/ / Language: Русский / Genre:sf_action,sf_postapocalyptic, / Series: Метро

Ташкентподземная. Метро 2034

Николай Кузнецов

Моя маленькая вселенная «Метро 2033», моя версия Ташкентского метро постъядера 2034 года. Приключения главного героя Ветра Адматинского начинаются.

Николай Кузнецов

Ташкент-подземная. Метро 2034

1. Трасса Юг

15 апреля 2034 года

— Ассалом алейкум, ака. (здравствуй, брат)

— Салам и тебе, коли не шутишь, брат.

— Откуда ты ходить? — Незнакомец с жутким акцентом, разглядев мою, явно не мусульманскую физиономию, продолжил речь на подобии русского языка:

— Куда ходишь?

— Да вот, хочу дойти до Ташкента. Узнать, что там и как.

— Ты русски? Откуда здесь? — Незнакомец немного размотал свою чалму, скрывающую лицо. Ствол американской винтовки М41 немного опустил вниз.

Одетый в потрепанный армейский ОЗК, с накинутым поверх тряпичным бурнусом, незнакомец выглядел довольно комично. Но, если учесть, что я и сам выглядел довольно нелепо в своем теплом халате, старинном милицейском бронежилете, спортивной шерстяной шапочке, теплых штанах и армейских берцах, то, можно сказать, по части нарядов мы стоили друг друга.

— Имя как? — По-прежнему разглядывая с изумлением мой наряд, спросил собеседник.

— Ветер меня зовут. Иду из Тараза. А до него, прямиком из Алматы. Пятнадцать дней уже в пути.

— Алмата? Каердан? Казакча? (Откуда? Казах?)

— Яна, биродар. (да, брат)

— Вай, молодец, русски. Алмата люди есть? Да?

— А что им сделается, людям этим, живут, еще и как живут. В Алмате, поди, тысяч пятьдесят набрать с ходу можно, а если еще и по горам пошукать, то все сто пятьдесят-двести тысяч наскрести не фик делать. Тебя то как звать, брат?

— Саид я, чегарачи (пограничник). Охранять я, понимаешь, да?

— Пограничник, что ли?

— Яна, брат, яна (да).

— Ты мне скажи, до города я дойду? Или как?

— Почему как, два дня будешь ходить, будет город Тошкент. Компас твоя есть? Яна, вижу. Ходишь запад города. Будет внутрь города, заходишь, там был завод, станция «Машиносозлар», ходишь туда. Там тоже будут посбон[1] стоять, мой брат стоит, зовут Айбек. Привет, — скажешь, это отдашь, — тут Саид передал мне обойму от пистолета ТТ с патронами, — скажи, — Саид долг отдал.

— Рахмет, кадрдон. (Спасибо, дорогой друг. — узб. яз.)

— Вон, палатка видишь? Там земля дом мой есть. Ходим туда, отдохнем, чай попьем. Расскажешь, как казахи Алмате живут.

— Чай, это хорошо. А отдохнуть, еще лучше…

2. Табиб

22 апреля 2034 года

— Вай, вай, молодой человек, где это вас так угораздило?

Умид-ака, местный табиб (врач), умело обработал рану на предплечье и теперь аккуратно зашивал ее обыкновенной суровой ниткой. Правда, предварительно она была вымочена в спирте.

— Странный шрам, не находите? Ветер-ховаскор (охотник), уважаемый, ведь это явно не крысы. У нас, в подземелье Тошкента, только крысы представляют серьезную опасность, да разве еще, люди. А эти следы зубов, — тут он показал на рваный шов-рубец на моей руке, — явно не крысиные зубы…

— Да, табиб-ака, вы правы. В городе, на подходе к «Машиностроительной», попал в засаду. У нас их называют волкособаки, а у вас как, не знаю. Они стаями нападают, еле смог отбиться от них. Спасибо, ваши аскеры помогли.

— Да, нехорошие дела творятся. Ну, да ладно, слава Аллаху, пронесло. Вот посидите пару часиков, отдохнете и… Да, а куда вы, вообще, идете?

— Да я и сам не понял. Вообще-то у меня поручение к вашему руководству. Есть такое?

— Как вам сказать, Ветер? Тут у нас сложилась ситуация, на первый взгляд, весьма странная, для постороннего взгляда.

— Да?

— Посудите сами. Когда все произошло, двадцать два года назад, в метро находилось около ста семидесяти пяти тысяч человек. И вдруг все резко — бабах! Свет потух, гермоворота на всех станциях мгновенно закрывают дорогу наверх. Люди в панике, кто на поездах посредине тоннелей, кто на станциях!

Что творилось, вспоминать страшно. Хаос, паника, давка. И никто ничего не знает и не говорит. Потом, как водится, немного успокоились и стали наводить свои порядки.

— И, как водится, у каждого оказалась на все собственная точка зрения? В том числе и на то, какие строить новые порядки?

— Вы правы, молодой человек. Все так и случилось. Объявились никому не ведомые вожди, свои беки, баи. Они быстренько сколотили свои отряды басмачей и принялись терроризировать людей. Создали свой священный Халифат.

Но, им воспротивились немногие военные и милицейские, а позже к ним присоединились интеллигенция и рабочие с завода.

Ну, и как всегда, какой узбек обойдется без базара. — Тут Умид-ака невесело улыбнулся. — В общем, повоевали, а потом принялись обустраивать свой маленький мир: «Ташкент-подземный», как назвал его один из ваших русских, господин Иванов, нынешний руководитель Альянса.

По югу Чиланзарской линии всем заправляет Исмаил-бек, завел себе гарем из двадцати девиц, куча рабов, свои нукеры, четыре южных станции по ветке под плантации и еще две основные. Люто ненавидит своего бывшего коллегу, а ныне самого главного и страшного врага Осман-хаджу, который разместился по северу Узбекистанской линии, и опять же свои гаремы и рабы, плантации, солдаты. Оба промышляют нападением на станции по Юнусабадской линии. А также на станции, по своим же веткам, за торговым кольцом, нашим великим базаром «Хлопковый путь». Есть еще недостроенная ветка метро, выходит прямо на улицы города, ну, там одни крысы и мутанты бегают.

— А эти ваши, которые не вошли в Халифат? Военные, рабочие и другие «несогласные»?

— Эти «несогласные» создали свое общество «Альянс», в него вошли юг Узбекистанской линии — станции «Ташкент», «Машиностроителей», где мы с вами находимся, север Чиланзарской линии и, конечно же, Юнусабадские. Да и «Хлопковый путь» дружат с нами. Ведь у нас в руках электричество, производство кое-какое, оружие как-никак имеем огнестрельное. Да и хлопок, и коноплю с поверхности стали обрабатывать, их басмачи любят покупать, если отобрать не могут.

Но, после ряда военных операций с нашей стороны и атак с их стороны, все пришли к соглашению о безопасности в районе станций «Хлопкового пути». Там три переходных станции, по основным веткам, образуют кольцо: «Айбек», «Эмир Тимур» и «Алишер Навои». Они объявлены безопасной зоной, стоят наши патрули, вооруженные до зубов. И в принципе, это устроило всех.

Хотя, помимо «белого рынка», присутствует и «черный»: торгуют всем, чем нельзя торговать официально. Там и рабы-невольники, для плантаций хлопка и анаши на поверхности, и запретные зелья. Мы, конечно, в меру сил боремся со всем этим, но, сами понимаете…

— Да, забавно тут у вас. Ну, а мне-то к кому обращаться и куда? А то, не ровен час, угодишь в лапы к какому-нибудь беку?

— Да вон сейчас караван пойдет к станции «Айбек». Там перейдете на линию Юнусабадскую и далее к станции «Эмир», по кольцу, далее «Площадь независимости».

Там спросите Эфенди, вас проведут. Да, вот еще, возьмите молодой человек вот это.

— Тюбетейка?

— Да, вот видите, здесь нашиты цветные полоски в виде сложного рисунка, это своего рода пропуск на станцию. Будьте с ней аккуратны. По кольцу, в принципе, безопасно ходить, но за станцией «Эмир» могут пошаливать басмачи. Да и местная фауна может вами заинтересоваться. Хотя я и так вижу, что вы человек бывалый. Раз смогли дойти до города по поверхности.

— На все воля Аллаха, как говорят на моей родине. И вера в свои силы. Умид-ака, дорогой вы мой! Большое вам спасибо за заботу. Вот, возьмите за заботу, не побрезгуйте.

