/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Сказки зимнего перекрестка

Красный Лис

Наталия Ипатова

Владетель древнего замка Гилиан — оборотень, наделенный даром перекидываться в лиса, — полюбил повелительницу эльфов Мао — и вызвал тем ненависть короля Оберона. Перед вами — новые повести Наталии Ипатовой, известной отечественным поклонникам фэнтези по романам «Король-Беда и Красная ведьма» и «Король забавляется».

Нтлия Иптов

Крсный лис

Кк прекрсны полукружья твоих

сомкнутых век…

ПРОЛОГ

Дв мльчик сидели н полу. В глиняной плошке меж ними воском безмолвно плкл свеч. Из темного угл пучился огромный мяч, рсписнный под глобус — блик трепетл н его глянцевом боку. Стены комнты утопли во мрке, и он кзлсь больше, чем был н деле. Волосы детей блестели, кк полировнное золото. Стрший мшинльно ктл по ковру цвет опвшей листвы янтрные шрики. Откуд-то из глубины, из-под пол, доносилось скорее дже не слышимое, ощутимое гудение.

— Гудит, — скзл млдший, чтобы что-то скзть.

— Крсный Лис скзл, пок гудит, мы можем не бояться темноты.

— Я никогд не боялся темноты!

— Это потому, что гудит всегд, — рссудительно зметил стрший. Крсный Лис зщищет нс от темноты и стрх.

Дети змолчли. Они уже привыкли к чувству неясной тревоги, окружющему их постоянно в этом мрчновтом змке, но сегодня ночью оно было особенно острым. «Гудит», — убеждли они себя.

— Видел ли ты что-нибудь в ониксовом шре, Корск? — спросил млдший спустя некоторое время.

Корск покчл головой.

— Мм отобрл его и выбросил, — ответил он нехотя. — Он скзл, что Лис не должен дрить нм ткие опсные игрушки. Он скзл, что ткие шрики используются для колдовств. Ирби, двй не будем ей покзывть, если Крсный Лис еще что-нибудь ткое нм подрит.

— Не будем, — соглсился с непререкемым вторитетом Корск мленький Ирбис. — Но, Корск… Рзве подрки Лис опсны? Он ведь см сделл ту мшину, которя не пускет в змок колдовство.

Корск зколеблся. З плотно зкрытым окном постукивли ствни. Может, это леший просился в дом, но их здоровый эгоизм, рвно кк и збвные нствления Крсного Лис, подскзывли им, что лешему в лесу лучше, чем в нтопленной спльне, им, в спльне, лучше вдвоем и без лешего.

— Ирби, — произнес, нконец, Корск после долгого и мрчного рздумья, ты еще, нверное, мленький, но я тебе скжу… Мне больше некому скзть. Мне кжется, мм не любит Крсного Лис.

Повисл пуз. Шестилетний Ирбис сник под тяжестью обвинения, выдвинутого его семилетним бртом.

— Нет, — неуверенно отозвлся он. — Рзве можно не любить Крсного Лис?

— Он не любит его, это точно, — мрчно продолжл упрямый Корск. Он никогд не смеется, когд он шутит, и никогд с ним не соглшется, дже когд см видит, что он прв… и зпрещет нм игрть с его подркми. Он бы и нм зпретил с ним игрть, если бы могл!

— Но Крсный Лис любит мму!

— Он не хочет, чтобы он любил ее. Он сердится н него. Он говорит, что он тйком знимется колдовством, и что это очень дурно.

Ирби неприятно было говорить о том, что мм не любит Крсного Лис, и он ухвтился з произнесенное бртом слово:

— А, колдовство! Я пытлся увидеть что-нибудь в янтрном шрике, но у меня ничего не вышло. Нверное, обязтельно нужен ониксовый? А третьего дня я спросил у Лис, кк можно превртиться в лисицу, он зсмеялся и скзл, что не скжет. Скзл, что превртиться туд — легко, обртно трудно, и чем больше я буду лисицей, тем меньше — мльчиком. И еще он скзл, что я могу совсем рзучиться стновиться обртно мльчиком, и однжды крестьяне поймют меня в курятнике, и ему будет от этого больно.

Корск слушл со снисходительной и печльной улыбкой — он см просил Лис о том же, ему и смому хотелось рыжим огоньком нестись в степи, в высокой трве, или крсться ночью, бесшумно, н мягких полусогнутых лпх — и он получил тот же ответ: полушутливое, но оттого не менее твердое «нет».

— Я думю, Лис не колдует, — скзл он. — Ведь мшин не рзрешет колдовть. Он рзрушет все зклинния. Я думю, Лис просто рсскзывет нм скзки.

— Нет! — зкричл Ирбис с болью. — Ты рзве збыл, что он покзывл нм тм, в бшне?! Кк он зжигл свет, и кк покзывл нм другие город в плнтире?! И… Мм говорит, что без мгии он не сделл бы эту мшину!

Но в Корске жжд познния уже пробудил естественный скептицизм исследовтеля.

— Это все нучно объяснимо, — объявил он. — Я только пок не зню, кк…

Он змолчл, увидев в глзх брт слезы возмущения. Еще бы, его зствляли рзувериться в чуде! Корск сделл нд собой усилие и змолчл, потому что когд уходил Крсный Лис, у него не оствлось никого, кроме Ирби, и он нучился жертвовть своим высокомерием. Он позволял Ирби верить в чудес, рз уж тому тк хотелось.

Глв I

ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР КРАСНОГО ЛИСА ИЛИ МИССИЯ КОРОЛЕВЫ МАБ

Бшня возвышлсь нд змком Гилин, ее золоченый шпиль пронзл ночное небо. Ветер в стихийной злобе гудел и выл вокруг нее, но ничего не мог поделть с ее прямотой. Слбо светились янтрным светом восемь окон в круглых стенх ее верхней комнты — верный признк бессонницы герцог Гилин.

Тревожной и душной выдлсь ночь, и тот, кто привык к жизни н нейтрльной земле, почти н опушке Арденнского Лес, вдли от грессивно-пугливой христинской общины, кто ежедневно рисковл быть втянутым в бесконечную ползучую войну меж прозической рельностью и порою слдким, порою жестоким мороком чродейного лес, тот облдл особым чутьем н тревогу.

Герцог Гилин сидел в деревянном кресле, с зкрытыми глзми, тщетно пытясь уловить, откуд нынче тянется к нему невидимя липкя лп. Что-то здесь было… Он чувствовл присутствие посторонней силы. Это был не тк, лишь рзведк, осторожное прощупывние его готовности. Кк будто кто-то рссмтривл его, стоя з его спиной. Герцог Гилин не оборчивлся. Смешно было бы пытться увидеть простым человеческим зрением столь сильного противник, кк Оберон, влдык всей нечисти Арденнского Лес.

Герцог Гилин со вздохом открыл глз — ничего не смог он увидеть внутренним зрением, ничего… кроме того, что уверился — Оберон вновь зинтересовлся им. До сих пор Гилину удвлось отстоять свою незвисимость. Он был христинином — скорее по привычке, нежели из истинной веры, и оттого, что у рхиепископ не хвтло улик для его отлучения. Втихомолку болтли, будто он поколдовывет. Только чродей, шептлись з его спиной, способен тк долго держть змок Гилин свободным от Обероновой нечисти. Если только не предлся он Оберону, добвляли другие. Нет, Оберону он не предлся, и у Гилин были веские основния считть, что слухи эти рздржют всесильного Влдыку Арденнского Лес, поскольку ствят н одну доску его и смертного хозяин Гилин, несмотря н все рстущую мощь первого — неподчиняющегося, незвисимого, способного противостоять. Не рз незжли епископы, убеждли герцог збрть жену и детей и уехть подльше от Арденн, в город, под зщиту святой церкви. Он отговривлся фмильной гордостью, хотя его жен, леди Ронон, тк и рвлсь прочь. Н деле же святя церковь был ему ничуть не более симптичн, чем Оберон со всей его нечистью. Его нсмешливый ум охотно нходил сходство меж порождениями тьмы и ревностными служителями божьими, вторые внушли ему куд меньше интерес. И те и другие жждли его подчинения, он же не подчинялся никому. Он был полон сил и здор. Ему нрвилось хитрить и избегть силков. Он ни рзу не оскорбил святую церковь, но тм уже двненько косо н него поглядывли. Отлучение висело нд его головой н тоненьком волоске.

Он взъерошил волосы. Подстриженные нд бровями, они лежли н его голове кк шлем из полировнного золот, лучсь н темном шелке сорочки. Его сыновья унследовли этот дивный цвет волос. В рспхнутом вороте сорочки поблескивли мелкие кольц серебряной кольчуги.

Герцог обвел глзми комнту. Вкруговую н стенх стояли книги — большую чсть он прочел. В центре, подчеркивя круглую форму помещения, стоял низкя, кругля же тхт — он чсто ночевл здесь. Н секунду глз его здержлись н небольшой кврели в узком простенке — с кртины ехидно щурился ярко-рыжий лис. Герцог усмехнулся и подмигнул зверю. «Я бегу, бегу в высокой трве, поспейте-к з моим хвостом», — тихонько пропел он, потом перевел взгляд н стол. Тм стояло нечто ткое, что мигом привело бы его не только к нфеме, но и прямиком н костер, увидь это ненроком хоть один из зезжих епископов. О нет, тм не было жбьих потрохов и зспиртовнных млденцев! Тм всего лишь стоял н подствке из темного дерев ккой-то круглый предмет, покрытый черным плтком с узором из золотых нитей.

— Может, мы поглядим друг другу в глз, Оберон? — вполголос спросил герцог и снял плток. Н полировнной подствке, сделнной в виде человеческих рук, лежл шр из темного хрустля. Он кзлся непрозрчным, но по мере того, кк герцог вглядывлся в него, внутри рзгорлсь крошечня искр. Он стновилсь все больше и ярче, и вдруг брызнул мгниевой вспышкой. Герцог Гилин зжмурился, но и сквозь веки ему видно было постепенно меркнущее зеленовтое сияние. «Жлкий дилетнт вздумл игрть с чродеями», — выругл он себя и открыл глз.

Нет, Оберон ему не покзлся. Он увидел выплывший из глубины шр темный зл с множеством колонн причудливой формы. Середин зл был пуст… Или кзлсь тковой. А по стенм, в кромешной тьме кишело, визжло, прыгло и ползло множество всевозможных лешков, руслок, нетопырей, вервольфов, безголовых лошдей, полусгнивших мертвецов, млденцев, умерших некрещеными… Болотные огоньки перелетли с мест н место, и их тусклого мертвенного свет едв хвтло, чтобы н миг из темноты выступили чьи-то воздетые кости, покрытые клочьями истлевшей плоти, или чей-то рзинутый рот.

Гилин фыркнул и отодвинулся. Дже если бы он зхотел, он не смог бы серьезно отнестись к этому прду нечисти.

— Покзл бы ты мне лучше что-нибудь, приятное взгляду, — велел он своему плнтиру. — Не детишек пугешь.

В глубине шр пошли стрнные серые волны, словно кто-то рзворчивл перед его взором рулон серебристого шелк. Герцог, скептически скрестив руки н груди, откинулся в кресле, но то, что выплыло из глубины шр, кк будто рывком поводк бросило его к плнтиру. Тм возникло лицо.

Это был женскя голов. Он медленно поворчивлсь, двя ему возможность изумляться ее црственной крсоте, и не сводил с него глз, полных луквого огня. Изгиб тонкой черной брови кк будто повторял очертние век, тонкие ноздри небольшого прямого нос вздргивли от возбуждения. В уложенных короной волосх цвет воронов крыл лунным лучом сверкл мленькя дидем. Он улыблсь, зня, что рот ее полон жемчуг, и что ямки н щекх восхитительны. Из прически выглядывло крошечное ушко с кплей серьги того же лунного цвет. Крсуясь, он поворчивл голову н высокой сильной шее. Без сомнения, не плнтир покзл ее, но см он позволил ему продемонстрировть себя во всем блеске.

— Мб! — выдохнул герцог.

Он зсмеялсь беззвучно, но неудержимо, чуть зпрокинув голову, и он кк будто услышл этот змнивющий, чувственный смех. Смех брызгл из ее глз, кк будто вся кож ее лучилсь смехом, дрзнящим, обещющим и чуть-чуть издевтельским. А потом, зня, что услышть он не сможет, он с преувеличенной ртикуляцией произнесл губми: «Крсный Лис!» И снов зхохотл.

Потом видение погсло. Алрих Гилин, по прозвищу Крсный Лис, почувствовл, что з ним больше не следят, но ошршен он оттого был не меньше. Ведьм, чертовк, величйшя искусительниц со времен создния тверди, Мб, Королев фей и црствення супруг Оберон! Он бросил ему вызов, и он знл, что вызов примет. Трудный, восхитительный противник! По првде скзть, в последнее время он устл от безделья. Мб по его душу! Он был восхищен и встревожен. Восемь лет нзд, ночью, в лесу, при похищении леди Ронон, он уже встречлся с ней. Встреч был мимолетной, д и Мб тогд выглядел не тк. Узнв, по ккому делу отчянный юнец ночью тревожит покой ее подднных, он со смехом пожелл ему удчи. Сглзил, проклятя ведьм! В ту же ночь брк их полетел к чертям. Мб! Он, кк рыцрь, открыто вызвл его н поединок, предупредил, с чем он столкнется в будущем. Это понрвилось ему. Это было не в духе Оберон, но вполне в духе его црственной, ветреной, коврной, обольстительной Мб.

Немного рньше, совсем в другом месте, в чугунном кресле с подушкми из черного мх, в светской позе сидел т, кого Крсный Лис вскоре увидел в своем плнтире. Белое с серебром плтье волнми шелк спдло н ее туфли, и мелкя оберонов нечисть суетилсь вокруг, рспрвляя и уклдывя ее шлейф, пододвигя ей под ноги чугунную скмеечку и сдувя с белого шелк невидимые пылинки.

Подземный чертог был погружен во тьму. Кзлось, светилось только белое плтье Королевы Мб. Потом прилетел рой блуждющих огоньков, покружился нд креслом нпротив и звис. Мб моргнул, и кресло тут же окзлось знятым.

— Здрвствуй, мой господин, — в легком поклоне Мб опустил увенчнную голову. Дух, сидевший нпротив, был бестелесен. С неестественно белого его лиц смотрели темные глз, чело венчл корон, сплетення из покрытого инеем терн, угловтые плечи кутлись в мнтию цвет тумн, что стелется в рссветные чсы нд сырыми грудми хворост в волглых ложбинх.

— Кк приятно смотреть н тебя и видеть тебя, Мб, — ответил он очень крсивым, низким голосом. — Ты сменил тело с тех пор, кк я видел тебя в последний рз?!

— Я женщин, — улыбнулсь его супруг, — тело стреет, мне хочется быть молодой.

— И кто тебя з это осудит? Ты тк прекрсн, что хочется молчть и смотреть. Сколько лет этому телу? Двдцть пять?

— Двдцть восемь, мой дорогой. Это зрелый плод. А почему бы и нет? Осмелюсь, однко, предположить, ты вызвл меня не для того, чтобы любовться моим телом?

«О, ты прекрсн!» — вздохнул з ее спиной хор блуждющих огоньков. Мб рздрженно отмхнулсь. Оберон сделл жест рукой, и огоньки улетели. Влдык Арденнского Лес вновь спрятл длинноплую, нечеловечески худую кисть в склдки мнтии.

— Я не зря отозвл тебя с зеленых лугов, столь любимых тобою. У меня есть для тебя рбот. Пор его, нконец, поймть.

— Кто интересует тебя?

— Крсный Лис.

Глз Мб зискрились.

— Мой озорной знкомец из ночного лес? Кжется, это было вчер!

— Ты его знешь? Ты никогд не говорил…

— Мы повстречлись с ним позднее, чем рсстлись с тобой, мой милый. Этот шльной мльчишк тк гнл коня, будто его преследовли все твои вурдлки, поперек седл у него лежл девиц. Он рспугл моих эльфов, и я вынужден был дть ему нгоняй. Впрочем, рсстлись мы друзьями.

