/ Language: Русский / Genre:det_irony, / Series: Бабуся

Игра со смертью

Наталья Никольская

На сей раз новое дело досталось частному детективу Костикову, можно сказать, благодаря его жене Ирине. А если точнее, ее однокурснице. И дело выдалось не из легких – вначале исчезновение человека с крупной суммой денег, затем два трупа, покушения… Много чего придется пережить героям, прежде чем Игорь Костиков разоблачит злодея – как всегда, с помощью его верной помощницы, бабы Дуси…

Наталья Никольская

Игра со смертью

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Лето выдалось невыносимо жарким. Впрочем, в последние годы это стало закономерностью, по крайней мере, для Тарасова. Но частного детектива Игоря Костикова мало утешала перспектива того, что теперь каждое лето красная ниточка термометра будет неумолимо рваться вверх, превышая даже отметку «35».

Детектив Костиков плохо переносил жару, маялся, не находил себе места… Он не мог сосредоточиться на работе. Правда, в настоящий момент работа как таковая отсутствовала, но даже использовать выпавший перерыв для полноценного отдыха Игорь не мог – отдых не радовал, не приносил удовольствия – все отравляла чертова жара.

Не выдержав адовых мук, Игорь, для которого физический комфорт был на одном из первых мест, купил кондиционер, и теперь чувствовал себя «белым человеком» только дома и старался без необходимости не выходить оттуда.

Но сегодня такая необходимость возникла – с утра ему позвонили из конторы, где он работал раньше юристом, и попросили приехать, чтобы уладить какие-то бумажные дела. Игорь долго чертыхался после того, как повесил трубку.

– Что там такое? – спросила сонным голосом Ирина.

– Да в контору просят приехать, бумажку какую-то подписать, – раздраженно ответил Игорь, надевая брюки. – Сколько времени прошло, как я оттуда уволился, а они все не отвяжутся!

– Ну, не расстраивайся так, – гладя его по голове, проговорила Ирина, уже проснувшись.

– Тебе хорошо говорить! Ты дома останешься, у тебя выходной!

– Ну хочешь, я поеду с тобой за компанию, чтобы не тебе одному мучиться! – рассмеялась Ирина и спрыгнула с кровати, собравшись одеваться.

– Не надо, – опомнился Игорь, кладя руку на плечо Ирины. – Ты извини меня за раздражение, это все из-за жары!

– Мы с бабой Дусей приготовим тебе компот со льдом, – пообещала Ирина. – Быстренько съездишь – и весь день будешь дома.

– Да-да, – целуя ее, ответил Игорь и поспешно вышел, решив, что, действительно, лучше поскорее съездить и сразу вернуться, тогда и позавтракать.

Сейчас он уже возвращался домой в своей машине, в которой можно было с ума сойти от палящего солнца – не помогали опущенные до предела стекла.

Как обычно, на Калужской образовалась гигантская пробка. Угодивший в нее Игорь сидел и тихо матерился сквозь зубы, понимая, что не в силах ничего изменить.

Невольно он мысленно вернулся в контору, где проработал несколько лет после окончания института и которую оставил ради частной практики. Игорь давно мечтал стать частным детективом, но все чего-то не хватало – то ли решительности, то ли смелости. Совершенно неожиданно ему помог случай.

Дело в том, что Игорь после того, как мать закончила наконец операцию с разменом, получил в собственное пользование отдельную квартиру, где поселился с Ириной. Но в нагрузку он получил также и бабу Дусю, или Бабусю, как называли ее в семье. Она была сестрой его родной бабушки, умершей в прошлом году.

Никто и не думал, что маленькая, шустренькая старушонка согласится приехать пожить даже ненадолго в Тарасов, а уж то, что она обоснуется здесь на постоянное место жительства, Игорь не мог представить и в самом страшном сне.

Тем не менее все случилось именно так. Первое время и он, и особенно Ирина почти постоянно конфликтовали со своенравной старухой, любящей к тому же совать свой востренький носик туда, где ему делать было абсолютно нечего.

И Игорь, и Ирина не могли дождаться, когда бесцеремонная

родственница уедет обратно к себе, в свою деревеньку

Вражино. Но как-то раз за разговором Игорь уставший от

упреков бабы Дуси в лени, неожиданно для себя самого

запальчиво выкрикнул, что работает частным детективом.

Баба Дуся приняла его слова всерьез, более того, она настолько прониклась этим открытием, что почти мгновенно распространила новость среди соседей, и с ее легкой руки уже в тот же вечер Игорь получил свое первое дело.

Но на этом заслуга бабы Дуси не кончилась – это знаменитое дело они расследовали вместе с Бабусей, и еще неизвестно, кто внес в него больший вклад.

Но, как бы там ни было, а только после этого Игорь и впрямь открыл собственную контору, где принимал клиентов. А баба Дуся стала незаменимой помощницей во всех его делах, Игорь даже заявил, что официально принимает ее на работу и назначает оклад.

Денежки баба Дуся любила, но и старалась на совесть. И хотя Игорь даже под пытками не признался бы, что к разгадке преступления его всегда подводит баба Дуся – когда напрямую, когда исподволь, – в душе он понимал это.

Всякое бывало между ними – и ссорились, и обижались друг на друга, и даже скандалили, все-таки характер у старушонки был будь здоров! – но заканчивалось все всегда примирением и взаимными извинениями.

К настоящему моменту Игорь уже и представить себе не мог, что баба Дуся может вернуться к себе в деревню. И Ирина привыкла к нежданно-негаданно свалившейся на голову «родственнице», стала мягче с ней и даже полюбила, поняв, что баба Дуся, по сути, желает им с Игорем только добра, и сколько бы она ни язвила, ни острила своим ехидным язычком, но если дойдет до дела – баба Дуся всегда поможет, никогда не предаст.

Вспоминая все это, Игорь незаметно отвлекся и даже перестал страдать от жары. Но пробка потихоньку рассасывалась, очнувшись, Игорь нажал на педаль и тут же снова ощутил, как взмокла на спине рубашка. Набирая скорость, он поспешил домой, мечтая о холодном душе, компоте со льдом и отдыхе на диване в прохладной спальне.

Но так уж сложился этот день, что детективу Костикову не суждено было насладиться отдыхом. Когда он поставил машину в гараж и поднялся на свой этаж, то еще из-за двери услышал возбужденные голоса.

Отперев дверь, Игорь прошел в квартиру, где в прихожей его сразу же перехватила баба Дуся и, крепко сжав руку Игоря, потащила его в кухню.

– Что случилось? – морщась, спросил Костиков.

– Пришли там к тебе, Горяшка! – блестя глазами, сообщила Евдокия Тимофеевна загадочным шепотом. – Дело, значит, новое светит!

Баба Дуся всякий раз, когда ее внучатому племяннику

«светило» новое дело, приходила в состояние особой серьезности и напускала на себя таинственный вид.

– Кто?

– Да парень с девкой! С Иришкой вона пока беседуют!

– С Ириной? – удивился Игорь. – Они что, ей рассказывают

о своих проблемах?

– Дак девка-то, оказывается, с нею вместе училась! Ну, в институте ихнем, который она у нас закончила-то?

– Университет, – машинально ответил Игорь.

– Во-во, – кивнула баба Дуся. – А проблемы-то у ейного парня, как я поняла! Вроде как друг у него пропал! Боле ничего не успела расслышать, печенье им подала покуда да вышла.

– Хорошо, – улыбнулся Игорь, – спасибо за информацию: я сейчас во всем разберусь сам, на месте.

Ему было непонятно, для чего баба Дуся утащила его в кухню, для чего она пыталась услышать то, что ему эти люди, если им действительно нужна помощь, и так сейчас расскажут? Но такова была натура Бабуси – раз уж «дело ихнее сыщицкое», как она любила повторять, значит, нужно как можно больше туману напустить. Старушка вообще порой предпочитала говорить загадками, выводя тем самым Игоря из себя, и только когда племянник доходил до белого каления, невозмутимо выдавала то, что так долго прятала за туманными формулировками.

Игорь прошел в комнату и увидел сидящих за маленьким столиком Ирину и мужчину с женщиной. Они оба были ему незнакомы.

– А вот и частный детектив пожаловал, – улыбнулась Ирина,

но Игорь отметил, что лица у всех троих были невеселыми.

– Добрый день, Костиков Игорь Анатольевич, – представился

он.

– Михаил Лебедев, – вставая со стула, протянул ему руку мужчина.

Он был не очень высокого роста, коренастый, одетый в светлый летний костюм, несмотря на жару. Умные, живые карие глаза смотрели на Игоря оценивающе-внимательно, но без нахальства.

Его спутница была полноватой блондинкой с голубыми глазами. Она была одета в деловой костюм салатного цвета, волосы забраны в гладкую «ракушку», а на ногах девушки Игорь увидел колготки, и это его сильно удивило. В такую погоду гораздо уместнее было ходить в легком платье или сарафане, если уж ты считаешь, что носить шорты тебе фигура не позволяет.

– Людмила, – улыбнулась девушка и тоже протянула руку. – Людмила Нестеренко.

Костиков пожал ее теплую мягкую ладонь и опустился в кресло, пододвинув его к столику. Гости пили кофе с печеньем, Игорь же с гораздо большим удовольствием выпил сейчас холодного пива и мысленно посетовал сам на себя за то, что поленился выйти у магазина и купить любимый напиток.

– Я сейчас принесу компот, – вспомнила Ирина о своем обещании и метнулась в кухню.

Вернулась она в сопровождении бабы Дуси, которая определенно решила присутствовать при разговоре. Раньше Игорь возмущался подобной беспардонности, предпочитая выслушивать проблемы клиентов в одиночестве, но потом, поняв, что упрямую старуху ему не переупрямить, махнул рукой.

Насчет присутствия Ирины он тоже не стал возражать – все равно она уже в курсе. А вот Лебедев отнесся к бабе Дусе несколько настороженно. Он кашлянул и, взглянув на Игоря, сказал:

– А может быть, мы поговорим наедине?

– Если вы смущаетесь Евдокии Тимофеевны, то это напрасно,

– заверил его Игорь. – Это мой самый ценный агент.

Лебедев с Людмилой недоверчиво переглянулись. Видимо, в этот момент их мнение о Костикове как о частном детективе претерпевало метаморфозы не в лучшую сторону.

– Понимаете… Тут дело такое… Очень конфиденциальное, и мне бы не хотелось… – начал Лебедев, но Игорь перебил его:

– Вы можете не сомневаться в том, что вся информация, которую вы поведаете, не покинет пределов этой квартиры. Так что говорите смело. К тому же с Ириной вы, кажется, знакомы? – он посмотрел на Людмилу.

– Да, мы вместе учились, – ответила та.

– Пару месяцев назад мы с Людой встретились случайно на улице, разговорились, и я, не удержавшись, похвасталась ей, что мой муж – частный детектив! – улыбаясь, проговорила Ирина, глядя на Игоря влюбленными глазами.

– А я и не думала, что мне это пригодится! – подхватила та. – А тут, когда пошли все эти заморочки, и Михаил начал искать человека, который мог бы помочь, я и вспомнила про вас. Нашла телефон, который Ира дала, и позвонила. Иришка сказала, что можно приехать, так как вы скоро вернетесь.

– Понятно. Ну, а теперь, наверное, перейдем непосредственно к заморочкам? – улыбнулся Костиков и перевел взгляд на Лебедева.

Баба Дуся чинно сидела в сторонке на стуле и делала вид, что ее вообще нет в комнате.

– Да, заморочки-то, собственно, у меня, а не у Людмилы, – проговорил Михаил, вытирая запотевший лоб. – Она просто выступила в роли посредника. Одним словом, у меня пропал сотрудник…

– Давайте по порядку. Чем вы занимаетесь?

– У меня фирма по продаже аудио– и видеотехники. Называется «Европа», может быть, слышали?

– Конечно, – ответил Игорь. – Только вот пользоваться услугами не приходилось.

– Ничего, – утешил его Лебедев, – еще успеете! Так вот, недавно мы закупили партию видеомагнитофонов, товар уже привезли, а расплатиться должны были наличными.

– Когда?

– Должны были вчера, – ответил Лебедев и потер лоб. – Поставщики – наши давние знакомые, из Покровска. За все время сотрудничества у нас не возникало никаких непоняток, поэтому так и вышло, что оплата должна была состояться уже после того, как товар получен. У нас просто не было налички, и я попросил ребят подождать пару дней. Так как мы друг другу доверяем, то они согласились. Деньги должен был передать мой приятель Виктор Маркелов.

– Один?

– Да. Виктор работает у меня давно, с момента основания фирмы, а познакомились мы еще раньше, так что я вполне ему доверял. Он часто отвозил деньги один, и всегда все было в порядке. Но на этот раз случилось что-то непонятное…

– Что именно? – терпеливо спросил Игорь и начал медленно набивать свою любимую трубку табаком.

Баба Дуся, посмотрев на внука, полезла в карман домашнего халата, и Игорь заранее сморщился – он знал, что она оттуда достанет. Баба Дуся вынула небольшой мешочек и чуть отвернулась в сторону.

«Начинается!» – подумал Игорь.

Привычка Евдокии Тимофеевны нюхать табак была, видимо, неискоренимой. Сколько Игорь ни просил, ни умолял ни угрожал – все было напрасно. Баба Дуся категорически отказывалась выбросить «эту гадость», как называла табак Ирина. И кисет с табаком всегда был при ней.

Игорь и Ирина, мучаясь от немилосердного чихания, долго боролись, но и тут сдались – пришлось привыкать к терпкому запаху. А вот посторонним людям приходилось несладко, особенно если старушка умудрялась, ненароком задремав, рассыпать свое сокровище на диван или кресло.

А Лебедев, не подозревающий о том, что ему угрожает, продолжал:

– Дело в том, что Виктор пропал. То есть он выехал из фирмы ровно в час дня на своей машине и поехал на встречу с кредиторами. Но он на нее не приехал. В два часа они позвонили сами и спросили, что за ерунда? Я, естественно, сильно обеспокоился, попросил их подождать, взял вместе со своим заместителем машину и поехал по той дороге, по какой должен был ехать Виктора. Доехали до места встречи, ребята, совсем уже обозленные, там… И никаких следов Виктора. Я рассказал им все как есть, пообещал разобраться с этим недоразумением и заплатить сразу же, как будет возможность, написал расписку, на том пока и разошлись. А что с теми деньгами и с Виктором, так и непонятно.

– Вы пытались еще как-то его искать?

– Конечно, я обзвонил все места, где он мог быть, лично ездил к нему домой, с сестрой говорил его, с невестой… Никто ничего не знает. Уехал – и как воду канул! Конечно, найти деньги для меня очень важно. Хоть фирма и не бедствует, но сумма все же крупная. Но не меньше этого меня волнует, что стало с Виктором.

– По-моему, вполне понятно, – медленно проговорил Костиков.

Лебедев с надеждой посмотрел на него.

– Вам уже все ясно? – недоверчиво спросил он.

– Ну, ответ напрашивается сам собой, – начал объяснять свои догадки Костиков, – Виктор один вез деньги и не довез… Сумма, как вы сами говорите, крупная… – Игорь замолчал, выразительно глядя на Лебедева.

– Вы хотите сказать, что он меня кинул? – усмехнулся Михаил. – Выбросьте эту версию из головы! Конечно, в жизни все возможно, но это нереально.

– Почему вы так уверены? – пуская голубоватые кольца дыма, спросил Костиков. – Только потому, что знаете его много лет? Так можно быть знакомым с человеком и больше и не подозревать, на что он способен! Мы сами себя до конца не знаем, что уж там про других говорить!

– Дело не только в этом, – спокойно парировал Лебедев. – Виктору доводилось возить и гораздо большие суммы. Однако он не пользовался возможностью кинуть меня.

– Это еще ничего не доказывает! Может быть, именно сейчас

у него напряженка с деньгами?

Подумав, Лебедев потер лоб и сказал:

– Именно сейчас деньги ему нужны. Но именно сейчас он и не стал бы исчезать.

– Почему?

– Потому что у него через неделю свадьба. Он уже и квартиру сменил ради этого случая, и ремонт в ней сделал, и для свадьбы все купил. И, поверьте, денег истратил больше, чем вез вчера, чтобы вот так все это бросить, присвоить деньги и исчезнуть. Так что еще раз повторяю – данную версию можете выбросить из головы.

– Х-м-мм, – нахмурился Игорь, задумываясь.

В аргументах Лебедева, несомненно, присутствовала логика, но совсем отбрасывать первоначальную версию Игорь не стал. За все время практики он уже не раз убеждался, что человек порой способен на абсолютно алогичные и порой просто абсурдные поступки. Но вслух он о своих размышлениях не сказал, спросив:

– А где живет Виктор?

– Он приобрел новую квартиру и жил там вместе с Ларисой Игнатьевой – это его невеста. Улица Волжская, сорок пять, квартира восемь.

– А Ларису там можно застать?

– Да, она там так и живет. Только… – Лебедев замялся, – Я бы вас попросил ее не беспокоить.

– Почему?

– Ну, она все равно ничем не сможет помочь. Она ничего не знает. Она даже не знает о том, что Виктор пропал.

– Как? – удивился Костиков.

– Они договорились, что до свадьбы Виктор поживет у сестры, Жени. Ну, вроде обычай такой, что ли – какое-то время перед свадьбой не видеться. И когда я звонил туда, то не стал Ларисе говорить, что произошло, просто спросил, не заезжал ли он к ней.

– И она сказала, что нет? – уточнил Игорь.

– Совершенно верно.

– Но она может его покрывать.

– Вы опять о своем? – невесело улыбнулся Лебедев. – Нет, я же вам уже сказал. Еще раз вас прошу – не трогайте Ларису.

«Проверим», – отметил про себя Игорь. Он уже решил, что возьмется за это дело. Во-первых, жара жарой, а работать нужно, а во-вторых, дело не казалось ему таким уж сложным. Скорее всего, нужно проследить за Ларисой. Если она связана со своим женихом, то обязательно выведет на него. А уж взять его – пара пустяков. Именно такой план действий созрел в голове Костикова.

– Так что? – Лебедев посмотрел на детектива. – Могу я на вас рассчитывать? Естественно, задаток за работу вы получите прямо сейчас. Все расходы, разумеется, я тоже оплачу. Как вы понимаете, я не хочу впутывать в это дело милицию. Единственное, на чем я настаиваю – это чтобы расследование прошло как можно скорее. Долг-то возвращать нужно.

– Я понимаю, – кивнул Костиков.

– Игорь, ну, ты же не откажешься помочь? – наморщив лобик, с тревогой спросила Ирина.

– Не откажусь, – ответил Игорь. – Ваше дело меня заинтересовало.

– Вот и прекрасно, – Лебедев достал из кармана бумажник. – Какие у вас расценки?

Когда все денежные вопросы были решены, Лебедев спросил:

– У вас еще есть вопросы?

– Да. Во-первых, дайте мне адрес Жени, сестры Виктора. Кстати, она в курсе, что брат пропал?

– Да, ей я рассказал.

– И о деньгах тоже?

– Нет. Но она, оказывается, сама знала – ей Виктор сказал.

– Вот как?

– Да.

– А кто еще знал о том, что Виктор должен везти деньги и в котором часу это будет?

– Мой заместитель, Павел Коротков. Я, естественно. Женя. Все.

– И сами кредиторы, – добавил Игорь.

– Да, конечно.

– Я вас попрошу сообщить мне их данные.

– Это Алексей Любавин и Сергей Новиков. Они из Покровска, но адресов их я не знаю, знаю только телефон Сергея, – и Лебедев продиктовал номер, а также сообщил адрес Жени.

– Еще один вопрос, Михаил. Какая машина у Маркелова?

– У него «Жигули», девятка. Цвет «мокрый асфальт».

Номер А368МН.

– И вот еще что. Вы не догадались взять с собой фотографию Виктора?

– Представьте себе, догадался, – улыбнулся Лебедев и протянул Игорю документальное фото.

Со снимка на Игоря смотрел темноволосый парень лет тридцати, с мужественным лицом и внимательными умными глазами.

– Фото сделано совсем недавно, – пояснил Лебедев.

После этого он поднялся и подал руку Людмиле. Девушка встала и, повернувшись к Костикову, вдруг сказала:

– Насчет Виктора вы зря. Не стал бы он так поступать.

– А вы что, его знаете? – удивился Игорь.

– Так я же у Михаила в фирме секретаршей работаю! – сообщила Люда.

– Вот оно что, – проговорил Костиков, понимая теперь, почему девушка парится в костюме и колготках в середине июля, и невольно посочувствовал ей. – А вы были не в курсе того, что Виктор повезет деньги?

– Разумеется, нет, – немного удивленно ответила она. – Меня такие вещи совершенно не касаются и мне их не сообщают.

Лебедев кивнул, подтверждая ее слова, и вопросительно посмотрел на Игоря.

– Мы можем идти?

– Да, у меня пока больше вопросов нет. Если что-то случится, непременно сообщите мне. Я в свою очередь буду держать вас в курсе дела, только оставьте координаты.

– Вот, – Лебедев протянул Игорю красивую визитку, на которой значились адрес и телефон его фирмы. Кроме того, он протянул ему листок, вырванный из блокнота. – Это мой домашний телефон, – сказал он. – Если что-то узнаете, звоните в любое время.

– Обязательно, – заверил Костиков.

– Люда, а ты разве не останешься со мной поболтать? – огорченно спросила Ирина.

Людмила развела руками.

– Не могу, у меня работа!

– Если хочешь, можешь остаться, – разрешил Лебедев. – Подъедешь попозже, скоро все равно обед.

– Спасибо, – снова усаживаясь, ответила Людмила, которой, видно, совсем не хотелось покидать прохладное помещение Костикова и возвращаться в свою секретарскую.

Проводив Лебедева, Игорь прошел в кухню, куда тут же просочилась Евдокия Тимофеевна.

– Ну что, Горяшка, – азартно поблескивая глазами, спросила

она. – Есть у тебя мысли дельные аль нету покуда?

– Есть, – поделился Игорь своими планами. – Хочу сразу

поговорить с Ларисой Игнатьевой. И заодно последить за ней

после разговора. Сдается мне, если Виктор кинул босса, то невеста должна быть в курсе.

Баба Дуся ничего не ответила на это и было непонятно, согласна она с версией племянника или нет, только она решительно заявила:

– Пойду собираться!

Из этого следовало, что Бабуся уже решила для себя ехать вместе с внуком. Естественно, не поинтересовавшись, как он отнесется к этому.

«Пусть едет, – решил Игорь. – Может пригодиться».

Баба Дуся собралась шустро, через пару минут она уже стояла перед Игорем, одетая в легкое платье неприметной расцветки.

«К слежке приготовилась», – иронично подумал про себя Игорь. Он не мог отделаться от привычки подшучивать над бабой Дусей даже мысленно, хотя не раз убеждался на деле, что от нее и в слежке, и в опасной ситуации определенно есть толк.

Ирина с Людмилой щебетали о своем, закрывшись в комнате, вспоминали студенческие годы, и Игорь не стал к ним заходить. Они с бабой Дусей спустились вниз, Игорь вывел машину из гаража, и они поехали на улицу Волжскую.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Дом, в котором проживала невеста Виктора Маркелова, представлял собой новую кирпичную девятиэтажку с резными башенками и фигурными балконами. Квартиры здесь все были суперулучшенной планировки и стоили достаточно дорого.

«Должно быть, Лебедев хорошо платил своему курьеру», – отметил про себя Игорь Костиков, сидя в машине, и невольно задумался над своими предположениями.

В это время, словно подтверждая его мысли, баба Дуся как бы невзначай сказала:

– Дом-то какой, Горяшка, глянь. Поди фатера-то в ем денег тьму-тьмущую стоит! Значит, были они у него, у парня то есть. Неужто стал бы еще и воровать?

– Да-да, – неопределенно ответил Игорь, продолжая размышлять.

– Ну, чего, рассиживать, что ль, станем? – не выдержала баба Дуся. – Али ты приглядеться хочешь? Откуда следить удобней?

– Да, – ответил Игорь, хотя думал сейчас совершенно о другом.

Баба Дуся, понимающе кивнув, умолкла. Игорь, посидев некоторое время, повернулся к ней.

– Как вы думаете, кем нам лучше представиться? Так, чтобы она ничего не заподозрила в случае, если она в сговоре с Маркеловым и одновременно так, чтобы она не ударилась в панику раньше времени, если она ничего не знает?

– Дак я вот об энтом всю дорогу и думаю, – сложив губы трубочкой, ответила баба Дуся. – Ты ж сорвался с места, как угорелый, даже не покумекал, с чем мы к ей заявимся!

Игорь нахмурился, злясь на самого себя за то, что не продумал для начала главного.

– Слышь-ка, – тронула его баба Дуся за рукав. – А что, ежли нам сказать, что мы ейного Виктора родственники? Из деревни приехали аль из другого города.

– Как? – удивился Игорь.

– Обнакновенно! Скажем, что он, мол, письмо прислал, на свадьбу звал и адрес энтот дал. А мы, мол, решили пораньше нагрянуть! Его-то самого все равно нет, так что она и не проверит никак. А ежли он объявится, тогда уж и можно всю правду обсказать, потому как смысла уже не будет врать-то.

– Не пойдет, – покачал головой Игорь. – Что она, родственников не знает?

– Дак ежли мы из другого города, откель же она может знать?

– Если она действительно не при делах, тогда, может, еще и поверит. А если она в сговоре со своим женихом? Тогда она мигом нас раскусит и, будьте уверены, что абсолютно ничего не скажет, к тому же его обязательно предупредит, и он затаится. И шансы наши найти его сразу резко уменьшатся.

– Знаешь, Горяшка, – задумчиво проговорила баба Дуся. – Если честно, не думаю я, что парень энтот денежки прикарманил и смылся.

Игорь не успел ответить – дверь подъезда вдруг распахнулась, и из него вышла молодая стройная девушка с вьющимися темно-каштановыми волосами, спадающими на плечи. Одета она была в легкий свободный сарафан светло-розового цвета. Она уверенно шла прямо к машине Игоря. Поравнявшись с ней, она наклонилась к окошку и сказала вопросительно:

– Игорь Анатольевич?

– Допустим, – стараясь не выдавать удивления, ответил Игорь.

– Меня зовут Лариса. Я так полагаю, что вы приехали ко мне? Тогда незачем париться в машине, можете подняться в квартиру.

– А откуда вы меня знаете? – спросил Игорь.

– Мне Миша Лебедев позвонил, – сказала девушка. – И предупредил, что вы, скорее всего, приедете в течение часа.

Я уже пятнадцать минут наблюдаю за вами с балкона.

– Вот как, – машинально проговорил Игорь, в душе которого поднималась ярость против Лебедева, совершившего поступок, из-за которого все планы Игоря летели к чертовой матери и слежка за Ларисой становилась бессмысленной! Вот ведь упрямый тип! Взял и предупредил девушку, которая может оказаться сообщницей!

Весь кипя от гнева, Игорь уже собрался немедленно позвонить Лебедеву и сообщить, что отказывается от расследования, но баба Дуся, зная горячий нрав племянника, положила ему руки на плечи и успокаивающе зашептала на ухо:

– Горяшка, не горячись, слышь! Остынь! Пойдем, может, оно и к лучшему – не надо головы ломать, чего ей врать. Разговаривать легче будет, она уж поди все знает.

Поскрипев зубами, Игорь вышел из машины и запер ее. Лариса Игнатьева спокойно ждала и выглядела так, словно понятия не имеет о том, что за неделю до свадьбы ее жених пропал.

«Что это? – размышлял Игорь, поднимаясь по круглой лестнице за девушкой. – Железная выдержка? Или она давно в курсе насчет Виктора, потому и не волнуется?»

Баба Дуся шустро семенила за ним и, казалось, нисколько не переживала из-за того, что сотворил Лебедев. И раздражение Игоря против Лебедева невольно перешло на старушку.

Лариса отперла дверь квартиры на четвертом этаже и сказала:

– Прошу!

Квартира действительно была шикарной, особенно после только что сделанного ремонта. Только мебели в ней было маловато, видимо, Виктор еще не успел до конца обустроить свое жилище.

Игорь с бабой Дусей опустились в мягкие кресла, а Лариса устроилась на диване напротив.

– Михаил сообщил мне о… О несчастье, – стараясь говорить ровно, сказала девушка, и Игорь заметил, что на самом деле она очень нервничает – руки едва заметно дрожали и во всей позе застыло напряжение, – но изо всех сил старается держать себя в руках. – Я очень надеюсь на то, что вы поможете найти Виктора…

И, не выдержав, трясущимися пальцами достала из пачки сигарету и попыталась закурить, но руки не слушались, и девушка никак не могла справиться с зажигалкой. Игорь встал, щелкнул своей зажигалкой и поднес маленький огонек Ларисе.

– Спасибо, – хрипловато проговорила она, сильно затягиваясь, и Игорь увидел на ее лице слезы.

– Я отвечу на все ваши вопросы, – твердо сказала Лариса,

– только не знаю, поможет ли это вам. Ведь то, что случилось, для меня полнейшая неожиданность.

– Скажите, когда вы видели Виктора в последний раз? – стараясь говорить мягче, спросил Игорь.

– Три дня назад, пятнадцатого числа. Он привез меня сюда и оставил здесь, сказав, что перебирается к Жене. Мы, собственно, давно договорились об этом.

– А чем это вызвано?

– Обычаем, – усмехнулась Лариса, но очень невесело. – Я предрассудками не страдаю, а вот Виктор верит во всякие там приметы и прочую чепуху. Он сам и настаивал на том, чтобы не встречаться перед свадьбой.

– А вы знали о том, что он должен был делать вчера?

– Нет, – покачала головой Лариса. – Мне только сегодня сказал об этом Михаил. Вообще Виктор не скрывал от меня, если ему предстояли подобного рода дела, для него это было обычным явлением, деньги возить приходилось довольно часто.

И на этот раз, я думаю, он не сказал не потому, что хотел это скрыть, а просто разговор не зашел… А может быть, он и сам не знал еще при последней нашей встрече, чем будет заниматься – я же не в курсе, когда именно Михаил ему поручил это дело.

– А какие вообще у вас были отношения?

