/ Language: Русский / Genre:love_short, / Series: Панорама романов о любви

Роковая встреча

Нора Филдинг

Две сестры, совсем не похожие друг на друга, одна — хохотушка и проказница, другая — серьезная, полная чувства собственного достоинства, и два джентльмена встречаются в Париже, и между ними завязываются романтические отношения. Очень скоро сестры оказываются в центре хитроумных интриг и захватывающих приключений…

Нора Филдинг

Роковая встреча

Пролог

Невеста была прекрасна. Ее белокурые волосы роскошными локонами спадали на плечи. Казалось, они впитали в себя лучи солнца и сейчас напоминали золотые спирали, загадочно мерцающие в полумраке старинной церкви. Светящийся ореол вокруг фигурки, затянутой в длинное белое платье, подчеркивал ее стройность и изящность. В сверкающих, словно сапфиры, синих глазах невесты без труда читалась ее любовь к стоящему рядом с ней мужчине, хотя ничего выдающегося в нем не было. Ни высокий, ни низкий, он казался манекеном, которого приобрели в универсальном магазине и поставили рядом с ослепительной красавицей в ожидании настоящего жениха, который вот-вот появится, и тогда всем станет ясно, откуда на лице невесты этот радостный трепет. Черноволосый манекен, несмотря на молодость, казался слегка поношенным, не первой свежести.

— … А вы, Шарль Эркюлье, берете эту женщину, Белинду Анну Ленкстон в жены, чтобы любить, уважать и заботиться о ней, пока смерть не разлучит вас? — произнес священник.

«Да» жениха прозвучало слишком громко для церемонии бракосочетания и от этого показалось фальшивым. Одна из присутствующих женщин фыркнула.

— Мама, что ты делаешь? Тише… — прошептала сидящая рядом с ней на скамье, почти у входа в церковь, девушка.

— А вы, Белинда Анна Ленкстон, берете этого мужчину, Шарля Эркюлье, в законные мужья, чтобы любить, уважать и повиноваться ему, пока смерть не разлучит вас?

Невеста повернулась к Шарлю, ее глаза засверкали еще ярче и превратились в два огромных прожектора.

— Да, — прошептали ее губы.

— Дура, — прокомментировала все та же дама и, стуча высокими каблуками, вышла из церкви.

Сидящая рядом с ней девушка поднялась и смиренно поплелась за ней.

— Мама, почему ты так поступаешь? Это же ее первая свадьба… — Девушка внезапно прервала свою взволнованную речь и смущенно замолчала, поняв, что сказала глупость.

Женщина остановилась и внимательно на нее посмотрела. Из ее груди вырвался короткий смешок.

— Ты права, Элизабет. Твоя оговорка очень точно выразила смысл происходящего. Я люблю ее и желаю ей счастья. Но его у нее не будет с этим мужем. Если бы ты только знала, сколько несчастий принесло замужество нам, женщинам, ты бы меня поняла. Именно оно, это проклятое замужество, принесло прекрасному полу больше бед, чем все войны вместе взятые. Жаль, что Линда пополнила их ряды. Но ты должна мне пообещать, что не выйдешь замуж. Да, Бетти?

Девушка покорно кивнула. Ее лицо не выразило ни удивления, ни негодования по поводу странного требования матери.

1

Молодая женщина стояла у окна. Все, что могла, она уже сделала, и теперь ей оставалось только ждать. По щекам женщины медленно катились слезы. Большие синие глаза померкли и подернулись печальной пеленой. Только губы, прекрасно очерченные и казавшиеся еще ярче из-за побледневшего лица, слегка шевелились, да руки с длинными тонкими пальцами нервно теребили скомканные бумажки.

— Ты не могла так поступить, не могла… — без остановки шептали ее губы, словно эти слова служили молитвой или были заговором от беды.

Женщина казалась абсолютно одинокой и всеми покинутой. Она стояла одна, словно находилась на необитаемом острове, а не в аэропорту Хитроу, который в этот момент жил своей обычной жизнью: объявлялись рейсы, люди спешили на посадку, толпились у касс, говорили по телефону. У всех, кто здесь находился, были свои дела, проблемы и заботы. Но бурлящая круговерть толпы обтекала женщину, как бы создавая вокруг нее безлюдное пространство. Видимо, никто не хотел попасть в атмосферу горя.

Через час объявили посадку. Женщина встрепенулась, глубоко вздохнула и поплелась к стойке регистрации.

— Я во всем разберусь. Клянусь тебе!

— Что вы сказали, мисс? — недоуменно спросил диспетчер.

Женщина смущенно улыбнулась, но вдруг расправила плечи и с лицом, сменившим печальное выражение на мрачную решимость, протянула билет. Этот небольшой инцидент, который не оставил в памяти диспетчера и следа, оказался для женщины поворотным. В слабой, покорной судьбе душе произошли серьезные перемены. В один миг она закалилась и стала из олицетворения печали Немезидой, готовой карать и мстить.

— Ой! Осторожно! Вы меня без ноги оставите, мисс, — Лицо мужчины болезненно исказилось, но в тот же момент его глаза озорно блеснули.

Попутчица была молода и красива. На таких представительниц прекрасного пола мужчины долго сердиться не могут, даже если те и наступают им на ногу высоким тонким каблуком, способным пронзить ступню насквозь.

Мужчина улыбнулся и уже готов был начать легкий флирт с очаровательной соседкой в самолете, но наткнулся на серьезный взгляд синих глаз. Они смотрели на него так сурово и осуждающе, как будто не их обладательница наступила ему на ногу, а он совершил бестактный поступок.

Улыбка на лице мужчины погасла. Девушка устроилась в своем кресле и сложила руки так, как будто готовилась приступить к католической молитве.

Загорелось табло, призывающее всех пассажиров занять свои места и пристегнуть ремни. Мужчина пунктуально выполнил все требования. Девушка в соседнем кресле тоже машинально повторила его действия, но тут же вернулась к прерванной молитве, низко склонив голову к груди.

Боится летать? — подумал мужчина. Поведение соседки показалось ему странным. Он привык, что его улыбка безотказно действует на прекрасный пол. На эту же особу она не произвела никакого впечатления. Сей факт подхлестнул авантюристическую жилку характера мужчины, которую он не без успеха последнее время в себе подавлял.

Самолет взлетел. Пассажиры расслабились, но девушка продолжала сосредоточенно молиться. Мужчина решил дать ей время адаптироваться, а затем приступил к осаде.

— Летите в первый раз, мисс? Не бойтесь! Если я рядом, то с вами ничего не случится. Я запрограммировал успешный полет. Я — счастливчик!

Столь интригующее начало разговора оставило соседку безучастной.

Через некоторое время мужчина снова возобновил попытки:

— Не хотите со мной разговаривать, мисс? Ладно, я подожду, когда вам надоест общаться с Господом Богом и вы соизволите обратить внимание на меня, грешного.

Соседка молчала. Когда стюардесса подкатила к ним тележку и предложила вина, она все так же молча приняла бокал и залпом выпила.

— Повторить? — спросила стюардесса. Соседка кивнула и снова одним глотком опорожнила содержимое бокала.

Она не дура выпить, усмехнулся мужчина. Только строит из себя недотрогу.

— Неплохое, вы не находите? — опять предпринял попытку разговорить соседку мужчина. — Мы можем заказать целую бутылку или вы предпочитаете более крепкие напитки?

Девушка повернула голову и в упор взглянула на соседа. Ее глаза не заблестели от выпитых двух бокалов. Они по-прежнему смотрели сурово, и он ощутил себя назойливой букашкой, недостойной внимания. Это ему не понравилось, но неожиданно для себя он смутился. Назойливость и бесцеремонность ему не были свойственны. Он замолчал, но стал исподтишка наблюдать за соседкой.

Душу мужчины терзали противоположные чувства. Дело, по которому он сейчас летел, было запутанным, и он имел в нем личную заинтересованность. Приятное соседство поначалу он посчитал добрым предзнаменованием и решил слегка расслабиться. Дорога, как правило, способствует сближению незнакомых людей, они быстро вступают в контакт и уже через несколько минут чувствуют себя друзьями. Но полученный молчаливый отпор настроил его на пессимистическую волну. Однако в нем еще жила мальчишеская жажда приключений, которая возобладала над дурными предчувствиями.

Мужчина любил наблюдать за людьми, с годами научился неплохо в них разбираться и сейчас искренне заинтересовался нетипичным случаем. Что же этой девушке так в нем не понравилось?

Через некоторое время он пришел к выводу, что эту мисс не привлекало знакомство не с ним конкретно. Она поступила бы так с любым мужчиной, который оказался бы на его месте. Ее вообще не интересует сильный пол.

— Собираетесь поступить в монастырь святой Женевьевы? — неожиданно для себя ехидно спросил он.

Соседка равнодушно отвернулась к иллюминатору и не удостоила его ответом.

Остаток пути они летели молча. Мужчина больше не предпринимал попыток разговорить свою соседку, но продолжал украдкой бросать на нее взгляды. Он хотел найти в ней недостатки, чтобы как-то успокоить уязвленное самолюбие. Напрасно! Соседка была по-настоящему красива. Лицо, лишенное косметики, было, может быть, излишне бледным, но идеальным овалом и точеными чертами оно напоминало камею. Прямые белокурые волосы собраны на затылке в тяжелый пучок. Строгая прическа, более подходящая дамам зрелого возраста, делала ее похожей на древнеримскую богиню. Скромное серое платье с простым белым воротником окончательно убедило мужчину в правильности сделанного им вывода. Эта мисс решила сделать карьеру монахини. Возможно, дала обет молчания.

Душа его возмутилась. Уйти из мира, из реальной жизни, пусть не всегда поворачивающейся к людям своими лучшими сторонами, но заставляющей бороться и дающей радость, что может быть хуже? Она совсем еще молодая! Как же можно принимать столь опрометчивое решение? Монастырь! Это ужасное место для столь прекрасной особы. Что же привело ее к столь мрачному решению?

В сердце мужчины шевельнулось ревнивое чувство, и ему стало обидно за девушку. Он должен ее спасти! Его авантюристическая натура тут же ринулась в бой. Мысли, одна другой невероятней, закружились в голове. Он сделает ее счастливой. Он в состоянии помочь ей.

Мужчина протянул руку и коснулся руки соседки. К его удивлению, она не возмутилась, а зачем-то встала и посмотрела на него как на ненормального. Потом неожиданно подняла ногу и перешагнула через его колени. Стройная ножка, обтянутая тонкими колготками, мелькнула перед его взором, за ней последовала другая.

— Куда вы?

— В полицию, — прозвучал неожиданный ответ. Мужчина опешил. Он покрутил головой, словно не веря своим ушам.

— Куда? — спросил он еще раз.

Ответа не последовало. Девушка скрылась из виду. Вскоре салон опустел.

Самолет приземлился в аэропорту Орли. Мужчина, занятый своими мыслями, даже не заметил посадки. Ему ничего не оставалось, как последовать примеру своей соседки и остальных пассажиров.

2

— Я к мадам Эркюлье. Как ее состояние?

— Стабильно тяжелое. Мы делаем все, что можем.

— Она будет жить?

Регистраторша, миниатюрная хорошенькая женщина, пожала плечами.

— Надо надеяться на лучшее. Мадам Эркюлье молода, ее организм борется за жизнь.

— К ней можно пройти?

— Пока нет. Ей вредно любое волнение, как отрицательное, так и положительное.

— Но…

— Месье доктор категорически запретил любые посещения. Лучшее, что вы можете для нее сделать, мадемуазель, это ждать и молить Бога, чтобы он ей помог.

Молодая женщина, одетая в строгое серое платье, отошла от стола справок. Регистраторша сочувственно посмотрела ей вслед. Больная, о которой шел разговор, очень плоха. Вряд ли она выживет.

Она вздохнула. Трагическая история приключилась с этой мадам Эркюлье. Жаль, конечно, когда молодые умирают, но медицина не всесильна. И неизвестно, что лучше для мадам Эркюлье — умереть или остаться в живых. А мадемуазель молодец! Эти англичанки умеют держать себя в руках. Не стала устраивать истерик и требовать пропустить ее к больной. Молча подчинилась требованиям больницы.

Она занялась очередным посетителем, а когда освободилась, молодой женщины в сером платье в больнице не было.

Рабочий день тек своим чередом. К столу справок подходили родственники и друзья лежащих в больнице людей. Регистраторша отвечала на их вопросы, профессионально успокаивала и ободряла. Иногда мимо торопливо проходили врачи и медсестры. В больнице шла будничная работа. Когда холл, в котором находился стол справок, быстро пересекла женщина в белом халате и плотно сидящей на голове белой шапочке, регистраторша даже на нее не взглянула.

Когда самая ответственная часть пути была преодолена, женщина, под белым халатом которой скрывалось серое платье, облегченно вздохнула. Полдела сделано, теперь осталось определить, где находится палата Линды, подумала нарушительница больничных правил, носящая красивое имя Элизабет. Немного наблюдений и размышлений — и Элизабет двинулась по коридору. Вот и нужный ей номер палаты.

Осторожно приоткрыв дверь, она попала в царство никелированных аппаратов, бесчисленных трубок, среди которых вся в бинтах, наподобие заколдованной принцессы, лежала женщина.

Элизабет на цыпочках подошла ближе. Неужели это ее сестра? Глаза больной были закрыты, посеревший носик заострился, а волосы — прекрасные белокурые кудри, какими их помнила Элизабет, — превратились в грязно-белые космы. Под больничной рубашкой угадывалось тело — не молодое и изящное, а истощенное. Элизабет долго не могла поверить, что лежащая на кровати женщина — Линда.

Элизабет наклонилась и прочитала табличку, прикрепленную к изголовью больной. Это Линда!

На глаза Элизабет навернулись слезы. Комок подступил к горлу, она усилием воли его проглотила. Сейчас не время расслабляться. Она должна быть сильной. Ее губы невольно сжались в тонкую линию, а взгляд посуровел.

— Линда, Линда, — тихо прошептала Элизабет.

Ответа не было. Больная по-прежнему лежала не шелохнувшись. Дыхание было таким слабым, что Элизабет испугалась. Неужели это последние мгновения жизни Линды? Нет!

— Линда, не умирай, пожалуйста! Линда, борись! Ты должна жить! Слышишь, Линда? Ты должна жить! Должна!

Прозрачные, отливающие синевой веки больной слегка дрогнули. Элизабет наклонилась ниже, пытаясь уловить еле заметное движение. Неужели показалось? Лицо Линды оставалось бесстрастным, оно словно уже принадлежало другому миру.

Элизабет еще долго вглядывалась и прислушивалась, шепча слова любви и ободрения, но Линда больше не реагировала на присутствие сестры. Видимо, воображение сыграло со мной злую шутку, решила Элизабет.

За дверью палаты послышались шаги. Элизабет замерла, не зная, что делать. Спрятаться? Но куда? В палате нет никаких шкафов. Замкнутый безликий куб с кроватью посередине. Выпрыгнуть в окно? Палата находится на четвертом этаже. Этот наилучший способ увеличить количество пациентов больницы еще на одного человека не привлек Элизабет. Вполне достаточно, что здесь лежит Линда, решила она.

Элизабет решила отдать себя на милость победителя — врача или медсестры, — но звуки шагов стали удаляться.

Пронесло! Надо уходить. Она провела здесь много времени, значит, сюда скоро придут. Больные в таком состоянии находятся под постоянным наблюдением.

— Пока, Линда. Я ухожу, но ты должна меня дождаться. Я вернусь. — Элизабет наклонилась и прикоснулась губами к холодной щеке Линды.

Ее путь, как она и сказала своему соседу в самолете, лежал в полицейский комиссариат семнадцатого округа Парижа. Сорвавшиеся с ее губ слова не были кокетливым заигрыванием. Заданный мужчиной вопрос прозвучал именно в тот момент, когда Элизабет обдумывала, что она, ступив на парижскую землю, должна сделать в первую очередь.

Но сердце Элизабет не захотело слушать голоса разума. Оно настоятельно требовало поездки в больницу, и она ему подчинилась. Встретив препятствие в лице регистраторши, она не стала спорить. Быстро сообразив, какой из способов увидеть сестру самый простой и наиболее надежный, Элизабет отправилась в ближайший магазин, где купила платье, очень напоминающее медицинский халат.

Шапочка была приобретена в бутике постельного белья. Согласно прикрепленной к ней бирке, она в действительности являлась наволочкой на маленькую подушечку.

Маскарад оказался на редкость удачным. Никто в больнице не удивился виду Элизабет, и она смогла беспрепятственно попасть к Линде.

Сейчас, когда ее сердце немного успокоилось — Линда жива, Элизабет видела это своими глазами, — она решила больше не откладывать визит в полицию.

— Вы к кому, мадемуазель? — Молодой полицейский преградил Элизабет дорогу.

— К комиссару. Я хочу с ним поговорить.

— Комиссара Жервье сейчас нет на месте. Вам придется подождать. Он назначил вам встречу?

Элизабет проигнорировала вопрос полицейского — ей не хотелось вдаваться в подробности. Она утвердительно кивнула и после проверки документов была пропущена в длинный коридор комиссариата.

Элизабет огляделась. Унылые стены были покрашены в тот специфически грязно-серый цвет, который делает подобные помещения удивительно похожими друг на друга. По всей видимости, грустно подумала она, по всему миру выпускается краска, расфасованная в банки с надписью «для полиции».

Выбрав один из намертво прикрученных к полу стульев, который был ближе к двери кабинета комиссара, Элизабет устроилась на жестком пластиковом сиденье. На ее лице была написана решительность ждать месье Жервье чуть ли не до второго пришествия.

Комиссар не спешил. Элизабет постаралась хорошо продумать все, что ему скажет. Она должна обязательно его убедить в своих подозрениях. Во всем этом деле может быть виноват только один человек — муж Линды.

Шарль Эркюлье не понравился Элизабет с первого взгляда. Если мнение Элизабет в чем-то и расходилось с воззрениями матери на жизнь, то только не в этом вопросе. Уже на брачной церемонии сестры она была полностью согласна с материнской оценкой — Шарль не сделает Линду счастливой.

Незачем было отправлять Линду учиться в Париж, с упреком, адресованным неизвестно кому, подумала Элизабет. Тогда не произошло бы глупого замужества, приведшего к трагедии.

В коридоре появился толстенький невысокий человек со слегка обрюзгшей физиономией, по которой без труда угадывался любитель дегустации напитка, которым Франция прославилась на весь мир. Элизабет чутьем определила в нем комиссара Жервье.

— Вы ко мне?

— Да. Я пришла к вам, получив вот это. — Девушка протянула ему смятый лист бумаги.

Содержание этого письма Элизабет знала наизусть. Сначала она никак не могла вникнуть в его смысл — мозг отказывался воспринимать поступающую информацию. Строчки расплывались перед глазами, она читала и перечитывала, но не понимала ни слова. Ее сестра — веселая жизнерадостная Линда — пыталась покончить с собой? Выпрыгнула из окна шестого этажа?

Поверить этому Элизабет так и не смогла ни тогда, в Лондоне, ни сейчас, в Париже. Вначале она даже заподозрила чей-то глупый розыгрыш. Только позвонив в парижскую больницу, куда была госпитализирована Линда, она осознала происшедшую трагедию. Теперь Элизабет собиралась поделиться с комиссаром своими соображениями.

— Месье, я сестра мадам Эркюлье, мисс Ленкстон. Вы должны открыть дело…

— Я уже это сделал.

— Очень хорошо, — облегченно, если можно так сказать о том состоянии, в котором она находилась, вздохнула Элизабет. — Я уверена, что это убийство.

— Покушение на убийство, мадемуазель.

— Да, вы правы. Но виновный должен понести наказание!

— Вы очень суровы, мадемуазель.

— Я адвокат.

— Но рассуждаете, как прокурор. Ваша сестра предприняла попытку суицида. Возможно, это акт раскаяния…

— Раскаяния? В чем? Она жертва! На нее было совершено покушение, замаскированное под самоубийство. Моя сестра не могла сама выпрыгнуть в окно. Совершенно очевидно, что ее столкнули. Преступник известен. Это месье Эркюлье.

— Нет, мадемуазель. Месье Эркюлье здесь ни при чем. Это ваша сестра, мадам Эркюлье, пыталась убить двух человек…

— Пыталась? Значит, они живы?

— Да, мадемуазель. Если вы зарегистрируетесь в качестве адвоката, то получите доступ к материалам следствия. Пока могу сказать, что мадам Эркюлье проникла в офис транснациональной инвестиционной компании, нейтрализовала охранников и совершила попытку убийства двух человек — мужчины и женщины. Возможно, мадам Эркюлье недееспособна, поэтому будет проведена психиатрическая экспертиза.

Дверь кабинета противно заскрипела. Комиссар замолчал, глядя на входящего человека, но Элизабет не обратила внимания ни на противный скрежет несмазанных петель, ни на внезапно возникшее молчание. Слова комиссара как метко брошенная стрела вонзились в ее сердце. Самое удивительное было то, что она безоговорочно поверила месье Жервье. Ее Линда не могла предпринять попытку суицида, а вот убить, мстя за себя или отстаивая правое дело, вполне способна.

— Комиссар Жервье? Извините, ваш секретарь отлучился, и я взял на себя смелость потревожить вас. Я адвокат мисс Гренвилл и лорда Мортимера… — Возникший на пороге мужчина, увидев, что комиссар не один, сделал попытку ретироваться.

— Проходите, мэтр. Вы очень кстати. Я как раз объяснял мадемуазель Ленкстон суть этого дела. Она сестра мадам Эркюлье, той, которая покушалась на жизнь ваших клиентов, и ваш коллега.

Элизабет никак не отреагировала на происходящий разговор. Очнулась она, когда комиссар полиции уже в третий раз ее окликнул, а вошедший адвокат подносил к ее рту стакан воды. Она подняла глаза на стоящего перед ней человека и увидела… своего соседа по перелету из Лондона в Париж.

— Адвокат Уорнфолд. Примите соболезнования. Теперь мне понятно ваше поведение в самолете. Прошу прощения.

Элизабет чувствовала, что она не сможет вести профессиональный разговор. Кроме того, она почему-то испытывала ненависть к этому лощеному типу. Она невзлюбила его еще в самолете, хотя не помнила ни слова из сказанного им в дороге. Это было инстинктивное чувство отторжения, появившееся у нее впервые. Несмотря на то что Элизабет не имела большой адвокатской практики, она умела вполне профессионально не смешивать личные эмоции и интересы дела.

Сейчас, раздираемая тревогой за сестру, она боялась допустить ошибку. Что я должна предпринять? Естественно, я стану адвокатом Линды. Кто лучше меня знает мою сестру? Никто! Но сейчас не время для маневров. Надо спешить в больницу. Если Линда умрет, ей уже ничем не поможешь. Покойники адвокатов не имеют.

К удивлению комиссара, мадмуазель Ленкстон поднялась с кресла и, ни слова не говоря, покинула кабинет.

Мистер Уорнфолд криво усмехнулся. Стиль поведения его попутчицы не изменился. Кажется, комиссар что-то говорил о ее профессии? Она тоже адвокат? Кто же ее нанимает? Представительницы слабого пола должны выходить замуж и заниматься домашними делами и детьми. В худшем случае, если кандидаты в мужья так и не появятся, выбрать профессию модельера или дизайнера. Но женщина-адвокат? Нонсенс!

Уорнфолд пожал плечами и стал беседовать с комиссаром полиции о деле, которое привело его в Париж.

Элизабет же, выбежав из кабинета, поймала такси и помчалась в больницу. Сидя в машине, она снова и снова обдумывала слова комиссара о виновности своей сестры. В любом случае она не даст упечь Линду в тюрьму. Если опыта Элизабет окажется недостаточно, она привлечет лучших адвокатов Лондона и Парижа. Трепещите, мистер Уорнфолд! Я иду на вы!

На этот раз Элизабет уже не удалось проникнуть в палату к сестре. Около дверей стоял полицейский. Ей пришлось ретироваться. Состояние больной по-прежнему внушало тревогу.

3

Дни следовали один за другим, но Линда оставалась в коме. Элизабет официально стала адвокатом сестры, завела дружбу с одним из охранников и иногда проникала в палату. Она целовала сестру, шептала ей нежные слова, а однажды сказала:

— Линда, ты не имеешь права умереть. Люди, которых ты пыталась убить, живы. Никто не знает, почему ты на них напала. Ты хочешь уйти из жизни, так и не смыв с себя подозрений в попытке убийства? Все будут считать тебя виновной, и я ничем не смогу тебе помочь. Пойми, Линда!

Вечером этого же дня Элизабет ждала радостная весть. Ее сестра пришла в себя и, к удивлению всего медицинского персонала больницы, чувствовала себя отлично.

— Пойдемте к ней. Я, конечно, не атеист, но и глубоко верующим назвать меня нельзя, — говорил лечащий врач, идя с Элизабет в палату ее сестры. — Этот случай уникальный. Честно говоря, никто не надеялся на благоприятный исход. Шутка ли, падение с шестого этажа! Хотя у вашей сестры не нашли не только никаких переломов, но даже никакого маломальского повреждения — что само по себе удивительно, — она была в коме. Травма головы могла дать самые непредсказуемые последствия. А мадам Эркюлье очнулась, словно после обычного сна. Несомненно, она родилась в рубашке.

Родившаяся в рубашке встретила Элизабет смущенной улыбкой. Внешний вид Линды уже не поражал сестру. Роскошные локоны — дело наживное. Главное, она жива и ее глаза сияют почти так же, как и прежде.

— Бетти, душа моя! — Линда сделала попытку сесть, но медсестра, находящаяся в палате, не позволила ей это сделать.

— Лежите спокойно, мадам Эркюлье. Вы еще очень слабы и не должны совершать активных действий, — строго проговорила она, заставляя больную лечь.

— Не шевелись, Линда, — нежно проговорила Элизабет, целуя сестру. — Ты должна набраться сил.

— Мне надо тебе очень много рассказать. Оставьте нас вдвоем, — сказала Линда, обращаясь к доктору и медсестре.

— Нет, мадам Эркюлье. Никаких бесед. Сейчас мы сделаем вам укол, чтобы вы спокойно уснули. А все вопросы вы решите потом, когда окончательно поправитесь.

— Да, Линда. Я никуда не денусь. Буду с тобой все время. Разговоры подождут до твоего выздоровления.

— Бетти, дорогая, ты же ничего не знаешь… Ответь, хотя бы на один, самый важный для меня, вопрос. Они живы?

— Да, Линда. Живы и нормально себя чувствуют.

— Слава тебе Господи! Живы!

Медсестра подошла к больной и сделала, несмотря на все ее протесты, укол снотворного. Линда еще пыталась что-то сказать, но лекарство подействовало почти мгновенно. Глаза Линды закрылись, и она погрузилась в спокойный глубокий сон.

На этот раз Элизабет проявила настойчивость и не позволила удалить себя из палаты. Ей поставили раскладушку и разрешили остаться с больной.

— Спи, моя дорогая. Тебе не надо ни о чем беспокоиться. Я тебя защищу, — прошептала Элизабет, склонившись к сестре.

Нежная сестринская заботливость была прервана телефонным звонком. Черт бы побрал эти мобильники! — подумала Элизабет, но все-таки ответила неизвестному абоненту.

— Мадемуазель адвокат, — услышала Элизабет. — Добрый вечер! Это Тедди Уорнфолд. Вы просто неуловимы. Я, конечно, уважаю право человека на уединение, но в создавшейся ситуации не кажется ли вам, что нам надо встретиться?

— Да, но не сейчас.

— А вот в этом я с вами не согласен, даже, напротив, настаиваю на встрече. — В его голосе звучала легкая насмешка.

Элизабет испугалась, что решительный отказ с ее стороны может как-то осложнить дело сестры.

— Хорошо. Встретимся в кафе, что около метро «Порт Сен-Уен», слева со стороны бульвара Бессьер.

Элизабет специально выбрала место встречи недалеко от больницы, чтобы не тратить времени на дорогу и подольше остаться у постели сестры. Это кафе она знала, так как неоднократно проходила мимо, добираясь в больницу, и посчитала его неплохим местом для свидания с адвокатом.

Когда Элизабет переступила порог маленькой забегаловки, мистера Уорнфолда еще не было. Он появился только через полчаса. Удивленно взглянув на непрезентабельную обстановку кафе, на его постоянных посетителей — людей небогатых, заходящих сюда пропустить рюмку-другую, он презрительно усмехнулся, нашел глазами Элизабет и помахал ей рукой.

— Извините, что задержался, — сказал он, по-хозяйски устраиваясь за столик, за которым сидела Элизабет. — Удивительный выбор, — прокомментировал он их место встречи. — Неужели нельзя было найти ничего получше?

— Я не парижанка, мистер Уорнфолд.

— Могли бы обратиться ко мне за советом. Я бы угостил вас обедом в «Максиме», — недовольно пробурчал Уорнфолд, но потом пожал плечами, как бы сбрасывая с себя дурное настроение, улыбнулся и сказал: — Зовите меня Тедди. А я могу вас называть просто Элизабет?

— Хорошо, — смущенно ответила Элизабет. Долгое ожидание, тревога за сестру и непонятное раздражение, которое почему-то вызвал в ней он, — все вкупе выбило ее из колеи.

— Два абсента, пожалуйста, — сделал заказ Тедди и, обратившись к Элизабет, добавил: — Шампанское здесь, думаю, будет неуместно.

— Я не буду пить. Стакан «перье», пожалуйста, — внесла свои коррективы в заказ Элизабет.

— Вот как? По-моему, в самолете вы не отказывались от спиртного. Помните? — Уорнфолд лукаво улыбнулся.

Элизабет покраснела. Полет не зафиксировался в ее памяти, но намек Уорнфолда на ее пьянство в самолете поверг ее в смущение. Элизабет удивила ее странная реакция на присутствие этого человека.

Боже, что с ней творится? Почему она ведет себя как глупая девочка на первом свидании, на которое ее пригласил понравившийся ей мальчик? Они коллеги! У них серьезный профессиональный разговор. Надо сосредоточиться!

— Мистер Уорнфолд, то есть Тедди… — Элизабет запнулась и, чтобы как-то преодолеть смущение, закашлялась. Она потянулась к стакану с водой и задела тарелку с недоеденным сандвичем, который она заказала, пока ждала Уорнфолда. Тарелка подпрыгнула в воздухе, остатки сандвича свалились на пол. Элизабет смутилась еще больше.

— Успокойтесь. Это ваше первое дело?

— Нет, конечно! — запальчиво возразила Элизабет.

Голос прозвучал слишком громко. За соседним столиком сидящий к ним спиной мужчина обернулся и посмотрел на них.

— Мадемуазель, он к вам пристает? — пьяно икнув, спросил мужчина. — Я могу разобраться с ним по-свойски.

— Месье, занимайтесь своими делами. У нас все в порядке, — спокойно заявил Уорнфолд неожиданному защитнику Элизабет и, обратясь к ней, добавил: — Правда, дорогая? — Рука Уорнфолда легла на ладонь Элизабет и слегка прижала ее к столу. — Ведите себя разумно, — прошептал он одними губами.

Щеки Элизабет вспыхнули. Да что там щеки! Красными стали даже кончики ушей и рука, лежащая под ладонью Уорнфолда. Столь неудачного начала для серьезной беседы придумать было трудно.

Уорнфолд внимательно смотрел на нее.

— Вы сегодня совсем другая. Ну да ладно. Вернемся к нашим баранам. Вы, конечно, уже познакомились с материалами дела и представляете, в какую грязную историю попали наши клиенты?

Элизабет слегка кивнула, как бы соглашаясь с его словами, хотя материалы дела она так не истолковала бы. Ужасно запутанная история. Да, с таким определением она согласна, но почему грязная? Но открыто возражать Элизабет не стала. Возможно, она не совсем правильно поняла мысль адвоката. Неудачное начало встречи с Уорнфолдом лишило ее уверенности.

— Это дурно пахнущая любовная история вымажет моих клиентов такой грязью, что им придется долго отмываться, — продолжил свою речь Уорнфолд.

— Ваших клиентов? — эхом откликнулась Элизабет.

— Да. Как вы знаете, я выступаю адвокатом обеих потерпевших сторон. Детали уточним после. Сейчас нам лучше прийти к соглашению. Ваша сестра как кошка влюбилась в моего клиента. Видимо, между ними была связь, но мой клиент порвал с мадам Эркюлье и планировал связать свою судьбу с хорошей порядочной девушкой — дочерью мистера Гренвилла. Вот мадам Эркюлье и вышла из себя — уплыл такой лакомый кусочек.

— Что за намеки вы себе позволяете? — возмутилась Элизабет. — Нам с сестрой были привиты строгие нравственные правила. Наши родители…

— Тише, тише, — снисходительно улыбнулся Уорнфолд. — Мы не в суде. Или вы еще раз хотите привлечь внимание этого поборника равенства, справедливости и братства? Он уже готов вас защищать, правда, используя не ум, а кулаки, — Уорнфолд кивнул в сторону соседнего столика. — Но, возможно, вам это будет приятно. Как правило, женщины предпочитают грубую физическую силу, не так ли? — Уорнфолд саркастически усмехнулся.

— Да как вы смеете!.. — с жаром начала протестовать Элизабет, но тут же умолкла. Уорнфолд играет с ней как кошка с мышкой. Он специально пытается ее разозлить, заставить нервничать, чтобы потом полностью себе подчинить. Прием довольно известный. Надо переменить тактику. Элизабет набрала в легкие побольше воздуха, медленно выдохнула и произнесла: — Я не хочу обсуждать личность своего клиента. Если вы пригласили меня на встречу только затем, чтобы передать свои грязные инсинуации о моем клиенте, позвольте покинуть вас, Тедди. — Все свое негодование Элизабет вложила в произнесение имени Уорнфолда, и оно прозвучало не как обращение к собеседнику, а как оскорбление. Словно капелька яда сорвалась с пера и поставила в конце строчки жирную точку.

Губы Уорнфолда невольно поджались. Реакция Элизабет ему не понравилась. Он мог бы сразу сделать ей предложение, ради которого и пригласил ее на встречу, но, помня о странной смеси флегматичности и непредсказуемости, решил немного ее расшевелить, чтобы потом действовать уже наверняка и предстать перед ней в образе ангела-хранителя ее сестры. Ему во что бы то ни стало необходимо было выполнить свой план.

— Хорошо. — Уорнфолд небрежно откинулся на спинку стула. — Я хочу предложить вам следующую сделку: объект ревности вашей сестры не председатель совета директоров инвестиционной компании, а охранник. Мой клиент только оказался на месте преступления и предотвратил замышляемое вашей сестрой убийство. На ходе дела это никак не отразится. Со своей стороны я обещаю содействие в защите вашей клиентки. Вы еще только начинаете. Материальное положение вашей сестры не позволяет ей нанять опытного адвоката, поэтому моя помощь будет очень кстати.

— Вы хотите представить мою сестру грязной распутницей?