Мб лучезрно улыбнулсь воспоминниям.

— Все мои вурдлки нипочем Крсному Лису, — с сухим смешком скзл Оберон. — Кк говорят смертные, з ткого союзник я отдл бы душу, если бы он у меня был. Мб, приведи мне его.

— А что я получу з это?

— Удовольствие… от хорошо сделнной рботы. И уверения в моей вечной любви.

— Блестяще! — Мб всплеснул рукми. — Он бросет меня н неприступную крепость, см взять которую не в состоянии, рсплчивться собирется уверениями!

Сухой смех Оберон прервл ее возмущение.

— Гилин не тк уж неприступен… для тебя, Мб. Более того, для тебя он легкя добыч. Его не любит жен.

— Ах, стрый сплетник! — зинтересовнно воскликнул Королев фей. — Но почему? У них отличные лисят!

— История семейных неурядиц Крсного Лис збвн и поучительн. Восемь лет нзд юный Алрих Гилин, уже тогд известный кк Крсный Лис, влюбился нсмерть в леди Ронон из род Септимиев и просил ее руки, в чем ему было с негодовнием откзно ее гордым отцом. Понятно, тогд Крсный Лис был еще никем. Откз обескуржил его лишь н короткое время. Гилин похитил девицу из ее собственного дом, свидетельницей чего ты и был. Он ни рзу не обидел ее, и обвенчлся с ней н следующий же день.

Мб мечттельно вздохнул.

— Поскольку леди Ронон был скомпроментировн, стрый Септимий плюнул и здним числом блгословил этот брк. Не пожелл ли ты, чсом, удчи Крсному Лису? Он ненвидит его все восемь лет.

— Бедняг, — скзл Мб. — Единственное, в чем я могу его упрекнуть, тк это в том, что он выбрл для себя столь недостойный объект. Ты в смом деле хочешь, чтобы я привел его тебе?

— Инче зчем бы мне прерывть твои збвы?

— А средств? Ты дешь снкцию н супружескую измену? Кк ты к этому отнесешься?

Оберон, улыбясь, покчл головой.

— Кк не к первой и не последней. Рзве рньше ты зпршивл снкции? Куд ты денешься, Мб?

— Х! — возмущенно скзл Королев фей.

— Ему тридцть лет. Он живет в уединенном змке, вдли от город и церкви, со стервой женой и двумя детишкми. Нсколько мне известно, з восемь лет у него не было ни одного сколько-нибудь серьезного ромн. Мб, он тебе н один зуб.

— Покжи мне его, — попросил Мб.

— Охотно, — скзл Оберон, и хлопнул в лдони. Оборвнный леший с поклоном поствил н столик плнтир. Мб, игря ямочкми щек, постучл в хрустль ногтем.

— Лис! — позвл он. — Лис, посмотри-к сюд! — голос ее дрожл от сдерживемого смех.

В темном хрустле покзлсь комнт, слбо освещення свечми. З столом молодой человек с волосми цвет солнц, хмурясь, глядел в ткой же плнтир.

— Это он! Это точно он! Он не видит меня?

— Пок еще нет.

Мб помолчл, рзглядывя свою жертву.

— Он изменился з восемь лет, — скзл он дрогнувшим голосом. — Кк много знчт для смертного ккие-то восемь лет… Я не помню, чтобы он был тк крсив. У него прекрсное тело, и черное изумительно ему идет. О духи земли и неб, ккой любовник пропдет!

— Я буду рд, если это мленькое приключение доствит тебе удовольствие, Мб, — скзл Оберон. — Ты в смом деле хочешь, чтобы он увидел тебя?

— Почему нет?

— Ты предупредишь его, он будет нчеку.

— Что з печль! Я бросю перчтку, он должен ее поднять. Довольно! Пусть он увидит меня!

Оберон кивнул, и Крсный Лис в плнтире резко вскинул голову. Мб поймл его взгляд и, не отпускя, повел головой, позволяя рссмотреть себя, прикзывя любовться собой. Выржение изумления и рстерянности н его лице рссмешило ее, он был не из тех, кто может долго удерживть в себе смех. Он смеялсь ему в лицо смехом победительницы, потом, дрзня, отчетливо скзл: «Крсный Лис, Крсный Лис, кис-кис!» И Оберон сделл знк унести плнтир.

— Он поколдовывет, — зметил он деловым тоном.

— Вот кк?

— Блуется.

— Ну, порчу нвести любой дурк сумеет.

— Он не дурк. Должен тебя предупредить, в змке Гилин рботет мшин, рзрушющя любое колдовство. Я не зню, кк он ее сделл. Змок кк будто под колпком. Потому и держится. Но стрнно не это. Стрнно то, что мшин пропускет колдовство смого Лис. Мб, в змке ты не сможешь колдовть.

— Я использую другие чры.

— Я буду тебе крйне признтелен, если ты отключишь эту проклятую мшину.

— А может, он и не колдует вовсе, ?

— А плнтир? Ты знешь способ упрвляться с ним без мгии? Нш приятель ох не лыком шит.

— Невжно, — Мб улыбнулсь, но Оберон отметил ее отсутствующий вид. У меня будет муфт из его шкуры.

— Мб, — позвл Оберон.

— Что?

— Не збудь… Ты обещл его мне… Когд нигрешься. Живого или мертвого.

— Лучше живого, — добродушно скзл Мб.

— Д, лучше живого, — кивнул Оберон. — Но лучше мертвого, чем никкого.

Глв II

ПОСОЛЬСТВО В ЗАМКЕ ГИЛИАН

Ночью пришел большеногий тролль и прибил к воротм змк Гилин грмоту с предложением принять посольство Королевы Мб «по территорильным вопросм». Не принять это посольство герцог не мог: откз ознчл бы, во-первых, его пренебрежение к столь священному предмету, кк грниц, во-вторых — безндежную потерю лиц в глзх Мб. В «территорильные вопросы» он не поверил ни н мгновение, было совершенно очевидно, что Мб едет в его змок кк шпионк и диверснтк. Впрочем, в змке ему не приходилось опсться ее колдовских штучек: когд ворот зхлопнутся з ней, он перестнет быть ведьмой. Он остнется всего лишь очровтельным созднием из плоти и крови. Гилин хмыкнул, вспоминя ночное видение. Нет, конечно, никкие «территорильные вопросы» не могли быть причиной этого вызывющего визит, з ним крылось нечто большее, чем тривильный рздел влдений. Любимой фрзой Крсного Лис, которую он чсто повторял своим детям, было изречение: «Удчу Лис определяет рзумное сочетние отвги и осторожности». Присутствие Мб в его змке предрекло позиционную войну. Что ж, он еще ночью решил принять вызов.

З звтрком он скзл детям:

— Звтр к нм в гости приедет нстоящя волшебниц. Если вы понрвитесь ей, он может покзть вм кое-ккие фокусы.

Зрелище рзинутых ртов доствило ему искреннее удовольствие.

— Сэр, — скзл осторожный Корск, избегя при мтери именовть отц Крсным Лисом, — если мы ей не понрвимся?

— Тогд он превртит вс в блох. Но вы ей понрвитесь, он любит детей.

После этого он обернулся к жене.

— Я не желю, чтобы эт короновння шлюх переступл порог моего дом, зявил леди Ронон.

— Мы поговорим о твоих желниях позже… и не при детях, — оборвл ее Гилин.

Звтрк продолжился в молчнии. От леди Ронон исходило недовольство, Корск и Ирбис ерзли н стульях и перешептывлись. Герцог сидел в здумчивости.

Когд же звтрк был окончен, и дети убежли, герцог вновь обртился к жене:

— Ну вот, теперь поговорим. Не принять посольство я не могу , это будет грубостью… и трусостью. И может привести к осложнениям в отношениях с Обероном. Тк что, хочешь ты того, или нет, Мб приедет сюд и пробудет здесь столько, сколько зхочет.

— О, в этой жизни все происходит вне звисимости от моих желний, вспыхнул леди Ронон. — Пок он будет нходиться в змке, я не выйду из своей комнты! И не рзрешу это детям!

— Выйдешь! — резко ответил Крсный Лис. — Выйдешь, и будешь с ней см любезность. Ты будешь изобржть рдушную хозяйку, любящую жену и прекрсную мть, дже если после ее отъезд год не выйдешь из своей спльни. Мне все рвно, кк ты себя ведешь, но если ты вызовешь недовольство Мб…

— И что ты мне сделешь?

— Я? Он может превртить тебя в жбу быстрее, чем ты съешь яйцо всмятку.

Леди Ронон отштнулсь.

— Я не желю водить компнию с этой нечистью! Я не хочу жить в этом проклятом месте! Я все время боюсь! Я все время подчиняюсь твоим прихотям…

Гилин грубо встряхнул ее з плечи.

— Прекрти истерику и зймись делом. Звтр он приедет…

— Он нверняк змышляет ккую-нибудь пкость!

— Это уж будь уверен. Скжу одно — будь счстлив, что приедет Мб, не припрется ккой-нибудь тролль с немытыми ногми.

— Смя подходящя для тебя компния! — в сердцх бросил Ронон.

Герцогу Гилину уже изрядно ндоел этот рзговор. В сущности, он был уверен, что он подчинится, но сделет из себя мученицу. Он уже зкрывл з собой дверь, но вернулся и, всунув голову в щель, с невинной улыбкой скзл:

— Дорогя… помни о жбе…

Пущення в него вз рзбилсь о поспешно зхлопнутую дверь. Леди Ронон услышл з дверью смех и в отчянии бросилсь вон из столовой.

Крсный Лис, посвистывя, спустился во двор. Рзбитя вз был добрым знком. Ронон выпустил пр, и можно было рссчитывть, что некоторое время он продержится, не выкзывя норов, если только Мб не будет нмеренно ее провоцировть. Он вовсе не был уверен, что Королев фей собирется вести себя пинькой. Двешний ее визит в плнтире ничуть его н этот счет не успокоил.

Герцог Гилин, кк вежливый хозяин, встретил посольство Королевы Мб в миле от дом. Оберон позботился, чтобы день был во всех отношениях прекрсен. Стоял конец мя, н деревьях курчвилсь еще не успевшя зпылиться листв, влжно поблескиввшя после ночного ливня. В остткх утреннего тумн опловым блеском мерцло ожерелье из множеств мелких озер и прудов, видимых с холм.

Мб сидел н вороном коне, по-дмски, упирясь одной ногой в стремя и поджв другую. Ее белые одеяния струились по ветру, черные, высоко поднятые волосы были уложены короной. Вокруг нее, пешком и верхми, сгрудилсь ее свит — рзномстные эльфы, няды, дриды, облченные в голубые и зеленые полупрозрчные ткни. Вся эт веселя бртия пересмеивлсь, поглядывя н квлькду встречвших, мчвшуюся по узенькой дорожке, ведущей к условленному холму. Крсного Лис сопровождли несколько умудренных жизнью н нейтрльной полосе человек, повидвших всякое и знвших, кк ндо скрестить пльцы и сколько рз куд плюнуть при встрече с руслкой — грнизон змк Гилин был весьм немногочислен.

— Мне очень приятно вновь видеть тебя, Мб, — скзл Гилин, въехв н холм и остновившись нпротив прекрсной гостьи.

— Я счстлив, что ты узнл меня, несмотря н перемену тел. Кстти, кк оно тебе, Лис?

— К сожлению, — метя в тон, отвечл Гилин, — у меня нет возможности дть исчерпывющий ответ.

Мб лучезрной улыбкой рсцвел н фоне лучезрного утр. Они нпрвились к змку, темневшему н фоне цветущих лугов.

— Быть может, — усмехнулсь он, — и предствится ткя возможность, ? Может быть, истиння цель моего посольств — ты, Лис?

— Я был бы счстлив, — отвечл ее злтовлсый спутник, — если бы я был нстолько глуп.

Мб зсмеялсь.

— Лис, ты боязлив?

— Нет. Я дипломтичен. Мб, я восхищен возможностью вести переговоры с тобой, но я был бы круглым идиотом, поверив хотя бы одному твоему слову.

Королев фей был в восторге.

— Нм предстоит упоительня игр, мой дорогой Лис. Ты только что убедил меня в необходимости соблзнить тебя. Это вопрос профессионльной чести. Ты же, вероятно, хочешь и лицо не потерять, и шкуру сохрнить?

— Моя прекрсня Королев! Чего же еще может желть пожилой жентый человек?

Ну, что ж. Он явно был готов к состязнию с Мб. Он действительно был нчеку. И он нрвился Королеве фей все больше. Он обожл собеседников, не лезущих з словом в крмн.

Когд они вошли в зл, леди Ронон поднялсь им нвстречу. Лицо Гилин остлось невозмутимым, однко в душе он весело рссмеялся. Мб прищурилсь.

Рди этой встречи леди Ронон вспомнил, что он прекрсн. Сделв положенные три шг по нпрвлению к гостье, он змерл, позволяя себя рссмотреть. Он бросл вызов смой Мб!

Н фоне двух полукруглых окон ее тонкя фигур кзлось лилией. Алрих Гилин никогд не видел двух столь явных противоположностей, кк т, что стоял перед ним, и т, что опирлсь н его руку. Огромные серо-голубые глз жены под опущенными, чуть выпуклыми векми внимтельно следили з рекцией… о нет, не его, Мб. У Ронон был горделивя оснк ристокртки и восхитительно стройное тело. Он был выше ростом, чем Мб. Ее кож сиял белизной, золотистые волосы он уложил в сложную объемную прическу, отягощвшую и зствлявшую чуть-чуть клониться вперед длинную гибкую шею. В ее ушх покчивлись жемчужины, и весь ее тулет был выдержн в серебристо-голубых тонх. Шею укршло мленькое золотое рспятие.

Свит Мб остлсь з воротми змк Гилин — мшин Крсного Лис рзвеял бы в пыль и свет все эти бестелесные создния. Когд же ворот зкрылись, герцог с удовлетворением отметил, что лунное сияние дидемы в волосх гостьи померкло, теперь он кзлсь просто серебряной. Но крсот Мб не померкл ничуть. И теперь, когд они рук об руку вошли в зл, где встречл их леди Ронон, сердце хозяйки болезненно сжлось. Потому что кк ни прекрсн был леди Ронон, он увидел, что эти двое — дивня пр. Мб, кк уже говорилось, был ниже ростом, и не могл похвстть хрупкостью сложения. Ее брхтистя кож был цвет спелого брикос, и, вероятно, тков же н ощупь. Высокя шея ничуть не клонилсь под тяжестью черных кудрей — Королев фей лучилсь веселой жизненной силой. Ее походк был тверд, темные глз искрились, яркий пухлый рот нсмешливо улыблся, круглый подбородок был здорно приподнят, свою роскошную грудь он несл перед собой, кк знмя.

Возможно, и были тм где-то ккие-то политические игры, но Ронон отчетливо понял одно — Мб явилсь з ее мужем. Дже смый ненужный в хозяйстве муж стновится дргоценным, если в женщине здето святое чувство — чувство чстной собственности. И с кждым шгом Мб, отдввшимся в голове Ронон удром кузнечного молот, последней стновилось все яснее — муж он теряет. Быть может, впервые взглянул он н него не глзми супруги, кк женщин, у которой появилсь достойня соперниц, и обнружил, что сделл ошибку, не обрщя н него достточно внимния.

Алрих Гилин был высок ростом, строен, худощв и порзительно естественно двиглся.Его узкое лицо чсто освещлось улыбкой — большой мльчишекий рот был отлично для этого приспособлен. «Он… тк крсив?» удивилсь Ронон и почувствовл, кк н нее нктывет волн тяжелого рздржения, кк будто он опять был перед ней виновт. Ее рздржло в нем все: его тинствення возня с чродейными нукми, его шутки, его цвет волос, и то, что дети любят его больше, чем ее, и эт дурцкя игр в Крсного Лис. И то, что он смотрит н нее свысок — тк ей, во всяком случе, кзлось. А теперь появилсь Мб, цветущя, озорня, без млейших признков корсет. Откровенно посягющя н территорию Гилин. Леди Ронон не любил муж, но отдть его з здорово живешь… Д еще тк, чтобы он при этом получил удовольствие!