– Какие могут быть отношения между людьми, которые собираются пожениться? – пожала плечами Лариса. – Ну, скажу я – хорошие, что, разумеется, правда. Но это же все равно что ничего не сказать! А рассказывать подробно, это долго и вряд ли вам интересно. Хотя, конечно, понятно, что не в интересе дело и вы не из любопытства спрашиваете, – тут же поправилась она, – просто я не понимаю, какое это имеет отношение к исчезновению Виктора…

– Лариса, вы, пожалуйста, все-таки расскажите, – настойчиво попросил Игорь. – а я уж сам решу, имеет это значение или нет.

– Хорошо, постараюсь, – девушка вздохнула, затем набрала в легкие побольше воздуха, словно решаясь, и заговорила.

Она рассказывала о том, как они с Виктором познакомились, как развивались их отношения, как они в конце концов решили их узаконить… Игорь слушал внимательно, но, честно говоря, пока ничего существенного для себя не находил. Он и рассказать-то попросил Ларису в первую очередь для того, чтобы она немного расслабилась. Баба Дуся сидела, подперев подбородок сухоньким кулачком, что-то иногда бормоча себе под нос и доставая время от времени свой кисет.

– …Мы ничего друг от друга не скрывали, – продолжала Лариса. – Так что если бы Виктор знал, что ему угрожает какая-то опасность, он бы обязательно со мной поделился. А он ничего не сказал. Поэтому я думаю, что случилось что-то непредвиденное и… и страшное, – закончила она, и губы ее задрожали. Девушка сразу же отвернулась, чтобы не показывать своих слез.

Игорь выждал некоторое время, потом сказал:

– Значит, ничего, омрачающего ваши отношения, между вами не было?

Через несколько секунд Лариса сказала:

– Нет. А в последнее время все совсем было хорошо, – и выбежала из комнаты.

Игорь с бабой Дусей переглянулись.

– Ну что ж, – проговорил Костиков. – По-моему, нам тут

делать больше нечего. Скорее всего, она действительно ничего

не знает. Либо она очень хитрая особа и превосходная

актриса. Но в этом случае она нам точно ничего не скажет.

– Погоди-ка, Горяшка, – начала вдруг баба Дуся, но тут в комнату вернулась Лариса. Лицо ее было бледным, под глазами резко обозначились темные круги, на щеках выступили красноватые пятна.

– Извините меня, – проговорила она слабым голосом. – Я себя отвратительно чувствую. К тому же уже рассказала вам все…

– Да-да, – поднялся Игорь. – Мы уже уходим. Пойдемте, баба Дуся.

Старушка нехотя поднялась, что-то бормоча себе под нос. В прихожей она долго надевала свои башмаки, словно ей хотелось еще для чего-то задержаться. Она повернулась к Ларисе и уже хотела было что-то спросить, но, увидев страдальческую гримасу на лице девушки, сказала лишь:

– До свидания.

– До свидания, – тихо ответила Лариса и посмотрела на Игоря:

– Пожалуйста, постарайтесь его найти… – и поскорее захлопнула дверь, из-за которой сразу же раздались глухие всхлипывания.

Игорь с бабой Дусей спустились вниз. Костиков обратил внимание, что старушка сидит молча, задумавшись. Она ничем не выразила своего мнения по поводу визита к Ларисе, и Игорь не задавал ей вопросов. Он знал, что если старушка ушла в себя, значит, она что-то обдумывает, и пока не придет к определенному выводу, просить ее поделиться своими мыслями бесполезно.

Дома их ждала Ирина. Людмила уже ушла, Ира убрала со стола и теперь сидела на диване с книжкой своих любимых стихов. Услышав, что открывается входная дверь, она поспешила в коридор.

– Ну как? – спросила она Игоря.

– Да пока ничего, – целуя девушку в прохладную щеку, ответил Игорь.

Баба Дуся сразу же прошла в свою комнату.

– Что это с ней? – удивленно спросила Ирина.

– Баба Дуся размышляет, – улыбнулся Игорь. – Только не

могу понять, над чем, у нас еще никакого материала нет.

И он рассказал Ирине о визите к Ларисе.

– Да, на мой взгляд тоже ничего интересного, – пожала плечами девушка. – И Людмила тоже мне говорила, что вряд ли ты у Ларисы то-то узнаешь. Она считает, что лучше тебе побеседовать с Женей.

– Ну, знаешь, я уж как-нибудь сам решу, что мне делать! – резко ответил Игорь и, пройдя к себе в кабинет, заходил по толстому ковру взад-вперед.

Он знал, что сердится сам на себя, а вовсе не на Людмилу, не на бабу Дусю и уж тем более не на Ирину. Да, не стоило в первую очередь бросаться к Ларисе – пустая трата времени. А время сейчас дорого, пропавших людей нужно искать по горячим следам. А он уперся в одну версию и не захотел от нее отступать. А теперь совершенно ясно, что эта версия лопнула как мыльный пузырь.

Игорь понимал, что нужно как можно скорее переключаться на другие, проверять остальных людей, которые были в курсе того, что Виктор должен везти деньги. В том, что исчезновение его напрямую связано с этим событием, детектив Костиков не сомневался.

– Спокойно, – сказал Игорь сам себе. – Ничего страшного, сколько раз бывало такое, что первая версия оказывалась ложной. А зачастую и вторая, и третья.

Успокоившись немного, Игорь решил-таки съездить к Жене Маркеловой, а с завтрашнего утра заняться кредиторами Алексеем Любавиным и Сергеем Новиковым. И еще один человек интересовал его – заместитель Михаила Лебедева Павел Коротков.

Одним словом, Игорь выделил всех людей, которым было известно о том, когда и куда Виктор Маркелов должен был везти деньги.

– К тому же не мешало бы выяснить, так ли безупречен сам Лебедев… – продолжая размышлять вслух, произнес Костиков. – Случалось и такое, что клиент, заказавший расследование, сам оказывается преступником. Для чего он позвонил Ларисе Игнатьевой?

Конечно, это выглядит, по меньшей мере, нелогично. Зачем тогда нанимать детектива для расследования? Только для того, чтобы отвести от себя подозрения? Глупо!

И какой смысл воровать деньги у себя самого, ведь долг все равно придется возвращать! Да и не такая это сумма для Лебедева, чтобы из-за нее идти на что-то серьезное. К тому же частному детективу нужно тоже платить, так что смысла действительно нет.

Если только… Если только мотивом были не деньги, а что-то другое, а на ограбление решили просто списать. Но это, конечно, вряд ли.

Но мысль о пресловутом звонке Ларисе не давала Игорю покоя, и он, достав из кармана визитку, которую ему дал Лебедев, собрался набрать его номер, но тут неожиданно зазвонил телефон. Взяв трубку, Игорь услышал голос самого Михаила.

– Игорь Анатольевич, вы, очевидно, клянете меня на чем свет стоит, – голос Лебедева был извиняющимся, но не заискивающим.

– Для чего вы сообщили Игнатьевой о моем визите? – вместо ответа резко спросил Игорь.

– Я не мог поступить иначе. Дело в том… Ладно! Дело в том, что Лариса сейчас в положении. Поэтому мне не хотелось, чтобы она узнала о случившемся от постороннего человека.

– А вы не посторонний? – язвительно спросил Игорь.

– Я давний друг Виктора, – спокойно проговорил Лебедев, – и с Ларисой знаком не первый день. Можете воспринимать это как угодно, но я после того, как Виктор пропал, чувствую ответственность за нее.

Игорь только хмыкнул, но комментировать сказанное Лебедевым не стал. Он только сказал строго:

– Я надеюсь, что впредь буду избавлен от вашей самодеятельности! Если уж вы мне доверились, наняли для расследования, то позвольте мне действовать так, как я считаю нужным! Или вы и здесь чувствуете свою ответственность? В таком случае я полностью снимаю ее с себя!

– Нет-нет, ну что вы! – примирительно произнес Лебедев, но ничего, похожего на раскаяние, Игорь в его голосе не уловил. Напротив, в нем звучала уверенность в собственной правоте. – Я обещаю, что больше не стану действовать по своему усмотрению.

Помолчав, Игорь спросил:

– Ничего нового не произошло?

– Нет, ничего, я бы сразу сообщил.

– А как ведет себя ваш заместитель, Павел Коротков?

– Как он может себя вести? – удивился Михаил. – Переживает, естественно, это ведь напрямую и его касается. Мы вместе и решили частного детектива нанять. Когда Виктор исчез, первый, кому я сказал об этом, был Павел. Мы сели у меня в кабинете наметили план дальнейших действий.

– Вот как? – переспросил Игорь. – Значит, он не возражал против этой идеи?

– Напротив, он на ней настаивал.

«Что ж, – подумал Игорь. – Это еще не говорит о том, что Коротков чист. В целях конспирации он может изо всех сил изображать горячее рвение в поисках истины».

Но полностью погружаться в эту версию не стал, тут же вспомнив, как только что лопухнулся с Ларисой Игнатьевой.

Он попрощался с Лебедевым и, не предупреждая никого – делиться своими планами сейчас ни с кем не хотелось, – прошел в коридор, обулся и вышел на улицу. К Жене Маркеловой бабу Дусю Игорь решил не брать. Она, конечно, не очень будет этим довольна, но в конце концов, кто директор фирмы?

Сев в машину, предусмотрительно не поставленную в гараж, Игорь отправился к сестре пропавшего Виктора. Дом, в котором жила Женя Маркелова, сильно уступал новенькой девятиэтажке, которую Маркелов облюбовал для своей семейной жизни.

Это была стандартная пятиэтажка, выстроенная лет тридцать назад. Деревянные лавочки перед подъездами, на которых сидели привычные для подобных дворов старушки, молодые и не очень мамы с детьми…

Игорь осмотрелся, высчитывая, в каком подъезде должна находиться нужная ему квартира, и уверенно направился к третьему. Поднявшись на пятый этаж и проклиная в душе Маркеловых за то, что не могли поселиться пониже – в такую жару не хотелось подниматься даже на второй, – он остановился возле металлической двери с номером, который ему сообщил Лебедев.

Некоторое время Игорь стоял, прислушиваясь, но из-за двери не доносилось абсолютно никаких звуков. Он даже решил, что никого нет дома, но тем не менее надавил на кнопку звонка. Вскоре послышались осторожные шаги и женский голос настороженно спросил:

– Кто там?

– Я частный детектив, Игорь Анатольевич Костиков, – не стал скрывать Игорь своего имени и цели визита, так как Женя-то была в курсе событий. – Мне необходимо поговорить с Женей Маркеловой, – добавил он.

Тут же послышался звук отпираемых замков, дверь открылась, и Игорь увидел молодую девушку лет двадцати трех. Не очень высокого роста худенькая брюнеточка с мелкими, острыми чертами лица. Кудрявые волосы были собраны в высокий хвост, черные шорты и такого же цвета майка обтягивали фигурку, делая ее еще более узкой. Девушка была совсем не похожа на Виктора Маркелова, разве что волосы тоже темные, поэтому Игорь даже засомневался, Женя ли перед ним.

– Проходите, я Женя, – коротко сказала девушка, отступая вглубь квартиры, и скрылась в комнате.

Пройдя, Игорь увидел, что Женя сидит на диване и держит в руках рюмку с коньяком. На журнальном столике перед ней стояла начатая бутылка.

– Коньяку хотите? – голос у нее был хрипловатым, и вообще в облике было что-то резковатое, характерное скорее для мужчины, чем для женщины.

– Нет, спасибо, – поблагодарил он. – Считайте, что я на службе.

– А я вот хочу, – зло усмехнулась она и подняла на Игоря темные, почти черные глаза-смородины, – представляете, всю жизнь не пила, а сейчас вот… – залпом выпила рюмку, поставила ее на столик и села, подтянув к подбородку острые коленки.

– Женя, я хотел попросить вас о помощи, – мягко проговорил Игорь, – понимаю ваше состояние, но коньяк в данном случае не то средство, которое может помочь. Сейчас нужно приложить все усилия, чтобы выручить вашего брата.

– Вы что-то знаете о нем? – резко вскинула она голову.

– Пока только то, что мне рассказали Михаил Лебедев и невеста вашего брата.

– Господи, оставьте хотя бы Лару в покое! – раздраженно произнесла Женя, – она уж точно ничего не знает!

– А вы? – спросил Игорь.

– Что я? – она откинула со лба прядь непослушных волос и насмешливо посмотрела на Игоря. – Хотите сказать, что я знаю, где мой брат, и помалкиваю, напиваясь в одиночестве и рискуя сорвать собственные соревнования?

Видя, что Игорь непонимающе смотрит на нее, Женя чуть смягчилась и пояснила:

– Я мастер спорта по дзюдо. Периодически езжу на соревнования. Вот завтра как раз очередные.

Ну, конечно, такая девушка, как Женя Маркелова, насколько ее сумел понять Костиков, не могла заниматься художественной гимнастикой или, скажем, фигурным катанием. А вот дзюдо – это как раз подходящее занятие.

– Я ни в коем случае не думаю, что вы скрываете, что знаете, где находится ваш брат, – терпеливо продолжал Игорь. – Но, по словам Михаила, вы очень дружны с Виктором, часто видитесь с ним, он вам все рассказывает, да и знаете вы его лучше всех остальных, поэтому я очень вас попрошу вспомнить, не случалось ли в последнее время с ним чего-то необычного… Не спешите отвечать, может быть, это какая-то мелочь, на которую вы и внимания не обратили, но сейчас я прошу вас припомнить, потому что в подобных делах важно абсолютно все.

Женя нахмурилась. Очевидно, она все-таки прониклась словами Костикова, потому что враждебность постепенно слетала с нее, она задумалась, закусив губу, понимая серьезность ситуации и желая оказаться полезной, потом тряхнула кудрями:

– Ничего не могу сказать! Вроде бы все было как прежде. Единственное, что меня… немного удивило, так это то, что Виктор перебрался на время жить сюда.

– Почему же вас это удивило? – осторожно спросил Костиков.

– Потому что Виктор никогда не был особенно суеверным! И это дурацкое объяснение, что перед свадьбой нельзя встречаться, меня не убедило. И вообще, он всегда скучал, расставаясь даже ненадолго с Ларисой. К тому же в быту он абсолютно неприспособленный человек, а Лариса очень домовита, не то что я! С ней Виктору всегда гарантированы вкусный и сытный обед, свежая постель и чистая квартира. А мне некогда этим заниматься, я часто мотаюсь то по тренировкам, то по соревнованиям, да и не умею и не люблю, честно говоря, заниматься домашним хозяйством. И Виктору это прекрасно известно. Нет-нет, вы не подумайте, что я возражала против того, чтобы он пожил здесь, ни в коем случае! Мне и веселее с ним-то, мы действительно всегда хорошо дружили… Но… Есть еще одна мелочь, как вы говорите. Не знаю, имеет ли это значение или нет, но Виктор не любил эту квартиру.

– Почему?

– Здесь жили наши родители. Ну, и мы, естественно тоже. А потом они погибли. Я тогда была подростком, хоть и переживала, естественно, но перенесла это легче, чем Виктор. И с тех пор ему все здесь напоминает о смерти родителей. Он постоянно твердил мне, что нужно поменять эту квартиру или продать и купить для меня другую, но я не хотела. Почему-то не могу оторваться от нее. Мы даже родительскую комнату не трогали, все там оставили как есть. Мы даже не заходим туда, она все время стоит запертой… – шепотом добавила девушка, кинув взгляд на закрытую дверь.

Вся резкость слетела с нее, перед Игорем сидела молодая, несчастная девчонка, вчерашний ребенок, и плакала. Было видно, что плакать она не привыкла, не умела и стеснялась своих слез, злилась на саму себя, с силой размазывая их по лицу.

– Ну-ну, – Игорь, терявшийся всякий раз, когда видел женские слезы, попытался успокоить девушку, гладя ее по худенькому, но сильному плечу. – Успокойтесь, Женя, все будет хорошо. Я приложу к этому все силы, обещаю.

– Извините, – пробормотала Женя и, взяв носовой платок, тщательно вытерла им мокрое лицо. – Вы не обращайте на меня внимания, спрашивайте. Я понимаю, что сейчас не время реветь…

– Вот вы сказали, Женя, – неторопливо начал Игорь, – что вас сильно удивило намерение брата пожить у вас. А какие причины могли толкнуть его на это, как вы считаете? Только спокойно подумайте, не торопитесь.

– Я думаю… – прошептала Женя, – что у него были какие-то неприятности. И он не хотел, чтобы об этом узнали другие.

– Почему? – тут же спросил Игорь.

– Потому что… Виктор выглядел не совсем обычно. Вернее, он старался держаться как ни в чем не бывало, но я видела, что он как будто искусственно бодрится. Мне кажется, что он встречался здесь с кем-то.

– Почему? – снова спросил Игорь.

– В тот день, когда Виктор переехал, я уехала вечером на соревнования. Вернулась через день, и сразу уловила сильный запах табака. Так как я сама не курю, то сразу его почувствовала. Виктор курит редко и мало, он не смог бы один так прокурить квартиру… Я, конечно, спросила его об этом, он как-то неестественно засмеялся, а потом сказал, что просто у него выдались тяжелые дни, он переживал, потому что должен был закончить одно дело…

– Он не сказал, какое?

– Нет, – покачала головой девушка, – только сказал, что теперь все в порядке. Да-да, так и сказал. И выглядел он на самом деле успокоенным и очень счастливым. Все время что-то напевал, шутил, потом обнял меня и сказал: «Не переживай, сестренка, через недельку я отсюда съеду. Мог бы и теперь, но раз уж подписался, потерпи». Я, конечно, ответила, что он может жить здесь сколько угодно, но Виктор сказал, что и так уже соскучился по Ларисе. И тут же позвонил ей. Я так и не узнала, что за неприятности у него были, но только поняла, что не из-за идиотских предрассудков он переселился ко мне.

– Вы думаете, что он от кого-то скрывался? – спросил Игорь.

– Не знаю… – с тоской в голосе ответила Женя. – Позавчера он сказал, что должен отвезти деньги – обычное дело, потом все время говорил о свадьбе, мечтал, развивал грандиозные планы… Словом, выглядел вполне довольным и счастливым. Так, словно с него свалилось что-то, что мучило его в последнее время…

– Вы когда его видели в последний раз?

– Вчера утром, перед тем, как он поехал на работу.

– И он выглядел все таким же счастливым?

– Да. Он насвистывал что-то, я еще пошутила, что, мол, денег не будет. Вот и дошутилась…

– А когда он к вам переехал?

– Пятнадцатого июля. Я это хорошо помню, потому что, как уже говорила, поехала в тот день на соревнования.

– А вот скажите, Женя, только подумайте как следует… Вот вы сказали, что, по вашему мнению, Виктор здесь с кем-то встречался в ваше отсутствие.

– Это только мое предположение, – вставила Женя.

– Конечно, конечно! Но, если допустить, что вы правы, то, как вам кажется, он встречался с мужчиной или с женщиной?

Женя задумчиво провела пальцами по лбу, стараясь сосредоточиться.

– Скорее всего, с мужчиной, – медленно проговорила она. – Во всяком случае, никаких следов женщины я не обнаружила. Я имею в виду, ни следов губной помады, ни малейшего запаха духов. Я говорю, что уловила только запах табака. Конечно, женщина тоже может много курить, но… Не знаю! Может и не было никого, и он действительно беспокоился о чем-то, поэтому и курил так много.

– Так-так, – бесцельно произнес Костиков, думая, как ему задать девушке щекотливый вопрос, – так-так…

Он встал и походил по комнате взад-вперед. Спросить нужно было обязательно, хотя, как он уже понял, Женя обладает резким и прямолинейным характером. На непонравившийся ей вопрос она может дать такой ответ, что… Или оскорбится и вообще не станет больше ничего говорить. Но задать его все-таки нужно.

– То есть, Женечка, вы считаете, что ваш брат не мог встречаться здесь ни с какой другой женщиной? – выбрал он нарочно отрицательную формулировку.

Женя вскинула голову.

– Моя квартира – не дом свиданий! – резко произнесла она. – А Виктор – не плейбой! Он жениться должен был через неделю, на любимой девушке, о чем вы говорите?!

– Конечно, конечно, – поспешно проговорил Игорь. – Я о том и говорю, что такого просто быть не могло, да?

– Не могло, – буркнула Женя и потянулась к бутылке.

Сгоряча плеснув себе полную рюмку, она опрокинула ее в рот, но, не привыкшая пить спиртное, вдруг закашлялась. Игорь быстро сходил в кухню и принес ей стакан воды. Выпив его крупными глотками, Женя успокоилась.

– Не нужно пить, – снова повторил Игорь, убирая бутылку со столика. – и не смотрите на меня как на врага народа. Я же хочу вам помочь.

Женя молчала, уставившись в одну точку полуприкрытыми глазами. Потом сказала чуть слышно:

– Не знаю. Я уже никому не верю. Не верю, что кто-то может помочь.

– Почему?

– Я думаю о самом страшном, – прошептала девушка. – Ведь если бы с Виктором не случилось ничего страшного, он бы уже объявился. Значит… – губы ее задрожали.

– Это еще ничего не значит, – как можно бодрее произнес Игорь. – Вы знаете, сколько было случаев, когда люди находились через несколько недель и даже месяцев, живые и здоровые?

– Правда? – с надеждой спросила Женя, глядя на Костикова умоляющими глазами. – Такое действительно возможно? То есть вы считаете, что все еще может быть хорошо?

– Ну конечно, – уверенно ответил Игорь, хотя у него самого не было уверенности в благополучном исходе этого дела. – Только нужно успокоиться и постараться помочь. Без эмоций и гнева.

– Я уже рассказала все, – пожала плечами Женя. – Честное слово, мне больше нечего добавить.

– А скажите, Женя, с кем Виктор встречался до Ларисы?

– О, это было так давно… Что-то серьезное, я имею в виду. Со своей одноклассницей. Знаете, как это бывает? Сидят за одной партой, вместе в школу, из школы, он ей портфель несет, защищает. Вроде как любовь до гроба. А потом заканчивается школа, заканчивается детство, и люди понимают, что их ничего особо не связывает. Так вышло и у Виктора с Настей. После школы они поступили в разные вузы, встречались редко, у него сложилась своя компания, у нее своя. И стали просто приятелями. Изредка перезванивались, потом и это прошло. А после Насти у него было несколько романов, но там ничего серьезного. Пока не появилась Лариса. А почему вы спрашиваете?

– Мне положено все знать, – улыбнулся Игорь.

– Если вы думаете, что она как-то замешана в этом, то напрасно. Они не виделись много лет, Настя давно вышла замуж… Все давно прошло.

– Угу, – пробурчал Игорь и встал. – Ну что ж, мне, пожалуй, пора. Я оставлю вам свою визитку, так что звоните, если будет что сообщить. Возможно, что я сам вас еще навещу.

– Пожалуйста, – вяло ответила Женя. – Я буду дома. Сегодня я должна была ехать на соревнования, но я позвонила и сказала, что не смогу. Так что я все время дома…

В прихожей она легонько взяла Игоря за рукав и, не глядя ему в глаза, подобно Ларисе Игнатьевой, попросила:

– Пожалуйста, найдите его… Понимаете, кроме Виктора, у меня никого нет родных.

– Я сделаю все, что смогу, – пообещал Игорь и осторожно погладил девушку по волосам. Потом вздохнул и, не прощаясь, быстро вышел из квартиры.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Баба Дуся вышла из своей комнаты через полчаса. Даже не вышла, а вылетела. Постучав в комнату Ирины, она тут же, не церемонясь, дернула на себя дверь.

– Горяшка где? – спросила она ошеломленную девушку.

Ирина сидела на кровати полураздетая, накрывшись простыней, и читала книгу. Отложив ее в сторону, она недоуменно пожала плечами:

– Он куда-то уехал, мне даже ничего не сказал…

– Ну, хорош! – взвилась баба Дуся. – Не иначе, как к сестре пропавшего поехал, окаянный! И меня даже не предупредил! Ну, внучок! Ну, услужил! Ежели он так вопрос ставит, я от своей помощи отказываюсь!

– Да вы успокойтесь, баба Дуся, – примиряюще сказала Ирина. – Может, он совсем по другому делу поехал.

– По какому другому? – уперла руки в боки баба Дуся. – У него сейчас одно дело! Энто он свой карахтер показывает, хочет, чтобы я думала, что он один умный, а я так это! Не пришей кобыле хвост!

Ирина невольно засмеялась, глядя на разгневанную старушку. Та, заметив этот смех и приняв его на свой счет, еще больше взъерепенилась:

– И чего иржешь? Нечего иржать! Ежли он меня так кидает, то и тебя когда-нибудь также кинет! Нельзя энтого ему спускать!

– Да что вы так разошлись-то, баба Дуся? – недоумевала Ирина, уже испугавшись.

– Ничего! А то, что зазнался он, вон чего! Думает, раз он начальник, может сам действовать!

– Но, Евдокия Тимофеевна, он на самом деле директор конторы. И ничего от вас не скрывает, вы же знаете, то вы у него ценнейший сотрудник, – решила польстить насмерть обиженной старушке Ирина. – А если он решил ехать один, значит, считает, что так будет лучше. Может быть, там опасное дело!

– Тем более! – затопала ногами баба Дуся. – Сколько раз я

его из опасных-то дел спасала, а? Память у него короткая! А

твоему легкомыслию я удивляюся! Сама говоришь, что дело

такое, всяко может случиться, и сама же сидишь тут с

книжкой, глаза портишь! – расстроенная баба Дуся валила все в кучу. – Удивляться приходится! – закончила она, выходя из комнаты и устремляясь в коридор.

Там сразу что-то загремело, повалилось на пол, затем послышался треск, а следом за ним протяжное «А-а-ап-чхи!»

Ирина накинула легкий халатик и выбежала из комнаты. Баба Дуся, сидя на полу, пыталась выпутаться из какой-то тряпки, накрывшей ее с головой, и оглушительно чихала. Ирина сдернула с ее головы тряпку, оказавшуюся стареньким бабы Дусиным плащом и спросила встревоженно:

– Вы в порядке?

– А-а-апчхи! – отозвалась баба Дуся.

В руках она сжимала свой кисет с табаком, вернее, уже без табака, потому что он был толстым слоем рассыпан вокруг.

– Вот ек-ковалек! – прочихавшись, помотала старушка головой, удивленно и огорченно разглядывая кисет, на боку которого зияла дыра. – Зацепилася случайно – и нате вам! Кисет спортила! А все Горяшка виноват!

– Да он-то тут при чем? – улыбнулась невольно Ирина.

– Как при чем? Рассерчала я на него, лихоимца, вот и бдительность потеряла.

– А вы не серчайте, – примирительно проговорила Ирина, помогая бабе Дусе подняться.

Но та, отстранив Иринину руку, легко вскочила на ноги, продолжая сокрушенно качать головой. Потом, взглянув на Ирину, вытянула губы трубочкой и спросила строго:

– Где энта девка живет?

– Какая?

– Сестра Витьки пропащего!

– Да откуда я знаю? – Ирина прижала руки к груди. – Вы что, ехать туда собрались?

– Собралась! Потому как безобразие энто – без меня дело раскручивать!

– Да он, может быть, совсем не туда поехал, – пыталась разубедить старушку Ирина, понимавшая, что Игорь будет крайне недоволен самодеятельностью Евдокии Тимофеевны.

– Как не туда, куда ж ему еще ехать! – блеснула логикой баба Дуся. – Давай адрес! – потребовала она, сверкая своими маленькими глазками.

– Да не знаю я! – рассердилась Ирина. – Вы меня извините, Евдокия Тимофеевна, хоть вы и ругаете Игоря, но ваше поведение намного хуже! Вы как ребенок себя ведете!

– Ах, так! – баба Дуся шарахнула сухоньким кулачком по стене.

С вешалки тут же повалились вещи. Баба Дуся даже пальцем не пошевелила, чтобы их поднять. Ирина нахмурилась и, нагнувшись, стала собирать вещи. Из глаз у нее закапали слезы – она вообще была девушкой чувствительной и ранимой, – и она согнулась еще ниже, чтобы вздорная старуха их не видела.

Баба Дуся тем временем шмыгнула к телефону и стала набирать какой-то номер.

– Справочная? – услышала Ирина. – Дайте мне номер фирмы «Европа»…

Неизвестно, сумела ли бы баба Дуся воспользоваться номером фирмы «Европа», сообщил бы ей Михаил Лебедев адрес Жени Маркеловой или нет, если б она до него дозвонилась, но тут вернулся сам Игорь. Ирина тут же бросилась к нему и стала шепотом рассказывать ему, как «буянит» баба Дуся.

– Это уже переходит все границы! – закончила девушка, – она меня оскорбляет! Она и тебя в грош не ставит! Сейчас вон в «Европу» звонит.

Нахмурив брови, Игорь легонько отстранил Ирину и прошел к телефону. Выдернув у бабы Дуси трубку, он строго спросил:

– Вы что этот тут надумали?

Баба Дуся, нимало не смущаясь, храбро посмотрела в глаза внуку.

– А то, – сказала она сурово, – что ежли мне начальство не доверяет, я сама действовать буду! Как считаю нужным!

– Вообще-то решения принимаю я! – твердо заявил Игорь. – А если вы вздумаете и дальше проявлять инициативу, боюсь, что… Боюсь, что нам придется расстаться! И попрошу вас больше не оскорблять мою жену.

– Откель это у тебя жена-то взялась, а? – ехидно спросила баба Дуся.

Игорь вспыхнул. Старуха вновь вернулась к излюбленной теме – насчет того, что Ирина с Игорем живут в незарегистрированном браке. Раньше она всегда в критической ситуации оперировала этим фактом, потом, когда отношения между ней и молодыми людьми наладились, утихомирилась, а сегодня снова капнула на больное место. И даже не Игорю, а Ирине, которая, безусловно, все слышала, и больше всех переживала по этому поводу.

– Я вот надумала кое-чегось, – хитро продолжала баба Дуся, – покуда ты прохлаждался. Хотела поделиться, но раз ты у нас самый умный и решения сам принимаешь, то и не стану говорить!

С этими словами она скрылась в своей комнате, нарочно врубив на полную громкость телевизор. Как раз шла передача «Наш сад», которую и Ирина и Игорь терпеть не могли.

