/ / Language: Русский / Genre:love_short, / Series: Панорама романов о любв

Водопад любви

Нора Филдинг

Непростая дилемма стоит перед очаровательной Вивьен Джойс. Кого предпочесть: миллионера или знаменитого рок-музыканта? С одним все надежно, просто и ясно, а с другим… Другой непредсказуем, его окутывает флёр тайны. Линк или Саймон? Сердце Вивьен уже сделало свой выбор, но разум еще сопротивляется. Так кто же выйдет победителем из этого тяжелого поединка — чувство или разум?..

Нора Филдинг

Водопад любви

1

— Вивьен, послушай! Овен, тридцать девять, сто семьдесят, шестьдесят четыре… Надо же какой-то дохляк! Скромный лев без вредных привычек. Ха! Львы скромными не бывают. А вот еще… Шестьдесят восемь, не меркантилен, люблю духовность… Рыбы. Дурак, наверное…

— Розамунд! Твои комментарии к объявлениям наших клиентов мне сейчас неинтересны. Поверь, у меня предостаточно хлопот…

Розамунд смутилась.

— Я только хотела предложить располагать объявления в газете по знакам Зодиака…

— Ладно, я подумаю…

— А может быть, лучше по календарю друидов? Например, кедр, тополь, дуб…

Вивьен не успела ответить на предложение секретаря брачного агентства, как дверь распахнулась и в кабинет ворвалась странная личность. Невысокий мужчина довольно зрелого возраста был одет в сиреневые вельветовые брюки в желтый цветочек, твидовый пиджак, под которым переливалась расстегнутая до пупка синяя узорчатая рубашка. Венчала столь причудливый туалет шляпа чикагского мафиози тридцатых годов.

Несколько секунд Вивьен и Розамунд молча взирали на него.

— Пойдемте со мной, — нашлась наконец Розамунд. — Я приму у вас объявление.

— Я хочу видеть Теда Пембертона, главу брачной конторы «Совет да любовь».

— Это невозможно, — откликнулась Вивьен. — Мистер Пембертон в отпуске. В данный момент его обязанности исполняю я.

Странный тип немного замешкался.

— Тогда поговорить наедине мне надо с вами.

— Розамунд, оставь нас.

Розамунд бросила тревожный взгляд на Вивьен, но та решительно ей кивнула, и она вышла из кабинета.

— Понимаете, Черному Комару нужна жена, — свистящим шепотом начал мужчина.

— Извините, но мы не энтомологическое общество, — вежливо ответила Вивьен и крикнула: — Розамунд!

— Постойте! Выгнать хотите? Вы знаете, кто я? — тотчас же возмутился странный тип.

Сумасшедший, хотела сказать Вивьен, но сдержалась. Дверь открылась, и в нее просунулась голова Розамунд.

— Звали?

Мужчина шустро подскочил к двери, оттеснил Розамунд и плотно закрыл кабинет.

— Вы не ответили на мой вопрос! — обращаясь к Вивьен, требовательно произнес он.

Вивьен недоуменно пожала плечами.

— Я импресарио Черного Комара! Его продюсер!

— Мне все равно: комара, блохи или… мухи! — в сердцах воскликнула Вивьен и добавила: — А теперь… покиньте мой кабинет.

— Вы меня не поняли. Я импресарио настоящего Черного Комара! Ко-ма-ра! — гордо сказал мужчина и выпятил голую грудь. Для пущей убедительности он даже ткнул в нее пальцем.

— Я уже сказала: мне все равно!

— Вы не знаете солиста рок-группы «Черные комарики», знаменитого Черного Комара? Не верю… Этого просто не может быть! — Он смешно отпрыгнул в сторону и всплеснул руками. — Его знают все!

— Он уполномочил вас дать объявление в нашей газете? — вежливо поинтересовалась Вивьен. Упреки импресарио она пропустила мимо.

— Вы не знаете историю нью-йоркского бездомного мальчишки, которого я нашел и вывел в люди?! Не-ве-ро-ят-но!!! Так позвольте представиться: Дик Спенсер к вашим услугам, миссис?..

— Мисс Вивьен Джойс. А теперь к делу. Я не слишком-то верю, что вашему Комару трудно найти себе невесту. Если он так знаменит, у него отбоя нет от поклонниц. Выбирай любую!

Спенсер нахмурился.

— Ладно, мисс. Вижу, вы деловая особа. Задача перед нами очень ответственная. Улавливаете?

— Пока нет.

Спенсер приблизился к столу, за которым сидела Вивьен.

— У Черного Комара есть страсть. Порок, так сказать…

— Роковая любовь или наркотики? — с иронией спросила Вивьен. Она не верила Дику Спенсеру. В их брачной конторе иногда появлялись странные посетители, которые выдавали себя за известных личностей. Они рассказывали придуманные ими невероятные истории, хотя с продюсером рок-певца Вивьен встретилась впервые.

— Нет, мисс Джойс. Наркотики губят людей! — торжественно произнес Спенсер.

— Думаю, для рок-музыканта это в порядке вещей…

— Нет, мисс, ошибаетесь! Наркота давно вышла из моды.

— Да что вы говорите? — усмехнулась Вивьен. Тогда обратитесь в наркологическую лечебницу. У нас нет ни одной кандидатуры врача-нарколога, чтобы предложить ее в жены вашему Комару. Сожалею…

— Не торопитесь, и вы поймете, кого поймали в свои сети…

— Мистер Спенсер, я уже вам все объяснила. Уходите!

— Любите вы, молодые, спешить. Выслушайте меня. Я думаю, денежки, — он произнес это слово нараспев, — не будут для вас лишними? Или в агентстве дела идут слишком хорошо? — поинтересовался Спенсер с многозначительной улыбочкой.

Вивьен насторожилась. Этот импресарио какой-то там блохи задел ее за живое. Дела в агентстве и в самом деле далеко не блестящи. Как умудряется мистер Пембертон сводить концы с концами, Вивьен не понимала. А старик Пембертон содержит сестру и племянницу. Судя по образованию, которое он дал своей племяннице Фанни, мистер Пембертон зарабатывает предостаточно.

Дик Спенсер словно угадал мысли Вивьен.

— Вот видите, — осторожно произнес он и продолжил: — Должен вам сказать, Черный Комар — талант. Нет, не талант, та-лан-ти-ще! — снова проскандировал он и повел глазами из стороны в сторону, словно собирался заняться упражнениями, которые рекомендуют врачи для восстановления зрения. — Но подмочил репутацию, — продолжил он со вздохом. — А в нашем мире знаете как?

Вивьен не знала, поэтому промолчала.

— Оступишься один раз и — все! В одночасье слетишь в пропасть! Вот я и придумал женить его. Нашел невесту. Репортеру знакомому намекнул. Словом, сделал все как надо!

— Искренне рада за вас.

— Ай-ай-ай! — Спенсер укоризненно показал головой. — Опять не дослушали. Все торопитесь.

— Извините.

— Невеста не приехала! — Он завел глаза, как удав в диснеевском мультике. — Все сроки уже прошли! Потому я и у вас. Выручайте, сделайте что-нибудь…

— Но я-то здесь при чем? — Вивьен быстро просчитывала в уме, кто из ее знакомых или сослуживцев мог бы влюбиться в рок-звезду. Получалось — никто!

— Найдите кого-нибудь. Я и невесту не обижу. Заплачу по полной программе. А дел-то всего ничего! Прилететь в Италию и повертеть хвостом перед репортерами. Говорить даже не надо! Я сам все скажу!

— А Комар? — осторожно спросила Вивьен. Мысль о сумасшествии мистера Спенсера вновь мелькнула у нее в мозгу. — Не будет возражать против подмены?

— А! — протянул он. — Вы об этом? Ему все равно. Речь идет не о браке и любви. — Спенсер поднял палец. — И даже не о сексе! Только по желанию. Но лучше не надо, — быстро добавил он. — Лишние хлопоты.

— Так вы ведете речь о подборе кандидатуры подставной невесты? — осторожно поинтересовалась Вивьен.

— Естественно. А вы думали о чем?

— Сколько вы рассчитываете заплатить?

— Вот это по-нашему, по-деловому. Сорок тысяч фунтов вас устроит?

Вивьен на секунду замерла — это почти годовой оборот брачной конторы «Совет да любовь», но тут же взяла себя в руки.

— Нет, это слишком мало…

Но Спенсер, видимо, заметил ее реакцию на названную им сумму, поэтому усмехнулся.

— Отдых в Италии обойдется невесте бесплатно. Билет я тоже оплачу. А вы сейчас же получите задаток. Десять тысяч. Идет?

— Хорошо, — сказала Вивьен.

Спенсер выписал чек и, пожелав всего хорошего, удалился.

Вивьен осталась одна. Кандидатуру на роль невесты она уже выбрала. Ею станет ее подруга и племянница мистера Пембертона — Фанни, Рыжеволосая Фанни питает слабость к поэзии и старине: пишет стихи в декадентском духе и вздыхает об ушедших временах, когда жили трубадуры и их прекрасные дамы, по Египту носились колесницы, а Марк Антоний сходил с ума по красавице Клеопатре. Иногда стихи Фанни печатали, но случалось это не слишком часто. Никому в мчавшемся неизвестно куда современном обществе не хотелось останавливаться и внимать очарованию красоты прошлого. Денег Фанни практически не платили.

Это все равно что сейчас, в эпоху блокбастеров, снимать немое кино, подумала Вивьен. Оно завораживает, но доходов не приносит. Пусть Фанни насладится античными руинами и немного потрудится на дядюшку, решила она. Хотя их агентству не приходилось сталкиваться с подобной ситуацией, Вивьен сочла, что поступает правильно.

2

Вивьен приоткрыла один глаз, опять сладко зажмурилась и открыла оба. Рядом слышалось тихое сопение. Вивьен осторожно повернула голову. Саймон спал. Вивьен вздохнула. Завтра… Нет! Уже сегодня их отношения приобретут определенность. Саймон попросит ее стать его женой…

Какая же она глупая! Зачем вчера с ходу отвергла его предложение встретиться с ним в ресторане? Сейчас у нее на пальце было бы кольцо! Милое такое колечко с маленьким бриллиантиком…

Кстати, а почему она мечтает о скромном украшении? Ей к лицу, вернее к рукам, и роскошное изделие! Пальцы у Вивьен длинные, а узкую кисть нельзя назвать маленькой. Мама говорит, что у нее рука аристократки. А те предпочитали драгоценности внушительных размеров. Вот возьму и выберу себе навороченное кольцо с огромным бриллиантом и россыпью маленьких вокруг него, решила Вивьен.

Саймон богат — управляет компанией, которая что-то там производит наподобие проводов, шнуров и еще какой-то ерунды. Он называет это электротехническим оборудованием. Вивьен в этом не сильна. Физику она еще в колледже не любила, но с участием относится к заботам, которые возникают у ее возлюбленного на работе. А проблемы есть, и еще какие! Взять хотя бы отношения с отцом. Конечно, это не только рабочая сфера, но и семейная, однако они тоже беспокоят Вивьен.

Отец воспитывал Саймона один. Его мать умерла, когда он был еще маленьким. Отец не женился вторично, но Вивьен это в заслугу ему не ставила. У мистера Кроуфорда без конца менялись любовницы. Вот и сейчас, по словам Саймона, у того связь с какой-то наглой девицей, которая годится ему в дочери. А отношения мистера Кроуфорда к работе? Нет, Саймон, не жалуется, но Вивьен и сама видит, что он переложил всю нагрузку на плечи сына. Саймон пропадает на работе практически все время. Даже на сон не хватает — спит по пять-шесть часов максимум. Куда же это годится!

Вивьен с нежностью посмотрела на спящего Саймона. Темные волосы, упавшие на лоб, придавали его продолговатому лицу беспомощность и бесшабашность. Эти качества редко встречаются вместе, подумала Вивьен. Но сейчас на лице Саймона они присутствуют, не противореча, а, напротив, дополняя друг друга.

В реальной жизни Саймон ни беспомощен, ни бесшабашен. Вивьен скорее назвала бы его решительным и… немного занудливым. Вот если бы она захотела сделать кому-нибудь предложение и пригласила бы в ресторан, а в ответ ей сказали бы — дескать, устала, хочу провести вечер дома в одиночестве, что сделала бы Вивьен? Конечно, разъярилась бы сверх меры. А Саймон? Спокойно отнесся к изменению своих планов, проигнорировал ее желание побыть одной и заявился к ней…

А не вздохнул ли Саймон с облегчением, когда она отказалась пойти в ресторан? Он вполне мог загадать: пойдет, значит, зову ее замуж, нет — пусть все остается как есть…

Вивьен вздрогнула. Эта мысль ей не понравилась. Она принялась ее обдумывать, но решила, что нет, так Саймон поступить не может. И потом он все же сказал, что планирует отправиться в ювелирный магазин, и попросил ее сопровождать его.

Нет, его намерения тверды, окончательно решила Вивьен. Их связь длится почти год. За это время Саймон вполне мог определиться, жениться ему на Вивьен или нет.

А сама Вивьен? Ей-то хочется ли выйти замуж за Саймона? Вивьен стала копаться в себе. Всем хорош Саймон. Вот только романтизма ему не хватает. Мог бы прийти с букетом белых роз или орхидей, упасть на одно колено и, протягивая к ней руки, объясниться в любви. А он что сказал?

— Сегодня я хотел заскочить в ювелирный… — услышала от него Вивьен вечером, когда Саймон пришел к ней.

В этот момент повеяло пригоревшей едой и ей пришлось бежать на кухню. Ужин, конечно, был испорчен. Не умеют производители готовых блюд правильно подобрать ингредиенты, подумала Вивьен. Она отвлеклась от бифштекса по-бордоски всего лишь на мгновение — только ответила на телефонный звонок Фанни. Та звонила из Италии, но разговор прервался. В результате Вивьен не узнала, удачно ли Фанни справляется с ролью невесты, бифштекс по-бордоски сгорел, а Саймон больше не заикался о походе в ювелирный магазин.

Надо будет обязательно перезвонить Фанни, решила Вивьен. Ей и самой будет о чем поведать подруге. Помолвка — дело ответственное!

Вивьен вздохнула. Нужен ли ей Саймон? Вот он возвращается с работы. Она ждет его. Они обедают, потом смотрят телевизор или читают. Наконец наступает время идти спать. Их объятия — одновременно и страстные и нежные. Секс. Он засыпает. Она тоже. И так каждый день. Скукотища!

Среди ночи она будет просыпаться и мечтать о чем-то непонятном, что томит душу. Смесь детских желаний об увлекательных путешествиях в дальние страны и подвигов любимого во имя прекрасной королевы, то есть в ее, Вивьен, честь. Саймон на это не способен. Она вздохнула.

Не будь дурочкой, тут же возразила себе Вивьен. Все девушки выходят замуж. Она же не заядлая феминистка, оголтело отстаивающая неизвестно от кого свои права. Она самая обычная женщина, мечтающая о необыкновенной любви.

Саймон же абсолютно заурядная личность. Никакой романтики! Нет, я откажусь от его предложения и буду ждать своего счастья, приняла новое решение Вивьен.

Сколько времени ты будешь его дожидаться? — пропищал маленький насмешливый червячок, который иногда поднимал голову в душе Вивьен. Вечно? До самой смерти? Или ограничишься каким-нибудь разумным сроком? Например, два года? И если за это время тебя не настигнет великая любовь, ты выйдешь за Саймона — так, что ли? А не найдет ли он себе за это время ту, которая сразу же ответит на его предложение категорическим «да»? — задал каверзный вопрос маленький червячок.

Вивьен опять взглянула на Саймона. Тот продолжал спать. Рот приоткрылся, губы сложились в улыбку. Вивьен показалось, что Саймон насмешливо скалит зубы.

Ха-ха! — словно говорит он ей. Черта с два! Не скажешь завтра «да», уйду к другой. Меня-то любая с радостью примет. А ты можешь ждать-пождать сколько заблагорассудится… Строить из себя королеву. Ха-ха! Королева!..

Глаза Вивьен вспыхнули гневом. Он над ней насмехается! Как так получилось, что всего несколько минут назад он казался ей беспомощным? Сейчас рядом с ней лежит крокодил, который не задумываясь оттяпает ей руку.

Нет, Вивьен ему этого не позволит. Вот прямо сейчас растолкает его и все ему выскажет.

В Египте жених дарит невесте пять килограммов золота и еще кучу денег в придачу! Вот это любовь! Вот если бы Саймон так относился к Вивьен. Пять килограммов золотых украшений!

Что бы ты с ними делала? — снова поинтересовался маленький червячок в душе.

Вивьен представила себя обвешанной кучей тяжелых цепей, бесчисленным множеством браслетов и вздохнула. Носить столько безделушек — труд не из легких! Нет, такого количества драгоценностей она не хочет.

А деньги? — снова задал вопрос червячок.

Лишние фунты, конечно, не помешали бы, откровенно согласилась с ним Вивьен. Но она не из бедной семьи и пока еще не законченный шопоголик. Бог с ними с деньгами… В тех странах бытует многоженство. Делить Саймона с кем-то она не желает.

А что помешает Саймону ей изменять? Можно иметь одну жену и несколько любовниц. Или немного пожить с одной, потом развестись и жениться на другой…

— Ви, ты не спишь? Прости, задремал немного.

Вивьен сердито фыркнула.

— Ты уже полночи дрыхнешь. Это называется — задремал немного?

Саймон нежно привлек ее к себе.

— Не ворчи… Мне так хорошо с тобой…

— Спать… — начала Вивьен, но Саймон не дал ей договорить, накрыв ее рот своими губами.

Поцелуй настроил Вивьен на мирный лад. Вначале она попыталась увернуться от настойчивых губ Саймона. Ее возмутило, что ей в буквальном смысле затыкают рот. Претензии к Саймону так и рвались наружу.

— Правильно говорят, что, если хочешь заставить женщину замолчать, закрой ей рот поцелуем, — лукаво улыбаясь и отпуская Вивьен, проговорил Саймон.

— Так ты нарочно? — вскипела Вивьен и швырнула в Саймона подушкой, но промахнулась. Подушка упала на пол.

— Нападаешь? Агрессия наказуема! — с нарочитым энтузиазмом откликнулся Саймон и заключил Вивьен в свои объятия.

— Пусти…

— Нет уж, милая!

Вивьен извернулась и шутя куснула Саймона.

— Сопротивление только утяжелит наказание, мисс…

— Это мы еще посмотрим!

— Лучше сдавайся на милость победителя…

— Это ты — победитель? Ты мой раб! — Вивьен изловчилась и поставила ему ногу на живот, но, не удержавшись в неудобной позе — ступня ноги была подтянута почти к груди, — упала на спину.

Саймон тотчас же наклонился над ней. Его руки опустились рядом с ее плечами, а тело прижало Вивьен к матрацу.

— Так кто победитель, Ви? — улыбаясь спросил он.

Вивьен уже расхотелось бороться с Саймоном. Желание затягивало ее в свой водоворот. Она раскинула руки и выгнулась.

— Саймон, — прошептала она.

3

Однажды утром год тому назад Фанни ворвалась в квартиру Вивьен.

— Ви, у меня прекрасная идея, — с порога закричала она. — Давай махнем в Египет!

— Куда? — тупо спросила Вивьен. В это время суток она всегда плохо соображала.

— В Египет! В страну фараонов и пирамид! Будем нежиться на солнышке.

— В пирамиде, что ли? — ворчливо спросила Вивьен. — Приглашение нам фараон пришлет?

— Не остри. Я все продумала. Вчера в газете видела объявление. Туристическое агентство «Магриб-тур» продает горящие путевки. Поездка в Египет стоит совсем ничего, всего лишь двести фунтов! Представляешь, двести фунтов — и ты в древнем Египте! Колесницы, Нефертити, римские воины…

— Фанни, ты бредишь! «Магриб-тур» продает путевки в Африку, а не машину времени предлагает к твои услугам! Ты будешь жить в современном отеле, а по улицам будут ходить обычные люди, такие, как в Лондоне.

— В Египте — пирамиды, а здесь их нет! — не сдавалась Фанни.

— Сходи в Британский музей. Смею тебя уверить, увидишь много интересного. Древние экспонаты…

— Не делай из меня дурочку, Ви! Я много раз бывала в Британском музее.

— А я и не делаю. Сама говоришь чушь!

— Ви, я серьезно. Давай съедим в Египет, — спустя некоторое время снова сказала Фанни. — Я получила гонорар. А у тебя отпуск начинается. Почему бы не воспользоваться соблазнительной возможностью?

Вивьен пожала плечами. А правда, почему бы не поехать в Египет? Сидеть одной в Лондоне Вивьен совсем не хотелось. Поехать к матери в Бирмингем тоже перспектива не из блестящих. Лучше в Египет! — решила Вивьен.

Хургада встретила их жарой — в Лондоне в день отлета шел дождь — и веселым гомоном. Атмосферы древнего Египта не ощущалось. Но Вивьен особенно не расстроилась. Ей хотелось поплавать в теплом море и полежать, наслаждаясь горячим солнышком, на пляже. И эти ее желания Хургада отменно удовлетворяла.

— Сколько ты можешь плавать? — вопрошала ее Фанни.

— Ты видела красную рыбу с фиолетовыми плавниками? Как она смешно открывала рот, правда? А та, ярко-желтая, круглая как мячик? Никогда не видела таких фантастических рыб! — с восторгом говорила Вивьен.

Но Фанни относилась к высказываниям Вивьен скептически.

— Не повезло нам, — жаловалась она. — Живем в семиэтажном корпусе. Лучше бы в бунгало. Все-таки какая-то экзотика!

— Фанни, опомнись! — увещевала ее Вивьен. — Какая экзотика может быть в отеле «Хилтон» даже в Египте? Бунгало ли это или номер в корпусе, как у нас, везде будет современный сервис. Неужели ты этого не понимаешь?

— Ты права, — нехотя соглашалась Фанни.

— Давай съездим в отель «Меридиан», тот, что в районе Саккала. Он построен в виде луксорских храмов, а к главному входу ведет аллея сфинксов. Ты сама об этом говорила. Поедем? — предложила компромисс Вивьен.

— Нет! Это дешевка для туристов. Я хочу подлинной истории.

— Фанни, в следующий отпуск поезжай в археологическую экспедицию. Там уж древности наешься досыта. Правда, вместе с пылью.

— Ладно, не сердись, Ви, — пошла на попятную Фанни. — Поехали лучше в Каир? — выдвинула она встречное предложение.

— В Каир? Поедем, — согласилась на ничейный вариант Вивьен.

Это и явилось ее ошибкой, ее болью и радостью. Сначала поездка не предвещала никаких неожиданностей. Автобус был с кондиционером, довольно удобный. Вивьен закрыла глаза. Смотреть в окно на однообразный пейзаж ей не хотелось.

К пирамидам Фанни поехала одна. Вивьен осталась в Каире. Рассматривать гробницы она считала занятием не из приятных.

Вряд ли мертвые рассчитывали когда-нибудь принимать участие в тусовках, размышляла Вивьен, оставшись в Каире и направляясь в лавочку, где торговали папирусами. Недаром они предупреждали, чтобы живые к ним не лезли. Вивьен читала о загадочных смертях людей из экспедиции после открытия ими гробницы Тутанхамона. Другое дело сходить в Египетский музей посмотреть на погребальную маску фараона. Десять килограммов чистого золота и драгоценных камней стоят того, чтобы уделить им внимание, решила Вивьен, покупая в лавочке несколько папирусов в подарок.

— Ви, ты знаешь, куда нам надо срочно поехать? — вернувшись с экскурсии, возбужденно воскликнула Фанни.

Вивьен встречала ее на автобусной остановке.

— Куда? — устав отбиваться от попрошаек, оккупировавших улицы Каира, угрюмо спросила Вивьен.

— В Александрию!

— С ума сошла?! До нее от Каира более двухсот километров! Нет, я не хочу опять трястись в автобусе. Давай возвращаться в отель!

— Ну, Ви, пожалуйста. Когда ты еще сможешь увидеть Александрию? Уедем в Лондон — и все. Прощай, Александрия!

— Знаешь, Фанни, на свете очень много мест, которых я никогда не увижу. И не особенно переживаю из-за этого. Нет у меня души путешественника. Обойдусь я без Александрии.

— Как хочешь! Тогда я поеду одна. Александрия — один из великих городов древности. Этот город отличается от всего того, что мы видели. В нем еще витает дух Александра Македонского.

Вивьен рассмеялась.

— Фанни, что мне с тобой делать? Ладно, поехали. Только предупреждаю, я сразу же пойду на пляж. Я думаю, он там есть. А ты лови свой дух великого полководца.

На том и договорились, но свои планы им пришлось немного скорректировать. Приехали Вивьен и Фанни в Александрию уже под вечер. Поэтому ни о пляже, ни о посещении исторических мест речь не шла. Надо было думать о ночлеге.

Этот вопрос Вивьен и Фанни решили очень быстро. Гостиница «Морская звезда» предоставила к их услугам хороший современный номер на девятом этаже, с балкона которого открывался вид на море.

— Ты довольна? — спросила Фанни. — Завтра можешь наслаждаться им. Сравнишь Средиземное с Красным!

— Да, — зевая, ответила Вивьен и добавила: — Сейчас меня больше всего привлекают душ и постель.

Фанни согласилась с подругой. Семь часов пути из Хургады в Каир и три часа переезда в Александрию валили с ног и любительницу древностей.

Следующим утром Вивьен уже возлежала на пляже. Он был довольно пустынным — местные жители не считали сентябрь подходящим временем для морских омовений. Туристов тоже было немного. Вивьен приметила одно семейство с двумя детишками и расположилась неподалеку от него. По отрывистым восклицаниям и белокурым волосам маленьких отпрысков она решила, что семья приехала из Германии.

Дети с визгом носились по пляжу, и в другое время Вивьен отошла бы подальше. Но сегодня она чувствовала себя несколько неуверенно. Фанни, любившая экзотические путешествия и уже побывавшая во многих странах, утверждала, что кража на городском пляже самое обычное дело. Однажды Фанни осталась без пляжных шлепанцев, хотя в момент их исчезновения сидела в компании людей и никто из них не заметил, как шлепанцы ушли на чьих-то босых ногах.

Вивьен поежилась. Остаться босиком ей не хотелось, а денег она взяла с собой немного. Куда их здесь спрячешь? Над этим вопросом Вивьен билась еще в отеле, но ничего путного так и не придумала. Сделать на купальнике карман из носового платка — лучшее, что пришло ей в голову. Но не плавать же с сумкой наподобие кенгуру… Бумажные деньги намокнут, а монеты… Их будет слишком много.

Вивьен спрятала несколько египетских фунтов в песок под полотенце и отправилась купаться. Разницу между Красным и Средиземным морями Вивьен почувствовала сразу. Прозрачная вода в Хургаде позволяла любоваться жизнью морских обитателей. Здесь же можно было увидеть только суспензию из песка и водорослей. Но, несмотря на грязноватую воду, Средиземное море Вивьен понравилось. Вода в нем была менее соленой, а цвет — зеленоватый, с бирюзовым оттенком — придавал ей особое очарование.

Вивьен повернула голову и посмотрела на свои вещи на берегу. Семейство немцев по-прежнему находилось рядом. Ладно, беспокоиться не о чем, подумала она и активно заработала ногами и руками. Она плыла вдаль, ощущая бесконечность мира. Море уходило за горизонт, и Вивьен охватывало особое умиротворяющее чувство, которое можно испытать, только находясь в безбрежной водяной глади.

Сколько времени она так плыла, Вивьен не знала. Возможно, минут пятнадцать, а может, и всего пять. Но в какой-то момент внутренний голос напомнил Вивьен о бренной реальности.

Пора поворачивать, приказал он, и Вивьен поплыла обратно. По мере приближения к берегу она запаниковала. Ни взрослых, ни детей, рядом с которыми она расположилась, видно не было. Не могла различить Вивьен и своей одежды.

Не волнуйся, ты просто отклонилась в сторону от того места, где лежат вещи, сказала себе Вивьен. Но тревога не проходила. Пытаясь побыстрей доплыть, Вивьен делала энергичные гребки, но это помогало слабо. Ветер дул в сторону моря, и расстояние между Вивьен и берегом сокращалось медленно. Наконец она доплыла до мелководья, встала на ноги и побежала.

Вот и пляж. Стоя на берегу, Вивьен тревожно озиралась. Где же ее полотенце? Почему я не попросила немецкое семейство посмотреть за вещами! — корила она себя. Что из того, что я не знаю немецкого? Объяснилась бы с ними жестами. Они бы поняли и не ушли. Что же теперь делать?

Вивьен медленно брела по пляжу. Пройдя несколько метров, она повернула обратно, но все было напрасно. Вещи украли. Возможно, закопанные в песок деньги не унесли? — поддалась иллюзорной надежде Вивьен и принялась за дело. Примерно определив место, где лежало полотенце, Вивьен начала раскопки. Но вскоре поняла, что ошиблась с местоположением клада. Она повторила операцию, отходя влево и вправо, приближаясь ближе к воде и удаляясь. Бесполезно.

Надо искать выход из положения, подумала Вивьен. Мозг решить заданный вором кроссворд отказался, зато придумал, куда прятать деньги на пляже. В шляпу! Надо завернуть деньги в платочек и приколоть с обратной стороны. Прекрасная мысль утешения не принесла.

Пойду в полицию, решила Вивьен. Добравшись до выхода с пляжа, она поняла, что не знает, где находится полиция, и дефилировать по улицам Александрии ей придется не только босиком, но и в одном купальнике. Вивьен не решилась бы на это даже в Англии. Что же говорить про мусульманскую страну, где все женщины ходят в длинных платьях с рукавами и закутанные в платки? Здесь она и шага ступить не сможет.

Вдоль пляжа тянулась набережная. Фактически вся Александрия располагается по берегу Средиземного моря, и набережная служит крупной транспортной артерией. По ней туда-сюда шмыгали масса машин.

Да, автомобиль вполне способен решить ее проблему, подумала Вивьен. Она выйдет на проезжую часть, поднимет руку, и кто-нибудь тотчас же остановится. Люди, разъезжающие в автомобилях, почти все неплохо говорят по-английски. Вивьен объяснит им, что с ней произошло, и попросит довести до гостиницы. Проблема будет разрешена, только надо набраться храбрости и выползти на набережную практически голой.

Смелости так поступить Вивьен в себе не чувствовала. Она повернула обратно и решила снова хорошенько осмотреть пляж. Вдруг она ошиблась в расчетах и ее вещи спокойно лежат в другой части пляжа?

Мысль не оказалась судьбоносной. Новые поиски успеха не принесли. Она только устала. Со стороны она, по всей видимости, напоминала сумасшедшую. Взрослая женщина, а роется в песке, как маленькая.

Вивьен ловила на себе удивленные взгляды, время от времени прогуливавшихся по пляжу людей. Поэтому она перестала перекапывать руками песок и села, закрыв лицо руками.

Отдых принес новую мысль. По-прежнему ярко светило солнышко. В ближайшее время оно явно не собиралось покидать своего рабочего места, а ветер надолго взял отпуск. Так что смерть от переохлаждения на пляже Вивьен не угрожала. Поэтому она решила дождаться темноты. В сумерках ее полуголая фигура не так будет бросаться в глаза. Вивьен переборет свою застенчивость и выйдет на набережную.

Время тянулось медленно. Плавать Вивьен расхотелось, хотя теперь, когда она осталась без вещей, это занятие ей очень подошло бы.

Наконец начало темнеть. Вивьен медленно двинулась к набережной. Немного постояв на кромке пляжа, отделяющей его от улицы, Вивьен набралась храбрости и вышла вперед. Белой тенью мелькнула она на тротуаре и подняла руку.

Машины останавливаться на ее призыв не спешили. Они быстро ехали по своим делам и не обращали на стоявшую Вивьен никакого внимания.

От страха Вивьен вся съежилась и решила добираться до гостиницы короткими перебежками, но в этот момент послышался звук тормозов. Перед Вивьен остановилась машина. Дверца открылась, и Вивьен юркнула внутрь.

— Пожалуйста, помогите, сэр! У меня украли одежду, а деньги я в песке потеряла. Довезите до отеля. Умоляю… — пробормотала, не поднимая глаз, Вивьен.

— Украли? Вы одна ходили на городской пляж?

— Да.

— Туристка?

— Да, — снова пролепетала Вивьен.

— Где находится ваш отель?

— Не знаю. Визитка осталась в брюках. Мы только вчера приехали в Александрию, — пояснила Вивьен.

— А название помните?

— Да. «Морская звезда». Может быть, вы знаете?

— Знаю. Кстати, отель очень неплохой. Вам понравился?

Вивьен немного успокоилась. Ей повезло — она попала на человека, получившего хорошее образование. Говорил он по-английски свободно, только в его речи сквозил американский акцент. Возможно, он учился в Штатах? Тогда ее костюм не должен его шокировать.

Вивьен рискнула и посмотрела на сидящего за рулем человека. Их взгляды встретились. Темноволосый, голубоглазый, он не походил на египтянина.

— Вы американец? — так и не ответив на его вопрос, неожиданно для себя спросила Вивьен.

— Да, — улыбнулся человек за рулем. — А вы, смею предположить, жительница туманного Альбиона?

— Как вы угадали?

— Это просто. Ваша внешность и язык говорят сами за себя. Я сейчас живу в Лондоне и к выговору его обитателей уже привык. Давайте знакомиться. Саймон Кроуфорд.

— А я — Вивьен Джойс.

— Не смущайтесь, Вивьен. На городских пляжах всегда что-нибудь крадут. Одной ходить туда не стоит. Александрия, хотя и мнит себя почти европейским городом, все же таковым не является. Вам следовало бы отправиться куда-нибудь в туристический район. В Шарм-эль-Шейх или Хургаду. На пляже отеля безопасно.

