/ / Language: Русский / Genre:sf, / Series: Полдень XXI век

Полдень XXI век 2012 № 09

Николай Романецкий

Содержание КОЛОНКА ДЕЖУРНОГО ПО НОМЕРУ Николай Романецкий ИСТОРИИ, ОБРАЗЫ, ФАНТАЗИИ Виктор Шендерович «СОЛО НА ФЛЕЙТЕ». Конец света в диалогах и документах Жаклин де Гё ««ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ…»» Рассказ П.Б. «ИСТОРИЯ ОДНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА». Дневник, найденный в Сети Наталья Анискова «САЙГОН». Рассказ Кусчуй Непома «КИЛЬКА В ТОМАТЕ». Рассказ Андрей Саломатов «ПАРАМОНИАНА». Рассказы Эдуард Шауров «ПРАВИЛА ВОЙНЫ». Рассказ Андрей Дубинский «ДАЛЬНИЙ ПОИСК». Рассказ Сергей Сергеев «НЕ ЛЕЙПЦИГ, НЕ ВАТЕРЛОО». Рассказ Константин Ситников «МУРАШИ». Рассказ Александр Тэмлейн «КОНФЕТА». Рассказ ЛИЧНОСТИ, ИДЕИ, МЫСЛИ Вячеслав Рыбаков «КУДЕСНИКИ НЕ КО ДВОРУ» ИНФОРМАТОРИЙ «Созвездие Аю-Даг» — 2012 Наши авторы

ПОЛДЕНЬ, XXI ВЕК

Сентябрь (93) 2012

Колонка дежурного по номеру

Что посеешь, то и пожнешь… Что пожелаешь, то и получишь.

И если в реальной жизни этот закон действует не слишком часто, то в фантастике — как правило.

Стоит очень-очень захотеть, и всегда сможешь вернуться туда, где можно жить, а не доживать, где ты был молод, любим и счастлив (рассказ Натальи Анисковой «Сайгон»).

А может, и метеориты подают на землю только потому, что этого кому-то хочется. Хотя бы для того, чтобы подзаработать («Дальний поиск» Андрея Дубинского)

И виртуал способен существовать, пока люди хотят, чтобы он существовал, и верят, что существует (рассказ П.Б. «История одного эксперимента»).

И может, Кащей только потому Бессмертный, что это крайне нужно читателям сказок («Дорогая редакция…»Жаклин де Гё).

Да и видят люди, чаще всего, именно то, что желают увидеть («Правила войны» Эдуарда Шаурова).

И возможно, мы, в отличие от Кащея, потому и умираем, что слишком многие этого хотят. Даже — тьфу-тьфу-тьфу! — наши дети, жаждущие сменить нас на этом празднике жизни («Килька в томате» Кусчуя Непомы и «Мураши» Константина Ситникова).

И уж если очень пожелается, можно изменить и время свое, и мир (минирассказы Андрея Саломатова).

То же и с чувствами человеческими.

Если ты хочешь быть добрым к людям, ты будешь им. И тебе обязательно воздастся. Хотя и не всегда так, как ты предполагал («Не Лейпциг, не Ватерлоо» Сергея Сергеева).

А возможно, в ответ на добро ты, согласно чужим желаниям, получишь смертельное зло (повесть Виктора Шендеровича «Соло на флейте» и рассказ Александра Тэмлейна «Конфета»).

Что поделаешь, люди таковы.

Желания их порой бывают мелкими (к примеру, скушать булочку с маслом), а порой жизненно-значимыми (защитить родную страну от агрессора).

А могут быть и просто глобальными — сохранить весь земной мир.

И хотят ли люди, чтобы человечество существовало дальше, мы узнаем очень скоро — уже двадцать первого декабря.

Если, конечно, реакция мира на наши подспудные и неподспудные желания и в самом деле сугубо материальна.

Николай Романецкий

1

ИСТОРИИ ОБРАЗЫ ФАНТАЗИИ

Виктор Шендерович

СОЛО НА ФЛЕЙТЕ

Конец света в диалогах и документах

«Вот флейта.

Сыграйте на ней что-нибудь…»

Из «Гамлета»

Часть первая

MODERATO

1. Майские праздники. Голоса

— Как у-упои-ительны в России-и… вечера-а…

— По пивасику?

— имеет префект Восточного округа.

— Не, ну это реально круто!

— Оттянись с Радио-Кекс!

— Чурка, ушел отсюда быстро!

— Россия — щедрая душа!

— Мегаржач!

— Отстой конкретный.

— …по цене одного!

— Я думала.

— Мне похер, что ты думала!

— И вальсы Шуберта, и хруст французской бу-улки.

— Урюк! Ушел отсюда, чего не ясно?

2. Голоса в больнице

— Не получилось! Не получилось!

— Опять он завел свое. А? Ну ты подумай!

— Что у тебя не получилось, урод?

— Нехорошо, все нехорошо!

— Щас будет тебе хорошо!

— Достал уже, заткнись!

— Заключение отрицательное!

— Какое, мля, заключение?

— Да сунь ты ему в скрипальник, заманал уже!

3. Из истории болезни

«Мужчина, по виду 50–55 лет, переведен из больницы № 33, куда был доставлен по «скорой помощи». На приеме: выглядит истощенным, подавлен, плачет, повторяет слова «не получилось» и «заключение отрицательное». Своего имени не помнит, на вопросы отвечает неадекватно, критика слабая.»

4. Фейсбук, пользователь Semyon Kaloshin

«Приятель-психиатр рассказал: привезли ему в больничку чувака по профилю. Лысенький, ростом с мальчика, плачет и невнятицу лепечет. Ну закачали ему в вену всякой дряни, заснул он и во сне начал петь. Вот что поют приличные люди? А этот завел Первый концерт Чайковского! Громко так, причем чисто. Лежит, зенки закатил и шарашит в голос на ля-ля. Его чуть насмерть не забили. Растет уровень культуры, растет!»

Понравилось 17 пользователям.

5. Фейсбук, переписка

Пользователь Георгий Дубко — пользователю Boris Goldberg

«Здорово, Златогорский! У меня тут интересный случай по профилю. Не знаешь ли, что может означать вот такой ряд чисел — 331, 965, 1284?»

«Жора, дорогой! У тебя никак Гугл отрубился? © Это скорость распространения звука в воздухе, гелии и водороде, в метрах в секунду. А тебе что, физика привезли?»

«Да вот не знаю, кого мне привезли, как раз пытаюсь понять. Прости, что затупил с Гуглом, — смешно».

6. Телефонный разговор

— Интересный случай вы описываете, Георгий. Я бы пока поставил логорею на фоне нервного истощения.

— Так я и поставил, Андрей Михайлович! Но поразительный случай! Знает период обращения земли с точностью до секунды и скорость звука в разных средах. Лежит без сознания и бормочет справочники. Чайковского поет и по-латыни шпарит!

— Chartae standum est…

— Нет, этого вроде не было.

— Я говорю, «документ важнее свидетельства». Надо бы записать.

— Уже записал!

7. Разговор в кабинете главврача

— Надо с этим заканчивать.

— Николай Петрович!

— Он третий день лежит в отдельной палате.

— Но вы же знаете: в общей он не выживет! Он плачет, все волнуются. Они его уже били.

— Я их понимаю.

— Николай Петрович!

— На выписку, на выписку, хватит! Адрес его узнали?

— Он ничего не помнит.

— Узнавайте, Дубко, и давайте заканчивать с этим. И еще — знаете, надо бы сообщить о нем.

— Куда?

— Сами знаете куда. Цифры эти, период земли, калий.

— Гелий.

— Неважно. Нехорошо это все.

— Это несекретные цифры, Николай Петрович!

— Откуда нам знать. Вы сами говорите: странный тип.

— Я не говорил «странный тип»! Тут редкий случай, непонятный, надо бы изучить по-настоящему, понаблюдать.

— Во-во: понаблюдать. На выписку — до конца недели! А я позвоню куда следует.

8. Первый разговор с капитаном Корнеевым

— Доктор, а как вы думаете, что он все-таки ищет?

— Не знаю. Шарит вокруг себя руками и волнуется. Спрашивает: где? А что — не говорит.

— Так-так. Скорость звука, значит?

— Не только. У него в мозгах огромный массив информации! Я думаю, это связано с какой-то манией.

— Да? Может быть… Заключение, стало быть, отрицательное?

— Да.

— «Не получилось»?

— Он говорит: да. То есть — нет. Не получилось.

— А что не получилось, не говорит.

— Нет.

— Ну будем выяснить.

9. Второй разговор с капитаном Корнеевым

— Что попросил?!

— Сыграть ему что-нибудь в си-бемоль миноре.

— Что это?

— Музыкальная тональность.

— И что?

— Я взял у сестры детскую пианолу — это такая короткая.

— Ну!

— И принес ему. Он сыграл гамму, сам, разрыдался и стал целовать мне руки.

— Вы меня за этим позвали?

— Вы просили держать вас в курсе…

— Просил. Как вы сказали?

— Тональность? Си-бемоль минор.

— Это какая-то особая тональность?

— Нет. Я не знаю. Вроде нет.

10. Диалог в больничной палате

— Как вы себя чувствуете?

— Спасибо. Хорошо.

— У вас был обморок и сильное истощение.

— Да. Я устал.

— Вы помните, как вас зовут?

— Да. Сырцов Сергей Иванович, паспорт4507номер445612, прописан по адресу: Москва, улица Верхние Поля, дом 48, квартира 126.

— Это не обязательно.

— Группа крови — первая.

— Да-да… Сергей Иванович, вы здесь в полной безопасности. Вы отдохнете, мы вам поможем медикаментозно… Если хотите сообщить близким, что вы здесь, чтобы они не волновались, это можно сделать. Вы хотите позвонить близким?

Тишина.

11. Голоса из больничного холла

— Сегодня Президент Российской Федерации…

— А-а-а-а!

— Гаденыш лысый! Нет, ну ты подумай, опять! Опять, а?

— Встаньте немедленно с пола, больной! Да как же его.

— Сырцов.

— Сырцов!

— …подчеркивая особую важность всемерного укрепления духовного.

— Заключение отрицательное! Отрицательное! А-а-а!

— Нина, позвони Дубко!

— Отрицательное!

— Двойную мепротана, быстро!

— Ы-ы-ы!

— Я его урою, урода!

— Где он?

— Да вон, за кадкой спрятался.

— Ы-ы-ы!

— …уделять особое внимание.

— Ы-ы-ы!

— …нравственному воспитанию подрастающего поколения.

— А-а-а-а-а-а!

— Да выключите вы телевизор!

12. Разговор в кабинете главврача

— Не совпадение, Николай Петрович! Приступы следуют за получением информации.

— Какой информации?

— Почти любой. Он болезненно реагирует на реальность.

— Реальность-то ему чем не нравится?

— Да всем практически.

— Вы это бросьте, Дубко! Реальность мы не лечим. И потом, что такого случилось сегодня, когда он у вас о решетку бился?

— Это он не у меня о решетку бился, Николай Петрович. Это он у вас о решетку бился, извините.

— Да я только зашел посмотреть!

— Ну вот.

— Я вас, Дубко, уволю.

— За что?

— Еще не знаю.

13. Третья встреча с капитаном Корнеевым

— Экстрасенс?

— В некотором смысле. У него обостренная реакция на этический аспект.

— Доктор, давайте по-русски!

— Пошлость он чувствует. Я вам клянусь! Страдает физически. От глупости плачет, от насилия теряет сознание.

— Его там бьют у вас, что ли?

— Нет, что вы! Уже нет. Он в принципе не переносит насилия, в принципе! Видит санитара — сразу теряет сознание. Истерическая реакция на ложь. Попсы слышать не может. От певца Трофима бьется в судороге, от Лепса идет пятнами…

— Сколько ему лет, говорите?

— На вид — за пятьдесят.

— Как же он тут жил?

— Не знаю.

— Значит, Сырцов Сергей Иванович?

14. Из материалов дела

«…По опросу соседей: живет один, гостей не бывает, из квартиры выходит редко. С соседями не общается. Часто, в том числе по ночам, играет на музыкальном инструменте.»

15. Из милицейской справки

«Сырцов Сергей Иванович, 1959 г. р., не судим, место рождения — пос. Босмандык, Казахская ССР, ныне Республика Казахстан. В Москве прописан с 1984 года.»

16. Из материалов дела

«По результатам осмотра квартиры: однокомнатная, малометражная, обстановка практически отсутствует. Холодильник почти пустой, большие запасы воды. В шкафу несколько упаковок крекера, банка кофе, чай, сахар. В комнате — кровать, тумбочка с нотами, плеер с дисками (классическая музыка), телевизор с телевизионной тарелкой «Космос ТВ», большой пакет телепрограмм, включая иностранные. Пол завален газетами, многие статьи вырезаны или обведены фломастером. На подоконнике — металлический музыкальный инструмент серебряного цвета.»

17. Из служебной записки

«По результатам проверки считаю необходимым продолжить следственные мероприятия в отношении Сырцова С. И. Подписано — капитан Корнеев».

18. Телефонный разговор

— Не надо так волноваться, доктор.

— Но вы мне обещали!..

— Я вам ничего не обещал. И пожалуйста, не надо на нас давить. Поверьте, дело очень серьезное.

— Где он?

— Где надо.

19. Допрос

— Странный у нас с вами разговор получается, Сергей Иванович. Вы ведь умный человек, правда? Вы же сами понимаете, что такого не бывает. После школы вы нигде не учились, так? Высшего образования нет. Работаете уборщиком на станции метро, ночь через три, так?

— Так.

— Книг в доме нет.

— Зачем вы заходили ко мне домой?

— Сергей Иванович, не стройте из себя ребенка.

— Это нехорошо! Нехорошо!

— Господин Сырцов! Отвечайте, пожалуйста, на мои вопросы. Откуда у вас такой объем знаний в области физики, химии, медицины, геологии?

— Из Интернета.

— Зачем вам эти данные?

— Это неважно.

— Это важно, Сырцов. Какую информацию вы искали в газетах?

— О жизни на Земле.

— Вы хотите со мной пошутить?

— Нет.

— Что у вас не получилось?

— Что?

— Не получилось — что именно? «Отрицательное заключение» — по какому поводу? Что вы должны были выяснить? Как звучало ваше задание? От кого было получено? Вы меня слышите?

— Да.

20. Телефонный разговор

— К бумаге не притронулся.

— Что-нибудь просил?

— Воды просил и газет.

— Каких?

— Каких-нибудь, любых, свежих.

— И что?

— Дали ему газету. Он глянул — сразу начал выть. Даже со стула упал.

— Что вы ему дали?

— «Комсомольскую правду».

— Там умер кто-нибудь?

— Где?

— В «Комсомольской правде»! Некролог там был?

— Вроде нет.

— А что там было?

— Щас гляну. Вот, три статьи. «Сшит самый большой флаг России», «Из чего сделана грудь Анны Семенович» и «Америку смоет цунами».

— Все?

— Все.

21. Еще допрос

— Сырцов! Я ведь разговариваю с вами по-человечески. Но так будет не всегда. Тут бывает и по-другому.

— Я знаю.

— Вы не знаете, Сырцов! Мы вам устроим, чего вы не знаете.

— Можно вас попросить?

— Просите.

— Я хочу посмотреть вам в глаза.

— Хм. Так видно?

— Да.

— Посмотрели?

— Да. Все очень плохо! Заключение отрицательное.

— Ах так! Ну ладно. Не жалуйся потом.

22. Утром

— Кочумает ваш Сырцов. Только в камеру завели, сразу вырубился.

— Вы его куда завели?

— Как вы сказали: к уголовным.

— И где он?

— Лежит в санчасти обколотый. Бредит, флейту просит.

— Чего?

— Просит флейту свою! Говорит, срочно.

23. Разговор в кабинете

— Результатов, как я понимаю, ноль.

— Почему ноль, товарищ полковник?..

— Потому что ноль! Потому что вы уже месяц скребете муму, товарищ капитан! А я доложил наверх, и там интересуются! Интересуются, Корнеев, понимаете? Кто он, на кого работает, какую информацию собирает? Причем тут гелий? Почему не боится? И флейта еще эта. Кто он, Корнеев? Даю еще три дня. Включайте мозги, капитан, и давайте результат — или пойдете в уголовку, «висяки» собирать.

24. Телефонный разговор

— Доброе утро, доктор. Это Корнеев.

— Доброе утро.

— Я хочу вам рассказать о Сырцове. Вы волновались тогда.

— Волновался.

— Вот я и звоню вам, чтобы вы не волновались. С ним все хорошо. Хотите пообщаться с клиентом?

— Он — пациент.

— Ну допустим. Хотите?

— Да.

— Вот и прекрасно! Машина будет у вас через час.

— Но я на работе.

— С этим никаких проблем.

— Где он?

— Увидите.

25. Разговор в тюремном дворе

— Сергей Иванович, я уверен, что это недоразумение. Скоро все выяснится, и вас отпустят домой. Я попрошу, чтобы вам давали необходимые лекарства.

— Дело не во мне, доктор. Не во мне.

— Да. Я понимаю.

Молчание.

— Хорошо на воздухе, да? После дождя, с озоном.

— Аллотроп кислорода.

— Что?

— Озон. Формула «о три», молекулярный вес — четыре девятки.

— Сергей Иванович, скажите, а откуда вы.

— Они держат людей взаперти, доктор! Специально. Живых людей — без свежего воздуха! Вонь, тьма. А снаружи праздник, все время праздник. «Звонят колокола».

— Песня?

— Да. Там, на площади. Флаги, речи. Динамик — бум, бум! Невыносимо, доктор. Лица как фарш. И всё так громко, громко.

— Вы потеряли сознание — тогда, в тот день, — от этого?

Молчание.

— Мне нужна моя флейта, доктор.

26. Разговор в кабинете

— Зачем ему флейта?

— Не знаю. Вообще музыка успокаивает. У Шекспира в «Короле Лире».

— Погодите вы про Шекспира, доктор! Потом про Шекспира! Скажите ему: флейта будет, но сначала он должен ответить на вопросы.

— Господин Корнеев, я — врач!

— Я в курсе.

— Вы просили помочь.

— Нам!

— Я должен помогать пациентам! Я давал клятву Гиппократа.

— Доктор, не будьте занудой. Я тоже давал клятву. Давайте искать компромиссы. Объясните ему, что надо пойти на контакт!

— Он обещал все рассказать. Но он хочет сначала получить свою флейту.

— Почему я должен ему верить?

— Потому что он честный человек.

— Вы меня с ума сведете.

— Сам и вылечу.

— Да? Ну ладно. Скажите: будет ему флейта.

27. Разговор в чужой квартире

— Погляди-ка внутрь.

— Да нет там ничего, глядел уже.

— А ты дунь.

— Куда?

— А вон сбоку дырка. Дай мне! Пфу-у-у… Клац-клац.

— Перделка дудячая…

— Как на ней играют-то? Пфу-у-у… Клац-клац.

— Ладно, поехали!

— Погоди! Корнеев велел газеты ему собрать.

28. Телефонный разговор

— Корнеев! Меня опять сношали из-за твоего Сырцова. Ты потрошить его будешь, или там санаторий у вас?

— Утром, товарищ полковник.

— Почему не сейчас?

— Сейчас он вообще никакой, товарищ полковник! Сидит, плачет, гладит ее.

— Кого?

— Флейту.

29. Ночной диалог

— Что тут у вас происходит?

— Подследственный Сырцов играет на флейте, товарищ старший лейтенант!

— Кто разрешил флейту в камере?

— Капитан Корнеев, товарищ старший лейтенант!

— Жесть какая, а? Во дает.

— Так точно, товарищ старший лейтенант. Жесть.

30. Фейсбук.

Пользователь Ksenya Izmaylova

«Люди! У кого есть мыши-крысы в районе Мясницкой? Что-то мои зелюки сегодня ночью с ума посходили, пищали и на стены

лезли. И звуки какие-то странные были со стороны Лубянки. Это у меня общие глюки с мышами или типа ждать конца света?»

Понравилось: 32 пользователям.

31. Утром

— Вы обещали все рассказать.

— Да. Конечно. Вы готовы услышать правду?

32. Признание подследственного Сырцова капитану Корнееву

Текст не сохранился.

33. Разговор под портретом

— Капитан, вы в своем уме?

— Товарищ полковник.

— Что «товарищ полковник»? Вы отдаете себе отчет? Вы сами слышите, что говорите?

— Да.

— Сдайте его сейчас же обратно в психушку и сами туда ложитесь! А мне рапорт в письменном виде! Черт знает что! Про инопланетян мне рассказывать с утра пораньше! Три недели муйней маялся! Рапорт, сегодня же!

34. Рапорт

«…сообщил, что является наблюдателем от галактики Бэ Моль и заброшен на Землю с целью определения ее дальнейшей судьбы. Также Сырцов пояснил, что к заключению пришел отрицательному и у нас тут все плохо. По его словам, белковая материя никуда не годится. О своем задании, по его словам, узнал недавно. До того думал, что он человек. Утверждает, что способом передачи информации на галактику Бэ Моль была флейта.»

35. Справка

Гриф: МВД Республика Казахстан, исх. №….

«По вашему запросу исх. №. сообщаем, что мать Сырцова С. И., Копытьева (Сырцова) Таисия Петровна, 1936 года рождения, в 1957–1962 гг. занимала должность «уборщица-посудомойка» в спец. в/ч 11602-У и проживала в пос. Басмандык, находившемся в административном подчинении Министерства общего машиностроения СССР (космодром Байконур)».

Последние два слова подчеркнуты красным карандашом.

36. Разговор по селектору

— Где Корнеев?

— Не знаю, товарищ полковник.

— Найдите мне его, только быстро!

Часть вторая

PRESTO

37. Допрос подследственного Сырцова в главном здании

— Что за эксперимент?

— Я уже рассказывал это человеку, который увез меня из больницы.

— Расскажите еще раз.

— Хорошо. Несколько фраз назад наша цивилизация приняла решение облучить Землю бемолем.

— Чем?

— B-moll. Си-бемоль-минорная тональность. Основа гармонии! Видите, вы даже этого не знаете.

— К-хе… Продолжайте!

— Первые результаты нас очень обнадежили: всего несколько тактов эволюции, буквально пара миллионов лет — и уже Иоганн Себастьян Бах! Помните? Па! — тирата-тутита… тадада — ти-и-и!. та-тара-тада…

— Да-да.

— Вы помните?

— В общих чертах.

— Нет! Вы не помните! И хотите меня обмануть. Как это стыдно! Стыдно!

— К-хе. Э-э. Продолжайте!

— Мы ждали гармонической эволюции вида! Мы бы тогда не были так одиноки во Вселенной! А дождались иприта и группы «Рамштайн». На одного Россини — миллионы тонн бессмысленного белка. Ложь, жестокость и идиотизм. Какой печальный итог, не правда ли?

— Продолжайте.

— Сначала мы не хотели вмешиваться — цивилизация B-moll склонна к покою и созерцанию. Но когда вы со своим белком полезли наружу…

— Поясните это.

— Когда вы запустили спутник! Земля начала экспансию в космос, и на B-moll было принято решение повысить степень контроля. И тогда здесь появился я.

— Как?

— Меня вживили в белковую массу.

— Уточните это.

— Что?

— Про белковую массу!

— Мою материнскую плату звали Таисия Сырцова. Она обитала неподалеку от места вашего первого запуска.

— На Байконуре?

— Да.

— Ваша мать умерла?

— Нет. Не знаю. Это неинтересно.

38. Милицейская справка

«Копытьева Таисия Петровна (в девичестве Сырцова), 1936 года рождения, не судима, в настоящее время проживает по адресу: г. Астрахань, Камчатская ул., дом 38, кв. 12. Муж — Копытьев Семен Андреевич, умер в 1998 году.»

39. Астрахань. Разговор у подъезда

— За Таисией приходили!

— Менты?

— Не менты! В штатском трое. На иномарке увезли.

— Таисию?

— Ну!

— А она?

— А что ей? Она ж с пасхи пьяная. Пела, матами несла их.

