/ Language: Русский / Genre:love_history, love_detective / Series: Интриги, тайны и любовь

Живописец (Жена иллюзиониста)

Наталия Орбенина

Сердце юной Маши было разбито, когда она узнала о том, что ее суженый Михаил погиб на военных учениях в море. Однако время лечит душевные раны, и вскоре Маша выходит замуж за богатого финского барона Генриха Корхонэна, талантливого художника. Вскоре после свадьбы прекрасная баронесса обнаруживает, что на самом деле Михаил жив, а ложное известие о его смерти – дело рук ее мужа, желавшего во что бы то ни стало заполучить ее в жены. В сердце Маши с новой силой вспыхивает любовь к Михаилу, но муж скорее убьет ее, чем позволит уйти к другому…

Наталия Орбенина

Живописец

Пусть о мечте твоей златой

Не будут знать в веках;

Но ты любил и пел весной

На северных волнах.

И. Л. Рунеберг

Глава первая

Полицейский следователь Константин Митрофанович Сердюков с удовольствием потянулся. Раздался неприятный сухой хруст. Но так как в данный момент в кабинете он находился один, то это его не смутило. За окном вечерело, длинный день близился к концу. За стеной слышался надсадный треск пишущей машинки, кто-то пробежал по коридору. Сердюков прошелся по узкому и неуютному, как его собственная жизнь, кабинету. Устал, замотался. Пора бы домой, но там, кроме кухарки, его никто не ждет. Константин Митрофанович переложил бумаги на столе и развернул «Новое время». Лениво пробежал глазами строки заголовков. Он непременно просматривал газеты, иногда да промелькнет что-нибудь интересное. Вот и теперь острый взгляд следователя выхватил из газетной полосы знакомое имя.

«Как мы уже сообщали нашим читателям, на прошлой неделе в Гельсингфорсе при большой ажитации публики открылась выставка любопытнейшего художника Генриха Корхонэна. Его картины при первом рассмотрении могут показаться написанными душевно нездоровым человеком, настолько странными и пугающими являются образы, созданные автором. Однако же через некоторое время начинаешь испытывать их необъяснимую притягательность. Ваш покорный слуга, проведя весь день среди образов, порожденных фантазией художника, в полной мере испытал на себе их чарующее воздействие. „Так опишите нам эти картины!“ – воскликнет нетерпеливый читатель. Увы, сие невозможно, как невозможно в полной мере передать многие наши сны, пугающие видения, галлюцинации. Публика, пришедшая на вернисаж, пребывала в большом возбуждении, потому, как нам известно, ранее ничего подобного не выставлялось.

Интерес к картинам подогревает и судьба самого художника. Художественному ремеслу Генрих Корхонэн нигде не учился, и ни один из мэтров не может похвастаться таким неординарным учеником. Корхонэн умер совсем молодым десять лет назад при крайне таинственных обстоятельствах. Погиб на одном из островов в финских шхерах. Странным и необъяснимым является тот факт, что так же загадочно, на том же роковом месте погиб отец художника.

Среди прекрасных картин своего покойного супруга присутствовала и вдова художника, которая является его единственной наследницей. Замечу, что госпожа баронесса, уроженка Петербурга, живет замкнуто, редко покидает родовое имение Корхонэнов, которое расположено в лесной глуши. После Гельсингфорса загадочная выставка переместится в Стокгольм. Увидят ли петербургские любители живописи эти необычные картины, предугадать не беремся. Во всяком случае, те из наших соотечественников, которым посчастливилось побывать на этой неделе в Княжестве Финляндском и посетить эту выставку, получили удовольствие престранное и непередаваемое».

Сердюков отложил газету и задумался. Он как раз и относился к тем жителям Петербурга, которые получили престранное удовольствие от знакомства с творчеством Генриха Корхонэна.

Лицо выплывало из дымки, то становясь отчетливее, то исчезая. Его очертания казались Маше знакомыми, притягательными. Она мучительно пыталась узнать его, но облик таял, чтобы в следующий миг снова дразнить своей таинственной недосказанностью. Маша хотела звать, но не успела она и рта открыть, как вдруг из вязкой пены, в которой колыхался незнакомый лик, вынырнула то ли рука, то ли лапа. Длинная, покрытая редкой светлой шерстью, с крючковатыми когтями она протянулась прямо к Машиному лицу. Маша в ужасе отпрянула, но лапа настигала ее. Она пыталась кричать, но крик застрял в горле.

Маша проснулась. Сев на кровати, она провела рукой по влажному лбу. Все тело покрылось отвратительным холодным потом, волосы прилипли к вискам, сердце отчаянно стучало, как после быстрого бега. Она и впрямь убегала от кошмарного сна, который теперь почему-то часто донимал ее. Девушка содрогнулась, пытаясь отогнать неприятные ощущения. Надо все-таки заглянуть в сонник, что значат подобные видения? И почему все время одно и то же? Да как страшно! Пожаловаться маменьке – она пожалеет, рассказать Мише – он посмеется, и на душе легче станет!

Миша! Господи Боже Ты мой! Он же придет нынче, а она не одета еще, и волосы не прибраны! Маша с тревогой заглянула в зеркало. Так и есть, лицо припухло, глаза вроде как заплаканы. Она вздохнула и принялась приводить себя в порядок. Через полчаса в то же зеркало уже смотрелась милая улыбчивая барышня лет двадцати с темными каштановыми волосами. Ее нельзя было назвать идеалом красоты, но было нечто притягательное. Карие глаза, слегка вздернутый носик, чуть припухлая нижняя губа, милые ямочки на нежных щечках. И все это окутано необыкновенным светом, сиянием, возникающим, лишь когда душа поет от великого чувства. А именно оно переполняло Машу. Она любила, страстно любила своего жениха, своего суженого – офицера, лейтенанта, моряка Колова Михаила Яковлевича. При мысли о любимом она встрепенулась, просияв улыбкой. Ночной кошмар истаял. Поспешно оправив платье, девушка выбежала из комнаты.

Мать Маши Елизавета Дмитриевна пила в столовой утренний кофе. Это была еще не старая женщина с приятным, слегка увядшим лицом. Ухоженные волосы, чуть тронутые сединой, прямая осанка, аккуратное, хоть и далеко не новое домашнее платье. Ее можно было назвать привлекательной, если бы не сквозили в ее облике постоянная озабоченность и внутренняя неудовлетворенность жизнью.

За окном уже давно стоял белый день. Через приоткрытую форточку, колыша занавески, врывался нежный звон. На всю округу с колокольни Никольского собора, что напротив дома, разносился благовест.

– Что, голубушка, опять дурной сон привиделся? – спросила мать, подливая себе кофе из кофейника с загнутым носиком.

– Угадали, маменька! – Девушка уныло кивнула головой и уселась на свое место напротив матери.

– У тебя опять во взгляде что-то тревожное! Не нравится мне все это!

Елизавета Дмитриевна взяла свежеиспеченную булочку, намазала ее маслом и принялась со вкусом есть. Девушка последовала было ее примеру, но при воспоминании о ночном кошмаре аппетит вмиг улетучился.

– Надо в сонник заглянуть, – произнесла девушка и вопросительно посмотрела на собеседницу.

– Так я уже смотрела. Все без толку, ничего не понятно!

– Что же делать? – испугалась Маша, как будто найденное в книге объяснение могло избавить ее от ночных кошмаров.

– Вот то-то и оно! Мало прочитать, надо уметь толковать! – Елизавета Дмитриевна сделала выразительную паузу. – Ходила я к госпоже Масленковой, ну той, ты знаешь, что за Знаменской площадью живет. Она и сны толкует, и карты раскладывает. Я ей твои сны пересказала, и вот что получается. Лицо это непонятное есть олицетворение твоей судьбы. Не можешь его узнать, значит, она еще не определилась, но перемены уже близко, просто ты еще их не чувствуешь. Но судьба неотвратима, как та лапа, которая во сне настигает тебя.

– Как же я не знаю своей судьбы, если я выхожу замуж, и супруг мой будущий хорошо мне знаком! – удивилась Маша.

– Значит, не Михаил Яковлевич твоя судьба! – тихо заключила Елизавета Дмитриевна.

– Мама, зачем ты меня пугаешь?! – Девушка отодвинула чашку, губы ее дрожали.

– Господь с тобой! Все это глупости! – засуетилась мать. – Я и говорить тебе не хотела, думала, что если уж опять приснится, тогда и скажу. Конечно, судьба тебе выйти за Колова, за кого же еще? Других-то и нет!

– Ты так говоришь, будто недовольна! Разве тебе не нравится Михаил Яковлевич? Разве не ты говорила, что это хорошая партия для меня?

– Нет-нет, Мишенька всем хорош, да только беден! Когда еще ему другое звание выйдет и жалованье повысят? И семейство его многочисленное, родители, братья малолетние – все ведь это на тебе повиснет, дорогая, как мельничный жернов. Вот что меня тревожит в предстоящем браке, мой ангел!

– Но что же делать, маменька! Бедность не помеха, главное любовь! Коли есть любовь, мы все преодолеем!

– Дай-то Бог! – Мать грустно улыбнулась. – Я каждый день молю о тебе, о вашем с Мишей счастье! Ведь ты у меня одна, твоя жизнь – моя жизнь, если ты будешь несчастна, я не перенесу этого! – Мать всхлипнула.

– Да отчего же я буду несчастна? – Маша всплеснула руками. – Отчего ты только о плохом думаешь?

– Жизнь приучила. – Елизавета Дмитриевна совсем поникла.

– Нет, маменька, нет! Я непременно буду счастлива! – вскричала девушка, порывисто обняв мать.

– Да-да! – Та поспешно утерла слезы. – А насчет предсказаний ты не беспокойся. Дарье Голубкиной, ты ее помнишь, на позапрошлом Рождестве у нас гостили, тоже предсказание было, что вовек замуж не выйдет, так она не только за купца вышла, но уже и ребеночка ждет! Вот и верь после этого гаданьям!

– Да, помню ее! – засмеялась Маша. – Только ты уж Мише ничего об этом не рассказывай. Нехорошо выйдет, – добавила она уже серьезно.

Колова ждали к вечеру. Елизавета Дмитриевна, желая угодить будущему зятю, послала кухарку на Никольский рынок, неподалеку через Пикалов мост, купить к обеду цыпленка, зелени, лимонов, сладостей. Жених наезжал почти каждый день, и Стрельниковы знали уже его вкусы. Но на этой неделе он был зван шафером на свадьбу. Пригласивший его товарищ служил под Петербургом управляющим в большом имении, невеста была дочерью хозяина, богатого промышленника Прозорова.

Однако Михаил Яковлевич не приехал к Стрельниковым ни в тот вечер, ни на следующий день. Маша не находила себе места, пытаясь успокоить себя уговорами: известное дело – свадьба, веселье, вино рекой. Правда, Мишенька не из пьющих. А может, кто из подружек невесты приглянулся? Когда ей уже стало мерещиться, что жених ее оставил и не вернется никогда, он наконец объявился.

– Миша! Мишенька! – Маша кинулась к нему и повисла на шее.

– Полно, полно, Мария Ильинична! – Молодой человек поцеловал девушку в лоб и осторожно отстранил от себя. – Вы никак плакать собрались?

– Я уж решила, что вы никогда не вернетесь! – простодушно призналась Маша.

– Разве я давал вам повод думать обо мне как о человеке, способном совершить столь низкий поступок? – Во взгляде жениха сверкнули искры гнева.

– Извините. – Маша испугалась, что сказала что-то обидное. – Я очень ждала вас и отчаянно скучала.

Михаил Яковлевич прошелся по комнате. Маша провожала его тревожным взглядом. Она знала уже, что характер суженого непростой, что он бывает суров и строг, что сентиментальность и мягкость ему не свойственны, но это не умаляло ее любви. За внешней суровостью и иногда нарочитой грубоватостью таилось пылкое сердце, преданная, верная душа. А что еще нужно женщине, когда она знает, что на избранника можно опереться, как на каменную стену!

Девушка невольно залюбовалась возлюбленным. Колов был высок и строен. Морская форма сидела на нем как влитая. Короткие волосы, увы, уже слегка тронутые сединой, жесткие аккуратные усы, серые, колючие и умные глаза, волевой подбородок, подпертый накрахмаленным воротничком.

– Михаил Яковлевич, что-то вы невеселы? – заметила Елизавета Дмитриевна, вышедшая поздороваться с будущим зятем. – Плохо угощали на свадьбе или случилось что?

«Наверное, завидует товарищу, что богатую взял! Не то что моя бедная Маша, ничего за душой нет!» – пронеслось в голове у женщины.

– Действительно, произошло совершенно ужасное событие. – Колов, приступив к рассказу, страшно разволновался, лицо его порозовело, руки задрожали. – Представьте себе такую картину. Невеста накануне свадьбы вместе с женихом и гостями отправляется на верховую прогулку. И меня тоже, естественно, позвали. Я ехал чуть поодаль и любовался молодыми, особенно девушкой. В яркой амазонке, на белой лошади она была удивительно хороша. И вдруг лошадь ни с того, ни с сего понесла, да так стремительно, что никто из нас не успел ее догнать. Мы лишь издали видели, как кобыла споткнулась и на всем скаку рухнула в овраг. Когда мы подоспели, то вначале решили, что невеста убилась насмерть, но потом поняли, что жизнь в ней еще теплится. С великим трудом доставили домой, призвали врачей. И дальше выясняется, что жить-то она будет, да только будет прикована к инвалидной коляске, потому как поврежден позвоночник. Что и говорить, свадьба, понятное дело, расстроена, жених пребывает в отчаянии. Что теперь делать – жениться на неподвижной калеке?

– Господи Иисусе! Какая ужасная история! – Елизавета Дмитриевна перекрестилась и выразительно посмотрела на дочь.

Маша смотрела широко раскрытыми глазами. Перед ее мысленным взором вновь промелькнули загадочное лицо и когтистая лапа.

Глава вторая

После истории со свадьбой прошло две недели. Михаил Яковлевич, хоть и удрученный несчастьем друга, однако был принужден думать прежде всего о своих неприятностях. Собственные дела его пока складывались не самым удачным образом. Офицерское жалованье Колова было невелико, и, как человек честный и порядочный, он не мог жениться, не обеспечив будущей жене достойное существование. Молодой человек осмелился явиться к начальству, чтобы узнать, не выйдет ли ему повышения звания и увеличения оклада. Увы, в ближайшее время рассчитывать оказалось не на что, перемен следовало ждать только через год, а то и полтора. Маша, узнав об этом, пала духом, ей не терпелось под венец с любимым Мишенькой. Сам Колов пребывал в раздражении, он опасался, вдруг милая и очаровательная невеста, не дождавшись свадьбы, упорхнет. Он мрачнел, становился язвительным и излишне строгим по отношению к девушке, будто она уже переменилась к нему. Но Маша не сердилась и не обижалась. Она принимала любимого таким, каков он есть. Да, он не умеет вести нежных речей с придыханием, не читает стихов и не пишет в альбоме всякие приятные пустяки. Он сдержан и немногословен. Но в те мгновения когда из его уст вырывались нежные признания, а в глазах разгорался огонь страсти, Маша понимала, сколь глубоко его чувство и как много скрыто за внешней невозмутимостью! Мысль о чувственной стороне любви будоражила воображение юной девушки, она краснела, трепетала от поцелуев жениха, просыпалась по ночам от нескромных сновидений и жаждала, чтобы они сбылись наяву.

Между тем Стрельниковы получили от родителей жениха приглашение на именины госпожи Коловой. Елизавета Дмитриевна, дама, наделенная практическим умом, выбирая в лавке Гостиного двора подарок для будущей сватьи, колебалась. Купить дюжину изящных чашек с блюдцами? Так в этом суетном доме скоро их разобьют, да и вряд ли оценят красоту фарфора. Тогда, пожалуй, отрез на платье – тот, что потемней, не маркий, или фланели на капор? Отрез дороговато, но подарок нужен достойный. Женщина вздохнула и указала приказчику на приглянувшуюся материю. Сама давно без обнов, но что делать, дочка на выданье, ей приличный гардероб положен, приданое какое-никакое тоже собрать надо, совсем без ничего тоже нельзя в чужой дом отдавать! Тем более что там тоже бедность из всех углов глядит, в чем придет, в том и будет ходить, Бог знает сколько времени пройдет, пока на ноги встанут! От этих невеселых мыслей Елизавете Дмитриевне стало совсем грустно. Ну почему Машенька повторяет ее путь? В свое время юная Лизочка из дворянской семьи, выпускница Смольного института, без памяти влюбилась в бедного студента и вышла за него, несмотря на уговоры семьи. И что же? Она быстро растеряла прежний круг знакомств, потому как муж туда не был вхож. От страстной любви скоро осталось одно воспоминание. Она сильно померкла от невзгод скромного быта, от постоянной нужды и унижения безденежьем. А когда муж умер, они остались с дочкой вдвоем перед лицом жизненных невзгод. Одна надежда была на удачный брак хорошенькой Маши, так ведь нет, поди ж ты, угораздило ее влюбиться в этого офицерика!

Выйдя со свертком на Садовую улицу, Стрельникова, поскупясь на извозчика, побрела пешком. Правда, если потом подметки на ботинках чинить, неизвестно, что дороже выйдет. Она уныло шла мимо нарядных и ярких витрин, где красовались немыслимо роскошные парижские платья и шляпы. У Елизаветы Дмитриевны, женщины с хорошим вкусом, защемило сердце. А они с дочкой только тем и занимаются, что перешивают и перекрашивают ношеное-переношеное, пытаясь придать нарядам модный вид. То воланчики пустят по подолу, там, где проносилось до дыр, то на другую сторону перелицуют, то пуговки обновят, то старое перо со шляпки вон, а вместо него поверху цветочки бумажные…

– Лиза! Лиза Н-ская! – вдруг раздалось рядом.

Женщина обомлела. Чей-то некогда знакомый голос окликнул ее. Елизавета Дмитриевна, не сразу сообразившая, что прозвучала ее девичья фамилия, оторвала зачарованный взгляд от витрин. Она увидела перед собой даму одного с ней возраста, невысокую, очень худую, изящно одетую. Сомнений быть не могло – это ее давнишняя одноклассница-смоляночка, после выпуска они потеряли друг друга из виду.

– Не может быть! Аглая?

– Баронесса Корхонэн перед вами, милая! – Дама улыбнулась.

Приятельницы обнялись. Елизавета Дмитриевна была и рада, и не рада. Аглая, едва закончив курс, стремительно вышла замуж за финского барона, овдовев, она жила с взрослым сыном в роскошном поместье в Финляндии. Она постарела, но не подурнела. Стрельниковой так хотелось вспомнить юность, поговорить о своей ненаглядной девочке, да уж слишком все нескладно выходило. Она намеревалась поспешно откланяться, но подруга и не думала ее отпускать.

– Как, милая моя, мы не виделись столько лет, и вы не хотите поболтать со мной, вспомнить наши юные годы! Пойдемте, выпьем чаю с пирожными!

От этих слов Елизавета Дмитриевна смутилась еще более. Ее старое платье, стоптанные ботинки, перекрашенная шляпка – все так и бросалось в глаза по сравнению с роскошным нарядом баронессы. Но та словно не замечала смущения спутницы и, взяв ее под локоть, повела в ближайшую кондитерскую. Дамы расположились за столиком. Елизавета Дмитриевна поспешила снять и убрать с глаз долой штопаные перчатки и смирилась с тем, что в ближайший час ей придется пережить немало неприятного и унизительного. Как жестока судьба! Как по-разному сложились судьбы девушек.

– Но почему же по-разному? – искренне удивилась баронесса. – Вы, как и я, вдова. Вы растите дочь, я одна воспитывала сына. У меня, как и у вас, все лучшее уже позади, поэтому так радостно и приятно встретить человека из своей юности!

Аглая Францевна говорила доброжелательно, без самолюбования, искренне интересуясь жизнью собеседницы. Как истинная аристократка, она ни на миг не позволяла Елизавете Дмитриевне ощутить свою ничтожность, и та, воспряв духом, выпрямилась, развернула плечи, голос ее стал звучать увереннее, речь обрела былую живость, и сама она все больше стала напоминать Лизу прошлых лет. Уже опустело блюдо с пирожными, официант два раза приносил свежего чаю, а приятельницы все не расходились. Наконец уговорились непременно еще встретиться и с тем покинули кондитерскую.

Елизавета Дмитриевна шла домой, упоенная встречей. Ей казалось, что время повернулось вспять. Снова забрезжили надежды, непонятная радость веселила душу, свыкшуюся с унынием. Давно она не чувствовала себя так легко и радостно. Отчего бы это? Правда, Аглая смолоду была умна, могла часами слушать подруг, проявляя невероятный такт и располагая к себе окружающих. Немудрено, что она быстро составила себе блестящую партию.

Стрельникова очень удивилась бы, узнав, куда направилась ее приятельница. Баронесса взяла извозчика и под мерный стук копыт задумалась. Ее лицо, только что оживленное радостью встречи, померкло и приняло сосредоточенное и хмурое выражение. Она тотчас же обрела сходство с больной нахохленной птицей. Коляска, качнувшись, остановилась, возница помог даме сойти. Она щедро расплатилась и скользнула в подъезд дома. Встретивший ее высокий лакей учтиво поклонился:

– Вас ждут, мадам!

И, держа перед собой бронзовый канделябр, двинулся вперед, освещая гостье дорогу.

Баронесса миновала несколько гулких полутемных помещений непонятного назначения и оказалась в небольшой комнате, погруженной во мрак. Хотя за окнами стоял белый день, тяжелые шторы препятствовали всякому проникновению света, поэтому гостья не сразу приметила хозяйку, сидевшую у небольшого лакового столика.

– Заждалась вас, ваша светлость! Пожалуйте сюда!

Баронесса уже не первый раз посещала этот таинственный дом, но так и не смогла как следует рассмотреть лицо хозяйки. Встреть ее на улице при свете дня, она бы ни за что не поняла, что перед ней та же женщина. Лицо без возраста, глаза запавшие, тонкие сухие губы, но всего не разглядишь, оно в полумраке. Впрочем, Аглаю Францевну это ничуть не волновало. Женщины тихо заговорили между собой.

– Сколько ей лет от роду? Двадцать? А не упоминала ли дня рождения? А, известно! Тогда все замечательно, теперь посмотрим!

На столике объявились какие-то записи с таинственными знаками, зашуршали и быстро задвигались карты.

Аглая Францевна замерла в напряженном ожидании, не сводя глаз с чрезвычайно подвижных рук, мелькавших перед нею. Карты разлетались веером.

– Есть! Вот, смотрите сюда! Это она! Наконец-то! Вся перед вами, вся ваша! Но только теперь действуйте быстро, не то упорхнет – сейчас, или никогда!

Услышав долгожданные слова, баронесса на секунду закрыла глаза и улыбнулась. Дрогнувшее пламя свечи выхватило из полумрака странную улыбку, так, наверно, могли бы улыбаться змеи, если бы Создатель наделил этих тварей подобным умением.

Глава третья

Семейство Коловых проживало в Коломне, на Дровяном переулке, в доходном доме. Снимали небольшую квартиру, в которой ютились супруги Коловы и их три сына. Евдокия Осиповна Колова, услыхав треньканье звонка в прихожей, поспешила встречать гостей. Охи, ахи, положенные поздравления, поцелуи и рукопожатия, и вот гостьи уже в большой комнате, служившей одновременно гостиной и столовой; дети делали здесь уроки, а по вечерам собиралась вся большая семья. Сейчас овальный стол был накрыт для праздничного именинного чаепития. Сердито пыхтел начищенный самовар, только что водруженный кухаркой напротив стула хозяйки. На вышитой скатерти теснились блюда с аппетитными плюшками, воздушными пирожными, румяными булочками, усыпанными маком и сахаром. В вазочках на тонких ножках застыли варенье и джем, в кружевной коробочке притаилось яблочная пастила. Посредине красовалась бутылка вина. В комнате витал запах ванили и свежей выпечки.

– Ах, какая прелесть! – всплеснула руками Елизавета Дмитриевна, обойдя стол. – Да, Маша, после такого угощения твоей осиной талии, пожалуй, еще ничего не грозит, а вот мне придется поститься!

– Полноте, – засмеялась хозяйка. – В фигуре должна быть приятная округлость, на то это и женщина!

Дамы Стрельниковы невольно улыбнулись. Несомненно, хозяйка имела в виду прежде всего себя. Она была небольшого росточка, кругленькая. Гладкие волосы, скрученные на затылке, с возрастом потеряли свой цвет и имели блеклый вид. Она улыбалась, но улыбка чаще получалась усталой и неискренней. Евдокия Осиповна уморилась уже с утра, к приходу гостей едва стояла на ногах. А как же иначе, ведь нельзя ударить лицом в грязь перед будущей сватьей, такой гордячкой, такой аристократкой. Поэтому она лично пересмотрела всю посуду на столе, вдруг да попадет блюдце с трещиной или непротертый бокал! Пирожные пришлось брать самые дорогие, у Филиппова! Мальчикам строго-настрого было наказано за столом не болтать, носами не шмыгать. Кошку не таскать и гостям на колени не сажать, вдруг да платье порвет, упаси Бог! Везде нужен глаз да глаз! А то ведь дворянское воспитание и происхождение делает людей гордыми и надменными. А чего, спрашивается, гордиться? Бедность, хуже нашего, ботинки залатанные носят, и платье на мамаше знакомое, раньше оно коричневым было, да и лиф теперь по другому скроен. Маша неплохая барышня, образованная, хорошенькая, но к чему Мишеньке такая жена? Ведь, не дай Бог, зашлют в дальний гарнизон, что с такой женушкой делать? Ведь она там заскучает! Нет, полюбил бы девушку мещанского звания, или пусть даже из работниц, а может, телеграфистку или сестру милосердия. Была бы по дому помощница. Можно было бы и на прислуге экономить. А так, какой с нее прок, взялась мальчиков репетировать, и то не вышло!

– А вот и долгожданные гости! – навстречу дамам вышел Колов Яков Михайлович. – Ждем, ждем вас с великим нетерпением! Моя хозяйка с утра хлопочет, чтобы вам угодить!

Хозяин дома – высокий и высохший старик, в заношенном сюртуке, с пергаментной кожей, чертами лица и движениями чрезвычайно похожий на своего старшего сына, церемонно поцеловал гостьям ручки, а потом не удержался и чмокнул Машу в нежную щечку. Маша засмущалась. Она чувствовала себя в этом доме очень странно. Страстная любовь к жениху побуждала ее любить и его родню, но как-то это не очень получалось. Она ощущала, что мать Миши хотела бы видеть на ее месте невестку попроще, молодую, бойкую, способную взвалить на себя все тяготы жизни. Вероятно, сама Евдокия Осиповна и была такой по молодости – родила и растила троих сыновей.

Правда, именно благодаря младшим братьям Маша и встретилась с Михаилом. Коловы наняли барышню из обедневших дворян репетировать братьев-гимназистов по французскому языку. Положили за урок по рублю. Ученики оказались на редкость бездарные и ленивые, да еще и непослушные, поэтому, как Маша ни билась, родительские деньги пропали даром, экзамена они не сдали и получили переэкзаменовку на осень. После этого Маша решила наотрез отказаться от домашних уроков в семействе Коловых, но именно в тот день, когда она получила от Евдокии Осиповны расчет, сопровождаемый нелестными отзывами о ее успехах на педагогическом поприще, так вот именно в этот день и случилось чудо. Михаил Яковлевич частенько захаживал в комнату, где она занималась с его младшими братьями. И всякий раз девушка удивлялась, как в этой семье мог вырасти такой замечательный молодой человек, окончить морской корпус, дослужиться без протекции до лейтенантского офицерского звания! Правда, суровость, с которой он выговаривал братьям за их лень и отсутствие усердия в учебе, пугала Машу. В его присутствии ее охватывал внутренний трепет, правда, она не понимала, что сей трепет вызван вовсе не страхом, а еще неосознанным чувством. По вечерам она частенько вспоминала молодого офицера, но никогда не представляла себе, что он может заинтересоваться ею, таким серьезным и строгим он ей казался. В тот день, когда Маша должна была распрощаться с семейством Коловых, Михаил Яковлевич, вернувшийся домой раньше обычного, вызвался ее проводить. Стоял теплый вечер, наплывали легкие сумерки. Молодые люди медленно шли рядом вдоль Крюкова канала к дому Маши, и тут девушка поняла, нет, почувствовала, что происходит нечто чрезвычайное. Колов осторожно взял ее за руку и, глядя прямо в глаза, сказал о своей любви. Вот так, просто, без долгих вступлений, без красочных поэтических описаний своих чувств. Но это было сказано так, с таким внутренним напряжением, что у бедной девушки голова закружилась, стремительно завертелись вокруг дома, накренился тонкий шпиль колокольни Никольского собора, изогнулся змеей канал с мостами. Безотчетным движением Маша прижалась к Колову и замерла. Любовь стремительно заполняла ее. Она подняла голову и встретила свой первый в жизни поцелуй. Лукавые херувимы на колокольне грозили ей пухлыми пальчиками. Они давно тут устроились и многое повидали!

Прогулки вдоль канала стали излюбленным развлечением молодых людей. От Кашина моста до Пикалова, через канал с его неподвижной водой, к ослепительным куполам Николы, к его тонкой и стремительной колокольне. Там в скверике около храма они часами просиживали на скамейке. Михаил, обычно немногословный, увлеченно рассказывал девушке о парусных кораблях и пароходах. О том, как человек борется со стихией, преодолевает страх, становясь суровым и мужественным. Кумиром Колова был знаменитый флотоводец адмирал Бутаков. Он проштудировал его труд «Новые основания пароходной тактики» и щедро цитировал его Маше: «В военное время риск есть необходимость; прибавлю, что в мирное время нужно выучиться рисковать, чтобы в военное время уметь рисковать, то есть получить уверенность и крепость нервов». Девушка слушала рассказы о морских сражениях, о доблести русских моряков с широко раскрытыми глазами. Она воображала себя на военном корабле – под ногами качается палуба, ревут волны. Жаль, что женщин не берут во флот!

Иногда они пешком уходили до Новой Голландии. Огромные массивные колонны из темно-красного камня, величественная арка, отражение которой колыхалось в воде. Маша никак не хотела поверить, что здесь расположен всего лишь склад древесины. Колов рассказал своей восторженной слушательнице, что внутри есть Опытовый бассейн, где с петровских времен испытывались новые корабли. И Маше казалось, что вот-вот из-под арки прямо в канал выйдет парусник и, расправив свои белоснежные паруса, поплывет через площади, по крышам домов в неведомую даль, в безбрежный простор.

– Ну что же вы, Машенька, ничего не кушаете? – Из сладостного оцепенения девушку вывел голос Евдокии Осиповны. – Вы уж маменьку свою не слушайте, кушайте на здоровье!

– Да ей твои разносолы в рот нейдут, пока Мишеньку своего не увидит! – пошутил старый Колов.

Маша посмотрела на него с улыбкой. Наверное, и ее Мишенька будет вот таким же, когда они проживут вместе много-много лет.

– Скоро, скоро прилетит твой сокол! Да вот и он! Легок на помине! – Старик поднял высохший палец.

Через несколько мгновений вошел Михаил.

– Миша, сынок, ты сегодня позднее обычного! – заохала мать. – Мы уж заждались! Самовар по второму разу кипятили!

– Коли заждались, так больше ждать не будем ни секунды! Поздравляю, вас маменька! – воскликнул Михаил, чмокнул мать в лоб и, потирая руки, двинулся к столу. – А я вижу, вы тут уже почаевничали? – Он кивнул в сторону початой бутылки красного сладкого вина.

– Да, пригубили за здоровье именинницы, – проворковала Елизавета Дмитриевна, бросив на дочь настороженный взгляд.

Маша, уже хорошо изучившая своего жениха, тотчас же уловила, что что-то неладно. Чаепитие продолжалось. Братья Михаила Ганя и Даня быстро поглощали угощения, уткнувшись носами в тарелки. В присутствии Маши и ее матери их так и подмывало закричать дикими голосами нечто вроде «Тили-тили-тесто, жених и невеста!», сделать неприличную мину и убежать прочь с двусмысленным хихиканьем. Они и раньше не могли спокойно сносить пребывание в их доме молоденькой барышни. И не пытаясь постичь правила французской грамматики, они разглядывали ее ноготки, когда она водила пальчиком по книге. Таращились на пуговки платья, облегавшего высокую грудь. Жадно смотрели вслед, пытаясь уловить очертания бедер и щиколоток. В гимназии по рукам ходили неприличные снимки. Ганя и Даня изучили их и теперь не могли и думать ни о чем ином. Манящая и неизведанная девичья красота, разговоры о женитьбе старшего брата повергли их в совершенно неописуемое состояние. Они уже сто раз обсудили, как это будет, когда Маша станет жить с ними в одной квартире, расхаживать по дому, как мать, в раскрытом капоте или ночной рубашке с распущенными волосами.

– Даня, – злое шипение прервало сладостные грезы, – ты опять закапал скатерть вареньем! Какой же ты олух царя небесного!

Преступник замер с открытым ртом, и быть бы ему сегодня битым, но в это время рассерженная мать переключилась на беседу между старшим сыном и его невестой.

– Постойте, я ничегошеньки не понимаю, что ты такое сейчас сказал?

– Я, маменька, сказал, что придется в ближайшее время мне вас покинуть и, видимо, надолго. Уходим в море, в поход. Ученья.

– Но как же так, какой такой поход? – Маша отодвинула чашку с такой силой, что чай выплеснулся, но, слава Богу, только на блюдце, а не на скатерть. – Какой такой поход, ведь нынче войны-то никакой нет?!

– Маша, милая, военный человек не свободен в своих действиях. Есть приказ, его не обсуждают, а выполняют! К тому же моряк и в мирное должен время готовиться к встрече с противником. Надо всегда быть наготове, вот поэтому и ученье, поход. Я же рассказывал тебе о броненосцах в составе Практической эскадры в Балтийском море. Вот на таком новом пароходе я и буду плавать в финских шхерах. «Князь Пожарский» называется. Эскадра должна отрабатывать маневры, слаженность действий. Будут минные учения, артиллерийские стрельбы.

– Но ведь нет же никаких противников! – Маша чуть не плакала.

– Как это нет? Да их пруд пруди, всяк норовит России пакость сделать, – с пафосом произнес Колов-старший. – Только их, супостатов, надо всегда на прицеле держать. Вот, к примеру, германец коварный, нет ему веры.

– Как же так, а ведь у нас императрица немка? – искренне подивилась Евдокия Осиповна.

– Вы все путаете, – вмешался в разговор Ганя. – Это невеста наследника немка, а императрица, так та из Дании!

И Ганя обвел присутствующих торжествующим взором, гордясь своими познаниями в отечественной истории. Маша в другой раз, может быть, и порадовалась бы за своего ученика, да только теперь ей было не до того, она думала о грозящей разлуке с возлюбленным.

– Ах Боже мой! Ну так прежние все были немки! – продолжала упорствовать Евдокия Осиповна.

– Э, тут тонкости высокой политики, тут шире брать надо! Монархические браки – это одно, а интересы Отечества – совсем другое дело! – И Яков Михайлович изготовился прочитать несведущим дамам лекцию, так как частенько проводил время, погрузившись в газетные новости.

– Нет-нет, постой, ради Бога! К чему сейчас это! – замахала на мужа руками супруга. – Миша, скажи толком, что за поход?

– Ну что вы, в самом деле, так все всполошились! Обычное дело, служба! В Балтийское море выйдем, Выборгский залив, Транзундский рейд, впрочем, вам это ни к чему. Да и ненадолго, месяц-другой. – Михаил пытался выглядеть бодрым, однако по всему было видно, что его самого гнетет предстоящая разлука. – Ведь что важно для человека, находящегося далеко от дома, среди холодных волн, чтобы его любили и ждали. Ждали, несмотря ни на что. И тогда через эту любовь ему все будет нипочем!

– Я буду ждать тебя и любить! – прошептала Маша и, не стесняясь присутствующих, бросилась в объятия жениха.

– Вот вам и подарок к именинам! – расстроено протянула Евдокия Осиповна.

– Как это некстати! – с досадой заметила Елизавета Дмитриевна, подразумевая и Мишину новость, и шкодливую кошку, которая, воспользовавшись всеобщим расстройством, все-таки взобралась к ней на колени и вцепилась когтями в складки платья.

Глава четвертая

Михаил Яковлевич уже почти три недели находился в море. В первые дни разлуки Маше казалось, что она умрет от тоски. Облегчения приносили лишь письма возлюбленного. Поначалу Колов писал часто, потом письма стали приходить все реже, а теперь уже неделя миновала, а все нет ничего. Да и откуда им приходить, из пучины морской? Нептун, что ли, в роли почтальона выступит, утешала себя девушка. Покуда у берега стояли, вот и удавалось весточку передать, а теперь, видимо, в открытом море разве что ветер принесет воздушный поцелуй! Она уже не один раз перечитала каждое из писем, находя между строк все новые, незамеченные ею ранее, признаки любви. Жених не отличался многословием, чувства свои выражал скупо, точно отмеривал по капельке, но как она ценила эти строки, угадывая за ними движения губ, выражение глаз! В ответ она посылала целые оды, пылкие поэмы, не стесняясь своих чувств и не скупясь их изливать на возлюбленного.

И все же, как тревожно, что нет никаких вестей. Это неприятное чувство поселилось где-то в желудке и подползало, как тошнота, всякий раз, когда Маша думала о Колове. А думала она о женихе почти постоянно, и неотступная тревога грызла ее изнутри. Маша зачастила в Никольский собор. Пылко молилась Николе Угоднику, покровителю плавающих и путешествующих, прося уберечь ее дорого Мишеньку от всяческих напастей, ведь в море чего только не бывает. Ее молитва сливалась с молитвой священника, с пением, разносившимся под величественными сводами с хоров, и всюду в ликах святых ей чудился облик любимого человека.

– Ты совсем с лица спала! – сердилась на нее мать. – Что ты на пустом месте изводишься? Посмотри на себя в зеркало! Михаил Яковлевич вернется, тебя не узнает!

– Сама не знаю, – печалилась девушка, – только все думаю, как он там?

Спасаясь от тоски, она ходила к Коловым в Коломну, но там было не до ее переживаний. Евдокия Осиповна более беспокоилась о том, что не успела вовремя снять дешевую дачу. Весна уже в разгаре, скоро подступит летняя жара, а дачи нет! Куда вывозить мальчиков да старика-мужа подышать воздухом? Ведь в городе летом от пылищи с ума сойти можно! В прошлом году Миша суетился, бегал по сослуживцам, а нынче все пропало! Когда разговор заходил о старшем сыне, она только ахала да махала руками, зачем, мол, Маша расстраивает всех и тоску наводит. Девушка снова взялась обучать братьев уже без оплаты, но теперь не только ученики, но и их учительница теряли время зря. Маша талдычила им что-то из истории да географии, а сама тем временем мыслями уносилась совсем далеко, на неведомый Транзундский рейд, к своему ненаглядному.

Минула еще неделя, а почтальон все не приносил долгожданного письма. Окна комнат квартиры Стрельниковых выходили на Крюков канал, а кухни – во двор, похожий на множество других петербургских дворов. Маленький, замкнутый, посреди чахлый кустик сирени. Напротив – окна других квартир и огромная глухая стена соседнего дома. Маша теперь подолгу стояла, уставившись в эту безликую стену, в ожидании почтальона. Однажды Елизавета Дмитриевна, выйдя из квартиры, внезапно вернулась, держа в руках большой плотный конверт. Маша бросилась к матери и выхватила послание, но тотчас же крик досады вырвался из ее груди. Почерк на конверте был незнакомый, а письмо адресовано Стрельниковой-старшей. Елизавета Дмитриевна несказанно удивилась, так как получать письма ей было не от кого. Письмо было написано на большом листе шелковистой дорогой бумаги, украшенной по углам виньетками, баронесса Корхонэн приглашала подругу юности с дочерью навестить ее. Баронесса писала, что они с сыном всякий раз снимают апартаменты, наезжая в столицу, принимают кое-кого из старых знакомых и теперь хотели бы, чтобы Стрельниковы тоже оказали им честь и вошли в небольшой круг избранных друзей. Елизавета Дмитриевна так разволновалась, что решила никуда не ходить, и тут же присела в передней на стул, не выпуская письма из рук. Ее яркая беззаботная юность снова постучалась в дверь. Маша поспешно ушла в свою комнату, пытаясь отдалить предстоящую ссору. Мать так много в последнее время рассказывала о встрече с баронессой, о Смольном институте, о своей загубленной бедностью жизни, что, конечно же, она будет счастлива принять приглашение старой подруги. Маша же и помыслить не могла о том, чтобы отправиться куда-то веселиться, знакомиться с новыми людьми, наряжаться, улыбаться через силу. Но как отказать матери, чтобы не обидеть, не причинить боли? Когда Елизавета Дмитриевна вошла к ней, то при виде сияющего лица матери, у Маши не хватило духу перечить. Она уныло согласилась сопровождать Елизавету Дмитриевну, оговорив лишь, что она не может через силу сделаться веселой.

Елизавета Дмитриевна прямо ожила. В ней проснулась жажда деятельности. Приводя в порядок их нехитрый гардероб, она проявила чудеса изобретательности и вкуса. Маша недоумевала, к чему весь этот переполох, ведь это просто визит вежливости. Елизавета Дмитриевна ничего не говорила дочери, но в глубине души затаилась дикая, полусумасшедшая надежда. Ведь молодой барон Корхонэн неженат, вдруг да и приглянется ему Машенька? Тогда нищего офицеришку с его отвратительной мещанской родней в отставку! Может, это счастливый случай, судьба, поворот жизненного пути, который приведет к богатству и счастью? Тогда все прежние невзгоды зачтутся! Только бы девочка не закапризничала, не принялась упираться.

И вот день визита настал. Нарядные и надушенные Стрельниковы двинулись на извозчике в гостиницу, где баронесса с сыном занимали роскошные апартаменты. Маша стараниями матери была само совершенство. Да и Елизавета Дмитриевна на сей раз выглядела просто замечательно. Возбуждение, в котором она пребывала, нарядное платье и шляпа делали ее моложе лет на десять.

– Ах, мама! Как ты нынче хороша! – воскликнула девушка, с нежностью прикасаясь к щеке Стрельниковой. – Ну отчего, отчего ты не хочешь вновь выйти замуж? Дамы гораздо старше тебя устраивают свою судьбу!

– До меня ли теперь! – отмахнулась мать. – Вот ты удачно выйдешь замуж, и я буду спокойна, в этом мое счастье!

– Вот так ты всегда, а напрасно! – пылко возразила девушка.

Но Елизавета Дмитриевна не стала спорить. Она еще раз придирчиво оглядела Машу с головы до ног и осталась довольна. Они вошли в высокие двери и оказались в вестибюле гостиницы. Подскочивший портье, видимо, получил специальные указания, потому как их тотчас же подвели к лифту, и дамы поднялись на второй этаж. Маша робела, ее мать заметно нервничала, теребя ручку изящного ридикюля. Вот горничная распахнула дверь, и они оказались в просторной зале с великолепной мебелью. Маша никогда прежде не бывала в гостиницах, роскошь обстановки повергла ее в смущение.

– Как я рада видеть вас, моя милая! – раздался рядом голос с воркующими интонациями. – А это и есть ваша прелестная дочь?

Навстречу плыла невысокого роста дама, чрезвычайно худая, красивая, с острыми чертами лица, колким внимательным взглядом глубоко посаженных глаз, баронесса Корхонэн Аглая Францевна.

Маша поежилась от пристального взгляда. Но в следующее мгновение лицо Аглаи Францевны просветлело, словно она увидела перед собой то, что так долго искала. Она вся засветилась улыбкой, и эта улыбка совершенно покорила девушку.

Почти одновременно с матерью в зале появился и барон Генрих Корхонэн. Молодой человек оказался, как и мать, невысокого роста, он был даже чуть ниже Маши. Девушку поразила несоразмерность разных частей его тела. Очень крупная голова, чрезвычайно узкие плечи, маленькие ступни. Черты лица острые, в них, как и у баронессы, неуловимо мелькало что-то птичье. Впоследствии Маша пыталась припомнить, каким показался ей барон в первый миг. Ведь известно, что наши впечатления, по мере того как мы узнаем человека, могут совершенно измениться. Маша поклонилась молодому человеку, не вглядываясь в его лицо. К чему? Вряд ли они свидятся снова. Молодых людей представили друг другу. Когда Генрих Теодорович слегка прикоснулся к ее руке, она вздрогнула, точно очнулась. Мысль о том, что она произвела на барона впечатление, девушка тотчас же отогнала от себя. Мало ли мужчин, которые оглядываются ей вслед? Для нее в мире существует только один мужчина, которому хочется нравиться. Впрочем, приятно сознавать, что ты хороша собой!

Перешли к чайному столу, сервированному с величайшим вкусом. Елизавета Дмитриевна, углядев меж тарелочек с угощением лимбургский сыр и сыр невшатель – давно забытый вкус, невольно вспомнила жалкие мещанские разносолы на именинах Евдокии Осиповны, и взглянула на дочь. Ну что надулась как мышь на крупу? Опять скучает, и оттого личико стало печальным и бледным.

– Мария Ильинична грустна, отчего, что тяготит нежную душу? – поинтересовался барон.

Голос молодого человека оказался необычайно приятным, интонации проникновенные, бархатные, впрочем, как и у его матери. Они говорили очень похоже.

– Ее жених, морской офицер, давно в походе, на военном корабле, и не дает о себе вестей, – поторопилась с ответом Стрельникова.