— А вы считаете, что постельное белье вашей клиентки, если вы будете отрицать ее связь с лордом Мортимером, будет более чистым? — ехидно спросил Уорнфолд и ядовито добавил: — Или вы хотите набить цену? Потребовать огромных отступных, чтобы потом ваша сестра могла безбедно жить? Даже вы, полупрофессионал, — Уорнфолд не удержался от шпильки, — понимаете, что вряд ли вашей сестре дадут большой срок. Состояние аффекта, психическая неустойчивость и другие подобные причины произведут неплохое впечатление на присяжных. Но не просчитайтесь! Могут всплыть некрасивые подробности, о которых вы очень хорошо знаете… — Он замолчал и внимательно посмотрел на Элизабет.

Молчала и Элизабет, пораженная его словами. Она была уверена, что все сказанное Уорнфолдом неправда, но смысл произнесенных им слов был таким гадким, что язык девушки отказался ей повиноваться и выразить свое негодование.

Уорнфолд истолковал ее молчание по-своему. Ему стало жаль ее. Если бы не Сара… Но сестре этого создания, сидящего напротив него и смотрящего на него взглядом, который способен сжечь пол-Парижа, если бы обладал способностью материализоваться, его предложение не нанесет никакого ущерба. И так ли невинна сама Элизабет? Ему ли не знать, какими коварными бывают женщины и как легко они маскируются под беззащитных созданий, которых все обижают. А мисс Элизабет Ленкстон — родная сестра мадам Эркюлье, в грязных делишках которой он абсолютно не сомневался. На всякий случай Уорнфолд дипломатично добавил:

— Поверьте, я не хочу обидеть вас лично, но мадам Эркюлье распущенная беспринципная особа.

Этого Элизабет стерпеть уже не смогла. Выдержка ее покинула. Она вскочила со стула, схватила стакан и выплеснула его содержимое в лицо Уорнфолда.

— Я же говорил, что ты подлец! — Пьяный посетитель за соседним столиком поднялся, медленно развернулся и выбросил руку вперед, целясь Уорнфолду в скулу.

— Бей его! — закричала Элизабет, но события приняли другой оборот.

В мгновение ока Уорнфолд оказался на ногах, рука невольного защитника Элизабет заведенной ему за спину, а сам поборник справедливости, равенства и братства — как его назвал Уорнфолд — с громким стоном повалился на стол.

Компания подвыпивших мужчин тут же окружила Уорнфолда, но не для того, чтобы выразить ему восхищение. Их симпатии были на стороне поверженного товарища. К тому же численное преимущество было явно на их стороне.

Но Уорнфолд не думал сдаваться. Он прямым нокаутом отправил одного из нападавших вслед за поборником справедливости, равенства и братства барахтаться на столе, который перевернулся и отбросил еще одного из их компании. Теперь уже трое мужчин лежали на полу кафе.

Элизабет бросилась в гущу дерущихся. Против кого она собирается действовать, она не знала и очень удивилась, обнаружив себя борющейся на стороне Уорнфолда. Она как пантера бросилась на мужчину, нацелившего свой кулак на адвоката, и вцепилась зубами ему в руку. Мужчина легко, словно муху, стряхнул с себя Элизабет, но она не растерялась: схватила с соседнего столика тарелку с омлетом и метким броском отправила в лицо одного из нападавших. Омлет оказался горячим. Мужчина взвыл, словно раненый бык, и рванулся к Элизабет.

— Урою, сучка, — заорал он.

Элизабет пригнулась, ожидая удара, но Уорнфолд быстро выдвинулся вперед, защищая ее. Он сделал обманный жест, противник с размазанным по лицу омлетом бросился на него и в ту же секунду словно птица пролетел над присевшей Элизабет.

— Вызывайте полицию! Что смотрите? — раздавались отовсюду крики.

Вдруг кто-то схватил Элизабет за руку и поволок к выходу. Она изогнулась, пытаясь вырваться, но стальные клещи, сжавшие ее ладонь, не разжимались. Тогда Элизабет напряглась и высоко подняла ногу. Узкая юбка затрещала, но она в пылу схватки не обратила на это внимания, а сосредоточила взгляд на ступне волокущего ее мужчины.

Выбрав момент, она со всей силой вонзила каблук в ненавистную ей ногу. Мужчина крякнул и выпустил девушку. Она бросилась бежать, но тут же была поймана. Рука мужчины вцепилась ей в воротник и притянула к себе.

Воротник блузки был выполнен в виде хомутика, и шея Элизабет оказалась в своеобразной удавке, душившей ее и мешающей ей закричать. Мужчина, видимо, почувствовал, что делает ей больно, и ослабил хватку. Элизабет встрепенулась, но, не успев сообразить, что с нею делают, ощутила себя схваченной в охапку и поднятой в воздух.

— Помогите, — заорала Элизабет что было мочи.

Тяжелая мужская ладонь закрыла ей рот, она тут же впилась в нее зубами, но мужчина не выпустил добычу и потащил ее куда-то. Через некоторое время Элизабет оказалась втиснутой в машину. Мужчина сел рядом.

Элизабет взглянула на обидчика.

— Это вы, мистер Уорнфолд… — растерянно протянула Элизабет.

— А кого вы ожидали увидеть, — в голосе Уорнфолда слышалась явная насмешка, — поборника свободы, равенства и братства? Вы же сражались на моей стороне. К моему удивлению, — добавил он и спросил: — Или вы в пылу битвы не разобрались, кого защищаете?

Элизабет хотела сказать, что помогала ему только из чувства справедливости. Она не выносит, когда на одного, пусть и неправого, набрасываются несколько человек. Тот француз, если бы он был рыцарем, должен был защищать ее один, не прибегая к помощи своих дружков. Но не успела Элизабет открыть рот, как Уорнфолд опять схватил ее в охапку, прижал к себе и припал к ее губам в поцелуе.

Руки Элизабет сжались в кулаки. Она замахнулась, чтобы побольнее стукнуть Уорнфолда, но непроизвольно опустила их ему на плечи и сомкнула вокруг его шеи. Губы Элизабет приоткрылись, и она ответила на поцелуй Уорнфолда.

Она прижалась к нему и почувствовала его неповторимый мужской аромат. Платиновый эгоист, подумала Элизабет и растворилась в поцелуе. Биение сердца отдавалось в висках. Что она делает? И с кем? — мелькнула и исчезла мысль. По телу пробегали волны дрожи. Она забыла, что мужчина, держащий ее в своих объятиях, враг, которого нужно остерегаться. Непонятная радость наполнила ее сердце. Застонав от удовольствия, она еще теснее прильнула к Уорнфолду.

Вдруг Элизабет почувствовала, что поцелуй прервался, и она, протестуя, снова потянулась губами к Уорнфолду, но в следующую секунду осознала свой поступок и задыхаясь откинулась на спинку сиденья.

— Почему, почему?.. — заикаясь, пролепетала она.

— Почему я вас поцеловал? — Он усмехнулся. — Не буду врать, что мечтал об этом моменте. Посмотрите в окно. Прибыла полиция, и я не хотел, чтобы они обратили внимание на быстро отъезжающую машину, — сказал Уорнфолд, плавно вливаясь в поток автомобилей на авеню Сен-Уен.

Элизабет стало стыдно. Поступок Уорнфолда имел самое прозаическое объяснение, а она в очередной раз поступила как последняя дура. Надо же было с такой готовностью ответить на инсценировку, устроенную Уорнфолдом, чтобы обезопасить их от полиции!

Тот, видимо, понял состояние Элизабет.

— Не расстраивайтесь. Для меня этот момент был самым приятным за все наши встречи. И потом я дрался за вас. Считайте поцелуй, который вы мне подарили, наградой герою.

— Куда мы едем? — поинтересовалась Элизабет, стараясь придать голосу строгость и невозмутимость.

— Ко мне в гостиницу.

— Нет! Остановите машину!

— Перестаньте разыгрывать из себя дурочку. Я не приглашаю вас на романтическое свидание. У вас разорвана юбка, порвана блузка. Я уже не говорю о ваших волосах. В таком виде вы быстро попадете в полицию. Вы хотите иметь еще одну статью кроме этой? — Уорнфолд бросил на колени Элизабет какую-то газету.

— Что это?

— Прочтите статью, обведенную карандашом. Это подтверждение того, что я пытался втолковать вам в кафе. Если бы вы не были такой идиоткой, я не стал бы показывать вам газету, — мягко сказал он и почти нежно добавил: — Вы же ее сестра!

Элизабет впилась глазами в текст. Некий журналист очень пикантно живописал происшедшее с ее сестрой. Он не жалел красок, описывая любовную связь сестры с лордом Мортимером, называл ее шантажисткой и высказал предположение, что попытка самоубийства Линды была ею же инсценирована.

— Какая гадость! Этого не может быть!

Уорнфолд пожал плечами.

— Не надо драматизировать! Вы чересчур эмоциональны и экспансивны, хотя в некоторых ситуациях это очень хорошо, но… — Он лукаво посмотрел на Элизабет.

Элизабет помолчала, но потом прошипела как рассерженная кошка:

— Вы ведете себя не как джентльмен!

— Мы вроде бы представлены друг другу, моя типичная соотечественница, — усмехнулся Уорнфолд.

— Но это не дает вам права издеваться надо мной, над моей сестрой, над традициями, в которых нас воспитывали.

— Ха-ха! Вы поистине сокровище, Элизабет. Сокровище прошлых лет, антиквариат. Где вы воспитывались? В школе при монастыре? В эпоху королевы Виктории?

— Да, при монастыре святой Женевьевы. — Кто-то ей уже говорил нечто подобное.

— Вы помните наш разговор в самолете? А мне казалось, что вы так ушли в себя, что пропустили мои слова мимо ушей.

Элизабет усмехнулась. Забавно устроена человеческая память. Она действительно ничего не слышала, а мозг, оказывается, все зафиксировал.

В номере отеля Уорнфолд предоставил возможность Элизабет привести себя в порядок. Она наспех умылась, причесала волосы и зашила, как смогла, юбку. Воротник блузки, державшийся на честном слове, она просто-напросто оторвала.

— Хотите кофе? — спросил Уорнфолд, когда Элизабет показалась в гостиной. Он успел переодеться и вновь выглядел элегантным самоуверенным мужчиной, словно никогда и не принимал участие в драке.

Элизабет от кофе отказалась, сославшись на то, что хочет поскорее попасть к сестре, которая наконец-то пришла в себя. Не приняла Элизабет и его предложения подбросить ее до больницы. Она предпочла вызвать такси.

Прошедшая так экстравагантно встреча всколыхнула в Элизабет бурю чувств, но она усилием воли подавила их. Противный Уорнфолд оказался не таким и плохим, но почему он такого ужасного мнения о Линде? Конечно, с подачи этого прощелыги-журналиста. Но тот все придумал! Линда не такая! Завтра сестра сама все расскажет, и наветы журналиста рассыплются в прах.

4

Сестры были погодками и внешне очень походили друг на друга. Обе блондинки с синими глазами, они отличались только ростом и формой рта. Старшая — более миниатюрная, имела пухлые губки, придающие ее лицу капризное нежное выражение. Младшая — высокая, с четко очерченной линией губ — выглядела строже. А вот характеры у сестер были абсолютно разными. Старшая — хохотушка и проказница — была в детстве неистощима на выдумки, а повзрослев, стала душой компаний. Младшая, более флегматичная, почти всегда оставалась на втором плане. Но это ее ни капельки не волновало. В ее сердце не было и тени зависти к успеху старшей сестры. Элизабет уютно себя чувствовала в ее тени.

Пути сестер разошлись, когда Линда захотела учиться в Париже. Родители не противились, они многое позволяли своим дочерям. Элизабет ехать в Париж отказалась. Почему ей не захотелось покинуть Лондон, несмотря на тяжесть разлуки с любимой сестрой, она не смогла бы объяснить даже самой себе. Возможно, дело было в выборе сестрами будущих профессий. Старшая хотела учиться искусству, а какой город для этого идеально подходит, если не Париж? Младшая мечтала стать адвокатом.

Однажды от Линды пришло письмо — событие довольно обычное для всех людей, но для семьи Линды исключительное. Линда никогда не писала писем. Она или звонила, или являлась сама. В письме было приглашение на свадьбу.

— Чушь! — безапелляционно заявила мать, отличающаяся суровостью и своеобразным взглядом на замужество.

— Но Линда не просит нашего совета, она приглашает нас на бракосочетание, — в первый и последний раз возразил тогда матери отец. — Свадьба состоится независимо от того, поедем мы или нет.

Мать смирилась. Была ли Линда счастлива, в семье этого не знали. Линда с мужем уехали в Южную Африку, где Шарль нашел работу. В телефонных звонках домой Линда уверяла Элизабет и родителей, что у нее все в порядке.

В первый год замужества старшей сестры Элизабет ездила к ней в гости в Габороне — столицу далекой Ботсваны, находящейся почти на границе с ЮАР, но вспоминать об этой поездке не любила. Потом на протяжении нескольких лет родители и Элизабет слышали только голос Линды. В Лондон она так и не приехала. Элизабет считала, что мать не простила Линде замужества, поэтому Линда и не навещает любимую сестренку.

Совсем недавно Линда с мужем переехали жить в Париж. Элизабет собиралась проведать сестру, но ей поручили первый в ее жизни процесс, и она не смогла покинуть Лондон. Элизабет выиграла дело и, радостная, уже хотела мчаться в Париж, как пришло это злополучное письмо.

Да, теперь Элизабет знала, что мать была права, осуждая брак сестры. Все, к чему привело ее замужество, это уголовный процесс, где обвиняемой была Линда.

Всю ночь Элизабет так и не сомкнула глаз, а утром она услышала из уст Линды невероятную историю.

— Вчера… Нет! Я же провалялась здесь больше недели! — методично подсчитав дни, бесстрастным голосом начала свою исповедь Линда. — Я нашла в кармане пиджака мужа записку.

— Любовную?

Лицо Линды напряглось, и Элизабет испугалась, что своим вопросом разбередила, возможно, уже затягивающиеся раны. Но сестра, вздохнув и немного помолчав, продолжила бесцветным голосом:

— Да. Я помню ее наизусть. «Дорогой, жду тебя с нетерпением. Целую, твоя кошечка», — вот что там было написано.

— Сволочь! — невольно вырвалось у Элизабет.

— Да, ты права. Рассказать словами, что я испытала в тот момент, наверное, невозможно… — Голос Линды окреп, и в нем появился эмоциональный накал. — Все! Меня убили, растоптали, распяли и выбросили. Мой муж меня предал. Я никогда не считала себя ревнивой, но в тот момент Отелло по сравнению со мной выглядел божьим одуванчиком. Подумаешь, задушил свою жену. Она, дурочка, так и не поняла ничего. Я же хотела мести — медленной и беспощадной.

Линда как будто снова переживала те события. Глаза ее горели негодованием, щеки окрасил румянец. Элизабет показалось, что даже грязно-белые волосы сестры опять превратились в золотистые и засверкали. Элизабет невольно залюбовалась сестрой.

Немного помолчав, Линда справилась с волнением, затем продолжила:

— В моей душе пылал дьявольский огонь. Голова ничего не соображала, в ней крутилась только одна мысль: месть, месть, месть!

— И что ты решила сделать? Убить его?

— Нет. Видимо, мое сердце еще хотело опровержения. Я поехала к нему в офис. Не знаю, на что я рассчитывала. Мужа я увидела издалека. Он стоял на тротуаре. В этот момент около него притормозил автомобиль. Из него вышла женщина. Мой муж наклонился к ней и поцеловал ей руку. О, лучше бы я этого не видела! В глазах потемнело, и я окончательно потеряла способность к логическому мышлению. Сейчас я даже не могу вспомнить, выпрыгнула ли я из машины на полном ходу или попросила водителя остановиться. Праведный гнев душил меня и требовал действий… — Линда опять замолчала.

Элизабет тоже не проронила ни слова. Ей не хотелось мешать Линде. Именно сейчас сестра может сказать то, что потом пригодится для ее защиты.

— Парочка не обратила на меня внимания, — продолжила свой рассказ Линда. — Когда я добежала до места их встречи, они уже скрылись в дверях, но в воздухе еще витало облачко пряного аромата, того самого, каким пахла проклятая записка. Нет! Это я сейчас так говорю. Тогда мне казалось, что на том месте, где мой муж целовал руку этой стерве, стоит туча вони. Влетев в офис, я кинулась к лестнице, ведущей наверх, где располагались холл и кабинеты, в том числе и кабинет моего мужа. Охранники бросились мне наперерез. Но разве могли остановить меня всего-навсего двое мужчин? Со мною не сладили бы и все специально обученные агенты МИ-6!

Элизабет невольно кивнула в знак согласия. Она-то очень хорошо знала, в какую разъяренную фурию может превратиться ее сестра, если возьмется искоренять зло или защищать себя.

— Один из мужчин схватил меня за руку. Я вывернулась, вырвала руку, взмахнула ею и толкнула другого подошедшего ко мне охранника. Откуда только силы взялись? Не понимаю! Сделала я это настолько удачно, что тот осел на задницу.

— Ты попала ему ребром ладони по шее. Этот охранник утверждает, что ты каратистка.

— Может быть, я в прошлой жизни была самураем?

— Ладно, самурай, рассказывай дальше.

— Я рысью рванула наверх. Наконец я догнала идущую по коридору парочку. Сначала я налетела на женщину, толкнула ее и схватила за волосы. Она не ожидала нападения и оказалась для меня легкой добычей. Я немилосердно терзала ее шевелюру. Кто-то попытался меня остановить, но я быстро пресекала все попытки. Когда от волос соперницы осталась только одна прядь, я перенесла внимание на мужа. Я кинулась к нему, а мой взгляд почему-то неожиданно сфокусировался на возвышающейся в коридоре около какой-то двери бронзовой штуковине. Возможно, это была статуя, не знаю. Я схватила ее. Наверное, она была тяжеленная. Жажда мести удесятерила мои силы…

— Нет, — не выдержала Элизабет. — Месть не удесятерила твои силы, Линда, она увеличила их в сто, а может быть, и в тысячу раз. Эту бронзовую статую не сдвинул бы с места ни на йоту даже мужчина богатырского сложения, но ты, маленькая хрупкая женщина, легко с ней справилась.

— Да. Пылая праведным гневом, я взмахнула первобытной палицей и опустила ее на Шарля. Послышался крик, и в тот же момент я увидела рядом с собой распростертое тело, но… не мужа! Предо мною лежал неизвестный мне мужчина. Рядом покоилась женщина. Вот так по моей вине получились два трупа.

— И что дальше? Почему ты решила выпрыгнуть в окно? Тебя арестовали?

— Нет. Вокруг нас собралась толпа. Видимо, сотрудники, заслышав дикие крики в коридоре, поспешили удовлетворить свое любопытство. Люди стояли как вкопанные. И я бросилась бежать. Никто даже не пытался меня задержать. Как и на чем я доехала домой, я не помню. Распахнула окно и прыгнула вниз.

— Да. Прямо в кузов проезжающей машины. Она была нагружена поролоновыми матрацами. Уникальный случай! Бог не захотел призвать тебя раньше времени.

— Да. Это точно! — Лицо Линды стало тревожным. — Что случилось с ними? — спросила она, прерывисто дыша.

Элизабет поняла сестру с полуслова. Уже по изменившемуся лицу Линды она знала, какой вопрос задаст сестра.

— Они живы. Я уже говорила тебе об этом. Мужчина — председатель совета директоров компании, лорд Мортимер — прилетел из Лондона для решения каких-то важных вопросов. Женщина — его невеста, мисс Гренвилл — сопровождала его в поездке. Она отделалась испугом, многочисленными царапинами и, наверное, поредевшей шевелюрой. На полу она валялась не бездыханной, а в глубоком обмороке. Сейчас она уже дома, в Англии. Скорее всего, залечивает косметические дефекты.

Последняя фраза прозвучала у Элизабет неприязненно, чему она сильно удивилась. Чем ей не угодила эта Сара Гренвилл, она не знала, но сочувствия, такого естественного для Элизабет ко всем людям, попавшим в беду, она к ней не испытывала. Возможно, это вызвано тем, что мисс Гренвилл невольно стала виновницей происшедшего с Линдой?

— Да, я выбрала очень колоритные фигуры, — заметила, криво усмехаясь, Линда. — А что с этим лордом Мортимером?

— Что тебя с ним связывало? Только отвечай честно!

Глаза Линды широко распахнулись. В них застыло безграничное удивление.

— Меня? Ничего! Разве ты не поняла, что я не знала ни мужчину, ни женщину. Я ни в чем не виновата! Я хотела наказать своего мужа!

— Как? Убив его?

— О чем ты говоришь? У меня этого и в мыслях не было. Я же схватила первую подвернувшуюся вещь. Кто же мог подумать, что я могу выступать на соревнованиях тяжелоатлетов?

— Я думаю, что и среди метателей ядра ты заняла бы первое место. Как ты ухитряешься попадать в самые невероятные ситуации?

— Не знаю! Но ты так и не ответила, что с лордом Мортимером?

— Отделался ушибом головы. Уже вполне здоров.

— Он в Париже?

— Да, живет в отеле «Конкорд Сен-Лазар».

Элизабет не знала, рассказывать ли Линде о статье. Ей не хотелось попусту тревожить сестру, но, возможно, Линда все-таки что-то скрывает? Недаром из ее груди вырвался вздох облегчения при известии о добром здравии лорда. А ее интерес к тому, где он сейчас находится, также вызывает подозрения.

Пока Элизабет раздумывала, как ей поступить, в палату вошел комиссар Жервье.

— Рад, что вы идете на поправку, мадам. Доброе утро, мадемуазель. Возможно, мое появление не самое приятное событие для вас этим утром, но служба есть служба. Позвольте приступить?

— Приступайте. Я только что изложила все, что я натворила, сестре. Повторю и вам, месье комиссар. — И Линда повторила почти слово в слово свой рассказ.

Элизабет внимательно наблюдала за комиссаром. Несмотря на его непроницаемое лицо, на котором словно маска застыла хитрая поощряющая улыбочка, Элизабет считала, что комиссар не поверил сестре ни на йоту. И оказалась права.

— Любопытная версия событий, — прокомментировал месье Жервье. — Скажу прямо, невероятная. Что ж, ознакомьтесь с протоколом. И, если все верно, подпишите.

— Я внесу запрос об освобождении мадам Эркюлье под залог, если вы арестуете ее.

— Пока мера пресечения не будет изменена. До выяснения новых обстоятельств, мадемуазель. Всего хорошего!

— Ты сможешь побыть одна? Мне надо кое-что выяснить, — спросила Элизабет сестру, когда комиссар их покинул.

— Конечно, Бетти. Что значит одна? Здесь куча медперсонала. Поэтому за меня не волнуйся и… прости меня, Бетти! Вечно я вношу в твою жизнь неприятности.

— Выкинь эти глупости из головы и выше голову, Линда! — Элизабет вышла из палаты.

Невероятная история, рассказанная сестрой, совсем не походила на ту, о которой писалось в газете. С чего же ей начать? Надо найти записку. Она послужит доказательством правдивости сказанного Линдой. И необходимо поговорить с охранником. Если охранник поступит согласно плану, придуманному Уорнфолдом, то его скандальные откровения вдобавок к грязной газетной истории — это уже конец. Тут и записка не поможет. Лучше начать с охранника. Она должна опередить Уорнфолда.

Вчера Элизабет, к сожалению, не настояла на отмене этого глупого плана. Хотя как бы она это сделала? Тедди бы ее понял! Тедди? Никакой он для меня не Тедди, а мистер Уорнфолд! — строго одернула себя Элизабет. И он не всесилен. Выходит, ты уже на его стороне? — ехидно спросила Элизабет саму себя и тут же как оправдание подумала, что только констатирует факт. Нельзя отрицать, что клиент сам вправе выбирать себе адвоката, а Тедди Уорнфолд не самый худший представитель того племени, к которому принадлежит и сама Элизабет.

Элизабет позвонила в офис компании и выяснила, что у интересующего ее охранника выходной, а проживает он ни больше ни меньше, как в Версале. Делать нечего — придется ей отправиться в обитель французских королей.

Крохотный коттедж, в котором жил охранник, располагался на самой удаленной от центра улице. Войдя в настежь распахнутую калитку, Элизабет растерялась. Она была потрясена буйством цветения и разнообразием красок. Сад цветов! Кругом, куда ни бросишь взгляд, маки, астры, желтофиоли, герань, настурция. И это осенью! Что же говорить о весне и лете? Этот охранник, похоже, настоящий художник. Ему бы заниматься цветоводством.

Элизабет поискала глазами властелина всего этого великолепия. Им оказалась пухлая розовощекая дама, обихаживающая с помощью неизвестных Элизабет приспособлений темно-красную розу. Услышав звук шагов, она подняла голову и с недоумением уставилась на гостью. Потом, словно что-то вспомнив, она устремилась навстречу Элизабет, и лицо ее озарилось радостью.

— Здравствуйте! Проходите, проходите… Я не думала, что вы так молоды, считала вас своей ровесницей, тоже на пенсии, — весело приветствовала она Элизабет.

Девушка замерла в недоумении. Она молча смотрела на хозяйку цветочного царства, а та уже похлопывала ее по плечу, ни на секунду не умолкая:

— Вот там ваша красавица. Скажите, что хороша, не так ли? Такой капусты у меня давно уже не было.

Элизабет не могла вставить ни слова. Она поняла, что пожилая дама приняла ее за садовода, своего собрата по увлечению цветами. Но при чем здесь капуста? По всем сведениям, которые сохранились в памяти Элизабет, капуста — это овощ, часто используемый в кулинарии. Автоматически она вспомнила различные сорта капусты: листовая, белокочанная, краснокочанная, брюссельская, цветная, кольраби. Интересно, какой капустой ее собирается потчевать разговорчивая мадам?

— Всегда кажется, что в молодости жизнь была лучше, все было более красивым и понятным, не то что современное… Я считаю, что это чувство надвигающейся старости, — услышала Элизабет и с удивлением взглянула на нее.

По ее мнению, возраст мадам приближался к семидесяти. Молодцы француженки, умеют быть оптимистками!

Не умолкая ни на минуту, мадам увлекала Элизабет куда-то в глубину сада. Элизабет уже давно потеряла нить разговора, потому что розовощекая хозяйка цветочного царства имела удивительную особенность совмещать философские вопросы типа «что такое жизнь и как достичь счастья?» с агротехническими советами по выращиванию таинственной капусты, за которой якобы явилась Элизабет.

— Вот она, моя красавица! — торжественно объявила мадам.

Взору Элизабет открылась небольшая поляна, на которой росли необычные растения причудливой формы: высокие, с верхушкой из широких, слегка морщинистых листьев разнообразной окраски от зеленой до красно-бурой. Вокруг каждого такого мини-деревца лежали огромные кочаны белоснежного, палевого, ярко-розового, красного, вишневого и фиолетового цветов. Поляна напоминала кадр из фантастического фильма.

— Что это? — воскликнула Элизабет, на мгновение позабыв о цели своего появления здесь.

— Капуста, моя милая, капуста! Вот это, — дама сделала жест рукой по направлению деревец, — пальмовая, а это — указующий перст опустился на кочаны, — декоративная цветная. А вы что представляли, явившись сюда за капустой? Огородный овощ? Хотели сделать из него еду себе на ужин? — мадам бросила на Элизабет презрительный взгляд, и в ее монологе наступила пауза. Видимо, она ждала оправданий.

— Извините, — промямлила Элизабет. Я действительно не подозревала о существовании такой капусты. Но пришла я совсем по другому поводу. Меня интересует месье Жюль Сарди.

— Жюль? А что в нем интересного? Человек как человек. Красоты не понимает, а цветы признает только в виде букетов, которые можно подарить приглянувшейся девчонке.

Элизабет усмехнулась. Любопытная классификация людей.

— Месье Жюль Сарди здесь живет? Он дома?

— Живет здесь, приходится мне внуком, но дома его нет и вернется он только завтра к вечеру. У него выходные дни.

Элизабет кивнула. Это она знала.

— Вы будете его ждать? — В голосе мадам прозвучала слабая надежда. Вероятно, она одинока и рада поболтать даже с Элизабет, которую нельзя назвать любителем-цветоводом.

Элизабет было жаль разочаровывать пожилую даму.

— Нет, к сожалению, я не могу провести два дня в вашем доме, мадам Сарди. До свидания.

— Подожди, моя милая. Может быть, тебе пригодится. — И дама бегом кинулась к дому. Через несколько минут она вернулась и вручила Элизабет маленький пакет. — Это семена капусты. Она неприхотлива и нуждается только в обильном поливе.

Элизабет от души поблагодарила мадам Сарди, хотя не представляла, что будет делать с семенами. Может быть, выращивать их как комнатные растения? Но это потом. Сейчас надо помогать Линде. Жаль, что не удалось поговорить с охранником. Возможно, с запиской ей повезет больше. Значит, снова в Париж! Если любовный характер записки не вызывает сомнений, значит, Линда действовала в состоянии патологической ревности, которая довела ее до безумного поступка.

Элизабет представила, какое впечатление произведет на судью это утверждение. Эффект не однозначный, решила она. Трудно предположить, что находящаяся даже в таком состоянии особа совершает попытку убийства незнакомых ей людей. Себя Элизабет на месте сестры представить не могла. Но попытаться сыграть на этой записке можно.

Ключа от квартиры Линды у Элизабет не было, но это не очень ее смущало. Рабочий день близился к концу, и скоро муж сестры придет домой. Или он, пользуясь отсутствием Линды, гуляет всю ночь напролет? Какой же он негодяй! Ни разу не пришел к жене! Но, возможно, он звонил и справлялся о ней? Сестра ведь пришла в себя только вчера.

Линда с мужем проживали почти на самой окраине семнадцатого округа. Дом был шестиэтажный, и в нем обитали явно не очень богатые люди, если не сказать — просто бедные. Покрашенный в линялый оттенок желтого цвета дом, по-видимому, никогда не знавал лучших времен. Он сразу появился на свет как приют неудачников.

У Элизабет сжалось сердце. Ее сестра, роскошное создание, воспитанное в богатстве и довольстве, ютилась здесь? Обшарпанные стены, затхлый подъезд. И Линда все это терпела ради Шарля, ради их любви? Элизабет вспомнила их родной дом, из которого Линда выпорхнула, чтобы найти свое счастье.

Консьержки в подъезде не было: то ли она удалилась по своим делам, то ли ее никогда не существовало в природе. Лифт в доме отсутствовал. Элизабет поднялась на шестой этаж по грязной щербатой лестнице такой узкой, что даже она, изящная женщина, испытывала неудобство, а что говорить о людях с другой комплекцией?

В душе Элизабет вспыхнула жалость к сестре, но на смену ей быстро пришло другое чувство — злость на Шарля. Он же получил приличное образование и мог зарабатывать хорошие деньги! Что ему мешало? Лень, недостаток способностей, разгильдяйство или дурные наклонности? Что заставило Шарля ютиться здесь?

Элизабет нажала кнопку звонка.

— Привет, свояченица! Какая встреча! Что за добрый ветер принес тебя к нам? Проходи! Жаль, Линды нет дома. — Шарль широко распахнул входную дверь и, приветливо улыбаясь, пригласил Элизабет внутрь квартиры.

Элизабет перешагнула порог и попала в нежно-розовый уют. Дом существовал сам по себе, он стоял мрачным свидетельством бедности, но квартира Линды об этом не догадывалась. Она была островком красоты в хаосе уродства, настоящим семейным гнездышком для любящих сердец. В квартире не было богато обставленных покоев и дорогих вещей. Уют в доме Линда создала, не затрачивая больших денег. Любовь, вкус, желание сделать свое жилище удобным и красивым — вот основные материалы, из которых Линда сотворила чудо.

Элизабет с любовью посмотрела на сделанную из засушенных цветов картину, которая висела на стене крохотной гостиной. Сколько терпения и вкуса потребовалось для ее изготовления! Старый диван был замаскирован под роскошное турецкое ложе и украшен множеством ярких подушечек. Огромная разноцветная шаль, с нарочитой небрежностью наброшенная на спинку дивана, при внимательном рассмотрений оказалась сшитой из маленьких лоскутиков.

Сестра могла бы выставляться в салоне оригинальных предметов интерьера. И она представлена в газетной статье развратницей, праздно прожигающей жизнь? Любой человек, очутившись в этой обстановке, понял бы истинную сущность хозяйки этой квартиры.

— Линда, — начала Элизабет, но Шарль перебил ее:

— Да, какая жалость, что она уехала.

— Куда уехала? Шарль, я все знаю! И знаю, почему Линда так поступила.

Лицо Шарля на мгновение утратило свое показное радушие, в глазах мелькнул испуг, но он тут же самоуверенно осклабился:

— Сожалею, Бетти, что судьба наградила тебя такой сестрой. Ты думаешь, почему мы здесь живем? — Он обвел презрительным взглядом уютную, похожую на бонбоньерку, маленькую гостиную. Элизабет молчала. Шарль выдержал долгую паузу, как талантливый актер, желающий привлечь внимание зрителей, и продолжил: — Сколько бы я ни зарабатывал, Линда тут же тратила деньги на свои тряпки. Мы могли переехать в приличную квартиру, давно осесть здесь, в Париже, а так живем перекати-поле. А ее измены? — Шарль сокрушенно покачал головой. — Вначале я ей все прощал, я так любил твою сестру… А теперь она превратилась в законченную распутницу. Если бы ты знала, Элизабет, — Шарль тяжело вздохнул, — из каких только притонов я ее ни вытаскивал!

— Неправда! Все это неправда! Линда попала в эту историю по твоей вине!

— По моей? — Шарль демонстративно поднял левую бровь, выказывая высшую степень удивления. — Меня и в Париже не было, когда она совершала свои безумства. Шутка ли сказать, чуть не убила двух человек! И кого?! Самого главного босса компании, где я работаю, и его невесту. Невесту! О чем это говорит? Не буду объяснять, ты уже взрослая девочка. — Шарль ухмыльнулся.

Элизабет решила изменить тактику. Что она может ему доказать? У нее нет никаких фактов, опровергающих рассказ Шарля. Только сердце, которое упрямо твердит, что Линда самая чудесная женщина на свете. Элизабет ему верит, но как заставить поверить других? Как доказать, что Шарль клевещет?

— Я могу забрать кое-что из ее одежды?

— Бери, конечно! Зачем мне ее тряпки? — спокойно сказал Шарль, не заподозрив подвоха.

Элизабет, решив найти записку в вещах сестры, страшилась предстоящего объема работы. Не то чтобы боялась перетрудиться, методично обыскивая одежду, но, возясь очень долго, она могла вызвать подозрения у Шарля. Почему она перебирает вещи жены, вместо того чтобы быстро взять все необходимое?

Опасения оказались напрасными. Халат, два платья, брюки, черная длинная юбка, три блузки, теплый жакет — все! И это весь гардероб Линды? Линды, которая надевала наряды только один раз и имела бессчетное количество одежды, когда жила в Лондоне?

Просматривая карманы прелестного шелкового халатика, Элизабет обратила внимания на швы. Они не были профессионально обработаны. Неужели Линда сшила его сама? Беглый осмотр других вещей подтвердил догадку Элизабет. Все они были сшиты ее сестрой, включая и теплый жакет. Им Элизабет залюбовалась. Темно-синяя ткань была вышита. Причудливые цветы, выполненные синими, но более светлого оттенка шерстяными нитками, придавали жакету шарм. Вещь выглядела настоящей авторской работой. Да она и есть такая, мысленно поправила себя Элизабет. Только работала не профессиональный модельер, а ее сестра.