— Песец старой. Ща ее утрамбуют наконец.

— Не утрамбуют! Она их матами, а старшой вежливо так говорит: Таисия Петровна, прошу садиться. А молодой вещи ее несет!

— Чего это, а?

— Не знаю.

40. Допрос. Продолжение

— Откуда вы получали информацию по физике, химии, геологии?

— Из Википедии.

— Зачем?

— Мне было интересно, как тут все устроено.

41. Протокол беседы

«Я, Копытьева Таисия Петровна, в девичестве Сырцова, являюсь человеком. В 1957–1962 годах работала уборщицей-посудомойкой в пос. Басмандык (космодром Байконур), где в 1959 году родила сына Сергея при следующих обстоятельствах. Находясь в общежитии вспомогательного состава, я вышла вечером на крыльцо покурить в степь, где увидела в темноте горящие фары. Голос сказал: «Иди сюда», и я подошла, где все и случилось. Других подробностей не помню, будучи в нетрезвом состоянии. Кто это был, не знаю…»

42. Обсуждение

— Я не понял. Так в итоге: кто это был?

— Да не помнит она ничего! Пьяная была.

— Ну он хотя бы человек?

— В том-то и дело, что не помнит!

— Блин. Ладно, хорошо хоть не голубь.

43. Допрос. Продолжение

— Когда вы узнали о своем задании?

— Это не задание. Это миссия.

— Когда и как вы это узнали?

— Мне это передали прямо в голову.

— Когда это случилось?

— Несколько лет назад.

— Как часто происходили сеансы связи?

— Раз в неделю.

— Вы передавали информацию с помощью флейты?

— Да. А как же еще?

— Почему вы считаете, что это слышали в вашей галактике?

— Я всегда получал подтверждение, что сигнал получен.

— Как происходило подтверждение?

— Прямо в голову.

— Кто передал вам флейту?

— Флейту я купил. В магазине «Музтовары».

— Почему флейту?

— Мне передали, что надо купить флейту, и я купил флейту.

— Как вам это передали? Ах, ну да.

44. Протокол беседы. Продолжение

«Сын, Сырцов Сергей, родился в январе 1959 года и вырос вне брака слабым. Ел без аппетита, вопросов об отце не задавал, космонавтикой не интересовался. Часто плакал без объяснения причин. Отношений с сыном не поддерживаю с 1976 года, когда он уехал, по его словам, куда-нибудь отсюда. С моих слов записано верно, Копытьева Таисия Петровна. Дата, подпись».

45. Допрос. Окончание

— И вы передали окончательное заключение?

— Окончательное отрицательное заключение.

— Когда?

— Три дня назад. Когда тот человек привез мне флейту.

— Вы передали заключение с помощью флейты?

— Да. Я же вам говорил!

— И что теперь?

— Ничего. Этот эксперимент закончен.

— Это был эксперимент?

— Да. Я же вам говорил!

— И. что дальше?

— Я думаю, в другой раз надо будет попробовать небелковую материю.

— Что значит «в другой раз»?

— Когда-нибудь.

— То есть. Погодите, а мы?

46. Крик в кабинете

— Млять! Млять! Млять!

47. Разговор под портретом

— Так точно, товарищ генерал! Свернут Солнечную систему. За ненадобностью.

— Как свернут?

— Он говорит: в коврик.

— Полковник, вы что, смеетесь?

— Никак нет. Свернут в коврик, поставят в уголок. Он так сказал.

— Когда?

— Вчера, товарищ генерал!

— Когда свернут?

48. Выволочка

— Какого зуя вы разрешили ему играть на флейте?

— Товарищ генерал.

— Я спрашиваю: какого зуя вы дали ему флейту, капитан Корнеев? А? Филармония здесь? Вы знаете, что вы наделали своей флейтой?

— Виноват, товарищ генерал! Готов искупить.

— Ка-ак? Как вы собираетесь это искупить?

— Я.

— Вы лудак, товарищ капитан, и закончите жизнь лейтенантом! Причем очень скоро.

49. В Администрацию президента РФ, строго секретно

«По данным разработки, является по отцу инопланетянином и был заброшен для принятия решения о прекращении жизни на Земле. В настоящее время ведется работа по привлечению Сырцова С. И. к сотрудничеству.»

50. Мозговой штурм

— Может, его. это. помножить на ноль?

— Поздно. Он про нас уже такое насвистел.

— Да. Если с ним что-нибудь случится — нас свернут в коврик сразу.

— Нас и так свернут!

— Ч-черт.

51. Разговор в храме

— Может ли такое быть, отец Силантий?

— Вообще-то не должно, Игорь Темучинович. Русь-то матушку Господь убережет по-всякому…

— Да тут не Господь, отец Силантий. Тут какая-то хрень из космоса.

— Всякая хрень от Господа. Будем молиться. А что говорит ваша наука?

— Наука уже молится, отец Силантий.

52. Мозговой штурм

— Когда это будет?

— Черт его знает!

— А он не говорит?

— Он сам не знает!

— И что, вот прямо — полный крандец?

— Нет, мля, выборочный! Тебя оставят, на развод.

— Кстати, это было бы правильно.

— Не отвлекайтесь! Какие идеи?

— Есть идея сделать ноги.

— Куда?!

— М-да…

— Надо его переориентировать на Америку.

— В каком смысле?

— В смысле крантов. Объяснить, что во всем виновата Америка. Власть денег, бездуховность, вся херня… Негров линчуют.

— Обаме расскажи.

— Нет, серьезно!

— А что, неплохая идея. Их в коврик свернут, а мы типа за гармонию.

— Идите в дупу, у меня там внуки!

— Не отвлекайтесь. Про Америку записал. Еще идеи?

53. Из записки Аналитического управления при Администрации Президента

«…усилить контроль над флейтистами».

54. Циркуляр Минздрава РФ, разосланный в психиатрические учреждения страны

«Лечащему персоналу обратить особое внимание на содержание бреда пациентов ниже среднего роста, лысых, с голубыми глазами, имеющих склонность к музыке. Обо всех подозрительных случаях докладывать по горячей линии 8-800-……..»

55. Директива Совета Безопасности РФ

В Центральный аппарат МВД РФ. Срочно, секретно

«Обеспечить сбор информации о гражданах 1957–1962 гг. рождения, родившихся в Казахской ССР и проживающих в настоящее время на территории Российской Федерации.»

56. Циркуляр Минкульта, исх.№ секретно

«1. Руководителям учебных заведений в трехдневный срок предоставить список учащихся по классу флейты, с адресами проживания и характеристиками.

2. Преподавательскому составу провести работу по выявлению лиц, тяготеющих к исполнению произведений в тональности си-бемоль-минор…»

57. Из приказа по консерватории

«…всем студентам отделения духовых инструментов срочно явиться в медпункт для сдачи крови. Ректор Рябинин».

58. Телефонный звонок

— Что мне с ними делать?

— С кем?

— Да мне тут инопланетян навезли, товарищ капитан! Лысых, с голубыми глазами.

— Откуда?

— Двое с Марса, один с Венеры, остальные без определенного места жительства.

— Откуда привезли?

— Из Минздрава, товарищ майор!

— Так допросите их.

— О чем?

— Откуда я знаю? Допросите и отправьте назад.

— Так не берут их назад! У них бумага — «доставить», а про «назад» там нет ничего. Психи волнуются, плачут… И казахи не помещаются.

— Какие казахи?

— Обычные такие казахи.

— Куда они у тебя не помещаются?

— В обезьянник. А их везут и везут.

— Перестаньте засирать мне мозги, товарищ старший лейтенант! Сделайте что-нибудь и доложите по форме.

59. Сообщение РИА Новости

«Вчера в Астане послу РФ в Казахстане был вручена нота протеста в связи с массовыми задержаниями в России граждан Казахстана. МИД Казахстана глубоко-глубоко недоумевает и рассматривает это как недружественный шаг, способный осложнить».

60. Крик в отделении полиции

— Ты, млять, казахов от узбеков отличать научишься когда-нибудь, товарищ сержант? А? Что молчишь? Или ты думаешь: если чурка, то и казах? Ты документы их видел? Там что написано? Ты по-русски читать умеешь? Нет? Я тебя не аттестую, мордва ты бессмысленная.

61. Крики

— Пустите! Пустите, я вам говорю!

— Что вы делаете? Я народный артист СССР!

— Иди сюда! «Эсэсэсэ-эр…»

— Перестаньте немедленно! Не трогайте меня руками! Уберите руки!

62. Сообщение РИА Новости

«Сегодня в зале имени Чайковского во время исполнения Первого концерта Чайковского (си-бемоль-минор) взяты с поличным пианист Денис Мацуев и оркестр Московской государственной филармонии (дирижер Юрий Симонов) в полном составе. Местонахождение задержанных их адвокатам неизвестно».

63. Из приказа по ФСБ РФ

«Обеспечить полную секретность мероприятий, проводимых в рамках операции «Бекар», со всех привлеченных взять подписку о неразглашении.»

64. Заголовки на первых полосах

Газета «КоммерсантЪ» «Флейтист подкрался незаметно».

Газета «Комсомольская правда» «Инопланетянин живет на Лубянке!»

Газета «Жизнь» «До конца света осталась неделя!!!»

«Спорт-Экспресс» «Олимпиада в Сочи под вопросом».

65. Из статьи в газете «Завтра»

«Четыре русские империи рождались из таинственных вихрей. Из пучка лучей и небесных радуг. Из одинокого подвига и сокровенной молитвы. Пятую алкали в святом усилии ратники Приднестровья и страстотерпцы девяносто третьего. Аскеты лубянского ордена искали державные скрепы для земли русской в тумане либеральной смуты — и нашли их под спудами Иоанновой могилы и в тюменских нефтяных недрах. Но гнилым студнем уже распалось русское пространство, зараженное атлантическим грибком, и выблядки Бжезинского и Олбрайт, картавя и пришепетывая, позвали коней Апокалипсиса на волжские равнины.»

66. Горячая линия Кремль (Москва) — Белый дом (Вашингтон, DC)

— Добрый вечер, Владимир!

— Доброе утро, коллега! Хау ар ю?

— Да я-то файн…

67. Программа «Время». Закадровый текст

— В Москве свежо и солнечно. Синоптики обещают, что осень тоже будет теплой. В школах продолжается подготовка к новому учебному году, во МХАТе имени Чехова начались репетиции нового спектакля. В привычном режиме работают учреждения.

68. Пять новостей на Яндексе

В Поволжье и на Урале продолжаются массовые драки скинхедов и азиатов.

К Московской консерватории стягиваются подразделения башкирского ОМОНа.

Толпы мародеров взяли штурмом магазин «Ашан».

Оглашен приговор группе геев и правозащитников. Нижнетагильский завод «Уралвагонзавод» посылает танк и семьсот рабочих для защиты президента России от инопланетян.

69. Перетяжка на Тверской улице

«Успей до конца!» Специальное предложение! Коста-Брава, Мальорка, Канары, Мальдивы — за полцены!

70. Новости РБК

Обвал на токийской бирже.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что готов выступить посредником в переговорах с инопланетянами.

Власти Голландии разрешили употребление марихуаны в детских садах.

Телекомпания ВВС приобрела исключительные права на показ конца света в прямом эфире.

Сенатор Маккейн назвал Обаму грязным ниггером. Организация «Хезболла» взяла на себя ответственность за все.

71. Разговор в Кремле

— А кто у нас руководит операцией?

— Постнов, генерал.

— Из Управления Z?

— Он самый.

— Справится?

— Клим Игнатьевич-то? Должен. Больше некому.

72. Совещание в управлении Z

— Надо, чтобы ему тут понравилось!

— Что?

— Всё! Надо, чтобы ему тут всё понравилось. Причем срочно. Где он?

— У нас.

— Как у нас?

— На Лубянке.

— Зачем?

— Сидит.

— Что-нибудь рассказывает?

— Да он уже все рассказал, теперь просто сидит.

— Семен Палыч, вы идиот?

— Сами вы идиот, Клим Игнатьевич.

— Они же нас грохнут сейчас! Он — наше всё! Вы ему дупу лизать должны!

— Ему?

— Да! Сейчас — ему! Перевести в пансионат, любить, выполнять желания! Он вообще по жизни чего хочет?

— Гармонии.

— Так купите ему гармонию! Я за вас соображать должен? И ненавязчиво, ненавязчиво! Между прочим, само собой! Забота о людях! Нравственное прозрение, давняя любовь к классической музыке. И этого позовите, с бабочкой. Ну этого. Млять, кто у нас с бабочкой?

— Набоков?

— Сам ты Набоков! В телевизоре, про музыку словами рассказывает.

— Бэлза.

— Вот. Бэлзу ему привезите, пускай про культуру пошелестят. Ну и вообще — гуманизм, фуе-мое, красота спасет мир! Ему должно тут понравиться, слышите?

73. Беседа в пансионате, на прогулке вдоль розария, под токкату и фугу ре-минор Иоганна Себастьяна Баха

— Ах, Сергей Иванович, дорогой наш Сергей Иванович, ну как же так? Ну почему же вы раньше не рассказали о вашей прекрасной цивилизации? Мы же так давно ищем поддержки в космосе. Ведь мы тут боремся, боремся. Бьемся, как рыба об лед! За мир во всем мире, за духовность, за музыкальность! Кругом столько грязи, вы не поверите! Такое нравственное падение, такая жестокость, бескультурье ужасное. Но ведь только теперь все и начинается! Новые подходы, модернизация, культурный приоритет! Сыграли бы вы про нас что-нибудь хорошее, а? А тот человек, который с вами плохо обращался, — он уволен из органов, уже уволен! Мы с этим боремся сейчас. Уволен и сослан без права переписки! Он опозорил все человечество! Мы его за это, млять, как зайца теперь гонять будем, пока не сдохнет. Потому что человек же превыше всего, правильно?

Сергей Иванович, скажите что-нибудь, а то что я все один разговариваю?..

74. Анонс

Плоды космонавтики». Нашему корреспонденту удалось встретиться с матерью пришельца! Читайте в одном из ближайших номеров «МК».

75. Отчет о проделанной работе

— Вот, Клим Игнатьевич, тут вся информация. Пансионат «Тайные дали» — наш, закрытый. Отдельный коттедж, номер люкс, окна на сосновый бор и берег. Погода хорошая, облака разогнали, соседей тоже. На дорожках — тихая классическая музыка. Телевизор показывает пейзажи и балет. Новости ему записываем специально: счастливые дети, благодарное население, новобрачные возлагают цветы к памятнику Чайковского. На завтраке арфистка ему играет.

— Красивая?

— Сам отбирал.

— Потом привезешь, если успеем. Что мамаша?

— Мамашу держим отдельно, готовим к встрече.

— Скорее давайте. Как думаешь, пробьет его на жалость?

— Не знаю. Вообще старуха та еще. Я бы ее первую уничтожил.

76. Из статьи в газете «МК»

«В юности Таисия Петровна (в ту пору просто Тая) работала на Байконуре. Она помнит улыбку Гагарина и холодные ветры казахстанских степей. На ее глазах разворачивалась эпическая сага покорения космоса. Больше полувека она молчала, опасаясь расплаты КГБ за свою неземную любовь, и только сейчас, на закате своих дней, решилась рассказать об этом дне скупыми недлинными словами… Когда, уходя, я оглянулась, она стояла на крыльце и смотрела в закатное небо, украдкой вытирая невольную слезу. И что-то шептала…»

77. Телефонный разговор

— Ну, что?

— Да все то же, Клим Игнатьевич! Ханку жрет и сериалы смотрит.

— Погоди ты. Она вообще врубилась, чего происходит?

— Да мы рассказываем ей каждый день, с самого начала!

— И?

— Ноль эмоций. Лупит только глазами и на часы смотрит, чтобы сериал не пропустить. Дохлый номер. Старуха нам не поможет. Он ее если увидит — такое сыграет, нас грохнут сразу.

78. Телефонный разговор

— Это Постнов. Ну, что?

— Молчит, Клим Игнатьевич. Депресняк у него.

— Баха ему играете?

— Все время, Клим Игнатьич. Их много оказалось, по очереди играем.

— Кого много?

— Бахов.

— Держите вопрос под контролем. И девку привезите ему хорошую, пускай натрахается, мозги расслабит.

— Привозили, пять штук на выбор!

— И что?

— Ничего хорошего. Увидел — завыл, спрятался за торшер.

— Вы каких привезли?

— Лучших по профессии! Не надо ему этого вообще.

— Ну мальчиков привезите.

— Да вообще ничего ему не надо! Он не по этой части.

— А по какой? Ах, ну да. Ну Спивакова ему привезите.

— С виртуозами?

— Ага. Пять штук, на выбор.

79. Докладная записка

«Я, майор Полундро, докладываю, что 2 июля с. г. на прием в приемную ФСБ (Кузнецкий мост, 22) пришел гр. Копытьев Степан Семенович, 1967 года рождения, называющий себя братом по матери инопланетянина Сырцова, находящийся в затруднительных условиях. Означенный Копытьев просит материальной помощи во имя жизни на Земле. В случае отказа утверждает, что ни за что не ручается.»

80. Из милицейской справки

«На ваш запрос №. сообщаем, что Копытьев Степан Семенович, 1967 года рождения, действительно является сыном от второго брака Сырцовой Т. П. и братом по матери инопланетянина Сырцова. В 1990 году был судим по ст. 206, ч. 2 и ст. 146, ч. 1 (хулиганство, грабеж), приговор 3,5 года. В настоящее время проживает по адресу: Московская область, г. Мытищи, ул. Юбилейная, дом 27, кор. 3, кв. 40, работает в частном охранном агентстве «Центурион-Ярослав».

81. Беседа за пивком

— Вы ведь никогда не виделись с братом?

— Так не надо нам видеться-то! Здесь всё, здесь, в душе. Сердцем чувствуем. Родная кровь! А вы — виделись, не виделись. Эх.

Бульк. Бульк.

— Ваше здоровье.

— И тебе не хворать, паря.

Глум. Глум.

— А не надо было потому что обижать простой народ! Думали, все вам вот так вот сойдет, да? А братуха мой, Серега Сырцов, он все видел! Он теперь за всех честных людей и спросит… Бога потому что надо было помнить!

— Что же теперь нам делать, как вы думаете, Степан Семенович?

— А что теперь? Теперь отвечать. это. по всей строгости.

— Вы говорили, что можете на него воздействовать?

— На Серегу-то?

— На Сергея Ивановича.

— Да мне похер это — «воздействовать». А поговорить по-человечески — чего ж… Не чужие люди! Посидим, порешаем вопросы.

— Первым делом, Степан Семенович, надо попросить его отложить окончательное решение.

— Может, и отложим. Как пойдет. Только вы это. насчет чего договаривались.

— Завтра, Степан Семенович! Завтра, обязательно.

— Не забалуйте, смотрите.

— Родина не балует, Степан Семенович.

— А то давайте сверху еще лимон зелеными, а? Все равно ж конец света. Гы-ы…

82. Решение акционерного собрания ОАО «Газпромбанк»

«Ввести в состав правления ОАО «Газпромбанк» Копытьева Степана Семеновича.»

83. В Центробанк РФ, срочно, секретно

«Выделить до конца квартала дополнительно Государственной корпорации «Антикосмос» 7 500 000 000 рублей (семь с половиной миллиардов рублей).»

84. Табличка на двери (золоченая)

«Центральный Научно-исследовательский институт повышения гравитационной устойчивости Академии наук Российской Федерации (ЦНИИПГУАНРФ)».

85. Экскурсия по поселку Петрово-Дальнее (Рублевское шоссе, Московская область)

— А это чей строится?

— С кариатидами? Это Ватрушева Эразма Петровича домик будет.

— Из Совбеза?

— Его. Он под инопланетян смету получил. Вот, борется.

— Со сметой?

— Ну.

86. Диалог в дверях

— Привезли, товарищ майор.

— Брата?

— Ага.

— Хорошо. В холле оставьте его. Шампанское, фрукты?

— Все готово.

87. Встреча братьев

— Здорово, братуха!

— А-а-а-а!!! Нет, не-е-ет!..

88. Решение акционерного собрания ОАО «Газпромбанк»

«Вывести из состава правления ОАО «Газпромбанк» Копытьева Степана Семеновича».

89. Диалог в машине

— Мы сейчас к вам заедем, за денежками.

— В каком смысле?

— В прямом. Заберем денежки и сдадим их обратно в казну, под протокол.

— Не, так не годится.

— Годится, гражданин Копытьев! И скажите спасибо, что мы вам ноги не отрезали ржавой ножовкой. «Братуха»…

— Ну это. Игоряша.

— Тамбовский волк тебе Игоряша. А я — товарищ старший лейтенант.

— Командир, может, договоримся?

— Конечно, договоримся. Мы договоримся, что ты отдашь Родине деньги и исчезнешь с горизонта, тварь. Не то ты у меня до конца света не доживешь.

90. Телефонный разговор

— Понял, оставайся на проводе.

Щелк, щелк.

— Это Постнов. Маму отменяем.

— Да? А я только пробился к ней.

— То есть?

— Ну дошло до нее наконец, чего происходит.

— Неужели.

— Так точно. Выразила готовность помочь по-родственному. Уже денег попросила и квартиру в Москве.

— Болт ей в голову, а не квартиру. Увози назад эту Сырцову!

— Она Копытьева…

— Нахер обеих.

Часть третья

LENTAMENTE, TRISTEMENTE

91. Разговор на завтраке

— Вам нравится эта музыка?

— Да. Так хорошо…

— Правда?

— Да. Никогда не видела.

— Это арфа.

— Да. Красиво!

— Как вас зовут?

— Айгуль.

— А меня — Сергей Иванович Сырцов. Паспорт номер.

Вздох.

92. Телефонный разговор

— Вошел в контакт с уборщицей. Второй день разговаривают, на завтраке.

— О чем?

— Ни о чем так особенно. Она арфу стояла слушала, а он заговорил. Зафиксировано четыре улыбки. Сегодня подошел и дотронулся до локтя.

— Та-ак…

— Пресечь?

— Ни в коем случае! Способствовать.

93. Из милицейской справки

«Сакиева Айгуль, 1977 г. р., уроженка г. Ош (Узбекская ССР), в РФ с 1990 года. В пансионате «Тайные дали» работает с 2007 года в должности «уборщица».»

94. Разговор

— Садитесь, пожалуйста.

— Мне нельзя.

— Почему?

— Нельзя.

— Простите…

— Вы хороший человек. Редко бывает хороший человек.

— Я не человек. Почему вы смеетесь?

— Вы так смешно сказали. «Не человек».

— Я похож на человека?

— Очень!

— Вы так смеетесь… Айгуль…

95. Встреча на остановке

— Капитан?

— Дерьма кусок. Здравствуйте, доктор.

— Добрый день.

— Я пьян, я знаю.

— Все нормально.

— Ничего не нормально! Ну? Полечили больного, да?

— Нет. Не полечили.

— Флейта, честный человек… Слышали про вашего честного человека?

— Слышал… Слухи!

— Ничего не слухи, доктор! Нам всем кранты.

— Капитан, он человек. Больной совестливый человек! А кранты нам — уже давно.

— Это да. Бэ Моль! Я йопнусь, доктор. У меня крыша едет. А вы обещали вылечить, хе-хе-хе!

— Тут уже все с ума сошли. Он человек, как вы не можете этого понять! Просто я так и не успел найти ниточку к его болезни.

Молчание.

— Где он?

— Не знаю.

96. Голоса. 1967 год. Воспоминание

— Шибздик, а шибздик, ты чего такой мелкий?

— Я не шибздик.

— Шибздик-шибздик!

— Кто твой папа, шибздик?

— У него нет папы.

— Гы-ы-ы!

— Так не бывает!

— У него мамка инопланетянину дала!

— Го-го-го!

— Марсианину!

— С рожками! Го-о-о!..

— Шибздик, покажи рожки!

— Гы-гы-гы!

— Го-го-го!

— Ы-ы-ы-ы… Ы-ы-ы-ы!..

— Не плачь, шибздик! Мы маленьких не трогаем.