— Что это? Ой-бай, неужто яблоки?

— Да, кадрдон, (дорогой) Умид-ака. Настоящие алматинские яблоки, сушеные, правда. Но выросли в горах Алматы, там уровень радиации небольшой. Потом их высушили на солнце, вся Алмата ими питается. Берите, не бойтесь. Витамины, как-никак.

— Рахмат (спасибо), дорогой, не думал, что увижу когда-нибудь настоящие яблоки.

— И вам рахмет большой, уважаемый, бывайте…

3. Дорога

24 апреля 2034 года

Ослики идут в ряд, один за другим, груженые различными товарами. «Звяк-звяк», — болтается помятый металлический чайник. Он висит притороченный к самодельному седлу. Цокот копыт разносится далеко по тоннелю. На первом осле сидит Газиз-караванщик. В разноцветном стеганом халате и ярко начищенных кирзовых сапогах. На голове неизменная тюбетейка. В руках доисторическая винтовка с отпиленным наполовину стволом. На веревочном поясе здоровенный кинжал. За спиной караванщика, к седлу вертикально приделана палка, метра полтора высотой. На верхнем ее конце, в виде рогатинки, подвешен керосиновый фонарь. Свету от него немного, но зато уютно.

На втором, четвертом и пятом ишаках к седлам привязаны большие юки (тюки). На третьем сижу я, ваш покорный слуга, Ветер. В комбезе, берцах, на шее висит «Бизон»[2], на бедре в кобуре верный «Макаров»[3]. На голове подаренная мне тюбетейка-пропуск на станции Альянса. Сзади идут еще две животинки: на шестом приторочены три ящика с патронами «made in Mashinasozlar»[4]. А на последнем, седьмом ослике, сидит мрачный Абдулла. Он наш охранник и караульный. Одет совершенно по-современному: камуфляжный костюм, порядком уже потрепанный, легкий броник, с самодельными вставками из стальных пластинок. Вооружен древним АК-47, с отпиленным прикладом и переделанным под самодельные патроны, — опять же, с «Машиностроительной». На голове, в отличие от нас, черная чалма.

Охранник сидит в седле настороженно, глазами цепко оглядывает все пространство, автомат наизготовку.

Равномерный цокот копыт, «звяк-звяк» чайника действуют усыпляюще. Дрожащий свет керосинки, хвостик впереди идущего ишачка, своды подземного тоннеля и ржавые рельсы, истлевшие шпалы, — «романтика» — думаю я, как вдруг Газиз резко дает нам отмашку:

— То-хта-а! (стой!).

Все замерли.

Абдулла, автомат в руках, стойка «стрельба с колена», замер.

Газиз слушает.

Я лично ничего вообще не слышу, кроме чавканья собственного осла, который меланхолично жует траву из торбы, подвешенной прямо перед его носом.

Караванщик еще немного прислушивается и облегченно вздыхает:

— У-ялла, все карошо. Яшка идет. Ок каламуш (белая крыса). Яшка друг. Белый крыс карош.

— Что?

Честно говоря, неожиданный реприманд, — подумал я.

Тут из вентиляционного отверстия, в паре метров от меня, высунулся розовый носик и длиннющие усы, а потом и сам Яшка явился пред мои изумлённые глаза.

Обычная белая крыса, правда, в холке сантиметров пятьдесят будет, от носа до хвоста метра полтора. Вышел, деловито понюхал воздух, потер лапками носик, и завилял хвостом перед Газизом.

— Друг, якши бола (хороший мальчик), Яшка, кушай, кушай, — из кармана караванщик достал горсть орешков и кинул их Яшке. Белый крыс деловито потерся носом о сапог Газиза и стал с важностью поглощать угощение. Я не мог поверить своим глазам, слухи о крысах-мутантах доходили и до меня, правда, в глаза я так их и не видел. А тут такое зрелище…

— Белый крыс, кароший друг, — сказал мне незаметно подошедший Абдулла.

— Просто невероятно.

— Белый крыс — умный, черный крыс — шайтан поганый, серый крыс умный — но дурак совсем. Ок каламуш — наши друг, серый крыс — наши олжа (добыча). Мясо кушать, плов варить. Кара — шайтан йомон (черный, плохой), мясо нельзя, болеть будешь.

— Круто тут у вас, как я погляжу, — озадаченно почесал я затылок.

— Теперь все карошо будет, — оглянувшись в нашу сторону, улыбнулся Газиз. — Яшка дорогу знает. Где Ок каламуш, шайтан не придет, а серый крыс мало-мало будет ходить.

— Олдыга (вперед), — скомандовал караванщик.

Белый крыс Яшка деловито потер лапками и весело понесся вперед в темноту тоннеля…

— Юрмок, бирин кетин. (поехали, друг за другом)

4. Bozor kun[5]

27 апреля 2034 года

Шумлив и ярок восточный базар, кого здесь только не увидишь…

Солидные и важные купцы с дальних станций, торгуют чинно и благородно.

С мелкими покупателями сами не связываются, для этого есть шустрые дастёра (помощники). Их дело уговорить и продать, а дело хозяина сидеть с важным видом в сторонке и пить чай.

Танцуют бродячие актеры. Девочка в ярком платье, синих штанах и тюбетейке поет под звуки зурны и двух стареньких дутаров. На тоненьких косичках ее привязаны серебряные монетки. Плавно танцуя, девочка качает головой и сорок ее косичек весело разлетаются, звеня вплетенными монетками. Раздается легкий звон под музыку и танец, и восхищенные зрители довольно хлопают.

Неподалеку сидят старики, в белых чалмах и темных халатах, пьют кок чой (зеленый чай). Откуда они его раздобыли, одному Аллаху известно.

С другой стороны, в мешках, продают сушеные подземные грибы.

Недоверчивые покупатели тщательно ощупывают и обнюхивают серые и черные крысиные шкурки, выставленные на продажу. Тут же, сбоку, продается вяленое крысиное мясо.

По всему холлу станции «Айбек», на всем его ста двух метровом протяжении, среди колонн, стоят, ходят или просто сидят люди. Кто-то покупает, кто-то гуляет…

Здесь собираются люди со всех близлежащих станций веток метро: Юнусабадской и Узбекистанской линий.

На рельсах, с одной стороны, стоят облезлые вагоны. В них обустроились руководство станции и представители Альянса. Два крайних вагона переделаны под гостиницу.

С противоположной стороны на рельсах из кусков дерева, металла, картона и фанеры выстроен настоящий бидонвиль с мостиками-переходами и многоярусными комнатушками, где разместились постоянные жители и обитатели станции.

Центр холла освещен несколькими прожекторами, сделанными из автомобильных фар. Внутри вагонов и бидонвиля, используются преимущественно факелы, керосинки и свечи.

Выходы на поверхность перекрыты гермозатворами. Переход на станцию «Минг урик» заполнен людьми, да и сама соседняя станция не обделена вниманием.

Насколько я помню, мне путь прямо на станцию «Минг урик» (тысяча урюков), а там по Юнусабадской до «Юнуса Раджаби», переход на ветку Чиланзарская, потом на станцию «Амир Тимур хиёбони» (сквер Амира Тимура), и далее на «Площадь независимости». Где и располагается руководство «Альянса», — рассуждал я, спускаясь в переход на станцию «Минг урик».

— Эй, русский, — кто-то дернул меня за рукав, — Мархамат бу ерга (сюда, пожалуйста).

— Э, что? Не понимаю, — успел я сказать.

Вокруг меня суетился какой-то шустрый паренёк. В рваном халате, придурковато улыбаясь, он заискивающе продолжал:

— Ходи за мной, девошка есть, чой пить будишь, карашо кушать будишь. Ходи тихо за мной.

— Чего надо, эй, абрек, ты меня вообще понимаешь? Отвали, дорогуша, — попытался я отдернуть свою руку и отойти в сторону.

Но не тут то было. Сзади ко мне кто-то прижался и кольнул чем-то острым, в районе левой почки. Повернув голову, я увидел мрачного громилу, завернутого в бурнус. Рядом, как бы невзначай, появился еще один тип. Шустрый паренек ловким движением снял с меня пистолет-пулемет и, быстренько обшарив, выдернул из кобуры Макаров.

— Не шуми, русский, не шуми, — Файзула нервный, сделает тебе больно и все.