— Мы отдыхаем в Хургаде, — робко заметила Вивьен. — А здесь оказались случайно. Фанни очень хотела осмотреть памятники Александрии.

— Фанни? Это кто?

— Моя подруга. Мы отдыхаем вместе.

— Вот мы и доехали. Завернитесь в платок, Вивьен, — сказал Саймон и, перегнувшись через спинку сиденья, достал маленький сверток. — Презентовали сегодня, — пояснил он.

Платок по размерам напоминал парео, и Вивьен свободно в него завернулась.

— Спасибо. Я не знаю, что бы я без вас делала.

— Тогда в знак благодарности поужинайте со мной. Захватите с собой и подругу. Надеюсь, у вас в номере осталась какая-нибудь другая одежда?

— Да, конечно.

— В девять я за вами заеду, хорошо?

— Ладно.

4

— Где ты была так долго? — накинулась на Вивьен Фанни, когда та появилась в номере. — Сколько можно валяться на пляже? Уже и солнце зашло. Я не знала, что и думать. Хотела заявить в полицию.

— Прости, — промямлила Вивьен.

— Боже! — всплеснула руками Фанни, когда страх за подругу и гнев на ее безответственное поведение вылились в слова и отступили. — Ты подалась в уличные танцовщицы?

— У меня украли одежду.

— Я тебя предупреждала. А ты — пойду на пляж, пойду на пляж!.. Вот и находилась!

— Фанни, остынь! Вспомни, это ты, а не я, рвалась в Александрию. А страдать пришлось мне!

— Неужто ты в таком виде шла по улицам? А платок где взяла? — продолжала допытываться Фанни. — Купила?

— Угу. Зашла в купальнике в магазин, и мне тут же предложили бесплатно платок. Денег, как ты понимаешь, у меня не было…

— Шутишь?

— Какие тут могут быть шутки? Я осталась в купальнике и без денег. Мне плакать хотелось, а не смеяться.

— Как же ты добралась до гостиницы?

— Один хороший человек довез. Он и платок одолжил. Кстати, в девять он за нами заедет. Мы приглашены на ужин.

— Ты стала знакомиться с неизвестными мужчинами на улице, Ви?

— Нет, в машине, — разозлилась Вивьен. — Подняла руку и остановила машину. Знаешь, сколько было предложений. Я выбрала Саймона.

— Его зовут Саймон?

— Так он представился, и я не вижу причины, зачем ему врать.

— Ты пойдешь на свидание?

— Это не свидание, а ужин. Так что собирайся.

Через полтора часа Вивьен, Фанни и Саймон уже сидели за столиком ресторана.

— Какой необычный интерьер, — заметила Вивьен. — Стены мертвенно-бледного цвета и этот странный фриз…

— Бесовская вакханалия! — отрываясь от меню, пояснила Фанни.

— Это единственный хороший ресторан, где подают вино, — сказал Саймон.

— Вы алкоголик?

— Фанни! — укоризненно покачала головой Вивьен. — Я тоже с удовольствием выпью бокал вина. После всех сегодняшних передряг мне это просто необходимо.

Саймон благодарно улыбнулся Вивьен.

— Спасибо за поддержку. А вам не заказывать, Фанни?

— Это еще почему? Хотя я стараюсь не пить. У меня отец алкоголик. Плохая наследственность.

Брови Вивьен удивленно поползли кверху.

— Я никогда об этом не слышала. Ты вообще ничего не говорила об отце.

— А что рассказывать, если я сама не знаю. Мама не любит вспоминать о браке. Мой отец умер.

— Что же вам, Фанни, удалось посмотреть сегодня? Вивьен сказала, что вы любительница древностей, — сменил тему разговора Саймон.

— Была в греко-римском музее. Знаете, там, во дворике, есть Крокодиловый храм.

— Крокодиловый? — удивился Саймон. — Я думал, что с обожествлением крокодила связан только бог Себек с его крокодильей башкой. Оказывается, еще сохранился и храм.

— А вы не были в этом музее?

— Да нет. Как-то не довелось. Я в Египте не как турист. У меня здесь совсем другие дела.

— Можно полюбопытствовать какие? — спросила Вивьен.

— Не очень интересные. Они касаются бизнеса. Лучше послушаем, где еще удалось побывать Фанни.

— В римском амфитеатре. Он неплохо сохранился. А вот площадь Саада Заглюля меня разочаровала. Раньше на этом месте находился Цезариум, который начала строить Клеопатра для Антония, а закончил Октавиан Август в честь собственных побед.

— Еще бы! Стырили обелиск «Игла Клеопатры», а теперь возмущаетесь. Он сейчас на одной из набережных Лондона, если не ошибаюсь, — насмешливо улыбнулся Саймон.

— А скульптуру прибрали вы! Она стоит в Центральном парке Нью-Йорка, — не осталась в долгу Фанни.

— А у меня мать англичанка! — начал защищаться от нападок, самим же им спровоцированных, Саймон.

— А мой отец американец! — парировала Фанни.

— Значит, вы в одной лодке, — примирительно произнесла Вивьен.

— Вы правы, — согласился Саймон. — Кстати, Фанни, вам обязательно надо съездить в Бург-аль-Араб и посмотреть руины храма Осириса. Там есть маяк времен Птолемеев. И еще стоит побывать в Абукире, ведь это ваша национальная гордость. Именно там Нельсон разгромил французский флот.

— Лично с меня достаточно Розеттского камня, который хранится в Лондоне. Благо чтобы на него взглянуть, не надо в настоящую египетскую Розетту тащиться, — заметила Вивьен.

— Ви, вы позволите вас так называть? — начал Саймон и, когда Вивьен кивнула в знак согласия, продолжил: — Тебя, Ви, мы отвезем в Мерса-Матрух — столицу египетской Ривьеры. Вот там пляжи! Не чета здешним, городским. Получишь настоящее удовольствие. Я тебе обещаю!

Вивьен хотела отказаться, но вдруг подумала, что Фанни, наверное, понравилась Саймону и ему хочется продлить знакомство с ней. Недаром он сказал, что они отвезут Вивьен на пляж. Значит, сам планирует остаться с Фанни.

Вивьен ехать никуда не хотелось, но отнять шанс на счастье у подруги она не посмела.

Маленькое путешествие удалось на славу. Они все вместе бродили по руинам, а затем Саймон повез Вивьен и Фанни пообедать.

— Самый лучший рыбный ресторан в Египте, — заявил он.

Рыба действительно оказалась вкусной.

— Мы увидимся в Лондоне? Я могу тебе позвонить? — тихо спросил Саймон у Вивьен, когда они на несколько минут остались одни.

— Да, конечно, — вежливо ответила Вивьен.

А потом произошло так, как произошло. Вивьен вздохнула. Как все необыкновенно у них начиналось, а сейчас, практически накануне помолвки, она чувствует себя супругой с двадцатилетним стажем. Никакой романтики…

— Вставай, соня! Я сварил кофе, — услышала Вивьен бодрый голос Саймона.

— Еще чуть-чуть, — пробормотала она сонным голосом.

— Надо спать ночью. А то лежишь почти до утра с открытыми глазами, а потом тебя не разбудишь.

— Встаю…

Но Саймон не стал ждать, пока Вивьен соблаговолит выполнить свое обещание. Он подошел и стянул с нее одеяло.

— Поднимайся! Мы собирались в ювелирный магазин. Разве ты забыла, Ви?

Упоминание о предложении, которое, возможно, сделает Саймон, оказалось средством посильнее стянутого с нее одеяла. Вивьен быстро вскочила и юркнула в ванную.

— Я готова, — объявила она спустя десять минут.

— Хвалю за оперативность. Всегда бы так! — воскликнул Саймон, с удивлением взирая на полностью готовую к выходу Вивьен. — Пей кофе.

Вивьен одним махом проглотила содержимое чашечки.

— Ну что, поехали? — спросила она.

— Да. Какой смысл тянуть? Отделаемся, а потом весь выходной можем развлекаться. Сходим куда-нибудь…

Вивьен удивилась. Предложение отметить помолвку ей понравилось. Но, почему выбор кольца надо осуществлять в сумасшедшем ритме, она не понимала. Хотя мужчины часто боятся делать то, что женщины совершают легко и просто, подумала она и ничего не ответила Саймону.

Поймать такси проблем не составило.

— В какой магазин поедем? — поинтересовалась Вивьен у Саймона, когда они уселись в машину.

— На Нью-Бонд-стрит. Там сосредоточены все знаменитые магазины. Что-нибудь обязательно найдем.

Вивьен искоса взглянула на потенциального жениха. Он сидел рядом с ней на заднем сиденье такси и выглядел по-деловому устремленным. Готовится произнести самые важные в своей жизни слова, подумала Вивьен. Нежность к Саймону водопадом хлынула в сердце Вивьен.

— Не бойся, — невольно вслух прошептала она.

— А я и не боюсь! Зачем же я взял тебя с собой? Уверен, ты мне поможешь! — откликнулся Саймон.

Как же он сделал бы мне предложение без меня? — удивилась Вивьен, но промолчала. Достаточно того, что у нее вырвалось. В конце концов, Саймон взрослый мужчина, а не ребенок, которого надо опекать и подбадривать. Он управляет английским филиалом большой американской компании и ничего, справляется. Сможет выговорить заветные слова, решила Вивьен.

— Что господа желают? — спросил клерк в магазине Адлера.

— Мы бы хотели посмотреть кольца с бриллиантами.

— К вашим услугам. Меня зовут мистер Вейс. Я служу продавцом-консультантом. У нас богатая коллекция. На любой вкус. Вы предпочитаете большие камни солитером или россыпь мелких?

— А что вы посоветуете? — спросил в ответ Саймон.

Взгляд клерка на мгновение остановился на Саймоне.

Оценивает его платежеспособность, мелькнуло в голове Вивьен.

— Конечно, один крупный бриллиант ценится выше, чем много мелких.

Бровь Саймона слегка приподнялась. Это не осталось не замеченным клерком.

— Например, вот такое кольцо. — Мистер Вейс, не дожидаясь ответа, достал футляр из сафьяновой кожи. — Это бриллиант в четыре карата, очень высокой чистоты и прозрачности. На него нанесено двести сорок граней, так называемая полная бриллиантовая огранка, — произнес небольшую речь мистер Вейс. — Разрешите, мисс. — Он взял ее руку и надел кольцо на палец. — Посмотрите, как сверкает камень. Он очень идет мисс, — сверля глазами Саймона, добавил он.

— Нет. Мне не нравится, — бесстрастным голосом произнес Саймон.

Едва заметная презрительная усмешка скользнула по губам мистера Вейса, и он достал обитую черным бархатом пластину с большим количеством колечек с маленькими камушками.

— Выбирайте, — с улыбкой произнес он.

Вивьен наклонилась над пластиной. Кольца были примерно одного достоинства. Небольшой бриллиант в центре или несколько совсем маленьких. Понизил имущественный ценз Саймона, подумала Вивьен.

— Может быть, вот этот? — робко спросила она.

Мистер Вейс мгновенно достал колечко и надел на палец Вивьен.

— Смею заметить, смотрится совсем недурно…

Колечко представляло собой тоненький золотой ободок с бриллиантиком в центре, который поддерживали два крошечных золотых листика, отделанные алмазной крошкой. Такое колечко хорошо дарить подросшей дочери, подумала Вивьен. В качестве свадебного подарка жениха оно слишком бедное и смотрится на ее длинном пальце по-сиротски убого.

Видимо, Саймон тоже это заметил.

— Тебе нравятся только бриллианты? — спросил он.

Вивьен не смогла скрыть удивление. Поразился вопросу Саймона и мистер Вейс.

— Как правило, в этот торжественный момент дарят украшения с бриллиантами, — нравоучительным тоном изрек мистер Вейс.

— Вот именно, как правило, — ворчливо пробурчал Саймон.

Но Саймон только равнодушно взглянул на руку Вивьен.

— А у вас есть кольца с какими-нибудь другими приличными камнями? Может быть, отделанные такими же штучками… — Он указал пальцем на листочек в выбранном Вивьен кольце.

— Да, конечно. У вашей девушки зеленые глаза. Ей очень подойдут изумруды. Некоторые экземпляры этого таинственного камня ценятся выше бриллиантов, — заметил мистер Вейс, но не сдвинулся с места, чтобы достать изделия с изумрудами.

— А если бы она была голубоглазой? — продолжал зачем-то допытываться Саймон.

— Тогда я посоветовал бы сапфиры. У нас есть прекрасные образцы звездчатого сапфира. Соблаговолите взглянуть?

Саймон соблаговолил. Таинственно мерцающий камень с глубокой, почти черной сердцевиной понравился Вивьен. Она вопросительно взглянула на Саймона. Тот равнодушно разглядывал камень.

— А чем он отличается от обычного сапфира? — поинтересовался он.

— Эти камни тоже сапфиры, но в них есть включения минерала рутила, представляющего собой окись титана. Игольчатый рутил дает сапфиру астеризм, по-другому это…

— Знаю, — перебил мистера Вейса Саймон и ворчливо добавил: — Дорогие, наверное. Глупо пускать на ветер деньги, чтобы купить безделушку.

Краска стыда бросилась в лицо Вивьен. Другой продавец-консультант, стоящий поблизости с меланхолическим выражением лица, не удержался и хмыкнул.

— Пойдем отсюда, — прошипела Вивьен.

— Зачем? — удивился Саймон. — Мы же еще ничего не купили. Думаешь, в других магазинах цены ниже?

У Вивьен заалели даже кончики ушей. Больше всего на свете ей сейчас хотелось исчезнуть, испариться из этого магазина. Боже, какой ужас! — думала она. Неужели все замужние женщины проходят через такое унижение? И ее мать тоже? Стояла в одном из лучших ювелирных магазинов с далеко не бедным папой, который изображал из себя нищего?

— Возьмите хризолит. Он недорогой, и я могу подобрать самый зеленый. Хризолит — желтовато-зеленый камень, — снисходительно заметил мистер Вейс.

— У девушки голубые глаза. Я же вам уже объяснял…

Мистер Вейс удивленно взглянул на Вивьен.

— Но…

— Я ношу декоративные линзы, — быстро проговорила Вивьен.

— Да? — уставился на Вивьен Саймон. — А я и не знал!

— У нас есть хороший выбор бирюзы. Кольца с ней стоят дешево, — поспешно вставил мистер Вейс, чтобы прекратить неприятную сцену, и сноровисто извлек из витрины очередную пластину.

Саймон вдруг проявил заинтересованность. Внимательно рассмотрев кольца, он выбрал два.

— Примерь, Ви — распорядился он.

Вивьен подчинилась. Одно из колец очень элегантно смотрелось на ее пальце. Овальная бирюза, осыпанная по краю алмазной крошкой, выглядела нарядно и на удивление роскошно.

— Тебе идет, — заметил Саймон. — Но такие красивые пальцы сами украсят любое кольцо.

У Вивьен отлегло от сердца. Зачем он устроил этот спектакль? Предупредил бы ее, что не может себе позволить подарить ей дорогое кольцо. Она бы поняла. Мало ли какие могут быть денежные затруднения? Может быть, он все свои личные деньги вложил в оборотные средства предприятия? Или конкуренты собрались его разорить и он скупил все акции, чтобы им ничего не досталось?

Вивьен не имела представления ни о размерах состояния Саймона, ни о том, как ведутся дела на предприятиях электротехнической промышленности. Впрочем, и на других тоже.

— Вы правы! — философски заметил мистер Вейс, но в его глазах отчетливо читалось презрение.

— Этой стерве и такое сойдет, — неожиданно буркнул Саймон.

— Что-о? — взвилась Вивьен.

Мистер Вейс и другой продавец замерли.

— Прости, милая. Но продажных девиц другим словом называть и не подобает.

Мистер Вейс судорожно закашлялся.

— О! — вырвалось у другого продавца.

Слезы фонтаном забили из глаз Вивьен.

— Да как ты смеешь! — заорала она.

— Ты тоже согласилась бы со мной, если бы знала, — проговорил Саймон и вдруг воскликнул: — Ты плачешь? Что-нибудь попало в глаз? Соринка?

— Да, какое-то дерьмо, — не спуская глаз с Саймона, твердо отчеканила по буквам Вивьен, но сил у нее не осталось и она спотыкаясь медленно, как сомнамбула, побрела к выходу.

— Подожди меня! — крикнул ей вслед Саймон. — Я быстро! Только расплачусь.

5

Да как он смел? — кричала душа Вивьен. Почему он меня унизил? — ныло сердце. А мозг приказывал: забудь, он тебя не стоит! И в такт этим импульсам Вивьен то мчалась вперед, словно опаздывала на самое решающее событие в своей жизни, то останавливалась и замирала, стоя с поднятой для следующего шага ногой. Противоречивые мысли и чувства переплетались, мешали друг другу и не давали Вивьен принять сколько-нибудь здравое решение. Наконец она собралась с духом и остановила такси.

— Домой! — скомандовала Вивьен.

— Не имею чести знать вас, мисс. Нельзя ли назвать адрес поподробнее? — улыбнулся водитель.

— В Эрлс-корт, — угрюмо буркнула Вивьен.

В Эрлс-корт так в Эрлс-корт, — снисходительно согласился водитель. — Но смею заметить, Эрлс-корт — это не улица, а целый район, мисс. Или вы желаете доехать до станции метро?

— На Кенвей-роуд! — Дома я буду в безопасности, рефреном стучало в мозгу. Там меня Саймон не достанет. Хотя почему? — вдруг удивилась Вивьен. Они часто встречались у нее дома. Саймон вполне может к ней заявиться. У него хватит наглости… — Нет, я передумала! Везите меня в паб!

— В какой, мисс? Пабов в Лондоне видимо-невидимо. Вам и такси брать не стоило!

— Отвезите в любой!

— Хорошо, мисс. Здесь, на соседней улице, есть уютнейший паб. Старинный!

Интерьер паба Вивьен не интересовал. Ее привлекала только невозможность для Саймона найти ее здесь. Но она ошиблась. Не успела Вивьен устроиться за столиком, как зазвонил телефон.

Нет уж, дудки! На эту удочку она не поймается. Пусть звонит хоть вечность, решила Вивьен. Телефон наконец умолк.

А вдруг это Фанни? — мелькнуло в мозгу Вивьен. Вчера мы с ней так и не поговорили. А что, если ей грозит опасность? Странная все-таки просьба была у этого Дика Спенсера. Какая глупость с ее стороны не установить определитель! Сейчас не мучилась бы в догадках, укоряла себя Вивьен. К тому же она забыла записную книжку дома и не могла сама позвонить на ту виллу в Риме.

Следующего звонка телефона Вивьен еле дождалась.

— Алло! Фанни? — закричала Вивьен так громко, что сидящие за соседними столиками посетили бара оглянулись, а бармен замер со стаканом в руке.

— Ви! Где ты? Что случилось? Куда ты исчезла?

Саймон! Вот гадина! Еще притворяется непонятливым! — Вивьен с силой нажала кнопку отбоя. Телефон от такого бесцеремонного с ним обращения быстро преподнес хозяйке все недра своего меню, но они Вивьен не интересовали.

Снова звонок! Вивьен убрала телефон в сумку. С Саймоном она разговаривать не будет.

Телефон надрывался еще долго, потом замолчал. Но безмолвствовал он недолго. Спустя несколько секунд он снова ожил. Вивьен делала вид, что это ее не касается.

— Мисс, — обратился к ней парень, сидящий за соседним столиком. У вас мобильник звонит.

— Это по ошибке звонят, — пробормотала Вивьен.

Но телефон не сдавался. Он умолкал, после чего снова заводил свою требовательную мелодию. Вивьен пришлось сдаться.

— Ви, ты жива? Ви, скажи хоть слово! — снова услышала она голос Саймона.

Подлец! Мерзавец! Гадюка! Подонок! — мысленно проговорила Вивьен и дала отбой.

Я с ним разговаривать не буду! — решила Вивьен. А, с другой стороны, почему? Разве это я поступила подло? Почему же тогда скрываюсь от Саймона? Это виноватые прячутся, а те, на чей стороне правда, идут в бой с открытым забралом. Вот он сейчас опять позвонит, и я ему все выскажу!

Телефон, как назло, молчал. Но потом снова стал наигрывать марш тореадора.

Вивьен схватила трубку.

— Прекрати мне названивать. Мы с тобой никогда больше не увидимся!

— Тогда вы и моих денежек не увидите, — с распевом на слове «денежки» произнесли на другом конце.

Вивьен вздрогнула. Это был Дик Спенсер, продюсер знаменитой то ли блохи, то ли мухи.

— Кого вы мне прислали? — продолжал распекать ее телефон. — Это невыполнение договора!

— Фанни хорошая умная девушка, мистер Спенсер!

Телефон противно захихикал.

— Мне нужна не умница, а красавица!

— Что вы сделали с Фанни? Вы мне обещали ее безопасность! — испугалась Вивьен.

— Успокойтесь, дорогуша! Я же не граф Дракула! Жива и здорова ваша Фанни!

Вивьен немного успокоилась.

— Вы не обговаривали со мной внешность невесты! — решила проявить твердость Вивьен.

— Неужто это было не ясно? Жених ведь не простой!

— И как же должна она выглядеть? — спросила Вивьен просто так, чтобы только потянуть время. Возможно, Спенсер намерен пересмотреть оплату, а внешность Фанни здесь ни при чем? — размышляла она. Назвать некрасивой ее подругу нельзя. Копна рыжих вьющихся от природы волос и тоненькая фигурка придают ей очарование. Правда, личико особой привлекательностью не отличается. Мелкие черты делают ее похожей на лисичку, но глаза — умные и такие беззащитные — очень украшают Фанни.

— Прежде всего фотогеничность, потом рост, потом…

Вивьен уже его не слушала. Другой кандидатуры на роль невесты у нее нет. Не может же она обзванивать всех клиенток брачной конторы «Совет да любовь» и спрашивать, не согласятся ли они побыть невестой на час? Возможно, кое-кто будет и не прочь попробовать себя в роли невесты знаменитой блохи, но где гарантия, что Вивьен не нарвется на неприятность? Могут и судебный иск вкатить.

—…но хотя бы как вы, мисс Джойс, — донеслось до Вивьен.

А что? Это мысль! По крайней мере, она скроется от Саймона. Выяснять с ним отношения Вивьен уже расхотелось.

6

Столовая огромной виллы в вечном городе поражала помпезностью. Мраморные колонны, статуи римских богов и богинь, которые стыдливо прикрывали интимные места руками, богатая терракота напольной плитки, столики с инкрустированными перламутром столешницами, обилие позолоты — все это кричало о громадных деньгах.

Вивьен обвела убранство равнодушным взглядом и сосредоточила внимание на мужчине, попивающем кофе. Кажется, его зовут Говард. Трудно сразу запомнить огромное число людей, живущих в этой вилле, подумала Вивьен. Она нерешительно направилась к нему.

— Привет, Ви! Очухалась, дорогуша, после вчерашнего? Комар любит сразить наповал.

Вивьен слабо улыбнулась.

— Я сразу пошла спать. Дорога хоть и не утомительная, но все равно сказывается.

Мужчина усмехнулся. Его усы шевельнулись, и он стал похож на симпатичного зверька. Как бобер из рекламы зубной пасты, подумала Вивьен. Вчера на тусовке она встретила такое множество странных личностей, что этот человек сейчас вызвал в ней симпатию. По крайней мере, он производит впечатление нормального человека, а не сбежавшего из дурдома, решила она.

— Странный выбор для Комара! Ведь вы, дорогуша, его невеста? Я не ошибаюсь?

— Да, я.

— Кстати, вам, дорогуша, светлые волосы идут больше. Черные выглядели намного хуже…

Вивьен смутилась. Ее белокурые волосы хотя и часто знакомились с краской, но кардинально своего цвета не меняли. А уж брюнеткой она сроду не была! Вивьен почувствовала подвох. Ее с кем-то путают или специально проверяют, подумала она и, меняя тему разговора, дипломатично спросила:

— Вы поете или играете?

— Ха, дорогуша, а ты занятная штучка! Нет, я журналист.

— Сопровождаете группу и пишете о ее концертах?

— Да нет! Я приехал, чтобы поймать фишку. Женитьба Комара — это тебе не хухры-мухры, дорогуша. Только я что-то не пойму. На фотографии ты была ниже ростом и, прости, моложе.

— Это одна из моих ранних фото, — слукавила Вивьен.

Журналист хитро сощурился, и его сходство с бобром усилилось.

— Я только не пойму, как тебе, дорогуша, удалось изменить рост? Конечно, сейчас удлиняют ноги, но период реабилитации… Ой-ой-ой, какой длинный, дорогуша!

— Говард! Ранняя птичка! Жавороночек ты наш! Что, еще какую-нибудь падаль раскопал? — услышала Вивьен и обернулась.

В столовую вошел сам Комар. До вчерашней встречи Вивьен даже не подозревала о существовании этого певца. А уж то, что он способен собирать целые стадионы, вообще не укладывалось у нее в голове.

Несмотря на утро и предстоящий, по-видимому, жаркий день, Комар уже нарядился в черную кожу. Его голову украшала такого же цвета бандана. В ушах болтались серьги, а на руках — множество металлических браслетов. При ходьбе Комар звенел словно колокол. Огромная переливающаяся синим татуировка, изображающая огромного комара, увеличенного в сотни раз против его натуральной величины, сверкала на правой руке. Левая — от плеча до запястья была украшена скромненьким геометрическим рисунком из шашечек. Довершало убранство колечко, вставленное в одну бровь.

Вивьен вздрогнула. Угораздило же ее сюда приехать!

— Привет, киска. Ты кто?

— Это же твоя невеста, дорогуша! Память трухлявой стала? — Усы Говарда насмешливо встопорщились.

— Ба! Киска! Как же я лопухнулся! Ну ладно, не сердись, — хихикнул Комар, открывая белоснежные зубы, число которых, как показалось Вивьен, превосходило нормальное количество, отпущенное людям. — Комар направился к Вивьен и, подойдя вплотную, положил руку ей на грудь.

Вивьен отшатнулась.

— Говард, смотри, она сиськи в чехлы упаковала. Вот жуть-то! Ну ничего, это дело поправимое. Сейчас освободим, — сказал Комар и вознамерился стащить с Вивьен бюстгальтер.

— Оставь девушку в покое!

— Что, Говард, заело? Какую куколку я себе выбрал!

Заступничество Говарда придало Вивьен сил. Не думая о последствиях и забыв наставления продюсера, она взмахнула рукой и отвесила Комару тяжелую оплеуху.

Комар охнул и отступил. Вивьен испугалась. Несмотря на шутовской наряд, рок-певец был высоким мужчиной с литыми мышцами. Если такой захочет ответить, ей несдобровать. Говард с его смешными усами и хитрым взглядом прищуренных глаз ни ростом, ни мощным телосложением не отличался. Может быть, Говард владеет карате? — мелькнула в мозгу Вивьен спасительная мысль.

Помощи не потребовалось. Комар бросил быстрый взгляд на Вивьен, словно метнул в нее копье, и ухмыльнулся.

— Ну-ну! Ладно, киска, не серчай! — миролюбиво сказал он и отошел.

Вивьен перевела дыхание. Обошлось! Такую громаду мышц и металла больше злить не стоит. Но как сдержать себя, если Комар и дальше вот так будет с ней обращаться? Был бы это обычный человек, Вивьен попыталась бы с ним поговорить, объяснить ему, что ей не нравится такое поведение, что оно ее оскорбляет. Да и тому, кто так поступает, оно чести не прибавляет. Но чего ждать от мужчины, назвавшего себя Комаром? Конечно, большинство певцов берет себе псевдоним, но стать насекомым? Какое извращенное мышление! Комар!

Вивьен не любила рока. Ей больше нравилась классика или французский шансон. Но Комар? Брр…

— Что, язык проглотила от страха? То-то, киска, бойся настоящих мужиков. Это такие хлюпики, как Говард, позволяют оседлать их! А я уж сам скакать на тебе буду… — И Комар неприлично задвигал бедрами.

— Присаживайся, дорогуша. — Говард, сделав вид, что не услышал слов Комара, отодвинул для Вивьен стул и осторожно прикоснулся к ее руке. — Капучино? Или эспрессо, дорогуша?

— Эспрессо.

— Милашка! Вчера, кекс, видать, зенки не разлепил, — произнес ввалившийся в комнату тип мужского пола, одетый так же, как и Комар, в кожу и с бритой наголо головой.

Вивьен не успела отреагировать на это откровение, как в комнате появился еще один тип. Высокий худой мужчина с бородкой а-ля французский король Генрих IV был практически голый. Вокруг его бедер наподобие саронга была обмотана цветастая тряпка. Он удивленно уставился на Вивьен.

— Это… Это… Кто еще? Не помню такой!

Вивьен сидела, опустив голову, и не знала, что делать. Сделанный ею глоток кофе комком застрял у нее в горле, словно она грызла сухой тост, а не пила жидкость. Вчера Дик Спенсер предупредил ее, чтобы она ни на что не реагировала. Но как здесь удержаться?

— Вот потеха! Точно, а то как монахи. Мячик молодец! — издал возглас еще один вошедший мужчина с выпирающим животом и почти женской грудью. Он появился в столовой с обнаженным торсом, но в отличие от Генриха IV был одет в рваные джинсы.

— Сильная, кекс, видать, штучка, — подал голос бритоголовый. — Одна, кекс, всех обслужит!

— Цыц, комарики! Нечего глазенапы пялить! Она деваха приличная. Правда, киска? — обратился к Вивьен Комар.

— Га-га! — рассмеялся бритоголовый. — Вот, кекс, отчудил!

— Хи-хи! — неожиданно тонким голосом заблеяли «рваные джинсы». — Ты, Комар, даешь!

— Молчать! — И Комар стукнул кулаком по столу. — Сказал, нечего пялиться, значит, точка! Нечего!

— За каким хреном она тогда здесь тусуется? — поинтересовался Генрих IV.

— Невеста моя! Как тебя кличут, киска, а?

Вопрос потонул в реве голосов. Каждый захотел высказаться на эту тему.

— Комар, совсем с катушек съехал, что ли? Хи-хи! — подали голос «рваные джинсы».

— Невеста из публичного дома! Ха-ха! Вот уморил! — Генрих IV схватился за живот — он давился от смеха.

— Комар, а право первой ночи? Я — ударник, не забыл!

— Ребята, успокойтесь! Совсем бедную дорогушу в краску вогнали, — вступился за Вивьен Говард.

Никто не обратил на него внимания. «Комарики» продолжали веселиться.

— О-хо-хо, кекс, уморили! — орал бритоголовый.

Вдруг дверь распахнулась и в комнату вошла Фанни. Веселье продолжилось с новой силой.

— Еще одна козочка! Чур моя! — выкрикнули «рваные джинсы» и шустро рванули наперерез Фанни.

— Бестолочь! Убери щупальца, — загремел во всю силу легких Комар.

— Ха-ха! Он положил глаз на двоих! Давай, колись, Комар, кого сначала трахать будешь?

Пользуясь тем, что внимание рваных джинсов отвлеклось от нее, Фанни юркнула за колону и притаилась.

В столовую быстро вкатился мистер Спенсер. Гавайская рубашка флагом развевалась на выпирающем животе, но на голове уже не было мафиозной шляпы. Блестящий лысый череп прикрывали несколько черных волосинок, тщательно зачесанных от одного до другого уха.

Боже, целый паноптикум! — подумала Вивьен. Хорошо, что вчера она сразу отправились к Фанни в комнату. Та мышкой сидела там все эти дни. Спенсер приказал ей не высовываться. За это Вивьен была ему благодарна. Одной остановить этих пресловутых «комариков» Фанни не под силу. Сегодня она первый раз вышла из своей комнаты и, несмотря на присутствие подруги, перепугалась. Ей лучше побыстрее отсюда уехать, решила Вивьен.

— Что, веселитесь? — закричал Спенсер. — Боевой задор нам необходим! Или вы «крылышек» хватанули? — Спенсер остановился и с подозрением оглядел собравшуюся компанию. — Это еще что такое? — вроде бы как впервые узрев Вивьен, заорал он еще громче. — Проституток привели? И это в тот момент, когда надо отдать все силы делу? У нас концерт! Вы что, забыли? Я требую сакцентировать внимание…

Вивьен не отреагировала на обидные слова. Не бойся и не удивляйся! — в этом был смысл спича Спенсера, который он произнес при встрече в римском аэропорту Леонардо да Винчи.

— Акцентировать, — тихо пробормотал себе под нос Комар.

Вивьен удивленно вскинула на него глаза. Сейчас в голосе Комара отчетливо звучал акцент выпускника привилегированной школы. Среди знакомых Вивьен было много тех, кто окончил Харроу, в которой в свое время учился сам Уинстон Черчилль.

Вивьен хорошо разбиралась в подобных тонкостях. И словно для того, чтобы еще больше заинтриговать ее, Спенсер взвился в новом крике:

— Ишь ты, аристократ! Я ваших частных школ не кончал, но я — импресарио! И слушать здесь! — Он ткнул жирным пальцем себе в грудь. — Проституток долой!

А как же легенда о подобранном на нью-йоркской улице мальчишке? — подумала Вивьен.

— Дик, дорогуша! — воскликнул Говард. — Ты разве не в курсе матримониальных планов своей звезды? Странно! Но будь спок! На Говарда всегда можно положиться. Сейчас я тебе, дорогуша, объясню. Ты имеешь счастье лицезреть невесту Комара!

— Какая невеста? — Голос Спенсера взлетел к небесам. — У него отбоя нет от поклонниц! Здесь толпы отираются! Зачем ему она?

— Кстати, дорогуша, твоя звезда выбрала себе нормальную девушку, а не какую-нибудь поклонницу кокаиновых крылышек, — продолжил медовым голосом Говард. — Так что, радуйся!

— А ты, гиена, явился сюда, чтобы сделать умопомрачительные репортажи?

