светилась неприязнь. Они волками смотрели на Харрисона, а один, самый высокий, стоящий справа, снова крикнул:

— Вон отсюда!

Двое других немедленно его поддержали и нестройными голосами принялись скандировать:

— Вон! Вон! Вон!

Харрисон растерялся. Такого странного приема он не ожидал. Кто эти люди и какое они имеют отношение к нему или к замку?

Трое парней продолжали скандировать сиплыми голосами, а из темного угла холла появилась странная фигура, вооруженная… шпагой. Харрисон сглотнул внезапно подступивший к горлу ком. Галлюцинаций за собой он никогда не замечал.

Фигура наступала. Кончик шпаги был нацелен Харрисону прямо в грудь.

— Защищайся! — раздался звонкий девичий голос.

Чем? — хотел поинтересоваться Харрисон, но от удивления не смог выдавить из себя ни звука. Он продолжал завороженно следить за тонкой девичьей фигурой, которая, делая выпады шпагой, надвигалась на него. Когда до него оставалось не больше дюйма, он машинально отступил в сторону.

Вдруг краем глаза Харрисон заметил еще какое-то движение. Он повернул голову. На подмогу фигуре со шпагой кинулась другая, вооруженная чем-то наподобие булавы. Харрисон хотел отклониться назад, но не успел. Удар пришелся точно по голове. В глазах потемнело, в ушах раздался звон.

Он с трудом сгруппировался и хотел в свою очередь ударить нападающего, но скандирующие молодые люди не стали ждать его реванша. Парень повыше, прекратив выкрикивать, дал ему кулаком в солнечное сплетение.

Харрисон зашатался.

— Бей его! — раздался более низкий женский голос, который тут же был поддержан девушкой со шпагой.

Натравливать молодых парней, для которых махать кулаками было делом привычным, особенно не требовалось. Они охотно приняли участие в забаве. Удары сыпались на Харрисона со всех сторон.

Сначала Харрисон сопротивлялся. Он даже навесил неплохой хук одному из парней, стукнул по ребрам другого, но перевес в силе явно был не на его стороне. Парни работали кулаками методично, нанося удар за ударом.

Харрисон переменил тактику. Он уже не мечтал о победе, а старался только увертываться от ударов. В какой-то момент он уже всерьез начал опасаться за свою жизнь, но вдруг приятный женский голос с ленивой хрипотцой произнес:

— Желаете угодить в полицию?

Занесенная рука остановилась. Парни, тяжело дыша, отступили.

Харрисон поднял голову. В холле стояла высокая красивая женщина в костюме цвета морской волны и насмешливо ему улыбалась. Ему она показалась настоящей феей.

— Пошли вон отсюда, шваль! — спокойно, с властной интонацией в голосе приказала она.

— Не уходите! — нервно вскрикнула девушка со шпагой.

Парни бестолково топтались на месте, не зная, как им поступить.

— Ладно, ребята, идите! — На авансцену выступила обладательница низкого голоса — толстая тетка, вооруженная сковородой на длинной ручке. Это орудие Харрисон принял вначале за булаву. — Сами разберемся, — добавила она, помахивая боевым оружием.

Парни попятились к двери. Харрисон сделал шаг вперед. В этот момент дверь распахнулась и ввалился лохматый рыжий парень.

— Я в-вот, ч-что с-сказать х-хотел… — Парень икнул и замолчал.

Харрисон сразу определил его хобби. Хорош защитничек, усмехнулся он.

— Выходи замуж! — вдруг выпалил на одном дыхании рыжий парень и свалился, словно куль с мукой, у дверей. Видимо, сил у него больше не осталось.

Харрисон достал платок и вытер им лицо.

— Интересное предложение, — с ухмылкой прокомментировал он слова рыжего.

— По-моему, я уже сказала, что вам делать, — ледяным тоном произнесла фея, посмотрев на парней.

Они же продолжали топтаться у дверей, тупо взирая на лежащего у их ног товарища.

— Мы, что ли, это… как сказать… пойдем, что ли… — выдавил зачинщик драки.

— Ладно, Тедди, идите! — распорядилась девушка со шпагой.

Харрисон про себя окрестил ее чертенком. Тоненькая, с растрепанными волосами, с сумасшедшим блеском в огромных аквамариновых глазах, облаченная в джинсы и затрапезный черный свитерок, она вполне годилась в родственницы нечистой силе.

Тедди, а за ним и другой парень охотно выскочили за дверь. Только третий немного замешкался.

— Дженни, а с ним что делать? — указывая на распростертую на полу фигуру, спросил он.

— Пришли за ним отца! — по-прежнему держа сковородку наперевес, распорядилась толстая тетка.

— Ну, тогда я пошел, — заявил парень. — До свидания! — вежливо попрощался он со всеми, включая и Харрисона.

— Иди-иди, Пол, — распорядился чертенок.

Дверь хлопнула. Пол исчез.

— Это вы его суженая? — показывая на лежащего у двери рыжего парня, обратился к чертенку Харрисон. Он совсем уже пришел в себя и теперь насмешливо взирал на раскрасневшуюся девушку.

— Да как вы смеете обижать мою девочку! — заорала тетка.

— Вашу девочку обидишь! — усмехнулся Харрисон. — Ей в сумасшедший дом надо, да и вам там место, я думаю, найдется, мэм!

— Не расстраивайтесь и не обращайте внимания, сэр, — пропел нежный голос феи. — Проходите… Я покажу, где вы можете привести себя в порядок. Уинни! — обратилась фея к толстой тетке. — Где здесь более или менее приличная комната, куда можно проводить мистера?.. — Она вопросительно посмотрела на Харрисона.

— Харрисон, — представился тот.

— Вы риелтор? А мне сказали, что продажа поручена мисс Джонсон… Ее заменили?

Харрисон никогда не слышал о мисс Джонсон, но сориентировался с ходу.

— Да, — солгал он. — Я риелтор. Из агентства «Поиски счастья». Мне поручили осмотреть замок.

Фея обворожительно улыбнулась.

— Этому пауку не достанется ничего! — выкрикнул чертенок. — Мамми Уинни, ты куда? — Ее голос окончательно сорвался на визг.

— Вы моя соперница? — не обращая внимания на диалог чертенка и толстой тетки, откликающейся на имя Уинифред, поинтересовался у феи Харрисон.

— Не соперница, а соратница, — мягко поправила его она. — Простите эту несносную девицу, мою сестру.

— Неужели вы принадлежите к этому странному семейству?

— Как видите…

— А-а-а! — перешел на визг чертенок и вдруг замолчал.

Харрисон оглянулся. Чертенок смотрел на него со странным выражением. Рот его ритмично открывался и закрывался, но ни крика, ни шепота он не издавал.

Харрисон усмехнулся. Чистой воды лягушонок, выступивший на защиту родного болотца от посетившего его ужа, пришло ему в голову.

Но взгляд чертенка поразил его. Девушка взирала на него с такой болью, словно не он, а она приняла незаслуженные побои. И еще в нем было что-то такое, чему Харрисон так и не смог дать определение. Отрешенность, что ли…

— Сюда, пожалуйста! — сказала Уинифред и, понизив голос, доверительно обратилась к Харрисону: — Простите мою девочку, сэр. Она не хотела вам сделать ничего плохого, сэр.

Да, как видно, у этой Уинифред особые представления о том, что хорошо, а что плохо, подумал он. Вероятно, она почувствовала бы легкие угрызения совести только в том случае, если бы он свалился в холле замертво. Да и то как сказать…

Харрисон холодно кивнул Уинифред — дескать, ладно, прощаю.

— Няня, неужели нет лучшей комнаты? — возмутилась фея, которая отправилась за ними вслед.

— Барби, ты с луны, что ли, свалилась, моя девочка?! Я и так отвела мистеру самую лучшую.

— Встретимся через полчаса за обедом. Столовая вон там, — махнула ухоженной рукой фея Барби. — Спуститесь по парадной лестнице и повернете налево. Ошибиться невозможно, — добавила она и ушла, оставив после себя облачко сладковатых духов.

Харрисон остался один. Странный замок и его непредсказуемые обитатели тревожили его. Какая причина заставила ту девочку-чертенка напасть на него? Что она защищала? Чужую собственность? Не может же сеньор Фаррейро одной рукой продавать замок, а другой — координировать сопротивление?

Несмотря на абсурдность идеи, Харрисон начал ее обдумывать и вскоре пришел к выводу, что у сеньора Фаррейро нет причин саботировать продажу. Он волен поступать как сочтет нужным. У него есть право выбора — оставить замок себе или продать. Следовательно, пьяная драка и театрализованное представление со шпагой чистой воды самодеятельность. Надо только разобраться, что подвигло чертенка так поступить, самой и подговорить своих деревенских дружков, решил Харрисон и прошел в ванную.

Обстановка комнаты заставила его предположить, что в ванной его ждут неприятные сюрпризы. Но на этот раз судьба над ним смилостивилась. Вода текла из крана, и на крючке висело чистое полотенце.

Харрисон умылся. Разбитая бровь — последствие хука Тедди — слегка саднила, но в общем он отделался малой кровью.

В дверь постучали. Готовый к любым неожиданностям, он весь подобрался.

— Разрешите? — В дверь просунулась рыжая голова, точная копия той, что свалилась без чувств у дверей холла.

Харрисон удивился — парень очухался слишком быстро, но в следующий момент понял свою ошибку. Рыжая голова принадлежала пожилому мужчине. Видимо, это был его отец.

— Уинни просила принести ваш багаж, — сказал пожилой мужчина и с грохотом опустил дорожную сумку.

Харрисон хотел остановить мужчину и поговорить с ним, но тот дематериализовался в одно в мгновение. Ладно, решил Харрисон, выясню все, что мне нужно, за обедом.

6

Свадьба кузины Генриетты, о которой маленькая Дженни не имела ни малейшего представления, поразила ее детское воображение. Впервые она вместе с родителями и старшей сестрой Барбарой отправилась в путешествие. Генриетта жила в другом городе, и всю дорогу шестилетняя Дженифер не переставала задавать вопросы.

— Мама! — звенел ее звонкий голосок. — Смотри, поезд! Он тоже едет к Генлиетте? — Дженифер от волнения часто не могла правильно выговорить имя кузины. — Папа! — не дожидаясь ответа матери, обращалась она к отцу. — Смотри, какое дерево! Прямо как наше и такое же зеленое! Барби! — приникнув носом к окну в купе поезда, звала сестру Дженифер. — Давай считать огоньки!

Путешествие превратилось для Дженифер в сказку наяву. Она представляла себя принцессой, проносящиеся за окном деревья — своими поданными, и весь мир окрасился для нее волшебными красками. А впервые увиденное море стало для Дженифер подлинным потрясением. Столько воды, такие волны, мелкий песок под ногами и везде веселые люди!

— Их замок совсем маленький! — поделилась с Барбарой Дженифер, когда они и еще одна девочка, тоже приехавшая с родителями на свадьбу к Генриетте, укладывались спать в отведенной им комнате.

— Молчи, дура! — одернула ее Барбара.

— Почему? Я же правду говорю!

— Потому что ты маленькая дурочка и ничего не понимаешь! Они живут в шикарном доме-дворце, а мы — в развалюхе. И вообще, мы бедные родственники. Я слышала. Так мама говорила.

Удивленная Дженифер засопела. Авторитет матери был высок, и фраза сестры возымела действие. Дженифер ничего не возразила.

Устроившись поудобнее в кровати, Дженифер закрыла глаза, но сон к ней не шел. Она пыталась разобраться в словах Барбары. Почему их жилище, которое нельзя обойти и за день, — развалюха, а небольшой дом, где и спрятаться невозможно, — дворец?

Так шестилетняя Дженифер впервые узнала, что такое бессонница.

— Барби, Барби, — тихонечко позвала она, но сестра не отвечала. Видимо, спала.

Утром Дженифер решила как следует обследовать дом. Наверное, я вчера не увидела его весь, решила она. Поэтому и посчитала его маленьким.

После завтрака Дженифер, к неудовольствию матери, съехала по перилам.

— Дженни, веди себя прилично! — сделала ей замечание мать.

— Оставь! Пусть ребенок резвится! Пойдем, я покажу тебе… — сказала мать кузины Генриетты и увела ее маму к себе в спальню.

Оставшись в одиночестве, Дженифер сразу же приступила к исполнению задуманного. Сначала она решила пройти по коридору и посчитать количество дверей.

Дженифер бежала вприпрыжку и загибала пальчики. Одна, Две, три, про себя считала она.

Следующие двери оказались неплотно закрытыми.

— Ты представляешь, я буду без кавалера. Понимаешь, без ка-ва-ле-ра! — донеслось до Дженифер.

Дженифер замерла.

— Стыд какой! И все эта долговязая дылда… — продолжал причитать кто-то за дверью.

Дженифер не стала дальше слушать. Быть без кавалера — позор! Эту мысль она усвоила четко.

Дженифер опечалилась. Наверное, Барбара именно это имела в виду, когда назвала их бедными родственниками. Ведь ни у нее, ни у Барбары кавалеров нет.

А папу можно посчитать маминым кавалером? — в следующий момент задалась вопросом Дженифер и пришла к выводу, что нет, нельзя. Папа — он и есть папа. Какой же он кавалер! Шестилетняя Дженифер была предприимчивым ребенком. Она должна найти кавалера, решила девочка и принялась действовать.

— Генлиетта! — громко крикнула Дженифер показавшейся в глубине коридора кузине, рослой девице с длинным носом. — Кавалел… — Дженифер опять не смогла от волнения выговаривать букву «р». — Он кто? Мужчина или женщина?

— Для тебя — мальчик! — на ходу бросила Генриетта.

Ответ понравился Дженифер. Назначить какого-нибудь взрослого джентльмена своим кавалером представлялось Дженифер затруднительным. Ведь постоянно носить с собой стульчик очень тяжело, а без него она не сможет сказать на ушко взрослому джентльмену, что он ее кавалер. С мальчиком же проще! В случае чего она сможет и подпрыгнуть. Дженифер обрадовалась. Теперь их уже не назовут бедными родственниками!

Дженифер выбежала в сад. Там на поляне группа мальчиков играла в мяч. Дженифер подошла к ним и остановилась, приглядываясь. Один из мальчиков показался ей наиболее подходящей кандидатурой на роль кавалера. Он был пониже других ростом и стоял отдельно, на подаче.

Недолго думая Дженифер кинулась к нему.

— Ты мой кавалел! — крикнула она, забыв, что собиралась сообщить эту новость шепотом.

Мальчики остановились. Игра в мяч была забыта. Они с любопытством взирали на Дженифер.

— Браво, Крис, у тебя уже есть невеста! — заорал один из них.

— Тили-тили тесто, жених и невеста! — громко нараспев проскандировал другой.

Белокурый мальчик — жертва Дженифер — покраснел. В глазах у него появились слезы. Дженифер стало его жаль. Она решила исправить допущенную ею досадную оплошность и, пробежав разделявшее их расстояние, кинулась мальчику на шею.

— Ты мой кавалел! — как и положено, прошептала ему на ухо Дженифер и прижалась к его лицу губами. Так поступила красивая леди в одном из фильмов, который ей не разрешили смотреть. Дженифер считала, что теперь мальчик уж наверняка обрадуется.

— Тили-тили тесто, жених и невеста! — снова закричали вокруг них. — Когда свадьба?

Мальчик с силой оторвал от себя вцепившуюся в него словно обезьянка Дженифер, потом размахнулся и стукнул ее кулаком.

Дженифер отлетела на несколько футов и приземлилась на попу. Она сидела в траве и даже не плакала. Физическая боль отступила перед разочарованием. Этот поступок ошеломил ее. Остальные мальчики весело смеялись и показывали на нее пальцами.

Струйка чего-то неприятного текла изо рта. Дженифер вытерла лицо. На ладошке остались красные пятна. Во рту было солоно и неприятно. Дженифер сплюнула. На испачканной кровью ладошке лежал зуб.

Ночью у Дженифер поднялась температура. Мама взяла ее к себе в спальню.

— Вечно дети болеют не вовремя, — сказала мать Генриетты, зашедшая проведать Дженифер.

— Не надо было разрешать ей ходить босиком по мокрому песку. Ведь еще апрель, — горестно заметила мама.

Прошли годы. Дженифер успела вырасти, окончить школу и поступить в Оксфордский гуманитарный колледж. Она успешно проучилась два года и перешла на третий, последний курс.

После экзаменов к ней приехала Барбара, которая к этому времени стала фотомоделью. И сразу же вокруг них образовался кружок молодых людей, изо всех сил стремящихся завоевать благосклонность Барбары.

Дженифер не ревновала, а Барбара вовсе не была эгоистичной коллекционеркой мужских сердец. Сестры прекрасно ладили друг с другом.

Одним воскресным утром Дженифер и Барбара отправились на соревнование лучников. Внимание Дженифер привлек один из них — высокий сероглазый блондин. Изысканная униформа — белые брюки и синий сюртук — особенно красиво сидела на нем.

Сердце Дженифер дрогнуло. Она поняла, что влюбилась. Неужели это правда? — спросила она себя. Разве можно влюбиться так сразу, с первого взгляда, в совершенно незнакомого ей человека?

— Хотите сандвичей? — раздалось у нее над ухом.

Дженифер подняла глаза и увидела около себя улыбающегося молодого человека, который, по выражению Барбары, окучивал ее.

— Нет! — Голос Дженифер прозвучал излишне резко — ей не хотелось отвлекаться от созерцания предмета своей внезапной любви. Ничто и никто не помешает ей следить, как он натягивает лук и отпускает стрелу. Дженифер запрыгала на месте и радостно зааплодировала — стрела попала в цель.

— Молодчага, Крис! — крикнул кто-то рядом.

Дженифер показалось, что очередная стрела пролетела мимо мишени и угодила ей прямо в сердце. Имя, которое Дженифер не любила с детства, прозвучало еще раз.

Она запаниковала. Не может быть! Она не могла влюбиться в того наглого мальчишку, который когда-то так сильно ее обидел.

— Дженни, закрой рот, — улыбнулась Барбара. — Ты так пожираешь его глазами, что становится неприлично.

— Кого? — нарочито удивилась Дженифер.

— Да ладно тебе! — ответила Барбара и обратилась к стоящему рядом с ней джентльмену, которого все здесь называли доном: — После соревнований будет прогулка на лодках?

Дон кивнул.

Барбара наклонилась к Дженифер и прошептала:

— Не теряйся! Устраивайся с ним в одной лодке. Успеха тебе, сестричка!

Дженифер не знала, что ей делать. Ее душу раздирали ненависть и влечение. Откуда взялось второе чувство, она не ведала. Для нее было ясно одно — она должна за себя отомстить. Что подразумевал ее мозг под этим словом, Дженифер не имела понятия и решила не предпринимать никаких действий. Пусть события развиваются сами собой.

Сестры оказались в разных лодках, но поразившего сердце Дженифер Криса с ними не было. Она немного успокоилась. Крис не Иоахим и не Ной! Это имя встречается довольно часто. Вполне возможно, ее блондин не имеет никакого отношения к тому белобрысому мальчишке. Не надо думать о плохом! — убеждала себя Дженифер, и в конце концов ей это удалось.

Лодка плавно качалась на воде. Деревья омывали листья в водах Темзы. Солнце нежно пригревало спину. Слышались мерные удары весел. Дженифер закрыла глаза и предалась мечтам.

7

Дженифер металась по спальне. Ее попытка с ходу выдворить непрошеного риелтора провалилась. Но не это волновало ее сейчас. К ней явился Крис! Ее злой гений, испортивший всю ее жизнь!

Щеки Дженифер пылали, пальцы рук сами собой сжались в кулаки.

Успокойся! — приказала себе Дженифер. Неприятные детские воспоминания есть у всех.

Но не у каждого было столь неожиданное продолжение, возразила она сама себе.

Не трави себе душу! — успокаивала себя Дженифер. У тебя есть задача поважнее. Сосредоточься на ней. Вспомни, тебе надо бороться! Подумай о замке! Начни все сначала. Приехал риелтор…

— Нет, мистер Харрисон не риелтор! — вскрикнула вдруг вслух Дженифер. После Оксфорда не служат в конторах по продаже и покупке недвижимости. Выпускники Оксбриджа выбирают себе другую карьеру.

Следовательно, мистер Харрисон собрался приобрести замок для себя и лично приехал его осмотреть, решила Дженифер.

Надо спуститься к обеду и все разузнать! Но Дженифер понимала, что не будет в состоянии спуститься в столовую. У нее откажут ноги сразу же, как она его снова увидит.

Почему именно он явился сюда? Чтобы Дженифер не смогла победить в борьбе?

Дженифер уже наказана и наказана жестоко. За что? За выбитый в детстве молочный зуб, который и так вскоре сам бы выпал? За испорченное ее болезнью удовольствие матери от свадьбы? Или за собственную глупость, граничащую с потерей разума? За что? — задавала себе вопрос Дженифер.

Терпи, Дженни, тут же отвечала она себе. Забудь все и действуй! Твой Крис остался в прошлом. Сюда приехал мистер Харрисон. Можешь считать, что твой Крис умер. Ты же не собираешься его воскресить, не так ли? Да ты одна и не сможешь это сделать. Нужны и его усилия. Ведь так?

Ответа не было. Дженифер бегала по спальне, потом села на кровать. Пылающая голова устроилась на подушке, а отяжелевшие веки опустились.

— Берегись, Крис Харрисон! Пощады ты у меня не дождешься! — выкрикнула Дженифер и погрозила воображаемому противнику кулаком.

Она почему-то не сомневалась, что Крис к сегодняшнему моменту превратился в законченного негодяя. В борьбе с таким типом все способы хороши. Она с ним рассчитается за все! Он заплатит и за молочный зуб, и за… Счет будет большим! — решила она. И совесть уж точно ее мучить не будет!

8

Харрисон подошел к окну и распахнул шторы, после чего счел за благо помыть руки. Лунный свет заливал спальню. Полнолуние, отметил про себя он и улегся на кровать. Простыни приятно пахли лавандой, и Харрисон с наслаждением потянулся.

Странное чувство по отношению к чертенку не проходило. За обедом ее не было, зато красавица Барбара делала все возможное, чтобы очаровать его.

Барбара ему понравилась. Он любил подобный тип женщин. Отношения с ними легко регулируются с помощью чековой книжки. Немного инициативы с его стороны — и он не лежал бы сейчас один в постели. Барбара скорей всего с удовольствием разделила бы ее с ним.

Но ему почему-то не давала покоя ее сестрица. За обедом он постоянно заводил о ней речь. Барбара охотно о ней рассказывала. Но когда Харрисон, видимо, стал слишком настойчив в своем желании узнать как можно больше о Дженифер, Барбара воскликнула:

— Вам нравятся фехтующие женщины?

В ее голосе он уловил нотку ревности и поспешил успокоить Барбару. Он сказал какой-то пошлый комплимент и перевел разговор на погоду.

Но продержался он недолго. Очень скоро он снова стал спрашивать о Дженифер. Странное чувство не давало ему покоя. Тот взгляд ненависти и отчаяния, который бросила на него Дженифер, до сих пор будоражил его нервы.

Сон не шел. Он ворочался с боку на бок, пытаясь заставить себя заснуть, но ничего не вышло. Тогда он принялся считать. Но мозг продолжал усиленно работать. Только далеко за полночь веки его налились тяжестью, глаза закрылись, Харрисон отправился в страну Морфея.

Путешествие было недолгим. Какой-то странный звук, проникший в его сознание через пелену сна, заставил Харрисона насторожиться. Он вздрогнул и открыл глаза.

И вдруг услышал смех — странный, с волчьими завываниями, прерываемый уханьем совы.

Харрисон тревожно прислушался. Смех стих. Но вскоре раздался снова. Так не могла смеяться ни одна женщина. Возможно, это и в самом деле развлекаются совы… Или к замку явилась стая волков?

Он встал и подошел к окну. Безлюдная поляна уныло освещалась луной. Смех прекратился. Харрисон стал напряженно всматриваться, но ничего не увидел. Только деревья темной массой возвышались вдалеке. Задернув шторы, он снова нырнул под одеяло и накрылся им с головой.

Смех послышался снова. Он ввинчивался в сознание Харрисона и заставлял его вздрагивать. О сне не могло быть и речи. Отбросив одеяло, он решительно встал. Ему показалось, что жуткий смех доносится из коридора.

Может быть, это воет собака? Или одна из живущих в замке женщин страдает лунатизмом? Он, конечно, не врач, но слышал, что лунатики в полнолуние только бродят, а не издают дикие вопли. Шабаш ведьм? — пришла в голову несуразная мысль. Чертенок летает на метле? Что ж, с него станется, усмехнулся Харрисон.

Ни в привидения, ни в ведьм Харрисон как любой разумный человек не верил. И потом наличие привидения в замке непременно служило бы предметом гордости его владельца. Барбара же ни словом не обмолвилась о привидении. Возможно, ему решили устроить сюрприз? Но кто? Чертенок? Или Барбара? Тогда получается, что привидение прирученное. Когда ему прикажут или попросят, оно и появляется…

Харрисон быстро натянул джинсы и накинул рубашку. Сейчас он разберется. В глубине души он был уверен, что это шуточки Дженифер. Из всех обитателей дома на такие мистификации способна только эта фехтовальщица.

Харрисон тихо подкрался к двери и резко распахнул ее. Никого! Хитрая штучка, эта Дженифер. Успела спрятаться. Ничего, он сейчас ее найдет…

В конце коридора замелькал призрачный свет. Харрисон замер. В воздухе разлился приторный запах — сладкий аромат каких-то цветов, приправленный жженой пробкой.

Свет мигнул и погас. Потом снова зажегся и стал перемещаться вниз к лестнице. Создавалось впечатление, что кто-то спускался.

Харрисон кинулся за ним. Свет останавливался, словно дожидаясь его, а потом снова начинал быстро удаляться. Он как бы манил его за собой.

Открыв дверь в нижний холл, он оказался в сизоватом тумане. Ему показалось, как чей-то голос шепотом позвал его:

— Крис…

И снова раздался смех, напоминающий вой.

Харрисон рванулся вперед, но на него стала надвигаться тень. Она росла и принимала очертания огромной собаки. Харрисон вздрогнул. Он ожидал увидеть силуэт девушки. Появление зверя удивило его. Против воли его охватил страх. Гоняться за привидением было неприятным делом.

— Тяв-тяв, — сквозь вой отчетливо донеслось до Харрисона.

Он весь подобрался, готовый отразить внезапное нападение фантастического существа. И вдруг увидел глаза — огромные сверкающие глаза черного зверя.

Смех прекратился, и раздался настоящий волчий вой. Он раздирал сердце и леденил душу. Фосфоресцирующие глаза увеличивались и приближались.

Харрисон не был трусом, но поначалу казавшееся забавным приключение оборачивалось триллером, в котором ему, по-видимому, отводилась роль главного героя со смертью от клыков страшного чудовища в финальной сцене.

Тень огромной собаки приближалась. Харрисон уже слышал клацанье зубов. Сердце замерло, ноги налились тяжестью.

Зверь сгруппировался и прыгнул. От ужаса Харрисон не мог сдвинуться с места. Он продолжал смотреть на стремительно летящую прямо на него фантастическую собаку. Вот-вот огромные клыки вопьются в тело… Но призрак просочился сквозь него и исчез.

Харрисон не выдержал и бросился бежать. Он ворвался в свою комнату и привалился спиной к двери. Кровь тревожно стучала в висках. Прошло несколько минут, прежде чем он оторвался от двери и повернул ключ. В этот момент нежной свирелью прозвучал женский смех. В нем уже не было леденящих душу звериных завываний. Так могла смеяться веселая счастливая женщина в минуты любви.

Остаток ночи Харрисон пролежал с открытыми глазами. Под утро он все-таки задремал и ему приснился сон.

Он увидел… ее! Лица он не различил, но сразу понял, что это она, та, кто являлся к нему только во сне. Та, кого он мечтал забыть… А может быть, наоборот, встретить…

Он давным-давно приказал себе не вспоминать о ней. И организованный мозг подчинился. А сейчас, после таинственных ночных приключений, барьер защиты был разрушен.

