/ / Language: Русский / Genre:love_short,

Страстные очи

Нора Филдинг

Однажды к Шерилл Доналдсон, врачу ветлечебницы, приходит мужчина, представляется Лордом Хэррингтоном и предлагает ей ни много ни мало… стать его любовницей. Чем ответит Шерилл, замужняя дама, не слишком счастливая в семейной жизни? Примет ли столь странное предложение — ведь они никогда до этого не виделись — или отвергнет его? А сам лорд Хэррингтон? Что движет им? Только ли желание отомстить жене, прелестной Ванессе, или совсем другое чувство?..

Нора Филдинг

СТРАСТНЫЕ ОЧИ

Черепаха важно шествовала по гаревой дорожке сада.

— Ну же, Кики, быстрее! — звонко закричала маленькая девочка с огромным малиновым бантом, венчающим белобрысый тоненький хвостик, в который были собраны ее волосы. — Кики, не отставай! — снова подала черепахе команду девочка и вприпрыжку побежала вперед.

Сохраняя невозмутимость, черепаха медленно двигалась вперед. Девочка на бегу оглянулась и остановилась.

— Кики, шевели лапами. Ать, два! Ать, два!

— Стой! Назад! Ко мне! — раздался звонкий мальчишеский голос.

Девочка не обратила на строгий окрик никакого внимания. Он не имел ни к ней, ни к ее питомице никакого отношения. Она и Кики были у себя на даче, в Брайтоне. Здесь жили ее дедушка и бабушка. Девочка приехала к ним погостить. Как сказала мама, ей полезно подышать свежим морским воздухом. Никто не должен без разрешения находиться в их владениях.

В этом году у девочки появилась замечательная подружка — черепаха Кики. Ее подарил ей дедушка. И девочка уже несколько дней упорно дрессировала Кики. К сожалению, безрезультатно. Черепаха не хотела бегать с девочкой наперегонки, не желала она и маршировать.

— Ать-два! Ать-два! Левой! — командовала девочка, но черепаха продолжала лениво перебирать лапками, упорно подчиняясь собственному ритму.

— Синклер! Кому сказал? Назад! — снова услышала девочка, но, как и в первый раз, никак не отреагировала на строгий призыв неведомого ей мальчика.

Небольшой сад позади дома окружала плотная стена подстриженного самшита, который отделял их участок от соседского. Генерал — дедушка девочки — никому не позволял без приглашения приходить к нему. Вдалеке находился садовник — подкармливал розы. Девочка чувствовала себя в безопасности.

— Кики, ты лентяйка! Я на одной ноге и то быстрее прыгаю. Смотри! — возвестила всем, кто мог ее слышать, девочка и привела свои слова в исполнение.

Кики не отреагировала на этот вызов. Наоборот, она вдруг остановилась и втянула голову и лапы под панцирь. И только она сделала это, как из кустов выпрыгнул огромный бульдог.

— Синклер! Вернись! — кричал мальчик, продираясь сквозь заросли самшита.

Девочка кинулась наперерез собаке, спеша спасти Кики, но споткнулась и упала. Бульдог Синклер метнулся от черепахи к девочке и ткнулся в нее своим мокрым носом. Девочка хотела закричать, но страх сдавил ей горло, и изо рта не вырвалось ни звука.

— Синклер, бесстыдник! Вот ты где!. Ты будешь наказан, — сурово объявил подошедший мальчик и взял бульдога на поводок.

Девочка обрела дар речи и заплакала. Вытирая на бегу слезы, она кинулась к черепахе.

— Кики, милая, ты жива? — тормошила ее девочка, но та не шевелилась. Девочка заплакала еще громче.

— Не вой! — строго одернул ее мальчик. — Синклер не ест черепах!

— А мою… съел… Кики не двигается!

— Значит, пришло ее время, — резонно заметил мальчик. — Все живые существа смертны, — добавил он, явно кому-то подражая.

Мальчик оказался прав. Черепаха умирала.

Она сделала несколько судорожных движений, выпростала из-под панциря голову и лапы и замерла.

Мальчик и собака неторопливо удалялись.

— А-а-а! А-а-а! — закричала девочка.

— Все девчонки плаксы, — тихо сообщил мальчик Синклеру.

Бульдог согласно вильнул обрубком хвоста.

Глава 1

Дверь снова распахивается, и в кабинете возникает молоденькая девушка, почти подросток.

— Спасите! Она умирает! — По щекам девчушки текут слезы. Глаза смотрят с надеждой и отчаянием.

Шерилл поднимается из-за стола. Возможно, на этот раз обойдется, думает она. День сегодня не задался. Первый пациент, котенок, умер от желудочного кровотечения. Глупыш проглотил кусочек стекла. Чем он привлек котенка, сказать трудно. Шерилл оказалась бессильной помочь ему. Жаль молодую кошачью жизнь. Неужели и на этот раз ей придется отступить перед смертью?

Девчушка разворачивает салфетку.

Нет, не котенок. Белая крыса!

— Это Роза! Ее схватил Терри! — Губы девочки дрожат. С руки капает кровь.

Шерилл недолюбливала крыс. Если врачу была бы дозволена видовая дискриминация, она не лечила бы их. Их и хомяков. Часто рассказываемый анекдот про умственные способности ротвейлера и его хозяина Шерилл перенесла бы на владельцев хомячков. Кто глупее хомячка? Его хозяин, конечно!

Но горе девчушки трогает совсем не черствое сердце Шерилл. Кровь с руки девочки капает все сильнее и сильнее.

— Клади на стол, — командует Шерилл и неожиданно ощущает себя не врачом, а девочкой с черепахой в руках из далекого прошлого.

Тогда для нее тоже рушился мир, как сейчас для этой девочки.

Шерилл делает быстрое движение головой, как бы отгоняя видение. Дверь снова распахивается, и в кабинет вбегает молодая женщина.

Шерилл вопросительно смотрит на нее.

— Я мать Мэри, — торопливо объясняет молодая женщина.

Шерилл согласно кивает. Девочка, продолжая придерживать руками крысу, кладет ее на стол.

Шерилл видит огромную рваную рану. Крысе прилично досталось. Шерилл подходит ближе. Да, Розе не повезло. Кровь уже не капает, а течет тоненькой струйкой. Но что это? Девочка тоже ранена?

— Собачка-то маленькая, даже забавная, с бородкой. Но настоящая зверюга! Бросилась на Розу, — объясняет мать девочки, но Шерилл уже ее не слушает.

— Отпусти крысу! Прежде твоя рука!

— Боже ты мой, Мэри! Она тебя укусила?

— Спасите Розу! Она же умирает!

— Молчи, Мэри! Какая теперь Роза? Умоляю, док, помогите дочке!

— Да-да, конечно. Успокойтесь! Вы ее знаете?

— Это моя дочь! А вы спрашиваете, знаю ли я ее…

— Ой-ой-ой! Больно!

— Терпи. Я спрашиваю о собаке. Это, наверное, миттельшнауцер. Они охотятся на крыс.

Порода специально для этого выведена. Так вы его знаете, миссис?

— Колби. Миссис Колби. Нет, не знаю.

— Тогда надо делать уколы.

— Не надо! Я боюсь! А Терри я знаю. Это собака соседа напротив…

— Мэри, деточка, потерпи. Лучше сделать уколы. А на Терри мы подадим в суд…

Наконец рука девочки перевязана, укол сделан, а крыса Роза тихо испустила свой последний вздох.

— Я похороню ее в палисаднике. Можно, мамочка? — тихо прошептала Мэри.

Шерилл машинально открывает ящик стола.

В нем ее сменщица и совладелица ветлечебницы, доктор Гилби, держит коробку с туфлями.

Шерилл вынимает туфли. Потом подходит к крысе и опускает труп в коробку.

— Мне очень жаль… — тихо произносит она. — Рана была несовместима с жизнью.

— Спасибо, док, вы помогли Мэри, — говорит миссис Колби, обращаясь к Шерилл.

— Обязательно покажите дочку врачу, — советует Шерилл. — Я же ветврач. Лечу животных, а не людей. Я оказала только экстренную помощь.

— Да-да. Несомненно. Спасибо вам. — Мать с дочкой выходят из кабинета. — Не плачь! Я куплю тебе еще одну крысу, — слышит Шерилл фразу, уже адресованную Мэри.

С той маленькой девочкой, потерявшей черепаху, поступили по-другому. Интересно, чей метод лучше? — думает Шерилл, но размышления прерываются новым посетителем.

В кабинет входят ризеншнауцер с хозяином.

— Привет, Викки. Дай лапу! Ну не упрямься. Нет, не эту! Дай правую. Молодец! Викки — умная собака, — хвалит Шерилл ризеншнауцера.

У Викки плановый осмотр. Неделю назад Шерилл купировала ей уши. Хозяин не захотел отступать от стандартов породы. Шерилл такую позицию одобряла, хотя теперь многие владельцы собак жалеют своих питомцев и растят их лопоухими. Дескать, мы зеленые. Шерилл таких хозяев не любила. Породы собак выведены искусственно, и распространение на них теории защиты природы выглядит слишком нарочитым, считала она. Скорее всего, люди хотят оправдать свою лень. Но мистер Дерби пунктуален. Выполняет все, что положено.

— Умница, Викки. Ушки у тебя хорошие.

Скоро заживут. Потерпи еще чуточку. Сейчас добинтую — и пойдешь гулять, — говорит Шерилл ризеншнауцеру. Тот внимательно слушает ласковый голос Шерилл, и по морде видно, что он доволен и похвалой, и обещанием прогулки.

— Спасибо, док. Легкая у вас рука, — говорит на прощание мистер Дерби.

Шерилл остается одна, и ее мысли тотчас же переносятся к девочке с погибшей черепахой. Дед тогда рассудил не так, как миссис Колби с Розой. На следующий день маленькую девочку пяти лет от роду сопровождал громадный дог. На что рассчитывал дедушка? Возможно, хотел у принцессы, как он ее называл, воспитать чувство превосходства над всем миром?

Подумаешь, какой-то мальчик с бульдогом! А у нее будет дог, ростом выше трех бульдогов вместе взятых.

Дедушка оказался никудышным психологом.

Отношения с догом у Шерилл не сложились.

Это была не милая подружка-черепашка, с которой она играла на равных. Кобель — а дог был представителем мужского племени — вызывал у девочки трепет вкупе с почтением. Она обращалась к нему «сэр».

— Роджер, может быть, погуляем, сэр? Или:

Роджер, не хотите пойти к розарию, сэр?

Мысленно Шерилл перенеслась в те годы.

Коричневый Роджер стоял перед глазами. Да, он сознавал свою значимость. Вряд ли он подчинялся бы дедушкиной принцессе, если бы та не обращалась с ним с таким почтением…

— Доктор Доналдсон, я на прием.

— Да-да, проходите, — скороговоркой пролепетала Шерилл, с трудом отрываясь от прошлого, и взглянула на вошедшего. — Лорд Хэррингтон? Почему вы здесь? Прекратите преследовать меня! Я, по-моему, еще в прошлый раз четко и ясно выразила свои взгляды на… — Шерилл осеклась. Лорд Хэррингтон насмешливо смотрел на нее.

— Я пришел на прием. Объясняю, если вы не поняли. — Он потряс кокетливым кошачьим домиком. — Валери требуется помощь. Квалифицированная, конечно. Вы способны предоставить ее?

— Да-да, — зачем-то торопливо заверила его Шерилл и покраснела. История повторяется, подумала она. Что творится со мной в его присутствии? Чертовщина какая-то!

— Вы доктор Доналдсон? — Так впервые она услышала этот властный, привыкший отдавать команды голос.

В тот раз Шерилл тотчас же ему подчинилась. Она рывком поднялась из-за стола, чуть ли не собравшись рапортовать. Правда, потом спохватилась и медленно опустилась на стул.

— Да, это я, — окончательно смутившись, пробормотала она тогда и залилась румянцем.

— Очень хорошо. Я — лорд Эдвард Хэррингтон.

За это мгновение Шерилл успела прийти в себя. Ну и что? — подумала она. Конечно, удобно, когда хозяева животных представляются, но это совсем не обязательно. Главное, сами пациенты. Интересно, кого привел самоуверенный лорд? Это более важно, чем знание его имени и положения.

— Кто у вас, сэр?

Шерилл завороженно смотрела, как лорд Хэррингтон извлекает из кармана небольшую коробочку. Неужели его питомец помещается в ней? Он что, любитель огромных мадагаскарских тараканов? Или в коробочке живет обычный рыжий домушник? Странно! Эдварду Хэррингтону подошла бы крупная собака какой-нибудь необычной, редкой породы. Не элегантная поджарая борзая и не прозаическая немецкая овчарка, а, например, черная бельгийская или экзотический венгерский кувас.

Шерилл как-то вызывали к собаке этой породы. Красота и мощь куваса не оставили ее тогда равнодушной.

Но лорд Хэррингтон как всякий человек имеет право на прихоть. И если ему по сердцу таракан, Шерилл должна его лечить. Правда, она еще никогда не имела дела с тараканами.

Откровенно говоря, она даже не знает, как их лечить. Да что там лечить, она и диагноз-то поставить не сможет, ибо не знает, чем тараканы могут болеть. Надо позвать кого-нибудь на консультацию. Но почему лорд Хэррингтон уточнял, она ли доктор Доналдсон? Может, ему меня рекомендовали? Интересно кто? Владелец собаки или кота?

Коробочка оказывается на столе. Шерилл продолжает зачарованно на нее смотреть. Потом поднимает глаза и видит откровенную насмешку во взгляде посетителя. Почему? Что она сделала не так?

— Откройте, — излишне строго говорит Шерилл.

Насмешка из глаз лорда перемещается на губы, но он выполняет ее желание. В коробочке оказывается не таракан и вообще не живое существо, а… ювелирное украшение! Серьги!

Длинные подвески с огромными камнями.

Если сравнить их дизайн с породой собак, то они точно такие, как собака, с которой представляла Эдварда Хэррингтона Шерилл.

Не утонченно-элегантные и не обычный ширпотреб. Массивные, они были ужасны в своем великолепии, но оторвать от них глаз было нельзя. В них ощущалась какая-то первобытная красота. Понятие «ювелирное украшение» к ним не подходило, это были скорее драгоценности!

— Что это? — наконец пролепетала Шерилл.

— Серьги. Вам.

— Почему?

— Что «почему»?

— Почему вы их мне принесли?

— Я их вам дарю. А почему? — он усмехнулся. — И так ясно. Я же представился!

— Да, — растерянно согласилась Шерилл, но его слова ситуации ей не прояснили.

Он это понял.

— Я предлагаю вам отомстить своему мужу.

Со мной.

В глазах Шерилл появилось замешательство и испуг.

Лорд Хэррингтон усмехнулся.

— Моя жена предпочла мне вашего мужа, — почти с неприличной откровенностью заявил он. — Почему бы нам не утешиться в объятиях друг друга?

Потрясенная Шерилл молчала.

— Я явился тем, кто открыл вам истину?

Прошу прощения.

— Нет, я догадывалась. Только не знала с кем, — выдавила из себя Шерилл.

— Сегодня, в восемь. Ресторан «У Симпсона» на Стрэнде подойдет? — с грубоватой прямотой спросил он.

Шерилл успела немного прийти в себя.

— Нет, — заявила она. — Не подойдет. И прошу — оставьте меня в покое. Мне не нравится ваша идея. Я не собираюсь изменять своему мужу ни с вами, ни с кем-либо другим.

Эдвард Хэррингтон круто развернулся и вышел из кабинета. Футляр с серьгами так и остался лежать на столе.

— Постойте, — закричала Шерилл. — Серьги!..

Но он не вернулся. Шерилл бросилась к дверям кабинета и выскочила в коридор. Хэррингтона нигде не было видно. Шерилл быстро сбежала по лестнице — ее кабинет располагался на втором этаже — и выскочила на улицу. Черный сверкающий автомобиль словно ждал ее появления, чтобы выйти на старт. Габаритные огни подмигнули Шерилл и влились в автомобильный поток. На повороте они еще раз насмешливо вспыхнули и исчезли.

Шерилл растерянно посмотрела им вслед, потом вернулась в кабинет. Надо отправить ему серьги. Адрес лорда Хэррингтона можно узнать в телефонном справочнике, решила Шерилл.

Поразмыслив немного, она пришла к выводу, что, учитывая его сложные отношения с женой, лучше узнать, членом какого клуба он является, и послать серьги туда или по месту работы — занимается же лорд Хэррингтон чем-нибудь: служит или председательствует в каком-нибудь совете. Приняв это решение, Шерилл убрала серьги в ящик стола и умудрилась благополучно про них забыть.

Боже, какой стыд! Что подумает о ней лорд Хэррингтон? Даже сейчас, когда он снова возник перед ней, она не вручила немедленно ему серьги, а набросилась на него, отчитывая его за недостойное поведение. А сама? Присвоила чужую собственность, как последняя воровка!

— Вы не хотите оказать Валери помощь? — Он открыл кошачью корзину. — Он перестал есть, и вид у него все время скучный.

Шерилл стряхнула с себя воспоминания. Да, сегодня день сюрпризов, причем нельзя сказать, что приятных.

Из ядовито-синей обивки на Шерилл смотрел черный жирный котище. Он открыл свою розовую пасть и с наслаждением зевнул. Валери как две капли воды походил на питомца мисс Лэм. Такой же черный, раскормленный сверх меры, с белым пятнышком под правым глазом.

И зовут его точно так же. Чудеса, да и только! У породистых собак помет должен быть идентичным, но у кошек это встречается редко.

— Ну что, Валери, давай посмотрим тебя, дружище. На что жалуемся? — Поглаживая кота по животу и одновременно пальпируя внутренние органы, спросила Шерилл.

Валери прикрыл один глаз и лениво замурлыкал, выражая свое одобрение ее действиям.

Шерилл нажала немного сильнее в области печени, но кот не выразил никакого беспокойства.

— Я думаю, что с вашим питомцем все в порядке, — закончив осмотр, объявила Шерилл. — А что не ест, так ничего страшного. Возможно, сам решил сесть на диету. Вашему коту не помешает немного похудеть. Можете подавать ему витамины. Я выпишу рецепт, и вы их купите у нас в аптеке на первом этаже. — Шерилл начала торопливо царапать рецепт. Ручка, как всегда, когда Шерилл волновалась, отказывалась писать, и серьги снова вылетели у нее из памяти. — Вот. — Она протянула бумажку.

— Спасибо, доктор Доналдсон, — лорд Хэррингтон взял рецепт, но кабинет покидать не спешил.

— Все. Больше вам ничего не надо, — словно оправдываясь, пояснила Шерилл.

Лорд Хэррингтон улыбнулся.

— Ах да. Я совсем забыла. Серьги. — Шерилл залилась краской так, что даже кончики ушей стали пунцовыми. — Вы не думайте, я не хотела их присвоить. Понимаете, так получилось, — сбивчиво бормотала она, судорожно ища футляр с серьгами в ящиках стола. В ее душе поднялась волна паники. Вдруг он подумает, что она хотела их прикарманить? Серьги, как назло, находиться не спешили.

— Предложение остается в силе. Сегодня в восемь «У Симпсона». Или вы предпочитаете «У Виресвеми»?

— Что? — Шерилл так ушла в поиски серег, что до нее не сразу дошел смысл слов.

— Я вас приглашаю поужинать. Идет?

— Да, — неожиданно для себя соглашается Шерилл.

— Прекратите шарить в столе. Я не беру назад своих подарков. Лучше скажите где?

— Что «где»? — совсем растерялась Шерилл.

Ящик стола, который она полностью выдвинула, покачнулся и под действием собственной тяжести упал на пол. Раздавшийся грохот совсем лишил Шерилл душевного равновесия.

Она нагнулась к ящику, но поскользнулась на банановой кожуре — остатке ланча доктора Гилби. Та, как всегда, забыла выбросить банановую шкурку, и сейчас она вывалилась из ящика прямо ей под ноги.

Еще чуть-чуть — и Шерилл растянулась бы на полу, но лорд Хэррингтон ловко подхватил ее и усадил на стул.

— Успокойтесь! Просто скажите, в каком ресторане мы обедаем?

— «У Виресвеми».

Боже, он примет меня за полную идиотку.

Его жена, наверное, не ведет себя как последняя дура. Небось, держится с достоинством и говорит кокетливым тоненьким голоском. А у меня откуда-то бас прорезался.

— Что ж, я тоже люблю Индию. Сказочная страна. До встречи, док.

При чем тут Индия? Ах да, это же шикарный ресторан в стиле этнического рококо с индийской кухней! Но зачем я согласилась пойти с ним? Видно, на меня подействовала магнитная буря, как любит говорить Салли.

А если мне не ходить? Не явится же он с обвинениями сюда, ко мне? Возможно, мысли о мести оставят его? Изменить с женой мужчины, который наставил ему рога? Что за удовольствие! Он же прежде никогда не видел меня.

А если бы я оказалась уродиной? Тогда что?

Тоже назначил бы мне свидание? Или нет?

Придумал бы какую-нибудь отговорку, почему пришел ко мне в кабинет? Да, конечно. А может быть, я по сравнению с его женой и в самом деле страшилище? Кто знает…

Нет, я не пойду в ресторан, наконец решила Шерилл. На мгновение ей стало легче.

Не надо лукавить, прошептал кто-то, засевший в самом глухом уголке ее сознания Ты пойдешь. В восемь часов будешь «У Виресвеми».

Нет, не тронусь с места! Шерилл не могла поверить, что какой-то глупый внутренний голос будет нашептывать ей такую ерунду.

Пойдешь! И не возможность насладиться местью тебя туда поведет. Ты не сможешь подвести человека. Он же будет тебя ждать. Ты обещала. Значит, должна выполнить.

Да, я никогда не была вертихвосткой, согласилась Шерилл. И потом, что случится, если они вместе пообедают?

Глава 2

— Это ты?

— Я, Салли, я.

— Что случилось? У тебя на приеме была кобра?

— Нет, — растерялась Шерилл. — У меня еще ни разу не было на приеме змей…

— Да? А я думала, что тебя не иначе как кобра укусила. Жгучая брюнетка. Бижутерия кислотных дискотек для юных девиц. У доктора Доналдсон явно мозги с места сдвинулись…

— Салли, не издевайся. Я, между прочим, ходила на свидание…

— Ба, какая я дура! Не догадалась сразу! — Салли хлопнула себя по лбу. — Ты была у налогового инспектора? Он любит знойных брюнеток?

— Салли…

— Постой, у тебя же налоговик — женщина!

Она лесбиянка?

— Не знаю. Салли, послушай…

— Как не знаешь, а говоришь, ходила на свидание…

— Салли! — крикнула Шерилл. — Ты ходишь на свидания только к налоговым инспекторам?

— Я? Нет… — растерялась Салли.

— Представь себе, что и я — нет!

— Но…

— Что «но», Салли?

— Зачем же тогда ты нацепила эту помоечную бижутерию? Разве не для того, чтобы показать, что проела последний шиллинг? По твоему виду сразу скажешь, что пациентов у тебя негусто. Я не доверила бы такому врачу, как ты в сегодняшнем прикиде, даже двадцатилетнего шпица с мочекаменной болезнью, простатитом и хроническим геморроем, такого, который постоянно портит воздух и рыгает круглые сутки.

— Почему? — неожиданно для себя спросила Шерилл. Перед встречей с Салли она всегда настраивала себя не поддаваться ей. Болтушка Салли могла увести разговор в самое невероятное русло. Вот и сейчас Шерилл с нетерпением ждала объяснения, почему та считает ее профнепригодной. Интересно, как Салли работает с клиентами? Сообщает им все свои мысли? А те ждут, когда смогут вставить словечко о деле, которое привело их к ней? Но Шерилл знала, что Салли считается хорошим работником. Талант есть талант, подумала она.

— Ты еще спрашиваешь? Да потому, что честнее сразу же отправиться усыплять псину. При таком имидже, как сейчас у тебя, с трудом верится, что ты отличишь кобеля от суки. Ну зачем ты нацепила эту дребедень?

— Это не дребедень! Это золото самой высокой пробы с бриллиантами!

— Да ну… А выглядят как стекляшки. Кто же такие булыжники за бриллианты примет? А зачем же ты так для инспектора вырядилась?

— Дался тебе инспектор. Не была я ни у какого инспектора. Да и замужем я. Забыла? У нас общая декларация. И налоги обязанность Джерри.

— Так где же ты была? — Салли медленно опустилась на стул, во все глаза глядя на подругу.

— Я же сказала — на свидании. А брюнеткой стала потому, что не хочу быть блондинкой!

— Не понимаю… Ты и не была блондинкой.

Шатенка с рыжеватым отливом и близко к блондинке не стояла.

— Захотелось быть красивой…

— А-а! — протянула Салли. — Но все равно не понимаю. Джентльмены предпочитают блондинок. Это я знаю. Хотя женятся на брюнетках…

Но ты-то уже замужем, — недоуменно добавила Салли.

— Ты всегда была тупой…

— Так объясни! Я этого и добиваюсь. Что это за свидание, с которого уходят в девять? Кто он, этот любитель утренников?

— Разве имя имеет значение?

— Нет, конечно. Если не хочешь называть, не говори. Но, как я, тупая, разумею, ты пришла со мной поделиться впечатлениями…

— Да… то есть нет. Лорд Хэррингтон пригласил меня поужинать в ресторане. Я согласилась, но, когда села за столик, мне стало страшно. Я притворилась, что мне нужно в туалет, и пошла якобы туда. Салли, я от него смылась…

— От кого?

— От лорда Хэррингтона!

— Зачем? Он не может тебя преследовать!

— А ты откуда знаешь?

— Лорд Хэррингтон — мой босс вкупе с твоим муженьком!

— А куда делся мистер Роудз? Как я знаю, он был главным боссом.

— Никуда не делся, — удивилась Салли. — Он и есть лорд Хэррингтон. Получил титул от престарелого двоюродного дедушки.

— Наверное, не только титул, но и состояние…

— Он и так богат, хотя деньги лишними никогда не бывают. Но дед на поверку оказался нищим. Все промотал при жизни.

Шерилл кивнула. Салли работала финансовым советником в крупной инвестиционной компании, владельцем которой и оказался лорд Хэррингтон. Кстати Джерри, ее муж, — младший партнер лорда. Наверное, леди Хэррингтон настоящая красавица, раз Джерри не испугался с ней связаться!

А то, что дед не внес никакой лепты в состояние лорда Хэррингтона, тоже не новинка для Шерилл. В ее семье примерно такая же ситуация. Только не дед, а собственная мать разбазарила все средства. И сделала это так талантливо, что Шерилл ничего не оставалось, кроме как самой зарабатывать на кусок хлеба.

Хорошо, что на образование хватило.

Шерилл вздохнула. Интересно, цел ли тот дом на побережье, в котором она проводила лето с бабушкой и дедушкой. Дед был богат. А она, его внучка, уже нищая. Ладно, хватит об этом, решила Шерилл. Сегодня целый день у нее одни воспоминания.

— Значит, у него шашни с женой босса! — задумчиво протянула Шерилл.

— У кого?

— У моего муженька!

— Да уж, он ни одной юбки не пропустит. Ой! — воскликнула Салли и прикрыла рот. — Прости, пожалуйста. Я не хотела… Но раз ты уж знаешь…

— Знаю, и давно. Нет ничего тайного, что не становится явным. Ты же понимаешь, что нашлось немало рьяных хранительниц чужого семейного очага. Постарались. Просветили. — Шерилл замолчала. Салли тоже не торопилась продолжить разговор. — Она красивая? — неожиданно поинтересовалась Шерилл.

— Кто?

— Салли, прекрати, пожалуйста! Ты прекрасно знаешь, о ком я спрашиваю. О ней! О леди Хэррингтон!

— Да. Она была его личным секретарем, а теперь жена. Платиновая блондинка с небесно-голубыми глазами. Высокая, худая. В общем, что надо. Картинка, а не женщина!

— Значит, я права, что убежала…

— Почему?

— Салли, ты сегодня раздражаешь меня своей тупостью. Почему? Почему? — передразнила подругу Шерилл. — Потому что лорд Хэррингтон избрал меня средством мести. Хотел, чтобы я изменила мужу с ним.

— А ты?

— А я хочу быть целью! Объектом выбора!

Поняла? — В голосе Шерилл неожиданно для нее самой прозвучали злость и отчаяние. На глаза навернулись слезы.

Салли вскочила со стула.

— Боже мой, я и вправду идиотка! Расселась, а ты стоишь, словно на допросе. Садись. — Салли подвинула стул Шерилл. — Сейчас сварю кофе. Не расстраивайся. Все будет тип-топ, как говорит мой муж.

Шерилл невольно улыбнулась. Весельчак, балагур и неутомимый оптимист Коул, муж Салли, действительно любил так приговаривать по поводу и без повода.

— Черт меня тогда дернул пригласить тебя на вечеринку, — пробормотала Салли, разливая кофе по крохотным чашечкам. — Я-то думала, что ты найдешь свое счастье…

— Я тоже так думала, но…

— Пей кофе. Скажу, не хвалясь, что лучше, чем у меня, найти в Лондоне трудно. И я не держу в тайне главный секрет отличного кофе.

Все дело в кардамоне. Кажется, что может быть проще. Добавь чуточку. Так нет, никто не верит.

Вот когда мы с Коулом плыли по Нилу…

Шерилл отключилась. Вспоминать о свадебном путешествии Салли могла сколько угодно долго. Мысли Шерилл перескочили на вечеринку, о которой обмолвилась Салли.

Это был корпоративный вечер в инвестиционной компании накануне Рождества. Салли уже тогда встречалась с Коулом, своим будущим мужем. Он работал вместе с Салли. На вечеринку каждый мог привести друга или подругу. Вот Салли и предложила ей пойти. Шерилл согласилась. Работа в ветлечебнице много развлечений не сулила. А дискотеки и ночные клубы…

Шерилл не была их завсегдатаем. Да и на то, чтобы пойти одной с целью кого-нибудь там подцепить, она не была способна.

Автомобильная пробка в тот вечер задержала их, и, когда они приехали, веселье было в самом разгаре. Никто не обратил внимания на их появление. Только один мужчина, с котором Шерилл умудрилась столкнуться в огромном зале, удивленно присвистнул.

— Откуда такая красавица? Почему не знаю?

— Я здесь не работаю, — смущенно пробормотала Шерилл.

— Пришла со своим бойфрендом?

Шерилл отрицательно покачала головой.

— Неужели с мужем?

Шерилл показалась, что в глазах мужчины появилась грусть.

— Нет, меня пригласила подруга — Салли Конвей. Наверное, я не имею права здесь быть.

Простите, — окончательно смутилась Шерилл.

— Такая красавица имеет право на все. Хотите, буду вашим кавалером? Джерри Доналдсон — младший партнер фирмы, — представился он и, не дожидаясь согласия, подхватил Шерилл под локоток.

Блеск женских нарядов, сверкание возвышавшейся в центре зала елки, шум голосов, смех, внимание только что обретенного поклонника — все это подействовало на Шерилл, как старое выдержанное вино. Голова у нее закружилась, и она почувствовала опьянение. Худощавый, с копной темных прямых волос Доналдсон показался Шерилл очень симпатичным.

Даже небольшой рост его не портил. А когда он предложил ей потанцевать, она не смогла скрыть радость.

— Давай уйдем отсюда, — предложил Джерри.

К этому моменту в голове Шерилл образовался моторчик, который заставлял мозги вести себя словно спутник на орбите. Они постоянно совершали вращательное движение. Несколько выпитых коктейлей довершили дело.

Шерилл было все равно, куда двигаться, лишь бы не расставаться с этим обаятельным мужчиной. В его глазах горел огонь, суливший ей радость и счастье.

Джерри привез ее к себе домой. Квартира оказалась просторной и красиво обставленной.

Это заметила даже опьяневшая и плохо соображавшая Шерилл.

— У вас прекрасный вкус, — похвалила она интерьер квартиры.

— Профессиональный дизайнер постарался. — Джерри усмехнулся.

Шерилл не обратила внимания ни на его слова, ни на тайный подтекст, читавшийся в них.

Намного позже, уже став его женой, Шерилл узнала, что убранство квартиры дело рук бывшей любовницы Джерри. Тогда же все, что он говорил, казалось ей ласкающей слух музыкой.

— Тебе хорошо со мной? — Пальцами правой руки он взял ее за подбородок и приподнял голову. Его губы оказались совсем близко от ее лица.

Шерилл завороженно смотрела на Джерри и молчала. Прикосновение его пальцев заставило ее затрепетать.

— Ты самая красивая женщина, которую я видел, — прошептал Джерри, и его губы мягко накрыли ее рот.

Поцелуй длился долго. Джерри ласково и вместе с тем настойчиво притянул ее к себе.

— Ты прелесть, — проворковал он, освобождая ее от воздушного платья.

Шерилл не осознавала, что делает. Она таяла в его руках, позволяя ему целовать ее руки, шею, грудь. Все происходило так и не так, как представляла себе она. Но она находилась в каком-то фантастическом состоянии, где предметы имели совсем другое значение, чем на самом деле. Алиса в Зазеркалье! Шерилл всегда считала, что любовь — это слияние не только физическое, но и духовное. Но в отношениях с Джерри было что-то не так. Это она потом поняла, что сливалось воедино только у нее, а у него — нет.

— Ну и дурочка… — сказал он, когда все закончилось. — Решила подцепить меня на крючок? Думаешь, женюсь на тебе?

— Да нет, — залепетала она, пытаясь улыбнуться, но губы не слушались, а на глаза наворачивались слезы. Зачем он так? Ей и в голову не приходили мысли о замужестве.

Если быть честной, в ее голове тогда вообще не было никаких мыслей — один Джерри сидел в ее мозгах, подумала Шерилл, вспоминая то утро.

— А что, если жениться? — неожиданно спросил он то ли ее, то ли себя. — Ты кто? — Он приподнялся на локте и в упор посмотрел на Шерилл.

— Как кто? — растерянно пробормотала она. — Шерилл.