А он явно получл удовольствие от общения с Мб. После того, кк дмы обменялись приветствиями, Королев фей обрщлсь только к герцогу, и от рзговор этого Ронон зкипл все сильней. Потому что Мб откровенно поддевл Гилин, нзывя его Крсным Лисом, и ему это явно нрвилось, и бесед их был вся пересыпн шуткми н любовную тему — кк будто ее, Ронон, здесь и не было. Они явно были в восторге от себя и друг от друг.

Гостья отобедл. Пришло время зняться делми. Трелки и кубки н длинном столе сменились кртми местности и мирными договорми меж Обероном и Гилином з несколько лет.

— Итк, вот мои претензии, — нчл Мб, переплетя смуглые пльцы сильных мленьких рук и положив их перед собой н стол.

— От двух десятков дм, следоввших в этом году н вечеринку н Лысой горе в ночь н первое мя, поступил жлоб. Ввиду отсутствия предупредительных знков н шпиле бшни змк Гилин, пролетвшие н доступных им трнспортных средствх вышеупомянутые дмы потеряли ориентировку в прострнстве и попли в поле действия вшей мшины, герцог, в результте чего леттельные ппрты стли тем, чем они являлись до модификции, то есть, в просторечии, метлми, дмы упли с большой высоты, чем и причинили себе телесные повреждения рзличной степени тяжести.

— Ндеюсь, шбш не сорвлся? — спросил Гилин смым зинтересовнным тоном.

— Нет, шбш… вечеринк не сорвлсь, но он был омрчен.

— Что вы предлгете? Возместить ущерб и купить им новые метлы?

— Мы предлгем повесить н шпиле вшей бшни крсный фонрь.

Крсный Лис поперхнулся от хохот. Мб мгновенно очутилсь з его спиной и сднул его кулчком между лопток.

— Прошу меня извинить, — скзл герцог, откшлявшись. — Я протестую против цвет. Змок Гилин не бордель, и, ндеюсь, тковым не стнет. Я повешу зеленый фонрь.

— Договорились, — кивнул Мб. — Кк быстро могут прийти к соглшению дв умных человек. Теперь следующий вопрос. При нводнении этой весной в Кмышовое озеро н вшей территории окзлись зброшенными водяной с двумя руслкми в ожиднии потомств. Вод спл, и теперь несчстня семья не может выбрться из озер, ствшего для них ловушкой. Они покорнейше просят вшего рзрешения остться в озере до следующего нводнения.

— Ну уж нет! — взорвлся Крсный Лис. — Это уже зхвт! Пусть мечут икру в другом месте. До сих пор Кмышовое озеро было чистым. Не хвтло еще, чтобы в смом лучшем моем озере рсплодилсь нечисть. Я дм телегу, пусть звернутся в мох, злезут в бочки с водой, и везите их, куд хотите.

— Скзть по-првде, — медовым голосом произнесл Мб, — им очень нрвится в Кмышовом озере.

— Чтоб духу их тм не было! Во всяком случе, блгодрю з предупреждение. Хорош бы я был, если бы сунулся в это озеро.

Мб, зсмеявшись, откинулсь в кресле.

— Поплся бы ты руслкм прямо в лпы, х-х! Ты боишься щекотки, Лис?

— Считю вопрос недипломтичным!

— Мне у жены спросить? Ронон…

— Прошу прощения, — Ронон встл. — Я вс покину, мне ндо приглядеть з хозяйством. Рд буду встретиться с вми з ужином, Мб.

Он вышл и остновилсь у зкрытой двери. Оттуд послышлся взрыв хохот, потом Гилин скзл:

— Мне бы не хотелось, чтобы уменьшлось число прудов, где мои дети могут купться без опски.

Вскоре пкет вопросов, с которым прибыл Мб, истощился, и они окончили зседние.

— Бродят слухи о твоей чудо-мшине, Лис, — вспомнил Мб. — Покжи мне ее.

— О, ты ее оценишь.

— Не сомневюсь.

Они поднялись н второй этж.

— Мшин нходится в центре змк, — объяснял Гилин, — это для того, чтобы ее действие рспределялось более или менее рвномерно — оно звисит от рсстояния. Рдиус действия примерно рвен рдиусу змк.

— А кков мощность?

— Любой неосторожный эльф, попвший в поле действия излучтеля, будет моментльно рзложен н цветочную пыльцу. И это сейчс, когд резервы мшины здействовны не полностью.

Мб поежилсь.

— Ты чувствуешь, кк гудит под ногми пол?

— Твой змок гудит весь… Кк осиное гнездо. Лис, мне уже сейчс не нрвится твоя мшин.

— Инче и быть не может. Ну вот, взгляни н нее.

Гилин рспхнул дверь перед Королевой фей и вошел в большую комнту вслед з ней. Мб остновилсь н пороге, рзглядывя чудовищное сооружение из непрерывно рскчивющихся кривошипов, монотонно врщющихся шестеренок и вздргивющих членистых труб.

— В центре всего сооружения нходится котел, — продолжл объяснять Гилин с едв зметной усмешкой. — Он в бсолютном порядке, и взрыв я ничуть не опсюсь. Глвня же чсть… собственно и отвечющя з все это вон т движущяся лент с перфорцией. Это хрнилище информции. По стенм всего змк вывешены снбженные нлизторми излучтели. При попднии нечисти в поле действия излучтеля происходит нлиз субстнции нечисти, и соответственно вырбтывется излучение. Никкого колдовств чистя нук.

Он болтл, искос поглядывя в сторону неподвижно стоявшей Мб. Он смотрел н мшину, кк рыцрь н дркон, и он почти физически ощутил, кк ее охвтывют возмущение… и стрх.

— Все это очень интересно, — медленно произнесл Королев фей. — И кк же он выключется?

Крсный Лис зсмеялся.

— Скжу и это, если нстивешь, Мб. Выключить систему безопсности могу только я см.

— А если кто-нибудь похитит ключ?

— Для этого ему придется похитить мою првую руку. Видишь глерею вдоль стены?

Мб кивнул. Н глерею вел легкя метллическя лесенк, д и см глерея был всего лишь узенькими мосткми почти под смым потолком, огржденными тоненькими перилми. Внизу лесенк был зперт решетчтой клиткой.

— Эт клитк, — скзл Гилин, — открывется только тогд, когд я вклдывю в специльный пз првую руку. После этого ндо пройти по всей глерее и опустить вниз рубильник н стене. Тогд мшин остновится.

— Отвртительня выдумк, — скзл Мб с чувством.

— Возможно. Но крйне полезня. Мб, я прошу тебя держться от нее подльше — ведь ты еще жив лишь блгодря тому, что твое тело состоит из плоти и крови, не из звездного свет и цветочной пыльцы, я вовсе не хочу лишть мир Королевы фей.

— Я польщен, — ответил он резковто. Ее лицо зметно побледнело, и Крсный Лис мысленно см себе пожл руку — ндо было суметь довести Мб до ткого состояния.

Глв III

МАБ ОТКРЫВАЕТ ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ

Ронон тихонько стукнул в дверь отведенной для Мб комнты и дождлсь позволения войти. Мб сидел спиной к окну, свежя, кк грудной млденец.

— Мб, — скзл Ронон, усживясь нпротив. — Нсколько я понимю, вы с Гилином рзрешили все вши проблемы.

— Почти все, — уклончиво ответил Королев фей. — Нм необходимо съездить н Кмышовое озеро и прояснить тм обстновку. Ну и еще кое-ккие мелочи. Тебе не терпится поскорее меня спихнуть? — голос Мб ззвучл проникновенно. — Ты чуешь опсность?

Ронон не опустил глз. Мб крепко ее донял з полдня пребывния в змке, и ей очень хотелось выскзться. Он не знл, что Мб при желнии тоже может быть изрядной стервой.

— Мб, ты думешь, я слеп? Я прекрсно вижу, з чем ты охотишся. У тебя ничего не выйдет.

— Почему же? — Мб прищурилсь. — О, рзумеется, ты прв относительно моих нмерений, но зблуждешься относительно моего могуществ.

— Я не менее хорош, чем ты, — скзл Ронон, — если не скзть большего. И, кроме того, он МОЙ муж.

— Охот в чужих влдениях всегд меня привлекл, — н щекх Мб появились здорные ямочки. — Что же ксется твоей внешности, дорогя… Восемь лет нзд, в Арденнском Лесу, перекинутя через седло, ты выглядел лучше… Леди Зубня Боль.

— И это говоришь мне ты? Стря толстя коров! Рзве я не вижу, что у тебя ничего не выходит? Это все только шуточки и поддрзнивния, н смом деле он достточно осторожен…

— Чтобы в критический момент сослться н ревмтизм и подгру? Дорогя Ронон, ты совершенно прв. Это все действительно были шуточки и поддрзнивния. Нстоящую кмпнию я еще не нчинл. И вот что я тебе скжу: у меня, действительно, против тебя было бы мло шнсов, будь вш брк нстолько удчным, нсколько это пытется предствить Лис. И не будь ты ткой дурой в течение восьми лет.

— Дур я, или нет, но любит-то он меня.

— Ндо же… Зметил! Только поздно. Он действительно любил тебя. Уж я-то зню, кк выглядят влюбленные. Инче зчем бы ему рисковть шкурой и крсть тебя, кк курицу из курятник. Но ты со своим вечным недовольством, знудством и кпризми истощил, уморил и похоронил эту любовь. И если ты теперь сжешь цветочки н могиле, покойницу этим не воскресишь. Мужчину ндо увжть, поддрзнивть, посягть н его территорию, обрщть н него внимние… Тк-то, Миссис Собк Н Сене. Рзумеется, он сбежит от болезненной плксы к веселой здоровой женщине. Ты слишком поздно понял, ккое он сокровище, , между тем, это очевидно любой нормльной ббе. И я не собирюсь уезжть из змк, не взяв эту крепость. Вот тк… Мдм Упущенный Шнс. Твои опсения бсолютно обосновны. Твой муж будет моим любовником. И перспектив эт меня восхищет. А теперь брысь отсюд, детк, я буду готовиться к приступу.

Ронон с пылющими щекми вылетел з дверь. Торжествующий хохот Мб, кзлось, еще придл ей ускорения.

Стемнело. Ужин втроем не принес Ронон никкого утешения. Те двое изощрялись во взимном подклывнии, однко Мб был несколько рссеяннее, чем обычно. Единственный вопрос, обрщенный к хозяйке, был: «Где дети?» — Дети ужинют н кухне. После они срзу отпрвятся спть, — лконично ответил леди Ронон.

Мб понимюще усмехнулсь, Гилин просто кивнул, приняв информцию кк фкт. Ронон опслсь ккой-нибудь порчи, или сглз, или ккого-либо другого волшебного влияния.

А после ужин Мб скзл:

— Лис, по ночм окн верхней комнты бшни светятся янтрным огнем. В сущности, я подозревю, чем ты тм знимешься. Не рскроешь ли ты мне и эту свою тйну?

— Покзть тебе мою секретную комнтку? Изволь…

Они поднялись в бшню по кменной винтовой лестнице — Мб в белом плтье лебедем плыл впереди, Крсный Лис, с ног до головы в черном, неторопливо следовл з ней, возле смой двери опередил свою гостью и отворил дверь. Мб вошл и обвел взглядом комнту.

— Отличня идея, — скзл он, пок Лис зжигл свечи. — При тких стеклх здесь солнечно дже в смый псмурный день.

Гилин покосился н нее, отметив, что дидем н ее голове вновь зсиял колдовским светом. «Интересно, чувствует ли он, что в этой комнте мшин не действует?» Он обртил внимние н то, что он оствил вызывющий тон — голос ее стл глубже и мягче, и смех ее звучл теперь по-другому, более низко.

Зсмеялсь он, увидев изобржение лис.

— Автопортрет?

— К сожлению, нет. Чертовски неудобно держть кисть в зубх.

Он зглянул в плнтир, пробежл взглядом по именм второв н корешкх книг и устроилсь н крешке тхты. Гилин сел в кресло нпротив.

— Жен знет, чем ты здесь знимешься?

— Боже упси, — Лис скрестил пльцы. — Мне вовсе не хочется, чтобы он выдл меня епископм… Рзумеется, из смых лучших побуждений.

— Похвльня тмосфер взимного доверия црит в этой семье, консттировл Мб. — Лис, ты счстлив?

— Рзве не очевидно?

Мб покчл головой.

— Есть ткя поговорк: «Лопни, но держи фсон». По-моему, ты следуешь ей.

— Мб, ответь мне н один вопрос.

— Н сколько угодно. Ведь ты ответил н все мои…

— Мб, зчем ты приехл?

Ее тихий смех отозвлся по всей комнте, кк будто здесь жило мленькое эхо.

— Это понял дже твоя жен, устроившя мне сегодня сцену. Я приехл возместить тебе ущерб. Есть все основния полгть, что это я сглзил твой брк. Я призню свою вину и готов ее искупить.

Гилин хмыкнул:

— И Оберон тут, рзумеется, ни при чем?

— А причем здесь может быть Оберон?

— Луквишь.

— Нет. Ты мне нрвишься.

Он смотрел снизу вверх, смуглое лицо, белое плтье, глз сияют тк, что оглянуться не успеешь — зтянет в этот Млечный Путь, и будешь вечно нестись вдоль вихревых звитков неведомых глктик.

— Почему именно я?

— Нипочему, — Мб слегк обиделсь. — Ты никогд не подозревл собственную тень? Я тебя хочу.

Крсный Лис рссмеялся:

— И если я сейчс скомндую «Р-р-рздевйсь!», ты скинешь плтье?

— Нет, — он встл и отвернулсь. — Потому что это недостойно ни тебя, ни меня. Тебе изменило чувство юмор.

— Соглсен. Один — ноль в твою пользу.

— Я приехл з тобой, — скзл он, — и говорю я о любви. Ты, рзумеется, догдывешься, что я рзбирюсь в этом?

— Мб, я польщен, но это невозможно. У меня жен, дети, герцогство… Мне есть, что терять… Тьфу, черт! Я не это хотел скзть. У нс говорят: «Дурк тот, кто поверит Мб».

— У этой поговорки есть и вторя чсть, — нпомнил Мб. — Но трижды дурк тот, кто ею пренебрежет. В любви не торгуются. Я уеду… Ты остнешься здесь со своей стервой, которя блгополучно испортит тебе остток жизни.

— Мб… я не хочу говорить о ней в подобном тоне. Он — мть моих сыновей.

— Ккое блгородство! Я — Мб, это знчит, если ты еще не знешь, что я могу говорить все, что мне вздумется, где мне вздумется, и о ком мне вздумется. Я — вольный дух зеленых лугов. Неужели же твоей худшей половине приходится тртить столько же усилий, чтобы зтщить тебя в постель? Догдывюсь, что ситуция обртня. Лис… Ты, может быть, дже не предствляешь себе, от чего ты откзывешься? Вшему млдшему сыну уже шесть лет. А тебе только тридцть. Лис… Кк бы я любил тебя! А твоя жен — не подрок. Ох кк невесело тебе с ней, Лис. А я ведь не только тело тебе предлгю. Хотя… — луквство мелькнуло в ее улыбке, — рзве оно тк уж дурно? О д, у тебя есть жен, дети и герцогство. Но любви-то у тебя нет, любить ты можешь и хочешь. О, Лис! Ты ищешь тм, где нет, между тем… вот он, я.

Крсный Лис опустил глз. Двно уже перестл он улыбться.

— Лис… — Мб вернулсь н крешек тхты и коснулсь его руки. — Неужели ты совсем рвнодушен ко мне?

— Мб… — он взял ее мленькую крепкую руку и поглдил, но это был единствення лск, которую он себе позволил. — Тебе ответить дипломтично, или честно?

— Дипломтично, — ее глз блеснули двумя веселыми звездочкми.

— Мб, увы… Что бы ни болтли епископы, единственное, что может згубить ншу душу — это предтельство. Я збочусь о своей душе… и о своих детях.

— И об их мтери, которя вовсе не зслуживет твоей зботы! Ты же сделл все, чтобы он полюбил тебя! Теперь мне хотелось бы узнть, кков был бы честный ответ.