О-олик (мертвый) будишь. Тебе это надо? Пойдешь с нами, будишь жить долго…

Понимая всю бесполезность своих попыток вырваться, я шел со своими конвоирами. Меня вывели через незаметную дверь в переходе. Вели через какие-то темные проходы, повороты. Один раз я попытался рвануться, но мой охранник дал мне по голове чем-то тяжелым.

После, в проблесках сознания, запомнилось, что меня, связанного, положили на дрезину, с какими-то мерзкими тюками. Равномерный стук колес, дрожащий свет керосинки, укрепленной на дрезине, вонючие ноги охранников, мелькание тюбингов и перекрытий тоннеля над головой…

5. Рабы не мы

10 мая 2034 года

— Анаша, анаша, до чего ты хороша. — Поет Болтабек, на сегодня он наш охранник и надзиратель. Еще двое его коллег, близнецы Газиз и Азиз, осуществляют внешнее охранение. Оба хорошо вооружены: у Газиза автомат и пулемет, а у Азиза снайперская винтовка и несколько гранат.

Первый из братьев засел в полуразрушенной пятиэтажке слева от нас. Второй, с чердака соседнего здания, взял под контроль все пространство по правой части микрорайона «Чиланзар 17».

На небольшом пятачке земли, среди разрушенных зданий, располагалась плантация конопли. Плантация принадлежала Исмаил-беку, как и несколько станций по южной ветке метро Чиланзарская. Так же и отряд верных нукеров. Да и мы сами с напарником принадлежали к числу рабов его Важности.

Вот уже две недели, как я, Ветер Алматинский, добросовестно ухаживаю и собираю урожай конопли для Исмаил-бека. Живу в каком-то поганом тоннеле, на последней станции, в загоне для рабов. Каждое утро миска похлебки, бутыль с водой, и на работу, под присмотром неусыпной охраны. Конечно, жизнь подземная особенным разнообразием работ не балует, всего-то на выбор: или евнухом в гарем, или верным нукером, с кривой сабелькой — грабить вооруженные караваны, или ползать в темноте тоннелей и собирать грибы.

Как первое, так и второе и третье мне показалось не совсем приемлемым. И, когда сказали, что требуются «негры на плантации», на поверхность, я сразу же согласился. Хотя меня и беспокоила немного проблема радиации. Да и «милые зверушки», с которыми я уже имел честь познакомиться некоторое время назад, тоже вспомнились.

Но уровень радиации оказался вполне приемлемым. Конечно, не довоенного уровня, но, тем не менее.

Одетые в специальные халаты для поверхности, обмотанные бурнусами, с замотанным лицом, мы могли работать на поверхности довольно долго, не подвергая себя риску заражения. Да и хищников в этой части города было не особенно много.

Моим напарником был Ахматжон, пожилого вида мужичок, с густой черной бородой, слегка лысоватый, в обычном замызганном халате, рваных штанах и растоптанных соломенных лаптях. Меня он расколол сразу же, в первый день совместной работы.

— Парень, а ты откуда? — поинтересовался напарник, когда я кривым ножиком резал стебли конопли.

— Да так, попался на базаре. Со станции «Машиносозлар».

— Я знаю заводских, у меня брат когда-то на заводе инженером работал. Да и после всего этого, с альянсовскими общался много. Так ты говоришь, что сам тоже из Альянса?

— Ну да, — буркнул я, — ты что, стукач? Чего вынюхиваешь? Или на дядю Исмаила пашешь, матерьяльчик собираешь?

— Аллах с тобой. Меня самого взяли с месяц назад. Порезали конвой наш, столько ребят угробили, а мы, как назло, шли невооруженные, расслабились, понимаешь.

Думали, вошли в Юнусабадскую зону, так все. Там нас в тоннеле и взяли. Нукеры Исмаила пронюхали, что мы продукты будем везти, вот и напали на нас. Ты уж прости меня, Ветер-мухтарам (уважаемый). Но ты точно не из Альянса, не из заводских. У тебя лицо загорелое, да и сам явно вырос не на здешних грибах. Меня можешь не бояться, я товарищ Рахмоналиев. Что, не слышал?

— Да признаться, как-то не довелось. Уж извини, брат, Ахматжон Рахмоналиев.

— Ты точно не наш. Я предисполкома Ташкентской коммунистической партии, правопреемницы Коммунистической партии Узбекистона.

— Ох, ну ни фига себе. И как это тебя эти, — я кивнул на нашего охранника, — до сих пор не сделали евнухом?

— Ну, — боязливо пожал плечами товарищ Рахмоналиев, — повезло. Нукер ахмок (дурак) попался, в рабы меня продал. Но я знаю, мои товарищи со станции «Хамид Олимжон» меня ищут.

— Эй, эшак, шайтан кул (рабы), ишламок (работать), — Болтабек щелкнул кнутом. — Ишламок!

Палящее весеннее солнце, до одури опьяняющие запахи цветущей конопли посреди городских развалин. А до вечера еще так много времени!..

6. День рождения Лао-Цзы

16 мая 2034 года

— Ёперный театр! Мамочки, — охнул я, едва выглянув в окошко.

— Что случилось, нима? (что за). — Мой верный друг и напарник товарищ Рахмоналиев подскочил и спросонья чуть не вывалился сквозь проломанный пол, на уровень третьего этажа.

— Ахматжон, аккуратней, пожалуйста, не шумите, — я глядел в половинку бинокля вниз, на широкий проспект Бунёдкор.

Вчера, тащась из последних сил, мы с товарищем Рахмоналиевым добрались до здания Узбектелеком. Поскольку на нижних этажах ночевать был рискованно, мы поднялись на четвертый этаж восточного крыла. В одном из наиболее сохранившихся офисов мы и решили заночевать.

В семь часов утра меня разбудили резкие звуки, доносящиеся с улицы внизу. Вид из окна офисного кабинета открывался на широкий проспект и метромост, между станциями «Хамза» и «Миллий бог». Именно на станции «Хамза» заканчивалась зона влияния Исмаил-бека. И по этой причине мы и шли сюда, к метромосту через канал «Ак-тепа».

Всего два назад, мы добросовестно, как и полагается верным рабам, вкалывали на грядках с коноплей, когда на нас налетела стая дракончиков, эдакая помесь гигантской летучей мыши, мерзких когтей и огромных зубов. Нам ничего не оставалось делать, как спрятаться под срезанными кустами конопли. Наших охранников, пытавшихся стрелять по дракончикам, мерзкие бестии быстренько «почикали». Уже поздно ночью мы вылезли из своих слабеньких укрытий, не веря, что остались в живых, собрали то, что осталось от нашей, столь недальновидной охраны.

Имея в запасе два автомата, три рожка с патронами, снайперскую винтовку и десяток патронов к ней, да еще три бутылки с водой, две лепешки и пакет ломтиков сушенного крысиного мяса, мы долго решали куда идти. Пытаясь проложить маршрут и проверяя уровень радиации старинным дозиметром среди городских руин, мы пришли к выводу, что нам придется идти в сторону центра города, на север, как наименее зараженную территорию.

И вот сейчас, осторожно выглядывая в окно четвертого этажа, я пытался выяснить причину шума, нас разбудившего.

На асфальте проспекта, посреди куч хлама, останков автомобилей, на фоне покореженного метромоста, рядом с обломками невесть как попавшего сюда огромного самолета, стоял некий загадочный аппарат. Очень похожий на тот самый пресловутый автомобиль. Тут же, рядом, копошились две фигуры, закованные в странные, темного цвета, костюмы.

- Это, это ведь автомобиль, я знаю. И совсем новенький, да? — товарищ Ахматжон вновь высунулся в окно, — просто невероятно! А эти, в спецкостюмах, они кто вообще?

— Да уж, костюмчики! — Я восхищенно разглядывал незнакомцев в бинокль, — это ведь настоящий «Берилл-5МУ», армейский спецкостюм: бронежилет из стальных пластин с бериллиевым напылением, дополнительные вставки керамоброни, общая система защиты от радиации, система дыхания, автономная и полевая, маска-шлем пуленепробиваемая. Производство России. Где-то в две тысячи десятом — двенадцатом году, он шел, как секретная разработка. Перед самой войной запустили в ограниченное производство.

— Ветер-ака, откуда знаешь? — недоверчиво выставился на меня представитель славной компартии метро Ташкента.

— Да у меня друг в Алмате, лет шестьдесят ему уже, он как раз до войны состоял при штабе президентской гвардии, и был допущен ко многим секретным разработкам в военных сферах. Про «Берилл» любил мне рассказывать, я тогда еще пацаном был, вот и слушал сказки. А оно вот как, оказывается, и не сказка совсем.