— Гы-гы-гы! Го-го-го!

— Только саечку сделаем.

— С-саечка!

— Саечка!

97. Голоса. 1971 год. Воспоминание

— Уроки сделал?

— Я потом.

— Марш делать уроки!

— Мам, я послушаю только…

— Нечего там слушать.

— Ма-ам…

— Я что сказала?

— Я хочу послушать.

— Выключи радио!

— Нет, мамочка, нет.

— Выключи сейчас же!

— Нет! Ну пожалуйста, не надо! Мамочка, не надо!

Щелк.

— А-а-а-а!..

— Прекрати выть, идиот!

— А-а-а!

— Не смей! Вот только попробуй! Вот только попробуй включить радио!

— Ы-ы-ы.

— Идиот!

— Ы-ы-ы.

— Кончай реветь! Через минуту чтобы сидел, делал уроки!

— Ы-ы-ы. Ы-ы-ы.

— Смотри! Вернусь — не будешь делать уроки, излупцую!

Хлоп.

Щелк.

— …слушали Третий концерт Сергея Рахманинова для фортепиано с оркестром, ре-минор, в исполнении Филадельфийского оркестра. Дирижер — Юджин Орманди. Солист — народный артист СССР Эмиль Гилельс.

— Ы. Ы. Ы.

98. Голоса в сумерках

— Они за вами следят. Все время следят. И сейчас.

— Да.

— Почему?

— Можно, я не скажу?

— Можно. Только боюсь.

— Айгуль, я перед вами очень виноват.

— Нет. Вы хороший, я вижу.

— Можно, я возьму вас за руку?

— Да.

99. Телефонный разговор

— У них тут любовь, товарищ генерал.

— С уборщицей?

— Так точно.

— Секс был?

— Вот, собственно, в настоящий момент.

— Ему хорошо?

— Не могу знать, товарищ генерал.

— Ему должно быть хорошо!

— Понял. Посодействовать?

— Отставить!

— Есть отставить.

— Следите! И держите меня в курсе.

100. Разговор в темноте

— Ну что вы. Что вы!

— Простите меня.

— Это ничего. Человек плачет… Ничего!

— Слезы. Орган секреции. Как это происходит? Так странно…

— Мой отец плакал, когда брата убили. Сидел, плакал. Брата убили, дом сожгли, все взяли. Не убили его. Потом умер.

— Бедная Айгуль.

— Гульнар — так похожа. Иногда вижу ее, тоже плачу.

— Ваша дочь?

— Да.

— Там, утром, на дорожке?

— Да.

— Красивая девочка.

— Да. Хорошая.

— Сколько ей лет?

— Девять. Осенью будет десять.

— Осенью. Айгуль, мне так грустно!

— Какой сильный ветер. Как деревья шумят. Ой! Гульнар!

101. Диалог в машине с «крякалкой»

— Ураганное предупреждение, Клим Игнатьевич!

— Вижу.

— Ехать?

— А что говорят?

— Разное говорят. Гидрометеоцентр говорит: ветер северо-западный, до ста метров в секунду. А люди говорят: издец пришел, как обещали.

— Ехать!

102. Гадание по книге

Стр. 57, cедьмая строка сверху

«Раскачка, выворот, беда.»

103. Голоса у окна

— Боже мой!

— Я тебе говорила, говорила!

— Ну и ветрище. Кошмар.

104. Разговор в штабе

— Семенов! Хорош пить. Поднимай эскадрилью.

— Куда?

— Не знаю. Приказ министра.

— Там же ураган!

— Ну.

— Он что, лудак?

— А ты не знал?

— Знал. С кем война?

— Ищут пока. Ты давай, выполняй приказ помаленьку. Рожу кирпичом — и начинай суетиться. А то война не война, а клизму поставят на обе половины.

105. Разговор за стаканом

— Погоди. А как же рыбалка?

— Какая рыбалка! Конец света.

— Это я что — зря купил снасти?

— Зря.

— Не, мы так не договаривались.

— С кем?

— А нельзя его перенести?

— Куда?

— Ну на потом куда-нибудь…

— Петя, конец не переносится.

— Ч-черт… Слушай, тебе снасти не нужны?

106. Фейсбук. Пользователь Катя Тростиночка

«ПРОШУ СРОЧНО ПЕРЕПОСТ! Всем-всем-всем! Надо скрестить пальцы и повторять: «Фигули на рогули, бодай тебя комар». И все будет хорошо!»

107. Телефонный разговор

— Звонарев говорит! Генерала дайте, срочно!

— Нет его.

— В каком смысле?

— В таком. Нет.

— А когда будет?

— Уже не будет, я думаю.

— Но он играет! Передайте там: он играет!

— Кто?

— Сырцов! Он играет на флейте!

— Да на здоровье. Мужик, это не консерватория!

— А кто?

— Это реанимация.

108. Голоса на рассвете

— Красота какая! Миш, погляди.

— Ага. Живем!

— Надо же, как тихо.

— Давай трахнемся, раз все равно живем?

— Дурак.

— Сама дура. «Конец света, конец света.» Иди сюда, дура моя ненаглядная!

109. Разговор в отделе Z

— Слышал про Постнова?

— Что?

— Да то. Помер.

— Как помер?

— Физически. Деревом убило, ночью.

— Да ладно тебе!

— Вот тебе и ладно. На машину упало, на Новой Риге.

— Само упало?

— Вроде само.

— Интересный поворот.

— Не то слово.

— И кто теперь?

— Скажут. Без генерала не останемся.

110. Телефонный разговор

— Спит, товарищ генерал! Разбудить?

— Зачем?

— Не знаю.

— Во сколько он играл?

— На флейте?

— На хуельте!

— Начал в 0.47, товарищ генерал, закончил в 3.09.

— Какая была музыка?

— Не знаю.

— Опишите!

— Музыку?

— Да!

— Ну, такая.

— Понятно. Что там у вас сейчас?

— По графику, товарищ генерал. Завтракаем.

— С погодой как, спрашиваю!

— Все тихо.

— Проснется, узнайте у него осторожненько: это — он?

— Есть узнать, это он!

— Или не он.

— Или не он.

— Как фамилия?

— Сырцов!

— Ваша!

— Звонарев.

— Не надо ничего узнавать, Звонарев. Тебе — не надо ничего узнавать! Сиди, засекай время.

111. Утренний разговор с неизвестным

— Доброе утро, Сергей Иванович, приятного аппетита. Можно мне присесть?

— Да.

— Как ваше настроение?

Молчание.

— Отличный день!

— Да.

— Солнце, свежо. А какой ураган был ночью, а! Жуткое дело.

— Да. Страшно.

— Вам тоже? Хе-хе. А мы тут как испугались, представляете?

— Да.

— Вы так хорошо играли ночью! Мы просто заслушались. Такая гармония! Столько в этом было добра, любви к людям…

— Уходите. Сейчас же уходите, пожалуйста!

— Конечно. Сейчас. Вы только скажите: ведь мы можем рассчитывать на новый этап в наших отношениях, да? Мы ведь очень стараемся.

— Да. Вижу.

— Мы действительно осознали! Мы.

— Дело не в вас.

— Конечно! Главное, что вы остановили этот ужас. Ведь это сделали вы, да? Сегодня ночью — это вы?

— Я не знаю.

— Как. не знаете?

Молчание.

— Не знаю. Но я попросил о прощении.

— Для нас?

— Да. И для вас, получается, тоже.

— Спасибо вам! Спасибо! Мы вам очень благодарны! Постараемся оправдать высокое доверие. Кстати, Айгуль.

— Что?!

— Айгуль. Мы подумали: будет правильно повысить ей зарплату. Вдвое. И оформить российское гражданство. Гуманитарный аспект! Ну и вообще теперь все будет хорошо. Ухожу, ухожу!

112. Голоса в штабе

— Йес-с!

— Господи!

— Слава богу.

— Сука, все нервы истрепал.

113. Последний разговор Сергея Сырцова с Айгуль Сакиевой

— Я не знаю, кто я… Так странно! Раньше знал, а сейчас уже не понимаю.

— Это не важно. Важно, что — солнце, день. Смотри!

— Что это?

— Это ты!

— Это — Гульнар нарисовала?

— Надо же. На человека похож! Айгуль. Милая. Как ты хорошо смеешься. И как ты вкусно пахнешь.

114. Совещание в штабе

— Ну и что теперь с ним делать?

— Не знаю. Решайте.

— В смысле?

— Ну не знаю. Он положительное заключение передал?

— Вроде да.

— «Вроде» — или «да»?

— Говорит, передал!

— Ну и хорошо. Теперь надо что-то сделать, наверное. пока он обратно не передумал.

115. Пансионат «Тайные дали». Новые голоса

— Да-а… Живет начальство!

— Звездатое местечко!

— Надо будет потом остаться, в теннис поиграть.

— Гы-ы…

— Отставить.

116. Голоса в номере люкс

— Кто вы?

— Мы? Сейчас расскажем.

— Это моя флейта.

— Конечно, ваша.

— Не трогайте мою флейту!

— Спокойно, Сергей Иванович.

— Положите флейту!

— Тихо, ты.

— А! Ы-ы-ы.

— Ноги держи ему. Держи ноги!

117. Разговоры на кухне (пансионат «Тайные дали»)

— Сидит опять, раскачивается.

— Ага! Как ёмарь ее пропал, так и качается. Третий день уж. И молчит.

— Да ладно вам, девочки! Жалко же.

— А куда он делся?

— Этот? Не знаю.

— Игнатов сказал, в тот день приезжали какие-то, одинаковые.

— Молчи ты.

118. Голоса в электричке

— Добрый день! Вашему вниманию предлагаются необходимые в быту вещи: лазерная указка, фонарик на голову, электрошокер, нашлепки со светоотражателем! Вертолетик детский, производство Китай, тридцать рублей! Сборник «Тысяча судоку»! Кроссворды, сканворды, гороскопы на каждый день!

— Следующая станция — Расторгуево!

— Мамочка, не плачь. Все будет хорошо.

— Солнышко мое, Гульнар.

119. Вопрос без ответа

— А где эта, Сакиева?

120. Программа «Время»

«В начале августа спецслужбы Российской Федерации предотвратили глобальный террористический акт, последствия которого, если бы он был осуществлен, даже трудно себе представить. Террорист, чья фамилия пока не называется, был уничтожен при попытке применения гравитационного оружия.»

121. Анонс на канале «Россия»

— Смотрите в вечернем эфире! Фильм Аркадия Мамонтова «Кто заказывал Апокалипсис?» Антирусский космос: они пытались говорить с Россией языком шантажа! Операция, спасшая мир! Впервые — эксклюзивные съемки того, кто поставил человечество на грань катастрофы! Нити тянутся в Лондон… Оппозиция на службе у черной бездны… «Кто заказывал Апокалипсис?» — сегодня, сразу после программы «Вести»!

122. Программа Андрея Малахова «Пусть говорят»

— Сегодня вы услышите то, чего еще никто не слышал! Леденящие душу подробности реального триллера! В нашей студии — подполковник Корнеев, человек, первым вступивший в смертельную схватку с инопланетянами за жизнь на Земле. Ваши аплодисменты!

— Вау-у-у-у!..

123. Программа «Время»

— Сегодня в Сочи Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин встретился с группой офицеров ФСБ, участников легендарной операции «Бекар». Участники поблагодарили президента за заботу о Родине и личную помощь в проведении операции и подарили ему слиток серебра, изготовленный из оружия, которым террорист хотел уничтожить человечество…

124. Частушка

Я по улице прошлась,
Музыканту отдалась.
Ни куя, ни рожицы, —
Но мало ли, как сложится!

125. Сообщение сайта Лента. ру

«В Храме Христа Спасителя, где в эти минуты проходит молебен за здравие руководства России, четвертый час ожидается прибытие руководства России. Перекрыты Кутузовский и Калининский проспекты, Тверская и Манежная улицы, Ордынка и Большой Каменный мост. Полностью, в обе стороны, замкнулось Садовое и Третье Транспортное кольцо. Водители встречают кортеж приветственными гудками».

126. Культурная хроника

«Сегодня в «Крокус Сити Холле» состоялся концерт, посвященный памяти Героя России, генерала ФСБ Постнова, погибшего при ликвидации гравитационного заговора музыкантов. В концерте приняли участие певец Трофим, Григорий Лепс, Тимоти и Надежда Бабкина. В завершение вечера на сцену вышел Иосиф Кобзон, который поет до сих пор…»

127. Новости кино

«Режиссер Джаник Файзиев приступает к съемкам блокбастера «Бескорыстие». Смета фильма $28 миллионов. Сюжет картины основан на реальных событиях этого лета.»

128. Из «Российской газеты»

«Недавно ряды партии «Единая Россия» пополнились заслуженным врачом России, кавалером ордена Знак Почета, психиатром Синицыным, получившим всенародную известность своим участием в раскрытии гравитационного заговора музыкантов. Выступая на съезде партии, Синицын отметил необходимость в эти ответственные дни повысить бдительность и еще плотнее сплотиться вокруг руководства нашей страны…»

129. Гадание по книге

Стр. 196, шестая строка сверху

«Безумца диким лепетаньем.»

130. Приказ

«За появление на работе в нетрезвом виде и хулиганские действия, несовместимые со званием медицинского работника, уволить врача Дубко Г. И.

Подпись: главный врач Синицын Н. П.»

131. Разговор в ординаторской

— Синицыну?!

— Ага. Вчера, при всех, на летучке.

— Черт! Надо же! Прямо по морде?

— Ну!

— Что-нибудь сказал?

— Сказал, но довольно коротко. Спросил только: «Доволен, болван?» И сразу по морде.

— А тот?

— Синицын? Заверещал на всю больницу. Всех психов распугал.

— Не, ну что за невезуха, а? Один раз в жизни такое, а я пропустил.

— Да, это надо было видеть. Настоящий буйный!

— Кто?

— Жора, кто.

— Жора — нормальный.

Finale

ANDANTE MAESTOSO

132. В поликлинике

— Ну что же, Айгуль. У вас восьмая неделя беременности.

133. Из свидетельства о рождении

Имя новорожденного — Сакиев Альмир. Мать — Сакиева Айгуль Альмировна. Отец — прочерк.

134. Граффити на доме, где жил Сырцов

«ЗАЧЕМ?»

135. Разговор Георгия Дубко со своим котом

— Что пришел? Тоже хочешь? Ну на… Не пьешь? Правильно, мне больше останется. До конца света успеем. Будь здоров! Котович, слушай, а может, он и вправду был пришелец, а? Что молчишь?

— Мр-р-р…

136. Шесть лет спустя День города. Голоса

— Сегодня Москва встречает наших замечательных спортсменов, в нелегкой борьбе отстоявших честь Родины!

— Ра-сси-я! Ра-сси-я!

— Дай краба, брат!

— Что вылупился, чуркестан?

— Да ладно, пускай смотрит…

— …программа воспитания патриотизма!

— По пивасику?

— Не, ну я конкретно в шоке!

— …путат Государственной думы, отец Игумений Питерский.

— Нарожали чернозобых. Бегом отсюда, чуркестан! И скажи отцу, чтобы прятался, нах!

— Да ладно, он по-русски не понимает.

— Все он понимает! Во как глазами зыркает, зверек.

— Альмир! Альмир, иди сюда!

137. Разговор в музыкальной школе

— Айгуль, у вас очень способный мальчик. Хороший слух, чувство ритма. И музыку чувствует. Только неразговорчивый. Правда, Альмир?

— Да. Он у меня молчаливый.

— Может быть, отдадим его на скрипку? У нас есть очень хороший педагог, я могу поговорить.

— Нет. Он хочет играть на флейте.

Жаклин Де Гё

«ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ…»

От Кащея Бессмертного — м-py Эдварду Хайду, редактору журнала «Магия и жизнь»

Редактор!

Смерд недостойный, грамоте пьяным дьячком обученный, проверяешь ли ты статейки, что тебе щелкопёры-бумагомараки для публикаций подсовывают? Глазищи-то протри, посмотри, что печатаешь! За такие поклёпы да напраслину сволокут тебя однова дня ярыжки в приказ, али просто морду начистят свинцовой варежкой! Я, к слову сказать, как прочёл самхейновский выпуск, желание имел и тебя, и невежду Скиттер обратить в лягух мокрозадых — скачите, журналюги британские, по болотам Рycи-матушки…

Что ж твоя «постоянная сотрудница» лживым пером своим нацарапала? Как рука-то поднялась да язык повернулся ляпнуть, что сопляк Волдеморт — цитирую! — «величайший гений, сумевший сделать доселе невозможное: создать не один, а целых семь крестражей!»? Ох, взять бы вас обоих да Горынычу на потеху отдать, а пепел и золу опосля по ветру развеять… Или вы, лихоманка вас утряси, никогда обо мне слыхом не слыхивали, статей про Кащея в мировых энциклопедиях видом не видывали?! Открой справочник по чёрной магии, школяра спроси любого, коли сам неучён, — аз есмь тот великий чародей, что первым в семь крестражей душу свою воплотил! Не веришь, посчитай сам, пока пальцы целы, — дуб, сундук, заяц, утка, яйцо, игла да сам-седьмой! Ну? Убедился, гусеницын сын?! Вот так и запомни, и на носу себе заруби, и внукам своим передай (коли доживёшь!), что за две тысячи лет до того, как самозванца Волдеморта в твоём журнальчике пропечатали, Кащей уже семижды Бессмертным был! И чародейство у меня, между прочим, не в пример лучше сработано — тела не терял, в призраках по четырнадцать лет не мыкался, отроков очкастых, головою скорбных, не плодил! Да и крестражи мои — натуральные, природные, экологически чистые.

Сам понимаешь теперь, должон ты в ближайшем же номере, на видном месте, опровержение дать. Так, мол, и так, сбрехала «Магия и жизнь», не серчай, Кащеюшка… Дашь — так и быть, прощу тебя, тлю неразумную, повинную голову и меч не сечёт. А не дашь — пеняй на себя. Я охальников не жалую. До конца дней своих будешь комаров жрать, на месяц квакать и чужие стрелы ловить.

Кащей Бессмертный

От сэра Мерлина — м-py Эдварду Хайду, редактору журнала «Магия и жизнь»

Досточтимый сэр редактор!

Весьма приятно, что в поисках лица, доподлинно знающего всё о деяниях известных магов, обратили Вы взор свой именно на меня. Впрочем, что ж тут удивительного? Когда речь заходит о делах столь давних, кого и расспрашивать молодому джентльмену вроде Вас, как не седого старца? Много ли осталось на Британских островах чародеев, сиживавших за Круглым столом? Ах, как прекрасны были времена, когда цвет рыцарства собирался в достославном Камелоте и Ваш покорный слуга имел счастье слушать из первых уст удивительные истории о сражениях с драконами, спасении зачарованных дев и поисках Грааля.

Однако я, кажется, увлёкся воспоминаниями — приношу свои извинения и перехожу к сути. Разумеется, я отлично знаю сэра Бессмертного. Сей господин известен обширными познаниями в чернокнижии и умением их употреблять во зло всем, кто его прогневает. Долгожитием этот маг, несомненно, обязан крестражу, однако не семи, а одному-единственному. Ибо ясно сказано в легендах и летописях: «Смерть Кащея на конце иглы». Вот этот-то артефакт и заключает в себе частицу души Вашего оппонента. Что до остальных предметов, в послании перечисленных, они не более чем магические щиты, для охраны драгоценного крестража установленные.

Полагаю, этого ответа будет достаточно, чтобы пресечь притязания сэра Бессмертного на пальму первенства. Если же станет он упорствовать, пусть припомнит, что уже во времена Aртуровы сотворение крестража считалось преступным деянием и похвальба подобного рода может повлечь неприятности с законом.

С искренними пожеланиями всяческих успехов и Вам, и достойному журналу Вашему

Почётный член Магической академии, Почётный председатель Британского общества истории магии и чародейства, бессменный глава Коллегии королевских синоптиков

Мерлин

P. S. С прискорбием вынужден заметить, что сэр Кащей с годами не выучился учтивости и речь его всё так же груба и несдержанна.

Передайте ему, что особе в летах столь преклонных надлежит держать себя достойно возрасту. Eсли мы, старики, будем так неистовствовать, то чего же ожидать от юношества?

От м-pa Эдварда Хайда, редактора журнала «Магия и жизнь» — Кащею Бессмертнoмy

Уважаемый мистер Бессмертный!

Прежде всего позвольте выразить удовольствие от знакомства га старейшим зарубежным подписчиком нашего журнала!

Я сожалею, если статья Р. Скиттер «Непревзойдённое злодейство» задела Ваши чувства. Однако факты, изложенные в упомянутой публикации, тщательно проверены и признаны правильными. Ознакомьтесь, пожалуйста, с приложенным к данному письму мнением эксперта, присланным в ответ на запрос редакции по сути Вашей жалобы.

Всего Вам доброго.

Главный pедактор журнала «Магия и жизнь»

Эдвард Хайд

От Кащея Бессмертного — м-py ЭдвардyХайдy, pедактору журнала «Магия и жизнь»

Пёс смердящий, холоп неумытый, ты меня на весь свет ославил, да ты же ещё надо мною и издеваешься?! Доколе должен я терпеть от паршивого писаки позор и поношение?! Ты что же думаешь, я шутки с тобой шучу, для забавы слова на ветер пускаю? Плевал я на экспертов твоих злокозненных — раз они уж настолько из ума выжили, что магический щит от крестража не отличают, грош цена их заключениям, да и то в базарный день только! Чтоб завтра же сделал то, что велено, не то мой меч — твоя башка дурная с плеч!

А старому трухлявому пеньку Мерлину передай, что не только он о Кащее наслышан, но и мне его делишки ведомы! Ишь, прыщ тысячелетний, что удумал — законами пугать! Коли он такой противник бессмертия, через душегубство обретённого, спроси его, сам-то он почему до сих пор по белу свету шляется? И что это он так торопился меч Артуров в озере топить — не для того ли, чтоб душу свою понадёжней от людей укрыть и концы в воду спрятать? Заодно узнать не забудь, как сей почтенный старец Грааль попятил, да так ловко, что до сих пор всем миром ищут, а даже и следа простывшего не нашли?

Ну и народишко у вас там, в Британии! Волдеморта злодеем непревзойдённым объявляете, меня с грязью мешаете, а жульё вроде Мерлина по королевским советам да академиям заседает.

Пиши давай опровержение, а не то пожалеешь, что мамка на свет родила.

Кащей Бессмертный

От Риты Скиттер — Кащею Бессмертному

Мистер Бессмертный!

Мистер Хайд ознакомил меня с Вашими письмами. Hac заинтересовали кое-какие из приведённых Вами аргументов.

Не согласились бы Вы дать интервью нашему журналу и сообщить обо всех известных Вам фактах подозрительного долголетия? Мы хотели бы дать читателям возможность приподнять завесу, окутывающую эту загадку. Для того и существует свободная пресса, чтобы тайное, согласно поговорке, становилось явным, не так ли?

С надеждой на скорую встречу,

Внештатный корреспондент журнала «Магия и жизнь»

Рита Скиттер

Выдержка из статьи «Тайны бессмертных>, опубликованной в журнале «Магия и жизнь»

Несмотря на то что репутация упомянутых в интервью магов до сих пор считалась безупречной, факты, сообщённые мистером

Бессмертным нашей корреспондентке Р. Скиттер, поневоле заставляют задуматься. Действительно, в чём заключается секрет столь странного долгожительства? Если обвинения Кащея не имеют под собою оснований, почему перечисленные в статье лица отказываются выступить перед широкой публикой? Почему ни один из них не захотел объяснить, каким именно способом столько лет избегает естественного для большинства людей и магов конца?

От сэра Мерлина — м-py Эдварду Хайду, редактору журнала «Магия и жизнь»

Досточтимый сэр редактор!