— Ты женишься на мне? — спросила она.

— Да! — радостно воскликнул он в ответ.

Она медленно оглянулась. Но теперь на него взирали огромные фиалковые глаза чертенка. Боль и отчаяние плескались в них.

— Поздно! — прошептала она и растворилась.

Харрисон проснулся. В его жизни было не так много поступков, которых он стыдился. За ошибки он научился не краснеть ни перед собой, ни перед другими людьми. Он охотно их вспоминал, разбирал и делал соответствующие выводы. Такая способность принесла ему немалый успех в бизнесе. Только одна тайна, глубоко-глубоко запрятанная, лежащая на самом дне сердца, тщательно им охранялась, хотя на нее никто не посягал. Он прятал ее прежде всего от самого себя.

Тайной была любовь. Вернее, чувство, которое он однажды испытал. Оно было настолько не похоже на все, к тому времени уже изведанное, что Харрисон испугался. Он не собирался походить на дурачка, который по уши влюбился в свою первую девчонку. Он повел себя правильно, убеждал он себя потом. Отшил ее как следует. Только так и должны поступать настоящие мужчины, а не какие-то там слабаки! Он-то не распустил слюней!

Тогда Харрисон был горд собой. Он со смехом рассказывал о своей победе друзьям и не предполагал, что за занозу он поселил в своей душе.

— Ты на мне женишься? — словно наяву опять услышал он и вздохнул. Если возможно было бы повернуть время вспять, он уже давно был бы женатым человеком.

Воспоминание пришло не вовремя. Сейчас он не должен распускаться, решил Харрисон и поднялся. Ему надо ехать в Лондон. За завтраком он должен максимально сконцентрироваться и извлечь хоть какую-нибудь пользу из этой поездки.

9

Сердце Дженифер замерло. Она не могла себе представить, что решится на воровство. И у кого? У собственной сестры! Разумеется, если разбудить Барбару, та ей не откажет, но беспокоить сестру не хотелось. Ведь тогда ей придется все объяснять. Барбара не тот человек, который способен просто протянуть колготки и не поинтересоваться, зачем они Дженифер понадобились.

Барбара еще спала. Поминутно оглядываясь, Дженифер подошла к шкафу и принялась в нем шарить. Барбара всегда брала с собой несколько пар колготок. Вот и они! Дженифер выбрала самые тонкие и тихо удалилась.

Через полчаса Дженифер предстала перед Харрисоном и Уинифред. Она спустилась в столовую в мини-платье, сделанном из недовязанного свитера. У того еще отсутствовали рукава, но Дженифер решила, что в таком виде свитер как нельзя лучше отвечает ее задаче — поразить воображение Криса.

Ажурный рисунок вязки, напоминающий рыболовную сеть, не скрывал кокетливого белья — черного ажурного бюстгальтера, отделанного аппликациями из белого атласа в виде дубовых листиков, и маленьких черных кружевных трусиков с таким же беленьким листиком на причинном месте. Это белье подарила ей Барбара на прошлое Рождество. Свитер едва прикрывал попу, и взору открывались длинные стройные, обтянутые прозрачными колготками ноги.

Харрисон сидел за столом и пил чай. Уинифред хлопотала рядом. Когда Дженифер вошла в комнату, он едва не подавился чаем. Уинифред всплеснула руками и ахнула.

— Мамми Уинни, доброе утро! — поцеловала она Уинифред. — Налей мне тоже чаю. — Потом повернулась к Харрисону и церемонно произнесла: — Здравствуйте, сэр!

Харрисон не смог ничего ответить. Его рот был заполнен чаем, который он из-за спазма не мог проглотить. Поэтому он только кивнул.

— Девочка моя, что с тобой? — простонала Уинифред.

— Жду жениха!

— Решили сразить его наповал? — Харрисон наконец проглотил чай.

— Кого? — удивилась Уинифред.

— Жениха! Что здесь удивительного? Все девушки выходят замуж. Чем я хуже? — Дженифер в упор посмотрела на Харрисона.

Тот смущенно кашлянул.

— Да, ничем не хуже, — подтвердил он.

— Вот видишь, мамми Уинни. Не хуже. А ты удивляешься, что у меня жених есть.

— Где же ты его нашла? — не отступала Уинифред.

— В деревне! — ответила Дженифер. Ничего этого она говорить не хотела, но, увидев Харрисона, который вальяжно расселся в столовой и пил чай, как будто замок был уже его домом, почувствовала, что в нее словно вселился кто-то посторонний и принялся управлять ее речью и действиями.

В этот момент раздались удары молотка о входную дверь.

— Вот и он! — встрепенулась Дженифер.

— Пойду открою, — неуверенно проговорила Уинифред и вышла из столовой.

— В доме держат собаку? — неожиданно для Дженифер поинтересовался Харрисон.

— Собаку? — переспросил мелодичный голос — в столовую вплыла Барбара. Увидев умопомрачительный наряд сестры, она нахмурила брови, но ничего не сказала.

— Да, крупного черного пса. Возможно, ньюфаундленда или овчарку?

— Нет. А почему вы спросили, мистер Харрисон? — одаривая его одной из самых очаровательных улыбок из своего арсенала, промурлыкала Барбара.

— В таком замке вполне естественно иметь собаку.

— У Дженни есть малявка — помесь кого-то с кем-то.

— Черная?

— Нет, белая! А почему вы спросили? — удивилась Барбара.

— Вчера я видел привидение…

— Да-а? Женщину в белом? Или карлика? — Барбара широко распахнула глаза.

Харрисон внимательно посмотрел на нее. Изумление Барбары было неподдельным. Нет, это не она. Так хорошо может играть не каждая профессиональная актриса. Барбара не просто удивилась, в глубине ее зрачков он заметил испуг и сострадание. Дескать, жаль, приятный мужчина, а не в себе, ему лечиться надо…

— Нет, черную собаку! Вы слышали смех, Барбара? — продолжал допрашивать ее Харрисон, про себя решив, что ему безразлично, посчитает ли его Барбара психом или нет.

— Я — нет! А ты, Дженни? — В голосе Барбары теперь отчетливо звучал страх.

Харрисон взглянул на Дженифер. Опять в ее глазах мелькнуло что-то странное, не поддающееся определению. Он был уверен, что она, так же как и Барбара, откажется.

— Да! Жуткие звуки. Волчьи завывания музыка по сравнению с этим смехом. Собака всю ночь дрожала от страха, — неожиданно для Харрисона ответила Дженифер.

— Хороша собака, — усмехнулась Барбара.

— Она маленькая. Поэтому и боится, — вступилась за честь своей любимицы Дженифер.

Ответ чертенка и его перепалка с сестрой озадачили Харрисона.

— А где она? — поинтересовался он. — Хотелось бы с ней познакомиться. Обожаю маленьких собак.

Барбара удивленно вскинула брови. Дженифер как-то грустно усмехнулась.

— Спит у меня в комнате. Вы боитесь привидений?

— Не знаю… Этой ночью я впервые его увидел.

— Вот как… — ухмыльнулась Дженифер. — В замке непременно должно водиться привидение. Оно всегда является тому, кто впервые остается в замке на ночь. Вы как риелтор, конечно, знаете об этом, — нравоучительным тоном пояснила Дженифер.

— Я до этого не занимался продажей замков. Поэтому не в курсе. Надеюсь, вы меня извините за мое невежество? — выкрутился Харрисон.

Дженифер повела плечами. Жест должен был свидетельствовать, что ей безразлично как объяснение Харрисона, так и само его присутствие.

Он вдруг разозлился.

— Что вы о себе возомнили? Нарядились как чучело. Смотреть противно! — Слова вырвались у него против его воли. Он не хотел обидеть чертенка. Несмотря на вчерашнюю агрессию, сегодня она старалась вести учтивую светскую беседу. Он вдруг почувствовал ее беззащитность, и ему захотелось обнять эту странную девушку и успокоить ее. Он уже открыл рот, чтобы попросить прощения, как в дверях появилась Уинифред.

— Он хочет тебя видеть, Дженни, — объявила она.

За спиной Уинифред топтался Мартин.

Дженифер радостно кинулась ему навстречу.

— Как хорошо, что ты пришел! — вскричала она.

Мартин в страхе попятился.

— Дженни, прости, — обдавая ее перегаром, все-таки промямлил он и с завидной скоростью исчез из столовой.

Уинифред вышла следом за ним.

— Это и есть жених? — усмехнулся Харрисон. Его сентиментальное настроение куда-то исчезло. Его снова охватило раздражение.

— А вам какое дело? — резко спросила Дженифер.

— Да нет. Это я… так сказать… для поддержания беседы. А вообще мне надо уже ехать в Лондон. Приятно было познакомиться. — Он почувствовал, что, если задержится на какое-то время здесь, с Дженифер, он сделает что-то несуразное, о чем потом будет сожалеть.

— В Лондон? — спохватилась Барбара. — Может быть, вы и меня захватите? У меня сломалась машина, а мне срочно надо ехать домой.

— Если соберетесь за полчаса, то захвачу, — мрачно буркнул Харрисон.

— Надеюсь, ты образумишься, Дженни! — бросила Барбара и, лучезарно улыбнувшись Харрисону всеми тридцатью двумя зубами, словно она и не заметила его не слишком вежливый ответ, вышла из столовой.

— Не смею вас задерживать. — Харрисон поднялся из-за стола. Не глядя на Дженифер, он зашагал к двери, уже открыл ее, но не выдержал и, оглянувшись, ехидно заметил: — Боюсь помешать вашему радостному свиданию с женихом. И советую поторопиться. Боюсь, он скоро впадет в бессознательное состояние. — С этими словами он вышел.

Вот и все! Поделом тебе. Вела себя как дурочка, да и вырядилась не лучше! — подумала она.

— Дженни, девочка моя, что ты с собой сделала? Зачем волосы выкрасила, да еще в такой цвет? Как будто лисий хвост на голове. А платье? Все равно что голая! — появившись в столовой, запричитала Уинифред.

— Отпугиваю риелторов, — грустно улыбнулась Дженифер. Она и сама не знала, зачем разыграла эту сцену, кому и что она хотела доказать. Харрисон, конечно, принял ее за сумасшедшую. Не случайно он смотрел на нее с такой жалостью. Разумеется, он думает, что даже Мартин для нее слишком хорош. Он даже пьяный лучше, чем она, абсолютно трезвая, но безумная!

И с чего ей пришло в голову, что Крис ее узнает? Она даже волосы покрасила, чтобы изменить свою внешность. Она, конечно, не знала, что хна мамми Уинни придаст ее волосам оттенок меха взбесившейся лисицы. Прошло столько лет… Крис и думать о ней забыл!

— Дженни, девочка моя, не послушаться ли тебе Барби? Бог с ним, с этим замком. Уедешь в Лондон, будешь жить по-человечески, а? Замуж выйдешь. Чем, например, плох этот молодой человек, мистер Харрисон. Он на тебя посматривал!

— Мамми Уинни, не болтай глупостей! Еще бы ему на меня не смотреть, даже Мартин меня испугался.

— Брала бы пример с Барбары. Они вон уже в машину садятся.

Замечание Уинифред не понравилось Дженифер. К сестре она не ревновала. Ей даже не приходило в голову, что Барбара может увлечься Крисом. Но, ведь сестра ничего не знает об их отношениях…

Дженифер поплелась в библиотеку.

Надо что-то срочно делать, вяло крутилось в мозгу. А может быть, не надо? Оставить все как есть. Считать Криса обычным риелтором, который приехал посмотреть замок. Встретила она его достойно. В смысле как риелтора, а не как Криса, поправила себя Дженифер. Вряд ли он сюда вернется. Сеньору Фаррейро придется искать другого покупателя. Пройдет какое-то время, а там, возможно, сеньор Фаррейро и передумает продавать замок и ее жизнь снова станет размеренной и спокойной.

Дженифер опустилась на диван. Она любила эту комнату. В библиотеке она чувствовала себя спокойной и уверенной. Здесь она могла пережить любые тягостные мгновения, но сейчас умиротворение не приходило.

А если у Барбары начнется с ним роман? — тонким острым сверлом мысль вкрутилась в мозг.

— Ну и что? — громко спросила себя Дженифер. Барбара, как бы ни развивались события, выживет.

А как же Крис? Но я уже все для себя решила, возразила сама себе Дженифер. Он для меня всего лишь перевернутая страница, маленький эпизод из жизни, о котором я уже успела позабыть.

Я его давно не люблю, просто не могу любить. Если я до сих пор страдаю по этому негодяю, значит, у меня не все в порядке с мозгами и мне надо срочно посетить врача, даже не психотерапевта, а психиатра. Сеньор Фаррейро может без всяких препятствий с моей стороны продавать замок, ведь мое место не здесь, а в сумасшедшем доме!

Дженифер встала с дивана и прошлась по библиотеке. Сейчас выберу себе книжку, почитаю, а потом примусь за вязание, решила она.

Сегодняшний день ни чем не отличается от других, убеждала себя Дженифер, поэтому нельзя отлынивать от работы. Я обязательно свяжут заданное самой себе количество рядов очередного свитера!

Дженифер распахнула книжный шкаф и начала доставать одну книгу за другой. Какую книгу она искала, Дженифер не знала, но те, что попадались под руку, читать ей не хотелось. Через некоторое время бесполезных поисков ей пришлось сознаться самой себе, что проблемы с мозгами у нее все-таки есть, и пребольшие…

Нет! Она уже не может сдерживать себя! Завтра она обязательно отправится к врачу, а сегодня… Будь что будет! Так дальше продолжаться не может!

Дженифер выбежала из библиотеки и помчалась в спальню. Сорвав с себя недовязанный свитер, который все утро прикидывался платьем, она поспешно натянула джинсы и свою любимую черную водолазку и хотела уже выскочить из спальни, но случайно брошенный в зеркало взгляд заставил ее притормозить.

Дженифер кинулась к шкафу и принялась лихорадочно в нем рыться. Наконец она нашла то, что искала. Сдернув с себя водолазку, Дженифер нарядилась в подаренную сестрой атласную блузку и накинула куртку. Через пять минут она уже сидела за рулем роскошной машины сестры и выжимала до отказа педаль газа.

Машина летела стрелой. Поступок Дженифер был за гранью разумного, и сейчас ее мозг срочно искал ему оправдание.

Она спасает Барбару! Вдруг она захочет выйти замуж за Харрисона? Кто защитит ее от подлеца? Только она, ее сестра! Кроме того, в случае замужества Барбары Дженифер становится близкой родственницей Харрисона. Они будут часто встречаться. Представив себя сидящей за обеденным столом рядом с Крисом на каком-нибудь семейном празднике, Дженифер заскрежетала зубами.

Нет, только не это! — взмолилась она. Я не выдержу! Да и по отношению к Барбаре это будет нечестно. Я просто обязана предупредить Барбару. А там пусть сестра поступает, как сочтет нужным. Совесть Дженифер будет чиста. Ведь она заботится прежде всего о сестре. Каково Барбаре представлять, что когда-то ее родная сестра…

Спортивный автомобиль Харрисона Дженифер увидела почти у самого Лондона. Она уже не надеялась на успех, но, видимо, сестра, желая упрочить знакомство с привлекательным риелтором, вынуждала его почаще останавливаться. А может быть, и сам Крис предлагал Барбаре выпить чашечку кофе в придорожных кафе.

Черный «порше» свернул налево. Указатель обещал ночлег и еду. Дженифер последовала за ним. Определенного плана у нее не было. Главное для нее было догнать машину Криса, а уж там как получится…

10

Дженифер видела, как парочка направились в деревенский ресторанчик. Она решила подождать, не выходя из машины. Не останутся же Барбара и Крис здесь на ночь! Сейчас они снова появятся, сядут в машину, а Дженифер отправится следом.

Желудок неприятно заурчал. У него были свои соображения насчет того, как лучше провести время. Тупое ожидание в машине его не устраивало.

Хозяйка, я тоже не против работы, громко заявлял он. Подбрось мне немного еды. Вот увидишь, я быстро с ней справлюсь! Подбрось, что тебе стоит? Я чувствую запах аппетитных сандвичей и кофе. Ну же, оторви задницу от сиденья…

Мольбы становились все сильнее и громче. Дженифер вылезла из «ягуара». На слегка дрожащих то ли от усталости, то ли от предстоящей встречи ногах она вошла в ресторан и принялась судорожно озираться.

Заведение не походило на обычную придорожную забегаловку, а действительно тянуло на звание ресторана. Помещение было поделено на кабинки, чтобы посетители могли чувствовать себя в уединении. Только небольшой бар в углу предоставлял возможность спешащим клиентам проглотить сандвич с чаем или кофе. Там ни Барбары, ни Харрисона не оказалось.

Следовательно, они в кабинке, сделала единственно правильный вывод Дженифер. Она решила подождать их в баре, но ноги сами направились к кабинкам.

— Сюда, пожалуйста, мисс! Эта кабинка свободна, — предложил ей официант.

Дженифер согласно кивнула, но, когда официант остановился, пропуская ее вперед, резко повернула и юркнула в соседнюю кабинку.

— Мисс, вы куда?

За столиком сидела пара — молодая девушка и парень чуть-чуть ее постарше. Они удивленно взглянули на ворвавшуюся к ним Дженифер.

На пути к следующей кабинке проворно возник официант. Он стоял, широко расставив ноги и тем самым демонстрируя шустрой клиентке, что теперь он уж не даст ей себя обмануть.

— Мисс, сейчас свободна только одна кабинка — та, которую я вам показал! — строго сказал он.

— Моя сестра только что зашла сюда. Мы договорились с ней встретиться. Где она?

— Я не знаю вашей сестры, мисс. Но меня никто не предупреждал, что он кого-то ждет. Так что извините, мисс.

— Моя сестра страдает амнезией, — медленно проговорила Дженифер и громко завыла: — Барбара-а-а! Барбара-а-а!

Из кабинок высунулись головы любопытных. Голова Барбары тоже была среди них.

— Дженни! — воскликнула она. — Мы здесь!

— Вы, должно быть, удивлены моим визитом, — светским тоном заявила Дженифер, словно это не она внесла суматоху в работу ресторана.

Крис промолчал, с интересом за ней наблюдая, но Барбара дала волю чувствам.

— Да, черт побери! Как ты здесь оказалась? Объясни, сделай милость!

Дженифер лихорадочно соображала. За долгую дорогу она так и не придумала, что скажет, если настигнет Харрисона и Барбару. Все силы ушли на погоню.

— Я решила спросить Харрисона о собаке! — выпалила Дженифер и мысленно поздравила себя — ничего глупее придумать было нельзя.

— О со-ба-ке? — протянула Барбара. — Я не ослышалась?

Глаза Харрисона вспыхнули насмешливым огнем.

— Разве я что-то говорил о собаке?

— Кстати, неужели твой рыдван смог догнать «порше»? — поразилась Барбара.

Дженифер опустила глаза.

— Я взяла… взяла… твой «ягуар»…

— Машину успели так быстро починить? — удивился Харрисон.

— Да, Мартин все сделал.

— Ваш жених?

— Чей жених? — поразилась Барбара. — Дженни? Что за чушь! — Барбара выразительно пожала плечами, как бы говоря, что подобная глупость не имеет права на существование, но тут же снова накинулась на сестру. — Ты позволила этому пьянице прикасаться к моей машине?! — Ее голос перешел на визг.

Дженифер молчала. Что ответить Барбаре? Ей не хотелось при Харрисоне напоминать сестре, что «ягуар» и не думал выходить из строя, а историю с поломкой Барбара придумала специально, чтобы уехать вместе с так называемым риелтором.

— Что мисс будет заказывать? — используя паузу, вклинился официант.

— То же, что и мы, — отмахнулась от него Барбара и снова настойчиво обратилась к сестре: — Что молчишь?

Официант испарился.

— Успокойся, Барбара, ты же знаешь, что никто не сможет испортить твою машину, — твердо сказала Дженифер.

Барбара намек не поняла.

— Почему? — изумилась она.

— Потому! — с напором произнесла Дженифер.

Харрисон с любопытством следил за диалогом сестер. Наконец до Барбары дошло, что хочет сказать ей Дженифер. Она облегченно вздохнула, но все же попеняла сестре:

— Ты никогда не ездила на «ягуаре»! Ты могла не справиться с управлением, Дженни! Я всегда поражаюсь твоей легкомысленности…

— Ваш коктейль из креветок, — снова возникая в кабинке, объявил официант, поставил перед Дженифер стеклянную салатницу, пожелал приятного аппетита и исчез.

Дженифер принялась за еду. Вкуса она не чувствовала. Харрисон и Барбара ждали кофе.

— Что же вы хотели услышать от меня о собаке, Дженни? — вернулся к теме разговора Харрисон.

— О собаке? — Дженифер уже успела забыть нечаянно вырвавшиеся у нее слова. — Ах да, о собаке… — протянула она раздумчиво. — Они дорогие? — наконец нашлась она.

— Кто? — растерялся теперь Харрисон.

— Собаки, о которых вы рассказывали!

— Не знаю… — Харрисон напрягся, пытаясь понять, чего от него добивается Дженифер. По-видимому, речь идет о чем-то очень важном, если она предприняла такое путешествие. Но сейчас он хоть убей не мог вспомнить, о чем же таком упомянул за завтраком.

— Кофе, — внося поднос, объявил официант. — Приятного аппетита.

Дженифер немного пришла в себя и продумала свои дальнейшие слова.

— Я говорю о тех, замковых… — напомнила она, когда официант удалился.

Харрисон с недоумением посмотрел на Дженифер, потом перевел взгляд на Барбару, словно спрашивал, не разъяснит ли она вопрос своей сестры.

Барбара не разъяснила. Так же как и Харрисон, она не понимала, о чем толкует Дженифер.

— Вы говорили, — пояснила Дженифер, наслаждаясь замешательством Криса, — что в замках принято держать собак — ньюфаундлендов или овчарок. Я решила их разводить. Не подскажете, где я могу приобрести щенков…

— Ах боже, Дженни! Неужели тебе мало лошадей?

— У вас конный завод? — поинтересовался Харрисон.

Дженифер потупилась, а Барбара, поставив чашечку с кофе на стол, рассмеялась.

— Дженни решила заработать деньги и купила пару лошадей.

— И что? — заинтересовался Харрисон.

— Конь оказался мерином, а лошадь — бесплодной! Одним словом, плакали денежки…

Харрисон улыбнулся.

— Вы всегда вот так, не думая, с головой бросаетесь в новый проект?

Дженифер покраснела. Она сделала большой глоток кофе и стала вертеть чашечку в руках.

— Нет! Я все предварительно рассчитываю, — важно ответила она.

— Дженни, не болтай чепухи! Когда ты успела рассчитать о собаках? — Барбара отодвинула от себя кофе.

— Поэтому я и здесь! Все хочу изучить как следует! — вывернулась Дженифер и поздравила себя с победой. В тупике, куда она сама себя загнала, нашелся выход, и она им воспользовалась.

— К сожалению, Дженни, я не могу вам рассказать о кинологии. Я не специалист. Но у моей матери есть дог…

— Я могу с ней познакомиться? — вырвалось у Дженифер, и она прикусила язык. Ну почему она совершает ошибку за ошибкой? Зачем ляпнула эту фразу? Теперь Харрисон уж точно посчитает ее глупой навязчивой особой. Хоть бы он сказал, что его мать сейчас очень занята и не может знакомиться ни с кем.

— Да, в этот уик-энд я могу отвезти вас к своей матери, Дженни, — услышала Дженифер и от удивления широко распахнула глаза.

Крис выглядел смущенным. Дженифер шестым чувством поняла, что слова эти вырвались у него сами собой, без вмешательства головы.

— Ладно, это не к спеху, — смутившись неизвестно от чего, пробормотала она.

— Дженни, ты собираешься вернуться в замок? Я бы не советовала. Поехали ко мне. До Лондона осталось несколько миль, — вдруг сказала Барбара. В тоне сестры звучали решительные нотки, и Дженифер не смогла отказать сестре. — Садись в машину к Харрисону, — распорядилась Барбара. — Я поеду на своей!

— Да, конечно, хозяйке легче будет понять, хорошо ли идет машина или нет. Ведь неизвестно, насколько хорошо починил «ягуар» Мартин, — с ухмылкой заметил Харрисон.

Сестры переглянулись — догадался ли он об их лжи? Но уточнять не стали, и Дженифер шмыгнула в «порше».

Как только Дженифер оказалась вместе с Крисом в закрытом пространстве машины, она поняла, что переоценила свои силы. Когда он был в замке, она могла убедить себя, что он просто риелтор, с которым ей надлежит бороться. В ресторане все ее силы ушли на придумывание причины, зачем она рванула за сестрой. Но сейчас, когда он был рядом, всего в нескольких дюймах от нее, ее захлестнуло непонятное чувство.

Дженифер страстно захотелось превратиться в самую красивую, самую умную женщину на земле, один взгляд которой делает любого мужчину рабом. Больше всего на свете она желала, чтобы эти чуть насмешливо улыбающиеся губы жадно ее целовали, а руки, уверенно покоящиеся на руле, страстно обнимали…

Дженифер явственно услышала стон. Она повернула голову к Крису, пытаясь понять, что произошло, и вдруг осознала, что стонала она сама.

— Вам нехорошо? — участливо спросил он.

Жаркий румянец залил щеки Дженифер, и она наклонила голову, надеясь, что он не заметит ее покрасневшего лица.

Дура! — кратко прокомментировала свое поведение Дженифер и, чтобы как-то скрыть смущение, неожиданно для себя сказала:

— Вы можете не заезжать за мной в следующую пятницу. Я способна добраться сама.

— Почему же? — улыбнулся Харрисон. — Если только не возражаешь ехать на другой машине…

— На другой? — эхом откликнулась Дженифер.

— Да. Эта же двухместная. А я обещал поехать к матери вместе с Гвен.

— Вашей женой?

Харрисон на секунду задержал взгляд на Дженифер.

— Нет… Пока Гвен еще моя невеста, — ухмыльнулся он.

Невеста… Невеста… Невеста… — эхом пронеслось в голове Дженифер, и перед глазами у нее поплыли круги.

— Согласна? — не дождавшись ответа, спросил Харрисон.

— Вы ее любите? — словно древняя старуха прошамкала трясущимися губами Дженифер.

— Кого? — удивился Харрисон. Дженифер так долго молчала, что он успел забыть про Гвен. — А, Гвен? — наконец догадался он. — Конечно, люблю. Могу честно признаться, что для меня существуют только две женщины — моя мать и… Гвен. — Он бросил лукавый взгляд на Дженифер.

Дженифер не ответила. Все ее силы ушли на то, чтобы крепко стиснуть зубы и сохранить невозмутимым выражение лица.

Но Гвен еще не жена, стрелой пронеслось в мозгу Дженифер. Еще все можно изменить. Ты станешь его…

Неужели я согласилась бы и на этот вариант? — испугалась своих мыслей Дженифер. Нет, я не упаду так низко. Хотя, наверное, это была бы самая сладкая месть — расстроить брак с Гвен, а потом отказать ему.

Нет! Эти игры не для нее. Вот Барбаре они были бы по силам. Сестра справилась бы. Вернее, Барбаре этого и не потребовалось бы — она никогда не оказалась бы на месте Дженифер!

— Что загрустили, Дженни?

— Считаю доходы и расходы! К организации собачьего питомника надо подходить с умом, — с ожесточением заявила она.

— Кто бы спорил! — У Харрисона вырвалось что-то наподобие смешка.

— Считаете, я не способна? — разъярилась Дженифер.

— Я не могу так утверждать — я же познакомился с вами только вчера, — миролюбиво заметил он.

— Уверены?

— В чем, Дженни? Вы хотите сказать, что мы встречались раньше?

— Нет-нет, — быстро поправилась Дженифер. Я говорю совсем о другом. Извините меня, Кр… мистер Харрисон. У меня голова идет кругом, — заявила она и подумала, что это ее единственная правдивая фраза.

Остаток до дома Барбары ехали молча. Дженифер очень хотелось знать, что о ней думает Харрисон. Считает ее с большим приветом?