Игорь прошел в коридор. Ирина, отшвырнув собранный ворох одежды в сторону, сидела на ящике для обуви и всхлипывала.

– Ну что ты, малышка? – Игорь, присев рядом, обнял ее за плечи. – Не обращай внимания, первый раз, что ли? Ты же знаешь бабу Дусю, она не может не язвить. Какая тебе разница, что она думает о нашем образе жизни? Успокойся!

– Я думала… – сквозь всхлипы говорила Ирина, – что она… пре-прекра-тила свои издевательства! Что она привыкла… к нам и полюбила, что она больше не будет меня третировать, а она опять… опять за свое! И это будет всегда! Я не могу так больше! – и она снова затряслась, уронив голову на руки.

– Ну, хватит! – решительно заявил Игорь. – Раз ты так переживаешь – ради бога, пойдем и зарегистрируемся! Завтра же!

Ирина подняла заплаканное недоверчивое лицо.

– Ну, зачем завтра-то… – неуверенно протянула она.

– Ну, вот! – Игорь поднялся и сунул руки в карманы. – Вот, пожалуйста, яркий пример женской непоследовательности! Всякий раз, когда заходит разговор о наших отношениях, ты настаиваешь на том, чтобы они были узаконены! Стоит же только мне сделать тебе предложение, ты начинаешь увиливать, отказывать, тянуть время! Ты абсолютно лишена логики!

Ирина от этих обвинений неожиданно взяла себя в руки и успокоилась.

– Это потому, – проговорила она, – что ты всегда делаешь мне предложение не из-за того, что действительно этого хочешь, а под влиянием обстоятельств. Либо баба Дуся тебя достанет, либо ты начинаешь бояться, что я тебя брошу, либо еще по какой-то причине! Но только не потому, что ты на самом деле хочешь видеть меня своей женой!

– Ты и так моя жена, – быстро сказал Игорь. – Во всяком случае, я тебя воспринимаю именно так!

– Ладно! – поднимаясь с ящика, вздохнула Ирина. – К чему продолжать этот бесполезный разговор, мы все равно не поймем друг друга. Давай лучше я тебе ужин подогрею.

Вскоре они сели ужинать. Вопрос о свадьбе снова завис в воздухе.

Баба Дуся за весь день так и не появилась из своей комнаты. Игорь несколько раз подходил к ее двери, прислушивался, но кроме орущего телевизора, ничего расслышать было невозможно.

– Она, по-моему, что-то надумала, – поделилась Ирина, которая долго не умела сердиться и теперь сильно переживала по поводу ссоры с Евдокией Тимофеевной.

– Почему ты так решила?

– Она выскочила из своей комнаты с горящими глазами, буквально влетела ко мне и спросила, где ты. И собиралась ехать к Жене Маркеловой, кричала, что ты не имел права с ней так поступать. С Евдокией Тимофеевной в смысле.

– Но если она придумала какое-то срочное дело, то сама пошла бы, а не сидела весь день в своей комнате.

– Может быть, она тем самым хочет показать, что отказывается от дальнейшего сотрудничества с тобой?

– Ну, нет, – улыбнулся Игорь. – Бабу Дусю так просто не остановишь! Да ей денег предложи, чтобы она бросила детективную деятельность, она и то откажется! А уж если баба Дуся отказывается от денег…

– Да уж, – улыбнулась Ирина в ответ. – деньги она любит.

А баба Дуся в это время сидела в своей комнате и раздумывала. От расследования она действительно не собиралась отступать. Ее грызла обида на то, что Игорь не посвятил ее в свои планы, не взял с собой, словно он ей не доверяет, хотя не раз убеждался в полезности своей двоюродной бабки.

Баба Дуся уже жалела о том, что поругалась с Ириной, что накричала на Игоря… И, главное, теперь совершенно невозможно было выйти и полакомиться огромным тортом, который внук купил вчера – он стоял у них с Ириной в холодильнике. Торт был очень вкусный и наверняка дорогой. Баба Дуся вчера с удовольствием отведала три куска, и сегодня съела один, а сейчас с удовольствием навернула бы еще, но идти первой кланяться зазнавшейся молодежи? Никогда!

Баба Дуся ерзала в кресле, телевизор, который она из вредности включила погромче, ее раздражал. Кроме того, в голове вертелась мысль, которая возникла у нее сегодня после того, как Игорь уехал к Жене. По мнению бабы Дуси, действовать нужно было немедленно. На это ей указывали и логика, и природная интуиция.

Покряхтев еще немного и с сожалением подумав о том, что, пожалуй, останется сегодня без торта, баба Дуся поднялась с кресла и стала тихонько собираться. Телевизор и свет в своей комнате она специально оставила включенными.

Осторожно выглянув в коридор и убедившись, что он пуст, Евдокия Тимофеевна на цыпочках пробралась к двери, обула легкие летние башмаки и, открыв дверь, выскользнула за нее.

Город она успела узнать довольно хорошо за время проживания в нем, но все равно некоторые районы оставались не так хорошо ею изученными. Например, Волжский, в котором жила Лариса Игнатьева и к которой баба Дуся сейчас и направлялась. Туда-то ее Игорь на машине довез – будь он неладен, супостат! – а теперь ей предстояло добираться туда самой.

Подойдя к остановке, она поинтересовалась у стоявших там людей, на каком транспорте ей доехать до улицы Волжской, потом села в подошедший троллейбус, и через двадцать минут была на месте.

Подходя к дому, баба Дуся забеспокоилась. Возле подъезда, в котором жила Лариса Игнатьева, собралась толпа народа. Кроме того, баба Дуся увидела несколько автомобилей, в том числе милицейский УАЗик, а также машину «Скорой помощи».

Подойдя поближе, баба Дуся влилась в толпу и тихонько спросила одну из женщин:

– Чего случилось-то, ась?

– Женщину убили, – ответила женщина, – господи, ужас-то какой!

– И что делается! – подхватила другая, – в собственном доме убить могут!

– Да она не с нашего дома, – сказала вдруг третья, – незнакомая.

– Да как не с нашего! – махнула рукой женщина, к которой обратилась баба Дуся. – Недавно она тут живет, в нашем подъезде.

– С нашего, с нашего, – закивала вторая, – я ее знаю, Ларисой звать. Она напротив меня как раз живет с женихом. Да молодая совсем! И у кого рука поднялась?

– Да сейчас ни за что ни про что убить могут, – вздохнула третья. – Ее ножом, что ль, пырнули?

– Не знаю, – пожала плечами первая. – Вон Маша милицию вызывала, – она кивнула на худенькую, совсем юную девушку в коротком летнем платье.

Она уже хотела окликнуть ее, но к девушке в это время подошел мужчина в милицейской форме с погонами подполковника. Рассмотрев его своими зоркими глазками, баба Дуся на всякий случай постаралась забиться в толпу. Она сразу же узнала его – это был старший следователь УВД по особо опасным преступлениям подполковник Олег Павлович Малышев.

Баба Дуся была знакома с ним через Игоря, знала, что они с Олегом бывшие одноклассники и однокурсники, что считаются друзьями, но дружба между ними очень странная.

Какая ж это дружба, если Малышев всякий раз, когда Игорь брался за новое дело, ставил ему палки в колеса! А один раз даже чуть не арестовал Игоря. Да еще на Иришку заглядывается! Виданное ли дело – на чужих невест слюной исходить. Нет, никакой это не друг, считала баба Дуся и старалась держаться от Малышева подальше.

Несмотря на то, что баба Дуся порой довольно резко и бесцеремонно разговаривала с Игорем и с Ириной, в душе она любила их обоих и желала счастья. Переживала за молодых, мечтала, чтобы они поженились, «жили, как люди». Малышев, с ее точки зрения, был для них просто опасен.

Она была не совсем права в своих оценках. Между Игорем и Олегом действительно сложились неоднозначные взаимоотношения. Не признававший этого, но всю жизнь тайно завидовавший Игорю за то, что ему все всегда удавалось легко, Олег Малышев подсознательно стремился во всем его перещеголять. Соперничество это продолжалось много лет с переменным успехом.

Самой, пожалуй, черной кошкой между ними явилась женщина – Ирина. Угораздило Олега Малышева влюбиться в эту девушку, а она предпочла Игоря. Может быть, человек с другим складом характера легко перенес бы это поражение, но только не Олег. По натуре он был тяжеловатым человеком, амбициозным и самолюбивым.

Сам себя он считал очень серьезным, гораздо серьезнее какого-то Костикова, которого относил к пустым и поверхностным людям и презрительно называл Пижоном. Самому Олегу все доставалось с трудом, только благодаря упорству и огромной работоспособности он добился своего теперешнего положения.

После того, как Ирина отказалась стать его женой, Малышев все силы бросил на то, чтобы достичь успеха в карьере. Это ему удалось, но удовлетворения не принесло. Будучи однолюбом, он не мог переключиться на другую женщину, продолжал безнадежно любить Ирину.

Он действительно порой «ставил палки в колеса» Игорю, и было непонятно, то ли он в этих случаях действительно считает, что Игоря нужно отстранить от дела, то ли просто неосознанно мстит ему.

Но несмотря на это, Олег и помогал Игорю не раз. И бывали моменты, когда им приходилось действовать вместе, иногда даже рискуя жизнью, и тогда в дружбе между ними никто не мог усомниться. Но баба Дуся все-таки предпочитала не сталкиваться с Малышевым, поэтому она и постаралась спрятаться за широкую спину стоящего впереди мужчины, тем не менее внимательно прислушиваясь к тому, что говорит Малышев Маше и что она ему отвечает.

– …Я поднялась к Ларисе полчаса назад, – дрожащим

голосом сообщила Маша, – мы договаривались, что она даст

мне конспекты… Я учусь на биологическом, а Лариса как раз

закончила этот факультет. Но дверь мне никто не открыл. Я

вышла на улицу, хотела пройти в магазин, и тут заметила, что у нее горит свет. Тогда я забеспокоилась…

– Почему? – перебил ее Малышев. – Она могла просто выйти куда-то ненадолго. Почему вы сразу забеспокоились и вызвали нас?

– Я просто… – девушка совсем разволновалась. – Я знала, что Лариса ждет ребенка, вот я и подумала, что ей могло стать плохо… Честное слово, я подумала только об этом, я и понятия не имела о том, что здесь такой кошмар… – девушка всхлипнула.

– Вы сначала позвонили в милицию?

– Нет, в скорую. А там мне сказали вызывать вас, потому что они не станут ломиться в запертую дверь.

– Понятно, понятно, – проговорил Малышев. – А когда вы видели Ларису Игнатьеву в последний раз? Я имею в виду, живой.

Девушка снова всхлипнула, подумала и сказала:

– Вчера. Мы встретились на улице, я спросила, нет ли у нее конспектов, и она сказала, что поищет и чтобы я зашла сегодня вечером. И вот…

– Вы поедете с нами после того, как мы здесь закончим, – сказал Малышев. – Расскажете все подробно. Попрошу вас никуда не отходить, ни с кем не разговаривать, не распространять никаких слухов, ясно?

Девушка покорно кивнула, вытирая слезы.

– Еще свидетели есть? – крикнул Олег в толпу.

Толпа безмолвствовала.

– Тогда расходитесь, расходитесь! – крикнул Олег в толпу. – Здесь нечего делать, идет серьезная работа.

Толпа неуверенно затопталась на месте, но расходиться не спешила. Малышев еще раз повторил приказание и пошел к подъезду, кинув стоящему в дверях лейтенанту, чтобы проследил за порядком.

Баба Дуся потихоньку стала продвигаться к стоящей в стороне Маше. Она уже подошла к ней и, дернув за рукав, тихонько сказала:

– Слышь, внучка…

Но в этот момент Малышев повернулся и крикнул Маше:

– Пройдите с нами в квартиру!

Баба Дуся быстро отвернулась и засеменила прочь. Пройдя

несколько шагов, она юркнула за дерево и притаилась.

Наблюдать оттуда было очень удобно.

Вот народ действительно стал расходиться, вскоре во дворе

остались только представители милиции. Через некоторое время из дома вынесли носилки, накрытые простыней.

Баба Дуся дождалась того момента, когда из подъезда вышли все милиционеры, увидела, как садится в машину Малышев, а рядом с ним Маша, вышла из своего укрытия и поднялась к квартире Виктора Маркелова. Дверь была опечатана.

Баба Дуся позвонила в дверь напротив – туда, где жила женщина, знавшая Ларису Игнатьеву. На нее долго смотрели в глазок, потом спросили:

– Вы что хотели?

– Вы не подскажете, в какой квартире Маша живет? – спросила Евдокия Тимофеевна. – Девчушка, что милицию вызвала?

– А зачем она вам? – подозрительно спросила женщина.

– Дак убитая-то родственница моя, – слукавила баба Дуся. – В гости я к ней приехала, а тута такое… Я и не успела ничего толком понять, а все уж уехали. Я вот и хочу родителей ейных спросить, может, знают, куда они все поехали? В которую милицию? Слышали, поди, куда она звонила-то?

– В шестнадцатой квартире, – подумав, сказала женщина, видимо, сочтя бабу Дусю неопасной.

– Вот спасибочко-то! – поблагодарила та и поспешила вниз.

На самом деле она не собиралась идти к родителям Маши, а адрес девушки выяснила для того, чтобы впоследствии побеседовать с самой Машей.

Дойдя до остановки, баба Дуся отправилась домой и всю дорогу не могла прийти в себя. Ну, дела! Значит, не зря ей сердце подсказывало, что Лариса что-то знает! Вот только зря она не задержалась во время первого визита, зря не поговорила с девушкой до того, как ее убили… Зря понадеялась, что успеет и потом, одна, без Горяшки, будь он неладен! Вот, здрасьте-пожалуйста, успела!

Теперича придется ему все выкладывать, куда ж деваться, ясное дело! Он, конечно, ругаться будет, что она ссамовольничала, ну да ладно! Тем более, что вон как дела закрутились, тут не ругаться надо, а действовать сломя голову!

Игорь с Ириной сидели в своей комнате, когда в коридоре послышался какой-то шум. Они переглянулись.

– Выйти решила? – шепотом спросила Ирина. – Ну, слава богу!

В этот же миг дверь в их комнату распахнулась, и они увидели бабу Дусю.

– Горяшка! – без предисловий начала она. – Хватит валяться, беда случилась.

– Что с вами? – воскликнула Ирина.

– Со мной-то ничо, слава богу, – усмехнулась старушка, – а вот с Ларисой плохо. Убили ее!

– Ларису Игнатьеву? – Игорь высоко поднял брови. – Ну, знаете, ваши шутки уже переходят все границы!

– А я не шучу! – насупилась Евдокия Тимофеевна.

– Тогда с чего вы это взяли?

– Потому как сама видала и слыхала! – парировала баба Дуся. – Покуда вы тут прохлаждаетесь, я уж туда смоталась! А там милиции – видимо-невидимо! И «карета»! Ее в ту «карету» погрузили мертвую уж – и привет!

– Да когда же вы успели? – пораженно спросил Игорь.

– Я ж не то, что вы, молодежь, валяться как пельмень на сковородке! – гордо заявила баба Дуся, переходя на свою излюбленную манеру общения.

– А вы уверены, что это именно Лариса? – уточнил Игорь.

Услышанная новость словно ударила его по голове. Он машинально слез с дивана и стал ходить по комнате.

– А как же! Там и имя ее говорилось, и фамилия! И фатера ейная опечатана – я специально поднималась, смотрела.

– Н-да, – пробормотал Игорь. – А что еще вам удалось узнать?

– Да ничего особенного, – огорченно проговорила баба Дуся. – Знаю только, что делом энтим дружок твой, Малой, занимается. И девку забрали, которая милицию вызвала, соседка. Номер фатеры ее я уж разузнала, чтобы потом в случае чего поговорить с ней. Слыхала я, она говорила, будто дружила с Ларисой и вроде бы та в положении была.

– Я знаю, – нахмурившись, ответил Игорь.

– Боже мой! – воскликнула вдруг Ирина. – Боже мой, какое варварство! Убить беременную женщину – да какой же изверг на это решился?!

В глазах Ирины сверкали слезы, руки мелко дрожали.

– Успокойся, малышка, – подойдя, Игорь обнял девушку. – Безусловно, это сделал какой-то негодяй. Возможно, конечно, что он и не знал, что Лариса беременна, но, думаю, что если б и знал, то все равно не отказался бы от своих намерений.

– Но кому она могла помешать, кому?

– А вот это мне и предстоит выяснить, – проговорил Игорь, но, заметив посуровевший взгляд бабы Дуси, поправился:

– То есть я хотел сказать, нам. Нам предстоит.

– Чего делать думаешь? – спросила баба Дуся.

– Сегодня разве что подумать. А завтра с утра заняться Любавиным и Новиковым.

– Ты думаешь, что это они убили Ларису? – с ужасом спросила Ирина.

– Я пока ничего не думаю, мне просто необходимо проверить всех, кто имеет отношение к Виктору Маркелову.

– Значит, ты считаешь, что смерть Ларисы связана с исчезновением Виктора? – продолжала Ирина.

– Скорее всего. Эти два события произошли одно за другим, вряд ли это совпадение.

– Но если Виктора убили из-за денег, которые он вез, то зачем убивать Ларису, зачем? Ведь она даже ничего не знала об этом!

– Я пока не знаю, котенок, – мягко ответил Игорь.

Он видел, что Ирина чрезвычайно взволнована известием о смерти девушки, которую она даже не видела, и забеспокоился. Он знал, что Ирина очень чувствительна, и сейчас встревожился за нее. Ирина принимала чужое горе близко к сердцу и могла даже не уснуть всю ночь, если понервничала.

– Все будет хорошо, милая, – постарался он успокоить Ирину. – Я приложу все усилия, чтобы найти убийцу Ларисы. Тем более, что Евдокия Тимофеевна мне помогает, – он, улыбнувшись, повернулся к бабе Дусе, но тут же улыбка медленно начала сползать с его лица.

– Евдокия Тимофеевна, – строго проговорил он. – А что вы вообще там делали?

– Где? – невинно подняла брови баба Дуся.

– Вы прекрасно знаете, где! У дома Ларисы Игнатьевой. Зачем

вы туда пошли? И почему не предупредили меня?

– А ты меня много предупреждаешь? – уперла кулачки в боки

баба Дуся. – В таком случае и я отчитываться не обязанная!

Просто так пошла, на всякий случай, – и она замолчала, упрямо сжав губы.

– Неправда! Не пытайтесь меня обмануть, вы ничего не делаете просто так! И раз вы пошли туда, значит, у вас были основания. Какие?

Баба Дуся упорно молчала, глядя в стену, всем своим видом показывая, дескать, раз ты у нас самый умный, вот сам и думай.

– Опять вы за свое! – поморщился Игорь и, поняв, что строгостью напором он ничего не добьется от своенравной бабульки, решил сменить тактику.

– Евдокия Тимофеевна, – заговорил он как можно спокойнее и

убедительнее, – ну, вы же разумный человек! И должны

понимать, что мы с вами делаем одно дело. И успех его во

многом зависит оттого, насколько мы будем доверять друг

другу. Ели у вас есть какие-то ценные мысли, я очень прошу, – подчеркнул Костиков, – поделиться ими со мной. Если мы будем скрывать свои идеи друг от друга, то ничего не выйдет. Я, возможно, обидел вас, за это прошу прощения и обещаю впредь со своей стороны держать вас в курсе дела.

Баба Дуся с удовольствием выслушала извинения Игоря. Ей всегда было приятно, когда внук вот так перед ней расшаркивается. А Игорь всякий раз недоумевал, как удается старухе повернуть все так, что даже когда она сама виновата, ему приходится перед ней извиняться? Но дело было важнее эмоций, поэтому Игорь и вел себя терпеливо и спокойно.

Баба Дуся выслушала Игоря, высморкалась и сказала, покачивая головой:

– Никак я тебя, Горяшка, не научу внимательности. Прямо не знаю, что и делать с тобой. Ладно уж, слушай, почему я к Ларисе энтой направилась. Помнишь, когда мы у ней вместе были, она про Виктора своего рассказывала? Складно говорила, спокойно. А потом вдруг замялась, когда ты спросил, не было ли промеж них чего плохого?

– Ну? – все еще не понимал Игорь.

– Баранки гну! – прикрикнула баба Дуся. – Мало того, что она замялась, дак еще кольцо теребить начала. А потом сказала, что теперича, мол, все хорошо. Теперича, понимаешь? И из комнаты вылетела! Я еще тогда хотела остаться, попытать ее, чтобы она мне все обсказала – со старухой-то она бы легче пооткровенничала, чем с тобой. Да решила на потом отложить. А дома-то поразмыслила и еще мыслишка у меня ворохнулась нехорошая, что ежели она чего-то не хотела говорить, значит, это супротив кого-то может быть. И этот кто-то может подумать, что она рано или поздно все это выложит. Вот я и рванула к ней, пока ты прохлаждался. Да уж поздно, – со вздохом закончила старушка.

– И вы на таких мелочах выстроили версию? – удивленно спросила Ирина.

– В нашем деле, внученька, мелочей нет, – назидательно заявила баба Дуся.

– Возможно, вы и правы, – задумчиво произнес Игорь. – Но о чем могла умолчать Лариса? О каких проблемах в отношениях? Все вокруг твердят, что у них с Виктором ничего плохого не было. А если и было, то какое это имеет отношение к происходящему?

На этот раз баба Дуся ничего не ответила, словно хотела сказать, что я, мол, уже все выложила, что хотела, а дальше уж твое дело додумывать.

– Мне нужно подумать, – сдвинув брови к переносице, проговорил Игорь и прошел к себе в кабинет.

Набивая трубку, он принялся анализировать случившееся и слова бабы Дуси. Он никак не мог понять, за что могли убить Ларису. Судя по всему, она и в самом деле ничего не знала о деньгах. А Виктор, скорее всего, исчез из-за них. А если нет? Может быть, это совпадение? Или преступник подстроил все так, чтобы все подумали, что совершено ограбление? Или он вообще не знал о деньгах и произошло действительно невероятное совпадение?

Голова шла кругом от мыслей, картина никак не складывалась, все рушилось, как ни старался Игорь слепить факты. От мыслей его отвлек пронзительный звонок в дверь.

– Я сам открою, – Выйдя в коридор, быстро сказала Игорь бабе Дусе.

Посмотрев в глазок, он увидел коренастую фигуру Олега Малышева. Удивившись его неожиданному визиту, Игорь открыл дверь.

– Привет, – сказал Малышев, и Игорь отметил, что вид у подполковника утомленный.

– Привет. Пройдешь?

Наверное, голос Игоря звучал не совсем дружелюбно и гостеприимно, потому что Малышев криво ухмыльнулся и сказал:

– Пройду. Я по делу.

И тут же прошел в прихожую и стал разуваться. Он хотел было пройти в зал, но Игорь сказал:

– Пошли ко мне в кабинет, раз ты по делу.

– О, Пижон, растешь! – насмешливо проговорил Малышев. – У тебя и кабинет свой. Прямо как у меня.

– Только у тебя казенный, – не остался в долгу Игорь.

Малышев ничего не ответил на это, а спросил:

– А где твоя родственница?

– Какая? – нахмурился Игорь, понимая, кого имеет в виду Малой.

– Баба Дуся-божий одуванчик.

– Зачем она тебе?

– Да есть у меня к ней пара вопросов.

Игорь не хотел звать бабу Дусю, но в этот момент вездесущая старушка возникла на пороге кабинета с подносом в руках, на котором дымились две чашки кофе.

– Вот, кофейку вам принесла, – с улыбкой проговорила она, поставила поднос на стол, а сама осталась стоять в комнате у стены, скрестив руки на груди. Игорь только вздохнул.

– Спасибо, – поблагодарил Малышев, внимательно глядя на бабу Дусю.

Помолчав, он сказал:

– Я буду говорить прямо. Я пришел к вам по делу об убийстве Ларисы Игнатьевой. Почему к вам? Потому что мне известно, что вы этим делом занимаетесь.

– С чего ты взял? – выпуская кольца дыма, спокойно спросил Игорь.

– Не нужно пытаться меня обмануть! – махнул рукой Малышев. – Собственно, мне нет дела, каким делом вы занимаетесь, – невольно скаламбурил он, – ответьте мне только на один вопрос: как вы оказались участниками этого происшествия еще до самого происшествия?

– Ты, Олег, в последнее время выражаешься столь туманно и витиевато, что тебя трудно понять, – пожал плечами Игорь.

– Хорошо, – на скулах Малышева заходили желваки. – Я буду выражаться яснее. Я могу задержать тебя, Пижон, по подозрению в убийстве Ларисы Игнатьевой.

– Ты никогда не умел удачно шутить, – заметил Костиков.

– А я не шучу! – холодно возразил Малышев. – Я своими глазами видел вас, Евдокия Тимофеевна, возле дома Игнатьевой сразу после того, как было совершено убийство. Хотя вы и приложили все усилия к тому, чтобы я вас не заметил, мне все равно это удалось. Поверить в то, что вы появились там случайно, я не могу, уж извините. И делаю вывод, что вы интересовались Ларисой. Поэтому и спрашиваю вас – с какой целью вы это делали? Вам было известно, что ее убьют?

– Мы вообще-то не эстрасексы, чтобы такие дела угадывать! – подала голос баба Дуся. – Это им завсегда все заранее известно, а мы люди не шибко грамотные. Энто я про себя говорю, – уточнила она.

– А я и не думаю, что вы угадывали! – голос Малышева стал жестким. – Я уверен, что вы точно это знали! И догадываюсь, почему. Потому что виновник преступления – ваш внук! – и он ткнул пальцем в Костикова.

– Верно Горяшка заметил, не умеешь ты шутить! – с укоризной проговорила баба Дуся. – Энто ж надо такое удумать!

– Где ты находился сегодня в шесть часов вечера? – не обращая больше внимания на старушку, спросил Малышев Игоря.

– Дома он был, где ж еще! Мы обеи можем подтвердить – и я, и Иришка! – вылезла баба Дуся.

Игорь заметил, что при упоминании имени Ирины на лице Малышева появился едва заметный румянец, а взгляд стал менее колючим. Значит, Ирина по-прежнему дорога ему…

– Вы, естественно, скажете что угодно, чтобы защитить своего внука, – проговорил подполковник.

– Не веришь – Иришу спроси! – пожала плечами баба Дуся и не удержалась, чтобы не съязвить:

– Я думаю, ты для энтого сюда и заявился, чтоб на нее поглазеть. Нашел повод!

Румянец на щеках Малышева стал проступать ярче, но он сдержался.

– Ваши домыслы меня не интересуют! – отчеканил он. – У меня на первом месте служба. А теперь попрошу проводить меня к Ирине, – обратился он к бабе Дусе.

– Я сам! – резко сказал Игорь, поднимаясь. – Пойдем.

Подойдя к комнате, где находилась Ирина, Игорь постучал и громко сказал:

– Котенок, тут некто Олег Павлович Малышев желает задать тебе один вопрос…

– Олег? – послышался удивленный голос Ирины. – Так проходите!

Игорь с Малышевым вошли к Ирине. Как всегда при виде любимой женщины, Олег ощутил волнение в груди. Ему показалось, что Ирина стала выглядеть еще лучше, свежее и даже моложе. Он ловил себя на мысли, что с гораздо большим удовольствием увез бы ее сейчас куда-нибудь, например… Неважно, куда, лишь бы подальше от этого самовлюбленного Пижона! А не задавать ей всякие дурацкие вопросы.

– Привет, Ира, – улыбнувшись, наконец произнес Малышев. – Ты уж извини, что пришлось тебя побеспокоить, но увы! – служба такая! – развел он руками. – Ты мне скажи, пожалуйста, Игорь сегодня где был вечером?

– Дома, – удивленно ответила Ирина.

– Весь вечер? – недоверчиво спросил Малышев.

– Ну да… Он приехал днем после обеда и больше никуда не выходил.

– Я надеюсь, ты удовлетворен, Малой? – спросил Игорь. – Если да, то, я думаю, не стоит больше докучать Ирине. Она устала.

Малышев пристально посмотрел на частного детектива.

– А где ты был до обеда?

– Ну, уж это, извини, мое личное дело! – отрезал Игорь. – Тебя, по-моему, интересовало время совершения преступления.

– Игорь, – неожиданно обратился Малышев к Костикову по имени и задумчиво посмотрел на него. – Давай-ка поговорим по-дружески и наедине.

– Хорошо, – удивленный этой переменой, согласился Костиков. – Пойдем ко мне.

Вернувшись в кабинет, Игорь сказал бабе Дусе, которая уже удобно расположилась в кресле:

– Евдокия Тимофеевна, вы не могли бы оставить нас двоих?

При этом Игорь делал огромные заговорщицкие глаза и знаками показывал старушке, что это необходимо, чтобы баба Дуся не вздумала вновь обидеться. Старушка клюнула на это и вышла, также загадочно подмигнув Игорю и бурча по дороге что-то типа «Своей невесты нет, так на чужую норовят засмотреться!»

Игорь, сдерживая улыбку, закрыл дверь и обратился к Малышеву:

– Ну, так о чем ты хотел поговорить?

– Я действительно хотел поговорить по-дружески, – со вздохом повторил Малышев. – Ведь Евдокия Тимофеевна была там не случайно, верно? В то, что ты убил Игнатьеву, я разумеется, не верю. Но зачем-то ведь твоя бабка там была? Прошу тебя, ответь, зачем? Ведь на меня это дело повесили, а в нем ни одной зацепки! Скажи мне хотя бы, кто тебя нанял? Обещаю, что никто не узнает о том, что мне об этом сказал ты.

– Ты знаешь, Олег, наверное, ты мне сейчас не поверишь, – задумчиво растирая подбородок, проговорил Костиков, – но я тебе скажу правду: меня никто не нанимал расследовать дело Ларисы Игнатьевой.

Малышев долго молчал, потом сказал глухо:

– Я думал, мы друзья.

– Я знал, что ты не поверишь. Но повторяю – я сказал правду. Я занимаюсь совсем другим делом. Единственное, что могу сказать, что оно переплелось с делом Ларисы, вот и все.

– А каким делом занимаешься ты? – пронзил Игоря Малышев взглядом своих острых глаз.