Поиск в карманах не дал желаемого результата. Элизабет, сопровождаемая любопытным взором Шарля, быстро прошла в ванную. Косметики у сестры почти не было, зато на полочке перед зеркалом в избытке были представлены пена для бритья, мужские лосьоны и кремы. Шарль, оказывается, в отличие от Линды ни в чем себе не отказывал.

Элизабет вернулась в спальню и стала осматривать маленький туалетный столик, на котором красовался крошечный букетик незабудок, искусно засушенный Линдой и перевязанный розовой ленточкой. Кем были преподнесены эти цветы? Шарлем? И сохранялись в качестве сувенира о памятном моменте в их семейной жизни? Возможно!

Записки не было и в ящиках столика. Вряд ли Линда, находясь почти в бессознательном состоянии, тщательно спрятала записку, хотя кто ее знает? Может быть, машинально сунула куда-нибудь, но вспомнит ли она сейчас? Жаль, что Элизабет не пришло в голову спросить о судьбе записки в больнице.

На пороге спальни возник Шарль. Он посмотрел на Элизабет, на выдвинутый ящик туалетного столика и с ухмылкой сказал:

— Это похоже на обыск. Что ищем?

Элизабет уже напрямую хотела спросить о записке, но в этот момент зазвонил телефон.

5

После ухода сестры Линда осталась одна. Равнодушным взором обвела она больничную обстановку, со вздохом выпила оставленное медсестрой лекарство. Как глупо складывается ее жизнь! И как много она от нее ожидала! А в результате она в больнице, у дверей палаты — полицейский. Итог прожитых лет выражается отрицательным числом, и самая большая ее ошибка — это Шарль. Зря она разводила глупые сантименты, что Шарль был другим, когда она с ним познакомилась. Просто он был молодой и симпатичный… Нет! — возразила сама себе Линда. Он был не симпатичным, а смазливым. А она пала жертвой собственной глупости. Ее подкупила его галльская живость, пустое острословие, а на самом деле это была шелуха, яркая броская обертка, в которую забыли поместить человека.

Линде вспомнился напыщенный патетический тон, в который всегда впадал Шарль, когда говорил о том, что его не ценят. Она ему верила и всячески старалась поддержать.

— Естественно, зачем им нужен умный человек? — зазвучали в ушах Линды слова, которые она слышала бессчетное число раз. — Я вношу предложения, на них никто не обращает внимания. И вдруг — я уволен! О чем это говорит? — Линда словно воочию увидела перед собой Шарля с прокурорской подозрительностью нацеливающий на нее перст. — О чем? Только о том, что меня боятся! Если наверху узнают о моих идеях, то что сделают с моим начальником? Уволят! Линда, это я тебе точно говорю. Уволят! И он убирают меня с дороги.

Линда криво усмехнулась. Неужели ей потребовалось стукнуть по башке незнакомого человека, чтобы вправить себе мозги? Если это так, то пусть на него сойдет благословение свыше. Пусть у него будет в жизни все: благополучие, деньги, хорошая жена, одаренные дети и… Остановись! Лорду Мортимеру, может быть, всего этого и не надо. Она опять пытается выстроить чью-то жизнь, не испросив на то согласия у объекта ее неуемной энергии. Линда вспомнила, как она попыталась устроить судьбу Бетти.

Она мечтательно улыбнулась. Прекрасное было время! К ним в гости приехала Бетти, а Шарль еще не стал непризнанным гением и не жаловался на жизнь. Да, в Ботсване было хорошо. И почему у Бетти не сложился роман с тем человеком? Как его звали? Мистер Хэнтон? Интересно, где он сейчас? Бетти сказала, что умрет, если свяжет с ним жизнь. Глупая! Сама Линда сейчас выбрала бы себе в спутники жизни серьезного обстоятельного человека, а не вертопраха Шарля.

Какой мистер Хэнтон? — ехидно поинтересовались рассудительные клеточки мозга. О чем, дурочка, она мечтает! Ее ожидает суд, а она, вместо того чтобы помочь Бетти ее защищать, предается пустым грезам. Но далекая история, закончившаяся на удивление благополучно, не выходила из головы Линды. Какой же идиоткой она себя выставила в тот раз! Такой же, как и в этот! — вынуждена была признать Линда. История с лордом Мортимером и его невестой убедительно свидетельствует об этом. Если она еще раз встретится на пути Хэнтона, то он убежит от нее как от зачумленной. И правильно сделает! Но, к счастью, она его больше никогда не увидит! И хорошо! — напомнили о себе рассудительные клеточки. — Иначе ты опять попадешь в какую-нибудь невероятную историю.

Взгляд Линды случайно упал на пакет, оставленный Бетти. Из него выглядывала газета. Линда машинально взяла ее в руки, развернула и впилась глазами в очерченную кем-то заметку.

Что? Да как они смеют! Значит, она похотливая баба, которая во всем виновата?! Которая своими любовными похождениями разрушила карьеру мужа?! Лорд Мортимер — ее любовник? Откуда у журналиста такие сведения? Не мог же он сам сочинить эту историю. Значит, взял интервью у кого-нибудь из ее участников. Неужели это сказал лорд Мортимер? Не иначе как у лорда поехала крыша! Жаль, что удар был не слишком сильным, теперь она разбила бы его черепушку вдребезги!

Что это? Зачем в палату влетают док и медсестры? И почему они волокут какие-то приборы? Неужели ее мысли приобрели способность приводить в действие всех окружающих и желание наказать этого индюка Мортимера привело к светопреставлению в больнице?

— Сейчас, сейчас, голубушка. Что случилось? — Медсестра бросилась к ней, держа наготове шприц. — Сердце?

Только тут Линда поняла, что ее рука сжимает шнурок звонка. Значит, всю эту кутерьму устроила она сама? Трезвонила без перерыва — вот они и решили, что она умирает.

— Док, простите. — Линда постаралась ослепительно улыбнуться. — Я не хотела никого беспокоить. Не знала, что звонок такой громкий. Я хотела… — Боже, что же она хотела? И в тот же момент в голове Линды возник план. Ну подожди, старый индюк, ты у меня заплатишь за все. — Док, мне очень хочется подышать воздухом. Еще разок глотнуть чарующий воздух Парижа, насладиться им, может быть, в последний раз.

— Что за мрачные мысли, — улыбнулся доктор своей пациентке. — Я, например, не верю, что вы в чем-то виноваты. Не волнуйтесь! Все закончится хорошо! А что касается вашей просьбы… Я в принципе не против маленькой прогулки, но вы вроде бы под арестом…

— Полицейский, возможно, не откажется сопровождать меня. Я не убегу. Куда мне? Я еле ноги передвигаю.

Доктор вызвал дежурившего у палаты полицейского и передал ему просьбу Линды. Тот с интересом посмотрел на маленькую хрупкую женщину, еще такую молодую. Неужели она преступница? Полицейский, которому недавно исполнилось двадцать три года, мечтал задерживать матерых террористов. А ему приказали сторожить слабую больную женщину. Зачем отказывать ей в просьбе? Пусть она прогуляется по больничному скверу. Разве это плохо? И полицейский согласился сопровождать Линду.

Линда накинула халат на больничную пижаму и, еле передвигая ноги и опираясь всей тяжестью тела на руку полицейского, отправилась на прогулку. Полицейский старательно ее поддерживал. История, которую он сегодня узнал о ней, запала ему в душу. Как же эта бедняжка любит своего мужа! Интересно, а способна его Роз-Мари на такую ревность? Полицейский задумался, пытаясь решить вопрос, который для него имел только теоретическую ценность. Очаровательная девушка по имени Роз-Мари и не подозревала о чувствах молодого полицейского.

Линда и ее сопровождающий медленно брели по дорожке сквера. Вдруг она вырвала руку и стремглав помчалась по гаревой дорожке.

— Стой! — крикнул полицейский.

Но Линда не для того бросилась бежать, чтобы повиноваться приказам. Ноги молодой женщины мелькают все быстрее. Она несется стрелой. Вслед раздаются крики, но мысль, что она должна — просто обязана — покинуть больницу, придают ей силы.

Дорожка впереди раздваивается. Линда почти у финишной прямой. Уже видны вороты больницы. Нет! Туда нельзя! — фиксирует опасность мозг. Это ловушка! Там ее точно схватят.

Линда оглядывается. Полицейский бежит за ней, но он отстал. Значит, он не увидит, в какую сторону она свернула.

Что это? Кусты роз? Но после их шипов ей не останется ничего другого, как самой вернуться в палату. Шипы — лучшие полицейские в мире. А ладно, была не была! — решает она и прыгает прямо в самую гущу кустов.

Полицейский проносится мимо. Линда видит, как он бежит по направлению к воротам. Она осторожно выбирается из кустов, боясь пораниться о шипы, но не чувствует их уколов. Странно! Неужели ей ввели столько обезболивающего, что оно до сих пор действует? Линда смотрит на розу, и легкая улыбка появляется на ее губах. Это же сорт английской розы, у которой нет шипов. Повезло!

Теперь главное, чтобы никто не обратил на нее внимания. Лучшая тактика — это слиться с гуляющими по скверу больными. Погода стоит замечательная, солнышко светит вовсю, хотя уже поздняя осень. Больные выползли из палат и наслаждаются солнцем и воздухом. Линда смешивается с фланирующими по аллеям сквера пациентами и прогулочным шагом устремляется к забору с противоположной стороны больницы.

Наконец она у цели. Ограда здесь совсем низенькая, и перелезть через нее большого труда не составит. Линда уже собирается перемахнуть через ажурную решетку, как внезапно пришедшая мысль останавливает ее.

Что она будет делать на улице в больничном наряде? Ее остановит первый же полицейский! А если поймать такси? Нет! Ни один таксист ее не повезет.

Сверкающий в лучах солнца автомобиль тихо шуршит шинами у ограды. Останавливается. Из него выходит мужчина и направляется к входу в больницу. Больше здесь идти некуда. Вот если бы у нее было что-нибудь такое, что позволило бы ей… Пальцы вдруг нашаривают в кармане халата забытый кем-то предмет. Если у нее получится…

— Наша старшая дочка пошла по плохой дорожке, — раздался в ушах Линды голос матери. — Она угнала машину!

— Это было пари. Я поступила глупо, — тихо шепчет Линда, как будто желая оправдаться перед матерью за давний проступок и объяснить настоящий: — Теперь, мама, я спасаю свою честь. Я плюну в морду этому лорду. Думаю, ты так же поступила бы на моем месте.

Замок машины очень скоро поддался умелым пальцам Линды, орудующей маленькой острой пилкой для ногтей, и в ее ноздри пахнуло натуральной кожей. Лишь бы владелец машины подольше задержался в больнице. Возможно, он приехал на обследование… Тогда все в порядке. Она успеет.

В конце концов мотор завелся. Машина плавно тронулась, а мозг Линды продолжал напряженно работать. Она не должна допустить ни малейшей ошибки. Первая часть плана удалась на славу. Теперь ей следовало бы превратиться в прежнюю Линду — восхитительно красивую женщину. Хотя, для того чтобы плюнуть, быть привлекательной совсем не обязательно, у уродин это получается не хуже. Линда весело рассмеялась.

В этот момент какая-то клеточка мозга сурово ее одернула: над чем смеешься? Плакать надо, неудачница! Но она не стала прислушиваться к противной резонерке. Хочу быть красивой! Когда плюется красавица, в этом есть что-то особо оскорбительное. Решено — она превратится в прежнюю Линду, еще до «Шарлевого» периода. Поеду в магазин и куплю себе одежду, решила Линда. Но в любом магазине она привлечет к себе внимание. Так куда же ей податься?

Линда оглядывается по сторонам. Она уже в центре Парижа. В глаза бросается огромная неоновая вывеска. «Спа-салон». Вот это ей подойдет! Но у нее нет денег. Линда тяжело вздыхает. Эту проблему не решить. Придется ехать к лорду Мортимеру в больничном халате.

Линда почти смирилась с мыслью, что она предстанет перед этим негодяем не в лучшей форме. Но в поле зрения неожиданно попадает плотный картонный прямоугольник с виднеющейся буквой «V». Что это?

Линда осторожно выдергивает карту из щели между спинкой и сиденьем переднего кресла. Вот так удача! «Виза-карт»! Владелец машины посеял пластиковую карточку.

Линда быстро ее осматривает. Карточка выдана лондонским банком «Нэшнл Вестминстер». Как хорошо! Если ее владелец уже сообщил в банк, в чем Линда была не совсем уверена, то у нее все равно есть достаточно времени, чтобы воспользоваться чужими деньгами. Карта будет заблокирована в лучшем случае только завтра утром.

Машина, взвизгнув тормозами, остановилась. Вести себя в местах, куда ходит только шикарная публика, Линда когда-то умела очень хорошо. Надо и сейчас постараться в этом салоне. Игра стоит свеч!

— Милочка, секретарь забыла меня записать, но, я думаю, для меня часок всегда у вас найдется. — И Линда нагло плюхнулась в парикмахерское кресло.

— Вы на полный сеанс? — не зная, что подумать о появившейся в роскошном салоне особе в одежде, похожей на больничную, растерянно спросила девушка-стилист.

— Нет! Только волосы и макияж. Не люблю киснуть в ваннах и вдыхать ладан. Но вы, милочка, искусница. Вот и хожу сюда ради вас.

Через три часа салон покидала очаровательная блондинка с роскошной гривой вьющихся волос. Диссонанс, который создавала ухоженная внешность и экстравагантный наряд, не очень волновал Линду. Она быстро юркнула в автомобиль и отправилась на улицу Сент-Оноре в бутик Анны Лоув, где модели высокой моды продавались по сниженным ценам. (Линда экономила даже чужие деньги.) В нем она подобрала себе подчеркивающий цвет глаз скромный костюм ярко-синего цвета от Пако Рабанна и, готовая к битве, отправилась к лорду Мортимеру.

Линда не знала, почему в разговоре с сестрой ее заинтересовало, где сейчас находится сей лорд, но оказалось, что ей это очень пригодилось, а местонахождение роскошного отеля «Конкорд Сен-Лазар», более века принимающего посетителей, составлял тайну, возможно, только для аборигенов Новой Зеландии.

6

В то время когда Линда рассказывала Элизабет о своих удивительных приключениях, Джеймс Мортимер вольготно расположился в кресле в гостиной своего номера и недовольным голосом говорил Тедди Уорнфолду:

— Не понимаю, зачем тебе понадобилось видеть меня? Я четко изложил свои требования: преступник должен быть наказан, а меня и Сару желательно оградить от ненужных сплетен и судебных разбирательств. По-моему, все ясно.

— Ты как был надутым индюком, Джимми, так им и остался. Мне жаль Сару. Ты не знаешь, она уже забронировала себе место в черепно-лицевой хирургии?

— Что ты хочешь сказать этим дурацким замечанием, Тедди? — зло спросил Джеймс.

— Если она свяжет свою жизнь с тобой, ей потребуется постоянный врач, специалист по черепно-лицевым травмам. У Сары от скуки общения с тобой скулы сведет зевотой и повредятся челюсти. Более нудного и высокомерного человека, чем ты, Джимми, я ни разу не встречал. А как стал лордом, так вообще превратился в невыносимого сноба.

— Почему же ты всю жизнь искал моей дружбы? — лениво спросил Джеймс. — И сейчас не я к тебе обратился, а ты прискакал сюда, в Париж, защищать меня.

— Нет, дорогой Джимми! Я приехал сюда из-за Сары, которая по твоей вине попала в эту историю.

— Ах, Сары, — насмешливо протянул Джеймс. — Старая любовь не ржавеет, да? Надеешься взять реванш? Ну признайся, Тедди, ты все еще любишь ее?

— Не твое дело! — Уорнфолд вскочил с кресла и стал мерить шагами гостиную.

Джеймс, не скрывая своего недоброжелательства, следил за ним глазами. Наконец он сказал:

— Согласен, не мое. Однако из авантюриста, каким был в юности, ты превращаешься в добропорядочного адвоката. Значит, моя жизненная позиция не так уж и плоха, если такие, как ты, начинают ей следовать. Я слышал, что ты становишься светилом лондонской адвокатуры. Примериваешь на себя лавры Перри Мейсона? А Деллой Стрит ты уже обзавелся?

Уорнфолд, к своему удивлению, почувствовал, что краснеет. Возмущенный репликой Мортимера и своей неожиданной реакцией, он еще более побагровел и дал выход своему гневу:

— Если бы не Сара, я бы учредил награду журналисту, написавшему статью о тебе, и вызвал бы его в качестве свидетеля в суд. Все твои грязные делишки сразу вылезли бы на свет!

Мортимер равнодушно пожал плечами.

— Так в чем же дело? Награди! Или причина заключается в том, что ты, Тедди, беден как церковная мышь? Промотал деньги отца, а теперь где же их взять для премии?

Желваки заходили на скулах Уорнфолда. Версия о том, что он промотал состояние отца, играя в казино, была лишь легендой, придуманной им самим в те юные годы, когда еще не понимаешь, что нельзя быть в центре внимания любыми средствами. Тедди тогда приложил массу усилий, чтобы все однокашники поверили в его выдумку. Вот и результат — Джеймс с брезгливостью только что ему об этом напомнил, когда он сам давно забыл о сочиненной им сказочке.

Руки Уорнфолда сами собой сжались в кулаки. В голове промелькнула мысль, что сестра Элизабет страдает за правое дело. Он сейчас тоже был готов ударить Джеймса по голове. Но привычным усилием воли Уорнфолд подавил гнев. Он еще успеет рассчитаться со своим однокашником.

Мужчины были давними соперниками. Оба учились в Итоне и в Кембридже. Проведенные вместе детство и юность, одинаковое воспитание — все это должно было бы сделать их друзьями, но дружбы между ними не получилось. Каждый из них хотел быть вожаком, главным в среде однокашников. Их борьба шла с переменным успехом. Правда, иногда мальчики зарывали топор войны, и тогда Тедди ехал вместе с Джимми погостить в дом его родителей, которые всегда с удовольствием его принимали. То же самое можно сказать и о матери и отчиме Тедди. Они всегда радовались, когда Тедди появлялся у них вместе с Джимми. Родители ребят с неодобрением относились к распрям своих отпрысков, но поделать с ними ничего не могли.

В характерах мальчишек было много общего, что отмечали все окружающие. Но они сами, когда вступали на тропу войны — а это по мере их взросления происходило все чаще и чаще, — видели друг в друге только то, что хотели видеть. Тедди презирал Джеймса за свойственную тому осторожность и расчетливость. Джеймс же считал Тедди авантюристом, американцем, не понимающим свойственной британцам основательности. Доля справедливости в этих обвинениях была.

Джеймс Хэнтон — лордом Мортимером он стал совсем недавно, после смерти отца, скончавшегося от рака в прошлом году, — с детства знал, какой жизненный путь он изберет. Ему не были свойственны метания приятеля в поисках самого себя. Джеймс рос и учился, чтобы потом возглавить и еще более расширить крупную инвестиционную компанию, контрольный пакет акций которой держал его отец. И стремительно шел к намеченной цели. В этом году Джеймс стал председателем совета директоров и успешно управлял компанией, чему в немалой степени способствовали острый холодный ум и твердая уверенность в своих силах.

Тедди Уорнфолд по отцу был американцем. Возможно, именно от него Тедди унаследовал склонность увлекаться различными авантюрными прожектами и желанием узнать жизнь во всех ее проявлениях. Отец умер еще в раннем детстве Тедди, а мать вышла замуж за вдовца, мистера Гренвилла, у которого была дочь Сара. Дети вместе росли, и Тедди рыцарски обожал свою сводную сестру. Возможно, в юности чувства, испытываемые им к Саре, и нельзя было назвать чисто братскими, но Сара никак не поощряла их и относилась к Тедди как сестра. Годам к двадцати Тедди влюбился в другую девушку. С тех пор его любовные приключения сменяли друг друга, но Сара оставалась для Тедди единственной женщиной, в прекрасной душе которой он никогда не сомневался.

Девушки, в которых влюблялись и Тедди, и Джимми, имели одну странную особенность. Стоило одной из них понравиться Тедди, как Джимми сразу же находил эту девушку самой прекрасной на свете. И наоборот. Но любовные интрижки не оставляли особых отметин в их сердцах, а быстрота, с которой они меняли своих пассий, воспитала в обоих презрительно-насмешливый взгляд на всех женщин на свете.

Естественно, любовные похождения каждого протекали в полном соответствии с его характером: у Тедди более бурно, Джимми же был скрытен. В сердце Тедди постоянной оставалась только привязанность к Саре. Чей образ, хранился в душе Джимми, не знал никто. Тедди считал, что там навеки поселились только холодность и высокомерие.

Мужчины не отдавали себе отчета, что с годами становятся все более похожими. Они продолжали мерить друг друга юношескими мерками. Когда Сара изъявила желание связать свою судьбу с Джеймсом, отчаянию Тедди не было предела. Он пытался открыть Саре глаза на своего друга-врага, но потерпел фиаско. Сара с женской интуицией более правильно оценивала и своего брата, и будущего мужа.

— Тедди, — говорила она, — если бы мой выбор пал не на Джимми, а на кого-нибудь другого, являющегося его клоном, ты бы не возражал. Тебя бесит, что я выхожу замуж именно за Джимми.

— За что ты его любишь? — допытывался Тедди.

— Ни за что, — следовал парадоксальный ответ, — но, Тедди, тебе ли не знать, что страсть проходит. Я считаю, что брак надо основывать на более основательных чувствах: на общих вкусах, общих понятиях, общих желаниях. Я не умру, если сейчас Джимми меня оставит, но охотно стану его женой. Понимаешь?

Тедди не понимал. Практицизм Сары задевал его. В сердце Тедди еще сохранялись остатки романтизма, но осуждать Сару он не мог. Сестра давно стала для него чем-то вроде небожительницы. Недостатков у нее просто не может быть. Мать Тедди и отец Сары относились к будущему браку с благосклонностью, отчего Тедди страдал еще сильнее.

— Молодец та девочка, которая удрала от тебя в Ботсване, — нашелся, чем уязвить приятеля Тедди. — Возможно, и Сара поймет, что ты за гусь, Джимми.

Лорд Мортимер равнодушно пожал плечами, потом грустно усмехнулся и тихо сказал:

— Знаешь, дружище, если Сара меня покинет, это не будет горем всей моей жизни. А та девочка… — Он задумался и совсем тихо добавил: — Я ее даже не знал.

В другое время Уорнфолд удивился бы, услышав из уст Джеймса повторение слов Сары. Но сейчас его поразило другое: необычные нотки в голосе своего друга-врага. Он с интересом взглянул на него.

Что же произошло в Ботсване? Хотя Тедди тоже был там в это время и даже несколько раз встречался с Джеймсом, подробностей он не знал. Слышал только, что тот был помолвлен, но брак не состоялся.

Сейчас выведенный из себя плохим, как ему казалось, отношением Джеймса к Саре, его равнодушием к газетной заметке и нежеланием рассказать ему как адвокату о происшествии в парижском офисе компании и тем самым помочь выбрать правильную линию защиты, Уорнфолд захотел уязвить приятеля и применил запрещенный прием — напомнил о разорванной помолвке.

Результат оказался совсем не тем, на какой рассчитывал Уорнфолд. Он хотел вывести Джеймса из себя, услышать его зубовный скрежет, увидеть ярость в его глазах.

Но пущенная меткой рукой Тедди отравленная стрела не достигла своей цели. Джеймс повел себя как человек, которому напомнили о навеки утраченном, самом сокровенном воспоминании, что бережно хранится в недоступном уголке души, о том, чего уже никогда не будет в его жизни.

Неужели он был так влюблен в ту девочку? Джеймс?! Это же просто невозможно! У него никогда не было обычных человеческих чувств! Он же родился суперменом!

Тедди стало стыдно. Неужели чувства, которые он все эти годы испытывал к Джеймсу, вызваны банальной завистью? Его однокашник богат, у него наследственный титул, да и умом природа его не обделила. А он, хотя и воспитывался в семье высокопоставленного политического деятеля, по сравнению с Джеймсом беден.

— Не хочешь выпить?

Тедди сначала показалось, что он ослышался, но, увидев подошедшего к бару и достающего оттуда бутылку виски Джеймса, понял, что со слухом у него все в порядке, а вот с головой не очень, если он даже не подозревал, что Джеймс способен так страдать.

Джеймс налил виски в два стакана, подал один из них Тедди и залпом осушил свой.

— Удивлен? Сам виноват! — В голосе Джеймса слышалась причудливая смесь грусти и враждебности. — Вы, крючкотворы, всегда найдете самое больное место, по которому можно ударить. Но ты ошибся! Никто ничего не знает и не узнает никогда, потому что это был сон, Тедди, волшебный, но все-таки сон. И не был я ни с кем помолвлен. Все это ерунда.

Тедди не нашел ничего лучшего, как круто сменить тему разговора:

— Я хочу услышать твою версию случившегося.

— В Ботсване?

— Нет, здесь, в Париже. А насчет Ботсваны прости меня. Я не хотел бередить старые раны.

— Не ври, Тедди, хотел. Но я тебя прощаю. Мы квиты. Я тоже всегда хотел уязвить тебя. А то, что произошло здесь, — это твоя работа, дружище. Извини, мне некогда излагать тебе сейчас свои версии. Меня ждет заседание.

Выйдя от Джеймса, Тедди решил немного отвлечься от одолевающих его мыслей и зашел в бар. Дело, которым он занимается, теперь не нравилось ему еще больше. Обычно у него не было личных мотивов, когда речь шла о работе. А здесь к личной заинтересованности в спокойствии Сары и мистера Гренвилла и нежеланию работать на Джимми добавилось странное чувство, которое вызвала у него Элизабет Ленкстон. Было от чего закружиться голове. Странная девушка, чуть ли не монашка, встреченная им в самолете, оказалась адвокатом. Затем ее облик снова меняется. Суровая адвокатесса превращается в преданную сестру, искренне верящую в невиновность последней и горящую желанием восстановить справедливость. По-человечески Уорнфолду это было понятно. Ведь и его сердце горит негодованием от малейшей тени, брошенной на Сару. Если такое написали бы про нее? Да Тедди задушил бы негодяя собственными руками.

Тедди криво усмехнулся. Хорош законник — собрался устраивать самосуд! Не стоило ему пить на голодный желудок! Надо пойти в ресторан и сытно поесть. Сытый человек более спокоен и благоразумен.

Недалеко от улицы Сен-Лазар, где находился отель, в котором жил Джимми, на авеню Клебер располагался один из ресторанов Ги Савуа «Ла Бутте Шало». Это шикарное место должно поднять мне настроение, решил Уорнфолд.

В ресторане народу было немного. Время ланча уже прошло, а до обеда, или — как его называют французы — ужина, еще было далеко. Поэтому Уорнфолд удобно расположился в глубине зала.

— Что желает месье? — спросил подошедший официант. Голос его звучал очень вежливо, но в нем присутствовали нотки неодобрения. Видимо, официант был поборником заведенного порядка и не жаловал посетителей, едящих и пьющих не в строго отведенное для этого время.

— Отбивную из индейки под лимонно-шафрановым соусом, салат из миног и бокал шерри.

Лицо официанта осталось бесстрастным, но в глазах полыхнуло осуждение — заказ был слишком безвкусным, чтобы душа строгого блюстителя гастрономических правил не затрепетала от возмущения.

Тедди усмехнулся. Настроение у него немного улучшилось. Он иногда любил шокировать людей, а сегодняшнее общение с Джеймсом требовало выхода в каком-нибудь нелепом поступке. Заказ был вскоре исполнен, и Тедди принялся за еду.

Допив шерри, он позвонил в полицейский участок комиссару Жервье. Возможно, тот сообщит адвокату что-нибудь новенькое, но комиссара на месте не оказалось. Он отправился в больницу допрашивать пришедшую в себя мадам Эркюлье. Уорнфолд обрадовался за Элизабет: наконец-то ее сестра пришла в себя.

Заплатив по счету, он решил тоже съездить в больницу побеседовать с мадам Эркюлье. Ему так же, как и комиссару, хотелось услышать эту историю из первых уст. Чем ей так насолили лорд Мортимер и Сара, что она, не задумываясь, совершила попытку убийства двух человек? Возможно, к профессиональному долгу у Уорнфолда примешивалось и нечто другое — желание увидеть золотоволосую адвокатессу. Но эти чувства не противоречили друг другу, и он отправился в больницу.

Париж Уорнфолд знал неважно, поэтому немного не рассчитал и подъехал к больнице с противоположной стороны. Боясь снова попасть на улицу с односторонним движением, он решил не рисковать, припарковал машину и отправился пешком к центральному входу в больницу. Не успел он миновать ворота, как на него с разбегу налетел полицейский.

— Осторожней, дружище, — крикнул Уорнфолд, удерживая полицейского и не давая ему возможности увлечь себя в весьма нежелательное для обоих совместное падение на землю. — Что у вас тут произошло? Больные решили устроить забастовку и покинули больницу?

И тут совершилось самое невероятное событие в его адвокатской практике. Полицейский осел, закрыл лицо руками и по-бабьи завыл во весь голос.

— Убежала, убежала-а, она убежала-а-а, — выводил он на одной ноте, убеждая Уорнфолда в том, что в его родословной по женской линии были одни профессиональные плакальщицы, а мужчины служили могильщиками. Мотивчик, который выводил полицейский, на любых похоронах стал бы выдающимся шлягером.

— Успокойся, старина! Мир в бездну не рухнул. Посмотри, по-прежнему светит солнце, а все люди вокруг целы и невредимы. Не посыпай голову пеплом. Лучше расскажи спокойно.

— Она убежала-а, убежала-а, меня выгонят со службы за бездарность. Умирающая убежала-а, — продолжал выть полицейский, не слушая увещеваний Уорнфолда.

— Умирающая убежала? От кого? От смерти? Так радоваться надо такому исходу дела, а не голосить.

— Может, от смерти, но и от меня тоже, — провыл полицейский, но голос его звучал уже на тон ниже.

— Не страшно, умирающие быстро не бегают. Куда она направилась, твоя беглянка?

— Не знаю, — протянул полицейский. — Она рванулась от меня и стремглав побежала, я за ней, а она… испарилась. Клянусь Богом, только вот летела стрелой впереди меня и вдруг все — исчезла!

Уорнфолду рассказ полицейского показался более чем странным. Не могла же больная прямиком отправиться на небо.

— Дыхни, — приказал Уорнфолд полицейскому.

— Да не пил я, месье. Эта уголовница уже при смерти лежала, а сегодня рванула так, что любой спринтер позавидовал бы. Мне в полиции говорили, что заключенные хитры. Я держал ухо востро, но эта бестия оказалась слишком изворотливой. Прикинулась, что хочет перед смертью свежим воздухом подышать, и ушла в никуда. Что теперь буде-ет? Что буде-ет? — снова заголосил полицейский.

Уорнфолд быстро сложил из кусочков мозаики, вырванных из уст полицейского, целую картину. Нужно действовать быстро. Каким бы дураком ни был этот полицейский, он скоро оправится от шока и тогда кому-то очень не повезет.

7

Джеймс Мортимер был недоволен прошедшим днем. Состоявшаяся утром встреча с Уорнфолдом выбила его из привычной колеи. Что хотел от него Тедди? Его изложения событий? Каких? Он сам ничего не понял. Кто-то огрел его дубинкой, но за что? Неужели он должен тратить время, чтобы заниматься этим вопросом? Это хлеб юристов, он не собирается его у них отбирать, даже у Тедди. У него и так забот хватает. Положение дел во французском отделении его компании не из лучших, а он еще вынужден был три дня проваляться в больнице из-за неизвестно чем вызванного нападения.

Джеймс старался убедить самого себя, что в неудачно прошедшем совещании виновато исключительно желание Тедди выслушать его показания о нападении. Этим он хотел отодвинуть то глупое воспоминание, которое неожиданно возникло в его душе и целый день мешало ему сосредоточиться. Он невольно все время к нему возвращался, злился на себя и поэтому забыл об одном важном заявлении, которое был обязан сделать на совещании. Теперь придется беседовать с директором открывающегося в Лионе отделения компании завтра, а он мог сделать это сегодня, не тратя времени на дополнительную встречу.

В конце концов, устав от бесплодных терзаний, Джеймс решил больше не корить себя, а разрешить душе отправиться в полет и снова пережить то фантастическое видение, которое преследовало его целый день.

Сколько лет прошло? Шесть, семь, десять? Его натренированный мозг сейчас не мог произвести простой подсчет годам. Он, тогда совсем молодой, впервые отправился с инспекцией зарубежного филиала их компании. Отец доверил ему ответственное щекотливое дело в Ботсване.

Оно могло привести к грандиозному падению их акций на бирже. Для этого необходимо было наладить доверительные отношения со многими политическими деятелями Ботсваны и, возможно, уволить некоторых сотрудников. Он был горд поручением отца и верил в свои силы.

И вот однажды, когда он сидел в кабинете, выделенном ему в офисе в Габороне, перед ним материализовалось красивое юное создание, пылающее негодованием. К таким поворотам судьбы Джеймс не привык. В этот кабинет еще ни разу не залетали экзотические бабочки. Если бы это было в Лондоне в каком-нибудь ночном клубе, тогда все было бы понятно. Но здесь? В офисе солидной компании, где даже секретаршами работали бесцветные бесполые создания…

— Так вы и есть тот самый негодяй? — патетически заявило видение.

Джеймс Хэнтон оторвался от компьютера и с изумлением уставился на чудо, возникшее перед его глазами. Маленькая грациозная фигурка, водопад роскошных волос — белокуро-золотистых, сверкающие огромные сапфировые глаза. Шикарная картинка! Мечта всех мужчин. Но что она делает в его кабинете? Нелепее ситуации он придумать не мог. А как одета! Она собралась на костюмированный бал? Или оделась согласно роли, на которую претендует? Но их компания никогда не инвестировала шоу-бизнес, а в театры Джеймс Хэнтон ходил только как зритель. Завсегдатаем кулис он не был.

Что она говорит? Коварный соблазнитель невинной девушки? Этот негодяй должен за все ответить? Возможно, она сценарист и сейчас перед ним разыгрывается написанная ею пьеса?

Да, девушка чудо как хороша, да и актриса превосходная! Глаза горят, бледное лицо окрасил нежный румянец.

Обвинения, бросаемые этой волшебной бабочкой, проникали в его сердце. На какое-то мгновение Джеймс Хэнтон даже почувствовал себя персонажем этого спектакля и чуть ли не стал доказывать, что она, эта юная леди, ошибается и он не коварный соблазнитель юной девушки.

Прохладный ветерок повеял из раскрытого окна кабинета и колыхнул плотную штору. И тут же в кабинет ворвалось солнце, на отсутствие которого жители Ботсваны не жаловались. Стекляшки, с шармом бродячей циркачки нацепленные самозванной актрисой, полыхнули благородным огнем, и Хэнтон с изумлением осознал, что это вовсе не побрякушки, а самые что ни на есть настоящие бриллианты.