Она очень удивилась бы, если бы прочитала мысли Харрисона. Странная девушка, размышлял он. Ее глаза периодически меняют цвет. И эта обмолвка о давнишнем их знакомстве…

Да и я хорош! Что за бред я нес? Дог, Гвен… Не иначе как сумасшествие заразительно. Но почему мне не хочется с ней расставаться? Наверное, подсознательно мечтаю закончить жизнь в Бедламе! — пришел к неутешительному выводу он.

— Мы встретимся? — Во рту у него неожиданно пересохло, а сердце остановилось, с ужасом и восторгом ожидая ответа.

— Зачем? Заезжайте сюда, с… Гвен… — Дженифер споткнулась на имени, но равнодушную интонацию смогла выдержать до конца. — До встречи в пятницу, сэр.

11

— Я не советовала бы тебе с ним связываться!

— Почему? — спросила Дженифер, наблюдая, как Барбара варит шоколад.

— Ты же видишь, до чего я докатилась?

Дженифер окинула Барбару любопытным взглядом. О чем это она? В коротком шелковом халатике, накинутом на голое тело, сестра напоминала свою знаменитую игрушечную тезку. Да и жилище подходящее… Квартира Барбары располагалась в Челси — тихом аристократическом районе. Никаких вредных привычек за сестрой не водилось. Нельзя же за них принять пару коктейлей да несколько сигарет, которые позволяла себе Барбара, размышляла Дженифер.

— Поняла теперь? — не дождавшись ответа сестры, с неудовольствием переспросила Барбара.

— Нет, — откровенно призналась Дженифер.

— Ты хочешь вот так варить шоколад?

Дженифер пожала плечами. Сварить себе чашечку шоколада она не считала большим трудом. Она с интересом наблюдала за манипуляциями сестры. Та в металлической мисочке, непрерывно помешивая варево, растапливала кусочки шоколада.

Барбара шоколад не ела и за те дни, что Дженифер гостила у нее, не пила. Почему же она варит его сегодня? — подумала Дженифер. Может быть, именно по пятницам Барбара разрешает себе немного нарушить диету?

— Тебе хочется, чтобы его готовила прислуга? — спросила Дженифер.

— Ну, о личном косметологе, постоянно проживающем со мною, я даже не мечтаю. Меня вполне устроил бы визит в косметический салон.

— А шоколад-то здесь при чем? — поинтересовалась Дженифер. Она не улавливала связи между варкой шоколада и личным косметологом.

— У меня нет денег!

Дженифер растерялась. За эти дни Барбара растранжирила на наряды сестры сумасшедшую, по мнению Дженифер, сумму. Ей стало стыдно.

— Ба, дорогая, давай вернем в магазин то шикарное платье, которое ты мне вчера купила. Я же просила тебя не тратить на меня деньги, — робко сказала Дженифер.

— Ты и впрямь отсталая сельская дурочка! — фыркнула Барбара. — Давай ложись!

— Зачем?

— Маску делать, зачем же еще!

— Маску? Из шоколада?

— Из него самого! Шоколадные обертывания исключительно полезны для кожи. Сейчас все продвинутые косметические салоны предлагают их.

— А ты их делала?

— Конечно, и не раз. Следить за собой надо с молодых лет, а не когда кожа мешком обвиснет! Мне уже скоро потребуется пластическая операция…

— Барбара, не преувеличивай! Пластические операции делают в старости…

— Глупости! — перебила ее Барбара. — Если тебе уже пятьдесят, то какая разница как ты выглядишь — на свой возраст или на сорок пять? Делать надо после тридцати. Тогда до сорока тебе будет двадцать пять, поняла?

Дженифер кивнула. Барбара в этом вопросе была специалистом не хуже врача-косметолога. За эти дни Дженифер уже насмотрелась на многие таинственные процедуры, которыми занималась Барбара, чтобы сохранить свою красоту и молодость. Еще в самый первый вечер, когда Дженифер пошла умыться с дороги, Барбара зашла к ней в ванную, потом вышла и вернулась с целлофановым пакетиком. «Салфетка для автомобилей» — гласила на нем надпись.

— На, держи!

— Что это? — полюбопытствовала Дженифер, разглядывая пакет. — Хорошо, я займусь твоим автомобилем, только лицо вытру и переоденусь. У тебя найдутся старые джинсы и футболка?

Ответом ей был смех Барбары. Сестра хохотала от души, даже перестав беспокоиться, что у нее могут залечь морщинки в уголках глаз.

Дженифер робко улыбалась. Она не понимала, почему сестру обуяло столь безудержное веселье. Отсмеявшись, Барбара сказала:

— Дженифер, какая же ты глупая! Неужели ты могла подумать, что я заставлю тебя мыть машину?

— А для чего ты принесла эту салфетку?

— Для лица! Все мужчины любят свои игрушки, вот и выпускают превосходные замшевые салфетки для автомобилей. Но умные, утонченные женщины используют их для своих целей.

— Ты ею вытираешь лицо вместо полотенца? — удивилась Дженифер.

— Нет! Запомни, что я тебе скажу. Твоя сестра знает много секретов. Вот один из них: намочи салфетку горячей водой, слегка отожми ее и массируй ею лицо. Действует как миостимуляция. Прибором еще можно и навредить — растянуть кожу, а вот салфеткой — никогда!

— Откуда ты знаешь?

— Знаю, дорогая сестричка, знаю! Еще Нинон, великая французская куртизанка, пользовалась замшевой салфеткой и долго оставалась молодой. А в те времена, поверь, женщине трудно было сохранить молодость.

Дженифер и не собиралась подвергать сомнению слова Барбары. Об избирательной начитанности своей сестры ей хорошо было известно. Барбара не интересовалась науками в прямом смысле этого слова, но все, что могло хоть как-то помочь ей быть привлекательной, усваивала мгновенно. С Барбарой вполне могли консультироваться ученые-историки, если бы им потребовались секреты, подобные тайне Нинон.

Лежать под шоколадной маской оказалось необыкновенно приятно. Барбара устроилась рядом и весело болтала о салонных косметических процедурах. Потом вдруг сказала:

— Нет, я все-таки права. Харрисон не для тебя!

— Тебе он понравился? — с трудом выдавила из себя Дженифер и поблагодарила судьбу, что у нее на лице и шее лежит подсыхающая шоколадная масса. Говорить с маской трудно, поэтому сестра не заострит внимания на внезапном спазме, сжавшем горло Дженифер. Так и оказалось.

— Молчи! — воскликнула Барбара. — Во время масок нельзя разговаривать — растянешь кожу. А насчет Харрисона, я так тебе скажу: как временное развлечение он неплох, но как серьезный кавалер не тот уровень. Что может дать какой-то риелтор женщине, кроме постельного траха? Тебе нужен солидный мужчина при деньгах, тот, кто сможет тебя содержать.

— Я…

— Молчи! — прервала Дженифер Барбара. — Если уж очень хочется высказать свои глупые мысли, пиши… — Барбара подсунула Дженифер блокнотик и ручку.

«Не буду любовницей!» — нацарапала Дженифер.

— Я говорю о браке, о богатом мужчине, который на тебе женится.

«Как сэр Джон, твой бывший муж?» — продолжила переписку Дженифер.

Прочитав написанное, Барбара фыркнула.

— Да, как сэр Джон. Если бы я была поумнее, сейчас жила бы в роскоши.

«Ты о сэре Перси? Ты его любила? Это твоя ошибка?»

Барбара пожала плечами.

— Дженни, я тебе удивляюсь. Как можно быть такой наивной в твоем возрасте? При чем здесь любовь? Конечно, плохо, что я попалась, но лучше уж с сэром Перси, чем с каким-нибудь Харрисоном, риелтором.

«Почему?»

— А как ты думаешь, на какие такие шиши я живу? Сэр Перси чувствует себя виноватым, поэтому и дает мне деньги. Поняла теперь?

Дженифер уроки Барбары не нравились. Идея сестры выдать ее замуж за богатого мужчину была не нова. Барбара постоянно ее высказывала, но Дженифер не могла себя представить выходящей замуж по расчету. Основой брака она считала любовь, а если муж окажется еще и богатым, что ж, очень хорошо, но если — нет, не беда, можно счастливо жить и так.

Барбара молчала. Дженифер тоже не проявляла желания продолжить беседу. Перед ее глазами встали те далекие события.

Лодка тихо пристала к берегу. Дженифер, погруженная в свои грезы, очнулась. В своих мечтах она не только любила, но была и любима самым прекрасным мужчиной на Земле. Она слышала его тихие признания. Нежный и одновременно мужественный голос шептал ей о любви. Ее избранник был само совершенство. Только один его недостаток омрачал фантазии Дженифер. Имя! Ее возлюбленный просто был обязан зваться не Крисом, а как-нибудь иначе. Дугласом, например. Или Уинстоном. Но только не Крисом!

У него наверняка есть второе имя, решила Дженифер. Джеймс, например. И она будет звать его Джеймс. Он согласится! В этом она была уверена. Ей надо лишь рассказать о той глупой, неприятной для нее истории. И ее возлюбленный сразу же отправится хлопотать о разрешении переменить имя. Он ни за что не захочет, даже косвенно, быть причастным к ее детскому обидчику.

Молодые люди, сидевшие в лодке, выпрыгнули на берег. Дженифер последовала их примеру.

— Сюда! Сюда! — замахал руками, выходя из тени деревьев, какой-то юноша в униформе лучника.

— А! Вы здесь расположились? Тогда мы поплывем дальше! — крикнул в ответ юноша из компании Дженифер.

— Мы здесь только с Крисом. Присоединяйтесь!

Дженифер из толстой шестилетней девочки давно превратилась в красивую девушку с фиалковыми глазами и светлыми, отливающими лунным светом волосами. И если поблизости не было Барбары, которую Бог наградил магнитом, притягивающим к себе всех мужчин от шестнадцати до семидесяти лет, Дженифер пользовалась большим успехом. Вот и сейчас лучник быстро подбежал к ней и повел ее к дереву, где сидел Крис.

Что было потом, ухаживал ли за ней Крис или она сразу прилипла к нему, Дженифер не помнила. Только раскидистая крона вяза да проскальзывающие сквозь нее косые лучи солнца остались в памяти.

— Я люблю тебя, — выдохнула Дженифер. Она лежала на ковре из цветов и травы. На ее губах играла нежная улыбка, и ей ни капельки не было стыдно своей наготы.

— Ммм… — промычал Крис.

— Никогда больше не пей столько. Хорошо, Крис?

— Я… не пьян!

— Крис, ты на мне женишься?

Дженифер затаила дыхание. Сердце замерло. Кровь перестала бежать по венам и артериям и остановилась в ожидании. Сейчас Крис расхохочется в ответ. На таких, как ты, не женятся, заявит он. Разве можно отдаваться сразу после получасовой беседы? Они и познакомиться-то даже не успели.

— Ммм… — снова промычал Крис.

Дженифер радостно встрепенулась. Его пьяное мычание прозвучало для нее божественной музыкой. Значит, не все еще потеряно. Он обязательно полюбит ее!

— Крис, тебе хорошо со мной?

— Ммм…

— Крис, а ничего, что у меня это было впервые?

— Р-разве?

— Я тебя разочаровала, Крис?

— Ммм…

— Я научусь, я стану самой лучшей! Вот увидишь!

— П-помолчи!

— Хорошо, Крис, я уже молчу.

Глаза его закрылись. Длинные черные загнутые ресницы, каким позавидовала бы любая девушка, отбрасывали тени на щеки.

Дженифер поднялась на локте и принялась с любовью разглядывать дорогое лицо. Его губы, которые совсем недавно ее целовали, слегка подрагивали во сне. Рот немного приоткрылся. Из него изредка вырывался легкий посвист.

Дженифер могла любоваться Крисом вечно. Воображение уже нарисовало ей, как они каждый день вот так засыпают. Она смотрит на него и оберегает его сон. А потом у них обязательно родится сын, а следом и дочка. Они будут вместе гулять с ними. Дети вырастут. Их сын женится. И вот они уже стали бабушкой и дедушкой. У них появится внук, крошечный бутуз, точная копия своего дедушки, а невестка с сыном подарят им еще и внучку. У той тоже будут серые дедушкины глаза.

На щеку Криса, противно жужжа, спланировал комар. Он хочет лишить ее Криса капельки крови, всполошилась Дженифер. Не выйдет!

Дженифер махнула рукой, прогоняя комара. Ну не тут-то было. Комар во что бы то ни стало решил напиться крови. Дженифер стукнула ладонью по комару.

— С ума сошла! — встряхивая головой, воскликнул Крис и открыл глаза.

— Комар… — прошептала Дженифер.

— А, ладно. Давай одеваться.

Дженифер потянулась губами к Крису.

— Поцелуй меня.

Крис небрежно чмокнул Дженифер.

— Пора идти! Мне завтра с доном встречаться.

— Крис, почему ты мне ничего не скажешь?

— А что я должен тебе сказать?

— Я тебе нравлюсь?

— Ха-ха! Ну ты и чудная!

— Мы завтра увидимся?

— Я же сказал, с доном встречаюсь, — недовольно заметил Крис.

— А послезавтра?

— Уезжаю домой! Что ты еще хочешь знать?

Дженифер опустила голову и стала торопливо одеваться.

— Почему ты такой неласковый со мной?

— А что я должен сюсюкаться с каждой, кого трахнул?

Дженифер обиделась, но все же пересилила себя. Крис непременно ее полюбит, убеждала она себя.

— Крис, а где ты живешь? — через некоторое время снова задала вопрос Дженифер.

— Как где? В Оксфорде!

— А твои родители?

— В Брайтоне. Слушай, хватит трепаться!

Слезы душили Дженифер, но в ее голове раздался тревожный звонок.

— В Брайтоне? — эхом откликнулась Дженифер. — Ты знаешь Генриетту Хейли? Вернее, это в девичестве она была Хейли, а потом вышла замуж…

— За Вуда? Так это когда было… Я даже на их свадьбе был. Она же моя тетка. А тебе что за дело до нее?

— Просто так… — ответила Дженифер.

На следующий год она не вернулась в колледж.

И вот круг замкнулся! Сколько лет прошло? Шесть? Нет, семь! — поправила себя Дженифер. Она ни разу за все эти годы не встретила Криса, злобного белобрысого мальчишку, когда-то избившего ее, а потом превратившегося в циничного равнодушного парня, который растоптал ее юную любовь.

— Заснула? — услышала Дженифер голос Барбары. — Все, пошли умываться! — скомандовала она.

Механически переставляя ноги, Дженифер последовала за Барбарой. Смыв шоколад и промокнув лицо сестры бумажной салфеткой, Барбара окинула ее критическим взглядом.

— Хороша! — вынесла она приговор и смилостивилась: — Ладно, крути роман с Харрисоном, только не пускай его в сердце… Тебе давно уже пора оттаять от той истории с Мэтью…

Дженифер не обратила внимания на оговорку сестры. В ее голове еще крутились слова Криса.

12

Гвен оказалась высокой стройной женщиной с темными волосами, отливающими золотом. Она младше меня, испуганно подумала Дженифер.

Окинув Дженифер холодным неприветливым оценивающим взглядом, Гвен капризным тоном произнесла:

— Крис, ты уверен, что мама будет довольна?

— Дженни едет по делу. Она собирается проконсультироваться насчет разведения догов, ясно? — твердо ответил Харрисон.

— Она владелица питомника? — презрительно протянула Гвен. — А я-то думаю, почему в машине запахло псиной!

— Гвен! — строго одернул ее Харрисон.

— Я не виновата, что не умею притворяться, — парировала Гвен.

Дженифер растерялась. Боюсь, дорога до Брайтона окажется тяжелым испытанием, подумала она. Естественно, она не рассчитывала, что Гвен примет ее с распростертыми объятиями, но встретить такую неприкрытую враждебность не ожидала. Барбара, по-видимому, смогла бы дать этой Гвен достойный отпор, но самой Дженифер ничего остроумного, чем следовало бы ответить на вопиющую невоспитанность Гвен, в голову не приходило.

Она молчала. Гвен принялась рассказывать Харрисону историю, которая произошла с ней на вернисаже. В ней Гвен выглядела этаким ангелом, спустившимся на Землю. Подобной способности непрерывно себя хвалить Дженифер не замечала даже за Барбарой.

Но Дженифер не могла не отдать должное Гвен — та была превосходным остроумным рассказчиком. Она так хорошо копировала людей, что их можно было легко себе представить. Некоторые шутки Гвен вызывали на губах Дженифер невольную улыбку.

— Дженни, Гвен вас не утомила? — спросил Харрисон и предложил: — Может быть, остановимся и выпьем кофе?

— Нет, — ответила за Дженифер Гвен. — Я еще не хочу!

— Гвен, я же не тебя спрашиваю…

— Зато я тебе отвечаю, — перебила Криса Гвен. — Неужто ты не видишь, что Дженни слегка туповата? Я еще ни слова от нее не услышала. Она случайно не глухонемая?

— Нет, я слепая! — не выдержала Дженифер.

— Ой как интересно! И чего же вы не видите?

— Тебя! — парировала Дженифер. — У меня избирательное зрение — никогда не замечаю нахалок, которые строят из себя пуп земли.

Харрисон расхохотался.

— Ну что, Гвен, съела? Впредь будешь повежливее.

Гвен надулась. Она демонстративно отвернулась от Харрисона и стала смотреть в окно.

Дженифер, сидевшая на заднем сиденье, не раскаивалась в своих словах.

На ближайшем повороте Харрисон свернул с автострады.

— Здесь есть прекрасный ресторанчик, — сказал он.

Дженифер встрепенулась. Крис проигнорировал желание невесты, подумала она. Что ж, этой злючке так и надо! Пусть научится хотя бы немножко держать себя в рамках.

— Вы сами ухаживаете за собаками? — начала второй тур Гвен, когда им подали кофе.

— Дались тебе эти собаки, — пробурчал Харрисон.

Дженифер нежно улыбнулась ему.

— Крис, — произнесла она и вдруг почувствовала, что охрипла. Она сглотнула подступивший к горлу комок и поднесла ко рту чашечку с кофе.

— Да, Дженни? — откликнулся он.

Дженифер удалось совладать с собой.

— Я вот что подумала, — продолжила она, словно пауза была сделана ею умышленно, — может быть, Гвен хочется побывать в замке? Приезжайте на следующий уик-энд ко мне.

Гвен помрачнела. Видимо, наличие замка и приглашение провести в нем уик-энд не предусматривалось ее сценарием.

Дженифер торжествовала. Она не была злой по натуре, но поведение Гвен вывело ее из себя. Даже ярый последователь учения подставлять другую щеку еще раз под удар возмутился бы поведением Гвен, решила Дженифер.

— С удовольствием, — расплылся в улыбке Харрисон. — Поедем, Гвен?

— Не знаю, следующие выходные я, наверное, буду занята…

— Как хочешь, а я поеду…

Отношения между женихом и невестой явно оставляют желать лучшего, подумала Дженифер. Если они уже сейчас ссорятся, то что будет, когда поженятся?

Не ищи себе оправданий! — строго одернула она себя. Тому, что ты собираешься сделать, трудно найти оправдание. Возможно, Гвен ведет себя так из-за ревности. Может быть, она безумно влюблена в Криса, вот и пышет злобой на каждую представительницу женского пола, которая оказывается вблизи ее жениха. Но его как будто не очень волнуют чувства невесты.

— Что, так и будете пялиться друг на друга? — зло спросила Гвен.

Дженифер вздрогнула и обнаружила себя замершей с пустой чашкой в руках, неотрывно смотрящей на Криса. Тот являл ее зеркальную копию с той лишь разницей, что на дне его чашки еще плескалась темно-коричневая жидкость.

Он сделал глоток и поставил чашку. Дженифер с грохотом опустила свою.

— Дженни, у вас в замке, наверное, только оловянная посуда? — пустила шпильку Гвен.

Дженифер никак не отреагировала. Она была поражена взглядом Криса — тяжелым, горящим. Он словно привязывал ее к нему невидимой нитью, и эта связь стремительно превращалась вот что-то нехорошее, абсолютно неприемлемое ни для Гвен, ни для самой Дженифер. Ничего из этого не выйдет, с тоской подумала она. Ничего, кроме боли. Это дикое неодолимое влечение просто безумие, а ее план и того хуже. Но как хочется прикоснуться к Крису, хотя бы просто дотронуться!

Дженифер с силой прикусила губу. Рот мгновенно наполнился жгучей солоноватой жидкостью. Это ее отрезвило.

— Пойдемте, — с трудом выдавила она.

— Давно пора, — прокомментировала Гвен.

В машине Гвен попыталась снова увлечь Криса веселым рассказом, но из этого ничего не получилось. Он отвечал односложно, большей частью отмалчиваясь. К Дженифер Гвен больше не приставала. Да и Крис тоже не обращался к ней с разговором.

Дом, в котором жила мать Харрисона, был построен в конце восемнадцатого — начале девятнадцатого века. Украшенный колоннами с изображениями драконов с раскрытыми пастями, он как бы говорил: «Вот смотрите, какой я. Нравлюсь? Меня строил великий Джон Нэш!

Перед домом, несмотря на позднюю осень, еще цвели розы. Небольшой садик почти весь состоял из вычурно постриженных деревьев. Дженифер не могла сказать, нравится ли ей этот стиль ландшафтных излишеств или нет.

Внутри дом оказался на удивление современным: стены холла были выкрашены в белый цвет, а пол выложен керамической плиткой. Лестница в форме подковы с бамбуковыми перилами вела из холла в разные части дома. По ней спускалась средних лет женщина. Ее сходство с Крисом сразу бросалось в глаза. Она улыбнулась Дженифер, но глаза ее остались холодными.

Разумеется, матери не очень-то приятно видеть сына не только с невестой, но еще и с незнакомой женщиной, оправдала отсутствие радостного энтузиазма у миссис Харрисон Дженифер.

— Рада вас видеть, — тоном, говорящим о противоположном чувстве, — приветствовала она Дженифер. — Пойдемте, я покажу вам вашу комнату.

Дженифер последовала за ней. Гвен, видимо, здесь часто бывает. Ей отводить комнату нет необходимости. У нее, наверное, уже есть свои постоянные апартаменты или же она делит комнату с Крисом, с тоской подумала Дженифер и ощутила толчок в сердце. На мгновение ей стало нечем дышать — так на нее подействовал приступ жгучей ревности.

— К сожалению, мы не сможем как следует познакомиться, Дженни, — объявила миссис Харрисон. — Сегодня я уезжаю к друзьям. Хотела отказаться, но у них юбилей. Я не ожидала видеть у себя Криса да еще с вами у себя так скоро. Надеюсь, вы хорошо к нему относитесь, Дженни?

Дженифер не поняла смысла странной речи миссис Харрисон, особенно ее последнюю фразу про отношение Дженифер к ее сыну. Поэтому она только тупо кивнула в ответ.

Миссис Харрисон молчаливость Дженифер вполне устроила.

— Вот и хорошо, — подвела она итог.

13

Вечеринка была в самом разгаре. Дженифер веселилась от души. Она так долго жила в добровольном уединении, что даже не представляла себе, что можно вот так, беззаботно наслаждаться общением с людьми. Хотя Дженифер не знала никого из присутствующих, это ей не мешало. Она легко со всеми знакомилась и тут же забывала имена новых друзей.

Шампанского купили много. Дженифер его практически никогда не пила и сейчас, не опасаясь за последствия, бездумно потягивала приятный щекочущий горло и нос напиток. Голова у нее приятно кружилась, язык слегка заплетался, все сказанное ей ее новыми друзьями казалось очень остроумным, и мелодичный смех Дженифер практически не смолкал.

Вдруг она услышала страстный шепот:

— Гвен, чудная моя девочка, Гвен…

Дженифер насторожилась. Хмель почти сразу же улетучился. Сначала ей показалось, что она слышит голос Криса, но тут он собственной персоной возник в дальнем углу комнаты. Значит, Гвен с кем-то другим, решила Дженифер и на цыпочках, осторожно сделала несколько шагов в сторону закрывающих окно портьер.

Миг — и портьера легким движением руки Дженифер отклонилась в сторону. Только напрасно она соблюдала такие меры предосторожности. Сейчас сюда вполне мог вломиться даже слон — Гвен и державший ее в объятиях мужчина не обратили бы на него внимания.

Они были полностью поглощены друг другом. Бретелька красного платья Гвен сползла на плечо, обнажив полную грудь. Мужчина, наклонив темноволосую голову, страстно ее целовал.

Дженифер поспешно отпрянула назад. Она залилась краской, словно это не Гвен, а ее, Дженифер, сейчас обнимали и целовали, а Крис уличил ее.

Дженифер судорожно сглотнула слюну и оглянулась. Никто не обратил внимания на ее маневр. Только Крис крутил головой вдалеке, как будто высматривал кого-то среди гостей.

Гвен, решила Дженифер, он ищет Гвен!

Дженифер стремительно направилась к Крису. Если бы у нее сейчас спросили, зачем она это делает, она не смогла бы ответить. В этот момент ее действия не подчинялись разуму. Вместо того чтобы позлорадствовать — вот, дескать, нашлась женщина, способная заставить Криса страдать, Дженифер хотелось оградить его от мучений.

— Дженни! — радостно окликнул ее Крис. — Потанцуем?

Дженифер не успела ничего ответить — его горящие глаза заставили ее на мгновение забыть обо всем.

Медленный дразнящий блюз томно плыл над комнатой. Несколько пар уже кружились в танце. Дженифер шагнула к Крису и инстинктивно положила голову ему на плечо.

Он обнял ее и тесно прижал к себе. Дженифер на мгновение отстранилась. Ей захотелось заглянуть Крису в лицо, но она не смогла ничего прочитать по нему. Блеск в его глазах мог означать что угодно.

Дженифер снова положила голову на его плечо.

— Мне нравится, когда ты так делаешь. Не уходи…

— Разве можно уйти, если танцуешь вместе? — Дженифер теснее прижалась к нему.

Вместо ответа он крепко сжал ее.

— Дженни?

— Да?

— Мне кажется, что мы знакомы с тобой очень давно.

Дженифер промолчала. Ты не далек от истины, с тоской подумала она.

— Ты странная женщина. Я постоянно вспоминаю нашу первую встречу…

— Первую? — усмехнулась Дженифер.

— Да. Все время представляю тебя фехтующей рапирой…

— А…

— Я только о тебе и думаю…

— Может быть, ты влюбился в меня? — нашла в себе силы пошутить Дженифер.

— А если и так?

У Дженифер сбилось дыхание.

— А как же Гвен? — выдавила имя его невесты она.

— Гвен? — изумился Харрисон.

Его удивление было столь очевидным, что Дженифер даже споткнулась.

— Ах да, Гвен… — тотчас же поправился он и озорно взглянул на нее. Глаза его сверкнули. Он еще ближе протянул к себе Дженифер и поцеловал в висок.

Дженифер хотела отклониться назад, но вместо этого подалась вперед, к Крису.

— Так-так, — раздалось над ухом Дженифер.

Она вздрогнула и оглянулась. Рядом стояла Гвен и с насмешкой взирала на них. Она не казалась шокированной, но в ее глазах Дженифер без труда прочла неприязнь к себе.

— Не крутись под ногами, — цыкнул на Гвен Крис.

— Не будь смешным, Крис. Музыка давно закончилась — ехидно заметила Гвен.

Дженифер растерянно огляделась. Она не слышала, когда прозвучал последний аккорд, но сейчас из танцующих пар они остались одни. Многие из присутствующих на вечеринке с усмешкой на них поглядывали.

— Не твое дело, Гвен — огрызнулся Крис. — Лучше за собой смотри…

— Ах так… Ну ладно, только посмей теперь…

Дженифер не стала слушать ссору будущей семейной пары. Она высвободилась из объятий Харрисона и хотела шмыгнуть к стоящей неподалеку компании, но он схватил ее за руку.

— Не уходи…

— Мне неинтересны ваши разборки, — надменно проговорила Дженифер.

— Гвен, исчезни, — рыкнул Крис.