— Но кто эти люди? И откуда у них автомобиль? — товарищ Рахмоналиев изумленно таращился в окно. — Я ведь в метро с самых первых дней катастрофы. У нас ведь и военные есть и милиция, много рабочих и инженеров с машиностроительного и авиазавода. Но такие? Никогда не слышал. А про автомобили уже и не говорю, все про них давно забыли. В тоннелях разве, на некоторых станциях, есть мотодрезины. А так все пешком ходят, и караванщики на ишаках товар возят. Да еще генераторы на базарах стоят и в мастерских, и все.

— Оказывается, не все. И машинка мне эта тоже знакомая: Газ-2330 «Тигр».

— Тоже друг рассказал, Ветер-ака? — недоверчиво прищурился Ахматжон, — непростой ты человек, Ветер, ох, непростой.

— Какой есть. Что делать будем? Знакомиться с этими, или притаимся пока?

— Не знаю я. Может, подождем немного, посмотрим?

«Достойный муж делает много, но не хвалится сделанным; совершает заслуги, но не признает их, потому что он не желает обнаруживать свою мудрость», — прямо под моим носом лежала разодранная книжка, заинтересовавшись, я прочел вслух:

— Кто, предпринимая дело, спешит наскоро достичь результата, тот ничего не сделает. Кто осторожно оканчивает свое дело, как начал, тот не потерпит неудачи.

— Вай-вай, Ветер-ховаскор, откуда такие слова?

— Да это не я сказал, это слова, — я посмотрел на огрызок обложки, — Лао-Цзы[6], китаец. Две тысячи шестьсот лет старикашке стукнуло. Ты смотри, интересный мужик был.

В этот момент с улицы раздался громкий голос, усиленный мегафоном автомобиля:

— Секин чикинг уйдан (медленно выходите из дома). Курол ташлаб юбормок ойнага (Оружие выбросить в окно). Буламан отмок (буду стрелять), — из люка в потолке машины высунулся третий тип в спецкостюме и выставил в нашу сторону неизвестную нам, но грозного виду пушку.

— Юртоклар, биз юзимизнинг (Товарищи, мы свои), — Ахматжон выбросил автомат в окно, виновато на меня взглянул, и почему-то по-русски продолжил:

— Товарищи, не стреляйте, пожалуйста, мы выходим.

— Эй, на башне, медленно и без оружия выходим, не дергаемся. Да и напарника своего не забудь прихватить, говорливый ты наш.

«Кто храбр, не зная человеколюбия, кто щедр, не зная бережливости, кто идет вперед, не зная смирения, тот погибнет», — мудрые слова, как нельзя кстати…

Выкидывая свой автомат в окно, книжку я положил в необъятный карман своих потрепанных штанов. Прихватив свои нехитрые пожитки, мы медленно пошли вниз.

7. Лейла-ханум

31 мая 2034 года.

— Вот так это и происходит, — говорит Лейла, тщательно моя руки куском тёмного самодельного мыла. Я поливаю ей на руки из жестяного чайника.

— Сильно не лей, здесь вода в дефиците, вся на больных уходит. Кто с крысами воюет, кто с людьми, — продолжила девушка, — а в нашем госпитале мы их всех зашиваем, лечим.

В основном мелкие ранения, порезы, укусы. Слава Аллаху и всем богам, тяжелые больные стали редкостью. Не то, что в первые годы. Мне старики рассказывали, что творилось, ужас просто. Сейчас как-то обустроились уже, перевязочные материалы из хлопка и конопли ткать научились, антибиотики кое какие легкие, в лаборатории стали выращивать. Лекарства некоторые сами стали производить, народные рецепты все восстановили, пользуемся в меру сил. Детей стало рождаться все больше и больше. Садики и школы открыли. Правда, детишек еще совсем немного. Но, раз дети растут, значит все небесполезно. Значит, есть смысл всего этого, — она не сдержалась и взмахнула рукой.

— Ой, прости Ветер, я тут немного увлеклась.

— Да ладно тебе, Лейла. Или вернее говорить «Лейла-ханум»?

— Скажешь тоже! Это меня больные стали так звать, когда я к практике приступила. Мой папа был профессором в военном госпитале, а мама — заведующая отделением. Они были как раз в метро, когда все началось. Мне было девять лет. Маму потом бандиты застрелили, а папа сразу начал лечить людей. И меня воспитал, с детства учил медицине. Вот выросла и стала тоже папе помогать, лечить людей, а с шестнадцати лет приступила к самостоятельной практике. Вот набрала себе девочек помощниц, учу их потихоньку.

— Халима, скажи девочкам, сегодня вечером пусть отдохнут, а завтра прием больных будет сразу с утра.

— Ха, хурматли Лейла-ханум, мен хаммаси айтаман (Да уважаемая Лейла-ханум, я все скажу), — и, уже уходя, девочка озорно на меня взглянула и, специально для меня, сказала на русском языке: — До свидания, Ветер-ака. До свидания, Лейла-ханум.

Деловитая и строгая, затянутая в зеленый медицинский халат, Лейла пошла за ширму переодеваться. Молодой врач станции-госпиталя «Космонавтов»(Kosmonavtlar), закончила свою смену.

Цветная рубашка, заправленная в штаны х/б защитного цвета. На плечи накинута теплая кофточка, сшитая из крысиных шкурок. На ногах мягкие сапожки, производства местных умельцев.

Лейла выглядела совершенно сногсшибательно. А, распустив по плечам волосы, она превратилась в совершенно неописуемую красавицу.

  «Как солнце — лик ее в ночи волос,
  Ночное небо солнцем обожглось!
  О, ночь! Лейли! Мы смотрим на тебя,
  Рассвета блеск забыв и разлюбя…»[7]

- вырвались у меня строки великого поэта.

— Ветер, вы меня постоянно удивляете, молодой человек. Откуда вы знаете Алишера Навои?

— Да так, к слову пришлось, а книжку я в библиотеке нашел, «Лейли и Менджун», всю ночь сидел читал, про тебя думал.

— Вот ты какой, Ветер-ака! И много у тебя на каждой станции подружек? — Лейла ущипнула меня за локоть.

— Ну, ты скажешь, блин… Сейчас, подожди, вот еще, пока не забыл:

  «Два глаза — два могучих колдуна.
  Им сила чародейная дана.
  О, дремой осененные глаза!
  Истомой опьяненные глаза!»

— Даже так? Смотри, привыкну ведь, потом будешь учить всего Навои и мне рассказывать.

— Богиня, я к твоим ногам положу всю вселенную, — я поднял девушку на руки и закружил ее в танце…

— Для начала, Ветер, поставь девушку на место. А потом доставь меня до дрезины, мне надо на станцию «Хамид Олимжон», за лекарствами, не проводишь меня?

— Куда я денусь с подводной лодки, любимая?

Через полчаса, сидя в мотодрезине, Лейла внимательно на меня посмотрела:

— Ветер, ты даже не знаешь, какой ты молодец!..

— Я такой, молодец-удалец, тебя вот встретил, — горделиво выпятив грудь, я согнул левую руку и напряг бицепс.

— Я не про это, вы с товарищем Рахмоналиевым сделали такое великое дело. Это ведь немыслимо, — тут девушка стукнула кулачком по поручню, — просто невероятно. Двадцать лет после войны сидеть в секретном бункере и смотреть, как страдают люди в метро и вокруг. Вояки чертовы. Иметь оружие, технику, лекарства и продукты, и сидеть, как жлобы, на всем этом богатстве. Товарищ Ахматжон сказал, что это именно ты убедил сумасшедших вояк соединиться с нами?

— Да ладно, чисто случайно оказались в нужном месте, в нужное время, — улыбнулся я, — тебя вот встретил, а поболтать я люблю. Правда, красивых девиц, в зеленых медхалатах, люблю еще больше.

— Опять ты все врешь, если бы не ты, вояки еще бы лет двадцать сидели бы у себя в комплексе и боялись бы высунуть свои бронированные носы. Вот за это я тебя и люблю, Ветер, за скромность натуры.

Опять убегающая, в свете фар, темнота тоннеля. Стук колес мотодрезины и ровный рокот ее мотора. А рядом со мною на сиденье сидит прекрасная девушка…

  «Ее уста — живой воды родник,
  И пламень губ в живой воде возник!
  Огонь румянец на щеках разжег,
  Их золотой осыпал порошок…»

8. Черное золото

25 июня 2034 года

Ровный рокот дизельного мотора. Шесть цилиндров выдают «на гора» двести лошадиных сил. За зеленоватым бронестеклом проносятся виды пост-ядерного Ташкента.