— Очень коротким. — Он поднял, нконец, н нее глз. — Не совсем.

— О… скзл он с оттенком горечи, — ты оствляешь мне ндежду, которой я смогу жить до конц дней! Он — мть твоих детей! Этого козыря мне у нее не отобрть. Я-то никогд не смогл бы родить ребенк. Рзве ты не знл? Мб проклят. Думешь, почему я крду детей?

— Крсть нехорошо, — тихо скзл Крсный Лис, — но что поделть, если очень нужно?

— Д… и с тобой это случилось однжды. Тебе бы не озорным Крсным Лисом звться, индюком. Кк у вс при ткой семейной жизни еще двое ребятишек ухитрились родиться?

— Знешь, см удивляюсь! — вырвлось у Лис.

— Рзве я прошу о многом?

— Д. Ты и см знешь.

— Ты прв. Мне ты нужен весь. Я меняю только все н все.

— Тк д, или нет?

— Нет.

— Ты сделн из кмня, — скзл Королев фей. — Или из дуб.

Они об кк будто рзом выдохлись, и нпряжение рзговор спло. Сидя в рзных углх комнты, об переводили дух.

И тут в дверь постучли.

С облегчением и тревогой Гилин бросился открывть. С облегчением потому что рзговор ндо было кк-то звершить, с тревогой — потому что появление Ронон не предвещло ничего хорошего. Но н пороге стояли мльчики.

— Крсный Лис, впусти нс, — потребовл Корск, который, кк стрший, взял н себя переговоры.

— Мм скзл, что вы спите, — зметил Гилин, отступя от дверей.

— Х! Ну, Ирби-то мне пришлось рзбудить… Мдм, — Корск вежливо поклонился Мб, — простите нс, но Крсный Лис скзл, что в ншем змке гостит нстоящя волшебниц, и что если мы вм понрвимся, вы покжете нм нстоящее чудо. О, мдм! Мы вм нрвимся?

Мб рссмеялсь не то с горечью, не то с облегчением.

— Ты, должно быть, Корск? А млыш зовут Ирбис?

— Именно тк, мдм.

— Откуд ты знешь имен моих детей? — вмешлся Гилин.

— Няньки выносили их н луг, эльфы подслушли их имен и рсскзли мне. Я с удовольствием укрл бы твоих детей, Лис. Ккие прекрсные у них волосы, и черты лиц у них твои. Это поистине твои дети. Я укрл бы их, д и тебя прихвтил бы. Ребятки, я покзл бы вм что-нибудь стоящее, если бы ни эт мшин внизу. Вот если бы Крсный Лис отключил ее н чсочек…

— В этом нет необходимости, — скзл Крсный Лис, мшинльно нкручивя прядку волос н плец. — Рзве, войдя сюд, ты ничего не зметил?

Мб притихл. Дети нпряженно ждли. И они увидели, кк н ее губх ззмеилсь торжествующя улыбк — он почувствовл в себе могущество.

— О мдм, — вполголос скзл Корск, — если мы не увидим ничего, кроме вс, нм и этого будет достточно!

Мб стоял посреди комнты, окруження дрожщим белым сиянием, сттня и величвя, кк и подобет Королеве фей.

— Вы, остроухие, все трое, — скомндовл он, и дети взвизгнули от восторг, — сдитесь в уголок и смотрите. И чтоб тихо сидели!

Он н секунду здумлсь, потом вытянул перед собой руку и определенным обрзом пошевелил пльцми. Рядом с ней встл столб белого свет, и в нем зметлись ослепительные огненные птицы.С тхты донесся восхищенный вздох. Мб метнул туд взгляд. Мльчишки с отцом сидели, прижвшись друг к другу, Лис обхвтил сыновей з плечи, и были они похожи, кк лис и лисят. Мб улыбнулсь и продолжил плести пльцми невидимое кружево волшебств. Птицы вырвлись н волю и с тихим звоном рстяли в воздухе. Столб свет стл ниже и шире, и вот он уже был морем с чуть вздымющимися волнми. И из тьмы вдруг выступил серебристый корбль. Его бушприт пронзил прострнство нд головми ребятишек, мчты уходили в потолок, и все его прус, до смых лиселей, были подняты. Корбль прошел прямо перед ними, нклонившись н левый борт, кк будто чтобы не здеть их. Н нем не было экипж, только мленький человечек стоял н носу, приложив подзорную трубу к перевязнному черной повязкой глзу. Перед зрителями медленно прошло нзвние корбля — «Виктория».

— Он идет дорогой грядущей слвы, — тихо скзл Мб. — Ни его, ни дмирл нет еще н свете, и появится ли он в этом мире, или в сопредельном, не ведет никто.

Видение погсло.

— О мдм, — скзл Корск севшим от волнения голосом, — это было тк дивно…

— Это было почти тк же здорово, кк то, что покзывл нм Крсный Лис в прошлую пятницу, — брякнул вдруг Ирби.

Гилин попытлся спрвиться со смехом, но удлось ему это невжно.

? Спсибо, родной.

— Во имя всех духов земли и неб, Лис, что ты им покзывл? Пытлся ходить н ушх?

— Крсный Лис, покжи! Ну, покжи!

— Д ну вс! Нет. Не-ет! Я не собирюсь срмиться! Мб, ну скжи ты им!

— Ну уж нет! У тебя, окзывется, есть ккие-то способности? Двй выклдывй. Дети, сейчс мы его свяжем и будем щекотть до тех пор, пок…

— Нет! Только не это! Я выпрыгну в окно… Я преврщусь в людоед, оствьте меня в покое. Мб, пощды!

— Ты не получишь пощды, несчстный! Гони иллюзию, или я вызывю сюд взвод руслок.

— Лдно! — рявкнул Лис, которого дети, буквльно понявшие лозунги Мб, с визгом повлили н тхту. — А ну, отпустите, юные вурдлки!

Он отряхнулся, нхмурился, зкусил губу и сотворил ткой же столб свет, после чего облегченно выдохнул:

— Ну, кжется, выходит.

В столбе покзлись, сперв смутно, зтем все более отчетливо, белые бшни стрнного город. Они искрились, кк схрные, и дети увидели бесчисленные фонтны, рки, мостики, соединявшие верхушки бшен, зубцы, пилястры и контрфорсы смых причудливых форм. А потом появился сд. Н их глзх выросло дерево с серебристым стволом, и н нем рспусклись и опдли огненные цветы. Они медленно рспусклись и медленно-медленно опдли, пря в плотном воздухе внутри столб.

— Духи земли и неб! — прошептл изумлення Мб. — Д ведь это же мэллорн! Откуд ты знешь о них? Они умерли двным-двно.

— Он снился мне, — шепотом ответил Лис.

Мэллорн исчез, и дети увидели степь, зросшую серебристой трвой. Трв волнми ходил под сильным ветром, и по трве, нперегонки с ветром, несся большой, тоже серебряный лис. Он стелился по земле и подпрыгивл, и было ясно, что он не гонится з добычей и не удирет от погони, просто полон чувств и сил. Несколько минут они зворожено следили з бегом лис, потом он погс.

— Я устл, — скзл Гилин. — Не щекочите больше. А лучше отпрвляйтесь все спть.

— А ты опять будешь здесь спть? — спросил Ирби.

— Д. Спокойной ночи, Мб.

Мб нпрвилсь к двери, положив руки н плечи детей, но н пороге обернулсь. И Крсный Лис едв устоял перед глубочйшей, обволкивющей нежностью ее взгляд.

— Нет — тк нет, — вполголос скзл он и зкрыл з собой дверь.

Глв IV

МАШИНА ОТКЛЮЧЕНА

Нутро Мб и Гилин отпрвились н Кмышовое озеро улдить дел с выселением. Герцог проследил, чтобы должным обрзом упковнные руслки были погружены в бочки и вывезены по нпрвлению к реке. Водяной очень переживл з свое семейство, и им явно было неохот рсствться с уютным Кмышовым озером, но в этом пункте герцог был непреклонен. Его беспокоило, что Мб явно что-то змышлял. Он не обрщл н него никкого внимния, кк будто нкнуне у них не было душерздирющей сцены. Порзмыслив, Крсный Лис решил отнести смену ее нстроений к непозннной облсти женских кпризов. «Он см не знет, что придет ей в голову через минуту».

Они ехли рядом: Мб н вороном коне, Гилин — н рыжем. Мйский день сиял влжной листвой, опрокинутое небо отржлось в глзх Мб, и от сверкнья солнечных лучей Крсный Лис щурился дже под ндвинутой н глз шляпой.

— Дел зкончены, — скзл он ему, когд они въезжли в змок, — скоро я покину вш гостеприимный кров.

Зтем хозяев и гостья в молчнии отобедли, и Мб ушл к себе отдохнуть перед дорогой, кк он скзл. Гилин устроился н подоконнике в Большом Зле и здумлся… или здремл. Во всяком случе, он не услышл, кк к нему подошл леди Ронон.

— Он, нконец, уезжет, — скзл жен. — Теперь вздохнем свободно?

Гилин кивнул.

— Ты выкрутился?

— Д, — неохотно ответил он. — Кое-кк.

— Я рд.

— В смом деле?

Ронон поглядел н него попристльнее — ккой-то уж очень утомленный был у него вид.

— Алрих, — скзл он, — я очень рд, что ты устоял перед смой Мб. Я хочу… чтобы вечером ты не оствлся в своей бшне. Я буду тебя ждть.

— Спрос н меня рстет, — усмехнулся Крсный Лис. Усмешк вышл кислой.

— Хотел бы я знть, откуд у тебя информция.

— Я женщин, — ответил Ронон, — и я нблюдтельн. Мб вчер рвлсь в бой, сегодня что-то не похож н победительницу. Тк ты придешь?

— Слушю и повинуюсь.

Н лице Ронон мелькнул легкя улыбк, и он бесшумно удлилсь. Крсный Лис зкусил губу. Скзть по првде, нгрд, предложення Ронон з стойкость, ничуть его не прельщл. Мб отомстил з пренебрежение, влив в его душу яд сомнения. Ронон прикзл ему явиться! Он честно попытлся убедить себя, что он имеет полное прво ему прикзывть — он-то в свое время тоже не весьм деликтно с ней обошелся, и он всегд подчинялсь. Првд, ухитряясь убить при этом всяческое удовольствие от своего подчинения. Фкт оствлся фктом — он не переносил ее прикзов и при этом прекрсно осознвл, что поведение его нечестно. Он тяжело вздохнул и твердо решил скрутить свою гордость в брний рог. Всю жизнь он будет клясть себя з то, что откзлся от Мб.

Дикий трезвон, рзлившийся по змку, словно пружиной подбросил его в воздух. Он дже не срзу сообрзил, что это знчит. А сообрзив, со всех ног рвнулся н второй этж. Кто-то посмел прикоснуться к мшине! Он ничуть не сомневлся, что это Мб. Кзлось, от ндрывющейся сигнлизции вибрируют стены.

Он ворвлся в мшинный зл, опередив всех, кого звонок поднял н ноги, и н мгновение змер, пытясь осмыслить увиденное. Змерли и все те, кто столпился з его спиной.

Мб, рзумеется, не смогл открыть клитку, зпирющую лесенку, и н глерею к рубильнику путь ей был зкрыт. Но перфорировння лент, пронизывющя и опоясывющя всю мшину, поднимлсь н смый верх и, проходя нд устршющим месивом врщющихся шестеренок и прочих зубчтых колос, тянулсь в метре под глереей. Один лишь шг и… Мб стоял н ленте, и ее и рубильник рзделяли кких-нибудь три метр. Но не н рубильник глядел в мгновение своего оцепенения Крсный Лис. Он увидел высоко нд своей головой босые ступни Мб, и то, что лент не выдерживет ее тяжести. Мб, что могл пройти по чшечкм цветков, не стряхнув пыльцы, в змке Гилин облдл обычным весом. Лицо ее было белее пергмент, но он не сводил глз с рубильник, и Гилин коснулся тот же смертный ужс, что пронизывл Королеву фей. Ккя-то дикя сил тянул ее нверх, к рубильнику, сил, более могуществення, нежели смя остря необходимость, которую может испытывть человеческое существо. Было ли это проклятием чродейств, нвеки нложенным н Мб? Мшин грозил ей смертью, и он шл. Глз ее были рсширены и пусты, и больше всего он походил н перетянутую струну, готовую лопнуть в этот или в следующий момент.

А мясорубк из острых колес прямо под ней шевелилсь с монотонной жестокостью, и Лис увидел, что Мб до рубильник не дойдет. Лент под ее ногми просел, и вот-вот…

Он отшвырнул кого-то с дороги и бросился к клитке. Он, едв щелкнул змок, отлетел в сторону, отброшення пинком, и не успел он, удрившись о стену, вернуться в свое прежнее положение, кк Крсный Лис, прыгя через три ступеньки, уже окзлся н глерее, вихрем пронесся по ней, дернул рубильник вниз и успел подхвтить н руки пдющую Мб в тот миг, когд лент лопнул. Мшин издл утробный вздох умирющего дркон. Шестеренки дрогнули в последний рз и остновились. Гилин поштнулся, Мб покзлсь ему неожиднно тяжелой, потом он понял, что мгновення слбость явилсь результтом его чудовищного рывк.

Крсный Лис был единственным в этом зле, кто думл не о том, что змок остлся без зщиты. Он не слышл дыхния Мб, и ему покзлось, что смертоносное излучение его мшины, не в силх порзить живое тело Мб, рзрушило ее внутреннюю чродейскую сущность, весь тот пленительный сплв из зклятий, предрссудков, лунного свет и ветр зеленых лугов.

Люди рсступились перед ним, когд он, ни н кого не глядя, пронес Мб сквозь этот живой коридор и поднялся в свою бшню.

Было семь чсов вечер, и в этот предсумеречный чс клонящееся к зкту солнце сделло мир особенно золотым. Крсный Лис опустил безжизненное тело Королевы фей н тхту и сел рядом с ней, тщетно пытясь нйти н ее зпястье хотя бы смую тоненькую ниточку пульс. Он не остновился бы перед тем, чтобы рспылить ккого-нибудь лешего или тролля, или дже рмию эльфов, если бы те решили штурмовть змок… но уничтожить Мб! Д он скорее руки бы себе отрубил.

Солнце опусклось все ниже, и зпдные окн янтрной комнты вспыхнули рсплвленным золотом. Мб лежл в глубоком обмороке, Гилин продолжл сидеть возле нее, бессознтельно держ ее з руку.

Потом он открыл глз, и в них был все тот же смертный ужс.

— Мшин… — скзл он непослушным языком. — О, это чудовище…

Ее зтрясло.

— Он гудит, — пробормотл он, пытясь зжть уши, но руки не слушлись ее. — Он гудит и зтягивет в пустоту…

— Мб! — Гилин встряхнул ее руку. — Очнись! Он не гудит. Я ее выключил.

Мб посмотрел н него, кк будто едв узнвя.

— Ты… ее выключил? Я не верю!

Гилин пожл плечми.

— Не верь сколько угодно, но я выключил ее.

Он отпустил, нконец, ее руку и отошел к окну. Мб сел, обхвтив колени рукми. Дрожь сотрясл ее.

— Это ужсно, — скзл он. Зубы чуть-чуть постукивли. — Эт пустот! Этот мрк и рвнодушие… Зчем ты сделл эту проклятую мшину? Д, мне стршно! Мне никогд еще не было тк стршно! Д подойди же ко мне, ты же видишь, кк я боюсь!

Гилин опять присел рядом с ней, и Мб уткнулсь носом ему в плечо. Он осторожно поглдил ее по вздргивющей спине, кк ему доводилось делть, когд он утешл своих сыновей.

— Ничего, — повторил он. — Я вырубил этого монстр. Не бойся.