— Ты не боишься, что Гвен оставит тебя? — задала провокационный вопрос Дженифер и замерла в ожидании ответа.

— Нет, — рассмеялся он. — Она от меня никуда не денется!

— Какое у тебя самомнение!

Крис усмехнулся.

— Мое самомнение здесь ни при чем. Это объективная реальность…

Дженифер не понравился его тон. Она почувствовала себя задетой, словно он имел в виду не Гвен, а ее, Дженифер.

— Когда я увижу дога?

Харрисон весь залился краской. Покраснели даже кончики ушей.

Дженифер удивилась. Ей казалось, что чувство стыда или даже неловкости неведомы Харрисону. А подобная реакция на такой простой вопрос вообще казалась невероятной. Дженифер вопросительно приподняла бровь.

— Мне нравится, как ты это делаешь…

— Что?

— Поднимаешь бровь кверху. У тебя на лице появляется уморительное выражение, как у собачки, которая собралась сделать что-то нехорошее…

Дженифер вырвала руку.

— Как ты смеешь?!

Он добродушно рассмеялся.

— Ты такая забавная, Дженни!

Этого Дженифер выдержать уже не могла. Она рванулась навстречу невысокому толстому мужчине, который шел мимо к стоявшему в углу комнаты столу с напитками.

— Потанцуем? — с разбегу кидаясь к нему на шею, закричала Дженифер.

— Надо поставить музыку…

— Какую музыку?! — возмутилась Дженифер. — И так хорошо. Я могу напеть.

Музыкального слуха у Дженифер не было. Не отличалась она и приятным голосом.

— Та-та-та, та-та, та-та, та, — завыла она.

Мужчина вздрогнул и попытался вырваться, но Дженифер вцепилась в него крепко.

— Давай поставим диск… — предложил он.

Дженифер не ответила. Она самозабвенно выла известную только ей мелодию. Кто-то из гостей не выдержал и все-таки поставил диск.

— Любовь бывает разной: счастливой, мучительной… — раздался, чуть хрипловатый голос певицы.

Не успели присутствующие на вечеринке облегченно вздохнуть, как Дженифер подхватила песню.

— И глупой, — завыла она еще громче.

— Не хочешь ко мне переехать? А то соседи совсем меня достали…

— Ты кто? — уставилась она на незнакомого толстого мужчину, к которому самозабвенно прижималась. Нет, она его не знает. Она же танцует со своим… Это ему она только что призналась в любви…

Дженифер оттолкнула своего партнера и принялась крутить головой. Где Крис? Куда он исчез? А Гвен? Та куда подевалась?

Спотыкаясь Дженифер вышла из комнаты. Ей хотелось уединиться в отведенной ей спальне и немного поплакать о своей судьбе, но вдруг она услышала голос Криса.

— Ладно, не обижайся, Гвен. Ты иногда бываешь такой настырной…

Дженифер замерла. Ей безумно хотелось узнать, о чем будут говорить Крис с Гвен, но она запретила себе подслушивать чужой любовный разговор.

В длинной галерее, огибающей комнаты второго этажа, ей повстречалась экономка.

— Где дог? Я хочу его увидеть, — чуть не плача, произнесла Дженифер.

— Не поняла, мисс…

— Мистер Харрисон сказал, что его мать, миссис Харрисон, разводит собак, догов. Где они?

— Собак? — изумилась экономка. — Не могу знать. Сколько лет здесь живу, не видела ни одной собаки — ни дога, ни шпица. Может быть, мистер Харрисон имел в виду кого-нибудь из знакомых своей матери?

— Наверное… — пробормотала Дженифер.

Боже, да она самая что ни на есть глупая идиотка! А этот мерзавец, бездушный подлец еще смеет над ней насмехаться. Поедем к моей матери, поговоришь с ней, она разводит догов, мысленно передразнила Харрисона Дженифер.

— Мисс, вам плохо? — донесся откуда-то издалека голос экономки.

— Я забыла выключить утюг…

14

Харрисон властным движением отодвинул стул и сел за стол, потом демонстративно приподнял манжет рубашки и посмотрел на циферблат платиновых часов «Патек Филип».

— Пора, — тихим голосом, но так, что вряд ли кому-либо пришло бы в голову спорить с ним, заметил он. — Начинайте, мистер Бредфорд.

Из-за стола поднялся мужчина средних лет.

— Год скоро закончится, — объявил он и обвел всех требовательным взглядом, словно ожидая, что его сообщение приведет к бурным дебатам, но столь глубокомысленное наблюдение в ноябре месяце не вызвало ни тени улыбки на лицах всех присутствующих. А Харрисон даже согласно наклонил голову. — И поэтому нам надо подвести итоги, — продолжил мистер Бредфорд.

Снова не последовало ни бури оваций, ни криков восторга.

Все внимательно слушали не имеющий никаких сенсационных открытий доклад мистера Бредфорда. Казалось, что все эти люди — а шло заседание правления компании «КС инвест корпорейшн» — собрались только для того, чтобы проникнуться прописными истинами, которые хорошо известны даже самому последнему ученику школы.

— Наибольший процент пришелся на вложения в строительство. Крен становится опасным, — подвел итог мистер Бредфорд.

Все согласно кивнули. Харрисон нахмурил брови.

— А не проводился ли анализ по ранжированию эффективности инвестиций? — задал вопрос мужчина в очках с позолоченной оправой, во внешних уголках которой тускло блеснули алмазики.

— Да, конечно; проводился, — подтвердил мистер Бредфорд.

— И каковы результаты? — с напряжением в голосе спросил Харрисон.

Видимо, вопрос был важным, потому что не только Харрисон, но и другие участники совещания впились глазами в мистера Бредфорда с таким напряжением, как если бы речь шла о жизни и смерти каждого из них.

— Эффективность инвестиций в строительство наиболее высокая, — ответил мистер Бредфорд.

Все немного расслабились. Харрисон откинулся на спинку кресла и вздохнул с облегчением.

— И какова разность?

Мистер Бредфорд позволил себе слегка растянуть губы в подобие улыбки.

— Разница между наименее эффективным вложением и вложением в строительство невероятно высока — почти десять процентов!

— А что у нас идет за строительством? — опять поинтересовался джентльмен в очках.

— Хедж-фонды!

Все переглянулись. Похоже, ответ мистера Бредфорда потряс их.

— Что ж, джентльмены, мы можем рискнуть, — вроде бы думая вслух, но достаточно отчетливо произнес Харрисон.

— Участие в хедж-фондах всегда имеет известную степень риска, — заметил молчавший до сих пор третий джентльмен — мужчина с гривой густых волос, похожий на киноактера.

— Естественно, — вздохнул джентльмен в очках, — Если бы не было риска, их уже давно рекомендовали бы для пенсионных и взаимных фондов.

— Да уж, — согласился Харрисон. — Если каждая домохозяйка понесла бы свои двадцать фунтов, сэкономленных от покупки провизии, в хедж-фонды, то мы, господа, не имели бы с них такой прибыли.

— Они бы и не назывались хедж-фондами, — усмехнулся мистер Бредфорд.

Все остальные участники совещания тонко улыбнулись. Привилегия участвовать в хедж-фондах начиналась с пятидесяти и более тысяч фунтов. Хедж-фонды совершали рискованные операции типа покупки долгов правительства какой-нибудь латиноамериканской страны или стран с так называемой переходной экономикой. Принимали участие в них игроки, которые могли позволить себе искушать судьбу. Проиграв огромные деньги, они не разорились бы.

— Значит, участвуя в строительстве, мы не только хорошо зарабатываем, но и чувствуем себя как бухгалтеры, которым регулярно платят жалованье, — скривив губы, что, по-видимому, должно было означать ироническую улыбку, сказал похожий на актера мужчина.

— Да, джентльмены, вы абсолютно правы. Давайте поговорим об операции «Замок», — внес предложение Харрисон.

Все собравшиеся посмотрели на него. Мистер Бредфорд опустился на стул и тоже не мигая уставился на него.

Харрисон поднялся.

— Недалеко от «Литл Уэстли» планируется строительство аэропорта. Но, к сожалению, мы там не нужны. Вести строительство будет «Инглиш билдинг корпорейшн». Такой монстр и не с такими задачами справится. — Харрисон обвел присутствующих медленным взглядом и продолжил: — Но если мы построим гостиницу, то сразу оттянем на себя пассажиров.

— В переговоры с «Инглиш билдинг корпорейшн» мы не вступаем, я правильно понял? — спросил мистер Бредфорд.

— Разумеется! Мы строим параллельно. Они — аэропорт, мы — гостиницу.

— Развлекательный комплекс, — внес поправку джентльмен, похожий на киноактера.

— Согласен, — сказал мистер Бредфорд.

— Хорошо, — поддакнул джентльмен в очках.

— Вопрос решен, — констатировал Харрисон.

— А что собой представляет замок? Он в реальности-то существует? — поинтересовался мистер Бредфорд.

— К сожалению, да, — ответил Харрисон.

— Он юридически чист? — спросил джентльмен в очках.

Харрисон вздохнул.

— Этот вопрос требует тщательной проработки. Речь идет об отягощении — племянница владельца может жить в замке до замужества. Хотя, я думаю, это можно оспорить.

— Надо поручить молодому Майклу проверить, — предложил джентльмен, похожий на киноактера.

— Нет! — почти вскрикнул мистер Бредфорд.

— Да, пока никого не надо посвящать, — согласился с мистером Бредфордом Харрисон.

— А она молодая? — спросил джентльмен в очках.

Все посмотрели на него с таким изумлением, словно поинтересовавшийся возрастом племянницы владельца замка джентльмен предложил показать стриптиз.

— Разве это имеет отношению к делу? — В голосе Харрисона зазвучал металл.

— Прямое! — не сдался джентльмен в очках. — Если она молодая, то ее надо выдать замуж, а если ее возраст приближается к пятидесяти, то об отягощении нужно думать серьезно.

Все присутствующие улыбнулись. На мгновение их серьезные лица расслабились, а мистер Бредфорд даже поинтересовался:

— Джон, у тебя есть на примете жених?

— Харрисон женится! — ответил джентльмен в очках.

— Я? — Харрисон неожиданно для себя залился краской.

— Так она молодая?

— Да, — неохотно признался Харрисон.

— Отлично, — потирая руки, сказал джентльмен в очках. — Об отягощении предлагаю не думать. Любые обращения в нотариальную контору, которая занималась завещанием, могут привлечь нежелательное для нас внимание.

— Но… — возмутился Харрисон.

— Ты еще молод, мой мальчик, — заметил джентльмен в очках. — Поживешь с мое, поймешь, что нет никакой разницы в том, какое имя носит твоя жена. Это в молодости они все разными кажутся, а потом что Мэри, что Кэрри — все одно и то же.

— Что ж, предложение Джона не лишено смысла, — задумчиво протянул мистер Бредфорд.

— И ты, Брут, туда же… — криво усмехнулся Харрисон. — Джентльмены, это несерьезно…

— Когда строился Суэцкий канал, некоторые чистоплюи тоже рассуждали о серьезности и легкомыслии, но их семьи им за это не сказали «спасибо».

— Я не позволю вам распоряжаться моей жизнью! — В голосе Харрисона против его воли прозвучал юношеский запал.

Мистер Бредфорд и джентльмен в очках усмехнулись, на губах джентльмена, похожего на киноактера, тоже заиграла улыбка.

— Ладно, продолжим. Этот вопрос считаем решенным. Отягощение действительно снять не очень трудно, — согласился Харрисон и твердо посмотрел на остальных участников совещания. — Главная сложность предотвратить происки Комитета защиты памятников архитектуры. Для этого нам до поры до времени надо хранить молчание. Нельзя, чтобы наш план стал достоянием чьих-либо ушей.

— Да, Крис, ты абсолютно прав! И не побоюсь выразить свое мнение, которое, надеюсь, разделяют все. Мы не ошиблись, выбрав тебя председателем, — подвел итог мистер Бредфорд.

15

Звонок раздался рано утром.

— Ты знаешь, он не риелтор, — сказала трубка голосом Барбары. — Он глава «ХС инвест корпорейшн». Я же говорила, что замком занимается миссис Джонсон!

Дженифер пожала плечами, словно говоря, кто бы спорил…

— Почему ты молчишь? — закричала в трубку Барбара, которая, естественно, не увидела жеста сестры. — Ты поймала его в сети?

— Откуда ты знаешь, что я в замке? — игнорируя вопрос, спросила Дженифер.

— Уинни позвонила. Это только ты могла ко мне не заехать, а я тебя, между прочим, ждала… — упрекнула Барбара сестру.

Дженифер стало стыдно. По отношению к сестре она поступила не лучшим образом. Та уделяла ей в Лондоне столько внимания, а она даже не позвонила…

Дженифер уехала из Брайтона, не попрощавшись ни с Харрисоном, ни с Гвен. Она не желала быть втянутой в выяснение их отношений. Харрисон немного пофлиртовал с ней. Возможно, хотел вызвать у Гвен чувство ревности. Но та тоже хороша. Всю дорогу до Брайтона цеплялась к Дженифер, а потом закрутила роман с каким-то хмырем… Хорошо, хоть экономке она сообщила о своем отъезде. Харрисоны могли и в полицию заявить об ее исчезновении. Она даже ни с кем из гостей не попрощалась.

От Брайтона до Лондона Дженифер добиралась на автобусе. Признаться Барбаре в своем поражении Дженифер не улыбалось. Поэтому в Лондоне она пересела на поезд, идущий в Ньюкасл. Добравшись до Дарема, она вышла и вновь села на автобус, а потом взяла такси.

Путешествие настолько утомило Дженифер, что на звонок Барбаре сил не хватило. Это не оправдание! — сурово бичевала себя Дженифер.

— Что сопишь? Переживаешь? — В трубке вновь раздался голос Барбары.

— Да, — шмыгнула носом Дженифер.

— Ладно, проехали… Лучше ответь: ты поняла меня?

— Да, то есть нет, — промямлила Дженифер.

— Что значит — нет? — решительно спросила Барбара. — Я же сказала, он не риелтор. Понятно?

— Да, — снова невнятно пробормотала в ответ Дженифер.

— Ты выводишь меня из терпения, Дженни! Неужто в твою голову не заползает ни одной мыслишки насчет Харрисона?

— Да, — неуверенно призналась Дженифер.

— Что ты заладила как автомат «да — да»? Готова поспорить на эту развалюху, замок, что ничего умного ты так и не придумала.

— Нет…

— Вот именно что «нет». За что тебя люблю, так за честность. Поэтому слушай! — отдала приказ Барбара. — Цепляй его на крючок и не спускай. Лучшего мужа не найдешь!

— Он меня не любит!

— А кто его спрашивать будет? — изумилась Барбара.

— Ты предлагаешь мне приобрести пистолет и заставить Харрисона жениться на мне под его прицелом?

— Это можно решить и позже, — легкомысленно изрекла сестра.

Дженифер подумала, что если ранним утром ее мозги ворочаются с трудом, то у сестры они в это время совершают замысловатые кульбиты. Вот бы Дженифер такой завидный оптимизм, как у Барбары.

— У него есть невеста… — пожаловалась сестре Дженифер.

— Мелочи. Об этом и говорить не стоит… — успокоила ее Барбара, но, видимо, до нее наконец дошел смысл слов Дженифер, и она вскричала: — Я ничего не знаю! Мне о невесте ничего не сказали…

— Я говорю!

— Как ее имя?

Дженифер не понимала, что даст Барбаре имя невесты Харрисона. Разве только сестра хочет опробовать какой-нибудь новый астрологический подход? Возможно, бороться с Джуди легче, чем с Марджори, а с Марджори сложнее, чем…

— Гвен, — сказала Дженифер.

— Гвен? — удивилась Барбара. — Ладно, узнаю. Жди!

Дженифер без сил упала на подушку. Барбара не отстанет от нее — в этом Дженифер была абсолютно уверена. Настойчивости и изворотливости ее сестры мог позавидовать самый хитроумный придворный при дворе восточного владыки. Дженифер не сомневалась: если Барбара захотела бы, Харрисон вмиг оказался бы у ее ног. Но даже Барбара не в силах привести к Дженифер ее возлюбленного.

А если Барбаре удастся заставить Харрисона предложить Дженифер руку и сердце? Что тогда?

Отказать! — подсказал Дженифер оригинальное решение проблемы кто-то, сидящий в ее душе.

Вставай! — приказала себе Дженифер. Ты не о том думаешь! Лучше сходи сегодня в паб, поговори с Тедди, Полом и Питером. Тебе снова потребуется их поддержка. Вопрос о риелторе не снят с повестки дня.

Дженифер встала. День вступал в свои права. Позволить себе валяться целый день в постели она не могла. Но тайная мыслишка — влюбить Харрисона в себя, а потом бросить, — мыслишка глупая, отдающая детством, крепла, распушала хвост и проникала в ее мозг.

— Здравствуй, Дженни! Сменила гнев на милость? Несомненно, лисица божья тварь, но Господь ее создал недаром, — сердечно приветствовал зашедшую в паб Дженифер дядя Тим.

— Здравствуйте, дядя Тим. Рада вас видеть. Только не пойму, почему вы про лисиц разговор завели?

— Не думай, Дженни, я не Тедди, я на твоей стороне. Помню, твой отец, когда был жив, тоже любил охотой побаловаться.

— Привет, Дженни! Вернулась? Ну и как тебе Лондон?

— Подожди, Питер. Дядя Тим, я знаю, что отец любил охотиться на лисиц. Но я буду и впредь ратовать за запрещение…

— Браво, Дженни. А тут Мартин глупости нес… — перебил Дженифер сидящий за стойкой Тедди.

— На носу двадцать первый век, и надо честно признать, что сейчас охота — это настоящее убийство животных. Лисицы, как и люди, должны получить свое право на жизнь, — продолжала развивать свои воззрения на лисью охоту Дженифер.

— Бог с тобой, Дженни. Ты девушка хорошая, но, прости меня за откровенность, твоя правая рука не знает, что делает левая. Мое дело сторона. Хотите устраивать охоту, устраивайте, хотите поддерживать зеленых, поддерживайте… — Дядя Тим демонстративно отвернулся от Дженни.

— Что это с ним, Питер? Почему дядя Тим прицепился ко мне с этой охотой? В замковой роще давно никто не охотится!

— И хорошо, что разрешила сэру Айленду погонять наших лисиц. Их у нас развелось дальше некуда. Я раньше тоже поддерживал тебя, Дженни, но немного укоротить этих рыжехвостых тварей надо.

— Так сэр Айленд собирается устраивать гон в замковой роще? Пусть и не думает! Я его не пущу! — твердо заявила Дженифер.

— Правильно, Дженни, — поддержал ее Тедди.

— Ату его! — закричал зашедший в бар Пол.

— Как же так, Дженни? — растерялся дядя Тим. — А твоя сестра, леди Барбара, утверждала не позже чем час тому назад, что завтра у вас будет охота…

— Л-леди Б-а-а-р-бара… л-е-леди! — глубокомысленно изрек уже изрядно набравшийся Мартин.

— Барбара? Она была сегодня в пабе?! — воскликнула изумленная Дженифер.

— Да, Дженни, только что! И говорила про охоту…

Слова дяди Тима и Питера застали Дженифер врасплох. Ее поразило самоуправство сестры. Барбара не была ни ярой сторонницей охоты, ни ее неистовой противницей. Она вообще не увлекалась верховой ездой.

Недослушав Питера, Дженифер выбежала из паба, села в свою колымагу и, подгоняя машину силой воли, покатила домой, намереваясь немедленно устроить допрос Барбаре, которая, по-видимому, уже в замке.

Сестра обнаружилась на кухне, мирно беседующей с Уинифред.

— Зачем ты разрешила сэру Айленду травить моих лисиц? — закричала с порога Дженифер.

— Дженни, ты опять влезла в эти тряпки? Мы же тебе купили приличные вещи…

— Барбара, не увиливай! Отвечай честно! Ты разрешила сэру Айленду охотиться у нас?

— Да, разрешила!

— Так, значит, сэр Айленд решил погонять бедных животных в замковой роще и, зная, что я никогда ему этого не разрешу, решил подкатиться к тебе?

— Да, решил…

— Я сейчас поеду к нему и все ему выскажу. Я заставлю его отказаться от своих намерений!..

— Дженни, подожди! Не надо к нему ехать…

— Почему же? Я скажу этому старому убийце, что его поступок не делает ему чести…

— Дженни, послушай… Это я сама его просила устроить охоту. Звонила из Лондона, а сегодня даже заехала к нему…

— Барбара, зачем? — ахнула Дженифер. — Здесь все знают о моей позиции относительно охоты на лис, а ты… Как же я теперь людям в глаза смотреть буду?

— Дженни, успокойся. Если ты хоть капельку задумаешься о своем положении, то поймешь, что твои слова не имеют никакого смысла.

— Барбара, я не собираюсь становиться посмешищем окружающих. Моя позиция тверда…

— Ах, ах! Фу-ты ну-ты! Герцогиня гневается. — Барбара встала из-за стола и сделала шутливый реверанс.

— Девочки, не ссорьтесь! — прикрикнула на Барбару и Дженифер Уинифред.

Барбара вновь уселась на стул.

— Я и не собираюсь ссориться, Уинни. Просто наша принцесса никак не хочет себе уяснить, что она живет в замке из милости. И если когда-нибудь сеньор Фаррейро пожелает охотиться на лис здесь, то Дженифер не будет иметь права ему этого запретить.

— Не надо измышлений, Барбара. Я никогда не поверю, даже если ты будешь клясться всеми святыми, что престарелый сеньор Фаррейро собрался устроить здесь охоту!

— Естественно, нет. Но охота — событие очень и очень пикантное и утонченное…

— Ну и выдумщица ты, Барбара, — улыбнулась Уинифред. — Стая мужиков и баб гонятся за собачьей сворой, а те в свою очередь за бестией с рыжим хвостом. Топот, свист, гам на всю округу… И где же здесь утонченность и, как ты говоришь, пикантность?

— Уинни, ты рассуждаешь слишком прямолинейно! Представь себе прекрасную принцессу в шикарной амазонке, в шляпе с пером, которая падает…

— Батюшки ты мои, — перебила Барбару Уинифред. — Падает! Зачем же ей, прекрасной принцессе, падать? Так и расшибиться недолго…

— Затем, Уинни, что к ней подскачет прекрасный принц, например Харрисон, спешится с коня, наклонится — и все! Лямур!

— А в роли принцессы буду я?! — воскликнула Дженифер.

— Как хочешь, прекрасная принцесса! Не желаешь, могу быть и я! Такие женихи, как Харрисон, на дороге не валяются!

— Ты же недавно в Лондоне предупреждала меня, что Харрисон как муж мне не годится. Что же изменилось? — с иронией спросила Дженифер.

Барбара насмешку проигнорировала.

— Я же тебе объяснила. Харрисон не риелтор. Он владеет инвестиционной компанией. Я о ней даже в журнале читала! — серьезно ответила она.

— В «Бьюти»?

— Что в «Бьюти»?

— Читала, спрашиваю, в журнале «Бьюти»?

— Не считай себя умнее других! — фыркнула обиженная Барбара.

— Девочки мои!.. — предостерегающе воскликнула Уинифред.

— Ладно, я не хотела тебя обидеть, Ба. Просто никак не могу смириться, что ты так подвела меня, — примиряющим тоном сказала Дженифер.

Барбара радостно улыбнулась. Глаза у нее загорелись. Дженифер с подозрением посмотрела на сестру.

— Кстати, а про шляпу с пером ты серьезно? — спросила она.

— Абсолютно!

— А перо ты выдернешь из хвоста петуха дяди Тима? Или меня заставишь это сделать? — не скрывая недовольства, проворчала Дженифер.

Барбара выскочила из-за стола.

— Сейчас увидите!

Дженифер и Уинифред переглянулись.

Не прошло и минуты, как Барбара вернулась на кухню. Движением фокусника она водрузила на стол круглую коробку и открыла ее.

— Смотрите! — надевая шляпу, воскликнула Барбара.

Посмотреть и правда было на что. Красивая маленькая шляпка, которую Барбара кокетливо сдвинула на левое ухо, была украшена огромным страусиным пером, которое переливалось красными и зелеными цветами и мерно колыхалось при движении головы. Казалось, шляпа из девятнадцатого века прямиком попала в век двадцатый.

— Нравится? — спросила Барбара.

Уинифред и Дженифер, которые завороженно смотрели на Барбару, согласно кивнули.

— Прелесть! — поддакнула Уинифред.

— Ты просто красавица! — воскликнула Дженифер, любуясь Барбарой. — В этой шляпе должна быть ты!

Барбара довольно улыбнулась.

— Ты забываешь, Дженни, я не езжу верхом, а ты ездишь, тебе и карты в руки. Не бойся, — заметив, что Дженифер собирается возразить, добавила Барбара, — ты в ней тоже будешь писаная красавица, а если еще и амазонку наденешь, ту, которую я тебе привезла, то Харрисон пальчики оближет!

Дженифер потупила взгляд.

— Ну что, пойдем мерить? — лукаво усмехнулась Барбара.

16

День выдался сухой и прохладный — идеальный день для охоты. Стая гончих уже, наверное, рвется в бой, подумала Дженифер. Собак сэр Айленд разводил в собственном питомнике и хорошо дрессировал под загон лисы.

Само поместье сэра Айленда, большое и богатое, было в великолепном состоянии. Предок сэра Айленда, живший в начале двадцатого века, выгодно женился на дочери американского миллионера, и с тех пор поместье не знало недостатка в деньгах. Благодаря тому браку, сэр Айленд мог холить и лелеять фамильный особняк, чему, собственно, и посвятил всю свою жизнь.

Одной из его любимых забав была охота на лис. Собственный собачий питомник, собственная конюшня на двадцать голов лошадей с собственного конезавода — все это обещало прекрасно организованное развлечение.

Дженифер взглянула на светлеющее небо. Охота назначена на раннее утро, и она выехала еще затемно, чтобы успеть добраться до поместья сэра Айленда вовремя. Ее больше всего угнетала перспектива услышать насмешки в свой адрес. Вот, дескать, смотрите, господа, явилась наша поборница лисьих прав. Еще Дженифер смущала ее шляпа. Все остальные женщины скорее всего будут в защитных шлемах, обтянутых сверху черным бархатом.

Хорошо, что я отказалась от амазонки, подумала Дженифер. Воплотить в жизнь костюм девятнадцатого века, когда женщины пользовались дамскими седлами, можно было лишь на костюмированной вечеринке, но в жизни она в таком наряде выглядела бы белой вороной.

Опасения Дженифер оказались напрасными. Ни на ее появление, ни на кокетливую шляпу с пером никто не обратил внимания. Охотники уже сидели на лошадях, ожидая сигнала рожка. Собаки рвались с поводков. Ее гнедая кобылка, Красотка, которую Дженифер притормозила, грациозно перебирала ногами и тоже, казалось, ждала сигнала перейти в аллюр. Дженифер любила скачку, и, какой бы противницей охоты она ни была, радостное возбуждение охватило и ее.

Стая гончих была спущена.

— Пошла! — раздался крик.

Звук рожка возвестил о том, что лиса выскочила из укрытия. Охотники пришпорили лошадей, и погоня началась. Воздух огласился азартными криками, и земля задрожала под копытами лошадей. Доезжачие подгоняли выбившихся из стаи собак.

— Ату ее!

— Уйдет, ату!

— У-лю-лю!

В возбуждении от погони охотники неслись вперед. Самые азартные и умелые из них скакали наравне с наиболее резвыми гончими. Дженифер с воодушевлением отдалась погоне. На первых порах она скакала, не думая ни о чем и ни о ком. Она посылала лошадь на довольно сложные препятствия и, преодолевая их, радовалась как девочка, впервые познавшая удовольствие от верховой езды. Но постепенно наставления, преподанные ей Барбарой, всплыли в памяти.

Барбара считала, что придумала гениальный план. Она пригласила на охоту Харрисона, заручилась его согласием посетить обещанный в замке сеньора Фаррейро вечер.

— А зачем надо было все так усложнять? — спросила накануне вечером Барбару Дженифер.