– А вот это, извини, профессиональная тайна. Если я тебе расскажу, меня нужно будет лишить лицензии, сам понимаешь! Могу только обещать, что если узнаю, кто убил Ларису, то непременно тебе сообщу.

– Я мог бы предоставить тебе кое-какую информацию… – предложил Малышев.

– Это, конечно, звучит соблазнительно, – усмехнулся Игорь. – Но еще раз повторяю – больше мне сказать тебе нечего.

Малышев кивнул. Потом, в три глотка выпив принесенный бабой Дусей кофе, поднялся и сказал:

– Мне пора. Спасибо за откровенность. Если передумаешь, мой телефон тебе хорошо известен.

– Я не передумаю, но если узнаю что-то новое, то сообщу, – ответил Костиков.

– Тогда пока, провожать не нужно, – с этими словами

Малышев вышел из комнаты.

Оставшись один, Игорь посмотрел в окно. Он видел, как вышел из подъезда Олег, как сел в свою машину, кинул взгляд на окна Игоревой квартиры и резко стартанул с места. Игорь смотрел и чувствовал непонятную горечь…

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Почти сразу после того, как ушел Олег Малышев, в кабинет Игоря заглянула Ирина. Она подошла к Игорю, сидящему за столом, присела на ручку кресла, потерлась щекой о плечо Игоря и спросила:

– Зачем приходил Олег? Он что, действительно тебя подозревает в чем-то?

– В душе нет, – ответил Игорь. – Просто он верен себе.

А на самом деле ему нужна была информация.

– А ты ему ее дал?

– Только ту, которую имею право предоставить. По-моему, он обиделся.

– Ты знаешь, дорогой, я неплохо отношусь к Олегу, но, на

мой взгляд, ты абсолютно прав. Есть вещи, в которые нельзя посвящать даже друзей. К тому же Олег за годы работы в милиции очень изменился и совсем не в лучшую сторону. Порой, когда я смотрю на него, мне кажется что этот человек способен на все в достижении своей цели…

– Я с тобой согласен, – кивнул Игорь. – Но у меня все равно какое-то неприятное чувство.

– Не думай о этом, – Ирина ласково провела рукой по пышным волнистым волосам Игоря. – Тебе сейчас нужно думать о том, чтобы благополучно завершить дело.

– Да, конечно. Спасибо тебе, малышка, – Игорь благодарно сжал руку Ирины.

Они посидели некоторое время молча, рядом, обнявшись. Потом Ирина поднялась. Игорь видел, что девушка хотела задержаться, посмотрела на него долгим внимательным взглядом, но сказала другое:

– Я пойду к себе, не буду тебе мешать.

– Ты мне не мешаешь, – прошептал он, удерживая ее.

Игорь привлек Ирину к себе и поцеловал в нежные полураскрытые губы. Крепче прижимая ее к себе, он в который раз поймал себя на мысли, каким привычным и родным стало для него тело Ирины. Но в этом ощущении не было пресыщенности или чувства потери остроты. Наоборот, он заметил, что чем лучше узнавал Ирину, тем желаннее она становилась для него, тем сильнее ему хотелось доставить ей удовольствие.

Расстегнув верхние пуговички ее легкого платья, Игорь начал покрывать поцелуями шею Ирины, прохладную, гладкую, дыхание Ирины участилось, глаза полузакрылись, она стала очень податливой и мягкой.

Игорь поднял ее на руки, чтобы перенести на диван, но в этот момент раздался стук в дверь.

– Что вам, Евдокия Тимофеевна? – раздраженно повернулся Игорь к двери.

– Телефон трезвонит! – проскрипела баба Дуся. – А вы не слышите, потому и стучусь!

Чертыхнувшись, Игорь открыл дверь. Баба Дуся молча сунула ему в руки телефонный аппарат с поднятой трубкой и гордо удалилась.

– Алло? – произнес Игорь.

– Игорь Анатольевич, – послышался взволнованный голос Лебедева. – Тут случилось непредвиденное, я должен вам сообщить… Дело в том, что погибла Лариса, невеста Виктора Маркелова.

– Да, я знаю, – Игорь повернулся к Ирине и сделал знак, чтобы она осталась.

– Откуда? – удивился Михаил.

Игорь не стал рассказывать о похождениях бабы Дуси, сообщив лишь, что сведения ему предоставил друг, работающий органах.

– Вы можете что-нибудь сказать по этому поводу? -

буквально надрывался Лебедев.

– Пока я ничего не могу сказать, – ответил Игорь. -

Смерть эта и для меня полная неожиданность, я даже не знаю, как именно убили девушку…

– Ее ударили. Ударили каким-то тупым предметом по голове. Смерть наступила мгновенно, – голос Лебедева звучал монотонно и устало, словно он повторял чужие заученные фразы. – Игорь Анатольевич, я в полной растерянности, просто не знаю, что и делать.

– Занимайтесь своими обычными делами, – постарался успокоить Костиков Михаила. – Не волнуйтесь, расследование идет как положено, более того, в связи с возникшей ситуацией я собираюсь максимально увеличить темпы.

– Если вам нужна будет помощь, – перебил его Лебедев, -

то обращайтесь. Я выделю людей.

– Спасибо, пока такой необходимости нет, если же возникнет, непременно буду на вас рассчитывать. Вы только не волнуйтесь.

Но Михаил волновался. Он действительно был растерян и не знал, что делать. В голосе его Игорь уловил даже колебание и недоверие, словно Лебедев уже не надеялся, что Игорь сможет благополучно раскрутить это дело.

– Я просто уверен, что все это связано, – заявил он под конец разговора. – Смерть Ларисы и исчезновение Виктора. Но вот только как…

– Я это выясню, – твердо ответил Игорь. – Постарайтесь думать о другом, если вы станете нервничать, это все равно делу не поможет.

– Хорошо, – глуховато ответил Михаил. – Держите меня в курсе дела, – и повесил трубку.

Игорь поставил аппарат на стол повернулся к Ирине. Девушка, видимо, поняла, что ее муж уже переключился с любовной игры на свою работу, потому что застегнула платьице и теперь сидела и подпиливала пилочкой ногти.

– Лебедев волнуется? – спросила она.

Игорь кивнул и сел рядом.

– Ты должен как можно скорее закончить это дело, – сказала Ирина, убирая пилочку и пристально глядя Игорю в глаза. – Ситуация критическая.

Игорь снова кивнул. Ирина встала и направилась к выходу.

– Ириша, ты можешь не уходить, – проговорил Игорь, но девушка, улыбнувшись, покачала головой:

– Нет, тебе нужно подумать. Времени мало. А мы-то с тобой все равно никуда друг от друга не денемся, верно?

Игорь взял ее руки в свои, подержал некоторое время, поглаживая округлые Иринины запястья, потом девушка отстранилась и вышла из комнаты.

Оставшись один, Игорь отметил, что времени действительно мало. «Поскорее закончить дело!» Он его, по сути, еще и не начал толком, ничего полезного не сделал, не выяснил. Слова Жени насчет того, что Виктор с кем-то встречался в ее квартире? Во-первых, она сама не уверена, предположение это или факт, а во-вторых, как узнать, с кем именно, если это факт? Виктор вряд ли откровенничал с кем-то на эту тему…

«Стоп, детектив Костиков! – укорил сам себя Игорь. – Что значит – как узнать? Как вы это делали до сих пор? С помощью расспросов, наблюдений, анализа… Что это вы вдруг так растерялись? Не знаете как? Тогда зачем вы становились частным детективом? Работали бы лучше дворником, там все понятно…»

Игорь знал, что когда он заходит в тупик и в душе уже бьется, стучит предательская, гаденькая, но соблазнительная мыслишка «брось, все равно у тебя не получится, и ни у кого не получится, это бесполезно!», то главное – не поддаться этому соблазну, не расслабиться, не опустить руки. А нужно собраться и покритиковать самого себя, желательно пожестче.

«Если бы баба Дуся могла читать мои мысли, – подумал он, – то она бы точно сейчас изъязвилась, поиздевалась бы вдоволь. И это было бы для меня как нельзя кстати».

Но Евдокия Тимофеевна не заглядывала больше в кабинет.

Игорь, просидевший за столом допоздна, решил остаться спать здесь, на диване, чтобы не беспокоить Ирину. К тому же в одиночестве ему легче думалось.

Он прилег на диван и задумался, прикрыв веки. Смерть Ларисы никак не хотела вязаться с исчезновением ее жениха. На первый взгляд – да, эти события неотделимы одно от другого. Но, чем больше Игорь размышлял, тем больше убеждался, что они связаны только тем, что Виктор и Лариса были женихом и невестой. А вот общий мотив не находился.

Игорь сломал всю голову, пытаясь найти зацепку, но так и уснул, ничего не придумав. Проснулся он оттого, что в уши его пробился настойчивый звон. Открыв глаза и не сразу сообразив, где находится, так как давно не спал в кабинете, Игорь понял, что это звонит телефон, оставленный на столе с вечера. Подняв трубку, он услышал громкий женский голос:

– Игорь Анатольевич! Это Женя, Женя Маркелова. Ко мне в квартиру пытались забраться!

– Когда? – моментально скидывая с себя остатки сна,

спросил Игорь.

– Только что!

– И сейчас пытаются?

– Нет, этот человек убежал. Я… Я постаралась его догнать но у меня ничего не поучилось.

– В милицию звонили?

– Нет, я сразу же позвонила вам…

– Понял, сейчас приеду. Дверь заприте, никому не открывайте до моего приезда. Я буду через десять минут, позвоню три раза.

Порадовавшись, что лег спать, не раздеваясь, Игорь быстро вышел в коридор. Там уже стояли обе женщины. На лице Ирины была написана тревога, у бабы Дуси – решимость и готовность к действию. Игорь отметил, что старушка уже одета и обута.

– Я еду с тобой! – заметив взгляд Игоря, подтвердила она его мысли.

– Там может быть опас… – начал было Игорь, но, взглянув

в лицо Евдокии Тимофеевне, махнул рукой.

– Игорь, что-то случилось? – стараясь говорить спокойно, спросила Ирина.

– Не волнуйся, ничего страшного, ложись спать, – скороговоркой проговорил Игорь, обувая ботинки.

Он вышел на лестничную клетку, баба Дуся за ним. Спустившись вниз, Игорь вывел машину из гаража и повел ее к дому Жени. Всю дорогу они с бабой Дусей молчали.

У Жени Маркеловой в окне горел свет. Игорь с Евдокией Тимофеевной быстро поднялись к ее двери, Костиков три раза нажал на кнопку звонка.

– Кто? – голос у Жени Маркеловой слегка дрожал.

– Костиков, – ответил Игорь.

Девушка отперла дверь. Она была одета в ту же майку и шорты, только черные волосы распущены. В глазах застыла тревога, хотя девушка старалась не показывать, что испугалась.

– Проходите, – выдохнула она, – извините, что

побеспокоила вас в такой час.

– Ничего страшного. Вы в порядке? – обеспокоенно спросил Игорь.

– Да, – ответила Женя и тут заметила бабу Дусю.

– Это моя родственница и ближайшая помощница, не удивляйтесь. Евдокия Тимофеевна – человек поистине уникальный, она помогает мне во всех делах, и я уже получил от нее по первое число за то, что поехал к вам без нее, – улыбнулся Игорь, желая, чтобы девушка успокоилась и расслабилась.

Женя действительно улыбнулась в ответ, познакомилась с бабой Дусей и принялась рассказывать.

– Я сегодня решила лечь спать пораньше, потому что измучилась от собственных мыслей и переживаний. Выключила свет и легла, но уснуть не смогла. Долго ворочалась, а около двух часов ночи вдруг услышала звук, как будто кто-то отпирает входную дверь. Меня просто подбросило на кровати, я подумала, что это Виктор вернулся – ведь больше ни у кого нет ключей от этой квартиры! Я уже соскочила с постели, чтобы выбежать ему навстречу, но что-то меня остановило на полпути… – девушка задумалась, закусив губу. -

Остановило меня, наверное, то, что этот человек старался действовать бесшумно. То есть я слышала, как он открыл дверь, а шагов почти не слыхала. Тогда я остановилась и прислушалась. Потом решила осторожно выйти и посмотреть, кто там. У меня уже мелькнула мысль, что это воры. Но я не боялась, все-таки я могу за себя постоять. Тем более, что я была уверена, что он там один. По дороге я на всякий случай подняла с пола гантелю – они всегда лежат здесь. Но в темноте я плохо видела, и гантеля звякнула о другую. Видимо, это и спугнуло того, кто зашел ко мне, потому что я почти сразу услышала, как закрылась дверь – он ушел. Тут уж я наплевала на всю безопасность и кинулась за ним. Он бежал очень быстро, я слышала его шаги внизу, но я бы смогла его догнать, ведь я хорошо развита физически. Однако, как оказалось, он был на машине, потому что когда я выскочила во двор, то увидела, как с места сорвалась машина. О том, чтобы пытаться ее догнать, и речи быть не могло – в два часа ночи поблизости трудно найти автомобиль.

– А на какой машине он был, Женечка, вы не заметили?

– По-моему, «Жигули». «Восьмерка» или «девятка», темного цвета.

– Так-так, – наморщив лоб, задумался Игорь.

Он вспомнил слова Михаила Лебедева: «У Виктора „Жигули“, девятка. Цвет – „мокрый асфальт“… Неужели?!

– Значит, вы говорите, Женечка, что ни у кого, кроме вас и Виктора, не было ключей от этой квартиры? – торопясь и волнуясь, спросил Игорь.

– Ни у кого! – уверенно сказала Женя.

– А… у Ларисы?

– У нее тоже не было, зачем они ей?

По тону Жени Игорь понял, что ей ничего не известно о смерти Ларисы Игнатьевой. Нужно было как-то сообщить ей об этом, но девушка и так была расстроена.

– А вы уверены, что дверь открывали ключом?

– Ну, замок же не сломан, не сорван… Чем же еще?

Отмычкой? Я не знаю, как она действует, но звук был такой, словно поворачивается ключ…

– Установить это сможет, конечно, только экспертиза.

– Но для этого нужно вызывать милицию! – воскликнула Женя. – а я этого не хочу, потому что тогда непременно придется рассказать о том, что брат пропал. А я не хочу! Я не верю в то, что милиция сможет помочь. Они, скорее всего, огульно обвинят моего брата в воровстве, и все! К тому же я знаю, что и Михаил против милиции.

– Я настаивать ни на чем не могу, – сказал Игорь, выслушав девушку. – Это ваше личное дело. Но раз уж вы против милиции, а расследовать дело нужно, то я должен сам осмотреть замок.

– А, пожалуйста, – пожала плечами Женя. – разве я возражаю?

– А лупы у вас случайно нет?

– Случайно есть, – ответила Женя и прошла в комнату.

Вскоре она вернулась в прихожую и подала Игорю лупу.

Костиков внимательно осмотрел замок.

– Я, конечно, не эксперт, – сказал он, возвращая лупу, – но в замке не видно абсолютно никаких свежих царапин. Это означает, что открывали ключом. Ваш ключ на месте?

– Да, – недоуменно ответила Женя. – Но я сейчас проверю.

Она взяла с полочки в прихожей сумочку, открыла ее и достала ключи.

– Вот они, – она протянула на ладони два ключа на брелоке. Игорь машинально повертел их в руках.

– Женя, а вы уверены, что Виктор в тот день, когда вы

видели его в последний раз, уехал на работу с ключами? Он не мог их забыть?

– Уверена, потому что он всегда носил их с собой. И после его ухода ключи мне не попадались.

– А вы всегда носите ключи в сумке?

– Да.

– У вас кто-нибудь был с тех пор, как пропал Виктор?

– Нет, никого. Совсем никого.

– Женя, давайте вернемся к сегодняшнему происшествию. Вам

не удалось рассмотреть человека, который к вам зашел?

– Нет, он бежал впереди меня. А когда я выскочила на улицу, то увидела только машину, и все.

– То есть вы не можете сказать даже, мужчина или женщина?

– Не могу. Единственное, что могу утверждать точно, это что шаги были тяжеловатыми для женщины. И каблучки не стучали.

– А как вы думаете, для чего этот человек мог к вам забраться?

– Не знаю! – в отчаянии проговорила девушка. – Воровать у меня практически нечего, зарплата у меня небольшая, поэтому ценностей особых нет. Виктор мне помогал, конечно, но я старалась не брать у него денег. И потом, это просто наглость – лезть ко мне, когда я дома! Какой вор так поступит?

– А вы, кажется, говорили, что собирались на соревнования? – напомнил Игорь.

– Я действительно должна была ехать сегодня, но, как уже сказала вам, позвонила и сказала, что не смогу.

– Женя, а кто из ваших знакомых знал, что вы должны ехать

на соревнования?

– Ну, все, кто занимается со мной – ребята, тренеры.

Виктор знал. Лариса. Все.

– То есть никому из знакомых, исключая тех, кто тренируется с вами, вы не говорили?

– Нет. У меня очень мало свободного времени, поэтому и друзья-то все из спортсменской среды. К тому же я не очень общительный человек, и приятелей у меня немного.

– А когда вы сообщили, что не сможете поехать на соревнования?

– Почти сразу после вашего ухода.

– Кому?

– Своему тренеру.

– А он кому должен был об этом сообщить?

– Только главному тренеру, по идее. Ну, ребята, конечно, узнали, когда увидели, что меня нет на вокзале.

– Так-так, – побормотал Игорь и круто повернулся, глядя Жене в глаза, – Женя, мне необходимо поговорить с Евдокией Тимофеевной. Где это можно сделать?

– Разговаривайте в комнате, – пожала плечами Женя. – а я пойду в кухню.

– Ну, зачем же, мы и сами можем пойти в кухню, – возразил Игорь.

– Как хотите. Сейчас я включу там свет.

Девушка включила свет в кухне, и Игорь с бабой Дусей прошли туда.

– Что скажете, Евдокия Тимофеевна? – обратился Игорь к старушке, когда Женя вышла, закрыв дверь.

– Я так мыслю, что тот, кто забрался сюда, думал, что она уехала на соревнования свои.

– Тогда он должен был знать, что она уезжает. По словам Жени, об этом было известно ограниченному кругу людей.

Ларисы нет в живых, значит, это либо кто-то из тех, кто

занимается с ней вместе, либо… – Игорь не договорил.

– Брата подозреваешь? – прищурилась баба Дуся.

– Да, – признался Игорь. – Подумайте сами: второй ключ

был только у него, машина похожая, знал, что у Жени соревнования… Очень многое на него указывает, очень.

– Похоже, похоже, – кивнула баба Дуся. – Токмо зачем ему

в собственную, почитай, фатеру тайком-то лезть?

– Потому что он скрывается, разве не ясно!

– А чего ему здеся делать в таком случае?

– Не знаю, может быть, хотел пересидеть, пока Жени нет.

– Ага, а машину у двора оставить? По твоему, он дурак полный?

– Да, об этом я не подумал, – почесал Игорь в затылке. – Ну, может быть, взять что-то?

– Ежли человек скрывается от чего-то сурьезного, да еще за жизнь свою боится, станет он за какой-то ерундой лезть? – недоверчиво покачала головой баба Дуся. – Нет, Горяшка, чегой-то здесь не так! Я покудова не знаю, чего, но вот что тебе скажу. Его обмануть надобно.

– Это как же? – удивился Игорь.

– Раз он как-то узнал, что у Жени соревнования, значит, возможность имеет. Ты, перво-наперво, у ней выспроси, можно ли узнать об этом, ежли ты сам не спортсмен? И второе. Я не думаю, что он за ерундой приходил. Раз ночью залез, значит, нужно ему сильно. И обязательно второй раз придет, энто уж непременно! Так вот пускай Женя-то всем растрезвонит, что она уезжает на соревнования завтра. И сделает вид, что уходит. А мы тута в засаде засядем, понял?

Игорь прекрасно понял план бабы Дуси и признал, что придумано неплохо, шансы на успех определенно есть. Не устраивало его только местоимение „мы“.

– Баба Дуся, – осторожно начал он. – А вы завтра собираетесь со мной?

– А как же! – всплеснула руками баба Дуся. – Разве ж я, Горяшка, тебя одного отпущу?

– Баба Дуся, я думаю, что вам будет спокойнее дома…

– Эх, Горяшка, Горяшка, – поцокала языком баба Дуся. – Плохо ты свою бабку знаешь! Разве ж мне будет спокойнее, ежли ты неизвестно где будешь мотаться? Разве ж я уснуть смогу?

– Ну, почему же неизвестно где? Я буду здесь, у Жени. Периодически буду звонить вам, раз вы не сможете спать, и докладывать обстановку.

– Нет уж! – решительно возразила баба Дуся и пристукнула

по столу кулачком. – Никуда я тебя не пущу! И думать не моги! А ежли ты снова начнешь свою шарманку заводить то я…

– Хорошо, хорошо, – поспешно проговорил Игорь и успокаивающе поднял руки, потому что баба Дуся уже срывалась на крик. – Мы поговорим об этом дома. А сейчас нужно обсудить наш план с Женей.

Они вернулись в комнату. Женя сидела на диване и листала какой-то журнал.

– Женечка, – подсаживаясь к девушке, заговорил Игорь. – Скажите, а человек, не имеющий никакого отношения к спорту, мог бы узнать о том, что вы должны ехать на соревнования?

– А зачем ему это надо? – недоуменно спросила девушка.

– Об этом потом, вы сначала ответьте!

– В принципе, мог бы, – подумав, сказала Женя. – Тут же нет никакого секрета, любой может позвонить нам на тренировку и ему, безусловно, скажут. А вы думаете, что…

– Я думаю, – сказала за Игоря баба Дуся, – что, коли

такие правила у вас, то кто-то просто позвонил да спросил, когда, мол, Женя на соревнования едет? Ему все и выложили! Вот он и заявился, думая, что тебя нету.

– Подождите, подождите… – Женя наморщила лоб. – Да, такое может быть. Вероятно, этот человек звонил днем, еще до моего звонка. Или вчера… Но что ему нужно в моей квартире?

– А вот это мы попытаемся узнать у него самого, – глядя Жене в глаза, проговорил Игорь.

– Хорошо бы! Только где вы его возьмете? – усмехнулась Женя.

– А для этого нам нужна ваша помощь, – и он улыбнулся

своей обаятельной улыбкой.

Когда Игорь изложил Жене свой план, она сразу же согласилась.

– Только я вот что думаю, – вытянула губы баба Дуся. – Ты лучше вот чего всем скажи: что ты не на соревнования едешь, а куда-то отдохнуть. Али по другому какому делу. Энто я на тот случай говорю, ежли окажется, что к тебе лезет кто-то из ваших, из спортсменов. Поняла?

– Поняла, – кивнула Женя. – Хотя я и не верю, что это кто-то из наших.

– Ну, милая, веришь-не веришь, а на всякий случай сделай, как я говорю, – настоятельно проговорила баба Дуся.

– Да, Женя, так будет лучше, – подтвердил Игорь. – Позвоните с утра на тренировку и скажите, что едете по какому-то срочному делу. Лучше всего, если вы скажете, что едете куда-то недалеко, в пригород – например, в какую-нибудь Вишневку. И соберите сумку с вещами. Потом выходите из дома и отправляйтесь на вокзал. Там сядете в электричку, проедете одну остановку, выйдете и со встречной вернетесь обратно. Я с утра разузнаю расписание электричек и позвоню вам, сообщу. Вернетесь и поедете ко мне домой, вот по этому адресу, – Игорь протянул Жене листочек, на котором был записан его адрес. – Там вас встретит Ирина, моя жена, – продолжал он, – останетесь у меня, она будет с вами.

– А вы где будете? – спросила Женя.

– Вот, теперь слушайте внимательно. Когда вы поедете на вокзал, ключ от квартиры бросите в свой почтовый ящик.

Сейчас дадите мне ключ от него. Я буду следить за вами и, как только вы выйдете из дома, достану ключи от квартиры из ящика и поднимусь к вам. Квартиру нельзя оставлять без присмотра – этот человек может следить за вами и сразу после вашего ухода проникнуть сюда. Поэтому я должен быть здесь.

Игорь умышленно ничего не говорил о том, где в тот момент будет находиться баба Дуся, потому что в душе надеялся оставить старушку дома. Та, однако, слушала нахмурившись, и было видно, что если внук посмеет ее не взять, то горько пожалеет об этом.

– Вы все поняли, Женя? – взяв девушку за руки, настойчиво спросил Игорь.

– Да, – ответила Женя.

– Повторите все по пунктам!

Женя четко изложила весь план, Игорь остался доволен.

– Тогда сейчас мы уходим, не надо, чтобы нас тут видели. А вы на всякий случай никому не открывайте, заприте хорошенько дверь и постарайтесь уснуть. Хотя я уверен, что этот человек не вернется, пока вы дома. Все понятно?

– Да, – снова повторила Женя.

– Вы не боитесь? – Игорь вгляделся в лицо девушки.

– Нет! – твердо ответила она. – Не боюсь. Главное, чтобы

он пришел.

– Тогда давайте ключ от почтового ящика и всего хорошего.

Женя принесла маленький ключик с колечком и протянула Игорю. Он убрал его в карман и еще раз повторил:

– Значит, утром я звоню вам, сообщаю расписание электричек, после этого вы звоните на тренировку, говорите, что уезжаете и после этого перезваниваете мне и начинаете собираться. Запомнили?

– Конечно, – заверила его Женя. – У меня хорошая память.

Игорь и Евдокия Тимофеевна попрощались с девушкой и вышли из ее квартиры. Игорь быстро повел машину, так как завтра ему предстоял трудный день, и он хотел выспаться. К тому же, зная характер Ирины, он был уверен, что она до сих пор не спит, и ему хотелось ее успокоить. Но толком выспаться ему так и не удалось – в эту ночь на Костикова один за другим сыпались неприятные сюрпризы.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Ирина действительно не спала после того, как Игорь с бабой Дусей уехали. Она сидела одна в их с Игорем комнате на диване, пыталась читать книжку, но мысли ее постоянно крутились вокруг Игоря. Ирина всегда переживала, когда он уезжал, а особенно по ночам.

Постепенно она почувствовала, что разволновала сама себя не на шутку. Сидеть одной в комнате стало жутковато, Ирина включила телевизор – все-таки это создавало иллюзию, что она не одна.

Однако ничего интересного не передавал ни один из ночных каналов, и Ирина стала подумывать о том, не позвонить ли кому-нибудь. Но звонить среди ночи…

Позвонить среди ночи можно было разве что Людмиле. Еще в студенческие годы Ирина привыкла к тому, что Люда обладает очень компанейским характером. Она постоянно ходила на разные тусовки и вечеринки, возвращалась поздно. Родители ее работали в театре, часто задерживались после спектакля, банкеты были обычным делом. Так что в их семье было в порядке вещей ложиться спать часов в пять утра.

При последней встрече Людмила рассказала Ирине, что до сих пор живет у родителей, что замуж так и не вышла, поскольку „знаешь, Ирка, этот геморрой не для меня!“ И приглашала

Ирину заходить или звонить в любое время.

„А сейчас у меня трудная ситуация, – подумала Ирина, – так что ничего страшного не будет если я позвоню, просто так, чтобы развеяться и поболтать с Людкой до прихода Игоря“.

Ирина уже собиралась набрать Людмилин номер, как вдруг телефон зазвонил. От неожиданности девушка вздрогнула.

Подняв трубку, она с удивлением услышала голос Людмилы.

– Ириша, ради бога, прости, что разбудила…

– Ты совсем меня не разбудила! – обрадовалась Ирина. – Знаешь, Людка, я начинаю верить в телепатию. Я только что думала, большое ли будет свинство с моей стороны, если я позвоню тебе?

– Господи, какое там свинство! Это такие пустяки!

Тут только Ирина уловила, что голос Люды звучит как-то странно, совсем не весело.

– Что случилось? – нахмурилась она.

– Ира, твой муж дома? Мне он очень нужен.

– Пока нет, но скоро, я надеюсь, должен быть.

– Можно мне подъехать и подождать его?

– Конечно, только ради бога объясни, что случилось!

– Приеду – скажу, – ответила Людмила и повесила трубку.

После этого Ирина окончательно разволновалась. О том, чтобы прилечь, и речи быть не могло. Она включила свет во всех комнатах, сделала звук телевизора погромче и бесцельно принялась ходить по квартире – сидеть на месте было выше ее сил.

Когда раздался звонок, Ирина буквально бросилась открывать, однако предварительно все же посмотрела в глазок.

– Я это, я, – послышался Людкин голос.

Ирина отперла дверь и впустила подругу. Посмотрев на нее, Ирина испуганно зажала рот рукой. Лицо Людмилы было в ссадинах, под носом виднелись следы крови, в под глазом набухал синяк.

– Боже мой, боже мой, – только и могла выговорить девушка, – Люда, что с тобой?

– Напали возле дома, – устало проговорила Людмила.

– Как?!

– Очень просто! – расстегивая босоножки, со злостью ответила Люда. – Возвращалась из гостей, вдруг тень какая-то метнулась. По лицу меня как шарахнет! Я и среагировать даже не успела.

– А дальше что?

– Двинул мне кулаком в живот, так, что я согнулась, а потом еще по лицу. Сумку у меня вырвал и убежал, – Людмила всхлипнула.

– Господи! А в сумке что было?

– Ключи от квартиры, от сейфа на работе… Хорошо, деньги в кармане, – Людмила вывернула кармашек пиджака. – Я домой даже заходить не стала, чтобы родителей не пугать. Сразу тебе позвонила с автомата на углу. Потом машину поймала и приехала, водителя еле уговорила, он везти не хотел, как рожу мою увидел. Здорово он меня? – Людка подняла на Ирину припухшее лицо.

– Вообще-то прилично.

– Сволочь, – вздохнула Люда. – Нос, по-моему, разбил, кровь текла, я платком вытирала, – она разжала руку, в которой лежал окровавленный кружевной платочек.

– Да он же насквозь весь! – ужаснулась Ирина. – Пойдем, я тебе компресс холодный положу на нос.

– Да она уже не течет, – махнула рукой Люда. – а вот умыться мне бы не мешало.

– Проходи в ванную, – Ирина метнулась в комнату за полотенцем.