Не могу передать, сколь велико моё изумление тем, что журнал Ваш, доселе мною уважаемый, печатает подобные пасквили. Думаю, нет нужды объяснять, что я имею в виду статью ведьмы Скиттер «Тайны бессмертных». Разумеется, интервью со старым проходимцем Кащеем никто не примет всерьёз, но зачем вообще понадобилось публиковать его измышления? Такого ли отклика заслуживает мой подробный и доброжелательный ответ на Ваш запрос? Не ожидал я от Вас, разумного, казалось бы, мага, неблагодарности столь чудовищной! Так опорочить мои заслуги перед королём и Отечеством! Так исказить великую (не побоюсь этого слова!) роль, сыгранную мною в воспитании доблестнейшего и мудрейшего из всех монархов Британских!

Как?! Этот жалкий славянский самоучка имеет наглость утверждать, что я причастен к смерти дорогого Артура, а также к пропаже зачарованного меча и магической чаши, пятнает меня, почитаемого всеми за образец достойного поведения, ядовитой клеветой, а Вы, британец и джентльмен, вместо того чтобы заткнуть ему рот, публикуете эти грязные сплетни, да ещё и c мерзкими комментариями Вашей бесстыжей корреспондентки?! Хочу заметить, что в те времена, когда в Британии ещё помнили значение слов «рыцарская честь», Вас, голубчик, по законам добрых саксов разорвали бы на части дикими конями! Столь тяжкие обвинения принято было доказывать, а у Вас доказательств нет и быть не может! Где Грааль? Нет Грааля! Где Эскалибур? Нет Эскалибура! Найдите их сначала, тогда и посмотрим, похожи они на мои крестражи или нет! А пока не найдёте, сделайте одолжение — помалкивайте, сэр!

По праву оскорблённого я требую от Вас немедленного удовлетворения нанесённой мне обиды: полного и подробного опровержения всех перечисленных в статье обвинений, личных извинений по всей форме от Вас и Р. Скиттер, а также денежной компенсации за понесённый мною моральный ущерб в размере двух тысяч галлеонов.

Почётный член Магической академии, Почётный председатель Британского общества истории магии и чародейства, бессменный глава Коллегии королевских синоптиков

Мерлин

От Джузеппе Алессандро Бальзамо — м-py Эдварду Хайду

Синьор!

Какого дьявола Вы печатаете такую отъявленную чушь? Мне не нужны никакие жалкие крестражи — я бессмертен от рождения! А родился я тaк давно, что даже не помню, сколько тысячелетий подряд топчу эту землю!

Madonna mia, как писакам вроде Скиттер не надоест перетряхивать историю с ожерельем бедной королевы Антуанетты?! Каждый раз, когда синьорам журналистам не о чем писать, они начинают мусолить старые байки… Да, да, да, это чёртово украшение пропало, исчезло, провалилось в тартарары — in nome di Dio, при чём тут я?! Мало ли кто мог его стащить?!

Что касается Кащея, я не перестаю сожалеть, что в своё время завёл знакомство с этим старым пройдохой. Он на удивление злобный и завистливый субъект. Не сомневаюсь, что именно Кащей настрочил в Тайную канцелярию донос, бывший причиной моей высылки из Санкт-Петербурга. Все его утверждения — наглая ложь. Никакими «винами заморскими, на зельях настоянными» я его не поил, червонцев для князя Потёмкина он мне не одалживал, секрета изготовления крестражей по пьянке не открывал. Нет, синьоры, это просто смешно! Меня, благородного Калиостро, обвиняют в банальной краже и убийстве неизвестно даже кого!

Я, конечно, мог бы подать в суд, но я человек занятой и не имею времени в тысячный раз опровергать всё те же старые обвинения. Ну сколько можно повторять: не брал я этого ожерелья! Почему вам, синьоры, так трудно в это поверить?! Смею надеяться, Вас и без меня принудят опровергнуть публикацию. Слишком уж многих известных магов Вы задели.

Остаюсь и прочее,

Джузеппе Алессандро Бальзамо, граф Калиостро

P. S. А вот про Бецалеля Вы правильно написали. Нечистое дело с этим Големом, ох, нечистое…

От Рава Иегуды Лев бен-Бецалеля — м-py Эдварду Хайду

Муж, писаниями известный, как дерзаешь ты изрекать неправду столь чудовищную? Не закрыть ли тебе лицо своё от стыда и позора, ибо всяк, кто видит тебя, зовёт тебя лжецом?! И как такое в голову приходит? Должно бы разорваться сердце человека от такого превращения истины в ложь, а он говорит: «Это всего лишь ремесло моё, и я исполняю его в силу умения, данного мне свыше!» Но нету в исполнении твоём ни истины, ни точности, ни даже простого усердия — только ложь, искривление и порчу увидели в нём мои глаза, и ничего другого. Так не лучше ли тебе изучить ремесло столярное или другие ремесла и в них обрести умения, чем срамить корысти ради почтенных старцев?

От докторa Генри Джекилa — м-py Эдвардy Хайдy

Хайд!

Отлично зная Вашу страсть к раздуванию скандалов, нисколько не удивился, увидев, что Вы в очередной раз с упоением делаете слона из безобидной мушки. Обычно Вы и Ваши занятия мне совершенно безразличны — но не на этот раз.

Зачем Вы опубликовали подборку писем, полученных от ма-гов-долгожителей?! Это было весьма неблагоразумно. Настоятельно советую немедленно прекратить развёрнутую дискуссию. Поверьте, в Ваших же интересах не привлекать излишнего внимания к теме крестражей. Вам не всё известно о том, каким образом мы в конце концов обрели независимость друг от друга. Вспомните, кстати, сколько лет назад это произошло. Если Министерство магии с подачи Вашего журнала решит начать расследование всех случаев подозрительного долголетия, у нас обоих могут быть очень большие неприятности.

Доктор Г. Джекил

P. S. Я не стал бы вспоминать о своём знакомстве с Вами без очень веской причины.

От м-pa Эдвардa Хайдa — докторy Генри Джекилy

Как ты мне надоел… Даже не знаю, что бесит меня больше — твой менторский тон или постоянное враньё и недомолвки.

Занимался сомнительными экспериментами, втравил нас обоих в неприятную историю, потом бросил меня на произвол судьбы, а теперь появляешься как ни в чём не бывало и смеешь указывать, что и как я должен обсуждать в моём журнале?! Мне, видите ли, не всё известно о том, как произошло наше разделение… Допустим. А кто, позволь спросить, «забыл» мне об этом рассказать? У кого даже мысли не мелькнуло разделить со мной такое важное знание? Честность и порядочность по отношению ко мне — не твои добродетели, а, Джекил?

Хочешь, чтобы я свернул дискуссию? Отлично. Приходи сегодня вечером в редакцию, побеседуем у меня в кабинете. Поверь, я тоже не в восторге от перспективы лицезреть твою постную физиономию, однако я должен наконец узнать правду, и я её узнаю.

От м-pa Эдварда Хайда — Рите Скиттер

Рита, пожалуйста, отмените интервью с Гарри Поттером. «Магия и жизнь» не заинтересована в дальнейших публикациях на тему крестражей. Благодарю Вас за предоставленные материалы и надеюсь на дальнейшее плодотворное сотрудничество.

С уважением,

Эдвард Хайд

Выдержка из редакторской колонки журнала «Магия и жизнь»

Хотелось бы пояснить, что эти обвинения ни в коей мере не отражали точку зрения редакции, a являлись простым пересказом речей г-на Бессмертного, известного своей эксцентричностью и желанием во что бы то ни стало появляться время от времени на подиуме читательского интереса.

Что касается рекордного долголетия поименованных в интервью лиц, то вряд ли это причина подозревать уважаемых магов в каких-то прегрешениях против закона. Наши подписчики, безусловно, знают, что крестражи — не единственный способ обрести относительное бессмертие. Почтенные пожилые чародеи, ставшие жертвами Кащеевых наветов, являются адептами философского камня, который, как известно, способен продлить жизнь своего создателя на сколь угодно длительный срок.

Редакция выражает сожаление о том, что публикация была неверно истолкована.

От Николаса Фламеля — Эдварду Хайду, редактору журнала «Магия и жизнь»

Мессир редактор!

С изумлением прочитал напечатанное в Вашем журнале заявление о том, что в мире якобы много магов, являющихся адептами философского камня. Неважно, сколь чистым кажется Вам источник, из которого почерпнуты эти сведения, — поверьте слову Фламеля, в них нет и грана истины. Вас ввели в заблуждение, достойный мессир. Любой справочник и любая энциклопедия поведают Вам, что единственными в истории человечества алхимиками, преуспевшими в попытках создать эту удивительную по своим свойствам субстанцию, являемся я и моя супруга Перреннель.

Весьма сожалею, но вынужден настаивать на формальном опровержении опубликованных в Вашем журнале ложных сведений…

П. Б

ИСТОРИЯ ОДНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА

(Дневник, найденный в Сети)

Случайно нашел этот текст при поиске в Яндексе, причем самого сайта-источника уже не существовало, осталась только копия, я ее сохранил на компьютер. На следующий день копия тоже пропала из результатов запроса.

==========

Это сохраненная копия страницы от 02.03.2011 [21:02:53]. Оригинал: http://kotsh2 7.blogi.su выделять слова запроса:

почему невозможен эксперимент с котом Шрёдингера Просмотреть текстовую копию

Яндекс не связан с авторами и содержимым страницы

Дневник kotsh27

7 ноября 2010 года Всем добрый день!

Здесь я буду вести свой дневник.

* Посмотреть все (0) комментарии

* Написать комментарий

18 ноября 2010 года

Добрый день всем, кто читает мой дневник (если такие есть). Я приглашаю вас стать свидетелями и участниками научного эксперимента, который призван доказать или опровергнуть ряд теорий и гипотез, имеющих отношение к квантовой механике. Для полноценного проведения эксперимента мне потребуется определённое количество «друзей» моего блога, достаточное для непрерывного наблюдения за объектом эксперимента. Как только мы достигнем этого количества, я запущу в действие некий механизм, который также будет действовать непрерывно.

Итак, если у вас есть время на участие в эксперименте, напишите мне в комментарии.

Добавлено 19.11: Да, забыл указать. Объект эксперимента — я сам. Наблюдение будет происходить посредством вебкамеры, установленной на моём ноутбуке. Спасибо всем откликнувшимся!

Три последних комментария

* расскажите подробней про эксперимент, пжлст!

* Я могу наблюдать каждый вечер с 20 и где-то до 22 по Москве. Саша Чижов

* ЩА!!! Делать больше мне нечего;-))

* Посмотреть все (22) комментарии

* Написать комментарий

22 ноября 2010 года

Всем добрый день! Постараюсь ответить на ваши вопросы. Как меня зовут — совершенно неважно для эксперимента. Достаточно того, что я учёный-физик. Где я нахожусь — в одной из деревень Вологодской области. Меня это устраивает, зимой здесь безлюдно. К тому же здесь достаточно сильный и стабильный Интернет-сигнал. Почему я ищу наблюдателей через блог, а не в «реальном» мире — для чистоты эксперимента. Говоря упрощённо, физическое присутствие других людей может нарушить как волновой баланс, так и вероятностную матрицу. Кроме того, имеет место моральный аспект, обусловленный необычностью эксперимента. На мой взгляд, именно интернет-пользователи, лично не знакомые со мной и друг с другом, могут сформировать идеальное ядро наблюдения.

Спасибо всем отметившимся в комментариях, пожалуйста, указывайте точное время наблюдения и ваш часовой пояс. Подробнее о сути эксперимента расскажу в следующем сообщении.

Три последних комментария

* Здравствуйте! Меня зовут Иван. С радостью приму участие в эксперименте. Могу наблюдать за Вами 11–13 и 15–17 в Новосибирске (по Москве это 7–9 и 11–13). Кроме выходных.

* А вы, батенька, не извращенец часом? %)))))

* Москва, 22–24. Фёдор Васильевич.

* Посмотреть все (46) комментарии

* Написать комментарий

25 ноября 2010 года

Спасибо всем, кто написал! Не ожидал, что будет такой отклик. Расписание продолжаем составлять, чем больше будет наблюдателей, тем лучше. Пока не хватает людей в ночное время по Москве. Надеюсь на жителей Дальнего Востока. Может быть, кто-то из-за рубежа подтянется.

Теперь об эксперименте. Не волнуйтесь, я не извращенец — тут чистая квантовая физика плюс немного биологии. Те из вас, кто следит за новостями в мире науки, знают, что в последние годы проведено немало опытов, подтверждающих возможность экстраполирования законов квантовой механики на макромир. Это в первую очередь передача информации посредством запутанных фотонов на любое, сколь угодно большое расстояние, что означает превышение скорости света. Но это, скажем так, побочный эффект, хотя и имеющий грандиозные перспективы в практическом применении. Главный же вывод состоит в безоговорочной роли сознания наблюдателя, влияющего на абсолютно все процессы в мире. Попросту говоря, пока вы смотрите на дерево, оно есть. Когда отворачиваетесь — существует лишь вероятность, что оно есть. Ну это слишком упрощённо, поскольку есть и память о дереве, и тысячи других людей, которые видели это дерево, да и у самого дерева есть своего рода сознание, правда, сильно отличающееся от нашего.

Так вот. Взяв за основу (не смейтесь) оправу старых пластмассовых очков своего дедушки, я сконструировал миниатюрную лазерную установку, работающую от обычной батарейки «Крона». Раз в 0,78 секунды лазер посылает пучки фотонов в направлении двух горизонтально расположенных параллельных щелей (всё как в простейшем классическом квантовом эксперименте!). После щелей фотоны попадают на систему зеркал, которые посылают их либо на плоскость, где расположены атомы, меняющие свою форму при поглощении фотона, либо мимо неё. Дальнейшее просто. Пока наблюдатель есть, фотон проявляет свойства частицы и даёт на выходе две параллельные полосы поляризованного света, которые через зеркала попадают на оправу очков. Как только наблюдатель исчезает, фотон проявляет волновые свойства, происходит интерференция, а центральная полоса света падает на атомы, которые моментально меняют форму. Наша с вами задача — не дать лазеру попасть на атомы. Для этого — просто смотрите на меня!

Жду новых заявок. До связи!

Три последних комментария

* Здравствуй, друг!!! Мы будем смотрет вечером, когда на Москва уже ноч, с полноч до 3 часа. Душко и Стефан из Белград, Сербия.

* Ха, я кажется догадался, почему ваш псевдоним — kotsh 8^)

* О, сколько нам открытий чудных готовят просвещенья дух, и опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг, и случай, бог изобретатель…

* Посмотреть все (128) комментарии

* Написать комментарий

28 ноября 2010 года

Дорогие друзья, с радостью сообщаю, что количество наблюдателей позволяет нам начать эксперимент. Главное, что теперь заполнено ночное время. Если кто-то ещё сможет подключиться в период с 2 до 6 утра по московскому времени, очень хорошо — чем больше дублирующих сознаний, тем надёжнее. С нами Чехословакия, Польша, Сербия, Венгрия, Болгария, Финляндия, Израиль, США!

Проект запускается во вторник, 1 декабря. Постоянно действующая веб-камера будет доступна по этой ссылке. Она же висит справа наверху на странице моего блога (нажмите на «Веб-камера»).

Добавлено 29.11: Получил много вопросов в комментариях, постараюсь ответить на некоторые из них. Теорию можете почитать в ВИЭ (Всемирная Интернет-энциклопедия). Теперь о практике. Французский учёный Ален Аспект своими опытами с поляризаторами блестяще доказал нарушение неравенств Белла, поставил точку в споре Эйнштейна с Бором и по сути свёл роль наблюдателя эксперимента к решающей (в процессе измерения). Независимо от Аспекта советский учёный Леонид Халфин предположил, а затем подтвердил опытным путём т. н. «квантовый парадокс Зенона» (имеется в виду не тот, про несчастного Ахиллеса, который никак не мог догнать черепаху, а про летящую стрелу, покоящуюся в любой квант времени). Из этих опытов следует, что распад любой нестабильной системы замедляется и даже прекращается при её наблюдении. Правда, при остановке наблюдения система резко переходит в состояние, от которого её «удерживали». Посмотрите также опыты с бозе-эйнштейновски-ми конденсатами и дублированием ионов. Всё это, повторюсь, утверждает нас в том, что сознание является ключевым фактором, запускающим ВСЕ процессы физического мира. А именно об этом говорил Хью Эверетт ещё 50 лет назад в своей первой работе о многомирии. Так что наш эксперимент, если угодно, призван доказать правомочность оксфордской интерпретации квантовой механики.

И да, дорогой аноним, вы совершенно правы — мой псевдоним имеет непосредственное отношение к «коту Шрёдингера». Остальное — в следующий раз.

Три последних комментария

* Уважаемый, не могли бы Вы выражаться попроще для нас, смертных? Тут не все физики, пардон…

* с нетерпенеем ждем начала эксперемента!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

* Ну и бред…

* Посмотреть все (194) комментарии

* Написать комментарий

1 декабря 2010 года

Всем добрый день (утро, вечер, ночь)! Сейчас 11:57 по московскому времени. Через несколько минут я запускаю вебкамеру. Напишите в комментариях, пожалуйста, что видите меня.

Добавлено 01.12: Отлично, всё работает! На данный момент у меня есть как минимум 18 наблюдателей. Включаю лазерную установку.

Добавлено 01.12: Как и следовало ожидать, фотоны попадают в оправу очков. Пока вы со мной, я могу немного расслабиться и выпить за наше с вами здоровье. Вот, смотрите, чокаюсь с вами! Валя из Севастополя, отвечаю: цвет глаз у меня серый, рост 180, не женат.

Добавлено 01.12: Отвечаю на ваши вопросы. Как долго продлится эксперимент — ровно три месяца. Полагаю, этого будет достаточно. За этот период произойдёт порядка 10 миллиардов лазерных вспышек. Полученная вероятность будет достаточной для признания эксперимента безоговорочно успешным. Не надо ли приехать меня покормить — спасибо, не надо. Я неплохо готовлю. Запас продуктов у меня на полгода. Смогу ли я отлучаться из комнаты по надобности — да, при условии, что буду брать ноутбук с собой. Веб-камера, вмонтированная над монитором, обеспечит непрерывное наблюдение за мной. Могу ли я оборачиваться к ней спиной — могу. Вам достаточно видеть любой фрагмент моего тела, чтобы оптически распознавать моё существование. И не переживайте вы так, анонимные господа, в момент отправления естественных надобностей большая часть меня будет скрыта шторой.

Добавлено 01.12: Поступил хороший вопрос, которого я ждал. «Если наблюдение прекратится, лучи лазера попадут на атомы. Что это за атомы?» Это атомы белка ретиналь, расположенного на сетчатке глаза, которые, как известно, под воздействием фотонов преобразуются из цис-формы в транс-форму, а это, в свою очередь, вызывает электрический импульс, поступающий в мозг. Ретиналь на пару с опсином формирует те самые палочки, которые вместе с колбочками обеспечивают наше зрение. (Я полагаю, в недалёком будущем такие белки, как бактериородопсин, будут широко использоваться в оптике и электронике, в частности, при создании биологических мониторов. Впрочем, я не биолог и даже не футуролог).

Собственно говоря, именно эта цепочка «фотон — ретиналь — мозг» (или «квант — белок — сознание») побудила меня к созданию этого эксперимента. Не случайно, что подавляющую часть информации об окружающем мире мы получаем посредством зрения. Ретиналь — единственный человеческий белок, практически напрямую связывающий окружающую нас квантовую реальность с нашим сознанием. В случае с нашим экспериментом — пока ваш взгляд фиксирует моё изображение, ваш мозг интерпретирует поддержание моего существования. Или, перефразируя известное выражение: «Меня видят — следовательно, я существую».

Добавлено 02.12: Пора спать. Ещё пара хороших вопросов от вас — являюсь ли я сам наблюдателем и что будет, когда я засну. Да, безусловно, являясь существом самосознающим, я также наблюдаю за объектом эксперимента, то есть за собой. То есть кроме внешнего наблюдателя (ВЫ), есть ещё и внутренний (Я). Однако в процессе осознания себя обычного человека есть лакуны. И в первую очередь — это потеря осознанности в момент засыпания. Кроме того, я не уверен, что моя осознанность в течение дня непрерывна и достаточно сильна, чтобы фиксировать каждый момент времени своё существование. Есть восточные практики и химические методы, «расширяющие сознание», а также позволяющие сохранять осознанность как во время перехода из бодрствования в сон, так и во время сновидения, но мой интерес к ним всегда был сугубо теоретическим. На практику у меня никогда не оставалось времени, т. к. моё призвание — наука.

Добавлено 02.12: Дорогой Виктор, реальный эксперимент с котом Шрёдингера в классической интерпретации невозможен.

Иду спать. Ночник не выключаю, так что вы меня будете видеть.

Всем спокойной ночи!

Три последних комментария

* Уважаемый kotsh27! Вашей работой заинтересовались в лаборатории экспериментальной физики ВНИИТФ. Свяжитесь с нами, пожалуйста, по электронному адресу quant@vniitf.su. Речь может идти о предоставлении гранта.

* Вот тебе и кот Шрёдингера!!!

* Надеюсь, он проснётся… Господи помилуй!

* Посмотреть все (270) комментарии

* Написать комментарий

5 декабря 2010 года

Уважаемым коллегам из ВНИИТФ. Спасибо, конечно, за предложение, но до завершения эксперимента никаких контактов с внешним миром у меня не будет. Кроме этого блога. Грант мне не нужен, я вполне обеспеченный человек. Дождёмся результатов, а там посмотрим.

Добавлено 05.12: Четвёртые сутки, полёт нормальный. Питаюсь, как видите, хорошо. Вероника из Минска, спасибо за рецепт драников, вчера опробовал на ужин — пальчики оближешь! Иногда очень хочется пойти прогуляться до леса или речки, но слишком холодно — боюсь, разрядится аккумулятор у ноутбука. Приходится ограничивать себя домом и двором.

В комментариях накопилось некоторое количество интересных вопросов, на которые я готов ответить. Сколько мне лет, каких женщин я предпочитаю и почему не женат — дорогие девушки, вы немного не по адресу. Это не сайт знакомств. Лучше наблюдайте. Как называется деревня — больше не спрашивайте, всё равно не скажу.

Так. Почему невозможен эксперимент с котом Шрёдингера — потому же, почему невозможен эксперимент с демоном Максвелла (хотя. чем чёрт не шутит!). Шрёдингер всего лишь в изящной, поэтической форме описал существование некоего объекта наблюдения ДО измерения. Именно измерение делает кота однозначно мёртвым или живым. Или так — в одном мире мёртвым, в другом — живым. Конечно, можно засунуть кота в ящик, но зачем брать грех на душу? Собственно, главный герой в вышеупомянутом эксперименте не кот, а радиоактивное ядро. Бедный кот попал туда случайно. Если кто не знает, кто такой кот Шрёдингера, — почитайте в ВИЭ.

Некоторые спрашивают меня об устройстве моей лазерной установки. Подробное описание своего изобретения я приберегу для научных публикаций. К тому же я не могу рисковать жизнью тех дураков, которые тут же бросятся повторять эксперимент. Давайте подождём, осталось меньше трёх месяцев.

Читаю дальше. Попадёт ли лазер на сетчатку через закрытые веки — да, мой лазер достаточно мощен для этого. В чём отличие воздействия на ретиналь обычного света от лазера — лазер работает в определённом спектре, при его воздействии электрический сигнал, посланный в мозг, будет настолько сильным, что произойдёт мгновенное отмирание ключевых нервных клеток. А последующий за этим летальный исход обеспечит, в свою очередь, остановку осознания, отключение внутреннего наблюдателя и завершение эксперимента. Собственно, в этом и есть суть эксперимента, если кто-то ещё не понял.

Три последних комментария:

* Остановись, чувак!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

* А Вы уверены, что сознание связано с мозгом? Может быть, при прекращении деятельности мозга Ваше сознание продолжит существование? Пётр.