– А, жених! – протянул Генрих, и как показалось Елизавета Дмитриевна, в тоне его слышалось разочарование. – Но ведь сейчас не война, ничего страшного.

Маша, когда речь зашла о Колове, встрепенулась, но баронесса, задав пару вопросов, более не стала проявлять интереса к этой персоне. Плавает, далеко, и Бог с ним.

Аглая Францевна оказалась большой мастерицей светской беседы. Она ловко втянула молчаливую девушку в разговоры о литературе, последних музыкальных новинках, веяниях моды. Маша постепенно оживилась, глаза ее заблестели, голос звенел, она преобразилась необычайно, чем доставила матери скрытую радость. Как жаль, что Михаил мало интересуется подобными материями, впрочем, до того ли ему! Иногда девушке так хотелось поговорить с ним о том, что она прочитала, что передумала, но, столкнувшись несколько раз с недоумением и непониманием, она больше не заводила разговоров на темы, не интересные возлюбленному.

– Вы любите музыку, Мария Ильинична? – спросил Генрих.

– Да, музыка волнует меня.

– А какую музыку вы предпочитаете?

– Мне не пришлось всерьез учиться. Люблю, когда поют романсы. – Маша улыбнулась собеседнику и чуть покраснела под его пытливым взором.

– Матушка чудно музицирует. Жаль, что тут нет приличного инструмента, иначе вы бы могли насладиться ее игрой.

– Да, я обожаю музыку! – с чувством произнесла баронесса. – Особенно немецких и финских романтиков. Вегелиуса, к примеру.

– Увы, увы, это имя нам совсем незнакомо, – засмущались обе Стрельниковы. – Мы хоть и живем неподалеку от Мариинки, да только нам редко удается бывать там, – добавила Елизавета Дмитриевна.

Маша со вздохом кивнула. Как она любила театр! Но единственное, что они могли позволить себе, так это места во втором, третьем ярусе Мариинского театра или галерку Александринки, где собирались веселые и бедные студенты, гимназисты и всякий разночинный люд. Оттуда, с высоты, она жадно разглядывала яркий, нарядный партер, откуда ей видно не суждено насладиться спектаклем.

– Как славно, что вы любите театр! – Баронесса налила собеседницам душистого чая и продолжила: – В Гельсингфорсе тоже есть театр, оперная и драматическая трупа, но с Петербургом не сравнить. Поэтому мы, когда приезжаем в столицу, всегда абонируем ложу. Не желаете ли присоединиться к нам в ближайшее время?

Баронесса понравилась девушке сразу же. Ее подкупила искренняя приветливость, живой интерес, который проявляла Аглая Францевна к Елизавете Дмитриевне. В глубине души Маша очень боялась, что эта встреча заставит мать еще больше страдать от нынешнего унизительного положения, но баронесса так ловко и дружелюбно вела беседу, что Стрельниковы ни на одно мгновение не почувствовали себя неловко. Генрих, поначалу молчавший, заулыбался, стал шутить и вдруг оказался чрезвычайно мил. Нет, даже не мил, а просто необычайно хорош! Вот удивительное лицо у человека. Оно может быть совершенно бесстрастным, вроде как безжизненным, почти как маска, или в одно мгновение меняется и преображается. Словно наполняется изнутри некоей странной красотой, а потом точно меркнет. Маша начала вглядываться в лицо нового знакомого. Он поразил ее, но эта необычайная подвижность и изменчивость пугали и настораживали своей необычностью. Да, Корхонэн, должно быть, неординарный человек!

Возвращаясь домой, Елизавета Дмитриевна неожиданно для дочери вдруг всплакнула. Жалость к себе, обида на несправедливость судьбы не давали ей покоя. Ах зачем, зачем она не послушалась родителей, зачем пленилась чувством, забыв о рассудке? Маше стало обидно за отца. Она любила его, хотя и понимала, что для матери это был явный мезальянс.

На другой день поутру Маша проснулась со странным чувством. Это была неведомая, беспричинная радость. Ей почему-то хотелось прыгать и петь. Такое она испытывала, пожалуй, только в детстве. Девушка подивилась, куда ушли гнетущая тревога, страхи, которые одолевали ее в последнее время? И впрямь, чего печалиться впустую! Она закружилась по комнате. Длинные волосы, развевающаяся тонкая сорочка, сияющие глаза – такой и застала ее мать.

– Ты сегодня точно птичка поешь! – засмеялась Елизавета Дмитриевна. – А вот смотри, уже принесли от баронессы.

В руках у матери снова был конверт со знакомым почерком. Баронесса и Генрих приглашали Стрельниковых вечером в Александрийский театр, где они абонировали ложу. Маша даже запрыгала и захлопала в ладоши, так редко ей выпадало такое счастье. А следом посыльный принес изысканный букет камелий, при виде которого у обеих Стрельниковых перехватило дыхание.

После театра последовала прогулка на острова. Потом приглашение на обед, роскошная сервировка, устрицы, тропические фрукты, нежнейшие сыры, белая рыба, икра, шампанское на льду в серебряном ведерке. И снова театральная ложа. И опять букеты – розы, лилии. Они совершенно преобразили скучную квартирку Стрельниковых. Развлечения захватили обеих дам, дома они только и говорили о новых знакомых, их изысканных манерах, образованности, деликатности, вкусе. Машу потрясало, с каким чувством баронесса относилась к своему сыну. Она обожала его, преклонялась перед ним, боготворила его. Он отвечал на это нежной сыновней почтительностью. Впрочем, ведь и сама Маша трепетно любила свою мать. Иногда она с ужасом задавала себе вопрос, кого она любит на свете больше всего – Мишу или мать? Ответа не находила и страдала от этого.

Прошла неделя, разительно непохожая на предыдущие, наполненные тоской и ожиданием. Но вдруг встречи прекратились, приболел барон. Маша словно резко остановилась на бегу. Не видя Корхонэнов несколько дней, она словно очнулась от угара неуместного веселья. Тревога и страх снова овладели всем ее существом. Она ужаснулась, точно до этого была не в себе, будто ее подменили. Ведь она целую неделю не была у будущих родственников! И писем от Михаила так и не пришло! Она вдруг задумалась, с чего бы это баронесса и ее сын внезапно прониклись к обедневшей вдове с дочерью такой любовью? Воспоминаний юности достало бы на один визит вежливости, а тут целый водопад внимания и любезностей! Нет, здесь кроется что-то настораживающее, неискреннее, но что именно – непонятно! Мысль о том, что она могла приглянуться молодому неженатому Генриху, ей просто не приходила.

Глава пятая

Маша долго читала в своей комнате книгу популярного романиста Извекова, по которому сходил с ума весь Петербург. Потом прикорнула и проснулась от звуков голосов. Она узнала их, разговаривали мать и баронесса. Аглая Францевна в их доме? Девушка вскочила и хотела уже было выйти к гостье, как вдруг остановилась. К чему? Опять визиты, развлечения, поездки… Отказаться неудобно, а так можно сказаться больной. Но очень хочется выйти, ведь такая тоска сидеть целыми днями дома и ждать весточки от Михаила!

Девушка вздохнула и остановилась посреди комнаты, так и не дойдя до двери. Нет-нет, она решила, что более не позволит себе ничего предосудительного. А то ведь в вихре этих развлечений в ее сознании даже промелькнула мысль, не слишком ли она идеализирует своего возлюбленного, так ли он хорош, как она представляет себе? Маша испугалась, прогнала подлую мыслишку прочь и твердо решила до возвращения Колова из дому не выходить, приглашений не принимать.

Дождавшись, пока стихнут голоса и хлопнет дверь, Маша подошла к окну. Нарядная коляска, важный кучер. Да, так и есть, баронесса собственной персоной, одна, без сына, стало быть, тот еще болен. И, пожалуй, нет ничего удивительного в том, что госпожа Корхонэн навестила приятельницу! Девушка поспешно направилась в гостиную, поправляя на ходу прическу. Гостиная встретила ее пустотой, хотя казалось, что Елизавета Дмитриевна сию минуту была тут, даже тяжелая портьера, закрывавшая дверной проем, еще колыхалась. Девушка обошла стол и только тогда увидела сложенную газету, лежащую на скатерти. Она присела и, бесцельно подвинув к себе газету, пробежала глазами несколько строк. Городские новости девушку не интересовали, она уже собиралась отложить неинтересное чтение, как внезапно наткнулась на знакомую фамилию. Сердце затрепетало.

«Трагическое событие в Балтийском море. Из Главного морского штаба передают… Броненосец „Князь Пожарский“… Сильнейший ураган и невиданный в наших широтах шторм… Шлюпочные учения матросов и нижних чинов в финских шхерах… Гибель русских моряков… Список погибших… Владимирский… Ишков… Карев… Колов…»

Рука еще цеплялась за край стола, а тело уже обмякло. Елизавета Дмитриевна едва успела подхватить дочь, но не удержала. На ее крик примчалась испуганная прислуга, Машу кое-как донесли до кровати.

Снова ужасное лицо плавает в каком-то месиве, тонет, выныривает, приближается, исчезает. Из грязно-коричневых клубов появляется когтистая лапа, покрытая клочковатой шерстью, и тянется к лицу. Вот кривые когти, омерзительно шевелясь, приближаются, скользят вниз и прикасаются к шее, груди, впиваются в кожу. Страшная боль пронзает тело.

Маша закричала и открыла глаза, но крик не стих, а перешел в протяжный стон, так как страшное видение не отступило. И боль не пригрезилась, она рвала душу на части, не давала дышать. Миша погиб! Она веселилась, а в это время шторм разметал по волнам шлюпки и принес смерть! Она хорошо помнила, как выл этот гибельный ветер за окном несколько дней назад, дождь лил стеной, а поутру в газетах сообщили, сколько в городе повалено деревьев, сорвано крыш с домов и сараев. Они-то вместе с маменькой расстраивались, что разлетелась крыша дровяного сарая! Вот как карает Господь! Она нарушила обет верности, Бог отнял у нее любовь и счастье! Ей незачем жить.

Маша отчаянно рыдала. Лицо ее опухло, покраснело, глаза заплыли, губы искусаны до крови. Елизавета Дмитриевна, осунувшаяся, потерянная, металась около постели дочери, боясь оставить ее хоть на миг, справедливо полагая, что та в порыве неутешного горя может наложить на себя руки. Горничную срочно направили к баронессе, что вызвало недоумение прислуги: отчего барыня не посылает за доктором?

Маша сквозь слезы видела, как баронесса и мать тревожно о чем-то шептались, как на столике появились какие-то склянки. После ухода госпожи Корхонэн мать трясущимися руками отмерила по каплям принесенное баронессой снадобье и дала дочери выпить. Маша хотела оттолкнуть чашку, но рука только безвольно шевельнулась. Елизавета Дмитриевна почти насильно заставила ее сделать несколько глотков. Через некоторое время девушка почувствовала, что непосильная душевная боль, железной хваткой державшая ее сердце, вроде бы отступила. Тяжелая, свинцовая дремота стала одолевать Машу, заплаканные глаза закрылись сами собой. Последнее, что она запомнила, как Елизавета Дмитриевна с несчастным видом шептала что-то о прощении, но девушка не уразумела, что мать имела в виду.

Очнувшись после долгого сна, Маша не могла понять, который час и что с ней произошло. О своей потере она вспомнила гораздо позже, а когда вспомнила, то боль уже была не столь нестерпимой, как в первую минуту. Несчастная лежала и смотрела в потолок, уже не помышляя о собственной смерти, теперь она пыталась представить, как ей жить без Михаила, без его любви, как она будет жить одна. Тихо, почти крадучись, вошла мать.

– Слава Богу, ты проснулась! – со слезой в голосе произнесла Стрельникова и перекрестилась.

Девушка посмотрела на мать отсутствующим взором и поморщилась, пытаясь что-то уяснить для себя.

– Я долго спала?

– Два дня кряду!

– Что ж, теперь вся моя жизнь – сон. Миши больше нет, нет смысла, нет любви, нет надежд! – И она снова уставилась в потолок.

– Не смей так говорить! – вдруг неожиданно громко и зло вскричала Елизавета Дмитриевна. – С чего это ты себя хоронишь? Ведь он не муж тебе, ты еще очень молода, перед тобой вся жизнь!

– Мама, я знаю, ты не очень радовалась моему выбору, но только сейчас не надо об этом! Грех так говорить, когда смерть унесла мою радость, мою любовь! – Она всхлипнула, но слезы как будто иссякли.

– Бог с тобой, Мишеньке светлая память! Царствие небесное! Я же о тебе переживаю, ведь ты у меня единственная, ненаглядная девочка. Сердце разрывается, глядя на твои страдания. Машенька, ангел мой, горе твое ужасно, но время все лечит. Посмотри на меня, ведь я пережила смерть мужа. И живу! Потому что у меня есть ты, живу для тебя! А ты еще будешь счастлива, поверь! Конечно, сейчас мои слова кажутся тебе кощунственными, но пройдет время и боль притупится, ты поймешь, что я была права. Главное, не впадай в грех тоски и уныния, не убивай меня своим отчаянием, родная!

Стрельникова присела на край постели и погладила дочь по голове. Девушка уткнулась матери в грудь и тихо заплакала, но это уже был знак смирения с ужасной судьбой, покорности, приятия печальных перемен.

Через два дня Маша уже смогла встать, хотя чувствовала сильную слабость. Слегка кружилась голова, сохло во рту, мать постоянно приносила ей воды, морса, чая и щедро капала туда из флакончика, привезенного баронессой. Маша не сразу обратила внимание на этот флакончик, а когда спросила у матери, что это за снадобье, его уже осталось чуть-чуть на донышке.

– Ах, дитя! Это успокоительный настой целебных трав. Аглая Францевна, услышав про нашу беду, сразу же привезла его для тебя. И, слава Богу, я сама вижу, как тебе от него легче на душе сделалось!

И вправду, Маша обратила внимание, что после чудесных капель ее горе как будто отступало. Нет, ощущение потери осталось, но уходила непреодолимая тоска, безутешное страдание сменялось светлой мягкой печалью.

Как– то Маша вдруг потребовала от матери злополучную газету.

– Нет, – твердо воспротивилась та, – я не дам тебе! Ты будешь читать и снова, как в первый миг, переживать и отчаиваться! Ты и так едва жива, посмотри на себя, краше в гроб кладут!

– Мне не для кого теперь красоваться! – Девушка глянула на себя в зеркало. Мать права, это ужасное, незнакомое, измученное отражение – не она. Впрочем, ей все равно. Из дому ей незачем выходить, только разве что…

– Мама, ты ходила в эти дни к Коловым, пока я в беспамятстве лежала?

– Скажешь тоже! Как бы я тебя одну оставила! – Мать нарочито сердито засопела.

– Как?! Ты не сходила к ним?! Не высказала нашего горя, не сообщила, что я не могу прийти к ним, оттого что силы меня оставили?! Боже! Мама! Как ты могла?! Ведь они невесть что обо мне думают! Невеста погибшего сына и не пришла разделить с ними общей беды!

– Не до тебя им! – сердито отмахнулась Елизавета Дмитриевна. – Придешь, а они скажут: вот накаркала! Все страдала да тосковала, вот оно так и вышло!

Но девушка уже не слушала. Она поспешно направилась к себе и стала собираться. Надела темное платье.

– Мама, – с укором продолжала Маша, – надобно платье отдать перекрасить в черный цвет, ведь мне не в чем выйти, траурного нет!

– Тебе вовсе незачем носить траур, ты не вдова!

Маша с изумлением воззрилась на Елизавету Дмитриевну. Она и помыслить не могла, что ее кроткая любящая мать, с которой они жили в совершенном согласии, в такой ужасный момент вдруг резко возразит ей!

– Маменька, позвольте мне самой решать, как мне поступить! – твердо произнесла дочь.

Маша вышла на набережную. Она шла с трудом, голова кружилась, тротуар наплывал, лица прохожих сливались в одно безликое пятно. Было тепло, но ее слегка знобило. Как назло, не попадалось ни одного извозчика. С трудом переставляя ноги, она брела к знакомому дому на Дровяном переулке. Как она войдет, что скажет, как встретят ее? Она с ужасом представила отчаяние, но теперь не только свое, с которым она уже смирилась, но и всех Коловых, потерявших кормильца, любимого старшего сына, надежду и опору семьи. Как они теперь будут жить? Влачить еще более жалкое существование? Младшим братьям уж точно придется распроститься с гимназией и поступить куда-нибудь работать.

И вдруг она услышала их голоса. По противоположной стороне улицы шла Евдокия Осиповна с мальчиками. Она была в ярком платье, маленькой выцветшей шляпке, румяная и веселая. Мальчики, по обыкновению, скакали вокруг матери, треща без умолку. Все трое громко смеялись, на их лицах не было и следов пережитого несчастья. Маша остолбенела. Какой ужас! Они ничего не знают! Морское ведомство им ничего еще не сообщило! Ей придется выступить в роли гонца, принесшего дурную весть! У девушки подкосились ноги. Она явственно представила себе, что скажет ей Евдокия Осиповна, узнав, что сын погиб. Именно из ее, Машиных, уст ей будет особенно тяжело узнать это! Нет, она не сможет этого сделать! Но как поступить? Убежать, скрыться и прийти уже потом, позже, когда…

Гогочущая троица надвигалась. Еще миг, и они увидят ее, в темном платье, печальную, начнутся расспросы, потом крик, вопли! Нет, немыслимо, невыносимо! И в это мгновение коляска поравнялась с девушкой и на какое-то время скрыла ее от Коловых. Маша ускорила шаг, чтобы идти вровень с коляской.

– Мария Ильинична! – раздался рядом певучий голос баронессы Корхонэн. – Вы куда-то спешите? Позвольте предложить вас подвезти!

Коляска остановилась, и рука в шелковой перчатке протянулась к девушке. Маша замерла от неожиданности, а потом шагнула на ступеньку. Дверца захлопнулась, словно птичья клетка. Коляска быстро покатила вдоль канала, а веселое семейство, перейдя дорогу, продолжило свой путь там, где только что шла Маша.

Глава шестая

– Вы, милая, совсем с лица спали, – с сожалением произнесла Аглая Францевна, бросив на девушку быстрый оценивающий взгляд. – Так нельзя, дружок, вы уморите себя!

– Мне теперь все равно, – уныло ответила Маша.

– Простите, мои слова могут показаться вам неуместным морализаторством, но ведь вы не одна на свете, ваша жизнь тесно связана с жизнью вашей матери, которая души в вас не чает.

– Вот мы с маменькой и будем теперь вдвоем дни коротать. – Маше не хотелось продолжать разговор. Ах, если бы не досадная встреча, она ни за что бы не села в коляску и тем более не стала бы обсуждать с баронессой свое нынешнее положение. И что ей за дело до этого?

– Не знаю, вправе ли я, – мягко продолжала собеседница, делая вид, что не понимает Машиного нежелания быть откровенной, – могу ли я сказать вам теперь?

Девушка насторожилась. Лицо баронессы выражало сомнение и нерешительность.

– Впрочем, я думаю, что поступлю правильно, сказав вам именно теперь. Ваша мать тяжело больна, она нуждается в лечении и отдыхе, ей необходим покой, уход и свежий воздух. Оставаться летом в Петербурге совершенно невозможно, ее легкие в критическом состоянии, и, если не принять спешных мер, все может закончиться трагически, а вы, бедное мое дитя, в одночасье окажетесь не только соломенной вдовой, но и сиротой!

Маша была совершенно сбита с толку.

– Бог мой, с чего вы взяли? Мама никогда ничего мне не говорила, я не замечала никакого серьезного недомогания, она не жаловалась в последнее время.

– Вот именно, в последнее время, а ведь раньше, еще при жизни вашего отца, она сильно хворала, только вы были малы и не понимали, что происходит. А потом, видимо, болезнь отступила, притаилась, да не ушла, и грянула именно теперь. Известное дело, пришла беда – отворяй ворота!

– Но откуда это известно вам, если даже мне она ничего не говорила?

– Покуда вы пребывали в беспамятстве, мы провели с вашей матушкой немало времени. Елизавета Дмитриевна, может, и мне бы ничего не сказала, да только ваше состояние побудило ее признаться мне. Она не знала, где взять деньги на лечение, если вы всерьез разболеетесь, ведь у нее не было нужной суммы, чтобы поехать на воды или вновь пройти полный курс лечения, который в свое время ей так помог. Конечно, нет ничего удивительного, что и теперь ваша мать ничего вам не скажет, до того ли вам?!

– О нет! – Маша застонала и откинулась на спинку сиденья.

Лошади бежали легкой рысью, коляска мерно покачивалась на хороших английских рессорах. Баронесса жила в столице на широкую ногу. Аглая Францевна внимательно поглядывала на Машу. Несчастная, измученная горем девушка, казалось, зажмурилась, пытаясь по-детски защититься от этого жестокого мира, от судьбы, наносящей безжалостные удары! Наконец веки с усилием разомкнулись.

– Как страшно! Я не переживу еще одной потери! Что теперь делать? Что говорят доктора?

– Только одно! Покинуть город с его грязным пыльным воздухом и отправиться на все лето туда, где сама природа лечит.

– Но куда же нам ехать, если в этом году мы даже дачу не могли снять?

– Дача – это не выход. Какой прок от жалкого домишки, комнаток, перегороженных дощатыми стенками, убогого неустроенного быта, сырости. Я предлагаю вам поехать с нами на все лето в наше финское имение. Там комфорт, прекрасные условия, вы проведете время среди божественной природы, чистейшего воздуха, вблизи моря. Вероятно, вы знаете, что многие состоятельные люди проводят лето в Финляндии. Там чудесный здоровый климат, способствующий избавлению от многих недугов.

– Как вы добры! – Маша всплеснула руками. – Для мамы это просто спасение!

– Но есть одно обстоятельство, – баронесса сделала паузу, – надобно ехать немедля, наши с сыном дела не требуют отлагательств.

– Но что мне делать? – Девушка бессильно уронила руки на колени. – Я должна дождаться похорон Миши, выразить соболезнование Коловым, а ведь они еще ничего не знают, я не была у них.

– Дитя, – Аглая Францевна слегка приобняла Машу, – у моряков одна могила – море. Вы можете написать им, может быть, для вас это будет проще. Впрочем, я не настаиваю. Завтра же мы с Генрихом уезжаем и, вероятно, очень долго не появимся в столице.

Маша колебалась. Она понимала, что нельзя упустить такой шанс, ведь матери необходимо лечение. Казалось, чего проще, приехать попозже, но где взять деньги на переезд? Что важнее: заботиться о живых или блюсти память мертвых? Однако не повидать Коловых именно теперь – немыслимо, как ей потом смотреть им в глаза? Впрочем, теперь, когда Миши нет, вряд ли они будут видеться!

Маша опустила голову, и баронесса поняла, что девушка приняла трудное для себя решение.

– Я знала, что вы любящая дочь! – с чувством произнесла баронесса. – Уверена, что Елизавета Дмитриевна оценит ваш шаг!

Стрельникова и впрямь обрадовалась, хотя, как показалось Маше, поначалу мать несказанно удивилась, узнав, что уже завтра они едут в Финляндию.

– Мама, почему ты скрывала от меня правду о своем здоровье? – укорила дочь Елизавету Дмитриевну.

– Что толку было говорить тебе о моих недугах, денег на лечение все равно нет! – Мать развела руки. – Спасибо баронессе Корхонэн, благодетельнице, без нее совсем бы пропали!

Маша внимательно посмотрела на мать. Что-то неискреннее промелькнуло в последних словах или взгляде Стрельниковой, но Маша не могла понять что. Елизавета Дмитриевна, как ей показалось, даже смутилась и отвела глаза. Наверное, ей неловко принимать помощь от богатой приятельницы, решила дочь.

Как иногда стремительно меняется жизнь. Еще вчера Маша лежала убитая горем, ей не хотелось жить. Тесная квартирка. Семейство Коловых, которое так и не стало ее новой родней. Непроходящее ощущение горя, пустоты бытия. И вдруг шумный и пыльный Петербург остался позади, таможня в Валкеасаари на границе Великого княжества Финляндского обозначила рубеж в жизни Маши Стрельниковой. Боль постепенно утихала, уступая место тихой печали. Родовой дом Корхонэнов был построен еще в средние века при шведских рыцарях. Тогда еще Выборгская земля, Терра Вибургенсис, принадлежала Шведскому королевству. На оконечности мызы, глубоко вдающейся в Финский залив, среди огромных сосен, гранитных глыб и скал, белого песка, притаился этот дом. Его мощный фундамент был сооружен из больших серых неотесанных валунов. Высокая двускатная крыша гордо красовалась среди могучих елей. Само здание много раз перестраивалось и достраивалось в соответствии со вкусами следующих поколений владельцев. Особой архитектурной изысканностью оно не отличалось, но поражало основательностью, мощью. Суровость внешнего облика дома скрашивалась легкой летней верандой, цветными стеклами, оранжереей, наполненной экзотическими растениями. По усадьбе были разбросаны затейливые беседки, скамейки, приземистые хозяйственные постройки. Мыза, врезавшаяся в залив, как бы притягивала россыпь островов. На ближайшем острове, куда был переброшен изогнутый мост, заботливые хозяева высадили плодовые деревья и кусты, которые, несмотря на суровый климат, прижились и понемногу плодоносили.

Комнаты дома были обставлены с большим вкусом и обстоятельностью. Старинная темная мебель, охотничьи трофеи – лосиные головы с ветвистыми рогами и медвежьи шкуры с оскаленными мордами, картины в пудовых рамах, неподъемные бронзовые канделябры, тяжелые бархатные занавеси на окнах и дверных проемах, скрипучие лестницы с отполированными за века перилами, огромные высокие постели с невесомыми перинами, разнообразное столовое серебро, переливающийся хрусталь, немногочисленная вышколенная прислуга, быстро и молча выполнявшая любое приказание, – все это великолепие привело Машу в величайшее замешательство.

В книгах ей приходилось читать о старинных аристократических домах, изысканной роскоши, трепетном сохранении вековых семейных традиций, но она и представить не могла, что ей доведется увидеть это наяву. К своему стыду, она должна была признать, что ее все это ужасно нравилось. Хотя перед отъездом Маша дала себе слово, что будет по-прежнему нести свой крест, отрекаясь от любых развлечений.

– Вас заинтересовали наши фамильные портреты? Тут несколько поколений Корхонэнов! – с гордостью произнесла хозяйка дома. – Этот кисти Финберга, а этот принадлежит самому Экману, отцу финской живописи.

Маше ничего не говорили незнакомые финские фамилии, но она вежливо продолжала изучать полотна на стенах. Особенно ей понравился парный портрет высокого молодого мужчины в охотничьем костюме и маленькой невыразимо прелестной женщины в шляпке с пестрым пером. Мужчина был широкоплеч, с резкими чертами лица, сердитым взглядом, а женщина – трепетная, точно птичка, пойманная суровой рукой охотника. Маша пригляделась. Господи, так это же баронесса!

– Да, вы угадали. Это мы с супругом вскоре после нашей свадьбы. Давно это было!

Маша хотела было спросить о покойном бароне, но хозяйка уже увлекла ее дальше. В доме было множество картин. Восхитительные романтические финские пейзажи Холмберга, сентиментальные идиллические виды братьев фон Райт.

– У вас здесь просто музей! – восхитилась гостья.

– Генрих любит искусство и сам немного занимается живописью.

– Генрих Теодорович рисует?

– Да, немного. Он брал уроки рисования, хотя в основном мой сын – самоучка. Но увлечение живописью – его тайна! Он сам, если захочет, расскажет вам об этом и, быть может, покажет свои работы!

Девушку захватила атмосфера старого дома, затерянного в глуши. Оторванность от большого города, это обступавшее мызу холодное море, голые скалы – произвели на нее неизгладимое впечатление. Вокруг простирались глухие леса. Вековые ели, огромные папоротники, валуны, невесть откуда взявшиеся посреди леса, словно их ненароком обронил какой-то гигант.

Хозяева окружили гостей необычайным вниманием. Каждой из них было отведено по отдельной комнате с огромной кроватью и бельем с вышитыми монограммами. Для Елизаветы Дмитриевны раз в неделю специально доставляли из источника минеральную воду, которая, как считалось, прекрасно влияет на ослабленное здоровье. Хозяйка дома каждый день лично приносила в комнаты гостей свежие цветы из оранжереи, а также графины с прохладительными напитками, столь необходимыми в жаркую пору. Маша и мать совершали прогулки и, если позволяла погода, посещали соседние острова. Молодой барон часто сопровождал дам, хотя, по собственному признанию, прогулок не любил. Обычно Генрих сидел на веслах, и всякий раз, когда они находились рядом, Маша чувствовала его нарастающее внутреннее напряжение. Она, конечно, отдавала себе отчет в том, что нравится Корхонэну, но в ее обугленной страданием душе не было места для нового чувства. Не приживется побег на выжженной почве.

Глава седьмая

Время текло незаметно. Сначала Маша считала дни, отмечая про себя срок пребывания в этом раю. А потом оставила. Какой прок, все равно к осени им с маменькой суждено вернуться к прежней жизни с ее повседневными заботами. Раньше унылый быт не очень тяготил. Она жила любовью, ощущением приближающегося счастья, и за этой яркой ширмой нестрашными казались все невзгоды и неурядицы. Дороговизна продуктов и дров, стоптанные ботиночки, маменькина озабоченность, сетования кухарки на жалованье, невыплаченное вовремя. Какие пустяки, ведь вечером она увидится с Мишенькой! Но теперь Миши нет и не будет никогда. Она уже почти свыклась с этой ужасной мыслью. В первые дни пребывания на Сиреневой вилле Маша мучительно долго писала письмо Коловым. Почему-то она не могла найти нужных слов, чтобы высказать свою глубокую печаль, объяснить, почему ее нет рядом с ними. Она писала, что ежеминутно вспоминает свою утрату, молится за упокой души Михаила. Однако каждый прожитый в усадьбе день все дальше и дальше отодвигал тоскливые переживания. Глядя поутру в окно на мерцающие воды залива, слушая шум сосен, плеск волн, пение птиц, она наполнялась удивительным покоем. День ото дня она становилась все умиротворенней и радостней. Лицо слегка загорело, приобрело свежий и здоровый вид, глаза снова блестели, а на устах все чаще гостила улыбка. Маша сама себе удивлялась, как быстро, непростительно быстро, она стала забывать погибшего жениха. Душевную боль точно рукой сняло. Порой ее охватывали безотчетный восторг, какое-то неуместное веселье. Девушка пугалась. Значит ли это, что она совсем бездушная, безнравственная особа, неспособная на длительное и прочное чувство? Ведь не прошло и месяца, как она поклялась, что будет верна памяти Миши до самой смерти! Усилием воли она заставляла себя вернуться в прежнее состояние, но душа не желала более страдать, хотелось радости и новых чувств! Но как это дурно, говорил разум, неприлично, постыдно! Не в силах разобраться в противоречивых чувствах дочь обратилась к матери.

– А что, мама, после смерти отца ты долго горевала, убивалась, тосковала?

– Видишь ли, деточка, – осторожно начала Елизавета Дмитриевна, – конечно, ощущение потери трудно оценить. Тебе сейчас кажется, что ты потеряла все, но внутренний голос говорит, что впереди еще вся жизнь, и надежда на счастье не покидает тебя, как бы ты ни гнала ее прочь. А для меня все ушло в могилу вместе с твоим отцом, но оставалась ты. Ты и стала моей надеждой. Тобой, твоим счастьем я жива и живу. Я не могла позволить себе долго горевать по мужу, горе опустошает, делает человека слабым и беспомощным. И что бы тогда стало с тобой?

– Простите, я случайно услышала ваш разговор!

Стрельниковы вздрогнули, они сидели на скамейке в тени высоких кустов сирени и не видели, как появилась хозяйка поместья.

– О чем вы печалитесь, Машенька? – продолжила баронесса. – Вам кажется, что вы неприлично скоро перестали горевать о погибшем женихе? Приняли мое приглашение и живете в свое удовольствие?

Маша густо покраснела, настолько точно Аглая Францевна сформулировала ее внутренние сомнения, которые она хотела бы все-таки сохранить в тайне.

– Вам нечего стыдиться. Ваши мучения понятны мне. Ведь я тоже прошла через боль утраты единственного возлюбленного, моего мужа. И когда новая любовь стала заполнять пустоту души, я, как и вы, испугалась.

– Новая любовь? – удивилась девушка.

– Да, природа не терпит пустоты. Душа не может не любить. Но мое сердце после смерти супруга стало принадлежать только одному человеку на свете, моему сыну, которого, как вы видите, я люблю совершенно безумно и не скрываю этого. Если бы у вас был ребенок, вы бы, подобно вашей матери, перенесли свое чувство на него. И терзались бы угрызениями совести, оттого что тоска проходит. Любовь, как лекарство, врачует нежными прикосновениями, словно зализывает раны. И ваша боль тоже постепенно пройдет, как глубокая рана, которая неизбежно затянется.

– Но я никого не люблю, кроме мамы, и вряд ли полюблю еще раз.

– Конечно, вы вправе лелеять свою печаль, но эта любовь может жить и вне вас, вашей души, и эта любовь другого человека будет столь же целительна. Только не нужно от нее отказываться!

Маша молчала, ей стало неловко, ее лицо все еще рдело краской смущения. Аглая Францевна улыбалась, глядя в сторону, показывая всем своим видом, что последние слова ни к кому из присутствующих не относятся. Елизавета Дмитриевна, не выдержав нарастающей неловкости, резко вздохнула. Слишком прямолинейным показалось ей высказывание приятельницы. В последнее время Генрих совершенно явственно стал выказывать Маше знаки своего расположения, и надо было быть абсолютно наивной или незрячей, чтобы не заметить этого.

Маша была так зачарована домом, окружающей природой, что словно ослепла. Вернее, она видела и не видела одновременно. Например, девушка всегда замечала, с каким вкусом одета хозяйка поместья. Аглая Францевна совершенно околдовала обеих Стрельниковых. Это была сама изысканность, само доброжелательство, вкус, такт, изящество, словом, образец для подражания! Девушка только диву давалась, как дама в летах может быть такой обворожительной. Единственно, что портило баронессу, так это ее неестественная худоба. Запавшие скулы, заострившийся нос, глубоко посаженные глаза – все это делало ее иногда похожей на какую-то хищную птицу. Особенно неприятными казались иссохшие руки с синими прожилками, поэтому баронесса редко показывалась без перчаток. Впрочем, ее глаза сияли и лучились, на губах играла мягкая улыбка, а тонкая талия и безупречная осанка и вовсе наводили на мысль о том, что перед вами не стареющая мать взрослого сына, а юная девушка. Зачарованная хозяйкой дома, Маша не уделяла достаточного внимания сыну. Хотя, казалось бы, девушка должна всегда учитывать, что в доме живет молодой неженатый мужчина. Она, не допуская и мысли о возможности нового чувства, в первое время, воспринимала Генриха Корхонэна как нечто вторичное, не слишком незначимое. Тем более что ей представлялось, в доме царит его мать, придавая смысл и суть жизни обитателей поместья. Но через некоторое время девушка начала понимать, что ее первые впечатления ошибочны. Генрих хоть и притаился в тени матери, но его настроения, желания, капризы и прихоти определяли настроение и поступки баронессы. Маша не могла его понять. Он производил сложное впечатление. Вернее, оно было настолько многообразным, что в конечном итоге совершенно невозможно было понять, что это за человек? При первой их встрече в Петербурге Корхонэн вел себя безукоризненно, каждый его жест свидетельствовал о великолепном воспитании, аристократизме. Его поступки, манеры, речь, одежда казались ожившей страницей любовного романа, где Генриху отведена роль идеального персонажа. В поместье барон переменился, он выглядел, на сей раз, человеком, проспавшим полжизни. Он медленно двигался, вяло участвовал в общей беседе, почти все время проводил в своих комнатах. Его рассеянный взгляд обретал остроту и пронзительность лишь при виде Маши. Не раз, почувствовав этот взор, девушка ежилась, ей становилось не по себе. Поначалу Маша поддерживала общение вовсе не с молодым человеком, а с его матерью, испытывая подлинное наслаждение от беседы со столь прелестной и образованной особой. И только по прошествии двух недель, когда гостьи освоились в поместье и вдвоем отправлялись на дальние прогулки, не боясь заблудиться, Генрих оживился и преобразился просто на глазах. Как-то раз Маша на закате дня решила пройтись вдоль берега. Мать к вечеру устала и прилегла отдохнуть. Дочь не стала тревожить ее. Елизавета Дмитриевна явно поправлялась, во всяком случае, вид у нее бодрый и цветущий. Бредя вдоль берега по песку, упиваясь тихим шепотом волн, которые подбирались под самые туфельки, Маша пребывала в сладостном спокойствии. Это ранее неведомое чувство теперь постоянно сопутствовало ей. Природа этих мест оказывала на нее просто волшебное воздействие. Ведь даже во времена своей счастливой помолвки с Михаилом она не испытывала такого удивительного, необъяснимого умиротворения. Маша прошла вдоль берега, потом свернула на тропинку, которая вела от залива к лесу. Огромные деревья сомкнулись над ее головой, таинственно зашелестели, зашуршали. Девушка остановилась, тропа терялась в высоком папоротнике. Вот незадача, не хватало еще заблудиться, а ведь она даже никого не предупредила, что уходит одна. Маша задумалась, пытаясь припомнить, как она шла. И тут вдруг непонятное шевеление привлекло ее внимание. Папоротник задрожал, в высокой траве неподалеку от девушки мелькнуло нечто большое и темное.

«О Боже! Волк!» – только и подумала она.

Тень метнулась с другой стороны. Существо двигалось большими кругами, приближаясь к Маше. Она бросилась бежать куда глаза глядят, спотыкаясь о корни деревьев, которые норовили ухватить ее и повергнуть на землю. Неведомый преследователь с тихим непонятным угрожающим звуком настигал ее. Она уже хотела звать на помощь, как вдруг прямо перед ней внезапно вырос Генрих.

– Ах какое счастье! Это вы! Спасите меня, тут волки! – Маша бросилась к барону.

Молодой человек, одетый в охотничий костюм, подхватил ее и удержал, иначе бы Маша упала.

– Вы напрасно уходите одна, пусть и не очень далеко, но все-таки не стоит этого делать. Места тут глухие, всякие звери водятся, в том числе и волки. Правда, тот, кто вас напугал, это совершенно иной зверь.

С этими словами он свистнул. Из густого папоротника и низких елок выпрыгнул огромный черный пес. Маша ахнула, такой большой и грозной показалась ей собака. Раскрытая пасть, острые клыки – разорвет одним махом, – кроваво-красный язык, настороженно торчащие уши, и глаза, блестящие, пронзительные, как у самого Генриха.

– Что же ты, Лайен, испугал нашу гостью? – укоризненно заметил барон. – Я что тебе приказал. – Ищи – и только-то!

Собака склонила голову и заворчала, словно оправдываясь, мол, не хотела, что поделаешь, барышня пугливая оказалась!

– Знаю, знаю я тебя, круги наматывал, прятался, нет бы голос издалека подать, но нет, ты таился в траве, страху напускал! Так ведь дело было, Мария Ильинична?

Маша с изумлением слушала этот своеобразный диалог, и ей казалось, что пес осмысленно воспринимал речи хозяина. Но она не могла еще отойти от пережитого испуга и косилась на пса со страхом и подозрением.

– Вы, мадемуазель, не сможете заблудиться в этих местах, Лайен вас и под землей сыщет! Ну, сделал свое дело и ступай, оставь нас!

Пес исчез мгновенно, точно его тут и не было. Слегка колыхнулась ветка ели, и все замерло. Маша только покачала головой.

– Храбрая вы, Мария Ильинична! Другие уже, наверное, в обморок упали бы.

– Нет, не преувеличивайте, господин барон, я очень испугалась. Я всего боюсь на свете, а пуще всего… – она запнулась, – неожиданного несчастья, которое ломает тебя всю, корежит жизнь, вынимает душу.

Маша замолкла, потому как сама не ожидала, что вдруг станет говорить с Корхонэном на подобные темы.

– Парадокс жизни состоит в том, что обстоятельства, делающие несчастным одного, приносят надежду на блаженство другому, – глядя собеседнице прямо в глаза, тихо произнес Генрих.

– Не понимаю, как это может быть? Горе и счастье не могут являться разными сторонами одного и того же.

– Не существует несчастья или счастья как таковых, есть только наши ощущения, переживания, то, как мы понимаем то или иное событие.

– Но ведь смерть есть, есть! И это несчастье!

– Это несчастье для матери, потерявшей сына, какое-то время для вас. А для меня – удача!

– Как это? – Маша отшатнулась от собеседника. Ее сотрясала дрожь, она уже догадывалась, что тот скажет дальше.

– Удача, что вы лишились жениха, что вы ныне свободны. Теперь я могу уже прямо и без околичностей сказать вам, Мария Ильинична: я влюблен в вас, покорен вами, очарован, и я не собираюсь отступать. Вас ужасает мой цинизм? Мои чувства служат тому оправданием! Я не намерен уступать никакому сопернику, пусть он даже теперь живет только в вашей памяти. Я буду бороться, чтобы снискать ваше расположение!

– Но это нечестная борьба, условия неравны! – пролепетала девушка.

– В борьбе за любовь не может быть правил! Я готов бросить к вашим ногам все, чем располагаю, все, что вы видите вокруг. И все, что вам так нравится, может стать вашим навеки! Ваш жених геройски погиб, вечная ему память! Но вы-то живы, и рядом с вами живая плоть, горячая, зовущая!

Генрих резким движением притянул Машу к себе. На мгновение их лица оказались совсем близко. Маше это было непривычно, так как Михаил был высокого роста, и ей приходилось приподниматься на цыпочки, чтобы поцеловать его. Нет, он не посмеет, она не должна… Но губы Генриха уже прикоснулись к ее губам, его язык уже начал свой путь поиска. Его руки, нервные и горячие, перебирали складки платья. Маша не успела понять, что происходит, как оказалась сжата страстным объятием. Она безвольно закрыла глаза. Но Корхонэн успел понять ее смятение. Кольцо разомкнулось, он шагнул назад.

– Мари, я не хочу нарушить приличия, но я не отступаю! Я намерен теперь же, в присутствии наших матерей сделать вам предложение стать моей женой. У вас есть время его обдумать. – Он вытащил из жилетного кармана золотой «Брегет», выразительно щелкнул крышечкой часов. Время пошло!

Глава восьмая

«Господи, не лишай меня твоей поддержки! Вразуми! Как мне поступить? Разве я могу предать память Миши, с какими глазами я предстану перед тобой, о мой Бог, на Твоем суде?

Неразумная, что с тобой будет, если ты откажешься от предложения барона? Есть ли у тебя выбор?! Маменьке необходимо лечение. А когда придет зима, вы снова окажетесь вдвоем в своей жалкой квартирке и не будет денег на лекарства и визит врача? На какие средства ты собираешься жить дальше? Снова грошовые уроки тупоголовым неучам? Опомнись, разве еще выпадет тебе такая удача, такой богатый и замечательный жених? Такое только в сказках бывает!

Но чем же он замечательный? Маленького росту, хрупкий как мальчик-подросток. Глаза страшные, колючие, выражение лица неуловимое, настроение переменчивое – то туча, то ясный день! В нем есть нечто пугающее.

Полноте, выдумки, что тут страшного?! Да, барон не является воплощением мужской красоты, но сколько в нем непознанного, интересного. И что хорошего было в Михаиле? Прям и прост, весь на ладони, почти скучен! Никакого шарма, даже, пожалуй, некая нарочитая грубость. А тут, сама обходительность, изысканность. Ведь, признайся честно, права мама, Миша тебе был не пара, а тут такая блестящая возможность жить совсем иной жизнью, о которой ты и не мечтала. Зато мечтала твоя несчастная мать, ради нее ты можешь пойти на этот брак, чтобы она остаток дней своих прожила в достойной обстановке.

Но я не люблю этого странного человека! Я люблю Мишеньку и буду вечно его любить! Лучше его не было никого и нет!

Ты любишь теперь не Мишу, а свою память о нем! Это бесплотное чувство, оно погубит тебя! Нельзя любить то, чего нет. Полюби живого, страстного. Да, это получится не сразу, пройдет какое-то время, ты узнаешь его и оценишь. Посмотри вокруг – все это ты получишь, если предпочтешь ответить на любовь живого человека, похоронив свою никому не нужную верность покойному. Пусть прошлое умрет вместе с прежним чувством!»

Маша нарочно шла медленно. За весь путь обратно Генрих не проронил ни слова. Но даже если бы он и сказал что-либо, она бы не услышала его, таким напряженным был внутренний диалог. Но вот деревья расступились, тропа расширилась и сменилась дорожкой, ведущей к дому. Стремительно сгущавшиеся сумерки и последние розовые отблески солнца придали серому камню, из которого был построен дом, необычный сиреневый оттенок. Вот откуда название Сиреневая вилла! Неожиданно вдоль тропы стремительная метнулась тень. Лайен на мгновение замер перед Машей, вонзив в нее взгляд глаз, подобных горячим ярким угольям. Этот странный взгляд прожег ее насквозь, но почему-то не испугал. Вдруг налетел ветер, деревья задвигались, зашелестели. «Маш…ш…а… Миш…ша…» До слуха девушки донесся нарастающий шум моря. А ведь именно море, пленившее тебя, забрало его!

В доме зажигали лампы, свет переливался из одной комнаты в другую. Молодые люди поднялись на крыльцо. Генрих решительно взял Машу за локоть, она не воспротивилась, а покорно оперлась на его руку. Это движение сказало ему все. В дом они вошли уже женихом и невестой.