— Это я знаю. — Джерри рассмеялся. — А откуда ты взялась, Шерилл? Кто твои родители, где живешь, чем занимаешься? Не рассчитываешь же ты, что я женюсь на тебе, даже не зная, откуда ты появилась в моей жизни?

Издевался ли он над ней или нет? Шерилл не поняла этого до сих пор. Наверное, хотел поразвлечься на свой, особый манер, но она отнеслась к его вопросам серьезно и простодушно начала о себе рассказывать. Попался он на ее деде. Почему-то Шерилл поняла это только сейчас. Генерал, герой Второй мировой, заместитель главнокомандующего в войне за Фолкленды, лорд Уэстли был известной личностью в Британии. А Джерри в чем в чем, а в глупости и необразованности упрекнуть никак нельзя. Жениться на внучке знаменитого героя, один раз переспав с ней, — в этом был весь Джерри. Ее муж любит понт. А она приняла это за любовь. Возможно, Джерри рассчитывал на состояние. Ее материального положения он тогда не выяснял. С него хватило деда.

— Значит, лечишь собачек и кошечек, дурища ты моя… — подвел он итог.

— Лечу, — покорно согласилась с ним она.

— Вставай, поехали!

— Куда?

— К дочери знаменитого лорда Уэстли. Хочу просить у нее твоей руки.

— Ты серьезно?

— А что? Ты мне нравишься, я лишил тебя девственности. Следовательно, в ответе за тебя.

Поступаю как настоящий джентльмен. Какие могут быть претензии?

Она согласилась и неожиданно для себя оказалась замужем. Сначала все было хорошо, а потом Джерри стал задерживаться на работе.

Приходил домой с влажно мерцающими глазами и ворчал про занятость.

— С такой работой коньки отбросишь. А ты почему не спишь? Ждешь меня? Напрасно.

Нельзя же обоим уставать на одной работе.

Потом начались звонки. У инвестиционной компании вдруг оказалось невероятное число деловых партнеров женского пола. Причем менялись они с невероятной скоростью. Сначала звонила одна — от нее, по словам Джерри, зависело все будущее инвестиционной компании, а значит, и Шерилл тоже. Потом появилась другая, но с той же функциональной нагрузкой.

Когда в телефонной трубке раздался голос третьей особы, Шерилл уже не верила мужу.

Она попыталась докопаться до истины, расспрашивая Салли, свою давнюю подругу еще со школы. Но Салли утверждала, что ничего не знает о похождениях Джерри.

— Пойми, Шерилл, я же не общаюсь с твоим мужем. Откуда мне знать о его увлечениях?

— Ты же вместе с ним работаешь! — настаивала Шерилл. — Не ходишь же ты с заткнутыми ушами. Небось, в сплетнях недостатка нет!

— Мне некогда слушать сплетни. Я вкалываю, объясняя клиентам, как им лучше распорядиться своими денежками. За целый день так наговоришься, что собственное имя забываешь.

А ты — сплетни! Если бы я была секретаршей, тогда другое дело. Все про всех бы знала.

Салли тогда, наверное, посчитала, что ловко выкрутилась. Шерилл больше не настаивала на откровенности. Зато поняла, как действовать.

Надо познакомиться с секретарским персоналом. Конечно, она еще долго могла бы довольствоваться одними подозрениями, но заболел кот у менеджера по работе с клиентами, которая трудилась под руководством Салли. И толстый черный Валери попал на прием к доктору Доналдсон. Его хозяйка, мисс Лэм, оказалась разговорчивой особой и с радостью просветила Шерилл относительно похождений мистера Доналдсона. Это она рассказала ей и о связи Джерри и леди Хэррингтон. Только не уточнила, что она жена главного босса. Видимо, посчитала, что Шерилл и так это знает.

— Что ты молчишь? Еще кофе будешь? — вдруг услышала Шерилл. Оказывается, Салли уже закончила плыть по Нилу и теперь с недоумением взирала на подругу.

— У Эдварда Хэррингтона тоже есть кот. Такой жирный толстый котище. Один в один, как у твоей мисс Лэм. Они брали котят из одного помета? — неожиданно спросила Шерилл.

— Бог ты мой! — всплеснула руками Салли. Мисс Лэм сегодня жаловалась, что Валери совсем ничего не жрет. Ты же знаешь, как она обожает этого кота. Когда речь заходит о ее любимце, она удержу не знает. Болтает и болтает. — Салли заметила улыбку на губах Шерилл и, поняв ее смысл, тоже улыбнулась. Да-да, она о Валери может говорить сконечно. Болтушка еще та. Я просто отдыхаю. Вот и сегодня, как завелась, так даже не заметила, как в комнату вошел босс. Мы ей уж и знаки делали, чтоб замолчала, да куда там.

Разливается соловьем. Валери не ест ни консервов, ни парного мяса. Она не просто с ног сбилась. Придется идти к тебе на прием, говорит. Хэррингтон нахмурился, когда это услышал. Мы думали, что сейчас такой разгон устроит, мало не покажется. Он это умеет. Но вдруг он стал интересоваться кошачьей жизнью, а мисс Лэм только того и надо. А он, представляешь, неожиданно предложил свозить этого жирного котяру к тебе на прием.

Сам вызвался. Мы все так и прибалдели. Мэгги, есть у нас в отделе такая вертушка, даже предположила, что босс воспылал страстью к мисс Лэм. Представляешь, к такой уродине! Неужели и впрямь к тебе с ним отправился? — В глазах Салли горело неподдельное любопытство.

Шерилл усмехнулась.

— Да, пришел с ним.

— Значит, ты задела его сердце…

— Нет! Скорее в нем заговорило самолюбие, или он любит, чтобы все его планы, даже самые безумные, выполнялись.

— Не думаю…

— А я считаю, что именно так.

— Женская интуиция часто намного ближе к истине, чем мужская уверенность.

— Киплинг. Любимый писатель дедушки. Но что-то я не понимаю, какое отношение это его высказывание имеет к данной ситуации. Ты — женщина, а я — мужчина, что ли?

Салли рассмеялась.

— Не знаю, не знаю…

— Ладно, подруга. Спасибо за кофе. Пойду домой.

Глава 3

— Что ты с собой сделала? У тебя совсем нет вкуса. Превратила себя в крокодила. Где ты взяла эту куртку? — Чем она тебе не нравится? — В голосе Шерилл против ее воли прозвучало волнение.

Ей не хотелось показывать Джерри, что его мнение для нее что-либо значит. Но перед глазами возникло лицо Эдварда Хэррингтона. Тот тоже не смог скрыть удивления, когда она появилась в ресторане.

Шерилл расстроилась, но тут же рассердилась на себя. Это ее не должно волновать. Конечно, она ни капельки не поверила Салли, когда та уверяла в заинтересованности Хэррингтона ею. Неужели в глубине души мне хочется, чтобы это оказалось правдой?

Джерри раздраженно фыркнул.

— В таких куртках ходят только тинейджеры.

В твоем возрасте носят норковые накидки, а не искусственный мех под дикобраза. Разве не понятно?

Если ты подарил бы ее мне… Рассуждать всегда проще, с досадой подумала Шерилл. Но тотчас же решила, что не нуждается ни в каких подарках мужа. Бедные норки! Они такие хорошенькие зверки, а женщины их носят даже не для удовлетворения естественной потребности защиты от холода, что было бы простительно, а исключительно из тщеславия. Вот какие мы, словно говорят они своими роскошными меховыми пальто. Мужчины для нас ничего не жалеют. А Шерилл — врач, лечит животных, и мех норки ее не привлекает.

Не желает она губить братьев своих меньших.

— Опять в холодильнике пусто. Могла бы и приготовить что-нибудь, — снова раздался недовольный голос мужа. — Придется идти на деловую встречу голодным.

Смущение Шерилл — еды в доме действительно не было — сменилось гневом. Она слишком хорошо знала, что у мужа «деловые» встречи исключительно с женщинами. Значит, и сейчас собирается на амурное свидание. А отсутствие обеда только отговорка. Шерилл готовила хорошо. Тяга к кулинарному искусству проявилась у нее еще в детстве. В доме деда держали повара, и для Шерилл не было большего развлечения, чем тихо сидеть на кухне и наблюдать, как колдует мистер Терли. Он часто давал ей небольшие кусочки теста, и Шерилл старалась повторять его движения.

— У вашей внучки врожденный кулинарный талант, — говорил он бабушке Шерилл, когда та заходила на кухню с инспекционной проверкой.

В начале семейной жизни Джерри был приятно удивлен способностями супруги.

— Никогда не думал, что умудрюсь жениться на такой превосходной кулинарке, — говорил он, отдавая должное стряпне жены.

Почему же наш брак оказался неудачным, если он так хорошо начался? — подумала Шерилл. Может, причина в его скоропалительности? Если бы они общались чуточку дольше, то, возможно, поняли бы, что абсолютно друг другу не подходят.

Или Джерри олицетворяет собою мужскую полигамность? Но Коул, муж Салли, довольствуется ею одной и счастлив! Очевидно, она и Джерри не половинки одного целого из распространенной сказки о счастливых браках.

— У нас завтра гости!

— Кто?

— Нужные люди, моя дорогая! Все. Я пошел.

И так уже опаздываю. Кстати, если ты хочешь носить куртку, то хотя бы переделай рукава.

Симбиоз рукавов с митенками — это пошло, моя дорогая.

Видимо, лицо у Шерилл вытянулось и побледнело. Поэтому Джерри решил подсластить пилюлю:

— Салли и этого, как его, Коула, я тоже приглашу. Подготовь все по высшему уровню.

Так, значит, муж решил пригласить свою любовницу в ее дом. Встреч на стороне ему уже недостаточно. При всей своей любвеобильности Джерри всегда соблюдал приличия. Что же сейчас произошло? Салли и ее муж, которого Джерри прекрасно знает — тот работает в одной с ним компании в должности начальника отдела, — но упорно делает вид, что плохо помнит его имя, приглашены в качестве громоотвода. Джерри собрался со мной развестись и делает первые шаги в этом направлении?

Шерилл задумалась. Мысль, без сомнения, заслуживает внимания. Как-то по-другому объяснить действия мужа она не смогла. В том, что «нужный человек» — женщина, которой в данный момент принадлежит сердце ее легкомысленного мужа, Шерилл не сомневалась. Следовательно, ее предположение правильное. Ей надо готовиться к разводу.

Она вдруг успокоилась. Нет, горечь, конечно, имеет место. Но мышечная слабость, похожая на обморок, которая охватила ее, как только она услышала слова мужа, отступила. И Шерилл с удивлением обнаружила, что предстоящий развод не так сильно ее тревожит. Не сегодняшнее ли неудачное свидание тому причиной? — подумала она.

Шерилл подошла к зеркалу. Да, вид у нее, как у начинающего панка. Надо было прислушаться к совету парикмахера и покрасить волосы с фиолетовым отливом. И сделать ту стильную стрижку, а не это пресловутое каре в стиле звезды немого кино Луизы Боокс.

Как мастер говорил про ту красавицу с фиолетовым мелированием, фотография которой висела на стене? Элегантная простота? Восточный стиль, близкий к минимализму? Ладно, это дело поправить несложно. Завтра у меня выходной и я снова схожу в парикмахерский салон. Подумаешь, восемьдесят фунтов. Сейчас любая девчонка, поклонница женских глянцевых журналов, знает, что красота требует не только жертв, но терпения и настойчивости. А уж угощение она приготовит на славу. Долго еще «нужный человек» будет его вспоминать.

Она постарается.

Согретая этими мыслями, Шерилл отправилась в спальню и заснула практически тотчас же, как ее голова коснулась подушки. Она не слышала даже, как вернулся муж. Это случилось с ней первый раз. Шерилл всегда просыпалась, когда Джерри входил в спальню. Сначала она удивлялась его позднему возвращению с деловой встречи, а потом, когда узнала про измены, притворялась спящей. Не хотелось себя унижать.

Глава 4

День начался с подготовки к предстоящей встрече с «деловым» партнером мужа. План, который вчера разработала Шерилл, неуклонно претворялся в жизнь. Посещение парикмахерской принесло удовлетворение. Как и подозревала Шерилл, мастер оказался прав. Новый облик ей очень шел. В ее внешности появилась элегантность и вместе с тем какая-то сила. Прекрасная деловая леди!

Рассматривая себя в зеркале, Шерилл порадовалась, что не пожадничала и купила это шикарное платье. Его глубокий фиолетовый цвет перекликался с прядями волос и придавал глазам необычный оттенок. Теперь их можно назвать фиалковыми. Сегодня, даже если любовница мужа окажется в тройке призеров конкурса красоты, Шерилл ей не уступит.

— Дорогая, звонят в дверь. Пора выходить, донесся голос Джерри сквозь запертую дверь ванной.

Что ж, Шерилл готова к бою! Она уже сделала шаг, чтобы выйти из ванной, но вдруг почувствовала усталость. Неожиданно ей стало безразлична и «деловая» партнерша мужа, и предстоящая встреча с ней. Вот бы перенестись во вчерашний вечер, мелькнуло у нее в мозгу.

И она услышала стон…

Шерилл в ужасе оглянулась. Кто здесь, в ее собственной ванной комнате? Естественно, никого не было. Только она и ее отображение в зеркальной стене ванной.

Шерилл вздохнула. Вот дуреха! Пугаюсь собственной тени. Я же слышала собственный стон.

Но о чем я так сожалею? Шерилл уже собиралась проанализировать свое душевное состояние, но, обнаружив, что внутренний голос, тот, который спрятался в самой дальнем уголке сознания, поднял голову и хочет просветить ее, запретила себе заниматься самоистязанием.

Прибывшими оказались Салли и Коул. Подруга подмигнула Шерилл и, целуя ее, прошептала:

— Вот видишь…

Шерилл удивленно на нее посмотрела. Она сегодня целый день пыталась дозвониться Салли. Очень хотелось посоветоваться, но Салли упорно не подходила к телефону.

Что же хочет сказать ей Салли? Во взгляде подруги Шерилл прочитала насмешливую улыбку. Не может же она радоваться моему предстоящему унижению, подумала Шерилл.

Салли никогда не давала повода сомневаться в ее искренности. Раздавшийся снова дверной звонок помешал Шерилл устроить допрос подруге.

— Пойдем, — пробормотал Джерри.

Шерилл взглянула на мужа. Он был бледен и казался смущенным. Шерилл удивилась. Что-то на сегодня слишком много загадок…

Нацепив на лицо дежурную улыбку, Шерилл направилась к двери. Джерри открыл ее.

— Здравствуйте, — выпалила Шерилл и… замерла.

Приглашенными на ужин были лорд Хэррингтон с супругой! Он держал букет цветов.

Серьги! — пронеслось в мозгу Шерилл. Решив то ли дать бой сопернице, то ли просто из чувства самоутверждения, Шерилл вдела в уши пресловутые серьги Эдварда Хэррингтона. Теперь он точно подумает о ней как о низкопробной хапуге.

— Ванесса, — услышала Шерилл женский голос.

— Шерилл, — машинально представилась она и взяла у Хэррингтона ветку лилий. — Проходите, Ванесса, Эдвард… — И прикусила язык. Он не представился ей сейчас по имени. — Лорд Хэррингтон, — поправилась она и встретилась с ним взглядом. В глубине его темных глаз Шерилл прочитала откровенное наслаждение ситуацией и возмутилась. Эдвард решил поиграть с ними? Кому отводится роль черепашки Кики?

Мне, Ванессе или Джерри?

На долю секунды Шерилл даже стало жаль мужа. Она поняла, что вчера Джерри не сказал ей, кто еще, кроме Салли и Коула, приглашен на вечеринку не со зла и не потому, что хотел унизить ее. Он не был инициатором этой встречи. Ее ему так же, как и ей, навязали силой.

Эдвард Хэррингтон решил уподобиться Уолтеру Фейну и привезти свою жену в холерный Мэй-дань-фу, то бишь к ним домой? Но Китти выжила![1] Или лорд вдохновился «Чистилищем»

Данте и решил действовать, как муж Пии, сиенской дворянки, который, узнав об измене жены, увез ее в свой замок в Маремме, где она должна была умереть от ядовитых испарений?

Вряд ли он хотел нанести удар по моему самолюбию…

Ладно, хватить анализировать то, что ей недоступно. Эдвард Хэррингтон руководствуется собственными соображениями, тайну которых мне постичь не дано.

Шерилл придирчиво оглядела свою гостиную и с удовольствием отметила, что она безупречна. Все-таки она подспудно ревновала Джерри к той, кто оставил здесь частичку себя, обставляя для него жилище. Если исключить это низменное чувство, то надо признать — бывшая любовница Джерри создала шедевр.

Гостиная была обставлена в стиле лофт. Этот стиль, родившийся в ходе городских программ превращения старых складов и фабрик в жилища, был применен очень разумно. Да, здесь присутствовали и черная кожаная мебель, и хромированная сталь, и индустриальный шик, но вместе с тем в ней ощущался подлинный домашний уют.

Одна стена — целиком из раздвижных стеклянных панелей — выходила на огромную лоджию, где вокруг выложенного терракотовыми плитками патио была устроена настоящая оранжерея с миниатюрным фонтаном.

— Да у тебя прелестно, Джерри! — воскликнул Эдвард. — Наверное, поэтому ты не хотел приглашать меня в свое семейное гнездышко?

Столь впечатляющий интерьер ваша заслуга, Шерилл? — обратился он к ней.

— Нет, до нашего брака Джерри встречался с профессиональной дизайнершей. Я являюсь ее наследницей… — Слова не очень приличные и двусмысленные — подобные вещи, как правило, скрываются — вылетели у Шерилл сами собой. Она в испуге закрыла рот, но было уже поздно.

Коул, услышав реплику Шерилл, фыркнул.

У Салли вырвался смешок.

— Не пройти ли нам прямо к столу? Ланч был слишком легким. Очень хочется есть, — попытался исправить положение дел Джерри.

— Лично я не против. А как все остальные?

Присоединяются к мнению хозяина? — проговорил Эдвард. Его лицо сохраняло невозмутимость, словно Шерилл и не сказала ничего необычного.

Столовая сверкала огнями. Шерилл постаралась. Единственное, что осталось у нее ценного от роскошного дома деда — старинное серебро и хрусталь с именными монограммами, — поражало воображение своей массивностью. Стол с привлечением профессиональных помощников был накрыт Шерилл великолепно.

— У вас так мило, — внесла свою лепту в разговор Ванесса.

Она была красива. Блондинка с волосами, уложенными в локоны и поднятыми наверх в стиле семидесятых годов двадцатого века, Ванесса словно вышла из сериала «Династия».

Шерилл рассчитывала встретить более вульгарную особу. Ее охватила злость.

— Не думаю, что мой дед, лорд Уэстли, был бы польщен вашим комплиментом. «Мило» — похвала для платья горничных, — с усмешкой громко сказала Шерилл. — На этом серебре вкушал пищу сам лорд Черчилль… — продолжила она, но внезапно замолчала, устыдившись своего агрессивного поведения. Остановись! В тебя бес вселился, что ли? Кому и что ты собираешься доказать? Хочешь перетянуть игру на себя? Не старайся. Эдвард и так имеет домашнюю заготовку. Не просто же так он пожаловал в гости!

Ванесса капризно надула губки.

Коул стал рассказывать какой-то веселый анекдот. Молодец, Коул! Подставил ей дружеское плечо. Неожиданно Шерилл поняла, почему Джерри недолюбливает мужа Салли.

Коул настоящий! Его веселость идет от души, а у Джерри все напускное, напоказ. Только она, молодая дурочка, не смогла сразу разобраться в этом. Салли оказалась умнее. Она остановила выбор на Коуле. Или здесь дело не в уме? Да, конечно. Просто ей повезло. Коул встретился на пути Салли так же, как и ей Джерри, первым.

— У вас нет в доме животных? Или вы закрываете их на время прихода гостей?

Снова Ванесса! Мнит себя покровительницей животных? Не злись, Шерилл! Ведь ей прекрасно известно, что ты ветврач. Вот она и поддерживает светскую беседу.

— Шерилл не изъявила желания кого-нибудь иметь. Ни кошку, ни собаку. Ей, видимо, хватает общения с животными на работе.

Это уже Джерри! То ли защищает ее, то ли косвенно упрекает в душевной черствости. Или говорит, что она как врач оставляет желать лучшего?

— А у меня есть черепаха. Такая забавная, милая зверюшка.

Ба, приплыли! Ее соперница, как когда-то одна маленькая девочка, поклонница черепах.

Шерилл уже хотела в душе отказать бедной Кики в любви, но устыдилась. Кики не виновата, что другая черепаха живет у Ванессы.

— Всегда хотела иметь лечебницу. И сейчас могу откровенно сказать, что мечта сбывается…

Шерилл встрепенулась. О чем это говорит Ванесса? И почему Салли смотрит на меня с таким сочувствием? Да и в глазах Коула явственно читается жалость. А что Эдвард? Шерилл взглянула на него, но тот сидел с непроницаемым лицом. Она перевела взгляд на мужа.

— Я думаю, так будет лучше, — пробормотал Джерри. — Какой из меня патрон?

Творится что-то непонятное. Ладно, разберусь позже. Сейчас в бой вступит тяжелая артиллерия, как говаривал дед, когда делал кому-то сюрприз. Я тоже его приготовила. Гости оценят его по достоинству. Сразу примолкнут. Жаль только Салли и Коула. Хотела ведь предупредить Салли, но не вышло, Шерилл кивнула официанту. Он подал главное блюдо.

— Что это? — не смогла скрыть недовольство Ванесса.

— Стейк из гремучей змеи. Не нравится? — Шерилл сдержала усмешку. Разрекламированное змеиное мясо, конечно, на любителя. — Подайте леди Хэррингтон другое блюдо, — отдала она приказание официанту, когда заметила на ее лице гримасу недовольства.

Официант не замедлил заменить Ванессе тарелку.

— И мне тоже, — попросил Джерри.

Не смог бросить любовницу в одиночестве, хмыкнула про себя Шерилл. Она посмотрела на Эдварда. Он тоже хочет заменить змеиный стейк?

Нет, Эдвард, не проявляя никаких чувств, спокойно ест. Привык, видимо, к экзотическим блюдам в заграничных вояжах. Почему она решила, что он много путешествовал, Шерилл не знала.

В небесно-голубых глазах Ванессы отразилось недоумение. Шерилл торжествовала. Акульи плавники с салатом из медуз не нравились ни ей, ни Джерри. Да и кому они пришлись бы по вкусу? Салат из медуз Шерилл приобрела в только ей известном китайском ресторане в Чайнатауне на Джерард-стрит. Его хозяин почему-то считал, что приготовленные им медузы придутся по вкусу англичанам. Салат откровенно напоминал… насморк, а оригинальный вкус морского животного совершенно пропадал из-за обилия кислого соуса;

— У тебя сегодня сплошная экзотика, — заметил Джерри, который попытался скрыть недовольство, что у него плохо получилось.

Завершал обед десерт, для которого Шерилл раздобыла экзотические таиландские фрукты.

Джерри умудрился надкусить странный плод, похожий на яблоко с шипами. Вместо твердой мякоти, которую он, видимо, ожидал найти, внутри оказалась жидкость, половина которой попала на платье Ванессы. Шерилл почувствовала себя полностью отомщенной.

Кофе было подан на лоджии, и гости дружно отправились туда. Пользуясь правами хозяйки, Шерилл удалилась на кухню. Ей хотелось хотя бы чуть-чуть побыть одной, поразмыслить о загадочном разговоре про ветлечебницу.

— Кормление гадостью было рассчитано специально для меня? И никакие мысли о том, что пострадали невинные люди, тебя не мучают, а? — раздался сзади тихий голос, который при звучании пианиссимо не потерял и тысячной доли своей властности.

Шерилл вздрогнула и обернулась…

Глава 5

Жена мне изменяет. Эта мысль выводила Эдварда Хэррингтона из себя. Присутствие жены стало его раздражать, и он изо всех сил сдерживался, чтобы не устроить Ванессе сцену ревности. Такое положение дел долго продолжаться не могло. Эдвард любил определенность. Финансист, он привык к точным расчетам, к прогнозированию биржевых индексов и курсов акций Оказавшись же в личной жизни зависимым от капризов жены, он немного растерялся.

Ванесса ему нравилась. Еще в тот момент, когда он из отобранных претенденток утверждал кандидатуру на должность своего личного секретаря, он не мог оторвать взгляд от Ванессы. Она стояла перед ним тоненькая, высокая, с распущенными по плечам белокурыми волосами и смотрела на него небесно-голубыми глазами, в которых он прочитал бездонную нежность и чистоту. Таких девушек он никогда не встречал.

Эдвард вырос в богатой семье. Еще в юности он стал наследником титула. Его двоюродный дед по материнской линии, лорд Хэррингтон, не имел наследников мужского пола более близкой степени родства, чем он. Красивый, увлекающийся теннисом и яхтами, молодой Эдвард нравился девушкам. Не оставался равнодушным к их красоте и он. Но многочисленные любовные романы не задевали его сердца. Самостоятельные, умеющие за себя постоять девушки того круга, в котором он вращался, приходили в его жизнь и уходили из нее легко, без взаимных упреков. Они знали правила игры и не претендовали на большее. О женитьбе Эдвард тогда не задумывался, но знал, что когда-нибудь это произойдет. Образ будущей жены он себе не представлял.

К двадцати восьми годам будущего лорда увлекли финансы. Делание денег оказалось более увлекательным занятием, чем прогулки по Карибскому морю, Гонолулу и Французская Полинезия. Отец Эдварда — председатель совета директоров одной из крупнейших промышленно-финансовых компаний Англии — по достоинству оценил способности сына и не мешал ему в самостоятельных финансовых операциях. К тридцати четырем годам Эдвард возглавил свою собственную инвестиционную компанию, которая быстро набирала обороты.

В тридцать пять Эдвард стал лордом Хэррингтоном.

И вот на собеседовании с будущим личным секретарем новоиспеченный лорд пал, сраженный безыскусной красотой Ванессы, и сразу решил, что только ее он хочет видеть своей женой. Ванесса вела свою партию с большим тактом, и через три месяца о женитьбе молодого лорда Хэррингтона писали почти все газеты в разделе светских новостей. Журналисты не жалели эпитетов в описании воздушной красоты невесты. Эдвард Хэррингтон мог считать себя самым счастливым человеком на свете.

Миновал медовый месяц, в течение которого Эдвард не почувствовал ничего, кроме скуки. Жену свою, это нежное беззащитное создание, которое его покорило с первого взгляда, он не любил. Осознание этого факта явилось для него неприятной неожиданностью. В небесно-голубых глазах жены он разглядел пустоту, в нежности — просто слезливую сентиментальность героинь мыльных опер.

Нельзя сказать, что разочарование поразило Эдварда в самое сердце. Он быстро смирился с глупой куколкой-женой и решил, что тихая семейная жизнь без роковых страстей пойдет на пользу его бизнесу.

—..Говорю тебе, сделай это. Деньги не Бог весть какие, а он будет на вершине счастья.

Маленькая гинекологическая операция сотворит чудеса. Возможно, он на тебе и женится. По крайней мере, ты ничего не потеряешь — как-то услышал Эдвард, войдя в гостиную. — Все, пока. Муж пришел! — воскликнула Ванесса и повесила трубку. — Шейла, сестричка, — объяснила она ему.

Эдвард кивнул. Младшая сестра жены была такой же красавицей, как и Ванесса. Сестры были близки между собой, и Ванесса на правах старшей сестры часто поучала Шейлу.

— Представляешь, Шейла воротит нос от мистера Уоренна. Вот дура, — пожаловалась Ванесса мужу и добавила:

— Неужели этот длинноволосый бездельник лучше? Я ей прямо сказала, что здесь выбирать-то не из чего.

Все в пользу Уоренна. Пусть он намного старше, потом сможет поразвлечься, если захочет.

Я права?

— Да, дорогая. Вели подать коктейль, — ответил Эдвард. В словах жены не было ничего, что могло бы его возмутить. Он, так же как и она, посоветовал бы своей сестре, если бы таковая имелась, сделать ставку на Уоренна, богатого вдовца, дети которого уже были взрослыми. А к связи Шейлы то ли с панком, то ли с рокером он тоже относился неодобрительно.

Но что-то в словах Ванессы его неприятно задело.

Эдвард стал по привычке анализировать, а так как любовь не туманила ему разум, он быстро понял в чем дело. Невеста-девственница — результат простой операции гинеколога. В принципе ему это было безразлично — тогда он все равно женился бы на Ванессе. Значит, сейчас его поразил не сам факт восстановления девственной плевы, а расчетливость «беспомощной» Золушки. А фраза о последующих утешениях? Как к ним относится сама Ванесса? Или в браке с ним его жена счастливо сочетает расчет и плотские утешения?

Эдвард нанял частного детектива, который специализировался на супружеских изменах.

Мистер Джеймсон оказался асом своего дела и уже через неделю представил Хэррингтону подробный отчет с приложением фотографий.

Сомнений больше не оставалось. Ванесса изменяла с Джерри Доналдсоном. Встречались они в гостинице в Восточном Лондоне, в получасе езды от их головного офиса в Сити. Эдварду не нравился его младший партнер, но в той области бизнеса, которую вел, Джерри разбирался очень хорошо. Хэррингтон не был идеалистом и не мечтал окружить себя только людьми, с которыми хотел бы дружить. Но тот факт, что Ванесса выбрала именно Джерри, неприятно задел его.

Эдвард слышал о скоропалительном браке своего младшего партнера и терялся в догадках.

Кто же жена Джерри, которой он изменяет?

Он навел справки и отправился в лечебницу, в которой работала миссис Доналдсон.

Вечером он спросил Ванессу:

— Не пора ли нам подумать о детях? Как ты считаешь, дорогая?

«Дорогая» пока детей не хотела.

— Я думаю, мне надо стать на ноги, быть самостоятельной, — заявила она.

Эдвард бросил жене снимки.

— Это твое самоутверждение?

— Ты шпионил за мной? — взвизгнула Ванесса и, закрыв лицо руками, разрыдалась.

Слезы жены не тронули Эдварда. Он внимательно наблюдал за ней. Она не вызывала у него никакого сочувствия.

— Ты его любишь?

— Нет! Конечно нет! И все это не правда! Ты специально все подстроил?!

— Подговорил Доналдсона соблазнить тебя?

Или силой тащил в гостиницу?

— А что ты хотел? Запер меня в этом доме. Я все время одна. Ты практически не обращаешь на меня внимания, а Джерри… хороший, веселый, но очень несчастный…

— А… Ты, значит, его пожалела?

— Не говори глупостей! Все произошло случайно!

— А про миссис Доналдсон ты не подумала, когда утешала ее мужа?

— Она толстая, некрасивая… Только мучает его.

В пылу ссоры Ванесса перестала притворяться и сейчас выглядела злой и глупой. Эдвард усмехнулся. Шерилл он сегодня видел. Толстой назвать ее нельзя. Некрасивой? Пожалуй, она не показалась ему красавицей. Рыже-каштановые волосы, усталое лицо, припухшие глаза, словно она накануне плакала. Да, сравнение с Ванессой она проигрывает, но что-то в ней есть особенное…

Эдвард улыбнулся. В ответ на его предложение Шерилл как-то по-кошачьи фыркнула. Глаза ее загорелись гневом, а когда ее лицо залил румянец, она вмиг превратилась в хорошенькую особу.

— Мистер Доналдсон продает пай в ветлечебнице. Его об этом попросила жена…

— А! — протянул Эдвард. Общаться с женой ему не хотелось. Он думал о Шерилл и о своем поступке. Что за глупая идея пойти соблазнять жену соперника? И еще эти серьги… Он купил их для Ванессы. На том аукционе он оказался случайно. Серьги его поразили своим роскошным тяжелым видом. Их нельзя было назвать красивыми, но глаз отвести от них было невозможно. Они обладали способностью гипнотизировать, как и сама Шерилл…

— Ты насмехаешься надо мной? — донесся до него визгливый голос жены.

— Я? — изумился Эдвард. До чего у Ванессы неприятный голос, а у Шерилл такое мягкое контральто…

— У тебя с лица не сходит мечтательная улыбка. Ты как собака, подавившаяся костью…

Милое сравнение! Что она этим хочет сказать?

— Я бы хотела познакомиться с хозяйкой ветлечебницы…

— Хорошо! Я все устрою! — охотно согласился Эдвард.

— Ты разведешься со мной? — Голос жены зазвенел на высокой ноте.

— Да, — сказал он и удивился. Решение он принял спонтанно, и оно понравилось ему.

Глава 6

Сейчас, на этой кухне Шерилл, Эдвард почувствовал необычное волнение. Это гордо откинутая назад голова, напряженная фигура…

Она готова дать ему отпор… Странная все-таки женщина… Пресловутые серьги, купленные им когда-то для Ванессы, сверкают в ее ушах.

Серьги он так и не преподнес Ванессе. Он собирался спрятать их под подушку в их первую брачную ночь, но забыл. Затем хотел подарить на Рождество, которое они в первый раз отмечали вместе, но Ванесса потребовала себе купить браслет, увиденный в витрине на Нью-Бонд-стрит. Браслет не сочетался с серьгами. Они на его фоне казались еще более мрачными, и он почувствовал обиду на жену за ее желание иметь красивую безделушку.

Футляр с серьгами он сунул в карман в последний момент, когда ревность затмила ему глаза и толкнула его отправиться к миссис Доналдсон. По дороге он решил, что серьги прекрасный аргумент в пользу его предложения.

Никакая женщина не смогла бы от них отказаться. И она их приняла! Только без него…

Эдвард сделал шаг вперед и заключил Шерилл в объятия. Внезапно он ощутил трепет. Чувственная волна духов окутала его. Воздух уплотнился. Ему стало тяжело дышать. В его руках было дразнящее и искушающее наваждение. Он вдыхал ее запах, древесно-смолистый с легким оттенком цветущего жасмина. Голова кружилась, но мысли были кристально ясными. И вдруг Эдвард понял, что любит эту женщину, любит так, как никогда не любил Ванессу. Вот если бы она ему изменила, он и не помыслил бы о разводе с нею. Наоборот, умолял бы ее остаться с ним, ползал бы на коленях…

Эдвард поймал уклоняющиеся от него губы.