Мб поднял голову и взглянул н него снизу вверх, кк ребенок, готовый уличить взрослого во лжи. Губы ее дрожли, и Крсный Лис попытлся своими губми унять эту дрожь. И Мб рстерялсь тк, что не ответил. Прошл секунд непонимния и изумления, потом Мб зкрыл глз и потянулсь к Крсному Лису. Он был еще не уверен, что это действительно то, но постепенно робость ее пропдл, и это снов был Мб, что живет в поцелуе, кк рыб в воде…

Они долго и с упоением целовли друг друг, потом Мб, пошевелив плечми, освободил из плтья грудь и быстрым, скользящим движением пльцев рсстегнул н Гилине кмзол и сорочку.

В глзх его мелькнуло сомнение, и он чуть отодвинул ее от себя.

— Лис, — скзл Мб чуть хрипло, — если ты и сейчс унизишь меня, это будет дурно.

Крсный Лис опустил глз, мленькие лдони легли ему н плечи и нстойчиво сжли их.

— Я не унижу тебя, Мб, — ответил он.

Крсный Лис лежл н спине и не был уверен, что все это ему не снится. Мб дремл, положив голову ему н грудь, ему мерещилось, что все книжные шкфы по стенм вдруг скрылись под сплошными гроздьями чйных роз, под потолком возник огромный шр с тысячью зеркльных грней. Он врщлся и рзбрсывл фейерверк лунных зйчиков. «Это все Мб», — решил Гилин, вновь провливясь в сон.

А потом своим тихим смехом его рзбудил Мб. Он рзглядывл крестик из черного оникс, висевший у него н шее.

— Это ккя-то дьявольскя штучк, — скзл он. — Не реликвия, укршение. Я збирю это, кк трофей.

Он не успел ничего скзть, кк Мб сорвл крестик.

— Ты стл н один шг ближе к ду, — мурлыкнул он.

— Невелик потеря.

— О! — Мб был в восхищении. — Я обязн дть что-то взмен!

И он припл губми к тому месту, где минуту нзд был крест.

— Ну вот. Теперь н тебе клеймо. О Лис, скжи откровенно, снились ли тебе ткие ночи? Молчишь и згдочно улыбешься… Скзть ли тебе, кк ты хорош? Неужели жен никогд не говорил тебе этого? Он не стоит тебя! О духи земли и неб, кк я, окзывется, нужн тебе…

— Королев фей довольн мной?

Вместо ответ Мб потянулсь к его волосм, откинул их со лб и близко-близко нклонилсь к нему, глз в глз. С потолк и стен посыплись звезды, кк будто Мб поместил их в центр звездной метели.

— Кк двно я хотел зпустить руки в твои волосы, Лис!

А потом они снов зснули, и уже Лис проснулся первым. Небо чуть светлело. Спящя Мб рскинулсь рядом, словно нрочно позволяя себя рссмтривть. Кож ее был ровного брикосового цвет — кк будто он обнженной бегл по песчным пляжм, д тк оно, вероятно, и было. У нее были крепкие розовые пятки, ноги с мленькими ступнями, ткими нежными, словно он никогд не кслсь земли, полные икры, широкие бедр, крепкя, но гибкя спин. С ткой женщиной ему не приходилось вести себя, кк с хрустльной взой, опсясь ее повредить. С ней он был свободен. Ккой рзительный контрст с вечно кутющейся, не позволяющей зжигть свечей Ронон. Ему не хотелось шевелиться, и он вновь здремл.

Он проснулся, когд двно уже минуло время звтрк. Мб, вполоборот к нему, сидя н пяткх, зклывл н зтылке черную косу длинными шпилькми, укршенными янтрными шрикми. Ее поднятые руки н фоне ярких восточных окон кзлись отлитыми из бронзы. Он не смотрел н него, но почуял, что он не спит.

— О чем ты думешь, Лис?

— О плте.

Мб обернулсь к нему.

— Ты, стрый, умудренный жизнью Лис, — скзл он. — Ты знешь, что плтить приходится з все. Но почему ты решил, что я продюсь? Почему ты не веришь в то, что я люблю тебя? Хотел бы я знть, что ты думешь обо мне.

— Я бешено тебя хочу, — пришел ответ.

— Ккой цинизм! — Мб в сердцх швырнул об пол плтье.

— Я — стрый, умудренный жизнью Лис, — отозвлся Гилин. — Я ничего не могу поделть со своим носом, который чует зпх Оберон. Ты… — он для убедительности покзл н нее пльцем, — пытлсь колдовть.

— О д, — с вызовом скзл Мб. — Кк и любя н моем месте. Уж нстолько-то все мы — ведьмы. Подобные чры дже твоей свежезмороженной жене доступны.

— И звездопд? — прищурился Лис.

— Звездопд?! Дорогой мой, у тебя с непривычки искры из глз посыплись!

Он брызнул смехом, успокоившись, скзл:

— Мой Крсный Лис! Конечно, я приндлежу к црству Оберон. Допустим ткже, что это он велел мне тебя соблзнить. Но рзве ткую ночь можно прикзть? Я влюблен в тебя, Лис. А в любви я служу лишь своим и твоим желниям, и я никогд не предм тебя. Ты позволил мне игрть с твоими детьми и отключил свою мшину рди меня.

— Ох… — вспомнил Лис. — И нрушил днное жене обещние… Я совсем збыл!

— Рзве ты о чем-то жлеешь? Алрих…

Он вздрогнул, когд он нзвл его по имени.

— Будь мужчиной. Прими то, что сделно, без сожления. Вспомни, никто не смеет скзть, что Мб был неблгодрн. Лис… мне было хорошо с тобой. И вот что еще. Ты не збыл, что я — могуществення Королев фей? Мне случлось рсстривть плны Оберон, помогя смертным. Быть может, ты приобрел стоящую союзницу?

Гилин молч, в упор, смотрел н нее.

— Мб, — спросил он неожиднно, — ккого цвет твои глз?

Ручеек ее смех рзлился по комнте.

— А… ты зметил. Они всех цветов. Они были крими в тот вечер, когд я тщетно пытлсь соблзнить тебя. Они были голубыми, когд я любовлсь безоблчностью небес в ту ншу поездку н Кмышовое озеро… Н зеленом лугу они искрились бы изумрудми.

— А ккими они были сегодня ночью?

Мб опустилсь н крешек тхты.

— Они были отржением твоих, мой сероглзый Лис.

В тот же миг он опрокинул ее рядом с собой, и он тихо смеялсь, когд он целовл ее шею и мягкую полную грудь.

Глв V

МЕСТЬ НЕДООЦЕНЕННОЙ ЖЕНЫ

— Ты собирешься когд-нибудь отсюд выйти? — спросил Мб. — Я есть хочу.

— Я тоже, — нехотя признлся Крсный Лис. — Судя по солнцу, тм, внизу, уже пообедли.

— Тк, может, мы вылезем, нконец из постели, и присоединимся?

— Ты полгешь, нс нкормят? Лично я склонен опсться з свою шкуру.

— Д что ткого особенного?

— Я изменил жене, кк ты, может быть, зметил.

— Ты думешь, он крулит с той стороны двери с поврешкой нперевес?

— Я не готов к встрече с ней, — помолчв, скзл Крсный Лис. — Может быть, столь великя фея, кк ты, сумеет колдовством утолить нш голод?

— Я могу нколдовть дже жреного бык, — зсмеялсь Мб. — Он будет умопомрчительно пхнуть и зстревть в зубх. Но, дорогой мой, чтобы утолить голод, нужно нечто мтерильное. В еде, кк в любви. Я могл бы создть из ветр и солнечного свет смого прекрсного рыцря, но… проку от него было бы, кк от полен. И дже меньше — полено-то хоть н дров сгодится.

— Может быть, — предложил Гилин, — нм удстся незметно прокрсться в буфет и что-нибудь тм стщить?

— Идет, — немедля соглсилсь Мб.

Со всеми предосторожностями они отворили дверь и выскользнули н полутемную лестницу. Тм их никто не ждл.

— Д будет весь нш дльнейший путь столь же удчен! — провозглсил Мб.

Слов ее сбылись. В буфете им удлось обнружить бутылку вин, немного хлеб, сыр и холодного мяс. Все это изобилие повергло их в буйный восторг, о чем они вполголос, кк зговорщики, поведли друг другу.

— Ну вот, — скзл Крсный Лис, — теперь я снов сыт и хрбр. Только я все рвно не зню, что мне скзть Ронон.

— Скжи, — посоветовл Мб, — извини, дорогя, тк получилось. Лис, в твоем змке всегд тк тихо?

— Это, нверное, оттого, что мшин отключен. Я см глохну от этой тишины. Мб… Твои чувств ничего тебе не говорят?

Мб уже минуту сидел с хмурым и нпряженным видом.

— Лис, — скзл он. — Тут что-то нелдно. Н твоем месте я бы проверил, где дети.

Гилин глянул ей в глз, и ее тревог передлсь ему. Он стремительно вышел из буфетной. Мб, секунду поколебвшись, поспешил з ним.

В детской они обнружили неубрнные кровтки, нглухо зкрытое окно — н рссвете в спльне детей окно всегд рспхивлось — и янтрные шрики, рссыпвшиеся по полу.

— Ронон! — крикнул Лис. Ему ответило только эхо. Почти бегом он бросился в спльню. Тм его ждл т же кртин — рзбросння постель, духот… И ни след Ронон.

Взгляд Гилин метлся по стенм комнты, кк будто он в гневе рубил мечом мебель. Зтем он оборвл шнур звонк. В комнту вбежл перепугння горничня.

— Где леди? — рявкнул Лис. В волнении и тревоге он совсем збыл, что побивлся встречи с женой.

— Леди с мльчикми уехли н рссвете, — отвечл девушк. — Он дже не причеслсь и збрл детей прямо в пижмх.

— О, дьявол! Куд он могл поехть?

— Я не зню, сэр.

Гилин отмхнулся от нее: проку все рвно не было.

— Я понимю, если бы он уехл одн, — скзл он хмуро. — Но збирть детей он не имел прв. Тем более в пижмх.

Он попытлся сосредоточиться, чтобы прибегнуть к внутреннему зрению, но бешенство не двло ему ткой возможности.

— Подожди меня здесь, — велел ему Мб, и бегом бросилсь в бшню. Более опытня колдунья, чем Гилин, он срзу почуял в комнте Ронон некий знкомый привкус воздух. Он сел к плнтиру.

— Оберон! — позвл он. — Это Мб.

Плнтир рзгорелся, и в нем появилось бледное улыбющееся лицо ее црственного супруг.

— Кк дел? — спросил он. — Впрочем, я в курсе. Мб — ты мое сокровище. Я очень признтелен тебе з отключенную мшину. Кк любовник? Хотя, зчем скрывть? Я зглянул к вм этой ночью, вши восторги позбвили меня. Однко, дорогя, мне покзлось, что ты собирешься нрушить нше соглшение. Ты не хочешь делиться.

— Оберон! Ты скзл, что я могу нигрться. Кроме того, я считю возмутительным подглядывние в спльне.

— Ну-ну-ну! Ты, без сомнения, почувствовл бы мое присутствие, если бы не был тк увлечен. О Мб, кждый рз ты влюбляешься, кк впервые. Я прекрсно слышл, что ты ему обещл! К счстью, я предполгл, что ты способн н что-либо в этом роде, и подстрховлся.

— Оберон, где лисят?

— В днный момент Ронон скчет во весь опор по Арденнскому Лесу. Он уже довольно близко. Дети с ней. Он везет их ко мне. Кк ты думешь, Лис придет з своими детьми?

«Полезет хоть к черту в лпы», — в отчянии подумл Мб.

— Придет. Тк что, дорогя, Ронон окзлсь для меня полезнее тебя. Хотя, опять же, вряд ли что-либо вышло бы, не соблзни ты Лис. Поистине, ненвисть — великя сил. Дорогие дмы, я рвно блгодрен вм обеим. Мб, если ты хочешь… зслужить мою блгосклонность, доствь сюд Гилин в смый короткий срок.

Плнтир погс. Мб еще несколько секунд сидел неподвижно. Оберон, без сомнения, был очень зол. «Поделом тебе, не подглядывй», — зпоздло огрызнулсь он. Потом встл, спустилсь с лестницы и вернулсь в спльню Ронон, где Лис сидел, обхвтив голову рукми.

— Все куд хуже, чем ты думл, — скзл он ровным голосом. — Он увезл детей к Оберону. Алрих…Лисят нужно спсть.

— Мб… — Крсный Лис поднял н нее глз. — Если в этом деле змешн ты, я тебе горло перережу.

— Мое горло в твоем рспоряжении, дурень. Твоя дргоцення супруг готов дже детей угробить, чтобы стереть тебя с лиц земли! Ты хочешь, чтобы твои мльчишки попли в лпы к этому вивисектору? Д пойми ты, что Ронон, не я, в эту ночь продл душу дьяволу!

— Ты, рзумеется, знешь, куд нм нужно ехть?

— Рзумеется. Поспешим!

— Погоди, — остновил ее Гилин, — я пок безоружен.

Возникновение цели, кк ни безндежно было ее достижение, привело его в чувство. Все его движения стли быстрыми и точными. Ни млейшего признк суеты. Крсный Лис поднялся в бшню, сбросил сорочку и нтянул тончйшую кольчугу из мелких серебряных колец. Он скрыл ее сорочкой и охотничьей курткой.

— О… ты знешь, что делешь, — одобрительно скзл Мб.

Но это было еще не все.Лис снял со стены тонкий меч с длинным лезвием, вынул его из ножен, и в ярких лучх дня блеснуло серебро.

— Серебряный меч… Великолепно, — прошептл Королев фей. — Ты недром изучл чродейство, мой друг.

Гилин согнул клинок в дугу и отпустил. Лезвие рспрямилось с легким, повисшим в воздухе звоном. Он позволил себе усмехнуться, и от его усмешки Мб пробрл жутковтый и рдостный озноб.

— Ну, теперь я готов.

— Тк вперед же.

Они стремглв вылетели из ворот змк Гилин: Мб н вороном коне, Крсный Лис — н рыжем. Ветер бился об их упрямо склоненные лбы, рукв и длинный подол шелкового плтья Королевы фей полосклись н ветру. Сидел он по-мужски. Кони неслись голов в голову. Искос Мб поглядывл н Крсного Лис. Губы его были плотно сжты, зубы, по всему видно, стиснуты, и холодное бешенство сверкло в его глзх. Он шпорил и шпорил коня, и Мб едв поспевл з ним.

— Алрих! — крикнул он, пытясь перекрыть гул ветр и гром копыт. — В делх с Обероном, в смом сердце Арденнского Лес, не вздумй колдовть. Чродей ты, может, и неплохой, но уж больно неопытный. Оберон сумеет обернуть против тебя любое твое волшебство. И помни, серебряня кольчуг зщитит от зубов и когтей всяких тврей, но обычный стльной клинок ее пробьет.

Через дв чс они въехли под первые деревья н опушке Арденнского Лес. Легкие силуэты всдник и всдницы мелькли меж древесными исполинми, и в полусумрке у их корней, пронизнном редкими, с трудом проникшими сквозь рскинувшиеся где-то н невероятной высоте кроны, лучми, они кзлись призркми. Поневоле они придержли коней. Лес нехотя рсступлся перед ними.

— Одному бы тебе здесь не проехть, — шепотом скзл Мб. — Лес одушевлен. Он умеет зморочить и зкружить случйного путник.

— Куд мы едем?

— Тм, в смой чще, есть холм. Если кто знет волшебное слово, перед тем холм поднимется н четырех огненных столбх, и откроется вход в подземный чертог Оберон. Должн скзть тебе, что в Арденнском Лесу и тм… под землей… все немного не тк. Слово и мысль имеют здесь свою, особую силу. И чем более…внутренне силен ты будешь, тем больше у тебя шнсов выкрутиться из этой истории.

— Мб, — голос его прозвучл глухо, и выдл его чувств больше, чем слов, которые он произнес, — я не выкручивться еду. Я еду з своими детьми. И внутренней твердости у меня хвтет. Единственное, чего я боюсь, тк это опоздть. Кк бы мои лисят не сошли с ум от стрх.