Когда она вошла в ванную, Людмила внимательно рассматривала свое лицо в зеркало. Потом умылась, взяла у Ирины полотенце, промокнула лицо и еще раз посмотрела в зеркало.

– Сволочь, – еще раз со вздохом констатировала она.

– Пойдем в комнату, сейчас я кофе принесу нам с тобой – поспать, видимо, все равно не удастся.

– Спасибо, – благодарно произнесла Людмила и села в

кресло.

Ирина быстро сварила кофе, положила в вазочку печенье и с подносом в руках вернулась в комнату. Сделав глоток кофе она спросила Людмилу:

– А Игорю ты хотела сообщить об этом, чтобы он нашел вора?

– Да не только, – проговорила Людмила. – Мне кажется, что тут дело посерьезнее обычной кражи.

– Что ты имеешь в виду? – сдвинула брови Ирина.

– Ты же знаешь, что Ларису убили… – понизив голос, сказала Людмила.

– Да.

– Ну, вот тебе и ответ.

– Ты хочешь сказать, что все это связано?

– Я не уверена, но… Понимаешь, Ирка, слишком много совпадений. Я, конечно, не знаю и знать не могу, чего им надо от меня, но возникает ощущение, что кто-то пытается навредить Михаилу. Может быть, вообще устранить его, разорить фирму…

– Но фирма не разорится, если у тебя украдут сумку!

– Это понятно! Просто, на мой взгляд, они пытаются досадить ему чем только возможно. Иначе все это объяснить нельзя. В общем у меня каша в голове, я же не частный детектив, в конце концов! Поэтому я и хотела поговорить с твоим мужем, он-то в этих делах больше соображает.

– Я надеюсь, что он скоро вернется, – вздохнула Ирина.

– Он сейчас занимается только делом Виктора?

– Да, конечно. Если он берется за какое-то дело, то доводит его до конца, прежде чем возьмется за следующее.

А Игорь Костиков в это время уже ехал домой с бабой Дусей и размышлял. Конечно, в словах бабы Дуси насчет машины была логика, но слишком многое указывало на то, что в квартиру Жени пытался проникнуть не кто иной, как ее брат Виктор. Неизвестно, зачем, но, похоже, что он. О чем это говорит? О том, что он скрывается. Но с какой целью? Если он решил взять деньги и исчезнуть, то уж, наверное, заранее побеспокоился бы обо всем, чтобы потом не возвращаться в квартиру.

Или же…

Или он просто не знал, что ему придется скрываться, произошло что-то непредвиденное. Это уже больше похоже на правду. Но тогда вообще непонятно, где копать. Что могло произойти такого, из-за чего он пустился в бега?

Ответа на этот вопрос Игорь пока не находил, но ему казалось, что он на верном пути. Поскольку представить, что Виктор исчез только с целью прикарманить деньги, было нелогичным. В этом случае он не стал бы затевать всю канитель со свадьбой. Ведь Михаил утверждал, что он потратил на эту затею уйму денег. И кто, в таком случае, убил Ларису, если, кроме Виктора, никто в деле не замешан? Он сам?

В принципе, подобный вариант можно было допустить, но только теоретически. Зачем ему убивать свою невесту? Чем она могла ему мешать? Нет, тут что-то другое. Скорее всего, верной является версия, что Виктор не предполагал, что ему придется исчезнуть. Есть еще кто-то – кто-то, кто руководит его поступками. Именно из-за этого человека Виктор прячется, именно… Именно этот человек убил Ларису?

Вот смерть Ларисы никак не хотела вплетаться ни в одну из версий. С какой целью убили ее, Игорь никак не мог сообразить. По идее, от ее смерти никто ничего не выигрывает. И даже если допустить, что сам Виктор хотел избавиться от надоевшей ему невесты, то ему достаточно было просто сказать ей об этом. Но уж никак не убивать. В первом случае ему грозил бы просто скандал, во втором все гораздо серьезнее. Нет, убивать Ларису он бы не стал. Но кто же, кто? Кто выигрывает хоть что-то от ее смерти?!

У Игоря раскалывалась голова от мыслей, а с утра предстояло заниматься кучей дел… Евдокия Тимофеевна спокойно сидела рядом с зашитым кисетом в руках и вроде бы даже подремывала. Казалось, что ее совершенно не волновало дело, которым они с Игорем занимались на этот раз. Игорь даже почувствовал невольное раздражение, словно старушка оставила его один на один решать сложную задачку, хотя и понимал, что он несправедлив.

Однако, когда они подъехали к дому, баба Дуся тут же встрепенулась и, открыв дверцу, сказала:

– Давай, Горяшка, поскорее заводи машину в гараж да пойдем, а то, вишь, свет везде горит? Ирка-то, поди, с ума там сходит!

Игорь завел машину в гараж, и они с бабой Дусей поднялись

домой. Каково же было удивление их обоих, когда рядом с

Ириной они увидели Людмилу Нестеренко, да еще в каком виде!

Было совершенно ясно, что девушку избили – все ее лицо было

опухшим, в ссадинах и синяках.

– Здравствуйте, – изумленно проговорил Игорь. – Что с

вами случилось, Люда?

– А! – Людмила с горечью махнула рукой. – Я уж и не знаю, рассказывать ли вам… Ирина меня убеждает, что это случайность.

– Вы все-таки расскажите, а ты, котенок, свари мне, пожалуйста, кофе, – попросил Игорь.

Ирина тут же пошла варить кофе, Игорь сел в кресло, баба

Дуся устроилась на диване. Людмила повторила все то, что уже рассказала Ирине.

– Угу, – неопределенно буркнул Игорь после того, как девушка замолчала. – Это и в самом деле может быть случайным совпадением, а может… Черт, что-то слишком много совпадений в этом деле!

Ирина внесла кофе. Поставив его перед Игорем, она поцеловала мужа в щеку и спросила:

– У вас все в порядке?

– Да. Все обошлось, не волнуйся, – пожимая ей руку,

ответил Игорь. – Я вот что предлагаю, Люда. Сегодня вы, конечно, никуда не поедете – ночь на дворе. Ложитесь спать с Ириной в нашей комнате, а я устроюсь на диване в кабинете, мне все равно еще нужно подумать. Завтра я с утра свяжусь с Лебедевым, сообщу ему все события последних часов и приму решение, что делать дальше. Думаю, что он позволит вам не приходить на работу в таком виде. На сегодня все.

С этими словами он прошел к себе в кабинет. Но почти следом за ним туда без стука вошла баба Дуся. Она встала на пороге, скрестив руки и мрачным голосом заявила без всякого вступления:

– Ежли думаешь смыться с утра пораньше, покудова я сплю, то даже не надейся! Все равно я раньше тебя подымусь.

– Да что вы, Евдокия Тимофеевна, у меня и в мыслях не было, – засмеялся Игорь. – Я действительно возьму вас с собой, я уже это решил. А сейчас мне нужно подумать.

Успокоенная баба Дуся присела на стул и внимательно посмотрела на внука.

– Людка-то толкует, будто энто все против Лебедева замышляется, – сказала она. – Ты сам-то как думаешь?

– Не знаю, – признался Игорь. – у меня, если честно, голова кругом. Боюсь, что у нас с вами, баба Дуся, более туманного дела не было.

– Что ж, всегда что-то первый раз случается, – резонно возразила баба Дуся. – Кабы всегда наперед знать, чего ждет… Ты бы, Горяшка, у Лебедева-то поинтересовался, кто ему может пакостей желать, ась? А то мы все у Витьки да у Женьки врагов ищем, а, может, все и не так? Может, и не они вовсе надобны этим супостатам?

– Возможно, – согласился Игорь. – Но только вырывать

сумку у Людмилы – это уже просто какое-то ребячество. Или они хотят нас запутать? Чтобы мы головы ломали, искали логику в их поведении, а ее нет и быть не может, потому что это спланированная игра? Кстати, вы обратили внимание, баба Дуся, что мы невольно заговорили о преступниках во множественном числе?

– Чего? – не поняла Евдокия Тимофеевна.

– Я хочу сказать, что мы уже считаем, что преступников несколько. А это еще не факт.

– Ежли все энто связано, тогда их точно несколько, потому как и к Женьке залезли, и на Людку напали где-то в одно время. Не может же он раздвоиться? Значит, двое их – это уж по самому малому.

– Да, дела, – потер Игорь виски. – Давайте-ка укладываться, баба Дуся, – подавляя зевоту, сказал он. -

Я, признаться, сегодня уже ничего толкового придумать не могу. Голова трещит просто.

– Давай, давай, – закивала баба Дуся. – оно и верно – чего ее зазря ломать, головушку-то? А утро, оно, как известно, вечера-то мудренее. Ложись, ложись, – она неожиданно погладила сухонькой ручкой Игоря по голове и вышла из его кабинета.

Костиков прямо в одежде опустился на диван. Через минуту он уже спал.

Наутро Игорь проснулся оттого, что прямо над ухом прозвучал голос бабы Дуси:

– Горяшка, поднимайся, восемь часов.

Подниматься не хотелось как умереть. Игорь несколько раз согласно мычал в ответ бабе Дусе, но так и не мог оторвать голову от подушки. Бабе Дусе хоть и жалко было внука, но в конце концов надоело его уговаривать, и она перешла к решительным действиям.

– Ну, хватит! – заявила она и начала острым пальцем щекотать Игоря.

Костиков в момент подскочил на диване.

– Вы что? – ошалело спросил он.

– Ага, по-прежнему щекотки боишься, – удовлетворенно ответила старушка. – С детства ты ее боялся, как сейчас помню. Хватит валяться, говорю, вставать пора! На том свете выспишься.

– Ох-хо-хо, – простонал Игорь, но с дивана встал.

Щекотки он действительно боялся с детства, а старухе было прекрасно известно его слабое место.

– Ирина встала? – спросил он.

– Не-а, дрыхнут еще вместе с Людкой.

– Ну, пусть спят пока, не надо их будить, тем более, что Ирине сегодня во вторую смену в библиотеку. Придется Жене Маркеловой во второй половине дня побыть здесь одной.

– Ничего, она девка самостоятельная, – успокоила его баба Дуся. – Не забоится. Иди в кухню, я завтрак уж давно сварганила.

– Вы что, даже не ложились? – удивился Игорь.

– Ложилась, выспалась уж! Ты на меня не смотри, я сплю

мало. Вот будешь старым, узнаешь, что такое бессонница.

– Слава богу, пока мне это незнакомо, – засмеялся Игорь и пошел умываться.

Позавтракав, он позвонил в справочную службу, выяснил расписание электричек и перезвонил Жене Маркеловой. Та сказала, что уже сообщила на тренировку, что уезжает на два дня в Вишневку якобы к заболевшей родственнице, и чтобы всем, кто позвонит по ее душу, предоставляли именно эту информацию. Игорь похвалил девушку и велел ей собираться через два часа и перед выходом позвонить ему.

– Все поняла, – ответила Женя и повесила трубку.

Игорь хотел пройти к себе в кабинет, но тут из комнаты вышла Ирина.

– Ну, зачем ты поднялась в такую рань? – укоризненно

сказал Игорь, целуя заспанное лицо девушки. – Тебе же во вторую смену!

– Ничего, – улыбнулась Ирина. – Я успею выспаться. Просто я беспокоюсь за Люду. Ты позвонил Лебедеву?

– Нет еще, собираюсь.

– Позвони, пожалуйста…

– Сейчас.

Игорь набрал номер Лебедева и сразу услышал его ровный голос:

– Алло?

Игорь рассказал ему все, что произошло за прошедшую ночь. Лебедев был потрясен услышанным.

– Послушайте, это просто что-то невероятное! – произнес он охрипшим голосом. – Лариса, Женя, Людмила… Они-то тут при чем? Как это все можно связать?

– Михаил, вы не могли бы подъехать? – попросил Костиков.

– Конечно, непременно. Когда?

– Желательно прямо сейчас, как можно скорее.

– Понял, выезжаю, – коротко ответил Лебедев и положил трубку.

Людмила тоже поднялась. Пряча лицо, она прошла в ванную и долго там возилась. Когда она вышла оттуда, лицо ее выглядело гораздо лучше, только синяк под глазом был виден.

– Как вам это удалось? – полюбопытствовал Игорь.

– Декоративная косметика творит чудеса, – улыбнулась Людмила. – Только что синяки не лечит.

Вскоре приехал Лебедев, быстро прошел в комнату, где собрались все присутствующие. На лице его читалась тревога. Людмиле пришлось повторить ему все, что с ней произошло.

– Так, понятно, – барабаня пальцами по крышке стола, проговорил Лебедев. – Значит, на работу сегодня и завтра не ходи, дома лучше тоже не появляйся. Может, это и не имеет отношения ко всем заморочкам, но лучше подстраховаться. Сейчас подумаю, куда бы тебя пристроить…

– А может, Людмила останется со мной? – робко предложила Ирина. – Все равно Игоря и Евдокии Тимофеевны не будет, здесь безопасно, да и мне не будет так одиноко вечером.

Я даже могу отпроситься с работы на сегодня, раз такое дело.

– Я не возражаю, – ответил Лебедев, – как вы, Игорь Анатольевич?

– Да ради бога, – пожал плечами Костиков. – Пожалуй, и

мне будет спокойнее, если вы все будете здесь вместе.

– Кто – все? – не поняла Людмила.

– Чуть позже сюда приедет Женя Маркелова, – пояснил Игорь. – И останется здесь до тех пор, пока я не вернусь. Зачем, объясню позже. Вместе вам будет не так страшно. Надеюсь, что ничего не случится, только не открывайте никому на всякий случай, хорошо?

– Ладно, – кивнула Ирина и пошла звонить в библиотеку.

– Михаил, а с вами я хотел бы поговорить отдельно, -

попросил Игорь Лебедева, и тот с готовностью поднялся.

Они прошли в кабинет Игоря, расселись, и Костиков спросил:

– Скажите, есть ли у вас серьезные враги? Те, которые

хотели бы вас устранить?

– Ну, конкуренты, безусловно, есть, – нахмурился Михаил.

– Но если вы имеете в виду каких-то головорезов, которые перешагнут через кого угодно, то, боюсь, что я для таких людей слишком мелкая фигура.

– Но как иначе объяснить все эти происшествия? Исчезновение Виктора, смерть Ларисы, проникновение к Жене и наконец нападение на Людмилу – и все это за какие-то двое суток! Вы сами говорите, что все это никак не вяжется вместе. Единственное – связаны определенными отношениями все эти люди. Ну, и еще то, что эти события произошли одно за другим. Вот я и подумал, что, возможно, нас нарочно путают? То есть мстят вам чем только возможно, от нападения на секретаршу до убийства невесты вашего друга. По-моему, только такое объяснение можно найти этой свистопляске.

– В ваших словах, безусловно, есть смысл, – согласился Лебедев. – Но я не могу даже предположить, кто способен на такое… Среди моих конкурентов есть очень влиятельные люди, с большими возможностями, но они же не бандиты! Не отморозки какие-то, чтобы затевать подобное! Они все деловые люди, приходят с конкретными предложениями, порой даже выгодными.

А это… Черт знает что!

– Значит, никого не можете назвать?

– Нет, – твердо повторил Лебедев.

– А если посмотреть шире? Взять в расчет не только ваших конкурентов, а все окружение вообще? Ну, у вас же наверняка есть „крыша“, так? Еще какие-то знакомые, не принадлежащие к вашему кругу. Припомните, не конфликтовали ли вы с кем в последнее время?

– С „крышей“, несмотря на принадлежность к разным

социальным слоям, у меня прекрасные отношения, – ответил Лебедев. – То есть я имею в виду нормальные деловые отношения, без фамильярностей, но и без трений. Работаем не один год, никаких взаимных претензий. Они делают свое дело – я им плачу. Все. Какие еще могут быть вопросы? Да и вообще, за все время существования моей фирмы дела шли ровно. Почему же вдруг именно сейчас я мог кого-то не устроить? Ничего серьезного не изменилось, зачем кому-то устранять меня именно сейчас? Хотели бы сожрать, сожрали бы давно. Вы поймите, места на рынке уже давно определены серьезными людьми. И все работают по накатанной колее. Кто будет ломать эту систему, да еще таким способом?

Игорь слушал Лебедева предельно внимательно и мысленно сокрушался по поводу того, что опять, опять никакой зацепки, которая могла бы помочь ему распутать это чертово дело!

– Так что искать нужно где-то в другом месте, – заключил Лебедев и спросил в свою очередь:

– А теперь, может быть, вы мне расскажете, куда направляетесь и почему здесь будет Женя?

Игорь рассказал Михаилу о придуманном им с Бабой Дусей плане и в заключение сказал:

– Я вас предупреждаю только об одном: чтобы об этом не знал никто.

– Понял, – кивнул Лебедев.

– Повторяю – абсолютно никто! – подчеркнул Игорь. – Ни друзья, ни родные, ни сотрудники. Ни ваш заместитель. Все никак не выберу времени для знакомства с ним, – вздохнул Игорь. – Хотя, может быть, оно и не понадобится. Хотелось бы мне, чтобы сегодняшний день решил все. Если взять преступника на месте, тут уж из него можно вытрясти все.

– Я желаю вам удачи, – Михаил подал руку Игорю и добавил:

– Я могу пойти с вами, помощь, я думаю, вам не помешает.

Тем более, что в офисе сегодня дел почти нет.

– Спасибо, у меня есть помощник, – улыбнулся Игорь.

– Но вы мне позвоните, когда закончите? Даже если никто не появится?

– Разумеется, – пообещал Игорь. – Только вы мне туда не звоните, я все равно не стану брать трубку.

– Конечно, я понял. Ну, тогда я поеду, – Михаил поднялся, Игорь пошел его провожать.

В дверях Лебедев еще раз попросил Людмилу и Ирину соблюдать осторожность, сказал, что будет все время звонить им и узнавать, все ли в порядке, велел звонить ему им самим в случае малейшего подозрения на опасность и вышел.

Через некоторое время раздался телефонный звонок. Это была Женя.

– Игорь Анатольевич, я готова, – сообщила она.

– Сейчас выезжаю, – сказал Костиков. – через пятнадцать минут выходите из дома. Идите спокойно, не оглядывайтесь, головой не крутите. Дальше все помните?

– Да.

– Адрес мой не потеряли?

– Я его наизусть выучила!

– Прекрасно, удачи вам.

Игорь начал обуваться. Баба Дуся, как сержант, стояла в полной боевой готовности. Игорь обнял Ирину, еще раз попросил девушек быть осторожнее, ему не звонить, и они с Евдокией Тимофеевной вышли из квартиры.

– Только бы клюнул он, окаянный! – с надеждой почмокала губами баба Дуся. – Должон клюнуть! – уверенно продолжала она. – случай уж больно завлекательный!

– Будем надеяться, – сквозь зубы ответил Игорь.

Он сосредоточенно смотрел на дорогу. Не доезжая немного до дома Жени, он поставил машину так, чтобы она не бросалась в глаза. Самому Игорю был виден дом Жени и троллейбусная остановка, на которую должна была отправиться девушка.

Вскоре она появилась сама – в коротких шортах и белом топике. Видимо, это был ее любимый вид одежды. Она шла спокойно, не пытаясь поймать взглядом машину Игоря. Костиков внимательно следил за девушкой.

Вот она перешла через дорогу, направляясь к остановке, вот встала там в ожидании троллейбуса… Игорь мог бы поклясться, что слежки за девушкой не было. Значит, либо не клюнул, либо, наоборот, клюнул настолько, что не считает нужным проверять, куда направляется Женя.

Увидев, что Женя села в троллейбус, Игорь загнал машину в соседний двор, выйдя, запер ее, и они с бабой Дусей пошли к дому Жени.

Игорь вел старушку под руку, не забывая зорко следить за тем, что происходит вокруг. Ничего, что могло бы навести на мысль о слежке, он не заметил, и вошел в Женин подъезд. Отперев почтовый ящик, Игорь вытащил ключи от квартиры девушки.

– Вот и славно, – тихо проговорил он, сжимая ключи в ладони. – Пойдемте, баба Дуся.

У дверей Жениной квартиры Игорь велел бабе Дусе пока отойти в сторону, а сам, осторожно вставив ключ в замочную скважину, повернул его… Открыв дверь, Игорь тихонько вошел в квартиру. Там было абсолютно тихо, однако Игорь обошел все комнаты, прежде чем убедился, что квартиры пуста.

Выглянув из квартиры, Игорь кивком показал бабе Дусе, что все в порядке, и старушка шементом прошмыгнула в квартиру. Пока все шло по плану.

Они с бабой Дусей прошли в комнату и сели на диван. В спокойной остановке Игорь смог наконец осмотреть жилище Жени. Обстановка в комнате не была выдержана в едином стиле. Наряду со старым шкафом и сервантом здесь стояла новая мягкая мебель и цветной телевизор „Панасоник“. Рядом с ним видеомагнитофон той же фирмы. Видимо, что-то осталось от родителей Жени, а вот новые вещи были приобретены уже с помощью старшего брата, этим и вызывалось подобное несоответствие.

Игорь тихонько подошел к книжному шкафу и выбрал одну из книг почитать. Баба Дуся достала спицы и мотки ниток и принялась спокойно вязать. Спицы ловко скользили в ее худеньких руках. Казалось, что она целиком погружена в это занятие и больше ни о чем не думает.

Игорь невольно позавидовал хладнокровию старушки. Сам он никак не мог сосредоточиться на чтении, постоянно прислушивался и, признаться, нервничал. Не выдержав, он наклонился к уху Евдокии Тимофеевны.

– Давайте лучше перейдем в кухню – шепотом сказал он, -

оттуда мне будет удобнее его перехватить, да и вам там будет

безопаснее. Если он или они появятся, то проходят в зал, я

иду следом, а вы и носа не высовываете из кухни, поняли?

Старушка кивнула и засеменила за Игорем в кухню. Но и там Игорь не чувствовал себя спокойно. Время тянулось бесконечно медленно, Игорю казалось, что день скоро должен кончиться, однако когда он посмотрел на часы, то обнаружил, что прошло всего лишь чуть больше часа. И он снова позавидовал выдержке Бабуси, которая абсолютно ничем не выдавала своего нетерпения.

– Иришке не хочешь позвонить? – шепотом спросила баба

Дуся, видя, как мается внук.

– Это опасно, – вздохнул Игорь. – Из-за двери могут услышать мой голос.

– И то верно, – невозмутимо согласилась баба Дуся. – Чай, не случится с ними ничего, все ж-таки трое их там.

В этот момент зазвонил телефон. Игорь невольно вздрогнул. Баба Дуся вопросительно посмотрела на него, но Игорь сделал ей знак оставаться на месте. Подходить к аппарату он не собирался. Телефон выдал девять протяжных гудков и умолк.

– Может, они проверяют? – спросила баба Дуся.

– Хорошо бы, если так, – пробормотал Игорь. – Черт, никак не могу научиться спокойно ждать! Ожидание – самое ненавистное времяпрепровождение!

– Куда ж денешься от него, – вздохнула баба Дуся. – Всю жизнь ждать приходится. Энто оттого, что не умеем мы кажную минуту ценить.

– Это как же? – полюбопытствовал Игорь.

– Да вот так! Все гоним куда-то, все думаем, что вот

сейчас, мол, энто все ерунда, настоящая жизнь, она далее будет. А она вона и есть, наша жизнь, идет-идет, а потом глядь – батюшки, да где ж она? Почитай вся и вышла…

Игорь внимательно слушал старушку и не переставал удивляться многогранности ее характера. Раньше, например, он и предположить не мог в ней склонности к философии. А сейчас он видел, как она углубилась в развитие темы о быстротечности жизни.

Игоря удивляло и то, насколько верно говорит старушка, пусть она изъясняется в своеобразной манере, но суть передает очень точно, и мысли ее и наблюдения совпадают с его, Игоря, мыслями.

Постепенно за разговором нервное напряжение спало с него, он уже не чувствовал отвратительной дрожи в кончиках пальцев и в очередной раз порадовался, что взял бабу Дусю с собой. Она обладала поистине уникальной возможностью придавать ему уверенности в себе.

Баба Дуся отложила свое вязание, и говорила, говорила тихонько, голос ее журчал плавным ручейком, и время пошло гораздо быстрее.

Они просидели в кухне до вечера. Было очень жарко и душно, но Игорь не открывал на окошко, ни балкон. В шесть часов баба Дуся достала из сумочки несколько бутербродов и бутылку с минеральной водой. Игорь мысленно упрекнул себя за то, что не догадался позаботиться о таких насущных вещах.

Подкрепившись и попив воды, он почувствовал себя гораздо лучше.

– До утра сидеть будем? – деловито спросила баба Дуся, и когда Игорь ответил утвердительно, молча кивнула.

Игорь готов был отдать голову на отсечение, что если бы он сказал, что сидеть придется еще неделю, старушка и это восприняла бы как должное, ничем не выразив своего недовольства.

А его мысли сейчас были посвящены Ирине. Хоть он и знал, что она не одна, что втроем девушки и впрямь не так уязвимы, тем более, что Женя мастер спорта по дзюдо, а все равно беспокойство не покидало его.

– Не терзайся, – словно угадав его мысли, сказала баба Дуся. – Чего зазря себя изводить-то? Все нормально будет, сердце мое чует.

– Будем надеяться, – ответил Игорь.

За окном постепенно начинало темнеть, жара потихоньку спадала, становилось полегче. Однако Игорь уже не верил в то, что здесь кто-то появится – проникнуть в квартиру при наличии ключей сто раз можно было и днем. С тоской Игорь смотрел на запертую дверь в комнату Жениных родителей и жалел впустую потраченный день.

Часам к десяти вечера он начал клевать носом. Баба Дуся несколько раз бросила на него пристальный взгляд, потом достала кисет с табаком и, толкнув легонько Игоря в бок, предложила:

– Нюхнешь?

– Да вы что? – ужаснулся Игорь. – Эту гадость? Ни за что!

– Напрасно, – покачала головой старушка. – Бодрит хорошо, весь сон вмиг слетает.

– Нет-нет, я к таким экстремальным методам не привык, – усмехнулся он и добавил мечтательно:

– Трубочку бы сейчас покурить, да нельзя.

– Вот трубка твоя гадость и есть! – категорично заявила старушка и с удовольствием вдохнула табак.

Игорь не стал спорить. Он встал и сделал несколько махов руками, чтобы взбодриться немного.

– К середине ночи появятся, – уверенно проговорила вдруг баба Дуся.

– Почему вы так думаете? – удивился Игорь.

– Раз вчера в энто время заявились, значит, его самым

безопасным считают! – выдала баба Дуся свою логику.

Игорь уже ни в чем не был уверен, но продолжал ждать. Часы в

комнате пробили полночь, стало совсем темно, невозможно было

ни читать, ни вязать. Баба Дуся и Игорь теперь сидели молча, говорить ни о чем не хотелось.

около двух часов ночи, когда Игорь уже готов был послать подальше эту чертову засаду и вернуться домой послышался какой-то шорох. Моментально встряхнувшись, Игорь весь подобрался. Баба Дуся подняла вверх указательный палец.

Игорь встал со стула и подошел к стене, прижавшись к ней вплотную. Дверь явно пытались открыть.

Послышался тихий скрип, И Игорь почувствовал, как напряглось его тело. В коридоре звучали осторожные шаги, затем послышался едва слышный шепот:

– Никого нет, что ли?

Что ответил второй, Игорь не расслышал, он молниеносно бросился в коридор и точным ударом в солнечное сплетение отправил первого вошедшего на пол. Второй, однако, сумел среагировать – он коротко ударил Игоря ребром ладони по шее, отчего Костиков схватился за нее и тихо простонал.

Тем не менее он тут же попытался сделать ударившему его человеку подсечку, но в темноте драться было совсем не с руки, и Игорю не удалось свалить парня. Но в этот момент послышался глухой стук, и парень осел на пол. И тут же зажегся свет. Игорь увидел бабу Дусю с толстой скалкой в руках, которую она мгновение назад опустила на голову парня.

– Отлично, баба Дуся, – похвалил Игорь старушку. – Премия вам полагается!

– Некогда о премиях рассуждать, давай вязать этих! -

сурово проговорила баба Дуся, доставая бельевую веревку.

Они быстро связали обоим парням руки, и Игорь скомандовал:

– Встали и пошли в зал. Живо!

Парни тяжело поднялись и потопали в комнату. Игорь с бабой Дусей прошли за ними. Игорь усадил обоих на стулья перед собой, а сам сел на диван.

Парни были совсем молодыми, лет по двадцать пять, не больше. Один, которого Игорь свалил первым, был высоким блондином с по-детски удивленными голубыми глазами.

Второй был маленьким, худеньким, очень вертким и шустрым.

Это было заметно даже по тому, как он сидел связанный на стуле – больше секунды он в одном положении не находился. Постоянно крутя раненной головой, он пытался потрогать свою макушку.

– Ничего, жить будешь, – с усмешкой успокоил его Костиков. – Если под „мокрую“ статью не попадешь, – добавил он.

– Чего? – вздернул голову парень. – Ты чего это на меня катишь? Какую еще „мокрую“ статью?

– А ты не догадываешься? – прищурился Игорь. – Ну, ладно, кто из вас возьмет на себя убийство Ларисы Игнатьевой, это вы между собой решите, а сейчас поведайте мне, что вы делаете в этой квартире?

– Ничего мы тебе говорить не будем, козел, – огрызнулся маленький. – Никакой Ларисы не знаем и знать не хотим, и плевать хотели на то, что ты тут несешь.

Второй парень молчал, только глаза его стали еще больше.

– Послушайте, – спокойно сказал Игорь. – Одну статью вы уже имеете – незаконное проникновение в чужую квартиру. Возможно, вооруженное, это мы еще проверим. Так что стоит мне сделать всего один звоночек – и все, вас уже здесь нет! И отвертеться не получится, взяли вас на месте. Но можно попробовать и другой вариант.

– Какой? – подал голос блондин.

Его товарищ быстро взглянул на него и проговорил:

– Молчи лучше, это он на понт нас берет! Мы просто

квартирой ошиблись.

– Неужели? – притворно удивился и даже обрадовался Игорь. – Ну, надо же! И ключ у вас подошел?