Говард с тонкой улыбкой склонил голову. Спенсер снова уставился на Вивьен. Она не удержалась и улыбнулась ему. Тот нахмурился. Улыбка Вивьен погасла.

— Нормальная, говоришь? А мне кажется, она с головой не дружит!

Вивьен мысленно согласилась со Спенсером. Зачем она согласилась на эту авантюру, да еще и Фанни в нее втянула?

— Не обращай внимания. Дик любит показать себя пупом земли. И на ребят не обижайся. Тебя и ту мышку, что сейчас прячется вон за той колонной, — Комар глазами показал на Фанни, — никто не обидит. Ребята неплохие. Только приколоться любят. Да я и сам не прочь. Фредди, вот тот бритоголовый, увлекается буддизмом, а Бобби — классный ударник, — наклонившись к Вивьен, вполголоса заметил Комар.

Тихая правильная речь рок-звезды явилась для Вивьен непосильным испытанием. Она вскочила из-за стола и кинулась к Фанни.

— Пошли скорее отсюда! Иначе я с ума сойду…

Обрадованная, что ей не придется сражаться с «комариками» и их продюсером, Фанни шустро засеменила следом.

7

— Папик! Ты где? — тонким слащавым голоском громко пропищала красивая девица, вставая с постели. Не стесняясь своей наготы, она продефилировала по спальне и вошла в смежный кабинет. — Ты уже не любишь свою Лулу?

Пожилой мужчина, сидящий за письменным столом, поднял голову.

— Люблю, Лулу, люблю. Обожаю каждый твой пальчик!

— Почему же заставляешь ждать?

— Прости, надо было кое-что сделать.

Лулу капризно надула губы — замечательно пухлые, но не от природы, а благодаря увеличившему их объем силиконовому гелю.

— В следующий раз не приду.

— А у твоего зайчика для Лулу что-то есть…

Ноздри тонкого носа голубоглазой красавицы хищно затрепетали.

— Что? — нервно спросила она.

— Что-то очень интересное… Моей красавице это понравится.

— Давай скорей, Джордж! Любишь ты выпендриваться…

Мужчина с хитрой и одновременно торжествующей улыбкой протянул Лулу большой конверт из плотной коричневой бумаги, в которых обычно рассылают бандероли.

Она схватила его быстрым движением. Конверт был перевязан бечевкой. Взгляд Лулу заметался из стороны в сторону в поисках ножниц. Не обнаружив их и не желая оттягивать момент знакомства с содержимым конверта, она крикнула в переговорное устройство:

— Ривалдо, скорее тащи нож!

Словно ниоткуда в кабинете мгновенно материализовался молодой смуглый мексиканец. Увидев голую Лулу, он замер. Но Лулу появление слуги, выполняющего в доме ее любовника обязанности шофера и камердинера, ни капельки не смутило.

— Остолбенел, Ривалдо? Никогда не видел таких прелестей? Пользуйся случаем, смотри. Демонстрирую бесплатно. — Лулу сделала пирует на одной ноге. — А теперь давай нож!

— Дорогая, ты переходишь всякие границы!

— Ничего, мой зайчик. Люблю быть контрабандисткой. — Она чмокнула любовника в седую макушку. — Сейчас посмотрим, что мой зайчик подарил своей кошечке.

Ривалдо, пошел вон! Чего рот открыл! — раздраженно сказал Джордж.

Ривалдо поспешно удалился.

Высунув кончик языка от напряжения, Лулу освободила конверт от связующих его пут и стремительно запустила в него свою проворную ладошку.

— Что это? Глазам своим не верю!.. Книга?! Ты подарил мне книгу?! — Ее голос завибрировал от напряжения.

— Да, моя Лулу! Да, моя прелесть! Тебе нравится?

— Ты спятил? — Вопрос прозвучал грубо и резко. Из голоса Лулу мгновенно испарилась слащавая нежность.

— Да, красавица! Шекспир! Девятнадцатый век!

— Засунь его себе в задницу! Девятнадцатый век! — передразнила она Джорджа.

— Но, Лулу! Но, красавица! Ты говорила, что любишь поэзию. Я так старался тебе угодить.

— Старый болван! Другие дарят своим любовницам бриллианты! А он — какую-то старую обшарпанную книгу! Скряга! — Лулу запустила фолиантом в Джорджа.

Книга пролетела мимо и грохнулась на пол. Джордж вскочил с кресла и кинулся к ней.

— Ты соображаешь? Эта книга бесценный раритет! Она же могла погибнуть! — Он поднял старинный фолиант и прижал, любовно оглаживая, к груди.

— Вот и спи с ним! А я ухожу!

— Лулу, — бросился вдогонку Джордж. — Подожди! Куда ты?

Голубоглазая красавица обернулась и, гневно сверкая глазами, отчеканила:

— Катись к черту!

— Лулу… Скажи, что ты хочешь… Я все тебе куплю! Мне ничего не жалко для моей красавицы…

Лулу остановилась.

— Ничего? — уточнила она.

— Ничего, моя Лулу, — торжественно пообещал Джордж. — Я же хотел тебе радость доставить. Думал, что если кольцо не понравилось, то книга тебя обрадует.

— Тот огрызок проволоки ты называешь кольцом?

Джордж смутился.

— По-моему, очень миленькое колечко! Но я могу купить тебе другое.

— А жениться на мне слабо?

— Лулу, это невозможно!

— Это еще почему? Твоя карга давно преставилась!

— Да как ты смеешь! Как твой противный рот смог произнести такие слова! — Глаза Джорджа налились кровью, шея и лицо тоже покраснели и стали на глазах синеть.

Лулу испугалась.

— Что я такого сказала, зайчик? Ну пусть не карга, я согласна. Но, пойми, ты так меня разозлил, что я себя не помнила от гнева.

Джордж смотрел на любовницу тяжелым взглядом.

— Не смей никогда так говорить о моей жене!

— Ладно, милый, ладно. Но и ты своей Лулу доставь удовольствие. Подари что-нибудь еще… То, что мне нравится…

Лицо Джорджа стало приобретать нормальный оттенок.

— И что тебе нравится? — спросил он вполне миролюбивым тоном.

Лулу мгновенно оценила перемену.

— На пятой авеню, у «Макса», такие чудненькие шубки… Купи своей Лулу. Тогда я не буду разгуливать голышом перед Ривалдо. Я накину на себя норковое манто!

— Ладно, моя красавица. Куплю тебе манто. А теперь поцелуй своего зайчика…

— Нет! Сначала манто!

— Ривалдо, — гаркнул Джордж в переговорное устройство и, когда тот появился, распорядился: — Сгоняй к «Максу». Купи этой прелестнице шубейку из норки.

— Десятый размер! Не забудь, Ривалдо, и побыстрее возвращайся! — Лулу снова приняла кокетливую позу и помахала Ривалдо ладошкой с длинными ярко-красными ногтями. Потом повернулась к Джорджу. — Ладно, милый, так и быть, поцелую тебя. Авансом… — И она громко чмокнула Джорджа в губы.

— Разве это поцелуй?

Лулу приоткрыла зубы и поцеловала Джорджа по-настоящему. Целоваться она умела и относилась к этому делу серьезно.

Некоторое время слышалось только сопение Джорджа. Потом, оторвавшись от сладких для него губ, он пробормотал:

— Удивительно, как этот маленький зверок умеет улаживать любые неприятности.

8

— Зачем я здесь? — тихо спросила Фанни.

Вивьен с удивлением взглянула на подругу. Они сидели около бассейна на шезлонгах. Голубая плитка отражалась в прозрачной воде. Утреннее солнышко приятно грело кожу. Вивьен почувствовала, что возрождается к жизни.

— Тебе здесь плохо, Фанни?

— Нет, — ответила та и через некоторое время вдруг спросила: — Ви, ты будешь покупать себе вечернее платье?

Вивьен расслабилась. Если речь зашла о тряпках, значит, Фанни чувствует себя нормально.

— И те, что я взяла, вполне сойдут! — слукавила Вивьен. На самом деле она собиралась так поспешно, что забыла положить необходимые вещи. Зубную щетку, например. А о вечернем платье она даже и не вспомнила!

Вивьен тогда больше всего боялась, что заявится Саймон, и ей придется разговаривать с ним, так сказать, лицом к лицу. А его физиономию она видеть не могла. Но все обошлось. Саймон либо приходил к ней, когда она сидела в баре, либо явился уже после ее отъезда.

А что, если он совсем не приходил? — вдруг подумала Вивьен и удивилась. Умиротворенности как не бывало.

— Сегодня прием, — продолжила Фанни. Настоящий прием, а не какая-нибудь рокерская тусовка! И ты должна выглядеть соответствующе!

— Глупости! Я уверена, виновники торжества придут в своем обычном одеянии. Зачем мне выпендриваться?

— А я хочу новый, роскошный туалет!

— Фанни, ты что-то от меня скрываешь? — лукаво улыбнулась Вивьен. — Кто он?

Фанни смущенно потупилась.

— Давай рассказывай! Где ты его подцепила? Фанни продолжала молчать.

Неужто один из «комариков»? — ахнула Вивьен.

— А чем они тебе не нравятся? Работают, как дай бог каждому. Ты видела, чтобы они слонялись без дела? Думаешь, легко пробиться в тяжелом роке? Стать такими? Одними из первых?

— Но, Фанни, все-таки эта среда для нас чужая! Не привыкну я к ней. Да и ты со своими стихами плохо в нее вписываешься.

— Однако с Черным Комаром ты беседуешь часто… О чем вы с таким увлечением толкуете? Интересно было бы знать…

— Да ни о чем конкретно. Линк очень образованный. Меня так и подмывает спросить, где он учился.

— Спроси! Почему ты стесняешься задать такой обычный вопрос?

— Да нет, ни капельки не стесняюсь. Но он всегда уходит от ответа. Не могу же я провести допрос с пристрастием: где родился, когда женился…

— Он женат?

— Не смеши меня, Фанни! Откуда я знаю? Но, учти, эти ребята не простые смертные. Они — музыканты. А для них, как и для артистов, брак и развод — это прежде всего рекламный трюк.

— Но ты же согласилась выйти замуж за Линка?

— Об этом между нами речи не было! А ты — согласилась!.. Никогда не думала, что ты такая легковерная дурочка.

— Подожди, это не я, а ты дурочка. Вот, смотри. — Покопавшись в сумке, Фанни достала газету и протянула ее Вивьен. — Видишь фотографию? И прочти, что там написано внизу…

Глаза Вивьен быстро пробежали по газетной полосе. Вверху были напечатаны две фотографии, ее и Линка, далее шел текст: «Самый знаменитый рок-музыкант нашел свою судьбу». Под судьбой явно подразумевалась Вивьен. Чуть ниже был помещен снимок, на котором Вивьен и Линк были изображены вместе.

Фанни с лихорадочным предвкушением ждала посвящения в тайну.

— Что скажешь, Ви? — нетерпеливо спросила она.

— Что скажу? Снимки неплохие, вот что скажу! У Говарда талант. Если, конечно, он сам снимал, — нарочито безразличным тоном откликнулась Вивьен.

— Говарду ты тоже симпатична. Ты можешь выбирать…

— А ты кого предпочла бы? — осторожно уточнила Вивьен. Разговор приобретал неприятное для Вивьен направление. Она не рассказала подруге, зачем прилетела сюда. Ей не хотелось передавать ей слова Спенсера о внешности Фанни. И до сих пор Вивьен удавалась скрывать причину своего появления здесь.

— Линка… — тихо проговорила Фанни.

— Ах вон оно что! Поэтому и платье потребовалось! — излишне жизнерадостным тоном воскликнула Вивьен.

— Да нет, я не это хотела сказать. Если тебе хорошо с ним, я не буду стоять у тебя на пути. Я ничего…

— Успокойся! Я не собираюсь за него замуж…

— Тогда надо подать на Говарда в суд. Он порочит твою репутацию! Пошли, надо действовать!

— Ох, Фанни! Какой суд? Чья репутация? Я тебе все уже в Лондоне объяснила. Ты забыла?

— Тогда роль невесты должна играть я, — с еле уловимой обидой в голосе заметила Фанни.

— Наверное, Говард ошибся, — уклончиво заметила Вивьен.

— А как же Саймон? Вдруг он увидит эти снимки?

— С Саймоном все кончено. Фанни, он такой подлец!

— Не может быть! — ахнула Фанни. — Ты с ним целый год встречалась. Все было хорошо…

Вивьен молчала.

— Вы же с ним практически не расставались. Ну поднадоели немного друг другу. С кем не бывает? — осторожно заметила Фанни.

— С кем не бывает?! — закричала Вивьен. — Ты хочешь сказать, обзывать своих любимых неприличными словами в порядке вещей?

— Саймон не такой, — уверенно заметила Фанни.

— Он… он меня стервой назвал… — И неожиданно для себя Вивьен расплакалась.

— Что-о? — открыла рот Фанни. — Ты ослышалась! — тотчас же вскричала она.

— А ты… ты… его защищаешь! — всхлипывая прошептала Вивьен.

— Не плачь! Лучше расскажи, может полегчает…

— Мы пошли в ювелирный магазин… — вытирая слезы, послушно начала рассказ Вивьен.

— «Адлера»? — недоверчиво воскликнула Фанни, когда Вивьен, заикаясь и подвывая на манер раненой собаки, закончила свой рассказ. — В одну из самых шикарных ювелирных фирм? — еще раз уточнила Фанни.

— Да.

— Саймон так поступить не мог!

— Ты хочешь сходить туда и взять показания у продавцов?! — внезапно окрысилась на подругу Вивьен. — Они подтвердят, как этот негодяй издевался надо мной, а потом… оскорбил… — И Вивьен снова зарыдала.

— Саймон — уважаемый человек, бизнесмен, — с жаром возразила Фанни и смутилась. Она не привыкла отстаивать свое мнение.

Позиция Фанни по отношению к совершенно незнакомому ей человеку — она и видела-то Саймона всего лишь два раза, и то в Египте, — удивила Вивьен.

— Фанни, не смей при мне даже упоминать о нем!

— Хочешь соку? Я сейчас принесу. — Фанни кинулась к холодильнику, который притаился в тени огромного куста олеандра, неподалеку от бассейна. Она достала кувшин с желтым напитком и налила два бокала. — Холодный, — подавая бокал Вивьен, сказала она.

Вивьен залпом выпила апельсиновый сок и почувствовала себя лучше.

— А теперь, — строго произнесла Вивьен, — я хочу услышать от тебя правду. Что это за подозрительная привязанность к Саймону? Ты что, в него еще тогда, в Египте, влюбилась?

— Нет, Ви! Конечно нет, — заторопилась объяснить Фанни. — Здесь совсем другое. Он даже не понравился мне тогда. Но не как человек, а как мужчина, ты понимаешь?

— Нет, Фанни. Именно это я и хочу сделать. Пока я ничего не понимаю.

— Я не знаю, как тебе объяснить. Просто душа моя сразу сказала, что Саймон очень хороший человек. Он просто не может быть плохим. Не мо-жет!

— Ты продолжаешь так думать даже после того, как он поступил со мной? — В голосе Вивьен прозвучала обида.

— Ви, я думаю, здесь какое-то недоразумение. Что-то не то… — Фанни смешалась, с трудом подбирая слова. — Понимаешь… Нет, я не могу тебе объяснить…

— Бон журе, хохлаточки! Сипуете?

— Что? — вздрогнула Вивьен. Речь Генриха IV, тихо подошедшего к ним сзади, как всегда, требовала переводчика.

— Мы не курим марихуану, — продемонстрировала свою осведомленность Фанни.

— Тогда бросим кости? — Генрих IV снисходительно показал руками, что собирается поплавать.

— Я не хочу, — сказала Вивьен.

— Я тоже.

Генрих IV нырнул в бассейн и, сильно взмахивая руками, поплыл.

— Правда, Фредди похож на Комара, словно они родные братья? — заметила Фанни.

— Какой Фредди? — сразу не поняла Вивьен. — А! Ты о бритоголовом! Разве он Фредди?

— Ты еще не запомнила, как их зовут? У них обычные имена, — удивилась Фанни. — Линкольн — Линк, Фредерик — Фредди, Бенджамин — Бен и, наконец, Роберт — Бобби. Да, еще продюсер. Его-то ты помнишь, как звать?

Вивьен кивнула и уточнила:

— Генрих IV, тот, который сейчас бассейне, Бобби?

— Верно, — обрадовалась Фанни. — Ви, знаешь, что я придумала… — продолжала болтовню Фанни. — Я хочу пригласить сюда маму. Она такая одинокая. Она никому не будет в тягость…

— Отличная идея! — оживилась Вивьен. — Давай и мою мать пригласим. По крайней мере, им вдвоем уж точно не будет скучно.

— Ви, а у твоей матери есть любовник?

— Не знаю… Мы с ней не разговариваем на подобные темы. Если есть, то они встречаются тайно. А у твоей?

— Был. Жуткий кретин. Представляешь, двадцать восемь лет, на голове сделана липосакция.

— У него что, было ожирение башки?

— Нет, мозг удалили!

Вивьен расхохоталась. Фанни тоже весело захихикала.

— Ты, наверное, плясала от счастья, когда они расстались? Вот бы у тебя появился такой папочка! — давясь от хохота, заметила Вивьен.

— Как ни странно, Ви, нет! Даже такой болван лучше, чем полное одиночество. Ведь после смерти отца мать так и не нашла себе вторую половину.

— Как он умер, Фанни?

— Не знаю, Ви. Мать никогда не рассказывала, а я не спрашивала, чтобы лишний раз ее не расстраивать. А твоя тоскует по твоему отцу?

— Не знаю. Когда я заикаюсь о нем, в ответ получаю, что второго такого подлеца и идиота на земле нет!

— Моя тоже как-то раз его алкоголиком назвала!

— Я помню, ты говорила, — кивнула Вивьен.

— Ладно, пойду тоже искупаюсь.

И не успела Вивьен ничего сказать, как тоненькая фигурка с развевающимися рыжими волосами прыгнула в воду. Вскоре над поверхностью бассейна появилась улыбающаяся мордашка с россыпью веснушек и поплыла навстречу Бобби. Тот радостно приветствовал Фанни.

Смешная она, подумала Вивьен. И в чем она нашла сходство между Фредди и Линком? Кроме роста — оба они под два метра, — ничего общего между ними нет.

Кто же больше нравится Фанни: Фредди или Линк? Кстати, она и Бобби явно симпатизирует. Вон как ему улыбается во весь рот… Или это отзвук подсознательного желания найти себе отца?

Сама Вивьен относилась к тому, что росла только с матерью, просто. Она никогда не мечтала об отцовских объятиях. Может быть, совсем чуть-чуть, в раннем детстве.

— Так что мы решили? Пробежимся по магазинам?

— Хорошо, Фанни, пойдем.

— Отомчу вас цунами, хохлаточки!

9

Вивьен замерла. Каватина Фигаро неслась из-за закрытой двери зала. Музыка Россини завораживала.

— Браво, Фигаро, браво, брависсимо, форте фортиссимо, форте фортиссимо, форте фортиссимо, феличита… — выводил сильный бархатный баритон.

Неужели оперный певец приехал в гости к нашим «комарикам»? — подумала Вивьен. Какие бы сборы ни делали рок-музыканты, Вивьен считала оперных певцов рангом выше.

Голос певца ширился, рос, взлетал к высоким нотам и замирал в пианиссимо. Вот это искусство! Не чета «комарикам», решила Вивьен и тут же устыдилась. «Комарики» профессионалы и работают талантливо. А если Вивьен не дана способность воспринимать тяжелый рок, то хотя бы она не должна его осуждать. Свои личные пристрастия надо держать при себе, строго одернула она себя.

Каватина закончилась. Некоторое время за дверью стояла тишина. Вивьен хотела удалиться, но после вступительных аккордов голос снова запел:

— Тост, друзья, я ваш принимаю,

Тореадор солдату друг и брат…

Вивьен не нашла в себе сил уйти. Хотя она и не замечала за собой особого пристрастия к музыке, но сейчас ее душа звучала в унисон с этим чудесным голосом.

Если ты потихоньку приоткроешь дверь, то сможешь увидеть знаменитого певца, подначивал Вивьен внутренний любопытный червячок. Соблазн был велик, и Вивьен решилась.

Дверь бесшумно отворилась. В комнате за роялем сидел Линк. Вивьен пошарила глазами в поисках певца, но рядом с ним стоял только мистер Спенсер. Может ли быть, что у продюсера такой голос? В этот момент Линк взял аккорд, и Вивьен поняла, что пел не кто иной, как сам Черный Комар.

— Ой! — непроизвольно вырвалось у Вивьен, и она тотчас же прикрыла рот ладонью. Но ее не услышали.

— Да, Комар, ты действительно талантище! — сказал Спенсер, когда Линк закончил куплеты Тореадора Жоржа Бизе.

Вивьен одобрительно кивнула, выражая согласие, но некоторая снисходительность в голосе Спенсера ее удивила.

— Уверен, что не пропадешь и на оперной сцене, Комар, — продолжал тем временем Спенсер.

— Дик, ты обещал!

— А разве я хоть раз нарушил свое слово?

— Но контракт с «Метрополитен-опера» не получился!

— Сам виноват! Не посоветовался со мной, вот и нарвался! Ну ничего, не тужи. На ошибках, как говорят, учатся.

— Но я все тогда сделал правильно!

— Значит, всплыла старая история! Кто захочет связываться с наркоманом?

— Дик, ты же знаешь, я никогда их не употреблял!

— Да будет тебе, Комар, передо мной выдрючиваться…

Линк вскочил с табурета.

— Как ты смеешь?!

— А сигаретка с марихуаной, выпавшая из кармана? Твоего кармана, заметь!

— Я и сейчас не знаю, как она там оказалась!

Спенсер тяжело вздохнул.

— Ах, Комар, Комар, что же мне с тобой делать? Память терять начинаешь!

— Теперь все будет по-другому! Я уйду из тяжелого рока, чего бы мне это ни стоило. И ты мне в этом не помешаешь, Дик!

— Успокойся, дружище! Я на твоей стороне. Не меня тебе надо бояться, а себя…

— Я знаю, что не прикасаюсь к наркотикам! — Линк сжал руки в кулаки.

— Ну и хорошо! — миролюбивым тоном заметил Спенсер. — Я только спросил: ты хорошо подумал?

— Да! — с жаром откликнулся Линк. — И не стой у меня на пути!

— Комар, дружище, ты ко мне несправедлив! Кто вытащил тебя, забыл?

— Ты заработал на мне кучу денег, Дик!

— Ты тоже внакладе не остался. Если бы не я, ты, может, до сих пор был бы заштатным певцом…

Глаза Линка сузились, и он стал наступать на Спенсера.

— Ладно, ладно, забудь… Я все делал для тебя. Сейчас вот невесту приволок! Имидж твой подправляю…

— Смотри, Дик, я больше не позволю стоять у меня на пути!

Спенсер направился к двери. Вивьен быстро шмыгнула в сторону и притаилась за огромной статуей, которых на вилле было огромное множество.

Вивьен лежала с открытыми глазами в своей комнате и предавалась размышлениям. Странный тип, этот Линк! Подслушанный разговор позволил Вивьен взглянуть на Линка другими глазами. Она и раньше подозревала, что Линк скрывает какую-то тайну. Огромный, всегда с черной банданой на голове, надетой так плотно, что ни один волосок не выбивался из-под нее, он будоражил воображение Вивьен. Она удивлялась, как Линк умудрялся повязывать бандану так, словно он замужняя египетская женщина, скрывающая, согласно религии, волосы под платком, и нечаянно вырвавшийся наружу хотя бы один волосок навеки покроет несчастную позором.

А его речь? «Кексы», «детки» «буркалы», «зенки», «шары» и даже «глазенапы» причудливо сочетаются у него с иногда прорывающимся оксфордским произношением. Как такое может уживаться вместе, Вивьен не понимала.

Иногда она не выдерживала и поправляла речь Черного Комара. Тот послушно ей подчинялся, но тут же делал какую-нибудь ошибку, в основном перевирая слова, как будто он и впрямь был уличный отщепенец, этакая Элиза Дулитл в мужском обличье. Сегодня, когда Линк особенно часто сыпал «кексами», Вивьен не выдержала и прямо спросила у него:

— Линк, кому вы стремитесь подражать — Бену или Фредди? Вам следовало бы определиться! Иначе у вас пудинг получается.

Линк вскинул на Вивьен глаза. Как ни быстр был его взгляд, в котором молнией мелькнула насмешка, она ее заметила. И это еще больше убедило Вивьен, что Линк — ох какое непростое насекомое…

— Я стараюсь следить за речью, — смиренно заметил он. — Но мне не всегда это удается. Я же не в поместье вырос, а на улицах Нью-Йорка. Там не только рассыпают «кексы», но нечто более хлесткое часто вылетает изо рта…

Вивьен почему-то в тот момент подумала, что Линк вырос именно в поместье, а образ бедного чистильщика обуви, превратившегося в миллионера, вернее в звезду тяжелого рока, только легенда, сказка для глупцов. И Вивьен решила докопаться до истины.

— В каком году вы окончили Оксфорд? Быстро отвечайте!

К великому разочарованию Вивьен, лицо Линка даже не дрогнуло.

— Я не учился в разных там училищах и консерваториях. Я и ноты-то выучил только тогда, когда стал петь на сцене.

Может, я ошибаюсь и никакого позерства со стороны Линка нет? А оксфордское произношение легко могло быть им перенято. У него же абсолютный слух, пронеслось в мозгу Вивьен.

И, словно для того, чтобы еще больше ее запутать, Линк, уже стоя в дверях, неожиданно добавил:

— Начитались психологических руководств? Нехорошо экспериментировать на бедных певцах.

Вивьен перевернулась на другой бок. Размышлять о Линке становится у нее привычкой. А недавнее открытие совсем сбило Вивьен с толку. Обладать необыкновенной силы и красоты голосом и транжирить себя на стадионах? Но только ли загадками, которые разбрасывает на каждом шагу, Линк ее притягивает? Не скрывается ли за ее любопытством нечто иное… Любовь, например?

Глупости, одернула себя Вивьен. Ни капельки я не влюблена. А почему тогда ты ищешь с ним встречи? — лукаво спросил внутренний червячок. И замираешь в предвкушении, когда видишь его, а? Отчего тебе так хочется быть с ним рядом, разговаривать, слушать его голос?

Ха! — хмыкнула в ответ Вивьен. Насчет голоса ты немного переборщил. Его-то все хотят услышать. Полные сборы на концертах говорят сами за себя.

Не юли, строго одернул червячок. Ты прекрасно понимаешь, о чем я толкую. Не о песнях и ариях ты мечтаешь, а о совсем других словах. «Я тебя люблю», — вот что ты желаешь услышать!

— Нет! — крикнула вслух Вивьен. — Нет! Это неправда!

Вивьен прислушалась. Червячок молчал. Она лукавила с собой. Не эти слова ей были важны. Ее тянуло к Линку совсем другое чувство — тяжелое, земное, непривычное для нее. Ей хотелось отдаться Линку. Она желала его как мужчину! Даже не она, а ее женская суть мечтала о сплетенных руках, о вдавливающем ее в себя твердом мужском теле…

Вивьен охватило возбуждение. Она спустила ноги с кровати, словно сейчас же, не медля ни секунды, собралась кинуться в спальню Линка, но внутренний червячок опять поднял голову и прошипел: не смей этого делать!

Инстинкт подсказывал Вивьен, что надо прислушаться к внутреннему голосу. Импульсивные порывы ни к чему хорошему не приводят.

Вивьен прижала руку к сердцу. Оно торопливо билось, и она постаралась его успокоить. Она начала глубоко дышать, и опасное возбуждение потихоньку улеглось.

— Ви! — раздался отчаянный крик, и в комнату Вивьен ворвалась Фанни.

Вивьен испуганно вскочила и кинулась к Фанни. За горькими воспоминаниями о Саймоне, которые нет-нет да и посещали ее, за мечтами о Линке Вивьен совсем забыла об опасности, которая подстерегает здесь Фанни. Она слишком уверилась в порядочности окружающих их «комариков». Они стали казаться ей, как и Фанни, хорошими парнями, любящими немного покуражиться. По ее мнению, они скорей стремились выглядеть крутыми парнями, чем являлись ими на самом деле. Но Фанни с ее поисками благородного рыцаря легко могла стать желанной добычей одного из них.

— Изнасиловали? — испуганно спросила Вивьен.

— Можно сказать и так!

— Ой, Фанни… — запричитала Вивьен и медленно опустилась на кровать. Надо было настоять на отъезде Фанни домой! — корила она себя. Не желала причинить подруге боль, признавшись, что Фанни как невесту отвергли, а в результате… В результате получила то, о чем подумала, когда переступила порог этой виллы.

— Кто? — выдохнула Вивьен.

— Аполлон, кто же еще! — весело рассмеялась Фанни.

Глаза Вивьен приняли страдальческое выражение. Подруга не вынесла потрясения и тронулась умом.

— Вот, слушай! — продолжила Фанни.

— О, Офелия, усопшая в пруду,

Твой нимб на небесах светится

И Гамлета к себе зовет во мглу,

Где тени роятся в аду как птицы.

И в сумрачные края душа стремится…

— Фанни! — закричала Вивьен.

Но Фанни продолжала завывать:

— Зовущие ввысь летят во мраке,

Вперед во тьму веков вперив глаз,

Я песнь пою, о, Офелия, твою…

— Вот видишь, какой получился ужас! Настоящий кекс, как говорит Фредди. А ты еще спрашиваешь, кекс, кто меня, кекс, изнасиловал. Аполлон, кекс! — возбужденно проговорила Фанни.

— А кекс-то тебе зачем? — не зная, обнять ли подругу или собственноручно ее придушить, спросила Вивьен.

— Если Аполлон будет так себя со мной вести, я, кекс, и буду так всегда говорить, кекс! — Фанни рассмеялась и обняла Вивьен. — Мне так хотелось излить душу. Тяжесть томила меня. Я знаю это чувство. Тогда всегда что-нибудь неплохое получается. А сейчас — ужас!

— Ладно, не расстраивайся. Если хочешь знать, я тебя и в самом деле за Офелию приняла. Думала, ты, как она, в другом мире уже существуешь.

— Умерла? — ахнула Фанни.

— Нет, умом тронулась. Но разве можно так пугать людей? Ворвалась как привидение и когда? Во втором часу ночи! Стыдно, Фанни!

— Ворона съела червяка. Извини, что песнь моя коротка, — прочирикала Фанни детскую считалочку и чмокнула Вивьен в щеку. — Спи, соня!

10

Стадион был полон. Отовсюду неслись крики:

— Комар!.. Комар!.. Комар!..

Вивьен уже была на концертах «комариков», но еще никогда не видела такого ажиотажа. Толпа в полном смысле этого слова впала в истерическое состояние. Вивьен на мгновение стало страшно.

Вдруг стадион погрузился в кромешную тьму. Вдалеке раздался тревожный звук барабана, который все приближался и приближался. Наконец его мощь достигла наивысшей силы и сцену ослепил луч прожектора. Он выхватил ударника и погас. Потом вспыхнули все софиты и устроили настоящую дьявольскую феерию. Свет плясал, мигал, менял цвет. Сцена становилась красной, потом зеленой, синей и снова превращалась в красную. Лучи света пересекались, образовывая звезды, потом разбегались, опять сходились, и все это делалось, чтобы выделить одного человека — Черного Комара.

Линк выглядел потрясающе. Высокий, с огромными горящими черными глазами и хищным носом, затянутый в черную кожу, он казался пришельцем с далекой планеты. Вот рука Линка тронула струны гитары и он запел.

Теперь, когда Вивьен знала тайну певца, его пение и манера держаться на сцене особенно ей импонировали. Ей самой захотелось вскочить и прыгать так, как сейчас это делали тысячи юных и не очень юных слушателей.

Да, Спенсер откопал бриллиант. Линк не только великий певец, он еще и красив, страшно красив, думала Вивьен.

Пульсирующий ритм все нарастал. Уже весь зал скандировал вместе с певцом. А голос Линка легко парил над Вечным городом. Он несся ввысь, разливался океаном и стихал, чтобы в следующее мгновение забрать с собой всю толпу и унести ее на своих мощных крыльях.

— Я иду к тебе, Кларенс! — пел Линк, и все ему подпевали: — Я иду!.. Я иду!..

Рубленый ритм все ускорялся и ускорялся. Вивьен, околдованная голосом Линка, вскочила и тоже запела:

— Я иду к тебе, Кларенс!

— А что я вам говорил? — обратился к ней Спенсер. — Захватывает так, что на месте усидеть невозможно!

Вивьен только кивнула в ответ. Она продолжала прыгать в такт песни Линка. Его голос взлетел в последний раз и смолк.

Стадион взревел, и вместе со всеми кричала и Вивьен. Она впервые так открыто выражала свои чувства.

— Улыбайся лукаво, королева моя! — снова запел Линк.

На мгновение стадион притих, чтобы в следующую секунду свистом, топотом и взмахами поднятых рук выразить свое одобрение.

Вивьен не отрываясь смотрела на Линка. Вот это настоящий человек! А она, словно последняя дура, распускала сопли, плача о Саймоне, об этом жалком ничтожестве. Кто такой Саймон? Скучный пошлый тип! Пусть он рос без матери, зато отец сдувал с него пылинки! Саймону все давалось легко. Рос этаким принцем, наследником электротехнической империи. И вовсе она его не любила. Она только придумала любовь к нему.

Тогда почему ты ждала его с таким нетерпением? — задал вопрос внутренний червячок, опять проснувшийся в ней. Переживала, когда он не звонил целый день, и радовалась, словно птаха весеннему солнышку, когда он появлялся у тебя дома?

Просто я приняла за любовь жажду любви, парировала Вивьен и прислушалась, возразит ли внутренний червячок. Но он молчал. Значит, я права.