Мб тревожно оглянулсь. Темнело. Он знл, что Арденнский лес полон не подчиняющейся ей нечисти. Их, конечно, должны были пропустить, ведь Оберон ждл ее и Лис. Но всегд существовл опсность нпороться н ккого-нибудь одичвшего тролля. А кроме того, Мб подозревл, что и см Лес не очень-то подчиняется Оберону. Ей было стршно. Он попытлсь сктть в шрик немного лунного свет, чтобы осветить дорогу, но свет луны и звезд не проникл сюд, к подножию многовековых колоссов лес. Тьм окружл их, кк стен, и кони встли. Мб нщупл рукв Гилин.

— Алрих, кк ты думешь, стоит зжечь свет, или это может нвлечь опсность?

— Если это ускорит нше продвижение, плевл я н опсность.

Он почувствовл, что он повернулся в скрипнувшем седле, и в тот же момент куст, росший прямо перед ними, ярко вспыхнул. Мб хнул.

— Неплохо для дилетнт. Видно, много огня в твоей крови, мой Крсный Лис. Дже Оберон может зжигть лишь тусклые болотные огоньки — оно и понятно, ведь он состоит из сырого тумн и болотных испрений.

Лис без лишних слов сломл большую ветку, зжег ее от костр и тронул с мест коня. Мб последовл з ним.

— Послушй, — скзл он, — это Арденнский Лес. Попробуй позвть детей, может быть, они услышт тебя. Здесь порой происходят стрнные вещи.

Гилин кивнул и сосредоточился. Лицо его стло отрешенным и более мягким.

— Корск, — вдруг скзл он. — Вм стршно? Ничего, дружок. Успокой млыш, я скоро приду. И ничего не бойся, это все ненстоящее. Они не смогут причинить тебе никкого вред, если ты не пустишь их в свою душу. Ты держись, ты стрший. И помни, я вот-вот приду.

Связь прервлсь.

— Кк они?

— Держтся молодцом, — грустно ответил Лис. — Хотя им здорово стршно. Оберон пугет их всякой нечистью. Поспешим же, Мб, пок лисят не потеряли рссудок.

— Лис, — умоляюще произнесл Мб. — Уже глухя ночь. Я чую, нступет Черный Чс. Ты знешь, что это ткое?

— Я зню, — скзл Лис. — Но я должен спешить.

— Не вляй дурк! — в исступлении крикнул Мб. — Черный Чс — это время рельного зл. Дже я боюсь этого чс. Дже звери в своих норх в этот чс жмурятся от ужс. В этот чс смерть своим отрвленным дыхнием пытется уничтожить все живое, и мертвецы встют из могил. Рзве мертвый ты поможешь своим детям?

— Что же нм делть?

— Погси фкел.

Гилин подчинился.

— А теперь иди сюд.

Они спешились и опустились н землю среди корней огромного дерев.

— Лис, — прошептл Мб, — я не причиню вред ни тебе, ни твоим детям. Кк только минет Черный Чс, я рзбужу тебя. А теперь спи!

Он коснулсь рукой его лб, и он, не успев возрзить, обрушился в черный душный сон. А Мб принялсь плести вокруг себя и него плотную зщитную путину из темноты, тепл своих живых рук и оберегющей нежности.

Оберон, сидя н высоком троне из чугун, с интересом рссмтривл стоявшую перед ним смертную женщину. Воспользоввшись тем, что мшин в змке Гилин был отключен, он проник в ее пылющую обидой и ненвистью душу и предложил мщение. Он принял его с исступленной рдостью. Он стоял у подножия его трон, свободное черное плтье облекло ее, ниспдя н бзльтовые плиты пол, босые ноги ее, кзлось, не испытывли холод. Рспущенные золотисто-русые кудри свесились н одно плечо, щеки пылли, и вся он светилсь неистовым возбуждением. Он кзлсь сильфидой, бестелесным духом — тк он был хрупк и изящн. Он был дивно хорош — и все же Оберон смотрел н нее с некоторым недоверием… и дже с опской. Его смого удивил сил ее ненвисти.

— Три великих силы есть н свете, — скзл он, — ненвисть, любовь и стрх. Любовь мы отложим — он не в ншей компетенции. Но дже если любовь не н ншей стороне, мы все рвно достточно могуществены. Леди Ронон, вы опрвдли мои ндежды. Вы будете вознгрждены. Теперь же… прошу.

Он укзл н тбурет с витыми ножкми и подушкой из черного мх — кто-то из темноты пододвинул его к Ронон. Он сел.

Оберон взглянул н детей, сидевших н полу посреди темного зл. Чья-то костлявя рук из темноты делл им «козу», и нечисть вокруг них свистел, хихикл и ншептывл им всякие ужсы. Корск крепко сжимл руку Ирбис и стойко удерживл н лице рвнодушно-презрительное выржение.

— Подойди сюд, мльчик, — скзл Оберон, улыбясь. А то, о чем он думл — это было известно лишь ему смому. А думл он о том, кким чудовищем должн быть женщин, без колебний решившяся пожертвовть детьми рди мести неверному мужу. Одну ткую он уже встречл — ее звли Медея. Втйне он опслся тких женщин.

— Тебе не стршно, Корск? — спросил Оберон.

Мльчик посмотрел ему в глз с бесстршием мленького рыцря и дерзко ответил:

— А кто ты ткой, чтобы тебя боялся сын Крсного Лис?

— Однко твой мленький брт, похоже, меня боится.

Корск фыркнул.

— Эй, Ирби, ты боишься этого клочк тумн вон тм, н коряге?

— Нет! — млденческим бсом ответил Ирбис. — Я тоже сын Крсного Лис!

— Ты не можешь причинить нм зло, болотный дух, — продолжл Корск. — Ты понрошку. Ты не причинишь нм зл, пок не звлдеешь ншими душми. Крсный Лис говорит, что погубить свою душу мы можем, лишь предв того, кто нм верит. Мы с Ирби никого не предвли… и не преддим. И пок мы тебя не боимся, ты нд нми не влстен, кк ты нс не пугй.

— А я еще не нчл вс пугть, — здумчиво скзл Оберон. — Когд я нчну, вш неокрепший рссудок не выдержит, ведь я Влдык Стрх. Однко дерзость твоя нрвится мне, млыш. Ронон, зчем нм большой Лис, с которым столько хлопот? Не воспитть ли нм своего Лис из этого вот молодого человек? Через двдцть лет он будет ничуть не хуже.

Корск рссмеялся.

— Ни Крсный Лис, ни я, ни Ирби не будем тебе подчиняться, клочок тумн! У нс есть священное прво, днное нм при рождении — свободными бежть в высокой трве. Мы — дети Крсного Лис.

«Д уж, от мтери вы не взяли ничего.» — Однко вш мм подчинилсь мне, — скзл Оберон, кивя н леди Ронон, безучстно слушвшую этот рзговор.

Дети поглядели в ее сторону.

— Это не нш мм, — скзл Ирбис. — Это злой дух, принявший ее обличье. Мм никогд не повел бы нс сюд, и никогд не рзбудил бы нс среди ночи… и пижмки бы переодел.

— Мы не подддимся тебе, Оберон. А если мы дрогнем, и у нс не хвтит стойкости… то Крсный Лис придет к нм н помощь.

— Ты верно говоришь, млыш, — рздлся голос з его спиной. — Крсный Лис уже здесь.

Оберон поднял голову. Н пороге его чертог, с пылющим фкелом в првой руке, стоял Алрих Гилин, Крсный Лис. Левой рукой он сжимл руку Королевы Мб. В один миг вся оберонов нечисть брызнул по углм, спсясь от яркого плмени, Оберон нклонился вперед, сжв подлокотники своего кресл, и ликовние прозвенело в его голосе:

— Я ждл тебя, Крсный Лис!

Глв VI

МАЛЕНЬКАЯ МОДЕЛЬ СТРАШНОГО СУДА

— Вот теперь-то и нчнется смое интересное, — скзл Оберон. — Не смей подходить к детям, Лис. Сперв мы побеседуем с тобой.

— Мб, — шепнул Гилин, — подойди к мльчишкм и успокой их.

Королев фей подчинилсь, он и дети о чем-то зшептлись.

— Убери огонь, Лис, — недовольно скзл Оберон. — Все рвно твой фкел тебе не поможет.

Собственно, в руке у Гилин оствлсь лишь обуглення головня. Он отбросил ее, и осмелевшя нечисть вновь потихоньку поползл из углов, окружя смутным кольцом человек, спокойно и по-хозяйски стоявшего перед троном Влдыки Ужс.

— Ты пришел быстро, — продолжл Оберон. — Мб, я блгодрю тебя. Кк видишь, мои дмы порботли н слву.

— Ты нрушил првил игры, Оберон, — скзл Лис, — я пришел з детьми.

Оберон н троне рзвел рукми. Он был очень доволен.

— А кто скзл, что я их отпущу? Игр идет н твою душу, Лис. Мы втроем тк стрлись зполучить тебя. Неужели же мы тебя отпустим? Мб, позволь мне еще рз вырзить тебе мою безмерную блгодрность.

— Мленькя попрвочк, Оберон, — откликнулсь Мб. — Не я привел сюд Лис, но я пришл вместе с ним. А это немного урвнивет вши шнсы.

— О, женщины, вм имя — вероломство, — лицемерно вздохнул Оберон. — Это скзл один неглупый смертный. Они иногд сми не могут понять, кому изменяют. Я хочу сыгрть с вми в одну интересную игру. Не стоит откзывться, Лис, ведь у тебя будет крохотный шнс.

— Погоди, — прикзл Лис. Оберон тк изумился, что змолчл.

— Ронон, — скзл Лис. — Я виновт перед тобой, но что пообещл тебе эт тврь, если ты привезл сюд детей?

Ронон поднялсь. Щеки ее пылли, и он впервые смотрел в лицо Гилин, кк рвня.

— Он обещл мне влсть и свободу, — скзл он. — Что может быть прекрснее?

— И он их получит, — бросил Оберон. — Лис, твое счстье тебе изменило. Двйте же сыгрем. Кждому из вс будет предложен выбор. И кждый из вс выберет то, что ему нужно. Снчл дмы — из вежливости. И для того, чтобы Лис прояснил рсстновку сил. А когд ты, Лис, сделешь свой выбор, последнее слово скжу я.

— Другими словми, нш выбор никк не повлияет н имеющееся у тебя решение?

— Ну почему же… Нпример, если обе дмы откжутся от тебя, игр будет короче. Тогд ты мой.

— Это мы еще посмотрим!

— Итк, дмы, вш выбор тривилен — любовь или влсть. Ронон, прошу тебя.

Лис обернулся к жене.

— Мне не из чего выбирть, — усмехнулсь он. — Я выбирю влсть.

— Ну и дур, — в сердцх крикнул Мб. — Твоего муж тут убивют…

— Рньше я тебя не любил, — скзл Ронон, — теперь я тебя ненвижу.

— Очевидно, — зметил Лис, — нм стоило подумть о рзводе.

— Ну уж нет! — Ронон рсхохотлсь. — Освободить тебя для новых удовольствий? Ты у меня повертишься, кк уж н сковородке. Я буду влдычицей, ты — ты будешь рбом. Я тебе все припомню. Я не збыл ни одной твоей дурцкой выходки…

— Зткнется эт истеричк? — буркнул Мб.

— Мб, — голос Оберон стл обволкивюще нежен. — Пришло твое время делть выбор. Мб, Королев фей. Что для тебя этот смертный? Вся его жизнь для тебя — лишь день. Сколько их было до него? Сколько будет после? Это всего лишь минутный порыв души. Мб, вспомни свои зеленые луг, что тебе всего дороже, своих эльфов, что уже соскучились без тебя. Вспомни о них. Всего через пятьдесят лет твой Лис будет уже в могиле. И ведь он будет стреть, о прекрсня Мб. Неужели ты хочешь оствить свою свободу и зпереться в душном змке? Твое могущество, Мб…

— А, — скзл Мб, мхнув рукой, — по мне, тк не стоит это могущество одной доброй ночи. Мотй н ус, Ронон! Д и в неблгодрности меня еще никто не смел упрекнуть. Я выбирю любовь.

— Ну, Лис, — скзл Оберон, — тебе предстоит выбор поинтереснее. Тебе предстоит выбирть одну из двух этих женщин. Должен тебя предупредить, что дети рзыгрывются в комплекте с леди Ронон.

— О Лис, — вздохнул Мб, — я зню, что ты выберешь. И ты, конечно, прв. Знй только, что я любил тебя.

— Но я не желю! — воскликнул Ронон. — Я-то уже сделл свой выбор!

— Помолчим, дорогя, — остновил ее Оберон. — Это всего лишь игр.

— Но ведь тебе нужн я? Неужели ты лишишь меня обещнного?

Лис между тем присел н корточки рядом с детьми.

— Похоже н то, лисят, что по моей вине вы лишетесь мтери. Что вы скжете мне?

— Я отвечу тебе то же, что и Оберону, — зявил Корск. От пронизыввшей его решимости у него дже слезы выступили н глзх. — Пусть у нс все нехорошо и не тк… но мы ведь дети Крсного Лис…

— Что будет с Мб, если я выберу детей?

— Изменниц вернется ко мне и будет нкзн, — последовл ехидный ответ.

— В тком случе, — резко и отчянно-весело скзл Крсный Лис, — я выхожу из рсствленных тобой силков. Я рзрушю твою игру и зявляю, что выбирю — ВСЕ.

— Дрк?

— Дрк!

— Отлично! — скзл Оберон, всккивя с кресл. — Победитель получет все. Я знл, что ты выберешь все. Мне нрвится твое здоровое нхльство.

— Только кк же я могу дрться с бестелесным противником? Ты не сможешь причинить мне вред, Оберон.

— У меня есть несколько неплохих тел, Лис. Они хрнятся в моей сокровищнице. При жизни они служили мне верой и првдой, и временми я позволяю моему духу вселяться в них. А сейчс я должен подумть, кого из них выбрть для поединк с тобой. Ты высокого рост, но могучим тебя не нзовешь. Ты ловок и быстр, и, я слыхл, отличный фехтовльщик. Было бы рзумно подобрть что-либо в твоей весовой ктегории. Думю, подойдет Белый Эльрик. Пойду облчусь в его тело.

Оберон изчез, и Мб кинулсь к Гилину.

— Мой дорогой супруг и не подумет сржться честно, Лис. Белый Эльрик очень опсен. В свое время он слыл великим бойцом. Он холоден, кк лед, и тебе придется дрться тк же, ведь он использует любую твою ошибку.

— Я его рзозлю тк, что он подтет.

— Д ведь он же мертвец!

— Д, точно.

— И Оберон, скорее всего, будет колдовть, хотя и условится перед боем, чтобы ничего ткого не было. И см ты не вздумй пробовть. Вы будете дрться с зеркльными щитми, тк что если он попытется сподличть, отржй его взгляд щитом. Авось его колдовство его смого и достнет.

— Ну вот и я, — зявил Оберон, вступя в чертог. Лис полоснул его взглядом. Перед ним стоял высокий худощвый молодой человек, едв ли стрше его смого, льбинос. Его крсные глз в темноте кзлись черными.

— Неплохое тело, — скзл Оберон, помхивя рукой. — Зкостенело немножко… Но ничего. Знешь, ведь убить-то ты меня не сможешь. Рзве можно убить мертвец?

— Ты соглсился н поединок, Оберон?

— О д.

— Тогд что ты скжешь об этом? — Крсный Лис неторопливо вытянул из ножен меч, и Белый Эльрик отштнулся.

— Серебро!

— Этим можно убить нвеки не только Белого Эльрик, — спокойно скзл Гилин, — но и Оберон, зключившего себя в его тело.

— Мне для тебя хвтит и стльного клинк, — прошипел Оберон. — Рз мне не достлсь твоя душ, я присоединю твое тело к своей коллекции. Быть может, когд-нибудь в твоем обличье я буду дрться с новым любовником вечноюной Мб. Стновись!

Гилин встл прямо и перечеркнул воздух перед собой своим серебряным клинком — отдл слют. В левой руке у него был легкий зеркльный щит. Ткой же был зкреплен н зпястье Белого Эльрик.

Белый Эльрик взмхнул рукой, и с его стороны возник ровный полукруг, обознченный вспыхнувшими бледными блуждющими огонькми. Изящня фигур воин-мертвец вырисовлсь н их фоне четким черным силуэтом.