Свадьба барона Генриха Корхонэна и девицы Марии Стрельниковой должна была состояться в Выборге, городе, где была ближайшая православная церковь. Уже не одно поколение Корхонэнов исповедовало православие, что давало возможность занимать должности на государственной службе в империи. Правда, покойный муж баронессы не жаловал ни военной, ни чиновничьей службы, так же как и сын, оба предпочитали жить отшельниками в собственном поместье. Гостей на торжество съехалось немного, зато самые именитые. У Елизаветы Дмитриевны голова шла кругом. Ее дочь все-таки вытащила счастливый билет и сделала такую блестящую партию! Правда, ее немного смущала та скоропалительность, с которой было сделано предложение и организована свадьба. Пусть бы молодые получше узнали друг друга; Маше нужно время, чтобы свыкнуться с предстоящим замужеством. Машу так же озадачила подобная стремительность. Ее обескураживало то, что собственная мать не воспротивилась столь странной спешке. Ведь надо было вернуться домой, в Петербург, подготовить новый гардероб, подвенечное платье.

– Зачем для этого совершать такое путешествие! – пожала плечами Аглая Францевна и жестом фокусника распахнула обширный шифоньер.

Он был набит одеждой: платья, летние и на зиму, шелковые, газовые, шерстяные. Шляпки и шляпы, стопки тончайшего белья, чулки, корсеты…

Маша непонимающе переводила взгляд с баронессы на мать.

– Милая моя, это все заказано для вас! Надеюсь, размер подойдет! Елизавета Дмитриевна, голубушка, не удивляйтесь, ведь когда я спрашивала вас ненароком, вы сами сообщили мне Машины мерки.

Елизавета Дмитриевна только руками всплеснула. Маша с недоумением смотрела на шкаф, ломившийся от одежды, на мать, выражение лица которой казалось ей непонятным, а возглас неискренним. Вероятно, маменька все-таки видела, как доставляют покупки для Маши.

– Мой сын, – продолжала Аглая Францевна, – пожелал, чтобы его невеста ни на миг не покидала нашего поместья. Поэтому, все необходимое для венчания доставят прямо сюда. Я думаю, что вам незачем возвращаться в Петербург! Генрих жаждет обвенчаться как можно скорее.

Вскоре прибыли портнихи, и поднялась веселая круговерть белых кружев, шелка, тюля.

Но почему Корхонэны не хотели, чтобы Маша и ее мать съездили в Петербург? Словно боялись, что невеста передумает и сбежит? К чему эта странная, даже неприличная спешка? И баронесса обращается с будущей невесткой необычайно любезно, даже заискивающе, словно та, богатая и знатная берет в мужья бедняка. Почему Генрих при всех его достоинствах еще не женат и, судя по всему, ни к кому не сватался? Что их обоих так привлекает в ней, в Маше? Конечно, приятно глядя на себя в зеркало думать, что ты хороша необычайно, прекрасно воспитана, благородного происхождения, что жених влюблен без памяти, его мать души не чает. Но тут-то возникало сомнение. Отчего ей так хорошо тут? Странная легкость в мыслях, некая пустота, словно внутри что-то вынули. Девушка пыталась заставить себя сосредоточиться на своих размышлениях, понять, что происходит. Но не могла, мысли ускользали, разлетались. Да и что тут особо размышлять, если удача сама идет тебе в руки? Но только удача ли это?

Подготовка к свадьбе закружила невесту и ее мать. Раздумывать уже было некогда. Маша и охнуть не успела, как оказалась перед алтарем. Ее нарядили в роскошное платье с длинным шлейфом, лицо покрывала прозрачная фата. Рядом стоял Генрих во фраке и белом галстуке. Шаферы держали над их головами венцы. С клироса доносилось божественное пение. Священник возносил молитвы. Молодым подали венчальные кольца. Маша протянула жениху руку в тонкой перчатке. Генрих взял ее маленькое колечко, в мерцающем отблеске свечей сверкнул крупный брильянт. И тут невеста к своему ужасу заметила, как из рукава фрака, из белоснежной манжеты к ней тянется когтистая лапа, покрытая коричневой клочковатой шерстью. Маша онемела, ее глаза округлились, лицо стало белее фаты. Коготь зацепил кружево рукава. Она подняла голову и хотела взглянуть на жениха, но тут силы ее покинули, она упала без чувств.

Суматоха, вызванная обмороком невесты, быстро улеглась. Дело житейское, духота, нервы! Новобрачной брызнули в лицо воды, и когда она открыла глаза, священник скороговоркой поспешил завершить обряд. Уже позже Маша, все еще не пришедшая в себя, поведала матери о своем видении.

– Полно, Маша, ты переволновалась, да и корсет был затянут слишком туго, вот и закружилась голова. Упала в обморок, а уж после тебе твои кошмары и привиделись!

Маша не стала спорить, наверное, мать права, так оно и было, она все перепутала от страха и волнения. Да и Генрих расстроен, что церемонию испортила! Как неловко получилось! Он расспрашивал Машу, что с ней такое сталось, но она постыдилась ему признаться в своих страхах.

Глава девятая

Сразу после венчания молодые отправились в Гельсингфорс с неизбежными в таких случаях визитами. Маше очень хотелось поскорее оказаться в столице, но, к ее огорчению, выяснилось, что молодой супруг и не помышлял о поездке в Петербург. Не поехали молодожены ни в Италию, ни в Париж, куда, как казалось Маше, отправляются в свадебное путешествие богатые аристократические пары. Им предстояло навестить нескольких пожилых родственниц, которые не могли по дряхлости прибыть на церемонию, но прислали поздравления и подарки.

Провинциальный Гельсингфорс произвел на девушку неожиданно приятное впечатление. Правда, Машу, которая до этого почти нигде и не бывала, смущало, что вокруг слышна незнакомая речь. Юную путешественницу удивило, что центральная часть города – Сенатская площадь со зданием Государственного Совета, университет, библиотека – так напомнила ей родной Петербург. Те же строгие классические формы, желтые фасады и белые колонны. В центре площади царил кафедральный собор с зелеными куполами и золотыми крестами. Молодожены преодолели многочисленные ступени широкой лестницы, и с паперти храма им открылся чудесный вид на город. Потом они гуляли по Еспланади – прелестному парку, месту встреч, вежливых поклонов и демонстрации присланных из Парижа туалетов. Маша узнала, что сюда, в далекий северный край, на лето приезжают представители петербургского света, и в Гельсингфорсе можно запросто встретить столичных знакомых – словно на Невском проспекте. Правда, ее огорчило, что мужа почти не узнают и не кланяются, ведь Корхонэны живут затворниками. Генрих показал жене Рыцарский дом, где собраны гербы всех знатных семейств Княжества Финляндского, в том числе и Корхонэнов. Маша умилялась небольшим уютным домикам, горшочкам с цветами, выставленным в окнах с белыми аккуратными рамами. Ее поразили суда, толпившиеся у причала, большие и малые, с парусами и без. И опять некстати в памяти всплыли прогулки вдоль Крюкова канала, величественная Новая Голландия и плывущий в сером петербургском небе корабль.

Следующим пунктом путешествия молодых стал маленький городок Порвоо. Узрев одноэтажные домишки, кривые улочки на пригорках, Маша совсем расстроилась. Не так представляла она свое свадебное путешествие. Они поселились в единственной приличной гостинице и, нанеся визиты вежливости, двинулись осматривать городишко. Ратуша, где Александр I созвал финский сейм. Местный лютеранский собор с белыми оштукатуренными стенами и темной двускатной крышей. Брусчатка под ногами, дома на каменной кладке низенькие, можно заглянуть в окошки. Красные деревянные сараи. Скромный провинциальный быт.

Потом был еще один городок, Або. И снова деревянные домики, Кафедральный лютеранский собор, рыночная площадь, шумная и говорливая с утра и пустая, унылая после полудня. Финны с их сдержанной молчаливой простотой все больше нравились Маше. Рынки, заваленные снедью, сырами, молоком и рыбой. Опрятные хозяйки в белых чепцах. Все так мило, так трогательно! Она поняла, что новая страна, где ей теперь предстояло жить, становится все более притягательной. А по Петербургу она теперь будет скучать постоянно. Только теперь Маша поняла, как дорог ей родной город, его холодная величественная красота. И даже обшарпанный дом, где они с матерью снимали маленькую бедную квартиру, теперь казался девушке милым и родным. Что ж, раз так распорядилась судьба, Финляндия так Финляндия. Генрих по ее просьбе купил ей в книжной лавке роман популярного писателя Алексиса Киви «Семь братьев», переведенный на русский язык, и Маша принялась читать его.

К удивлению девушки, Генрих остался почти равнодушен к красотам городов. Да и сама Маша в другой ситуации, пожалуй, воспринимала бы виденное острее. Молодым людям было не до того. Они мучительно искали пути друг к другу. Вернее, искала Маша, все время стараясь понять, за кого она вышла замуж. Генрих, как ей показалось, тоже решал для себя некие проблемы, он часто вдруг становился молчалив, задумчив, словно рядом с ним не было молодой, прелестной, обольстительной жены. К величайшему удивлению Маши, ни в первую ночь их совместной жизни, ни на протяжении их путешествия супруг не предпринял никаких попыток к сближению. Она не знала, радоваться ей или огорчаться? Конечно, как всякая невинная, чистая девушка, она боялась неизбежного события, но то, что ничего не происходило, только лишь усиливало ее тревогу. Может, она не вызывает в нем никакого желания? Тогда зачем он на ней женился? Вероятно, Генрих, как человек тактичный, прекрасно понимает, что его жена не могла так скоро проникнуться к нему сильным ответным чувством, он выжидает, дает ей возможность полюбить его по-настоящему. Придя к такому выводу, Маша немного успокоилась. Но совместное проживание с мужем в номерах гостиниц было по-прежнему неловким. Они оставались чужими, малознакомыми людьми. Девушку смущали обыденные вещи. Вид неприбранных постелей, распущенные волосы, белье, забытое на кресле, мелкие услуги, о которых в отсутствии горничной она вынуждена была иногда просить мужа. Ведь обычно неловкость исчезает, улетучивается на следующий день после того, как супруги становятся единым целым.

Молодожены навещали финских и шведских родственников Корхонэнов. Вообще, как узнала Маша, в жилах Генриха перемешалась кровь не только русских, финских, шведских, но также и немецких предков. Во всех домах, которые они посетили с визитами, Маша держалась превосходно. Сказалось воспитание Елизаветы Дмитриевны, которая всю жизнь следила за дочерью, словно классная дама Смольного института: «Маша, держи спину!»; «Маша, следи за произношением!»; «Маша, так не носят шляпу!»

Барон остался доволен своей женой, она оправдала его ожидания. Новые родственники, подслеповато щурясь или протирая пенсне, придирчиво разглядывали молодую женщину, но не нашли в ней никаких изъянов, кроме бедности. Новобрачная легко поддерживала беседу на любую затронутую ими тему. Ее французский оказался безукоризненным, наряды безупречны, манеры приятны, внешность изумительная. Не жена, а сокровище! Маша, проплывая в гостиных мимо зеркал, с удовлетворением замечала, что нравится сама себе. Баронесса Корхонэн! Она ждала, когда с началом сезона последуют приглашения на балы и приемы, стопка визитных карточек от новых родственников и знакомых росла. Но именно в тот момент, когда новоявленная баронесса предполагала заблистать во всей красе, ее супруг принял решение немедленно вернуться в поместье, словно там случился пожар. Когда жена попыталась узнать, отчего их медовый месяц так стремительно завершился, Генрих ограничился лаконичным замечанием, что не любит шумных и многолюдных собраний и только в уединенной тиши испытывает истинное счастье и покой. Удрученная Маша покорилась. Что ж, вероятно, ей предстоит однообразная замкнутая жизнь в глуши. Но если подумать, в этом тоже есть своя прелесть, познание друг друга, поиск путей для любви среди прекрасной природы, любящего семейства, книг, моря. Родятся дети. Тут она запнулась, так как в действительности их отношения не изменились и их невозможно было назвать супружескими. А ведь даже будучи очень целомудренной девушкой, Маша понимала, что от вежливых поцелуев на ночь детки на свет не появляются!

Напоследок супруги посетили дом престарелой матроны, родни покойного отца Генриха. Пожилая дама, полная, доброжелательная и говорливая, перемежавшая финский с французским, долго не отпускала молодых людей, ей было скучно, любопытны семейные новости. Когда барон ненадолго покинул гостиную, хозяйка, улыбаясь, спросила Машу:

– Стало быть, ваша матушка – близкая приятельница Аглаи? Вот оно как бывает! Поэтому она и выбрала вас!

– Простите? – удивилась собеседница, наивно полагая, что ее брак – следствие пылкой и страстной любви супруга.

– Но, дорогая моя, – рассмеялась старуха, откинувшись на подушки, – конечно, ваш муж любит вас. Но я думаю, что именно ваша свекровь изначально определила его выбор.

Заметив, как вытянулось лицо молодой женщины, добавила:

– В этом нет ровным счетом ничего для вас обидного, милая, ведь саму Аглаю ее свекровь буквально выдернула из хоровода смолянок, чтобы женить своего сына, отца Генриха.

Маша, желая переменить неприятный для нее разговор, спросила:

– А что сталось с покойным бароном? Ни муж, ни свекровь никогда не рассказывали о том, как он умер.

– Об этом почти ничего не известно. Он утонул, лодка перевернулась. Вы же знаете, поместье окружено водой, островами. С ним находился Генрих и какой-то дворовый человек, они попали в шторм, и Теодор погиб на глазах сына, который сам спасся чудом.

– Вот оно что!

Теперь Маше стало понятно, почему в семье мужа не хотели вспоминать об этом трагическом событии, чтобы лишний раз не травмировать душу Генриха.

– А вы не знали? – удивилась старуха. – Впрочем, немудрено. Они всегда жили замкнуто, мы мало что слышали о наших ближайших родственниках из Сиреневой виллы. Я так полагаю, что если бы несветские приличия, ваша свекровь и ее сын и вовсе бы не виделись ни с кем! Они никогда не приглашают к себе, почти не имеют друзей, редко появляются в свете. Удивительно, что Генрих все-таки женился, да еще так удачно! Так что, милая, мы с вами, вероятно, уже никогда не увидимся, разве что на моих похоронах!

Хозяйка рассмеялась, а Маша задумалась. В глубине души что-то царапнуло, как предощущение тревожного, таинственного.

Весь обратный путь муж хандрил, его настроение в последние дни явно находилось в упадке. И только по мере приближения к поместью он оживился, стал глядеть веселей и шутить, вспоминая визиты и родню. Баронесса встретила молодых на крыльце дома. От Маши не укрылось, как зорко и внимательно она оглядела сына и его жену, точно пронзила взором. Поцеловав свекровь, Маша тревожно осмотрелась вокруг.

– А где же мама?

– Она вернулась обратно в Петербург! – ответила баронесса, пожав плечами.

– Как это? – оторопела Маша, и губы ее стали предательски дрожать.

– Ну, милочка, к чему расстраиваться! Ваша мать уехала, посчитав это необходимым шагом. Ведь теперь вы не девочка, вы замужняя женщина, у вас началась новая жизнь, она не хотела вам мешать.

– Но мама не могла мешать мне! – Маша не смогла сдержать слез.

– Господи! Вы точно ребенок! – Свекровь снисходительно обняла ее, но эти объятия не принесли утешения.

Маша поднялась к себе, заливаясь слезами. Как странно, что Елизавета Дмитриевна уехала, не предупредив дочь, а ведь собиралась пожить с ними до зимы. Девушка в первый раз в жизни рассталась с матерью. Вспоминая услышанное о нравах семьи, в которую она вошла, она осознала, что может так статься, что долго не увидит мать. Эта мысль разрывала ей сердце. К тому же она не знала теперь, у кого спросить совета в своей странной ситуации. Как ей вести себя с мужем? Неужели рассказать свекрови? Но это так стыдно, так неловко!

Торжественный домашний обед по случаю возвращения молодоженов прошел уныло. Правда, Генрих весьма оживленно рассказывал матери о родственниках, описывал их дорожные впечатления, но его жена не проронила почти ни слова. От баронессы не укрылась подавленность Маши.

По возвращению жизнь потекла своим чередом, но Маша испытывала странное чувство, будто она вернулась в другой дом, в другую семью. Летом, по приезде с Елизаветой Дмитриевной, поместье показалось девушке райским уголком. Загадочная красота старого дома, светящегося в сумерках сиреневым светом. Огромные, просто немыслимо огромные деревья вокруг, тянущие свои колючие ветви прямо в окна. Маша ходила по дому и удивлялась, как легко и славно ей тут дышится, будто она родилась среди этих огромных фамильных портретов, массивной старинной мебели, излучавшей особое тепло гладкого дерева. Море, когда она приходила на берег, ласково шурша, подкатывало волны ей прямо под ноги, норовило лизнуть подол платья, манило прохладой. Даже цветы в оранжерее казались не совсем обычными. Огромные и яркие, причудливой формы, растения словно тянулись к девушке, когда она появлялась в оранжерее, касались ее волос, лица, обдавая своим волшебным ароматом. Маша, изумленная увиденным, спросила у хозяев, что это за невиданные цветы? В ответ она услышала длинное латинское название, которое, конечно же, не упомнила.

И вот теперь все то же самое, но точно какая-то пелена с глаз спала. Дом пугал массивностью и бесформенностью. Огромные, холодные, сумрачные комнаты, загроможденные старой жуткой уродливой мебелью. А эти лица на пыльных портретах, точно лики больных из сумасшедшего дома – запавшие глаза, враждебное, настороженное выражение! Бесконечные, темные, извилистые коридоры, в которых она путалась и терялась. Зловещие морды убитых на охоте животных, их оскаленные пасти, острые клыки теперь наводили ужас, особенно когда по углам сгущались вечерние сумерки. Лес и сад были полны непонятных угрожающих звуков. По вечерам где-то ухает сова или каркает ворона, а нежного пения птиц, которое так пленяло ее поначалу, что-то и не слышно. Маша направилась к морю, но и море ужаснуло ее. Огромная масса воды, темная и непредсказуемая, подступила к девушке, и она снова вспомнила о несчастном Мише. Она поспешила обратно, спотыкаясь о корни деревьев. За долгие годы вода вылизала их, обточила, и они стали совершенно гладкими, подобно клубку змей. И вот теперь они тянулись к ее ножкам и старались схватить, затянуть в прибрежную высокую траву или липкую кучу водорослей на берегу.

И все же более всего Машу потрясла перемена в домашних. Свекровь почему-то не казалась ей теперь воплощением красоты и доброты. И как она раньше не замечала этой странной хищности черт, точно злобная птица! А Генрих! Где были ее глаза, и почему она вдруг решила, что он может быть прекрасен? Странный ускользающий взгляд, напряженное выражение лица, подавленность и отчужденность. Боже, да что же это такое, как она могла тут очутиться? Неужели именно здесь теперь ее дом, а эти странные пугающие незнакомые люди – это ее семья?

Маша остановилась, парализованная страхом и неопределенностью. Она стояла посреди огромной гостиной, держа в руках книгу, купленную в Гельсингфорсе, с помощью которой пыталась убежать от неприятных размышлений. В этот момент рядом с ней возникла Аглая Францевна, бесшумно, точно призрак. Баронесса глянула в лицо невестке, и тотчас все прочитала там, как по открытой книге, которую сжимала девушка. Все страхи и сомнения были написаны на лице девушки, она не успела спрятать их глубоко. Маша даже рта не успела открыть, чтобы выдавить из себя вежливую фразу, как баронесса исчезла так же внезапно и бесшумно, как и появилась. Это окончательно доконало Машу, и она в изнеможении упала на кресло. Сознание ее не покинуло, но стало каким-то сумеречным. Снова рядом оказалась Аглая Францевна. На сей раз она улыбалась, поднося к губам невестки питье. Маша послушно сделала несколько глотков и замерла, ощущая разливающуюся теплоту.

К вечеру Маша почувствовала себя веселее. И впрямь, что это на нее нашло? Ужасная вещь хандра!

Глава десятая

Если ты вышла замуж без любви, значит, надо, по крайней мере, научиться понимать своего супруга, увидеть его положительные качества и постараться полюбить их. Конечно, многие барышни до замужества имеют весьма приблизительное представление о том, кто такие мужчина и как с ними обращаться. Поэтому поначалу приходится туго, особенно если муж – человек неординарный, необычный и каждый день иной. А ведь домашняя жизнь сулит иногда такие открытия и переживания, что и помыслить себе невозможно! Но как без любви? Без любви невозможно, особенно если уже испытал это чувство, только направлено оно было на другого человека. Теперь надо быть умницей и попытаться это чувство взрастить на иной почве и подарить тому, кто рядом.

И как можно не любить его, мужа? Маша каждый день открывала в Генрихе новые достоинства. То, войдя утром в свою комнату, она обнаруживала на постели крохотный букетик с запиской. А там всего одно слово: «Возлюбленной». То вдруг прибывает почта, а там увесистый пакет, обвязанный яркой лентой. А в нем дивное меховое манто и муфта. Маша, лучась от радости, примеряет подарок: совершенно впору и с каким вкусом выбрано! Словом, то так, то эдак, везде знаки внимания. Тонкие, изысканные, деликатные. Маша только диву давалась: Генрих, который показался ей чужим и далеким, вдруг предстал трепетным и заботливым мужем. Как и когда он успел так понять ее вкусы, запросы, интересы, что любое ее желание тотчас же угадывалось и исполнялось лучше, чем она сама ожидала?

Поначалу они много гуляли вдвоем, впрочем, почти незримо всегда их сопровождал Лайен. Иногда, в хорошую погоду, когда море было спокойно, плавали на лодке, правда, недалеко. Маша, привыкшая к городской жизни, только могла удивляться, как иногда бывает коварно море. Совершенно неожиданно при ясном небе вдруг в одночасье поднимаются страшный ветер и сильные волны, да такие, что идти на веслах невозможно. Она не расспрашивала мужа о трагической гибели его отца, но однажды, когда поверхность воды оставалась совершенно спокойной, они заплыли так далеко, как никогда прежде, и оказались вблизи незнакомого острова. Соседние, ближайшие острова к имению Маша уже знала – покрытые фиолетовым мхом, с чистым девственным песком, огромными валунами и стройными соснами.

– Мы высадимся здесь? – Маша уже стала подбирать юбки, готовясь половчее выбраться из лодки.

– Нет, – последовал хмурый ответ. – Этот остров не очень гостеприимен. Мы называем его Смертельной Ловушкой. Посмотри внимательно, видишь, там, ближе к берегу, вода точно кипит, хотя сейчас совершенно нет ветра? Но сильное прибрежное волнение это еще полбеды, присмотрись, видишь, иногда в воде мелькают острые клыки камней? Вот это страшное место, тут погиб мой отец! Я и Юха-Без-Уха, мы с трудом выкарабкались, а он не смог!

Юха – дворовый человек с изуродованным лицом и оторванным ухом, сильный и крепкий физически. Он часто сопровождал хозяев, сидя на веслах.

Маша замерла от ужаса.

– Тогда зачем мы здесь?

Генрих не ответил. Они плыли, огибая остров. Маша со страхом поняла, что к острову пристать невозможно, острые камни не давали возможности беспрепятственно подойти к берегу.

– Тут есть только одно место, где можно высадиться, да и то не во всякую погоду и не при всяком ветре. Впрочем, делать тут нечего, остров необитаем, его дурная слава отпугивает местных жителей.

Маша мучительно колебалась – спросить ли Генриха об отце? Ведь он почти ничего не рассказывал о нем. Но когда она посмотрела в лицо мужа, она не решилась этого сделать. Это была застывшая маска, точно он снова видел перед собой смерть.

– А там вдалеке что за остров? Там мы с тобой еще не были, – сказала она чтобы развеять неприятные воспоминания.

– И вряд ли будем, уж в этом году точно. Это слишком далеко, идти на веслах тяжело и небезопасно. Это остров Креста.

– Почему такое странное название?

– Потому что там есть несколько старинных могил погибших моряков.

Теперь уже загрустила Маша. Воспоминания о погибшем налетели, словно прохладный ветерок в теплый день. Правда, теперь мысли о Колове уже не были столь мучительны.

Между тем лодка двигалась вдоль острова, берег был извилистый, и там, где ожидался последний окончательный поворот и выход на широкий простор, открылась небольшая заводь. Сюда не долетал шум прибоя, стоячая вода отражала лодку и лицо Маши, перегнувшейся через борт. Маше эта заводь показалась странной, поверхность воды была словно стеклянной. И что совершенно удивительно, среди уже начинавшей желтеть болотной травы и водорослей она увидела странные большие кувшинки. Разве могут кувшинки цвести осенью, хотела она спросить у мужа, как вдруг гладь воды дрогнула, и на поверхности бесшумно возникла змеиная голова на тонкой длинной шее. Змея замерла на несколько секунд, вперив в девушку невидящий взор желтых глаз, а затем исчезла в глубине, оставив на поверхности легкие круги.

– А! – простонала Маша, махнув рукой. – Господи! Что это было? Ты видел это?

От страха и изумления она даже стала слегка заикаться.

– Что такое? – Генрих спокойно правил лодкой.

– Голова! Змея! – только и могла произнести перепуганная жена.

– Пустое! Это, видимо, старое дерево в воде, коряга или что-нибудь подобное! – И он решительно ударил веслами по воде.

Поднялся ветер, Генрих, тревожно поглядывая на нарастающую волну, налег на весла. Вскоре показался остров, где был разбит сад, изогнутый мост. Маша поспешила выбраться из лодки, все еще недоумевая, привиделось ей или впрямь она обозналась, приняв корягу за мистическое существо?

Вечером того же дня муж, вдруг сжав локоть жены, произнес тихим и значительным голосом:

– Сегодня ты прикоснулась к самым потаенным уголкам моей души. Я отворю перед тобой еще одну дверь.

И они двинулись куда-то вниз, кажется, в подвальное помещение, где Маша еще не была. Она ожидала запаха плесени и сырости, как бывает в подполье, но, к ее удивлению, пространство оказалось сухим и очень обширным. Генрих вел ее через мрак, освещая путь лампой. Маша разглядела старинную каменную кладку, высокие своды, под ногами был настелен деревянный пол. Все выглядело таинственно и будоражило воображение.

– Бог мой, Генрих, я и не подозревала, что под нашим домом такое подземелье!

В ответ он слабо улыбнулся и распахнул тяжелую массивную дверь. Небольшая комната, облицованная дубовыми панелями, утопала во мраке. Свет одинокой лампы не мог его рассеять. Генрих, пошуршав в углу, зажег еще две. В комнату просочился горьковатый аромат, словно именно лампы источали его. И тут Маша ахнула. Со всех стен на нее смотрели неведомые фантастические существа. Полузвери, полулюди. Вместо морд – лица, глаза – блюдца. Лапы и хвосты, руки и ноги – все перемешано. Собака, огромная, черная, с телом человека и человечьими глазами. Огромные белые мыши, омерзительными хвостами связанные в букет, а через них растут диковинные цветы, те самые, из оранжереи. Нестерпимое сочетание красок.

– Что это? Что это, Генрих? Это картины? Ты рисуешь такие картины?

Маша без сил опустилась на стул. Ей и в голову не могло прийти, что человеческая фантазия может порождать таких монстров. Впрочем, присмотревшись, она вдруг поймала себя на мысли, что эти образы вызывают у нее двойственное чувство – ужас и восторг одновременно. Она с трудом оторвалась от созерцания картин и перевела взгляд на мужа. В этот миг она, кажется, поняла, кто перед ней. Он был одним из этих персонажей, он отобразил сам себя!

Аромат, струившийся от ламп, кружил ей голову. Она почувствовала, что в ее теле совершаются странные перемены. Ее словно переполняло нечто, внизу живота появилось тянущее ощущение. Тело изогнулось навстречу другому телу, разомкнулись уста, и она поняла, что настал тот самый миг, который соединит их. Генрих, по-видимому, испытывал те же ощущения. Он стремительно ринулся к Маше и стал освобождать ее от платья и белья. Никогда еще она не видела мужа в таком состоянии. Но не испугалась, наоборот, ей хотелось, чтобы он как можно скорее слился с ней в едином порыве страсти. Он целовал ее, кусал в шею, грудь, но эта боль только обостряла ее чувственный порыв. Маша отвечала на его поцелуи и ласки всем своим существом. И вот в тот миг, когда они уже почти взлетели на вершину блаженства, Генрих, зарычав, как раненый зверь, вдруг отшвырнул жену и забился в конвульсиях. Лицо его перекосилось, изо рта пошла пена, глаза, утратившие бессмысленное выражение, вылезли из орбит. Маша бросилась к мужу. Через несколько мгновений его взор как будто прояснился, но в лице появилось нечто зверское. Ей даже показалось, что сейчас он убьет ее. Полураздетая, растрепанная, Маша бросилась наверх. Из подвала вслед неслось рычание зверя.

Глава одиннадцатая

– Бедная моя! Это все нестрашно! Пройдет! – утешала Машу Аглая Францевна. – Что же делать, если познание таинств любви порой сопряжено с некоторыми деликатными неприятностями. Все девушки проходят через эту черту. Вы, Машенька, очень чувствительны и эмоциональны. Да еще с богатым воображением. Все вам чудится какая-то чертовщина!

Маша с недоверием слушала Аглаю Францевну. Неужто ей опять привиделось?

– Вам, моя дорогая, необычайно повезло в жизни! Мой сын, ваш супруг, во всех отношениях необычный человек! Вы говорите, он превратился в безумного зверя? Так это он и впрямь стал безумен от страсти к вам! Он любит вас до беспамятства! Вы пробуждаете в его душе и теле неуемную страсть! Но такое вам было доселе неведомо, вот вы и испугались!

Баронесса взяла с туалетного столика щетку и стала укладывать волосы Маши. Щеки девушки полыхали, ее мучили стыд и неловкость. Их интимные отношения с Генрихом стали достоянием всего дома! Взглянув на ситуацию со стороны, она ужаснулась, таким непристойным показалось ей собственное поведение. Конечно, она знала, что такое страсть. Она помнила, какую бурю эмоций вызывали у нее прикосновения и поцелуи Михаила. Но таких сильных ощущений она не ожидала. И самое страшное, что это было необычайно приятно. Хотела бы она, чтобы это повторилось? Наверное…

Аглая Францевна нежно проводила щеткой по длинным волосам Маши и заглядывала в ее глаза.

– Ты полюбишь Генриха! Ты полюбишь его страстно и будешь с ним всегда! Моя душа будет спокойна!

После ухода свекрови Маша еще долго размышляла о происшедшем в подземелье. Какое странное ощущение. Привкус ужаса придавал ее чувственности особую остроту. И как такой человек, как Генрих, мог рождать в ней подобные переживания?

Недоумение не покидало ее. Когда она вновь увидела мужа, поначалу ее обуревал стыд, от смущения она опустила глаза. Однако Генрих встретил жену, как ни в чем не бывало. Он снова выглядел усталым, отстраненным и далеким, точно безумная вспышка страсти им обоим приснилась. Глядя на супруга, Маша вопрошала себя, отчего это непропорциональное тело, невыразительное лицо возбудили в ней эту бурю чувств?

В комнате был разожжен камин. Супруг сидел около огня, кутаясь в клетчатый плед. Жестом он предложил жене сесть рядом. Помолчали.

– Я испугал тебя? Прости, но ты должна понять, что в этом доме все немного необычно. Тебя испугала сила моей страсти? Но если ты не будешь противиться, эта волна захлестнет и тебя, и тогда мы вместе поплывем по этому бурному морю, и никого на свете не будет счастливее нас. Согласна ли ты принадлежать мне всецело?

Разум Маши отчаянно сопротивлялся, но тело при воспоминании о безумных наслаждениях трепетало, и она невольно кивнула.

– Хорошо! – Лицо Генриха осветилось слабой улыбкой.

Он протянул руку и взял длинными тонкими пальцами Машино запястье. Холодное прикосновение, щелчок, и она увидела на своей руке тонкий витой золотой браслет в форме ящерицы. Она поднесла его к лицу, чтобы получше разглядеть. Ящерка подняла головку и сверкнула изумрудными глазами.

Елизавета Дмитриевна пребывала в печали. Да, ее невероятный план удался, Маша стала баронессой Корхонэн, но радости и спокойствия это не принесло. До последнего момента, до самого венчания она боялась, что все вот-вот откроется, все рухнет. Однако нет, Маша оказалась перед алтарем. Правда, ее обморок, казалось, говорил о том, что Господь воспротивился этому союзу, но и это не остановило ни ее, ни Аглаю в стремлении во что бы то ни стало поженить своих детей. Свершилось! Маша Стрельникова стала баронессой. Роскошное поместье, деньги, наряды, драгоценности – все теперь в ее распоряжении! Елизавета Дмитриевна рассчитывала, что новое положение дочери и ей принесет перемены к лучшему. Поэтому она несказанно удивилась, когда после отъезда молодых Аглая Францевна вежливо и мягко намекнула, что пора и честь знать. Пришлось спешно собираться домой. Правда, чтобы подсластить пилюлю, Аглая Францевна преподнесла Елизавете Дмитриевне множество разных дорогих подарков. Стрельникова же рассчитывала совсем на другое: ей хотелось снова вернуться в высшее общество, чтобы перед ней открылись двери аристократических домов, и она наконец заняла место в жизни, предназначенное ей от рождения. Но, увы, она вновь очутилась в своей квартирке, и теперь, что хуже всего, одна, без обожаемой дочери, о которой постоянно болит душа. Как она там, прижилась ли, как к ней относятся муж и свекровь?

Маша долго не писала матери. В ожидании вестей от дочери Стрельникова вся извелась. Но долгожданные письма не принесли спокойствия и радости. У Елизаветы Дмитриевны возникло странное впечатление, точно их писала не Маша, ее родная дочь. Они были разные, наполнены непонятными чувствами и переживаниями. То со страниц веяло лучезарной, неуемной радостью, то в каждой строчке струились мрак и тоска. Елизавета Дмитриевна не на шутку испугалась, когда в письмах дочери появились описания странных видений, чудовищ. Помня о кошмарном сне, мучавшим дочь до свадьбы, она начала подозревать, уж не развивается ли у бедной дочери душевная болезнь от перенесенных потрясений и стремительных изменений в жизни. Но если так, то тогда… Тогда это Божья кара, ей, матери!

Придя к такому удручающему выводу, Стрельникова принялась каждый день ходить напротив, в Никольский собор, и там молиться до изнеможения, до боли в коленях. Более того, удрученная мать приняла решение поехать на богомолье, замолить грех, отмолить свою бедную девочку.

Глава двенадцатая

Генрих хандрил. Он уже неделю либо не выходил из своей комнаты, либо подолгу просиживал внизу, рядом со своими пугающими картинами. Маша уже начала привыкать к странностям жизни Сиреневой виллы. Ее строгий разум еще пытался протестовать, заставить задуматься, но очень быстро слабел, уступая место необъяснимому блаженству, беспричинной радости. Или наоборот, странному, почти мистическому ужасу, ни с того ни с сего охватывавшему Машу. И тогда объятия мужа становились единственным спасением. Эти страстные мгновения она переживала каждый раз по-новому. И всегда удивлялась потом, откуда берется эта неведомая сила, эта несвойственная ей раскрепощенность души и тела. Хуже всего, что ей не с кем было поделиться. Муж оставался для нее тайной за семью печатями. Свекрови она стеснялась. Маше очень не хватало матери, она пыталась выразить в письмах то, что чувствует и переживает, но поняла, что ее откровенность просто напугала Елизавету Дмитриевну, которая теперь думает о дочери Бог знает что.

Иногда наперсницей госпожи становится прислуга. Но в доме Корхонэнов вся челядь была удивительно немногословна и вышколена так, что Маша поначалу думала, что они все немые. Горничные, лакеи и прочие двигались бесшумно, точно и беспрекословно выполняя приказания хозяев. Горничная молодой хозяйки звалась Кайса. Это была высокая молодая дебелая женщина, аккуратная и услужливая. Маша не сразу поняла, что та понимает и по-русски, и по-фински, как, впрочем, и все в доме, за исключением ее, Маши. На вопросы Кайса отвечала односложно и, сделав дело, тотчас же удалялась. В первые дни новая хозяйка только осваивалась в доме, но одного человека она заметила сразу. Это был тот самый Юха, который сопровождал Корхонэнов в роковой день гибели барона Теодора. Юха был невысок, кряжист и крепок. Со спины – обычный финский крестьянин. Но природа жестоко посмеялась над ним. Его лицо несло на себе печать врожденного уродства, на него невозможно было смотреть без содрогания. К тому же у него напрочь отсутствовало правое ухо, поэтому в поместье его так и звали: Юха-Без-Уха. И ко всему прочему, он, вероятно, был немой или почти немой. Во всяком случае, понять его никто не мог. Единственные внятные звуки он издавал при помощи пастушьего рожка – туохиторви. Иногда по вечерам со скотного двора или из конюшни доносились его пронзительные трели. Так Юха общался с неласковым миром, изливал тоску и боль непонятой души. Маша, столкнувшись с Юхой в первые дни пребывания на вилле, в ужасе отпрянула, но, увидев на его лице выражение обиды и муки, устыдилась. Через некоторое время, преодолев отвращение и робость, она отыскала его на скотном дворе, где тот правил ограду загона для свиней. Она не знала, что и как сказать, ей хотелось просто дать ему понять, что уродливая внешность не является препятствием добрым отношениям. А то, что Юха беззаветно предан семейству Корхонэнов, она знала из рассказов Аглаи Францевны. Та поведала девушке печальную историю несчастного уродца, жившего в доме ее родителей, которого она из жалости взяла с собой на виллу после своего замужества, иначе бы он пропал. В благодарность он платит ей рабской преданностью, как собака, служит Генриху и готов отдать за них жизнь, потому что только в этом уединенном и глухом углу к нему относятся как к человеку, а не как к отвратительному уроду, ошибке Создателя.

Увидев очаровательную девушку, которую он так напугал накануне, Юха что-то произнес. Он говорил так, будто перекатывал во рту камни и мычал при этом. Странно, но Маше показалось, что она поняла эту нечленораздельную речь.

– Такому страшилищу только и место, что среди скотины. Моей рожей лишь навоз напугать нельзя.

Юха даже вроде как посмеялся над собой, чтобы ей не было неловко за свой прежний испуг!

– Напрасно ты так! Каждый человек, каким бы его ни создал Бог, любим Творцом.

– Бог меня не любил, когда создавал, или отвернулся на минуточку, а вместо него кто-то рукой поводил! – промямлил собеседник.

И вдруг замер в изумлении. Маша его понимала! Он мог говорить с ней! В поместье он обычно изъяснялся мычанием, жестикуляцией, ужимками. Иногда он пытался написать что-то, но он едва владел грамотой и не мог толком выразить свои мысли. И вот появился человек, который, непонятно почему, его понимает! Маша и сама удивилась, как это у нее выходит. Просто она разбирала звуки, которые издавал собеседник. В тот же день необычная новость облетела поместье. И с той поры молодая хозяйка приобрела в лице Юхи самого верного и преданного друга. Он старался ей услужить во всем, бросался выполнять любое ее поручение. И теперь при взгляде на его изуродованное лицо с одним ухом он не казался ей таким уж отвратительным, во всяком случае, совсем не страшным. Маша читала книжку господина Гюго о Квазимодо и знала, что в уродливом теле может жить прекрасная душа. А когда ей стали известны тайные образы картин мужа, то там она увидела и своего нового друга. Юха с его внешностью пришелся как нельзя кстати для собрания чудовищ на холстах Генриха. Даже ничего придумывать не пришлось, а просто писать с натуры!

Придя к мужу, Маша застала его в меланхолии. По-видимому, он только оторвался от холста. Возбуждение творчества еще не покинуло его.

– Ты уже какой день не поднимаешься наверх! Так нельзя, Генрих! Человек не может жить без свежего воздуха и солнца! – громко произнесла жена.

Барон вздрогнул и воззрился на нее так, как будто видел впервые. Бледное лицо и растрепанные волосы свидетельствовали, что он явно нездоров. Но как хорош он был теперь, как тонки и выразительны черты его прекрасного лица! Но что это? Волосы Генриха зашевелились, кудри переместились! Маша изумленно захлопала глазами, а барон небрежным движением вынул из всклокоченных волос двух белых мышек. Их хвосты оказались запутанными, он небрежно разорвал узел и швырнул мышей в угол. Когда стих писк изгнанных натурщиков, Генрих уселся в кресло и произнес:

– Если хочешь, пойди пройдись без меня, но одна не ходи, возьми Юху, он тебя от кого хочешь защитит.

Маша поспешила наверх, содрогаясь от омерзения. Впрочем, если бы она увидела не живых мышей, а ожившие образы картин, она бы уже ничему не удивилась.

Подумать только, уже наступила осень! А ведь совсем недавно весна сменила зиму, и она, Маша Стрельникова, была невестой другого. Вот уже несколько недель, как она стала баронессой Корхонэн, замужней женщиной, и все в ее жизни потекло по другому руслу. Спустившись с крыльца, она вдохнула полной грудью. Лес наполнял пространство упоительными ароматами увядания. Вокруг полыхало многоцветье листьев. Еще ярко светило солнце, день был погожий. Хорошо бы отправиться на лодке, ветра нет. Она отдала приказание, и вот уже лодка скользит по водной глади. Юха – на веслах, тоже разомлел. Вода совсем недвижима. Маша опустила руку. Бр-р, уже холодно. Юха гребет сильно, очень сильно, лодка просто летит.

– Послушай, Юха, а за сколько времени мы можем дойти до острова Креста?

Из рычания попутчика она поняла, что это займет около двух часов и то при попутном ветре, а обратно и все три, и то, если не поднимется ветер.

– А как думаешь, ветер усилится? Юха пожал плечами и стал выправлять лодку в сторону неизведанного еще острова. Раз хозяйка пожелала, то другого мнения быть не может. Даже если разразится немыслимая буря, он поплывет с ней, куда она пожелает!

Но вода оставалось тихой, поэтому они беспрепятственно достигли острова. Пришлось обогнуть песчаную мель, точно пальцем упиравшуюся в водную гладь, ловко уклоняясь от камней, прячущихся под водой, которые норовили продырявить дно их маленького суденышка. На берегу их встретила одинокая сосна и мелкий колючий кустарник. Юха втащил лодку на прибрежный песок, и они двинулись в глубь острова. Маша шла осторожно, аккуратно ступая ботиночками среди камней высоко приподнимая подол, боясь порвать платье. Песок берега сменился высохшей травой, и тут Маша остановилась. Впереди высился деревянный крест, за ним небольшая обветшалая часовня. Крест уже покосился, местами почернел. Написанное на церковно-славянском языке уже было не разобрать. У подножия креста еще виднелись очертания нескольких старинных могил, обнесенных железной оградой, которая местами завалилась на землю. По всему было видно, что это старинное кладбище появилось тут давно, могилы уже просели. Маша зашла в часовню, перекрестилась на еще сохранившийся образ Святого Николая Чудотворца и потухшую лампаду. За порогом ее ожидало запустение забытого погоста. Хотя нет, что это? К могилам явно прикасалась заботливая рука, кто-то вырывал траву, досыпал земляные холмики. А это что такое? Видимо, свежее захоронение – несколько новых могил. Щемящее тревожное предчувствие овладело ею.

Маша поспешила туда, споткнулась, платье зацепилось за колючку, она едва не упала. Юха вовремя оказался рядом.

– Что это, Юха? Разве это не старое кладбище, разве тут еще хоронят?

– Случается, но редко. Когда нет возможности доставить покойника на берег. Из служивых, из моряков, царствие им небесное.

Сердце Маши начало громко стучать, предчувствие наползало темной тучей. Она склонилась над одной из могил и рукой откинула опавшие листья. Первое, что бросилось ей в глаза, это было имя на скромной плите. «Раб Божий… Колов!» Она закрыла глаза и опустилась на землю. Вот я и нашла тебя, вот мы и встретились! Как жестоко посмеялась судьба, что последнее прибежище Михаила оказалось недалеко от их имения! Это укор, перст Божий, направленный прямо в ее сердце! И стыд, боль, раскаяние с новой, ранее неведомой ей силой нахлынули на нее, да так, что ей показалось, что это не рыдания, а прямо кровь из горла хлещет! Юха с ужасом видел, молодая госпожа плачет, бьется, прямо заходится на неизвестной могилке. Он переминался с ноги на ногу, а потом осмелился и попытался поднять ее с холодной земли. Маша, размазывая слезы по щекам, припала к плите, желая целовать то, что осталось от бедного Миши. Но что это? Сквозь пелену слез она прочитала: «Раб Божий, кадет Морского Кадетского корпуса… Михаил… Колов-Ремезов. Утонул… 21 июня 189… года». Двойная фамилия. Разве у Миши была двойная фамилия? Да он уже давно не был кадетом!

Маша оторопело еще и еще раз читала надпись на надгробной плите. Что же это значит? Да он ли это? Она потерла лоб. Мучительно вспоминался тот страшный день, когда она узнала о гибели Михаила. Газета, она прочитала газету, сложенную… сложенную… Она не видела продолжения текста, вторая часть фамилии – Ремезов – могла оказаться на другой стороне! Но ведь эту газету ей принесла мать, и она же потом отказалась ей дать еще раз, отговорившись, что не хочет нового всплеска переживания. Но что же это получается? Стало быть, Миша не погиб, он жив, и мать знала это! Миша жив, а она, его невеста, замужем за другим! Но ведь тогда к ним приезжала и Аглая, значит, и она знала про газету! Нет, не может быть! Как же свершился такой чудовищный обман! Мама не могла… Или могла? Сразу, как по команде, память начала услужливо подбрасывать разные мелочи, которым Маша доселе не находила объяснений. Взгляды, интонации, странная поспешность с отъездом из столицы, скоропалительная свадьба.