— Я же тебе все объяснила!

— Ладно, насчет охоты я поняла, но зачем нужно было устраивать, чтобы Харрисон провел ночь в поместье сэра Айленда?

— Я же не дурочка! — обиделась Барбара. — Прекрасно знаю, что охотятся с утра, а не под вечер.

— Ба, я не об этом! Конечно, на охоту приезжают заранее, если только ты не являешься ближайшим соседом. Но Харрисон мог остановиться и у нас!

— И что? Ты бы встретила его в амазонке и шляпе?

— А-а! — протянула Дженифер. Такие сложные ходы были не для нее. Барбаре виднее, решила она.

Дженифер слегка притормозила, пропуская основную массу охотников вперед, и огляделась. Где же Крис?

Предложение Барбары застало Харрисона врасплох. Вроде бы для осуществления плана «Замок» все складывалось как нельзя лучше. Но его поразило исчезновение из дома его матери Дженифер, а главное — различные варианты объяснений ее поспешного бегства, которые преподнесли ему Уинифред и Барбара. Последняя утверждала, что Дженифер необходимо было на следующий день рано утром встретиться с поверенным в делах сеньора Фаррейро. Она даже разыграла удивление, услышав слова Харрисона, что Дженифер ничего об этом ему не сказала.

— Ой, Дженни такая рассеянная! — заявила Барбара и тут же кокетливо спросила: — Да, вы не забыли, Кристофер, что согласились провести предстоящий уик-энд в «Литл Уэстли»?

Харрисон, увлеченный перспективой снова увидеть Дженифер и одновременно продвинуться в деле «Замок», радостно подтвердил свое согласие.

— Вас ждет необыкновенное развлечение… Лисья охота! Ее устраивают моя сестра и ее сосед, сэр Айленд. Крис, вам лучше сразу приехать к нему. — И Барбара подробно описала, как добраться до поместья сэра Айленда.

При рассказе о неведомом ему сэре Айленде сердце Харрисона неприятно сжалось, словно он страдал ишемической болезнью. Поэтому только на следующий день он сообразил, что лисья охота предполагает езду верхом, а Харрисон, родившийся на морском побережье, занимался в основном водными видами спорта, да позже, в юности, увлекался стрельбой из лука.

Но отступать было поздно. А если быть предельно откровенным, то оставить Дженифер на попечение некоего сэра Айленда ему очень не хотелось.

Обучиться скакать верхом за неделю вполне реально, решил Харрисон. Научился же он в детстве езде на велосипеде за какой-то там час. А лошадь существо разумное, да ему и не надо ставить рекорды в конкуре.

Принять решение было легко, но выполнить довольно-таки трудно. Харрисон и лошадь, которую ему дал нанятый им тренер в Центре верховой езды в Уимблдоне, явно не сошлись характерами. Лошадь храпела, фыркала, норовила повернуть голову и ухватить Харрисона зубами. Она умудрялась двигаться боком, вместо того чтобы спокойно идти вперед, останавливалась, когда Харрисон усиленно подгонял ее, и вообще вела себя как независимое существо, не желавшее подчиняться своему новому наезднику.

Сейчас Харрисон сидел на белом мерине, выделенном ему сэром Айлендом, который лично распределял лошадей между безлошадными гостями, и был полностью поглощен единственной целью — удержаться в седле. Он впервые сидел на лошади в присутствии других всадников и чувствовал себя не очень уютно. Царившее вокруг веселое напряжение он даже не заметил, старательно пытаясь припомнить все, чему его учили в Центре верховой езды.

Лошади рванули вперед. Вместо того чтобы сразу последовать за ними, Харрисон сдержал своего мерина. Ему казалось, что соседство прокладывающих себе дорогу лошадей испугает его мерина. Поэтому он держался с краю от основной толпы всадников и надеялся только на то, что его лошадь окажется спокойным и рассудительным существом.

Мимо пронеслась всадница. Она непринужденно сидела на гнедой кобыле. Ее стройная прямая спина, легкая уверенная посадка головы, мерно покачивающееся в такт движению лошади перо роскошной шляпы — все это показалось Харрисону величественным и одновременно грациозным видением.

С лошадью наездница управлялась без видимых усилий, едва заметными движениями рук, коленей и лодыжек. Ее кобыла не шарахалась из стороны в сторону, как мерин Харрисона, а шла галопом. Создавалось впечатление, что эта всадница родилась в седле.

Привыкший всегда быть первым, Харрисон испытал горькое чувство зависти. Впервые он оказался застигнутым врасплох в незнакомой ситуации, которой не мог управлять.

Натянув поводья, он пришпорил лошадь. Мерин взвился и понес. Харрисон скакал вперед, подковы лошади впивались в землю. Он попытался натянуть поводья, но ему это не удавалось. Мерин летел вперед как одержимый.

Идиот, зачем я ввязался в эту авантюру?! — мелькнуло в мозгу Харрисона.

Овраг сменился перелеском. Бедолага еще каким-то чудом удерживался в седле. Впереди показалась изгородь. Мерин собрался и прыгнул.

Земля неслась навстречу. Все вокруг закружилось в странном хороводе. Харрисон не удержался в седле и рухнул. Дыхание остановилось. Перед глазами поплыли круги — красные, желтые, зеленые, синие, фиолетовые, черные, — и он провалился в бездну.

Через мгновение сознание почти вернулось к нему. Он начал судорожно хватать ртом воздух. Потом потихонечку подтянул к себе ноги, пытаясь сгруппироваться, чтобы узнать, цел ли он.

Ноги и руки двигались. Харрисон набрал в легкие побольше воздуха, чтобы вздохнуть как следует, но его потуги отдались пульсирующей болью в голове. Он закрыл глаза.

Вдруг он почувствовал, что кто-то обхватил его за плечи и старается приподнять. Он приоткрыл один глаз и увидел склонившееся над ним женское лицо. Он решил облегчить усилия явившемуся ему на помощь ангелу. Движение опять вызвало мучительную боль в голове. Глаз непроизвольно закрылся, но Харрисон усилием воли напряг зрачки. Постепенно взгляд его сфокусировался.

Дженифер! Это она крепко держит его за плечи, стараясь помочь. В ее глазах Харрисон увидел причудливую смесь чувств: ненависть и любовь, боль и отчаяние.

Я брежу, решил он. Что же это еще, как не обман больного сознания?

— Крис… — донеслось до него.

В ушах шумело, но свое имя он разобрал. Дженифер прошептала его с такой ошеломляющей нежностью, что у него вновь случился приступ ишемической болезни сердца.

— Дженни! Милая! — еле слышно пробормотал он.

— Боже мой, Крис! Как вас угораздило?! Вы можете приподняться? Я сейчас позову на помощь!

Голос Дженифер вернул его к действительности. Он испытывал странную для него незащищенность, чувствуя свою зависимость от Дженифер. Ему стало неловко, но одновременно и приятно.

— Не надо!

— Что, Крис, не надо? — встревоженно спросила Дженифер.

— Не надо звать на помощь. Я сейчас встану.

— Обопрись на меня!

Харрисон с трудом поднялся на ноги. Голова кружилась, но чувствовал он себя лучше, чем ожидал. Мерин, сбросивший его, спокойно щипал траву.

— У, бестолочь! — проворчал Харрисон.

— Сможете сесть в седло? — озабоченно проговорила Дженифер.

Изо рта Харрисона неожиданно для него вырвался гортанный смешок. Дженифер с удивлением на него взглянула.

— Вам плохо, мистер Харрисон? — Дженифер все время переходила от нежного задушевного тона к официальному и от этого еще больше нервничала.

— Я подозреваю, что вы, как заядлая лошадница, уверены, что я сяду на это чудовище даже со сломанной ногой. Но, уверяю вас, вы ошибаетесь. Я больше никогда в жизни не подойду к этому средству передвижения. Лучше я буду ходить пешком, но лошадь… не для меня!

В глазах Дженифер мелькнуло странное выражение.

— Надо же вам как-то добраться до дома сэра Айленда, только там вы сможете сесть в машину…

— У меня есть собственные ноги. Я неплохо бегаю…

— Не думаю, что после падения это правильный выбор…

— Вы хотите, чтобы эта тварь снова меня понесла?

— Мерин — существо добродушное, вряд ли он способен на агрессивность. — Дженифер подошла к лошади и ласково похлопала ее по морде. — Хороший мой, дай-ка я посмотрю, что у нас здесь творится…

Харрисон скептически наблюдал за действиями Дженифер.

— Ага! — воскликнула она. — Мистер Харрисон, вы плохо закрепили седло, поэтому и вылетели. Лошади, они хитрые, — пояснила она. — Если чувствуют нетвердую руку, то надувают живот, вот подпруги и не выдержали. — Дженифер затянула подпруги, — Вот и все! Садитесь, Крис! Я подержу вам стремя.

Если бы здесь не было Дженифер, Харрисон предпочел бы несколько дней идти пешком до Лондона, чем еще раз приблизиться к этому норовистому животному. Но выглядеть слабаком в глазах Дженифер ему не хотелось.

Вообще-то с годами Харрисон выработал особую жизненную позицию. Его абсолютно не интересовало мнение других лиц ни о нем самом, ни о его поступках. Он обращал внимание на впечатление, которое он производил, только в одном случае: если сам намеревался его создать таким, каким ему было выгодно. Но сейчас то, что подумает о нем Дженифер, было важнее, чем инстинкт самосохранения.

Скрепя сердце Харрисон подошел к мерину.

— Не бойтесь! Он смирный, — сказала, словно прочитав его мысли, Дженифер. — Погладьте его и похвалите. Лошади любят ласку.

Зато я их не люблю, подумал он, но выполнил все, что велела ему Дженифер. То ли мерин почувствовал его неискренность, то ли Дженифер преувеличила его дружелюбие, но лошадь возмущенно фыркнула, когда Харрисон провел рукой по ее морде.

— Не возмущайся, милый! Потерпи немного… — промурлыкала Дженифер.

— И довези этого кретина до дома, — в тон Дженифер добавил Харрисон.

— Вы сегодня впервые сели на лошадь… — то ли спросила, то ли высказала предположение Дженифер.

— Нет, — буркнул Харрисон.

— А когда? Вчера?

Харрисон взглянул на Дженифер. Вместо ожидаемой насмешки ее глаза были полны удивления.

Не отвечая, Крис воспользовался помощью Дженифер и забрался на лошадь. Она тоже вскочила на свою кобылу и забрала поводья у Харрисона.

— Мистер Харрисон, когда вы впервые сели на лошадь? — с напором, словно судья при допросе подозреваемого, спросила Дженифер.

— К вашему сведению, я целую неделю брал уроки верховой езды! — усмехнулся Харрисон.

— Целую неделю! — мягко рассмеялась Дженифер. — И поехали охотиться? Ну-ну… Никогда не подумала бы, что вы такой легкомысленный человек. Хорошо, что сэр Айленд дал вам мерина. Конь мог вас и понести…

— Он меня и понес!

— Нет, Крис! Ваш мерин просто побежал за остальными лошадьми. Но все равно вы смелый человек!

— Издеваетесь?

— Нет, восхищаюсь! Как правило, сначала долго ездят рысцой, потом рысью и только через полгода переходят на галоп. А вы через неделю — и на охоту… Удивительно!

17

Харрисон в спортивной машине с откидным верхом и Дженифер верхом на лошади являли собой странную картину для любого, кто встречался им на пути, но сами они чувствовали себя абсолютно комфортно.

— Вам следовало бы оставить кобылу в конюшне сэра Айленда. Негуманно заставлять одну лошадиную силу тягаться с четырьмястами, — немилосердно терзая свой спортивный автомобиль на первой передаче, с виноватой интонацией в голосе произнес Харрисон.

— Красотке не понравилось бы, если бы я ее оставила. Она расценила бы мой поступок как предательство, — возразила Дженифер. — Правда, милая?

— Из-за моей неуклюжести вам приходится добираться до замка такой длинной дорогой.

— Ничего… Вон уже и ворота видны.

— Вы сами ухаживаете за Красоткой или при замке есть конюх?

— Да как вам сказать… Мне отец Мартина помогает…

— Вашего жениха? Вы и в самом деле собрались за него замуж?

— Он вам не нравится? — вопросом на вопрос ответила Дженифер.

— Да что вы! Я от него в восторге! — с сарказмом в голосе заметил Харрисон. — Как вспомню его лежащим у дверей в вашем холле, так сердце от нежности заходится…

Дженифер вспыхнула. Она хотела поставить Харрисона на место и уже подыскивала слова, чтобы побольнее уязвить его, как ее внимание привлекла машина, въезжающая в ворота замка.

— Кто это? Ваша Гвен решила к вам присоединиться? — Желая знать, где сейчас и чем занимается его невеста, Дженифер не удержалась от мучившего ее вопроса.

— Вряд ли… Это не ее машина…

— А она не могла ее поменять?

— Без меня? Нет! — категорично ответил Харрисон.

Сердце Дженифер закололо. Всю дорогу ее терзали противоречивые чувства. Даже в тот момент, когда она нашла Криса распростертым на земле, почти без сознания, ее сердце наполнилось не только нежностью и страхом за его жизнь, но и злорадством.

Сознание Дженифер раздвоилось. Одна половина страстно хотела броситься на помощь, а другая — словно Дженифер была ведьмой — ратовала оставить Харрисона и ускакать прочь. Разумеется, это постыдное чувство возобладало лишь на мгновение, но Дженифер его не забыла, и ей до сих пор было немного стыдно за свою тайную подленькую мыслишку.

Любой человек, хороший он или плохой, имеет право на помощь, если оказался в ситуации, которая угрожает его жизни, неуклюже формулируя поведенческий кодекс, думала Дженифер. А я хотела бросить Харрисона… Вот если бы я нашла совсем незнакомого человека, я же не раздумывая бросилась бы на помощь… А человек этот мог оказаться преступником, которого разыскивает Скотланд-Ярд… Но ведь не стала бы я сначала сверять отпечатки пальцев, а потом помогать…

Не обманывай себя! — пропищал внутренний голос. Ты так активно муссируешь свои отрицательные качества, потому что знаешь о себе нечто такое… Ну загляни в свою душу, уговаривал он. Разве там один стыд? Или и что-то другое есть? То, что ты предпочитаешь не замечать? Вспомни! Не только злорадство обуяло тебя. Это было потом, а вначале? Тебе же поцеловать его хотелось…

— Бог мой, это у меня в голове все переворачивается или я вижу это наяву? — воскликнул Харрисон.

От звука его голоса Дженифер вздрогнула, так глубоко она ушла в свои мысли. Она резко подняла голову и увидела действительно нечто странное. Машина, которую они перед тем заметили, сейчас стояла перед замком. Рядом металась женская фигура. Она то приседала, то поднималась и наконец хлопнулась плашмя, прикрыв голову руками. А из окна второго этажа летели какие-то предметы.

Горшки с цветами, догадалась Дженифер. Она пришпорила лошадь и помчалась вперед. Харрисон тоже поддал газу. Последние сто метров они преодолели очень быстро и к финишу пришли почти одновременно.

Дженифер соскочила с Красотки, Харрисон вылез из машины. В это время огромный горшок с большим кустистым растением вывалился из окна и прямехонько приземлился на капот чужой машины.

— Мой автомобиль! — резко поднявшись с земли, заорала женщина и, уже не обращая внимания на комья земли, которые продолжали вылетать из окна с определенной периодичностью, кинулась к машине, на капоте которой красовалась приличная вмятина. — Мой автомобиль! Мой автомобиль!.. — чуть не плача, причитала она.

— Моя монстера! — завопила Дженифер и бросилась к цветку, который беспомощно лежал на земле в разбитом горшке.

— Прекратите! — обращаясь к окну, рявкнул Харрисон.

Раздался смех — тот жутковатый, с волчьими завываниями, который Харрисон однажды ночью уже слышал. Даже сейчас, несмотря на похожий солнечный день, от звука этого дикого смеха по коже побежали мурашки.

— Ой мамочки! — в ужасе загорланила женщина и снова бухнулась на землю.

Харрисон рванулся к ней. Тяжелый ком земли, сопровождаемый дикими истошными криками испуганной незнакомки и раздающимся где-то в глубине дома леденящим душу смехом, вывалился из окна, попал на крышу кузова, отскочил от нее и свалился женщине на голову.

Удар в голову неожиданно вызвал у дамы прилив мужества.

— Ублюдки! Вы у меня ответите! Я вызову полицию! — истошным голосом заревела она и двинулась к замку.

Дженифер вышла из ступора, в который ее поверг раздававшийся внутри замка смех, и бросилась ей наперерез.

— Я здесь хозяйка! У вас нет права нарушать неприкосновенность чужой собственности! — заявила Дженифер.

— А у вас есть право разбивать чужие машины и подвергать мою жизнь опасности? — не осталась в долгу дама.

— Я вас сюда не приглашала! У меня уборка! Меняем озеленение комнат!

— Под приятное музыкальное сопровождение…

— А это не ваше дело! Мы любим слушать волчий вой! Он очень бодрит!

— Вот я и вижу, что вы чересчур взбодрились! На вашем месте я бы лучше паковала вещички…

— Леди, не ссорьтесь! Никто вас не хотел обидеть, мэм. Несчастный случай… — вступил в женский диалог Харрисон и крепко сжал руку Дженифер.

— Да, — подхватила Дженифер, поняв его пожатие. — Я как-то сразу не сообразила, что это ветер разгулялся. Это же окно моей спальни. — Дженифер махнула рукой вверх. — А меня дома не было…

— Вы хотите сказать, что замок пуст?

— Мэм, кто вы? — вежливо, но твердым властным голосом спросил Харрисон.

— Я риелтор! По поручению сеньора Фаррейро, владельца «Литл Уэстли», мы занимаемся его продажей, — с достоинством, насколько позволяли испачканный костюм и растрепанная прическа, ответила дама.

Дженифер явственно заскрипела зубами. Харрисон кинул на нее предостерегающий взгляд. Дженифер удивленно вскинула брови. Значение этого взгляда она не поняла. Агнца из себя разыгрывает, с ненавистью подумала про Харрисона Дженифер.

— Я вас сюда не звала, — зло буркнула она.

— А я и не нуждаюсь в приглашениях приживалок. Разрешения хозяина вполне достаточно, — ухмыльнулась риелторша и обратила свой взор на Харрисона. — Вы его друг? — кокетливо спросила она.

— Можно сказать и так, — уклончиво ответил Харрисон. — Дженифер, проводи мисс?..

— Мисс Джонсон, — подсказала риелторша.

— Да, мисс Джонсон, — подхватил Харрисон и продолжил: — Покажи мисс Джонсон, где она может привести себя в порядок.

— Я не служанка! — воскликнула Дженифер и тряхнула головой. Страусиное перо качнулось вниз и гордо взметнулось вверх.

— Этого требуют правила приличия, — тихо заметил Харрисон. — Разве вас им не учили? Она же пострадавшая сторона…

— Я здесь ни при чем. Очень возможно, это Молли…

— А Молли что, личность неподсудная?

— Конечно, она же собака! Болонка!

— А! — насмешливо протянул Харрисон. — А Молли что, каратистка?

— Не понимаю…

— А что здесь понимать? Болонка должна как минимум иметь черный пояс, чтобы столкнуть такую махину. — Харрисон указал на куст монстеры.

— Не думаешь ли ты, что это сделала Барбара или мамми Уинни?

— Вот именно, думаю. Если это не они, то тогда твой жених, Мартин, постарался…

Мисс Джонсон приняла неприступный вид и с полным равнодушием наблюдала за их словесной перепалкой.

Из дверей вышла Барбара.

— Как поохотились? Хорошо провели время? — не замечая перепачканной землей риелторши, любезно поинтересовалась она.

— Охота была превосходной! — засмеялся Харрисон. — Особенно у меня. Но к вам приехала мисс Джонсон. И она буквально попала под артобстрел. Видите, какие кругом снаряды. — Харрисон повел рукой, указывая на валяющиеся горшки с растениями и комья земли.

— Да, ужасно, — вздохнула Барбара. — Пойдемте, миссис Джонсон.

— Мисс, — поправила Барбару риелторша.

— Мисс? — словно говоря, что в возрасте мисс Джонсон быть не замужем стыдно, с притворным удивлением воскликнула Барбара и представилась: — А я — леди Барбара. Это привидение совсем распустилось. Раньше шалило только по ночам, а теперь и днем стало.

Дженифер от удивления поперхнулась и стала натужно кашлять.

— Барбара, — воскликнула Дженифер, когда они остались одни, — разве ты тоже против продажи?!

— Нет, Дженни. Не льсти себя надеждой. Я с радостью встретила бы эту мисс Джонсон, если бы у нас не гостил Харрисон.

— А он-то здесь при чем? — с подозрением спросила Дженифер.

— Ах, Дженни, не будь глупее, чем ты есть! Для Харрисона ты должна стать единственной женщиной, — сказала Барбара и, услышав тяжелый вздох Дженифер, добавила: — Да-да, сестричка! А эта мисс Джонсон очень недурна собой и одета стильно. Костюмчик-то от Донны Каран. Уж поверь мне — я в этих вещах разбираюсь. Никогда не думала, что риелторы такие бабки гребут. С большим удовольствием скинула ей на автомобиль монстеру, а то Уинни все мазала…

— Барбара, ты меня удивляешь! Никогда бы не подумала, что ты способна на такое, — сказала Дженифер и довольно хихикнула. Перед ее глазами встала мисс Джонсон — рыженькая, с полными губами, дерзкими карими глазами и роскошной фигуркой, которую строгий деловой костюм только подчеркивал.

— На войне как на войне, — глубокомысленно изрекла Барбара и добавила: — Пойду посмотрю, что эта ведьма, мисс Джонсон, делает. Никому доверять нельзя. — Барбара величественно удалилась.

Дженифер отправилась на кухню.

— Мамми Уинни, как ты не побоялась бросать горшки в незнакомого человека? А вдруг эта мисс Джонсон оказалась бы не риелторша, а из полиции?

Уинифред вздохнула.

— Дорогая моя девочка, разве я могла поступить иначе? Самой страшно было, вдруг ей по башке шарахну? Но Барби сказала, что она у тебя этого парня отбить собирается, а ты его любишь… Вот я и старалась. Это все Барби придумала!

Да, с сестрой не соскучишься, подумала Дженифер. Барбара всерьез решила отдать меня замуж за Харрисона. В мозг Дженифер закралась странная мыслишка: а если и в самом деле получится?..

А что сказала бы Барбара, если бы она ей все рассказала? — с тоской подумала Дженифер.

Тогда, после Оксфорда, Дженифер сочинила историю, близкую к правде, но существенно от нее отличавшуюся. Она не могла признаться Барбаре в своей величайшей глупости. Дженифер не хватило на это смелости, поэтому она и придумала о своей великой любви к женатому человеку. Ее фантазия подробно живописала сестре о лживых клятвах.

Этот обманщик, плакалась Барбаре Дженифер, говорил, что его жена смертельно больна и только по этой причине он не может с ней расстаться. Сразу же, как произойдет печальное событие в его жизни — смерть жены, — они поженятся. Дженифер его любила и верила ему. Она восхищалась его порядочностью, пока однажды не познакомилась с другой женщиной и не услышала из ее уст ту же самую историю.

Сначала Дженифер ей сочувствовала. Однако, когда собеседница назвала имя своего любовника, у Дженифер закрались подозрения, что ее возлюбленный изменяет своей умирающей жене не только с Дженифер, но и с другой женщиной. А потом Дженифер встретилась и с мнимой больной. Жена не только не собиралась умирать, но ничем серьезным, кроме насморка, никогда не болела.

Барбара тогда долго убеждала сестру взять себя в руки и завершить обучение в колледже. Но Дженифер выглядела такой надломленной и выбитой из колеи, что Барбара сама посоветовала ей немного пожить в замке, где она и оставалась до сих пор.

Дженифер представила себе Барбару с ее оригинальными воззрениями на жизнь и вдруг поняла, что сестра не только не стала бы скрывать свое близкое знакомство с Крисом, но, наоборот, сама ему об этом напомнила бы и ни капельки не стыдилась бы. Может быть, и Дженифер поступить так же?

Дженифер снова вспомнила лежавшего на земле Харрисона, и ее глаза загорелись от удовольствия. Наконец-то он был полностью в ее власти. Она могла бы сделать с ним все, что захотела бы.

Да уж! — возразил внутренний голос. У тебя земля плывет под ногами, когда ты его видишь. А ты размечталась о мщении!

Нет, конечно! Дженифер уже не та несмышленая девчонка, которая умудрилась без памяти влюбиться в парня, которому не была нужна. Ей двадцать восемь лет. Свою жизнь она уже определила. Такое досадное недоразумение, как продажа замка сеньором Фаррейро, явление временное, которое Дженифер, без сомнения, преодолеет. Надо только думать не о Крисе, а о риелторше и готовиться к борьбе с ней. Хорошо, что Барбара сейчас действует на ее стороне. Вместе они уж точно с мисс Джонсон справятся! Возможно, эта мисс Джонсон больше не появится здесь — испугается.

А что будет потом? Неужели Дженифер всерьез рассчитывает, что вместо напуганной мисс Джонсон никого не пришлют? Ведь естественно предположить, что за мисс Джонсон последует, например, мистер Джонсон, или миссис Робертс, или еще кого-нибудь… И Дженифер со всеми будет воевать? Скидывать горшки и пугать риелторов привидениями?

Ну и что?! — возразила сама себе Дженифер. Сеньору Фаррейро придется связываться с другими агентствами. За это время он может передумать продавать замок. И Дженифер будет жить здесь по-прежнему.

Мысли Дженифер постепенно вновь вернулись к Харрисону. Какой он был смешной, когда важно сообщил, что целую неделю проучился в школе верховой езды! Дженифер улыбнулась. Неужели тренер ему не объяснил, сколько времени должно пройти в упорных занятиях, чтобы наконец можно было принять участие в охоте? Разумеется, сказал, но ему так хотелось сюда приехать, что он наплевал на все рекомендации, решил, что все сможет и выдержит. Может быть, ему хотелось увидеть меня?

Дженифер вдруг представила себя в объятиях Криса. Ее сердце споткнулось и понеслось галопом. Хотя бы еще один раз почувствовать его твердые губы, уверенные руки, подумала она. У нее не было никого, кроме Криса, и ставить эксперимент еще с кем-либо ей совсем не хотелось. Она так и умрет одинокой, решила Дженифер. Крис или никто! Компромисса ей не надо!

Дженифер вздохнула.

— Девочка моя, выпьешь молочка? — спросила Уинифред. — Барби сегодня тоже пила сливки. Ей понравилось!

— Да, день выдался и впрямь необычный, если Барбара скидывала на голову риелторше горшки с цветами и пила сливки, — заметила Дженифер. — Пойду к себе переоденусь, а потом выпью.

18

Харрисон ждал. Он не сомневался, что этой ночью опять увидит привидение. Поэтому, потушив свет в комнате, не стал раздеваться, а лег на кровать и затаился. Неизвестно почему, но ему очень хотелось разгадать загадку про собаку, как будто сошедшую со страниц рассказа о Шерлоке Холмсе.

Кому из обитателей замка и зачем потребовалась эта мистификация? — размышлял он. Во-первых, почему только Дженифер слышала те странные дикие звуки? Ладно, комната Уинифред находится далеко от того крыла замка, где его поселили. Она и в самом деле могла ничего не слышать. Но Барбара? Так крепко спала? Во-вторых, почему никто до сих пор не слышал и не видел привидения в замке? Только он один?

В тот раз он пришел к выводу, что дикий вой, туман и огромная собака — дело рук Дженифер. Но сегодня она была с ним вместе! Неужели горшки с цветами свалила собака? Надо будет на нее посмотреть. Некоторые владельцы огромных псов считают их маленькими собачками. Харрисон усмехнулся.

И за что здесь все так возненавидели мисс Джонсон? — продолжал размышлять он. Ведь Барбара жаждет продажи замка. В ее интересах обхаживать риелторшу, а не скидывать на нее горшки с цветами!