– Подошел, – буркнул шустрый.

– Подойти-то подошел, – согласился Игорь, – да только н ключ это, – с этими словами он вынул из кармана блондина отмычку. – Вы этим привыкли квартиры открывать?

Парни молчали.

– Послушайте, – не выдержал Игорь. – Ну, какой смысл дурака валять? Ведь козыри-то все у меня! Раз уж попались, чего там крутить! Говорите лучше по-хорошему, в ментовке ведь с вами так вежливо беседовать не будут.

Блондин бросил быстрый взгляд на своего напарника, который ощетинившись глядел на Игоря. Костиков давно понял, что разговорить блондина труда не составит, и не ошибся.

– Серег, давай скажем, – тихо проговорил он, наклоняясь к шустрому. – Ну, мы же не виноваты ни в чем! И действительно попались…

– Вот и помалкивай, раз невиноваты! – зло прикрикнул на

блондина маленький, и тот покорно зарыл рот.

– Хорошо, – проговорил Игорь. – Я вижу, что разум вы

совершенно не слушаете. Последний раз повторяю – скажите,

что вы здесь делаете и кто вас послал, и разговор наш будет совсем не таким мучительным, как в ближайшем отделении…

– Серег! – умоляюще посмотрел на товарища блондин.

Потом повернулся к Игорю и сказал:

– Никто нас не посылал, мы сами. Только мы не воры и не бандиты, мы просто поговорить пришли.

– С кем?

– С бабой, которая тут живет.

– А почему ночью? Почему сами открыли дверь? Почему просто не позвонили? – забросал Игорь неудавшихся взломщиков вопросами.

– Мы хотели, чтобы она нам все рассказала, – ответил блондин. – Потому и решили припугнуть. Но плохого мы бы все равно ничего ей не сделали!

– А зачем она вообще вам нужна? Что вы хотели у нее узнать?

– Чтобы она сказала нам, где Витька.

– Какой Витька?

– Маркелов. Он бабки должен был нам передать…

– Заткнись! – прошипел маленький.

– Да ладно тебе, Серег, чего там теперь, – примирительно проговорил блондин. – Теперь скрывать нечего.

– А ну-ка дайте на ваши документы взглянуть! – неожиданно проговорил Игорь и шагнул к связанным. Он пошарил у них по карманам, но документы обнаружил только у блондина.

Раскрыв его паспорт, Игорь прочитал:

– Так, Любавин Алексей Николаевич, семьдесят седьмого года рождения… Превосходно! Просто не ожидал такой удачи. А вы, вероятно, Сергей Новиков? – посмотрел он на маленького.

– Не твое дело! – огрызнулся тот, но было заметно, что он сильно удивлен.

– Ладно тебе, Серег, – повторил блондин и поднял на Игоря глаза, – Витька нам деньги должен был привезти и пропал.

– А при чем тут девушка?

– Витька к ней ходил, он нам сам говорил…

– Что значит – ходил? – недоуменно покосился Игорь на парней.

– Мы его как-то подвозили сюда, он просил. Мы перед этим договаривались как раз, как деньги он нам будет передавать. Встретились в летнем кафе на проспекте. Витек какой-то хмурый был, пил пиво… Мы еще спросили, что, мол, проблемы какие-то? Он скривился, говорит, да, но я все сам разрулю.

Мы видели, что он нервничает, предложили подвезти его. Он назвал этот адрес. Когда мы уже подъехали к дому, он посмотрел на окно и говорит: „Надеюсь, что это будет последней встречей. Если бы вы знали, мужики, как я устал!“ И все, больше ничего не сказал. И мы его больше не видели. В тот день, на который мы договаривались насчет бабок, он не появился. Мы прождали целый час и позвонили Михаилу, его шефу. Тот сказал, что Витек выехал давно. Сам подъехал с замом своим. Но Витька мы так и не нашли. Михаил уговорил нас подождать, обещал, что вернет бабки. Он вообще-то никогда нас не кидал, так что мы поверили. Но решили сами этим делом заняться. Бабки-то нам нужны, и как можно скорее. Серега сказал, что, наверное, у Витька какие-то заморочки из-за человека, с которым он тут встречался. И тогда мы выяснили, кто тут живет. Оказалось, что баба. Вот мы и решили поговорить с этой бабой и вытрясти из нее, куда Витек пропал. Потому и пришли сегодня ночью. А тут вместо бабы – вы…

– С чего вы взяли, что она может что-то знать о брате?

– О брате? – большие голубые глаза стали совсем огромными. – О каком брате?

– Девушка, проживающая в этой квартире – сестра Виктора Маркелова. Родная.

Напарники удивленно переглянулись.

– Но… – заговорил Сергей Новиков, – мы не знали, что

она сестра. Мы вообще ничего о ней не знали, мы просто поговорить хотели!

– Вы давно знаете Виктора?

– Да уж несколько лет.

– И что же, вам неизвестно, что у него есть сестра?

– Почему? Про сестру мы знаем, знаем, что Женей ее зовут, что она мастер спорта вроде бы по дзюдо… Витек иногда про нее рассказывал, я даже познакомиться с ней хотел. Но мы же не знали, что это она живет здесь! Если б знали, то не полезли. Сестра-то вряд ли замешана, Витек говорил, они дружили с ней очень, и вообще он ее любил. У них родителей-то нет, так он ей вместо отца как бы.

– А почему Виктор сказал „Надеюсь, что это будет последней встречей“?

– Не знаем, – прижал связанные руки к груди Алексей. – Он ничего не объяснил. Только я теперь думаю, что он не про сестру говорил.

– А про кого?

– Да не знаем! Если б знали, давно бы нашли этого гада!

– Речь шла о мужчине или о женщине?

Парни переглянулись. Потом Сергей сказал:

– Мы уж как-то привыкли думать, что о бабе… А теперь даже не знаем, что сказать. Если сестра ни при чем, он вполне мог и о мужике так говорить. Не знаем.

– Вам что-нибудь еще удалось узнать? – с надеждой

посмотрел на них Игорь. – Из вашего независимого расследования?

– Да толком ничего, – вздохнул Алексей. – Мы сосредоточились на этой хате, потому что это было единственное, что мы знали наверняка. Вчерашний день потратили на выяснение того, кто тут живет, потом отмычку раздобыли…

– А почему вы не поговорили с Женей вчера ночью?

Испугались?

– Мы же говорим, что вчера только выяснили, кто здесь

живет, потом отмычку искали…

– Но вы же были здесь вчера ночью?

Теперь уже оба парня подняли на Виктора удивленные глаза. Затем Сергей, не выдержав, резко сказал:

– Слушайте, не надо, а? Мы вам честно все рассказали, так зачем пытаться нас подловить? Мы сегодня первый раз пришли!

– А вот у меня есть сведения, что вы были здесь вчера

ночью, – настаивал на своем Игорь. – Проникли в квартиру, но, услышав стук, поспешно сбежали и впрыгнули в машину.

Женя не смогла вас догнать. Кстати, какая у вас машина?

– „Восьмерка“, „Жигули“, – нехотя ответил Сергей. – А

что?

– А то, что вчерашние взломщики уехали именно на „Жигулях“, то ли восьмой, то ли девятой модели.

– Но это не мы! – испуганно заговорил Алексей. – Зачем бы мы стали это скрывать, мы уже и так все выложили! Не было нас здесь!

– А где же вы были?

– А во сколько? В это же время, как сегодня, около двух?

– Да.

– Да дома каждый у себя были! В Покровске. Мы где-то в начале второго расстались, Серега меня подвез и домой поехал. Я поднялся и лег спать, родители могут подтвердить, они еще телевизор смотрели.

– А ты? – повернулся Игорь к Сергею Новикову, – ты куда поехал?

– Домой поехал! – выкрикнул тот, – правда, у меня с алиби похуже – я один живу, без родителей.

И снова замолчал, трогая голову.

– Значит, никто не видел, как ты среди ночи приехал домой? – уточнил Игорь.

– Не знаю, может, кто из соседей и видел, только на

лестнице я никого не встретил.

– А машину куда ты ставишь?

– Куда, куда… На стоянку, куда ж еще! Кстати! Там у меня парень знакомый работает – не то что хорошо знакомый, а просто я каждый день к ним на стоянку машину ставлю, мы перекидываемся парой слов, – так вот вчера как раз его смена была, и он может подтвердить, что я во втором часу машину поставил и домой пошел. Стоянка как раз напротив моего дома.

– Вот как? – поднял Игорь брови. – Что ж, это непременно нужно проверить. Только прежде я позвоню одному человеку.

– Какому? – подозрительно спросил Сергей.

– Михаилу Лебедеву.

– Это еще зачем?

– А чего ты так заволновался? – усмехнулся Игорь. – Если, как уверяешь, ты чист, то ты с удовольствием встретишься с Михаилом и повторишь ему всю эту историю.

Сергей ничего не ответил, он обреченно махнул рукой и опустил голову. Игорь набрал домашний номер Лебедева. Трубку сняли почти сразу.

– Алло? – послышался настороженный голос Михаила.

Игорь спросил, все ли в порядке у Ирины.

– Сейчас все в порядке, – успокоил Лебедев.

– Что значит сейчас? – у Игоря выступил пот на лбу.

– Были небольшие заморочки, вы только не волнуйтесь…

– С Ириной все в порядке? – закричал Игорь.

– Да-да, она дома, все хорошо.

– Михаил, срочно приезжайте на квартиру к Жене Маркеловой. Я вас жду, поговорим на месте.

– Вам удалось провернуть задуманное?

– Да, приезжайте. Позвоните три раза.

– Хорошо, выезжаю, – и Михаил отключил связь.

– Ну, вот, – Игорь довольно потер руки. – Сейчас Михаил приедет.

Оба парня сидели нахохлившись и молчали. Минут через пятнадцать три раза прозвенел звонок.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Оставшись одни, Ирина с Людой выпили еще по чашке кофе и сидели в ожидании Жени Маркеловой.

– Люд, – не выдержала молчания Ирина. – А что ты можешь сказать об этой Жене?

– Да я ее практически не знаю, – пожала плечами Люда. – Видела несколько раз, когда она в фирму приходила, и все. Резковатая девчонка, на пацана похожа. Молоденькая совсем. Не замужем, занимается спортом, брата очень любит, ревнует даже как-то по-детски… – Людмила улыбнулась. – Вот, пожалуй, и все, что я о ней знаю. Очень непосредственная девочка.

– А в каком смысле ревнует? – не поняла Ирина.

– Ну, он не очень часто видятся, а у нее, кроме него, и родственников-то нет. Вот она и посматривает не очень дружелюбно на друзей, сослуживцев – словом, всех, с кем Виктор общается. Но это, на мой взгляд, детская непосредственность, пройдет… Слушай, у тебя сигарет нету?

– Нет, я редко курю.

– Черт, вот незадача! А мои в сумке остались… А у мужа нет?

– Мой муж курит трубку, – с гордостью произнесла Ирина.

– Да ты что? – удивилась Людмила. – надо же, впервые с таким сталкиваюсь. Ох, неужели придется в магазин идти? Так неохота…

– Давай я схожу, – предложила Ирина. – Куда ж ты с таким синяком?

– Да брось ты… – неуверенно протянула Люда. – Из-за меня пойдешь в это пекло? Я сама схожу.

– Да мне несложно, магазин совсем рядом, тем более, что ты в костюме, тебе жарче, – Ирина поднялась. – А ты лучше Женю встреть – все-таки она тебя хоть немного знает, ей так, наверное, легче будет освоиться. Неизвестно, сколько ей придется у нас пробыть.

– Слушай, ну тебя! – Людмила тоже поднялась. – мне неудобно тебя эксплуатировать.

– Ничего, ничего, мне полезно выйти, второй день дома сижу.

– Ой, ну, спасибо, – Людмила протянула Ирине десять рублей.

– Каких тебе?

– Купи „Bond“, если будет. Красный.

– Хорошо, – Ирина кивнула и пошла в коридор. – Запри дверь! – наставительно сказала она Людмиле. – И смотри в глазок обязательно, если позвонят.

– Ты-то сама скорее давай, Ирка! Я же тут изведусь вся!

– Да я туда и обратно, пять минут, – махнула Ирина рукой и вышла.

Она спустилась вниз на лифте и прошла к магазину. Купив пачку сигарет и большой пакет сока, она направилась к дому. День выдался не просто жарким, а очень жарким, и Ирина невольно ускорила шаг, чтобы поскорее попасть в прохладную квартиру.

Лифт был занят. Ирина подождала несколько минут, но кнопка так и не погасла. Лифт не спускался вниз, похоже, он болтался где-то на верхних этажах. Ирина подняла голову и крикнула:

– Эй, давайте скорее!

Никто не ответил. Ирина подождала еще некоторое время, разозлилась и решила подняться пешком и заодно посмотреть, кто так долго держит лифт. Спеша, она шагала через две ступеньки.

Ирина уже дошла до своего этажа, вспотев от быстрой ходьбы, но лифт застрял где-то выше. И тут же наверху послышались шаги. Ирина остановилась, чтобы дождаться и спросить, в чем дело, но вдруг почувствовала, как ноги ее подогнулись. Она не сразу поняла, в чем дело, не сразу ощутила боль в затылке, только медленно начала оседать на пол…

Когда Ирина очнулась, то словно через мутную пленку увидела перед собой два маячущих силуэта. Она попыталась понять, кто это, но лица расплывались, слова казались звучащими где-то далеко…

– Глаза открыла, – разобрала Ирина наконец. – Слава богу!

Кое-как приподняв голову, которая тут же отозвалась острой пульсирующей болью, Ирина увидела, что лежит на диване в своей комнате, а над ней склонилась встревоженная Людмила и еще одна незнакомая девушка. Ирина застонала, дотронулась до своей головы и ощутила повязку. С трудом разлепив губы, она выдавила:

– Что… Что со мной?

– Успокойся, ничего не говори. Вот, выпей!

Своей мягкой рукой Людмила поддержала голову Ирины и дала девушке выпить стакан сока.

– Спасибо, – выдохнула Ирина и повторила:

– Что со мной случилось?

– Не знаю, – вздохнула Людмила. – Тебя не было долго, я забеспокоилась, выглянула, а ты лежишь на полу… Говорила тебе, не ходи никуда! Мне теперь твой муж голову оторвет!

– Я поднималась по лестнице, – подала голос незнакомая девушка, – лифт почему-то невозможно было вызвать, и увидела, что вы лежите, а Людмила пытается вас поднять и привести в чувство. А я как раз к вам шла. Ну, вместе мы скорее справились, перенесли вас сюда, я осмотрела, сделала повязку – мы проходили курсы первой помощи, – пояснила она.

– А-а-а, – протянула Ирина, припоминая. – Вы Женя, да?

– Да, Женя Маркелова, – улыбнулась девушка.

– Я Ирина, – она протянула Жене руку. – Спасибо вам, девочки…

– Что будем делать? – нахмурила лоб Женя. – Нужно же кому-то сообщить об этом.

– Игорю мы сообщить не можем, он все равно не станет поднимать трубку, – проговорила Ирина.

– Так Михаилу нужно звонить! – воскликнула Людмила. – Он-то сообразит, что делать! По крайней мере, приедет сюда. Сейчас я позвоню.

Людмила прошла в коридор и набрала номер Лебедева. Сообщив ему, что у них возникли проблемы, она попросила Михаила приехать немедленно. Встревоженный Лебедев примчался через десять минут. Дверь ему открыла Людмила. Не успев войти, Михаил с порога спросил:

– Все целы?

– Да, только с Ириной вот… – Люда не договорила, указывая рукой на комнату, в которой лежала Ира.

Лебедев широкими шагами прошел туда и остановился перед диваном. Осторожно приподняв повязку, он осмотрел рану на голове Ирины и повернулся к Жене с Людмилой.

– Как это случилось? – спросил он.

– Это я виновата! – выступила вперед Люда. – Я отпустила ее в магазин… Всего на пять минут, а за это время – вот…

– Я же просил соблюдать осторожность, – устало проговорил Михаил. – Вы что, не понимаете всей серьезности положения? Хватит одной Ларисы!

Лицо Людмилы побелело при упоминании о невесте Виктора. Она представила, что то же самое могло произойти и с Ириной и расплакалась. Михаил успокаивающе похлопал ее по плечу и спросил:

– Игорь не звонил?

– Нет, – помотала головой Людмила.

– Понятно, – коротко ответил Михаил. – Хорошо, сейчас я вызову охрану из фирмы, эти люди останутся с вами, потому что мне нужно возвращаться. И пожалуйста, не открывайте никому! В сотый раз повторяю! Поняли?

– Да, – ответила Женя.

Лебедев стал звонить в фирму, расстроенная Людка, чувствующая себя с головы до ног виноватой, ушла в кухню варить на всех кофе.

– Охрану я вызвал, – сообщил Михаил, возвращаясь в комнату, – с ними приедет врач, он осмотрит вас.

– Спасибо, – кивнула Ирина.

– Как вы себя чувствуете?

– Ничего, голова почти не болит. Слабость только.

– Не тошнит?

– Да вроде нет.

– Будем надеяться, что обошлось без сотрясения. Он ударил вас не слишком сильно, вскользь…

– Эх, появись я чуть-чуть пораньше! – сокрушенно заметила Женя. – Уж я бы его не упустила!

– Может, это и к лучшему, – проговорил Михаил. – Неизвестно, чем это могло обернуться против тебя.

Вернулась Людмила с подносом в руках, они стали пить кофе. Ирина отказалась.

– Миша, – серьезно произнесла Женя, отставляя чашку. -

Что же это происходит? Кто ополчился против нас и почему? Лариса, я, вчера Людмила, сегодня Ирина. Что за фантасмагория происходит? Чего от нас хотят?

– Если б я знал, – тихо ответил Лебедев. – Будем надеяться, что Игорю удастся сегодня выяснить хоть что-то. Потому что все это действительно совершенно непонятно. А уж история с Ириной вообще неподвластна моему пониманию. Я так думаю, что это предупреждение мне и Костикову. Но для чего? Чтобы мы отказались от расследования? Только так можно это объяснить…

– И ты откажешься? – подняла на него глаза Женя.

– Черт возьми, я не могу этого сделать! – Михаил стукнул кулаком по ручке кресла. – Я бы отказался ради вашей безопасности, если бы речь шла только о деньгах. В конце концов, их можно заработать. Но речь идет о моем друге… И я до сих пор понятия не имею, что с ним.

– Не надо думать о нас, – тихо сказала Люда. – От расследования нельзя отказываться.

– А если, не дай бог, с вами что-то случится? Я же не прощу

себе этого потом!

– Мы будем осторожны, – пообещала Люда с тоской в голосе.

– Хотя мне очень, очень страшно…

Михаил закрыл глаза.

– Господи! – заплакала вдруг Ирина. – мне так страшно! Хоть бы Игорь приехал поскорее! А если они его там убьют?

– Ну, что вы такое говорите! – укоризненно произнес

Михаил. – Ваш муж опытный человек. Не думайте о плохом. Сейчас приедет охрана, вы будете в безопасности, потом вернется ваш муж… Все будет хорошо.

В это время прозвенел звонок. Михаил велел девушкам оставаться на месте, а сам пошел открывать. Вскоре он вернулся в сопровождении трех мужчин. Двое были охранниками, а третий, врач, тут же подошел к Ирине, быстро осмотрел рану, чем-то обработал ее, сменил повязку, дал Ирине болеутоляющую таблетку и сказал, что ничего опасного нет.

– Сейчас вместе поедем, – обратился к нему Лебедев.

Он обвел взглядом мрачные лица всех троих девушек, вздохнул и сказал охранникам:

– Останетесь здесь до тех пор, пока я не позвоню или не приеду.

После этого он попрощался и поехал на работу.

Игорь Костиков, баба Дуся, Алексей Любавин и Сергей Новиков по-прежнему находились в квартире Жени Маркеловой в ожидании Михаила Лебедева. Они не разговаривали между собой.

Когда три раза, как было условлено, прозвенел звонок, Игорь велел бабе Дусе открыть, только сначала внимательно посмотреть в глазок. Баба Дуся понимающе кивнула, прошла в коридор и вскоре вернулась вместе с Лебедевым.

Увидев связанных Алексей и Сергея, Михаил изумленно переводил взгляд с них на Лебедева, потом тихонько приствистнул.

– Вот это да… – протянул он. – Уж такого я никак не ожидал. Ну, что, ребята, здесь все расскажете или отвезти вас в другое место и вы поговорите с другими людьми?

– Миша, мы не виноваты, мы уже все объяснили! – проговорил Любавин.

Лебедев посмотрел на Костикова.

– Расскажите еще раз свою версию Михаилу, – сказал Игорь, – Пускай он выскажет свое мнение.

Новиков монотонно повторил все, что Игорь уже слышал от Алексея. Лебедев скептически смотрел на обоих парней.

– Я не верю, – наконец ответил он. – Какого черта вы это затеяли? Я же сказал, что верну деньги, даже расписку вам написал! Что вам еще нужно? Я же четко пообещал, что сам займусь этим делом! Зачем вы сунулись? Да я вам за Женьку головы пооткручиваю! Это же не ваше дело, а мое! Поймите вы это!

– Ни фига себе – не наше! – окрысился Новиков. -

Бабки-то наши ухнули!

– Ах, бабки? – рассвирепел Лебедев. – Да я сейчас, сопляки, даже связываться со своими людьми не буду, а просто ментов вызову, и вам не бабки будут светить, а солнечный Магадан!

– Миш, мы правду сказали! – продолжал Любавин. – Ты проверить можешь, мы первый раз сюда пришли! У нас и оружия с собой никакого нет, мы просто поговорить хотели! Мы знать не знаем, кто здесь вчера был! Можете проверить, мы же сказали, что у нас алиби!

– Алиби? – прошипел Лебедев. – Сейчас вот мы проверим

ваше алиби!

– Михаил, не горячитесь, – Игорь положил руку на плечо Лебедеву. – В вас эмоции взыграли, а сейчас они совершенно не нужны. Давайте-ка действительно проверим то, что они говорят.

Лебедев некоторое время помолчал, собираясь с мыслями, потом сказал:

– Поехали в Покровск!

– Сначала скажите мне, что там произошло у нас дома?

– Сейчас все в порядке, – снова повторил Лебедев. – Все три девушки там, я вызвал охрану, так что они в безопасности. Попозже расскажу, что там было, но сейчас поводов для волнения нет.

– Хорошо, поехали.

Связанных Алексея и Сергея вывели на улицу. Там стояли две машины – одна их, другая Лебедева.

– Вы поезжайте с Сергеем на его машине, – сказал Игорь. – Только, естественно, сами за руль садитесь. А мы втроем поедем на моей. Если окажется, что они говорят правду, то пускай забирают свою машину и отправляются по домам, а я вас довезу обратно.

– Хорошо, – кивнул Лебедев и повернулся к Сергею:

– Ключи где?

– В правом кармане, – пробормотал Новиков.

Михаил вынул у него из кармана ключи от машины и отпер ее. Тут подъехал Игорь.

– Я думаю, их пока можно развязать, – через окно обратился он к Лебедеву. – Чтобы лишних разговоров с ментами не было.

Михаил поднял Сергея за подбородок и, глядя ему в глаза, тихо проговорил:

– Если надумаешь какой-нибудь номер выкинуть, предупреждаю сразу – потом никакое алиби не поможет. Упеку так, что всю жизнь помнить будешь! За приятеля твоего я не беспокоюсь.

– Да на фиг мне номера выкидывать! – возмутился Сергей, – что я, больной?! Сейчас все выяснится, и мы домой пойдем, зачем мне геморрой лишний?

– Смотри, – еще раз предупредил Лебедев, развязал Новикову руки и подтолкнул к машине Игоря.

– На переднее садись, – бросил ему Костиков. – Сначала

едем домой к Алексею, поэтому вы езжайте вперед.

Сергей послушно сел рядом с Игорем, баба Дуся устроилась сзади. Михаил тем временем развязал руки Любавина, которые тот тут же начал растирать, и указал ему на переднее сиденье „восьмерки“. Обе машины двинулись в Покровск – впереди Михаил, за ним Игорь.

Когда переезжали мост через Волгу, уже начало светать. Постепенно воздух оглашало чириканье птиц, небо светлело, уже чувствовалось, что новый день будет таким же жарким, как и предыдущий.

Алексей Любавин жил в центре Покровска, в девятиэтажном доме. Почти всю дорогу он сидел молча, только указывая, куда ехать дальше. Михаил остановил машину возле дома, на который показал Любавин, Игорь тоже затормозил.

– Я думаю, что всем нам туда идти не стоит, – обратился он к Лебедеву, – вы сходите вдвоем и расспросите.

– Хорошо, – ответил Лебедев и ткнул Алексея в бок:

– Пошли.

Они исчезли за подъездной дверью, Игорь начал набивать

трубку. Новиков покосился на него и спросил:

– Закурить можно? Уши уже опухли!

– Кури, – разрешил Игорь, и Сергей вытащив из кармана пачку сигарет, с удовольствием затянулся.

Быстро выкурив сигарету, он достал следующую. Когда и она истлела, из подъезда показался Лебедев. Он шел один. Подойдя к машине Игоря, он наклонился к окну и сказал устало:

– И родители, и младший брат уверяют, что вчера он пришел действительно во втором часу и сразу лег спать. Я решил, что можно его дома оставить.

– А я что говорил! – обрадовался Новиков.

– Помолчи пока, – угрюмо отмахнулся Михаил. – Твое алиби мы еще не проверили!

– Так проверяйте! Поехали на стоянку!

– Говори адрес.

Новиков объяснил, как доехать до стоянки возле его дома, и машины снова тронулись. Доехав до нужного места, Игорь, Михаил и Сергей вышли из машины. Бабу Дусю Игорь попросил посидеть и подождать.

В эту ночь на стоянке дежурил другой парень, не тот, который был вчера.

– А что за проблемы-то? – лениво спросил он.

– Нам нужно знать, ставил ли этот человек вчера здесь свою машину и во сколько.

– А какие проблемы? – снова спросил парень. – С машиной что-то не так?

– Нет-нет, – успокоил его Игорь. – С машиной все в порядке, к вам никаких претензий.

– Ну, вон в журнале должно быть записано, если он ставил. Номер какой?

Новиков назвал номер своего автомобиля. Парень раскрыл журнал, полистал его и сказал:

– Да он почти каждый день тут ставит. Вот и вчерашняя запись есть, – и он показал журнал Костикову с Лебедевым.

– Ну, что? – нетерпеливо спросил Новиков. – Теперь верите или поедем парня того разыскивать, чтобы он меня опознал?

Игорь отвел Лебедева в сторону.

– Знаете, – тихонько сказал он ему, – я думаю, что они говорят правду и нет смысла еще колесить и искать этого дежурного.

– Похоже на то, – согласился Лебедев. – Черт, выходит, мы опять остались на пустом месте?

– Выходит, так, – развел руками Игорь. – Но его можно отпустить. К тому же не забывайте, что вы все-таки с ними работаете. Сегодня погорячились, но все выяснилось, так что не нужно портить отношения.

– Да я понимаю, – махнул рукой Лебедев. – Просто озверел в первый момент, когда подумал, что это они все творят.

Он повернулся к Новикову и сказал:

– Ставь машину и ступай домой спать. А днем приезжайте в фирму, поговорим о делах. И не вздумайте больше ничего предпринимать, пинкертоны хреновы!

Новиков кивнул и пошел ставить машину. Лебедев с Игорем вернулись к бабе Дусе и поехали в Тарасов. По дороге Лебедев рассказал о происшествии с Ириной. У Костикова непроизвольно сжались кулаки.

– Нет, это уже ни в какие ворота! – воскликнул он. – При

чем тут моя жена?

– Видимо, нас с вами предупреждают, чтобы мы бросили это

дело, потому что достают всех женщин, которые имеют к нам какое-либо отношение. Я бы посоветовал Евдокии Тимофеевне быть осторожнее и не ходить никуда одной.

– За меня не беспокойся! – замахала руками баба Дуся. – Со мной ничего не случится! К тому же я и не хожу одна, все время с Горяшкой езжу. Так что ты ему лучше скажи, чтобы он меня одну не кидал! – и баба Дуся лукаво посмотрела на Лебедева.

– Ну, вы нашли повод, чтобы всегда быть со мной, – улыбнулся Игорь, но тут же посерьезнел. – Вы уверены, что с Ирой сейчас все в порядке?

– Да, ее врач осматривал, сказал, что ничего опасного. И после работы я к ним заезжал, там все нормально. Чувствует Ирина себя хорошо, никто к ним не приходил. Охрана на месте.

– Скажите, Михаил, – Игорь пристально посмотрел Лебедеву в глаза, – у меня создалось впечатление, что вы хотите отказаться от расследования. Я не прав?

– Не знаю, – вздохнул Михаил. – У меня такое ощущение, что с каждым шагом мы только удаляемся от разгадки все дальше и дальше. И никакого просвета нет. А люди страдают… Вам я, разумеется, заплачу, как договаривались, насчет этого не волнуйтесь…

– Что-то рано вы руки опустили! – жестко заметил Костиков.

– А что мне остается делать? – уныло проговорил Михаил. – Ведь страдаю-то даже не я, а люди, которые меня окружают! Я не могу подвергать их постоянной опасности! Вот сейчас сижу с вами и думаю – кто следующий? Кто? Мой заместитель? Мои родители? Соседи, кто? На кого еще направит удар этот выродок? Мне Лариса до конца дней сниться будет!

– Успокойтесь, вы опять на эмоциях! Я же не кричу, а между прочим, это на мою жену напали. И не думайте, что я не волнуюсь за нее. Просто я уже считаю делом чести разобраться с этим зарвавшимся мерзавцем. И отступать не намерен.

– Молодец, Горяшка, – похвалила баба Дуся внука. – Сроду у нас в роду трусов не было. Господи! Да сколько мы уж дел пораскрыли, и бандитов ловили, и тех, кто наркотики продает! Неужто еще с одним не справимся?

– Но здесь даже непонятно, с кем справляться! – в отчаянии проговорил Михаил. – Это словно призрак какой-то, никто его на месте поймать не может! Он словно чует, когда и где мы появимся. И что? Не могут же теперь девушки до конца дней ходить под охраной!