Кто она, эта малышка, столь щедро демонстрирующая перед ним свой талант? Сумасшедшая, вырвавшаяся из местной психушки? Но родственники не позволили бы ей разгуливать по городу в фамильных драгоценностях.

Рука Хэнтона потянулась к кнопке охраны. Почему впустили к нему в кабинет это непредсказуемое существо?

— Вы поняли, мистер Хэнтон? Вам не уйти от наказания.

Рука Хэнтона замерла. Так это не пьеса? Эта девушка всерьез его обвиняет? Но он ее не знает. И не может понять, о чем или о ком она говорит!

Умение мгновенно сосредоточиваться было у Хэнтона почти врожденным. Небольшое усилие над собой, и очарование театра рассеялось. На смену ему пришла холодная собранность, и ситуация тут же преломилась в его пользу.

— Ваши анкетные данные, только быстро: раз, два, три…

— Я не понимаю, — растерялась незваная посетительница.

— Я тоже.

— Вы не имеете права играть со мной в прятки. Вы должны на ней жениться!

— На ком, черт побери?

— На моей сестре! Вы забыли имя своей возлюбленной?

— Да, слегка страдаю амнезией. Не будете ли вы так добры напомнить мне о ней.

Невероятное создание простодушно назвала имя и фамилию сестры. Хэнтона осенила, как он считал, превосходная мысль.

— О! Что же вы сразу не сказали? Конечно, женюсь! А вы пока идите, готовьтесь к свадьбе.

Идея оказалась поистине гениальной. Бабочка выпорхнула из кабинета.

Хэнтон уже торжествовал победу, но на следующий день, ближе к вечеру, снова грянул гром. Просматривая местную газету, он обратил внимание на огромную заметку, которую украшала фотография вчерашней красавицы. Это был репортаж с проходившей выставки драгоценностей, изготовленных из добывающихся в стране алмазов. Симпатии публики и журналистов были отданы бриллиантовому колье фирмы Дианур, которое демонстрировала очаровательная Белинда. Она не была профессиональной фотомоделью и постоянно проживала в Ботсване. Сведения не стали бы для него чем-то из ряда вон выходящими, если бы не напечатанное ниже интервью с Белиндой. В нем она сообщала о его предстоящей помолвке с ее сестрой.

Кто-то очень хитро плел интригу. Хэнтону здесь, в Ботсване, не на кого было опереться. В то щекотливое дело, которое просил расследовать отец, был замешан глава здешнего филиала компании. И сейчас, видимо, он постарался, чтобы сын лорда Мортимера, побыстрее отсюда убрался.

Миссия Хэнтона оказалась под угрозой. Но не в правилах Джеймса было пасовать перед трудностями. Он решил действовать напрямую. Если им пообещали деньги, он заплатит намного больше и уберет двух кровососущих насекомых в женском обличии со своего пути.

— Найдите мне координаты сестры вот этой особы, — поставил Хэнтон задачу перед секретарем, ткнув пальцем в газетный снимок. — И соберите все сведения о ней.

На следующий день раздался звонок. Звонила неизвестная сестра волшебного создания. Несколько удивившись просьбе Хэнтона зайти к нему в офис компании, она спокойно выразила согласие и уже через полчаса предстала перед ним.

— Прочтите вот это. — Хэнтон вместо приветствия сунул газету чуть ли не под нос вошедшей девушке.

Она машинально взяла газету, пробежала глазами по тексту и произнесла фразу, от которой Хэнтон подскочил как ужаленный.

— Поздравляю, — спокойно сказала она, оказавшись достойной сестрой посетившего Хэнтона волшебного создания.

— А себя вы поздравить не хотите? И как вы находите мою невесту?

— Невесту? Я ее не знаю, — растерялась девушка.

Если она играет, то Голливуд много потерял, хотя и ее сестра тоже не менее талантлива, подумал Хэнтон.

— Вот в этом вы, позвольте заметить, ошибаетесь. Мою невесту вы хорошо знаете. Читайте внимательно! — И Хэнтон ткнул пальцем в печатную строку.

— Боже! — воскликнула девушка и всплеснула руками. — Не может быть! Ведь это я!

— Вот-вот! Наконец-то мы подошли к цели нашего разговора. Именно вы!

Девушка читала газету снова и снова, а Хэнтон как ястреб наблюдал за ней. Вдруг она закрыла лицо руками и зарыдала. Отчаяние девушки было столь велико, что подозревать ее в лицемерии не приходилось.

— Какой ужас! — бормотала она. — Какой ужас! Когда рыдания немного поутихли, она подняла на Хэнтона заплаканные глаза и прошептала:

— На репортера можно подать в суд за преднамеренную клевету. Ведь мы даже незнакомы. Я вас впервые вижу.

— Я тоже, но у вашей сестры свой взгляд на наши отношения. Позавчера она была здесь и устроила мне жуткий скандал.

— Скандал? — эхом откликнулась Элизабет. — Но этого не может быть!

— Очень даже может! Ваша Белинда обрушила на меня весь лексикон сентиментальных романов сестер Бронте. Кем я у нее только не был: и коварным соблазнителем, и мерзавцем, укравшим девичью честь, и негодяем, кому она обязательно отомстит за поруганную честь сестры.

Говоря, Хэнтон внимательно следил за девушкой, пытаясь найти в ее лице хотя бы малейшее подтверждение ее участию в разыгрываемом вокруг него спектакле. Но нет! Ужас, отчаяние, растерянность — это все, что он увидел. Она побледнела как полотно, губы беспомощно дрожали. Если бы она была заинтересована в скандале, то как-то проявила бы это. Девушка же продолжала твердить одно и то же: «Что же теперь делать? Что же теперь делать?».

В другой ситуации Джеймса уже тронуло бы это безграничное отчаяние и он успокоил бы перепуганную мисс, но тогда им владела только злость.

— Что же теперь делать, спрашиваете вы, мисс? Что ж отвечу! Объявлять о помолвке! Не можем же мы обманывать ожидания читателей.

— Нет! Я не хочу! — в ужасе закричала девушка.

— А я, думаете, хочу? Благодарите свою сестричку за найденного вам жениха, — с горечью сказал он, но тотчас же сменил тон и уже сурово потребовал: — Сколько и кто ей заплатил?

Девушка молчала, глядя на него ничего не понимающими заплаканными глазами. Хэнтон вскочил со стула, схватил ее за руку и заставил подняться. Теперь они стояли друг против друга. Она была высокого роста, и их глаза встретились, но дуэли взглядов не получилось. В голубых бездонных глазах девушки плескались страх и отчаяние.

Бедная овечка! — подумал Хэнтон. Она попала в сети, ловко расставленные той грациозной ведьмой.

— Поверьте мне. Я должна поговорить с сестрой. Здесь кроется какая-то ужасная ошибка. Прошу вас! Позвольте мне все выяснить, — твердила девушка, не на шутку испугавшись сделанного Хэнтоном предложения.

Он отпустил ее руку.

— Хорошо, идите и объяснитесь со своей сестрой. Но, помните, мое предложение обязательно для выполнения.

Девушка, понуро опустив плечи, вышла из кабинета.

Солидная «Таймс» дала перепечатку информации о его предстоящей помолвке в разделе светских новостей. Хэнтон еще не знал об этом. Но не успела девушка покинуть офис компании, как раздавшийся звонок от отца, который не очень вежливо поинтересовался у сына, все ли у него в порядке с головой, положил конец его неведению.

— С ближайшим рейсом домой, — скомандовал отец, не слушая никаких оправданий сына.

Хэнтон подчинился. Самолет по странному стечению обстоятельств улетал через два часа. На его борту был и сын лорда Мортимера, Джеймс Хэнтон. Он больше никогда не видел ни своей свалившейся ему на голову невесты, ни очаровательной ведьмы по имени Белинда. Но одна из сестер все-таки успела царапнуть его сердце. Ранка никогда не болела, но иногда все-таки давала о себе знать, как, например, сегодня утром.

8

— Бетти, — раздался в телефонной трубке голос Уорнфолда. — Случилось ЧП! — Элизабет затаила дыхание, боясь услышать, что состояние сестры ухудшилось. — У меня угнали машину.

— Обратись в полицию, я не бюро розыска угнанных автомобилей, — сердито рявкнула Элизабет и уже хотела отключиться, как последовало продолжение, от которого у нее замерло сердце.

— Твоя сестра сбежала. А машину я оставил около входа в больницу. Совпадение, прямо скажем, прелюбопытное. Что ты об этом думаешь? Обращаться мне в полицию или нет?

— Нет! — закричала Элизабет. — Ты где?

— В больнице.

— Еду! Если можешь, подожди меня там, пожалуйста, Тедди. Я очень прошу!

Взяв такси, Элизабет помчалась в больницу. Ее лихорадило. Ну как Линда умудряется совершать один безмозглый поступок за другим? Зачем она убежала? Испугалась? Но чего? Разоблачения? Рассказанная ею история была лживой? А что теперь делать Элизабет? Объявлять сестру в розыск?

В том, что Линда угнала машину Уорнфолда, Элизабет не сомневалась. Она очень хорошо помнила ту историю, которая произошла, когда ей было пятнадцать лет, а Линде — шестнадцать. У сестры уже появилось множество поклонников. Некоторые из них были, прямо сказать, не очень симпатичные люди. Но Линда всегда верила в человеческую порядочность, и многие непризнанные гении умудрялись неплохо обедать и ужинать за ее счет. Когда Элизабет делилась с Линдой своими подозрениями в нечистоплотности очередного сестриного ухажера, то слышала в ответ, что этому Бобу, Фредди, Тому — имена поклонников постоянно менялись — надо обязательно помочь, тогда о нем в самое ближайшее время узнает все человечество. Элизабет не отслеживала жизненный путь каждого из них, но могла сказать наверняка, что никто из них не украсил мир своим присутствием.

Почему Линда тогда связалась с бандой угонщиков, Элизабет не знала. Возможно, их профессия оказалась временно не востребованной или они не ожидали встретить красивую девушку, согласную поить и кормить их, и не могли устоять, чтобы не воспользоваться случаем пожить на дармовщинку. Могло быть и то и другое. Но в отличие от непризнанных гениев они решили по-своему отблагодарить Линду за свое содержание и научили ее угонять машины.

Сестра оказалась талантливой ученицей и однажды самостоятельно угнала машину соседа, которого в тот момент не было дома. Она собиралась проехать метров сто и вернуть автомобиль на место. Но как всегда просчиталась. Сосед появился ровно в тот момент, когда машина, управляемая Линдой, тронулась с места.

Скандал замять не удалось. Но Линда отделалась только штрафом. Если это дело всплывет сейчас, отношение к сестре станет еще более негативным. Попробуй тогда убедить суд в том, что, несмотря на все легкомыслие и безрассудство, благородство Линды не должно подвергаться сомнению.

Элизабет еще в детстве разобралась в характере старшей сестры и узнала ту его черту, которая осталась тайной не только для посторонних, но и для родителей. Линда была мечтательной романтической особой. Она хотела жить в сказке и в поисках того, чего никогда не случается в жизни, попадала в невероятные истории. Достаточно вспомнить, например, о помолвке Элизабет, устроенной сестрой!

Элизабет невольно рассмеялась, но неожиданно пришедшее воспоминание помогло ей собраться и решить, как ей поступить. Если она сумеет уговорить Тедди, тогда можно будет перехитрить судьбу.

А не становится ли она на путь Линды? — подумала Элизабет. Та тоже всегда руководствуется благородными порывами. А теперь и она придумала нечто похожее на невероятные эскапады Линды.

— Мы же все-таки сестры! — неожиданно вслух произнесла Элизабет.

— Неужели, мадам? — шутливо откликнулся водитель такси. — Я больше подхожу на роль брата, хотя и не горю желанием ее исполнять. Вы уверены в наших родственных отношениях?

Элизабет смутилась.

— Простите, я невольно высказала мысли вслух.

Шофер засмеялся.

— Ничего страшного! Если бы вы знали, каких странных клиентов приходится возить. Вот, например, сегодня. Стою на Елисейских Полях, вдруг дверь салона, который как раз был напротив меня, открывается и из него выходит дама… Вы и представить себе не сможете, что на ней было надето! — Шофер сделал эффектную паузу, после чего торжественно объявил: — Больничный халат! И направляется прямо ко мне. Я даже испугался. Все, думаю, не повезу, но она, слава Богу, на собственной машине была. Села в синий «пежо» и укатила.

Элизабет вздрогнула. Синий «пежо» был у Уорнфолда. Она сама ездила в нем вчера. А одетая в больничную одежду женщина, конечно, Линда! Вряд ли по Парижу разгуливает много народу в больничных халатах. Неужели она случайно наткнулась на след сестры?

— А что это был за салон? — нетерпеливо задала вопрос Элизабет.

— Салон красоты. А дамочка в нем побывала недаром. Такая красотка, настоящая Мэрилин Монро. Что и говорить, только она является эталоном красоты, а все эти современные девицы ей и в подметки не годятся.

— А какой у нее был халат?

— У кого? У Мэрилин Монро? — Шофер повернул голову и с безграничным удивлением взглянул на пассажирку, как бы спрашивая самого себя, почему сегодня у всех едет крыша. — Не знаю! И откуда мне знать об этом? Я не папарацци.

— Нет, не на Мэрилин, а на особе, что вышла из салона?

— А! Обычный. Темно-синий, слегка линялый, какие носят в городских больницах. И на два размера больше, чем нужно.

Слова шофера натолкнули Элизабет на мысль, как ей поступить.

— В ближайший магазин, торгующий товарами для дома, — скомандовала Элизабет шоферу. — Я забыла купить себе халат. Хорошо, что ваша история мне об этом напомнила.

В магазине, куда ее привез таксист, халата, соответствующего шоферским описаниям, не оказалось. Вторая попытка тоже была неудачной. Продавщица попыталась навязать Элизабет имеющийся у них темно-синий халат.

— Мадемуазель, только взгляните, какое качество! И цвет очень благородный. Халат велюровый. Он очень теплый и уютный. Как раз вашего размера. Он подойдет вам, мадемуазель, и к цвету ваших глаз он…

— Нет-нет! Мне нужно, чтобы он был линялый и размера на два больше, — вежливо отклонила уговоры продавщицы Элизабет.

Та хмыкнула.

— По вашим запросам, мадемуазель, такую вещь вы можете найти только в секонд-хенде. И не надо тратить время на посещение приличных магазинов. Вы бы еще в авторские бутики отправились!

Пришлось Элизабет поехать в Клинанкур. Блошиный рынок уже заканчивал работу, но халат отыскался сразу. Вытертый, с оторванным карманом, явно мужской, он был того непередаваемого описанием оттенка, который получается, если темную вещь много раз постирать с отбеливателем. Одним словом, это был уже не халат, а тряпка, годная лишь на мытье пола, да и то хорошая хозяйка еще долго подумает, не лучше ли ей приобрести специальную для этой цели. Элизабет же от души обрадовалась сделанной покупке. Теперь ей надо снова поймать такси и побыстрее добраться до больницы, подумала Элизабет и заторопилась к выходу.

На бульваре Орнано около блошиного рынка одиноко стояло такси, других машин видно не было. Элизабет обрадовалась и, боясь, что такси могут увести из-под носа, бегом кинулась к знакомой машине.

— Вы меня ждете? — радостно воскликнула Элизабет.

— Да, мадемуазель. Вы же ехали в больницу Биша, а туда ножками не дотопаешь. Вот я и решил вас дождаться.

— Спасибо, месье. Поехали. Я в самом деле очень тороплюсь.

— Не волнуйтесь. В момент доставлю, — ответил шофер и действительно сдержал слово.

Охранник с удивлением взирал на приближавшуюся к больнице женщину, наряженную в халат.

— Вышла проводить мужа, извините.

— Больные не должны покидать территорию. Это запрещено. Вот сегодня от полицейского чуть не сбежала заключенная, та, что долго лежала при смерти.

— Она уже так поправилась, что бегает? — притворилась удивленной Элизабет.

Охранник усмехнулся.

— Нет, конечно, это я вам для острастки сказал. Полицейский сам ее потерял. Куда-то от нее отлучился — он же совсем еще молодой и службы как следует не знает, а она и присела на скамеечку. Устала, бедняжка. А он никак не мог ее найти.

— Вы ему помогли?

— Нет, я не имею права покидать пост. Я свою службу знаю, — гордо выпрямив грудь, ответил охранник. — Ему помог отыскать ее молодой мужчина, оказавшийся тоже судейским, из комиссариата. Он-то мне обо всем и рассказал. Просил никому не сообщать. Я только вам по секрету сказал. Жаль, если тому парню, что служит в полиции, попадет.

Элизабет согласно кивнула. Тедди — молодец. Теперь охранник будет рассказывать эту историю всем подряд. Скоро она в его устах обрастет такими подробностями, что комиссар Жервье, даже если и заподозрит неладное, уже ничего не сможет выяснить. Но где Тедди? И как он уговорил полицейского поверить в то, что он сам куда-то отлучился?

В молодости Уорнфолд занимался не только боксом, игрой в гольф и крикет, что так приветствовалось в колледже и университете, но и увлекался восточными единоборствами. Особого успеха он не добился, но кое-что неплохо у него получалось. Одним из хорошо освоенных им приемов было умение сделать подножку и тут же нанести противнику удар. Сегодня он им и воспользовался.

Когда полицейский, подвывая, изложил ему свою историю с исчезнувшей заключенной, Уорнфолд, утешая, полуобнял его и повел в сторону от центральной аллеи.

— Не вой, — приговаривал он, — самому потом стыдно станет. Чем меньше людей знают о твоем промахе, тем тебе лучше.

Полицейский согласно кивал и, уже не воя, а тихонько скуля как побитая собака, дал себя увести в то место больничного сада, где шиповник образовывал почти непроходимые заросли.

Мужчины появились здесь всего на несколько минут позже Линды, но беглянка уже успела покинуть этот укромный уголок. Естественно, если бы полицейский, еще более убежденный благодаря словам Уорнфолда, что Линде помогала сверхъестественная сила, не продолжал бы распускать нюни, а Уорнфолд стремился бы обнаружить Линду, они бы ее поймали. Но Линде сопутствовала удача.

Послышался звук заводимого мотора. Уорнфолд тихо чертыхнулся. За оградой стояла оставленная им машина. Место было настолько удаленным от входа, что никому в голову не пришло бы припарковать там свой автомобиль. Уорнфолду не надо было бежать к ограде, чтобы понять, что там происходит. Ну и продувная бестия, эта сестричка Бетти! Одурачила полицейского, а сейчас угоняет его машину!

Уорнфолд быстрым движением убрал от полицейского свои руки, толкнул его кулаком в спину и одновременно подставил ногу. Проделал он это так блестяще, что полицейский, как и ожидал Уорнфолд, грохнулся на землю.

— О-о-о! Помогите! Умираю! — заголосил он.

— Что ж ты такой неосторожный, — громко сказал Уорнфолд, оглядываясь по сторонам. Никого рядом не было, поэтому он, нагнувшись над полицейским, нанес ему удар по голове. — Прости, дружище. Я ничего не имею против тебя, но так надо. Надеюсь, я не очень поврежу тебе мозги, — прошептал Уорнфолд, глядя на впавшего в бессознательное состояние полицейского.

Потом он позвонил Элизабет и стал ждать ее, но она куда-то запропастилась. Уорнфолд нервничал. Полицейский скоро придет в сознание и исчезновение Линды может быть обнаружено.

Уорнфолд впервые переступил черту закона. Такого поступка он от себя не ожидал и не знал, ради чего он его совершил. Угрызения совести настолько замучили его, что он потерял всю свою сообразительность. В ожидании Элизабет он шагал по центральной аллее и так волновался, что не сообразил набрать номер ее телефона, чтобы узнать, почему она так долго не появляется. Вдруг он увидел знакомую фигуру, облаченную в странный наряд.

Элизабет быстро шла по дорожке, ведущей к корпусу. Уорнфолд быстро двинулся ей наперерез, пока не перегородил ей дорогу.

— Тедди! — обрадованно воскликнула Элизабет и почти упала к нему в объятия.

— Тихо, — прошептал он. — Не привлекай к себе внимания. — Он быстро окинул ее взглядом и одобрительно кивнул. — Молодец! Маскарад получился на славу. А сейчас живо в палату и в постель. Тебя еще никто не хватился.

— Но охранник… — начала Элизабет.

— Быстро делай, что я тебе сказал. Марш в палату! — прервал ее он.

Элизабет чуть ли не бегом кинулась к больничному зданию, а Тедди моментально исчез в кустах. Ему еще надо было разобраться с полицейским.

Элизабет без всяких происшествий добралась до палаты и, положив себе на голову полотенце, улеглась в кровать. Вскоре появился Тедди, ведя с собой полицейского, лицо которого позеленело и вообще выглядело не лучшим образом: все в царапинах, а кое-где уже появлялись синяки.

— Садись, дружище, — скомандовал ему Тедди, подвигая стул. — Сейчас принесу тебе что-нибудь выпить, а пока глотни воды.

— Ты кто? — пробормотал спустя некоторое время полицейский, вглядываясь в Элизабет.

— Мадам Эркюлье, — спокойно ответила Бетти. — Та, с которой ты ходил на прогулку. Я присела на скамейку, а ты вдруг погнался за девушкой, которая пробежала мимо нас, и исчез. Я ждала, ждала, потом потихоньку потопала сюда, в палату. А с тобой что случилось?

— Не знаю. Память слегка отшибло.

— Упал, наверное. И что ты нашел в том юном создании, которое бегает как лань? Ты же полицейский, на службе, а готов гоняться за каждой юбкой. Я вот нахожусь под подозрением и то понимаю, как надо себя вести на службе. А ты глупый… — Элизабет нежно улыбнулась. — Но ты не бойся, я тебя не выдам.

В палату вернулся Тедди. Как фокусник он извлек из кармана фляжку и поднес ее к губам полицейского. В палате запахло коньяком.

— Хлебни малость, полегчает… — сказал он.

Лекарство оказало благотворное действие. Молодой парень, организм у него крепкий, и от удара Тедди он пострадал не так уж и сильно. Мысль, что беглянка нашлась и ему, возможно, не придется отвечать за разгильдяйство, приободрила его, а коньяк быстро привел в чувство.

— Сегодня после дежурства тебе надо как следует подкрепиться, — сказал Тедди и, порывшись в бумажнике, достал пятьсот евро. — Кутни как следует.

Полицейский с испугом смотрел на деньги.

— Бери, бери, — подбодрил его Тедди. — Считай, что я замазываю свою вину. Не удержал тебя, ты и хлопнулся со всего маху. Морда долго будет гореть. Сочувствую тебе, парень.

В глазах полицейского мелькнула какая-то мысль, но он, видимо, благоразумно решил в ней не копаться, посчитав сумму достаточной, чтобы не мучиться угрызениями совести. Сунув деньги себе в карман, он вышел из палаты.

Элизабет и Уорнфолд остались одни и заговорщицки посмотрели друг на друга.

— Что же теперь будет? — одними губами прошептала Элизабет. — Тедди, я боюсь.

— Все обойдется — ободрил ее Уорнфолд, но она оставалась бледной и испуганной. — Ты прекрасно выглядишь, — ухмыльнулся он, — сразу видно, что еле дышишь и скоро отбросишь концы.

Элизабет, воспринявшая начало его фразы как комплимент, почувствовала себя уязвленной и в отместку швырнула в Тедди подушку. Он поймал ее на лету и укоризненно покачал головой.

— У вас, мисс, дурная наследственность. Желание швырять все, что попадется под руку, — ваша семейная черта?

— Ну, погодите, месье адвокат, я до вас еще доберусь!

— Жду не дождусь. Это лучше, чем трястись словно осенний лист на дереве при порывах ветра.

— Как пышно ты говоришь, Тедди.

— Я же адвокат. И ты должна этому научиться.

— Чему? Изъясняться словами провинциального третьеразрядного поэта?

— Ладно. Будем считать, что мы квиты. Один — один, ничья!

Элизабет улыбнулась, а Тедди поздравил себя с успехом — девушка немного повеселела. Ему удалось отвлечь ее от тягостных мыслей.

— Укройся одеялом с головой, тогда доктор подумает, что ты спишь, и не разберется в подмене.

— Вечернего обхода здесь нет. Может заглянуть только сестра, — ответила Элизабет, потом протянула руку и положила ее на колено сидящего у кровати Уорнфолда. — Спасибо, Тедди. Не знаю, что бы я делала без тебя. Ты — молодец!

— В том смысле, что совершил уголовно наказуемое деяние? Ты это хочешь сказать?

Элизабет смутилась. Он внимательно на нее посмотрел. Нежный изгиб шеи под густой копной волос, в глазах плещется страх, но четко очерченный подбородок решительно поднят вверх. Бедный котенок! Что ей пришлось пережить! И все из-за сестры! В его душе поднялась жалость, захотелось обнять это хрупкое мужественное создание, коснуться ее губ, таких бархатистых и упругих на вид.

Тедди накрыл ее руку своей и сжал, потом слегка потянул к себе, заставляя приподняться. Его губы потянулись к ее губам. Осторожно их коснулись, словно пробуя на вкус, а потом уверенно завладели ее ртом. Элизабет не возражала, но и не отвечала ему самозабвенно, как вчера, в машине.

Он продолжал целовать ее с нежной настойчивостью, заставив приоткрыть рот и впустить его язык, который проскользнул сквозь преграду зубов и переплелся с ее языком, возбуждая и дразня. Элизабет не выдержала и вернула ему поцелуй. Ни на миг не прекращая своего занятия, Тедди сел на кровать и крепко прижал Элизабет к себе.

— Не надо, — слабо запротестовала она, прерывая поцелуй.

— Почему? Тебе не нравится? — спросил он, снова приникая губами к ее рту.

Поцелуи пробудили в ее душе целую бурю чувств. Сегодняшние события выбили ее из колеи. Ей захотелось нежности и ласки, захотелось прижаться к теплому большому телу Тедди и угнездиться в его объятиях, почувствовать себя защищенной и любимой.

Поцелуй длился долго, но сейчас для Элизабет и годы промелькнули бы как одно мгновение. Когда-то она целовалась с другими мужчинами, но только сейчас, с Тедди, испытала всю сладость прелюдии любви. Его поцелуи становились все страстнее, но вместе с тем не теряли свой нежности.

Мысли Элизабет затягивались туманом, а сердце готово было вырваться из груди. Почувствовав разливающуюся по телу сладостную боль, она неожиданно для себя застонала от удовольствия и окончательно растаяла в поцелуе. Руки ее сами взметнулись и легли на плечи Тедди. Он еще крепче стиснул ее и, оторвавшись от губ, поцеловал в шею.

Его рука расстегнула пуговку пижамы, осторожно пробралась внутрь и принялась ласкать ее грудь. Элизабет медленно погружалась в бездну наслаждения. Не осознавая, что делает, она просунула ладонь под рубашку Тедди и тут же ее отдернула. Горячая кожа обожгла ее руку, но показалась такой заманчивой, что она стала расстегивать пуговицы его рубашки. Делала она это очень медленно, не забывая погладить и поцеловать каждый открывающийся ее рукам и губам кусочек тела Тедди.

— Ты сводишь меня с ума, — прошептал он охрипшим голосом.

Элизабет осыпала его грудь, плечи, шею быстрыми поцелуями, освобождая его от остатков одежды и раздеваясь сама.

Тедди откровенно и уверенно ласкал ее обнажавшееся тело, словно оно отныне и навеки принадлежало только ему. Элизабет извивалась, то ли стремясь уклониться от ласк Тедди, то ли, наоборот, подставить свое тело его рукам и губам. Чувства, пробудившиеся в ней, немного ее пугали, но они были такими пьянящими и восхитительными, что скоро она забыла обо всем на свете.

Неожиданно в коридоре послышались шаги. Элизабет стремительно отпрянула от Тедди и набросила на себя простыню. Схватив ее халат и набросив себе на плечи, он поднялся с кровати и отошел к окну. Шаги медленно приближались, вот они достигли двери палаты, но не остановились, а продолжили свое движение дальше.

— Уходи, — прошептала Элизабет.

— Нет, Бетти, я не могу бросить тебя одну! — Тедди порывисто кинулся к ней и снова попытался заключить в свои объятия.

Но Элизабет уклонилась. Неловко сопротивляясь, она сама задела грудью его пальцы и замерла. Тедди осторожно коснулся соска, мгновенно ставшего твердым, и слегка сжал его.

Решимость выгнать Тедди таяла с каждым мгновением. Каждая клеточка ее тела трепетала от наслаждения. Еще чуть-чуть, еще одно прикосновение его губ к ее набухшим соскам — и она сломя голову бросится в омут опьяняющей страсти. Не соображая, что делает, со всей жадностью и неутоленным желанием, сжигающим ее на медленном огне, Элизабет поцеловала Тедди.

Этот поцелуй не походил на предыдущие. Он был нетерпеливым и требовательным. Они набросились друг на друга со всем страстным безумием, пылающим в их крови, и оторвались друг от друга, только когда оба почувствовали, что задыхаются. Они разжали объятия и потрясенные захватившим их водоворотом страсти взглянули в глаза друг другу и увидели там отражение собственных чувств.

— Бетти, я хочу тебя, — шепнул Тедди, но все-таки нашел в себе силы отстраниться от Элизабет и с подчеркнутой нежностью тихо сказал: — Но ты права, я ухожу, любовь моя.

…Элизабет бессильно откинулась на подушки. Сколько она так пролежала, прислушиваясь к себе, она не знала. Счет времени был потерян. Зачем она это сделала? Что теперь подумает о ней Тедди? Она вела себя так бесстыже, так вызывающе, что он никогда не будет уважать ее.

Постепенно она успокоилась. Они с Тедди сегодня пошли против своих принципов. Но откуда взялся этот порыв страсти, который чуть ли не уложил их на эту больничную кровать? Решено, больше она себя так вести не будет, да и Тедди, видимо, не станет соблазнять ее.

Остаток вечера прошел спокойно. Только однажды медсестра заглянула в палату. Элизабет притворилась спящей, и та тихо закрыла дверь. Наступила ночь. Думая, что не сможет сомкнуть глаз, она неожиданно для себя крепко заснула.

9

В конце концов, устав от мира грез, Джеймс Мортимер решил сосредоточиться на решении деловых вопросов. Сейчас он позвонит и назначит совещание по открытию филиала в Лионе на завтрашнее утро, и тогда во второй половине дня он сможет вылететь в Лондон, куда на следующий день прибудет управляющий филиалом в Габороне. Приняв решение, Джеймс почувствовал себя значительно лучше. Сделанные звонки привели его в обычное для него состояние деловой активности. Полный планов на продуктивный рабочий вечер, он вошел в отель, поднялся к себе в номер и увидел… свою мечту, которая стояла посреди гостиной.

— Вы! — вскрикнуло волшебное создание и упало в обморок.

Джеймс замер. Вот так встреча! На полу лежит распростертое тело обворожительной ведьмы. Как она к нему попала? Он наклонился и похлопал ее по щекам.

— Приходите в себя! И побыстрее! Не думайте, что я поверил в ваш спектакль, — сердитым голосом проговорил он, испытывая противоречивые чувства. Он стоял и смотрел на лежащую на ковре женщину, а его мысли и душа снова унеслись в Ботсвану.

Женщина не шевелилась.

— Если вы не прекратите разыгрывать обморок, я вылью на вас кувшин воды.

Женщина по-прежнему не реагировала на его слова.

Джеймс перешагнул через бесчувственное тело и прошел в ванную. Он решил исполнить свою угрозу, что со злорадством и сделал.

Поток ледяной воды обрушился на Линду и в мгновение ока привел ее в сознание. Она открыла глаза, но холодный душ не прекратился. Линда вскочила на ноги.

— Что ты делаешь, идиот безмозглый?

— Браво! — саркастически засмеялся Джеймс. — Я вас предупреждал! А вы думали, я шучу? Или рассчитывали на флакон нюхательной соли, который герой всегда подносит к бесчувственному телу героини в ваших любимых романах?

— Каких романов? Я не читаю сентиментальной чепухи! Я же из больницы! Мне только простудиться не хватало.

Джеймс опешил. Ведьма мгновенно отпасовала его удар, нейтрализовав его столь оригинальным заявлением, что он не знал, как реагировать.

— Из больницы? Наверное, из психиатрической? Только там вам и место, — послал все-таки ответный мяч Джеймс. Несмотря на ее экстравагантное поведение, он ни тогда, ни сейчас не верил в ее безумие. — Пришли сватать сестру? Опоздали!

— Вы женаты? — спросила Линда. Ее голос еле прошелестел в воздухе. Казалось, она настолько ослабела, что каждое слово дается ей с трудом.

Что это с ней? Сердце Линды перестало биться, оно почти остановилось, а боль в нем все усиливается и усиливается. У нее инфаркт! А этот бесчувственный чурбан, конечно, лишит ее медицинской помощи, и она умрет. Но нет! Она не сдастся на милость победителя!

— Что это вы делаете? — глаза Джеймса расширились от изумления.

— А вы не видите? Раздеваюсь! Или вы думаете, что я должна остаться в мокрой одежде? — И Линда направилась в ванную.

Он поплелся за ней.

— Вы что, так и будете за мной ходить?! Я намерена принять горячую ванну! — На пороге ванной, пылая возмущением, абсолютно голая Линда повернулась к Джеймсу Мортимеру и окинула его презрительным взглядом.

— Да, буду! И ванну вы будете принимать под моим надзором! Я не позволю вам больше улизнуть из моей жизни. Вы слишком много мне задолжали, леди.

— Тогда мне лучше принять душ, — съязвила Линда.

Джеймс уже открыл рот, чтобы высказать этой нахальной ведьме все, что он думает о ней, но в этот момент раздался громкий стук в дверь.

— Полиция! Спасите! Спасите меня! — Линда выскочила из ванной и заметалась по спальне, ища место, где бы спрятаться. Не найдя ничего лучше, она прыгнула на огромную кровать и быстро юркнула под одеяло.

— Джимми, это я! Открой! — За дверью номера послышался голос, принадлежащий отнюдь не полицейскому.

— Лежи тихо, — прошипел Джеймс и пошел открывать дверь.

— Это ты, Сара? — Улыбка у него вышла несколько кривоватая, а в голосе не было не только радости, но и обычного вежливого радушия.

— Как холодно ты меня встречаешь! И почему ты такой взъерошенный? Я хотела сделать тебе приятный сюрприз, специально прилетела из Лон… — Сара замерла на полуслове: на пороге спальни стояла голая Линда. — Кто это? — наконец выдавила Сара.

Джеймс махнул рукой.

— Не обращай внимания, дорогая! Это ведьма, к которой у меня накопилось много вопросов.

Линда втянула в себя воздух. Ее всегда отличало прекрасное обоняние и память на запахи.

— Что это у вас за духи, миледи? — поинтересовалась она.

Сара невольно отступила назад. Голая баба, появившаяся из спальни Джеймса, ведет себя так, будто она у себя дома и сейчас занимает гостью светской беседой. Но самообладание у Сары было не хуже, чем у Линды.