Он вспомнил, как Барбара за ужином подкалывала мисс Джонсон, и улыбнулся. Бедняжке риелторше пришлось нелегко. Зато Дженифер вела себя как ангел, но была задумчива и молчалива.

Ужин на этот раз сильно отличался от того, которым потчевали его в прошлый приезд. Даже обстановка столовой казалась не столь убогой, как тогда. Свечи, букеты хризантем, блюда из тяжелого старинного серебра и ирландский хрусталь так украсили стол, что не бросались в глаза и полуистлевшие гобелены на стенах, и давно не чищенная люстра, и пришедший в негодность ковер на полу.

Но яркое убранство стола блекло перед красотой Дженифер. Вот она действительно была хороша… Ее волосы утратили ядовито-рыжий оттенок и вновь обрели дивный цвет — совсем светлый с лунными прядями, как у той, в Оксфорде…

Крис вздохнул. Сколько еще его будут мучить глупые воспоминания? Чем же его так зацепила та шлюшка, что спустя семь лет он еще ее помнит? Чудеса, да и только…

В коридоре послышался шорох. Потом громко хлопнул ставень и сразу же раздался вой, точно такой же, как и в прошлый раз, — раздирающий душу, с волчьими завываниями.

Тихо соскользнув с кровати, Крис распахнул дверь. Как и тогда, коридор был пуст. Внизу с лестницы поднимался туман. Вой стал громче, но собаки нигде не было видно.

Крис стал тихо красться по коридору. Туман усиливался, запах жженой серы и духов был настолько тошнотворно-приторным, что он чуть ли не испытал приступа астмы. Больше всего на свете он боялся чихнуть и обнаружить себя. Ему хотелось поймать режиссера ночных фильмов ужаса с поличным. Отсутствие собаки давало надежду на успех.

Вдруг он увидел фигуру в белом. Она двигалась ему навстречу. Мгновенно метнувшись в боковую нишу, он замер. Фигура медленно, еле касаясь пола, приблизилась к месту, где он спрятался. Крис напрягся, затаил дыхание и, когда фигура двинулась дальше, набросился на нее со спины.

— А-а-а! — раздался отчаянный крик, который на какое-то мгновение перекрыл волчий вой.

Естественно, как Крис и думал, фигура в белом оказалась никаким не привидением, а реальной женщиной. На него смотрели черные бархатные зрачки фиалковых глаз.

— Дженни… — прошептал он.

Дженифер на мгновение замолчала, но в следующую секунду закричала еще громче.

Крис с силой схватил Дженифер за плечи. Ее голова была совсем рядом. Ему захотелось зарыться лицом в ее густые, отливающие лунным светом волосы, вдохнуть аромат ее кожи, ее тонких духов, которые разительно отличались от вони, распространявшейся в коридоре. А еще ему до дрожи хотелось стащить с нее это белое покрывало, упасть перед ней на колени и молить… молить о любви.

Мысль о том, что его комната совсем рядом, направила действия Криса в другое русло. Он притянул Дженифер к себе и оборвал ее крик, страстно прижавшись к ее губам. Она забилась в его руках, пытаясь вырваться, но он держал ее крепко, а его горячие губы закрывали ее рот.

Прижатая к его сильному телу, Дженифер беспомощно извивалась. Ее ладонь соскользнула в ворот его полурасстегнутой рубашки и коснулась его груди. Крис глухо застонал и сильнее сжал ее голову, стараясь глубже проникнуть языком в ее рот. Дженифер перестала сопротивляться и ответила на поцелуй.

Его била дрожь. Боясь, что Дженифер оттолкнет его, он с жадностью впивался в ее губы. Еще одно мгновение… и еще… и еще… А она все не отталкивала его и не уходила. Дженифер была здесь и отвечала ему. Легко подхватив ее на руки, он поднял ее и понес к себе в спальню.

Едкий туман полностью окутал коридор. Дышать стало трудно. Волчий вой вибрировал на самой высокой ноте. Он стал таким пронзительным, что напоминал звук сирены. В коридоре хлопнула какая-то дверь. Раздался женский крик…

Крис ничего не слышал и не видел, кроме лица Дженифер. Густые ресницы отбрасывали тени на высокие скулы, красиво очерченные полные губы беспомощно улыбались…

Ногой открыв дверь спальни, Крис захлопнул ее и бережно опустил свою бесценную ношу на кровать.

Дженифер открыла глаза и хотела встать, чтобы прекратить это безумие, но он положил руки ей на плечи, притянул ее опять к себе и снова коснулся губами щек, подбородка, губ. От ощущения его тепла, от этих быстрых сладостных поцелуев Дженифер сначала ослабела, а потом почувствовала, что с головой погружается в океан счастья и радости. Ее тело трепетало и жаждало его тела.

Не смей! — слабо пропищал внутренний голос. Вспомни, что между вами было и чем все это закончилось. Не смей!

Их губы вновь встретились. Этот поцелуй был другим — нежным, неторопливым и изысканным. Он просил и обещал одновременно.

Крис оторвался от Дженифер и посмотрел ей в лицо. Глаза ее были полузакрыты, а на губах блуждала загадочная улыбка.

— Я мечтал о тебе, — слегка охрипшим голосом прошептал он.

Неужели я предмет его страсти? — пронеслось в голове Дженифер. Эта мысль ее обрадовала, и она с наслаждением отдалась чувственному плену мускулистых рук. Она всем телом прижалась к Крису, беззащитная и дочерчивая.

Продолжая крепко обнимать Дженифер, он зарылся лицом в ее волосы, вдыхая их аромат, потом взял ее за плечи и слегка приподнял. Он раздел ее так быстро, что она опомнилась только тогда, когда ее обнаженное тело почувствовало прохладное дуновение воздуха в спальне. Рывком отшвырнув ее одежду, Крис снова притянул ее к себе, целуя и согревая своим телом.

Ее Крис, тот, о ком Дженифер запретила себе даже вспоминать, целовал ее плечи, его дыхание обжигало ее. Вот его пальцы нежно коснулись ее груди. У Дженифер закружилась голова. Дышать стало трудно. Он нежно сжал пальцами ее соски, и она вскрикнула от возбуждения.

Нравится ли она ему? Эта мысль немного обеспокоила Дженифер, но ей не удалось на ней сосредоточиться. Резким движением Крис притянул к себе ее бедра, и она отчетливо поняла, как он возбужден и хочет ее. Вот он со стоном оторвался от ее груди и снова прижался к ее губам. Его язык сильными толчками проникал в ее рот, и она растворилась в этом страстном поцелуе.

Рука Криса опустилась вниз, пальцы скользнули к ее лону, и Дженифер застонала от этих нежных чувственных прикосновений, которые волновали и будоражили ее плоть.

Дженифер потянулась к одежде Криса и стала снимать с него рубашку.

Не доверяй ему! — напомнил ей рассудок, но Дженифер уже не хотела его слушать. Она касалась плеч любимого, потом ее руки скользнули ниже, по груди, к животу.

Крис склонился над ее бедрами, и Дженифер с изумлением почувствовала прикосновение его губ между ног. Она попыталась оттолкнуть его, но он с силой раздвинул ей колени. Дженифер забилась в его руках. Его губы устремились в таинственную темноту, в будоражащий живительный аромат. Он погрузился языком в горячую влажную плоть, даря ей мучительно изысканную ласку.

Потом он снова припал в страстном поцелуе к ее губам и, крепко держа ее бедра, одним сильным движением проник в нежную глубину. Крис хотел, чтобы она расслабилась, и ее напряженность действительно вскоре исчезла. Дрожащими от желания руками Дженифер сама притянула его голову и выгнулась ему навстречу.

Дыхание ее стало прерывистым. Тело Дженифер, трепеща в дразнящем танце, жадно вбирало в себя его тело. Она закрыла глаза. Ее руки безотчетно скользили по спине Криса. Дрожь наслаждения рождалась где-то в глубине ее, возбуждение все нарастало и нарастало. Дженифер вскрикивала при каждом его движении, и он отвечал ей еще более мощными точками. Конвульсии прошли по ее телу. Оно содрогалось от страсти. Оно было как бушующее море.

— Крис!.. Крис!.. Крис!.. — выкрикивала Дженифер.

В Крисе бушевала и рвалась наружу первобытная сила. Обнаженное тело Дженифер стало его телом. Он замер, почувствовав пульсирующие сокращения внутри нее, потом несколькими сильными движениями достиг вершины.

— Сладкая ты моя, — прошептал он, припадая к губам Дженифер, после чего, не разжимая объятий, повернулся и лег рядом.

Дженифер робко прильнула к нему и потерлась щекой о его грудь. Она чувствовала на волосах его дыхание. Его рука лениво перебирала их густые пряди. Дженифер провела ладонью по его лицу и коснулась губ, но тотчас же отдернула руку.

О, ему нельзя верить! Его нежности скоро придет конец. Сейчас он встанет и распрощается с ней. А Дженифер будет жить с грузом еще и этой встречи до конца жизни. Господи, какая же она дура! Ей надо встать и первой пожелать ему спокойной ночи. Тогда у нее останется хоть небольшая частичка самоуважения…

— Боже мой, что ты со мной делаешь! — пробормотал Крис и взглянул на Дженифер.

Выражение ее лица поразило его. Оно было таким странным — будто Дженифер совершила страшный грех. Желая ее успокоить, он осторожно дотронулся кончиками пальцев до ее щеки.

Дженифер отшатнулась. Мысли путались. Сердце безумно билось, готовое выскочить из груди.

Уходи, уходи, уходи! — зомбировала себя Дженифер, но продолжала лежать, не двигаясь, загипнотизированная серебристым пламенем его глаз.

Руки Криса сжали ее тело. Копчик его языка скользнул по ее верхней губе. В его глазах Дженифер снова увидела желание.

— Люби меня! Не знаю почему, но я не могу без тебя. Видит Бог, не могу… — прошептал он.

Дженифер не могла поверить, что это не сон. Она даже помотала головой, боясь, что ослышалась. Крис понял ее движение по-своему.

— Не веришь? — прошептал он. — Я сам себе не верю! Знаешь, я был влюблен…

— Да? — машинально произнесла Дженифер. Услышанное никак не укладывалось у нее в сознании. Неужели он произнес эти слова?

— …в одну девушку…

Дженифер насторожилась. Продолжение разговора ей не понравилось.

— Да? — уже с ревнивой интонацией поинтересовалась она.

— Это было давно, — продолжал Крис. — Я тогда был зеленым юнцом, учился в Оксфорде.

— А она? — с замиранием сердца спросила Дженифер.

— Она была совсем еще девчушкой. Как-то так вышло, что мы оказались вместе. С ней я изведал чувство, какое еще ни с кем не испытывал. Я испугался его и притворился еще более пьяным, чем был, хотя, конечно, выпил тогда немало. Я повел себя с ней как свинья… — Он замолчал.

— И что было потом? Вы с ней встречались? — осторожно спросила Дженифер.

— Нет. У меня начинались каникулы, и я уехал домой. Потом, когда вернулся в Оксфорд, я пытался ее найти… Мечтал о встрече с ней… Но больше ее ни разу не видел.

— А если бы ты встретил ее сейчас?

Крис пожал плечами.

— Глупости все это. Скорее всего, она оказалась бы обычной шлюшкой… Не знаю даже, зачем я тебе рассказал… Наверное потому, что твои глаза напомнили мне ее. Они тоже были необыкновенные — фиалковые…

Он говорил с такой ностальгией, что Дженифер растерялась. Она готова была ревновать Криса, но к кому? К себе самой? А вдруг Крис рассказывает о другой девушке? И боль такой силы пронзила вдруг ее, что она испугалась. Не паралич ли ее разбил?

Крис лежал и задумчиво пялился в потолок. Дженифер тоже не торопилась продолжать разговор. Она замерла рядом.

— Давай поженимся, — неожиданно сказал он.

Дженифер вскрикнула от неожиданности. Она приподнялась и посмотрела Крису в глаза. Даже мимолетного взгляда хватило бы, чтобы понять — слова вырвались у него случайно и явились не только для нее, но и для него сюрпризом.

— Хорошо… — мягко произнесла Дженифер, хотя ее сердце в панике выписывало синусоиду, прыгая то вверх, то резко вниз. — Поговорим позже…

Как бы там ни было, сейчас все не так, как было в первый раз. Словно она долго находилась в темном туннеле и вдруг перед ней забрезжил свет. Ей, наверное, надо ущипнуть себя, чтобы поверить, что это ей не снится.

— Тебе хорошо со мной? — спросил он.

— Да, — ответила Дженифер. Вполне возможно, что потом ее ждут страдания, но сейчас она здесь, с Крисом, и никто и ничто не заставит ее разжать объятия, думала Дженифер. Она обвила руками его шею и теснее прижалась к нему. Бесполезно сопротивляться судьбе!

Губы Криса коснулись ее глаз, потом припали к ямочке у основания шеи. Он дразнил ее, легкими поцелуями, а его рука гладила ее тело. Кожа под его прикосновениями горела, тело содрогалось от наслаждения. Губы Криса скользнули по шее ниже, прижались к плечу. И прошлое, стоящее между ними, снова рассеялось.

Дженифер потянулась и прильнула к губам Криса. Они были горячими и такими родными, что ее пронзила сладостная дрожь. Слезы подступили к глазам.

— Люби меня! — преодолевая подступивший к горлу спазм, прошептала Дженифер.

19

В дверь отчаянно забарабанили.

— Спасите! Спасите! Спа… — раздался истошный крик.

Крис и Дженифер отпрянули друг от друга. Крис одним прыжком соскочил с кровати и метнулся к дверям, на ходу набрасывая на себя халат. Мгновение — и дверь распахнулась настежь.

Невысокая фигура в прозрачной ночной рубашке кинулась к Крису и, дрожа всем телом, прижалась к нему. Дверь захлопнулась.

Проклятье! — подумала Дженифер. Это же мисс Джонсон! В замке огромный бальный зал, шесть гостиных, четыре обеденных зала, три кабинета, библиотека, кухня и пятьдесят спален, и это не считая холлов, башни, чердака и разрушенного подвала. Так нет же, мисс Джонсон принесло именно сюда, к Крису. И почему она так истошно вопит? Словно за ней гонится отряд убийц…

Дженифер встала с постели и, не стесняясь своей наготы, приблизилась к Крису. Он обнимал мисс Джонсон, поглаживая рукой ее спину.

— Успокойтесь, успокойтесь, — нежно приговаривал он.

— В чем дело? Вам приснился дурной сон? Пейте на ночь успокоительное… И оставьте нас… — со злостью сказала Дженифер и, видя, что мисс Джонсон никак не реагирует, добавила: — Уходите!

— Нет! Не гоните меня! Я боюсь! — сильнее прижимаясь к Крису, заверещала мисс Джонсон.

Дженифер не спеша прошествовала к двери и, словно дворецкий, ожидающий выхода гостей, отворила ее.

В коридоре по-прежнему висели клубы дыма. Дженифер удивилась — углекислота должна была давно растаять, а дым рассеяться. Неужели она так мало времени провела с Крисом? — подумала Дженифер. А ей казалось, что прошла вечность…

Она не стала бы сегодня устраивать сцену с привидением, но приезд мисс Джонсон внес свои коррективы. Ее следовало напугать, и Дженифер решила вновь устроить свой трюк с дымом и загробным воем. Если в прошлый раз даже Крису стало не по себе от диких стонущих звуков — он сам в этом признался, — то мисс Джонсон и подавно испугалась бы. Однако, каким бы коротким ни было ее свидание с Крисом, мисс Джонсон припозднилась испугаться…

Дженифер бросила взгляд на собиравшуюся лишиться чувств в объятиях Криса риелторшу и запаниковала. Что же теперь делать?

Волчий вой внезапно смолк. Наступила такая тишина, что стало слышно, как опускается вниз дым. Неожиданно вдали показалась фигура в белом и раздался странный смех, заставивший и Дженифер, и Криса вздрогнуть. Мисс Джонсон снова забилась в истерике.

— Она здесь… О ужас! — выкрикивала она.

Фигура приблизилась. Теперь Дженифер могла хорошо ее рассмотреть. Лысый череп, огромные черные фосфоресцирующие глаза, ярко-синие губы. На бледной сливающейся с лысой головой коже лица мерцали темно-зеленые пятна. Тонкие прозрачные руки с сине-черными ногтями такой огромной длины, что не могли принадлежать ни одному реальному существу, тянулись вперед.

Дженифер в ужасе попятилась. С ее губ сорвался тихий стон, но в коридоре продолжал раздаваться ужасный смех, мисс Джонсон не прекращала верещать, поэтому Крис даже не обратил внимания на испуганную Дженифер.

Дженифер замерла и в оцепенении смотрела на приближавшееся привидение. Через некоторое время в ее расширенных от ужаса зрачках заплясало изумление.

Не переставая издавать каркающий смех, привидение подступало к двери спальни. Крис попытался оторвать мисс Джонсон от себя, чтобы втащить ее в комнату и закрыть дверь, но не смог даже пошевелиться — так крепко риелторша вцепилась в него. Но то, что было даже не под силу совершить борцу сумо, с легкостью сделало привидение. Своей костлявой рукой оно рвануло мисс Джонсон за каштановые волосы, и та покорно отпустила Криса. Привидение, на мгновение прекратив смех, отчетливо произнесло:

— Вон отсюда! И навсегда! — И снова засмеялось жутковатым смехом.

— Ой мама! — закричала еще громче мисс Джонсон.

Крис бросился к привидению, но то сложило руку в кулак и грозно выставило его вперед.

— Не смей прикасаться! Тебе жениться надо! На ней! — И перст с длиннющим сине-черным ногтем указал на Дженифер.

Дженифер раскрыла было рот, но, встретившись глазами с фосфоресцирующими очами привидения, быстро его закрыла.

Крис опешил. Привидение потащило замолкнувшую и, видимо, лишившуюся чувств мисс Джонсон по коридору.

Пригодную для триллера сцену нарушило громкое тявканье. Маленькое лохматое существо непонятного пегого цвета бросилось привидению под ноги.

— Молли! — крикнула Дженифер. — Кто тебе разрешил выходить из комнаты?

Но собачка не обратила внимания на строгий окрик хозяйки. Она с остервенением бросалась на привидение. Звонкий собачий лай немного привел в чувство мисс Джонсон. Она вырвалась из рук привидения и припустила вперед со скоростью, достойной для выступления в спринте на Олимпийских играх.

— Ха-ха-ха! — чисто человеческим смехом расхохоталось привидение.

Ему вторил собачий лай. Молли с радостью кинулась за мисс Джонсон. Видимо, она посчитала, что риелторше захотелось с ней поиграть.

— Вперед, Молли! — громко крикнуло привидение.

— Чем вам не угодила мисс Джонсон? — с ледяной интонацией спросил Дженифер Крис.

— Я не понимаю, о чем ты, — робко подняв на него глаза, промямлила Дженифер.

Ответом ей явился его каменный взгляд.

— Я не хочу, чтобы ты и твоя сестрица делали из меня идиота!

— Барбара? Разве она не уехала? Она же собиралась в Лондон! — предприняла попытку высказать удивление Дженифер.

— Как видишь, нет! — зло произнес он.

— Я ничего не вижу. Если ты не знаешь, как со мной расстаться, то, не бойся, я ухожу!

— Это ты и твоя сестрица все подстроили!

— Разумеется, нет! Ты ошибаешься! Все придумала и осуществила Молли! — Дженифер демонстративно подхватила одежду и, голая, прошествовала мимо него. — Можешь меня не провожать! — добавила она, оглядываясь на своего любовника.

— Ты куда? — схватил ее за руку Крис.

— К себе, в спальню!

— Ты хочешь меня убедить, что сейчас я имел счастье лицезреть настоящее привидение?

— Не могу знать, мистер Харрисон. Я никогда до сего момента не видела ничего подобного. Только однажды, в ваш первый приезд, мистер Харрисон, слышала ужасный вой. Я вам уже говорила об этом.

— А мне кажется, это была Барбара…

— Моя сестра работала фотомоделью, а не иллюзионистом, мистер Харрисон!

— Ну конечно, это твоя прабабка явилась выдать тебя замуж за меня!

— Не мечтай! Я за тебя не пойду! — Дженифер вырвала руку и медленно зашагала по коридору. Слезы текли по щекам, словно реки в половодье, но, не обращая на них внимания, она распрямила спину, подняла повыше голову и не позволила себе ни на йоту ускорить шаг.

20

— Барбара, что ты наделала… — войдя в комнату сестры, грустно сказала Дженифер.

Барбара взглянула на печальную сестру, которая так и не соизволила ничего на себя накинуть, и рассмеялась.

— Дженни, ты теперь все время собираешься ходить в костюме Евы?

— Кто тебя просил?! Ответь — кто?! — не обращая внимания на слова сестры, продолжала причитать Дженифер, но вдруг осеклась: Барбара смотрела на нее сверкающими, как елочные украшения, глазами. — Ба, ты с ума сошла?! Намазала глаза фосфоресцирующей краской? Ты можешь ослепнуть!

— Чего не сделаешь ради сестры, — вздохнула Барбара, но, увидев, что Дженифер не на шутку встревожена, успокоила: — Нет, это специальные карнавальные линзы. Еще на прошлое Рождество я привозила их сюда, но так и не надела…

— А сейчас решила обновить? Ах Барбара, Барбара… Он же догадался…

— Это твоя шавка виновата! Брысь, мерзавка! — прикрикнула Барбара на Молли, которая вертелась около нее, стараясь подпрыгнуть и лизнуть в лицо.

Дженифер с тоской посмотрела на Молли. Странно устроена жизнь, подумала она. Почему тот, кто беззаветно любит, всегда страдает? Его гонят прочь! Гвен изменяет Крису, но тот ей все прощает. А ее готов разорвать на части даже за то, в чем она совсем не виновата. И в животном мире та же закономерность. Барбара терпеть не может Молли, но та любит ее всем своим преданным собачьим сердцем, а к Дженифер, ее обожающей, относится почти равнодушно.

Барбара стянула с себя резиновую шапочку телесного цвета.

— Я смотрю, ты основательно подготовилась. Где ты выкопала эту уродину? — поинтересовалась Дженифер.

— Я знала о предстоящем приезде мисс Джонсон. Она мне звонила в Лондоне. Кстати, а как ты умудрилась Молли сделать собакой Баскервилей? Я помню, как твой Харрисон говорил… Вряд ли он такой трусишка, что болонку принял за дога.

Дженифер грустно усмехнулась.

— Помнишь, когда ты сюда приезжала с сэром Перси, с вами был молодой джентльмен, мистер Фосс?

Барбара вынула из глаз линзы и посмотрела на Дженифер.

— Мистер Фосс, говоришь? Возможно, и был такой. Меня не интересуют зеленые юнцы.

— Так вот, этот мистер Фосс был с киностудии. Он там занимался спецэффектами и кое-что мне показал. Меня заинтересовал его трюк с Молли.

Барбара взглянула на собачку.

— Что у нее с шерстью? Она же была кипенно-белой!

— Мамми Уинни любит цыганские брови. Вот я и позаимствовала у нее краску!

— Бедная Моллечка! Иди сюда, моя собачка, — засюсюкала Барбара, и обрадованная мимолетной лаской Молли прыгнула ей на колени. Барбара осторожно дотронулась до шерсти и погладила ее. — А, вспомнила! — через минуту воскликнула она. — Мистер Фосс… Тогда сэр Перси носился с идеей вложить деньги в производство фильма, вот и якшался с операторами.

— Предположим, дело было не в сэре Перси. Зная тебя, я никогда не поверю, что ты просто так пошла у него на поводу. Этот мистер Фосс предназначался мне в мужья, не так ли?

— Ну, Дженни, ты и хватила. Конечно, не в мужья, но стать твоим любовником он вполне бы мог.

— Я так и думала…

— Но ты же у нас заколдованная принцесса. Где уж какому-то мистеру Фоссу справиться с тобой. Как же, у нашей Дженни несчастная любовь приключилась! — усмехнулась Барбара, но вдруг с горечью и страстью заявила: — Что же Мэтью с тобой сделал?

— Кто-о? — удивилась Дженифер, но вспомнила, что придумала тому мистеру Икс имя Мэтью. Она уже и позабыла, а Барбара помнит…

— Своими руками удушила бы его! — с чувством сказала Барбара.

— Считай, что ты уже осуществила свое намерение. По крайней мере, попыталась его до смерти напугать!

Барбара всплеснула руками.

— Ты говоришь о Харрисоне?

— Да, о нем самом! Помнишь нашу поездку на свадьбу в Брайтон?

— Подожди-подожди… Не может быть! Тебе тогда лет семь было!..

— Нет, шесть… — поправила сестру Дженифер и, повинуясь внезапному порыву, принялась рассказывать про свое первое столкновение с Крисом, потом про встречу в Оксфорде.

— Какой ужас… — резюмировала Барбара, когда Дженифер закончила свое повествование.

— Да, ужас… — эхом откликнулась Дженифер.

Сестры замолчали. Раздавалось только довольное сопение Молли — Барбара, пораженная историей Дженифер, даже забыла прогнать собачку с колен.

— Прошло столько времени. Пора прийти в себя, — нарушила безмолвие Барбара.

— Возможно, ты и права… Но я не могу избавиться от этого чувства!

— Ты до сих пор его любишь?

— Не знаю. Так просто одним словом не опишешь. Иногда меня охватывает омерзение. Мне становится гадко и противно, что я могла быть такой дурой…

— Ну а сегодня?

— Что — сегодня? — не поняла Дженифер.

— Ты же была с ним! Не хочешь же ты сказать, что у него внезапно открылся талант художника, а ты принялась ему позировать… Или вы играли в шахматы?

— Разумеется, нет! Но я не знаю, что мне делать! Мне было так хорошо с ним… Но сейчас вместо безмятежного счастья в моей жизни опять образовалась бесконечная черная дыра и из нее нет выхода!

— Выход всегда есть!

— Барбара, хорошо тебе с твоим оптимизмом! Ты же не понимаешь — он меня презирает! Считает, что я все специально подстроила!

— Глупости… Зачем тебе пугать мисс Джонсон? Чтобы она побыла в его объятиях? Мужчины — глупцы! Они не умеет быстро сложить два и два. У них всегда получается пять! Но проходит время — и они понимают, что были не правы. Вот тогда и надо поймать момент, чтобы сказать о своем раскаянии…

— Не буду я ловить момент! — в сердцах крикнула Дженифер.

— Тише. — Барбара приложила палец к губам. — Слышишь?

Дженифер раздраженно пожала плечами.

— Нет!

Барбара, стряхнув на пол Молли, отчего та жалобно заскулила, бросилась к окну.

— Уезжает! Мисс Джонсон уезжает! Все-таки мы победили, Дженни…

Дженифер слабо улыбнулась.

— Меня сейчас даже это не радует.

— Ладно… А теперь скажи, что ты ответила Харрисону, когда он догадался, кто сыграл роль привидения? Призналась?

— Нет! Я все отрицала. Сказала, что ты уехала в Лондон еще вечером.

— Очень хорошо! Собирайся!

— Куда?

— В Лондон!

— Ба, ехать ночью не самая разумная идея.

— А как же мисс Джонсон? — лукаво усмехнулась Барбара.

— У нее выхода не было. Кто знает, на что способны привидения? Лучше уехать подальше.

— Ну вот, ты немного и пришла в себя, — одобрительно улыбнулась Барбара. — Держись, сестренка! Между прочим, если ты против ночной поездки, мы можем остановиться в гостинице при деревенском пабе. Идет?

— Что ты задумала, Барби?

— Не называй меня этой противной кличкой!

— Ладно, Ба. Прости, я забыла.

— Так вот, если мы сейчас уедем, то ты не будешь в глазах Харрисона лгуньей. Уинни я предупрежу. Она скажет так, как я велю.

— Хорошо. А зачем уезжать мне? — робко спроста Дженифер. Когда сестры были вместе, Барбара всегда брала верх. Только в одном вопросе — продаже замка — Дженифер не собиралась сдаваться.

— Ты хочешь завтра утром с ним увидеться?

— Нет, — испуганно прошептала Дженифер.