Лис усмехнулся, и з его спиной вспыхнул ткя же рмп, но из нстоящего плмени. Теперь они об окзлись зключенными в круг.

— Женщины пусть молчт, — скзл Оберон. — Особенно это относится к Мб, рзумеется.

Нечисть рсположилсь вокруг рмпы.

— Мб обожет острые ощущения, — усмехнулся Оберон. — Итк, нчнем!

Клинки скрестились. С первой же минуты Гилин понял, что ему никогд не приходилось сржться со столь сильным противником. Белый Эльрик фехтовл, кк мшин. Глз его временми нехорошо поблескивли, и Крсный Лис спешил увернуться или зкрыться зеркльным щитом. Колодовское излучение дробилось зеркльными грнями и рссеивлось н взвизгивющих зрителей. Двум или трем лешим серьезно оплило шкуру, они с жлобными стонми уползли в угол и тм злизывли рны.

Все смотрели н фехтовльщиков, кк будто оплетенных сетью из сверкющих клинков и мелькющих огненных зйчиков. Гилин почувствовл, что скоро устнет. Ндо было тковть. Но острие меч Белого Эльрик все время мячило у него перед глзми. Ему нужн был ошибк противник. Ошибки не было. Лис нчл нервничть. И тут Оберон пустился н хитрость. Лис безукоризненно отржл все его колдовские тки, но он не зметил, д и не мог бы зметить мленькой молнии, пущенной в пол под его ногми. Бзльт треснул и вспучился, и Лис, споткнувшись, полетел кувырком.

Нечисть вокруг восторженно взвыл, но весь шум перекрыл вопль Ронон:

— Добей его!

Стльной клинок со свистом обрушился вниз и, грянувшись о бзльт, рссыпл сноп искр — Лис, перектившись н другой бок, ушел от удр.

— Крсный Лис! — крикнул Мб. — Поднимйся!

Арденнский Лес необыкновенен. Слово и мысль имеют в нем свою, особую силу. И Лис, немыслимым обрзом извернувшись, словно стл он н мгновение тем зверем, чье имя он носил, может, опершись н звенящий, твердый голос Мб, одним движением окзлся н ногх.

А Мб змерл у кромки огненного круг, прижв руки к груди. В лице ее что-то стремительно менялось — внутренние уголки глз опустились, верхние поднялись к вискм, рот чуть приоткрылся в нпряжении, и он выглядел пнтерой. Он не колдовл. Он пытлсь нейтрлизовть идущую от Ронон прлизующую волну ненвисти. И, опирясь н ее могучее стремление, н силу ее любви, не ее желние его победы, Крсный Лис нчл свою стршную тку. Он прыгнул вперед, обрушив н меч Белого Эльрик тяжелый удр, усиленный всем весом его тел. Эльрик отпрыгнул нзд, но не успели его ноги коснуться земли, кк Лис прыгнул вновь, метя клинком не в грудь, в меч. Это был повдк лис, ворввшегося в курятник и стремящегося передушить побольше кур. Здесь речь уже не шл ни о кком фехтовльном мстерстве — он просто выпихивл противник, теснил его, не двя ему твердо встть, и уж тем более — поднять меч. Прыжок, удр… Прыжок, удр… Белый Эльрик окзлся прижтым к рмпе, Крсный Лис и не нмеревлся прекрщть тку. И теперь уже Белый Эльрик не успевл зкрыться. Лис смял его. Лис прыгл все вперед, Эльрик отступл все нзд… и вдруг обернулся… бросился вон из круг… и рстял в черноте.

— Аг! — крикнул Лис. — Кто-нибудь сомневется в моей победе?

Мб повисл у него н шее.

— Эй, Ронон! — крикнул он. — Я тебя выигрл!

Ронон отступил в тень.

— Уходим, быстрее, — шепнул Мб. — Пок он не очухлся, инче нм не выбрться живыми.

Гилин кивнул, подхвтил н руки Корск, Мб взял Ирбис, и они бросились в тот коридор, из которого появились. Устршення видом серебряного клинк, нечисть поспешно освободил им дорогу. Один неповоротливый вервольф, попвшийся Лису под ноги, лишился хвост.

Они выскочили из-под холм, и тот зкрылся з ними. Вороня и рыжя лошди мирно щипли трву.

Глв VII

НАПЕРЕГОНКИ СО СМЕРТЬЮ

Знимлось рннее утро. Арденнский Лес дышл миром и покоем.

— Есть у нс фор? — спрсил Лис, подвя Ирбис усевшейся в седло Мб.

— Если и есть, то немного, — отвечл Королев фей. Возбуждение, вызвнное дркой, не отпускло ее.

— Но ведь я выигрл!

— Я предупреждл тебя, что Оберон не собирется дрться честно. И если погоня не бросится з нми в смое ближйшее время, то мне пор в монстырь.

— Держись, Корск, — скзл Лис сыну, — нчинется опсня игр в догонялки.

Они пришпорили коней. Теперь, при свете, Арденнский Лес, хоть и полный тумн, уже не кзлся тким зловещим, кк ночью. Лес был чистым — им не встречлись буреломы или груды сырого влежник, Лес походил н древний хрм с множеством стройных колонн и зеленой листвяной крышей. Кони сккли легко, и Мб, прислушвшись, мимолетно улыбнулсь:

— Лес полон вестями о твоей победе, Лис. Вся вольня жизнь приветствует тебя. Ты можешь гордиться.

Лес кончился неожиднно быстро… Очевидно ночью, в темноте, они дли немло кругов… Или же Лес рсступился перед победителем Оберон. У них не было времени ломть нд этим голову.

Перед ними легл степь. Зросшя высокой, выгоревшей н солнце и оттого кжущейся серебристой трвой, он рскинулсь, кк море. Здесь гулял ветер, не то, что в неподвижном воздухе лес. Все четверо с видимым удовольствием вдохнули свежесть.

— Вот теперь и поскчем, — улыбнулся Лис. Скзть по првде, ему очень нрвилось, что дети и Мб глядят н него с тким восторгом.

Но Мб нхмурилсь.

— Вот здесь-то нс и возьмут, — вполголос скзл он. — Лис, вперед! Охот вышл! Вся оберонов нечисть пустилсь з нми, и я думю, ты не обрдуешься, если узнешь, кто комндует охотой.

— Я догдывюсь, — угрюмо отозвлся Гилин. — Ну, тк потягемся в беге.

Кони рвнулись вперед. Они неслись по степи, и детям кзлось, что кони стли корблями, плывущими в серебристых волнх. Им кзлось, что скчут они умопомрчительно быстро. Но небо позди темнело все больше, и ккой-то чудовищный гул нполнял степь. Детям стло стршно.

— Куд мы скчем, Лис? — крикнул Мб.

— У меня был ндежд добрться до змк, починить мшину и включить ее.

Омерзение мелькнуло н лице Королевы фей.

— Это единствення ндежд зщититься от всей нечисти Оберон. Но без мшины змок стнет ловушкой. Кроме того, очевидно, до змк мы не доберемся. Можешь ли ты остновить их, Мб?

— Дже все духи земли и неб не в состоянии остновить дикую охоту. Это тебе не изощренный умниц Оберон, которому еще неизвестно что придет в голову. Этим только дй догнть и рстерзть.

Крсный Лис резко нтянул поводья.

— Стоп!

Мб сделл то же.

— Ты с ум сошел?

— Мб… Ты специлистк по похищениям детей. Если ты меня хоть немного любишь, укрди моих.

— Куд я их дену?

— К чертовой ббушке!

— А поточнее дрес этой почтенной дмы?

— Мб, исчезни с детьми… куд хочешь… я отвлеку дикую охоту.

Секунду Мб молчл.

— Я отвезу их н Кмышовое озеро.

— Возьми меч, — лихордочно продолжл Гилин, — Корск, сдись позди леди Мб и крепко держись з ее пояс.

Он рсстегнул куртку, сбросил ее и сорочку, и потянул через голову серебряную кольчугу.

— Жлко, — скзл он без выржения, — хорошя вещь. Серебро, однко, не преврщется.

Мб взглянул н него с восхищенным изумлением, но скзть ничего не успел. Кольчуг полетел в трву, Лис торопливо оделся.

— Кк ты думешь, чья шкур им нужнее?

— Твоя, вне всякого сомнения. Ведь охоту ведет Ронон, он не упустит ткого шнс.

— Вот и отлично! Ну… в общем… не поминйте лихом!

— Крсный Лис, куд ты? — крикнули дети.

Он мхнул рукой и пустил коня нлево, под прямым углом к их дороге. Тм текл узенькя речк, рыжий конь обрушился в нее, перебрлся вброд и с видимым усилием поднялся н противоположный обрывистый берег. Гилин почти лежл у него н шее, вцепившись в гриву. Его прямые волосы цвет светлого золот ярким пятном выделялись н фоне темно-рыжей лошдиной шкуры.

— Я не ошиблсь, — пробормотл Мб, проводив его взглядом, и, пришпорив своего коня, вскоре скрылсь из виду. Дикя охот потерял ее.

Крсный Лис въехл н холм и остновил коня. Он вырисовывлся н фоне серебристой степи, кк коння сттуя. Он ждл, когд дикя охот зметит его. И он не змедлил. Темня туч повернул к нему, ему покзлось, что это стен Арденнского Лес ожил и движется н него. Степь гудел.

— Я еще побегю, — усмехнулся Лис. — Й-х-х! — крикнул он, и испугнный конь рвнулся с мест. Волны трвы колыхлись у смых стремян.

Тк нчлсь великя скчк Крсного Лис, пытвшегося уйти от дикой охоты Оберон, которую вел ненвисть леди Ронон. Не рз Крсный Лис возблгодрил свою удчу з то, что выбрл себе рыжего коня, ибо в степи говорят: белый конь — нежный конь, он слб, черный конь — нервный конь, он быстр, но устет, рыжий конь — конь-огонь, он силен и вынослив, кк лесной пожр. Много чсов продолжлсь эт скчк по бескрйней степи, и чем дльше в степь дикя охот згонял Крсного Лис, тем меньше у него оствлось ндежды. Не рз уж он слышл нд своей головой хлопнье чудовищных крыльев птиц-рзведчиков, нстигвших его. И нстл минут, когд Крсный Лис понял, что конь его устл. Лис не потерял ни секунды. Он только пожлел, что нечего ему кинуть через плечо, чтобы тм вырос ккой-нибудь лес, или рзлилось озеро, словом, чтобы возникло з спиной нечто, способное здержть дикую охоту. Однко мгия ткого уровня был ему недоступн.

— Спсибо, дружище, з службу, прости, что бросю тебя, — шепнул он н ухо коню. У него оствлся еще один, прибереженный н последний случй шнс. И когд птицы-рзведчики описли нд рыжим конем очередной круг, они не увидели н его спине всдник. Только коричневые подушечки лп большого ярко-рыжего лис мелькнули, кк если бы он соскользнул с седл в высокую трву.

Дикя охот н миг рстерялсь. Жертв исчезл. Нечисть остновилсь и подождл, пок подоспеет леди Ронон н огромном черном единороге.

— Пустите собк, — ни минуты не рздумывя, бросил он. И степь оглсилсь лем, кое-кто из нечисти поежился: эт женщин собственного муж с упоением трвил собкми. Это были, рзумеется, не простые псы. Их зубы рвли железо. Они срзу подняли след Лис.

В стремительном беге Крсный Лис стелился по степи. З полчс, что длилось змештельство охоты, он успел оторвться, но сейчс слышимый вдли лй вновь нстигл его. В душе Лис не оствлось мест ни стрху, ни дже ненвисти к своей преследовтельнице. Д и не мог он ее ненвидеть. Ее предтельство он воспринял кк фкт. Кроме того, стрх и ненвисть отнимют слишком много сил. Н пути ему встретился ручеек, и он несколько рз стртельно перешел его вброд, с большим зннием дел зпутывя следы. Н глз ему поплсь уютня нор с круглым, змнчиво чернеющим входом. Он подвил свой порыв збиться в эту нору и зтиться тм — любой фокстерьер в момент извлек бы его оттуд з хвост. Поймв себя н победе нд животным инстинктом, Лис угрюмо себя поздрвил. Убежденный, что собки потеряют немло времени, рспутывя его следы, он сел под кустик и отдышлся. Бок его тяжело поднимлись и опдли, сердце стучло молотом.

— См ни в жизнь не буду охотиться н лису, и детям зпрещу, — скзл он вполголос. В дупле соседнего дерев кто-то испугнно ойкнул, зтем оттуд выглянул любопытня беличья мордочк. Лис щелкнул зубми, белк с восторженным испугом и большой готовностью взвизгнул и снов спрятлсь в дупле.

«Дур», — подумл Лис, и удивился, откуд эт мысль. Должно быть, он явилсь из глубин лисьего подсознния, ведь лисы презирют белок.

Однко лй кк будто стл ближе. Лис поднялся и почувствовл, что стер подушечки н лпх. «Интересно, — мелькнул мысль, — споги порвлись или просто нтерли? Что вообще соответствует подушечке?» Он лизнул горящие лпки и пустился в путь.

Собки покружили н месте его отдых. Они тоже устли, и их бгровые языки свисли до земли. Ронон стло очевидно, что долго они не продержтся, и что дже угрозми он вскоре не сможет зствить их продолжть погоню. А степь уходил и впрво, и влево, и стелилсь впереди, и терялсь з спиной. Поднявшийся ветер клонил трву, и волны ее бежли, перектывясь и нгоняя друг друг, все вперед. В спину охоте дул этот ветер, и в спину Лису, и зпх его терялся.

— Подожгите степь, — скзл леди Ронон.

Лис несся что было сил. Сперв чуткий его нос уловил зпх гри, потом черные клубы дым стли нгонять его и збивться в горло. Если он теперь не обгонит пожр, ему крышк. Н секунду он подумл было превртиться в человек, но сделл выбор в пользу четырех ног. Горящя трв з его хвостом трещл тк, будто пдли вековые деревья. Выстреливший уголек обжег ему ухо. Отчяние охвтило Крсного Лис. Однко то, что лишет сил человек, к счстью, не действует н быстроту бег животного. Воздух стл горячим и сухим, Лис терял ясность сознния. Пожр нстигл его. Его преследовл зпх пленой шерсти. Однко он бежл.

Его вел бессознтельный животный инстинкт. Степь прорезлсь глубокой и быстрой рекой, чьи берег обильно зросли кустрником. Лис вылетел н обрывистый берег и, нелепо дернув в воздухе лпми, свлился в воду, скрывшись в ней с головой. Н мгновение нд зеленовто-бурой неспокойной поверхностью появилсь злтовлся человеческя голов, потом Гилин снов нырнул.

Быстрое течение тщило его несколько миль, дикя охот притормозил, попв в свой же пожр. В тихом плесе Крсный Лис в обличье человек добрлся до берег, штясь, выбрлся н сушу, упл, пру рз глубоко вздохнул и уполз в кусты.

— О д, конечно, — отвечл крошечня феечк из колокольчик, стоя перед дикой охотой. — Леди, вш лис убежл вон туд, н восток. Он хромл, и хвост у нее был оплен.

— Д, это он, — кивнул леди Ронон, — видимо, мы скоро достнем его. В путь!

Дикя охот с воем и топотом рвнулсь в укзнном нпрвлении. Феечк серебристо рссмеялсь им вслед, выпрыгнул из своего домик и нпрвилсь в кусты.

Крсный Лис с опленным хвостом и стертыми в кровь подушечкми лп спл н боку, тяжело дыш и подергивя лпми. Феечк обеими рукми, кк копье, взял трвинку и пощекотл у него в носу. Лис чихнул и вскинулся.

— Эй, остроухий, — скзл феечк, — ты дикую охоту проспл.

— Где они?

Феечк вздрогнул.

— Ищут тебя н востоке. Королев всем подвлстным ей духм велел позботиться о тебе, лис. Видно, не простой ты зверь, ?

— Я тебе дико блгодрен, — отвечл Лис. — Я был бы еще больше блгодрен, если бы не тк устл, -… — Он зевнул и почесл здней лпой з ухом. — Который чс?