* блин, я всегда говорил что все учёные — конченые психи…

* Посмотреть все (310) комментарии

* Написать комментарий

10 декабря 2010 года

Друзья, я, конечно, безмерно благодарен вам за такую заботу о моём здоровье, но не спешите меня хоронить — как видите, прошло десять дней, а я по-прежнему жив и здоров. Вот, машу вам лапой в камеру. Да, я согласен, что в некоторой степени уподобился коту Шрёдингера, который сам посадил себя в тёмный ящик, но поверьте — если бы риск для моей жизни был слишком велик, я бы не пошёл на этот эксперимент. И не надо называть меня «квантовым самоубийцей» (за термин спасибо Игорю из Воронежа). Как я уже упоминал прежде, мне представляется более реалистичной оксфордская, эвереттовская модель мира. Если допустить, что она верна, то в случае моей смерти во время эксперимента должны существовать миры, где я останусь жить.

Продолжаю отвечать на вопросы. Про грех самоубийства — не торопите коней, я себя не убиваю. Если всё же убью и не выживу ни в одной из параллельных Вселенных — что ж, буду держать ответ перед Создателем. Молитесь за мою бессмертную душу. Шутка? Не знаю.

«А Вы уверены, что сознание связано с мозгом?» — нет, не уверен. И, к сожалению, не могу доказать обратного. Известны случаи, когда сознание человека с остановившимся сердцем продолжало воспринимать окружающую обстановку (причём «не из головы», а произвольно перемещаясь в пространстве), а затем, после прекращения клинической смерти, «возвращалось» в тело. Но вот случаев воскрешения людей с переставшим функционировать мозгом ещё не было. Поэтому, даже если сознание воскресших людей продолжило существовать, мы об этом никогда не узнаем.

Добавлено 11.12: А действительно, любопытно, если я умру, но моё сознание, взлетев под потолок, продолжит наблюдение за мной — будет ли оно полноценным наблюдателем? И если да, то внешним или внутренним? Более надёжным, чем сейчас, в теле, — или менее? Надеюсь, мне не доведётся получить ответ эмпирическим путём.

Добавлено 12.12: Дорогие друзья, я не собираюсь снимать очки до окончания эксперимента, даже на ночь, и не упрашивайте. Постарайтесь понять меня. Если существует «инстинкт учёного», то во мне он сильнее инстинкта самосохранения.

Добавлено 12.12: Милая Ивонка из Праги, и инстинкта продолжения рода тоже.

Добавлено 12.12: В принципе, есть способ сделать эксперимент более гуманным. Если упомянутый мной выше родопсин каким-то образом подключить непосредственно к нервным клеткам, я смогу с помощью импульсов лазера управлять реакциями, действиями, ВЫБОРОМ человека (чувствуете масштаб?) Вот это было бы открытие! От цепочки «квант — белок — сознание» приходим к прямой связи «квант— сознание»! Но у меня, как вы понимаете, нет технических средств для осуществления подобной идеи.

Добавлено 15.12: Сегодня днём была плюсовая температура, с крыши капает. Сосульки намёрзли. На сайте Гидрометцентра пишут, что в ближайшие двое суток будет ещё потепление. Попробую завтра пройтись до речки.

Добавлено 16.12: Привет из вологодских лесов! К счастью, никого не встретил — зимой в нашу глушь приезжают только на выходные и на праздники. Правда, меня видели птички, радующиеся внезапно наступившей весне, но их осознанность настолько мала, что вряд ли они повлияют на эксперимент. Сейчас я покручусь на месте с ноутбуком в руках, а вы посмотрите, какие у нас тут красоты — берёзки, ёлочки, река.

Добавлено 16.12: Ну вот. По дороге домой поскользнулся и чуть не разбил ноутбук. Очки закреплены крепко, не страшно, но то, что мог потеряться Интернет-сигнал, всерьёз напугало меня. Как я говорил (про парадокс Зенона), по мере искусственного сохранения системы в нестабильном состоянии вероятность её возвращения в стабильное состояние резко возрастает. В моём случае это может означать смерть. Извините, что заставил поволноваться. Впредь буду осторожнее.

Добавлено 23.12: Надеюсь, вы не против, что я теперь иногда слушаю музыку? Чтение надоело безмерно, глаза устают. Хочется просто полежать и ни о чём не думать. Наверное, так на меня стало влиять вынужденное одиночество.

Добавлено 24.12: Вы спрашивали, что за музыка вчера играла у меня весь вечер. Отвечаю — это наш композитор Арво Пярт. Странно, что многие его не знают. Думаю, если параллельные миры существуют, то такой музыкант, как Пярт, должен существовать в каждой Вселенной. Так же, как поэт — Пушкин, а художник — Васнецов. Мне всегда сложно было рассуждать о Боге, поскольку я не обладаю доказательствами того, что он есть, но иногда предметы искусства всем своим существованием будто кричат — Бог есть! К сожалению, немногие слышат этот глас вопиющего в пустыне. Меня восхищают некоторые люди искусства, творцы, проводники высших сил, переводчики с Божественного языка на человеческий. В одном я уверен — наш мир неизмеримо сложнее, чем мы можем представить себе. И ни один, даже самый изысканный физический эксперимент никогда не раскроет всей полноты, всей красоты окружающего нас мира. Мы можем бесконечно изощряться и придумывать схемы описания реальности, заменяя существующие явления безликими математическими формулами, но никогда не постигнем всей глубины замысла. Чьего замысла — Бога? Природы? Вселенной? Наверное, это не так уж важно.

Добавлено 30.12: Друзья, приближается Новый год. Посмотрите, какую ёлочку я нарядил во дворе. Надеюсь, мы встретим 2011-й год вместе.

Добавлено 31.12: Ну что ж. Уж полночь близится. Подведём предварительные итоги. За месяц наблюдений за ходом эксперимента подтвердились все теории из области квантовой механики, о которых я упомянул в первых записях этого дневника. Пока процесс наблюдения идёт непрерывно, лазер ни разу не проявил волновые свойства и не попал мне на сетчатку — уже неплохо. Правда, нет никаких гарантий, что я уже не умер бесчисленное множество раз в параллельных Вселенных эвереттовского многомирья и что всё, происходящее со мной, — не вечный сон покинувшего своё бренное тело сознания. Тут я, пожалуй, позволю себе вашу Интернет-улыбку, которую вообще-то не использую:

В-)

Это я в своих очках.

Добавлено 31.12: Налил себе бокал шампанского. Мне очень приятно, что вы отмечаете Новый год со мной. Честно говоря, я уже устал от одиночества, на которое обрёк себя добровольно. Хочется снять очки и объявить эксперимент законченным. Но я не могу, не имею права, так как его условия должны быть выполнены в полном объёме. Осталось каких-то два месяца. Хочу ещё раз сказать огромное спасибо всем тем, кто тратит своё драгоценное время на лицезрение моей заросшей физиономии. Я чувствую вашу поддержку и даже, если можно так выразиться, тепло ваших взглядов. Потерпите ещё немного — и мы отпразднуем победу разума над косностью, ленью и безразличием. Поднимаю бокал. Сейчас будут бить часы!

Добавлено 01.01: С НОВЫМ ГОДОМ!!!!!!!!!!!

Три последних комментария

* Честита Нова Година!!! Камен, Бургас.

* Желаем успешного завершения эксперимента! Ивановы А. и Б. (Севастополь)

* С Новым годом, с новым счастьем!!!!!!!! Всем удачи в новом году!!!!! Kotsh27, целую! Ира ^_^

* Посмотреть все (408) комментарии

* Написать комментарий

7 января 2011 года

Всех с Рождеством Христовым!!!

Добавлено 09.01: С начала эксперимента прошёл 1 месяц и 8 дней. Всё идёт хорошо. Чувствую себя нормально, правда, на Новый год погулял без шапки, немного простудился. Сейчас уже лучше, только чихаю пока. На ваше «Будь здоров!» в комментариях всегда отвечаю: «Спасибо!» Спасибо!

Добавлено 09.01: Отвечаю: с питанием проблем нет. Конечно, набор продуктов у меня ограничен, поэтому некоторые блюда слегка приелись, но всё это, честно говоря, такая ерунда по сравнению со вкладом в науку, который мы с вами сейчас вносим. Кстати, спасибо женщинам за интересные рецепты. Они действительно помогают мне разнообразить своё меню. Что ещё? Всё как обычно. Дрова колю, топлю печь. Расчищаю дорожки от снега. Читаю, слушаю музыку, иногда смотрю кино. В общем, бездельничаю. Немного скучаю по общению с людьми, это есть. Что уж тут скрывать.

Добавлено 15.01: Друзья, мне всегда приятно читать ваши слова поддержки в комментариях. Я как-то упустил в своих первых сообщениях один немаловажный факт, касающийся физической природы нашего с вами взаимодействия. Существует один слабоизученный пока квантовый закон о влиянии желания наблюдателя на результат эксперимента. Желание — не совсем подходящее слово, оно не включает в себя понятие воли, осознанности, силы воображения. В литературе (правда, не научной, а эзотерической) существует более точный термин — намерение. Попробую объяснить на примере. Если вы просто подбрасываете кубик и сильно хотите, чтобы выпала «шестёрка», скорее всего 100 раз она у вас выпадет где-то за 600 подбрасываний. Если же вы обладаете достаточной силой воли и можете ярко вообразить себе будущее, в котором у вас много «шестёрок», то эти же 100 попаданий вы получите гораздо быстрее. Это на макроуровне. На квантовом ещё проще — на простейших аналогах квантовых компьютеров запускалась программа, генератор чисел. Программа эта генерировала число от 0 до 1, которое потом домножалось на 6 — получался эдакий игральный кубик. Так вот, достаточно было лаборанту сидеть рядом с компьютером и думать о том, что хорошо бы получать много «шестёрок», как сразу же вероятность их «выпадения» значительно увеличивалась. Чем больше людей хотели того же самого, тем сильнее впечатлял результат. Причём кто-то оказывал большее влияние на эксперимент, кто-то меньшее — возможно, это связано с разной степенью осознанности у людей. Или, я бы сказал, с разной силой намерения.

Так вот, все вы, наблюдая за мной и переживая за меня, тоже формируете своего рода «поле намерения», которое изрядно увеличивает и шансы эксперимента на успех, и мои шансы на выживание.

Добавлено 19.01: Что-то мне стали сниться странные сны. Сегодня ночью, например, будто наяву сижу у себя в комнате за ноутбуком, что-то ищу в Интернете, стараясь при этом, как обычно, не оставлять никаких следов в виртуальном пространстве, чтобы не испортить эксперимент. При этом у меня развивается что-то вроде паранойи — боюсь, что за мной следят, узнают, где я нахожусь, и т. д. Вдруг я натыкаюсь на блог, очень похожий на мой, но немного другой. Тоже идёт какой-то эксперимент, стоит ссылка на веб-камеру. Я нажимаю на ссылку и вижу изображение человека в странных очках. Он машет мне рукой, что-то спрашивает, мы начинаем с ним разговаривать. Через какое-то время я понимаю, что это я сам! Но если я — по ТУ сторону экрана, то кто же тогда по ЭТУ? С этой мыслью я просыпаюсь. Угадайте, что я сделал сразу после этого сна? Правильно, зашёл на свой блог, как обычный читатель, и нажал на ссылку, чего раньше почему-то не догадывался сделать. Ну что вам сказать. «Ну и рожа у тебя, Шарапов!» — как говорили в одном старом добром фильме. Бородой зарос, нестриженный, худой, в диких этих очках. Мама родная не узнала бы!

Добавлено 22.01: Хм. Такое ощущение, что постепенно начинаю сходить с ума. Опять совершенно натуралистичный, яркий сон про мою жизнь затворника в этом доме. Полночи, наверное, ходил, что-то делал, сидел в Интернете, наблюдал за собой, прежде чем понял, что сплю. Но на этот раз проснулся не сразу. Я вот что подумал. Пока у меня есть масса свободного времени, не посвятить ли мне его различным практикам повышения осознанности? Например, изучению осознанных сновидений. Теорию я знаю, читал несколько источников. Теперь надо попробовать на практике. Самое время, не правда ли?

Добавлено 27.01: Отлично, сегодня снова осознал себя во сне. Немного полетал.

Добавлено 01.02: До окончания эксперимента остался ровно месяц!!!

Добавлено 02.02: Ночью было сразу два осознанных сновидения. Вообще ощущения интересные. «Куда хочу, туда лечу.» Вижу только природу, свой дом, деревню. Людей во сне нет — предполагаю, что у меня стоит подсознательный блок: ни с кем не общаться до окончания эксперимента.

Добавлено 08.02: Почему-то мне стало гораздо интереснее во сне находиться в своей комнате, чем летать. Сравниваю детали интерьера, играю в игру «найдите десять отличий» между реальностью и сном. Пытаюсь искать информацию в Интернете, но читать во сне невероятно трудно — слова постоянно меняются, сливаются в какую-то кашу, лишённую смысла.

Добавлено 09.02: У меня такое ощущение, что мои сны — это один из параллельных миров по Эверетту. Глупо и недоказуемо в принципе, но почему бы и нет? Как вы думаете? Пишите в комментарии.

Добавлено 11.02: В практиках осознанных сновидений часто описывается опыт с нахождением своего двойника во сне. Нужно найти себя спящего и как бы воссоединиться с ним. Однако я в своих снах всегда одинок. А было бы забавно увидеть в кровати самого себя.

Добавлено 14.02: Сегодня ночью мне было по-настоящему страшно. Кажется, со мной произошло то, что называется «вне-телесным опытом». Я только лёг спать, настроился, как обычно, на осознание себя во сне, начал засыпать, потом вдруг понял, что вижу с закрытыми глазами. Точнее, почти ничего не вижу — вся комната заполнена какой-то сумрачной, призрачной, серой субстанцией. Но я ясно чувствую — вот кровать, на которой я лежу, вот стены, потолок. Встал на ноги — даже не встал, а усилием воли мгновенно переместился из положения «лежу» в положение «стою». Походил по комнате, будто плавал, раздвигая среду телом (телом?!). Думаю — что-то тут не так. И тут меня осенило — в комнате нет света, привычного, знакомого мне света! Ни от ночника, ни от ноутбука, ни даже лунного или хотя бы звёздного света из окон. Меня пронзила мысль, что никто меня сейчас не видит, что нет ни одного «наблюдателя». Меня дёрнуло на кровать, и в следующее же мгновение я «сросся» с физическим телом, задышал, как после затяжного нырка на глубину, зашевелился, заново обретая онемевшие конечности, открыл глаза и увидел, как манну небесную, свет, свет, родной человеческий свет.

Добавлено 15.02: Надо завязывать с экспериментами. С ненаучными экспериментами.

Добавлено 17.02: Когда-то проводилось такое исследование. Человека погружали в ванну, заполненную вязкой массой, таким образом, что он не касался дна и был полностью в неё погружён. Глаза были плотно закрыты непроницаемой материей, дыхание поступало в нос через трубки. Помещение с ванной было полностью звукоизолировано. Таким образом, человек лишался всех своих пяти органов чувств и не получал никаких сигналов от внешнего мира. Так вот, через непродолжительное время мозг, точнее, сознание человека начинало самостоятельно генерировать эти сигналы. Начинались слуховые галлюцинации, перед глазами появлялись смутные образы и т. д. Поток новой информации быстро становился настолько силён, что человек не выдерживал и резкими движениями прекращал эксперимент. Ни один испытуемый долго продержаться не смог. Что-то похожее происходит и со мной.

Добавлено 18.02: Всё надоело.

Добавлено 19.02: Кто я такой для вас? Всего лишь набор нулей и единиц. Оцифрованный монолог, маленькая картинка из пикселей на экране. Этот сетевой дневник — всё, что вы знаете обо мне в этом мире. Может, меня и нет на самом деле? Может, я и есть — всего лишь виртуальный поток информации, самоорганизовавшейся случайным образом и осознавшей себя? Биты и байты, вообразившие себя живым существом?

Добавлено 19.02: Или наоборот? Это вас не существует? Вас я выдумал, чтобы скрасить своё одиночество?

Добавлено 19.02: Что там говорили последователи Эверетта про квантовое бессмертие? Если экспериментатор умрёт в одном из миров, по теории вероятности он продолжит существование в другом? А если меня нет? Если я — дневник, разговаривающий сам с собой?

Добавлено 19.02:???????????????????????????????????

Добавлено 24.02: Друзья, я прошу у вас прощения за свою временную слабость. Спасибо вам всем за поддержку! Будьте снисходительны к моему состоянию. От одиночества можно с ума сойти… Ничего, скоро всё закончится. Осталось несколько дней.

Добавлено 25.02: А знаете что? Через каких-то три дня наступит весна! Давайте встретимся, что ли? Без этих дурацких очков, наяву, где-нибудь попьём кофе, выпьем за науку, за безумство храбрых, за гордых буревестников. Пусть сильнее грянет буря!

Добавлено 25.02: Ну вот, накаркал. Что-то погода портится за окном. Прогноз говорит, что весна откладывается. «Зима недаром злится, прошла её пора.» Ну да ничего, переждём. Немного осталось. Всё будет хорошо!

Три последних комментария

* Не знаю как вы, а я — настоящий:-Р

* Дорогой «Кот»! Вы — мужественный человек, мы Вами восхищаемся. У нас в школе есть кружок юного физика, мы все следим за вами во время кружка. Вы можете приехать к нам в школу после эксперимента? Город Вологда, школа № 2. Спросить Елену Вячеславовну, она у нас физику ведёт. Учащиеся школы № 2.

* Все будет хорошо!!!

* Посмотреть все (446) комментарии

* Написать комментарий

27 февраля 2011 года

СРОЧНО!!! У НАС ПО ВСЕЙ ДЕРЕВНЕ ОТКЛЮЧИЛИ ЭЛЕКТРИЧЕСТВО!!! Похоже, из-за метели. Пуржит вторые сутки. Сижу у окна, хотя уже почти стемнело. Сейчас зажгу свечи, надеюсь, вы меня будете видеть. Только бы поскорее его включили. В первый раз такое в этом году. Когда я жил здесь летом, свет вырубался пару раз, во время грозы, но его быстро восстанавливали. Зарядки ноутбука должно хватить. Я надеюсь.

Добавлено 27.02: Совсем стемнело, а света всё нету. Вы ещё видите меня? Пять свечек горят, но освещение всё равно слабенькое. Ещё есть фонарик, но его приберегу. Ёлки-палки, аккумулятор-то разряжается! Как всё глупо.

Добавлено 27.02: Очки не сниму. Простите. Эксперимент есть эксперимент.

Добавлено 27.02: Света нет.

Добавлено 27.02: Света нет.

Добавлено 27.02: Ну вот и всё. Электричество, похоже, дадут не скоро. Зарядки ноутбука осталось на 25 минут. Знаете, о чём я жалею? Что в своё время недостаточно времени уделил эзотерическим практикам. Расширяющим сознание методам или вроде того. Как же, ведь я учёный. Зря. Если бы я обладал способностью контролировать свою осознанность до такой степени, что моё осознание себя стало бы непрерывным — тогда бы я смог с уверенностью сказать, что САМ останусь наблюдателем своего эксперимента. И даже если бомба замедленного действия внутри моих очков взорвётся в этом мире, я всё равно обязательно продолжил бы наблюдать себя в мире другом, параллельном. И так до бесконечности. А сейчас — я ни в чём не уверен.

За окном непролазный мрак, завывает ветер. Когда погаснет дисплей, я останусь без вас. Когда потухнут свечи, я останусь в абсолютной темноте. Как в том полусне, где я бродил по комнате, похожей и не похожей на мою. Хватит мне сознания, чтобы дотянуть до утра, до первых лучей Солнца? Или «наблюдатель» сразу исчезнет, а лучи лазера попадут на ретиналь? Или это произойдёт только в этом мире, а в другом — мы благополучно завершим эксперимент и встретимся с вами? Не знаю. Никто не знает.

Добавлено 27.02: Всё, батарейка замигала красным. Спасибо всем, кто наблюдал за мной. Машу вам рукой. То есть лапой. Видите? Я не прощаюсь. Может, ещё увидимся. В каком-нибудь из миров.

Добавлено 27.02: В-)

Три последних комментария

* Уважаемые читатели блога пользователя kotsh27! Пишет его племянник. Я не буду вам раскрывать его имени, ни к чему это. Позавчера поздно вечером получил от него SMS, где он просил меня приехать в нашу деревню. Дорога к дядиному дому была вся занесена снегом, дом промёрз насквозь. Я нашел выключенный ноутбук с подсоединённым беспроводным модемом. Включил и увидел этот блог. Дяди в комнате не было. Не было и следов вокруг дома. Мой дядя всегда был неординарным человеком. К сожалению, мы не понимали и не ценили его. Надеюсь, он сейчас в лучшем из миров. Эта запись провисит здесь некоторое время, после чего блог будет удалён. Возможность комментирования отключаю. Всем удачи!

* Похоже, что не будет…:(

* а чо я не понял, продолжения не будет???

* Посмотреть все (322) комментарии

* Написать комментарий

==========

P. S. Я первым делом вышел на представителей московского офиса Яндекса, у меня там есть знакомый, работает в одном из Яндекс-проектов. Он по своим каналам пошуровал. Так вот, сотрудник Яндекса, пожелавший остаться неизвестным, просмотрел логи робота-поисковика и подтвердил что (цитирую): «Действительно, сайт http://kotsh27.blogi.su был проиндексирован 02/03/2011 — но это единственный субдомен сайта blogi.su, в реальности не существующего. Более того, IP-адрес этого сайта не совпадает ни с одним из ныне зарегистрированных. Ссылки с этой страницы ведут на внешние сайты (картинки, вебкамера), которых тоже нет в природе. Будем разбираться!»

Вот и думаю теперь — был kotsh27 на самом деле или нет? А если был — то где он сейчас?..

Наталья Анискова

САЙГОН

1986, август

Душно… Было по-питерски душно. Воздух, густо замешанный на утреннем тумане с Невы, дневном смоге, вечернем запахе прогретого асфальта и ещё на чём-то неуловимом, крепко обнимал прохожих.

С улицы Салтыкова-Щедрина Славка повернул на Литейный. Позади остались величественный Дом офицеров, похожий на торт Преображенский собор, памятник Некрасову, кружевной фасад Центрального лектория. На углу, на пересечении Невского с Владимирским — буква Г сорок девятого дома. Красноватые стены, полукруглые окна и тяжёлая дверь — вход в «Сайгон».

Уже лет двадцать строгие мамы заклинали подросших сыновей и дочерей держаться подальше от этого злачного места. Начиная с конца шестидесятых здесь собиралась питерская богема. Художники, писатели, музыканты, наркоманы и фарца, студенты и просто бездельники — молодые и не очень. В «Сайгон» шли стиляги, хиппи, рокеры, рафинированные кочегары и дворники. Мальчики и девочки из хороших семей тянулись в «Сайгон», как сельдь на нерест. Сюда убегали от одиночества. Здесь писали стихи, читали конспекты, обменивались самиздатом, влюблялись и собирали деньги на выпивку.

Мамы заклинали, а дети, разумеется, поступали по-своему. Новые и новые поколения юнцов протирали штаны на низких подоконниках «Сайгона», которые использовались как скамейки. Сидя на них, пили кофе и вели умные беседы, узнавали о квартирниках и глазели на своих кумиров.

Славка толкнул тяжёлую дверь и шагнул вперёд, прищуриваясь. Жёлто-белым светили и подмигивали засиженные мухами длинные лампы дневного света. Похожие на паруса шторы наполовину закрывали окна. Зал казался вдвое больше, оттого что отражался в дальней зеркальной стене — говорили, что за ней прячется конторка с многочисленными микрофонами.

У стойки Славка разглядел Боба и направился туда, лавируя между столиками и редкими ещё посетителями. Жизнь в «Сайгоне» начиналась после пяти, когда приходили завсегдатаи. По утрам в кафе заглядывал случайный люд, с полудня до часу завтракали книжные спекулянты-перехватчики с Литейного. Затем обычная публика пила кофе — часов до четырёх. Сейчас вечер только расходился, набирал градус.

Славка добрался до стойки и хлопнул Боба по плечу. Тот обернулся всем корпусом, распахнул руки, заголосил комично:

— Сколько лет, сколько зим!

— Пойдём за столик, пока свободно, — предложил Славка.

