/ Language: Русский / Genre:love_short, / Series: Панорама романов о любви

Она танцевала любовь

Нора Филдинг

Сьюзен Смит всегда попадает в странные и запутанные ситуации. Вот и сейчас она вместо собственной свадьбы оказывается в объятиях незнакомца и влюбляется в него. Но как заставить его полюбить себя? Сьюзен следует собственному рецепту: из прелестной девушки превращается в страшилище, ловит опасных преступников и показывает стриптиз. Удастся ли ей, пользуясь столь странными методами, найти свое счастье?..

Нора Филдинг

Она танцевала любовь

1

Назойливый неприятный звук настойчиво врывался в сознание. Сьюзен приоткрыла глаза. Будильник старался изо всех сил. Его ужасное хриплое дребезжанье наполняло всю комнату. Сьюзен нажала на кнопку, и надоедливый звон, требующий ее немедленного пробуждения, затих. Сьюзен снова сомкнула веки.

Завтра моя свадьба, мелькнуло в ее сознании. Пришедшая мысль не заставила радостно затрепетать ее сердце. Сьюзен так до конца и не поняла собственного отношения к предстоящему событию. Джон — хороший порядочный человек. Она должна быть довольна, что свадьба состоится завтра, и не где-нибудь, а в Париже, лениво подумала Сьюзен, и вдруг тревога мгновенно пронзила все ее существо. Она отбросила легкое покрывало и рывком села на кровати. Боже, как же ее угораздило оказаться неизвестно где!

Сьюзен отличала одна особенность, которую все ее близкие и она сама называли географическим кретинизмом. Там, где остальные люди ориентировались без всяких затруднений, у нее всегда возникали проблемы. Она умудрялась заблудиться даже в том квартале Лондона, где жила. Но произошедшее вчера событие превзошло все те невероятные ситуации, в которые она попадала на каждом шагу.

Началось все с того, что в аэропорту Хитроу у нее не оказалось паспорта. Каким образом он остался в ее квартире, если она, когда ехала к родителям, самолично положила его в дорожную сумку, так и осталось загадкой. Но факт оставался фактом — паспорт отсутствовал. Благодаря привычке родителей всегда и всюду приезжать заранее, у Сьюзен было время съездить в Челси, где она жила в съемной квартире, вернуться обратно и успеть на рейс Лондон — Париж, на который у нее был приобретен билет. Взяв такси, она отправилась к себе домой.

Паспорт спрятался надежно. Сьюзен выдвинула все ящики, распотрошила их содержимое, перебрала все шкафчики на кухне и книжные полки в гостиной, но паспорт исчез. Она уже смирилась с тем, что самолет улетит без нее, как отличающаяся особо пакостным характером дверь платяного шкафа захватила в плен ее колготки и отдала только тогда, когда оставила у себя сувенир в виде приличного куска тонкого материала. Подарок, сделанный Сьюзен вредной особе, именующей себя дверцей шкафа, заставил ее перерыть этот шкаф на сей раз уже в поисках целых колготок. Они наконец нашлись, а вместе с ними обнаружился и паспорт. От всех этих неприятностей у Сьюзен так сильно разболелась голова, что она решила принять аспирин. Влетев в ванную, она вытряхнула из флакончика пару штук и проглотила, запив водой из-под крана. Времени оставалось в обрез, и Сьюзен не удосужилась взглянуть на этикетку на флакончике, из которого она выпила таблетки. По ее глубокому убеждению, в ванной не было других лекарств. Сбегая рысью по лестнице, Сьюзен боялась только одного, что по закону подлости шофер такси ее не дождался. Но машина стояла у тротуара. Изумленная неожиданно выпавшей удачей, Сьюзен была уверена, что судьба вскоре устроит ей очередной подвох, и не ошиблась в своих ожиданиях. Уже через десять минут такси застряло в пробке.

Тем не менее в аэропорт она успела до отлета самолета. Когда Сьюзен на всех парах неслась в накопитель, идущая ей навстречу служащая аэропорта подхватила ее под руку и поинтересовалась:

— Мисс Смит?

Естественно, Сьюзен согласилась, ведь «Смит» — это ее фамилия! Увлекаемая сотрудницей аэропорта, она в мгновение ока оказалась на борту самолета. Удобно устроившись в кресле, девушка моментально погрузилась в сон. Вместо таблетки от головной боли она выпила снотворное, которое однажды забыла у нее мать, и лекарство не замедлило оказать свое действие. Весь перелет Сьюзен благополучно проспала. Она проснулась только тогда, когда стюардесса, уже отчаявшись добудиться пассажирку, позвала на помощь стюарда.

— Самолет приземлился в аэропорту… — дружно проскандировали они, когда Сьюзен наконец разомкнула глаза.

Название места прибытия авиалайнера она не расслышала, но не очень огорчилась этому. Ее должен был встречать Джон, который вылетел в Париж на три дня раньше. Других пассажиров на борту самолета уже не было, и девушка поторопилась тоже его покинуть.

Париж встретил Сьюзен приземистым зданием аэровокзала, неимоверной жарой — в апреле термометр на фронтоне здания аэропорта показывал тридцать градусов по Цельсию — и отсутствием Джона. Исчезли куда-то и родители. Хорошо зная французский язык и название гостиницы, где были забронированы номера, Сьюзен не растерялась и отправилась на стоянку такси.

— Отель «Лазурный», — скомандовала она шоферу, черноволосому смуглому парню.

— Мадемуазель, это такси по городу. Отель «Лазурный берег» находится в Хаммамете. Чтобы туда добраться, надо пересесть на междугороднее такси.

Сьюзен хорошо знала адрес отеля. Он находился на улице Лион, недалеко от площади Бастилии. Девушка отлично запомнила этот адрес из-за дебатов, развернувшихся между отцом и матерью. Мать Сьюзен, романтическая особа, запоем читающая любовные романы, любила роскошь и престиж. Останавливаться в трехзвездном отеле, когда жених дочери настолько богат, что может позволить себе свадьбу в Париже, казалось ей верхом глупости.

— Я привык рассчитывать на свои средства, — возражал отец, — и не собираюсь принимать подачки от будущего зятя. Другой отель нам не по карману. А этот расположен в центре Парижа. Он очень уютный и спокойный.

Сейчас Сьюзен в диалоге с шофером щегольнула полученными об отеле сведениями. Он засмеялся.

— Мадемуазель, — сказал он, все еще посмеиваясь, — площадь Бастилии в Париже, а мы в Картаже. Так куда вас везти?

Сьюзен растерялась. Она не знала, как называется район, где находился аэропорт Шарля де Голля, но думала, что он уже считается Парижем.

— В какую-нибудь гостиницу, — только и смогла она выдавить из себя.

— Отель «Африка» — четыре звезды. Мадемуазель будет довольна, — сказал шофер, лихо крутя баранку.

Гостиница не преподнесла никаких сюрпризов. Сьюзен предоставили номер, и она, все еще находясь под действием снотворного, блаженно растянулась на кровати и мгновенно заснула. Сейчас мысль о произошедшем с ней неприятно взволновала ее. Похоже, вчерашние события втянули ее во что-то малоприятное.

По некоторым признакам Сьюзен решила, что она не в Париже. Во-первых, деньги, которые ей выдали в пункте обмена в аэропорту, не совсем походят на французские франки. Во-вторых, из памяти не выходил смех шофера и его слова, что он тоже с удовольствием оказался бы в Париже. Вчера Сьюзен отнесла эти высказывания к его детским воспоминаниям. Возможно, шофер родом из Кот-д'Азур, поэтому и говорил, что отель «Лазурный» находится не в Париже. Сьюзен еще удивилась, что во Франции шоферы не знают улиц в отличие от английских водителей, обязанных сдавать серьезный экзамен, прежде чем сесть за руль и обслуживать пассажиров. Сейчас все это предстало перед Сьюзен в другом свете. Отель, где она остановилась, называется «Африка». Все люди, которые ей встретились вчера, были черноволосыми, очень похожими на арабов, какими Сьюзен их представляла по продавцу небольшой лавочки в Челси. Похоже, она попала в Алжир! Картаж, наверное, арабский вариант Каира. Как же ее угораздило вляпаться в такую историю? Что подумает о ней Джон? Сердце Сьюзен заныло.

Те две смеющиеся девушки, даже не посмотрев на билет, равнодушно оторвали купон и вручили ей посадочный талон не на тот рейс, с раздражением подумала Сьюзен и постаралась сосредоточиться. Нет! Это не Каир! Каир — столица Египта. Там говорят на английском языке, а в этой стране все говорят по-французски.

Припомнив все свои знания по географии и французскому, Сьюзен пришла к выводу, что слово «Картаж» соответствует английскому «Карфаген». Значит, она оказалась в Карфагене? Подобной пакости от судьбы она уж никак не ожидала. Собравшись позвонить Джону, чтобы рассказать ему о досадной оплошности авиакомпании, доставившей ее не туда, Сьюзен вдруг ахнула. Карфаген — это древнейшая история! Финикийские войны! Ганнибал! Древний Рим! Ее охватила паника. Неужели создана машина времени?

Сьюзен кинулась к окну и раздвинула портьеры. На минуту замерла, в страхе плотно зажмурила глаза, боясь обнаружить город, полный колесниц и разгуливающих римских легионеров в латах и шлемах. Медленно считая про себя, чтобы успокоиться, она набралась смелости и взглянула в окно. К своему счастью, она обнаружила за стеклом современный, хотя, как ей показалось, довольно провинциальный город.

— Фестиваль народного искусства в Тунисе, — прочитала Сьюзен натянутый на противоположной стороне улицы плакат, написанный на двух языках: по-французски и арабской вязью.

Сьюзен с облегчением вздохнула. Как хорошо находиться в современном мире! Две тысячи миль, отделяющие ее от Парижа, показались ей милым пустяком по сравнению с вероятностью обнаружить себя в глубокой древности. Из Туниса она сможет долететь до Парижа еще сегодня, а пока использует это прекрасное утро с умом: пойдет и купит Джону экзотический свадебный подарок.

Отель располагался рядом с торговым центром, находившимся в старинной части города — Медине. Построенная в Средние века во времена Арабского халифата, эта часть города имела узкие, причудливо переплетающиеся между собой улочки, отданные сейчас во власть торговцев. Сьюзен отправилась за покупками в джинсах и пуловере и погибала от жары. К счастью, ей сразу же попалась лавочка, торгующая то ли африканской одеждой из глубины континента, то ли национальными тунисскими нарядами. Сьюзен выбрала себе платье в виде застроченной по бокам туники, выполненное в стиле батик. Естественно, вся одежда, продаваемая в лавочке, девушке, чей рост составляет метр пятьдесят четыре сантиметра, была длинна.

— У вас найдутся ножницы и резинка? — обратилась Сьюзен к продавцу. Не обращая внимания на его изумленный взгляд, она разрезала купленное платье на две части. Нижнюю, юбку, затянула на талии резинкой, а верхнюю надела сверху в виде топика.

Довольная, что теперь не придется страдать от жары, Сьюзен стала рассматривать выставленные в витринах товары в поисках подходящего подарка Джону. Сворачивая то налево, то направо в привлекшие ее внимание лавочки, она скоро заблудилась. Раздумывая, в каком направлении ей идти, она поскользнулась на старинных — отполированных до блеска миллионами подошв прошагавших здесь людей — камнях мостовой. Новые сабо, которые она купила в дополнение к своему экстравагантному туалету, понесли ее к каменной гряде, разделяющей узкую улочку на две части. Затормозить Сьюзен не могла и, набирая скорость, неслась все стремительнее если не к своей гибели, то к возможности провести на больничной койке не один месяц. От страха она закрыла глаза, полностью подчинившись судьбе. Через несколько секунд последовал удар, но он был не таким уж и сильным. Камень оказался твердым, но вместе с тем и податливым, хорошо амортизирующим.

Сьюзен открыла глаза. Она стояла почти у самой гряды в объятиях высокого стройного красивого незнакомца. Его ярко-голубые глаза чуть насмешливо смотрели на нее, а цвет волос — темно-пепельный — выдавал в нем иностранца.

— Надо быть осторожней! — назидательно произнес он. — Вы могли получить тяжелые увечья, если бы вовремя не затормозили.

Сьюзен так обрадовалась своему счастливому спасению, что даже не смутилась. Она сделала шаг назад, пытаясь получше рассмотреть незнакомца, наступила на подол самодельного ансамбля и запуталась в нем. В результате юбка оказалась у ее ног, а она… осталась в одних маленьких кружевных трусиках синего цвета. Сьюзен была так поглощена странным чувством, охватившим ее, что не заметила происшедшего. Ей не хотелось никуда идти. С огромным удовольствием она остановила бы время и навеки осталась бы в этих крепких объятиях. Мужчина, видимо, считал по-другому.

— Я, конечно, ценю открывшуюся мне картину, но мы на улице. Если не хотите очутиться в кругу глазеющих на вас людей, то оденьтесь, и побыстрее.

Сьюзен не сдвинулась с места. Она, казалось, лишилась способности соображать и понимать человеческую речь. Мужчина говорил на французском языке, и Сьюзен с наслаждением слушала звуки его речи, но смысл сказанного не доходил до нее.

— Кто вы? — прошептала она, плохо соображая, где находится.

Мужчина, не выпуская ее из объятий, усмехнулся. Очаровательный золотоволосый эльф смотрел на него своими огромными светло-серыми глазами. Они были широко распахнуты, лихорадочно блестели, а в их глубине горел какой-то бесовский огонь. Поведение девушки было странным. Ему еще никогда не приходилось встречать молодую особу, без смущения стоявшую посреди улицы в одних трусиках и пристально его разглядывавшую. А ведь в глазах девушки он заметил и достаточно высокий интеллект! Он и сам готов был продлить их вынужденное объятие, но реальность требовала совсем других действий. Вздохнув, он поднял отрезанную в виде юбки часть платья и натянул ее на девушку.

Только сейчас Сьюзен спохватилась, насколько нелепо и вызывающе себя ведет.

— Извините. Спасибо. — И она устремилась вниз, торопясь оказаться вне досягаемости насмешливого взгляда голубых глаз.

Небольшое происшествие, случившееся с Сьюзен, не должно было бы произвести на нее никакого впечатления. Она так часто попадала в нелепые ситуации, что привыкла к ним. Кроме того, что значит поскользнуться на мостовой и остаться без юбки в объятиях постороннего мужчины, если она, Сьюзен, умудрилась накануне своей свадьбы ошибиться… ни много ни мало страной! Но маленькое, ничем особенным не отличавшееся приключение не шло у нее из головы и имело большие последствия. Сьюзен не нашла в себе силы вылететь в этот день в Париж и решила воспользоваться непредвиденным визитом в Африку, чтобы немного познакомиться со страной. Не отдавая себе отчета, Сьюзен неосознанно стремилась избежать свадьбы.

Джону была послана телеграмма с подробным описанием безобразий, творящихся в аэропорту Хитроу, где по произволу служащих несчастных пассажиров отправляют совсем не туда, куда они намереваются попасть. И если Сьюзен уже находится в Африке, то она не может найти в себе силы и отказаться от поездки на верблюде по пустыне. Она просит Джона считать это свадебным путешествием, совершаемым ею в одиночку, но с мыслью о нем. Лукавство, впрочем как и попадание в нелепые ситуации, было неотъемлемой чертой Сьюзен. Она никогда никого специально не обманывала и искренне возмутилась бы, услышав подобный упрек в свой адрес.

Администратор гостиницы порекомендовал Сьюзен агентство, занимающееся организацией туров на юг Туниса, где начиналась Сахара. Путешествие было рассчитано на пять дней. Продвигаться в глубь страны планировалось на комфортабельном автобусе, лишь в последний день предполагалась езда верхом на верблюде. Группа состояла, не считая Сьюзен, из двенадцати человек. В основном это были пожилые немцы: несколько дам, рассматривающих все им показываемое с неизменным любопытством, и четверо тучных мужчин, страдающих от жары.

Путешествие на верблюде оказалось не столь захватывающим и интересным, как предполагала Сьюзен. Животное все время косило на нее глазом и поворачивало голову, показывая огромные желтые зубы. Сьюзен подозревала его в намерении укусить ее. Девушка держалась в седле напряженно, отчего быстро устала. Разочарования принесла ей и пустыня. Она представляла из себя мрачную, безлюдную местность, безжизненную и безрадостную. Сьюзен ощущала на своем лице жаркое злобное дыхание Сахары. Дул сирокко. В воздухе висела мелкая песчаная пыль. Песок забивал нос, слепил глаза. Временами становилось тяжело дышать. Мелкие, острые как стеклышки песчинки раздирали легкие.

Устроители тура по Сахаре, видимо, предусмотрели возможные трудности для путешественников. Поездка на верблюде была недолгой, и вскоре они оказались в отеле со всеми современными удобствами. Он был построен посреди пустыни специально для остановки туристов. Поблизости не видно было другого жилья. Сьюзен разделила номер с еще одной одинокой путешественницей из их туристической группы. Та заснула почти мгновенно, но к Сьюзен сон не шел. Наконец потихоньку, чтобы не разбудить соседку, она встала и вышла наружу.

Луна равнодушно освещала открывшуюся взору равнину. Вдалеке одиноко стояла лачуга, сложенная из грубых необработанных камней. В ней не было окон. Единственное отверстие — дверной проем — зияло как беззубый рот на безобразном лице. Безбрежная пустыня с грязно-белой хижиной напоминала сюрреалистическую картину марсианского пейзажа. К тому же если днем стояла неимоверная жара, то в данный момент было просто холодно. Сьюзен зябко передернула плечами. Что за глупая идея отправиться в подобное путешествие! На какой вопрос она искала здесь ответа? В жизни сказки не осуществляются. А она, Сьюзен, неудачница, поэтому хэппи-энд не для нее. Не получилось же из нее прима-балерины, и не потому, что у нее нет таланта: он у нее есть. Все дело в росте. В нескольких сантиметрах роста. Сьюзен оказалась слишком маленькой даже для балетного мира. Осознав, что ей всегда будут давать партии детей, она не захотела продолжать учебу в Королевской школе балета. Танцевать эльфов и девочек с корзиночкой? Нет! Она не желает себе такой судьбы, решила тогда Сьюзен и резко сменила жизненную ориентацию. Их, ее и Дороти, отец — талантливый компьютерщик. Старшая сестра не унаследовала отцовских талантов, и Сьюзен решила проверить, как обстоит дело с ней. Она закончила колледж и компьютерные курсы и стала трудиться в одной из компьютерных фирм. Способности отца не перешли и к ней. Второй удар судьбы Сьюзен пережила легко. Встреча с Джоном дала совсем другое направление ее мыслям. Почему ей не попытать счастья в семейной жизни? Из нее может получиться хорошая жена и превосходная мать. Джон — серьезный, респектабельный мужчина, настоящий джентльмен. Такие сейчас редкость. Правда, он намного старше Сьюзен, но в ее глазах это не так уж и существенно. Основой семейной жизни, по мнению Сьюзен, является уважительное и спокойное отношение супругов друг к другу. Ей не надо никаких завышенных запросов, никакой сжигающей в огне страсти. Эти примеры отношений в семьях она уже видела и не находит в них ничего хорошего. Если в жизни родителей и существует уважение друг к другу, то оно отравлено романтизмом матери и желанием казаться богаче, чем они есть. Матери всегда хотелось, чтобы отец доказывал свои чувства к ней, как это делают герои бесчисленных романов, ею прочитанных. Сьюзен считала, что создание отцом фирмы по выпуску компьютерных игр было спровоцировано именно этим желанием ее матери. Но отец, будучи отличным компьютерщиком, бизнесмен никакой. Вследствие чего фирма влачит жалкое существование.

Безмерное и безграничное чувство к мужу Сьюзен видела у своей сестры Дороти, которая вышла замуж по великой любви. Однако Джеффри, ее муж, ей постоянно изменяет. Дороти догадывается об этом и страдает, хотя продолжает всех уверять, что безмерно счастлива. Сьюзен решила этих ошибок избежать. Джон показался ей идеальным кандидатом для создания счастливого семейного союза.

Порыв ветра, приправленный песком, почему-то вызвал в памяти состоявшийся недавно разговор с Дороти.

— Ты еще совсем глупая, Сью, если так рассуждаешь! — сказала ей сестра, когда Сьюзен изложила свою теорию на брак. — Ты еще спишь, тебя никто не разбудил. Твоя голова никогда не кружилась, ты не умирала и не возрождалась от одного только звука голоса любимого мужчины.

— Я отличаюсь от тебя по характеру. Моя любовь будет другая — спокойная и ласковая. Все люди любят по-разному.

— Ты правда Спящая красавица. Я помню балет, в котором ты принимала участие. Там принц поцелуем возвращает к жизни заколдованную принцессу. Интересно, кто тебя разбудит?

Сьюзен бурно запротестовала. О чем это рассуждает сестра накануне ее, Сьюзен, свадьбы! Но в Дороти, рассудительную во всем, что не касается Джеффри, словно вселился бес.

— Вот однажды встретишь мужчину, — продолжая подтрунивать над сестрой, сказала Дороти, — и все поймешь.

И что же? Пророчество сестры почти сбылось. Одной случайной встречи с незнакомцем оказалось достаточно, чтобы она стала совершать глупости! Перед ее мысленным взором возник мужчина с глазами как глубокие озера. Неужели Дороти права, предсказав ей встречу с судьбой? Боже, о каких глупостях она думает! Но сколько бы она ни грезила о том незнакомце, она никогда больше с ним не встретится! Реальность не любовные романы, которые с таким удовольствием читают ее мать и сестра. Ей надо выкинуть образ мужчины, невольно потревоживший ее сердце, из памяти и вернуться к обычной жизни.

Вдалеке послышался заунывный вой шакала. Сьюзен вздрогнула. Да, ей действительно надо было отправиться в пустыню и подышать грубым как наждак воздухом, чтобы снова обрести способность трезво рассуждать. Гоняться за сказками не ее удел. Ее «римские каникулы» закончились, даже не начавшись. Завтра же она пошлет телеграмму Джону с раскаянием в своем безрассудном поступке и выражением надежды, что жених дождется свою непутевую невесту.

2

— Твой поступок вне всякой логики. Он выше моего понимания, — донесся до сознания Сьюзен голос Джона.

Он уже в течение часа читает ей нравоучения. Сначала Сьюзен старалась оправдаться перед женихом, объясняя, что не имела никаких намерений сорвать свадьбу, но, поняв всю тщетность своих попыток, перестала вникать в суть произносимых им слов. Она посмотрела на Джона и словно впервые увидела его налившееся кровью лицо и блеклые водянистые глаза. Ее уверенность, что внешность в браке не имеет значения, была поколеблена. Действовало на нервы и прежде никогда ею не замечаемое занудство Джона.

— Я столько усилий приложил, чтобы удовлетворить твой каприз — устроить свадьбу в Париже. Даже в этом ты проявила строптивость. Нет чтобы как все люди поехать во Францию в свадебное путешествие после регистрации в Лондоне, так ты захотела все совершить в Париже! — продолжал вещать Джон.

Сьюзен с ненавистью взглянула на его чуть отвисшие щеки, движущиеся в такт самодовольной речи, и хотела броситься в бой, чтобы отстоять справедливость, но промолчала. Ничего я не хотела. Ты меня неправильно понял. Я и говорила о свадебном путешествии, но ты не любишь никого слушать, кроме самого себя. Это ты, Джон, истолковал мои слова как желание свадьбы в Париже, а мать и Дороти, восхитившись твоей романтической натурой, с энтузиазмом поддержали эту бредовую идею, мысленно возразила Сьюзен.

— А теперь я должен все улаживать. Леди Лорайн, лорд Мортимер вынуждены были уехать. Как я объясню им твою выходку?

— Ты хочешь разорвать помолвку? — поинтересовалась Сьюзен и сама поразилась, как холодно прозвучал ее голос. На самом деле она чувствовала себя виноватой и хотела помириться с Джоном, но речь жениха вывела ее из себя.

Джон внезапно прервал сыпавшиеся из его уст сентенции и ополчился на нее уже с другими упреками:

— Ты хочешь выставить меня полным идиотом перед всеми? Чтобы все говорили, что ты меня бросила? Так вот в чем смысл твоего так называемого путешествия в Тунис?

— Нет. Я действительно ни в чем не виновата. Все вышло случайно. Если ты по-прежнему считаешь меня своей невестой, давай лучше посмотрим Париж за те четыре дня, что у нас остались перед отъездом. Я никогда не была здесь. А воспитать ты меня еще успеешь. У тебя для этого будет вся жизнь.

— Да, если ты не сведешь меня в могилу каким-нибудь своим очередным безрассудным поступком, — уже примирительно проворчал Джон, и Сьюзен в очередной раз оценила его добродушие, которое перевешивало все его другие, не слишком приятные качества.

Париж моментально забрал сердце Сьюзен в свои властные и нежные руки. Она давно была заочно влюблена в этот волшебный город, и вот вечный и неповторимый Париж предстал перед ней наяву.

Родители уже улетели в Лондон. Отца Сьюзен призвали к себе неотложные дела фирмы. Мать как верная жена, обязанность которой поддерживать мужа в его трудной работе, последовала за отцом. В Париже кроме Сьюзен и Джона осталась только Дороти. Ее муж, сославшись на важность встречи, которую невозможно было перенести, тоже срочно вылетел в Англию. По мнению Сьюзен, причина, названная Джеффри, не имела ничего общего с действительностью, но звучала вполне убедительно для объяснения жене. Сьюзен питала к Джеффри неприязнь, которую и не пыталась скрывать.

Свадьбу отложили, и теперь она должна была состояться уже в Лондоне. Джон, который попутно решал и свои связанные с бизнесом дела во Франции, не всегда мог сопровождать Сьюзен и Дороти в их прогулках по весеннему Парижу. Дороти же увлеклась Парижем, в котором она, как и Сьюзен, была впервые.

Правда, в отличие от Дороти, Сьюзен грустила. Париж пел ей свою нежную и печальную балладу о прошлом бытии, канувшем в реку времени, о любви и расчете, благородстве и изощренном коварстве. Иногда ей приходило в голову, что если бы рядом с ней там, в пустыне, оказался тот спасший ее мужчина с голубыми глазами, то царство песка расцвело бы для нее крокусами и превратилось бы в самое восхитительное место на Земле, в настоящий рай. А Париж… Париж предстал бы непрекращающейся каруселью веселья и счастья.

Четыре дня быстро подошли к концу. В последний вечер решено было посетить кабаре. Выбор пал на «Серебристую ночь», которая находилась недалеко от отеля, где проживали сестры.

Уже через несколько мгновений Сьюзен стало ясно, что попали они в стриптиз-бар. Она подумала, что ее спутники тоже это поняли и немедленно захотят уйти отсюда, но решительных действий с их стороны не последовало. Сьюзен искоса взглянула на сестру. Та сидела с видом зрителя Королевского оперного театра и внимательно смотрела на сцену, словно там давали «Риголетто» Верди. Сьюзен перевела взгляд на Джона. То, что она увидела на его лице, ей совсем не понравилось. Джон тоже, как и Дороти, внимательно следил за движением женщины уже не первой молодости, которая, извиваясь всем телом, сбрасывала одну принадлежность своего туалета за другой. Как равнодушно Сьюзен ни относилась бы к своему жениху, но ей хотелось, чтобы огоньки желания, открыто горевшие в глазах Джона, вызывала она, а не потасканная стриптизерша, получавшая жалованье за показ своих прелестей.

Сьюзен обвела глазами зал. Здесь царил полумрак, а в интерьере доминировало серебро, словно оправдывая название заведения. Серебристые скатерти на столах, серебряные подсвечники и серые свечи, серебристые плафоны и пол — все соответствовало ночи, которая хозяину кабаре, видимо, представлялась серебряной. Почти все мужчины зачарованно следили за движениями стриптизерши, которые иногда шли с музыкой параллельным курсом, нигде не пересекаясь. Женщины тоже с любопытством поглядывали на сцену.

Вдруг Сьюзен увидела незнакомца, того самого, который спас ее от возможного увечья в Тунисе. Ее сердце в то же мгновение резко подпрыгнуло и дало сбой. Однако ее зоркие глаза быстро разобрались в ситуации: блондинка, сидящая рядом с ним, отнюдь не случайная спутница. Она по-хозяйски положила руку на плечо незнакомца и прижалась к нему всем телом, недовольная, по-видимому, выражением его лица, сходным с тем, что Сьюзен увидела у Джона.

Решение пришло внезапно. В этот момент стриптизерша уже закончила свое шоу и стояла голой, демонстрируя свое крупное, с пышными формами тело. Потом она взяла одну из искусственных роз из стоявшей рядом со сценой напольной вазы, поднесла к лицу и удалилась, виляя колыхающимися ягодицами. Сьюзен вскочила с места и подошла к оркестрантам. Те удивленно выслушали ее просьбу. Потом один из них, заговорщицки подмигивая, сказал:

— Ну что ж, малышка, покажи, на что ты способна!

Сегодня Сьюзен, желая сделать приятное жениху, надела подаренное им платье из черного джерси, отделанное мехом. Само по себе оно было красивым, но Сьюзен не шло, делая ее еще мельче и субтильнее. Она не хотела покупать платье, но Джон настоял — ему оно очень понравилось. Сейчас, стоя в луче прожектора, она особенно ощущала всю нелепость своего наряда. После того как Сьюзен ушла из Королевской школы балета, она никогда не танцевала, даже на дискотеках. Это приводило ее подруг в изумление.

И вот табу нарушено, причем в такой форме, о которой она раньше и помыслить не могла бы. Сьюзен вышла на сцену, чтобы исполнить танец с раздеванием — стриптиз!

Мысль о неподобающем поступке недолго терзала ее. Заиграла музыка, и с первыми тактами стеснительность улетучилась. Сьюзен привыкла демонстрировать себя за долгую череду учебных выступлений. Едва только ее ноги касались сцены, Сьюзен превращалась в нужный образ. Сейчас ее цель — создать атмосферу сладострастия, стать баядеркой, соблазнительницей мужчин. Моментально все отступило куда-то далеко-далеко: и незнакомец, и Джон с Дороти, и весь этот зал, набитый публикой. Остались только две личности — она, Сьюзен, и музыка.

Долгая балетная выучка позволила ей без труда запомнить несложные движения предыдущей танцовщицы. Врожденное чувство ритма и природное изящество, помноженное на технику танца, которая осталась у Сьюзен в памяти мышц, позволили создать ей нечто особенное. Ее танец постепенно становился символом эротической чувственности. Оркестранты сначала посчитали Сьюзен обычной перепившей посетительницей, которой захотелось поразить своим голым видом зал или отомстить чересчур увлекшемуся разглядыванием обнаженных стриптизерш любовнику. Но уже после первых движений девушки они увидели редко встречающуюся в подобных местах гармонию, полное единение танцовщицы и музыки. Музыканты увлеклись происходящим и вскоре заиграли так, как никогда еще им не удавалось здесь играть.

Через некоторое время обычное равнодушное любопытство, подогреваемое похотливыми инстинктами, у присутствующих в кабаре людей сменилось нескрываемым восторгом. Сьюзен не просто копировала движения, с помощью которых предыдущая исполнительница стриптиза освобождалась от одежды. Она танцевала любовь и казалась не банально раздевающейся на глазах публики женщиной, а Афродитой, выходящей из пены морской. Публика ревела от восторга. Сьюзен в костюме Евы, держа пальцами воображаемую юбочку, присела в кокетливом реверансе. По примеру предыдущей исполнительницы Сьюзен вынула розу, но не удалилась с ней, а бросила незнакомцу, который поднес ее к губам.

Шквал аплодисментов был наградой Сьюзен за ее выступление. Только в одном сердце промелькнуло легкое сожаление. Девушка, которой он не дал разбиться, оказалась парижской стриптизершей. Чувствовать на своем теле сотни взглядов — привычное для нее ощущение. Неудивительно, что она без всякого стыда прилюдно стояла перед ним в одних трусиках. Шевельнувшееся в его сердце чувство было настолько мимолетным, что он даже не зафиксировал на нем внимания и весь подпал под очарование мастерства, с которым девушка исполнила танец.

Вот и все! Но по крайней мере теперь он меня запомнит, думала Сьюзен, пробираясь между столиками к своему месту и на ходу натягивая на себя платье.

— Ты с ума сошла! Опозорила нас, — зашипели на нее в унисон Джон и Дороти, когда Сьюзен подошла к ним. — Надо немедленно уходить!

Джон схватил ее за руку. Так, ведомая женихом и сопровождаемая сестрой, Сьюзен покинула кабаре под восхищенные восклицания мужчин и их веселое улюлюканье. В вестибюле пытающуюся поскорее исчезнуть троицу нагнал владелец заведения, одетый в тон со своим кабаре — во все серебряное, начиная от очков и заканчивая туфлями.

— Если мадемуазель желает, я заключу с ней контракт. Любые ваши условия, мадемуазель. У вас талант, я готов…

Серебряному месье не дали закончить.

— Мадемуазель если и желает, то только хорошей трепки, — на странной смеси французского и английского заявил Джон ошарашенному владельцу кабаре.

В гостинице Сьюзен пришлось выслушать лекцию на тему: «Что может позволить себе приличная английская девушка и что она делать не должна ни при каких обстоятельствах». Сьюзен равнодушно слушала и вспоминала одно-единственное мгновение. Уволакиваемая Джоном, она видела движение, с которым рванулся к ней незнакомец. Вероятно, его дама оказалась такая же проворная, как и ее жених. Она не дала возможности незнакомцу догнать ее.

— Ты даже не представляешь, как быстро распространяются слухи. В этом кабаре любят бывать американцы. А у меня много связей по ту сторону океана. Что скажут обо мне партнеры? — всплескивал руками Джон, бегая по гостиничному номеру.

— Что тебе не следует на мне жениться, — равнодушно заметила Сьюзен и замерла, поразившись собственному высказыванию. Неужели она случайно произнесла истину и ей с Джоном лучше всего разойтись, пока они не связали себя брачными узами? Возможно, это лишь импульсивная реакция с ее стороны на невозможность побыть хотя бы несколько мгновений наедине с ее незнакомцем? Но Сьюзен уже все решила еще тогда, в пустыне. Эта встреча по логике не должна была состояться. Она — исключение, которое только подтверждает правило, и, следовательно, они никогда больше не увидятся. — Хорошо, я исправлюсь. А сейчас, если можно, отправляйтесь к себе в номера. Я безумно хочу спать — сказала Сьюзен.

3

Свадьбу, которую решили отметить тихо и скромно в Лондоне, пришлось снова отложить. В семье Сьюзен случилось два больших несчастья. Дороти в свои тридцать осталась вдовой.

Джеффри был женат на Дороти вторым браком. Его богатая и не очень молодая первая супруга погибла в автокатастрофе. Виновник трагедии так и не был найден. Джеффри был вне подозрения. В это время он был очень далеко от места происшествия и постоянно находился среди людей, которые могли подтвердить его присутствие. Он всегда подчеркивал, что очень любил свою первую жену.

— Меня многие не понимают, — говорил он, — но можно любить женщину не только за красоту, но и за необыкновенную душу. Моя Джессика была именно такой — удивительно умной и доброй. Если бы я не встретил Дороти, то, наверное, остался бы вдовцом на всю жизнь, — всегда добавлял он. — Только Дороти смогла вернуть меня к жизни и смягчить боль утраты.

Когда состоялась свадьба старшей сестры, Сьюзен было двадцать лет. Она не понимала, что привлекло ее сестру в этом мужчине, пусть и имеющем красивую внешность, но представляющимся в воображении Сьюзен каким-то ненастоящим, фальшивым. Ей он казался бесталанным актером, разыгрывающим на сцене жизни свою роль. Точнее определить свои чувства к будущему зятю Сьюзен не могла. Если люди считают, что существует любовь с первого взгляда, то должна существовать и антипатия с первого взгляда, рассуждала сама с собой Сьюзен.

Джеффри погиб в огне пожара, возникшего на складе готовой продукции. Почему он там оказался, естественно, установить не удалось. Он попал не в самую сильную зону огня, но сгорел так, что его можно было опознать только по отдельным сохранившимся деталям. Почему-то уцелел ярлычок на пальто, подметка туфли, обручальное кольцо на пальце и булавка для галстука с бриллиантом, которую подарила ему в качестве свадебного подарка Дороти. Сестра, вызванная на место происшествия, без колебаний опознала труп полностью обгоревшего человека, некогда бывшего Джеффри Джонсоном, ее супругом, и тут же потеряла сознание. Сьюзен, которая сопровождала Дороти, пришлось долго возиться с сестрой.