— Пошла вон отсюда, шлюха! — отчетливо, чуть ли не по слогам произнесла Сара и показала Линде рукой на дверь.

Линда равнодушно пожала плечами.

— Разумное решение. Давай, улепетывай отсюда!

— Это ты говоришь мне, продажная тварь?

— Тебе, дорогая, тебе. Ты же слышала, что нам надо поговорить. Правда, сэр?

— Оденься, ведьма! А ты, Сара, подожди меня у себя в номере или в баре. Только уйди, прошу тебя.

Обе женщины удивленно посмотрели на Джеймса, но в глазах одной светилась радость, а в глазах другой — злость. Сара пожала плечами и вышла из номера.

— Браво, сэр! Достойный выход из положения! — Линда медленно прошествовала в ванную, но принять ванну или душ было выше ее сил. Терпением Линда не отличалась. Поэтому она накинула на себя банный халат и вернулась в гостиную. — Я готова, — торжественно возвестила она и подошла к креслу, около которого остановилась, высоко вздернув голову.

Джеймс смотрел в окно, словно его больше всего на свете в данный момент интересовала открывшаяся его взору панорама Парижа. Потом медленно повернулся к Линде и сказал:

— Жду объяснений.

Линда, приготовившаяся к бою и готовая дать отпор всем и вся, обмякла. Она опустилась в кресло и закрыла лицо руками.

— Собрались плакать? Не ломайте комедию! Отвечайте, как и зачем вы вошли в мой номер?

Линда отвела руки, тяжело вздохнула. Ее глаза были полны слез, события этого дня надломили ее, но ярость и непонятная боль в сердце заставили выпрямить спину. Слезы высохли, глаза загорелись гневом. И снова Джеймс подпал под колдовское очарование этой особы.

Уже давно ему были чужды юношеские порывы. К предстоящему браку с Сарой он подходил прагматично. И то, что его сердце ни разу не забилось сильнее в присутствии невесты, казалось ему хорошим предзнаменованием будущей спокойной семейной жизни. Иногда он даже скучал в присутствии Сары. Но сейчас насос, который всегда равномерно перекачивал его кровь, дал сбой.

Джеймс волновался, злился и радовался в предвкушении изумительного подарка, который вот-вот сделает ему жизнь, как ребенок в ночь перед Рождеством. И действительность его не обманула. То, что он услышал в следующую минуту, надолго лишило его дара речи.

— Хотите знать, как я очутилась здесь? Пожалуйста! Я удрала из больницы, обманула врачей и полицейского, угнала машину, сняла с чужого счета деньги, подкупила горничную… — Линда всплеснула руками. — Я испортила всю свою жизнь. Мама была права! Не надо было мне выходить замуж! Бедная мама, как она все это переживет. Вечно я попадаю в истории…

Джеймс кое-как справился с изумлением и уже хотел остановить монолог Линды, как услышал парадоксальный вопрос, заданный без паузы после столь патетических жалоб.

— Вы — лорд? Почему?

Веселый смех был ей ответом.

— Комедия парадоксов. Вы убежали, украли, ограбили только для того, чтобы узнать, что я унаследовал титул отца?

Джеймсу давно уже ни с кем не было так легко и весело. Искрящийся фейерверк! С ней никогда не умрешь со скуки, да и в своей постели тоже. Придется и спасаться от полиции и выручать из беды ее, волшебную колдунью.

Щеки этого божественного создания или вынырнувшего из самой преисподней чертенка — этого Джеймс так и не сумел решить — полыхали румянцем, глаза горели феерическим синим пламенем, пухлые розовые губы были слегка приоткрыты. У Джеймса перехватило дыхание. Красота этой женщины была почти сверхъестественной, она манила к себе как первородный грех, побеждая все сомнения.

Джеймс, не понимая, что делает — ноги сами несли его, — подошел к креслу, подхватил Линду на руки и закружил по комнате.

— Какая ты легкая! Как перышко! — воскликнул он.

Линда издала еле слышный звук: полувздох, полурыдание, потом счастливо улыбнулась, прижалась к его груди и обхватила руками за шею.

— Это сказка? — тихо спросила она.

— Ты моя сказка, легенда, быль — прошептал Джеймс.

Их глаза встретились — расплавленный сапфир с непроницаемой серой гладью моря. В душе Джеймса возникло новое чувство, доселе ему не знакомое. Это было странное смешение смутной, не свойственной ему всепоглощающей нежности и опасного страстного вожделения, поднимающейся в нем первобытной жажды женщины. Ни разу прежде Джеймс не испытывал ничего подобного, и он понял, что пропал, утонул в колдовском очаровании этой женщины. Теперь он никогда не сможет властвовать над своими эмоциями и жить без той, которая их вызвала.

Губы их встретились. Поцелуй был долог. Его язык гладил ее язык, вбирал его в себя, играл с ним. Его губы пили божественный нектар ее губ и не могли оторваться от этого источника восхитительного наслаждения. А сосуды, по которым текла кровь, превратились в огненные реки. И все поплыло перед глазами. Этот вечер принадлежал им, и только им одним.

Ушла из сознания работа, которой он напряженно занимался последние годы. Он забыл о компании, о парижском филиале, о необходимости встречи с директором лионского отделения, о Саре, о том, что он собирается на ней жениться, о покушении на него, совершенной какой-то сумасшедшей. Осталась только она, эта волшебница, которая уже однажды вторглась в его жизнь как океанская волна, попыталась затянуть в свой водоворот, откатилась, обдав мириадами соленых брызг, которые осели в тайниках его души, а теперь снова устремилась к нему и утащила с собой в пучину.

— Боже, что я делаю? — шептала Линда, целуя держащего ее на руках мужчину.

Их сердца бились в унисон. Их стук — настойчивый, пронзительный, громкий — требовал соединения еще более близкого, чем поцелуй. Линде с ее нетерпеливым характером хотелось испить до конца вино страсти. Что будет потом, ее уже не интересовало. Здравый смысл окончательно покинул ее. Она забыла о статье, из-за которой сюда явилась, и растворилась в мужчине своих снов, в том, чье имя никогда не позволяла себе произнести.

— Милая моя, — прошептал Джеймс.

Они дрожали от страха, что жизнь снова разлучит их на долгие годы, и в глубине их сердец еще сохранялся жгучий привкус горечи. Но их губы прощали друг другу все прошедшие и будущие страдания. Им хотелось только настоящего.

— Я не должна этого делать. Я замужем. Это неприлично, — шептала Линда, бесстыдно прижимаясь к Джеймсу и горя одним желанием — никогда с ним не расставаться.

Неистовый смерч затягивал их тела и души в опасный водоворот. Они никогда не смогли бы рассказать, как оказались в постели и кто из них кого раздел. Все это они проделали в тумане безумия, охватившего их и соединившего в единое целое.

— Тебе было хорошо со мной? — спросил Джеймс, когда они, не разжимая объятий, упали на спину, слегка удовлетворив сжигающий их голод.

— Нет, это неправда, так не бывает! Я умерла и нахожусь в другом измерении? Или мне снится сон? — воскликнула Линда. На ее ресницах дрожали слезы.

Джеймс осушил их поцелуем.

— Я люблю тебя, — прошептал он и начал снова ласкать тело Линды с нежной настойчивостью и плохо сдерживаемым нетерпением.

— Я всегда думал о тебе, мечтал встретиться с тобой. — Он шептал нежные слова и верил в их правдивость. Он уже не представлял, как мог так долго жить без этой сладостной женщины, которую сжимал сейчас в своих объятиях. Самые тайные движения его души становились явью, и он с отчетливой ясностью понимал, что происходящее между ними — не столько страстная любовная сцена, сколько прочная нить, которая свяжет их на всю жизнь.

Джеймс впервые не боялся быть ласковым с женщиной и дарить ей себя без остатка. Линда в свою очередь, никогда не испытывавшая такого наслаждения, полностью в нем растворилась. Джеймс довел ее до высшего пика страсти, и она впервые ощутила всю сладость плотских наслаждений, всю силу мужской страсти и мощь своего ответа.

Линда была ошеломлена наплывом ощущений, которые подарил ей мужчина, чьей любовницей она стала, не раздумывая, не опасаясь никаких последствий. Она понимала, что возникшая между ними связь — это связь не только тел, но и душ.

— Как ты красива, — его рука легла на грудь Линды и принялась нежно ее ласкать, — такой на свете больше нет!

— Где мы сейчас? — спросила Линда, выныривая из очередного беспамятства. — Мне кажется, что я плыву:

— Да, мне тоже, в одной лодке по реке любви.

Джеймс втайне был доволен той властью, которую получил над телом этой восхитительной обольстительницы, а Линда впервые была и королевой, принимающей наслаждение, и рабой любви, отдающаяся своему повелителю с восточной покорностью. Ни она, ни он ни на секунду, ни на мгновение не хотели расстаться друг с другом.

Их ни капельки не смущало, что они фактически незнакомы, их совсем не тянуло рассказывать о своей жизни — так они были поглощены любовью. А их души уже были вместе, растворились одна в другой и поклялись в верности навеки.

Линде много раз казалось, что она умирает, что еще один поцелуй этого сводящего ее с ума мужчины — и она превратится в бестелесный дух, в фантом, в средоточие одного желания, захлестывающего ее жгучими волнами и заставляющего стонать и кричать. Она билась в судорогах экстаза.

Огненная страсть снова и снова овладевала ими. Он глубоко вонзался в ее податливое тело, шептал ей на ухо слова любви, а она самозабвенно ему отдавалась. Они окончательно потеряли голову. Их сокровенные чувства и желания вырвались навстречу друг другу и требовали удовлетворения. Буйное, лихорадочное, жгучее наслаждение накрывало их своим волшебным покрывалом и дарило счастье.

Как он может любить меня? Он даже не знает, кто я! — шевельнулось в голове Линды, но в это время ураган страсти снова унес ее в заоблачную высь, и она растворилась в пронизывающем, разрывающем ее внутренности, но согревающем сердце и душу дивным восторгом ослепительном счастье.

— Ты мой, — прошептала Линда. Она приникла к нему и устроилась поудобнее на его груди.

У Джеймса кружилась голова от запаха ее волос — он был эротичным и опьяняющим. Блаженная улыбка тронула его губы.

— Да, — даря жаркий поцелуй, шепнул он ей.

Наконец утомленные, они заснули. Линде снились розы, но не ухоженный розарий около дома родителей в Чатеме, а бескрайное море роз. Она шла по нему, ее ноги утопали в душистых лепестках. Их нежный запах дурманил ей голову, а душа наслаждалась счастьем.

Проснувшись, Линда обнаружила, что Джеймса рядом нет, но там, где он спал, лежит целая охапка белых роз. Линда потянулась к ним, вдохнула их аромат и зажмурилась, предаваясь воспоминанию о сказке, в которой она побывала прошедшей ночью.

Вдруг холодная как змея мысль вползла в ее сознание. Бетти? Она же ищет ее повсюду! Как она могла забыть о сестре? Скорее! Скорее ей позвонить! Но ее телефон… Она не помнит номера. Что же делать? В больницу! Быстрее в больницу! Там она найдет возможность сообщить сестре о себе. Нацарапав на лежащей на столике газете: «Милый, любимый, я в больнице», — Линда вихрем промчалась по номеру, натягивая на себя свою одежду, схватила сумочку и бросилась бежать.

10

Сара решила подождать Джеймса в своем номере. Она была уверена, что он скоро придет. Но минута следовала за минутой, час за часом, а его все не было. Сначала она пробовала читать, но перипетии жизни героини романа не захватили Сару. У меня своих проблем хватает, с досадой подумала она и захлопнула книгу. Потом она решила освежить макияж, чтобы встретить Джеймса во всеоружии своей красоты.

Сара удалила тональную пудру с помощью очищающего средства и наложила маску известной французской фирмы, обещающую быстрое восстановление свежести кожи. Полежав пятнадцать минут, она встала, сняла с лица превратившуюся в тонкую пленку маску, протерла лицо лосьоном и занялась декоративной косметикой.

Наконец из зеркала на Сару посмотрела женщина, не красавица в классическом понимании, но явно обладающая шармом. В ней было что-то притягательное. Сара не стремилась скрыть свои недостатки, наоборот, она пыталась придать им пикантность, создать только ей присущую красоту. Свой слишком большой рот она подчеркнула яркой помадой. Эти кроваво-красные губы придавали лицу Сары порочность и тайну. Впечатление усиливалось прямыми иссиня-черными волосами, которые свободно падали на плечи.

Найдя, что потрудилась на славу, Сара снова принялась коротать время в обществе книжки, на этот раз крутого детектива, который немного успокоил ее напряженные нервы.

Следующие два часа пробежали незаметно. Но как Сара ни старалась отодвинуть от себя реальность, та неумолимо врывалась в ее жизнь. Глубокой ночью она вынуждена была признать, что Джеймс не придет. Сара вздохнула. Неужели они до сих пор еще не расстались? Или он, утомившись, уснул и забыл о ней?

Сара не была страстно влюблена в Джеймса, но считала его выгодным женихом и очень стремилась выйти за него замуж. Друга своего сводного брата она оценила давно, но постоянные ссоры между Тедди и Джимми не давали Саре возможности испытать свои чары на будущем лорде Мортимере. Сблизились они случайно. Сообщение о смерти старого лорда Мортимера, о котором Сара прочитала в «Таймс», подвигло ее предпринять решающую попытку. Момент был очень удачным. Имя Джеймса ни с кем конкретно не связывали, и Сара рискнула попробовать стать леди Мортимер.

Она отправилась на похороны старого лорда. В семье Джеймса Сару знали, и ее приезд не вызвал ни у кого удивления. Прикинувшись скорбящей, она осталась погостить в усадьбе лорда Мортимера, чтобы разделить печаль вдовы, матери Джеймса.

На плечи молодого лорда после смерти отца сразу навалилось множество дел. Джеймс вынужден был сутками находиться в Лондоне, и поддержка Сары пришлась очень кстати. Если ему удавалось выкроить немного времени, он мчался в старинный особняк к матери и встречал там Сару. Такт и забота, с которыми она относилась к его матери, покорили сердце Джеймса.

Однажды в уик-энд, когда он в очередной раз приехал в поместье, они втроем засиделись в огромной гостиной. Тихая беседа, прерываемая долгим молчанием, велась о покойном лорде. Говорила в основном леди Мортимер. Она вспоминала свою молодость, о том, как познакомилась с отцом Джеймса, о путешествии на континент, которое они совершили сразу после свадьбы. Сара односложно поддакивала. Джеймс сидел с опущенной головой, глубоко о чем-то задумавшись. Уже было за полночь, когда леди Мортимер поднялась и, пожелав им спокойной ночи, вышла из гостиной.

Сара и Джеймс остались одни. В гостиной царил полумрак. Она освещалась только отбрасывающим таинственные тени пламенем камина. Предметы принимали причудливые очертания и делали атмосферу в гостиной интимной.

Теперь или никогда, решила Сара и положила свою руку на плечо Джеймса, который взглянул на нее с благодарностью и прикрыл ее руку своей.

— Спасибо тебе за все, — прошептал он.

Свободной рукой Сара погладила его волосы, нежно коснулась лица и грустно-меланхолическим голосом стала говорить успокаивающие слова. В любой другой обстановке они прозвучали бы банально, но сейчас нашли благодатную почву в сердце Джеймса, которое еще не справилось с горечью утраты. Действия Сары не воспринимались Джеймсом как пошлое заигрывание, напротив, они будили в его душе нежность к этой чуткой девушке. Сам не понимая как, он заключил Сару в объятия и поцеловал. Поцелуй не был страстным, от него не кружилась голова и не закипала в жилах кровь, он скорее походил на братский.

Но Сара возликовала. Остальное для нее явилось делом техники и опыта, которого ей было не занимать. Сара еще в юности полюбила плотские удовольствия и охотно им предавалась с каждым, кто этого пожелал. Главное условие, которое ставила Сара, — эти отношения не должны перерастать в серьезное чувство. Головы она не теряла, и никто из окружающих не мог заподозрить ее в чем-либо подобном.

— Прости, — прошептал Джеймс, когда все было закончено. — Я не хотел.

Сара осталась довольной. Она вошла в жизнь Джеймса. После этого случая она всегда старалась держаться к нему поближе. Она усыпила его бдительность и заставила поверить в ее любовь. Через некоторое время Джеймс сделал ей предложение. Ловля завидного жениха увенчалась победой.

И вот сценарий начал развиваться не по плану Сары. Впервые в жизни она просчиталась. Она должна была бы позвонить, прежде чем подняться в номер Джеймса. Но кто мог представить, что он ищет утешения с проституткой?

Факт присутствия женщины в номере Джеймса особенно не потряс Сару. Она не собиралась устраивать ему скандала. Но факт предпочтения им другой женщины больно уязвил ее самолюбие.

Пусть потешится, подумала Сара, подливая масла в огонь своей злости. Я еще успею взять над ним власть. У него после свадьбы подобных развлечений точно не будет. А вот у меня, как сказать… Сара похотливо усмехнулась.

Джеймс никогда не был страстным любовником, а ее пылкая натура требовала изощренных ласк, и обычно она их находила. Совсем недавно Сара познакомилась в Париже с одним французом, с которым, как она считала, они неплохо забавлялись. Весьма искусный в любовных играх, он доставил Саре много приятных минут.

Сара мысленно представила, что проделывал с ней француз совсем недавно, и загорелась желанием немедленно отправиться к нему. Она даже потянулась к телефону, но потом удержалась от соблазна. Ей нельзя сейчас ехать к любовнику. Она должна дождаться Джеймса и встретить его со страдающим лицом. Это послужит ему укором, а уж она постарается, чтобы он долго искупал свою вину. А француз никуда от нее не денется, они и завтра прекрасно проведут время. Кроме того, возможно, вернулась из поездки к родственникам его жена. Сара не собиралась вносить разлад в их жизнь. В мужья он явно не годится.

Она разделась и легла в кровать. Прикидывая, какие подарки заставить Джеймса ей преподнести во искупление его вины, она крепко уснула и спокойно проспала до позднего утра. Проснувшись, она лениво потянулась и бросила взгляд на маленькие платиновые часики, которые подарил ей Джеймс. Сара любила дорогие украшения, и даже стратегический план в отношении Джеймса Мортимера не мог заставить ее не принимать от него ценных подарков.

Ого! — подумала Сара, увидев, что стрелки часов подползают к двенадцати. Мне пора на свидание, а этот любитель дешевых развлечений так и не дал о себе знать! Ну что ж, это будет стоить ему бриллиантового колье.

Взгляд Сары скользнул по лежащей на тумбочке около кровати сумочке и задержался на ней. Сара приобрела ее только вчера, и ей показалось, что она как-то изменилась. Да, так оно и есть! Она купила сумочку черного цвета, а эта темно-синяя. Это не ее сумка! Она по ошибке захватила сумку Джеймсовой шлюхи. Странно! Вряд ли проститутки имеют обыкновение делать покупки в шикарных бутиках.

Сара схватила сумочку и торопливо ее открыла. Сумочка была пустая, в ней был только носовой платок из нежно-розового батиста. Брезгливо поморщившись, Сара извлекла маленький кусочек ткани. Платочек оказался именным. «Белинда Эркюлье» — прочитала Сара и задумалась.

В Париж Сара вернулась по просьбе отца. Каким-то образом он узнал о заметке, появившейся в парижской бульварной газете, и решил, что в создавшейся ситуации дочь должна находиться рядом с лордом Мортимером, в противном случае домыслы досужего журналиста в глазах публики получают весомые подтверждения. Отец готовился к выборам и боялся любого скандала. Конечно, Сара не приняла бы в расчет желание отца — она давно привыкла считаться только с собой, — но пикантное приключение с французом в Париже ее еще привлекало, и она поступила, как подобает «любящей» дочери.

Белинда Эркюлье. Это та женщина, которая напала на них с Джеймсом в офисе. И теперь она в его номере, хотя он уверял Сару, что не только не знает эту женщину, но даже никогда о ней не слышал! Странно!

Мозг Сары заработал в бешеном ритме. Джеймс врет! Он знал эту Белинду! А то, что он остался с ней на всю ночь и до сих пор не вспомнил обо мне, говорит о многом. Сара хорошо развитым, почти животным инстинктом почувствовала, что желанная добыча в лице лорда Мортимера может ускользнуть из ее рук. И это ее взбесило.

Нет! Она так просто не сдастся: Она будет бороться. Для достижения цели — стать леди Мортимер — все средства хороши. Она не остановится ни перед чем. Какие здесь могут быть сантименты, если планы стать хозяйкой поместья под угрозой? Сара уже продумала, как она перестроит дом. Мать Джеймса, конечно, жить там не будет. Еще не хватает терпеть эту старую каргу, пускающую слюни по умершему мужу. Хватит! Она наслушалась ее до отвала, когда разыгрывала из себя утешительницу.

Что же ей придумать? Сказать, что Белинда Эркюлье девушка по вызову? Ерунда! На той и так висит уголовное преступление, а Джеймс милуется с ней как ни в чем не бывало.

Притвориться беременной? Отпадает! Еще в юности она сделала три аборта и стала бесплодной. Сама Сара не жалела, что уже никогда не станет матерью, но обмануть Джеймса боялась — неизвестно, как он поступит потом.

Тедди! — пронеслось в голове Сары. Вот в ком нет ни каких сомнений. Он всегда как верный рыцарь бросится ей на помощь.

Сара коварно улыбнулась и похвалила себя за безупречное поведение со сводным братом. Его юношеское томление по ней не осталось для нее секретом, и она иногда подумывала, не обзавестись ли еще одним любовником. Но, трезво все взвесив, Сара пришла к выводу, что игра не стоит свеч. Замуж за Тедди, она не выйдет, а когда будет вынуждена бросить его, он разочаруется в ней. Теперь верность Тедди ей пригодится.

Кроме того, у нее есть француз. Сара была порочна, но умна и прекрасно разбиралась в людях. Француз жаден до денег, легкомыслен, поэтому согласится на любое преступление. Его надо только подтолкнуть в нужном направлении. А об этом она позаботится. Строя коварные планы, Сара не испытывала ни малейших угрызений совести. В играх не по правилам Саре не было равных. Желание выйти победительницей притупило все те остатки хорошего, что еще можно было наскрести в уголках ее души.

Сара лениво потянулась и стала собираться на свидание.

— Шарль, — промурлыкала она, извиваясь в пароксизме страсти, спустя несколько часов. — А ты мог бы стать платным любовником?

— Твоим, что ли?

— Нет, у меня подруга хочет разойтись с мужем.

— Она что, страшна как черт, если не может обзавестись настоящим?

— Ей нужны фотографии, — бросила пробный шар Сара.

Шарль хмыкнул. В существование подруги он не поверил. Естественно, фотографии нужны самой Саре, но ввязываться в ее бракоразводный процесс он не хотел. Он сам собирался развестись с женой и сорвать с ее родителей приличный куш за его якобы поруганное достоинство. Развлекаться с этой развратной Мессалиной он может целыми днями и ночами. Но жертвовать собой? Ни за что!

— Как ее зовут? — спросил Шарль, уверенный, что любовница соврет. Он сомневался даже в подлинности имени «Сара».

Шарль встретил ее около месяца тому назад. Тогда он зашел в третьеразрядный ресторанчик, горя желанием промочить горло. У стойки бара сидела молодая женщина с ярко накрашенными губами, одетая под местных завсегдатаев, но Шарль сразу распознал в ней иностранку. Он сел рядом. От женщины исходили сексуальные флюиды. Вот бы впиться в ее кровавый рот, подмять под себя эти бесстыже оголенные полные сиськи, подумал Шарль с внезапно возникшим острым желанием, но отвел глаза. Соседка тоже скосила на него глаза и криво усмехнулась.

— Пошли, — бросила она ему, когда он залпом выпил свой пастис.

Шарль подчинился. Она представилась ему Сарой и повезла его в гостиницу. О любовных утехах она знала все и была в них необыкновенно искусной. С тех пор они часто встречались, но о себе она почти ничего не рассказывала.

— Моя подруга — француженка. Муж у нее настоящий осел, но давать развода не хочет. — Сара сочиняла байку, даже не зная, зачем она это делает. Пока ей хотелось лучше разобраться в любовнике и решить, на что он может сгодиться. — Ее имя Белинда Эркюлье.

Шарль лишился дара речи. Вот так оборот! Он мог ожидать чего угодно, но чтобы его жена была подругой его любовницы!

— Не ври! — Шарль больно ущипнул Сару. — Говори правду! Иначе я не пошевельну даже пальцем.

Сару удивила прозорливость любовника, но докопаться до ее истоков она не смогла. Поэтому она предприняла другую попытку:

— Ладно, я соврала. Эта Белинда Эркюлье — любовница моего мужа, и я хотела бы ей отомстить.

— А ты откуда знаешь? Застукала его с ней?

— Да, вчера. Он не ожидал моего приезда и трахался с ней у себя в номере в гостинице.

— Ну и дела! — Шарль удивленно присвистнул и спросил: — А ты ничего не путаешь? Это точно была Белинда Эркюлье?

— Да! Я нашла ее носовой платочек. На нем было это имя.

Шарль поднялся на локтях и навис над любовницей. Сара говорила отрывисто, зло, даже брызгала слюной. Не врет, решил он. Он не отличался особой сообразительностью, но все-таки быстро понял, у какой особы может быть носовой платок с именем жены.

— Как зовут твоего мужа?

— Не имеет значения!

— Нет, голубушка, так не пойдет. Начала птичка петь, так и нужно заканчивать. А там посмотрим, может и я тебе много интересного расскажу.

— Лорд Мортимер, — сдалась Сара. Играть приходилось в открытую, что было не в ее правилах, но этот француз как-то успел взять дело в свои руки.

Шарль откинулся на спину и загоготал. Смеялся он долго, потом смачно сплюнул на прикроватный коврик.

— Ничего себе история! Так, голубушка, сколько выложишь, чтобы я направил тебя на правильный путь?

— У меня с собой двести евро. Возьми как задаток, остальное будет зависеть от того, что скажешь.

— Ищи дурака в другом месте. Только смотри — жениха потеряешь, если будешь жадной идиоткой.

— Но у меня правда нет больше денег. Я могу наскрести еще немного, но не сейчас.

— Давай колечко, что сверкает на твоем пальчике. Подарок лорда Мортимера? И часики в придачу. Но часики можно потом, когда все узнаешь, — смилостивился Шарль.

Сара сдернула с пальца кольцо. Шарль внимательно его осмотрел и, весьма довольный, сунул его в карман валявшихся на полу брюк.

— Слушай меня внимательно. Белинда Эркюлье — моя жена, которая стукнула по голове тебя и твоего жениха. Сейчас она в больнице без сознания. Сиганула с шестого этажа, но осталась живой. Быть вчера у лорда Мортимера она никак не могла. Сама посуди, как бы она передвигалась? А баба, с которой он трахался, ее сестра — Элизабет Ленкстон. Давай часики!

Саре, конечно, было не легче от того, что Белинда оказалась Элизабет, но часики она отдала и спросила:

— Ты мне поможешь от нее освободиться?

— Убить, что ли? Нет, на такое дело ищи людей в другом месте. Я свое уже отработал. Иначе как бы ты узнала что почем?

— Не собираюсь я ее убивать. Мне надо ее скомпрометировать. Джеймс бережет свою репутацию.

Ни разу еще Шарль так не преуспевал в умственной деятельности, как сейчас. Когда он узнал от полицейского комиссара имена пострадавших от действий его жены, то решил, что может неплохо поживиться, и нашел подходящего журналиста. Теперь же для него открывались невиданные возможности. Он всегда был уверен, что в один прекрасный момент разбогатеет. Когда-то он считал этим моментом встречу с Белиндой — у нее очень богатые родители, но тогда он вытянул дохлый номер. Сейчас же он своего не упустит! Шарль от радости наклонился и нежно поцеловал Сару.

— Слушай меня. Вот что я придумал…

План, который Шарль представил своей любовнице, Саре очень понравился. Они долго обсуждали детали, и Сара ушла из гостиницы, где снимала номер специально для встреч с Шарлем, уверенная в своей победе.

Шарль остался один и с наслаждением закурил. Он посветил Сару только в один из разработанных им планов. Остальные Сару не касались, но давали Шарлю возможность заработать приличные бабки.

11

Утром, открыв глаза, Элизабет не сразу сообразила, где она находится. А когда поняла, взглянула на часы и забеспокоилась. Ого, почти десять! Значит, скоро будет обход. Медсестра, верно, уже заходила, но, как и вчера, не стала ее будить.

Элизабет посмотрела на прикроватную тумбочку. Да, так и есть! Вот лежит градусник, а в прозрачной пластмассовой розетке — целая горсть разноцветных таблеток.

Дверь резко открылась. Элизабет быстро юркнула под одеяло. Послышались крадущиеся шаги. Элизабет осторожно выглянула. В палате была Линда в больничном халате и с повязанной полотенцем головой. Элизабет откинула одеяло и села на кровати.

— Бетти, это ты? — Линда кинулась к сестре и заключила ее в объятия. — Как хорошо, что ты здесь! Если бы ты знала, что со мной случилось. Я с ним встретилась!

— С кем? — сурово спросила Элизабет, приготовившись задать сестре хорошую взбучку.

Линда мечтательно улыбнулась.

— Ты веришь в любовь с первого взгляда?

— Нет! Хватит играть словами! Знаешь, Линда, я искренне верила в твою невиновность, но сейчас уже в ней сомневаюсь. Все факты говорят против тебя.

— Разве это имеет сейчас какое-нибудь значение? Ах, Бетти, я самая счастливая на свете! — Линда закружилась по палате в причудливом танце, потом сделала нечто похожее на па, которое делает балерина, чтобы войти в пируэт, но не удержала равновесия и рухнула на кровать рядом с Элизабет. — Бетти, дорогая, любимая сестренка, тебе самой нужно влюбиться. Тогда ты поняла бы мое состояние, — промурлыкала Линда и чмокнула Элизабет в щеку.

— Бетти, перестань кривляться. Пока не появился никто из медперсонала, расскажи толком, зачем ты все это натворила?

— Все произошло случайно…

Услышав эти слова, Элизабет так разозлилась, что, сорвав полотенце с головы, вскочила с кровати и, не заботясь о том, что они находятся в больнице, заорала на сестру:

— К черту! Надоело! У тебя все происходит случайно! Придумай для разнообразия что-нибудь более правдоподобное!

— Бетти, я не вру, — вся съежившись, пробормотала Линда. — Если бы не ты, я не вернулась бы в больницу. Я не помню твой номер телефона, иначе я тебе позвонила бы…

— Да, с просьбой вытащить тебя из ямы, в которую ты свалилась, случайно нацепив на глаза повязку и разгуливая с ней по колдобинам темной ночью.

— Я волновалась о тебе, Бетти.

— Если бы ты волновалась, ты лежала бы здесь, а не угоняла бы машины и не моталась бы неизвестно куда. Я тебе нужна лишь для того, чтобы ты в очередной раз задурила мне голову и заставила бы искать тебе оправдания.

— Не надо меня защищать! Мне не требуются услуги адвоката ни в твоем лице, ни в лице кого-либо еще! Он примет вину на себя! — гордо возвестила Линда.

Элизабет уже приготовилась возразить сестре, но, услышав последнюю фразу, так и осталась с открытым ртом. Произнесенные сестрой слова по смыслу можно сравнить только с каббалистическими заклинаниями. Неужели ей в самом деле нужна помощь врачей? — с ужасом подумала Элизабет.

— Кто он, черт побери?! Ты можешь говорить яснее?!

Линда соскочила с кровати и забегала по палате. Сделав несколько кругов, она остановилась против Элизабет и громко выпалила:

— Лорд Мортимер!

Элизабет схватилась за сердце, и сестры снова поменялись местами. Линда осталась стоять, а Элизабет свалилась на кровать.

— Так, значит, это правда?

— Правда, моя дорогая сестричка, истинная правда. Я ее вдалбливаю тебе, вдалбливаю, а ты все никак не можешь понять! — радостно закричала сестра и снова полезла к Элизабет, желая ее обнять.

Элизабет закрыла глаза, заклиная себя сдержаться и не отвесить сестре увесистую оплеуху. Следовательно, все, что было написано в газете и на что гадко намекал Шарль, правда? Сестра сама в этом признается и еще радуется к тому же? Кто-то из них действительно сошел с ума!

— Почему лорд Мортимер примет вину на себя? — Элизабет решила отбросить моральную сторону дела и сосредоточиться на беседе только с профессиональной точки зрения.

— Потому что… — сестра опять закружилась по палате, — потому что… — на лице Линды появилось выражение фокусника, который сейчас достанет зайца из пустого цилиндра, — лорд Мортимер — это Джеймс Хэнтон! — отчеканила она и победно посмотрела на Элизабет.

— Не понимаю, почему признание себя шлюхой доставляет тебе столько радости, — парировала Элизабет, окончательно выведенная из себя недостойным поведением сестры.

— Как… Как ты можешь меня так называть? Даже мама меня поняла! — Линда бурно отреагировала на бранное слово.

— Мама? — ахнула Элизабет.

— Да, мама! Я ей позвонила. Она сказала, что давно ждала этого и никогда не сомневалась, что я так поступлю, — торжествующе ответила Линда.

Да, клинический случай! Что там говорил доктор? Что мозговые травмы дают неожиданные осложнения? Но Элизабет вроде бы никто не бил по голове. А вдруг сумасшествие у них в семье наследственная черта? Рождается нормальный ребенок, учится, работает, а потом раз — и все, съехал с катушек!

— Если бы ты знала, сколько раз вечерами, успокаивая себя, я ждала возвращения Шарля, — продолжила Линда. — Выйдя за него замуж, я очень быстро обнаружила, что совсем не знаю своего мужа. А когда узнала, то ужаснулась. Но я смирилась и решила с достоинством нести свой крест. Хотя какое здесь может быть достоинство? Мне казалось, что общие знакомые с жалостью и сочувствием на меня поглядывают, зная очередную пассию моего мужа, — грустно проговорила Линда, но вдруг глаза ее заискрились весельем. — Однажды я завела кота… — Линда умолкла.

Элизабет стало страшно. Какая связь между котом и мужем, даже если он изменяет? И что, вернее кого, сейчас вспоминает сестра, с блаженной улыбкой уставившись в пол, — лицо Шарля или морду кота?

— И что дальше? — осторожно спросила Элизабет, так как сестра по-прежнему молчала.

— Я боялась, что кот Шарлю не понравится. Эта мысль жгла меня, и вдруг как ответ пришло взявшееся ниоткуда решение: я брошу мужа, но с котом не расстанусь. Мне даже представилось заседание суда. «Слушается дело о разводе. Истец — лорд Блэкфул». — Линда рассмеялась. — Представляешь?

— Ничего не понимаю! Он что, одновременно и лорд Блэкфул, и лорд Мортимер? — тупо спросила Элизабет.

— Бетти, ты меня слушаешь? Лорд Блэкфул — это черный кот, поэтому его так и назвали, а лорд Мортимер меня любит!

Час от часу не легче, подумала Элизабет.