— Нет. Это дурно. Не надо. Не пытайтесь найти забвение в моих объятиях…

— Не говори так… Не мучай меня… Ты унесла мой покой…

— Я? — Глаза широко распахнулись, в глубине зрачков вспыхнули смешливые огоньки.

Слабый голос разума еще пытался остановить Шерилл, но взгляд и голос Эдварда гипнотизировали ее. Ей захотелось отдаться на их милость.

Ты окажешься в еще большей ловушке и погибнешь… Не делай этого, прошептал ей угасающий разум.

Какие-то мгновения Шерилл находила в себе силы сопротивляться. Он что-то ей говорил. Она не понимала что, она слышала только биение собственного сердца. Оно молотом стучало у нее в груди. Еще мгновение — и от напряжения она упадет в обморок. Его губы были так близко от ее лица. Ей так хотелось прильнуть к ним. Отдать им свою нежность.

Она подняла глаза и встретила его взгляд — напряженный, горящий… Эдвард не отрываясь смотрел на нее. Его губы потянулись к ее губам.

Впервые в жизни она ощутила нарастающую чувственность, желание принадлежать этому мужчине, и только ему одному. Позднее она так и не могла припомнить тех секунд, которые им понадобились, чтобы их губы слились в поцелуе. Но восхитительное, горячечное ощущение, которое наполнило ее в тот момент, она будет помнить до самой смерти.

Наконец-то они вспомнили друг друга. Слишком долго они были в разлуке и теперь обезумели от встречи. Она тихо вскрикнула от неизъяснимого наслаждения. Он ей что-то шептал. Она не понимала что, но тоже шептала глупые нежные слова. Все мысли и чувства остались позади и не было ничего — только это мгновение. Она впервые испытывала столь божественные ощущения, это волшебство, творимое с нею Эдвардом.

Не помня себя от желания, не осознавая, где находится, она прильнула к нему, требуя большего. Ее руки блуждали по его плечам и спине. Потом сосредоточились на галстуке. Освободив узел, она расстегнула рубашку, опустила голову и укусила его в ключицу. Он тихо вскрикнул и на миг отстранился. Потом с его губ слетел довольный смешок, и он еще крепче сжал ее в своих объятиях.

Зрачки глаз Шерилл потемнели, а сами глаза приобрели необыкновенный цвет — фиалковый.

Дзинь… Тонкий звук упавшей чашки отрезвил Шерилл. Я совсем сошла с ума. Сюда в любой момент может кто-нибудь войти. Если не ради себя, то ради него я должна быть благоразумной.

— Ты любишь свою жену. Она очень красивая…

— Нет.

Его ответ показался Шерилл обидным. Для Эдварда все здесь происходящее — банальная интрижка. Он даже хочет уверить ее, что не испытывает никаких чувств к жене. Еще не хватает, чтобы он сказал, будто они разные люди и жена его не понимает. Какой же дурой он меня считает!

— Зачем же тогда женился?

Эдвард немного помедлил с ответом.

— Хотел преподнести ей весь мир и наслаждаться своим подарком, — серьезно ответил он и добавил:

— У нее была черепашка…

Фраза была нелепа, но Шерилл поняла.

— Захотел украсить панцирь бриллиантами? — зло спросила она.

— Ты жестока!

— А ты страдаешь, но не от любви, а от ревности. Пока! — Шерилл направилась из кухни. Длинные серьги покачивались в такт ее шагам. Никогда ювелирные украшения так не сливались с обликом женщины. Впечатление было такое, что они ее естественное продолжение.

— Подожди, — нагнал ее он.

Фиалковые глаза впились ему в лицо.

— Прошу, давай увидимся завтра. Умоляю, скажи «да»!

Гордая головка медленно опустилась в знак согласия.

Глава 7

— Хэррингтон тебя уговорил? — спросил Джерри, когда гости разъехались.

О чем это он? — подумала Шерилл. Стать его любовницей? Да, почти! Только вряд ли Джерри интересует этот факт.

Голова соображала с трудом. О чем беседовали гости, она не помнила. Она механически отвечала, когда ее спрашивали, иногда даже отпускала какие-то замечания. Но сознание ее было занято только одним — тем, что произошло на кухне между нею и Эдвардом Хэррингтоном. Она разрешила себя поцеловать… Да что там поцеловать! Она сама страстно целовала Эдварда.

Эдвард… Какое у него хорошее имя. Эд… Она будет звать его Эд. Всем своим существом она стремится к предстоящему свиданию с ее Эдом.

А Джерри задает какой-то глупый вопрос!

Шерилл пожала плечами.

— Да как тебе сказать… — глубокомысленно произнесла она, желая только одного — чтобы Джерри побыстрее от нее отстал.

— Вот и хорошо… — почти с радостью согласился Джерри. — Эта Ванесса чудо, правда?

Шел бы ты со своей Ванессой куда подальше, подумала Шерилл, но обычной ревности не ощутила, зато ее пронзила острая неприязнь к Ванессе. Еще ни одно существо женского пола не вызывало у нее такой ненависти.

Успокойся! — приказала себе Шерилл. Он женился на ней, когда еще не знал тебя!

Ха-ха! — засмеялся кто-то внутри. А если бы и знал, думаешь, предпочел бы тебя?

— Я так и знал, что все разрешится к общему удовольствию. — Джерри подошел сзади и обнял Шерилл. — Ну и толста же ты. Смотри, какое пузо выросло, — хлопнув ее по животу, сказал он. — Я уж не говорю о сиськах и попе. И Джерри больно ущипнул ее за грудь.

— Зато Ванесса как палка. Не всем же быть вешалками для платьев. Нарядов не хватит, — разозлилась Шерилл.

— Да ладно тебе. Уж и пошутить нельзя, — миролюбиво сказал Джерри.

Но Шерилл уже было не остановить.

— У нее глаза змеиные. Так и смотрит, чем бы поживиться. Этот Хэррингтон вроде бы умный мужик, — с трудом выговорила Шерилл, приложив все усилия, чтобы не покраснеть. — Неужели он не видит, что Ванесса вышла за него исключительно из-за титула и денег…

— Да, пожалуй ты права, — неожиданно согласился Джерри и добавил:

— Вряд ли она его любит.

Надо полагать, Джерри считает, что Ванесса без ума от него, подумала Шерилл.

— Как ты думаешь, а он ее любит? — спросила она и с замиранием сердца стала ждать ответа.

— Ванессу? Разве ее можно не любить, — мечтательно произнес Джерри. — Дивные волосы, а губы… Ты видела ее рот? Настоящая ягодка — пухленькая, сладкая! А фигура? Тоненькая как тростиночка… Нет, только тебе мог прийти в голову такой глупый вопрос.

Понятно. Джерри помешан на тощих бабах, а Ванесса совсем задурила ему голову. Шерилл подошла к зеркалу. В нем отразилась незнакомая женщина. Шерилл вздрогнула и усмехнулась. Она еще так и не успела привыкнуть к своему новому облику.

Шерилл стала придирчиво себя рассматривать. Обидные слова мужа про ее фигуру все еще звучали в ушах. Неужели она и вправду такая уродина? Но платье выгодно скрывало недостатки, которые только что перечислил Джерри.

У женщины в зеркале были длинные стройные ноги и очень тонкая талия, которая казалось еще уже из-за большого бюста и округлых бедер. Но это отнюдь не портило ее. Напротив, волнующие изгибы ее фигуры подчеркивали ее природную сексапильность.

Шерилл повернулась к зеркалу боком. Можно ли ее живот назвать пузом? Она критически рассмотрела себя в профиль. Нет, это Джерри со зла, чтобы она понервничала. Трикотаж платья плотно облегал фигуру. Под ним нет белья, только крохотные трусики. Шерилл даже бюстгальтера сегодня не надела. Платье было на бретельках. Ее грудь, несмотря на размеры, прекрасно держала форму.

— Что в зеркале-то узрела? Целую вечность собой любуешься! Думаешь, если сегодня вечером есть не могла, так и похудела, что ли? И где ты такую дрянь нашла? А еще мнишь себя прекрасной кулинаркой! Я люблю китайскую кухню, но что за салат ты подала? Сопли какие-то!

— Салат из медуз таким и должен быть, — слукавила Шерилл и подумала, что прекрасной кулинаркой называла не она себя, а он ее.

Только это было так давно, что они оба забыли когда.

— Ванесса никогда не поставила бы такие кушанья на стол.

— Ты имеешь в виду леди Хэррингтон? Я и не знала, что ты с ней на короткой ноге, — усмехнулась Шерилл.

— Если ты прекратишь завидовать ее красоте и стройности, — продолжил Джерри, как будто не слыша замечания Шерилл, — то признаешь, что Ванесса любит животных и обладает хозяйственными способностями.

— Возможно, — равнодушно ответила Шерилл. При чем здесь черепашка Ванессы, она не поняла. — А красоте твоей Ванессы я не завидую. Плевать мне на нее.

— Моей? — Лицо Джерри расплылось в блаженной улыбке, но он тотчас же спохватился.

— Кстати, я не имею возможности уделять время лечебнице. Мне некогда.

— Ну и не уделяй!

Ветеринарную лечебницу создала Шерилл.

Джерри никогда не принимал участия в управлении ею. Все дела вела Шерилл, но он имел пай, который получил в результате женитьбы.

После свадьбы Джерри предложил Шерилл поселиться в его квартире. Она была большая, располагалась в престижном районе — Кенсингтон, прекрасно оборудованная с помощью авторского дизайна. Шерилл здраво рассудила, что глупо ревновать Джерри к его роману с дизайнершей. Он остался в прошлом. А квартира выглядела необыкновенно элегантной. Шерилл согласилась.

У нее была своя квартира — небольшая, но очень уютная, которую приобрел еще в ее детстве дед. Ее транжира-мать не могла с квартирой ничего сделать — ни сдать, ни продать. Поэтому она и сохранилась до того времени, когда Шерилл выросла. Они с Джерри решили, что эту квартиру продадут, а вырученные деньги истратят на организацию небольшой ветеринарной клиники. В этом районе близость Кенсингтонских садов, плавно переходящих в Гайд-парк, повлияла на численность домашних животных.

Шерилл надеялась, что только обслуживание собак окупит содержание лечебницы. Позже выяснилось, что она не ошиблась в расчетах. Но Джерри потребовал оформить бумаги на себя.

Ведь его жена приходила к нему в дом на все готовое. Но денег на открытие лечебницы не хватало. Шерилл нашла компаньонов — доктора Гилби и одну их соседку, владелицу четырнадцати кошек, миссис Хейт. Когда та узнала, что Шерилл ветеринарный врач, ее радости не было предела. Жить рядом с врачом, который в любое время может обслужить по-соседски ее кошечек, она об этом и не мечтала. Миссис Хейт была дама не бедная. Покойный муж оставил ей хорошее наследство. Шерилл рассказала ей о своих намерениях, и миссис Хейт стала ее компаньонкой.

— Сколько ты еще будешь рассматривать себя? Спать идешь? — снова прозвучал недовольный голос Джерри.

— Да, — ответила она, удившись, почему Джерри завел речь о лечебнице. Наверное, решил отвлечь ее внимание от Ванессы. Вот и перевел разговор на лечебницу.

— Тогда я первым пойду в ванную.

— Ты всегда и делал это, — беззлобно хмыкнула Шерилл.

Устроившись на кровати, Джерри сразу же уснул, а Шерилл долго лежала без сна.

Завтра! Завтра! — проносилось у нее в мозгу.

Завтра у меня свидание с Эдвардом! Может ли быть, что я понравилась ему? Что он назначил свидание именно мне, Шерилл, а не миссис Доналдсон, чтобы в ее объятиях легче перенести измену жены?

Шерилл поразмышляла над этим вопросом и вынуждена была себе признаться, что ответа не знает. Ее сердце склонялось к тому, что она понравилась, а мозг придерживался второй версии.

Потом мысли Шерилл плавно перетекли на Ванессу. Почему она спуталась с Джерри? Не испугалась гнева Эдварда? Уверена в своих силах? В нерушимой любви к ней мужа? Не исключено, что назначенное Шерилл свидание — это способ проверки, который избрал Эдвард, чтобы узнать, сможет он испытать наслаждение с другой женщиной после Ванессы.

Ха-ха! — хихикнул мозг, который часто подмечал смешное как в людях, так и в собственных рассуждениях. Ты, Шерилл, подопытный кролик! Поздравляю! Лорд Хэррингтон удостоил тебя большой чести. Ха-ха!

Ну и что? — возразило вступившее в диалог сердце. Шерилл тоже поставит эксперимент.

Сколько она может терпеть насмешки от Джерри! Он даже в первую их ночь умудрился отпустить сомнительный комплимент ее фигуре.

Тогда она не поняла, потом попыталась соответствовать идеалу Джерри. Но не умирать же ей в угоду мужу с голоду!

Ты думаешь, что Эдварду понравится то, что он увидит под платьем? — спросил мозг.

Вряд ли он женился бы на Ванессе, если бы любил женскую фигуру, похожую на песочные часы!

Джерри же женат на ней, а любит плоских женщин, парировало сердце. А потом кто говорит про секс? Я не собираюсь изменять мужу.

Я только схожу на свидание.

— Ага! — хмыкнул мозг. А целовался сегодня кто?

Проснулась Шерилл с той же самой мыслью, только произносимое как заклинание магическое «завтра» сменилось еще более магическим «сегодня». Шерилл ни о чем другом не могла и думать.

— Я еду в командировку. Вернусь к вечеру, — сказал Джерри.

Сообщение мужа оставило Шерилл абсолютно равнодушной. Да и могла ли она мыслить о какой-то поездке мужа, пусть даже ее собственного, если у нее сегодня… свидание!

Шерилл ощущала себя юной девочкой, впервые отправляющейся на романтическую встречу. Хотя, если быть абсолютно честной, так оно и есть, размышляла она. Надо признать этот факт.

Она влюбилась! И ей все равно, какие причины толкают Эдварда в ее объятия. Она ничего не может с собой поделать.

Изменять мужу дурно и некрасиво! Разве ты забыла? — пыталась призвать ее к добропорядочности совесть.

Имею же я право на свой, пусть маленький, кусочек счастья, возражала ее душа.

Какое счастье? Опомнись! Хэррингтон придумал изощренную месть. Ты просто игрушка в его руках! Он о тебе и не думает.

Нет! Я не могу ошибиться. Был поцелуй! Я чувствовала его страсть.

Все мужчины возбуждаются, когда в их руках оказываются женщины, не отличающиеся строгостью поведения! Это опять ее мозг призывает сохранять бдительность.

Шерилл вздохнула. Нет, если бы только страсть, это расхожее суждение было бы справедливым, но она чувствовала нежность. Эдвард был ласков с ней. Его губы не насиловали ее рот, а дарили блаженство.

Шерилл металась из комнаты в комнату, ведя мучительный диалог сама с собой. Телефонный звонок прозвенел неожиданно.

Это Салли, мелькнуло в голове Шерилл, и она стремглав кинулась к телефону.

Глава 8

— Шерилл! — услышала она голос Ванессы. — Помоги мне, умоляю! Если ты не приедешь, я погибну…

Шерилл не знала, что ответить. Желания встречаться с Ванессой у нее не было. Неужели у нее нет друзей, к которым она могла бы обратиться в трудную минуту? Почему лезет ко мне? Я-то с какой стати должна выручать ее из беды?

Тем временем Ванесса продолжала:

— Ты только одна можешь мне помочь. Я взяла собаку… — Ванесса умолкла, но из трубки доносились странные звуки: то ли борьбы, то ли детской игры. — Она меня съест, — вдруг завопила Ванесса.

— Кто? — удивилась Шерилл.

— Собака!

— Ванесса, не говори глупости! Щенок не может съесть человека, особенно такую длинную и костлявую, как ты, — не смогла отказать себе в удовольствии отпустить Ванессе сомнительный комплимент Шерилл.

— Он не щенок! Он здоровущий кобель, почти одного роста со мной!

— Не преувеличивай, Ванесса! Или ты взяла взрослую собаку?

— Да!

Ситуация становилась интереснее, но одновременно и серьезнее.

— Звони в питомник, где приобрела. Они обязаны помочь!

— Я взяла не в питомнике. Один тип отдавал в хорошие руки. Я ему звоню, но его телефон не отвечает…

Кого могла взять Ванесса и какой дурак ей отдал собаку, если за километр видно, что у нее далеко не хорошие руки?

— Ты знаешь породу собаки?

— Конечно, — завопила Ванесса. — Фила-бразилейро! Хозяин сказал, что это самая модная сейчас порода.

Вот это да! Бывший хозяин прав! Такую собаку отдать просто так женщине, которую прежде даже не видел? Ситуация ясней ясного. Только жадная дурочка Ванесса могла соблазниться.

Бывший хозяин филы неплохо сыграл на снобизме секретарши, которой, видимо, Ванесса, несмотря на обретенный титул, так и осталась.

С собакой не смогли справиться. Ее надо было усыплять! Но кто согласится быть живодером?

Вот и нашли выход из положения: кому-нибудь сбагрить.

Щенок фила-бразилейро требует правильного воспитания, иначе будешь жить в одной квартире с диким зверем, от которого никогда не знаешь, чего ждать. Такая собака и на хозяев может наброситься. К Шерилл еще ни разу не приводили на прием фила-бразилейро.

В телефонной трубке послышался визг и снова раздался умоляющий голос Ванессы:

— Шерилл, умоляю, приезжай! Не дай мне умереть от этой псины. Я ее боюсь! — Ванесса, не стесняясь, откровенно плакала в трубку.

— Хорошо, — решилась Шерилл. Не погибать же Ванессе. — Говори адрес!

Ванесса немного взбодрилась и продиктовала адрес уже без прежней паники в голосе. Обычно собаки всегда ведут себя агрессивно с теми, кто их боится. Они чувствуют запах страха и звереют. Главное, чтобы Ванесса продержалась до моего приезда. Хорошо, что она не потеряла совсем голову и спросила, сколько времени потребуется Шерилл на дорогу.

Быстро собравшись, Шерилл отправилась по названному адресу. Жили Хэррингтоны в Южном Лондоне. Столь экстравагантный выбор жилья можно было бы объяснить приверженностью Эдварда к католической церкви, ибо поселился он ни много ни мало, как в Клапамнорт — месте, где не только лорды, но и просто богатые люди не селятся. Ее мать, например, никогда не пошла бы в гости к человеку, живущему в таком месте. Возможно, лорд поклонник фабричных предместий?

Дом, к которому подъехала Шерилл, не только не был особняком, но и не относился к числу тех, в котором имелись приличные квартиры.

Более того, он просто поразил Шерилл своей непрезентабельностью.

Привратника в доме не было. Номер кода был написан на двери и давал возможность попасть внутрь всем желающим. Да, лорд Хэррингтон большой оригинал, если не сказать больше, подумала Шерилл.

А ты о чем мечтала? — ехидно спросила она саму себя. Чего стоит одно его предложение изменить мужу с ним назло его жене! С первого момента, когда он вошел в ее кабинет и положил футляр с серьгами, о стоимости которых даже думать страшно, надо было прийти к выводу, что у него не все дома. Возможно, и Ванесса связалась с Джерри из-за безумия мужа.

Добравшись на третий этаж, Шерилл на секунду замерла перед нужной ей дверью. Ох, как же не хочется встречаться ни с Ванессой, ни с этим ее псом. Что меня там ждет? Сумею ли я справиться с неуправляемым кобелем? Фила-бразилейро обладает прекрасными сторожевыми и защитными качествами, а ростом взрослая собака может быть с теленка. Не убежать ли, пока не поздно?

Хватить малодушничать! — строго приказала себе Шерилл. Звони! Ванессе может не хватить именно этих мгновений, пока ты стоишь тут и раздумываешь.

Шерилл нажала на кнопку звонка. Ответом на треньканье была тишина. Она снова надавила кнопку. Результат тот же. Шерилл опять предприняла попытку привлечь внимание Ванессы, но без успеха. Через некоторое время ее палец плотно приклеился к звонку.

— Ванесса, открой! Ванесса-а-а! — заорала Шерилл во всю силу своих легких.

Тишина. Наверное, Ванесса после разговора с ней дозвонилась все-таки хозяину. Тот приехал и забрал собаку. Ну что ж, это лучший выход из положения.

Шерилл с легкой душой начала спускаться по лестнице и вдруг подумала: а что, если…

Мурашки побежали по коже. Что, если она действительно приехала к Ванессе слишком поздно?..

Шерилл развернулась и снова подошла к двери. Дернула за ручку, потом толкнула ее.

Дверь поддалась! Квартира была открыта…

Шерилл вошла. Тишина. Только непонятный шум, похожий на льющуюся воду. Неужто эта особа принимает ванну? Как же Шерилл сразу-то не догадалась? Избавилась от собаки и нежится себе в ароматной пене. Вот поэтому она и звонка не услышала! А я-то было подумала, что, сбагрив собаку, Ванесса напрочь забыла о такой несущественной детали, как ее визит.

Однако Ванессе надо отдать должное. Она знала, что не услышит звонка, и оставила квартиру открытой, чтобы Шерилл не маялась перед дверью. И даже не побоялась, что в квартиру могут зайти непрошеные гости!

Шерилл стало стыдно. Почему она так плохо подумала о Ванессе? И интересно, было бы у нее другое мнение о ней, если бы та не была женой Эдварда?

Шерилл хмыкнула. Странная постановка вопроса! Естественнее было бы не любить Ванессу из-за Джерри, собственного мужа. Все-таки мозги у меня закрутились в кудри!

Шерилл все еще продолжала топтаться в коридоре возле двери. Пол покрывал темно-зеленый палас, и у нее появилось ощущение, что она стоит в мшистом болоте. Она машинально подняла ногу. Кожа туфли явно была мокрой.

Интересно, где это она успела промокнуть?

Дождя сегодня не было. Шерилл сбросила туфлю и исследовала палас ногой. Его очень умело превратили в импровизированное болото. Ванесса что, заснула в ванне?

Шерилл кинулась к дверям ванной комнаты.

Там был форменный Ниагарский водопад! Вода бодро перетекала через бортик, устремлялась на пол, а затем и в коридор, где палас и впитывал ее в себя. Шерилл поспешно закрыла кран и только тогда осознала, что в ванной нет ни одной живой души, никакого следа пребывания Ванессы! Только вода странного рыжеватого цвета тихо колыхалась в ванне.

— Ванесса! Ванесса-а! — закричала Шерилл, но ей никто не ответил.

Мысль, испугавшая Шерилл на лестнице и заставившая ее вернуться, снова пронзила ее.

Господи! Неужели?.. Шерилл опрометью кинулась на кухню, потом в комнаты. Никого! Но что это? На полу — рыже-красные пятна. Ванесса уронила кетчуп или пыталась скормить его фила-бразилейро?

Шерилл еще несколько минут продолжала лукавить сама с собой — пыталась делать вид, что ничего не понимает. Мысль, кричащая у нее в голове, старательно изгонялась. Нет и нет!

Это просто кетчуп! Или раздавленный помидор! Что еще из еды бывает рыжевато-красного цвета?

Кровь! — отчаянно выкрикнул мозг Шерилл.

Взгляни правде в глаза! Пока ты тащилась сюда и раздумывала перед дверью, Ванессу съели! Это ее кровью перепачкана вся квартира…

Ноги у Шерилл подкосились, и она с размаху села прямо на пол. Глаза вяло отмечали валявшиеся везде разорванные вещи, разбитую посуду и кровь, кровь, кровь…

Глава 9

Громко хлопнула дверь.

— Что произошло? Кому здесь нужна моя помощь? — недовольно спросил хрипловатый бас.

— Мистер Скотт, сами посудите, мою квартиру внизу, прямо под этой, затопили, скандал на весь дом устроили. Вот я вас и пригласила порядок навести. Приструнить, так сказать, чтобы впредь неповадно было, — зачастило женское контральто, срывающееся в дискант.

— Ладно, разберемся, — устало пообещал тот, кого назвали мистером Скоттом.

— Скотланд-Ярд! — баритоном прозвучал новый мужской голос.

…Шерилл шагала по белому, как сахарный песок, пляжу. Вдали виднелось дерево, и она должна была попасть к нему. Она настойчиво шла вперед, но вдруг споткнулась и упала. И теперь лежала распластанная на песке, как черепаха, которую приготовились разделывать.

Кровь медленно стекала с ее рук и ног, вернее с лапок. И Шерилл почему-то сильно трясло.

Неужели в Лондоне в дождливом ноябре я умудрилась подхватить малярию? — шевельнулось в мозгу.

Шерилл медленно открыла глаза. Нет, я не дома! Где это я? Или все еще длится причудливый сон? Нет! У меня не малярийный приступ.

Меня трясет какой-то мужчина… И вся комната полна людьми. Боже! Я все вспомнила!

— Это я! Я одна виновата! Господи, прости меня, не желала я ей зла! — запричитала Шерилл, полностью очнувшись.

Если бы она была актрисой, то могла бы насладиться подлинным триумфом. Все, кто был в комнате, просто остолбенели и взирали на нее, как на чудо. Шерилл же переводила взгляд с одного лица на другое, автоматически фиксируя присутствие полицейских, мужчин в штатском, наличие пожилой дамы с ехидным лицом.

Вдруг сознание Шерилл сфокусировалось на новом лице, которое появилось в комнате. Наверное, нет на земле силы, способной сделать ее безучастной к приходу Эдварда Хэррингтона.

Не долго думая Шерилл кинулась к нему и упала в его объятия, о которых не переставала мечтать со вчерашнего вечера, и принялась орошать его рубашку слезами. Она плакала навзрыд, потом ее слезы потихоньку иссякли, и она тихо завыла:

— Как я могла? Зачем я желала ей зла?

— Кончайте спектакль, мэм, — грубо приказал ей кто-то.

Шерилл замерла.

— Вы готовы сделать чистосердечное признание? Предупреждаю: все, что вы сейчас скажете, может быть использовано против вас.

Шерилл кивнула. Что ей скрывать?

— Так, значит, убили…

Шерилл снова кивнула.

— Фамилия, имя…

— Ванесса, — сказала Шерилл. — Леди Хэррингтон…

Эдвард сразу разжал объятия, и Шерилл оказалась в пустоте.

— Ванесса? — спросил он, и глаза, смотрящие на Шерилл, стали холодными и жестокими. От их взгляда ей захотелось где-нибудь спрятаться. Под стол нырнуть, что ли?

— Леди Хэррингтон… Вот это да! — вставил один из полицейских, совсем еще юноша.

— Помолчи, Скотланд-Ярд просто так не приезжает, — тихо ответил ему пожилой полицейский.

— Значит, убила леди Хэррингтон? Так? — опять спросил мужчина в штатском. — А это твой сообщник? — Перст мужчины направился на лорда Хэррингтона.

— Шерилл, что ты говоришь?! Приди в себя и объясни, что тут произошло?! — прикрикнул на нее Эдвард.

— Что ж тут объяснять? Убийство оно и есть убийство! — констатировал мужчина в штатском, видимо самый главный здесь.

Присутствие Скотланд-Ярда удивило Шерилл. Хотя случай и впрямь из ряда вон выходящий. Наверное, и с телевидения приедут!

— Чем убила? — продолжил допрос мужчина в штатском.

Шерилл пожала плечами. Она была более высокого мнения об умственных способностях работников Скотланд-Ярда.

— Зубами! Чем же еще! Загрызла! — отстранение пояснила Шерилл.

— Ой-ой-ой! Какой ужас! — запричитала дама с ехидным лицом.

— Бог мой! Деточка! — поразился пожилой полицейский.

Шерилл находилась в том странном состоянии, когда замечаешь мельчайшие подробности, но не связываешь себя с ними, следишь за происходящим, как в кино, будто ты не участник, а только зритель.

Молодой полицейский, нерешительно топтавшийся у окна, побледнел и осел на пол.

Лишился чувств! Шерилл его понимала. Еще бы! Любой не выдержал бы. Она тоже грохнулась в обморок, когда осознала, что здесь произошло.

— Вампирша, — пробормотал тот, которого дама с ехидным лицом назвала мистером Скоттом.

— Да, это случается не так редко, как все думают, — заметила Шерилл, чтобы их успокоить.

Ее замечание снова имело бешеный успех.

Женщина молитвенно сложила руки. Стоящий теперь в одиночестве около окна полицейский не смог больше удерживать свое тело в вертикальном положении и присоединился к коллеге на полу.

Шерилл оглянулась на Эдварда. Как он? Держится? Все-таки загрызли его жену! Эдвард стоял бледный, растерянный. С Шерилл он избегал встречаться взглядом.

— Ни один человек не может дать отпор.

Силища появляется необыкновенная, стоит только учуять запах крови, — присовокупила она для непонятливых.

— Что послужило причиной убийства? — задал следующий вопрос мужчина в штатском, ответ на который, по мнению Шерилл, был и так ясен, — Плохое воспитание! Что же еще!

— Прекрати издеваться! Я тебе сейчас все зубы выбью, чтобы не скалилась! — заорал вдруг этот представитель Скотланд-Ярда Ярда, державшийся до этого вежливо и несколько отстраненно.

Ну не дурак, а? Конечно, вопиющий случай, но зачем зло на мне срывать? — с недоумением подумала Шерилл.

— Я-то здесь при чем? — огрызнулась она. — Не я же Ванессу загрызла. И не меня плохо дрессировали…

— Подожди-подожди… Вы только что утверждали, что чистосердечно признались…

— Конечно! А что мне скрывать! Рассказала все, что знаю…

— Шерилл, а нельзя ли поподробнее, — как-то подозрительно ласково спросил лорд Хэррингтон.

— Да-да, — поддакнул Скотланд-Ярд. — Начните с самого начала.

— Ванесса позвонила мне и попросила помочь с собакой…

— С кем? — воскликнул лорд Хэррингтон.

— Придержите язык, мистер, — приказал Скотланд-Ярд. — Продолжайте, мэм. Всем молчать!

Шерилл приступила к повествованию:

— Приехала. Долго звонила в дверь. Никто не открывал. Я взялась за ручку. Квартира оказалась незапертой. Я вошла. Кран в ванной был открыт. Воды натекло порядочно.

— Да-да, — встряла в рассказ дама с ехидным лицом. — Я живу этажом ниже. Они меня затопили… Я поднялась, а здесь скандал. Посуда бьется. Джентльмен орет. Леди, хоть я ее таковой не считаю, вопит. Вот вызвала управляющего…

— Помолчите, потом расскажете…

— Это не джентльмен, — поправила ее Шерилл. — Это кобель!

— В этом я с вами согласна. Прямо как кобель на нее кидался, — опять вставила слово дамочка.

— Молчать!!! — заорал что было мочи Скотланд-Ярд.

Все присмирели, а Шерилл продолжила:

— Закрутила я воду в ванной. Потом пятна крови увидела и все поняла. Загрызла собака Ванессу и убежала. Фила-бразилейро — мощная порода, сильнее овчарки будет. Распорядитесь организовать погоню. Кобель бед натворить может…

— Не строй из себя выпущенную из Бедлама [2]! — Скотланд-Ярд стал грозно на нее надвигаться. — Где ты видела собаку, которая гоняется за человеком с ножом? — И он показал Шерилл окровавленный нож в целлофановом пакете. — А коврик с пола размером два на три куда собака дела? В конуру к себе унесла, так, что ли, по-твоему?

Шерилл снова замутило, но она себя пересилила. Позволить себе роскошь потерять сознание она не имеет права — плохо воспитанный фила-бразилейро, вырвавшийся на свободу, может натворить много бед. Она должна спасти ни в чем не повинных людей!

— Значит, это Ванесса его ранила! Кобеля надо срочно искать! Понимаете, он опасен!

Раненое животное обозлено на весь мир! Вы даже не можете представить себе, что такое фила-бразилейро!

— Эта Фира разговаривает человеческим голосом? — всплеснула руками соседка с ехидным лицом.

— Нет, конечно, — снисходительно пояснила Шерилл. — Собаки очень умные животные, но говорить по-человечески они не могут.

— Лает Фира, значит?

— Разумеется.

— Нет. — Ехидное лицо сделалось еще ехиднее. — Лая я не слыхала. Кобель разговаривал по-английски! Называл Ванессу разными словами, все больше бранными.

— Кого вы подозреваете? — спросил у нее Скотланд-Ярд.

— Никого я не подозреваю, я и так знаю. Вот он. — И соседка указала на Эдварда.

— А миссис, которая с ним была, — ковал железо Скотланд-Ярд, — она? — И он кивнул в сторону Шерилл.

— Не знаю: может, она, а может, и другая.

Я не люблю врать. Вот у мистера Скотта спросите, управляющего. Я регулярно плачу квартплату. Я же ему все рассказала. Протекла, значит, отсюда вода. Поднимаюсь сюда. А здесь скандал идет мировой! Я звонить. А им не до меня. Ругаются вовсю, посуду бьют. Но это-то ладно. Я со своим мужем тоже любила почудить.

Но зачем соседей заливать? Вот я и пригласила мистера Скотта разобраться с этой, как ее там, леди. — Соседка хмыкнула, всей мимикой выражая недоверие, что здесь могла жить леди. — Пусть, думаю, мистер Скотт приструнит ее!

А здесь такое…

— Простите, я не понимаю. О каком скандале вы говорите? Я впервые переступил порог этого жилища, — холодно заметил Эдвард.

— Вы утверждаете, что здесь не живете? — уточнил представитель Скотланд-Ярда, обращаясь к лорду Хэррингтону.

— Да, утверждаю. Мне позвонила Ванесса, моя жена, и пригласила меня сюда. Я должен был здесь с ней встретиться. — Он взглянул на часы. — До этого времени я находился у себя в инвестиционной компании, что могут подтвердить многие.

— Кому принадлежит эта квартира? — обратился к мистеру Скотту Скотланд-Ярд.