На сегодня наш план таков: разведать северо-западные районы города, а именно: «Шайхонтахурский» и «Алмазарский». Именно там, по слухам, в районах оконечных станций, на северо-западе ветки метро «Узбекская линия» и расположилась банда Османа-хаджи.

Последние три станции: «Беруни», «Тинчлик» и «Чорсу» были довольно долгое время попросту оторваны от большого мира, ввиду сильно разрушенных станций «Алишера Навои» и «Гафура Гюлома» и заваленных тоннелей.

С этим ответвлением метро долгое время, вообще не было никакого сообщения. Пока эти станции не заявили о себе, как о мрачных бандитских группировках, промышляющих разбоем и нападениями, проникающих в городское метро через неизвестные проходы и вентиляционные люки, ворующих людей и грабящих караваны. Не брезговали бандиты и нападениями на дальние и слабо вооружённые станции. Пока лет шесть назад не разразилось настоящее побоище, унесшее немало жизней.

Битва за станции «Хлопковый Путь» — кольцо из нескольких станций в центре города: «Пахтакор», «Узбекистон», «Космонавтлар», «Мустакиллик майдони» (Площадь независимости) и двух совмещенных станций: «Айбек» — «Минг урик» (Тысяча урючин) и «Юнус Раджаби» — «Эмир Тимур хиёбони» (Сквер Эмира Тимура).

После этого бандиты убрались восвояси и попрятались на своих станциях, на юге ветки Чиланзарской, где я, ваш покорный слуга Ветер Алматинский, умудрился попасть в недолгое рабство. И точка нашего сегодняшнего маршрута — северо-западная оконечность ветки метро Узбекская.

Кто бы мог подумать? Всего два месяца назад, здесь, в «Ташкент-подземный», люди влачили жалкое существование. Чуть ли не средние века. Меновая торговля, редкие и чрезвычайно опасные вылазки на поверхность, антикварный уровень техники и технологий. Бандиты, грабежи, ткацкое производство на уровне первобытного века.

И я, Ветер, собственной персоной, посланец из Казахстана, точнее, «Метро Алматы», окажусь в самом центре событий.

Мало того, что мой побег из плена ознаменовался знакомством с товарищем Рахмоналиевым, предисполкома Ташкентской коммунистической партии.

Мало того, что мы, оказавшись в городе, напоролись на разведку военных.

Так еще, они нас притащили в свой секретный бункер, где я с Ахматжоном-ака удосужились предстать пред очами грозного полковника Рахимова.

Как я понял, после многочасового допроса, вояки «местного разлива» отличались крайней недоверчивостью. Бункер на глубине семидесяти метров был выстроен еще в середине семидесятых годов. В самом начале двухтысячных его полностью реконструировали.

В нем имелось четыре жилых и рабочих уровня, и два технических, расположенных друг под другом. Автономная система жизнеобеспечения, энергетики, запас воды и продуктов.

Комплекс был рассчитан на жизнь ста человек обеспечения и охраны, и пятидесяти членов руководства страны и правительства, в течение двух лет, после наступления дня «Ч».

Но, как говорится: «Чиновник предполагает, а Аллах располагает». В день «Ч» в комплексе были: пара взводов охраны и отряд инженеров и военных, проверяющих готовность комплекса. И когда все «Это» произошло, у людей просто не было времени кого-то спасти, вызволять из правительственных резиденций, парламента.

Автоматика бункера просто тупо задраила все люки и выходы на поверхность, ввиду высокой радиоактивной опасности. Так и прожили несколько десятков человек в правительственном бункере. Конечно, они пробовали выходить на поверхность, когда уровень радиации спал до вполне приемлемых значений. Но, бесчисленные столкновения с мутировавшими животными и стремительно вырождающимися людьми на поверхности, заставили военных надолго забыть о внешнем мире.

Ко дню нашей встречи, в бункере в живых оставалось совсем немного: три полковника, два майора, и восемь капитанов. Но, помимо этого, у горе-вояк оказались карты расположения складов госрезерва и военного мобзапаса. Все они находились глубоко под землей. И имели выход к недостроенной станции метро по Юнусабадской линии.

И последним, оставшимся в живых офицерам, не оставалось ничего делать, кроме как присоединиться к Альянсу.

Прошедший месяц ознаменовался еще одним, очень приятным для меня, событием: я познакомился с Лейлой. Или Лейлой-ханум, как ее знали многие в «подземке». Она была первоклассным полевым хирургом, терапевтом и педиатром. Да и вообще, в условиях подземного Ташкента обладать такого уровня знаниями — это одно вызывало восхищение. А как ее уважают больные и все ее бывшие пациенты…

Само знакомство вышло совершенно идиотическим: поскользнулся на рельсе, подвернул лодыжку, «прихромал» на станцию. На перроне, проходившая мимо молодая женщина, одетая совершенно по моде «Ташкент, метро 2034»: берцы, военные брюки, кофточка из шкурок крыс, увидев мое скривленное лицо, сказала мне: «Я врач. Не бойтесь меня. Снимите обувь. Так, штанину подтяните».

Она профессионально ощупала лодыжку, подвигала мою стопу вверх-вниз.

На мое: — Ой! — Она язвительно заметила: — Мужчина, держитесь. Не все потеряно. Я думаю, мы вас еще успеем спасти.

Достав из кармана аккуратно свернутый бинт, девушка ловко обмотала сустав голеностопа и, завязывая бантик, вдруг подмигнула мне.

— Вот и все, грозный сталкер-ака, ваша жизнь спасена. — Видя мое недоумение, она вдруг улыбнулась, — Худди кичкина, ну, совсем, как ребенок. Просто небольшое растяжение, и все. Ноге необходим покой, хотя бы на десять часов.

— Как вас зовут, волшебница?

— Лейла, — на меня внимательно смотрели ее черные глаза, — а вас, герой рельсовых баталий?

— Ветер.

— У вас очень странное имя, вы не находите, Ветер? — девушка задумчиво крутила свой длинный локон на пальце.

— Да как-то так получилось. Когда-то, в горах Алматы, я поймал ветер и на самодельном парашюте пролетел через Медео. Тогда меня так и назвали, Ветер Алматинский. А потом привык. Ветер так Ветер.

— Вы не наш, не местный? Я думала, слухи это все, о человеке из Казахстана.

— Вот он я, перед вами, — я горделиво выпятил грудь и попытался щелкнуть каблуками. У меня это не получилось. Левую стопу прострелило болью. — Ой, блин.

— Все с вами ясно, молодой человек, станцию «Космонавтлар» знаете? Я там в госпитале работаю. Через два дня придете ко мне на прием, ногу покажете.

— Как пожелаете, моя госпожа!

— Фи, видели мы таких хромых сталкеров. — Она сморщила носик, потом улыбнулась и пошла, гордо выпрямив спину. Стуча подкованными и до блеска начищенными ботиночками, она прошла шагов двадцать, потом остановилась и обернулась. Увидев, что я провожаю ее взглядом, она насмешливо фыркнула и пошла дальше…

9. Белое золото

30 июня 2034 года

Хорошая штука, боевой автомобиль «Тигр». Это же надо — едешь себе, едешь. Бац, завал. Вышел, посмотрел, и?.. Сел в машину и дальше поехал, благо клиренс[8] позволяет. А если и попалось что-то громоздкое, тоже не проблема. Зацепил крюком мотолебедки, отъехал малость, и включил передачу. Лебедка воет, трос натянут, мерзкая гадость на дороге, будь-то кусок плиты в «раскоряку», или сгнивший труп довоенного трамвайчика, лежащий на боку — все по фигу. Устранили проблему, едем дальше.

Сегодня в нашем экипаже пять человек:

Ким, водитель «Тигра». Немногословный, то ли кореец, то ли китаец. На вопрос, как зовут, отвечает коротко: — Ким.

Я, Ветер, за особые заслуги перед Альянсом и народом «Ташкент-подземный», произведенный в звание «лейтенант армии Тошкента». Сижу справа от водителя. На крышке двигателя, слева от меня, разложена карта местности. Район «Мирза Улугбек». Задача — провести общую разведку, на предмет наличия опасных зверей и монстров, плюс оптимизация маршрутов по району. Составить карту радиационных полей. И самое важное — обследовать наземный участок метро по Чиланзарской и проверить недостроенные станции западной оконечности ветки метро.