— Откуда ты знаешь, что лорд Мортимер на тебе женится? Судя по статье, он предпочел помолвку с Сарой Гренвилл интрижке с тобой.

— Ничего он не предпочел! Я же хотела все тебе объяснить, но разве ты желаешь слушать?

Элизабет поняла, что ей уже ничего не понять, но все-таки решила поспорить с судьбой.

— Слушаю!

— Все произошло случайно… — начала Линда и стала рассказывать сестре, как она нашла газету, прочитала статью и что потом случилось. — Лорд Мортимер — это Джеймс Хэнтон, — снова воскликнула Линда. — Тот самый Хэнтон! Бетти, неужели ты забыла историю со своим замужеством? Помнишь свой приезд в Ботсвану к нам в гости?

Глаза Элизабет широко раскрылись. Помнит ли она ту историю? Конечно! По нелепости она очень походит на нынешнюю, но со счастливым концом. Возможно, и на этот раз все закончится благополучно. Ах, Линда, Линда! Что за невероятные приключения все время с ней происходят! Почему неприятности липнут к ней одна за другой? Возможно, мать на самом деле права, что замужество перекалечило больше жизней женщин, чем войны и голод вместе взятые? Хорошо, что Элизабет в тот раз смогла избежать сетей Гименея, ведь Линда была всего в нескольких шагах от успеха. Тогда бы судьба Элизабет бесповоротно изменилась. Быть связанной с этим хлыщом навсегда? Брр… Никогда в жизни!

Элизабет вспомнила имя выбранного ей сестрой суженого. Однажды Элизабет вернулась с вечеринки, которые часто устраивались Габороне, расстроенная. Линда стала ее расспрашивать, а она в ответ горько расплакалась. Сестра быстро докопалась, что причину слез Элизабет зовут Джеймс Хэнтон. Он сын главы международной инвестиционной компании и приехал в Ботсвану с инспекцией местного филиала. Элизабет сама назвала это имя и не покривила душой. Именно так назвала молодого человека, который дразнил ее весь вечер, дама, к которой она обратилась с вопросом. Видимо, та не поняла, о ком идет речь, или думала в этот момент о чем-то своем. Вот и ляпнула это имя. Ошибка никак не отразилась бы на жизни Элизабет. Кому могло прийти в голову, что жалоба сестры на подтрунивание заставит Линду прибегнуть к таким действиям? Как всегда, фантазия ее разыгралась, и Элизабет предстала в ее воображении брошенной негодяем.

Элизабет задумалась. Что же сказал ей тогда обидного тот молодой человек, который ничем не напоминал бизнесмена: ни манерами, ни одеждой? Выглядел он как настоящий оболтус. Но, как ни напрягала она память, вспомнить не могла. Сами по себе слова были обычными, тривиальными. Она их даже слышала потом от кого-то, но отнеслась к ним терпимо. Тогда же ее реакция была не адекватной.

Фраза висела в воздухе, но мозг отказывался ее воспроизвести. Помучившись немного, Элизабет решила не напрягать память. Она снова стала внимательно слушать сестру.

— …Мы любим друг друга, — закончила исповедь Линда.

— Линда, забудь о нем, — простонала Элизабет. Господи, Линда опять попала в лапы очередного негодяя! Недаром он так не понравился тогда Элизабет. — Единственная отрада, что ты наконец решила расстаться с Шарлем.

— То же самое сказала и мама. Но я чувствую, что сейчас все будет по-другому.

— Мама? Зачем ты ее беспокоила, я же сказала тебе, что родители не в курсе того, что с тобой случилось.

— Я и не говорила, что нахожусь под следствием. Но мне надо вернуть деньги тому господину, чьей кредитной карточкой я воспользовалась. Я и попросила их у мамы, не могу же я висеть камнем у тебя на шее.

Элизабет кивнула. Все происшедшее было в духе сестры. Благородство и взбалмошность, гордость и беспечность, ум и глупость шли рука об руку в характере Линды. Как же объяснить сестре, что нельзя быть такой доверчивой?

Гнев на Мортимера закипел в душе Элизабет. Как он мог так бессовестно воспользоваться простодушием Линды?!

— Хочешь, я докажу, что ты ошибаешься?

Линда молчала, и Элизабет набрала номер:

— Лорд Мортимер? Здравствуйте. Вас беспокоит адвокат мадам Эркюлье. Что? Хорошо. До свидания! — И Элизабет в сердцах швырнула на кровать телефон. — Лорд Мортимер, который, как ты утверждаешь, на все пойдет ради тебя, и слушать не хочет о мадам Эркюлье. Он требует исполнения закона. Поняла, сестричка?

На глаза Линды навернулись слезы. В один миг она из сверкающей радостью и счастьем молодой женщины превратилась в старуху.

Элизабет стало жаль сестру. Зачем она это сделала? Пусть бы Линда хоть немного порадовалась жизни. Элизабет села на кровать, крепко прижала к себе сестру и стала ее баюкать, как маленького ребенка.

В этот момент в палату заглянула молоденькая медсестра. Увидев вместо одной больной двух пациенток, которым одинаково завязанные полотенцами головы придавали совершенно идентичный вид, медсестра с диким криком выскочила за дверь.

Сестры невольно рассмеялись.

— Уходи отсюда, — шепнула Элизабет.

— Куда? Это я должна здесь находиться, а не ты. Прошу освободить мое законное место несчастной узницы, — попыталась пошутить Линда.

— Вышла из доверия, дорогая. Поэтому дуй в Лондон, поселись в какой-нибудь гостинице, сиди там и не высовывайся.

— Ничего не выйдет! Где я возьму деньги на эту поездку? И я не могу подставлять тебя! Нет, Бетти, это не выход.

— Выход, Линда, выход. Я должна быть уверена, что ты не натворишь еще чего-нибудь. — Она решительно махнула рукой, перекрывая возможные возражения. — Воспользуйся карточкой. Ты ее не потеряла?

— Нет, — ответила Линда, нащупав в кармашке жакета плотный прямоугольник. — Но она чужая! И ее уже заблокировали.

— Нет, Тедди не блокировал.

— Тедди? Это что-то новенькое, — лукаво протянула Линда. — Ну-ка, сестричка, выкладывай, кто сей джентльмен? Как я поняла, именно его машиной я воспользовалась?

— Да. Он адвокат твоего лорда.

— Интересно-интересно! Адвокат? Противоположной стороны? И поддерживает меня? Почему? Ради прекрасных глаз одной адвокатессы? Браво, Бетти! А ты его поощряешь? Или у вас уже далеко зашло?

Элизабет вспыхнула.

— Не говори глупостей, Линда! — строго одернула она сестру. — Просто так вышло. Нас связывает… дружба, — запинаясь добавила она, а про себя подумала, что противоправные действия Тедди объединили и сделали их сообщниками. Про вчерашние поцелуи она не хотела вспоминать. Этот порыв страсти больше не повторится.

— Так считаешь только ты или он тоже?

— Что я считаю? — неожиданно для себя взорвалась Бетти.

— Ладно-ладно, молчу, — скороговоркой проговорила Линда, не желая выводить из себя сестру. Той и так приходится не сладко. Она принесла Бетти столько хлопот и неприятностей. Только бы Тедди не сделал сестру несчастной. — Если ты считаешь нужным, чтобы я улетела в Лондон, я так и поступлю, — сказала Линда и нежно чмокнула Элизабет в щеку. — Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. И держи с ним ухо востро. Я не хочу, чтобы ты повторила мою судьбу. — Линда немного помолчала, а потом сказала: — Бетти, возможно, сегодня мне лучше остаться в больнице? Доктор может заметить подмену. Клянусь, я никуда не денусь, а потом… мне некуда идти, — закончила Линда тихим голосом, в котором застыла леденящая душу безысходность.

Элизабет скрепя сердце согласилась. Поддавшись гневу, она хотела удалить сестру из Парижа, но потом поняла, что сейчас действительно лучше опять поменяться местами. Да и сестре, возможно, еще требуется лечение.

— Ладно, уедешь позже, — сказала Элизабет.

Линда быстро скинула с себя халат. Синий костюмчик, в котором она осталась, сидел на ней великолепно. Никому и в голову не могло прийти, что это красивая элегантная женщина всего лишь два дня назад находилась в коме. Она окинула взглядом палату, высматривая, куда запропастилась ее сумочка, но так ее и не обнаружила. Она уже открыла рот, чтобы спросить сестру, но потом решила не доставлять той лишних хлопот.

Линда разделась, аккуратно свернула костюм, положила его под матрац и, надев больничную пижаму, легла в постель.

Элизабет поцеловала Линду и вышла из палаты, после чего позвонила Уорнфолду.

— Тедди, ты можешь забрать машину. Она у больницы, на том же самом месте, где ты ее оставил.

— Ты нашла Линду?

— И да и нет. Она сама вернулась в больницу. Представь, сестра удрала только затем, чтобы привести себя в порядок. Но вам, мужчинам, трудно понять загадочную женскую душу. — Элизабет постаралась легкомысленно рассмеяться. — Ночь она провела у нашей тетушки, которая живет в Париже. Та в курсе случившегося. Было уже поздно, и Линда опасалась, что при возвращении на нее обратят внимание.

Уорнфолд не стал задавать вопросы. В объяснение Элизабет он не поверил, но предпочел не вдаваться в подробности. Ему не хотелось смущать ее.

На следующий день было назначено заседание суда, где должно было рассматриваться ходатайство об освобождении Линды под залог, и Элизабет похвалила себя, что не пошла на поводу у эмоций. Как она смогла бы добиться положительного решения, если бы подследственная вдруг исчезла? Впервые старшая сестра оказалась разумнее ее. Суд принял решение отпустить Линду под залог.

Тедди предложил отметить это событие в кафе. Элизабет согласилась. Ей хотелось снова побыть наедине с ним, но она гнала от себя это желание. Но он предложил прекрасный компромисс.

Уютная атмосфера кафе позволила Элизабет расслабиться и перестать думать о том, что случилось между ней и Тедди вчера, в больнице. Негромко звучала музыка из «Шербурских зонтиков».

— Mon amour… — пел мужской голос.

— Je t'aime. Je t'aime. Je t'aime, — вторил ему голос совсем еще юной Катрин Денев.

— Я люблю тебя — пропел вслед за ней Тедди, но Элизабет сделала вид, что не поняла его и принялась нарочито оживленно обсуждать прошедшее заседание суда.

— Ты еще собираешься подключить охранника? — спросила она.

— Не знаю, — откровенно признался Тедди.

Постепенно разговор перешел на работу Элизабет в Лондоне, потом они стали вспоминать свою юность. Тедди рассказал Элизабет о своей сестре, но ни разу не назвал ее имени. Элизабет на это не обратила внимания. К концу ланча им уже казалось, что они давным-давно знают друг друга.

— Давай навестим твою сестру, — предложил Тедди.

— Не стоит. Она не в том состоянии, чтобы принимать гостей, даже тебя, Тедди, — ласково добавила Элизабет, заметив, что тому не понравился ее отказ. На предложение сделать это завтра, Элизабет уклончиво ответила: — Посмотрим…

На предстоящий день у Элизабет было намечено много дел. Во-первых, она собиралась сделать себе «химию», чтобы ее внешность стала еще более похожей на Линдину. Во-вторых, съездить в Версаль и, наконец, поговорить с охранником. Кроме того, она собиралась проводить Линду в аэропорт. Уорнфолд пока в это расписание не вписывался.

12

Джеймс летел обратно в гостиницу как на крыльях. Там его ждал золотоволосый эльф. Весь мир казался ему прекрасным, ему хотелось обнять его и сделать счастливым. Сердце весело прыгало в груди, губы сами собой складывались в улыбку, и Джеймс еле сдерживался, чтобы громко не запеть тот веселый мотив, который все время вертелся у него в голове. Дежуривший в холле администратор с удивлением проводил взглядом своего постояльца, который в одночасье превратился в беззаботного юношу.

Изумил Джеймс сегодня и своего подчиненного — директора лионского филиала, который ждал от начальства взыскания за допущенные в работе упущения. Но Джеймс впервые отошел от привычного для него стиля руководства — сурово карать даже за малейшую небрежность в работе.

— Ничего, старина, — ласково заметил Джеймс управляющему, — с кем не бывает. Каждый имеет право на ошибку. Только ее надо вовремя поправить. Так что работай!

Управляющему показалось, что в голосе босса прозвучала даже беззаботная удаль и нежность, а сделанный им отчет о работе был воспринят шефом как репортаж с африканской фермы по производству крокодилов, которое его совсем не интересовало. Управляющий ущипнул себя за ухо — возможно, он еще спит и такой исход ему только снится, но нет — все происходило на самом деле. Странный он какой-то, подумал управляющий, после чего вдруг понял: шеф просто очень счастливый!

В номере никого не было. Джеймс нашел оставленную Линдой записку, прочитал, опустился на стоящий рядом стул и задумался. Она ушла в больницу? Зачем? Да это же понятно! Такие женщины, как Линда, не могут существовать в реальной жизни. Они или выдумка поэтов, но к этому племени Джеймс Мортимер себя не причислял, или сбежавшие из клиники душевнобольные. Джеймс не хотел так думать о Линде, но тренированный, аналитический ум вынуждал его сделать такой вывод. Считай, старина, что это был сон, прекрасный мираж, который никогда больше не повторится в твоей жизни. Он тяжко вздохнул.

Златокрылый мотылек улетел от него. Его огненные крылышки опалили ему сердце, оставили непреходящий след в его душе. Но Джеймс понимал, что не имеет права распускать нюни — его учили быть несгибаемым, крепко стоять на ногах, ничего не бояться и не питать никаких иллюзий. Он так и поступит.

Вчера он обидел Сару. Она не заслужила такого обращения. Надо пойти к ней и попросить прощения, подумал Джеймс, но не спешил подняться со стула. Видеть Сару ему не хотелось, но поступать с ней по-свински он не собирался. Поэтому он принял поистине соломоново решение. Он пошлет Саре подарок. Если она расценит его как мольбу о пощаде и простит его, то так тому и быть — он женится на ней. Если нет, то он… вздохнет спокойно. Ему не хотелось жениться на Саре, да и кому захочется, один раз вкусив изумительного пирога, всю жизнь питаться простым хлебом?

А смог бы он жить с синеглазой колдуньей? Сердце уже готово было дать утвердительный ответ, но ум возразил: будь честным с собой, парень, и признай, что вряд ли. Слишком тяжела была бы ноша. Поэтому успокойся и живи дальше, как будто ничего не произошло.

Лучше подумай, что ты подаришь Саре. Кольцо? Слишком обязательное подношение! Серьги, колье? Женщины, и Сара в том числе, обожают сверкающие погремушки. Джеймс всегда замечал у Сары жадный блеск в глазах при виде драгоценностей, но не осуждал ее, считая глупцами тех, кто требует от женщин равнодушия или даже презрения к ювелирным украшениям. Приняв решение, он отправился на Елисейские Поля за покупкой.

Судьба сегодня оказалась милостивой к Джеймсу Мортимеру — она сама приняла за него решение. Не успел он рассчитаться за приобретенную в салоне Картье бриллиантовую брошь, как зазвонил телефон. В мобильнике раздался голос из далекой Ботсваны. С того первого, памятного ему посещения этой страны, он ни разу не был в Габороне. Находившийся там филиал не требовал его присутствия. Он нормально функционировал, а для решения особо важных вопросов президент филиала сам прилетал в Лондон. Вот и сейчас управляющий филиалом звонил, чтобы уточнить их встречу. Неожиданно для себя Джеймс сказал:

— Нет, приезжать не надо. На этот раз изменим обычаю — я сам прилечу в Габороне. Что когда? — переспросил он, а на услышанный им взволнованный монолог ответил: — Вот и хорошо, что самолет сегодня, — Джеймс посмотрел на часы, — я как раз успею на рейс. — Он отключил телефон и обратился к продавцу: — Доставьте, пожалуйста, эту брошь в отель «Конкорд Сен-Лазар», мисс Саре Гренвилл. — И Джеймс Мортимер отправился в аэропорт.

Габороне, как и в первый раз, не произвел на Джеймса особого впечатления, но приземистое здание аэропорта радовало современным сервисом, а на улыбающейся физиономии встречающего его Генри Кроултона была написана неподдельная радость. По дороге в отель Джеймс нашел все-таки некоторые изменения: стало больше красивых зданий, огромный рынок, напоминавший клоаку, перенесли куда-то из центра, а на его месте возвышался отель «Хилтон».

— Я заказал номер в «Шератоне», — проинформировал его Генри Кроултон, глядя на Джеймса с выжидательной улыбкой.

Джеймс пожал плечами. Он ничего не имел против. Когда-то в ночном клубе этого отеля он встретился с Тедди. Его друг-враг всегда умудрялся попадаться ему на пути. В тот момент Тедди заигрывал с какой-то девушкой.

Джеймс не рассмотрел ее. Он не только не помнил ее сейчас, спустя годы, но не узнал бы ее при встрече и на следующий день. А вот фразу, брошенную Тедди этой девушке, отчетливо помнил.

— Хорошенькая монашка, вы из какого монастыря? — сказал тогда Тедди, но девушка почему-то сильно обиделась и отошла вся в слезах.

В его памяти возникла высокая безликая фигура. Тедди выступал как всегда в своем репертуаре. Девушкам нравится лесть, а он почему-то любит отпускать саркастические замечания. Но надо отдать ему должное: Тедди с его острым умом всегда подмечает смешные черточки людей.

Джеймс тряхнул головой, отгоняя непрошеные воспоминания.

— Мы с женой ждем тебя к обеду. А заодно поговорим о делах. Я подготовил все материалы, а завтра с утра проведем совещание, — предложил Кроултон.

— Да, конечно, — согласился Джеймс.

Если бы не встреча с Белиндой, он вряд ли принял бы приглашение на обед, но он вдруг подумал о неизвестной ему миссис Кроултон. Его неожиданный приезд в Габороне, возможно, нарушил ее планы съездить вместе с мужем в Лондон. Джеймс не знал, имеет ли обыкновение Генри брать с собой жену в командировки. Его это никогда не интересовало, но ему захотелось хотя бы чем-то компенсировать возможное разочарование его жены. Наверное, тоскливо жить здесь, вдали от Англии. А Белинда? Не явилось ли пребывание в этой Богом забытой стране толчком к развитию ее психического заболевания?

Вилла, в которой жили супруги Кроултон, была просторным одноэтажным зданием, выкрашенным в белый цвет, с бассейном и аккуратным двориком с многочисленными цветочными клумбами. Видимо, миссис Кроултон увлекается цветоводством.

Джеймс нисколько не пожалел, что повел себя как добрый самаритянин. Радость, которую высказала миссис Кроултон при его появлении, явилась сама по себе достаточной причиной, чтобы прилететь сюда из Парижа. Она так хлопотала вокруг дорогого гостя, что Джеймс ощутил себя приехавшим к любимой тетушке, у которой он давно не был.

— Я приготовила только местные блюда. Не знаю, правильно ли я поступила, — ворковала миссис Кроултон, подвигая к нему суп из авокадо.

Джеймс отдал должное и супу, и стейку из страусиного мяса, и салату из маринованной папайи в горчичном соусе, и множеству других деликатесов, которые, конечно, можно попробовать и в любой другой европейской столице, но приготовленные руками миссис Кроултон блюда имели настоящий южноафриканский колорит.

— Какой вы милый обаятельный человек! — простодушно воскликнула миссис Кроултон, когда мужчины присоединились к ней в гостиной выпить по чашечке кофе. — Гарри пугал меня, что вы не примите нашего приглашения, и все мои хлопоты будут напрасными.

— Ну почему же! Мне очень приятно познакомиться с такой милой дамой, как вы. Незабываемый вечер…

Миссис Кроултон, полная добродушная дама, покраснела от удовольствия.

— Не надо говорить мне комплиментов, сэр. Вот, если бы я была молоденькой, тогда уж точно положила бы на вас глаз, — рассмеялась она. — Вы не женаты, лорд Мортимер?

— Дора, — укоризненно промолвил мистер Кроултон. — Задавать такие вопросы не совсем прилично! Лорд Мортимер помолвлен с мисс Сарой Гренвилл, дочерью известного политика, — добавил он. — Верно я говорю, сэр? — обратился он к Джеймсу.

Джеймс проигнорировал вопрос, но неожиданно для себя спросил:

— Вы не застали здесь Белинду — очаровательную молодую англичанку? Я не помню ее фамилии.

— Нет, — ответил несколько удивленный Генри Кроултон.

— Белинду? — переспросила миссис Кроултон и тут же утвердительно кивнула. — Да, я помню ее, но фамилию тоже забыла. Она у нее была какая-то необычная: не то… Нет, не могу вспомнить. А саму Белинду отлично знаю. Она и ее муж прожили здесь примерно полгода после нашего приезда сюда. Белинда — красавица каких поискать, а хозяйка… Готовила — пальчики оближешь, а какая умница… Вот кто, скажу я вам, сэр, был бы для вас отличной женой…

— Дора, — воскликнул пораженный замечанием жены Кроултон. — Что ты говоришь? И откуда ты ее знаешь?

Миссис Кроултон ни капельки не смутилась.

— Я говорю истинную правду, Гарри. Ее муж — набитый дурак, — миссис Кроултон, как бы желая смягчить свои слова, смущенно улыбнулась лорду Мортимеру. — А Белинда могла составить счастье любому, даже самому идеальному мужчине… Я ее хорошо успела узнать. Изумительная женщина. А ты, Гарри, — миссис Кроултон перенесла свое внимание на мужа, — не помнишь потому, что всегда занят только работой. А здесь не очень много наших соотечественников. Население Габороне всего-то около сорока тысяч. Это тебе не Лондон. И мы, женщины, вне зависимости от того, чем занимаются наши мужья, постоянно встречаемся. Ты же знаешь, что у нас даже есть определенный порядок, у кого мы все собираемся каждую неделю.

— Говорят, Белинда была несколько импульсивна… — снова вернул разговор в желанное для него русло Джеймс.

— Импульсивна? — воскликнула миссис Кроултон. — Это еще мягко сказано, сэр. Белинда — это огонь. Она та еще чертовка, но сердце у нее доброе, а ум острый. А почему вы ей интересуетесь, сэр? Вы ее знаете? Где она сейчас?

Джеймс смутился. Как подросток, уличенный в неблаговидном поступке, он густо покраснел и, пробормотав что-то невразумительное, предложил Кроултону заняться производственными вопросами. Мужчины перешли в кабинет.

Поздним вечером, когда Джеймс уже уехал к себе в отель, а супруги остались одни, Генри упрекнул жену в непростительном для их положения фамильярном обращении с боссом. Дора молча сносила нарекания мужа, но в конце концов не выдержала и снисходительно заметила мужу:

— Не обольщайся, дорогой, Джеймс Мортимер заявился сюда не потому, что хотел пообщаться с тобой на месте и выяснить, как обстоят дела.

— Что ты хочешь этим сказать? Он приехал поговорить с тобой? Не смеши! Он даже не знал о твоем существовании.

Миссис Кроултон загадочно улыбнулась.

— Он приехал из-за Белинды!

— Мортимер помолвлен с Сарой Гренвилл! Твои глупые измышления и намеки, которые ты позволяла себе сделать сегодня, выходят за грани приличий.

— Не знаю, выходят или нет, но Мортимер думает только о Белинде, а не о Саре. Кстати, — с лукавой улыбкой добавила Дора, — лорд Мортимер был столь любезен, что пригласил меня в Лондон. Он сказал, что твоя очередная командировка в Англию состоится в ближайшее время и он оплатит мой проезд. А ты говоришь, что я невоспитанная особа и неучтиво вела себя.

— Ты обманула Мортимера? — ахнул Генри. — Все сказанное тобой о Белинде выдумка?

— Нет, — усмехнулась она. — Не знаю, к счастью для Мортимера или к несчастью, но для Сары Гренвилл точно к несчастью, но я сказала о Белинде правду.

Джеймс, приехав в отель, связался со своим личным секретарем и велел ей обзвонить все больницы Парижа, чтобы узнать в которой из них лежит пациентка с редким для жительниц французской столицы именем Белинда.

13

— Тедди, — услышал Уорнфолд в трубке голос Сары. — Приезжай срочно ко мне. Мне надо с тобой посоветоваться!

Просьба Сары означала для Тедди Уорнфолда приказ, который необходимо мгновенно исполнять. Все остальные дела и люди тут же отходили на второй план. Не явилась исключением и Элизабет. Разве могла умница-адвокатесса с приятной, если не сказать красивой, наружностью затмить Сару? Сару, чьего мизинца не стоит ни одна женщина в мире? Никогда!

— Лечу, Сара! С первым рейсом я буду у тебя. Главное, сохраняй выдержку и спокойствие. Я тебе помогу!

Рот Сары сам собой скривился в презрительную усмешку. Она не ошиблась! Тедди всегда будет ее верным рыцарем. Он до сих пор ее обожает, значит, ей не составит труда обвести его вокруг пальца. Он только будет рад ей услужить. Он даже лететь собрался, дурачок!

— Тедди, — Уорнфолд услышал грудной смешок Сары, — Никуда не надо лететь. Я в Париже, в «Конкорд Сен-Лазар».

Через четверть часа Уорнфолд уже переступал порог гостиничного номера, в котором обосновалась Сара.

— Тедди, я могу подать в суд на человека, который украл у меня дорогую вещь?

— Конечно, Сара! Ты можешь подать на вора исковое заявление. Но у тебя должны быть доказательства виновности.

Сара презрительно рассмеялась и всплеснула руками, как это часто делают торговки на рынках. Любой другой на месте Тедди сразу бы увидел в Саре вульгарную особу, но на его глазах прочно сохранялась пелена юношеского обожания.

— Ты смешон, Тедди. Неужто в мире существует хотя бы! один вор, который признается, что он слямзил приглянувшуюся ему вещь в отсутствие хозяев? Никогда в это не поверю!

— Но как ты можешь обвинять кого-то в том, чего не видела сама, собственными глазами?

— Саму кражу, естественно, не видела. Я же не сидела в засаде, но зато потом обнаружила украденное кое у кого.

— Сара, давай объяснимся. Это теоретический диспут или у тебя на самом деле что-то украли, и ты вычислила вора? — спросил широко улыбающийся Уорнфолд, обрадованный встречей с Сарой и тем, что она жива и здорова.

— Я же не адвокат, чтобы вести диспуты! Зачем мне бесполезные пустые разговоры?

— Сара, что у тебя украли и кто? Когда это случилось? Ты застала вора в номере? Он же мог тебя убить! — Уорнфолд принялся метаться по номеру, тревожно выспрашивая Сару. — Почему ты сразу же не обратилась в полицию?

— Угомонись! Ты мне напоминаешь наседку, у которой украли цыпленка. Куд-куда! Куд-куда! — передразнила Сара Уорнфолда, но тут же испугавшись, что переборщила, мягко заметила: — Ты же знаешь, что папа сейчас избегает малейшего скандала, а я и так попала в неприятную историю.

Тедди подошел к Саре и обнял ее за плечи.

— Прости, ты как всегда права. Я просто за тебя волнуюсь. Ты такая нежная и беззащитная, тебя любой может обидеть.

Больше всего на свете Саре сейчас хотелось расхохотаться, и она, боясь выдать себя, спрятала лицо на его груди. Сделав несколько судорожных движений плечами, она картинно всхлипнула, потом пошарила в кармане Тедди, нашла носовой платок и, отодвинувшись от него, театрально приложила платочек к глазам.

— Ты не поверишь насколько это гадкое и грязное дело. Помнишь, у меня была красивая пудреница?

Уорнфолд кивнул. Пудреницы он не помнил, но не хотел лишний раз тревожить сестру. Пусть спокойно рассказывает, вопросы задать он еще успеет.

— Так вот, я ее обнаружила в сумочке у одной особы!

— Она клептоманка?

— Нет, конечно! — резко начала говорить Сара, но тут же умолкла. Ей в голову пришла еще одна идея, поэтому она неуверенно продолжила: — Вообще-то я не знаю, хотя все может быть. Но пудреница — антикварная вещь, ее крышку расписывал сам Ватто. Ты представляешь, сколько она стоит? Но мне она дорога совсем по другой причине… — Сара умолкла, размышляя, стоит ли продолжать. Она придумала душещипательную историю, что эта пудреница-раритет досталась ей в подарок от покойной матери. Проверить Тедди эту версию не может — не станет же он звонить отцу, расспрашивая о пудренице? На самом деле Сара получила эту прелестную штучку в подарок от своего любовника, которым одно время был сын нефтяного шейха с Аравийского полуострова. Сара давным-давно с этой пудреницей рассталась бы — деньги для нее были намного важнее глупых безделушек, но она только совсем недавно узнала подлинную цену милого пустячка и еще не успела его продать.

— Ватто? — присвистнул Тедди. — Это же знаменитый французский живописец! Начало восемнадцатого века. Я слышал, что он расписывал и веера великосветским дамам. Зачем же ты таскала такую ценную вещь в сумке?

— Женское тщеславие! Ты же знаешь, какими мы бываем глупыми, если хотим пустить пыль в глаза кому-нибудь из своих подруг или соперниц, — потупив глаза, со вздохом произнесла Сара. — Потом за нее и расплачиваемся. Но дело не в этом, — резко перешла она на деловой тон. — Вчера я нашла ее в сумочке другой женщины. Поверь, я не могла ее спутать. В существовании другой, точно такой же, я не верю.

Уорнфолд признал справедливость Сариных заключений. Маловероятно, чтобы у Ватто было серийное производство. Но, может быть, у дамы лишь современная копия старинной вещи?

— Почему ты не спросила даму, где она взяла пудреницу?

Сара криво усмехнулась.

— Потому что дама была в объятиях мужчины и вряд ли захотела бы что-либо объяснять.

— Парочка расположилась прямо в коридоре? — ухмыльнулся Тедди, но тут же серьезно заметил: — Но как ты узнала о пудренице? Не пудрила же она себе в этот момент нос?

— Конечно нет! Но в ее сумочке я нашла вот это! — Сара достала из небольшого кожаного прямоугольника пудреницу и помахала ею перед глазами Тедди. Маленькая овальная коробочка поблескивала перламутром, на ее крышечке виден был нежный пастельный рисунок в бело-розовых тонах.

— Откуда у проститутки могла взяться твоя пудреница?

— Ты дурак, Тедди. Проститутками становятся по призванию, а не по принуждению. Среди них много представительниц зажиточных слоев. Они падают в объятия или, вернее, сами их раскрывают не ради куска хлеба. По крайней мере, эта Элизабет Ленкстон залезла в постель к моему жениху, не из чувства голода, разве что совсем другого свойства…

Тедди побледнел. Впервые в жизни ему показалось, что почва уходит из-под ног. Нет, он просто ослышался! Сара назвала другое имя, другую фамилию. И потом…

— Как у тебя оказалась чужая сумочка? — спросил Тедди. Словно утопающий за соломинку, он цеплялся за логику дознания, чтобы не упасть в неожиданно разверзшуюся пред ним пропасть отчаяния. — Почему ты считаешь, что сумочка принадлежит этой… — Язык Тедди отказался повторить имя Элизабет… — этой леди?

Сара зло рассмеялась.

— Я думаю, ты не удивишься, если я скажу, что не ожидала увидеть столь пикантную картинку в номере Джимми и поэтому морально не подготовилась? Выдержка мне изменила, и я уронила сумочку, потом подняла, но ошиблась. Сумочка оказалась не моей, а этой, как ты изысканно выразился, леди. Понятно? — И добавила: — Я знаю Элизабет Ленкстон.

— Ты уверена? — бледнея еще сильнее, спросил Тедди.

— Еще в Лондоне я наслушалась о ее удивительных похождениях в стиле низкопробных эротических фильмов, но не придавала им особого значения. Люди любят сплетничать. — Сара постаралась придать голосу нужный тон. Ее реплика прозвучала не злобно, а с небольшой долей горечи.

Тедди опустился в кресло и закрыл голову руками. Почему он так бурно отреагировал на слова Сары? Он давно узнал правду о женщинах. Что же его сейчас так поразило? Элизабет Ленкстон — чья-то любовница? Ну и что? Он-то здесь при чем? Признаться даже самому себе, что затронуто собственное сердце, Тедди не хотелось.

Сара озадаченно смотрела на него. Ей не понравилось его поведение. Не является ли эта негодная тварь, Элизабет Ленкстон, зазнобой и ее братца? Им с Джеймсом всегда нравились одни и те же женщины.

— Не переживай из-за меня так! Ты был прав, когда предупреждал меня в отношении Джимми. Я даже испытываю некоторую благодарность этой леди… — Из горла Сары против ее воли вырвался злобный смешок, внеся диссонанс в ее грустно-проникновенную речь. — По крайней мере, я узнала об этом до нашей свадьбы. Не скрою, Тедди, мне очень горько и обидно. Но жить с мужем, все время тебе изменяющим, еще хуже.

Он молчал. Казалось, он не только не слышит Сару, но даже и не пытается это сделать.

— Тедди, может быть, я покажусь тебе мелочной, — снова начала Сара, — но я вчиню иск этой леди. Она украла у меня пудреницу и пусть по закону ответит за свой поступок, а Джимми я могу ей подарить. Пусть пользуется им сколько угодно. Мне он больше не нужен. Я права, Тедди?

Уорнфолд кивнул. Что Джеймс бабник и надутый сноб, ему хорошо известно. Жаль Сару! Бедная девочка! Сколько ей пришлось пережить, а как стойко держится! Ни слез, ни истерик! Молодец! То, что она попала в номер к Джеймсу в столь неподходящий момент, иначе как божьим промыслом не назовешь. Судьбу обмануть невозможно.

— Хорошо, Сара. Ты правильно все решила. Но с обвинениями в адрес Элизабет Ленкстон я бы повременил. Она адвокат и вряд ли совмещает эту почтенную профессию с древнейшей. Я имею в виду воровство, — сухо добавил Тедди, заметив, что Сара несколько иначе истолковала его слова. — Я сам займусь Элизабет Ленкстон и выясню, откуда у нее твоя пудреница. Хорошо?

Саре не понравился такой расклад. Ее соперница адвокат? Неприятное открытие. Воровство действительно не самое распространенное хобби среди адвокатского сословия. Но отступать уже поздно. Придется придумать еще что-нибудь.

— Спасибо, Тедди. Я всегда знала, что только на тебя могу положиться. Но, милый братик, — Сара подошла к Уорнфолду, подняла руку и нежно погладила его по волосам, — я не хочу, чтобы ты меня постоянно от всего оберегал. Мне полезно узнать изнанку жизни. Сколько раз ты мне говорил, что Джеймс мне не пара? А я не верила, глупая…

Тедди взял руку Сары и поцеловал. Сара в свою очередь ласково чмокнула Тедди в щечку. Ее лицо озарила нежная улыбка, которая тут же испарилась, стоило двери за ним захлопнуться…

Терзаемый противоречивыми чувствами, Тедди сел в машину и поехал. Куда он направляется, он не знал. Он попытался убедить себя, что мисс Элизабет Ленкстон имеет любовника, но сердце твердило, что это неправда. Бетти не похожа на любительниц пикантных похождений. Джеймс ее соблазнил?! Какая ерунда! Еще менее она похожа на наивную простушку.