Она долго сидела у могилы неизвестного ей Колова-Ремезова. Потом встала, посмотрела на залив и тряхнула головой, видимо, приняв важное для себя решение. Перед тем как плыть обратно, она взяла с Юхи слово, что он никому, даже Генриху, никогда не расскажет об увиденном. Впрочем, как он может рассказать, если его понимает только она?

Глава тринадцатая

За окном бушевала непогода. В доме с утра топили печи и камины, ярко горели лампы, но ни пламя камина, ни свет ламп не могли разогнать сумрака, наполнявшего комнаты, словно день так и не забрезжил. Такой же мрак царил в душе у Маши, но она не подавала виду. Аглая Францевна и Генрих сидели в гостиной, когда невестка вошла быстрым шагом и решительно заявила:

– Я очень беспокоюсь о маменьке. Она не шлет мне ответов на письма. Боюсь, уж не расхворалась ли совсем! Придется мне поехать навестить ее!

Корхонэны с недоумением переглянулись.

– Но… – Растерянная Аглая Францевна в первый момент не могла придумать причину для отказа. – Ты не можешь отправиться одна без нас, а мы зимой в Петербург не ездим!

Какая нелепая ложь, особенно если вспомнить, что в прошлом году Корхонэны прибыли в столицу именно на исходе зимы.

– Нет никакой необходимости ехать со мной, я прекрасно доберусь сама! Прикажите только лошадей подать да отвезти меня на вокзал в Выборг.

– Тогда тебя должны сопровождать Кайса и Юха, – продолжала настаивать баронесса.

– К чему эти сложности? Я остановлюсь в нашей с маменькой квартире, а не в роскошных гостиничных апартаментах. А там нет места для многочисленной прислуги.

Маша усмехнулась. Она представила себе, как нелепо выглядело бы ее появление в огромном старомодном экипаже с горничной и одноухим Юхой в доходном доме, заселенном небогатыми жильцами. Нет, она приедет домой не баронессой Корхонэн, а прежней Машей Стрельниковой.

– Что ж, если Мария Ильинична решила, пусть едет, – подал голос муж.

По его тону Маша поняла, что ее затея не находит одобрения.

– Вероятно, тебе понадобятся деньги, я выдам тебе необходимую сумму.

Генрих внимательно смотрел на жену, пытаясь понять истинную причину ее скоропалительного отъезда, но она выдержала его взгляд, в ее лице не промелькнуло ни тени сомнения, ни предательской дрожи.

– Вещей я много не возьму. К чему? Я ведь ненадолго. Погляжу на маменьку, уверюсь, что с ней все в порядке – и назад! – Маша говорила нарочито бодрым голосом, глядя прямо в глаза мужу. – Ничего, багаж носильщики донесут, извозчики довезут!

На следующий день после недолгих сборов она уже покидала Сиреневую виллу. Карета тронулась, захрустел первый лед, замерзший за ночь на дороге. Маша еще раз оглянулась на мужа и свекровь, застывших на крыльце. «А как славно было бы больше их не видеть!» – мелькнула в голове мысль. Дом скрылся за поворотом, стеной надвинулся глухой лес. У Маши возникло ощущение, точно она вырвалась из клетки. Сумрачное зимнее утро навевало тоску. Свет почти не пробивался через густые заросли. Маша глядела в окошко, и сердце ее тревожно стучало – что-то ждет ее в Петербурге? Стремительная тень, мчавшаяся рядом с экипажем, заставила ее вздрогнуть. Маша высунулась и сердито окликнула:

– Лайен! Ступай домой! Домой, домой, собачка!

Взвизгнув, пес остановился, напоследок пронзив беглянку взглядом своих огромных желтых глаз. Маша вздохнула и забилась в угол кареты.

Вот и снова родной город, ненаглядный Крюков канал, шпиль колокольни Николы Морского, который часто снился ей по ночам. Маша расплатилась с извозчиком и торопливо нырнула под арку во двор. Тут ничего не переменилось со времени ее отъезда, только облетевший куст сирени казался совсем голым и редким да глухая стена напротив облупилась еще больше. Петербургская квартира встретила ее угрюмой пустотой. Маша испугалась до полусмерти, не найдя мать, но дворник успокоил ее, сказав, что госпожа Стрельникова отбыла на богомолье и вот-вот должна воротиться назад. Кухарку из экономии, вероятно, Елизавета Дмитриевна отпустила погостить в деревню к родне. А горничную и вовсе рассчитали. Маша вернулась в квартиру и, не снимая дорожного манто, в задумчивости спустилась на стул. Зачем она примчалась в Петербург? Поговорить с матерью, выяснить правду о злополучной газете? А может, и хорошо, что она ее не застала? Маша стремительно поднялась, скинула манто, шляпу, перчатки и принялась за поиски. Медленно, шаг за шагом, она обшаривала все углы, все потаенные места, куда мать могла бы спрятать газету. Конечно, прошло много времени… А если обман был задуман с самого начала, то газету выбросили, но тогда ей следует пойти в библиотеку и проштудировать все номера за год! Но что-то подсказывало ей, что надо искать дома. И вот удача, в дальнем уголке шкафа, среди всякого хлама, она обнаружила то, что искала! Бесхитростная Елизавета Дмитриевна могла бы спрятать газету более хитроумным способом, например, завернув во что-нибудь, но, видимо, ей и в голову не пришло, что дочь предпримет поиски. Дрожа от волнения, Маша выдернула пожелтевшие страницы и судорожно развернула. Где же, где? Сообщение о трагическом происшествии в Балтийском море на Транзундском рейде во время пребывания там Передовой эскадры и Учебного отряда. Описание ужасного шторма, гибель нескольких шлюпок, список погибших. Михаил Колов… страница загнута и сложена! Маша слабеющими пальцами развернула газету, уже зная, что там будет. Так и есть. Колов-Ремезов, кадет!

Сколько времени прошло с того момента, когда ей открылась невыносимая правда, Маша не знала. Она сидела, тупо уставившись на строчки, и думала о предательстве обожаемой матери, о лживости баронессы и мужа, которые наверняка знали об обмане. Главное состоит в том, как ей теперь жить? И вдруг точно свет проник в ее сознание. Миша жив, он жив! Он дышит, ходит, смеется! Она должна его видеть, убедиться, что смерть обошла его стороной. Но как явиться теперь в тот дом, какими глазами она посмотрит на своего жениха, которого, получается, предала, выйдя за другого, богатого и знатного? Ведь именно так Коловы должны думать о ней. Пустая, глупая и лживая тварь, обманувшая любимого, предпочтя звон титула и блеск богатства! Нет, это немыслимо. Она должна оправдаться в его глазах, объяснить, что ее совесть чиста! Однако как это сделать? Единственное, что ей пришло на ум, это просто явиться и поговорить с Мишей. Вот прямо сейчас, немедленно!

Приняв неожиданное решение, Маша вскочила, привела себя в порядок и поспешила к Коловым. Однако по мере приближения к заветному дому, решимость ее слабела. И вот непослушные ноги уже преодолевают последние ступени. Звенит звонок. Дверь распахнулась, Маша на секунду зажмурилась, а когда открыла глаза, то обнаружила перед собой изумленную Евдокию Осиповну. На лице женщины в одно мгновение промелькнуло все, что она чувствовала к бывшей невесте сына. Гнев, ненависть, презрение. Оглядев гостью с головы до ног, вмиг оценив дорогой мех, модную шляпу, подрагивавшие в ушах серьги, госпожа Колова растянула резиновую улыбку и произнесла нарочито подобострастным тоном:

– Батюшки, и кто же это к нам пожаловал? Ваше сиятельство! Вот уж кого мы и не чаяли больше увидеть! – Она отступила, жестом приглашая войти. – Пожалуйте в наше скромное жилище. Яков Михайлович, Даня, Ганя! Поглядите, кто к нам пришел!

Маша вся сжалась под испытующими взглядами семейства, высыпавшего в коридор на возгласы матери. Старый Колов протер пенсне, мол, не верю глазам своим! Подросшие Ганя и Даня с нескрываемым любопытством рассматривали красивую, богато одетую даму. Они словно и не верили, что именно эта роскошная, приятно пахнущая женщина еще в прошлом году скромной барышней давала им уроки за обеденным столом их квартиры.

– Да что же мы стоим на пороге! – всплеснула руками хозяйка. – Пожалуйте в комнаты, ваше сиятельство! – в голосе Евдокии Осиповны слышались неприкрытое озлобление и насмешка.

– Погоди-ка, мать, – прогудел старик. – Может, Марии Ильиничне что-нибудь серьезное нужно, иначе зачем бы она пришла?

Ему явно было неловко от откровенной враждебности его жены, хотя прежнего доброго чувства, с которым он смотрел на Машу, не было и в помине.

Прошли в гостиную, где Маша мучилась с братьями, пытаясь вдолбить в их головы хоть какие-нибудь знания. Она огляделась: здесь ничего не изменилось, пожалуй, стало еще бедней и запущенней. А может, оно так и было, просто она не замечала раньше? Дверь в комнату Михаила оказалась приоткрытой. Но оттуда никто не вышел, вероятно, его не было дома. Расселись по стульям. Широкие складки Машиного платья улеглись на выщербленном полу. Коловы выжидательно молчали, не желая помочь гостье преодолеть смущение.

– Я пришла к Михаилу Яковлевичу, – выдавила из себя Маша.

– Его нет-с, – последовал резкий ответ Коловой. – Он на службе.

Слава Богу, значит, Михаил и вправду жив!

– Может, я могу его подождать? – Маша вопросительно посмотрела на незапертую дверь.

– Боюсь, вам придется долго ожидать. К тому же нынче он, вероятно, навещает свою нареченную. Как вас в свое время!

Евдокия Осиповна сощурилась, продолжая улыбаться недоброй улыбкой.

Маша вздрогнула, боль пронзила ее. Михаил обручен! Впрочем, и она теперь замужем! Печальное переживание не дало ей возможности заметить, как недоуменно переглянулись Коловы и уставились на Евгению Осиповну.

– Хорошая девушка, порядочная, добрая. Она сестра милосердия, выхаживала его в госпитале после того, как он чудом спасся! Ведь он чуть не умер!

– А я считала, что Михаил тогда погиб, – тихо проговорила Маша и попыталась объяснить, как возникло это заблуждение.

Правда, у нее это получилось не очень убедительно. Ей не хотелось выставлять свою мать в неприглядном свете. История с газетой вышла совершенно нелепой. И уж просто неприличным казалось дальнейшее поведение безутешной невесты, которая даже не пришла в дом родителей жениха разделить их печаль. Коловы слушали ее с явным недоверием. Да и сама Маша, взглянув на все со стороны, почувствовала, что в ее истории присутствует некая недосказанность, кажущаяся другим ложью с целью представить себя в более приглядном виде.

– Все это довольно странно и не очень убедительно звучит, уж простите меня, старого человека, – с болью произнес Яков Михайлович. – Вы так стремительно покинули Петербург, что мы все, и Михаил, конечно, поняли, что калека, да-да, калека, иначе его теперь и не назовешь, вовсе вам не нужен. Вам подвернулась блестящая партия, и вы тотчас же ухватились за этот вариант устройства своей судьбы. Что ж, вы – барышня привлекательная, происхождения благородного, нам сразу казалось, что наш сын вам не пара.

– Да и мамаша ваша не очень-то привечала такого жениха, вероятно, уж теперь она рада-радешенька. Дочка-то за какого аристократа и богача вышла! Ну так что же вам нынче-то от нас нужно?

– Теперь, только теперь я уверилась, что Михаил не погиб. Мне непременно надо увидеть его и поговорить с ним.

Маша изнемогала от общения с этими людьми, враждебно разглядывавшими ее и даже не попытавшимися ее понять. К чему? Ведь она теперь принадлежит другому, недоступному миру! Они всегда относились к ней настороженно и не очень одобряли выбор сына.

– Вряд ли он захочет вас видеть! – сухо заявила Евдокия Осиповна. – Ваше замужество нанесло ему такую рану, что он страдал мучительнее, чем от физической боли! Ведь мы его едва выходили, он жить не хотел после вашего предательства! – вскричала она, замахнувшись на Машу.

В какой– то момент Маше показалось, что та ее сейчас ударит. Она сжалась и зажмурила глаза.

– Прекратите, мама, прекратите! – раздался резкий знакомый голос.

Маша открыла глаза. Перед ней стоял Михаил. Дверь в его комнату была распахнута. Она поняла, что все это время он находился там и слышал весь разговор.

– Миша! Мишенька! – Она просияла и хотела броситься к нему, но тотчас же остановилась.

Михаил остался неподвижен. Он не сделал ни шага к ней навстречу, не протянул руки. Его лицо имело отстраненное и строгое выражение, как у учителя гимназии, выговаривающего ученику за проказы. Он постарел и осунулся, плечи его ссутулились, он сделался очень похож на своего отца. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, потом Михаил двинулся к стулу и с трудом уселся, вытянув вперед одну ногу, точно она не гнулась.

– Ты был ранен? Что с тобой? – со страхом спросила Маша.

– Я едва не остался без ноги, долго лежал в госпитале. Теперь я больше не служу во флоте, меня списали на берег. Калеки никому не нужны!

Голос его звучал хрипло и сурово.

– Я понимаю, о чем ты говоришь, – заторопилась Маша. – Но позволь мне объясниться, позволь рассказать тебе все, как было!

– К чему? – Михаил неприязненно пожал плечами. – Разве это что-нибудь изменит? Ведь ты замужем, и так удачно! Для вас, госпожа баронесса, все сложилось наилучшим образом. Я на свое офицерское жалованье никогда бы не смог дать вам и сотой доли того, что вы имеете! А теперь и подавно! Жалкая пенсия да ничтожные заработки! Зачем вы пришли? Успокоить свою совесть? Ваши переживания мне кажутся надуманными и смешными, да-да, именно надуманными, после того, что я пережил! Ступайте, и будьте покойны, я не держу на вас зла, я вам все прощаю во имя нашей прошлой светлой любви!

Маша не верила своим ушам. Радуясь, что Михаил жив, она почему-то совсем не подумала о том, что он не обрадуется их встрече. Она предполагала, что Миша выслушает и поймет ее. Она совсем не думала о последствиях, ей было важно убедиться, что он жив, и все. Но какая суровая и жестокая отповедь! Такого она не ожидала. Маша не помнила, как покинула дом Коловых, как вернулась к себе. Ее трясло от мучительного унижения, от того, что она не смогла оправдаться перед любимым человеком. Но он жив, и это главное!

Глава четырнадцатая

Аглая Францевна, войдя к сыну, обнаружила его нервно расхаживающим из угла в угол.

– Я поеду за ней в Петербург! Отчего она не возвращается так долго?

– Полно, милый, ведь прошло всего три дня, а вы уговорились на две недели! – Баронесса погладила сына по плечу и тревожно заглянула в его глаза.

– Разве всего три дня? – Генрих недоверчиво покачал головой. – Я думаю, она обо всем догадалась и сбежала!

– Вряд ли! Еще рано! И потом, я ведь читала все ее письма домой перед тем, как отправить почту. Все ее чувства естественны в ее состоянии. К тому же ее мать действительно не отвечала в последнее время.

– Хотелось бы мне верить вам, маман, однако я так боюсь потерять Машу. Бог мой, я и не предполагал, что так полюблю ее! Я не вынесу, если она покинет меня!

Генрих заметался по комнате.

– Она не покинет тебя, мы же предприняли все необходимое, чтобы удержать ее!

Аглая Францевна вздохнула и с тяжелым сердцем покинула комнату сына. Баронесса знала, что может произойти, но всякий раз ее охватывали ужас и отчаяние. Она сделала все возможное и невозможное, что только может предпринять мать для спасения единственного, обожаемого сына. Но даже ее безграничная жертвенная любовь оказалась бессильной. Требовалась еще одна жертва, еще одна преданная душа, и ею стала молодая жена.

Баронесса думала о невестке в последние дни неотступно. Правильно ли она сделала выбор, не ошиблась ли? Но ведь и гадалка предсказала именно ее, Машу? Действительно ли это та женщина, на которую она, Аглая, сможет спокойно оставить сына, когда Господь призовет ее? Маша – натура очень чувствительная и эмоциональная, чужие страдания не оставляют ее равнодушной. Она ценит красоту и талант, поэтому Генрих неизбежно должен овладеть ее сердцем. Если только… если этот мнимый покойник не воскрес из мертвых и не возник вновь в ее жизни. Но в их глуши это вряд ли бы прошло незамеченным. Хотя в последнее время она переменилась, словно затаилась, или это только кажется? Маша неглупа, но не столь проницательна, чтобы так скоро понять их семейную тайну. Она неизбежно откроется, но это будет потом, позже, когда Маша уже глубоко привяжется к Генриху, когда для нее станет невозможно отказаться от владения таким роскошным имением, когда она привыкнет шествовать по жизни с титулом баронессы. Нет-нет, нет основания для страха. У них в запасе почти десять дней, этого вполне хватит…

Аглая смотрела на огонь и думала о Маше. Та напоминала ее саму в далекой юности. Недаром гадалка предсказала, что именно Маша должна стать женой ее сына! Аглая готова была полюбить девушку всей душой, если она так же полюбит, навеки полюбит ее сына! Баронесса прислушалась к звукам дома. В этой кажущейся мирной домашней тишине притаилась скрытая угроза, бесконечный ужас. А к этому невозможно привыкнуть. Сзади донесся шорох. Она оглянулась. Огромные острые черные уши резко выделялись в дверном проеме.

– А, Лайен! Ты, как всегда, вовремя. Знаешь, что нужно нашему Генриху! – Она потрепала пса по короткой жесткой шерсти, и они бесшумно подошли к дверям комнаты барона.

Собака встала на задние лапы и поскреблась в дверь. Дверь отворилась, и Лайнен вбежал с поскуливанием. Аглая Францевна пошла прочь, зная, что только присутствие этой собаки приносит сыну некоторое облегчение и не вызывает чудовищного раздражения.

Море, море, огромные волны, острые, как бритва, камни, дикий пронизывающий ветер. Ужасный треск, хаос, паника. Все рушится и летит в тартарары. Крики, стон, и лицо этого милого мальчика, полного тезки, Миши Ремезова. Про себя Колов называл этого курсантика только Ремезовым, опуская первую часть фамилии. В экипаже все удивлялись и смеялись над ними, тезками. Как могло случиться, что два совершенно разных человека, не родня вовсе, оказались в одно время на флоте, да еще на одном корабле? И только теперь Михаил понял – это судьба. Господь взял к себе того, юного, и оставил другого жить с постоянным чувством вины, что не смог спасти его, жить, ежеминутно сверяя свою жизнь с потерянной другой жизнью. Достоин ли ты того, что Господь выбрал именно тебя? А ведь он, Михаил, пытался помочь юному кадету, пытался изо всех сил, но его самого ударило о камни, причем от удара он едва не лишился сознания. Мальчик погиб на его глазах, утонул, захлебнулся. Колов уцепился за какой-то обломок. Вероятно, его выбросило на берег. Он не помнит, как очутился в госпитале. Озабоченное лицо доктора, полное лицо веселой фельдшерицы, потом вдруг материнское лицо, искаженное страданием и страхом. Боль постепенно отступала, чтобы уступить место новой, душевной. Михаил не сразу узнал, что невеста покинула его. И только уже выйдя из госпиталя, ковыляя на костылях, он понял, что стремиться ему некуда. Его не ждут.

И тогда Колов пожалел, что Господь взял того Ремезова, а не его. Как теперь жить и верить, для чего жить? Пустое, нищенское существование, попытки помочь семейству в борьбе за выживание, серые и скучные дни – вот что стало его уделом. А ведь именно любовь к Маше пробуждала в нем волю к жизни, заставляла цепляться за этот чертов обломок, сражаться с волнами. В госпитале, когда к нему возвращалось сознание, только мысль о ненаглядной Машеньке придавала ему энергию, становилась тем неведомым лекарством, которое и подняло его на ноги. И вот теперь пустота. Хуже того, пепелище!

Первое время Михаил жил как во сне, это и жизнью было трудно назвать. Он просто плыл по течению, подчиняясь неспешному ритму домашней жизни. Списание на берег, жалкий пенсион, стремительно стареющие растерянные родители, бестолковые никчемные братья, на которых вряд ли можно уповать в дальнейшем. Евдокия Осиповна долго не могла смириться с тем, что этот хромой угрюмый человек с потухшим взором и есть ее старший сын, ее Мишенька, надежда и опора семьи. Ее удручало, что предательство этой самодовольной гордячки мучает сына больше физической боли. Да что в ней такого? Вон сколько вокруг невест, которые с радостью за Мишеньку пойдут! Взять хотя бы полногрудую фельдшерицу, что выхаживала Колова в госпитале. Милая, бойкая барышня, веселая, сметливая. Вот ее бы в невестки! Замечательно бы по дому хозяйничала, ей, Евдокии Осиповне, во всем подмога была бы! По всему видно, что не белоручка, зашить, заштопать, помыть, прибрать, сварить – словом, идеальная жена! И Михаил явно ей приглянулся! Не отходила от него ни на шаг!

Однажды она попыталась завести с сыном разговор о сватовстве к фельдшерице. Результат вышел ошеломляющий. Михаил так рассердился на мать, так грубо и зло кричал на нее, что обомлевшая Евдокия Осиповна зареклась приступать к сыну с подобными беседами. Одно ей теперь оставалось – молить Бога о скорейшем выздоровлении сына, об избавлении его души и тела от страданий, о том, чтобы Господь не забыл призвать к ответу ненавистных Стрельниковых, дочь и мать. Колова не сомневалась, Елизавета Дмитриевна сыграла в этой истории свою роль. Поэтому, когда Маша возникла на пороге их дома, она с трудом удержалась, чтобы тотчас же не вцепиться в ее дорогое манто, не изуродовать все это, как была изуродована жизнь ее сына.

Михаил, услышав в передней до боли знакомый нежный голос, не поверил своим ушам. Это, должно быть, сон, галлюцинации, последствия перенесенной травмы! Однако, нет! Он прислушался к возгласам матери, поморщился и ринулся было навстречу возлюбленной. Однако, проковыляв несколько шагов, остановился и задумался. Зачем она пришла? Какое ему теперь до нее дело? Они теперь принадлежат разным мирам, и их жизни более не пересекаются. Колов застонал и отошел от двери, которую уже приоткрыл. Уселся на колченогий стул, такой же колченогий, как и его хозяин. Взор упал на запылившуюся за неупотреблением «Тактику» Бутакова. Теперь одна тактика и стратегия – не сойти с ума от своей беспомощности и никчемности, остаться тем, кто ты есть, и не дать судьбе вертеть собой!

В это время все вошли в гостиную. Михаил с отчаянно бьющимся сердцем слушал, что говорила Маша, но сначала от волнения не понимал ни слова. Потом, когда ему удалось немного справиться с душевным смятением, он стал вникать в ее рассказ и пришел в полное недоумение от той несуразицы, которая явно проступала в речах новоявленной баронессы Корхонэн. Что она такое говорит? Он умер? В это время Евдокия Осиповна, не выдержав, напустилась на Машу. Михаил вскочил и бросился в комнату. То, что он увидел, заставило его побледнеть. Маша, ненаглядная его девочка, прелестная, ставшая еще краше, в чудном меховом манто с закрытыми от ужаса и унижения глазами, сжалась под испепеляющими взглядами всего семейства, расположившегося вокруг, точно звери, готовые рвать на части свою добычу. На звук его голоса Маша открыла глаза, и взоры их встретились. Он ждал этого весь прошедший страшный год. Именно эти бездонные глаза смотрели на него и заставляли жить, когда он проваливался во мрак. Он стиснул зубы. Сжал кулаки, пытаясь казаться невозмутимым, холодным, отстраненным. Чужим! Михаил видел, как ей больно и страшно от подобной перемены, но это не шло ни в какое сравнение с его болью! Когда бедная Маша поднялась и робким неуверенным шагом двинулась прочь, он с трудом подавил желание остановить ее, развернуть к себе и покрыть лицо страстными поцелуями. Хлопнула дверь, в комнате еще витало облако ее упоительных духов. Родители и братья выжидательно смотрели на Михаила. Неужели простит и бросится вслед? Унизится до жалкой роли любовника богатой вертихвостки? Михаил прочитал немой вопрос в глазах матери, та готова была упасть перед ним на колени, преграждая путь. Отец, кашлянув, хотел сказать что-то ободряющее, но любое слово теперь показалось бы фальшью, поэтому Михаил резко развернулся и ушел к себе.

Глава пятнадцатая

Маша, сама не своя от пережитого, с трудом поднялась в квартиру, рассеянно сняла шляпу, да так и осталась сидеть на стуле, держа ее в безжизненной опущенной руке. Надо бы поплакать, но слезы застыли. Да и что толку теперь плакать? Радоваться надо, Миша действительно жив! Только он не желает знать ее, не хочет понять, что произошло. Но ведь ее любовь не исчезла, она здесь, в груди, и по-прежнему жжет и мучает. Видимо, судьба ее такая – прожить всю оставшуюся жизнь с чужим нелюбимым человеком, любя другого, мечтая о нем во снах и воспоминаниях. Что ж, значит, придется смириться, поставить на себе крест? О как это страшно и несправедливо! А ведь если бы Михаил пожелал ее выслушать, понял, проникся, то тогда… Что тогда? Что делать? Скандал? Развод? Мучительные выяснения отношений с мужем, свекровью и бедной матерью, искренне верящей, что обманом сотворила счастье дочери?

В углу что-то зашуршало. Маша вздрогнула и пошевелилась. Только теперь она поняла, что уже долго сидит вот так, без движения, в пустой темной квартире. Надо бы зажечь лампу и вскипятить чай. Она вспомнила, что целый день ничего не ела. Шорох и писк повторились, и Маша со страхом и отвращением увидела, как из темноты угла быстро и по-хозяйски смело бежит мышь. Ей тотчас же вспомнились белые мыши, которых Генрих изображал на своих странных картинах. Она пригляделась и с изумлением поняла, что и эта мышь тоже белая, только в темноте она не сразу различила это. Маша поднялась, чтобы прогнать ее, но подлая тварь не испугалась, наоборот, она остановилась, повернула маленькую головку и вперила в девушку пронзительный взор своих глаз-бусинок. Маша замерла, она знала, что испуганные грызуны могут даже покусать. Мышь и впрямь ощерилась, показались ряд мелких острых зубов и яркий красный язычок. Маша испугалась не на шутку и, схватив диванную подушку, швырнула ее. Подушка упала на пол и из-под нее, точно брызги, рассыпались в разные стороны десятка два невесть откуда взявшихся тварей, словно та, первая, лопнула от удара и породила новых. Маша завизжала. Полчища белых мышей, больших и маленьких, прямо на ее глазах заполняли собой пространство комнаты. Это были странные, диковинные мыши с горящими осмысленными глазками и дьявольскими ухмылками на маленьких оскаленных мордочках. Они кишели вокруг, а их длинные тонкие хвосты образовывали непроходимую сеть на полу. «Сейчас я запутаюсь в этих хвостах. Упаду, и они загрызут меня!» – мелькнула мысль, и Маша опрометью бросилась в переднюю, чтобы покинуть квартиру. Подбежав к двери, она схватилась за засов, потянула его и тут поняла, что дверь с другой стороны тоже кто-то пытается открыть. Маша не знала, что ей делать – вырваться наружу, спасаться от ужасных тварей или бороться с неведомым пришельцем. Времени и сил на размышление не было, дверь распахнулась, и обессилевшая от ужаса девушка упала на руки матери.

Испуганная Елизавета Дмитриевна едва перевела дух от неожиданности.

– Маша, девочка! Ты так меня до разрыва сердца доведешь! Да что с тобой? Какие такие мыши? У нас, слава Богу, их и нет вовсе!

Мать затворила дверь и быстро прошла в комнаты, зажигая лампы.

– Тут нет никого! – Стрельникова покружила по комнатам, заглянула во все углы, но кроме пыли ничего не заметила.

Маша с опаской вернулась обратно, прошла вслед за матерью. Странно, а ведь если тут и впрямь водилось бы столько мышей, остались бы отвратительные следы их пребывания.

– Что с тобой? Ты больна? – тревожно спрашивала мать. – Почему ты вдруг приехала? Да что же случилось?

Елизавета Дмитриевна, поверх суконного пальто закутанная в шаль, на которой блестели капли растаявшего снега, трясла дочь за плечи, с ужасом заглядывала в лицо.

– Стало быть, мне это привиделось? – прошептала девушка в отчаянии. – Значит, я, наверное, больна! О Господи!

– О Господи! – эхом отозвалась мать, и они посмотрели друг на друга.

Во взоре матери читались раскаяние и страх, во взоре дочери укор и отчаяние.

– Мама, Миша жив! Я знаю это наверняка, так же как и то, что вы все меня обманули!

– Ты видела Колова? – Стрельникова быстро справилась с испугом и попыталась увести разговор в сторону. – Ты приехала для свидания с ним?

Елизавета Дмитриевна всплеснула руками, мол, как можно, ведь ты замужняя женщина! Маша замотала головой и вкратце рассказала матери о своем открытии на острове, поиске газеты и визите к Коловым. Стрельникова нервно слушала дочь, крепилась-крепилась, но потом рот ее непроизвольно стал кривиться, она начала всхлипывать.

– Маша, ненаглядная моя, пойми меня и прости. Я причинила тебе такую муку, но я полагала, что делаю тебе добро! Представь на минутку, что ты теперь живешь не на Сиреневой вилле, а вместе с Коловыми, с мужем-калекой на его жалкую пенсию, подрабатываешь уроками, штопаешь драные носки всего семейства, бранишься с кухаркой за каждую копейку, перелицовываешь свои девичьи платья. И это счастье, и это любовь, о которой ты так мечтала?

– Мама, – Маша прервала ее, – это все для меня теперь не важно, важно то, что я всю жизнь проживу во лжи, под гнетом невольного греха, предательства! Ведь я по-прежнему люблю Мишу! И я никогда не смогу полюбить Генриха!

Маша вдруг схватилась за голову. Острая, пронзительная боль заставила ее замолкнуть. Она побледнела, дыхание ее участилось. Стрельникова, на ходу разматывая шаль, побежала к шкафчику с лекарствами и дрожащей рукой достала успокоительные капли. Она волновалась, пузырек ударялся о край стакана, и жидкость попадала больше на стол, а не в стакан. Когда Елизавета Дмитриевна вернулась к дочери, та уже лежала на диване, скрючившись от боли, и постанывала.

– Мама, кажется, я заболела. Не пойму, что со мной. Меня всю ломает.

– Это нервы, ты переволновалась да, наверное, простыла в пути. Поспи, и все пройдет.

Елизавета Дмитриевна укрыла дочь пледом и села рядом, тревожно глядя Маше в лицо. Страшное подозрение тяжелой тучей вползало в душу.

Известный в Петербурге доктор Николай Алексеевич Миронов поутру получил с рассыльным послание от своей давнишней знакомой и пациентки госпожи Стрельниковой, которая молила его прибыть по возможности без отлагательства, так как с ее дочерью происходит нечто непонятное. Миронов имел в столице репутацию многоопытного врача, прекрасного диагноста, его часто приглашали на консилиумы. У него имелась широкая практика по всему городу, его труды печатались в журнале «Врач». По стопам Миронова шли его ученики, которые боготворили своего учителя и коллегу, ловили на лету каждое слово, его авторитет был непререкаем. За долгие годы беспорочного труда на ниве помощи страждущим от недугов, доктор снискал не только известность, но и заработал вполне осязаемый капитал, купил роскошную квартиру в доме на Каменноостровском проспекте, где поселился со своей единственной ненаглядной дочкой Олей, прелестной барышней на выданье. Доктор воспитывал девочку в одиночестве, потому как его супруга, верный друг и помощник во всех его начинаниях, умерла от дифтерии, несмотря на отчаянные усилия Николая Алексеевича. После смерти супруги, Миронов долго был безутешен. Он не мог позволить себе полюбить еще раз, считая себя виновным в смерти жены.

Однажды его пригласили на прием в семью Стрельниковых. Девочка болела, ее мучили приступы изнурительного кашля, она не спала ночами и таяла на глазах. До смерти напуганной Елизавете Дмитриевне мерещилась чахотка, которая в сыром и нездоровом климате северного города подстерегала любого. Николай Алексеевич навещал Стрельниковых почти каждый день. Но не только кашель девочки гнал его в этот дом. Елизавета Дмитриевна, ее аристократические манеры, достоинство и еще не увядшая красота пленили Миронова. Его трогало, что в скромной остановке этой убогой квартиры она по-прежнему жила, точно принцесса в изгнании, стоически перенося житейские невзгоды. Морщины, тронувшая волосы седина, обозначившие горький жизненный опыт, придали ее лицу определенное очарование. Идеальная осанка и всегда безукоризненная прическа, скромная, далеко не новая, но аккуратная одежда – все дышало достоинством. Словом, доктор, неожиданно для себя обнаружил, что думал о Стрельниковой постоянно. Маша уже поправилась, а он все наведывался в их дом. Елизавета Дмитриевна не сразу, но поняла, что доктор проникся к ней теплым чувством. Ее эта ситуация очень смущала. Она находила обстоятельства неприличными, но в глубине души надеялась, что, может быть, потом, когда Маша выйдет замуж, вот тогда и она подумает о своей судьбе. Несомненно, Миронов в свои годы еще очень привлекательный мужчина – среднего роста, благородная седина, пенсне. Ну как же доктор и без пенсне! Умные внимательные глаза и тонкие, но очень сильные и выразительные руки, руки интеллигентного человека.

Николай Алексеевич, посещая пациентов, работая в клинике, проявлял подчас невиданную твердость характера, решительность и волю. Но вот тут он явно не находил в себе решимости действовать, не мог наконец позволить себе дать волю чувствам. Его, так же как и Стрельникову, смущала собственная дочь, положение в обществе, возможные пересуды, косые взгляды. Так они потихоньку посматривали друг на друга, отводя взгляд, да вздыхали украдкой. Дальше дело не шло. Елизавета Дмитриевна между тем стала прихварывать, ее одолевали приступы слабости, потливость. Она заметалась. Призвать Миронова? Но он, верно, опять денег не возьмет. В последние визиты к Маше доктор наотрез отказался от вознаграждения, что окончательно убедило Елизавету Дмитриевну в том, что он явно неравнодушен к ней. Но она знала, что каждый его визит очень недешев, и не могла себе позволить позвать Миронова, а пользоваться его добрым отношением – совершенно невозможно, просто неприлично. Поэтому Стрельникова чахла, перемогалась, потом ей немного полегчало, а тут подоспела стремительно развернувшаяся история со сватовством Корхонэна. Елизавета Дмитриевна забыла и о визитах доктора, и о своих болячках. Только бы вышло! Только бы Машенька стала баронессой! Затем грянули отъезд в Финляндию, скоропалительная свадьба, и Миронов надолго покинул мысли Елизаветы Дмитриевны. Конечно, она иногда вспоминала о нем, но только так, чуть погрустив о том, что могло бы сбыться, да не сложилось. И Миронов потерял из виду Елизавету Дмитриевну.

И вот записка – просят прибыть! Миронов поспешил на квартиру Стрельниковых. День стоял холодный, ветреный, впрочем, когда в Петербурге не бывает ветров, пронизывающих до костей, продувающих даже енотовую шубу! Миронов кутался в поднятый воротник и мысленно подгонял лошадь, которая упруго отталкивалась от брусчатой мостовой.

– Прибыли, барин! Домчали с ветерком! – Возница спрыгнул с козел и, откинув медвежью полость, помог седоку сойти.

Расплатившись, Миронов стал поспешно подниматься на второй этаж доходного дома. Дверь распахнулась почти сразу, из чего следовало, что его с нетерпением ждали. Николая Алексеевича поразила перемена в Елизавете Дмитриевне. Она постарела и подурнела – следы слез и ночных бдений никогда не идут на пользу! Миронов боялся выказать радость от встречи, ведь его позвали вовсе не за тем. Учтиво и сдержанно поцеловав руку хозяйке дома, он прошел вслед за ней в комнату, где находилась больная. Маша разметалась на кровати. Осунувшееся бледное лицо девушки было искажено страданием. Влажные волосы разметались по подушке. Она хотела приподняться, чтобы приветствовать врача, но тотчас же бессильно поникла.

– Вот! – указала на дочь Стрельникова. – И так со вчерашнего вечера! Всю ночь маялась, моя бедняжка! Уж извините, что к вам обратилась, думается, что кроме вас сейчас нам никто не поможет!

Елизавета Дмитриевна старалась держаться с достоинством, но в ее словах проскользнуло отчаяние.

– Боюсь, уж не чахотка ли? – Она с беспокойством следила за выражением лица Миронова, пока тот осматривал Машу. Щупал пульс, вглядывался в зрачки, выслушивал трубкой дыхание.

– Видите ли, сударыня, – наконец произнес врач, – помимо чахотки существует множество разных болезней, которые могут свести нас в могилу с такой же степенью вероятности. Но, по счастью, ни чахотки, ни другой подобной напасти у Марии Ильиничны, как мне кажется, нет. Во всяком случае, на первый взгляд. Однако ситуация мне непонятна, и это настораживает. Следует пустить кровь, потом я сделаю ей укол, он принесет облегчение. И надеюсь, наша больная сможет немного поспать. Тогда мы с вами поговорим тихонечко.

Через час измученная Маша действительно забылась тяжелым сном. Кухарка, вернувшаяся поутру, помогала Миронову. Елизавета Дмитриевна зажмурилась, когда мимо нее пронесли тазик с кровью. Она предложила Миронову чашку чаю. Самой же ей кусок в горло не шел, она с трудом сделала несколько глотков. Николай Алексеевич смотрел на нее с жалостью и состраданием. В его взоре она прочитала готовность выслушать и помочь. Слово за слово Елизавета Дмитриевна рассказала Миронову о помолвке Маши, о своей ненаглядной подруге баронессе и ее сыне, о мнимой смерти Михаила, злополучной газете, обмане, отчаянии Маши, поездке в имение Корхонэнов и стремительном замужестве дочери. Николай Алексеевич слушал, не перебивая, и только вытащил платок, чтобы протереть пенсне.

– Как отец незамужней дочери я вас вполне понимаю! Ради счастливого будущего единственного ребенка, удачного брака родитель готов взять на душу какой угодно грех! Понимаю, что вас мучает обман, последствия которого, как вы полагаете, отразились на здоровье девушки.

– Да, разумеется! Она так плакала и убивалась, что, видимо, нервное потрясение не прошло даром! – Стрельникова горестно покачала головой.

– Да, такое возможно. Но то, что я видел, пока не вписывается в картину нервного припадка, срыва или чего-то подобного. Вы сказали, что с замужеством ваша дочь изменилась. В чем это выразилось?

Стрельникова вздохнула и принесла письма Маши с описаниями странных видений, потаенных страхов.

– Вы позволите? – Доктор углубился в письма, а Елизавета Дмитриевна совсем пала духом.

Уж если Миронов не знает, что происходит с Машей, значит, дело совсем плохо. Вот расплата! Вот кара Господня! Напрасно она провела на коленях две недели в монастыре, прося Бога ее простить! Не услышал Бог ее молитв, отвернулся от нее!

– Послушайте, Елизавета Дмитриевна! – Врач отложил листки в сторону. – Я не хочу вас пугать, но, судя по письмам, мы имеем дело с какими-то психическими изменениями. Не знаю пока, насколько сильны эти процессы, необходимо время, чтобы разобраться.

– Я предчувствовала! – с отчаянием в голосе воскликнула Елизавета Дмитриевна. – Воистину, если Господь захочет наказать, он лишает разума! Но только отчего он не наказал так меня, грешницу, а покарал мою невинную чистую девочку!

Она схватилась за голову и стала раскачиваться на стуле. Миронов поспешил утешить ее.

– Погодите, погодите так отчаиваться. Диагноз пока неясен, но это не значит, что ситуация безвыходная. Позвольте, я приглашу коллегу, который лучше, чем я, знаком с душевными недугами.

– Какой кошмар! Я не перенесу этого! – Стрельникова не слышала, что ей говорил Миронов.

Николай Алексеевич почти насильно заставил ее выпить успокоительное. Затем он поспешил в переднюю, подскочившая кухарка подала ему шубу, шляпу и трость. Через минуту Миронов уже шел к доктору Скоробогатову, известному в медицинском мире специалисту-психиатру.

Глава шестнадцатая

Как она ждала появления на свет своего ненаглядного мальчика! Дни считала, с легкостью перенесла физическую боль, лишь бы скорее свидеться с ним, прикоснуться к нему, посмотреть в его глазки! Отныне только он, ее сыночек, ее Генрих, являл собой смысл жизни, стержень существования. Только он – источник любви и тепла!

Выйдя замуж почти девочкой, Аглая Корхонэн, мало знавшая жизнь, но готовая пить эту жизнь большими глотками, очень быстро захлебнулась и едва не погибла в водовороте своих переживаний. Маленькая, изящная, как фарфоровая статуэтка, красивая, глаз не отвести, смоляночка обвенчалась с бароном Теодором Корхонэном и стала хозяйкой Сиреневой виллы. Муж, крупный, широкоплечий, высокий, был старше ее на пятнадцать лет. Он жил в глухом поместье и полагал, что юная жена привнесет свет и радость в его угрюмое, нелюдимое существование. Поначалу так и было. Но только свет не может струиться вечно. Потихоньку он меркнет. Баронесса довольно скоро ощутила, что между нею и мужем лежит непроходимая пропасть. Трепетный цветок и грубое животное, разве они могут существовать рядом? Участь цветка предрешена, его сорвут, сломают или просто забудут закрыть дверь, и ворвавшиеся ветер и снег выморозят его насмерть. Вскоре между супругами возникли холод и отчуждение, и даже появление маленького Корхонэна ничего не изменило, хотя Аглая по наивности и неопытности надеялась на чудо. Чудо любви, внимания, заботы. Но Теодор выбирал охоту, море, пропадал порой на многие дни. Вернувшись, усталый и продрогший, он предпочитал согреваться огнем вина. Аглае хватило мужества и мудрости смириться с этой ситуацией ради сына, единственного наследника огромного состояния. На него она перенесла свою нерастраченную любовь, ибо ни о каком ином возлюбленном не могло быть и речи. Мрачный, ревнивый и подозрительный муж стерег фамильную честь, как цербер.

Мальчик рос и радовал мать. Он унаследовал ее изящную внешность. Тонкие правильные черты Генриха, его чудные шелковые кудри приводили ее в восторг. Она не могла оторваться от него, дни напролет проводя в детской. Она носила его на руках, хотела кормить сама, но молока недоставало – мальчик имел отменный аппетит. Тогда взяли кормилицу из финских крестьянок, здоровую, розовощекую, полногрудую. Аглая не сразу заметила, что кормилица доставляла радость не только маленькому Корхонэну. Ее пышные формы пленили и самого Теодора. Это открытие потрясло Аглаю. Но она не осмелилась и намекнуть супругу, что знает о его непристойном поведении. Однажды она совершила непростительную глупость и со слезами на глазах пожаловалась на супруга одной из родственниц мужа, редкой гостье в их захолустье. Та очень удивилась, чего тут плакать? Экая беда, виданое ли дело! Мужчины – это такие грубые животные, они так устроены, что не могут удовлетвориться одной-единственной женщиной. Особенно если эта единственная – хрупкая, маленькая, точно ребенок, такая худышка, подержаться не за что! Так что нечего страдать, а надо побольше есть!

Аглая не воспользовалась советом. За кормилицей последовали другие, и не было им конца. Неразборчивость мужа породила в душе Аглаи сначала отчаяние и горе, потом презрение, а затем наступило ледяное отчуждение. Сын, который получился копией матери, стал для нее единственным смыслом жизни. Она учила его читать, слушать музыку, рисовать, подолгу гуляла с ним по берегу моря и по лесным тропинкам. К нему приглашали домашних учителей из Гельсингфорса и Петербурга. Мальчик упивался красотой мира и природы.

Однако барона совсем не устраивало, что его единственный сын и наследник растет эдакой фарфоровой куклой. Ему было достаточно одной кукольной жены. Когда ребенок подрос, он стал учить его верховой езде, фехтованию на игрушечных саблях, плаванию, без конца поддразнивал его, пытаясь воспитать из него мужчину. Генрих сопротивлялся. Грубый и нетерпеливый, барон приходил в ярость от его ошибок, неловких движений, царапин, невольных слез, от его нежелания походить на истинного Корхонэна. Однажды Теодор решил взять сына на охоту. Аглая пришла в ужас оттого, что ребенку придется воочию увидеть смерть живого существа.

– Ха-ха! Не только увидеть! Он сам будет стрелять! Я сделаю из него человека, а не слюнтяя! – громко рассмеялся муж в ответ на ее мольбы оставить ребенка дома и не заставлять лицезреть чужие страдания.

Однако приобщиться к суровому мужскому миру маленькому Генриху в тот день не удалось. Как только подстреленный им пушистый и трогательный зайчишка в предсмертных судорогах испустил дух, ребенок забился в таких же ужасных судорогах. Страшные корчи сотрясали его тельце, глаза вылезли из орбит, изо рта пошла пена. Отец был обескуражен. Ребенка облили водой и в полубессознательном состоянии привезли домой. С той поры подобные припадки стали повторяться. А затем к ним прибавились приступы истерии, злой ярости и ненависти, такой была реакция на попытки отца бороться с недугом по принципу выжигания зла каленым железом. Он полагал, что «расстроенные нервы», доставшиеся по наследству от слишком хрупкой, изнеженной, аристократичной маменьки, надо лечить нарочитой грубостью, суровостью и, может быть, даже жестокостью. Генрих спасался от отца в подвале, где за плотно закрытыми дверьми предавался своим мечтам, воплощая на холсте мучившие его образы. Однажды Теодор внезапно ворвался в подвал, и сын не успел припрятать незаконченную картину. Старший Корхонэн, узрев неведомые пугающие создания, утратил дар речи. Картина полетела в печь, а юноша был отправлен за границу лечиться.