В уютном салоне «Тигра» сидят трое наших бойцов:

Первый стрелок Жорик, невысокий крепыш. «Одинокий сталкер» в недалеком прошлом. Промышлял мелким мародерством на поверхности города. Весь добытый хабар сдавал перекупщикам на станциях «Хлопкового пути».

Второй стрелок Мустафа-аким. Здоровяк-весельчак. Поначалу занимался фермерством: пытался разводить в подземке баранов, потом свиней. После налета бандитов, когда он собственными ручищами удавил двух бандюков, бросил все и стал наемником.

И третий наш коллега, пулеметчик Султан. Семнадцать лет. Когда два месяца назад военные объявили набор в «Армию Тошкента», бросил свою работу на «Машиностроительной» и первым записался в ряды.

Сорок дней жесткой муштры, изучение оружия, строевая и физическая подготовка. Тактика ведения боя, как на поверхности, так и в замкнутом пространстве. Защита от радиации, основы медицины. Освоение техники и электроники, основы радиосвязи.

Долгие и трудные часы вдалбливали суровые инструктора военные науки в наши головы. Сорокалетние капитаны днями и ночами гоняли новоявленных новобранцев. Делали из нас солдат Армии Тошкента.

Меня, как новенького с иголочки лейтенанта, гоняли особенно строго. Вместе с моими коллегами «новыми лейтенантами», мы прошли ускоренный общий курс подготовки. И, в качестве бонуса за командирские должности, мы прошли дополнительно «офицерский курс».

Отбор был жестким. В солдаты набирали всех молодых людей из подземки, но не все они смогли пройти отборочные тесты. А те, кто прошел через все тесты и сдал курс подготовки, горделиво носили новенькую форму из складов мобзапаса. И щеголяли перед девушками на всех окрестных станциях.

Мустафа смотрит на панель внешнего радиометра, диктует: — Уровень норма, желтый сектор.

«Желтый сектор» на панели прибора означает уровень радиации в пределах допустимого.

Но: «Выход на поверхность без защитных средств не рекомендован», — цитата из инструкции. Я ставлю на карте города метку желтым маркером.

— Командир, вижу птичек. Дальность от ста метров, на восемь часов.

Если представить циферблат часов, то цифра «двенадцать» будет означать прямо по курсу. Цифра «три» — вправо, цифра «шесть» — сзади, цифра «девять» — слева.

Я взял бинокль, — над стадионом «Динамо» весело резвилась стая «дракончиков».

— Боец Султан, слушай вводную: Подготовить пулемет к боевой стрельбе. Ким, направление восемь часов, ориентир — стадион.

В крыше автомобиля есть откидной люк, он легко откидывается. На специальное крепление устанавливается пулемет ПКМБ[9]. Султан встает на специальную подставку и по пояс высовывается из кабины, В противопылевой маске и шлеме комбинезона «Берилл» он похож на супер-героя из древних полуистлевших комиксов.

Птички, а если быть точнее, «дракончики», совершенно мерзкие твари. При размахе крыльев до четырех метров, и длине зубов до тридцати сантиметров, представляют собою очень опасного противника. И для слабо вооружённого бойца, на поверхности, могут доставить массу неприятностей.

— Трр-ра, трр-ра, вжжиу-у, — калибр семь целых, шестьдесят две сотых миллиметра серьёзная штука.

«Дракончиков» ломает и корежит. Крики и стоны мерзких тварей бальзамом ложатся на душу. Я смотрю, как пули рвут тела монстров, а перед глазами стоит совсем другая картина: как я лежал практически голый в куче конопли и смотрел, как твари разрывали на куски тела охранников…

Упал последний дракон, в салоне машины не продохнуть от пороховых газов. Куча гильз под ногами, Султан еще не может отпустить спусковой крючок пулемета, смотрит немного ошалевшими глазами на дело рук своих.

Мустафа толкает под колено Султана. Пулеметчик вздрагивает. Здоровяк шутит:

— Закрой люк, Султанчик, продует. — Бойцы хохочут…

Немногим позже, проезжая по пересечению проспектов Муста Киллика и Мирзы Улугбека, Ким, наш водитель, резко затормозил. Но мой недоуменный вопрос, он молча показал пальцем влево.

Там, на проспекте Мирзы Улугбека, около большого изогнутого здания, прямо напротив входа на станцию метро «Буюк Ипак Йули» (Великий Шелковый Путь), конечной нашей цели, стоял, ни много, ни мало, дедушка-узбек в тюбетейке и чапане (мужской халат). А рядом с ним стоял ослик с двумя сумками по бокам. Немного поодаль стоял еще один навьюченный ослик, мирно щипающий травку.

Правда, в отличии от народных сказок, дедушка был дополнительно приодет. Помимо чапана, на нем был еще и армейский защитный костюм ОЗК[10], в левой руке он держал маску противогаза. А поперек седла первого ослика лежала автоматическая винтовка. Да и ослики были отлично экипированы: на каждом накинута попонка из прорезиненной ткани, а на мордах меланхоличных животных были надеты некие подобия противопылевых масок.

— Матерь Божия! Что это такое? — Ошарашено я спрашиваю своих парней. Те в ответ вертят головами. Мельком смотрю на экран дозиметра, — «зеленый сектор», маски можно не одевать. Пальцами показываю: «подъезжай не торопясь!».

Ким невозмутимо кивает.

«Тигр», урча, плавно подкатывает к неизвестному дедуле.

Я и Мустафа-аким, стоим около деда, маски отстегнуты, оружие за спиной.

— Ассалом алейкум, бува, каердан сиз боринг? (Здравствуйте, дедушка, откуда вы идете?) — Спрашивает второй стрелок.

— Алейкум ассалом, одамлар (Здравствуйте, люди), — отвечает неизвестный дед.

Потом смотрит на меня, улыбается и продолжает на ломаном русском:

— Вы из Тошкента? — видя, как мы киваем одновременно, старик улыбается еще шире и продолжает, — Как хорошо, что есть люди. Я иду из Андижона. Очень долго ехать, потом идти. Очень много плохих людей, жуда хам ёмонлар (очень плохие), звери.

— Как вы там живете? Сколько вас? — Не удержался я.

— Людей наших осталось очень мало, живем, как можем. У нас стал расти хлопок на полях. Нужна помощь…

Дед Хасан и его ослики, с грузом первоклассного хлопка произвели настоящий фурор на всех обитаемых станциях «Ташкент-подземный». В кратчайшие сроки было сформировано подразделение для отправки в город Андижан. И ровно через пять дней после прибытия деда в город, в сторону Андижана был отправлен караван, состоящий из двух «Тигров», битком набитых оружием и солдатами, КамАЗа-вездехода, с металлическим кунгом, груженным под завязку, продуктами, лекарствами и горючим…

10. Золото, просто «Aurum»

14 июля 2034 года

Ташкент, бизнес-центр «Ойбек», проспект Узбекистан, комплекс зданий центрального банка Республики Узбекистан. Правда, сейчас это не здания, а то, что от них осталось. А еще осталась метка на карте, найденная нами в бункере у вояк. Напротив галочки на карте стояла надпись «Aurum?». Эта надпись очень заинтересовала руководство и командование. И поэтому без лишнего шума, разговоров и пыли, нашу команду было решено отправить на обследование и уточнение.

Помимо водителя Кима и стрелка Мустафы, к нам в команду был добавлен специалист-подрывник Рустам. Двадцать семь лет, семьянин, жил первое время на станциях Юнусабадской линии, но после многочисленных нападений бандитов перебрался вместе с красавицей женой и тремя маленькими дочками, поближе к центральным станциям. Сейчас живет и работает на станции Юнуса Раджаби. После объявления набора в «Армию Тошкента», выбрал специальность подрывника.

Наша цель, вход в подземное хранилище, оказалась завалена кусками бетона и мусором.

Тонко взвыла мотолебедка, прочнейший кевларовый трос натянулся, большой кусок плиты медленно сполз в сторону, открывая нам заваленный мусором проход вниз. Когда-то белоснежного мрамора ступеньки сейчас были почему-то зеленого цвета. Еще полчаса работы лопатами и мы смогли очистить огромную металлическую дверь, ведущую в подземное хранилище.