— Пошли. Ты с нами, Пат? — повернулся Боб к стоявшей рядом девице, которую до этого загораживал от Славки.

Девица оказалась… Ох, и оказалась! Славка даже сглотнул непроизвольно. Стриженная «под пажа», высокая. Тоненькая, но не тощая — изящная, как фарфоровая фигурка, сахарно-белокожая.

— Я тебя здесь не видел раньше, — сказал Славка, едва уселись.

— Видел. Но не замечал. Я была с Вольдемаром.

— Вот как? — Вольдемаром звали модного скульптора, специалиста по бюстам вождей. — И где Вольдемар?

— Кто знает, — Пат пожала плечами и вдруг взглянула на Славку в упор чёрными, в пол-лица глазами. — Я больше не с ним.

Славка чувствовал, как тонет к чёртовой матери в этих глазищах, как затягивает омут неведомого и знакомого откуда-то, почти родного.

— Споёшь? — подняла бровь Пат.

Славка кивнул. Боб молча подал ему гитару. Пальцы легли на привычные гриф и деку. И что-то включилось само собой. Славка был аккордом и словом, нанизывал мир на струну и повелевал им. Он целовал в губы жизнь и чувствовал, знал — всё ещё будет, будет…

И всё было. Квартирник у Люды Лосевой, и податливые плечи Пат, и лютый мороз зимы восемьдесят шестого — были. Были вечера в «Сайгоне», полуподвальные концерты в занюханных районных ДК, ментовские облавы. Были демонстрации в девяносто первом, и стихийные концерты на площадях, и пьянящая мысль: «Вот теперь…» Были кипящие ртутью стадионы, и девичий визг в залах, и девичьи же драки у гримёрок. Первая, она же последняя, «дорожка». Были похороны — Сашины, Витины, Янкины, Серёжины. Стук земляных комьев и недоумение: «Как же так? Куда?»… Было повторяющееся рефреном мамино «Скоро тридцать, Славик» и чудесным образом упорядочившая быт и бытие Оля. Был нескончаемый гастрольный «чёс» по стране… Всё было.

2011, сентябрь

В дверь гримёрки стукнули.

— Вячеслав Михалыч, время.

— Вижу! — отозвался «Вячеслав Михалыч», с трудом удерживаясь от желания хорошенько потереть глаза. Морда лица нарисована, и нечего по ней елозить. Сегодня не просто концерт — юбилей с кучей приглашённых музыкантов, которыми нужно рулить, съёмка для первого канала… За осветительскую схему и аппаратуру можно не волноваться — ребята мышей ловят. Осталось самому нормально отработать.

На сцене Славка осмотрелся. В зале — публика в пиджаках, упакованные гражданки средних лет. Аранжировка зазвучала плавно, потом запульсировала ярким крещендо. Обычно ещё на проигрыше, с первых же тактов, начинался свист, с первых слов начинали подпевать, потом затихали — чтобы не упустить. Сейчас помалкивали. Что ж, огромный зал «Олимпийского» поднять непросто…

Через служебный вход Славка выбрался на улицу и жадно вдохнул. Отыграл, с музыкантами попрощался, дальше администратор разберётся. На банкет не хотелось. На Ленинградский теперь, ночь в поезде — и дома. Славка выбил сигарету из пачки, прикурил. Ночная Москва ухмылялась лукавой шалавой, подмигивала галогеновыми глазами…

Дома, как всегда, был порядок. Идеальный — ни пылинки. И, как всегда, было тихо, светло и уютно. Оля умела поддерживать чистоту и понимала толк в домашнем комфорте. Она вообще много что умела и во многом понимала толк. И вкус у неё был прекрасный, лучше, чем у Славки, намного лучше и тоньше.

Гостиная пепельно-белого окраса, кажется, в стиле «модерн», картины на стенах — кисти молодых художников, пока неизвестных, но непременно талантливых и амбициозных. Славка не сомневался, что через пару десятков лет каждая будет стоить приличных денег. Полотна были тщательно подобраны — так, что вместе составляли ансамбль.

— Ольга Игоревна будет к пяти, — выплыла из кухни Аллочка. Она кокетливо улыбнулась. — Завтракать будете, Вячеслав Михалыч? Или?..

Аллочку тоже подобрала Оля — в агентстве по найму прислуги, как и полагается. Молоденькая хохлушка была педантично аккуратна, исполнительна, вежлива — идеальная домработница. Ещё она прекрасно готовила и криком кричала от наслаждения, когда отдавалась. Иногда Славка думал, что секс с хозяином входит в реестр оговорённых услуг. По этой части, в отличие от всех остальных, у Оли было явное отставание.

— Давай отложим «или», — ответил Славка. — Устал. Что у нас на завтрак?

Аллочка кокетливо поджала губки.

— Гренки и омлет, всё как вы любите.

Ольга появилась в пять, с ворохом пакетов, шуршащих чем-то дамским.

— Алла, это в спальню, — скомандовала она и прошла в гостиную. Упала в кресло, вытянула длинные ноги и заявила в пространство: — Алла, сок! Привет, дорогой! Нормально сыграл?

— Нормально.

Блондинка, при фигуре, с правильным славянским ликом — в сорок четыре года Ольга цвела зрелой женской красотой. Лоском, дорогой простотой облика жена на все сто соответствовала гостиной. Настоящая леди.

— Как там зал, прилично был заполнен?

— Прилично. От и до.

— Угу… — Ольга в задумчивости пощёлкала пальцами. — Так, через пару недель перечислят, и можно ехать…

— Куда ехать? — удивился Славка.

— Славик, ну что за «куда»? — обиделась Ольга. — В Финляндию. Дом смотреть. Я тебе год об этом говорю. Сколько можно жить позорищем… Я уже всё нашла, в Кемиярви.

— Ладно, в Кемиярви, так в Кемиярви, — не стал спорить Славка. Действительно, о покупке дома Ольга говорила не в первый раз, и если нашла — значит, нашла лучший вариант.

— Вот и договорились. Значит, так. В среду мы идём к Сив-цовым на юбилей. В субботу у Шурика выставка открывается, надо быть, — Ольга снова щёлкнула пальцами. — В понедельник я сама, в четверг к Эльвире на просмотр.

— Какой ещё просмотр? — нахмурился Славка.

— Забыл? «Олива», режиссёрская версия.

— Это весь список?

— Пока весь, дальше я тебе потом скажу. Всё равно забудешь.

— Ладно. Яволь.

Славка с хрустом потянулся и встал.

— Ты куда? — поинтересовалась Ольга.

— Пройдусь, подышу…

На улице накрапывало. Загорелые плечики лета оделись в жёлто-серый бушлат, и уже тянуло по воздуху опустошающей, вынимающей душу тоской, которая накатит осенью.

Славка шагал, не озадачиваясь маршрутом, просто так, куда ноги приведут. Привели на стык Невского и Владимирского. Сорок девятый дом по-прежнему стоял на углу кирпичным кораблём, и окна были те же, полукруглые, только вывеска сменилась. В восемьдесят девятом «Сайгон» закрыли на плановый ремонт, который растянулся на целую пятилетку, да так и не открыли. «Сайгон» ушёл по-английски. Некоторое время на его месте пробыл винный барчик с игральными автоматами, после — магазин сантехники. Теперь, уже лет десять, на крыше углового дома буржуазно светились неоновые буквы «Рэдиссон». Бывало, Славка проезжал мимо и ставил в памяти галочку — зайти туда, тяпнуть чего-нибудь по старой памяти. Так и не зашлось.

Славка потянул на себя по-прежнему тяжёлую дверь. Та скрипнула, как дверям в хороших домах не полагается…

С порога ударил — не в ноздри, а под дых — знакомый запах: сладковато-терпкая смесь кофе, дыма, множества человеческих тел. Кофейные автоматы возвышались над стойкой, лица мельтешили в полутьме, собравшиеся гомонили на разные голоса.

«Воспроизвели так воспроизвели…» — ошарашенно подумал Славка. Он принялся лавировать в толпе, выглядывая место за столиком, — похоже, в новом «Сайгоне» присаживались к незнакомым так же запросто.

Не так. Что-то в этой имитации было не так. Славка пытался сообразить, что же его смущает. Мебель, запах, вид и шум толпы — всё совпадало с воспоминаниями. Даже… Славка опешил, когда узнал в сидящем за столиком мужичке Борю Полчерепа — знаменитого «перехватчика» с Литейного, лучшего знатока антиквариата в городе. Боря, как обычно, тихонько сидел, не снимая берета — прятал травму головы, — и пил кофе. И не особо постарел. Мерещится…

Дальше — больше. У стойки хохотала басом, встряхивая рыжей гривой, баба, один в один похожая на Янку. И не с кем-нибудь хохотала — с тоненьким пареньком нечёсаного вида. Точно — мерещится. Славка крутил головой, встречая знакомые, полузнакомые и просто мельком виданные лица. Он уже перестал удивляться увиденному, когда сбоку окликнули. Так, как называла только… Славка обернулся. Из-за столика смотрела и улыбалась Пат — повзрослевшая, уже не двадцатилетняя, но всё такая же — фарфорово-изящная, белокожая, и в глазах тот же омут.

Рядом с Пат было и свободное место.

— Ты… Ты здесь откуда? — выдохнул Славка.

— Откуда и все, — улыбнулась Пат.

— А все?..

— Остались.

Дверь заскрипела, и в зал ввалилась хохочущая компания. Смуглый черноволосый парень в косухе обнимал за талию крошечную девицу с множеством косичек и в феньках до локтей. С ними мужик лет сорока — рыжеватый хайр до плеч, гитара на ремне.

— И давно ты здесь… осталась?

— В тридцать два. Считай сам, — лукаво улыбнулась Пат.

— А другие?

— По-разному.

— Пат, я не понимаю. Как можно здесь остаться?

— Да так… Сердцем. Здесь такое место, Слав… Чужие видят то, что снаружи, но некоторым удаётся заглянуть… — Пат замялась, подбирая слова. — Заглянуть ненадолго и увидеть.

— Наш «Сайгон»?

— Ну конечно, — развела ладони Пат, будто предлагая: владей.

— И сюда можно заглядывать?

— Только раз можно заглянуть и выйти. Ты, видимо, так и попал, если не понимаешь ничего.

— Угу. Я в бар зашёл.

— Значит, выйдешь потом. А для оставшихся дороги назад уже нет.

— Всё равно не понимаю, — потёр виски Славка. — И как здесь остаются?

— Да так. Остаются… Те, кто хочет остаться. Насовсем. Те, кто решил, — Пат притихла, затем подняла глаза на Славку. — Рассказывай, как у тебя и что?

И Славка рассказывал. О том, что всё в порядке, дочь в Англии, а в Кемиярви скоро будет дом. О том, что воевать ни с кем уже не нужно и его концерты снимают для центрального телеканала. О том, что публика теперь чинная и время колокольчиков, похоже, прошло. Об Аллочке и об Ольге. О том, что почти не знает собственной дочери…

Пат слушала внимательно, перебирала его пальцы и опять казалась родной и неведомой одновременно… Наконец накрыла Славкину ладонь своей, итожа разговор.

— Слав, утро уже. Тебя, наверное, дома потеряли…

Славка хотел было возразить, задержаться ещё ненадолго.

Пат заметила.

— Иди, иди. Потом, если… — и замолчала, не стала договаривать.

Дома было тихо: Ольга спала в своей спальне, Аллочка в своей. Славка сварил кофе, прошёл на цыпочках в кабинет и устроился за столом. Там и проснулся, когда вошла Ольга.

— Это как понимать? — подняла брови жена.

— Задремал. Задумался…

— Чем озадачился?

— Да так… Встретил вчера кого не ожидал.

— Например?..

Славка сглотнул.

— Серёжу Онопко. И Любку Дачницу.

— Ты чем сознание расширял? — поинтересовалась Ольга.

— Почему сразу — расширял?

— Ты же мне сам некролог показывал. И говорил, что Онопко погиб в автокатастрофе. А Дачница загнулась от передоза, — поджала губы Ольга.

— Правда, было, — кивнул Славка. — Как же так…

— Как-как — пить меньше надо. Ладно, я вот зачем пришла. У Шурика выставка сдвинулась, понедельник я перенесу. В четверг можно уже в Финляндию. Недельку поскучаешь без Аллочки, — хмыкнула Ольга.

— В каком смысле «поскучаешь»? — оторопел Славка.

— В том самом. В соительно-совокуплятельном. Да не переживай ты, я не против. Думаю, может зарплату ей повысить за снятие твоего гормонального стресса?..

Хлопнув дверью парадного, Славка вышел на улицу. По небу стелилась серая рванина облаков. Ветер задувал под куртку, гнал по коже мурашки. Славка шагал куда глаза глядят. Серёжа Онопко разбился в девяносто первом. Насмерть, из машины его вынимали по частям. Любка… он ещё участвовал в складчине на похороны, за душой у Любки не было ни гроша. Потом…

Под сердцем резануло. Пат! Господи, как же она сказала? В тридцать два. Осталась в тридцать два. Где осталась, почему в тридцать два?

Колени подсекло слабостью, и Славка шагнул в сторону, схватился за цоколь уличного фонаря, чтобы не упасть. Пат без вести пропала в девяносто восьмом, ему говорил Вольдемар, тот самый, бывший скульптор. Сколько ей тогда было?..

Славка выдохнул, потряс головой, отлепился от фонаря и двинулся дальше. Ноги сами несли на Невский. Мысли сыпались песком… Те, кто остался, сказала Пат. Те, кто решил остаться. Насовсем. Где остаться? Почему насовсем?

На Аничковом мосту Славка опёрся на парапет и скурил дюжину сигарет, одну за другой, глядя на рябь Фонтанки. Смял пустую пачку, закашлялся. Чужим удаётся заглянуть. Один раз. Он — чужой, ему удалось. А те, внутри, получается, свои. А он — нет. В отличие от Пат, в отличие от Серёжи Онопко, от Любки. У него сложилось. Его не вытолпили из жизни, не выставили, он не потерялся, зубами ухватился за спасательный круг и выплыл. Нет, не так — его спасла Ольга, вытянула, вытащила из омута на берег. А Пат и другие до берега не добрались. Вот оно, значит, как.

Славка оторвался от парапета, заспешил по Невскому. Затем побежал. Помчался, расталкивая прохожих. На углу с Владимирским рванул на себя ту самую дверь, ввалился вовнутрь.

Его встретил холл «Рэдиссона». Портье за стойкой, лощёные носильщики, охрана в приталенных пиджаках. Мраморный пол, люстры на потолке, вазоны с цветами. Никакого «Сайгона», ни малейшего его признака. Пружинистым шагом пересекая холл, к Славке стремительно двигался сосредоточенный, коротко стриженный мужик с рацией на боку. Охранник, сейчас спросит, какого чёрта он здесь забыл.

Славка нашарил за спиной дверь, попятился. Мельком увидел своё отражение в зеркале — поджарый дядька с седыми висками. Вновь оказался на Невском, смахнул пот со лба, перевёл дух. Заглянуть можно лишь раз, вспомнил он. Только раз, больше не получится. Для того чтобы снова увидеть всё, надо остаться. Сердцем, насовсем.

Тогда завтра его не станет, на его смерть напишут некролог. Может быть, даже сегодня. Не будет больше переполненных залов и телетрансляций. Не будет признания, денег. Не будет кричащей от наслаждения безотказной Аллочки. И Ольги с дочерью тоже не будет. Ничего не будет. И никого. Только те. Неудачники. Навсегда оставшиеся в восьмидесятых и девяностых. Затормозившие время. Нищие, спившиеся, обдолбанные. Чужие.

Или… Или всё не так? И это Ольга ему давно чужая? И светская жизнь, и прилизанная гостиная, и домик в Финляндии — всё не своё. Чужое. И он в этой чужой жизни — винтик, послушная марионетка, которая даже в постель ложится с молчаливого одобрения хозяйки.

А они — шумные, увлечённые, смеющиеся над неустроенностью, через край глотающие сырое питерское небо, — всё-таки свои? Ведь Пат ему — своя. При мысли о Пат заныло между рёбрами. Тогда, в азартной сутолоке восьмидесятых, когда казалось, что всё самое интересное ещё не познано, всё главное ещё впереди, они расстались почти легко. Теперь же… Впереди ещё сколько-то концертов, банкетов, выставок и просмотров, аллочек или эллочек. А там, в «Сайгоне», осталось настоящее, своё. Самое дорогое.

Славка подошёл к двери, взялся за ручку, потянул. Услышал скрип и жадно, полной грудью вдохнул сладковато-терпкую смесь…

Пат сидела за столиком и цедила «маленький двойной». Когда Славка подошёл, она вскинула глаза с немым вопросом. Славка присел рядом.

— Я насовсем.

— Правда?

— Я тебя когда-нибудь обманывал?

Пат молча улыбнулась в ответ.

— А что там, снаружи? — спросил Славка.

— Пойдём, покажу.

Снаружи асфальтовой рекой тёк Невский — пешеходы, машины, дома. «Букинист», «Гастроном», «Военторг». Пионерские галстуки. Милиционер на перекрёстке. Киоск «Союзпечать».

Пат взяла Славку за руку, и от прикосновения её ладошки потеплело внутри.

— Почему ты решил остаться?

— Да так. Решил. Жить, а не доживать.

— Здесь?

— Да. Здесь. С тобой.

Кусчуй Непома

КИЛЬКА В ТОМАТЕ

(Дата изготовления)

— А все-таки президент у нас лапочка, — сказала Алла Леонидовна Цапкай, в прошлом воздушная гимнастка, а ныне пенсионер.

— А помнишь Ингу? Она тоже была такая лапочка.

— Да, жаль девочку, — пробубнил гиревик Иван Терентьич Фокин, нажимая кнопки на пульте дистанционного управления. Батарейки за год, видимо, уже подсели, и потому телевизор откликался не сразу.

Телевизорами на прошлый Новый год пожилых артистов, коротающих свой век в доме ветеранов циркового искусства, одарил Комитет по культуре. Этому вниманию со стороны комитета ветераны были обязаны не слишком веселым обстоятельствам. В декабре прошлого года пропала сотрудница дома, молодая женщина Инга, любимица стариков. Полицейское разбирательство, живой интерес прессы и как следствие — телевизоры. Плоские, большие и недорогие.

История с девушкой — странная и непонятная. Старикам, как те ни просили, так и не сказали, что случилось с Ингой. Как бы то ни было, ветераны, знавшие Ингу, жалели, что нет ее больше в их и без того не слишком уютном пристанище.

В конце концов Иван Терентьич отложил в сторону пульт, поднялся с дивана и прямо на телевизоре увеличил громкость.

Еще немного, и заставка зимнего леса должна была смениться ликом президента.

Иван Терентьич задержал взгляд на пудовой гире, что стояла у стены, и на стопке рыбных консервов — обязательном и бесплатном пайке администрации дома ветеранов циркового искусства.

Без пяти двенадцать на экране появился президент с поздравительной речью.

— Друзья, коллеги, граждане России! Поздравляю вас с Новым годом, — начал он и после двух-трех обычных в таком случае вступительных фраз перешел к иному.

(Вода)

Инга включила воду. Сунула под струю сначала одну банку консервов, потом другую. Да, кулинарная ностальгия — килька в томате. Как увидела в магазине на полке красно-желтую этикетку, так рука сама потянулась. Вкус детства, так сказать. Дайте две. Две — это тридцать рублей с копейками. Считай, задаром.

«Ну попробую пару штучек, — думала она, вытирая обе банки кухонным полотенцем, — а из остального сварю супчик». В детстве сваренный с картошечкой и целой луковицей суп из кильки казался пищей богов.

Консервный нож легко пробил жесть, даже чересчур легко. Теперь жесть не та, что раньше, — тоньше, мягче. Инга вспомнила, как отец забавы ради ловко вскрывал консервы топором. Надавливал, топор углом легко входил в крышку, а потом два-три движения — и банка открыта.

Инга подцепила острием ножа крышку и отогнула…

А потом долго смотрела внутрь банки. Там, уложенные один к другому в несколько слоев, лежали маленькие мальчики. В белых рубашках, черных шортиках с лямками и белых гольфах. В белых же панамках. Впрочем, белыми рубашки, гольфы и панамы были условно. Потому что мальчики лежали в томатном соусе: два по центру — во весь рост, остальные же изогнулись… точнее, лежали изогнутыми. Сообразно форме банки. Ну как настоящие кильки… Только не кильки, а мальчики. И в отличие от килек с закрытыми глазами.

Инга медленно села на табурет. И сжала кулачками виски. Сильно. Будто хотела выдавить из головы другое, привычное глазу изображение. Консервный нож так и остался у нее в руке.

Привиделось, переутомилась, переработалась, пере… Что еще пере?

Инга поглядела на этикетку. Килька балтийская неразделанная обжаренная в томатном соусе. Про мальчиков ни слова.

Нет, этого не может быть. А если и может… То должно быть какое-то рациональное объяснение, уговаривала себя Инга. Ну не сошла же она с ума. Нужно просто успокоиться и еще раз заглянуть в банку. Там — килька. Как и написано на этикетке.

Она, не вставая, включила воду, намочила руку и протерла лицо. И потом уже встала. И тут же снова села обратно. В банке по-прежнему лежали маленькие мальчики.

(Томатная паста)

Ступор. Полный. Как будто из черепной коробки пропал мозг. И вместо него — томатная паста или же вообще пустота, прикрытая нелепой заставкой. Как будто открылись двери электрички, но вместо знакомой платформы — заснеженное поле без признаков чего бы то ни было еще. Как будто в ведомости по выдаче зарплаты вместо обычной суммы — круглый ноль, баранка, за которую все равно нужно расписываться.

Инга консервным ножом повернула банку — так, чтобы оттопыренная крышка закрывала содержимое. Так было легче. Голова становилась не столь пустой. Заснеженная пустыня кое-где проявляла под сугробами знакомую платформу. И ноль в зарплатной графе перед собой худо-бедно обнаруживал еще какие-то цифры.

Глаза, хотели они того или нет, перебирали буковки на этикетке.

100 г продукта содержат: белок — 17 г, еводы, — 4,1 г, жир — 12 г. А еще — адрес производителя, телефон, ГОСТ, масса нетто — 230 г.

Затошнило. Вдруг захотелось опустить крышку, чтобы кошмар перестал быть. Но как же так закрыть? Это как крышку… Рука не поднялась. Однако тут же пришла другая бредовая идея. Если не закрыть крышку, то вдруг эти мальчики встанут и выйдут наружу? Вся эта масса нетто с белками, углеводами и жирами согласно ГОСТу? Мысль бредовая, но мысль.

Невольно взгляд упал на вторую банку. С опаской Инга взяла ее. Осторожно поднесла к уху, как будто надеясь услышать ответы на свои вопросы. Но в банке было тихо. Инга тихонько потрясла ее. Внутри что-то забулькало. Вдруг представилось, что в этой банке тоже лежат маленькие мальчики и что они от такой тряски бьются головками в панамках о жестяной бортик. И рука Инги сама опустилась на колени.

(Масло подсолнечное)

Юрка расплачивался у кассы, когда ему позвонила Инга. Он едва не рассмеялся, когда услышал про банку с килькой. Тем не менее Юрка не пошел домой, а, распихав по карманам куртки блок сигарет, побежал к метро. Голос Инги показался ему испуганным, но не это заставило его отказаться от ужина и вернуться к тому месту, где они расстались час назад. В конце телефонной тирады было краткое: «Приезжай» (а Юрке послышалось еще и «скорей»). Дело в том, что за два месяца ухаживаний за Ингой ему не удалось ни разу побывать у нее дома. Поцелуй, скорее дружеский, у ворот, на которых висела табличка «Дом ветеранов циркового искусства», и ауфидерзейн. А тут — приезжай. Agreable surprise.

Словом, гвоздички, хоть и вялые, у метро, бутылка вина в магазине шаговой доступности, бегом по эскалатору, трамвай до конечной — все идет как по маслу, сегодня все будет тип-топ.