— Эта квартира съемная. Числилась за Ванессой Мортон. Платила она исправно. Снимала ее давно. Потоп устроила впервые. Жалоб на нее не было.

— Вы утверждаете, что Ванесса Мортон ваша жена? А вы лорд Хэррингтон. Не так ли, сэр?

— Да, вы абсолютно правы. Лорд Хэррингтон к вашим услугам.

— Старший инспектор Скотланд-Ярда Торн, — раскрыл свое инкогнито тот.

Да, он не спешил представляться! — пронеслось в мозгу Шерилл. Или я из-за обморока пропустила момент знакомства?

— Ванесса Мортон — моя жена. О том, что она долгое время снимала эту квартиру, я слышу впервые, — продолжил Эдвард и добавил:

— Мы собрались разводиться.

Сердце Шерилл подпрыгнуло и пропустило несколько ударов.

— Развод по обоюдному согласию?

— Можно сказать и так.

— Ладно. Значит, покойница ждала вас здесь, в этой квартире, сэр? — продолжил допрос старший инспектор.

— Покойница? — недоуменно спросил Эдвард. — Ванесса убита?

— Хотите уверить меня, что только это поняли, сэр? — В голосе старшего инспектора Торна появились жесткие ноты.

Эдвард молчал с понурым лицом.

— Очень интересно… Ковер был на полу? — задал вопрос Торн, обращаясь сразу ко всем.

— Да, у нее был ковер, — подтвердил мистер Скотт. — На полу в этой комнате лежал.

Вы правильно определили размеры — два на три.

— Ха-ха! — засмеялась дама с ехидным лицом. — Это и так ясно. По пыли видно, что коврик был.

— Где труп? Отвечайте! — резко спросил Шерилл инспектор.

— Не знаю. Я не видела его. — Напоминание о трупе подействовало на Шерилл не лучшим образом. Ее снова затошнило. — Наверное, собака съела, — неуверенно добавила она.

Лицо старшего инспектора Торна исказила судорога.

— Мне придется вас арестовать! Надеюсь, вы это понимаете?

Шерилл похолодела.

И здесь телефон выдал трель! Один звонок, второй, третий, четвертый…

— Снимите трубку, сэр, — тихим, но непреклонным тоном потребовал старший инспектор.

Лорд Хэррингтон подчинился.

— Алло, — бесцветным голосом сказал он и вдруг заорал не своим голосом:

— Ванесса!

Ты жива?! — На его лицо вернулись краски жизни.

— Дайте. — Старший инспектор Тори подошел к лорду Хэррингтону и протянул руку к телефонной трубке. — Миссис Ванесса Мортон, леди Хэррингтон? — гаркнул он. — Кого-о? — удивленно воскликнул он через минуту. — Нет!

Не знаю, его здесь не было. Сейчас уточню. Со старшим инспектором Скотланд-Ярда Торном.

Почему розыгрыш? Я выполняю задание. Хорошо, разберемся. Да-да, до свидания. — И он опустил трубку.

— Среди присутствующих есть мистер Доналдсон?

— Кто? — синхронно воскликнули Шерилл и Эдвард.

— Мой муж в командировке, — выдала Шерилл.

— С чего ты взяла? — удивился Эдвард. — Он был сегодня в офисе.

Старший инспектор Торн быстро переводил взгляд с Шерилл на Эдварда и обратно. Вид у него был очень довольный. Можно сказать, просто счастливый.

— А могу ли я узнать, почему вы, инспектор, заинтересовались мистером Доналдсоном? — Голос Эдварда обрел свойственную ему властность.

— Вместо вашей жены, с который вы собрались разводиться, — старший инспектор Торн слегка улыбнулся, — на встречу с вами, сэр, должен был приехать мистер Доналдсон.

— Сюда? — встряла Шерилл в разговор.

— Да, — подтвердил старший инспектор и поинтересовался:

— Вы, мэм, тоже хотели развестись со своим супругом?

Шерилл пожала плечами. Она уже ничего не понимала. Голова шла кругом.

— Может быть, он еще придет? — спросила она.

Старший инспектор Торн печально улыбнулся.

— Боюсь, что нет. А вы, сэр, и вы, мэм, поедете с нами в Скотланд-Ярд.

Остаток дня и вечер Шерилл и Эдвард провели, беседуя со старшим инспектором в его кабинете. Видимо, он считал, что по горячим следам преступление раскрыть легче. А обвиняли их ни много ни мало в убийстве мистера Доналдсона, мужа Шерилл.

Ситуация выглядела так, что и Шерилл, и Эдвард вполне могли иметь мотивы желать смерти Джерри. Шерилл считала, что вряд ли в Скотланд-Ярде всерьез верят, что она зарезала мужа ножом, но в соучастии в убийстве, которое, как ей казалось, инспектор приписывал лорду Хэррингтону, обвинить могли вполне. Сердце ее трепетало. Она боялась. Но странно то, что страшно ей было не за себя, а за Эдварда, который вдруг стал ей очень дорог и близок.

Приглашенный лордом Хэррингтоном адвокат старался снять с них все обвинения.

— В каких отношениях вы состоите с лордом Хэррингтоном, мэм? — неожиданно спросил старший инспектор Торн.

— Можете не отвечать, — напомнил Шерилл адвокат.

— Ни в каких!

— Значит, вы встретились в той квартире случайно?

— А вы считаете, что мы договорились убить там моего мужа? — неожиданно для себя обозлилась Шерилл. Страх ее прошел. — Решили от него избавиться? А потом направились бы к Ванессе, чтобы прикончить и ее?

— Не надо волноваться, мэм. Следствие разберется.

В конце концов Шерилл отпустили, попросив никуда не отлучаться из Лондона и быть доступной для Скотланд-Ярда в любое время.

Эдварда же оставили.

Глава 10

Шерилл машинально переставляла ноги. Они двигались сами по себе — она их не контролировала. В голове не было ни единой мысли. Условный рефлекс направил ее домой, и она ему подчинилась.

В комнате привратника ее ждала Салли. Они сидели рядышком, пили кофе и беседовали.

— Что вы говорите? Цветет всю зиму? Как интересно! Надо обязательно так сделать, — воскликнула Салли.

Все понятно, машинально отметила про себя Шерилл. Разговор о цветах. Ее подруга нашла родственную душу. Спроси ее об узамбарских фиалках, и она забудет, где находится. А расскажи о собственных достижениях на этом поприще, и время для Салли остановится.

— Бедняжка ты моя! Крепись, Шерилл. Мы тебя всегда поддержим! Помни об этом.

— Спасибо, Салли.

— Ты выяснила, откуда ветер дует?

Вот это да! — воскликнула про себя Шерилл.

За кого, интересно, принимает ее Салли? За Шерлока Холмса вкупе с Эркюлем Пуаро в одной упаковке? Еще Скотланд-Ярд не пришел ни к какому определенному выводу, а Салли уже считает, что она раскрыла тайну преступления. Если бы у нее были такие способности, то она стала бы не ветеринарным врачом, а величайшим сыщиком мира и уж точно возглавляла бы сейчас Скотланд-Ярд или по крайней мире строчила бы детективы. На свет явилась бы новая Агата Кристи!

— Я думаю, что в этом определенно замешан твой муж. Палец даю на отсечение, он и был всему инициатором.

— Браво, Салли! Хорошо, что ты только пальцем пожертвовала, а не головой. Конечно, Джерри решил убить себя сам, а чтобы мне не было скучно, голосом Ванессы пригласил меня к ней на квартиру. И лорда Хэррингтона не забыл! А сейчас сидит на небесах и смеется над своей проделкой.

— Ты это о чем? — с подозрением в голосе спросила Салли.

— Господи, Салли! Узамбарские фиалки тебе помутили мозги?

— Узамбарские фиалки нормальный человек называет сенполией. Кстати, у мистера Фейни есть прекрасный сорт, очень редкий. Он только в последнее время получил распространение — «Пип сквек». Представляешь, это самый миниатюрный вид сенполий. А вообще, если тебе интересно, мы с мистером Фейни говорили о синнингии. Ты же знаешь, я в последние время увлеклась ею. Цветки у нее как колокольчики, а листья…

— Тьфу, Салли, остановись! У меня сейчас не то положение, чтобы слушать лекцию о комнатных цветочках.

— Вот и я о том же! А ты несешь несусветную чушь!

— Может, и чушь, но меня подозревают в убийстве!

— Ты зарезала собаку? Чью-то несчастную псину?

— Да нет! Похоже, это псина гонялась с ножичком за Джерри в квартире Ванессы.

— Нет, Шерилл, ты невозможна! Объясни толком. Уверена, не только я, но и мистер Фейни ничего не может понять!

— А это еще кто такой? Новоявленный гуру? — удивилась Шерилл. Она ни разу не слышала от подруги об этом человеке и не понимала, какое отношение имеет он к их разговору, а главное — как он может ухватить его суть, если присутствует только виртуально?

— Мистер Фейни — это я… — скромно потупившись, представился привратник. — Извините, что невольно слышу ваш разговор, но вы так громко… — И мистер Фейни, окончательно смутившись, умолк.

Шерилл вздохнула. Они с Салли так и стоят на пороге привратницкой. Шерилл в пылу дискуссии даже не пригласила подругу пройти в квартиру. Естественно, что привратник все слышал. Не глухой же он!

Нимало не задумываясь, Шерилл поведала им, что с ней приключилось. Салли слушала, глаза ее расширялись от испуга, а к концу повествования она и вовсе онемела. Шерилл закончила рассказ. Воцарилось молчание.

— Извините, что вмешиваюсь, — робко вставил мистер Фейни, — но, может, вам пригодится.

На Нил-стрит есть салон. Там принимает ясновидящая, которая привораживает, возвращает мужей, а астральную карту может составить прямо при вас! У моей сестры муж стал похаживать налево, так она к ней ходила… И что вы думаете? — Мистер Фейни сделал загадочную паузу.

— И что? — зачарованно спросила Салли, которая при звуке голоса мистера Фейни начала приходить в себя.

— Помогла! — торжественно объявил мистер Фейни. — Том сейчас при ней, при сестре то бишь, как приклеенный. Сходите и вы. Хуже не будет. Берет по-божески. Как я погляжу, вы, миссис Доналдсон, все равно не знаете, что делать, — присовокупил мистер Фейни, обращаясь уже к Шерилл.

— Вперед! — скомандовала Салли.

— Подожди… — попыталась остановить ее Шерилл, но куда там! Салли получила цель и с пылом устремилась спасать подругу.

Указанный мистером Фейни адрес был найден довольно быстро. Шерилл и Салли поднялись по ступенькам небольшого крылечка и вошли в салон. К удивлению Шерилл, приемная гадалки ничем не отличалась от современных офисов: такие же светлые стены, обклеенные обоями под покраску, серое ковровое покрытие, стеклопакеты и молодая красивая длинноногая секретарша, восседавшая за столом причудливой формы.

— Вы кто? — ошарашила их вопросом идеал современных мужчин.

Шерилл удивленно захлопала ресницами.

Неужели здесь необходимо удостоверение личности? Или сойдут водительские права?

Пока Шерилл переминалась с ноги на ногу, Салли открыла огонь:

— Зачем вам знать наши имена? Может быть, вы всех клиенток считаете будущими пациентами психиатрических клиник? Передаете сразу же туда данные?

Секретарь с личиком куклы Барби укоризненно покачала головой.

— Ну что вы! — сладко-конфетным голосом прочирикала она. — У мадам Дюбужи масса клиентов, и мы вынуждены вести предварительную запись, ведь она магистр оккультных наук! — Красотка слегка наморщила свой прелестный носик.

Макияж девушки был выполнен в потусторонней цветовой гамме. Синие ногти с фосфоресцирующим эффектом перекликались с темно-фиолетовой помадой. Но это ни капельки не портило куклу Барби. Ротик-вишенка был настолько сексуален, что у Шерилл мелькнула мысль: для кого существует этот салон? Ей всегда казалось, что основными посетителями подобных заведений являются женщины, но любая из них, увидев столь совершенное создание природы, будет испытывать комплекс неполноценности. Возможно, создание угнетенного настроения — один из способов надавить на психику клиентки и превратить ее в руках прославленного мага в послушную игрушку?

Нет, все-таки, судя по внешности секретарши, постоянными клиентами сало должны быть мужчины. Сильная половина человечества с удовольствием проводила бы здесь время. Подобная сексапильная штучка привлекла бы их внимание. Возможно, они и приходят сюда консультироваться? Например, о бизнесе? Да, наверное, именно они, а не такие, как я, основной контингент салона. Иначе зачем брать в приемную секси-секретаршу… Конечно, мужчины не ходят за любовным приворотным зельем. Для этого они слишком самоуверенны. Они считают, что любая женщина будет счастлива разделить с ними судьбу. Тот же лорд Хэррингтон к примеру. Разве он сомневался, что она согласится на его предложение?

Шерилл вздохнула.

Будто бы он оказался не прав? — пискнул внутренний голосок. Ты сюда зачем явилась?

Боишься за себя? Нет, не хитри! Ты о нем волнуешься!

— Так на который час вы записаны? — донесся до Шерилл карамельный голосок. Оказывается, пока она размышляла, Салли и секретарша вели оживленную беседу.

— Я же вам уже все объяснила. Нам обязательно надо попасть на прием, — конфиденциальным голосом проворковала Салли.

У прославленной ворожеи весь день расписан, подумала Шерилл, а Салли хочет уговорить принять нас без всякой предварительной договоренности. Шерилл на какой-то момент овладела апатия, и ей захотелось поскорее уйти из салона. Она потянула Салли за руку, но в этот момент глаза подруги сверкнули, и она ткнула пальцем в лист бумаги, который с нарочитым вниманием просматривала секретарша, повторяя время от времени:

— Так, это у нас занято… Это тоже…

— Вот свободное время, — торжествующе провозгласила она. Салли с ее зоркими глазами, привыкшими изучать котировки акций, моментально углядела пустую строчку. Потом она подняла голову и с едва скрываемым презрением произнесла:

— Учитесь работать, милочка!

— Как вас представить? — с вежливыми интонациями, словно ее и не поставили на место, спросила секретарша.

— Миссис Смит, — бодро произнесла Салли, носившая фамилию мужа «Грэнхем».

Секретарша вопросительно посмотрела на Шерилл.

В голове Шерилл мелькнула мысль, что все клиентки до Салли и после нее были и будут ее однофамильцами, но в данный момент придумать еще какую-нибудь фамилию она не смогла.

— Миссис Смит, — повторила она слова подруги.

— Подождите, — сказала красотка и нырнула в небольшую черную дверь. Через несколько минут она вынырнула:

— Прошу, миссис Смит.

Шерилл и Салли направились к двери, но секретарша бросилась им наперерез:

— По одной, мэм.

Салли подтолкнула Шерилл, та шагнула вперед, но слегка замешкалась, увидев, что подруга пытается прорвать кордон.

— Нам надо вместе, — пробормотала Салли.

Но физическое превосходство оказалось на стороне тоненькой девушки. Видимо, она брала уроки восточных единоборств.

— Поторопитесь, миссис Смит, вас ждут… — сказала она Шерилл.

Шерилл сделала еще один шаг и оказалась в фантастическом помещении. Темные стены, пол из черного дерева, полумрак. Единственный источник света в кабинете — звездное небо, которое заменяло обычный потолок. Потом Шерилл заметила около стены два необычных огонька, которые издавали мерцающее фосфоресцирующее свечение. Такое часто встречается в голливудских фильмах, когда в кадре возникает бродящее привидение.

Глаза Шерилл постепенно привыкли к темноте, и она различила очертание женской фигуры, сидящей за столом, на котором стояла клетка с огромным попугаем и лежал магический кристалл. Женщина была одета во все черное, на ее голове тускло блестел металлический обруч. Светящиеся же огоньки оказались всего-навсего глазами огромного черного кота.

Колдовской антураж был выдержан идеально.

— Садись, — прозвучал голос, идущий откуда-то издалека, хотя ворожея сидела близко от Шерилл.

Шерилл вздрогнула.

— Знаю, знаю, зачем пришла. Вернуть хочешь.

Шерилл кивнула. Фразу можно было истолковать двояко: возвратить мужа с того света или вызволить лорда Хэррингтона. Шерилл хотела, чтобы оба варианта осуществились.

Магистр оккультных наук протянула Шерилл хрустальный шар.

— Сосредоточься и смотри в него. Представь себе его, изменника ненаглядного, помести в шар и повторяй за мной: «Глянц, кранц, куранц, будешь со мною всегда, навсегда и постоянно». Называешь его имя и опять то же самое. Имя?

— Эдвард, — послушно сказала Шерилл, но тут же спохватилась. — Джерри, — поправилась она.

— Представить себе его в шаре, — велела магистр оккультных наук, никак не отреагировав не обмолвку.

Кого? — мелькнуло в мозгу Шерилл. Эдварда или Джерри, своего покойного мужа?

Добропорядочная особа не задает себе таких вопросов, хмыкнул маленький противный человечек, сидящий где-то в самой глубине души.

Ну да! — ответил другой внутренний голос.

Гадалка обещала соединение с Джерри, но ты хоть раз слышала, чтобы кто-нибудь вернулся с того света даже под воздействием оккультных сил?

Следовательно, чтобы быть с Джерри неразлучно, тебе надо отправиться вслед за ним? Ты хочешь этого? К стыду Шерилл, ей этого совсем не хотелось. Лучше колдовать на Эдварда, решила она. Да и сердце страдает только о нем.

— Не отвлекайся. Повторяй за мной: глянц, кранц, куранц, Джерри…

Шерилл постаралась сделать все, что велела маг, но представить мужа в хрустальном шаре ей было не под силу. Перед глазами стоял Эдвард. Дойдя до имени, она вслед за чародейкой повторила «Джерри» и вдруг по-настоящему испугалась.

— Эдвард, Эдвард, — прошептала она, но в шаре явственно проступило лицо мужа. — Эдвард! — закричала она уже в голос. Нервы ее не выдержали, и она истерически рассмеялась.

Смех прозвучал настолько неожиданно и нелепо, что кот, дернувшись всем телом, вскочил на ноги и истошно замяукал. Сидящая истуканом птица тоже решила внести свою лепту и громко заухала филином.

— У-и-и-их, У-и-и-их, У-и-и-их…

Шерилл ощутила порыв ветра, словно в помещении вот-вот грянет буря. Шар выскользнул у нее из рук и с глухим звуком стукнулся об пол. Шерилл вскочила и, объятая ужасом, вылетела из кабинета.

— Ты куда? — завопила Салли, когда Шерилл промчалась мимо. — Я тоже хотела сходить! — кричала она, выбегая следом за подругой из приемной. — Такая возможность… Жаль упускать… У нее прием расписан на недели вперед… Постой, Шерилл…

Шерилл остановилась, когда пробежала ярдов пятьсот. Салли пыталась не отставать от нее.

— Ну что сказал маг? — Салли, задыхаясь от быстрого бега, подбежала к подруге.

Шерилл ничего не ответила. Она тоже запыхалась, но постепенно приходила в себя.

— Глупости все это… — наконец пробормотала она.

Что подумала Салли, сказать было трудно.

Возможно, она и согласилась с Шерилл — особого увлечения оккультизмом у нее не наблюдалось. Но, может, решила, что Шерилл узнала что-то очень страшное и лучше не добиваться от нее точного ответа. Как бы там ни было, а она как ни в чем не бывало спросила:

— Помнишь Рут?

Шерилл соображала с трудом.

— Какую Рут? — тупо переспросила она.

— Я вместе с ней училась в Лондонской школе экономики. Мы еще часто с ней встречались, когда были не замужем.

— Да. И что?

— Она сегодня пригласила меня на вечеринку. Пойдем?

— Салли, у меня мужа убили. А ты — вечеринка…

— Да Бог с ним, — неожиданно ляпнула Салли.

Видимо, пребывание даже только в приемной чародейки подействовало на подругу не лучшим образом. Похоже, у Салли организм устроен тоньше, чем у меня, подумала Шерилл.

— Нет, Салли, и не уговаривай. Он мертвый, а я буду веселиться?

— Не веселись, я же не предлагаю, чтобы ты все время смеялась, но и находиться одной тебе сейчас нельзя. Сколько бед в одночасье свалилось!

Множественное число, употребленное Салли, не понравилось Шерилл. Да, смерть мужа — большое несчастье. Кто спорит? Но что у нее еще случилось, чтобы говорить не о беде, а о бедах? Ах да, меня же обвиняют в убийстве, устало подумала Шерилл.

— Нет, Салли, — твердо сказала она. — Никуда я не пойду, и не уговаривай! Я хочу побыть одна!

— Ладно, может быть, ты и права. Звони, если что. Я стрелой примчусь. Чао, подруга!

Крепись!

В подъезде дома мистер Фейни поинтересовался у Шерилл:

— Ну что, миссис Доналдсон? Попали?

Привратник говорил вежливо, тихим голосом, но в его глазах Шерилл заметила еле скрываемый интерес. Еще бы, с его участием разыгрывается самый настоящий детектив! Будет о чем поведать родным и знакомым.

— Нет, только записались, — отстраненно пояснила Шерилл.

Квартира встретила ее тишиной. Ничто не говорило о трагедии, случившейся с хозяином.

Все было как прежде. Шерилл принялась неприкаянно бродить по квартире, в которой она три года прожила с мужем. Постепенно то состояние ужаса, которое она испытала в оккультном салоне, прошло. Чего она так испугалась?

Шарлатанки-чародейки? Понятно, что все было сделано так, чтобы человек почувствовал себя маленьким, бессильным перед некой таинственной силой, которую вроде бы представляла магистр оккультизма. Отсюда и такой диссонанс между интерьером ее кабинета и приемной секретаря. Наверное, я пребывала в состоянии прострации, если могла послушаться мистера Фейни и отправиться в салон оккультных наук.

Но, как только ушел мистический ужас, на смену ему появился страх за себя и Эдварда. Их обвиняют в убийстве! Сможет ли следствие разобраться во всем и понять, что они не виноваты? Что делать и как помочь себе и ему, Шерилл не знала. Она только боялась, боялась до стынущего в крови ужаса.

Шерилл, ты эгоистка! — сказала она себе. Ты жива, а твой муж мертв. И вместо того, чтобы скорбеть о нем, ты думаешь только о себе и о своем любовнике! Но в голове стучала только одна мысль: нас подозревают в убийстве, убийстве, убийстве…

Шерилл попыталась настроить себя на скорбь по мужу.

— Джерри, Джерри, — прошептала она, стремясь заплакать, но слезы не приходили.

Ей было жаль погибшего так ужасно Джерри, но горя, того подлинного горя, которое, как она считала, должна испытывать вдова, она не ощущала. Чувства невозвратной утраты не было. Она переживала так, как нормальный человек отреагировал бы на кончину знакомого человека.

Неожиданно раздался настойчивый звонок в дверь.

Неужто мистер Фейни не смог побороть свое любопытство и даже осмелился явиться ко мне? — устало подумала Шерилл и распахнула дверь. Перед ней стоял Эдвард Хэррингтон.

Глава 11

Стоило лишь двери захлопнуться, как губы Шерилл сами потянулись к его губам, а руки обвились вокруг шеи. Голова пошла кругом! В одно мгновение она забыла про посещение салона, про трагедию, разыгравшуюся в квартире Ванессы, про ее звонок и фила-бразилейро, про инспектора Скотланд-Ярда и, что греха таить, про погибшего мужа. Все стало для Шерилл неважным. В объятиях Эдварда она не боялась ничего и одновременно готова была сразиться за него хоть с целым светом!

А поцелуй все длился и длился… Шерилл закрыла глаза. Она полностью растворилась в счастье… Его язык ворвался ей в рот и опалил ее изнутри. Разум приказывал ей остановиться, но она ничего не могла с собой поделать.

Шерилл самозабвенно продолжала целовать Эдварда, ощущая волны дрожи по своему телу и чувствуя только радость, губы и руки любимого…

Вдруг он оторвался от ее губ.

— Нет-нет, — шепнула она и снова потянулась к его рту.

У Эдварда вырвался довольный смешок, он слегка откинул Шерилл назад и стал целовать ее шею.

— Эд… Эд… — услышала Шерилл свой голос.

Он был низким, с хрипотцой. Каким-то чужим.

Эдвард расстегнул ее блузку. Его руки легли ей на грудь и слегка сжали ее. Радость и истома переполнили Шерилл.

— Ты такая красивая, намного лучше, чем я представлял, — услышала она его жаркий шепот.

Шерилл хотела возразить ему.

— Молчи… — пробормотал он. — Шерилл, моя Шерилл, как тебе идет это имя… — Его руки нежно гладили ее кожу. Его губы прокладывали на ней сладостные дорожки из поцелуев…

Разум Шерилл окутал туман.

Почему ты должна отказывать себе в этой радости? — зашептало ей сердце. Эти мгновения не повторятся. Попробуй! Еще неизвестно, какие испытания вас ждут впереди, насладись хоть капелькой счастья. Эдвард и ты связаны тайными узами. Недаром тебя так тянет к нему.

Шерилл закрыла глаза и подчинилась его рукам и губам. Вырваться из пленительного забытья, в котором купалась, она не хотела и не могла. Шерилл отбросила всякую стыдливость.

В отношениях с Джерри этого никогда не было.

Она подчинялась мужу, но инициативу проявлять стеснялась. Сейчас она сама потянулась рукой к рубашке Эдварда и стала расстегивать пуговицы. Пальцы дрожали от нетерпения, но в конце концов рубашка полетела на пол. Шерилл коснулась ртом плоских сосков Эдварда, поцеловала и начала их слегка посасывать, повторяя то, что он делал с ней.

Из груди Эдварда вырвался то ли вздох, то ли всхлип. Его руки плотно обхватили бедра Шерилл, и он еще сильнее прижал ее к себе.

— Я хочу тебя, Шерилл — пробормотал Эдвард, лаская губами ее грудь.

— Эд… Эд, — шептала она, покрывая его лицо быстрыми поцелуями.

Ни тогда, ни потом она так и не смогла вспомнить, как они разделись и как оказались в постели. Сама ли она потащила его в спальню или туда ее отнес Эдвард? Разве это имело значение? Она таяла и плавилась от его ласк. Ее тело требовало большего.

— Скорей, я больше не могу ждать! — неожиданно для нее самой выкрикнула она. Сама она никогда еще не говорила таких слов! Но сегодня все было почему-то по-другому.

— Шерилл, любовь моя… — Из его груди вырывается стон неутоленного желания, и в тот же момент его упругая плоть глубоко пронзает Шерилл.

О Боже, что это?! Ее тело готовно изгибается навстречу и с радостью принимает его в себя!

Еще одно проникновение, еще и еще… — и она рассыпается на мириады мельчайших частиц, перестает существовать. Все горит, плавится, переливается, несется по волнам…

— О, Шерилл, Шерилл!.. — стонет он. — Какая же ты радость!..

Значит, то, что должно было случиться, свершилось? Я принадлежу этому человеку, потому что с ненасытной жадной радостью — именно радостью! — вбираю его в себя. Еще чуть-чуть — и я умру, растаю, растекусь лужей… Нет, нет, я взлечу!..

— О-о-о… — вдруг услышала Шерилл женский счастливый стон и не сразу поняла, что он принадлежит ей! Ее тело перенесется в новое измерение! Фантастическое ощущение сверхзвукового полета к звездам сменяется другим: она резко летит вниз, в бездну… И вдруг вновь сразу воспаряет к космическим высотам!

Эдвард сдавленно закричал, его тело несколько раз конвульсивно содрогнулось — сначала сильно, затем слабее, потом еще слабее…

И он замер, уткнувшись головой во впадинку между ее плечом и шеей.

Шерилл медленно приходила в себя. Они еще лежали в объятиях друг друга, но холодная змея — тревога: они ведь оба под следствием — уже подкралась к ним. Шерилл глубоко вздохнула, она понимала, что сейчас от ее вопроса может рухнуть счастье.

— Эд, с тебя сняли подозрение?

— Нет. Но, пожалуйста, не надо сейчас об этом… — Он приподнялся над ней, заглянул ей в глаза, провел пальцем по губам. — Шерилл, тебе было хорошо со мной?

Она молчала.

— Шерилл, — позвал ее Эдвард. — Почему ты молчишь? Что-то не так? Почему ты не отвечаешь?

— Это не сон?

— Ущипни меня. Сразу поймешь, что я настоящий, — засмеялся довольный Эдвард.

Только Шерилл не стала щипать его. Она гладила и целовала его плечи, его лицо и волосы, его глаза и губы. Он лежал на спине, с улыбкой прикрыв глаза, а она повторяла все то, что несколько минут назад — или часов, или дней, или столетий? — он проделывал с ней.

А потом… Потом они опять вдруг совершенно обезумели. Звучали скрипки, барабаны, раздавался гром литавр… Шерилл ликовала и дрожала от страха, боясь отпустить Эдварда, ее Эда, даже на миг. Их тела сплелись и предались вечному танцу жизни — любви. Они вместе взлетали и падали, парили в невесомости, с бешеной скоростью неслись ввысь сквозь темноту, к звездам…

Шерилл испытывала невероятное блаженство.

Еще никогда — ни в первое свидание с Джерри, не говоря уж о первой брачной ночи — Шерилл не испытывала такого физического наслаждения.

Она даже не подозревала о его существовании!

Охи и ахи в сексуальных сценах фильмов и книг казались ей просто-напросто придуманными режиссерами и писателями. Салли тоже говорила ей о своих ощущениях в постели с Коулом, но Шерилл относила ее слова к обычной восторженности подруги. Она иногда даже подумывала, не фригидна ли она.

А сейчас один поцелуй Эдварда — и она вновь готова к полету. А он угадывал все ее желания, да что там угадывал — он знал их заранее! Боже, как ей хорошо с ним! Эдвард вел ее за собой, показывая, на что она способна, и это было удивительное ощущение — осознавать себя в этом мире и одновременно находиться в другом… Каждое прикосновение его обнаженного тела дарило ей волшебные мгновения неземного единения.

— Ox и темперамент же у тебя, Шерилл! Я не ошибся. Не то что замороженная кукла Ванесса.

Я с первого взгляда понял, что ты потрясающая женщина!

Упоминание о Ванессе немного покоробило Шерилл, но она была слишком расслабленна, чтобы придавать значение словам.

В спальне стало совсем темно. Ноябрьский день короток.

— Как же мне не хочется уходить от тебя, Шерилл!

— Это обязательно? Нам ведь здесь хорошо?

Ведь правда же тебе хорошо со мной?

— Очень! — Он чмокнул ее лоб. — Ты чудо!

Только учись терпению, моя звездочка. Оно тебе потребуется.

— Ты думаешь, все так страшно?

— Нет-нет, что ты. Это я о жизни, о нашей с тобой долгой и счастливой жизни. Но терпение необходимо везде и всегда. — Эдвард опять поцеловал Шерилл в лоб. — Мне надо повидаться с адвокатом, — уже серьезным тоном добавил он.

— Что им от тебя надо? И так понятно, что ты не виноват!

— Все не так просто, родная. Тебе действительно звонила… Ванесса?

— Да! Ты мне не веришь? — вдруг испугалась Шерилл.

— Я тебе верю, моя звездочка.

Это ласковое прозвище Шерилл понравилось. Захотелось снова броситься к Эдварду в объятия, но она переборола себя.

— Эд, верить можешь ты, а Скотланд-Ярду нужны факты. Я же понятия не имела об этой квартире. С какой стати я бы туда поехала? Следовательно, меня пригласили.

— Ванесса говорит, что она не звонила. Для инспектора твои и ее слова равнозначны. Она даже в лучшем положении. Привратник подтверждает, что она в это время была дома, то есть в моей квартире.

От этих слов у Шерилл опять заболело сердце. Они подтверждали то, что она и так знала.

Эд принадлежит не ей, а Ванессе. Но Шерилл сдержала себя.

— Ну и что! Звонить-то она могла откуда угодно! Привратник же не состоит в ее личных телохранителях!

— Да, ты права…

— А его труп уже нашли? — нашла в себе силы задать самый страшный для нее вопрос Шерилл.

— Пока нет…

— Эд… — Шерилл замолчала. Ей в голову пришла поразительная мысль. Ведунья обещала соединить ее с мужем. Может быть, она знает то, что пока неизвестно ни им, ни Скотланд-Ярду.

— Что, моя звездочка? Что ты хотела сказать?

— Эд, а что, если никакого убийства не было?

Может быть, Джерри жив? — проговорила Шерилл.

Эдвард грустно усмехнулся.

— Эх, если бы все было так просто! Шерилл, я не хотел об этом говорить, но есть анализы крови. Кровь, обнаруженная в квартире, той же группы, что и кровь покойного Джерри. А отпечатки пальцев — только наши: твои и мои. И еще Ванессы.

— Это понятно. Я за все хваталась, а она там бывала. Но откуда могли взяться твои? Ты с ней там встречался? — не смогла сдержать ревности Шерилл.

— Шерилл, звездочка моя, ты увлеклась…

Зачем мне где-то встречаться с женой?

— Эд, но кто в здравом уме и твердой памяти поверит, что я убила мужа ее кухонным ножом? И откуда я узнала, что он там будет?

И ковер куда я дела? Прихватила его для этой квартиры?

— Не ты его убила, а я. На ноже мои отпечатки. А в ковер мы завернули труп, и я вынес его из дома, пока ты оставалась в квартире смывать кровь с вещей. Но ты упала в обморок от ее вида и затопила соседку.

— Эд, а тебе не кажется, что это бред?

— В Скотланд-Ярде так не думают. Мне адвокат сказал.

— Эд… — Шерилл запнулась.

— Да, Шерилл? Что ты еще хочешь спросить у меня?

— Это правда, что ты собираешься развестись с Ванессой?

— У тебя есть сомнения? Я тебя еще не уверил в этом?

— Но тогда почему она пригласила тебя туда?

— Я не знаю! Я, так же как и ты, ничего не знал об этой квартире. Даже не предполагал, что это такая лачуга! Ванесса сказала, что сняла квартиру, и попросила подъехать. Я подумал, что она хочет обсудить вопрос оплаты.