– Я в призраки не верю, – ответил Игорь. – И уверен, что его поведению и всему, что происходит, есть логическое объяснение. А если мы его не знаем, так это говорит только о том, что противник пока соображает лучше нас. И нам нужно не списывать его действия на мистику, а постараться эту логику уловить. Вот тогда мы его и возьмем.

Лебедев молчал. Потом достал сигарету, закурил.

– Вы думаете продолжать засаду у Жени?

– Пока не знаю, – уклончиво ответил Игорь.

Михаил понял, что Костиков не хочет делиться с ним своими планами и не стал больше расспрашивать. Они подъехали к дому Жени, лебедев пересел в свою машину.

– Вы домой? – спросил он Костикова.

– Да. Вы, я так полагаю, тоже?

– Да, надо бы поспать хоть остаток ночи. Завтра снова работа.

– Я буду звонить, – сказал Игорь.

– Я хотел бы пока куда-то пристроить Женю, – проговорил Михаил. – На мой взгляд, дома ей оставаться небезопасно. Черт, я уже не знаю, как мне обеспечить всех охраной!

– Во-первых, успокойтесь, – повторил Игорь. – Вы не один, я тоже чего-то стою, – усмехнулся он. – И предлагаю такой вариант: чтобы не раскидываться охраной, для удобства пускай и Люда, и Женя пока остаются у меня. И охрана тоже. Так, мне кажется, будет лучше. Места всем хватит, мы с Ириной переместимся ко мне в кабинет, девушки будут в нашей спальне, у бабы Дуси своя комната. По крайней мере, и я не буду так нервничать, что Ирина остается одна, когда я уезжаю. А я направлю все усилия на то, чтобы поскорее завершить это дело.

Подумав, Михаил признал, что это вполне разумно. Он достал из бумажника деньги и протянул Костикову.

– Нужно купить продукты, сразу побольше, сигареты там и прочие мелочи, словом, все что женщины скажут. И пускай носа не высовывают из квартиры. Если понадобятся еще деньги, я дам.

– Не нужно, здесь больше чем достаточно, – кивнул Игорь.

– Я все обеспечу.

– Тогда до свидания.

Они пожали друг другу руки и разъехались. Игорь почувствовал, как он устал и одновременно как соскучился по Ирине.

Когда они подъехали к дому, то увидели, то в кухне горит свет. В комната было темно.

– Надеюсь, женщины спят, – со вздохом проговорил Игорь. – О-хо-хо, вот же канитель закрутилась!

– Не думай сейчас ни о чем, придем – и сразу спать! – приказным тоном заявила баба Дуся. – А то совсем мозги иссушишь, ничего не раскроешь! Завтра вместе покумекаем, чего дальше делать.

У Игоря не было сил возражать, сказывалась вторая бессонная ночь. Он отпер дверь своим ключом и, войдя, уткнулся взглядом в направленный на него ствол пистолета.

– Я хозяин квартиры, Костиков Игорь Анатольевич, – сказал он охраннику, подозрительно смотрящему на него, и добавил:

– Хорошо работаете.

– Приходится, иначе выгонят, – проворчал тот.

В этот момент из кабинета Игоря показалась Ирина. Голова ее была забинтована. Игорь бросился к жене.

– Малышка моя, ну, как ты?

– Уже все хорошо, – обнимая его, улыбнулась Ирина.

– Зачем ты встала, тебе же нужно лежать! – упрекнул ее Игорь, гладя девушку по щеке.

– Ничего, я и так лежала весь день и всю ночь. Правда,

спала мало, все время тебя ждала.

– Пойдем, – Игорь, обняв, повел ее в кабинет.

У двери он обернулся и сказал:

– Спокойной ночи, Евдокия Тимофеевна.

Когда они остались одни, Игорь спросил:

– Девушки спят?

– Да, они в нашей комнате. Я подумала, что так будет удобнее.

– Ты права, я планировал так же. Мы с Михаилом

договорились, что пока они поживут у нас. Ты не возражаешь?

– Как я могу возражать? Ты представляешь, каково мне было

бы тут одной!

– Успокойся, малышка, теперь все будет в порядке. Завтра охрана сменится, здесь постоянно вы будете под присмотром.

– Но ведь теперь нельзя даже на работу выйти!

– Завтра уже пятница, ничего страшного, если пропустите

один день. А к понедельнику я надеюсь покончить с этим

делом, оно меня порядком достало.

– Но ты хоть продвинулся в расследовании?

– Боюсь, что нет…

– Расскажи, как вы провели все это время?

Они лежали на диване, Игорь, обнимая Ирину, поглаживал ее плечо и рассказывал обо всем, что произошло в квартире Жени Маркеловой. Ирина слушала, не перебивая, только периодически вздрагивала, и тогда Игорь сжимал ее худенькое плечо. Когда он замолчал, Ирина спросила:

– Значит, теперь нужно все начинать сначала, раз эти ребята ни при чем?

– Выходит, что так. Мне стыдно тебе признаться, котенок, но если честно, я ума не приложу, что делать дальше. Просто не представляю.

– Тебе нужно отдохнуть, – тихо шептала Ирина, гладя Игоря по шершавой щеке. – Ты устал совсем, бедный, замотался…

Ты поспи, мой хороший, а утром все будет по-другому. Ты умный, ты сильный, ты обязательно что-нибудь придумаешь, я верю в тебя…

Ирина не говорила ничего особенного, но интонация ее была такой нежной, что Игорь почувствовал, как к нему возвращается уверенность. Благодарный, он целовал лицо девушки, ее шею, руки…

Они не занимались любовью, но та психологическая связь, которая возникла между ними в эту ночь, была крепче телесной. Они уснули нескоро, долго еще разговаривали, Ирина подробно рассказала о том, что с ней произошло… Игорь гладил девушку, шептал ей какие-то ответные нежности, а за окном было уже совсем светло…

Уснули они, видимо, одновременно и незаметно. Общение их постепенно перешло в сон – недолгий, но крепкий.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Наутро первой проснулась Ирина. Посмотрев на спящего мужа, она поправила его подушку, улыбнулась, осторожно поцеловала Игоря в щеку и встала с постели.

Пройдя в ванную, Ирина умылась и вышла в кухню. Баба Дуся уже поила охранников кофе, и Ирина подивилась тому, сколько энергии в старушке.

Вскоре прибыли сменщики охранников, баба Дуся провела их в кухню, а Ирину увела в свою комнату кормить завтраком.

– Горяшка спит еще? – спросила она.

– Да. я пока не стала его будить, он и так устал… А что, вы собираетесь снова куда-то ехать?

– Покудова нет, – ответила баба Дуся. – Я вообще-то думаю, что энти разъезды нужно прекратить.

– Почему? – удивилась Ирина. – Вы считаете, нужно отказаться от дела?

– Когда это я от дела отказывалась? – возмутилась баба Дуся.

– Тогда почему вы так говорите?

– Да потому, что чую, что толку от энтих разъездов нет, а одна канитель! Только пакости всякие случаются, покудова нас нету.

– Но разве можно успешно завершить дело, сидя дома? – недоумевала Ирина.

– Покудова лучше посидеть, – упрямо повторила старуха. – Толку больше будет!

– Ну-у, боюсь, что Игорь с вами не согласится, – вздохнула Ирина. – Не одобрит такого плана.

– Там поглядим! Он всякий раз меня не слушает, а потом жалеет.

– Но вы хоть скажите, чем вы руководствуетесь, предлагая полное бездействие?

– Я не говорю, что нужно ничего не делать, – возразила

баба Дуся. – Без делов-то я и сама с ума сойду!

– А что же тогда делать?

– Думать, – спокойно подала плечами старушка. – Больше покудова делать нечего.

Вскоре поднялись Людмила с Женей, Ирина сообщила им о решении Игоря с Михаилом.

– Но я не могу! – испугалась Женя. – мне нельзя тренировки забрасывать! И потом, работа…

– Эх, и дерьмо! – поддержала ее Люда. – Всеми днями и ночами дома торчать! Конечно, спасибо вам большое, но ведь от такой жизни можно с ума сойти!

Ирина с упреком посмотрела на девушек и сказала:

– Вы просто как дети, честное слово! Ведь Михаил с Игорем переживают за нас! Михаил просто с ног сбился, мне Игорь говорил, чтобы нас обезопасить, он все расходы на себя взял. Вы думаете, это все шутки? Дело серьезное, а вы еще капризничаете…

Женя с Людмилой смущенно замолчали. Потом Людмила со вздохом сказала:

– Ладно, Иришка, извини. Мы все на нервах просто. Уж поскорее бы все это закончилось. Извини, спасибо вам за все. Надеюсь, что не стесним сильно.

– Не стесните. Берите в холодильнике все, что нужно -

Игорь купил огромный пакет продуктов, – и завтракайте в комнате. Охрана пусть в кухне сидит.

Предоставив девушкам заниматься чем им захочется, Ирина вернулась в кабинет. Игорь все еще спал, на лбу его Ирина заметила усталую складку, разделившую лоб пополам. Девушка присела на край дивана и пальцем осторожно принялась разглаживать эту морщинку. Лицо Игоря всегда казалось ей совершенным, и сейчас она чувствовала, что для нее нет никого красивее и лучше него.

Игорь открыл глаза и притянул Ирину к себе.

– Как ты, малышка? – спросил он, целуя девушку в лоб.

– Все в порядке. Охрана сменилась, девушки завтракают, баба Дуся, как всегда, давно на ногах, – улыбнулась Ирина. – Знаешь, что она мне заявила сегодня?

– Что?

– Что никуда ездить вам пока не нужно, а нужно сидеть дома

и думать.

Игорь потер ладонью лоб. Честно говоря, он не представлял себе, куда он может поехать. Вначале действительно нужно было хорошенько подумать.

– Ты знаешь, котенок, – проговорил он. – Вполне возможно что я и соглашусь с Евдокией Тимофеевной…

– Ты зашел в тупик? – тихо спросила Ирина.

– Боюсь, что да. И пока делать мне нечего, нужно все обдумать.

– Тогда я не стану тебе мешать, – мягко сказала девушка.

– Давай я принесу тебе завтрак сюда, а сама пойду к

девушкам или к бабе Дусе?

– Не возражаю, – улыбнулся Игорь. – Только сперва умоюсь.

После завтрака Костиков прошел в комнату Евдокии Тимофеевны. Она была одна – Ирина, видимо, пошла к Жене с Людмилой. Старушка спокойно сидела на кровати и с увлечением смотрела телевизор.

– Смотри, Горяшка, – не отрываясь от экрана, проговорила она. – Передача какая антиресная идет! Представляешь, муж двенадцать лет назад из дому ушел и пропал. А теперь вот нашелся, с женой встретился…

На экране обнимались мужчина и женщина. Игорь невольно усмехнулся.

– Вот как? – иронически спросил он. – Что ж он к ней двенадцать лет-то не торопился?

– Не понимаешь ты ничего, тьфу на тебя! – сплюнула баба Дуся. – Ты бы выслушал лучше, прежде чем зубоскалить!

– Ну-ну, – улыбался Игорь, – слушаю.

– Ушел он из дома двенадцать лет назад, на рыбалку поехал,

в районный центр! – блестя глазами, заговорила баба Дуся,

– а сам, пока через лес шел, упал да об камень головой ударился. Сознание из него и вышибло! А когда очнулся – мать честная! Не помнит ничего! Вот даже как его звать – и то не помнит. И документов при ем никаких нет. И пришлось ему, бедному, двенадцать лет скитаться, прежде чем память к нему вернулась. Так в том райцентре и жил все это время. А жена тута с ног сбилась. И вот нашлись наконец. Да, хорошая это передача, полезная! А ты не смотришь!

– Мне некогда телевизор смотреть, – важно заметил Игорь.

– Я думаю.

– Это правильно, – кивнула баба Дуся. – Подумать порой

не вредно.

В этот момент раздался телефонный звонок. Игорь снял трубку и услышал глухой голос Лебедева:

– Игорь Анатольевич? Вы не могли бы приехать ко мне на работу срочно?

– Что случилось? – предчувствуя недоброе, спросил Игорь.

– Виктора нашли, – помолчав секунду, ответил Лебедев и повесил трубку…

– Что такое? – выглянула в коридор Евдокия Тимофеевна.

Из комнаты высунулись все три девушки. Игорь, с трудом подавив раздражение, сказал:

– Ничего, ничего, это мне звонили! В что теперь, на каждый звонок так будете реагировать?

И прошел к Евдокии Тимофеевне.

– Звонил Лебедев, – сказал он. – Сообщил, что Виктора нашли.

– Батюшки! Вот слава богу-то! – обрадовалась баба Дуся. – Живого аль нет?

– Не знаю, он не сказал. Я сейчас еду к нему, вы, так полагаю, со мной? Тогда собирайтесь скорее.

– Да нет, – неожиданно вздохнула баба Дуся.

Игорь несказанно удивился. Такое поведение было совершенно нехарактерным для бабы Дуси.

– Что это с вами, Евдокия Тимофеевна? На вас это совсем не похоже.

– Старею, видно, – проговорила баба Дуся. – Тяжело мне после бессонной ночи куда-то еще ехать, ты уж не обижайся на старуху.

Игорь не очень-то поверил объяснениям бабы Дуси, так как слишком хорошо ее знал, но выяснять истинную причину ее отказа ему было некогда – Михаил просил поторопиться, – и Игорь, пробормотав „Как знаете“, быстро пошел к себе переодеваться.

Игорь гнал машину в фирму „Европа“, от души надеясь, что Маркелов жив и сейчас сможет пролить свет на это запутанное дело. Припарковав машину возле входа, Игорь прошел через стеклянную дверь внутрь.

– Игорь Анатольевич? – вежливо обратился к нему молодой человек в униформе.

– Да, – ответил Костиков.

– Михаил Александрович ждет вас в кабинете, я провожу.

Молодой человек провел Игоря к кабинету лебедева, постучал в дверь и, услышав „да-да“, кивнул Игорю и удалился. Пройдя в кабинет, Игорь увидел сидящих за столом Лебедева и еще одного молодого человека в летнем костюме. Он совершенно не бы похож на Виктора Маркелова.

– Познакомьтесь Игорь Анатольевич, это Павел Коротков, мой заместитель, – представил Лебедев молодого человека Игорю.

Костиков пожал протянутую руку и внимательно посмотрел на лицо еще одного человека, который был в курсе поездки

Виктора и с которым Игорю до сих пор не довелось встретиться.

У Павла Короткова было поистине красивое лицо с правильными, классическими чертами. Большие серые глаза с темными ресницами, ровный прямой нос, четко очерченный рот. При этом напрочь отсутствовала присущая многим красивым мужчинам некая женоподобность – он был красив именно мужской красотой.

– Рад познакомиться, – наконец произнес Игорь, поймав себя на мысли, что слишком уж откровенно рассматривает Короткова.

– Тут вот какие новости, Игорь Анатольевич, – заговорил Лебедев, когда Игорь сел за стол, и вытер платком пот со лба. – Нашли труп Виктора Маркелова…

Последняя надежда Игоря рухнула. Еще один труп… Только этого не хватало!

– Рассказывайте, – коротко попросил Игорь.

– Сегодня утром мне позвонили по телефону из милиции, – бесцветным голосом продолжал Лебедев, – попросили приехать в морг для опознания трупа. Я поехал и узнал Виктора. Оказывается, его нашли в Волге, прямо в собственной машине.

– В каком районе? – спросил Игорь.

– Сразу, как съезжаешь с моста в Покровске. Там есть достаточно уединенное место, где мало кто купается – дно плохое, илистое. Там и обнаружил машину сегодня рано утром какой-то рыболов-любитель, как мне объяснили.

– А что-нибудь известно о дате смерти?

– Сказали, что примерно дня два назад, точнее пока установить не могут.

– Машину обыскали?

– Да. Денег нет. Документы только были, поэтому милиция так быстро со мной связалась. Позвонили сперва Жене, но так как у нее никто не отвечал, стали звонить на работу. Да, вот еще что! Ключей от Жениной квартиры не было, это я специально выяснил.

– Понятно. А причина смерти?

– Мне ничего этого не сообщили, хотя я и на том настаивал.

– Та-а-ак, – протянул Игорь. – Значит, его все-таки убили из-за денег. А кто ведет дело?

– Я разговаривал со следователем Малышевым, – сказал Михаил.

– О, понятно! Тогда, думаю, что мне удастся получить кое-какую информацию… – сказал Игорь, однако, вспомнив последнюю встречу с Олегом, тут же засомневался в собственных словах.

– Вы что, знакомы? – удивился Лебедев.

– Еще со школы. Потом юридический вместе заканчивали.

– Надо же, как тесен мир. Мне он показался человеком грамотным, хотя и тяжелым.

– Вы правы, – ответил Игорь и поднялся. – Я вот о чем хотел вас предупредить, Михаил. Если я обращусь за информацией к Малышеву, то мне придется что-то предоставить ему взамен. Так уж сложились наши отношения, что дружба дружбой, а… – развел руками Игорь.

– Понял. Что вы хотите ему рассказать?

– То, что скрывать уже не имеет смысла, раз милиция обнаружила труп. Я хочу рассказать о том, что Виктор вез в день смерти крупную сумму денег. Это все равно станет известно, как вы понимаете. Но, безусловно, я не могу этого сказать Малышеву без вашего согласия.

Лебедев некоторое время подумал, потом перевел взгляд на Короткова. Тот слегка кивнул.

– А, говорите что хотите! – махнул рукой Лебедев. – Все равно теперь огласки не избежать.

– Хорошо, спасибо. Теперь хочу предупредить только об

одном. Никому – слышите? – никому пока о трупе не

говорите. Молчите, и все! Сотрудники, надеюсь, еще не в курсе?

– Нет, я сообщил только Павлу, – кивнул Лебедев на Короткова.

– Хорошо. Я сейчас еду к Малышеву за информацией, потом перезвоню вам.

– Постарайтесь поскорее, дело такое, сами понимаете…

– Понимаю, – ответил Игорь и вышел из кабинета.

Сев в свою машину, Игорь отправился в УВД Тарасова к подполковнику Малышеву.

Олег Павлович сидел у себя в кабинете, когда ему позвонили с вахты и сообщили, что его хочет видеть некто Костиков.

„Ага, теперь я тебе понадобился, – подумал Малышев. – Ну-ну, посмотрим, с чем ты пожаловал…“

Последняя встреча с Игорем обидела его. Хотя Малышев и привык к тому, что они постоянно соперничают с Пижоном, хоть и язвил сам на его счет при каждом удобном случае, но, если дело было серьезное, он всегда отбрасывал эмоции и оказывал Костикову посильную помощь. А тот отказал ему, когда Олег нуждался в информации. И теперь, когда Костиков сам к нему явился, Малышев почувствовал удовлетворение и даже злорадство.

– Пропустите, – распорядился он и откинулся на спинку кресла.

Костиков вошел в кабинет без стука.

– День добрый, – поприветствовал он Малышева.

– Добрый, добрый, – цепким взглядом охватывая Игоря, ответил Малышев. – С чем пожаловал?

– Пришел узнать, как твои успехи в деле Ларисы Игнатьевой?

– А тебя это волнует? – усмехнулся Малышев. – Помнится, ты ясно дал мне понять, что плюешь на мои успехи.

– Не заводись, Олег, – тихо попросил Костиков. – Ты знаешь, я сказал тебе тогда все, что мог. Сейчас же ситуация изменилась, и я могу сказать тебе гораздо больше, Поэтому у меня взаимовыгодное предложение – информация в обмен на информацию.

Малышев, прищурившись, внимательно слушал Олега.

– Информация может быть неравноценной, – покачал он головой. – Откуда я знаю, что ты мне сообщишь?

– Тебе сейчас любая информация нужна, – покачал головой Игорь. – Дело-то у тебя на месте стоит, только еще больше запутывается, верно? К смерти Ларисы еще и труп ее жениха прибавился…

Все это Игорь проговорил нарочито небрежно и начал набивать трубку, искоса следя за реакцией Малышева. Тот сидел, задумавшись, глядя в сторону. Игорь не спеша набил трубку и принялся раскуривать. Малышев молча барабанил пальцам по столу. Наконец он спросил:

– Какого рода тебе нужна информация?

– Результаты вскрытия тела Виктора Маркелова.

– И все?

– Все.

– Что ж, эту информацию я могу тебе предоставить. Вот только в обмен на что?

– В обмен на некоторые интересные подробности из жизни Маркелова, а также события, произошедшие после его смерти.

– Ты считаешь, что это может мне пригодиться?

– В этом деле тебе все может пригодиться. Без моей помощи ты его не раскроешь.

– Это смелое заявление, – усмехнулся Малышев.

– Как знаешь, – пожал плечами Игорь. – Собственно, я нужную мне информацию смогу получить и без тебя. А ты ни от кого, кроме меня, не сможешь получить этих сведений.

– Хорошо, – подумав еще некоторое время, повторил Малышев. – Я согласен.

– Только сначала я выслушаю тебя.

– Не доверяешь? – криво усмехнулся Олег.

– Приходится.

– Почему это?

– Ты очень изменился за последнее время, Олег, – грустно произнес Костиков. – Это даже Ирина отмечает.

– Ирина? – Малышев медленно поднял на Костикова глаза. – И что же она говорит?

– Что ты стал гораздо хуже.

Малышев помолчал, потом сказал:

– Не думал я, что ты станешь такое выдумывать, чтобы меня уколоть.

– Я и не выдумываю, – пожал плечами Игорь. – А впрочем, ты прав, мне не следовало тебе этого говорить. Тем более что это не имеет никакого отношения к делу. Так что, мы обменяемся информацией? Или личные обиды превысили для тебя необходимость завершить дело?

В Малышеве происходила борьба. Личные обиды действительно не на шутку взыграли в нем, и он с удовольствием насладился бы сейчас зрелищем, при котором Костиков оставался бы с носом. Но не таков человек был Олег Павлович Малышев, чтобы не суметь справиться с эмоциями.

Он поиграл желваками, потом сказал:

– Нет, Костиков. Обмен информацией состоится.

– Тогда скажи мне, как погиб Виктор Маркелов?

– Его обнаружили в собственном автомобиле, в протоке возле покровского моста. Место там неглубокое, но народ не купается – дно плохое. Поэтому автомобиль обнаружили только сегодня.

– Причину смерти установили?

– С причиной не совсем понятно. Вернее, причина-то ясна – утопление. То есть в легких обнаружена вода, и попала она туда еще при жизни. Но, кроме того, в крови обнаружен алкоголь…

– Ты хочешь сказать, что он пил за рулем? Это вряд ли возможно.

– Почему? – быстро спросил Малышев.

– Это ты поймешь, когда я выложу тебе свою информацию.

– Хорошо, – кивнул Малышев и продолжал:

– Это еще не все. На затылке обнаружена рана, сделанная тупым предметом. Но умер он не от нее.

– Ах, вот как, – нахмурился Игорь. – Это уже кое-что проясняет…

– Тебя интересует что-то еще?

– А есть что-то еще?

– Что касается результатов вскрытия, то нет.

– Ну, а больше меня ничего не интересует.

– Тогда я хотел бы послушать тебя.

– Я могу сообщить тебе только о возможных мотивах убийства Маркелова.

– И каковы же они?

– Скорее всего, ограбление. Три дня назад Виктор должен был передать поставщикам крупную сумму денег. Эти деньги он не довез.

– Именно это ты скрыл от меня при нашей предыдущей встрече? – помолчав, спросил Малышев. – Ты ведь это тогда уже знал, верно?

– Верно, но тогда я не мог тебе этого сказать. Сам понимаешь, я завишу от своего заказчика.

– Имя заказчика спрашивать не буду, потому что, как

понимаю, этого ты и теперь не скажешь.

– Не скажу, – подтвердил Игорь. – Я и так указал тебе направление поисков.

– Но при чем тут тогда смерть невесты Маркелова? Мы ведь установили, что Лариса Игнатьева была его невестой. Если его убили из-за денег, то зачем убивать ее?

– Этого и я пока не знаю. Единственное, что я смог вынести из твоих сведений, то это то, как приблизительно было совершено преступление. По моему мнению это выглядело примерно так. Кто-то, явно знакомый Виктора и знающий о том, по какой дороге он поедет с деньгами, тормознул его машину. Незнакомого Виктор в такой ситуации вряд ли посадил бы.

Потом каким-то образом этот некто заманил Маркелова к протоке. Там он ударил его тупым предметом по голове, Маркелов, скорее всего, потерял сознание, после чего преступник влил ему в рот алкоголь. А затем просто-напросто завел автомобиль и спустил его в воду. Так я все это вижу.

– Вполне возможно, что так и было, – согласился Малышев.

– Узнать бы теперь, кто этот некто…

– Вот и у меня та же задача, – усмехнулся Костиков. – Посмотрим, кто на этот раз окажется проворнее, а?

– Если даже это буду не я, – медленно проговорил Малышев, – то меня это не очень расстроит, потому что это будешь и не ты.

– А кто же? – поднял брови Игорь.

– Баба Дуся!

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Но баба Дуся пока что не проявляла никакого проворства. Она не делилась с Игорем своими мыслями, никуда не выходила из дома, не тянула Игоря никуда и вообще вела себя так, словно потеряла к делу всякий интерес. Игорю стало казаться, что Евдокия Тимофеевна и вправду стареет и заниматься расследованием больше не хочет.

И это после того, как Игорь рассказал ей о том, как он побывал у Лебедева, что тот рассказал ему о трупе Виктора, о визите к Малышеву…

Пока Игорь рассказывал все это, баба Дуся слушала очень внимательно, задавала множество вопросов, выспрашивала все подробности. Потом посидела немного с закрытыми глазами, словно переваривая информацию. Затем, строго взглянув на Игоря, проговорила:

– Вот что, Горяшка. Об энтом, ежели хочешь убивца словить, никому не говори. Даже Ирке. Верно тебе говорю – помалкивай!

– Помалкивать-то ладно, я вот не знаю, что дальше делать… – начал было Игорь, но баба Дуся, ответив только свое любимое „думать, вот чего“, снова закрыла глаза. И больше ничего Игорь от нее не добился.

А дальше поведение бабы Дуси и вовсе перестало поддаваться

логике. Она то часами сидела в своей комнате перед

телевизором, то болтала с девушками, причем на темы, не

имеющие отношения к делу, то стирала в ванной белье, напевая

что-то себе под нос. И – все. О расследовании ни слова.

Признаться, Игорь приуныл, видя такое отношение. Он уже привык во все советоваться с Бабусей, и теперь ему было тяжеловато, потому что он просто не знал, что делать.

Вернувшись от Малышева, он первым делом позвонил Лебедеву и сообщил о том, что ему удалось узнать от подполковника. Лебедев внимательно выслушал, потом сказал:

– Он уже и мне звонил, интересовался, не знаю ли я, где мне найти Женю. Я сказал, что не знаю.

– Это правильно, – согласился Костиков.

– Но думаю, что он все же вас побеспокоит. Ведь для него не секрет, что вы занимаетесь делом Виктора? Думаю, что он не удовлетворится информацией, которую вы ему сообщили, и будет пытаться вытянуть из вас как можно больше. Мне господин Малышев показался человеком настырным.

– Это вы верно заметили. Но не волнуйтесь, ничего лишнего я ему раньше времени не скажу, за долгие годы знакомства я научился разговаривать с Олегом Малышевым.

– У вас все в порядке? – спросил Лебедев.

– Да, ничего не случилось.

– Ну, и слава богу. Привет Жене с Людмилой.

После разговора с Лебедевым и состоялся разговор с бабой

Дусей, затем Игорь пообедал и прошел к себе в кабинет. Там

он ломал голову, анализируя факты, но только измучил себя,

потому что решение так и не находилось. Костиков хотел было

снова пройти посоветоваться с бабой Дусей, но та сослалась

на то, что ей некогда – она собирается печь блинчики.

Игорь чертыхнулся про себя. Идея насчет блинчиков в такую жару показалась ему просто абсурдной. Он ушел и заперся у себя в кабинете.

„Совсем, что ли, помешалась старая! – меряя шагами ковер, думал он со злостью о бабе Дусе. – Уволю к чертовой матери!“

Весь остаток дня он пробыл в кабинете один, злился на всех и на себя, ужин Ирину попросил принести прямо в кабинет, а от блинчиков принципиально отказался.

Ирина несколько раз подходила к двери, прислушивалась, предлагала помощь, но Игорь отказывался. Под вечер все три девушки, уставшие от сидения в запертом помещении, собрались в спальне Ирины и Игоря. К ним же примкнула и баба Дуся. Старушка шутила, смеялась, угощала всех своими блинчиками и выглядела просто счастливой.

Девушки выглядели утомленными, но невольно заражались настроением баба Дуси, постепенно начали смеяться ее шуткам и рассказам. Одна Ирина сидела хмурая и неразговорчивая.

– Чего ты такая смурная, Иришка? – обернулась к ней баба Дуся.

– Я не понимаю, чему вы так радуетесь! – раздраженно проговорила Ирина. – Дело не закончено, мы все продолжаем находиться в опасности, а вы ведете себя так, словно все в порядке. Игорь не находит себе места весь вечер, а вам и дела нет! Извините, но, по-моему, это вер легкомыслия и безответственности.

С этими словами Ирина вышла из комнаты.

– Ох, ну до чего ж Иришка наша всякие заумные слова любит! – покачала головой баба Дуся. – Ничего по простоте сказать не может, обязательно мудреные слова ввернет. Оно и верно, институт закончила…

Люда и Женя улыбнулись, однако и они чувствовали себя не так счастливо, как баба Дуся.

– Вы знаете, Евдокия Тимофеевна, – вздохнув, сказала Людмила. – Я завтра, наверное, вернусь домой. Мне уже надоело это заточение, да и стеснять вас не хочется. В конце концов, если дело так и не будет раскрыто, нам что, всю жизнь теперь здесь торчать?

– Я, пожалуй, тоже вернусь, – поддержала ее Женя. – Это ничегонеделание кажется мне бессмысленным.

– На Горяшку серчаете? – прищурившись, посмотрела на девушек баба Дуся и покачала головой. – Это вы зря! Парень он умный, а ежели вдруг в тупик зашел, это ненадолго. Не было еще такого дела, которое мой внук не раскрыл! – с гордостью заявила она.