Аглая Францевна не теряла надежды. Ее любовь была безграничной. Они без устали посещали светил медицинского мира, но никто не мог толком помочь Генриху. А между тем он вошел в тот возраст, когда играющая кровь и здорового-то юношу иногда делает почти безумным, когда его обуревают неведомые страсти и смутные желания. Состояние Генриха стало таково, что оставлять его одного не представлялось возможным. Но и отдать его в лечебницу мать тоже не могла, она просто не допускала такой мысли. И вот когда положение казалось просто безысходным, на их пути повстречался некий лекарь, китаец, неизвестно как оказавшийся тогда в Швейцарии, где Генрих безуспешно принимал сеансы лечения электричеством. Новоявленный целитель, которого Аглая с трудом понимала, шепелявя и причмокивая, кивая, как китайский болванчик, щуря свои и без того узенькие глазки, напоил пациента неким снадобьем. И произошло чудо – молодой человек преобразился на глазах. Аглая упала на колени перед китайцем, и Генрих на долгое время превратился в его постоянного пациента.

Так в поисках душевного спокойствия прошло несколько лет. Мать и сын воротились в поместье, где их ждали большие перемены.

Глава семнадцатая

– Тэкс-тэкс-тэкс. – Доктор Скоробогатов расхаживал из угла в угол, потирая руки от нервного возбуждения и усталости.

Врачебный консилиум в доме Стрельниковых длился уже не первый час. Скоробогатов, невысокий, плотный, лысый мужчина в летах, с лицом, похожим на лисью мордочку, с умными пытливыми глазками, узнав от своего коллеги Миронова о столь необычном случае, согласился осмотреть пациентку. Он долго и нудно, как казалось и Маше, и ее матери, расспрашивал о самых обычных вещах, переспрашивал, возвращался к уже слышанному и задавал те же вопросы. Он стучал молоточком по ногам и рукам девушки и даже колол ее иголкой! Потом так же долго и внимательно изучал письма и снова начинались вопросы, вопросы.

– Послушайте, сударыня, а ваша дочь не морфинистка? Или, скажем, не принимает ли она настойку опиума?

Стрельникова в изумлении вскинула на нового доктора глаза.

– Я не уверена, знает ли вообще моя дочь, о чем вы говорите.

– Вполне возможно, что и не знает, – доброжелательно закивал головой врач, – только есть одно настораживающее обстоятельство. Полчаса назад я дал ей морфию. Поглядите, она ожила, ее страдания явно уменьшились!

– Я ничего не понимаю. – Елизавета Дмитриевна развела руки.

– Позвольте мне задать вам еще не совсем приятный, может быть, совсем не деликатный вопрос. Как вы полагаете, почему Корхонэны выбрали именно вашу дочь? Разве мало в столице хорошеньких, образованных, родовитых бесприданниц? Почему барон не искал жену в светских кругах?

– Я же рассказывала, что его мать – моя старинная подруга, и потом, Маша, моя Маша могла бы стать идеальной супругой для любого знатного человека, ведь мы… – Елизавета Дмитриевна захлебнулась обидой и унижением. Ответ на нелепый вопрос совершенно очевиден!

– Да-да, конечно! – поспешно и, пожалуй, слишком бесцеремонно прервал Скоробогатов свою собеседницу. – Конечно, Мария Ильинична во всех отношениях достойна самого замечательного мужа. Но я пытаюсь отбросить эти, извините, сантименты и рассмотреть голые факты. Что мы видим? Корхонэны прибывают в Петербург, вероятно, с целью найти именно такую девушку. Почему-то им нужна именно такая, бедная, аристократического происхождения, красивая, здоровая, уточняю, на тот момент, здоровая. Встретив вас и вашу дочь, они весьма ловко и быстро побуждают вас совершить подлог и принудить дочь выйти за Генриха. Что стоит за этой неприличной скоропалительностью? Это не характерно для людей их круга!

– Не понимаю! Не знаю, что вам ответить! – пролепетала Елизавета Дмитриевна, краснея. В пересказе доктора вся история замужества Маши и впрямь выглядела неприлично и очень подозрительно.

На самом деле Скоробогатов просто вслух высказал те мысли, которые в последнее время постоянно не давали ей покоя, она не находила на них ответа.

– Итак, что мы видим, уважаемый коллега? – Скоробогатов обернулся к Миронову, который чрезвычайно внимательно следил за этими рассуждениями. – А мы видим, что вполне здоровая девица, выйдя замуж и оказавшись в уединенном поместье в обществе мужа и его матери, вдруг, вместо того чтобы жить в свое удовольствие, демонстрирует нам все признаки сумасшествия! Тут и дикие образы, и жуткие видения, перепады настроения и эмоциональная взвинченность. Чем это объяснить? Ведь вы ее знали давно, Николай Алексеевич? Замечали ли вы прежде в больной склонность к подобному поведению или признаки, которые впоследствии могли привести к развитию душевной болезни?

– В том-то и дело, коллега, что Мария Ильинична была совершенно нормальной, вполне здоровой девушкой, без каких-либо признаков душевных отклонений.

– А вы что скажете, сударыня?

– Ах, Боже Ты мой! Конечно, ничего подобного не было!

Стрельникова едва держалась на ногах. Перед ее взором уже маячили мрачные палаты больницы Николая Угодника и образ дочери в смирительной рубашке.

Между тем доктора снова прошли к Маше, которой и впрямь стало немного лучше. Во всяком случае, при виде врачей и матери она улыбнулась и села на постели.

– Скажите мне, милая барышня, не употребляете ли вы неких снадобий, лекарств и того подобного для разного рода целей? – спросил Скоробогатов, усаживаясь подле пациентки.

– Каких таких целей? – не поняла больная.

– Ну, скажем, для того, чтобы прогнать непреходящую, гложущую тоску, чтобы забыться, чтобы, наконец, возбудить в себе любовные чувства, ощущения?

– Нет! – испуганно и торопливо ответила Маша и вдруг замолчала.

Страшная догадка мелькнула в ее сознании, но она еще не поняла ее значения.

Скоробогатов мягко взял ее за руку и доверительно произнес:

– Сударыня! Сейчас я хочу задать вам некоторые вопросы, которые вас, как порядочную и целомудренную женщину, очевидно, смутят. Но я прошу вас, сделайте над собой усилие, поборите это чувство, попытайтесь ответить на мои вопросы как можно откровеннее. Это даст мне возможность более ясно представить всю картину.

Маша испуганно перевела взор на мать и Миронова. Николай Алексеевич ободряюще кивнул девушке и потянул Стрельникову вон из комнаты, чтобы дать возможность Маше, не стесняясь, объясниться. Прошло около часа. Когда они воротились, Маша сидела пунцовая. Красные пятна горели на ее щеках, она не знала, куда деть глаза после своих откровений. Скоробогатов же всем своим видом выказывал, что эта непростая для его пациентки беседа не прошла даром.

– Что ж, теперь, как мне кажется, я близок к пониманию ситуации. Но мне нужно еще некоторое время, чтобы окончательно осмыслить. Кстати, Мария Ильинична, позвольте последний вопросик, откуда взялись эти полчища смеющихся белых мышей, в фигуральном смысле, разумеется? Где вы могли видеть нечто подобное?

– На картинах моего мужа! Там не только мыши, там я видела много такого, даже не могу объяснить!

– Вот-вот! Я так и думал! Картины! – Доктор торжественно поднял палец. – Это ключ, это многое нам дает для понимания! Что ж, господа, теперь я вас покину, но ненадолго. В ближайшие дни мы свидимся и решим, что предпринять.

Уже в передней, когда доктора собрались уходить, Стрельникова не выдержала и взмолилась:

– Помилуйте, я не выдержу и дня в неопределенности! Что вы подозреваете, скажите мне. Как мать, я должна знать все!

– Скорее всего, дело вовсе не в вашей дочери, а в ее муже. Она не больна, если и есть некие расстройства, то это временно и скоро пройдет. А вот супруг, вероятно, очень болен и, по-видимому, уже давно. Проще говоря, именно ваш зять, а не дочь, является душевнобольным.

После ухода врачей Елизавета Дмитриевна немного посидела в своей комнате, чтобы успокоиться, прийти в себя после услышанного. Но в голове стучало, кровь приливала к лицу, сердце отчаянно колотилось. Вот так, своими руками она погубила дочь, обрекла ее на немыслимые мучения. Богатство, поместье, титул – это плата за каждодневный ад, нескончаемый кошмар, в котором девочка проживет жизнь! Вот почему Аглая так хотела этого брака! Конечно, ей нужна была молоденькая, наивная девушка, неопытная, очень бедная, но при всем этом не совсем завалящая, все-таки из хорошей семьи. Красивая, так как Генрих не чужд прекрасного, здоровая, чтобы хватило сил тянуть нелегкое бремя. Девушка, которая сможет по достоинству оценить те блага жизни, которые ей достались в обмен на сомнительное преимущество всю жизнь провести рядом с сумасшедшим. Несчастная жертва, избранная для того, чтобы сменить на этом нелегком поприще саму Аглаю, положившую на сына всю свою жизнь. А ведь как ловко все было обставлено! Постороннему и не понять, что с молодым человеком происходит нечто ужасное. Баронесса вовремя прятала его от людей, он показывался в обществе только в период улучшения душевного состояния, когда мало чем отличался от окружающих. Но ведь она-то, Стрельникова, не наивная девочка, она должна была почувствовать подвох, фальшь в поведении приятельницы. Как глупа, как самонадеянна она была, поверив баронессе, приняв за чистую монету ее искренность, доброжелательность! И как это она, прожившая жизнь, глядя на своего новоиспеченного зятя, ничего не заподозрила! Почему ее не обеспокоили странные перепады настроения, непонятная отчужденность, странные исчезновения Генриха? И что же теперь делать? Вот вопрос вопросов! Если баронесса давно знала о недуге сына, исходя из этого, она устроила его женитьбу, в сети попалась несчастная, которая не сможет ни постоять за себя, ни вырваться из страшной паутины. Кто поверит ей, что муж ее сумасшедший, если его таковым никто не видел? Зато Машу теперь можно обвинить, что она, дескать, сама больна, сама не в себе! Вот как все обернулось! И она, мать, не в силах помочь дочери! Церковь разрешает разводы, когда человек совершенно теряет рассудок, но поди докажи кому-нибудь, что барон Корхонэн душевнобольной! Она бессильна, невозможно тягаться с Корхонэнами, она одна на белом свете и неоткуда ждать помощи. На это тоже рассчитывала Аглая, выбирая неприметное, беспомощное семейство, которое не имеет ни связей, ни денег, ни знакомств, чтобы затеять судебную тяжбу, добиться развода, справедливости, искать высокого покровительства. К кому бежать, кому в ноги падать? Императору? Градоначальнику? Засмеют, едва прочитав ее жалобу! Выдала дочь за богача – так сиди и помалкивай! Ну что за беда, что сумасшедший, это даже хорошо, будет вертеть мужем как хочет и жить в свое удовольствие!

Тягостные раздумья Стрельниковой прервались трелью звонка, затем последовал нетерпеливый стук. Елизавета Дмитриевна подскочила, наверное, это вернулся доктор Миронов, только на него она могла теперь рассчитывать в своем горе! Стрельникова поспешила к дверям, распахнула их и обомлела. На пороге стоял барон Генрих Корхонэн.

Глава восемнадцатая

– Чем вы так напуганы, Елизавета Дмитриевна, точно привидение узрели? – поздоровавшись, с холодной неприязнью спросил Генрих.

– Я… я… – растерялась Стрельникова, она и впрямь не на шутку испугалась и не знала, как теперь поступить, ведь она не успела предупредить дочь, поведать ей о страшной догадке Скоробогатова. – Я вас не ждала, то есть ждала, конечно, но не теперь!

Барона, по-видимому, мало интересовало отношение Елизаветы Дмитриевны к его приезду. Он, вполуха слушая ее лепет, небрежной походкой двинулся в глубь квартиры.

– Где моя жена? Где Маша? – Он тростью отодвинул портьеру перед дверью в гостиную.

– Она больна, – выдавила из себя хозяйка дома. – Прошу вас, проходите и располагайтесь.

Ей неприятно было сознавать, что зять, стоящий перед ней в шубе, шапке, ведет себя в их доме, как на вокзале или в затрапезных меблированных комнатах, где брезгуют даже снять перчатки. Вышла кухарка, выполнявшая по мере надобности роль горничной, приняла от гостя верхнюю одежду и поспешно удалилась под его презрительным взором.

– Так, значит, Мария Ильинична захворала? – переспросил Генрих, в тоне его прозвучало удовлетворение, точно он наперед знал, что найдет жену больной, и ничуть не удивился данному обстоятельству. – Проводите меня к ней, будьте любезны!

Елизавета Дмитриевна, опустив голову, поспешила в комнату Маши, на ходу лихорадочно прикидывая, что делать. Маша, увидав мужа, слабо и обреченно улыбнулась, лицо ее побледнело.

– Хвораешь, милая? А я вот за тобой приехал. – Барон наклонился и поцеловал жену в лоб, покрытый испариной. – Да, вижу, хвораешь, но ничего, это не страшно, я думаю, скоро пройдет. Я даже знаю, чем тебе помочь. С этими словами он вынул из небольшого саквояжа, с которым явился, какие-то склянки и сноровисто наполнил стакан, составив некую мутную и неприглядную на вид смесь. Взболтав с видом знатока снадобье, он резко протянул стакан жене:

– На вот, выпей и поживей, одним глотком, и тебе сразу станет намного легче!

Маша с сомнением взяла стакан и замерла.

– Да что же ты медлишь? – изумился Генрих.

– Генрих Теодорович, быть может, Маше не стоит принимать микстур, не прописанных доктором? Ведь ее диагноз еще не определен? Может, стоит положиться на мнение врача?

– Что? – Генрих одним движением развернулся к ней. – Вы сомневаетесь в моих знаниях, в моих добрых побуждениях, вы полагаете, что мои действия могут повредить Маше?

– Я не сомневаюсь, что вы хотите ей добра, но, не желая вас обидеть, я бы поостереглась настаивать на принятии неких незнакомых снадобий.

Елизавета Дмитриевна пыталась казаться твердой и строгой, но ее выдавала дрожь в голосе. Генрих впервые повысил на нее голос. Она не знала, как вести себя, она не понимала, какая может последовать реакция, если перечить душевнобольному человеку, но ведь и потакать его сумасбродствам она тоже не собиралась, тем более что речь шла о здоровье дочери.

– То, чем я пытаюсь помочь моей жене, ей абсолютно не навредит, я это знаю наверняка, – в голосе барона чувствовалось раздражение. – Впрочем, я не собираюсь дискутировать с вами по этому поводу. Я не затем сюда прибыл. Я хочу забрать мою жену, и забрать немедленно. – С каким-то особенным чувством, как заклинание, которое должно упрочить их нерушимую связь, он повторял это словосочетание: «моя жена».

– Мари, собирайтесь, мы возвращаемся на Сиреневую виллу, – приказал Корхонэн Маше по-французски.

– Но она не может ехать в таком состоянии! – всплеснула руками Стрельникова. – Вы же видите, она на ногах не держится! Вы погубите ее!

– Вы склонны многое преувеличивать, сударыня! – заметил барон. – Маша, я не стану долго ждать. Пей, тебе скоро полегчает, и немедленно собирайся!

– Мама, я думаю, нет смысла спорить, я поеду, – обреченно произнесла Маша и отпила из стакана, но, захлебнувшись, закашлялась.

Мать подскочила к ней, отняла стакан, похлопала по спине. Стакан она поставила на столик. Маша полежала немного, а потом с видом мученицы медленно встала и принялась одеваться. Елизавета Дмитриевна все ждала, когда Генрих выйдет из комнаты, чтобы успеть шепнуть дочери словечко, но тот даже принялся помогать больной в сборах. Наконец все было собрано. Маша так обессилела, что попросилась на минуточку прилечь. Мать и муж вышли, оставив ее в одиночестве.

– Маша так слаба, уж коли вы хотите, непременно ехать тотчас же, так позвольте мне сопровождать вас, чтобы присматривать за ней! – попросила Стрельникова, краснея от унижения, оттого, что ей приходится вымаливать разрешение быть со своей девочкой.

– Не стоит вам так беспокоиться, дорогая Елизавета Дмитриевна! Доверьтесь мне! Ей скоро станет легче. А уж когда она приедет домой, то и вовсе поправится. Это хандра, нервы. Воздух, лес, море, наша с маменькой любовь моментально поставят ее на ноги. – Он улыбнулся, но в этой улыбке Елизавета Дмитриевна прочитала настороженность зверя, притаившегося в своем логове. – Маман обязательно пригласит вас! Очень скоро! Мы телеграфируем вам по приезде, так что не стоит волноваться!

Елизавета Дмитриевна поджала губы. Получается, что она уже не может появиться в семье дочери, а должна дожидаться особого приглашения! Все одно к одному! Но как же предупредить Машу? Писать письмо в поместье в сложившейся ситуации слишком опасно.

Генрих улыбался, но это была странная улыбка, точно у резиновой куклы растянули уголки рта. Глаза же блестели нехорошим подозрительным блеском. В нем чувствовалось внутреннее напряжение, неприкрытое желание как можно быстрее покинуть дом, Петербург и запереться в своем поместье. И тут снова постучали в дверь, даже не постучали, а как будто поскреблись. Барон бросил недоуменный взгляд. Встревоженная Стрельникова поспешила в переднюю, где кухарка уже отворила дверь, впустив высокого прихрамывающего человека.

– О нет! – только и могла вымолвить Елизавета Дмитриевна. – Колов, вы?

– Как видите, сударыня, восстал из морской пучины, дабы свидеться с вами и вашей дочерью. Правда, вас, сударыня, по известным причинам, я бы век видеть не желал, памятуя о том зле, которое вы причинили вольно или невольно своей ложью!

Колов даже не пытался проявить деликатность. Перенесенные страдания, как он полагал, позволяли ему быть грубым. Он хмуро смотрел на Елизавету Дмитриевну, та просто сжалась под его взором, но не потеряла присутствия духа. Быть может, он придет им на помощь, спасет Машу?

– Вы вправе обвинять меня, Михаил Яковлевич! Поверьте, я глубоко страдаю от содеянного. Но вы и представить не можете, как Господь уже покарал меня и, к сожалению, не только меня, но и мою несчастную дочь!

– Что с Машей? – вскрикнул Михаил.

Стрельникова прижала палец к губам, призывая гостя к осторожности, но в этот момент из гостиной показался Корхонэн.

– Кто тут упоминает имя моей жены? – недовольным тоном произнес барон. – Кто вы, сударь, и зачем пожаловали в дом госпожи Стрельниковой?

– Господа, познакомьтесь, – упавшим голосом произнесла хозяйка дома, вмиг потеряв надежду незаметно выпроводить нежданного гостя. – Барон Корхонэн Генрих Теодорович, супруг моей дочери. Колов Михаил Яковлевич, друг семейства.

– Ах, Колов! Тот самый Колов! Вижу, вы счастливо избежали погибели. Поздравляю, сударь! – усмехнулся Генрих и уставился на гостя с нескрываемым любопытством. Всегда приятно взглянуть на поверженного противника.

– А вы, как я вижу, тоже счастливы, преступным образом, обманом, заполучив в жены чужую невесту! – запальчиво ответил Михаил.

Глаза Генриха недобро сверкнули.

– Господа! Ради Бога, господа! Не устраивайте сцен, пожалейте Машу, ведь она больна и слаба, она не вынесет всего этого!

– Разумеется, Елизавета Дмитриевна, никто не собирается стреляться в вашей передней, – с иронией в голосе заметил барон. – Но мне бы только хотелось уточнить, зачем пришел сей господин, что ему надобно от баронессы Корхонэн? Или у вас тут намечено свидание, и вы сговорились?

– Помилуйте, барон! – замахала на него руками Стрельникова. – У меня тут не дом свиданий, мы приличные люди! Вы говорите оскорбительные вещи! Вы оскорбляете не только меня, но и свою жену, подозревая ее Бог знает в чем!

– Моя жена, как жена Цезаря, вне подозрений. А вот этот господин и его намерения мне непонятны. Но поскольку сейчас не время выяснять все обстоятельства, я попросил бы вас, господин Колов, покинуть этот дом. А также прошу вас впредь ни под каким видом не искать встреч с моей женой, и не вздумайте писать ей писем. Мария Ильинична, к вашему сведению, уже забыла о знакомстве с вами, она более не думает о вас. Ее вполне устраивает ее нынешнее положение, вы никогда не смогли бы предоставить ничего подобного ей. Она любит меня, да-да, не смотрите на меня с такой ненавистью, это так. – Генрих засмеялся. – Моя жена очень любит меня. Мы живем в духовной и физической гармонии. Впрочем, как я вижу, вам это неприятно слышать. Что ж, мсье Колов, вам не повезло. Благодарите Бога, что остались живы, и ищите себе другую суженую. А сейчас прочь!

Последние слова он произнес уже со злым напором. Колов побледнел, сжал кулаки и готов уже был расправиться с обидчиком немедленно.

– Я не позволю вам вертеть людьми, как куклами! – хрипло произнес Михаил.

– Прочь с дороги! – прошипел барон, белея от ярости.

– Михаил Яковлевич, голубчик, ради Бога, уходите, уходите, не было бы хуже! Пожалейте же вы Машу! – плачущим голосом взмолилась Стрельникова, которая металась между ними, боясь, что молодые люди и впрямь вцепятся друг в друга. Колов вонзил в нее презрительный взгляд, мол, уже напакостила, так не путайся под ногами, старая курица! Но мысль о Маше остановила его. Резко рванув дверь, он вышел. Вниз по лестнице он сошел с большим трудом, нога отчаянно ныла, сказалось напряжение, которое еще долго не покидало его. Оказавшись на свежем воздухе, он, подставив лицо сырому ветру, мучительно пытался понять, что теперь делать? Ведь он шел сюда после тяжелых раздумий, решив еще раз поговорить с Машей и окончательно уяснить, что с ней стряслось. А в том, что Маша попала в беду, да не по своей воле, а по недомыслию честолюбивой маменьки, он теперь убедился окончательно. Отойдя от дома, Михаил присел неподалеку на лавочку. Он видел, как к коляске, дожидавшейся у арки дома, вышел Корхонэн, буквально волоча на себе Машу. Она едва передвигала ноги, и по всему видно было, что она идет, побуждаемая сторонней силой. Следом, квохча, выбежала мать, плача и всплескивая руками, без нужды поправляя одежду дочери. Замыкала процессию угрюмая кухарка, тащившая дорожную поклажу. Редкие прохожие косились на странную процессию, а Колов отчаянно мысленно призывал Машу, чтобы она обернулась и, увидев его, поняла, что она не одна, что он не оставит ее. Он чуть было не закричал, но звук застрял в горле, превратившись в надсадный хрип и кашель. Знала ли она, что он приходил, слышала ли она разговор в передней, чувствует ли она, что он по-прежнему любит ее? Машенька, любимая, обернись!

Дверца сердито хлопнула, извозчик стеганул лошадь:

– Н-но! Пошла, милая!

Через мгновение на тротуаре остались только несчастная Стрельникова, бессильно опустившая руки, и верная кухарка. У Николы звонили к обедне. Колокольный перезвон, протяжный и грустный, отдавался глухими ударами сердца. Падал мокрый снег, и в душе Колова застывала последняя надежда. Там воцарилась зима.

Глава девятнадцатая

Когда она оказалась рядом, он вначале даже не понял, что произошло, и только через некоторое время, когда светская беседа, плавно растекаясь, заняла гостей и маменьку, он осознал, что с ним. Впервые за много лет Генрих явственно почувствовал, как сковывавшие его внутренние цепи вдруг ослабели, на душе стало легко, тепло, приятно. Так было очень давно, когда он был еще совсем мал. И вот теперь он явственно ощутил облегчение. И отчего же? Неужели оттого, что эта незнакомая барышня просто сидит рядом, смотрит, улыбается, перебирает пальчиками край своей шали? Она отвечает на вопросы баронессы, что-то говорит, но он, Генрих точно знает, что она не здесь, она думает о своем, ее взгляд обращен внутрь. Он и сам так умеет прятаться от людей, поэтому сразу распознал это свойство в новой знакомой. А вот и разгадка: она думает о женихе! У нее есть жених!

От этого неприятного открытия барон содрогнулся и утратил интерес к девице Стрельниковой. Но уже на следующий день он проснулся с таким ясным сознанием, с таким покоем в душе, какого у него не было многие годы. Он мысленно перебирал воспоминания прошедшего дня, точно пил волшебное снадобье. И тогда Генрих решился поведать о своих новых ощущениях матери. Аглая Францевна выслушала сына со слезами на глазах.

– Свершилось! Чудо свершилось! Я нашла ее! Я знала, что это произойдет! Она спасет тебя, я верю!

– Маман, но ведь Мария Ильинична помолвлена? – с недоверием спросил Генрих, зная наперед, что мать, уж коли решила, горы свернет, но своего добьется.

– Пустое! – Баронесса, смеясь счастливым смехом, махнула рукой. – Это не беда, это мы как-нибудь обойдем. Нет на свете такой девушки, которая отказалась бы выйти за титулованного молодого богача!

Вихрем понеслись визиты, прогулки, театры, подарки. И чем больше Генрих общался с Машей, тем больше он понимал, что не уедет без нее из столицы. Он не ведал доселе любви к женщине. Конечно, он любил свою мать, но это была любовь-выживание, любовь-спасение, любовь – плата за жизнь, которую она бросила ему под ноги. Теперь совсем иное. Любовь помчалась по его телу такими жаркими токами, мучительными желаниями, яростными фантазиями, что он с трудом удерживался от намерения немедленно сделать Машу частью себя, своего бытия. Когда в пору созревания юноши природа стала настоятельно требовать удовлетворения зова плоти, мать испугалась, так как подобные сильные переживания лишь усугубляли болезненное состояние сына. И тогда она, как мудрая родительница, решилась прибегнуть к помощи продажных женщин. Однако проститутки, которые учили Генриха премудростям любви, с ужасом убегали из его постели со следами побоев. Баронессе приходилось всякий раз приплачивать за нанесенный ущерб сверх и без того немалой суммы. Кроме этих падших женщин никто более не интересовал Генриха настолько, чтобы ему захотелось плотской любви. С Машей иное, здесь медлить невозможно. Иначе напряжение, в котором он находился, бесконечное любовное томление, желание немедленной страстной взаимности могли выплеснуться в новый виток болезни, за которым маячил полный мрак, бездна безумия.

Как часто миром правит случай! Лакей положил на столик перед скучающей баронессой какую-то газету, которую она принялась лениво читать. Но уже через несколько мгновений глаза ее загорелись, в голове за несколько секунд сложился невероятный план, которым она поспешила поделиться с сыном. Дело оставалось за малым, убедить Стрельникову сделать подлость, принести страдание своей единственной дочери, но лишь с той целью, чтобы потом дочь всю жизнь жила не серой мышкой, а баронессой! Ставка была сделана на стремление во что бы то ни стало вернуть утраченное: положение в обществе, богатство. После встреч с подругой юности Аглая поняла, что именно это более всего гложет Елизавету. Жажда любой ценой видеть свою девочку не женой жалкого лейтенантика, тянущего лямку службы за грошовое жалованье, а блестящей владелицей поместья, титулованной красавицей! Что ж, их интересы, как казалось тогда, совпали. Поэтому Елизавету Дмитриевну недолго терзали муки совести. План свершился!

Генриху мнилось, что он подобен коршуну, который уносит в свое гнездо добычу. Добыча была так слаба, так измучена горем, что наивно было бы предполагать быстрого исцеления. Поэтому Корхонэны решили помочь Маше, ускорить и облегчить ей переход к свету и радости. Так, как их научила эта старая желтолицая обезьяна, этот китаец, пристрастивший Генриха к своим чудодейственным травкам и настойкам. Собственно, уже в Петербурге баронесса незаметно подливала Маше немного настоя. Маша теряла чувство реальности, покоряясь чужой воле. А потом, уже в поместье, благодаря регулярным добавкам в питье, девушка просто ожила на глазах, расцвела, стала радостной и спокойной. Самое время свататься и вести под венец.

Однако трудности на этом не закончились. Болезнь Генриха, которая, как ему казалось, отступила, на самом деле просто запряталась подальше, притаилась, чтобы нанести удар в самое чувствительное для мужчины место. Генрих не был уверен, что ему удастся исполнить супружеский долг. Выражение собственного лица, порой увиденное в зеркале, ужасало его самого. Он издавал звуки, подобные рычанию зверя. А главное, он не был уверен в том, что жена разделит с ним удовольствие, радость, экстаз. Поэтому, поразмыслив, барон подлил жене питья, которое разбудило в ней немыслимое сладострастие. Окунувшись в бездну, он уже приблизился к немыслимому блаженству, но тут его сознание пронзила мысль, что если бы он не напоил ее этим зельем, Маша, вероятнее всего, испытывала бы только физическое отвращение и чувство гадливости. Этого было достаточно, чтобы натянутая тетива ослабла, а стрела, готовившаяся мчаться с безумной силой, упала, не завершив сладостного полета. С той поры он оказался в ловушке. Он жаждал ее, он ласкал ее, но он не мог обладать ею безраздельно. К счастью для Генриха, Маша по неопытности и наивности не понимала ничего. Она бессильна была проникнуть в тайны его несчастной плоти, ставшей заложницей больного духа.

Глава двадцатая

Кайса Byори, молодая, крепко сбитая девица мещанского звания, шла по улице, гордо подняв голову, украшенную модной шляпкой, о которой еще недавно и помыслить не могла. Да, впрочем, многое стало полной неожиданностью в ее, казалось бы, предопределенной судьбе. Что может быть неожиданного в скучном и предсказуемом существовании таких, как Кайса? Одна надежда на то, что Бог услышит молитвы и пошлет работящего и непьющего мужа, чтобы с ним прожить до старости, работать не покладая рук, растить детей и радоваться каждой лишней копейке в доме. Но Господь оказался намного щедрей, чем она предполагала. Он явил ей истинное чудо в виде барона Теодора Корхонэна, который ворвался в жизнь девицы Вуори стремительно и ярко, подобно фейерверку, который она видела на Рождество в Выборгском замке. Она и опомниться не успела, как чудовищная страсть барона смела преграду добродетели. Поначалу, как всякая девица, она пугалась и плакала. Ей было стыдно смотреть в глаза соседям, она боялась презрения и насмешек.

Однажды она вот так же шла по улице, и один из мальчишек, грязно обругав девушку, кинул в нее камень. Через мгновение свора сорванцов с радостным и глумливым улюлюканьем окружила Кайсу. Ей пришлось спасаться унизительным бегством. Барон, заметив на лице любовницы слезы, потребовал сообщить все подробности гнусного происшествия. Расправа последовала мгновенно. Несчастного озорника постигла ужасная участь – неизвестные злодеи избили его и бросили умирать в придорожной канаве. Мать погибшего выла на всю улицу, обвиняя Кайсу, ходила в околоток, но там ей дали понять, чтобы она запрятала свое горе подальше и держала язык за зубами. После этого происшествия уже никто не рисковал высказываться в адрес девушки и только бросали злые взгляды, да и то украдкой.

Барон купил любовнице дом, обставленный с варварской пышностью, в той части Выборга, что называлась Салаккалахти, что означает «залив салаки», прямо за Рыночной площадью, положил ей содержание. Теперь она могла позволить себе все, что душе угодно. Кайса зажила королевой. Почти каждую неделю Теодор приезжал из своего глухого поместья и навещал ее. А когда баронесса с сыном отправились в долгое путешествие за границу, и вовсе зачастил. Однажды он увез девушку на Сиреневую виллу, где она несколько недель хозяйничала на половине барона. Ей подчинялась прислуга, она разъезжала в карете, сиживала под фамильными портретами Корхонэнов. Барон любил ее и не скрывал своих чувств. Да и как можно не любить ее, такую плотненькую, крепенькую, быструю, горячую! Она не говорила много умных слов, как жена, зато как славно, как горячо дарила ему ласки. Со слов Теодора девушка узнала, что супруга барона совершенно никудышная! Да и сынок уродился ненормальный, с детства не в себе. Разве можно такому оставить все состояние, поместье? Нужен здоровый наследник, а где его взять? Вдруг жена опять родит урода? Слушая барона, Кайса вся внутренне дрожала. Неужто он готов развестись? Неужто он женится на ней? Просто волшебство какое-то! Она стала молить Бога о ребенке, понимая, что это может в корне изменить ее положение и определить решение Корхонэна. И вот теперь она гордо и смело, не стесняясь своего живота, вышагивала по улице, зная, что ее ждет счастливая перемена. Барон ей твердо обещал, а он слов на ветер не бросает. Кайса в тот момент совершенно не думала ни о баронессе, ни о ее сыне, о том, что их судьба может в одночасье совершенно перемениться. Словно они безвольные куклы, которым ничего не остается, как смириться с решением главы семьи. А он отправит жену в монастырь или обратно к родне, или вовсе Бог знает куда, а сына в дом для умалишенных – и все дела! Вуори не сомневалась, что так оно и будет. Кто осмелится перечить Корхонэну? Какая сила может ему противостоять?

Кайса внимательно примечала, кто поклонился, кто отвел глаза и сделал вид, что не видит ее. Ничего, вы еще в ноги будете бросаться! Я вам припомню ваши косые взгляды! Вот околоточный, морда красная, глаза оловянные, с утра уже на грудь принял.

– День добрый, сударыня! – Полицейский козырнул. – Скользко тут, пожалуйте ручку, переведу вас на другую сторону. А то, не дай Бог, поскользнетесь!

Вуори с достоинством подала руку и, тяжело переваливаясь, перешла на другую сторону тротуара.

– Благодарю!

– Доброго здоровьица!

Околоточный подобострастно поклонился. Кайса улыбнулась и поплыла дальше, аккуратно ступая, чтобы не пачкать подол дорого платья.

Дни летели стремительно, весеннее солнце неумолимо разрушало остатки зимы. Снег сошел, задержавшись только в лесных закоулках. Тепло разрушило ледяной покров залива, и волны, снова вырвавшись на свободу, с радостным плеском лизали берег. Воздух можно было пить большими глотками. Пахло сырыми стволами, первой травой, влажной землей. Садовник и приданные в помощь дворовые, правили мост, соединявший поместье с соседним островом, возделывали огород и сад. Зима в этот раз пощадила яблони, которые остались целы и не вымерзли, как обычно. На смородине уже набухли почки, обещая богатый урожай. Лайен, как угорелый, носился по поместью, гонялся за птицами, бросался в лужи. Аглая радовалась цветению природы, но на душе ее лежал холодный тяжелый камень. Генрих не поправился, чудодейственные китайские снадобья, на которые она так рассчитывала, приносили только временное облегчение. И самое ужасное, что Генрих стал их рабом. Только настои и отвары этих растений помогали ему сохранить человеческий облик, побороть приступы безумия. Теперь ей приходилось постоянно навещать столицу и там, по тайному адресу, полученному от китайца, покупать новые порции трав. Картины, в которых Генрих все чаще находил утешение, одновременно и повергали в ужас, и восхищали ее. Баронесса была уверена, что ее сына ждет слава великого художника, но она боялась, что вместе с известностью выйдет на свет правда о душевном состоянии автора. Поэтому Аглая Францевна предпочитала хранить все в глубокой тайне. Муж надеялся, что огромные деньги, потраченные на поездку и лечение, не пропали даром. Поначалу ему показалось, что мальчик как будто здоров. Но это заблуждение скоро развеялось. Однажды барон со свойственной ему бесцеремонностью ворвался в подвал дома, где сын оборудовал себе мастерскую. До этого Корхонэну не довелось толком разглядеть «мазню» сына. То, что он увидел, повергло его в ярость и злобное отчаяние. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять – Генрих не только не поправил своего душевного здоровья, но его болезнь приняла более изощренные формы, его сознание порождало такие образы, от которых у нормального человека волосы вставали дыбом. Теодор был вне себя, попавшиеся под руку полотна тотчас же полетели в огонь или были растерзаны в клочья. Генрих, весь трясясь, с пеной у рта, с искаженным лицом бессильно взирал на то, как огонь пожирает лики неведомых существ. Генриху казалось, что это он горит, что это его существо пылает невыносимым огнем, горит и превращается в пепел. Потом последовал тяжелый и долгий приступ болезни.

Аглая внимательно наблюдала за тем, как складываются отношения отца и сына. Теодор, по-видимому, уже утратил надежду на то, что из Генриха вырастет настоящий мужчина, наследник титула и поместья, как он это себе представлял. Невысокий болезненный юноша вызывал у барона только раздражение. Генрих отчаянно хотел любви отца, его поддержки, хотя бы дружеского участия и понимания. Но ничего этого не было и в помине. Отец и сын оказались так далеки друг от друга, что никакая сила теперь была не способна их соединить. Аглая много раз пыталась говорить с мужем, объяснять ему, как важна для Генриха его любовь и помощь. Но Теодор оставался глух к ее мольбам. Сильные и здоровые не в состоянии понять отчаяние и беспомощность больных и слабых. Барон уже принял решение.

Однажды в солнечный, погожий и безветренный день Генрих, взяв с собой Юху-Без-Уха, решил плыть на лодке в сторону острова Ловушка. Он вознамерился всенепременно доказать и себе, и, в первую очередь, отцу, что он не боится ничего, он способен быть таким же, как и он, смелым, ловким, сильным. Ему не страшны волны, острые коварные камни, ветер. Генрих хотел во что бы то ни стало пристать к острову в том единственном месте, где это было возможно. Когда Аглая узнала о затее сына, она побелела, но по лицу сына поняла, что его не отговорить от опасной задумки. И когда юноша и его спутник двинулись к пристани, она взмолилась к мужу:

– О Господи! Теодор! Разве вы не понимаете, что он все это затеял ради вас? Ради того, чтобы вы увидели в нем человека, достойного вашей любви и уважения! Он же погибнет, если вы не остановите его!

Барон сидел за письменным столом в своем кабинете и угрюмо разбирался в домашней бухгалтерии. Он мрачно выслушал жену, которая прервала его занятие, чертыхнулся, с раздражением рванул недописанный листок. Клочья бумаги полетели в разные стороны. Машинально полстраницы он сунул в карман сюртука, туда же отправился и надломленный огрызок карандаша, коим барон правил расчеты. Огромными шагами Теодор двинулся за незадачливым сыном. Черт побери этого дурачка с его идеями и картинами, с его вечными метаниями и мучениями!

Аглая бежала следом, жалобно причитая. Прислуга бесстрастно наблюдала неприличную сцену. Теперь подобное случалось часто.

– Оставьте меня, ступайте обратно! – резко прикрикнул барон на жену, когда они по берегу залива подошли к сараю, где хранились лодки и снасти. – Я, так и быть, отправлюсь с вашим любимцем и покажу ему, как должен управляться с лодкой настоящий мужчина, а не жалкий хлюпик, каким вы его воспитали!

Баронесса с тоской смотрела мужу вслед, не подозревая, что видит эти огромные плечи, эту мощную шею в последний раз.

Глава двадцать первая

Следователь полиции Константин Митрофанович Сердюков, высокий и худой мужчина средних лет с редкими светлыми волосами, затянутый в форменный сюртук, пребывал в раздраженном состоянии духа. Уже битый час он тратит попусту время, выслушивая слезные стенания госпожи Стрельниковой. Что толку полиции узнать о том, что оказывается ее зять – сумасшедший? Да мало ли теперь сумасшедших? Полно! Возьми любую газету, почитай и точно уверишься в мысли, что Россия-матушка – страна дураков! Дураков и воров!

Сердюков вздохнул, да невольно получилось слишком очевидно. Посетительница осеклась.

– Простите, вам кажется, что то, о чем я рассказала, не представляет серьезной угрозы для моей дочери? Вам кажется, что я все придумываю? Впрочем, можете, не отвечать, я вижу это по вашему лицу! – Она поджала губы, которые не слушались и дрожали.

Полицейскому стало немного неловко, что с ним случалось нечасто. Откровенно говоря, если бы не настоятельная просьба Скоробогатова, к которому полиция иногда обращалась за консультацией, он ни за что не стал бы тратить драгоценное время на выслушивание путаных надуманных жалоб Стрельниковой. Но женщина выглядела такой несчастной, испуганной, одинокой!

– Сударыня! – Он кашлянул, чтобы скрыть неловкость. – Я слушаю вас и не пойму, при чем же тут полиция? Вам надобно искать лекаря, лечить вашего зятя…

– Я же уже несколько раз вам объясняла, что это и есть главная проблема! – воскликнула дама. – Как я могу доказать, что он сумасшедший и был им на момент заключения брака? Как мне теперь вытащить свою девочку из этой ловушки? Как на законных основаниях расторгнуть брак, да так, чтобы моя дочь не пострадала?

– Да, я понимаю вас, это очень деликатная ситуация. Церковь, как известно, разводит супругов в случае тяжелого душевного недуга одного из них. Но в данной ситуации у нас нет возможностей вторгнуться на территорию поместья, чтобы, как вы просите, насильно освидетельствовать вашего зятя или забрать его в лечебницу для душевнобольных. У нас нет на это никаких, понимаете, никаких законных оснований! То, что вы рассказываете, может быть оспорено, опровергнуто его матерью, им самим, и ваша дочь, скорее всего, сама может показаться душевнобольной. И что тогда прикажете делать? Эдак, это они вправе отправить ее в лечебницу, и вы уже ничего не сможете сделать!

– Но ведь оба доктора утверждают…

– Доктора делают свои прогнозы на основании ваших подозрений, бессвязных рассказов вашей дочери, которая, как вы сами признаете, находится теперь в ненормальном психическом состоянии. Я уверен, что никакой врач не может вынести правильного диагноза, не видя больного! Но увидеть его, как я полагаю, им не удастся, ведь мать и сын живут очень замкнуто и никого не пускают к себе. Ведь и вас туда теперь не зовут?

– Увы. – Стрельникова тяжело вздохнула. – Господин Сердюков, прошу вас, не думайте, что перед вами женщина, которую душат эмоции, заслоняющие остатки разума.

Полицейский согласно кивнул, поскольку думал именно так.

– Более всего меня мучает совесть. Я своими руками толкнула Машу в эту пропасть. И я должна ее оттуда вытащить! Иначе я умру! – Елизавета Дмитриевна вытащила платочек и утерла им глаза.

Вот только слез тут еще не хватало! Сердюков сердито посмотрел на платочек, исчезнувший за отворотом рукава.

– Я понимаю ваши чувства, сударыня! Но ситуация такова, что, действуя впрямую, вы поделать ничего не можете. Чтобы добиться законного развода, вам нужны неопровержимые доказательства безумия барона или, – он задумался и сделал паузу, – или свидетельства его преступлений, совершенных на почве безумия.

Елизавета Дмитриевна вздрогнула и испуганно посмотрела на следователя. Мысли о том, чем может обернуться безумие Генриха и чем это угрожает Маше, повергали ее в панику.

– Я не могу официальным образом взяться за ваше дело. Тут пока, – Стрельникова вся сжалась от этих слов, – нет преступления. Но я обещал доктору Скоробогатову выслушать вас и по мере возможности помочь вам советом. Тут трудно что-либо предпринять. Может, у вас есть кто-нибудь, человек смелый и крепкий, кто бы питал к вашему семейству дружеские чувства и вызвался бы помочь в этом деле?

Елизавета Дмитриевна задумалась.

– Вот если найдется такой человек, – продолжал рассуждать полицейский, – тогда, вероятно, возможно кое-что предпринять, так сказать, частным образом!

Выйдя из узкого и темного кабинета следователя, Стрельникова решительным шагом направилась к дому Коловых. По дороге она разминулась с ехавшим на извозчике профессором Скоробогатовым. Тот, поглощенный раздумьями, не заметил Елизавету Дмитриевну, да и она спешила, не видя ничего вокруг.

В тот вечер доктор, покинув пациентку, вернулся в свой кабинет и бросился к старым записям. Заболевание юной баронессы Корхонэн не представлялось ему интересным. А вот то, что она рассказала о своем супруге, повергло врача в большое возбуждение. Лихорадочно он перерывал записи. Вот, вот оно! Несколько лет назад к нему на прием пришел некий господин, назвавшийся явно вымышленным именем. Высокий, крепкий, с резким голосом и крупными чертами лица. Богато, но безвкусно одет, и по каким-то неведомым признакам Скоробогатов угадал в нем провинциального помещика. Несколько вышедшая из моды одежда, купленная по случаю пребывания в столичном городе и одеваемая явно редко. Речь правильная, но неуловимо отличающаяся от того, как говорят петербуржцы. Посетитель, хоть и держался с важным достоинством и даже с вызовом, на самом деле очень нервничал, что для специалиста было вполне очевидно. Господин поведал врачу о страшном недуге своего сына, с которым не в силах справиться иноземные светила. Он долго и обстоятельно рассказывал о зловещих симптомах, показал также несколько картин больного, которые поразили Скоробогатова необычностью видения художника, жуткими и одновременно притягательными образами. Картины оставляли тревожное и гнетущее впечатление. Скоробогатов отнесся к словам посетителя внимательно, изложил свое мнение по поводу возможного развития болезни в той степени, в которой его возможно было представить, не видя больного. Неизвестный господин выслушал мнение медицинского светила и спросил, насколько вероятно рождения еще одного больного ребенка у тех же супругов. На что получил ответ, что пути Господни неисповедимы, что медицинская наука это пока не в силах определить. Во всяком случае, профессор готов был взяться за лечение молодого человека при условии помещения его в клинику под соответствующий надзор. С тем и разошлись. Посетитель больше не появился, но необычные картины долго не выходили из головы доктора. Может ли статься, что речь идет об одном и том же человеке? Найдя свои записи с описанием картин, Скоробогатов отправился к Сердюкову, чувствуя тут некую зацепку, которую одному никак не осмыслить.

