/ Language: Русский / Genre:love_short, / Series: Любовный роман

Эхо первой любви

Наташа Окли

Известная телеведущая Кейт Симмондз может служить образцом успешности и уверенности в себе. Лишь немногие знают о страшной проблеме, превратившей жизнь молодой женщины в ад…

Наташа Окли

Эхо первой любви

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ветер на ее губах имел привкус соли, а лицо заливал ледяной дождь. Кейт Симмондз смотрела на графитово-серое море, отводя пряди волос, которые хлестали по щекам.

Она возвращалась домой, но было уже слишком поздно — тетя Бэбс умерла.

Кейт прислонилась к металлическому парапету парома и снова посмотрела вниз, на воду. Перед ней расстилалось огромное серое пространство, оно охватывало все вокруг и делало ее тоску особенно нестерпимой. Ей следовало бы раньше найти время, чтобы приехать домой!..

Именно тетя Бэбс дала ей дом, взяла к себе неуклюжую, озлобленную десятилетнюю девочку и любила ее так, точно она была ее собственным ребенком. Разумеется, она заслуживала от Кейт большего, чем один звонок в неделю.

Прошло, должно быть, лет шесть с тех пор, как Кейт последний раз приезжала в Лондон. Шесть лет! Она не собиралась отсутствовать так долго… Столько всего изменилось за это время! Где та двадцатидвухлетняя Кэти? Да, она прошла долгий путь, побыла и Кэти, и Кей, и Кетлин, пока не остановилась на варианте Кейт. Замечательно созданный образ — элегантная, уверенная в себе, полностью контролирующая собственную жизнь молодая женщина.

И если бы только это было так! В глубине души она продолжала ощущать все то же чувство неуверенности в себе, отчаянное желание принадлежать кому-то и панический страх быть отвергнутой. А теперь к этим неприятным переживаниям добавилась и новая боль, которая жгла ее как раскаленное железо! Кейт глубже засунула руки в карманы длинного черного пальто и отвернулась от всепоглощающей серости мартовского неба.

Вдали показался остров Уайт, и горстка любопытствующих туристов осмелилась появиться на палубе. Собравшись кучкой, они стояли неподвижно, под аккомпанемент хлопающих на ветру зонтов. Кейт заметила, что одна из пожилых туристок в красной куртке с интересом поглядывает в ее сторону. Они знакомы? Нет, показалось. Еще одна иллюзия в жизни Кейт…

Резко повернувшись, Кейт прошла через палубу и с трудом открыла тяжелую металлическую дверь. Сойти вниз по крутой лестнице на высоких каблуках оказалось тоже не так просто, к тому же полы длинного пальто волочились за ней по ступеням как черная мантия.

Пассажирский салон на нижней палубе пропах жареной картошкой и сигаретным дымом, но все равно было приятно найти здесь убежище от резкого ветра. Кейт размотала длинный оранжевый шарф, потом направилась в буфет.

— Если вам нужен кофе, то вы не в той очереди.

Она резко обернулась и оказалась лицом к лицу с Гидеоном Мансэром. Кейт прекрасно помнила его — все те же ярко-синие глаза, тонкие черты лица, маленькая ямочка на подбородке; мужчина гораздо более привлекательный, чем любой киногерой-любовник, предмет ее подростковых фантазий.

— В этом буфете сломался кофейный аппарат, — с легкой улыбкой пояснил он.

Гидеон Мансэр.

Она инстинктивно подняла руку, чтобы поправить волосы; лицо оставалось неприятно мокрым. А она надеялась, что он уехал отсюда! Действительно, он почти не изменился — разве что немного похудел.

— Спасибо, — только и смогла проговорить Кейт.

Она слишком хорошо помнила, какой идиоткой выставила себя, когда Гидеон впервые приехал на остров. Семнадцатилетней девушке он казался кем-то совершенно необыкновенным, поистине самым чудесным человеком на земле. Он был старше ее, намного старше. Знаменитый шеф-повар, работавший в Лондоне, который побывал и во Франции, и в Италии, познал всю роскошь и красоту мира, о чем бедная провинциалка и мечтать не смела. Только подумать, как он поступил с ней! Кейт и сейчас при мысли об этом хотелось спрятаться и завыть от унижения.

Странно, но теперь он не казался ей таким уж старым, точно повзрослев, она сравнялась с ним в возрасте. Расправив плечи, Кейт нерешительно проговорила:

— Гидеон, не так ли? Гидеон Мансэр? Вы не помните меня? Я Кейт. Кейт Симмондз. Меня все звали Кэти. Наверное, не помните. Я …

Замолчи. Просто замолчи и прекрати лепетать эти глупости, в отчаянии подумала Кейт. Лучше бы он ее не помнил! Она закусила губу. Он и не вспомнит, да и с какой стати? Он не особенно ею интересовался, и тогда они, должно быть, только смеялись над ней — он и Лора. Или, напротив, жалели ее, что еще хуже.

— Разумеется, помню, — сказал он, протягивая ей руку.

Проклятье! Кейт почувствовала, что краснеет.

— Трудно было бы забыть, — добавил он, сжимая ее пальцы. — У Бэбс везде… она повсюду держала твои фотографии, да и Дебби всем рассказывала о твоих успехах на телевидении. В общем, половина острова без ума от твоих еженедельных репортажей из Штатов. Ты знаменитость! Местная девушка, которая пробилась наверх!

Кейт опустила взгляд.

Она могла бы догадаться, что стала на острове Уайт местной знаменитостью. Дебби и правда была в восторге, когда Кейт предложили работать корреспондентом в Лос-Анджелесе, и смотрела каждый ее репортаж. А тетя Бэбс так гордилась ею! Одна мысль об этом наполняла Кейт чувством стыда. Почему она не приехала на остров раньше? Ее приезд значил бы так много для женщины, которая настолько изменила жизнь Кейт!

Взгляд Гидеона скользнул по толпе людей, стоявших в буфете.

— Нам лучше встать в очередь за кафе, а то не останется времени, чтобы его выпить.

Кейт почувствовала, как все внутри нее болезненно сжалось. Гидеон Мансэр. Почему он по-прежнему так волнует ее? В конце концов, ей двадцать восемь лет! Вокруг нее полным-полно привлекательных мужчин, а в Гидеоне нег ничего такого, чтобы…

И все же…

Кейт судорожно сжала ручку своей сумочки. Наверное, это место так воздействует на нее — возвращаются нежелательные воспоминания, которые лишают ее душевного равновесия.

Он взял поднос.

— Дебби говорила, что ты приедешь на похороны. Трудно было вырваться?

— Да, — пробормотала Кейт, тоже намереваясь взять поднос, но Гидеон остановил ее.

— Я возьму кофе для нас обоих.

— Нет, не стоит… Ладно, спасибо.

— Так что? Сложно было вырваться?

Его улыбка казалась ей вратами в туннель времени. Кейт смотрела на него, и ее точно со скоростью света уносило назад, в прошлое. Яркие вспышки воспоминаний.

В семнадцать лет она задавалась вопросом: на что это может быть похоже — целоваться с ним? По ночам, закрыв глаза, она воображала, как он произносит слова любви… Кейт в смятении быстро отвела глаза от его губ. Какая идиотка! Будто взрослый, двадцатишестилетний мужчина может всерьез интересоваться девочкой-подростком!

— Что ж не приезжала раньше? Дебби решила, что ты завалена работой.

— Нет, — проговорила Кейт, набирая полную грудь воздуха.

— Нет?

Он скептически изучал ее лицо. Наверное, задается вопросом, почему же тогда она не навещала почаще тетю Бэбс и Дебби. Со стороны все выглядело так, будто она просто собрала свои вещи и уехала, и только очень немногие знали истинную причину ее скорого отъезда.

— Останешься надолго?

— До среды. Мне надо вернуться в Лондон.

Очередь продвинулась, и Кейт схватила кофейную чашку — было таким облегчением хоть чем-то занять руки! Поставив чашку под автомат с надписью «кофе с молоком без кофеина», она нажала металлическую кнопку.

— Так значит, ты не сразу возвращаешься в Штаты?

— Нет. — Она поставила наполненную чашку на блюдце. — А ты? Как твои дела?

— Нормально. — Он помедлил и продолжил: — Надо думать, ты слышала про Лору?

Проклятье! Под ложечкой засосало, и пол под ногами, казалось, закачался. Да, она слышала. Ей отчетливо припомнился звонок Дебби, шок, который она испытала, услышав, что Лора умерла.

— Я… Мне так жаль… Я хотела написать, но…

Подняв голову, она взглянула ему в лицо. Боль все еще оставалась с ним, она была в его глазах. И чем же его утешить, что сказать человеку, потерявшему обожаемую жену?

Улыбка Гидеона казалась натянутой, принужденной.

— Да, умерла два года назад. Почти сразу же после того, как родилась Тилли.

— Знаю, я только что приехала в Лос-Анджелес. Дебби позвонила мне и… Мне так жаль, я…

— Будешь кекс? — прервал он. — Или, может, шоколадку?

Кейт снова взглянула на него. Они только что говорили о смерти, а теперь вдруг о кексе. Странно, как люди пытаются бороться со своим горем — они точно не в состоянии разговаривать об этом долго, только прикоснутся к своей ране и поспешно убегают, словно боятся, как бы боль не стала невыносимо сильной.

— Я ничего не буду, спасибо.

Он протянул руку за печеньем:

— А я не успел позавтракать, пришлось рано выехать.

Кейт кивнула. Очередь снова продвинулась, и они оказались рядом с продавцом.

У Лоры Баннерман было все — обожающие ее родители, прекрасный дом, собственный пони, светлые волосы, гладкая, без прыщей, кожа и даже Гидеон. Трудно представить себе, что она мертва, и как ужасно осознавать, что ты так сильно ее ненавидела. Ну, точнее сказать, завидовала. Жизнь Лоры казалась чудесной сказкой. Вот найти бы волшебную палочку и поменяться с Лорой местами… И вот она мертва, а Гидеон вдовец. Кто бы мог предвидеть у сказки такой финал?

Кейт взяла свой поднос:

— Где сядем?

— Все равно.

— За столиком для курящих?

— Нет, — быстро проговорил он. — Бросил курить в прошлом году. Не курю уже один год, девять месяцев, четырнадцать дней и все еще их считаю.

— Поздравляю.

— Спасибо.

Интересно, помнит ли он, что она начала курить тем летом именно в безумной попытке выглядеть старше и произвести на него впечатление? Разумеется, это не сработало, но сделало ее рабыней привычки, от которой так трудно отказаться.

Гидеон направился к одному из столиков у окна.

— Этот подойдет?

— Конечно.

Кейт расстегнула пальто и уселась на скамью.

— Остановишься у Дебби?

— Пока не решила.

— Понятно. — Он развернул обертку печенья. — Ты точно не хочешь перекусить?

— Только не такими убийственными калориями. Вопрос внутренней дисциплины, понимаешь?

Гидеон нахмурился. Дисциплина. Вот ключевое слово, с помощью которого Кейт пыталась организовать свою жизнь. Немногим радиоведущим удавалось пробиться на телевидение — такой прорыв требовал решимости и целеустремленности, и подобный жизненный опыт обычно делает людей безразличными к чувствам других. Лицо Гидеона потемнело. Он многое знал о человеческих амбициях и о том, какой ценой они реализуются. Зачем, интересно, Кейт Симмондз приехала на остров сейчас? Бэбс умерла, и теперь уже слишком поздно. Она не появилась, когда это было важно для тех, кто ее любил.

Так же, как и он. Он оказался слишком занят, чтобы понять, насколько серьезно больна Лора.

— Так ты отказалась от сладкого? Вот это жертва! — Он снова посмотрел на Кейт. Возможно ли, чтобы она и вправду не понимала, как сильно Бэбс и Дебби нуждались в ее приезде?

Без сомнения, сейчас прибытие Кейт произведет фурор на острове. Дорогая одежда, безукоризненный макияж, акриловые ногти, но все те же мягкие карие глаза и все то же беззащитное выражение в них.

— Да, общение с миром Голливуда всех делает невротиками относительно собственного веса, — пожав плечами, Кейт сделала глоток кофе. — Какой ужас! Это не кофе, а просто скипидар какой-то!

Гидеон улыбнулся:

— Несомненно, худший кофе на планете! Ты разве забыла?

Кейт слабо улыбнулась.

— Скажи, ты по-прежнему владелец «Гостиницы на набережной»?

— Да, и в путеводителе «Мишлен» нас несколько лет назад даже отметили одной звездой. Теперь надеемся получить вторую.

Надеемся. Бэбс правильно сказала ему, что он так, много работает, только чтобы забыть о своей боли.

— Потрясающе.

— Да. — Гидеон опустил голову. Это было потрясающе, это было делом всей его жизни. Их жизни — его и Лоры. Без нее затея казалась бессмысленной. — Лора и я… мы всегда надеялись… Тогда это казалось важным, но…

Кейт поспешно отвернулась, чувствуя себя так, словно ей приходится идти по минному полю — Гидеон был просто воплощением боли. Она понимала, что он без колебаний пожертвовал бы своим бизнесом, если бы только мог вернуть любимую жену… Молчание затянулось, и Кейт быстро спросила:

— Сколько теперь твоим детям?

Не успев еще произнести фразу, она уже пожалела, что открыла рот — возраст старшей девочки она знала и так.

— Джемайме пять. — Да, во время последнего приезда Кейт на остров Лора была беременна и просто сияла от счастья. Видеть это было нестерпимо больно. — А Матильде три.

Кейт видела, что Гидеон низко наклонил голову, точно невидимая тяжесть сгибала его шею. Затем взял свою чашку и отпил кофе не моргнув глазом — просто подвиг для человека, досконально разбирающегося в тонкостях изысканной кухни.

— Красивые имена.

— Лора… — Его голос дрогнул. — Лора сама их выбрала. Я придумывал имена для мальчиков. Мы надеялись, что будут еще дети… — Он пожал плечами, и Кейт почти физически ощутила новую волну отчаяния, охватившую его. — Но этому не суждено случиться. А у тебя есть дети?

Кейт вздрогнула. Впрочем, это вполне естественный вопрос, и когда-нибудь она привыкнет отвечать на него.

— Нет, у меня нет детей.

Надо прибавить, что их у нее никогда и не будет, но как такое скажешь? Сказать вслух — это сделает медицинский факт более реальным, безоговорочным. Она никогда не сможет иметь детей.

— Наверное, нет времени. С этой твоей работой…

Кейт натянуто улыбнулась:

— Прекрасно подходит как отговорка. — Что ж, чем ближе остров, тем более неловкой становится ситуация. Какая незадача, что она встретила Гидеона! — Нет времени на серьезные отношения.

Он откинулся на спинку скамьи:

— Но ты реализовала свою мечту… Наверное, это потрясающе.

Потрясающе? Кейт захотелось рассмеяться. Возможно, кому-то это может показаться потрясающим — бесконечное ожидание, пока тебе дадут интервью, чувство неловкости, когда с тобой разговаривают с неохотой и односложно, а ты знаешь, что должна сделать из всего этого нечто завлекающее зрителя. Ее палец забарабанил по краю блюдца. Конечно, были приятные моменты, однако они не заполняли пустоты ее существования. Ну, еще один репортаж о восходящей звезде, еще один о новом фильме… Все это составляло бесконечную, монотонную цепь бытия и давно потеряло для нее свое очарование и блеск. А она ведь втайне мечтала совсём о другом — о том, чему не суждено сбыться.

— Мне повезло, — согласилась она.

Губы Гидеона тронула слабая улыбка. Черт, как он привлекателен!

— За везением стоит упорный труд, кому это знать лучше, чем мне! Конечно, хорошо, если и удача на твоей стороне… — Он вдруг замолчал, видя, как к ним подходит дама в красной куртке. — Мадам?

Незнакомка подождала, пока Кейт не обернулась к ней, и проговорила:

— Простите, что беспокою вас… Но вы ведь работаете на телевидении? Ведете прогноз погоды, да?

Выражение лица Гидеона едва не заставило Кейт расхохотаться, но она ответила со спокойной улыбкой:

— Новости культуры, мадам. Голливудские сплетни — вот моя специализация.

За те две недели, что она провела в Лондоне, Кейт почти привыкла к подобным ситуациям, А вот в Лос-Анджелесе на нее никто не обращал внимания.

Женщина обернулась, чтобы победно кивнуть своей подруге, потом покопалась в кармане куртки и извлекла блокнот и ручку:

— Вы не дадите автограф? Я сказала Ивонн… Вот той даме в коричневом пальто и очках… Я сказала Ивонн, что узнала вас. Я всегда смотрю ваши выпуски! А она сказала, что я ошибаюсь, но я так хорошо запоминаю лица…

Стараясь не рассмеяться, Кейт склонилась над блокнотом:

— Конечно, я дам вам автограф. Как вас зовут?

— Синтия. Миссис Синтия Паток.

Кейт вернула блокнот, сияя улыбкой:

— Очень приятно познакомиться, Синтия. Но нам пора — уже объявили, что паром причалил.

Рука Гидеона осторожно взяла ее под локоть и направила к выходу, помеченному желтой табличкой.

— И часто такое случается? — тихо поинтересовался он.

— Здесь, в Англии, довольно часто. — Ее лицо озарила искренняя, безудержная улыбка. — Но не волнуйся, я не придаю таким вещам никакого значения.

Гидеон рассмеялся. Сейчас он казался моложе и еще красивее. Его рука лежала на ее плече, казалось, ей снова семнадцать лет… Кейт резко отодвинулась, улыбка исчезла с ее лица.

— Нам пора по машинам. Приятно было снова встретиться с тобой.

— Мне тоже.

Она порылась в сумочке в поисках ключей от автомобиля.

— Ах да, и спасибо за кофе.

— Это доставило мне удовольствие.

Он предупредительно открыл перед ней дверь, ведшую на нижнюю палубу, где размещались машины пассажиров. Спускаясь по лестнице, Кейт придерживала полы своего длинного пальто. Внизу она остановилась и сказала:

— Что ж, до свидания. Как мило вот так случайно встретиться снова!

— Не стоит столь основательно со мной прощаться, — ответил он. — Нам все равно придется встретиться снова.

— Правда? — пролепетала Кейт, чувствуя себя довольно глупо.

— Без сомнения, потому что сегодня Дебби сидит с моими девочками. — Его прервал громкий, требовательный гудок чьёго-то автомобиля. — Надо поторопиться к нашим машинам, возможно, они мешают кому-то проехать.

Кейт послушно заторопилась к своей зеленой малолитражке, стараясь не оглядываться на Гидеона.

Как странно встретить его снова! Какая неожиданность! Впрочем, что в этом такого — многие островитяне то и дело ездят на материк по своим делам. Да, она вела себя довольно глупо, подумала Кейт, глядя, как медленно раскрываются тяжелые двери грузовой палубы. Почему только она не подумала сразу же о Лоре, увидев Гидеона? Какое наказание, она, похоже, обречена вести себя донельзя глупо в его присутствии!

Кейт завела мотор. Гидеон выглядел таким несчастным! Но чего же ожидать от человека, потерявшего жену? По сравнению с его горем ей вообще не на что жаловаться, даже уход Ричарда — это мелочь. Руки Кейт сильнее сжали руль, когда она поняла, что ее вновь охватывает волна горечи. Значит, ужасное чувство разочарования и ярости никогда не отпустит ее. У Гидеона хотя бы есть дети, а у нее никогда не будет собственной семьи, никого, кто бы по-настоящему любил ее…

Кейт нажала на педаль газа. А еще ей предстоит встретиться с Дебби…

Все было бы по-другому, если бы Дебби приехала к ней в Лондон — им было бы весело, они, смеясь, обсуждали бы, в какой ресторан — индийский или китайский — пойти и где лучше магазины — на Оксфорд-стрит или в Ковент-Гардене. Они были почти что сестры.

Однако на острове Дебби представляла собой нечто иное. Здесь Дебби вела такую жизнь, которой у Кейт никогда не будет. Встреча с ней точно взгляд в зеркало, где вдруг видишь другую, непостижимую реальность, куда не решаешься войти. Маленькая босоногая девочка, которая стоит в снегу и в изумлении разглядывает через замерзшее оконное стекло ярко пылающий камин, новогодние подарки, тихий семейный праздник…

У Дебби был любящий муж, двое сыновей — Келем и Дэниел. Сердце Кейт сжалось, как и всякий раз, когда она вспоминала о своем несчастье. Ей нужны были самые простые радости жизни, но они всегда оказывались недостижимыми!

Кейт пристегнула ремень безопасности и въехала на пристань. Не стоит быть эгоистичной! Дебби тоже страдает, она потеряла мать. Как можно завидовать ей в такой момент? Кейт понимала, что это именно зависть — иначе не назовешь то чувство, которое отравляло ее жизнь.

Шесть лет, как Кейт не была здесь, но она прекрасно помнила каждую мельчайшую деталь пейзажа. Вот старый дуб, вот паб на углу, а за следующим поворотом она увидит отель, где они всегда играли в крокет летом. Если бы можно было убежать отсюда, прямо сейчас! Как ей тяжело! Еще несколько минут, и Кейт будет сидеть напротив Дебби, слышать детскую возню где-то в доме…

Просто невыносимо! Конечно, Кейт любила Дебби, но… Слезы навернулись на ее глаза. Ей никогда не понять, что это значит — держать на руках младенца…

Кейт притормозила напротив дома Дебби. Какое значение имеет то, что она преуспела в своей карьере, владеет огромным домом в Хайгейте, водит модную машину? Все равно она неудачница и в глубине души прекрасно понимает это — осознала в полной мере в тот момент, когда Ричард захлопнул за собой дверь ее дома. Ему нужны были дети, и он предпочел попытать счастья с другой женщиной.

Прошло уже два года. Ричард ушел пятнадцатого января, в воскресенье, и, начиная с этого дня, она осознала, что у нее не будет не только детей, у нее вообще не будет нормальной жизни. Той, о какой она мечтала с момента, когда отчим привел ее в приют. Два месяца спустя после ухода Ричарда она улетела в Лос-Анджелес — такой случай предоставляется раз в жизни. К тому же ей просто надо было выжить. И она выжила — как и Гидеон. А теперь она наконец приехала, чтобы попрощаться с тетей Бэбс. Попрощаться и поблагодарить ее.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Гидеон решил подождать некоторое время, прежде чем забрать своих девочек домой — надо было дать Дебби время наговориться с Кейт. Съехав с парома, он некоторое время следовал за машиной Кейт, потом снова повернул к морю. Дебби очень волновалась, сможет ли Кейт преодолеть себя и приехать, и очень некстати, что ему пришлось оставить у нее дочек именно сегодня, но выбора не оставалось.

Большой паркинг на набережной был практически пуст — ничего удивительного для этого времени года. Дождь усиливался, а значит, задуманная для обретения душевного равновесия прогулка по галечному пляжу становилась невозможной. Гидеон включил радио и стал смотреть на волны. Тут, без сомнения, самое прекрасное место в мире, теперь он даже и представить себе не мог жизни в другом месте; а ведь прежде он столько лет провел в городах, где люди живут в ужасающей скученности. И вертятся как белки в колесе, не имея времени на полноценное общение друг с другом. Взять, к примеру, хоть Кейт Симмондз. Она заработалась до того, что, похоже, перестала понимать, что в жизни важно, а что — нет.

Его мысли снова вернулись к молодой женщине, которую он встретил на пароме. Выглядела она почти такой же красавицей, как и на экране, разве что прическа чуть менее безукоризненная.

На экране телевизора Кейт выглядела более властной и более жизнерадостной — просто само воплощение жизненного успеха. Женщина из плоти и крови оказалась более сложной, ранимой. Да, Кейт Симмондз всегда была очень ранимой.

И красивой.

Непонятно, откуда пришла эта мысль. Она красавица. Мягкое, умное лицо, живые, теплые глаза. Гидеону снова вспомнился ее взгляд — ее глаза могли смеяться, когда все лицо оставалось бесстрастным. А с каким обожанием она раньше смотрела на него! Правда, это оказалось довольно неудобным — сделаться предметом страстной любви девочки-подростка. Гидеон снова улыбнулся, вспомнив об этом.