— Вот поэтому ты и уедешь. Иди к себе и оденься!

— А если я встречусь с ним?

— Это было бы слишком хорошим выходом, а следовательно, невероятным! — заключила Барбара.

21

— Моя жена печет удивительно вкусные лепешки. В Лондоне вы таких не найдете. Попробуй, Дженни…

— Да, дядя Тим. А смуси[1] просто обалденный! — сказала Дженифер, обмакивая кусочки булочки в смесь из сбитого молока и йогурта с мякотью маракуйи. — Правда, Ба?

Барбара важно кивнула.

— Да, даже на Спитфилдзской ферме в Ист-Энде я не ела такого чудного смуси. А лепешки и правда восторг! — прожевав основательный кусок булочки, заявила она.

— Вы еще не пробовали ячменных лепешек с майским медом, которые делает моя жена. Вот это поэзия! Не то что там какие-то кресс-салаты с мидиями…

— Конечно, дядя Тим! — подтвердила Дженифер. — Ваша жена настоящая искусница!

— Еще бы ею не быть! Помнишь, у тебя в замке останавливался сам король?

— Естественно, помню! Разве такое можно забыть?! — воскликнула Дженифер.

Барбара с интересом взглянула на сестру и бармена. Она никогда не слышала, чтобы супруг Елизаветы II останавливался в их разрушенном замке. Да и не носит он титул короля.

— О каком короле вы говорите? — не сдержала любопытства Барбара, хотя им пора уже было уезжать.

— О Карле II, разумеется! — в унисон ответили Дженифер и дядя Тим.

— Гм… — хмыкнула Барбара. — Тогда вы, безусловно, помните все подробности…

— Этот визит у меня перед глазами стоит, — не поняв иронии, похвастался дядя Тим.

— Сколько же вам лет было? — продолжала потешаться Барбара.

— Разве дело в возрасте, леди Барбара? Я еще и на свет не появился. Но история хранится в душах, и каждая мать и каждый отец рассказывают ее своим детям. Я прав, Дженни?

— Естественно, дядя Тим.

— И что это за история? — спросила слегка задетая Барбара. Ей стало обидно, что ее сестра знает о знаменитом посещении «Литл Уэстли» Карлом II, а она нет.

— Как же, Барбара? Неужели ты не помнишь?

— У меня немного сдала память. Все-таки с семнадцатого века, когда я встречалась с королем, уже более трехсот лет прошло, — подтрунила над горячностью сестры Барбара.

— Да… Это было давно… — начал дядя Тим. — Правда, Дженни? — задал он риторический вопрос.

— Да уж, — тихо хмыкнула Барбара.

— Наш король был молод, да и не был он, строго говоря, еще королем. Только принцем Уэльским. Скрываться ему приходилось. Кромвель лютовал. Отряды его разбойников рыскали по всей Англии. Вот и пришлось молодому наследнику скрываться. А «Литл Уэстли» поддерживал законную королевскую власть. Спасаясь от Кромвеля, Карл вместе с преданными ему людьми прискакал сюда. А в замке слуг почти не осталось, да и страшно было показывать им своего гостя. Донести могли. Времена тогда были тяжелые, смутные. А хозяева «Литл Уэстли», само собой, хотели принять будущего короля по высшему разряду.

Жена тогдашнего владельца замка была сообразительной дамой — быстро накрыла стол. В погребах «Литл Уэстли» вино и кабаний окорок еще оставались, а за лепешками она в трактир доверенного слугу послала.

У дочки хозяина трактира ячменные лепешки особо вкусными получались. Время-то позднее было — ночь на дворе. Хозяин трактира не хотел отпускать дочку — лихие люди тогда везде орудовали. Да и веры никому не было. С помощью ли слов или чего другого уговорил слуга хозяина. Отпустил он дочку. А та красавицей была. Пришлись королю по сердцу и молодая трактирщица, и ее чудные лепешки…

Бармен замолчал.

— А с девушкой что стало? Не помните? — нарушила молчание Барбара.

— Как же не помню… Помню, отлично помню… Дело-то молодое. И король был молод, и прекрасная трактирщица только расцвести успела. Полюбили они друг друга, да недолго длилось их счастье. Король-то подался в изгнание… Потом, конечно, вернулся и стал уже настоящим королем. Не забыл он, оказывается, прекрасную трактирщицу. Пригласил ее приехать в Лондон.

— И что она, поехала? — Барбара слушала дядю Тима почти с открытым ртом.

— Трактиршица-то мудрой особой оказалась. К тому времени отец ее уже умер. Одной хозяйство тяжело вести… Вот она и вышла замуж. Поначалу-то, когда Карла короновали, она еще трепыхалась, а как приглашение-то пришло, на себя внимательно посмотрела. Красота-то деревенская быстро проходит, да и боялась трактирщица соревноваться с лондонскими красавицами. Вот она…

— Отказалась?

— Отказалась, леди Барбара! И не прогадала. Богато жила здесь до конца дней своих.

— Злато, значит, любви предпочла, — усмехнулась Барбара и, обращаясь к сестре, добавила: — Дженни, ты слышала?

Дженифер промолчала, словно вопрос сестры не к ней относился.

А дядя Тим продолжил:

— Можно и так сказать… А рецепт ячменных лепешек передается из поколения в поколение. Они хороши и с девонширскими сливками. В следующий раз я вас обязательно ими угощу.

— Спасибо, дядя Тим. А ваша жена кому рецепт передавать будет? У вас, я слышала, только сын?

Лицо бармена помрачнело.

— И не говорите, леди Барбара…

— Ничего, у дяди Тима еще будет дочка, — оптимистично заметила Дженифер.

— Не расстраивайтесь, дядя Тим. Будет дочка, и не одна, — присоединилась к сестре Барбара.

— Ах, леди Барбара, да разве дело в наследнице? Рецепт передать и жене сына можно. Жаль только, что здесь грядут такие перемены. Что будет, кто знает? — с тоской в голосе произнес дядя Тим.

— Весь мир меняется, — философски заметила Барбара.

— Да уж, конечно, вы правы, леди Барбара. Но зачем мне всякие тортильяс, энчилады и тандури[2]?

— Но вы же, дядя Тим, по-прежнему можете готовить блюда английской кухни, — попыталась утешить бармена Дженифер.

— Я-то могу, но кто мне позволит?

— А кто запретит? — в тон ему заметила Барбара.

— Новые владельцы все будут делать по-новому…

— Вы продаете паб, дядя Тим? — удивилась Дженифер.

— Трудно сказать… Когда построят аэропорт и из вашего замка сделают гостиницу…

— Что-о? — взвилась Дженифер.

Барбара тоже насторожилась.

— Моя племянница приезжала сюда на этот уик-энд. Она всегда была в восторге от наших мест, — шепотом сказал дядя Тим и продолжил: — Она-то мне и сказала. Моя племянница работает в «ХС инвест корпорейшн», а дружит с секретаршей самого шефа, мистера Харрисона, — пояснил он. — Так вот, эта компания собирается купить замок… — Дядя Тим наклонился к сестрам. — Она сказала, что мистер, как его?.. А, мистер Бредфорд… Он в корпорации второе лицо. Так этот мистер даже жениться на вас хотел, чтобы ускорить дело. Все сожалел, что у него уже есть жена… С ней ему вроде бы расходиться не с руки…

— Ты говоришь, что здесь собираются строить аэропорт? — переспросила Барбара.

— Тише, ради бога, тише…

— Кого вы боитесь, дядя Тим? Тайной полиции Оливера Кромвеля? Так уже проехали… Двадцатый век на исходе… И вашего любимого Карла II давно нет в живых…

— Племянница сказала, что покупка замка держится в секрете. Она бы и сама никогда не узнала, если бы не ездила в наши края. Секретарша шефа потому с ней и поделилась, но предупредила, чтобы она почем зря не болтала. Я ей тоже обещал хранить тайну. А вам сказал только потому, что вы заинтересованные лица. Кто его знает, кто к вам станет подбираться, в любви клясться, а сам тайные поручения исполнять… Вот так-то, — закончил свою речь дядя Тим.

— Я его убью! — Голос Дженифер даже не прозвучал, а прошелестел.

— А я загорожу тебя, — криво усмехнулась Барбара и, обратившись к дяде Тиму, вежливо сказала: — Спасибо, все было очень вкусно. Но нам пора! До свидания!

— Как же так? — встрепенулся дядя Тим. — Жена поставила блины. Знатные, я вам скажу, будут блины. С брусникой. Подождите, сейчас узнаю… Может быть, она уже начала печь…

— Спасибо, дядя Тим, но нам надо торопиться…

— Как знаете, леди Барбара. Но, я вам скажу, до Лондона далеко. А сейчас все пабы испортились. То мексиканские, то греческие блюда готовят… А разве, я вам скажу, это еда? Так, баловство одно. Что может сравниться с нашим пирогом с почками? А про пудинг с изюмом и говорить нечего…

— В следующий раз, дядя Тим, в следующий раз…

— А будет ли следующий раз, Барбара? — тоскливо спросила Дженифер.

22

Разыскать адрес Харрисона оказалось делом несложным. Он жил в Южном Кенсингтоне, в одном из уголков сохранившегося викторианского Лондона с его зданиями из красного кирпича и черными водостоками. Дом Харрисона стоял на тихой улочке, на которой даже автомобилей не было видно.

Дженифер распорядилась остановить такси, рассчиталась с водителем и решительно вышла из автомобиля. Перейдя дорогу, она смело направилась прямо в логово врага, как определила жилище Харрисона Барбара. Правда, сестра намерения Дженифер не одобрила и попыталась ее отговорить.

— Пойми, — убеждала Дженифер Барбара. — Надо выработать план и только потом действовать!

— Я ничего и не собираюсь делать. Всего лишь посмотрю ему в глаза!

— Сомневаюсь, что после этого ему станет стыдно!

— А ты считаешь, мы можем на него воздействовать иными способами?

— Ты же сражалась за замок! Забыла ту войну, которую ты ему объявила в первый его приезд?

— Нет! Я боролась с риелторами. Понимаешь, с риелторами! Хотела их напугать, потянуть время…

— Почему нам на этот раз не подключить прессу? У меня масса знакомств…

— Барбара, ты снималась для глянцевых журналов. Все твои знакомства вертятся вокруг моды и косметики. Вряд ли журналистов, пишущих о салонах красоты и модных дефиле, вдохновит борьба с «ХС инвест корпорейшн».

— Почему ты так считаешь? Среди них много порядочных людей…

— Барбара, я не ставлю под сомнение их честность. Только повода ее продемонстрировать у них нет. Мистер Харрисон собирается приобрести замок, который его владелец продает. Все законно!

— В замке есть подвал. Помнишь, нас в детстве пугали подземельем. Я уверена, оно на самом деле существует! — Барбара, разгорячившись, откинула со лба волосы. — Слушай! Мы можем опять пригласить Харрисона и затащить его в подземелье. Там он быстро сдастся на милость победителя. На нашу с тобой милость…

Дженифер порывисто обняла Барбару.

— Сестричка, милая моя, ты забыла о разделении ролей в нашей семье. Это я должна была бы предложить этот план, а ты доказать мне его глупость.

Барбара слегка надула губы.

— Почему? — с детской капризной интонацией спросила она.

— Потому, Барбара, что ни ты, ни я не агенты МИ-5. Ты собираешься угодить в тюрьму за бандитизм?

— Так ты действительно только хочешь посмотреть ему в глаза?

— Совершенно верно. Всего лишь заглянуть в его бесстыжие зенки.

— Ты не изобьешь его? — с подозрительностью в голосе спросила Барбара.

— Вряд ли мне это удастся, — успокоила сестру Дженифер.

— Сумасшедшая, — пробормотала Барбара.

Сейчас, стоя перед особняком, принадлежащим Харрисону, Дженифер вспомнила разговор с сестрой. Она с удовольствием навесила бы ему несколько хуков, но едва ли Крис захочет изображать из себя боксерскую грушу. Дженифер тяжело вздохнула и решительно нажала на кнопку звонка.

Дверь открыл пожилой мужчина внушительной внешности. Идеальный типаж дворецкого, как его представляла себе Дженифер: умное лицо и абсолютная невозмутимость в сочетании с почтительностью.

— Миссис Вуд? — с царским достоинством спросил он.

Миссис Вуд? А это что за птица? — подумала Дженифер. Очередная любовница Харрисона? Судя по вопросу дворецкого — или, как там называется его должность, мажордома, или охранника, — у Харрисона с этой миссис сегодня первое свидание.

— Да, миссис Вуд, — подтвердила Дженифер.

— Подождите минутку, мэм, сейчас я схожу за вашими чемоданами.

— Я путешествую налегке, — усмехнулась Дженифер. — Все свое я ношу с собой.

На лице дворецкого — или мажордома? — промелькнуло удивление, но он быстро с собой справился.

— Как вам будет угодно, мэм, — бесстрастным голосом заметил он. — Пойдемте, я провожу вас.

— Генриетта! Как я рада! — На лестнице показалась миссис Харрисон, но, увидев Дженифер, остановилась. — Вы?! — воскликнула она.

— Да, я, — сохраняя выдержку, сказала Дженифер и под невозмутимым видом дворецкого заметила легкое напряжение.

— Что ж, проходите, Дженифер. Вас ведь так зовут, я не ошибаюсь?

Дженифер кивнула. Миссис Харрисон повернулась к ней спиной и стала подниматься по лестнице. Дженифер последовала за ней.

— Мэм, — раздался вкрадчивый голос дворецкого.

Интересный ход, пронеслось в мозгу Дженифер. Если я не миссис Вуд, а мать хозяина дома разрешила мне войти, лучшего выхода из положения, чем обратиться ко мне, и не придумаешь. Дженифер оглянулась.

— Да? — вопросительно изогнула она бровь.

— Вы позволите ваш жакет?

Дженифер позволила. Миссис Харрисон не задержалась на лестнице, чтобы подождать гостью, но Дженифер это не обескуражило. Она вздернула голову и зашагала вверх.

— Мэм, вам лучше пройти сюда, — предупредительно сказал дворецкий. — Соблаговолите следовать за мной.

Видимо, сегодня судьба не благоволила намерениям дворецкого. Высокая двустворчатая дверь распахнулась, и перед Дженифер предстал Харрисон.

— Ба, какие люди! — воскликнул он. — Явилась принести мне извинения?

Барбара была права. Дженифер сумасшедшая, если мечтала прийти сюда и только посмотреть ему в глаза. Вот он пред ней, глаз не прячет… А дальше что? Что ей ответить на прямой вопрос: зачем она явилась? Может быть, сразу отвесить ему пощечину и молча удалиться? Так дворецкий — или как его там? — вполне способен задержать ее и вызвать полицию…

Мысли Дженифер метались, но она ничего не могла придумать, чтобы стереть ненавистную ухмылку с лица Харрисона.

— Говорят, молчание знак согласия. Я могу считать, что ты просишь у меня прощения?

— Никогда!

— Никогда? — Уголки губ Криса насмешливо изогнулись. — Я не ослышался? Ты сказала «никогда»?

Разговор заходит в тупик. Сейчас он предложит мне покинуть его дом, с ужасом подумала Дженифер.

Застекленная дверь распахнулась снова. В холле показалась Гвен. Ее наряд — джинсы и тоненький свитер — поразил Дженифер. Любое роскошное платье, в котором Гвен выглядела бы богиней, не так ранило бы сердце Дженифер, как эта немудреная, почти домашняя одежда. Она без всяких слов ясно доказывала, какое место занимает Гвен в жизни Криса.

— А, это ты, — равнодушно пробормотала Гвен и, обратившись к Крису, сказала: — Пойду переоденусь к ужину…

— Вы подлец, мистер Харрисон! — не выдержала Дженифер.

— Что ж, не буду с тобой спорить. Раз подлец, значит, подлец. Позволь только спросить… Ты пришла сюда затем, чтобы только высказать свое мнение обо мне?

Ну нет! В эту ловушку я не попадусь! — хмыкнула про себя Дженифер и широко улыбнулась.

— Что вы, мистер Харрисон. Это только малая толика того, о чем я хотела с вами побеседовать. Вы пригласите меня в гостиную, сэр, или мне самой найти дорогу? — сказала она и с удовлетворением отметила, что Крис стушевался.

— Проходи… Мы скоро собираемся ужинать…

— Я думаю, она на ужин не останется, — заявила Гвен, остановившись на ступеньке лестницы, по которой поднималась.

— Это почему же? — еще шире улыбнулась Дженифер и подумала, что еще чуть-чуть — и вечер для нее закончится в кресле стоматолога, куда она попадет с вывихом челюсти. — С удовольствием поужинаю у вас. Я зверски голодна…

— А я решила, что ты собралась куда-то, если облачилась в вечернее платье.

— В вечернее? Нет, Гвен, ты ошиблась. Это рабочий прикид! — не задумываясь ляпнула Дженифер.

Услышав заявление Дженифер, Крис отчетливо хмыкнул.

— Ты не видела другого ее платья, Гвен, — сказал он. — Вот то было последним писком. Представляешь, рыболовная сеть, которую выбросили, а Дженни подобрала, отрезала все лишнее и накинула на себя.

— А сегодня она в него нарядилась и отправилась в ресторан пообедать, но не прошла дресс-контроль и ее выгнали. Дескать, в рыболовных сетях вход воспрещен, — подхватила насмешки Харрисона Гвен. — Поэтому к нам она выбрала рабочее… Ха-ха!

Дженифер невольно посмотрела в зеркало. Свой наряд для сегодняшнего визита она выбирала долго. Ей хотелось одеться так, чтобы в любой ситуации выглядеть хорошо. Барбара тоже не осталась в стороне от столь грандиозного проекта. Совместными усилиями сейчас на Дженифер было надето платье для коктейля аметистового цвета, плотно облегающее фигуру. Не вычурное, но и не простое. Его вполне можно назвать вечерним. Платье прекрасно гармонировало с фиалковыми глазами своей хозяйки.

— Проходи, коль пришла. А то так недолго и в Нарцисса превратиться. — Крис распахнул дверь перед гостьей.

Дженифер прошла в гостиную. Комната выглядела как настоящая мужская обитель. Некий минимализм с его низкими диванами и белыми стенами неплохо приспособился к старинному английскому особняку.

— Что будешь пить?

— Шампанское! — брякнула Дженифер.

— Есть повод?

— Да!

— Что ж, придется ненадолго отложить. Выпей пока стаканчик шерри.

Дженифер пригубила бокал и тут же поставила его на низенький столик. Не хватало еще сейчас напиться.

— Давай, рассказывай!

— О чем?

— Не знаю о чем… Ты же сама заявила, что нам надо о многом поговорить. Если затрудняешься начать, объясни, что такого подлого я совершил по отношению к тебе…

Дженифер нахмурилась. Это же какое надо иметь нахальство, чтобы еще и спрашивать…

В гостиной нарисовалась Гвен. На ней был миленький топик огненного цвета и широкие черные шифоновые брюки. Высокая брюнетка Гвен выглядела в таком наряде очень сексапильно.

Поспешность, с которой она переоделась, поразила Дженифер. Не иначе эта Гвен служит в армии или в пожарной команде, подумала Дженифер.

— Ну так зачем ты сюда явилась? — Гвен не утратила изысканной любезности, с которой она всегда разговаривала с Дженифер.

— Ради мужчины своей мечты! — вырвалось у Дженифер. Ничего подобного она и не думала говорить. Эта реплика была призвана отразить агрессивное поведение Гвен. Но реакция Харрисона на нее поразила Дженифер.

Он покраснел и обернулся, словно хотел увидеть у себя за спиной этого мужчину воочию. В груди Дженифер разлилось приятное тепло, и она уже готова была за этот жест все ему простить. Ведь Крис даже и не помыслил, что этим мужчиной может быть именно он.

— Ты уверена? — Гвен приняла воинственный вид.

Дженифер пожала плечами.

— Ну? — требовательно настаивала Гвен.

— Я пошутила. Просто хотела у вас перекусить. Барбара не утруждает себя готовкой. Да и из меня никудышная кухарка, — миролюбиво улыбнулась Дженифер.

— Кто такая Барбара? — продолжала воинственно наступать Гвен.

— Моя сестра. Леди Уайтсенбридж.

— Она твоя сестра? Тогда неудивительно, что и ты такая же бесстыжая!

Безапелляционное заявление Гвен разозлило Дженифер. Ну ладно, теперь держись, мысленно прошептала она.

— Твоя сестра увела у Гвен любовника, — спокойно заметил Харрисон.

— Крис, ты переходишь рамки приличия! — воскликнула миссис Харрисон.

Дженифер не заметила, как та появилась в гостиной, и с удивлением на нее взглянула. Но уже ничто и никто не мог остановить Дженифер.

— Крепись, милая, — начала Дженифер приторно-сладким тоном. — Я должна сообщить тебе пренеприятную новость. Твой жених женится на другой!

Эффект превзошел все ожидания. Лицо Гвен побелело, и вмиг из задиристой, нагловатой особы она превратилась в маленькую девочку, которой нанесли смертельную рану.

— Н-не м-может б-быть, — трясущимися губами прошептала она.

— Это ты так считаешь, а на самом деле все обстоит иначе. Ты думаешь, он тебя любит?

Гвен всхлипывая кивнула.

— Как бы не так! Он ради денег женится на ком угодно!

Гвен стала медленно сползать на пол.

— Миссис Вуд, — объявил вошедший в гостиную дворецкий.

— Девочка моя, — бросилась к Гвен миссис Харрисон.

— Это правда, Дженни? — строго спросил Крис.

Вот ведь подлец! Он сейчас от всего отречется! — Дженифер против воли испытывала к Гвен сочувствие.

— Не расстраивайся, Гвен, он тебя недостоин, — неуклюже попыталась успокоить она невесту Харрисона.

Гвен отстранила от себя пытающуюся обнять ее миссис Харрисон и нашла в себе силы почти спокойно спросить:

— Ты знаешь, Дженифер, на ком он женится?

— Да-да, расскажите нам все. Моя девочка не бедная!

— Но у нее нет аэропорта и замка поблизости, — пробормотала Дженифер. Она уже пожалела, что начала этот разговор. Даже мать Харрисона на стороне Гвен. Видно, сыночек и ее допек. Чужую женщину называет своей девочкой.

— Что ты сказала? А ну повтори! — нахмурив брови, двинулся к ней Харрисон.

— Здравствуйте, мои дорогие! — В гостиную вплыла миловидная дама средних лет. — Что это у вас тут происходит? Повздорили?

— А, Генриетта, здравствуй! — насколько позволяло расстроенное лицо, ласково улыбнулась миссис Харрисон.

— А кто эта молодая интересная особа? — бесцеремонно уставившись на Дженифер, спросила дама по имени Генриетта и вдруг всплеснула руками. — Боже мой, неужто Дженни Фарелл?! Вылитая мать! Твоя сестра пошла в отца, а ты просто копия матери. Барбару-то я недавно встречала, а тебя — только в детстве. А меня ты помнишь?

Дженифер смущенно пожала плечами.

— Ладно, не конфузься. Ты еще маленькая была. Да и кто мог представить, что я так растолстею. Тебе не кажется, Мэгги, что за последние месяцы я еще раздалась? — обратилась Генриетта к миссис Харрисон. — Превратилась в настоящего слона…

— Что вы, тетя Генриетта, вы всегда прекрасно выглядите, — учтиво возразил Харрисон.

Дженифер не могла с ним не согласиться. Полнота Генриетту совсем не портила, только делала ее по-домашнему уютной.

— Не вспомнила? — опять спросила Генриетта Дженифер. — Я Генриетта Хейли. Ты у меня совсем малышкой на свадьбе была с родителями.

Вспоминать о той злополучной свадьбе Дженифер не хотелось, но она согласно кивнула, подтверждая слова Генриетты.

— А ты что приуныла? — повернулась Генриетта к Гвен. — Ой, да, я смотрю, у тебя глаза на мокром месте. И из-за кого слезы льем? Небось из-за прекрасного принца? Брось, не унывай! Недостоин он тебя!

Гвен обняла Генриетту.

— Какая же ты хорошая!

Театр абсурда! — подумала Дженифер. Мать и тетка делают комплименты Гвен, не обращают внимания на ее жениха, который им как-никак одной сыном, другой племянником приходится, а сам Крис прекрасно себя чувствует, даже не обижается.

— Шампанское! — возвестил вновь появившийся дворецкий.

— Ах! — воскликнула Генриетта. — Мошенники какие! Все от меня скрыли! — И она почему-то погрозила пальцем Дженифер. — Ну что ж, давайте пить!

Дворецкий воспринял призыв Генриетты как сигнал к действию. Он ловко откупорил бутылку и разлил по бокалам.

— За здоровье жениха и невесты! — Дженифер подняла бокал. Что ж, видимо так сулили боги! Пусть Гвен и Крис будут счастливы, а она уж как-нибудь перебьется… Дженифер прикрыла глаза. Видеть целующего Гвен Криса было выше ее сил.

— А помнишь, Дженни, как ты хотела сделать Криса своим кавалером? Над вами еще все смеялись. Еще кричали «тили-тили тесто»… Помнишь? Вот вы и стали женихом и невестой! — услышала Дженифер голос Генриетты и от ужаса широко распахнула глаза.

Все присутствующие замерли и смотрели на Дженифер. Миссис Харрисон недовольно поджала губы. Крис нахмурил брови.

— Так это из-за этой настырной девчонки меня дразнили все школьные годы? — процедил он сквозь зубы.

— Терпеть эту идиотку в семье?! — воскликнула Гвен.

Бокал медленно выскользнул из рук Дженифер.

23

Дженифер медленно открыла глаза. Первое, что она увидела, было склоненное над ней встревоженное лицо Криса. Неужели я грохнулась в обморок? — медленно зашевелилось в мозгу Дженифер.

— Как ты себя чувствуешь? Пришла в себя? — В голосе Криса отчетливо звучала нежность.

Дженифер помотала головой, словно проверяя, не во сне ли с ней все это происходит. Ни Крис, ни все остальные никуда не делись. Дженифер медленно села на диване, на который ее, видимо, уложили.

— Что я такого сказала? Или вы еще не обнародовали помолвку? — заговорила Генриетта.

— Ну как, Дженни, обнародуем или нет? — улыбнулся ей Харрисон.

— Ты собираешься жениться на ней? — хором воскликнули миссис Харрисон и Гвен.

— А что? Прекрасная пара! Вот бы ее мать обрадовалась, доживи она до этого момента, — изрекла Генриетта.

— Нет! — Тон миссис Харрисон не допускал никаких возражений. Она произнесла это слово, точно объявила приговор суда.

— Хочешь сказать, что ты против, мама? А как же твое желание видеть меня женатым? В Брайтоне, по-моему, уже не осталось ни одной девушки, которую бы ты мне не сватала… Я и так удивлен, что тетя Генриетта не приволокла с собой очередную претендентку на роль моей жены…

— Ты не можешь на ней жениться…

— Почему, мама? — искренне удивился Крис.

— Вот именно, не можешь! — поддакнула миссис Харрисон Гвен.

— Не чудите! — внесла лепту в обсуждение кандидатуры Дженифер Генриетта.

Пока длилась перепалка, Дженифер полностью пришла в себя. Положение выставленной на продажу лошади, которой разглядывают зубы, ей не понравилось. Злость снова поднялась в ее душе.

— Он обязан на мне жениться! — заявила она.

— Как обязан? — ахнула миссис Харрисон. — У тебя будет ребенок?

— Берите выше! — с сарказмом бросила Дженифер.

— Двойня?

— Теплее!

— Тройня? — пролепетала Гвен. От изумления ее глаза почти вылезли из орбит.

— Развлекательный комплекс! Я рожу развлекательный комплекс! Теперь вам понятно?

— Дженни, успокойся. В твоем положении тебе нельзя волноваться! — бросилась к Дженифер Генриетта.

— А еще у меня скоро будет аэропорт! — не могла остановиться Дженифер.

— Замолчи, Дженни! — прикрикнул на нее Харрисон.