— Остлось три чс до зкт, — ответил феечк.

— О дьявол!

Лис вскочил н ноги, встряхнулся… и превртился в человек.

Феечк испугнно вскрикнул, но спрвилсь со своими нервми.

— Я понимю теперь, — скзл он со смешком, — почему Королев Мб тк зботилсь о шкуре ккого-то остроухого.

— Очень есть хочется, — грустно скзл Крсный Лис.

— Могу предложить тебе немного нектру, — отозвлсь феечк, — но тебе этого, нверное, мло…

Он оборвл себя н полуслове, зметив, что взгляд его зжегся и устремился куд-то з ее спину, рук змерл в воздухе, готовя к стремительному броску. Он обернулсь. В полуметре от Лис сидел крупня любопытня мышь.

— Ты что?

— Ах… — он рссмеялся чуточку принужденно и опустил руку. — Я все еще больше лис, чем человек.

— Хорош бы ты был, излови ты ее и слопй!

Лис был очень сконфужен. Мышь поспешил убрться с его глз, дбы не рздржть инстинкты.

— Я очень долго пробыл лисом, — скзл он извиняющимся тоном. — Это рисковнно.

— Королев фей ждет тебя н Кмышовом озере, — объявил феечк. — А эт рек в него впдет через три мили. Берегом идти я бы тебе не советовл. Лучше тебе поплыть. Течение тут быстрое, я попрошу лсточек доложить Королеве, что ты скоро прибудешь.

— Тогд я поспешу, — скзл Лис. — Авось Мб чем-нибудь меня нкормит.

Он с усилием поднялся с земли, вошел в воду и снов превртился в лис. Мимо проплывл большя полуутоплення коряг. Лис уцепился з нее передними лпми. Хвост его, рспушившись в воде, полосклся, кк шелковый.

— Счстливого пути! — крикнул феечк. — Передй Королеве мой поклон.

Эти три мили стли для Лис сплошным кошмром. Его мутило от этой воды, похожей н бесконечное, переливющееся полотнище зеленовтого шелк. С корягой ему пришлось рсстться — он зстрял н перекте, и дльше он поплыл см, едв держ нд водой нос. Вокруг все сливлось, он ничего не рзличл. Он устл до потери сознния. Он успел еще изумиться, увидев, кк берег куд-то исчезли, и перед ним рскрылсь широкя водня глдь, освещення золотым предвечерним светом, и стен кмышей где-то тм, слев, и течение кк будто срзу погсло. Тм, среди кмышей, ему померещилсь песчня отмель, н которой тк слвно было бы вытянуться, он повернул туд и поплыл, еле двигя лпми. А когд лпы его коснулись песк, он рухнул, кк мокря горжетк, и потерял сознние, успев, однко, ощутить, кк его подхвтили лсковые сильные руки Мб.

Кк он глдил его промокшую шкуру и целовл в нос, он уже не почувствовл.

Глв VIII

НЕДОЛГИЙ ОТДЫХ НА КАМЫШОВОМ ОЗЕРЕ

— Преврщйся же! — тормошил Лис Королев фей. — Если ты сейчс зснешь лисой, ты никогд не сможешь стть человеком.

Лис смотрел н нее мутными глзми и временми слбо поскуливл.

— Если бы я знл, кк ты это делешь, я бы см тебя превртил, — с отчянием в голосе скзл Мб. — Ты хочешь, чтобы, лишившись мтери, твои лисят еще и отц потеряли?

Дети были беспроигрышной кртой. Беспомощно рсплствшийся н песке Крсный Лис дернулся, челюсти его щелкнули, и он обернулся человеком. Преврщение, идущее с зтртой энергии, окончтельно его обессилило, однко Мб успокоилсь.

— Отдохни пру минут здесь, — скзл он, устривя его голову у себя н коленях, — потом ндо будет перебрться в укрытие. Тм есть все для восстновления твоих сил.

— Что с детьми? — с трудом выговорил Лис. Человеческя речь ему почти не подчинялсь.

— С детьми все в порядке. Няды нкормили их, потом они поспли, потом куплись, сейчс, верно, снов спят. Очень беспокоились о тебе. Эй, погоди, не спи. Здесь, н открытой косе, спть опсно, ненроком нлетит рзведчик..

Мб зствил Крсного Лис подняться н ноги и помогл ему пройти несколько метров в нпрвлении зрослей кмыш и кустрник. Тм прятлсь крошечня дчк Королевы фей, целиком сплетення из кмыш. В дверях Гилину дже не пришлось пригнуться.

— Ты есть хочешь? — спросил Мб.

Он помотл головой.

— Уже нет. Только спть.

— Тогд ложись.

Крсного Лис долго упршивть не пришлось. Н ложе из кмыш и кувшинок он рухнул, кк бревно. Мб помогл ему стянуть споги и присел рядышком. Несмотря н все передряги, н ее ослепительном плтье из белого шелк по-прежнему не было ни пятнышк.

— Бедный мой, — донеслось до него сквозь дрему, — туго тебе пришлось. Мло кто уходил от дикой охоты.

Он взъерошил его влжные волосы, и ее лдонь шловливо нырнул ему з воротник.

— Мб, — умоляюще пробормотл Лис.

— Спи, спи… Я буду рядом.

Мб вытянулсь рядом с ним, через несколько минут ему послышлся луквый смешок, и лсковые прохлдные руки опять коснулись его лб. Кк ни хотелось ему спть, он все же приоткрыл один глз. Мб недвижимо и, кк покзлось ему, бездыхнно, лежл рядом с ним.

— Д это же всего только тело, — скзл голос Мб совсем с другой стороны. — Пусть себе лежит. А я здесь. Ведь я — вольный дух зеленых лугов, мой хрбрый Лис. Обернуться ветром для меня проще, чем тебе стть лисой, и горздо менее опсно. Спи спокойно, мой Лис, я освежу твой сон. Ты проснешься полным сил… и дико голодным.

Тревог отпустил Крсного Лис, и он, нконец, позволил себе зснуть.

Он проспл всю ночь и все утро, и проснулся уже около полудня, кк и предскзывл Мб, стршно голодным. Восхитительные зпхи жреной рыбы щекотли его обоняние здолго до пробуждения, и, невшись, он признлся Мб, что ни рзу в жизни у него не было столь чудесного отдых.

С песчной отмели доносились визги купющихся детей.

— Няды присмотрят з ними, — улыбнулсь Мб, — они зходили сюд, пок ты спл. Теперь они вполне счстливы. И, думю, дже немного позбыли о Ронон… Тут уж мы с тобой ничего не сможем изменить, Ронон нвсегд остнется темной тенью их детств.

Гилин удивлялся. Мб в своем королевстве был совсем другою Мб. Он был нежнее и мудрее той, кого он знл, и он поймл себя н том, что думет о ней, кк о близком человеке. С ней можно было и пошутить и позубосклить, кк и прежде, но с нею рядом хорошо было и помолчть, и тихо поговорить о делх серьезных. Ему внове было испытывть к женщине ткое чувство. Должно быть, он взрослел.

— Рсскжи мне о себе, Крсный Лис, — попросил он, когд они, леж в тени под кмышовым нвесом, издли смотрели н резвящихся н мелководье детей. — Кк ты узнл, что ты оборотень, и кк нучился упрвлять своими преврщениями?

— В ншем роду, — обстоятельно нчл Гилин, — издвн нблюдлись случи преврщений. Ну… случлись оборотни. Я прочитл об этом в детстве, тйком збрвшись в библиотеку отц. Мне было лет триндцть. Рзумеется, меня зинтересовло, нет ли и у меня этих способностей.

— Интересный случй, — вствил Мб, — обычно преврщения идут смопроизвольно, в звисимости от фз луны, и оборотень ничего не в силх поделть.

— Д, я зню. Но у меня очень долго ничего не получлось… когд вдруг получилось, я тк испуглся, что мигом опять стл человеком. А потом не стло у меня лучшей игры, чем эт. Я обожл тйком удирть из змк и резвиться н воле, нслждясь собственной силой, быстротой и смеклкой.

— Готов держть при, ты вдоволь нбедокурил в окрестных курятникх.

— Грех был, — соглсился Гилин. — Однко в семндцть лет я понял, что продолжть дльше было бы опсно. Мне покзлось, что я теряю нд собой контроль. Поэтому я резко прекртил все эти игры.

— Что делет честь силе твоей воли, Алрих.

— Скорее, моему инстинкту смосохрнения. Когд я выбрл себе прозвище Крсного Лис, никто не удивился — лисиц у нс в гербе. Несколько лет я жил кк обычный человек. Потом я женился, потом родились дети. Собственно, мгией-то я стл знимться рди детей — чтобы позбвить их. Я и не думл, что у меня будет что-то получться.

— Алрих, почему в тот вечер, когд я нвестил тебя в плнтире, н тебе был кольчуг? Ведь ты нходился в собственном змке, под зщитой твоей грозной мшины.

— Когд я только устнвливл мшину, мне чстенько приходилось зщищться от всяких тврей, нсылемых Обероном. Кольчуг очень помогл. Ведь когд не хвтло мгической силы, приходилось попросту дрться. Кроме того, бшня-то не зщищен. Мне необходим был комнт, где колдовство имело бы силу, если он не зщищен, знчит, сюд и жловли непрошеные гости.

— Я понял, что ты оборотень, когд ты снял кольчугу. Я был в восторге.

— Мб…

— Что?

— У тебя есть предрссудки?

— У ме-ня?!

— Не хочешь ли ты нендолго превртиться в лисичку?

Мб прыснул.

— Интересно, что скзл бы леди Ронон в ответ н подобное предложение? Погоди-к…

Он скрылсь з кмышовыми знвесями, зменявшими в дчке двери, и оттуд вырвлся поток свежего воздух. Ветерок смеялся искристым смехом Королевы фей. Крсный Лис в облике зверя подпрыгнул в воздух, попытвшись цпнуть ветерок зубми, но Мб дунул ему в уши, и он свлился н землю, дергя лпми в конвульсиях смех, однко поднялся и продолжил тщетные попытки изловить бестелесного противник. Эт гимнстик доствлял обоим огромное удовольствие… пок совсем рядом не рздлись крики:

— Крсный Лис! Крсный Лис!

Лис звис в воздухе, в стрхе щелкнул зубми и свлился з ближйший куст. Оттуд поднялсь встрепння голов Алрих Гилин. Мб вышл из дчки. Дети бежли к ним, рзмхивя рукми и восторженно вопя:

— Крсный Лис, мы ежик поймли!

— Мы хотели с ним поигрть, он в клубок свернулся, ткой колючий!

Мб и Гилин отпрвились смотреть еж. Все четверо уселись вокруг колючего клубк, и Гилин со зннием дел скзл:

— Берете плочку, или вот тк, осторожно, лдонью, ктите господин еж к воде. Кк только водичк его нмочит, он срзу рскрутится и побежит прочь. И можете любовться н него.

Он делл все, о чем говорил, и еж, рспрямившись под восторженные вопли детей, что-то с явным недовольством хрюкнул в сторону Крсного Лис, чье лицо основтельно вытянулось, и поспешил прочь.

— Прошу меня извинить, господин еж, — скзл Гилин вслед колючему джентльмену и хихикнул с несколько сконфуженным видом.

— Что он скзл тебе, Крсный Лис? — привязлись дети.

Гилин смешлся, но Мб выручил его.

— Господин еж вырзил неудовольствие легкомысленным поведением Крсного Лис.

Дети были удовлетворены и вновь убежли купться.

— Должно быть, я и в смом деле рыжий кретин? — вполголос спросил Гилин у Мб.

Мб от души рссмеялсь.

— Нет, почему же. Ты все-тки не совсем рыжий. Ты золотой.

Прошел день. Звечерело. С зпд через все озеро, прямо к порогу кмышовой дчки протянулсь огнення дорожк.

Мб сидел н берегу одн, обхвтив рукми колени. Он был грустн. Мло кто видел, кк грустит Королев фей. Зрелище это печлит. Крсный Лис сел рядом с ней.

— Оберон скзл првду, — тихо произнесл Мб. — Что у нс с тобою впереди, Алрих? Почему я привязлсь к тебе тк крепко, что мне больно думть о том, что ты смертный? Почему это тк мучет меня? Отпусти меня, Лис, я не привыкл стрдть.

— Кк же я могу отпустить тебя, Мб, если я не держу тебя?

— Что же меня держит? Я и в смом деле хотел лишь поигрть.

— О Мб, — печльно зсмеялся он. — Я слыхл о брошенных тобою жертвх твоих игр. Они н всю жизнь отрвлены несбыточными мечтми увидеть тебя еще хоть рз.

— Ни з кого не зцеплялясь я тк, кк з тебя, Лис. Остнься со мной.

— Зписться в твою свиту, Мб, и сопровождть тебя повсюду?

Гилин покчл головой.

— Нет, Мб. Я должен поднять нд змком Гилин свое знмя с лисицей. Мои дети должны вырсти людьми. Мб, мой путь — это путь смертного. А кроме того… я не хочу быть в твоей свите одним из многих.

— Все думют, — с трудом скзл Мб, — что я просто охотниц з нслждениями. Ты дже не можешь себе предствить, кк мне больно оттого, что ты никогд не поймешь, кк я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя, Мб. Неужели ты могл сомневться нсчет этого?

— Могл. Ты никогд об этом не говорил. Вся моя теория обольщения, остроухий, полетел к черту из-з тебя. К любви нс привел не моя сил, миг моей слбости. Но Оберон прв — я не смогу остться с тобой в змке, где будет рботть твоя мшин. Я понимю, он нужн для безопсности твоих детей. Но, может быть, иногд… ночью… ты будешь выбирться из змк?

— Боюсь, что буду проделывть это слишком чсто, Мб. Ведь и я отрвлен нвеки твоей любовью, прекрсня Королев фей.

Н небе зжглись звезды, и Крсный Лис вспомнил, что однжды уже срвнил глз Мб с Млечным Путем.

ЭПИЛОГ

А что же было дльше? Стршновтя и веселя история о том, кк однжды в знятый нечистью змок Гилин н брюхе прополз ярко-рыжий лис. Кк он пробрлся в мшинный зл, обернулся человеком, и молния серебряного клинк пронзил зснувшего н посту гигнтского тролля. Суеверный ужс, который питл нечисть к мшине Крсного Лис, не позволил им дже прикоснуться к ней, и он остлсь цел, хотя змок они зпкостили и рзгрбили. Лис произнес нд рзорвнной лентой зклинние целостности и поднял рубильник вверх. И тогд все лешие в змке стли тем, чем были до тех пор, пок зля воля Оберон не вдохнул в них жизнь — трухлявыми пнями и корягми. А утром все увидели, что н шпиле бшни рзвевется стяг с бегущим по золотому полю Крсным Лисом.

Борьб его с Обероном то рзгорлсь, то угсл. То тм, то здесь всходили семен ненвисти Ронон. Но, говорят, любовь Королевы фей хрнил змок Гилин.

Дети выросли. И вот когд Корску исполнилось двдцть лет, и он нучился всему тому, что умел его отец, Крсный Лис исчез из змк нвсегд. Он стосковлся по бескрйней степи и вольному ветру. Не верьте, если вм скжут, что он служит в свите Королевы Мб — он слишком незвисим для этого. Крсный Лис одинок. Ходят ткже слухи, будто Мб змолвил кому ндо словечко, и Крсному Лису было дровно бессмертие, првд, в облике зверя. Он любит бегть по ночм в высокой трве, под яркими звездми, и приходит к детям, которые боятся темноты. Он сдится н пол в детской, чешет лпой з ухом и рсскзывет им скзки или покзывет всякие волшебные фокусы. Из темноты он изгоняет стрх, и дети любят его. Говорят ткже, что есть несколько ночей в конце мя, когд небо рсцветет особенно яркими соцветиями звезд, когд земля блгоухет пробуждющейся зеленью, и Королев Мб обретет влсть нд миром. Тогд Лис н крткий срок возврщется в обличье человек и встречется со своей возлюбленной Королевой.

Тков история о Крсном Лисе и Королеве Мб.

3-16 мя 1993 г.