Бетти умна, и как он ни настроен против работающих женщин, считая их отнимающими у мужчин рабочие места, он должен признать, что профессиональные качества его Бетти выше всяких похвал.

Его Бетти? Интересная мысль! Значит, он ревнует? Глупости! Это чувство было ему ведомо лишь в ранней юности. Все женщины только и норовят обмануть мужчин.

Но кто сказал, что в номере у Джеймса была Бетти? Сара? Женщина, увидев своего жениха в объятиях другой, вряд ли в состоянии опознать личность его партнерши. Ей просто показалось, что это Элизабет Ленкстон.

Но, с другой стороны, разве ты не узнал бы Джеймса, если бы застал его в объятиях Бетти?

Я — мужчина, возразил ему другой голос. И могу держать свои эмоции под контролем, а Сара — женщина, ей простительно впасть в невменяемость. И обвинение Бетти в воровстве — это нонсенс! Такое в голову может прийти только женщине.

Значит, Сара лжет? Нет, он это не утверждает. Сара просто-напросто перепутала Бетти с какой-то другой женщиной. Ведь существуют двойники! Даже проводится их фестиваль.

Ну и ну! Если так пойдет дело и дальше, он скоро поверит в переселение душ! Представь — сказал он себе, — что на заседании суда встает адвокат и в качестве аргумента защиты приводит довод, что преступление совершил не обвиняемый, а неизвестный двойник? Реакцию судьи на такое выступление предугадать несложно.

Так, борясь сам с собой, Тедди ехал куда глаза глядят, пока не почувствовал, что машина стоит, припаркованная у больницы. Ну что ж, раз уж я здесь, зайду к Линде, решил Тедди и направился в палату. Он еще ни разу не видел сестру Бетти и не мог сложить о ней собственного мнения. Иногда он безоговорочно был на стороне Бетти, иногда сомневался в ангельском поведении ее сестры. Сейчас ему представился случай познакомиться с Линдой, и грех им не воспользоваться.

А незадолго до него в больницу вошел уверенный в себе доктор в щегольском белом халате с приколотой к лацкану карточкой. Любой желающий мог прочитать на ней его имя, но любопытных среди встретившихся ему людей не оказалось. Доктор поднялся по лестнице — лифт он по какой-то причине проигнорировал — и вошел в палату.

— Белль, — нежным голосом произнес он. — Ты спишь?

Ответа он не услышал, но со стороны двери послышались шаги. Доктор напрягся, дверь скрипнула, но в палату никто не вошел. Он подождал немного и продолжил:

— Белль, любимая, спи. Я не стану тебя будить, я буду сторожить твой сон. А когда ты проснешься, увидишь, что я тебе принес. Я люблю тебя, Белль!

Тедди обошелся без белого халата — хорошенькая медсестра стола справок в этот момент увлеченно беседовала с каким-то смазливым парнем. Фланирующей походкой он дошел до палаты и замер у двери. В палате был врач. Тедди уже хотел повернуть обратно, но вдруг услышал знакомый голос, который произносил слова явно не из врачебного лексикона. Так, это Джеймс? И он влюблен? Вот так номер!

«Белль, любимая!» — мысленно передразнил он Джеймса. А кто сегодня в очередной раз требовал сурового наказания для мадам Эркюлье?

Подслушанный разговор поразил Тедди. Удивленный, он даже забыл об осторожности и шире приоткрыл дверь. Теперь ему было не только все слышно, но и отлично видно.

В коридоре в любой момент мог кто-нибудь появиться. Но Тедди, презрев осторожность, жадно ловил каждое слово, произносимое необычным врачом.

Тело под простынею как-то странно дернулось. Новоиспеченный врач улыбнулся. Он ожидал пробуждения любимой, которая лежала на кровати, накрывшись простыней с головой. Выбивался только один золотистый локон.

Мужчина, который был не кто иной, как Джеймс, наклонился и нежно поцеловал его, потом осторожно, боясь разбудить любимую, положил на тумбочку ювелирную коробочку, куда обычно упаковывают кольца.

Тедди смотрел во все глаза на разыгрываемую в палате сцену. Дело, которое привлекло его в Париж, с каждой секундой запутывалось все сильнее. Между Джеймсом и мадам Эркюлье действительно роман, но он мало похож на пошлую интрижку. Какое необыкновенное слово придумал Джеймс для мадам Эркюлье. Белль! Прекрасная! Оказывается он настоящий поэт.

Если Джеймс так влюблен в свою любовницу, то зачем он собирался связать свою судьбу с Сарой? И при чем здесь Элизабет Ленкстон?

Чувствуя себя совсем запутавшимся и желая как можно быстрее сорвать покровы со всех тайн, Тедди все-таки не забыл, что «врач» в любую минуту может покинуть палату. Решив не искушать судьбу, он прервал не достойное джентльмена занятие и быстро зашагал по коридору прочь от палаты. Сделал он это очень вовремя, потому что еще мгновение — и он столкнулся бы нос к носу с выходящим от Линды Джеймсом Мортимером.

Спустившись на один этаж, Тедди позвонил Элизабет.

— Бетти, ты могла бы подъехать сейчас в больницу?

— Конечно, что за вопрос! Именно в ней я и нахожусь.

— Ты идешь в палату к Линде?

— Нет, не иду, я в ней лежу, мистер адвокат!

Тедди с силой швырнул мобильник на пол и принялся, изливая злость на невинном изобретении, призванном облегчить жизнь человечеству, давить его каблуком ботинка.

Нет, какова обманщица и притворщица! Благочестивая монашка, в которой скрываются черти. Как она обвела его вокруг пальца. И сестрица тоже хороша! Погналась за Джеймсом и Сарой, когда узнала, что Бетти получила отставку. А он, дурак, уже почти поверил в нелепую историю, сочиненную двумя сестрами-пройдохами. Как же, затмение рассудка! Ревность, вызванная поведением мужа! Этот несчастный человек, наверное, полностью под каблуком у своей негодяйки-жены.

14

А Элизабет, пока Тедди Уорнфолд предавался гневу, весело кружилась по палате. Она прекрасно сыграла свою роль. Услышав шаги в коридоре, она быстро накинула на себя простыню и притворилась спящей. Эти действия у Элизабет были хорошо отработаны — она к ним за сегодняшний день постоянно прибегала, лишь только заслышав приближение кого-нибудь к палате. А потом был момент, когда Элизабет готова была раскрыть свою тайну, но лорд Мортимер ушел.

Элизабет открыла коробочку с кольцом и залюбовалась им. Огромный сапфир в окружении бриллиантов был настоящим произведением искусства, а не простым свидетельством человеческого тщеславия. Сразу видно, что Мортимер с любовью выбирал кольцо. Сапфир сверкал точно так же, как глаза Линды.

Элизабет радостно улыбнулась и убрала кольцо в сумочку. Как хорошо, что сестра любит и любима. Жаль только, что Элизабет поторопилась с выводами и грубо попрала чувства Линды. Бедная сестричка! Она же не знает, что Мортимер по-настоящему ее любит. И все из-за меня! И зачем я только захотела тогда открыть глаза Линде? Нет чтобы чуть-чуть подумать, а не резать сразу ножом по доверчивой душе. В одну секунду сестра из красавицы превратилась в маленького жалкого зверька, с которым слишком жестоко обошлась жизнь. Надо срочно исправить ошибку!

Элизабет достала спрятанный под подушкой телефон и набрала номер Линды.

— Абонент не отвечает или временно не доступен. Пожалуйста, позвоните позже, — мило сообщил неприятную новость синтезированный женский голос.

Что же делать? Линда, возможно, уже пересекает океан, и Элизабет еще долго не сможет до нее дозвониться. Ждать, когда она ступит на английскую землю? А вдруг снова осечка? Сестра должна как можно скорее узнать о перемене в своей судьбе. Пальцы Элизабет опять забегали по кнопкам телефона.

— Мама, у меня потрясающая новость… — закричала Элизабет, услышав ответивший ей голос, и осеклась. Что она скажет матери? Линду любит лорд Мортимер, и у нее нет причин страдать, хотя она не знает о его любви…

Это глупо! Почему она стала совершать импульсивные поступки? Жить эмоциями — прерогатива старшей сестры. Два непредсказуемых человека в одной семье — это уже перебор!

— Ты решила выйти замуж? — услышала Элизабет в телефонной трубке.

Пауза затянулась, и мать сделала свои выводы.

— Нет! Я только хотела тебя попросить, чтобы ты передала Линде, что я ошиблась. Лорд Мортимер любит ее!

— Да? Странно! Я никогда не встречала человека, которому бы нравились плевки в лицо.

— Плевки? Какие? О чем ты говоришь, мама?

— Последний раз я слышала об этом лорде, когда твоя сестра собиралась плюнуть ему в лицо и ей требовались деньги для осуществления задуманного мероприятия.

Элизабет вздохнула. Линда, как всегда, сначала действовала, потом думала.

— Мама, лорд Мортимер любит Линду, — повторила Элизабет и добавила как последний, самый веский аргумент: — Он только что сказал мне об этом!

— Кому? Тебе? Так кого он любит: тебя или Линду?

— Ее, мама! Он говорил об этом Линде, но Линдой была я. Он принял меня за сестру.

— Странная ошибка для влюбленного человека, — сухо прокомментировала мать и отключилась.

Элизабет поняла, что сваляла дурака. Мать никогда не поймет Линду. Ее старшая дочь — это материализовавшееся в человеке отрицание здравого смысла, а следовательно, и полная противоположность матери. Миссис Рипли — мать, презрев все каноны, не захотела взять фамилию мужа — твердо стояла ногами на земле, а голова ее ни от чего не кружилась.

До поездки в Париж Элизабет считала, что она унаследовала материнский характер. Ее это ни капельки не огорчало — выбранная ею профессия требовала холодного ума и взвешенных поступков. Сейчас впервые она стала вести себя как Линда.

Размышляя о превратностях судьбы, Бетти прихорашивалась: провела по носу пуховкой, извлекла из косметички губную помаду и подкрасила губы, потом слегка подмазала тушью ресницы. В какой-то момент она осознала свои действия и покраснела. Зачем она это делает?

Неужели потому, что ей позвонил Тедди с предложением встретиться? Нет, и еще раз нет! Просто любая женщина всегда хочет выглядеть лучше. А Тедди здесь ни при чем! Но почему несносное сердце так сильно бьется и с таким нетерпением ждет появления адвоката?

Кстати, а почему его так долго нет? Интересно, откуда он добирается? Из Японии, что ли?

Из коридора послышался натужный сиплый кашель. Элизабет вздрогнула, потом улыбнулась. Кому-то в больнице пришла в голову странная идея приобрести старинные часы, двадцать четыре раза в сутки воспроизводящие астматическое хрипение. Для обучения стажирующихся здесь студентов? Или чтобы научить больных ставить себе диагноз?

Элизабет вспомнила, что уход Джеймса совпал с предыдущим астматическим припадком. Следовательно, прошел почти час с того момента, как Тедди позвонил ей. Сейчас он здесь появится!

Элизабет снова достала из косметички зеркальце и посмотрелась в него. Потом потянулась к румянам, но тут же в сердцах бросила элегантную коробочку. Она не будет себя вести как легкомысленная дочь Евы. Она встретит Тедди как серьезная деловая особа, которая не прибегает к глупым женским ухищрениям.

Время текло медленно. Элизабет устала от напряжения, с которым ожидала прихода Тедди, поэтому она взяла трубку и набрала номер Тедди. Ответом ей были длинные гудки. Элизабет безуспешно набирала номер раз за разом, но никто не отвечал. Неожиданно в перерыве между лихорадочными наборами номера Элизабет услышала призывающую ее ответить мелодию.

— Алло! — торопливо сказала она. — Элизабет Ленкстон слушает, — но, не удержав официального тона, тут же добавила: — Куда ты пропал? Я жду тебя уже больше часа.

В телефоне послышался смешок, затем холодноватый женский голос произнес:

— Сожалею, но вряд ли я тот человек, которого вы ждете с таким нетерпением. Я — Сара Гренвилл и хотела бы с вами побеседовать. Вам удобно встретиться со мною в кафе «У Клотильды» на улице Жана Нико через полчаса?

— Нет, мне, чтобы добраться до станции метро «Сена» потребуется значительно больше времени. Не меньше часа, — машинально ответила Элизабет.

— Хорошо, я буду вас там ждать. На мне красный брючный костюм с золотыми пуговицами. Я — брюнетка.

Что ж, придется ехать! Элизабет быстро переоделась в свое неизменное серое платье, накинула сверху больничный халат и выползла в коридор. Интересно, куда подевался Тедди? Но ждать его дольше Элизабет не могла. Свидание с потерпевшей могло дать ей как адвокату возможность мирного урегулирования. В лорде Мортимере Элизабет больше не сомневалась. Он будет на стороне Линды…

Подумав это, Элизабет вздрогнула. Как же она раньше не заметила странного несоответствия? Почему он, когда она ему звонила, и слушать не захотел о мадам Эркюлье? Кому он объяснялся в любви? Возможно, совсем не ей.

Боже, она совсем запуталась! Конечно, признания предназначались не ей, а ее сестре. Но что-то тут не так. Возможно, произошла тройная ошибка. Лорд Мортимер явился к своей возлюбленной, но перепутал номер палаты и объяснился в любви Линде, а выслушала его Элизабет, которая в тот момент выдавала себя за сестру.

Но каков фрукт! У него есть невеста. Она, судя по звонку, нормально себя чувствует и сейчас ждет Элизабет в кафе, а не лежит в больнице. Сара, Линда и еще кто-то под псевдонимом Белль. Просто Казанова!

Кафе «У Клотильды» располагалось в тихом красивом месте. Старинная узкая улица была практически пустой. Только в отдалении виднелась несколько пешеходов, да маленькое юркое «пежо» проехало мимо Элизабет.

Одной стороной улица выходила на набережную Сены, и с тротуара, по которому шла Элизабет, были видны растущие на набережной деревья. Осень была в самом разгаре, и клены, покрытые ярко-красной листвой, создавали чудную декорацию к спектаклю под названием «Жизнь».

Элизабет вздохнула. Место, где она оказалась, навевало элегическую грусть. Как хорошо оказаться бы здесь с любимым, рука об руку пройтись с ним по этой улице, вдыхая свежий чистый аромат осени, добраться до полыхающего вдали пламени деревьев и упасть в чуть влажную опавшую листву, зарывшись в нее лицом.

Из дома на противоположной стороне улицы вышла дама с огромной черной собакой и направилась в кафе. Неужели пса тоже обслужат? — невольно подумала Элизабет.

Наслаждаясь сказочной красотой осени, Элизабет незаметно для себя добралась до столика, который был самым крайним в веселой семейке высыпавших на улицу столов, и остановилась. Она уже повернула голову, чтобы поискать Сару, как на нее налетело что-то черное и прижало к себе. Собака! — ужаснулась Элизабет, но тут же поняла свою ошибку. Обнимающее ее существо было явно из разряда двуногих.

— Бетти, дорогая, как я рад тебя видеть! — объявил мужчина, еще теснее прижимая к себе Элизабет.

Она ощутила неприятный запах жвачки и пастиса и едва увернулась от поцелуя. Губы мужчины скользнули по щеке. Это бесцеремонное поведение настолько разозлило Элизабет, что дало ей возможность быстро оправиться от шока. Она с силой уперлась руками в грудь мужчины и оттолкнула его от себя.

— Шарль! — воскликнула Элизабет, наконец узнавшая в развязно ведущем себя мужчине, которого она сначала приняла за собаку, потом за случайного посетителя кафе, напившегося до чертиков, мужа сестры.

Мужчина снова крепко прижал к себе Элизабет и наградил слюнявым поцелуем. Элизабет брезгливо поморщилась. Не заботясь о том, что он о ней подумает, достала из сумочки носовой платок и тщательно вытерла то место щеки, которое поцеловал Шарль.

В голову Элизабет неожиданно пришла мысль, что прикосновение языка собаки показалось бы ей более приятным. Невольно она повернула голову, отыскивая глазами огромного черного пса. Он и в самом деле был недалеко от них, расположившись у столика, за которым сидела его хозяйка, наводящая фотоаппарат на виднеющиеся в конце улицы чудесные клены.

— Что на тебя нашло? — зло спросила Элизабет, когда Шарль опять попытался ее обнять. Она сильно пихнула его локтем, но Шарль не обиделся.

— Просто рад тебя видеть! Давай сядем и выпьем кофе. Сейчас такая прекрасная погода.

— Спасибо. Не могу. У меня деловое свидание, — довольно резко ответила Элизабет и, обойдя Шарля, двинулась дальше.

Но тот не сдавался. Он быстро нагнал Элизабет, обнял ее за плечи и поцеловал в шею. Поцелуй больше походил на клевок птицы, но щекотание усов Шарля окончательно вывело Элизабет из себя. Она подняла руку и со всего маху отвесила ему оплеуху. Вылившееся в действие негодование вызвало у Элизабет положительный эффект, и она уже почти спокойно сказала Шарлю:

— Прости, я не хотела тебя обидеть, но ты ведешь себя вызывающе. Я не привыкла к такому поведению.

— Ох уж эти англичанки! Всегда застегнуты на все пуговицы. Что же плохого, что я целую свою родственницу? Тем самым я показываю ей свою радость по поводу встречи. А вы все время стараетесь вести себя как на приеме у королевы.

Да уж, особенно сейчас, подумала Элизабет. Судя по всему, в представлении Шарля на приеме у королевы все отвешивают друг другу пощечины. Но все-таки где же Сара? По ее расчетам невеста лорда Мортимера должна уже давно быть здесь.

Мысли Элизабет помимо ее воли перекинулись на Тедди. Тот тоже где-то задержался. Неужели в Париже разразилась неведомая эпидемия, заставляющая всех опаздывать на неопределенное время?

Занятая своими мыслями, Элизабет все-таки позволила Шарлю усадить себя за столик и заказать кофе. Шарль болтал без умолку, и Элизабет решила выяснить причину столь возбужденного состояния месье Эркюлье.

— Неужели ты не знаешь? — радостно сказал Шарль. — Линда поправляется. Об этом мне сообщил доктор. Я ему звонил. Какая бы она ни была, я ее люблю. Теперь ее можно навестить. Разве это не повод для радости?

Элизабет кивнула и подумала, что ей придется попросить доктора ограничить число лиц, имеющих доступ к сестре. Тот пойдет ей навстречу. Элизабет не верила в искренность Шарля и порадовалась, что сестра уже в Лондоне, о чем не догадывается ни одна душа, даже Тедди.

— Смотри, что ты натворила! — воскликнул вдруг Шарль, обращая внимание Элизабет на даму с собакой. Та смотрела в их сторону и укоризненно качала головой. — Она приняла нас за поссорившихся любовников. Придется исправлять положение. — Шарль поднял руку и приветливо помахал даме. — Все о'кей! — громко крикнул он.

Элизабет не понимала, почему Шарлю важно, чтобы дама считала, что все вокруг неимоверно счастливы видеть друг друга, и в мире не существует ни ссор, ни надутых физиономий.

Дама улыбнулась и тоже помахала в ответ рукой. Потом подняла перед собой фотоаппарат и сделала движение, показывающее, что она хочет снять Шарля и Элизабет.

— Придется немного подыграть, — улыбнулся Шарль. — Нельзя обманывать ожидания. — Он придвинул стул вплотную к стулу Элизабет и заговорщицки подмигнул ей. — Улыбнись!

Элизабет автоматически подчинилась. Потом она никак не могла понять, что с ней случилось в тот момент. Почему мозг, который постоянно контролировал все ее действия, на мгновение отключился и дал ей возможность совершить глупость?

Шарль одной рукой обнял Элизабет, другой поднес ее руку к губам и замер. Фотоаппарат щелкнул, дама довольно рассмеялась.

Принесли кофе. Элизабет сделала глоток обжигающего напитка и снова посмотрела по сторонам. К соседнему столику подходила черноволосая девушка, одетая в элегантный брючный костюм красного цвета.

Элизабет насторожилась, а девушка повертела головой во все стороны, пожала плечами и уже хотела устроиться за столиком, как ее взгляд наткнулся на Элизабет. Она вопросительно улыбнулась, а Элизабет приподнялась на стуле и спросила:

— Мисс Сара Гренвилл?

Девушка утвердительно кивнула и направилась к их столику. Ее взгляд был таким оценивающим, что у Элизабет возникла мысль, что мисс Гренвилл собирается ее купить и сейчас внимательно приглядывается, стараясь определить соотношение цены и качества.

Элизабет встала. Во взгляде девушки появилось удивление, и она обронила странное замечание:

— Вы такая высокая, а я думала, что вы намного ниже.

Пока Элизабет раздумывала, как ответить на эту непонятную для нее реплику, Шарль тоже поднялся и сказал:

— Извини, я вижу у тебя действительно здесь встреча. Не буду мешать. Рад был тебя увидеть. Не пропадай, звони. — И быстро зашагал между столиков.

Когда он проходил мимо дамы с собакой, пес громко гавкнул. Элизабет улыбнулась. Она не была любительницей собак, но поведение огромного черного пса ей понравилось — они сходились в оценке сущности месье Эркюлье.

— Я — Элизабет Ленкстон. — Она снова опустилась на свой стул. — Слушаю вас, — обратилась она к устраивающейся за столиком мисс Гренвилл. Та молчала, не спуская с нее цепкого взгляда. — Я — адвокат мадам Эркюлье.

На лице Сары отразилось сразу несколько чувств: изумление, радость, презрение, досада и страх. Элизабет с недоумением наблюдала за столь противоречивой гаммой. Что хочет от нее эта странная девушка? Сначала удивляется ее росту, потом воспринимает вежливую форму представления как откровение Апокалипсиса. Кого же она ожидала увидеть на ее месте? Дюймовочку, не знающую, чьим адвокатом она является?

— Простите, что разглядываю вас с таким любопытством, — нашлась наконец Сара, — странно видеть адвокатом не чопорного престарелого джентльмена.

Элизабет кивнула, как бы говоря, что извинение принято и можно приступить к делу.

— Мой клиент, мадам Эркюлье, искренне раскаивается в совершенном ею деянии и просит вас учесть, что лично против вас у нее не было никаких преступных намерений, — сказала Элизабет, тщательно подбирая слова, чтобы избежать упоминания о родственных связях.

— Интересное кино, — зло протянула Сара. — А против кого у нее были преступные намерения? Кому она вцепилась в волосы, бестелесному фантому?

Элизабет невольно усмехнулась. Назвать Сару бестелесной вряд ли кому пришло бы в голову — девушка не напоминала современных топ-моделей.

Сара правильно оценила реакцию Элизабет и взвилась:

— Не понимаю, что мужчины находят в таких, как вы. Доска доской!

— Я хочу пополнеть, но у меня не получается, — быстро нашлась Элизабет и продолжила: — Мой клиент напал на вас, но он действовал в состоянии аффекта, в которое ее ввели события, не имеющие никакого отношения к вам. Мой клиент с вами не был знаком и не имел к вам никаких претензий. — Элизабет недовольно поморщилась — формулировка получилась не очень удачной.

Сара не упустила возможности уколоть Элизабет.

— Не имел ко мне претензий? Зато я и мой жених, лорд Мортимер, — Сара в упор посмотрела на Элизабет, как будто ждала возражений с ее стороны, — имеем! И желаем, чтобы эта ваша мадам Эркюлье была сурово наказана, дабы никому не повадно было бросаться на людей как цепная собака.

Мимо медленно прошествовал пес, ведомый на поводке дамой с фотоаппаратом. Он ни на кого не обращал внимания, полностью погруженный в свои, одному ему ведомые собачьи заботы. Элизабет проводила его глазами. Судя по поведению собаки, Линда мало походила на пса, по ассоциации с увиденным подумала Элизабет.

— Я хотела бы, чтобы вы изменили свою позицию, — продолжала настаивать Элизабет. — В деле есть два заявления: от вас, мисс Сара Гренвилл, и от лорда Мортимера. Поэтому ваши слова о совместной позиции с лордом Мортимером звучат несколько странно. Похоже, лично вы готовы были простить ее.

— Я и мой жених, лорд Мортимер, имеем тождественные мнения по всем вопросам, — отрезала Сара, оставив без внимания замечание Элизабет.

Воцарилось молчание. Элизабет специально тянула паузу. Она не понимала, зачем ее пригласила мисс Гренвилл, если придерживается столь непримиримой позиции. Она хотела вынудить Сару пояснить цель их встречи. Элизабет знала, что начинающий первым говорить человек выкладывает больше деталей, чем сам в этом заинтересован, и упорно ждала слов Сары. Но в отношении ее Элизабет просчиталась.

— Что ж, думаю, нам надо попрощаться, — светски вежливым тоном произнесла Сара и встала. — До свидания. Я предоставляю решение судьбы мадам Эркюлье суду.

— До свидания, — грустно промолвила Элизабет. Она тоже поднялась, оставила на столе деньги за не выпитый ею кофе и кофе Шарля, который тот забыл оплатить, и задумчиво побрела по той же самой улице, которая всего пятнадцать минут тому назад вызывала у нее восхищение, а сейчас показалась убогой и заброшенной.

Странная она какая-то, эта Сара Гренвилл. Как упорно она повторяла: она и ее жених, лорд Мортимер, думают; она и ее жених, лорд Мортимер, считают… Создается впечатление, что Сара старалась ее зомбировать или, наоборот, желала убедить саму себя, что она действительно невеста лорда Мортимера. Догадывается об изменах человека, еще не ставшего ее мужем, и с ужасом ждет своей участи после замужества?

Но не только это поразило Элизабет. Не говоря о странной реплике о росте, Сара все время до не приличия пристально ее разглядывала. Неужели она не знала, что среди адвокатов встречаются и молодые женщины?

Элизабет с трудом подавила стремящийся вырваться наружу смешок. Возникший у нее образ престарелой Дюймовочки дополнился еще некоторыми чертами. Она представила себя престарелой, согбенной старушкой, с трудом передвигающей ноги и шепеляво заявляющей, что стремительно развивающийся маразм не позволяет ей однозначно утверждать, кто является ее клиентом. Сара Гренвилл, наверное, была бы полностью удовлетворена таким адвокатом Линды.

По улице медленно ехало такси. Элизабет махнула рукой. Автомобиль остановился, и она быстренько устроилась на заднем сиденье.

— В госпиталь Биша, — скомандовала она шоферу и снова углубилась в свои мысли. Всю дорогу Элизабет так и сяк раскладывала пасьянс под названием «Сара Гренвилл» и в конце концов решила на время выбросить эту мисс из головы. Она будет решать вопросы по мере их поступления, а сейчас вполне достаточно того факта, что Сара Гренвилл нервничала. Причина может быть любая, даже такая нелепая, как зависть и внезапно возникшая неприязнь к Элизабет из-за ее роста и худобы. Пухленькая Сара была полной ее противоположностью, мисс Гренвилл фигурой больше напоминала Линду. Ту тоже нельзя назвать худышкой. Интересно, а у Линды появлялись когда-нибудь подобные комплексы при встрече с высокими стройными женщинами? Полезно было бы узнать, но не станешь же звонить по такому поводу в Англию…

Такси остановилось.

— Приехали, — торжественно объявил шофер. Элизабет вышла из машины, расплатилась и, не обращая внимания на изумленно вытаращившегося на нее шофера, который еще не успел отъехать, натянула на себя больничный халат и смело двинулась к воротам больницы.

— Ходила купить журнал, доктор разрешил, — объяснила Элизабет вышедшему ей навстречу охраннику. Тот отступил, лениво пожав плечами, а Элизабет спокойно направилась к себе, в палату, где ее ожидал сюрприз.

15

Тедди Уорнфолд, раздираемый ревностью и презрением к Элизабет, не смог найти в себе силы зайти к ней в палату. Объяснение Джеймса в любви к Бетти окончательно его доконало. Пошатываясь как пьяный, он вышел из больницы и медленно побрел, не разбирая дороги, не думая о цели своего беспрерывного движения, и в какой-то миг в его измученной душе установилось некоторое подобие покоя.

Тедди принял решение. Элизабет с ним ничего не связывает, она вольна поступать так, как считает нужным. Почему он должен страдать? Разве любовь возникает по заказу? Она овладевает человеком иногда даже против его воли. Пусть Элизабет и Джеймс будут счастливы, он не станет им мешать. Ему и Саре остается только одно — с достоинством уйти с их дороги.

Мысли Тедди перекинулись на Сару. По всей видимости, она в пылу ущемленного самолюбия наговорила на Элизабет. Возможно, она потеряла или забыла где-нибудь свою пудреницу — женщины такие растяпы. Кто-то ее нашел и сдал старьевщику, а Элизабет купила. Вот и все объяснение появления у нее в сумочке Сариной пудреницы.

Придя к такому выводу, Тедди снова вернулся в больницу, сел в оставленный там автомобиль и поехал в отель к Саре. Та встретила его без удовольствия.

— Зачем явился? — довольно грубо спросила она. — У меня нет времени. Я тороплюсь.

— Отдай мне сумочку.

— Зачем?

— Ты хотела завести дело, а как я могу его открыть без вещественных доказательств?

Тедди слегка лукавил, но Сара, не искушенная в юридических тонкостях, не стала вдаваться в подробности. Она протянула ему сумочку Элизабет и сказала:

— Прищучь как следует эту негодяйку. Сделай так, чтобы о пристрастии к чужим вещам Элизабет Ленкстон стало известно как можно большему кругу людей.

Тедди покоробила эта кровожадность.

— Ты хочешь, чтобы я всем встречающимся на своем пути людям говорил, что завожу дело против Элизабет Ленкстон? Я думаю, что все мои коллеги очень удивятся и скоро станут меня избегать. Хвастаться ведением дела — привилегия начинающих, — вымученно улыбнулся Тедди, пытаясь шуткой разрядить напряженную атмосферу, которая воцарилась в номере. Про себя он думал другое — сплетня о возбуждении дела о воровстве адвокатессы Элизабет Ленкстон стала бы хитом в разговорах всех людей, втянутых в судейскую орбиту.

— Это меня не касается. Ты мой адвокат и делай то, что я считаю нужным, — сурово подвела черту Сара. — Пока!

Тедди ушел, впервые унося с собой маленького червячка, который заполз ему в сердце. Действительно ли Сара тот ангел, который всегда рисовался в его воображении?

Всю обратную дорогу он лелеял надежду, что Элизабет в больнице не было. Сцена, которую он нечаянно подсмотрел и подслушал, — только плод его фантазии, сыгравшей с ним дурную шутку. Сейчас он войдет в палату и обнаружит, что там нет никакой Элизабет, и все станет на свои места.

Мечты Тедди осуществились. Его глаза чуть ли не вылезли из орбит, когда он увидел, что вместо Элизабет на кровати в кокетливой пижаме возлежит незнакомая женщина. Черты ее лица напоминали Элизабет, и Уорнфолд догадался, что это Линда.

— Здравствуйте, я адвокат Уорнфолд. А вы мадам Эркюлье? Линда?

Реакция сестры Элизабет на его вежливое представление озадачила Уорнфолда.

— Здравствуй, Тедди, — обрадованно воскликнула она и простодушно поинтересовалась: — А Бетти где?

— Не знаю — буркнул Тедди.

— Вы поссорились?

— Вы, по-моему, не поняли, — резче, чем требовала ситуация, сказал Тедди. — Я адвокат лорда Мортимера и Сары Гренвилл. Мне бы хотелось с вами побеседовать, чтобы лучше понять те печальные события, которые имели место в офисе компании лорда Мортимера…

Не дав ему договорить, Линда весело рассмеялась.

— Все адвокаты на одно лицо, вернее одинаково выражают свои мысли: Заумным языком, который дает им возможность скрывать истинные чувства. Вы, по-моему, не поняли. Я, мадам Эркюлье, в девичестве звалась Белиндой Ленкстон и прихожусь родной сестрой моему адвокату Элизабет Ленкстон, — передразнила она Тедди, лукаво на него посмотрела и продолжила уже нормальным тоном: — Тедди, спуститесь на землю и взгляните на нас, грешных, без адвокатской мантии, а заодно не забудьте заглянуть и к себе в душу. Лучше чистосердечно ответьте на мой вопрос: — Почему вы поссорились с Бетти?

— Может быть, вы сначала расскажете, почему напали на моих клиентов? Я еще не слышал вашей версии.

— Моей? Я думала, что Бетти все вам рассказала. Это все та злополучная записка… — Лицо Линды омрачилось, потом она, как бы отгоняя от себя мрачные мысли, запустила руки в свои роскошные волосы, подняла их кверху и надменно улыбнулась.

— Записка? Вы все еще продолжаете придерживаться версии, лишенной здравого смысла? — саркастически усмехнулся Тедди. — Бетти была у вашего мужа, пыталась ее найти, но нигде не обнаружила. А то, что вы натворили недавно, уже находясь здесь, в больнице, вообще не укладывается в сознании, — против воли бурно отреагировал Тедди, решивший держаться официально с этим олицетворением порока.

— Ее и нельзя было найти. Мне кажется, что я, зажав ее в руке, поехала в офис и, конечно, потеряла где-то. — Глаза Линды наполнились слезами.

Она напомнила ему обиженного ребенка, который говорит взрослым, что он видел радугу, а ему никто не верит. Ребенок не может доказать справедливость своих слов — радуга давно исчезла, а взрослые считают, что ребенок все выдумал лишь на том основании, что они сами эту радугу не видели.

Тедди, сам находящийся в смятении чувств, остро почувствовал ее незащищенность. В его душе вспыхнуло сочувствие, ему захотелось утешить Линду. Он вдруг безоговорочно ей поверил. Ему стало стыдно, что он мучил бедняжку глупыми расспросами, и он перевел разговор на другую тему.

Очень скоро они установили тесный контакт. И Линда, благодарная Тедди за такт и чувствуя, что он страдает, как она решила, из-за ссоры с сестрой, постаралась его развеселить. Она рассказывала ему смешные истории из своей жизни, а потом предложила ему погадать.

— Говорят, что блондинки не могут быть предсказательницами судьбы, но у меня хорошо получается, — сказала Линда, быстро тасуя карты.

Тедди нехотя согласился. Линда разбросила веером карты, и в этот момент в палату вошла Элизабет.

— Я ему гадаю, — воскликнула Линда, увидев сестру. — Бедному Тедди явно не везет в любви, — лукаво добавила она и легонько стукнула картой, которую держала в руке, его по носу.

Тедди смутился. На какое-то время он забыл, зачем пришел сюда, отвлекся от своих черных мыслей, но при виде вошедшей Элизабет волна ревности захлестнула его. Если до этого момента он и верил искренность Линды, но не мог понять, как разумный человек совершил столь ненормальный поступок, то теперь он очень хорошо понимал состояние, заставляющее очертя голову бросаться на кого попало. Сейчас он с удовольствием огрел бы по башке Джеймса, да и Бетти от него досталось бы.

Тедди бросил взгляд на коварную обманщицу и швырнул ей сумку.

— В ней пудреница. Объясни, откуда ты ее взяла?

Элизабет равнодушно взглянула на плоскую кожаную сумочку. Она ее видела впервые, и ее не волновали никакие принадлежности косметики, в ней хранящиеся.