(Белок)

Гиревик Фокин крепкой не по годам рукой обнимал за плечи воздушную гимнастку Цапкай, другой же шевелил в воздухе, словно крутил невидимые гантели или гири — стойкая привычка, реликт трудового стажа.

А речь президента между тем не была краткой, несмотря на то что начал он ее ровно за пять минут до полуночи:

— …Наша страна, наша великая страна столь слабо позиционирует себя на мировой арене. В связи с этим я, президент страны, считаю своим долгом объявить о новом курсе, который с двенадцатым ударом курантов будет проводиться в жизнь…

(Рыба)

Юрка смотрел в открытую банку. Инга смотрела на Юрку. Цветы лежали на табуретке.

— Когда ты банку открывала, она не была распухшей? Из нее ничего не прыснуло? А то, знаешь, бывают испорченные консервы…

— Нет, банка нормальная была.

— Дай вилку, — попросил Юрка.

Инга вытащила вилку и уже протянула было ее Юрке. Но опомнилась.

— Ты что, сдурел? Зачем?

— В смысле?

— Ты их хочешь вилкой?

Юрка посмотрел на Ингу. Он привык в консервные банки тыкать вилкой. А тут… Да, как-то неожиданно все. В самом деле — вилкой маленьких мальчиков…

Он снова повернулся к банке. Осторожно потянулся к ней указательным пальцем. Но остановился. Подошел к раковине, включил воду и помыл руки. Бросил взгляд на незамеченные гвоздички и бутылку вина.

Коснулся чистым пальцем одного из мальчиков и тут же отдернул руку. Понюхал палец. Тот не пах ничем особенным. Томатным соусом пах.

— Может, отнести их обратно в магазин, — предложил он. — Пусть деньги вернут за некачественный товар.

Запнулся. Мальчики не подавали никаких признаков испорченного товара. Наоборот, все как на подбор — аккуратные рядки, никаких неприятных запахов и на вкус наверняка…

— Ты с ума сошел?

— А что в этом такого? Ты кильку покупала, а не этих. Кильку ведь?

Инга утвердительно кивнула.

Юрка пробовал рассуждать логически. Невероятно, чтобы килька превратилась в мальчиков. Даже если это генетически модифицированная килька. По крайней мере, подобные случаи неизвестны. Значит, в банку изначально вместо рыбы положили мальчиков. Этакие куколки, которые чрезвычайно похожи на восьми- или девятилетних мальцов. Нет сомнения, что это муляжи. Мальчиков таких размеров не бывает. Он убеждал себя, Ингу, хотя понимал, что никакие это не муляжи, не куколки. Выглядели эти мальчики именно мальчиками, но только маленькими. И не мертвыми, а какими-то уснувшими. Логические рассуждения приводили к легкому бреду.

(Томатный соус)

Инга постелила Юрке на кресле, старом, неудобном, но лучшего места для сна не было. Сама легла на диване, тоже старом и тоже неудобном. Расстояние в три или четыре шага стало непреодолимой преградой, потому что Инга решительно сказала, что ничего не будет. Она просит его исключительно по-дружески остаться сегодня у нее, потому что ей как-то не по себе. Не хочется ей и просто попробовать винца. Да и кусок в горло не лезет. Юрку она накормила. Бутербродами с чаем. Чем могла. Сама же есть отказалась.

Юрка жевал бутерброды, поглядывая на гвоздички, которые в конце концов оказались в вазе, на бутылку вина, одиноко стоящую в центре стола, и вспоминал пельмени в морозилке у себя дома.

— Давай их хоть уберем в холодильник, — сказал он, когда Инга пригласила его к столу. — Вон на них написано: после вскрытия продукт хранить в холодильнике не более суток.

Их! В холодильник! Инга смутилась. И не позволила сделать этого. Тогда Юрка осторожно прикрыл крышку, но не до конца, и поставил банку на подоконник.

Спать Юрка не мог. Он полежал с час, поворочался. Понятное дело, глупость какая. Надо встать и залезть к Инге под одеяло. Там все и случится. Отчего-то так поступить он не мог. Не хотел брать нахрапом, хотел, чтобы все было romantique. Хотя ему на романтику в общем-то наплевать, но для Инги… Она же женщина, и все должно быть если не романтично, то по крайней мере не столь primitif — встал, залез под одеяло… Во-первых, это некрасиво…

Почему-то Юрка был уверен, что Инга тоже не спала. Но не спала по другой причине. По причине этих самых дурацких консервов. Вот ведь парадокс. Именно они, эти кильки в томате, были причиной того, что он оказался у нее. И именно они были причиной другого — что он не может оказаться сейчас в ней.

Цербер у будки. Юрка представил себя трехголовой собакой. Все три головы его, Юрки, с его, Юркиным, лицом. Можно, я буду твоей верной собакой? От этой мысли стало совсем противно. Он осторожно поднялся. Втиснулся в розовый халат, который ему любезно дала Инга сходить в душ. Издевательство прямо. Стараясь не шуметь, вышел на кухню. Включил светильник на прищепке.

Закурил. Прикрыл дверь, чтобы не тянуло в комнату.

Положение глупейшее. Сидеть ночью на кухне, курить, когда…

Ты же ведь… Сказала и так смотрела ему в глаза. Конечно, нет. Исключительно по-дружески. D’une maniere amicale.

Юрка содрал обертку с бутылочной пробки, отыскал штопор. В любом случае это выход: усну либо на кресле, либо на диване.

Вино пил из чашки. После первой подумал: неплохо бы что-нибудь еще съесть. На глаза попались только консервы. Открытая банка стояла на неоткрытой. Крышка верхней слегка топорщилась. Юрка переставил ее на стол. Приоткрыл крышку. Маленькие мальчики были на месте. Да и куда они с подводной лодки… Юрка налил еще вина. Затянулся сигаретой. Отчего-то выпустил дым в сторону, а не перед собой.

Он смотрел в банку сквозь призму легкой нетрезвости. Мальчики, такие же, как и пару часов назад, только вот слегка обветрились. Или это только кажется… Он штопором подцепил верхнего, приподнял. Под ним лежал такой же, весь в томатном соусе. В белой рубашке, черных шортиках с лямками. Из-под белой панамы аккуратной линией виднелась челка. Опустил верхнего обратно, осторожно, будто боялся сделать больно обоим. Вытер пальцы о кухонное полотенце. Вдруг представил себя таким вот, в банке, в томатном соусе. Да лучше, в конце концов, так, чем цербером у ног. En rester comme une tomate! Rouge comme une tomate.

Юрка поднял банку, заглянул на днище, где должна быть дата изготовления.

Ну вот — просроченные. Железный повод обратиться в магазин: торгуют просроченным товаром. И пусть они с этими мальчиками делают что хотят. Удивляются, недоумевают, кумекают, устраивают расследование, находят крайних…

Сделал еще пару глотков. Пепел с сигареты упал в банку, прямо на лицо мальчику, что лежал у самого бортика. Юрка мизинцем протер мальчику лицо. Кожица на лице под пальцем немного заморщинилась. Лицо мальчика оттого стало совсем не детское, а какое-то уж совсем из фильма ужасов.

Юрка затряс кистью, словно стараясь стряхнуть с мизинца впившегося в него мальца. Отпил еще вина. И поставил перед собой вторую банку консервов. Точно такая же. Судя по этикетке. И по просроченной дате.

Консервный нож вскрыл вторую банку с килькой.

Юрка затушил сигарету под струей воды. И только потом осторожно отогнул крышку.

Машинально достал новую сигарету, щелкнул зажигалкой. Когда дым от первой затяжки рассеялся, Юрка произнес:

— М-да, charmant.

В банке рядком лежали не кильки. И даже не маленькие мальчики. А маленькие девочки. В темных платьях, в белых фартучках и гольфах, с белыми бантами. С закрытыми глазами. Залитые, так же как и мальчики, томатным соусом.

Юрка сдвинул обе банки. Развернул, чтобы содержимое обеих имело одинаковое направление. Произошедшее уже казалось логичным. Раз были мальчики, то должны быть где-то и девочки.

(Мука)

Инге в самом деле не спалось. Она долго ворочалась. Ей неожиданно захотелось, чтобы Юрка сел на пол возле дивана и взял ее за руку. И ей даже показалось, что так оно и случилось и Юрка держит ее руку, а сидят они в большом зале кинотеатра, а по проходу идет известный актер Гробченко, еще более длинный, чем он есть на самом деле, и играет на маленькой, величиной с коробку из-под ботинок, гитаре. И поет что-то из песен Цоя, заметно не попадая в ноты. Вдруг он останавливается и смотрит на Ингу. И тут же перестает петь, как будто смутившись. И Инга увидела, что в смущении он мнет, словно тряпку, гитарку. И тут Инга поняла: на актере черные с лямками шортики, белая рубашка, белые гольфы и белая панамка. Гробченко покраснел, развернулся и побежал. Но споткнулся и с грохотом упал в проходе. Инга проснулась.

Она несколько минут прислушивалась, потом встала, набросила халат и вышла на кухню.

Юрка сидел, уткнувшись лбом в сгиб локтя. Лицо его было бледное, словно присыпанное мукой. Рядом стояла пустая бутылка. Но самое ужасное — Инга увидела две пустые банки из-под кильки.

(Сахар)

— Кэп, послушай, ну чего ты здесь будешь делать? Чего тебе терять? Вот эту конуру? Ты же здесь зачахнешь и засохнешь. Чего тебе здесь светит? Очередное звание и цирроз печени? Сам подумай.

У кэпа — капитана полиции Владимира Елецкого — было правило: выпил — не верь ушам своим, не верь глазам своим, а верь своей больной на следующее утро голове. Поэтому уговаривать его сейчас подумать было совершенно бессмысленно.

Но малец не унимался:

— Перед тобой же откроются такие перспективы! Только представь: ты же локомотивом будешь, в авангарде понесешься, а мы с тобой. Жить будешь за рублевой стеной. Деньги для тебя умрут.

День сегодня выдался суетной. Два жмурика. И оба пришли своими ногами. В смысле, сначала стали жмуриками, а потом пришли… Так получалось из показаний свидетелей. Одного нашли у центрального офиса банка «ГосИнвест», куда капитан Елецкий подумывал в случае чего устроиться в охрану. Знакомец имеется. Пособит, если что.

Случаи в жизни бывают разные. В самом деле, здесь, в отделе, майором без цирроза хрен станешь. Там майором вообще не станешь, с циррозом или без, однако не станешь совсем за другие деньги.

Пить одному — дрянь перспектива. Но что тут будешь делать? Опера все свалили. Шухера у них сегодня было… Вся жопа в мыле. Два жмурика, а выпить не с кем. Даже этот сержант, забыл его рыбью фамилию, куда-то свалил, не уважает, скотина… Не с этими же из дежурки…

Общего у жмуриков была сущая мелочь. Или, как говорил опер Васька Иваськин, сучья мелочь. Дырка в затылке. Что у того, которого нашли у банка. Что у другого, из почтового отделения.

Первый сидел на урне, облокотившись о стену. Прямо у дверей в банк. Охренеть. Как он там оказался? Сам, что ли, пришел? И почему его никто не заметил? Вот служба у будущих коллег! Где тот крендель, что должен был пастись у дверей? Поссать, что ли, за угол зашел. Против ветра, как пить дать, поссал — вот и получай сюрприз на урне.

— Ну что, согласен? — малец все не унимался. — Перспективы — широкие. Планы — громадные. Возможности — необозримые.

(Уксусная кислота)

Инга очнулась. Или ей показалось, что очнулась. Медленно открыла глаза и не сразу поняла, где она. Лежать было неудобно. А она именно лежала. Затекла шея. Изображение постепенно обрело резкость. Она на полу в коридорчике, ведущем в кухню. Голова затылком упирается в стену. Неудобно. Потому шея и затекла. Захотелось оторвать голову от стены. Не получилось. Не получилось и пошевелиться. Так бывает, когда затекают мышцы.

Что-то шумело. Телевизор. Да, работающий телевизор. Что-то в нем вздыхало и охало.

Вдали, то есть в кухне, Инга разглядела Юрку. Он сидел, уткнувшись в сложенные на столе руки. Что-то в его профиле было неправильным.

Инга вспомнила, что пришла ночью на кухню, увидела заснувшего Юрку… А дальше она не помнила. Раз лежит — значит, упала. А упала, наверно, потому, что потеряла сознание.

Инга перевела взгляд на себя и поняла, что лежит голая. Она видела съехавшие на бок груди, мягкий жирок живота… На животе что-то копошилось. Или кто-то. Инга сощурилась, пытаясь навести резкость. Сбросить эту мерзость — чем бы она ни была. Не получилось. Руки не поднять. В конце концов она сумела разглядеть задранные вверх маленькие ножки в белых гольфах. Между ними — чьи-то маленькие, игрушечные ягодицы. Стало не по себе. Облегчение пришло с осознанием — она не проснулась! Конечно, не проснулась. Отчего-то вспомнился красавец Гробченко с маленькой гитаркой в руках, с надрывом декламирующий: «Перемен, мы ждем перемен».

Нужно ущипнуть себя за щеку! И проснуться. Ущипнуть и проснуться.

Что-то резко кольнуло ее в переносицу. Она скосила взгляд наверх и увидела маленького мальчика в ракурсе, которому позавидовал бы даже Родченко. В белой рубашке, в черных шортиках с лямками крест-накрест, в белой панаме. Мальчишка, держась одной рукой за прядь Ингиных волос, еще раз ткнул в переносицу кулинарной пластмассовой шпажкой.

— Она проснулась! — услышала Инга тоненький детский голосочек.

— Чойт! — другой маленький мальчик натянул на бледные ягодицы шортики и повернулся лицом к Инге. Точнее, к лицу Инги.

— Ничего не пойючается! — крикнул он сердито и оглянулся назад, где маленькая девочка уже оправляла на себе белый фартучек. — Этот ящик — тейевизой — все вйот!

Тот, на лбу, еще раз ткнул шпажкой в переносицу. Потом дернул за бровь. Не больно, но неприятно.

Инге захотелось сбросить этих человечков с себя. Однако она не могла найти ни своих рук, ни своих ног.

Инга снова перевела взгляд в сторону кухни. Теперь она четко разглядела то, что было неправильным в профиле Юрки. Из затылка в самом основании черепа торчал, вкрученный на половину винта, штопор. На деревянной ручке штопора делал стойку на руках маленький мальчик. Одетый точно так же в черные шор-тики, белую рубашку, белые гольфы и панаму. Панамка, словно прибитая, держалась на его голове. Стойка у мальчика получалась здорово. Такое Инга видела в спортивных репортажах по спортивной гимнастике. Но тут: на штопоре, вкрученном в затылок человека!

Вдруг в комнате прибавили звук телевизора. Инга услышала вздохи и крики и по этим звукам поняла, что там смотрят какой-то эротический канал. Кто смотрит? В квартире были только она и Юрка. Еще прибавили громкость.

Нижний мальчик вместе с девочкой повернулись на звук.

— Они все вйют! — крикнул мальчик.

— Может, мы что-то не так делаем? — ответила ему девочка.

Верхний бросил нижнему шпажку, нижний ловко поймал ее, закрутил, выписывая немыслимые пируэты, так что у Инги закружилась голова и она уже было снова погрузилась в небытие, как мальчик закончил экзерсисы со шпажкой и ткнул ею в сосок левой Ингиной груди. Это было больно. Инга вскрикнула и выдохнула. Верхний свалился со лба, скатился по щеке, но успел зацепиться за губу и теперь оттягивал ее краешек в сторону и вниз, заставляя Ингу криво улыбаться. Второй же радостно крикнул и, воспользовавшись шпажкой словно шестом, запрыгнул на Ингино лицо, вцепился в другой край рта и тоже повис на руках. Маленькая девочка на животе засмеялась, и оба мальчика тоже в ответ заржали. Рот Инги буквально разрывался, потому что на ногах обоих мальчиков висели другие мальчики и девочки, и все они весело смеялись и перекрикивались.

Последнее, что увидела Инга, уже в совсем ином, фантасма-горичном мире — взрыв, превращающий все вокруг в винегрет, разбивающий все то, что можно было чувствовать, видеть, слышать или помнить, на тысячи маленьких мальчиков и девочек, одних — в белых рубашках, в шортиках на лямках, белых гольфах и панамках, других же — в черных платьицах, белых фартучках и гольфах, с белыми бантами на голове.

(Углеводы)

Иван Терентьич медленно сжимал правой рукой эспандер. Левой он приобнимал Аллу Леонидовну за плечи. Экран телевизора светился президентом.

— Килька объявляется одновременно священным животным и главным национальным достоянием. Всякий наверняка обращал внимание (а если не обращал, то мы настоятельно рекомендуем обратить), что форма нашей страны на карте напоминает изогнутую в банке кильку. Есть некоторые неточности в образе, но мы обещаем поработать в этом направлении.

Улов этой ценной промысловой рыбы в будущем году, несомненно, будет снижен. Однако это произойдет не по причине нехватки рыболовецких мощностей, а по причине окончательного переноса центра тяжести в рыбном хозяйстве на плановое разведение кильки.

Уже сегодня оптовая продажа кильки — одно из главных направлений внешней торговли нашей страны. Более того, мы единственные в мире занимаемся разведением кильки в промышленных объемах и оптовой продажей на территории всего земного шара.

В результате слаженной работы мы смогли выйти на производство кильки в максимально больших количествах. А главное — мы можем разводить ее круглогодично, хотя до сих пор везде утверждается, что размножается этот вид только весной и осенью. Кроме того, мы предложили нашим оптовым покупателям самые приемлемые цены. И, разумеется, мы неизменно даем гарантию того, что наша килька абсолютно здорова, соответствует всем стандартам и послужит источником незабываемого удовольствия.

Сегодня независимо от времени года у нас всегда есть килька разных цветов и размеров. И мы знаем, как быстро доставить ее в любую точку планеты. И даже дальше.

Оптовая продажа кильки подразумевает гибкую систему скидок в зависимости от объемов заказов…

(Лавровый лист)

«Нет, они там все упились. Весь мир упился. И я вместе с ним», — думал капитан Елецкий.

Второй жмурик образовался на почте, что была по соседству с 28-м отделом. По словам девки-операторши, которая принимает в окошке заказные письма, труп (а трупом была девушка) сам пришел. Личность уже установили: Инга Быстрихина, работает в доме ветеранов циркового искусства. Точнее, работала. Почтальоншу еле откачали. Такого нарассказала…

И с этим, на урне, тоже фокус. Охранник, что первый его увидел, говорит: винная пробка у него была в затылке. Видать, и там заливают нехило. Везде пузыри с акцизами мерещатся.

Уборщица, которая коридоры в банковском офисе драит, причитала, что, мол, человечки побежали. Вот прямо так: побежали-побежали-побежали… Из дырки прыснули. Вот дура. Упилась до чертиков.

Опер Васька Иваськин, рассказав все это, ткнул капитану Елецкому в затылок, сдвинув на лоб фуражку: вот здесь дырки. И не от пули. Аккуратные такие дырки, с винное горлышко. С таким дырками в голове не ходят.

Капитан Елецкий налил ему водки — залей, дружище.

— Ты бы, Володька, завязывал водку жрать, а то…

Иваськин махнул рукой и вышел.

С какого бодуна Васька вдруг про это? Тоже мне трезвенник гусь-хрустальной чистоты. Ну, не хочет, я не виноват.

Капитан Елецкий достал банку кильки в томате — денег перестало хватать на нормальную закусь.

По трезвом размышлении капитан полиции Елецкий никогда бы не догадался, откуда взялись маленькие мальчики в черных шортиках, белых рубашках и белых панамах. По пьяному же состоянию души все было кристально ясно: они, маленькие мальчики, вылезли из банки с килькой. В глазах зарябило от суеты. В ушах — вой, вопли, за Родину, за Сталина. Верткие, склизкие, с пятнами соуса. Брызнули врассыпную. Первый раз в жизни капитан Елецкий видел, как разбегается закуска. Одного из мелких он загасил, заляпав рукав соусом. Реакция все-таки отменная, боксерская. Бокс, правда, давно закончился, а водка осталась. И в жизни, и на столе.

И вот теперь на краю открытой банки сидел малец. Одной рукой он держался за вспоротый консервным ножом жестяной край. Ножки едва доставали до поверхности стола. Если бы не покинувшая глаза резкость, капитан Елецкий разглядел бы суровое выражение лица маленького мальчика.

— Пьешь? — услышал капитан.

— Нет. Употребляю.

Весь мир сошел с ума. Нет, весь мир просто упился до чертиков. И он, капитан Елецкий, в том числе.

— А ты кто?

(Гвоздика)

Юрку обнаружил охранник Виктор Лавров возле входа в банк. Юрка, а точнее, его тело, сидел на урне, привалившись спиной к стене. Весьма elegamment.

Охранник Лавров потом убеждал своего напарника Григория Красина, что будто бы видел в затылке у трупа винную пробку. Будто бы она торчала в нем, в затылке, словно в бутылке. «Затылок-бутылок», — срифмовал он тогда, но под серьезным взглядом Красина осекся, понимая, что сморозил глупость.

Вызвали, конечно, полицию. Чего вызывать — рукой махни: 28-й отдел полиции, где имел честь служить и выпивать капитан Елецкий, находился прямо напротив через дорогу.

В конце концов тело увезли. Если бы Надежда Петровна, уборщица, драившая ежедневно коридоры банка, знала, что выброшенная ею пробка может послужить вещественным доказательством, она, несомненно, сохранила бы ее. А так — пробка и пробка. Лежит между дверьми в офис — непорядок. Здесь все-таки банк, заведение солидное. Да и спроси ее, что за пробка, она вряд ли бы ответила, зато взахлеб рассказывала, что из-под тумбочки выскочили два маленьких мальчика и одна девочка. Росточком — ну со средний палец, и вместо волос у них чешуя, а у девочки рыбий хвост на голове, а мальчики одной рукой подтягивали сползающие с голой задницы штанцы, а другой — придерживали белые панамки на головах. Они перепрыгнули через швабру, один из них растянулся на тряпке, подскочил, издевательски хлопнул себя по заду и побежал догонять остальных. А орали-то они, как орали, визгливыми голосами, и противно, мерзко хихикали, а у самих глаза будто рыбные, она-то их разглядела, потому что даром что они маленькие…

Оператор почтового отделения Елена Ставридина, когда пришла в себя, утверждала, что видела маленьких мальчиков в белых панамках, в черных шортиках и белых рубашках, которые с кулинарными шпажками наголо выскочили из порванного рта клиентки. Девушка с самого начала показалась ей странной. Хотя бы тем, что в петличке у нее торчала гвоздичка. Ну кто теперь в петличках носит гвоздики! Нет уже ни первомаев, ни седьмых ноябрёв. Девушка подошла, покачиваясь, словно была не в себе, к окошку приема ценных и заказных писем и буквально рухнула на стекло. Голова ее едва не втиснулась в окошко. Нижняя челюсть отвалилась (тут-то Елена Ставридина и увидела, что рот безобразным образом порван), и оттуда выскочили эти человечки и, размахивая шпажками, бросились в окошко. Дальше Елена не помнила ничего. Сознание помутилось, она рухнула со стула.

Ей, конечно, не поверили, потому что поверить в такое было невозможно. Все списали на усталость, на отсутствие нормального полноценного отпуска. Вскоре и сама Елена Ставридина согласилась с тем, что все ей это привиделось, потому что неделя выдалась тяжелой, да еще неприятности дома с больной кошкой Мусей, которой нужно было всю ночь через каждые два часа делать уколы.

(Лук)

— Мы особая, секретная разработка НКВД, — говорил малец. — Первоначально задумывались с целью естественного экспорта революционных идей…

— Чего? — капитан Елецкий пьяно икнул. Налил себе водки. С сожалением посмотрел в пустую консервную банку. Покачал головой.

— Ты говори, говори, — сказал он. — Продолжай. Твои слова вместо закуски будут.

И выпил, резко запрокинув голову назад, чтобы водка самотеком попала в глотку. Пробило. До слез. Как будто срез луковицы под нос сунули. И вдруг капитан обнаружил себя сидящим на краю консервной банки, а прямо напротив увидел огромное лицо мальчика и испачканную томатным соусом панамку.