— А зачем тогда ей понадобилось звонить мне? Чтобы я помогла ей материально?

Он пожал плечами.

— И она могла убить Джерри?

— Вряд ли. И какая у нее заинтересованность в его смерти?

— Тогда давай рассуждать логично. В любом преступлении надо искать того, кому выгодна смерть убитого.

— Да, звездочка. И я даже могу назвать его тебе, этого заинтересованного типа. Это я!

— Не говори глупостей, Эд! Нет-нет! Молчи.

Не такая уж я дура, как ты думаешь. Я прекрасно поняла, что у тебя с Джерри какие-то финансовые неурядицы. Но ты же не убивал его!

Значит, есть кто-то еще, кому это было выгодно. Вот он и убил, а нас подставил!

— Да это ясно! И нет у меня никаких неурядиц! Только любовь к тебе!

— А если мне звонила не Ванесса? А кто-то, кто подделал ее голос? — предположила Шерилл, хотя она была почти уверена, что не ошиблась. — Знаешь, я сейчас вспомнила, что Ванесса — или тот, кто ее за себя выдал, — сразу успокоилась, стоило мне сказать, что я приеду. Она даже не забыла уточнить, сколько мне нужно времени на дорогу.

Когда твоя жизнь под угрозой, вряд ли голова работает так четко.

— Трудно сказать. Иногда опасность способствует мышлению.

Эдвард притянул Шерилл к себе и поцеловал.

— Ладно, моя звездочка. Я пошел, а ты постарайся заснуть. Отдохни, моя родная. — Со вздохом сожаления он встал с постели.

— Подожди, а почему туда приехал Скотланд-Ярд?

— Был звонок, что по этому адресу произошло убийство. Звонок анонимный. Шерилл, давай отложим пока расследование. Поверь, мой адвокат с ним справится лучше, чем ты, — добавил он и быстро чмокнул ее в губы.

Глава 12

Как только Эдвард покинул квартиру Шерилл, раздался телефонный звонок.

— Шерилл, ты не спишь?

— Нет, Салли!

— А не плачешь?

— Нет!

— Шерилл, не думай о нем! Он тебя не стоит! — Салли сделала паузу.

Как бы не так! Эдвард вошел в ее плоть, мозг и сердце. Она безраздельно принадлежит ему, а Салли легко советовать, подумала Шерилл, но промолчала.

Телефонная трубка снова ожила.

— Подарить свою долю любовнице… Ну не подлец ли он после этого? Да и твоя Гилби тоже хороша. Польстилась на деньги Ванессы.

Да, Салли может убить наповал! О ком она говорит? Шерилл казалось, что, после того что случилось сегодня, она спокойно отнесется к любой неожиданности.

— Я всегда утверждала, что Джерри подлец! — подвела итог Салли.

Не слабо! Но Джерри мертв… Как она может так о покойнике? — шевельнулась мыслишка в голове Шерилл.

А ты сама? — тотчас же парировал противный внутренний голос. Тело мужа еще остыть не успело, а его вдова уже развлекается с другим!

— Шерилл, почему ты молчишь? Ты разговаривала с доктором Гилби? Требовала у нее объяснений?

— А доктор Гилби здесь при чем? Она тоже была любовницей моего мужа?

— Не знаю, не знаю. Но отдавать свой пай в лечебнице она не имела права. И сделала она это, я уверена, с подачи твоего ненаглядного Джерри.

— Какой пай? Объясни, Салли.

— Твоя лечебница была оформлена как товарищество с ограниченной ответственностью?

Так?

Шерилл кивнула, но, вспомнив, что Салли ее видеть не может, сказала:

— Так.

— А распрекрасная Ванесса запустила коготки в лечебницу. Захотела стать боссом. Твой Джерри и расстарался. Подарил или продал — история умалчивает. Может быть, он был у Ванессы на содержании…

— Салли, не говори гадостей. Он все-таки уже мертв!

— Да простит меня Господь! Не хотела тревожить душу твоего пакостного муженька, пусть земля ему будет пухом, но правда есть правда.

Свой пай он преподнес Ванессе. И доктора Гилби склонил на свою сторону.

— Ладно, Салли. Ты же знаешь, что меня могут обвинить в убийстве. По сравнению с этим потеря контроля над лечебницей пустяки. В тюрьме не поуправляешь.

— Тьфу, Шерилл. Та там совсем раскисла.

Сейчас к тебе приеду.

— Не надо, Салли. Отдыхай у Рут!

Так вот почему Салли говорила о бедах. Дело совсем запуталось. Да, Эд прав! Ванесса не могла убить Джерри. Он был податливым воском в ее руках. И ей как будущей покровительнице животных совсем не нужна была связь своего имени с криминальной историей. Значит, звонила не она!

Шерилл еще не успела как следует обдумать этот вывод, как телефон ожил снова.

— Салли, — сказала Шерилл, — у меня все в порядке.

— Я рад, — ответила трубка голосом старшего инспектора Торна. — Если вам не трудно, я хотел бы побеседовать с вами, миссис Доналдсон.

— Да-да, конечно. Я вас слушаю, старший инспектор.

— Желательно, чтобы вы подъехали. Вас это не затруднит, миссис Доналдсон?

Шерилл заверила, что ни о чем так не мечтает, как о встрече со старшим инспектором, и не где-нибудь, а именно у него в кабинете, и, быстро одевшись, отправилась в Скотланд-Ярд.

Старший инспектор Торн был не один. Напротив него сидела… Ванесса.

— Это она! — воскликнула она при появлении Шерилл.

Конечно я! А кто еще может пребывать в моем облике? — неприязненно подумала Шерилл, но вежливо поздоровалась и села на предложенный инспектором стул.

— Значит, вы утверждаете, — заговорил старший инспектор, обращаясь к Ванессе, — что миссис Доналдсон любовница вашего мужа, лорда Хэррингтона?

Ба! А Ванесса-то ясновидящая! Не держит ли она салона на Нил-стрит? Откуда она может знать, что Эд только что ушел от меня? А не договорились ли они? «Моя звездочка!» — мысленно передразнила Шерилл Эдварда. Может быть, Джерри и не хотел отдавать свой пай Ванессе, а они его за это убили?

Не сочиняй! — возразил внутренний голос.

Эдвард мог купить Ванессе сотни лечебниц. Зачем ему убивать Джерри?

Так вот о чем спрашивал ее Джерри вчера вечером! А она — блудница вавилонская — думала лишь об Эдварде и отмахнулась от вопроса мужа. А теперь ее муж мертв. И узнать не у кого!

— Миссис Доналдсон, вы будете говорить? — наконец достиг ее слуха голос старшего инспектора.

Шерилл с трудом очнулась от своих невеселых мыслей.

— Да, инспектор.

— Я вас спросил, вы подтверждаете или отрицаете любовную связь с лордом Хэррингтоном?

— Факт налицо! Стала бы она сидеть так долго с каменным лицом, если бы была не виновата в прелюбодеянии? — шустро вставила Ванесса.

— А где у этой дамы доказательства? — сказала Шерилл прежде, чем приготовилась ответить, и тут же себя обругала. Надо было просто сказать «нет», но теперь уже поздно, — Боже, какая наглость! Требовать доказательств, и у кого? У законной супруги! — Ванесса картинно схватилась за сердце.

— Миссис Доналдсон вольна отвечать или не отвечать без присутствия ее адвоката, леди Хэррингтон.

— Да, я с вами согласна, старший инспектор. Но я отвечу: в интимных отношениях с лордом Хэррингтоном я не состояла, — бодро соврала Шерилл.

— Вы по-прежнему утверждаете, что вам звонила леди Хэррингтон, миссис Доналдсон?

— Не знаю, но звонившая представилась ею, и ее голос очень походил на голос леди Хэррингтон.

— Благодарю вас, миссис Доналдсон, и вас, леди Хэррингтон.

Из кабинета старшего инспектора Торна Шерилл и Ванесса вышли вместе. Некоторое время они гордо вышагивали, не глядя друг на друга. Когда здание Скотланд-Ярда осталось позади, Ванесса не выдержала:

— А ты ловкая притворщица, миссис Доналдсон. Вчера я тебе вначале даже поверила.

Такая растерянная мышка!

Шерилл обозлилась.

— Лорд Хэррингтон собирается развестись с вами. Вот вы и злитесь!

— А ты уже решила, что станешь новой леди Хэррингтон? И поэтому в него вцепилась? Рассчитываешь приобрести титул?

— В отличие от вас, Ванесса Мортон, — Шерилл выделила голосом фамилию, — я за титулом не гонюсь. Скорее это вас можно упрекнуть в излишней любви к титулованным особам.

— Не мечтай, Эдвард бросит тебя еще быстрее, чем меня!

— С чего вы это взяли? Вам Эдвард как человек был не нужен! Только его титул привлекал!

— Какие ты песни поешь, общипанный воробышек! Воображаешь себя орлицей?

— Ничего я не воображаю, я точно знаю!

— Не льсти себя надеждой!

Шерилл и Ванесса повернулись спиной друг к другу и разошлись в разные стороны. Никто из них не заметил, как один мужчина, отиравшийся около Скотланд-Ярда, довольно улыбнулся, сел в машину и быстро уехал.

Глава 13

Песок на пляже белый-пребелый. Вблизи нежно рокочет море. Ласковое, тихое. Хочется прыгнуть в его сине-зеленые волны и улечься на них. Разбросать ноги и руки в стороны и качаться, то падая вниз, то слегка поднимаясь на гребне волны. Но маленькая девочка уже знает, что море обманчиво. Оно только притворяется добрым, а на самом деле, стоит ей туда ступить, обожжет ледяной водой. В мае в Брайтоне еще рано купаться. Поэтому девочка весело бегает по пляжу и заливисто смеется.

Вдруг откуда ни возьмись навстречу ей бежит зверь. Он делает огромные прыжки, его тело вытягивается в ленточку и парит в воздухе. Глаза горят зеленоватым огнем. Он несется прямо на девочку.

— А-а-а! — кричит она и в страхе пытается убежать от страшного зверя.

Маленькие ножки быстро перебирают песок, торопятся спрятать свою хозяйку от ужасного зверя, но они слишком слабы. Разве они могут тягаться с мощными и сильными лапами?! Девочка падает.

Огненное марево затягивает небо. Глазам трудно смотреть. В воздухе висит песчаная пыль.

Она обжигает легкие и мешает дышать. Хочется свежего воздуха. Вот сейчас понежиться бы на волнах теплого ласкового моря, но она знает, что нельзя расслабляться. Надо упорно идти вперед. Ее ждет девочка. Только она может ее спасти.

Она устремляется вперед и видит, как огромный зверь настиг девочку. Его морда совсем близко от ее лица.

— Это же Роджер, — кричит она. — Роджер!

Огромный дог радостно прыгает и лижет языком ее лицо. Она совсем его не боится. Наоборот, она знает, что именно он спасет ребенка от того страшного зверя.

— Роджер, родной! — Она наклоняется к его морде и целует в лоб.

— Нельзя этого делать, — говорит дедушка. — Роджер — собака, а не человек.

Но она его не слушает. Она еще крепче обнимает мускулистую шею Роджера, прижимается к ней и вдруг видит, как его морда расплывается и вместо нее появляется улыбающееся лицо Эдварда. Он страстно ее целует, и она тает в неге его объятий.

Сильные руки подхватывают ее и несут на покрытую зеленым шелком постель. Она дрожит от сладостных ощущений — льдистой прохлады шелка и пышущего жаром обнаженного тела Эдварда. Он ласкает ее, покрывает поцелуями ее тело, обжигает губами и языком. Не помня себя от желания, она обхватывает его талию ногами и крепко прижимается к нему.

— Люби меня, Эд, — шепчет она и, взяв лицо Эдварда в ладони, выжидательно заглядывает ему в глаза.

Но что это? Эдварда больше нет, перед ней опять собака. Но это уже не Роджер! Не милый родной дог. Клыки собаки удлиняются и становятся огромными. Жуткая пасть открывается, еще мгновение — и она исчезнет в ней.

Она уже чувствует прикосновение зубов, но вдруг понимает, что она дерево. Груша. Ее трясут. Всем хочется сладких и сочных груш. Ее трясут все сильнее и сильнее. Плохо быть грушей.

Все тебя трясут.

Шерилл медленно выплывает из объятий сна.

Прямо перед ней лицо мужа. Это его руки трясут ее.

Господи! Возмездие за грехи настигло ее!

И как быстро! Она уже на небе вместе с мужем.

Умерла во сне!

Она снова закрывает глаза и пытается уползти в сон. К ее удивлению, ей это удается. Пред ней опять Эдвард. Он идет к ней. Улыбается.

Протягивает к ней руки. Его губы что-то шепчут, но она не разбирает что, хотя и понимает: он говорит ей ласковые и нежные слова. Он обещает защитить ее от всех бед, сделать счастливой.

Как хорошо снова быть вместе! Она тянется к нему. Но он слегка отодвигается, по-прежнему маня ее к себе. Она бросается за ним, но он снова отстраняется, медленно отходя все дальше и дальше. Она бежит за ним все быстрее и быстрее, но догнать его не может. А он все удаляется и удаляется, пока не исчезает в облаке беловатого дыма.

— Проснись же! Хватит спать! — Голос Джерри прозвучал так громко, что Шерилл тотчас же открыла глаза.

Муж никуда не исчез. Он стоял перед кроватью и смотрел на нее. Взгляд его был холодным, осуждающим. Воплощенное возмездие!

— Мне надо поговорить с тобой… Это неприятно, но ты должна понять…

Да уж, приятного тут мало, подумала Шерилл и огляделась. Ничего не изменилось. Она по-прежнему была в спальне. В окно заглядывало неяркое ноябрьское солнце. Как странно, и на том свете они продолжают жить в той же квартире и она может даже поспорить, что за окном Лондон, все та же Гарденс-террас.

— Черт! — вдруг воскликнул Джерри. — Зацепил рану! Ну что ты валяешься?! Найди йод! Я истеку кровью!

Какая кровь? Души и призраки бестелесны!

— Неужели ты жив, Джерри? — подумала вслух Шерилл. — Не убит?

— Я знал, что ты неряха, лентяйка и толстуха, но, что ты еще и кровожадна, не знал!

— Я ношу двенадцатый размер, — привычно парировала Шерилл.

Джерри, как всегда, задел самое больное место. Шерилл страстно мечтала похудеть. Муж все время третировал ее за чересчур пышные формы. Она даже однажды отправилась на прием к пластическому хирургу с просьбой уменьшить бюст. Врач расхохотался.

— Дорогая миссис Доналдсон, да ваш муж просто счастливчик! Вы не представляете, сколько дам приходит в этот кабинет со страстной мольбой увеличить грудь! А вам сама природа дала такую роскошь!

Хирург тогда убедил ее. Она ничего не стала менять в своей фигуре, только села на очередную диету, которая, как всегда, ей не помогла.

А вчера она впервые испытала гордость за свою фигуру. Эдвард так восхищался ее круглыми полными бедрами, роскошной грудью, даже животом, с которым Шерилл вела постоянную борьбу. Но слегка выпуклый животик выходил из очередной схватки с диетой и фитнесом победителем. Он ни на йоту не терял своих размеров. А вчера, когда она судорожно пыталась втянуть его в себя, Эдвард, лаская ее, сказал, что ему он нравится.

— Он у тебя такой хорошенький, упругий, так и хочется его поцеловать. — И он принялся ласкать его губами.

Шерилл еле сдержала сладострастный стон при этом воспоминании.

— Как же, двенадцатый! Твоя задница еле в шестнадцатый влезает, а бюсту и двадцатый мал.

Шерилл знала, что Джерри преувеличивает всего чуть-чуть. Раньше она рванулась бы в бой, доказывая Джерри, что он не прав, но сейчас ей это стало безразлично. Эдварду не нравятся змееподобные женщины, а до вкусов Джерри ей уже нет дела.

Капелька крови капнула на простыню.

— Так ты жив, Джерри!

— Если не получу заражение крови от твоей медлительности и бестолковости, то в ближайшее время отбрасывать коньки не собираюсь.

Сомнений у Шерилл не осталось. Вчера кто-то гадко подшутил над ней. И Ванесса все знает! Все крутилось около нее! Она звонила, она хотела прибрать к рукам ветлечебницу, детище Шерилл, она позвала Эдварда…

Стоп! А откуда Ванесса знает, что Эдвард и Шерилл любовники? Она вчера так и не додумала эту мысль до конца. Уснула;

— Поднимешь ли ты свою толстую задницу или нет? Кровь уже льется рекой, а она все выясняет, не помер ли я.

— Йод в ванной, можешь сам обработать свою царапину! — медленно, словно вдалбливая в сознание мужа каждое слово, проговорила Шерилл и усмехнулась: раньше она уже крутилась бы вокруг Джерри волчком.

Джерри сделал недовольное лицо и открыл было рот, чтобы прочитать лекцию об обязанностях жены, но его внимание привлекло брошенное на стул черное платье. Вчера Шерилл посчитала нужным надеть что-то похожее на траур, когда ходила в Скотланд-Ярд.

— Ха! — изумился Джерри. — Вот дурища!

Неужели в самом деле подумала, что я погиб?

Ну, задержался в командировке. Срочные дела были.

Задержался? — подумала Шерилл. Интересно!

— Э… Лорд Хэррингтон сказал, что не знает о твоей командировке. — Господи, она чуть не назвала его просто Эдом, но, слава Богу, вовремя спохватилась.

— Ты за мной шпионишь! — окрысился Джерри. — Даже Хэррингтону звонила! Подумаешь, не вернулся к вечеру, как обещал, так она сразу бросилась вынюхивать…

Об обещании она, ясное дело, не помнит.

Все ее мысли были заняты предстоящим свиданием с Эдвардом. Как она о командировке-то услышала? А что не вернулся, то тоже неплохо. Картину он дома застал бы прелюбопытную. Его жена и босс страстно утешали друг друга по поводу его безвременной кончины. И об этом сразу же узнала Ванесса.

Ну какая же я глупая! Лорд и его супружница действовали заодно, и, кому пришел в голову этот дьявольский план, сказать трудно.

Будь честной сама с собой! — одернул Шерилл ее внутренний голос, который любил навести порядок в ее мозгах. Ванесса не интеллектуальный гигант. Без сомнения, схему разрабатывал твой ненаглядный Эд! Небось и фотографии сделал. Твои бедра и грудь крупным планом. Поэтому он их так и нахваливал. Любил бы женские фигуры, как у тебя, не взял бы в жены Ванессу.

А она-то все его лживые слова за золото приняла! Представляешь, как они с Ванессой над тобой насмехались, когда он ей про тебя рассказывал и живописал, какие у тебя огромные сиськи и жутко толстая задница, растравливала себя Шерилл.

Шерилл вскочила на кровать и руками зашарила по люстре. Но белый витой светильник с хрустальными подвесками не таил в себе никаких тайн.

Шерилл слетела с кровати и, извиваясь, попыталась забраться под нее. С трудом, но ей это удалось. Пространство под кроватью было пустым — только легкая пыль равномерно покрывала пол. Шерилл чихнула. Обратный путь оказался более трудным. Шерилл попала в ловушку. Выбраться из-под кровати ей было не под силу.

— Надо бы там тебя и оставить! — сварливо заметил Джерри, поднимая кровать и помогая ей вылезти. — Всегда говорил, что ты ленивая и толстая. Другая женщина не застряла бы там.

Бывают же женщины с хорошей фигурой!

— Вот Ванесса, например, — продолжила Шерилл.

— Не знаю… — Лицо Джерри на мгновение помрачнело, но уже в следующую секунду он бодро продолжил:

— Все женщины знают, где у них йод. Если их мужья порежутся, они не ищут его где попало. А ты даже под кровать сунулась…

Ишь, задница какая большая! — Джерри хлопнул Шерилл по попе. — Почти ничего не ешь, а она у тебя все огромнее становится. — Джерри захохотал, довольный своей шуткой.

В этом весь Джерри. Ему и в голову не пришло, что она кинулась разыскивать не йод. Он постоянно думает только о своей персоне, а о ней вспоминает только для того, чтобы сказать очередную гадость. Ей всегда становилось обидно от таких шуток.

К удивлению Шерилл, услышав слова Джерри, она не испытала никаких чувств. Ее ревность испарилась. Она стояла и смотрела на человека, с которым прожила три года, и не ощущала в сердце никаких эмоций. В один миг ее муж стал для нее чужим человеком, с которым ее ничто не связывает.

Шерилл продолжила осмотр спальни. Она искала скрытую фотокамеру, но так ничего и не нашла. Лорд Хэррингтон оказался предусмотрительным — забрал камеру.

— Да ладно, не расстраивайся… — неожиданно добродушно сказал Джерри.

Видимо, лицо у Шерилл исказила такая судорога боли, что даже ее муж не остался равнодушным. К таким его движениям души Шерилл не привыкла и с интересом взглянула на Джерри.

— У тебя есть некоторые достоинства, — продолжил он. — Маленькая ножка, узкая талия.

Ну а здесь… — Джерри сделал в воздухе движение руками, как бы показывая грудь и бедра, — займись физкультурой, сядь на диету или по крайней мере носи утягивающее белье. Что делать, если ты опоздала родиться. В девятнадцатом веке такой пышечке цены не было бы. А сейчас другие идеалы…

Да, все эти годы он старался развить у нее комплекс неполноценности. И надо отдать ему должное — почти добился успеха. А в начале их семейной жизни находил ее телесные излишества недурными…

А если бы она была худая, не стал бы Джерри попрекать ее плоской фигурой? — вдруг подумала Шерилл и пришла к выводу, что да, это возможно. Джерри хотелось подчинить ее, и он ловко играл на ее желании похудеть.

Неожиданно Шерилл решила, что не расстроится, если муж уйдет из ее жизни. Естественно, не умрет, а просто они разведутся. Но раздумывать даже над этой проблемой у нее не было времени. Слишком много дел ее ждало сегодня. Шерилл быстро оделась и вышла из спальни.

Глава 14

— Я к лорду Хэррингтону, — решительно сказала Шерилл. Она стояла в приемной его компании. Его секретарь, миссис Вуд, внимательно на нее смотрела. — Я миссис Доналдсон, добавила Шерилл.

Выбежав из дома, Шерилл собиралась сразу отправиться в лечебницу. У доктора Гилби утренний прием, и она рассчитывала убедить ту отказаться от предложения Ванессы. Возможно, еще не все потеряно. Но образ Эдварда преследовал Шерилл. Вычеркнуть его из памяти ей не удалось. Он эгоист, подло использовавший ее, твердила она себе, но сердце оставалось в плену у этого бессердечного человека.

— Сожалею, миссис Доналдсон, но лорд Хэррингтон сейчас занят. Просил его не беспокоить.

Шерилл не остановили слова секретарши.

Она рванулась вперед к заветной двери, скрывающей человека, которого она любила и ненавидела одновременно. Движение Шерилл было столь стремительным, что миссис Вуд не смогла ей помешать.

Шерилл влетела в кабинет, пересекла его и добежала до Эдварда. Теперь их разделял только стол.

— Джерри жив! — выкрикнула она.

Эдвард поднялся ей навстречу. Взгляды их встретились. И произошло чудо! Окружающий мир перестал для них существовать.

Не отдавая себе отчета в том, что делает, даже не заботясь, одни ли они в кабинете, Шерилл словно сомнамбула двинулась к Эдварду, на ходу расстегивая жакет. Необъяснимая для них страсть толкала их в объятия друг друга.

Эдвард бросился к ней. То же всепоглощающее чувство полыхало в его глазах. В одно мгновение губы их встретились, а руки сплелись. Все мысли Шерилл, которые по дороге сюда молоточками стучали у нее в висках, испарились.

Всем своим существом Шерилл стремилась только к одному — слиться прямо сейчас с этим мужчиной, иначе она умрет.

Они торопливо срывали с себя одежды, не прерывая яростного поцелуя, в котором почти не присутствовала нежность. Наконец они рухнули на ковер. И тут же она впала в беспамятство, полностью отдавшись чудесным ощущениям. Таинство любви снова затягивало ее в свой опасный и сладострастный водоворот.

— Еще! — закричала Шерилл вне себя от охватившей ее страсти. — Еще!

Они сгорали в охватившем их огне. Поток жгуче-сладкого чувства возносил их на своих мощных крыльях. Они взмывали все выше и выше, в самое поднебесье, подводя друг друга к наивысшему пику страсти.

Когда их объятия разжались, они, не глядя друг на друга, долго лежали в блаженной истоме на ковре, опустошенные и счастливые.

Шерилл молчала. Молчал и Эдвард. То, что произошло между ними, нельзя было выразить звуками обычной человеческой речи. Шерилл казалось, что она прошагала пешком тысячи километров, отделяющие ее от этого человека, который еще недавно был чужим, а теперь стал родным и любимым. Сказать сейчас слово — значит потерять ту нить, которая связала их, а Шерилл так не хотелось прерывать разговор их сердец.

— Шерилл, — выдохнул наконец Эдвард, поворачиваясь к ней.

— Мне кажется, что я умираю, — прошептала Шерилл, но вдруг вспомнила, зачем пришла сюда, и добавила:

— Джерри жив. Он вернулся домой. Значит, вчера…

— Я знаю… Тоже мне, мисс Марпл… — И он потянулся губами к Шерилл.

Их поцелуй был полон нежности и признательности друг другу за доставленное наслаждение. Губы Эдварда были мягкими и сладкими как мед. Это было прекрасно. Если бы этот поцелуй продолжался вечность, Шерилл излечилась бы от всех своих бед.

Вскоре сердце Шерилл вновь застучало в бешеном ритме, а кровь превратилась в огонь.

Их снова затягивала в свою бездну страсть, которая кипела в их жилах и которую они не могли удовлетворить. С каждым разом она пробуждалась в них с новой, еще большей силой.

И вот они снова уносятся в неведомую страну, где царит блаженство, превращаются в первобытных людей, в единственных существ на земле, в Адама и Еву.

Они любили друг друга так отчаянно, так стремились насытиться друг другом и одновременно подарить наслаждение, словно от этого зависело, останутся они в живых или нет.

Раздавшийся телефонный звонок они не услышали. Их собственная кровь так громко пульсировала в висках, что звук звонившего телефона показался им не громче жужжания осенней мухи, которая копошится в углу, устраиваясь на долгую спячку. Телефон не переставал надрываться, и вдруг отчетливо хлопнула дверь.

Эдвард вскочил и кинулся к телефону.

— Да, это я. Успокойся, Ванесса! Говори внятно. Подожди, чуть помедленнее. Я ничего не пойму! Что-о? Что ты сказала? Не понимаю.

Твоя сестра похищена? Был звонок? От похитителя? Не знаешь? А что тут знать? И так ясно, что это похититель или его сообщник. Голос мужской? Требует денег? Успокойся, Ванесса!

При чем здесь я? Ты с ума сошла! Неужели ты могла подумать на меня? Ладно, сиди дома. Я еду.

Сердце Шерилл перестало биться.

— Что произошло? Почему она звонит? — упавшим голосом спросила Шерилл, торопливо одеваясь.

— Похищена младшая сестра Ванессы, Шейла. Звонил похититель. Требовал выкуп.

— Уже? Когда же ее похитили?

— Не знаю… Похититель мог позвонить сразу же, а возможно, это случилось еще вчера на квартире Ванессы. Она ее снимала для сестры.

Сердце Шерилл, словно бабочка в сачке, затрепетало от ревности.

— Это Ванесса тебе сказала? Вчера ночью?

— Не ехидничай — тебе не идет. И не придумывай, чего не было! Ладно, сейчас не время играть в вопросы и ответы. Я поехал!

— Куда?

— Домой. Кто еще может сейчас помочь Ванессе, как не я! Надо выручать Шейлу. — И Эдвард вылетел из кабинета.

Шерилл осталась одна. Что же ей делать?

Он даже не сказал — ждать его или уезжать. Ей стало немного обидно. Она так мало значит для Эдварда! Бросился к Ванессе и сразу забыл о ней.

Шерилл представила Ванессу в объятиях Эдварда. Бедненькая, она нуждается в защите.

Пусть Эд говорит, что он якобы не прикоснулся больше к Ванессе. Все мужчины так говорят.

Небось Джерри тоже рассказывал своим любовницам, что в супружеской постели ведет себя монахом.

Картина плачущей Ванессы с распущенными волосами и Эдварда, нежно целующего ее, встала перед глазами Шерилл так отчетливо, что в глазах потемнело и тошнота комом подступила к горлу. Шерилл услышала скрежет и вздрогнула. Потом сообразила, что этот противный звук издают ее же собственные зубы. Она с трудом отогнала видение, от которого туманилась голова и закипала кровь.

Какая же я эгоистка! Зациклилась на себе, сижу здесь и жалею себя, когда случилось несчастье. Похитили человека! А я ною о своей любви, строго отчитывала себя Шерилл. Хорош был бы Эдвард, если бы сказал Ванессе: «Извини, дорогая, но я решил развестись с тобой.

Поэтому решай вопрос с похитителями сестры сама». И после этих слов она от радости аплодировала бы ему, так, что ли?

В памяти Шерилл всплыл разговор Эдварда с Ванессой. Может, Ванесса подозревает Эдварда в похищении сестры?

Шерилл, ты от любви к Эдварду совсем ума лишилась! — пропищал внутренний голос.

Но она же слышала слова Эдварда: «Неужели ты могла подумать на меня?» Что они могут значить?

— Миссис Доналдсон, вы намерены здесь дожидаться лорда Хэррингтона? — В кабинете появилась миссис Вуд.

Шерилл оторвалась от своих мыслей и недоуменно посмотрела на нее. Что она от нее хочет? Лицо миссис Вуд выражало брезгливость. Такое впечатление, что она видит перед собой не женщину, а мокрицу, подумала Шерилл.

— Лорд Хэррингтон, возможно, вернется очень поздно, — снова заметила миссис Вуд.

— Вы меня выгоняете?

— Что вы, миссис Доналдсон, — подчеркнуто вежливо сказала миссис Вуд, но в ее глазах явно проступила насмешка. — Лорд Хэррингтон не отдал на ваш счет никаких распоряжений.

Но, я думаю, вам лучше поехать домой.

Ну что ж, мысль очень дельная. Почему она сразу не пришла мне в голову? Конечно, я так и сделаю!

— Да-да, я поеду, — сказала Шерилл, но тут же поняла, что не знает, куда ехать. — Вы не подскажете мне адрес, миссис Вуд?

Брови секретарши удивленно взметнулись вверх.

— Миссис Доналдсон, вы не знаете, где ваш дом?

— Разумеется, знаю. Но ехать надо к лорду Хэррингтону, а вот его адрес выпал из моей памяти.

— Вы уверены, что вам надо именно к нему?

— Уверена!

Губы миссис Вуд осуждающе поджались.

— Если бы лорд Хэррингтон хотел видеть вас у себя, он не забыл бы уточнить, где его дом находится.

Шерилл возмутилась. Почему эта дама только на основании того, что работает личным секретарем, считает себя вправе распоряжаться жизнью своего босса?

— Меня не интересует ваше мнение, миссис Вуд. Дайте адрес!

На лице секретарши отразилась борьба. Она как бы взвешивала, на какую сторону ей встать.

Чем она может пренебречь — нагоняем от лорда Хэррингтона или немилостью миссис Доналдсон. Победила Шерилл. Миссис Вуд продиктовала ей адрес.

Глава 15

По дороге к дому Эдварда Шерилл решила обдумать сложившуюся ситуацию.

Представь себя частным детективом. К тебе пришел клиент и просит расследовать преступление, подсказал Шерилл программу действий ее мозг, который в это утро проявлял не свойственную ему активность.

Но я же только умею лечить собачек и кошечек! Никто из хозяев не требует от меня выяснить мотивы, по которым один пес покусал другого! — возразила ему Шерилл.

А ты составь анамнез! Сначала выслушай жалобы пациента… — не сдавался мозг. Обдумай серьезность обвинений Ванессы, например.

Это предложение мозга сердце Шерилл сразу отвергло. В Эдварде оно просто-напросто не могло сомневаться. Кроме того, Ванессе оно не доверяло.

Мозг требовал взглянуть на ситуацию по-другому. Если бы Ванесса не была женой лорда Хэррингтона, то как бы к ней ты отнеслась?

Некоторое время сердце Шерилл добросовестно анализировало запрос мозга, но в конце концов решило — подругой Шерилл Ванесса никогда не стала бы.

Хорошо. Перейдем к следующему пункту! — скомандовал мозг. Почему Эдвард не удивился ее словам, что Джерри жив? Сказал, что знает.

Откуда? Джерри сначала зашел к нему, а только потом отправился домой? Странный поступок! Или Джерри развлекался с Ванессой, а Эд не вовремя вернулся? И после этого мило стал беседовать с Ванессой о том, что же случилось на ее съемной квартире? Ерунда! Так сюжет не мог развиваться. Следовательно, произошло что-то более страшное.

Поразмышляв так и этак, Шерилл добросовестно констатировала, что разобраться в этом вопросе ей не под силу и лучше положиться на Скотланд-Ярд. Там же работают профессионалы! Кто лучше разберется в болезни какой-нибудь Тин-Рик, сиамской голубой, она, ветеринарный врач, или хозяйка другой кошки? Ответ однозначен!

Не сдавайся! — приказал мозг. Отложи решение этой загадки на потом. Переходи к следующему вопросу.

Дом лорда Хэррингтона неожиданно оказался перед глазами Шерилл. Жил Эдвард не в особняке, как считала Шерилл, а в многоквартирном доме, переделанном из здания бывшей фабрики игрушек. Современный минимализм, близкий к японскому, чувствовался уже перед подъездом дома. Наверное, соседи Эдварда сплошь творческие личности. Не исключено, что в этом доме обитают известные дизайнеры, подумала Шерилл, минуя привратника и поднимаясь в квартиру, которая занимала целый этаж.

— Зачем явилась? Порадоваться чужому горю? — вместо приветствия спросила Ванесса, открывая дверь.