А вот сцена, открывшаяся взору, когда она вошла в палату, настолько ее поразила, что она до сих пор не могла успокоиться. Она попыталась взять себя в руки. Разум ей говорил, что ревновать к сестре смешно. Какой бы непредсказуемой ни была Линда, она никогда не станет отбивать любимого мужчину у родной сестры. Но сердце продолжало бунтовать. И Элизабет вдруг поймала себя на мысли, что близка к тому, чтобы зашвырнуть чем-нибудь тяжелым и в Линду, и в Тедди.

Ревность что, заразная болезнь? — подумала Элизабет и впервые искренне посочувствовала сестре. Даже она, которая совсем не любит Тедди, бурно реагирует, а что говорить о Линде?

— Сама открутила бы ему голову, — зло прохрипела Элизабет, к всеобщему удивлению присутствующих, среди которых был и только что вошедший в палату комиссар Жервье.

Его появление прошло незамеченным. Все слишком были заняты собственными душевными переживаниями.

— Любопытное высказывание для адвоката, — прокомментировал он.

— Пришли еще раз взять у меня показания? — светски улыбнувшись, вежливо спросила Линда.

— И да и нет, — уклончиво ответил комиссар Жервье. — Сейчас меня больше интересует пудреница, хранящаяся, по-видимому, в этой сумочке. — И комиссар указал на злополучный кожаный прямоугольник, который Элизабет продолжала держать в руках.

— Не знаю я ни о какой пудренице, и вообще это не моя сумка. — Брезгливым движением Элизабет отшвырнула ее от себя.

— Вынужден предупредить, что вы должны выбирать выражения. Все сказанное вами может быть истолковано против вас.

— Вы меня в чем-то подозреваете? — спросила Элизабет.

Комиссар выразительно пожал плечами.

— Вы вправе пригласить адвоката.

— Он здесь! — Тедди шагнул вперед.

— Ну что ж, очень хорошо. А теперь приступим… Вы утверждаете, что эта сумка вам не принадлежит?

— Это моя сумка! — с жаром воскликнула Линда. — Я ее приобрела несколько дней тому назад.

— Вот как? В каком же магазине вы ее купили? Здесь, в больнице?

— Линда, не говори глупостей! Месье комиссар, не обращайте на сестру внимания. Ее слова — только выражение заботы о младшей сестре, ничего более. Я не очень хорошо помню эту сумку. Возможно, она моя, но я в последнее время покупала много сумок…

— Месье комиссар, мой клиент не совсем понимает суть вопроса. Это может быть ее сумка, может быть и не ее. Я не думаю, что данное изделие из кожи уникально. В магазине наверняка целая партия таких сумок, и не в одном. Потом женщины настолько часто меняют одежду, что ни одна из них не в состоянии запомнить все детали своих туалетов.

— Не согласен с вами, месье адвокат. Вы судите по себе. — Поскольку Тедди картинно удивился, комиссар пояснил свою мысль: — Вы говорите как мужчина, а женщина может забыть все, что угодно, только не то, что было на ней надето. Напомните женщине, в каком она была платье в тот или иной момент, и она мигом вспомнит все события, тогда случившиеся. Но я пойду вам навстречу и отложу этот вопрос. Мадемуазель, — обратился он к Элизабет, — откройте сумочку и посмотрите ее содержимое.

— Нет! — закричал Тедди. — Не смей! — Он вырвал сумочку из рук Элизабет и подал ее комиссару.

— Месье комиссар, будьте так добры, сами достаньте пудреницу, но только осторожно.

— Интересная мысль! — Комиссар Жервье с любопытством взглянул на Уорнфолда. — Видимо, вы, месье адвокат, лучше меня разобрались в сущности этого дела. — И комиссар с помощью платка извлек пудреницу. — Вам знакома эта вещь? — обратился он к Элизабет.

— Впервые вижу. Это не моя пудреница. У меня такой никогда не было.

— Какой такой?

— Я пользуюсь обычной компактной пудрой, а в эту надо насыпать. Так поступали наши бабушки, не желая просыпать пудру. Я думала, что их, — Элизабет показала рукой на пудреницу, — уже и не выпускают.

— А вы что скажете? — обратился комиссар к Линде.

— Я подтверждаю слова Бетти. Я ни разу не видела у нее эту пудреницу, а вот компактную — да, видела.

— А вы сами, какой пользуйтесь?

— Тоже компактной, хотя я с удовольствием приобрела бы такую вещицу. Даже если она и не старинная, то сделана с большим изяществом, а роспись напоминает манеру знаменитого Ватто.

Комиссар не спускал глаз с говорящей Линды, но та держалась абсолютно естественно. От ее горячечной лихорадочности, с которой она утверждала, что сумка принадлежит ей, и следа не осталось. Женщина была абсолютно спокойна. Вряд ли она такая талантливая актриса, подумал комиссар, а вслух спросил:

— Вы интересуетесь искусством?

— Я окончила Французскую академию художеств.

— Если я вас правильно понял, вы хотите, чтобы я снял отпечатки пальцев? — спросил комиссар Жервье у Уорнфолда.

— Если вы обвиняете Элизабет Ленкстон, то — да!

— В чем меня можно обвинять?! — удивленно вскричала Элизабет. — Не имею я никакого отношения к пудренице, никогда ее не видела и не держала в руках.

— Хорошо, мадемуазель, пусть будет так. — И комиссар Жервье вежливо откланялся.

Несколько минут все молчали. Потом Элизабет на цыпочках подошла к двери и рывком ее распахнула. В коридоре никого не было.

— Линда, что это за история с пудреницей? — сурово набросилась на сестру Элизабет, закрывая дверь.

Линда молчала.

— Запах, — наконец задумчиво проговорила она. — Тот же самый, что и от записки…

— Линда! — Элизабет не выдержала и, подойдя к сестре, тряхнула ее за плечи. — Линда, что ты на этот раз натворила?!

— Ничего! Я так же, как и ты, не имею к этой пудренице никакого отношения. Возможно, она старинная… Верно, стоит очень дорого, а если ее расписывал сам Ватто, то — баснословно дорого… Интересно, кому она принадлежит?

— Саре Гренвилл, невесте лорда Мортимера, — сухо проинформировал ее Тедди и вышел из палаты. Ему надо было побыть одному. Поступок Сары явился для него последней каплей. Весь его мир летел в бездну. Дважды сегодня убитый, он не мог больше сопротивляться ударам судьбы. Ему хотелось напиться, напиться до бесчувствия, чтобы в памяти никого не осталось — ни Сары, ни Бетти. Они обе предали его. Элизабет, конечно, вольна влюбляться в кого угодно, даже в Джеймса, но Сара, его идеал женщины, — как она могла обратиться в полицию с заведомым наветом? Трудно себе представить человека, который решился бы на такую подлость, а Сара оказалась на него способной.

Это ревность! — парировало выпады разума сердце. Одна бросается убивать, другая пытается утопить соперницу с помощью полиции. Но воспаленный мозг не слушал доводов сердца, которое — надо отдать ему справедливость — возражало не слишком активно. Сам Тедди предпочел бы действовать, как Линда, с открытым забралом, но поступить, как Сара, исподтишка, он не способен. Интуитивно он чувствовал, что и Бетти не стала бы прибегать к таким ухищрениям.

— Бетти, — воскликнула Линда, когда они с сестрой остались одни, — Сара любовница моего мужа!

— Не говори ерунды! Этого не может быть! Где бы они познакомились?

— Не знаю. Только записка, пудреница и эта Сара имеют один и тот же запах, — упрямо стояла на своем Линда.

— Одинаковыми духами пользуются сколько угодно женщин! Если бы она пахла клоакой, тогда твой вывод заслуживал бы внимания, а так… Глупости. Выброси их из головы.

— Нет! Интуиция мне подсказывает, что я права. Интересно, почему она решила тебя утопить этой пудреницей? Как я поняла, она заявила полицейскому комиссару, что ты ее украла.

— Конечно, в этом нет никаких сомнений. Но зачем она это сделала, я тоже не пойму. Это же не моя сумка.

— Бетти, я купила такую же, когда ездила к Дж… — она запнулась и закончила скороговоркой, — к лорду Мортимеру.

— История с пудреницей от этого яснее не стала, — пожала плечами Элизабет. — Кстати, а почему ты здесь? Ты же должна быть в Лондоне, сидеть в отеле как мышка и не высовываться. Что ты еще задумала, сестричка?

— Ничего, — грустно сказала Линда. — Мне не хотелось, чтобы ты думала обо мне, как о падшей женщине. Ты же меня такой не считаешь, а? — Линда жалостливо посмотрела на Бетти.

— Нет, конечно, — порывисто ответила Элизабет и обняла сестру. — Милая моя, не переживай так.

— Я не знаю, что со мною произошло. Я никогда не изменяла мужу. Это первый раз… — Линда замолчала, потом тихо добавила: — Лунное затмение — вот что это было. Самое удивительное, что я ни о чем не жалею. Это плохо?

— Не знаю, Линда. Мне трудно судить об этом.

16

Сара без стука вошла в номер к Джеймсу. Его в гостиной не было. Сара заметила кипу фотографий, веером разбросанных на журнальном столике. Отлично, подумала она. Пусть полюбуется на свою любовницу. Особенно хорош был один из снимков, где Элизабет Ленкстон была снята сидящей в объятиях Шарля. Попалась голубушка, решила Сара.

В этот момент из спальни вышел Джеймс.

— Сара? — удивился он. — Извини, я не слышал, как ты вошла. Рад тебя видеть, — вежливо произнес он, но тон, с каким это было сказано, говорил об обратном: он не считал появление Сары приятной неожиданностью.

Сара моментально это поняла. Такой поворот событий ею тоже был просчитан. Поэтому лицо ее сразу приняло скорбное выражение. Она приложила платочек к сухим глазам.

— Джимми, у меня украли брошь, — пробормотала Сара запинаясь. По ее мнению, такая манера говорить выражала сильное волнение.

Джеймс не выносил женских слез. Как деловой человек, он считал, что эмоциями нельзя помочь делу. Плачущая женщина вызывала у него раздражение, ему хотелось ее как следует встряхнуть и заставить думать, а не ронять горько-соленую жидкость из своих глаз.

— Ты уверена, что брошь украли? Может быть, ты ее потеряла?

— Да! И я знаю, кто это сделал! — Сара еще сильнее стала тереть глаза. Ей даже удалось пару раз громко всхлипнуть.

— Кто? — удивился Джеймс. Как она так быстро вычислила вора? Или он ей представился? Скорее всего, Сара путает понятия «украл» и «отнял». Женщины не отличаются ясностью мышления.

— Элизабет Ленкстон! — произнесла Сара. В ее голосе прозвучала мстительная радость, которую она не смогла скрыть.

— Кто-о? — еще сильнее удивился Джеймс, ожидавший услышать длинную историю, где именем будет служить выражение «человек на мотоцикле», «мужчина в магазине» или что-нибудь в этом роде. — Сара, это нонсенс! Она адвокат, если мне не изменяет память.

— Смотри! — И Сара протянула Джеймсу газету.

Название газеты было ему знакомо. «Жизнь Парижа»! Его имя уже однажды фигурировало на страницах этого бульварного издания. «Нравы островитян» называлась очерченная кем-то статья в специализировавшейся на пикантных историях газете.

Джеймс быстро пробежал глазами газетные строчки. «Адвокат воровка — это нормальное явление для британцев или нет?» — вопрошал автор статьи. Имя Сары не упоминалось, ничего не говорилось и о нем.

Джеймс бросил быстрый взгляд на Сару. С каких это пор она пристрастилась к чтению газет, пусть даже таких в высшей степени познавательных? Насколько он знает свою невесту, она просматривает только журналы мод.

На лице Сары была написана такая злобная радость, что Джеймс поразился, а его привычный к аналитической работе мозг стал прокручивать возможные причины. Что она имеет против Элизабет Ленкстон? Он лично эту даму не знает, да и Сара никогда не упоминала это имя, хотя ему оно почему-то кажется знакомым.

— Ну и что? — излишне резко спросил Джеймс. — Пусть мисс Элизабет Ленкстон воровка, но почему ты считаешь, что именно она украла у тебя брошь?

— Я встречалась с нею в кафе.

— Зачем?

— Хотела поговорить о деле мадам Эркюлье.

Джеймс изумился. Сара никогда не была деловой женщиной. А в этом случае и необходимости никакой не было — Тедди прекрасно справился бы со всеми проблемами. Ему захотелось разобраться в этой загадке.

Джеймс взял телефон и набрал номер Уорнфолда.

— Тедди, приезжай сам и найди Элизабет Ленкстон. Попроси ее приехать ко мне.

— Что ты задумал, Джеймс? — воскликнула Сара. — Зачем ты хочешь их видеть?

— У тебя же украли брошь. Я намерен этим заняться, — с едва заметной иронией проговорил он. — Разве ты пришла сюда не за помощью? — Он с подозрением взглянул на Сару, на лице которой не видно было никаких следов слез.

Сара прикусила нижнюю губу. Как она могла так оплошать и выйти из образа? Она снова достала платок, который машинально убрала в карман джинсов, и приложила к глазам. Джеймс с усмешкой наблюдал за ее действиями.

— Сара, мне надоел этот спектакль! — Он бросил ей газету. — Возьми почитай. Может, вспомнишь, что у тебя еще украли. Претензии надо предъявлять скопом. Тогда обвиняемому труднее оправдаться.

Минут через пятнадцать, в течение которых Джеймс невозмутимо сидел в кресле и курил, а Сара стояла у окна, олицетворяя собой застывшую скорбь, приехал Тедди. Он не нашел в себе сил заехать за Элизабет. Превозмогая себя, он смог ей только позвонить и передать просьбу Джеймса.

Не успел он войти в номер, как Сара бросилась к нему, изображая бурные рыдания.

— Спаси меня, Тедди, он не хочет меня понять…

Тедди слегка поморщился — заниматься выяснением любовных отношений ему совсем не хотелось. В его душе кипела злоба на Джеймса, на его снобистское требование пригласить к нему его же собственную любовницу, на свою незавидную роль, которую ему придется сыграть при этой встрече. Кроме того, подозрения, появившиеся у него в отношении Сары, заставили его пойти на шаг, который он расценивал как предательство со своей стороны. Тедди успокаивал себя, что, когда все выяснится, он объяснится с Сарой и попросит у нее прощения. Она поймет, что он не смог бы жить, зная, что и на солнце есть пятна.

Тедди отстранил от себя Сару.

— Привет, Тедди! Где Элизабет Ленкстон? — Голос Джеймса звучал на удивление спокойно и дружелюбно.

Не успел Тедди ответить на вопрос, как в номер вошла Элизабет. Она слегка запыхалась и выглядела взволнованной, но это только придало живость ее идеально правильным чертам лица и делало его еще красивее. Глаза ее горели — она жаждала выиграть сражение за Линду.

Тедди отступил в глубь гостиной, не желая видеть встречи любовников. Его взгляд наткнулся на валяющиеся на журнальном столике снимки, и он… замер. В глазах потемнело, дыхание остановилось. Тедди тупо смотрел на улыбающуюся Элизабет в объятиях мужчины.

Элизабет остановилась, окидывая взглядом собравшихся. Незнакомый мужчина поднялся с кресла ей навстречу, любезно улыбаясь. Неужели это Джеймс Хэнтон? Она никогда не признала бы его в этом широкоплечем уверенном в себе мужчине с холодно-любезным выражением лица. Тогда он ей показался омерзительным типом. Видимо, страх оказаться замужем повлиял тогда на ее оценку.

— Элизабет Ленкстон? Здравствуйте, мисс, проходите, садитесь, — услышала она властный, но приятный мужской голос.

А что случилось с Тедди? Он стоит с таким потерянным лицом, бледный, с синими трясущимися губами, словно все его родные умерли в одночасье и сейчас он смотрит на их посмертные фотографии.

Элизабет уже открыла рот, чтобы спросить Тедди в чем дело, но в этот момент на нее набросилась с кулаками Сара.

— Шлюха, воровка, дрянь, подзаборная сучка, — кричала Сара, используя богатый словарь портовых грузчиков.

Элизабет съежилась и закрыла лицо руками. Такой встречи она не ожидала. Она не умела защищать себя от людей, применяющих в качестве самых весомых доводов кулаки. Вот если избивали бы кого-нибудь другого, она, не раздумывая, кинулась бы в драку. Тедди! — хотела крикнуть Элизабет, но помощь пришла с другой стороны. Стальное кольцо рук оградило ее от Сары.

— Извините, мисс. Этого в моем сценарии не было. Позвольте проводить вас в ванную. — Джеймс Мортимер взял опеку над Элизабет.

Элизабет от похода в ванную комнату отказалась, и Джеймс усадил ее в кресло.

Сара исходила злобой. Она рвалась к Элизабет, но Джеймс с силой оттолкнул ее. Она пошатнулась, но не упала. Потом, осознав, что ее поведение льет воду на мельницу соперницы, притворно громко застонала.

— Сара, успокойся, — приказал Джеймс. — Веди себя прилично, иначе я выведу тебя отсюда.

Вся разыгравшаяся сцена оставила Тедди безучастным — он продолжал тупо пялиться на фотографии.

— Тедди, что ты там увидел? Восьмое чудо света или ящик Пандоры? — Джеймс подошел к Уорнфолду и тоже взглянул на фотографии. — А! — воскликнул он, собираясь высмеять Тедди за странные наклонности к разглядыванию чужих любовных фотографий, которые кто-то по ошибке доставил ему в номер, но вдруг выражение его лица изменилось, и он воскликнул: — Это же вы, мисс Ленкстон!

Элизабет уже немного пришла в себя от бурной встречи с Сарой и, заинтересовавшись репликой Джеймса, тоже подошла к журнальному столику. У нее не было оснований считать Сару Гренвилл безгрешным ангелом, поэтому она быстрее мужчин сообразила, кто здесь заказывал музыку.

— Мисс Гренвилл, я не единственный адвокат, которого может нанять мадам Эркюлье. Стоило ли применять тяжелую артиллерию, чтобы вывести меня из игры? Подсунутая пудреница, фотографии с Шарлем… А это еще что такое? — В поле зрения Элизабет попала газета с ее фотографией. Она взяла «Жизнь Парижа» в руки и пробежала глазами статью. — Мисс Гренвилл, вы хотите сражаться со мной? И считаете, что выиграете?

— Да! — воскликнула Сара. — Но только не там, где вы думаете. Я не собираюсь затевать процесс против вас, но хочу, чтобы он знал, — она кивком головы указала на Джеймса, — что вы собой представляете. Вы распущенная особа, которая отдается всем мужчинам без разбору, а не только ему.

Тедди стоял, опустив голову. Он уже не пытался понять, кто прав и кто виноват. Обе женщины были ему одинаково противны. Не обратил он внимания и на то, что после слов Сары воцарилось гробовое молчание. Элизабет и Джеймс с удивлением, чуть ли не раскрыв рты, взирали друг на друга и на Сару.

— Я вас знаю! — неожиданно воскликнул Джеймс. — Вы моя невеста! — Он подошел к Элизабет поближе. — Простите, что не узнал вас сразу. Вы очень изменились. Стали решительной деловой женщиной, адвокатом. Поздравляю! Вы не жалеете, что не связали свою жизнь с моей?

Теперь уже Сара и Тедди изумленно смотрели на тех, кого они считали любовниками.

— Нет! — резко ответила Элизабет. — Вполне достаточно, что вы поиграли с моей сестрой как кот с мышкой.

— Я? С Белль?

— Так это она — Белль?

В напряженной тишине резкой тревожной трелью прозвучал телефон. Джеймс схватил трубку. В ней раздался взволнованный голос миссис Кроултон.

— Лорд Мортимер, я вспомнила фамилию Белинды. Она — мадам Эркюлье. У нее муж француз, отсюда такая необычная для англичанки фамилия.

— Мадам Эркюлье, — выдохнул Джеймс.

Трубка выпала у него из рук. В ней продолжала верещать мадам Кроултон, выясняя, слышит ли ее лорд Мортимер или нет. А он стоял, пытаясь унять тревожно бьющееся сердце, и все повторял внезапно севшим голосом: — Мадам Эркюлье, мадам Эркюлье. Белинда — мадам Эркюлье…

— Что обо мне здесь говорят? Кто меня вспоминает? — В комнату влетела Линда, держа перед собой огромную картину из сухих цветов, которую Элизабет раньше видела на стене гостиной сестры.

— Белль! — Джеймс рванулся вперед, сразу же обретя громкий голос и способность к движению.

Телефон со звоном упал на пол, но на него никто не обратил внимания.

— Это она! — воскликнула Сара. — Шарль — набитый дурак. Если бы не он, я выиграла бы сражение.

Линда пропустила слова Сары мимо ушей и устремилась к Джеймсу.

— Да, я — Линда Эркюлье! — вызывающе сказала она, остановившись напротив Джеймса и глядя на него горящими глазами. Если ты помнишь мою записку, я обещала вернуться. И вот я здесь. Ты хочешь упечь меня в тюрьму? — И, не давая возможности Джеймсу ответить, тут же продолжила, уже обращаясь к Саре: — А вы, мисс Гренвилл, можете забирать моего мужа. Я вам его дарю.

— Что это значит? — прозвучал на манер хора из древнегреческой трагедии одновременно вырвавшийся у Тедди и Джеймса вопрос.

Линда только хотела ответить, но тут дверь открылась в очередной раз и в номер стремительно вошла миссис Рипли.

— Что это значит? — требовательно спросила она.

Если можно говорить о том, что каждый человек создает вокруг себя микроклимат, то миссис Рипли была мошной охлаждающей системой. Легкий аромат духов, окружающий эту женщину, казался струей арктического холода. Она была бы идеальной находкой для режиссера, задумавшего экранизировать «Снежную королеву» Андерсена и искавшего актрису на заглавную роль.

Джеймс знал миссис Рипли и восхищался тем искусством, с которым она управляла своей империей. Она сосредоточила в своих руках почти все производство отделочных строительных материалов Англии. Компания Мортимера неоднократно инвестировала предприятия миссис Рипли, поэтому он часто с ней встречался. Он удивленно уставился на нее, недоумевая, по какой причине эта леди оказалась здесь. Он вроде бы не назначал ей деловой встречи.

— Линда, доченька, что ты делаешь? — снова раздался трубный глас, и миссис Рипли устремилась к Линде и Джеймсу, которые, сами того не сознавая, стояли обнявшись.

Несмотря на то что намерения Джеймса еще не были окончательно ясны Линде, любовь заставила ее потянуться к нему, ища защиты и поддержки. И он с огромной радостью их ей предоставил. Он прижал ее к себе и нежно обнял. А после вопроса миссис Рипли они, как застигнутые врасплох шаловливые дети, покраснели, но, вместо того чтобы разжать объятия, еще теснее их сомкнули.

— Я люблю вашу дочь, миссис Рипли! — твердо сказал Джеймс и обратился к Линде: — Белль, я прошу тебя стать моей женой. Что ты мне ответишь? — Его голос вибрировал от волнения.

— А как насчет мадам Эркюлье? Она же покушалась на вашу драгоценную жизнь? — притворно-смиренным тоном спросила Линда.

— Без этой мадам моя жизнь не представляет никакой ценности, — прошептал Джеймс.

— Тогда я говорю: да, да, да!

Пока влюбленные ворковали, Сара занялась выяснением личности матери Линды и Элизабет. Этот вопрос ее очень заинтересовал.

— Миссис Рипли? — спросила Сара.

— Да, мама носит свою фамилию, — усмехнувшись, пояснила Элизабет. По выражению лица Сары она поняла, что та знает про империю Рипли, и получила удовольствие от ее растерянности.

Уяснив, что проиграла окончательно — по мнению Сары, только идиот способен расстаться с такими деньгами, какие может дать женитьба на одной из дочерей миссис Рипли, — она медленно направилась к двери.

— Останьтесь, мадемуазель! — В номере появилось еще одно лицо — комиссар Жервье. — О! — воскликнул он, когда увидел столько людей в номере. — Я попросил бы незаинтересованных лиц удалиться.

— Здесь нет незаинтересованных лиц. Лучше объясните, кто вы такой и по какому праву здесь распоряжаетесь?

Комиссар Жервье окинул взглядом суровую леди и слегка улыбнулся. У него давно уже выработался иммунитет к приказам и требованиям немедленно разобраться и доложить.

— По праву полиции, мадам, — ответил он и, проигнорировав миссис Рипли, обратился к Тедди Уорнфолду: — Мы сделали экспертизу. Отпечатков пальцев мадемуазель Ленкстон на пудренице нет. Нет и следов пальчиков мадам Эркюлье. Вы настаиваете на идентификации, мадемуазель? — обратился он уже к Саре. Та не ответила. Тедди тоже молчал. Комиссар достал из кармана маленький сверток и развернул его. — Это ваша брошь, мадам? — спросил он Линду.

Она отрицательно покачала головой.

— Эту брошь я подарил Саре Гренвилл. По ее словам, ее у нее украли, — не выпуская Линду из своих объятий, пояснил Джеймс.

— Как это произошло, мадемуазель? — задал вопрос комиссар Жервье, обратившись к Саре. Та не ответила, и комиссар продолжил: — Мы задержали месье Эркюлье. Он пытался продать ее ювелиру. Тот позвонил нам. Месье Эркюлье утверждает, что брошь принадлежит его жене. Вы не объясните ситуацию, мадемуазель Гренвилл?

— Нет! — резко крикнула Сара. — Идите все к черту! Я ничего не знаю.

— Сара, ты только что утверждала, что Элизабет Ленкстон украла ее у тебя, — заметил Джеймс.

— Что-о? Как вы смеете обвинять мою дочь! Я вас в порошок сотру, дрянь вы этакая! — Миссис Рипли двинулась к Саре. На глаза ей попалась картина, принесенная Линдой, и миссис Рипли, схватив ее, рванулась к Саре с намерением исполнить свою угрозу в буквальном смысле.

— Мэм, умоляю! Простите мою сестру! — кинулся к миссис Рипли Тедди.

— Сестра… — пролепетала Элизабет. — Сара твоя сестра?..

Но миссис Рипли остановить было трудно.

— Отойдите, молодой человек. Каждый должен понести наказание тем способом, который больше всего понимает.

— Мадам Эркюлье отомстила ей с опережением. Она вырвала у нее немало волос. Пощадите Сару!

— Да? — Миссис Рипли на мгновение остановилась. Картину она по-прежнему держала высоко в руках, намереваясь ударить ею Сару по голове. — Молодец, Линда! Ладно, оставлю ее в покое.

— Сара, подпиши. Я подготовил бумаги, что ты не имеешь к мадам Эркюлье никаких претензий, — сказал Тедди.

Сара взглянула на него злыми глазами.

— Чертов адвокат! Ненавижу! Ты давно замыслил эту комбинацию. Ты меня предал, братец!

— Нет, Сара. Ты сама себе выкопала яму, — грустно сказал Тедди. — Поверь, я был самым верным твоим другом. А бумаги я составил потому, что хотел тебя попросить их подписать просто так. Я считал, что у тебя золотое сердце и ты не сможешь долго держать зло на мадам Эркюлье. Вы же даже не были знакомы.

— Ты дурак, Тедди! Эта авантюристка обвила тебя вокруг пальца, как и Джимми. Это он надоумил тебя заставить меня простить эту дрянь… мадам Эркюлье? — поправилась Сара, увидев угрожающее движение картиной миссис Рипли.

— Нет, Сара. Я ничего не согласовывал с Джимми, хотя ты права — вряд ли он будет возражать.

— Лорд Мортимер просил прекратить дело мадам Эркюлье еще вчера утром — подал голос комиссар. — Ему стало жаль незнакомую женщину. Хотя он и не знает за собой вины по отношению к мадам Эркюлье, но, возможно, он ее чем-то нечаянно обидел, поэтому она так с ним и поступила.

— Еще вчера утром? — спросила Элизабет. А она-то почти целый день потратила на то, чтобы убедить охранника не поддаваться на провокации адвоката лорда Мортимера.

— Да. Но я не знал, что Белль и мадам Эркюлье одно и то же лицо. Ее-то я накажу, только полиции вмешиваться не придется, — промолвил Джеймс.

— Молчи, Джимми. Ты еще сам у меня попросишь пощады, — счастливо улыбаясь, ответила Линда и, не стесняясь, обвила его шею руками.

Сара подписала бумаги.

— Я могу идти? — спросила она с вызовом, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Подождите, мадемуазель, — ответил комиссар. — Еще одна маленькая деталь. — Он достал из кармана кольцо. — Месье Эркюлье дал в отношении его несколько отличные от тех, которые я услышал насчет броши, показания. Вы их подтверждаете?

— Да, — с вызовом ответила Сара. — Это мое кольцо. Я получила его от матери и никогда не утверждала, что оно было у меня украдено. — Высоко подняв голову, она вышла из комнаты, громко стуча каблуками.

Комиссар Жервье укоризненно покачал головой ей вслед, а Элизабет тихо пробормотала:

— Линда оказалась права. Она была любовницей ее мужа.

— Вы обязаны мне все объяснить, комиссар! — громко потребовала миссис Рипли.

— Стоит ли, мадам? — хитро улыбнулся комиссар. — У вас дочь адвокат. Она может вам помочь в этом вопросе. — Он подмигнул Элизабет и медленно направился к двери.

Тедди стоял с похоронным видом. Элизабет с внезапно обострившейся интуицией поняла, что причиной его состояния является не только Сара. Она подошла к Тедди, который снова занялся разглядыванием снимков.

— Это муж Линды, теперь, по-видимому, бывший. Он специально все подстроил. — И Элизабет рассказала о сцене, разыгравшейся в кафе «У Клотильды».

— Боже, какой подлец! — в ярости вскричал Тедди, потом добавил: — Я встретился с журналистом, который написал статью о Линде. Интервью ему дал Шарль Эркюлье.

— Нисколько этому не удивлена. У меня сердце чуяло, что в этой истории виноват только он, — произнесла Элизабет и, оставив Тедди справляться с сердечной раной, нанесенной ему Сарой, подошла к воркующим голубкам. — Я должна повиниться, — медленно начала она. — Сегодня вечер снятия покровов со всех тайн, а у меня есть чужая вещь, но я ее не украла. Я только не нашла в себе силы признаться, что в тот момент меня приняли за другую. — Элизабет протянула кольцо Джеймсу. — Наденьте его, той, кому оно принадлежит.

Последнее открытие окончательно доконало Тедди.

— Боже, какой я дурак! — воскликнул он и, шатаясь, вышел из комнаты.

— Пойдем, мама. Мы здесь лишние, — обратилась Элизабет к миссис Рипли, и они покинули гостиничный номер.

А через три дня Элизабет, возвращаясь в Лондон, обнаружила в соседнем кресле самолета того же соседа, с которым летела в Париж. Она его еще не простила — ей не понравилось, что он усомнился в ней. Поэтому сейчас Элизабет упорно разглядывала закрытый иллюминатор, а Тедди, утративший свою находчивость, с тоскою на нее смотрел. Наконец он предпринял неуклюжую, с его точки зрения, попытку. Ничего более остроумного не пришло ему в голову.

— Мадемуазель аббатиса! Мадемуазель, вы настоятельница монастыря святой Женевьевы?

Элизабет вздрогнула. Как она могла забыть, кто и где ей это уже говорил? Против воли Элизабет улыбнулась.

— Так это ты тот молодой человек, что довел меня до слез в Габороне? Это из-за тебя Линда меня чуть не выдала замуж за Джеймса? Берегись, Тедди, моя месть будет долгой и страшной.

— Я готов все вытерпеть, если только ты меня простишь. Простишь, Бетти?

Элизабет взглянула на него. Лицо ее стало серьезным.

— Я ничего не обещаю, но в судебных процессах буду твоим непримиримым противником.

— Я согласен на любые условия. — Тедди взял руку Элизабет и сжал. Потом привлек ее к себе и поцеловал в губы.

Его смелость была вознаграждена сторицей. Элизабет самозабвенно ему ответила.

— Прости меня, Бетти, я ревновал тебя к Джимми.

— Неужели? Я не заметила, — немного слукавила Элизабет, и страстно поцеловала Тедди.

Эпилог

Стройная высокая фигура невесты в белом подвенечном платье привлекала всеобщее внимание. Ее золотистые волосы, уложенные в строгую прическу, сверкали в огне свечей. На брачную церемонию собралось много народу. Дочь миссис Рипли, одной из самых богатых женщин Англии, выходила замуж. Такое событие светский Лондон пропустить не мог.

Жених тоже был под стать невесте. Высокий, широкоплечий, он стоял рядом и не сводил глаз со своей любимой. Привлекал внимание публики и шафер жениха.

— Какой красавчик, — прошептала одна девушка другой. — Он женат?

— Насколько мне известно, да. Вон на той особе. Она и невеста — сестры.

Девушка посмотрела туда, куда показала подруга, и увидела красивую располневшую блондинку с ярко-синими, сапфировыми глазами. Ее беременность уже была настолько заметна, что она не могла исполнять роль подружки невесты и сидела, обмахиваясь веером. В церкви было душно.

— Жаль! Я не успела. Его жена уже ждет ребенка.

— Да, второго, а поженились они полтора года назад.

— Сразу видно, что не теряли времени даром.

— Я бы не решилась. Первые роды портят фигуру до безобразия, а уж вторые просто катастрофа для женщины.

— Ну что ж, тем лучше. Если она останется таким бочонком, у меня появится шанс.

— Особенно не рассчитывай. Он любит ее до безумия.

— Откуда ты знаешь?

— Смотри, и ты поймешь…

В этот момент шафер обернулся и посмотрел беспокойным, полным любви и нежности взглядом на свою жену.

— А вы, Теодор Уорнфолд, берете эту женщину, Элизабет Ленкстон, в жены, чтобы любить, уважать и заботиться о ней, пока смерть не разлучит вас? — произнес священник.

— Я думаю, они будут счастливы, — вынесла вердикт миссис Рипли и посмотрела на сидящую рядом дочь. — Ты хорошо себя чувствуешь, Линда? — тревожно спросила она. Давай выйдем на свежий воздух.

— Нет, мама. Если Джимми обнаружит мое отсутствие, он сразу же покинет свой пост и сорвет бракосочетание Бетти. Я потерплю. А потом мне не привыкать. Я уже один раз проходила через это. Думаю, что в последний, — шутливо добавила Линда.

— Почему?

— Мама, я ношу двадцатый размер, а когда-то он был десятым. Мне еще хочется нравиться своему мужу.

— Глупости! Ты носила четырнадцатый. А муж никогда никуда от тебя не денется. Он даже сейчас всю шею вывернул, глядя на тебя. — Миссис Рипли замолчала, неодобрительно кивнув на зятя, который в очередной раз повернул голову, чтобы взглянуть на жену, потом добавила: — Я надеюсь, что Бетти будет настолько благоразумна, что пойдет по твоим стопам и не будет тянуть с ребенком.

— Мама, это зависит не только от нее, — засмеялась Линда.

— Разве Тедди не хочет иметь детей? — встревожилась миссис Рипли.

— Я же пошутила, мама. Ты права, они будут счастливы.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.