Линк сам всего добился! Нищий мальчишка с нью-йоркской улицы! Конечно, ему повезло, что он встретил Дика Спенсера. Но такой талант все равно пробился бы. Вот кого она смогла бы полюбить!

Полюбить? Она лукавит сама с собой. Вивьен его уже любит. Она все сделает для него. Отдаст ему все силы. Поможет ему добиться желаемого. Линк хочет быть оперным певцом? С ее поддержкой он станет самым лучшим!

Вивьен словно воочию увидела газетные заголовки. «Выдающийся певец современности начал гастроли в знаменитом Королевском оперном театре Лондона». «На сцене «Метрополитен-опера» только один раз великий певец исполнит партию Фигаро в опере Россини «Севильский цирюльник».

Если бы Линк обратил на меня внимание… Она вспомнила взгляд Линка, который однажды перехватила. В нем ей почудилась нежность и еще что-то, не поддающееся описанию… Может быть, я ему нравлюсь? Вот это было бы чудо! Вивьен представила себя в его объятиях. Его губы приближаются к ее губам. Он целует ее и…

Сердце Вивьен пропустило сразу два удара. Кровь прилила к вискам, лицо покраснело. О чем я думаю?! — пристыдила она себя и оглянулась на подругу.

Фанни тоже раскраснелась, глаза ее сверкали, а губы отчетливо шептали за Линком слова песни. Вивьен стало стыдно. Фанни тоже влюбилась в Линка. Значит, Вивьен отбивает любимого у подруги? Нет, так низко она опуститься не может. Но ее сердце кричит о любви, ее тело раскрывается ей навстречу. Каждая клеточка мечтает слиться с Линком, только с ним одним. Почему к ней пришло это чувство — чувство, которое разведет ее с подругой в разные стороны? Они станут соперницами! Как же поступить?

Вивьен не могла собрать мысли воедино. Ее мозг и тело впитывали в себя голос Линка.

— Я иду вам навстречу, — отбивая такт ногой, пел Линк.

Весь стадион шел вместе с ним. Да что там шел, он дышал одними легкими со своим кумиром. И Вивьен присоединилась к ним. Как хорошо, что она не отказала Спенсеру в помощи, а ведь была близка к этому! Теперь она тоже внесет свой маленький вклад в исполнение мечты Линка.

Вдруг наступила тишина. Она была такая плотная, что стало больно ушам. Вивьен ничего не могла понять. Куда исчезла толпа? Что творится на стадионе? Где гром музыки и вспышки прожекторов? И что поет Линк?

— Люди гибнут за металл… — услышала она.

Линк исполняет арию Мефистофеля, предназначенную для баса? Сомнений нет, это именно она. Он решился петь оперную партию здесь, на стадионе, где, можно сказать, проходит форум почитателей рок-музыки? Какой смелый поступок!

Раздались отдельные хлопки, а потом толпа опять заревела от восторга. У Вивьен отлегло от сердца. Приняли! Приняли! Мефистофель сошел за тяжелый рок.

Вивьен оглянулась, чтобы посмотреть на Дика Спенсера. Интересно, это ему пришло в голову организовать такую экстравагантную декларацию ухода Черного Комара с высот рок-музыки? Но продюсера нигде не было видно. Надо не забыть сказать ему, какой он замечательный человек, решила Вивьен и снова упала в музыку.

— Почему опоздала? — сердито спросил Дик Спенсер у красивой черноволосой девушки с голубыми глазами. Ему только что сказали о появлении этой особы, и он был вынужден уйти с концерта. — Ты когда должна была приехать? — набросился он на нее.

— Не гони волну, Мячик! Я все сделала как надо.

Дик Спенсер, видимо, не рассчитывал на такую реакцию.

— Да как ты смеешь, дрянь! Я тебя по судам затаскаю! Сотру в порошок, подстилка! — Голос его противно взвизгнул.

— Но, Дик, ты сам прислал мне билет. Посмотри… — Девушка капризно надула пухлые, накрашенные ярко-красной помадой губы и достала из элегантной сумочки крокодиловой кожи подтверждение своим словам.

Спенсер выхватил билет у нее из рук и ловким движением достал из кармана твидового пиджака зажигалку. Еще мгновение — и тонкая вощеная бумага загорелась.

— Что делаешь, паршивец! Дай сюда билет!

Спенсер засмеялся тонким козлиным смехом.

— Поняла теперь? Если говорю дерьмо, значит, дерьмо! Вернешь задаток! А попробуешь сопротивляться, денежки… — Спенсер произнес это слово, как обычно нараспев, и, сделав паузу, продолжил: — Они все равно от тебя уплывут. — Он повернулся, чтобы уйти.

— Дик, постой! Прости, я плохо поняла тебя…

— У меня нет времени слушать твой лепет, дурища! — Спенсер сделал шаг, словно актер, который умудряется показать зрителю, что он прошагал целый километр на десятиметровой сцене.

— Дик, умоляю! Дик, может, я на что-нибудь сгожусь?!

— Я сказал, нет для тебя работы. Возвращайся в Нью-Йорк!

— Но у меня ни денег, ни билета…

— У тебя есть богатый любовник. Я слышал, какой-то бизнесмен…

— Я ушла от него!

Спенсер хмыкнул.

— Ну и дура!

У девушки из глаз потекли слезы. Они крупными жемчужинами скатывались по щекам, но не оставляли следов и не размазывали макияж.

Дик Спенсер зорко наблюдал за ней. Рот его кривился в усмешке.

— Ладно, — наконец смилостивился он. Ты можешь отработать свои денежки, — снова пропел это слово Спенсер. — Слушай…

— Нет, это платье мне не идет! Жаль, не купила зеленое…

— Фанни, успокойся! Зеленое к рыжим волосам — тривиально. Вот шоколад — другое дело. Это изысканно. Правда, мама? — обратилась Вивьен к высокой моложавой даме.

— Да, Фанни, Ви права. Это чудесное платье. — Ты выглядишь в нем просто сногсшибательно.

Фанни расплылась в довольной улыбке.

— Спасибо, миссис Джойс. Вам нравится здесь?

— Довольно занятно. Эти рок-музыканты такие странные. Все в коже, браслетах, но недурные. Ви мне говорила, что вы тоже приглашали свою маму?

— Да, миссис Джойс, но, к сожалению, она уехала в Шотландию на несколько дней. У нас там небольшой домик.

— Жаль, вместе мы бы здесь тряхнули стариной. Кстати, Ви, а кто из них Черный Комар?

— Я его не вижу, мама. А ты, Фанни?

— Я тоже. Вон Фредди, Бен. Бобби тоже не видно… Нет, он вон там, в углу, разговаривает с какой-то потрясной девицей. Видите?

Вивьен и Эмили — так звали миссис Джойс — посмотрели в ту сторону, куда указала Фанни. Рядом с Бобби стояла черноволосая девушка в темно-синем платье, которое обтягивало ее стройную фигуру словно вторая кожа. А кожа девушки была столь ослепительно белой, что казалось, будто она отражает свет и таинственно мерцает.

— Да, шикарная красотка. Где ее только Бобби подцепил?.. Ты согласна, мама?

Эмили неопределенно пожала плечами.

— Милые мои, я уже давно научилась не доверять своим глазам. Вот если бы я с ней встретилась в косметическом салоне, тогда бы я вам сказала что почем!

— Смотрите — Линк! — закричала Фанни.

Сердце Вивьен радостно забилось. Линк в отличие от других членов группы явился на прием, который устраивал мэр Рима в честь американской рок-группы, в черном смокинге. Вивьен еще ни разу не видела его одетым таким образом. Глаза ее расширились, и она тихонечко вздохнула. Линк был прекрасен. Смокинг делал его похожим на собравшуюся получить «Оскара» кинозвезду. Он держался в нем совершенно естественно, словно это была самая обычная, привычная для него одежда. Единственное, что сохранилось от каждодневного облика главного Комара, была черная бандана на голове.

Он заявляет всем, что уходит из рок-музыки, решила Вивьен. Интересно, а какого цвета у него волосы? Или он бритый наголо? — подумала Вивьен и улыбнулась. Какие смешные мысли лезут ей в голову! Но желание стянуть с Линка бандану и запустить пальцы в его волосы было настолько сильным, что Вивьен застонала.

— Линк! — крикнула Фанни и устремилась к нему.

Вивьен хотела последовать примеру подруги, но ноги у нее вдруг отяжелели и словно приросли к мраморному полу. Она только растерянно следила глазами за Фанни и Линком. Вот подруга подбежала к нему, тронула его за рукав, что-то ему сказала, после чего они пошли… Вивьен смотрела и не верила.

Линк и Фанни вместе! Линк с нежной улыбкой наклонился к рыжим волосам… Как же так? Что же теперь делать? Он предпочел Фанни? Ее маленькую изящную подругу?

Линк взял Фанни за руку. Сердце Вивьен упало. Целует ей пальцы. Сердце кометой выскочило из груди. Вивьен даже удивилась, обнаружив себя по-прежнему стоящей рядом с матерью. Она-то думала, что ее бездыханный труп уже валяется на полу.

Вивьен хотела отвернуться, но не смогла. Ее взгляд, словно приклеенный, неотрывно наблюдал за удаляющейся парочкой. Вот они мелькнули за колонной и исчезли. Вивьен даже вытянула шею, но Линка и Фанни нигде не было. Захотели побыть наедине? Может, Линк собрался признаться Фанни в любви?

— За счастье надо бороться! Слышала об этом? — сказала Эмили.

— Ах, мама, о чем ты?

— Миссис Джойс, вас можно принять за сестру Вивьен. Вы прекрасно выглядите, — сказал Спенсер, возникая рядом с ними.

— Вы, наверное, пожинаете сейчас лавры? — жеманно спросила та.

— Вы проницательная особа, миссис Джойс. Не скрою, успех Линка — мой триумф. Я люблю его, как сына. И, как отец, обязан быть строгим. Вы же знаете, талантливые люди непредсказуемы и часто слабы. Разрешите угостить вас шампанским, миссис Джойс. — Спенсер предложил матери Вивьен руку.

Вивьен осталась одна. Ее окружала толпа народу, но Вивьен ощущала себя так, будто находится на необитаемом острове.

— Скучаешь? — услышала она голос сзади и оглянулась. Перед ней стоял бритоголовый с двумя фужерами в руках.

— Фредди?

— Хочешь шампанского? — спросил Фредди и протянул один фужер Вивьен.

Шампанское мгновенно ударило в голову, и Вивьен опьянела.

— Еще? — спросил Фредди и протянул другой бокал.

Вивьен выпила и его и вдруг увидела Линка. Он направлялся к ней. У меня галлюцинации, подумала Вивьен, но ноги, к которым мгновенно вернулась легкость, сами понесли ее к Линку.

— Ви, ты куда? — вслед ей крикнул Фредди.

Вивьен не ответила. Выпитое шампанское продолжало рисовать перед ней радужную картину. Не только она, но и Линк, радостно улыбаясь, двигался ей навстречу.

— Линк…

— Ви…

— Сегодня твой праздник…

— И твой тоже…

Почему? — мелькнуло в голове Вивьен, но она отбросила эту мысль. Сейчас это неважно. В ее воспаленном воображении Линк смотрел на нее влюбленными глазами, и Вивьен не хотелось разрушать сладостные галлюцинации, навеянные шампанским. Надо еще выпить этого волшебного напитка. Тогда Линк останется со мной навечно, подумала она.

— Линк! — радостным басом выкрикнул Бен. — Линк, какой успех! Молодчага ты!

Появление «рваных джинсов» в ее воображении озадачило Вивьен. Она даже покрутила головой, словно собиралась сбросить с себя видение Бена.

— Ты, Бен, тоже не подкачал! Это и твой праздник!

— Ви, шампанского? Выпьешь с нами?

Он еще спрашивает! Да она выпьет с Линком чего угодно, даже яду!

Официант мгновенно материализовался рядом. Участие стольких лиц в галлюцинации наконец убедило Вивьен, что все происходит наяву. Она рядом с Линком, и они пьют шампанское за его успех.

— Линк, я все знаю… — шепчет Вивьен.

Глаза Линка продолжают улыбаться ей.

— Лады, сматываю, — объявляет Бен и растворяется в толпе.

— Что ты знаешь?

— Все-все! Знаю твою тайну про Милан.

— Ви, тебе кто-нибудь говорил, что у тебя необыкновенные глаза. Зеленые-зеленые… как трава на газоне моего дедушки.

У твоего дедушки газон? — собиралась спросить у Линка Вивьен, но мысль тут же уползла в сторону, а губы произнесли:

— Пойдем куда-нибудь…

Линк одобрительно кивнул. Вивьен опять ощутила себя на необитаемом острове, но сейчас ее душа жаждала остаться там на всю оставшуюся жизнь. Быть вдвоем с любимым человеком… О чем еще можно мечтать?!

— Линк, отлично! Просто отлично! — сказал Линку какой-то толстый джентльмен.

Сердце Вивьен замерло. Вдруг он уведет от нее Линка? Но Линк не останавливаясь что-то пробормотал, и они, лавируя в толпе, продолжали движение.

— Ты знаешь эту виллу? — спросила Вивьен.

— Не очень, но уже был здесь, на прошлых гастролях…

— Мы можем побыть одни?

— Попытаемся…

— Линк, ты молодец! Думаю, на следующих гастролях тебе будет аплодировать не только молодежь, но и мы, старики, явимся в «Ла Скала», чтобы послушать тебя, мой мальчик.

— Спасибо, господин мэр. Я тоже надеюсь, что все будет именно так.

Вивьен тихо стояла за спиной Линка. Ей больше всего хотелось остаться с Линком наедине. Всех людей, подходящих к ее любимому, она воспринимала как досадную помеху. Но мэр Рима требовал почтения. Это она понимала, поэтому рассеянно следила за разговором. Неожиданно ей показалось, что вдалеке мелькнула Фанни. Она шла чуть ли не в обнимку с той черноволосой девицей, внешность которой они втроем обсуждали в начале банкета.

Когда Фанни успела с ней подружиться? — мелькнуло в голове Вивьен. Она хотела сосредоточиться на этой мысли, но в это время мэр обратился к ней:

— Вы очень красивая девушка, синьорина. Линку повезло, что он связывает свою судьбу с вами.

Вивьен не нашлась с ответом. Только улыбнулась и зачем-то кивнула, словно соглашаясь: да, она отличная девушка.

— Смотри, там дверь… Пойдем? — сказала она Линку, когда мэр отошел от них.

— Ви, тебе говорили, что у тебя очень красивое имя? — прошептал Линк.

Голова у Вивьен закружилась. Линк наклонился совсем близко к ее лицу. Остатками сознания Вивьен поняла, что в этой комнате они наконец одни, и дала себе волю.

Она сорвала бандану с головы Линка и охнула от изумления. Он оказался блондином!

— Почему ты скрывал цвет своих волос? — промурлыкала Вивьен, запуская руки в его волосы.

— Выпадали из образа. А красить не хотелось. Я даже тату делал не настоящее, переводил с картинок…

— Ой, Линк… — Тяжелое первобытное чувство охватывало Вивьен. Она превращалась в первую женщину на земле, желающую своего Адама. Ее жадный взор впился в Линка.

Он наклонился и поцеловал Вивьен.

Губы Линка были жесткими и требовательными. Вивьен с остервенением в них впилась. Ее язык ворвался в рот Линка. Она и предполагать не могла, что станет такой бесстыдной. Желание сжигало Вивьен с такой силой, что она едва сдерживала крик. Алчная потребность обладания испепеляла ее. Вивьен чувствовала, что еще секунда промедления — и она вспыхнет, как смоченная бензином тряпка, к которой имели неосторожность поднести спичку.

Реальный мир отступал. Вивьен теряла рассудок, забывая обо всем на свете. Ей было все равно, где она находится и увидят ли кто-нибудь их здесь, в этом подвале чужой виллы. Ее не смущало, что заниматься любовью придется прямо на каменном полу. Сердце ее разрывалось от страсти. Каменный пол плыл под ногами. Она не выдержала и закричала:

— Быстрее! Наполни меня! Иначе я умру…

Вивьен в оцепенении смотрела, как Линк спускает бретельки ее платья, как ее грудь вырывается наружу, словно сама желает упасть в руки Линка тяжелым созревшим плодом. Вот его пальцы коснулись соска. Он напрягся и маленькой пикой уперся ему в руку.

Линк засмеялся и удовлетворенно хмыкнул.

— Ты уже готова? — удивленно пробормотал он и накрыл сосок губами.

Изо рта Вивьен вырвался стон. Она не могла больше терпеть, тяжелое желание разрывало ее на части. Больше всего на свете ей хотелось сгореть в охватившем ее огне. Кожа ее пылала. И только Линк мог охладить этот пыл. Его поцелуи становились все более неистовыми.

— Ви! — прошептал он.

И вдруг произошло невероятное. Пол встал на свое место. Голова перестала кружиться. Вивьен вдруг увидела себя со стороны. Охваченная похотью женщина извивается в руках мужчины. Обнаженной груди стало холодно. В сердце Вивьен медленно умирала мечта забыться в горячечном бреду. В царство грез Вивьен так и не смогла вступить.

Поцелуи Линка тревожили ее, как укусы пчел, но больше не вливали в нее огня. Хотелось одного — чтобы Линк оставил ее в покое. Грудь противно ныла, и Вивьен, инстинктивно желая прекратить неприятные ощущения, отодвинулась.

— Ви! — выкрикнул ее имя Линк, еще не отошедший от возбуждения.

— Остановись! — безжизненным голосом пробормотала Вивьен.

— Ты не хочешь? — удивился Линк. В его голосе отчетливо прозвучала досада. Ни нежной мольбы, ни любовного томления она в нем не услышала. — Жаль! Вроде бы у нас все прекрасно начиналось…

И вдруг до Вивьен отчетливо донесся стон.

— Линк, кто-то стонет! — с тревогой в голосе сказала она.

— Тебе показалось! Местный антураж очень подходит для привидений. Представляешь, цепи, человек в железной маске… — Линк притянул к себе Вивьен.

В этот момент снова раздался стон.

— Линк, слышишь?..

— Глупости, Ви. Но, если хочешь, пойдем посмотрим, — довольно равнодушно сказал Линк и выпустил Вивьен из объятий. — Ты не передумала? — спросил он, глядя, как она поправляет платье на груди, и неожиданно слегка ущипнул сосок. — Он еще реагирует, — смеясь заметил Линк. — Ты упускаешь прекрасные мгновения…

— Получше узнать тебя? — съязвила Вивьен и вздохнула. — Нет, Линк, я не могу…

— Ладно, пошли искать твое приведение. Правда, оно уже не стонет. Видимо, нас испугалось.

— Линк, я боюсь.

— Ви, я же с тобой. Уверен, кто-то просто перебрал. Вина здесь вдоволь, — сказал Линк и осторожно двинулся вперед, заглядывая под стеллажи с бутылками.

— Ви, смотри, Фанни! — воскликнул он минуту спустя.

Со сдавленным криком Вивьен приблизилась. Ее взору предстало неподвижное тело подруги. Оно лежало под стеллажом, на котором громоздились бутылки с вином. Глаза Фанни были закрыты, из вен на руках фонтанчиками била кровь. Она растеклась и уже образовала под телом Фанни весьма приличную лужицу.

Вивьен прикусила губу, пытаясь подавить рыдания. Но уже в следующее мгновение, оттолкнув Линка, она бросилась к подруге.

— Фанни! — закричала Вивьен. — Ее убили? — Она горько заплакала.

Линк наклонился над Фанни и припал ухом к впадине над ключицей.

— Нет, Ви, она жива. Я почувствовал пульс. Но, если мы сейчас не остановим кровь, то… — Линк запнулся, — она скончается.

Не раздумывая ни секунды, Вивьен рванула на себе платье. Материал затрещал. Удвоив усилия, она оторвала от платья подол и разодрала его полосы. Линк туго стянул ими запястья Фанни и, смастерив жгут, наложил его выше локтя. Кровь остановилась.

— Вызывай врача, Ви! — скомандовал Линк и поднял Фанни на руки.

— Мм… состояние тяжелое, — объявил вышедший в холл больницы врач.

В приемной больницы собралось много народу. Появление Линка с окровавленной Фанни на руках вызвало переполох среди гостей. Большинство из них, чтобы узнать все подробности происшествия, отправились в больницу, куда была доставлена Фанни. Сейчас на их лицах отражались самые разные эмоции. Кое-кто взирал на врача с праздным любопытством — будет что рассказать друзьям и знакомым; кое-кто с ужасом — совсем распустились хулиганы, даже на вилле мэра не побоялись ранить девушку. А некоторые — такие, как Говард, отнеслись к происшествию с чисто профессиональным интересом: запахло жареным и можно поживиться. Лишь Линк, «комарики», Вивьен и ее мать с тревогой ожидали врачебного приговора.

— Мм… девушка в наркотическом опьянении, — продолжил свое сообщение врач.

Толпа заволновалась.

— Понятно, чего еще ждать от таких типов, — заметила какая-то женщина в пестром платье.

— Говорил мэру, глупая затея приглашать подобный сброд. Так нет, популярности среди молодежи захотелось! — в сердцах бросил щеголеватый джентльмен в смокинге.

— А девушка-то иностранка!

— Говорят, невеста этого, как его, Комара! — заметила женщина в черном декольтированном платье.

— Да нет, невеста другая, — заметил кто-то.

Женщина в декольтированном платье хотела возразить, но врач в это время произнес:

— Мм… пациентке нужна кровь. Больница не располагает нужным запасом. Здесь есть ее родственники?

— Я! — Расталкивая толпу, Вивьен вырвалась вперед.

— Мм… очень хорошо! Мм… пойдемте со мной.

Вивьен послушно отправилась за врачом. Когда они вошли в его кабинет, доктор спросил:

— Мм… вы ее сестра?

— Нет, господин доктор, подруга, но для меня Фанни, как сестра!

— Мм… синьорина, мм… меня не интересуют ваши отношения. Мм… я думаю, мы даром теряем время. Мм… какая у вас группа крови?

— Группа А.

— Мм… я так и думал. У пациентки — AB. Мм… редкая группа. Чтобы вот так просто ее обнаружить у вас… мм… это было бы чудо. Но у ее ближайших родственников может быть та же. Мм… кто у нее есть: брат, сестра, отец, мать?

— Дядя и мама!

— Мм… свяжитесь с ними! Пусть срочно приедут! Мм… поторопитесь! Если не найдем кровь, жизнь вашей подруги может оказаться в опасности… Хотя… мм… мы делаем все, что возможно.

— Ну что, Ви? — спросила Эмили у дочери, когда та вышла в холл.

— Надо звонить матери Фанни. Но я не знаю, как ей сказать, что Фанни… — Вивьен всхлипнула, — может умереть. Я не могу!

— Доверь это мне, Ви! Я найду нужные слова. Скажи телефон.

Вивьен подчинилась. Ее мать всегда отличалась тактом.

— Говорят, она сама вскрыла себе вены! — продолжал обсуждать с соседями происшествие щеголеватый господин.

— В наркотическом опьянении чего только не сделаешь! — заметила декольтированная дама.

— Дорогая, ты говоришь так, будто сама в нем частенько пребываешь, — насмешливо произнес ее спутник.

— А где она взяла лезвие? Не носила же она его с собой? — раздался еще один голос.

Декольтированная авторитетно заявила:

— В винном подвале полно бутылок. Разбила одну из них!

— Это он ее накачал, — прошептала черноволосая девушка в темно-синем платье.

Говард тотчас же оказался рядом.

— Лулу, дорогуша, кто?

— Комар!

— Откуда ты знаешь?

— Я видела!

11

— Какого черта?! Я же сказал, Лайза, ко мне никого не пускать! — загремел отцовский голос, когда Саймон пришел к нему.

— Папа, — обратился к отцу Саймон. Он никогда не видел его в таком состоянии. Тот в возбуждении бегал по своему кабинету в здании их компании «Дженерал электротехник продакшн» и потрясал какой-то телеграммой.

— А, это ты! — равнодушно проговорил отец, как будто Саймон прилетел не из Лондона, а работал здесь, в нью-йоркском офисе и они виделись каждый день. — Представляешь, что придумала! Выпить мою кровь! Что она о себе воображает! Вампирша!

Неужели эта новая любовница довела его до такого состояния? — подумал Саймон. Лулу ему не нравилась. В ней чувствовалось что-то хищное и нечистоплотное. Саймон не одобрял бесконечные связи отца с молодыми девицами. Все они только и думали, как бы содрать с него побольше денег. Но Лулу переплюнула их всех. Сколько одних колец уже получила!

— Вот и хорошо, что ты разобрался. Пусть катится к черту! Еще найдешь, — поддержал отца Саймон.

Мистер Кроуфорд остановился.

— Как это? А вдруг это правда? Тогда твоя сестра умрет!

— У меня есть сестра? — В голосе Саймона было больше страха, чем удивления. Возможно ли, что от какой-то чрезмерной выходки Лулу разум отца помутился?

— Нет! Она дочь твоей матери!

— Ты хочешь сказать, что речь идет о моей сводной сестре? Она в самом деле существует?

— Это надо у нее спросить!

— У кого, папа? — осторожно спросил Саймон.

— У твоей матери, естественно!

Саймон тяжело вздохнул.

— К сожалению, это невозможно…

— Почему? Пусть мерзавка наконец признается!

— Возможно, папа, на том свете, когда мы там все соберемся, этот разговор и состоится.

Мистер Кроуфорд продолжал мерить шагами кабинет, но интенсивность движения немного спала. Внезапно он остановился и с любопытством взглянул на сына.

— Зачем так долго ждать, можно выяснить сейчас, — услышал вдруг Саймон. В голосе отца причудливо переплеталось брюзжание с плохо сдерживаемым гневом.

Да, со стариком что-то творится! За последний год, который Саймон провел в Лондоне, отец очень изменился. Неужели он стал фанатом спиритических сеансов и вовсю разговаривает с духами?

— Папа, ты общаешься с загробным миром? — с ужасом ожидая положительного ответа, осторожно поинтересовался Саймон.

— Мне и этого, реального вот так хватает! — Мистер Кроуфорд яростно провел рукой под подбородком.

Час от часу не легче! У отца что, и в самом деле шарики за ролики заходят! — ужаснулся Саймон. Если принять за аксиому, что с мозгами у папы все в порядке, то выходит, что…

— Моя мать жива? — выпалил Саймон и замер.

— А кто говорил, что она мертва?

Саймон опешил.

— Как… как это может быть?! Ты… ты всегда тяжело вздыхал, когда я о ней спрашивал. И тетя Мэрион тоже постоянно толковала о несчастье. Вот я и думал, что мама умерла… Боялся нанести лишнюю боль своими расспросами, — растерянно проговорил Саймон и вдруг с неистовством накинулся на отца: — Да как ты смел скрывать, что она жива! Я страдал без матери, а ты… ты… ее у меня отнял!

— Она нас бросила! Сама ушла! Да, сама! Повернулась и ушла!

— Это ты ее довел своими девками и еще посмел от меня ее скрыть! Мою мать!

— Я ей не изменял! Что ты знаешь! Я с нее пылинки сдувал, ноги ей целовал. Любил я ее, понимаешь? А она… с другим… — И мистер Кроуфорд горестно махнул рукой.

В сердце Саймона боролись два чувства: злость на отца и нежность к нему. Его слова о матери судорогой сжали сердце, но Саймон справился с собой.

Отец болен и, по-видимому, заговаривается. Сейчас он старел буквально у него на глазах, и Саймон испугался, что отец умрет прямо перед ним.

— Папа! Давай сядем! Успокойся, папа! Вызвать врача? — И, не дожидаясь ответа, Саймон гаркнул: — Врача! Врача!

В кабинет влетела испуганная секретарша.

— Мистеру Кроуфорду плохо?

— Лайза, вызывай врача! — скомандовал Саймон, усаживая отца в кресло. — Папа, потерпи. Сейчас приедет врач!

— Не надо мне никакого врача! Я здоров как бык! — Мистер Кроуфорд разорвал бережные объятия сына и вскочил.

— Папа, ты должен успокоиться и не делать резких движений. Это опасно. Вдруг у тебя инфаркт или инсульт… Сядь, папа.

— Какого дьявола?! Пусти, Саймон! Лайза, не надо врача или уволю к чертовой матери!

Секретарша снова мгновенно материализовалась в кабинете.

— Я отменила вызов, сэр!

— Закажи билет в Рим. Я вылетаю!

— На какое число, сэр?

— Вы что, все сегодня сговорились свести меня с ума?! Я лечу прямо сейчас, ясно?

— Да, сэр. — Лайза испарилась из кабинета.

— Папа, в таком состоянии ты не можешь никуда лететь. Это опасно!

— Я сказал, катись ко всем чертям, Саймон! Девочка в опасности! Я же не зверь какой-то! У меня тоже есть сердце!

— Рейс итальянской компании «Ал Италиа» был в четырнадцать ноль-ноль, сэр.

— Черт с ними, с макаронниками! «Дельта» когда летит?

— Их рейс в Рим рано утром. Других сегодня нет!

— Как нет? Мне нужно срочно!

— Но, сэр…

— Что, сэр? Я сказал, надо! Вызывай Хьюго! Полетим своим, если эти бездельники не хотят!

— Папа, о какой девочке ты говорил? — осторожно спросил Саймон. Слова о матери и сестре взбудоражили его, но он все-таки приписывал их болезненному состоянию отца.

— О твоей сестре, об этом приблудыше, дьявол его возьми!

— Я лечу с тобой, папа!

— Спасибо, сынок! Мы этим чертовым бабам еще покажем! Мы их выведем на чистую воду! Телеграммы, видишь ли, шлют! Когда гуляли, не спрашивали, не думали, что муж узнает. А он узнал! Вот так-то! — Мистер Кроуфорд с ожесточением стукнул кулаком по столу. — А теперь что? Молчишь? Не знаешь, что сказать? Вот и я не знаю… — И мистер Кроуфорд снова сник.

Саймон не узнавал отца. Он даже разговаривать стал по-другому. Обычно очень корректный, сейчас он ругался, как портовый грузчик, и настроение его менялось. Он то сыпал угрозами, то говорил тихо и жалобно.

Душа Саймона пылала, словно разбуженный вулкан, готовый залить лавой все кругом. Мать, о которой он ничего не знал, его мать, которую он считал мертвой, жива! Эта мысль сверлом ввинчивалась ему в сердце, острым лезвием резала мозг. Такая страшная и сладкая мысль!

Бедная моя Вивьен! — взглянув на дочь, подумала Эмили. Она так переживает за подругу. А история с Фанни и впрямь ужасная. Несчастная девочка! Неужто она наркоманка? Конечно, люди искусства — это особая категория. А Фанни поэтесса. Может быть, в кокаине она черпала свое вдохновение? Хотя вряд ли…

Вивьен не стала бы тогда дружить с ней. А они вместе и в Египет ездили, и Вивьен гостила у них в Шотландии. У дяди Фанни там небольшой домик. И никогда — ни тогда, ни сейчас — Вивьен не обмолвилась, что Фанни наркоманка. Или верно то, что сказала черноволосая: наркотики Фанни дал Линк, знаменитый рок-певец? Вроде бы эта особа, обтянутая темно-синим платьем как гусеница, сама слышала, как Линк уговаривал Фанни попробовать наркотик.

Врач сказал, что есть люди, обладающие особой чувствительностью даже к малейшей дозе наркотика. И Фанни оказалась как раз таким человеком. Вместо кайфа, который, как говорят, сначала испытывает человек, впервые принявший наркотик, у Фанни начались страшные галлюцинации. Она вскрыла себе вены… Потеряла сознание… Падая, сильно ударилась головой. У бедной девочки вдобавок к потере крови еще и сотрясение мозга. Ужасная история! — подвела итог своим раздумьям Эмили и снова посмотрела на дочь.

Та сидела, положив голову на плечо Линка. Похоже, она задремала. Пусть немного отдохнет, подумала Эмили, хотя близость дочери к рок-певцу ей не понравилась.

Дверь открылась. В холл больницы вошел Саймон. Его голова была низко опущена, а во всей фигуре читалось напряжение, смущение и… страх.

Вивьен встрепенулась. Откуда он здесь взялся? Наверное, это сон, вяло шевельнулось у нее в голове. Саймон, милый… Он всегда так бережно накрывал ее одеялом, когда она сбрасывала его с себя, и нежно шептал: «Спи, любимая».

Вивьен зябко передернула плечами. Чья-то рука крепче обняла ее. Вивьен приоткрыла глаз. Саймона нет. Рядом сидит Линк. Это его рука согревает ее плечи. Вивьен благодарно взмахнула ресницами и закрыла глаза.

Хорошо, что Линк рядом. Она его любит… Но что это? Почему так заныло сердце? А, понятно, Фанни… Фанни. Маленькая хрупкая фигурка, синие бескровные губы… Чем еще помочь ей?

Мысли Вивьен переключились на слова матери. Эмили снова звонила в Лондон, и мистер Пембертон сказал, что сегодня прилетят отец и брат Фанни. Она справится, выживет, уверяла себя Вивьен. Ей помогут!

Фанни будет счастлива! — вновь и вновь повторяла про себя Вивьен, но слезы сами собой наворачивались на глаза. Не смей плакать! — приказала себе Вивьен. Эмоции — плохой помощник в испытаниях. Она обязана быть сильной… Вот если бы Саймон был бы рядом…

Эта случайно пришедшая мысль испугала Вивьен. Нет, она любит Линка. Он и ей поможет и спасет Фанни! — как заклинание твердила Вивьен, но маленький червячок внутри нее, запрятанный где-то глубоко-глубоко, в самой ее сердцевине, усмехнулся. Тебе нужен Саймон! — сказал он. Никакой Линк его не заменит. Любовь к нему ты просто выдумала!