Теперь такого, конечно, не случится. Жизнь развела их в стороны, превратила Кейт в космополитичную красавицу, которая вряд ли удостоит такого, как он, хоть каким-то вниманием. Вот именно, такого, как он — уставшего, озабоченного своими делами. Что в нем могло бы заинтересовать ее? И одному богу известно, почему это должно его беспокоить.

Кейт почувствовала тошноту. Неприятное чувство жалящей змеей свернулось в желудке, и она поспешно отвела взгляд. Дебби была беременна. Заметно беременна.

Подняв руку, Дебби помахала замершей на пороге Кейт, и та нагнулась, чтобы поднять сумку. Хоть на миг, но спрятать свое лицо! Успеть придать ему выражение искреннего восторга.

Почему только Дебби ее не предупредила, не дала ей возможности подготовиться к этому заранее? Наверное, не знала, какие найти слова, ведь ей прекрасно было известно, как терзает Кейт собственное бесплодие.

— Ну и погодка! — воскликнула Кейт, входя в дом и захлопывая за собой дверь.

— Давай-ка я повешу твое пальто просушиться. А чемодан заберем из машины потом.

— Я… Я не знаю, Дебс… — неловко забормотала Кейт, не сводя глаз с округлившегося живота Дебби. — Я подумала, может, мне лучше остановиться в доме твоей мамы… Я не хотела бы…

Дебби улыбнулась:

— Конечно, я понимаю, Кейт. Особенно когда я…

Повернувшись, Дебби пошла через кухню к подсобке, а Кейт замерла, опершись спиной о дверной косяк. Господи, ну почему она так на это реагирует? В конце концов, она с двадцати двух лет знает, что не сможет иметь детей.

Кейт охватила волна раскаяния.

— Ты знаешь, как я рада за тебя. Но просто…

— Тебе это трудно, — закончила за нее Дебби.

Кейт попыталась улыбнуться, но у нее не получилось. Болезненная гримаса свела ее дрожащие губы. Трудно — не то слово, которое могло бы описать, что она чувствовала рядом с детьми и беременными женщинами. Уже шесть лет Кейт пыталась заставить себя осознать и принять неизбежное, шесть лет, как гнойный аппендицит изменил всю ее жизнь. Она снова вспомнила, как тетя Бэбс стояла у ее постели, с озабоченным лицом слушая объяснения доктора Бэллиола — повреждена только одна фаллопиева труба, и все бы ничего, но обследования показали, что яичники Кейт не сформировались должным образом. «Генетическая аномалия», как выразился доктор, так что у нее никогда не будет детей. Никогда.

Кейт подняла голову и встретила взгляд серых глаз Дебби. Печальное выражение ее глаз подсказало Кейт, что и Дебби тоже помнит все. Когда же наконец Кейт сможет отблагодарить Дебби за всю ее доброту, за ту радость, с которой она приняла чужую девочку в доме своей матери?

Точно прочитав ее мысли, Дебби проговорила:

— Я так рада, что ты здесь, Боялась, что ты не сможешь. Я так скучаю по маме… Как подумаю, что она никогда не увидит моего ребенка…

Ее лицо искривилось, и Кейт, забыв о своих переживаниях, бросилась к ней.

— Он родится через шесть недель. Уже скоро… Если бы только она могла дожить…

— Мне так жаль, Дебс! — Кейт нежно погладила ее волосы, прижала к себе, дав наплакаться на своем плече.

— Я не должна так себя вести, — сказала наконец Дебби, отстраняясь и вытирая слезы кухонным полотенцем. — Я обещала себе, что не стану плакать, когда ты приедешь. Я ужасно тебе рада! Ты так мне нужна, Кейт!

Кейт осторожно положила руку на живот Дебби:

— Почему ты мне не сказала?

— Я не знала, как. Ты обиделась?

Ощутив под рукой толчок, Кейт заглянула в лицо Дебби:

— Скажи, это больно?

— Нет, но не особенно приятно. К тому же ноги отекают… А в остальном все чудесно.

Кейт рассмеялась:

— Все-таки ты должна была мне сказать!

Услышав стук открывающейся двери, она обернулась, и Дебби пояснила:

— Это, должно быть, Гидеон.

— Есть кто-нибудь дома? — послышался голос Гидеона.

Дебби повернулась к вошедшему мужчине.

— Я не ждала тебя так рано. Думала, ты сначала займешься своими делами.

— Я все закончил.

— А это Кейт. Ты помнишь ее?

Гидеон улыбнулся, и Кейт поспешно сообщила:

— Мы встретились на пароме.

— Вот как? Чудесно. Кейт не так часто приезжала на остров после того, как уехала в университет. А когда начала работать, так и вовсе перестала.

— Да.

В его голосе прозвучала странная нотка, заставившая Кейт взглянуть на него. Ей показалось или он действительно смотрел на нее весьма скептически? Дебби выглянула в окно.

— А что, дождь еще идет? Давай мне твое пальто, Гидеон. Оно успеет немного подсохнуть.

Гидеон снял пальто, но не отдал его Дебби.

— Присядь, я сам отнесу.

Дебби почти упала на стул.

— Просто не знаю, что со мной сегодня. Ноги так отекли, и я чувствую себя такой уставшей…

— Ничего, ничего, просто расслабься, — посоветовал Гидеон, возвращаясь из подсобки. — А как вели себя девочки?

— Прекрасно, но, боюсь, Тилли заснула. Она сегодня очень устала в садике, а Джемайма получила в школе письмо насчет пасхального праздника. Она тебе сама его покажет.

— Хочешь чаю? — спросил Гидеон.

— Не помешало бы.

Кейт ощущала себя чужой при этой сцене проявления искренних и, без сомнения, старых дружеских чувств.

— Ты давно присматриваешь за девочками Гидеона? — спросила она, присаживаясь за стол напротив Дебби.

— Несколько дней, — ответил Гидеон.

— Я не особенно себя утруждаю, — сказала Дебби. — Просто забираю их из школы и садика и сижу с ними, пока Гидеон не заедет. Подменяю маму, Она ведь всегда говорила, что будет присматривать за девочками, пока Гидеон не найдет хорошую замену Ингрид. Да и Эмили тоже помогает, и Рейчел Бойл, когда может.

Гидеон открыл один из кухонных шкафов и извлек оттуда пакетики с чаем.

— Ингрид была нашей няней.

— В один прекрасный день она взяла и уехала, — с негодованием пояснила Дебби. — Очень безответственный поступок, если работаешь с детьми.

— Ну, она городская девушка, и нашла жизнь на острове немного скучной. Здесь не каждый сможет жить. Не надо было мне нанимать ее. — Гидеон взглянул на Кейт. — Ее больше интересовала ночная жизнь в Ньюпорте.

— Она знала, на что идет, когда согласилась на эту работу. Правда, я сердита на нее.

Странно было слышать, как разговаривают Гидеон и Дебби. В памяти Кейт все, связанное с островом Уайт, словно застыло во времени, но в действительности жизнь шла своим чередом и многое изменилось. Между людьми создавались новые отношения — дружба, любовь, неприязнь… Совершенно неожиданно Кейт ощутила прилив ностальгии.

Гидеон улыбнулся.

— И тогда Бэбс пришла мне на помощь.

— Ты знаешь, что за человек наша мама, — проговорила Дебби.

Да, Кейт прекрасно знала, каким человеком была тетя Бэбс. Она никогда не могла стоять в стороне и смотреть, как другие люди борются со своими проблемами. И Дебби была точно такой же.

Дебби слабо улыбнулась Кейт с другого конца стола и достала бумажный платок.

— Боже мой, я все никак не могу перестать плакать!..

Кейт взглянула на ее заплаканное, опухшее лицо и снова почувствовала себя виноватой. Она так ни разу и не заплакала. Где-то в глубине ее сердца затаилась тупая боль, но она не могла выжать из себя ни слезинки, думая о женщине, которая сыграла решающую роль в ее жизни. Не приди тетя Бэбс ей на помощь, Кейт ждало бы совсем другое будущее.

— Ничего удивительного, — неловко заметила она в ответ на слова Дебби.

Едва Гидеон принялся расставлять на столе чайные чашки, как маленькое торнадо пронеслось через всю кухню с криком:

— Папа! Папочка, ты вернулся!

На мгновение все помещение точно оледенело для Кейт. Это ребенок Лоры и Гидеона. Джемайма. Младенец, которого Лора носила в своем чреве, когда Кейт узнала, что никогда не сможет иметь собственных детей. Как больно ей было тогда смотреть на беременную Лору и знать, что у этой женщины есть все, чего Кейт навеки лишена! Это был ее последний приезд на остров. Только оправившись от операции, Кейт уехала — с деньгами от тети Бэбс в одном кармане и дипломом радиожурналиста в другом. Она решительно отвернулась от прошлого, вознамерившись позаботиться о своем будущем. Какое-то время это ей удавалось.

Гидеон отодвинул стул и взял дочку на руки. Джемайма казалась старше своих пяти лет, хотя, впрочем, что могла Кейт знать о детях? Темно-русые волосы девочки были гораздо темнее, чем у Лоры, но личико казалось таким же безукоризненно овальным. Просто красавца. Руки ребенка обхватили шею отца, и сердце Кейт сжалось.

Как удивительно безгранично дети обожают своих родителей! Она и сама была таким же ребенком — ради одного лакового слова готова простить своей матери абсолютно все. Каково это — чувствовать маленькое теплое тельце, прижимающееся к тебе в поисках любви и покоя? Наверное, это что-то волшебное…

Она поймала взгляд Дебби и поняла, что та знает о ее чувствах. Дебби всегда все понимала, как и ее мама. Кейт попыталась улыбнуться в ответ, но улыбка вышла натянутой.

— Это Джемайма, — сказал Гидеон, поворачивая девочку лицом к Кейт. Его сильные руки держали дочь за талию, — А где-то еще и Матильда.

— Она спит на кровати тети Дебби, — сообщила Джемайма.

— А это Кейт Симмондз, сестра тети Дебби.

Как удивительно слышать, что тебя представляют таким образом! Правда, Дебби всегда относилась к ней как к сестре, а Кейт… не то чтобы она не хотела стать ею, скорее не могла поверить, что ее действительно хотят принять в семью.

Некоторое время Джемайма серьезно разглядывала лицо Кейт, затем сказала:

— Мне пять лет.

— Я знаю, — немного смущенно ответила Кейт. Почему же она никак не может преодолеть замешательство в присутствии детей?

— А Матильде три года. Это моя сестра. Ты знаешь, что моя мама умерла?

Кейт беспомощно посмотрела на Гидеона, гадая, что же ответить малютке. У нее нет никакого опыта в подобных делах, ведь она всегда, как могла, избегала общения с детьми. Гидеон отвел взгляд, и Кейт снова посмотрела на малышку, очевидно, ожидавшую ее ответа.

— Да, я знаю, — ответила она, чувствуя себя довольно глупо, а потом добавила: — И моя мама тоже.

— А когда она умерла?

В миндалевидных глазах девочки светился неподдельный интерес. Как странно, Кейт никогда не приходило в голову, что такая малышка уже может быть личностью, вполне сформировавшейся и цельной. Ее паника начала стихать — с девочкой можно разговаривать как со взрослой.

— Мне тогда было восемь лет.

— А мне три года, — сказала Джемайма почти с гордостью. — Она была очень больна.

— Да, — подтвердила Кейт и снова в отчаянии посмотрела на Гидеона.

Тот прижал девочку к себе и чмокнул в макушку.

— Лучше сходи-ка и принеси мне твой портфель. Тетя Дебби говорит, что у тебя есть письмо для меня.

Джемайма кивнула:

— Я должна приготовить пасхальную корзину.

Малышка опрометью выбежала из кухни, и Кейт неловко заметила:

— Она очаровательна.

Гидеон улыбнулся:

— Да, славная девчушка.

— Извини, я не привыкла разговаривать с детьми, — сказала Кейт, чувствуя, что должна как-то объяснить свое состояние.

— Ты прекрасно с ней пообщалась, — заверила Дебби и обернулась к Гидеону: — У Кейт, конечно, совсем другая жизнь. Она не особенно чадолюбивая. Ты бы видел ее стильную квартиру! Представляешь, во что бы, скажем, мои мальчики превратили ее в мгновение ока?

Гидеон откинулся на спинку стула, вытянув ноги под столом.

— А где ты живешь? Ты теперь насовсем переселилась в Штаты?

— Нет, мой двухгодичный контракт в Лос-Анджелесе истек, поэтому я живу в Хайгейте. Это на севере Лондона.

Он кивнул.

— Тебе нравится жить в Лондоне?

Кейт на секунду задумалась. Странно, но никто никогда не спрашивал ее об этом — казалось само собой разумеющимся, что ей нравится жить в огромном городе с прекрасными театрами и чудесными ресторанами. Но нравилось ли ей это на самом деле? Она не знала. Конечно, ей очень хотелось вернуться домой, в свою квартиру, увидеться с друзьями, но когда она приехала в Лондон, то не почувствовала себя дома.

Кто-то из ее друзей уехал из Лондона, кто-то завел семью. Ричард тоже женился… Странно, но теперь при мысли об этом уже не было так больно. Словно какая-то часть ее жизни закрылась навсегда.

Она почувствовала вопросительный взгляд Гидеона и наконец ответила:

— Да, если удается найти место, где припарковать свою машину.

— Скучаешь по Лос-Анджелесу?

— А как же! — ответила за нее Дебби. — Что может быть более потрясающим, чем жить в таком городе? Ты знаешь, что она брала интервью у Бреда Питта?

Кейт погладила рукой сучок на сосновой столешнице. Она понимала, что делает Дебби, и была ей за это благодарна. У Кейт и должен быть такой имидж — деловой женщины с успешной карьерой, у которой нет никакого интереса к созданию семьи. Она и сама всегда старалась выглядеть в глазах окружающих именно так. Имидж деловой женщины многое в жизни упрощал.

Дебби с трудом поднялась с места:

— Я, пожалуй, покормлю детей. Уже почти пять часов, и они наверняка проголодались.

— Прекрасно. Тогда дома мне останется только затащить их в душ и уложить в постели. Сегодня вечером меня еще ожидает гора бумажной работы.

— У меня нет ничего особенного, но очень вкусный свежий хлеб, сыр и кое-что еще.

Допив чай, Кейт отодвинула чашку и спросила:

— Я могу чем-нибудь вам помочь?

Гидеон уже достал листья салата из холодильника и теперь мыл их под краном. Как странно, что такой всемирно известный шеф-повар не проявляет никаких амбиций, как странно, что он чувствует себя здесь как дома, гораздо уютнее, чем Кейт!

Дебби потянулась за пластиковой салатницей.

— Там в холодильнике есть огурцы. Порежь их в салат, Гидеон. А ты, Кейт, можешь нарезать хлеб. — Она замолкла, прислушиваясь к детским крикам наверху. — Похоже, мне придется вмешаться. Дэниел в таком ужасном возрасте, когда ребенок ни за что не хочет ничем делиться.

Она вышла из кухни, и Кейт почувствовала себя неловко, оставшись наедине с Гидеоном. Какая глупость, одернула она саму себя, все это напряжение только в ней самой.

— Хлеб лежит в хлебнице, — заметил Гидеон. Кейт поспешно поднялась с места.

— У Дебби есть доска для резки?

— Возле тостера.

— Понятно.

Что ж, Гидеон здесь, похоже, свой человек, подумала Кейт, нервно роясь в ящике в поисках ножа.

— Ножи вон там, в подставке для ножей. — Гидеон махнул рукой на рабочий стол в другом конце кухни.

У Кейт ушло несколько минут на то, чтобы найти подходящий нож. Тем временем Гидеон резал огурцы быстрыми и ловкими движениями рук.

— Открой второй шкафчик слева, — сказал он, не глядя на нее.

— Зачем?

— Там лежит корзинка, в которую ты можешь положить хлеб.

Если в его намерения входило выставить ее полной дурой, то ему это вполне удалось! Открыв шкафчик, Кейт нашла корзинку и кисло заметила:

— Похоже, на кухне у Дебби ты ориентируешься не хуже, чем на собственной.

— Дебби одна из тех немногих, кто не боится приглашать меня на обед.

— Правда?

Он улыбнулся, а у Кейт перехватило дыхание. Его удивительная улыбка освещала все его лицо и заставляла людей улыбаться в ответ. Какая глупость! В семнадцать лет она так и делала — сияла ответной улыбкой всякий раз, когда он ей улыбался…

— Понимаешь, все боятся приглашать на обед шеф-повара. Не знают, что приготовить, боятся, что я стану критиковать их еду.

— А ты критикуешь?

Его улыбка стала еще шире, и, прежде чем поняла, что делает, Кейт заулыбалась ему в ответ. Она сразу же почувствовала себя лучше — свободнее и легче.

— Никогда.

— Наверное, это правильно, — она отвернулась, доставая батон хлеба.

Гидеон отложил в сторону нож и накрыл руку Кейт своей ладонью.

— Не торопись, дай ножу сделать свою работу, — сказал он в ответ на ее удивленный взгляд. — Ты увидишь, так легче.

Внезапно Кейт охватило приятное, уютное ощущение. Она поступила правильно, приехав сюда. Приехала домой, хотя тетя Бэбс умерла, а Дебби беременна.

Гидеон, должно быть, прочел ее мысли, потому что его глаза потеплели, а рука на миг сильнее сжала ее руку.

— Для Дебби так важно, что ты приехала. Ей непросто прийти в себя после смерти мамы. Ты приняла хорошее решение.

Кейт зашмыгала носом. Какой ужас, она никогда раньше не издавала такие звуки! Торопливо отвернув лицо и закусив губу, она постаралась сосредоточиться на своей задаче. Вот уже два долгих года она так не реагировала на присутствие мужчины, и теперь это ее пугало.

Она избегала случайных связей, кратковременных романов без будущего. Мечты умерли вместе с ток юной девушкой, которой она когда-то была.

— Расскажи мне о своей гостинице, — проговорила Кейт, нарушая молчание. — Почему ты изменил прежнее название? Кажется, раньше это была «Королева Анна»?

Гидеон переложил нарезанные огурцы в миску для салата.

— Потому что гостиница действительно находится на набережной, вот и все. Старое название не казалось нам с Лорой особенно удачным, королева Анна никогда сюда не приезжала. — Он открыл бутылочку с уксусом. — Это пойдет на заправку. Хотя, как бы я ни старался, не могу уговорить Тилли есть салат.

Положив нарезанный хлеб в корзинку, Кейт повернулась к Гидеону, глядя, как он перемешивает салат.

— Гостиница очень сильно изменилась с тех пор, как ты последний раз была на острове, — продолжал он. — У нас теперь есть ресторан и кафе. В кафе меню попроще, но мы используем там все те же свежие продукты. Ресторан — более рискованная затея.

— И более дорогая, — заметила Кейт.

— Гораздо более дорогая, — согласился Гидеон, Он поместил миску в центре стола, затем собрал грязные чашки и направился к раковине. — Я все еще составляю меню для кафе, но больше там не готовлю. Только в ресторане. И не работаю по выходным. Больше не работаю, потому что должен быть дома с девочками. — Он открыл холодильник в поисках сыра. — Ресторан отнимает много времени. Лора всегда находила это трудным, особенно после рождения Тилли.

Кейт не знала что ответить. Наступившее молчание тяготило ее, и она поспешила чем-нибудь заняться — убрала доску, вымыла нож, но все равно чувствовала себя неловко. Какой ужас — любить кого-то и потерять этого человека навсегда! Гидеон никогда даже не смотрел на других женщин, для него существовала только Лора, хотя возможностей для измены у него было сколько угодно…

Кейт с трудом проглотила комок в горле. Ей не следует так думать о нем. Очень опасно считать его привлекательным. Это… Это неправильно, точно ты заглядываешься на чужого мужа.

На кухню ворвалась Дебби:

— Уф! Я расстелила им скатерть на полу и сказала, что у них будет пикник. На улице нельзя из-за дождя, но и в помещении будет прекрасно, а нам это даст несколько минут тишины и покоя. Где-то тут у меня были пластмассовые тарелки…

Кейт снова посмотрела на Гидеона. Он казался спокойным и добродушным, но она чувствовала, что внутреннее напряжение не оставили его, что он страдает. Страдает каждый день, с тех пор, как умерла Лора…

Знала ли об этом тетя Бэбс? Вполне возможно. Она обладала редким даром замечать такие вещи.

— Мне кажется, что одноразовые тарелки лежат там.

Кейт наклонилась и поискала в ящике, на который показывала Дебби.

— Да, вот они.

— В холодильнике еще должны быть холодные сосиски, — сказала Дебби. — Дети могут их доесть.

Гидеон взял ее под руку.

— Не волнуйся, я накормлю их.

Дебби опустилась на стул.

— Я и, правда, ужасно себя чувствую. Придется попросить Майка уложить мальчиков, я лягу спать пораньше. — Она взглянула на Кейт: — Но сначала я должна устроить тебя в мамином доме.

— Нет, нет, не нужно. Я справлюсь сама.

Дебби покачала головой:

— Мама в прошлом году поставила новый замок, и он оказался очень капризным. Я должна научить тебя, как управляться с дверью.

— Я могу сделать это вместо тебя, — заметил Гидеон, раскладывая еду по пластиковым тарелкам.

— Нет, я…

Кейт и сама не знала, что сказать. Она не хотела, чтобы Гидеон уделял ей столько внимания, не хотела утомлять Дебби. К тому же она чувствовала необходимость побыть одной.

— Дебби должна немного отдохнуть.

Он смотрел на нее так спокойно, что Кейт не нашла слов для возражения.

— Девочки пусть побудут у меня, пока ты не устроишь Кейт, — согласилась Дебби. — Знаешь, дом выглядит так странно с тех пор, как мамы в нем больше нет…

Кейт потерла виски. Тупая боль овладевала ее головой. Наверное, слишком много эмоций обрушилось на нее сразу и неожиданно, и ей нужно время, чтобы понять, что она чувствует.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Кейт и сама не знала, чего она ожидала от посещения своего старого дома, Он стоял на привычном месте, крепкий и надежный, с крошечным опрятным садиком перед фасадом.

— Извини, что доставляю тебе столько хлопот, — проговорила она, когда Гидеон подошел к ней.

— Не волнуйся, — заверил он, отворачивая лицо от пронзительного ветра, — я делаю это для Дебби. Она слишком измотана. Надо было мне отложить свою сегодняшнюю поездку на материк.

Кейт смущенно кивнула. Внутренний голос отчетливо подсказывал, что ей следовало бы самой отправить Дебби в постель и принять на себя заботу о мальчиках…

— Тебе лучше побыстрее войти внутрь, — заметил Гидеон.

Кейт порылась в кармане сумочки и извлекла тяжелый ключ. Теперь, когда она стояла перед входной дверью, ее приезд снова начал казаться ей ошибкой. Дом пустой, нет больше тети Бэбс, которая бы могла радостно встретить ее и угостить домашним печеньем… Руки Кейт задрожали, и Гидеон взял ключ из ее неловких пальцев.

— Ты в порядке?

Кейт взглянула на него:

—Похоже, я только сейчас по-настоящему поняла, что ее больше нет.

Он мрачно усмехнулся, вставляя ключ в замочную скважину:

— Схожу за коробкой, в которую Дебби собрала кое-что для тебя. А ты заходи.

Кейт шагнула на натертые до блеска кафельные плитки прихожей. Тетя Бэбс всегда обожала свои полы — проводила целые часы на четвереньках, натирая их какой-то собственной волшебной мастикой. Все осталось таким же, как прежде. Неужели тетя Бэбс больше никогда не выйдет ей навстречу из кухни, сияя теплой улыбкой? Дом казался до странности тихим, молчание нарушало только упорное тиканье старых настенных часов. Кейт наклонилась, чтобы подобрать с пола почту. Завтра она отдаст это Дебби…

Кейт вошла в гостиную. В центре комнаты стояло несколько картонных коробок, на журнальном столике лежала куча фотоальбомов. Наверное, Дебби решила разобрать вещи, оставшиеся после матери. Сердце Кейт забилось сильнее. Как это нелегко! Даже мучительно! Наверное, ей стоит помочь Дебби и разобрать шкафы на кухне. Она услышала, как в дом вошел Гидеон, который позвал ее из прихожей:

— Кейт!