Размерами два метра в высоту и полтора метра в ширину, дверь внушала мне некоторое опасение, что мы не сможем ее открыть. Но Рустам, оглядев огромные петли, замок и мертвую контрольную панель, хмыкнул:

— Работы на полчаса, шеф.

— Сможешь открыть? — переспросил я. Приказ командования был ясен и короток: «Найти, открыть, проникнуть и доложить».

— Шеф, с такой взрывчаткой, я — как бог, — вытащив какие-то комковатые сгустки, Рустам с деланным видом помял их немного и прилепил к заранее выбранным местам на металле двери. Аккуратно вставляя в куски взрывчатки мягкий шнур, Рустам скомандовал:

— Всем отойти.

Зажигая отдельно торчащий хвостик шнура, он еще раз внимательно все оглядел и выскочил вслед за нами из полуподвала, считая на ходу:

— Три, четыре, — «бу-бух!», — коротко бухнуло в подвале.

— Шесть, семь, во…, - бухнула очередная закладка Рустама, продолжавшего отсчет: — Девять, десять, одиннадцать, о, черт! Придется возвращаться…

— Тринадцать, блин… — Раздосадованный Рустам сплюнул на землю. И в этот момент бухнул последний взрыв.

— Извини, командир, немного не рассчитал. Так, давайте тросик, сейчас откроем «банку».

Ким, сидя за рулем «Тигра», меланхолично включил передачу. Туго натянулся тросик, взвыла лебедка. Тяжелая дверь подземного хранилища с грохотом свалилась на землю, подняв при этом облако пыли.

Подождав, пока уляжется пыль, зажигая на ходу налобные фонари, я с Рустамом вошли в хранилище, отмеченное на карте словом «Aurum».

Не очень большая комната, примерно, метров шесть на десять. Вдоль стен установлены стеллажи, изготовленные из стальных полос и уголков. На полках аккуратно разложены металлические бруски, формы усеченной пирамиды «вверх ногами», желтого цвета. В центре комнаты из таких «кирпичиков» была сложена невысокая пирамидальная горка.

Я взял в руки один из желтых брусков. — Тяжелый.

На блестяще-матовой поверхности были выбиты непонятные цифры и буквы.

— И на кой черт сдался нам этот металл? — Задал резонный вопрос мой боец подрывник. — И вообще, что это за дрянь такая? — Взяв один из кусков металла, он швырнул его в пирамиду, которая не преминула развалиться со звонким грохотом.

— Aurum, или по-нашему, золото. Металл под номером семьдесят девять, в таблице Менделеева. Раньше из него, говорят, деньги делали.

— Э-э, деньги? А что это такое? — Недоверчивый боец недоуменно разглядывал желтый кусок металла в своей руке.

— Ну, блин. Вот ты когда идешь на базар, что берешь с собой?

— Ясное дело, патроны. С десяток заводских, и два рожка самопальных.

— Зачем?

— Как зачем, Ветер-ака, можно подумать, что ты с Луны свалился? За заводские патроны можно что хочешь купить. За два патрона покушать можно. За рожок самопала — одежды подкупить для себя, или для девчонок своих купить что-нибудь.

— Вот я об этом и веду речь. Все-таки, патроны не очень удобная валюта. Это называется меновая торговля. Не практично и неудобно. Для этого и придумали использовать золото. Правда, оно, как таковое, очень мягкое, поэтому его сплавляли с медью и серебром и делали монеты.

— Какие такие монеты? — Спросил подошедший к нам, громоздкий Мустафа-аким. Он уже успел отряхнуться от пыли, сходить обратно к автомобилю и взять мощный электрический фонарь.

В свете синеватого луча и облаках пыли, золото засверкало так, что слепило глаза. Золотые переливы создавали сияющую ауру в подземелье.

— Тьфу, блин, опусти фонарь, дышать не видно. — Рявкнул я. — Какие монеты, говоришь? Ну, такие маленькие штучки, как пуговицы, на довоенной одежде. А-а, вспомнил, ты парадный мундир полковника Рахимова видел? Вот точно такие были и монеты. Маленькие круглые и желтого цвета.

— И что с этими монетами делать надо было?

— Вот ты работал на заводе, так? — спросил я Рустама.

— Ага, — кивнул головой боец.

— И вот, в конце каждого месяца, вам бы выдавали зарплату монетой. Ну, например, триста монет, так?

— Так, — оба бойца кивнули в унисон.

— И идете вы, господа, домой. Что-то вам понадобилось купить, заходите на базар, и?..

— И что?

— Подходите и покупаете, что вам необходимо. Пиала чая стоит полмонеты. Чашка плова — три монеты. Штаны будут стоит десять монет, а автомат АК-47 монет пятьсот. Ну, поняли, подземные вы мои? Просто, введение денежной единицы очень эффективно для общей экономики. Для этого нас и послали узнать и доложить, теперь берем десяток этих кирпичей и поехали на базу, вход придется замаскировать…

11. Каждый выбирает по себе

Каждый выбирает для себя —
Женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.[11]

Конец июля 2034 года.

Станция «Мустакиллик майдони» (Площадь независимости). Совместный совет Альянса, Компартии и военного блока.

— Четырнадцать месяцев назад, у нас в горах, под Алматой, была обнаружена станция спутникового контроля. В законсервированном состоянии. Нам удалось ее распаковать и запустить. Что самое интересное, мы даже сумели подключиться к орбитальной спутниковой сети. Правда, большинство спутников, давным-давно сдохли. Но нам, тем не менее, удалось подключиться к трем спутникам.

Первый из них, российский, выдал нам картинку поверхности земли, в наших регионах, и карту радиационных полей, после чего благополучно отключился. По полученным данным, что мы смогли расшифровать, в направлениях от Алматы в сторону Тараза и сторону Ташкента, наблюдается наиболее благоприятная радиационная обстановка. Весь юг, Китай и прочая, темное пятно. Север Казахстана мы также не смогли отследить. Но, не это самое интересное.

Третий из обнаруженных нами спутников, двигается по, — тут я сделал движение рукой винтом, — э-э, по спирали, кажется. Он делает оборот вокруг земли в течение суток, И регистрирует всякую техногенную и человеческую активность, как мы поняли. Так вот, в прошлом году, этот спутник смог зарегистрировать взрывы тактических ракет в районе города Москвы. Ракеты были запущены с подмосковной военной базы. И легли точно в очерченном квадрате, в городской черте.

По мнению наших аналитиков, подобный запуск мог произойти только под управлением людей. Мало того, чтобы так точно и кучно прицелиться, на месте расположения объекта атаки кто-то должен был производить лазерную подсветку цели.

Отсюда вывод — люди есть и живут, в далеком от нас городе Москве. Помимо этого, нами была замечена активность сразу в нескольких городах, — я подошел к большой карте Советского Союза, образца восемьдесят девятого года. — В центральной части, в городах Ленинграде, вот здесь, и городе Минске. Еще мы получили данные об активности людей в городах: Самара и Нижний Новгород.

Очень любопытен город Кенигсберг, странно, здесь почему-то его называют Калининград, — я задумчиво потер нос рукой, — но это не суть важно.

По данным, полученным из наших архивов, здесь была база подводных кораблей. Называются они атомоходы. Что это такое, совершенно не понятно, не в этом суть. А факт то, что один из этих атомоходов спокойно себе поплыл в сторону Юга нашей планеты. И спутник это очень хорошо зафиксировал. Мало того, что сплавал черт знает куда и зачем, так еще и вернулся обратно в город, э-э, — я внимательно прочел название, — Калининград.

Что опять нам говорит о том, что люди и там живут. Еще перед самым моим походом мы получили данные из: э-э, Владивостока. — Я показал на край карты с правой стороны. Здесь тоже огромная морская база и наблюдается активная деятельность человека.

Нет государств, нет стран. Нет больше этого мира, что на карте — он весь в прошлом. Мы прошли через убийственную войну, и мы выжили. Люди живут и здесь, — я показал в потолок станционного холла, — и здесь, — я провел по карте указкой.

По отдельности мы не сможем выжить. Только объединяясь, взаимодействуя друг с другом, мы сможем устоять в этом мире.

Самое важное: дороги, связь и транспортные караваны. Мы сможем торговать, общаться, поддерживать друг друга. Другого пути нет…

Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

12. Трасса Юг

Август 2034 года.