Вивьен задумалась. Возможно ли, чтобы она простила Саймона? Этого эгоистичного, думающего только о себе типа? Вернуться к спокойной жизни, рутинным заботам?

Нет! Никогда! — твердо сказала себе Вивьен, но тот самый червячок в сердце громко хмыкнул и возразил: ну-ну! Я посмотрю! Ты уже сейчас ждешь Саймона. Поэтому и видишь его во всех мужчинах. Даже вон того, только что вошедшего, абсолютно тебе не знакомого, за него приняла!

Душа Вивьен возмутилась. Она выпрямилась и непроизвольно отодвинулась от Линка.

— Мама! Я — Саймон!

От неожиданности Эмили отпрянула назад и испуганно взглянула на подбежавшего к ней молодого мужчину. В его голосе было столько боли и затаенной надежды, что она удивилась.

Саймон? Так зовут бойфренда ее дочери. Вивьен упоминала о нем, когда приезжала домой, но она сама Саймона до сих пор не видела. Вот, значит, он какой!

Эмили еще раз с любопытством и благосклонностью окинула взглядом молодого мужчину. Ну что ж, очень интересный и вежливый. Сразу назвал ее мамой. Кажется, он намерен кинуться ей в объятия… Придав лицу соответствующее выражение тещи, которая приветствуют зятя, она раскрыла свои.

И вот Саймон в ее объятиях. Спина его вздрагивает. Он рыдает? От радости знакомства с матерью своей подружки? — удивилась Эмили. Она никогда еще не встречала таких впечатлительных людей. Может быть, он собирается сделать ее дочери предложение? Ну и что? — тут же ответила сама себе Эмили. Не рыдать же ему от счастья на груди у матери невесты?

— Мама, как ты могла меня бросить? Я так страдал без тебя… Я думал, ты умерла… Прости меня, мама, что не нашел тебя раньше…

Глаза Вивьен широко распахнулись. Картину, которую она видела перед собой, могло нарисовать только ее воспаленное воображение. Ее мать обнимает Саймона? Господи, что же это такое! Он плачет в ее объятиях! И почему все-таки здесь появился Саймон?

Вивьен решительно встала.

— Ви, ты куда? — встрепенулся Линк.

Вивьен не обратила на его слова никакого внимания и направилась к матери.

— Мама! — резко сказала Вивьен.

— Моя сестра… о которой я даже не знал. Сестричка! — Саймон повернулся к Вивьен. — Сестричка! Моя сводная… — радостно закричал он и… упал в обморок.

— Он… м-мой… бр?.. — заикаясь прошептала побелевшими губами Вивьен. Ее рот, зубы, язык мгновенно сковал холод. Она не состоянии была даже закончить фразу. Язык у нее совсем одеревенел.

— Ты о чем? — удивилась Эмили и раздраженно добавила: — Я и не знала, что ты встречаешься с сумасшедшим!

— Он н-назвал м-меня с-сестрой? П-поче-му? — От ужаса зубы Вивьен клацали.

— Да откуда же я знаю?! Возможно, у твоего бойфренда очередной припадок! — возмутилась Эмили.

— Мама, ты от меня ничего не скрываешь?

— Ты это о чем?

— Саймон не твой сын? Может быть, ты просто об этом не знаешь?

— Не знаю? О ком? О сыне? Конечно, не знаю и знать не хочу. Не было у меня никакого сына. Я родила только тебя! Одну!

Сердце Вивьен понемногу оттаивало.

— Ты могла быть в амнезии… — все же предположила она.

— Девять месяцев? Не дури. Он просто сумасшедший!

— А где он?

— В палате, — ответила Эмили. — Наверное, ему сейчас оказывают помощь. Ты разве не видела, как его уложили на носилки? Хорошо, что приступ случился в больнице. А если бы на улице? Скажем, на проезжей части?..

— Мм… молодой человек, пришли в себя? — спросил лежащего на медицинской кушетке Саймона врач, когда тот открыл глаза.

Саймон кивнул.

— Мм… хорошо. Мм… нельзя так волноваться. Мм… можно и инфаркт заработать. Или инсульт… — успокоил Саймона врач и добавил: — Мм… теперь медленно поднимитесь.

Саймон встал на ноги.

— Мм… ну как? — с любопытством поинтересовался врач. — Голова не кружится? Нет? Мм… хорошо. А теперь указательным пальцем левой руки достаньте кончик носа.

Саймон проделал требуемое.

— Мм… очень хорошо, — похвалил его врач. — А теперь то же самое проделайте правой рукой. Мм… хорошо. Закройте глаза. Закрыли?

— Да, — ответил Саймон.

— Вытяните перед собой руки. Мм… хорошо. Откройте. И руки опустите. Мм… у меня к вам, синьор, один разговор есть, — начал врач и умолк.

Саймон терпеливо ожидал продолжения.

— Мм… сейчас в больнице пациентка с большой потерей крови, — наконец продолжил врач. Мм… у нее редкая группа крови — AB. Мм… у вас точно такая же. Не согласитесь ли вы, синьор, сдать кровь. Мм… девочка плоха, ох как плоха! Мм… свои запасы крови мы уже исчерпали.

— Да, конечно, док. Никаких проблем. Берите сколько хотите. Я готов прямо сейчас…

Мм… хорошо!

— У меня, док, в больнице сестра. Ваша пациентка не она ли?

Врач взглянул в свои записи.

— Мм… Фанни Пембертон. Англичанка. Мм… она?

— Я не знаю, как зовут мою сестру, док!

— Мм… хорошо. В каком веке вы живете, синьор?

— Мм… в двадцать первом… мм… док, — внезапно переняв привычку врача, запинаясь ответил Саймон.

— Мм… готовьте его к переливанию, — распорядился врач.

— Доктор, как Фанни Пембертон? — с надеждой спросила Вивьен следующим утром.

— Мм… как вам сказать… Мм… неплохо. Молодой американец дал вашей подруге… мм… свою кровь.

Сердце Вивьен тревожно забилось.

— Как его зовут, док?

— Мм… сейчас. Чудик какой-то. Но в медицине факт передачи сумасшествия через кровь не отмечен…

— Почему чудик? — перебила врача Вивьен.

— Спасибо, док. Мою царапину вы зашили просто отлично! — В холле, где происходил разговор, появился Саймон.

— Мм… Тот самый молодой американец! В следующий раз, когда захотите потерять сознание, выберите место, где падать. Мм… можно и более приличную ссадину получить!

— Ви! — прошептал Саймон, не обращая внимания на слова врача.

— Саймон!

Врач окинул Вивьен и Саймона скептическим взглядом и хотел было уйти, но в этот момент в холл больницы ворвался Говард.

— Доктор, подождите, дорогуша, несколько вопросов… Давайте пройдем к вам, дорогуша…

— Ви! Это ты? Мне не снится? — Саймон потряс головой, словно отгоняя видение.

— Я, Саймон, я! И прошу, оставь меня в покое!

— Почему? Что случилось? Ты так внезапно исчезла…

— Да как ты смеешь?! Ты говоришь, я исчезла?! А ты? Ты растоптал, унизил меня! А сейчас еще смеешь спрашивать! Да я и смотреть на тебя не хочу!

Вивьен круто развернулась, но Саймон схватил ее за руку.

— Ви, дорогая, я понимаю, тебе сейчас плохо. Мне тоже трудно, Ви. Я до сих пор не в своей тарелке от этой мысли. Но Фанни выздоровеет. Обязательно поправится. Она не может умереть! Я молю Бога, чтобы он помог…

Упоминание имени подруги только подогрело взрывоопасную смесь, которой была переполнена Вивьен.

— При чем здесь Фанни?! — закричала, не стесняясь посторонних, Вивьен. — Не смей прятаться за мою подругу! Ты поступил со мной как подлец!

— Я подлец? Да я готов был тебя на руках носить!

— Я заметила. Особенно в ювелирном магазине. Там я взлетела на такую высоту…

Саймон опешил.

— А что произошло в ювелирном магазине? Ты обиделась, что я сразу не вышел за тобой, когда ты почувствовала себя плохо?

— Почувствовала плохо?! — снова накинулась Вивьен. — Да я умерла там!

— Подожди, Ви. Я сейчас объясню…

— Ви, ты на это глазела? — К Вивьен подлетели «рваные джинсы» и протянули какую-то газету. — Отвали, парень! — скомандовали «рваные джинсы» Саймону и снова обратились к Вивьен: — Это правда?

Вивьен с раздражением взглянула на газету. Еще одна история про ее с Линком брак? Ладно, Фанни попалась на эту наживку, но чтоб «рваные джинсы»… Вот если бы они в самом деле поженились…

Мысль, пришедшая в голову Вивьен, немного согрела ей душу. Она обязательно пригласит на брачную церемонию Саймона. Она представила его вытянутую физиономию и рассмеялась. Смех в холле больницы прозвучал мрачным издевательским хохотом.

— Пошли отсюда, Бен, — смутилась Вивьен, и, взяв его под руку, потянула прочь из больницы.

Саймон печально посмотрел ей вслед.

— Ви, мозговать надо! — мрачно заметили «рваные джинсы».

— Не понимаю, ты о чем, Бен?

— Ты этому веришь? — не ответив на вопрос, поинтересовался Бен.

Вивьен хотела подшутить над расстроенными «рваными джинсами», но вдруг обратила внимание, что Бен впервые говорит так, что его можно понять без переводчика. Видимо, сообщение о женитьбе Линка и вправду подкосило его. Может, он гей и собирался обратить Линка в свою веру?

А вдруг между ними и впрямь были сексуальные отношения? — испуганно подумала Вивьен. Некоторые могут этим заниматься как с женщинами, так и с мужчинами. И что делать, если Линк из таких? Надо срочно это выведать. Только задавать такие деликатные вопросы необходимо очень осторожно. Если Бен догадается, к чему она клонит, то сразу замкнется. Многие мужчины скрывают свою ориентацию.

— Ты любишь Линка, Бен? — опустив глаза, спросила Вивьен со странной интонацией в голосе.

— Конечно, Ви! Комар такой парень, такой… — В поисках слова, определяющего его отношение к Линку, Бен пошевелил губами, мечтательно закатил глаза, словно небо могло ему прийти на помощь, но не получив ее, снова повторил: — Такой…

— Вас связывают отношения? — продолжила свой утонченный допрос Вивьен.

Бен снова устремил взгляд в небо, как будто у него была договоренность с Богом, что тот в нужный момент спустит для него шпаргалку.

— Ну… как сказать… Само собой… тесно…

— Линк бисексуал? — отбросив всякую деликатность, прямо спросила Вивьен.

Бен резко остановился.

— Срамные буркалы! Тьфу… — Он сплюнул на тротуар. — А я-то думал… А ты… — И он еще раз сплюнул.

Видимо, такая демонстрация своего отношения к Вивьен показалась ему недостаточной, и он швырнул в нее газетой. Вивьен еле увернулась. Газета пролетела мимо и упала на тротуар.

Вивьен машинально ее подняла. Она никак не могла понять, за что «рваные джинсы» так на нее взъелись. Она совсем не собиралась обидеть Бена. Тактично, обтекаемо задавала вопросы, а Бен так на них отреагировал. Зато теперь она точно знала: ни Бен, ни Линк не геи. И на том спасибо. Надо извиниться перед «рваными джинсами», подумала Вивьен и развернула газету.

На целой полосе была напечатана статья Говарда Фиша под заголовком «Рок-певец довел девушку до самоубийства». Вивьен начала читать. Говард писал убедительно. Создавалось впечатление, что он сам был свидетелем описываемых событий. Образ Фанни получился очень трогательным. Беззащитная девушка была показана в ореоле невинной любви.

Оказывается, между Фанни и Линком была связь. Фанни без памяти влюбилась в рок-певца. Но тот проявил жестокость и коварство. Он не захотел жениться на милой Фанни, а сделал предложение Вивьен, которая к этому времени достаточно уже поднаторела в роли сводни, но возможность превратиться в законную жену упустить не захотела. Коварная Вивьен ответила согласием.

Образовался любовный треугольник, который казался безнравственному музыканту милой забавой. Но душа рок-певца требовала крутых виражей.

На приеме Линк с изощренной жестокостью предлагает ранее брошенной возлюбленной обновить их чувства с помощью наркотиков. Ему, пресыщенному соблазнителю невинных душ, обычный секс уже казался пресным. Он жаждал острых приправ, и к блюду, в качестве которого выступала бедная овечка Фанни, Линк опытной рукой добавляет кокаин.

Линк накачивает девушку наркотиками и с садизмом объявляет, что прикасался к ней в последний раз. Больше она ему не нужна и может убираться куда хочет. Убедившись в подлости возлюбленного, Фанни вскрывает себе вены.

«И это не просто минутный порыв, — пишет Говард. — Это расчетливое сведение счетов с жизнью. Фанни знает, что не выживет. У нее редкая группа крови, которая может здесь ни у кого и не встретиться. Певец обрек Фанни на смерть».

«А что наша героиня, официальная невеста? — вопрошает далее Говард и сам же отвечает на свой вопрос: — Она как ни в чем не бывало вместе с Линком везет Фанни в больницу и объявляет бедную девушку своей подругой. Вивьен стремится уверит всех нас, что она и Линк здесь ни при чем. Они, дескать, белые и пушистые».

Статью Говард закончил словами: «Но мы не позволим себя обмануть. Мы выведем их на чистую воду!»

Курсивом ниже было набрано самое интересное. Говард Фиш утверждал, что он основывался на признаниях самого Линка, которые тот с редким бесстыдством сделал автору статьи.

12

Господи, да что же это творится на свете?! Говард вылил на нее и на Линка целые потоки грязи, но она-то вовсе не жаждет грязевых ванн. Почему Говард так поступил? Веселый, знающий множество анекдотов и занимательных историй Говард? Или все, что написано в статье, правда? Ладно, учитывая род деятельности Вивьен, ее еще можно с натяжкой назвать сводней. Но утверждение, что она выбрала Фанни агнцем на заклание, полная чушь!

Вивьен стояла, прислонившись к фонарному столбу — иначе ноги не выдержали бы и подкосились, — и размышляла.

В первые дни пребывания на вилле Вивьен и Фанни сторонились «комариков» и охотно общались с Говардом. Он казался им единственным нормальным человеком среди странной смеси человекообразных насекомых. Он да продюсер Дик Спенсер. Но тот был занят делами своей рок-группы и не уделял внимания Вивьен и Фанни. А Говард с удовольствием болтал с ними. Однажды он повез их на виллу Боргезе.

— Ей равной нет, — говорил им Говард. — А со мной увидите все лучшее, что там есть. Я самый знающий чичероне, — хвалился он с мальчишеской непосредственностью. Усы его топорщились, а белая полоска кожи над губой делала его моложе и беззащитнее. Казалось, что его самого надо еще опекать.

Погода стояла чудесная. Солнце, парившее высоко в небе и жалившее своими лучами землю в течение нескольких дней, сменило гнев на милость и теперь дарило людям только нежное тепло. Бродить в такую погоду по дорожкам прекрасного парка — подлинное удовольствие. И Вивьен с Фанни с радостью ему предавались.

— Вы знаете, кто строил домик Боргезе?

— Бернини? — спросила Фанни.

— Мимо, — ответил Говард, и губы его раздвинулись в улыбке.

— Амманати? — продолжала сыпать знаменитыми именами Фанни.

Говард снова отрицательно покачал головой.

— Неужели Микеланджело?

— Фанни, это был неизвестный архитектор! — внесла свою лепту Вивьен.

— Боже, какой цинизм, дорогуша! — Говард взмахнул руками, обхватил ими голову и притворно заохал.

— Можно подумать, я ошибаюсь, — возразила Вивьен. — Вряд ли вы задали бы вопрос без подвоха.

— Ох-ох-ох! Какого же вы обо мне плохого мнения, дорогуша! Чем же я не угодил вашей милости?

— Говард, не увиливай от ответа. Я права?

— Вот и нет, дорогуша! Домик Боргезе построил голландский архитектор Ван Занс. И знаете, почему он прославился?

— Особого ума не требуется. Он же строил для Папы! Это и так сделает любого известным, — удивилась Фанни.

— Нет, дорогуша, ты ошиблась. Причем дважды. Во-первых, виллу строил внук Павла V — Сципион. А во-вторых, этот архитектор еще запомнился тем… — Говард сделал многозначительную паузу и торжественно продолжил: — У него было девять любовниц, причем одновременно! Одна приходила к нему в понедельник, к другой он сам ходил во вторник, в среду — третья и т. д.

Губы Вивьен слегка скривились. Нечто подобное она и ожидала. Вивьен не любила скабрезных — или, как их называл Говард, амурных — историй. Возможно, бедный Ван Занс вел пуританский образ жизни и даже помыслить не мог, что много веков спустя некий журналист будет рассказывать про него порочащие его басни.

— А когда же он встречался еще с двумя? — удивилась Фанни. — В неделе же семь дней!

— Фанни, дорогуша, ты абсолютно права! Причем седьмой день он, как примерный христианин, посвящал Богу. Но ты невнимательно меня слушала, дорогуша. Повторяю…

Вивьен отключила слух. Через некоторое время до нее донесся довольный смех Говарда.

—…сдаешься, детка? А ты, Ви?

— Где уж мне! — усмехнулась Вивьен. — Я не обладаю твоим амурным воображением.

— Во вторник и четверг он встречался с двумя, а в субботу они отправлялись в постель втроем. Вот и считайте: в понедельник — одна. — Говард загнул палец на левой руке. — Во вторник — две, в среду — одна, в четверг — опять две. — Говард стал загибать пальцы на правой руке. — В пятницу — одна, в субботу аж две в одном флаконе. Итого — девять!

Аллея привела их к озеру. На противоположном берегу возвышалось белое ажурное здание. Вивьен сверилась с путеводителем. Часовня Эскулапа. Слушать басню Говарда еще про одного архитектора ей не захотелось. Вивьен была уверена, что все амурные истории, которые рассказывает репортер, — всего лишь плод его воспаленного воображения.

Вивьен замедлила шаг и, когда поравнялась с огромной плакучей ивой, которая мыла свои ветви в озере, остановилась, прячась в ее роскошной кроне. Говард и Фанни удалялись дальше по аллее. Вивьен слышала громкие раскаты смеха Говарда. Рассказывает очередную «амурную» историю, подумала она.

В зеленом убежище Вивьен все дышало романтикой прошлых эпох. Так и казалось, что сейчас сюда придут нарядные дамы в кринолинах под зонтиками, рассядутся на принесенные слугами изогнутые французские стулья и примутся щебетать, обсуждая между собой последние светские новости.

Вивьен улыбнулась. Забавно было представлять себя одной из них, но через некоторое время она забеспокоилась. Нынче Говард подчеркнуто уделял внимание только Фанни. Вивьен это не понравилось. Нет, она не ревновала Говарда, хотя до сегодняшнего дня он, по его собственному выражению, окучивал Вивьен.

Вивьен вышла из ивового шатра. Говарда и Фанни нигде не было видно. Вивьен наугад свернула вправо и вскоре оказалась на небольшой полянке, которую со всех сторон окружали раскидистые деревья.

— Фанни! Говард! — крикнула Вивьен, но никто не отозвался.

Вивьен продолжала идти дальше. Вдруг она услышала шепот Говарда.

— Тише, дорогуша! Она не обнаружит нас здесь…

Вивьен замерла. Пройти мимо? В конце концов, Фанни взрослая женщина и вольна поступать как ей угодно. Вивьен не дуэнья, чтобы следить за ее нравственностью. Но только накануне вечером Говард, мило улыбаясь, поинтересовался у Вивьен, не холодно ли ей спать в одиночестве.

— А кто тебе сказал, что я сплю в одиночестве? — нашлась несколько шокированная вопросом Говарда Вивьен.

— Ты забываешь мою профессию, — ухмыльнулся Говард.

— Если мне станет холодно, я думаю, в Италии найдется магазин, где продаются обогреватели, и у меня есть средства, чтобы его приобрести, — твердо сказала Вивьен.

— Зачем тратиться, если я могу бесплатно стать для тебя, дорогуша, отличной грелочкой…

А теперь он предлагает себя в роли грелки другой? Но, может, Фанни ему искренне нравится?

Подслушивать некрасиво. Эту истину Вивьен усвоила еще в детстве. Еще ей внушали, что нехорошо лгать. Но ложь во спасение — благо, следовательно, и вызнать чужой секрет не во вред ближнему тоже неплохо, решила Вивьен и навострила уши.

— Один поцелуй, детка, — снова услышала она прозвучавший где-то совсем близко голос Говарда.

Она на цыпочках осторожно придвинулась ближе.

— Мистер Фиш, не надо… Я не хочу!

— Замолчи, дорогуша… Нам будет сладко…

— Мистер Фиш, пожалуйста… — Слова Фанни превратились в тихий стон.

Вивьен больше не медлила. Она кинулась в кусты и стукнула Говарда кулаком в затылок.

— Я заметил, ты любишь драться не раздумывая, — со злостью сказал Говард, потирая щеку. — Только я не Линк, паршивый аристократ, могу и сдачи дать…

— Только посмей! — пригрозила Вивьен и выставила вперед два пальца. — Быстро буркалы выколю… — Слова и движение вырвались сами собой. Общение с «рваными джинсами» не прошло бесследно, констатировала про себя Вивьен, но осталась довольна.

Говард струсил.

Вивьен схватила Фанни за руку.

— Пошли отсюда. Доберемся до виллы сами.

— Ви, как же так? — тоненьким голоском жалобно спросила Фанни, когда Вивьен отволокла ее на приличное расстояние от места происшествия. — Он мне Бодлера читал!

— А заодно рассказал про него пару скабрезных анекдотов!

— Что же мне теперь делать?

— Жить!

И вот теперь этим газетным пасквилем репортер отомстил Вивьен. Выждал время. Тогда по возвращении на виллу он держал себя с ней как ни в чем не бывало: по-прежнему улыбался, шутил, но никогда больше розовая полосочка кожи над верхней губой не казалась Вивьен трогательно беззащитной. И сам Говард в ее глазах перестал походить на бобра, а стал напоминать затаившуюся крысу.

Как ни уговаривала себя Вивьен, что, возможно, не совсем правильно истолковала события под кустом, неприязненное отношение к Говарду не проходило. Внешне она так же, как и Говард, ничем не выдавала своих мыслей.

— Вот ты где! — подбегая к Вивьен, воскликнул Саймон. — Этот странный тип в рваных джинсах, с которым ты ушла, вернулся в больницу, а тебя нет. Я ждал-ждал и отправился тебя искать. Хочешь взять такси?

Вивьен ничего не ответила. Она оторвалась от своих воспоминаний и обнаружила себя подпирающей фонарный столб на остановке такси.

— Ви, тебе опять стало плохо? — участливо заглядывая ей в глаза, спросил Саймон.

Почему опять? — вяло подумала Вивьен. Мне теперь постоянно плохо.

Саймон обнял Вивьен за плечи.

— Ви, сейчас остановлю такси. Ты такая бледная… Успокойся, милая, все будет в порядке.

— Саймон, я прекрасно себя чувствую! — высвобождаясь из его объятий, сердито буркнула Вивьен.

— Хорошо, Ви, как скажешь… Тогда поедем ко мне в гостиницу. Поговорим. Отец, наверное, уже проснулся. Я тебя с ним познакомлю. Мне пришлось дать ему снотворного. Он так в самолете переволновался…

— Мистер Кроуфорд! — подскочил к Вивьен и Саймону Говард. — Отойди, дорогуша! — скомандовал он Вивьен и продолжил: — Мистер Кроуфорд, вы готовы мне дать эксклюзивное интервью? Такая новость не может не стать достоянием общественности. Пойдемте, дорогуша… — И, несмотря на сопротивление Саймона, Говард утащил его за собой.

Волна протеста поднялась в Вивьен. Ей захотелось остановить Саймона, предупредить его, но страшное видение предстало у нее перед глазами. Удалявшиеся куда-то с приема у мэра Фанни и Линк. Значит, Линк действительно виноват?

К стоянке подъехало такси.

— Синьорина, куда поедем? — улыбаясь во весь рот, спросил ее черноглазый таксист.

Вивьен машинально села в машину. Сердце противно ныло. Это все Саймон, подумала она. Простые человеческие отношения… Как их ей сейчас не хватает! Она, глупая, когда-то сетовала на будничность жизни. Теперь получила сполна и романтики, и приключений…

— Синьорина живет на той знаменитой вилле, где рок-группа? — поинтересовался водитель такси, когда Вивьен назвала адрес. Его глаза блестели от еле сдерживаемого любопытства.

Вот еще один любитель полноты жизни, подумала Вивьен и неохотно кивнула в знак согласия.

— Как вы думаете, в газетах всю правду про него пишут? — снова спросил водитель.

Да, хороший вопрос, подумала Вивьен. Именно это она и пытается понять.

— Не знаю, — буркнула Вивьен.

— А я думаю, все это враки, — поделился с ней своими размышлениями водитель.

Проклятая статья снова заняла мысли Вивьен. Виноват ли Линк или его оболгали? В конце концов, Говард не написал, что использовал данное ему Вивьен интервью. А про Линка особо отметил, что строчил свой пасквиль не по слухам и домыслам, а согласно собственным словам рок-певца.

Но кто в здравом уме и твердой памяти станет говорить про себя такие гадости? Разве вор назовет себя вором? Нет! Даже когда его поймают за руку, он обвинит в содеянном свое тяжелое детство, наследственность, доставшуюся ему от отца-алкоголика и проститутки-матери…

— Синьорина, а этот Комар в самом деле такой отвязный парень? Он в статье вроде бы хвалится. Дескать, какой я негодяй! — сказал водитель.

Вивьен вздохнула. Замечание шофера попало в цель. Не сделать ли ей кружочек по Риму. Смотришь, совместными усилиями они и придут к ответу на вопрос: кто ты Линк?

— Приехали, синьорина. А я так-таки не верю. Любят газеты помоями приличных людей облить, а негодяи — чистенькими ходят…

— Да-а, — напустив на себя глубокомыслие, согласилась с ним Вивьен и рассчиталась. Потом быстрым шагом пересекла дворик и вошла внутрь виллы. Больше всего на свете ей не хотелось сейчас с кем-нибудь встретиться.

Если даже незнакомый водитель такси интересуется ее мнением о Линке, то что говорить об обитателях виллы? — с тоской размышляла Вивьен. Она так и не решила, что ей делать и как себя вести с Линком.

Навстречу Вивьен шла Эмили. Глаза Вивьен заметались в поисках укромного местечка, но не прятаться же от собственной матери за колонной?

— Ви, ты знаешь новость? — с ходу крикнула Эмили.

Ну вот, приехали! — подумала Вивьен. Сейчас мать начнет проклинать Линка и патетически вопрошать, куда катится этот мир…

Но миссис Джойс ее в буквальном смысле потрясла и чуть ли не лишила дара речи.

— Думаю, теперь дела уж точно пойдут на лад! — заявила она.

— У кого, мама? — осторожно поинтересовалась Вивьен. Что же мать имеет в виду? Ее карьеру сводни? Интернациональной, так сказать, свахи?

— У Фанни, конечно! — выдала Эмили таким тоном, словно сомневалась, а не помутились ли от трагического события с подругой мозги у дочери.

— Мм… мм… мм… — словно врач из больницы, промычала Вивьен.

— Ты не заболела? У тебя нет температуры? Дай потрогаю лоб…

Вивьен не сопротивлялась. Она позволила матери прикоснуться губами к своему лбу и даже не вытерла след от помады. Потрясение от высказывания матери было слишком велико. Брошенная любовница известного рок-певца, совершившая попытку суицида, которая едва не закончилась летальным исходом, — что может быть хуже? О чем толкует мать? Стихи Фанни будут печатать огромными тиражами, так, что ли?

— Температуры нет! — вынесла вердикт Эмили. — Но тебе надо отдохнуть. Ты слишком устала. Я сама съезжу в аэропорт и встречу ее. Иди к себе, дорогая!

— Кого, мама? — окончательно изумилась Вивьен. Она уже не знала, что и думать.

— Постарайся уснуть, Ви! У тебя совсем расшатались нервы. Я уже целый час тебе толкую, что приезжает мать Фанни, а ты — кого-кого?

— А! — облегченно выдохнула Вивьен и решила последовать совету матери.

13

Бутылка закончилась слишком быстро. Линк отшвырнул ее и достал следующую. Отвинтил крышку и стал пить прямо из горлышка. Виски падали в желудок словно вода.

В гостиную ввалились Бен и Фредди.

— Комар, ты бы того, не налегал! — проговорил Бен и направился к Линку, собираясь отобрать у него бутылку.

— Оставь его, кекс! — запротестовал Фредди. — Виски, кекс, лучшее лекарство. Пусть немного выпьет, полегчает, кекс, — возразил ему Фредди и, увидев, что Бен остановился, добавил: — Вот так-то лучше, кекс.

В гостиную, размахивая газетой, вошел Дик Спенсер. Он взглянул на лежавшего на диване Линка, на две пустые бутылки, валявшиеся рядом, и усмехнулся. Потом подошел к Линку и вырвал почти приконченную бутылку виски из рук.

— Дерьмо! Я говорил тебе, что ты дерьмо! Я из кожи вон лезу, чтобы тебе помочь, а ты и часу человеком побыть не можешь! — заорал он.

— Сам дерьмо! — вяло отозвался Линк. — Отдай виски!

— Ты понимаешь, что ты влип? Окончательно влип! — отодвигая подальше бутылку, со злостью сказал Спенсер и, глядя на Линка тяжелым взглядом, добавил: — На этот раз я тебя из дерьма не вытащу!

— И не надо!

— Неужто лапы на себя наложить задумал? — с подозрением спросил Спенсер.

— Не твое дело!

— Ах не мое?! А ты считал, сколько я на тебя денежек ухлопал, а?

— Я больше тебе принес! Скажешь, не разбогател на мне?! — Линк вскочил с дивана и со сжатыми кулаками стал надвигаться на продюсера.

— Ладно-ладно… Потише, урод! Ты тоже не внакладе остался! Если бы не я, где бы ты был сейчас?

Линк подошел вплотную к Спенсеру и схватил его за грудки.

— С каким удовольствием я сейчас бы тебе вмазал!

— Ишь какие мы нервные! Хватит, поцапались — и будет. Или в полицию загреметь хочешь?

Линк отпустил Спенсера, махнул рукой и снова завалился на диван.

— Что же с нами теперь будет? — спросил бесшумно появившийся в гостиной Бобби.

— Испугались, комарики, а? Вот ему скажите спасибо! — Спенсер ткнул пальцем в Линка, выдержал паузу и уже миролюбивым тоном добавил: — У меня вот здесь, — он постучал пальцем по лбу, — шикарная идейка есть.

— Отвали, Мячик! Мне тошно на тебя смотреть!

— Ах тошно смотреть! Какие мы нежные стали! А ты на себя, Линк, в зеркало взглядываешь? — опять взъярился Спенсер.

— Мячик, ты веришь подонку Говарду? Для него сделать коктейль из дерьма как мне сбацать на барабане! — подал голос Бобби.

Спенсер потоптался на месте.

— Линк! Да не убивайся ты, — уже спокойным голосом, в котором сквозили заискивающие нотки, сказал Спенсер. — Я же говорю, у меня идейка есть. Гастроли в Южную Америку. Мексика, Бразилия, Аргентина. Шик! Такие денежки забашляем, будь здоров! А о девке забудь! Сама виновата! Нечего было лезть, куда не просят!

Линк повернулся на диване и сел.

— Ах вон оно что! Гастроли! А я-то дурак… — Линк кинулся к Спенсеру.

Тот испуганно попятился и замахал на Линка руками.

— Потише-потише… Богом прошу, потише…

— Да не нужен ты мне! Руки марать об тебя не буду!

— Вот видите, ребята! Я для него стараюсь, а он…

Бобби, Бен и Фредди молчали.

— Ну ладно, я пошел. Пусть проспится. А вам напиваться не советую. Завтра поговорим!

— Да не расстраивайся ты, Комар. Хохлаточка выздоровеет. Базарят, на поправку уже пошла. А Мячик — молоток, вытащит тебя из передряги, — высказал свое мнение после ухода продюсера Бобби.

— Кувалда! — поправил его Бен.

— Не понял, кекс. Сгоняй рефрен еще раз! — попросил товарища Фредди.

— Мячик — кувалда, говорю! Если раз стукнет, в могиле будешь червей кормить. Вот и весь твой кекс! — ответил Бен и скомандовал: — Вставай, Комар! Отволоку тебя в бассейн кумпол прополоскать.

В гостиную вбежала Вивьен. Щеки у нее горели. Глаза сверкали решительным блеском.

— Линк! — крикнула она с порога и замерла. — Что с ним? Вы его напоили?

— Тише, хохлаточка, занесет на повороте! — остановил ее Бобби.

Услышав голос Вивьен, Линк встал с дивана.

— Что ты здесь делаешь, Ви? Продолжаешь шпионить? А я думал, что ты слиняла… В Южную Америку, например, — горько усмехаясь, сказал он.

Вивьен растерялась.

— Как же я могу уехать?

— А разве твоя работа здесь еще не закончена? Мячик хочет подстраховаться?

— Я не понимаю, о чем ты, Линк, — ответила Вивьен. — Он пьян? — обратилась она к стоящему ближе всех к ней Бену.

— Не настолько, чтобы у него кумпол поехал. А тебе, Ви, и в самом деле лучше бы отсюда убраться…

— Бен, я на вашей стороне! Просто я хочу разобраться! А за то, что я сразу не поняла тебя, прости.

— Ладно, проехали…

— А что тут, кекс, разбираться? Утопили, кекс, Линка!

— Кто? — воскликнула Вивьен.

— Ты, Ви, девица образованная. У тебя кумпол на плечах есть? Вот им и кумекай!