— Заходи сюда, — откликнулась она.

Кёйт взяла в руки фотографию в блестящей серебряной рамке. На фото они были все втроем — тетя Бэбс, Дебби и Кейт. Сидели под старой, узловатой яблоней. Одному богу известно, почему тетя Бэбс хранила снимок все эти годы, ничего особенного в нем не было, да и яблоню давным-давно — Кейт уже не помнила, в каком году, — сломал сильный ураган. Но она помнила, как они фотографировались. Кейт только что появилась в доме тети Бэбс и была ужасно застенчивой. Да и испуганной тоже! Ведь она не знала, как долго пробудет здесь. Неделю? Месяц?

Кейт скорее почувствовала, чем услышала, присутствие Гидеона за своей спиной.

— Воспоминания? — Его голос был низким, глубоким, бархатным, как шоколад.

— Ну да.

— Это ты?

Она кивнула.

— Очень несчастная маленькая девочка. — Ее челка на фотографии была кривой, после того как в детском доме Бернис Кренборн подстригла ей волосы своими портняжными ножницами. Какая противная была эта Бернис!

— Можно? — Гидеон взял снимок.

Кейт продолжила исследовать коллекцию фотографий тети Бэбс. Там был портрет Роберта, мужа тети Бэбс, который умер в тридцать четыре года, снимки Дебби, Дебби и Майка, Дебби и ее мальчиков.

И ее фотографии.

Вот ее выпускной в университете — Кейт гордо позирует в черной мантии и шапочке. Вот она на прошлогодней церемонии вручения премии «Оскар» во взятом напрокат роскошном платье. Черно-белый студийный снимок, предназначенный для личного дела при поступлении на работу…

— Необыкновенная женщина, — сказал Гидеон, поставив снимок на место. — Сколько всего детей она усыновила?

— Двадцать восемь, — ответила Кейт, — но я стала последней.

Эта мысль внезапно поразила ее. После нее в этом доме больше не было приемных детей. Фотографии никого из других двадцати восьми своих воспитанников тетя Бэбс не стала помещать в серебряную рамку — только ее, Кейт, снимок. Тетя Бэбс любила ее. Подумав об этом, Кейт вдруг поняла, что она утратила.

Огромная волна переживаний нахлынула на нее, разрывая сердце, и из глаз Кейт полились слезы, а тело задрожало от рыданий. Она снова сделалась маленькой, одинокой девочкой, которую привезли на незнакомый остров. Испуганной и печальной малышкой…

— Эй, что с тобой? — Гидеон подошел к ней, его рука легла ей на плечо, крепкая и теплая. — Все будет хорошо. Все будет хорошо…

Как это было здорово и как естественно! Она больше не была одинока, его рука поддерживала ее, а мягкий голос успокаивал.

Постепенно рыдания Кейт утихли, и пальцы Гидеона осторожно отодвинули волосы с ее лба, полные сочувствия глаза заглянули в ее лицо.

— Ее больше нет, — пробормотала Кейт.

— Нет.

Гидеон крепче прижал ее к себе, так что Кейт могла слышать, как бьется его сердце — ровно и уверенно. Они продолжали стоять молча, не чувствуя потребности в словах, и Кейт наконец совсем успокоилась и расслабилась в его объятиях.

А Гидеон в этот момент думал, что не готов к такому повороту событий. Он полагал, что Кейт Симмондз — эгоистичная и равнодушная, что она вызовет у него только неприязнь. Дебби и Лора были подругами, их дети Келем и Джемайма — почти ровесники. В течение многих лет Гидеон слышал, как жена осуждает эгоизм Кейт. Она рассказывала ему о неуклюжих попытках Дебби оправдать Кейт — когда та не приехала ни на первый день рождения Келема, ни на все последующие.

Однако в реальности все оказалось не так просто. Беззащитность Кейт растрогала и изумила его. Гидеону захотелось защитить и утешить ее, смягчить боль. Ее теплое и мягкое тело доверчиво покоилось в его объятиях, от волос исходил легкий аромат яблока. Ее печаль вдруг установила новую связь между ними…

И это, разумеется, было совсем ни к чему! Она так привлекательна, что он легко может потерять голову, забыть, как ужасна стала его жизнь без Лоры.

Гидеону потребовались все его силы, чтобы отстраниться от Кейт.

Обнять ее еще крепче. Гладить ее волосы. Целовать ее. Заниматься с ней любовью.

Проклятье! Это желание возникло ниоткуда, изумляя своей неожиданностью. Кейт казалась знакомой и одновременно чужой. Когда ее самообладание рухнуло, его душа устремилась ей навстречу, но теперь из чувства самосохранения Гидеон должен был отступить. Кейт посмотрела на него растерянно.

— Я не плачу. — Ее пальцы поспешно вытерли ручейки слез на щеках. — Я вообще никогда не плачу. Ни из-за чего.

Гидеон был согласен в это поверить — стоит только посмотреть на это замкнутое личико, огромные, исполненные отчаяния карие глаза на детской фотографии. Эта малышка находилась за пределами боли, и страдания этой детской души нельзя было выразить ни словами, ни слезами. Неудивительно, что Бэбс так к ней привязалась. Когда Кейт Симмондз появилась на экране телевизора, она казалась совсем другой — красивой, уверенной в себе популярной звездой. Однако теперь он понял совершенно точно, что под маской блистательной телезнаменитости скрывалась все та же маленькая Кэти. И теперь, сколько бы ее ни показывали на экране в роскошных платьях от Валентино и бриллиантах, он будет помнить ее именно такой — исполненной смятения и опечаленной.

Гидеон сунул руку в карман в поисках платка, но ничего там не обнаружил.

— Люди, которых ты любишь, стоят того, чтобы о них поплакать.

Она сделала еще одну отважную попытку побороть слезы и надменно вздернула подбородок:

— Может быть.

Реплика была короткой, но Гидеон понял, что маска отчуждения вновь водружена на ее лицо.

А ведь он впервые после смерти Лоры захотел… Захотел чего? Он и сам не знал. Как бы то ни было, слишком рано думать об этом. Кейт, без сомнения, очень красива и привлекательна, и его тело отреагировало на опасную близость этой удивительной женщины. Теперь он, слава богу, пришел в себя. Их жизненные орбиты на миг пересеклись, но далее они пойдут по разным траекториям.

Кейт отошла к дверям столовой:

— Здесь понаставили столько стульев! Похоже на приемную врача.

— Дебби все приготовила для поминок, — ответил Гидеон, глубже засовывая руки в карманы своих джинсов. — Она решила организовать их здесь, а не у себя дома. Тут больше места, да и детям лучше при этом не присутствовать.

— Поминки? — Кейт вошла в комнату. На разложенном во всю длину столе была постелена лучшая воскресная скатерть тети Бэбс. — Я и забыла о поминках. Какой странный обычай, правда? Горе… и застолье.

— Это очень помогает. — Его голос прозвучал так странно, что Кейт обернулась, чтобы взглянуть на Гидеона. — Ты сосредоточиваешься на других людях, а не на том, кого ты потерял.

Он думал о другой смерти, других похоронах, Кейт знала это так же точно, как если бы он сказал ей об этом. Сняв пальто, она набросила его на спинку стула.

— Расскажи мне, как управиться с входной дверью. Тебе пора возвращаться к детям.

— Ничего сложного. — Гидеон прошел через столовую на кухню, и Кейт последовала за ним. — Сначала приподними ручку. Ключ входит в замочную скважину как бы наполовину. Затем начинай осторожно поворачивать его, вот так…

Кейт скрестила руки на груди. Вся ее сила воли и хваленая независимость куда-то улетучились — ей отчаянно не хотелось, чтобы Гидеон уходил. Если бы она могла выбирать, она предпочла бы оставаться в его объятиях.

— Поняла? — спросил он, оглядываясь на нее, и обеспокоенно добавил: — С тобой все в порядке?

Кейт прислонилась к дверному косяку.

— Мне надо что-нибудь приготовить для поминок? — Ее голос прозвучал натянуто, нервно.

— Нет, мы обо всем договорились. — Его синие глаза пристально изучали ее лицо. — Завтра, пока мы будем на похоронах, кто-нибудь из моей команды привезет сюда всю еду. Мы постарались не перегружать работой Дебби.

— Очень хорошо.

Гидеон указал на коробку:

— Это продукты, которые собрала для тебя Дебби. Не забудь положить их в холодильник. Я еще должен помочь тебе унести вещи Бэбс из гостиной, потом поеду домой. Куда мне их унести?

— Наверх, чтобы они никому не мешали.

Гидеон взял самую большую коробку, Кейт собрала фотоальбомы и поднялась вместе с ним.

— Где поставить? Здесь? — Он толкнул дверь в самом конце коридора.

— Да, можно здесь. Раньше это была моя комната.

Войдя, Кейт осмотрелась и спрятала нос в ладони. Тут все оставалось по-прежнему — и вышитая цитата из библии в рамочке на стене, и пестрое одеяло из кусочков, сшитое для нее, и ее плюшевый мишка… Она очутилась дома. Слишком поздно, тети Бэбс больше нет.

— Тут ничего не изменилось, — пробормотала она сдавленным от слез голосом.

Гидеон подошел к ней, снова обнял и прижал к себе.

— Она все время говорила, что твоя комната всегда тебя ждет.

— Только обои другие. Я всегда хотела такие, голубые, но у нее не было денег…

— Тихо, тихо, — Гидеон погладил ее волосы. Она чувствовала запах моря, исходивший от его одежды, ощущала бережную силу его рук…

Вдруг его губы коснулись ее виска, и у Кейт перехватило дыхание. Она подняла голову и, когда их глаза встретились, изумилась тому, что увидела в его взгляде. Теплоту и сострадание.

Рука Гидеона осторожно вытерла слезы с ее щек, затем его губы коснулись ее век, ее губ.

Поцелуй был нежный, мягкий, он нес утешение, и все происходящее казалось сном и прекрасной сказкой. Будущее внезапно перестало выглядеть мрачным и безотрадным, словно где-то в конце бесконечного туннеля забрезжил свет.

Она ответила на его поцелуй. После Ричарда никто не целовал и не обнимал ее — вот уже два года. Два нескончаемых, одиноких года она не подпускала к себе ни одного мужчину.

— Кейт…

Его пальцы нежно погладили ее щеку, и она открыла глаза.

— Это не очень хорошая идея, извини.

Его слова возымели эффект ледяного душа.

— Да, — согласилась она, взывая к собственной гордости.

— Ты устала и расстроена.

— Не беспокойся обо мне. Все в порядке. Всего лишь один поцелуй. — Она снова посмотрела ему в лицо, пытаясь улыбнуться.

Гидеон казался таким же напряженным, как и она.

— Пойду за следующей коробкой.

— Спасибо.

— Не за что.

Повернувшись, он вышел, а Кейт села на постель, чувствуя, что ноги отказываются служить ей. Да, она совершенно растаяла! Какое унижение, и он, должно быть, прекрасно понял, в каком она состоянии. Кейт прижала ледяную ладонь к пылающим щекам и вскочила на ноги, услышав, что Гидеон возвращается.

— Ты уверена, что справишься одна? — спросил он, поставив на пол вторую коробку.

— Все будет в порядке, — тихо проговорила Кейт.

— Тогда я поехал, надо забрать девочек у Дебби.

Она кивнула:

— Спасибо.

— Кейт, я…

Но она прервала его:

— Увидимся завтра на похоронах.

Хлопнула дверь, и ее окружила тишина. Подойдя к окну, Кейт стала разглядывать маленький садик тети Бэбс, но ее глаза снова застилала влажная пелена.

Завтра будут похороны. Потом она сядет на паром и навсегда уедет отсюда. Она ведь знала, что это возвращение на остров окажется слишком трудным! А Гидеон? Но этот поцелуй ничего не значит! Он просто пожалел ее, хотел приободрить… Кейт провела языком по верхней губе — она все еще чувствовала вкус его губ.

Ничего, она переживет это. Выживала прежде, выживет и теперь.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

В похоронах было что-то нереальное. Не верилось, что тетя Бэбс действительно лежит в этом деревянном ящике. В течение службы Дебби все время тихо рыдала, но Кейт ничего не чувствовала, как будто получила укол обезболивающего лекарства.

Но почему? Ведь она живой человек, и ее виски пульсируют от тупой боли, а глаза покраснели и болят! Но она не плакала. Звуки вокруг нее казались приглушенными, краски — блеклыми, она даже не понимала, кто именно отправился с ними на кладбище, а кто нет. В конечном счете, у разверстой могилы осталась небольшая группа человек в тридцать, среди них и Гидеон. Его трудно было бы не заметить — высокая, крепкая фигура заметно выделялась среди остальных.

Прах к праху, пепел к пеплу. Дебби по-прежнему тихо плакала рядом с ней, но Кейт видела, как сильная рука Майка поддерживает жену. Потом супруги вместе подошли к гробу, чтобы попрощаться с тетей Бэбс. Скоро настанет и ее, Кейт, очередь.

Гидеон стоял немного в стороне, не сводя глаз с Кейт. До этого он избегал встречаться с ней взглядом — она казалась такой сильной, такой красивой, и когда читала любимое стихотворение Бэбс в старинной норманнской церкви, ее голос ни разу не дрогнул. Однако теперь Кейт стояла неподвижно и безучастно, словно облаченная в черное восковая фигура, да и лицо ее стало пепельно-серым. Что же случилось? Он почти физически ощутил сразившую ее боль. Возможно, потому что он разделяет ее чувства?

Посещение церкви, как обычно, напомнило ему о собственной свадьбе. Какой это был счастливый день! Вся церковь была убрана цветами — Лора сама старательно составляла букеты, воплощая свои познания в старинном языке цветов…

Заговорил викарий — последние слова прощания. Казалось, прошло уже столько времени с тех пор, как он стоял здесь, прощаясь с Лорой! Целая жизнь, а ведь минуло всего два года… Два года борьбы с терзавшей его болью и чувством вины. Вины, что не спас Лору, не понял, насколько серьезна ее болезнь.

Вздрогнув, Гидеон поднял голову как раз вовремя, чтобы увидеть, как Кейт идет к гробу. Заметил ли кто-нибудь еще то, что видит он? Для Гидеона она больше не была амбициозной дамой, решившей достичь высот в своей профессии, — нет, за этой маской таилась испуганная и одинокая девочка. Он видел, как по ее щекам покатились слезы, и, прежде чем осознал, что происходит, оказался рядом с ней, чтобы поддержать под руку и отвести прочь от могилы.

Ее пальцы сильно дрожали, когда она пыталась открыть пакетик с бумажными платками.

— Дай помогу, — предложил Гидеон. Она ответила со слабой улыбкой:

— Пальцы замерзли. Не слушаются.

— Вот, держи. — Он отвернулся, давая ей возможность вытереть слезы.

— Вообще-то я никогда не плачу. Правда, не плачу.

— Да, ты уже это говорила вчера. Только в особых случаях.

— И в особых тоже не плачу. — Она шмыгнула носом. — Это пустая трата энергии.

— Хочешь, немного погуляем, прежде чем возвращаться в дом? Тебе надо прийти в себя.

Кейт взглянула на людей, толпившихся у могилы. Она многих из них знала, но ничьего сочувствия не искала и ни с кем из них не хотела разговаривать.

— Пожалуй, да.

Наверное, это было неправильно — повернуться и уйти вместе с Гидеоном. Вчера он обнимал и целовал ее, затем оттолкнул… А сейчас снова был рядом, спокойный, сильный и уверенный в себе. Хотя, наверное, он просто хочет поддержать ее, и все.

— А где твои девочки?

— У Эмили Каннингем. Знаешь ее?

— Мы учились в одном классе, но я ее сто лет не видела.

Да и не вспоминала, добавила про себя Кейт, чувствуя, как ее каблучки увязают в раскисшей грязи.

— У нее трое детей, и младший — ровесник Тилли.

С тех пор как Кейт узнала, что не будет иметь детей, она вычеркнула эту тему из своей жизни и старательно делала вид, что бездетность — это ее осознанный выбор. Только тетя Бэбс и Дебби знали правду, но они поклялись хранить ее в тайне. Кейт не могла допустить, чтобы ее жалели.

Но потом Ричард бросил ее, и притворяться стало гораздо труднее. Отъезд в Лос-Анджелес в какой-то степени облегчил мучения Кейт, но она знала, что продолжает терзаться, и любая ерунда грозила вывести ее из равновесия — какое-нибудь глупое замечание, случайная встреча с беременной женщиной, потерянная детская варежка, положенная на видном месте в ожидании возвращения владельца.

— Ты скучаешь по острову? — спросил Гидеон. — Я даже представить себе не могу, чтобы отсюда можно было уехать.

— Иногда, — ответила Кейт, чувствуя, что он внимательно за ней наблюдает.

Иногда она с ума сходила в тоскё по острову. Когда Кейт впервые сюда попала, он показался ей зачарованным царством, прекрасным и нереальным, и это чувство с тех пор никогда ее не покидало.

— А ты никогда не скучаешь по большой земле? — спросила она.

— Иногда. — Он рассмеялся, и в его глазах сверкнули лукавые искорки. — В разгар сезона, когда тут полно туристов, черепашья скорость парома меня раздражает. В такие моменты, признаюсь, я с ностальгией вспоминаю старую добрую железную дорогу.

— Могу себе представить!

— Но большей частью мне здесь хорошо. Это чудесное место, чтобы растить детей, и я полюбил тех, кто живет со мной рядом. Все были очень добры ко мне.

— Ну, если в гостинице дела идут хорошо, зачем думать о переезде?

— В твоем случае, конечно, все по-другому.

Разумеется, он был прав. Для нее все действительно по-другому.

— Твоя страсть — журналистика, и тебе здесь попросту нечего делать.

Кейт растерянно молчала, не зная, что сказать. Ни радио, ни телевидение никогда не были великой мечтой ее жизни, она должна была уехать отсюда, потому что оказалась бесплодной. Тетя Бэбс понимала ее и помогла осуществить это решение: нашла друзей, у которых Кейт смогла остановиться в Лондоне, помогала ей с деньгами, пока Кейт не нашла работу… Одна она никогда бы не справилась.

— Сколько тебе было лет, когда ты приехала сюда в первый раз?

— Десять.

— И все же ты смогла уехать?

— Ну, меня ждали великие свершёния. Надо было покорить мир.

— На фотографии ты выглядишь младше, чем на десять лет. — Встретив ее непонимающий взгляд, Гидеон пояснил: — На том снимке в серебряной рамке.

Кейт отвела взгляд:

— Я была слишком щуплой для своего возраста. Все-таки с трех лет скиталась по детским домам. Ты знал об этом?

— Слышал.

Нет, от Гидеона она не примет жалости, только не от него! В ее голосе послышались воинственные нотки:

— Все эти детские дома мне не подходили. Я была слишком замкнутая, слишком тихая. Необщительная.

— Многие люди таковы.

— Да? В конце концов, воспитатели решили, что для меня идеальным вариантом станет удочерение в семью.

— И ты досталась Бэбс.

— Это была случайность. Люди предпочитают усыновлять младенцев, а я к тому же не отличалась миловидностью, так что пристроить меня оказалось непросто.

Она говорила шутливо, но Гидеон прекрасно понимал подтекст ее замечаний, да и фотография в серебряной рамке не шла у него из головы.

Конечно, он знал, что Кейт не родной, а удочеренный ребенок Бэбс, но подробности никогда его не интересовали… Не интересовали прежде. Сейчас его занимало все, что имело отношение к Кейт, и это уже становилось опасным. Завтра она уедет в Лондон или в Америку. А он останется тут, пытаясь собрать себя и свою жизнь из кусочков — он должен это сделать ради детей. Он обязан обеспечить им теплый семейный очаг. И он не может позволить себе интрижку с Кейт.

— Одним словом, после ряда неудачных попыток я очутилась на пороге дома тети Бэбс, да так у нее и осталась.

— Тебе повезло.

— Я знаю. Немногие бы стали терпеть такого ребенка.

Гидеон не мог не восхищаться ее отвагой, она проговорила это почти что с гордостью.

— Так ты была трудным ребенком?

— Кошмарным. Просто невероятно.

— Да?

Он не хотел, чтобы она останавливалась. Странно, но ему казалось, что Кейт не часто пускается в разговоры о прошлом, и Гидеон чувствовал себя не только польщенным ее доверием, нет, ему и правда было интересно.

— Из первой семьи я сбежала.

— А вторая?

— Они все время под тем или иным предлогом запирали меня в моей комнате, и я злилась. — Кейт внимательно взглянула на него, пытаясь понять, какова его реакция на ее откровения. — Так злилась, что выбила дверь.

— Ух ты!

Кейт улыбнулась, но ее глаза оставались холодными.

— Через минуту я уже была перед входной дверью со своими вещами.

Гидеону казалось, что он почти физически ощущает ее негодование, ее отчаяние, и теперь становилось понятным, отчего она так ранима. А ведь когда ей было семнадцать, Кейт казалась ему обыкновенным невротичным подростком. Красивая, длинноногая, немного диковатая… Откуда ему было знать, что прошлое оставило в ней такую незаживающую рану? Никто не рассказывал ему, откуда взялась Кейт Симмондз. Возможно, он тогда мог помочь ей. Или нет? Это было бы неосмотрительно — прекрасная, юная, умная и совершенно очарованная им девица… Так неужели он стал еще одним человеком в жизни Кейт, который отверг ее? Причинил ей боль?

Но теперь она больше не была ребенком, и ее тело казалось таким теплым и нежным. Исполненным обещаний…

И как ему этого не хватало! Гидеон поспешно постарался вызвать в памяти образ Лоры — вместе с чувством сожаления и вины к нему обычно приходило и отрезвление.

Однако теперь это не срабатывало, и он продолжал видеть и слышать только Кейт, такую несчастную и такую храбрую.

— Знаешь, не всякое детство похоже на волшебную сказку. Некоторым из нас приходится взрослеть побыстрее. Мне это известно.

— Правда?

— Джемайма и Тилли не смогут сказать, что у них было чудесное детство.

— О, прости… Я не подумала…

— Все часто обстоит совсем не так, как кажется. — Гидеон чувствовал неодолимое желание сблизиться с Кейт, дать ей понять, что разделяет и понимает ее чувства. — Моя жизнь могла бы быть совсем иной.

— Я знаю, прости…

— Я хочу сказать, что меня тоже усыновили, — прервал он.

Он никогда не только не говорил, но даже и не думал об этом, но сейчас хотел, чтобы Кейт узнала все.

Она замерла на месте, широко раскрыв глаза от изумления.

— Тебя?

— Еще младенцем. Надо сказать, я мало что помню. Мои настоящие родители были совсем молодыми и неженатыми.

— Вот как.

Она снова зашагала по дорожке, и Гидеон последовал за ней.

— По-моему, моей матери было лет пятнадцать, когда я родился. Я, собственно, ничего толком не знаю о родителях.

— И не хочешь узнать? — спросила Кейт, бросая на него быстрый взгляд. — На твоем месте я бы постаралась отыскать какую-нибудь информацию.

Он покачал головой:

— Мои приемные родители и есть мои отец и мать, больше мне никто не нужен.

Помолчав, Кейт спросила:

— Они еще живы?

— Отец жив. Он живет в Кенте с моей сестрой. Ее тоже удочерили.

— А твоя мама… Она что, не могла иметь собственных детей?

— Видимо, нет. Не знаю, она никогда не говорила об этом, а мне не было нужды спрашивать.

Не было нужды спрашивать? Этого Кейт не могла понять! Разве у него не возникало такого же, как у нее, ощущения, что ты ничей? Она посмотрела ему в лицо. Оно было таким спокойным, что пришлось поверить его словам. Но ведь он тоже переживал тяжелые жизненные драмы! Он потерял Лору! Так где же его гнев? Неужели, глядя на другие, счастливые семьи, он не ненавидит их, раз они имеют то, чего он лишен? Значит, только она испытывает такое, потому что тягостный жизненный опыт изуродовал ее?