– Так что из того, что молодой человек пишет эти картины? Что в них такого необычного? – спросил устало полицейский, которому эта бессмысленная история уже порядком поднадоела. Стрельникова, а теперь уважаемый профессор отняли у него почти полдня. Константин Митрофанович украдкой взглянул на стопку бумаг, к которой он еще и не притрагивался с утра, и затосковал.

– Все дело в том, что для этого господина произведения его сына являлись свидетельством не только его душевного недуга, но также угрозы, которую они таили.

– Угрозы? Какую угрозу может таить невинное развлечение сумасшедшего? – удивился следователь.

– В том-то и дело, что это, как вы выразились, невинное развлечение может быть великолепным свидетельством преступного деяния, так как для знающего человека это своего рода диагноз.

– Но разве что-то произошло? – оживился следователь.

– Не знаю, но вполне могло случиться. Он явственно сказал мне, что боится своего сына!

– Упоминался ли в рассказе Марии Стрельниковой тесть, отец мужа?

– Насколько я помню, нет.

Профессор и полицейский замолчали и посмотрели друг на друга. Сердюков привычным жестом потер ладони, его длинный нос заострился, что свидетельствовало о внутреннем сосредоточении:

– Стало быть, картинки с белыми мышками?

Глава двадцать вторая

Кайса почувствовала внезапно, что жизнь переменилась, что случилось нечто страшное, необъяснимое, словно ее толкнуло изнутри. Еще никто ничего не сказал, а сердце тревожно ныло, трепыхалось в груди, пришлось принять успокоительных капель. Поставив стакан на стол, она хотела было прилечь, но послышался стук в дверь. Вместе с Кайсой в доме проживала дальняя родственница, взятая из далекого хутора для помощи по хозяйству. Женщина отворила дверь, на пороге стоял околоточный. Однако, в отличие от их последней встречи, с его лица исчезло выражение подобострастия и угодливости. Мрачно кашлянув в кулак, он одернул шинель и произнес сиплым голосом:

– Я тут того… – он потоптался на месте, подбирая слова, – известие вам несу. Нехорошее. Барин ваш, полюбовник, утоп, насмерть. Даже тела не нашли! Всю полицию на ноги поставили и с нашего околотка людишек призвали. Все прочесали!

Прислуга испуганно и торопливо перекрестилась. Кайса замерла с открытым ртом. Она хотела что-то спросить, но из ее груди вырвался только хрип.

– Утоп, как есть, утоп! – торжественно продолжал околоточный. – На глазах сынка своего и человека дворового захлебнулся, и течение его поволокло на камни, да там и разбился окончательно!

– А-а-а, – простонала Кайса.

– Вы бы того, – он опять кашлянул, – вам бы уехать теперь надобно. Люди-то, сами знаете, недобрые, зло долго помнят! Полиция, ясное дело, начеку, да только не всегда успеть можно!

Кайса побелела, часто задышала. Околоточный, полагая, что его миссия вестника несчастья выполнена, попятился к дверям, боясь узреть истерику испуганной, загнанной в угол женщины. Напоследок он произнес:

– Мне бы того, за труды-с…

Прислуга, стоявшая тут же подле околоточного, сунула ему хозяйский рубль и поспешила затворить за ним дверь, после чего бросилась помогать Кайсе, которая была ни жива ни мертва от услышанного. Боль от потери и страх за свою жизнь парализовали ее сознание, в первые мгновения она даже плакать не могла. За окном как ни в чем не бывало сияло солнце, но в глазах Кайсы все потемнело.

Прошла неделя. Кайса Byори не выходила из дому, все лежала и смотрела в потолок, проклиная судьбу, которая поманила счастьем, да тут же и отняла. Ходившая за провизией служанка, отдуваясь и раскутывая платок, рассказывала, что еврей-бакалейщик не прочь купить дом Кайсы и назвал цену.

– Вот еще! – вскричала Кайса. – Это же грабеж! Точно задаром отдать!

– А он так и сказал, передай, мол, своей хозяйке, что вскорости, может, и этих денег не получит. Как бы и вовсе не пришлось всего лишиться. Вдруг да пожар случится?

Кайса взвыла от ненависти и бессилия.

– Полно, полно, матушка! Не горячись, нельзя тебе так убиваться! Ты подумай, может, и впрямь лучше продать побыстрее и подальше уехать?

– Подальше! Подальше! – зло передразнила ее хозяйка. – Куда же мне с этим подальше? – Она хлопнула себя по животу.

– На хутор поедем к дядьям, там поживешь, чай, не чужие, примут. А потом, как Господь распорядится.

От такой мрачной перспективы Кайса совсем пала духом, отвернулась к стене и горько заплакала, а потом и задремала. Сквозь дремоту она слышала чей-то незнакомый женский голос, и ей казалось, что это сон. Однако сон оказался явью. Перед пробудившейся и зареванной Кайсой стояла невысокая дама, окутанная траурной вуалью.

Кайса поспешила провести рукой по встрепанным волосам, метнув на родню злой взгляд. Кого впустила, отчего не разбудила? Однако догадка сама сверкнула в ее сознании.

– Я вижу, вы поняли, кто перед вами, – спокойным и доброжелательным голосом произнесла гостья. – Я баронесса Корхонэн.

Кайса кивнула и поспешила предложить собеседнице присесть. Что ей понадобилось? Девушка быстрым взглядом окинула баронессу. До этого ей доводилось видеть только ее портреты в доме барона. И вообще ей казалось, что баронесса едва ли существует в реальности. Во всяком случае, Теодор мало считался с супругой, и Кайса привыкла игнорировать ее существование вовсе. И вот теперь баронесса, живая и реальная, сидела перед любовницей своего покойного мужа в доме, купленном на его деньги.

– Я понимаю вашу растерянность, поэтому хочу сразу перейти к цели моего визита, – продолжала Аглая Францевна. – То, что я хочу вам предложить, вероятно, повергнет вас в изумление, но вы попытайтесь подумать и увидеть в моем предложении выгоду для себя и своего будущего ребенка. Насколько я представляю, ваше теперешнее положение неприятное, а может быть, даже и опасное. Вам бы хотелось, как мне кажется, исчезнуть куда-нибудь. Подальше от глаз людских, от злых языков. Я могу вам помочь. Да-да, не удивляйтесь! – усмехнулась баронесса, видя, как у собеседницы глаза расширились от удивления.

Аглая Францевна откинула вуаль, и Кайса с жадностью вперилась в ее лицо. Баронесса, несмотря на возраст, еще не утратила былой красоты. Ее лицо не выражало ни горя, ни досады, ни унижения от присутствия в таком непотребном месте. Она казалась совершенно спокойной и уверенной в себе.

– Так я продолжу. Мои люди быстро и выгодно для вас продадут ваш дом и положат деньги под проценты в банк, откуда вы сможете их в любой момент забрать. Вам же я предлагаю переселиться в мое поместье и стать горничной в моем доме. Ваш ребенок будет жить при вас. Вы будете получать приличное жалованье. Там вас никто не обидит ни словом, ни делом, вы будете совершенно оторваны от здешнего мира, сможете жить в спокойствии и благополучии.

– Но вам-то зачем все это надо? – только и могла вымолвить пораженная услышанным Кайса.

– Совершенно справедливый вопрос. Разумеется, я все это предлагаю вам не из христианской любви к ближнему. От покойного мужа вам известно о несчастье нашей семьи, о нездоровье моего сына. Об этом мало кто знает, и я не хочу, чтобы весть о болезни Генриха расползлась по округе. Мы не боимся шантажа с вашей стороны, ибо подобное недоказуемо при сложившихся обстоятельствах. Но мне нужны преданные люди, которые бы помогали мне и Генриху в трудные моменты. Поэтому, я полагаю, что вы, избежав моего преследования и мести, наоборот, получив то, что я вам обещала, будете благодарны и станете служить нам верой и правдой.

Кайса аж задохнулась от возмущения и унижения. Ей предлагают быть служанкой? Горничной?

Видя, какое впечатление произвели ее слова, баронесса постучала по столу пальчиками, обтянутыми перчаткой.

– Подумайте, крепко подумайте. Если вы откажетесь, мы более не увидимся, и я никогда не повторю своего предложения. Даю вам сроку два дня. Через два дня придет мой человек, который займется продажей вашего дома, если вы, конечно, согласитесь. Вспомните, что речь идет не только о вас! – И она выразительно посмотрела на живот Кайсы. – И поймите, я думаю не о мести, не о ваших отношениях с Теодором, для меня это не важно, действительно не важно. Я думаю только о своем сыне и о его благополучии.

После ухода баронессы Кайса долго не могла прийти в себя. Наверное, это все-таки сон! Гадкий сон! Но явь за окошком еще гаже!

Кайса припомнила, как полгода назад она наведалась к гадалке. Та долго колдовала над картами, а потом глубокомысленно заявила, что Кайса будет жить в роскошном поместье. Права оказалась гадалка. Ведь она не уточнила, что Кайса будет там жить не хозяйкой, а прислугой!

Глава двадцать третья

Прошло три недели после поездки в Петербург. Маша пребывала в глубоком раздумье и бесконечных разговорах сама с собой, ибо побеседовать о сокровенном ей было не с кем. Один Лайен готов слушать часами; лежа у ног, он пожирал молодую хозяйку преданным взором. Она и не заметила, как пес из огромной враждебной зверюги превратился в преданного товарища, с которым она делила одинокие прогулки. Муж определил собаку в провожатые для Маши, боясь, что она заплутает, гуляя по поместью. Маша поначалу опасалась его белых острых клыков, сердитого ворчания, которым Лайен предупреждал, мол, не ходи дальше, иди обратно. Она брала с собой хлеб из буфета, остатки холодного мяса и вскоре была вознаграждена за свою заботу. Проглотив в одно мгновение предложенное угощение, пес с жаром лизал ее руку и слегка повизгивал, что на его языке означало проявление самых добрых чувств. Теперь, куда бы она не держала свой путь, Лайен был рядом или поодаль, в зависимости от настроения молодой женщины. Если ей хотелось общения – пес тут же оказывался под рукой. Она беседовала с собой и с ним, гладила жесткую шерсть, а пес, слегка ворча, пытался понять, почему эти прекрасные глаза теперь постоянно печальны?

Да и как не печалиться, если мир вокруг оказался совсем иным, враждебным, неискренним. Кому теперь верить, на кого опереться? Больно, нестерпимо больно думать о маме. Невозможно представить себе злой умысел с ее стороны, но думать, что мать оказалась просто недалекой и тщеславной, тоже невыносимо. Она так верила каждому ее слову! Мать была идеалом, образцом, нравственным мерилом. Нет, Маша не перестала ее любить, но теперь эта любовь смешалась с жалостью к ним обеим. Маша мучилась, представляя, как переживает Елизавета Дмитриевна, зная, что дочери стала известна ее непростительная ложь.

А Михаил? Как она радовалась, глупая, узнав, что он жив! И чем обернулась эта радость? Унижением, болью, страданием от того, что любимый человек уверен в низкой сущности ее натуры. Он не простил ее и не простит, теперь ей придется жить с этой мыслью до гроба. Она по-прежнему любит его. Но он не пожелал этой любви, ему не нужна любовь подлой, лживой, лицемерной женщины, променявшей чувство на деньги и титул. И ничто, ничто не разуверит его в этом. Колов отринул ее навсегда, вычеркнул из своей жизни. Когда Маша думала, что он мертв, она примирилась с тем, что ее любовь бесплотна. Теперь же, когда она снова увидела его глаза, услышала его голос, почувствовала до боли знакомый запах одеколона, она не могла смириться с тем, что они не вместе. Что ей не придется обнимать его, ловить губами его поцелуи. И что не он, а совсем иной будет владеть ею, станет отцом ее детей.

Генрих. Он по-прежнему совершенно непонятен ей, его внутренний мир ей недоступен. А то, что она видит, никак не приближает ее к пониманию, за кого же она все-таки вышла замуж? В первые дни по возвращении Генрих не отходил от жены ни на шаг. Сам подносил ей питье, вытирал пот со лба, помогал менять влажные сорочки. Когда же она окончательно поправилась, то потребовала для себя чуть-чуть свободы, самую малость.

– Я же никуда от вас не убегу. Куда же мне теперь бежать, да и зачем? К тому же вокруг лес да море, – сказала Маша с грустной улыбкой.

Генрих, великодушно разрешил ей гулять, где она захочет, приставив в виде сторожа собаку. Маша постоянно думала о муже, внимательно смотрела в его лицо, пытаясь проникнуть в его мысли, уловить изменения в выражении глаз. Да все без толку. Настроение Генриха менялось, как погода осенью, – то проглянет солнце, то подует холодный ветер и затянет небо тучами. Маша никак не могла приноровиться, угадать, с каким настроением проснется муж, какой взять тон беседы за столом, чтобы он не пришел в необъяснимое раздражение из-за пустяка. Впрочем, порой он бывал таким нежным, внимательным, точно совсем иной человек. Тогда, до свадьбы и сразу после, она даже начала испытывать к Генриху некое подобие нежности, возможно, она могла бы перерасти в более горячее чувство, если бы не возрождение любви к Михаилу. Раньше, когда она вглядывалась в лицо Генриха, то порой находила его прекрасным, необычайно вдохновенным. А та страсть, которую Маша вдруг начала испытывать к мужу? Теперь ей было стыдно и неловко вспоминать о своих переживаниях и телесном томлении. Куда все ушло, почему ей кажется, что тогда она была точно во сне?

Кто переменился: Генрих или она? Но с чего бы? Почему Аглая Францевна, казавшаяся ранее воплощением заботы, доброты и красоты, теперь напоминает ей страшную злую птицу. Эта птица настороженно и зорко следит за каждым словом, каждым шагом невестки, точно боится чего-то. Или весь мир вокруг изменился? Он стал темным, пыльным, зловещим. Уродливые фамильные портреты с выморочными физиономиями далеких предков. Безобразная тяжелая мебель, темные углы, в которых притаилась опасность. Глубокий глухой подвал, наполненный ужасными фантазиями и живыми белыми хвостатыми тварями, где так любит проводить дни муж. А ведь Маша уже испытывала такие ощущения по возвращении из свадебного путешествия, и вот теперь они одолевают ее вновь, с новой силой.

Как она будет жить тут? Но ведь придется, ведь теперь это – ее семья, ее дом. Надо пытаться понять, привыкнуть, приспособиться. Что ж, они обманули ее, но не со зла. Ведь Генрих так ее любит, вот единственное оправдание для лжи, в которую была втянута и мать. Любовь оправдывает низкие проступки. Впрочем, это звучит не совсем убедительно, но ничего не поделаешь! Баронесса очень добра к ней. Повсюду Маша видит знаки внимания к себе, и это невольно трогает ее сердце.

«Мария Ильинична не любит жирного супу, подайте бульону».

«Мари не выносит темноты и сумерек, извольте зажечь везде лампы!»

«Мари, душенька, здесь предлагают платья и шляпы, не прикажешь отправить в Париж заказ?»

«Машенька, детка, я знаю, как вы скучаете по маменьке, нынче я посылаю человека на почту, можете отправить с ним письмо».

Маша не могла пожаловаться на обращение, но ей действительно было плохо, хоть она и не понимала отчего. Иногда к ней возвращались прежние страхи, необъяснимые видения, и это повергало ее в ужас, так как она предполагала развитие некоего душевного недуга.

Иногда ей казалось, что она может положиться на свою горничную Кайсу. Что-то в этой замкнутой и молчаливой женщине внушало Маше доверие. Правда, за все это время Кайса не обменялась с молодой хозяйкой и сотней слов. Маше было жаль горничную, ведь у той несколько лет назад умер ребенок. Младенца унес в могилу непрекращающийся понос, вызванный какой-то инфекцией. Тогда не помогли даже чудодейственные лекарства баронессы. Каждый день Кайса бесшумно появлялась в комнатах Маши, помогала ей одеваться, наводила порядок, никогда не досаждала разговорами или жалобами. Но порой Маша ловила на себе внимательный, изучающий и даже, как ей показалось, сочувствующий взгляд.

За окном уже стояли ранние зимние сумерки. Маша брела к себе в комнату, неся лампу с прикрученным фитилем. Огонь едва разгонял мрак широкого коридора. Неожиданно в его слабых отблесках молодая женщина увидела перед собой какую-то тень, которая по мере приближения стремительно росла. Маша остановилась. Что это могло быть? Там, за углом, кто-то стоял или, может быть, что-то стояло. И оно явно было очень больших размеров. Маша пошевелилась, дрогнула и тень. И тут она с ужасом увидела, как на круглой голове неведомого существа зашевелились огромные острые уши.

– Лайен? Это ты, собачка? Лайен, Лайен! Иди ко мне! – дрожащим голосом произнесла Маша. – Лайен! – Ее голос перешел в крик.

И тут с другого конца дома донеслось гавканье. Через минуту собака уже крутилась вокруг Маши. Та провела по спине пса безжизненной рукой и бросила испуганный взгляд на стену, где колыхалась тень. Ушастая тень исчезла.

На ватных ногах Маша вошла к себе. Горничная наводила порядок в комоде.

– А что, Кайса, разве в нашем доме есть еще собаки, большие собаки с острыми ушами? – спросила Маша, обессилев от перенесенного испуга.

– Никаких собак в доме больше нет, – последовал бесстрастный ответ. – Эта вот псина одна и есть. А ну, пшел, пшел!

И горничная вытолкала собаку в коридор, причем Лайен явно не желал покидать уютную комнату хозяйки и отправляться на холодный заснеженный двор.

– Тогда что же я видела, что за чудище с огромными ушами? – пролепетала Маша. – Вот только что тут за углом, в коридоре?

– Вы ничего не видели, вернее, то, что вы выдели, это корзина с наваленным грязным бельем, которую я выставила, чтобы отнести прачке.

– Боже, но я была совершенно уверена, что это было живое существо.

– Его не было! – отрезала Кайса. – Вам пригрезилось. Впрочем, как всегда.

Странная категоричность горничной показалась Маше подозрительной. Она уже немного оправилась от страха и внимательно взглянула на горничную. Что она имеет в виду, откуда она знает о Машиных страхах и видениях? Ведь она поведала об этом только матери и докторам?

– Кайса, прошу тебя, я ведь не сделала тебе ничего плохого, я хорошо отношусь к тебе, прошу тебя, скажи, что тебе известно, о чем ты умалчиваешь?

Вместо ответа горничная молча поставила перед Машей стакан с питьем, которое каждый вечер готовила сама баронесса. Жидкость не была кристально чистой, но сознание Маши прояснилось.

Глава двадцать четвертая

Следы волка уже несколько раз находили поутру возле дома. Лесной хищник повадился шнырять в поисках добычи почти у самого порога, однажды след его лап отпечатался прямо на крыльце. Маше запретили выходить из дому до тех пор, пока не минует опасность. Генрих сам вместе с Юхой-Без-Уха несколько раз ходили с ружьями на волка, но не настигли. По вечерам, когда ветер завывал в трубах, Маше казалось, что доносится и грозный голос зверя. Лайен теперь все чаще оставался в доме, спал в передней. Нет, он не трусил, это его хозяева боялись, что собака вступит в неравный бой. Однажды Лайен все-таки выскользнул на двор еще до рассвета и почти сразу наткнулся на волка. Юха услышал звуки схватки, набросил тулуп и выбежал наружу. Только присутствие человека с ружьем и спасло Лайена, иначе ему бы не поздоровилось. Метким выстрелом Юха убил волка, тот, даже умирая, удерживал мощными челюстями соперника. Юха поднял собаку, которая сильно пострадала, и бережно отнес в дом. Любимца выхаживали всем семейством. Животное потеряло много крови, рваные раны затягивались медленно. Но пес жил, не сдавался и не собирался пока умирать.

Собираясь на прогулку, Маша подошла к его подстилке и потрепала собаку по голове. Тот поднял морду и посмотрел на женщину печальным и озабоченным взором. Маша дала ему кусочек сахару и двинулась прочь. Пес взвизгнул и пытался подняться, чтобы следовать за ней.

– Лежи, лежи, мальчик, поправляйся! – засмеялась Маша.

Она вышла из дома и полной грудью вдохнула морозный воздух. Нет, нынче далеко она не пойдет, так, несколько кругов вокруг дома, немного по берегу. Коли объявился один волк, будут и другие. Выйдя на берег залива, она долго смотрела в сторону острова Креста. Далеко-далеко виднелась одинокая сосна, стоявшая на краю острова, у воды, и там, под снегом, забытые Богом могилки. Маша теперь во всех молитвах поминала этого бедного мальчика Колова-Ремезова. Маша двинулась в обход мызы, по краю берега, вглядываясь вдаль. Белое пространство хранило торжественное молчание. Чтобы не утонуть в глубоком снегу, она ступила на тропинку и углубилась в лес. Огромные старые ели, посыпанные снегом, шуршали ветвями под напором налетевшего ветра. Громко и требовательно застучал дятел. Маша вздрогнула и стала искать его среди ветвей. И тут она почувствовала, будто она не одна, словно за ней кто-то наблюдает. Ощущение было настолько явственным, что она невольно обернулась, но никого не увидела. Опять волк? Ветки ближайших деревьев качались. Маша посмотрела вокруг в поисках волчьих следов и поспешила в сторону дома. И только когда показалась знакомая высокая крыша, вдохнула свободнее. За завтраком Аглая Францевна похвалила цвет ее лица, заявив, что прогулки, несомненно, идут ей на пользу. Муж вяло ковырял вилкой в тарелке и, мельком взглянув на супругу, согласно кивнул и углубился в свои мысли. Маша не стала рассказывать о своих страхах, ведь она не видела ровным счетом ничего.

Вечером того же дня они с Аглаей Францевной сидели в столовой под абажуром. Счета, расход-приход, скучная материя, но, увы, без этого нельзя, деньги любят счет. Мать мужа потихоньку посвящала Машу в секреты домашнего хозяйства и бухгалтерии. Маша уже час сидела, склонившись над толстой тетрадью расходов. Баронесса расположилась напротив, строго нацелив карандаш на возможные ошибки в подсчетах. Маша подняла голову, потянулась, да так и застыла, не отводя глаз от окошка.

– Что такое, Мари? Что вы там такое увидели? – удивилась свекровь, глядя на ее испуганное лицо.

– Кто-то стоит за окном, мне кажется, я видела лицо за стеклом! – пролепетала Маша.

– Кто там может быть? – отмахнулась баронесса. – Это, наверное, Юха. Он теперь без Лайена обходит поместье. – Аглая Францевна встала, поглядела в окно, пожала плечами. – Надо приказать задернуть шторы. А вы, моя милая, все-таки чрезвычайно впечатлительны, и ваши фантазии пугают вас необычайно. Впрочем, это неудивительно, ведь Генрих так же устроен, поэтому вы – идеальная пара, – добавила она со значением.

Однако позже баронесса призвала Юху и приказала обойти вокруг дома, нет ли незнакомых следов. Но мела метель и разглядеть что-нибудь не представлялось возможным, даже для опытного Юхи.

Через день, будучи одна в спальне, Маша снова почувствовала пристальный взгляд. Будто в щель между шторами проник чей-то пытливый взор. Вряд ли волки так смотрят на молодых женщин в неглиже! Маша решительным жестом задернула поплотнее занавеси, тепло оделась и быстро вышла. На сей раз она сама обошла дом, долго и внимательно разглядывала снег под своими окнами и пришла к выводу, что тут кто-то топтался, хотя и недолго. Ну уж нет! Она не позволит кому бы то ни было держать ее в страхе. Нет, она не безумная, ей не мерещится черт знает что! Маша была настроена решительно и двинулась по едва заметной тропке. Окрестные места она уже хорошо изучила, к тому же еще было светло. Маша в тот момент ничего не боялась. А зря, потому как через полчаса поняла, что слегка заблудилась. Она остановилась перевести дух. Куда же это она пошла, да и зачем? И что она будет делать, коли обнаружит таинственного обладателя горящего взора? А может двуногий волк пострашней четвероногого будет? Решимость ее таяла, она уже раскаивалась в своей необдуманной смелости. И тут до ее ушей донесся странный звук – то ли скрип, то ли стон. Маша вздрогнула, увидев, как земля рядом начинает ходить ходуном, вздымается ей навстречу, а огромный сугроб у корней старой ели рассыпается на глазах. Она обомлела и в смятении бросилась прочь, не разбирая дороги. Сзади раздавался страшный скрип и треск. Она оглянулась. Огромный черный зев, обнажившиеся корни дерева и рядом чья-то фигура. «Он что, из-под земли вышел?» – мелькнуло в голове молодой женщины. Темный силуэт устремился к Маше. Она закричала, споткнулась и упала лицом в снег. Сознание ее померкло.

Глава двадцать пятая

Горничная Кайса Byори получила письмо. Она с недоумением повертела его в руках, так как получать корреспонденцию ей было совершенно неоткуда, разве что с того света. Она распечатала конверт. Клерк банка уведомлял ее в необходимости прибыть в контору для уточнения каких-то документов. Кайса читала, читала, все равно ничего не поняла. Ничего не поделаешь, придется отпроситься у хозяйки и поехать в Выборг. Аглая, взглянув на письмо, тотчас же позволила горничной отлучиться настолько, насколько ей будет надобно. Кайса решила ехать на следующий день, поутру. Всю ночь она спала плохо, ворочалась, тревожилась. Нет, не встреча с клерком ее заботила, ее мучила собственная неопределенность. Когда она прибыла в Сиреневую виллу, то поначалу чувствовала себя очень неуютно. Хотя баронесса ни словом, ни взглядом никогда не унизила бывшую любовницу своего покойного мужа. Точно ничего и не было! Прочая прислуга сторонилась Кайсы, оно и понятно, ибо ее положение в доме казалось странным. Новая горничная ни с кем не сблизилась, жила одиноко, служила исправно, хозяева были ею довольны. Она быстро научилась помогать Аглае Францевне в моменты, когда Генрих утрачивал человеческий облик. Физически крепкая, Кайса не теряла самообладания, что иногда очень помогало, например, когда было необходимо разжать сведенные судорогой челюсти, чтобы влить туда спасительное снадобье. На новую прислугу засматривались конюх и садовник, но ей было смешно слышать их деревенские любезности после того, как она испытала счастье в объятиях их покойного господина. Кайса для себя решила, что она не покинет усадьбу до тех пор, пока не найдут тело Теодора. Но прошел год, потом другой, а она по-прежнему не могла молиться за упокой барона Корхонэна, заказать поминальной службы, так как мертвым Теодора не видел никто, кроме безумного сына и урода слуги. Поселившись в доме своего любовника, живя среди его вещей, она лучше стала представлять его характер. Но это только усугубило ее страдания. Кайса поняла, насколько она привязана к барону, бесследно исчезнувшему в холодных волнах залива. Нет, она не могла покинуть поместье, уйти, так и не узнав его могилы. К тому же после смерти их ребенка, появился маленький одинокий холмик, который, кроме нее, никто не посещал, и Кайса не могла представить себе, что она покинет его теперь. Получалось, что уйти из поместья она не может, да и куда идти?

Оказавшись в Выборге, она быстро нашла контору банка на главной улице – Торкелинкату и нужного ей клерка. Служитель долго указывал ей пальцем на какие-то пункты. Кайса Вуори вовсе не была непонятливой, к тому же она была грамотной. Она кивала головой, читала бумаги, что-то подписывала. Дверь отворилась, и в помещение вошел высокий худой мужчина в полицейской шинели. Служащий облегченно вздохнул, схватил бумаги и, наскоро распростившись, исчез. Вуори осталась одна с полицейским, представившимся следователем из Петербурга Сердюковым Константином Митрофановичем.

– Сударыня, это большая удача для полиции, что вы изволили явиться в банк. Видите ли, нам необходимо выяснить некоторые моменты, связанные со смертью барона Корхонэна. Не согласитесь ли вы ответить на мои вопросы?

– Смотря, какие вопросы, – уклончиво заметила Кайса и с достоинством поправила платок на голове.

Она понимала, почему полиция обратилась именно к ней, ей совсем не хотелось ворошить прошлое при посторонних людях. Тем более что баронесса действительно обошлась с ней благородно, и ей, Кайсе, негоже было без дозволения хозяев рассуждать на эти темы.

Между тем полицейский раскутал длинный шарф, отряхнул с шинели снег и снял ее, приготовившись к долгому разговору.

– Вы неглупая женщина, сударыня. Вероятно, вы догадались, что не было особой для банка нужды вызывать вас. Это полиции было важно вытащить вас из глухого имения, чтобы поговорить о смерти барона.

«Ах вот оно что! – Вуори испугалась. – Все-таки дело нечисто!» Она и подозревала это, но боялась признаться даже сама себе.

– Вам не кажется странным, что сильный и физически крепкий Теодор Корхонэн утонул, разбился в прибое о камни, а его хлипкий и тщедушный ненормальный сынок выжил? – Следователь как бы рассуждал сам с собой, но при этом внимательно наблюдал за каждым взглядом собеседницы, каждым ее непроизвольным движением.

Кайса растерялась. Ей действительно это казалось странным!

– Ведь вы любили барона Теодора, не так ли? Простите, что спрашиваю о таких болезненных для вас вещах. Но во имя его памяти вы могли бы помочь следствию? – Опытный следователь умел задеть нужные струны человеческой души.

– Да. Я действительно иногда думаю, что дело было нечисто, – выдавила из себя собеседница.

– Отчего, вы имеете какие-то факты? – последовал быстрый вопрос.

– Однажды, это было почти сразу после того, как я поселилась на вилле, еще не прошло и сорока дней после гибели господина барона, я пошла к лодкам. Ведь могилы так и нет, я хотела просто посидеть в той самой лодке, из которой он выпал. Но Юха, этот страшный урод с безобразным лицом, чудовище без уха, он был третьим в лодке с хозяевами, так вот этот Юха не смог сразу сказать мне, где эта лодка, и ткнул, как мне показалось, в первую попавшуюся. Как же так, удивилась про себя я, что он не запомнил, в какой лодке они перевернулись. К тому же та, на которую указал уродец, совершенно не пострадала. А ведь Генрих рассказывал матери, я слышала, как их страшно било о камни. Они не могли пристать к берегу, лодка трещала и сломалось весло. На этой же не было никаких следов, хоть бы щепка отлетела! Ничего, обычная, правда, не новая, но исправная лодка.

– Хм! – удивился следователь. – Поразительно! Вам бы в полиции служить, вы очень наблюдательны!

Кайса покраснела, слова и интонация следователя ее ободрили, она перестала бояться и конфузиться.

– Я о нем, о покойнике, постоянно думала. Страшно ему жилось с сынком таким. Теодор силен был и не из пугливых, а сынка своего, Генриха, побаивался. Кто знает, что у сумасшедшего на уме?

– А вы, согласившись прислуживать в таком семействе, вы разве не боялись того же самого?

– Как не боялась, понятное дело, боялась. Особенно, когда ребеночка ждала и пока он жив был. Но ведь я поначалу и не знала, каков он, Генрих. И теперь боюсь, но теперь-то он и не замечает меня вовсе.

– Позвольте коснуться еще одной больной темы. Ваш ребенок, он умер естественной смертью?

Кайса тяжело вздохнула.

– Я полагаю, что да.

– Но ведь при сложившихся обстоятельствах он бы мог оказаться единственным наследником барона?

– Вот именно! Я думаю, что баронесса потому еще меня взяла к себе, чтобы ребенок был при ней, чтобы растить его, как барина, на случай, если ее собственный сын навсегда окажется в больнице для умалишенных.

– Интересная мысль! Неужели баронесса сказала вам о подобном плане?

– Нет! Не сказала, но я так поняла по ее глухим намекам, когда Генрих был совсем плох, еще до его свадьбы.

– Любопытно! – Следователь потер ладони и прошелся по небольшому кабинету. – Удивительная женщина эта баронесса! Значит, она, зная, что ее сын тяжко болен, безумен, тем не менее умудрилась его женить? И кто же эта несчастная?

– То-то и оно, что несчастная! – подхватила Кайса, увлеченная разговором. Наконец она могла с кем-то поговорить о том, что постоянно занимало ее мысли. – Поначалу, глядя на молодую госпожу, я решила, что она тоже не в себе. Странная такая, то плачет, то смеется. Видения ее посещают, пугается Бог знает чего! А потом пригляделась, смотрю, батюшки! Хозяйка невестке все питье носит, другой раз мне дает, чтобы я на ночной столик поставила. А та, как его примет, так совсем дурочкой делается. Словом, хочет Аглая Францевна сделать девку совершенно под стать своему безумному сыну, чтобы та жила первое время как во сне. А потом, когда привыкнет к богатству, то привяжется к дому, вот тогда и откроется все! Страшно мне сделалось! Я все Теодора своего вспоминаю. Ведь он хотел с женой развестись, а Генриха в лечебницу запрятать. Видно, они и погубили его, а меня с ребенком привезли к себе, чтобы на глазах была, на всякий случай. Да язык за зубами держала, вроде как в благодарность. Ведь Аглая ни разу ни слезинки по мужу не проронила! И не вспоминает о нем! А сын все картины свои страшные малюет! Страсть, а не картины! Смерть, одна смерть на них! Я случайно однажды поглядела, меня оторопь взяла. Вот тогда я и поняла, что Генрих мог убить отца!

Кайса разгорячилась, говорила громко, резко жестикулировала. Сердюков ее не перебивал. Опять эти странные картины!

Глава двадцать шестая

Уже придя в себя, Маша боялась открыть глаза. Она чувствовала тепло огня, приятный запах дыма, потрескивание поленьев и присутствие человека. Наконец решилась. Ее взору предстала маленькая комнатка, кровать, печь, стол, лавки, сундук. Горела свеча, оплывая и капая воском прямо на поверхность стола. Тут же стояла большая чашка, видимо, с горячим чаем, от нее шел пар и аромат. У печи, спиной к Маше, сидел человек в тулупе с поднятым воротником и ворошил кочергой поленья. Маша осторожно приподнялась, кровать скрипнула, человек обернулся. Колов, это был Колов! Маша закричала и, скатившись с убогой постели, бросилась к Михаилу. Он даже не успел встать ей навстречу. Слившись в объятия, они упали на дощатый пол. Маша не могла говорить, она всхлипывала и целовала возлюбленного. Исступленно, неистово. Так, как мечтала. Михаил в первый миг опешил, но потом, потом они погрузились в безбрежный поток страсти, и ничто не могло их заставить оторваться друг от друга. Маша вся пылала, она в первый раз в жизни любила по-настоящему. Нет, она не думала о том, что будучи замужней женщиной совершает страшный грех прелюбодеяния. Ей было все равно, главное, что Михаил ее нашел, значит, простил, значит, теперь снова есть зачем жить. Жить для того, чтобы любить Колова! Поэтому она не противилась, когда Колов осторожно, боясь напугать, потянул к себе ее одежды. В одно мгновение они полетели прочь. Страстные объятия превратили два молодых тела в одно целое.

Потом они долго лежали у огня, утомленные и разгоряченные. Михаил нежно перебирал темные густые волосы, разметавшиеся вокруг лица возлюбленной, точно высокая корона. Он жадно вглядывался в ее лицо и снова и снова убеждался, что на свете нет для него ничего более прекрасного и бесценного. Маша жмурилась и ласкалась, как котеночек. Колов опять обнимал ее, желая без конца ощущать ладонями шелковистую кожу, тепло этого тела.

– Но как ты напугал меня! – с легким упреком произнесла Маша, когда к ней вернулась способность стройно мыслить и связно говорить.

– Прости меня, радость моя! Я действительно напугал тебя, но ведь я не профессиональный шпик, не умею возникать и исчезать бесследно. Я пытался привлечь твое внимание, чтобы ты заметила меня. – Колов поцеловал Машу в висок.

– Ты очень рисковал, ведь тебя мог запросто увидеть Юха или обнаружить Лайен! – воскликнула Маша.

– Да так почти и получилось, когда я топтался под вашими окнами. Спрятался от этого самого Юхи в густой тени елок, хорошо, что метель занесла следы!

– Лайен сейчас хворает, а то бы он тебя в два счета обнаружил, будь осторожен! – Маша обняла любимого, и они замолчали, наслаждаясь поцелуем.

– Я полагаю, что теперь нет мне нужды приходить к самому дому. Тут неподалеку, на развилке, есть дерево с неприметным дуплом. Мы будем там оставлять друг другу записки. Ведь домик этот, как я вижу, пока необитаем, но постоянно пребывать здесь все же опасно. Я остановился в Выборге в меблированных комнатах и наведывался в эти места каждые два-три дня. – Колов с трудом оторвался от чувственных губ возлюбленной.

– Да, это домик егерей. Но теперь, после смерти Теодора Корхонэна некому охотиться, и домик пустует. А ведь в лесу я невесть что подумала! Решила, что земля разверзлась и оттуда вылезло чудовище!

– Глупышка! Это упало старое гнилое дерево и поволокло за собой целый пласт земли. Я бежал что есть сил, боялся, как бы оно тебя не задавило!

Маша снова замолчала. Колов собрался с духом, чтобы сказать ей нечто важное:

– Маша! Я пустился в эту авантюру, оставив службу, семейство, чтобы увидеться с тобой и сказать тебе много важных вещей. Теперь я наверняка знаю, что ты не виновата. Как ни печально, но твоя мать вместе с Корхонэнами втянула тебя в эту лживую историю.

– Но зачем?

– Вот в том-то и дело! Маша, бедная моя! Твой муж, этот барон Генрих, он… – Колов вздохнул и выпалил: – Он больной человек, душевно нездоровый, просто сумасшедший.

Михаил, казалось, собрал все эпитеты для определения состояния Корхонэна. Ему хотелось, чтобы Маша поняла его правильно и не подумала, что это некое преувеличение. Он тревожно взглянул на любимую, ожидая ее реакции.

– Я подозревала нечто подобное, – тихо произнесла она в ответ.

– Оба доктора, и Миронов и Скоробогатов, предполагают очень неприятный диагноз, – продолжил Михаил. – К тому же Корхонэны поступили с тобой нечестно. Они не только скрыли это страшное обстоятельство, но попытались нарушить твое душевное равновесие. Они дают тебе некое питье, влияющее на душевное состояние, настроение. Помнишь, когда ты недомогала в Петербурге, Корхонэн дал тебе какой-то настой, но часть осталась в стакане? Миронов позже обнаружил его, по счастью, кухарка еще не успела вымыть стакан. Доктор исследовал остатки жидкости и пришел к выводу, что тебе было так плохо оттого, что ты привыкла к этому зелью и его отсутствие привело тебя в такое состояние!

– Да я и сама уже почти поняла это! – с тоской сказала Маша, вспоминая разговор с горничной.

Известие о сумасшествии мужа она приняла на удивление спокойно. Маше показалось, что где-то в глубине души она знала или предчувствовала нечто подобное. Во всяком случае, теперь, когда с ней рядом любимый человек, ей ничего не страшно. Любовь Михаила, его помощь, а теперь она не сомневалась в его поддержке, – вот что главное! Несомненно, что если бы она узнала эту пугающую новость, оставаясь один на один со своей бедой, она бы, вероятно, сама обезумела от страха и отчаяния. А так ей не страшно, или почти не страшно! Очевидно одно, их брак с Корхонэном невозможен, она должна попытаться добиться развода.

– Но что же мне теперь делать, как вырваться из этой ловушки? Что говорит мама?

– Твоя мать обратилась в полицию. Но там ей справедливо заметили, что в данное дело полиция вмешаться не может, ибо ненормальность Генриха неочевидна, недоказуема, ибо он недоступен для медицинского наблюдения. Поэтому потребовать развода на этом основании не удастся. Тогда Елизавета Дмитриевна пришла просить моей помощи, нужно было хотя бы известить тебя о болезни Генриха, чтобы ты была очень осторожна.

– Бедная мама! – Маша закрыла лицо руками. – Как ей тяжело сейчас!

– Да, наш разговор вышел мучительным. Но я простил ее! Веришь? Простил! Для меня главным было увериться, что ты невиновна, что наша любовь осталась чистой, не омраченной тщеславием и жадностью!

– О! Как ты мог! Как ты мог думать, что я променяла тебя на титул и поместье! – простонала Маша с горечью и обидой в голосе.

– Увы! В какой-то миг и решил, что ты такая же, как и все, во всяком случае, как большинство. Но, слава Богу, я ошибался! Прости и ты меня за то, что я так мучил тебя своим непониманием! Теперь я вижу, как это было жестоко с моей стороны!

И они снова бросились друг другу в объятия.

За стенами избушки уже давно сгустились сумерки, поднялся ветер. Тяжелая ветка близко стоящей ели ударилась в маленькое мутное оконце. Маша, которая уже задремала в объятиях Колова, вздрогнула и открыла глаза.

– Ой! Мне же уже давно пора быть дома! – Она вдруг четко осознала, что слова о доме теперь звучат несколько странно. Разве Сиреневая вилла – ее дом? – Меня будут искать! Надо возвращаться. Но как же мне, то есть нам, теперь поступить? Что делать?

– Я еще не продумал всех деталей, но, скорее всего, придется бежать из поместья. А уж потом добиваться развода. Вряд ли они отпустят тебя по доброй воле.

Маша торопливо одевалась, небрежно закручивала косу вокруг головы. Они вышли из натопленной избушки. В лицо ударил холодный ветер, как сама действительность – ледяная, злая и неизбежная.

Глава двадцать седьмая

«Как славно, что я могу удалиться от обыденности в мой мир! Сюда никому нет хода, даже маман не может понять моих творений, хотя она так близка мне!

Маша! Маша должна понять, почувствовать, как я, увидеть мир моими газами, я знаю, что она придет ко мне! И тогда наступит полное блаженство! Оно уже приближается, я чувствую, я вижу это! Но я не хочу торопить события. Все должно произойти само собой. В один прекрасный день она поймет, что только я – цель и смысл ее жизни. Только я могу наполнить ее невиданным чувством. Я трепещу от ожидания! И это тоже есть в моих картинах. В них вся моя жизнь, мой внутренний мир. Тут мое мучительное детство, когда я еще не мог осознать, что я иной, чем окружающие. Тут моя верная мать, мой истинный друг. Тут он, недоступный, как горная вершина, мой отец. Я ведь так любил вас, папенька! Я боготворил вас, я страдал, а вы не замечали меня. Вернее, видели жалкую блоху, маленького убого дурачка! А дурачок-то, ха-ха, посильней да похитрей вас оказался! Эка чего удумал! Запереть меня, меня, единственного своего сына, в доме для умалишенных! Словно я и вправду идиот! Затем отослать маман с глаз долой и вместо нее взять в дом эту деревенскую бабу. Смешно! Мне смешно теперь. Мои небожители на картинах смеются над тобой, старый и недалекий сатир. Каково теперь тебе там? Страшно ли тебе? Или ты по-прежнему презираешь меня, полагая, что я жалкий недотепа, неспособный защитить свои интересы? Жаль, что ты никогда уже не сможешь поделиться со мной своими последними впечатлениями от этого бренного мира. Впрочем, я могу себе это очень ярко представить, вот они предо мной, в моих творениях. Жутковато даже мне, надеюсь, что и тебе было очень страшно. Страшно и больно, как и мне, когда я надеялся на твою помощь и поддержку, но ты отталкивал меня. И вот оно возмездие!

Но что это, что за мгла подкрадывается, наползает на мои картины? Точно туча! Что за непонятная тревога, ощущение неведомой беды, опасности? Разве мне еще что-либо угрожает? Почему меня что-то гложет изнутри, чего я мечусь по дому, как затравленный зверь? Где она, где моя жена? Почему ее нет? Да нет же, она есть, она тут, рядом! Но ведь что-то происходит? Меня не проведешь, я же чувствую, как животное. Я чувствую, что с ней что-то случилось! Она больше не со мной, она чужая, я не ощущаю ее, как прежде! Пустая оболочка, глаза смотрят на меня, но не видят! Мари! Где ты? Куда ты уходишь? Нет, ты не уйдешь, ты навеки будешь моей, я не отдам тебя никому, ты моя жизнь, мой светильник в ночи! Погибну без тебя! Вот тогда я точно лишусь рассудка!

Нет, надо успокоиться и рассуждать здраво. Писем она не получает. Если и получает, маман все читает. Никуда не выезжает, только гуляет по округе. Может ли так статься, что в поместье проник посторонний? Надо снова заставить Лайена сопровождать ее или пусть Юха следит вместо собаки».

– Мари, ты опять собралась пойти одна? Я полагаю, что после истории с волком это неразумно!

– Полно, Генрих! Я недалеко, просто немного пройдусь вдоль берега.

– Возьми с собой Лайена, он уже поправился!

– Нет, что ты, бедный пес еще так слаб, он хромает и скулит по ночам, я слышу!

– Пусть Юха идет следом, он тебе не помешает.

– Ах Боже Ты мой! Это уже совсем невыносимо! Хорошо, раз ты настаиваешь, пусть уж тогда идет Лайен!