Автомобильный караван растянулся на сотню метров. В начале колонны парочка неизменных «Тигров», осторожно едут, контролируя обстановку и ситуацию на дороге. За ними четыре КамАЗа, груженых людьми, снаряжением, продуктами и медикаментами. Посередине колонны мой штабной «Тигр». За мной едет бензовоз с полуприцепом, под завязку залитый соляркой. И, замыкающий колонну, чудом сохранившийся БТР.

За рулем штабной машины, мой верный и неизменный Ким. А позади нас, в салоне, уютно устроилась моя жена и, по совместительству, начальник медслужбы, Лейла.

Когда формировали колонну, на мое категорическое — «нет!», жена мне просто показала фигу и заявила, что куда я — «туда и ветер», в смысле, жена моя. В общем, чуть не подрались. Женщина Востока страшна в гневе, и мне пришлось уступить. Поглядев в окно и увидев знакомые развалины вдалеке, я дал команду остановить колонну.

На недоуменные вопросы я отмахнулся, — дело есть важное. — И, подхватив маленький синий рюкзачок, я вышел из машины.

— Ассалом алейкум, Саид-ака.

— Алейкум ассалом, Ветер-брат.

— Все стоишь, брат?

— Стою. Смотрю, люди ходят, зверь бегает. А ты, Ветер, опять в дороге?

— Да Саид, опять в дороге. Да, кстати, твой брат Айбек просил тебе передать, от семьи своей. Вот возьми, — я протянул синий рюкзак.

— Рахмет, Ветер-ака.

— Арзимайди (не за что). Хайир дустим, Саид (до свидания, друг).

— Яна куришамиз, ака (еще увидимся, брат).

На моем левом плече нашит шеврон: Синий круг, внутри три белых кружка символизируют раскрытую коробочку хлопка. На фоне ее, большая синяя буква «М», — эмблема ташкентского метро. Точно такие же шевроны нашиты на плечах моих бойцов в караване. И подобный рисунок нарисован на каждой водительской дверце.

Посреди бескрайней полупустыни, изредка встречая набегающие развалины былого человеческого могущества, по занесенной песком автостраде движется караван…

Ким, водитель штабной машины, держа руки на руле, поет:

  — Каждый выбирает по себе —
  Щит и латы, посох и заплаты,
  Меру окончательной расплаты
  Каждый выбирает по себе.
  Каждый выбирает для себя.
  Выбираем тоже — как умеем…
  Ни к кому претензий не имеем…
  Каждый выбирает для себя!

«Ёжик»

Постфактум…

2034 год.

Метровагон серии 81-714, заводской номер 9797, стоял на станции Минор. Прежде чем прибыть сюда, он простоял многие годы на одном из боковых ответвлений «Тч-2 Узбекистон», или как называли сами бывшие работники метро: «электродепо Чкаловская». Номер 9797, оказался одним из самых наименее поврежденных. Из всех тех остатков метровагонов, коих было в «Ташкенте подземной» около полторы сотен. Многие были просто разделаны на куски и разобраны на запчасти. Металлические листы и профили люди использовали как стройматериал на своих станциях. Строя немудренные жилища, загородки для малочисленных животных, и прочие свои нехитрые сооружения. Большая часть вагонов была просто убрана с рельсов, разделана на куски или просто повалена набок, чтобы дать возможность людям свободно ходить в тоннелях.

В мастерских на «Машиностроительной» над вагоном 9797 серьезно поработали. Внутри установили автомобильный мотор и генератор электрического тока, в потолке были прорезаны пулеметные гнезда, и крепления для автоматического оружия. Двери и окна вагона были закрыты металлическим щитами. С прорезанными в них щелями. Дополнительно были сделаны бойницы в стенках вагона. Помимо этого вся крыша вагона и боковые стенки были утыканы стальными острозаточенными штырями, что придавало вагону весьма специфический вид. Один из вездесущих мальчишек, снующих на станциях Юнусабадской линии, назвал вагон «Ёжиком». И это название очень быстро прижилось среди всех обитателей «Ташкент подземной». Для дальнейшей доводки вагон был, вручную и с помощью мотодрезин, доставлен до станции Минор.

Вагон и правда имел вид очень грозного и большого ежа. А когда один из старожилов станции и метро Ташкента, рассказал, что самые первые вагоны метро, имели серию «Ёж-5». То восторгу малолетних обитателей подземки не было предела.

Вы спросите, зачем такая трата людских и материальных ресурсов, при всем том дефиците, который всегда испытывали жители подземного Ташкента? Все объясняется сугубо прагматическими интересами. Самая северная станция Ташкентского метро Хабиб Абдуллаев долгое время пустовала, там обитали лишь редкие сталкеры, и горстка психов одиночек, любителей пошариться в развалинах города. Но с развитием экономики подземного города, остро встал вопрос об освоении станции, как стратегического форпоста. Все дело в том, что северная часть Ташкента очень интересовала руководство Альянса, в виду низкого уровня радиации и сельскохозяйственными полями на севере города. А станция Хабиб Абдуллаев была самой северной по карте Ташкента. Но путь к ней пролегал через открытый участок метро, в районе телевышки и метромост через канал Бозсу.

По доступной информации, сам район Телевышки представлял собой довольно зловещее место:

«Вся зеленая зона, прилегающий аквапарк и бассейн, канал Бозсу и мемориал с другой стороны, представляла собою жуткое месиво из разросшихся джунглей. И их не менее жутких обитателей: многочисленных монстров, дракончиков, волкособак и прочей нечисти, оккупировавшей некогда благодатные места».

В одиночку по метромосту особенно не разгуляешься, те немногие группки сталкеров, которые все-таки рисковали и шли через метромост, рассказывали потом жуткие истории о несметных стаях дракончиков и прочих зловещих обитателях района телевышки.

Как уже было сказано выше, ввиду высокой полезности освоения севера города и, из-за невозможности освоить «Юнусобод тумани» автомобильным путем, по причине многочисленных завалов и руин в центральной и северной части и было решено восстановить и запустить вагон метро серии 81- 714. По метромосту, между станциями «Bodomzor» и «Habib Abdullaev». С целью капитального освоения станции Хабиб Абдуллаев и дальнейшего освоения северного района города «Юнусобод Тумани». Помимо этого, у руководства имелась информация о недостороенных участках метро севернее станции Хабиб Абдуллаев и проложенных тоннелях метро. Эти недостроеные участки также решено было использвать в целях дальнейшей экспансии «Ташкент подземной».

А сейчас перед отправкой на станцию «Bodomzor» (Миндалевая роща), вагон проходил последнюю проверку моторногенераторной части. Зафырчал, заурчал старенький дизель КАМАЗ 7403, всеми своими восемью цилиндрами Его собирали буквально по болтикам, из тех немногих запасных частей, что с поверхности города, из руин и с обломков автомобилей, смогли раскопать, притащить и открутить сталкеры.

Перед контрольной панелью сидит главный механик Рашид Осмоналиев, совсем уже пожилой человек. Помнит еще те, довоенные, времена, когда он, крепкий мужик, за рулем своего верного КамАз-а развозил по Ташкенту стройматериалы. Рядом с ним стоят двое его учеников, в замасленных халатах. Вот один покрутил рукояткой, выровнял обороты двигателя. Второй включил электрогенератор.

В ровном фырчанье дизеля появились новые нотки, тонко завыл генератор. В вагоне загорелись многочисленные лампочки и путевые фары. По холлу станции Минор, среди ее колонн, над ее зеленым мраморным полом пополз сизый кисловатый дымок. Стоящие на перроне гости, и прочие обитатели станции закашляли и расчихались и, восторженно захлопали. Первый тестовый запуск связки двигателя и генератора прошел успешно…

Через пару часов, после многочисленных речей и поздравлений, вагон 9797 серии 81-714, или «Ёжик», как его прозвали малолетние обитатели метро, отправился в свой первый самостоятельный путь к станции Бодамзар.

Под светом вагонных фар, впервые за два десятка лет, по тоннелю шел настоящий вагон метро. Не так быстро, как в прежние временя и под рокот КАМАЗ-овского дизеля. Но тем не менее.

Вагон был заполнен техниками и сотрудниками, помимо них в пассажирский отсек набился еще и с десяток малолетних обитателей «Ташкент-подземный». И сейчас глядя на убегающую темноту тоннеля из окон вагона метро, они весело галдели и перебегали с места на место, невзирая на окрики суровых взрослых…

Продолжение следует… может быть!

Кузнецов Николай Викторович aka kraft-cola ©

Отдельное спасибо Александру Алтынцеву, за помошь в редактировании!

Тараз, 2013 г.