— Я сама видела, как Линк ходил куда-то с Фанни тогда, на приеме… — растерянно сказала Вивьен. Воспоминание об удаляющейся на приеме парочке не выходило у нее из головы.

— Никуда я с ней не ходил. Она сама ко мне подошла. Стихи у нее сложились о концерте. Она мне их прочитала. Вот и все, — по-прежнему глядя на Вивьен подозрительным взглядом, произнес Линк.

— И что же? Она прочитала, а ты повернулся и ушел от нее? Дескать, ладно, послушал и пока, Фанни? — агрессивно набросилась на Линка Вивьен. Слишком простым ей показалось его объяснение.

— Что-то я не пойму, куда ты гнешь, хохлаточка? — сказал Бобби и, повернувшись к Линку, добавил: — Ты бы, Комар, прихлопнул рот… Как бы чего хуже не вышло…

— Джентльмены, за кого вы меня принимаете? — опешила Вивьен. — Неужели считаете, что я способна на подлость?

— Мы тебя, девка, не знаем, — резонно заметил Бен. — Лично мне ты нравилась, а теперь и я не знаю…

— На Мячика, кекс, воду льет. Зуб даю, кекс!

— Подождите… — просительно промямлила Вивьен. — Так мы никогда ничего не узнаем. Я задала вопрос, а ответить он может?

— К нам…

— Заткнись, Комар!

— Остынь, Бен! Хуже просто быть уже не может, — промолвил Линк и продолжил: — К нам подошел Фредди. Фанни осталась с ним, а я отправился к тебе, Ви.

— Фредди, а потом что было? — строго обратилась Вивьен к бритоголовому.

— Откуда, кекс, я помню? Если бы я наперед знал… Хотя постой… Так, кекс, точно! Эта черноволосая нарисовалась! И принялась о скуке, кекс, толковать. Развеселить твою подружку, кекс, предлагала…

— И что? — опять с подозрением спросила Вивьен.

— А ничего, кекс… Постоял и побрел, кекс, дальше. Вот и все, кекс. Все точно, кекс, сказал как на духу…

— А ты? — обратилась Вивьен к Линку.

— Я больше Фанни не видел, — ответил тот, опускаясь на диван. — Вернее, пока мы ее не нашли.

— Ты думаешь, происшедшее чистой воды случайность? А почему тогда Говард написал эту статью?

— Твой Говард под дудку Мячика пляшет. Поняла, хохлаточка? — внес свою лепту Бобби.

— Пошли, пацаны, отсюда. Пусть побазарят наедине, — сказал Бен.

— Линк, ты правду сказал? — спросила она. — Ты пришел на прием без наркотиков?

— Представь себе, Ви, без них, — грустно усмехнулся он.

— Спенсер сказал, что ты часто на них подсаживаешься. Ты не хочешь лечиться?

— Ви! — Линк поднялся и встал перед Вивьен. — Хочешь верить Дику, верь! Но тогда, прошу тебя, оставь меня в покое!

— Линк, я уже сказала, что хочу помочь… Если ты не виноват, надо бороться, защищаться!

— Как?

— Подать в суд за клевету!

Линк усмехнулся.

— Завтра пол-Рима будут в наркотическом опьянении, а еще пол-Рима засвидетельствуют, что видели, как я раздавал наркотики.

— Но, Линк, не можешь же ты молча проглотить эту пилюлю! Должен же быть какой-то выход! — воскликнула Вивьен.

— Мячик уже его нашел. Мы едем с гастролями в Южную Америку.

— А твой контракт с «Ла Скала»?

— Видимо, так и останется неподписанным…

— Линк, а не мог Дик Спенсер специально все подстроить? Чтобы ты не уходил от него?

— Ви, хочешь я тебе расскажу одну историю?

Вивьен кивнула.

— Давно, лет десять тому назад, — начал Линк, — один добрый малый собрался дебютировать в «Ковент-Гардене». Ему прочили неплохое будущее. Возможно, с ним вскоре и контракт подписали бы. Этот парень, говорят, обладал неплохим голосом и в будущем мог рассчитывать стать звездой. Кто знает, возможно, его мраморная голова после его смерти красовалась бы в фойе «Ковент-Гардена»…

Незадолго до его дебюта студенты консерватории решили устроить себе праздник. Экзамены были сданы, и все хотели повеселиться на выпускном вечере. Не собирался упускать эту возможность и мой герой. Он придумал прикольную шутку и считал, что все будут от нее в восторге… — Линк замолчал.

Вивьен молча ждала продолжения.

— У него не получилось? — наконец отважилась спросить она.

Губы Линка сложились в грустную усмешку.

— Наоборот! Слишком хорошо получилось. Его выступление умело ошеломляющий успех, — ответил Линк и снова впал в молчание.

— И что же случилось потом?

— Не знаю, — тихо пробормотал Линк.

— Подожди! — крикнула Вивьен и тоже поднялась с дивана. Они стояли так близко, что почти соприкасались друг с другом. — Подожди, — сказала она тише. — Как не знаешь? Добрый малый — ведь это ты?

Линк опустил голову.

— Я. — Голос прошелестел еле-еле.

— Тебе подсыпали снотворное?

— Не знаю, Ви. Очнулся я утром в полицейском участке. Меня обвинили в распространении наркотиков…

— Я ты… ты не употреблял?

— До этого — нет. Никогда! А в тот момент и наркотики у меня нашли, и сам я был накачан ими под завязку…

— И что? — выдохнула Вивьен.

— Дик Спенсер спас меня. Не знаю уж, как он договорился с полицейскими, но обвинение в распространении наркотиков с меня сняли.

— Дик Спенсер твой родственник?

— Нет. Я с ним даже знаком не был.

— Почему же он тебе помог? — спросила Вивьен и тут же сама ответила: — Я поняла, ты на капустнике изображал рок-певца… А Дик Спенсер там был и слышал.

— Вероятно. Я действительно пел тяжелый рок. Мне еще так аплодировали, — сказал Линк со смущенной улыбкой. — Что теперь скажет мой дедушка, лорд Олдертон, если прочтет эту лживую статью?!

Вдруг раздался тихий смешок. Линк и Вивьен почти одновременно повернули головы и увидели Дика Спенсера. Они не слышали, как он вошел в гостиную, и не знали, сколько времени он пробыл в ней.

— Он давно мертв! — со смехом проговорил Спенсер. — А мертвецы, как мне известно, очень хорошо умеют хранить молчание.

— Мы с ним встретимся, и он призовет меня к ответу, — серьезно ответил Линк.

— Ваш дед исполняет обязанности Бога? — вовсю развеселился Спенсер.

Вивьен с кулаками бросилась на Спенсера.

— Да как вы смеете так издеваться над человеком? — закричала она. — Это подстава!

— Девочка, что вы знаете о подставах? — ледяным тоном остановил ее Спенсер. — Или, быть может, вы очень хорошо осведомлены? Недаром так быстро согласились, — насмешливо бросил он и вышел из гостиной.

— Линк, милый! Как мне тебя жалко! — Вивьен снова подошла к Линку и обняла его. — Но мы все равно что-нибудь придумаем. Ты вырвешься из этого плена. А твои родственники не могут помочь?

— Нет! Моя мать — дочь лорда Олдертона, поэтому я не унаследовал титула. Он перешел к какому-то дальнему родственнику мужского пола — внуку то ли двоюродного, то ли троюродного брата. Я совсем его не знаю. Мы не общаемся.

Вивьен еще теснее прижалась к Линку. Бедный! Как она его понимает!

— Линк, — спросила Вивьен минуту спустя. — А твои товарищи тоже так попали к Спенсеру?

— Нет. Фредди перетянули из другого ансамбля. Бобби сам явился — надоело быть жиголо на курорте. Он родом из Бата. Там и подвизался ударником. Заодно и престарелых дам ублажал. А та басня, которую Мячик рассказывает обо мне, в общем-то соответствует истине, если говорить о Бене. Он настоящий мальчишка нью-йоркских улиц.

— Совершил все-таки гадина доброе дело…

Линк усмехнулся.

— Я бы назвал это по-другому. Он сделал хорошее вложение. Так вернее звучит. Но Дик не злодей. Просто воспользовался случаем.

— Ты очень хороший, если и его оправдываешь, — проговорила Вивьен и поцеловала Линка.

— Кхе-кхе, — раздалось тихое покашливание.

От неожиданности, вместо того чтобы отпрянуть от Линка, Вивьен еще теснее прижалась к нему.

— Я не помешал? — Голос Саймона звенел от бешенства. — Я бы не советовал вам заниматься этим в гостиной, куда любой может войти, — сказал он и в упор посмотрел на Вивьен.

— Кто это? — поинтересовался Линк у Вивьен. — Ты его знаешь?

Чертенок, иногда навещавший Вивьен, явился и на этот раз. Он заставил ее гордо поднять голову и произнести надменным тоном:

— Какой-то сумасшедший. Пристал к моей матери, называл себя ее сыном… А перед этим пригласил меня в ювелирный магазин выбрать кольцо и обозвал последними словами.

— Ви! — радостно заорал Саймон и, больше не обращая внимания на Линка, бросился к Вивьен. — Ты обиделась на кольцо? Это такая чушь! Я тебе сейчас все объясню…

— Не надо, мистер Кроуфорд. Я не хочу слушать ваши истории. — Пошли отсюда! — обращаясь к Линку, сказала Вивьен и потянула его за собой.

— Ви, дорогуша, какая сенсация! — В гостиную влетел Говард, нетерпеливо озираясь. — Привет, Линк! Очухался, дорогуша? Ты, говорят, поддал малость… А где Саймон? Мне сказали, что он где-то здесь…

Вивьен в изумлении остановилась. У этого человека совсем нет совести. После всего, что он про них написал, еще смеет с ними заговаривать?!

Сам Говард, видимо, так не считал. Поэтому радостно завопил:

— Мне еще «Морнинг стар» завидовать будет. А то говорили, Говард продажный писака, репортеришка из желтой прессы. Теперь я им покажу… Вот он! — еще громче заорал он и схватил за рубашку Саймона.

— Ви, послушай! Я насчет кольца. Понимаешь… — пытаясь вырваться из цепких рук Говарда, говорил Саймон.

— Подождите, дорогуша! Это несущественно! Лучше скажите, дорогуша, вот вы дали кровь своей сестре… Какие вы испытали в тот момент чувства? Радовались, что можете ей помочь, или упивались своей властью над нею? Ваша родственная связь с сестрой возросла? А возможно, это обычный для вас поступок? Вы уже сдавали кровь когда-нибудь? — с частотой опытного радиста, передающего сообщение азбукой Морзе, тараторил Говард.

Ноги Вивьен приросли к полу.

— Ви, — тихо позвал ее Линк.

Вивьен не отреагировала. Она вся превратилась в слух. Даже история с гнусной статьей отошла на второй план.

Что же получается? Фанни сестра Саймона? — напряженно размышляла Вивьен. Но тогда почему они не ей ничего не сказали? Зачем притворялись в Египте, что видят друг друга впервые? А сцена с ее матерью, разыгранная Саймоном? Она уж совсем в голове не укладывается! Или Вивьен с матерью что-то поняли не так? Но Саймон упал в обморок. Даже поранил голову о металлическую ножку стола, на которой оказался заусенец. Вряд ли он это сделал нарочно.

Вдруг сердце Вивьен больно закололо. Подленькая, низкая мыслишка закралась в ее сознание. Оказывается, Саймон прилетел не к ней. Его появление в Риме связано с Фанни, только с ней одной. А Вивьен здесь совсем ни при чем. Возможно, он даже и не вспоминал о ней?

Вивьен стало стыдно. Она не имеет права так думать. Она готова всем пожертвовать ради подруги. Разве, когда вызывалась сдать кровь, она колебалась хоть мгновение? Нет! Она тотчас же согласилась стать донором.

Тогда почему сейчас, когда опасность для жизни Фанни миновала, она поступает как предательница? Как она сможет теперь смотреть в глаза подруге? — упрекала себя Вивьен.

Но подленькая мыслишка, как Вивьен ни гнала ее от себя, не уходила. Она свернулась клубочком где-то в районе сердца и отравленными стрелами колола Вивьен.

Что такое говорит Говард? Саймон только что узнал о существовании сестры? Так вот о какой сенсации им говорил Говард, этот гнусный клеветник?

— До сих пор не могу поверить, что у меня есть сестра! — сказал Саймон и хлопнул Говарда по плечу. — Понимаешь, сестра! Самая настоящая!

— Идем, Ви, — снова тихонько позвал Линк.

Вивьен подчинилась.

— Ты его любишь? — спросил Линк, когда они вышли из холла.

— Кого? — искренне удивилась Вивьен. Ее голова была занята мыслями о Фанни.

— Того сумасшедшего, которого ты не знаешь?

— Я слышать о нем не могу, а ты — любишь…

— Понятно! Я так и думал…

— Линк, послушай, с ним все кончено! Я останусь с тобой.

— Хорошо, Ви. Только, — Линк смутился, — я хотел бы сейчас побыть один.

— Ты снова начнешь пить?

— Нет, Ви, нет!

— Обещаешь?

— Да!

14

— Мама, я должна ему помочь!

— Конечно, дорогая! У меня самой сердце разрывается, когда я думаю об их отношениях. В разладе всегда виноваты оба. Нельзя всю ответственность за разрыв перекладывать на мужчину.

— Но мы не ссорились! — воскликнула Вивьен и замолчала. Она чуть не проговорилась о статье, о проблемах, которые возникли у Линка. Матери не за чем это знать.

— Еще хуже! Если не было ссоры, то ее поступок абсолютно не укладывается у меня в голове. Безответственная особа!

— Мама, ты ошибаешься! Я поддерживаю Линка!

— Очень хорошо, моя дорогая. Но подожди, дай мне выговориться. Я вся киплю от возмущения!

Так… Значит, мать видела статью. Надо ее успокоить, подумала Вивьен и сказала небрежным тоном:

— Мама, это пустяки. Стоит ли обращать внимание…

Эмили ахнула, но тотчас же, приняв воинственную позу, бросилась в атаку:

— Пустяки, дорогая? Ты считаешь, что бросить сына — это пустяки?! Милая безделица?! Плевое дело?! Ну и ну, ты меня удивила…

— Сын? — в свою очередь изумилась Вивьен. — У него есть сын? Он был женат?

— А ты как думаешь? Я за всю жизнь не слышала, чтобы хоть один мужчина родил себе ребенка без участия женщины. Если, конечно, не считать Аллаха или Мухаммеда… А впрочем, не знаю, я не сильна в исламе.

Бездна разверзлась под ногами Вивьен. Снова она поверила и влюбилась в подлеца. Ее преследует какой-то рок. Сначала Саймон вытер об нее ноги, теперь Линк с его слезливой историей, сочиненной под воздействием алкогольных паров. Какая гадость! Он плакался у нее на груди, а где-то существует его сын, которого он бросил! Она, Вивьен, просто настоящая дура!

— Мама, а откуда ты знаешь, что у него есть сын? — пытаясь уцепиться за соломинку, спросила Вивьен.

— Здрасьте, приехали! А с кем же ты встречалась?

— Я? — расширила глаза Вивьен и стала лихорадочно соображать, кого из маленьких детей она недавно видела. Кроме мальчика, сына приходящей убираться на виллу женщины, Вивьен ни с кем из детей не общалась. Она пару раз угощала мальчика конфетами, а ребенок в ответ ей мило улыбался. Возможно ли, чтобы у Линка был роман с этой синьорой? — поразилась Вивьен. На вид та давно перешагнула сорокалетний рубеж.

— Но не я же! — резонно возразила Эмили. — Бедный мальчик! Он так искал свою маму!

После этой реплики Вивьен не знала, что и думать. Теперь ребенка бросил уже не отец, а мать. Но синьора, которая здесь убирается, еще утром была на вилле!

— Мама, как зовут сына?

— Ви, все-таки у тебя нервное расстройство! На твоем месте я показалась бы врачу, — озабоченно заметила Эмили.

— Мама, ответь на мой вопрос. Как зовут сына? Понимаешь, сына?!

— Саймон, — испуганно пробормотала Эмили. — Джорджу и в голову не пришло дать ребенку другое имя, когда эта кукушка их бросила, — сказала она и мстительно добавила: — На его месте я сразу же переименовала бы ребенка!

— Какой Саймон? — с подозрением спросила Вивьен.

— Понятно какой! Твой Саймон!

— Его мать умерла, он сам мне говорил! — воскликнула Вивьен, пытаясь собрать воедино разбегающиеся мысли. Саймон брат Фанни. Его мать умерла. Следовательно, Фанни — сестра по отцу. Если Саймон до сих пор не подозревал о существовании у него сестры, то Фанни незаконнорожденная, дитя любви мистера Кроуфорда и матери Фанни. Довольно логичная схема, решила Вивьен и немного успокоилась. Видимо, Эмили что-то перепутала.

— А вот и нет! — запальчиво возразила миссис Джойс. Она жила с дочкой, а о сыне даже вспоминать не хотела!

— Мать Фанни — миссис Пембертон? — по слогам спросила Вивьен.

— Конечно! И никакая она не миссис Пембертон, она — миссис Кроуфорд. Джордж не требовал расторжения брака!

— От-ку-да т-ы в-все зна-е-шь?

— Ты собираешься податься в певицы? Говори нормально! — строго одернула дочь Эмили и добавила: — Я же встречала эту миссис Кроуфорд!

— И она, пока вы ехали в больницу, успела поведать тебе всю подноготную своей жизни? — теперь наподобие Говарда затараторила Вивьен.

— Она вертихвостка, а не сумасшедшая! Зачем ей мне исповедоваться? Ее не только я встречала, но и Джордж. Такой милый джентльмен.

— А Джордж — это кто? — уточнила Вивьен, у которой голова окончательно отказывалась что-либо соображать.

— Мистер Кроуфорд, естественно! — В голосе Эмили прозвучала досада. — Какая ты тупая! — воскликнула она и даже поджала губы, словно намеревалась отныне не произнести больше ни словечка, но желание поделиться сногсшибательными новостями пересилило, и Эмили продолжила: — Они начали ругаться уже в аэропорту! Представляешь, Джордж подозревал ее в измене и решил, что твоя подружка не его дочь. Когда она родилась, то была совсем ни на кого из родителей не похожа!

— Разве можно по личику новорожденного определить на кого он будет похож? — веря и не веря рассказу матери, спросила Вивьен.

— Джордж разумный человек! Если бы не было повода, он не стал бы придираться к жене, — ответила Эмили и смущенным тоном добавила: — Вроде бы Фанни родилась без его участия, вернее почти без его…

— Прости, мама, но я не понимаю.

— Мне неудобно беседовать о таких вещах с собственной дочерью! — воскликнула Эмили. — Но ты уже взрослая, — неуверенно добавила она, потом махнула рукой и продолжила: — Когда мать Фанни забеременела, мистер Кроуфорд был в длительной командировке. Поэтому он и сомневался в верности жены. Но теоретически он все же мог быть отцом и, естественно, сразу не расстался с миссис Кроуфорд. Фанни родилась с рыжими волосиками, а в роду Кроуфордов рыжих отродясь не было…

— Фанни могла пойти в родню матери, — перебила Вивьен мать.

— Ты же знаешь мистера Пембертона и мать Фанни. Разве твоя подруга на них похожа? — возразила миссис Джойс.

Вивьен пришлось признать правоту матери.

— А почему мистер Кроуфорд не потребовал генетической экспертизы? — снова задала вопрос Вивьен.

— Потому что его женушка решила изображать обиженную особу и, забрав девочку, уехала!

Вивьен подумала, что, если бы отец ее ребенка усомнился бы в своем отцовстве, она тоже скорее оставила бы его, чем стала бы доказывать через суд свою правоту. Но, видимо, Эмили придерживалась другого мнения. Она возмущенно воскликнула:

— Представляешь, Ви, уехала! Бросила Джорджа, бросила на произвол судьбы Саймона, своего сына, и укатила к брату, мистеру Пембертону! И кто она после этого, я спрашиваю?

— Да, оставить сына, лишив себя возможности видеть, как он растет… Все так странно, — растерянно промолвила Вивьен. — Это говорит… о душевной черствости миссис Кроуфорд, — неуверенно добавила она.

— Говорит? Нет, дорогая, не говорит, а вопиет. Бедняжка Саймон! Его мать предпочла ему его же сестру!

— А Саймон встречал мать?

— Ой, моя дорогая! Это настоящий сериал! Он тайно приехал посмотреть на мать. Прятался все время! А эта вертихвостка, представляешь, сразу о нем спросила, как будто по нему все это время страдала! Представляешь? А Джордж — умница! Сразу ответил, что Саймон уехал. А она как расплачется! Крокодиловы слезы лила! А мужчины, они известно какие! Конечно, Саймон бросился в ее объятия!

— Простил мать?

— Я уже высказала свое мнение о мужчинах! Они все — дураки! Этот глупышка даже плакал!

Господи, что же теперь делать? — подумала Вивьен. Нужно помочь Линку — один он не справится. Но и Саймону требуется ее участие. Шутка ли, обрести мать, которую считал умершей, а она, оказывается, тебя бросила! Пережить такое врагу не пожелаешь. Да и Говарда надо поставить на место, чтобы он больше не смел ломать человеческие судьбы! А Дик Спенсер? С ним как поступить? На него тоже необходимо набросить крепкую узду. Пусть оставит Линка в покое.

А что там говорил Саймон о кольце? Пустяковое дело? Почему? — вдруг расталкивая все важные мысли, на первый план вылезла странная мыслишка и прочно засела у Вивьен в голове.

— Говард организовал целую пресс-конференцию в больнице! — сказала Эмили.

— Пресс-конференцию?! — испугалась Вивьен. — Мама, срочно в больницу!

— Зачем?

— Ты не знаешь Говарда. Он способен на все! Быстрее, мама!

Когда Эмили и Вивьен добрались до больницы, пресс-конференция была в полном разгаре. Присутствующие на ней люди из числа посетителей, пациентов, которые относились к категории ходячих, врачей, медсестер и остальных работников вели себя, как болельщики на стадионе. Они раскололись на два враждующих лагеря и страстно болели за своего кандидата. Вивьен даже показалось, что кое-кто уже принимает ставки.

На арене стадиона, то есть больничного холла, выступали два человека — мужчина и женщина. Женщину Вивьен знала. Это была мать Фанни, миссис Пембертон, или, как ее следовало теперь называть, миссис Кроуфорд.

Мужчину Вивьен видела впервые, но быстро догадалась, кто он: мистер Кроуфорд — отец Саймона. Отец и сын были очень похожи. Саймон тоже здесь присутствовал. Наподобие рефери на ринге он скакал около отца и матери и подавал отдельные реплики. Они не отличались большим разнообразием.

— Папа! — восклицал он, когда мистер Кроуфорд шел в наступление на мать Фанни.

— Мама! — слышался его возглас в том случае, если миссис Кроуфорд брала вверх над его отцом.

Ни мистер Кроуфорд, ни его жена не обращали на Саймона никакого внимания. Они вели давнишний спор, который никто из них не чаял выиграть.

— Это ты во всем виноват! — обвиняла мужа мать Фанни. — Наша дочь — наркоманка!

— Она не моя дочь! Мой сын вышел в люди! Он уважаемый человек! — парировал мистер Кроуфорд.

— Если бы ты относился к ней как к дочери, она не докатилась бы до такого состояния! — набрав в легкие побольше воздуха, закричала миссис Кроуфорд.

— Кто давал тебе деньги на жизнь? — наступал мистер Кроуфорд. — А ты их тратила на молодых любовников!

— Нет! Нет! — заорала мать Фанни. — Это Тедди, мой брат! Я жила на его средства!

— Как же! Его денег тебе бы и на хлеб не хватило! Твой приблудыш учился на мои деньги! А вот ты… Если бы ты занималась дочерью, она не лежала бы сейчас в больнице!

— Моя дочь — поэт!

— Проговорилась? Призналась, что она твоя дочь?

— А чья же еще? — на мгновение опешила миссис Кроуфорд, но тут же пришла в себя и ринулась в наступление: — Ты содержал целый гарем любовниц. Даже сюда притащил!

— Никого я не притаскивал!

— А эта Лулу, кто она тебе?

— Не знаю никаких Лулу! — открестился мистер Кроуфорд от своей любовницы.

— Ну и наглец! — произнесла черноволосая девушка, которая стояла в толпе.

Но на ее слова никто не обратил внимания.

Борьба между Кроуфордами накалялась.

— Запахло жареным, так сразу вспомнила о своем дураке муже! — бросил камень в жену мистер Кроуфорд.

— Если бы это я умирала, я и пальцем бы не пошевелила, чтобы позвать тебя! Но речь идет о нашей дочери, о моей малышке Фанни!

— О нашей дочери?! Ты и перед Господом Богом будешь упорствовать во лжи?!

— Это ты упрямый старый дурак! Ты свою группу крови знаешь?

— Чего? — забыв о грамматике, поразился Джордж Кроуфорд. Громкость его голоса поубавилась.

Мать Фанни нанесла болезненный удар.

Толпа заволновалась.

— Мистер Кроуфорд! Мистер Кроуфорд! — скандировали болельщики американского магната.

— Так ему! Так ему! Вмажь ему посильнее! — ликовали сторонники английской леди.

— AB, отрицательный резус!

Миссис Кроуфорд обвела толпу взглядом победительницы.

— Поднимите руку, у кого еще такая группа? — обратилась она как к своим противникам, так и сторонникам.

Поднялась только одна рука. Саймона тоже, как и всех вокруг, борьба затянула в свои сети, и он послушно выполнил требование матери.

— Что и требовалось доказать! — торжествующе провозгласила миссис Кроуфорд. — Это очень редкая группа крови! И если бы ты не был отцом Фанни, то у нее вряд ли была бы такая группа. Поэтому, старый дурак, я к тебе и обратилась! — В пылу гнева она крутанулась на каблуках и вдруг увидела одиноко торчавшую над головами руку. — Сыночек ты мой! Радость какая! Этот ирод запретил мне тебя видеть! — Миссис Кроуфорд заключила Саймона в объятия.

Мистер Кроуфорд и не думал сдаваться.

— Как же так? Как же так? Сынок, это я твой отец! — закудахтал он.

Саймон мягко высвободился из объятий матери.

— Папа, мама, может, вы помиритесь?

— Нет! — гордо ответил мистер Кроуфорд.

— Никогда! — в тон ему заявила миссис Кроуфорд.

— Доктор Витальди, доктор Витальди, — раздался громкий возглас. — С пациенткой плохо!

— С Фанни? — ахнула миссис Кроуфорд.

— С моей дочерью? — рванулся за врачом мистер Кроуфорд.

Саймон устремился вслед за отцом.

— Мистер, — взяв Кроуфорда за руку, мягко сказала медсестра. — С Фанни все в порядке. Это совсем другая пациентка!

Ночь вступила в свои права. Страсти, раздирающие проживающих на вилле людей, улеглись. Огромная луна заглядывала в комнаты. Она холодно взирала сквозь стекла на лежащих в кроватях людей. Заглянуло ночное светило ив спальню Вивьен. Оно хитро подмигнуло ей желтым глазом и требовательно спросило:

— Кого же ты любишь, Ви? Саймона или Линка?

Вивьен пыталась честно ответить ночной небесной владычице, но ей это не удалось. И Саймон, и Линк — оба нуждаются в Вивьен. Обоим им сейчас очень трудно. И Вивьен, конечно, обязана поддержать их в трудную минуту. Но кому принадлежит ее сердце?

Вивьен вспомнила концерт. Тогда Линк казался ей почти богом, титаном из древнегреческого эпоса. Он был для нее Прометеем, Гераклом и Ахиллом в одном лице!

Саймон на фоне Линка бесспорно проигрывает. Биржевые страсти и трудности управления компанией были чужды Вивьен. Да она и не верила в существование на бирже таких потрясений, которые довели бы Саймона до разорения. Его положение в финансовом и промышленном мире представлялось ей достаточно стабильным. Саймон был для Вивьен маленьким скучным человечком.

Еще в сердце Вивьен кипела обида. Она требовала выхода и нашла… Линка. Возможно ли, что это не Вивьен, а ее разочарование в Саймоне обнимало и целовало Линка? — размышляла она.

Нет, это неправда! Ведь Линк нравился ей. Вивьен желала его. Физическая сторона любви с Линком выглядела такой заманчивой. Страсть кипела тогда в теле Вивьен. Почему же она прошла, стоило Вивьен только приблизиться к ее порогу?

Сейчас положение Линка намного труднее, чем Саймона. Разумеется, в одночасье обрести мать и сестру — потрясение не из легких, но от счастья не умирают. А душа Линка растоптана и попрана. Он лишился всего. Столько лет он влачит существование, которое противно его натуре! И только он собрался порвать с ним, как снова его подло затянули в те же сети. Бедняжка! — подумала Вивьен и прислушалась к себе.

Сердце молчало. Вернее, она возмущалась поведением Дика Спенсера и Говарда, сочувствовала Линку, но не желала, как это было на концерте, запустить руки в его волосы, прижаться к нему и ощутить на своем теле его страстные жаркие объятия.

Вивьен попыталась вызвать воспоминание о тех мгновениях на приеме у мэра, когда она млела в руках Линка, опять почувствовать его поцелуй на своих губах, но то физическое желание, которое обуревало ее тогда, к ней не возвращалось.

Вместо Линка перед ней стоял Саймон. Сердце Вивьен тянулось к нему, а мозг методично перебирал в памяти события в ювелирном магазине. Ничего нового Вивьен не вспомнила. Все было гадко и пошло. Чему же тогда обрадовался Саймон при упоминании о кольце? Вивьен не услышала в его голосе и не увидела на его лице ни тени раскаяния. Наоборот, он возликовал и развеселился.

И опять все испортил противный Говард! Почему он не подошел к ним чуть позже и не дал Саймону возможность поведать Вивьен, что же доставило тому такую радость? Удовлетворение при воспоминании, как он обидел Вивьен? Лежа с открытыми глазами, она усмехнулась.

Луна одним краем вплыла прямо в спальню Вивьен. Она усмехнулась и словно зашептала:

— Обидел… обидел… обидел…

— Занимайся своими небесными делами и не лезь в мои! — вслух прошипела Вивьен.

Но луна как нарочно полностью вползла в окно и залила спальню своим светом. Она хихикала и издевалась.

— Какие секреты ты знаешь, мерзавка?! — воскликнула Вивьен и вскочила с кровати. Вот сейчас она назло воспетому поэтами светиле закроет шторы и уберет его.

Вивьен подбежала к окну, схватила штору и уже собиралась задернуть ее, как невольно выглянула во внутренний дворик.

Весь он был залит лунный светом. А фонтан, расположенный прямо под, окнами спальни Вивьен, бил серебряными струями.

Вивьен с облегчением вздохнула. Ее мать права — нервы совсем расшатались. Она еще раз бросила взгляд на сказочной красоты фонтан. Около него стояли двое: мужчина и женщина. Ее черные волосы пышным водопадом спускались на спину, а голова склонялась к плечу мужчины. Так вот почему смеялась над ней мерзавка луна! — взвыла душа Вивьен.

Мужчину Вивьен мгновенно узнала. Она не могла бы его ни с кем спутать. Она же только что о нем вздыхала! А изменник Саймон обнимал другую!

Гнев и горечь хлынули в душу Вивьен. Но на помощь ей пришла гордость. Она строго прикрикнула на гнев и горечь, но это не возымело действия. Да как могло быть иначе, если гнев требовал немедленно расправиться с изменником! Выбежать из виллы, подскочить к милующейся парочке и отвесить пару оплеух Саймону. Да и эту мессалину не пощадить! Вцепиться руками ей в волосы и выдрать их с корнем. Снять с нее скальп!

Горечь на мгновение остановила порыв гнева. Она заволокла глаза Вивьен слезами и предложила ей пожалеть себя. Она молодая, красивая, нежная, почему же на ее долю выпадают одни лишь страдания? Куда же запропастились радость и веселье?

Забудь его! — внесла предложение гордость. У тебя есть Линк. Он достойно ответит на твою любовь!

Не нужен мне Линк, заявило сердце Вивьен. Хочу Саймона!

Спустись и разберись! — подлил бензина в огонь гнев.

Вивьен вихрем вылетела из спальни.

— Лулу! Что ты здесь делаешь? Охотишься за отцом?

— Саймон…

— Тебе плохо?

— Саймон…

Голос Лулу, всегда пронзительно громкий, сейчас был еле слышен. Саймону даже показалось, что его имя произнесли не губы Лулу, а прошептал набежавший легкий ветерок.

— Лулу, я не отец! Со мной такие штучки не пройдут! — решил все-таки внести ясность в ситуацию Саймон.

— Я умираю, Саймон… Я хочу признаться…

— Я не исповедник. Если тебе действительно так плохо, я отвезу тебя в больницу. Что у тебя болит?

— Сердце…

— Не придуривайся!

— Саймон, ты не понимаешь. Физически оно здорово, а нравственно оно… в инфаркте! — Лулу театральным жестом приложила руку к груди.

Саймон улыбнулся.

— Лулу, на дворе за полночь, а ты решила устроить спектакль под открытым небом. Не поздновато ли?

— Саймон, я серьезно. Мне плохо!

— Хорошо, Лулу! Я тебе верю! Но чем я тебе могу помочь? У меня нет ни валиума, ни седуксена…

— Мне не нужно лекарств! Выслушай меня, прошу…

— Лулу, а не лучше ли тебе отправиться спать? — вновь попытался избавиться от Лулу Саймон.

Лулу заплакала. Это она умела делать отменно. Слезы медленно катились у нее по щекам, не размазывая ни тушь, ни пудру.

— Лулу, ты и в самом деле неплохая актриса! Но я же не режиссер. Не заняться ли тебе Диком Спенсером? Он, говорят, продюсер и сделал Линка звездой. Не исключено, что и тебе поможет, а?

— Я католичка, — тихо произнесла она.

— Поздравляю!