Кейт никогда ни с кем не говорила о своем детстве. Воспоминания о том, как яростно она ненавидела себя за то, что ее никто не любил, по-прежнему обжигали ее стыдом. Тетя Бэбс потратила массу сил и времени, чтобы восстановить ее самоуважение, заставить поверить в себя.

Наверное, это все из-за похорон. Из-за дурацких слез. Чувства заставили ее раскиснуть, развязали ей язык. Интересно, что теперь Гидеон думает о ней?

— А как тебе удалось так хорошо узнать тетю Бэбс?

— Мне нужна была помощь. После смерти Лоры люди просто не знали, как ко мне подступиться, как со мной разговаривать. Бэбс просто была рядом. Заваривала бессчетное количество чая и слушала меня. В первое время именно это мне и требовалось.

— У нее это здорово получалось. Мне будет ее не хватать.

И его тоже. Странно, она столько лет даже не думала о нем, но теперь ей будет недоставать этой возможности разговаривать с ним, быть выслушанной и услышанной… Возможности опереться на него.

А это оказалось так приятно! Значит, он тоже был приемышем… Сколько ей еще предстоит узнать о нем? Это глубокий и сложный человек, страдающий и, возможно, одинокий.

Нет, завтра она уедет и больше никогда его не увидит. Их жизни, на мгновение соприкоснувшись, пойдут каждая своим путем. Она вернется в Лондон, где ее ждет блестящее, увлекательное будущее. Все будет, как и должно быть. Ричард научил ее — у ее отношений с мужчинами нет перспективы, так нечего даже и мечтать о Гидеоне. Он предлагает дружбу, и ей следует быть благодарной за это.

Отвернувшись, Кейт вслушивалась в завывания ветра, когда Гидеон, будто прочитав ее мысли, вдруг спросил:

— Ты уже решила, когда уезжаешь?

— Завтра.

Ее взгляд снова устремился к его лицу. Какая глупость! Неужели она в самом деле ищет на нем следы сожаления? Всего лишь из-за одного поцелуя?

— Я сяду на паром завтра после обеда, — проговорила она, стараясь выглядеть уверенней. — К вечеру буду в Лондоне.

— Дебби расстроится.

— У Дебби и без того много дел. — Они уже подходили к дому Бэбс. — Надо же, сколько людей собралось! Я насчитала пятнадцать машин.

— Люди любили Бэбс.

— Это правда.

Какая прекрасная эпитафия, подумала Кейт. Ей тоже хотелось бы заслужить подобное, но вряд ли такое случится, учитывая тот образ жизни, который она вела.

— Куда же ты пропала? — обеспокоенно спросила Дебби, когда Кейт вошла в гостиную. — Я уже начала волноваться.

— Немного погуляла с Гидеоном.

— С Гидеоном?

— Мне необходимо было прийти в себя, — Кейт оглядела переполненную людьми комнату, — прежде чем принять участие во всем этом… Гидеон был очень добр. — Поддавшись внезапному порыву, она наклонилась и поцеловала Дебби в щеку. — Спасибо, что поделилась со мной своей мамой.

Дебби улыбнулась. Ее глаза оставались красными, но выглядела она гораздо спокойнее:

— Пожалуйста.

— Нужно что-нибудь помочь?

— Нет, Гидеон обо всем позаботился. Он привел своих официанток, и они все приготовили. — Заметив проходившую мимо девушку, Дебби окликнула ее: — Рейчел, иди-ка сюда. Поздоровайся с Кейт.

Разглядывая смутно знакомое лицо — ничего особенного, кудряшки, круглые голубые глаза, — Кейт улыбалась, стараясь казаться непринужденной.

— Привет! Наверное, мы вместе учились в школе?

— Рейчел жила возле парка. Помнишь, у нее был такой смешной терьер? — пришла на помощь Дебби.

Собаку Кейт помнила лучше, чем Рейчел, но все равно не знала, что сказать и как нарушить затянувшееся молчание. В этот момент на ее талию легла чья-то рука. Оглянувшись, Кейт увидела Гидеона с чашкой в руках.

— Я принес тебе чай.

— Спасибо.

— Здравствуй, Рейчел, — он приветливо кивнул молодой женщине.

— Здравствуй, Гидеон.

Кейт обернулась, с удивлением расслышав в голосе женщины несомненные нотки безграничного обожания. Рейчел произнесла всего лишь два слова, но ошибиться было невозможно.

— А кто сидит с твоими девочками?

— Эмили. — Он еще раз улыбнулся Кейт. — Мне пора возвращаться на кухню.

— Я могу помочь? — Рейчел поправила на плече сумочку. — Может, нужно разносить чай? Я люблю помогать.

Она устремилась за ним, не обращая внимания на протесты Гидеона. Значит, бесцветная Рейчел охотится за ним? Обернувшись, Кейт увидела, что Дебби смотрит вслед Рейчел, иронично приподняв брови.

— Эта девица без ума от него, — тихо проговорила она. — Она воспитательница в садике, куда ходят Тилли и Дэниел. Рейчел, конечно, добрая и так мила с детьми, но… ничего хорошего из этого не выйдет.

Кейт посмотрела в дальний конец гостиной, где Рейчел Бойл собирала грязную посуду.

— Правда? Так он ею не интересуется? — спросила она с ревностью, изумившей ее саму.

— Он никем не интересуется. Рейчел не одинока, есть еще немало желающих занять место Лоры. Но ничего у них не выйдет.

— Почему?

— Гидеон больше не женится. Ты же помнишь Лору. Она была такая удивительная — красивая, умная, добрая. А как им было хорошо вместе! Настоящие родственные души. — Дебби нахмурилась: — Он все еще подавлен ее смертью. Два года прошло, а он даже ни разу ни на кого и не взглянул, представляешь? Любая другая женщина после Лоры будет чем-то не тем. — Она сжала руку Кейт: — Ну, пошли. Надо немного поесть.

Чем-то не тем. Такое не для нее.

— Ветчины или курицу? — ворвалась в ее мысли Дебби. — И то и другое в каком-то необыкновенном соусе. Похоже, что курица немного острая.

— Все равно.

Гидеон Мансэр опасно привлекателен. Очень даже хорошо, что завтра она уезжает в Лондон. Когда между ними ляжет море, Кейт будет в большей безопасности.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Не может быть, думала Кейт, взбегая по лестнице за ключами от машины. Полусобранный чемодан лежал на кровати, и она уже со всеми попрощалась, но теперь отъезд оказался невозможен. Голос мужа Дебби звучал так взволнованно, что Кейт перепугалась.

Она помчалась к дому сестры, даже не притормаживая на поворотах. Входная дверь распахнулась прежде, чем она успела выключить двигатель, и выражение лица Майка заставило ее бегом броситься ему навстречу.

— Это серьезно? Как Дебби?

— У нее очень высокое давление, и врач сказал, что ее надо немедленно везти в больницу. Все ужасно переполошились.

— Со мной все будет в порядке, — сказала Дебби, появляясь на пороге кухни. — Я просто устала и перенервничала на похоронах мамы. Я согласилась поехать в больницу, чтобы всех успокоить. Завтра уже буду дома.

— Посмотрим, — сказал Майк, взяв ключи от машины. — Но сейчас нам нужно побыстрее в больницу, Ты собрала вещи?

Дебби кивнула, показывая на красную сумку в углу:

— Да. Ой, я забыла зубную щетку! Сейчас схожу.

— Я сам.

Майк бросился наверх по лестнице. Кейт, проводив его взглядом, повернулась к Дебби:

— Что я должна сделать?

— Мне ужасно неудобно, Кейт Я знаю, ты забронировала билет на паром и…

— Ты ни в чем не виновата.

— Нет, но… Это из-за Тилли.

— Тилли?

— Младшей дочери Гидеона. Сегодня я должна была присмотреть за ней. — Дебби прикусила губу. — Знаешь, больше попросить некого. Ты… Ты не могла бы посидеть с ней?

Кейт тупо повторила:

— Посидеть с Тилли?

— Прошу тебя. Она не такая уж и маленькая. Это не окажется слишком сложным.

— Но я ничего не понимаю в детях… — начала было Кейт, но вдруг остановилась. Нельзя быть эгоисткой, Дебби действительно нужна помощь. Она никогда не обременяла ее своими просьбами, а сейчас ситуация действительно непростая. — Ладно, думаю, справлюсь.

— Это ненадолго, но если Гидеон не вернется до половины третьего, тебе придется забрать Джемайму из школы. Я позвонила туда и предупредила, что за девочкой можешь прийти ты. Может, ты даже еще и успеешь на паром.

— Не говори ерунды. Я никуда не поеду, пока не удостоверюсь, что с тобой все в порядке.

Дебби улыбнулась:

— Обещаешь? — Кейт кивнула, и она задумчиво добавила: — Так, что же я еще должна тебе сказать? Складная коляска Тилли в кладовке. Если сможешь, заставь ее идти самостоятельно. В холодильнике найдешь курицу и картошку.

Кейт спросила, стараясь не выдать поднимающуюся в ней панику:

— А когда вернется Гидеон?

— Точно не знаю. Мы попытались связаться с ним, но его мобильный отключен. Майк сказал, что будет пытаться дозвониться до него, но… — Дебби пожала плечами.

— А где Келем?

Появился Майк, открыл сумку Дебби, чтобы положить туда зубную щетку, затем повернулся к Кейт и ответил:

— Его забрала Эмили. Моя мама уже выехала на катамаране и заберет обоих мальчиков на материк. Она же и возьмет Дэна из школы. — К сожалению, мы не можем поручить ей еще и девочек Гидеона, — вздохнула Дебби. — Эмили забрала бы их, но она после обеда уезжает в Бирмингем.

— Я справлюсь, ничего страшного.

Дебби попыталась улыбнуться:

— Обманщица. — Она обняла Кейт. — Пойдем, я познакомлю тебя с Тилли. Она славная девчушка, только немного замкнутая.

Кейт последовала за сестрой в гостиную. Тилли сидела на краешке дивана, сжимая в руках желтого плюшевого зайца.

— Она так похожа на Лору, — сказала Кейт, поворачиваясь к Дебби.

— Да, вылитая мама, — ответила Дебби, садясь рядом с девочкой.

Кейт с изумлением разглядывала Тилли — настоящая маленькая копия своей матери. Какую боль должен испытывать Гидеон при виде дочери! Она — живое напоминание о том, что он потерял… Или, напротив, это его утешает, напоминает о любимой женщине?

— Тилли, это моя сестра. Ее зовут Кейт.

Огромные голубые глаза, очень серьезные, остановились на лице Кейт.

— Она посидит с вами, пока папа не вернется с работы, договорились? Ты покажешь Кейт, где находится школа Джемаймы, ладно?

Тилли кивнула с торжественным видом, и из-за спины Дебби послышался нетерпеливый голос Майка:

— Ты готова? Нам пора.

Дебби повернулась к мужу:

— Да, сейчас, подожди минутку. — Она снова обратилась к Тилли: — Ты помашешь мне в окно на прощанье?

Малышка серьезно кивнула, тряхнув хвостиком на макушке, Кейт старалась ободряюще улыбаться девочке, гадая, что ей делать, если ребенок будет слишком нервничать, оставшись наедине с совсем незнакомым чёловеком. С трудом поднявшись с дивана, Дебби сказала Кейт:

— Я тебе позвоню, сообщу, как у меня дела. Ой, чуть не забыла! Тилли еще не умеет сама вытирать себе попку, и смотри, не позволяй ей просовывать голову между балясинами лестницы. Почему-то ей это доставляет такое удовольствие!

Майк подтолкнул жену к дверям:

— Да едем же! Кейт взрослый человек, она сама со всем разберется.

— Все будет хорошо, — заверила Кейт сестру, двери за Дебби еще не закрылись, а Кейт уже вся окоченела от напряжения. Не может она присматривать за ребенком! Да еще за ребенком Гидеона… Похоже на нелепую шутку. И что подумает Гидеон? Вчера они вполне серьезно простились. Он слегка дотронулся губами до ее щеки и ушел не оглядываясь, без сожалений.

Получается, ее снова отвергли. Она ему не нужна — как и тогда, когда ей было семнадцать.

Майк и Дебби отъехали от дома, и Кейт вдруг почувствовала, что в ее руке лежит крохотная ладошка девочки — такая мягкая и теплая. Еще никогда прежде ей не доводилось держать ребенка за руку. Господи, помоги! Что ей теперь делать? Глубоко вздохнув, она произнесла:

— Ну вот, они уехали. Чем бы тебе хотелось заняться?

— Кейт!

Гидеон! Входная дверь хлопнула, но Кейт продолжала старательно выкладывать в тарелку разогретый картофель.

— Кейт!.. — снова позвал Гидеон.

Тилли с надеждой смотрела на дверь кухни, а Кейт попробовала кусочек картошки и крикнула в ответ:

— Мы здесь!

Она довольно безуспешно пыталась заставить себя выглядеть беззаботной, тогда как все внутри нее болезненно сжалось. В распахнувшуюся дверь влетел Гидеон с плащом, переброшенным через руку.

— Я получил сообщение от Майка. Как Дебби?

— Ее обследуют, — ответила Кейт, старательно вытирая противень. — Все обойдется.

— А когда они уехали? — спросил Гидеон, входя на кухню.

— В начале одиннадцатого.

— Так, значит, ты…

— Да, я здесь с тех самых пор.

Слегка нахмурившись, Гидеон повесил плащ на спинку стула.

— А твой паром? Во сколько он отправляется?

— В три. — Она машинально протянула руку, поправляя упавшие на лоб Тилли волосы. — Не волнуйся, я никуда не поеду, пока Дебби не вернется домой.

— Вот как…

Кейт достала из шкафчика кетчуп.

— Тилли это любит?

— Спасибо тебе за… — Он замолк. — Что? Кетчуп? Да, наверное.

— Тилли, хочешь вот это? Можешь намазать на свою картошку. — Кейт выдавила из тюбика немного красной пасты на край ее тарелки.

— Скажи «спасибо», — велел Гидеон.

— С-с-с… — девочка зажмурилась в безнадежной попытке выговорить трудное слово.

Наклонившись, Кейт прижалась лбом ко лбу девочки, стараясь ее успокоить.

— С-спасибо, — наконец проговорила Тилли.

— Пожалуйста.

Кейт выпрямилась. Глаза Гидеона, исполненные благодарности, не отрывались от ее лица, и она нервно вытерла руки.

— У тебя были запланированы важные дела на сегодня?

Он взъерошил себе волосы.

— Ничего, как-нибудь справлюсь.

Кейт в этом не сомневалась — последние два года он управлял отелем, а эта работа не из легких.

— Хочешь чаю или чего-нибудь еще?

Гидеон взглянул на часы, и Кейт решила, что он собирается отказаться, но он неожиданно передумал:

— С удовольствием, спасибо.

Она принялась наполнять чайник, чувствуя, что присутствие Гидеона действует на нее самым загадочным образом. Хотя она занималась вполне простыми вещами — ставила чайник на огонь, доставала из холодильника молоко, — ее сердце гулко билось в груди, и кровь стремительно неслась по сосудам, так что даже в ушах стучало. Скрипнул отодвигаемый стул, и Кейт обернулась. Гидеон сидел за столом, обхватив голову руками, и вся его поза выдавала крайнюю степень усталости.

— Что с тобой?

— Ничего. — Он выдавил из себя улыбку, и у Кейт перехватило дыхание. — Спасибо, что посидела с Тилли. По-моему, я забыл тебя поблагодарить.

Кейт почувствовала, как теплота наполняет все ее тело. Как давно уже никто ни за что ее не благодарил! Последние несколько лет она прожила в своеобразном эмоциональном коконе, испытывая лишь одно желание — преуспеть в своей профессии, достичь ее вершин. Но то, что она испытывала сейчас, было гораздо лучше. Настоящая жизнь.

— Пожалуйста. Знаешь, мне еще никогда не приходилось сидеть с ребенком. — Она посмотрела на Тилли, уплетавшую картошку. — Представляешь, мне понравилось. Она такая очаровательная девочка.

И это было правдой. Кейт испытывала особенное чувство, сидя на диване рядом с малышкой, чувствуя, как шелковистые волосы девочки касаются ее руки. Присматривать за Тилли оказалось совсем не сложно, правда, на помощь пришла богатая коллекция видеодисков.

— Мы смотрели мультики.

— Дебби сказала, что у тебя нет особого опыта общения с детьми.

— Да, — согласилась Кейт, расставляя на столе чашки. — Но теперь он у меня появился. Тебе нужен сахар?

Гидеон отрицательно покачал головой, и Кейт уселась во главе стола, откинувшись на спинку стула. Налив себе чаю, он обратился к дочери:

— Ты закончила?

Тилли отодвинула тарелку и кивнула; взгляд ее больших глаз переходил с одного взрослого лица на другое.

— Хочешь что-нибудь еще?

Девочка отрицательно помотала головой, и Кейт ей улыбнулась.

— Я думаю, у тети Дебби есть немного шоколадного печенья в коробке. Хочешь?

Тилли кивнула, и Кейт поднялась за банкой, при этом раздумывая, правильно ли она поступила.

— Извини, Гидеон, может, я должна была спросить у тебя…

Однако он посмотрел на нее немного озадаченно, а потом ответил:

— Да нет, это просто здорово, что тебе удалось заставить ее поесть. У нее обычно нет аппетита, и она всегда ест так мало, словно птичка.

И снова то же чувство радостного удовлетворения охватило Кейт.

— Держи, Тилли, — сказала она, доставая из банки печенье в красной обертке.

Малышка радостно улыбнулась, и Кейт подумала, что теперь открыла формулу настоящего счастья. Счастье — это семья, именно то, что она всегда так отчаянно желала иметь, желала всю свою жизнь. Но это не ее семья. Она тут временно, всего лишь на один день, а потом вернется в Лондон, чтобы устремиться в будущее, которое ее вовсе не привлекало.

А Гидеон останется здесь, стараясь изо всех сил, чтобы его любимые маленькие девочки были счастливы.

О, как бы ей хотелось помочь ему! Остаться с ним…

Выходит, те чувства, что она испытывала к Гидеону, вовсе не исчезли. Он был частью ее прошлого, таким горько-сладким воспоминанием — болезненным воспоминанием о первой девичьей любви.

— Доедай печенье, Тилли, и пойдем домой. Нам пора.

Его слова немного задели Кейт, но она тут же спохватилась. Он совершенно прав. Ему пора забрать дочь, зайти в школу за Джемаймой и отвести обеих девочек домой.

— А ты что будешь делать?

— Я? — Кейт посмотрела на него поверх кружки с ярко-красной коровой на боку. — Я вернусь в дом тети Бэбс и буду ждать звонка от Майка. Он скажет, когда я смогу навестить Дебби в больнице.

— А мне ты позвонишь? Я хотел бы быть в курсе, как дела у Дебби.

— Конечно. Так ты справишься?

Тилли измазала мордашку шоколадом, и Гидеон поднялся за кухонным полотенцем, чтобы ее вытереть.

— Я позвоню Эмили. Сегодня вечером мне обязательно нужно быть в ресторане.

— Эмили нет дома. Вот почему я здесь, — добавила Кейт, отвечая на удивленный взгляд Гидеона. — Дебби сказала, что муж Эмили вроде бы получил работу в Бирмингеме, и она отправилась туда, чтобы посмотреть, на что это похоже. Ее не будет неделю.

Гидеон судорожно сжал руками полотенце.

— Целую неделю?!

Кейт кивнула.

— Эмили сидела с мальчиками Дебби, пока за ними не приехала мама Майка, но сейчас она уже уехала…

— Я х-х-хочу с-с-с Кейт.

Кейт и Гидеон обернулись. Тилли сползла с кресла и теперь стояла прямо перед отцом, кивая головой со смешно торчащим кверху маленьким хвостиком.

— Я могу помочь, если нужно, — сказала Кейт, но, увидев, как углубилась морщина на лбу Гидеона, поспешно добавила: — Конечно, если ты захочешь. Я не навязываюсь, но…

— Я не могу просить тебя о таком одолжении.

Еще бы, как он может! Кейт схватила свою кружку и отпила большой глоток чая, но проглотила его с трудом, борясь с подступившими слезами.

— Я х-х-хочу с Кейт.

Кейт беспомощно посмотрела на Гидеона. Морщина на его лбу, казалось, сделалась еще заметнее, а ведь шесть лет назад ее вообще не было! Когда Кейт вспоминала о человеке, в которого была влюблена в юности, она всегда представляла его смеющимся. Смеющимся на ярком летнем солнце.

И рядом с ним была Лора — в белом льняном платье, его рука на ее плече. Лора, ожидающая ребенка Гидеона…

Как же Кейт было больно! Вот она и сбежала. Ее сердце разрывалось, когда она представляла себе Лору и Дебби с колясками, выдержать такое зрелище она бы не смогла, уж лучше держаться подальше.

— Кейт должна вернуться в Лондон, — сказал Гидеон и посмотрел на наручные часы. — Давай, Тилли, поищи свои ботинки, будем одеваться. Я что-нибудь придумаю.

Девочка снова тряхнула своим смешным хвостиком на макушке.

— Она похожа на Лору, — проговорила Кейт.

— Похожа, — согласился Гидеон и снова озабоченно потер рукой лоб.

— У нее волосы такого же цвета. Знаешь, я, правда, могу помочь, если хочешь. Если тебе надо быть на работе сегодня вечером.

Как ей хотелось, чтобы озабоченность исчезла с его лица, чтобы он перестал волноваться! Но кто давал ей такое право? Да и что она знала о его реальной жизни — насколько тяжело ему пришлось последнюю пару лет? Каково это — быть сразу и отцом и матерью? Она привыкла считать кошмаром собственную жизнь, но Гидеону явно приходилось куда сложнее.

Он покачал головой:

— Я… Я, правда, не знаю, Кейт… У тебя столько собственных дел…

— По-моему, у тебя нет выбора. — Кейт встала из-за стола. — Речь идет об одном вечере. Какие могут быть проблемы?

Его взгляд задержался на ее губах.

— Когда ты должна быть на работе? Я думал, ты собираешься приехать в Лондон сегодня вечером.

Кейт нервно облизала губы:

— Нет, все не так однозначно. Я… У меня гибкое расписание. Собственно, я решила работать как свободный художник. Работа в Штатах закончена, мне захотелось немного разнообразия. Я веду переговоры с одним журналом, чтобы вести у них раздел культуры и…

— Тогда зачем же ты собралась уезжать, когда ты так нужна Дебби? — прервал ее Гидеон. Его голос прозвучал резко. — Она так хотела, чтобы ты побыла с ней, пока не родится ребенок.

Его слова обожгли Кейт, точно удар бича. И почему он вдруг так отстранился от нее, как будто им овладел странный гнев? Это несправедливо! Он не знает, что заставляет ее панически бояться одного только вида счастливой матери с младенцем. Уже одно то, что она провела несколько часов с ребенком, стало для нее настоящим подвигом.

— Ну, это нам с Дебби решать, так ведь?

Гидеон пожал плечами. Кейт подавила в себе порыв все ему объяснить. Нельзя этого делать, да и зачем?

— Если я не останусь с Тилли и Джемаймой, что ты собираешься делать?

— Что делать? — снова нахмурился он.

— Может, я и не лучший вариант, но Дебби рассудила, что выбора у тебя нет. — Кейт стояла, выпрямившись, готовая принять любой вызов. — Поэтому я здесь. Ради Дебби. И не надо благодарить, я это делаю для нее, не для тебя.

Его щека нервно дернулась, и Кейт сразу же смягчилась:

— Понимаешь, она не успокоится, если не будет уверена, что твои девочки надежно пристроены.

— Извини, я не должен был… Я просто не выспался. Сплошные неприятности.

— А что случилось? — В ее взгляде читалось неподдельное сочувствие.

Поистине Кейт полна неожиданностей! Он только что был так груб с ней, а она все равно хочет ему помочь. Ради Дебби… Ему не стоит забывать об этом! И нельзя упрекать Кейт в том, что она хочет вернуться к своей блестящей, успешной жизни.

Сейчас она очень походила на ту женщину, что он видел на экране, с копной сияющих мягких волос, до которых ему так хотелось дотронуться. Облаченная в льняные брюки и темно-коричневый свитер, она казалась существом с другой планеты. Как можно предложить ей посидеть с двумя маленькими детьми? Однако выбора у него действительно не было, и положение представлялось безнадежным.