Дороти очень тяжело переживала смерть мужа. Широко обсуждаемая новость, что, фирма, финансовым директором которой был Джеффри, оказалась на краю банкротства и только смерть спасла его от судебного расследования по поводу незаконного использования денежных средств, не могла поколебать чувства Дороти.

— Никто не знал Джеффри лучше, чем я. Это был необыкновенной души человек. Сейчас его стараются замарать только потому, что он умер и не может ответить своим обидчикам, — плача говорила Дороти.

Сьюзен не возражала сестре, хотя подозревала, что хищения на фирме скорее всего дело его рук. Она гнала от себя кощунственные мысли. Джеффри мертв и не надо о нем плохо думать, убеждала она себя.

Беда не приходит в одиночку. Внезапно умер от сердечного приступа отец. Его благородное сердце не выдержало финансового скандала, в котором фигурировало имя его зятя, печально думала Сьюзен. Отца похоронили, и на повестку встал вопрос: что делать дальше?

Дороти после смерти мужа продала квартиру и поселилась у родителей. Сьюзен продолжала работать в той же компьютерной фирме, куда устроилась по окончании учебы. Средств к существованию у матери и сестры практически не было. Отец ничего не оставил. Последняя аудиторская проверка отцовской фирмы показала ее полную бесперспективность.

— Я возглавлю фирму, — решительно заявила Сьюзен на семейном совете трех женщин. — Продавать ее сейчас не имеет никакого смысла.

— Но ты… разве сможешь? — робко возразила мать, к которой присоединилась и Дороти.

Они пытались отговорить Сьюзен от столь бессмысленного, с их точки зрения, шага. К ним присоединился и Джон, который на правах будущего родственника помогал семье.

— Ты умудрилась не попасть на собственную свадьбу! Ты единственный человек на Земле, который сел не в тот самолет! И ты хочешь возглавить фирму? Да ты ее разоришь буквально на следующий день. Всем известна твоя рассеянность и способность попадать в нелепейшие ситуации. Остановись! Ничего хорошего из твоей затеи не получится, — предупреждал ее Джон.

Но Сьюзен настояла на своем. На следующий день после похорон отца она приняла к руководству его фирму. Начала она со знакомства с сотрудниками. Их число ей показалось слишком большим для такой крохотной компании. Из всего персонала ее внимание привлекли только два человека. Дейзи, секретарь отца, поразила ее своей несуразностью, а Пол, главный специалист фирмы, возраст которого перевалил за пятьдесят, своим талантом.

После смерти отца он вполне способен выполнять функцию творческого лидера компании, решила Сьюзен. Справедливо рассудив, что для ответов на звонки не требуется выдающегося ума, Сьюзен оставила Дейзи, а Полу предоставила неограниченные возможности для творчества. Со многими сотрудниками она рассталась. Вхождение в курс финансовых проблем, к удивлению Сьюзен, не представило для нее особого труда. Она полагала, что бухгалтерия станет для нее камнем преткновения. Но все оказалось не так. Именно финансы стали ее призванием. Сьюзен проявляла чудеса ловкости, лавируя между займами, кредитами, ссудами и платежами по ним. У нее, неудавшейся балерины и посредственного компьютерщика, обнаружился несомненный талант — талант руководить. В отличие от отца она оказалась превосходным бизнесменом.

Не имея возможности платить высокую заработную плату, Сьюзен обратила внимание на выпускников специализированных компьютерных учебных заведений и вскоре нашла Ника. По своей энергии и творческому потенциалу он хорошо подходил к Полу, и они вместе составили превосходную пару.

Возглавляемая Сьюзен фирма начала потихоньку набирать силу и через некоторое время, наверное, заняла бы в рейтинге подобных компаний одно из первых мест. Но судьба уготовила ей ловушку. Маленькая, крепнувшая день от дня фирма «Смит и Лебс» вызвала пристальный интерес со стороны огромного американского компьютерного концерна, почти единственным владельцем которого и его управляющим являлся некий мистер Майкл Ричардсон. Во всех начинаниях, которые предпринимала с почти гениальным озарением Сьюзен, он был сильнее и могущественнее. За ним стояли большие деньги. Именно этим и не могла похвастаться Сьюзен, с фанатическим упорством удерживая фирму на плаву.

— Если в ближайшее время мы не придумаем что-нибудь новое, еще никем не использованное, мы погибнем, — обратилась Сьюзен к мозговому центру фирмы — Полу и Нику.

— Идея есть. Но для ее осуществления надо много, очень много денег, — сказал Пол.

Ник поддакнул, соглашаясь со старшим по возрасту коллегой.

Сьюзен тяжело вздохнула. Если бы были деньги, она бы не тревожилась за судьбу «Смита и Лебса».

— Шеф, если фирма перейдет к Ричардсону, я уйду из нее, — заявил вдруг Ник.

Сьюзен грустно улыбнулась. Они были почти ровесниками, но она чувствовала себя по сравнению с ним старухой. Создание компьютерных игр удивительно подходило Нику и Полу. Они оба гак и остались детьми, не расставшимися с детскими игрушками. Вполне возможно, что по этой причине создаваемые ими игры оказывались такими занимательными. Реалии жизни были для Пола и Ника неизвестной и неприятной стороной бытия. Ник даже не понимал, что тот же Ричардсон будет ему платить намного больше, чем она, Сьюзен.

— В чем идея? — спросила Сьюзен просто так, чтобы сделать приятное своим сотрудникам, двум большим мальчикам.

Пол и Ник стали, перебивая друг друга, объяснять. Сьюзен моментально ухватила суть и поняла, что держит в руках жар-птицу. В этот момент раздался телефонный звонок.

— Мисс Смит? — услышала Сьюзен хорошо поставленный женский голос. — Здравствуйте.

С нами говорит секретарь мистера Ричардсона. Мистер Ричардсон сегодня прибыл в Лондон и собирается пообедать с вами в ресторане «Вирасвами». Обед состоится в восемь часов. Не опаздывайте. Мистер Ричардсон не любит ждать. — В трубке послышались короткие гудки.

У Сьюзен от ярости перехватило дыхание. Никаким американским менталитетом нельзя оправдать откровенное хамство секретаря Ричардсона. Вряд ли она говорит в таком безапелляционном тоне со всеми его партнерами и коллегами. Просто мистер Ричардсон не утруждает себя излишней вежливостью по отношению к фирме «Смит и Лебс», списав заодно со счетов и ее владелицу. Он собирается со мной обедать! Не просит, не хочет, не приглашает, просто собирается! — кипела от возмущения Сьюзен. Он диктует ей условия: где, когда и во сколько! Ну уж нет, мистер, Ричардсон! Вы, возможно, не любите ждать, но сегодня вам придется обедать в одиночестве.

Пол и Ник с сочувствием смотрели на бегающую по кабинету Сьюзен, которая от бессильного гнева сжимала в кулачки свои маленькие ладошки.

— Шеф, ресторан «Вирасвами» — один из самых шикарных в Лондоне, — неожиданно сказал Ник и добавил совсем по-детски: — Пойдите, шеф, и поешьте хорошенько. Ведь счет оплатит Ричардсон, если он приглашает.

Сьюзен неожиданно для себя рассмеялась.

— Ник, дорогой, мистер Ричардсон меня не приглашает, он приказывает, но ты прав, я пойду. Нельзя быть страусом и прятать голову под крыло. Я ничего не добьюсь, если не явлюсь сегодня в ресторан. Самое грустное состоит в том, мои друзья, что ваша идея не только нова, оригинальна и превосходна, но и осуществима. И я знаю, к кому обратиться за помощью. К Роберту Гроуву. Нам нужно только выиграть время, и я должна, просто обязана этого добиться.

При упоминании имени одного из самых популярных голливудских актеров у Ника и Пола вытянулись лица. Они хорошо знали, сколько нулей стоят за цифрой, отражающей гонорары таких звезд. Как Сью — так они звали за глаза своего шефа — заполучит для игры Роберта Гроува, было им совершенно непонятно. Но они верили своей Сью, верили в ее гениальные способности находить выход из самых запутанных ситуаций. Удерживала же она до сих пор фирму! Сможет обвести вокруг пальца и мистера Ричардсона, эту акулу компьютерного бизнеса!

Сьюзен пораньше уехала домой, чтобы почистить себе крылышки, лапки и клювик. Ей хотелось предстать пред ясны очи Ричардсона в полной боевой готовности. Зачем Бог создал меня женщиной, если я не могу увлечь мужчину? — задавала себе вопрос Сьюзен. Она еще никогда не прибегала к подобной тактике, но считала, что толстый, старый, похожий на амебу американец, каким рисовался ей Ричардсон, падет жертвой ее чар.

Явиться на встречу с компьютерным магнатом решено было в черном обтягивающем платье и — чтобы скрыть слишком смелое декольте — шифоновой пелерине, отороченной мехом норки. Решив для смелости сделать глоток виски, Сьюзен достала из бара бутылку и открыла ее. Когда же она наполняла рюмку, рука дрогнула и напиток вылился на платье. Тонкий трикотаж быстро впитал в себя янтарную жидкость и расползся по ткани огромным влажным пятном. Делать было нечего. Пришлось срочно переодеваться. Девиз «точность — вежливость королей» оказался для Сьюзен невыполнимой задачей, хотя первоначально она собиралась появиться в ресторане ровно в восемь, минута в минуту.

Настроение у Сьюзен испортилось. Голубое шифоновое платье, которое ей пришлось надеть, не соответствовало первоначальному облику, в котором она собиралась предстать перед мистером Ричардсоном. В таких растрепанных чувствах она и вошла в зал ресторана «Вирасвами».

Ресторан действительно оказался роскошным. Он словно сошел со страниц романа о сказочно богатых индийских раджах. Сьюзен никогда прежде не бывала здесь. Пролитое виски сослужило ей хорошую службу: в своем черном платье на фоне тяжелой восточной пышности она выглядела бы как вдова на радостном свадебном пиру. Голубое же оказалось очень кстати.

К Сьюзен подошел метрдотель и повел ее к столику, за которым ее ждал мистер Ричардсон.

4

Майкл нетерпеливо поглядывал на часы. Он считал опоздание мисс Смит очередной женской глупостью. Неужели она не понимает, что сегодняшний обед — это только джентльменский жест с его стороны, стремление чуть-чуть подсластить горькую пилюлю, которую он заставит проглотить эту самую мисс Смит завтра. Судьба фирмы «Смит и Лебс» давно предрешена, и даже если из-за необъяснимого женского упрямства, которое Майкл считал неуместным при ведении серьезных дел, мисс Смит не появится здесь сегодня, ей все равно ничего не останется, как уступить ему и слить свою фирму с его концернам. После этого мисс Смит сможет получить несколько центов для поддержания своего тела и духа, но от участия в делах фирмы он ее отстранит.

Майкл поднял глаза. Между столиков двигался метрдотель и его… навязчивое воспоминание.

Майкл рано остался без отца. Если его брат, который моложе его всего на два года, до сих пор предается развлечениям юности, то Майклу пришлось расстаться с шалостями молодости очень рано. Став у руля компании, основанной его отцом, Майкл смог не только удержать бразды правления, но и всемерно расширить компанию, создав из нее гигантский концерн. Три года тому назад Майкл поддался на уговоры брата и отправился с ним в африканское турне. Он так много работал в то время, что валился с ног от усталости. Предложение брата показалось ему прекрасной возможностью немного развеяться. Брат увлекался археологией, интересовался историей Римской империи и хотел познакомиться с раскопками, ведущимися в Тунисе. Майкл же наряду с отдыхом и сменой обстановки предполагал заодно познакомиться с работой отделения одной из ведущих компьютерных фирм мира «Хьюлит паккард». Естественно, Майкл не был настолько поражен мимолетной встречей с Сьюзен в Тунисе, а затем в Париже, чтобы непрерывно думать о ней все эти три года, но он чисто вспоминал девушку, которая со скоростью ракеты неслась на каменную гряду. Майкл успел ее хорошо рассмотреть: прелестное овальное лицо, широко расставленные огромные глаза цвета расплавленного серебра, пушистые золотистые волосы. Все это в сочетании с миниатюрным ростом делали ее похожей на эльфа, на чудесную принцессу из сказки. Но в «Серебристой ночи», куда он пришел со своей очередной знакомой, желающей затащить его в брачные сети, он узнал, что золотоволосый эльф всего-навсего стриптизерша из кабаре.

Интересы бизнеса привели Майкла в Англию. Бен, его главный специалист по отлову издыхающей в море бизнеса мелкой рыбешки, обратил внимание шефа на фирму «Смит и Лебс», специализирующуюся на выпуске компьютерных игр. Она неожиданно стала набирать силу, что было отнесено за счет появления в ее руководстве искусного управляющего. Майкл решил воспользоваться его первой оплошностью — вернее, даже не оплошностью, а не до конца продуманной защитой против таких любителей поживиться за чужой счет, как он. Если бы эта фирма не оказалась в зоне его интересов, вполне возможно, что маневр искусного управляющего принес бы ей значительную выгоду. Но Майкл повернул дело так, что его ловкость пропала втуне. Он намеревался сделать этому человеку предложение, от которого тот не смог бы отказаться, предварительно выведав у мисс Смит все о нем. Неожиданно он увидел то далекое видение из своих снов, в которых не признавался даже себе.

Сьюзен тоже заметила своего незнакомца. Она на секунду замешкалась, а потом продолжила двигаться как загипнотизированная. Зачем ей какой-то мистер Ричардсон, который где-то ее ждет, если она видит объект своих грез? Вот сейчас она пройдет мимо, и они… так и останутся чужими друг для друга! Эта мысль пришла им в голову почти одновременно, и они уже готовы были грустно вздохнуть о судьбе, которая не хочет идти навстречу их желаниям, как метрдотель подвел Сьюзен к столику, за которым сидел Майкл, и отодвинул для нее стул.

— Вы? Почему вы? Откуда? — растерялся Майкл.

По сердцу Сьюзен разлился бальзам. Он помнит ее! Но тут же радостное возбуждение сменилось холодной реальностью. Ее незнакомец — ненавистный мистер Ричардсон, заклятый враг ее фирмы и, следовательно, ее лично. Признаться, что она та самая спасенная им девушка, отплясывавшая на сцене парижского кабаре, — значит отступить, предать Пола и Ника, предать фирму, созданную ее покойным отцом. Да и что даст ее чистосердечное признание? Растерянность мужчины моментально сменится презрением. Что еще ждать от хозяйки фирмы, которая то не может удержаться на ногах и скользит словно ветер к опасному месту, то демонстрирует стриптиз в кабаре, как не разорения? Что она понимает? — подумает он и по-своему будет прав. Нет! Она так просто не сдастся на милость победителя.

Сьюзен удивленно подняла брови.

— Не понимаю, о чем вы говорите, — холодно сказала она.

— Мы встречались с вами в Тунисе, потом в Париже, в кабаре «Серебристая ночь». Вы еще там танцевали.

— Танцевала? Я? Вы ошиблись. Я никогда не была ни в одном из этих мест.

— Вы хотите сказать, что вы мисс Смит, хозяйка фирмы «Смит и Лебс»?

Сьюзен заколебалась. В глазах незнакомца светилось недоверие, и она поддалась искушению. Правду сказать Сьюзен всегда успеет. Может быть, попробовать другой сценарий? Она робко улыбнулась и опустила глаза.

— Вы проницательны, мистер Ричардсон. Я сестра мисс Смит. Это я говорила сегодня с вашей секретаршей и решила с вами пообедать. Я еще никогда не была в столь шикарных ресторанах.

Майкл испытывал непонятное чувство. С одной стороны, восхищение похожей красотой, так понравившейся ему однажды, с другой — досаду, что эта девушка оказалась не той, случайная встреча с которой время от времени приходила ему на память. Постепенно к этому чувству добавилась злость на мисс Смит, вздумавшую играть с ним в прятки.

— Вам не пришло в голову, что это деловая встреча, а не любовное свидание? Вы отнимаете у меня время.

— Конечно. — Сьюзен обезоруживающе улыбнулась. — Я поэтому и пришла к вам. У меня к вам дело, мистер Ричардсон. А что касается… — Сьюзен потупила глаза. Ей очень хотелось покраснеть, но, как назло, разыграть правдоподобно смущение не удается. Сердце стучит как набат, кровь неистово пульсирует в висках. От досады на сложившуюся ситуацию она покраснела и яростно выпалила: — Мистер Ричардсон, заберите фирму у сестры. Я знаю точно, что она долго не продержится. Еще месяц, и она будет разорена.

Майкл удивился и поздравил себя с успехом. Он уже не жалел о потерянном времени. Информация стоит того. Девушка, сидящая напротив, все больше казалась ему наряженным взрослой женщиной подростком. Когда появился официант с десертом, она громко захлопала в ладоши.

— Клубника! — закричала она на весь зал. — Люблю клубнику! Закажите еще и этого чудного шампанского.

Майкл безоговорочно исполнил просьбу юной визави. Она лихо, как будто была пиратом Ее Величества королевы Елизаветы I, пила фужер за фужером. Набив полный рот клубникой, она не переставала восхищаться ужином. Внезапно Майкл почувствовал себя молодым, каким в сущности и был, если оценивать человека не по его делам и поступкам, а по возрасту. Ему только исполнилось тридцать лет. Он видел неодобрение во взглядах, которые бросали посетители ресторана на их столик. Взрослый солидный мужчина бессовестным образом спаивает юное существо. Умом он разделял их позицию, но ничего не мог с собой поделать. Эта юная девушка нравится ему, причем чувство, которое он испытывает, более соответствует тому, которое вызывает взрослая женщина, а не существо, коему, по всей видимости, едва исполнилось семнадцать. Майкл никогда не замечал за собой извращенных сексуальных влечений и сейчас со страхом копался в себе. Эта юная девушка ему более чем нравится.

Сьюзен превзошла саму себя. Разыгрывать спектакль оказалось увлекательным делом. Она так хорошо вошла в роль, что брала еду пальцами, словно вилка еще считалась изобретением дьявола, и все время хихикала. Она поймала осуждающий взгляд солидной дамы за соседним столиком и даже захотела показать ей язык, как вдруг ее внимание привлекла проходящая вдалеке от них пара, даже не пара, а мужчина, который поддерживал свою спутницу под локоть. Сьюзен он показался знакомым.

Джеффри! — ахнула она. Этот мужчина похож на мужа сестры. Кто он? Выпитое шампанское туманило голову и усиливало ее любопытство. Несмотря на другой цвет волос, он показался Сьюзен чуть ли не братом-близнецом покойного Джеффри, но у того не было ни брата, ни сестры. Сьюзен уже хотела встать и, невзирая ни на какие правила приличия, пойти посмотреть на заинтересовавшего ее мужчину, как ее взгляд наткнулся на подругу Дороти — миссис Томсон. Та помахала Сьюзен рукой и вроде бы собралась подойти к их столику. Сьюзен охватила паника. В следующее мгновение она может оказаться разоблаченной!

— Мне плохо. — Сьюзен почти легла на стол. — Быстрее. Выведите меня на свежий воздух.

Майкл испугался. Почувствовав себя виноватым, что позволил ребенку упиться шампанским, он не глядя быстро подписал счет и потащил Сьюзен к выходу. Подойдя к припаркованной машине, взятой им напрокат, Майкл заботливо открыл перед девушкой дверцу. Поняв, что он хочет уложить ее на заднее сиденье, Сьюзен воспротивилась. Ей хотелось сидеть рядом с Майклом.

— Не хочу здесь, — заявила она ему. — Меня здесь укачивает.

Майкл вынужден был посадить ее рядом с собой.

— Где ты живешь? — спросил он у Сьюзен, боясь, что девушка совсем расклеится и не сможет указать дорогу домой.

Сьюзен сказала. В ресторане она старательно имитировала опьянение, но и на самом деле ей было далеко до трезвости. Сейчас ей больше всего на свете хотелось прикоснуться к Майклу, и она, пользуясь безнаказанностью опьяневшего человека, улеглась к нему на колени. Майкл притормозил. Осторожно приподняв Сьюзен, он опять усадил ее на сиденье. Приняв вертикальное положение, она держала его до тех пор, пока Майкл не влился в поток машин. В этот момент она снова рухнула к нему на колени. Оживленное движение и неудобство, которое испытывал Майкл от непривычного ему левостороннего движения, мешали ему поднять Сьюзен. Так он и ехал: одной рукой держась за руль, а другой — поддерживая девушку.

Сьюзен испытала миг блаженства. Ее стремление быть поближе к Майклу вылилось в страстное желание просунуть ладонь ему под рубашку и дотронуться до его тела. Не пытаясь преодолеть соблазн, Сьюзен осторожно положила руку ему на грудь. Она почувствовала, как Майкл напрягся.

— Прекрати. — Голос Майкл звучал хрипло и глухо. — Прекрати, — повторил он еще раз, и Сьюзен вынуждена была подчиниться.

Едва только Майкл притормозил около ее дома, Сьюзен быстро выскочила из машины. Она даже не попрощалась с ним, бегом устремившись к себе домой. Майкл не сделал попытки проводить ее. Сьюзен не знала, что он испытал огромное чувство облегчения, когда увидел ее поспешное бегство. Его больше всего беспокоил совсем нежелательный для него вариант: оказаться в квартире девушки в связи с необходимостью помочь ей.

Сьюзен с такой скоростью влетела в квартиру, как будто за ней гнались сотни демонов. Торопливо закрыв дверь на ключ, она прислонилась к ней спиной, да так и простояла добрых полчаса, прежде чем ее сердце немного успокоилась.

Как я могла себя так безобразно вести? Он меня будет презирать! Тебя? — переспросил ее мозг, когда обрел способность что-либо соображать. Тебя не существует! Ты — миф! А мифу все позволено. Лучше собери нервишки в кулак и выброси мистера Майкла Ричардсона из головы. Лучше подумай о человеке, который показался тебе похожим на покойного Джеффри.

Сьюзен последовала совету своего сознания. Хотя Майкл не хотел уходить из ее сердца — создавалось впечатление, что он поселился там навечно, — она сосредоточилась на мысли об ожившем муже сестры. Хорошо бы вернуться в ресторан и посмотреть на этого человека повнимательнее, подумала Сьюзен и стала прикидывать, как осуществить свой план. Во-первых, надо переодеться. Ее, по-видимому, очень хорошо запомнили: не так часто в «Вирасвами» юные девушки упиваются шампанским до бесчувствия.

Второпях — оживший Джеффри мог уйти — Сьюзен натянула уже высохшее черное платье и соорудила из имеющейся у нее шифоновой юбки нечто похожее на паранджу, что скрывало от посторонних глаз не только ее лицо, но и фигуру.

В «Вирасвами» ее, наряженную в подобие мусульманского одеяния, конечно, не узнали, но это не помогло Сьюзен. При попытке войти в ресторан швейцар преградил ей дорогу.

— Свободных мест нет, мэм, — объявил он, окидывая Сьюзен подозрительным взглядом и почему-то принюхиваясь.

— Меня здесь ждут, — уверенно заявила Сьюзен. Пользуясь своим маленьким ростом, она поднырнула под растопыренные руки и опрометью влетела в зал.

Посетители ресторана дважды за сегодняшний вечер вынуждены были прервать спокойный отдых. В первый раз это была малолетняя девица, напившаяся сверх меры, в другой — странного вида женщина, закутанная в черную вуаль, которая бежала по залу, заглядывая в лицо каждому мужчине. За ней важно шествовал метрдотель, делая вид, что ничего чрезвычайного не происходит. К нему присоединились официанты, старающиеся изловить мечущуюся по залу женщину.

— Не пудри мне мозги. Я знаю, как она погибла… — услышала Сьюзен жаркий шепот. Какая-то женщина настолько была увлечена беседой со своим спутником, что не обращала внимания на переполох в зале.

В этот момент цепкие руки одного из официантов схватили Сьюзен. Она попыталась вырваться и посмотреть на мужчину, к которому обращалась дама, произнесшая столь странные слова, и который напоминал Джеффри, но официант, продолжая крепко держать Сьюзен, прошептал ей на ухо:

— Тихо, мэм, не кричите, если не хотите свести знакомство с полицией. Лучше подчинитесь добровольно.

Сьюзен вытолкнули из ресторана.

— Проваливай, пьянчужка, — напутствовал ее на прощание швейцар.

Сьюзен хотела было возмутиться, но, вспомнив о количестве выпитого ею сегодня шампанского, промолчала. Ей не оставалось ничего другого, как ехать к себе в Челси. Сьюзен уже сворачивала на Найтсбридж, как у нее заглох в машине мотор. Проклиная все на свете, она вышла из машины, решив добраться до дому на такси. Но жизнь припасла ей на сегодня еще одну пакость.

Она долго не могла поймать такси. Они или проезжали мимо, или же, как только она наклонялась к водителю, чтобы попросить его открыть дверцу, срывались с места и уезжали. Не выдержав, Сьюзен выбежала на проезжую часть прямо перед носом идущей машины. Раздался визг тормозов, и автомобиль остановился.

— Вам что, жить надоело? — услышала она знакомый голос и увидела Джона. Тот возвращался с одного из многочисленных благотворительных приемов, на которых считал себя обязанным присутствовать. Женщина так неожиданно метнулась под колеса его машины, что он еле-еле успел затормозить.

Поняв, что разоблачение неотвратимо, Сьюзен направилась к машине. Джон никак не выказывал, что узнал свою бывшую невесту. У Сьюзен затеплилась надежда. Конечно, ни один нормальный человек не предположит, что английская девушка разгуливает ночью по улицам, одетая наподобие мусульманских женщин Востока. Сьюзен вспомнила, что где-то читала о том, что внешность людей, носящих форму, плохо запоминается и немногие могут узнать их, одетых в обычную одежду. Возможно, и сейчас происходит то же самое? Лицо и фигура у нее полностью закрыты черным полотнищем, и только голос может ее выдать. Сьюзен решила попытаться обмануть Джона.

— Извините, я хотела остановить такси. У меня сломалась машина, — услышал Джон сиплый голос закутанной в черную паранджу женщины, от которой на целую милю несло виски.

Джон уже хотел сесть обратно в машину и уехать, но внезапно устыдился поступка, который собирался совершить, — бросить одинокую женщину, обратившуюся к нему с просьбой.

— Садитесь, — сказал Джон, кляня в душе сегодняшний день, подаривший ему такой сомнительный сюрприз.

Чтобы скрыть свой адрес, хорошо знакомый Джону, Сьюзен попросила довезти ее до Инвалидного дома, который находится неподалеку от ее квартиры.

— Что вы собираетесь делать там в час ночи? Или вы решили, что сейчас день, мэм? — раздражаясь все больше и больше от собственного решения подвезти эту провонявшую спиртным женщину, съехидничал Джон. — Может быть, количество выпитого виски было для вас чрезмерным?

— Я не пила виски, — огрызнулась Сьюзен. Предположение Джона настолько разозлило ее, что она даже забыла придать голосу сипловатость, но Джон не обратил на это внимания.

— Да, вы используете его в качестве духов, — парировал он.

Только сейчас Сьюзен стало ясно, почему все с ней так обращались. И реплика швейцара, и нежелание лондонских водителей такси везти ее были вызваны злополучным пятном на платье. Высохнуть-то оно высохло, но запах остался. Когда Сьюзен надевала платье, волнение не позволило ей зафиксировать внимание, что от нее воняет как от винной бочки.

— Так куда вас везти, мэм? Вы вспомнили адрес? — спросил Джон.

Сьюзен немного схитрила, назвав перпендикулярно идущую улицу. Джон больше не разговаривал с ней, а Сьюзен, естественно, не горела желанием вступать с ним в беседу.

Майкл, после того как отвез Сьюзен домой, чувствовал себя слишком возбужденным, чтобы спокойно лечь в постель и заснуть. Эта девушка, чье имя так и осталось для него тайной, возбудила в нем желание, которое он считал постыдным испытывать к малолетним особам.

Он уже не верил сказочке, которую рассказала ему очаровательная особа, обедавшая с ним сегодня. Скорее всего мисс Смит хотела отсрочки и придумала этот хитроумный план. Да, мисс Смит, вы победили, подсунув мне свою сестру, злясь на самого себя, подумал Майкл. Ладно, она получит еще один месяц. Майкл может себе это позволить. По его расчетам, перенос срока слияния фирм вряд ли поможет умирающей компании.

На следующий день Сьюзен отправилась в Скотленд-Ярд, где в архиве, по ее мнению, должны были храниться все дела, которые касались вопросов гибели людей.

— Я хотела бы ознакомиться с делом Джессики Джонсон, — заявила Сьюзен дежурному полицейскому.

— А что она натворила, эта дама? И кем вы ей приходитесь? Кто вы такая, мэм? — улыбаясь спросил полицейский.

— Я — мисс Сьюзен Смит. Миссис Джессика Джонсон погибла в автокатастрофе, но я подозреваю, что это не совсем так. Ее убили.

— И кто же? — еще шире улыбнулся полицейский.

— Я подозреваю, что убийца ее муж, мистер Джонсон. Он очень хитро подстроил себе алиби. И сам он не погиб в пожаре, как все считают, а устроил спектакль.

— Дорогая мисс, не тратьте попусту свое и чужое время. Лучше читайте поменьше детективов, тогда и не будут мерещиться на каждом шагу преступления. Для получения доступа к делам надо иметь важные основания. До свидания, мисс Смит.

Сьюзен ничего не оставалось, как последовать совету молодого полицейского. Она и сама знала, насколько абсурдны подозрения, которые закрались в ее сознание вчера. Надо выбросить всю эту чушь о Джеффри из головы. У нее, Сьюзен, есть и более важные вопросы, которые ждут своего разрешения.

5

Работа над созданием нового проекта компьютерной игры шла полным ходом. Самый ответственный момент был связан с планом Сьюзен привлечь Роберта Гроува, который был ее товарищем по Королевской школе балета. Несколько лет тому назад он был приглашен в Голливуд. Первый же фильм с его участием получил Оскара. В настоящее время Роберт стал мировой знаменитостью, осаждаемой поклонницами по обе стороны океана. Сьюзен предприняла несколько попыток связаться с ним, но все безрезультатно. Его окружение делало все возможное, чтобы оградить новоиспеченного кумира от бесконечных звонков фанатов. Сьюзен решила пойти на хитрость. Набрав его лос-анджелесский номер, она яростно заорала в трубку:

— Вы, дубина стоеросовая, когда-нибудь подтвердите дату приезда Гроува в Лондон? Или вы считаете, что я вам все смогу устроить в один день?

На другом конце провода удивились и ответили, что в графике актера не запланировано посещение Лондона, но они постараются это уточнить. Пока им точно известна лишь дата прилета Гроува в Париж на презентацию фильма — двадцать третье число этого месяца.

Сьюзен больше ничего и не требовалось. Через неделю она отправилась в Париж. Немного везения, хитрости и наглости, и вот уже Сьюзен в гостиной Помпадур парижского отеля «Мёрис». Расположенный в самом центре Парижа, в нескольких шагах от Лувра, этот построенный в XIX веке роскошный отель, казалось, впитал в себя дух знаменитой маркизы. Великолепие интерьера в стиле Людовика XV, богатые туалеты именитых гостей не произвели на Сьюзен должного впечатления. Напротив, обилие позолоты, зеркал, хрусталя и картин в шикарной гостиной, где часто проводились культурные мероприятия, подавили ее. Намеченная цель — поговорить с Робертом Гроувом — показалась ей неосуществимой, а сама она почувствовала себя Золушкой на балу у Принца. Только на этом приеме бедной девочке не поможет никакая фея! Сьюзен притулилась около колонны. Никому здесь нет до нее дела. Произносились речи, преподносились подарки, шумела упоенная чужой славой толпа, а Сьюзен стояла, еле сдерживая готовые потечь из глаз слезы.

— Сью! Какая радость! Ты тоже здесь? Мы не виделись с тобой сто лет! — Перед Сьюзен возник сам Гроув, на лице которого светилось искреннее удовольствие от встречи с однокашницей. — Не уходи, Сью, потом продолжим в…

Сьюзен так и не узнала, где хотел продолжить их встречу Гроув. Подхваченный поклонницами, он оказался отделенным от Сьюзен, но она немного воспрянула духом. Возможно, судьба расщедрится и подарит ей еще одну мимолетную встречу. Не имея никакой возможности пробиться к Гроуву, она решила ждать до победного конца. Ее терпение увенчалось успехом.

— Сью, пойдем в мой номер. Быстрей, пока кто-нибудь опять не уволок меня и не потребовал что-нибудь сделать во благо бедных умирающих народов, которые от моих действий сразу станут богатыми и процветающими. — Гроув взял Сьюзен за руку и быстро потащил к лифту.

Такого поворота судьбы Сьюзен и не чаяла дождаться. Остаться с Гроувом наедине — что может быть лучше! У нее появилась перспектива в спокойной обстановке обсудить с Робертом свои дела.

Номер Гроува представлял собой огромные апартаменты, декорированные, как и гостиная Помпадур, в стиле короля Людовика XV и его маркизы. Однако здесь Сьюзен ждали не тишина и покой, а нечто иное. В комнате, куда они вошли, собрались многочисленные гости Гроува.

— Виват, Гроув! — заорали ставшие мгновенно ненавистными Сьюзен люди. — У тебя новая пассия? Кто она, эта прелестная малышка? Представь ее нам, Гроув. Шампанского! За твое здоровье, малютка! — услышала Сьюзен крики.

Мозг Сьюзен лихорадочно работал. Отдать Гроува здесь, когда победа почти уже была за ней? Нет, ни за что! Она повисла на руке Роберта всей тяжестью своего миниатюрного тела и с силой, которую нельзя было ожидать от столь эфемерного создания, поволокла его в сторону видневшейся двери, за которой, по ее мнению, должна была располагаться спальня. Там она и находилась, но в ней, как и в предыдущей комнате, были гости.

Не отпуская от себя Гроува, она посмотрела по сторонам — где можно уединиться с Робертом? — и… замерла! У окна спальни стояла эффектная пара: высокий голубоглазый блондин — это оказался мистер Ричардсон собственной персоной — и почти такая же высокая светло-пепельная блондинка с шикарными формами. Душа Сьюзен вскипела от ярости, и она мгновенно забыла о цели своего прихода. Она обвила шею Роберта руками и впилась губами в его рот.

Эффектное появление хозяина с не известной никому новенькой вызвало одобрительные смешки и аплодисменты. Сьюзен и этого показалось недостаточно. Заметив дверь в ванную, она подтолкнула туда Роберта, который стал находить изумивший его вначале поступок Сьюзен очень привлекательным и с удовольствием позволил ей распоряжаться собой. Оказавшись в ванной, Сьюзен в тот же момент прервала поцелуй, но Роберт уже вошел во вкус их новых отношений.

— Сью, малышка, ты прелесть, — шептали его губы, и руки, обнимающие ее, становились все более требовательными.

Сьюзен попыталась высвободиться из его объятий. Сделать это оказалось не просто. Грубо отталкивать Роберта ей не хотелось. Она сама заманила его, и ее отказ, естественно, не самым благоприятным образом отразился бы на будущих переговорах. Гроув уже расстегнул ей сзади молнию на платье, которое начало медленно сползать к ее ногам. Сьюзен, потянувшись за ним, присела и выскользнула из рук Гроува.

— Я потом все объясню, — бормотала она, бегом устремляясь к двери.

Выйдя из ванной, Сьюзен еще продолжала застегивать платье. Справившись с молнией, она подняла голову и тут же наткнулась взглядом на суровый блеск голубых глаз, в глубине которых клокотала ярость. Майкл Ричардсон не спускал с нее глаз.

Из ванной следом за Сьюзен появился Гроув. Ошеломленный быстротой разыгравшейся сцены, он так и не разобрался в своих чувствах. Легкая досада от не получившего приятного завершения столь соблазнительного предложения Сьюзен сочеталась в нем с равнодушием к очарованию девушки. Поэтому, нисколько не обидевшись, он подошел к Сьюзен. Обрадованная его реакцией, она снова повисла на нем и потащила его обратно в гостиную.

— Ну и как? Сладко было? — громко спросила, подходя к ним, рыжеволосая женщина. В ней Сьюзен узнала известную актрису, фамилию которой никак не могла вспомнить. — Не думала, что ты такой любитель низкорослых каракатиц, Гроув, — продолжала говорить рыжеволосая, повышая голос и, видимо, собираясь устроить грандиозный скандал.