– Странно, а мне казалось, что ты подружилась с Юхой и он не вызывает у тебя неприязни. Отчего ты не хочешь, чтобы он тебя сопровождал?

– Генрих, прошу тебя. Дело не в Юхе. Я не хочу гулять под присмотром, и оставим этот разговор. Или идем со мной? Возьми ружье, и пойдем.

– Нет, ты же знаешь, я не любитель пеших прогулок.

– Конечно знаю, что ты с большим удовольствием проведешь время среди своих чудовищ! Так пусть же каждый предается своим маленьким радостям!

«Я мог бы пойти с нею, но совершенно очевидно, что она предложила мне сопровождать ее в надежде, что я откажусь. И я оправдал ее надежды. Но как странно вспыхнули глаза жены! Почему она так спешит, неужели на встречу с заснеженным морем?»

Глава двадцать восьмая

Зимние недели на глазах укоротились. Это раньше они казались длинными и тягучими, а теперь пролетали стремительно. Маша и опомниться не успела, как промелькнули Рождество и Новый год. Она понапрасну ждала мать на праздники, Елизавета Дмитриевна не приехала в имение, отговорилась очередной хворью. Впрочем, и неудивительно, теперь Стрельниковой невыносимо было находиться под одной крышей с людьми, которые так подло и нечестно обошлись с ее дочерью.

Маша получала другие подарки судьбы. Маленький, затерянный в густом лесу среди непроходимых сугробов домик дарил ей великое блаженство, неописуемое счастье, о котором она столько грезила.

Колов предстал перед возлюбленной совсем иным, нежели ей представлялось ранее. Его суровость и строгость, на самом деле, скрывали нежную и ранимую душу человека страстного, мечтательного, преданного. Маша упивалась им. В лице возлюбленного она нашла истинного друга и ненасытного любовника. С ним она узнала, какое неописуемое наслаждение может приносить тело. Маша, состоявшая в браке уже почти год, доселе и не подозревала, что общение мужчины и женщины может рождать такие сильные переживания, такое мощное притяжение. Поэтому теперь отношения с мужем казались ей чем-то ненастоящим и вымученным. Она с недоумением поняла, что у Колова все выходит как-то по-иному. Маша смущалась, не зная, как спросить у Михаила, отчего у Генриха все выходит как-то не так. Но тотчас же отбрасывала даже саму мысль обсуждать с любовником несостоявшуюся жизнь с законным супругом. Тем более что она понимала, это вызовет боль и ревность Колова, который и так безумно страдал оттого, что его Маша принадлежит другому человеку. И все же однажды такой разговор состоялся. Колов сам спросил Машу о ее отношениях с Генрихом. Маша что-то пролепетала заплетающимся от смущения языком. К ее невероятному изумлению Колов вдруг засмеялся радостным смехом и захлопал себя по коленям.

– Милая моя, наивная и прелестная Маша! Скажу тебе одно. Можешь считать себя только моей женой! Да, да! Твой брак – это так, понарошку. Как если бы ты жила с монахом! Этот самонадеянный титулованный зазнайка обделен самым главным в жизни, он не мужчина! Теперь моя душа спокойна. Да и ты можешь не переживать. Если у этой прекрасной дамы и появится на свете ребенок, то это будет мой ребенок. Корхонэн лишен природой такой возможности!

– Ах! – Маша всплеснула руками. – Я и вправду часто думала об этом. Не дай Бог такой судьбы ребенку!

– Можешь не волноваться, родная!

Чувствуя на себе тяжелый взгляд Генриха, Маша старалась идти медленно, как будто она никуда не спешит. На самом же деле ей хотелось бежать изо всех сил. Что она и сделала, как только усадьба скрылась из виду. Лайен, тяжело дыша, припустил за хозяйкой, ковыляя на четырех лапах. Утопая в снегу, он даже жалобно заскулил. Маша обернулась. Она совсем забыла про собаку.

– Ну-ну, дружок! – Она ласково потрепала пса по загривку. – Хочешь упрекнуть меня, что я так быстро бегу, а ты уже не можешь догонять меня? Давай-ка посиди тут да подожди меня.

Она сняла с шеи шарф и привязала собаку к дереву. Лайен остался сидеть на снегу. Он проводил молодую женщину обиженным и недоуменным взглядом, он не понял, почему его, верного друга и сторожа, привязали этой нелепой мохнатой тряпкой. Маша бросилась к дуплу, служившему почтовым ящиком, пошарила там и, ничего не найдя, поспешила по тропке вперед. Может, если нет письма, то есть сам почтальон? Ее надежды оправдались. В окошке мелькнул огонь, на условный стук дверь стремительно отворилась. Колов с нетерпением ждал Машу. Они бросились друг к другу. Неделя, проведенная порознь, была для каждого просто невыносима.

Позже Михаил поил Машу чаем, и они обсуждали, как им теперь поступить.

– Есть ли в доме хоть один человек, на которого ты могла бы опереться? – спросил Михаил, отхлебнув из оловянной кружки.

– Я не знаю. – Маша аккуратно подула в свою кружку. – Теперь мне все и вся кажется таким враждебным, неискренним, лицемерным!

– Следователь полиции упоминал горничную Кайсу Вуори. Она раньше была любовницей старого барона, до того как он пропал.

– Да, я слышала об этой истории. И мне кажется, что Кайса симпатизирует мне. Но как знать, что она думает на самом деле, она всегда молчит.

– Может, попробовать поговорить с ней, нам нужен помощник.

И они принялись обсуждать план побега Маши из поместья. В это время за окном раздался долгий и протяжный вой. Маша вздрогнула и побледнела. Колов помрачнел.

– Ты привела собаку? Маша, это погубит нас! Ты же сама рассказывала, какой у этого пса нюх.

– Я не подумала. Прости, я так спешила.

Вечером того же дня, после бесконечного молчаливого ужина в обществе свекрови и мужа Маша направилась в переднюю, где была устроена лежанка для Лайна. Пес при виде хозяйки вскочил и завилял хвостом. У Маши защемило сердце. Если бы он знал, с чем она пришла к нему! В руке у молодой женщины был зажат кусок сахару, на который она щедро накапала крысиного яду. Мысль о том, что собака невольно может выдать их с Коловым, неустанно крутилась в ее голове. Участь несчастного зверя была решена. Стараясь не смотреть собаке в глаза, она протянула ему отравленный сахар. Лайен аккуратно взял сахар зубами, положил его перед собой, лег и прикрыл глаза. Маша удивилась, так как пес всегда в одно мгновение проглатывал лакомые кусочки. Она погладила его дрожащей рукой и, давясь слезами, поспешила в свою комнату. Оглянулась, собака огромными желтыми глазами смотрела ей прямо в душу. Маша села, затаив дыхание. В доме царила тишина, впрочем, как обычно. И в этой тишине ей послышался жалобный стон, скуление, переходящее в плач. Маша зарыдала сама и бросилась обратно. Только бы успеть! Злополучный сахар лежал на прежнем месте. Лайен сладко зевнул и, пуская слюни, нацелился на него. Она успела выхватить отраву из-под носа собаки. Пес лязгнул зубами и посмотрел на Машу совершенно ошалелым взором. Он теперь совершенно отказывался ее понимать! Маша опустилась рядом с собакой, обхватила ее голову, целуя морду животного, она проклинала свою слабость. Отравительница из нее решительно не получится!

Глава двадцать девятая

Горничная Кайса торопливо наводила порядок в гардеробе своей госпожи. Маша, полулежа на кушетке с томиком Рунеберга, пребывала в мечтах. Образы поэта переплетались с ее фантазиями. Мысль о побеге преследовала ее неотступно.

«И пусть на нас прольется свет
Из тверди золотой,
Пусть станет жизнь игрой планет,
Где слез не льют, где вздохов нет…»

Как всегда почти бесшумно появилась свекровь.

– Что вы читаете, моя милая? – спросила Аглая Францевна с улыбкой, которая всегда появлялась на лице баронессы, когда она обращалась к невестке. – А, Рунеберг! Отрадно, что вас так привлекает финская культура. Когда вы поживете с нами подольше, вы во всей полноте ощутите ее прелесть. А это вам для улучшения цвета лица и бодрости тела.

С этими словами баронесса поставила на край стола изящный стакан из тонкого стекла и, бросив выразительный взгляд на горничную, вышла. Маша взяла стакан в руки и долго всматривалась в розоватую непрозрачную жидкость. Теперь-то уж она знала, что таится за этой нежной заботой, что скрывает стекло стакана! Михаил передал ей совет обоих докторов, Скоробогатова и Миронова, как можно быстрее отказаться от этих опасных напитков, которые ведут к привыканию и делают человека рабом вызываемых ими ощущений. Но и внезапно отказаться тоже нельзя, организм уже пристрастился к сильному воздействию. Поэтому доктора советовали уменьшать дозу постепенно, сильно разбавлять питье водой, и тогда отказ от зелья пройдет менее болезненно. Оказалось, что Машино недомогание в Петербурге связано именно с тем, что она не принимала этих снадобий. Тщательно скрывая это от всевидящей свекрови, Маша теперь старалась поступать, как ее научили доктора. Поначалу ей и впрямь сделалось нехорошо. Но она понимала, отчего это происходит, и не только мужественно перенесла боль и дурноту, но еще и умудрилась скрыть это от мужа и баронессы. Зато ее перестали донимать страхи, непонятные видения и нелепые приступы неестественной страсти к мужу. И вот наконец она свободна! Ее сознание снова чисто, она опять способна принимать разумные решения, реально оценивать происходящее. Именно теперь Маша явственно осознала, как получилось, что она предала свою любовь к Мише и вышла за чужого, незнакомого, да к тому же еще и безумного человека. Она сама была почти безумна! Маша поежилась от воспоминаний. Ну уж нет, теперь она никому не позволит повелевать своим сознанием!

Аглая Францевна удалилась. Горничная перекладывала белье в комоде, аккуратно перебирая шелковые и батистовые сорочки, чулки, панталоны. Маша встала и обошла Кайсу так, чтобы та видела все ее действия. Решительным жестом снадобье баронессы было вылито в таз для умывания. Горничная и хозяйка несколько мгновений молча смотрели друг на друга. Потом Кайса медленно двинулась к месту преступления, взяла в руки расписной фаянсовый кувшин, стоявший рядом, и вылила из него воду вслед за снадобьем. В тазу образовалась мутноватая жидкость, просто вода, в которой что-то мыли. Теперь, когда горничная пойдет ее выплескивать, никто ничего не заподозрит. Женщины не обменялись ни словом, но обеим стало все ясно.

Через несколько дней Маша вышла из дому в сопровождении Лайена и пошла в дальний уголок поместья, где был похоронен младенец Кайсы. Как и ожидалось, горничная была там. Кайса часто приходила к этому одинокому холмику, когда выдавалась свободная от работы минутка. И все в доме знали, где искать горничную молодой барыни. Кайса, услышав шаги, подняла голову и нахмурилась. Никто еще не нарушал ее горького уединения. Оставив собаку в стороне, Маша приблизилась к могилке, ступая по глубокому снегу. Кайса лопатой расчистила немного вокруг и теперь сидела на свернутой рогожке, уткнувшись в платок.

– Я побуду с тобой немного, хорошо? – спросила Маша и перекрестилась на могильный холм.

Кайса не ответила, только пожала плечами.

– Царствие небесное невинной душе! – тихо и с чувством произнесла Маша. – А ты успела окрестить его?

– Нет, – последовал глухой ответ.

– Как, должно быть, тебе тяжко! Я-то знаю теперь, что значит потерять любимого человека. И я знаю, что значит для женщины ребенок от любимого человека, – добавила она почти шепотом.

Кайса удивленно подняла глаза на хозяйку, но ничего не спросила. Маша тем не менее была уверена, что та все поняла.

– Поэтому, Кайса, я не могу более оставаться в этом доме. Тут сплошной обман, лицемерие. Безумие, безумие во всем. Даже Аглая Францевна безумна в своем желании скрыть правду, выставляя своего сына здоровым. Я думаю, что ее муж барон Корхонэн стал жертвой безумца, и это меня очень пугает! – осторожно, с расстановкой произнесла Маша, внимательно глядя на собеседницу.

Кайса удивилась речам хозяйки. Ее широкие брови изогнулись недоуменной дугой. Но после сцены с кувшином она ожидала чего-то подобного, неких шагов к откровенности. Тем более что горничная замечала, как молодая женщина куда-то убегает и возвращается, светясь от счастья. Что жизнь ее с законным супругом явно не задалась. И что страшная тайна семейства стала очевидной. Но самое главное, что не только Кайса подозревает, что Теодор был убит, и убит собственным сыном! Ее тяжкие раздумья на эту тему теперь подкрепились опасениями молодой хозяйки.

На самом деле, Маша мало что знала о смерти отца Генриха. Но они подробно обсудили с Михаилом, что может волновать горничную, какие струны можно затронуть в этой молчаливой и замкнутой душе, чтобы побудить Кайсу помочь Маше бежать из поместья. О таинственной смерти барона говорил следователь Сердюков, но вся эта история так и оставалась незаконченной, ибо тело барона так и не нашли.

Кайса молчала, ее лицо словно окаменело. Маша вынула ручку из теплой муфты и смахнула снег с аккуратного деревянного крестика. Горничная встрепенулась и поднялась.

– Пойдемте, барыня, темнеет уже, да и ветер поднимается, холодает. Не дай Бог, простынете, нельзя вам теперь.

И они двинулись к дому. Вечерело, сумерки сгущались в раннюю темноту. Маша шла бодро, опираясь на надежную руку.

Уже на следующий день после обеда, когда весь дом затих, Маша ушла, спрятав в муфте послание для Колова. А между тем Генрих, подождав, пока жена вернется, взял Лайена и пошел в лес. На пушистом снегу Машины следы были видны достаточно отчетливо. Верный Лайен быстро бежал, чуя направление. Генрих подбадривал собаку: «Ищи, ищи Лайен, где наша Маша?» Около старого гнилого дерева пес остановился и стал кружить, поднимая морду кверху и царапая кору когтями. Корхонэн задумчиво оглядел ствол, провел по нему рукой. Рука скользнула в расщепленный ствол дерева. Оттуда он извлек плотный бумажный пакет. Лайен затявкал и запрыгал, ожидая награды. Но хозяин не видел и не слышал верной собаки. Трясущимися руками он надорвал пакет и прочел послание.

Глава тридцатая

Экипаж стоял перед крыльцом дома. Лошади переминались с ноги на ногу. От их мягких губ валил пар. Лайен крутился вокруг и тявкал. Уродливый безухий Юха еще раз обошел экипаж, проверил упряжь, все готово. Нынче в Выборг едет горничная Кайса Byори. Обе хозяйки надавали ей ворох поручений, как все успеть! Сама Кайса выпросила один день для какой-то своей надобности. Баронесса ее всегда отпускает, тем более что подобное случается редко. Юха на козлах за кучера, да и если надо подсобить, поднести и постеречь в случае чего. Из дома торопливо вышла Кайса, одетая в теплый меховой жакет, подаренный Машей на Рождество, и тяжелую шерстяную юбку, что делало ее фигуру еще более дородной. Собака бросилась к ней, желая поиграть, но Юха отогнал пса кнутом. За отъездом горничной из окна гостиной наблюдала Аглая Францевна. Генрих еще не выходил из спальни, накануне он весь день провел в обществе своих картин. А Маша, отдав горничной нужные распоряжения о покупках, еще раньше пошла прогуляться вдоль заснеженного края моря, как она часто делала теперь.

Старый, видавший виды экипаж тяжело, рывками двигался по снежному насту. Полозья скрипели. Лошади резво бежали по знакомой дороге, весело развивались их гривы и хвосты. Юха, сидя на козлах, щурился на яркое зимнее солнце. Хорошо, зиме скоро конец, опять весна, тепло…

– Тпру… – От неожиданности Юха чуть не слетел с козел.

Кони встали, скрипнули рессоры. На дороге, прямо за крутым поворотом, стояла молодая хозяйка.

– Что там, что встал, черт безухий? – зло крикнула Кайса, высунувшись из окна кареты.

– Сама не видишь? Барыня! Мария Ильинична! – тыча кнутом вперед промычал Юха, но Кайса не могла разбирать его бессвязной, как ей казалось, речи.

– Вот те раз! Барыня! Вы-то как тут оказались, ведь далеко уж от дома?! – вполне искренне изумилась горничная.

– Да я Кайса, вот что думаю, а не проехать ли мне с тобой прямо до Выборга? Пройдусь по лавкам, в книжную лавку зайду, а то ведь ты все ж, я думаю, перепутаешь чего-нибудь.

С этими словами молодая женщина решительно двинулась к карете.

– Можно подумать, что я хоть раз перепутала чего! – сердито ответила горничная, подвигаясь, чтобы дать место хозяйке.

– Барыня! Барыня! Нельзя так, придется воротиться! Искать вас будут! – заметался на козлах Юха-Без-Уха.

– Полно, Юха! Я не ребенок! – возразила ему Маша. – Трогай! – приказала она тоном, не терпящим возражений.

Юха медлил, он не мог ослушаться молодой хозяйки. Но что-то в ее поведении было не так. Нельзя ей самой распоряжаться таким образом, уезжать из дома без дозволения старой баронессы или мужа.

– Трогай, я сказала, да не смей поворотить назад! – крикнула Маша, угадав движение Юхи.

Тот сгорбился, стегнул лошадей, и они понеслись вперед. Маша и Кайса замерли в разных углах кареты. Только бы этот безухий, преданный Корхонэнам урод не повернул в имение! Только бы добраться до окраины Выборга. А там уже ее ждет ненаглядный Мишенька. Маша выйдет как бы по неотложной надобности и не вернется уже никогда. Пока ее будут искать по всему городишку, ее уж и след простыл!

Еще верста, еще поворот, все ближе свобода! Да, она убежала! Вот так, в чем была, только паспорт, немного денег и драгоценностей в муфте и кармане юбки. Это неприлично, грязно, недостойно. Но Корхонэны поступили с ней бесчестно, поэтому она не считает себя ничем им обязанной. Почему она не рискнула поговорить открыто, сказать, что требует развода? Миша прав, требовать развода, находясь вдали от душевно нездорового человека, куда безопаснее.

– Тпру!

– Господи, да что опять!

В ответ – тишина. Маша выглянула наружу. Посреди дороги, преграждая путь, гарцевал на лошади Генрих Корхонэн. Маша не удержалась и со стоном упала на сиденье.

Сиреневая вилла пребывала в угрюмом молчании. Но эта тишина была обманчивой. Каждый из участников побега находился под подозрением и ему был учинен допрос по всей строгости. Машу заперли в ее спальне. Генрих долго и подробно выпытывал сначала у Юхи, потом у Кайсы все подробности происшедшего. Юха мычал, мотал головой, размахивал руками, да только толку с того, ведь его понимала только одна беглянка Маша, которая и рассчитывала, что бедный Юха не сможет потом ничего рассказать хозяину. Не отличавшаяся говорливостью Кайса едва цедила слова, каждый ответ из нее добывали как клещами. Как ни крути, выходило, что прислуга не виновата, что молодая барыня действительно неожиданно для обоих появилась на дороге, и они, не посмев ослушаться ее, двинулись в Выборг, не предполагая, что она замыслила. Оба очень удивились, Кайса даже как будто искренне, когда барон спросил их, не хотела ли его жена таким образом оставить поместье? Выпытав у прислуги все, что можно, Генрих направился к жене. С момента, когда он перехватил беглянку на половине пути, и до того мига, как повернулся ключ в замке ее комнаты, прошло уже несколько часов. Маша пребывала в неизвестности относительно шагов, предпринимаемых мужем. Хотя она догадывалась о том, что происходит в доме. Барон рассчитывал, что время, проведенное в неопределенности, сломит, испугает женщину, но его ожидало разочарование. Маша, вопреки предположениям, не плакала и не боялась. Это было очевидно по ее решительному взгляду, выпрямленной спине, вызывающим интонациям голоса. Когда он вошел к ней, Маша стояла посреди комнаты, держась за спинку стула, сердито и неприязненно глядя на мужа. И тогда он понял, что нет смысла ходить вокруг да около. Если он не произнесет роковых слов, их все равно скажет жена. Он хмуро развернул перед ней злополучную записку. Вот оно что! А она-то ломала голову, как он догадался, неужели она ошиблась в Кайсе, и та выдала ее? Найдено дупло! Лайен! Бедная глупая собака! Михаил не зря опасался. Впрочем, наивно было бы предполагать, что все пройдет гладко и ей удастся с первого раза вырваться из тисков брака, ставшего ненавистным.

– Мари, я знаю, вы хотели бежать! – почему-то по-французски, сильно волнуясь, произнес барон. – Я знаю, вас ждал любовник, вы ему писали, что сядете в карету, когда горничная поедет за покупками в Выборг.

– Генрих, я не отрицаю своего желания покинуть ваш дом. Но я не вижу здесь преступления, тут нет моей вины! – Маша даже стукнула стулом о пол для вящей убедительности.

Корхонэн аж вскинулся от возмущения и ярости.

– Немыслимо! Вы издеваетесь надо мной! Жена бежит с любовником и не считает это преступлением! Этот подлый побег, эта ложь, эта инсценировка! – Он двинулся к жене, но та загородилась хрупким стулом.

– Генрих, повторяю, я не считаю себя виновной. Да, нас соединил священник перед алтарем. Но что предшествовало нашему браку? Обман, чудовищный обман! Наш союз изначально был замешан на лжи, которую вы теперь так страстно обличаете! Вы и ваша мать обманули меня, сообщив о смерти моего жениха. Я обманула вас. Равновесие восстановлено.

От этих слов Корхонэн схватился за голову, лицо его исказилось.

– Нет, это не так, не так, как вы говорите! Моя любовь оправдывает все! Вы же зна ете, знаете, как я вас люблю! – Генрих подозрительно затрясся.

– Генрих. Давайте будем смотреть правде в глаза, – как можно спокойнее произнесла Маша, отступая к двери. – Вы больны, и я теперь знаю это наверняка. Вы сами не подозреваете, как вы больны. Ваше чувство ко мне – это не любовное, а болезненное чувство. Я вам нужна не как жена, а как медицинский препарат! Как способ на время выбраться из мглы! Увы, Генрих, я не люблю вас так сильно, как ваша мать. Поэтому я не могу пожертвовать своей жизнью, своей судьбой ради вашего излечения. Ко всему прочему… – Она вдохнула полной грудью и уже намеревалась сказать мужу правду о ребенке, как вдруг Корхонэн неестественным образом изогнулся, глаза его вылезли из орбит, изо рта пошла розовая пена. Он уже не слышал жены и упал на пол в страшных судорогах.

Маша с криком бросилась за помощью. Аглая Францевна оказалась за дверью, вероятно, она подслушивала разговор. Прибежала Кайса и сильным движением разомкнула челюсти Генриха. Вдвоем с матерью они попытались влить ему в рот снадобье, которое всегда было у баронессы под рукой. Маша на подкашивающихся ногах пошла прочь, она ничем не могла помочь мужу, она понимала, что приступ ужасной болезни – следствие ее неудачного побега.

Придя к себе, она упала на постель. Слез не было. Лишь усталость и злость на судьбу. Проклиная невезение, она думала о Мише, который, наверное, еще ждет ее на окраине Выборга.

Глава тридцать первая

Генрих не приходил в себя несколько дней. Маша опасалась даже подойти к дверям его комнаты. Нет, она не чувствовала укоров совести. Себя ей было больше жаль, чем несчастного безумца. Один раз она набралась духу, но, услышав звуки, напоминавшие рычания зверя, поспешила прочь. Следом за ней вышла Аглая Францевна. Вопреки ожиданию, она казалась спокойной и даже доброжелательной.

– Мари, я хочу поговорить с вами. – Она решительным движением взяла невестку за локоть.

Маша покорилась, ибо понимала неизбежность выяснения отношений.

– Стало быть, вы пытались столь неприличным образом покинуть нас. Я даже могу предположить и ход событий. Уж не знаю как, но ваш незадачливый жених вновь появился в вашей жизни и попытался разрушить брак с Генрихом. Что ж, такое случается с молодыми особами, которые не понимают реальной жизни. На что вы рассчитывали, моя милая? На развод? На каком основании?

Баронесса говорила спокойно. Но в каждом ее слове чувствовалось сильное внутреннее напряжение.

– На том основании, – отчетливо произнесла Маша, – что ваш сын и мой муж барон Генрих Корхонэн – безумен, это душевнобольной. И вы знали об этом, когда затевали свадьбу. Я же была обманута, введена в заблуждение! И мне от вас ничего не надо, ни денег, ни титула, я просто хочу уйти. Я не желаю всю свою жизнь посвятить уходу за безумцем, как сделали это вы. Я понимаю, что вы готовили меня себе на смену. Я преклоняюсь перед вашей жертвенностью, вы – мать, но и я тоже в скором времени буду матерью, поэтому я должна думать о судьбе своего ребенка! – почти выкрикнула Маша.

– У вас будет ребенок? Как славно! – Баронесса хотела придвинуться к невестке, чтобы обнять ее, но та отшатнулась.

– Не спешите радоваться, сударыня! Генрих не имеет к этому никакого отношения. Генрих вообще не может быть отцом!

– Я знала, что вы умная женщина. Но вы превзошли все мои ожидания. – Аглая Францевна загадочно улыбнулась, чем повергла Машу в совершенное недоумение. – Это замечательно, что теперь у барона Корхонэна будет совершенно здоровый наследник! Здоровый, во всех отношениях! Это просто чудесно, Машенька!

И тут Маша поняла, что имеет в виду свекровь. Краска стыда бросилась ей в лицо.

– Нет, я не такая безнравственная особа, как вы полагаете.

– Конечно, вы не безнравственны! Я надеюсь, что вы, как и ваша маменька, – последние слова баронесса произнесла с особым чувством, – поступите разумно. Конечно, Генрих иногда, замечу, только иногда, бывает немного не в себе. Но, во-первых, это быстро проходит. И, во-вторых, это не то что бы болезнь, это проявление яркости, неординарности личности. Вы уже немного знаете его и видите, что мой сын человек необычный, талантливый, а такие люди часто отличаются от окружающих. Иногда их действительно принимают за сумасшедших. Но это не так. Вы сами потом убедитесь. Это великий художник, тонкая, ранимая душа! И он любит вас страстно. То, что вы с ним сделали, едва не погубило его. В последний раз нечто подобное было только после трагической гибели его отца. И вот снова сильнейшее потрясение! Вы сообщили ему о мнимом отцовстве будущего ребенка?

– Нет, я не успела.

– Вот и прекрасно, и не надо. Он будет счастлив, он по-прежнему будет любить вас, я уверена, что он простит вам эту глупость, этот побег.

– Как вы можете, зная, что я не люблю вашего сына, что я изменила ему, что я люблю другого человека?

– Пустое, это ненужные эмоции, они мешают правильно оценить суть событий, – сухо произнесла баронесса. – Я полагаю, что вы теперь тем более должны сделать правильный выбор, во имя себя и будущего своего ребенка. Кем он окажется? Безродным, безымянным? Рожденным вне брака? Или его ждет блестящая будущность отпрыска знатного рода?

– Почему безродным и безымянным? – зло спросила Маша. – Я скажу Генриху правду, и я думаю, что уж тогда он не станет терпеть меня в доме и даст развод. Ребенок будет носить имя истинного отца.

– Вы действительно собираетесь и дальше мучить Генриха правдой? – баронесса почему-то перешла на зловещий шепот.

Маша кивнула, изнемогая от мучительного разговора.

– Тогда знайте, он убьет вас и вашего ребенка. Убьет. Это не литературное преувеличение, дитя мое. Я предупредила вас. И мне было бы очень жаль, если бы все так и вышло. Поэтому я ничего не скажу Генриху о нашем разговоре.

Она бесшумно вышла. Маша оцепенела от ужаса. Неужели подозрения и Кайсы, и следователи верны, и ее супруг способен на убийство? Неужели ко всему прочему он не только душевнобольной, но и преступник? А она – его следующая жертва?

Глава тридцать вторая

Когда наконец Генрих пришел в себя, он тотчас же призвал Машу для окончательного прояснения отношений. Маша вошла с опасливой оглядкой. Супруг лежал на широком диване, облаченный в теплый шлафрок. Он был бледен, его немного знобило. Баронесса заботливо укрывала сына пушистым пледом. Генрих встретил жену слабой улыбкой. От его вида Маше стало совсем тошно. Одно дело ненавидеть закоренелого злодея, пытаться вырваться от мужа-тирана, Синей Бороды. А тут перед ней замученный недугом неспособный справиться с собой человек. В Машиной душе зашевелилась предательская жалость. Генрих протянул ей руку, она ответила на его пожатие. Рука показалась ей ледяной, пожатие вялым, безжизненным. Он потянул ее к дивану:

– Сядь со мною.

Она повиновалась и присела на краешек. Зачем-то даже принялась поправлять плед, наверное, чтобы скрасить неловкое молчание.

– Маша, я много размышлял о том, что произошло. Ты во многом права, но что сделано, теперь не переменишь. Наша супружеская жизнь уже сложилась, мы узнали друг друга. За этот год я полюбил тебя еще больше. Я не мыслю жизни без тебя. Я не могу даже представить, что этот дом опустеет и ты уйдешь отсюда, уйдешь к другому человеку. – Барон говорил печально и проникновенно.

– Генрих, ты говоришь и думаешь только о себе, о своих чувствах и страданиях. Мои же мучения не берутся в расчет, словно они не настоящие, так, понарошку. – Маша решила ни за что не поддаваться жалости.

Генрих вздрогнул.

– Прошу тебя, не будем ссориться! Мы должны понять самих себя и договориться, как будем жить дальше. Я полагаю, что нам следует великодушно простить друг друга и начать все как бы заново, никогда не поминая взаимной лжи.

Услышав слова мужа, Маша раздраженно вскочила.

– Да мы не о том говорим, Генрих! Не о том, как жить дальше, а о том, что мы не будем больше жить вместе! Ты ошибаешься, полагая, что можно все простить и начать заново. Хорошо, я простила и тебя, и Аглаю Францевну за то, что вы втянули мою мать в подлый обман, заставили меня совершить гнусный поступок и предать любимого человека, лишили меня ясности рассудка своими зельями! Я прощаю вам все это, а теперь отпустите меня, я хочу уйти и вернуться к своей прежней жизни, может, не столь благополучной. Но к своей собственной жизни!

Генрих побледнел и напрягся. Аглая Францевна тревожно переводила взор с одного на другого.

– Мари, Генрих, вы слишком возбуждены и расстроены. Вам обоим надо успокоиться, иначе вы наговорите друг другу много неприятных слов и вам будет потом трудно помириться. Генрих, ты еще не совсем поправился. Тебе нельзя так волноваться, да и вам Маша, это совершенно ни к чему! – Баронесса выразительно посмотрела на невестку.

Генрих по-прежнему пребывал в неведении о грядущем прибавлении в семействе. По уговору, баронесса молчала, полагая, что Маша все же решится сама поведать супругу радостную новость. В конце концов это неизбежно станет очевидным.

– Мне не нужно никакого примирения, Аглая Францевна! Как раз наоборот. Я желаю, чтобы мой муж выставил меня вон!

– Маша! Маша! Не стоит так горячиться! Иногда некоторые вещи, при здравом размышлении, уже не кажутся такими драматичными, как ранее. Что ж, в вашей жизни был еще один мужчина. Эта романтическая связь придала вашему нынешнему упорядоченному, может, немного скучноватому, существованию некую остроту. Мы с сыном закрыли на это глаза. Ведь мы так любим вас. Разве вы не замечаете, что в этом доме все для вас? Любое ваше желание, любая прихоть исполняются непременно. Вот, – с этими словами баронесса протянула невестке связку ключей, – если пожелаете, вы можете с этого мига стать полновластной хозяйкой имения. Маша с испугом отшатнулась.

– Единственное мое желание – тотчас же покинуть имение и получить развод, – произнесла она твердо.

– Ну хватит! – неожиданно резким и высоким голосом крикнул Генрих. – Этот разговор смешон и нелеп.

Он подскочил и сбросил с себя плед. Рывком оказался около жены и, тряся ее за плечи, прорычал, подобно раненому зверю.

– Мария Корхонэн! Моя законная жена! Моя! Моя жена! Я не отпускаю тебя! Ты только моя! Иначе ничья! Иначе ни тебе, ни мне не будет жизни! Только со мной, здесь, в нашем доме!

Маша почувствовала, что силы покидают ее. Внизу живота появилась тяжесть и боль.

– Хорошо, Генрих. Только не волнуйся! – произнесла она тихо.

Он тотчас же обмяк, сник, не почувствовав в ней никакого сопротивления.

– Я надеюсь, что мы все-таки найдем выход, мы найдем выход… – забормотал он, возвращаясь под свой плед. – Вам, Мари, – добавил Генрих по-французски уже совершенно спокойным тоном, – придется смириться с некоторыми неудобствами, которые в сложившихся обстоятельствах неизбежны.

Неудобства, о которых говорил барон, оказались весьма унизительного свойства. Теперь Маша не запечатывала своих писем, какой прок, если баронесса их все равно откроет и прочтет. Письма, которые приходили на имя самой Маши, она получала уже тоже вскрытыми. На прогулки ее теперь сопровождала целая команда соглядатаев из дворовых людей. Гуляя по лесу или вдоль моря, она ненароком замечала, то рыбака, который вздумал рыбачить именно в этом месте, то лесника, идущего параллельной тропинкой. А бедный Лайен никак не мог взять в толк, почему молодая хозяйка теперь не побалует его лишним кусочком и, проходя мимо, не погладит своей шелковистой ручкой? Баронесса распорядилась срочно спилить старое дерево с дуплом, служившим любовникам почтовым ящиком. А маленький домик в глуши был разобран по бревнышку. Маша даже порадовалась этому, а то вдруг Генриху пришла бы в голову коварная мысль устроить там засаду для Колова? Видимо, баронесса тоже опасалась подобных идей своего сына и поспешила приказать разобрать избушку, чтобы, как она выразилась, ничто не напоминало о семейной неурядице. Аглая Францевна упорно демонстрировала невестке свою веру в то, что все образуется, Маша успокоится и смирится со своей участью.

И Маша, действительно, будто смирилась. Она казалась тихой и обреченно спокойной. Да и что ей оставалось делать? В первые дни после неудачного побега она вздрагивала на каждый шорох, каждый шаг, стук, ожидая тайного сигнала от Колова. Но он не являлся. Тогда ей стало казаться, что любимый человек должен взять ее роскошную темницу приступом. Вот так просто – ворваться, стреляя из револьвера в воздух, и умчать ее прочь. Но Колов не давал о себе знать. И Маша терялась в догадках. Конечно, теперь стало еще сложнее подобраться к дому или подать знак. Юха рыскал вокруг и днем, и ночью. Все тропинки вблизи поместья были под неусыпным надзором челяди. В доме Маша боялась перекинуться с Кайсой парой слов. Ей всюду мерещились подслушивающие уши. Правда, Кайса понимала хозяйку почти без слов. На ее угрюмом лице Маша читала молчаливое сочувствие.

Между тем зима закончилась как-то вдруг. Исчез снег, и появились первые ослепительно яркие цветы мать-и-мачехи. Лес наполнился пением птиц. Небо стало высоким и светлым. Но Машу мало теперь занимали красоты природы. Она тревожно прислушивалась к жизни внутри себя.

Глава тридцать третья

Генрих по-прежнему много времени проводил среди своих картин. Правда, Машу он теперь не звал, да она и сама не хотела спускаться в мрачное подземелье и встречаться там с хвостатыми натурщицами. Если раньше супруги вместе читали, Генрих много рассказывал жене о финских писателях, нравах финских обывателей, о местных обычаях, то теперь все чаще они проводили время в отчужденном молчании. Аглая Францевна, пытаясь скрасить унылость таких молчаливых вечеров, часто играла на фортепьяно. Новым музыкальным увлечением баронессы стало творчество модного композитора Сибелиуса. Его «Грустный вальс» частенько звучал под старыми сводами Сиреневой виллы. Играла она превосходно, с чувством. Маша любила музыку, ей нравилась игра баронессы. Но это относилось только к музыке, ибо все прочие ее «грехи» оказались обманом – милые подарки, якобы от мужа. На самом же деле Маша теперь прекрасно понимала, что изысканные безделушки, со вкусом выбранные платья, меховое манто – это все дело рук вовсе не Генриха, а его матери. Это она угадывала все ее желания и преподносила подарки, как знак трогательного внимания сына. Сам же Генрих, погруженный в непрестанную борьбу с безумием, просто был не способен на такое, хотя страстно этого желал. Он в самом деле любил Машу. Присутствие Маши и впрямь оказывало на него благотворное воздействие! Он пожирал ее взором, упивался ароматом, прикосновениями к нежной шелковистой коже. Генрих готов был часами слушать голос жены, да только она теперь все молчала.

Однажды он попытался возобновить их супружеские отношения. Барон пришел к жене, когда она уже собиралась лечь спать. Кайса, помогавшая госпоже расчесывать волосы перед сном, при виде молодого господина тотчас же покинула спальню барыни. Генрих приблизился к супруге и стал покрывать ее шею и открытые плечи неистовыми поцелуями. Он думал, что ему удастся вновь пробудить в Маше прежнюю чувственность. Но она оставалась недвижима. Поцелуи мужа казались прикосновениями жабы. Сжимая жену в объятиях, Генрих хотел запечатлеть неистовое лобзание и на ее устах. Он приблизился к ее лицу и встретил холодный, злой, отстраненный взгляд. Она не закрыла глаза, как обычно. Генриха точно облили ледяной водой. Если бы она плюнула ему прямо в лицо, наверное, он не был бы так потрясен. Он закричал, застонал, затряс ее, как тряпичную куклу, и выбежал вон. Маша закуталась в одеяло и накрыла голову подушкой, чтобы не слышать стенаний супруга, разносившихся по всему дому. Нет, она не была жестокой. И откровенно говоря, ей все же было его жаль. Если бы не Колов, она, наверное, за долгие годы привыкла бы к мужу, притерлась. И может быть, полюбила. Самую малость. Может быть. Если бы не Михаил…

Весна уже вступила в свои права, но яркое тепло дня сменялось все еще холодными вечерами и ночами. Маша по-прежнему много гуляла, находиться под одной крышей с мужем ей становилось невмоготу. Все чаще она перебиралась по изогнутому мостику на соседний остров. И там, среди плодовых деревьев, кустов смородины и крыжовника, у нее возникало иллюзорное ощущение оторванности от Корхонэнов. Ах, если бы случилось чудо, поднялась невиданная буря, оторвала бы и остров, и мостик и унесла прочь, за тридевять земель!

В тот день Маша прогуливалась недалеко от дома. Навстречу ей быстрым шагом шла Кайса, неся в руке легкое суконное пальто.

– Кайса, я и так тепло одета, а ты еще несешь мне пальто, – рассмеялась Маша.

– Вы ведь собирались пройтись у воды, а там прохладно, ветерок.

– Я собиралась пройтись вдоль моря? – удивилась Маша и внимательно посмотрела в лицо горничной.

Они обе знали, что их слова могут быть услышаны, что за ними наблюдает из окна всевидящая баронесса.

– Как же, вы же сами сказали нынче утром, что пойдете к заливу. – Кайса перешла почти на шепот: – За маленьким мыском, у старой пристани. Где высокие камыши.

Помогая хозяйке надеть пальто, она легонько, незаметно, подтолкнула Машу. При этом лицо горничной оставалось непроницаемым. И если кто-нибудь наблюдал эту сцену со стороны, то ровным счетом не заподозрил бы ничего. Маша поблагодарила Кайсу и, развернувшись к морю, пошла медленно, степенным шагом. Но едва она удалилась от дома на достаточное расстояние, припустила почти бегом. Несомненно, это некий сигнал. Но каким образом Кайса его получила? И так удачно, что вокруг не оказалось ни души! Но зачем же она принесла пальто? Маша на бегу сунула руку в карман и нащупала там сверток. Документы, деньги, Машины драгоценности, завязанные в тугой батистовый платочек. Кайса, умница моя!

С этой мыслью Маша примчалась к заросшему берегу. Желтая прошлогодняя осока и новая молодая трава – все это образовывало около воды непроходимые заросли. Маша приподняла подол юбки и осторожно двинулась вперед. Оголенные корни деревьев, серые, гладкие, отполированные приливами, цеплялись за ее ноги, не давая пройти. В какой-то миг ей снова почудилось, что похожие на змей корни пришли в движение и со злобным шипением пытаются удержать беглянку.

– Прочь! – закричала Маша. – Я все равно убегу отсюда!

В это мгновение раздалось приглушенное шуршание, легкий треск и всплеск весла. Маша похолодела. Она вспомнила, как ей привиделось длинношеее чудовище, когда они плавали с мужем прошлым летом на лодке. Неужели к ней вернулись все прежние страхи и галлюцинации? Неужели свекровь опять стала тайно поить ее своим зельем? Но ведь в последнее время, зная о беременности Маши, она перестала приносить ей опасное питье.

В зарослях показалась небольшая легкая лодка. В ней стоял и правил веслом, как багром, высокий человек. Михаил все же вернулся за ней. Он не оставил ее!

Маше хотелось кричать от восторга, но она вовремя сдержалась. Как только лодка приблизилась, Маша как могла быстро перебралась в нее. Колов сильным движением оттолкнулся от берега, и они тихонько двинулись вдоль камышей.

– Мишенька! – прошептала Маша, глядя на возлюбленного счастливыми глазами. – Слава Богу, Мишенька, любимый, ты вернулся за мной! Я верила, я ждала тебя! Но почему так долго? Так долго от тебя не было вестей?

– Ангел мой, Маша! Твой муж стережет тебя как цербер! Невозможно было ни подобраться, ни передать записку или условный знак. По лесу не пройти. Везде посты выставлены из людей Корхонэнов. Все дороги перекрыты. Я тут кружил коршуном, чтобы до тебя добраться. Вот надумал, что единственный способ уйти – так это по воде. Тихонечко пойдем вдоль камышей, с берега нас не видать, а потом уж, когда отплывем подальше, выйдем на открытое пространство и доберемся до одного из островов. Там переночуем – и дальше, дай Бог ноги. То есть весла! – засмеялся Колов, блестя глазами.

Маша устроилась на корме лодки, поджав под себя ноги. Они любовно разглядывали друг друга. Она отметила про себя, что Колов, несмотря на радостное выражение лица, выглядел усталым и измученным. Лодка почти бесшумно скользила вдоль берега. Высокая трава действительно почти полностью скрывала беглецов.

Они тихонько переговаривались. Маша подробно рассказала почему не удался ей первый побег. Колов же поведал о том, как мучительно долго он ждал ее в наемном экипаже в тот злополучный день. Как потом отчаянно метался, пытаясь найти хоть какую-нибудь лазейку в поместье. И вот, наконец, ему улыбнулась удача. Напялив на себя какие-то обноски и водрузив на спину короб со старыми тряпками, он прибился к нескольким финским крестьянам, которые на телеге ехали в поместье, везя свою нехитрую провизию. Причем телега та не подъезжала к самому дому, а остановилась поодаль, у хлева и риги. И надо же было случиться, что именно там проходила горничная Маши. Колов узнал ее по описанию, скорее даже почувствовал, что это она. Он поковылял к ней, предлагая продать ему старую одежду. Кайса отмахнулась от мнимого старьевщика, нету, мол, ничего. Тогда, может, что-то найдется у молодой госпожи Марии Ильиничны? Кайса замерла. Откуда старьевщик знает имя молодой хозяйки? И тут записочка оказалась в руке горничной. Колов и сам не понял, так быстро и незаметно все произошло. Передав записку, Михаил присоединился к попутчикам, завершившим свои дела.

Так, наперебой делясь впечатлениями, захлебываясь от переживаний, они уходили все дальше и дальше, прочь от Сиреневой виллы.

Глава тридцать четвертая

Лодка с беглецами находилась уже на таком значительном расстоянии от поместья, что можно было относительно безопасно выйти на открытое пространство залива и двигаться быстрее к дальним островам. Колов приналег на весла, и лодка полетела по воде легко и быстро. Сказывалась морская закалка Михаила. Солнце светило ярко и весело, солнечно было и на душе у Маши. Первый раз за много дней она чувствовала себя по-настоящему счастливой. Они снова вместе, рядом, навсегда, что бы ни случилось. О том, что может случиться, она предпочитала не думать. Конечно, Корхонэн бросится искать, организует погоню, но она уповала на удачу, на везение, на опыт Миши. На его правильный расчет. Должны искать по суше, во всяком случае, в первый момент. За это время они уже будут далеко.

Маша полной грудью вдыхала свежий воздух, она любила запах воды. Опустив пальцы вниз, она обнаружила, что прозрачная синяя вода еще очень холодна. Лодка шла ходко, почти не было ветра, и поверхность залива оставалась неподвижной. Вдалеке виднелись очертания ближайшего острова, им нужно было обойти его. Колов внимательно всматривался в толщу воды. Там притаились камни, иногда лодка скрежетала по ним дном. Некоторые торчали снаружи. Совершенно плоские, как поверхность стола, или, наоборот, острые и опасные, готовые в любой миг распороть днище их утлого суденышка. В отдельные камни чья-то рука некогда вделала металлические кольца. Раньше, как объяснил Маше Колов, их использовали для причаливания небольших судов и лодок. Теперь же своим блеском они привлекали только любопытных чаек, которые важно восседали на камнях, с пронзительными криками кружили над головами путешественников.

Беглецы плыли уже несколько часов. Маша видела, что Михаил уже устал, но надо было во что бы то ни стало до темноты достигнуть самых отдаленных островов. Вечерело, подул легкий ветерок, Маша, с благодарностью поминая горничную, подняла воротник пальто. Колову же, без устали работавшему веслами, наоборот, было жарко. Острые подводные камни стали попадаться все чаще. Колов поручил Маше внимательно смотреть вперед. Увидишь белый бурунчик, значит, под ним скрывается опасность. Маша всматривалась до рези в глазах. Она обратила внимание Михаила на то, что цвет воды изменился. Что вокруг лодки вода оставалась по-прежнему гладкой, а вдали она как-то странно переменилась. Колов нахмурился.

Сильный ветер налетел внезапно. Вода вокруг вспенилась и закипела. Волны, одна круче другой, выросли рядом с лодкой и стали подбрасывать ее, раскачивать в разные стороны. Машино платье покрылось мелкими брызгами и скоро стало намокать. Перепуганная Маша крепилась изо всех сил. Нет, она не трусиха, она не поддастся панике в такой ответственный момент.

– Маша, ради Бога, следи за камнями! – крикнул Михаил.

– Ой! Там! Там! – Маша от испуга даже не могла толком выразить свою мысль.

Колов быстро оглянулся. Их несло на острую гряду. Вокруг кипели белые буруны; волны, тугие и злые, не давали лодке избежать смертельного столкновения. Колов налег на весла. Но несмотря на все его старания, лодка крутилась на месте, и если и двигалась, то только навстречу своей гибели. Маша с отчаянием понимала, что силы возлюбленного иссякают. На его висках вздулись жилы, а когда он перехватывал весла, она успела заметить кровавые мозоли на его ладонях. «Мы погибнем!» – мелькнула мысль. Но ее тотчас же сменила другая. И Маша ползком, чтобы не перевернулась раскачивающаяся лодка, добралась до одного весла. Колов, чьи силы были уже на исходе, не противился. Маша села рядом, схватила обеими ручками весло и зачерпнула им.

Поначалу вышло плохо, то есть совсем ничего не вышло. Лодку крутануло, Маша чуть не потеряла весло, но тут же повторила попытку. Через несколько раз она уже гребла наравне с Коловым. Михаил, глядя, как она старается изо всех сил, упирается ножками, выгибает спину, ворочает тяжелое весло обеими руками, невольно улыбнулся. Хотя было совсем не до смеха. Даже вдвоем на веслах, они по-прежнему кружили на одном месте. Волны все росли и росли. Маша теперь прикрывала глаза, чтобы их не видеть и не пугаться, ожидая, когда темная масса воды подкатит под дно лодки. В какой-то момент, когда, казалось, они неизбежно должны налететь на камни и разбиться вдребезги, Колову отчаянным усилием удалось увильнуть и направить лодку в небольшой проход в гряде. Они проскочили с угрожающим скрежетом. Огромная волна нагнала их и вытолкнула еще дальше.

– Уф! – только и мог вымолвить Колов.

– Мы спасены? – неуверенно спросила Маша.

– Море – коварный противник, Машенька, даже для тех, кто хорошо его знает. Нам придется попытаться высадиться на остров Ловушку. Только в этом я вижу наш шанс уйти от погони. В такую погоду туда никто не сунется.

– Но ведь нам не удастся этого сделать! – с ужасом пролепетала Маша, вспомнив судьбу погибшего тут тестя.

– Ничего, дружок, не бойся! Разве ты забыла, что я моряк! – попытался подбодрить ее Колов.

Они стали огибать остров, приближаясь к месту, где можно было попытаться высадиться. Надо сказать, что Колов даром времени не терял и уже побывал тут, прикидывая, как и где лучше высаживаться. И он нашел единственно возможное место. Правда, глядя на это безопасное, по словам Михаила, место, Маша совсем пала духом. Волны с ревом бились об острые камни, хотя берег выглядел относительно пологим. По обе стороны от этого места берег был обрывистым, и пристать не представлялось возможным.

Маша послушно выполняла команды, которые ей подавал Колов.

– Ничего, Машенька! Не бойся! Из тебя еще вон какой моряк получится!

Они пытались осторожно пройти мимо каменистых зубов и, проскользнув в единственно возможном месте, зацепиться за прибрежный песок. И вот в тот миг, когда лодка уже почти миновала опасное место, раздался страшный треск, и весло в руках Маши, зацепив притаившегося в глубине невидимого врага, треснуло и переломилось. Маша вскрикнула от неожиданности. Колов резким движением оттолкнул лодку от камня, и они выбросились на мелководье. Следом неслись волны. Колов стремительно выскочил из лодки и, едва держась на ногах, втащил ее на берег. Маша поспешила сойти, чтобы можно было затащить лодку подальше в прибрежную траву и спрятать там. Вдвоем они упали на землю в совершенном изнеможении.

– Это просто чудо, невероятная удача. Честно признаюсь тебе, что я не был уверен, что нам удастся этот маневр. Мы потеряли весло. Это поправимо. Могли бы потерять жизнь. – Колов блаженно растирал натруженные руки.

– Три жизни, Мишенька, – тихо сказала Маша и улыбнулась, глядя, как засветилось лицо Михаила.

Глава тридцать пятая

– Ее нигде нет! Она все-таки убежала! – Генрих не скрывал своего отчаяния.

– Подожди, еще не все потеряно! – Аглая Францевна пыталась ободрить сына, но чутье подсказывало ей, что Маша и впрямь оставила их.

Уже все слуги были подняты на ноги, уже обшарили весь дом, все хозяйственные постройки, прочесали ближайший лес. Никаких следов. Кто что видел? Видели Кайсу, которая несла хозяйке пальто. Пальто как пальто. Зачем принесла, разве в полдень было холодно? И куда потом пошла Мария Ильинична?

– Куда, куда? Откуда мне знать! – фыркала, как кошка, горничная. – Пальто принесла потому, что так надобно ей.

От Кайсы ничего не добились и для пущей верности на сей раз заперли под замок.

– Но, маман, зачем же Маше все-таки понадобилось пальто? – не унимался Генрих.

– Мой милый, – вздохнула баронесса. – Это не мой секрет, но в сложившихся обстоятельствах, вероятно, тебе следует знать об этом. У Маши будет ребенок. Она боялась простудиться, оттого и одевалась теплее, чем обычно.

Аглая Францевна ожидала бурной реакции сына, но он отреагировал на удивление спокойно.

– Ребенок? Что ж, прекрасно! Кто же тогда из нас действительно безумен? Кто пускается в неизвестность, не задумываясь о будущем? Бежит из дома, в чем есть, будучи в интересном положении? Нет, теперь я еще больше укрепился в мысли, что должен найти эту несчастную женщину и оказать ей помощь и поддержку, я несу ответственность за ее будущность. Несомненно, она попала под сильное влияние своего аморального воздыхателя. Пора положить этому конец!

С этими словами барон направился к себе. Мать, следовавшая за ним по пятам, увидела, как он вытащил револьвер.

– О Господи! Генрих! Только не это! Умоляю тебя!

– Маман! Прошу вас, не мешайте мне выполнить свой долг! Вы знаете, я не преступник, я не кровожаден! Но когда меня вынуждают, когда от моих поступков зависит моя жизнь, ваша или жизнь моей драгоценной жены, меня уже ничто не остановит!

Аглая Францевна застыла, не сводя глаз с оружия. Барон спокойно убрал его в карман сюртука и крикнул в открытую дверь:

– Юха, пришла пора искать в море!

Остров, на который высадились беглецы, сразу произвел на Машу угнетающее впечатление. Вероятно, раньше на его территории возвели какие-то оборонительные сооружения. Вдоль береговых скал виднелись остатки кладки стен. Чахлая зелень, искривленные от постоянных ветров стволы деревьев, невысокий колючий кустарник, цепкая трава, приникшая к голой каменистой поверхности. Иногда встречались крохотные дикие анютины глазки, раз в десять меньше тех, что высаживают на клумбы в саду. Маленькие и яркие, они зорко рассматривали редких гостей острова. И повсюду мох. Царство мха, сиреневого, розоватого, белого, пепельного, изумрудно-зеленого. Мягкий, пружинистый, нога утопала в нем, как в ковре. Колов и Маша, изнемогая от усталости, побрели в глубь острова в надежде найти удобное место для ночлега. Предусмотрительный Михаил прихватил с собой в лодку немного съестных припасов, и теперь они рассчитывали на привал, чтобы подкрепиться. По счастью, спички не промокли во время высадки, и можно было попытаться развести огонь, обогреться и просушить одежду. Колов хотел найти безветренное место, может быть, за выступом скалы или между разрушенных стен. Они долго кружили по голому острову, дивясь, как в этой твердой поверхности можно было что-то вырубать и строить. Наконец им повезло. Правда, сначала Маша, охнув, провалилась ногой куда-то. Колов поспешил ей на помощь, и они обнаружили полузасыпанный лаз. Ночь стремительно вступала в свои права, другого места для ночлега не предвиделось, пришлось лезть в нору, которая на поверку оказалась заброшенным помещением, может быть, бывшим военным складом. Колов зажег спичку, потом другую. Скудный свет выхватил обвалившиеся стены, черный потолок. Еще спичка – под ногами камни, песок, палки. Снова загорается жалкий огонек. Что это внизу? Маша ахнула и отпрянула. Мертвец, еще вполне сохранившийся, страшный оскал черепа. Лик смерти. Маша бросилась прочь. Колов, хоть и был храбрецом, поспешил за ней.

– Я лучше всю ночь просижу под открытым небом, чем буду ночевать рядом с покойником! – пролепетала она, стуча зубами от холода и страха.

– Машенька, у нас нет выбора! Мы не можем рисковать твоим здоровьем. Погода портится. В любой момент может пойти дождь. И потом, наверху нельзя развести костер, ведь огонь может быть виден издалека. Как ни крути, но придется примириться с неприятным соседством.

Михаил, сам внутренне содрогаясь, собрал хворост и снова полез в подземелье. Маша слышала, как он возится там, разжигает огонь. Потянуло дымом, запахом костра, мелькнул свет. Колов выбрался, чтобы забрать припасы. Маша тяжело вздохнула и, вся сжавшись, полезла следом за Коловым.

Если не считать неприятного соседства, то их новое пристанище могло показаться даже уютным. Они старались не смотреть в сторону покойника, но Колов не выдержал. Придвинув горящую головешку, он стал рассматривать безымянные останки. Неплохо сохранились одежда и обувь, волосы покойного, кожа его как бы мумифицировалась и стала коричневой, как пергамент.

– Смотри, он был прикован к стене! Он умер тут! – Михаил в изумлении поднял нечто, напоминающее цепь.

Преодолевая отвращение, Михаил тронул карман полуистлевшего сюртука и извлек оттуда какие-то чудом сохранившиеся обрывки бумаги. Огрызок карандаша с легким стуком упал к его ногам.

Маша и Колов при дрожащем свете головни склонились над бумажкой:

«Уб…ца… Сын… Ген… Нэн…»

– Кажется, я знаю, кто это, – прошептала пораженная Маша. – Это отец Генриха, барон Теодор. Считалось, что он утонул на глазах сына, и тела его не нашли. Вот, стало быть, где он упокоился!

– Вероятно, тут написано: «Убийца… сын Генрих Корхонэн». Удивительно, что у него в кармане оказались бумага и карандаш, и он еще умудрился что-то написать, прикованный к стене!

– Какая страшная смерть! – прошептала Маша, и тотчас же оба подумали об одном и том же. Если Генрих найдет их здесь, то беглецов ожидает такая же страшная участь!

– Если мы выберемся… то есть мы обязательно выберемся отсюда, то эта бумажка должна попасть в полицию, – решительно заявил Колов, аккуратно заворачивая находку в носовой платок. – Возьми себе, мне кажется, у тебя сохранней будет. Что бы ни случилось теперь, Маша, в наших руках твое избавление. Теперь ты можешь смело добиваться развода с безумным мужем, который убил своего отца!

Маша спрятала страшную находку под одежду. Костер догорал. Колов выходил наружу и приносил еще хворосту. Тепло огня и слабый свет рождали надежду на избавление. Они сидели, обнявшись и прижавшись друг к другу. Смотрели на останки и думали о том, как мучительно и страшно умирал этот человек. Как, должно быть, страшна душа убийцы, который неуклонно шел по их следу.

Глава тридцать шестая

Светало. Первые лучи солнца преобразили остров. И он уже не казался мрачной усыпальницей несчастного Корхонэна-старшего. Подрагивая от утренней прохлады, беглецы поспешили покинуть свое временное пристанище и уже среди травы и дивного мха съели скромный завтрак из хлеба и воды. Пока Маша приводила себя в порядок, закалывала волосы, умывала лицо холодной водой, Михаил поднялся на самую высокую точку острова и посмотрел в морской бинокль, сохранившийся у него со времен службы. Волны не утихли. По-прежнему штормило. Среди белых бурунов вдали он разглядел некую точку. Через некоторое время он уже был совершенно уверен, что это лодка.

– Маша! Нам надо срочно уходить! – крикнул Колов, стремительно скатываясь вниз.

Маша поняла, что Колов увидел погоню, и без лишних слов поспешила за ним. Колов вытаскивал лодку из укромного места и оглядывался вокруг, гадая, что бы использовать вместо сломанного весла. Но времени на основательные поиски уже не было. Вероятно, Корхонэн пустился в погоню еще ночью, несмотря на сильный ветер и шторм. И, судя по всему, собирается обследовать и Смертельную Ловушку. Что ж, если им удастся покинуть остров прямо сейчас, они успеют отойти на значительное расстояние и, возможно, достигнут противоположного берега залива, пока противник будет обшаривать остров. Главное, преодолеть полосу прилива. А вот тут-то и самое страшное открытие! Только уже очутившись на острове, Михаил понял, что приливная волна так сильна, что неизбежно вытолкнет их назад, не дав отойти от каменистого берега. Вот потому-то и Ловушка: впускать впускает, а обратно не выпустит! Причем даже Михаил, опытный моряк, не понял этого, когда исследовал подходы к острову. Со стороны моря, с воды, это не выглядело очевидным. Колов помог Маше забраться в лодку. Стараясь держаться уверенно и говорить спокойным голосом, он произнес:

– Маша, помни, что бы ни случилось, ты не должна терять присутствие духа! Сейчас мы попытаемся отойти от берега. Если мы перевернемся, не пугайся, тут неглубоко, плыви. Цепляйся за камни, да тут и дно видно.

Маша, бледная и сосредоточенная, уцепилась за борт лодки, словно это могло чем-нибудь помочь. Она умела плавать, научилась, когда снимали с маменькой дачу в Вырице. Вернее, не то чтобы плавать, но хотя бы продержаться на воде некоторое время. Колов ловко орудовал уцелевшим веслом. Лодка аккуратно двигалась меж видимых камней. Маша взяла в руки обломок весла и помогала Михаилу, как могла. Казалось, что они почти выбрались из этой Ловушки, как в один миг огромная волна подняла и потащила их от берега. Маша оглянулась. Вслед за ними двигалась вся масса прибрежной воды, обнажив невиданное количество каменных зубьев, о которых они и не догадывались. И в следующее мгновение волна ринулась в обратную сторону и с огромной силой ударилась об острые камни. Маша и опомниться не успела, как оказалась под водой. Но помня, что ей приказал Михаил, отчаянно заработала руками и ногами. Барахтаясь, она почувствовала под ногами твердь и встала на дно. Вода захлестывала лицо, опрокидывала. Михаил был оглушен перевернувшейся лодкой, а налетевшая волна ударила его о камни. Вода окрасилась кровью. Маша, отчаянно сопротивляясь течению, попыталась ухватить Колова за одежду, чтобы помочь ему выбраться на берег. Она кричала, чтобы он подал ей руку, но он не отвечал. Видимо, был без сознания. Отлив повлек тело Колова дальше от берега. Плыть следом Маша не могла. Тяжелое платье и пальто тянули ко дну. Цепляясь за камни, она кое-как двинулась к берегу. Она снова оглянулась и вовремя. Прибой нес прямо на нее остатки их лодки. Маша отпрянула, но искореженный край лодки больно задел плечо и руку. Боль, казалось, добавила Маше сил. Она всем своим существом почувствовала, что любимый гибнет и с остервенением снова стала бороться с волнами. Стихия бросала тело Колова, как тряпичную куклу. Он бился головой о камни. Наконец измученной Маше удалось крепко схватить Колова за ворот. Раздался треск, но Маша все же подтащила его к себе, а потом и вытянула тело на берег.

– Мишенька! Родной! Любимый! Очнись! Очнись! Голубчик!

Она пыталась привести его в чувство. На голове возлюбленного Маша обнаружила глубокую рану. Все лицо Колова было в ушибах и порезах, волосы спутались и пропитались кровью. Она с трудом перевернула его, чтобы вода вышла из легких. Терла ему виски, хлопала по щекам. Нет, он не может умереть и оставить ее на этом проклятом острове! Маша не замечала, что она насквозь мокрая, что с нее потоком льется вода, что сильно болит ушибленное плечо. Она не видела ничего, кроме лица любимого человека. Ей нужно было только одно – услышать его вздох.

Веки Колова задрожали, глаза открылись.

– Мишенька! Слава Богу! Ты будешь жить! Ты не покинешь меня! – Она обняла его, пытаясь согреть своим телом.

Рассудок говорил ей, что травмы, полученные Коловым на службе, вряд ли помогут делу. Но она верила в силу своей любви, в то, что Господь не допустит такой несправедливости. А если и допустит, то тогда и ей незачем жить в этом неправедном мире. Михаил словно прочитал ее мысли.

– Не смей! Слышишь, не смей так думать! Ты должна жить во что бы то ни стало! Теперь ты должна жить за двоих! Ведь в тебе еще одна жизнь, ты не можешь пожертвовать ею! – прохрипел Колов. – И помни, ведь у тебя улики! Мы знаем правду!

– Нет, ты не умрешь! – Маша в отчаянии затрясла головой. Мокрые пряди упали ей на лицо.

Колов слабеющей рукой провел по волосам любимой.

– Как я люблю тебя!

– Нет! Миша! Нет! – Она сдерживала рыдания, но видела, как он слабеет с каждым мгновением, с каждым вдохом.

Глаза Колова помутнели, лицо стремительно бледнело.

Михаил попытался улыбнуться, чтобы подбодрить Машу.

– Я верю, мы встретимся с тобой на небесах, но ты не спеши за мной. Поклянись, что не сделаешь с собой ничего!

Маша только стонала и мотала головой, не в силах произнести ни слова.

– Поклянись! – Он попытался приподняться и тотчас же поник.

– Клянусь! Клянусь любить тебя вечно! Только ты, только с тобой! Но не уходи, не уходи!

– Хорошо… – Глаза Михаила застыли. На губах по-прежнему светилась угасающая улыбка.

Маша прильнула к этим губам, пытаясь навсегда запомнить этот прощальный поцелуй.

Глава тридцать седьмая

Елизавета Дмитриевна Стрельникова пребывала в необычайном волнении. Ни от Маши, ни от Колова из Выборга не было никаких вестей. А уж давно пора бы, если все прошло удачно. Мысль о том, что и второй побег не удался, приводил Стрельникову в ужасное состояние. Сама идея изначально не вызывала у нее одобрения. Когда она пришла к Колову с мольбой помочь Маше, единственное, что пришло ему на ум, это побег. Правда, Елизавета Дмитриевна попыталась еще раз добиться помощи полиции в лице следователя Сердюкова, который, как ей показалось, проникся семейным несчастьем Стрельниковых. Но Константин Митрофанович сразу дал ей понять, что он хоть и сочувствует бедной Маше, но пока у него нет никаких данных, которые могли бы оправдать вмешательство полиции в частное дело. Безумие барона неочевидно, намеки на убийство отца очень глухи. Единственное, что он обещал твердо, так это то, что полиция не будет очень усердно искать беглецов. И закроет глаза, даже если бы они находились прямо перед его, Сердюкова, носом.

Зимой побег дочери не удался, и Колов бесполезно прождал Машу до глубокой темноты. Елизавета Дмитриевна металась по квартире, не находя себе места, прислушиваясь к каждому шороху за дверью. Вдруг это они? Но, увы! И вот снова то же самое, те же метания, страхи, тревожное ожидание. Сердце ноет, в голове проносятся картины одна страшней другой. В означенный день беглецы не появились. Наутро Стрельникова уже поджидала следователя на улице. Ей не хотелось заходить в полицейское управление.

Сердюков не слишком обрадовался, узрев просительницу еще издалека. Опять слезы, стенания, всякие глупости, предчувствия и все такое! Сердюков оказался абсолютно прав. Елизавета Дмитриевна действительно не удержалась и уже с первых же слов начала всхлипывать. Она сбивчиво поведала о первом неудачном побеге и о том, что теперь условленный срок вышел. Она боится, что сумасшедший зять совершил нечто ужасное. Материнское сердце все извелось от тревоги. Сердюков слушал и размышлял. Будучи в Выборге, он убедился, причины смерти Теодора Корхонэна никто толком и не выяснял. Ограничились рассказами сына и дворового человека, бывших при этом. Тело не нашли, и дело было закрыто. Но разговор с Кайсой Byори породил многочисленные подозрения и вопросы. Что ж, может быть, именно теперь их и задать молодому человеку и его матери? Уж слишком многие их проблемы разрешились со смертью старшего Корхонэна! Особенное, если предположить, что Генрих был действительно не в себе и ему грозила лечебница, а Аглае Францевне развод с мужем. Следователь вынырнул из своих размышлений и понял, что Стрельникова все еще стенает, полагая, что он внимательно слушает собеседницу.

– И ведь надо же, ведь нынче у Маши именины! – всхлипывала Елизавета Дмитриевна.

– Именины! Замечательно! Вот вам и повод оказаться в поместье. Кто осмелится не пустить родную мать, прибывшую на именины дочери! А заодно вы и меня пригласите, как старого доброго друга семьи. Может иногда полицейский позволить себе немного простых радостей?

Он засмеялся, потер руки, как делал частенько, когда ему приходила в голову хорошая идея, и, взяв Стрельникову под локоток, увлек прочь.

И вот они уже около старого дома. Навстречу с громким злым лаем бежит огромная черная собака.

– Лайен! Ты не узнал меня? – Елизавета Дмитриевна переминалась с ноги на ногу. Вот-вот появятся хозяева, и все прояснится. – Вы не бойтесь, он пес разумный, он вас не укусит.

Сердюков опасливо подтянул ногу обратно в коляску, из которой собирался выпрыгнуть. Из дома поспешно вышла Аглая Францевна.

– Душенька, Елизавета Дмитриевна! Мы вас не ждали! – В ее голосе слышались настороженность и некоторое раздражение.

– То-то я и гляжу, что не ждали. Никто нас не встретил, на станции пришлось извозчика брать. А ведь я телеграмму посылала, что прибуду на Машенькины именины, – скороговоркой выпалила Стрельникова заготовленную заранее ложь.

– Телеграмму? – растерянно повторила хозяйка имения и оглянулась назад, словно там могла оказаться телеграмма, о которой ей не доложила прислуга. – Впрочем, конечно, именины! Да, разумеется. Конечно…

Аглая Францевна пыталась понять, как ей поступить, кто этот высокий человек, прибывший вместе со Стрельниковой. Как она некстати со своим визитом!

– Где моя дочь? – Подойдя к баронессе, Елизавета Дмитриевна не произнесла положенных приветствий. Она уже видела, что Аглая растерялась, а Маша не выбегает из дома встретить мать, значит ее нет!

– Маши нет, – с расстановкой произнесла баронесса.

– Где же она? Когда будет? – Елизавета Дмитриевна взволнованно задышала. Ее опасения оправдываются!

– Даже и не знаю, что вам сказать. Ведь она убежала из дому! Убежала с любовником! И Генрих в данный момент преследует их! – произнося это, баронесса поглядывала в сторону незнакомца, который поспешно шел к дамам.

– Ваш сын пустился в погоню за беглой женой и ее любовником? – переспросил мужчина резким голосом, словно он тут хозяин. – Тогда вам необходима помощь полиции, и она уже тут! Позвольте представиться, следователь полиции Сердюков Константин Митрофанович, из Петербурга.

Он сдержанно поклонился. Баронесса смотрела ошарашенно. Мать Маши привезла полицейского!

– Вы знали! – ахнула она, обращаясь к Стрельниковой. – Вы знали о готовящемся побеге! Какое бесстыдство! Как вы воспитали свою дочь! Это так безнравственно, и вы еще посмели явиться сюда! – Баронесса задрожала от негодования.

– Безнравственным был ваш жестокий обман. Вы посулили моей дочери райские кущи, а на самом деле она оказалась в сумасшедшем доме! – вспылила Елизавета Дмитриевна.

– Вы и в юности были наивной, Лиза! Остались таковой и в старости! – язвительно заметила баронесса. – Да разве бы я позволила моему сыну жениться на вашей бесприданнице, коли его здоровье не внушало бы опасений? Мы, все четверо, могли прекрасно найти общий язык и понять друг друга. Но нам помешал этот неуемный человек, он сбил вашу дочь с пути. Да и вас, судя по всему!

Елизавета Дмитриевна покраснела от слов Аглаи Францевны. Давненько ее так не унижали! От прежней приязни между двумя старинными подругами не осталось и следа.

– Дамы! – вмешался в этот эмоциональный диалог следователь. – Оставьте ваши взаимные попреки! Сударыня, лучше скажите, когда вы ожидаете какие-нибудь известия? – обратился он к баронессе.

Та открыла рот, чтобы ответить, но осеклась, глядя за спину Сердюкова.

Глава тридцать восьмая

Корхонэн и Юха подошли к острову в девятом часу утра. Они уже были совершенно измотаны поисками, на которые были брошены все люди с Сиреневой виллы, обследовавшие другие острова, а Генрих по понятным причинам направился к Ловушке. К тому же, кроме него и Юхи, охотников высаживаться на проклятый остров не было. Уже огибая его, преследователи увидели обломки лодки, которые носились в воде. Значит, подозрения Генриха были правильны, беглецы пытались укрыться в самом труднодоступном месте, но, судя по всему, им не повезло! О Господи, только бы Маша не пострадала! Он не вынесет ее гибели!

Генрих в величайшем возбуждении налег на весла, и они стремительно ворвались в полосу прибоя. Зная каждый поворот на опасном пути, Генрих, ловко орудуя веслами, вел лодку меж камней. Юха не отставал от хозяина. Вдвоем они относительно спокойно прошли гряду и высадились на берег.

– Ступай сам знаешь куда, посмотри, все ли там по-прежнему. Я же пройдусь по берегу. Увидишь любого мужчину – стреляй!

Юха послушно кивнул и, прихватив ружье, стал быстро взбираться на берег. Он двинулся в сторону подземелья, где находились останки его старого господина. Генрих же, с револьвером в кармане, чуть ли не бегом бросился вдоль берега и почти сразу же увидел свою жену. Она сидела, опершись спиной о ствол невысокого дерева. Ее одежда, волосы были совершенно мокрыми. Но, похоже, что данное обстоятельство ее совершенно не волновало. Машино лицо имело какое-то странное, отрешенное выражение, словно она видела нечто, чего не дано узреть другим. Он осторожно приблизился к ней и тут обнаружил, что за большим камнем в кустах лежит тело соперника. То, что это было уже именно тело, неживое и потому не представлявшее угрозы, не вызывало никаких сомнений. Сердце барона заколотилось. Удача снова повернулась лицом! Он никого не будет убивать, на его руках не будет крови этого несчастного. Ведь он же уже умирал однажды, но то была выдумка. А теперь умер по-настоящему! И Маша теперь принадлежит только ему, Генриху! Судьба все расставила по своим местам! Порок наказан! Жена возвращается к законному мужу! И ей некого будет винить! Ведь не упрекать же волны за то, что они забрали ее любовника!

– Машенька? – Барон осторожно поддел ногой камешек, чтобы привлечь внимание жены.

Маша повернулась в его сторону и посмотрела как-будто сквозь стекло.

– Маша! Это я, твой муж! Я прибыл, чтобы спасти тебя! Посмотри, ты вся промокла, тебе надо скорее вернуться домой, лечь в постель! Я ведь знаю твою чудесную тайну! – Он деланно шутливо погрозил ей пальцем, пытаясь улыбаться.

– Да-да, ты прав! Пойдем! Я очень замерзла! – неожиданно кротко ответила супруга.

Генрих насторожился. Он ожидал отпора, криков, сопротивления. Хотя кто их, женщин, разберет? Что ей теперь остается – сидеть у трупа Колова? Маша попыталась встать, но не смогла. Барон поспешил ей на помощь, она оперлась на его руку. Рука Маши была ледяной.

– Ведь мы не оставим его здесь, не так ли? – произнесла она просительно, указывая на тело Михаила.

– Хорошо, но только с условием, что теперь навсегда, слышишь, навсегда будешь моей, и только моей. Что ты забудешь этого человека! Ты не будешь противиться моей любви!

– Разумеется, Генрих! Я сделаю все, что ты пожелаешь… – произнесла покорно Маша и с тоской посмотрела на распростертое безжизненное тело. По ее измученному лицу текли тихие слезы.

Вдруг появился Юха. Хозяин и слуга обменялись выразительными взглядами, и Юха отрицательно замотал головой.

– Ах вот оно что! – догадался Генрих. – Ты была там! Ты видела его! Вот откуда эта подозрительная покорность! Ты задумала объявить всему свету о своей страшной находке и тем самым избавиться от меня!

Маша рванулась в сторону, от прежней кротости не осталось и следа. Глаза ее загорелись лютой ненавистью.

– Убийца! Безумный убийца! Сумасшедший! Неужели ты возомнил, что я и впрямь смирюсь и отдам тебе свою жизнь? Никогда! Лучше смерть!

– Нет! Ты просто так не покоришься, я знаю, но ради нашего ребенка тебе придется смириться! – И Генрих крепко схватил ее за локоть.

– Нашего? – зашипела Маша, пытаясь вывернуться. – Нашего? Ну уж нет! Ты способен на многое, но произвести на свет потомство тебе не под силу! – И она зло засмеялась.

Генриха как током ударило. Его лицо перекосилось. С невероятной силой он схватил жену и потащил ее к обрыву. Маша отчаянно вырывалась. Нет, теперь она ни за что не желала умирать! Она поклялась Михаилу! Она должна отомстить злодею за свою погубленную жизнь. За нерастраченную любовь, за смерть Колова. Они должны жить, Маша и ее ребенок. Ведь только так будет и дальше жить с нею Михаил!

Все ближе и ближе роковой край. Внизу злобно ревут волны, и камни поджидают очередную жертву.

– Ты хотела покинуть меня? Не выйдет! Ты будешь со мной навеки! Ты хотела смерти? Мы уйдем вместе! – прорычал Генрих, делая последний шаг к пропасти.

В этот миг раздался крик Юхи.

– Назад, барыня!

Но при этом он смотрел на хозяина и показывал ему рукой в другую сторону. Маша поняла возглас Юхи, а вот Генрих нет, он среагировал на его жест. Барон машинально обернулся, ослабив тиски рук. Маша отпрянула назад. И в это мгновение Юха с ужасным воем рванулся вперед, сбил с ног Генриха, и оба полетели вниз с обрывистого берега.

Маша со стоном упала без сознания.

Глава тридцать девятая

К Аглае Францевне бегом приближался садовник. Он находился в одной из лодок, посланных на поиски. Люди с этой лодки видели, как с крутого берега острова Ловушка упали два человека. Хотели подойти к берегу и помочь, но безуспешно. Они также видели лежащее поодаль тело. Наверное, это была Мария Ильинична, платье похожее. При этом известии Елизавета Дмитриевна громко вскрикнула.

– Вот что, сударыня. Прикажите снарядить еще лодку, дайте мне людей, я выйду в море, – решительно заявил Сердюков, обращаясь к хозяйке поместья.

На веслах он в последний раз сидел в гимназические годы, но это его не смущало. Настораживало иное. Никто из людей не желал в такой сильный шторм рисковать собой, отправиться на эту чертову Ловушку, чтобы, скорей всего, забрать там бездыханные тела. Наконец согласились садовник и конюх. Решено было, что полицейский пойдет в первой лодке, а они следом, на всякий случай, чтобы забрать по возможности всех.

Когда мыза уже скрылась из виду и страшный остров был, казалось, совсем рядом, ветер вдруг стих, как по команде. Вода успокоилась и превратилась в ровную, гладкую, как зеркало, поверхность. Константину Митрофановичу оставалось только дивиться метаморфозам природы.

– Везет вам, ваше высокоблагородие! – крикнули из соседней лодки. – Теперь подойти к берегу раз плюнуть, не то что надысь!

В полосе прибоя Сердюков увидел два изуродованных тела, которые мотало среди камней, швыряло, било. Спутники полицейского признали хозяина, барона Генриха, и Юху. Не сразу, но все же им удалось втащить тела в лодку. Маша лежала на берегу. Глаза ее были закрыты, и поначалу Сердюков решил, что она тоже мертва, но когда он наклонился к ней, то почувствовал биение жизни. Он побрызгал ей в лицо, но женщина не приходила в себя. Сердюков поднял ее на руки и поспешил к лодке.

Она открыла глаза, посмотрела на склонившееся над ней незнакомое лицо и снова потеряла сознание. И только уже в поместье, в своей постели, рядом с матерью, она пришла в себя окончательно. Увидев, что дочь очнулась, Стрельникова перекрестилась и поспешила за Сердюковым.

– Мама! – удивилась Маша. – А где… – Она запнулась.

– Твой муж погиб, погиб и Юха. Полицейский следователь нашел обоих, их привезли вместе с тобой. Если бы не он, ты бы пропала.

«Если бы не Юха, Юха-Без-Уха, – подумала про себя Маша. – Царствие ему небесное!»

Вошел Сердюков. Поздоровался, представился. Маша поспешно пошарила за пазухой и достала смятый комочек. Полицейский развернул его. Буквы почти расплылись, но кое-что еще можно было разобрать. Маша сбивчиво, волнуясь и подавляя желание разрыдаться, рассказала ему подробности побега, описала место, где они нашли останки Теодора. Теперь необходимо было снова отправляться на проклятый остров, чтобы вывезти тело барона и на месте собрать доказательства преступления Генриха.

– Вы нашли только моего мужа и Юху? – тревожно спросила Маша. – А тело Михаила Колова? Он должен быть погребен по-христиански!

– Не беспокойтесь, Мария Ильинична! Я торопился скорей доставить вас домой, боясь за вашу жизнь. Потому и не искал тела господина Колова.

Маша в изнеможении упала на подушки, слезы полились сами собой. Она снова, во второй раз переживала смерть Миши! Мать хлопотала вокруг нее. Удивительно, но после всего, что довелось пережить, она тем не менее не простыла и не заболела. Но как может чувствовать себя женщина, на глазах которой погиб любимый человек и которая сама была на краю гибели! Обрадованная чудесным спасением, Елизавета Дмитриевна ни на шаг не отходила от дочери.

Аглая Францевна тоже находилась рядом со своим сыном. Вместе с Кайсой они обмывали тело Генриха, одевали его и готовили к погребению. Уже послали за священником и гробовщиком. В тот миг, когда она увидела его, в ней что-то надломилось и она точно заледенела. Кайса с опаской поглядывала на хозяйку. Чудно, единственный сын погиб, а она ни слезинки не проронила! Аглая Францевна пребывала словно во сне. В этом сне снова явилась в дом чудом спасшаяся невестка. В этом сне высокий белобрысый полицейский что-то нудно и долго говорил ей о покойном муже. Нашли тело Теодора? На острове? Прикованного к стене? Сын – убийца? Письменные доказательства? Нет, это немыслимо. Немыслимо больше терпеть всех этих людей, которые не понимают, что для нее теперь все равно, кто убил мужа. Какая разница – убивал или не убивал Генрих. Ведь Генриха теперь самого нет. Генриха нет! Это невозможно! Так не должно быть!

Она с величайшей нежностью провела рукой по его изуродованному лбу. Притронулась к губам. Милый мальчик. Ты так и не познал истинной любви. Она не дала тебе того, чего ты жаждал. Плохая жена, недостойная тебя! Ты так мучился в этом негостеприимном мире. Но ничего, теперь ты успокоишься среди своих чудесных фантастических образов. Иди к ним. Они ждут тебя, и я последую за тобой. Ненаглядный мой сынок, никто не любил тебя, кроме твоей матери!

Она поцеловала его, спокойно вышла и спустилась в подвал. Все это время под ногами вертелся Лайен, скулил, стонал, подвывал, пытался встать на лапы и приблизиться к хозяину. После ухода баронессы собака замерла на полу, охраняя последний сон своего господина.

Дворник, садовник и Сердюков битый час ломали крепкую дверь подвала. За ними толпилась прислуга. Наконец, одна из дубовых досок треснула, дверь поддалась и со скрипом отворилась. Полицейский ворвался внутрь, освещая путь лампой. За ним поспешила и Маша. Они сразу увидели баронессу. Аглая Францевна сидела в высоком кресле, выпрямив спину и гордо подняв аккуратно причесанную голову. Ее высохшие руки, украшенные кольцами, лежали на коленях. Она смотрела вперед, и торжественное выражение ее лица поразило Машу. Ей было жаль свекровь, она смутно восхищалась этой женщиной, столь самоотверженно любившей свое безумное чадо. Аглая Францевна не подавала признаков жизни, хотя при ней не было обнаружено ни следов яда, ни смертельного укола. Складывалось впечатление, что она просто села, сложила руки и призвала смерть.

Сердюков отошел от покойной и посветил по сторонам. Со всех сторон на него глядели огромные глаза странных мистических существ. Их тела, позы, краски были неописуемы. Они жили в непостижимом и притягательном мире, где теперь очутился и их создатель и куда поспешила его мать. А со двора несся протяжный жуткий собачий вой.

Глава сороковая

Пережив столько ужасных потрясений, похоронив мужа, свекровь, Юху, Маша хотела навсегда покинуть Сиреневую виллу. Но одно обстоятельство поколебало ее решение. Тела Миши не нашли. Когда полицейский сообщил ей об этом, она не поверила своим ушам. Ведь он оставался там, на берегу, за высоким камнем. Обшарили весь остров. Нет, как и не бывало! Может, он все же остался жив, может, случилось чудо, и он выбрался с острова? Подобрали случайные рыбаки? Нет, отвечал голос разума, не мучай себя напрасной надеждой. Сама же видела, как ужасна была рана, как похолодело тело, застыл взгляд. И все же надежда умирает последней. А если Колов вернется, где он будет ее искать? Поэтому Маша не уехала ни через месяц, ни через полгода. А там пришла пора решать, кем будет малыш – Стрельниковым, Коловым или наследником имения бароном Корхонэном. По закону теперь она, Маша, и ее будущий ребенок являлись единственными наследниками титула, поместья, денег. Поначалу Маша даже и думать не хотела о том, чтобы продолжать носить ненавистное ей имя. Но разумная Елизавета Дмитриевна постепенно внушила дочери мысль, что теперь, когда нет уже на свете ни Михаила, ни Генриха, какой прок наказывать себя. Кому тогда пойдет имение? В казну? Да и чем провинилось невинное, еще не родившееся дитя. Маше противно было слушать подобные увещевания матери, но она понимала, что все же ей придется смириться с прозой жизни. Елизавета Дмитриевна, наконец, зажила, как мечтала. И Маша с грустью думала, что ж, пусть хоть маменьку порадуют эти богатства! Молодая баронесса теперь распоряжалась в доме как полновластная хозяйка. Своей правой рукой она естественно сделала Кайсу, повысив ее до звания домоправительницы. И старинный дом, и глухой лес вокруг, и остров-сад с затейливым мостом, и крутой берег – все теперь принадлежало ей. Но ничто не радовало Машу. Слишком высокую цену заплатила она за это великолепие. Не раздумывая ни единого мига, она бы отдала это все разом, только бы Миша был жив. Евдокия Осиповна Колова каждый день молила Бога, чтобы он послал ей весточку о сыне. Но Господь не слышал ее молитв. Миша исчез из дома неожиданно, оставив письмо, из которого Коловы мало что поняли. И вот ни слуху ни духу. Даня тем временем благополучно провалил экзамены, был исключен из гимназии, не закончив курса, и теперь работал приказчиком в галантерейной лавке. Ганя же еще грыз гранит наук, но дела его были столь же плохи, и он явно должен был последовать за братом. Родители Коловы сокрушались, был один толковый сынок, да и тот пропал. Бедность глядела на них из всех углов. Евдокия Осиповна постарела, а ее муж и вовсе превратился в дряхлого старика.

Однажды в дверь их скромного жилища постучали. Ганя, оторвав голову от ненавистного учебника, пошел отворить дверь. Рассыльный требовал Евдокию Осиповну, на имя которой был прислан пакет. Женщина недоуменно повертела пакет, надписанный незнакомым почерком, и разорвала его. Внутри оказался банковский вексель на тысячу рублей. Она охнула и схватилась за сердце. Таких денег в семействе Коловых отродясь не водилось.

– Сынок! Мишенька! Жив, голубчик! Не забыл родителей! Услышал Господь молитвы матери!

Она бросилась трясти конверт – не выпадет ли письмо, но, увы, там более ничего не оказалось.

Маша глубоко вдохнула и прикрыла глаза. Сын! У нее теперь есть сын! Она и представить себе не могла, какие чувства испытывает женщина с появлением на свет сына! Она вспомнила покойную баронессу, ее фанатичную любовь к своему чаду. Теперь Маша ее очень хорошо понимала!

Когда Маша взяла на руки пищащий кулек, Елизавета Дмитриевна не выдержала и разрыдалась.

– Мама, прошу тебя, не будем теперь плакать! – взмолилась Маша, у которой самой глаза были на мокром месте. – Давай-ка получше разглядим нашего мальчика!

Баронесса Мария Корхонэн крестила своего новорожденного сына в той самой церкви, где она венчалась с покойным мужем Генрихом Корхонэном. Немногочисленные гости, родня Корхонэнов, прислуга из поместья, мать баронессы. Из Петербурга прибыли два столичных доктора Скоробогатов и Миронов, а также следователь полиции Сердюков в качестве старого друга семьи. Ребенок вел себя на удивление спокойно, почти не плакал на руках Кайсы Byори. Маша поначалу хотела, чтобы та стала крестной матерью, но Кайса оказалась лютеранской веры. Крестным же отцом неожиданно для себя стал Сердюков. Когда он получил приглашение из Сиреневой виллы, то смутился и растрогался, так как доселе ему, одинокому, холостому, замкнутому человеку, еще не доводилось выступать в такой почетной и торжественной роли. Константин Митрофанович немного испуганно поглядывал на виновника торжества, который посапывал под монотонное бормотанье священника. И только когда младенца стали раздевать да опускать в воду, он испугался и, как положено всем малышам, завопил на всю церковь. Ребенка нарекли Михаилом. Гости умилялись, обряд подходил к концу. Кайса стала заворачивать мальчика. Маша присела на скамью.

Кайса, передав дитя на руки счастливой бабушке, тоже хотела присесть на минуточку, покуда гости толпились с поздравлениями. В этот момент к ней подошел Сердюков. Его лицо уже приняло обычное деловое и замкнутое выражение. Отозвав ее в сторону, он вполголоса спросил:

– А что, сударыня, вас, вероятно, теперь все устраивает в вашем нынешнем положении?

Кайса насторожилась. Она-то теперь хорошо знала, что следователь просто так интересоваться ее особой не будет и вопрос он задал не из вежливого желания поддержать разговор.

– Жалованье хорошее, обращение и того лучше. Что мне еще желать, – ответила Вуори и пожала плечами.

Маленький хозяин Сиреневой виллы все никак не мог успокоиться. Кайса с улыбкой проводила взглядом Стрельникову с внуком.

– У вас цепкий взгляд, хорошая память, вы сдержанны, последовательны и дисциплинированны. Из вас вышел бы идеальный сотрудник, – прошептал над самым ухом Сердюков. – Не желаете ли вы поступить на службу в полицию?

Собеседница вздрогнула от неожиданного предложения и посмотрела на следователя с недоумением. Со стороны можно было подумать, что полицейский вознамерился поухаживать за ней и сейчас шепчет нечто неприличное.

– Смеетесь вы, что ли, надо мной, ваше высокоблагородие? Какой такой из меня, провинциальной бабы, полицейский? Я не умею стрелять из револьвера и гоняться за ворами и убийцами.

– Научиться стрелять – дело нехитрое. Важнее другое. Видеть, думать, анализировать. Сыскной департамент посодействовал бы вам, перебрались бы в столицу, поступили на курсы медицинских сестер. У вас рука крепкая, я знаю. Я бы вас заданьицами снабжал, а вы бы за свою работу получали вознаграждение. А для конспирации имя можно подобрать другое. К примеру, Венера. Богиня любви и красоты у древних. Что вы скажете на мое предложение?

Сердюков в ожидании ответа и не заметил, что сидевшая неподалеку молодая баронесса Корхонэн вдруг пришла в страшное волнение.

Вдоль противоположной стены храма, в полумраке, прихрамывая прошел какой-то человек. Маша вздрогнула. Вскочила. Человек, не глядя по сторонам, быстро шел к выходу. Она бросилась ему вслед. Хотела крикнуть, позвать, но голос от волнения пропал. Незнакомец вышел на паперть и исчез. Маша растерянно озиралась по сторонам. Нищие при виде ее оживились и пододвинулись ближе в надежде на щедрое подаяние. Кроме этих сирых и убогих, на паперти не было никого. Холод пронизал Машу насквозь, но она не чувствовала его. Нет, она не могла ошибиться. Эту прихрамывающую походку она узнала бы где угодно! Мишенька, родной! Неужели это все-таки ты? Неужели ты вернулся ко мне, как и обещал? Ну где же ты?

Любимый, я буду ждать тебя вечно!

4 апреля 2002 года