А она стояла и улыбалась ему своими мягкими карими глазами. Что было бы, если бы она смогла довериться ему, если бы они могли вместе смеяться, вместе…

Гидеон снова опустился на стул с тяжелым вздохом:

— Антон Филибьер заболел.

— А кто это?

— Мой шеф-повар. Добавь к этому не очень опытный персонал и необходимость вести переговоры на материке об управлении еще одним отелем.

— Я могу тебе помочь.

Ее голос звучал ясно и ровно, а взгляд говорил: «Ты будешь просто идиотом, если откажешься от моей помощи». Он и сам это знал!

— На сегодняшний вечер, и дольше, пока ты не найдешь кого-нибудь еще. Я думаю, что задержусь на острове на какое-то время.

— Да, но…

— Решай сам. — Ее улыбка была такой мягкой, такой нежной. — Для меня самое важное — чтобы Дебби была спокойна. Если для этого мне нужно посидеть с твоими девочками, я посижу.

Такое объяснение звучало вполне благоразумно. Что такого было в Кейт, что так привлекало его внимание? Почему она задевала его чувства? Ведь это не удавалось никому со дня смерти Лоры…

Ему не следует так с ней сближаться, это опасно. Жизнь с Лорой научила его, что любовь может принести боль. Серьезные отношения с другим человеком требуют много времени, усилий и жертв, а ему нужен только порядок — все в его жизни должно быть стабильным и незыблемым. А Кейт просто само воплощение огня, страсти и энергии.

— Так что? Или боишься, что не справлюсь? Но не тупая же я, в конце концов?

— Кейт, я…

Ему не так часто доводилось оказываться в ситуации, когда совершенно не знаешь, что сказать. Не может же он, в самом деле, объяснить, что опасается ее вторжения в его жизнь!

— Нет, я не сомневаюсь в твоих способностях, но как бы все это не затянулось надолго… Ты же не сможешь так долго присматривать за девочками, как мне может понадобиться.

— Я посижу с ними несколько дней, пока не разъяснится, что там с Дебби. Ты выиграешь немного времени. Когда ты начал искать няню? Наверное, сразу же после смерти тети Бэбс?

Гидеон покачал головой:

— Я даже еще и не начинал.

Ее огромные, прекрасные глаза остановились на его лице. Интересно, Кейт понимает, что с ним происходит? Он ничего о ней не знал, но она заставляла его чувствовать такое желание…

— Что ты решишь?

— Тебе, правда, не нужно срочно уезжать в Лондон? Твои планы никак не пострадают?

— Послушай, я не нанимаюсь к тебе в няньки навечно.

— А вещи? Раз ты не собиралась оставаться здесь надолго, ты приехала почти без багажа.

— Тоже мне проблема! Просто будет подходящий повод купить себе кое-что в Ньюпорте.

Как, оказывается, все просто! Гидеон завороженно смотрел на Кейт. Ее глубокие темные глаза казались манящими и загадочными. Потом он услышал собственный голос:

— Тогда большое тебе спасибо.

Ее ухоженная рука заправила за ухо прядь волос, блеснула бриллиантовая сережка.

— Ну и договорились.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Машина Кейт подъехала к дому Гидеона, который оказался красивым, как картинка из книжки. Забор из побеленных прутьев и оштукатуренные стены — просто сказка, недоставало только кустов роз перед входом.

Кейт чувствовала себя так, точно в первый раз пришла в новую школу. Какого черта она тут делает? Она могла бы отослать Дебби огромный букет цветов и вернуться в тот благополучный, стерильный мир, который создала для себя в Лондоне. Именно так Кейт всегда и поступала, но на этот раз… На этот раз все было по-другому. Ей самой захотелось стать другой — всю свою жизнь она чувствовала себя жертвой, а теперь решила бороться и все изменить.

Собравшись с духом, Кейт позвонила в дверь. Гидеон открыл тотчас же.

— Привет! — произнесли оба одновременно.

Кейт опустила глаза. Когда ее взгляд упал на собственные туфли, она подумала, что больше не сможет утверждать, будто делает это для Дебби. По крайней мере, не только для Дебби. А Гидеон выглядел просто потрясающе — в черных джинсах, черном джемпере, из-под которого выглядывала ослепительно белая майка.

— Я немного раньше, извини…

— Нет, это здорово, — Гидеон широко распахнул перед ней дверь. — Чем раньше я окажусь в ресторане, тем лучше. Заходи.

— Я не умею опаздывать, так устроена. Уж лучше прийти пораньше. — Она прошла вслед за Гидеоном в прихожую.

— В этом нет ничего плохого. Позволь, я возьму твое пальто. Сейчас покажу тебе, где что находится!

Кейт чувствовала себя очень напряженно, хотя и не подавала виду. Она пришла на полчаса раньше, чем они договорились; но ее нервы были так натянуты, что она больше ни минуты не могла оставаться в пустом доме тети Бэбс. Она подала Гидеону свое пальто, и он повесил его на крючок старинной кованой вешалки.

— Я была у Дебби.

— И как она? — спросил Гидеон.

— Хорошо, но врачи не могут снизить ей давление. Дебби придется пока остаться в клинике.

Гидеон кивнул:

— Так будет лучше всего.

Кейт вошла в небольшую гостиную и осмотрелась. Комната, безусловно, заслуживала внимания. Темноватая, потому что небольшие окна пропускали мало света, однако стены, окрашенные в нежный сливочный цвет, компенсировали это какой-то особенной внутренней теплотой. А самым главным и притягательным объектом интерьера был настоящий камин. Большая живописная корзина сбоку от него, доверху набитая поленьями, создавала ощущение особенного уюта.

— Мне так нравятся настоящие камины, — произнесла Кейт.

— Я умею разводить огонь, но вот чистить каминную решетку… Все равно я редко им пользуюсь, девочки еще слишком маленькие. Пойдем, покажу тебе остальное.

Его рука едва не коснулась плеча Кейт, но в последний момент остановилась, словно он опасался до нее дотрагиваться.

Кейт вошла в крошечный кабинет, где в оконной нише стоял письменный стол красного дерева. В окно виднелся роскошный орех, росший на лужайке.

— А сколько лет дому?

— Фасад семнадцатого века, но все остальное построено гораздо позже. Вот тут у нас гостиная для всей семьи. — Они вошли в квадратное помещение с окрашенными бледно-желтыми стенами. — Здесь телевизор. DVD, которые смотрят девочки, в этом шкафу.

Кейт кивнула:

— Джемайма, наверное, знает, где что.

— Конечно, А теперь пойдем на кухню. Они двинулись по извилистому маленькому коридорчику, периодически то поднимаясь, то опускаясь на пару ступенек. Настоящая кроличья нора, но это только добавляло дому привлекательности — само олицетворение истинно английского деревенского дома, о каком каждый может только мечтать. Не хватало только собаки и пары кошек, чтобы дом Гидеона стал прямо-таки воплощением фантазий Кейт о настоящей семейной жизни.

Однако, когда Кейт наконец оказалась на кухне, она не смогла удержать возглас изумления. Это был совсем другой мир, светлое, сверкающее и огромное помещение. Гидеон улыбнулся:

— Это самая новая часть дома. Отстроена пять лет назад. А на кухне я практически живу.

Кейт положила руку на замысловатую духовку:

— А я не знаю, как этим пользоваться.

— Ничего сложного, но вон там есть обычная микроволновка.

Кухня Гидеона поражала, она действительно была слишком ошеломляющей для женщины, лучшим кулинарным достижением которой оставалась способность разогреть готовую пиццу, купленную на вынос.

— Что мне дать девочкам на полдник? Не имею представления, что едят дети.

Он подошел к огромному холодильнику.

— Я испек для вас троих пирог, его нужно только разогреть. На десерт девочки любят сладкий творог или йогурт, все это ты найдешь в холодильнике.

— Понятно. Думаю, справлюсь.

— Угощайся всем, что найдешь в холодильнике. Можешь приготовить что-нибудь, если хочешь. — На лице Кейт появилась красноречивая гримаса, и Гидеон быстро добавил: — Понятно, готовить — не твоя страсть.

— Если бы не такие люди, как я, ты остался бы без работы.

— Ладно, пойдем покажу тебе комнаты девочек. Это наверху.

Они прошли через уютную столовую, украшенную большим деревянным обеденным столом. Погладив рукой столешницу, Кейт пробормотала:

— Какое чудо.

— Начало девятнадцатого века. Тебе нравятся такие вещи? Признаюсь, я удивлен. Дебби рассказывала, что твоя квартира в Лондоне просто ультрасовременная.

— Да. — Такая квартира — легкая в уборке и незамысловатая — соответствовала стилю ее жизни.

— А я питаю слабость к старым вещам и часто посещаю распродажи. В Сассексе иногда проходят ярмарки антиквариата, вот я и привожу с материка кучу старого хлама.

— Старинные вещи подходят этому дому.

— На втором этаже потолочные балки низковаты, но ты, я думаю, не ударишься головой, если только не станешь прыгать на кровати.

— Постараюсь не забывать об этом, — рассмеялась Кейт.

— Вот комната Джемаймы. Девочки здесь. Кейт приёхала! — объявил Гидеон, распахивая двери.

Кейт выглянула из-за его плеча:

— Привет.

Обе девочки сидели на полу перед большим, четырехэтажным кукольным домом. Джемайма с улыбкой обернулась к вошедшим, а Тилли бросила на пол кукольную кроватку, которую держала в руке, и кинулась к ним навстречу. Кейт погладила шелковистые волосы девочки и сказала:

— Здравствуй, дорогая. Это твой домик?

За нее ответила Джемайма:

— Наш общий. Это папа нам сделал.

— Правда? — Кейт удивленно посмотрела на Гидеона. Ребенком она отдала бы что угодно, чтобы заполучить такой игрушечный дом.

— Подарок на Рождество, — улыбнулся в ответ Гидеон. — Для них это все еще новая игрушка. А Бэбс сделала занавески, покрывала и скатерти. Опустошила свою заветную шкатулку с рукоделием.

Кейт подошла к домику и присела на пол позади Джемаймы. Тилли расположилась рядом.

— Смотри, вот это голубая гостиная, — показала Джемайма, — а это — красная спальня.

Занавеси на крошечном окне свисали правильными складками, игрушечный стол украшала вышитая скатерть. Как, должно быть, тетя Бэбс радовалась, рукодельничая для девочек! А Гидеон… с какой любовью он изготовил для маленьких дочек свой подарок! Пусть они потеряли мать, но у них есть любящий отец, и им не придется расти с ощущением собственной неполноценности, а потом вею жизнь бороться, чтобы обрести чувство самоуважения.

— Тетя Бэбс сделала эти подушки. Видишь вышивку?

Пальцы Кейт погладили крохотную диванную подушечку:

— Как красиво, правда?

— Девочки, мне нужно еще кое-что показать Кейт. Я должен быть уверен, что она хорошо ориентируется в нашем доме, прежде чем уеду на работу.

Кейт поднялась с колен и вышла из комнаты следом за ним. Оглянувшись, она увидела, как девочки снова погрузились в игру. Что ж, Гидеон делал все для своих дочерей — комната Джемаймы была прелестной. На бледно-розовых стенах красовались рисунки, изображающие сказочных рыцарей, замки, принцесс. Вкупе с очаровательным видом за окном создавалась необыкновенная атмосфера, способная пробудить воображение ребенка.

— Ты сам все это нарисовал? — спросила Кейт.

— Нет, это Лора. Еще до рождения Джемаймы, но мы уже знали, что будет девочка.

— Удивительно, как прорисована каждая деталь, каждый листик на дереве…

Лицо Гидеона напряглось, и Кейт уже знала, что это признак затаенного душевного волнения.

— Комната Тилли не такая нарядная. Это здесь.

Стены комнаты младшей дочери были окрашены а бледно-желтый цвет. Конечно, не сравнишь со сказочным очарованием комнаты Джемаймы… Как все это печально! Лора, наверное, уже была слишком-больна, чтобы позаботиться о комнате Тилли. Гидеон сделал все, что мог, но этого явно недоставало.

— Я думаю над тем, как здесь все переделать, — сухо произнес Гидеон.

Его лицо оставалось замкнутым и жестким. Кейт захотелось обнять его, подбодрить и утешить, она даже протянула к нему руку, но быстро опомнилась — ему от нее требовалось вовсе не это.

— Ты мог бы нанять кого-нибудь. Я знаю много людей в Лондоне, которые занимаются подобными заказами.

— Конечно.

Кейт прикусила губу, раздумывая, что бы такого сказать, чтобы разрядить обстановку, но ничего не придумала.

— Моя комната в конце коридора. Бывшая комната Ингрид. А ванная вот здесь, слева.

— Понятно. А во сколько девочки ложатся спать?

— В семь, семь-тридцать, что-то около этого.

— Хорошо, наверное, это все, что мне надо знать. Я постараюсь, как смогу.

— Очень тебе благодарен, — проговорил Гидеон, направляясь к лестнице. Вдруг он остановился и обернулся к ней: — Кейт…

— Да?

— Ты права… Насчет комнаты Тилли.

— Нет, извини, это меня не касается.

Гидеон протянул руку и коснулся ее щеки. Это прикосновение поразило, почти обожгло Кейт, стеснило дыхание.

— Я стараюсь не думать об этом. О том, сколько стараний и любви Лора вложила в обустройство первой детской. Я чувствую себя виноватым. Понимаешь, я должен был заметить… Должен, но не заметил, так был занят своей работой, гнался за своей мечтой… Смешно, до чего все это стало неважным сейчас.

Кейт хотела ответить, но обнаружила, что не может произнести ни слова. Гидеон убрал руку, но продолжал пристально смотреть на нее.

— Каждый раз, когда я захожу в комнату Джемаймы, я думаю об этом, Почему я не замечал, что делается с Лорой?

— Гидеон, я… — пролепетала наконец Кейт. — Она болела долго?

Он отвел глаза и опустил голову, затем, после короткой паузы, проговорил:

— Я думал, ты знаешь.

— Я… Я только слышала, что она умерла. Дебби мне позвонила. Она плакала и…

— Лора покончила с собой.

В голове Кейт словно завыла оглушительная сирена, разрывая ее мозг. Невозможно! Просто невероятно!

— Покончила с собой? — голос Кейт надломился и замер.

— Так что можно сказать, что она в каком-то смысле долго болела, — проговорил Гидеон и зашагал вниз по ступеням.

Кейт последовала за ним в гостиную. Он уселся перед камином. Сейчас Гидеон казался измученным и надломленным.

— Я думал, ты знаешь, — повторил он. — Дебби знала. И Бэбс тоже.

— Они мне не сказали.

Он снова поднял на нее взгляд:

— Все старались нё поднимать шума. Из-за Джемаймы. Я просил всех…

Голова Кейт кружилась от безуспешных попыток собрать воедино куски этой головоломки. Она должна была догадаться… Должна была понять. Лора Баннерман покончила с собой. Это многое объясняло.

— Это была не обычная послеродовая депрессия, а какая-то редкая форма психического расстройства.

Мускулы на его лице задергались, и Кейт хотела было броситься к нему, но поняла, что не может пошевелиться.

— Я вернулся домой и обнаружил, что она приняла смертельную дозу снотворного. Ничего нельзя было сделать. К тому времени, как я пришел с работы, все было кончено.

— Прости, я… Я не знала…

— Она была мертва. Тилли спала наверху, ей было всего несколько месяцев. — Пальцы Гидеона сжались в кулак. — Когда-нибудь мне придется рассказать ей, как умерла ее мама. И почему она умерла. Я должен буду признаться ей, что предал ее мать.

— Ты ни в чем не виноват!

— Виноват. — В его словах прозвучала пламенная убежденность. — Лора была напугана своей депрессией после рождения Тилли; она все время думала, что ей будет еще хуже, чем после рождения Джемаймы. А я был так чертовски занят в ресторане… Она убила себя, Кейт! Решила, что нам без нее будет лучше. Если бы я проводил больше времени дома, поддерживал: и утешал ее, она сейчас была бы жива.

Сердце Кейт болью отозвалось на его слова. Почему ни Дебби, ни тетя Бэбс ничего ей не рассказали? Она была в Америке, когда умерла Лора. Наверное, они решили, что Кейт слишком занята, что ей ни к чему все знать…

Гидеон резко поднялся с места:

— Мне пора на работу.

Кейт неподвижно стояла в дверном проеме, загораживая ему дорогу, и он остановился. Она нерешительно протянула вперед руку, касаясь его плеча, потом поднялась на цыпочки и прижала губы к его щеке.

— Ты просто должен стараться жить дальше, — проговорила она. — Депрессия — это болезнь, и очень тяжелая. Лора не виновата, ты тоже.

Помолчав, он ответил:

— Спасибо. Спасибо и за то, что присмотришь за девочками.

— Не за что.

— Пойду собираться.

Она кивнула, отхода в сторону, чтобы пропустить его.

— Чувствуй себя как дома, — добавил он и вприпрыжку помчался наверх по лестнице, а Кейт продолжала неподвижно стоять возле двери.

Она поцеловала его. Господи, как она могла? Ладно, пусть это был не настоящий поцелуй в губы, но тем не менее… Это произошло бессознательно — ей было так жаль его, она разделяла его боль, хотела поддержать, приободрить. Прежде переживания других людей не особенно ее волновали, но Гидеон… Это совсем другое дело.

— Я пошел.

Звук его голоса заставил ее вздрогнуть. Она посмотрела в его измученное лицо и ответила:

— До встречи.

— Я буду поздно.

— Я знаю.

В этот момент сверху послышались крики и топот, возвещавший появление детей.

— Папа! Папа! — кричала с лестницы Джемайма. — Подожди, я хочу поцеловать тебя!

Кейт смотрела, с какой нежностью Гидеон подхватил на руки старшую дочь и целовал ее. Господи, все, что ей нужно в жизни, это ребенок! Ей так отчаянно нужна любовь!

— Ведите себя хорошо, — сказал Гидеон, целуя младшую девочку.

Доверчиво улыбаясь, они обе протянули ей руки, и сердце Кейт подскочило. Она не привыкла к такому — это был удивительный жест доверия, знак уверенности в том, что она позаботится о них, пока их папа будет далеко. И Кейт чувствовала, что в ответ готова полюбить их всем сердцем!

Она увидела в окно, как Гидеон садится в машину. Что ж, ее подростковая любовь к нему изменилась. Теперь это было чувство взрослой женщины — она любила его.

Но какой в этом смысл? Она все равно останется для него второй, другой. Никогда ей не сравниться с женщиной, которая была любовью всей его жизни. Лора всегда будет первой.

Девочки убежали наверх, должно быть, вернулись к своей игре, а Кейт вошла в гостиную. Она в доме Лоры. Заботится о детях Лоры.

Столько лет прошло, а чувства к Гидеону не исчезли. Возможно ли, чтобы она продолжала любить его, даже себе самой не признаваясь в этом? И что жё ей теперь делать? Неужели она снова погонится за мечтой своей юности?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Гидеон помедлил, прежде чем открыть дверь. То, что Кейт находилась в его доме, смущало и беспокоило, и, как он ни старался уговорить себя, что вся проблема заключается, в присутствии здесь относительно незнакомого человека, невозможно было избавиться от понимания реальной причины собственного смятения. Проблема была в Кейт — от макушки ее головы до дорогих туфелек.

— Привет, я вернулся! — крикнул он, ожидая, что она выйдет ему навстречу.

Однако дом оставался тихим и молчаливым. Бросив на тумбочку ключи от дома, Гидеон направился в гостиную. Кейт лежала, свернувшись клубочком на диване, подложив под голову одну из подушек, вышитых Лорой незадолго до смерти. Какое странное смешение прошлого и настоящего! Он решительно направился к дивану, намереваясь разбудить Кейт, но остановился в нескольких шагах от нее. Она выглядела такой нежной, такой хрупкой…

Почему при виде Кейт его все время охватывает такое ощущение. Ведь у нее есть все! Он столько раз видел ее по телевизору — красивую, самоуверенную, блистательную… Как же получилось, что она спит тут, в его доме, свернувшись калачиком на его диване? Он осторожно отвел с ее лица прядь волос. Широкий джемпер спал с ее плеча, обнажая ямочку возле основания шеи, которую ему так захотелось поцеловать. Модные туфли лежали на полу, и Гидеон залюбовался ее изящными босыми ножками. Что же ему теперь делать?

— Кейт! — тихо позвал он. — Кейт!

Она пробормотала что-то в ответ и пошевелила ладонью, подложенной под щеку, но не проснулась. Гидеон не видел спящей женщины со дня смерти Лоры и теперь испытывал странные ощущения.

— Кейт! — снова позвал он и положил руку ей на плечо.

Ее кожа оказалась теплой и мягкой… Обернувшись, Гидеон посмотрел на часы на стене. Хотя он и старался побыстрее уйти с работы, раньше полуночи не получилось. Теперь уже было так поздно, что будить Кейт как-то неловко, к тому же он отчетливо понимал, что боится увидеть, как она просыпается, как ее глаза открываются и смотрят на него. Вряд ли он сможет отвечать за свои действия, потому что единственное, чего он сейчас хотел, — это схватить ее на руки и унести в свою спальню.

Гидеон решительно отвернулся от соблазнительного зрелища. Кейт вызвалась помочь ему с детьми и сделала это только ради Дебби. Вот и все, ничего более.

Поднявшись по лестнице, он отправился посмотреть на девочек. Джемайма спала, подложив под щеку кулачок и, когда Гидеон наклонился, чтобы поцеловать ее, пробормотала:

— Папа, мне понравилась Кейт.

— Спи, спи, дорогая, — прошептал он, поправляя одеяло. — Мне она тоже нравится.

Мне тоже. Кто бы мог подумать, что с ним такое случится?

Оставив дверь Джемаймы приоткрытой, он направился в спальню Тилли. Волосы малышки разметались по подушке, совсем как у Лоры, когда та спала.

Бедная Лора, такая живая, такая красивая! Он влюбился в нее е первого взгляда, она была самой прекрасной девушкой этого острова, золотым кубком, достойным борьбы, и он выиграл эту награду. А теперь все кончено…

Дом казался тихим и мирным. Все спят, даже Кейт.

Кейт. Нужно спуститься вниз и накрыть ее пледом. В доме была комната для гостей, и ей, конечно же, было бы гораздо удобнее переночевать там, в удобной постели. Завтра она может проснуться с затекшей шеей и ломотой во всем теле, но Гидеон не мог найти в себе сил разбудить ее. Кейт по-прежнему спала, подложив ладонь под щеку, и в мягком свете настольной лампы ее кожа казалась шелковистой и полупрозрачной. Какая же она красавица!

Он накрыл ее принесенным пледом, выключил лампу и уже направился к двери, когда послышался голос Кейт.:

— Это ты, Гидеон?

— Да.

Она с трудом приподнялась и села на диване.

— Ты давно вернулся?

Он снова зажег настольную лампу.

— Извини, пришлось задержаться.

— А я заснула. — Она поправила растрепавшиеся волосы. — И сколько же сейчас времени?

— Почти час ночи.

— Боже, мне давно пора быть дома. Это я принесла сюда плед?

— Нет, я. Не хотел тебя будить.

— Понятно. — Кейт встала и принялась сворачивать плед. — Оставить его здесь?

— Почему бы тебе самой не остаться? — Господи, он сказал это! Гидеон зажмурился. Что ж, разве это не было его сокровенным желанием? — У нас есть свободная комната для гостей. Какой смысл ехать в дом Бэбс посреди ночи? Мне следовало подумать об этом раньше.

— Я не могу. — Она смотрела на него широко распахнутыми от удивления глазами. — Я ничего не взяла с собой.

— Ты так устала, куда же тебе сейчас ехать? В спальне для гостей есть все необходимое.

В его голосе зазвучало отчаяние. Какая же она красивая в этом мягком свете лампы, и такая маленькая без своих высоченных каблуков…

— Ты уверен? Вообще-то мне совсем не улыбается мысль возвращаться к Бэбс. Там холодно и одиноко.

— Тогда оставайся.

Кейт опустила взгляд.

— Спасибо.