Привлеченные шумом гости подтягивались и, выстраивались вокруг них в кружок. Сьюзен оглянулась на Роберта. На его лице было написано смущение и… нежность — нежность к этой любительнице публичных скандалов. Сьюзен стало его жалко. Его не в чем было обвинять, а если он и совершил проступок, то весьма незначительный, да и то под влиянием бурного натиска самой Сьюзен. Ей захотелось все объяснить этой глупой актрисе, но она увидела на лице той желание как можно сильнее унизить ее, Сьюзен. Среди подошедшей публики она заметила и Майкла со своей сивой лошадью, как про себя охарактеризовала Сьюзен его спутницу. И в этот момент Сьюзен расхотелось строить из себя примерную девочку, доказывая разъяренной актрисуле, что она ошибается в своих подозрениях.

— Прекрати истерику, милочка. Своим скудным умишком ты все равно ни черта не поймешь, — отчетливо сказала Сьюзен. — Разойдитесь! — обратилась она к столпившимся вокруг них людям. — Уберите с середины стола приборы и кушанья, — продолжала отдавать она приказы уже официантам. Отпустив руку Гроува, она уверенно направилась к спутнице Майкла. — Одолжите во имя искусства вашу драную кошку. — Сьюзен стянула с плеч растерявшейся от ее слов блондинки великолепную норковую накидку и направилась к расчищенному столу. Забравшись на него и держа в руках меховой палантин, как тореадор красную тряпку перед быком, Сьюзен громко скомандовала музыкантам, играющим на вечеринке: — Музыку для канкана!

И Сьюзен начала танцевать. Узкое обтягивающее платье мешало ей поднимать ноги, и она, соблазнительно извиваясь, принялась от него освобождаться. Как хорошо, что на мне сегодня не надеты колготки, подумала Сьюзен, оставшись в черном кружевном бюстгальтере и узеньком пояске, на котором держались тоненькие черные чулки. Ритм музыка убыстрился, ускорились и движения Сьюзен. Она играла с меховой накидкой, надевая ее на плечи, опуская вниз как юбочку, все время поднимая, как и положено в этом танце, высоко ноги. Мысль о том, что при встречах с Майклом Ричардсоном она всегда танцует фривольные танцы, не волновала сейчас Сьюзен. Все, что касалось обыденной жизни, отступило на задний план. Легкая быстрая лукавая музыка с ее характерным трехдольным тактом увлекла ее. Сьюзен полностью отдалась танцу.

На той части стола, куда сдвинули посуду и еду, она заметила вазу, в которой стояли розы, на лепестках которых еще сохранились капельки влаги. Вытащив одну розу, Сьюзен осторожно взяла стебель в рот и сделала нечто вроде мостка, сильно прогнувшись назад. Выпрямляясь, она заметила протянутую мужскую руку. Это Гроув пришел ей на помощь. Студенческое братство в действии! — с ликованием в душе подумала она и оперлась на руку. В мгновение ока ее сняли со стола, и она очутилась в крепких мужских объятиях. Считая, что Гроув поймет ее замысел, она попыталась отступить назад, чтобы в следующем па обеспечить ему возможность сделать поддержку, но удерживающие ее руки не позволили ей сделать ни малейшего движения. Сьюзен подняла глаза и встретила не понимающий взгляд карих глаз Роберта, а ледяной блеск голубых. Она была в объятиях Майкла Ричардсона! Сьюзен попыталась вырваться, что-то бормоча себе под нос, но Майкл не дал ей таковой возможности.

Он еще сильнее сжал ее в объятиях, потом поднял на руки, на мгновение нагнувшись со своей ношей за брошенным на столе платьем Сьюзен, и понес ее к выходу. Удивленные гости Гроува молча расступились, а музыканты заиграли бравый марш. Майкл опустил Сьюзен только в лифте и то лишь для того, чтобы натянуть на нее платье. Притиснутая к сильному телу мужчины, она стукнула его кулаком по груди, но удар был жалким подобием сопротивления.

— Отпустите, — попыталась закричать Сьюзен, но голос прозвучал тихо и с просящими интонациями.

— Зачем? — Лицо мужчины оказалось совсем близко от Сьюзен, и его губы нежно накрыли ее рот.

Силы мгновенно оставили ее. Разум призывал собрать волю в кулак, сжать рот и не поддаваться. Но губы, не подчиняясь диктату разума, сами раздвинулись и ответили на поцелуй Майкла. Они еще не прерывали поцелуя, когда остановка лифта возвестила им, что они достигли вестибюля. Подхватив почти рухнувшую на него Сьюзен, Майкл вывел ее из отеля и заботливо усадил в мгновенно подкатившее такси.

Голова Сьюзен отказывалась соображать. Перед глазами плыли огненные шары. Она еле-еле расслышала адрес отеля, который назвал Майкл. В изнеможении она откинулась на спинку сиденья, пытаясь собрать воедино разрозненные остатки воли, которые позволили бы ей немного отодвинуться от Майкла. Наконец это Сьюзен удалось. Выпрямившись, она взглянула в окно машины и в то же мгновение заорала не своим голосом:

— Стойте, остановитесь немедленно!

Водитель, испуганный внезапным криком пассажирки, вильнул рулем и едва не врезался в идущий рядом «пежо». Чудом избежав дорожно-транспортного происшествия, он перестроился и затормозил у тротуара.

Увиденная Сьюзен фигура походившего на Джеффри мужчины, что и послужило причиной переполоха, исчезла за дверью какого-то здания. Ни секунды не раздумывая, Сьюзен выскочила из машины и кинулась вслед. Она потянула на себя ручку тяжелой двери, скрывшей от нее двойника покойного, и оказалась в довольно потрепанном вестибюле гостиницы.

— Что желаете, мадемуазель? Я что-то вас еще ни разу не видел. Вы от Жака? И почему… — Непонятная речь неприятного, развязного толстячка за стойкой администратора оборвалась, и он деловито добавил: — Номер на ночь стоит триста семьдесят франков. Есть и почасовая расценка. Надеюсь, Жак в курсе?

— На ночь, — ответил подошедший Майкл, к коему и относилась вторая часть странных высказываний портье. Последний вопрос, как машинально отметила Сьюзен, он проигнорировал.

— Сюда только что вошел мужчина. Где он? Куда пошел? — наконец смогла задать вопрос оторопевшая Сьюзен.

Толстячок ухмыльнулся и подмигнул Майклу.

— Шустрая малютка, еще с одним не управилась, а уже ловит другого! — пробормотал он и вручил Майклу ключ.

Майкл обнял ее за талию и, неся фактически на руках, так как ноги Сьюзен отказывались двигаться, довел до номера.

— Куда вы меня притащили? — спросила Сьюзен, растерянно оглядывая номер. Машинально она отметила пошлое убранство комнаты с претензией на роскошь, основным предметом меблировки которой была огромная кровать.

Не отвечая, Майкл закрыл дверь и притянул Сьюзен к себе. В тот же момент жаркий поцелуй опалил ее губы. Он был властным и требовательным. И в то же время просительным. Сердце Сьюзен учащенно забилось. Впервые в жизни она получала от поцелуя такое наслаждение. Губы ее приоткрылись, и язык Майкла ворвался в глубь ее рта. Огонь поцелуя проник внутрь Сьюзен, завладел каждой клеточкой ее тела. Майкл ласкал ее волосы, их пряди струились между его пальцами. Сьюзен застонала. Его руки скользнули на ее грудь. Она оцепенела от охватившего ее приятного изнеможения. Дыхание Майкла участилось, он стал покрывать быстрыми поцелуями ее лицо, спускаясь ниже по шее. Время остановилось. Сьюзен казалось, что она качается на каких-то чудесных сладостных волнах. Руки сами собой обхватили Майкла за шею, притягивая его к себе. Она ощущала дрожь, волнами пробегавшую по ее телу. Голова ее закружилась, и она забыла обо всем на свете. Да и какое значение имеет что-либо сейчас? Сейчас, когда главным была радость, неизвестно по какой причине наполнившая ее душу, и блаженство, в котором плавилось ее тело.

Майкл осторожно оторвался от ее губ и слегка отстранился. Сьюзен протестующее застонала и потянулась к нему, требуя продолжения. С его уст сорвался довольный смешок. Он наклонился и начал целовать шею Сьюзен. Она, удовлетворенная, что снова чувствует губы Майкла на своем теле, таяла в его объятиях. Ее черное платье, неизвестно в какой момент расстегнутое Майклом, в очередной раз черным озерцом растеклось у ног Сьюзен. Она не обратила на это никакого внимания, сама помогая ему освобождать себя от одежды. Когда губы Майкла стали играть с сосками ее обнаженной груди, Сьюзен снова застонала, выгнувшись всем телом. Руки мужчины подхватили ее и уложили на кровать. Сьюзен закрыла глаза, ожидая продолжения восхитительной сказки блаженства, в которой пребывала.

— Слушай, малышка, так нельзя. Прояви и ты немного своего искусства.

Глаза Сьюзен распахнулись. Майкл насмешливо смотрел на нее.

— Раздень меня, — попросил он, продолжая ласкать Сьюзен.

Она подчинились. Ее ловкие тонкие пальцы с трудом справлялись с пуговицами. В конце концов рубашка Майкла присоединилась к ее платью. Сьюзен осторожно коснулась пояса его брюк. Справившись с ремнем, она замерла, не зная, как продолжить дальше раздевать Майкла. Заметив ее смущение и нерешительность, Майкл рассмеялся и впился поцелуем в ее губы.

— Ты прелесть, — пробормотал он. — Как тебе удается так талантливо притворяться наивной, но это великолепно и возбуждает еще больше.

Губы Майкла прокладывали на ее теле дорожку из поцелуев, от ямочки на шее к соблазнительным округлостям, величина и полнота которых явились для Майкла приятным сюрпризом. Глядя на одетую миниатюрную женщину, об этом ни за что нельзя было догадаться. Его язык медленно обводил крупные напрягшиеся соски.

— Как ты прекрасна! — шептал он, а его рот спускался все ниже и ниже, пока не наткнулся на преграду из маленьких черных кружевных трусиков.

— Долой спецодежду, — смеясь провозгласил он и стянул их со Сьюзен. — Чулки оставим. Так ты выглядишь еще соблазнительнее. Никогда не думал, что в пороке есть своя прелесть.

До сознания Сьюзен не доходил смысл произносимых им слов. Она с наслаждением водила своей маленькой ручкой по обнаженной груди Майкла. Вот ее пальцы дотронулись до его крошечных широко расставленных сосков. Пальцы ее на секунду остановились, затем, не в состоянии преодолеть соблазн, она слегка коснулась его сосков языком и стала с ними играть так, как делал это чуть раньше с ее собственными Майкл. С его губ сорвался стон. Одним движением расстегнув молнию на брюках, он сорвал их с себя. Сьюзен увидела выпирающую из трусов возбужденную плоть и, не справившись с искушением, дотронулась до нее рукой. Майкл прижал ее ладонь и выпустил из плена белья то упругое и горячее существо, что там скрывалось, и оно тут же уперлось ей в живот. Потом он медленно развел ноги Сьюзен и прижался лицом к пушистому треугольнику внизу ее живота. Осторожно разведя пальцем покрытые шелковистыми волосиками створки, он просунул туда язык и стал ритмично посасывать небольшой выступ.

Сьюзен потеряла счет времени. Она уже не знала, на каком свете находится. Волны изысканного блаженства распространялись по ее телу, и она полностью подчинилась своему инстинкту, требующему еще более сильного наслаждения. Не в состоянии сдерживаться, она вскрикнула и впилась ногтями в спину Майкла, когда почувствовала, что в нее входит то большое и твердое, что она прежде гладила своей рукой.

Майкл задвигался в ней, сжимая влажное и податливое тело Сьюзен. Она сладострастно стонала под ним. Он все ускорял и ускорял темп, доводя Сьюзен до критической точки. Когда Майкл почувствовал, что она забилась под ним в конвульсиях, он дал выход и собственному напряжению. Они еще некоторое время оставались соединенными, чувствуя, что потребность принадлежать друг другу еще не полностью удовлетворена.

— Ты талантливая актриса, — пробормотал Майкл, уткнувшись в соблазнительную впадинку между плечом и шеей Сьюзен. — Ты отдавалась так, как будто мечтала обо мне с той первой встречи на базаре Туниса. Ты помнишь меня?

Слух так еще и не вернулся к Сьюзен. Она лежала, потрясенная собственными ощущениями. Майкл не был у нее первым мужчиной. Следуя то ли моде, то ли любопытству, она позволила овладеть собой сокурснику по компьютерным курсам, который ей немного нравился. Она и так не собиралась делать из их связи что-либо серьезное, но то чувство омерзения и брезгливости, которое она испытала, заставило ее прекратить с Генри все отношения. Тот не понял в чем дело и некоторое время продолжал предлагать Сьюзен встречаться, но она не смогла заставить себя еще раз испытать близость с Генри. С Джоном, своим бывшим женихом, Сьюзен не была в близких отношениях. Он не настаивал, а проявлять инициативу самой ей не хотелось. Неожиданно Сьюзен вспомнила слова, сказанные Джоном при их разрыве:

— Мне надоело иметь невестой особу, то опаздывающую на собственную свадьбу, то дни и ночи проводящую на своей паршивой фирме и строящую из себя гениального бизнесмена.

Сьюзен тогда обрадовалась. Ей уже стало тягостно перманентное ожидание свадьбы и очередного несчастья, которое вынуждало откладывать их брак.

— Надо отослать Джону подарки, — отчетливо озвучила Сьюзен свои совсем не к месту возникшие мысли.

Майкл вздрогнул. Он отодвинулся от нее и, приподнявшись на локте, зло сказал:

— Неужели ты не можешь немного подольше побыть влюбленной женщиной, подыграть партнеру, а не превращаться тотчас, как мы разжали объятия, в шлюху?

Сьюзен сразу же вернулась в реальность. Она камнем упала с небес и плюхнулась в грязь, больно стукнувшись о землю. Моментально она поняла, на что намекал портье в вестибюле и за кого се принял Майкл. Да и разве можно его упрекнуть в ошибке? Она сделала все возможное и невозможное, чтобы у Майкла были все основания употребить в отношении неё именно это слово.

— Ты очень похожа на одну юную девушку, почти девочку, с которой я не так давно обедал в Лондоне. Если бы не возраст, вас можно было бы принять за сестер-близняшек. — Рука Майкла легла на грудь Сьюзен.

Сьюзен сжалась, но жест был нежным. Его пальцы лениво играли с сосками, которые тут же напряглись, и Сьюзен почувствовала растекающееся по телу желание. Вопреки разуму, приказывающему немедленно покинуть этот пошлый номер, она лежала и не могла пошевелиться.

— Хотя вряд ли у той были такие роскошные сиськи. — Палец Майкла очертил окружность груди у ее основания. — Ты будешь смеяться, но я так захотел ту девочку, что испугался за себя. Если бы она пригласила меня в квартиру и продолжила, не отдавая себе отчета, меня соблазнять, я мог бы ее изнасиловать. Я видел в ней тебя и хотел тебя. Смешно, правда? — Рука Майкла так больно стиснула ей грудь, что Сьюзен вскрикнула. — Скажи что-нибудь. Не молчи. Или ты подсчитываешь, на сколько можно увеличить таксу в связи с моей исповедью?

Это явилось последней каплей. Разум, сердце и тело Сьюзен объединились. В мгновение ока вскочив с постели, она схватила брошенное на пол платье и вылетела из номера.

— Ты куда? — закричал ей вслед Майкл, но она захлопнула за собой дверь.

— Вернешься, малышка? — спросил портье, похотливо улыбаясь. — А клиент копыта не отбросил?

— Нет, — еле сдерживаясь от душивших ее слез и продолжавших сыпаться на нее оскорблений, пробормотала Сьюзен и вдруг от пришедшей неожиданно мысли ослепительно улыбнулась противному старикашке. — Мой клиент хочет постарше. Он торчит от старух, понимаешь? — Голос Сьюзен теперь звучал отчетливо и ровно. — Он дал мне денег. — Сьюзен вынула из сумочки собственный кошелек и протянула франки портье.

Тот обменялся взглядом с облокотившимся на стойку парнем, обладателем красивой наружности, которая, однако, произвела на Сьюзен отталкивающее впечатление. Молодой человек еле заметно кивнул, и деньги моментально исчезли в волосатой лапе портье.

— Хорошо. У меня есть одна знакомая. Сюзанне уже семьдесят, но она любит еще порезвиться. Все будет по первому классу, малышка.

Сьюзен, стараясь не бежать, заставила себя важно прошествовать к выходу из гостиницы. И, только уже сидя в такси, она дала выход сдерживаемым слезам. Она тихо всхлипывала, чтобы не шокировать шофера, но тот как истый парижанин быстро разобрался что к чему.

— Не плачь, малютка. Он не стоит ни одной твоей слезинки. Ты такая очаровашка, что любой мужчина будет у твоих мог. Он набитый дурак, если не оценил тебя.

От ласковых слов шофера, сказанных от щедрости сердца, у Сьюзен потеплело на душе. Пока она добиралась до своей гостиницы, в оставленном Сьюзен номере разыгрывалась странная сцена.

6

Майкл, удивленный долгим отсутствием Сьюзен, причины поспешного бегства которой он так и не понял, лежал на кровати, бесцельно глядя в потолок, испещренный многочисленными трещинами. Сон потихоньку подкрадывался к нему. Он уже засыпал, когда в дверь осторожно постучали.

— Войдите! — крикнул он, ожидая увидеть знакомую изящную фигурку. Вместо нее появилась солидная дама почтенного возраста. По мнению Майкла, она могла быть или хозяйкой этой паршивой гостиницы, или служащей. — В чем дело? — спросил Майкл, поспешно натягивая на себя простыню.

— Уж и застеснялся, котик, — проговорила женщина голосом, близким к басу. — Я Сюзанна. Это меня ты заказывал. Такие, как я, женщины в самом соку, куда более лакомые кусочки, чем молодые вертихвостки. Что они понимают в любви? Им лишь бы побыстрей отработать и найти другого клиента. Со мной же, котик, ты познаешь истинное наслаждение.

Майкл в ужасе смотрел на раздевающуюся женщину. Она уже стояла в одной коротенькой черной комбинации и черных чулках, демонстрируя толстое дряблое тело, когда до Майкла дошла суть происходящего. Быстро, словно по военной тревоге, он поднялся с кровати и натянул брюки. Надевая рубашку, он коротко спросил:

— Сколько?

Сюзанна не растерялась. Она назвала почти фантастическую сумму. Майкл достал деньги из портмоне и положил на кровать.

— Ну и дурак же ты, котик, — услышал он слова, сказанные Сюзанной, и мысленно с ней согласился, хотя и по другой причине.

Только настоящий дурак может чуть ли не признаться в любви проститутке, которая еще и посмеялась над ним. Сердце Майкла кипело от гнева. Пусть ему только попадется эта проклятая Сью. Помчаться, как желторотый юнец, за несбыточной мечтой, за околдовавшей его когда-то девушкой, которая оказалась обычной проституткой, — разве такие поступки совершают в здравом рассудке?

К злости Майкла добавилось еще и раскаяние. Он бросил Шейлу одну, нанес ей оскорбление. Между ним и Шейлой не было никакой договоренности о дальнейших отношениях. Девушка ему правилась. Типичная англичанка из хорошей состоятельной семьи, она обладала внешностью, которая соответствовала его любимому типу женской красоты. Шейла была высокой пепельной блондинкой с приятными округлыми формами. Они оба считали свой роман перспективным, и Майкл знал, что в конце концов женится на Шейле. Хотя он ни разу не потерял с ней голову и сердце его не билось сильнее только от ее присутствия рядом с ним, в постели с ней ему было хорошо, а любовь Майкл считал глупыми выдумками. Спокойная и хорошо воспитанная, Шейла всегда и везде держала себя с большим достоинством. У нее, на взгляд Майкла, имелся лишь один недостаток — она слишком любила знаменитостей. Благодаря именно этому ее увлечению Майкл прилетел в Париж на уик-энд. Презентация фильма с участием Роберта Гроува была тем мероприятием, которое Шейла не могла пропустить. Так он оказался на этом злополучном приеме, где бросил порядочную девушку, погнался за проституткой и не успокоился до тех пор, пока не уложил ее в постель. В этом последнем моменте своего глупого поведения он почему-то ни капельки не раскаивался. Он и сейчас готов был снова лечь со Сью. Как могла эта продажная женщина сочетать в себе поразительную невинность и наивность с раскованностью куртизанки? Как же она была хороша, отдаваясь ему со всем пылом страсти, трепеща от каждого прикосновения, нисколько не стесняясь своей чувственности и требуя от него все более жгучих ласк. Еще ни с одной женщиной он не испытывал такого удовольствия.

Майкл грустно усмехнулся. Еще бы, видно, Сью — профессионалка высокого класса, нарочно причиняя себе боль, подумал он. Но что бы Майкл ни думал, как плохо ни отзывался бы о покинувшей его девушке, он знал, что не сможет забыть ее. Потом более практичная мысль пришла ему в голову. Почему бы ему не взять Сью в качестве постоянной любовницы? Шейла не должна ревновать его к женщине легкого поведения. В далеком прошлом мужчины Нью-Орлеана всегда имели одну и ту же книгу в двух изданиях. Видно, к нему перешли гены предков матери, уроженки Нью-Орлеана.

Шейла не устроила ему скандала, даже не упрекнула его. Она мирно спала в своем номере, а не дожидалась возвращения Майкла в его апартаментах, мечась по ним разъяренной львицей. Майкл решил, что это хороший признак, и стал звонить Роберту Гроуву, чтобы узнать координаты Сью. Придуманный им человек, которого Майкл поселил внутри себя, считал себя прагматиком, но он даже не посмотрел на часы, когда набирал номер. Было пять часов утра, о чем ему и сообщил злой голос потревоженного актера. Побеспокоить Сьюзен Майкл не решился. Он бесцельно бродил по номеру, дожидаясь времени, когда будет прилично сделать звонок.

7

Приехав к себе в гостиницу, Сьюзен немного поплакала о своей судьбе, потом, представив удивление Майкла появлением неизвестной ей Сюзанны, посмеялась над странным совпадением имен. Сьюзен считала себя неуязвимой для стрел любви. Когда ее мать и Дороти отговаривали ее от брака с Джоном, Сьюзен приписывала это их романтической экзальтации.

— Ты его не любишь, — твердили в унисон мать и сестра. — Как ты можешь выйти за него?

Речи матери и сестры казались Сьюзен смешными. А когда Дороти заводила монолог о том, как страстно она любит Джеффри, а он — ее, младшая сестра едва сдерживала подступающую тошноту. Ей очень хорошо была известна изнанка отношения зятя к сестре. Однажды она встретила его с другой женщиной. Они вели себя друг с другом так, что у Сьюзен не возникло никаких иллюзий. Джеффри изменял Дороти, а та все продолжала его любить. Может быть, поведение Джеффри и повлияло на отношение Сьюзен к любви? Возможно, именно тогда она и решила, что любовь — глупое чувство, делающее человека, который его испытывает, умалишенным. Ведь Дороти до сих пор страдает по Джеффри! Она так и не сняла траура, вызывая у всех недоуменные взгляды. Неужели молодая красивая женщина собирается его носить до конца дней? Мысли Сьюзен плавно перешли на человека, которого она сегодня видела, и те странные слова, сказанные дамой в ресторане. Сьюзен чувствовала между ними связь. Надо, если уж все провалилось с Гроувом, завтра подежурить у этой поганой гостиницы. Возможно, что человек, похожий на Джеффри, и появится. Сьюзен обязана до конца разобраться в этой истории. А мистер Майкл Ричардсон? Она вычеркнет его из своей жизни. Если логически рассуждать, он никак не затрагивает ее бытие. Мистер Ричардсон не знает мисс Сьюзен Смит, он никогда с ней не встречался, а что касается проститутки Сью… то какое дело до нее Сьюзен? Эта особа так же не существует, как и малолетняя сестра мисс Смит.

Сон незаметно подкрался к Сьюзен. Она крепко спала, когда раздался телефонный звонок.

— Сью, малышка, поехали со мной, — услышала она знакомый голос. — Я добьюсь для тебя рабочей визы. Ты будешь работать у меня в концерне…

Вопрос и насмешка, отлично в нем слышавшаяся, явились неожиданностью для нее. Она ответила, как всегда не думая о последствиях.

— Кем? Стриптизершей?

Воцарилось молчание. Потом Майкл продолжил:

— Ты еще достаточно молода. Можешь многому научиться.

Ухо Сьюзен мгновенно отметило легкую неуверенность, прозвучавшую в голосе Майкла. Бесенок, сидящий в ней, моментально поднял голову.

— Научиться? Чему? Быть твоей покорной любовницей? Спасибо за предложение, но я отказываюсь. — Сьюзен повесила трубку, но в ту же секунду телефон опять ожил. — Есть еще какие-нибудь предложения? — с издевкой спросила она. — Если нет, — Сьюзен сделала паузу, но трубка хранила молчание, — то иди к черту!

Она уже собиралась снова швырнуть трубку, как услышала смущенный голос Гроува:

— Сью, извини, если я тебя обидел, но вчера ты говорила, что у тебя ко мне срочное дело. Вот я и подумал…

— Роберт, милый, как рада я тебя слышать! — перебила его она. — Я думала, что звонит один надоедливый тип, который достал меня уже с утра.

— Да, мне тоже позвонил один японец, некий мистер Ричардсон…

— Японец? Почему японец? По-моему, он американец.

— Ну, не знаю… Тебе видней, он же тобой интересовался. Но в Америке в пять часов утра по местному времени тоже глубокая ночь, а вот в Японии как раз разгар рабочего дня, значит, он японец! Надо же, как он тобой увлекся, звонит из самого Токио.

На душе у Сьюзен потеплело. Стены дешевого номера, выкрашенные тусклой сероватой краской, засверкали. Даже сонная осенняя муха, лениво ползущая в поисках удобной зимовки, показалась Сьюзен яркой бабочкой. Все не так плохо, если человек звонит, не сообразуясь со временем, чтобы узнать о ней, но ждет удобоваримого часа, чтобы позвонить ей.

— Давай встретимся в «Клозери де Лила» на Монпарнасе. Позавтракаем вместе и поговорим, идет?

Сьюзен с радостью согласилась на предложение Роберта. Не имея терпения дождаться назначенного часа, Сьюзен вышла из гостиницы, решив прогуляться по Парижу. Прохожие с удивлением поглядывали на легко одетую девушку, танцующей походкой идущую куда-то в такую мерзкую погоду.

«Клозери де Лила» оказалось знаменитым на весь мир кафе. Его стены видели не одну сотню знаменитостей. Здесь бывали и Тулуз-Лотрек, и Модильяни, и Хемингуэй. Да и сейчас оно привлекало к себе известнейших личностей. Мгновенно застеснявшись своего затрапезного вида — джинсов и белой простой футболки, — Сьюзен робко вошла внутрь.

Роберт сидел за одним из столиков и с энтузиазмом махал ей рукой. Несмотря на то что Сьюзен понравился интерьер помещения — обшитые деревом стены и висящие на них подлинники картин, — она удивилась его выбору.

— Почему ты расположился здесь, а не на веранде? Надо пользоваться хорошей погодой. Осеннее солнце редкость.

Роберт смотрел на нее с изумлением.

— Сью, посмотри на себя, — медленно проговорил он, как говорят с маленькими детьми, призывая их к благоразумию, — ты вся мокрая. На улице моросит дождь и дует пронизывающий ветер. Это только твое воображение нарисовало солнце.

Он заказал коньяк и заставил Сьюзен выпить его, чтобы она согрелась и не заболела.

— Рассказывай, что у тебя случилось? — сказал Роберт, когда с коньяком было покончено и они приступили к фрикасе из омаров.

— Понимаешь, Роберт… — Сьюзен овладело странное возбуждение, ей показалось, что она сможет справиться со всеми трудностями, — у нас родилась прекрасная идея: прекратить выпускать платформеры и создать квест с элементами экшена. Возможно, замахнемся на мультиплейер, — тараторила она.

— Остановись! — взмолился Роберт. — Объясни понятными словами на обычном человеческом языке. Твои хлысты на железнодорожной платформе мне ни о чем не говорят.

Сьюзен рассмеялась.

— У меня фирма. Мы создаем компьютерные игры. Экшен, квест, платформер — это различные жанры. Чаще всего игры делаются графическими и текстовыми. Мы же хотим с живым актером. С тобой. Только ты можешь спасти меня от пожирания мистером Ричардсоном. Роберт, ты понимаешь?

— Ничуть. Неужели японец страдает каннибализмом? Мне показалось, что он питает к тебе более нежные чувства.

— Нет, Роберт, — возразила Сьюзен. — Все не так просто. Японец собирается съесть не меня, а мою фирму, а я… Я ему не нужна, у него есть сивая кобыла…

— Ну и что? Разве конный спорт помеха? — удивленно заметил Роберт.

— Ладно, может, ты и прав. — Сьюзен не стала пускаться в подробности своих отношений с Майклом Ричардсоном, а сосредоточила свое красноречие на компьютерных играх и сумела увлечь Роберта. — Ты будешь первым из актеров, кто примет участие в создании игры, — уговаривала она Гроува как опытный змий-искуситель. — С твоей славой по обе стороны Атлантики наша игра станет компьютерным хитом. Только… я не смогу тебе ничего заплатить. Ты получишь гонорар после раскрутки игры.

— А кто пишет сценарий? — заинтересовался Роберт.

— Никто. Мы сами.

— Возможно, если это сделает профессиональный сценарист, то будет лучше? У меня есть друг, — Роберт назвал известного голливудского сценариста, — он может помочь.

Сьюзен от восторга захлопала в ладоши. Их ланч плавно перетек в обед, а Роберт и Сьюзен все обсуждали детали будущего сотрудничества. Решено было, что к участию в создании игры Роберт приступит сразу же по завершении поездки в Париж, которая должна была закончиться через два дня. Сьюзен тоже решила улететь вместе с Робертом: ей не хотелось оставлять его одного. Творческие личности непредсказуемы. Она опасалась, что под влиянием момента Роберт откажется от их плана, поэтому решение сопровождать Гроува показалось ей наиболее привлекательным.

8

Сьюзен находилась в состоянии, близком к эйфории. Отношения с Майклом Ричардсоном отошли на задний план. Главное, что Роберт Гроув дал согласие! Возвращаться в отель Сьюзен не хотелось. Что она там будет делать? Ляжет спать? Но она не уснет до утра! Майкл Ричардсон завладеет ее думами, оттеснив все хорошее, что она извлекла из общения с Робертом Гроувом. Выход из создавшегося положения был найден очень быстро. Она займется более полезным делом. Сейчас уже довольно поздний вечер, почти ночь. Почему бы ей не поехать на площадь Мадлен и не побродить около той гостиницы. Она сразу же получит двоякую выгоду. С одной стороны, не будет мучиться без сна у себя в номере, с другой — возможно, снова увидит человека, похожего на Джеффри.

Найти гостиницу оказалось нетрудным делом. Уже через полчаса после расставания с Гроувом Сьюзен бродила по противоположной стороне улицы, на которой находилась злополучная гостиница. «Бенедиктин» — прочитала она на небольшой вывеске. Сьюзен ходила взад-вперед по тротуару, пока не подумала, что из-за проезжавших по улице машин может пропустить интересующее ее лицо, и не перешла на другую сторону. Теперь Сьюзен подошла к самой двери отеля. Немного отойдя в сторону, она сделала вид, что с нетерпением ждет опаздывающего на свидание с ней человека. Для большей убедительности Сьюзен время от времени поглядывала на часы. Однако терпение не входило в число ее главных достоинств, и вскоре она уже снова ходила туда-сюда перед входом.

— Сколько? — спросил у нее какой-то мужчина, когда Сьюзен в очередной раз демонстративно посмотрела на часы.

— Без четверти, — любезно ответила она.

— Не понял, — удивленно протянул мужчина, но Сьюзен уже отошла от него.

Через некоторое время к ней подошли двое мужчин.

— Пройдемте, — сухо сказали они, подхватывая Сьюзен под руки. — Тихо! Не кричать! Не сопротивляться! Полиция!

Сьюзен не собиралась делать ничего из того, о чем предупреждали ее ажаны. Она дала себя увести к машине и спокойно забралась внутрь.

— Должна предупредить, — любезно обратилась она к ним, — что я ничего не видела. По-моему, здесь не произошло ничего, что заслуживало бы внимания полиции.

Полицейские, молодые ребята, дружно рассмеялись.

— Слушай, крошка, — обратился один из них, — неужели для твоей работы нужен такой интеллект? Все говорят значительно проще: не виновата, не занимаюсь, оказалась случайно, а ты придумала что-то новенькое!

— Вы о чем? Не понимаю. Я честно сказала, что не представляю для вас никакого интереса, — холодно заметила Сьюзен, решив, что если кому-то охота тратить время на расспросы бесполезного свидетеля, то это уж не ее дело. Она их предупредила.

Ответом на ее реплику был еще более сильный гогот.

— Вот дает! — с восхищением воскликнул другой полицейский. — Не представляет интереса! Конечно, малютка, мы же на службе! А так… Мы с большой охотой! Правда, Анри? — обратился он к коллеге, сидящему с другой стороны от Сьюзен.

— Заткнитесь! — послышался голос человека более солидного возраста, который сидел рядом с водителем.

Сьюзен привезли в участок. Знакомство с французской полицией не очень-то вдохновило ее. Сначала она подверглась тщательному обыску. Женщина-полицейский, которая проводила эту процедуру, была откровенно груба и все время оскорбляла ее. Не совсем понимая, зачем свидетеля обыскивать, Сьюзен едва сдержалась, чтобы не наговорить дерзостей этой представительнице правопорядка. Потом, решив, что тяжелая работа, постоянное общение с преступницами, да и собственная некрасивость сделали характер женщины таким злобным, Сьюзен прониклась к ней сочувствием и стала даже помогать себя обыскивать.

— Чистая, — возвестила уродина вошедшему полицейскому и добавила, обращаясь уже к Сьюзен: — Топай к комиссару!

Сьюзен ввели в кабинет. За столом сидел пожилой человек с грустным усталым лицом. Ей разрешили сесть. Последовали анкетные вопросы. Она спокойно отвечала, но потом, не выдержав, сказала:

— Не понимаю! Если каждого свидетеля подвергать обыску и допросу, то как вы успеваете ловить преступников? Да я и не свидетель! Что я могу свидетельствовать, если ничего не видела!

Комиссар поднял голову от бумаг.

— Что за сказочку вы придумали? Лучше ответьте, что вы делали у гостиницы «Бенедиктин». Только не говорите, что вышли подышать воздухом.

Сьюзен смутилась. Дело приняло неожиданный оборот. Из категории свидетелей она, кажется, перешла в подозреваемые.

— Что молчите? Не хотите признать, что являетесь представительницей древнейшей профессии?

— Что вы себе позволяете, месье комиссар? Я — владелица компьютерной фирмы, а не проститутка. То, что я оказалась у гостиницы, абсолютная случайность!

— Разве я отрицаю, что у вас есть фирма? Вы, англичане, странный народ! Посмотрите на футбольных фанатов. У себя дома это почтенные граждане — адвокаты, банкиры, чиновники, — а приезжая на континент, они превращаются в отъявленных хулиганов. Вот и вы такая же! Иначе чем объяснить, что ваша случайная прогулка затянулась, а вчера вы тоже — несомненно, случайно — заглянули в гостиницу со спутником. Если вы скажете, что и он был случайным, то в этом я с вами охотно соглашусь!

Сьюзен испугалась. Она не могла привести никаких доказательств своей невиновности. С логикой в рассуждениях комиссара все в порядке. Пытаться утверждать обратное — значит потерпеть фиаско. Думай, Сьюзен, думай! — приказала она себе. Единственное, что пришло на ум, вряд ли может сработать, но попытаться стоит.

— Месье комиссар, у меня действительно было назначено свидание у этого отеля. Я не знала о его репутации. — Сьюзен всхлипнула, потом вздохнула и растерянно посмотрела на полицейского. — Все так странно. Это мой жених. Мы вчера ехали на такси. Возникла ссора. Я хотела остановить машину, но… но… — на глаза Сьюзен навернулись слезы, — он привез меня в этот отель, а сегодня предложил там встретиться, но не пришел. — Слезы уже градом катились из глаз, плечи содрогались от рыданий. Запинаясь она пролепетала: — Это все та сивая кобыла, это она… Он все придумал нарочно, чтобы от меня избавиться, а я… я жду ребенка.