— Страшно стало? Вывела тебя на чистую воду, да? А ты хотел все сохранить в тайне? Чтобы она, — Дженифер махнула рукой в сторону Гвен, — ничего не узнала? Женился бы на мне втихомолку, а потом утопил бы в соседнем болоте? И к ней снова неженатым явился бы? Так должны были развиваться события по плану «Замок» или я ошибаюсь?

— Заткнись, идиотка! — заорал Харрисон.

— Что такое она говорит? Я ничего не понимаю, — растерянно прощебетала миссис Харрисон.

— У беременных бывает временное помешательство. Это нормально, — пояснила Генриетта.

— Прошу вас, выйдите все на минутку. Мне надо с ней поговорить, — уже спокойным тоном попросил Харрисон.

К удивлению Дженифер, все беспрекословно ему подчинились.

— Хочешь придушить меня прямо сейчас? Или собираешься уговорить на замужество? Проси, я, может быть, соглашусь. Я же шлюшка!..

— Дженни, мне кажется, тетя Генриетта абсолютно права. У тебя помешательство. Только не знаю, временное ли…

— А ты будешь уверять, что тебе не поручили на мне жениться?

— Дженни, не говори то, в чем совсем не разбираешься…

— Почему же? Если ты думаешь, что я осталась той глупой девочкой, с которой ты лежал под кустом в Оксфорде, ты глубоко заблуждаешься. Я выросла… Понимаешь, выросла… — Дженифер вскочила с дивана и, сжав кулаки, стала наступать на Криса.

Он невольно сделал шаг назад. Лицо его снова посуровело.

— А по-моему, ты не выросла, но поглупела…

— А по-моему, тебе мой замок нужен…

— Можешь идти с ним, знаешь куда… — не выдержал Крис.

— И пойду!

— И иди!

24

Воздух был свеж и прохладен. Лицо Дженифер раскраснелось от быстрой скачки на любимой Красотке. Она подъехала к дверям конюшни и спешилась. Дженифер прерывисто дышала и выглядела довольной жизнью. Она не спеша распрягла лошадь, почистила и задала корм. Красотка весело им захрустела. Дженифер немного полюбовалась на нее и пошла в замок.

— Иди завтракать, Дженни, — сказала появившаяся в холле Уинифред.

— Не хочется что-то, мамми Уинни.

— Как это так, не хочется? Ты же, как встала, еще ничего не проглотила. А я лепешечек напекла. Вкусные…

— Я попозже поем…

Уинифред махнула рукой.

— Посмотри, на кого похожа стала. Одни кости остались. Опять вязать целый день в библиотеке будешь?

— Миссис Макковен сказала, что свитера, те, что наподобие рыболовной сети, хорошо расходятся. И даже заказ есть. Надо срочно выполнять.

— Что мне с тобой делать, Дженни? Может быть, тебе завтрак в библиотеку принести?

— Ладно, мамми Уинни.

День подходил к концу. Дженифер отложила спицы и пошевелила уставшими пальцами рук.

— Тяв-тяв, — раздалось рядом.

— Хочешь ко мне на руки? Подожди, Молли, сейчас возьму. Только чуть-чуть отдохну…

Дженифер с Молли на руках подошла к окну. Это стало у нее чем-то вроде обряда: закончить вязать положенную часть свитера и распахнуть окно.

Сырой, наполненный зимней свежестью воздух приятно бодрил. Видневшиеся вдалеке два вяза, долго хвалившиеся своим золотым убранством, потеряли свою нарядную листву.

Уже декабрь. Скоро Рождество, подумала Дженифер и вздохнула. Прожит еще один день. А сколько их еще в ее жизни — унылых, безрадостных…

На разрушенной подъездной аллее показался красный «ягуар». Приехала Барбара, отметила Дженифер, но даже не обрадовалась. В последнее время сестра часто навещала ее. И если раньше каждый приезд Барбары превращался для Дженифер в праздник, но сейчас у нее и приподнятого настроения не появилось.

Старею, отметила про себя Дженифер и поплелась на кухню. Молли, радостно виляя хвостиком, вприпрыжку побежала за ней.

— Барбара, девочка моя, приехала! — обрадовалась Уинифред. — Тянет все-таки в родные места…

— Может быть, и не тянуло бы, но за вами присматривать надо! Вон посмотри на Дженни… С погодой соревнуешься, сестричка? Кто более хмурый?

— Просто нет настроения…

— А… Уважительная причина! А позволь поинтересоваться, когда оно появится? К весне?

— Возможно, Ба…

— Я на твоем месте сальто-мортале крутила бы от радости.

— Почему?

Дженифер выглядела такой озадаченной, что Барбара расхохоталась.

— А как же! Все происходит в соответствии с твоим желанием. Мисс Джонсон не появляется. Другие риелторы тоже не досаждают…

— Этого я и боюсь, — чуть покривила душой Дженифер. — Знаешь, как говорят, затишье перед бурей.

— Не преувеличивай, Дженни. Может быть, сеньор Фаррейро, как ты и рассчитывала, передумал продавать «Литл Уэстли»…

— Возможно. Но мне кажется, что он услышал о планах строительства поблизости аэропорта и поднял цену. А теперь покупать за такие деньги никто не хочет.

— Ой! — вскричала Барбара. — Совсем забыла! Мне удалось разузнать, что какая-то там разведка — то ли геологическая, то ли топографическая — дала отрицательное заключение. Так что вряд ли аэропорт строить будут…

— Чудесно! — радостно улыбнулась Дженифер. — А мы уже акции протеста планировали…

— Ха-ха! Пьяный Мартин с папашей улеглись бы на землю и не дали бы пройти строительной технике, так, что ли?

— Не язви! Отец Мартина не пьяница. Я тебе уже говорила. Что бы я делала с Красоткой без него? Он нам с Уинифред очень помогает. Да и Мартин напивается нечасто…

— Конечно, сестричка! Всего лишь каждый день, а так, естественно, нечасто.

— К твоему сведению, — запальчиво сказала Дженифер, — к акции и сэр Айлед собирался присоединиться. По крайней мере, он участвовал в обсуждении.

— А… Если уж великий лисий охотник соизволил, то, конечно, все будет… — начала Барбара, но тут Молли, крутившаяся возле нее, подпрыгнула и лизнула руку.

Дженифер закрыла глаза. Сейчас Молли достанется. Сестра подобных нежностей не выносит. Но, к ее удивлению, ни воплей, ни шлепка не последовало.

Дженифер открыла глаза и увидела странную картину. Барбара сидела на корточках, а Молли, чуть ли не захлебываясь от счастья, старательно вылизывала лицо сестры. Дженифер посмотрела на Уинифред. Та тоже ошеломленно взирала на Барбару.

— Ба, у нас землетрясение?

Барбара осторожно отстранила от себя Молли.

— Ничего вы не понимаете. Собачья слюна чрезвычайно полезна. Она бактерицидная и действует как талассотерапия.

— Как кто? — хором спросили Уинифред и Дженифер.

— Ой! Ну и неграмотные же вы обе. Вот выйдешь замуж, Дженни, будешь по курортам ездить. Процедуры из водорослей принимать.

— Ты считаешь, что Мартин отправит меня на курорт? — грустно усмехнулась Дженифер.

— Фу, глупая какая! Я серьезно говорю, а ты издеваешься надо мной.

— Не издеваюсь, а только констатирую факт. Здесь я могу выйти замуж только за Мартина, и то неизвестно, женится ли он на мне…

— Девочки, не ссорьтесь… Пойдемте, я лучше вам сливочек налью, а вы с лепешечками их попьете, — ласково предложила Уинифред.

К удивлению Дженифер, Барбара изъявила согласие.

— Да, к вопросу о муже, — продолжила разговор Дженифер, когда они лакомились на кухне. — Ты столько сил тратишь на меня, но совсем не думаешь о себе.

— ???

— Не проще ли тебе найти мужа для себя, — пояснила свою мысль Дженифер. — Или ты считаешь, что можешь вести одинокую жизнь, а я — нет?

— Да и правда, Барби, тебе тоже стоит подумать о замужестве, — сказала Уинифред.

— Сначала выдам замуж Дженни, а потом и за себя примусь, — серьезным тоном ответила Барбара, против обыкновения не сделав замечания Уинифред насчет имени.

Дженифер равнодушно пожала плечами. Барбара может хотеть что угодно, но жизнь свидетельствует о другом…

— Слушай, а у тебя уже есть кто-нибудь на примете? — вдруг с подозрением спросила Дженифер.

— А чем плох Хар… — Барбара, сделав вид, что захлебнулась сливками, натужно закашлялась.

— Кто-о? — нахмурив брови, спросила Дженифер. — Ты опять что-то задумала? Говорю сразу — ничего не выйдет!

— Нет… То есть я собиралась сказать, что главное — наметить цель, а там, как говорится, и птица сама на плечо сядет.

— Смотри у меня, народная лингвистка, — сказала слегка успокоившаяся Дженифер, но тут же подозрение вновь охватило ее. — Барбара, а зачем ты приехала?

— Дженни, что ты такое говоришь? — всплеснула руками Уинифред. — Барби твоя сестра. Он так же, как и ты, имеет право здесь быть…

— Право-то правом, а раньше мы ее целыми месяцами не видели, а теперь зачастила чуть ли не каждый день…

— Я привезла тебе новое платье и туфли, — невинно улыбнулась Барбара.

— Зачем?

— Ты в своей подозрительности скоро не уступишь записным старым девам, Дженни.

— Лучше ответь на вопрос. У меня шмоток и так много!

— Просто я хотела сделать тебе подарок на Рождество. Купила и захотела посмотреть, как это будет смотреться на тебе. Может, придется обменять…

— Ладно, Ба. Прости меня, если обидела.

— Хорошо-хорошо, Дженни. Пойдем померяем обновки. — И Барбара посмотрела на часы.

25

Дзинь-дзинь… Дзинь-дзинь…

— Кто это?

— Не знаю, Дженни. Ты кого-нибудь ждешь?

— Нет. Если только пьяного Мартина, — неуклюже пошутила Дженифер.

— Вряд ли твой Мартин разъезжает на машинах, причем сразу на нескольких… Я слышала звук шин по подъездной аллее.

— Может быть, сэр Айленд…

Барбара пожала плечами.

— Что гадать? Пойдем посмотрим. Что ты делаешь?

— Пытаюсь снять платье. Не в нем же мне спускаться к гостям…

— Считаешь, лучше появиться голой? Я и не знала, что ты с сэром Айлендом в таких отношениях, — поддела сестру Барбара.

— Где моя одежда? — вскричала Дженифер.

— Не знаю, куда ты ее положила. Не суетись, ты и так нормально выглядишь…

Дженифер выглядела более чем нормально. Темно-серое шифоновое платье с заниженной талией и пышной наподобие пачки юбкой смотрелось на Дженифер просто восхитительно. Высокий воротник-стойка подчеркивал длинную стройную шею. Барбара уложила длинные волосы Дженифер в стильный узел, и сейчас ее голова походила на цветок на длинной ножке.

Спереди Дженифер являла собой образчик наивной скромницы. Но платье было с секретом — огромным ромбовидным вырезом на спине. Чтобы женское тело не было откровенно выставлено напоказ, модельер затянул вырез тонкой прозрачной сеточкой. Как сказала Барбара, платье позволяет разыграться мужской фантазии.

Звонок раздался снова. Дженифер открыла дверь и в панике отступила назад. Перед ней стояли Харрисон собственной персоной, его мать и… и Гвен.

— Здравствуйте, проходите, пожалуйста. — Барбара была сама любезность.

— Нет, — прошептала одними губами Дженифер. Ее голосовые связки отказались производить звуковые колебания.

— Держи себя в вожжах, — змеиным шепотком прошипела Барбара.

— Ох как вас много! Наш замок давно уж не видел такого наплыва гостей, — с улыбкой проговорила появившаяся в дверях холла Уинифред.

— Дженни, мы можем рассчитывать на гостеприимство или нам поискать пристанище в другом месте? — напряженным голосом спросил Харрисон.

— Проходите, — выдавила из себя Дженифер.

— Уинифред, помоги Гвен, — распорядилась Барбара и, обращаясь к миссис Харрисон, мило прощебетала: — Пойдемте, я покажу вам вашу комнату.

Комнату? — эхом пронесло в голове Дженифер. Какую комнату? При чем здесь комната?

— Барбара…

— Прости, Дженни. Я знаю, ты еще очень слаба после болезни, но займись Кристофером. — Барбара была неумолима.

Болезни?.. Какой болезни? Я не болела. Мозг Дженифер никак не мог начать полноценно работать.

— Дженни… — начал Крис, когда они остались одни. — Дженни, прошу тебя, выслушай меня внимательно. Мне надо многое тебе сказать. Я прошу тебя дать мне возможность высказаться…

Как ни была Дженифер ошеломлена появлением Харрисона, она не удержалась и хихикнула.

— Подожди, пожалуйста, ты скоро все поймешь, я тебе все скажу, все объясню. Ты поймешь… Ты просто обязана понять…

Дженифер наконец вышла из ступора и принялась рассуждать. Он приехал вместе с Гвен. Значит, она по-прежнему его невеста. Следовательно, он хочет расставить все точки над «i», чтобы у нее не оставалось на его счет никаких иллюзий. Только зачем здесь появилась миссис Харрисон? — размышляла Дженифер. Видимо, она направляется к какой-нибудь своей приятельнице в Шотландию и ее возраст потребовал небольшого перерыва в путешествии…

Да, похоже на правду, согласилась со своими же собственными рассуждениями Дженифер. Но почему этот тип заикается? Она не замечала за ним косноязычия… Неужели?

— Ты собираешься здесь устроить свадьбу? — ляпнула Дженифер.

— Да! Да! Да! — радостно закричал Харрисон.

Дженифер не лишилась чувств от его слов, но, напротив, его ответ придал ей мужества.

— Нет!

— Почему? Я сделал все, как ты хочешь. Я распродал все имущество, летал в Аргентину, встречался с сеньором Фаррейро… В конце концов, мне жить негде!

— Ну и что?

— Как это — и что? Ты не можешь быть такой жестокой. Если ты настолько против брака, то подумай о моей матери, о Гвен, наконец!

— О Гвен?! — Дженифер показалось, что она ослышалась.

— Ты смеешь мне говорить о Гвен?! Не-ве-ро-ят-но!

— Гвен прекрасная девушка! Пусть она слегка не сдержана на язык, но это от молодости. Она очень добрая. Когда вы познакомитесь поближе, ты это обязательно поймешь, Дженни…

— Я не собираюсь узнавать ее поближе. Мне она сто лет… нет, тысячу лет не нужна.

— Но, Дженни, послушай меня… Я же все объяснил. Нам жить негде! Я так рассчитывал на твое чувство, делая этот подарок…

— Привез сюда свою невесту?

— Прости, Дженни. Я знаю, Барбара говорила, ты долго болела… Нет, не возражай, ты права. Я тебя сильно обидел. Но я не могу без тебя жить, Дженни. Прошу тебя, дай мне шанс…

— А Гвен? — не нашла ничего лучшего, чем спросить Криса о его невесте Дженифер.

— Да что ты привязалась к моей сестре?! Не век же она здесь будет жить, да и замок большой. Можешь с ней даже не встречаться!

— Гвен твоя сестра?

— А кто же? — удивился Харрисон, который давным-давно забыл о своем розыгрыше. — Послушай, Дженни, я люблю тебя!

Мир перевернулся. Голова Дженифер закружилась. Стол, огромный массивный камин, бронзовая люстра, кресла, диван — все поплыло перед глазами. В ушах зазвенело, а во рту стало так сухо, будто она долгое время брела по Сахаре без глотка воды.

— Правда? — Дженифер медленно сделала маленький шажок к Крису, но этого оказалось достаточно, чтобы тот подхватил ее на руки и закружил по комнате.

И Дженифер забыла обо всем. Ее руки обвились вокруг шеи Криса, а губы устремились туда, куда им более всего хотелось, — к его губам. Поцелуй длился и длился.

— Та комната свободна? — на мгновение оторвавшись от Дженифер, шепнул Крис.

— Да.

Дженифер была словно под воздействием сильного наркотика. Хотелось плакать и смеяться одновременно, но больше всего на свете она желала вот так, вечно оставаться в объятиях Криса.

В следующую минуту они были в спальне, на втором этаже. Еще мгновение, и она уже лежала перед ним — нагая, покорная, влекущая.

Харрисон склонился над ней, глаза его были затуманены.

— Любимая, — прошептал он.

У Дженифер закружилась голова от прикосновения его губ и рук. Сердце судорожно сокращалось, а тело словно опалило пламенем. Воздух казался наэлектризованным. Еще мгновение, подумала Дженифер, и она воспламенится как спичка.

Дженифер крепко обвила шею Криса и прижалась к его телу, как будто хотела впечатать его в себя, сделать своей частью. Охватившее возбуждение вытеснило из ее головы все мысли. Сейчас ей хотелось только одного — слиться с ним в одно целое, почувствовать его внутри себя.

Харрисон с шумом выдохнул воздух, и в следующий момент тело Дженифер конвульсивно изогнулось. Весь мир перестал существовать для нее, только этот ритм и жар его тела. Ее тело горело и ликовало, дарило и брало. И наконец поплыло по волнам экстаза. Могучая жизненная сила вливалась в нее с каждым ударом пульса, соединяя их неразрывной нитью.

Когда все завершилось, Крис не оставил ее. Продолжая держать ее в своих объятиях, он перекатился на спину и поднял ее наверх, поддерживая бедрами, потом приподнялся сам и взял губами ее сосок. Через некоторое время оба снова почувствовали опьяняющее желание и вновь задвигались в необузданном ритме.

И опять для Дженифер все перестало существовать, кроме наслаждения, которое они дарили друг другу. Она наклонилась, его губы раскрылись ей навстречу, и они слились в поцелуе. Дженифер почувствовала, что теряет рассудок. Мозг словно отключился, а все нервные окончания ожили. Она отдавала всю свою любовь, на которую только была способна, единственному существующему для нее на Земле мужчине.

Взрыв! Фейерверк! Дженифер показалось, что она разлетелась на мириады алмазных брызг, после чего без сил упала на Криса. Они замерли. Крис притянул к себе ее голову и стал покрывать короткими благодарными поцелуями.

Дженифер прикрыла глаза.

— Ты меня любишь? — Голос Криса прозвучал очень нежно, в нем явственно слышались просящие нотки.

В Дженифер еще бурлило возбуждение, опаляя ее жаром, но она уже жаждала умиротворения. Она настолько ослабела в его объятиях, что, казалось, не могла пошевелить даже кончиками пальцев. Вопрос Криса снова всколыхнул ее.

Дженифер уже опустила ресницы в знак согласия и готова было прошептать «да», как вдруг в ней проснулся инстинкт самосохранения. Открыв душу, она станет беззащитной. Крис снова легко сможет обидеть ее. Она не должна ему это позволить. Поэтому, прежде чем ответить согласием, ей надо очень хорошо все продумать.

— Крис, — прошептала Дженифер, — я не поняла, почему твоей маме и Гвен негде жить…

— Потому что я купил тебе этот замок!

— Что ты сделал?

— Я дарю тебе «Литл Уэстли», Дженни!

— Ты продал дом матери?

— Да, и в Лондоне тоже.

— Зачем?

— Хотел сделать тебе свадебный подарок. Ты же не мыслишь жизни вне этих стен!

Дженифер вскочила с кровати и стала поспешно одеваться.

— Дженни!

— Оставь меня! Ты все специально подстроил! Я не верю тебе. Я…

Крис прыжком соскочил с кровати, в мгновение ока натянул на себя одежду и, схватив полураздетую Дженифер за руку, выволок ее из спальни.

Вдали, в коридоре, около раскрытой двери в одну из комнат, стояли Барбара, миссис Харрисон и Гвен.

— Мама! Подтверди этой сумасшедшей, что я ничего не собираюсь предпринимать против нее! — И, повернув голову к Дженифер, спросил: — Надеюсь, ты поверишь пожилой леди?

— Да, Дженни, Крис все сделал, чтобы угодить тебе.

— Вы, миссис Харрисон, не хотите видеть меня своей невесткой. Когда миссис Вуд по ошибке приняла нас за жениха и невесту, я заметила, как исказилось ваше лицо…

— Дженни, дорогая, больше всего на свете я мечтала, чтобы Крис женился. Но матери все одинаковые. Когда их сын выбирает суженую, они начинают его ревновать к ней. Простите меня, Дженни, но я правда рада, что мой сын на вас женится.

— И что ты теперь скажешь, Дженни? Надеюсь, все вопросы сняты? Мы можем объявить о помолвке?

— Нет! Я никогда не выйду за тебя замуж!

Эпилог

Дженифер внимательно разглядывала себя в зеркале. Желание Криса, чтобы она сегодня выглядела как дочь трактирщика, удивило ее, но как ни допытывалась она у мужа, зачем ей менять свой облик, так ничего и не узнала. Обычно Дженифер, когда проводила экскурсии в «Литл Уэстли», изображала из себя жену владельца замка. Легенда о посещении Карлом II этих мест была поставлена на коммерческую основу.

Это все Крис придумал, с любовью подумала о муже Дженифер. «Литл Уэстли» стал процветающим местом и приносил отличный доход. В замок приезжали пообедать — в «Литл Уэстли» был прекрасный ресторан, — провести уикэнд в «комнате короля» или принять участие в охоте. В преддверии принятия билля о запрете охоты на лис сэр Айленд даже подумывал сделать искусственную лису, нечто похожее на гонку за механическим зайцем. В ход пошел даже подвал. Когда его обследовали, никаких камер и цепей там, конечно, не оказалось. Пришлось их сделать, и теперь туристы с ужасом и любопытством их рассматривали.

Дженифер улыбнулась своему отражению. Старинный наряд очень ей шел. Верхнее платье из парчи темно-синего цвета с разрезами по бокам и сильно собранное сзади было надето на пышную золотистую атласную юбку на кринолине, напоминающем колокол. Низкий прямоугольный вырез лифа из алого бархата был отделан кружевом из золоченых ниток. Дженифер выглядела в этом туалете настоящей придворной герцогиней.

Платье стоило баснословных денег, и Дженифер, считая средства мужа, ограниченными, поначалу запротестовала против, как ей казалось, бессмысленной траты денег.

— Вполне можно обойтись более дешевыми тканями, — пыталась убедить она мужа.

— Нет! Пойми, богатый наряд сам по себе привлечет больше посетителей, — убеждал ее Крис.

Мужа поддержала и коммерческий директор созданного на базе замка развлекательного комплекса — Генриетта Вуд. Она с удовольствием поменяла место работы и переехала из Брайтона в «Литл Уэстли».

Именно Генриетта заставила модельера сознательно пойти на некоторую историческую недостоверность — одежда более соответствовала веку восемнадцатому, чем семнадцатому. Посетителям действительно больше импонировал наряд в стиле роскошного барокко, чем более скоромное платье, которое могла носить хозяйка замка во времена гражданских войн.

Лиф платья туго стягивался шнуровкой, в результате чего талия Дженифер выглядела восхитительно тонкой. Скоро моей красоте придет конец, с грустью подумала Дженифер, но тут же радостно улыбнулась. Ожидаемое событие стоило того, чтобы пожертвовать не то что каким-то там лифом, но и даже самой талией, подумала она.

— Как ты относишься к тому, чтобы завести ребенка? — спросила накануне у мужа Дженифер.

— Что? — откликнулся Крис, отрываясь от газеты. — К ребенку? Я не против, если ты хочешь его завести, — сказал он и снова уткнулся глазами в газету.

— Крис, я серьезно спрашиваю! — Дженифер вырвала из его рук газету.

— Дженни, я же уже сказал, что не против. Решать тебе, дорогая…

— Это не ответ! — взвилась Дженифер.

— Хорошо, продиктуй его. Я приму любую формулировку, если она тебя устраивает…

На глаза Дженифер навернулись слезы. Прошло три года с момента их брака, и Дженифер считала, что они оба уже готовы к этому шагу. Но оказалось, что она ошиблась. Крис не мечтает стать отцом.

— Дженни, прости меня, я не понял. — Он моментально оказался рядом. — Дженни, милая, я счастлив!

— Да-а? — недоверчиво протянула Дженифер.

Ответом был страстный поцелуй, которым ее наградил Крис. И все сразу стало на свои места.

— Я всегда буду рядом. Вместе мы справимся, — прошептал он, когда они, испугавшись, что задохнутся от нехватки воздуха, прервали поцелуй.

Что ж, трактирщица, так трактирщица, подумала Дженифер, повязывая поверх платья фартук. Потом приладила белый чепец на высокую прическу.

— Моя прекрасная трактирщица! — с улыбкой воскликнул Крис, входя в спальню. — Гости скоро приедут!

— Гости? — удивилась Дженифер.

— К вам можно? — В дверях появилась Барбара. — Сеньор Фаррейро уже прибыл!

— Сеньор Фаррейро? — тупо переспросила Дженифер.

— Да, решил наконец покинуть свою Аргентину. Захотелось самому убедиться, правильно ли он сделал, вложив столько денег в замок.

— Какие деньги? Он продал замок! Крис, разве не так? — Дженифер была уверена, что муж сейчас посмеется над сестрой, но, к ее удивлению, тот залился краской. Глаза Дженифер мгновенно сузились, и она с подозрением спросила: — Крис, ты обманул меня? Ты и не думал приобретать «Литл Уэстли»? Сеньор Фаррейро туг по-прежнему хозяин и волен продать замок, когда ему заблагорассудится? Может, он и сейчас приехал, чтобы избавиться от замка, а?

— Подожди, Дженни, не шуми…

— А твои слова, что матери и сестре негде жить, тоже блеф?

— Дженни, я сейчас тебе все объясню…

— Не надо мне никаких объяснений. Я и так знала, что ты меня обманешь…

— Каюсь, Дженни, я немного преувеличил, но всего чуть-чуть…

— Зачем ты это сделал?

— Я боялся, что ты мне откажешь, — опустив голову, признался Крис.

— Ты обманом вынудил меня выйти за тебя!

— Тебе так плохо со мной? — серьезно спросил он.

Да, хотела ответить Дженифер, но прикусила язык. Крис выглядел таким несчастным… Она сразу его простила, но выдержала паузу и с достоинством сказала:

— Отвечу, когда ты мне расскажешь всю правду. И не пытайся солгать! Теперь я без документов тебе не поверю…

— «Литл Уэстли» оформлен как акционерное общество. Сеньору Фаррейро принадлежит большая часть акций.

— Я так и знала, что он может распоряжаться замком!

— Нет, Дженни! Это не так! Контрольный пакет акций принадлежит…

— Кому?

— Тебе, моя дорогая, тебе, моя любимая! Я прощен? — Крис подошел к жене.

— А дом в Брайтоне? — отступая от него, спросила Дженифер.

— Я действительно его продал.

— И оставил мать на улице?

— Ну, теперь преувеличиваешь уже ты. Если помнишь, мама уехала во Францию сразу же после нашей свадьбы. Дом в Брайтоне после смерти отца тяготил ее, а она всю жизнь мечтала путешествовать. Поэтому я и воспользовался моментом. «Литл Уэстли» требовал денег…

— А Гвен?

— А Гвен, пока учится, живет в Лондоне, на съемной квартире. Дженни, ты и о маме, и о сестре все знаешь. Зачем этот допрос с пристрастием?

— Потому что я не верю тебе…

— Совсем-совсем? — Крис осторожно притянул к себе Дженифер.

Она не отстранилась.

— Ты заставил своих родных участвовать в обмане…

— Боялся отказа. Уважительная причина… Суд присяжных меня оправдает…

— Я полюбила тебя еще с Оксфорда. Неужели ты еще не понял, милый? — целуя мужа, призналась Дженифер.

— О! — воскликнула Барбара. — Не торопитесь! С сеньором Фаррейро приехал его сын. Он уже не молод, но еще не женат. Пойду их займу.

Харрисоны не услышали слов Барбары. Они давно забыли о ее присутствии. Мир для них окрасился всеми цветами радуги. Играл духовой оркестр, пели райские птицы, их души воспарили в воздух, а тела запылали огнем. Разве они могли сейчас думать о приезде какого-то сеньора Фаррейро?..