— Как вели себя девочки? — спросил Гидеон, направляясь к сервировочному столику, на котором располагались напитки и хрустальные бокалы.

— Прекрасно. — Она подтянула джемпер на плечо, но он тотчас же свалился снова, и Гидеон поспешно отвел взгляд от ямочки, уже соблазнявшей его раньше. — И пирог был просто потрясающий.

— Я дам тебе рецепт, — проговорил он, наливая себе виски. Видит бог, он в этом нуждался! — Выпьешь чего-нибудь?

— Бренди бы не помешало.

Он налил ей бокал и подошел ближе.

— Весь секрет в том, чтобы добавить немного анчоусов.

Как ему нравился свежий яблочный аромат, исходивший от ее волос!

— Что?

— Я о пироге.

Кейт рассмеялась:

— Какая гадость! Хорошо, что я об этом не знала.

— Называется уорчестерский соус.

Она улыбнулась. Такая улыбка могла заставить сердце человека остановиться, и Гидеон быстро сменил тему:

— Ты звонила Дебби?

— Она сердится на врачей и хочет побыстрее вернуться домой, но в остальном все нормально. Давление у нее не снижается, но и не повышается. Ей нужно проходить еще три недели, а потом можно будет стимулировать роды.

— Три недели? — задумчиво переспросил Гидеон, подходя к большому кожаному креслу и усаживаясь перед камином. — А ты что собираешься делать? Дебби, похоже, в безопасности.

— Да, и Майк кажется более спокойным, но я все же еще побуду здесь.

— Если ты беспокоишься обо мне, то ты не обязана…

— Нет, я останусь из-за Дебби, — быстро прервала Кейт. — Подожду, пока родится ребенок.

Удивительно, какую боль ей до сих пор причиняет одна мысль о том, что кто-то произведет на свет младенца, но все же в ее словах была правда. Кейт вспоминала лицо Дебби, когда та уезжала в больницу. Она, правда, была нужна сестре. Прежде Кейт была всего лишь объектом благотворительности и жалости для других людей, но теперь в ней нуждались.

И потом, она хотела быть рядом с Гидеоном.

Пусть это было все равно, что мотыльку лететь на пламя свечи, но какое-то время она пробудет с ним и потом ей будет что вспомнить. Она поможет ему, облегчит его жизнь. И разумеется, никогда не скажет о своей любви…

— А что ты собиралась делать в Лондоне? — спросил Гидеон, отпивая виски.

Кейт задумалась. Что собиралась делать? Переклеить обои в гостиной, разобрать бумаги, встретиться со своим агентом.

— Ничего существенного. Если мне кто-то понадобится, я могу связаться с любым человеком по Интернету.

Гидеон потер рукой лицо.

— Я устал.

— Тяжелый вечер?

— Нет, все прошло чудесно. У нас было полно посетителей. — Он прикрыл глаза, тяжело вздохнул и добавил: — Я должен сказать «спасибо, я сам справлюсь», но проблема в том, что я не справлюсь. Если ты и в самом деле хочешь мне помочь, я буду тебе очень благодарен. Девочки тебя полюбили, и я…

Я тоже тебя люблю. В семнадцать лет она бы душу продала, чтобы услышать от него такие слова. Но теперь этого было недостаточно. Теперь ей бы хотелось, чтобы он сказал ей, что не может без нее жить, что ему наплевать на бесплодие. Она покатала в руках бокал с бренди. Какая она глупая! Разумеется, такого никогда не случится. Ее настоящая жизнь в Лондоне, ее будущее — в карьере, и она должна заполнить свое существование тем, что с успехом заменит ей семью. А жизнь Гидеона — здесь, с его детьми.

Но как удивительно быть сейчас тут, рядом с ним! Сидеть в его гостиной, пить его бренди.

— А как ты будешь искать замену этой няне… Ингрид, кажется?

— Через агентства. Наверное, раньше чем через месяц не получится, но скоро вернется Эмили, и она мне поможет.

— Конечно.

Как это она забыла про Эмили? Она здесь только потому, что Эмили пришлось уехать в Бирмингем. Но она все равно останется тут, пока не родится ребенок Дебби, а потом уедет, унося с собой свои горькие и сладкие воспоминания.

— Нам пора ложиться. — Гидеон допил виски и поднялся. — Послушай, я… Ты мне здорово помогаешь. И спасибо, что выслушала меня… О том, что случилось с Лорой.

Кейт не знала, что ответить, поэтому быстро поднялась со словами:

— Не стоит.

— Боюсь, у нас нет лишней зубной щетки, но я могу дать тебе свою чистую майку, если хочешь.

— Нет, это не важно… — Она чуть было не добавила: потому что я сплю голышом, но, к счастью, вовремя удержалась.

— Я принесу тебе, а там как хочешь. Еще что-нибудь нужно?

Кейт покачала головой. Быть с тобой рядом — уже чудо. Как видно, она недалеко ушла от девочки-подростка, раз его внимание вызывает такой всплеск восторга.

— Ладно.

Они поднялись в бывшую комнату Ингрид, и Гидеон немного постоял, прислонившись к дверному косяку с улыбкой на утомленном лице. Потом махнул ей рукой и вышел. Комната была холодной и безликой, она словно дожидалась новой няни для девочек, но Кейт вдруг позавидовала этой новой девушке, которая приедет сюда, чтобы заботиться о девочках Гидеона, чтобы стать частицей его жизни… Она сняла наручные часы и присела на кровать. В дверь постучали.

— Я принес тебе майку.

Кейт мгновение поколебалась, прежде чем взять ее.

— Спасибо.

— Если у тебя есть все, что нужно, я пошел.

Она снова кивнула и посмотрела, как за Гидеоном закрывается дверь, а потом погладила пальцами ткань аккуратно сложенной майки. Он носил ее, и, если Кейт ее наденет, это будет все равно что быть окруженной им со всех сторон, принадлежать ему. Она быстро стянула с себя свитер, расстегнула бюстгальтер и надела майку Гидеона. Боже, она ведет себя, как девчонка! Но ощущения были такими приятными. У нее есть маленькая частичка Гидеона. И как здорово просто быть тут!

До чего же глупо с ее стороны! Кейт стояла на площадке лестницы, прислушиваясь к веселым голосам внизу. Почему только она сразу же не спустилась, чтобы принять участие в разговоре, а затаилась тут, словно школьница-подросток? Почему ей так трудно это сделать? Спокойнее, и не важно, что после такой ночи она похожа на чучело — она всего лишь поздоровается со всеми и сразу же уедет.

Когда Кейт распахнула кухонную дверь, ее сердце бешено колотилось. Гидеон выглядел, как обычно, просто потрясающе — в обтягивающих джинсах, с влажными после утреннего душа волосами, он стоял возле плиты, размешивая что-то в тяжелой металлической сковороде. Обе девочки сидели за обеденным столом.

— Привет! Я, похоже, проспала.

Он обернулся ей навстречу с приветливой улыбкой.

— Ты проспала на пару часов дольше, чем Тилли, но ничего страшного в этом нет.

— А во сколько она обычно встает?

— Если мне повезет, то в шесть. Если в пять, то мне, честно говоря, вставать трудновато.

Неудивительно, что он выглядит таким усталым. Что за образ жизни он ведет — ложится после полуночи, встает на рассвете!

— Наверное, мне пора.

— Останься и позавтракай с нами.

— Папочка делает омлет, — сообщила Джемайма, поднимаясь со стула. — Он добавляет туда сливки.

— Вот это совсем не обязательно, будет слишком калорийно.

— Присаживайся, — сказал Гидеон. — Выпей хотя бы кофе. Что ты обычно ешь на завтрак?

Завтрак! Запах свежеобжаренных тостов был непреодолимо соблазнительным. Она не могла припомнить, когда в последний раз завтракала.

— Тост и кофе.

Гидеон поставил в центре стола большую тарелку с омлетом. Блюдо выглядело очень аппетитно, но все внимание девочек было приковано к Кейт.

— Ты сегодня отведешь меня в школу? — поинтересовалась Джемайма.

Кейт вопросительно посмотрела на Гидеона.

— Сядь на свое место, Джемайма. Я сам тебя отведу, но сначала тебе придется съесть завтрак.

— Я хочу сидеть рядом с Кейт! — с вызовом проговорила девочка.

Только теперь Кейт заметила, что маленькая Тилли пересела на стул рядом с ней и заглядывает ей в лицо своими сияющими глазами. Гидеон бросил на Кейт извиняющийся взгляд.

— Хочу сидеть с Кейт! — не унималась Джемайма.

— Нет, я хочу сидеть на этом стуле рядом с Кейт.

Кейт поспешно проговорила:

— Давайте я сяду в торце стола. Так вы обе будете сидеть рядом со мной.

Джемайма кивнула.

— Можно мне кетчуп на омлет?

— Ну, если только тебе очень хочется, — сухо проговорил Гидеон, выкладывая на тарелку тосты.

— Ты поедешь со мной и папой в школу? — спросила Джемайма.

— Кейт занята, — ответил за нее Гидеон.

Слева от Кейт маленькая Тилли возилась со своим тостом, потом молча пододвинула тарелку к Кейт.

— Она хочет, чтобы ты разрезала ей тост, — пояснил Гидеон.

Взяв нож и вилку, Кейт разрезала тост на длинные полоски и спросила:

— Так хорошо?

— Нет, она любит квадратики, — сказала Джемайма.

Тилли торжественно кивнула, подтверждая сказанное сестрой, и Кейт разрезала длинные полоски тоста на аккуратные квадратики.

— Вот так.

Тилли кивнула, и Джемайма перевела:

— Она говорит спасибо. Тилли не любит разговаривать.

— Ешь свой завтрак! — сердито напомнил ей Гидеон. — Сейчас принесу кофе. Ты собираешься навестить Дебби, Кейт?

— Да. Майку нужно на работу, и я побуду с Дебби вместо него. Она просила принести ей какую-нибудь работу. Не знаю, Майк, наверное, будет против, но она хочет начать разбирать мамины бумаги.

Гидеон протянул ей кружку с кофе, и божественный аромат напитка защекотал ноздри Кейт.

— Мне тоже не нравится эта идея. Дебби положили в больницу, чтобы она отдыхала.

— Ей необходимо чем-нибудь заняться. Она станет еще больше нервничать, постоянно думая обо всех этих коробках, сваленных на полу в доме тети Бэбс.

Гидеон улыбнулся:

— Она такая же, как Бэбс.

— Правда, они очень похожи. Я должна уговорить Дебби позволить мне начать уборку в шкафах. Надо избавиться от всего, что не представляет никакой ценности и не связано с памятью о маме. Например, отдать в благотворительные организации.

— Мне, надо принести что-нибудь, что начинается на «р», — сказала Джемайма, очевидно раздраженная тем, что взрослые перестали обращать на нее внимание. — А я ничего не могу придумать.

— На «р»? Предмет, который начинается на букву «р»?

— Да.

Гидеон налил Тилли еще одну чашку молока и пояснил:

— Они должны принести в школу предмет, который начинается на ту букву, что они проходят на этой неделе.

— Понятно, — сказала Кейт. — Дай мне подумать… Может, рукавичку? Или ролики?

— Рукавичку уже приносила Анастейша. А ролики мисс Баркер не разрешила приносить, потому что они грязные.

— Тогда ничего не понесешь, — отрезал Гидеон.

— Но мне нужно!

— Может, рыбу?

— Точно, рыбу! — подхватила Кейт. — Почему бы тебе не отнести в школу книгу про рыб, которую мы читали вчера? Помнишь, какие там красивые, большие картинки?

Глаза Джемаймы вспыхнули от восторга, и Гидеон прошептал:

— Слава богу!

Удовольствие, которое испытала при этом Кейт, было совершенно необыкновенным, точно ей присудили какую-то престижную журналистскую премию. Как странно, ведь она всего лишь удачно нашлась что ответить пятилетней девочке! Вот то, чего ей всегда так не хватало! Она ощущала себя частью семьи. Чувство, которое ей прежде не доводилось испытывать, даже когда была жива ее мать-алкоголичка. Кейт до сих пор не забыла тот стыд за нее, который испытывала перед всеми окружающими… Она отпила еще один глоток кофе. Сейчас вокруг нее был совсем иной мир.

— Ты закончила? — спросил Гидеон у старшей дочери.

— Да.

— Тогда иди и собирай портфель. А я пока подпишу твой дневник.

Джемайма спрыгнула со стула и убежала наверх.

— Тебе нелегко приходится, — заметила Кейт.

— Было полегче, пока тут была Ингрид.

— Я-я-я л-л-люблю Кейт, — вдруг проговорила Тилли.

— И я тебя, солнышко, — ответила Кейт, протягивая руку, чтобы погладить шелковистые волосы малышки.

Тилли вдруг вскочила с места и обхватила ее руками за шею. Это был настоящий поцелуй, первый в жизни Кейт. Еще никогда ее не целовал ни один ребенок. Она крепко обняла Тилли, прижимая девочку к своей груди.

— Тилли, пойди принеси мне свои ботинки, — сказал Гидеон. Когда дочь выбежала из кухни, он добавил, обращаясь к Кейт: — Извини, надеюсь, она тебя не обслюнявила. Наверное, ты к такому не привыкла.

Кейт с трудом сглотнула комок в горле:

— Да, для меня это внове.

Гидеон улыбнулся. Откуда ему знать, что значило для Кейт это объятие маленького ребенка. А она чувствовала себя расколотой на части, как льдина, неожиданно омытая теплой волной, — она просто таяла и не чувствовала больше никакой боли, одно только безмерное облегчение.

На кухню ворвалась Джемайма.

— Я нашла мою книжку с рыбой. Ты отвезешь меня в школу, Кейт?

— Джемайма… — начал было Гидеон, но Кейт прервала его:

— С удовольствием, если хочёшь.

Но молодая женщина вдруг почувствовала себя неловко. А вдруг она навязывается? То, что девочки так хотели быть с ней, еще не значило, что и Гидеон…

А Гидеон только пожал плечами:

— Ну ладно, а где твой дневник?

— В портфеле.

— Неси его сюда.

— Тилли идет сегодня в садик?

— Она пробудет там до двенадцати. — Гидеон встал из-за стола и начал загружать посудомоечную машину.

— Они в курсе, что я буду забирать ее?

— Кейт, я… Ты уверена, что можешь?

— Почему нет? Раз все равно остаюсь на острове, я хочу быть полезной.

Отвернувшись, Гидеон проговорил:

— Тогда почему бы тебе не переехать сюда? Жить в доме Бэбс без нее… будет не очень-то весело.

Это было именно то, чего Кейт так отчаянно хотела — быть с ним, стать частью его семьи. Быть с Тилли и Джемаймой…

— Здорово, — выпалила Кейт прежде, чем успела подумать, что же ей ответить. — Мне и собирать-то нечего. Придется кое-что купить. Похожу по магазинам, пока Тилли будет в садике.

Ей будет больно расставаться с ними, когда настанет время уезжать, но сейчас искушение казалось непреодолимым. К тому же отступать уже слишком поздно.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Что ты делаешь?

Кейт подняла голову и посмотрела на стоявшего в дверном проеме Гидеона. Прошло уже десять дней, но ее по-прежнему охватывала радостная дрожь, когда она видела, что он вернулся домой.

— Пасхальную корзину. — Она пододвинула свое произведение к центру стола. — Тебе нравится?

Он бросил пальто на диван.

— Честно? — Его синие глаза озорно блеснули. — Это какой-то ужас.

Кейт опустила взгляд и критически осмотрела корзину из папье-маше.

— Джемайме нужна пасхальная корзина к следующей пятнице. Мы нашли картинку в книжке, и я попыталась воспроизвести ее. Что, не очень здорово получилось?

— Наверное, будет лучше, когда высохнет.

— Ты, правда, так считаешь?

— Нет. — Он улыбнулся. — Вообще-то нет.

— Может, стоит ее покрасить?

— Может быть.

Кейт подняла голову:

— Ты смеешься надо мной?

— Чуть-чуть. Ты против?

— Я просто пытаюсь как-то помочь Джемайме.

Его лицо помрачнело.

— Я понимаю.

— Она придает этому такое большое значение! Корзина ей совершенно необходима. — Кейт потянулась за полотенцем и вытерла влажные руки. — Я знаю, у меня нет никакого опыта в таких вещах, но…

— А ты знаешь, сколько сейчас времени?

Бросив быстрый взгляд на настенные часы, Кейт ответила:

— Уже второй час. Поздно.

Для нее это не имело значения. Она была готова ждать Гидеона хоть до утра и предвкушала его возвращение в течение всего дня. Ей нравилось проводить время с девочками, но приход Гидеона домой после работы в ресторане был чем-то волшебным — она ждала его, и они были вдвоем.

Кейт снова посмотрела на свое творение и нахмурилась:

— Ты, наверное, не знаешь, как трудно вырезать нарциссы из бумаги.

— И долго ты мучаешься? — рассмеялся он.

— Неважно.

Гидеон присел к столу и пододвинул корзину к себе.

— Мне кажется, каркас надо сделать попрочнее. У тебя есть проволочная сетка?

— Есть немного. Возьми моток в коробке. Скрепки там же.

Гидеон прикрепил сетку по периметру корзины, затем укрепил ручки и начал обматывать мокрую бумагу с клеем поверх сетки.

— Вот так, несколько слоев бумаги… Все это высохнет к завтрашнему дню. Потом можно будет попробовать еще пару слоев.

— А как же мои нарциссы?

— Придется ими пожертвовать. Не расстраивайся, сама увидишь, что цветы из ткани прикрепить гораздо проще. И потом, пусть это лучше будут хризантемы. У нас сегодня были потрясающие посетители в ресторане. Трое, не местные. Представляешь, они заказали такое меню… Не иначе как это эксперты, присланные справочником «Мишлен». — Он улыбнулся. — А может, и нет. Эксперты «Мишлен» мне повсюду чудятся.

— Но им понравилось?

— Все прошло почти идеально. — Гидеон поднялся и вытер руки. — Я уже забыл, как это здорово — разговаривать о моей работе. Обсудить итоги длинного дня.

— И я, — сказала Кейт, принимаясь собирать обрезки бумаги.

— Ты всегда жила одна? После того, как окончила университет?

— Я жила с одним репортером. Его звали Ричард Тиллсбери. — Она пожала плечами. — Почти три года.

— А сейчас?

— А сейчас нет.

— Твое решение или его?

— Он ушел от меня, когда я уехала в Америку.

— И вы встречались после твоего возвращения?

— Конечно. Он женился на моей коллеге Аманде Делламайн.

— Так ты из-за него решила работать за границей?

Из-за Ричарда? Конечно, нет. Неудовлетворенность всегда присутствовала, просто Кейт старалась об этом не думать и обманывала себя, как могла.

— Нет, — ответила она наконец. — Из-за работы. Ты знаешь, жить в Лос-Анджелесе — это фантастический опыт. И потом, я кое-что поняла о себе самой. Я люблю телевидение, но предпочитаю радио. Я люблю радио, но хотела бы попробовать себя как пишущий журналист. Меня вдохновляет мысль о том, чтобы вести раздел в каком-нибудь журнале. Хочу попробовать что-нибудь другое.

Гидеон улыбнулся. Что-нибудь другое. Но не настолько другое, чтобы расстаться ради него со своей блестящей столичной жизнью! Она такая яркая, такая ослепительная… Разве он посмеет предложить ей ту малость, что реально способен ей дать? Всего двенадцать дней, как она приехала на остров, а его жизнь так изменилась. Гидеон никогда бы не подумал, что такое возможно. Кейт обернулась и поймала его взгляд.

— Утром я положил в холодильник бутылочку белого вина. Не хочешь немного выпить?

— С удовольствием.

— Иди в гостиную, я сейчас принесу.

Глядя ей вслед, Гидеон не мог не залюбоваться изящными, женственными движениями ее длинных ног, обтянутых джинсами. Какое безумие, ему действительно будет больно, когда Кейт уедет. Десять дней она живет в его доме, и с ее приходом все оживилось. Для него много значили мелочи, на которые Кейт, возможно, не обращала внимания, — рисунки Джемаймы, которые она приколола булавкой к двери кухни, розовая подушка в форме сердечка, купленная ею для Тилли… Он не мог не оценить и то, что она всегда поджидала его возвращения с работы, как бы поздно он ни приходил, и что всегда старалась обсудить с ним его дела и проблемы. Например, этим вечером — уже начало второго, а она дождалась его и даже развела огонь в камине, сделав дом таким теплым и уютным.

Кейт сидела на диване в гостиной, подложив под спину подушку. В мягком полумраке ее глаза казались еще более огромными. Ему будет не хватать ее…

— Знаешь, это всегда была для меня самая тяжелая часть суток. — Он протянул ей бокал с вином. — Днем мне некогда было и задуматься о своей жизни; но вечером, после работы… Закрываешь за собой дверь, и вот ты совершенно один. Понимаешь?

Кейт кивнула. Она понимала, что это такое, особенно после того, как от нее ушел Ричард. Три года она была чьей-то женщиной и вдруг осталась одна, отвергнутая, никому не нужная. А Гидеону пришлось еще тяжелее! Блики пламени камина играли на его лице, и Кейт прислушалась к потрескиванию дров в камине.

— Первые несколько месяцев я думал, что не выдержу.

— Но ты выдержал. И сохранил свою семью.

— Не без посторонней помощи. Знаешь, Бэбс была такой удивительной женщиной! Первое время она допоздна оставалась с девочками, читала им, укладывала спать. Совсем как ты.

— Тетя Бэбс знала, что значит потерять близкого человека, — с грустью ответила Кейт, — Она была такой молодой, когда осталась без мужа.

Гидеон присел на диван рядом с Кейт:

— Роберт? Ему было всего двадцать восемь, когда он умер.

— Да, и Бэбс наполнила свою жизнь людьми, которые нуждались в ней. Такими, как я.

Гидеон устремил на нее пристальный взгляд.

— Даже не могу себе представить… Как это вдруг оказаться среди чужих людей? Мне повезло, что меня усыновили совсем крошкой. Если бы я был постарше, думаю, это оказалось бы очень тяжелым и болезненным.

— Новая школа — вот что было самым ужасным. — Кейт отпила еще глоток вина. Она чувствовала странное облегчение — сидеть рядом с ним в тишине ночи и рассказывать о себе что-то личное и интимное. — Я ненавидела ходить в новую школу. Никаких друзей, никогда не знаешь, что надеть…

— Когда ты попала в приют?

Кейт взглянула ему в лицо, боясь увидеть отвращение. Ричарду, например, ее прошлое очень даже не нравилось. Его семья была почтенной и со связями, с нужными знакомыми, с деньгами и влиянием, и все это имело для него немаловажное значение. Он много раз просил ее никому не рассказывать о своих детских проблемах и, очевидно, старался, чтобы его родители ничего о них, не узнали. Разумеется, у отца и матери были особые виды на драгоценного единственного сыночка!

— В семь с половиной. То есть тогда я попала в приют насовсем. А до этого мне приходилось жить там неделю-другую, когда моя мать была не в состоянии позаботиться, обо мне. Она была алкоголичкой.

Кейт мужественно посмотрела в лицо Гидеона. Теперь он точно отнесется к ней с отвращением! Однако она увидела лишь сочувствие.

— И после этого ты пьешь вино, как ни в чем не бывало?

— Редко, и никогда в одиночестве.

— Звучит разумно, — мягко отозвался он.

— Да, я с десяти лет жила у тети Бэбс и привыкла к ее маленькому стаканчику шерри в субботние вечера. Это помогло побороть страх.

Гидеон протянул руку и нежно коснулся лица Кейт, потом отстранился, но его взгляд, казалось, продолжал ласкать ее лицо.

— Ты удивительная женщина, Кейт Симмондз.

Такой комплимент понравился Кейт, хотя в то же время и заставил ее чувствовать себя неловко, поэтому она отважно продолжила:

— Не думаю, что моей маме очень уж нравился алкоголь, но она просто искала забвения. Жизнь казалась ей слишком тяжелой и безрадостной, когда очередной приятель бросал ее в одиночестве.

Гидеон кивнул.

— Она умерла, когда тебе было всего восемь лет. Нелегкий жизненный старт!