Комиссар внимательно посмотрел на горько плачущую девушку. Он так много видел людской нечистоплотности, талантливых обмороков и истерик, что давно никому не верил. Но эта маленькая женщина производила впечатление чистоты и невинности. Ее слезы и отчаяние были искренними. Кроме того, у комиссара имелись сведения, которыми не могла располагать эта малютка. Сьюзен задержали по телефонному звонку. Мужской голос сообщил, что у гостиницы «Бенедиктин» разгуливает проститутка, подрабатывающая еще и торговлей наркотиками. Зелья у задержанной не оказалось, не было и следов от уколов. Немного поколебавшись, комиссар стал на сторону Сьюзен.

— Вы можете сообщить, кто ваш жених?

Сьюзен сразу поняла по изменившемуся тону полицейского, что ей поверили. Как же ответить на этот, такой простой на первый взгляд вопрос? Отказаться отвечать? Но это поставит под сомнение всю рассказанную ею историю. Кого отдать на закланье? Выбор небольшой. Это могут быть только Роберт Гроув или Майкл Ричардсон. Роберт, который согласился бесплатно сниматься в ее игре, чтобы ей помочь? Нет! Никогда! Она скорее сознается, что занималась проституцией, чем поступит так подло с Робертом. Значит, остается всего один человек.

— Это Майкл Ричардсон, американец.

Комиссар недолюбливал жителей другой стороны Атлантики. Когда он услышал, в каком отеле проживает этот господин, Сьюзен уже могла вить из него веревки. Комиссар был убежден, что богатые американцы типа этого Ричардсона, останавливающиеся в таких шикарных отелях, как «Конкорд Сен-Лазар», всегда поступают по-свински с женщинами. Надо же, привез свою невесту в Париж и поселил в задрипанной гостинице, а сам блаженствует во дворце!

Комиссар покинул Сьюзен, оставив её на попечение молодого полицейского, который тоже проникся симпатией к изящной хрупкой девушке. Он угостил ее кофе и даже ласково ободрил. Но напряжение неизвестности продолжало ее изматывать. Куда запропастился комиссар и что ее ждет впереди? Ответ на этот вопрос Сьюзен вскоре получила. Дверь открылась, и в кабинет вошли комиссар и… Майкл Ричардсон!

— Вы знаете, кто это? — спросил комиссар у Майкла.

В глазах Ричардсона горели ненависть и презрение. Сьюзен успела заметить и другое. Когда Майкл увидел ее в кабинете, в его взгляде на какую-то долю секунды промелькнуло облегчение. Интересно, кого он рассчитывал здесь застать?

— Да, — односложно ответил Майкл и, обратившись к Сьюзен, презрительно бросил: — Пошли, моя дорогая невеста. — В машине, куда Майкл ее фактически втолкнул, он уже не сдерживал ярости: — Как вы посмели, спасая свою шкуру, выставить меня негодяем? Надо же придумать, что я собрался отделаться от обесчещенной мною девушки, прибегнув к анонимному звонку! Вы хотя бы имеете представление о том, что такое честь?

Сьюзен вымученно улыбнулась.

— Вы не так поняли. Я разговаривала с комиссаром…

— Да, вы забежали в участок, чтобы выпить чашечку кофе и перекинуться парой слов со своим другом полицейским комиссаром, — ехидно заметил Майкл. — А я-то все не так понял. Решил, что вы подторговываете зельем при исполнении ваших профессиональных обязанностей. И доложил об этом полицейскому комиссару не кто иной, как я, сделав анонимный звонок! Какая фантазия! А вы не просто любительница пикантных приключений, а ни больше ни меньше моя невеста! Да еще в интересном положении! У вас с головой, моя дорогая, все в порядке?

Сьюзен молчала. В выплеснувшемся на нее потоке негодования она отчетливо поняла две вещи. Первое — ее задержали потому, что кто-то позвонил. Кому в Париже потребовалось это делать? Кто-то решил оригинально над ней пошутить? Но кто? Вряд ли это сделала ее «коллега» по так называемой профессии, чтобы расправиться с конкуренткой. Для этого, по-видимому, существуют другие методы борьбы. Возможно, люди, которые контролируют этот бизнес, решили, что она нарушает правила игры? Сьюзен очень хотелось вспомнить, что говорил ей вчера портье, но то второе, что она поняла из монолога Майкла, не давало ей сосредоточиться на причинах своего ареста. Мистер Ричардсон не только оскорбил ее. Он искренне считает, что она презренная тварь, публичная девка, которая ни при каких обстоятельствах не может быть его невестой.

— Куда мы едем? — спросила Сьюзен, когда Майкл наконец замолчал.

— В отель, в котором вы обитаете.

— Зачем?

— Чтобы вы взяли свои вещи и мы успели в аэропорт. Я сегодня улетаю.

— А я — нет!

— Вас отдельно, без меня, не существует. Вы будете меня сопровождать.

— Как рабыня, пока я вам не надоем? Вы серьезно считаете, что я подчинюсь? — взорвалась Сьюзен и посмотрела в его глаза.

Их холодная голубизна теперь выражала отчужденность. Этот мужчина больше не был ее незнакомцем, человеком, который шептал ей вчера нежные слова, который сказал, что она прелестна. Это был тот мистер Ричардсон, каким она себе его и представляла, — холодный, расчетливый эгоист. Ошиблась она только в его облике, но от внешней привлекательности он казался еще более бездушным.

— Вы правильно меня поняли. Вы будете со мной, пока мне не надоедите, И советую оставаться полезной мне как можно дольше. У вас нет выхода. Я пришел вам на помощь. Можно сказать, лжесвидетельствовал французской полиции. Теперь ваша очередь рассчитываться со мной. Нет на свете человека, который может похвастаться, что безвозмездно меня использовал. И с вас этот отсчет не начнется!

Сьюзен стиснула зубы. Нет, мистер Высокомерие, именно с меня этот отсчет и начнется. Возможно, что мною и закончится. Не знаю, кто выйдет победителем, но мне чертовски интересно помериться с вами силами, подумала она и решила вести войну до победного конца.

В гостинице Майкл последовал за ней в номер и не выходил из него, пока она собиралась. Уезжая в Париж на несколько дней, Сьюзен захватила совсем немного вещей. Весь ее багаж состоял из одной небольшой дорожной сумки, на которую Майкл бросил презрительный взгляд. Она отметила скаредность мистера Ричардсона. Он даже не сделал попытки помочь ей рассчитаться с администратором гостиницы. Сьюзен обиделась, а потом едва не расхохоталась из-за этого возникшего у нее чувства. Ей как Сьюзен Смит, конечно, и в голову не пришло бы позволить платить за себя по счету. Но в качестве Сью ей стало досадно, что, покупая ее, мистер Ричардсон боится переплатить лишний пенс.

Из отеля они сразу поехали в аэропорт.

— Разве вам не надо заехать за вещами? — спросила у Майкла Сьюзен.

— Их могут мне выслать, — последовал ответ.

— Ваша жена? — Она не смогла подавить любопытства. — Вы ей скажете, что вас срочно вызвали и у вас не было ни секунды, чтобы забежать с ней попрощаться? Конечно, как по-другому можно скрыть мое присутствие! — Произнося этот короткий монолог, Сьюзен не спускала с Майкла горящих глаз.

Впервые с тех пор, как он забрал ее из участка, Майкл внимательно посмотрел на нее и снисходительно улыбнулся.

— В чем-то вы правы. Но у меня нет жены, а вещи вышлет администрация отеля. Еще вопросы есть?

Вопросы были, но Сьюзен решила для своего же блага их не задавать. Когда они приехали в аэропорт, она решительно направилась куда-то.

— Куда? — спросил Майкл, хватая ее за руку.

— В туалет. Хочу пи-пи. Думаю, мое желание законно и вряд ли подлежит обсуждению.

— Хорошо. Пойдемте.

— Вы собираетесь идти со мной в туалет, я не ошиблась?

— Верно, вы все поняли правильно, — невозмутимо бросил ей в ответ Майкл.

Войдя в туалет, Сьюзен радостно улыбнулась. Ее план обязательно сработает! Как бы мистер Ричардсон ни вел себя, но он джентльмен и ни за что не войдет в дамский туалет. Когда Майкл потеряет терпение ее ждать, он пойдет искать полицейского, чтобы тот вошел в заведение. Она не знала, существуют ли для таких деликатных целей в аэропортах женщины-полицейские, но в том, что Майкл станет ее искать с помощью полиции, у нее сомнений не было. Подождав пять минут, Сьюзен решила выйти из кабинки, но в этот момент раздался женский визг.

— Полиция, мадам, извините. Сохраняйте спокойствие. Здесь опасная преступница, извините, мадам. Выходите, — услышала Сьюзен голос Майкла.

Она упустила из виду, с кем имеет дело. Он и не подумал звать на помощь, а самолично вломился в туалет. Сьюзен постаралась встать так, чтобы не видно было ног, хотя уже понимала, что спрятаться ей не удастся.

Дверь кабинки резко дернули. Защелка выдержала, но с той стороны рванули посильнее и слабый замок, издав тоскливый скрежет, перестал сопротивляться. Дверь распахнулась. Перед Сьюзен стоял Майкл.

— Выходите, — скомандовал он.

Женщины, которые еще оставались в дамской комнате, жались к стенам и испуганно взирали на Сьюзен.

— Никогда не подумала бы, что такая пигалица может быть преступницей, — тихо заметила, ни к кому не обращаясь, пожилая женщина.

— Вот такие и бывают! Из них выходят очень искусные воровки. Маленькие могут пролезть где угодно, — громко возразила другая дама. Если исходить из сообщенных ею же самой сведений, то комплекция этой мадам говорила о том, что специалисткой в воровском деле она быть уж никак не может.

Сьюзен стало обидно. Ее обсуждают так, как будто она ничего не слышит. Остаться в памяти пусть и случайных людей, с которыми она больше никогда не встретится, опасной преступницей Сьюзен не хотелось.

— Неправда, никакая я не преступница! Этот человек хочет, чтобы я оставалась его любовницей и боится меня отпустить! — в отчаянии крикнула Сьюзен.

Ее заявление произвело явно не то впечатление, на которое она рассчитывала. Женщины громко рассмеялись.

— Да кто же на тебя польстится, тебя и в кровати-то не найдешь, — выразила, по всей видимости, общее мнение корпулентная дама и кокетливо добавила: — Месье, для этой цели лучше арестуйте меня.

— Я тоже не отказалась бы отбыть наказание в постели с вами, месье. Я тоже могу быть воровкой. Например, стащу сейчас мыло и рулон туалетной бумаги. Арестуйте меня, пожалуйста, — сказала другая дама.

Смех стал еще громче. Сьюзен залилась краской, а Майкл, напротив, нисколько не смутился и был явно доволен.

— Марш к кассам, — скомандовал он, когда они вышли из туалета. — На вашем месте я сделал бы вывод. Если вы не вызвали даже у представительниц вашего пола никакого сочувствия, стоит ли в будущем тратить голосовые связки?

Из того, что говорил и как с ней обращался Майкл, Сьюзен поняла, что французский комиссар из каких-то ведомых только ему соображений не открыл мистеру Ричардсону ни ее фамилии, ни места ее постоянного проживания, ни социального статуса. Сьюзен решила воспользоваться неожиданно представившейся возможностью. Она не стала спорить с Майклом и зашагала к кассе.

— Куда мы летим? Я сама в состоянии заплатить за билет, — гордо заявила она Майклу.

— В Лондон. Весьма похвально с вашей стороны экономить мои деньги. Я сделал неплохое и, главное, недорогое приобретение. — В словах Майкла отчетливо звучал двойной смысл.

От злости, охватившей Сьюзен, она даже заскрежетала зубами. Ладно, мистер Ричардсон, я еще вручу вам счет, который вы при всем желании не оплатите! Я еще посмеюсь, поставив вас в унизительное и смешное положение. Вы еще не только будете просить у меня прощения, вы будет умолять меня помочь!

Подкрепив таким образом самолюбие, Сьюзен смогла приобрести билет, не открывая Майклу своей фамилии. В самолете она, заняв место у окна, тотчас с повышенным интересом стала обозревать открывающийся пейзаж.

— Очень хорошо, если вы намерены хранить молчание и дальше. У меня была беспокойная ночь, и я с удовольствием отдохну, — с издевкой в голосе сказал Майкл.

Сьюзен решила изменить тактику. Ей надо бы побольше узнать о том, что собирается преподнести ей судьба — вернее, мистер Высокомерие, решивший, что может выступить в этой роли. То, что они летят в Лондон, уже хорошо. Ей будет легче ускользнуть от его бдительного ока. Неожиданно Сьюзен подумала, что, несмотря на кажущуюся смехотворность проблемы, ей будет не так-то легко уйти от Майкла. Он вполне в состоянии держать ее в положении заложницы. Если придется прибегнуть к помощи сестры или матери, то ее инкогнито будет раскрыто. После всех совершенных ею глупостей предстать перед ним в качестве мисс Смит было выше ее сил.

Сьюзен робко дотронулась до руки Майкла.

— Мы останемся жить в Лондоне? — спросила она тоном благовоспитанной девочки:

— Нет. Мы пробудем там всего несколько дней, а затем улетим в Штаты, где ты и поселишься.

— Хорошо. Я никогда не была в Штатах, да и в Англии была только один раз, на похоронах матери. Прости меня, мама. Это ложь во спасение, мысленно прошептала Сьюзен, а вслух добавила: — Моя мать была англичанкой. Когда я выросла, она уехала жить к сестре, а я осталась во Франции.

Майкл, видимо, приятно удивился перемене в настроении Сьюзен. Его ладонь накрыла ее руку, и он мягко произнес:

— Не волнуйся, все будет хорошо. Не вспоминай о грустном, хотя мне теперь стало ясно, почему ты так хорошо говоришь по-английски.

— Майкл, я должна тебе признаться, — продолжила Сьюзен голосом кающейся грешницы. — Мне ужасно стыдно… — Для усиления эффекта она закрыла лицо руками.

— Милая, ты о чем? — Майкл был растроган неприкрытым отчаянием, звучавшим в голосе девушки. Сейчас она особенно напомнила ему младшую сестру мисс Смит, ту юную девушку, с которой он обедал в «Вирасвами».

Сьюзен всхлипнула и, не отрывая рук от лица, тихо пробормотала:

— Ты ошибаешься, думая, что я грамотная, образованная девушка. По-английски я не умею ни читать, ни писать. Все в твоем кругу будут надо мной смеяться.

— Ничего, милая. Ты быстро всему научишься. Если ты осознаешь, что тебе необходимо учиться, значит, ты уже на пути к успеху. Самое главное — понять свои недостатки.

Сьюзен задумалась. Перемена в поведении Майкла ее озадачила. Его способность на сопереживание сильно ее удивила. Он встретил ее лживые признания не насмешками и презрением, а сочувствием и готовностью прийти на помощь.

Остаток полета они провели молча. Сьюзен отважилась положить голову на грудь Майкла. Он ее нежно обнял, и она, к своему удивлению, быстро уснула.

— Куда мы едем? — спросила Сьюзен в машине, когда расстояние, отделяющее Париж от Лондона, было преодолено и ей снова удалось утаить свою фамилию от Майкла на пограничном контроле.

— В гостиницу. Ты немного отдохнешь, а потом подумаем, что делать дальше.

9

У Майкла были заказаны апартаменты в шикарном отеле «Хэзлитс» на Фрис-стрит в районе Уэст-Энда, где любили останавливаться продюсеры и знаменитые литераторы. Выбор места проживания немного удивил Сьюзен. Неужели Майкла привлек дух писателя восемнадцатого столетия, витающего над этим отелем? Может быть, Вильям Хэзлит является его покровителем или мистер Ричардсон преданный почитатель творчества писателя и совершает паломничество в места, где жил его кумир? Сьюзен продолжала издеваться про себя над выбором Майкла, но, оказавшись в номере, по достоинству оценила то, что открылось ее взору. Несмотря на расположение в самом центре Уэст-Энда — среди баров, театров, ресторанов, — в отеле царили респектабельность и покой. Выдержанные в светлых тонах и обставленные мебелью из мореного дуба апартаменты, казалось, сошли со страниц романов о доброй старой Англии. Сьюзен вошла в спальню и заглянула в ванную комнату. Туда вполне можно было водить экскурсии. Медные ручки душа и чугунная ванна на ножках, перешагнувшие из эпохи королевы Виктории в конец двадцатого столетия, поражали воображение. Возможно, для Ричардсона этот отель является путешествием в настоящий Лондон, каким он ему видится из-за океана? — подумала Сьюзен.

Ее размышления были прерваны словами Майкла, который следом за ней вошел в спальню:

— Раздевайся!

Сьюзен удивленно взглянула на своего так называемого властелина. Он что, захотел предаться с ней любовным играм сразу же, как только увидел кровать? Она потупилась, и ее щеки залил предательский румянец.

Майкл, который в этот момент стоял у окна, не услышал за спиной никакого движения и оглянулся. Сьюзен замерла, прижав к груди руки и не спуская с него остановившегося взгляда огромных, сияющих как звезды глаз. Он с недоумением посмотрел на нее и вдруг усмехнулся. Сьюзен поняла его требование совсем по-другому. Желание с огромной силой захлестнуло Майкла. Он уже сделал шаг вперед, чтобы заключить ее в объятия, но одумался. Во-первых, его ждут неотложные дела. Во-вторых, он уже принял решение насчет Сью и обязан сдерживать свои порывы.

— Ты должна отдохнуть с дороги. Раздевайся и ложись в постель, — произнес Майкл не допускающим возражения тоном.

— Мне… Мне… хотелось бы… принять сначала ванну, — запинаясь от смущения проговорила Сьюзен.

— Это ты можешь сделать, когда я уйду. Мне необходимо отлучиться. Я закрою дверь и попрошу тебя не беспокоить.

— А ты не можешь уйти, не дожидаясь, пока я разденусь? — разозлясь на себя за глупые мысли, холодно спросила Сьюзен. Она уже немного оправилась от замешательства.

— Нет! Я должен быть уверен, что я найду тебя здесь, когда вернусь.

— Я не привыкла спать голой. Мне нужна ночная рубашка. — Мысли Сьюзен метались в поисках выхода. Ситуация складывается не так, как она первоначально рассчитывала. Она обязательно что-нибудь придумает, надо только потянуть время. Как истинная авантюристка, Сьюзен считала, что нет безвыходных положений. Всегда найдется какая-нибудь лазейка, и не одна.

— Зачем? Неужто ты ею когда-нибудь пользовалась? — ехидно заметил Майкл и, видимо, устыдившись своих грубых слов, согласился на ее требование. Он поставил перед ней дорожную сумку, которую она брала с собой в Париж и которая теперь оказалась вместе с ней в отеле «Хэзлитс».

Красивое белье было слабостью Сьюзен, и сейчас она держала в руках роскошную рубашку из черного шифона, отделанную белым кружевом. Самообладание полностью вернулось к ней. План дальнейших действий уже вырисовывался в ее сознании. Но она не могла отказать себе в удовольствии немного поиздеваться над Майклом.

Сьюзен принялась демонстративно медленно стягивать с себя джинсы и футболку. Оставшись в лифчике и трусиках, она остановилась. Затем плавным движением завела руки за спину и выгнулась. Застыв в классической позе стриптизерши, она проворковала:

— Желаете видеть стриптиз?

— В другой раз! — Майкл улыбнулся ей словно Чеширский Кот и подобрал сброшенную ею одежду. Спрятав ее в дорожную сумку, он вышел из спальни и унес с собой сумку.

Через некоторое время звук закрываемой двери подсказал ей, что Майкл покинул апартаменты.

Дура! — выругала себя Сьюзен. И чего ты добилась? Кто кого смутил? Почему она всегда совершает идиотские поступки? Она снова предстала перед Майклом особой, которая если о чем и думает, то только о постели. Расстроившись от очередного нелепого деяния, Сьюзен постаралась выкинуть из головы разыгравшуюся между ней и Майклом сцену и сосредоточиться на более актуальном для нее вопросе. У нее совсем нет времени предаваться глупым любовным страданиям. Майкл скоро вернется, а выход из создавшегося положения еще не найден.

Что же ей придумать, чтобы уйти отсюда? Надеть на себя что-нибудь из одежды Майкла? Но об этом не может быть и речи. При их разнице в росте ее остановит первый же служащий отеля, который попадется навстречу, да и как выйти из закрытой комнаты, чтобы найти эту самую одежду? Сьюзен принялась обдумывать, к кому она может обратиться за помощью. Дороти? Мать? Ни одна из них не сможет сориентироваться в обстановке, да и добраться быстро сюда они не смогут.

Дейзи? Сьюзен мысленно представила себе свою секретаршу. Это имя в применении к ее внешности звучит более чем нелепо. «Маргаритка» гренадерского роста, разговаривающая густым басом, всегда удивляет своими нелепыми нарядами окружающих. Рядом с ней даже на абсолютно голую женщину вряд ли кто обратит внимание. Еще давно, когда Сьюзен вступила на путь руководства фирмой, она хотела заменить Дейзи на посту секретаря кем-нибудь более подходящим. Тогда она нашла в себе силы решительно сократить раздутый отцом без всякого к тому основания штат работников. Но с Дейзи она не смогла поступить подобным образом. Потом Сьюзен под внушительными формами Дейзи обнаружила преданное доброе сердце, готовое безоговорочно любить своего миниатюрного шефа. Порадовавшись, что когда-то не поддалась желанию видеть вокруг себя только профессионалов высокого класса, Сьюзен извлекла сотовый телефон, спрятанный у нее в маленькой сумочке, которую Майкл не отобрал, посчитав ее безопасной, и набрала номер секретаря фирмы.

— Дейзи, срочно приезжай в отель «Хэзлитс». Не трать время на пустые разговоры, — прервала ее Сьюзен, когда та попыталась выяснить, где находится босс. — Потом все узнаешь, а сейчас ничему не удивляйся. Заходи в отель и сразу направляйся к администратору. Смотри не пропусти, когда я появлюсь в вестибюле. — Сьюзен подробно описала, что Дейзи должна делать в отеле.

Кровь в висках Сьюзен пульсировала в бешеном ритме. Проблема, благодаря только появлению здесь ее секретаря, не решится. Проходить сквозь стены она еще не научилась. Наконец, остановившись на одном из возможных вариантов, Сьюзен подняла трубку гостиничного телефона:

— Алло, я хотела бы сделать заказ. Да, да, меня приказано не беспокоить. Но я проснулась и хочу кофе. Да, привезите в номер. Можно добавить к нему все, что посчитаете нужным. Я ужасно проголодалась и готова проглотить все, что вы предложите. О! Увольте меня от перечисления, — весело щебетала Сьюзен, разыгрывая капризную богатую женщину. — От восприятия меню на слух сыт не будешь. Я уже сказала, что съем все, что вы привезете ко мне в номер. Хорошо, вот и умница! Добавьте еще бутылку виски и возьмите с собой ключ. Я не думала, что проснусь так рано и не хотела беспокоиться из-за такой мелочи. Вот и заставила моего друга закрыть меня на ключ.

В ожидании заказа Сьюзен, вспомнив свое путешествие в «Вирасвами» в облитом виски наряде, прорезала в ночной рубашке дырочки для глаз, безжалостно оторвав кружева. Затем примерила новый наряд, стянув на голове оторванной бретелькой вырез рубашки наподобие прически. Получилось нечто вроде накидки, доходящей ей до талии и оставляющей остальную часть тела обнаженной. Превратиться в ортодоксальную мусульманку, одетую в паранджу, не удалось. Немного подумав, Сьюзен решила добавить к туалету белую простыню с кровати. Она еще не до конца соорудила свой импровизированный наряд, как в дверь постучали. Сьюзен метнулась за дверь.

— Войдите! — крикнула она, вся внутренне подобравшись.

То, что она планировала сделать, было ей совсем не по сердцу. Она хотела оглушить бутылкой вошедшую к ней с едой девушку. Как сделать так, чтобы та не очень пострадала? Вдруг удар окажется опасным для ее здоровья или, не дай Бог, для жизни? Идея, которую всего минуту назад Сьюзен считала великолепной, показалась ей нелепой. Нет! Она не сможет так поступить. Лучше попытаться уговорить официантку, сделать ее своей союзницей. Послышался звук открываемой двери. Будь что будет! Запахнув на себе простыню, Сьюзен вышла из засады.

Тележку, нагруженную подносами с едой, которой хватило бы на целый полк королевских гвардейцев, толкал впереди себя высокий стройный черноволосый официант. Сам Бог сжалился над нею! Уж его-то она завлечет в свои сети, подумала Сьюзен и, дождавшись, когда официант ногой захлопнет дверь, спустила простыню с плеч.

Официант застыл в изумлении. Перед ним стояла миниатюрная очаровательная девушка со сверкающими глазами, единственной одеждой которой были распущенные пушистые волосы золотистого цвета.

— Привет, — прошептала Сьюзен и, в мгновение ока оказавшись между дверью и официантом, повисла у него на шее.

Молодой человек растерялся. Ему еще ни разу не доводилось попадать в такую ситуацию. Благодаря смазливой внешности он иногда получал подобные предложения. Но чтобы сразу к нему бросалась обнаженная молодая да еще прекрасная женщина, с таким ему сталкиваться не приходилось.

Сьюзен с быстротой молнии срывала с него одежду. Внезапная утрата дара речи и возможности двигаться у стоящего столбом мужчины была ей на руку. Только когда она дошла до трусов, официант вдруг ожил. Его руки сжали девушку и притянули к себе. Любовные ласки, не говоря уж о большем, совсем не входили в намерения Сьюзен.

— Подожди, — голосом, еле звучащим из-за страха, что Майкл может вернуться и помешать ей осуществить задуманное, прошептала Сьюзен. — Подожди, — снова повторила она и высвободилась из объятий официанта.

Он безропотно подчинился колдовскому обаянию странной обитательницы отеля. Вознаграждением для него стали крепкие объятия прелестницы, которым он с радостью отдался. Удар в пах был нанесен так молниеносно и неожиданно, что бедняга ничего не понял. В глазах у него потемнело, от боли его тело сложилось вдвое, с губ сорвался стон раненого животного.

Сьюзен не стала дожидаться, когда он придет в себя. Подхватив свою импровизированную паранджу с простыней и одежду официанта, она выскользнула в коридор. Лифт еще был на этаже, когда Сьюзен влетела в неге и нажала кнопку. Когда же она вышла из лифта в холл, то являла собой некое подобие существа, одетого в национальную одежду неизвестно какой страны.

Тело Сьюзен было закутано в простыню, как это делали арабские женщины на юге Туниса. Но они оставляли лицо открытым. Сьюзен же напялила на голову чадру из ночной рубашки, которая спускалась с ее головы как фата черного цвета.

Появление столь экстравагантно одетой женщины, к тому же еще и босой, не произвело на находящихся в вестибюле гостиницы людей никакого впечатления. Все они были заняты разыгрываемой на их глазах другой сценой. У стойки администратора вопила Дейзи. За время пребывания Сьюзен в Париже манера одеваться ее секретаря ничуть не изменилась. Одежда высокой, громадных размеров женщины, как и всегда, бросалась в глаза. На Дейзи была надета широкая юбка алого цвета, топорщившаяся пышными складками вокруг ее необъятной талии. Блузка — по необъяснимому пристрастию Дейзи к не сочетаемым между собой цветам — была ядовито-зеленой. Венчала удивительный, на взгляд любого человека, ансамбль шляпа устрашающих размеров, напоминавшая цветник садовода, помешанного на выращивании гигантских сортов роз. Одна из них, больше похожая на подсолнух, угрожающе свешивалась с полей головного убора, обещая при падении разнести все, что попадется ей на пути. Густым басом, не слушая, что ей говорят, Дейзи требовала назвать номер, в котором скрывается ее муж. При такой сцене появление маленькой женщины, закутанной в белое и черное, уже не могло никого поразить. На это и рассчитывала некая мисс Смит.

Сьюзен быстро устремилась к выходу. Еще секунда, и она будет на свободе! Но швейцар открыл дверь и появился… мистер Майкл Ричардсон. Сердце Сьюзен так громко заколотилось, что ей показалось, что его стук слышен всем вокруг.

О Боже! Сьюзен упала духом. Взгляд Майкла скользнул по ней, в его глазах появился вопрос, который он то ли задавал самому себе, то ли хотел обратиться с ним к Сьюзен. Но в это время увидевшая своего шефа Дейзи ринулась навстречу мистеру Ричардсону. Естественно, ему сразу же стало не до странного существа, закутанного в бело-черное одеяние. Разве будешь раздумывать, где встречал одетую в паранджу женщину и почему она тебе кажется знакомой, если огромный авианосец несется на всех парах на тебя, готовый смести на своем пути все живое? Встреча с Дейзи могла закончиться для него физическим увечьем. Майкл отшатнулся, но фантастическая женщина, продолжая грозить адским пламенем всем служащим отеля и призывая кары Господни на их головы, словно мощный таран врезалась в него. Майкл, о котором нельзя сказать, что он субтильного телосложения, еле устоял на ногах. Его сто девяносто сантиметров роста и девяносто килограммов веса произвели на женщину-богатыря не большее впечатление, чем если бы она столкнулась с мирно ползущей по своим делам букашкой. Сьюзен же, пользуясь суматохой и всеобщим замешательством, выскользнула из отеля.

— Сьюзен! — заорала Дейзи ей вслед.

Не услышать громоподобного баса было невозможно, но дверь отеля по счастливой случайности уже закрылась, и Майкл оказался отгороженным от звуков улицы. Сопровождаемая криками Дейзи Сьюзен не оглядываясь продолжала нестись вниз по улице. Завернув за угол, она остановилась и быстро проговорила догнавшей ее секретарше.

— Останови такси и пока ни о чем не спрашивай!

Дейзи подчинилась, но не перестала повторять зычным шепотом, от которого шарахались в сторону прохожие:

— Сью! О Боже мой, Сью, моя маленькая Сью. — В такси Дейзи дала волю своим чувствам. Она сжала Сьюзен в нежных — похожих на медвежьи — объятиях и чуть не выколола ей глаз одной из шляпных роз, чей шип был величиной с вязальную спицу. — Сью, маленькая моя, я так испугалась. Я боялась не справиться с ролью. Но, по-моему, мой дебют прошел отлично. Рассказывай, что случилось? Тебя украли? Похитили? Откуда у тебя этот нелепый наряд? Неужели нашелся человек… — Дейзи сделала выдох, ибо все вопросы задавались ею на одном дыхании, и окончание риторического вопроса осталось для Сьюзен тайной. — Интересно, что он от тебя хотел? — после небольшой паузы продолжила Дейзи. — Выкуп? Он кто, сумасшедший или преступник?

— Нет, сексуальный маньяк. — Сьюзен решила, что шокированная ответом Дейзи, которая скорее всего была старой девой, перестанет терзать ее вопросами и даст ей возможность немного сосредоточиться.

— Он тебя изнасиловал? — ахнула Дейзи и запричитала: — Бедная малышка! Это так ужасно, но не переживай. Все уладится. Ты со временем успокоишься и обо всем забудешь. Бедная моя девочка, как я тебя понимаю!

Сьюзен удивилась. Дейзи так ее успокаивала, словно подобные происшествия случались с ней самой регулярно.

— Надо сообщить в полицию. Там сделают фоторобот и поймают преступника. Ты можешь дать его словесное описание? — продолжала вопрошать секретарша.

Но Сьюзен уже не слушала ее. У нее возникло странное ощущение. Сидя в безопасности в такси рядом с верной Дейзи, она должна была бы ощущать себя довольной и радостной, что ей удалось, не раскрывая инкогнито, вырваться от Майкла! Но этих эмоций она не испытывала. Из вороха переживаний в душе Сьюзен доминировало одиночество. Ей вдруг страстно захотелось перенестись в тот парижский отель и повернуть события вспять. Вместо того чтобы таять в объятиях Майкла, она могла бы членораздельно объяснить, кто она такая и почему кинулась в эту гостиницу. Можно было бы сделать это и сегодня в апартаментах «Хэзлитса». А если она посчитала его недостойным своих объяснений, то почему сейчас ей так остро его не хватает, не хватает человека, от которого, приложив мыслимые и немыслимые усилия, она сбежала? Что она хотела доказать Майклу своим поступком? Сьюзен была достаточно искренна сама с собой, чтобы признать, что все ее действия в Париже, а затем в Лондоне предопределил взгляд Майкла, которым он окинул ее в полицейском участке. Кроме удивления и последовавших за ним злости и презрения в его глазах промелькнуло облегчение. Это длилось всего лишь мгновение, но Сьюзен заметила, и душа ее тут же возмутилась. Тот, другой человек, за которым приехал Майкл, значил для него больше! Скорее всего, это была другая женщина! А Сьюзен же, по его мнению, было не привыкать проводить время в обществе полицейских. Что могла предпринять Сьюзен, особенно учитывая странную идею Майкла не отпускать ее от себя?

В какой-то момент, когда они ехали в ее гостиницу в Париже, у нее шевельнулось желание рассказать ему всю правду о себе. Но его высокомерие и воспоминание о разговоре с комиссаром остановили ее. Майкл мог отнестись к ее рассказу с таким же предубеждением, как и полицейский. Ведь тот тоже поверил, что она говорит правду, но тем не менее в его сознании руководство фирмой вполне сочеталось с занятием проституцией, особенно за границей. А у Майкла, не только дважды видевшего ее фривольные танцы, но и… Сьюзен покраснела. Она не смогла закончить даже мысленно начатую цепочку рассуждений. Ей стало стыдно за те страстные ласки, которые она щедро дарила Майклу и жадно принимала от него. А если бы она попыталась объяснить ему, что у той гостиницы поджидала человека, похожего на покойного мужа сестры?.. Все это не выдерживало бы никакой критики! Щеки Сьюзен, и так алевшие словно розы, стали совсем пунцовыми. Если учесть, что нескольких мгновений, проведенных ею с Майклом Ричардсоном в постели, хватило, чтобы ее сердце оказалось им плененным, то что говорить о целой ночи любви, которая была бы у нее с ним сегодня? Она растеклась бы перед ним, словно масло по поджаренному хлебу, и еще благодарила бы, что он соизволил ее мимоходом приласкать. Она стала бы его рабыней!

Быть у кого-то в рабстве никогда не входило в жизненные планы Сьюзен. Нет! Ей надо вопить от восторга, что удалось избежать столь ужасных цепей. Потом у нее есть наглядный пример. Терзания старшей сестры о покойном муже нельзя объяснить только неудачным выбором объекта любви. Кто может дать Сьюзен гарантию, что Майкл не поступит с ней подобным же образом, если он сразу начал ее презирать?

— Сью, почему ты плачешь? — послышался бас Дейзи. — Тебе до сих пор больно? Забудь его, забудь этого монстра! Я понимаю, когда какой-то орангутанг касается тебя своими лапами…

— Он не орангутанг, и он меня не насиловал. Любая женщина почувствовала бы себя польщенной, если бы он только обратил на нее внимание…

Дейзи растерянно захлопала глазами.

— Но я не понимаю тогда…

Сьюзен ее прервала:

— Я не любая… Я Сьюзен Смит и клянусь всеми своими потрохами, что мистеру Ричардсону придется немало потрудиться, если ему захочется меня вернуть. — Произнеся в пылу гнева столь странную клятву, Сьюзен рассмеялась. Хорошее настроение постепенно возвращалось к ней.

— Мистер Ричардсон? Тот самый? — еще сильнее удивилась Дейзи. — Тогда почему ты бежала от него в столь фантастическом одеянии и босой?

— А что, я должна была продефилировать по холлу отеля голой? Он спрятал мою одежду. И хватит расспросов, Дейзи.

Но секретарша не могла остановиться. Ее любопытство было сильнее приказов.

— Он тебя раздел? Сам? — впадая в ужас, спросила Дейзи.

— Нет! Разделась я сама, — произнесла Сьюзен и подумала, что представать перед мистером Ричардсоном в обнаженном виде уже стало для нее обыденным делом. Он будет более удивлен, увидев ее полностью одетой.

Чтобы как-то успокоить умирающую от любопытства Дейзи, Сьюзен пришлось немного рассказать о том, что произошло с ней в Париже. Она опустила не только повод, приведший ее к гостинице «Бенедиктин», но и свою встречу на приеме с Майклом Ричардсоном и более чем любопытное ее продолжение.