— Саймон… — снова пробормотала она.

Рука Лулу, блуждая в воздухе, в безвольном полете пала на грудь Саймону, и Лулу всем телом припала к Саймону. Тому ничего не оставалось, как обнять ее.

— Я продалась… Продалась за тридцать сребреников. Как Иуда. — Слезы Лулу уже начали орошать рубашку Саймона.

— Не преувеличивай! — Саймон, сам того не замечая, крепче обнял Лулу.

— Да, Саймон! Моя мать воспитывала меня в строгой вере. Она всегда твердила, что дурные поступки наказуемы. Но я считала, что это произойдет в загробной жизни, и не слушала ее. Вот Бог меня и наказал!

Несколько нарочитые вначале слезы Лулу постепенно перешли в настоящие рыдания. Уже ни тушь, ни пудра не сопротивлялись смывающему их потоку соленой воды, текущей из глаз Лулу.

Саймон вконец растерялся.

— Лулу, милая, не плачь! — прошептал он и начал гладить ее по волосам.

— Вечером я была в церкви в Санта-Мария Маджоре… — сквозь рыдания проговорила Лулу. — Ко мне явилась сама Дева Мария и потребовала, чтобы я во всем созналась… Это я напоила Фанни шампанским!

— Будет, Лулу, будет… — неуклюже продолжал уговаривать любовницу отца Саймон. — Угостила мою сестру шампанским, ну и что из того? Она давно совершеннолетняя и, скорее всего, уже пробовала спиртное. Ну будет, будет, — осторожно проводя рукой по заплаканному лицу Лулу, сказал Саймон.

Лулу снова всхлипнула.

— Это Мячик виноват! Он требовал с меня денег за неустойку! Якобы я опоздала. Он мне сам билет прислал! — размазывая по лицу слезы, рыдала Лулу. — Я же должна была играть невесту Комара, а он эту Вивьен нашел! И решил от меня отделаться…

Саймон насторожился. Упоминание имени Вивьен больно резануло слух.

— Лулу, подожди. — Саймон слегка отодвинул от себя Лулу. — Я ничего не пойму. Какая невеста? Какой мячик? Расскажи подробно!

— Ничего я не знаю, — снова заныла Лулу. — Какая-то рекламная кампания. Меня часто нанимают кого-нибудь изображать… Спутницу, невесту, жену. Да мало ли кого…

— А Вивьен?

— Не знаю. Но я не хотела… Я не собиралась ее убивать… Это не я… Я пробовала порошок. Он был нормальный… Почему ей стало плохо, я не знаю… Это Мячик…

Ночная прохлада мелкими иголочками колола полуголую Вивьен, но она не обращала на это никакого внимания. Факелом горящий гнев подогревал ее. Прозрачная ночная рубашка Вивьен развевалась, когда она фурией неслась к обнявшейся парочке.

Вот сейчас она всем покажет что почем! Прямо здесь, во внутреннем дворике, устроит им аутодафе. Сожжет эту ведьму, посмевшую посягнуть на ее любимого, на священном костре инквизиции! Будет знать, как обниматься с чужими почти что мужьями ночью под луной!

И Саймона она не пощадит! Вырвет его бесстыжие глаза… Или, как называет их Бен, буркалы! Нечего зенки на всяких распутниц пялить! Глазенапы лопнут. В следующий раз он уже никому не сможет назначать здесь свидания! Какой обманщик! Пробрался втихомолку на виллу — сам ведь в гостинице остановился — и милуется с этой черноволосой вертихвосткой у Вивьен на глазах! А если бы Вивьен не выглянула в окно? Кто прекратил бы эту вакханалию?

Вивьен изо всех сил сжала кулаки. Сейчас она опустит их на спины негодяев!

— Саймон! — Вивьен показалось, что крикнула она так громко, что на вилле лопнули стекла. На самом же деле ее губы издали тоненький писк, а тело медленно осело на траву, прямо к ногам коварного обманщика.

Вивьен слегка приоткрыла глаза и вздохнула. Странный же приснился ей сон! Луна выступала одновременно и ее сообщницей, и ее противницей, а Саймон обнимал ту черноволосую, которую Вивьен встретила на приеме у мэра… Вивьен вздохнула. Она слишком долго думала о Саймоне, не заметила даже, как заснула. И в результате Саймон во сне притопал к ней!

Вивьен перевернулась, и глаза тотчас же наткнулись на лежащего рядом Саймона. Она дернулась. Рука ее судорожно стала приближаться к его лицу, пока палец не уперся в щеку всего лишь в миллиметре от глазного яблока.

— Ви! — испуганно вскрикнул Саймон.

Палец Вивьен опустился чуть ниже, но покидать скулу Саймона не собирался.

— Это ты или твой дух? — требовательно спросила она.

— Дух! — ответил Саймон.

Вивьен молчала, словно обдумывая ответ.

— Ви! — снова начал Саймон. — Ви, с тобой все в порядке?

Вивьен не отвечала. Что толку разговаривать с нематериальным объектом! Снова приснится что-нибудь пугающе противное. Саймон ей изменяет! Ну не чепуха ли?!

Вивьен закрыла глаза и немного поразмышляла о загадочности сновидений.

— Ви, — опять позвал Саймон. — Как ты себя чувствуешь?

Дух обо мне заботится, подумала Вивьен и ощутила разливающееся по телу тепло. Дух хороший! А что, если узнать у него…

— Кому покупал кольцо Саймон? — спросила у духа Вивьен и замерла в ожидании ответа. Скажет или нет?

— Лулу, — почти мгновенно отозвался дух.

Тело Вивьен, словно ядро, выпущенное из пушки, подпрыгнуло в воздухе и спланировало на кровать.

— Лулу? — завизжала она. — Лулу? Это черной потаскухе?! С какими, он говорил, глазами? Голубыми? Как бирюза?

Вивьен заскакала по кровати и замолотила кулаками по телу Саймона, одновременно пиная его ногами.

— Получай за него! Будет знать, как своей Лулу подарки делать. Вот я его так! — И Вивьен въехала пяткой Саймону в рот.

— Ви! — заорал Саймон, хватая ее за ногу. — С ума сошла! Кого ты бьешь?!

Вивьен не удержалась и упала навзничь. Саймон быстро перевернулся и схватил Вивьен за руки.

— Ты взбесилась! — констатировал он. — Сначала падаешь в обморок и мгновенно засыпаешь, как только я поднимаю тебя на руки, потом просыпаешься и устраиваешь драку. Да еще бьешь меня, причем неизвестно не только за что, но и за кого.

— Ты не дух? — тупо спросила Вивьен.

— Ви, опять ты принялась за свои глупости. Пошутил я… Согласен, может быть, не совсем удачно, но не надо переигрывать…

— Конечно, я не такая талантливая, как твоя Лулу, которой ты кольца покупаешь…

— А как я должен был поступить? Сказать, что ни за что не выполню просьбу отца. Не куплю кольца, так, что ли?

— Не прячься за отца!

— Я и не думаю. Я говорю правду. Отец попросил меня купить Лулу кольцо. Он в то время с ней встречался.

— У Адлера? А знаменитой ювелирной фирмы Тиффани в Нью-Йорке ей было недостаточно? — провокационно тихим ласковым голосом спросила Вивьен.

— Да не вдавался я в такие вопросы, — ответил Саймон. — Отец попросил — я сделал…

— А зачем меня с собой пригласил?

Глаза Саймона вспыхнули торжествующим блеском.

— Ты же женщина, следовательно, неплохо разбираешься в побрякушках.

— А! — удрученно протянула Вивьен.

— А ты что подумала? — хитро прищурившись, спросил Саймон.

— Ничего. А тем ласковым словом кого ты назвал? Меня или Лулу?

Саймон покраснел. В свете луны Вивьен отлично видела, как краска заливает даже его уши.

— Я тогда плохо думал о Лулу, — смущенно произнес Саймон в свое оправдание.

— Понятно! — снова взвилась Вивьен. — Тогда — плохо? А сейчас, значит, хорошо? Как же ты ее бросил? Оставил одну? Или ее тоже вместе со мной сюда, в мою спальню, притащил? — Вивьен сгруппировалась и сбросила с себя руки Саймона. Снова словно пружина она вскочила с кровати и заглянула под нее, потом открыла шкаф. — Лулу, вылезай! — завизжала она, врываясь в ванную. — Лу…

Саймон поймал мечущуюся по спальне Вивьен и зажал ей рот ладонью.

— Ви, тише! Не устраивай истерики! Весь дом перебудишь! Лучше скажи, зачем голой во внутренний дворик подалась?

Вивьен мгновенно обмякла. Значит, все это случилось не во сне, а наяву? Саймон обнимал эту уродину мессалину, а Вивьен и в самом деле выскочила из спальни во внутренний дворик восстановить справедливость? Нет, я никогда в этом не признаюсь, решила Вивьен.

— Я шла в ванную, — гордо заявила она.

— Принять душ в фонтане? — ехидно поинтересовался Саймон.

— Нет, утопить твою Лулу! — не выдержала Вивьен.

— Ви, ты ревнуешь? — В голосе Саймона послышалось некоторое удовлетворение. — По-моему, ты что-то путаешь. Это я застал тебя обнимающуюся с этим рок-певцом.

— Я с ним не пряталась по темным дворикам! У Линка беда, и я пришла ему на помощь.

— Я тоже встретился с Лулу случайно. И она, так же как и твой певец, чувствовала себя плохо.

— Что же с ней случилась? Несварение желудка после получения очередного кольца?

— Ви, любимая, тебе не стыдно?

— Нет! Жаль, что я сплоховала, а то твоя Лулу точно половину шевелюры потеряла бы.

— Кровожадная львица!

Губы Саймона неожиданно возникли в пугающей близости от лица Вивьен. Она неосознанно к ним потянулась. Саймон с радостью принял сладкий и, как ему всегда казалось, пахнущий клубникой рот. А Вивьен все-таки не смогла отказать себе в маленьком удовольствии и слегка прикусила губу Саймона.

— Ви! — на секунду отпрянул от Вивьен Саймон. — Львица!

Пол начал плыть у Вивьен под ногами. Она насторожилась в ожидании, когда тот остановится. Но он уже кружился наподобие карусели. Голова тоже присоединилась к нему и покачиваясь поплыла по морским волнам. Тело обмякло. Оно впитывало в себя ласки Саймона, как истомившаяся под палящим солнцем земля долгожданный дождь.

Яркий фейерверк озарил сознание Вивьен. Вот чего она ждала, вот о чем мечтала, а история с Линком — только дьявольское искушение.

Саймон осыпал ее поцелуями, шептал ласковые бессмысленные слова, значения которых Вивьен не понимала, но знала, что он говорит о любви. Она смотрела на Саймона широко открытыми глазами. Любимое лицо было совсем рядом. Она принимала его, как река, которая впитывает в себя ручейки и становится полноводной и глубокой, способной дарить всю себя морю. И Саймон был для Вивьен одновременно и ручейком, ее наполняющим, и морем, которому она изливала всю себя без остатка.

Внезапный прилив радости охватил ее. Время продолжало идти и как бы остановилось. Лицо Вивьен озарилось загадочной улыбкой. Она чувствовала себя матерью, способной произвести на свет дитя. Она даже забыла принять соответствующую позу, которую всегда считала обязательной в этот момент. Нужно перевернуться на бок, слегка подогнуть одну ногу и вытянуть руку, вяло напомнила себе Вивьен. Тогда она становилась похожей на отдыхающую Венеру. Тонкая талия и стройные бедра образовывали сексуальный изгиб, а закинутая вверх рука делала грудь более высокой и округлой.

Но сейчас ей этого не требовалось. Она и так была поистине прекрасной. Высокая шея под густыми рассыпавшимися по плечам волосами, четкая линия подбородка, алые слегка припухшие губы и точеное загорелое тело способны были свести с ума любого мужчину, а что уж говорить о Саймоне, который и так боготворил свою Вивьен!

Внутри Вивьен зажигалось новое чувство к Саймону. Это было совсем незнакомое Вивьен ощущение, состоявшее из нежности, уверенности в его любви и страстного возбуждения. Из горла Вивьен вырвался полувздох, полурыдание, и она впала в хмельное беспамятство…

Позже Вивьен притихла и угнездилась у него на груди.

— Ох! — удовлетворенно выдохнула она. — Саймон, тебе хорошо со мной? — Из-под полуопущенных ресниц, стараясь притушить блеск глаз, Вивьен посмотрела на Саймона.

За окном уже занимался неяркий рассвет. Луна давно уже убралась восвояси, и глаза Саймона блестели в полумраке.

— Ты похож на Фанни, — неожиданно для себя сказала Вивьен. — У вас одинаковые глаза…

— Да? — удивился Саймон, поднялся с кровати, включил свет и подошел к зеркалу. — Ты и вправду так думаешь?

— Ты напоминаешь мне кокетку, разглядывающую себя, — ласково улыбнулась Вивьен и в нежной истоме закрыла глаза.

— Что это? — раздался рев Саймона минуту спустя.

Вивьен испуганно открыла глаза.

— Дурак! — орал Саймон. — Купился на ангельское личико! Последний идиот! Как я мог быть таким слепым?! — честил он себя, тряся перед носом Вивьен газетой.

— Саймон, послушай! Я сейчас тебе все объясню! Саймон!

— Саймон, Саймон… «Саймон, тебе хорошо со мной?» — передразнил он Вивьен тоненьким голосом. — Тьфу! Ты за моей спиной собой торговала. Чем ты лучше Лулу? У нее по крайней мере есть оправдание, а ты по доброй воле в шлюхи подалась!

Жесткая беспощадность действительности разорвала лучистую мечтательность глаз Вивьен. Ее неожиданно оттолкнули в другой мир. Глаза сузились, и она зло проговорила:

— Думай как хочешь! — Остановившимся взглядом она смотрела на Саймона, пока он одевался, и не издала больше ни звука. Громко хлопнула дверь, словно он поставил жирную точку в их отношениях. И мрак черным непроницаемым облаком окутал Вивьен. — Ад и проклятье! — в сердцах вскричала Вивьен и с размаху стукнула кулаком по подушке. Та подпрыгнула словно пушистый живой зверь. Вивьен вздрогнула. В конце темного тоннеля заблестел призрачный лучик надежды. Будущее начинало казаться куда менее безнадежным.

Саймон — умный рациональный человек. Он не живет чувствами и способен логически мыслить, принялась рассуждать Вивьен. Она все ему объяснит. Саймон поймет! Однажды Вивьен уже поддалась глупому порыву — ушла от него и чуть не испортила себе жизнь. Сейчас она возьмет себя в руки и переступит через обиду, через недоверие Саймона.

15

— Не хотите осмотреть развалины?

Вивьен оглянулась. За ней стоял Дик Спенсер. Прокрался в гостиную как вор, подумала Вивьен. Ну, ничего. Сейчас она ему задаст! Если Линк не может за себя постоять, то она отомстит и за него, и за себя! Дику Спенсеру придется заплатить и за ссору с Саймоном! Потом она разберется с главным злодеем — Говардом!

— Нет! — резко ответила Вивьен. Она кипит от негодования, а он развалины ей предлагает…

— Почему же, Ви?

— Во-первых, моя подруга в больнице, а в такой ситуации я не склонна развлекаться. Во-вторых, это она, а не я, поклонница древностей. А в-третьих, вы — последний…

— Остановитесь, Ви! А то и до десяти дойдете. Я искренне сожалею, что Фанни не может к нам присоединиться. Но прикоснуться к прошлому всегда полезно и надо пользоваться возможностями. Вернетесь в Лондон — и все! Уплыла возможность! Когда еще увидите Храм весталок?

— Схожу, когда Фанни поправится!

— Похвальная привязанность. Я тоже превыше всего ценю дружбу. И вообще, это я так, к слову, сказал…

Брови Вивьен изогнулись в немом удивлении.

— Хочу с вами рассчитаться. Подкинуть вам денежек, — протянул, как всегда нараспев, последнее слово Дик Спенсер. — Вы отлично справились!

Вивьен заколебалась. Она уже открыла рот, чтобы высказать Дику Спенсеру свое мнение о нем, но в последний миг осторожность взяла верх.

Промолчи, сказала себе Вивьен. Будь хитрее! Истерикой ты ничего не добьешься. Если вдобавок к газетной статье добавится еще и неуплата услуг брачного агентства мистера Пембертона, лучше никому не станет. Сначала надо получить причитающуюся агентству сумму, а потом можно отправиться в какую-нибудь редакцию, чтобы расправиться с Диком Спенсером. Там Вивьен поведает о методах некого гениального продюсера.

Непонятно только, зачем Дик Спенсер предлагает поехать смотреть какие-то развалины, продолжала размышлять Вивьен. Чек можно выписать и здесь, прямо сейчас. Не замыслил ли он чего-нибудь худого?

Спенсер словно угадал мысли Вивьен.

— Чека я выписать не могу. Книжка закончилась. Придется ехать в банк. Поэтому я вам и предлагаю прокатиться со мной. Банк расположен неподалеку от форума Романум.

Вивьен кивнула в знак согласия. Чем скорее у нее окажутся деньги, тем раньше развяжутся руки для борьбы.

Дик Спенсер оказался хорошим водителем. Он ловко лавировал в потоке машин, и вскоре они уже ехали по центральной улице Рима — виа дель Корсо. Через некоторое время машина, объехав памятник королю Виктору-Эммануилу II, свернула на улицу, огибающую развалины Древнего Рима.

— Вы решительно отказываетесь взглянуть на руины форума Романум? — спросил Спенсер. А так как Вивьен молчала, со вздохом добавил: — Ну что ж, пойдем сразу в банк. Но машину оставим здесь. Около банка мы не найдем места для стоянки.

Не является ли Дик Спенсер таким же ярым поклонником Древнего Рима, как Фанни — Египта, подумала Вивьен. Она вспомнила, какой восторг выказывала Фанни при виде любого каменного обломка, если путеводитель уверял, что он сохранился с незапамятных времен. Лично Вивьен не сомневалась, что гид и путеводитель лукавили, если не сказать, откровенно лгали. Пусть Дик Спенсер — Сальери Линка, но он тоже вправе иметь человеческие слабости.

— Хорошо, только на минуточку, — согласилась Вивьен.

— Вот эти колонны остались от храма Сатурна, а вон та стена — от храма Августа.

— А вы откуда знаете? — поразилась осведомленности Дика Спенсера Вивьен.

— Как откуда? Из путеводителя! — Дик Спенсер потряс перед собой книжечкой в яркой обложке со словом «Рим» на корешке.

— Найдите лучше там храм Меркурия. Совершите жертвоприношение, — буркнула Вивьен.

Форум Романум Вивьен не интересовал. Она думала о Саймоне. Любит ли он ее? Надо же было этой глупой газетной статье попасться ему на глаза именно сейчас, когда Вивьен уверилась, что любит только его. Никакой Линк ей не нужен! Ей не улыбается жизнь на эмоциональных качелях, а другой с Линком не будет. То крылья страсти, то черная дыра, а ей хочется обычного существования, размышляла Вивьен. Вот Саймон — другое дело…

А нет ли у Саймона патологической ревности, как у его отца? — испугалась Вивьен, но тут же легкомысленно тряхнула головой. Она не миссис Кроуфорд, которая безропотно уступила сына тирану-отцу. Вивьен отобьет у Саймона охоту устраивать ей сцены.

— Пойдемте взглянем на Курию. Согласно путеводителю, здание неплохо сохранилось. Ви, а вы знаете, что это за зверь такой — курия? — спросил Спенсер.

Вивьен не ответила. Слова Спенсера не достигли ее ушей. Ее больше волновали перипетии своей жизни, а не постройки древних римлян. Как же так получилось, что всего две недели тому назад она мечтала о приключениях? — думала она. Будущая совместная жизнь с Саймоном отпугивала ее монотонностью и обыденностью. Никаких отступлений от правил — вот девиз Саймона. Все должно быть чинно и благопристойно. Неожиданно метеоритом в их отношения влетела черноволосая Лулу, вернее просьба отца Саймона купить ей кольцо, и жизнь Вивьен завертелась, закувыркалась и понеслась…

Черноволосая Лулу… Черноволосая? — ахнула Вивьен, и сразу же в ее ушах зазвучали презрительные слова Саймона: «Придумала бы сказочку поскладнее, дорогая. На роли поддельных жен и прочих аферисток нанимают актрис!»

Странно, что эта мысль не пришла в голову Вивьен. Почему Дик Спенсер обратился в брачное агентство? У них безупречная репутация. Мистер Пембертон не занимался темными делишками. А у продюсера наверняка есть знакомые театральные агенты и в Британии. Что же заставило его обратиться к Вивьен?

Мгновенно в ее мозгу вспыхнули каверзные вопросы Говарда о цвете ее волос. Он неоднократно донимал ее этим. Следовательно, Говард знал о договоренности Спенсера с Лулу?

Вдруг как будто холодный ветерок пробежал по спине Вивьен. Она нервно оглянулась. Никакого! В центре Рима, на знаменитых развалинах ни одного человека.

Вивьен искоса взглянула на Спенсера. Тот, вроде бы деловито сверяясь с путеводителем, углублялся в руины все дальше и дальше. Он вприпрыжку шел к уцелевшей стене какого-то здания и что-то говорил. Рот его методично открывался, но Вивьен не слышала ни слова.

В нее медленно заползал страх. Сначала он робким мышонком прошмыгнул в сердце, угнездился там, а потом начал расти. Как же Вивьен раньше не сообразила, что Говард лишь продажный писака, а истинный злодей Дик Спенсер! И никакой накладки с Лулу у него не возникло. Он специально все подстроил. Это Лулу накачала наркотиками Фанни. И сделала она это по требованию Спенсера! Фредди же сказал, что оставил Фанни с Лулу. Они пили шампанское. Да и сама Вивьен заметила тогда подругу с этой черноволосой, чтоб ей пусто было…

Дика Спенсера не интересуют памятники Древнего Рима. Он специально затащил меня сюда, чтобы убить! — Пронеслось в мозгу Вивьен. Она — свидетель! А у свидетелей, как известно, ох какие большие проблемы с долголетием!

Страх-мышонок превратился в кошку. Она подняла голову и замяукала: мяу, боюсь… мяу, боюсь…

Вивьен пала духом. Ужас застыл в ее глазах. Сердце билось так сильно, что, казалось, его удары разносятся по округе как набат. Страх-кошка еще немного подрос и обернулся тигром. Он схватил сердце Вивьен в свои когтистые лапы и принялся раздирать его в клочья.

Неожиданно исчезло и солнце. Оно юрко скользнуло за тучку и притаилось там. Солнышку не хотелось вмешиваться в людские дела, особенно в такие страшные, как убийство.

Всего метрах в двухстах находилось шоссе. По нему, обгоняя друг друга, весело мчались машины. А здесь Вивьен находилась в другом мире, мире, из которого не выбраться…

Тебе надо бежать к шоссе, размахивать руками и кричать изо всей силы, твердил Вивьен голос подсознания, но она, словно загипнотизированная, двигалась за продюсером.

Страх жалил и жалил сердце. Потом словно ударами молота он принялся его расшатывать. Наконец сердце полетело в пропасть, а внутри Вивьен образовалась ледяная пустыня.

Солнце на мгновение вылезло из-за тучи. Ему надоело сидеть в темноте, и оно решило узнать, не завершилась ли кровавая драма. Увидев Вивьен живой, радужное светило моментально нырнуло в свою норку.

Раздался пронзительный птичий крик.

— Кар-кар, убьют… Кар-кар, убьют…

Страх поднял свой топор и замахнулся на Вивьен. Она непроизвольно съежилась и присела за каменную гряду.

— Ви, ты где? — крикнул Спенсер.

Вивьен молчала.

— Господи, Ви! Ты споткнулась и упала? — наклонившись над Вивьен, спросил Дик Спенсер.

Час Вивьен пробил! Сейчас Спенсер достанет из путеводителя черный пистолет и бабах — ее душа отлетит в мир иной.

Вивьен попыталась пошевелиться, но руки, ноги парализовал страх. Он судорогой свел скулы, перекосил лицо и анестезировал язык.

Спенсер стал наклоняться. Для Вивьен это мгновение показалось вечностью.

Хочет убить наверняка, в голову, прожужжала мысль в голове Вивьен. И вдруг произошло чудо. Губы Вивьен разлепились, а голосовые связки ожили.

— Мама! Мама! — отчаянно завопила она.

Саймон уныло бродил по вилле. Почему Вивьен, такая рассудительная, респектабельная девушка, в одночасье превратилась в непредсказуемое существо? Раньше Саймону время от времени даже становилось скучно в присутствии Вивьен. Все в ней было выверено до последней капли. И в постели она была холодноватой. Иногда в голову Саймона закрадывалось подозрение, что Вивьен позирует перед ним.

Та вышедшая в одном купальнике в Александрии девушка куда-то навсегда исчезла. Саймон порой тосковал по той незнакомке. Ему даже казалось, что случай на шоссе ему всего лишь привиделся, настолько реальная Вивьен отличалась от той шальной незнакомки.

В голову Саймона нет-нет да и закрадывалась мысль шокировать Вивьен, вывести ее из себя. Возможно, она расшевелится и вновь превратится в ту девушку из Александрии.

Дурацкая просьба отца купить Лулу кольцо все перевернула в его жизни. Вивьен обиделась и словно по мановению волшебной палочки принялась куролесить. Зачем-то прилетела сюда в Рим, присоединившись к этой странной тусовке исполнителей тяжелого рока. О ней стала писать пасквили желтая пресса, а ей, похоже, все нипочем.

Каким же дураком он был, что мечтал ее встряхнуть! Сейчас он все отдал бы, чтобы вернуть прежнюю Вивьен.

Навстречу Саймону двигалась Эмили Джойс. Саймон смутился и хотел уже куда-нибудь спрятаться, раствориться в воздухе, но потом рассудил, что взрослому мужчине не подобает испытывать столь постыдные чувства. Один раз он уже поставил себя в смешное положение — принял миссис Джойс за свою мать. Бедная женщина! Она наверняка подумала, что он сбежал из психиатрической лечебницы.

— Грустите? — мягко улыбнувшись, спросила Эмили. — Представляю, как вам сейчас тяжело…

Саймон вопросительно взглянул на мать Вивьен. Что она имеет в виду? Вивьен рассказала об их ссоре? Для дочери вполне естественно поделиться своими проблемами с матерью. Или же миссис Джойс говорит об ужасной статье в газете? Прочитать такое о собственной дочери — огромное испытание для матери. Да, скорее всего, именно о статье заикнулась миссис Джойс.

— Да, — согласился он с Эмили. — Отвратительно! Вам, как матери…

— Отвратительно? — не дав договорить, перебила его миссис Джойс. — Странно! Я готова была услышать любое другое определение — «страшно», «непривычно», «радостно», но «отвратительно»?.. Что может быть плохого во встрече с собственной матерью? Миссис Кроуфорд, я уверена, безмерно вас любит. Она, возможно, всю жизнь украдкой следила за вами, радовалась вашим успехам и проливала слезы, что не может прижать вас к своей груди. А вы — отвратительно!

— Я не о матери, — окончательно стушевался Саймон. — Я очень рад обрести ее и сестру. И не мне осуждать мою мать. Так сложилась жизнь. Пусть хотя бы ее остаток будет для нее счастливым. Мать и отец, кажется, помирились и собираются жить вместе.

— Правда? Я так рада. Прямо сериал…

Саймон вежливо улыбнулся и хотел было уйти, но миссис Джойс вдруг требовательно спросила:

— А о чем вы говорили? Что отвратительно? Я не поняла!

— Да я это так, к слову…

— Нет, мистер Кроуфорд, отвечайте прямо. Что вы имели в виду, говоря, что это отвратительно? — Эмили приняла воинственный вид.

Саймон оценил свои позиции. Вряд ли миссис Джойс удовлетворится уклончивым ответом. А если он попытается улизнуть, с нее станется его догнать. Что же ему придумать? Как уйти от ответа?

— Ну же, я жду, — поторопила его она.

— Я о статье! — так и не найдя достойного выхода из положения, брякнул Саймон.

— О какой? — удивилась миссис Джойс. В журналах так много всего пишут.

Саймон молчал.

— Мистер Кроуфорд, я лучше думала о вас. Обрести мать и сестру еще не означает, что можно вести себя неучтиво по отношению к дамам.

— Прошу прощения, мэм. Задумался…

— Так о какой статье речь?

— Забыл, мэм, — ответил Саймон. Он решил, что лучше будет выглядеть дураком в глазах матери Вивьен, чем причинит ей боль.

— А! Ранние пташки уже собираются в стаю? — К Эмили и Саймону подошел Говард.

— Здравствуйте, Говард! Представляете, Саймон упомянул о статье, которую нашел отвратительной, а когда я попросила его поподробнее рассказать о ней, заявил, что забыл. Такой молодой, а уже с выраженным склерозом…

— А мою статью вы читали? Правда, получилось хлестко? И ни одного штампа. Эти надутые выскочки из «Нью-Йорк таймс» еще обо мне услышат! Сваха международного класса! Разве это не прелестно?

— Пойдемте, миссис Джойс! — Саймон обхватил мать Вивьен за плечи и потащил в сторону от Говарда. — Не обращайте на него внимания…

Говард недоуменно пожал плечами. Странные эти англичане, как бы говорил его жест.

— Куда это вы меня волочете? — возмутилась миссис Джойс.

Саймон отпустил Эмили и, твердо глядя ей в глаза, заявил:

— Если бы мы жили века на два раньше, я бы вызвал этого негодяя Говарда на дуэль! Застрелил бы мерзавца!

— На дуэль? — эхом откликнулась Эмили. — Как романтично! А Вивьен мне жаловалась, что вы сухарь. Никакого воображения, а вы… — Неожиданно смутившись, она умолкла.

— Не переживайте, я найду способ припереть его к стенке. Он ответит мне за оскорбление Вивьен.

— Ах вы о той статье? Так бы сразу и сказали. Я ее читала. Написано и впрямь недурно…

Саймон замер. Глаза его расширились, а рот даже приоткрылся от удивления. Такой реакции от матери Вивьен он не ожидал.

— Вы приняли все написанное близко к сердцу? — продолжала Эмили. — Глупо переживать из-за желтой прессы. Если бороться с каждым, кто печатается в газетах, жизни не хватит, — добавила она. И не успел Саймон перевести дух, как она снова повергла его в крайнее изумление. Видимо, посчитав разговор о газетной статье завершенным, она перешла к другому вопросу: — Лучше скажите, что у вас с Вивьен? Вы собираетесь жениться на моей дочери?

Бедный Саймон не знал, что ему делать.

— Да. Нет, — промямлил он.

— Так да или нет? — выдвинула ультиматум Эмили.

Саймон посчитал бегство лучшим выходом из положения. Вопреки всем правилам приличия, он повернулся к миссис Джойс спиной и быстро зашагал прочь.

— Странный молодой человек! — услышал он слова Эмили, сказанные ему вслед. — Не хотела бы я такого мужа для Вивьен.

Спина Саймона напряглась. Еще одно слово из ее уст, и он не выдержит — сорвется и задушит очаровательную мамашу Вивьен.

Кстати, а где сама Вивьен? Плачет у себя в спальне? Бедняжечка! Как она, наверное, переживала там, в ювелирном магазине. Разве он мог предположить, приглашая Ви помочь ему купить кольцо, что события обернутся таким образом. И все этот консультант-продавец с его бриллиантами виноват, черт его подери! Если бы не он, то Саймон тут же ринулся бы вслед за Вивьен. И недоразумение сразу разрешилось бы.

Он вздохнул и машинально сунул руку в карман джинсов. Заветная коробочка была на месте. Саймон хотел вручить ее Вивьен в Лондоне, но его уравновешенная возлюбленная превратилась во взбалмошную особу и укатила сюда, в Рим.

В Нью-Йорке Саймон забыл про коробочку и захватил с собой джинсы вместе с ней. Да разве он мог думать о чем-либо, если мать, которую он считал давно умершей, вдруг оказалась живой. Да еще и сестра объявилась. До бриллиантов ли тут!

Надо было бы вручить кольцо ночью. Саймон уже собирался это сделать, но ему на глаза попалась эта злополучная статья. И почему он так взбеленился? Вивьен ему все объяснила. Он и сам всегда ставит служебные вопросы выше личных. К тому же она считала, что он ее оскорбил. На ее месте он тоже уцепился за любую возможность уехать подальше из Лондона. Его командировка в Нью-Йорк в какой-то степени тоже объяснялась этой ссорой.

Саймон осторожно постучал в дверь спальни Вивьен. Никто не ответил. Саймон стукнул сильнее. Результат тот же. Он слегка надавил на ручку двери. Закрыто.

По коридору шел один из «комариков». Саймон попытался вспомнить его имя. Вчера после пресс-конференции, превратившейся в грандиозное бесплатное шоу, Дик Спенсер пригласил его и родителей на виллу, где они и заночевали. «Комарики» показались Саймону занятными ребятами, но их имена вылетели у него из головы.

— Ви отчалила с Мячиком, — сказал «комарик». — Своими глазенапами видел. Они в развалины на виа Сент-Теодоре отвалили. Форо Романо! — И он поднял вверх указательный палец.

С Мячиком? Слово больно резануло слух. Кто это? Лулу вчера тоже его употребляла. Называла кого-то Мячиком. Она сказала, что Мячик ей приказал… приказал кого-то убить. Его сестра, его милая Фанни, чуть не стала жертвой убийцы!

Слава богу, она выжила! А вдруг опасность ей еще угрожает? Любой может пробраться в больницу и прикончить его беззащитную сестру! Он должен срочно мчаться туда!

А как же Вивьен? Ее ведь тоже могут убить! На развалинах, за чертой города, где ни одной души… И Вивьен туда поехала? Этот Мячик, похоже, маньяк! Он заманил Вивьен и уже, может, в этот момент ее приканчивает…

В глазах Саймона потемнело. Волосы на голове зашевелились от ужаса.

— Эй, постой! — заорал он и бросился вслед за «комариком», но тот куда-то исчез.

Саймон заметался по вилле. Он бегал по коридорам, заглядывал в комнаты, открывал незапертые двери, но обитатели виллы словно куда-то испарились. Отсутствовала даже мать Вивьен, встретить которую Саймон хотел в самую последнюю очередь.

Вдруг до слуха Саймона донеслись тяжелые аккорды и мощный голос запел:

— Дым… Все скрывает дым… Счастье молодым…

А он и вправду не клоун, промелькнуло в мозгу Саймона, и он ринулся на звуки музыки.

— Линк, — заорал он, врываясь в комнату, где в центре стоял рояль. — Фанни в опасности! Ее могут убить!

Линк, не вставая с табурета, нагнулся к ножке инструмента и достал спрятанную там бутылку.

— На, хлебни, дружище, полегчает… — протягивая Саймону бутылку, сказал он.

— Мячик хотел ее убить! Мне Лулу…

— Мячик? — вскинулся Линк. — Поехали!

— Нет! Езжай один! Я за Вивьен!

16

Саймон гнал машину, не обращая внимания на ограничение скорости. Лишь бы успеть! — билось у него в голове. Вот наконец и кольцевая дорога! Где эта чертова виа Сент-Теодоре? — думал он. Развалины точно уж находятся в самом глухом местечке. Где-нибудь рядом с городской свалкой.

Саймон мельком взглянул на дорожный указатель. Поворот на автостраду до «Флумичино» направо. Нет, он туда не поедет. Там международный аэропорт. Трасса с оживленным движением. Мячик не повезет туда Вивьен. Налево — поворот на шоссе до Неаполя. Тоже неподходящее местечко для уединенных занятий маньяка.

Ага! Вот поворот на виа Лорентина. Возможно, и виа Сент-Теодоре где-нибудь здесь. Помоги святой Теодор Вивьен! — взмолился Саймон.

Полицейский взмахнул палкой. Нога Саймона автоматически переместилась на тормоз, хотя мозг приказывал не останавливаться и еще сильнее нажать на газ.

— Синьор, вы превысили скорость! — Полицейский наклонился к Саймону. — Ваши документы!

Саймон не знал итальянского, но слова карабинера понял прекрасно. Лексикон полицейских во всем мире не отличается большим разнообразием. Он протянул водительское удостоверение.

Полицейский прищелкнул языком. Видимо, американские документы доставили ему удовольствие. Не только отечественные водители отличаются неаккуратностью вождения, но и американцы нарушают правила дорожного движения. Полицейский принялся выписывать штраф.

— Синьор, — на ломаном английском — Саймон считал, что полицейский так лучше его поймет, — обратился к нему Саймон. — Где здесь виа Сент-Теодоре?

— Сент-Теодоре? — удивился полицейский.

— Да-да, — закивал китайским болванчиком Саймон. — Руины…

Полицейский пожал плечами. Видимо, ничего не понял, решил Саймон и вылез из машины. Глаза его забегали по обочине дороги, и он, к удивлению полицейского, стал подбирать мелкие камушки и складывать их в кучу.

— Форэ Роум! — требовательным тоном пояснил Саймон.

— А! Си Медитеране[1]! — радостно воскликнул полицейский. Наже[2]? — И он стал делать движения руками, словно собрался поплавать в воздухе.

— Нет-нет, — запротестовал Саймон. — Форе Роум! Виа Сент-Теодоре!

— Форум Романум? — уточнил полицейский. — Виа Сент-Теодоре? Но, синьор, это в центре Рима! В самом его сердце. Вам, синьор, надо развернуться и дуть в Рим! Спросите сквиа Венис[3], синьор.

Саймон проворно развернул машину прямо перед носом полицейского.

— Эй, синьор, — закричал он. — Вы опять нарушаете правила!

Но Саймон не остановился. Он мчался спасать Вивьен.

Рука Саймона нанесла удар прежде, чем маньяк успел достать оружие. Краем глаза он увидел, что Вивьен как воробышек забилась еще глубже под каменную гряду. Боль и любовь овладели сердцем Саймона. Его любимую посмели обидеть! Проклятый маньяк хотел ее убить! Его девочку, его любимую! — закричала его измотанная тревогой душа и вложила все раздирающие ее чувства в сжатый кулак.

Саймон застал Дика Спенсера врасплох. Тот не ожидал нападения сзади, а если говорить точнее, даже и не предполагал, что его вообще будут здесь избивать. Некоторое время он был послушной грушей для кулаков Саймона, но потом изловчился и поднырнул под занесенную для очередного удара руку, споткнулся, упал, встал на четвереньки и быстро пополз.

Но Саймон не дал ему далеко уйти. Он догнал Спенсера, схватил его за ворот рубашки поло, которая затрещала в его руках, и поднял на ноги.

— Никуда не спрячешься, проклятый маньяк! — закричал Саймон, отвесил хороший хук слева и уже собирался нанести решительный удар справа, как вдруг остановился и растерянно сказал:

— Мистер Спенсер?

Дик Спенсер что-то невнятно пробурчал. Саймон не настаивал на четком ответе. Он тоже в таком случае выражался бы междометиями. Поэтому, пожав плечами, он кинулся к Вивьен.

— Моя отважная девочка, — поднимая Вивьен, прошептал он. — Где этот маньяк? Мячик?

— Это он! — показывая пальцем на Спенсера, выдохнула Вивьен. Она изо всех сил старалась говорить холодно и твердо, но голос ее подвел — она взвизгнула: — Он хотел меня убить! У него в путеводителе пистолет!

— У вас есть хоть крупинка здравого смысла? — возмутился Спенсер. — Один накидывается с кулаками, другая несет невообразимый бред. Нате, смотрите. — Он бросил Саймону путеводитель.

Книжечка в яркой обложке упала в пыль. Саймон не стал ее поднимать. Он держал в объятиях Вивьен, которая вся дрожала. И так было ясно, что в путеводителе не спрятано никакого оружия.

Нетерпеливый характер Вивьен требовал узнать все, и как можно скорее. Ее глаза загорелись, она выпрямилась и перестала дрожать.

Саймон неожиданно для себя забыл и про Дика Спенсера, и про угрожающую им смертельную опасность. Он любовался Вивьен. Ее огромными, в пол-лица, зелеными глазами, которые причудливо меняли цвет от нежно-зеленого до темно-бирюзового.

Дик Спенсер украдкой бросил взгляд на Саймона. Все испытываемые тем чувства к Вивьен отражались у него на лице. Спенсер успокоился — влюбленные часто сходят с ума, но за жизнь свою он может не беспокоиться.

— Если вы не хотели меня убить, зачем приволокли сюда? — Голос Вивьен звенел от негодования.

— Девочка моя, кому же вы нужны? У меня сейчас достаточно де-не-жек, чтобы наслаждаться жизнью, а вы — убить… Ха-ха! — Спенсер искренне расхохотался.

— Вы задумали от меня избавиться!

Спенсер вытер с глаз слезы. Хохот превратился в истерические всхлипывания.

— В банке перерыв! — сквозь смех проговорил наконец Спенсер. — Ви, я не знал, что вы жаждали подпирать банковскую дверь!

— Конечно, вы всегда мечтали посетить римские развалины, так, что ли? — ядовито спросила Вивьен.

— Я не имел возможности путешествовать.

— Угу! Вместо этого вам приходилось чистить сапоги, а ваша душа алкала музеев и памятников? Эту сказку мы слышали…

— Чьи сапоги? — удивился Спенсер. — А, легенда о чистильщике обуви! К вашему сведению, вы недалеки от истины, Ви. Моя семья была бедна, и я не мог, как некоторые, — он выразительно посмотрел на Саймона, — шататься по Европам. Я работал! Понимаете, всю жизнь работал! Сначала в «Макдоналдсе», потом в театре: был электриком и рабочим сцены. И мечтал… мечтал о том времени, когда стану богатым.

— А теперь решили пополнить свое образование? — уточнил Саймон. Он верил и не верил Спенсеру. Продюсер маньяк? Эта мысль не укладывалась у него в голове. Но факты говорили другое. Покушение на сестру. В том, что Фанни не наркоманка, Саймон уверился сразу же.

— Можете сколько угодно насмехаться! Я был в Афинах, на Крите, поднимался на Эйфелеву башню, посетил Нотр-Дам в Париже, любовался картинами в мадридском Прадо и даже ездил на остров Пасхи, — гордо, насколько позволяла его разбитая физиономия, разорванная рубашка и брюки в пыли, заявил Дик Спенсер.

— Вот-вот! А теперь решили меня убить, чтобы не лишиться всего этого! Если ваши преступные намерения в отношении Линка выплывут на белый свет, то вам не поздоровится. Вы потеряете свои любимые де-неж-ки, — передразнила его Вивьен. — В тюрьму угодите!

Дик Спенсер схватился за голову и стал притворно причитать:

— Ой как страшно! Ой напугала! Ох-ох-ох! Ой-ой-ой!

— Не юродствуйте! Я выступлю на суде против вас. Я докажу, что это вы подговорили Лулу угостить наркотиками Фанни и заказали Говарду статью.

— А я и не скрываю, что заказал… Это неподсудное дело. А насчет Лулу… У вас нет ни одной улики против меня. Лулу будет молчать. Она же соучастница! А ваша подруга может только сказать, что выпила шампанского и почувствовала себя плохо…

— Шампанского?

— Да, детка, шампанского! А был ли туда подсыпан наркотик… Вот в чем вопрос, как говаривал старик Шекспир. Все наркоманы утверждают, что случайно понюхали, укололись. Знаете ли вы, что у вашей подруги следы от уколов на руках, а?

— Вы подлец, Дик Спенсер! Вы даже предусмотрели и это! — Саймон выпустил из объятий Вивьен и начал грозно надвигаться на Спенсера.

— Полегче на поворотах, мой мальчик! Я вас еще притяну к ответу за нанесение побоев. Виданное ли дело, в центре Рима набрасываться на уважаемого человека с кулаками и избивать до полусмерти?

— Сколько? — с презрением в голосе спросил Саймон.

— Вы обязаны дать опровержение в газету! — выкрикнула Вивьен. — Вы заявите, что заранее задумали эту аферу, чтобы не отпустить Линка от себя.

Спенсер снова рассмеялся.

— Позвольте, детка, спросить — зачем?

— Вы загубили жизнь Линку!

— Я? — искренне удивился Спенсер. — Я принес ему миллионные доходы! Ладно, не буду врать, подтолкнул его немного вначале. Но каков он был на том капустнике! Чудовищная энергетика! Я сразу себе сказал: вот, Дик, твой шанс. Бери этого мальчика, и вы оба будете есть, пить и срать в золоте. Он соберет стадионы! Будет держать в гипнозе толпу! — Спенсер оживился, словно опять присутствовал на том пресловутом капустнике.

— Он мечтал о карьере оперного певца! — парировала Вивьен и воскликнула: — Теперь я знаю, почему вы обратились в наше агентство. Вы заранее все спланировали! А Фанни оказалась для вас просто-таки находкой. Только не понимаю, зачем я вам потребовалась?

— Я же объяснил, Фанни не фотогенична! — рассмеялся Спенсер.

— Линк хотел выступать в «Ла Скала»! — не сдавалась Вивьен.

— Знаете, какая проблема у Линка? — доверительным тоном сказал Спенсер. — Он слабовольный дурак! Если бы хотел петь на оперной сцене, послал бы меня к черту и дул бы себе в «Скала», в «Метрополитен», в «Ковент-Гарден» и еще черт знает куда!

— Он и собирался уйти, а вы своей статьей перекрыли ему воздух! Кто с ним теперь подпишет контракт? — возразила Вивьен.

— А кто не подпишет? Вы знаете? Я — нет!

— Но… — растерялась Вивьен.

— Это не администрация «Ла Скала» откажет, а сам Линк не будет рыпаться и как миленький поедет на гастроли в Южную Америку. И запомните мои слова. Это говорю вам я, Дик Спенсер! — Уже внутренне оправившись от кулаков Саймона, он перешел в наступление и, гордо ткнув себя пальцем в грудь, добавил: — Гениальный продюсер!

— Вы создали ему такой имидж, что его не возьмут в «Ла Скала»! — заметил Саймон. Несмотря на перенесенные треволнения, ему не понравилась горячность Вивьен в защите Линка. Ревность все-таки успела свить себе гнездышко в его душе.

— А пусть он сходит и узнает… Это, мальчик мой, реклама. А любая реклама, будь она хорошая или плохая, все равно ра-бо-та-ет. Вы не сравнивайте его с собой. Ваш бизнес, конечно, развалится, если в газетах напишут, что от ваших проводов случаются пожары. А в шоу-бизнесе все наоборот. Народ валом повалит на Линка. В оперных театрах это тоже знают. Де-неж-ки и им нужны.

— С подмоченной репутацией его не возьмут! — снова бросилась в борьбу с продюсером Вивьен.

Спенсер пожал плечами.

— Вольному воля. Хочет очиститься, пусть внесет в фонд борьбы с нищетой, помощи больным СПИДом или какой другой бякой немного де-не-жек и закажет Говарду статью. Тому без разницы — что обливать грязью, что лепить святого.

— Пойдем, Ви, отсюда! Меня уже тошнит от этого типа, — тихо сказал Вивьен Саймон.

— А де-неж-ки? Я должен оплатить услуги брачной конторы, а вы обязаны мне немного подкинуть за увечья. А, мистер Кроуфорд?

— Ви не нужны ваши грязные де-неж-ки, — передразнил Спенсера Саймон. — Считайте, что мы квиты!

— Вот это по-деловому, вот это по-нашему! Послушай, мой мальчик, если надумаешь вложить де-неж-ки в шоу-бизнес, я готов с тобой сотрудничать, — крикнул им вдогонку Спенсер.

Но те его уже не слушали. Взявшись за руки, они медленно брели к машине Саймона.

— Саймон… — пробормотала Вивьен.

— Ви… — откликнулся Саймон и остановился.

Ви тоже замерла. Саймон потянулся к ее губам, осторожно их коснулся и стал нежно ласкать. Постепенно его язык становился все настойчивее и смелее. Он с наслаждением пил нектар ее губ. Поцелуй, казалось, длился вечность.

И снова в жилах Вивьен бешено пульсировала кровь. Дрожь, теперь уже не от страха, а от сладострастного возбуждения вновь охватила ее тело. Сердце Вивьен замирало в блаженстве, а мысли, до сих пор колючие и четкие, превращались в туман. Прошлое исчезло. А в будущем ее ждало только счастье, которое у нее никто уже не отнимет. Все вокруг медленно плыло по кругу, растворялось и таяло. Глаза Вивьен заволокла пелена.

— Смотрите… влюбленные! — на чистом английском языке воскликнул кто-то рядом.

Саймон и Вивьен мгновенно отпрянули друг от друга.

— Какие эти итальянцы непосредственные! — заметила какая-то полная дама. — Целуются прилюдно.

По римским развалинам, где до этого не было ни души, двигалась толпа туристов. Вивьен насупилась. Саймон в смущении засунул руки в карман. Там по-прежнему лежала заветная коробочка. Набрав для храбрости побольше воздуха в легкие, Саймон достал ее, раскрыл и протянул Вивьен.

— Ви, прости меня, — начал он, но вдруг застыдился и почти силой всунул коробочку в ее руки.

— Что это? Кольцо? — изумилась Вивьен. — Тот бриллиант в четыре карата, который поразил мое воображение у «Адлера»? Ты его купил?

— Ну не украл же! Я из-за него и задержался тогда в ювелирном магазине. Хотел сделать тебе сюрприз…

— Ненавижу сюрпризы! Не хочу больше никаких неожиданностей! — в сердцах воскликнула Вивьен и сконфузилась.

— Ви, я прошу тебя стать моей женой.

— Да-а? — протянула Вивьен. — Ты забыл сказать еще что-то очень важное.

— Предлагаю тебе руку и сердце! — торжественно добавил Саймон.

— И всего-то? Больше ничего не хочешь добавить?

Саймон стушевался. Что еще говорят в таких случаях? — мучительно пытался вспомнить он, но предложение руки и сердца делал впервые и не знал, чего еще добавить.

— Но… — промямлил Саймон.

Вивьен напустила на себя надменный вид. Она оскорбленно отвернулась от Саймона.

Неожиданно раздался тихий смех. Туристы-англичане с большим любопытством наблюдали за развитием событий. Знаменитые развалины Древнего Рима привлекали их значительно меньше, чем желание узнать финал любовной истории.

А еще говорят, что англичане равнодушные люди! Дескать, сами своих чувств не выражают и в чужие дела не лезут, зло подумал о соотечественниках Вивьен Саймон.

— Эй, малый, скажи, что любишь! — громко крикнул какой-то подросток из толпы.

— Ви, я люблю тебя! — послушно произнес Саймон.

— А без подсказки сам догадаться не мог? — Вивьен была неумолима.

— Хорошо, Ви. Если я тебе не подхожу, по крайней мере теперь я знаю, что скажу другой…

— Кому это? — насторожилась Вивьен.

— Другой! Будто бы не понимаешь. Если ты мне откажешь, я вынужден буду просить руки у другой женщины. Я хочу жениться!

— Тогда становись на колени и повторяй за мной: Вивьен, я люблю тебя и прошу стать моей женой.

Саймон встал на колени и торжественно произнес:

— Я люблю тебя, Вивьен. Люблю больше всех на свете. А если ты не согласишься, заколю себя. — Саймон сделал большие глаза и добавил: — Кинжалом!

Толпа зааплодировала.

— Соглашайся! Не выпендривайся! — снова громко выкрикнул смышленый тинейджер.

Вивьен покраснела.

— Ладно, я согласна…

— Нет, Ви, так дело не пойдет, — вошел в роль Саймон. — Ты обязана сказать, что любишь меня. Теперь ты повторяй за мной: Саймон, я люблю тебя…

— Саймон, я люблю тебя! — громко заявила Вивьен и, не дожидаясь дальнейших слов Саймона, быстро добавила: — И согласна стать твоей обожаемой женушкой!

Саймон надел на палец Вивьен кольцо.

— Поцелуй! — завопил тинейджер.

Толпа охотно к нему присоединилась.

— Поцелуй! Поцелуй! — скандировали все вместе.

Саймон обнял Вивьен и громко чмокнул ее в губы, потом поднял на руки и понес к машине.

Сзади неслись крики и аплодисменты.

— Отпусти меня! — взмолилась Вивьен, когда Саймон отнес ее от туристов на порядочное расстояние.

— Почему это? — подозрительно осведомился он.

— Вдруг еще туристов встретим. Я не хочу больше целоваться у всех на виду.

Слова Вивьен о туристах, которые могут им вновь попасться, охладили пыл Саймона, и он отпустил Вивьен.

— Как ты здесь оказался? — уже около машины спросила Вивьен о неожиданном появлении на форуме Романум Саймона.

— Приехал спасать свою будущую жену! — улыбнулся он.

— Я так испугалась! — призналась Вивьен. — Ты думаешь, он не хотел меня… убить? — Голос Вивьен споткнулся, словно налетел на невидимую преграду.

— Вряд ли, Ви! Но я тоже очень боялся за тебя. Честно говоря, когда я сопоставил эти факты: Фанни в больнице, тебя он куда-то уволок, то перепугался не на шутку. Сразу рванул тебя искать.

— А Фанни? О ней ты забыл? Вдруг он ей еще какую-нибудь подлянку устроит?

— Я отправил к ней Линка!

— Спенсер правильно сказал, он… — Вивьен вздохнула, — слабовольный тип.

Саймону показалось, что на его душу пролился сладчайший нектар. Наконец-то он убедился, что его ревность беспочвенна.

— Тогда быстрее к Фанни! — скомандовал он, помогая Вивьен устроиться в машине.

17

В палате у Фанни Саймон и Вивьен застали Линка, миссис Кроуфорд и Говарда.

Бледное лицо Фанни, которую опутывало множество трубочек и проводов, освещалось слабой улыбкой. Оно покоилось на белой наволочке и почти полностью с ней сливалось. Только волосы, лежавшие на подушке, пламенели в этой снежной белизне.

— Что он здесь делает? — с подозрением тихо промолвила Вивьен и глазами указала Саймону на Говарда.

— Пишет очередную серию об отношениях в семье Кроуфордов, — недовольно пробурчал Саймон и шепотом ответил на невысказанный вопрос Вивьен: — Нет, не думаю…

— Саймон, сыночек, — бросилась к Саймону миссис Кроуфорд.

— Ты давно здесь, м-мама? — Саймон немного споткнулся на слове, которое долгое время не мог произнести вслух.

Миссис Кроуфорд ободряюще улыбнулась.

— Только что приехала. Твой отец… — она запнулась и быстро поправилась, — ваш отец поехал за ирисами. Фанни их любит.

Саймон нежно поцеловал мать в щеку.

— Я хочу тебе кое-что сказать… очень важное, — начал он.

— Что? — сияя глазами, поинтересовалась миссис Кроуфорд.

— Позже, — промолвил Саймон и спросил: — Когда ты пришла сюда, Говард уже был?

— Да.

Вивьен не хотелось подслушивать разговор сына с матерью. Им обоим еще надо привыкнуть друг к другу, а ее любопытство только усилит напряженность в их отношениях, подумала она.

Вивьен подошла к Фанни. Около нее сидел Линк. Они тоже о чем-то тихо переговаривались, а когда Вивьен подошла, с улыбкой взглянули на нее. Глаза Линка, оторвавшись от Фанни, еще мгновение сохраняли прежнее выражение. И Вивьен обострившимся чутьем безошибочно определила в них нежность и желание защитить.

Линку понравилась Фанни! — обрадовалась Вивьен и прислушалась к себе. Как отзовется эта новость в ее сердце? Но сердце продолжало спокойно биться. Однажды испытанное ею наваждение больше не повторялось.

А проклятый продюсер прав! — подумала Вивьен. Линк на концертах гипнотизирует толпу, и та черная первобытная страсть к самцу — результат транса, в который она впала на концерте.

— Фанни, я хочу с тобой поделиться новостью, — сказала Вивьен. — Твой брат сделал мне предложение.

— А ты? — с любопытством и тревогой спросила Фанни. — Согласилась?

Вивьен улыбнулась.

Фанни неправильно ее истолковала и ахнула.

— Отказала?

— Нет, Фанни, — поторопилась успокоить подругу Вивьен. — Наоборот, согласилась! Поправляйся быстрее! Дело за тобой! Без тебя свадьбы не будет!

— Саймон! — крикнула Фанни, но ее голос прозвучал совсем тихо. — Саймон, ты молодец!

— Фанни, сестричка, ты хорошо себя чувствуешь?

— Да, Саймон. Поздравляю вас! Дай я тебя поцелую.

Саймон наклонился над кроватью и подставил Фанни щеку. Потом в свою очередь нежно поцеловал сестру.

— Помнишь, ты все удивлялась, почему мне так нравится Саймон, — снова обратилась к Вивьен Фанни. — Поняла теперь? Потому что он мой брат! — добавила она с гордостью.

— Но если наш секрет уже раскрыт, то я объявляю всем, что, как только Фанни поправится, мы с Вивьен поженимся!

Линк поднялся со стула и поздравил Вивьен. Потом пожал руку Саймону и сказал:

— Поздравляю, дружище. Мне кажется, ты хороший парень и будешь «моей невесте» отличным мужем.

Оба, и Саймон, и Линк, рассмеялись.

— Скажите, миссис Кроуфорд, — обратился к матери Фанни и Саймона Говард. Всем своим видом он напоминал кота, обожравшегося сметаной. — Как вы себя чувствуете в присутствии обоих своих детей?

Но миссис Кроуфорд не слушала Говарда. Ей сейчас меньше всего на свете хотелось давать ему интервью. Она смотрела на своего сына, который вскоре станет мужем подруги ее дочери. На ее глаза навернулись слезы. Быть вместе с обоими детьми она даже никогда не мечтала. Ноги миссис Кроуфорд подкосились, и, если бы не Говард, она рухнула бы на пол.

В этот момент в палату вошел мистер Кроуфорд и увидел свою жену в объятиях репортера.

— О господи! Она нашла очередного Ромео! Бесстыдница! — вскричал мистер Кроуфорд.

— Он снова взялся за старое… — простонала миссис Кроуфорд.

— А что же плясать прикажешь от радости?! — ощетинился тот.

Миссис Кроуфорд стряхнула с себя руку Говарда и гордо выпрямилась.

— Ты обещал перестать ревновать, — с достоинством, выговаривая отчетливо каждое слово, произнесла она.

— Я и выполнил бы свое обещание. Но стоило мне оставить тебя на минуту, как ты уже в объятиях постороннего мужчины!

— Я не посторонний! — уточнил Говард. — Я репортер!

— У тебя есть свидетельство, что репортеры бывают только женщинами, даже когда выглядят как мужики? — не сдавался мистер Кроуфорд.

— Я разведусь с тобой! И на этот раз отберу у тебя сына! Ты его больше не увидишь! — Миссис Кроуфорд замахала из стороны в сторону указательным пальцем перед носом мистера Кроуфорда. — Никогда! — громко добавила она.

— Папа! — укоризненно сказала Фанни.

— Мама! — одернул миссис Кроуфорд Саймон.

— Послушайте, мистер и миссис Кроуфорд, — торжественно начал Линк. — Поздравляю вас с помолвкой вашего сына, Саймона Кроуфорда…

— Саймон женится? — деловито уточнил мистер Кроуфорд у жены.

Та кивнула.

— На ней? — стрельнул глазами в Вивьен мистер Кроуфорд. — Ты ее знаешь? Она хорошая девушка?

— Да, Джордж, хорошая!

— Тогда я рад! Поздравляю, Вивьен, поздравляю, Саймон! И будьте счастливы, как мы с твоей мамой. Правда, Джулия?

Миссис Кроуфорд нежно погладила мужа по волосам.

— Да, Джордж. Пусть будут счастливы, как мы с тобой!

Ответом им был гомерический хохот. Смеялась даже молоденькая медсестра, которая, услышав громкие крики, прибежала в палату.

Вивьен почувствовала, как Саймон все глубже и глубже погружается в нее. Внутри нее все сжималось и воспламенялось. Ее наполняло ощущение бурлящей радости, словно в нее влили шампанского. Оно газированными пузырьками распространялось по телу, щекотало каждый нерв и пульсировало в каждой жилке. Потом огонь разгорелся еще сильнее, и вот уже его и ее сердца бьются в унисон, его ритм становится ее ритмом, и Вивьен уже не знает, где она, а где Саймон. Они стали единым целым.

Полчаса спустя, когда Вивьен уже перемещалась в страну грез, Саймон неожиданно сказал:

— Не знаю как ты, а я не наелся.

Вивьен приоткрыла один глаз, второй продолжал слипаться от усталости.

— Обжора… — вяло заметила она и встрепенулась. О чем это он? Неужели и впрямь голоден? Вечером на ужине в честь их помолвки было съедено и выпито прилично. Вивьен даже думать о еде не могла. Или Саймон говорит о любви? — Неужели ты можешь еще что-нибудь съесть? — осторожно задала вопрос Вивьен.

— Да. Я припас сливочное мороженое!

— Господи, Саймон! Оно же наверняка растаяло.

— Я и люблю такое, жидкое…

Вивьен равнодушно наблюдала за действиями Саймона. Вот он спрыгнул с кровати, подошел к столику. На нем откуда-то появилось ведерко, в котором держат шампанское. Саймон запустил в него руку и жестом фокусника вынул коробочку со сливочным мороженым. Потом открыл ее, облизнулся и с видом знатока объявил:

— В самый раз! Не хочешь присоединиться ко мне?

— Нет, — лениво отозвалась Вивьен. Она и думать не могла о том, чтобы впихнуть в себя еще какой-нибудь кусочек, даже так любимого ею мороженого.

— Дело твое. Смотри, потом пожалеешь!

Вивьен не стала смотреть, как он будет поглощать мороженое, и закрыла глаза. Вдруг в ямочке у шеи, где сходятся ключицы, она ощутила прикосновение чего-то холодного и влажного.

Вивьен широко распахнула глаза. Саймон наклонился над ней и стал слизывать мороженое. Язык был горячим. Мороженое больше не охлаждало. Наоборот, оно обжигало и возбуждало, заставляя Вивьен щуриться от блаженства.

А потом ее тоже захватила эта игра. Она стала класть мороженое на его тело. Сливочное мороженое великолепно смотрелось на загорелом теле Саймона. Вивьен принялась увлеченно лакомиться. Каждая частичка ее тела кричала о любви. Постепенно нарастающее напряжение в теле стало нестерпимым, и она со стоном опустилась на Саймона, вбирая его в себя все глубже и глубже.

Эпилог

— Я что-то забыл? У нас какой-то юбилей? — входя в гостиную в особняке на Пятой авеню, спросил Саймон.

Вивьен поднялась с дивана ему навстречу и улыбнулась. В черном вечернем платье с распущенными по ослепительно белым плечам платиновыми волосами она была прекрасна.

— Нет, милый. Просто я отпустила прислугу и сама приготовила ужин. Проведем вечер вдвоем, при свечах. Ты не против, милый?

Саймон изобразил на лице радостную улыбку. Придется отправляться спать голодным, с тоской подумал он. Если у его милой женушки даже полуфабрикаты не получаются съедобными, так что уж говорить о собственноручно приготовленном ужине. Может быть, в конце концов Вивьен согласится на ресторан?

— Конечно, я рад, — ответил Саймон. — Это тебе. — Он вручил Вивьен длинный конверт плотной бумаги.

— Контрамарки в «Метрополитен-опера»? На «Севильского цирюльника»? — зная, что муж не очень любит оперу, удивилась Вивьен и тут же воскликнула: — Господи! Как же я сразу не догадалась?! Это Линк?!

— Да, он! С твоей легкой руки приехал на гастроли в Нью-Йорк.

— Почему с моей? Я здесь ни при чем.

— Нет, я думаю, ты не права. Это ты его подтолкнула порвать со Спенсером.

— Не знаю, не знаю… — лукаво заметила Вивьен. — Сегодня утром мне звонила Фанни. Она в Нью-Йорке! С чего это твоя сестричка прикатила сюда?

— Ты считаешь, что у нее с Линком роман?

— Уверена! Но ты садись за стол! Я приготовила жаркое и салат. И еще я купила…

Саймон вопросительно приподнял одну бровь.

— Что?

— Догадайся сам, — облизывая языком губы, проговорила Вивьен и, видя, что Саймон молчит, зардевшись, тихо добавила: — Сливочное мороженое.

— Что ж, его-то мы съедим обязательно. Только позже, — нежно целуя Вивьен, ответил Саймон. — А сначала давай отведаем жаркого.

— А это что? — увидев в руке Саймона другой конверт, спросила Вивьен. — Приглашение еще на один спектакль?

— Да, только от «комариков»!

— Как? И они в Нью-Йорке?

Саймон утвердительно кивнул и положил себе на тарелку жареной утки.

— Мм… вкусно, — с трудом прожевывая маленький кусочек жесткого как подошва жаркого, похвалил Саймон.

— Они так и остались у Дика Спенсера? — положив себе на тарелку салат, поинтересовалась Вивьен.

— Да. Теперь у него вместо Линка выступает какая-то девица. Новое его открытие.

— Откуда ты знаешь? Ты видишься с Лулу?! — испуганно воскликнула она.

— Успокойся, дорогая, конечно нет! Ни с кем я не вижусь. Просто я сотрудничаю с Диком Спенсером. Вложил в него немного де-не-жек, как он любит говорить.

— Ты связался с этим типом? Зачем?

— Ви, что бы ты о нем ни думала, Дик Спенсер деловой человек и его предприятие будет давать неплохой доход. А Лулу… — Саймон ухмыльнулся, — Лулу собирается стать женой Спенсера. Вот так-то!

— Я не пойду к ним на свадьбу! — заявила Вивьен.

— И на концерт «комариков» тоже? — подколол ее Саймон.

— Бен, Фредди и Бобби, кекс, порядочные, кекс, люди! Что глазенапы вытаращил? Разве не правду базарю?

Саймон рассмеялся.

— Браво, Ви! Ты никогда не утратишь способности удивлять меня!

Вивьен надула губы.

— Надо подумать, следует ли сегодня лакомиться мороженым, — не сводя глаз с Саймона, изрекла она.

Саймон сделал вид, что не понял. Ссориться с женой не входило в его намерения.

— Ты и в самом деле собираешься открыть ресторан? — переведя разговор на другую тему, спросил Саймон.

За два года замужества Вивьен искала себя в различных сферах деятельности — от массажного кабинета для домашних питомцев до открытия аэропорта, где бы обслуживались небольшие частные самолеты. Идея с рестораном была выдвинута совсем недавно. Быть только женой главы огромной корпорации — отец Саймона окончательно отошел от дел и жил с Джулией в Шотландии — Вивьен не хотела.

Вивьен зарделась.

— Нет, Саймон, — тихо промурлыкала она.

— Что так? — вскинул голову Саймон. — Пусть ты не готовишь, как дипломированный повар, но ты же не собираешься стоять у плиты! Наймешь хороших работников. Твоя задача — руководить!

— Саймон, я собираюсь стать матерью, — еле слышно прошептала Вивьен. — У нас будет ребенок.

Саймон дернулся и вскочил из-за стола. Тот пошатнулся, и на пол свалилось и недоеденное несъедобное жаркое, и приготовленный Вивьен на гарнир пересоленный салат. Коробочка с мороженым бодро заскакала по полу, перевернулась, открылась, и ее содержимое, почувствовав свободу, бодро шмякнулось об пол. Но оно не расстроилось — знало, что до него очередь все равно дойдет.

— Ви, я тебя люблю! — закричал Саймон, подхватил Вивьен на руки и закружил по комнате.