— Откуда ты знаешь? — удивленно спросила Кейт.

— Ты сама сказала Джемайме. Тогда, в первый день.

— Странно, что ты это запомнил!

Бурные переживания переполняли Кейт. Она чувствовала себя слишком открытой перед ним, уязвимой и беззащитной. Это наполняло ее тревогой и ужасом, но в то же время казалось таким волнующим!

— Между прочим, именно поэтому ты так понравилась Джемайме. Большинство взрослых очень смущается, когда она объявляет им, что ее мама умерла. Они не знают, как себя вести и обычно делают вид, что вообще не расслышали ее слов.

Кейт покраснела от удовольствия. Выходит, даже в состоянии крайнего смущения она смогла сделать хоть что-то правильно.

— И потом еще Тилли… Она начала разговаривать с тобой. Она тебе доверяет.

— Да, она теперь даже не разрешает Джемайме говорить вместо себя.

Гидеон рассмеялся, затем посерьезнел:

— Для человека, который не очень любит детей, ты проделала удивительную работу.

Кейт допила свое вино, но, когда Гидеон предложил ей еще, отрицательно покачала головой:

— Нет, спасибо, уже поздно и пора ложиться спать.

— Кейт… — Он быстро взглянул на часы. — Кейт, что ты делаешь завтра вечером?

Она бросила растерянный взгляд на пламя камина. О чем он спрашивает?

— Тебе нужно задержаться на работе? Я ничего такого не планировала и могу посидеть с девочками.

— Нет. — Его глаза казались удивительно светлыми в полумраке гостиной; и от нее не ускользнула его странная нервозность. — Я не об этом. Девочки переночуют у Расселов, это старая договоренность. Я имею в виду вечеринку в мэрии. Десятая годовщина свадьбы Гарриет и Эндрю. Помнишь их?

Еще бы она не помнила! Они были частью окружения Лоры. Кейт неловко кивнула, не зная, что сказать.

— Ты составишь мне компанию? — Голос Гидеона прозвучал глухо и стесненно.

Кейт поставила свой стакан на стол. Пойти с ним? В качестве друга или… Возможно, ему просто не хочется идти туда одному?

Она посмотрела на него. Его улыбка, как всегда, вызвала на ее губах ответную улыбку, и Кейт спросила:

— А они не будут против?

— Против? Да что ты! Местная знаменитость на их празднике… Если я не приведу тебя, они попросту расстроятся.

Вот и ответ на ее незаданный вопрос — он всего лишь добрый друг, который не хочет, чтобы она скучала в одиночестве.

— Что ж, мне пора спать. Это будет официальный праздник?

— Нет, всего лишь несколько близких друзей.

И он не добавил, что ему было бы приятно, если бы она согласилась, что ему нравится ее компания. А чего ей следовало ожидать?

— Что ж, чудесно. Спасибо за приглашение.

Еще одна поездка в Ньюпорт, и Кейт почувствовала себя вполне удовлетворенной. Ей удалось найти пару прекрасно сшитых черных брюк, которые пригодятся ей и в Лондоне, а также очаровательную вечернюю блузку бордового цвета. Конечно, для человека, только что покинувшего постоянную работу ради сомнительных заработков свободного художника, это было немного экстравагантно, но устоять оказалось невозможно.

И потом — сколько вообще свиданий с Гидеоном ожидало ее в будущем? То есть, конечно, вечеринка, на которую он ее пригласил, отнюдь не была свиданием, и тем не менее…

Она подкрасила губы и спустилась вниз. Девочки были у Эмили, и дом казался необычно пустым и тихим. Затем наверху послышались шаги — это Гидеон спускался по лестнице, и Кейт нервно потеребила сережки.

— Я купила цветы, — сказала она громко, стараясь казаться непринужденной. — Не знала, правда, какой цвет выбрать, но решила, что кремовые розы подойдут в любом случае.

— Тебе не нужно было беспокоиться о подарке, они просто будут рады видеть тебя.

— Но…

— Никаких «но». — Он нежно погладил пальцем ее щеку, и его взгляд просто гипнотизировал Кейт. — Я уже сказал, что ты необыкновенно красива сегодня?

Знаменитая телезвезда должна была бы найтись с ответом, но слова просто застряли в горле Кейт. А он придвинулся еще ближе и проговорил:

— Ты красавица, Кейт. И всегда была красавицей.

— Ну да, конечно, — удалось проговорить ей. Гидеон рассмеялся, и его рука сжала ее ладонь.

— Послушай, я еще вчера хотел поговорить с тобой об этом. Тем летом, когда я приехал сюда, на остров…

Кейт кивнула. Его пальцы гладили ее ладонь, и ей было уже почти все равно, что он собирается сказать — главное, он понял, какие чувства ею тогда владели.

— Знаю, я преследовала тебя как навязчивый щенок.

— Я тебя обидел? — рассмеялся Гидеон. — Тебе было всего семнадцать. Я на девять лет старше, в то время это почти целая жизнь.

— Конечно, я понимаю. И Лора была такая красавица.

— Не подумай, что ты не казалась мне привлекательной. Просто… Как я мог интересоваться девочкой-подростком?

А теперь? Ей хотелось прокричать свой вопрос. Господи, сделай так, чтобы он не молчал!

— Кейт?

Его глаза пристально смотрели в ее глаза, затем он вдруг наклонился и поцеловал ее. Каждая клеточка ее тела отозвалась на его поцелуй — как безоглядно и безнадежно она любила его! Его поцелуй сделался более требовательным, жадным, точно он слишком долго ждал этого момента и сейчас сгорал от жажды.

— Кейт, — наконец пробормотал Гидеон, с усилием отрываясь от ее губ, — если так пойдет дальше, мы вообще не попадем на вечеринку. Не забудь свои цветы.

Она поспешно схватила букет и сделала вид, будто нюхает розы. Очень красивые, эти цветы совершенно не пахли, но Кейт даже не заметила этого — все ее чувства были поглощены Гидеоном.

— Готова?

Она кивнула и зашагала следом за ним во двор, мощенный мелким гравием. До чего же все невероятно! Можно подумать, что добрая фея-крестная взмахнула своей волшебной палочкой, и все тайные мечтания Кейт начали сбываться. Мощный «лендровер» Гидеона, в котором они поехали на бал, был ничем не хуже позолоченной кареты. Самое главное — Гидеон был здесь, с ней…

— Кто приглашен на праздник? Он повернулся и взглянул на нее.

— Все свои. Дебби, конечно, тоже приглашена. Но она в больнице. Эмили не придет, потому что сидит сейчас с доброй половиной соседских детишек.

— Славная женщина!

— Точно!

Гидеон остановил машину на стоянке и обошел вокруг капота, чтобы помочь выйти Кейт. Когда его рука сжала ее руку, Кейт стоило большого труда обрести самообладание. Она так остро ощущала его присутствие, реагировала на каждый его жест, улыбку, движение. Вместе они зашагали к зданию ратуши, чей официальный вид сегодня смягчали свечи и цветные фонарики в окнах. У входа Кейт замешкалась.

— Что случилось? — удивился Гидеон.

Из-за двери доносились веселые голоса, звуки музыки и раскаты смеха. Что они подумают, когда она войдет в зал под руку с Гидеоном? Кейт опустила взгляд на их переплетенные пальцы, потом взглянула в невероятно яркие синие глаза Гидеона:

— Люди будут говорить об этом.

— И пусть.

Он распахнул двери, пропуская Кейт вперед. В зале было довольно много людей, и, когда первые из них начали поворачиваться в сторону вошедших, свободная рука Кейт судорожно сжала букет. Весь зал был заставлен столами, где на бумажных скатертях был сервирован праздничный ужин; обстановка была простой, и музыка, пожалуй, слишком громкой, но Кейт из-за присутствия Гидеона все казалось просто волшебным — гораздо более потрясающим, чем знаменитые роскошные вечеринки, которые ей доводилось посещать в качестве репортера.

— Ты все-таки привел ее! — От группы женщин отделилась дама в светло-зеленом платье и подошла к ним. Она поцеловала Гидеона в щеку и улыбнулась Кейт. — Я так рада тебя видеть!

Рука Гидеона легла на талию Кейт, когда он произнес:

— Познакомься, это Гарриет Вуттон, половина супружеской пары, ради которой мы сегодня здесь собрались.

Кейт улыбнулась в ответ и протянула цветы:

— Поздравляю с годовщиной.

— Какие красивые! — воскликнула Гарриет. — Обожаю цветы! Но я должна тебя кое с кем познакомить.

Кейт беспомощно посмотрела на Гидеона, который снова подмигнул ей.

— А как там Дебби? — спросила Гарриет, ведя их обоих куда-то в центр зала.

— Скучает.

— Конечно, ей тяжело без мальчиков… — Ее взгляд вдруг метнулся в сторону, и Кейт увидела крупного мужчину, который, стоя на стуле, пытался поправить один из бумажных фонариков. — Боже мой, Гидеон, пожалуйста, помоги Эндрю, а то он сейчас свалится со стула!

Кейт почувствовала себя на удивление одиноко, когда Гидеон покинул ее — какое странное ощущение для женщины, привыкшей быть в центре внимания!

— Ну, кого ты здесь не знаешь? — спросила Гарриет, подводя Кейт к небольшой группе гостей.

Кейт увидела молодую блондинку, которая ничуть не изменилась с тех пор, как они учились вместе в школе, и с большим облегчением поняла, что в состоянии вспомнить ее имя.

— Лиз, какая встреча!

— Ты давно приехала? — спросила одноклассница.

— На похороны тети Бэбс.

— Извини, конечно… Мне так жаль! А как там Дебби? Она ведь ждет третьего ребенка, да?

Кейт в отчаянии повернулась, но Гарриет уже куда-то исчезла.

— Это просто потрясающе, что ты здесь, — не унималась Лиз. — Давай чего-нибудь выпьем и как следует посплетничаем. — Она протянула ей вино в пластиковом стаканчике. — Так удивительно видеть тебя снова! Кажется, мы только что праздновали здесь восемнадцатилетние Полы. Помнишь?

Кейт испытывала странные чувства. Возвращение домой оказалось намного легче, чем она воображала. Она не чувствовала себя ни чужой, ни ненужной среди всех этих людей, которых не видела столько лет. Почему она решила выбросить из памяти так много хороших воспоминаний и добрых друзей? Именно тут, на острове, жили все те, кого она по-настоящему любила! Кейт поискала глазами Гидеона, и, когда их взгляды встретились, она больше не была одна — пусть даже он стоял так далеко от нее, он все равно был рядом.

— Давай посмотрим фотографии, — предложила Лиз, вручая Кейт толстый белый альбом. — Вот, смотри, какая Гарриет красавица. Такая стройная, и Эндрю тогда еще не был лысым. А вот Дебби.

На фотографии Дебби стояла рядом с совсем еще юным Майком. Дебби, на десять лет моложе, чем сейчас…

— Я помню это платье, — сказала Кейт. — Мы покупали его вместе. Тогда нам казалось, что оно потрясающее.

— А вот Лора и Гидеон.

Он стоял, обернувшись к Лоре, сияя улыбкой, — именно таким она его и помнила. Озаренный солнечным светом и смеющийся. Черное крыло трагедии тогда не касалось его лба…

— Тут есть еще одна фотография Лоры, — сказала Лиз. — Лора была подружкой невесты на свадьбе Гарриет.

Рядом с Лорой Баннерман две другие подружки невесты казались блеклыми и неуклюжими, и даже сама невеста терялась на ее фоне. Наверное, Лора была самой красивой из всех женщин, что доводилось встречать Кейт, — высокая, изящная, с фигурой манекенщицы и великолепной кожей…

— Она покончила с собой, ты слышала? — продолжала Лиз. — Проглотила целую упаковку снотворных таблеток и оставила Гидеона одного с двумя маленькими детьми.

— Да, я знаю. Я сейчас помогаю ему с девочками, пока Дебби в больнице.

— Я давно его не видела. Как он там?

Кейт снова посмотрела туда, где стоял Гидеон. Теперь возле него была Рейчел Бойл, и Кейт ответила, поднимая свой стаканчик с вином:

— Он скучает по Лоре. Ему всегда будет ее недоставать.

Лиз хмыкнула:

— Ну, не знаю. Может, наоборот, ему будет только легче. Ты не представляешь себе, как она его доставала. Сколько шума было во время ее первой беременности! Она сходила с ума оттого, что боялась потерять фигуру, и была в постоянной депрессии.

Кейт удивленно посмотрела на одноклассницу. Ей никогда еще не доводилось слышать, чтобы кто-нибудь отзывался о Лоре в таком тоне — она для всех была воплощением совершенства, почти божественным созданием.

— Подумай, каково было Гидеону годами жить рядом с такой особой, — не унималась Лиз.

Сославшись на хлопоты по приготовлению курицы, Лиз исчезла, но Кейт продолжала неподвижно стоять на месте, словно окаменела. Слова Лиз жгли ее… А что, если… Что, если она не будет второй из лучших, как говорила ей Дебби? А вдруг она, Кейт, в очень и очень многих отношениях может дать Гидеону больше, чем его несчастная жена? Какая поразительная перспектива!

Она снова посмотрела на Гидеона. Может, он лишь выглядел счастливым мужем, а его каждодневная жизнь была совсем иной?

Он улыбнулся ей с другого конца зала и помахал рукой, а через минуту уже был рядом.

— Извини, чуть было не потерял тебя. Как ты?

— Я встретила Лиз Разерфорд. Она была моей лучшей подругой в школе.

— Да, я помню. Она всегда сидела на заборе рядом с тобой, когда ты поджидала меня после работы.

Кейт почувствовала, что краснеет. Гидеон протянул руку и дотронулся до ее пылающей щеки:

— А сейчас ты бы стала ждать меня?

— Не думаю. Забор был уж очень шероховатый, и сидеть было больно. Нет, сейчас я бы просто дала тебе свой номер телефона.

Он рассмеялся:

— И я бы позвонил. Потанцуешь со мной?

— С удовольствием.

Пол уплыл из-под ног Кейт. Гидеон обнял ее за талию и прижал к груди, весь мир вокруг потускнел и растаял. Пальцами она ощущала мягкую поверхность его замшевого пиджака, музыка вливалась в ее уши, призывая ее следовать туда, куда Гидеон ее вел.

Гидеон Мансэр. Весь ее мир сдвинулся и потерял устойчивость — вещи, казавшиеся вечными и незыблемыми, представали в ином свете. То обстоятельство, что у Гидеона было двое детей, возможно, делало ее бесплодие не таким ужасным и роковым. Но так ли это?

Заиграла другая музыка, и Кейт неохотно остановилась. На мгновение ей показалось, что Гидеон хочет снова привлечь ее к себе и продолжить танцевать, но, взглянув на часы, он сказал:

— Думаю, с меня хватит. Поедем домой?

Кейт не нужно было смотреть на часы, чтобы понять, что они пробыли тут не так уж и долго — не более полутора часов. Вечеринка только начиналась, даже торт еще не разрезали, но она посмотрела ему в глаза и увидела в них столько страсти, что не стала спрашивать, почему ему вдруг так срочно понадобилось возвращаться.

После ухода Ричарда Кейт начала бояться серьезных отношений, но Гидеону удалось сломить линию ее обороны. Нет, от Гидеона она не должна защищаться, он всегда был ее второй половиной, мужчиной, которого ей предназначено любить. Поэтому для Кейт все было предельно ясно.

— Поедем, — ответила она.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Гидеон ничего не сказал, не обнаружил ни удивления, ни радости, он только взял ее за руку и повел через толпу гостей к выходу. Прохладный вечерний воздух заставил Кейт зябко поежиться, и Гидеон обнял ее:

— Замерзла?

Но Кейт не была уверена, дрожит она от холода или от волнения.

— Вот, держи!

Он снял пиджак и набросил его на плечи Кейт, а когда та запротестовала, только рассмеялся:

— Не беспокойся, я не простужусь!

Пиджак Гидеона все еще хранил и тепло его тела, и легкий аромат его лосьона после бритья. Кейт с удовольствием запахнула полы. Она любила его, в этом нет сомнений!

Дорога домой прошла в молчании. Гидеон сосредоточился на вождении, а Кейт вообще не могла ни о чем думать. Когда он притормозил возле дома, тишина, казалось, оглушила ее.

Он повернулся и посмотрел на нее.

— Приехали. Мы дома.

Как много это слово значило для Кейт! Она всегда мечтала о собственном доме, а теперь, кажется, нашла его!

Когда они вошли в холл, Гидеон обнял ее и очень медленно снял с плеч пиджак, который соскользнул на пол. Кейт не отводила глаз от его лица, дрожа от предвкушения. Сейчас ей хотёлось бы сказать ему, как сильно она его любит, но слова не шли с языка, а через мгновение ей было уже не до разговоров — его сильные руки обнимали ее, язык дразнил ее губы.

— Ты просто красавица, — пробормотал он, и Кейт захотелось радостно засмеяться.

Значит, он считает ее красивой! Он улыбался, и это была беззаботная, ослепительная улыбка прежнего Гидеона, того, которого она знала подростком.

— Поднимемся наверх?

Кейт ответила поцелуем, вся охваченная счастливым переживанием этого момента — ни прошлое, ни будущее больше не существовали для нее. А этот миг был поистине чудесным! Он повел ее наверх, в свою спальню в конце Коридора. Посередине комнаты стояла старинная латунная кровать с двумя такими же лампами на прикроватных тумбочках, и, когда Гидеон зажег одну из них, ее неяркий свет смягчил сумерки. Здесь он обнял ее и снова прижал к себе.

— Мне нужно предохраняться?

— Нет. — Она снова поцеловала его, понимая, что должна объяснить, почему в этом нет необходимости, но чувствовала, что сейчас не в силах сделать это. Только не в их первую ночь, нет, как-нибудь потом.

Но в следующий момент, когда он начал целовать ее, Кейт забыла и об этой проблеме.

Гидеон открыл глаза и снова зажмурился, потому что яркий утренний свет вливался в просвет между шторами.

Как прекрасна Кейт! И теперь она в его постели. Прошло столько времени с тех пор, как ему в последний раз доводилось испытывать такое! А теперь на него снизошел удивительный покой, и все в его жизни, казалось, обрело гармонию.

О возможности такого чудесного, исцеления ему говорила Бэбс, и, похоже, ее предсказание воплотилось в реальность. Гидеон наклонился и поцеловал плечо Кейт, которая ответила невнятным бормотанием сквозь сон. Как она отреагирует, если он скажет ей о своей любви? Кейт обещала остаться здесь только до рождения ребенка Дебби, так изменит ли что-нибудь прошедшая ночь в ее планах? Гидеон не смел даже и надеяться — их жизни не имели ничего общего. Он намертво привязан к своему месту, а она… У нее не было ни одной причины остаться здесь с ним. Ни одной, кроме единственной — если она любит его… Его ладонь нежно погладила ее обнаженную спину, и Гидеон вдруг заметил маленький, аккуратный шрам, абсолютно круглой формы, очень похожий на ожог. В тот же момент он почувствовал охватившее ее напряжение, и Кейт тотчас повернулась к нему:

— Это ожог. От сигареты. Я знаю, очень уродливый.

— Уродливый? — переспросил он. — О чем ты?

Она не отвела взгляд, но по отчаянию, сквозившему в ее глазах, Гидеон мог догадаться, как ей хотелось куда-нибудь спрятаться от него в этот миг. Вместо этого Кейт медленно проговорила:

— Это сделал мой отчим. Однажды, когда рассердился на меня. А мама в тот день слишком много выпила и заснула на полу в гостиной. И…

Она не смогла продолжать, захлебнувшись рыданиями. Гидеон нежно обнял Кейт, прижимая к себе:

— Хорошо еще, что он отдал тебя в приют.

— Да.

— И ты действительно красавица. И снаружи, и внутри.

Ее лицо расцвело улыбкой, боль ушла из прекрасных глаз, и она обхватила его руками за шею, притягивая к себе в долгом и нежном поцелуе. А Гидеона в этот миг охватило удивительное чувство правильности и нужности всего происходящего. Кейт должна принадлежать ему, он должен заботиться о ней и оберегать ее от всех зол мира.

Когда они снова проснулись, было уже начало одиннадцатого. Кейт разбудили настойчивые звонки телефона.

— Гидеон, возьми трубку!

— Это, наверное, Эмили. Я сказал ей, что заберу девочек в одиннадцать. Мы что, проспали?

Он встал, поднимая с пола брошенные накануне брюки, и отправился вниз.

Взгляд Кейт блуждал по комнате. Как все изменилось! Она любит его, и… И что же, он тоже любит ее? Разве это правда? Разве прошедшая ночь в силах изменить ее жизнь? Он даже еще не знает о том, что она не способна иметь детей…

В раздражении отбросив одеяло, Кейт поднялась с постели и принялась собирать свою разбросанную одежду. Им надо поговорить, а для этого следует сперва одеться. Что, если он уже сожалеет о том, что произошло между ними?

Ее охватила отчаянная неуверенность. Распахнув дверь, Кейт прислушалась. Гидеон больше не разговаривал по телефону и чем-то занимался на кухне. Подхватив туфли, Кейт бросилась к той комнате, которую уже начала называть своей, а войдя, без сил прислонилась к стене. Что же она наделала? После истории с Ричардом она поклялась себе, что больше никогда не окажется такой ранимой, однако прошлой ночью позволила себе оступиться на скале и упасть в море. То, что ее отверг Ричард, было болезненно, но не смертельно, но если ее отвергнет Гидеон… Гидеон был ее второй желанной половиной, ее мечтой, человеком, с которым она хотела бы провести остаток жизни. Но чего же хотел он?

Кейт быстро порылась в комоде в поисках светлых льняных брюк и коричневого свитера, потом, захватив чистое белье, бросилась в ванную. Было приятно наслаждаться прохладой воды, но Кейт не могла терять время — когда Гидеон поднимется наверх, она хотела предстать перед ним одетой, причесанной и готовой к серьезному разговору.

Она надевала свитер, когда дверь ее комнаты приоткрылась.

— Кейт, ты здесь?

Быстро обернув мокрые волосы полотенцем, Кейт юркнула в ванную, чувствуя, что пока еще не в силах посмотреть ему в глаза. Одного взгляда будет достаточно, чтобы понять свой приговор!

— Это Эмили звонила? — спросила она из ванной.

— Нет, Майк.

— Майк? — Тысяча разнообразных предположений пронеслась в ее голове, пока Гидеон ответил:

— У Дебби родилась девочка. Пять фунтов весом, мама и малышка чувствуют себя отлично.

— Слава богу!

Выйдя из ванной, Кейт опустилась на постель.

Гидеон шагнул к ней с чашкой чая в руках; выглядел он немного смущенным, что мало проясняло суть их отношений.

— Она хотела бы с тобой увидеться. Прием посетителей после двух часов дня.

После того как чувство облегчения от доброй новости прошло, сердце Кейт снова тревожно забилось — ей предстояло навестить Дебби в роддоме, увидеть ее с крошечной новорожденной малышкой. Будет больно, Кейт знала, как бы она ни любила Дебби… Однако она справится. Справится и будет гордиться собой!

— Хочешь спуститься на кухню? — спросил Гидеон. — Я принес тебе чай, потому что думал, что ты все еще в постели.

— Я решила принять душ.

Он протянул руку и обнял ее за талию:

— Я позвонил Эмили. Она посидит с девочками еще немного, так что я мог бы поехать к Дебби вместе с тобой. Давай съездим в Ньюпорт, пообедаем, что-нибудь купим для новорожденной и цветы для Дебби.

Кейт погладила обнаженную грудь Гидеона, теплую, гладкую и загорелую. Ричард всегда упрекал ее в том, что она слишком увлекается планированием жизни и всегда все хочет держать под контролем, так что на этот раз она поведет себя иначе — просто примет все, что бы ни предлагал ей Гидеон. И спасибо ему за каждый день, который они смогут провести вместе.

— А в Ньюпорте хоть что-нибудь работает по воскресеньям?

Он улыбнулся:

— Честно говоря, понятия не имею. Давай съездам и посмотрим.

Побыть еще немного с Гидеоном, наедине, только с ним одним. Чем больше времени она проведет с ним, тем сильнее и мучительнее будут ее чувства! Что ж, она готова рискнуть.