— Он явился спасти тебя! — мечтательно про шептала сипящим басом Дейзи. — Он появился как рыцарь в сияющих доспехах, как Лоэнгрин!

Дейзи когда-то в ранней юности совершила путешествие в Германию. Ее, по-видимому, на всю оставшуюся жизнь потрясли рассказы гида о Лоэнгрине. Все сотрудники фирмы знали об этой нежной привязанности Дейзи и о том, что сравнение с Лоэнгрином является высшей похвалой в ее устах.

Такси подъехало к дому Сьюзен, и она не стала ничего отвечать на этот панегирик мистеру Высокомерие.

10

Оказавшись у себя в квартире, Сьюзен сразу же позвонила Роберту и договорилась о завтрашней встрече, затем обратилась к Дейзи:

— Вызови Пола и Ника. Пусть они захватят с собой все наработки об игре и немедленно приезжают сюда, ко мне. А потом отправляйся в магазин и купи для меня черный парик и очки. Дейзи, тебе что-нибудь непонятно? — спросила Сьюзен, заметив, с каким недоумением смотрит на нее та.

— Нет-нет! Только вот очки. Что ты подразумеваешь под этим словом, Сью?

— Ничего постыдного. Только очки. То сооружение, что торчит у тебя на носу. Ты можешь подойти к зеркалу и посмотреть на себя. Именно то, что ты увидишь, я и прошу купить.

Пока Сьюзен принимала душ и переодевалась, Дейзи еще долго пребывала в шоке. Затем она наконец позвонила и отправилась за покупками.

Вскоре приехали Пол и Ник. Договоренность Сьюзен с Робертом Гроувом их очень обрадовала. Сообщение о том, что известный актер согласился принять участие в съемках, было встречены криками «ура!». Правда, некоторые разногласия вызвала эпоха, в которой развивается сюжет игры. Роберт в телефонном разговоре сказал Сьюзен, что его приятель — известный сценарист Голливуда — сейчас очень занят и единственное, на что можно рассчитывать, это просмотр уже готового материала.

— Франция. Замок герцога — собирательный образ Версаля и Фонтенбло. Там будут храниться сокровища и тайны, — отстаивал свою идею Ник, прикипевший навечно к Парижу и никогда в нем еще не бывавший.

Сьюзен всегда удивлялась, как удается Нику сохранять столь трогательную привязанность не только к одному городу мира, но и к одной эпохе — времени царствования короля Людовика XIV. В этом он был схож с Дейзи, любившей Лоэнгрина. Нику всегда хотелось делать игры, сюжет которых разворачивается в Париже.

— Ник, — прервала Сьюзен его восторженную оду Парижу и Королю-солнцу, — на твоем примере все безусловно поверят, что человек живет несколько жизней и у некоторых сохраняется генная память о них. Я думаю, — пошутила она, — что ты когда-то жил во Франции семнадцатого столетия. Был сыном кого-нибудь вельможи, например герцога Лотарингского…

— Незаконнорожденным, — не упустил случая подколоть Ника Пол. — Вырос в бедности у матери прачки, поубивал всех законных сыновей герцога и до сих пор ищет спрятанные в замке сокровища.

Сьюзен захлопала в ладоши.

— Прекрасный сюжет! — воскликнула она.

— Чем хуже моя идея? — возмутился Пол реакцией Сьюзен. — Тринадцатый век. Восток. Рыцари. Они бредут по сирийской пустыне, добираются до Иерусалима, попадают к жесткой и загадочной секте, сделавшей убийство своей религией. Предводитель рыцарей, человек без страха и упрека, сражается с сарацинами, выводит на чистую воду шарлатана, распознает негодяя…

— Остановись! — взмолился Ник. Это уже было. Может быть, возьмем за основу произведение Паоло Козло, который прошел путь древних пилигримов до самого Сантьяго и написал об этом книжку?

— Проехали… Уже сделано! — бросил в Ника шар Пол, но немного поумерил свой пыл, помолчал и вдруг сказал: — Новый Орлеан. История и современность. Ритуальные убийства, негритянские легенды, колдовство вуду, тайны семейных склепов… — Пол умолк, задумчиво глядя в потолок, как будто в его ровной белой поверхности скрывался уже готовый, хорошо скомпонованный и выверенный во всех исторических деталях сюжет.

Сьюзен тоже на какое-то время превратилась в статую роденовского «Мыслителя». Дать бой Майклу Ричардсону на его же собственной территории? Его мать родом из Нового Орлеана. Жил ли он в этом городе? Как бы то ни было, он много должен знать о том, на что замахивается Пол. Париж был ближе Сьюзен, чем Восток, Сирия и пилигримы, о которых она знала очень мало. Она была уже готова согласиться с планом Ника, но Новый Орлеан вкрался ей в душу.

— Ха-ха! — раздался, нарушая тишину, смех Ника. — Ты создал куклу «Мистер Ричардсон» и пронзил ее иглой? Признавайся, Пол! Откуда тебе известна история верований вуду?

— Дейзи пишет роман…

— Что-о?! — в один голос воскликнули Сьюзен и Ник.

— Да. Только не надо смеяться…

— А мы и не смеемся. Это будет роман о приключениях Лоэнгрина в Новом Орлеане? — спросил Ник.

— Нет. Нечто среднее между готическим триллером и приключенческой повестью для юношества. Я читал отрывки. По этому произведению можно создать первоклассный квест.

— Кстати, а где она сама? — спросила Сьюзен.

Внезапно открывшийся талант Дейзи заставил Сьюзен задуматься о том, где может пропадать ее секретарь. Купить черный парик и очки — не Бог весть какое трудное задание. Прошло уже более трех часов, а Дейзи все нет.

Телефонный звонок прервал мысли Сьюзен. Голос Дейзи, которая не могла пренебречь долгом секретаря и возвратилась на фирму, торжественно произнес:

— Завтра к тебе прибудет Лоэнгрин! Он договорился о встрече на десять часов.

Сьюзен, у которой в голове крутились многочисленные сюжеты игры, сначала никак не могла понять, о ком так поэтично говорит Дейзи, и переспросила:

— Роберт Гроув поменял билет и прибудет раньше?

— Нет! Я не знаю, когда нас осчастливит своим присутствием мистер Гроув, но мистер Ричардсон будет у нас завтра в десять часов.

11

Майкл, успешно выдержав столкновение с женщиной, которая напоминала космических пришельцев в одной из созданных его фирмой игр, устремился к себе в апартаменты. Дверь в спальню, где отдыхала Сьюзен, была закрыта, но из нее неслись громкие ругательства. Голос, произносивший их, явно был мужской. Майкл рванул дверь, но она оказалась закрытой. Порывшись в ключах, Ричардсон нашел нужный и открыл дверь спальни. Его взору предстала фантастическая картина.

По комнате метался голый мужчина и извергал потоки отборной брани. Столик с едой и напитками был перевернут. По ковру расползлись кушанья. Майкл, не обращая внимания на учиненный погром и ругань, обрушившуюся на его голову с новой силой, рысью рванул в ванную. Сьюзен там не было.

— Где она? — закричал Майкл в ярости, ни капельки не уступавшей по силе гневу официанта.

— Кто? Та сумасшедшая нимфоманка? Не знаю и не желаю знать! Вы за это ответите! Я нахожусь на службе! Требую возмещения нанесенного мне оскорбления!

— Заткнись! Отвечай на мои вопросы и только попробуй соврать! Как ты здесь оказался и почему голый?

Официант, увидев, в какой ярости пребывает клиент, немного поостыл, но не смог отказать себе в удовольствии поиздеваться над мужчиной, чья жена или любовница сбежала таким эксцентрическим способом.

— Меня раздела ваша дама! — ядовито заметил официант, компенсируя нанесенный ему Сьюзен моральный ущерб.

— Не городите чепухи! Лучше признайтесь, что вы делаете у меня в номере?

— Принес заказ, сделанный по телефону вашей сожительницей или женой. Не знаю, кем она вам приходится. Получив от нее соблазнительное предложение, не устоял и уступил. Каюсь! Но малютка была так очаровательно хороша и так изобретательна… — Официант увидел, как исказилось лицо постояльца, и продолжил пытку: — Надеюсь, вы меня поймете. Не пойти ей навстречу было бы преступлением. Мы хорошо развлеклись. Я жду, когда малышка вернется, чтобы забрать у нее мою одежду, которую она зачем-то прихватила. Наверное, вы долго держали ее на голодном пайке: она набросилась на меня, лишь я появился на пороге… — Официант гордо выпрямился, забыв на секунду, что на нем ничего нет, кроме обмотанного вокруг бедер махрового полотенца.

— Проваливай! — заорал Майкл. Его лицо стало чернее тучи. Увидев, что официант не трогается с места, он закричал еще громче: — Проваливай! Чтобы ноги твоей не было здесь, мерзавец! Проваливай немедленно, если не хочешь получить пару хороших затрещин!

Официант не на шутку струхнул. Выражение, появившееся на лице у мужчины, не предвещало ничего хорошего, и он, подпрыгнув как горный козел, стремглав вылетел из спальни.

Майкл опустился на кровать, простыня на которой тоже куда-то испарилась. Его плечи поникли, спина ссутулилась. Упорхнувшая райская бабочка, оказавшаяся на самом деле обычной шлюхой, которая не смогла удержаться даже здесь, в его апартаментах, значила для него больше, чем он был готов признать. Ярость с новой силой вскипела в его груди. Пусть катится на все четыре стороны, дешевая потаскуха! Оскорбленное самолюбие требовало покарать зарвавшееся создание. Он, Майкл Ричардсон, спасает ее из лап полиции, выслушивает глупейшие сентенции и позорящие его честь намеки полицейского! И ради чего? Чтобы она переспала с официантом, пользуясь коротким его, Майкла, отсутствием? Он едва не пригрел на своей груди опаснейшую гадюку. Надо же было такое придумать: дать Сью шанс! Он собрался увезти ее с собой в Штаты, оплатить учебу, взять к себе на работу! Майкл поклялся самому себе, что не дотронется до нее и пальцем, если она не захочет. Увезя ее насильно в Англию, он собирался ей все объяснить. Он только хотел немного ее помучить, оставляя в неведении относительно своих планов, чтобы наказать за ту бесстыдную ложь, которую она сочинила комиссару. Он вознамерился наставить ее на путь истинный. Если об этой истории узнают мои мать и брат, они поднимут меня на смех и будут правы. Он как дурак увлекся стриптизершей настолько, что приписал ей необыкновенные душевные качества и интеллект. Он добивался согласия этой девки быть ее защитником и благотворителем до такой степени, что закрыл ее голой в номере, боясь, что она убежит. Что она с успехом и осуществила. Продувная бестия! Неожиданно перед ним возник образ Сью. Проклятую стриптизершу можно было назвать одним словом — изысканная. Изысканна была ее грациозная фигурка, изыскан каскад рассыпающихся по плечам золотистых пышных волос. А глаза… Огромные, бездонные, серебристо-серые, они смотрели прямо в душу Майкла. Он вспомнил, как она стояла, прижав к груди руки, когда он потребовал от нее раздеться. Какая же талантливая артистка эта бессовестная тварь! Как робко смотрела она на него, разыгрывая стыдливую невинность. Несмотря на продажность, в девушке есть что-то особенное, загадочное. Майкл с силой стукнул себя кулаком по лбу. Это надо же быть таким идиотом, чтобы даже сейчас мечтать об этой продажной девке.

— Нет! Ненавистная тварь, я вырву тебя из своего сердца! — неожиданно для себя вслух произнес Майкл.

Дед Майкла по материнской линии был ирландец. Если внешностью он ничем его не напоминал, разве что синими глазами, то некоторые черты характера были поистине ирландскими. Именно от деда О'Хари к нему перешло удивительное упрямство. Майкл стремился бороться с этой чертой своего характера, и в значительной степени это ему удавалось. В бизнесе его упрямство превратилось в настойчивость, что только положительно сказывалось на делах. Но иногда наследственность давала о себе знать и в Майкла вселялся его дед. Тогда приобретенная гибкость мгновенно улетучивалась, и он несся на всех парах напропалую, словно его гнал какой-то рок. Это упрямство требовало устремиться в погоню за Сью, найти ее и растоптать!

Не в состоянии трезво размышлять, зачем ему Сью и что он сделает с нею, Майкл позвонил управляющему службой безопасности отеля и попросил его подняться к нему в номер.

— Я хочу разыскать свою знакомую, которая исчезла.

— А что с ней случилось? Она потерялась в Лондоне? Не волнуйтесь, ей помогут найти «Хэзлитс». Любой полицейский объяснит, где он находится.

— Нет, вы меня не поняли. Она не заблудилась. Она специально покинула отель, чтобы сюда не возвращаться.

— Кто она? Вы знаете ее планы? Давайте разберемся по порядку: имя, фамилия, откуда приехала, где постоянно живет, есть ли у нее в Англии друзья или родственники… — Джордж Стейн, возглавляющий службу безопасности отеля, был в прошлом полицейским и имел опыт в розыске пропавших людей. Он достал из кармана блокнот и ручку и приготовился записывать.

Майкл растерялся. Ответить ни на один из этих простых вопросов он не мог.

— Имя «Сью» сокращенное, по-видимому от Сюзанны. Фамилию не знаю. Живет в Париже.

Последнее время обитала в отеле «Рай» в районе Клинанкур, — попытался свести воедино разрозненные сведения Майкл. — Работает, вероятно, в кабаре «Серебристая ночь». Показывает там стриптиз. Где-то в Англии живет сестра ее матери. Это все, что я знаю, — сказал Майкл и, подумав немного, добавил: — Да, еще она очень хорошо говорит на английском, как истинная англичанка, только не умеет читать и писать…

Бывший полицейский с удивлением воззрился на Майкла.

— Что вас связывает с такой девушкой? Она что-нибудь у вас украла?

— Нет-нет, что вы! Вот, еще вспомнил. Она была в полицейском участке в Париже. Ее, по-видимому, задержали за проституцию. Нет-нет! — быстро поправил себя Майкл, увидев, с каким изумлением смотрит на него Стейн. — Ее отпустили со мной. Задержание было ошибкой.

— Вам это сказали в полиции? — спросил Стейн и, видя недоумение Майкла, уточнил: — Что ее задержали по ошибке?

— Нет, — сознался Майкл.

— Я ничего не понимаю. Что эта девушка делала здесь, в нашем отеле, и как она попала к вам в апартаменты?

— Я сам привез ее с собой. Я хотел, чтобы она жила здесь.

Блокнот выпал из рук Джорджа Стейна. На своем веку полицейского он видел много странного, но, чтобы холодный расчетливый бизнесмен по собственному желанию впутался в нечто подобное, он встречал впервые. По долгу службы Джордж знал многое из жизни постоянных клиентов отеля. Мистер Майкл Ричардсон был один из самых богатых людей, живших в гостинице «Хэзлитс». Он всегда заказывал у них апартаменты, давал обслуживающему персоналу щедрые чаевые и производил впечатление истинного джентльмена.

— У вас есть какие-нибудь претензии к отелю? — спросил Стейн, пытаясь нащупать почву под ногами. Его очень удивила просьба мистера Ричардсона, и он считал, что не все понял.

— Нет. Я только хочу попросить вас найти эту чертовку, а с ней я уж разделаюсь сам. — Лицо Майкла приобрело столь мстительное выражение, что Джорджу невольно стало жаль незнакомую девушку, которой, по-видимому, тоже пальца в рот не клади.

Мистер Ричардсон и мистер Стейн договорились о направлении поисков исчезнувшей Сью, после чего Майкл решил заняться делами своего концерна, которые не могли ждать окончания его романа со стриптизершей. Он посчитал необходимым встретиться с владелицей маленькой английской фирмы, некой Сьюзен Смит, которую он так еще и не видел. Обед с ее малолетней сестрой не в счет. Он не может больше идти на поводу у женщин. Еще никогда не испытывавший чувство любви Майкл не хотел поддаваться никаким сердечным слабостям. Встреча с сестрой мисс Смит положила начало его странной истории со Сью, поэтому он должен как можно быстрее разделаться с фирмой «Смит и Лебс» и забыть навеки о разных сантиментах. Договариваться о совместном ланче где-нибудь в ресторане Майкл не решился, помня, чем закончилось его прошлое приглашение. Еще одно свидание с малолеткой не входило в его планы. Может быть, эта ближайшая родственница хозяйки фирмы все время обитает в кабинете мисс Смит и отвечает на все звонки?

Странный способ вести дела фирмы. Нет ничего удивительного, что она близка к разорению. Эта Сьюзен… Боже! Один и тот же хоровод имен! Удравшая Сью, явившаяся к нему в номер «Бенедиктина» толстая Сюзанна, бизнесменша Сьюзен Смит. Это что, судьба? Неужели на свете нет других женских имен? Или все Сюзанны, Сюзетты, Сью и Сьюзен объединились против него?

Майкл позвонил в интересующую его фирму. Ему ответил мужской голос. Ага, мисс Смит любит мужчин, иначе не держала бы мужчину-секретаря, подумал он с некоторой долей презрения. Любопытно, а варит ли он ей кофе или же владелица сама потчует своего альфонса?

Выбросив из головы мысли о нравственном облике мисс Смит, Майкл договорился о встрече и стал звонить в Нью-Йорк. У него было много дел и там. Еще он планировал позвонить в Париж Шейле и объяснить свой внезапный отъезд. Этот звонок Майкл оставил напоследок. Он будет самым трудным. Он так и не отважился встретиться с Шейлой, после того как унес на руках Сью из апартаментов Гроува. Целый день после ночи в гостинице «Бенедиктин» он провел вне своего отеля, время от времени звоня этой проклятой Сью. Он даже узнал, что она обитает в гостинице «Рай». У себя в номере Майкл появился поздно ночью в надежде, что Шейла вновь ляжет спать, не дожидаясь его. Расчет оправдался: Шейлы в его номере не было. Но только он подошел к окну, чтобы задернуть шторы в спальне, как раздался телефонный звонок. Комиссар из полицейского участка предлагал ему забрать находящуюся у них его невесту. Ни на мгновение не сомневаясь, что невестой может быть попавшая в какую-то беду Шейла, Майкл опрометью бросился по названному комиссаром адресу.

12

Сьюзен примеряла купленный Дейзи парик. Всю ночь она читала написанный ее секретарем роман и удивлялась, как его нелепая создательница смогла так увлекательно переплести историю и современность. Написанное Дейзи идеально подходило для сюжета будущей игры. Сердце Сьюзен ликовало. Теперь не будет никаких проволочек. По опыту она знала, что знаменитые люди, будь то актеры, писатели или режиссеры, капризны. У них многое зависит от настроения. Неизвестно, сколько бы прошло времени, пока знакомый Гроува просмотрел бы их сюжет, а так съемки можно начать уже сегодня. Обо всем, что необходимо для этого, она договорилась еще вчера. А сейчас, до приезда Роберта, ей предстоит очень неприятное дело — снова встретиться лицом к лицу с мистером Ричардсоном. Радовало Сьюзен только то, что она подготовилась к этому свиданию и имеет неплохую экипировку, чтобы предстать перед ним неузнанной.

Сьюзен впервые заметила, насколько кардинальное изменение цвета волос может менять женщину. Будучи натуральной блондинкой, она имела темные брови и почти черные ресницы, но в сочетании с париком цвета воронова крыла ее лицо выглядело бесцветным и ненатурально бледным. Прическа под пажа тоже ее не украшала. Сьюзен с огорчением смотрела на себя в зеркало, хотя получила именно тот эффект, которого добивалась, то есть была на себя совершенно не похожа. Где-то в глубине души ей хотелось бы быть чуть-чуть поинтересней. Пусть она не напоминала бы Майклу Сью, но зачем превращать себя в страшилище? Сьюзен поправляла парик так и сяк, не внешность от этого не улучшалась.

Майкл любил приезжать немного раньше назначенного срока. Многие считали это пустой тратой времени, но ему часто удавалось почерпнуть много нового, что было бы скрыто от него, не имей он этой странной привычки. Сейчас Майкла ждал сюрприз уже в приемной. Он был уверен, что за секретарским столом сидит смазливый 'мужчина. Воображение рисовало его похожим на официанта, обнаруженного им вчера у себя в номере.

Но в приемной… восседала вчерашняя дама-авианосец! От ярчайших красок в ее одежде рябило в глазах. Сегодня на ней была желтая, канареечного оттенка блузка. Юбку же она решила оставить вчерашнюю — огненного цвета. Знаменитая шляпа украшала дисплей компьютера. Он остолбенел от удивления и даже слегка испугался, не последует ли атака со стороны воинственной дамы. Вдруг Майкл неожиданно вспомнил, что перед нападением этой громадины он обратил внимание на странно одетую маленькую женщину, разгуливавшую по отелю босиком, и на него нашло озарение. Это была Сью! Майкл с ненавистью посмотрел на секретаршу.

— Входите, входите, милости просим, мистер Ричардсон. — Дейзи приветствовала его улыбкой, которую считала самой любезной в своем арсенале, но которая приводила в дрожь любого, кто ее не знал. С изяществом тяжелого бомбардировщика это воплощение подлинного кошмара вскочило с места, сметя со стола почти все, что на нем лежало. — Вы поосторожней там, мистер Ричардсон. Она девочка пугливая. Всякое может случиться, — продолжал завывать бас с нежностью иерихонской трубы.

Секретарша взмахнула рукой, и Майкл закрыл глаза, ожидая звука упавшего дисплея, который остался на столе в гордом одиночестве, если, конечно, не считать лежащей на нем шляпы.

В приемной было тихо, и он поспешно вошел в кабинет мисс Смит. Ее на месте не было. Он мельком заметил шмыгнувшую тень. Интересно, она принадлежала мисс Смит или нет? И что за странные слова были сказаны ему в напутствие этим монстром — пришельцем из дальних миров? Неужели создание компьютерных игр настолько повлияло на психику мисс Смит, что у нее появились признаки неадекватного поведения? Что значит быть поосторожней? Разве Майкл похож на вампира или инопланетянина? Возможно, мисс Смит до сих пор боится темноты и страшных взрослых дядей? Или ее насмерть напугала секретарша, явившаяся однажды к ней по объявлению о найме? Эта женщина правда может напугать кого угодно на всю оставшуюся жизнь. Более абсурдного создания женского пола Майклу видеть не приходилось. Он даже слегка посочувствовал мисс Смит. Из двери, расположенной в глубине кабинета, появилось нелепое существо маленького роста.

Сьюзен, услышав голос Дейзи, приглашавший войти мистера Ричардсона, поспешно сбежала в туалет, дверь в который вела из кабинета, чтобы немного отдышаться. Здесь ей в голову пришла мысль, как сделать себя еще более неузнаваемой. Она быстро засунула в одну из чашечек лифчика кусок мыла и в растерянности огляделась в поисках, чего бы еще вложить в другую. Взгляд ее упал на рулон туалетной бумаги, и этот предмет быстро исчез у нее за пазухой. Полотенцем она обернула бедра. Затем одернула узкую юбку и, решив, что привела себя в порядок, вошла в кабинет, на ходу пристраивая на носу очки.

Майкл с любопытством смотрел на появившуюся женщину. Никогда еще секретарь и его шеф не были так похожи друг на друга. Вопреки диаметральной противоположности в росте — мисс Смит оказалась миниатюрным созданием, — обе могли быть внесены в Книгу рекордов Гиннесса. Нелепее этих двух созданий Майкл никого не встречал.

Сьюзен неуверенно пробиралась к столу. Черт бы побрал эту Дейзи. Как она могла приобрести очки с такими диоптриями? В этих очках не только было очень больно глазам, но и вдобавок она ничего не видела. По дороге к письменному столу Сьюзен что-то свалила, и это нечто с огромным грохотом упало. Послышалось громкое чертыханье.

— Я мисс Смит, а вы, как я понимаю, мистер Ричардсон? Присаживайтесь, пожалуйста. Не обращайте внимания! Это пустяки! — произнесла Сьюзен измененным голосом, который поэтому вибрировал от глубокого контральто до визгливого дисканта.

— Охотно верю, что для вас это мелочь, ведь не ваша нога, а моя ранена до крови осколками дурацкой вазы. Ронять все находящиеся в радиусе мили от вас предметы — фирменный знак вашей компании? — не выдержав, с издевкой произнес Майкл вместо дежурной любезности. Его охватывал гнев. Какого черта он явился в этот паноптикум? По милости этой особы и ее дурацкого секретаря Майкл чувствовал себя не в своей тарелке.

В отместку, чтобы смутить мисс Смит, он стал критически, так, чтобы это можно было счесть наглостью, разглядывать стоящую перед ним женщину. Но та никак не реагировала на его вызывающий взгляд. На ее лице не появилось ни тени смущения. Она глупо хлопала глазами под стеклами очков. Еще ни у одной женщины Майкл не видел такой асимметричной груди. Могла бы заказать ортопедический бюстгальтер, со все возрастающей злостью подумал он. А юбка… Эта часть дамского туалета только на второй особе женского пола, встреченной Майклом за всю жизнь, включая раннее младенчество, так карикатурно сидела. Явно размера на два меньше необходимого мисс Смит, она собиралась у нее там, где у нормальных людей была талия и бедра.

— Я бы хотел обсудить с вами покупку вашей фирмы. Дела у вас идут из рук вон плохо. Последняя созданная вами игра не заняла никакого места в рейтинге популярности. Объемы продаж, можно сказать, почти нулевые. Вы взяли кредит в банке, подходит срок уплаты по процентам. У вас нет денег. Я являюсь для вас, мисс Смит, своего рода палочкой-выручалочкой.

— Да, Лоэнгрином. — Голос мисс Смит в конце слова дал петуха.

— Простите, не понял. О ком вы говорите или о чем?

— Лоэнгрин — главное действующее лицо оперы Вагнера. Разве вы этого не знали? Это был любимый персонаж саксонского короля Людвига… Забыла, первого или второго. Нет, может быть, это был король Баварии? Дейзи! — Мисс Смит так громко взвизгнула и хлопнула в ладоши, что Майкл вздрогнул. — Дейзи! — повторила свой громовой призыв Сьюзен.

— Слушаю. — В дверь кабинета протиснулась секретарша. — Слу… Ой! Ой-ой-ой!

Майклу показалось, что его барабанные перепонки лопнут от истошного визга. Он вскочил, ожидая увидеть, что на Дейзи напала по крайней мере дюжина бандитов. С одним она справилась бы, не меняя позы. Секретарша пребывала в одиночестве. Но от внезапного, неизвестно по какой причине обуявшего ее страха Дейзи присела на корточки и показывала пальцем то ли на мисс Смит, то ли на него, Майкла. Выть, словно раненый динозавр, она не прекращала ни на секунду.

— Дейзи, что с тобой? — вскричала в свою очередь мисс Смит и ринулась к своей секретарше.

Майкл от греха подальше отошел в самый дальний угол кабинета, чтобы освободить дорогу мисс Смит, спешившей на выручку своему секретарю. Абсолютно свободное пространство не помешало ей раза два споткнуться, натолкнуться на кресло, а затем вдруг сложиться пополам и медленно осесть на пол, запричитав: «ой-ой-ой!». Майкл немного полюбовался на чудную картину. Севшая окончательно на пол громада секретаря и елозившая по ковру мисс Смит представляли, конечно, живописную группу, но для анималистов или мультипликаторов. Для серьезных деловых переговоров они явно не подходили. Майкл покинул кабинет. На его уход никто не обратил внимания. Женщины были заняты своими проблемами.

Бен или становится стар, или внезапно лишился делового чутья, размышлял Майкл, направляясь в гостиницу. «В фирме работают высочайшие профессионалы, компьютерные гении. Одно их приобретение будет для нас выгодно», — вспомнил Майкл слова своего вице-директора.

Не только лучшие умы, но и просто нормальный человек не сможет трудиться под руководством мисс Смит. Остальной персонал — под стать шефу и его секретарю. Зоопарк человеческих отклонений, констатировал свои впечатления Майкл.

— Сью, моя деточка, что с тобой случилось? Почему ты так выглядишь? — спросила Дейзи спустя некоторое время.

— Ничего, — смеясь и сердясь одновременно, ответила Сьюзен. — Превращение осуществлено благодаря твоим стараниям, Дейзи. А я только слегка подкорректировала свой облик. — Она встала с пола, подняв кусок мыла, который в самый неподходящий момент выскочил из ее одежды, и освободилась от остальных аксессуаров. — Думаю, мистеру Ричардсону расхотелось иметь с нами дело. Пора ехать встречать Роберта. Надеюсь, наш альянс принесет успех.

Через несколько дней Сьюзен все-таки не выдержала. Мистер Ричардсон не делал никаких попыток встретиться с мисс Смит, не знала она и о том, как отреагировал Майкл на исчезновение из его апартаментов Сью. Она набрала номер.

— Мистер Ричардсон? Здравствуйте! Это мисс Смит. Вы в прошлый раз так поспешно покинули мой кабинет. Я, конечно, понимаю: вы вспомнили о чем-нибудь, что забыли сделать, например выключить кофеварку или потушить сигарету. Мне часто приходится убегать с деловых переговоров, когда в голову приходит мысль, что я оставила включенным утюг, — тоненьким, противно-сладким, как тошнотворный леденец, голосом произнесла Сьюзен.

На другом конце провода послышался какой-то звук, очень напоминающий зубовный скрежет.

— Что вы хотите от меня? — Тон Майкла был настолько ледяным, что на Сьюзен повеяло холодом даже через трубку.

— Как что? Мы же ни о чем не договорились. Предлагаю провести встречу в неофициальной обстановке.

Ответом Сьюзен было молчание.

Вопреки логике она обиделась. Бесенок, сидящей в душе, заставил ее продолжить опасный разговор:

— Моя сестра рассказала, что вы водили ее обедать в «Вирасвами» на Риджент-стрит. Мы тоже могли бы туда пойти и продолжить обсуждение наших дел. Сью была в восторге от…

Закончить фразу Сьюзен не дали. Трубка внезапно ожила, и знакомый голос, от которого слабели ноги, выкрикнул:

— Кто? Сью?

— Да, моя младшая сестра тоже носит имя Сью, только это производное от Сюзанны. Ее отец был француз. Она постоянно живет в Париже, а сюда приезжала только один раз, но успела с вами встретиться. — Сьюзен зачем-то хихикнула. Изданный ею звук очень напоминал карканье вороны.

— А где она сейчас? — В голосе мужчины звучало нетерпение.

— Не знаю. Она недавно звонила, сказала, что собирается замуж за какого-то богача. Между нами говоря, моя сестра странная личность. У нее неистребимая страсть к стриптизам. Она может их показывать в самых неподходящих для этого местах. Наша семья давно не знает, что с ней делать. Хорошо, что нашелся какой-то чокнутый, который захотел связать с ней свою судьбу. — Остановись! Образумься! Что ты несешь?! — кричал ей внутренний голос, но остановиться Сьюзен уже не могла: — Конечно, вряд ли Сью исправится. Она типичная нимфоманка.

— Извините, я спешу. Сегодня улетаю в Штаты. — В трубке послышались короткие гудки.

Это конец! — поняла Сьюзен. Ты сожгла все мосты. Чего ты добилась этим дурацким разговором? Мозг впервые присоединился к сердцу, порывам и чувствам которого Сьюзен не хотела следовать. Ты только что превзошла саму себя в нелепости своих поступков. Никогда ни один уважающий себя человек не будет искать встречи с той, портрет которой ты нарисовала. Теперь забудь о Майкле навеки.

Слезы медленно катились из глаз. Она только что собственными руками разрушила свое счастье. Почему в ней, Сьюзен, сидит такое неистребимое желание, чтобы ее полюбили ни за что, просто так, только за то, что она есть на свете? И в этом глупом стремлении она готова даже очернить себя, придумывая всякие небылицы. Ладно, что сделано, то сделано. Назад уже не воротишь. Значит, ей не судьба быть с Майклом Ричардсоном. А может быть, она, сама того не ведая, защитила себя от разочарований в будущем? Увлекся же ею Майкл, несмотря на присутствие той сивой лошади. Майкл уже оставил ради нее ту блондинку, так что его может остановить от следующего подобного поступка? Бросил одну, бросит и другую. И Сьюзен останется одна и будет переживать, но тогда ее страдания станут совсем нестерпимыми. Нет! Ушел из ее жизни — и ладно! Она, Сьюзен, проживет и без любви.

13

Создание игры шло полным ходом. Никогда еще члены творческой группы не были так тесно связаны друг с другом, так объединены единой целью. Роберт, за участие которого Сьюзен опасалась, неожиданно нашел общий язык с Дейзи, литературным талантом которой восхищался, и пророчил ей большое будущее. Он обещал представить ее в Голливуде и советовал попробовать себя в качестве сценариста.

Работа спорилась. Сложные сюжетные ходы, абстрактные головоломки, задачки на сообразительность хорошо переплетались в игре с испытанием на скорость реакции. Главный герой — борец с ведьмами и колдовскими тайнами, создавший центр по борьбе с вампирами, которого играл Роберт, должен был по популярности побить знаменитых персонажей других игр. Уже не за горами было завершение работы, когда в жизни Сьюзен опять мелькнула тень из прошлого.

Сьюзен организовала рекламную кампанию: распространяла рекламные ролики игры, давая разнообразные сведения о «Тайнах Нового Орлеана» на игровых и частных сайтах. В профессиональных кругах стали проявлять интерес к новому детищу фирмы «Смит и Лебс». В журналах, специализирующихся на компьютерных играх, начали печататься первые рецензии. Реакция была восторженной. Новая игра обращала на себя внимание, и Сьюзен решила еще сильнее раскрутить свою продукцию. Приближались рождественские праздники. Конечно, до них было еще добрых три месяца, но подготовка к Рождеству у устроителей празднеств и торжеств шла уже полным ходом. В конце ноября появится елка на Риджент-стрит, а в начале декабря — на Трафальгарской площади. Гирлянды всегда зажигала какая-нибудь знаменитость. А что, если это будет Роберт Гроув в образе борца с активизирующейся в последние годы и уходящей корнями в далекое прошлое разной нечистью из их игры? Мысль показалась Сьюзен заманчивой, и она приступила к делу.

Для начала она обзвонила друзей и знакомых и в конце концов связалась с фирмой, готовящей подобные мероприятия. С одним из ее сотрудников Сьюзен договорилась встретиться в небольшом уютном ресторанчике в районе Уэст-Энда.

Заведение помещалось в подвале георгианского особняка и даже не имело вывески. Она была и не нужна. Ресторан пользовался устойчивой и заслуженной популярностью среди лондонцев, а делить его бойким туристическим местом владельцы — пожилые супруги, которые содержали его почти четверть века, — не собирались. Кухня здесь была типично английской. Ее, наверное, можно было упрекнуть в недостаточной утонченности, зато она отличалась подлинностью, в отличие от китайских, индийских, вьетнамских или мексиканских заведений, наводнивших улицы Уэст-Энда. В этом ресторане подавались блюда, приготовленные англичанами, для самих англичан. Здесь можно было отведать необыкновенно вкусный стейк с паштетом из почек или картофельную запеканку с мясом и соусом. Кухня и приятный интерьер старинного кабачка сделали многих лондонцев поклонниками этого ресторанчика. Был им и Джордж Стейн.

Он сидел на кожаном диванчике за длинным столом, рассчитанным не на одного посетителя. Наискосок от него разместился какой-то джентльмен, с аппетитом уплетающий стейк с картофелем и фасолью и запивающий все это пивом. Джордж любил заглядывать сюда именно в эти часы, когда посетителей было мало. Он знал, что часа через два маленький уютный подвальчик будет ломиться от людей, желающих здесь поужинать.

На пороге заведения возникла молодая миниатюрная девушка с рассыпавшимися по плечам пушистыми волосами дивного золотистого цвета.

Взгляд Сьюзен — а это была она — внимательно прошелся по всем посетителям, и она облегченно вздохнула. Мистер Норрис, назначивший ей здесь встречу, чтобы поподробнее обсудить ее предложение о привлечении Роберта Гроува к рождественским празднествам, еще не пришел. Среди находящихся здесь людей не было ни одного, кто хотя бы в малейшей степени напоминал описание, которое дал о себе мистер Норрис.

Она устроилась за одним из столиков, за которым пока никто не сидел, и пробежала глазами меню. Есть ей не хотелось. Об этом с удивительной интуицией догадалась приятной наружности пожилая женщина, хозяйка этого заведения, которая подошла к появившейся здесь впервые посетительнице.

— У нас есть превосходные ячменные лепешки с вареньем и взбитыми сливками. Попробуйте. Вы не пожалеете, если их отведаете, мисс.

— И чашку чая, пожалуйста, — согласилась Сьюзен с любезным предложением.

— Конечно, чай с капелькой молока и небольшим количеством сахара скрасит ваше ожидание, мисс. Чтобы там ни говорили, наш английский чай способен и успокоить издерганные бурным ритмом нынешней жизни нервы, и взбодрить умирающего.

Сьюзен кивнула, соглашаясь со словоохотливой хозяйкой, и с тревогой посмотрела на часы. Почему мистер Норрис опаздывает? Или она, Сьюзен, как всегда, умудрилась перепутать час встречи? Возможно, он говорил не в шесть тридцать, а в половину шестого?

Раздался звонок мобильного телефона.

— Мисс Смит, прошу прощения, я задерживаюсь. Не могли бы мы перенести встречу на полчаса позже? — услышала Сьюзен голос мистера Норриса.

Сьюзен успокоилась. Она пришла не только в назначенное место, но и в нужное время. Теперь она сможет спокойно насладиться дымящимися лепешками, которые как по волшебству появились перед ней. Они действительно оказались необыкновенно вкусными. Интересно, здесь все завсегдатаи? — подумала она. От нечего делать Сьюзен стала исподтишка рассматривать находящихся в ресторане людей. Их было всего четверо. Мужчина и женщина, увлеченные беседой и не замечающие ничего вокруг, сидели в самом дальнем углу. Поближе к Сьюзен двое джентльменов молча отдавались еде.

Рыжеватый мужчина показался ей знакомым. Он торопливо доел стоящее перед ним кушанье и подозвал хозяйку, чтобы рассчитаться. Джеффри! — ахнула Сьюзен, но тут же отогнала от себя эту мысль. Она уже дважды встречала мужчин, которые казались ей ее зятем, но Джеффри мертв. Она сама лично вместе с сестрой и матерью присутствовала на его похоронах. Он погиб на том страшном пожаре, который разыгрался на складе от небрежно брошенной им непотушенной сигареты. Она случайно попала в бак с горючим и вызвала трагедию. Зачем Джеффри держал там канистру с бензином? Или он принес ее с собой? — в очередной раз подумала она. Как бы то ни было, вернуться в ряды живых людей он не мог. Значит, это обман зрения, ее пресловутая способность находить всем людям двойников. Над этим талантом Сьюзен дома все подсмеивались. Подозрительный мужчина встал и направился к выходу. Провожая его глазами, Сьюзен еще больше уверилась в мысли, что это оживший Джеффри. Правда, у этого нового Джеффри был другой цвет волос — из абсолютно черных они стали рыжеватыми, отсутствовали усы, но все равно он очень походил на Джеффри. Не выдержав, она подошла к сидящему за тем же столом, за которым только что находился и лже-Джеффри, немолодому мужчине.

— Извините, сэр, не подскажете, кто ваш приятель, покинувший вас только что? Мне он кажется хорошо знакомым, но я никак не могу вспомнить, где с ним встречалась.

Джордж Стейн покачал головой. Странное любопытство незнакомки немного удивило его, но ему очень хотелось заговорить с ней, поэтому он с радостью ухватился за представившуюся возможность.

— К сожалению, я не знаю его. Мы просто оказались за одним столом.

— Жаль, я думала, что вы знакомы. Извините, сэр.

Первым побуждением Сьюзен было броситься вдогонку за ушедшим мужчиной, но в это мгновение ее осенила более трезвая мысль. Не может же она, Сьюзен, всю оставшуюся жизнь гоняться за привидением Джеффри. Если мертвецы могут мстить людям за их отношение к ним при жизни, то Сьюзен уже достаточно наказана. Из-за призрака Джеффри она потеряла единственного мужчину, с которым могла бы провести вместе целую вечность. Это злой дух Джеффри виноват в том, что Майкл принял ее за проститутку. В этот момент Сьюзен и увидела входящего в ресторанчик джентльмена, внешность которого соответствовала описанию, данному самому себе мистером Норрисом. Она помахала ему рукой, и он уверенно направился к ней.

Стейн разглядывал девушку, которая заинтересовалась незнакомым ему джентльменом, не произведшим на него приятного впечатления, чего нельзя было сказать о ней самой. Внешность очаровательной девушки очень походила на портрет, который нарисовал ему тот богатый сноб, когда просил его, Джорджа, разыскать убежавшую танцовщицу. Стейн стал невольно прислушиваться к беседе, которую вели между собой девушка и ее запоздавший кавалер. Очень скоро он понял, что это не любовное свидание, а деловая встреча. Прозвучавшее обращение «мисс Смит» заставило Джорджа, уже не стесняясь, откровенно подслушивать разговор. То давнее поручение, которое он наполовину выполнил, так и не шло у него из головы. Тогда он связался с полицейским участком в Париже и узнал, что задержанная особа не имела при себе никаких документов и назвалась Сьюзен Смит, англичанкой, имеющей свой собственный бизнес — компьютерную фирму. Джордж выяснил, что такая личность действительно проживает в Лондоне. Есть у нее старшая сестра Дороти, недавно овдовевшая, и мать. Все эти сведения он и сообщил американцу, но тот уже потерял интерес к разыскиваемой маленькой стриптизерше. У Джорджа с тех пор и не выходила из головы эта таинственная девушка, которая не захотела остаться с таким богатым человеком, каким является мистер Майкл Ричардсон. Правильно сделала. Ничего хорошего от этого человека она бы не дождалась. Поиграл и выбросил бы, с раздражением подумал тогда Джордж, когда единственной реакцией на его рассказ был равнодушный кивок головы и выписанный чек. Мистер Ричардсон не желал больше заниматься этой проблемой. Возможно, его клиент увлекся уже другой. Сейчас же Джорджу представилась уникальная возможность лицезреть ту самую мисс Смит, и он без колебаний нарушил веками установившиеся правила приличия.

— Извините, мисс, — обратился он в свою очередь к Сьюзен, — а вы были в Париже?

— А? Что? — рассеянно откликнулась оторванная от полностью поглотившей ее внимание беседы девушка. — Да, была.

У мистера Стейна больше не осталось никаких сомнений. Итак, эта девушка и есть та убежавшая от мистера Ричардсона танцовщица, которой она, судя по полученной им информации и подслушанной беседе, никогда не была. Джордж был поражен. Он знал, что Ричардсон компьютерный магнат. Занимаясь тем же, хотя и в разных масштабах, девушка выдала себя за девицу легкого поведения. Зачем? Еще можно было бы понять, если бы все происходило наоборот, как и предположил вначале Джордж. Любопытство бывшего сыщика было сильно раздразнено. Здесь скрывается какая-то тайна. Попахивает чем-то серьезным, возможно даже промышленным шпионажем! Стейн, возглавляя службу безопасности в отеле, давно соскучился по интересным делам. Судьба делает ему подарок, а он вынужден от него отказаться.

14

Майкл вышел из своего кабинета. Приемная, где всегда восседала его секретарша, была пуста. Он немного удивился, куда подевалась Вики, но сразу же вспомнил, что сам лично отпустил ее сегодня пораньше с работы. На блестящей поверхности секретарского стола одиноко валялся иллюстрированный журнал — один из тех, которые обожают женщины. В них репортерами всегда преподносятся как события мирового значения малейшие изменения в личной жизни звезд шоу-бизнеса. Майкл усмехнулся. Все женщины одинаковы. Его секретарь Вики так же увлечена блеском теле — и кинозвезд, как и Шейла. Мысль о девушке сразу же напомнила Майклу, что он забыл ей позвонить. Я уже начинаю страдать склерозом, с неудовольствием подумал он. Он прекрасно знал причину своей забывчивости, но из врожденного упрямства не хотел признаваться себе в ней. Нелепая мисс Смит все-таки смогла надуть его, его, Майкла Ричардсона! Как смогла она со своими подслеповатыми глазками, со своим физическим уродством и неуклюжестью разработать такую комбинацию. Он уехал из Англии в полной уверенности, что связываться с фирмой «Смит и Лебс» может только умственно неполноценный человек. Именно таким он в результате и оказался! Мисс Смит удалось его обойти. Сюрприз, припасенный ею, мгновенно вывел фирму «Смит и Лебс» из финансовой ямы. Интересно, где она позаимствовала идею использовать актеров Голливуда в компьютерных играх? Признать, что такая мысль могла родиться в голове самой мисс Смит, Майкл не мог из гордости. В его концерне, где собраны лучшие компьютерщики со всех стран, не могли додуматься до такого решения, так что уж говорить об убогой женщине? И где она взяла средства, чтобы пригласить самого Роберта Гроува? Это тоже из области фантастики. Майкл хорошо знал финансовые трудности компании «Смит и Лебс». Ни один банк не дал бы ей кредита даже под проект этой новой игры!

Майкл сел за стол Вики. Набирая номер Шейлы, чтобы сообщить, что завтра вылетает в Англию, он машинально раскрыл журнал. С глянцевых страниц разворота на него смотрели Роберт Гроув и… Сью.

«Тайная любовь Гроува», — гласил заголовок. Со стоном, невольно вырвавшимся у него, Майкл откинулся на спинку кресла.

«Что является подлинной привязанностью известнейшего актера: компьютер или очаровательная владелица компьютерной компании?» — задавался вопросом репортер.

Майкл машинально читал статью, не понимая слов. Сью! Опять на его, Майкла, пути встало это создание. Он уже считал, что давно выбросил из головы все мысли о ней. У себя дома, в Нью-Йорке, Майкл расценил свои поступки в Париже как верх нелепости и глупости. Он объяснил их особым магнетизмом волшебного города и вернулся к своему обычному ритму жизни, где не было места чувствам. И все вошло в свою колею. Ни имя Сью, ни воспоминания о необъяснимом очаровательном существе не тревожили его сознания. И вот! Случайное фото в журнале, сообщение о ней, о ее связи с Гроувом, и он ощущает почти физическую боль в сердце. Что это? Майкл еще раз перечитал сообщение:

«22 декабря в Музее естествознания состоится благотворительная акция в пользу детей-инвалидов. В ней примут участие Роберт и Сью».

Майклу потребовалось почти пять минут, чтобы понять эти две фразы. 22 декабря! Это завтра. Трубка телефона плавно опустилась на свое место. Он не будет звонит Шейле, но завтра появится в Лондоне и отправится на благотворительное сборище, где будет присутствовать Сью!

15

У входа всех приглашенных встречал восхитительный скелет динозавра. Его братья и сестры, кузены и кузины, бабушки и дедушки — все такие же пленительные в своем древнем очаровании — виднелись и в залах, где расхаживали дамы в вечерних туалетах и джентльмены в смокингах.

Среди гостей, переступивших порог Музея естествознания, в этот вечер был и Майкл Ричардсон. С удивлением он заметил среди скелетов и чучел животных многих своих знакомых из мира компьютерного бизнеса.

— Привет, Майкл, — обратился к нему управляющий крупного предприятия по производству компьютерных комплектующих, с которым он постоянно вел дела и был в приятельских отношениях, — ты, дружище, опять привлечен магией Туманного Альбиона? Не пора тебе полностью здесь осесть? А где Шейла? Решила, что пора слегка почистить перышки, и удалилась посплетничать с подружкой? — Чарли Пакерс заговорщицки подмигнул Майклу. — Моя Джейн тоже уже улизнула.

Майкл не стал возражать. Находясь в Англии, он почти всюду появлялся с ней, и его приход на благотворительный вечер в одиночестве мог показаться Чарли Пакерсу странным. Майкл неопределенно кивнул и постарался переменить тему разговора. В это время его взгляд, равнодушно обводящий зал, наткнулся на появившихся Роберта Гроува и Сью. Это была эффектная пара. По собственной ли воле, по желанию ли режиссера вечера они были в костюмах девятнадцатого века. На актере был фрак и черный плащ-пелерина, в руке он держал цилиндр. Сьюзен же в низко декольтированном платье с турнюром и шлейфом выглядела эффектно и соблазнительно. Золотистые волосы были уложены в замысловатую высокую прическу. Сейчас Майкл уже не смог бы принять ее за девочку-подростка. Это была взрослая женщина, хорошо знающая себе цену. Появление голливудской знаменитости и его великолепной спутницы было встречено аплодисментами.

— Так вы согласны? — донеслись до Майкла слова Чарли.

— Рождество не за горами, — не зная, о чем вел речь мистер Пакерс, невпопад ответил Майкл, не спускающий глаз со Сью.

Чарли Пакерс удивленно взглянул на своего собеседника: странный способ тот выбрал, чтобы отказаться от приглашения. Его жена мечтала организовать на это Рождество нечто вроде приема в недавно приобретенном ими загородном доме. Незаметно для себя и он увлекся этой идеей. Пригласить приехавшего в Англию Майкла, которого он считал своим другом, показалось ему превосходной идеей. Наверное, Шейла с ее аристократическими предками уже определила порядок празднования Рождества. Его приятель здесь не властен, подумал Чарли, но обида не уходила из сердца. Чарли Пакерс и его жена Джейн добились того положения, которое занимали сейчас, сами. Имея простых родителей, которые когда-то держали небольшую лавочку в Уэст-Энде, Чарли иногда испытывал неуверенность из-за своего плебейского происхождения. Вот и сейчас в лениво брошенных словах Майкла ему почудилось снисходительное презрение. Своим ответом он как бы говорил ему, Чарли Пакерсу, что их приятельские отношения еще не основание для совместного проведения рождественских праздников. Вряд ли Шейла, дочь пэра, опустится до его с Джейн общества.

— Да, конечно. Рождество уже не за горами, — в тон ответил он Майклу и добавил вежливо-равнодушным тоном, в котором неожиданно проскользнули нотки обиды: — Прости, не подумал, что мое приглашение может не согласовываться с вашими планами.

— Ты о чем? — спросил Майкл, к которому вернулась способность улавливать человеческую речь. Сью и Гроув удалились в другой зал, и он уже не видел прелестной фигурки.

— Ты сам объяснил, что Рождество уже скоро. Следовательно, приехать ко мне ты не можешь, потому что уже принял другое приглашение.

— Приехать к тебе? Куда и когда? — удивленно спросил Майкл и, не слушая ответа, устремился к огромному пауку, за которым мелькнул силуэт в серебристо-черном платье.

Чарли Пакерс, оторопевший от нелогичности только что сделанного заявления, последовал за своим другом. Когда Майкл чуть ли не бегом добрался до паука, то Сью около него уже не было. Она вообще куда-то исчезла. Майкл в растерянности озирался по сторонам. Где же Сью?

Объявили, что всех присутствующих на благотворительном вечере ожидает сюрприз. Организаторы не хотят злоупотреблять терпением публики, и сейчас все увидят один из номеров, ради которого любой человек пожертвовал бы своим временем и делами. Разговоры притихли. Заинтересованные гости подтягивались к пауку. Из двери, находившейся за насекомым, которое почему-то не очень-то любит человечество, появились Сью и Роберт Гроув.

Заиграла музыка. Полились сладострастные тоскующие звуки танго. Актер поклонился своей партнерше, и они начали танцевать. Исполняемое ими танго было не просто салонным танцем, как его обычно танцуют даже хорошо умеющие это делать люди. Это был профессиональный номер наподобие показательного выступления призеров конкурса бальных танцев. Танцевали Сью и Гроув бесподобно. Из них получилась превосходная пара, и было ясно, что если они по иронии судьбы потерпят фиаско в выбранной ими сфере деятельности, то всегда смогут добыть себе кусок хлеба танцуя. Необыкновенно эффектно получалось у них па, когда Гроув, раскручивая партнершу, с силой отбрасывал ее от себя, словно не желая ее больше видеть. Сьюзен почти падала, прогибаясь всем телом и чуть ли не касаясь головой пола. А затем шел рывок, и она устремлялась с таким восторгом навстречу партнеру, как будто только с ним, в его объятиях, видела смысл жизни.

— Да, жаль, что она не стала балериной. У нее настоящий талант, — прошептала стоящая рядом с Майклом дама, обращаясь к своему соседу.

Майкл посмотрел на нее. Дама была одета во все черное. Не очень высокая, среднего роста, она была хорошо сложена и очень недурна. Черты лица были почти классическими, но ее внешность слегка портили тонкие губы и очки. Спутник ее был невысокий немолодой мужчина.

— Да, компьютеры оказались сильнее, — произнес тот в ответ загадочную фразу.

— Не хотите ли вы сказать, Джон, что они разрушали и ваш брак? — В голосе женщины звучало любопытство, но полностью отсутствовало кокетство, которого следовало бы ожидать от молодой особы женского пола, задающей такой вопрос.

Все эти нюансы машинально фиксировались в сознании Майкла. Дама и ее спутник стояли от него так близко, что он стал невольным свидетелем их беседы.

— Конечно нет, Дороти. Ваша сестра Сьюзен слишком непредсказуемое создание, по крайней мере для меня. Я сначала объяснял это молодостью, но потом понял, что это ее сущность и она никогда не изменится. Помните, что натворила в Париже…

Майкл, превратившись в слух, с огорчением констатировал, что танец закончился и ему не удастся дослушать до конца любопытный разговор. Сью была замужем? Именно об этом человеке говорила ему мисс Смит? Кстати, а где она? И при чем здесь увлечение Сью компьютерами? В эту минуту, когда Сью почти лежала на полу, а над ней навис Гроув, ожили установленные на стенах огромные экраны, на которых стали возникать фрагменты игры. Снова раздались звуки танго. Гроув и Сью теперь танцевали на экранах компьютеров. Все громко зааплодировали. Сью и Роберт раскланивались. Кто-то, не выдержав, подошел попросить у них автограф.

— Ну и шустрая оказалась эта мисс Смит. Признайся, она быстро натянула нос всем вам. А какая рекламная кампания!

— У нее талантливый управляющий! Такие люди способны вытащить любую погибающую фирму, — возразил Майкл Чарли.

— Нет у нее никого. Все было задумано и сделано ею самой. У нее есть пара толковых ребят.

Практически это весь ее штат. Управлением занимается она сама, и ребят где-то откопала самостоятельно. Отец оставил ей почти умирающую фирму. Он больше смыслил в компьютерах, чем в бизнесе, да и в людях разбираться был не мастак. Бывший жених Сьюзен Джон рассказывал, что разыгравшийся скандал из-за воровства управляющего в фирме…

Но Майкл уже не слушал. У него голова пошла кругом. Он получил за сегодняшний вечер столько сведений, но они абсолютно не состыковывались друг с другом. А Чарли еще пытается рассказать ему подробности старого финансового скандала, разыгравшегося в крупной фирме, финансовый директор которой погиб на возникшем на складе пожаре. Фирма оказалась полностью разоренной, хотя покойный имел безупречную репутацию честного человека и умного дельца. Разве это интересно слушать ему, Майклу? Нет, конечно!

— У мисс Смит был жених? — спросил Майкл, чтобы хоть как-то связать между собой не связывающиеся неожиданно узнанные факты.

— Да, а что здесь удивительного? Свадьба планировалась в Париже, но…

Майкл снова не очень вежливо перебил любящего давать обстоятельные ответы Чарли.

— А где она сама? Боится появиться на людях?

— Кто? — не понял Пакерс, который с удивлением отметил странную сегодняшнюю особенность Майкла: в разговоре перепрыгивать с предмета на предмет и не слушать ответов на им же заданные вопросы.

— Мисс Смит, кто же еще!

Пакерс замер словно статуя. Своим вопросом Майкл отправил его в нокаут. Рот Чарли медленно открывался и закрывался, но выдавить из себя какой-нибудь звук было уже выше его сил. Майкл в свою очередь с удивлением посмотрел на внезапно замолчавшего друга. Увидев странное выражение на его лице, Майкл, естественно, не соотнес его со своими словами, а оглянулся в поисках того, что могло привести Чарли Пакерса в такое состояние. К ним направлялась Джейн, жена Чарли. Не захотев выслушивать еще и от нее вопросов о Шейле, Майкл счел за благо удалиться. Ему это без труда удалось, так как Чарли еще все смотрел на него словно загипнотизированный.

Не утруждая себя размышлениями, почему вид собственной жены, с которой Чарли прожил уже достаточно долго, вызвал у него столбняк, Майкл направился за притягивающей его как магнит серебристой фигуркой. Не замечая никого и ничего, Майкл лавировал среди гостей в поисках серебристо-черного платья. Он был так поглощен своими мыслями, что налетел на кого-то мужчину.

— Извините, — пробормотал он, но его в ответ с такой силой оттолкнули, что Майкл, не удержавшись на ногах, упал.

Падение одного из гостей на благотворительном вечере, где, как правило, редко напиваются, обратило бы на себя внимание гостей, но в это время объявили выступление Майкла Джексона. Послушать певца было куда больше желающих, чем лицезреть упавшего человека, тем более что тому уже оказывалась действенная помощь. Чарли в конце концов пришел в себя, увидев исполненный Майклом номер. Надо же так набраться, подумал Пакерс, удивляясь, что он сразу не понял состояние Ричардсона. В эту гипотезу логически укладывались и странные вопросы, задаваемые Майклом, и его неадекватные ответы.

Столкновение с каменным полом не очень понравилось голове Майкла. Потерей сознания и появившимися на фоне этого галлюцинациями Майкл объяснил себе тот факт, что поднявший его с пола человек принял облик секретаря мисс Смит, которая в данный момент несла его на руках к пьедесталу белого медведя.

— Вот и хорошо. Вы уже открыли глаза, — приговаривала она громким басом, усаживая Майкла около лапы зверя.

Майкл покрутил головой, но видение Дейзи не исчезало. Сегодня женщина-авианосец оделась с непривычным для нее спокойствием цветовой гаммы. На ней была длинная черная юбка, подол которой имел орнамент из роз, к которым Дейзи, по всей видимости, имела неистребимую привязанность, и блузка нежно-розового цвета, придававшего секретарю мисс Смит очевидное сходство с некоторым домашним животным. На материале блузки поросячьего цвета были изображены бабочки, явно взятые из того времени, когда на Земле летали их гигантские прабабушки. Головной убор, венчающий Дейзи, компенсировал все те ограничения, на которые она пошла, отказавшись от столь милого ее сердцу буйства красок. На голове у Дейзи сидел бройлерный лебедь, больше напоминающий размерами огромную подушку, чем водоплавающую царственную птицу.

— Что случилось? — Над Майклом склонился серебристо-черный ангел.

— Кто же мог знать, что он окажется таким хлипким? На вид совсем неплохой мужчина, — ответила басом Дейзи. — Он наступил мне на ногу, высматривая кого-то в зале, ну я и толкнула его легонечко, чтобы немного подвинуть.

— Надо позвать на помощь. У него, возможно, сотрясение мозга. Ему нужен постельный режим, пока его не осмотрит врач.

— Ха-ха! Ха-ха! Сотрясение мозга! — Слова Сью почему-то вызвали у Дейзи взрыв смеха. — Неужто можно сотрясти то, чего нет. Сотрясение мозга! — продолжала потешаться Дейзи.

Майкл, который испытывал сильную боль в голове, пришел в негодование. Он попытался встать, чтобы высказать этой женщине-авианосцу все, что он думает по поводу ее умственных способностей, но маленькая прохладная рука, пахнущая тонкими духами, коснулась его лба, и Майкл сразу же подчинился.

— Сидите, вам нельзя вставать, — сказала ему Сью и продолжила, обращаясь уже к Дейзи: — Хватит смеяться, лучше попроси кого-нибудь из обслуживающего персонала помочь мне довести мистера Ричардсона до машины — Дейзи продолжала смеяться, и Сью прикрикнула на нее: — Дейзи, у него есть мозги, а вот у тебя они, похоже, испарились!

— Если бы у него они были, то он давным-давно обо всем догадался бы. Только дурак мог принять вас…

— Дейзи, замолчи!

— Ладно уж, подчинюсь. Но у этого джентльмена мозгов нет, и, следовательно, волноваться не о чем! Но если вам хочется разыгрывать из себя Флоренс Найтингейл, то зачем звать кого-то на помощь? Я и одна доволоку его до машины.

Майкл на какое-то время потерял сознание. Очнулся он в незнакомой комнате на чужой постели. Над ним склонился мужчина. От него исходил запах, который нельзя было спутать ни с каким другим, — запах больницы. Врач, подумал Майкл и увидел стоящие поодаль две женские фигуры, Дейзи и Сью.

— Без всяких сомнений, у него небольшое сотрясение мозга. Необходим постельный режим и покой. Если желаете, мисс Смит, можем поместить его в нашу частную клинику.

— Нет-нет, он останется здесь. Я смогу организовать ему надлежащий уход. Дейзи когда-то работала медсестрой, поэтому мистер Ричардсон ни в чем не будет нуждаться.

— Хорошо, — сказал доктор и направился к выходу. За ним последовала и Сью.

Майкл хотел возмутиться, как легко сегодня все решают его судьбу, даже не интересуясь его мнением, но язык казался огромным и утратил способность повиноваться своему хозяину. Майкл перевел взгляд на Дейзи. Оживший пушистый динозавр на ее голове склонился над ним, вытягивая доисторическую шею.

— Ну и слабак же вы, мистер Ричардсон! Чуть-чуть упали — и сразу же сотрясение мозга.

Дейзи злорадно усмехнулась, и вдруг Майкл понял, почему секретарь мисс Смит сменил вид деятельности. Будучи медсестрой, она наводила такой страх на пациентов, что между больницей, где она работала, и ближайшей клиникой для душевнобольных наладился тесный контакт. Больные конвейером шли из палат, обслуживаемых Дейзи, в психиатрическую лечебницу. Обеспокоенные родственники подали в суд, и тот, угрожая Дейзи смертной казнью, потребовал, чтобы она поискала в жизни другую профессиональную стезю. Таким образом Дейзи и стала секретарем. Невольная улыбка тронула губы Майкла.

— Нечего зубы скалить, — услышал он суровое замечание Дейзи.

В комнату вошла Сьюзен.

— Спасибо, Дейзи. Ты свободна. Иди отдыхай.

— Вы собираетесь остаться с ним наедине? — запинаясь от ужаса, прокаркала Дейзи.

— Конечно. Не знаю, что тебя так поразило. Доктор сказал, что сотрясение незначительное и ему нужен только покой, а у тебя такой вид, словно мистер Ричардсон вот-вот отдаст Богу душу, а я лишаю его последней возможности спастись.

— Но он же… — Дейзи замялась. — А вы…

— Иди, Дейзи, — сухо оборвала ее Сьюзен. — Ко мне после приема должны заехать Дороти и Гроув, — соврала она, чтобы побыстрее выпроводить секретаршу. Сьюзен знала, что если та встала на путь ее ангела-хранителя, то очень не скоро снимет с себя эти доспехи.

16

В комнате было темно и тихо. Не зная, сколько прошло времени, Майкл приоткрыл глаза и увидел сидящую около кровати Сью. При его движении она подалась вперед и дотронулась ладонью до его лба. В окно светила луна, и ее неверный свет отражался в комнате, придавая предметам причудливый вид. Ему представилось, что они со Сью находятся в одиноко стоящем посреди вересковой пустоши доме и вокруг на многие мили нет ни души. Ему страстно захотелось перенестись из центра шумного Лондона в пригрезившуюся его больному сознанию сказку.

— Как тихо, — прошептал он. К его удивлению, слова он произносил нормально, без всякого труда и голова нисколько не болела. Он уже чувствовал себя абсолютно здоровым человеком.

— Дом находится рядом с Королевским госпиталем в Челси. Моя квартира выходит окнами в сад.

Майкл осторожно поднял руку. Та двигалась свободно. Он дотронулся пальцами до ладони Сью, лежащей у него на лбу, и, сдвинув ее себе на середину лица, легко поцеловал. Рука моментально напряглась, и Сью попыталась ее отдернуть. Бледный свет падал на ее лицо. На нем отчетливо отражалось смятение.

Легкое прикосновение губ Майкла вывело Сьюзен из равновесия. Еще вечером, когда она выпроваживала Дейзи, ей хотелось остаться с ним наедине. Состояние больного не требовало круглосуточного присутствия сиделки. Майкл мирно спал, но она осталась сидеть в спальне, ожидая чего-то несбыточного.

— Я отнял у вас постель? Вам негде прилечь? — спросил он, обеспокоенный мукой, исказившей черты ее лица.

— Нет, я могла бы спать в гостиной. Там есть диван.

— А вместо этого провели почти всю ночь у моей постели. Неужели я так напоминал вам умирающего, что вы боялись оставить меня одного, — слеша подтрунивая над девушкой, добродушно улыбнулся ей Майкл.

Сьюзен закрыла глаза. Ей очень хотелось броситься к нему на грудь и поцеловать его.

— Нет, — беря себя в руки, сухо ответила Сьюзен. — Но я чувствовала себя обязанной вам помочь.

— Почему? Думаете загладить свою вину?

Сьюзен удивилась. Майкл получил сотрясение мозга по вине Дейзи, но что она до такой степени песет ответственность за поступки своего секретаря, ей не приходило в голову. Или Майкл чувствует себя намного хуже, чем ей кажется?

— Не понимаю вас, — осторожно произнесла Сьюзен. — Как вы себя чувствуете?

— Нормально. Не волнуйтесь. — Он протянул руку и, забирая ее ладонь в свою, проговорил: — Хотя, мне кажется, вот здесь больно.

Рука Сьюзен безропотно ему подчинилась. Майкл притянул ее к своей голове, сам в этот момент отодвигаясь от края кровати. Сьюзен стало неудобно сидеть в кресле, и она, встав, наклонилась над лежащим мужчиной. Майкл продолжал осторожно притягивать к себе девушку, издавая легкие стоны при якобы болезненных прикосновениях пальцев Сьюзен к его голове. Сьюзен испугалась. Она низко склонилась над Майклом, собираясь более подробно посмотреть и пощупать его голову. Их лица оказались в нескольких дюймах друг от друга. Медицинское ощупывание головы превратилось в откровенную ласку. Майклу уже не надо было удерживать пальцы Сьюзен. Они сами с наслаждением погружались в его волосы, гладили и нежно теребили их. Взгляд ее невольно упал на его рот и уже не мог от него оторваться. Сьюзен бессознательно облизала губы и, не отдавая отчета в своих действиях, прикоснулась к притягивающим ее взор губам Майкла.

Сьюзен никогда не поверила бы, если бы ей сказали, что она станет инициатором поцелуя, но факт оставался фактом. Именно она первая со стоном прильнула к губам Майкла. Он тотчас откликнулся на этот порыв и притянул ее к себе на грудь. Уже в следующее мгновение она лежала на постели, а Майкл покрывал поцелуями ее вздрагивающее тело. Надо все ему рассказать, тревожно билось в сознании Сьюзен, но голова у нее кружилась, как будто это ее, а не Майкла, Дейзи нокаутом отправила на пол.

— Как я соскучился по тебе. У меня такое ощущение, что я знаю тебя вечно, — шептал ей Майкл, лаская пальцами и губами ее тело.

Поцелуи Майкла были страстными и жгучими. Вот его пальцы коснулись ее самого сокровенного места, и Сьюзен застонала. Наслаждение становилось столь острым, что Сьюзен металась по смятым простыням, бесстыдно умоляя Майкла побыстрее взять ее. Но он продолжал дразнить Сьюзен. Его палец глубоко проник в глубь ее лона, исследуя и лаская его потаенные глубины. Через какое-то время он лег рядом, его руки приподняли ее и медленно опустили на себя. Сьюзен издала горловой стон, когда в нее ворвалось его горячее естество, наполнив ее всю. На какой-то момент Майкл застыл не двигаясь, потом снова приподнял Сьюзен и почти полностью вышел из нее. Сьюзен издала протестующий стон. Майкл негромко рассмеялся, услышав столь недвусмысленный призыв вернуться, и с силой опять насадил ее на себя. Сьюзен уперлась ему руками в грудь и слегка сжала внутренние мышцы, удерживая его в себе и не позволяя ему снова вырваться из столь сладостного для него плена. Майкл подчинился. Их движения сначала были медленные, но страсть, охватившая их словно пожар, разгоралась все сильнее и сильнее. Не в состоянии больше сдерживать себя, Сьюзен откинула назад голову и отдалась бешеному темпу, котовый все убыстрялся и убыстрялся. Вдруг она издала крик восторга, и почти через секунду такой же стон сорвался с губ Майкла. Не прерывая движений, Сьюзен упала ему на грудь. Он все еще был в ней, продолжая двигаться в такт спазмам ее экстаза.

Сьюзен обещала себе сопротивляться жгучему желанию, клялась себе, что происшедшее с ней в парижской гостинице никогда не повторится, но вот она опять лежит рядом с мужчиной, за которым не признает никакой власти ни над своим сердцем, ни над своим телом. Как же она заблуждалась! Я люблю тебя! — рвались из Сьюзен слова, и она сдерживалась из последних сил, чтобы не выговорить их. Вот уж он, наверное, развеселился бы, если бы она их произнесла!

— Ты колдунья, очаровательная маленькая колдунья, — прошептал Майкл, зарываясь лицом в ее пушистые, пахнущие изысканными духами волосы. Потом, слегка приподнявшись над волшебной шелковой массой, пошутил: — Разве можно доводить пострадавшего до такого состояния? Так его соблазнять?

Сьюзен поняла слова буквально и испугалась.

— Тебе нельзя было это делать, ты болен! — Теперь она уже приподнялась над ним, тревожно вглядываясь в его лицо.

— Да, меня нужно пожалеть, поцеловать и приласкать! — Майкл притянул к себе Сьюзен, и их губы слились.

Его ласки снова и снова пробуждали в ней желание, в теле разгорался уже знакомый пожар, и она, и не думая отказывать ни себе, ни ему, отдавала все, что имела, и забирала все, что он мог ей предложить.

— Еще! — шептала она. — Люби меня Майкл! Я люблю тебя!

Они долго не выпускали друг друга из объятий, позволяя тому таинственному и восхитительному, что может родиться только из настоящей любви, захватить их и унести в страну грез, которая с радостью принимала их в своих владениях.

Когда наконец они насытились друг другом, Майкл сказал, довольно посмеиваясь и притягивая голову Сью к себе на грудь:

— Вот теперь ты действительно загладила свою вину. А она очевидна. Зачем ты убежала из «Хэзлитса», оставив мне на память соблазненного официанта, а? — При воспоминании об этом эпизоде он неожиданно разозлился, но постарался не давать выхода гневу. Голос его звучал спокойно и глухо. В конце концов ему необходимо во всем разобраться. Он опять пошел на поводу у своего желания и дьявольской обольстительности этой женщины, а ведь собирался растоптать ее. Майкл горько усмехнулся.

— Соблазненного? — искренне рассмеялась Сьюзен и подняла голову с груди Майкла. — Его никто не соблазнял, вернее мне пришлось прибегнуть к женским чарам, чтобы его раздеть, — нисколько ни смущаясь, объясняла Сьюзен. Ее сильно задело предположение Майкла, но она говорила, не выходя за рамки шутливого тона: — Он так же, как и вы, не отличался умом, что верно отметила Дейзи. — Вдруг Сьюзен разозлилась, вспомнив, в каком беспомощном положении оставил ее Майкл в своих апартаментах. — Должна же я была выбраться из гостиницы! — сказала она уже более агрессивно. — Только такой деспот, как ты, мог оставить женщину голой да еще и закрыть ее в номере, чтобы она никуда не делась. Представляю выражение твоего лица, когда ты обнаружил вместо меня того голого дурака! — Сьюзен отодвинулась от Майкла и села, чтобы было удобнее говорить. — Можно подумать, что ты очень скучал по мне и бросился меня искать. Ты, наверное, даже и не вспоминал обо мне! — В запальчивости она пнула его в грудь кулаком.

— Да, бросился. — Ее злость вытеснила гнев из его души. — Я даже нанял детектива. Он же и сообщил мне, кто ты такая!

— Кто? — голос Сьюзен дрожал от напряжения. Еще секунда — и Майкл скажет, что знает о ней все, и ей не придется ему ничего объяснять.

— Как кто? — Голос Майкла звучал иронично.

Наконец-то мозаика фактов из жизни Сью сложилась у него в голове в целостную картину. — Сестра мисс Смит, та особа, с которой я имел честь не когда обедать. Зачем ты тогда строила из себя ребенка и отрицала нашу встречу в Тунисе? — В его голосе появились нежность и лукавство. — Хотела меня поддразнить? Что вышло из твоего брака, о котором говорила мне мисс Смит, а, Сью?

Сьюзен молчала. Слова Майкла повергли ее в шок. Он занимался любовью с придуманной им женщиной! Он по-прежнему о ней ничего не знает. Неужели на свете существует детектив, нагородивший ему эту несусветную чушь? Скорее всего, это его собственная интерпретация, сляпанная им из сообщенных детективом фактов и ее, Сьюзен, телефонного звонка. Самым простым выходом было бы согласиться с выводами, сделанными Майклом. Но что это дает? Спрятаться за спину несуществующей женщины? Но Сьюзен всегда мечтала о торжестве над этим мужчиной. Минута была подходящей, однако на душе было скверно. Никакого превосходства над Майклом Ричардсоном Сьюзен не ощущала. Она вскочила с кровати и медленно подошла к окну. Майкл проводил ее взглядом, удивленный и не понимающий, что она задумала. Силуэт женщины отчетливо вырисовывался на фоне окна. В спальне было тихо. Майкл, инстинктивно чувствуя, что сейчас должно что-то произойти, молчал. Не отрывая глаз от пустынного пейзажа за окном, Сьюзен тихо проговорила:

— Я и есть мисс Смит, мисс Сьюзен Смит. Никакой другой Сью не существует. Это я владею компьютерной фирмой. Я и есть то нелепое существо, которое ты, Майкл, встретил в «Смит и Лебс», и. та спасенная тобой от переломов и ушибов девушка в Тунисе. Это я обедала с тобой в «Вирасвами» и спала с тобой в гостинице в Париже. Я одна. И Сью и Сьюзен в одном лице. Прости меня, если сможешь. — Закончив исповедь, Сьюзен, не дожидаясь ответа, вышла.

Майкл остался в одиночестве. Первой мыслью было вскочить с постели и кинуться вдогонку, но его порыв так и остался неосуществленным. В голову пришло другое, холодное, пресекающее все попытки вернуть эту женщину соображение. Он имеет дело с патологической лгуньей! Устроить такой цирк, но ради чего?! Получить время для создания новой игры! Ничуть не стесняясь, она прибегла ко множеству хитростей, даже улеглась с ним в постель. Она обвела его вокруг пальца! Сознание Майкла выступило безжалостным прокурором и требовало вынесения Сьюзен обвинительного приговора. Оно произносило пламенные речи и отвергало все попытки сердца вмешаться в судебное заседание. Сознание Майкла не хотело ничего слушать. Распять, уничтожить, вырвать! Это были самые мягкие требования, которые оно выдвигало. Повернись на другой бок и усни. Тебе не надо о ней больше думать, приказало сознание Майклу, и он решил ему подчиниться. Но сердце воспользовалось этой минутой и тихо заметило, что Сью не ведала с его существовании, когда скользила навстречу ему в Тунисе, а в ресторане он сам подал ей идею предстать перед ним сестрой мисс Смит. Не знала она и о его присутствии на вечеринке у Гроува, на которую явилась, видимо, договориться об участии актера в создании игры. Все ее мистификации вытекали из очень простой предпосылки: это он не верил, что фирмой может руководить столь привлекательная женщина. Он сам себя обманывал! А Сью? Сью только принимала тот облик, который он хотел видеть. Вот и все.

Его сознание тут же приписало ей черты развратной женщины, не очень разборчивой в отношениях с мужчинами, но сердце яростно это опровергло. Доказательства, предъяви доказательства! — шипело разъяренное сознание его сердцу. Их у тебя нет, а у меня предостаточно! Но сердце рассмеялось и заметило, что все нападки на Сью похожи на обвинения того голого официанта и не выдерживают никакой критики. Но его душа оказалась слишком слабой, чтобы победить нападающий, хорошо организованный, так и сыплющий доказательствами мозг. Сердце, хоть и трепыхалось в схватках борьбы, но выдерживало натиск сознания.

Майкл встал, оделся и вышел из спальни, чтобы в разговоре со Сьюзен поставить все точки над «і». Хозяйки квартиры нигде не было. Майкл нервно бегал из угла в угол, заглядывая даже в стенные шкафы, как будто Сьюзен могла там находиться. Ему стало страшно. Куда исчезла Сью? Потом он зло рассмеялся над собой. Обычные игры женщины, которой почему-то всегда хочется убегать. Исчезнуть из собственной квартиры — это уже патология! Майкл обессиленно опустился на стул в кухне, и его взгляд упал на стол, вернее на обведенную красным фломастером небольшую заметку в журнале.

— Проклятье! — прорычал Майкл, впиваясь глазами в текст, помещенный под фотографией Шейлы.

«Шейла Уолтер, дочь лорда Уолтера и внучка графа Уорвика, стала патронессой приюта для брошенных детей. На вопрос корреспондента, как она собирается провести Рождество, мисс Уолтер сказала, что ждет многого от рождественских праздников, возможно даже изменения в жизни. Как нам кажется, очаровательная Шейла намекает на мистера Майкла Ричардсона, американского компьютерного магната, с которым дочь лорда Уолтера в последнее время часто видят вместе. На прямой вопрос нашего корреспондента Шейла с чисто аристократической небрежностью заметила, что этот вопрос следует задать Майклу, то есть мистеру Ричардсону, как быстро поправилась она. Ну что ж, нам все ясно, остается ждать подробностей».

В бессильной ярости Майкл в клочья порвал журнал, кляня в душе аристократическую небрежность, похожую на аристократическое повеление. Ну уж нет, Шейла, ты глубоко заблуждаешься! — подумал он. Эта случайно попавшая под руку Сьюзен заметка и выгнала ее из дому, лишив их возможности обсудить сложившиеся между ними отношения. Майкл готов был подвергнуть журналиста смертной казни и на веки вечные запретить прессу! Каким же негодяем он предстал перед Сью, а еще имел наглость упрекать ее! — казнил себя Майкл, пытаясь найти хоть какой-нибудь выход из создавшегося положения. Как он мог в ней сомневаться, ей не верить, если сам до сих пор окончательно не порвал с Шейлой?

Куда могла отправиться Сьюзен, Майкл не знал. У него не было на этот счет никаких соображений, да и как они могли появиться, если всего несколько часов назад он узнал, кто такая на самом деле его Сью. Решив дождаться начала рабочего дня и начать поиски с фирмы «Смит и Лебс», Майкл беспомощно слонялся по дому, не в силах сосредоточиться на какой-либо мысли. Из всех чувств в нем превалировало отчаяние.

17

Сьюзен сидела за рабочим столом, проклиная себя и Майкла. Как она могла оказаться такой дурой?! Она еще мечтала о каком-то торжестве над ним! Что пользы в том, что она выпустила новую игру? Концерн мистера Ричардсона на коленях! Ха-ха! Ее выстрел по этому компьютерному гиганту похож на удар шариком от пинг-понга по слону. Да, ее фирму не приобретут по дешевке, зато ею попользовались на славу! А она, глупая, надеялась, что он кинется за ней вдогонку и скажет…

Майкл… Майкл! Сердце Сьюзен обливалось кровью. Как он может жениться на сивой кобыле, на этой заносчивой дочке лорда Уолтера? Но это очень удачный брак. Что она против леди Шейлы? Талантливый управляющий фирмы «Смит и Лебс»? Этого качества достаточно, чтобы найти работу, но не выходить замуж. Она даже не может похвастаться презентабельной внешностью в отличие от высокой породистой Шейлы. Симпатичная хрупкая статуэтка, которую легко взять в руки и еще легче выпустить из рук, чтобы она вдребезги разбилась. Это и произошло! Ее уже не существует, вместо нее остались одни осколки, которые никогда не удастся собрать воедино. Она так же, как и Дороти, осталась навеки несчастной. Но Джеффри не Майкл! Естественно! — горько усмехнулась Сьюзен. Внешне они разнятся, но в сущности они похожи. Джеффри не любил Дороти, если все время изменял ей. И Майкл не питает к ней, Сьюзен, истинного чувства. Он только с ней развлекался, пока его невеста выступала благотворительницей. Ему даже не пришлось особо напрягаться, чтобы уложить ее к себе в постель. Напрягаться? Как же! Ты сама прыгнула к нему в постель!

В приемной раздались шаги. Почему Дейзи пришла так рано? — удивилась Сьюзен и только сейчас заметила, что кабинет заливает дневной свет. Она провела, уставившись в одну точку, более трех часов. Дежурный очень удивился, когда она появилась здесь ни свет ни заря, а что ей еще оставалось делать? Она почувствовала себя потерянной и одинокой, когда выбежала из спальни, а Майкл не последовал за ней. Метаться голой по квартире не самая лучшая идея, и ей не оставалось ничего другого, кроме как одеться. Ее нервы были так напряжены, что она не могла найти в себе силы вернуться в спальню и услышать приговор. Может быть, Майкл ждет ее и недоумевает, куда она подевалась. А если он уснул? Подойти и лечь рядом? Сделать вид, что ничего не случилось? А что, собственно, произошло? Она рассказала о себе и стремглав выскочила из спальни, не дав возможности Майклу даже ответить!

Все-таки надо вернуться в спальню, подумала Сьюзен, но продолжала колебаться. Она чувствовала в себе неуверенность и никак не могла понять причину своей нерешительности. То, что она сообщила Майклу, ни в какой степени ее не порочит.

Уверив себя, что она хочет выпить чашечку чая, она вошла в кухню. Сьюзен даже нарисовала себе картину, что Майкл, обеспокоенный ее отсутствием, отправляется на поиски и обнаруживает ее пьющей чай на кухне. «Налей и мне чашку», — скажет он ей, и она с радостью исполнит его просьбу. Они будут пить чай и разговаривать, разговаривать…

На столике в кухне лежал забытый Дейзи журнал. Пока закипал чайник, Сьюзен стала лениво его перелистывать. Ее внимание привлекла фотография особы, которую она видела с Майклом на вечеринке у Гроува в Париже. Она поспешила прочесть короткие строки, напечатанные под снимком. И все сразу погрузилось в кромешный мрак. Жизнь потеряла всякий смысл. Неожиданно моральные страдания перешли в физические. Ее затошнило. Желудок болезненно сжимался в спазмах, словно хотел отвлечь Сьюзен и доказать ей, что она еще жива. Она корчилась над унитазом и неотступно думала. Что же ей теперь делать? Сьюзен не могла больше оставаться в квартире, где обязательно рано или поздно встретится с Майклом. Но это ее собственная квартира! Куда она может бежать? Ответ пришел сам собой. Естественно, на работу. Там она может закрыться в своем кабинете и… дать волю слезам. Так она и поступила, только вот выплакаться ей не удалось. Слезы остались где-то внутри нее и не захотели вытекать из глаз.

Девять часов. В окно кабинета заглянуло бледное зимнее солнце, но, видимо испугавшись вида Сьюзен, тут же исчезло.

Дверь распахивается, и Сьюзен закрывает глаза. Ей не хочется никого видеть.

— Сьюзен! Ты здесь?! — услышала она и открыла глаза.

Перед ней стоял Майкл Ричардсон. Как ему удается так великолепно выглядеть после удара головой о каменный пол, после ночи, проведенной не у себя дома? — невольно подумала Сьюзен.

— Сью! Послушай, Сью, ты все не так поняла!

— Что? — Короткое слово далось ей с трудом.

— Я не делал Шейле предложения, я вообще не намерен на ней жениться!

— Почему? — проскрипела Сьюзен и удивилась, зачем она мучит себя, выясняя подробности, которые не должны ее интересовать — Не успел? Хотел сделать его в канун Рождества?

Майкл замешкался с ответом. Вопрос прозвучал неожиданно и для него. Он неоднократно, пока ждал часа, когда можно явиться к Сьюзен на работу, на все лады повторял фразу, которую только что произнес, но не думал, что она задаст столь странный вопрос. Ему самому все было ясно. Он не женится на Шейле, и все тут!

— Вот видишь, — грустно проговорила Сьюзен. — Ты и сам не можешь четко сформулировать, почему ты не хочешь брака с Шейлой. Возможно, — с чисто женской интуицией заметила она, — мысль о свадьбе принадлежит ей? Она немного поторопилась. Если бы у твоей сивой кобылы хватило терпения чуть-чуть подождать, она получила бы предложение от тебя. Разве не для этого ты приехал сюда на Рождество? Скажи, не стесняйся! Если ты воображаешь, что я убежала из квартиры из-за той заметки в журнале, ты глубоко ошибаешься! У меня дела на фирме!

— В пять часов утра? Сьюзен, не лги! Я тебе не верю, хотя ты и отличный мистификатор.

— Майкл, зачем ты пришел? Я уже сказала, что у меня море дел, и, кроме того, я не имею привычки убегать.

— Да, ты только уходишь, не поставив никого в известность.

— Извини, я живу одна и забыла, что у меня кто-то был. — Сьюзен стала судорожно перекладывать несколько бумажек из стороны в сторону почти пустого стола.

— Сью, — Майкл подошел к ней вплотную, — я не собираюсь жениться на Шейле.

Сьюзен осмелилась поднять на Майкла глаза.

— Меня не интересуют твои матримониальные планы, Майкл. Ты можешь жениться на ком угодно. При чем здесь я? — холодно сказала Сьюзен, но ей очень хотелось добавить: «Может быть, ты хочешь жениться на мне?» Она с силой сжала губы, боясь произнести это вслух.

Вдруг Майкл отступил на шаг и посмотрел на нее странным взглядом. В нем сквозило изумление и потрясение, словно она в мгновение ока превратилась в какое-то неизвестное существо. Сьюзен поняла, что вопрос о женитьбе был сделан вслух. Ей стало смешно. Да, она все-таки повергла мистера Ричардсона в транс. Ну что ж, один — ноль в ее пользу. Ишь ты, с каким остолбеневшим видом стоит, осталось только рот приоткрыть от удивления! — с внезапно поднявшейся в душе ненавистью к мужчине, который отнял у нее сердце, подумала Сьюзен.

— Возможно, — услышала она неожиданную реплику. — Да, хочу!

Сьюзен молчала, в свою очередь потрясенная ответом Майкла.

— Мой давнишний партнер и приятель пригласил меня встретить Рождество у него в загородном доме, который он недавно приобрел. — Майкл приблизился к ней и поднял ее со стула. — Поехали вместе, Сью!

Сьюзен в какой уже раз оказалась в его объятиях. Его лицо медленно приближалось к ее. Еще мгновение — и Майкл ее поцелует. Она закрыла глаза.

— Сьюзен, ты уже здесь? Зачем ты явилась в такую рань? Дел-то все равно никаких нет. — С этими словами в кабинет ввалилась Дейзи и всплеснула руками. — Боже, какой срам! Немедленно оставьте девочку в покое.

Дейзи направилась к Майклу, собираясь за шиворот, как нашкодившего котенка, оттащить его от Сьюзен. Он не стал ждать триумфального завершения ее намерений и выпустил Сьюзен из своих объятий.

— Я пригласил Сью провести рождественские праздники в загородном доме одного из моих друзей. Выезжать надо сегодня, — вежливым, даже несколько подобострастным тоном произнес Майкл, желая перетянуть на свою сторону секретаря-авианосца. В качестве противника она была слишком обременительна.

— Моя приятельница тоже пригласила провести меня Рождество у нее. Только она не лапала и не целовала меня при этом. Вы не знаете почему, сэр?

Майкл растерянно молчал, а Сьюзен хихикнула.

— Но ты же женщина, Дейзи! А такой способ отношений между представителями одного пола считается нетрадиционным. Ты же к ним себя не относишь, верно, Дейзи?

— Я отношу себя к порядочным женщинам в отличие от вас, шеф. Даже мой муж не позволял себе ничего лишнего. А вы…

— Да, да, — поспешно согласился с ней Майкл в надежде, что она покинет кабинет, и добавил, чтобы ей польстить: — Как вы прекрасно выглядите, Дейзи. Я ни у кого не видел таких необыкновенных шляп!

Польщенная Дейзи улыбнулась. Она сняла шляпу, которая на этот раз была увенчана громадными фруктами, немного ею полюбовалась и снова водрузила на голову, при этом одна из груш, по величине напоминающая дыню, угрожающе пошевелилась и, не выдержав собственной тяжести, свалилась на пол. Сьюзен и Майкл одновременно улыбнулись и обменялись понимающими взглядами. Следуя велению сердца, Майкл прижал к себе Сьюзен, защищая ее от возможного несчастного случая. За грушей собиралось последовать и яблоко величиною с тыкву. Дейзи снова сняла шляпу, обеспокоенная, что плоды так быстро созрели. Сьюзен доверчиво прижалась к Майклу. В его объятиях ей было очень уютно, и все вопросы отпадали сами собой. На душе у нее потеплело, и она неожиданно для себя пошутила:

— Сложи лучше фрукты в вазу, Дейзи, и поставь в приемной. Будет чем угощать посетителей.

Секретарше это замечание явно не понравилось, и она резко сменила тему.

— Не скальте зубы, шеф. Что вы еще хотите от несчастного мистера Ричардсона? Помнится, вы его не очень жаловали. Говорили о его бессердечии, когда он нацеливался на вашу фирму. А теперь? Создали игру, утерли ему нос и еще вдобавок соблазняете его?

Сьюзен ахнула. Майкл лукаво на нее посмотрел и сказал:

— Устами Дейзи глаголет истина. Но не бойтесь, мисс, я весьма благодатный объект для испытания ваших чар.

— Что вы двое себе позволяете? — притворно возмутилась Сьюзен.

— Ничего, мисс Смит. — Майкл озорно улыбнулся Сьюзен. — Значит, решено, мы едем к мистеру Пакерсу. Его загородный дом находится в Суффолке. Говорят, это прекрасные места.

— Да, сэр, — поддакнула Дейзи.

— Я не знаю… — нерешительно протянула Сьюзен. — Моя мать…

— Ваша мать, — безапелляционно заметила Дейзи, — сейчас в Бате и вряд ли собирается покинуть его на Рождество.

— Но Дороти… — продолжала цепляться за семью Сьюзен.

— Дороти надо выйти замуж. Ваш бывший жених отличная для нее пара.

Дейзи сегодня явно осенена даром прозрения, подумала Сьюзен и невольно согласилась со своим секретарем. Джон очень подходит Дороти. Задумавшись о перспективе этого брака, Сьюзен не обратила внимания на следующие слова Дейзи и услышала лишь ответ Майкла.

— Я не хозяин этого дома. Но думаю, что если обращусь с такой просьбой, то мне вряд ли откажут. Только, — Майкл немного замялся, — приятна ли будет такая встреча для бывших жениха и невесты?

— Сьюзен и Джона? Ха-ха! Более неподходящей пары я в жизни не видела. Это наподобие того, как если бы вы захотели жениться на мне, сэр. Девочка и сама это чувствовала. Надо же, не приехать на собственную свадьбу! Вот вы ей подходите! Не волнуйтесь, сэр, она поедет с вами. — С этими словами Дейзи важно удалилась из кабинета.

Он вопросительно посмотрел на Сьюзен, и она кивнула.

— Хорошо. Я поеду.

После ухода Майкла Сьюзен чуть ли не с кулаками набросилась на своего секретаря.

— Какое ты имела право так говорить? Ты ни чего не знаешь. У него есть невеста. Она думала, что он сделает ей предложение на Рождество, а ты… Ты отправляешь меня с ним вместе. А у меня сердце и так разрывается…

— Что-то я вас не совсем понимаю, шеф! Кто кого считал невестой — он ее или она себя? А вы? На вас смотреть больно, как вы таете у него на глазах. Я боялась, что от вас останется только маленькая лужица. Вы хотите с ним продолжать? Так боритесь! С огнем напрямую нельзя, с ним надо хитростью. Так всегда говорил мой муж.

— Твой муж? — машинально спросила Сьюзен. Как и все остальные сотрудники компании, она считала Лоэнгрина единственной и неразделенной любовью Дейзи. — Кем он был, если так хорошо разбирался в страсти? Психоаналитиком?

— Нет, шеф, пожарным, но страсть знал как свои пять пальцев. Он всегда говорил, что огонь — это та еще страсть!

Сьюзен невольно улыбнулась. Потом — неожиданно для себя — прижалась к огромной груди Дейзи и разрыдалась. Слезы, которые никак не могли пролиться из ее глаз утром, сейчас текли щедрым ручьем. Она громко всхлипывала, уткнувшись Дейзи куда-то чуть повыше талии, а та гладила ее по волосам и приговаривала:

— Ну будет, шеф. Не лейте так слезы. Он никуда не денется. Смогли же вы его провести и отсрочить, а может быть, навсегда отложить слияние фирмы с его концерном. Победите и сейчас. Если бы у меня была ваша комплекция, то, будьте уверены, мистер Ричардсон давно лежал бы у моих ног.

18

Сьюзен чувствовала себя полностью измотанной. Она не понимала, в какой очередной переплет судьбы попала и чего бы ей хотелось. Вернее, свои-то желания она смогла бы сформулировать абсолютно четко. Больше всего на свете она хотела любви, любви Майкла Ричардсона. Но это мечта больше всего и подвергалась нападкам со стороны ее сознания. Остановись и не мечтай о том, что неосуществимо, приказывала она себе. То, что Майкл проведет с тобой Рождество, еще ничего не значит. Он не любит тебя! Просто ему приятно с тобой развлекаться. Он сказал, что не женится на Шейле, возражала она сама себе и тут же доказывала обратное. Он может действительно не жениться на Шейле, но это не означает, что он женится на ней, Сьюзен! О странном ответе Майкла на свои невольно вырвавшиеся слова Сьюзен даже не хотела думать. Неужели тебе хочется выйти за него замуж? — вопрошала она самые глубокие и недоступные тайники своей души. Да, она хочет выйти замуж за Майкла Ричардсона, провести с ним всю жизнь, иметь от него детей, А потом… Он же почти сделал ей предложение… Или она ему, а он ответил согласием.

В Суффолк решено было ехать на автомобиле Сьюзен, и в три часа пополудни машина быстро покатила по лондонским улицам, направляясь к выезду из города. Сьюзен настояла, чтобы самой сесть за руль. Майкл особенно не протестовал. Он плохо привыкал к левостороннему движению и не видел причин препятствовать желанию Сьюзен. Возможно, ее порыв объясняется заботой о нем. Майкл решил, что сразу же сменит Сьюзен, как только почувствует, что она устала.

Оказавшись в замкнутом пространстве, они моментально почувствовали, как им хорошо наедине друг с другом. Они ощущали, что знают друг друга много лет, что в принципе и соответствовало действительности. Из стереосистемы неслась негромкая музыка. Звучал старый блюз.

— Ты любишь блюз?

— Да, а ты?

— Ты забыла, что я родом из Нового Орлеана? Кстати, почему ты поместила место действия своей новой игры именно в этот город? Тебе очень удачно удалось передать атмосферу французского квартала, как я ее себе представляю.

— Как ты представляешь?

— Ну да. Я же вырос в Нью-Йорке и считаю себя патриотом этого города. А Новый Орлеан — это нечто вроде сказки, которую рассказывала мне мать.

— Расскажи мне о себе, я же ничего о тебе не знаю, — попросила Сьюзен.

— Ну а сведений о тебе у меня более чем достаточно, не так ли? — подразнил Сьюзен Майкл.

— Ты на меня сердишься? Поверь, я не хотела тебя обманывать, так получилось. Я не знала, что мистер Ричардсон и есть тот незнакомец — я так тебя называла про себя, — в объятия которого я упала в Тунисе. Ты сам мне подал идею представить дело так, словно я младшая сестра мисс Смит. А потом пошло-поехало…

Майкл кивнул. Именно так он и думал. Он начал рассказывать о себе. Сначала он сообщал о себе только отдельные факты, потом неожиданно увлекся и даже поведал Сьюзен о своей юношеской любви, которая закончилась, едва начавшись. Сидящая за рулем девушка оказалась превосходным слушателем. Она как губка впитывала каждое его слово.

— Ты очень страдал? — спросила она, когда он говорил ей о Мэгги.

— Не знаю, — честно ответил Майкл. — Тогда, конечно, страдал, а сейчас даже не знаю, каким словом определить те свои чувства. Думаю, мне казалось, что я люблю и страдаю. Обычное юношеское преувеличение. Смерть отца заставила меня быстро вырасти из детских пеленок, и я понял, что любовь не то возвышенное чувство, каким оно кажется в юности.

Душа Сьюзен возмутилась. Вот, оказывается, как он представляет себе их отношения. Он их считает обычным совокуплением. Если она уйдет от него, он не будет страдать. Неужели ты в этом сомневалась? Однажды ты уже бросала его, а он… он не очень-то горевал. Вернулся к Шейле.

— Ты спал с ней? — неожиданно выпалила она.

— С кем? С Мэгги? — опешил Майкл. — Нет, конечно!

— Не с Мэгги, а с Шейлой! И не притворяйся, пожалуйста, что не понял, о ком я спросила! — резко сказала Сьюзен и остановила машину.

— Сью, по-моему, мы уже выяснили этот вопрос.

Но она уже ничего не могла с собой поделать. Долго сдерживаемая ярость и боль от неясности их отношений прорвались наружу и приняли уродливую форму. Сьюзен кричала, сыпала оскорблениями, требовала рассказать ей, что и как говорил Шейле Майкл в придуманных ею же самой любовных сценах между ними.

Майкл не выдержал.

— Оставь Шейлу в покое. Это ты, а не она стремится всегда раздеться догола в публичном месте.

— Ты — подлец! — взвизгнула Сьюзен. — Я никогда нигде не раздевалась. Это неправда!

Майклу стало стыдно за вырвавшийся у него упрек. Он не хотел затевать ссору с Сьюзен и оскорблять ее. Еще раньше он решил, что позже постепенно выяснит, что за мания у Сьюзен к стриптизу. Но сейчас ее отъявленная ложь возмутила его.

— Конечно, в «Серебристой ночи», в Париже, тебя вели на сцену под дулом пистолета. Прости, но я его не заметил.

Истерика у Сьюзен внезапно прошла. Ей тоже стало стыдно за свое поведение. Как она могла говорить такие вещи?! Что она хотела выведать у Майкла? Удостовериться, что он любит ее не так, как Шейлу? Или что он и Шейла были просто знакомыми? Он был с ней предельно честен. Как он только что сказал? «Мне было хорошо с Шейлой, но это в прошлом». Так что ей, Сьюзен, еще надо?

— Я вышла на сцену, так как заметила в кабаре тебя и поняла, что ты можешь не узнать, что я была рядом с тобой, — просто сказала Сьюзен. — Ты был не один, и мне отчаянно хотелось, чтобы ты меня вспомнил, вспомнил девушку, которую когда-то схватил в объятия и спас от несчастного случая. — Сьюзен замолчала.

В машине стало тихо. Майкл не проронил ни слова.

— Я училась в Королевской школе балета. Для меня не составляло труда исполнить танец. Я действительно не чувствовала стыда, я играла роль, я танцевала любовь и секс, но тебе этого не понять, — проговорила Сьюзен, глядя Майклу прямо в глаза.

Майкл не отвел взгляда. Он протянул руку и нежно провел пальцами по ее щеке.

— Это был танец для меня? Поэтому ты и бросила мне розу? Я был твоим выбором, Сью?

Коротенькое «да» Сьюзен произнесла еле слышно, и Майкл вряд ли услышал его. Но это и не было нужно. Он и так все понял и сжал ее в объятиях. Губы Сьюзен были такими нежными и упругими, такими сладкими и вкусными, что Майкл не мог от них оторваться. Он пил их сладкий нектар и никак не мог удовлетворить свою жажду. Машина была не очень удобным местом для любовного свидания, но им было хорошо. Они чувствовали себя первыми влюбленными на Земле, для которых и был создан весь этот мир…

В автомобиле становилось все прохладней и прохладней. Быстро темнело. Мимо них изредка проносились машины, но никто не обращал на них внимания. Движение здесь было не очень интенсивным. Зимний холод добрался и до почти обнаженных тел Майкла и Сьюзен.

— Одевайся, а то замерзнешь и простудишься, — приговаривал Майкл, подавая ей одежду. — Мы с тобой как маленькие дети, которые не смогли дотерпеть до праздника.

— Ты жалеешь? — робко спросила Сьюзен.

— Я? — расхохотался Майкл. — Конечно, нет! Вернее, жалею. И знаешь о чем? Только о том, что надо ехать. Я не против начать все сначала.

Сьюзен с неохотой заняла свое водительское место. Она и сама с удовольствием осталась бы навеки в объятиях Майкла, но понимала, что надо ехать. Они и так очень долго простояли здесь. Скоро наступит ночь. Помня о своей способности ориентироваться в картах, Сьюзен не любила путешествовать по безлюдным дорогам. Сейчас, правда, она не одна, но Майкл — плохой помощник. Он не знает здешних мест. А вдруг он такой же географический кретин, как и она? От внезапно пришедшей мысли Сьюзен стало страшно. Тогда они рискуют попасть куда угодно, только не в дом Чарлза и Джейн Пакерсов.

— Майкл, как ты относишься к картам?

— К картам? К каким картам? Сейчас не до карточных игр.

— К обычным, топографическим, Майкл, к тем, на которых нарисованы дороги. Ты их понимаешь?

— Конечно, Сьюзен. Не говори чепухи и поехали.

Сьюзен немного успокоилась. Она подчинилась команде и повернула ключ зажигания. Мотор не отреагировал. Сьюзен повторила попытку еще раз. Результат был тот же. Она попробовала еще раз и еще. Машина не заводилась.

— Майкл, она сломалась, — беспомощно прошептала Сьюзен.

— Дай я попробую.

Они поменялись местами. Майкл повернул ключ зажигания и выругался.

— Сью, у нас кончился бензин. Ты разве не заправила машину перед дорогой?

Через секунду они опять ругались, доказывая, кто из них должен был следить за бензином в машине. Вдруг Сьюзен всхлипнула тоненьким голоском, и Майкл мгновенно прервал свою обвинительную тираду.

— Прости, Сью. Я погорячился. Просто я никогда не ездил вот так в машине с женщинами.

— Ты никогда не возил женщин на уик-энд? — изумилась Сьюзен, тотчас прекратив свои всхлипывания.

— Возил, конечно, однако за машиной следил шофер. Но мне не попадались женщины, которые забывали заправить машину. Ты и на свадьбу не приехала, потому что у тебя закончился бензин? — поинтересовался он, вспомнив слова Дейзи.

— Нет, тогда я перепутала страны. Свадьба должна была быть в Париже, а я улетела в Тунис.

— Боже мой, Сью! Перепутать самолеты! По-моему, это невозможно. Ты самая непредсказуемая женщина на свете!

— Будем надеяться, что тебе не надоест моя непредсказуемость. Джону она надоела.

— Ты жалеешь о несостоявшемся браке? — В Майкле поднялась волна ревности, и ее нотки против его воли прозвучали в голосе.

— Нет. Я даже накануне свадьбы не знала, хочу ли выйти замуж за Джона или нет.

Майкл вздохнул с облегчением. Еще одна страница жизни Сьюзен приоткрылась перед ним, и он не нашел спрятанных там скелетов.

— Что нам теперь делать? Я не могу ничего придумать.

Сьюзен оживилась. Майкл больше не сердится на нее, а все остальное — отсутствие бензина, надвигающаяся ночь, незнакомое место — мало ее волновало.

— Ничего страшного. Дождешься машину и попросишь тебя подвезти до ближайшей заправки, потом возьмешь такси и вернешься сюда. Я обычно всегда так делаю.

Майкл изумлялся все больше и больше. Да, такую женщину, как Сьюзен, не просто где-либо отыскать.

— И в чем ты обычно возишь бензин? У тебя есть канистра?

Сьюзен от души расхохоталась.

— Какой ты смешной! Купишь упаковку воды, выльешь ее и заполнишь бензином. Все очень просто. — У Майкла не нашлось слов выразить восхищение такой предприимчивостью Сьюзен, но она в нем и не нуждалась, так как уже кричала: — Вон идет машина, останавливай ее и поезжай! Я тебя подожду здесь. Обо мне не беспокойся. Я не пропаду.

Майкл подчинился. Сьюзен осталась одна. Начинался снегопад. Она поплотнее закуталась в пальто и погрузилась в собственные переживания. От дум о Майкле ее отвлек едва слышный звонок телефона, который лежал у нее в дорожной сумке. Майкл! — радостно возвестило ей сердце, и она полезла в багажник, извлекая сумку и моля Бога, чтобы Майкл не прервал своего звонка. Его номер телефона она не помнила. Но звонок не прекращался. Сьюзен нажала кнопку.

— Мисс Сьюзен Смит? — услышала она чужой мужской голос, который ей показался знакомым, но она не могла вспомнить, кому он принадлежит. — С вашей сестрой Дороти случилось несчастье. Приезжайте быстрее. Она в «Раскидистых кленах».

Сьюзен уже не слушала. Телефон выпал у нее из рук и теперь одиноко лежал на обочине. Снег медленно падал на него, скрывая под своими пушистыми хлопьями. Что делать? Зачем Дороти отправилась в их коттедж? В начале декабря Сьюзен предложила встретить Рождество в «Раскидистых кленах». Они уже давно там не были. Эта странная покупка, на которую они дружно пошли, стала для них давно не нужной. Сьюзен потому и захотела провести там рождественские праздники, чтобы заодно все посмотреть, а потом, обратившись в агентство недвижимости, выставить коттедж на продажу. Но ни мать, ни Дороти не поддержали ее идеи.

Перед мысленным взором Сьюзен промелькнула та давняя поездка, которую они совершили втроем: она, Сьюзен, Дороти и мать. Совсем недавно умер отец, и мать тяжело переживала утрату. Вот сестры и решили немного развеять ее. Им и самим не помешало бы подышать свежим воздухом. Конечным пунктом путешествия должен был явиться Лоустофт, славившийся своими песчаными пляжами. Путешествовали не спеша, осматривая памятники бывшего королевства англосаксов. Ощущать себя беззаботными туристами было очень приятно. Заехали в Дедхем, очаровательный маленький городок, больше похожий на деревню, и вслед за Констеблем влюбились в Дедхемскую долину. Решено было ненадолго отклониться от намеченной цели и отправиться вверх по реке Стоур. И вот в этом путешествии и была совершена величайшая глупость. Их в жизни Сьюзен было предостаточно, но эта отличалась от всех остальных. Она была сделана по единодушному согласию всех трех женщин. Они приобрели дом, который им был совершенно не нужен! Единственным смягчающим обстоятельством их легкомыслия было то, что они пленились чарующей природой. Живописная сельская местность с ухоженными фруктовыми садами, тенистые дороги с кружевной зеленью деревьев, сквозь которые светило солнце, — все это подкупило их сердца горожанок.

Небольшой коттедж с потемневшей черепичной крышей весь был увит зеленью плюща. Дом располагался весьма уединенно, до ближайшей деревни было приличное количество миль. Кругом теснились поросшие зеленью холмы, а недалеко находились руины аббатства. Они дружно решили, что в этом домике летом чудесно, а зимой — неплохо. И покупка совершилась. В то лето они действительно провели здесь незабываемые дни.

И вот Дороти зачем-то отправляется туда сейчас! Что же с ней произошло? Сердце Сьюзен содрогалось от страха. Несмотря на разницу в характерах, сестры нежно любили друг друга. Размышлять было некогда. Порывшись в сумочке и не найдя ручки, Сьюзен губной помадой вывела на стекле: «Уехала в Садбери. В кле…». Столбик помады сломался. Выведенные буквы с трудом можно было разобрать и то только при условии, что читающему известно содержание написанного.

Сьюзен вышла на шоссе. Небольшим утешением для нее служило то, что путь в «Раскидистые клены» лежал в том же направлении, что и загородный дом мистера Пакерса. Решив, что сориентируется по обстановке, Сьюзен бросилась под колеса показавшейся на шоссе машины. Удивленный водитель затормозил, и Сьюзен попросила довезти ее до ближайшего городка. Пожилая супружеская пара с сочувствием выслушала ее жалобы на неисправность машины и согласилась.

— Вот видишь, — показывая на новенький «ягуар» Сьюзен, сказал мужчина своей спутнице, — сейчас все делают очень плохо. Современная машина никогда не сравнится с нашим «остином». А ты, моя дорогая, все твердишь, что хочешь новую машину.

— Странно, я всегда считала, что «ягуар» прекрасная машина. — Женщина покосилась на Сьюзен. В ее взгляде читалось недовольство полученным мужем аргументом в их, по всей видимости, давнем споре.

Для маленького «остина» ехали они с очень приличной скоростью. В Колчестере Сьюзен распрощалась с пожилыми супругами и взяла напрокат автомобиль.

19

Скоро должен был показаться коттедж. Ехать становилось все труднее и труднее. Снегопад не прекращался. Он превратился в сильную метель. Вокруг стояла кромешная тьма. Ветер зловеще завывал за окнами машины. Заснеженная равнина, казалось, простиралась вокруг на многие и многие мили. Наконец впереди показался поворот. Еще чуть-чуть — и она будет на месте. Как там Дороти? Причуда сестры не пользоваться мобильным телефоном сослужила ей дурную службу.

— А зачем мне он? Я же не деловая женщина, а узнать что-нибудь плохое я всегда успею, — смеясь говорила Дороти.

Слова сестры эхом зазвучали в ушах Сьюзен. Неожиданная для Дороти экстравагантность — сестра всегда придерживалась умеренных респектабельных взглядов — вышла ей боком.

Да, сестра не создана для увлечений, подумала Сьюзен. Они для нее всегда плохо заканчиваются. Конечно, глупо сравнивать нежелание иметь телефон со страстной влюбленностью в Джеффри, но сущность здесь одна. Дороти должна придерживаться золотой середины.

— Господи, сделай так, чтобы Дороти была жива, Господи, помоги, — прошептала Сьюзен.

Подъезд к коттеджу не был расчищен, и автомобиль пришлось оставить на грунтовой дороге, кое-как еще служившей в эту прескверную погоду. Сьюзен выскочила из машины и бросилась к дому. Проваливаясь в рыхлом снегу, она потеряла туфли, которые совсем не годились для таких экспериментов. В одних колготках, которые мгновенно порвались, согнувшись в три погибели, Сьюзен медленно продвигалась к коттеджу. Метель бушевала вовсю. Ветер сбивал ее с ног, а снег залеплял глаза, мешая видеть что-либо буквально в дюйме от себя. Сьюзен падала, но тут же вставала и шла вперед.

Дверь на удивление легко открылась, и ураган буквально внес Сьюзен внутрь дома. Она потянулась к выключателю.

— До… — закричала Сьюзен, но в то же мгновение что-то тяжелое опустилось на ее голову. В глазах вспыхнул яркий свет, и все погрузилось во тьму.

20

Джеффри знал с самого рождения, чем будет заниматься в жизни. Свое призвание — паразитировать на других людях — он ощутил в себе очень рано и начал его развивать. С младых ногтей он упорно стремился к поставленной цели и в отроческие годы достиг уже немалых успехов. Он талантливо эксплуатировал всех на своем пути, начиная с собственных родителей и школьных товарищей и заканчивая случайно встретившимися людьми. Он был умен и сообразителен. Своим успехам в учебе он был обязан прекрасной памяти и природным способностям. Но любые хорошие качества находили в нем в свою противоположность. Прекрасно, когда человек может отказаться от сладострастия и чревоугодия, но странно видеть людскую особь, согласную голодать, лишь бы не работать. Если в природе существует фобия позитивного труда, то Джеффри страдал именно ею. Возможно, сказались и условия, в которых он жил. Его родным городом был Брайтон — знаменитый морской курорт. Поклонники Фрейда и проповедники, делающие выводы из социально-экономических условий жизни, нашли бы в Джеффри Джонсоне прекрасный пример. Его родители держали небольшую лавчонку с пляжным инвентарем, часть которого сдавали напрокат. Они не могли обеспечить Джеффри той жизни, о которой он мечтал, — жизни изысканного курортного общества с его дорогостоящими развлечениями. Но войти в этот круг он хотел легко. Сама мысль о длительном и кропотливом труде, изнурительной работе вызывала у него отвращение. Выбору жизненного пути способствовала и его внешность. Высокий, темноволосый, он был неплохо сложен, но в его облике преобладала не мужественность, а изящество и порочность. Больше похожий на итальянца, этакого героя-любовника, чем на среднестатистического англичанина, он смотрел на мир темными, словно греческие маслины, глазами. Они были большими, томными, с поволокой, но в самой глубине их зрачков таилась ледяная жестокость.

В возрасте двадцати двух лет он женился. Джессика была намного старше его и, мягко говоря, некрасива. Белое, никогда не бывшее стройным тело и одутловатое лицо, главной достопримечательностью которого были окаймленные короткими белесыми ресницами голубоватые маленькие глазки и полное отсутствие бровей сочетались в ней с прекрасной и доброй душой, стремящейся отдать всю свою любовь ближнему. На взгляд Джеффри, в Джессике положительными были только два момента. Она была богата и имела только дальних родственников. На арене жизни разыгралась банальная и старая как мир история. Влюбленная перезрелая дева и алчущий ее денег смазливый мужчина сочетались узами брака. Узнав на втором месяце их брака, что жена ждет ребенка, Джеффри ощутил некоторое беспокойство. Через десять дней Джессика погибла в автомобильной катастрофе. Лихача, протаранившего ее машину, так и не нашли. Свидетелей катастрофы не было. Она произошла в очень уединенном месте, куда молодая супружеская пара отправилась в путешествие. Машину Джессики вместе с трупом обнаружили в водах реки Уорф. Молодой супруг был безутешен.

Только спустя десять лет он вступил в другой брак. Здесь, как и в первом браке, присутствовала сильнейшая страсть со стороны жены, но, в отличие от Джессики, Дороти была очень недурна собой. Джеффри позволял своей жене обожествлять себя, но не собирался отказывать себе в сексуальных удовольствиях с другими женщинами. Годы после свалившегося на него богатства только способствовали развитию его потребностей. Запретов в осуществлении своих прихотей для него не существовало.

Когда Джеффри женился на Дороти, его состояние уже истаяло, как выпавший снег на ярко сверкающем солнышке. С помощью тестя, который его порекомендовал, Джеффри перешел в компьютерную компанию, а потом стал ее финансовым директором. Надо отдать Джеффри должное — он очень неплохо справлялся со своими обязанностями. И вот случайно разыгралась трагедия. На складе готовой продукции кто-то неизвестно зачем оставил канистру с бензином. Джеффри, который зашел туда то ли случайно, то ли тоже с какой-то целью, небрежно бросил недокуренную сигарету и… погиб. Вот такая повесть о жизни мистера Джонсона была бы написана, если бы кто-либо захотел ее запечатлеть в памяти сограждан.

Но эта история была с двойным дном. Очень многие события жизни Джеффри были сокрыты от глаз посторонних. Никто не обратил внимания на появление около него еще в Брайтоне черноволосой, с яркими голубыми глазами красавицы-ирландки. В двадцать два года Джеффри еще не превратился окончательно в негодяя и некоторые порывы души были ему свойственны. Он влюбился в очаровательную ирландку со всем пылом первой любви. Джеффри еще никогда не испытывал этого чувства. Ублажать перезрелых дам ему смертельно надоело. Именно из этого осточертевшего ему омута он и стремился выбраться с помощью Джессики. Но держать ее в своих объятиях, разыгрывать страсть и шептать ей нежные слова, притворяясь страстным влюбленным, тоже оказалось выше его сил. Он уже с тоской вспоминал былые дни — тогда он по крайней мере мог позволить себе кратковременные отпуска. Известие о беременности жены повергло его в панику. Иметь около себя Джессику и еще выводок таких же, как она, белесых, бесцветных, обожающих его детишек? Лучше в петлю! Именно в этот момент ему и встретилась Айрин. Она-то и разработала план убийства Джессики. Ленивое и жестокое сердце Джеффри не возмутилось. Это было началом его конца. Две трети денег Джессики пошло на организацию убийства. Джеффри не счел это большой суммой в качестве платы за помощь в избавлении от Джессики и еще не родившегося ребенка. У него еще оставалось бы достаточно денег, чтобы безбедно жить и развлекаться с Айрин, которая тоже выглядела безумно влюбленной в него. Но реальность на поверку оказалась несколько иной. Джессика погибла в хорошо спланированной автокатастрофе, но Джеффри умело шантажировали, и он сдался. Вернее, он никогда и не чувствовал в себе силы сопротивляться. Дальше его жизнь протекала по спланированному кем-то плану. Он делал все, что ему велела завербовавшая его террористическая банда, к которой принадлежала Айрин.

По ее приказу он, вместо того чтобы развлекаться, учился и работал. В один прекрасный момент Айрин потеряла влияние на Джеффри, и на сцену вышла Стелла, которая продержалась не очень долго, но это уже не имело никакого значения. Джеффри умело подставили и могли предъявить неоспоримые доказательства его участия в убийстве. Требовали с него немного: работать, стать хорошим специалистом в финансах, жениться и вести респектабельный образ жизни. Джеффри без всяких возражений подчинился. Дороти вполне подходила для роли камня, постоянно висящего на шее. Он был не слишком тяжел. И вот, когда Джеффри уже забыл о своей таинственной и опасной связи с преступной группировкой, последовал приказ: подготовить самоуничтожение. Джеффри должен был исчезнуть, но не полностью. Через некоторое время он возникнет вновь, но уже под другой фамилией. Это и произошло. Он стал ездить в другие государства, встречаться с определенными людьми. Джеффри даже стал находить удовольствие в работе связным. Легкие интрижки более соответствовали его характеру, чем жизнь семейного человека.

Но однажды в Париже он увидел Сьюзен. Она стояла у гостиницы «Бенедиктин», где Джеффри и помыслить не мог встретить свою свояченицу, и спрашивала, как ему показалось, о нем. На следующий день Сью прохаживалась около гостиницы, явно ожидая встретить кого-то. На всякий случай он принял меры безопасности, и Сьюзен забрала полиция. Но его усилия пошли прахом. По какой-то непонятной ему причине Сьюзен выпустили из полицейского участка. Она летела с ним в Лондон на одном самолете, но не обратила на него внимания. Джеффри успокоился. Эпизод в Париже показался досадной случайностью, которая больше не повторится. Но он ошибся. Встреча в ресторане, в Сохо, определила судьбу девушки. Джеффри связался со своим руководством, и те обещали помочь.

— Ты должен ее убрать, — заявил Карлос.

Джеффри очень боялся этого человека. Карлос был настоящим убийцей, жестоким и беспощадным.

— Я… не могу, не умею, — заикаясь попытался уклониться от выполнения страшной миссии Джеффри.

— Ты должен уничтожить Сьюзен. Иначе будешь сам на ее месте. Нам не нужен провал, а ты близок к нему. Решай. Или ты, или она.

Как могла узнать его Сьюзен, осталось для Джеффри загадкой. Он сделал пластическую операцию. Для контроля он однажды столкнулся с Дороти нос к носу. Сильно толкнув бывшую жену, он стал распинаться перед ней в извинениях. Дороти его не узнала. Она равнодушно выслушала его многочисленные «простите» и «извините» и посоветовала ему впредь быть более внимательным. А вот со Сью получилось по-другому. Она что-то заподозрила и стала вынюхивать. Что ж, сама виновата!

Глядя на свалившуюся к его ногам Сьюзен, Джеффри никак не мог решиться: ударить ли ее ножом или задушить пластиковым пакетом? Джеффри как человек был мелок. В убийстве Джессики инициатором и вдохновителем была Айрин. Его стихией были гадости, подлости, предательства. Убить ему было трудно. Испугавшись, что Сьюзен очнется, Джеффри связал ее припасенной для этого случая веревкой и перетащил на стоявший в углу комнаты диван. Поняв, что не сможет убить Сьюзен ножом — Джеффри боялся вида крови, — он предпочел пакет. Дрожащими от страха руками он натянул ей на голову полиэтилен, завязал веревкой и с силой оттолкнул безжизненное тело обратно на диван. Все! Он отделался. Сьюзен не выживет. Если она даже успеет прийти в себя, то стянуть связанными руками пакет не сможет.

Джеффри выскочил из коттеджа. Его машина, спрятанная за кустами, вся была занесена снегом. Чертыхаясь и кляня на чем свет стоит мерзкую погоду, он кое-как очистил ветровое стекло, дал полный газ и, поднимая клубы снега, уехал.

21

Под удивленными взглядами подъехавшего за ним водителя и заправщика бензоколонки Майкл наполнял бензином одну бутылку за другой. Возмущение рассеянностью Сьюзен давно уже улеглось. Он был даже в состоянии подсмеиваться над собою. Еще день тому назад Майкл не мог представить себя в этой ситуации, но Сьюзен сотворила с. ним чудо. Женщина, к которой он отнесся с некоторым оттенком презрения и которую решил сделать своей любовницей в дополнение к Шейле — жене, женщина, которую он хотел наставить на путь истинный и которую отнес к разряду идиотических курьезов, когда встретил в кабинете фирмы «Смит и Лебс», сейчас полностью завладела его сердцем. Он уже не вспоминал о Шейле. Даже мысль о женитьбе на ней казалась ему абсурдной. Он с ужасом представил, что был всего на расстоянии шага от пропасти. Еще чуть-чуть — и он мог оказаться связанным брачными узами с Шейлой на всю оставшуюся жизнь. Майкл даже вздрогнул.

— Мистер Ричардсон, добрый вечер! Чем это вы занимаетесь? — услышал он мужской голос и обернулся. Рядом стоял Джордж Стейн, детектив из гостиницы «Хэзлитс».

Майкла нисколько не обескуражила эта встреча. Весело улыбаясь, он стал объяснять, что в машине внезапно кончился бензин.

— Внезапно? — переспросил сбитый с толку Джордж.

— Да, никто из нас не обратил внимания на показания прибора, в результате чего мы застряли на шоссе в миле от этой бензозаправочной станции.

— Как же вы собираетесь добираться обратно с этими бутылками?

— Если не удастся найти никого, едущего в Лондон, возьму такси, — беззаботно рассмеялся Майкл.

Мистер Стейн впервые видел постояльца их отеля таким легкомысленным, радостно возбужденным и ни капельки не озабоченным нелепостью своего положения. Он как будто сбросил с себя маску делового, сурового, чуть циничного человека и превратился в бесшабашного юношу, наслаждающегося жизнью во всех ее проявлениях, пусть даже и самых нелепых.

— Охотно вам помогу. Я еду в Лондон и могу вас подвезти, — предложил свои услуги Джордж.

Через полчаса они стояли около пустой машины. Растерянный Майкл беспомощно озирался по сторонам.

— Сью, дорогая моя, где ты? Куда ты делась, Сью?

Целая гамма чувств в долю секунды пронеслась в душе Майкла. Первым ощущением, охватившим его сердце, был гнев. Что это за женщина, которая даже сейчас позволила себе очередную выходку? Ярость, что его опять как последнего дурака провели и еще посмеялись, неожиданно сменилась недоумением. Он отчетливо представил себе глаза Сьюзен. В них светилась нежность и еще что-то необыкновенное, похожее на то, что зарождалось и в его, Майкла, душе. Нет! Она же сказала, что любит его. Она не может так с ним поступить. Безрассудная и необыкновенно умная, дерзкая и застенчивая, рассеянная и практичная, Сьюзен могла быть любой, но ни при каких обстоятельствах она не стала бы подлой. С ней что-то случилось! Тревога за Сьюзен в мгновение ока вползла в его мозг и сердце и окончательно там обосновалась. Сьюзен устала его ждать, решила немного прогуляться и заблудилась. Сейчас она где-то бредет, проваливаясь в снег, уставшая и замерзшая, и не может найти машину. Майкл понимал, что с одной стороны эта мысль нелепа, а с другой — в отношении Сьюзен более чем реалистична. А потом… Вдруг ее похитили?

— У мисс Смит есть с собой телефон? — спросил Джордж. Он сразу понял, кто спутница Ричардсона, оставленная им в машине. Имя «Сью» сказало ему все.

Майкл лихорадочно стал нажимать кнопки телефона. Послышались странные звуки. Создавалось впечатление, что телефон, чей номер набрали, находится где-то поблизости. Джордж пошел на звуки, обойдя машину, у багажника наклонился. Телефонная трель раздавалась откуда-то из-под сугроба. Джордж начал разгребать руками снег и вскоре обнаружил мобильник Сью.

Увидев, что Майкл побелел, Джордж поспешно сказал:

— Успокойтесь. Это еще ни о чем не говорит. Мисс Смит могла выронить мобильник и не обратить на это внимания.

— Она заблудилась!

— Взрослая женщина не могла потеряться, даже если покинула машину. Возьмите себя в руки, Майкл, и попытайтесь рассуждать трезво. — Стейн даже на заметил, как назвал Ричардсона, словно старого друга, по имени. Тот тоже не обратил внимания на перемену в их отношениях.

— Вы не знаете Сьюзен, — воскликнул Майкл. — Она особенная! Она может заблудиться и в трех соснах. Только… Только я чувствую… Сью попала в беду. Джордж, надо спешить, пока не случилось непоправимого, — добавил он, в свою очередь не заметив, что обратился по имени к Стейну.

— Майкл, смотрите, на ветровом стекле что-то написано.

— Боже, это кровь!

— Нет, это губная помада. Она хотела вам что-то сообщить. Саутгемптон… Солсбери… Нет, вряд ли, это слишком далеко. Саусенд, Садбери? Майкл, мисс Смит могла по какой-то причине отправиться в Садбери?

Садбери? У нее на реке Стоур коттедж. Она еще говорила, что предлагала сестре и матери встретить там Рождество. Но зачем она туда так внезапно отправилась? Почему не дождалась меня? Значит, произошло что-то непредвиденное. Я еду туда!

— Я с вами, — сказал Стейн. — Надеюсь, мой опыт полицейского мне не пригодится, но все-таки я могу быть полезен.

22

Когда-то давно Сьюзен, поддавшись желанию создать в. «Раскидистых кленах» уют, купила в одной из лавочек на Портобелло-роуд красивые вязаные наволочки для диванных подушек. Они были уже не новыми, кое-где требовалась починка, но цветной орнамент был настолько оригинальным, что Сьюзен не смогла пройти мимо. Рукоделие было выполнено особым способом, в так называемой марокканской технике вязания. Для реставрации необходим был длинный крючок, который Сьюзен с трудом нашла все там же, на развалах рынка Портобелло-роуд. В один из своих приездов в коттедж она, вооружившись кусочками материи, ножницами, иголкой, нитками, а самое главное, длинным крючком, приступила к реставрации наволочек. Три из четырех подушек были уже готовы, и Сьюзен собиралась приняться за четвертую, как крючок куда-то исчез. Где его Сьюзен только не искала! И за диваном, и на стоящем рядом столике, и на кухне. Она даже заглянула в туалет. Все было напрасно. Крючок исчез бесследно. Не захотев тратить напрасно время, Сьюзен предоставила ему возможность играть в прятки и решила ограничиться тремя подушками, которые и разложила на диване. Сейчас же давнишняя потеря крючка оказалась судьбоносной. Нечаянно зашитый в подушку, он еле-еле выглядывал своей острой головкой из чередующихся красно-черных полос и был практически не заметен. Когда Джеффри бросил Сьюзен на диван, крючок спас ей жизнь. Его острая головка сделала свое дело. Она проткнула полиэтилен мешка, и воздух моментально проник внутрь. Его было очень мало. Он поступал медленно, но смерть Сьюзен оттягивалась.

Она медленно приходила в себя. Перед глазами плыли красные круга. Трудно было дышать. Голова разрывалась на части от боли. Она попыталась пошевелиться и убрать то противное, что лезло в глаза и рот, но не смогла. Руки не действовали. Сьюзен напряглась и посмотрела вниз, чтобы узнать, что же с ними случилось. Пленка на лице натянулась, и она в изнеможении откинулась назад. Опять что-то острое впилось в затылок, причиняя неимоверную боль. Сьюзен застонала. Пленка втянулась в рот, и она прихватила ее зубами. Прикладывая сверхчеловеческие усилия, Сьюзен отгрызла кусок пленки и вобрала в себя воздух. Никогда еще простой, такой обычный для людей процесс дыхания не приносил такой радости. Голова еще продолжала раскалываться от боли, но шум в ушах уменьшился, почти исчезли и кровавые круги перед глазами. Сьюзен попыталась подтянуть ноги. Они поднимались, но не сгибались в коленях. Она выгнула спину — веревки тут же больно впились в тело. Вдруг она почувствовала, как одна из связывающих пут немного ослабла. Сьюзен еще поднатужилась. В голове зазвучали фанфары. Еще чуть-чуть — и она лопнет от напряжения. И — о чудо! — узел развязался. Сьюзен принялась усиленно двигать ногами, которые сильно затекли и еле шевелились, но тем не менее веревки распутались. Теперь Сьюзен смогла встать. Она впервые восприняла свое обучение в Королевской школе балета как благо. Только благодаря особой гибкости, которая ее отличала, ей удалось почти освободиться от веревок на ногах, и она мелкими шажками заковыляла по комнате. Добравшись до кухни, Сьюзен, изгибаясь и извиваясь словно змея, подтянула зубами к краю стола нож. Придерживая его подбородком, она стала пытаться перерезать веревку, связывающую руки. Ее старания не пропали даром. Веревочные оковы поддались упорству девушки.

Обессиленная, Сьюзен опустилась на стул. Плечи и руки саднило. На деревянный пол кухни струйкой стекала кровь. Сьюзен порезалась, когда терлась веревкой о нож, но эти раны ее не волновали. Она начала осознавать, чего избежала. Ей была уготована смерть! Еле шевеля онемевшими руками, Сьюзен принималась срывать с лица остатки пленки, которые лезли ей в глаза. Потом распухшими порезанными пальцами она распутала веревку на шее. В ушах по-прежнему шумело, перед глазами прыгали огненные чертики, но Сьюзен постаралась сосредоточиться на главном. Ее жизнь висела на волоске! Гудящая от боли голова плохо соображала. Через некоторое время сознание отключилось. Потом перед глазами зарябил мутно-серый свет. С помощью неимоверных усилий Сьюзен силилась прорвать окружающий ее мрак. Наконец она вернулась к действительности. У этого хрупкого создания была сильная воля!

Кто же заманил меня в эту ловушку? — первое, о чем подумала Сьюзен, придя в себя. Джеффри! — сразу же нашелся ответ. Недаром голос звонившего мужчины показался ей знакомым. Гибель на пожаре Джеффри была инсценировкой, поэтому он и жаждет ее смерти! Он понял, что Сьюзен его узнала, а следовательно, может сообщить в полицию. Джеффри боится разоблачения.

— Я знаю, как погибла Джессика, — снова услышала Сьюзен яростный шепот незнакомой ей черноволосой женщины в ресторане.

На руках у Джеффри кровь его первой жены. Что ему стоит расправиться и с ней? Она ошибалась, считая его безобидным клоуном, коллекционирующим женщин. Однако Джеффри допустил промах. Она выжила! А что, если он вернется, чтобы удостовериться в ее смерти? Возможно, он эстет и не любит смотреть, как корчатся в предсмертных муках его жертвы?

Ужаснувшая Сьюзен мысль о возможности возвращения Джеффри придала ей сил. Поняв, что в комнатах спрятаться негде, она решила воспользоваться мансардой, где никто никогда не жил и которая постепенно превратилась в склад ненужных вещей, и приступила к выполнению своего плана.

Сначала она заставила себя подойти окну и посмотреть на заснеженное пространство около дома. Зарождающийся мутно-бледный мрачный зимний день еще не проник по-настоящему в комнату, а за окном уже было почти светло. Никого не было видно. Только метель поднимала клубы снега да свистел ветер. Погода не думала улучшаться, но Сьюзен больше пугало другое. В мертвенной белизне утра таился призрак смерти. Как затравленный зверь, она чуяла опасность. Внутри дома было тепло — видимо, Джеффри не хотел мерзнуть, дожидаясь, когда птичка прилетит в клетку, — но Сьюзен била дрожь.

Вспомнив, что когда-то видела в кладовке тяжелое металлическое приспособление, которым пользуются слесари и название которого она забыла, Сьюзен поковыляла туда. Хорошо, что это странное орудие лежало почти посередине комнаты, на полу. У Сьюзен не нашлось бы сил его искать. Неожиданно в ее сознании всплыло название предмета, который она держала в руке. Гаечный ключ! Вес его был приличным — тянул фунтов на шесть. Почувствовав себя более уверенно, Сьюзен поднялась в мансарду. С большим трудом ей удалось подтянуть к двери стоящую в углу стремянку. Она забралась на нее и стала ждать. Терпение Сьюзен не подверглось большому испытанию. Не успела она пристроиться за дверью, которую оставила открытой настолько, чтобы можно было спрятать за ней стремянку, как в дом кто-то вошел. Отчетливые тяжелые размеренные шаги раздавались по комнатам, затем приблизились к лестнице. Мужчина стал подниматься на мансарду. Сьюзен затаила дыхание. Сейчас бывший покойник появится в дверном проеме. Девушка напряглась, сжимая в руках большой разводной ключ. Но мужчина повел себя не так, как рассчитывала Сьюзен. Он не просто вошел в открытую мансарду, а с силой толкнул ногой дверь, распахивая ее еще шире. Стремянка, на которой стояла Сьюзен, качнулась и упала. Совершая головокружительный кульбит, Сьюзен выпустила из рук свое оружие, и оно умудрилось приземлиться прямо на голову пришельцу. Мужчина от неожиданности выронил пистолет и рухнул на покрытый ковриком пол. Сьюзен распласталась рядом, но оказалась на удивление везучей. Она смогла очнуться на долю секунды раньше пришедшего по ее душу мужчины. В этой столь неординарной обстановке, когда не каждый тренированный человек сможет постоять за себя, Сьюзен не растерялась. С силой, которую трудно было ожидать от нее, она дернула за половичок, и мужчина загрохотал, пересчитывая ступеньки лестницы. Пистолет скользнул прямо к ногам Сьюзен, и она проворно схватила его в руки.

Мужчина быстро приходил в себя. Издав слабый стон, он стал медленно подниматься, потом выпрямился и с выражением удивления на лице уставился мутными глазами на Сьюзен. Та оцепенела и смотрела как загипнотизированная на мужчину, который уже полностью овладел ситуацией. Прыжками, преодолевая по две-три ступеньки, он ринулся к ней. Она подняла руку. Парализовавший ее страх оказал на нее странное действие. Сьюзен не имела ни малейшего понятия, как стрелять из пистолета. Она впервые держала в руках оружие. Не задумывалась она и о том, снят предохранитель или нет. Она о нем просто не знала. Не понимая, что делает и на что нажимает, не целясь, Сьюзен спустила курок. Прогремел выстрел. Мужчина упал навзничь и замер. Сьюзен, подождав немного, на ватных ногах спустилась к нему. Это был не Джеффри, но незнакомец тоже собирался ее убить. В этом не было никаких сомнений. По-видимому, он пришел проверить, как Джеффри справился с ней. Он лежал распростертый у ее ног. Мертвый. Но радости победы Сьюзен не испытывала. Она все еще пребывала в шоке, — стояла, продолжая держать пистолет в руке, и равнодушно размышляла о жизни и смерти. Как просто лишить человека жизни! Она, никогда не стрелявшая, убила пришедшего по ее душу бандита. А все могло бы быть по-другому. Сейчас бы она, Сьюзен, лежала на ступеньке лестницы и под ней расплывалось бы это противное красное пятно.

В этот момент раздался звук открываемой входной двери. Движимая инстинктом самозащиты, Сьюзен не стала ждать, когда ее обнаружат, и, переступив через труп, выстрелила на звук. Вошедший упал.

— Сью! — раздался крик Майкла. — Сью!

Сьюзен выронила пистолет и медленно осела на пол.

23

Было еще совсем темно, но сон уже оставил Сьюзен.

Сегодня у меня свадьба! Мысль медленно шевелилась в ее еще полусонном мозгу, а сердце радостно забилось. Не в состоянии дольше оставаться в постели, она поднялась с кровати и стала ходить по спальне. На дверце шкафа висело ее свадебное платье от Макса Шауля. Сьюзен осторожно провела рукой по пышной юбке. Осталось всего несколько часов, и она превратится в миссис Сьюзен Ричардсон.

— Миссис Сьюзен Ричардсон, — громко произнесла она, пробуя на слух свое новое имя, и счастливо улыбнулась.

Наконец-то кошмарная история, произошедшая с ней накануне Рождества, закончилась. Как хорошо, что в это очень трудное для нее время с ней постоянно был Майкл. Незаметно для себя Сьюзен погрузилась в воспоминания о той страшной ночи.

Когда Сьюзен очнулась после сделанного ею второго выстрела, она увидела склоненное над ней лицо Майкла. С тревогой, нежностью и страхом он смотрел на нее. Сьюзен обнаружила себя лежащей на диване, и опять что-то острое впивалось ей в затылок. Пытаясь избавиться от боли в голове, она слегка приподнялась и тут же услышала заботливый шепот Майкла:

— Не шевелись, тебе нельзя. Мы пытаемся вызвать врача.

От движения Сьюзен болезненные ощущения в затылке мгновенно прекратились, и сразу же ее сердце сжалось от ужаса.

— Майкл, здесь нужна полиция, а не врач, — еле произнесла она побелевшими от страха губами.

— Вы пришли в себя? Можете рассказать, что здесь произошло? — К Сьюзен подошел пожилой человек, которого она уже где-то видела.

— Два человека! И я их убила! Боже мой, какой ужас!

Не сознавая, что делает, Сьюзен оттолкнула Майкла, который хотел снова уложить ее, и кинулась к входной двери. Мужчины последовали за ней.

— Где он? Я же видела, как он упал. Вы убрали труп? Зачем?

— Труп на месте, если вы его ищете. А я жив, как видите. Я упал одновременно с вашим выстрелом. Возможно, это спасло мне жизнь. Я — Джордж Стейн. Мы встречались с вами однажды в ресторане в Сохо.

Когда Сьюзен узнала, что второй убитый ею человек ожил, к ней вернулось самообладание. Перенести смерть невинной жертвы своего страха она не смогла бы.

— Мистер Стейн, помните, в ресторане я спрашивала о сидящем рядом с вами человеке? Я полностью уверена, что это муж моей сестры Дороти. Смерть его была инсценировкой, возможно для того, чтобы скрыть финансовые хищения в компании. Может быть, существовали и еще какие-нибудь причины. Его первая жена погибла в автокатастрофе. Думаю, это было тщательно спланированное убийство, а не несчастный случай.

Сьюзен дрожала. Только сейчас к ней пришло осознание того, чего она избежала. Майкл обнял ее и усадил в кресло, закутав в шерстяной плед, после чего заставил выпить чашку горячего чая. Сьюзен немного успокоилась и начала свой рассказ. Джордж Стейн недоверчиво качал головой. В глазах Майкла тоже отражалось сомнение.

Часа через два прибыла полиция. Трое молодых полицейских и врач откровенно засомневались в правдоподобности этой истории. Один из них даже выразил это вслух:

— Чтобы такая хрупкая женщина могла справиться с хорошо тренированным мужчиной под двести фунтов весом, а перед тем освободиться самостоятельно от веревок! Нет, в это верится с трудом.

— Что ж, я готова понести наказание за свои действия. Я не знала, что главная обязанность подданных Ее Величества — задыхаться в пластиковых пакетах по желанию людей, которыми полиция заниматься не хочет, ибо они мешают ей поддерживать иллюзию об отсутствии в Англии преступников, — огрызнулась Сьюзен.

Полицейские немного смутились. Один из них поднялся со стула и направился к дивану. Он тщательно обследовал лежащие на ней подушки, наткнулся на что-то острое и извлек длинный крючок.

— Вот что вас спасло, мисс, если все было именно так, как вы говорите. — Он потряс и воздухе вещественным доказательством.

Всех троих забрали в полицейский участок, но если Джорджа и Майкла сразу же после дачи показаний отпустили, то Сьюзен была задержана для более подробного выяснения обстоятельств дела. Майкл не захотел покинуть здание полиции городка Дедхем, где и встретил Рождество вместе со Сьюзен, Попытки полицейских отправить Ричардсона в местную гостиницу «Свен» ни к чему не привели. Он так и остался в полицейском участке, хотя и не вместе, но подле своей возлюбленной.

Страшная и запутанная история, произошедшая в коттедже «Раскидистые клены», не дала спокойно встретить Рождество в кругу своих родных и близких и другим гражданам Англии. Среди них больше всех досталось адвокату Дэвиду Фишу, признанному авторитету по уголовным делам. Майкл в переговорах с ним требовал, советовал, умолял предпринять все возможное и невозможное для скорейшего освобождения Сьюзен. Мистер Фиш в свою очередь потревожил многих лиц, но отпустили Сьюзен под залог только на следующий день.

Накануне Рождества произошла и еще одна трагедия. Из-за погодных аномалий на занесенных снегом дорогах графства Суффолк едущий в автомашине мужчина не справился с управлением и сейчас находился в тяжелом состоянии. Его внешность напоминала описанный Сьюзен портрет человека, якобы являющегося погибшим в пожаре мистером Джонсоном. К делу подключился Скотленд-Ярд. Сьюзен пришлось отвечать на многочисленные вопросы инспекторов теперь уже этого уважаемого учреждения.

Майкл предлагал Сьюзен пожениться, не дожидаясь суда, но она не захотела. В глубине души она боялась, что не сможет доказать свою невиновность, и не желала, чтобы Майкл связывал свою судьбу с осужденной. Суд вынес Сьюзен оправдательный приговор. Было признано, что она совершила убийство с целью самозащиты и мера, принятая ею, не была чрезмерной. В убитом был опознан опасный преступник, на счету которого имелась не одна жертва. Это был Энрико Панделли, итальянец по происхождению, взявший себе псевдоним Карлос. Он был активным членом террористической организации «Красные волки», тесно связанной с Ирландской республиканской армией. Попавший в автокатастрофу мужчина пришел на некоторое время в сознание и успел перед смертью дать показания. Справедливость подозрений Сьюзен была доказана. Это действительно был мистер Джонсон, «погибший» тремя годами раньше на пожаре в складских помещениях фирмы, финансовым директором которой он был. Инсценировка была сделана с целью сокрытия механизма совершенных мистером Джонсоном денежных махинаций по требованию руководства «Красных волков». Жертвой же пожара стал безработный актер, человек, который имел одинаковый с Джеффри рост и его комплекцию. Друзей у Тома, как звали этого актера, не было. Родственники жили далеко, в Уэльсе, и Том почти не общался с ними. Ему посулили приличную сумму денег за участие в безобидном розыгрыше. Том согласился. Он переоделся в одежду Джеффри, надел его часы и пришпилил к галстуку его бриллиантовую булавку. В виски, которым угостили актера, подмешали снотворное, а потом нанесли сильный удар по голове. Чтобы Дороти легко смогла опознать в трупе своего мужа, находящегося без сознания человека сожгли заживо, а затем устроили на складе пожар. Труп же предусмотрительно поместили подальше от эпицентра огня, чтобы случайно не сгорели необходимые для опознания доказательства. Жестокость преступления потрясла всех присутствующих на суде. Если бы не Сьюзен, Джеффри мог бы так и остаться неразоблаченным. Защитная речь адвоката напоминала оду храбрости, находчивости и проницательности Сьюзен. Удостоилась она скупой похвалы и со стороны Скотленд-Ярда за свою неженскую, как ее охарактеризовали, решительность и отвагу.

Сьюзен вздрогнула. По лицу скользнул солнечный зайчик, который проник в спальню сквозь неплотно прикрытые шторы. Сьюзен подошла и раздернула их. На улице вовсю сверкало солнце, а количество пешеходов и транспорта свидетельствовало о том, что давным-давно наступило утро. Ей надо одеваться к предстоящему бракосочетанию, а она все еще пребывает во мраке прошлого.

Снизу донеслись возмущенные восклицания Дороти и матери. Потом послышался голос Майкла. Сьюзен выбежала из спальни.

— Жених должен приехать в церковь, он не может являться домой к невесте, — втолковывала Дороти Майклу.

— Боюсь обнаружить Сьюзен вместо церкви где-нибудь в Африке, например в Конго или Гвинее, куда она попадет, естественно, из-за чьих-либо ошибок. Я не хочу, чтобы она в очередной раз разоблачала какую-нибудь банду и отправляла на тот свет ее главаря, — смеясь парировал Майкл.

Стоя на площадке лестницы, Сьюзен с восторгом выслушала слова Майкла и бросилась к нему в объятия в одной ночной рубашке, невзирая на негодующие возгласы Дороти и матери.

Сьюзен было все равно. Ее почти четырехгодичное путешествие на собственную свадьбу, в которое она однажды отправилась, наконец-то закончилось. Впереди ее ждали любовь и счастье с ее незнакомцем, с противным, высокомерным мистером Ричардсоном, который похитил ее сердце, но зато взамен отдал ей свое.