Заметив скептическое выражение на лицах девушек, баба Дуся, заговорщически подмигнув им, нагнулась и шепотом произнесла:

– Да вам больше скажу! Он уж почти все знает, только покудова не говорит, в секрете держит!

– Он знает, что с Виктором?! – воскликнула разволновавшаяся Женя.

Баба Дуся молчала и загадочно улыбалась.

– Это нечестно! – рассердилась Женя. – Вы не можете держать нас в неведении! Мы имеем право знать. Я-то уж, о всяком случае, точно!

– Потерпи, милая, – кротко проговорила баба Дуся, ласково глядя на девушку. – Скоро все узнаешь, верно говорю.

Было видно что такое положение вещей не устраивает ни

Людмилу, ни Женю, но добиться чего-то большего от упрямой

старухи они так и не смогли: быстро подхватив блюдо из-под

блинчиков, баба Дуся утащила его в кухню мыть, а затем,

напевая, скрылась в своей комнате.

Ирина в это время сидела в кухне в обществе охранников. Ее. раздражало, что она у себя дома не может найти места, но и к Игорю идти не решалась, зная, что муж не в духе.

А Игорь маялся оттого, что время идет, а он бездействует. Он даже решил с утра позвонить Лебедеву и сказать ему, чтобы снимал охрану. А то неудобно получается, как будто и его охраняют, пока он сидит дома сложа руки.

К ночи Игорь принял решение спровоцировать преступника какой-то ложной информацией. На эту мысль его натолкнули слова бабы Дуси о том, что надо как-то его обмануть. Правда, дело осложнялось тем, что Игорь не знал, кого именно обманывать.

«Нужно придумать какую-нибудь „дезу“, которая заставит его зашевелиться, – думал Игорь. – Чтобы он сделал неверный шаг, чем-то выдал себя. Пусть сегодняшний день пропал, а завтрашний просто необходимо посвятить этому. Ждать больше нельзя».

Правда, нужной уловки он так и не придумал, но хотя бы

наметил направление, в котором следует действовать. Это его

немного подбодрило.

«Завтра с утра заставлю бабу Дусю меня выслушать, плевать на ее настроение! Вместо мы точно что-нибудь придумаем», – успокаивал он себя.

Наутро Игорь проснулся рано, но Ирину будить не стал. Умывшись, он постучал в дверь бабы Дуси.

– Евдокия Тимофеевна, мне нужно с вами поговорить, – решительно заявил он.

– Ох-хо-хо! – послышался сонный голос старухи. – Что, срочно, что ль?

– Срочно! – твердо сказал Игорь.

– Ну, погоди, оденусь! – заскрипела кровать, что-то зашуршало – баба Дуся встала.

Выйдя в коридор, она сказала ожидавшему ее Игорю:

– Погоди, умоюсь только.

В ванной уже плескалась проснувшаяся Людмила. Игорь, потерявший терпение, постучал и резковато попросил ее поторопиться. Людмила вышла через пару минут. Баба Дуся тут же прицепилась к ней с каким-то ерундовым вопросом. Разговор грозил затянуться на полчаса, и уже вконец раздраженный

Игорь сказал:

– Евдокия Тимофеевна, я вас жду!

– Ой, батюшки! – всплеснула руками баба Дуся. – а я про тебя, Горяшка, совсем и забыла! Вот уж верно, от склероза лечиться надо. Тут вона недавно в передаче «Здоровье» говорили, будто бы от склероза картофельными очистками хорошо лечиться.

Людмила звонко расхохоталась и пошла в комнату. Баба Дуся наконец-то умылась и засеменила за Игорем в кабинет. Сев в кресло, она приготовилась слушать внука. Набрав в легкие побольше воздуха, Игорь поделился со старушкой своими мыслями. Та слушала, не перебивая.

– Одним словом, – заключил Костиков, – нам необходимо придумать уловку, на которую преступник клюнет. Конечно, к сожалению, мы не знаем, кто он, но…

– Я знаю! – неожиданно проговорила баба Дуся.

От такого заявления Игорь чуть не упал со стула, но баба

Дуся смотрела на него серьезно.

В кабинете у Михаила Лебедева собралось много народа. Здесь присутствовали Игорь, баба Дуся, Ирина, Павел Коротков, Женя Маркелова, Алексей Любавин и Сергей Новиков. Людмила Нестеренко ходила туда-сюда с подносом, не успевая подавать напитки. Сам Лебедев сидел во главе стола. Вид у него был очень серьезный.

– Я собрал здесь людей, которых так или иначе касается история с исчезновением Виктора Маркелова, – проговорил он. – И хочу сообщить одну важную новость.

Глаза все присутствующих пристально смотрели на хозяина кабинета. Он выдержал паузу и продолжил:

– Дело в том, что Виктора нашли.

– Он жив? – вскричала Женя и заплакала.

– К счастью, да. Его, оказывается, три дня назад вытащили

из Волги. Правда, у него сильная травма черепа, поэтому он пока без сознания, но врачи говорят, что жизнь его вне опасности.

– А где же он? – нахмурился Игорь.

– Он в Покровске, в больнице. Его привезли туда люди, которые купались в том месте. Слава богу, что они наткнулись на него почти сразу после того, как Виктора столкнули в воду.

– Так его все-таки хотели замочить? – подал голос Сергей Новиков.

– Ты поразительно догадлив, – усмехнулся Лебедев. -

Теперь осталось только дождаться момента, когда он придет в себя и расскажет, кто это сделал. Вас всех я прошу хранить пока эту информацию в секрете.

Все понимающе закивали головами.

– Господи, неужели все скоро закончится? – выдохнула Людмила.

У нее подрагивали руки, Женя продолжала плакать, Новиков что-то бурным шепотом обсуждал с Любавиным, Коротков хранил невозмутимое спокойствие, Ирина вопросительно смотрела на Игоря. Баба Дуся вела себя так, словно она вообще попала в этот кабинет случайно.

– Что ж, больше пока мне нечего вам сообщить, спасибо, что пришли, – поднялся Лебедев. – Все могут заниматься своими делами.

– Миша, можно мне поехать к нему? – спросила заплаканная Женя.

– Езжай лучше пока домой, – сказал Лебедев. – Все равно к нему пока никого не пускают. Ты, Люда, тоже можешь ехать, сегодня же выходной. Только из-за экстренной обстановки мне пришлось поэксплуатировать тебя сегодня, уж извини.

– Да о чем ты! – махнула рукой Людмила.

– Женя, ты сегодня будешь дома? – спросил Лебедев девушку. – Я хотел к тебе заехать.

– Только вечером, – ответила Женя. – Днем я собираюсь на тренировку, и так сколько дней пропустила!

– И во сколько ты вернешься?

– Часам к шести точно буду, – сказала девушка.

Все вышли из кабинета и отправились по домам. Сидя в машине, Ирина обратилась к Игорю:

– Вот видишь, как все хорошо, а ты волновался. Скоро конец всем нашим волнениям. Только я вот о чем думаю – не зря ли мы так легко позволили Жене и Людмиле вернуться домой? То, что Виктор нашелся, это прекрасно, но ведь преступник-то до сих пор неизвестен…

– Ничего, не переживай, – Игорь пожал руку девушке. – Все будет нормально.

Он привез Ирину с бабой Дусей домой и сказал:

– Ну, вы сидите, отдыхайте, а мне нужно съездить еще по одному делу.

– А когда ты вернешься? – спросила Ирина. – Я думала, что мы хоть сегодня сможем побыть вместе.

– Я вернусь к вечеру, и мы обязательно побудем вместе, – успокоил ее Игорь. – А ты пока поболтай с Евдокией Тимофеевной.

Выйдя на улицу, Игорь сел в машину и поехал в условленное место. Там его уже поджидал Лебедев.

– Вроде бы все прошло нормально, – садясь в машину к

Игорю, проговорил он.

– Да, должно сработать. Не звонили пока?

– Нет, следят. Поехали?

– Поехали.

Игорь завел мотор и повел машину туда, куда указывал

Лебедев. Ехать пришлось минут пятнадцать, наконец Лебедев сказал:

– Здесь.

Игорь заехал в переулок, загнал машину за гараж и заглушил мотор. Тут же откуда-то вынырнул худощавый неприметный паренек и прошептал что-то на ухо Лебедеву. Тот кивнул и сказал парню:

– Все, можете идти, спасибо.

Парень также незаметно растворился.

– Дома? – спросил Игорь.

Лебедев кивнул и откинулся на спинку сиденья, не переставая внимательно следить за стареньким пятиэтажным домом.

Примерно через полчаса дверь второго подъезда распахнулась, и из него вышла Людмила Нестеренко. Она торопливо прошла через переулок на улицу, не заметив машины Игоря.

Игорь завел мотор и потихоньку выехал из переулка. Людмила стола возле дороги и ловила машину. Вскоре она села в темно-синие «Жигули», и автомобиль покатил ее в сторону центра города.

Через некоторое время Игорь, державшийся на расстоянии, но не выпускающий из поля зрения синие «Жигули», вполголоса сказал Лебедеву:

– Создается впечатление, что она направляется к Жене Маркеловой!

– Похоже, – кивнул Лебедев. – Но Женька же сейчас в надежном месте.

Возле дома Жени Маркеловой Людмила расплатилась и вышла из машины. Когда она вошла в подъезд, Игорь с Михаилом, подождав немного, двинулись следом. Наверху было тихо. Осторожно поднявшись на пятый этаж, они остановились у двери Жениной квартиры. Она была заперта. Костиков вынул из кармана ключ и вставил в замочную скважину. Отперев замок, Игорь быстро прошел в квартиру, Михаил следом за ним.

Дверь в комнату Жениных родителей была открыта. Костиков поднял руку с пистолетом вверх и громко сказал:

– Выходите немедленно! Вы арестованы.

Некоторое время стояла тишина, потом из комнаты медленно

вышла Людмила Нестеренко. Игорь защелкнул на ее запястьях

наручники, а Михаил прошел в комнату. Тут же он вернулся

оттуда, неся в руках дипломат. Он открыл его, и Игорь увидел

туго перетянутые пачки денег.

– Все на месте, – облегченно произнес Лебедев и, не удержавшись, вдруг с силой ударил Людмилу по щеке, бросив:

– Это тебе за Виктора!

Людмила ахнула, и Лебедев тут же залепил ей по другой щеке.

От сильного удара Людмила не удержалась и упала на пол.

– А это за Ларису, – тяжело дыша, проговорил Лебедев.

– Успокойтесь, она и так получит за все, – одернул его Костиков.

Людмила лежала на полу и с ненавистью смотрела на обоих мужчин. Потом отвернулась в сторону и беззвучно заплакала.

Подполковник Малышев сидел в своем кабинете за столом, и вид у него был весьма довольный. Кроме него, в кабинете находились Игорь, Михаил Лебедев и Людмила Нестеренко. Девушка сидела, опустив голову, и молчала.

– Я вам еще раз говорю, – терпеливо продолжал Малышев, – что если вы расскажете все сами, то это вам непременно зачтется. Ну, какой смысл молчать? Да я и сам за вас могу рассказать, тут ведь ясно все! И доказательства железные.

Ну, может, только каких-то деталей не хватает…

Людмила подняла голову. Лицо ее в этот момент выглядело постаревшим и безжизненным.

– Дайте воды… – попросила она.

Малышев протянул ей графин. Людмила сделала несколько глотков, вернула графин и тихо сказала:

– Хорошо, я все расскажу… Я была вынуждена так поступить.

Вы не знаете, что такое одиночество! Что значит в двадцать

восемь лет приходить домой, где тебя не ждут даже родители,

вечно занятые собственным делами! Да, собственно, к

родителям я давно потеряла интерес. Мне хотелось иметь

семью. И Виктор Маркелов давно мне нравился. Я всегда считала, что Лариса Игнатьева ему не пара.

– Однако он сам имел на этот счет другое мнение, – вставил Лебедев.

Малышев строго взглянул на него и сделал знак молчать.

Людмила, не обращая внимания на бывшего шефа, продолжала:

– Я была уверена, что он будет со мной. Пусть не сразу, но

будет. И однажды, после какой-то вечеринки мне удалось

пригласить его к себе. Родители ка раз уезжали на

гастроли…

– Вернее, затащить, – пробурчал под нос Лебедев.

– Мы провели вместе ночь, но наутро я видела, что Виктору очень неудобно. Я стала его убеждать, что все будет прекрасно, сказала, что люблю его, но он думал о своем. И стал избегать меня. Но я решила ни за что не отступать! Я не хотела отдавать его Лариске. И как-то однажды намекнула ему, что расскажу ей о нас с ним. Виктор сперва раскричался на меня, потом, видно, подумал, поостыл… Одним словом, мы стали встречаться, правда, не очень часто, не так часто, как мне бы хотелось. Виктор даже стал давать мне деньги…

– Шантажом затаскивать мужика в постель! До чего же ты отвратительна! – брезгливо сказал Лебедев.

– Помолчите! – прикрикнул Малышев и повернулся к Людмиле:

– Продолжайте, продолжайте…

– …А потом все пошло наперекосяк. Виктор стал давать мне

все меньше денег, потом перестал совсем. Я вновь напомнила

ему об этом, а он вдруг заявил, что вообще не даст мне

больше денег, что он разрывает со мной отношения и женится

на Ларисе. Когда я сказала, что могу ведь все ей рассказать,

и тогда будет скандал, потому что Лариска у него ревнивая,

она бы за него не вышла после такого, он заявил, что уже,

оказывается, сам ей рассказал. Не знаю, врал или нет, но я

заметила, что потеряла над ним власть, он вышел из-под контроля. Сперва у меня не было никаких дурных мыслей, а потом я на работу случайно услышала, что он должен вези деньги… И тогда я подумала, что раз уж все равно теряю его, нужно попробовать завладеть хотя бы деньгами. И я разработала план. Я сама сказала Виктору, что все понимаю, что не стану ему мешать отпускаю его с миром. Единственное, о чем я попросила – провести со мной вечер. Просто дружеский вечер. Видимо, он не рассчитывал, что я так легко его оставлю, потому что обрадовался и согласился. Из-за этого он и придумал перебраться к Женьке – больше нам встретиться было негде. Когда она уехала на соревнования, я пришла туда к Виктору. Мы поговорили, я вела себя так, словно приняла то, что между нами все кончено. А сама исподволь выясняла все, что мне нужно. Я узнала, какого именно числа Виктор повезет деньги, узнала, куда и во сколько. Он не скрывал от меня этого, потому что предположить не мог, что я задумаю. Потом я поехала к себе домой, а Виктор остался здесь. На следующий день за час до обеда я отпросилась с работы, сказав, что мне нужно сходить в зубную поликлинику. А сама стала поджидать Виктора. Естественно, я все представила так, словно наша встреча случайная. Я шла будто бы из поликлиники и увидела его машину. Остановила его, он затормозил. Спросил, все ли нормально. Я сказала, что зуб мне не залечили, что врач знакомая заболела и теперь у меня уйма времени, я отпросилась на два часа с работы и возвращаться туда пока не хочется. И попросила Виктора взять меня с собой, чтобы вместе вернуться на работу – дескать, в душном общественном транспорте добираться неохота. Для Виктора такие поездки для передачи денег были обычным делом, поэтому он не стал возражать против того, чтоб я поехала. Мы отправились в Покровск, у меня все было заготовлено заранее. Когда мы переехали через мост, я ударила его сзади водочной бутылкой по голове. Увидев, что он потерял сознание, я быстро откупорила бутылку и вылила Виктору в рот. Взяла дипломат с деньгами, вынула у него из кармана ключи… Потом я завела мотор и направила машину в реку. Когда она скрылась под водой, я бегом побежала оттуда. Я была уверена, что он не выживет. На мосту я поймала машину и быстро поехала к Женьке на квартиру. Я выяснила у Виктора при предыдущей встрече, что комната их родителей всегда стоит запертой. Мне показалось это самым подходящим местом, чтобы спрятать деньги. Женька днем должна была быть на тренировке, я знала об этом. Я приехала туда, открыла квартиру ключом, другим отперла комнату и спрятала там дипломат. Затем я спокойно вернулась на работу. Отсутствовала я как раз около двух часов, сказала, что все в порядке, зуб мне благополучно залечили. Никому и в голову не пришло меня в чем-то заподозрить, когда стало известно, что Виктор не доехал до места и началась суматоха… А потом Михаил вызвал меня и спросил насчет вас, – Людмила кивнула в сторону Костикова. – Я после встречи с Ириной как-то рассказывала на работе, что вот, мол, у моей сокурсницы бывшей муж – частный детектив. Я рассказывала это тогда просто так, без всякого умысла, потому что частный детектив у нас редкое явление. А когда Виктор исчез, Михаил вспомнил о этом и пригласил меня. Я, естественно, согласилась помочь. Я была уверена, что меня никто не сможет разоблачить. Даже если вдруг и заподозрят, доказательств-то нет. Но меня даже не подозревали… Правда, у меня оставалось еще два дела – нужно было убить Ларису и забрать из Женькиной квартиры дипломат с деньгами. С первым все получилось просто, а вот с деньгами вышли заморочки.

– Ты так легко говоришь об убийстве беременной женщины! – произнес Лебедев, словно поражаясь хладнокровию этой женщины.

– Я не знала, что она беременна! – закричала Людмила. – Я не знала этого!

– Все равно это тебя не оправдывает! – заорал в ответ Лебедев.

– Михаил Александрович! – повысил голос Малышев. – Я ас в последний раз предупреждаю – не мешайте вести допрос!

Лебедев недовольно замолчал. Людмила попросила еще воды и снова принялась рассказывать.

– В общем, так вышло, что мне пришлось ее убить. Я боялась, что Виктор все-таки рассказал ей об этой связи, и она могла рано или поздно проболтаться. Тогда на меня уже смотрели бы другими глазами. Начали бы подозревать, докапываться… И я пришла к ней домой будто бы поговорить. Она меня впустила, хотя и неохотно. А когда отвернулась, я ударила ее пепельницей по голове… После этого мне оставалось только забрать из Женькиной квартиры деньги. Я позвонила к ней на тренировку и спросила, когда она едет на соревнования. Мне сказали, что в этот день вечером. Я и предположить не могла, что она отменит поездку. Ночью я поехала туда. В окнах было темно, и я безбоязненно поднялась в квартиру и открыла ее. Однако получилось так, что Женька была дома, не спала и услышала, а я вошла. Но тут и я услышала, как она звякнула, и бросилась бежать. Я хорошо сделала, что попросила водителя подождать меня. Мне пришлось хорошо ему заплатить, но это неважно – главное, что я унесла ноги. Мне повезло, что Женька меня не увидела, ведь она могла меня узнать. Но на всякий случай я решила обеспечить себе алиби. Я расцарапала себе лицо, сделала еще кое-какую маскировку и позвонила Ирине. Я была уверена, что Женька позвонит Игорю и позовет его, значит, Ирина останется одна и обязательно скажет, чтобы я приехала. Так оно и вышло. И опять мне все поверили, потому что многих уже коснулось это дело – Ларису убили, к Женьке забрались, никого не удивило, что и на меня напали… А на следующий день я уж решилась и на Ирину покушение организовать. Правда, я ударила ее совсем не сильно, – Людмила повернулась к Игорю и заговорила, словно извиняясь за то, что совершенно случайно ударила его жену по голове. – Я же хорошо отношусь к Иришке, я ничего плохого ей бы не сделала…

– А зачем вам было нужно нападать на нее? – сухо спросил

Костиков, который до этого момента не произнес ни слова.

– Мне хотелось посильнее всех запутать, чтобы нельзя было

найти логического объяснения моим поступкам, чтобы все это

походило на игру…

– Доигралась! – бросил в сторону Лебедев.

– И мне удалось этого добиться. Я уверена, то если бы

Виктор не оказался жив, вы бы ни за что не догадались, что это я!

– Виктор Маркелов действительно был обнаружен в протоке возле покровского моста, – сказал Малышев. – Но, к сожалению, мертвым…

– Как? – хлопнула ресницами Людмила.

– Вот так! Увы, вы все-таки убили Виктора Маркелова, а труп его обнаружили только вчера.

– Но… – глаза Людмилы стали совсем растерянными. – Вы

же при всех сказали, что Виктор жив!

– Это было рассчитано исключительно на вас, – сказал

Игорь. – Мы это придумали, чтобы спровоцировать вас, так как к этому времени уже знали, что вы стоите за всеми этими преступлениями. Мы верно рассудили, что, узнав, что Виктор жив и скоро должен прийти в себя, вы поймете, что нужно брать деньги и уносить ноги. Так оно и случилось. Нам осталось только проследить за вами, и вы сами привели нас к деньгам. Таким образом, мы узнали и где деньги, и получили доказательства вашей вины…

Людмила сидела совершенно потерянная, жалкая, раздавленная этим откровением. Она что-то беззвучно шептала обмякшими губами, потом уронила голову и заплакала. Малышев вызвал дежурного и приказал увести ее.

– Ну, что ж, – Игорь поднялся. – Нам больше здесь нечего делать. Надеюсь, что тебе осталось немного работы над этим делом?

– О чем речь, – благодарно произнес Малышев. – После

таких доказательств и подробного признания… Да я на такое даже не рассчитывал! Не ожидал от тебя такой щедрости, признаться…

– Да тут нет никакой щедрости, – пожал плечами Игорь. – Деньги за расследование я получу, а слава пускай достается тебе. Мне генеральские погоны ни к чему.

– Спасибо, – протягивая руку Игорю, произнес Малышев.

– Не за что, – крепко пожимая ее, ответил Игорь. – мы

ведь друзья…

ЭПИЛОГ

Когда Игорь с Михаилом вышли из кабинета, Лебедев сказал:

– Я вам тоже очень благодарен. Вот, возьмите, – и он протянул Игорю пачку денег. – Здесь больше, чем мы договаривались, – добавил он. – Я хочу, чтобы вы от моего имени поблагодарили вашу замечательную бабу Дусю и выдали ей премию.

– Непременно! – улыбнулся Игорь. – В этом можете не сомневаться.

Они помолчали, потом Игорь спросил:

– Похороны завтра?

– Да, и Виктора, и Ларисы. Я уже насчет всего распорядился. А Женьку хочу к себе на работу взять, вместо этой гадины. А то девчонка совсем гроши зарабатывает, а уж теперь, когда совсем одна осталась. Надо же, как подумаешь – из-за какой-то стервы столько бед… – он не договорил, а только с горечью махнул рукой.

– Я постараюсь приехать завтра, – сказал Игорь.

– Конечно, пожалуйста. А сейчас мне пора.

Они попрощались, и Костиков поехал к себе домой. Ирина с бабой Дусей вместе вышли ему навстречу.

– Наконец-то! – воскликнула баба Дуся. – Ну, как все прошло?

От ее былого настроения не осталось и следа. Все равнодушие слетело напрочь, глаза блестели, она была очень возбуждена – словом, опять стала привычной, знакомой и родной бабой

Дусей, живой и энергичной, молодой душой, а совсем не старой, слабеющей и немощной старушонкой, которой хотела показаться еще вчера.

Игорь от души порадовался этому изменению, поскольку видеть свою энергичную и умную Бабусю безмозглой курицей ему было невыносимо, хотя он и понимал теперь, что это была только маскировка.

– Все в порядке, деньги возвращены, Людмила подписала признание…

– О чем ты говоришь? – изумленно спросила Ирина. – О деле Маркелова?

– Да, котенок. Извини, что пришлось держать тебя в заблуждении, но так было нужно до поры до времени. Сейчас я уже могу тебе все рассказать. Пойдемте в комнату.

Они прошли в комнату, сели за стол, и Игорь начал:

– Я должен тебе сказать, что на самом деле Виктор мертв…

А все остальное – провокация.

Рассказывал Игорь долго, по сути, повторяя историю Людмилы Нестеренко. Потом сообщил о том, как ее взяли:

– Когда баба Дуся назвала мне имя убийцы, мы стали думать, как ее разоблачить. И Евдокия Тимофеевна предложила такой вот план. Я позвонил Михаилу Лебедеву и попросил его пригласить назавтра всех, кто имеет отношение к этому делу. Причем Людмилу пригласить очень ненавязчиво, вроде бы в качестве секретарши. И затем Михаил сообщает, что якобы Виктор жив. Естественно, Людмила после такого заявления должна кинуться в бега вместе с деньгами. Так оно и случилось. Михаил заранее договорился с людьми из своей охраны, чтобы двое из них проследили за Людмилой после того, как она выйдет из офиса. Они должны были звонить Михаилу на сотовый и сообщать, куда она направляется. Так мы узнали, что она вначале поехала домой. Я отвез вас с бабой Дусей, а сам встретился с Михаилом. И мы стали за ней следить. А дальше уже было совсем просто. Взяли мы ее прямо в квартире Жени и отвезли к Малышеву, а он уже быстренько выколотил из нее признание. Вот и все.

– Но… – Ирина все никак не могла осознать случившееся.

– Ты хочешь сказать, что она устроила это все? Людмила?! И

на меня напала тоже она? Но это просто невероятно! Я считала

ее подругой!

– Успокойся, котенок, не думай об этом, – погладил Игорь девушку по плечу. – Вычеркни ее из своей жизни.

– А как же Женя? – тихо спросила вдруг Ирина. – Неужели вы заставили ее думать, что Виктор жив? Это же жестоко!

– Жене о смерти брата сообщили заранее, – сказал Игорь.

– Она знала о том, что готовится провокация. Конечно, ей было нелегко сыграть роль, будто она ничего не знает, но иначе у нас бы ничего не получилось. А так Людмила клюнула и выдала себя с головой.

– Господи, я все равно до сих пор не могу поверить! – не унималась Ирина. – И ведь мы оставались здесь все втроем! Ведь она могла сделать с нами все, что угодно!

– Она не стала бы тут ничего делать, потому что тогда подозрение бы точно упало на нее, – сказал Игорь. – И вообще, как бы там ни было, главное, что все закончилось. И теперь мы можем вздохнуть спокойно.

– Но как же вам удалось догадаться, что это она, баба Дуся?

Евдокия Тимофеевна оттого, что наконец-то всеобщее внимание переключилось на ее скромную персону, гордо выпрямилась и подобралась.

– Дак подумала на нее я только тогда, когда ты рассказала, как тебя по башке шандарахнули! – сказала она. – Больно уж странно выходило – только она знала, что ты вышла. Ты ж не собиралась никуда, верно? Да и идти-то тут всего-ничего, три минуты. И Женька тут пришла, а никого не видала. И Людка говорит, что ничего не слыхала. Не может, думаю, такого быть. Я в привидениев не верю! И стала я к энтой Людке присматриваться. Вы думаете, я тут зря прохлаждалася? Баба Дуся ничего зря не делает! – важно заявила она. – Я ж не зря тебе говорила, что все, никуда нам ездить покудова не надо, а надо только наблюдать за мозгами раскидывать! А вы разобиделись на меня! Ирка-то вона как вчерась хвост распушила! Аж дверью шарахнула! Разве баба Дуся когда от дела отлынивала, ась?

– Извините меня, Евдокия Тимофеевна, – смущенно

проговорила Ирина, и щеки ее залились румянцем. – Я не знала…

– То-то и оно! – удовлетворенно произнесла баба Дуся. – Так вот. Присматриваю я, значит, за нею, да постепенно ей на мозги капаю, что, мол, Горяшка скоро злодея-то выдаст. Это я нервишки ей расшатывала. А главное, чего я заметила, то вы, молодежь, сроду бы не заметили!

– Это что же? – с любопытством спросил Игорь.

– А то! Тебе морду били когда-нибудь?

Игорь настолько удивился вопросу, что даже не смог на него ответить. Но баба Дуся сказала сама:

– Били, а то как же! Маленький-то, когда в деревне у нас гостил, сколько раз с синяками приходил? Так вот, а синяк-то, он, милый мой, покудова сойдет, всеми цветами перельется! А у энтой смотрю – синяк-то все синий да синий! Вот я и поняла тогда, что он у ей липовый! И сегодня не зря ее с утра возле ванной караулила, хотела убедиться. и точно – третий день пошел, а синяк все синий, как новый! И тут уж у меня все и сложилось, и стали мы с Горяшкой думать, как эту стерву на чистую воду выводить. Ну, а это уж попроще оказалось придумать.

– Вы, баба Дуся, как всегда, оказались на высоте, – улыбнулся Игорь. – Я бы действительно никогда не обратил внимания на такую мелочь, как «липовый» синяк. Хотя должен был прекрасно знать, что сейчас продаются подобные прибамбасы. Простите, что сердился на вас, вы же здесь такую комедию устроили, что я подумал, будто вы и на самом деле не хотите больше в деле участвовать, полностью переключившись на телевизор да блинчики.

– Это я для того, чтобы ты мне не мешал, – серьезно произнесла баба Дуся. – Да и тебе на пользу пошло – посидел один, подулся, зато сразу план в голове созрел.

– А что теперь будет с Людмилой? – тихонько спросила

Ирина.

– Как что? Срок получит, – ответил Игорь. – И думаю, что очень приличный. Впрочем, туда ей и дорога.

Он полез в карман и достал оттуда бумажник.

– У меня для вас сюрприз, Евдокия Тимофеевна, – подмигнул он старушке. – Вот вам ваша зарплата, а кроме нее, еще и премия. Это Михаил Лебедев вам выписал.

Баба Дуся, наморщив лоб, тщательно пересчитала деньги, осталась, видимо довольна, потому что удовлетворенно поцокала языком, затем свернула деньги и прошла к себе в комнату, чтобы убрать их.

Вернувшись, она заявила:

– Телевизор новый себе куплю. А то этот уж и не показывает ничего, срамота одна. И платье какое-нибудь.

– Да вы не один телевизор теперь купить можете, а

несколько! – пошутила Ирина. – Чтобы сразу все каналы смотреть, а то вы бегаете от своего к нашему, половину пропускаете…

– А чего ты зубоскалишь? – обиделась баба Дуся. – телевизор, между прочим, очень полезная вещь! По нему учиться можно. Вон, например, в программе «В мире животных» на днях рассказывали, как в домашних условиях крокодилов разводить. А что? Очень выгодное дело, между прочим…