Два часа настали скорее, чем Кейт могла вообразить. Она взглянула на Гидеона, который парковал машину возле больницы. Она так и не рассказала ему о своей проблеме — подходящий момент не представился, а теперь было слишком поздно, через несколько минут ей предстояло увидеть младенца Дебби. Ее сердце сжималось от страха и тоски.

В здании больницы царил обычный больничный запах, живо напомнивший ей о собственных мытарствах, и Кейт судорожно вцепилась в розового плюшевого медвежонка, которого они купили вместе с Гидеоном. Ее сердце оглушительно колотилось, но, к счастью, он был рядом — сильный и надежный, а то бы она, наверное, развернулась и бросилась бежать прочь.

Медсестра направила их к последней палате вдоль по коридору, и Кейт просто позволила Гидеону вести себя вперед. Что ж, пусть это случится, самый настоящий подвиг для женщины в ее положении. Одна кровать возле окна оказалась пустой, вокруг второй были спущены занавеси, ну а на третьей лежала Дебби, которая улыбнулась Кейт:

— Так ты все-таки пришла!

— Конечно. Я же обещала. — Теперь Кейт не оставалось ничего иного, кроме как храбро шагнуть в палату. — Мы… Я и Гидеон принесли тебе… То есть не тебе, а ребенку…

Она протянула сестре медвежонка с ярким розовым бантом.

— Какой милый!

Кейт чувствовала себя ужасно неловко, передавая Дебби игрушку. Ее глаза не отрывались от пластиковой бирки на запястье сестры, она уже заметила и прозрачную колыбель справа от постели Дебби, но не отваживалась смотреть в том направлении. Дебби наклонилась над детской кроваткой, потом обернулась к Кейт, сияя улыбкой. Какой удивительный контраст, подумалось Кейт, ведь в предыдущие посещения она видела сестру подавленной, тоскующей и рвущёйся домой. Гидеон шагнул вперед, протягивая Дебби букет.

— Поздравляю! Как малышка? Стоило дожидаться ее так долго?

— Еще бы!

Звучавшая в голосе сестры гордость снова заставила болезненно сжаться сердце Кейт — ей никогда не будет дано почувствовать такоё. Теперь даже присутствие Гидеона не помогало, она была близка к тому, чтобы просто немедленно убежать отсюда! Однако Дебби похлопала ладонью по краю своей постели, приглашая Кейт:

— Иди сюда! Хочешь с ней познакомиться? Она как раз проснулась, чтобы поесть.

И Кейт вдруг услышала тихое подавленное сопение и замерла, охваченная странным оцепенением.

— Гидеон, дай мне ее, пожалуйста.

Гидеон ловко достал из колыбельки маленький белый сверток и прижал его к своей груди. Господи, какая крошечная… Маленькие пальчики новорожденной отчетливо белели на фоне серого свитера Гидеона, скрюченные, как лягушачьи лапки. Потом личико девочки скривилось, и она быстро засунула в рот большой палец.

— Сейчас я тебя покормлю, — проговорила Дебби. — Повезло, что она в хорошем настроении и может с вами познакомиться.

— Я схожу за вазой для цветов, — сказал Гидеон и вышел из палаты, а Кейт продолжала смотреть на сестру е новорожденной дочкой.

Когда малышка удовлетворенно зачмокала, Дебби подняла голову и пристально посмотрела на Кейт:

— Как ты? Извини, я не подумала… После родов чувствуешь себя такой тупой.

Кейт боялась, как бы Дебби не начала ее жалеть, не стала благодарить за этот визит — ее самообладание и так держалось на волоске, но тут вернулся Гидеон, и Дебби начала расспрашивать его о дочерях. Когда кормление закончилось, мать подняла новорожденную и погладила ее по спинке.

— Хочешь подержать ее, Кент?

— Я? Я… Я никогда не держала на руках новорожденного, — пробормотала она.

— Это не сложно. Можешь подложить подушку, так будет удобнее. И не волнуйся, она не стеклянная!

Наверное, Гидеон сейчас считает ее полной идиоткой! Зря она так и не рассказала ему о своей проблеме…

Приняв из рук Дебби новорожденную, Кейт поразилась, каким мягким и теплым был этот крошечный сверток. Какое чудо, что Дебби дала жизнь новому человеческому существу!

— Вы уже придумали, как ее назовете? — быстро спросила она, пытаясь скрыть свою неловкость.

— Мы с Майком обсудили это сегодня утром. Решили, что она будет Мэри, как мама Майка, и еще решили дать ей второе имя — Кэтрин. Как тебе нравится? Кэтрин Мэри. Не возражаешь против еще одной маленькой Кэти?

Возражает ли она? Кейт чувствовала, что по ее лицу катятся слезы, но не могла их вытереть, ведь руки ее были заняты малышкой.

— Конечно, я рада, — проговорила она сдавленным голосом.

Гидеон подошел и сел рядом с Кейт, положив руку ей на плечо.

— Прекрасное имя.

— Хочешь подержать ее, Гидеон? — спросила Дебби. — Но Кейт…

— Ничего, я уже… — неловко пробормотала Кейт, с облегчением передавая маленький сверток Гидеону.

Поднявшись, она подошла к сестре и пожала ей руку, а та улыбнулась в ответ. Они прекрасно понимали друг друга без слов, и Кейт знала, что Дебби догадалась о сути их с Гидеоном отношений.

Она повернулась и взглянула на него. Он так ловко и уверенно держал на руках маленькую Кэти! Что ж, он делал это и раньше — держал на руках своих дочерей, когда те родились. Она должна поскорее вернуться в Лондон. Гидеон не для нее. Она нё хочет быть заменой той великолепной, совершенной женщины, которую Гидеон избрал себе в жены и которую потерял. Она не сможет согласиться с тем, что устраивает его, нет, ей нужна его любовь, а если он ее не любит…

— Положить ее в кроватку? — спросил Гидеон, Дебби кивнула и протянула руку за стаканом воды.

Кейт никогда не сможет заменить Гидеону Лору, никогда. Никогда не подарит ему ребенка. Никогда не станет полноценной женщиной.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Похоже, ты устала, Дебби, — заметил Гидеон. — Маленькая Кэти уснула, и тебе надо бы последовать ее примеру.

Дебби кивнула и спросила Кейт:

— Ты еще придешь?

— Постараюсь, но не знаю, успею ли до отъезда. Теперь, когда с тобой и малышкой все в порядке, я должна собираться домой.

— Но зайди хотя бы завтра! — запротестовала Дебби.

— Я выясню, как там с паромом, и позвоню тебе, — ответила Кейт. — Ну, а теперь отдыхай.

Она избегала смотреть на Гидеона, не желая знать, какое впечатление произвели на него ее слова об отъезде. Подумать только, еще пару часов назад она строила воздушные замки, мечтая о жизни с ним! Теперь, при беспощадном свете дня, Кейт осознала, что ей лучше поскорее вернуться к реальности. Однако ей пришлось встретиться с ним взглядом, когда она принимала пальто из его рук.

— Ты готова? — Его щека нервно подергивалась. — Тогда пошли.

Однако когда они вышли из здания больницы, он протянул руку и резко остановил ее:

— Значит, ты уезжаешь?

— Но ведь таков был мой план с самого начала.

Она видела боль в его глазах, вопросы, которые ему хотелось бы задать, но не могла позволить ему жалеть ее. Нет, что угодно, только не его сочувствие!

Они в молчании дошли до машины. Вставив ключ в замок зажигания, Гидеон вдруг повернулся к Кейт:

— Но почему ты так торопишься уехать?

— Меня ждет работа. Я вообще собиралась вернуться на следующий день после похорон, ты забыл?

— А как же мы?

— Все было чудесно, но, возможно, мы совершили ошибку.

Она видела, как его лицо исказила судорога. Если он сейчас скажет, что любит меня, я останусь. Да, она останется и не станет больше думать, насколько она уступает Лоре. Пусть только скажет, что любит ее…

Но Гидеон отвернулся и завел двигатель.

— Довольно неожиданный финал. А как же девочки?

Кейт казалось, что она умирает, но она проговорила:

— Эмили ведь вернулась. Ты сказал, что она снова сможет помогать тебе. Конечно, если нужно, я могу посидеть с ними еще несколько дней…

— Нет, я и так злоупотребил твоей добротой.

Кейт бросила на него быстрый взгляд и повторила про себя, что все делает правильно — она любит Гидеона так сильно, что просто не может позволить себе завести с ним любовную интрижку.

Они подъехали к дому, но Гидеон не стал выходить из машины.

— Я поеду за девочками и заодно спрошу у Эмили, сможет ли она посидеть с ними завтра.

— Да, конечно, — согласилась Кейт, берясь за ручку входной двери.

Джемайма и Тилли не были ее детьми, Гидеон прекрасно справлялся со своими отцовскими обязанностями до ее приезда, справится и после ее отъезда. Кейт оставила свою сумку в прихожей и поспешила наверх. Бросившись на кровать, молодая женщина безуспешно боролась со слезами — всего только две недели она провела в этом доме, но как трудно, оказывается, заставить себя покинуть его!

Подъехав к дому, Гидеон заглушил двигатель и мрачно посмотрел на окна своего жилища. Где-то там, в недрах его «кроличьей норы», Кейт упаковывает свои вещи. Как ему заставить себя принять неизбежность ее ухода? За его спиной Джемайма что-то возбужденно рассказывала, и он посмотрел на ее счастливое лицо в зеркале заднего обзора, чувствуя себя виноватым. Девочки так соскучились, а он не слышал ни единого слова из того, что говорила Джемайма.

Он считал, что сполна испытал все печали, которые могут выпасть на долю мужчины, но ошибался. Кейт покидала его, потому что так захотела, потому что решила вернуться к своему привычному существованию в большом городе. Принять ее решение оказалось так сложно! Руки Гидеона сжали руль. Точнее сказать, это просто невозможно. Вдруг он понял, что Джемайма замолчала и ждет его ответа.

— Что ты сказала? — переспросил он.

— Кейт дома?

Нет, он не может сейчас объяснить дочери, что Кейт уезжает, не сейчас, когда его чувства в таком смятении. Если бы только мог, он бы последовал за ней в Лондон, куда угодно, только бы быть рядом с ней.

Однако это невозможно. Он должен остаться на острове, и у него на руках двое маленьких детей.

Гидеон вышел из машины и достал спящую Тилли. Ее золотистая головка свесилась набок, и она снова напомнила ему о Лоре. Иногда он скучал по ней, ощущая почти физическую боль, но время шло, и его боль утихала, как и предсказывала Бэбс. Он думал, что никогда больше не сможет никого полюбить, но тут приехала Кейт, и все изменилось. Как он мог допустить такое? Ведь с самого начала ее отъезд представлялся неизбежной очевидностью!

— Кейт! — воскликнула Джемайма, отстегивая ремень безопасности и бросаясь к дверям.

Гидеон поднял голову как раз вовремя, чтобы увидеть, как дочь с разбегу влетела в объятия Кейт. Она уезжает, напомнил он себе, направляясь к дому с Тилли на руках.

— Эмили согласилась посидеть с девочками? — спросила Кейт.

— Да, — коротко бросил он и стал подниматься по лестнице.

— Гидеон, я…

— Не сейчас. Я не могу разговаривать с тобой сейчас.

Она с трудом заставила себя повернуться к Джемайме и с улыбкой произнести:

— Ну, расскажи мне, как вы там переночевали?

Они вместе вошли на кухню и принялись накрывать на стол. Кейт старалась следить за рассказом Джемаймы, однако все ее внимание было приковано к шагам Гидеона наверху. Время шло, и ее напряжение все увеличивалось; когда они выпили чай и девочка зевнула, Кейт спросила:

— Устала? Тогда беги наверх к папе, он положит тебя спать.

Джемайма не заставила себя упрашивать, а Кейт смотрела ей вслед с тяжелым сердцем. Она убралась на кухне, вымыла посуду, а Гидеон все не появлялся. Не зная, чем еще заняться, она прошла в гостиную, но теперь, когда в камине не горел огонь, комната показалась ёй мрачной и заброшенной. Наконец Гидеон спустился и сказал:

— Боюсь, Тилли заболела. У нее температура, и я дал ей таблетку. Сейчас она уснула.

Кейт смотрела на него, безуспешно стараясь скрыть волнение. Это не ее дети. Он справится без нее. Эмили поможет, как и прежде.

Он подошел к буфету, плеснул себе чуть-чуть виски.

— Хочешь немного?

Кейт отрицательно покачала головой, и Гидеон тяжело опустился в одно из кресел.

— Ты узнала, во сколько завтра отправляется паром?

— Да. С билетом нет проблем, завтра понедельник, и уезжают лишь немногие.

Он поднял на нее взгляд:

— Я буду скучать по тебе.

Кейт ответила не сразу:

— Я тоже. Я заказала билет на самый ранний паром. Постараюсь проститься с девочками, но если я не…

— Я им все объясню.

— Прекрасно. Пойду закончу складывать вещи.

И он услышал, как за ней захлопнулась дверь.

Когда Кейт наконец добралась до своего дома, она вздохнула с облегчением. Ее руки оттягивали тяжеленные сумки с продуктами, а ноги ныли от усталости в туфлях на высоких шпильках, купленных на острове Уайт. Опустив сумки на землю, чтобы немного передохнуть, она взглянула на зеленую входную дверь. Почти что дома.

Если, разумеется, это можно назвать домом. Просто место, где ты ночуешь. Холодное, пустое жилище в центре огромного города. Никакого сравнения с коттеджем Гидеона, по которому она скучала все сильнее. Ей недоставало звонкого голоса Джемаймы, совместных завтраков с Гидеоном и возможности поговорить с кем-то близким. Она скучала по Гидеону. Как ненавистна мысль, что она сбежала, потому что побоялась остаться!

Кейт наклонилась, чтобы поднять сумки, но чья-то тень мелькнула рядом, и молодая женщина быстро выпрямилась.

Гидеон. Он здесь. Но как же это возможно? Он должен быть на острове, с детьми.

— Привет, — сказал он. Кейт уронила сумки:

— Что ты здесь делаешь?

— Жду тебя.

— Ничего не случилось? С Дебби все в порядке?

— С Дебби все отлично.

Кейт пристально всматривалась в его лицо, пытаясь отгадать, что привело его сюда. Гидеон казался уставшим и осунувшимся, но все равно выглядел великолепно в отлично сшитом сером костюме и светлой рубашке. Высокий, сильный и красивый… Возможно, у него деловая встреча в Лондоне? Но что же он все-таки делает у ее дома? Неужели приехал, чтобы увидеться с ней?

Он расстегнул замок на своем портфеле:

— Дебби нашла кое-что в бумагах Бэбс и попросила передать тебе. Она сказала, для тебя это важно.

— Вот как. — Кейт снова наклонилась, чтобы поднять сумки. Все это не объясняло присутствия Гидеона, и она по-прежнему ничего не понимала. — Тогда давай зайдем ко мне.

Гидеон взял сумки из ее рук и быстро зашагал к дому. Этого просто не может быть. Прошло три с половиной недели, как она уехала, но ни на мгновение Кейт не переставала думать о нем, а теперь, видя его так близко, ощущала безумное желание дотронуться до него, обнять и прижать к себе, умолять его о любви.

— Как девочки? Они с тобой в Лондоне? — спросила Кейт, когда они вошли в узкий коридор ее квартиры.

Гидеон проследовал за ней на маленькую кухню и поставил сумки на пол.

— Сейчас они, должно быть, пьют чай у Дебби.

— Понятно.

Кейт принялась разбирать покупки, все еще не понимая, что привело его сюда.

— С ними все в порядке, но они скучают по тебе. Мы все по тебе скучаем.

От его слов точно электрический ток пробежал по телу Кейт, и она обернулась посмотреть на него. Его ярко-синие глаза были устремлены на нее.

— Зачем ты приехал? У тебя деловая встреча?

— У меня была деловая встреча в Саутгемптоне, но разговор с Дебби изменил мои планы, поэтому я сел на поезд и приехал сюда. — Он немного помедлил и тихо спросил: — Почему ты мне не сказала?

— О чем?

— О том, что не можешь иметь детей.

Эта фраза, казалось, повисла в воздухе между ними, и Кейт отступила назад, задыхаясь.

— Значит, сестра тебе сказала? — прошептала она.

Господи, зачем Дебби это сделала?

— Она думала, что я знаю. Что ты мне все рассказала.

Кейт упала на маленькую кремовую софу, отчаянно стараясь удержать слезы.

— Извини! Я никогда не говорю об этом. Не хочу, чтобы люди меня жалели. Дебби не должна была говорить тебе.

Гидеон положил на стол свой портфель и открыл его.

— Посмотри, что Дебби нашла в вещах Бэбс.

Он подошел к ней, не сводя глаз с ее лица.

Открыв крышку коробки, Кейт увидела первую фотографию. Ей не нужно было читать надпись внизу снимка, она прекрасно помнила тот день, когда ее фотографировали, но она и не подозревала, что снимок оказался у Бэбс. Фото сделали в последнем из детских домов, где она жила. Она стояла на ступенях перед серым зданием приюта, стараясь улыбаться, и ее сердитые глаза смотрели прямо в объектив фотоаппарата. Тетя Бэбс приписала внизу: «Моя Кэти».

Под первой фотографией были другие. Вот один из ее первых праздников Рождества на острове; челка подстрижена ровно, и она выглядит почти счастливой. Фотография, сделанная в школе в День матери.

— Не могу поверить, — пробормотала Кейт, чувствуя, как слезы капают ей на руки. — Просто летопись моей жизни.

— Она любила тебя.

Любила. Ее любили.

— А еще она написала тебе письмо. — Гидеон передал ей белый конверт. — Бэбс нашла его в одной из коробок.

На конверте было написано «Кейт», и ее руки дрожали, когда она открывала послание.

Дорогая Кейт, я не могла бы любить тебя больше, даже если бы сама родила тебя.

Пусть ты и не плоть от плоти моей, но ты дитя моего сердца, ставшая членом моей семьи, моя самая настоящая дочь.

Я счастлива, что смогла жить рядом с тобой. Ты родилась такой талантливой, и я рада, что помогла тебе развить свои способности, что сейчас могу видеть, какой прекрасной женщиной ты стала. Я так горжусь тобой, моя Кейт!

Жизнь приносит столько разочарований. На твою долю их выпало слишком много и слишком рано, но матерью становишься не тогда, когда родишь собственное дитя. Матерью становишься, когда принимаешь на себя обязанность любить ребенка и заботиться о нем. Это требует отваги, но тебе ее не занимать.

Помни: твоя мать дала тебе жизнь, но я была рядом с тобой, чтобы вырастить тебя. Она увидела твою первую улыбку, но я вытирала твои слезы и делила твои радости.

Благослови тебя Господь, Кейт. Делай свой выбор с осторожностью!

Кейт старательно свернула листок вчетверо, не обращая внимания на текущие по лицу слезы. Гидеон сел рядом с ней, притянул к себе.

— Кейт, — проговорил он, касаясь губами ее волос. — Прошу тебя, не плачь. Я не могу этого вынести.

Гидеон протянул руку, вытирая ее мокрое лицо, потом, застонав, прижал ее к себе. Она радостно отдалась этому объятию, находя настоящее утешение на его груди.

— Ты знаешь, что она мне написала?

— Нет, я не читал. Дебби только сказала мне, что для тебя это очень важно, вот я… я и привез его тебе. Я люблю тебя, Кейт.

Он говорил тихо, и Кейт засомневалась в том, что расслышала правильно. Подняв голову, она вопросительно и боязливо посмотрела ему в глаза.

— Я люблю тебя, — повторил Гидеон. — Может, тебе ни к чему знать об этом, со всей этой блестящей жизнью, которую ты тут ведешь, но…

Кейт вдруг поняла, что пыталась сказать ей тетя Бэбс. Не все мужчины такие, как Ричард. Способность иметь или не иметь ребенка не должна определять ее жизнь. Есть и другие дети, такие, как она, отчаянно нуждающиеся в материнской любви. Такие, как Джемайма и Тилли.

— Когда мне было двадцать два, — тихо проговорила она, — я попала в больницу. У меня был прорвавшийся аппендицит, потом начали обследование, и…

— Почему ты мне не сказала?

— Потому что… — Кейт отвернулась. — Ричард бросил меня, потому что хотел детей. Потому что сама по себе я многого не стою.

Он нахмурился:

— Так ты подумала, что я не останусь с тобой, если ты мне все расскажешь? — Она кивнула, и он снова крепче обнял ее, прижимая к себе. — Значит, поэтому ты и уехала?

Кейт хотела ответить, но голос ей не повиновался. Его пальцы нежно погладили ее волосы:

— Кейт, когда Лора умерла… — Гидеон замолк, не в силах найти нужные слова, потом продолжил: — Она изменилась после рождения Джемаймы. Словно оказалась запертой внутри себя, утратила связь с миром… В каком-то смысле я потерял ее еще тогда. Потом эта вторая беременность, неожиданная для меня, потому что мы не планировали второго ребенка, но я даже обрадовался — подумал, что теперь она будет под наблюдением врачей, что ей, возможно, удастся помочь.

Он тяжело вздохнул, и Кейт подняла взгляд, но ужаснулась, увидев, какая боль была в его глазах.

— Ты знаешь, Кейт, я люблю своих девочек, но видит Бог, я ни за что не хотел бы пережить все это снова. Я сказал себе, что никогда больше не стану заводить серьезных отношений с женщиной. — Он печально улыбнулся. — Но тут вернулась ты, и ты оказалась не такой, как я полагал. Я знал, что ты умна и красива, но… я никак не мог ожидать, что тебе удастся разрушить ту стену, что я возвел между собой и остальным миром.

Кейт едва решалась дышать. Казалось, яркое солнце пробивается к ней через тяжелые облака, наполняя ее мир светом и теплом.

— Я знал, что у нас не может быть общего будущего — ты молода, красива, тебе нужна своя семья и собственные дети. Но когда ты переехала ко мне в дом, я понял, что погиб. Что я мог тебе предложить, вдовец с двумя детьми? Я знал, что ты уедешь, но когда это случилось… Ты не представляешь, в какой ад я попал. Три недели без тебя!

— Так ты меня любишь? — темные глаза Кейт вновь наполнились слезами.

— Разве ты не знала?

— Ты ни разу не говорил мне об этом! И когда я увидела тебя в больнице с маленькой Кэти на руках, я поняла, что должна исчезнуть.

— Почему?

— Потому что мне никогда не сравниться с Лорой! Ты не сможешь пережить со мной те же потрясающие моменты, что были у тебя с ней!

Его мягкий и нежный взгляд подсказал ей, что Гидеон понял, о чем она говорит.

— Но я люблю тебя, Кейт. С детьми или без детей, мне все равно, потому что мне нужна ты, именно ты.

Она уронила голову ему на грудь и пробормотала:

— И я люблю тебя. Я всегда тебя любила, но боялась сказать об этом.

— И что нам теперь делать? Я могу попробовать поручить управление отелем помощнику, но на наше обустройство здесь уйдет какое-то время. Не так просто будет найти место, где бы девочки чувствовали себя комфортно.

— Ты собираешься уехать с острова? Но тебе же там так нравится! И ресторан…

— Я люблю тебя больше.

Больше! Его слова открывали перед ней целый мир. Ради нее он готов отказаться от всего, что любит и ценит.

— Нет. — Кейт покачала головой. — Это я переселюсь на остров, если ты не против.

— Я не могу заставлять тебя отказаться от карьеры, ради которой ты столько работала!

— Но разве и ты не в том же положении? — Она улыбнулась. — Свою колонку в журнал я могу посылать откуда угодно. Я хочу вернуться домой. Ты — все, что мне нужно. Ты и твои девочки.

Гидеон наклонился и снова нежно поцеловал ее:

— Но при одном условии! Ты выйдешь за меня замуж, правда? Ты навсегда останешься со мной, Кейт?

Кейт не требовалось время на раздумья. Обвив руки вокруг его шеи, она проговорила:

— Конечно!

Значит, она наконец возвращается домой, к своей собственной семье.

КОНЕЦ

Внимание!

Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам