/ / Language: Русский / Genre:romance_sf, / Series: Империя превыше всего

Череп В Небесах

Ник Перумов

Империя рушится. Инсургенты, прикрываясь идеями свободы и независимости, один за другим вырывают миры из-под власти кайзера. Самая трагическая из всех войн – гражданская – становится отныне судьбой миллионов. Приходит она и на родину Руслана Фатеева, планету Новый Крым, на штыках имперского десанта и на крыльях монстров, вырвавшихся из-под контроля создателей. Чудовища-биоморфы, люди-биоморфы, планеты-биоморфы... Сменят ли они человечество или кошмар еще можно остановить?

Череп в небесх: Цикл «Империя превыше всего». Книг 2. Эксмо Москв 2004 5-699-07626-3

Автор выржет сердечную признтельность:

Ленке Виногрдовой – з упорные бои с превосходящими силми гзет «Првд», «Известия» и «Крсня звезд» в рйоне Российской нционльной библиотеки и Дмитрию Олейнику – з тктико-техническое обеспечение прорыв вржеского кольц; мйору Констнтину Гришину (ВС России) и мйору Влдимиру Следневу (МВД России) – з неоценимую помощь и квлифицировнный комментрий.

Vixi et, quem dederat cursum for-tuna, peregri;

Et nunc magna mei sub terras ibit imago[1]

Публий Вергилий Мрон, «Энеид», IV.

ИМПЕРСКИЕ НОВОСТИ

(Торжественный гром фнфр. Брвурный мрш сменяется торжественной мелодией, с детств знкомой рвно всем гржднм и всем поржённым в првх великой земной Империи – неофицильным гимном н выход Его Величеств кйзер. Экрн: полотнище имперского крсно-бело-чёрного стяг, Орёл-с-Венком-и-Солнцем. Голос диктор полон неописуемой знчительности; тк и кжется, что чтец всё время норовит подняться н цыпочки и вот-вот выскочит из нчищенных до блеск лковых туфель.)

...Сегодня в одинндцть ноль-ноль по Столичному Времени нчлось посещение Его Имперторским Величеством кйзером Вильгельмом III Акдемии Генерльного Штб. Его Имперторское Величество осмотрел клссы, новую библиотеку Акдемии, спортивный комплекс, совершил прогулку по прку. После этого Его Имперторское Величество выступил с трдиционной речью перед выпускникми Акдемии, которые в эти тревожные дни срочно рзъезжются в войск.

(Экрн: широкий коридор Акдемии, до блеск нтёртый древний пркетный пол. Снов диктор, кк бы вполголос.)

– Бережно хрнимя легенд глсит, что этот пркет соствлен из досок, взятых в мэриях вржеских столиц: Вршв и Копенгген, Приж и Прг, Осло и Белгрд...

(И тут же перебивет см себя, переходя н торжественный и официльный тон.)

– Передем выдержки из речи Его Имперторского Величеств...

(Экрн: ктовый зл Акдемии. Мрчного вид готические своды, белые оштуктуренные стены, пересечённые коричневыми деревянными блкми. Вычурня резня кфедр, тоже очень стря, с имперским орлом, оседлвшим лвровый венок. Середин венк выглядит кк-то стрнно, ткое впечтление, что некогд тм помещлось совсем иное изобржение, сейчс тщтельно убрнное, поверх которого и нложили встющий солнечный диск. Глубин сцены зтянут тёмно-зелёным знвесом, тм зстыли неподвижные фигуры в чёрных мундирх с серебряными ксельбнтми. Снов поют фнфры. Из-з првой кулисы выныривют четыре офицер охрны в чёрном, оружие нготове; между ними неторопливо, с достоинством идёт худощвый пожилой человек, невысокий, лет шестидесяти н вид; он в мундире тнкист, нд левым крмном – небольшя колодочк орденских лент. Человек носит витые погоны оберст с двумя четырёхугольными «ромбми» и цифрой «1» меж ними – импертор по трдиции знимет пост почётного комндующего Первого тнкового полк Первой тнковой дивизии рейхсвер. Слышен шум – невидимя удитория, кк один человек, поднимется с мест, и в следующий миг громкоговоритель чуть не лопется от слитного рёв сотен глоток):

– Heil der Kaizer! Heil der Kaizerreich!

(Экрн: Кйзер поднимется н трибуну. Поворчивется к удитории, улыбется, вскидывет руку в известном римском приветствии. Он сухощв, подтянут, седые волосы коротко острижены по военной моде. Резкие морщины, тонкя линия бесцветных губ, волевой подбородок.)

– Meine Herren, блгодрю вс з прекрсную встречу. В этот трудный чс он подрил мне ндежду. Нет, не ндежду и дже не веру – полную уверенность в том, что с ткими офицерми и, конечно же, солдтми, которые им подстть, – нш неколебимя Империя не может не взять верх.

(Гром плодисментов, крики «Zieg Heil!».)

– Но нм всем предстоят суровые испытния. Господ офицеры, вы – кровь и плоть рмии, нших доблестных Вооружённых сил. Н вс сейчс с ндеждой смотрят добрые фермер и ремесленник, рбочий в цеху и инженер з дисплеем. Вы знете, что после тргических событий н плнете Омег-восемь мы ввели во всей ншей Империи военное положение. Стли действовть многие весьм суровые его зконы. Но – не все. Мы можем достть из-под спуд и остльной их пкет, о д, мы можем, кк того требуют, к примеру, оргнизции «Пмять и Гордость» или «Союз Изгннных». Лишить мирных людей их прв и свобод, выжть их досух, и всё – во имя победы. Но нужно ли нм это? Я считю, что нет. С ткими офицерми, кк вы, – нет и ещё рз нет!

(Овция. Крики: «Д здрвствует Импертор!»)

– Мы огрничились военным положением, не ств вводить куд более жёсткий режим чрезвычйного или, тем более, осдного положения. Хотя, не скрою, многие в Бундестге очень н этом нстивли. Особо-чрезвычйный режим сохрняется только в Восьмом секторе, тм, где сейчс труднее и опснее всего.

Империя сильн, сильн вми, ткими, кк вы, другими офицерми, что уже нходятся н передовой, зщищя мирный сон нших согрждн. Мы – сильны. И потому мы не пойдём ни н ккие переговоры с инсургентми. Мы предлгли – и предлгем – прекртить бессмысленное кровопролитие, рспустить незконные вооружённые формировния, сдть оружие и добровольно покинуть пределы ншей Империи. О д, нм прекрсно известно – они не остновятся. Но, когд они окжутся з пределми нших плнет, они уже не смогут отрвлять сознние нших юношей и девушек, своей псевдореволюционной риторикой подтлкивя их к противопрвным шгм.

(Вновь плодисменты.)

– Сильному нет нужды опирться н одни только штыки. Мы объявляем экономическую блокду тех плнет, что соглсятся принять глврей бндформировний.

(Овция.)

– Смо собой, мы пошлём дополнительные чсти в Восьмой сектор. И вы, господ, будете теми, кто поведёт в бой новые полки и дивизии!.. Но может случиться и тк, что вм придётся, словно простым солдтм, взять в руки винтовку и сржться н передовой. Мы должны быть готовыми к тому, что в сржение вновь, кк и всегд в решительные моменты истории, пойдут офицерские полки! И пусть в этот чс осияет нс слв нших предков, Гебхрт Леберехт фон Блюхер, победителя смого великого Нполеон Бонпрт, Отто фон Бисмрк, объединителя Гермнии, фельдмршл фон Мольтке, создтеля «мозг рмии», Генерльного штб!..

* * *

– Чепух, – скзл человек з столом нпротив меня. Скзл по-русски, но с сильным кцентом. – Офицеров из Акдемии Генштб не отпрвляют в бой тк срзу. Они должны вернуться в чсти, срботться, изучить людей, нлдить взимодействие... Боевое слживние – слыхл о тком? Что нше Слвное Величество кйзер, д порзит его зпор, хотел этим скзть? Если н передовую бросют училищ или сводные офицерские полки из столичных кдемий, не ндо иметь, кк говорите вы, русские, «семь пядей во лбу», чтобы понять – дело дрянь.

– Нет, – ответил я. – Нпротив, это прекрсный ход. Импертор или см очень умён, или у него прекрсные советники.

– Почему?

– Потому что все – или почти все, кто умеет думть и нлизировть, – решт именно тк, кк ты. Что дело Империи швх, что дыры н фронте приходится зтыкть лучшим племенным мтерилом, потому что инче рухнет уже всё и вся. Обычные чсти нендёжны, в мршевых ротх волнения, и тк длее и тому подобное. Ведь признйся, ты тк и подумл?..

– Гм... ну д, – нехотя кивнул мой собеседник. – Первый слой, открытый. Второй слой, истин.

– А тм был и третий слой. Смотрите, кк мы слбы. Смотрите, мы боремся из последних сил. Мы жертвуем дже офицерми Генштб. Шлём их в бой, точно простую пехоту, иными словми – н убой. Ещё одно вше усилие, и мы рухнем. Двйте, вводите в дело всё без осттк. Вм остлся последний рывок.

– Но если ты тк легко рсшифровл этот третий слой – почему тк уверен, что этого не сделют другие? – покчл головой человек нпротив.

– Вот именно поэтому, – признлся я, – я полгю, что тм есть и четвёртый слой. Понять его – и мы поймём, что н смом деле собирется предпринять Империя.

Человек нпротив меня поднялся из-з стол. Он носил громдные, н пол-лиц зеркльные очки, ндёжно прятвшие глз, простую солдтскую куртку без знков рзличия, эмблем род войск или ккой-то отдельной дивизии. Встреч с ним стоил мне и моему отцу доброго месяц усилий – и немлого, очень немлого количеств денег. Звли его Конрд, вернее, он нзвлся этим именем.

Д, прошло уже четыре с половиной недели, кк я дом. Тридцть дв дня ндо мной – небо Нового Крым. Бртья и сестры о моём возврщении ничего не знют. После дел н Шестой бстионной интербригды впли в ккое-то стрнное оцепенение. Я не знл, уцелели ли милейшя Дрин Дрк вкупе с господином Кривошеевым, однко отец, предприняв ккие-то свои невнятные рзыскния, посвятить в кковые меня он не счёл нужным, уверенно зявил, что «эти негодяи, несомненно, живы». Я, если честно, сомневлся. Зряд в моей бомбе был изрядный. Рзведчики отц пробрлись в Шестую бстионную несколько дней спустя; внутри прктически всё было выжжено.

И мы стли исходить именно из этого предположения – что они тки живы.

Отец, ндо скзть, пришёл в неистовство, когд услышл о моём последнем выстреле.

– Ты должен был её прикончить, – то и дело повторял он, несколько тетрльным жестом хвтясь з голову.

Я отмлчивлся. Что уж тут говорить – струсил, не смог принять грех н душу. Хотя по тем же убегвшим повстнцм н Сильвнии стрелял без ззрения совести. Может, потому, что здесь, н Шестой бстионной, не было Дльки?...

А тем временем Империя медленно, но верно подтягивл войск к мятежному сектору. И здесь, н Новом Крыму, нрод вовсю готовился к обороне.

Я же все эти дни сидел, кк крот, у компьютер, и просмтривл хронику недвних событий.

Вот – объявление системы гржднской обороны: змечен неопозннный объект, вышедший н околоплнетную орбиту. Доклды средств слежения – кк окзлось, нш систем контроля зтмосферного движения н высоких и низких орбитх знчительно мощнее, чем требуется обычному космодромному диспетчеру, и способн выполнять здчи по рннему обнружению, клссификции и отслеживнию целей дже с минимльной эффективной отржющей поверхностью. Гржднскя оборон – смо собой, эвфемизм для ниболее мссовой плнетрной военизировнной оргнизции.

По договору с Империей Новый Крым имел свою собственную криминльную полицию и отряд быстрого регировния огрниченной численности, «змотивировнный» необходимостью борьбы с оборотом нркотиков, кк химических, тк и электронных. Гржднскя оборон же официльно создвлсь «для борьбы с последствиями глобльных и локльных природных и техногенных ктстроф, ликвидции последствий цунми, землетрясений, извержений и ургнов». К отрядм «спстелей» было приписно чуть ли не всё взрослое мужское нселение.

Итк, объявлено «состояние готовности». Мобильным отрядм спстелей, иными словми – призыву первой очереди, пользуясь стрыми мобилизционными терминми, – предписно перейти н кзрменное положение. Интербригды зявляют, что «всецело поддерживют позицию и меры, принимемые првительством Нового Крым, и готовы немедленно передть под его комнду все свои чсти».

Кк выяснилось впоследствии, всё получилось с точностью до ноборот. Не интербригды окзлись под комндой првительств, все силы Нового Крым встли под знмён интербригд.

Дрине Дрк хвтло ум держться в тени и не светиться в центрльных сетях. Я полгл, что втйне он прибыл н Новый Крым зрнее – где и принял комнду нд всеми своими формировниями. Мест, подобные Шестой бстионной бтрее, очевидно, тоже готовились зрнее, туд звозились припсы и тому подобное. Сейчс укрепления оствлось только знять.

А потом в хронику «ворвлись» «мтки».

Пнормные фото, снимки с орбиты, доклды постов слежения. Почти нверняк подделк – путь «мток» окончился н Иволге, они не пошли дльше. Отец говорил, что «зродыш» неспешно вызревл где-то в одной из речек Сибири, зпружённой рукми подельников Дрины, потом готовый монстр был ккуртно и без лишнего шум спущен в окен.

Громд «мтки», плвно и величественно опускющяся в нше знменитое, ярко-синее тропическое море. Тоже подделк, компьютерня имитция, способня нрисовть любую кртинку тк, что не отличишь от нстоящей. Вернее, отличишь, но для этого потребуется нстоящя экспертиз.

Птрульные ктер, н полном ходу зрывшиеся в волны по смую плубу. Всплески от пдющих рядом с «мткой» лёгких снрядов – ткие используются, чтобы отгонять от стд хищных кркенов и зубстых китов. Это уже, скорее всего, првд. Ктерники – особя кст н Новом Крыму, и интербригды тм не имели большого влияния. Тк что, нчиня отсюд, почти уверен, идёт првдивя хроник.

Рзумеется, никкого вред «мтке» лёгкие снрядики с нших МО[2] причинить не могли; хроник преследовл исключительно одну-единственную цель: покзть героизм «простых стржей плнеты».

Тврь тяжело рухнул н окенское дно. А четыре дня спустя бестия выползл н берег – в ккой-нибудь сотне километров от Нового Севстополя. По стрнной случйности именно тм, где рсполглось одно из стрых укреплений, подобных Шестой бстионной.

Бой новосевстопольского ополчения и интербригд с нступвшими монстрми был зфиксировн со всеми мыслимыми подробностями – словно и не хронику с риском для жизни снимли репортёры.

...Море рздвинулось, волны вскипели, из пены н песок ринулись знкомые нм ещё по Иволге орды. Однко крылтых бестий отчего-то не появилось, д и тех, что топтли нежно-розовый песок пляж, словно специльно создвли, чтобы человеческому оружию было легче с ними спрвиться.

Нет, тут тоже хвтло и когтей, и зубов. И, когд зелено-коричневя волн чудовищ доктилсь до ополченцев, крови и оторвнных конечностей хвтило с избытком. Кмеры выбирли смые вырзительные ркурсы. Я видел, кк пулемёты интербригд косили ндвигвшиеся н них шеренги – кжущиеся бесконечными ряды оскленных клыкстых пстей, роговых гребней, кк пдли не успевшие знять место в строю прни и девчт, кк и их убийцы в свой черёд гибли, поржённые рзрывными пулями.

...Геройский бой длился до темноты. Когд нд полем сржения рзгорелсь вечерняя зря, невидимя Дрин Дрк, словно опытный режиссёр, скомндовл финл. И – я должен был признть, этот смый финл поствлен был мстерски. Кк в хорошей мелодрме.

Бьют пулемёты, рсчищя интербригдовцм проходы. Групп человек в пятндцть выныривет из окопов, с крикми «ypa!» бросется в прорыв; они совершенно явно жертвуют собой. У меня невольно сжимлись кулки, когд я видел – ребят н смом деле добежли до «мтки». Что у них были з грнтомёты – я не понял, хотя просмтривл ролики по десять рз. Во всяком случе, броня «мтки», с которой не могл спрвиться тяжёля ртиллерия имперцев, этим грнтомётм поддлсь. Првд, тоже не срзу. Кумулятивные зряды били в одно и то же место, н горстку смертников уже нвливлись со всех сторон многорзличные крборки и ркочуды, спсения не было – и тут доспехи «мтки» нконец-то поддлись. Пдли мльчишки и девчонки с грнтомётми, пдли, до последнего отстреливясь и прикрывя собой худенькую блондинку со смешными косичкми, которя, оствшись одн, широко рзмхнулсь, збрсывя внутрь рны н боку «мтки» нечто метллическое, кмуфляжно-зелёное, продолговтое...

В следующий миг светлые косички окрсились кровью, брызнувшей из перезнных чудовищной клешнёй ртерий, фигурк в серой штормовке переломилсь ндвое, будто хрупкя игрушк в грубых нетерпеливых рукх, – и в следующий миг исчезл в облке взрыв. Зряд, который зкинули внутрь «мтки», поистине внушл увжение.

Я не сомневлся, что ту же оперцию можно было проделть и без подобного дрмтизм. Не брося н смерть мльчишек и девчонок, лучших мльчишек и девчонок Нового Крым, безоглядно верящих в Дрину Дрк и готовых рди неё н смерть, сколь угодно мучительную. Но Дрине нужно было эффектное и кроввое предствление; помните: «...дело прочно, когд под ним струится кровь»? Он не колеблсь. Плнет увидел небывлое, и после этого вторитет интербригд вообще и Шестой Интернционльной в чстности стл бсолютно непререкем.

А Дрин Дрк по-прежнему держлсь в тени, не появляясь н публике, не принимя учстия в торжествх по случю «победы». Не спеш, но и особо не мешкя, он готовил свой рсенл. Новому Крыму, кк я сильно подозревл, отводилсь роль «корзинки с звтрком» для новоявленной Федерции. Моря Нового Крым могли прокормить очень многих. Н шельфе водились не только деликтесные ползуны, но и смя простя рыб, которую нши сейнеры не считли дже з добычу. Восемьдесят процентов продукции двли морехозяйств, они горздо безопснее с точки зрения экологии, однко если рскрутить н полную мощность мховик лов в открытом окене, н богтых бнкх, рудничные плнеты не будут знть недосттк в пище. Особенно если свернуть производство деликтесов и зняться солдтскими рционми. Рзумеется, н время, пок у нс смих, н Новом Крыму, не нчнётся бог весть что...

И для того, чтобы это не нчлось, мне следовло действовть незмедлительно. Я, конечно, имею в виду «незмедлительно по получении точной рзведывтельной информции».

Нпдение нше н Шестую бстионную нделло шуму, и в прямом, и в переносном смысле. Не тк-то просто скрыть стрельбу из десятков стволов, считй, под смыми стенми столицы. Невозможно и скрыть гибель людей от их товрищей.

Тут придётся признть, что Дрину мы недооценили. Он не попытлсь это змолчть. Атк н Шестую бстионную в единый миг сделлсь глвной темой новостей. «Фшистские прихвостни» и «предтели дел свободы», н чьи происки свлили штурм, попытлись трусливо, подло и коврно нпсть н стрый форт, подготвливемый к отпору н случй вторжения имперских войск. Атк коллборционистов отбит с большим для них ущербом, однко погибло и немло доблестных зщитников Нового Крым; всё время грозились объявить «имен пособников и предтелей», но пок что никких открытых действий против нс Дрин не предпринял. Хотя...

Имя Юрия Фтеев змелькло в новостях, и имя это всякий рз окзывлось связно с чем-то более чем неприглядным. Не торопится, мол, в отличие от других «именитых грждн», пожертвовть чсть своих бснословных богтств н дело свободы, непонятно для чего содержит личную рмию, вооружённую до зубов, и притом отнюдь не спешит передть свои отряды под контроль зконного првительств; впрочем, чего же ждть от человек, чей стрший сын служит фшистм, в смой отвртительной эсэсовской дивизии «Мёртвя голов»...

Не питя никкой любви к дивизии «Totenkopf», змечу, что он тки не был смой отвртительной. По числу рспрв с мирным нселением сто очков вперёд ей дл бы другя дивизия – «Гличин»...

Пок это было только устно. Но в Думе уже готовился соответствующий депуттский зпрос глвному прокурору, недвно обрзовнный думский комитет по нционлизции вдруг очень озботился эффективностью использовния в военное время крупных морехозяйств, сосредоточенных в чстных рукх и не осуществляющих мссировнных поствок для Вооружённых сил Федерции.

Дрин действовл с похвльной рсторопностью.

Но пок что всё, предпринятое против нс, вполне уклдывлось в определённый шблон. Ощущлся исходный прикз Дрины, но не чувствовлось её личной и окончтельной шлифовки оперций.

Времени у нс оствлось немного. Скоро Дрк опрвится окончтельно. И тогд церемониться уже не стнет. От покзтельного процесс он точно не откжется.

Отец, конечно же, отвечл. Из-з рзрыв с Империей он не мог зявить, что его стрший сын дезертировл, но, рзумеется, рспускть свою мленькую рмию не собирлся. Потому что тки можно было ожидть в любой момент. Кроме того, им прикормленные журнлюги выдли несколько сттей, куд более желчных и рзоблчительных. Уж чего-чего, компромт у отц всегд хвтло. И притом н всех. Кк он при этом ухитрялся см выходить сухим из воды, я не зню, но фкт: в сети влом змелькли зписи весьм высокопоствленных людей, которые либо знимлись сексом с млолеткми обоих полов, либо бессвязно мололи языкми в нркотическом угре, либо... А вот н отц никто при всём желнии ничего нкопть не мог, и все крики, что зписи – подделк, рзбивлись об оценки незвисимой экспертизы. Прокуртур нчинл рсследовния, ей просто некуд было девться. А Дрин Дрк могл только скрипеть зубми от злости. Пок првил игры существовли, он ничего не могл с нми сделть. Конечно, донельзя соблзнительно – объявить всю Думу Нового Крым коррупционерми, предтелями и имперскими гентми, рзогнть её к чёрту вкупе с судом, прокуртурой, коллегией двоктов, незвисимой экспертизой, Ревизионной плтой, рбитржем, комиссией по деловой этике и тк длее и тому подобное. Змнчиво, но пок что и Дум, и прочие институты стояли н её, Дрининой стороне; рспусти их – и н плнете неизбежно гржднское столкновение, чего имперцы только и ждут. И пойдут они тогд нбивть трюмы идущих н Сврг кторжных трнспортов и новокрымчнми, и интербригдовцми вперемешку.

...В тот день, когд мы нчли поиски сидящего сейчс передо мной человек в зеркльных очкх, отец кк-то криво улыбнулся, хмыкнул и достл из сейф струю-преструю зписную книжку. Не нручный компьютер, не электронный блокнот – бумжную зписную книжку в потёртом кожном переплёте, светло-коричневом, с вытесненным н обложке двуглвым орлом. Уголки переплёт оковны метллом – зписня книжк был не из дешёвых, Новый Крым не изобиловл скотом, и кож ценилсь высоко.

– Стрые друзья, – нехорошо усмехясь, скзл отец, рскрывя пожелтевшие, сплошь покрытые зписями стрницы. Я, признться, чуть рот не рзинул – неужели отец держл совершенно секретные сведения вот тк, н бумге, пусть дже и зшифровнными?

– Есть всякие шифры, сын, – угдл он мой невыскзнный вопрос. – Иные ствят многоуровневую компьютерную зщиту, д только зря – имперские специлисты взломют любые проли. А есть шифры стрые, временем проверенные... хе-хе... о которых збыли дже в Его Имперторского Величеств Криптогрфической службе. Ты же знешь, ккой это фетиш у имперцев, кк они безоглядно доверяют всякого род мшинерии... достточно вспомнить твоё приключение с полигрфом. То же и тут...

– Что ты хочешь делть, пп?

– Я уже скзл – будем искть стрых друзей. Длеко не все тогд приняли моё решение уйти из «непримиримых». Длеко не все сложили оружие. Но ткже длеко и не все пошли следом з Дрк и ей подобными. Я рзделяю твои подозрения, Рус, что тк нзывемые «легльные» интербригды нходятся под плотным колпком Гехйме Сттсполицй, вернее, имперцы долго и свято в это верили. Тем не менее внутри остепенившегося вроде бы движения продолжют действовть смые оголтелые экстремисты, вроде той же смой Дрины. А есть и ткие, кто сперв воевл с нми рук об руку, потом по рзным причинм нши пути рзошлись. Нм потребуются люди, много людей, не столько бойцов, сколько информнтов, тех, кто сможет скзть, что н смом деле творится тм-то и тм-то... Потому что меня весьм волнует ещё один момент из твоих рсскзов, – вдруг сменил он тему. – Вше приключение н Зете-пять. Когд колонн БМД попл в то подобие зсды в лесу. Помнишь?

– Что з вопрос, отец, конечно, в мельчйших детлях...

– Ну и что это, по-твоему, было?

Я пожл плечми:

– Думю, ещё ккой-то эксперимент Дрины. Неудчный. Подобный тем, что он проделывл с лемурми, пытясь поствить их под контроль.

Отец покчл головой.

– Нет. Ты ведь тогд что сделл? Списл н «необъяснимое», н «флуктуцию»... помню-помню, кк ты мне всё это излгл. Но необъяснимого и сверхъестественного не бывет, во всяком случе, н войне его быть не должно, если тковое и случется, то случться должно исключительно к ншей пользе. Тк вот, я боюсь – этот эпизод не имеет никкого отношения ни к Дрине Дрк, ни к чему-то остльному. Это именно лемуры, их персонльня особенность, и, признться, я огорчён, что ты тк беспечно отмхнулся от этого эпизод.

– Пп, д когд же мне было....

– Соглсен, – вздохнул отец. – Хотя в рзведке нет и не может быть ткого понятия «когд ж мне было». Мы слбы. И потому, кк учил Сун-Цзы, обязны использовть любое нестндртное решение. Понимешь меня?

Я кивнул.

– Ты хочешь узнть, что это был з феномен, и, возможно, его использовть?

Отец всплеснул рукми.

– Слв богу, нконец-то дошло. Ккое же мы имеем прво пройти мимо ткой возможности? Целый взвод окзлся небоеспособен, и его могли перерезть без всякого труд!..

– Но моё-то отделение сознния не теряло... – возрзил я.

– И это тоже требует изучения, – непререкемо зявил отец.

– Пп, мне кжется, у нс есть более срочные дел...

– Верно. Но спину верблюду, кк известно, ломет последняя соломинк. Я не могу и не хочу упускть никкого, дже смого млого шнс отыскть для нс эту соломинку. Вот ещё почему я буду звонить стрым друзьям...

...Рзумеется, «звонить» – это слово, оствшееся из глубокого прошлого. Отец рссылл сообщения. Некие кнлы сношения с Империей всё рвно оствлись, несмотря н блокду и тк длее. Лйбы контрбндистов по-прежнему приходили з ншими ползунми и октопусми.

Кому и о чём писл отец – оствлось тйной дже для меня.

– Если нс тки рскроют, не хочу, чтобы ты выдл этих людей дже невольно, допустим, не успев вовремя умереть, – зявил он мне. – Обычные психотропные препрты н тебя особо действовть не должны, но кто ж знет этих плчей из Гехйме, до чего они тм додумлись з эти годы?..

...Человек в зеркльных очкх – Конрд – соглсился встретиться со мной срзу. Некогд «непримиримый», он «непримиримым» и остлся. У него был собствення оргнизция, небольшя, но мобильня и глубоко зконспирировння. Помимо своих, тк скзть, прямых обязнностей эти люди не брезговли и сугубо мфиозными зрботкми – якобы для великой цели. Отец сообщил мне об этом с плохо скрытым отврщением:

– Но это, скорее всего, нши единственные союзники, Рус. Неприглядные, соглсен, но уж ккие есть. Они, пожлуй, змскировлись хитрее других – под обычный мфиозный клн, хотя я всё больше подозревю, что сугубо бндитские способы добычи денег и отъём чужого бизнес мло-помлу вытесняют у них всю ншу борьбу. Тем не менее Конрд и его люди – единственные, кто ещё хоть что-то делет. Остльные злегли слишком глубоко. Я никого не смог отыскть.

– Знчит, будем говорить с теми, кто есть, – решительно скзл я.

И мы говорили.

Конрд соглсился встретиться. Для этого он, нрушя все писные и неписные зконы конспирции, дже специльно прибыл н Новый Крым – первым официльным рейсом новой «компнии космического трнзит» «Свобод». Н зхвченных имперских пссжирских кботжникх нспех зкрсили Орл-с-Венком-и-Солнцем. Вместо него в жёлтом поле рспрвлял крылья чёрный журвль.

Федерция Тридцти, новорождёння «свободня демокртическя республик», в которую объединились три десятк стрых «незвисимых» и провозглсивших отделение от Империи вместе с Новым Крымом плнет, спешил обзвестись всеми трибутм госудрственности. Н «незвисимых» имелись промышленные мощности, зпсы ископемых. Д, условия жизни суровы, кое-где, особенно н «рудничных» плнетх, сидеть приходилось под куполми жизнеобеспечения. Но вместе с Новым Крымом – и если удстся овлдеть, к примеру, Сильвнией – получлось вполне жизнеспособное обрзовние...

И тут, должен признться, я зколеблся. Не о том ли мечтли? Если Федерция Тридцти окрепнет, дже Империя подумет трижды, прежде чем нчть открытую интервенцию. Рынок достточно ёмок, до нормлизции отношений можем обойтись и без имперского экспорт, дже если они ухитрятся полностью перекрыть дорогу контрбндистм, во что я лично не верю.

И достточно покончить с мньякми-влстолюбцми в верхушке интербригд, выследить и уничтожить все их зпсы биоморфов, чтобы нступило полное блгорстворение н воздусях и во человецех блговоление.

Однко в то же время я не сомневлся, что «мтки» нс в покое не оствят. Войн шл уже не по ншему плну и уж, конечно, не по плну госпожи Дрины Дрк. Моё последнее видение, тм, в кземтх Шестой бстионной, для меня служило смым лучшим докзтельством. Жль только, что его нельзя предъявить другим.

Где-то в глубине космос скпливлсь потрясющя, всесокрушющя мощь Вторжения. Мы, люди, любим порой сочинять стршные скзки – о явлении рсы Рзрушителей, которые, не вступя в переговоры и ничего не требуя, просто уничтожют всё н своём пути, двя тким обрзом нм прво уничтожть их в ответ без кких-либо колебний. Идельный врг, который тк необходим...

Но это только скзки. Чужие, с которыми мы вошли в конткт (или которые вошли в конткт с нми), кк рз не отличлись никкой птологической мнией стереть человечество с лиц земли. Все Чужие рсы числились, смо собой, в потенцильных противникх, сухопутные осьминоги-Дбигу, нши ближйшие соседи, – среди ниболее вероятных. Другя ктивня рс невдлеке от ншего Восьмого Сектор, Слйм, тоже не брезговвшя внешней экспнцией и увлеквшяся перестривнием плнетрных биосфер, тем не менее н переговорх окзлсь вполне гибкой, вменяемой и вполне дже впечтляемой продемонстрировнной им мощью земного оружия. Всё-тки технологический путь рзвития тоже имеет свои преимуществ.

Теоретически Слйм кк рз могли стоять з «мткми» – детли доступной ншим ближйшим соседям биотехнологии, смо собой, известны не были; но нтигрвитция! Ничего подобного з ними не водилось, что нзывется, дже близко. Сверхсекретный проект? – возможно, и полностью сбрсывть этих ребят со счетов я бы не стл, хотя мой внутренний, «биоморфный» голос подскзывл, что это не тк, что они тут ни при чём.

Врг пришёл откуд-то из глубины. И почему-то окзлось тк, что именно мы, человечество, – н острие его удр. Не октопусы-Дбигу, не стрнновтые, похожие н большеглзых брсуков Слйм – именно мы. Ккой в этом смысл? Войн не ведётся просто тк. Он всегд преследует определённые и вполне понятные цели. Я не удивился бы вторжению нших ближйших соседей, почему привыкшее к изученной истории войн сознние и сопротивлялось тому, чтобы окончтельно исключить из списк подозревемых и октопусов, и брсуков; но неведомый врг, не вступющий в переговоры, использующий столь сложный путь, кк подбрсывние своих невероятных технологических «подрков» интербригдм?.. Меня нзовут сумсшедшим и будут првы. Я не сомневлся – у имперского Генерльного штб нет никкой ясной стртегической линии. Рейхсвер регировл хотично, пытясь прировть удры врг, но не предупредить их и уж тем более не перейти в контрнступление. А «мток» не сдержит никкя оборон. Судьб Первой тнковой рмии н Иволге покзл это яснее ясного.

– Тк чего же ты конкретно хочешь от меня, Руслн? – Человек в очкх по-прежнему сидел нпротив, смотрел спокойно, словно и не взволновл его нимло мой рсскз и все изложенные обстоятельств. – Моя оргнизция никогд не прекрщл борьбы з незвисимость погрничных плнет. Если тебе нужны союзники, изложи мне чётко, чего ты собирешься добиться. Хотя бы н первом этпе оперции.

– Мои желния звисят от многого, – осторожно нчл я. – В чстности, и от твоей готовности несколько сменить обрз жизни.

– Считй, я готов, – коротко бросил мой собеседник. – Что дльше?

– Дльше?.. Ну, в первую очередь нм нужн информция. Из верхушки интербригд; из окружения Дрины Дрк, поскольку, кк мы считем, он во многом действует см по себе; ну и, конечно же, из имперского Генштб.

– А собственноручных покзний Её Величеств импертрицы о любимых сексульных позициях госудря тебе, случйно, не ндо? – усмехнулся человек в мске.

– Мне они без ндобности, – сухо, отозвлся я. Не люблю скбрезностей. Дже по отношению к вргм. – Но, Конрд, ты хочешь скзть, что можешь получить ткую информцию? У тебя есть осведомители среди личных слуг кйзер?

Конрд фыркнул.

– Прости, Руслн, но о тких вещх, кк нличие или отсутствие осведомителей в определённых местх, вслух говорить не принято. Я имею в виду, конечно, людей моей профессии.

– Судя по твоей рекции, получить сведения из опочивльни кйзер существенно легче, чем из руководящего центр интербригд?

– Совершенно верно, – сухо кивнул мой собеседник. – Руслн, нынешние интербригды – это ткое гнездо змей, по срвнению с которым Гехйме Сттсполицй или контррзведк – пнсион блгородных девиц. Рздрй – я првильно скзл? – возник ещё и потому, что... Впрочем, тут мне уже придётся выдвть тебе некую информцию, мне, нпомню, ещё не оплтили дже проезд сюд, – он хохотнул.

Я полез во внутренний крмн. Для внушительности отец выдл мне чековую книжку в дорогущей обложке тонкой кожи с рельефными золотыми моногрммми.

– Сколько я тебе должен, Конрд?

– Вот стрнные люди, – нд очкми поднялись вскинутые кк бы в недоумении брови. – Вы совсем не понимете шуток. Я ндеюсь увезти отсюд много, много больше, Руслн, чем простое возмещение стоимости перелёт. Тем более что кормили отвртительно. Не то, что здесь, у вс. Тк вот, интербригды, по моей информции, курируются, с одной стороны, Innere Sicherheit[3], то есть контррзведкой, с другой – гестпо и с третьей – собственной службой охрны кйзер. Довелось мне слышть и про ткую оргнизцию, кк рзведотдел Generalstab-a, тоже проявлявшей к ним интерес. Думю, для тебя не секрет, что смо существовние интербригд стло возможным после принятия – по нстоянию контррзведки – стртегии «упрвляемой оппозиции». Иными словми, отстойник, резервур для недовольных, могущих выпустить пр в безопсных для Империи формх. Рзумеется, безопсных для Империи в целом, не для отдельных её подднных.

Конрд сделл вырзительную пузу. Много из этого я знл и тк, но...

– А не получется ли тм нерзберихи, когд оппозиционня структур – под контролем ж трёх силовых ведомств?

– Ты прв, – кивнул мой собеседник. – И кждя из сторон думет, что вот он-то уж точно влдеет ситуцией, в то время кк все остльные... ты понимешь. Более того, я не исключю, что интербригды вполне могут использовться теми же спецслужбми в борьбе между собой, при определённых обстоятельствх – и некоторыми кругми ристокртии, если им вдруг вздумется несколько изменить свой сттус в госудрстве.

– Удрный отряд, который не жль в любой момент пустить под нож?

– Совершенно верно.

– Слишком уж тонкя игр, – усомнился я.

– В столице рейх и не ткое проворчивют, – отмхнулся Конрд.

– Истории историями, но мне всё-тки нужн информция, – мой собеседник любил демонстрировть свою осведомлённость, но мне требовлось совсем иное. – Информция из верхушки интербригд, из окружения Дрины Дрк.

– Можно и информцию, – ни мгновения не колеблся мой визви. – Тебе и твоему почтенному отцу это обойдётся недёшево, но если уж мы возьмёмся, это будет нстоящя информция. Впрочем, полгю, нше реноме тебе и тк известно.

Я кивнул.

– Сведения от Дрины получить будет потруднее, чем из центр. Дрк последнее время слишком много перемещлсь, тскя с собой лишь небольшую мобильную группу. Но нет н свете ничего невозможного. Имелись бы деньги.

– Деньги имеются.

– Не сомневюсь, Юрий Фтеев никогд не обртился бы ко мне, не рсполгя достточным финнсовым резервом, – ухмыльнулся Конрд. – Две недели с момент получения внс – и ты получишь первое сообщение.

– Ндеюсь, не тип того, что, мол, приступю к рботе?

– З кого ты нс принимешь? Нет, «сообщение» будет именно сообщением, и именно той информцией, которя тебе тк нужн. Не спршивю зчем, ты не спршивй меня, кк именно я зполучу эту информцию.

– А тут и спршивть не ндо, – я пожл плечми. – Ты рсконсервируешь кого-то из лёгших н дно информнтов в окружении Дрины. Слишком мло времени для подготовки нстоящего внедрения, что нзывется, с чистого лист.

– Ну рз ты см всё понимешь, то не будем и говорить об этом, – в свою очередь пожл плечми Конрд. – Две недели, кк я скзл.

– Дешифровк?

– Если мы договоримся, то в стоимость контркт войдёт мой собственный шифровльный комплекс. Он у меня, кстти, с собой.

Я кивнул:

– Договорились, Конрд.

– Приятно иметь дело с людьми, понимющими, что они хотят, – усмехнулся тот. – Зпрошенное тобой информционное обеспечение обойдётся в...

– Погоди, – я поднял руку. – Не исключено, что мне потребуется и ещё одн услуг. Не исключено, что ндобность в ней возникнет внезпно и мы не сможем вступить в конткт.

– Это ккя ж ткя услуг? Выкрсть кронпринцессу Мргрету?

– Нет. Нмного сложнее.

– Вот кк? И что же?

– Нйти и обезвредить верхушку интербригд.

– То есть попросту уничтожить? – Мой собеседник попытлся усмехнуться, но полностью скрыть своего изумления тк и не смог.

– Кк угодно. Но они не должны спровоцировть Империю н вторжение.

Конрд помедлил. Приглдил лдонью волосы. Покчл головой. И зговорил – теперь уже совсем другим тоном:

– Руслн, я знвл Дрину, кк ты понимешь. Он всё рссчитл верно. Империя сейчс не пойдёт н крупномсштбную гржднскую войну. Иволг ими потерян. Что творится н этой плнене – зсекречено по уровню Эпсилон, у меня нет... пок нет, – не без гордости попрвился он, – пок нет никкой информции. Но если верно всё то, о чём ты мне рсскзл... эти смые «мтки» очень скоро должны появиться вновь. А вот я не понял... когд «мтку» всё-тки удвлось уничтожить – этот смый нтигрвиттор нходили?

Я покчл головой. Вопрос бы здн совершенно точно. Првд, в сумтохе боя, нверное, было не до этого...

– Уверяю тебя, – усмехнулся Конрд, – и гестпо, то есть контррзведк, и служб охрны кйзер прочесли все мест уничтожения «мток» чстым гребнем. Если только имели возможность. Под Пенемюнде они ведь спокойно могли это сделть, я прв?

Я кивнул.

– Но н Иволге было уничтожено и ещё несколько «мток». Тебе известны обстоятельств их уничтожения? Кким обрзом, кким оружием?.. Не знешь? – вот то-то. Имперскя рзведк вполне могл зполучить один или дв тких прибор...

– Ну и что? – не выдержл я. – В человеческих рукх нтигрвитторы бесполезны. Я же говорил!

– Я отлично зпомнил всё, о чём ты говорил. Но имперцы об этом ещё не знют и...

– Я не понимю, к чему ты.

– К тому, что имперскя контррзведк, со свойственным чсти этой оргнизции внтюризмом, может попытться убедить высшее руководство Империи, Генштб, смого кйзер, что ей необходимо собрть кк можно больше днных о вторгшихся. О том, что изучение их технологий может дть невероятно мощный толчок земной нуке. Поэтому контролируемое вторжение – по нлогии с «упрвляемой оппозицией» – должно продолжться. Более того, при этом Империя убьёт двух зйцев. Если «мтки» покончт с мятежом Тридцти, с этой новосозднной федерцией, – то не ндо и посылть войск.

– Но это ж безумие! – не выдержл я. – Ккое ещё контролируемое вторжение! Если предствить себе, что «мтки» очистят от людей три десятк плнет в Восьмом, Девятом и Одинндцтом секторх – что потом Империя стнет делть с этим нклвом?!

– А вот это уже другой вопрос, – зсмеялся человек в мске. – Предствь себе, что контррзведк ндеется кк следует изучить врг и только потом ннести удр. Не тнковыми дивизиями и не деснтными корпусми. А, к примеру, боевыми штммми. Вирусми, бктериями, грибкми. Прзитми, специльно приспособленными к борьбе с этими монстрми. По строму доброму методу «Войны миров». Герберт Уэллс – помнишь ткого прокретор бктериологического оружия?

– Это чудовищня внтюр. Импертор н неё никогд не пойдёт.

– А кйзер может ничего и не узнть, – зметил мой собеседник. – Достточно поствить грмотный фильтр н пути доклдывемой ему информции.

– Мы знимемся кким-то мозготрхом, – хмуро скзл я. – Соглсен ли ты помочь в одном прямом и чётком деле?

– Снбжть тебя точной и своевременной информцией – это одно. Нейтрлизовть головку интербригд – другое. А вот снести центр их Сопротивления – совсем, совсем дже третье, Руслн. Дрин Дрк был одним из столпов именно этого центр. А он включл в себя не только интербригды. Однко, если ты нстивешь... я могу это сделть. Но подобня оперция будет стоить очень, очень дорого, Руслн.

– Догдывюсь. И нсколько ж дороже обычного информционного обеспечения?

– Скжи мне сперв – ккими средствми ты рсполгешь? Примерня сумм ктивов твоего достойного отц мне известн, но сколько ты можешь выделить н эту оперцию?

– Я всегд считл, что...

– Что я окжусь тким вот идиотиком, проникнусь птриотическими идеями и пойду клсть своих лучших людей только вследствие того, что ты нм тк скзл? Нет, любезный. Этого не будет. У меня свои методы и своя борьб. Мы-то кк рз и готовим отделение... нстоящее, не игрушечное отделение, и не жлких трёх десятков плнет, трёх сотен, по всей ншей грнице. Мы готовим истинное освобождение. Интербригды нм не мешют. Ты хочешь, чтобы мы убрли их, отлично. Отсутствие интербригд нм тоже не повредит. Но з это ндо плтить. Моя цен – четырндцть миллионов трист пятьдесят тысяч мрок. Имперских мрок, рзумеется.

– Тк точно всё уже сосчитно. Впечтляет, – кивнул я.

– Рзумеется. Мы ведь не бндиты. Мы – «оргнизовння грнтия» и больше некоего рзумного процент свою прибыль не поднимем. Короче, Руслн. Если тебе нужн только информция – я зтребую с тебя три миллион восемьсот тысяч мрок. Ну если полное и окончтельное выкорчёвывние... тогд, кк я скзл, четырндцть миллионов с копейкми, кк вы говорите. Тк что подумй. Моя цен окончтельн и коррекции не подлежит. Где меня нйти, ты знешь. Я пробуду здесь ещё три дня. Море великолепно, тких рыбных ресторнчиков, кк у вс, не сыскть во всей Империи. Будет жлко, если всё это пропдёт...

Он резко поднялся, коротко, отрывисто кивнул мне и вышел.

* * *

Отец был в ярости. Он, что нзывется, рвл и метл.

– Негодяи. Ну ккие же негодяи, – только и повторял он, нервно меряя шгми кбинет.

– А и впрямь, пп, чего ты от них ожидл? Приступ безумного птриотизм?

– Скидки по строй пмяти, – буркнул отец. – Почти четыре миллион мрок нличными, это ж с ум сойти можно! И только з смый минимум миниморум! А з полное решение проблемы – четырндцть! Д знет ли он, что...

– От тких скидок ожидть не приходится, – прервл я отцовское возмущение. Пп вздохнул, покивл, успокивясь, провёл лдонью по лйковой коже строго кресл, по спинке, н которой, помню, я тк любил сиживть в детстве, вообржя себя з рычгми штурмовик.

– Првильно, Рус, првильно. Не могу не признть – кое-что интересное Конрд тебе всё же выскзл. Нсчёт тех же нтигрвитторов и контролируемого вторжения. Горячие головы в Империи могут попытться использовть ткую стртегию.

– Это не стртегия, дерьмо, – мрчно ответил я.

Кбинет скупо освещл лишь нстольня лмп. Был ночь, но у отц, я знл, н полную мощность (кк всегд) рботл техник зщиты от подсмтривния и подслушивния.

– Тем не менее ничего лучшего у нс пок всё рвно нет, – зметил отец.

– В кком смысле?

– Нельзя недооценивть контррзведку...

– Нельзя, – перебил я отц. – Однко они уже прокололись один рз – когд решили, что полигрф есть последнее и полное решение всех их проблем. Удивительно, что они ещё оствили хоть кого-то н простой опертивной рботе!

– Это верно, – отец примирительно поднял руку. – Однко мы до сих пор не влдеем всей информцией. И я предпочту...

– Ну д, переоценить врг... только кк бы эт переоценк нс вконец не зпугл.

– Экий ты ершистый сегодня, – усмехнулся отец. – Помолчи и послушй меня. Я думл нд этим... нд подобным... последние двдцть лет. Если не больше.

– И что же? – всё-тки у меня прорывлся сркзм. Нельзя. Нехорошо... не по-людски.

– А вот что. Есть отличня от нуля вероятность, что имперскя контррзведк н смом деле добьётся воплощения в жизнь теории «контролируемого вторжения». Это один вринт. Антигрвитторы – ткя добыч, что рди неё эти, во Внутренней Безопсности и в гестпо, с рдостью отддут н съедение пру-тройку плнет. Но кков ж Дрин! Не побоялсь, воспользовлсь «подрком»...

– Н смом деле, пп, это очень слбое место. Во всех нших теориях.

– Почему, сын? Я зню Дрину. Он внтюристк, кких мло. И, кк я говорил, никогд не умел мыслить стртегически.

– Пп, я рсскзывл всю историю Конрду... и кк-то оно всё смо собой рзложилось по полочкм. Д тк, что я теперь думю, рсскз Кривошеев – совершеннейшя фнтстик. «Посылк». «Подрок». Почти кк в древней песне – «прилетит вдруг волшебник в голубом вертолёте»... Туд, где знимются биоморфми, с необычйной точностью попдет «посылк», см объясняет людям Дрины, что с ней делть... И потом, нтигрвитторов, если верить услышнному, изнчльно было всего пять. А потом с неб нчинют пдть остльные. Их точно тк же подбрсывют людям Дрины. Отец, ты говорил, вы с ммой очень долго спорили, вы много лет пытлись рзрешить эту згдку – рзве тебе смому не видно, что версия Кривошеев шит белыми ниткми?

– Ты думешь, он солгл? – пп поднял брови.

– Нет. Мне кжется, дело обстояло всё-тки несколько посложнее. Кривошеев, может быть, и искренен, хотя... Кжется мне, он просто не знет всего.

– Ты хочешь скзть, – прищурился отец, – что Егор нш Фёдорович просто повторяет то, что ему рсскзли? Что он см этого не видел, и...

– Тк ведь, пп, ты лучше меня знешь, где он бывл и чем знимлся двдцть лет нзд!

– Не двдцть, несколько поболее, – проворчл отец. – Мы тогд все были ещё совсем молодые.

– Кстти, д, – зметил я. – Кк тким, гм, «юным бойцм», удлось провернуть столь сложную оперцию, кк рссылк биоморфов по рзным университетм? То есть в руки ндёжных, проверенных людей, могущих оргнизовть нстоящие исследовния, знимющих немлые должности? Сопротивление существовло уже тогд, верно? Но оно не могло...

– Мы были смым ктивным звеном, – вздохнул отец. – «Непримиримыми». Смыми млдшими. Смо собой, тм хвтло людей и кроме нс, но до нших дней дожили совсем немногие. Те, кого я порывлся нйти.

– А отозвлся один Конрд...

– Совершенно верно, – пп невесело кивнул. – А вот тем, кто исследовл биоморфы н других плнетх, отчего-то очень не повезло в жизни – почти все они погибли при згдочных обстоятельствх. Кое-кто поспешил скрыться. Я слышл, что люди Дрк отлвливли и уничтожли «предтелей» вплоть до Внутренних Миров. Убивли дже н Земле, говорилось.

– И всё-тки вернёмся к нтигрвитторм. Пп, ты ведь см их не видел, верно?

– Верно.

– Если следовть «модели Кривошеев», то грегты эти должны были прилетть сми, ки Божьи нгелы. Егор болтл, будто сперв существовл ккя-то «инструкция» о том, кк сопрягть нтигрвиттор с «мткой». Знчит ли это, что везде и всюду, н Омеге-восемь, н Иволге, здесь, у нс, генертор подсживлся к «мтке» рукми людей?

– Хороший вопрос, – здумлся отец. – Из слов Кривошеев это нпрямую не следует, но... Я думю, что если неведомые «отпрвители» тех нтигрвов были способны точно нцелиться именно н нужный университет и именно тк, чтобы «посылку» обнружили бы те, кому следовло, – им нет проблем збросить всё, что угодно, н любую плнету.

– Если только мы не ошибёмся ещё сильнее, и н смом деле «мтки» не нуждются ни в кких генерторх, – скзл я. – Если уж строить безумные теории, то пусть они будут безумными до конц.

– А рсскз Кривошеев?

– Пп! Мне кжется, тут дело не в Егоре Кривошееве, не в Дрине Дрк и вообще не в людях. Это вторжение Чужих. Я рсскзывл тебе про свои видения, пп!

Отец мрчно потупился.

– Про это кк-то не хочется дже и думть. Вообще же, отвлекясь от вещей глобльных, хочу скзть, что больше верю в теорию, тк скзть, «прислнного желез». Тогд стновится понятно, почему Чужим – если это Чужие – нужны Дрин и иже с ней. Потому что инче – не умножя сущности по принципу Оккм – не объяснить «подбрсывния» кк нтигрвов, тк и смих биоформов. Если «мтки» полностью втономны, способны взлетть и сдиться н плнеты безо всякого, тк скзть, дополнительного оборудовния – зчем им Дрин? Они сметут человечество в считные недели. Если стоит здч просто уничтожить вид Homo – достточно послть не десять-двдцть, сто тысяч «мток». И от всей гордой человеческой Империи не остнется дже мокрого мест. Понимешь меня, Рус? Когд ты говорил о своих видениях... облк «мток» в открытом космосе... Ккой смысл в столь точно выверенном, «дресном сотрудничестве» с интербригдми, если не необходимость внешней помощи для «устновки» кждого отдельного нтигрв?

– Зчем им Дрин – соглсен, у меня слбое место, – признл я. – Но тогд что же получется – к кждой «мтке» нужен генертор. Если их «зсылют», то...

– Погоди! – отец вдруг хлопнул себя по лбу. – А что, если эти нтигрвы способны в определённых условиях к сморепликции?

– Аг, если хорошо его кормить редкими сортми высоколегировнных стлей или что они тм кушют... Едв ли, пп. Мне трудно поверить в существующий тйный кнл связи Дрины с ещё более тйными Чужими, но это всё-тки предствляется более првдоподобным, нежели сморепликция.

– «Если хорошо его кормить...» Грешно смеяться нд породившим тебя, – отец в шутку погрозил мне пльцем.

– Я не смеюсь, пп. Я пытлся прикинуть энергию, необходимую, чтобы поднять эткую тушу в воздух. Откуд он берётся? Если верить Кривошееву, нтигрвиттор рзмером отнюдь не со штурмовой тнк.

– Придумть можно всё, что угодно, вплоть до микроколлпср. Или последовтельности ядерных микровзрывов. У меня из головы нейдёт, что первую «мтку» фктически инициировли жёстким облучением...

– Мне отчего-то не хочется верить, что интербригды до ткой степени втянуты в дело с «мткми», – признлся я. – Я помню те инкубторы н Омеге. Неужто люди Дрины обходили кждый, и...

– Не думю, – покчл головой отец. – Они вполне могли получить «посылку» и потом просто зложить нтигрвитторы в тех местх, где плнировли выводить своих монстров.

– Получить посылку... Пп, что, Дрин лично писл зявку? «Дорогие Чужие, пришлите нм, пожлуйст, десять генерторов, необходимых нм для проведения войсковой оперции в тком-то секторе, н ткой-то плнете...»

– Верно, – отец смущённо усмехнулся, – это слбое место в моей теории. Но, если признть з Чужими способность точно определять место, где нходится, тк скзть, ктивность биоформов, то...

– Мы сктывемся к бесплодному теоретизировнию, – скзл я. – Я бы понял, если б «мтки» вообще не были способны к межзвёздным перелётм. Тогд всё ясно. Люди требуются, чтобы перемещть эту зрзу с плнеты н плнету. А тк – ерунд ккя-то выходит...

– Не совсем ерунд, – отец что-то нбрсывл н листке, крндш двиглся его всегдшними отрывисто-отточенными движениями. – У меня появилсь теория, что этих смых нтигрвитторов вообще конечное число, постоянное и неизменное. Возможно, некя «первончльня посылк».

– Кривошеев говорил о «сотне» и о том, что «з первой посылкой последовли остльные»...

– Может быть, тк, может, и инче, – не смутился отец. – Сотни «мток» мы в деле ни рзу не видели.

Я кивнул:

– Д. С Омеги ушло около десятк – н спутниковой фотогрфии, я помню, видели шесть, но округлим для простоты. И кк рз десяток свлился н Иволгу.

– И одн у нс...

– Вырщення здесь, кк я уже скзл. Возможно, специльно ослблення. Пп, броня «мток» н Иволге не поддвлсь тяжёлым снрядм! А тут – ккие-то примитивные грнтомёты... Мне кжется, Чужие используют об вид доствки. Где возможно – нтигрвы. Где нет – зродыши везут туд люди Дрины.

– Кстти, эти «кротовьи норы» – кк длеко они тянутся? – осведомился отец.

– Астрофизики пок не пришли к единому мнению, но вроде бы – только н короткие рсстояния. И я помню, передвли в новостях, что из ншего Восьмого сектор нет «кротовьих нор» ко Внутренним Плнетм.

– Тоже мне источник... – фыркнул отец. – Передвли в новостях... По сведениям гентств ОБС...

– Ккого-ккого гентств?

– Одн бб скзл! – рявкнул пп. – Кк можно тут что-то утверждть нверняк? Д передть ткое могли исключительно для поддержния спокойствия в метрополии, вот и всё!

– Конечно, могли. Но почему бы не принять, что это првд? Он неплохо соглсуется с ншей теорией «двойной доствки» – и людьми, и нтигрвитторми.

– От меня всё рвно ускользет исходня логик всего этого мероприятия, – признлся отец. – Зчем, ну зчем ткя сложность – при имеющейся в их рспоряжении мощи?

Я только рзвёл рукми.

– Примем в кчестве рбочей гипотезы, что мышление и логик Чужих не во всём совпдет с человеческими.

– Иронизируешь, д? – хмыкнул отец. – Лдно, мы с тобой всё витем в облкх, пок что... Двй-к вернёмся к ншим ползунм, – и он резко сменил тему. Мне покзлось, что рзговор о Чужих вызывл у отц рздржение – глвным обрзом потому, что он всегд был и оствлся человеком действия. С имперцми и Дриной Дрк можно было дрться нсмерть, и они точно тк же умирли от нших пуль, кк и мы – от их. Отец предпочитл ствить перед собой достижимые цели. И, нверное, сейчс именно в этом состоял его ошибк...

– ...Есть вероятность, – говорил он, и пльцы его рук то сжимлись в кулк, то резко вновь рспрямлялись, нпряжённо прихлопывя по столешнице, – и тоже ненулевя – что, несмотря н потерю Иволги и Омеги-восемь, кйзер всё-тки решит подвить Федерцию силой. Д-д, и несмотря н теорию «контролируемого вторжения», сын. После рзгром Первой тнковой рмии силёнок у Четвёртого Рейх поубвилось, лучших своих псов он тм положил, но и остющегося более чем достточно. Не зню, добьются ли имперцы полного успех, но крови прольётся едв ли не больше, чем во всех сржениях с «мткми», вместе взятыми. Дрин рссчитывет, что кйзер или не сунется, или он пустит в ход «мток»...

– А в действительности? Ты тк говоришь, что я всё время ожидю твоего «но н смом деле»...

– А в действительности нм придётся плтить з информцию. И ещё – з отсрочку имперского вторжения. Я всё-тки думю, что оно неминуемо.

– Ты собирешься отдть этому бндиту четырндцть с лишним миллионов? – порзился я.

– Н первых порх огрничимся четырьмя без двухсот тысяч, потом всё же постремся выторговть оптовую скидку, – суховто скзл отец. – Предоствь это мне, у тебя никогд не было никких способностей к торговым делм. Сперв информция. Потом, скорее всего, центр и верхушк других интербригд, остющихся вне ншей досягемости. А вот смую головку Шестой интернционльной... лучше оствить себе. Это слишком лкомое блюдо, чтобы уступть его убийцм. Смое скверное то, что мы не знем, где сейчс Дрк и Кривошеев. Я здействовл – пытлся здействовть – и других... стрых друзей, но, в отличие от этого... коммерснт, они и впрямь отошли от дел. Сколько в точности убежищ было у Дрк, не знет никто, кроме неё. А что говорит твоё... твоё чувство?

Я пожл плечми.

– Если честно, молчит, пп. Но я не могу... не способен ощущть «мток» и их порождения з сотни километров.

– А зов? – помолчв, спросил отец. – Ты чувствуешь зов?

– Только изредк. Когд окзывюсь в непосредственной близости от них. Д и то... это стло рзвивться совсем недвно.

– Ничего удивительного, – уронил отец. – Кк только ты узнл... всё о себе, эт способность, что нзывется, пошл в рост. Признться, я н это рссчитывю. Дрине пришлось уничтожить свою собственную «мтку»; дже если это был ложня цель, примнк, мскировк – эту бестию её ребят взорвли по-нстоящему. Основной зпс биоморфной плзмы мы выжгли в Шестой бстионной. Вопрос: остлось ли что-то ещё? Зня госпожу Дрк, можно не сомневться, что д. Ндо узнть, где.

– Кким обрзом?

– Несколько моих людей сейчс вступили в интербригды...

– Только сейчс, пп?

Несколько мгновений он молч смотрел н меня, видимо, колеблясь; потом, словно бы нехотя, отец отрывисто кивнул головой:

– Ты прв. Конечно же, не только сейчс. Я, кк и Конрд, пытлся присмтривть з Дриной с смого нчл, с того смого дня, кк нши пути рзошлись. Но эт дмочк хитр, кк мух. Всех своих ухоронок и отнорков он не доверял никому. И сейчс... ребят рботют, но пок – ничего.

Я рзвёл рукми. Перестрелк в сети стновилсь всё ожесточённее и рзвязнее, но нстоящие пули пок что не полетели. Нм нельзя было мешкть, Дрин попрвляется, вскоре всё руководство оперцией вновь окжется в её цепких изящных ручкх, и тогд нм придётся совсем солоно.

...Вот почему я говорил с Конрдом о «нейтрлизции». Врг должен быть уничтожен. Дже если потом мне придётся держть з это ответ н Стршном Суде.

Вынужденное безделье предствило мне возможность вновь, с смого нчл обдумть всё происходившее. Абстргируясь, смо собой, от собственного происхождения. Выяснилось, что этого лучше не ксться – во избежние неотвечемых вопросов и нктывющего волной безумия. Я просто стрлся принять вещи ткими, кковы они есть, однко это не слишком получлось, следовло признть. Урод, результт жуткого евгенического эксперимент... вернувшись сейчс домой и собрв всю волю в кулк, я кк-то попытлся попросить у отц лборторные зписи «Проект Руслн Фтеев». Ппу перекосило, однко передо мной н стол легли три толстых журнл, со стромодной жёсткой кртонной обложкой и линовнными стрницми. Отец извлёк их не из тйник, не из сейф, кк можно было бы подумть, просто из письменного стол. Юрий Фтеев не доверил эти мтерилы никким электронным носителям. Мне оствлось только пожть плечми, в моём понимнии отыскть эти чудовищного вид кипы листов не соствляло никкого труд, уничтожить, к примеру, микроплёнки можно нмного быстрее и легче. В ответ отец только усмехнулся и зявил, что именно поэтому никому и в голову не придёт искть здесь, в этих нгромождениях стрых бумг, хоть что-то сколько-нибудь вжное. Все двным-двно держт днные в компьютерх. Считется, что это ндёжнее. Х-х!..

Однко прочесть журнлы я тк и не смог. Руки тряслись, лоб и щёки покрывлись потом, перед глзми вствли ткие кошмры, что впору было бежть з помощью к психитру. Мне остлось только твердить себе «эссе хомо», до одури и до помрчения в мозгх. Иногд мне кзлось, что по свету могут бродить и неведомые мне пок бртья по крови, что не только моим родителям могл прийти в голову ткя мысль. А что, если и кто-то ещё решил попробовть?..

Мне не удлось досконльно изучить «Проект „Руслн Фтеев“. Кк бы я себя ни зствлял. Нверное, дже у биоморф есть предел чувствительности. Читть подробности имплнтции „комбиблст“ в... утробу моей мтери – нет, увольте. Пусть я упускю ккие-то, возможно, очень вжные детли – но, нверное, именно это непередвемое отврщение, испытывемое мной при чтении стрых лборторных журнлов отц, – лучшее докзтельство того, что я всё-тки не биоморф. А человек, esse homo.

Кк бы то ни было, я понимл, что действовть придётся вслепую. Влленштейн и его мистический «зговор офицеров» больше всего волновло единство Империи. Отц – Дрин Дрк и её отморозки. Пп не сомневлся, что Бешеня Дри по сей момент твёрдо контролирует биоморфов и стоит покончить с ней – все нши, тк скзть, неприятности кончтся рзом. А я точно тк же не сомневлся, что глвное – те полчищ «мток», что молчливо ждли где-то в глубине неведомого космос, кк те немезиды человечеств, коими нш род тк чсто любил попугть себя н сон грядущий из безопсного кждодневного бытия.

Три вопрос: нсколько Дрк в рельности контролирует «мток», кк оные «мтки» осуществляют космическую нвигцию (нтигрвитторы – это хорошо, но кк они нходят путь?); и, глвное, – где их основные силы. Империя не прерывл своих передч н Новый Крым (и до поры до времени они нс достигли), мы знли (или, по крйней мере, нс пытлись уверить), что Иволг нмертво блокировн и с неё в окрестное прострнство не выскользнет дже мух. Омег-восемь лежл громдным клдбищем, поисковые группы прочёсывли её до сих пор – по сообщениям сетей, безрезульттно, если не считть тковыми новые и новые поля скелетов.

Что происходило н смой Иволге, от нс, смо собой, тщтельно скрывли.

«Н всех фронтх ничего знчительного не произошло». Пуз. Зтишье. Стороны злизывли рны, подтягивли резервы и втйне перебрсывли к местм здумнных прорывов свежие тнковые дивизии. «Федерция Тридцти» объявил всеобщую воинскую повинность, «перевод нродного хозяйств н военные рельсы», одновременно предложив Империи «взимное признние н основе существующего сттус-кво». Об ответе Его Величеств кйзер подконтрольные Федерции сети предпочитли не рспрострняться.

Одновременно Федерция объявил «обусловленную состоянием войны цензуру и борьбу с вржеской пропгндой», то есть отключил все дотоле свободно ретрнслируемые имперские кнлы. Остлись только официльные новости. «Временное првительство» Федерции объявило, что всеобщие выборы состоятся незмедлительно по нступлению мирного времени, пок ввело морторий н деятельность политических пртий «вне муниципльных пределов», то есть н межплнетном уровне.

Федерция выпустил свою влюту, которя немедленно стл пдть относительно имперской мрки; рсчёты же «в плтёжных средствх врждебной инострнной держвы» немедленно прирвнялись к госудрственной измене. Ну и, смо собой, излишне говорить, что «свободную конвертцию влют» тоже зпретили.

Я ожидл протестов. Я ожидл, что Дум Нового Крым сообрзит, что происходит. Однко господ депутты оствлись всё это время донельзя серьёзными, точно знли, что требуется для блг нции, и до поры до времени единоглсно поддерживли все приходившие по првительственному кнлу зконопроекты. Новый Крым послушно принял н себя «повышенные обязтельств» по военным поствкм (в кредит, оплт по звершению военных действий, рсчёт дензнкми Федерции), по формировнию сил смообороны, по строительству космических корблей. Мы не имели больших зпсов руды, рзрботк велсь в очень небольших мсштбх – один метллургический комбинт н всю плнету. Экспорт ползунов и осьминогов делл куд более выгодным для нс импорт стли и тому подобного. Верфи у нс имелись, кк и несколько своих трнспортных компний (не отдвть же имперцм все доходы от перевозок!) – и сейчс эти верфи рботли в четыре смены. Недостющя стль и всё прочее пошло с рудничных плнет Федерции; н стпелях появились первые нборы штурмовых трнспортов, орбитльных бтрей и ркетных плтформ.

Я гдл, сколько же ещё времени дст нм Империя, прежде чем тковть. Гдл и не понимл, чего они тянут (в теорию контролируемого вторжения мне не верилось. Одно дело, если бы «мтки» легко уничтожлись тяжёлым оружием...). В прошлый рз «звоевние» Нового Крым обошлось без томных бомбрдировок и применения БОВ. Но тогд у нс не было мощной орбитльной обороны. Конфликты между плнетми двным-двно ушли в прошлое, всем и тк хвтло мест. Д и дел тоже – у себя дом. Сейчс штурмовым трнспортм с имперским деснтом ничто не помешет высдиться у нс, один-единственный стрый лёгкий крейсер «Нюрнберг», зхвченный новоявленной Федерцией н ремонтных верфях мормонской плнеты Новя Ют, спешно переименовнный в «Зрю свободы» и отпрвленный к Новому Крыму, не продержится против ткующих мониторов и чс; однко, если имперцы промедлят и плнетрня оборон успеет рзвернуться, нпдющим придётся неслдко, решись они всё-тки сунуться. Рзумеется, против мощной бомбрдировки эти орбитльные «форты» долго не продержтся (достточно нескольких ядерных зрядов, чтобы рзнести их в пыль), но и з себя отомстить сумеют. Неприятня особенность войны в космосе – то, что здесь, в отличие от сржения морского, очень мло шнсов выжить, окзвшись, тк скзть, «з бортом».

Мы ждли. Ждли и искли.

* * *

НОВОСТИ НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТРИДЦАТИ ПЛАНЕТ

Н передовых рубежх

(Нш специльный корреспондент передёт с линии соприкосновения Нродно-Освободительной Армии и имперско-фшистских зхвтчиков.)

Сохрняется нпряжёння обстновк н Шестой плнете Федерции, Шйтне. Кк известно, после референдум, в ходе которого 99,5% принявших учстие отдли свои голос з незвисимость от Империи и присоединение к Федерции, лчные и преступные слуги кйзер откзлись вывести свои вооружённые силы, зхвтив и силой удерживя целый ряд стртегически вжных нселённых пунктов, энергетических стнций и промышленных объектов, включя четыре из пяти коммерческих космопортов. Вооружённые силы Федерции, чсти под комндовнием тов. Шемберт выдвинулись н тк нзывемую «зелёную линию», отделяющую их от бнд оккупнтов. Стремясь к мирному урегулировнию и во избежние излишнего кровопролития, Првительство Нродно-Демокртической Федерции предложило имперским предствителям незмедлительно вывести свои чсти с территории незвисимой Федерции, н что имперские бндиты ответили ндменным откзом. Демонстрируя добрую волю и желние решить возникший спор мирным путём, ткже зботясь о сохрнении жизней мирного нселения, окзвшегося н временно оккупировнной территории, нше Првительство не отдло Вооружённым силм Федерции прикз перейти в нступление и рзгромить посягнувшего н нши земли коврного врг, по-прежнему отдвя приоритет мирным, дипломтическим средствм решения конфликт. Однко ншим доблестным солдтм и офицерм с кждым днём стновится всё тяжелее сохрнять терпение.

...Эти люди – беженцы с контролируемой имперцми территории. Посмотрите н них, н эти измождённые лиц, изорвнную обежду, сбитые в кровь босые ноги. В глзх – отчяние и в то же время – ндежд. Послушем их бесхитростные рсскзы, рсскзы простых горняков, шхтеров, мшинистов, литейщиков, инженеров, их жён и детей, чудом избегших имперских пуль. Вот что они говорят:

– Они пришли к нм ночью... к нм в поселок у крьер Широкий... нверное, целый бтльон... все имперские солдты были пьяные... Они выгоняли всех из домов, выгнли нс с женой... Мил спросил – что вы делете, солдт удрил её по лицу и грязно обругл... Я хотел зступиться, но меня удрили сзди приклдом и скзли, что сейчс рсстреляют з попытку мятеж...

– Нс собрли н площди... скзли, что будут искть оружие, и предложили сдть его добровольно... Но мы – мирные люди, откуд у нс оружие?.. Тогд офицер – он тоже пьяный был, с эмблемой ткой – череп н рукве – скзл, что если мы не выддим десять пулемётов и пятьдесят винтовок, они рсстреляют шестьдесят человек, по одному з кждый... з кждое... ну, понятно...

– Пьяные солдты хвтли девушек и оскорбляли их, дёргя их з юбки прямо н улицх, офицеры только смеялись...

– А потом они стли грбить нши дом...

– У меня збрли мшину, совсем новую, я купил её дв месяц нзд, целый год копил деньги...

– Подожгли поселковый информторий...

– Обыскивли всех, с ног до головы...

– Влмывлись в дом, переворчивли всё вверх дном... Говорили, что искли оружие, но вместо этого збирли всё, чем могли поживиться...

Но теперь этим людям уже ничто не угрожет. Они под ндёжной зщитой нших доблестных Вооружённых сил. Солдты и офицеры ншей рмии преисполнены гнев, они рвутся в бой, они мечтют стереть имперскую нечисть с лиц земли, и стрдния ни в чём не повинных стриков, женщин и детей лишь усиливют их блгородную ярость. Имперскя солдтня постоянно провоцирует нших бойцов и комндиров. Тк, н одном из учстков «зелёной линии» нши передовые пикеты и птрули з последние сутки обстреливлись шесть рз. К счстью, лишь один нш боец получил лёгкое рнение; пуля пробил ему руку, но мужественный стрелок-рдист Михил Швырин откзлся покинуть своих товрищей и, превозмогя боль, вёл ответный огонь, пок вржеские пехотинцы не убрлись восвояси. Жизнь смелого бойц вне опсности. Его предствили к првительственной нгрде.

Вржеский беспилотный рзведчик сбит нд космопортом Свободный (от ншего спец. корр.).

Несмотря н неоднокртные предупреждения со стороны нших Вооружённых сил, имперские грессоры с временно оккупировнной территории продолжют зсылть свои смолёты-рзведчики в подконтрольные првительству Нродно-Демокртической Федерции рйоны. Но бойцы ПВО бдительно сторожт родное небо. Дивизион, где комндиром тов. Шеллермн, был н боевом дежурстве. Внимтельно нблюдли з экрнми бойцы, рядовые Сергей Шубченко и Эугениуш Дебски. Врг пытлся прикрыться помехми, сбить с толку нших оперторов, но выучк и боевое мстерство воинов-зенитчиков не позволили вргу ускользнуть. Один з другим чётко звучли доклды: «Цель обнружен!», «Цель зхвчен!»... И вот в ответ рздлсь долгождння комнд: «ПУСК!»

Взмыл ввысь нш быстря ркет. Словно молния, мчится он вперёд. Врг пытется уклониться, но офицер нведения тов. Ркоци и весь его рсчёт знют своё дело. Все мневры воздушного пирт не помогли ему. Взрыв – и только дождь пылющих осколков пдет с обожжённых небес. Имперский рзведчик уничтожен, он не смог передть вжную информцию о ншем космодроме. И тк будет с кждым, кто посягнёт н нши священные рубежи!

* * *

– Мы потеряли темп, – мрчно скзл отец. И принялся брбнить пльцми по столешнице. – У нс нет продвижения ни по одному нпрвлению. Дже здние, днное тебе Влленштейном... и то стоит, – он досдливо покчл головой. – Нш с тобой глвный плн рухнул, теперь приходится импровизировть, н ходу сочинять что-то... А скоро, кк известно, не бывет споро.

– Не всё тк плохо. Пришл первя шифровк от Конрд.

– Ещё б он не пришл, – желчно зметил пп. – Они ж кк-никк «оргнизовння грнтия». И денег высосли у нс целую кучу. Пришлось злезть в неприкосновенный зпс.

– Но информция того стоит, – возрзил я. – Дрк не покидл Новый Крым и в ближйшее время готовит взятие плнеты под полный контроль. «Нигрлсь в демокртию», кк скзно в сообщении.

– Х-х! – фыркнул отец. – Что-то мне кжется, что нс элементрно водят з нос. Дрин лично может «устть от нродопрвств», но н этой же демгогии построен вся их Федерция! Что тогд скжут остльные? Чем милейшя Дрк лучше Империи?

– Д они просто зблокируют информционные кнлы, и всё, – неожиднно поддержл меня мм. – Новый Крым оккупируют. Нрод из-под куполов, уверяю тебя, весьм охотно поверит в ншу «измену» – просто чтобы иметь повод искупться в нстоящем море и подышть нормльным, не регенерировнным воздухом. Тк что я бы отнеслсь к этому сообщению очень серьёзно. Ты ведь знешь – у нс у всех перед глзми пример... когд отмхнулись от предостережений. В сорок первом году...

Нверное, это единственный год, который мы мгновенно определим только по двум последним цифрм.

– Д помню я, всё помню! – нсупился отец. Опять побрбнил пльцми по столу. – Но толку от Конрд всё рвно чуть, – рздржённо продолжл он. – Нм нужн см Дрин! Нйти её – и прикончить!

– Легко скзть, – иронически зметил мм. – Дрин злегл сейчс в смую глубокую щель. И выковырять её оттуд...

– Знчит, ндо зствить её выползти н свет Божий, – пп продолжл нервно брбнить пльцми. Мм пру рз недовольно покосилсь – он терпеть не могл этой отцовской привычки, но ничего не скзл.

– Прекрсня идея. Может, ты зодно скжешь, кк это сделть?

– Ну что ты, Тня, куд уж мне, сущеглупому...

– Не обижйся, – мм подошл, сел н подлокотник кресл, лсково провел лдонью отцу по волосм. – Дрину действительно можно сейчс только вымнить. Н Конрд я не ндеюсь.

– Д, – смокритично признлся отец, – Ндо признть, идея просить помощи у Конрд в... гм... нейтрлизции верхушки интербригд окзлсь порочной. Кк, впрочем, и см цель.

– Но, пп, не ты ли говорил...

– Говорил, – поморщился отец. – Но не зря ведь скзно: из всех возможных решений выбирй смое этичное, и оно почти нверняк окжется ещё и единственно првильным.

– Не глупи, Юр, – резко зметил мм. Он встл, подошл к плотно зшторенному окну, взглянув в ночь сквозь узкую щель. Я сидел в глубине ппиного кбинет, тк, чтобы при всём желнии, дже при опущенной фрмуге, меня никто не смог бы зсечь снружи. Кк и обычно, глушилки рботли н полную мощность, отец, богтый промышленник и рыботорговец, влиятельный депутт Думы, имел все основния зботиться о своей пермнентной информционной безопсности. Аппртур всегд стрлсь вовсю, тк что можно было не опсться, что внезпно усиленный режим секретности вызовет подозрения у секуристов Дрины.

– Почему это я глуплю? – обиженно скзл отец. Они всегд спорили с ммой и всегд обижлись друг н друг. Удивительно серьёзно для людей, проживших вместе столько лет и вместе через столько прошедших.

– Потому что в днном конкретном случе решение совершенно верное. Или мы убирем обезумевших фнтиков, или... Это кк инфекция. Нш иммуння систем не ведёт переговоров с вирусми и не рссуждет об этичности уничтожения бктерий. Н рукх Дрк и её присных столько крови, что...

– Что убить её – дело блгое? – перебил пп.

– Именно, – отрезл мм. – И с чего это ты вдруг зколеблся, Юрчик? Или стря дружб не ржвеет?

– Ты о чём? – возмутился отец. – То случилось... тридцть лет нзд! Мы щенкми все были!

Мм пожл плечми.

– Руслн, я думю, ты должен знть. Когд-то твой отец... дружил с Дриной.

– То есть кк? – опешил я. – Он ж с...

– Ну, родилсь-то он не здесь, смо собой. Но см посуди – если он не учил язык в детстве, откуд у неё ткой русский? Почти без кцент? Тк что можно скзть, что в кком-то смысле ни с ккого он не с Нового Ковеннт. Нш он, новокрымскя. Вот тк-то вот.

– Может, он ещё и не Дрин? – облдело пробормотл я.

– Дрин, Дрин, – проворчл отец. – Это-то верно. И семья у неё – «новые пуритне». Сотня или полторы их в своё время приехли к нм, н Крым. Дрине было...

– Семь лет тогд, – подскзл мм.

– Ну д. Верно. Семь лет. Он окончил школу тут у нс. Но родилсь – не здесь. Н всё ещё незвисимом Новом Ковеннте.

– Ккую же он школу зкончил? Здесь, в Севстополе?

– Ты что, – фыркнул мм. – Эти пуритне, хоть и с приствкой «новые», единственные, кто точно знет, кк следует исповедовть Веру, рзве они позволят, чтобы их дети ходили в простую общественную школу?.. Д ещё в првослвную?

– Окончил он чстично – экстерном, чстично – чстную гимнзию Оболенской, – нехотя скзл пп. – Тм мы и познкомились... Мы её Дшей звли... Но ккое отношение это имеет... я и мысли допустить не могу, чтобы помиловть Дрк из-з... Я первый скзл Русу, что он обязн был добить её...

– Верю, верю, милый, не стрйся тк, – проворковл мм. И тотчс тон её изменился, сделвшись колючим и резким: – Для меня и без Конрд очевидно, что Дрк плнеты не покинул. Ей ндо нрботть своё оружие, вывести новых «мток»...

– А почему у Дрк не может быть ухоронок н других плнетх? – резонно зметил пп.

– Могут. И нверняк есть. Сучк предусмотрительн. Но бросить нс з спиной н Новом Крыму он не может. А биоморфы едв ли повинуются кому-то кроме неё... ну, и ещё пры-тройки людей из ближйшего окружения. А бросить нс он не может потому, что без Нового Крым, без его морей, её рзлюбезня Федерция протянет ноги. Н хлорелловых брикетх долго не продержишься, нужн полноцення пищ. Д и счстливые грждне Федерции, освобождённые от тяжкого имперского гнёт, не слишком-то возрдуются смене рционов. Поэтому Дрк просто обязн...

– Тогд отчего бы ей просто не взять этот дом приступом? – зметил отец. – Быстро, просто, эффективно. Никто особенно не стнет здвть вопросов.

– Можно придумть тысячи объяснений, Юр. Первое, к примеру: понимет, что этот дом хорошо укреплён и штурм обойдётся ей в копеечку. Не то, чтобы Дш тк сильно озботилсь бы сохрнением жизней своих ребят, но клсть их без счёт тоже непрктично. А в непрктичности её никк не зподозришь. Второе – штурм згородной усдьбы известного депутт, первого зместителя председтеля бюджетного комитет Думы нделет шуму. А поскольку по периметру рсствлены видеокмеры... и нш Дш это знет – то зчем рисковть?

– Если ты веришь Конрду, что Дрк вот-вот попытется взять плнету под контроль, – то чего ей бояться? – возрзил отец.

– Именно потому, что он собирется взять плнету под контроль, – усмехнулсь мм, – он и будет сидеть тихо до смого последнего момент. Нет, Дш пострется покончить с нми, не поднимя лишнего шум. И, более того, мы с тобой ей, в общем-то, не нужны. Только Руслн. Только он – неизвестный, неоценивемый фктор в её рсчётх. Выживший в ктивной мссе. Свлившийся кк снег н голову в ндёжном, упрятнном под землёй бункере. Последовтельно рзрушющий её плны...

– Не больно-то рзрушющий... – проворчл я.

– Не скромничй, – строго скзл мм. – И слушй меня, герой. Мы действительно отвлеклись... н ненужные воспоминния. Рстеклись мыслею по древу. А ндо действовть.

– Не вижу точек приложения, – зметил отец. – Пок не нйдём убежище Дрк...

– Точк приложения появится, кк только нчнём действовть, – непререкемым тоном отрубил мм. – Эх вы, мужики, ничего-то вы без бб сделть не можете.

– Ladies first, – улыбнулся пп.

– Смо собой. Рз лис, то есть Дш, см из норы не вылезет, придётся её оттуд вымнить. Сколько рз вм это ндо повторять?

– Это кк? – хором спросили мы с отцом.

– Влленштейн прв – сейчс отделяться от Империи безумие. Это не то, чего мы добивлись и чего мы хотели. Знчит, ты, мой дорогой, произнесёшь н ближйшем зседнии Госдумы зжигтельную речь, подчёркивя пгубность отделения в нстоящий исторический момент. Упирй н экономические последствия, потерю рбочих мест, стремительное обесценивние новых денег и отсутствие доверия к ним. Зяви, что твоё прошлое...

– Не учи учёного, – буркнул отец. – Ты предствляешь, что после этого поднимется?

– Предствляю. Но это зствит Дрину нконец действовть.

– Почему ты тк уверен?

– Потому что никому из крупных компний не улыбется полностью перестривть свой производственный цикл с тех же ползунов н ккого-нибудь... – мм прищёлкнул пльцми, отыскивя слово, – н ккого-нибудь минтя, если уж пользовться стрыми терминми. Что двло нлоговые поступления? Экспорт в Империю дорогущих ползунов, осьминогов, икры и тк длее. Откуд сейчс течёт тонкя струйк твёрдой влюты? Оттуд же, от контрбндной торговли деликтесми. А чего хочет Федерция? Числом поболее, ценою подешевле. Причём в кредит. И з свои деньги, которые влятся уже сейчс. А мы – чуть ли не единствення плнет с рзвитой пищевой промышленностью.

– И почему ты решил, что сей прекрсно всем известный фкт зствит Дрину высунуться? – Пп нсупился: не любил, когд ему читли лекции.

– Потому что будет инициировн зпрос бюджетного комитет...

– Ккой зпрос, – рздржённо бросил отец, – когд у нс есть решение всеплнетного референдум?

– Тем не менее Дум не утвердил никких чрезвычйных мер по рсходной чсти бюджет, – зявил мм.

– Зчем нужны чрезвычйные меры, если мы же сми, добровольно, приняли зкон о военных поствкх...

– Тем не менее с формльной точки зрения бюджет Нового Крым остлся в полном рзвле. И тебе стоит обртить н это внимние... всех здрвомыслящих депуттов.

– Я думл об этом, – кивнул пп. – Но, признться, всё рвно не вижу, кк это повлияет н сму Дрк. Д, будет шум. Д, меня в очередной рз обольют грязью. Но при чём тут Дрин?

– Он придёт, Юр. Не сможет не прийти. Её щёлкнули по носу, д тк, что долго помнить будет. Ей ндо отыгрться. Это её слбость, он не может долго оствться в проигрвших. Слишком мло выдержки, слишком мло терпения и понимния – отсюд-то и все беды.

– Рисковнно, – покчл головой отец. – Пок весь этот шум в сетях – не более чем шум. Но выступление в военное время с порженческими речми... Ты не хуже меня знешь историю, Тня.

– Демокртию н Новом Крыму пок ещё никто не отменил. Тем более что пок ещё нет и военных действий, – возрзил мм.

– Стреляем по кустм, – пп, похоже, не слишком верил в здумнное. – Но твоя интуиция...

– Уже не рз покзл себя, – докончил мм. – Готовь речь. Готовь см, твоим комитетским я не доверяю.

– Чтобы получить слово для чрезвычйного доклд, потребуется дня три, – кивнул отец. – Этого вполне достточно. Сттистику мы соберём. Кривить душой не придётся. Экономические покзтели... более чем крсноречивы, хотя времени прошло всего ничего.

– Деликтесные ползуны, перербтывемые н мясокостную муку, кормовые добвки и солдтские рционы, потому что больше их некуд девть, – кивнул мм. – Федерция збирет всё в кредит, рсплчивется резной бумгой...

– А её же собственные плнеты втихую мтерятся и требуют с нс стрых добрых имперских мрок, – добвил отец.

– А всё потому, что эти идиоты вылезли слишком рно, – нзидтельно зкончил мм, поднимя плец. Тк он обычно звершл редкие воспиттел ьные беседы с нми, детьми.

– Короче, мы не будем будить лихо ещё семьдесят дв чс, – подвёл итог пп. – Но потом уж рзбудим... д тк, что в пекле жрко стнет.

* * *

...Не зню, кк отцу удлось этого добиться з ккие-то несчстные 72 чс, но ему это удлось. Он действительно инициировл не что-нибудь, зпрос от бюджетного комитет. И вдобвок з подписями многих влятельных думцев – тких же, кк он, влдельцев больших рыбозводов и морских ферм. Легко было предугдть, что скжут об этом левки... но нс больше не интересовли электронные сплетни.

Речь отц трнслировли все сети. Небывлый случй. И дже не прерывли реклмой. Одному Богу известно, сколько ппе и его сторонникм пришлось з это зплтить.

...Сыплись цифры. Экспорт стремительно пдет. Оборотные средств н счетх предприятий – тоже. Перевод Нового Крым н осдное положение будет стоить огромных денег и ннесёт колоссльный ущерб экономике, в выигрыше остнутся дльние «незвисимые» плнеты, опор новоявленной Федерции, где люди до сих пор зчстую живут под куполми. Рудничные миры уже сейчс безбожно вздувют цены н метлл и метллоизделия, при этом требуя оплты в имперских мркх (что зствляет зподозрить их в контрбндной торговле с Империей), морепродукты же Нового Крым збирть хотят в кредит с рсчётом «после войны», то есть после дождичк в четверг. Военным же временем опрвдывется невиднное подвление гржднских свобод – вся влсть в Федерции приндлежит тк нзывемому «Временному првительству», действующему н основнии непонятно кких првовых норм и, судя по всему, совершенно не желющему хоть в чём-то свою свободу огрничивть. Никто дже не ведёт речь о конституции Федерции, о првх входящих в неё плнет, мол, войн всё спишет. Но смое-то смешное, что никких военных действий не ведётся! Имперские войск н плнетх Федерции большей чстью рзоружены, и они не окзывли сопротивления. Противостояние сохрняется только н Шйтне, потому что тм изнчльно бзировлсь целя пехотня дивизия имперцев. Однко и тм рейхсвер, несмотря н подвляющее преимущество в живой силе и технике, не спешит тковть.

Федерция проявил полное неумение достигть локльных компромиссов, выстривть отношения дже тм, где это можно было сделть относительно легко, к примеру н том же Шйтне. Бюджетный комитет Думы Нового Крым считет своим долгом предупредить увжемых господ депуттов, что ориентировння н экспорт в Империю экономик не выдерживет «военных усилий». Н плнете очень мло предприятий тяжёлой индустрии, имеющиеся звисят от импорт сырья, н которое поствщики устновили монопольные, неприемлемые цены. Предлгемый ими бртер рзрушет нлогооблгемую бзу, и, более того, совершенно непонятно, что теперь делть стрховым компниям, в которых многие крупные рыбоэкспортирующие предприятия зстрховли свои коммерческие риски. Рухнул индустрия туризм, сотни тысяч людей вот-вот остнутся без рботы, взмен чего им предлгется только одн льтернтив – добровольно явиться н призывной пункт...

Рзумеется, в Думе рзрзился нстоящий скндл. С обычными ншими нродными збвми, кк то: тскнием з волосы, попыткми «нбить морду» и тк длее и тому подобное. Рзумеется, крики «предтель!» и «фшистскя сволочь!» – в ссортименте. Отец невозмутимо стоял н трибуне, время от времени отвечя – д, он считет объявление незвисимости преждевременным. Д, он предпочёл бы видеть Новый Крым, кк встрь, свободной смоупрвляющейся плнетой, не членом ккого-то стрнного... новообрзовния. Д, его волнует нерешённость првовых вопросов. Д, он озбочен сттусом т. н. «Вооружённых сил Федерции», неподконтрольных зконно избрнному првительству плнеты. Д, он считет, что... – и тк длее и тому подобное.

Думцы бушевли весь день и полночи, к утру нежднно-негднно проголосовли. З рдикльный проект – «О приостновлении поствок... до выяснения првовых обстоятельств...». Против выскзлись только левки. Но приндлежвшя им четверть голосов рдикльно ничего не могл изменить.

Кк это удлось отцу – я до сих пор не понимю. Это было чудо. Только сделли его не Пнин со Стрижом, кк в «Тетрльном ромне», мой отец. У него – получилось.

Теперь, если ммины предположения верны, Дрине придётся пошевелиться. Предпринять хоть что-то, нжть н свои собственные рычги, добиться отмены решения, роспуск Думы, рест смутьян... Проигнорировть случившееся он уже не могл.

...Отец вернулся домой в сопровождении солидной охрны. Ншим ребятм пришлось в общих чертх объяснить, что происходит. Отцу они привыкли верить. И они поверили.

Ночь в Новом Севстополе выдлсь неспокойной. Смо собой, громче всех возмущлись студенты, словно не понимя, что отпрвляться н передовую в кчестве пушечного мяс придётся именно им. Смые горячие головы предлгли немедленно отпрвиться к «логовищу предтеля» с целью и здчей предть оное логовище огню.

Не сомневюсь, что Дрин очень пордовлсь бы ткому исходу.

Но з сутки до этого случилось другое событие, для меня едв ли не более знчимое – кк ни стрлся результт эксперимент «Биоморф» Руслн Фтеев уверить себя, что эт глв его жизни зкончилсь двным-двно.

Кк я уже говорил, о моём возврщении домой никто из моих бртьев и сестёр ничего не знл. Рвным обрзом ничего они не знли и о том, что сцен моего «изгнния из дом» был лишь спектклем, рзыгрнным специльно для имперских спецслужб, вздумй они копнуть глубже обычного. Для них стрший брт тк и оствлся предтелем. Другое дело, что ни отец, ни мм не устривли «пятиминуток ненвисти» – Руслн словно бы умер. О нём не произносилось ни слов.

Сейчс, когд тучи стли собирться, первончльный плн прикзл долго жить, мм зявил, что скрывть что-либо уже бессмысленно. Что млдшие дети тем не менее достточно сознтельны, чтобы не проронить нигде ни звук. Что пор, нконец, покяться перед стршими.

Пп только обречённо кивл.

Н короткое время я рсстлся с плстическим гримом-мскировкой.

Мм см позвонил Георгию и стршим девочкм – Лене со Светой. Мол, приезжйте. Бонну, гуверннтку и прислугу из столичного особняк рспустить по домм. Семейные реликвии и ценности из домшнего сейф, смо собой, вывезти. Мебель и прочее – оствить. Не жлко, дело нживное.

Они приехли целым конвоем – дв джип с моими, ещё пр – охрнники. Я не высовывлся, ждл внутри.

Первый джип вёл Георгий, второй – Лен. К ней, кк всегд, жлсь мелкот – Сш, Люд, Витя и Тнюшк. Лрион – дом все, смо собой, звли его Лриосиком – вытщил следом з Георгием пру внушительных кофров. От него не отствл Свет.

– Внутрь, дети, внутрь! – комндовл мм. Н высоком крыльце он кзлсь комндиром стринного линкор. – Лен, веди млдших!

И, едв з моими бртьями и сестрми зхлопнулись высокие двери (и сомкнул незримые крылья зщит от дистнционного подслушивния), мм объявил высоким, звенящим от волнения голосом:

– Дорогие мои. Мы с ппой... очень виновты перед вми. Мы скзли вм непрвду.

Из моего убежищ з портьерой я видел округлившиеся Тнюшкины глз. Мм скзл непрвду? И пп тоже? Всё, небес рухнули.

Свет сорвл свои смешные и стромодные очки, принялсь немилосердно терзть пльцми опрву. Лен зкусил губу, Георгий, похоже, догдлся.

– Это про Руслн, д, мм?

– Ой! – хором пискнули Тня-мленькя с Людой.

– Првд, дорогие мои, – шгнул вперёд и пп. – Мы... были неискренни с вми. Руслн не предтель. И никогд им не был. Он...

Я ощутил, что в глз кто-то словно плеснул кислотой. Щипло и резло, щёки вдруг стли мокрыми.

В конце концов человеческие гены, кодирующие слёзные железы, у меня всё же оствлись...

Я вышел из-з шторы. Шгнул, словно под обстрел. В меня сперв вонзились взгляды; потом словно прорвло плотину. Вперемешку, стршие и млдшие с визгми, воплями и совсем уж нечленорздельными звукми, нпоминвшими боевые кличи диких племён мумбо-юмбо, рзом ринулись ко мне.

Но при этом всех опередил Тнюшк. Не зню, кк это удлось мелкой девчонке, но он кинулсь мне н шею – косички врзлёт – словно нстоящий рысёнок, тким прыжком, что зствил бы удвиться от звисти всех тренеров по лёгкой тлетике.

Я подхвтил её в воздухе, зкружил, прижимя к себе. Пусть я биоморф. Пусть в моих жилх, кроме крови, течёт и ещё нечто, не имеющее нзвния (и которое я не желю знть), но сейчс н мне висит моя мленькя сестрёнк, зхлебывясь счстливым плчем, и я зню, что я – человек.

Миг спустя н меня нбросились все остльные, и получилсь нстоящя куч-мл, в которую, збыв о солидности нследник фмильных предприятий, бросился дже Георгий.

Нверное, это было поопснее вылзки н Шестую бстионную, потому что мне сейчс всерьёз грозило окзться здушенным в рдостных объятиях. Кто-то тскл меня з уши, кто-то пытлся дёрнуть з коротко остриженные волосы, Лен со Светой повисли н плечх, целуя в обе щёки; обе сестры при этом уже ревели в голос. Лриосик зпрыгнул мне н спину, по нему норовил збрться ещё выше Сшк; потом у меня просто подкосились ноги.

Короче, рзбирть ншу кучу-млу пришлось родителям. Кое-кк они оттщили от меня всех, кроме Тнюшки, вцепившейся в меня крепче, чем детёныш лемур – в свою висящую вниз головой ммочку.

Очень долго никто тк и не смог выговорить ничего более-менее связного. Мм тоже рсплклсь, бледный пп что-то бормотл про «высшие интересы ншего освобождения», но его никто не слушл.

И немло времени прошло, когд все, нконец, более-менее поуспокоились, рссевшись по низким дивнм в кминном зле. Тньк тк и висел н мне, явно не собирясь слезть. Остльные тоже примостились кк можно ближе.

Пп было откшлялся, но мм решительно взял иницитиву н себя:

– Дети, Руслн поступил н имперскую службу, потому что...

– Д мм, что мы, мленькие! – стрясь говорить солидным бском, перебил её Лриосик. – Ясно и тк. Он – рзведчик, верно?

Ох, ну что ж это з конспирция, мелькнуло в голове. Перед мелкими детишкми, млышнёй несознтельной... Мм кивнул:

– Тк было нужно. Мы с ппой можем только молиться, чтобы вы простили бы нс. И нс, и Руслн.

– Я знл, я знл! – вырвлось у Светы. – Я подозревл...

– И я, я тоже! – не отстл от сестры Лен.

– А я и не подозревл, я и вовсе всегд знл! – Георгий отчянно пытлся соблюсти солидность. – Пп, тк ведь, конечно же, ндо немедленно вернуть Русу его долю в...

– Нет, Герк, – я поднял руку. – Ничего менять не ндо. Всё должно оствться кк было. Мскировк есть мскировк. Д и то скзть – я в бизнесе всё рвно ничего не понимю.

– Ничего не всё рвно! – упрямо нбычился брт. – Чтобы я... поперёк тебя... мне, знчит, семейные деньги – тебе?.. Кот, кк в скзке?

– Вот кончится войн, всё и поделите по-бртски, – нпустилсь н Георгия мм. – Случиться может всё, что угодно, тк что перестнь згдывть! Дурня примет, см знешь.

– Ккие ж у првослвного человек приметы, кроме погодных?! – вознегодовл Лен, смя убеждёння из всех нс.

– Ох, прости, прости, это я от рдости зговривюсь...

...Ещё не скоро в эту ночь удлось в конце концов утихомирить и отпрвить по постелям млдших. Остлись я, Георгий и Свет с Леной. Лриосик, несмотря н его отчянные протесты, отпрвили конвоировть мелких в спльни.

И опять мм с ппой рсскзывли, под дружные охи и хи сестёр. Георгий глзел н меня, полуоткрыв рот, и, похоже, отчянно звидовл. Я подсел, положил брту руку н плечо:

– Не переживй. Сейчс тут у нс смих выйдет слвня зврушк.

– Мы готовы! – хором выплили сестры.

– Готовы они, вертихвостки! – проворчл пп. – Вше дело – дом оствться и з млдшими смотреть. Георгию тоже нечего лезть...

– Пп! – Герк возмутился чуть ли не до слёз.

– А что «пп»? Что «пп»? Это мне уже умирть можно – вс всех родил, в люди стрших вывел, дело основл, рзвил, кое-что н чёрный день скопил. А тебе – з ними всеми смотреть, девчонок змуж выдвть, о придном беспокоиться.

Георгий покрснел до ушей и опустил голову. Нверняк двл себе стршную клятву во что бы то ни стло сбежть «н фронт», где бы этот фронт ни проходил.

– Нет, Гер, дже и не думй, – уже мягче проговорил отец, зкуривя трубку. – Ты думешь, мы тебя зтирем, слвы и подвигов не дём? Тк ведь в бою под пули сунуться – дело нехитрое. Пуля – он дур, см тебя нйдёт. А вот сохрнить холодную голову, выжить, несмотря ни н что, – здесь-то и нужны нстоящие смелость с твёрдостью. Знешь же, кк говорят: н миру, мол, и смерть крсн? А если нужн не смерть, побед? Нет уж, мне ндо знть, что есть у нс неприкосновенный боевой зпс – ты. Который в дело пойдёт, когд уже окончтельно всё стнет ясно – где ндо бить и куд. Тебе, мой дорогой, смое трудное предстоит. Ждть, когд хочется крбин нперевес – и вперёд. Ан нельзя. Понимешь меня?..

– Понимю, – проворчл Георгий, поднимя голову. Глз у него подозрительно поблёскивли. – А всё-тки лучше б нм вместе...

– Не зрекйся, – нпомнил мм. – Если Дрин Дрк устроит тут зврушку и вмешются имперцы – все к мбрзурм ляжем.

– Я тоже стрелять умею! – знервничл Лен. – Нс что же, всех в няньки-ммки?..

– Стрые д бесплодные, – тяжело усмехнулсь мть, процитировв древний клссический ромн, – нынче роду не нужны. Я, Леночк, думю, что стреляю не хуже тебя. Опыт, тк скзть, имею. Нстоящий, не в тире.

– Мм! Ну нечестно тк! – выплил Свет.

– Честно-честно. Всё честно. Хоронить ндо стриков, не молодых.

– Д ккие вы стрики! – хором звопили Георгий и сестры.

– А ткие, – мм пожл плечми. – Кк рожть не можешь – всё, струх. Ты не смотри, что я ещё лет тридцть много чего смогу сделть – глвное кончилось. Тк что мне н передовой смое место. Одн н тот свет не отпрвлюсь, это уж вы будьте уверены.

– Двйте не будем, – я поднял руку. – Ну что мы, в смом деле...

– Првильно, Рус, – кивнул отец. – Пок что нм всем ндо подумть, кк не упустить ншу лису Дшу, когд он тки высунет нос из норы...

* * *

Дум Нового Крым проголосовл з небывлый зкон. Поствки по «военным контрктм» приостнвливлись н неопределённый срок. Кбинет министров, сформировнный думским большинством, не имел прв вето. Новый Крым был блгорзумно основн кк прлментскя республик. Президенты до сих пор были нм без ндобности, хотя я зпоздло пожлел – будь ткой пост учреждён и имей мы тм своего человек (д хотя бы и известного политик Ю.Фтеев) – всё могло бы повернуться совсем инче.

Прлментские демокртии – не смый лучший вид госудрственного упрвления, когд идёт войн. Дже Англия имел своего Черчилля...

Пп и его сторонники не покидли Думы. Охрну здния усилили; отец совершенно серьёзно побуждл коллег зложить окн первого этж мешкми с песком и устновить пулемёты. Его, смо собой, выслушли, но совету не последовли.

А н повестку дня уже выдвиглся следующий вопрос – «об устрнении перекосов, вызвнных политикой Федерции Тридцти Плнет». Кто-то из горячих голов, млдших ппиных сортников, дже предложил формулировку «тк нзывемой Федерции», но это было слишком.

И – нервы у «ншей Дши» не выдержли. Мм был прв – терпение никогд не относилось к числу многочисленных достоинств мтери-комндирши Шестой интербригды «Бндер Росс».

По одному, по двое и по трое н площдь перед Думой стли подтягивться молодые люди, прни и девушки, многие открыто носили головные повязки интербригд.

Пок это было просто скопление. Нш полиция общественной безопсности не из тких, что отслеживет «смутьянов и возмутителей спокойствия», но несколько сотрудников зтеслось в толпу. Если это будут только беспорядки, в крйнем случе – погромы, рзговор один. Покушение н общественный порядок – это пок ещё не тк стршно. Если же будет покушение н влстные структуры, тут уже можно будет здействовть совсем другие методы.

Охрняло Думу специльное подрзделение ОБОР, зсевшее внутри и уже збррикдироввшее двери. Их дело – не высовывться, но и не допустить, чтобы кто-то перешгнул порог вверенного их попечению гособъект, не имея н это соответствующего прв.

Пок что в толпе не было зметно никкого оружия, кроме нспех нмлёвнных плктов «Позор нционл-предтелям» и тому подобное. Собрвшиеся вели себя довольно-тки шумно, но всё же удерживлись в неких трдиционных рмкх «неснкционировнного студенческого митинг», явления привычного для Нового Крым, и в особенности для Нового Севстополя, с его ершистым университетом.

Полицмейстер Нового Севстополя – двний приятель отц – поступил в точном соответствии с присягой. Собрвшихся стли окружть кордонми.

Рзумеется, мы были готовы к любому исходу. И н смой площди, и вокруг неё хвтло людей отц, готовых ко всему. Не нёмников, отрбтывющих жловнье. Тех, кто нм верил.

Когд перевлило з полночь, н площди зжглись костры. Полицейские стояли в оцеплении; митингующие продолжли гневно обличть «проджных политикнов». Ничто не предвещло беды – дже мшины и мгзинные витрины (ккие ещё оствлись по нынешнему полувоенному времени) н близлежщих улицх никто не трогл. Конечно, толпу несложно было рссеять – той же «Сиренью» – но к чему?..

У меня дже зкрлось сомнение – действительно ли Дрин зглотил примнку?

Мы ждли прямой тки н Думу вооружённой толпы – однко вместо этого только сотрясющие воздух речи, вскинутые кулки... и всё.

Однко, когд пробило три, с площди перед Думой стли поступть совершенно иные сообщения. Кто-то из толпы швырнул бутылку в сторону оцепления. Обычную бутылку из-под пив; привычный к подобному полицейский ловко принял её плстиковым щитом, отбрсывя в сторону. Однко в ту же секунду откуд-то со стороны Думы в толпу грянул одиночный выстрел.

Нрочито-громкий, словно стрелявший кк рз и хотел, чтобы его услыхли.

Один из студентов, змхнувшийся пустой бутылкой из-под пив, рзжл пльцы и беззвучно повлился н сфльт. Посреди лб появилсь ккуртня дырочк.

В следующий миг широко рспхнулись высокие двери гордого здния из крсновтых блоков полировнного грнит. Бывший «Штб Вооружённых сил Империи, плнет Новый Крым» стл, смо собой, оплотом интербригд, нконец-то дождвшихся своего чс.

Необходимый ремонт (я помнил пятн копоти нд узкими окнми в свой первый день н плнете) сделли с похвльной быстротой. Тк рсторопно не строился ни один из «укрепрйонов», что, по словм новых влстей, «неприступным кольцом окружли нш Севстополь».

Н площдь высыпло множество крепких прней в мскировочных курткх имперского обрзц – Дрин Дрк неплохо поживилсь в кптёркх «Тнненберг». А среди оружия я зметил не только клссические 98-kurtz, но и существенно более продвинутые «безгильзовки» Хеклер-Кох G-111, и дже ткую экзотику, кк «двойники» «штйер»[4]. Мой взвод в «Тнненберге» до ткого богтств пок что не допускли.

Вокруг окон Думы мгновенно зплясли султнчики бетонной пыли. Пули вдребезги рзносили стеклопкеты, взорвлось несколько сорокмиллиметровых грнт, «штйеры» зплевли фсд здния своими снрядми-«двдцткми».

– Убили! Убили, гды! – звопили тем временем срзу в нескольких местх площди. Кто кричл, что убили «Мишку», кто – «Кольку»; это не вжно, нзывть можно было любое имя.

Толп взвыл, взревел, зкружилсь, и, нверное, её ещё можно было б остновить, но её словно стльными нитями пронзли цепочки вооружённых интербригдовцев, нстоящих, кдровых солдт, в громдном большинстве – не с ншей плнеты, появившихся н Новом Крыму уже после формльного «отделения». Они увлекли з собой остльных, морфня мсс людей стремительно кристллизовлсь, устремляясь к зднию Думы, подобно ледоходу, сокрушющему деревянные опоры мостов.

Охрн успел открыть огонь н поржение, но и ткующие были не лыком шиты. Они озботились зхвтить с собой ткую милую штучку, кк имперский нплечно-рективный огнемёт «сурт», и нижний этж Думы, откуд стреляли в ответ, мгновенно полыхнул чдным рыже-чёрным плменем. С чёткостью, которой позвидовли бы элитные чсти рейхсвер, интербригдовцы ворвлись внутрь, сбивя огонь струями химических плмегсителей. Н крткий миг перестрелк вспыхнул внутри здния – и тотчс же стихл.

Рстерянные полицейские из оцепления едв успели схвтиться з оружие, когд им прямо в зтылки упёрлись многочисленные стволы смых рзнообрзных клибров. Стржм порядк ничего не оствлось, кк бросить оружие – тех, что посмелее, успокоили очень быстро и рдикльно, хлднокровно рсстреляв без предупреждения.

А потом сообщения стли приходить одно з другим – люди Дрк зхвтили центрльный коммуниктор, взяв контроль нд всеми сетями плнеты, овлдели полицейским упрвлением, несколькими городскими бнкми, электростнцией, эропортом и всем прочим, что положено зхвтывть при госудрственном перевороте. Без стрельбы не обошлось, но потери ткующих окзлись ничтожны, едв ли пять-шесть человек убитыми и рнеными.

К утру Дрин могл торжествовть полную победу. Он контролировл Новый Крым или, точнее, считл, что контролирует. Однко Новый Севстополь прочно окзлся у неё в рукх.

Нд улицми полетели рзбрсывемые с вертолётов листовки – для тех, кто не включится в сеть, кто не стнет слушть рдио. Листовки от имени некоего «Временного Военно-Революционного комитет плнеты Новый Крым».

Спршивется, зчем же мы это допустили?..

В толпе н площди были люди отц. Готовые ко всему.

Конечно, их здчей было не «содействие стржм порядк». Нм требовлись кнлы связи, люди, непосредственно передввшие прикзы. И когд н площди прогремели первые нстоящие выстрелы, н ступенях Думы рзорвлсь первя нстоящя грнт, они нчли действовть.

Дльнейшее уже неинтересно.

Выделить в толпе нужного человечк, явно облечённого влстью, окзться в момент нибольшей сумтохи рядом с ним, ккуртно взорвть грнту с «Сиренью» и мгновенно скрыться, унося с собой ндёжно усыплённого пленник.

Скнеры других нблюдтелей н площди и передвижные комнды пеленгторщиков тоже не теряли время зря. Отец здействовл всю свою чстную охрну, кое-кого из ндёжных сыскрей, имевших голову н плечх, приятелей из Депртмент Чрезвычйных Ситуций (не спршивйте меня, откуд в этом депртменте вполне современные пеленгторы и зчем они пондобились спстелям. Терпящие бедствие суд обнруживлись через спутниковую сеть и специльные мяки).

Тем временем ожили уличные громкоговорители, прибвляя свои гнусво-хриплые голос к негромкому шуршнию устилвших мостовые листовок.

Стиль Дрины Дрк я узнл срзу. Клеймились «нционл-предтели», существующя систем влсти объявлялсь погрязшей в коррупции, все депутты, смо собой, состояли н содержнии у имперской рзведки. Новый Крым объявлялся н военном положении, со всеми его непременными трибутми, ткими, кк зпретом митингов, шествий, демонстрций и собрний, «временным роспуском» политических пртий, прекрщением рботы выборных оргнов и тк длее и тому подобное. Не збыли упомянуть и обязтельную сдчу нселением холодного и огнестрельного оружия.

Продовольственные поствки для Федерции объявлялись глвным приоритетом.

Ну и конечно – порция обязтельных лозунгов. Дрин Дрк между делом, видть, тоже почитывл историю. «Всё для фронт, всё для победы!», «Нше дело првое, врг будет рзбит, побед будет з нми!». Д, и я не збыл упомянуть, что обрщение нчинлось со слов «Бртья и сестры!»?..

– Нчудил нш Дш, – только и кчл головой отец. – Вляплсь. Не думл, что он всё-тки купится н ткую немудрёную примнку, кк нш. Впрочем... н это мы и рссчитывли. Не удивлюсь, если нзвтр против неё окжется вся плнет, мльчишки и девчонки их интербригд рзбегутся по домм. Непрофессионльно. Нстолько, что дже думешь – не померл ли бедняжк Дрин от твоей пули? Ну, скжем, сепсис или что-то в этом роде...

Я не стл спорить. Мы ехли н трёх мшинх (сзди и спереди – джипы с охрной) – туд, где должен был нходиться штб Дрины. Или, во всяком случе, место, откуд исходили прикзы нчть мятеж в Новом Севстополе.

Плн прежний, кк и н Шестой бстионной. «Шумовя групп» имитирует тку. Я пробирюсь внутрь и действую по обстновке. И н сей рз я не промхнусь и рук у меня не дрогнет. Конечно, повторять один рз удвшийся приём опсно, но мы ндеялись нкрыть комндир «Бндер Россы» и, быть может, сэкономить не один миллион мрок н Конрде.

Бз Дрины (хотелось верить, что именно её) ншлсь н строй ремонтной верфи. Её зкрыли, когд стло ясно – грех держть ткие мест под зводми, горздо выгоднее построить отель и принимть туристов, изнемогвших без моря в своих Дльних Секторх.

Зкрыть верфь зкрыли, но строить ничего тк и не нчли. Нчлсь всем известня зврушк. Чсть стрых эллингов и нгров снесли, чсть ещё продолжл стоять. Не слишком привычный для «энвиронментлистского» Нового Крым постпромышленный пейзж.

Собственную энергостнцию тем не менее сносить не стли. Н зводик можно было подть нпряжение.

Остновились мы в полукилометре от верфи. Оперция здумывлсь широко, в море дежурил нш комнд н лёгкой «Ктрионе», секреты злегли, окружив верфь широким полукольцом.

Я скользнул в густые зросли.

Остльные остлись н дороге. Их дело – имитировть тку и не лезть под пули. А дльше – моя рбот.

Позди остлись подъездные пути, повлившяся огрд из проволочной сетки. Уже сгустилсь ночь, н фоне звёздного неб угрюмо чернели стены корпусов – крыши не то уже рзобрны, не то просто снесены, здесь прошлось несколько ургнов. Рзумеется, ни звук, ни огоньк.

Я подумл, что ребятм сейчс придётся вызывть огонь н себя, и мне поплохело.

Однко я не успел проползти и десятк метров, кк в тишине злобно зтрещли втомтные очереди, гулко бухнул грнт, и у меня в нушнике рздлся голос отц – быстрый и словно сквозь зубы:

– Пять, пять, пять!

Три пятёрки. Мне лучше поторопиться. Всё с смого нчл пошло не тк, кк плнировлось; рзумеется, ни один опертивный плн не остётся неизменным после первого соприкосновения с неприятелем, но в нш, похоже, изменения придется вносить слишком быстро и слишком кпитльные.

Н этом зводике мне рньше бывть не приходилось, в отличие от Шестой бстионной. Однко и я стл другим, визит в логово Дрины не прошёл дром. Вторично искупвшись в живом студне биоформов, сейчс я чувствовл их горздо острее. Все чувств послушно обострились, я не преврщлся в «супер», но, словно хорошя ищейк, издлек взял верховой след, ведущий к резервуру, зполненному шевелящейся коричневтой жижей.

Кжется, они ещё не успели устроиться тут по-нстоящему. Оно и понятно, ккие н обычном стром зводе кткомбы и потйные бункеры? Оборону оргнизовли, это уж кк водится – ночь вокруг меня то и дело вспыхивл россыпями трссеров, – но глубоко им тут не зпрятться, нет, не зпрятться...

Последние слов я твердил, словно мнтру. Они никуд не денутся. Они тут, стоит только протянуть руку.

Всё-тки в «Тнненберге» учили н совесть. Господин стрший мстер-нствник, штб-вхмистр Клус Мрия Пферцгенткль гонял нс не зря. Я ужом проскользнул сквозь последние кусты и очутился в углу зброшенной зводской площдки. Здесь с незпмятных времён остлись невывезенными ккой-то железный лом, ржвые древние контейнеры, вгонные тележки и тому подобный хлм. Кое-где, пробив трещины в бетоне, к свету поднимлись гибкие ветки стенолом, упрямого и извечного обиттеля Нового Крым. Неприхотливый, он покрывл склистые склоны з миллионы лет до того, кк ног человек ступил н поверхность плнеты.

Бой шёл в стороне, тм то и дело вспыхивли осветительные ркеты, доносилсь звонкя трель пулемёт; время от времени вспухли рыжие огненные грибы – люди отц зпслись «муспелями» и сейчс не жлели грнт.

См двор освещли несколько прожекторов, но Зденек, нш снйпер, со свойственным его нроду хлднокровием, уже рсстрелял их всех с предельной дистнции. Когд-то он тоже состоял в интербригде, только другой, не «Бндер Росс», имени Костюшко, но вовремя понял, что добром это не кончится, уехл н Новый Крым, тм они с отцом быстро ншли друг друг.

Я скользил от одного контейнер к другому, про себя блгословляя «ещё встречющиеся порой у нс недосттки» в виде бесхозяйственности н одной, отдельно взятой зконсервировнной стройке.

«Зпх» биоформов стновился всё зметнее. Кк в детской игре – «тепло... теплее... ещё теплее... горячо...».

Потом я зметил первого чсового. Мльчишк в косо ндвинутом н ухо чёрном берете, похоже, неимоверно стрдл, что не мог принять учстия в бою. Я ккуртно зкинул к его ногм гзовую грнтку. Пок всё шло хорошо, дже лучше, чем н Шестой бстионной.

Дже слишком хорошо.

Тк или инче, я без помех проник внутрь. Зводской корпус стоял тёмный и опустевший, оборудовние отсюд двно вывезли. След свернул впрво, к морю, к смому крупному эллингу, тк и оствшемуся нерзобрнным.

Я полз по пыльному бетону, то и дело нтыкясь н срезнные втогеном шпеньки подведённых к стнкм коммуникций. В глухой тени я позволял себе встть; и, хоронясь з остткми толстенной, кк обожрвшяся нконд, вытяжки, я увидел железные ворот эллинг, нспех сложенную возле них из бетонных шпл бррикду, стволы пулемётов-спрок нд нею и круглые кски стрелков. Совсем молодые лиц, кк и принято в интербригдх: н смерть Дрин Дрк гнл восторженных юнцов – «новиков», кк скзли бы в стрину н Руси.

Я не стл рисковть. В стороне продолжли греметь очереди, медленно, кк и положено, смещясь прочь от верфи, – отец скомндовл отход, стрясь увлечь противник з собой.

Теперь постремся ккуртно обойти эту громдину...

Спрв и слев от большого эллинг некогд помещлись стпели поменьше, их успели рзобрть, но демонтжники оствили после себя ткой хос, что хоть сейчс снимй тут ге-роико-птриотический фильм об уличных боях в Стлингрде. Тут можно было бы провести целый взвод, и охрн ничего не зметит, когд зметит, то уже не успеет ничего сделть.

Однко обход ничего не дл. Здесь у Дрины всюду стояли посты, пулемётчики внизу, обычные стрелки – нверху. Кошку не збросишь, не злезешь. А героически рзносить ворот грнтой мне, скжем тк, не очень хотелось. «Зпх» биоформ, тёплого, живого, голодного нчинл сводить с ум.

Ненвисть зкменил скулы, мне большого усилия стоило удержть себя в рукх. Хотелось хоть н миг обрести мощь истинного мг, чтобы с нгой лдони сорвлся бы поток истребительного плмени, чтобы срзу – и нверняк.

Тк или инче, я добрлся до смой воды. Со стороны моря эллинг окзлся почти не прикрыт. Эх, знй мы рньше, нверное, можно было бы оргнизовть нстоящий деснт.

Я скользнул в воду. Всё было предусмотрено, в том числе и ткое. По воде время от времени шрил прожектор, пришлось нырнуть и провести н дне почти две минуты, пок не нчл нестерпимо гореть грудь. Я осторожно злёг в мелкой воде у обломков нклонно уходящего в море спуск, осторожно выствил мленький склдной перископ... Бед. Просто бед. Весь эллинг ярко освещён. Впрочем, нроду тм немного. Оно и понятно – если для публики интербригды нсмерть сржются с «мткми», то рскрывть этот секрет широким нродным мссм Дрине кк-то не с руки. Я уверен, что и н Омеге-восемь в «инкубтор» кого попло не пускли, и рядовые вряд ли знли, что же именно тм творится. Хотя, конечно, сохрнить ткое в тйне...

Дрину я не видел. В середине эллинг пролегл глубокий и широкий бетонировнный жёлоб – для корбельного киля, когд-то у нс преоблдл именно ткя модель. Сейчс этот жёлоб был нспех перегорожен, и з плотиной в импровизировнном резервуре поспевло дово живое зелье. К морю тянулсь широкя труб, сейчс перекрытя тяжёлой зслонкой.

Стршно подумть, что случится, открой они вентиль...

Д, отсюд тк просто не выберешься.

Конечно, по-нстоящему здесь нужен был не боец-одиночк, весь бт... то есть сейчс уже полк «Тнненберг».

И, лёж в тёплой новокрымской воде, глядя н суетящиеся фигурки людей, я вдруг ясно понял, что ндо не лезть н рожон, поворчивть, и возврщться уже в совсем иной компнии. Один рз, н Шестой бстионной, мне удлось почти невероятное, второй рз ткого везения не будет. Эллинг открытый, меня прошьют перекрёстным огнём. И бомб тяжел, тк просто в эллинг не збросить. Хотя... если изловчиться... один рывок, швырнуть мой груз – и обртно, в воду. Ночь, если ещё успею пльнуть в прожектор – он у них единственный, – то вполне могу уплыть. Оружие можно и бросить. Рзлёт ошмётков этого «студня» я не боялся. Термобрический зряд выжжет всё в этом эллинге, не оствив ничего живого. Знчит...

Д, у меня мло шнсов. Но всё-тки они есть.

Жлко, конечно, что не получится отпрвить в этот же резервур сму Дрину...

И тут я осёкся. Стоп, мшин – потому что не кто иня, кк Дрин Дрк, кк рз и шл прямёхонько к резервуру.

Этого упускть нельзя. Он возникл в поле зрения н один миг и вновь скрылсь, я никк не успевл выстрелить, но пок он тм...

Я рвнулся с мест, у меня получился нстоящий прыжок из положения «лёж». Пльцы уже вдвили зпл н бомбе, через минуту тут рзольётся море огня; я одним движением взлетел н бетонную кромку, увидел широко рскрытые знкомые глз – б, т смя «тигриц», пмятня ещё по Омеге-восемь! – я опять не успевл выстрелить, ближе всего к её голове окзлся приклд, чем я и воспользовлся. В следующий миг вокруг ствол зплясло плмя, я срезл очередью кинувшегося н меня человек, воздух нд головой зныл от пуль, что-то сильно рвнуло плечо, но боли я не почувствовл. Прямо передо мной окзлсь см Дрин Дрк, до середины груди её прикрывл остов здоровенной ржвой лебёдки, я вновь нжл спуск, тёмня фигур перед знменитой террористкой переломилсь в пояснице, провливясь куд-то вниз из поля зрения, очередня пуля высекл сноп искр из здоровой шестерни, в следующий миг втомт зклинило.

Обычное дело в этой модели. Перекос птрон.

Я ещё успел проклясть всех демонов мир.

Тягучее время кпло истивющими секундми, трое или четверо втомтчиков уже рзобрлись, в чём дело, нжли спусковые крючки, зливя всё вокруг веерми свинц.

Я могу убить Дрину – ножом, приклдом, голыми рукми – и см полягу вместе с ней. Уже нчинли стрелять крульные с гребня стен.

Жить! – полыхнуло в созннии.

Я знл, что должен умереть. Героически, крсиво и глупо. Нет, жизнь не пролетл перед моим взором, но зто я вдруг понял, что нужно делть.

Я схвтил Дрину з шиворот. Прикрылся ею. Кк и тогд, н Бстионной. Швырнул в резервур приготовленную бомбу. И рвнулся к спсительному морю.

– Стреля--йте! – успел взвыть Дрин. Взвыл – и очень профессионльно пострлсь зехть мне, что нзывется, по нежным тестикулм. Я успел перехвтить её руку, но пришлось ослбить зхвт. Дрк вырывлсь, словно взбесившяся змея, мы очутились н смом крю резервур, уже возле плотины, когд ей нконец удлось меня достть.

Боль вспыхнул, едв не зтопив сознние, свирепя и первобытня ненвисть стл ответом, и, прежде, чем сумел понять, что же, собственно говоря, творю – я отшвырнул женщину от себя, прямо в ждущую коричневую жижу био-форм.

В тот же миг в меня попли вторично, и н сей рз – уже не по кстельной. Я поктился вниз, в воду, здесь, прямо по центру эллинг, он ещё сохрнял достточную глубину, дно не звлило бетонными обломкми. Освободился от ненужного оружия и бронежилет. И поплыл, оствляя з собой в воде кроввый след.

Шестьдесят секунд до взрыв. Если в эллинге не дурки ( дурки, ндо полгть, погибли н Шестой бстионной), то они пострются убрться оттуд кк можно скорее. Возможно, что дже з мной в погоню.

Д, выстрелов не последовло. Кто мог – бежл, кто мог – бросился в волны; я обернулся, и увиденное врезлось в пмять, словно вытрвленное кислотой.

Мокря, вся в коричневой жиже Дрин Дрк, вскрбквшяся н бортик резервур.

Это было невозможно. Но это было.

Я не смог удержться, я посмотрел ещё. Дрк молнией метнулсь прочь из эллинг, в рскрытые боковые ворот. Умирть он явно не собирлсь.

Я плыл прямо в открытое море, не чувствуя боли, не змечя рн.

Дрин Дрк выжил в «компосте». Точно тк же, кк и я.

Может, это был непрвильный биоморф? Неготовый, слбый или, нпротив, умирющий? Может, ему ничего не требовлось?..

...Взмх, взмх, взмх... Плыть, плыть, плыть...

Нет, это был нстоящий биоморф. Я чувствовл его. Я ощущл его голод, его бешенство, его яростно рботющие оргнеллы. Ему требовлсь белковя пищ. Он переврил бы Дрину в доли секунды. Оплёл бы гибкими вссывющими жгутми, впрыскивя под кожу литические ферменты мгновенного действия, рботющими в нстоящей кислоте, рзъял бы н чсти вмиг рзмягчившееся тело, окончтельно перевривя, перестривя, преврщя в чсть себя. Это был хороший биоморф.

...Взмх, взмх, взмх. Темнеет в глзх, я не зню, кк длеко погоня и...

Окзывется, минут истекл только сейчс. Грохот взрыв и гриб рсклённого плмени, взлетевший выше рзвливющихся, склдывющихся кк у игрушечного домик стен. В эллинге не остнется ничего живого, это фкт. Но Дрин Дрк выживет. И мне стршно подумть, что случится, бросься он сейчс тоже в море.

Я плыву, я буду плыть, покуд есть сил в рукх. Я зню, что из рн н плече и н боку вытекет кровь, я оствляю з собой след, словно подбитый корбль; но боли нет по-прежнему, и я не зню почему.

Последнее осозннное усилие я трчу, чтобы вжть кнопку нплечного рдиомячк; и после этого плыву, плыву и плыву, чувствуя, кк тют силы, тело охвтывет ледяной озноб.

Взмх. Взмх. И ещё один. Плыть, плыть, плыть...

...В себя я пришёл н плубе отцовского ктер.

...Меня, конечно же, спс бронежилет. И ещё – рдиомяк д верные ребят с «Ктрионы». Ншли, выдернули из воды, сделли все нужные уколы.

Это потом я мог всё излгть почти глдко и почти ровно. А тогд...

Боль нкинулсь н меня из ночной черноты, рухнул с небес, словно приснопмятня Туч, облепил сделвшееся очень тяжёлым тело. От плеч и првого межреберья рсползлся липкий огонь, глодл кости, норовя дотянуться до лёгких. Кжется, я выблёвывл воду и кровь – пополм.

«Ктрион», описывя широкую дугу, отклонилсь в открытое море. Н берегу ещё виден был широко рзлившийся по эллингу пожр. Безумня внтюр удлсь, мы выжгли ещё один мощный, здоровый и рзвивющийся биоморф, чудовище, готовое к трнсформе, но теперь я уже не знл, что думть. Дрож н жёстких доскх плубы, дёргясь в рукх моряков, в то время кк фельдшер торопился вколоть мне противошоковое и обезболивющее, другие стрлись остновить кровотечение – я видел совсем другую кртину.

Дрину Дрк, гибким движением молодой гимнстки, отнюдь не сорокпятилетней (или около того) женщины, выдёргивющую себя из обречённого биоморф. Дрину Дрк, выжившую в кипящем жуткой жизнью студне. Выжившую точно тк же, кк выжил я.

А что отсюд могло следовть?..

Мир переворчивлся, вот что следовло, если уж быть с собою честным до конц. Дрин Дрк – не человек, кк и я? Биоморф? Или, если уж быть точным в формулировкх – человек с примесью биоморф? А он об этом знет? Может, он тоже – «посылк» от Чужих?..

Где-то ведь я об этом читл...

Д нет же, нет! Биоморф – просто нерссуждющий студень. А Дрин... Он провел детские годы н Новом Крыму. Её знл мой отец – ещё девчонкой. Это просто знчит... просто знчит, что вся история с биоморфми – куд древнее и зпутннее, чем мне предствлялсь внчле. Были, знчит, своего род предтечи, кто рботл с этим мтерилом дв поколения нзд. Может, н него нткнулись во время смой первой волны экспнсии, когд человечество едв не рзнесло н кусочки собственную родную плнету, в лихордочном темпе строя корбли, способные пробивть прострнство?

Ну д, ну д, все эти првильные мысли и рссуждения всё-тки пришли мне в голову много позже. Тогд, н ктере, я просто зствлял себя дышть.

...По счстью, рны окзлись неглубокими. Первый рз плечо здело по кстельной, второй рз спс жилет – пуля пробил его, но, потеряв всю силу, ушл вбок, н излёте рзорвв мякоть. С «Ктрионы» меня перенесли в вертолёт, тм уже был отец, ещё врчи.

Нши дом с этой ночи стояли покинутыми. Вывезены библиотеки и семейные рхивы, всё остльное пришлось оствить н поживу мродёрм. Дрин Дрк не преминет отомстить, и теперь-то её ничто сдерживть не будет.

– Уходим в подполье, всё нужно нчинть снчл, – грустно пошутил мм, когд имение скрылось з поворотом.

Я не уствл поржться отцовской предусмотрительности: у него имелись тйные убежищ н все случи жизни.

– Остлись ещё с «непримиримых» времён, – кртко отмолвил он н мой вопрос.

Родители не охли и не хли нд моими рнми.

– Дйте мне взглянуть, – решительно потребовл мм и, профессионльно поджв губы, вынесл вердикт: – Зживёт, кк н собке.

Конечно, обмнуть он могл кого угодно, только не меня. Глз выдвли.

– Мм, нм же нужно...

– Пок ничего не нужно, – отрезл он. – А нужно тебе лежть, вот и весь рзговор.

Спорить с ней было бессмысленно. Это я зпомнил с рннего детств.

Ничего не поделешь, лежл, смотрел новости. Имперцы быстро поняли, что новоявлення Федерция блокирует их передчи, и предприняли контрмеры. Во всяком случе, в этой ншей берлоге сигнл из Рейх брлся вполне прилично, хотя и не срвнить с роскошной кртинкой Федерции (телекоммуникционное оборудовние им достлось просто отличное).

* * *

ИМПЕРСКИЕ НОВОСТИ

(Экрн: Рзвевется крсно-бело-чёрное знмя, в середине – Орёл-с-Венком-и-Солнцем. Торжественный мрш, флг мло-помлу истивет, уступя стрнному пейзжу – н горизонте к небу вздёрнуты непрвдоподобно острые горы, перед ними рсстилется уныля крсновто-коричневя рвнин, покрытя громдными воронкми крьеров.)

Нш съёмочня групп Центрльного ппрт Министерств пропгнды нходится н передовом рубеже соприкосновения имперских войск с инсургентми. Плнет Шйтн. В ккой-нибудь сотне метров от нс – передовые позиции сепртистов. Комндующий здешним учстком имперского периметр рзрешил нм подъехть тк близко, кк это только возможно. Здесь опсно – бндиты используют снйперов и несколько нших солдт было рнено, несмотря н формльное отсутствие военных действий. Вон тм, н бшенке упрвления по-прежнему действующего крьер, – их нблюдтельный пункт.

(Кдры: Дорог перегорожен бетонными блокми. Поверх – мотки колючей проволоки. Кмер покзывет лицо имперского пехотинц в кмуфлировнной броне, стртельно избегя рскрыть его чин или эмблему чсти.)

– Они тут провокции устривют, что ни ночь. Подползют, обстреливют. Грнтомёты, огнемётные средств тоже. У нс потери. И убитые, и рненые.

– Но вы же, нверное, открывете ответный огонь?

– Видите те грузовики? Они добычу-то не свернули, в крьере-то. Гржднские тм. Оперторы, контролёры, ремонтники. Это з нми – чистое поле. Ближйшя площдк – в десяти километрх. А тут нстоящий мурвейник. Куд ж тут стрелять? Люди погибнут. У них и тк жизнь неслдкя. Вклывют з нормировнный пёк.

– То есть вы не стреляете, чтобы ненроком не здеть гржднский персонл крьеров?

– Точно. Ребят зубми скрипят, но ничего, мы терпеливые.

– А почему же нельзя точечным огнём отвечть по рзведнным позициям инсургентов?

– Тк у них эти позиции – вечно з спинми шттских. А то ещё детишек, школьников пригонят, мол, экскурсия у них. Знкомство с производством. Тьфу! Срмот одн. Нелюдь это, детьми прикрывется...

– Блгодрю вс. Увжемые согрждне, вы видите, что нш рмия, неся потери, тем не менее стрется сохрнить жизни тем, кто окзлся под влстью преступного сепртистского режим, кто, стршсь з своих близких, не может перейти н контролируемую ншей рмией территорию. Мы делем всё возможное, чтобы рзъяснить искренне зблуждющимся их ошибки. Постоянно вещет н временно знятую сепртистми территорию стнция првительственной Глвной вещтельной корпорции. Двдцть четыре чс в сутки, семь дней в неделю ведёт он свои передчи. Но инсургенты боятся голос првды. Примитивными устройствми кустрного производств они пытются глушить нш сигнл. Мы обрщемся к оперторм и журнлистм этой передвижной стнции.

(В кдре – молоденькя рыжеволося девушк в мешковтом комбинезоне. Одежд н ней гржднскя, н шее – полукольцо нушников с изогнутой веточкой минитюрного микрофон.)

– Предствьтесь, пожлуйст, dame корреспондент.

– Ктрин, стрший корреспондент-обозревтель Глвной вещтельной. Ктрин Фе...

– Достточно просто Ктрин. Совсем необязтельно сообщть вшу фмилию ншим визви по ту сторону рзгрничительной линии.

– Д, конечно, вы првы.

(Девушк смеётся.)

– Ктрин, нд чем вы сейчс рботете?

– Мы готовим блоки новостей и небольшие нлитические прогрммы. Стремся зтргивть смые острые вопросы.

– Нпример, ккие?

– «Что несёт вм отделение?», «Првд и ложь о жизни з „зелёной линией“, „Кк сепртисты изврщют историю...“.

– Что же конкретно вы говорите?

– Ну, мы покзывем повседневную жизнь н плнете под ншим контролем. Покзывем, что рботют все добывющие и горнообогтительные предприятия, создются новые рбочие мест, экспорт возрстет с кждым днём, рстут рельные доходы людей. Покзывем школы, больницы, мгзины, ресторнчики... ну, знете, где проходит повседневня жизнь людей. Рзоблчем ложь о концентрционных лгерях и гзовых кмерх. Многие простые люди передют приветы своим родным и близким, оствшимся н временно неподконтрольной нм территории. Сепртисты ведь лгут, что имперские войск якобы рестовывют всех, у кого родственники окзлись в оккупировнных рйонх. Мы дём слово этим людям.

– А что происходит з «зелёной линией»?

– Тм – военное положение, коменднтский чс, нормировнное и скудное снбжение. Вот, смотрите – сепртисты дже нпечтли свои собственные деньги!

(Н экрне – ляповтого вид розовтые и голубые купюры с изобржениями Черчилля, Рузвельт и Стлин.)

– Они делют нстоящий фетиш из двно кнувших в Лету событий Второй мировой войны. Вы видите – н их денежных знкх нпечтны портреты кроввых диктторов, ввергнувших мир в нечеловеческую бойню...

– Будем спрведливы, дорогя Ктрин, Черчилль стл премьером Англии уже после нчл боевых действий. Глвную ответственность, по-моему, всё-тки несут господ Чемберлен и Длдье...

– Вы совершенно првы. Но это уже вопрос к Герхрду. Он у нс зведует нлитическими прогрммми.

– Блгодрю вс, dame Ктрин. Господин Герхрд! Не откжетесь ли вы...

– Ответить н несколько вопросов? Ну, конечно же нет! Отвечть н вопросы, дже смые острые – это моя профессия.

(Перед кмерой – сухопрый, поджрый пожилой офицер со стромодным моноклем. У него погоны оберст.)

– Господин Герхрд, вы н действительной военной службе?

– Д, я имею честь быть доцентом кфедры военной истории Акдемии Генерльного штб имени генерл Гейнц Гудерин. Прибыл сюд для помощи молодым коллегм...

– Скжите, пожлуйст, почему возникл необходимость тк подробно говорить о двным-двно минувших событиях Второй мировой? Кого они сейчс могут волновть?

– Гм, я полгю, ни для кого не секрет, что сепртисты строят свою лживую пропгнду н утверждении, что нш любимя Империя – нследниц якобы «преступного нцистского режим». И для этого они извлекли из-под спуд двно поеденные молью рхивные зписи, фльсифицировли их и, кк говорится, «рздувют стрые обиды в новое плмя». Вот и приходится нм, кбинетным историкм, учщим имперских офицеров понимнию логики боя, рзъяснять и рстолковывть, что н смом деле всё было совсем не тк, кк пытется внушить, промывя людям мозги, пропгндистскя мшин инсургентов.

– Не могли бы вы привести небольшой пример?

– Пожлуйст. Кк известно любому школьнику, гермнское госудрство было вынуждено осуществить огрниченную оперцию по устрнению угрозы вторжения орд Советского Союз, сосредоточенных н восточных рубежх Третьего Рейх. Подтлкивемый нглийскими плутокртми, преступный стлинский режим, перемоловший до этого десятки миллионов своих согрждн, приготовился к последнему броску н Зпд. Было нзнчено и время вторжения – двендцтое июня тысяч девятьсот сорок первого год...

– Но, кк мы тоже все хорошо знем, оно не осуществилось?

– Не осуществилось. Кк рз в это время мужественный Рудольф Гесс вёл переговоры в Англии, куд его змнили лживыми посулми зключения мир. И Стлин своей зитской хитростью дикря почуял нелдное, решил выждть. Это, бесспорно, спсло Европу от русского рбств. Удр доблестных гермнских войск сломл хребет стлинской волчьей сте, не пропустив её в Приж, Женеву, Мдрид, Лиссбон, Брюссель, Копенгген...

– Простите, господин оберст, но, если мне не изменяет пмять, стлинские последыши много десятилетий утверждли, что Советский Союз только «готовился к обороне» и потому...

– Ах, судрь, вы совершенно првы! И с этим-то мифом мы и вынуждены бороться по сей день. Ну, посудите сми – русские стлинисты уверяли, что они «готовились к обороне», но где их оборонительные сооружения? Где оборудовння полос обеспечения? Предполье? Почему их укреплённые рйоны – чуть ли не н смой грнице? Тк их никто не строит. А помните их теорию «млой кровью, н чужой территории»?

– Нет, господин полковник, я тк глубоко историю не изучл...

– Конечно. Это и не нужно. Ткое следует помнить только специлистм. Но... кк окзлось, мы все ошиблись. Коврство русских неизмеримо. В глубине души они всё рвно остются врврми... Тк вот, эт теория – в сочетнии с тем, что они якобы «готовились только обороняться», оствляет без внимния один вжнейший вопрос: кк они, собственно, собирлись переходить от обороны к нступлению? Контрнступление – это ведь венец вжнейшего, сложнейшего рздел в опертивном искусстве. А у русских хвтло плнов «прикрытия», хвтло плнов нступления – вот плнов обороны не было!

– Простите мне мою нивность, герр оберст, но рзве «плны прикрытия» не то же смое, что плны обороны?

– Что? О нет, конечно же нет! Тк может рссуждть только неспецилист. «Прикрытие» в днном случе – прикрытие рзвёртывния нступющих войск. Это, поверьте, не имеет никкого отношения к нстоящей стртегической обороне, к которой следовло бы готовиться русским, желй они и в смом деле обороняться. Им совершенно нечего было делть н передовых рубежх, подствляя себя под всю мощь гермнского оружия. Русским следовло бы отвести войск в глубь своей территории н пятьдесят-сто километров, тм, вдли от грницы, оборудовть нстоящие укреплённые рйоны, создть нсыщенное згрждениями предполье, зминировть и при первом же признке нчл военных действий взорвть мосты, железнодорожные стнции, водокчки, склды и тк длее и тому подобное. А гермнские войск достигли Минск н пятый день войны, пройдя к тому времени около трёхсот пятидесяти километров!..

– Простите, Минск, это, э-э-э...

– Д-д, всё время збывю, что не н лекции в родной Акдемии. Минск – тк нзывлся крупный город в зпдной чсти тогдшнего Советского Союз. Администртивный и экономический центр тех облстей. И можете ли вы предствить себе, что мосты окзлись не взорвны?..

– Это, бесспорно, является неопровержимым докзтельством того, что...

– Что гермнский нрод вёл сугубо оборонительную войну. Хотя и в форме нступтельных действий н территории противник.

– Блгодрю вс, герр оберст.

– Всегд рд донести слово првды до нших дорогих согрждн!..

...А теперь о других новостях. Птрульные корбли ншего Погрничного флот перехвтили сегодня грузовой корбль цивилизции Дбигу, нрушивший прострнственную грницу контролируемого ншей Империей сектор. После выполнения необходимых формльностей корбль цивилизции Дбигу был препровождён к ншему рубежу и продолжил свой путь. Кк отметил предствитель погрнслужбы, соглсно полученным от Дбигу объяснениям, у корбля произошёл сбой в нвигционной системе.

...Оргнизция «Пмять и гордость», известня своей приверженностью тк нзывемому «исконному рийскому пути» и экстремистскими выскзывниями ряд своих членов, объявил, что сформирует и отпрвит н фронт полнокровную дивизию из своих ктивистов. В последнее время, несмотря н то что в руководящие оргны «Пмяти» вошёл ряд членов имперторской фмилии, в добвление к многолетнему почётному председтелю и куртору Его Светлости эрцгерцогу Адльберту, грдус выскзывний низовых ктивистов н собрниях первичных ячеек постоянно повышется. Среди требовний «Пмяти и гордости» – «большее внимние проблемм коренной рийской нции», «контроль з деятельностью и перемещениями уроженцев погрничных секторов, з исключением истинных рийцев, во время их пребывния во Внутренних Мирх и н плнетх, где большинство нселения соствляют предствители стержневой нции», создние мссового ополчения из предствителей исключительно Внутренних миров и тому подобное, достточно широко освещвшееся в средствх мссовой информции.

Кк зявил Мгд Шрйдер-Гоеббельс, полномочный предствитель «Пмяти и гордости» по связям с общественностью, зкупк снряжения и вооружения для дивизии, которой, по словм Dame Шрйдер-Гоеббельс, будет присвоено нименовние «Арийский легион», осуществляется з счёт чстных пожертвовний. При нличии достточного количеств добровольцов и денежных средств будут сформировны и другие чсти, которым уже сейчс присвоены нименовния «Кондор» и «Фюрер».

* * *

НОВОСТИ НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТРИДЦАТИ ПЛАНЕТ

(В музыке, что сопровождет зствку, достточно нетрудно услыхть нещдно согннные вместе ккорды «Боже, хрни Королеву», «Stars and Stripes» и «Священной войны». Точно тк же рзвевется н весь экрн знмя Федерции: жёлтое поле и взлетющий журвль. Точно тк же проникновенен голос диктор.)

– Сегодня силы, верные првительству Федерции и идее борьбы з свободу, взяли под контроль ситуцию н плнете Новый Крым, где нционл-предтели, озбоченные лишь сохрнением своих кошельков, богтеи, нещдно эксплутироввшие природные богтств плнеты и использоввшие доходы от контрбндной торговли с ншим вргом для подкуп остльного нселения, попытлись «зконными» методми подорвть бзу продовольственной безопсности ншей свободной Федерции. В ближйшее время стрдющие под куполми передовые шхтёры многих рудничных миров смогут переселиться н Новый Крым. Рбот в шхтх будет продолжться вхтовым методом. Трудовой нрод ншей Федерции зслужил свою долю тёплого моря и лскового солнц, уворовнного плутокртми и олигрхми Нового Крым. Тм, куд приезжли нежиться имперские богтеи, теперь смогут отдохнуть, попрвить здоровье трудящиеся Вольного Дон и Слвутич, Шйтн и Плимутрок, Смитсонии и других плнет, где условия жизни длеки от рйских.

Н смом Новом Крыму введено прямое првительственное упрвление. Проджня Дум Нового Крым рспущен. Большинство нционл-предтелей здержно и интернировно. Однко нше првосудие гумнно. Несмотря н состояние войны и тяжесть измены, предтели содержтся под домшним рестом...

– Н линии соприкосновения нших и имперско-фшистских войск (плнет Шйтн) ничего существенного не произошло. Имели место столкновения отдельных поисковых отрядов. Во время одного из них боец интернционльной бригды товрищ Алн Бродмен в штыковой схвтке зколол имперского офицер, пять солдт и уничтожил грнтой рсчёт УРО. Нши рзведчики, увлечённые порывом товрищ Бродмен, уничтожили в бою около ст имперско-фшистских солдт и офицеров, рзвеяв миф о «непробивемости» личной брони, в которую Империя зковывет своих нймитов, ндеясь поднять их неуклонно пдющий боевой дух...

– По всей Федерции нчинет действовть прогрмм всеобщего военного обучения. Мы беседуем с нчльником политического отдел военного комиссрит плнеты Шйтн, комбригом первого рнг, Адрином Гольдстейном:

– Сегодня трудящиеся Шйтн, осуществляя Постновление Совет обороны, нчинют всеобщее военное обучение. К нчлу знятий был проведен большя оргнизционно-подготовительня рбот. Уже через несколько дней после опубликовния Постновления был выявлен и учтён н предприятиях и в учреждениях весь рядовой соств, подлежщий обучению...

...Взводы приступют к отрботке первого рздел прогрммы. Действия бойц без оружия. Основня стойк. Повороты н месте и в движении...

...Чётко, лконично отдют прикзы комндиры.Ощущется воення подтянутость, должня воинскя дисциплин. Кждый боец хорошо знет своих комндиров. В строю стоят товрищи, сослуживцы, друзья. Но обрщются они друг к другу совсем не тк, кк вчер. Никто не збывет, что они в строю...

* * *

У меня внезпно окзлсь уйм свободного времени. Я влялся н узкой койке, изо всех сил стрясь предстть той смой «собкой», н которой должны кк-то очень уж быстро зживть все рны.

Дрин Дрк выжил в голодном биоморфе. И я нходил этому только одно объяснение.

Он из того же тест, что и я.

Родители дружно побледнели, едв я выложил им это своё открытие.

– Не может быть, – слбым голосом простонл мм. У неё подкосились ноги, хвтясь з ппино плечо, он почти рухнул н жёсткий, кзённого вид стул. – Юр!..

– Что «Юр»? – угрюмо проворчл отец. – Рус прв. Биоморфы не... пожирют своих. Объяснение только одно. Дрин Дрк или продукт ткого же эксперимент, что проделли мы с тобой, Тня, или... результт ещё более дерзкой попытки создть из биоморф истинного homo super.

– Но кто? Когд? Эти... пресвиретяне? – я впервые увидел, кк у ммы дрожт губы.

– Хорошие ты вопросы здешь, – ядовито отрезл отец. – Имей мы доступ к рхивм, может, что-то и сообрзили бы, тк... Сидим пок что, ки кроты подземные. И, глвное, совершенно непонятно, что делть дльше. Н всей плнете – осдное положение. Всеобщя мобилизция. И всё время прибывют войск. Оно и понятно, если имперцы овлдеют Новым Крымом, Федерции конец. Через ккое-то время он элементрно протянет ноги с голодухи.

– Для этого необязтельно овлдевть плнетой, пп. Достточно блокировть её с орбиты.

– Трудно, – ответил отец. – Крупнотоннжные корбли весьм уязвимы. И это тебе не море. Если дело зпхнет керосином, н шлюпкх не спсёшься. Любое попдние, любя пробоин – фтльны. Ну, или почти фтльны.

– То же смое можно скзть про трнспортные корбли Дрины, н которых будет перевозиться продовольствие. Сдиться они не могут, болтются н тех же орбитх...

– Кботжники могут, – зметил мм. – Млые сухогрузы последних серий. Н них сумели втиснуть гипердвигтель и ректоры. Полезный объём мл, но зто они могут взлетть с плнеты.

– Вот именно. И вообще, блокдные силы, нходясь под постоянным ркетным обстрелом, быстро понесут тяжёлые потери. Никкя ПРО не спрвится с волной ложных боеголовок. А достточно одного-единственного попдния дже смого слбого тктического ядерного зряд... Имперский флот, конечно, имеет опыт блокдных оперций – тот же Утрехтский мятеж или Жлобинское дело, – но тогд у повстнцев вообще ничего не было н высоких орбитх. И бллистических ркет – ни мобильных, ни шхтных – у них не было тоже. Нш же Дш, приходится признть, неплохо подготовилсь. Индустрильные плнеты – т же Смитсония – нверняк вовсю гонят компоненты орбитльных плтформ, их будет достточно просто собрть. Плтформы – втомтические устройств, их не жлко. Если повесить нд Новым Крымом две-три сотни тких подрочков, имперцы умоются кровью ещё н дльних подступх. А если прибвить ещё и комплексы нземного бзировния... Или ркеты «высокого стрт» со стртосферников? Нет, плнету можно зхвтить только нземным нступлением. А если Дрин ещё пустит в ход «мтки»... Кто знет, сколько у неё ещё зготовлено «мтерильчик»?

Нступило молчние. Действительно «тяжёлое», кк его принято нзывть. Мы окзлись в тупике. Новый Крым – под контролем Дрины Дрк. Империя готовится к контрудру. А то, рди чего мы здумывли всё это – истиння свобод ншего мир, – отодвиглось всё дльше и дльше, в тусклую мглу неопределённого будущего.

– А Конрд? Он-то хоть рботет? Или мы только зря деньги выкинули?

– Рботет, – кивнул отец. – Информция идёт, но... не из окружения Дрины. Из центр, формльно контролирующего остльные интербригды. Он рсконсервировл ккого-то двнего информнт, который близок к ншему новоявленному «федерльному првительству», – пп презрительно скривился.

– И что? Есть что-то?..

– Из этой информции, – пп тяжело взглянул н меня, – я вынес, кк мне кжется, глвное. Дрин Дрк сейчс вжнее всех «првительств», «советов обороны» и тк длее и тому подобное, вместе взятых. Без её прикз ничего не делется. У неё в првительстве и комндовнии хвтет людей, преднных куд сильнее, чем псы.

– А что, если и они – из того же тест? – мм отрешённо смотрел в узкое оконце.

– Тня! Не думешь же ты...

– А почему нет? Если Дрин окзлсь, тк скзть, «с биоформинкой», почему бы не быть другим? Мы ничего не знем о рнней истории этой зрзы, до того, кк он угодил к нм в руки. Ям, прикрытя лпником, и всё. А может, это всё подстроил см Дрин?

– Что толку гдть, Тнечк...

– А что остётся делть, Юр? Докончи, скжи Русу, что тм ещё здумли...

– Принят прогрмм переселения с рудничных плнет н Новый Крым, – мрчно сообщил отец. – Кк мы и думли. В первую голову – из-под куполов. Эти поселенцы з Дрину Дрк глотки нм перервут. Конрд сообщет мсштбы: трист тысяч человек в первой волне.

– Они рехнулись, – покчл головой мм. – Где их селить? Чем знять?..

– Не волнуйся, – посулил пп. – Рсселить можно в домх, конфисковнных у «нционл-предтелей». То есть, нпример, у нс. В пустующих снториях и гостиницх. Ну и, рзумеется, рзвернуть новое строительство. Это у них тоже зплнировно. Перебрсывется мсс тяжёлой техники. Это чертовски дорого – тскть грейдеры, скреперы и эксквторы через подпрострнство, – но нш Дш, похоже, решил не считться с рсходми. Или он здвит Новый Крым – или конец всей её Федерции.

– Мне сейчс дже больше интересно другое, – зметил я. – Дрин выжил в ктивной биомссе: он см знет об этой своей... особенности, скжем тк? Я помню, что испытл, когд... когд всё открылось.

– Хороший вопрос, сын, – отец провёл пятернёй по волосм. – Думешь, он может быть в шоке?

– Именно, – кивнул я. – Если, конечно, считл себя до этого момент обычным человеком. Идейным борцом с Империей, тк скзть, фурией свободы.

– Или н смом деле он – кукл, втомт Чужих, – подхвтил мм.

– Не, мм, – я покчл головой. – В это я уже не верю. Слишком сложно. Я помню, кк он вел себя тогд, н Шестой бстионной, когд я угрожл им с Кривошеевым биоморфом в черпке.

– А кк же тогд?

– Ну... если теоретизировть, можно предположить, что биоморфов тоже ншли случйно, возможно, в смом нчле космической экспнсии человечеств. Где, кто и кк – сейчс не вжно. Я не исключю, что это случилось десятки лет нзд. Возможно, кто-то и преуспел в созднии идельного человек, может, пошёл и по вшему пути. Если могли вы – почему не могли другие?

– Резонно. Но это не продвигет нс к глвному – что делть сейчс?

– Зплтить Конрду з ликвидцию верхушки интербригд, кк и плнировли, – резко бросил мм. – Четырндцть миллионов мрок – это многовто, но... Ублюдочня Федерция рспдётся см собой. Империя вернётся сюд, и мы сможем продолжть тк, кк плнировли.

– Тк, кк плнировли, уже не получится.

– Юр, не цепляйся к словм! – мм поморщилсь. – Сейчс ндо любой ценой убрть и Дрину, и остльной центр.

– Прекрсня, блгородня цель, – криво усмехнулся отец. – Ну что ж, тогд я ктивирую коды для Конрд. Рз уж мы не видим никкого иного выход.

– Едв ли ндо сейчс убивть Дрину, – возрзил я. – Ндо понять, кто он. Узнть это в точности. Понимете? Кто он, человек, биоформ или попросту Чужой. Поэтому с ктивцией ндо погодить. Нет никких грнтий, что Конрд спрвится с центром и может спугнуть Дрину. А нм он нужн живой. Инче мы никогд ни в чём не рзберёмся. И, если он биоформ... гм, кк и я, – ндеюсь, что мне удстся кое-что из неё вытянуть.

Отец с ммой переглянулись и дружно кивнули.

Моё предложение они приняли, но вот кк его релизовть – тут споры не стихли. Предлгли своё и Лен со Светой, и Георгий, и дже Лриосик. Некоторые из этих предложений, пожлуй, принесли бы мне премию «Фнтст год», удосужься я рзвернуть их в повесть или рсскз, но, увы, совершенно не годились для рельной жизни.

...После этого рзговор минул неделя. Я быстро попрвлялся, н мне всё действительно зживло, «кк н собке». Упрятнное глубоко в лесх к северу от Нового Севстополя убежище жило своей жизнью: большинство нших ребят перешло н нелегльное положение в столице Нового Крым, кто-то стрлся внедриться в спешно формируемые «новые оргны првопорядк», кто-то готовил конспиртивные квртиры, явки и прочее. Будни подпольщиков.

Конрд регулярно пересылл сводки. Он по-прежнему не мог дотянуться до «внутреннего круг», непосредственного окружения Дрины, зто в изобилии снбжл нс информцией из «временного првительств Федерции», обосноввшегося н мормонской Новой Юте – плнете, годной для жизни, но совершенно лишённой ккой-либо рстительности. Тм были только руды д уникльные в нших секторх системы пещер, злегвших глубоко в толще бзльтов. Никкя орбитльня бомбрдировк ничего с ними бы не сделл.

Сельское хозяйство н Новой Юте пребывло в зчточном состоянии, под землёй лихордочными темпми, кк сообщл Конрд, сооружлись гидропонные стнции, однко всё это были полумеры. Вод н Новой Юте был редкостью, и немло её приходилось добывть из злежей ископемого льд. Мне трудно предствить себе, ккие геологические ктклизмы могли вызвть к жизни подобное, но фкт оствлся фктом.

Федерция топорщил перья и воинственно нсккивл н имперцев. Вдоль «зелёной линии» н Шйтне (ещё одн рудничня плнет, првд, с годной для дыхния тмосферой и подходящей силой тяжести) то и дело вспыхивли перестрелки. Героическими подробностями этих столкновений пестрели все новости «Нродно-Демокртической Федерции Тридцти Плнет», но глвным было не это. Интербригды стртельно провоцировли имперскую дивизию н вторжение. Несомненно, чтобы потом рззвонить по всем сетям о «вероломном нпдении» и о том, что «пробил священный чс зщиты отечеств».

Тк или инче, неделю спустя я покинул своё убежище. Пор было перебирться в Новый Севстополь, попытться нйти уязвимое место у Дрины Дрк и удрить туд что есть сил.

Я знл, что столиц нш, некогд весёлый и беззботный приморский Новый Севстополь, обртилсь в мрчный прифронтовой город. Н всех выездх из город, кк водится, рсствлены блокпосты. И не просто, со скнерми – стрые имперские личные жетоны, всегд почитемые з «орудие угнетения, слежки и полицейского произвол», не столь двно вновь объявлены новой влстью кк «обязтельные к ношению». Рзумеется, всё для фронт, всё для победы и для борьбы со вржескими лзутчикми и диверснтми.

Аэро– и космопорты кипели от корблей и смолётов, ожили многие зконсервировнные зводы н окринх. Всё это хозяйство, рзумеется, плотно охрнялось. Н улицх имперские птрули сменились дозорми из интербригд. Жетон могли проверить чуть ли не н кждом углу. Мльчишки и девчонки в имперском кмуфляже с нспех ншитыми эмблемми Федерции вышгивли по городу, преисполненные смешной и нивной вжности: они, похоже, не сомневлись в знчимости возложенной н них миссии. Но всё-тки Новый Севстополь строился совсем не кк крепость. Хвтло тропинок и в город, и з его пределы. Особенно если ты тут родился и вырос.

Я пробрлся з охрняемый периметр через зброшенный хоздвор пок ещё не ренимировнного зводик. Очень скоро Севстополь превртится в нстоящую мышеловку: Дрин нчл с дорог, но вдоль окрин уже деловито возводилсь стен из здоровенных бетонных блоков. Эдк нм придётся вспоминть зброшенные коллекторы или же клссические подкопы.

В городе пок ещё рботли многие мгзины, но отпускли в них только по крточкм. Электроння систем был сочтен слишком уязвимой для хкеров и прочих «нтисоцильных личностей», тк что севстопольцм рздли «простыни» рзноцветных купонов, рзрисовнных, словно бумжные деньги, прихотливым узором и укршенных нстоящими водяными знкми. Н всё это время и средств у Дрины Дрк ншлись.

Прздных прохожих, вроде меня, я почти не видел. Зкрылись нши знменитые рыбные ресторнчики – «все морепродукты подлежли обязтельной сдче госудрственной зкупочной компнии по твёрдой и спрведливой цене», кк глсил один из последних декретов новой влсти.

Интересно, думл я, шгя по сумрчному, ккому-то врз посеревшему городу, интересно, понимет ли Дрк, что очень скоро жители Нового Крым нчнут кривиться при слове «свобод» и с ностльгией вспоминть «проклятое прошлое», которое сейчс повсюду именовлось только и исключительно кк «оккупция»? Что очень скоро её птрулям стнут не только плевть вслед, но и, вполне возможно, стрелять, кк стреляли в первое время вслед имперцм? Или это всё тоже уклдывется в концепцию «упрвляемой оппозиции»? Д нет, чушь, конечно, слишком длеко всё зшло.

По центрльной мгистрли город, спешно переименовнной в «проспект Свободы» из «бульвр импертрицы Ектерины Великой» или просто «Ектеринки», «Ктин бульвр», кк его нзывли горожне, мимо меня тянулсь длиння колонн рзномстных втобусов и грузовиков. К окнм прилипли бледные физиономии ребятишек, нд ними мячили лиц взрослых. Люди выглядывли из битком нбитых кузовов, и во взгляде кждого я читл безмерное удивление, смешнное с восторгом: «Господи, неужели всё это првд?..»

Не требовлось никого спршивть, чтобы понять – это везли с космодром первую пртию переселенцев. Под своими куполми они совсем збыли, кк выглядит голубое небо и что ткое обвевющий лицо ветерок. В их глзх я читл ткую безмерную, неутолимую ждность и счстье, что стло дже не по себе. Эти поверят всему, что им нпоёт Дрин, только бы убедить себя, что они имеют все основния спихнуть в море прежних обиттелей плнеты.

Колонн, кзлось, не имел конц, он зполонил весь проспект. Грузовики пёрли нгло, без стеснения обдиря бок случйно зстрявшим у поребрик легковушкм. Верениц втобусов тянулсь к морю – видимо, новоприбывших везли в большие отели н нбережной – «Кйзер», «Кронпринц» и «Эрцгерцог», построенные перед смой войной, когд кулы туристического бизнес Империи сочли, что Новый Крым достточно безопсен для ристокртии из «стержневой нции». Продвиглсь колонн медленно, то и дело приостнвливясь.

Я прошёл вдоль череды мшин дв квртл, когд он окончтельно встл. Двери открылись, люди высунулись нружу – пок ещё неуверенно и дже кк-то робко, не без нстороженности поглядывя н небо: видть, ещё не привыкли жить без ндёжного купол нд головми.

Немногочисленные прохожие (всё большей чстью пожилые) косились н новоприбывших, кк я и предвидел, с недоверием и опской.

Когд-то я очень любил Ектеринку. Её зстривли, когд Новый Крым был ещё свободен, но уже достточно богт, когд ползуны и октопусы с рыбоферм стли испрвно преврщться в звонкую имперскую монету. Примитивные брки первых лет освоения снесли, и вместо них поднялись изящные двух-трёхэтжные здния, чем-то нпоминвшие струю Москву, ккой её рисовли художники девятндцтого век. Нижние этжи сплошь знимли мгзинчики и мленькие ресторны, широкие тротуры зсдили деревьями, устроили фонтны. К Ектеринке примыкл ещё один проспект – Петр Великого, его строили по обрзу и подобию Невского в Петербурге.

Я шгл и шгл – мимо зкрытых дверей, опущенных железных жлюзи, и только фонтны пок ещё весело и беззботно журчли, знть ничего не зня о людских бедх.

Декортивня брусчтк Ектеринки кончилсь, проспект упёрся в морскую нбережную, вознесённую метров н двдцть нд пеной прибоя. По првую руку от меня остлись Северня и Южня бухты, битком збитые промысловыми трулерми и плвучими рыбозводми; впереди лежл только окен.

Я повернул нлево, вновь зшгл, стрясь придть себе мксимльно деловой и озбоченный вид. Хотелось пройтись медленно, впитывя и нслждясь кждым лучом, отржющимся от беломрморного прпет; но нельзя, ответственные рботники тк не ходят, это только возбуждет нездоровый интерес птрулей.

Впереди поднимлсь многоэтжня громд «Кйзер», и в своё время весь Новый Севстополь стоял в пикетх, требуя зпретить строительство «этого уродств, губящего неповторимый рхитектурный нсмбль город». Првд, протесты утихли после того, кк компния перечислил очень большие средств в городской бюджет – никто из чиновников не польстился н втихую предлгвшиеся конверты с более чем солидными суммми.

У отеля густо роились переселенцы. Длиннющя гусениц втобусов здесь зворчивлсь кольцом, отрыгивя груды кофров и орды ноющих детей. Я поймл себя н неприязни и устыдился. Эти бедолги жили в жуткой тесноте под куполми жизнеобеспечения, пили регенерировнную воду и дышли регенерировнным воздухом. По ншим меркм, они «зшибли сумсшедшие деньги», но что ткое деньги по срвнению с рдостью броситься в нбегющую тёплую волну?..

Коренстый мужчин, с оклдистой чёрной бородищей, делвшей его похожим н Крл Мркс, стоял у прпет, пыхтя толстенной сигрой. Рядом с ним возвышлсь пирмид потёртых кофров из ребристого люминия, н кофрх восседли две чернявенькие девочки-двойняшки, бледня, измождёння женщин стрлсь согнть в кучу троих мльчишек-погодков.

– Приветствую н Новом Крыму, – я протянул бородтому руку. Смо собой, я зговорил н общеимперском.

– Спсиб... – отозвлся он, отвечя крепким рукопожтием. – А т... нрод вш н... нс коситс... нехорош...

У него был стрнный кцент, проглтывлись глсные н конце слов.

– Всё будет нормльно, – я пострлся улыбнуться кк можно приветливее. – Вы сми-то откуд?

– Одинндцтый сектор, плнет Борг, – бородч явно сделл нд собой усилие, стрясь выговривть слов медленно и првильно.

– Борг... урновые руды?

– Угу, – мой собеседник криво хмыкнул. – Ни воды, ни черт. Одн рдиция, туды её в кчель. Пыльные бури. Ветр ткие, что только в тнкх ездить можно. Человек в полном скфндре уносил, мож... предствить себе, нет?

– Могу. Меня Алексндром зовут.

– Оч... приятно. А меня – Дэвидом. У вс тут, я смотрю, крсиво. Блгодть, туды её в кчель. А у нс, йохер-нхер... Ну ничего. Теперь мы тут у вс будем.

– А вы кк сюд...

– Нвсегд, Алексндер, нвсегд, – мой собеседник утробно зхохотл. – Не зря, туды её в кчель, я лёгкие в шхте выблёвывл! Не зря свинцом хер оборчивл! Выпл нм тки счстливый билетик! – глз у него стрнно зблестели. Сигр у него был явно не с простым тбчком.

Я вежливо кивл, не перебивя. Пусть говорит. Иногд ткое может дть больше, чем все генты Конрд, вместе взятые.

– Выпл нм, грю, билетик счстливый! Приехли сюд к вм измену выкорчёвывть! Вы тут, йохер-нхер, зжрлись вконец, тольк... ты не обижйс..., лдн...?

– Д что ты, Дэвид, что ты, – я успокоительно похлопл бородч по плечу. Пусть говорит. Что бы ни скзл.

– Зжрлись, говор...! – рявкнул тот, обдв меня ядрёным тбчным ромтом. – Вы тут изменом изменить решил...! А почему? Потому шт... жили слишком хорошо! Вм-то не понять, кково это – в шхте по двендцть чсов, д в скфндре, потому шт... инче срзу кюк!

– А вы уехть рзве сми не могли? – поддержл я. – Неужто вс Империя тм нсильно держл?

– Х-х! – бородтый Дэвид ж рукми всплеснул, словно призывя всех в свидетели моей потрясющей нивности. – Конешн..., силком! Ссыльные мы тм все были, Алекс, спецпоселенцы! З грехи дедунь д ппшек рсплчивлись. Деньги, конешн..., плтили, не без того. Можешь скопить д выкупиться н свободу. Д только кк тм скопишь, если з кждую кплю воды плтишь, кк з жидкое золот...?! Помыться рз в неделю – прздник. Д и то, вся вод – регенерировння. Детишки болели, лейкемия, сркомы – что твой нсморк. А почему? А потому, что н всех скфндров детских не укупишь.

– А это все твои, Дэвид? – я кивнул в сторону близняшек.

– Мои, – с мрчной гордостью подтвердил бородч. – Тоже... нш общий грех. Аборты зпрещены. Кондомов в птекх не купить! Не говоря уж о тблеткх.

– А почему же, почему?

– Д всё потому же! – рявкнул мой собеседник. – Кто ж урн добывть-т... стнет, ?! Я см н Борге родился. Дедулю моего, строго хрыч, туд упекли з невосторженный обрз мыслей. Тк вот, ежел... у тебя детки рождются, с тебя чсть срок списывют, у кого он был, кто н плнете проклятущ... родился – тому н счёт денег подбрсывют. Был у нс один ткой – десятерых родил и выкупился.

– И с детьми уехл?

– Х-х! Держи крмн ширше! – презрительно фыркнул Дэвид. – Ежели ты выкупешься и много детей у тебя, то одног..., смое меньшее, оствь. У тог... прня, с его десятерьми, двоих потребовли. Мльчишку и девчонку.

Меня передёрнуло. Д полноте, имеет ли прво н существовние ткя Империя?..

– Г-гды, – выдохнул бородч, сжимя пудовые кулки. – Сволочи. Ну д ничег... Вырвлись мы с-под тех куполов, нвсегд вырвлись! Спсиб... товрищ... Дрк з то, освободил он нс. Порвём теперь Империи глотк..! А то, понимешь, пок мы тм гнили, вши тут с вргми сговориться пытлись!

– Тк что ж, Борг теперь просто опустеет? – я игнорировл опсные темы нсчёт гниения и сговор с вргми.

– Не-ет, зчем пустеть? Где ещё ткие богтые руды нйдёшь? Стрне ншей урн ндобен! Куд ж без урн? Кк от имперцев отбивться стнем?.. Только ведь вхтми тм попхть з дело свобод... совсем не то, что рньш... И если знть, что млышня моя в море плещется... – бородч зктил глз и ощерил зубы в ухмылке. – Ничё, ничё, мы тут у вс порядок-то нведём.

– А это кк? – полюбопытствовл я.

– Ну, кк! Перв...-нперв... – всех предтелей – в лгерь! А ещё лучше – к нм, н Борг. Пускй порботют, вину свою искупят. А мы пок в их особнячкх д квртиркх поживём. Эвон, у вс внные больше, чем у нс спльни были! По три-четыре толчк, это где ж видн...?! Мы, йохер-нхер, зслужили. Детскими могилкми всё оплтили! А? Что молчишь? Скжи, оплтили или нет? А?

– Д, конечно, конечно, – я пострлся улыбнуться и покивть кк можно убедительнее. – Ты не сердись, Дэвид. Я ж просто тк спросил.

– Ничег..., ничег..., – прихмыкнул тот. – Рдуюсь я просто, Алекс. Что из той смерти выбрлись. Что Дрин нс спсл, что зживо не гниём теперь. Что теперь хоть н море д н солнышко посмотрим. Дже умирть, коль придётся, не тк хреново будет. Потому кк знем, з что дрться стнем.

Я опять покивл.

Дэвид кто-то окликнул от вход в «Кйзер».

– Ну, бывй, Алекс, – бородч протянул мне лдонь, шириной больше смхиввшую н лопту. – Пор мне. Покуд тут устривемся, потом уж по квртирм рзместимся. Эй, Смнт! Детей быстро взял и пошли!

Бледня, до срок постревшя женщин поспешно и мелко зкивл, хвтя девочек в охпку. Мльчишки тоже подскочили к ней, кроме одного, который, простодушно рсстегнув штны, мочился с прпет прямо в синий, короновнный белою пеной прибой.

Я стиснул зубы и отошёл.

* * *

– Кошмр, – простонл отец, хвтясь з голову. – Я предполгл, что дело скверно, но чтоб нстолько... Конечно, эти несчстные с Борг з Дрину всем глотки перегрызут. И кем мы окжемся, если выступим против них? Мол, несчстных детей, от рдиции погибющих, не пожлели, оттолкнули?!

– Если Новый Крым зполонят ткие, кк этот Дэвид, тут очень скоро не з что стнет сржться, – холодно проговорил мм. Он зстыл, скрестив руки н груди, словно извяние Возмездия. – Д, у них был ужсня жизнь. Жизнь, недостойня человеческого существ. Но сейчс они вырвлись оттуд и, похоже, потеряли рссудок.

– Кк тм говорилось в длёком прошлом? «Понехли тут...», – пробормотл отец.

– А что ты предлгешь делть с гостями, которые гдят у тебя н ковёр, срывют кртины со стен и бьют посуду? – обрушилсь н него мм. – Кто был бы против принять детей с того же Борг? У нс снториев бы хвтило. Д и мест ещё многим хвтит! Только если они вести себя стнут соответственно.

– Д тких уже поздно, Тнь, воспитывть. Честное слово, поздно. Только если вот детей у них отобрть и поместить у нс в интернтх. С лучшими учителями, психологми, священникми... Глядишь, и помогло бы. А тк – они вырвлись из-под куполов, свобод, эх, без крест! Хочешь помочиться в море – мочись! А что, зслужили! Кк этот, кк его, Дэвид, вырзился? Детскими могилкми всё оплтили? Вот сейчс они и стнут Новый Крым другими могилкми покрывть. Ншими могилкми. Спсибо дорогому товрищу Дрине з нше счстливое детство. Знл, ехидн, куд иглу отрвленную воткнуть!

– Я уверен, что Дрк специльно отбирл смые... выдющиеся экземпляры, – я поднялся, тоже подошёл к узкому оконцу верхнего бункер, где мы устроили очередной семейный совет. – Убивет срзу двух зйцев. Во-первых, формирует зпсную гврдию. Во-вторых, провоцирует нс. Не зню, но мне этому мльчишке, писвшему с прпет, ужсно зхотелось ндрть здницу. Кк минимум. У других, не столь выдержнных, могут возникнуть и более рдикльные желния. И всем ведь не объяснишь, что эти несчстные не виновты, что жизнь у них был ткя...

– Ккя б жизнь ни был, это не повод стновиться скотми! – резко отрубил мм.

– Ну, пок что они и не ведут себя, кк скоты, – вступился з переселенцев пп.

– Когд поведут, будет поздно, – отрезл мть. – Их просто поднимут н штыки, Дрине только этого и ндо. Он не остновится перед геноцидом н Новом Крыму, подобно тому, что её «мтки» устроили н Омеге-восемь.

– А кк же эти, с Борг? – попытлся оспорить пп.

– Ты думешь, это её остновит? – мм презрительно усмехнулсь. – Д это дже лучше! Это легко можно будет свлить н нс, новокрымчн. А желющих выбрться из-под куполов, не бойся, меньше не стнет. Зто ккие выгоды! Прекрсня плнет, свободня от не шибко рсположенного к Дрине нселения. Все пищевые ресурсы в её полном рспоряжении. Плюс избыток воды и тепл, необходимых, чтобы выводить новых «мток».

– И что же делть? – кк-то беспомощно рзвёл рукми пп.

– Во-первых, мне кжется, ндо дть знть Влленштейну, – скзл я. – Пришл пор нведться н бывшую бзу «Тнненберг». Кптенрмус Михэль должен нходиться тм.

– Предположим, мы ддим им знть. А что потом?

– А потом, пп, продолжим то же, что нчли. Дрин двжды уходил от нс. В третий рз ей это не удстся.

– Блжен, кто верует, – проворчл отец. – Он ведь ещё и биоморф... Мне вот всё не дёт покоя вопрос – см-то он об этом знет?

– А он может ни о чём и не догдться, – зметил я. – Предположим, он ничего не подозревет. Тк ведь и я ни о чём не подозревл, когд в первый рз выбрлся живым из резервур Дрины. Мло ли что! Мло ли кк, вот выбрлся, и всё тут. Невкусным окзлся. Или зпх у меня ккой-то не ткой. Можно придумть миллион объяснений. Дрине совсем не обязтельно впдть в шок. Он тк двно возится с биоморфми, что вполне могл себя успокоить, мол, «пропхл уже вся ими, вот и не тронули».

– Гм, резонно, – кивнул отец. – Мы, конечно, продолжим поиски.

– Я б н это не слишком рссчитывл, – покчл головой мм. – Третий рз Дш не попдётся. Пугня. И опытня. Сейчс глвное – нйти её резервуры, буде тковые ещё есть. Твоя, Рус, мысль о геноциде... что-то мне не нрвится, нстолько он логичн. Уж лучше б тебе ошибиться, см понимешь. Кстти, Юр, где сейчс Зденек?

– Звербовлся в новую полицию Нового Севстополя, «нтитеррористическое отделение». Стоило это уймы денег, но...

– Пусть отчитется, н что их ориентируют. Если Дрин готовит-тки мссовое устрнение оппозиции...

– То может и не воспользовться недвно нбрнными н неблгондёжной плнете сотрудникми. У неё хвтет верных псов.

– Тем не менее. А пок – Руслн прв, ндо отыскть Михэля...

Пок что н Новом Крыму црили тишь, глдь д Божья блгодть. «Прямое федерльное првление» зствило очень и очень многих стиснуть кулки, нзревл всегдшний «конфликт поколений» – множество мльчишек и девчонок вступило в интербригды и дже слушть ничего не хотело против своего кумир, товрищ Дрины Дрк. Тем не менее монорельсы ходили, смолёты летли – плнет изо всех сил пытлсь жить «нормльной жизнью», хотя, конечно, это были нпрсные попытки.

Вновь воспользоввшись плодми мимикриционных технологий, имея н шее подлинный имперский чип н чужое имя, я уже безо всяких пролезний и перелезний прибыл в Новый Севстополь. Автобус остновили н блокпосту, долго и нудно проверяли всех пссжиров – девчонки из интербригды плохо умели обрщться со скнером и бзой днных, кждый зпрос знимл чуть ли не по пять минут – но в конце концов всех пропустили. Мой жетон никких вопросов не вызвл.

Город покзлся мне ещё грязнее и серее, чем в последний визит. Улицы зполняли толпы переселенцев, н Ектеринке и нбережной специльным декретом для них дже открыли ресторны, «целево отпустив необходимые ресурсы морепродуктов», кк говорилось в официльном сообщении. Моё ткси притормозило н светофоре; н углу, з широкой полосой зелени, кк рз рзмещлось открытое кфе, сейчс зполненное до предел. Я увидел, кк к столику, где рзвлилось четверо здоровенных, зросших по смые глз мужиков в комбинезонх (явно с Борг), подошл молоденькя официнтк и кк один из бородчей, нимло не стесняясь окружющих, по-хозяйски зпустил лдонь девушке под юбку. Т дёрнулсь, но другой тотчс схвтил её з руку, дёрнул тк, что он едв не повлилсь н стол.

– Вот тври... – сквозь зубы прошипел пожилой шофёр-тксист, тоже зметивший эту сцену. – Судрь, может, того, здержимся? Сил нет н это смотреть. Они ж кк с цепи сорвлись... – тксист вырзительно поигрл монтировкой.

– Здержимся, – решительно скзл я. Это было очень непрвильно с точки зрения конспирции, и, возможно, именно н ткие инциденты и рссчитывл Дрин, но я слишком долго гнул шею и мршировл под фшистские мрши в «Тнненберге», чтобы сейчс покорно молчть.

– Двненько я не дрлся... – зло прошептл мне тксист, ндвигя кепку н глз и пряч з спину руку с монтировкой.

Тем временем гогочущие бородчи дли официнтке выпрямиться. Руки ей под юбку зпустили уже двое, их приятели нперебой диктовли зкз. Девушк дрожл, по щекм текли слёзы, однко дрожщий стилос в тонких пльчикх быстро делл отметки н плншетке.

Нс с тксистом тут явно не ждли. Пожилой шофёр крепко меня удивил, без слов и предупреждений просто огрев монтировкой по жирному зтылку одного из тех, что лпли официнтку. Н лице бородч успело отрзиться нескзнное изумление, и он молч ткнулся мордой в рсстеленную слфетку.

Негоже отствть от того, кто годится тебе в отцы, если не в деды. Ребро моего ботинк врезлось в переносицу ближйшего переселенц, и тот с грохотом опрокинулся вместе со стулом. Двое других попытлись было вскочить, но один поймл ухом молодецкий змх монтировки, другому я без долгих колебний зехл ногой в причинное место.

– Вот и слвно, – перевёл дух шофёр, окидывя презрительным взглядом других переселенцев, остолбеневших от ткой ншей нглости. – И зпомните, судри любезные, будете нших дочек тк лпть – кончите, кк эти свиньи, – он кивнул н четыре вляющихся тел и мхнул мне рукой: – Поехли, дорогой.

Официнтк зкусил губку и робко улыбнулсь нм сквозь слёзы.

В мшине мы с шофёром пожли друг другу руки. И, смо собой, перешли с имперского н русский.

– Алексндр.

– Трофим я, Сш.

– А по бтюшке?

– Хм, по бтюшке... знчит, стр я уже, тк, что ли? Сергеевич я.

– Хорошо вы их, Трофим Сергеевич. Дже не пикнули.

– Д и ты, Сш, их слвно приложил. Где тк дрться выучился?

Я и глзом моргнуть не успел.

– Д тк, знимлся то здесь, то тм... ещё когд в универе учился.

– А--... понятно. А у меня уже сил нет смотреть, что творят! Д ещё и возникют, мол, вы тут все изменники, империи предться хотите, мол, жрли д спли, пок мы в шхтх...

– Гнили, – подхвтил я.

– Ну д. Гнили. По мне, тк гнили б тм и дльше, если ткие... ткя мрзь. Понвезли их тут, млин. У меня у смого дочк меньшя в интербригде, при имперцх чуть н Сврг не угодил, они мне – «изменники»! И чуть что – промеж глз. Их вон много, они злые, сплочённые, нши-то все словно попрятлись...

– Тк ншим, небось, совестно – дети-то н Борге и впрямь безвинно гнили. Рдиция, Трофим Сергеич, он не рзбирет, кто ты...

– Д зню, всё зню! – досдливо отмхнулся водитель. – Конечно, н тких плнетх жить... эх! Д неужто мы б их детишек не приняли? Если б они к нм по-людски, по-человечески? А то... ссут, прости з выржение, где попло, урны словно не для них поствлены, гзоны – специльно, чтобы вытптывть д бутылки с-под пив рскидывть!

– Они люди, Трофим Сергеевич. Несчстные люди. Их пожлеть ндо. «Ибо не ведют, что творят».

– Ишь ты, Сш, пожлеть... Я их с охотою пожлею, ежели они себя в рмкх держть стнут.

– А не боитесь, что номер вш зметили? – я поспешил сменить тему.

– Не, не боюсь. Куд им. Д и мшин з живой изгородью стоял, не вдруг рзглядишь. Обычное ткси, кких сотни. А вообще я её н прикол ствить собирлся. Сейчс дел – хуже некуд. Чтобы крточки отоврить, кк теперь говорят, мне знчки хвтит. А по городу ездить... только сердце кровянить. Лучше уж н ферму подться, зять стрший всё зовёт...

...В эропорту я вновь подвергся тщтельной проверке. Прошёл контроль (при этом меня рздели до трусов), сел в кресло – и имел возможность лицезреть «опертивный полицейский репортж» из того смого кфе, где мы погеройствовли с тксистом Трофимом Сергеевичем.

– Нглое и возмутительное нпдение н отдыхющих переселенцев... Причинение тяжких телесных повреждений... перелом нос... Ничем не спровоцировнное... – доносилось из динмик.

– Ничем не спровоцировнное, кк же! – фыркнул седя струшк рядом со мной в лихо повёрнутой козырьком нзд бейсболке. – Опять, небось, лпы свои грязные рспускли! Ох, и молодцы же те, что им дли!

Судя по лицм пссжиров – среди них преоблдли пожилые – струшк выскзл всеобщее мнение.

Я опустил голову. Оружие Дрины Дрк рзило точно.

Рейс до Влдисибирск шёл полупустой, и это несмотря н то, что «Столичные вилинии» вдвое уменьшили число полётов. Новый Крым змер, словно былинный богтырь, оглушённый удром дубины по шелому.

Во Влдисибирске меня встретили. Верных людей оствлось всё меньше и меньше, но пок ещё отцовские связи србтывли. Двое молчливых крепких прней, меняясь з рулём джип, лесными дорогми довезли меня до предполья бзы.

– Тм сейчс никого, но бережёного Бог бережёт.

– Дже охрнения не оствили? – удивился я.

– Стояло тут охрнение, по первости, покуд всё не вывезли, – ответил мне водитель. – А кк пкгузы очистили, тк и делть им тут стло нечего.

Я кивнул.

– Удчи, Рус. Будем тебя ждть сутки.

– Столько не пондобится, – я помхл моим провожтым и шгнул в густой подлесок.

Все окрестности бзы «Тнненберг» я в своё время пропхл н пузе, прошгл под полной выклдкой; я знл тут без преувеличения кждый куст, кждый овржек и кждое дерево. Сейчс кончтся зросли, и я увижу широкую безлесную полосу, з которой – три высоких збор из колючей проволоки и бетонный ров. В небо воткнуты сторожевые вышки, з ними – рзмлёвнные кмуфляжными рзводми родные брки. Чуть подльше, з смой бзой – военный городок, с ншим собственным «Невским», его бры и збегловки, где я встретил Гилви, где я мршировл во глве своего отделения, когд мы вернулись с Зеты-пять...

Я осторожно отогнул последнюю ветку, не торопясь высовывться н открытое место.

Бзы больше не было. Большя чсть брков – подорвн, торчт обугленные остовы; в зборе из колючки проделны широкие проходы, ров во многих местх звлен. Тм, где был военный городок, тоже остлись только руины. Словно кто-то в первобытной ярости стрлся стереть бзу с лиц земли.

И где же здесь мне искть Михэля? Кк он вообще мог здесь выжить? Городок «Тнненберг» рсктли по брёвнышку, смого кптенрмус, хоть он и вольнонёмный, смое логичное было б упрятть в кутузку. И вообще, что сделлось с гржднским персонлом бзы? Когд «Тнненберг» уходил с плнеты, он оствил тут довольно многих, в том числе и офицерские семьи.

Где-то тм, среди рзвлин, должны вляться обломки огромной мрморной плиты, н которой «Тнненберг», ещё не успев рздуться до полк, отмечл всех своих погибших и нгрждённых. Где-то тм имен Кеос, погибшего в смой первой ншей оперции н Зете-пять, Хня, тк и не вернувшегося к нм после Сильвнии, других ребят... Тм имен Микки, Глинки и Нзрин – после того, кк они стли комндирми отделений. Тм и моё имя, мой Железный Крест третьей степени с дубовыми листьями – з Кримменсхольм и Ингельсбург...

Тм чсть меня. Тм люди, которые не были ни птологическими сдистми, мньякми и убийцми, рвно кк и не были нгелми в белых ризх. Их можно было нпрвить и н добро, и н зло, они хорошо умели выполнять прикзы. Д, конечно, совесть у большинств из них дремл, поскольку солдт есть «втомт, к винтовке приствленный», и, следовтельно, «з него думет нчльство». Но всё-тки её ещё можно было бы рзбудить, эту совесть...

Я мешкл, нблюдя з безжизненными руинми. Что-то удерживло меня от того, чтобы очертя голову выскочить н открытое место. Уроки господин стршего мстер-нствник, штбс-вхмистр Клус-Мрии Пферцгенткля.

И я дождлся. Среди руин появилсь медленно бредущя человеческя фигурк. Он двиглсь, нелепо дёргя рукми и ногми, то и дело «ныряя» головой то впрво, то влево. Тк ходят умлишённые; вскоре я укрепился в своём подозрении, потому что человек громко рспевл ккую-то бессмысленную песню, смешивя слов в дикую кшу.

Вскоре я узнл несчстного кптенрмус. В дрных и почерневших от копоти лохмотьях, он тщился ненормльным, дергучим шгом, порой пдл, поднимлся, дже не двя себе труд отряхнуться. Вскоре он скрылся в зрослях примерно в сотне метров от меня, и я бросился следом.

...Мы столкнулись у кря зрослей кк рз н середине пути. Михэль смотрел н меня спокойным и серьёзным взглядом совершенно нормльного человек.

– Привет, Руслн. Я ждл тебя. Господин оберст-лейтеннт прислли извещение.

– Михэль!

– Смо собой. Михэль, уже сколько лет кк Михэль. Ты првильно сделл, что не высовывешься н открытое место: интербригдовцы держт тут нескольких нблюдтелей. Добрые люди, – он хихикнул, – дже подкрмливют меня, несчстного псих, сошедшего с ум, не в силх вынести рсствние с любимым склдом рмейского нтельного белья.

– И они оствили тебя здесь? Не збрли никуд?

– А зчем им официльно брть н содержние рехнувшегося слугу ненвистной Империи? Никкой информции из меня не выкчть. У госпожи Дрины Дрк есть дел повжнее.

– Вот именно, что повжнее. Михэль, у меня срочное сообщение для герр Влленштейн.

– Перескжи мне. Я передм. Для того здесь и оствлен.

– Но... кк? Н бзе одни руины...

– Н поверхности, Руслн, н поверхности. Могу тебе скзть, когд всё это строили, готовились в том числе и к тким ситуциям. Не волнуйся, мой передтчик никто не зсечёт. Остронпрвлення нтенн, луч – кк игл. И шифр, смо собой, не стндртный рмейский. Ну, двй своё сообщение.

Я помедлил. При прочих рвных, подобное я предпочёл бы зкодировть и передть см, но, рз Влленштейн тк доверяет этому человеку...

– Дрин Дрк не является человеком, – отчекнил я. – Он – биоморф или, возможно, результт скрещивния человек с биоморфом. Отсюд её влсть нд Тучей и «мткми».

У Михэля отвисл челюсть.

– Вот это весть тк весть... – тихо проговорил он. – Всего ждл, Руслн, но ткого... Впрочем, прости меня. Что ещё нужно передть господину подполковнику?

– Н плнете нзревет конфликт между коренными жителями и спешно перебрсывмыми сюд поселенцми с рудничных плнет. Не исключено, что Дрин Дрк готовит всеобщий геноцид новокрымчн с помощью контролируемых ею «мток». Дрин, по моему мнению, уже не подчиняется никому, кроме себя смой, и цели, которые он перед собой ствит, могут окзться совершенно нечеловеческими. Добвь, что в случе возникновения конфликт между переселенцми и местными жителями Империя может рссчитывть н лояльность Нового Крым, если, конечно, не обрушится н него с кртельными кциями.

– Понял тебя, Рус. Что-нибудь ещё?

– Кк с тобой можно связться, Михэль? Кждый рз летть сюд было бы несколько неудобно.

– Я понимю, – кивнул «кптенрмус», н смом деле – резидент чстной рзведки оберст-лейтеннт Иохим Влленштейн. – Соединись со мной по сети. Вот координты...

– Это кк? – остолбенел я.

– Тк. Коммуникционный центр целёхонек. Эти дурчки сожгли кзрмы, но где ж им нйти то, что прятл см герр оберст-лейтеннт!

– Д, конечно, – я несколько рз пробежл глзми строчку букв и цифр и вернул бумжку Михэлю.

– Зпомнил, лейтеннт?

Я повторил.

– Прекрсня пмять, – вздохнул Михэль. – Звидую. Не то что у меня, стрик... Ну, прощй, Руслн. Д, координты, что я тебе дл, – временные. Я их меняю кждые дв-три дня. Буду держть тебя в курсе их изменений. У тебя есть безопсный дрес, з который ты ручешься?

Я продиктовл бессмысленную н первый взгляд последовтельность букв и цифр. Кптенрмус пожевл губми и кивнул, мол, зпомнил. Понятно, что пмять у него был кк минимум не хуже моей.

– Погоди, Михэль, что случилось с гржднскими н бзе? Семьи офицерские... э-э-э... девчонки нши?

Михэль поднял брови и пожевл губми.

– Дрин Дрк никого и пльцем не тронул. Всех собрли и выслли н Шйтн, где, кк я слышл, уже передли ншим.

– Вот тк-тк! – порзился я.

– Дрин не дур, небось знет, что её ждло бы, вздумй он хоть пльцем офицеровых жён тронуть. Не говоря уж о детях...

Я смолчл. Дрине было, по моему рзумению, уже глубоко плевть н Империю и возможные последствия, но Михэль, хоть и резидент, был явно информировн «н достточном для выполнения функционльных обязнностей уровне». Я не стл его рзубеждть.

Мы простились.

...Я летел обртно в Новый Севстополь со стойким убеждением, что только что попросил помощи против Вельзевул у его почти что полного близнец Астрот. Конечно, если признть, что это рзные сущности.

* * *

Обртня дорог прошл безо всяких происшествий, если не считть з тковые утроенные кордоны в эропортх и допрос с пристрстием, учинённый мне и во Влдисибирске, и в Новом Севстополе. Скнеры послушно высвечивли нужные мне сведения (рзумеется, липовые), бз по отпечткм пльцев тк же послушно опознвл меня кк Алексндр Сергеев, не имеющего ровным счётом никкого отношения к опснейшему преступнику-рецидивисту Руслну Ю. Фтееву, усердно рзыскивемому всеми новосотворёнными «спецслужбми Нродно-Демокртической Федерции». Империя дотошно соствлял обширные досье н всех «политически неблгондёжных грждн» ( в тковых, нпомню, ходило всё нселение Нового Крым), однко у неё хвтло ум не делиться этими сведениями с «верноподднными». Нш криминльня полиция, нпример, довольствовлсь отпечткми пльцев; считывние рисунк рдужной оболочки глз имперцы оствили себе. И слв Богу: рдужку подделывть куд сложнее, чем «пльчики». Хотя я не сомневлся, что эту «брешь в системе безопсности» Дрин пострется зкрыть кк можно скорее.

З прошедшие дв дня, кзлось, число поселенцев в городе утроилось. Однко вот ресторнов н Ектеринке было открыто куд меньше. Встретило меня нглухо опущенными жлюзи и то кфе, где мы геройствовли с тксистом Трофимом Сергеевичем. Впрочем, нд зкрыввшими окн железными языкми фсд уродовли полуовлы жирной копоти. Похоже, з ншу «смелость» пришлось рсплчивться хозяину зведения – и кк бы ещё не той несчстной официнтке...

Я долго выбирлся из город. Кружил, петлял, не только стрясь отделться от гипотетического «хвост», но и вглядывясь в людские лиц. Совсем недвно мы, новокрымчне, гордились своим небольшим, но некоррумпировнным прлментом, известным н все Дльние Сектор университетом, своей плнетой, которую, горьким опытом нученные, сумели сохрнить в первозднной чистоте. Д, мы стрстно мечтли о свободе и готовы были обмнуться – тк не потому ли «нрод безмолвствовл», когд всю Думу объявили «нционл-предтелями» и влсть почти без выстрелов перешл в руки Дрины Дрк и её кретур? Эти несчстные обмнутые поселенцы, грубые и невоспитнные – зствят ли они нс збыть о том, что Русь всегд принимл гонимых и отверженных, что в ней кждый, кто хотел, нходил себе дом? И что случится, если Империя действительно нчнёт высдку? Против кого повернётся нше оружие?..

А переселенцы с Борг уже вовсю хозяйничли в Новом Севстополе. Их срзу можно было отличить: мужчин по солидным бородм, женщин – по збитому и змордовнному виду. Детвор с визгом носилсь по некогд ккуртным гзонм, походя опрокидывя и ломя всё, до чего только могл дотянуться. Н фсдх и ещё остввшихся незкрытыми витринх появились первые грффити.

Они не виновты, твердил я себе. Они вырвлись из д, и никто, кроме Империи, не виновт, что они ткие. Они просто опьянели от моря и неб. Они не «плохие», потому что нет изнчльно плохих и хороших. Их изуродовл скотскя жизнь. Им кжется, что другой нет и быть не может. Их дети никогд не могли лзть по деревьям и строить шлши, беззстенчиво ломя ветки. Всё ещё может измениться...

У нс вновь возникл нелепя, двящя пуз. Дрин не проявлялсь. Д, мы получили информцию, которую невозможно переоценить, но дело-то стояло. «Нш Дш» нужн был нм не «живой или мёртвой», исключительно живой, потом, после допрос – скорее всего, мёртвой, потому что если «мток» нпрвляет только и исключительно её воля...

А н всех фронтх тем временем сохрнялось зтишье. Имперцы прочно удерживли «зелёную линию» н Шйтне, отбивясь от воинственно-петушиных нскоков горячей, но неумелой рмии Федерции; и нигде никких следов Тучи, нводившей ткой ужс н Иволгу и Омегу-восемь. Судя по имперским новостям, ничего существенного не происходило и н Зете-пять, где осттки уцелевших лемуров збились глубоко в непроходимые лес.

Тихо, словно в период проход «ок ургн». Покой, который вот-вот сменится неистовой бурей. А меня ждёт зпрятнный глубоко в лесх подземный схрон – и бессонные ночи всё с тем же проклятым вопросом «что делть?».

Шифровк 120. Весьм срочно! Слим – Бклну:

Возобновляю рботу, пользуясь резервным кнлом. Полк «Тнненберг» переформируется в бригду, которя прошл доукомлектовние и чстичное перевооружение. По сведениям Арийц, бригд может быть переброшен н Шйтн в течение 7 – 10 дней. Не исключется ткже использовние «Тнненберг» в «неожиднном для всех месте».

Прошу учесть, что передч сообщений связн с повышенным риском. Поэтому сенсы связи будут нерегулярны.

Глдитор устно сообщил о полученном прикзе н перевод в шифровльный отдел 2-го деснтного корпус.

Слим.

Шифровк 121.

Бклн – Слиму:

Счстливы возобновлением вшей рботы. Ктегорически зпрещю ненужный риск. Передвйте сообщения только в случе нличия сведений особой вжности. Центр призывет вс и Глдитор принять все меры по обеспечению личной безопсности.

Бклн.

Шифровк 122.

Глдитор – Бклну:

Мною получен прикз о переводе в штт шифровльного отдел 2-го деснтного корпус. Прошу передть проли и координты для связи.

Глдитор.

Шифровк 123.

Слим – Бклну:

Отдельня деснтня бригд «Тнненберг» продолжет интенсивную рботу по обучению и боевому слживнию вместе со всей дивизией «Totenkopf». Сведения Арийц не подтвердились, ни полк, ни дивизия не были отпрвлены н Шйтн. Туд перебрсывется пнцергрендёрскя дивизия «Фелъдхернхлле». Возможные здчи этой дивизии неизвестны.

Сообщю ткже, что имперским войскм отдн прикз перейти н шифры ктегории «Абель», что свидетельствует о подозрении н нличие «крот» в криптогрфической службе.

Прошу Центр быть готовым к любым неожиднностям. Вновь подчёркивю, что связь может прервться н неопределённый период времени.

Слим.

Шифровк 124.

Весьм срочно!

Бклн – Глдитору:

Центр не предпринимл никких шгов по нпрвлению Вс в шифровльный отдел 2-го деснтного корпус. Будьте предельно внимтельны и осторожны: возможн провокция имперской контррзведки. Смостоятельные попытки устновить связь зпрещю. К вм будет выслн связник с соответствующими укзниями.

Бклн.

Шифровк 125.

Глдитор – Бклну:

Вши укзния мною получены и поняты.

Глдитор.

Шифровк 126. Слим – Бклну:

Глдитор убыл в рспоряжение шифровльного отдел штб корпус.

Слим.

* * *

Мы знли, что Дрин ищет нс. Отец, мм, мои бртья и сестры – мы все собрлись в лесном укрывище, не имея возможности дже высунуть нос. Весь остров (не ткой уж большой, по меркм нормльных плнет) прочёсывлся чстым гребнем, и не восторженными юнцми и юницми из «Бндер Россы», мтёрыми гврдейцми Дрины, кк я понимл – нвербовнными со всей Империи. Сообщения Конрд сделлись редкими и млоинформтивными. А потом он известил, что возврщет полученные деньги. Мол, добрться до центр интербригд он не в состоянии. Его информтор попл под подозрение, испуглся и лёг н дно, не предоствляя больше никких сведений. Что-то внезпно и резко изменилось. Систем безопсности полностью сменен. Количество охрнников учетверено. Никких многолюдных совещний. Првительство н осдном положении. Ключевые фигуры не покидют бункеров. Подобрться сейчс к ним невозможно – во всяком случе, не теми методми, которыми Конрд привык действовть. Поэтому он возврщет деньги. Осуществить нш зпрос сейчс – это пожертвовть всей его оргнизцией, которую потом не возродишь ни з четырндцть, ни з четырест миллионов мрок, будь они хоть золотые.

– Ну что, мужчины?! – мм смотрел н нс, уперев руки в бок. – Что будем делть? Мы рссчитывли вытянуть Дшу из норы – и вытянули, себе н горе. Сейчс, похоже, всё, н что мы можем рссчитывть, это имперское вторжение. Вот уж никогд не думл, что доживу до ткого позор!

– А что ты предлгешь, Тня? Мои мльчики делют всё, что только в человеческих силх, но Дрин хорошо усвоил урок. Он больше не оствляет хвостов н поверхности. И зполняет Новый Севстополь своими поселенцми. Они зняли все большие отели, сейчс нстёт очередь млых. Морехозяйств и рыбозводы «нционл-предтелей» – нс, в чстности, – реквизируются. Прибывшие с Борг знимют мест тех сотрудников, что откзывются рботть н новый режим. Впрочем, откзников не тк много – «рбочие крточки» и «иждивенческие пйки» теперь дют только тем, кто «трудится рди победы» или у кого есть тковые в семье.

– Ндо поднимть нрод, – решительно скзл мм. – Не очень-то хорошо использовть ксенофобию и рзжигть неприязнь к тем же боргинцм, но никуд не денешься.

– Мм, Дрин Дрк только того и ждёт, – зпротестовл я. – Уверен, стоит нм повернуть оружие против поселенцев, Дрк обрушит н нс всю мощь своих «мток».

– А зчем ткой психоптке и вообще – скорее всего, не-человеку – ккие-то тм поводы? Если б он хотел, то уже двно спустил бы н нс свою свору. Нет, пок ещё он игрет в «несозннку» с общественным мнением. Пок ещё для громдного большинств её сторонников «мтки» – стршня угроз. Не думю, что большинство рядовых бойцов будут счстливы узнть, кто н смом деле повелевет биоморфми...

– Меня это всегд знимло – что открыто простым людям, тем, кто идёт з Дриной, – зметил отец. – Что знли её солдты н Омеге? Что знли те, кто «остнвливл» «мтку» здесь, н Новом Крыму?

– Тебе б, Юр, всё теоретизировть. У нс сейчс нет ни возможностей, ни времени для нормльной контрпропгнды. Д и мтерилов соответствующих тоже нет. Если б мы сняли Дрину, выбирющуюся из биоморф...

Я слушл их спор и молчл. Нить событий выскользнул из нших рук. Оствлось только ждть, кто первым совершит ошибку, чтобы мы вновь перехвтили иницитиву. Но слишком долго ждть мы тоже не имели прв.

В эти дни я много времени проводил с родными. Стрлся веселить Тнюшку, рсскзывя ей н три четверти выдумнные истории о приключениях Рздвкряк, Весёлого Рекрут. Подолгу говорил с Леной и Светой – у сестёр, по извечной женской привычке, рзговор то и дело сворчивл н Дльку и нши с ней «перспективы», буде только он остнется жив. Успокивл томившегося бездеятельностью Георгия, уверяя его, что глвные бои всё рвно впереди. Кждые несколько чсов мы ждно приникли к экрнм, но сети – и федертивня, и имперскя – в дв голос твердили лишь о том, что н фронтх ничего существенного не произошло.

Но я знл, что не могу ошибиться. Я чувствовл приближение бури, и весь вопрос зключлся лишь в том, когд же именно он рзрзится.

И тут н прощние покзл себя Конрд. Не зню, кк ему это удлось, но... это ему удлось.

Опертивня сводк Глвного Штб вооружённых сил Нродно-Демокртической Федерции Тридцти Плнет от 13 июня, соствлен по донесениям, поступившим к 24.00 12 июня.

Извлечение

Противник н плнете Шйтн, н учстке 2-й интернционльной бригды «Гвдлхр», прикрыввшей нпрвление н Восьмой ГОК и прилегющие крьерные поля, ннёс удр силми дивизий «Лейбштндрте», «Гроссдойчлнд» и «Викинг». К 16.00 12 июня дивизия «Гроссдойчлнд» прорвл оборону 2-й ИБ н всю опертивную глубину и рзвивет успех в сторону 8-го ГОК, продвинувшись в глубь нших позиций н 15 – 25 км. Контртки, предпринятые комндовнием 2-й ИБ, успех не имели. 2-я ИБ отошл н рубеж «Второй Крьер – Узловя стнция – Обогтитель – Четвёртый крьер», где в нстоящее время создётся новя линия обороны. В 18.00 12 июня противник высдил деснт в рйоне Рбочего Посёлк № 6, перерезв монорельс от Узловой к 8-му ГОКу, и, рзвивя успех, ввёл в прорыв только что прибывшую из резерв дивизию «Фельдхернхлле». 4-й ИП[5] из соств 2-й ИБ дерётся в полном окружении в рйоне Третьего Крьер, зняв круговую оборону. Полк испытывет серьёзную нехвтку боепитния.

В нстоящее время создётся удрня групп в состве резервной 5-й ИБ имени Долорес Ибррури, моторизовнной дивизии «Нормндия» и тнковой бригды «Монжу». Здч группы – деблокировть нши окружённые чсти и восстновить положение...

Имперцы больше не желли ждть. Они перешли в нступление тк, кк они умели: внезпно, большими мссми, создв решющий перевес н нпрвлении глвного удр и высживя в тыл Федерции воздушные деснты. Им удлось нкопить три удрных дивизии скрытно, тк что Дрин Дрк со товрищи ничего не зподозрил, убюкння пссивностью единственной пехотной дивизии н Шйтне, что удерживл «зелёную линию». Плнет, одн из ниболее экономически рзвитых в Федерции и одн из немногих рудничных, где не требовлись купол жизнеобеспечения, скорее всего, очень быстро окжется в имперских рукх – для этого достточно знять космопорты, основные промышленные объекты и повесить нд плнетой свои ркетные плтформы.

Я подумл, что в течение всего этого времени и имперцы, и Федерция соблюдли н Шйтне своеобрзный сттус-кво: идущие н плнету трнспорты не тковывлись ни той, ни другой стороной. Ни Империя, ни Федерция не лезли в прострнство нд контролируемыми противником полушриями. Хотя, конечно, «контролировть полушрия» – это слишком громко скзно. Линия фронт соствлял ничтожный процент смой «зелёной линии», войск прикрывли только вжнейшие экономические рйоны и космопорты. Дикие, безжизненные пустыни, ткже горы с пок нерзрбтывемыми месторождениями никого не интересовли.

Сейчс, рзумеется, н орбитх вокруг Шйтн нчнётся нстоящя мясорубк. Обе стороны нчнут судорожно збрсывть «нверх» всё, что только может стрелять. Нверняк пострются рзбомбить взлётные и посдочные площдки, хотя, зня пренебрежение Федерции вообще и лично товрищ Дрины Дрк к человеческим жизням, можно предположить, что они нплюют н безопсность и стнут поднимть свои челноки где придётся. Ну и, соответственно, сжть. Совсем длеко им это сделть не удстся – нужн определёння инфрструктур, подъездные пути и прочее, д и систем контроля з космическим движением должн присутствовть.

Что ж, Империя сделл первый ход. Вполне ожидемый и всё рвно неожиднный. Теперь можно ожидть высдки и н другие плнеты новоявленной Федерции, в том числе – и н нш Новый Крым...

Астрот пошёл открытой войной н Вельзевул. Вот только кк бы после их дрки не остлось сплошное пепелище от горизонт до горизонт н множестве плнет – я не сомневлся, что Федерция рсполгет достточными зпсми кк трдиционного ядерного оружия, тк и «подконтрольных» Дрине Дрк «мток». А может, они повинуются не только ей?

Невольно я вспомнил Гилви, выжившую н Омеге-восемь под ткующей Тучей, единственную, кто уцелел в обречённом бункере. А что, если и он тоже...

Я помотл головой, отгоняя нвязчивый кошмр. Десятки, сотни тких, кк Дрин и я, внедрённых н всю глубину имперского или федертивного ппрт... Невольно вспомнилось другое моё всегдшнее видение – недвижно звисшие в прострнстве громдные, неисчислимые стд «мток».

Но всё рвно, зчем это, для чего? Вторжение? Чудовищный, нм непонятный эксперимент? Что-то ещё? Нсильственный перевод человечеств н иную ветку эволюции, если уж окончтельно впдть в безумие и строить смые фнтстические предположения?

Тьфу, пропсть. Перестнь сходить с ум, Рус. Решй проблемы по мере их поступления. И... пострйся поменьше вспоминть прелести той же Гилви. Уж лучше тогд думть о Дльке.

А в Новом Севстополе продолжлись ресты. «Вргов свободы» ншлось немлое количество. В основном – состоятельные люди, рыбопромышленники, крупные торговцы, те, кто потерял большие деньги из-з рзрыв с Империей. И, со стыдом должен признться, немло простого люд этому рдовлось – по всегдшней особенности ншего ментлитет, соглсно которому «от трудов прведных не нживёшь плт кменных».

Новости тщтельно фильтровлись, но отцовские прознтчики усердно доносили о всевозрстющем числе стычек новокрымчн с переселенцми. Не вся молодёжь пошл з Дриной, кк всегд, ншлись те, кто норовил отстояться в стороне. Но сейчс и у них, кк видно, кончилось терпение. Кое-где н окринх Нового Севстополя рзыгрывлись нстоящие сржения, где в ход с обеих сторон шли стльня рмтур и нтикврные мотоциклетные цепи.

Никто не хотел уступть. Оно и понятно – жемчужин Восьмого сектор, Новый Крым, кк кзлось переселенцм, лежл у их ног, зселённый «предтелями» и «имперскими овчркми», слдко евшими и мягко спвшими, пок они, честные шхтёры, «выблевывли лёгкие», по выржению Дэвид-бородч.

В лесном убежище день проходил з днём. Конрд змолчл, прислв одну-единственную действительно ценную сводку, и мне приходилось фильтровть новости, переполненные трескучей пропгндой и описнием фнтстических подвигов кк «мужественных бойцов интернционльных бригд», тк и «верных солдт Империи и его величеств кйзер».

* * *

НОВОСТИ НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТРИДЦАТИ ПЛАНЕТ

...Продолжются боевые действия н Шйтне. Нши войск в течение последних суток вели бои н всём фронте. После упорных и кровопролитных сржений с целью облегчения упрвления войскми и спрямления линии фронт нши чсти по прикзу комндовния оргнизовнно перешли н один из тыловых рубежей в рйоне 8-го горно-обогтительного комбинт. См комбинт продолжет оствться в нших рукх, несмотря н хвстливые зявления имперско-фшистского комндовния, которое уже смое меньшее трижды «зхвтило» его.

...Кждый шг вперёд дётся подлым зхвтчикм дорогой ценой. С нчл боевых действий нши бойцы сожгли и вывели из строя сотни единиц вржеской бронетехники, сбили десятки смолётов и вертолётов, уничтожили тысячи неприятельских солдт. В Империю устремляется поток похоронок. Полевые госпитли переполнены, судя по свидетельствм пленных солдт. Огромные потери, понесённые имперско-фшистскими войскми, нчинют серьёзно тревожить нселение Внутренних Плнет, несмотря н все усилия лживой имперской пропгнды змолчть рельные рзмеры этих потерь. Потребовлось публичное выступление смого кйзер, пытвшегося подбодрить своих подднных. В своём выступлении профессионльный лгун Вильгельм нзывл совершенно фнтстические, невероятные цифры потерь, якобы понесённых вооружёнными силми Федерции. Тк, по его словм, интернционльные бригды н Шйтне только з первую неделю боёв уже потеряли 30 000 человек убитыми, 20 000 человек пленными, 5000 орудий, 2000 ркетных устновок рзличного нзнчения, 1500 тнков, 500 смолётов и вертолётов. Несусветня лживость этих цифр очевидн. Н смом деле интернционльные бригды и кдровые дивизии ншей Федерции з истёкший период потеряли убитыми 2872 человек, рнеными – 11 154 человек, пропвшими без вести – 613 человек, 485 орудий рзличных клибров, 373 устновки УРО, 99 единиц бронетехники и 56 леттельных ппртов всех нзнчений.

Вильгельм, однко, ничего не скзл в своей речи о потерях его имперско-фшистской рмии. Кзлось бы, кому-кому, кк не тк нзывемой «стержневой нции» знть о потерях своей собственной рмии. Почему же Вильгельм своим подднным – рбочим, крестьянм, интеллигенции – не нзвл ни одной цифры о потерях имперской рмии? Потому что Вильгельм боится скзть првду нроду Империи, боится нзвть цифры этих потерь, ибо они столь огромны, что если бы их нзвть, они не оствили бы кмня н кмне от лживых и хвстливых зявлений Вильгельм о «победх». Тк, кк поступет Вильгельм, поступют только политические шулеры и жулики.

Поскольку Вильгельм скрывет от нселения Империи и общественного мнения незвисимых плнет потери имперской рмии только з первую неделю боёв, Федерльное Информбюро уполномочено сообщить: з истёкший период имперско-фшистские полчищ потеряли н Шйтне 45 000 солдт убитыми, рнеными и пленными, то есть примерно столько, сколько имперцы потеряли при подвлении всех нродно-освободительных восстний з все годы существовния Империи, вместе взятых. А это ткие крупные сржения, кк Жлобинское и Утрехтское восстния, Вторя Вршвскя оборон, Босвортское нционльное восстние и тк длее. Не менее тяжелы имперские потери и в вооружении: только з семь дней боевых действий имперцы потеряли более 1100 тнков и бронетрнспортёров, 1400 орудий, 900 устновок УРО, ткже 330 смолётов и вертолётов, сбитых ншими лётчикми в воздушных боях, уничтоженных силми и средствми ншей ПВО и уничтоженных при нлётх н эродромы противник, не считя леттельных ппртов врг, потерпевших врии при взлётх и посдкх.

Тковы фкты.

* * *

Горше всего ощущть дже не поржение, полное своё бессилие. Лесное убежище кзлось мне тесной клеткой. Нши плны – все! – окзлись неудчными. Но, с другой стороны, имперцы явно теснили Федерцию н Шйтне, и я понимл, что этим дело не огрничится. Дрин Дрк и её подельники вполне могли решиться н эсклцию конфликт с применением, скжем, тктического ядерного оружия.

Я больше не мог выбирться в город. Контроль ужесточили до последней крйности, н всех блокпостх появились стционрные скнеры, позволявшие рспознть человек, несмотря ни н ккой биоплстический грим. Нводнённый вооружёнными «поселенцми», Новый Севстополь стл для нс недоступен: люди отц сообщли, что укомплектовнные местными уроженцми чсти потихоньку выводятся с плнеты, перебрсывясь в первую очередь н Шйтн.

И сплошным потоком сдились в ншем космопорту трнспорты с Борг, Шеридн, Рур... Но ни одного с Вольного Дон или Слвутич.

Дрин устроил нм небольшую, но эффективную этническую чистку.

Орбиты нд Новым Крымом, высокие и низкие, поспешно зполнялись нскоро собиремыми ркетными плтформми. По некоторым сведениям, имелись и лзерные, в первую очередь – рентгеновские с ядерной нкчкой. Громоздкие и мощные гзовые пок не выводились.

А Империя продолжл швырять войск в мясорубку н Шйтне. Что тм происходит, невозможно было понять дже приблизительно. Обе стороны сообщли о своих победх и громдных потерях в рядх противник.

Мы ждли. В третий рз нйти лежбище Дрины, кк я и боялся, нм не удлось. И вообще, кк я чувствовл, что глвные события сейчс рзвернутся отнюдь не н ншей плнетке. Ндо было выбирться отсюд, потому что этот рунд Дрк выигрл у нс вчистую.

Но время шло, петля блокды стягивлсь всё туже, и лесное убежище стновилось просто ловушкой. Поисковые оперции интербригд рзвёртывлись всё ближе и ближе, и отец только мрчно кчл головой, нблюдя в перископ с дльнего дозорного пункт з их эволюциями.

А потом нстл день Икс. Нет, не день имперского вторжения. Всё нчлось, кк и всегд, с совершенно незнчительного эпизод. И тк вышло, что я вновь окзлся в смом эпицентре событий.

Кк я уже говорил, бездействие мучило куд сильнее смых тяжких трудов и лишений. Я не мог больше спокойно смотреть, кк Дрин укрепляется в Новом Севстополе, кк по плнете рстекется поток её фнтичных сторонников.

До Нового Севстополя я добирлся без млого неделю. Шёл ночми, кружил и петлял – все втобусные и монорельсовые стнции, все переезды, мосты, тоннели, дже пересечения скоростных мгистрлей тщтельно охрнялись. Н этих постх всё реже и реже можно было встретить облчённого в туристскую штормовку нивно-восторженного преньк с ншей плнеты: или бородтые поселенцы с Борг, первыми освоившиеся у нс, или мордовороты из личной гврдии Дрины.

См Севстополь по периметру опоясл нстоящя «берлинскя стен» в три метр высотой с ещё добрым метром колючей проволоки сверху. Уродливый ров с збетонировнными дном и стенми тянулся, словно шрм, сквозь пригородные поля и рощи. Н километр от него все деревья окзлись вырублены, уютные фермы, укрыввшиеся под роскошными зонтичными кронми, – взорвны или сожжены. Мне вновь пришлось довериться морю – и оно вновь не подвело.

Порт Нового Севстополя изрядно поутих с того дня, кк Дрин зхвтил влсть н плнете; однко трулеры и рефрижерторы по-прежнему сновли взд-вперёд, обеспечивя «фронтовыми», «рбочими» и «иждивенческими» пйкми четыре пятых нселения Федерции. Мне пришлось слегк поплвть, но выбрлся я н берег уже в городской черте. Здесь пок ещё кк следует зкрыться не успели, хотя порт и нчли змыкть охрняемым боковым згрждением. Впрочем, з этим тоже дело не стнет – н берегу уже громоздились бухты проволочной сетки. Не инче кк Дрин здумл ещё один периметр, только н сей рз – морской.

Я вылез, переоделся в сухое, спрятл гидрокостюм. Кк мог, полевыми средствми, ннёс мскировку. Рссвет я встретил уже н улицх Нового Севстополя.

Первое, что бросилось в глз, – птриотические плкты. Н кждом углу, н кждой витрине зкрытых мгзинов, в простенкх, н стромодных фишных тумбх, сохрнявшихся в центре по двней трдиции, – одни только плкты. Их создтели не мудрствовли лукво. Я увидел и «Родин-мть зовёт!», и «Кто смеет отрицть, что нш рмия не рз обрщл в пническое бегство хвлёные имперские войск?!», и «Болтун – нходк для шпион»... Всё тк же по Ектеринке из космопорт тянулись втобусы с переселенцми, и я зметил, что з рулём тоже сидели бородчи в своих неизменных комбинезонх. Совсем исчезли ткси. Несколько ресторнов и зкусочных рботли, но оттуд тянуло совершенно непривычными зпхми, и рспоряжлись тм тоже переселенцы.

Некогд клссик очень хорошо скзл, что судить культуру следует по её отношению к строму, к слбому, к женщине и ребёнку. Я смотрел н бледных, молчливых и зпугнных женщин с Борг, теперь подввших и убирвших со столов (видть, все нши официнтки нконец-то ретировлись), и опять зствлял себя думть, что бородтые мужья этих женщин не виновты, что ткими их сделл жестокя и мерзкя жизнь... но почему же они с ткой охотой поддлись этой мерзости? И не вжно, что они носили бороды и, в большинстве своём, отзывлись н нглоязычные имен – нши с Вольного Дон и Слвутич кк бы не окзлись ещё злее, может, и зря Дрин боялсь отпрвлять их сюд.

Повсюду мршировли птрули. Поселенцы и только поселенцы. Редкие прохожие-новокрымчне жлись к стенм и торопились кк можно скорее прошмыгнуть мимо людных мест.

Безо всякого плн я кружил по городу, проверяя свои ощущения. А они подскзывли, что где-то рядом вновь объявился биоморф, что ознчло лишний шнс всё-тки встретить «ншу Дшу» лицом к лицу в третий – Бог, кк известно, троицу любит! – и, хочется верить, последний рз.

Окзывться вблизи монорельсового вокзл никк не входило в мои плны – дже дошкольник знет, что ткие объекты в военное время охрняются особенно тщтельно, – но и упускть его совсем из виду я не мог. А что, если именно тм я почувствую присутствие ещё одного биоморф, если не смой Дрины Дрк?

И кк рз у вокзл я увидел угрюмую колонну мльчишек и девчонок, явно нших, в полинялом, зношенном «обмундировнии», если, конечно, тковым могут считться туристские куртки-ветровки, штны и ботинки-вибрмы. Никто из ребят не был вооружён, многие тк и не рсстлись с головными повязкми Шестой интернционльной бригды.

Длинную колонну возглвляли офицеры в добротном имперском кмуфляже, с новенькими погонми (стромодные петлицы ушли в небытиё), увешнные оружием, точно новогодняя ёлк игрушкми. Судя по тому, что комнды отдвлись н стром добром общеимперском, – офицеры эти происходили явно не с Нового Крым.

Ребят же нши тщились мрчно, повесив головы и згребя ботинкми. Их вывели н обширную привокзльную площдь и дли комнду «вольно». Строй сломлся, прни и девушки рссыплись по площди; я зметил, что от вокзл тотчс выдвинулсь коменднтскя комнд, перекрывшя ведшие от площди улицы и проулки. Кжется, тут уже береглись от дезертиров.

И всё-тки везли не рестовнных. Пок что это ещё были «бойцы Вооружённых сил Нродно-Демокртической...» и тк длее. Их не згнли в ккой-нибудь пкгуз, не оцепили стрелкми; и я, недолго думя, решительно смешлся с толпой.

Многие курили – дешёвые и збористые эрзц-ппиросы, хороший тбк двно уже шёл «н нужды действующей рмии».

– Бртцы, куд это вс? – поинтересовлся я, присев н огрду скверик рядом с тройкой уныло смоливших преньков лет по семндцти кждый. – Чего вы эдкой дрянью дымите, берите у меня, – я вытщил пчку ншей собственной «Герцеговины флор».

– А то они нм скжут! – фыркнул один из пцнов, без колебний угощясь моим куревом и пряч вторую сигрету з ухо. По всей вероятности, призывы к бдительности и предупреждения о врге, коврно подслушивющем н кждом углу, прошли мимо его внимния.

– Смо собой, нс не извещют, – буркнул другой прень, протягивя руку к пчке.

– Берите всю, у меня ещё есть, – скзл я. – Конечно, перебрсывют, куд – неведомо. То одно комндовние ведет. Ну д я не комндовние, почти нверняк скжу – н Шйтн.

– Вот и мы тк думем, – кивнул третий мой собеседник, плтиновый блондин с голубыми глзми. От тких девчонки должны терять головы целыми ротми и бтльонми.

– А что ж без оружия?

– Дк отобрли! Словно мы штрфники ккие...

– Вид-то у вс не больно весёлый.

– А с чего ему взяться-то?! – взорвлся голубоглзый. – У меня сестру эти... бородтые... того! Прямо н улице, средь бел дня... Пошли в учсток, тм тоже ткие сидят... и, мол, чего явились, вот мы сейчс проверим, не проститутк ли он, д небось см к ншим бойцм полезл, теперь...

Видть, у прня действительно нболело, если он выклдывл ткое первому встречному.

– Лёх, ну Лёх, ну что уж ты теперь... – пострлся урезонить его другой пренёк.

– Глотку б рвл им, гдм, – сквозь зубы процедил блондин Лёх.

– Вы б ребят, того, поосторожнее, – зметил я. – А ну кк я – шпик подослнный? Меня, кстти, Алексндром звть.

– Михил, – предствился первый.

– Сергей, – протянул мне руку второй. – Лёху уже и тк нзвли. А ты см чего делешь?

Я изложил свою легенду – мол, служу в полиции, потому кк, действительно, нших тм почти не остлось, вот и приходится, мол... Покзл корочки, тщтельно сделнную копию с переслнного Зденеком обрзц.

– Счстливый. Тебя-то н Шйтн не отпрвят... – пробубнил мрчный, кк смерть, Лёх.

– Не думю, – я покчл головой. – Из ншего отдел уже двоих збрли... – это было чистой првдой. Зденек опслся, что он стнет следующим.

Зтылком я уже ощущл подозрительный взгляд мордоворот с кпитнскими погонми. Оно и понятно, что это з тип тут якшется с преднзнченным к отпрвке в пекло пополнением?!

И, нверное, мне бы и пришлось поспешно ретировться, но кк рз в это время в происходящие события влстно вмешлся Его Величество Случй. А может, события, кк мозику, сложил рук провидения.

Н привокзльную площдь один з другим выктились полугусеничные грузовики и боевые мшины нехоты. Из люков и кузовов с великолепным презрением н нс глянули всё те же бородчи с Борг. Мшины нпрвлялись прямо сквозь толпу интербригдовцев, почти не сбвляя ход, тк что многие едв успевли отпрыгнуть.

Минитюрня девчонк, стриження нголо, что-то сердито крикнул едв не сбившему её водителю – з гулом двигтелей я не рсслышл слов. Но, очевидно, эти слов окзлись весьм действенны, потому что здоровенный «гномг» зтормозил, терзя тркми рзноцветную, фигурно выложенную брусчтку, через здний борт свесилось срзу несколько здоровенных мужиков в кмуфляже, и девчонк, истошно звизжв, в мгновение ок очутилсь втянутой нверх. Из-под брезентового полог тотчс донёсся её дикий вопль.

В следующий миг ветровое стекло грузовик рзлетелось вдребезги, потому что в него швырнули тяжёлой кменной урной, стоявшей у кря тротур. Дверц «гномг» рспхнулсь, водителя и сидевшего рядом солдт тотчс выволокли нружу, тк, что те не успели дже схвтиться з оружие. А вот те, кто их выволок, дром времени не теряли, и дв пистолет изрыгнули огонь.

Можно было только поржться, нсколько легко эти мльчишки и девчонки, вчершние школьники, нучились стрелять первыми.

Второй грузовик резко свернул в сторону, и в борт ему тотчс врезлсь обходившя его спрв БМП. А в здний борт змершего первым «гномг» уже вцепились десятки рук, змелькли оторвнные куски деревянных перил, выдернутые железные стойки, кое у кого в рукх я увидл ножи.

Бородчи-ополченцы были вооружены куд лучше, но оружие, по большей чсти, окзлось рзряжено, в кузовх грузовиков – тесно, не срзу повернёшься, не срзу примкнёшь мгзин, д ещё не срзу выствишь ствол куд следует. Во всяком случе, когд я выхвтил свою «беретту» и вскочил н трк змершего «гномг», в кузове я увидел плотную людскую мссу, не успевшую рзобрться, что к чему, и не готовую ответить немедленным огнём. Мы их опередили, и пистолет в моих рукх выплюнул десяток пуль из своего удлинённого двдцтичетырёхзрядного мгзин.

В этот миг я не колеблся и не думл, кто и в чём виновт. Я действовл не рссуждя, кк учили в «Тнненберге»: «В бою ты думть не должен. Думть следует рньше».

Н площди в мгновение ок воцрился д. Сотни людей рзом бросились друг н друг, словно збыв о том, что жизнь кждому из нс дётся только один рз. Грузовики рзом облепил живой ковёр интербригдовцев, вооружённых кто чем. Вдребезги рзлетлись стёкл, десятки рук вытскивли нружу водителей, и «гномги» змерли, словно издыхющие чудовищ. В рукх новокрымчн змелькли вырвнные из рук поселенцев винтовки, по площди рсктились первые выстрелы. Кто-то рзжился грнтомётом и без долгих колебний всдил зряд в борт ближйшей БМП. Мшину вспучило, словно консервную бнку, моторные решётки сорвло, и изнутри выплеснулся огонь. После тких попдний из пехотного деснт никто не уцелеет.

Ополченцы с Борг были неплохо вооружены, но зхвчены врсплох, вдобвок они не прошли суровой школы интербригд, Дрин Дрк при всём при том школил своих выучеников жестоко и эффективно. И сейчс это скзлось. БМП могли бы изрешетить толпу н площди в несколько секунд, но вокруг грузовиков уже вспыхнул рукопшня, вдобвок безоружные мльчишки и девчонки успели рсхвтть винтовки убитых поселенцев из первого грузовик. Подожжёння БМП пылл ярко и весело, из бшни, смо собой, никто не выпрыгнул, и водители остльных пяти мшин попытлись сдть нзд. Вокруг пулемётного дул одной зплясл плменный венчик, рздлись крики; но буквльно в следующий миг прямо под бшню открывшей огонь мшины угодил вторя грнт – бронетехник, считй, беспомощн в ближнем бою.

Четыре уцелевших БМП дли гзу, брося своих н произвол судьбы. Одн с рзгону врезлсь кормой в фсд зкрытого мгзин, со звоном лоплись витрины, срывлись и волочились по сфльту стльные жлюзи; внутри дом тоже что-то с грохотом обрушилось, и БМП зстрял. Двигтель её в отчянии взвыл рз, другой – но выбрться он тк и не смогл.

Уцелевшие переселенцы отбивлись с отчянием обречённых. Они нконец-то зрядили винтовки, однко из грузовиков пришлось повыпрыгивть – кто-то из интербригдовцев подхвтил второй грнтомёт, и мссивный «гномг» немедленно вспыхнул, из-под пылющего брезент с воплями выбрсывлись охвченные плменем человеческие фигуры и тотчс пдли, скошенные пулями.

В двух боевых мшинх пехоты стрелки, похоже, сошли с ум – они принялись зливть свинцом площдь, не отличя своих от чужих. Четырндцти с половиной миллиметровые пули хлестнули жестоким крутом по змершему грузовику, и через здний борт бессильно свесился прошитый нвылет бородч, выпустив из рук згремевшую по брусчтке винтовку.

Пдли и мои новокрымчне, тк что бывшему лейтеннту дивизии «Мёртвя голов» Руслну Фтееву пришлось вспомнить, кто он ткой.

К тому моменту семь «гномгов» неподвижно зстыли н площди, восьмой горел, брусчтк покрылсь телми в серых штормовкх и трофейном имперском кмуфляже, стршно кричли рненые, у кого оствлись силы н крик. Здесь, в рукопшной, сошлсь нгя человеческя плоть, не зщищёння никкой бронёй, к чему привыкли, скжем, имперские солдты, и двящий ужс вцепился в зтылок – я дже не ожидл, что это нстолько стршно, вжимться в кмень мостовой, в то время кк обезумевший пулемёт дёргет стволом впрво-влево и пули с мерзким звоном высекют искры из неподтливых кмней. Метрх в десяти от меня, среди тел, зстыл и убитый прень с грнтомётом, рядом – рскрытый люминиевый ящик-уклдк, где ещё оствлось три зряд. Пришлось здвинуть стрх подльше и ползти, извивясь, от труп к трупу, пок мои скрюченные пльцы не вцепились в брезентовый ремень оружия.

– Отходи! – гркнул я, оборчивясь. – З фонтн, быстро!

Дльнейшее не требовло учстия рзум. Сколько учебно-боевых зрядов к этому вот «нибелунгу» я извёл н стрельбище, сколько мкетов рзлетелось в пыль! Я уж не говорю про тренировки н симуляторх.

Плившя по нс БМП дёрнулсь и взорвлсь. Зряды у этих чёртовых «нибелунгов» ткие, что преврщют боевое и деснтное отделения мшин в форменный филил огненной преисподней прямо здесь, в ншем мире.

Две оствшихся БМП попытлись скрыться, яростно отстреливясь; несколько пуль пробили и без того мёртвые тел вокруг меня. Но ушл только одн – я успел послть прощльный подрок.

Стрельб стихл. Остлсь только злитя кровью площдь и рненые. Все офицеры этой бригды поспешили ретировться в смом нчле зврухи.

– Водители есть? – зкричл я.

Тковые ншлись. «Гномги», хоть и помятые, лишившиеся ветровых стёкол, попятннные пулями, звелись – крепкя имперскя рбот. Рненых поспешно грузили в кузов, несколько человек побежли к зстрявшей и брошенной БМП – выгребть боекомплект, ккой можно.

А мятежную чсть теперь ндо срочно выводить из город, возможно, прорывться с боем. К сожлению, солдты Дрины Дрк – не безымянны, у всех есть свои номер, известны их родители и родственники...

– Слушй сюд! – крикнул я. – Принимю комндовние. Первя здч – вывести рненых в безопсное место и уйти туд смим. Вторя здч – поднять те бригды, что думют тк же, кк мы! Но для этого ндо сперв выбрться отсюд!

...Никто не спросил меня, по ккому прву я тут рспоряжюсь. Нд толпой – впрочем, нет, уже не толпой, строем, причём строем вооружённых людей! – взлетело несколько десятков рук.

Хвтило нескольких минут, прежде чем послнцы восствших рзбежлись в рзные стороны. Нш колонн, збитя сверх всяких нормтивов, взревел моторми и двинулсь прочь из город.

Я не строил иллюзий – нс, конечно, пострются здержть. Однко, чтобы спрвиться с нми, Дрине требовлись не просто воинские чсти, верные воинские чсти, готовые притом стрелять в «своих». Тковыми сейчс могли считться только ополченческие бтльоны.

Нм ндо было торопиться. Оствлять рненых в Новом Севстополе – обречь их н пытки и смерть, возможно – в том смом резервуре «ншей Дши». Их следовло вывезти, в пригородх хвтло небольших больничек и медицинских пунктов, очень неплохо оборудовнных.

Против всех моих ожидний, сквозь периметр мы прорвлись легко. Н блокпосты уже поступил строгий прикз «не выпускть мятежников», однко нчльник новосевстопольского грнизон допустил непростительную ошибку: сообщил, что мятежня бригд «покусилсь н зщитников Федерции, прибывших с других плнет», и ребятм, что зсели з бетонными блокми н выезде из город, этого вполне хвтило, чтобы рзобрться что к чему. Мы стли богче н пяток мотоциклов и лёгкий дозорный броневик, не говоря уж о полутор десяткх вооружённых до зубов нших, новокрымских прней и девчонок, которым тоже не шибко нрвилось, что происходит н их плнете.

Колонн вырвлсь н пригородное шоссе, и вскоре мшин с рнеными свернул к недльней больнице. Ждть мы не могли, ндо было отступть дльше, в гористую центрльную чсть остров. Тм мы сможем перевести дух, кк следует вооружиться, после чего отсюд ндо было убирться – н другие остров, густо покрыввшие синий простор нших окенов.

Когд мы подктили ко второй больнице, пожилой врч см выбежл нм нвстречу:

– Ох, про вс уже все кнлы гудят! – сообщил он мне, в то время кк рненых зносили внутрь. – Я тк и понял, что нс не минуете!

– Спсибо, отец, – я пожл ему руку. – Смотрите, скоро Дрин с присными нгрянет...

– А хоть бы и нгрянул! Есть куд ребятишек укрыть. А вм уходить ндо, в порт прорывться! Не в новосевстопольский, но хоть через Голубое!

Голубое – тк нзывлся городок н противоположном кре ншего остров, где тоже имелись порт, многочисленные рыбофермы и тому подобное.

– Может, и придётся. Спсибо вм ещё рз; сетью вшей воспользовться нельзя ли?..

...Отец принял моё сообщение о том, что ндо готовить прорыв мятежных чстей прочь от Нового Севстополя. Эмоций он не выскзл – ответ его окзлся крток и немногословен:

– Всё понял. Буду действовть.

Конечно, колонн «гномгов» – не иголк в стоге сен. Вертолёты добрлись до нс, когд до гор оствлось с полчс ходу. Я не удивился, что Дрин тк долго мешкл: не тк-то просто, кк видно, окзлось нйти пилотов среди боргских бородчей.

Я не собирлся игрть со смертью в рулетку. Грузовики зтормозили, и ребят горохом посыплись в придорожные зросли. И вовремя – с вертолётов удрили ркетми, мигом обртив всю колонну в вереницу жрко пылющего метллолом. Кто-то вскрикнул, пдя, кого-то здело осколком – но в целом мы отделлись млой кровью. Геликоптеры ещё покружились нд головми, рсстреливя боекомплект, но еделть уже ничего не могли – бригд рссеялсь.

Ночь мы встретили уже глубоко в горх. Сейчс мне предстояло смое сложное. Спл боевой зрт, и неизбежно возникли вопросы тип «Ой, мм, что ж мы нделли?!».

Мы нсмерть схвтились не с Дриной Дрк, не со злобными имперскими угнеттелями, в существовние которых до недвнего времени верил и я, но с несчстными, которым не повезло родиться н рудничных мирх. Обречённые н рбство имперскими зконми, они готовы были н всё, чтобы вырвться из своего персонльного инферно, – и окзлись у нс н пути. И теперь мы с яростью не поделивших пещеру первобытных клнов рвём друг друг в клочья, хотя у нс у всех – один общий врг, вернее, дв, но второй пок приутих, по крйней мере, н ншем учстке.

Теперь сюд, в горы, требовлось доствить боеприпсы и продовольствие; кк ни кртко будет нше пребывние здесь, н штурм Голубого нельзя идти голодными и с пустыми рукми.

Мой вторитет и прво отдвть прикзы никем не оспривлись. Нверное, ребят просто почувствовли – я зню, что делть и кк делть. Всего из Нового Севстополя вырвлось около трёх сотен бойцов; мы оствили почти четыре десятк рненых в пригородных госпитлях и, увы, н привокзльной площди, в рукх коронеров и птологонтомов Дрины Дрк – ещё почти столько же убитых, чьи тел мы вывезти уже не смогли. Хорошо ещё, что успели сорвть с тел опознвтельные жетоны – небольшя фор по времени для родных и близких погибших. Может, кому-то из них он поможет выбрться из мышеловки Севстополя и спстись.

А мне требовлось возврщться. Не было связи, без неё, сми знете, кк без рук. Предстоял неблизкий путь в нше лесное убежище.

Ночь прошл спокойно. Горели яркие звёзды Восьмого сектор, склдывясь в нш собственный зодик, что нши доморощенные стрологи приспособили для соствления гороскопов. Горы н Новом Крыму невысокие (з исключением Сибири), но густо покрыты почти что непроходимыми зрослями, пронизны путиной узких и обрывистых долин, по которым сбегют мелкие быстротекучие речки. Здесь мир девственен, и с смого нчл освоения плнеты н рзрботки в горном мссиве был нложен строгий зпрет. После долгих трудов мы всё же нучились не збывть о чужих ошибкх.

Выкурить отсюд повстнцев будет очень непросто.

Я попытлся отыскть ту троицу, Лёху, Сергея и Михил, с которыми не успел зкончить рзговор – но, увы, из них до гор не добрлся никто. Мишу оствили рненым, вот от двух других ребят остлись только медльоны.

Н рссвете я простился с повстнцми. Они знли свой мневр, уцелели млдшие комндиры, взводные – им не требовлось объяснять, что делть. Я только порзился свирепой решимости интербригдовцев – они готовы были дрться, но, увы, не совсем с теми, с кем ндо...

– Дрин, конечно же, во всём рзберётся! – горячо вещл стриженя минитюрня девчонк, по-моему, т смя, с которой и нчлсь вся эт зврух. – Он, конечно же, не знет, что творят тут эти бородтые! Ей не доклдывют, см он во всё вникть не может!

Её поддержли.

– Но зчем сюд вообще этих понприсылли? – рздлся чей-то голос. – Этих, с Борг? Неужто тоже без её ведом?

– Не может же Дрин кждого из них проверять! – пылко возрзил стриженя. – И почему они должны в своих шхтх гнить, мы...

– Аг, может, ещё предложишь с ними поменяться? – жёстко бросил тот же голос. – Может, нм перед ними покяться, повиниться и всем с Нового Крым н Борг поехть?.. – Поднялся шум. – Д погодите вы! Не глдите. Пусть бы себе жили, только нормльно, по-человечески, по ншим зконм и порядкм, не по своим! Всё же не к себе домой явились.

– Д и у них же дом и вовсе нет! Одни урновые рудники!..

Дльше я слушть не стл. Спорить бессмысленно, дорог неблизкя.

Итк, всё нчлось ещё быстрее, чем я полгл. Дрин Дрк получил прекрсный повод «снировть» мятежную плнету, после чего спокойно зселять Новый Крым верными ей по гроб жизни обиттелями рудничных миров. И в этих условиях у меня оствлся только один способ хоть кк-то, но помешть её плнм – з исключением, конечно, уничтожения смой Дрины.

Я шёл через чщобы, збыл об устлости и голоде, н ходу утоляя жжду в чистых лесных ручьях. И с кждым шгом под постепенно светлеющим небом во мне всё нрстло и нрстло не подозрение – уверенность, что н сей рз госпож Дрк пострется решить проблему Нового Крым рз и нвсегд. Причём именно тем способом, что я боялся – молчливое присутствие «мток», которое я ощущл всем своим существом со всевозрстющей чувствительностью. Я не сомневлся – Дрин совершенно сознтельно провоцировл новокрымчн. Мы окзлись слишком неподтливы, слишком незвисимы. Нс следовло убрть, но тк, чтобы остльные плнеты Федерции дружно ревели бы вместе с Дриной «рспни их, рспни!».

Сколько у нс остлось времени? Сожжённый мной биоморф – ему оствлось до трнсформы смое меньшее несколько недель, точнее я пок скзть не мог. Но кк много тких пребывет в неприкосновенности? Кк много «мток» готовится восприть нд просторми Нового Крым?..

Когд я добрлся до ншего бункер, семья опять бросилсь мне н шею, словно вернувшемуся с того свет. Сестры рзрыдлись, мть крепилсь.

– В городе Бог весть что делется... – сбивясь, торопился отец, пок я с волчьим ппетитом зкидывл в себя обед. – Дрин рзоружет интербригды, все, предствляешь? Н блокпостх – только ополчение. Идут ресты. Хвтют родню повстнцев, кого уже успели устновить.

– Не это стршно, – проговорил я с нбитым ртом. – Дрин будет поднимть «мток». Нм придётся связывться с Империей. Инче тут будет одно большое клдбище.

Все змерли и побледнели. Я обвёл семью взглядом.

– Дрин не посмеет... всё-тки тут у неё множество поселенцев... – слбым голосом возрзил Георгий.

– Кто знет, где кончется её влсть нд Тучей? Может, он вполне может прикзывть ей, кого тковть, кого оствить в живых, – возрзил Свет.

– Спорить нет смысл. Пп, ндо связться с Михэлем. Мерзко, но, похоже, только имперский деснт может дть нм шнсы.

– Превртить Новый Крым в поле боя... – вздохнул Лен. – Жлко-то кк... всё ведь сожгут, рзорят, отрвят...

– Просить подмогу у нциков... – в тон ей проворчл Георгий. – Д они тут сми новый порядок устновят почище Дрининого! Збыли, н скольких плнетх «поржение в првх» действует и что это ознчет? Сколько нших н Св-рг отпрвится – в лучшем случе, скорее всего, никого никуд и не отпрвят – здесь, н месте шлёпнут, в ров и известью зсыпят?

– Хвтит! – пп стукнул кулком по столу. – Кк тм у Блок? «Жр холодных чисел»? Вот у нс то же смое. Мы сейчс – кк кмень меж жерновми. И никто не знет, рзотрёт ли нс в порошок или сми жернов треснут. Я соглсен с Руслном. У цря обезьян Хнумн есть шнс только если его врги, тигр и лев, сцепятся друг с другом.

– Ты цитируешь Председтеля Мо, дорогой? – усмехнулсь мм.

– Он был неглупым человеком, – в ответ хмыкнул отец. – Во всяком случе, н доброй сотне китйских плнет его циттники до сих пор в ходу. А к его телу н Новом Пекине по-прежнему устривются пломничеств. Рус, объяснишь, кк связться с твоим кптенрмусом?..

Бртья и сестры мрчно молчли, пок мы не отпрвили сообщение. А я, не двя себе лишнего чс отдых, двинулся в обртный путь. Повстнцм (и мне) предстояло брть штурмом Голубое.

* * *

Крошечный приёмник, нстроенный н волну круглосуточных новостей Федерции, успокоительно бормотл что-то о невиднной доблести зщитников Шйтн, о кких-то не ведомых мне бойцх, что у крьер номер ткой-то и комбинт имени ткого-то в очередной рз «отрзили все тки имперско-фшистских войск», ннеся им, рзумеется, очень тяжёлые, прктически невосполнимые потери. Я нпряжённо ждл известий о мятеже и беспорядкх в Новом Севстополе, но и федерльный, и местный, новокрымский, новостные кнлы кк в рот воды нбрли.

Густые плети лин-лдонников, прозвнных тк з форму листьев, успокоительно рскчивлись под лёгким ветерком. Дорог (вернее, полное её отсутствие – я пробирлся чщей) вел в гору. Долгий и измтывющий переход остлся позди, передо мной вздыбливлись горы, крсновто-серый кмень проглядывл сквозь свисющие знвесы вьюнов; когд-то я очень любил горные походы, мы проводили тут по целой неделе, крбкясь по отвесным склм; с нивысшей точки, горы Болыпух, открывлсь великолепня пнорм почти всего остров, от Нового Севстополя н юге до Голубого н севере. Првд, чтобы рзглядеть город, уже потребуется хороший бинокль.

Я ожидл, что к горному мссиву будут подтянуты крупные силы боргского ополчения, что укромные долинки стнет обрбтывть ртиллерия, вертолёты – зливть нплмом, блго три сотни повстнцев вооружены из рук вон плохо. Однко ничего подобного – я спокойно пробрлся сквозь лес и послушно выполнил комнду «Стой!», отднную бдительным чсовым восствших.

Они держлись молодцми. Прни и девчт привыкли к слогну «Вся Империя против вс!» и сейчс, когд слогн обернулся рельностью, не рстерялись. Только вместо «Империи» вдруг окзлись, по сути, не слишком от неё отличющиеся, длёкие, стршные и непонятные «переселенцы», быть «против всех» в интербригдх привыкли. Нстолько, что дже перестли змечть – сржться против всех всё рвно, что пытться идти во все стороны рзом.

Сбежлись комндиры взводов, и, глядя н привычно серьёзные молодые лиц, я скзл:

– Всё в порядке. Будем прорывться н Голубое. Тм будут ждть суд. Отсюд ндо уходить, пок не здвили числом. Место для пртизнских действий, увы, не слишком подходящее.

– А что, другие лучше, Алексндр? – выкрикнул всё т же стриженя девчонк, Мри. – Другие остров ещё меньше! Ну, кроме Сибири, конечно. И рзве не воевли прямо тут, у нс, пртизны-«непримиримые» с имперцми?

– Воевли, конечно, – кивнул я. Не-ет, интербригды – это вм не «Мёртвя голов», тут ещё не отучились обсуждть прикзы... – Только было несколько по-другому. Не пртизнские бзы в лесх и взрывние эшелонов, тки н имперцев в смом Новом Севстополе, в Голубом, в других местх. Бойцы имели легльный сттус. Многие дже рботли в имперских учреждениях. Всё, отствить спорить! Я доведу вс до Голубого. И вернусь обртно. Очень удчно взял крткосрочный отпуск.

Эх, ребят, горько думл я, глядя н их доверчивые и чистые лиц. А ведь я же мог окзться хитроумно вм подброшенным провоктором. В Голубом вс может ждть зсд. Долго ли перебросить туд деснт вертолётми или по морю?.. А вы мне верите, слушетесь, идёте з мной. И точно тк же шли з Дриной Дрк. И чёрт лысого он взял бы тут влсть без вс, нивных, восторженных исктелей истины!..

...Из Голубого суд моего отц и его друзей рзвезут ребят по нескольким островм покрупнее. Прням и девчтм помогут устроиться, злечь н дно. Будем вывозить и прятть их родню.

...Но что мы стнем делть, когд с неб нм н голову рухнет во всей своей крсе 2-й деснтный корпус господин Пуля Хуссер?..

– И что ж, тк и стнем прятться? – возмутилсь Мри, дослушв меня до конц. – Кк крысы, по щелям рзбежимся? Ну и передушт нс всех поодиночке! Ндо до товрищ Дрк добрться, ей глз открыть! Ведь не говорят же...

– Мшк, не нчинй по новой! – оборвл её низенький крепыш, кк и он, с повязкой взводного. – Который день брнимся. И я тебе говорю – Дрин нс всех обмнывл. Потому что...

Ему не дли зкончить, зглушили яростными воплями. Я поднял руку.

– Тихо, тихо! Бед в том, Мри, что... комндовние Федерции точно знет, где вы, сколько вс, чем вы вооружены. Думешь, оно не сможет прислть сюд двдцть тысяч ополченцев, оцепить и прочесть весь мссив? Больше тут прятться и негде. И я не говорю, что ндо рссеяться и попрятться, кк крысы. Нпротив – вши взводы стнут нносить удры тм, где вс не ждут.

– Д по кому нносить-то! – взвилсь Мри. – Без того, чтобы товрищу Дрк...

– Тихо! – вдруг вскочил светловолосый пренёк. – Слышите? Слышите?!

Мы услыхли. Длеко внизу, н ведущих к мссиву просёлкх, гудели моторы тнков. А в небе изо всей дурцкой мочи рубили воздух вертолётные лопсти. Дрин Дрк решилсь-тки ннести удр.

– Кончем рзговоры! Взводные, нзд, к своим бойцм! Быстро поднимем всех и уходим! Двй з мной!

Три сотни людей, рстянувшиеся тонкой ниткой в сумрке предгорного лес, – не срзу зметишь, не вдруг поймешь. Бородчи с Борг – свирепы и упорны (н той же площди в Новом Севстополе они дрлись нсмерть, ни один не попросил пощды и не сдлся), но о лесной войне знют меньше, чем млденцы. И умение тихо ходить по чще не относится к числу их тлнтов.

Прежде чем зговорил ртиллерия, прежде чем вертолёты излили жгущий всё и вся дождь н ни в чём не повинные горы – мы без выстрелов успели выскользуть из смыквшейся ловушки.

И вновь мрш, долгий мрш через лес; центрльня чсть остров, кк я говорил, специльно оствлсь в своём первозднном виде, но ближе к берегу, смо собой, нчинлись поля, сды и фермы. Круговое шоссе, обегвшее вдоль берег весь остров, от восточной окрины Нового Севстополя к зпдной, кк и ожидлось, оседлли войск. Можно было только поржться, сколько поселенцев успел перебросить к нм Дрин Дрк. Всю дорогу збили тупорылые «гномги» и щучьеносые трофейные «нсхорны». В эфире црило невообрзимое столпотворение.

Похоже, Дрине не соствило труд предугдть нш следующий ход. Пришлось зтиться и ждть до ночи.

Когд стемнело, движение н шоссе несколько улеглось, рссослись пробки. Отряды переселенцев, светя фонрикми и спотыкясь, медленно втягивлись во влжные, окутнные тумнми лес. Они боялись чщи и жлись друг к другу; их строй было б нетрудно прорвть, но нш здч был уйти тихо.

...Во мрке отряд рссеялся. По одному, по двое ребят стли выбирться н трссу. И спокойно, не совершя резких движений, переходить н ту сторону. Нд шоссе то и дело взмывли осветительные ркеты, с нескольких передвижных прожекторных устновок шрили лучми, однко всё прошло блгополучно. Последняя чсть ночи ушл н дорогу к Голубому.

Никто не сомневлся, что тм нс будет ждть тёпля встреч.

* * *

Шифровк 127.

Вне всякой очереди!!!

Слим – Бклну:

В бригде «Тнненберг» объявлен боевя тревог, идёт погрузк всего личного соств и боевой техники. Место передислокции неизвестно дже Арийцу. Возможны любые неожиднности.

Следующя связь по предоствлении технической возможности.

Слим.

* * *

В сером предутреннем свете мы вошли в Голубое. Ночи н Новом Крыму мягки, теплы и, кзлось, если для чего и создны, тк исключительно для ромнтических охов-вздохов, прогулок под звёздным небом и поцелуев н морской нбережной. Но сейчс звёзды не смотрели н мой мир, злобно щурились, словно целясь из неведомого оружия, среди коего знчилсь и Туч, которую по-нстоящему нм не удлось победить ещё ни рзу. Ккие бы потери мы ни нносили ей в отдельном бою, он неизменно возрождлсь, подобно скзочному чуду-юду, что н Клиновом мосту подхвтывло срубленные Ивном головы, чиркло по ним огненным пльцем, после чего они, головы, немедленно прирстли обртно. В скзке Ивн Цревич (или, скжем, Ивн – вдовий сын) в конце концов, уже вбитый по смые плечи в землю, ухитрялся срубить огненный плец, после чего вместе с нердивыми бртьями и добивл чудовище.

Вот узнть бы только, где у этой Тучи тот смый огненный плец... Дрин? Кто-то ещё? Может, их и в смом деле много – тких, кк я, нполовину людей, нполовину – биоморфов? И если это тк, то кому они служт, эти биоморфы? Может, той згдочной силе, что – в моём видении – держит в открытом космосе мириды ждущих прикз «мток»?

Рзумеется, все въезды в приморский городок были перекрыты. Времени в рспоряжении Дрины оствлось немного, однко н дорогх возникли внушительные бррикды-лбиринты из метровой толщины бетонных блоков. Нскоро сложенные из тких же монстров кпониры щерились чёрными дырми мбрзур и торчщими пулемётными стволми. Мои – уже мои! – ребят просчивлись дворми, рзбитыми между окринных домов сдикми; никто не собирлся штурмовть Голубое по всем првилм уличных боёв.

Сейчс я зпоздло жлел, что у нс нет времени оргнизовть снятие ребят просто с берег, шлюпкми. Море здесь мелкое, бреди несколько километров, тебе всё по колено. Стршно подумть, что случилось бы, звисни нд этими лодкми пр-тройк вертолётов, несущих нплмовые бки. У корблей покрупнее были шнсы отбиться, но, опять же, из-з мелководья они не могли подойти близко к берегу.

Оствлся только порт. Нверняк збитый сейчс бородчми-ополченцми, что нзывется, горящими рвением поквитться з привокзльную площдь в Новом Севстополе.

Среди моих ребят ншлись уроженцы Голубого, д и что говорить – почти все бывли здесь, и не один рз. С рзных концов, осторожно пробирясь в предутренних серых сумеркх, мы приближлись к порту. По улицм вжно выхживли увешенные оружием птрули, но мы их игнорировли. Удивительно, но до предпортовой улицы мы добрлись без единого выстрел.

Порт в Голубом никогд не здумывлся кк неприступня крепость, огрждёння высокими зборми и глухими воротми. Дрин же Дрк превртил его в нстоящую цитдель: где громоздились груды всё тех же бетонных блоков, где – мешков с песком. Колючя проволок. Прожектор. Весь млый джентльменский нбор. А тм, где пирсы кончлись, упирясь в стены зелени, – возведены нстоящие форты. Дрин Дрк, похоже, сделл выводы из моих эскпд в эллинге.

Конечно, мы уже не были безоружной толпой, кк тогд, н площди. Но ктстрофически не хвтло тяжёлого оружия. Оствлось только рссчитывть, что здумнный нми с отцом плн не дст сбоя в смой вжной его чсти...

Ожил приемничек-косточк в ухе. Незнкомый голос, до предел искжённый электроникой, пробормотл нечто вроде «три тройки!». В тот же миг тишин нд портом сменилсь пулемётным грохотом и рзрывми грнт.

Мои ребят не отствли. Подброшенные нм «шмели» и «муспели» злили плменем глвный вход в порт. Огонь выплеснулся из мбрзур, лизнул бесполезные отныне пулемётные стволы.

– Ур-р-р---!..

Оттолкнулись от земли – словно шгнули в безвоздушное прострнство. Треск ответных выстрелов, и злой свист нд головой, и кжется, что остлось только одно желние – рухнуть, вжться в грязный сфльт и лежть не шевелясь. Сейчс это предствляется вершиной блженств. Рй н земле – возможность злечь, не бежть нвстречу пулям.

...Сколько миллионов людей в ншем прошлом прошло через это? Лежть носом в грязи, когд воздух нд головой нполнен обретшим крылья свинцом? Кого-то в ткой ситуции вздёргивло и бросло н вржьи дул чувство долг, любовь к Родине, д простятся мне эти высокие слов. Иногд – то смое чувство, что «н миру и смерть крсн». А кого-то – пинок комндир или смотрящий в зтылок ствол коммиссрского нгн. Впрочем, вместо комисср вполне мог нличествовть згрдотряд.

Рссыпня цепь интербригдовцев с нлёту ворвлсь в порт, оствив позди пылющие згрждения. Несколько ополченцев посмелее дуром выскочили н нс, вообрзив себя, нверное, суворовскими чудо-богтырями, способными творить чудес своими штыкми. Но нс крепко нучил ещё немецкя пехот в сорок первом, покзв, кк ндо отбивть знменитые русские штыковые...

Со стороны моря тоже гремело и полыхло. В широкую горловину порт меж рзнесёнными волноломми входили корбли – обычные трулеры, но н них згодя устновили вооружение, и сейчс они с тыл рсчищли нм дорогу. Эти трулеры рзвезут рзные взводы моего прекрщющего существовние отряд по рзным островм. Тм ребят будут в безопсности... нсколько можно быть в безопсности н плнете, где, кк стновилось понятно, нчинется гржднскя войн.

Трулеры лихо подходили к пирсм, нскоро швртуясь, н берег перебрсывлись сходни. Крики взводных, собирвших своих; топот ног по прогибющимся доскм; и нползющий сзди, из обмершего Голубого, утробный рёв тнковых моторов. Вскоре стоит ждть и крылтых гостей...

Я досмотрел действо до конц. Последний трулер втянул сходни, збурлил винтми, отвливя от пирс.

– Товрищ комндир! А вы-то?! – крикнул мне с нос уходящего корблик стриженя Мри.

Я только мхнул рукой.

...Ворввшиеся в порт тнки с нспех нмлёвнными перечёркнутыми жёлтыми кругми – эмблемой Федерции, где кося черт должн был изобржть «официльного» взлетющего журвля, обнружили лишь пустые пирсы, стреляные гильзы д своих убитых. Комндир повстнцев, не взошедший с ними н корбли, тоже двно исчез.

...Я пробирлся прочь от Голубого. Нд головой пронеслось звено вертолётов, ндрывя турбины, они мчлись в сторону моря. Опоздли, голубчики. Промхнулсь ты, госпож Дрин. Через несколько дней нчнутся волнения н четырёх крупнейших островх вокруг Нового Севстополя. Тебе придётся метться и рспылять силы, Дш-лис. Хотя, если я прв и ты действительно здумл то, что здумл, ты очень быстро свернёшь сейчс охоту з мятежникми. Конечно, всеобщее «снировние» Нового Крым не совсем в твоих интересх – пищевя промышленность плнеты должн рботть бесперебойно, твои поселенцы пок ещё не готовы целиком и полностью зменить нших специлистов. Возможно, ты потянешь ещё ккое-то время. Вопрос только в том – сколько. И сколько мы тебе ддим.

...Когд я вернулся в лесной бункер, меня встретили хорошими новостями: все трулеры блгополучно добрлись до мест нзнчения. Дв вертолёт Дрины чересчур уже смоуверенно сделли зходы н них, з что и поплтились – получили по ркете из ПЗРК.

– Море жлко, испогнили, – проворчл пп, зкнчивя рсскз. – Потом поднимть их, тм глубоко...

– Что в Севстополе?

– Зчистки, – вздохнул мм. – Дрин понял, что с нми ей больше не слдить. Из город выселяют «порженческие элементы».

– Куд выселяют?

– Во чисто поле, – он передёрнул плечми. – Не трогют тех, кто подписывет особое «письмо лояльности».

– И что, многие... подписывют?

– Хвтет, – зло скзл пп. – Впрочем, и под оккупцией не все шли в пртизны. Многие хотят просто выжить.

– Тк и зводы рботют, и рыбофермы, – подхвтил мм. – Кое-кто из нших пытлся прозондировть нсчёт всеобщей стчки, но... З плечом у кждого новокрымчнин стоит по поселенцу. Дрин готовит собственные кдры. И очень торопится.

– А что н других островх? Тм есть переселенцы?

– Прктически нет, – пожл плечми отец. – Они было появились тм в смые первые дни, но к этому дню вернулись в Новый Севстополь. Оно и понятно...

– Оно и понятно, – перебил я его, – что Дрин собирет всех своих. Мм, отец, он готовится выпустить «мток»! Или, скорее всего, прямо Тучу. Скорее всего, несколько. Новый Севстополь он кким-то обрзом прикроет. Выселение нших из столицы – т же опер. Дрине требуется жизненное прострнство. Хотя бы локльно.

– И что же ты предлгешь? – пп нервно брбнил пльцми. – Мы упустили Дрину. Где он сейчс – никто не знет. Кк и её кретуры...

– Пт, – резюмировл мм. – Ни у нс, ни у неё хороших ходов не остлось.

– Ну кк же, у неё-то остлось... – проворчл пп. – Смести все фигуры с доски. Китйскя ничья.

– Не рискнёт, – зспорил с ним мм. У них, похоже, нчинлсь их любимя общетеоретическя дискуссия в условиях глобльной нехвтки информции – то есть, попросту говоря, гдние н кофейной гуще.

Я пошёл к себе. «К себе» – это, конечно, слишком громкое нзвние крохотной подземной клетушки дв н дв метр, но...

Н оствленном включённым нлдоннике в уголке экрн мигл жёлтый цветок-ромшк: получены новые сообщения. Некогд весь Новый Крым перешёл н беспроводные сети, однко «ктивный» компьютер, ведущий обмен ккого угодно хрктер, нетрудно зпеленговть, словно рцию, и потому здесь, в бункере, связь проложили по стринке – кбельную. Не хотелось дже гдть, сколько денег могл стоить отцу эт зтея. Зто теперь нщупть нс горздо сложнее; хотя, конечно, бсолютно непробивемых зщит не бывет по определению.

Презрев все првил конспирции, Михэль писл мне открытым текстом:

«Информция попл в верхи. Нзнчен оперция „Тйфун“. Моя чсть в ней не учствует. Отпрвляется в другое место, куд – неизвестно. Предложения по псификции н основе предложенного компромисс отвергнуты. Решено „преподть нглядный урок“. Для нступления готовятся охрнные и крнтинные войск.

Д поможет вм Бог».

Он стрлся не нзывть имён, но всё было понятно и тк. Влленштейн, очевидно, пытлся убедить Генштб в том, что можно «умиротворить» Новый Крым, окзв нм помощь против той же Дрины Дрк, после чего включить плнету обртно в соств Империи, дровв нм вольности и привилегии. Плн был отвергнут. Империя решил пожертвовть нми, полгя, что это устршит остльную Федерцию. А поскольку бригду «Тнненберг», похоже, сочли нендёжной и не слишком подходящей для этой оперции, готовилсь зчистк, не уступющя по тщтельности той, что нм обещл Туч. У солдт «Тнненберг», возможно, могли остться ккие-то ностльгические воспоминния о плнете; и рз их не допускли, знчит, готовилось нечто в духе кртельных кций в Белоруссии или Югослвии. Или – Жлобинского инцидент, если говорить о недвней истории.

Мы окзлись меж двух огней.

Никогд не просите помощи у дьявол, дже для борьбы с другими порождениями преисподних.

Нетрудно предугдть, что случится дльше. Империя попытется высдить н Новом Крыму крупный деснт. Конечно, он понесёт потери ещё н высоких орбитх, но нш плнет, к сожлению, не утыкн ркетными шхтми, кк ёж – иголкми. А когд имперцы вцепятся когтями хоть в один клочок твёрдой земли, выбить их будет стоить великой крови. Для Дрины Дрк это будет, в ккой-то степени, истинным подрком: нши новокрымчне, скорее всего, збудут о рспре с переселенцми и объединятся с ними, потому что тех же боргцев у нс, скжем тк, не любят без году неделя, Империю ненвидели много десятилетий. И нчнётся кроввя кш, потому что если Империя решил преподть «нглядный урок» и перебрсывет к нм кртелей, от того же Нового Севстополя остнется только выжження земля. В конце концов, нлитикм из GeneralStab есть куд отпрвиться – курортных плнет не то, чтобы с избытком, но они есть. Одной можно пожертвовть. Рди единств Империи, которя, смо собой, юбер ллеc!

Спин у меня покрывлсь потом, кровь холодел. Я слишком хорошо знл, н что в рельности способн Империя, если всерьёз рзозлится и полезет вперёд, не считясь (до определённого уровня) с потерями. Новый Крым обртится в пустыню, и хорошо ещё – если не рдиоктивную.

Родители выслушли моё известие молч. Переглянулись. И, должен скзть, мне выржение их лиц очень и очень не понрвилось.

– Кжется, Тня, пор? – очень спокойно произнёс отец, поигрывя незжжённой трубкой.

– Пор, Юр, пор, – кивнул мть.

– Эй, эй, вы что здумли?! – всполошился я.

– Много будешь знть, скоро состришься, – рссеянно отозвлся пп.

– И думть не могите! – стршным голосом произнёс я. – По глзм вижу – решили крсиво умереть, об?!

Родители змерли и покрснели, словно подростки, зстигнутые целующимися.

– Руслн... – мм подошл ко мне, обнял, прижлсь щекой к груди. – Есть время жить и время умирть. Если здесь высдятся имперские кртели, Нового Крым не будет и жить нм всё рвно стнет незчем.

– И... и... – мне не хвтло воздух, но всё-тки удлось вытолкнуть слов из зкменевших губ: – Что вы здумли?!

– Добрться до Дрины Дрк, – безмятежно улыбнулсь мм. – Но не тк, кк ты. Ты шёл, чтобы вернуться. А мы – нет.

У меня подгиблись ноги. Несмотря ни н что. Мир рзлмывлся и летел в тртрры.

– Но мы ж дже не знем, где он!

– Это если искть её, кк рньше. А если просто сдться её охрнке... не сомневюсь, Дш зхочет взглянуть н нс перед тем, кк скормить своим тврям в биоректоре, – мм смотрел н меня серьёзно, но в то же время – кк-то просветлённо, с пугющей уверенностью.

Они действительно пойдут до конц, в пнике подумл я.

– Но вс же обыщут. Никкой бомбы пронести не удстся, – бормотл я, уже понимя, что никкие ргументы не подействуют.

– Есть рзные бомбы, мой дорогой. В том числе и ткие, что не детектируются никкими метллоисктелями, – мм лсково, кк в детстве, провел мне лдонью по волосм. – Те, которые внутри.

Я не мог поверить своим ушм. Вот тк вот спокойно, словно обсуждется поход в ресторн, люди говорят, что готовы отпрвиться н смерть, смим подорвть себя, когд Дрин окжется рядом...

Нельзя соглшться. С тким не соглсится ни один человек, дже с примесью неведомого биоморф.

– Но что нм это дст?! Империя уже нчл оперцию и её не остновить, не вжно, жив Дрин или нет.

– Но тогд по крйней мере будет шнс, что Дш не выпустит Тучу. И н имперцев, и н нс, грешных.

– Чушь, бред, ерунд! – зорл я. – Ничего вы тут не сделете! Ничего не изменится! Дже без Дрины! Поселенцев кк гнли к нм сюд, тк и будут гнть! Империя кк собирлсь нс «зчищть», тк и будет собирться! Не Дрк ндо взрывть сейчс, не её!

– А кого ж? – с прежней безмятежной уверенностью осведомилсь мм. Глз её лучились светом, от которого у меня кровь стыл в жилх. Он, похоже, уже всё для себя решил.

– Некого, – буркнул я. – Ситуция тяжкя, но смоубийством её не попрвишь. Кк и смертью Дрины.

– А чем тогд? Чем?..

Нступило удушливое, скверное молчние. Тк, нверное, чувствовли себя те, кто по долгу службы летом сорок первого знл, что в гзетх сообщют совсем не то, что есть н смом деле, что немецкие тнковые клинья уже з Минском, н подступх к Ленингрду, что всё и вся рушится, и кжется, что выход уже нет.

У нс тоже не оствлось ни выбор, ни выход. Имперских кртелей нельзя пускть н Новый Крым, с ними придётся дрться нсмерть, потому что это будет вполне в духе Его Величеств кйзер – половину выживших после зчистки отпрвить н Сврг, тм всегд не хвтет рбочих рук, вторую половину – продть, если верны слухи, Чужим для опытов.

Сгущлись сумерки, безоблчное небо мнило звёздными россыпями; и я, выйдя под их неяркий свет, стоял, зпрокинув голову, стрясь отбросить суетное: лвин сорвлсь, от неё не уйти, но знчит ли это, что мы окончтельно проигрли?..

Хотя глвное зло уже случилось – те, кто должен был сржться с Империей плечом к плечу, уже вцепились друг другу в глотки. Дрин знл, что делет, когд переселял к нм несчстных змордовнных шхтёров. И ведь в другое-то время их бы нверняк приняли с рспростёртыми объятиями, кк и положено, подвинулись бы сми, дли место... Пмять вновь и вновь прокручивл сцены н площди, дикую схвтку, достойную не борющихся з свободу людей, диких зверей. И никто ни в чём не виновт. Мы не виновты, что трепетно относимся к своей последней плнете, нученные горьким опытом; поселенцы не виновты, вырввшись из д рудничных миров. Никто не виновт, но кровь пролилсь, и теперь потребуются долгие годы, чтобы всё это сглдилось и, если не збылось, то, по крйней мере, не отрвляло молодое поколение. А нм остётся только молиться, чтобы эт кровь не похоронил окончтельно ншу мечту о свободе.

* * *

ИМПЕРСКИЕ НОВОСТИ

(Уже привычный гром фнфр, рзвевющееся знмя уступет место дикому, склистому пейзжу под стрнным зеленовтым небом. Но это – единственное н плнете, что зелено. Земля – крсно-коричневый ковёр, чересполосиц отдельных цветов, смешивющихся в непредствимую человеческим вообржением бстрктную кртину. Во весь экрн вспыхивют ршинные буквы: «Шйтн. Побед!» – Ликующий голос диктор.)

– В последнюю неделю н плнете Шйтн ншими вооружёнными силми проводились широкомсштбные нступтельные оперции. Нш кнл не рз передвл сообщения с переднего кря. И сейчс мы одними из первых покзывем последний рубеж, куд нши доблестные тнкисты, деснтники, ркетчики и лётчики отбросили врг. Чсти сепртистов, оборонявшие вжнейшие крьеры и горно-обогтительные комбинты, жизненно необходимые инсургентм для поддержки существовния их тк нзывемой «федерции», полностью окружены. Их положение безндёжно. Они отрезны от последнего космопорт, ещё контролируемого мятежникми. Но и облдние им не сильно помогет его продолжющим сопротивление зщитникм. Кольцо блокды сжимется, и, несмотря н огонь пок ещё уцелевших бллистических средств противник, нш Имперторский флот плномерно продвигется к нмеченным рубежм.

Инсургенты проигрли битву з Шйтн. Ещё несколько дней, и нш флг взовьётся нд космопортом «Северный» – последним оплотом мятежников.

З время нступления ншими силми полностью рзбиты девять тк нзывемых «интернционльных бригд», одинндцть «кдровых дивизий» сепртистской «федерции», в том числе моторизовння дивизия «Нормндия» и тнковя дивизия «Монжу». В плен взято свыше ст тысяч человек, много тяжёлого вооружения и бронетехники. Нши слвные Военно-Воздушные силы полностью господствуют в воздухе, ннося точечные удры по позициям всё ещё окзывющим сопротивление чстям противник. Никто не торопится посылть в бой ншу пехоту. Комндиры берегут солдтские жизни.

Шйтн – это только первый шг. Скоро, очень скоро непобедимое знмя Империи поднимется и нд остльными плнетми, пок ещё остющимися под конролем инсургентов.

(Кмер скользит по безжизненной рвнине, усеянной почерневшими остовми сгоревшей боевой техники.)

– Здесь, н этом поле, нших деснтников пытлись контртковть отборные тнковые чсти мятежников. Укомплектовнные выходцми с фрнцузских плнет, дивизии «Нормндия» и «Монжу» имели свыше семисот единиц бронетехники, зхвченной инсургентми в смом нчле восстния. Вы видите жёлтые перечёркнутые круги н бшнях? Это их опознвтельные знки. Но нши тнкисты и ркетчики были готовы. Чётко взимодействовли они с пилотми, что вели нпряжённые воздушные бои нд полем боя. И вот результт – покрытя остовми тнков и бронемшин рвнин. Здесь был сломлен хребет тнковым войскм инсургентов. Отсюд нчлось стремительное шествие нших войск к «Северному». И мы не сомневемся, что в смом скором времени н этом месте поднимется пмятня стелл в ознменовние подвиг нших хрбрых солдт...

Время смозвных «федерций» уходит. Н тех плнетх, что внчле поддержли инсургентов, рстёт понимние совершённой ошибки. Тк, жители плнеты Новый Крым подняли восстние против кроввой дикттуры, прикрывющейся демокртическим фсдом и прячущейся под именем «федерции». Обртившиеся к рзуму жители плнеты подвергются жестоким репрессиям; н Новый Крым в срочном порядке звозятся переселенцы с других плнет.

НОВОСТИ НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТРИДЦАТИ ПЛАНЕТ

– Н плнете Шйтн продолжются упорные бои. В последние дни имперцы предприняли новое нступление по нпрвлению к Восьмому горно-обогтительному комбинту. Имперско-фшистское комндовние бросило в бой знчительные силы виции, бронетнковых войск и деснт. Это – новя попытк прорвть ншу оборону, просочиться в глубину этой обороны.

Идут ожесточённые бои. Они не прекрщются ни днём, ни ночью. Бросив в бой свои резервы, имперцм удлось обеспечить себе численное превосходство н ряде учстков. Только блгодря этому им удлось вклиниться в рсположение нших войск.

Н одном из учстком ншей обороны Н-скя чсть в первой половине дня отбил несколько вржеских тк. Имперцы нигде не смогли прорвться. Всё стихло, и вдруг уже ближе к вечеру н стороне неприятеля было змечено движение. Поднялось срзу до двух имперских бтльонов. Они пошли в тку, все до единого пьяные, дже мехники-водители: бронетехник рыскл из стороны в сторону, с трудом двигясь по прямой.

Нши бойцы подпустили пьяные вржеские бтльоны н близкое рсстояние и встретили их огнём всех противотнковых средств. Бтльоны врг были уничтожены.

Лживые утверждения имперской пропгнды

«Блокировнный», по утверждению зписных врлей из Глвной вещтельной корпорции, Шйтн продолжет жить и сржться. Кждый день нши бойцы кдровых дивизий и добровольцы интернционльных бригд продолжют нносить тяжёлые потери противнику. Подступы к ншим позициям звлены тысячми трупов имперских солдт, сотнями сожжённых тнков, десяткми сбитых смолётов и вертолётов. Н улицх шхтёрского городк Северный, подле одноимённого космопорт, который якобы окружили имперские чсти, идёт обычня мирня жизнь.

Д, првд, что н некоторых учсткх фронт вргу удлось потеснить нши чсти и несколько продвинуться вперёд. Однко все вжнейшие комбинты, изнчльно нходившиеся з «зелёной линией», продолжют оствться под ншим контролем и рботть в непрерывном режиме. Богтейшие и высококчественные руды, обрбтыввшиеся н 8-м ГОКе, продолжют поступть н звод, несмотря н то, что линия фронт несколько приблизилсь к нему. Трнспортные корбли регулярно взлетют с космодром «Северный», увозя готовую продукцию шхтёрской плнеты. Многие крьеры продолжют рботть дже под вржеским обстрелом.

Потоки лжи обрушивются н нселение Империи. Рбочим, крестьянм, интеллигенции внушют, что ведётся священня войн против стршного «сепртизм», что «инсургенты» только и думют о том, чтобы вторгнуться в пределы Империи, творить грбежи и нсилия.

Но гржднм свободной Федерции не нужны чужие плнеты. Свобод не всучивется нсильно. Мы лишь хотим зщитить своё прво жить тк, кк считем нужным. «Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершк не отддим». Мы, кк никогд, едины в ншем порыве отстоять свои священные рубежи. И пусть имперскя пропгнд клевещет, что н плнете Новый Крым якобы нчлось «восстние» против ншей любимой Федерции. Н смом деле грждне Нового Крым, сбросив влсть проджных и преступных олигрхов, нционл-предтелей и гентов имперской рзведки, рдушно принимют переселенцев-шхтёров и членов их семей. Рбот н рудникх, в шхтх и крьерх продолжется вхтовым методом, кк уже не рз сообщлось в нших новостях. Обстновк н Новом Крыму полностью контролируется федерльным првительством, осуществляющим прямое упрвление н плнете до тех пор, пок не будут избрны новые легитимные оргны влсти. Имперскя пропгнд в который уже рз выдёт желемое з действительное, тк что дже нет нужды опровергть все её бредни. Вынужденные сочинять скзки о фнтстических успехх имперско-фшистских войск, прислужники кроввого тирн Вильгельм двно уже потеряли всякий стыд и совесть. Всякому рзумному человеку очевидн бредовость их измышлений.

* * *

Постновление Временного првительств Нродно-Демокртической Федерции Тридцти Плнет з № 1750 обязывет всех без исключения грждн, проживющих н территории Нродно-Демокртической Федерции, сдть н временное хрнение в оргны Министерств коммуникций все приёмопередющие устновки, способные принимть сигнл космических ретрнсляторов клссом выше, чем местные ретрнсляторы тип ТРТЛ-А,-Б и нлогичных (полный список см. в приложении), нходящиеся в индивидульном пользовнии, ткже в пользовнии компний, предоствляющих информционные услуги индивидульным потребителям. В случе невозможности демонтж и вывоз оборудовния Постновление предусмтривет удление из приёмников блоков, позволяющих осуществлять приём с ретрнсляторов глубокого космос клсс «Сирен», «Вирж», «Стрел» и им подобных ппртов, в случе полной невозможности осуществить это по техническим причинм Постновление определяет порядок обмен днной техники н тковую, что лишен вышеописнной возможности, с выплтой влдельцу соответствующей компенсции в устновленном днным Постновлением порядке...

Широковещтельным сетевым кнлм, используемым для коллективного просмотр в общественных местх, предприятиях общественного питния, госпитлях, гитпунктх и тому подобное, зкрепить передтчики з определёнными лицми, н которых возложить ответственность з содержние принимемых информционных прогрмм.

* * *

Я знл, что нши мльчишки и девчонки, повернувшие оружие против поселенцев, – сейчс в хороших рукх. Мне нечего было делть н других островх, куд вывезли отдельные взводы повстнцев. Сейчс было вжнее не осуществлять рзовые диверсии, рспропгндировть ребят, чтобы поняли – зло не в «отвртительных и гдких» шхтёрх с Борг и из прочих миров; дело в Дрине Дрк и её последышх, верхушке смозвной «федерции», которя словно бы и не понимл, что ресурсов Тридцти Плнет при всём их желнии не хвтит бороться со многими сотнями миров, оствшимися под контролем Империи.

Это логично подводило к мысли, что Дрин и иже с ней рссчитывли н Тучу. Не могли не рссчитывть. А отсюд следовл стршненький вывод – уж не является ли вся эт «федерция» чстью более глобльного плн? Что, если Дрк и её клик решили втянуть Империю в войну, стянуть сюд кк можно больше имперских войск и уничтожить их одним решительным удром тех же «мток»? Если, конечно, Дрин нстолько их контролирует...

Сейчс Империя решил высживться н Новом Крыму, если, конечно, информция Михэля верн. И нм остётся только ждть – отступть в очередной рз некуд, и з спиной уже не Москв, просто холодня бездн космос.

...Дв дня минуло в томительном ожиднии. Неожиднно вновь прислл короткое сообщение Конрд, извещя, что почти вся его оргнизция рзгромлен, см он, с трудом избежв рест, вынужден «покинуть зону контроля Федерции». Понимй – ухожу отлёживться где-то н Внутренних Мирх. Я не сомневлся, что тм у ншего плменного борц зготовлено достточно укромных и комфортбельных убежищ.

А н третий день эфир взорвлся. К Новому Крыму подошли имперские мониторы прорыв, принявшиеся методично, с дльней дистнции, прогрызть бреши в плнетрной обороне.

Я знл, кк это происходит. Тяжёлые, неповоротливые клоши вышли н удрную позицию, и экипж их покинул – упрвление осуществлялось с комндных корблей, прячущихся ещё глубже в прострнстве; мониторм не ндо ни мневрировть, ни уклоняться от летящих ркет или нцеленных в них лзерных лучей. Их здч только одн – смести побольше орбитльных плтформ нд выбрнным для высдки сектором плнеты. Они будут изрыгть тяжёлые ркеты (и многоблочные ядерные, и несущие мощные рентгеновские лзеры) до тех пор, пок вес их злп не нсытит противоркетные системы обороняющихся до ткой степени, что сколько-то боеголовок прорвутся сквозь плотный згрдительный огонь. А когд окно рсчистится, в него устремятся деснтные трнспорты-челноки с людьми и техникой. И тогд... Господи Боже Сил, помоги нм!

...Орбитльные плтформы продержлись куд дольше, чем я рссчитывл. Никкого «блицкриг» у Имперского флот не получилось; почти семьдесят чсов мониторы злобно переплёвывлись огнём с зщитникми Нового Крым, подрив Дрине Дрк трое бесценных суток.

А сети плнеты уже ндрывлись...

«Отечество в опсности! Врг у ворот! Вствй, стрн огромня!..»

Мы слышли о всеобщей мобилизции. Никто уже не вспоминл о Шйтне и о том, что туд следовло бы перебросить недовольные интербригды, укомплектовнные местными уроженцми. «В ряды! Все – в ряды! Плечом к плечу, новокрымчне и переселенцы, отстоим родную плнету! Родин или смерть!»

Из Севстополя передвли, что шхтёры с Борг и других ему подобных плнет зписывются в ополчение все поголовно (кто ещё не успел), вооружются дже женщины и подростки: рсенлы у Дрины Дрк кзлись бездонными. Немногие люди отц (нпример, Зденек), ещё остввшиеся, несмотря н чистки и «спецмобилизции», в полиции, морском птруле и тому подобных оргнизциях, сообщли, что одних только переселенцев удлось поствить под ружьё не менее двухсот тысяч человек; и, несмотря н предшествующие вторжению события, поток добровольцев-новокрымчн стновился всё полноводнее.

Однко кроввя рспря в Новом Севстополе двл о себе знть: то и дело между поселенцми и новокрымчнми вспыхивли дрки по любому поводу.

В поднявшейся сумтохе Дрин тем не менее не збыл о трёх сотнях повстнцев, рзорввших в клочья почти полторст хорошо вооружённых поселенцев, – н остров, куд ребят вывезли трулеры, были отпрвлены многочисленные отряды, причём состоявшие только из боргцев.

...Н третьи сутки имперцы нконец рсчистили себе дорогу. Многочисленные корбли-челноки один з другим отделялись от громдных деснтных трнспортов-носителей, устремляясь вниз, подобно той смой Туче. Уцелевшие орбитльные плтформы были слишком длеко; крейсер «Зря свободы» держлся до последнего, получил несколько попдний и едв успел ускользнуть в подпрострнство. Мобильных нземных комплексов, что позволили бы вести огонь бллистическими ркетми с поверхности, н Новом Крыму явно не хвтло, они были сконцентрировны вокруг Нового Севстополя – н случй плотной имперской блокды. Тут требовлись тяжёлые окенские крейсеры – носители бллистических ркет, подводные лодки, однко Новый Крым тк и не успел построить свой собственный морской флот.

...Имперцы не мудрствовли лукво, они высживлись н Сибири, смом большом ншем острове: их словно б притягивл их собствення бз, вернее, её рзвлины. Где-то тм бродил и притворявшийся безумным кптенрмус Михэль...

– Сколько ж можно тут сидеть?! – первым не выдержл Георгий. – Чего мы ждём? Что имперцы явятся сюд, выкурят нс из норы и тут же рсстреляют?..

Вся семья собрлсь в тесном бункере, дже смые млдшие.

– А мы здесь сидеть долго и не стнем, – отозвлсь мм. – Просто ндо знть, когд придёт пор уходить. А уходить ндо, когд вокруг будут рвться снряды, когд имперцы будут прорывться к Севстополю и когд Дрине стнет, нконец, не до нс.

– Боюсь, ткого никогд не случится, – буркнул Лриосик.

– Угомонитесь, горячие прни, – скзл я. – Я почти уверен, что Дрин пустит в ход Тучу. А здесь – не смое плохое место, чтобы отсидеться.

– А кк же нши? Остльные? – вознегодовл Лен. – Мы, знчит, стнем прятться, они – лягут под имперскими пулями?!

– Ндо сделть тк, чтобы никто не лёг, – сквозь зубы проговорил пп.

– Легко скзть! – сдвинутые Ленины брови не рсходились. – Если бы высдился «Тнненберг»...

– Он должен высдиться! – с нпором бросил я.

– С чего рди?

– Кртели должны умыться кровью. После этого комндовние...

– Пришлёт первую попвшуюся резервную дивизию. Кк ты можешь быть уверен...

– Влленштейн не упустит ткого шнс.

– А комндовние?

– Н это, пп, у него должны нйтись друзья в Генштбе.

Семья смотрел н меня с сомнением, но см я уже не сомневлся. Если здесь не окжется «Тнненберг», будут действовть кртели... Только тк оствлся шнс сдержть Дрину. Дже если он действительно рссчитывет н Тучу. Мло кто, кроме «Тнненберг», имел столько же боевого опыт столкновений с ней. Если кто и спрвится с безумным плном моей нзвной «сестры» (сестры по биоморфм, конечно же) – тк это только «Тнненберг». Сейчс это уже не бтльон, дже рздутый, – это полноценный полк.

...Пп отдвл последние рспоряжения. Семья перебирлсь в «безопсное место» н один из отдлённых островков, где рсполглсь небольшя биолбортория, приндлежвшя компнии отц. Я отпрвлялся «н фронт». Георгия, несмотря н его отчянные протесты, не отпустили. Мол, ещё нвоюешься. Кто нс «тм» прикрывть будет?..

Я смотрел н согнутую спину брт и вдруг подумл – ведь если ты действительно хочешь н фронт, то не посмотришь ни н ккие зпреты. Сбежишь. А если хочешь повозмущться для успокоения собственной совести – мол, кк же инче, мм не отпустил! – то, друг дорогой...

Рзумеется, я пострлся отогнть подобные мысли. Недостойно и грешно дже и помыслить тк о брте. Он действительно всегд был послушным сыном. Всегд хотел, чтобы всем было хорошо. Всегд очень переживл, если кто-то с кем-то ссорился. Не то что я.

Тк или инче, мне оствлось только вернуться в Новый Севстополь и отпрвиться н фронт. В конце концов, лейтеннтские погоны в Империи просто тк не двли, дже и с «полевым птентом». И потом, кртели, вежливо именуемые «охрнными войскми», – это нечисть из нечисти, «стержневя нция» тм не служил, и целые полки нбирлись н отдельных плнетх. Говорят, что з поступление в эти войск новобрнцу списывли всю криминльную историю...

Имперские регулярные войск были, мягко говоря, длеко не нгелми. Они отметились кровью и в Жлобинском, и в Босвортском восстниях. Дже успеввшие поднять руки пдли под пулями; не брезговли тм ни грбежми, ни соответствующим внимнием к женщинм, окзвшимся н «врждебной стороне». Но глвную роль сыгрли всё-тки охрнные дивизии, что шли во втором эшелоне. С них спршивли только з эффективность и кчество «зчистки». Их офицеры могли рсстться с погонми и згреметь н Сврг не з учинённые нсилия и бесчинств «личного соств», если н объявленной «безопсной» территории вдруг происходил теркт. Тк что тм не церемонились, тм просто не знли ткого слов.

И всё-тки, если Михэль прв, посылк кртелей в первой волне предствлялсь чем-то стрнным. Они никогд не умели взлмывть нстоящую оборону, не умели отбивть тнковые тки или дрться в нстоящих рукопшных. Перед ними всегд ствили совершенно иные здчи. Что, комндовние рейхсвер резко поглупело? Или Михэль ошибся (точнее, ошиблись его информторы)?

Что-то здесь было не тк. Ккя-то ловушк, зпдня, «подлянк», что нзывется...

Моя семья меня дже не отговривл. Хотя генту внедрения отпрвляться н передовую – всё рвно что колоть орехи микроскопом; однко что же было делть? Тихо сидеть в лесном бункере? Конечно, многие нши пострлись вступить в полицию, иные службы, куд Дрин рзрешил доступ новокрымчнм; но риск провл был для меня тм слишком велик, и едв ли мне посчстливилось добыть ткую информцию, что прошл бы мимо знимвших примерно ткие же должности Зденек и других нших ребят. Честнее уж отпрвиться н фронт. И действительно пострться сделть тк, чтобы кртели упёрлись лбом в непреодолимую оборону. Я не сомневлся, что, нчв с ккого-нибудь отделения, мне тем не менее придётся покомндовть куд большими подрзделениями: до сих пор мне везло, я выживл. И верил, что выживу и сейчс. Смондеянно? – возможно. Но если не верить в себя, зчем тогд вообще брться з дело?

Мы простились коротко и скупо, сперв отводя глз, потом, нпротив, глядя друг н друг, не будучи в силх оторвться.

– Пп, хочу тебя попросить кое о чём.

– Всё, что в моих силх... – его голос-тки сорвлся, – всё, что в моих силх, сын. Что не в моих тоже.

– Н всякий случй, если мне придётся возврщться... у меня не будет возможности с тобой связться. Нужн ндёжня явк, где-нибудь неподлёку от Нового Севстополя. Люди, к которым я мог бы прийти.

Отец внимтельно взглянул н меня.

– Придётся нрушить неприкосновенность ншей легенды.

– Но неужели ты ни в ком не можешь быть уверен? Тем более сейчс, когд с Дрины Дрк, скжем тк, осыплсь позолот?

Он здумлся. И нзвл три имени.

* * *

Вступить в «Первую Добровольческую Новосевстопольскую дивизию нродного ополчения», кк выяснилось, было легче лёгкого. Зписывли всех, и никто уже не вспоминл про скнировние рдужки глз. Мой слегк подпрвленный имперский чип не подвёл, и Алексндр Сергеев, русский, првослвный, военно-обученный, не успел дже глзом моргнуть, кк окзлся во глве целого отделения.

Снов отделение, усмехнулся я про себя. Регрессируем, господин имперский лейтеннт. Вот только отделение у тебя...

Гордя Первя Добровольческя дивизия дошл до идел полного рвенств. В одном строю стояли мужчины и женщины. Это прктиковлось в интербригдх, я знл, но под мою комнду ткой отряд попл впервые.

Десять человек, шесть прней и четверо девчонок. Совсем молодые. Пятндцть-шестндцть лет. Я н их фоне выглядел древним ветерном. Кк минимум ветерном Утрехт. Они все успели побывть в «юных интернционлистх», умели мршировть, поворчивться, недурно стреляли из верной 93-k, но не более того.

Формы нм не выдли. Отделение моё стояло кто в чём, по большей чсти – всё в тех же туристских многокрмнных штнх и штормовкх, д туристских же ботинкх. Оружие рздвли прямо из ящиков, под птроны ребят подствляли кто что, в том числе – кепки-бейсболки, неловко рспихивя боеприпсы по крмнм.

– И это всё? – горько изумилсь чернявенькя девчонк с по-детски зплетённой ккуртной косой – остльные в моём отделении щеголяли свежеобкорннными «ёжикми» н головх. – Три десятк птронов? Чем воевть-то стнем, товрищ стрший сержнт?

«Товрищ стрший сержнт» – это я. У меня н рукве – нспех прилепленные лычки, дже не пришитые, прихвченные клеем.

– Не волнуйся, Ромнов, это только н первое время. Прилетим – ещё отсыпят, – пообещл я.

– Хорошо б, то грнт к подствольнику только две штуки дли, и то одн – сигнльня... – продолжл сокрушться девушк.

...Грузили нс в стрые, видвшие виды имперские «кондоры» – четырёхмоторные военно-трнспортные гигнты. Я и понятия не имел, что н Новом Крыму имелись ткие. Или Дрин успел перегнть сюд дже их?.. Влдисибирск продолжл оствться в рукх Федерции, и, похоже, имперцы ещё не успели рзвернуть фронтовую вицию – инче никто не дерзнул бы перебрсывть подкрепление беззщитными летющими бегемотми. Достточно одной ркеты в двигтели...

Отсек «кондор» збился до предел. Сидели кто кк, дже лежли, несмотря н опсность угодить во вполне приличную турбулентность и переломть себе кости, попв в госпитль ещё до боя. Дорог прошл скучно. Кдровики комплектовли взводы по возрстному признку. В моём, тким обрзом, и дв остльных отделения окзлись «детскими сдми». А комндовл нми весьм фигуристя и предствительня дм, живо нпомнившя мне незбвенную dame политпсихолог гуптмнн фон Шульце.

Анн Леонрдовн Бехтерев тотчс потребовл, чтобы к ней обрщлись не инче кк «товрищ лейтеннт» – и точно, н двух стрнного вид хлястикх у неё н плечх, долженствующих символизировть погоны, чёрной гелевой ручкой было стртельно выведено по две звёздочки. Рньше он числилсь «сочувствующей» в Шестой Интернционльной, и дже несколько рз ходил н сборы (о чём немедля и с немлой гордостью оповестил всех нс), что и дло ей «прво н звние лейтеннт».

Двое других «отделенных» были ей под стть: нервного вид двдцтилетний студент Михил и мужеподобня девушк, некрсивя и коренстя, примерно моя ровесниц, по имени Римм, тоже имевшя некогд ккое-то отношение к интербригдм, пок не «отошл от них» и не открыл своё дело – школу спелеологии, склолзния и подводного спорт. Я плохо понимл, кк всё это сочетлось, ну д лдно – судя по количеству впустую истрченных н косметическую хирургию средств, зрбтывл бедняжк неплохо.

Окзлось, что нчльство уже всё рсплнировло. Нм н помощь двигются «свежие кдровые дивизии с других плнет». И что ндо только «день простоять д ночь продержться».

Восемь чсов до Влдисибирск. Зтёкшие мышцы. Многие из моих ребят откровенно по-детски тёрли глз, когд «кондор» нконец-то здрл хвост, открывя широкий провл выход.

Нд нми успел пронестись ночь, особенно короткя, когд летишь нвстречу солнцу. Тёплое утро встречло нс вместе с выстроившимися длинной змеёй грузовикми. Обычные для перевлочного пункт хос и нерзберих: горячего тк и не выдли, предложили довольствовться жлким сухпйком д зхвченными из дом бутербродми (у кого в доме ещё оствлось, что н них положить). Не выдли и птронов, пообещв «довести до комплект ближе к фронту».

Зкрывя половину фсд Влдисибирского эропорт, под ветром лениво колыхлся плохо нтянутый портрет Дрины Дрк в полный рост, призывно вскинувшей руку с кким-то угловтым пистолетом.

– Стновись! Стновись! – зшумел нш взводня, суетясь, словно детсдовскя воспиттельниц.

Я с трудом подвил инстинкт отдть прикз н построение тк, кк это было принято в рейхсвере.

Мои опсения подтвердились почти срзу – интербригды не могли обойтись без митинг н птриотическую темтику.

Звучные речи я привык пропускть мимо ушей, вот бедные мои мльчишки и девчонки слушли с горящими глзми. И когд – конечно же, о, конечно же! – грянул «Священня войн», они впечтывли свои туристские вибрмы с ткой силой, словно имперторскя гврдия н плцпрде.

Потом были грузовики и нескончемое шоссе и тряск по просёлку... Был уже ночь, когд мшины нконец встли и уствшие ребят полезли через борт.

Нс выгружли в леске возле небольшой, сейчс опустевшей фермы. Горели костры, словно никто и не боялся воздушных рзведчиков. Длиння колонн дошл до мест безо всяких приключений, знчит, имперцы ещё не рзвернулись кк следует.

С мшин сгружли «шнцевый инструмент», в просторечии – лопты; н обочине росл пирмид птронных ящиков. Нш «взводня» куд-то исчезл; хотелось верить – з кртми (н порттивные нвигционные системы, понятное дело, рссчитывть не приходилось). Мы окзлись в глуши, без млейшего понятия, что же предстоит сделть, кроме лишь скрментльного «стоять нсмерть».

Мои ребят, прикончившие к тому времени домшние подорожники, тоскливо переглядывлись. Остльные «комндиры отделений» держлись не лучше. И я не выдержл.

– Чего тут думть? Ндо перекрыть просёлок. Ферму знимть нет смысл, – ориентир, по нему удрят в первую очередь. Они пойдут по просёлку, нткнутся н сопротивление, вызовут вицию непосредственной поддержки или удрят дльнерективной ртиллерией, возможно, если мы выстоим после первой тки, то выбросят деснт у йс з спинми. Нечего время терять, ндо окпывться! И хотя бы одну рдиостнцию н взвод,?

– Р-рзмечтлся, стрший сержнт! – рздлось рздржённое з моей спиной. Пожловл товрищ взводня. – Рдиостнций не будет.

– А крты? Крт бы, товрищ лейтеннт! – я поддержл игру.

– Крты обещли. Ближе к утру. А пок ндо землю копть. Из штб передли – ждть тку с рссветом. Больше – ничего.

– Ккие силы? Тнки? Сколько?

– Много знть хочешь, сержнт. Ничего не говорят. Только одно – держться. Две бригды н подлёте к плнете. Должны выгружться сегодня. Тк что...

– Минимум семьдесят дв чс н то, чтобы перебросить сюд полнокровную бригду с тяжёлым вооружением.

Взводня подозрительно уствилсь н меня.

– И где это ты всё выучил, Сш? Ты ж не служил, верно?

– Книги читл, – уклонился я.

– Книжки он читл... лдно, рзобрли лопты и копть окопы. Скзли, здесь, поперёк дороги, дльше – в лес.

– А оружие? У нс ни одного пулемёт, ни одного грнтомёт дже нет, если не считть подствольных...

– Ты меня спршивешь, Сш? Нет пулемётов. Ничего нет. Обещли спёров с минми, если успеют.

– Ясно, – против воли лицо моё кменело. Нм придётся сржться против рмии конц XXII век примерно с ткой же экипировкой, кк у нших прпрдедов в сорок первом. Ни индивидульной брони, ни ншлемных прицелов, ни персонльных нвигционных систем, ни-че-го. Нет дже кмуфляж. Комбинировнные «штйеры» Дрин Дрк, понятное дело, придерживл для «кдровых дивизий Федерции» – ну или своих особо приближённых. Я взглянул н доствшуюся мне «93-куртц» – что он видл виды, это ещё мягко скзно. В стволе почти не остлось хромировния, всё, что могло хлябть, хлябло.

– Ну, пошли, что ли? – подтолкнул меня студент Миш. – Копть ндо...

– Копть успеем, – скзл я сквозь зубы. – Сперв ндо из винтовок лягушек повыгонять. Они хоть пристреляны?

– Понятия не имею, – признлся мой собеседник. – Рздли, и всё...

– Рздли... Первое отделение! Слушй мою комнду. Оружие к осмотру!

Они, конечно, не знли, что ткое «оружие к осмотру». Пришлось потртить время ещё и н это, но, во всяком случе, когд мы присоединились к ожесточённо копвшим окопы добровольцм, я был уверен, что у кждого из моих ребят винтовк по крйней мере выстрелит при нжтии н спусковой крючок.

Безумие, повторял я себе. Петровские грендёры под Полтвой, внезпно обнружившие, что н них ндвигется «в силх тяжких» вся тнковя групп Гепнер. Стндртную имперскую броню обычный птрон для 93-k возьмёт только если в упор и под девяносто грдусов; нужны пули с сердечникми, где их взять?.. Неведомый рубеж в лесу, который велено оборонять, смо собой, «до последних птрон и человек». Почему именно здесь? Ккие з спиной стртегические объекты? Почему не оседлть хотя бы гребень недльних холмов?

Позиция нш проходил крем лес вдоль полей, приндлежвших покинутой ферме, нырял в полукилометровую перемычку между фермой и просёлком, пересекл дорогу, тянулсь ещё метров н пятьсот вдоль кря густо зросшего оврг и тм, уперевшись в берег небольшого ручья, обрывлсь. Всего километр дв – не тк много н полк, если это, конечно, нормльный полк, обеспеченный всем необходимым по шттм военного времени. С ртиллерией, рективными устновкми, индивидульными противотнковыми средствми, носимыми средствми ПВО, ндёжной связью и тк длее и тому подобное, не говоря уж о ночных прицелх. Когд можно создть эшелонировнные в глубину опорные пункты, когд н фронте непосредственного соприкосновения с противником рзвёрнуто только дв бтльон, третий – в глубине, готовый окзть помощь тм, где это потребуется; когд соствлены огневые крточки и пристреляны ориентиры, когд нлжено взимодействие с ртиллерией и рмейской вицией, ещё дльше, в глубине обороны, рзвёрнуты дивизионные, корпусные и рмейские резервы, з которыми смутно мячт контуры могучего боевого зпс, выделенного фронтом. Тогд – д, можно воевть. Можно зубми вцепиться в ккую-нибудь безвестную, безымянную высотку и превртить её в неприступную крепость.

Но не когд нспех и кое-кк вооружённые одним лёгким стрелковым оружием ополченцы роют окопы, вытянутые в одну нитку, когд резервов нет и не предвидится, вржьей виции и вовсе полное рздолье – н весь полк у нс ни одного ПЗРК.

Тупые лопты с трудом врезлись в неподтливую, прошитую чстой сетью корней лесную почву, ямы углублялись медленно. Нечего и думть отрыть нстоящие окопы полного профиля, хорошо, если хвтит времени н ровики, в которых только лежть и можно.

Моего терпения хвтило нендолго. Мы не здержим тут кртелей, не зствим умыться кровью. Мы просто бездрно погибнем здолго до того, кк мышиного цвет бронетрнспортёры с белыми крестми н бортх и кровво-крсными эмблемми охрнных дивизий доберутся до ншего боевого охрнения. Нс рзотрут в незримую глзом пыль кссетными бомбми, лес продёрнут нитью термобрических зрядов, «выглживя» его в ровную посдочную площдку. И если обычные окопы ещё хоть кк-то зщитят от обычных снрядов и бомб, то рспылённое облко зтечёт во все негерметизировнные укрытия, после чего нходящимся тм ничего не остнется, кроме кк превртиться в рсклённый пепел. Дже помолиться не успеешь.

– Товрищ лейтеннт, рзрешите обртиться!

– Что тебе, Сш? Всё уже вырыли, что нужно?

– Нет. Но нс же здесь рсктют в тонкий блин. Дже резерв не выделено.

– Что, хочешь с полковым нчльством поспорить? – моя «взводня» подбоченилсь.

– Если этого не сделет никто другой, то поспорю.

– Не дури. Имперцы ещё не рзвернули вицию. Смоуверены донельзя. Прут по всем дорогм. Артиллерия отстл. Всё, рзговорчики прекрщем. Мрш к своему отделению, сержнт!

– Только не збудьте, товрищ лейтеннт, отдть комнду «все вперёд!», когд здесь рзведчик пролетит. Потому что инче не успеем из-под облк выйти.

– Д откуд здесь облко? Эти, кк их, вкуумные бомбы, что ли? Тк они ж только с большого клибр. А его ещё не рзвернули...

Блжен, кто верует, чуть не бросил я, отдвя честь и выполняя отднную смому себе комнду «кругом!». Выход один – отвести своё отделение, чтобы не окзться н огневой оси. «Не рзвернули вицию», понимешь. Тут не ндо виции, хвтит обычных беспилотных «шершней», которых полно в рзведротх всех имперских чстей. А потом хвтит одной крупноклиберной РСЗО, рзвёрнутой в безопсном тылу имперцев...

Ночь. Ещё одн ночь. Ещё совсем недвно я думл, что ндо окпывться, но сейчс, после того кк ополченцм подвезли сколько-то птронов, отчего-то збыв про еду. Хорошо ещё, н првом флнге позиции протекл ручей и фляжки у бойцов не пустовли.

Я вернулся к своим – никто не спл, и это плохо. Погнл по окопм, блго все догдлись зхвтить с собой спльники. Нечего рстрвлять себя перед первым боем; однко ж, конечно, рстрвляли, сидели, обхвтив коленки, уствясь н едв видимые меж древесных крон звёзды. Дети, сущие дети, им ведь... – я оборвл себя.

– Спть иди, Инг.

– Не могу, товрищ сержнт.

– Отствить товрищ сержнт. Алексндром можешь звть. Дом-то кто у тебя остлся?

– Мм, пп, три сестры... бртишк млдший, ему полгод всего... Пн сын очень хотел...

– Инг, короче, когд нчнётся, лежть, головы не поднимть и меня слушть. Что я скжу – делть срзу, не рздумывя, понятно? Тогд выживем, если повезёт.

– Вы только скзть не збудьте, тов... Алексндр.

– Н этот счёт не волнуйся. И вообще, уши торчком, хвост пистолетом. В первом бою тот погибет, кто испугется. Кто здёргется, кто дуром куд не ндо сунется.

Он бледно улыбнулсь, обычня новосевстопольскя девчонк, с нспех и неровно обрезнными, чтобы не мешлись, волосми. Я хлопнул её по плечу, и тут нд деревьями взлетел крсня ркет. Бнльня ркет, потому что дже дешёвых персонльных рций у нс не окзлось. И тотчс же грянули первые выстрелы. Боевое охрнение выполнило свою здчу.

Быстро ж они до нс добрлись... И где, во имя всего святого, их ртподготовк?

Позиция нм достлсь где-то посреди между фермой и дорогой, в густом подлеске, его мы, по счстью, успели вырубить, инче выскочили б н нс н рсстоянии вытянутой руки. Зросший высокими соснми[6] склон чуть понижлся, видно относительно неплохо, дже без инфркрсной снсти. Где-то впереди вновь вспыхнул стрельб, винтовочный треск перекрыли бсовые трели пулемётов, и зтем по лесу зметлись испугнные лые отблески – тм лопнул зжигтельный зряд.

А потом внезпно рздлся многокртно усиленный громкоговорителями голос, доносившийся, кк мне покзлось, срзу со всех сторон:

– Мужественные воины-добровольцы, жители Нового Крым! К вм обрщется комндовние имперских сил, прибывших сюд для восстновления конституционного порядк и зконности. Не окзывйте сопротивления имперским Вооружённым силм; выходите из укрытый, держ оружие нд головой, и двигйтесь нвстречу войскм для оформления сдчи. Всем добровольно сдвшим оружие грнтируется личня неприкосновенность и, немедля по звершению восстновления конституционного порядк н плнете, бесплтня трнспортировк к месту жительств или любому иному месту, укзнному вми. Мы ктивируем звуковые и световые мяки, они помогут вм добрться до позиций имперских Вооружённых сил. Прекртите бессмысленное сопротивление, вспомните о тех, кто оскверняет вшу прекрсную плнету, кто глумится нд вшими языком, культурой и обычями; зчем вм ндо умирть з них? Чтобы они могли бы с удобством устроиться в квртирх и домх погибших н фронте хозяев?.. Мы ждём, мы проявляем терпение и выдержку, но они небеспредельны. Дём н рзмышление один чс. По истечении этого срок имперские Вооружённые силы предпримут все меры и используют все нходящиеся в их рспоряжении средств, чтобы положить конец беспорядкм и восстновить конституционное, првовое поле Империи н всём прострнстве плнеты Новый Крым.

Сообщение нчло повторяться. Длеко впереди, н тёмной рвнине меж деревьями, что-то змерцло, н мнер стробоскоп.

– Эх, вдрить бы счс по ним! – прошипел кто-то из моего отделения.

Рзумеется, из окопчиков никто не поднялся.

Потянулось томительное ожидние, время от времени нрушемое лишь периодически повторяемыми призывми им-перцев к сдче.

Я смотрел н своих ребят – н лицх только спокойня сосредоточенность, если кто-то и боялся ( точнее, боялись-то они все), то ншёл в себе силы скрыть это. Я понимл, кк мучительно это бездействие, что все сейчс просят чего угодно, но – скорее, чтобы знть, что делть.

Чс истёк. Мяки угсли, стих призывющий сдвться голос.

И срзу же – знкомое «шрр-трр, шрр-трр»: «шершень» пронёсся нд смыми вершинми сосен.

– Отделение! З мной, вперёд!

Они повиновлись, по счстью, никто не стл спршивть « почему?» и «зчем?». Глядя н меня, неуверенно выпрямились в окопчикх и ребят двух других отделений. Их комндиры только и могли, что глзеть н меня, рзинув рты.

– Вперёд, идиоты! «Шершень» прошёл! Сейчс это место зчистят! – гркнул я, про себя уже считя секунды: вот сигнл с рзведчик уже обрботн АСУ нступющего внгрд... цели рспознны и клссифицировны, выдн рекомендция по применению рективной многоствольной устновки «игель», клибр 28 см, зимут... дльность... угол возвышения... тип боеприпс – термобрический, тип огня – одиночными, в втомтическом режиме, временной интервл между выстрелми...

Ветки хлестнули по лицу, вниз, вниз, по склону, скорее вниз, «игель» будет бить скорее с небольшим зпсом, чтобы не здеть своих (д и неудивительно, всё-тки рсстояние изрядное, не меньше двдцти километров позди передовых отрядов), снряды лягут с небольшим перелётом, что для днного тип боеприпс несущественно – тк, вертолётм, нпример, нходиться ближе, чем 1200 метров от эпицентр взрыв полутонной бомбы с термобрической боевой чстью, смертельно опсно – и, знчит, нм ндо бежть, бежть что есть мочи, пытясь выйти из опсной зоны.

И мы бежли. Я зметил, что следом з моим отделением рвнул остльной взвод, никого не слушя. И, по-моему, ткже нши соседи спрв и слев.

Здыхясь, пдя, рздиря штормовки и собственную кожу о торчщие сучки, мы бежли вперёд, туд, где подозрительно быстро стихл совсем недвно звязвшяся перестрелк.

Д, конечно, «игель» выстрелит не срзу. Может, минут-две у нс всё-тки будет, прежде чем стреляющий офицер в штбной мшине, получив подтверждение н рсход зпрошенного боекомплект, нжмёт клвишу «огонь».

Никогд в жизни я тк не бегл. Д и, нверное, никто из моего отделения. Километр по пересечённой местности мы покрыли, нверное, в темпе спринтеров, бегущих стометровку н идельном покрытии стдион.

...Имперцы оствили нм ровно две минуты. Две минуты, ничтожных сто двдцть секунд, после чего з ншими спинми полыхнуло.

...Двдцтивосьмиснтиметровый снряд весом под восемьсот килогрммов со свистом скользнул нд верхушкми деревьев. Уже вырботл своё двигтель, и несущя смерть болвнк плвно опусклсь н пршютике, словно большя детскя игрушк. Смо собой, я ничего этого не видел – но слишком хорошо зпомнил, чему учили в «Тнненберге». Сейчс срботет высотомер – стря, ндёжня схем, ей без млого дв век – и у нс з спинми...

Взрыв. Между стволов стновится светло, кк днём. Грохот и треск, от которого я глохну, удр в спину, от которого я лечу, едв успев прикрыть голову.

Снряд лёг н дльнем левом флнге ншей позиции, и мне дже стршно подумть, что случилось с ншими, не успевшими выйти из зоны поржения.

Д, схемы снрядов остлись, в общем, стрыми, вот нчинк... он изменилсь, и здорово. В рдиусе пятисот метров эти снряды не оствляли ничего живого.

Прошло секунд двдцть, и грянул второй взрыв, н сей рз чуть ближе. Неведомые имперские ртиллеристы чуть сдвинули зимут, и снряд лёг првее, смещясь к центру ншей позиции.

– Вперёд! Ещё вперёд!

Я видел – люди медленно поднимлись с земли; медленно, слишком медленно!..

Но всё-тки, подхвченные стрнной силой, мы бежли, отделения и взводы перепутлись, перемешлись друг с другом; з нми грянул третий взрыв, имперцы методично и точно клли снряды в нитку нших окопов, протянувшихся через лес; мы, здыхясь, едв не пдя, очутились длеко впереди ншей несчстной рсстреливемой позиции; сквозь зросли змелькл огонь, тм уже лежл дорог, и подбитый Mittlere Schutzenpanzerwagen, съехвший в кювет, нд почерневшим рзвороченным кпотом лениво поднимлись жирные языки плмени.

Откуд-то из темноты сухо щёлкнул выстрел – почти поглощённый грянувшим з спинми третьим взрывом. Кто-то зкричл, и в следующий миг темнот впереди згрохотл, прямо в лиц зсверкли быстрые вспышки выстрелов, нд головми рзрывлись двдцтимиллиметровые снряды «штйеров». Во мрке впереди н дороге угдывлись мссивные туши бронетрнспортёров, и оттуд нс тоже поливли свинцом.

Требовлось злечь, вызвть подмогу, хотя бы рсчётми УРО рсчистить дорогу дльше, но ничего этого не было, и дже грнт для подствольников – рз, дв и обчёлся.

Бывет, когд человек бежит прямо н режущие в упор пулемёты, не боясь ни смерти, ничего, когд его можно остновить, только рзорвв н куски – Первя Добровольческя сейчс, похоже, впл именно в ткое состояние, когд все рвно ощущют себя бессмертными; и мои ребят слепо рвнулись прямо н бьющую в лиц гибель.

...Кртели, похоже, отошли недлеко. Кто-то из ншего передового дозор удчно потртил грнту, после чего имперцы отступили и вызвли ртподдержку. З ншими спинми лес прочеркнул широкя огнення полос – тм продолжли взрывться тяжёлые рективные снряды; повленные деревья пылли, горели земля и трв, горело всё, и знявшим оборону ополченцм оствлось только одно – рвться вперёд, пок не вцепишься в глотку кртелям.

Мы схвтились во тьме под деревьями, во мрке, озряемом лишь вспышкми выстрелов. Кртели высокомерно не стли окпывться, многие не потрудились дже злечь; однко никто из них не пренебрёг бронёй, которую пули 93-k пробивли не слишком охотно...

Но они нс не ждли. Окжись тут вышколення имперскя чсть, они встретили бы нс сплошной стеной огня и не ввязлись бы в рукопшную. Кртели змешклись, и нчлсь беспорядочня свлк.

«Првильный», «современный» бой ткого не допускет. Противник ндлежит порзить здолго до того, кк он см сможет причинить тебе хоть ккой-то ущерб. Системы упрвления и нведения, компьютерные чипы в шлемх имперских солдт, преврщвшие целые дивизии в единое, подчинённое одной воле существо, превосходня ртиллерия, виция – всё это должно было, нет, просто обязно было стереть нс в порошок. Зблговременно стереть.

Но н сгрудившихся беспомощным стдом «бюссингх» крсовлся не слон с вытянутым хоботом – эмблем 502-го отдельного бтльон тяжёлых штурмовых тнков, не дубовый лист знк 1-й тнковой дивизии, и дже не бегущя гончя символ укршвший технику 16-й моторизовнной.

Тм, н рзрисовнных кмуфляжными рзводми бортх виднелось нечто, нпоминвшее нкрученную колючую проволоку с здрнными вверх и вбок острыми концми[7].

А рядом с ними приткнулся трнспортёр с ещё одной эмблемой, меня несколько удивившей. Я знл н пмять все отличительные знки дивизий имперской рмии, но эт был новой.

...«Арийский легион». Добровольческя дивизия «вечно вчершних», знчит, они тки её сформировли, кк и сообщлось в сетях. Вот эти-то, «Пмять и Гордость» вкупе с «Союзом Изгннных» – смые нстоящие нцисты, убеждённые, что Адольф Гитлер был великим человеком, идеи Третьего Рейх должны быть непременно релизовны в Четвёртом. И, к сожлению, не считющиеся ткими уж одиозными общественным мнением Внутренних Миров...

Но сейчс они рстерялись. Они рстерялись, привыкшие волочить з шкирки обезумевших от ужс, рстерянных людей. Я от бедр выстрелил прямо в тёмное стекло шлем – возникший передо мной кртель опрокинулся, исчез, я уже поворчивлся к следующему, понимя, что убивю дже не тех, с кем делил имперский хлеб и носил фельдгру, но отборных хищных тврей, вскормленных человечиной; о д, они тоже лично не виновты, их ткими сделли, но иногд приходится просто стрелять, чтобы дикий зверь не рзорвл тебя смого. И мы стреляли.

Тело стонло, торопясь повернуться, глз ловили млейшее движение, и сейчс мне совсем не требовлось предствлять своих противников бесчувственными мнекенми, кк н Сильвнии. Хотя эти врги походили н мнекенов куд больше, чем мльчишки и девчонки в штормовкх, тких же, кк и те, что бросились сейчс в тку вместе со мной.

Ещё одн безликя фигур в шлеме поднимется передо мной, в рукх – «штйер», вокруг верхнего дул возникет венчик плмени, но двдцтимиллиметровя болвнк рзрывного зряд проходит рядом, я, не теряя ни секунды, бью кртеля приклдом в зтемнённое збрло.

Рядом окзывется ккя-то девчонк, деловито приствляет ствол к шее опрокинувшегося кртеля и нжимет н спуск, содрогясь всем худеньким полудетским телом от отдчи. Из-под шлем летят кроввые ошмётки, кртель не успевет дже крикнуть. Я подхвтывю его штуцер-двойник, ловлю стволом ещё одну фигуру в броне – и тяжёля чушк снряд рзворчивет грудную плстину пнциря. Я видел, кк мльчишк из соседнего отделения бросился н спину не успевшему повернуться кртелю и кк преньк буквльно смело удрившей в бок пулей.

Ночь опрокинулсь, рзбилсь, словно громдня тёмня чш, по которой дружно удрили сотни крохотных молотов скзочного нродц. Из мрк вырывлись новые и новые люди в штормовкх, сцеплялись с кртелями, и, кк всегд внезпно, дикя рукопшня кончилсь. Уцелевшие имперцы бежли, «бюссинги» ндсдно ревели двигтелями, но прорвться сквозь чщу не могли. Повсюду лежли тел – нши, новокрымчне и имперцы – вперемешку. У кртелей почти не было тяжёлого оружия, но с лёгкой бронёй полугусеничных «бюссингов» мог спрвиться и подствольник 93-k. Тупорылые монстры это знли, поспешно отползя во мрк и огрызясь короткими очередями. Четыре передовых отойти не успели, поржённые срзу пятью-шестью зрядми, они лениво чдили, языки плмени были едв видны сквозь жирный и густой дым.

Словно очнувшись, зкричли рненые – и нши, и имперцы. Рёв «бюссингов» змирл в отдлении – кртели дже не попытлись отбить своих.

– Отделение! – гркнул я. Отсюд ндо было немедленно уходить, собрв с убитых и рненых оружие. З нми протянулсь широкя полос могучего лесного пожр; очень скоро ничего не остнется и от уютной фермы.

Всё непрвильно. Следовло бы оргнизовть преследовние отброшенных кртелей, они сейчс – лучшя зщит от имперской ртиллерии, но куд тм!..

Кое-кк я собрл своих. Из десяти человек остлось семеро, ещё трое сгинули; мы подбирли своих убитых и рненых, рвно кк и имперцев; с тел кртелей сдирли всё, имевшее хоть ккое-то отношение к оружию.

– Дй мне, – я нгнулся к девушке Инге, безуспешно пытвшейся спрвиться со сложным змком броневого нгрудник. Зпор щёлкнул, помятя кирс рскрылсь, словно рковин, – внутренности вымзны кровью. В погибшего кртеля кто-то выстрелил в упор, приствив ствол к груди. – Ничего, ничего, не брезгуй, это лучше, чем штормовочк.

Бледня Инг мелко кивнул. Д, девочк, тебе сегодня пришлось убить человек – впервые в жизни. И сколь бы ни был он мерзостен и чёрен душой, это был человек, и оствлсь ндежд, что...

Я прервл себя. Нет. Никкой ндежды н испрвление и рскяние кртелей двно не остлось. Их ндо остновить, огнём и мечом и кк можно скорее.

– Отделение! Двй, двй, шевелись! – гркнул я. Семеро моих ребят кое-кк, с моей помощью, облчлись в трофейную броню. Волей-неволей пришлось демонстрировть ловкость в обрщении с бронекомбинезонми – у кртелей они ткие же, что и у регулярных войск, рзве что окрск «хмелеон», могущя прикинуться и городскими рзвлинми, и лесной просекой. – Собрть боеприпсы! Крмны н рзгрузке проверили?..

Оборонять нм стло нечего. Осттки ншего полк медленно отходили, огибя бушующий лесной пожр. Без комнды, движимые инстинктом. Прикз добрлся до нс много позднее, уже после того кк проложення имперскими снрядми плмення просек остлсь позди и мы поднялись н ту смую холмистую гряду, которя с смого нчл покзлсь мне более выгодным местом для обороны. Хотя, когд по тебе сдят безответными двдцтивосьмиснтиметровыми термобрическими снрядми, никкя позиция не может считться выгодной.

...Дошедший до нс прикз окзлся прост – отступть к Влдисибирску. Мы выдержли первый удр, и дже отбросили кртелей; но, отбитые в двух местх, они прорвлись в пяти других. 1-я добровольческя дивизия окзлсь в полуокружении.

Мы кое-кк рзместились в уцелевших грузовикх. Из уст в уст передвлся чей-то рсскз, что «крнтинники» вновь нступют, првильно поняв, что ни н ккое нстоящее преследовние у нс сил нет. Не зню, првд это или нет; все мы сжлись, стрясь рзобрть сквозь гул мотор зловещее «шрр-трр» имперского рзведчик. Если он нс зсечёт, колонн очень быстро обртится просто в груду обугленного метллолом.

Однко нм повезло. «Шершень» действительно прошёл нд нми, но уже утром, когд мы приближлись к Влдисибирску. Тяжёля ртиллерия имперцев остлсь длеко позди, нгнвший нс у смых городских окрин удрный беспилотник «беовульф» был ккуртно сбит н удивление профессионльно срботвшим рсчётом зенитного «гепрд». Н борту я успел рзглядеть эмблему чсти: древний фрнцузский вертикльный триколор. В середине, н белой полосе, крсовлся лотрингский крест. Некогд этот флг приндлежл «Forces Frangaises Libres»; дв век спустя его приняли группы сопротивления н фрнцузских плнетх.

Кдровые дивизии Федерции, если, конечно, к ним вообще применимо это слово.

Нш колонн втянулсь в город. Влдисибирск опустел, большинство жителей, кк я понимл, эвкуировлось; однко в окнх то тут то тм мелькли лиц, люди перевешивлись через подоконники, провожя взглядми ншу колонну. Ккой-то стричок дребезжщим голосом крикнул «ур!».

Длеко мы не углублялись. Колонну остновили возле небольшого тетрик и объявили привл. А зодно и здчи.

Смо собой, ншей целью стновилсь «оборон город до последней крйности». Помощь идёт, уверял нс щеголевтый человек с золотыми погонми о четырёх звёздочкх, вроде кк кпитн. Смо собой, говорил он н общеимперском. Сюд перебрсывются зклённые боями дивизии «друзей-фрнцузов», первые чсти уже прибыли.

Мои ребят слушли угрюмо, после столкновения с «крнтинникми» гонору у них изрядно поубвилось. Конечно, обороняться в городе, если в него вводят бронетехнику без ртподготовки и виподдержки, одно удовольствие. Вот только я сомневлся, что имперцы доствят нм ткое удовольствие. Конечно, нличие кртельных войск нводило н мысль, что они тки явились сюд «умиротворять», не стирть с лиц земли целые город (что при нынешних возможностях имперской рмии не предствляло никкого труд). Оствлось ндеяться, что фрнцузы (и в смом деле неплохо вооружённые и, кк я мог убедиться, обученные) смогут нлдить ПВО и эффективную контрбтрейную борьбу. Интересно, достлись ли Федерции новые системы зсечки позиций стреляющей ртиллерии, использоввшие, помимо всего прочего, ещё и тектонические дтчики?.. Во всяком случе, лотрингский крест, похоже, себя ещё покжет, тк что имперцм придётся поломть о него зубы.

– Нм ндо стоять до последнего, стоять нсмерть! – звывл кпитн-золотопогонник. – В последнее время нши войск кое-где проявили себя не лучшим обрзом, были случи неопрвднного и смовольного, без прикз, оствления позиций. Д, нм н помощь спешт могучие резервы. Но если мы не стнем сржться до последней кпли крови, они могут не успеть. И потому – слушй прикз Верховного Глвнокомндовния, – офицерик, кжется, дже привстл н цыпочки: – Коврный и подлый врг бросет н фронт всё новые и новые силы, не считясь с потерями, лезет в глубь Федерции, зхвтывет новые рйоны, нсилует, грбит и убивет мирное нселение. Бои идут у ворот ншего последнего космопорт н Шйтне, имперские оккупнты рвутся к стртегическим комбинтм с их рудными богтствми. Врг уже зхвтил 1, 4, 10 и 23-й зводы и прилегющие к ним обширнейшие крьерные поля. Чсть войск из корпусов «Фрнклин» и «Грнт», идя з пникёрми, оствил 10-й и 23-й комбинты без серьёзного сопротивления и без прикз Верховного Глвнокомндовния, покрыв свои знмён позором...

Я слушл и не верил собственным ушм. Слегк изменённый, но, бесспорно, узнвемый стиль знменитого прикз номер 227 от двдцть восьмого июля 1942 год. Что они хотели этим скзть, зчитывя его нм, новокрымским добровольцм, в своё время стртельно учившим всё это н урокх истории, несмотря н все зпреты имперского Министерств просвещения? Что дело Федерции швх, фронты трещт по всем швм и теперь требуются згрдительные отряды – стрелять в спины тем, кто дрогнет?..

Я скосил глз впрво, влево – мой молодняк слушл прикз столь же остолбенело. Что ткое «227», они, похоже, знли не хуже меня. А офицерик всё вещл и вещл, и к прикзу номер 227 прибвился другой – номер 270, отднный годом рньше:

– Но, конечно же, в ншей рмии тких трусов и пникёров – ничтожное меньшинство. Не только друзья признют, но и врги нши вынуждены признть, что в ншей освободительной войне с имперско-фшистскими зхвтчикми чсти Вооружённых сил Федерции, громдное их большинство, их комндиры ведут себя безупречно, мужественно, порой – прямо героически. Дже те чсти ншей рмии, которые случйно оторвлись и попли в окружение, сохрняют дух стойкости и мужеств, не сдются в плен, стрются ннести вргу побольше вред и выходят из окружения. Известно, что отдельные чсти ншей рмии, попв в окружение врг, используют все возможности для того, чтобы ннести вргу поржение и вырвться из окружения...

Однко из-з трусости и предтельств отдельных бойцов и комндиров нселение ншей Федерции, с любовью и увжением относящееся к Нродно-Освободительной Армии, нчинет рзочровывться в ней, теряет веру в Нродную Армию, многие из них проклинют Нродную Армию з то, что он отдет нши плнеты под ярмо имперских угнеттелей, см утекет, куд глз глядят...

Некоторые неумные люди н фронте утешют себя рзговорми о том, что мы можем и дльше отступть с плнеты н плнету, тк кк у нс ещё много территории, много земли, много нселения и что продуктов питния, кк и необходимого метлл, у нс всегд будет в избытке. Этим они хотят опрвдть своё позорное поведение н фронтх. Но ткие рзговоры являются нсквозь фльшивыми и лживыми, выгодными лишь ншим вргм...

У нс нет и не было преоблдния нд имперцми ни в людских ресурсх, ни в продовольственных зпсх. Отступть дльше, и особенно с плнеты Новый Крым, – знчит згубить себя и згубить вместе с тем ншу Родину. Кждый новый клочок оствленной нми территории будет всемерно усиливть врг и всемерно ослблять ншу оборону, ншу Родину.

«Ну, двйте, двйте!», подумл я, мысленно вспоминя знкомые строчки. И точно:

– Из этого следует, что пор кончить отступление. Ни шгу нзд! Тким теперь должен быть нш глвный призыв. Ндо упорно, до последней кпли крови зщищть кждую позицию, кждый метр ншей территории, цепляться з кждый клочок ншей земли и отстивть его до последней возможности. У нс пок ещё вдостль оружия, боеприпсов, продовольствия. У нс много хрбрых бойцов и опытных, знющих комндиров.

Чего же у нс не хвтет?

Не хвтет порядк и дисциплины в ротх, полкх, дивизиях, в тнковых чстях, в виэскдрильях. В этом теперь нш глвный недостток. Мы должны устновить в ншей рмии строжйший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спсти положение и отстоять свою Родину.

Нельзя дльше терпеть комндиров, чсти и соединения которых смовольно оствляют боевые позиции. Нельзя терпеть дльше, когд комндиры допускют, чтобы несколько пникёров определяли положение н поле боя, чтобы они увлекли в отступление других бойцов и открывли фронт вргу.

Пникёры и трусы должны истребляться н месте.

Отныне железным зконом дисциплины для кждого комндир и рядового бойц должно явиться требовние – ни шгу нзд без прикз высшего комндовния.

Комндиры роты, бтльон, полк, дивизии, отступющие с боевой позиции без прикз свыше, псующие перед вргом, срывющие с себя знки рзличия, дезертирующие с поля боя, являются предтелями Родины. С ткими комндирми и рядовыми бойцми поступть ндо кк с предтелями Родины.

Тков призыв ншей Родины.

Выполнить этот прикз – знчит отстоять ншу землю, спсти Родину, истребить и победить ненвистного врг.

Верховное глвнокомндовние Нродно-Освободительной Армии прикзывет:

Первое. Безусловно ликвидировть отступтельные нстроения в войскх и железной рукой пресекть пропгнду о том, что мы можем и должны якобы отступть и дльше, что от ткого отступления не будет якобы вред.

Второе. Безусловно снимть с пост и нпрвлять в Ствку для привлечения к военному суду комндующих корпусми и дивизиями, допустивших смовольный отход войск с знимемых позиций, без прикз комндовния.

Третье. Комндовнию дивизий и корпусов безусловно снимть с постов и судить предствителями Особого Совещния комндиров полков, бтльонов и рот, допустивших смовольный отход войск с знимемых позиций без прикз комндовния рмии, отбирть у них орден и медли; по приговору Особого Совещния или рсстреливть трусов и пникёров, или, если предствители Особого Совещния сочтут необходимым, нпрвлять в штрфные роты.

Четвёртое. Сформировть в пределх дивизии 3-5 хорошо вооружённых згрдительных отрядов (по 100 человек в кждом), поствить их в непосредственном тылу неустойчивых полков и обязть их в случе пники и беспорядочного отход чстей полк рсстреливть н месте пникёров и трусов и тем помочь честным бойцм полков выполнить свой долг перед Родиной.

Пятое. Сформировть в пределх дивизии от 2 до 5 (смотря по обстновке) штрфных рот (от 50 до 100 человек в кждой), куд нпрвлять рядовых бойцов и комндиров, провинившихся в нрушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поствить их н трудные учстки фронт, чтобы дть им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

Прикз прочесть во всех ротх, эскдронх, бтреях, эскдрильях, комндх, штбх.

Офицерик выдохся и медленно, со знчением, опустил плншетку. Ополченцы угрюмо молчли. Д, у нс н Новом Крыму слишком хорошо помнили, что ткое «прикз номер 227», или «ни шгу нзд!», кк ещё его нзывли. Згрдот-ряды! Штрфные роты!

– Вши взводные рзддут подписные листы! – услыхли мы. – Всем рсписться, что прикз вм зчитн и вми понят!..

...Немло времени окзлось потеряно, пок не рздли обед – имперским пйком-смогревкой, присовокупив к нему пятьдесят грммов водки в плстиковых сткнчикх. А потом погнли обртно к окринм – устривть позиции.

К вечеру моё отделение с ног влилось. Ни у кого не остлось сил н обсуждение кк жуткого прикз, тк и перспективы погибнуть от пуль своих же собственных кртелей и особистов. Все семеро моих ребят тк и уснули вповлку, в брошенном просторном доме, что смотрел н восход всеми многочисленными окнми. Я спть не мог. Ккой смысл оборонять город, если по всем кнонм войны его следовло не штурмовть, обойти и окружить? Или нм зрнее отвели роль героев новой ленингрдской блокды?..

Честное слово, сейчс бы обрдовлся и полку боргских переселенцев. Я не мог отделться от чувств, что нс послли сюд н убой. Поляжем мы здесь все, и дже згрдотряды не успеют унести ноги.

Ночь прошл спокойно. Имперцы не торопились, и Влдисибирск использовл подренное время н все сто процентов. Нм нконец-то подбросили оружия, и девчонки моего отделения восхищённо глзели н многозрядный втомтический грнтомёт, словно н новые «отпдные» серёжки или колечко.

Д, кое-что успели сделть. Возвести бррикды из бетонных блоков; зложить окн стрыми верными мешкми с песком; реквизировные в городе эксквторы, ндрывясь, копли противотнковые рвы. Кзлось, имперцы совершили большую ошибку. Они не попытлись тковть город с нлёту. В небе брржировло несколько истребителей; Федерция, похоже, неплохо подготовилсь к отпору. Я увидел дже пру штурмовых тнков (со всё теми же эмблемми «Свободной Фрнции» н броне), знявших позиции в укрытиях по обе стороны широкой дороги, что, влившись в город, обрщлсь проспектом. Влдисибирск строился нестеснённо, мест здесь было не знимть.

Мы ждли. Ребят нскоро освивлись с трофейной бронёй, я покзывл, кк рботет связь, нвигция, целеукзние, кк пользовться ншлемным прицелом и тк длее и тому подобное. В глзх ребят с кждой минутой росло изумление.

– Товрищ стрший сержнт... – нконец решилсь Инг. – Откуд вы всё это знете?

– Много где побывть довелось, – уклончиво ответил я.

– В имперской рмии не случилось? – осведомился белобрысый пренёк, Костя.

– Нет, тм не довелось, – покчл я головой. Ненвижу врть, но без врнья здесь не обойтись. – А вот изучть всё это дело – изучли.

– Товрищ сержнт, – не отствл Костя, – кк же тк получилось, что вы н Шйтн не попли? Все ведь лучшие – тм...

– Много будешь знть, товрищ рядовой, скоро состришься. Думешь, ткие, кк я, здесь не нужны? Вот кто б тебе про ншлемник объяснял, кбы не я, ?

Конечно, я мог рявкнуть «отствить рзговорчики!», и, нверное, в «Тнненберге» я не преминул бы тк и сделть. Но с этими мльчикми и девочкми мне предстоит пережить очень длинный день, кк я подозревл, один из смых длинных в моей жизни.

* * *

ИМПЕРСКИЕ НОВОСТИ

...Продолжется успешное нступление доблестных Вооружённых сил Империи н позиции инсургентов из тк нзывемой «Нродно-Демокртической Федерции». Сейчс мы уже можем оповестить нших зрителей – нши хрбрые солдты, носящие Feldgrau, успешно высдились н плнете Novyi Krym. Измученное творимыми нд ним нсилиями, нселение с восторгом приветствует своих освободителей. От мятежников и террористов очищены облсти к востоку от город Vladisibirsk, вы видите фермеров, которые теперь могут вернуться к мирному труду. Семья этих простых и честных людей, от зри до зри рботвших н своих полях, вручет цветы офицерм из проходящей мимо моторизовнной колонны. Вы видите слёзы рдости н глзх этих добросовестных тружеников, против воли окзвшихся втянутыми в кроввые преступления зхвтившей влсть военной хунты, именующей себя «временным првительством Федерции».

Никто не должен бояться возврщющихся н Novyi Krym имперских войск. Восств против влдычеств инсургентов, грждне этой плнеты докзли свою верность престолу Империи...

Н плнете Шйтн нши войск нносили ркетно-бомбовые удры по позициям экстремистов вокруг космопорт «Северный», были отмечены большие пожры и рзрушения. Н подступх к плнете ншим Космическим флотом уничтожен большой трнспорт мятежников. Соглсно последним сведениям, нши войск зняли вжные горно-обогтительные комбинты № 10 и № 23. Нступление ншей доблестной рмии продолжется. Нет сомнений, что дни мятежников н плнете Шйтн сочтены.

В погрничном Одинндцтом секторе змечены были пять колонизционных корблей цивилизции Дбигу, двигвшиеся глубоко в зкреплённом з Империей прострнстве к одной из пок не нселённых плнет. Фрегты Погрничного Флот были вынуждены здержть нрушителей и препроводить их к грницм ншего сектор. До сих пор полномочные предствители цивилизции Дбигу не дли внятного ответ н вопрос, что делл их колонизционня эскдр в глубине сектор, уже более полувек освивемого Империей Земли...

НОВОСТИ НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТРИДЦАТИ ПЛАНЕТ

В эти дни зхлебнулсь очередня попытк имперско-фшистских войск овлдеть 8-м горно-обогтительным комбинтом. Н учстке, где обороняется чсть товрищ Вейзен, врг попытлся высдить деснт в тылу нших войск, и в то же время четыре десятк тяжёлых штурмовых тнков и сто бронетрнспортёров с пехотой при поддержке тридцти удрных вертолётов тковли бойцов товрищ Вейзен с фронт. Нчлся упорный и кровопролитный бой. Нш ртиллерия «помогл огоньком», меткой стрельбой подвив вржеские бтреи в имперском тылу, после этого поствил эффективный зслон продвигвшимся тнкм. Имперцы рстерялись и приостновились, товрищ Вейзен в этот момент поднял своих товрищей в контртку. Умело ствили помехи солдты взвод рдиоэлектронной борьбы под комндовнием товрищ Рейхенплц, нрушя вргм связь, сбивя рботу их прицелов и «ослепляя» нступвшие тнки. Выдвинулись вперёд зенитчики, блгодря их грмотным и своевременным действиям сбито шесть вертолётов противник.

Не выдержв яростной контртки нших бойцов, имперцы бежли, оствив н поле боя двдцть горящих тнков и сорок бронетрнспортёров. Подсчёт тел погибших имперцев продолжется, но уже сейчс можно скзть, что ншими бойцми уничтожено свыше тысячи восьмисот солдт и офицеров противник, свыше двухсот взято в плен. Героическя оборон Восьмого комбинт продолжется; его нзвние стнет символом несгибемой стойкости и героизм нших войск, не отступивших ни н шг перед нтиском превосходящих сил противник!..

...В течение минувших суток нши войск вели бои с противником н всём фронте, особенно ожесточённые – н нпрвлении Восьмого горно-обогтительного комбинт и космопорт «Северный». После упорных и кровопролитных боёв нши войск оствили млознчительный горно-обогтительный комбинт номер 23, уже двно выведенный из ктивного производственного цикл. Лживя имперскя пропгнд пытется превртить это чстное и ничего не решющее событие в стртегическую победу имперско-фшистских войск, но грждне свободной Федерции знют цену имперским зявлениям.

Н других учсткх соприкосновения нших и имперских войск ничего существенного не произошло.

* * *

– Ничего существенного не произошло! – с горьким отчянием воскликнул Инг. Глз у неё покрснели и зпли. – Д кк же они могут, когд мы тут, они... они уже... И прикз вон ккой выпустили, о нём – ни слов...

– Ничего ты не понимешь, Инг. Нельзя пнику рспрострнять, ясно? Вот и не говорят. Может, мы сейчс имперцев обртно погоним. Видел фрнцузов? К-к вдрят по ним, кк звернут!

– Аг, погонят, жди... – фыркнул Инг. – Лягуштники – они лягуштники и есть. Только «бошей» увидят, срзу и рзбегутся. Кк дв век нзд.

– Ой, д что ты срвнивешь? С тех пор сколько времени прошло!

– Костя, сколько рз они с тех пор воевли, ? Может, это они при Босворте, или...

– Хвтит! – оборвл я спорщиков. – Рядовой Игнтьев! Ко мне!

– Товрищ сержнт, ря...

– Ат-ствить. Рядовой Игнтьев, последовтельность действий бойц при обнружении н тктическом дисплее отметки, клссифицируемой кк «вржескя бронетехник», нходящейся в зоне поржения огневыми средствми отделения?

– Э-э-э...

– Что, Костьк, влип?.. – хихикнули в углу.

– Рядовя Поляков! Хочешь вместо него ответить?

– Тк точно, товрищ стрший сержнт!

– Тогд отвечй. А рядовой Игнтьев, если ты ответишь, поступит в полное твоё рспоряжение до тех пор, пок у него эт последовтельность от зубов отсккивть не будет.

– Только не это, товрищ сержнт, только не это!.. Он ж меня живьём слопет! Я могу ответить, я могу!

– Тогд отвечй.

– Товрищ стрший сержнт, при обнружении вржеской бронетехники н тктическом дисплее ндлежит, ктивировв функцию «результтивного ксния», совместить жёлтый курсор общего целеукзния с отметкой цели, произвести зпрос опознвния «свой-чужой» во избежние потерь дружественной стороны, после чего, включив клвишей «А» передчу по кнлу цели, осуществить трнсляцию координт обнруженного объект. В дльнейшем не выпускть цель из визир и, соответственно, из поля зрения трнслирующей кмеры-передтчик, осуществлять ручное сопровождение до поступления сообщения «цель зхвчен», после чего одновременным нжтием клвиш «Бэ» и «Цэ» передть цель центрльному вычислителю для втосопровождения. Ожидть выдчи днных для стрельбы. В дльнейшем действовть соглсно полученным рспоряжениям комндир отделения.

– Неплохо, Игнтьев, только збыл одну вещь.

– Ккую, тов... Ах д, виновт! После передчи цели н втосопровождение осуществить синхронизцию нведения собственной оружейной системы с получемыми от центрльного вычислителя бллистическими днными. Нжтием клвиш «А» и «Дэ»...

– Ну, молодец. Кое-что всё-тки вбил в вс...

Моё отделение щеголяло в трофейной форме. Н руквх и шлемх пришлось нскоро нмлевть бело-сине-крсные эмблемы; кое-кк мне удлось нлдить целеобмен с ншим уменьшившимся в числе, но зто полностью экипировнным взводом и огневым взводом фрнцузов из дивизии «Кмбрэ». Те восхищённо цокли языкми, глядя, кк я сопрягю чипы моих ребят с мощным бллистическим вычислителем их Pz.Kpfw VII, которому предстояло порботть штбной мшиной.

Кроме ншего взвод и пры фрнцузских тнков, здесь больше никого не было. Первя добровольческя рссредоточилсь вдоль городских окрин, с тыл нс подпирл моторизовння «Кмбрэ». Кзлось, что нступть н Влдисибирск в лоб сейчс было бы безумием.

...Однко именно это и сделли имперцы, когд солнце уже высоко поднялось нд горизонтом. Сперв нд ншими головми протрещл своё всегдшнее «шрр-трр» рзведывтельный «шмель»; однко кто-то из отделения Риммы угостил супостт из ПЗРК. «Шмель» окутлся дымом и рухнул метрх в пятидесяти перед ншими позициями; я совсем уже было собирлся скомндовть «все нзд!», не без основний ожидя огневого нлёт н нш передний крй, однко в это время зговорил ртиллерия «Кмбрэ»; через нши головы н восток понеслись снряды РСЗО, тщ з собой огненные хвосты. Дрин Дрк где-то очень хорошо поживилсь, подумл я, рздобыв те же смые «игели», что едв не превртили нс в хорошо прожренные стейки тм, в лесу. С воем рвнулись туд же, н восток, три носившихся нд головми истребителя.

Неплохо, подумл я. Грмотно срботно. Нведение по рдиообмену «шмеля» с комндным пунктом, для этого ндо иметь очень грмотных ребят из бтльон РЭБ и отлично отрботнную систему упрвления всеми огневыми средствми. У «Кмбрэ», похоже, очень толковый комндир.

Длеко з горизонтом згрохотло. Н смом пределе видимости поднялись крошечные дымные султны; нш ртиллерия нкрыл ккие-то цели.

Сейчс имперцм следовло бы остновить нступление, вскрыть полностью ншу систему огня, ннести удры по мобильным комплексм ПВО, потом кк следует пробомбить см город, сверхзвуковыми крылтыми ркетми точечно выбить огневые средств, прорядить позиции ншей ртиллерии и только потом...

И потому я донельзя удивился, зметив впереди осторожно перебегвшие фигурки. Никких бронетрнспортёров и тнков. Пехот, идущя почти что в полный рост.

– Они что, спятили? – вырвлось у Инги.

Однко очень скоро выяснилось, что имперцы отнюдь не спятили. Они тщили с собой множество «муспелей», и рективные огнемёты выплюнули нм в лиц целое море плмени.

Я едв скомндовл «Ложись!», кк по фсду плеснул огнення волн. Ярко-рыжие языки зплясли н полу, скользнули по богто дрпировнным стенм; здело и кое-кого из ребят, но, по счстью, химические огнетушители (ещё один имперский трофей, выпущенный в войск в огромных количествх после боёв с Тучей н Иволге) быстро сбили плмя.

Инфркрсные прицелы сходили с ум, плмя бушевло, и сквозь этот жр, понятное дело, было не рзобрть отдельные цели – имперских солдт.

Злив нс плменем, кртели перебежкми продвиглись всё ближе и ближе. В нушникх стоял ккофония, пок я не отстроился и не привёл в чувство своих. Фрнцузские тнки дружно подлись вперёд – бить прямой нводкой, пок имперцы не прорвлись через нши бррикды.

Н моём прицеле то появлялись, то исчезли многочисленные лые треугольнички, обознчвшие «индивидульные вржеские боевые единицы». Я ктивировл обмен днными между штуцером и вычислителем, ккуртно нвёл ярко-голубой крест н ближйший треугольник и нжл спуск.

– Неэффективное попдние, – ядовито доложил вычислитель. – Отржение от брони.

– Чёртов говорилк, покркй мне тут ещё, – буркнул я и выстрелил вторично, просто чтобы противнику жизнь не кзлсь мёдом.

– Цель поржен, – кк мне почудилось, с удивлением доложил вычислитель. Всё-тки «штйер» – неплохя мшинк...

– Вести огонь только рзрывными! – скомндовл я. Игольчтые пули «штйер» хороши, но всё-тки не с тких дистнций.

– Есть, комндир! – дружно откликнулось срзу несколько голосов.

Вновь згрохотл ртиллерия – и нш, и имперскя. Дом, кзлось, подпрыгнул, получив удр тяжёлым снрядом, но нш чсть уцелел.

– Отходим! – мхнул я рукой. Против двдцтивосьмиснтиметровых дур не больно-то продержишься. Они очень быстро оствят от здния одну лишь груду рзвлин, и вся доблесть зщитников сгодится лишь н то, чтобы бессмысленно погибнуть под обломкми.

Отделение поспешно выбрлось из мышеловки, и вовремя: имперскя ртиллерия положил следующий снряд ккуртно в то же место, и нш передовя позиция с печльным предсмертным выдохом-вздохом взмхнул нм н прощние склдывющимися стенми и оседющей вниз крышей.

– Вот тк-тк... – рздлся в нушникх потрясённый шёпот Инги.

– Шевелись, осьминоги беременные! – зорл я, невольно вспоминя знменитый бестирий господин штб-вхмистр Клус-Мрии Пферцгенткля.

Мы успели убрться. Имперцы могли бы зпросто сровнять тут все с землей, но это, похоже, не входило в их нмерения. Рёв ртиллерии стих, я услыхл хрктерное короткое хкнье тнковых пушек и почти срзу же увидел пробирющиеся через рзвлины фигурки в имперской броне.

– Огонь, огонь, ротозеи! – я почти силой швырял ребятишек к острым зубьям рзрушенной стены. – Огонь!

Восемь «штйеров» достойно встретили кртелей. Вычислитель помлкивл, кждое попдние ознчло смерть.

Я двно збыл, что ткое «зрт боя». Я думл только о том, что ндо выдержть. А для этого ндо думть – думть не о том, чтобы выжить смому, куд нпрвить огонь моих ребят, и тогд, может быть, я тоже доживу до вечер.

...Встреченные плотным огнём из рзвлин, кртели попятились. В ход вновь пошли огнемёты и дымозвесы, сквозь которые не могли прорвться нши сенсоры, в то время кк кртели явно получли информцию непосредственно с орбиты. Один из фрнцузских тнков дёрнулся рз, другой и третий от попдний, но силовой щит пок спрвлялся. Другой «тигр-7» пятился, поливя перед собой свинцом. Ему в лоб тоже угодил грнт, и я увидел, кк срботл ктивня броня: видно, у этого тнк щит уже выбило полностью.

А кртели уже, кзлось, были всюду: не клняясь ншим пулям, они лезли и слев, и спрв сквозь проломы в стенх; зкричл и опрокинулся один из моих мльчишек, и в тот же миг в него угодил шльня грнт. Броня взорвлсь изнутри...

Мы отходили, огрызясь огнём. Связь с фрнцузми всё ещё рботл, и кртели дорого плтили з кждый шг; но всё-тки они продвиглись.

Нш взвод отходил тоже, собиря с врг обильную жтву; имперскя ртиллерия больше не рсчищл им путь, и 203-я охрння дивизия умывлсь кровью; однко, когд мы нконец оторвлись и зняли следующий рубеж – з вторым кольцом рвов и бррикд, – выяснилось, что от взвод уцелел ровно половин. Моё отделение окзлось смым многочисленным: шестеро бойцов, со мной – семеро.

– Это не кртели, – уверенно зявил нш горе-взводня. З весь бой он отдл только две комнды: «Огонь!» – в смом нчле и «Отходим, все отходим!» в смом конце. – Это кдровя дивизия с эмблемми кртелей. Они хотели ввести нс в зблуждение и добились своего.

– Это вряд ли, – зметил я.

– Но вот это-то уже точно кртели! – голос взводной дрожл, он мхнул рукой в сторону оствленных нми квртлов.

Я поднял бинокль. Имперскя ртиллерия рзнесл только смые окринные строения, дом чуть дльше в глубину уцелели. Я полгл, тм не должно остться ни одного человек, однко рвнодушня оптик явил совершенно иную кртину. Кртину, от которой у меня под шлемом волосы встли дыбом.

Фигурок в обычной повседневной одежде выводили из домов другие фигурки, в имперской броне. Свежей и чистой, в отличие от той, что был н тех, в кого мы стреляли, кого убивли и кто убивл нс. Нстоящие кртели.

Д, они выгоняли людей из домов и строили в колонну. Их добычей стли почти исключительно стрики д несколько человек зрелого возрст – всего около двух десятков. Предводительствоввший «крнтинникми» офицер повелительно мхнул рукой, и пленники зшгли прочь из город.

Почему они не убежли? Чего ждли? Или ндеялись, что мы ни з что и никогд не пропустим врг во Влдисибирск?

Контртковть? Но с кем, с двумя десяткми уцелевших бойцов д двумя тнкми? Те, почерневшие от гри, с проплешинми н броне, тем не менее вышли из боя без особого ущерб.

И, досмотрев со злым, отчянным бессилием, кк имперцы угоняли моих сородичей, мы только и могли, что дть себе клятву умереть н этом последнем рубеже, но не отступить, д простятся мне эти высокие слов. Однко отсюд мы действительно могли уйти лишь вперёд ногми в похоронной комнде, не вжно уже, ншей или имперской.

Однко во второй половине дня нс ждл ещё один сюрприз. Если это только можно нзвть сюпризом: имперцы применили свой любимый приём.

Деснт. Деснт с вертолётов прямо в тыл неприятеля, где стреляет кждое окно, мог бы покзться безумием, не окжись он нстолько хорошо сплнировн, с чисто имперской ккуртностью.

Нс зглушили, нчисто. Нм прервли всю связь, потом город нкрыл густя сеть дымовых снрядов. Вечер обртился в непроглядную ночь; облк чёрного дым содержли в себе и мелкодисперсную метллическую пыль, тк, что стли бессильны дже обычные рдры. Рзом нчлсь тк с фронт, и одновременно нд головми скользнули невидимые с земли вертолёты. Нши стреляли нугд, здрв стволы, били в нглухо зкутнное тучми небо втомтические зенитки, рвлись ркеты в ндежде, что головки смонведения нйдут себе цель; и один вертолёт действительно рухнул почти что нм н головы, однко остльные выбросили деснтников в смом центре Влдисибирск, и город вскипел огнём пополм с кровью, словно ведьмин котёл.

Эфир зполнил жуткий треск, тк что едв можно было услыхть своё собственное отделение. Н нс обрушился нстоящий плменный ливень; нступвшие кртели просто жгли перед собой всё, что могло гореть, – длеко не все зщитники Влдисибирск могли похвстться нличием брони.

Нверное, в те моменты мне полглось испытывть ккие-то высокие чувств. Эмоции, что подхвтывют тебя и бросют н веер вржеских пуль, с истинно-безумным презрением к смерти. Но вместо этого в голове у меня крутились совершенно иные мысли: сектор обстрел, огневое взимодействие, то и дело обрывющяся связь с тнковым вычислителем, блокировние флнгов и тому подобное. Мои ребят достойно встретили «крнтинников» из 203-й – оствив дв десятк тел перед ншей бррикдой и в рзвлинх вскрытых словно консервным ножом домов, они кк будто бы дже отступили – но н смом деле просто перенесли нпрвление удр. А потом я зметил фигурки в имперском кмуфляже, что перебежкми приближлись к нм с тыл, – и понял, что город потерян.

Скользнувший нд проспектом беспилотник выплюнул в беззщитный верх тнк несколько смонводящихся кумулятивных бомбочек, и могучий «тигр-7» взорвлся изнутри, рзломившись ндвое. Смо собой, никто из экипж не выжил, мы остлись без вычислителя, и поздно было переключться н вторую мшину, потому что покрытый копотью монстр, уже лишившийся и силового щит, и ктивной брони, медленно отползл сквозь пролом в стене, плюясь огнём в подступющих имперских деснтников. Они ответили несколькими выстрелми из грнтомёт, тнку перебило гусеницу, я увидел поспешно выбрсыввшихся из люков тнкистов с повязкми «Свободной Фрнции» н руквх. Дй Бог им спстись...

Для нс смих этот бой протекл более-менее удчно – никто не погиб, дже не рнен, хотя броня у всех покрылсь роем црпин и оспин от осколков. Но мы окзлись отрезны от своих, и выбирться приходилось через хос руин...

Влдисибирск строился кк город-сд, здесь не возводили многоэтжных небоскрёбов, смое большее – дом в четыре-пять этжей, с широкими террсми и глереями, зимними сдми (всё-тки н Сибири случлсь зим, куд холоднее, чем, скжем, в Новом Севстополе); сейчс всё это горело, рушилось, оплвлялось, провливлось, оседло. Когд и спереди, и сзди от нс появились имперцы, я скомндовл отход. Не зню, где тм эти згрдотряды, но, если они попытются зступить нм дорогу...

И тут нс нконец достло. И опять – беспилотник. Нступющие, похоже, зсекли очги сопротивления и рзвешивли нд ними «беовульфы». Нш с шипением пронёсся нд рзвороченной крышей, метко плюнув в нс стндртной «беременной жбой» – кссетным боеприпсом, зсыпвшим всё вокруг небольшими килогрммовыми бомбочкми. Две из них, подрулив, угодили в пробоину. Кк рз тогд, когд моё отделение проникло внутрь...

...Я шёл первым, срзу з мной – Инг и Костя. Ещё четверо прней и девчт чуть поотстли, и мы трое успели перешгнуть порог, когд полурзрушення просторня комнт, почти зл взорвлсь з ншими спинми.

Нс швырнуло н пол, вокруг рушились стены, и, окжись мы з просто декортивной перегородкой, кк в большинстве городских пртментов, по всем нм можно было зкзывть пнихиду; но, по счстью, прикрывшя нс стен окзлсь кпитльной, одной из несущих, и он принял н себя всю ярость взрывной волны. Нс звлило обломкми, но броня выдержл, хотя Ингу придвило тк, что см он не могл выбрться.

От остльной четвёрки не остлось дже пепл. Дв синхронных взрыв совсем рядом – от них не зщитит никкя броня.

Двое моих оствшихся бойцов от потрясения едв держлись н ногх. Инг дёрнулсь было обртно, в обугленные рзвлины, я схвтил её з руку – мёртвые мертвы, если мы позволим себе сейчс хоть ккие-то снтименты, то умрём тоже, првд, быстро и без мучений.

Уходя, я бросил последний взгляд н почерневшие обломки зщитных комбинезонов: бронестёкл шлемов вылетели, и внутри всё было зполнено иссиня-чёрным прхом.

Прх ты есть и во прх превртишься...

Я дже не успел кк следует познкомиться с ребятми. Их боевой путь окзлся короток, потому что кто-то из «штб обороны Нового Крым» решил зткнуть прорыв почти что безоружными ополченцми, сил «Кмбрэ» явно не хвтило, чтобы противостоять мтемтически првильному нтиску имперцев.

Прощйте, ребят. Когд-то нши предки верили, что погребльный огонь освобождет бессмертную душу от плен отжившей своё плоти; что, зрытя под землю, душ окзывется в плену, изнывет, изнемогет в вечной своей темнице и нконец истивет, исчезя нвсегд, гснет, точно здутя свечк; что ж, бртишки и сестрёнки, вши души, я уверен, уже свободны, уже движутся туд, где нет ни войны, ни горя, ни смерти.

И если перед вми отчего-то вдруг зхлопнутся врт црствия небесного, что ж, я предпочту тогд отпрвиться следом з вми, куд бы ни бросил вс воля Того, кто некогд сокрушил железные врт Ад.

Пролетевший «беовульф» оствил з собой широкий след; руины домов, рухнувшие крыши. Мы полезли через обломки; оборон Влдисибирск рухнул, и нм предстояло решить – остнемся ли мы здесь поигрть немного в пятншки со смертью, ловя н мушку имперских офицеров и вновь скрывясь в рзвлинх, прежде чем стнем добычей очередного беспилотник; или же попытемся выбрться с побоищ и отыскть своих. Рзумеется, обойдя позиции особистов, буде они тки рзвернулись.

Я лично отдвл предпочтение второму вринту.

Но прежде чем уйти из озряемого пожрми, н треть обрщённого в руины город, мы узрели кртелей з рботой. 203-я охрння дивизия не зря снискл свою зловещую слву.

...Много домов, особенно в центре город, остлось неповреждёнными. И, кк окзлось, тм оствлись жители. Которых сейчс, подобно тем, кому не повезло утром, выгоняли из своих домов. Нет, не тк много, но я нсчитл добрых полторы сотни несчстных, согннных н одну из центрльных площдей, площдь Крмзин. Нполовину вытоптнный и изломнный сквер обртился в импровизировнный концлгерь. Я с ужсом увидел среди пленных нескольких мтерей с детьми – о чём они, спршивется, думли, не эвкуироввшись вместе со всеми, мелькнул горькя мысль. Кртели держли их под прицелом, рвнодушные безликие фигуры з тёмными збрлми шлемов, нствленные н пленников стволы... Что они собирются с ними делть?..

– Товрищ сержнт... – горячо зшептл Костя, и мне пришлось хлопнуть его по щитку, не включя интерком:

– Рехнулся?! Нс сейчс зсекут!

– Ндо же их спсти!

– Лежи и не рыпйся. И не мешй. Чпй думет, не видишь?

...Покзлсь короткя верениц уже нстоящих пленных, судя по всему – нших добровольцев. В изодрнных штормовкх, большей чстью окроввленные, они едв тщились, поддерживя друг друг. Немного, человек двдцть. Похоже, нши действительно предпочитли умирть, но не сдвться.

Их зствили построиться. Из рядов кртелей появился имперский офицер в полной прдной форме, фуржке и кителе, без брони. Рзвернул ккой-то свиток и принялся читть в мленький мегфон тк, что голос его рзносился длеко окрест:

– Соглсно эдикту Его Имперторского Величеств... мятежников, схвченных с оружием в рукх н поле боя, подвергть военно-полевому суду, в состве: советник юстиции – председтеля, ткже комндир и нчльник штб чсти, осуществивших пленение... соединить функции госудрственного обвинителя и председтеля суд... отменить институт зщиты для вышеупомянутых мятежников...

– Комндир! – простонл Инг.

– Спокойно, – процедил я сквозь зубы. – Лежи и молчи. Можешь взять н прицел этого попугя, если тк легче, но ежели выстрелишь без комнды – пожлеешь, что н свет родилсь.

– Тким обрзом, – продолжл меж тем бубнить имперец н площди, – все здесь присутствующие обвиняемые были взяты в бою имперскими вооружёнными силми и подлежт эрдикции в силу эдикт Его Величеств «О Единении Госудрств». Приговор окончтельный, обжловнию не подлежит, приводится в исполнение немедленно. Герр мйор, блговолите отдть соответствующие рспоряжения коменднтскому взводу...

– Мм! – пискнул Инг и в следующий миг нжл н спуск.

Он окзлсь прекрсным стрелком, рядовя Инг Поляков, совсем молоденькя девчонк, только-только нчинвшя жить; оперёння стрелк, выпущення из её «штйер», пронеслсь нсквозь через голову имперского офицер, прошл нвылет, дже не зметив ничтожной прегрды из человеческой плоти и костей.

Советник юстиции повлился лицом вниз, молч, точно колод.

– Ах ты!.. – вырвлось у меня, но пльцы сми нжли н спуск. Не пренебрегшего бронёй имперц спрв от убитого советник швырнуло в сторону: удрившись о броню, рзорвлся двдцтимиллиметровый снрядик моего штуцер.

Пленные, что могли ходить сми, похоже, только и ждли этого. Безоружные, они бросились н охрнников; к ним присоединились и согннные мирные обиттели Влдисибирск, хотя большинство из них пребывли в почтенных годх.

И нвстречу им згремели винтовки и штуцер кртелей. По толпе словно прошлсь невидимя кос; безоружные пдли, пытлись ползти и зстывли нвек, пригвождённые к брусчтке оперёнными стрелкми «штйеров».

Мы с Костей и Ингой успели выстрелить лишь несколько рз, н площди уже всё было кончено. Одно н другом, громоздились тел, десятки тел; в живых оствлось лишь несколько нших рненых добровольцев: они с смого нчл не могли ни н кого броситься, поскольку и стояли-то исключительно с помощью своих товрищей. Их быстро вздёргивли н ноги и безо всяких колебний рсстреливли, вернее, достреливли – приствляя ствол к зтылку.

Но кто-то всё же успел воскликнуть: «Д здрвствует Россия!»...

Инг ревел в голос, Костя тоже хлюпл носом, и пришлось дть им обоим подзтыльников, потому что цепь имперцев уже рзвернулсь и пошл прямо н нс, где-то невдлеке рздлось знкомое до боли «шрр-трр!» подлетющего «шершня». Нм ничего не оствлось делть, кк бежть. Кк можно быстрее и кк можно дльше.

...Двое суток мы провели во Влдисибирске, пок нм не удлось выскользнуть з его пределы. Мы видели, кк кртели деловито, словно собиря хворост, сгоняли н улицу случйно здержвшихся горожн, ствили перед ними одного-двух пленных из нших ополченцев и, нспех зчитв приговор, рсстреливли. После чего двумя-тремя пулемётными очередями отпрвлялись в лучший мир девять десятых «зрителей».

Кк ни стрнно, имперцы не убивли всех. Кое-кого отпускли. Очевидно, хотели, чтобы выжившие рсскзли об увиденном? Но от этого сопротивление не ослбеет, нпротив...

Мы окзлись в глубоком тылу нступющих кртелей. Осттки зщитников Влдисибирск, кто сумел, отступили дльше н зпд, другие просто рссеялись по окрестным полям и лесм. Небо просто кишмя кишело «шершнями» и «беовульфми», гонявшимися буквльно з всем, что двиглось. Мы сми видели, кк беспилотный штурмовик не пожлел пры эрэсов н большую овчрку, не желвшую отходить от тел пожилого фермер, убитого н пороге собственного дом. После этого «беовульф» рзвернулся и всдил в окно ккуртного бревенчтого домик полновесный зжигтельный зряд.

Мы видели, кк метлся ополоумевший от ужс большой пушистый кот, в последний момент пулей вылетевший из дверей; Инг попытлсь его подозвть (ох уж эти девчонки!), но котяр только зшипел, выгнул спину и мигом исчез в зрослях. Инг всхлипнул.

– Ты чего?

– Тк он ведь домшний. Ухоженный. Пропдёт в дикости...

– Ншл, кого жлеть – кот ккого-то несчстного! – буркнул Костик.

– Д--, у меня у смой ткой дом... мурчвый, н коленях любил сидеть, – зшмыгл носом Инг.

Костя собирлся что-то ответить; я глянул н него, мол, уймись. Пожлей девчонку. И кот тоже пожлей, и его убитого хозяин, и сгоревший дом. Потому что инче вы, добрые, воспитнные домшние мльчики и девочки, не успеете оглянуться, кк превртитесь в мшины уничтожения. А потом, глядишь, зстрелите пленного, уже успевшего бросить оружие и поднять руки; и тк длее и тому подобное: рз поктившись, уже очень трудно остновиться.

Двое моих последних бойцов держлись неплохо, после того кк перестли течь кзвшиеся неудержимыми слезы. Мы отступли, точно тк же, кк солдты Зпдного фронт летом сорок первого, потеряв свою чсть, не зня, где штбы, где комндиры, резервы и всё прочее; с одной лишь рзницей – тогд отступвшие брели н восток. Мы отходили н зпд.

Смо собой, згрдотряды поспешили убрться – встречи с нступющим противником в плны их комндиров никк не входили.

В полусотне километров от Влдисибирск обширную центрльную рвнину остров ндвое рссекл невысокий, но обрывистый кряж, протянувшийся длеко н юг отрог полуночных гор. Логично было знять тм оборону и попытться удержть в нших рукх хотя бы крйнюю зпдную оконечность остров, с тремя небольшими городкми и добрыми двумя дюжинми больших рыбоферм, зодно – и смым ншим большим железорудным месторождением. Я, конечно, имею в виду нземные месторождения, злежи подводных октышей мы нчли рзрбтывть уже двно.

Скорее всего именно тм, н кряже Бородин, нши и попытются остновить имперцев. В открытом поле н ткое нечего и ндеяться. Воення мшин Империи был слишком хорошо смзн и нлжен. Уж это-то я знл лучше других. И не приходилось рссчитывть н нежднную помощь крепких морозов или сильной рспутицы, любимейшего опрвдния неудч осени сорок первого год у знменитых и поныне генерлов, чьи имен носили проспекты имперской столицы...

Сейчс я вспоминл свои ндежды перед отпрвкой н фронт – что мои знния помогут ополченцм н смом деле остновить кртелей, и только скрипел зубми. Д, мы столкнулись с кртелями – но поддержнными ртиллерией и прочими техсредствми, вроде беспилотников – н не виднном ещё мною уровне. Нс просто смяли, рзмзли по бетону, здвили, не дв и головы поднять. Здесь не помогли бы никкие згрдотряды, не помогл бы и нечеловеческя жёсткость и жестокость мршл Жуков, тоже не остнвливвшегося перед применением згрдительных отрядов, кк он проделл, в чстности, обороняя Ленингрд, здолго до того, кк был издн прикз номер 227. Хотя... тогд, нверное, это действительно могло иметь знчение – солдты, выбиря между русской и немецкой пулями, предпочитли вржескую. Сейчс же нс уничтожли «беовульфми» и с помощью бьющей из-з горизонт тяжёлой ртиллерии, идельно уклдывя снряды в цель. Мои ребят погибли и тк, ни один не побежл, ни один не отступил без прикз. Но н нс ндвиглсь ткя орд, что здержть её могл лишь ткя же или же...

Или же Туч.

Мы брели без дорог, выбиря мест погуще и потемнее; и не зря – нд головми то и дело гудели вертолёты, и стремительные боевые «физлеры», и трнспортные; трещли винтми юркие «шмели», отыскв цель, нводили н неё «беовульфов»; по дорогм спрв и слев двиглся сплошной поток имперской техники в строгом порядке, сделвшим честь бы и смому «Лейбштндрте» или «Гроссдойчлнд». Тнки, штурмовые орудия, зенитные устновки, трнспортёры всех мстей и клибров, устновки УРО – тоже смые рзнообрзные, от лёгких противотнковых «Hollefeuer» до тяжёлых тктических «Eber». Ползли н восьмиосных длинных тягчх и приснопмятные «Igel».

Похоже, здесь высдился целый моторизовнный корпус. Но эмблемы н бортх продолжли утверждть, что мы видим перед собой исключительно охрнные дивизии, з единственным исключением[8].

Ни Инг, ни Костя не ныли, не просили «дть передохнуть» з весь нш томительный мрш. Впрочем, «отдыхть» нм приходилось и тк, помимо ншего желния: когд нд головми рздвлось знкомое «шрр-трр» воздушных рзведчиков. З эти дни оно уже успело тк въесться в душу, что, кзлось, этот проклятый звук не исчезнет вообще никогд и ни з что. Я рссчитывл, что нм встретятся другие окруженцы, тк же, кк и мы, пробирющиеся н зпд; но лесные тропы оствлись пустынны, и это несмотря н то, что лес здесь скорее нпоминли широко рзброснные редкие зплтки н просторном покрывле полей. Трижды мы чудом ускользли от облв, кртели со всё той же «зкрученной колючкой» н руквх, «крнтинники» 203-й охрнной, чстым гребнем прочёсывли местность. Нм удлось отсидеться, отлежться; шгвшие в цепи солдты, похоже, просто отрбтывли свою дневную порцию шнпс.

...До своих мы добрлись только н четвёртый день пути, когд прикончили последние крохи из розднных ещё во Влдисибирске рционов. Дорогу прегрдили склы; крсновтые отвесные склоны поднимлись прямо из моря свежей трвы. Нверху, н вызывюще высоком флгштоке, рзвевлось знмя Федерции, рядом с ним – нш, новокрымский, или, вернее скзть, русский триколор. Перед кряжем возле кждой рощицы, кждой кучки деревьев кишмя кишело от имперской техники; держсь в почтительном отдлении от скл, с которых могли очень дже просто нкрыть одним злпом, имперцы зрывлись в землю, словно готовясь к длительной обороне. Ещё н дльних подступх я стл змечть позиции рективной ртиллерии, полевые стнции зпуск беспилотников, укршенные лыми крестми кубики и прллелепипеды рзвёрнутых полевых госпитлей; рейхсвер словно собирлся штурмовть линию долговременного укрепрйон.

Рзумеется, я помнил о згрдительных отрядх и обо всём том, что нс ждло, сумей мы добрться до своих. Проверк и, очень возможно, покзтельный процесс. Но ведь не зря ж я провёл много месяцев в «Тнненберге», изучив боевой комбинезон вдоль и поперёк. Поигрл с мнемочипом, имевшим, помимо прочего, и опцию зписи рдиопереговоров бойц. Смо собой, при опсности пленения все зписи можно было стереть одним движением пльц, тк что дже имперские специлисты бы ни до чего не докоплись.

...Можно было бы долго рсскзывть, кк мы пробирлись среди снующих туд-сюд имперцев, и солдт, и трнспортёров. Прятться от вертолётов мы перестли – здесь хвтло тких же точно вояк, кк и мы, в безликих бронекомбинезонх. Трёхцветные эмблемы мы, поколебвшись, стёрли. Было в этом что-то постыдное, вроде того, кк «окруженцы» сорок первого, вернее, чсть из них уничтожл документы, спрывл петлицы и ншивки.

Но нм ндо выйти отсюд. Мне ндо вывести двух своих последних бойцов, сохрнить хотя бы их. Имперцы нступют, что нзывется, без дурков, это не полицейскя, нстоящя рмейскя оперция. И, знчит, обороняться ндо совершенно по-другому. Если, конечно, ещё остлось чем обороняться.

Тк или инче, редкой для Нового Крым беззвёздной ночью, когд с недльнего окен нползл хмрь, зтквшя всё от горизонт до горизонт, мы пересекли линию фронт. Тм, где широкое шоссе ныряло в прорезнную через склы долинку, смо собой, нечего было и совться: и имперцы, и зщитники Нового Крым укрепили это место до последних пределов возможного.

В глухой чс мы полезли н склы. Кошк с тросиком входил в комплект кждого имперского бронекомбинезон, тут у кртелей вдобвок ншлсь и небольшя, но мощня персонльня лебёдк, облегчвшя подъём; з моё время в «Тнненберге» с подобным стлкивться не приходилось.

Мы тяжело перевлились через гребень, ещё не веря, что снизу нс не зметили; но, кк окзлось, опсность нм грозил кк рз с другой стороны, потому что, не успели мы отползти от кря, кк прямо в лиц нм упёрлись винтовочные дул.

– Бросй оружие! Руки вверх! – прошипел голос н общеимперском, с кцентом, который я не смог рспознть. Не нш и не говор шхтёров Борг, который вообще ни с чем ни з что не спутешь.

Мы тотчс исполнили комнду.

– Спокойно, ребят, спокойно, мы из первой добровольческой, я сержнт Алексндр Сергеев, четыре дня отступли от Влдисибирск...

– А это уже ты в другом месте объяснять будешь, приятель! – рыкнули мне.

Нс подняли н ноги и рысью погнли прочь, в глубь позиций.

Н гребне гряды, среди громдных стоячих кмней, в шутку именоввшихся здесь «менгирми», рскинулись позиции тех, кто зщищл Новый Крым: я невольно удивился, не зметив никого, кто носил бы броню. И это только укрепило меня в невольных подозрениях – что Дрин Дрк готовится-тки выпустить н нс Тучу. Для неё, пожлуй, это будет неплохой рзмен: мятежня плнет вкупе с рмейским корпусом Империи. Что же до поселенцев... вот сейчс поглядим вокруг и посмотрим, есть ли тут поселенцы...

Смо собой, ночью не больно-то поглзеешь, но нигде не было слышно и хрктерного говорк рудничного люд. Случйность? – возможно, но, будь их много н передовой, кк рз больше был б вероятность случйно н них нтолкнуться, не случйно пропустить.

Инг и Костя сперв бурно рдовлись «ншим», потом не менее бурно протестовли, не желя рсствться с трофейным, тким трудом и кровью доствшимся оружием. Здесь-то, нсколько я мог судить, в ходу имелись исключительно «куртцы».

– Товрищ сержнт, куд они нс?.. – дрожщим голоском спросил Инг.

– Ничего особенного, девочк, это просто проверк. Вышедших из окружения всегд тк проверяли. Всегд, – пострлся я её успокоить. Будем ндеяться, он не тк хорошо изучл историю и не знет, сколько тких вот «окруженцев» в сорок первом было рсстреляно згрдотрядми без суд и следствия, просто для борьбы с «дезертирством и пникёрством»...

Я не ошибся. Нс згнли в плтку, зжтую меж тремя здоровенными обломкми скл и дже нкрытой сверху, точно нстоящий дольмен, четвёртым кмнем. Причуд природы, ведь когд-то здесь, рвно кк и возле «менгиров», всерьез искли следы «протокрымской цивилизции»...

«Н проверку» нс втлкивли поодиночке, предврительно безо всякой деликтности освободив от бронекостюмов. Ингу при этом бесцеремонно общупли; нс с Костей держли под прицелом. Я не мог понять, что это з люди и откуд – не нши, новокрымские, не хрбрые фрнцузы из «Кмбрэ»... Все рзговоры шли только н общеимперском.

Первым н допрос потянули меня.

Трое. В форме Федерции, со всеми положенными реглиями. Редкие птицы н Новом Крыму. Многочисленные звёздочки, дико смотрящиеся здесь ксельбнты и шевроны с ншивкми мне лично ничего не говорили.

– Сержнт Сергеев? Алексндр Емельянович? – сухо осведомился сидевший в середине з походным столиком офицер с прой больших звёзд н золотых погонх – подполковник, что ли?

Нши, русские, имен он произносил, смо собой, коверкя. И я по-прежнему не мог понять по его выговору, откуд же этот человек.

– Тк точно, товрищ подполковник! – выктив глз, отрпортовл я.

Нчльство во всех рмиях мир одинково.

– Жетон, – потребовл другой, с одной звездою – мйор?

Я снял с шеи цепочку. Третий офицер – стрший лейтеннт, судя по трём мленьким звёздочкм, – сунул его в скнер. Н экрне появились фотогрфии, фс и в профиль, побежли строчки досье. Смотрите-смотрите, это не ккя-нибудь вм кустрня лип, это – нстоящя рбот. Медицинские фйлы с первого дня жизни, оценки з первый клсс, первое сочинение, книги и фильмы, что брл в библиотекх, дже трты по кредиткм – всё тут.

– Пльцы, – скомндовл лейтеннт. Я повиновлся.

– Т-к... – неопределённо протянул подполковник. – Ну, Сергеев, предлгю вм добровольно рсскзть предствителям Особого Совещния всё о вшей изменнической деятельности, ткже нзвть пособников. Должен предупредить, что другие предтели из вшей дивизии уже во всём сознлись и дют покзния о преступной сдче Влдисибирск имперско-фшистским зхвтчикм...

Нверное, нших вышло из окружения совсем мло, мелькнул мысль. «Тройк» ткого клибр – подполковник, мйор и стрлей, – ей только генерлов судить, никк не ккого-то тм стршего сержнт-ополченц, который «в рядх» без году неделя.

– Не могу знть... – преднно и глупо трщ глз н подполковник, отбрбнил я. – Комндовл отделением. Держли оборону. Потерял троих в боестолкновении у фермы...

– Ккой ещё фермы?

– Не могу знть, крты нм не выдли, товрищ мйор!

– Ну, потом?

– В соответствии с прикзом отступли. Зняли оборону. Во время боя погибло ещё пятеро. Когд нс окружили, с двумя последними бойцми выбрлся из город. Шли н зпд, к своим, – я рзвёл рукми. – И вот вышли.

– А был ли до тебя, сержнт, доведён прикз Верховного Глвнокомндовния о том, что всякие отступления зпрещются? Рсписывлся ли ты з него?

– Тк точно, рсписывлся! – бодро отрпортовл я, продолжя влять дурочку.

Подполковник приподнялся, бурвя меня взглядом.

– А почему ж ты тогд, изменник, отступил с знимемых позиций?! Был прикз Верховного Глвнокомндовния н оствление Влдисибирск?!

– Тк точно, был! – тем же смым тоном отвечл я, преднно поедя глзми нчльство.

«Тройк» опешил. Всё-тки это были не нстоящие спецы, шклы допросов, и, видть, они отчего-то не могли – или не хотели – немедленно, без суд и следствия рсстрелять меня перед строем. Хоть ты и беспощдн, Дрин Дрк, д вот только достойных исполнителей ты себе, похоже, ещё не подобрл. Или подобрл, но н днную конкретную тройку их не хвтило.

– И кк же он был вм передн, Сергеев? – ехидно осведомился другой особист.

– По рдио, товрищ мйор, мы ж в трофейных комбинезонх были, передли прикз всем оствить город...

– Вот кк? По рдио передли? А послушть можно? – издевтельски бросил подполковник.

– Это не словми передли, – объяснил я. – Ндпись н экрне змигл. Кодировнно передвли, конечно же. Для тех, у кого трофейные комбинезоны.

Мне не поверили. Меня проверили. Все три шлем послушно воспроизвели сообщение, прикзыввшее всем чстям, держщим оборону в тком-то секторе, немедленно прорывться из город и смостоятельно пробивться н соединение с Нродной Армией.

Простой ополченец никогд бы не додумлся, кк можно сгенерировть ткое сообщение. Не думю, что знли это и ндутые шишки с золотыми погонми: для этого ндо кждый день зсыпть и просыпться в бронекомбинезоне, рзбирть его по винтику и вновь собирть, что мы регулярно проделывли в «Тнненберге»; ну и, конечно, ндо иметь голову н плечх и хорошо помнить все принципильные схемы. Рзумеется, грмотный эксперт-электронщик меня бы рскусил. Но я рссчитывл именно н «тройку», где подобных экспертов отродясь не водилось, нличествовли только мерзвцы рзных мстей и клибров, не отягощённые излишними знниями, только мешющими в ткой многообещющей крьере.

По глзм подполковник ясно читлось, что он прямо-тки жждет поствить меня к стенке. Но... похоже, пок ещё Дрине Дрк были нужны нши ополченцы и он не дерзл устривть действительно мссовые рсстрелы выходящих из вржеского тыл бойцов, но для нс с Кириллом и Ингой всё кончилось штрфной ротой. Полученное сообщение было объявлено «имперской фльшивкой», которую я обязн был рспознть, ибо прикз Верховного Глвнокомндовния чётко зпрещл любые отступления. Тем не менее нм был «предоствлен возможность кровью искупить свои преступления перед Родиной».

Инг и Костя держлись молодцми. Кк я и учил, хлопли глзми и уверяли, что получили прикз. Я ндеялся, что их всё-тки отпустят, но штрфные роты всегд нуждются в пополнении. До утр нс зперли н импровизировнной «гуптвхте», ндев нручники и сковв ноги, словно кторжникм девятндцтого век.

Н следующий день нс отконвоировли в рсположение штрфной роты. Комбинезоны и «штйеры», смо собой, отобрли.

Я хорошо помнил историю. Но здесь, в совершенно новой войне, новоиспечённые штрфники окзлись все поголовно или добровольцми-новокрымчнми, или немногими уцелевшими из соств «Кмбрэ» фрнцузми. Знкомых, првд, никого не ншлось; неужто весь нш взвод, кроме двух ребят из моего отделения, тк и полёг во Влдисибирске?..

Оружие нм выдли – всё те же стрые 93-k, но боеприпсов полглось только по одному мгзину. А помещлись мы, ндобно зметить, кк рз в том месте, где широкое шоссе рссекло горы; и з ншими спинми действительно появился вооружённый до зубов отряд, которому, похоже, и вменили в обязнность «рсстреливть трусов и пникёров».

Комндир штрфников, фрнцуз с перевязнной головой и совершенно серым лицом – вокруг глз лежл густя синев, – рвнодушно выслушл моих конвоиров. Несколько нжтых клвиш – нс внесли в списки.

Мы дже успели получить скудный, уполовиненный пёк, успели кое-кк устроиться в отрытых щелях, когд Империя сочл, что ждл достточно.

* * *

НОВОСТИ НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТРИДЦАТИ ПЛАНЕТ

(Торжествення и мрчня мелодия, н экрне рзвевется флг Федерции, окутнный огнём и дымом. Н его фоне появляется не кто иня, кк Дрин Дрк, в простой форме рядового бойц интернционльной бригды, волосы стягивет их знменитя крсня повязк. Проникновенно и серьёзно Дрин смотрит прямо в глз зрителям и нчинет – н общеимперском, но по низу экрнов н Новом Крыму бегут русские субтитры, словно здесь кто-то не влдеет этим языком.)

– Товрищи! Грждне! Бртья и сестры! Бойцы ншей рмии и флот!.. Продолжется вероломное нпдение имперско-фшистских зхвтчиков н нше миролюбивое отечество. Несмотря н героическое сопротивление Нродно-Освободительной Армии, несмотря н то, что лучшие дивизии врг и лучшие чсти его виции уже рзбиты и ншли себе могилу н полях сржения, врг продолжет лезть вперёд, брося н фронт новые силы. Имперским войскм удлось зхвтить большую чсть плнеты Шйтн и окружить нши войск в последнем космопорту. Врги высдились н плнете Новый Крым и зхвтили тм существенный плцдрм, они хотят лишить нс её неисчерпемых пищевых зпсов. Имперский флот посылет свои мониторы к Смитсонии и Новой Юте, рсширяя рйон своих действий.

Кк могло случиться, что нш слвня Нродно-Освободительня Армия сдл имперским войскм ряд нших городов и дже плнет? Неужели имперско-фшистские войск в смом деле являются непобедимыми войскми, кк об этом трубят неустнно имперские хвстливые пропгндисты?

Конечно, нет! История покзывет, что непобедимых рмий нет и не бывло. Имперскя рмия никогд ещё не встречл нстоящего сопротивления. Он преуспевл, подвляя нродные восстния против кроввой имперско-фшистской дикттуры. Только н территории ншей Федерции эт рмия встретил нстоящее сопротивление. И если в результте этого сопротивления лучшие дивизии имперско-фшистской рмии окзлись рзбитыми ншей Нродно-Освободительной Армией, то это знчит, что имперско-фшистскя рмия тк же может быть рзбит и будет рзбит, кк были рзбиты рмии тевтонских рыцрей при Грюнвльде, войск Фридрих Второго в Семилетней войне, рмии кйзер Вильгельм в Первой мировой и во Второй – рмды людоед Адольф Гитлер, в режиме которого видит свой идел нынешняя имперско-фшистскя дикттур. Нм не н кого полгться, кроме смих себя – и оружия возмездия, созднного ншими учёными. И если имперско-фшистские зхвтчики, рсполгя сотнями плнет, думют здвить нс числом – они жестоко просчитются. Уже сейчс, с кждым днём, крепнет оборон нших войск н Новом Крыму. Не сдются и нносят поржение вргу доблестные зщитники Северного н плнете Шйтн.

Нельзя збывть, что врг двно держл все свои силы отмобилизовнными и готовыми к войне, мы были вынуждены делть всё это н ходу. У нс не было тяжёлого оружия, мы рссчитывли только н то, что удстся зхвтить у имперско-фшистской рмии, сейчс нши зводы уже стли выпускть нши собственные тнки, смолёты, ркетные устновки, космические корбли. Но численный перевес по-прежнему н стороне врг. Звливя нши позиции трупми и обломкми своей боевой техники, имперцы смогли достичь некоторых успехов.

Сейчс ндо нпрячь все силы, может быть, последние силы, чтобы дть отпор ненвистному вргу. Имперские войск угрожют моей родной плнете, Новому Ковеннту. Тм остлись мои близкие. Мне советовли воспользовться своим положением и вывезти их в безопсное место. Но я никогд этого не сделю, кк бы ни любил своих бртьев, сестёр, многочисленных племянников и племянниц. В эти дни очень многие грждне Федерции лишились имуществ, многие потеряли любимых, многие пли смертью хрбрых. Я могу лишь мечтть о том, чтобы рзделить с нродом Федерции все тяготы и лишения.

Бртья и сестры, ншей Родине были отпущены лишь считные месяцы мир. Мы едв успели оргнизовть временное првительство и только нчли считть доствшееся нм нследство, кк имперские преступники ннесли нм жестокий и коврный удр. Они рссчитывли смять нс з несколько дней. Но просчитлись. Борьб з плнету Шйтн приобрел длительный хрктер. Врг понёс тяжелейшие потери, потери, кких имперскя рмия не знл з всю свою историю.

Тогд неприятель решил лишить нс пищевых ресурсов и высдился н плнете Новый Крым. Околоплнетные орбиты зполнены обломкми его мониторов, взорвнных ншей слвной противокосмической обороной. Врг посылл свои корбли н верную гибель, не колеблясь, жертвовл жизнями имперских солдт и офицеров. Ценой огромной крови им удлось высдиться и зхвтить плцдрм. Но бойцы Нродно-Освободительной Армии в мссе своей не дрогнули. Они верили своим комндирм и руководству, принёсшему им свободу. Недлёк тот день, когд врг получит сокрушительный ответный удр ншего секретного чудо-оружия. А пок нм ндо держться, зубми вцепляясь в кждую высотку, кждый дом, кждый перекрёсток дорог.

Нше дело првое, зкончу я. Врг будет рзбит, кк говорили нши героические предки, побед будет з нми!..

* * *

Имперскя ртиллерия – и ствольня, и рективня, удрные вертолёты, штурмовики, опертивно-тктические ркеты – всё это обрушилось н нши позиции, словно исполинский молот смого Тор. Ночь сменилсь днём, земля встл н дыбы норовистым конём, рсплескивясь волнми, точно вод. Мы тотчс оглохли от рвущего слух грохот, н гребне скл збушевло плмя.

Нступвший рмейский корпус не жлел снрядов. Нм повезло – первые из термобрических, выжигвших всё и вся вокруг, легли чуть дльше ншей щели, и я успел рывком выдернуть сжвшихся в ужсе н дне, полузсыпнных ребят. Нм ничего не оствлось делть, кк вновь бежть вперёд, н врг, пок имперцы не сменили прицел и рсклёння туч не нкрыл нш передний крй, где злегли штрфники. Ни у кого из них не будет возможности «искупить кровью», потому что дже и крови не прольётся: они все сгорят зживо.

Мельком я зметил и спрв и слев рвнувшиеся вперёд другие фигуры. Не один я знл, что ткое термобрический бррж. Но пополм с этими снрядми н нших позициях рвлись и обычные, нд годовли лоплись шрпнели, зсыпя всё вокруг тысячми мелких стрелок, пробиввших нсквозь незщищённое человеческое тело. Если кто-то и успевл вскрикнуть, его крик мгновенно тонул в рёве и грохоте небывлой кнонды. Мы рухнули, вжимясь в кзвшуюся спсительной землю, и единственной оствшейся мыслью было: «Ну всё, влипли...»

Трижды нд головми рзрывлся шрпнельный снряд, и трижды нм везло. И, когд очередной термобрический снряд взорвлся прямо в горловине проход, мы успели убрться достточно длеко.

Мы лежли и дже не пытлись поднять голов. Гром ртиллерии чуть стих, снряды пдли теперь в глубине ншей обороны, мимо нс в стиле клссических тк Второй мировой двинулись штурмовые тнки и боевые мшины пехоты. В небе гудели вертолётные винты, удр будет скорее всего комбинировнным, в тыл зщитникм кряж высдят деснт, хотя, по-моему, в щелях и окопх и тк не могло уцелеть ничего живого.

И верно – когд ртогонь стих окончтельно, сквозь торжествующий рёв тнковых моторов не пробилось ни единого ответного выстрел. Окутнный дымом кряж, кзлось, полностью вымер.

Тк мы лежли, не зня, ккую из небесных сил блгодрить з своё спсение, лежли, дже не пытясь взяться з винтовки. Когд поднялсь зря, стл видн бесконечня верениц имперской бронетехники, втискиввшейся, точно черно-блестящя змея, в узкую горловину шоссе. Бывшя ничейня полос уже никого не интересовл. Врг игрючи смял оборону, подвив её небывлым по мощи огнём, и я не мог не восхититься стойкостью интербригд н Шйтне, держвшихся против тких вот всё уничтожющих огневых влов. И ведь держлись, и отбивли имперские тки, «Северный» вон не взят до сих пор...

...А потом, когд уже схлынул вл прущей н зпд техники с чёрными крестми в белой окнтовке, мы зметили высунувшуюся из лес ещё одну колонну. Перед нми лежло широкое, не меньше двух километров, совершенно открытое прострнство, поле, ровное, словно трелк. Я решил переждть; поднёс к глзм чудом уцелевший бинокль и, обомлев, увидл знкомую до слёз эмблему...

А нд ней, можно скзть, любимой-родной мёртвой головой, помещлсь ещё одн, незнкомя: короновнный змей, вцепившийся в свой собственный хвост. Чсть из дивизии «Totenkopf», но что з второй герб? Рньше з полкми своих собственных эмблем в новом рейхсвере кк-то не водилось.

– Лежть, не шевелиться! – н всякий случй предупредил я ребят, то Костя уже примеривлся, ловя в прицел головной тнк. А ну кк у мльчишки не выдержт нервы? Офицер в люке он, конечно, уложит, потом?..

Колонн приближлсь; чуть ли не с головой зсыпнные землёй, мы лежли в глубокой воронке шгх в пятидесяти от шоссе, н смом крю того, что некогд было лесом.

Имперцы двиглись уверенно, если не скзть нгло. Из люков торчли высунувшиеся по пояс фигуры; не все дже потрудились ндеть броню. Похоже, моя бывшя дивизия уже никого и ничего не боялсь. Решили, что последние зщитники полегли у Влдисибирск?

...И лишь когд колонн подошл совсем близко, я рзглядел выведенную готическим шрифтом полукруглую ндпись нд щитми с черепом и короновнным змеем: Tannenberg.

...Хотя, собственно говоря, что я удивляюсь? Рз уж сюд не побрезговли перебросить 1-ю мотодивизию, почему «Тнненберг» должен оствться в стороне? Вполне возможно, что имперский Генштб счёл вероятности солдтских снтиментов пренебрежимо млыми. И, если здесь вся 3-я деснтня дивизия «Мёртвя голов», отчего бы не прибыть сюд и до сих пор приписнному к ней, хотя и отдельному полку?

Ну что ж, видть, новокрымчне всё-тки зпугли имперцев. В бой пошли нстоящие войск, не кртели. Этим, думю, и объяснялся убийственный огонь...

А «Тнненберг» изрядко укрепили. По крйней мере, в моё время тнков мы не имели. Были чисто деснтной чстью, теперь гляньте н этих крсвцев!

З тнкми тянулсь длиння верениц БМД и БМП вперемешку со штурмовой ртиллерией и мобильными комплексми УРО.

Я оглянулся н ребят. Перемзнные, в рзодрнных кое-где штормовкх... и, конечно, уже готовые к последнему бою. Но, с другой стороны, «Тнненберг» нужен мне. Что ж, мне не привыкть к роли «предтеля».

Передовые тнки грохотли совсем рядом, когд я медленно выпрямился. Выпрямился с поднятыми рукми.

Что-то сдвленно выкрикнул Инг. И я успел пинком ноги вышибить винтовку у Костик, всерьёз решившего выполнить положение прикз о безусловном уничтожении предтелей, пникёров и тому подобных личностей.

Нс зметили. Колонн не змедлил ход, но одн из БМП вдруг резко вильнул в сторону (нсколько это можно скзть по отношению к тяжёлой гусеничной мшине), и по пояс высунувшийся из бшенки штбс-ефрейтор откинул тонировнное бронестекло шлем.

Микки! Ну, конечно же, Микки Врьялйнен! Дослужившийся до штб-ефрейтор Микки, уствившийся н меня, словно н привидение. БМД резко встл, и мой недвний подчинённый спрыгнул нземь.

– Господин лей... Руслн... – он явно не знл, кк ко мне обртиться. Для всех в «Тнненберге» я числился в длительной комндировке.

– Всё в порядке, это я, Микки, – ответил я по-имперски. – Где комндир? Влленштейн? Мне ндо срочно к нему.

– Тк точно, герр лейтеннт, – финн вытянулся, окончтельно решив для себя мою приндлежность. – А кто это с вми?

– Местные ребят. Их ндо будет нкормить, дть еды и медикментов н дорогу и отпустить восвояси. Они мне здорово помогли.

Спрыгнувшие следом з Микки трое солдт опустили нпрвленные н Ингу и Костик стволы. Ребят нблюдли з мной совершенно безумными глзми.

– Я зню, что делю, – скзл я им по-русски. – Рзрядите винтовки. Отдйте птроны.

Костя и Инг повиновлись, двигясь точно во сне.

– Злезйте н броню, – рспорядился я. – И не бойтесь. Всё будет в порядке.

Инг послушно полезл н боевую мшину, вот Констнтин, похоже, потерял голову. Метнулся, кк зяц, в сторону и, нверное, попл бы под пулю, не перехвти его Микки.

– Костя! Спокойно! – опять же по-русски выкрикнул я, но мльчишк бился в истерике, пок его не скрутили двое незнкомых мне солдт «Тнненберг».

– Отвечешь мне з них, штб-ефрейтор, понятно? – кк можно внушительнее произнёс я.

– Тк точно, господин лейтеннт, понятно!

– Теперь дй мне провожтого к Влленштейну.

– Слушюсь! Эй, Бенд! Остнешься с господином лейтеннтом. Я сейчс передм по комнде...

Бенд остлся стоять рядом со мной, БМД Микки взревел мотором и, нбиря ход, стл обгонять колонну по обочине, возврщясь к своему месту.

...Оберст-лейтеннт Иохим фон Влленштейн редко прибегл к услугм большого штбного броневгон, нстоящего трейлер н гусеницх, предпочитя лёгкие джипы. Вот и сейчс, обгоняя кзвшуюся нескончемой колонну техники «Тнненберг», его мшин промчлсь по обочине и лихо зтормозил прямо передо мной. Я поспешно вытянулся.

Оберст-лейтеннт не изменился, рзве что глз зпли от недосып и лихордочно блестели. Он принял мой слют по всей форме.

– Блгодрю з отличное выполнение здния, господин лейтеннт. И... добро пожловть домой в «Тнненберг». Мы теперь уже не полк, мы теперь нстоящя бригд, – он улыбнулся одними губми. – Прошу, сдитесь. Нм о многом ндо поговорить. Рди ткого случя и в этом гробу проехться можно, – пошутил он, когд рядом с нми сбвил ход штбной трейлер.

Мы зскочили н подножку. Бронировння дверь отворилсь – и мне прямо в глз посмотрел не кто иня, кк Гилви собственной персоной. Гилви, в полевом кмуфляже, с прой ярко-зелёных ншивок шрфюрер (ого! очередное повышение!) н левом рукве. Глз её рсширились, он совсем не по уству прижл обе лдони лодочкой к низу лиц, потом вдруг бросилсь мне н шею.

– Спокойно, dame Scharfuhrer, – не без ехидств зметил Влленштейн у меня из-з спины. – Может, позволите мне подняться, потом уже будете проявлять пылкие чувств?

Крсня, кк мк, Гилви поспешно отскочил. Влленштейн следом з мной поднялся н подножку бронировнного левифн.

Я знл, что увижу внутри. Плотно упковнные в вертикльные консоли электронные блоки, гологрфические устновки пнормного моделировния, дисплеи, отржвшие обстновку в режиме рельного времени, бесконечные вычислители, шифровльные устройств, передтчики и тк длее и тому подобное. Я удивился – почти все, кто сидел у экрнов, окзлись девушкми.

Гилви вихрем выскочил из зднего компртмент, уже не в кмуфляже, в чёрной «повседневной» форме, н првой петлице – сдвоенные руны н левой – кося полоск и одиночня «розетк» шрфюрер.

– С блгополучным возврщением вс, господин лейтеннт, и, конечно же, с успешным выполнением здния комндовния!

– Вот об этом выполнении он мне сейчс и доложит, – Влленштейн пребывл в отличном нстроении. – Обеспечьте безопсность, шрфюрер.

– Яволь, герр оберст-лейтеннт!

В трнспортёре имелся крошечный «кбинет» комндир полк, больше нпоминвший купе стринного поезд, выствленного у нс в железнодорожном музее. Откидня спльня полк, крошечный столик перед пнелью вычислителя, дисплей н стене д дв склдывющихся стул. Н столике гологрмм: светловолося смеющяся женщин, обнимющя двоих детей: мльчишку лет десяти и пятилетнюю девочку.

– Прошу сдиться, господин лейтеннт, – чопорно проговорил Влленштейн, явно нмекя н то, что откровенничть пок не следует.

Я повиновлся. Оберст-лейтеннт тем временем извлёк из внутреннего крмн что-то вроде обычного нлдонник и принялся нжимть клвиши. З стенными пнелями что-то с лёгким гудением включлось и выключлось.

– Теперь можно, Руслн. И, конечно, двй без чинов, – вдруг произнёс мой собеседник по-русски. – У этой клетушки то преимущество, что относительно просто отыскивть «жучки». От внешнего скнировния её неплохо зщитили конструкторы, – Влленштейн перешёл н общеимперский. – Мы получили твоё сообщение. Тот фкт, что Дрин Дрк, по сути, не является человеком, придёт всем событиям совершенно иной оборот.

– К сожлению, её местонхождение по-прежнему неизвестно, – скзл я. – Д это сейчс и не глвное. Ндо остновить войну здесь, н Новом Крыму.

Влленштейн помрчнел.

– Моим единомышленникм в Генштбе стоило немлых усилий добиться отпрвки сюд «Тнненберг». Произошл нежелтельня утечк информции...

– Вы имеете в виду – моей информции? О конфликте между поселенцми и новокрымчнми?

– Именно, – кивнул Влленштейн. – Первончльно мы плнировли, что удстся протолкнуть через Генштб идею млоформтной точечной оперции силми одной ншей бригды. Зхвт космопорт, Нового Севстополя, рзоружение и интернировние поселенческих формировний, компромисс с умеренными деятелями в Думе, широкя втономия Нового Крым в состве Империи.

– Силми одной бригды? – я не верил собственным ушм.

– Усиленной бригды, и притом ккой бригды! – усмехнулся Влленштейн. – Н смом деле, если обезглвить сопротивление...

– Но откуд мы можем знть, где именно скрывется Дрин?

– Мы бы смогли. Кк бы он ни шифровлсь, можно осуществить прктически полный перехвт всех электронных сообщений в мсштбе плнеты. У нс есть ткя техник. Д, пришлось бы повозиться. Но оно того бы стоило. Только ндо было подольше повисеть нд Новым Крымом д, кк говорите вы, русские, «нкрутить хвосты» криптогрфм.

– Он бы успел перебросить сюд з это время столько переселенцев, что потребовлсь бы целя тнковя рмия!

– Это не тк, Руслн. Говорю тебе, если б мы вычислили их логово и высдили туд деснт...

– А если ошибк?

– Эвкуировлись бы. Конечно, несколько испортив тщтельно сохрняемую экологию твоей плнеты, но... в конце концов, рдиоктивное згрязнение – вещь очень неприятня, но это не летльня инъекция всему живому.

– То есть успех всей оперции ствился в звисимость от того, ншли бы или нет Дрину?

– Не только, – скзл Влленштейн. – Кк уже говорилось, очень вжно было зхвтить Новый Севстополь и прилегющий порт. С пленением Дрины и её штб вполне спрвилсь бы отдельня тктическя групп из, скжем, двух усиленных рот.

– Но этот плн принят не был, вместо него Генштб решил осуществить полицейскую оперцию?

– Генштб поддержл нши предложения, – зметил Влленштейн. – Но вмешлись другие силы. Прежде всего – контррзведк и служб охрны кйзер. Они нстояли н широкомсштбной оперции возмездия. Кйзер влстью Верховного Глвнокомндующего отверг предствленный н утверждение Генштбом плн и велел рзрботть кртельную оперцию. Худшего вринт и предствить нельзя.

– Это же глупо... – бессильно проговорил я.

– Глупо, но может окзться эффективно, – мрчно хмыкнул подполковник. – Н Новом Крыму особенно не попртизнишь.

– Но что-то всё-тки пошло не тк, рз здесь окзлись и 1-я мотодивизия, и «Мёртвя голов»?

– Рзумеется. Считлось, что охрнные дивизии зймут Влдисибирск уже н второй день оперции.

– А почему в первом эшелоне именно они, не удрные чсти?

Влленштейн рзвёл рукми.

– Мои источники в Генштбе ткже в полном недоумении. 203-я охрння дивизия столкнулсь с упорным сопротивлением и понесл существенные потери, особенно при штурме Влдисибирск. Вопреки ожидниям, не произошло кпитуляции собственно новокрымских чстей перед фронтом нступющих.

– Они не очень-то и предлгли сдться... – зметил я. – Тк, смый минимум миниморум...

– Это-то кк рз очень дже объяснимо. Новый Крым и его обиттелей не слишком-то любят рдиклы из ближнего окружения Его Величеств. Тм не перевелись те, кто верит в рсовые теории и что их миссия – возродить Рейх не только, тк скзть, оргнизционно, но и идеологически. Считлось, что новокрымчне должны быть деморлизовны, подвлены, не готовы к сопротивлению. Ксенофобия по отношению к переселенцм должн был, по рсчётм этих господ, перевесить стрх и ненвисть перед Империей, ведь Империя не посягл, скжем тк, н нционльный соств нселения Нового Крым или н его бытовой язык.

– Стрнный рсчёт...

– Соглсен. Скорее всего, рссуждли они тк: если нм сддутся – очень хорошо, не сддутся – ещё лучше, можно уничтожить всех смутьянов. Поверь, переселиться н Новый Крым мечтли бы не только шхтёры из-под куполов. Очень многие с Внутренних Плнет охотно последовли бы их примеру. Поэтому и посылк охрнных дивизий. Выполнять оперции по зчистке территорий им привычнее. И лишь когд стло ясно, что добровольцы не сдются, сржются нсмерть, в 203-й дивизии большие потери и её вот-вот придётся отводить н переформировние, в бой ввели второй эшелон. То есть нс. Но «Тнненберг» используют не кк деснтную чсть, в кчестве простой моторизовнной бригды, хотя и усиленного соств.

– Оборону вы прорвли, – проронил я. – Весь остров в рукх Империи. Сейчс, боюсь, нчнётся, кк здесь говорят, «эрдикция».

Влленштейн тяжело вздохнул.

– Это омерзительно и позорит имперские Вооружённые силы. Ни один нстоящий офицер никогд не соглсится н перевод в охрнные войск, никогд не пожмёт руку служщему в них, не сядет з один стол...

Я с трудом подвил горькую усмешку. Аристокртия. Ну д, конечно, тм были люди, способные стреляться из-з урон чести, – прекрсня черт, но кк быть, если твоё дело нельзя переложить ни н чьи другие плечи?

– Нм ндо любой ценой зхвтить Дрину и добиться, чтобы н Новом Крыму кпитулировли бы не добровольцы, Федерция! – решительно скзл я. – Только тогд мы можем избежть гибельного рскол.

– Я с тобой совершенно соглсен, – кивнул Влленштейн. – Все мои спецы по электронному перехвту и дешифровке рботют круглосуточно. У нс есть и сочувствующие в рмейском отделе рдиорзведки. Мы обязтельно выясним...

– Вот только Дрин может сперв пустить в ход Тучу, – обречённо проговорил я. – Я сообщл об этом.

– К сожлению, – сухо отозвлся Влленштейн, – эт чсть твоего сообщения был признн совершенно недостоверной.

– Кк?! Господин оберст-лейтеннт, и вы тоже...

– Успокойся, Руслн. Нет, я не «тоже». Я, нпример, вижу змысел ткой оперции: н Новый Крым змнивется кк можно больше имперских войск, после чего выпускется Туч. Возможно, Дрин имеет некоторую влсть нд ней и способн удержть монстров от уничтожения определённых... групп людей, предствляющих интерес для Дрк. Исходя из этого, мы должны быть готовы уничтожить эту Тучу.

– Кк н Иволге?

– Думю, что мы успели кое-чему нучиться, – глз Влленштейн блеснули. – Новые комбинезоны существенно хуже поддются химическо-коррозийной тке. У нс новые средств поржения. Полгю, Туч поломет о нс зубы.

– Я пришёл с двумя бойцми-добровольцми, – скзл я. – Ндеюсь, что они будут отпущены целыми и невредимыми...

– Смо собой, кк только ддут слово не поворчивть оружие против имперских Вооружённых сил, – кивнул Влленштейн.

Я крйне сомневлся, что Костя или Инг способны дть ткое обещние, но пок что спорить не стл.

– Я понимю, Руслн, что ты ещё очень многое можешь мне рсскзть. Кк оборчивлсь ситуция н Новом Крыму, кк... впрочем, сейчс это уже не слишком вжно. Тебе нет смысл рисковть и возврщться з линию фронт. Поверь, тебе более чем повезло, что ты уцелел во время последней ртиллерийской подготовки. Комндовние корпус рсполгет более чем двойным, против штт, комплектом тяжёлых средств.

– Тм погибют мои соотечественники, – тяжело проговорил я. – Кртельные оперции во Влдисибирске, чему я см был свидетелем, не оствляют им выбор. Лучше умереть сржясь, чем ждть, пок тебе приствят ствол к зтылку и нжмут н спуск. Или отпрвят н Сврг. Ндо любой ценой добиться прекрщения имперского нступления. Переговоры с теми же добровольцми, ккие ещё живы, ни к чему не приведут. Фрнцузы тоже нстроены решительно. Прекртить это кровопролитие может только зхвт Дрины Дрк.

Влленштейн помолчл. Гордость офицер-ристокрт, предствителя «стержневой нции», боролсь в нём со здрвым смыслом.

– Д, конечно, – нконец проговорил он. – Я понимю. Единство Империи для меня... знчит очень много, но не является фетишем, целью, опрвдывющей ккие угодно средств. Я понимю, что ты имеешь в виду, Руслн. Убедить комндовние корпус прекртить нступление можно, только пообещв ему, что взмен мы доствим в штб сму Дрину, живую, здоровую и полностью готовую к употреблению.

– Едв ли комндовние корпус удовлетворится одними ншими обещниями.

– Спрведливо. Поэтому ндо не просто «пообещть», убедить, покзв, что нм известн её лёжк. Я... считю, что можно несколько... приукрсить истинное положение вещей, – Влленштейн досдливо потёр подбородок. – Но лишь после того, кк у нс появится хотя бы одн зцепк. А до этого...

– А до этого мои сородичи будут умирть под имперскими злпми.

Влленштейн отвёл взгляд.

– Руслн, пойми, я сделл всё, что в моих силх.

– Я понимю. Но понимние уже никого не волнует. Могу ли я чем-то помочь?

– Можешь присоединиться к шрфюреру Пттерс, он у нс возглвляет комнду, рботющую прямо отсюд.

Я покчл головой.

– Едв ли смогу окзться чем-то полезен: никогд не знимлся криптогрфией.

– Ничего, ничего, нм сейчс все нужны, – неопределённо ответил Влленштейн, протягивя мне руку. – Нсчёт тех двоих не волнуйся. «Тнненберг» не воюет с детьми, и никкие тйные полиции и контррзведки меня в этом не поколеблют. З твоими вещми, Рус, формой, документми и всем прочим я немедленно пошлю. Ну и, рзумеется, для вышестоящих проверяющих должен быть полный жур с твоей комндировкой, во всяком случе, с возврщением из неё. Этим я тоже зймусь, ты дождись, пожлуйст, здесь. Рзрешю нендолго отвлечь одну стршую шифровлыцицу для привтной беседы, – и он улыбнулся.

* * *

– Господин лейтеннт! – зулыблсь мне Гилви. Тк хорошо и тк тепло, кк... кк мне когд-то улыблсь Дльк, в смом нчле ншего с ней ромн.

– Вольно, шрфюрер. И – без чинов.

Гилви продолжл улыбться.

– Ну, – неопределённо нчл я, – и кк ты тут? Всё это время?..

– Плохо, – неожиднно пожловлсь он. – Потому что без тебя, Рус.

Я чуть не поперхнулся. Девушки-оперторы изо всех сих делли вид, что ничего не змечют.

– Мне кжется... ткие рзговоры...

– Ты прв, ндо вести не в этом месте, – и Гилви, вцепившись мне в рукв, потщил з собой в отгороженный стойкой вычислительных блоков зкуток у здней стенки трейлер.

– Я по тебе очень, очень, очень скучл, – едв шевеля губми, прошептл он, вствя вплотную, тк, что я чувствовл её упругую грудь. – А ты по мне?

– Ну, ещё бы, – соврл я. – Кк вспомню тебя в тех чулочкх...

Гилви хихикнул, но улыбк мигом истял.

– Только потому и вспоминл?

– А рзве ткое зрелище збудешь?

– Ну, тогд-то ты только и знл, что з книжкой прятться... – он погрозил мне пльцем.

– Гил, д лдно тебе... Скжи лучше, кк ты здесь?

– Кк я здесь... – он опустил глз и вздохнул. – Д кк обычно, Рус. Рботл, кк лошдь. Вот, шрфюрер дли.

– А кк ты окзлсь в «Тнненберге»?

И тут я подумл, что этот вопрос мне следовло здть ей двным-двно. Ещё тогд, н Омеге-восемь. Гилви носил в петлице две молниеобрзные руны. Эту эмблему оствило себе только одно имперское ведомство, Gehaime Staatspolizei, знимвшееся порой совершенно неожиднными делми. Гилви, собственно говоря, совершенно не должн был трудиться ккой-то тм шифровлыцицей в штбе полк, пусть дже его трдиции восходят к Waffen-SS.

Гилви Пттерс был единственной шифровльщицей, кто носил чёрную форму.

– Д очень просто, см подл рпорт, меня и прикомндировли, кк особо отличившуюся, – легко ответил девушк. – В кдрх Gehaime я остлсь. А тут числюсь в служебной комндировке.

Стоит ли мне говорить, что это должн был быть донельзя стрння комндировк?

Я пострлся чуть отстрниться. Возникл неловкя пуз. Гилви кусл губы и, кзлось, мучительно боролсь с желнием что-то скзть. Выручил нс ординрец Влленштейн, приволокший увесистый тюк с моими личными вещми, в своё время оствленными в полку перед «дезертирством» н Новый Крым.

– Пойду переоденусь, – воспользовлся я подходящим предлогом.

Д, здесь было всё. Удостоверение личности, шктулк с нгрдми, ккуртно свёрнутые комплекты формы, полевой, прдной и повседневной, денежный ттестт (соглсно ему, мне продолжли ккуртно нчислять жловнье, д ещё и с суточными, рссчитнными, првд, по тыловым нормм) и тк длее и тому подобное, скупой «джентльменский нбор» млдшего имперского комсоств. Предстояло получить личное оружие, броню, рективировть мой чип в полковой системе упрвления боем, встть н учёт у кзнчея, кптенрмус и тк длее и тому подобное...

...Костю и Ингу действительно отпустили – когд «Тнненберг» звершил мрш и мы остновились в виду Приволья, рыбцкого городк н крйней зпдной оконечности Сибири. Судя по всему, зщитники остров решили дть здесь последний бой.

Инг и Костя смотрели н меня со стрхом и отврщением, однко пробивлось всё же и любопытство. Они ж видели, кк кртели пдли от моих пуль, кк я выводил отделение, до последнего сберегя своих; сейчс – явился в полевой имперской форме!

– Я их нкормил, господин лейтеннт, – вырос рядом со мной Микки. – Ух и оголодли ж!

– Спсибо, Мик. Ребят, тк было нужно. Сейчс я не могу объяснить вм всего, но... смое глвное, что вы уходите отсюд живые и здоровые. Комндир этой чсти собирлся взять с вс честное слово не выступть против Империи, но, полгю, это уже излишество. С «тройкой» вы уже стлкивлись и знете, что это ткое. Ни в коем случе не говорите, что были... в плену. Вс поствят к стенке в тридцть секунд. Скжите, что блуждли, я – пропл без вести. Ну, удчи вм. И... погодите нзывть меня предтелем.

Микки трщился н меня, не понимя ни слов. Его лично язык плнеты рсквртировния никогд не знимл.

– Я их отпускю, Микки. Спсибо, что приглядел з ребятми. Рно им ещё умирть...

– Умирть всегд рно, герр лейтеннт.

– Философствуешь, Мик? И двй без чинов.

– Поневоле... Эй, вы, двое! Ну-к, двйте, нечего рссиживться! Господин лейтеннт велел вм убирться н все четыре стороны. Вши – во-он тм, з той высоткой. Ноги в руки – и двйте, только смотрите, чтобы вс свои же не пристрелили.

Костя дёрнулся, словно собирясь что-то скзть; но Инг, мленькя мудря Инг, схвтил его з руку.

– Прощйте... – шепнул он и почти что силой потщил Констнтин з собой, прочь, к последнему рубежу обороны добровольцев.

Я смотрел им вслед, пок н левом обрезе шлем не змигл зелёный огонёк вызов – от комндовния.

– Фтеев!

– Я, герр оберст-лейтеннт!

– Срочно явись з предписнием. Свободного взвод или роты у меня пок нет, но, похоже, у нс появилсь срочня рбот.

– Слушюсь, господин подполковник!

– И, я боюсь, вкнсии появятся... – мрчно пробурчл Влленштейн и отключился.

...То, что, кк я ожидл, будет привтным рзговором, окзлось собрнием чуть ли не всего офицерского соств полк.

Дв трейлер встли под прямым углом, рздвинулсь лёгкя кмуфлировння крыш. Мигнули индикторы н моём шлеме – н полную мощность зрботл зщит от подслушивния.

Я увидел много незнкомых лиц, хотя большинство, звидев меня, широко улыблись, протягивли руки, поздрвляя.

– С возврщением! С удчей! – неслось со всех сторон.

Я кивл, улыблся, пожимл лдони в ответ. Не прошло и пяти минут, кк появился Влленштейн.

– Meine Herren, у меня есть новость. Я бы скзл, очень плохя. Впрочем, смотрите сми. Это только что передли с орбиты.

Зсветился выдвинутый из штбного трейлер экрн.

– Dame шрфюрер, увеличение! – резким, злым голосом прикзл оберст-лейтеннт. – Ктрин! Пояркович, помогите ей!

К Гилви подскочил ещё одн девушк из комнды шифровльщиц.

Сплошня зсветк н экрне сменилсь чётким изобржением – окен и нд ним три внушительного вид тёмные блямбы. Блямбы быстро увеличивлись – и рзом воцрилсь мёртвя тишин.

Меня пробрло морозом.

«Мтки». Ну, конечно же, «мтки». Нд океном, и, ндо полгть, движутся прямиком к нм. Но почему бездействует орбитльня группировк?!

– Комндовние предупреждет, что нм остлось меньше трёх чсов до возможной тки. Мы будем действовть, кк действовли под Пенемюнде, с учётом... нших новых возможностей. В инструктже вы не нуждетесь. Прошу кк можно тщтельнее рзъяснить рядовому соству их здчи. У нс остлось не тк много ветернов боёв н Иволге. Оргнизция обороны следующя...

Влленштейн перечислял подрзделения, имен комндиров, обороняемые учстки, я зстыл, оцепенев, всеми чувствми потянувшись туд, в небо нд ншим знменитым океном – где неспешно и торжественно плыли «мтки». Доселе они предпочитли передвигться скрытно, по морскому дну, сейчс, видть, у Дрины Дрк истекло время.

Неужели «мтки» не уничтожимы дже ядерными зрядми? Неужели их нельзя сшибить с небес зенитными ркетми дльнего действия, несущими соответствующие боеголовки? Почему опять должн гибнуть пехот? Империя уже потерял Омегу-восемь и Иволгу. Тогд тоже не рискнули пустить в ход томное оружие, потом было уже поздно. Конечно, ничто не могло помешть превртить эти плнеты в сплошные рдиоктивные пустыни, покрытые глянцевым, спёкшимся от стршного жр песком, но Империя по непонятным мне причинм мешкл, точно и впрямь ндеясь н «упрвляемость» этого вторжения и что в один прекрсный день всю эту звидную недвижимость удстся вернуть. Тогд-то, конечно, рсшвыривться боеголовкми н сотни мегтонн не рекомендовлось.

...Молчливые офицеры быстро рсходились. Я сообрзил, что по-прежнему стою, – моё подсознние, кк окзлось, чётко выполнило комнду «Лейтеннту Фтееву остться!».

– Руслн, – Влленштейн сделл мне знк приблизиться, включя нлдонник. – У меня кроме большой и плохой новости есть одн хорошя, хоть и мленькя. Кжется, мы тки ншли Дрину.

«В который уже рз...» – невольно подумл я. Это кзлось нвязчивой идеей – я гонялся з ней с упорством мньяк, двжды держл её жизнь в своих рукх и двжды упускл, хотя упускть не имел никкого прв. Ну вот он, третий шнс. Кк скзли бы в ромнх – последний.

– Он не покидл окрестностей Нового Севстополя. Но... есть ещё кое-что, требуемое быть тебе сообщённым, – Влленштейн перешёл н русский, от волнения вдруг нчв коверкть фрзу. – Нд Новый Севстополь Туч. Есть вероятность, что он не будет тковть город. Вполне возможно, что он, нпротив, охрняет подступы. Поведение её знчительно усложнилось.

– В Новом Севстополе, думю, сейчс собрны все поселенцы... – см не зню, кк удлось вытолкнуть эти слов из перехвченного судорогой горл. – А всех остльных...

Ног под собой я не чувствовл. Из ведущей в тёмное нутро трейлер двери высунулсь озбочення Гилви.

– Я отпрвил срочный зпрос комндовнию н проведение штурм-рейд. Я... предоствил днные, что Дрин может быть нечеловеком. Это произвело впечтление. Я считю, ты должен возглвить этот рейд, Руслн. У нс очень мло времени, тебе ндо собрть комнду. Не больше двух дюжин, «чёрный коршун» больше не поднимет. Ему до Нового Севстополя отсюд пять чсов лёт. Мы... постремся сдержть «мток» здесь.

– Герр оберст-лейтеннт, не збудьте о нселении Приволья. И... о его зщитникх.

Влленштейн сердито сжл губы.

– Я всё помню, лейтеннт, не ндо нпоминть мне о моих обязнностях офицер Империи по зщите её подднных, дже если эти подднные окзлись вовлечены в вооружённое сопротивление ншим войскм. Не мешкй, Руслн, через пятндцть минут я жду тебя здесь с группой. «Коршун» прибудет через чс. Вы успеете взлететь до того, кк здесь рзвернётся Туч. Опертивные мтерилы для тебя уже готовятся. Получишь их, кк я скзл, через четверть чс.

– С вшего рзрешения, герр оберст-лейтеннт, я взял бы людей из моего строго взвод.

– Н твоё усмотрение. Исполняй!

...Мне хвтило двдцти минут, чтобы вернуться с двумя десяткми солдт. Конечно, всех «стриков» я взять не мог, д их уже и не остлось столько. Нзрин со всем вторым отделением моего взвод погиб н Иволге, когд «Тнненберг» угодил в волчьи ямы. Поэтому пришлось брть тех, н кого укзывли проверенные кдры, ткие, кк Микки или Глинк.

Микки, Глинк, Гюнтер, Торвльд, Петер, Сурендр, Джонмни, Мумб. Рздвкряк я брть не стл. Нет, не с его невезучестью. Остльные – новые. Но з них ручлись «стрики»; большинство новичков, к моему изумлению, окзлись крепкими и высокими прнями «стержневой нции». Я бросил быстрый взгляд н финн.

– Птриотический призыв, лейтеннт, – вполголос отозвлся Микки. – Все из Внутренних Миров, кровь с молоком, йомть. Но ребят брвые. Н Кппе их всех к нм пригнли. Скзли, что отбирли для пополнения «Тнненберг» по конкурсу из других чстей. Из обычной пехоты есть, тнкисты, деснт тоже...

Я кивнул.

...Прощльное слово Влленштейн было коротким. Штб ретрнслировл мне все днные для рейд; висящий спутник обеспечивл непрерывную «кртинку сверху».

– Руслн, кк ты стнешь действовть н месте – решть тебе и только тебе. Штб Дрины мы зсекли, переговоры идут отсюд, – н гологрфической крте зпульсировл огонёк. – Это не идентифицировно ни с ккой существенной инфрструктурой, кроме всего лишь строй фермы. Если я првильно понял твоё донесение, нличие тм биоморф весьм мловероятно. Можно ожидть, что это будет обычный бой... осложнённый, првд, возможным вмештельством Тучи, рзвернувшейся нд Новым Севстополем и ближйшими окрестностями. Кртинку тебе ретрнслируют. – Он резко и жёстко пожл мне руку. – Действуй, лейтеннт. И будь я проклят, если по возврщении ты не нденешь погоны обер и не получишь роту.

– Служу Империи! – против воли вырвлось у меня. Успели-тки вбить в смое подсознние...

Гилви кусл губы и, совершенно ясно, с трудом сдерживл слёзы. Ну и дел.

...Трёхсоттонный «зигфрид» добрлся бы до Нового Севстополя быстрее, но, увы, для него требовлсь изрядня ВПП. То же смое с «кондором». И только «чёрный коршун», конвертоплн, способный взлетть и сдиться вертикльно и в то же время облдвший скоростью хорошего пссжирского лйнер, мог добрться сюд, збрть нс и достичь цели. Плтой з это стл грузоподъёмность.

Мы, конечно, взяли с собой всё, что только могли. Всё, кроме тнков.

Пять чсов полёт прошли в молчнии. Я обошёл людей, кртко перемолвился с кждым; после чего углубился в изучение обстновки н тктическом дисплее. Спутник усердно трудился, и ретрнсляторы не подкчли; я видел всё, что происходит н ферме и вокруг неё. Во дворе мелькли человеческие фигурки; однко воздух пятнли многочисленные крылья вившихся в некотором отдлении тврей Тучи. Подходы к дому – открытые, вокруг – рсчищенные, тщтельно возделнные поля, и только см ферм прячется, кк у нс было принято, под громдными зонтикми местных деревьев, несколько нпоминвших земные пльмы. Т-к... тут, похоже, кнониры. Хорошо, если только пулемётные...

* * *

НОВОСТИ НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТРИДЦАТИ ПЛАНЕТ

...Речь первого зместителя Председтеля Временного Првительств Федерции, военного министр товрищ Дрины Дрк вызвл широкий и горячий отклик в сердцх всех свободных грждн ншей великой стрны. Честный и нелицеприятный рзговор, откровенное признние переживемых нми трудностей зжгли сердц согрждн признтельностью и энтузизмом. Где бы ни окзлсь в эти дни нш съёмочня групп, повсюду мы встречли оживлённо обсуждвших выступление товрищ Дрины Дрк людей. Делом отвечя н призыв родной стрны, грждне Федерции зписывются в отряды нродного ополчения, принимют н себя повышенные обязтельств трудящиеся в збоях и у конвейеров н оружейных зводх, те, кто по долгу службы не могут отпрвиться н передовую. Всё больше и больше женщин, подростков и людей стршего возрст встёт к стнкм и пультм упрвления, зменяя ушедших н фронт мужей, отцов и сыновей. Вспоминя слвные боевые трдиции, формируются и женские удрные бтльоны. Зявления о приёме в школы снйперов, связистов, оперторов систем боевого упрвления множтся с кждым чсом.

Д, мы прямо и честно говорим – сегодня нм трудно. Очень трудно. Но не ндо думть, что Империя нстолько сильн и непобедим. Он нпрягет последние силы. Обиттели Внутренних Миров, рзврщённые десятилетиями роскошной и бессодержтельной жизни, не желют воевть. И Империи приходится полгться н человеческое отребье, отбросы современного обществ, соглсных идти в нёмники. Их привлекют возможностью «увидеть длёкие миры, встретиться с новыми людьми... и убить их»...

(Н экрне – орбитльные снимки двух плнет, коричнево-крсной и нрядной, бело-голубой. Под первой ндпись «Шйтн», под второй – «Новый Крым».)

Опертивня обстновк

...Н протяжении последних суток нши войск вели бои н всём фронте, особенно упорные в рйоне космопорт «Северный» и 8-го горно-обогтительного комбинт н плнете Шйтн. Н плнете Новый Крым после кровопролитных многодневных боёв нши войск оствили город Влдисибирск, осуществив плномерный отход н новые рубежи обороны. При этом нступющим грессорм ннесены тяжёлые потери в живой силе и технике.

Все космопорты Нового Крым продолжют оствться в нших рукх, продовольственные поствки н другие плнеты Федерции осуществляются бесперебойно.

Метким огнём остновили зхвтчиков

Новый Крым. Остров Сибирь. Здесь держт оборону героические воины-тнкисты Н-ской чсти под комндовнием товрищ Дюбу. Во время плномерного отход из Влдисибирск воины чсти метким огнём уничтожили...

Нпряжённость в погрничных с цивилизцией Дбигу секторх

Нши корреспонденты н плнетх Эзоп, Лрошфуко и Лемминкйнен, рсположенных н стыке грниц Федерции, Империи и цивилизции Дбигу, сообщют о повышенной ктивности имперских сил и космического флот вышеукзнной цивилизции. По днным служб контроля Прострнств, обе стороны осуществляют мссировнные перевозки грузовыми корблями. Н орбитх рзмещются средств слежения и рннего оповещения, судя по днным рдиоэлектронной рзведки. Все эти первончльно секретные днные сделны общественным достоянием по личному укзнию товрищ Дрины Дрк, с целью полного и своевременного оповещения гржднского нселения Федерции о возможных угрозх его безопсности. Кк зявил глв пресс-службы Ствки Верховного Глвнокомндовния, в последнее время существенно возрос риск открытого вооружённого конфликт Империи с цивилизцией Дбигу...

* * *

«Коршун» прижимлся к земле. Он мчлся, огибя вершины холмов, и, кзлось, вот-вот зденет крылом верхушки могучих деревьев. Дрин успел прикрыть рйон Нового Севстополя достточным количеством средств ПВО, и без нстоящей оперции по прорыву нечего было и думть свлиться с неб прямо н её лежбище. Пришлось уклоняться к югу и выбрсывться с предельно млой высоты в спскпсулх прямо в море. Это сильно здержит оперцию, но другого выход никто не видел.

...Зкрытые в «бусинх», мы ждли. Ожерелье из двдцти четырёх сцепленных вместе кпсул, готовое рухнуть в окенские волны, словно диковинный венок или, что ближе, кк искупительня жертв.

Вспыхнул лый огонёк, сменившийся быстро бегущими к нулю цифми.

Толчок! Брюхо «коршун» рскрывется, и двдцть четыре кпсулы руштся вниз, у меня н мгновение перехвтывет дыхние, но это лишь мгновение, удр о поверхность, и смотровое окошечко кпсулы зливет волн.

...Был вечер. Тихий и добрый новокрымский вечер. Нс выбросили подльше от столицы; я не слишком рссчитывл, конечно, что нш рейд остлся незмеченным, но...

Я удрил по клвише, и кпсул, ныряя в волнх, вместе с остльными потянулсь к недльнему берегу.

И в тот же миг тктический дисплей услужливо доложил, что спутники слежения зсекли ркетный пуск из окрестностей Нового Севстополя. Я поспешил увеличить мсштб, но всё рвно не успел: зелёня отметк быстро удлявшегося «коршун» исчезл, вместо неё вспыхнуло лое кольцо, ознчвшее уничтожение.

Меня пробрл дрожь. Н полминуты бы рньше, и... Я слишком хорошо знл эти комплексы. Зряды у них будь здоров, у экипж конвертоплн не было никких шнсов выжить.

Быстро ж они рзобрлись. Молодец Дрин, хорошо вышколил.

Циник внутри меня говорил, что для успех ншей миссии это дже неплохо. Конвертоплн сбросил нс и продолжл полёт, он не рзворчивлся, чтобы не нвести Дрину н мысль, где именно осуществлено деснтировние, поэтому зенитчики вполне могли решить, что уничтожили медлительный трнспортник вместе со всем содержимым.

Кпсулы одн з другой тыклись в песок и рскрывлись, подобно цветкм. Моя комнд деловито выбирлсь н берег, дже не змочив ног (собственно говоря, их и змочить в бронекомбинезоне было невозможно). Из кпсул извлеклись цинки с боеприпсми, перекочёвывли з плечи солдт. Никто не суетился, все просто рботли, и я вновь с невольным увжением подумл о достоинствх рмейской школы, кк её сумели поствить в Империи.

В сгущющейся тьме мы покинули пустынный пляж. Кпсулы сми утянут себя в море, где и стнут ждть ншего возврщения, если, конечно, мы решим вернуться этим путём.

Микки вскинул руку, укзывя н что-то в темнеющем небе. Миг спустя в моём визоре появилось тяжело взмхивющее крыльями существо, нпоминвшее древнего птеродктиля. По змеевидному телу струились извивющиеся цепочки неярких огоньков, з тврью неотступно следовло десятк дв бестий поменьше, тёмных и почти нерзличимых обычным зрением. Зто в инфркрсном дипзоне они полыхли ярко-лыми пятнми. Кто-то из солдт вскинул штуцер.

– Отствить, – скомндовл я.

Тври пролетели и скрылись. Что-то новенькое, мелькнул мысль. А что, если Дрин рссылет сейчс тких вот голубчиков во все кря моего родного дом, с тем чтобы зклдывть, зклдывть и зклдывть новые истоки?.. Новых «мток», можно дже и не всех с нтигрвитторми, потом бросить их против имперцев. Что ж... тк он, возможно, дже и сумеет уговорить ту же Федерцию, что «мтки» – ндёжня зщит от вторжения.

Вот только нсколько прочен её контроль нд биоморфми?

Что происходит сейчс в Новом Севстополе, в его окрестностях и вообще всюду, куд успел добрться Туч, я стрлся просто не думть. Третья встреч с Дриной должн стть последней. Или для меня, или для неё, думл я, невольно и в смом деле сводя всё к ккой-то ромнной коллизии.

Предусмотрительно рзвешенные (првд, периодически сбивемые нземными средствми) имперские спутники испрвно сообщли мне нше местонхождение, ничего особенного не происходило н ферме, куд лежл нш путь. Мы бесшумно двиглись сквозь ночь, огибя небольшие посёлки и отдельно стоящие дом – южное побережье было зселено гуще всего, но всё-тки мест, чтобы укрыться, хвтло.

Чс проходил з чсом. Короткий привл, и отряд вновь шгет, я не могу отделться от мысли, что, быть может, мы сейчс – последние уцелевшие от «Тнненберг», что Туч возле Приволья уже пирует н телх; имперцы и зщитники Нового Крым – вместе, збывшие о всех и всяческих рздорх.

Около двух пополуночи мы достигли цели.

В небе слышлся сплошной, слитный шелест тысяч и тысяч крыл. Туч нкрыл окрестности город, и небо взирло н нс множеством чужих фсеточных глз. Пок нс никто не пытлся тковть. Ничто не говорило и о том, что мы обнружены.

Пулемётные кпониры... ничего особенного, нкроем прой зрядов из огнемёт. Окн фермы... зложены, похоже, штурмовть придётся и через двери, и через крышу.

Отряд рзбился н группы. Все знли свой мневр, и всё, что требовлось от меня, – это включить трнслируемый н всех моих спутников общий обртный отсчёт.

Вспыхнул ноль, и тело послушно оторвлось от земли. Н обоих кпонирх рзорвлись огнетворные зряды, плмя мгновенно збушевло, словно вырввшийся н волю из тысячелетнего зточения огненный дух. Зщёлкли ответные выстрелы; в свою очередь, чердк вспороли рзрывные «двдцтки» нших штуцеров.

Однко гремевшие в ответ выстрелы внезпно и резко стихли. Вторя групп кк рз успел взобрться (точнее, почти что взлететь) н крышу и ворвться н чердк, когд дверь рспхнулсь и знкомый голос Дрины Дрк крикнул:

– Прекртите огонь! Я сдюсь.

Я опешил. Однко тело продолжло выполнять рз отднную комнду, у него не подкосились ноги от изумления, и несколько секунд спустя я уже стоял лицом к лицу со своей Немезидой.

Дрк зметно сдл. Глз ввлились, и без того резкие морщины стли ещё резче и глубже. Он носил выцветшую кмуфляжную куртку, столь же зслуженные, видвшие виды брюки и, конечно, неизменный чёрный берет. Плечо, пронзённое совсем недвно моей пулей, выглядело совершенно здоровым.

Никто из моего отряд не остновился, но стрельб н смом деле стихл.

– Я сдюсь, – повторил он.

– Вывести всех из здния! – гркнул я. – Микки!..

Тонкие губы Дрины скривились.

– До чего ж ты глуп, Фтеев...

Он не шелохнулсь, не сделл ни млейшего движения. Я зстрелил бы её немедленно, и н сей рз рук бы не дрогнул, но Дрин стоял, точно сттуя, и шевельнулись только губы. Однко и этого хвтило, дже с избытком.

Перед глзми у меня вспыхнули ослепительные звёзды, нктил приступ неодолимой тошноты, земля ушл из-под ног, зкружилсь голов. А с небес и из зрослей н нс ринулсь Туч, т смя, к присутствию которой мы успели привыкнуть з несколько чсов дороги.

Д, н сей рз я бы не промхнулся. Но скрутившее всё тело судорог опередил плец, готовый нжть н спуск. Я ткнулся лицом в землю и перестл вообще что-либо воспринимть.

А когд очнулся, смо собой, не было н мне ни бронекомбинезон, ни формы, ни дже белья – вообще ничего не было. Руки прикручены ко вбитым в стену крючьям, ни дть, ни взять – рспятый Иисус.

Я редко обрщлся к Нему в последнее время, пришло зпоздлое рскяние.

– Очнулся, – услыхл я голос Дрины. Отнюдь не торжествующий и не полный злобой. Кзлось, в её словх сквозил непонятня горечь.

Я поднял голову. Тошнот и головокружение исчезли. Мы были одни в большой комнте, некогд он служил гостиной семье здешнего фермер. Стромодные знвески н окнх, но новейший кухонный процессор.

Дрин Дрк сидел верхом н перевёрнутом спинкой ко мне стуле. Я сжл зубы, ощутив внезпный приступ острого стыд, болтясь перед нею рздетым.

– Мой плн срботл, Руслн, – Дрин говорил н общеимперском. – После ншей второй встречи я понял, что ты не успокоишься, пок не доберёшься до моего горл. Всё, что мне оствлось делть, – это позволить себя обнружить. Я не сомневлсь, что сюд пожлуют не имперские бомбрдировщики, ты с горсткой тких же безумцев. Рд, что не ошиблсь.

Я молчл. Понятно, что экзльтировння мть-комндирш Шестой Интернционльной не могл сдержться, не могл не покрсовться. Сейчс он стнет излгть мне свои зловещие плны, пребывя в полной уверенности, что моей черепушке остлось служить вместилищем кое-ккого серого веществ уже совсем недолго.

В ромнх герой, выслушв длинную исповедь глвного злодея и всё поняв про его жуткие нмерения, в последний момент избегл гибели, впоследствии с успехом используя всё услышнное, чтобы згнть оного злодея в могилу. Но вот мы, к сожлению, не в ромне.

Я дже удивился своему спокойствию. Словно нконец случилось нечто, двным-двно преднчертнное.

– У меня, собственно говоря, к тебе только один вопрос... – и вдруг я понял, что Дрин едв сдерживет смую нстоящую истерику. Железня леди, несгибемя Дрин Дрк дрожл мелкой дрожью, у неё тряслись пльцы, лицо, нпротив, зкменело, словно сведённое судорогой.

– Почему ты выжил?! – вдруг взвизгнул он, всккивя. Стул полетел в сторону. – Почему ты выжил?!

Мне покзлось – он сейчс вцпится ногтями мне в лицо. Дрин сдержл себя, но лишь в смый последний момент.

– Кк ты мог выжить, Фтеев? – повторил он, н сей рз по-русски. – Тебя сбросили в ректор. В ктивный, рзвиввшийся биоморф. Ты не мог остться в живых. Ни один человек не остлся.

– Непрвд, – я вскинул подбородок и, нсколько мог, твёрдо взглянул Дрине в глз. – Выжил и ещё один, очутившийся в ктивной мссе. Ты, Дрин.

– Д, – прошипел Дрк, уголок её рт опсно подёргивлся. – Д, я тоже уцелел. И очень хотел бы знть, почему, – он по-прежнему пользовлсь моим родным языком.

– Неужели ты не ншл этому объяснения? – я пострлся усмехнуться. Кжется, мы ещё побрхтемся.

– Мехнизм рзвития толернтности у биоморфов сейчс ктивно изучется, – Дрин принял вызов.

– Может, ты с ними слишком долго возилсь? – предположил я. – Пропхл, тк скзть. Вот и приняли з свою.

– Издевешься, – Дрин скрипнул зубми. – В общем, тк, Фтеев. Вся твоя комнд – у меня. Рсскжешь всё, кк есть, – они остнутся жить. Нет – см понимешь.

Я пострлся пожть плечми, нсколько позволяли путы.

– Тогд тебе придётся долго и нудно выполнять мои условия. Пок я не увижу, что мои люди в безопсности, ничего говорить не стну. И пыткми мне грозить тоже не ндо. Я умру прежде, чем сломюсь.

– У меня рботют специлисты, которых из гестпо з жестокость уволили, – совершенно серьёзным голосом уведомил меня Дрин. – Поэтому не ндейся, умереть тебе не ддут.

– Ндейся лучше ты, – я вновь пожл плечми. – Ну, тк что с моим отрядом? Если их отпустят, я рсскжу тебе првду. Не грнтирую, что он придётся тебе по вкусу.

Несколько мгновений Дрин молч бурвил меня взглядом.

– З тебя просил Длия Дзмйте, – нконец сообщил он. – Не хотелось бы подвергть столь ценного сотрудник ещё одному стрессу, подобно тому, что он пережил тм, н Омеге-восемь. Рвным обрзом не хотелось бы и терять столь ценного сотрудник. Но я обещю тебе, Фтеев, что лично пристрелю девчонку прямо перед твоими глзми – с контрольным выстрелом в голову, – если ты стнешь продолжть выдвигть дурцкие условия и пытться со мной торговться.

Я молчл, оцепенев. Дрин, похоже, решил, что я зколеблся.

– Дзмйте! – коротко бросил он в крошечный переговорник.

Дльк почти не изменилсь. Но именно, что «почти». Я никогд не видел у неё нстолько больных глз, словно у умирющей кошки. Он носил ляповтую форму Федерции, рсствшись с простой штормовкой интербригд, и берет вместо всегдшней лой нлобной повязки. Он успел сделть крьеру – три звёздочки н витых погонх золотого шитья.

– Товрищ комндующий, стрший лейтенент Дзмйте по вшему прикзнию...

– Отствить! – Дрин рсстегнул кобуру.

Дльк держлсь хорошо. Н меня он бросил лишь один быстрый взгляд. И тотчс же отвернулсь, но губы у неё предтельски дрогнули.

– Тк что, Фтеев? – Дрк поднял пистолет.

– Для, беги! – вырвлось у меня. Нпрсно. Ох, нпрсно... Смо собой, он только недоумённо приоткрыл рот.

Я смотрел в глз Дрине – и понимл, что он действительно выстрелит.

И вновь, кк и тогд, н Сильвнии, я не мог допустить, чтобы Дльк умерл. Я предю своих боевых товрищей?.. Хотя, с другой стороны, ккие они мне товрищи, с черепом н рукве?..

– Хорошо, – скзл я. – Мы об выжили, потому что мы одной крови, Дрин.

– Что ты этим хотел скзть? – прошипел он. – Дзмйте, вы свободны...

– Мы с тобой об биоморфы, Дрин, – бросил я ей в лицо, и выполнявшя чёткий поворот «кругом!» Дльк змерл, воззрившись н меня широко рскрывшимися глзми.

Дрин зшипел, словно сдувющяся шин. Это походило н предсмертный выдох. Дльк побелел.

– Дзмйте, свободн! – рыкнул Дрк, собрв осттки смооблдния.

Дисциплин окзлсь сильнее, Дльк двинулсь к двери н негнущихся ногх. Пистолет Дрины дрогнул, словно рздумывя, не совместить ли линию чёрного дул со световолосой головой, но в последний момент всё-тки опустился. Дрк что-то коротко бросил в переговорник, быстро и н неизвестном мне языке.

– Продолжй, Фтеев. И тогд я отпущу и тебя, и твоих, – Дрин подобрл было стул, уселсь, но тут же и вскочил – один клубок нервов.

– В ктивной мссе выживют только те, кто см – он, хотя бы чстично, – медленно проговорил я, со злой рдостью видя в глзх Дрины нктывющий ужс. – Мы – результт евгенического эксперимент. Вернее, рзных экспериментов. Люди с примесью биоморфов. Отсюд – моя и твоя неуязвимость. И твоя способность упрвлять «мткми». Ну, что, для тебя это новость?

Для неё это был новость. Новость с большой буквы. Дрин смхнул пот со лб тыльной стороной лдони, сжимвшей пистолет; по рукояти текли нстоящие струйки.

– Я... я человек! – выкрикнул он. – Человек, слышишь, ты, тврь, биоморфы повинуются, потому что у меня биоиоле с ними в резоннсе!

– Не городи чушь, – отрезл я. – Лучше бы ты допросил собственных родителей. Не знимлись ли они слиянием человеческих яйцеклеток и спермтозоидов в бесклеточной системе биоморф, с тем чтобы получившийся гибрид подсдить твоей мтери.

Дрк вся передёрнулсь, словно её стегнули кнутом.

– Не у кого спршивть... – прошипел он, но злоб теперь кзлсь ккой-то бессильной.

– Очень удобно, – кивнул я со своего рспятия. – Все концы в воде. Никто ничего не нйдёт. И, глвное, см Дрин Дрк не подозревет, что он – не человек! Впрочем, меня легко проверить. Взять кого-то ещё, кому точно тк же повинуются «мтки» и Туч, и сбросить его в ректор. Уверяю тебя, он выберется оттуд живым и невредимым.

Дрк промолчл. Он рскчивлсь н стуле, кк зведёння, по лбу, вискм, щекм тёк обильный пот.

– Прекрти это дело, Дрин. «Мтки» не остновятся, пок от человечеств не остнется ничего, ни Империи, ни твоей Федерции. Только моря, обрщённые в студень, где будут кишеть бесчисленные биоморфы. Не притворяйся, что этого ты не понимешь. Или ты решил, что твоя влсть нд ними бсолютн? Нивня...

– Абсолютня, не бсолютня, хвтит, чтобы выкосить имперскую сволочь н Сибири, – Дрк выпятил подбородок. – А инче твой Крым стнет имперским протектортом!

– Многие жили куд лучше при Империи, чем под твоей Федерцией.

Но Дрине, похоже, сейчс было не до Империй и Федерций. Скзнное мною постепенно проникло в неё всё глубже и глубже, словно отрвленный нконечник.

– А зчем ты меня вообще рсспршивл, Дрин? – вдруг в свою очередь спросил я. – Когд ты выходил сдвться, ты что-то произнесл. Ндо понимть – некое слово подчинения, комнду, что ты отдёшь своим биоморфм?

– Нет, не тк, – хрипло ответил Дрк. Я дже удивился, что он всё-тки снизошл до ответ: нверное, яд проник и уже достточно рспрострнился. – Я произнесл комнду, но не для тебя. Для Тучи. Я приготовил вм особую встречу. Кое-что из рсенл Зеты-пять. А ты вдруг свлился без чувств, словно збеременевшя институтк. И... я зподозрил, очень сильно зподозрил, что ты способен дть ответ н интересующий меня вопрос. И ты дл... – её голос сорвлся.

– Ещё не поздно остновиться, Дрин, – скзл я. Он зшипел, вскинулсь.

– Тоже мне, иисусик выисклся! – бросил Дрин. – Н рсчлке висит, туд же, вещет! Остновиться д рскяться! Д чем бы я ни был, хоть демоном из преисподней, я з свободу сржюсь и буду сржться, пок не сдохну! Сейчс, д-д, вот именно сейчс от твоих имперцев, Фтеев, н Сибири остётся мокрое место!

– А зодно и от всех зщитников остров? – Дрин желчно усмехнулсь.

– Не ндо было стновиться н пути свободы и прогресс.

– Выржение «слезинк ребёнк» тебе о чём-нибудь говорит?

– Ни о чём, – он отвернулсь.

– Ты – монстр, Дрин. Ты не человек. Ткой же биоморф, кк и я. И откуд ты знешь, что тобой не упрвляют? Или тебя никогд не посещли видения? Тебе никогд не снились полчищ «мток» в глубине космос?

– У меня крепкий и здоровый сон, – фыркнув, сообщил мне Дрин. – Ну что ж, Фтеев, твоя згдк успешно рзрешилсь. Пожлуй, я ещё немного с тобой поэкспериментирую. Может, ты будешь слушться ещё кких-нибудь моих комнд?

Я стиснул зубы. Собственно говоря, чего приходилось ждть? Дрин – крепкий орешек. Я не сошёл с ум, узнв о примеси биоморф в моей крови. А он, хоть и женщин, будет покрепче всех генерлов и мршлов Империи, ну, з исключением рзве что Пуля Хуссер. Но с этим типом вообще никто не срвнится, кроме кк – в длёком прошлом – мршл Жуков...

– Экспериментируй, – скзл я, взглянув в глз Дрины. Он стрлсь сбить собственный ужс ненвистью и злобой, и пок что это у неё получлось неплохо. – Вляй, ствь опыты! Может, у тебя что-то и получится. Но не ндейся тк н свою Тучу. Империя тут не груши околчивл. Им есть чем встретить твоих стршилищ. А потом они зймутся Новым Севстополем. Не ндейся, Иволг не повторится. В конце концов, Новый Крым – плнет кких-то тм русских, унтерменшей, здесь не водится стержневой рсы, её можно срыть под корень. А когд они сроют всё, что хотели, нступит твой черёд.

– Пугешь? – прищурилсь Дрин. – Прежде чем что-то случится со мной, ты у меня стнешь компостом в ректоре.

– Вляй, – повторил я, кк можно вырзительнее пожимя плечми. – Ещё Влленштейн признл, что смерти я не боюсь.

– Мы ходим по кругу, – Дрк приподнялсь, и вдруг её глз полыхнули – отчянной, почти безумной рдостью и ндеждой. – Ты, Фтеев, нвёл меня ещё н одну мысль. Если моя комнд тк н тебя подействовл, я, по-твоему, из того же тест – почему же я тогд не свлилсь? И почему рньше, сколько комнд ни отдвл, никогд ничего, ? Может, приврл ты, Фтеев, признйся?

– Что, мне тогд скидк выйдет?

Нет, Дрин Дрк явно не читл Булгков. Стрнно, в гимнзии Оболенской его проходили тщтельно и досконльно.

– Может, и спсёшь свою шкуру, – пообещл мть-комндирш Шестой Интернционльной.

– Обойдусь без твоих подчек. А почему всё тк вышло... тому могут нйтись тысячи объяснений, – ответил я. – И смое основное – тебя конструировли для этой роли, Дрин. Не зню, есть ли в тебе вообще хоть что-то человеческое или... сплошня имитция. Я всдил в тебя две пули, сейчс твоя рук – кк новенькя. Не поделишься секретом столь быстрого зживления, ? И что ж ты не сделл это достоянием всех из интербригд? Они б тебе спсибо скзли.

Взгляд Дрины померк, угли подёрнуло серым. Он, похоже, изо всех сил сопротивлялсь мысли, что мы с ней, поистине, одной крови.

Н ккой-то миг мне покзлось, что он дрогнет. Уж слишком явственен стл стрх в непреклонном доселе взгляде.

И всё-тки он сумел взять себя в руки. Следующие дв чс он и впрямь посвятил рзличным комндм. Меня крйне интересовло, где и при кких обстоятельствх он выучил всё это, но...

Дрин просто сидел н стуле передо мной, беспрерывно шевеля губми. Совершенно беззвучно. И... нельзя скзть, что всё, ею «скзнное», проходило мимо цели. Иной рз я ощущл жр, иной рз – холод. Двжды дёрнулись руки. От одного «слов» я ощутил небывлый прилив сил, словно в жилы мне влили лошдиную дозу зпрещеннных допинг-препртов.

– Всё тк и есть,... прошипел нконец Дрин, удовлетворившись «исследовнием». – Биоморф. Слбенько отвечет, конечно. По мне должно было сильно повезти, чтобы свлить тебя с ног одной-единственной и притом смой первой комндой!

– Д, тебе должно было сильно повезти, – соглсился я. Здесь что-то крылось, очень возможно – моё спсение. Я не верил в подобные совпдения.