Шерилл посмотрела на нее. У Ванессы было заплаканное лицо и красные от слез глаза. Рядом возник Эдвард. На его физиономии явственно читалось выражение досады. Вот только чем?

Ее появлением?

— Ты не хочешь меня видеть, да? По-твоему, лучше, чтобы я сидела у тебя кабинете и не приезжала бы сюда? — с обидой проговорила Шерилл.

— Ты знаешь, это мысль! — уже улыбаясь, воскликнул Эдвард. — Я на досуге подумаю об этом. Возможно, тебя и полезно держать где-нибудь закрытой на ключ, например в спальне…

— Ах вот какова, оказывается, ситуация, ехидным тоном заметила Ванесса. — Наводит на интересные мысли…

— Ванесса, сейчас не время выяснять отношения!

— Почему же, лорд Хэррингтон? Я хочу все выяснить до конца. Твоя несравненная миссис Доналдсон строила из себя ходячую добродетель, а сама является к своим любовникам домой. А я, дура, верила, что существуют преданные жены. Как же!

— Ванесса, оставь Шерилл в покое! Ее поступки тебя не касаются. Входи, Шерилл.

— Ты мне постоянно врал, лорд Хэррингтон! Упрекал меня в измене, а сам ни одной юбки не пропускал. — И Ванесса, уперши руки в боки, ехидно повторила, видимо, когда-то сказанные Эдвардом слова: «А о миссис Доналдсон ты подумала?»

— Ванесса, успокойся! — прикрикнул на жену Эдвард и подвинул кресло Шерилл. — Садись, устраивайся поудобнее. Может быть, поможешь нам принять правильное решение… — сказал он, обращаясь уже к Шерилл.

Ванессе поведение мужа не понравилось. Ее лицо перекосилось от злости.

— Зачем она нам? Она что, стала членом нашей семьи?

— Нашей? — усмехнулся он. — Этот вопрос, по-моему, мы с тобой решили, Ванесса!

— Не знаю, как ты, а я — нет! Еще неизвестно, когда началась ваша любовная связь, лорд Хэррингтон, с этой миссис Доналдсон. Не исключено, что намного раньше, чем я уступила Рикки… — Ванесса прикусила язык, поняв, что проговорилась.

— Нельзя ли поподробнее с этого момента. — Глаза Эдварда стали злыми и холодными.

— Сам знаешь, тебе уже твои шпики донесли!

— А я хочу от тебя услышать, — губы Эдварда изогнулись в презрительной усмешке, — про твою борьбу с искушением. Сложи сагу, дорогая!

Последние слова Эдвард произнес таким ледяным тоном, что Шерилл стало страшно.

Таким она его еще никогда не видела. Если он когда-нибудь так станет с ней разговаривать, у нее разорвется сердце. Желваки ходили на скулах Эдварда. Шерилл даже показалось, что он из последних сил сдерживается, чтобы не ударить Ванессу. Даже руки спрятал за спину.

Лицо Ванессы стало таким бледным, что Шерилл испугалась, что придется приводить ее в чувство. Ванесса рухнула на колени и зарыдала в голос:

— Не придирайся к словам, милый! У меня от горя голова помутилась, сама не знаю, что говорю. Как подумаю, что могут сделать с Шейлой, сама не своя становлюсь… — Она попыталась обвить руками ноги Эдварда.

Тот брезгливо отстранился. Глаза его смотрели вдаль. Он о чем-то думал, потом в его лице, как будто что-то щелкнуло. На миг оно стало по-мальчишески растерянным. Такое выражение бывает у маленьких детей, когда они обнаруживают, что родители их обманули. Обещали подарить к Рождеству машинку и забыли об этом, не выполнив обещания.

— Ванесса, ты выговорилась? — неожиданно спокойным тоном осведомился Эдвард. — Если да, то давай продолжим начатое обсуждение.

Но Ванесса не могла остановиться.

— Ты, ты… — начала она, но вдруг осеклась. Бедная Шейла, никто тебя не любит! Никому нет дела до твоей судьбы! Погибнешь теперь, родная…

Искренность горя Ванессы тронула Шерилл.

Ванесса уже не рыдала в голос, не заламывала театрально руки, а тихо выла, жалобно так, как делает собака, когда у нее что-нибудь болит.

— Эд! — Шерилл решила перестать играть роль статиста. — Когда была похищена ее сестра?

— Вчера… В той самой квартире…

Ванесса поднялась с колен и схватила какую-то фотографию.

— Бедная моя девочка, — продолжала она причитать. — Здесь ты смеешься, не знаешь еще, что тебя ждет…

— Хватит, Ванесса. Так мы ни до чего не договоримся… Я по-прежнему предлагаю сообщить в Скотланд-Ярд…

— Тогда моя сестра точно умрет! Похитители ее убьют! Бедная Шейла… — Ванесса поднесла к губам фотографию и поцеловала ее.

Эдвард вырвал снимок из рук Ванессы и поставил его на стол, рядом с креслом, в котором сидела Шерилл. Она с любопытством взглянула на фотографию. На ней были сняты две молодые женщины. В одной Шерилл узнала Ванессу, другая показалась ей тоже знакомой.

Где-то она ее видела. Шерилл стала вспоминать, но потом решила, что та просто похожа на Ванессу и потому показалась ей знакомой.

— Если Гарри ее похитил, Скотланд-Ярд с ним справится. Гарри — это молодой человек, с которым встречалась Шейла, — пояснил Эдвард, обращаясь к Шерилл.

— Гарри наркоман! Он не раздумывая пустит в ход нож…

— Гарри прежде всего лентяй и бездельник!

И, как ни странно это звучит, для успеха в таком преступлении, как киднап, требуются ум и воля. Гарри не отличается ни тем, ни другим.

— Чтобы пырнуть ножом, ума не надо, проговорила Ванесса и снова начала тихо всхлипывать. — А Скотланд-Ярд только загубит все дело…

Шерилл была с ней согласна. Старший инспектор Скотланд-Ярда Торн не произвел на нее впечатления второго Эркюля Пуаро.

— Ее и так могут убить! Похоже, ты обо мне очень высокого мнения. С чего ты взяла, что я справлюсь с делом лучше Скотланд-Ярда?

— Ты за пенс застрелишься! Тебе бы только копить деньги! А что бедная Шейла умрет, тебе все равно… — Ванесса закрыла лицо руками.

Эдвард мерил шагами гостиную. Шерилл задумалась. Позиция Ванессы вызывает симпатию. Нельзя отбрасывать хотя бы маленький шанс спасти человека. Шерилл захотелось ей помочь. И хоть Ванесса изменяла Эдварду с ее мужем, но ее сестра тут ни при чем. Зачем же ей мстить?

— Я считаю, что необходимо пойти на требования похитителя, но подстраховаться. Например, нанять частного детектива. Надо попытаться самим продиктовать условия вымогателю, — сказала Шерилл.

Эдвард сверкнул глазами. Шерилл могла поклясться, что на мгновение на его губах промелькнула лукавая усмешка, но вслух он неожиданно резко произнес:

— Помолчи, Шерилл. Я не настолько ценю твое мнение, чтобы советоваться с тобой в трудных вопросах. Это семейное дело. Посторонним тут не место.

Шерилл растерялась. А Ванесса воспрянула духом. Она расценила слова мужа как сигнал к началу других действий и, не стесняясь Шерилл, подошла к Эдварду и прильнула к нему.

— Ты прав, дорогой, — проворковала она.

Шерилл ждала, что Эдвард стряхнет с себя Ванессу. Но Эдвард не сделал ни малейших попыток избавиться от объятий жены. Наоборот, его рука легла ей на спину, а губы потянулись к щеке. Ванесса змеиным движением отклонилась назад, и губы Эдварда встретились с ее ртом.

Шерилл смотрела на них во все глаза. Ее Эд мгновенно уступил коварной изменнице. Ванессе не пришлось прикладывать никаких сверхъестественных усилий. Эдвард не только не противился поцелую Ванессы, но сам страстно ее целовал.

Шерилл не знала куда деться. Сердце ее устраивало настоящие акробатические пируэты: оно падало в пропасть от обиды и взвивалось в праведном гневе. Шерилл отчаянно ревновала.

— Ох, Ванесса! — выдохнул Эдвард.

— Как ты умудряешься заводить меня! Я уже ничего не соображаю, — стыдливо хихикнула Ванесса и снова потянулась к губам Эдварда.

Шерилл увидела ответное движение Эдварда, когда он чуть ли не вжал в себя Ванессу, но та вдруг отстранилась и оглянулась на Шерилл.

— Ах ты еще здесь…

Эдвард нахмурился.

Наверное, хочет сказать, чтобы я отсюда убиралась! — расценила Шерилл его взгляд. Естественно, кому понравится, когда подсматривают, как ты занимаешься любовью! Нет, этот Эдвард мне не нравится! Я полюбила другого ласкового, доброго, отзывчивого, а не мерзкого сластолюбца, не способного противиться своей женушке, которая крутит им как хочет.

Пожалуй, я поторопилась снять с него свои обвинения. Этот Эдвард вполне может пойти на преступление или организовать преступный сговор. Еще и обвинит вкупе со своей Ванессой в похищении Шейлы именно меня.

— Думаю, вы и без моей помощи во всем разберетесь, — с вызовом проговорила Шерилл.

Ванесса улыбнулась торжествующей улыбкой, а Эдвард смутился.

— Ванессе нужна помощь, — тихо пробормотал он.

Шерилл почувствовала себя оскорбленной.

Ее словно глину размазали по стене. Шерилл не спорит — Ванесса в тяжелом положении. Ей нужна помощь, но целовать-то зачем? Вряд ли старший инспектор Тори целовал бы Ванессу только потому, что у нее похитили сестру.

Шерилл резко вскочила с кресла и чуть ли не бегом помчалась к двери. Вдогонку она явственно слышала серебристый смех Ванессы.

Глава 16

Слезы тихо капали из глаз Шерилл. В их мокрой мгле она вела машину, не задумываясь ни о правилах дорожного движения, ни о возможных последствиях такого к ним отношения.

Шерилл ехала к Салли, чтобы по привычке поплакаться у той на плече.

— Салли… Ах, Салли, — бросилась она к подруге.

Но Салли встретила ее сурово.

— Сама во всем виновата, — резко бросила она. — Я уж не говорю об убийстве Джерри.

Иду сегодня по коридору, а навстречу мне живой покойничек движется. Я со страху чуть в мужской туалет не залетела. Ты чего вчера наглоталась, наркотиков каких, что ли? Такой ужас рассказывала: собаки, кровь, убийство. Мужа оплакивала. Ты хоть помнишь? Ну ладно, с кем не бывает. А всего остального простить нельзя…

Шерилл растерялась.

— Салли, разве я виновата, что влюбилась, — пробормотала она.

— Шерилл, не валяй дурака. Это сложный вопрос, а ты к нему подошла легкомысленно, — снова упрекнула ее подруга.

Ну что ж, Салли права! Недолго Шерилл сопротивлялась Эдварду. Чуть ли не сама поволокла его в постель. Теперь поздно лить слезы.

— Кстати, время ланча. Пойдем поедим, — миролюбивым тоном сказала Салли. — Здесь поблизости паб. Кормят там неплохо. Заодно и поговорим.

— Я не хочу есть…

— Ладно, не отчаивайся. Что-нибудь придумаем. Вернем назад…

— Нет, не хочу. Я после Ванессы не приму! — выкрикнула Шерилл.

Салли изумилась.

— Шерилл, подруга, в тебе говорят эмоции.

Это же не костюм, который поносила Ванесса, а ты теперь брезгуешь его надеть.

Шерилл остановилась как вкопанная. Салли все-таки уговорила пойти ее в паб, и сейчас они находились у входа в него.

— Ты… ты… — заикаясь проговорила Шерилл, считаешь это более простым, чем надеть костюм после кого-то?

— Конечно, — отмахнулась Салли и потянула Шерилл внутрь паба.

Такая точка зрения на сексуальные отношения повергла Шерилл в транс. Она уже не могла сопротивляться подруге.

— Две пинты «Гиннеса», два ростбифа и по куску яблочного пая, — скомандовала бармену Салли.

Пиво им налили сразу. Остальное попросили подождать. Всунув почти насильно в руки Шерилл стакан, Салли потянула ее к столику.

— Кто первый начнет — ты или я? — потребовала она у Шерилл.

Неужели о наших отношениях с Эдвардом знает вся инвестиционная компания? — подумала Шерилл.

— Говори ты, — покорно уступила она первенство Салли.

— Так вот, — деловито произнесла Салли. — Как я уже говорила, ты сваляла дурака, согласившись с планами Джерри.

— Кого-о? — изумленно протянула Шерилл. — А он-то здесь при чем? Каким бы ни был Джерри ловеласом, собственную жену он предлагать никому не стал бы. Я в этом уверена!

— А кто спорит? — отмахнулась Салли. — Я не обсуждаю его любовные дела. Кстати, они имеют к этой истории прямое отношение… — И Салли сделала паузу, чтобы насладиться произведенным эффектом.

Реакция подруги превзошла все ожидания.

Шерилл поперхнулась пивом, глаза ее закатились, а губы и руки задрожали так, словно она страдала болезнью Паркинсона.

Салли удивилась. Ничего нового, по ее мнению, она Шерилл не сказала.

— Эй, подруга! Очнись! Не вздумай упасть в обморок. Подумаешь, сообщение «Рейтер». Перед другими можешь ломать комедию, но я же вчера вечером тебе уже все сказала.

Шерилл на несколько секунд потеряла сознание. Салли набрала полный рот пива и брызнула сладковатым густым «Гиннесом» прямо ей в лицо. Шерилл открыла глаза. На белой блузке расплывались огромные темные пятна.

— Ты… ты… хочешь сказать, что Джерри сговорился с Эдвардом? — выдавила она из себя.

— А это еще кто? Эдвард?

— Л-лорд Хэррингтон, — заикаясь произнесла Шерилл и подумала, что, наверное, уже никогда не сможет говорить как нормальные люди.

— Не знаю, — отрезала Салли.

Шерилл снова побледнела.

— Закажи виски, — попросила она, почувствовав, что ей уже ничего не хочется знать. Ей бы забыться и уснуть…

— Подожди. Успеешь нагореваться, — одернула ее Салли. — Слушай лучше. Не знаю, понимала ли ты, что творила, или нет…

— Нет, — прошептала Шерилл.

— Может, на небе зачтется, — хохотнула Салли и продолжила:

— Одним словом, Джерри всем говорил, что ты не возражаешь передать его пай другому лицу и была бы рада, чтобы и остальные продали этому заинтересованному лицу и свои паи.

— Так ты о ветлечебнице!!! — заорала Шерилл. — Салли, подружка, ты меня от смерти спасла! — И большим глотком она осушила свой стакан.

— А ты думала о чем? — удивилась Салли.

Шерилл молчала. Признаться подруге, что она подумала о сговоре Джерри с Эдвардом, ей не хотелось. Хотя отсутствие договоренности совсем не оправдывает поведение последнего, решила она, а вслух спросила:

— А почему ни миссис Хейт, ни доктор Гилби ничего не сказали мне об этом?

— Джерри уверил их, что тебе перед ними неудобно и ты поручила ему решить этот деликатный вопрос. Деньги за паи доктора Гилби и миссис Хейт, этой великой кошатницы, он предложил очень и очень неплохие. Поэтому они с радостью согласились участвовать в этом, как они считали, невинном обмане.

Джерри сказал мне, что ты была в курсе. Вы разговаривали об этом после той вечеринки с лордом Хэррингтоном и Ванессой. А ты мне голову дурила. Стыдно!

— А теперь что?

Салли пожала плечами.

— Теперь поздно. Сделка уже оформлена. По закону твоего согласия не требовалось. Ты же знаешь, паи официально принадлежали Джерри, доктору Гилби и миссис Хейт. Было собрание. Тебя, естественно, никто не поставил в известность. Такие решения принимают собственники. Собственником ты не была. И теперь леди Хэррингтон — владелица твоей лечебницы.

Шерилл молчала.

— У тебя, оказывается, роман с лордом Хэррингтоном в полном разгаре. А я опять ничего не знаю, — продолжила Салли. — Хорошо хоть просветили.

— Кто? — требовательно спросила Шерилл.

— Миссис Вуд, секретарь босса, ко мне сегодня пожаловала. Хотела поживиться сплетней, но не удалось. — Салли лукаво прищурилась и посмотрела на Шерилл. Она не могла долго злиться на подругу.

Шерилл потупила глаза.

— Глупости все это, — еле-еле выговорила она.

— А миссис Вуд намекала, что нет. Вроде бы у вас сегодня было романтическое свидание прямо у него в кабинете. Ладно, не красней!

Миссис Вуд говорит, что босс, видимо, влюбился не на шутку, раз на ковре, при незакрытых дверях…

Шерилл в испуге вскочила.

— Она видела… — И она обессиленно опустилась на стул.

Салли встала и решительно направилась к барной стойке.

— Два виски, — отдала она команду бармену и добавила:

— Двойных. Пей, — распорядилась она, когда вернулась к столику, за которым бесформенным кулем громоздилась Шерилл, и почти насильно влила виски подруге в рот.

Старый верный способ поправлять здоровье и поднимать дух с помощью крепких напитков не подвел и сейчас. К Шерилл вернулась уже было оставившая ее жизнь. Спина ее выпрямилась, глаза приобрели осмысленное выражение.

— Что же она обо мне подумает? — воскликнула Шерилл.

— Успокойся! О тебе она вообще не думает.

Ее интересует только лорд Хэррингтон. Со служебной точки зрения, — с улыбкой добавила Салли. — Но все-таки вы же не дети. Можно снять квартиру или номер в гостинице.

Шерилл стиснула зубы. Волна жалости к себе и злости на Эдварда снова поднялась в ней.

Наивная Салли! Ей никогда не приходилось встречать таких коварных типов, как Эдвард Хэррингтон.

Шерилл ни на йоту не поверила Салли, вернее утверждениям миссис Вуд. Ясно, что секретарь сама таким образом часто развлекалась с Эдвардом. Поэтому и подсматривала, чем ее ненаглядный лорд Хэррингтон занимается с миссис Доналдсон.

Да, Шерилл нечего делать в жизни Эдварда. У него и без нее достаточно любительниц разделить с ним постель. А со своими проблемами, в том числе с похищением сестры Ванессы, пусть разбирается сам, мстительно подумала она.

— К вам можно сесть? Разрешите? — раздался мелодичный женский голос.

Шерилл подняла глаза. Около них стояла миловидная блондинка.

— Все столики заняты, — пожаловалась она.

— Конечно, присаживайтесь к нам, — милостиво разрешила Салли.

Блондинка сделала глоток и отставила стакан с пивом. — Я на минуточку, — проговорила она, поднялась и направилась в туалет.

— Немного напоминает секретаршу в салоне.

Ты так и не дала попасть мне к магистру оккультных наук, — попеняла Салли подруге.

Но Шерилл было не до воспоминаний Салли.

Мысль, которая опять пришла ей в голову, гнала ее вперед. Она должна вернуться на квартиру Ванессы и сама во всем хорошенько разобраться.

— Мне надо идти, — поднимаясь, объявила Шерилл.

— Мне тоже. Забеги вечером, может я что-нибудь придумаю! — крикнула Салли вдогонку Шерилл, когда та как вихрь сорвалась с места и рванулась вон из паба.

Глава 17

И куда ты путь держишь? — задала себе вопрос Шерилл, обнаружив, что едет по Лондонскому мосту.

Шерилл задумалась. Ответ, почему ее машина движется в сторону, где снимает квартиру небезызвестная ей Ванесса Мортон, она знала, но сознаться в подозрениях даже самой себе не могла. Уж слишком это было подло, слишком низко. Однако и такой вариант развития событий сбрасывать со счетов нельзя.

Вчера ей звонила Ванесса. Не кто-либо, подделавший под нее голос, а именно она. Теперь Шерилл была в этом уверена. Просто надо было кого-то подставить. А лучшей кандидатуры, чем Шерилл, найти трудно. Кому еще можно позвонить вот так, как ей Ванесса, и заставить ехать по неизвестному адресу?

Версия очень правдоподобная, решила Шерилл. Остается только решить, участвовал ли в этом сценарии Эдвард. Сердце Шерилл до сих пор противилось признать его вину, но мозг упрямо убеждал, что она — глупая, помешанная на сексе особа, которая не видит очевидных фактов.

Если ты и дальше не будешь меня слушаться, предупредил сердце мозг, то скоро станешь замирать от страха, поймет ли ход придуманного лордом Хэррингтоном дьявольского сценария старший инспектор Скотланд-Ярда мистер Торн или нет.

Возможно, вся интрига дело рук какого-то третьего лица, о котором я даже не подозреваю, возразило сердце Шерилл.

Ты взрослая женщина, а рассуждаешь, как та девочка с черепашкой Кики, недовольно пробурчал мозг. Пора перестать смотреть на мир сквозь розовые очки. В этом возрасте даже твоя мотовка-мать уже имела ребенка — двухлетнюю девочку, то есть тебя, дорогая Шерилл. А ты все строишь иллюзии…

Но никакие справедливые доводы мозга не помогали. Что же ей делать, если она влюбилась, до потери сознания влюбилась в человека, который ее использовал и тут же забыл, когда посчитал ненужной.

Не правда! Не правда! Не правда! — продолжало кричать раненое сердце.

Если это не правда, хмыкнул мозг, как ты думаешь, что он делает сейчас? И где они с Ванессой находятся? Считаешь, в гостиной. Ага!

Как бы не так! В кроватке они лежат, голенькие, обнявшись… И тают в объятиях друг друга.

Нет, надо детально во всем разобраться! Я не смогу жить, если не пойму, кто Эдвард Хэррингтон — расчетливый делец, способный походя растоптать любого и каждого, или тот прекрасный человек, который шептал ей вчера и сегодня утром слова любви.

Машина Шерилл остановилась перед домом, где снимала квартиру Ванесса Мортон. Выйдя из машины, она вошла в подъезд. Привратник по-прежнему отсутствовал. Видимо, его здесь никогда и не было.

Шерилл поднялась на третий этаж. На цыпочках подошла к квартире и дернула дверь. Она оказалась запертой. Как она раньше об этом не подумала! Естественно, Скотланд-Ярд не оставит квартиру открытой. Неужели мне придется уйти, так ничего и не разведав? Но в фильмах хорошие парни, впрочем так же как и плохие, запросто пробираются в чужие квартиры. Следовательно, мне нужны отмычки!

Вернись и спроси у Салли, где их можно купить. Может быть, Коул знает, сразу же начал подсказывать выход активно работающий сегодня мозг.

Шерилл уже собралась претворить этот вариант в жизнь, но вспомнила о существовании мистера Скотта. У него должны быть ключи от всех квартир. Но где он обитает?

Она спустилась на этаж и позвонила в дверь вчерашней женщины с ехидным лицом. Ей повезло. Та была дома.

— Я недавно сняла здесь квартиру, но, представляете, потеряла ключи…

— А я чем могу помочь? — неприязненно спросила дама.

— Не подскажете, где найти мистера Скотта.

Я только один раз была у него… Забыла, где он живет…

— Таскаются тут всякие, от дел отрывают, — нарочито возмущенным тоном проговорила женщина с плохо скрытыми нотками любопытства в голосе. — В сороковой он!

Шерилл поблагодарила и отправилась в другой подъезд.

— Чем могу служить? — любезно спросил мистер Скотт. — Проходите, поделитесь своими бедами…

— Я забыла сумочку в квартире, которую снимает Ванесса Мортон. Я — миссис Доналдсон, которую туда позвали, сказав, что там злая собака.

— А, помню. А я здесь при чем, миссис Доналдсон?

— Ключи. Сумочку забрать.

Шерилл ожидала, что последует допрос с пристрастием, после чего мистер Скотт непременно потащится вместе с ней. А там, сделав вид, что ищет несуществующую сумочку, она осмотрит квартиру. Но мистер Скотт равнодушно протянул ей ключи.

— Не забудьте отдать!

Шерилл вернулась к двери квартиры Ванессы и открыла ее. Она осторожно переступила через порог и вошла в темное нутро коридора.

По телу пробежала дрожь. Она поспешно нащупала выключатель. Свет материализовал помещение, но страх не отпустил. Он преобразовался в какой-то суеверный ужас. Она же в квартире, где совершено преступление!

Шерилл с оглядкой прошла в комнату, которая показалась ей еще более угрюмой и страшной, чем в первый раз. Она попыталась взять себя в руки и взглянуть на происходящее трезвым взглядом, но ей это не удавалось. В каждом углу ей мерещились затаившиеся преступники.

Больше всего на свете ей хотелось бежать отсюда, бежать без оглядки!

Закрыв глаза, Шерилл досчитала до ста, потом открыла их. Комната показалась ей уже другой. Страх ушел, появилось любопытство.

Квартира и в самом деле была неухоженной и обшарпанной. Мысленно Шерилл сравнила ее с элегантным жилищем Эдварда. Небо и земля!

Как могла Ванесса даже недолго пребывать в этом логове! Она вполне могла бы обставить ее или хотя бы пригласить уборщицу и навести порядок.

Тебе до Ванессы нет никакого дела! — напомнил ей мозг. Ищи следы преступления, психоанализом займешься потом.

Шерилл приступила к делу, но вскоре поняла, что отпечатки пальцев ей не удастся снять — для этого у нее нет ни реактивов, ни приспособлений. Она решила ограничиться внешним осмотром квартиры. Две комнаты, небольшая кухня, маленькая ванная и крошечный туалет. Шерилл медленно прошлась по комнатам, заглянула во все шкафы, сунула нос под диван и кровать, но не обнаружила ничего интересного.

Вдруг послышался тихий скрип. Шерилл похолодела от страха. Она хотела закричать, но язык прилип к гортани, а голосовые связки ссохлись.

Преступник всегда возвращается на место преступления. Его туда магнитом тянет, молнией промелькнуло в голове Шерилл. Сейчас он обнаружит меня — и все: жизнь кончится.

Время шло, но преступник в комнате не появлялся. Его медлительность показалась ей подозрительной. Выжидает! Но чего? Когда она придет в себя и заорет как резаная?

Шерилл осторожно прокралась к двери комнаты и выглянула в коридор. Никого! Только входная дверь слегка приоткрылась. Видно, сквозняк, решила она и, облегченно вздохнув, направилась в коридор, чтобы закрыть дверь на замок.

Стоп! Как же она раньше не обратила на это внимания? Сестру Ванессы не могли похитить из этой квартиры! Если она принимала ванну, а злоумышленник проник в квартиру, он бы оглушил Шейлу и закрыл бы воду. Таким образом, никакого потопа не было бы и соседка не пригласила бы мистера Скотта. И вряд ли он нанес бы Шейле ножевые ранения. Зачем ему мучиться с истекающей кровью девушкой?

Логично, похвалил мозг. Но что, если похититель решил сначала немного поразвлечься и прыгнул к Шейле в ванну? Завязалась борьба соседка слышала скандал, — и похититель вынужден был пырнуть Шейлу ножом, потом закатать в ковер и вынести? Тоже вполне допустимый вариант!

Ax! Шерилл вдруг осенило. Эдвард положил глаз на Шейлу, пришел сюда, а когда Шейла не захотела лечь с ним, ударил девушку ножом, убил ее и сейчас заметает следы преступления. — Нет! — закричала Шерилл.

Она пыталась голосом остановить работу мозга. Но, как она ни старалась, не признать правдоподобности пришедшей ей в голову версии она не могла.

Но как Эдвард попал в квартиру? Не пользовался же он отмычками!

Глупости, тут же возразила сама себе Шерилл. Он позвонил в дверь, Шейла ему открыла. И…

И прыгнула в ванну? Вряд ли! Если у женщины не было сексуальных отношений с мужчиной, то при его появлении она не полезет в ванну, пусть он и является ее родственником.

А если Шейла и Эдвард уже предавались плотским утехам, ему незачем было прибегать к ножу, чтобы принудить ее к ласкам! И не пришел же он с заранее припасенным ножом!

Он мог взять его на кухне Шейлы, подсказала себе Шерилл. «Нет! Я тебе не отдамся!» — гордо заявляет Шейла, а голый лорд — не полез же он в ванну одетым! — бросается на кухню, ищет нож и наносит Шейле смертельный удар…

Шерилл представила себе эту картину. Получилась пародия на Шекспира. В жизни, конечно, есть место страстям, но те таким же.

Эдвард Хэррингтон не Джек-Потрошитель!

Если бы задался целью переспать с Шейлой, нашел бы другой подход. Со мной, например, он очень хорошо сыграл роль змия-искусителя.

Может быть, все было по-другому? Например, Шейла принимает ванну, слышит звонок в дверь, заматывается полотенцем и идет открывать. Эдвард увидел перед собой прелестную полуголую девушку, и в нем взыграла похоть. Он набрасывается на Шейлу. «Нет! — протестует Шейла. — Как вы смеете! Вы муж моей сестры! Мы связаны родственными узами!» Они борются. Вода течет, переливается через край ванны, затопляет соседку. Эдвард бежит на кухню за ножом, гоняется с ним за Шейлой. Та скрывается в ванной, и там ее настигает предательский удар. Эдвард хватает девушку, заворачивает в ковер и выносит из квартиры. Про льющуюся воду он забывает.

Но тогда вода в ванне не была бы красного оттенка. Кран же был открыт! Значит, из квартиры только что ушли. По времени он не успел бы никуда увезти труп.

Стоп! Остановись! Ты же не сценарий фильма ужасов сочиняешь… А звонок Ванессы? Покрывала преступление похотливого муженька? Тоже не верится. И потом, звонок был намного раньше развернувшихся здесь страшных событий!

Нет, все-таки придется признать, что Эдвард не убивал и не похищал Шейлу, пришла к выводу Шерилл и облегченно вздохнула.

Кто же все-таки совершил преступление?

Предположим, Шейла действительно принимала ванну и к ней кто-то пришел. Преступление совершено непосредственно перед приходом Шерилл. Цвет воды говорит именно о таком развитии событий.

Соседка утверждала, что в квартире был скандал. А вот это мысль! А что, если снова навестить эту неприятную особу и поговорить с ней… Во всех детективах свидетели всегда утаивают некоторые детали от полиции и охотно о них рассказывают сыщикам-любителям. Надо только расположить ее к себе, решила Шерилл.

«Тоже мне, мисс Марпл», — прозвучал в ушах Шерилл ласково-насмешливый голос Эдварда, когда она утром попыталась воспроизвести вчерашние события.

Да, я не та мисс Марпл, которая действует на страницах романов Агаты Кристи, мысленно возразила ему Шерилл. Мне только двадцать девять лет, а той было под шестьдесят. Я та мисс Марпл, о которой Агата Кристи не писала, — молодая мисс Марпл. И как бы там ни было, я раскрою это преступление!

Глава 18

Соседка откликнулась на звонок Шерилл сразу.

— Опять вы, миссис! — раздался ее дребезжащий не то басок, переходящий в дискант, не то дискант, сползающий в низкий регистр.

— Скажите, мэм, вы хорошо помните вчерашний день, когда вас залили?

— Меня зовут миссис Мейер, и на память я не жалуюсь! — Она величественно повела плечами. — Входите!

Квартира миссис Мейер представляла собой забавный гибрид антикварного магазина и лавки старьевщика. Сама хозяйка, которую Шерилл по понятной причине не рассмотрела как следует в квартире Ванессы, сейчас произвела на нее немалое впечатление: ярко-красная помада, длинные покрытые лаком алого цвета ногти, шикарный шелковый халат с ручной росписью фазанами по ткани. Подводило миссис Мейер только лицо: желтая пергаментная кожа, испещренная морщинами, не просто указывала на возраст его обладательницы, а вопила о нем.

— Вы не заметили вчера что-нибудь особенное, мэм?

— Вчера? Да как вам сказать, вроде ничего!

Скотланд-Ярд уже интересовался, — с издевкой сказала миссис Мейер.

Из глубины квартиры показался вальяжный белый кот. Он шел прихрамывая.

— Что у кота с лапой? — спросила Шерилл.

— Не знаю. Третий день болит. Думала, пройдет. Завтра пойдем к ветеринару.

— Я ветеринар! Давайте осмотрю кота…

У кота оказался всего-навсего банальный вывих. Шерилл вправила ему лапу. Кот спрыгнул со стола, куда был помещен для осмотра, и важно сказал:

— Мяу, мяу-у…

— Это он вас благодарит, — пояснила довольная миссис Мейер. — А я вам вот что скажу.

— Миссис Мейер сделала таинственное лицо. Вчера, еще до того, как меня залили, я выглядывала в коридор. Я часто так делаю. Скучно одной, а так посмотришь, может кого встретишь, поболтаешь и легче становится. Я женщина не бедная. Мне мистер Мейер кое-что оставил — до смерти хватит. Вот я и решила немного роскоши себе позволить — установила камеру к «глазку». Наблюдаю, значит, как подъезд живет; кто к кому ходит, то да се. Почище любой мыльной оперы будет…

Шерилл кивнула в знак согласия. Она поняла — миссис Мейер любит подсматривать за соседями, но установка видеокамеры ее потрясла. В их доме, где живет очень приличная публика, у привратника нет такой игрушки, да и самостоятельно никто из соседей камерой не обзавелся.

— Так вот, выглянула я, значит, — продолжила миссис Мейер. — И вижу парень, рыжий, с бородой, ковер тащит и весь под его тяжестью прогибается. Я дверь захлопнула и к монитору. Посмотрела я, значит, на него, а потом к окну — наблюдение продолжить… У меня окна и на подъезд, и на другую сторону выходят.

Очень, я вам скажу, мэм, удобно. А он ковер в машину пихает, да никак у него не получается.

Потом умудрился все-таки засунуть. Я окно-то распахнула и вижу: машина за дом поворачивает. Я — в другую комнату. И вот смотрю, машина к мусорке подъехала, а парень опять ковер выволакивает. В мусорку его шмяк, да и был таков… Я тут же подхватилась и бегом к баку.

Вот и ковриком разжилась. Неплохой, я вам скажу, мэм, ковер…

— А посмотреть его можно?

— Пожалуйста, сколько хотите. — И миссис Мейер царственным жестом указала на лежащий на полу скатанный трубой ковер.

Ковер действительно оказался неплохим.

Приятной расцветки и почти новый. Такой в этом доме никто по своей воле не выбросит.

— А парень в какой квартире живет?

— Не живет он здесь! И никогда я его не видела! Одет так, как сейчас молодежь одевается: брюки размера на четыре больше, роба с надписью.

Странно! Шерилл продолжала внимательно рассматривать ковер. Темно-красного цвета с редким цветочным узором, он был решен в благородной сдержанной манере. Но постепенно в поле ее зрения попали пятна, которые практически сливались по цвету с ковром. Их было много. Она уже знала, что это не кетчуп и не раздавленный помидор… Это кровь! Кровь ее мужа, а ковер вытащили из квартиры Ванессы.

— Миссис Мейер, а вы на кассету то, что видите, записываете?

— По-разному бывает. А вы парнем заинтересовались? Похож, что ли, на кого?

— Похож, миссис Мейер, похож…

— Подождите, сейчас извлеку, но мне новая нужна.

Шерилл достала деньги.

— Я куплю ее у вас. Хорошо?

Миссис Мейер согласилась.

Шерилл взяла кассету и, дрожа от нетерпения, пробормотала:

— Извините, миссис Мейер, я очень тороплюсь. До свидания!

— До свидания, мэм. Я вам очень сочувствую. И, приблизившись к Шерилл, доверительно сказала:

— У меня у двоюродной сестры сын гей.

Что бы там сейчас ни говорили, а иметь гея в семье неприятно. Он вам брат?

Шерилл от изумления не могла вымолвить ни слова.

— Я сразу поняла, когда его на лестнице увидела. Ходит он как женщина, — продолжила изливать душу миссис Мейер. — Я долгое время в труппе работала. Актриса я. Когда-то даже на Бродвее выступала. Ну ладно, это все в прошлом. Так я вам скажу, мэм, что, когда женщины изображают мужчин, у них такая же походка, как у этого рыжего типа с бородой. И мужики, которые геи, ходят точно так же.

Прижимая к груди видеокассету, Шерилл опять поднялась в квартиру Ванессы. Ей не терпелось посмотреть на гея, тащившего ковер.

Может быть, там будет подсказка, на что еще в квартире надо обратить внимание. А попасть в нее второй раз, отдав ключи мистеру Скотту, она уже не сможет.

В видеомагнитофоне оказалась вставленная кассета. Шерилл хотела нажать на кнопку извлечения, но палец ее соскользнул и попал на кнопку воспроизведения. Ее рукой точно водила судьба. Шерилл увидела очень интересный фильм: скандал между мужчиной и женщиной, жаркий и захватывающий. Из их ртов сыпались оскорбления и ругательства, а в воздухе летали как бабочки предметы.

Так вот чьи голоса слышала миссис Мейер!

Преступник, который хотел подставить Эдварда и Шерилл, принес кассету и запустил ее по видеомагнитофону. Конечно, можно подозревать многих людей, которые окружают лорда Хэррингтона, но они ни сном ни духом не ведали о существовании Шерилл. Только человек, лично ее знающий, смог бы вызвать ее на эту квартиру.

Эврика! Вот оно, недостающее звено. Как же я раньше не догадалась?! Все очень просто. Правильно она тогда подумала, что никакого похищения не было!

Да, обидно, но надо признать, что Ванесса меня переиграла. Видимо, она что-то заметила на той вечеринке у меня дома. Возможно, наше поведение с Эдвардом навело Ванессу на мысль, что между нами существует какая-то связь.

А до этого между Эдвардом и Ванессой произошла ссора. Видимо, Эдвард сообщил ей о своем решении развестись. Надо полагать, что Ванессе вымолить прощения не удалось.

А почему тогда они вместе пришли на вечеринку? — задалась вопросом Шерилл. Появление Ванессы понятно. Она хотела насладиться триумфом — как же, она теперь хозяйка ветлечебницы! А Эдвард? Поддерживал планы жены так активно, что ради этого помирился с женой? Рассчитывал получить огромную прибыль от ветеринарной лечебницы? Или бесплатно лечить там черепашку жены? Может быть, хотел открыть собачий питомник?

Шерилл грустно улыбнулась. Какой бы ответ она ни дала на эти вопросы, факт остается фактом: Ванесса решила подстраховаться и полностью восстановить мир в доме. Для этого обычных слез и раскаяния мало. Эдвард Хэррингтон крепкий орешек. Шерилл видела его сегодня таким холодным, что ей самой страшно стало. Чтобы Эдвард вернулся к Ванессе, должно было произойти нечто ужасное, что растопило бы его сердце. И Ванесса придумала! Похищение сестры! А Шейлу попросила куда-нибудь уехать! Все проще простого. Поэтому Ванесса и не хочет, чтобы Эдвард обращался в Скотланд-Ярд!

Перед глазами Шерилл снова возникла сцена: обнаженные Эдвард и Ванесса, лежа на черной атласной простыне, страстно целуют друг друга. Разметавшиеся белокурые волосы эффектно смотрятся на черном фоне, а небесно-голубые глаза подернуты чувственной негой. В момент наивысшего наслаждения раздается нежный серебристый смех.

Стоп, Шерилл! Ты маньячка! От этой сцены, которую ты постоянно мысленно рисуешь, добавляя все новые и новые подробности, веет нервным срывом. Признай, что Эдвард вернулся к Ванессе, и успокойся. Утешайся тем, что Скотланд-Ярд ни за что не раскрыл бы этого дела. Хорошо, что за него взялась ты, Шерилл!

А Ванесса останется с Эдвардом? — заскрежетало обливающееся кровью сердце Шерилл.

Да, останется, строго сказала себе Шерилл.

А ты начни ездить в салон и принимай там бромистые и жемчужные ванны, делай расслабляющий массаж, дыши ароматическими маслами.

А еще лучше отправляйся сразу в психоневрологическую клинику провести курс лечения. И напрочь забудь про Эдварда Хэррингтона. Ты никогда не только не знала его, ты даже ничего не слышала о нем!

Шерилл выбежала из квартиры, бросилась к машине, вытащила оставленную там сумку — перед визитом к мистеру Скотту она подстраховалась — и снова отправилась в сороковую квартиру.

— Вот ключи. Спасибо, мистер Скотт.

— Сумочку нашли, мэм?

Шерилл кивнула и в подтверждение потрясла сумкой.

— Хорошо. А то могли и стянуть!

Интересно кто? Скотланд-Ярд? Неужели в этом уважаемом заведении работают одни жулики? — мелькнуло в голове Шеридл.

— От этой шлюшки чего угодно ждать можно, — пояснил свою мысль мистер Скотт.

— От Ванессы Мортон?

— От нее! От кого же еще! Вы не представляете, миссис?..

— Миссис Доналдсон…

— Очень приятно. Вы не представляете, миссис Доналдсон, она с моим сыном связалась!

А Рикки еще нет и восемнадцати. Как это называется, я спрашиваю? — Мистер Скотт сделал паузу и сам ответил:

— Растлением малолетних это называется! Ее в тюрьму за это отправить надо. Мальчишка совсем с ума сошел.

Ванесса такая, Ванесса сякая, Ванесса — святая. Видел я эту Ванессу. Стерва, я вам скажу, каких мало! — Мистер Скотт замолчал.

— А сестру Ванессы, Шейлу, вы знаете?

— Нет. Может, и видел когда, но не знаю.

Приворожила она его, что ли? — продолжал мистер Скотт волнующую его историю. — Неужели не понимает, кто она такая?

— Молодежь… — обтекаемо начала мямлить Шерилл.

— Вы тоже молодая, но всякому ясно — вы леди! В этом никаких сомнений быть не может.

А сами красавица, каких поискать… Таких Ванесс тысячи возьми, штабелями сложи, а вам они и в подметки не годятся…

Шерилл слушала аллилуйю в свою честь, как изнемогающий от жажды путник, который наконец добрался до воды. Она упивалась похвалой мистера Скотта. Ее издерганное, измученное любовной борьбой сердце оттаивало и возрождалось. — Вы так считаете, мистер Скотт? — не устояла она перед градом комплиментов.

— А вы еще сомневаетесь? — изумился мистер Скотт и поднес к губам кончики пальцев. — Таких красоток, как вы, я и в кино не видел.

А я был парень не промах! Сам я уроженец Уэльса. Из деревни под Конви. Валлиец я. Вот недавно туда ездил.

Беги отсюда, Шерилл, предупредил ее мозг.

Ты же видишь, мистер Скотт просто сумасшедший.

Мистер Скотт словно прочитал мысли Шерилл.

— Не удивляйтесь, — сказал он. — Мы еще верим в древние обряды. Сын у меня один. Жена умерла три года назад. Ей я поклялся, что доведу Рикки до ума. Вот и отправился в родную деревню расколдовать сына. И что вы думаете?

— Что? — зачарованно спросила Шерилл.

— Боюсь сглазить, но, похоже, помогло!

Вчера Рикки к ней отправился, а вернулся как ноябрьский денек — такой же пасмурный. Может, поссорился с Ванессой или другого любовника там застукал… — В глазах мистера Скотта заиграла радость. — Молю Господа, помоги!

— Да-да, мистер Скотт. Я вам сочувствую.

Будем надеяться, что одумается ваш сын. — Шерилл распрощалась с мистером Скоттом и получила еще одну порцию комплиментов.

Итак, что мы имеем? — задумалась Шерилл, открывая машину. Представь себя старшим инспектором Торном. Отбрось все личное. Первое — это нож с отпечатками пальцев Эдварда. Заиметь его проще простого. Сделать так, чтобы муж, даже тот, который с тобой разводится, подержал его в руках — плевое дело. Следовательно, нож не улика.

Второе — кровь Джерри. Заставить Джерри порезаться специально невозможно. На это он не пойдет даже для женщины с плоской фигурой, такой, как Ванесса, например.

Шерилл презрительно хихикнула, но вдруг вспомнила крик Джерри, что он истекает кровью. А перед этим он сказал, что задел руку.

Джерри всегда отличался особой любовью к себе, вот Шерилл и не отреагировала на его слова. Именно задел, а не порезал. Да и нет в спальне ничего острого. Выходит, порезался раньше. Не подрался ли он с Рикки, когда тот в неурочный час навестил Ванессу?

А обмолвку Ванессы помнишь? И реакцию Эдварда не забыла? От него искры летели… Да, чует мое сердце, что все намного сложнее. Рано новоявленная мисс Марпл торжествовала победу над Скотланд-Ярдом.

— Простите, пожалуйста, вы не подскажете, как пройти к станции метро «Клапам-норт»?

Шерилл вздрогнула. Она по-прежнему стояла около открытой дверцы автомобиля, а около нее остановилась молодая девушка — высокая платиновая блондинка.

Что говорила Салли в пабе насчет девушки, подсевшей за их столик? Она похожа на секретаря в оккультном салоне? Нет, это сестра Ванессы — секретарь! Как же она не вспомнила сразу!

Шерилл проворно юркнула в машину и с ходу дала газ. Автомобиль взвизгнул тормозами и помчался вперед, провожаемый удивленным взглядом девушки.

— Англичане — странные люди, — не стесняясь, вслух резюмировала та и отправилась бродить по району в поисках метро.

Глава 19

— Салли, бросай все и поехали, — распорядилась Шерилл, влетая к ней в кабинет.

— Началась третья мировая или террористы захватили парламент?

— Сейчас не время для шуток, Салли.

— Конечно, подруга, пора в бомбоубежище.

Шерилл никак не отреагировала на замечание Салли.

— Вот держи! — Она достала из сумки мобильник и подала Салли. — У меня тоже есть.

Телефоны настроены на номера друг друга. Так что нажимаешь кнопку и попадаешь на меня.

Поняла?

— Нет, Шерилл. Может быть, ты и стала секретным агентом, но при чем здесь я? Меня в МИ-6 не приглашали, да я и не соглашусь, меня и это место работы устраивает.

— Эдварду грозит опасность, — без обиняков сказала Шерилл.

— И спасти его можешь только ты? — Салли еле сдерживала смех. Серьезное выражение на лице Шерилл так не вязалось с ее обычным видом, к которому привыкла Салли, что она не выдержала и прыснула.

— Не вижу ничего смешного, Салли. Ты просто не понимаешь, насколько это опасно!

— Шерилл, предположим, ты права. Но, подумай, могут ли две женщины, даже не знающие простейших приемов самообороны, кому-то помочь? Мне лично верится в это с трудом.

Шерилл растерялась. В словах подруги был здравый смысл, которым Шерилл не смела пренебречь.

— А что же делать? — растерянно спросила она.

— Вчера ты говорила о старшем инспекторе Скотланд-Ярда. Как его там? Мистер Торн?

Конечно, если он не плод твоего буйного воображения. — Салли лукаво подмигнула.

— Да как ты смеешь!

— Так вот, не лучше ли сразу к нему обратиться?

— Нет, Салли. Это дело тонкое. И потом мы вооружены!

— Шерилл, у тебя пистолет? — изумилась Салли. — А стрелять ты умеешь?

— Не говори глупостей. До перестрелки дело не дойдет. Не думаю, что у Ванессы есть оружие. Кстати, у меня его тоже нет. Где я его могла взять? Мы же не в Штатах, где любой добропорядочный гражданин имеет возможность приобрести пистолет.

— Шерилл, в Штатах тоже есть полиция!

И добропорядочные граждане, в разряд которых я тебя не отнесла бы, обращаются именно к ней!

— Салли, время идет! Нам с тобой и мобильников хватит. Как ты думаешь, зачем я их купила?

Салли пожала плечами.

— Наверное, вообразила себя миллионершей.

— Нет, послушай. — И Шерилл принялась излагать подруге свой вариант развития событий:

— Джерри вчера подрался с Рикки. Тот его ранил ножом Эдварда. Поэтому там и была кровь Джерри. А хитрая Ванесса, чтобы замести следы, позвонила мне, чтобы я туда приперлась, и Эдварду. Вроде бы мы все это провернули. Тем самым она связала руки Джерри. Он хоть и третирует меня, но вряд ли захотел бы видеть свою жену в тюрьме. Ванесса, переодевшись мужчиной, даже вытащила из квартиры ковер и сделала это так, чтобы заметили. Якобы в этот ковер был закатан человек. Миссис Мейер, бывшая актриса, приняла его за гея и сказала, чтотакую походку имеют женщины, играющие на сцене мужчин. Это и была переодетая женщина.

Ванесса то есть! А сегодня ей в голову пришел еще более шикарный план. Она заявила, что похищена Шейла, ее сестра. Но Шейла — это та секретарша из оккультного салона. Мы же с ней вчера разговаривали и никакого похитителя около нее не наблюдалось! Ванесса не знала о нашем посещении — мы же своих имен не называли. Она требует денег!

— От тебя? — ахнула Салли. — И много?

— Вот дурища! Я все так ясно изложила, а она ни бум-бум. Чего с меня требовать? Она и так хапнула лечебницу. А теперь еще с лорда Хэррингтона хочет деньги содрать, якобы на выкуп сестрички!

— Шерилл, лорд Хэррингтон пока ее муж.

Зачем тебе лезть в их семейные дела?

— Эдвард без меня не справится!

Салли обреченно вздохнула. Вразумить подругу ей было не под силу.

— Ладно, говори, что надо делать…

Глава 20

— Машина отъезжает в сторону Паддингтона. Сколько человек в машине, не видно, — услышала Шеридл в мобильнике голос Салли.

Шерилл сидела в такси на параллельной улице и должна была действовать согласно указаниям Салли, которая остановила свою машину недалеко от дома, где живет лорд Хэррингтон. На Салли были черные очки и купленный Шерилл парик. Вначале она сопротивлялась требованиям Шерилл изменить внешность.

— Пойми, человек, выделяющийся из толпы, всегда первым бросается в глаза, — пыталась объяснить свое нежелание надевать парик и очки Салли.

— Ты не будешь ни в какой толпе. Наоборот, в полнейшем одиночестве в своей машине, Салли.

— Ну и что?

— Вдруг Эдвард взглянет на тебя? Он не должен тебя узнать!

— Если он увидит в сумраке ноябрьского дня женщину в черных очках, то посмотрит на нее более внимательно. Сумасшедшие представляют опасность!

Но Шерилл была неумолима. Салли опять сдалась.

Сама Шерилл не рискнула ехать в своей машине. Эдвард мог ее узнать. Поэтому она взяла такси, а водителю рассказала захватывающую историю об изменах своего мужа, благо ей выдумывать-то особо не пришлось. Похождения Джерри весьма обогатили ее фантазию. Правда, в легенде Шерилл роль неверного мужа досталась Эдварду Хэррингтону, бедной измученной изменами мужа жены — ей, а Салли так и осталась ее лучшей подругой.

— Ладно, мэм. Дело-то житейское. Противозаконного ничего нет. Помогу вам. Хотя какой дурак такой симпатюлечке изменяет, понять не могу, — согласился принять участие в слежке шофер.

Сейчас, получив сигнал от Салли, шофер такси потихоньку тронул машину в ту же сторону, что и лорд Хэррингтон. Салли должна была с отрывом последовать за ними, но вдруг Шерилл снова услышала мелодию своего мобильника.

— Выезжает еще одна машина. За рулем Ванесса. Я еду за ней, — поступило новое сообщение от Салли.

Шерилл удивилась, как Салли углядела за тонированными стеклами, что за рулем Ванесса, но она согласилась с ее действиями.

— Салли, машина Эдварда поворачивает налево с Эджвер-роуд.

— Ванесса проехала мост. Движется по Эджвер-роуд.

Шерилл повезло. Шофер такси с удовольствием принимал участие в погоне за неверным мужем и его любовницей.

— Ванесса повернула на Чарч-стрит.

— Эдвард следует по Хэрроу-роуд. Наверное, направляется к кладбищу.

— Ванесса свернула на Холл-плейс. Шерилл, по-моему, она тоже едет к кладбищу.

Шерилл ругала Эдварда и боялась за него. Ради чего он рискует? Почему никому не сказал, где состоится передача денег? Уж не говоря о том, что Шерилл всегда его подстраховала бы, он мог и нанять частного детектива. И зачем за Эдвардом следует Ванесса? Не доверяет ему? Боится, что он не передаст деньги, а сам будет утверждать обратное? Шерилл не знала, какую сумму она потребовала от имени похитителя за Шейлу, но предполагала, что она немалая.

— Ванесса свернула на Хэрроу-роуд. Значит, точно направляется на кладбище, — передала еще одно сообщение Салли.

Метров за сто до входа на кладбище машина Эдварда остановилась. Шерилл протянула шоферу деньги.

— Я выхожу. Остановите здесь где-нибудь в укромном местечке.

— Нет, мэм, так дело не пойдет. Деньги, конечно, вы оставить можете, но я никуда не уеду. Сейчас приторможу, вы выскользнете, а я поеду вперед по улице, а потом вернусь сюда.

Мало ли что произойдет. — По-видимому, он чувствовал себя участником американских гангстерских гонок.

— Ванесса исчезла! Бросила машину и смоталась! — в панике закричала в мобильник Салли.

Ладно, черт с ней, с Ванессой. Объявится, никуда не денется, решила Шерилл и сосредоточилась исключительно на Эдварде.

Такси остановилось. Пригнувшись, Шерилл выбралась из него и скатилась на обочину. Машина уехала.

Шерилл видела, как Эдвард шел к воротам кладбища, но дальше следить за ним не смогла — он пропал из поля зрения. Она, попыталась по-пластунски подползти поближе, но у нее ничего не получилось. И Шерилл решила не двигаться. Сейчас Эдвард оставит деньги в условленном месте и вернется к машине. Он должен уехать раньше, чем придут за деньгами. Так всегда поступают в фильмах о похищениях, решила Шерилл.

Но он не появлялся. Шерилл заволновалась.

Минута проходила за минутой, но Эдварда все не было. Зная, что время при ожидании течет медленнее, чем когда что-либо делаешь, она стала считать. Досчитала до ста, но Эдвард так и не появился. Шерилл стала считать дальше.

Двести!

Да Черт с ней, с Шейлой! Нет, Шерилл не желала сестре Ванессы зла. Если ее действительно умыкнули — Ванесса способна на все, — пусть вырвется от своих похитителей, но только не ценою жизни Эдварда. Если бы процесс передачи денег прошел нормально, он бы уже вернулся к машине. Или он притаился и ждет сообщника Ванессы? Нет, он так поступить не может! Сейчас даже ребенку известно, что похитители всегда наблюдают, уехал ли человек, передающий выкуп, или нет.

Шерилл выбралась из кустов, которые росли на обочине, и пригибаясь побежала к дереву, за которым скрылся Эдвард. Вот и ворота кладбища. Но Эдварда не видно. Где-то за спиной Шерилл мелькнула тень. Она оглянулась и вдруг услышала тихий стон. В траве, еще продолжавшей зеленеть в ноябре, лежал Эдвард.

Шерилл бросилась к нему.

— Эд, милый, ты жив? Очнись, любимый! — Шерилл припала к его губам. Он дышал. Она стала покрывать его лицо быстрыми поцелуями. — Эд, открой глаза! Очнись, мой милый!

Пожалуйста, Эд, не умирай!.. — шептала Шерилл.

И Эдвард услышал ее мольбу. Он открыл глаза и бессмысленно посмотрел на Шерилл. Но вскоре его взгляд сфокусировался, и он резко приподнялся, видимо собираясь встать, но со стоном опять повалился на землю.

— Эд, — заплакала Шерилл. — Тебя убили…

Но Эдвард оказался живучим. Он снова приподнялся, ненадолго задержался в сидячем положении, потом встал на ноги.

— Где она? — заорал он, не обращая на Шерилл внимания.

Шерилл уцепилась за рукав его куртки, изготовившись удержать во что бы то ни стало.

Эдвард рванулся вперед, но неожиданно вдруг остановился, посмотрел на Шерилл и притянул ее к себе.

— Ты здесь? Спасаешь мне жизнь? — прошептал он, наклонился и поцеловал ее в губы.

У Шерилл перехватило дыхание, и она услышала райское пение.

— Наконец-то… Я нашла вас… — Около них, тяжело дыша, стояла Салли.

— Господи! Целый отряд спасения! Шерилл мало было играть роль мисс Марпл, так она втянула еще и вас, Салли?

— Да нет, мы случайно здесь оказались… Воздухом дышали…

Эдвард помассировал рукой голову. Видимо, удар пришелся по ней.

— Гм… понятно… Прогуливаетесь, значит… — Он ухмыльнулся. — Ну что ж, вовремя…

Шерилл продолжала виснуть на Эдварде, но тот нежно, но решительно отодвинул ее.

— Но… — начала было Шерилл.

— А… — собралась поддержать подругу Салли.

— Я думаю, вам лучше поехать домой. Прогулка закончилась. — И он подтолкнул их к дороге.

По улице, мигая фарами, медленно ползло такси. Эдвард сделал ему знак остановиться. Такси охотно подчинилось. Эта был тот автомобиль, на котором приехала сюда Шерилл. Шофер сдержал слово — не бросил ее.

— У вас все в порядке? — крикнул он, останавливаясь.

— Да, поезжайте, — ответила Шерилл.

— Стойте, — перебил ее Эдвард. — Возьмите этих дам и отвезите их.

— Куда, сэр?

— Никуда я без тебя не поеду, — объявила Шерилл.

На лице Эдварда мелькнула досада.

— Шерилл, прошу, не усложняй мне все.

Поезжай домой!

— Домой? — возмущенным тоном воскликнула Шерилл.

Эдвард на мгновение смутился.

— Ко мне домой или в офис… — попытался исправить он положение и с нескрываемым раздражением добавил:

— Куда хочешь, но уезжай! Молю тебя!

Шерилл хотела ему возразить, но он буквально растворился в сумерках. Она растерянно оглянулась, но Эдварда уже нигде не было.

Шерилл рванулась опять к кладбищу. Салли схватила ее за руку.

— Шерилл, одумайся!

— Пусти!

Но Салли держала подругу крепко. Возможно, Шерилл и вырвалась бы, но на подмогу Салли пришел шофер такси:

— Остановитесь, мэм. Сдается мне, что здесь не супружеская измена, а нечто другое. Ваш муж не похож на человека, собирающегося заняться любовью с кем-либо. Послушайтесь его совета, езжайте домой. Садитесь в машину, мэм. — И он потянул Шерилл к такси.

Шерилл подчинилась, но возле такси снова запротестовала.

— Спасибо, но Салли на машине. Я поеду с ней.

— Хорошо, мэм. Езжайте с подругой. Я поеду следом. Провожу вас до Эджвер-роуд.

Глава 21

Шерилл металась по номеру гостиницы, ощущая приступ клаустрофобии, которой никогда не страдала. Может, надо было поехать к Салли и там ждать звонка Эдварда? — подумала она.

— Зачем тебе гостиница? — спросила ее подруга.

— А куда ты предлагаешь ехать? В квартиру, где обитала Ванесса? Я всегда буду чувствовать рядом с собой ее тень!

— Поезжай в офис. Кстати, лорд Хэррингтон так и сказал тебе!

— Салли, скоро ночь! Сама говоришь, что миссис Вуд что-то видела! Что она подумает обо мне?

— Какая разница! — Салли пожала плечами.

— Ты думаешь, приятно, когда на тебя смотрят, а в глазах читается вопрос: «Зачем притащилась, потаскуха?».

— Шерилл, не преувеличивай! Но, если не хочешь ехать ни на квартиру, ни в офис, давай отправимся ко мне.

— Салли, спасибо. Ты отправляйся домой, а меня завези в гостиницу.

— Как лорд Хэррингтон там тебя найдет? Он же не ясновидящий, чтобы определить, в какой гостинице ты остановилась!

— Позвонит тебе и спросит!

Салли подчинилась, и вот Шерилл бегает из угла в угол как затравленный зверь! Не зверь, а маленькая беспомощная черепашка! — поправила она себя. Правда, Кики двигалась медленно. Ее лапы еле шевелились!

Томительную тишину номера резко разорвал телефонный звонок. Наконец-то! Шерилл метнулась к телефону.

— Нам надо поговорить! — От голоса Эдварда веяло таким холодом, что Шерилл зябко поежилась. — Спускайся в ресторан.

Эдвард был одет так, словно и не было сегодня его визита на кладбище и удара по голове. Прекрасный дорогой костюм, рубашка сияет чистотой, со вкусом подобранный галстук.

Впечатление такое, что он собрался в гости или на какой-нибудь прием.

Шерилл мгновенно ощутила себя замарашкой, простоявшей у кухонной плиты весь день.

Черные джинсы и свитер никак не предполагали соседства с такой шикарной мужской одеждой.

— Ты этого еще не видела? — спросил Эдвард, когда они сели за столик, и бросил ей газету.

Шерилл развернула ее и увидела обведенную красным заметку под заголовком: «Как зовут следующую леди Хэррингтон?».

Шерилл взглянула на Эдварда. Его глаза странно блестели.

— Что это? — прошептала она. Шерилл чувствовала, что, несмотря на внешнее спокойствие, Эдвард с трудом сдерживает обуревающие его чувства.

— Читай!

Неизвестный репортер сообщал, что некая миссис Доналдсон, в данный момент жена Джерри Доналдсона, с которым в свое время она заключила гражданский брак, вознамерилась стать второй леди Хэррингтон. Миссис Доналдсон также поведала и о матримониальных планах лорда Хэррингтона, который, по ее словам, собрался разводиться с Ванессой Мортон, его теперешней женой, и вести под венец миссис Доналдсон. Брак этот вполне возможен, так как перед лицом церкви ни лорд Хэррингтон, ни миссис Доналдсон в браке не состоят. Ранее они удовлетворились гражданской регистрацией.

— О Боже! Как это сюда попало? — Шерилл изумленно округлила глаза. Неужели ее перепалку с Ванессой кто-то тогда подслушал?

— Не знаю. Миссис Вуд случайно увидела эту заметку и оставила мне на столе в кабинете газету. Я думал, ты мне объяснишь…

— Хорошо, я тебе расскажу…

— Значит, это твоих рук дело? А я надеялся, что ты все-таки ни при чем! Неужели ты не могла подождать, пока я сам не сделаю тебе предложения? Заставить меня жениться не может никто, даже ты. — Он побледнел и на мгновение прикрыл глаза. — Особенно ты!

— Я и не собиралась заставлять тебя жениться. Наоборот, даже считала человеком, состоящим в законном браке. Для меня эта заметка такая же неожиданность, как и для тебя, Эд.

— Кому ты дала это интервью? В газете ясно указано, что все эти слухи напечатаны со слов миссис Доналдсон. Может быть, есть еще одна миссис Доналдсон, которой хорошо известны мои планы?

— Зачем мне это надо было? — прошептала Шерилл.

— Я уже объяснил. Боялась, что после развода с Ванессой кто-то другой перебежит тебе дорогу!

— Что? Заставить тебя на мне жениться?! — воскликнула Шерилл, и в ее глазах вспыхнул гневный огонь. — Ты имеешь в виду подтолкнуть тебя к алтарю? — Шерилл вскочила. — Да кто вы такой, лорд Хэррингтон, чтобы оскорблять меня?! — И, резко повернувшись, она стремглав выбежала из ресторана.

На лестнице — у Шерилл не хватило терпения дожидаться лифта — Эдвард догнал ее, схватил за руку и развернул к себе лицом.

— Ты наверняка знаешь, как это произошло.

Кто еще в курсе того, что мы стали любовниками?

Шерилл гордо вскинула голову.

— Этот вопрос меня не волнует. Разбирайся в нем сам. Ладно, спокойной ночи! Дай мне пройти!

Эдвард стоял не шелохнувшись.

— Куда это ты собралась?

— Спать, куда ж еще? Я сняла в этом отеле номер и намерена хорошо отдохнуть. — Шерилл в упор посмотрела на Эдварда.

— Подожди… Мы же еще ничего не выяснили…

— Я уже сказала тебе все, что об этом думаю.

Мне безразлично! Понимаешь, Эд? Без-различ-но! И мне очень хочется спать. Я устала.

— Понятно. Ладно, обсудим завтра, когда оба немного успокоимся. Нам обоим надо прийти в себя.

— Может быть.

Эдвард обнял Шерилл за плечи, слегка притянул к себе и наклонился, чтобы поцеловать, но она отвернулась. Он убрал руки.

— Я просто хотел тебя поцеловать. Я не собирался навязываться. Просто дружеский поцелуй с пожеланием спокойной ночи.

Шерилл безразлично кивнула.

— Да, конечно. Но мне не хочется твоих поцелуев, ни дружеских, ни страстных. Я и разговаривать с тобой больше не хочу. Я скажу тебе только одно: мысль женить тебя на себе мне даже в голову не приходила. Я по-другому воспринимала наши отношения.

— Однако как быстро ты ко мне охладела! Уже забыла вчерашний вечер и сегодняшнее утро?

Шерилл стала быстро подниматься по лестнице. Он ее не преследовал. Войдя в номер, она бросилась на кровать и залилась слезами. Эдвард шептал ей такие нежные слова, но одна заметка в газете — и он сразу стал другим. Он даже не дал ей возможности все ему рассказать.

Сразу стал обвинять. Значит, считает Шерилл такой же, как Ванесса, хищницей, которую интересуют только титул и деньги.

Шерилл долго плакала, лелея в себе обиду.

Потом слезы высохли, и она, перевернувшись на спину, стала бесцельно рассматривать номер пустыми сухими глазами.

В предрассветной мгле тени предметов в небольшой комнате сплетались, создавая причудливую картину из ломаных нечетких линий.

Наверное, этой комнате хочется солнца. Она устала от темноты и жаждет света. Что, если солнце сегодня так и не взойдет? Комната так и останется во мраке?

А ее жизнь без Эдварда? Состоится ли она?

Нет! Без него ей ничего не будет мило. Она останется навеки одна. С Джерри расстанется. Обманывать его и терпеть его измены она не станет. И будет влачить жалкое существование, пока окончательно не состарится и не станет таким же чудищем, как тень от того шкафа.

Шерилл закрыла глаза. Ей стало жаль себя, и она заплакала о своей погибшей жизни. Она очень хорошо чувствовала, как старится в этом номере совсем одна, и уже почти дошла до ощущений семидесятилетней старухи, но вдруг слабый луч солнца скользнул в комнату, весело заиграл на поверхности зеркала, оттолкнулся, солнечным зайчиком запрыгал по полу, рисуя на ковре узкую дорожку, и устремился к шкафу, который из чудища на глазах превратился в мебельного красавца!

Шерилл быстро поднялась с кровати, взяла сумку и вышла из номера.

— Приютишь меня у себя? — спросила она Салли час спустя.

Глава 22

Шерилл поселилась у Салли. Коул уехал с инспекционной проверкой филиала компании в Йорке, и они остались с подругой вдвоем. Ночь сменялась днем, затем на землю снова спускалась ночь, а в душе Шерилл так и не занималась заря. Она машинально вставала, ела, бродила по квартире, пока Салли была на работе, потом опять ложилась спать. На работу Шерилл не ходила. Так прошла одна неделя, началась другая…

— Сколько времени ты еще будешь устраивать поминки? — однажды резко задала ей вопрос Салли. — Сегодня меня вызывал лорд Хэррингтон…

— Лорд Хэррингтон? Он по-прежнему возглавляет компанию? — безразлично откликнулась Шерилл.

— А ты считала, что он тоже посыпает голову пеплом, как ты? Разумеется, возглавляет! Ты не хочешь узнать, зачем он меня вызывал?

— Что-нибудь спрашивал о работе?

— Нет! Спросил, куда ты делась!

— А ты? — В глазах Шерилл блеснула слабая искорка заинтересованности. — Сказала, что я нашла жилье, но у меня пока нет телефона?

— И адреса тоже нет? — ехидно проговорила Салли. — Нет, я сказала, что ты уехала из Лондона, а куда — не знаю.

— А он?

— Просил передать тебе, если ты вдруг обнаружишься, чтобы поторопилась вернуться на работу. Иначе владелец ветлечебницы будет искать другого врача на твое место.

— Под владельцем он имел в виду Ванессу?

— Он не уточнил, а я не спросила. Зачем мне это знать, если по причине незнания твоего адреса я тебе ничего не могу сообщить.

— Салли, что же мне теперь делать?

— Выходить на работу, конечно!

— Я не хочу встречаться с Ванессой!

— Ты думаешь, она сидит в твоем кабинете и ждет тебя? Я, например, месяцами не вижу лорда Хэррингтона.

Шерилл вышла на работу. Ванессы она не увидела. А в ветлечебнице стали твориться странные вещи. Однажды в ее кабинет вошел среднего возраста мужчина с приятным лицом и спросил:

— Миссис Доналдсон, не хотите взглянуть на список помещений, которые я подыскал?

Шерилл показалось, что она ослышалась.

Оказалось, что нет.

— Владелец хочет, чтобы ветлечебница расширилась. Кроме поликлинического отделения он собирается сделать стационар и гостиницу для проживания животных при отъезде хозяев на недолгое время, например до месяца, — объяснил свое появление мужчина.

— А я здесь при чем?

— Владелец сказал, что мне надо тесно сотрудничать с вами. Он купит только то помещение, которое устроит вас.

Так Шерилл оказалась втянутой в кипучую деятельность Ванессы Мортон. Она была вынуждена признать, что слова Джерри о хозяйственных способностях леди Хэррингтон не были лепетом влюбленного мужчины. Действия Ванессы были хорошо продуманными и преследовали только одну цель — процветание ветлечебницы. Удивляло Шерилл только одно — Ванесса и шага не могла ступить, чтобы с ней не посоветоваться. Лично Ванесса в клинике не появлялась, по телефону тоже не звонила.

Но все люди, которых она задействовала, приходили к Шерилл и требовали высказать свое мнение, которое всегда оказывалось решающим.

Шерилл не могла не проникнуться к Ванессе уважением и не ответить ей хорошей работой. Теперь Шерилл была постоянно занята: смотрела каталоги, выбирая оборудование и инструменты, проводила собеседования с принимаемым на работу персоналом.

— Ванесса ведет дело с размахом, — поделилась она однажды с Салли. — Откуда она берет средства?

— Возможно, ведет широкую кампанию по их сбору. Взывает к благотворительности, — улыбнулась Салли.

— Дизайнер предлагает сделать стены в кабинетах нового здания синими или зелеными.

Не знаю, какой цвет выбрать… — пожаловалась Шерилл.

— Сделай розовыми. Животные ведь как дети…

Им понравится яркий цвет.

— Нет, лучше нейтральный. Бежевый, например.

— Так и скажи дизайнеру, что хочешь бежевый.

Занятая хозяйственными хлопотами по обустройству новой ветлечебницы, Шерилл потихоньку оживала. Иногда она уже весело смеялась над шутками Салли, а Эдварда вспоминала уже не с такой болью, но все равно ее сердце сжималось при упоминании его имени.

Всего только две встречи! Маленький подарок, дарованный ей судьбою! Мгновения абсолютного счастья…

Но это было днем, а все ночи Шерилл были во власти Эдварда. Здесь он был полновластным хозяином. Стоило ей только закрыть глаза, как он тут же приходил к Шерилл. Ей снились его ласки, она слышала глупые нежные слова, которые он шептал ей. Она просыпалась ночью с учащенно бьющим сердцем, но Эдварда рядом не было. Она ловила ртом воздух, пытаясь успокоиться, потом закрывала глаза — и снова Эдвард был рядом с ней.

Муж Салли все еще был в Йорке. Иногда на уикенд он приезжал к жене, иногда к нему ездила Салли. Шерилл чувствовала себя у Салли комфортно, но понимала, что, когда Коул вернется, она будет их стеснять. Поэтому она стала подыскивать себе квартиру. Наконец Шерилл удалось очень выгодно снять вполне приличную двухкомнатную квартиру в Фулеме, но Салли попросила ее не торопиться с переездом.

— Что я буду делать одна? Коул возвращается через неделю, тогда и уедешь. Ты же все равно будешь приходить ко мне делиться новостями. Неужели ты лишишь меня удовольствия посплетничать об удивительных переменах, творящихся в ветлечебнице? Нет, Шерилл, ты не можешь быть такой жестокой!

Салли говорила легко, словно о каких-то пустяках, но Шерилл понимала, что за этой легкостью стоит беспокойство подруги за нее.

— Хорошо, Салли, я останусь, но не волнуйся за меня. Теперь я выживу!

— Вот и хорошо, подруга! Вид у тебя и вправду цветущий, — заметила Салли. — Никакого сравнения с тем существом, которое просило его приютить когда-то. Кстати, не хочу уподобляться Джерри, но ты, кажется, даже поправилась, округлилась как-то вся.

— Врач говорит, что прибавляю я в весе нормально! — смущенно пробормотала Шерилл.

— Врач? — ахнула Салли. — Ты беременна?

Шерилл счастливо улыбнулась в ответ.

Глава 23

— К тебе можно? — услышала Шерилл робкий вопрос. Перед ней стоял Джерри.

Она не видела его с того памятного утра, когда он воскрес из мертвых. Джерри тоже до сегодняшнего дня не проявлял желания узнать, куда исчезла его жена. Возможно, он спрашивал Салли, подумала Шерилл.

Неожиданный визит мужа был абсолютно не к месту. Шерилл собиралась ехать в ветлечебницу. Через полчаса назначено собрание всех сотрудников. Новый владелец собирается знакомиться с коллективом. Шерилл с тревогой ждала встречи с Ванессой.

— Проходи. Только я тороплюсь.

— Как у тебя дела?

Шерилл не испытывала потребности делиться своими проблемами с Джерри. Еще в начале их семейной жизни стоило ей начать рассказывать о себе, как он сразу сводил разговор на свои дела и заботы или начинал ее критиковать. Сейчас его вопрос вызвал в ней даже досаду.

Мог бы и сам справиться со своими проблемами, вместо того чтобы тащиться к ней, безапелляционно вынесла она приговор человеку, который еще считался ее мужем.

Джерри казался смущенным.

— У тебя найдется выпить?

— Да, у Коула есть виски. — Шерилл махнула рукой по направлению барной стойки в гостиной.

— Виски? Не хочу! Я бы выпил стаканчик шерри.

— Не нравится — не пей! — Шерилл не хотелось объяснять Джерри, что Салли и Коулу не нравится шерри. Зачем впустую тратить время, обсуждая чужие вкусы?

— Жизнь очень сложная штука. Часто все так меняется. Сегодня ты думаешь одно, а завтра вдруг понимаешь, что ошибался. Трудно жить сразу набело, а начерно еще никому не удавалось…

Шерилл равнодушно кивнула в знак согласия. Видимо, Джерри произносит заранее подготовленную речь. Но то время, когда она с благоговением слушала своего супруга, прошло.

— Если у тебя нет конкретной цели, кроме разговора о смысле жизни, уходи. Я спешу… резко перебила она его.

Джерри замолчал. Несколько минут они смотрели друг на друга.

— Ты изменилась… Хотя внешне все такая же толстуха… Липосакцию, что ли, сделала бы.

Откачала бы свои футбольные мячи…

Браво, Джерри! А она уж собралась удивиться, что он, разглагольствуя минут десять, еще ни разу не упомянул о ее фигуре.

— А ты — нет! Все так же восхищаешься мною.

Объясни, зачем явился, и сделай это, пожалуйста, одним словом.

— Развод! — вдруг выпалил Джерри и, нахмурившись, добавил:

— Я хотел тебя подготовить, объяснить, что мы не подходим друг другу… Короче, хотел как лучше… — Он немного помолчал, потом опять заговорил:

— Все-таки ты изменилась… Причем настолько, что я не нахожу с тобой общего языка. Мне даже кажется, что я разговариваю с незнакомой женщиной.

— Очень хорошо. Расставаться с незнакомыми людьми всегда проще. Это трудно делать с дорогими и любимыми… — Голос у Шерилл звучал удивительно ровно, без всяких эмоций, как будто она обсуждала вопрос третьестепенной значимости. Она внутренне улыбнулась, осознав, что новость, с которой приехал Джерри, ей безразлична. Развод с ним для нее состоялся еще в тот день, когда он воскрес из мертвых.

Неожиданно перед мысленным взором Шерилл появился Эдвард. Вот расставание с ним до сих пор вызывает у нее боль. Все у нее болит и кровоточит даже при мысли о нем. Но скоро все должно измениться. Она забудет и его!

— Я подготовлю бумаги. Не думаю, что ты захочешь шумный бракоразводный процесс.

Я прав?

— Да.

— Я не хочу разбивать твое сердце…

— Ты и не разбиваешь… — ответила Шерилл, но, произнося эти слова, подумала, что сердце у нее и так разбито. Но Джерри здесь ни при чем. Виновник ее страданий другой, и он не спешит к ней. И сможет ли она одна пройти все те испытания, которые ей еще предстоят? Слеза медленно поползла по щеке Шерилл.

Джерри растерялся.

— Ты можешь взять из нашего дома все, что захочешь, — неожиданно выпалил он, но тотчас же добавил:

— Тебе же никогда не нравилась моя квартира из-за… Патриции…

Глупая ситуация, в которой неожиданно для себя самого оказался Джерри, заставила Шерилл улыбнуться. Ее способность подмечать смешное мгновенно улучшила настроение. Образ Эдварда наконец-то соизволил удалиться, а наяву остался переминающийся с ноги на ногу Джерри с его нелепым упоминанием имени дизайнерши, оформившей его квартиру. Он смотрел на Шерилл испуганными глазами.

Слезы в один момент высохли, и Шерилл весело рассмеялась.

Джерри нерешительно потоптался, а затем быстрым шагом направился к входной двери.

— Я пришлю тебе все необходимые бумаги, — произнес он, уже стоя на пороге.

Не ответив, Шерилл дернула дверь и захлопнула, прищемив Джерри плащ. Пришлось открыть ее снова, чтобы окончательно выпустить стоящего с вытаращенными глазами мужа, теперь уже бывшего.

— Проваливай, — беззлобно проговорила Шерилл в дверной проем и осторожно закрыла дверь.

Джерри тут же испарился из ее головы, зато туда пришла другая, более жгучая и требовательная мысль. Имеет ли она право распоряжаться чужой жизнью? Не спросит ли ее дочка — Шерилл была уверена, что родится девочка, — почему мать не посоветовалась с ее отцом? Почему приняла единоличное решение? Не поступает ли Шерилл как законченная эгоистка?

Глава 24

Поведение Шерилл разозлило Эдварда. Что она себе воображает? Думает, он расстелется у ее ног, стоит ей только шевельнуть пальцем?

Как бы не так! Ванесса его многому научила.

Да, он вспылил, но кто на его месте равнодушно отнесся бы к такой публикации в газете? Но он ведь догнал Шерилл, попытался объяснить, а она фыркнула и была такова. Глупо, конечно, получилось. Но ничего. Завтра он ей позвонит. А сейчас ему нужно кое-что еще доделать.

Утро следующего дня преподнесло Эдварду сюрприз. Шерилл исчезла. Только начало светать, когда он позвонил в гостиницу. Там ее не оказалось. Позвонил Салли — та сонным голосом ответила, что Шерилл у нее нет.

Потом он несколько раз звонил на квартиру Доналдсонов — к телефону подходил только Джерри. В ветлечебнице Шерилл тоже не появлялась.

Хочет играть в прятки? — раздраженно подумал Эдвард и решил тоже выдержать характер. Это оказалось не таким простым делом, как он себе представлял. Даже решение проблем, связанных с Ванессой, не давало ему желанного забытья. Шерилл постоянно стояла перед глазами.

Тогда Эдвард вызвал к себе Салли. То, что она ему сказала, было явной ложью.

— Салли, вы меня осуждаете? — спросил он у нее.

— Мне трудно судить о ваших отношениях.

— Помогите мне, — вдруг взмолился он. — Помогите мне вернуть Шерилл. Я не могу жить без нее.

Салли пошла ему навстречу.

— Сейчас Шерилл вряд ли простит вас. Наберитесь терпения. Она тоже страдает. Ее надо отвлечь, заставить понять, что вы думаете о ней постоянно. Словам она не поверит.

И Эдвард с помощью Салли разработал план.

Шерилл попалась в расставленную ловушку.

Сегодня он преподнесет ей ее лечебницу и дом, в котором они будут жить. Шерилл поймет, что он старался для нее. Он любит Шерилл и прямо ей скажет об этом при всех.

— Лорд Хэррингтон, к вам миссис Грэнхем, раздался голос секретаря в интеркоме.

— Пусть войдет, — распорядился он.

Салли решительно вошла в кабинет, но потом вдруг смутилась и остановилась, так и не дойдя до стола.

— Мне надо с вами поговорить… — промямлила она.

Такое поведение не было характерно для подруги Шерилл. Салли никогда не теряла присутствия духа.

— Проходите, садитесь и рассказывайте. Я вас внимательно слушаю, — мягко сказал Эдвард, чтобы ее подбодрить.

— У нас будет ребенок, — быстро выпалила Салли и покраснела.

Рот Эдварда раскрылся в немом удивлении.

— Вы не рады? — На щеках Салли выступили пятна гнева, руки сжались в кулаки.

— Рад… — протянул он, — но я не понимаю…

— Что тут понимать? Вы не маленький ребенок, чтобы не знать, что определенные отношения мужчины и женщины приводят к рождению детей! — Салли перешла в наступление.

— Позвольте! — очнулся Эдвард. — Но этих отношений не было!

— Правильно, что Шерилл не хочет вас видеть. А я-то считала вас порядочным человеком… А вы все отрицаете!

— При чем здесь Шерилл?

— Как — при чем? Она готовится стать матерью вашего ребенка, а вы…

Эдвард вскочил из-за стола. Резко отодвинутое кресло покачалось-покачалось на одной ноге и с грохотом упало. Но он не обратил на него внимания. Он заключил Салли в объятия, поднял на руки и закружил в причудливом танце.

В этот момент дверь кабинета открылась и на пороге замерла… Шерилл. Она стояла, побледневшая, с раскрытым ртом, из которого вырвался странный сдавленный звук, похожий даже не на стон, а на вой подстреленного зверя.

— Шерилл! — воскликнул Эдвард и, чуть ли не сбросив Салли на пол, кинулся к теряющей сознание любимой. — Шерилл, — повторил он, припадая к покрытым синевой губам. — Салли, что делать?! — крикнул он. — Она умирает!

— В ваших силах задержать смерть, — добродушно усмехнулась Салли и вышла из кабинета.

Глаза Шерилл открылись, но тотчас же веки снова прикрыли их.

— Звездочка моя, — шептал Эдвард, бережно поднимая Шерилл на руки. — Радость моя, не умирай. Приди в себя. Ну пожалуйста. Что я должен сделать, чтобы ты очнулась? После того, что сказала Салли, я всю жизнь буду носить тебя на руках.

— Да? И что она тебе сказала? — Шерилл устремила взор на Эдварда. — Отпусти меня немедленно! И вообще… лучше купите себе гантели. Тогда не придется таскать на руках всех женщин подряд, если вам придет в голову заняться гимнастикой.

— Не отпущу! Никогда и никуда!

— У меня собрание! Мне надо на нем присутствовать!

— Ты и так присутствуешь! Мы можем провести его вдвоем. Ты и я!

— Я не шучу! Ваша жена назначила встречу с коллективом ветлечебницы. Я должна идти!

А вы развлекайтесь с… с Салли!

— Рад бы! Но ты помешала… — В Эдварда вселился насмешливый бесенок. Ему захотелось немного помучить Шерилл, чтобы полностью и окончательно сдаться ей на милость.

Из глаз Шерилл брызнули слезы. Эдварду стало стыдно.

— Прости, пожалуйста. Я пошутил. Салли открыла мне твою тайну. А, чтобы ты не чувствовала себя обойденной, я открою тебе свою.

Я знаю, кто владелец твоей лечебницы… — Он сделал паузу. — Это ты! Я выкупил ее у Ванессы и дарю тебе, моя звездочка. А сейчас я увезу тебя далеко-далеко, где ты будешь полновластной хозяйкой…

Глава 25

Шерилл молчала. Голова у нее шла кругом.

Салли оказалась предательницей. Она с ней делилась самым сокровенным, а подруга переметнулась на сторону своего босса. Шерилл искоса взглянула на сидящего за рулем Эдварда. Он тоже пока не проронил ни слова.

Когда они проехали границу Большого Лондона, Шерилл не выдержала:

— Куда ты меня везешь?

— Домой…

Шерилл не стала уточнять, что он подразумевает под этим словом. У нее лично нет никакой частной собственности за пределами Лондона, а если быть точной, то и в Лондоне тоже — только съемная квартира, на которую она планировала переехать завтра. Она задумалась.

Странно все-таки получается. Он рассказал ей о своих чувствах, а она, чье сердце разрывается от любви к нему, сидит с каменным лицом.

Виновато, по-видимому, прошлое. Надо все до конца выяснить.

— Эд, а что на самом деле произошло на кладбище?

Лицо Эдварда стало суровым, на скулах заходили желваки.

— Не знаю, стоит ли рассказывать… — начал он и замолчал. — Ладно, слушай. Похищение устроила Ванесса…

— Да? Я так и думала! — воскликнула Шерилл. — Послушай, Шейла в тот день, когда ее похитили, спокойно трудилась в оккультном салоне. Мы с Салли ходили туда… Ну, после той истории в квартире Ванессы.

— Да? И что вы там делали? Гадали о своей судьбе? — ухмыльнулся Эдвард. — Не стоило тратить деньги! Я и так знаю твою жизнь наперед!

— Не знала, что ты волшебник! В тот момент ты мне таким не показался…

— Я скрывал свои достоинства.

— И что же мистер маг мне тогда предсказал бы?

— Свадьбу с червонным королем и долгую счастливую жизнь. — Продолжая держаться за руль одной рукой, он другой обнял Шерилл и нежно коснулся ее щеки.

— Червонный король особенно не торопился…

— Шерилл, ты никогда не простишь меня?

— Все может быть…

— Шерилл, я изменился. Тогда я был крестовым, а свадьба с ним не была у тебя запланирована судьбой.

— Ну ладно, лорд Хэррингтон. Время покажет. — Шерилл лукаво улыбнулась и нежно чмокнула Эдварда. Он тотчас же потянулся к ней. Но Шерилл отстранилась. В ней проснулось любопытство. Оно осторожно подняло голову, огляделось и рванулось в бой. — Расскажи. Не томи душу! — взмолилось оно устами Шерилл. — Некоторые моменты в этой истории так и остались мною не понятыми.

— Некоторые? — В голосе Эдварда послышалась добродушная насмешка. — Ах да, я и забыл, что имею дело с переодетым Эркюлем Пуаро. Так вот, уважаемая мисс Марпл… — Он немного помолчал, потом продолжил:

— Не знаю, может, Ванесса что-то поняла на той вечеринке у тебя, а может, у нее давно созрел план и желание пойти к тебе было только прикрытием…

— А почему эта вечеринка вообще состоялась?

— Ванесса давно уже говорила мне о своих планах приобрести ветлечебницу. Что ее толкнуло к этому, не знаю. Мне ее затея казалась стоящей. Я ее поддерживал.

У Шерилл против воли задрожали губы. Эдвард это заметил и нежно ей улыбнулся.

— Каюсь, но говорю абсолютно искренно — я не знал тогда, что Ванесса просто хочет отобрать у тебя лечебницу. В тот вечер она выразила желание пойти к тебе в гости. Ей не терпелось увидеть миссис Доналдсон, которая вела дела с ней исключительно через своего мужа.

— И ты тут же побежал исполнять каприз женушки? — ревниво протянула Шерилл.

— Да, тотчас же. Я так захотел выполнить желание Ванессы, что сам потребовал у Джерри пригласить нас к вам домой… — Эдвард хитро взглянул на Шерилл. Она сидела с таким несчастным лицом, что ему стало стыдно за свой маленький розыгрыш.

— Я так и знала… — промямлила Шерилл.

— Да, — ответил он. — Мне так захотелось встретить одну особу, которая от меня смоталась в ресторане, что я не устоял перед искушением. Очень не хотелось опять тащить к ней в лечебницу жирного Валери мисс Лэм.

Шерилл улыбнулась.

— Я прощен? — спросил Эдвард и после кивка Шерилл продолжил свой рассказ:

— Ванесса решила бежать с Джерри в Рио. Естественно, ей нужен был не Джерри как человек, а деньги, которые он мог прихватить с собой, деньги компании.

— Должно быть, она все-таки любила Джерри, если решила с ним бежать? — вставила Шерилл.

— Нет, моя звездочка. Не думай, что во мне говорит оскорбленное мужское самолюбие — этой младенческой болезнью я переболел. Я опираюсь на факты. Мне сказал Джерри.

— Джерри признался, что собирался тебя фактически ограбить? Что же его остановило? В нем заговорила совесть? Или Ванесса передумала?

— Давай по очереди. Я не могу ответить тебе сразу на все вопросы. Джерри не признался. Это я потом сделал такой вывод. Он пришел ко мне ранним утром, когда мы с тобой уже считали его мертвым, и нес какую-то фантастическую чушь, что он перепутал счета и ему надо срочно связаться с бразильскими компаниями.

— Ты потерял много денег?

— Нет, практически все удалось вернуть. Здесь Джерри надо отдать должное — он дрался за каждый пенс. А насчет его совести не знаю. Согласился же он бежать с Ванессой! Но что-то спутало ее планы. По-видимому, он пришел не туда и не в тот час. Другой любовник тоже не смирился с присутствием Джерри. Он долго еще ходил с перевязанным запястьем.

— Это Рикки, сын мистера Скотта, управляющего.

— Такие подробности известны лишь прославленным детективам, где уж нам знать это.

— Можно подумать, что старший инспектор Торн ничего не нарыл…

— Старший инспектор Торн удовлетворился другой версией. Страшные события, о которых ему пыталась поведать некая особа по имени Шерилл, действительно имели место. Только отважный ветврач спутал голоса. Звонила ей Шейла, сестра Ванессы. Это она взяла собаку, которая на нее набросилась, но до прихода Шерилл в эту квартиру заглянул Джерри и спас несчастную девушку от взбесившегося пса, в результате чего ему пришлось пожертвовать толикой своей крови. Отважный Джерри нашел хозяина пса и вручил ему его. Жаль только, не спросил имя этого мистера и где он обитает.

Так как все участники драмы остались живы, старший инспектор Торн свернул следствие.

— А похищение?

— Об этом старшему инспектору Торну ничего не было известно.

— Ты не поставил в известность Скотланд-Ярд? Ты же говорил Ванессе, что сделаешь это.

— Мне надо было все уяснить для себя. Когда идея побега с Джерри провалилась, Ванесса быстро придумала другой выход из положения.

— Представить, что похитили сестру?

— Да, и потребовать за нее выкуп. Она рассчитывала получить немалые деньги. Одним словом, она договорилась со мной о встрече. Узнала точно, когда я приду. Позвонила тебе. Инсценировала скандал при помощи видеокассеты, открыла в ванной кран. Она хотела, чтобы соседка снизу стала свидетельницей. Поэтому, когда та позвонила в дверь, она ей ее не открыла. Потом, рассчитав, сколько времени потребуется соседке вызвать управляющего, нацепила рыжий парик и бороду и утащила ковер, чтобы подумали, будто похитители закатали в него Шейлу. Но Ванесса не приняла во внимание кровь Джерри, который умудрился закапать ею всю квартиру.

Шерилл ясно представила, какую истерику устроил Джерри при виде своей раненой руки.

Ванесса, естественно, не спешила изображать сестру милосердия, и он, взвизгивая от испуга, метался по комнатам.

— А кровь в ванне? Как ее должно было быть много, что вода была бурого цвета, даже когда пришла я!

— Ванесса для денег не жалела ничего, даже себя! Помнишь, она спрашивала, через какое время ты будешь?

— Да. Она порезала себе запястье?

— Этого ей делать не стоило, — сказал Эдвард, не отвечая прямо на вопрос Шерилл. У них с Джерри разные группы крови. Скотланд-Ярд сразу обратил на это внимание.

— А Джерри тоже принимал участие в инсценировке Ванессы?

— Нет, он ушел раньше!

Да, Джерри — эгоист и большой любитель женщин, но он не подлец. И авантюрной жилки в нем нет, подумала Шерилл.

— И где же он слонялся всю ночь?

— Пил, я думаю. Когда он ко мне заявился, сомнений у меня не было. От него пахло как из открытой бутылки виски.

— Так, значит, у Ванессы не было сообщников?

— Был. Рикки.

— А что с ним?

— Сейчас работает в моей компании. Я решил дать ему шанс. Ванесса любит секс с приправой из кокаина. В этом я ей был плохой партнер. А Рикки — почти ребенок — быстро стал катиться по наклонной плоскости. Но врач сказал, что, возможно, никаких рецидивов не будет.

— А кто позвонил в Скотланд-Ярд?

— Ванесса. Кстати, она ляпнула, что произошло убийство.

— Откуда ты узнал, как все было? Догадался?

— И да и нет. Ванесса во многом призналась, когда поняла, что я не отдам ей просто так портфель с деньгами.

— Так она все-таки получила выкуп за сестру?

— Нет! У нее вместо денег оказался билет до Рио!

— И что теперь с Ванессой?

Все-таки Эдвард поступил с ней жестоко.

Одна в далекой стране, без денег…

Эдвард усмехнулся.

— Не переживай. Деньги ей тоже достались, по крайней мере на первое время. Только она не смогла бы до них добраться, если бы осталась в Англии. Ванесса получила шанс…

Шерилл не почувствовала укола ревности.

Только радость — ее избранник поступил как благородный рыцарь.

— Может быть, не стоило ее отправлять так далеко?

— Она же сама хотела бежать в Рио. Кроме того, она не дала бы мне развода. Ей все-таки удалось в чем-то переиграть меня. Миссис Вуд была ее ставленницей. Это Ванесса уговорила меня ее взять. Опыт работы миссис Вуд имела неплохой. Я-то думал, что Ванесса, как все ревнивые жены, не хочет видеть в моей приемной смазливого личика, и поддался на ее просьбу. У миссис Вуд оказались на руках неплохие фотографии одного увлекательного приключения, в которое меня втянула некая особа… — Эдвард мечтательно улыбнулся.

Сердце у Шерилл остановилось. Он тоже изменял Ванессе! Возможно, и в эти недели, пока они были в разлуке, увлекательные приключения на коврике с этой особой продолжались…

— Немедленно останови машину!

— Мисс Марпл, а машина давно стоит…

Шерилл взглянула в окно. Автомобиль остановился перед каким-то особняком. Здесь Шерилл никогда не была. Если бы не признание Эдварда, место показалось бы ей волшебным, но сейчас ее сердце не воспринимало красоту.

Она сидит рядом с человеком, которого по-прежнему любит, но он так от нее далек, словно находится на другой планете.

— Куда ты меня привез?

— Я же сказал — в твой дом! Дом, который я купил для тебя. Очень хочется отправиться снова в увлекательное путешествие с той особой.

Ты не хочешь узнать ее имя?

— Мне нет дела до ваших интрижек, лорд Хэррингтон!

— А я все-таки скажу. Ее зовут… Шерилл!

— Что-о?

— Шерилл! — Он потянулся к Шерилл, а она обняла его за шею и припала к его губам.

Поцелуй, видимо, оказал на Эдварда такое же колдовское влияние, как и на Шерилл. Взор его вдруг затуманился, и он неожиданно пробормотал:

— Я люблю тебя, Шерилл!

Он снова признается ей в любви? Нет! Этого не может быть. Она ослышалась, но сердце уже твердило ей: да, да, ты любишь и любима! Шерилл закрыла глаза, боясь взглянуть на Эдварда.

Вдруг она ошиблась и ей все только показалось?

— Я собрался развестись с Ванессой уже давно. Решение мое было продуманным и взвешенным, отказываться от него я не собирался, но, что думала о нем Ванесса, я не знаю. Возможно, считала, что еще не все потеряно.

— А она была не права? — В голосе Шерилл снова зазвучала ревность.

— Не знаю, Шерилл. Я мог бы тебе сейчас соврать, но это было бы нечестно. Все дело в том мальчишке…

— У тебя… сын?! От Ванессы?!

— Нет, от Ванессы у меня детей нет. Она пока не хотела их иметь.

— А от кого? Ты уже был до нее женат?

— Успокойся, Шерилл, не был я ни на ком женат до Ванессы и нет у меня ни сына, ни дочери. Я говорю о себе. У меня в детстве был бульдог Синклер. Однажды он кинулся на черепаху одной маленькой девочки с малиновым бантом в рыжих кудряшках. Она так горько заплакала, но я был высокомерный маленький засранец. Взял собаку и ушел, даже не поинтересовавшись, что же произошло с рептилией. — Эдвард рассказывал очень медленно. Казалось, каждое слово дается ему с трудом. Голос звучал глухо, а последнее предложение прозвучало совсем тихо, почти шепотом.

Шерилл стало жарко и хорошо от его слов.

Если бы ее кто-нибудь спросил, почему немного грустную историю Эдварда она приняла за настоящее объяснение в любви, она бы не смогла ответить. Потрясенная, она молчала. Потом обрела дар речи и пробормотала:

— Она умерла.

— Бульдог разорвал черепаху на части?

— Эд, милый, собаки не едят черепах. Она умерла от старости. Так получилось…

— А ты откуда знаешь? Неужто…

Шерилл улыбнулась. Она хотела сказать, кто была та горько плакавшая девочка, но передумала:

— Я же ветеринарный врач… Лечу животных…

— Господи, какой же я дурак! Всю жизнь искал тебя, а ты была рядом, а я женился на Ванессе…

— У тебя еще вся жизнь впереди, чтобы исправить ошибку.

— Готов начать прямо сейчас…

Шерилл опять ощутила его губы на своих…

Его глаза были так близко от ее лица. Она заглянула в них. То, что Шерилл там увидела, наполнило ее счастьем и уверенностью. Ее душа вынырнула из тела и устремилась к звездам. Она ощущала дрожь, волнами пробегавшую по телу.

Голова кружилась, и Шерилл тотчас же забыла обо всем на свете, кроме единственного мужчины, в чьих руках она была сейчас и рабыней и королевой. Душа ее наполнилась радостью, а тело плавилось в неизъяснимом блаженстве.

— Пойдем в дом, чтобы жить там долго и счастливо, — шепнул Эдвард, отрываясь от губ Шерилл, и, не дожидаясь ответа, подхватил на руки дорогую ношу.

Они с Эдвардом будут всю жизнь вместе! Это все, что было нужно в жизни Шерилл. И он сам ей это сказал! Восторг и мука сливаются воедино. Внутри нее загорается пламя, потушить которое не может никто, кроме ее Эда.

Солнце ласково скользило по щеке Шерилл и нежно щекотало ее за ухом. Она приоткрыла один глаз и тут же закрыла — выплывать из сонной нирваны не хотелось. Сладкая дрема огромным мягким плюшевым мишкой снова навалилась на нее и крепко смежила веки. Но все-таки пришло время проснуться. Шерилл опять открыла глаза и блаженно потянулась. Спальня была залита солнечным светом. Пора вставать, подумала Шерилл. Сегодня годовщина ее свадьбы с Эдвардом и день рождения ее дочки. Они всегда отмечали эти даты вместе. Так уж получилось!

Шерилл покраснела. В ее памяти возник тот день три года назад. До сих пор ее щеки становятся пунцовыми, когда она вспоминает о свадьбе. Оформление их разводов затянулось. А Эдвард настаивал на торжественном бракосочетании в церкви.

— Я хочу, чтобы никто не усомнился в правах моего сына на титул, — говорил он Шерилл.

— Опомнись! — пыталась увещевать его Шерилл. — О чем ты? На дворе двадцать первый век, а УЗИ показало, что рожу я девочку!

Но все уговоры были бесполезны. Эдвард стоял насмерть. И вот пришлось Шерилл на последнем месяце беременности предстать перед алтарем в воздушном белом платье с рюшечками и бантиками, этакой горой сливочного торта. Хорошо, что она хоть настояла не надевать фату. И так, наверное, все со смеху покатывались. Хороша невеста! У церкви дежурила «скорая помощь». Предусмотрительность оказалась нелишней. Стоило Шерилл сказать «да» на вопрос священника, как у нее начались схватки. И спустя несколько часов на свет появилась чудная малютка — Джинни.

Шерилл услышала детский смех и, встав с кровати, подошла к окну. Она хотела порадоваться вместе с дочкой какому-то радостному моменту в ее жизни, но вдруг лицо Шерилл потемнело от страха и она с криком вылетела из спальни.

— Стой, Джинни! Не подходи к нему! Стой!

Джинни!

Дочка оглянулась и непонимающими глазами посмотрела на мчащуюся по лужайке Шерилл.

— Мамочка, мамочка! Посмотри, какой он хороший! — И Джинни обняла руками за шею огромного коричневого дога.

Шерилл закрыла лицо руками и бессильно опустилась на траву. Она ждала страшного крика, последнего крика Джинни, но ничего не было. Только серебристый смех дочки и вторящие ему радостные восклицания мужчины.

Шерилл открыла глаза. Джинни и дог весело играли, а довольный Эдвард радостно посмеивался.

Шерилл рассердилась.

— Откуда взялся этот дог? Он может быть заразным!

— Мама, это теперь моя собака! Мне папа ее подарил!

— Шерилл, ты врач! Осмотри пса, если сомневаешься в его здоровье. — Глаза Эдварда весело блестели.

— Но, Эд, взрослая собака не полюбит ребенка, если она воспитывалась в семье, где не было детей!

— Шерилл, посмотри! Роджер, мне кажется, уже любит Джинни!

Коричневый Роджер ласково вылизывал лицо Дженни, а та панибратски поглаживала его по спине, приговаривая:

— Хорошая собака… Хорошая… Я теперь твоя хозяйка, Роджер!

Эдвард подошел к Шерилл, нежно обнял ее и поцеловал.

— Звездочка моя…