Капитан Елецкий не испугался такой метаморфозы. Потому что для него было в порядке вещей после четвертой рюмки становиться маленьким, словно его втягивало в себя то счастливое детство, когда деревья были большими, а мир необъятным. В такие минуты капитан обретал какую-то особую, нечеловеческую трезвость, звонкую, словно горный хрусталь. И в этой трезвости его мозг мог воспринимать самые удивительные формы, оперировать самыми замысловатыми смыслами и образами:

— …Пионеры, достойнейшие из достойных, были подвергнуты специальной обработке в секретной камере, — губы мальца двигались близко-близко. — Эту камеру разработала группа ученых-биологов, расстрелянных…

Закусывать надо! И не килькой. И водку покупать только в проверенных местах. Ну бред же, бред!

— Их расстреляли особыми пулями, — продолжал вещать мальчик, — отлитыми из металла, найденного на месте падения Тунгусского метеорита. А потом привлекли к работе. Именно так: сначала расстреляли, а потом привлекли…

— Свистишь… — хоть и бред, но капитан не удержался. — Свистишь как…

— Сам не свисти, — отрезал мальчик. — Носопыру всю просвистишь.

Капитан выдул мощно воздух через ноздри.

— Вся суть в камере. Ну вот что ты думаешь, глядя на меня?

— Про закусь я думаю.

— Дурак ты, капитан. Про мальчика-с-пальчик слышал?

— Про пальчика-с-мальчика? Гы-гы-гы…

— В самом деле дурак. Нас готовили к эксперименту. В камере нас сжали до размеров мальчика-с-пальчик. А потом погрузили в состояние, близкое к анабиозу. Далее нас, то есть пионеров, законсервировали и отправили на склад…

(Жир)

— Основной приоритет в общественной жизни страны — борьба с коррупцией. В связи с этим мы изымаем из обращения дательный падеж. Рекомендуем чаще использовать винительный и творительный падежи. Употребление предложного падежа следует сократить вдвое.

Русский алфавит будет сокращен. Тридцать три буквы слишком много для него. Поэтому из употребления изымается буква «р» и соответствующий ей звук, поскольку именно этот звук будит агрессию и провоцирует проявление межнациональной розни. Но чтобы сохранить политкорректность в отношении тех, кто отдает предпочтение в произношении звуку «л», мы изымаем из обращения также и эту букву и звук. Их место займут буква и звук «и краткое»…

Президент закашлялся, прикрыл ладонью рот, сплюнул что-то в руку, а потом бросил это на стол.

— Убейите эту ейунду. Хватит над собой издеваться, — буднично пробурчал он, не смущаясь того, что это пойдет в эфир.

Чей-то огромный палец смахнул со стола предмет, похожий на боксерскую капу. Президент растянул губы в улыбке и продолжил:

— Напйимей, сйова «Йоссия» и «демокйатия» будут писаться и звучать именно так.

Именно таким обйазом мы йешим гйавную йогопедическую пйобйему, мешающую пйоцветанию нашего гйажданского общества, и добьемся пйетвойения высоких пйинципов тойейантно-сти и тейпимости.

Мы запйещаем употйебйение уменьшитейно-йаскатейных суффиксов, как обидное, не пойиткойектное, оскойбйающее честь и достоинство, а также чувства наших гйаждан…

(Соль)

Вдруг на столе зазвонил телефон. Звонок резкий, чтобы любой, даже мертвецки пьяный, услышав его, стал человеком. Капитан стал. Снял трубку и приложил к уху.

— Трубку положь! — скомандовал малец. И капитан положил. Потому что разговаривать он сейчас ни с кем не желал. Его сейчас на службе нет.

— Идиот! — заверещал малец. — На стол надо было класть. Это, быть может, меня!

И капитан Елецкий снова оказался трезвее трезвого на краю консервной банки перед огромным лицом маленького мальчика.

— К сожалению, все закончилось на стадии крупнолабораторного синтеза. Грянула война. Эвакуация секретной лаборатории, бомбежка, документы сгорели, колбы разбились. Оставшихся в живых ученых расстреляли повторно, уже серебряными пулями. Причем стреляли попы. Настоящие, в рясах и с кадилами. Пригодилась божья братия.

— Свистишь! Откуда ты знаешь? — искренне не верил капитан. Потому что откуда мог знать малец, что случилось с тайной лабораторией, ведь он сам всего лишь продукт этой лаборатории.

— Склад готовой продукции никто не нашел. Сгинули эти консервы. А кто знал про них, те тоже сгинули. Война ведь.

— Свистишь, как Троцкий, — сказал капитан Елецкий.

— Кстати Троцкого тоже мы…

— Вы? Ледорубом?

— Ледорубом-ледорубом. И Петлюру тоже мы. И Рейсса Игнатия Станиславовича тоже мы. Федьку Раскольникова. И Люшкова не Такэока-сан застрелил. Ну и так еще по мелочи.

Удивительно, но все эти имена не показались капитану Елецкому незнакомыми. Будто он самолично дарил именной маузер Петлюре и пил водку с Федькой Раскольниковым. И с Такэокой-сан на одном татами чаевничал.

Капитан на мгновение снова вернулся в состояние алкогольного опьянения. Но лишь на мгновение, которого хватило, чтобы налить-выпить и осознать, что черти — они не только в сказках. И снова на насест — на край консервной банки.

— А Литвиненко тоже вы? — спросил.

— Литвиненко? Кто это?

— Один красный кхм… Стоп, неувязочка. Если склад сгинул, то как вы…

Снова затрезвонил телефон. Трезвый капитан Елецкий опять перенесся на другую сторону стола, став пьяным капитаном Елецким. Поднял трубку, но тут же положил ее на стол. Малец спрыгнул с края банки и подбежал к трубке.

— У аппарата! — прокричал он в микрофон, потом засеменил к другому концу трубки.

— Ну как у вас дейа? — как показалось, услышал капитан Елецкий. — Пойиция с нами?

— Полиция в процессе погружения в суть, — малец уже орал в микрофон. Потом снова метнулся к динамику.

— Банк и почта уже наши, — где-то на заднем плане послышался звонкий девчоночий смех. — Нужно потойопиться, товайищ!

— Не доверяют. Интересуются, откуда мы знаем про то, что склад сгинул…

— Скажи ему, один дуйик нашёй. Взяй и банку подкинуй каким-то айкашам. Те по пьяни сожйали, ничего не заметив. Йю-доеды, мать их за ногу. Ну тогда тот дуйик накйеий на банки свежие этикетки и в пйодажу пустий. Так и скажи. Поняй?!

— Понял! А Литвиненко тоже мы?

— Товайищ Йитвиненко погиб от йуки Пойония. Он «Гамйе-та» читай?

— Ты «Гамлета» читал? — переспросил мальчик.

— В шкойе читай… Тьфу ты… В школе читал, — поправился капитан Елецкий.

— Читал, — сказал мальчик в трубку.

— Значит, можем добиться йазумного подчинения, товайищ. Действуйте. Быть или не быть! Кийка ийи смейть!

— Свистишь! Консервы столько не хранятся, — сказал капитан Елецкий после того, как положил трубку и, налив-выпив, вернулся на краешек консервной банки.

— С годами мы только выдержанней становимся, сильнее, крепче нервами, мышцами и мыслями.

Едва капитан снова попытался уйти в спасительное для разума пьяное и бездумное состояние души, как что-то выдрало его обратно. И трезвая мысль в его измученной службой голове становилась кристально ясной: нужно сгонять в универсам и взять еще, иначе…

— Чего взять на закусь? — спросил он.

— Кильки, — услышал он в ответ.

(Кориандр)

Тело капитана Елецкого обнаружили в народном универсаме. До прибытия наряда полиции он успел распугать всех покупателей и сотрудников магазина, сумел вывести из строя двух охранников. Приехавший наряд застал капитана в отделе консервов. Он лежал, уткнувшись лицом в груду вскрытых банок.

Весь отдел в рыбьих ошметках, а сам он — в пятнах томатного соуса.

— Двенадцать стульев, не иначе, — произнес опер Васька Иваськин. — Жемчуга, что ли, он там искал. Говорил же, допьешься до ручки.

Лариса Сапыгина, консультант отдела детских товаров, рассказала полицейским, что наблюдала за сумасшедшим капитаном из отдела мягких игрушек и видела, как он консервным ножом вскрывал банки, одну за другой. Вскрывал и отбрасывал в сторону. Рыскал по стеллажу, вытаскивал новые банки…

В рапорте с места происшествия было указано точное количество вскрытых банок — сорок четыре. Все банки были консервами килька в томате: адрес производителя, телефон, ГОСТ, масса нетто — 230 г.

Потом Лариса Сапыгина видела, как капитан повалился на пол, угодив лицом в самую груду вскрытых консервов. И ей даже показалось, что из его тела бросились врассыпную, словно тараканы, маленькие человечки. Но таких в ее отделе не продавалось. В этом она была уверена, потому что о своем товаре знала все — ведь недаром в прошлом месяце она стала лучшим продавцом. Впрочем, Лариса Сапыгина была так напугана происходящим, что не уверена вовсе, что что-то видела.

Отмеченный в полицейском рапорте факт: дырка величиной с бутылочное горлышко в затылке у капитана Елецкого.

(Масса нетто)

Президент, закончив речь, достал из-под стола белую панамку и напялил ее на голову. Выглядело это весьма элегантно, но еще элегантнее это стало выглядеть после того, как он заломил панамку немного на затылок и набок. Позади президента развевалось полотнище флага, в центре которого изогнутая, словно сабля, плавала килька.

Видимо, в телестудии не успели выключить камеру или нажать на пульте кнопку переключения, и зрители увидели, как в одно мгновение чьи-то огромные руки сняли стоящий перед президентом стол, президент спрыгнул с золоченого стульчика на поверхность другого стола, приземлился возле большой, в его рост, кружки, на боковине которой красовался логотип телевизионного канала: килька, закольцованная уроборосом.

(ГОСТ)

— А все-таки президент-то у нас лапочка, — с нежностью в голосе сказала воздушная гимнастка Алла Леонидовна Цапкай — Ну просто рыбонька, — добавила она и положила голову на плечо гиревику Ивану Терентьичу Фокину.

Иван Терентьич согнул в локте руку и, сжав кулак, слегка потряс им. Потом погладил по плечу Аллу Леонидовну.

— Жаль, что на мне не платье из рыбьей чешуи, — сказал Алла Леонидовна.

— Ну ты же знаешь, у меня на рыбу аллергия.

— Вот я и говорю: жаль. В наше время аллергия на рыбу совсем уж моветон.

Она перевела взгляд в свободный угол комнаты, где возле пудовой гири стояла стопка консервных банок.

— А ты зря не ешь, — кивнув на стопку, сказала Алла Леонидовна, — сил не будет.

— Будет, — по-стариковски заупрямился Иван Терентьич. — Уменя-то не будет…

Он встал, взялся за пудовую гирю. И дернул ее на плечо. Глянул на Аллу Леонидовну: смотри, родная, у меня-то не будет! А потом попытался выжать гирю от плеча. Но пуд металла к земле тянула неземная сила тяжести. Рука старика выпустила ее, и гиря грохнулась на пол, расплющив всмятку пару банок с килькой.

Алла Леонидовна покачала головой: мальчишка, как есть мальчишка. Она встала, тяжело вздохнула и подобрала с пола изуродованные банки. Посмотрела на Ивана Терентьича — тот, морщась от боли, растирал запястье. Потом посмотрела на покрытую вышитой салфеточкой полочку, где стояла иконка с образом кильки, перекрестилась и выбросила банки в пакет с мусором.

— А все-таки президент у нас рыбонька, — громко сказала

она.

— Не рыбонька, а йыбонька! — поправил ее Иван Терентьич.

— Йапочка!

Андрей Саломатов

ПАРАМОНИАНА

Рассказец № 48

Наташа провела гостей в кабинет профессора и попросила подождать. Дроф появился через минуту.

— Добрый день, профессор, — поздоровался Парамонов. — Знакомьтесь, это Владимир Покровский. Тот самый.

— Здравствуйте, — Дроф пожал Покровскому руку. — Я читал вашу повесть «Георгес или…» э…

— Одевятнадцативековивание, — без запинки подсказал писатель.

— Да, кажется, так. Интересное сочинение. Да вы присаживайтесь. Чай? Кофе?

— Если можно, водки, — ответил Покровский.

— Конечно, можно, — улыбнулся профессор. — Наташа, принесите-ка нам водочки.

— А мне, пожалуйста, чаю, — попросил Парамонов. Покровский удивленно посмотрел на него, и Парамонов развел руками. — Ну, водку-то я тоже буду, — сказал он и обратился к хозяину дома: — Мы к вам за помощью, профессор. Дело в том, что у Владимира Валерьевича дома живет фея. В прошлом году он нашел ее в сугробе, она едва дышала. Он принес ее домой, отогрел, и она осталась у него.

— Очень интересно, — разглядывая Покровского, сказал Дроф. — За пределами нашего мира мне приходилось наблюдать фей. Но чтобы здесь. Невероятно! А какой, простите, вид?

— Судя по всему, Fata robustus. Она крупная, — ответил Покровский.

— Зелененькая? — поинтересовался профессор.

— Нет, беленькая, — наблюдая, как горничная ставит на стол графин и рюмки, сказал писатель.

— А глазки красненькие?

— Нет, синенькие.

— В таком случае, Владимир Валерьевич, это не robustus, — торжественно произнес Дроф. — Это Fata malitiosus.

— Возможно. Я в них не разбираюсь, — берясь за графин, ответил Покровский и добавил: — То-то она из меня столько крови выпила.

— И какая же вам нужна помощь? — поинтересовался профессор.

— Владимир Валерьевич хотел бы вернуть фею туда, — ткнув пальцем в потолок, — ответил Парамонов. Дроф задумался. Он рассеянно поблагодарил Наташу за чай и после этого произнес:

— Это не так просто, господа. Она же прожила здесь целый год.

— И что? — держа рюмку на весу, спросил Покровский.

— А то, что, используя вашу, а может, не только вашу, эктоплазму, фея частично материализовалась. Из этого следует, что переход из физического плана в тонкий скорее всего уже невозможен.

— Она почти прозрачная, — сказал Покровский.

— Вот именно, почти, — ответил профессор. — Это для нашего мира она имеет недостаточную плотность, но для своего, боюсь, потеряна навсегда.

Некоторое время все сидели молча. Наконец Покровский мрачно предложил:

— Профессор, давайте наконец выпьем, — и, не дожидаясь ответа, опрокинул в себя рюмку.

— И ничего нельзя сделать? — спросил Парамонов.

— Не знаю, — пожал плечами Дроф. — Подарите ее кому-нибудь.

— Да кому она нужна?! — воскликнул Покровский. — Она же не женщина. По дому ничего не делает. Только стервит… Курить научилась.

— Подарите фольклористам, — посоветовал профессор. — Будет жить в каком-нибудь краеведческом музее. Она же еще не ест?

— Нет, только пьет, — с ненавистью ответил Покровский и тихо добавил: — Ее даже убить нельзя.

— Пробовали? — заинтересовался Дроф.

— Нет, — смутился писатель.

Хозяин дома поднялся с кресла и подошел к книжному шкафу.

— Даже не знаю, чем вам помочь, — он открыл шкаф, пальцами пробежался по корешкам книг и одну из них вытащил. — А если попробовать древнее заклинание? — Он раскрыл книгу и принялся листать страницы.

— Думаете, подействует? — наливая себе водку, оживился Покровский.

— Не знаю. Вы попробуйте, — ответил профессор и позвал горничную: — Наташа. Пожалуйста, наберите и распечатайте вот этот абзац. Я думаю, это то, что нужно.

Где-то через час Парамонов с Покровским уже были в квартире писателя. Они вошли в кабинет и огляделись. Словно что-то почувствовав, фея забилась в дальний угол и, злобно сверкая глазами, молча наблюдала за ними. Ничего не объясняя, Покровский достал листок с заклинанием, развернул и принялся читать:

— Паритраная садхунам винашая ча душкритам дхарма-самстхапанартхая…

— Можешь не стараться, я из другой мифологии, — угрюмо произнесла фея. Не ответив ей, Покровский продолжал:

— …самбхавами юге юге.

— Едва он закончил, как воздух вокруг пришел в движение. Он сгустился, приобрел мертвенно-фиолетовый цвет, и посреди кабинета образовалось огромное восьмирукое существо голубого цвета. Вид пришельца был настолько ужасен, что, не сговариваясь, Парамонов с Покровским бросились из квартиры.

Три дня Покровский прожил у Парамонова. Выяснилось, что Наташа перепутала абзац и набрала не то заклинание. Дроф извинился и отсоветовал писателю звонить в милицию, объяснив это тем, что служители закона могут принять его рассказ за горячечный бред. А через три дня Покровский с Парамоновым решили навестить квартиру и узнать, что там творится. Вначале они осторожно заглянули в окна. Затем тихонько постучали по стеклу, но никто не отозвался. После этого Покровский решился войти в свой дом.

В кабинете на письменном столе они нашли записку феи. В ней сообщалось: «Володя, оставляю тебе квартиру. Кришенька пригласил меня жить к себе, и я согласилась. Большое спасибо тебе, что ты вызвал Кришу, — он душка! Удачи тебе! Фея».

Дочитав, Покровский протянул записку Парамонову и спросил:

— Чай? Водка?

— Да, и закусить, — пробежав глазами записку, ответил Парамонов.

Рассказец № 58

Парамонов вошел в кабинет Дрофа, поздоровался, и хозяин дома сразу предложил ему кофе.

— Только теперь я готовлю себе его сам, — сказал профессор.

— А где же Наташа? — поинтересовался Парамонов.

— Уволилась. Сняла все свои сбережения, собрала вещички и укатила в девятнадцатый век. Говорит, здесь невозможно выйти замуж, одни жлобы и пропойцы.

— Она думает, в Европе с этим проще? — пропустив упоминание о XIX веке, спросил Парамонов.

— Не знаю, — уже в дверях ответил Дроф. — Если кофе не получится, не обессудьте.

Дожидаясь хозяина, Парамонов взял со стола книгу. Автором значился некий В. Чаплин. Называлась она «Молоток ведьм». Парамонов успел прочитать несколько страниц, когда Дроф вернулся с подносом.

— Забавное сочинение, — возвращая книгу на место, сказал Парамонов. — Что, опять костры?

— Скорее, тюрьмы, — ответил профессор.

— Ну, это еще по-божески.

— Да, нравы мягчают, — согласился Дроф. — Но как-то уж очень медленно. Так что у вас за дело, коллега? — Профессор принялся разливать кофе по чашкам.

— Понимаете, профессор, ко мне обратилась жена известного пушкиниста. Две недели назад он ушел на работу и пропал. Она обзвонила все больницы, морги, но безрезультатно. Нельзя ли поискать его там? Я бы сделал это сам, но давно не выходил из тела и… в общем, у меня не получилось.

— Я же вам говорил, коллега, ни в коем случае нельзя бросать занятия. Вот вам и результат. А пушкинист ваш скорее всего отправился в прошлое к своему кумиру.

— Что вы имеете в виду? — удивился Парамонов.

— То и имею: в прошлое, с помощью машины времени, — помешивая ложечкой в чашке, пояснил Дроф. — Я вижу, вы совсем одичали, коллега. Не следите за новостями. Совсем недавно некий Петрик изобрел машину времени.

— Петрик? — переспросил Парамонов. — Ах да, бозон Петрика. Кажется, это он автор большого адронного морозильника для сохранения льдов Арктики и Антарктиды.

— Совершенно верно, — ответил Дроф.

— Так, значит, Наташа действительно отправилась в девятнадцатый век?

— Да, мой друг, — с грустью проговорил хозяин дома. — С появлением машины времени нас ждет исход человечества в иные времена. Начало и конец мира сомкнулись. Времена начали заполняться людьми и вещами. Не исключено, что кто-то уже строит в мезозойскую эру кирпичный завод и с гранатометом охотится на тираннозавров.

Ошеломленный новостью Парамонов поставил пустую чашку на блюдце и спросил:

— И что же будет, когда времена заполнятся?

— Ничего особенного, — ответил профессор. — Не будет ни прошлого, ни будущего. Сотрутся грани между эпохами, мир сделается единообразным.

— Это же конец истории человечества, — задумчиво проговорил Парамонов, и Дроф ответил:

— Если быть точнее, то начало конца. Я вижу, вы расстроились. Хотите коньячку?

— Нет, спасибо, профессор, очень жарко.

— Согласен. Пока туда отправляются в основном торговцы — ножи, спички, стеклянные бусы. Но мне вчера рассказали забавную историю. Некий писатель средней руки поссорился с женой и уехал в Липецкую область. Поселился на станции Астапово. Там собрал вокруг себя местных бомжей, выпивох и стал им проповедовать непротивление злу насилием. Его, как водится, забрали в милицию, избили, хотя он не сопротивлялся, потом отпустили. Вконец разобиженный писатель вернулся домой, продал дачу и укатил в шестнадцатый век, поднимать русскую литературу. Представляете, какой соблазн появился?

— Глупо, — проговорил Парамонов. — Первым захотел стать.

— Видимо, да, — ответил профессор. — Чудак, не понимает, если у тебя билет на последний ряд, бесполезно занимать место в первом. Первыми назначают не здесь.

— Да, но, наверное, уже кто-то отправился в доньютонов-ское время доказывать, что сила равна произведению массы на ускорение.

— Все это у нас впереди, — ответил Дроф.

— Скажите, профессор, а связаться с ними как-то можно, с теми, кто переместился?

— Конечно, нет. Ни связаться, ни вернуться назад пока нельзя. Для возвращения нужна такая же машина, а ее запретили перемещать. Разграбят прошлое в один момент. Но вы же знаете людей. Контрабандисты, торговцы все равно по частям машину перевезут и там соберут. А там, глядишь, и портативные изобретут. Так что вернуться оттуда можно будет только лет через десять, не раньше. В общем, как говорил один наш знакомый, процесс пошел.

Парамонов поднялся и протянул руку для прощания.

— Может, поужинаем вместе? — предложил Дроф. — Здесь рядом неплохой ресторанчик.

— Спасибо. У меня еще дела, — ответил Парамонов. — Кстати, что мне передать жене пушкиниста?

Профессор пожал плечами.

— Скажите, что ее муж общается с самим Александром Сергеевичем и счастлив. Может, это ее утешит.

— Вряд ли, — сказал Парамонов.

— А где-то через полгода пусть заглянет в список друзей Пушкина. Возможно, он там появится.

Парамонов поблагодарил Дрофа и пошел к двери, но вдруг остановился.

— Скажите, профессор, сколько стоит такое перемещение?

— Вы для жены пушкиниста спрашиваете или для себя? — поинтересовался Дроф.

— Для себя.

— Не советую, коллега. Да, люди куда-то перемещаются, но никто не знает куда. Известно только, что большой адронный морозильник Петрика так и не заработал.

Рассказец № 59

С улицы в очередной раз донеслись выстрелы и крики. Парамонов осторожно выглянул в окно. У ресторана десятка три пьяных мужиков самозабвенно лупили друг друга. Несколько бедолаг уже лежали на забрызганной кровью площади. Мимо прошествовала длинная поющая процессия с хоругвями и иконами.

Зазвонил телефон. Это оказался профессор Дроф.

— Здравствуйте, коллега, — сказал он. — Как там у вас?

— Неспокойно, — ответил Парамонов.

— Берите такси и приезжайте ко мне. У меня безопаснее, дом хорошо охраняется. Только не садитесь в первое попавшееся. Водитель может оказаться сатанистом.

— Спасибо, профессор. Соберу самое необходимое и приеду.

Собрав чемоданчик, Парамонов вышел из квартиры. У лифта он встретил соседа Николая. На руке у него была белая повязка: «Атеист». От соседа попахивало вчерашней водкой и перегоревшим салатом оливье. Николай поздоровался, пропустил вперед себя трех китайцев и сообщил:

— Квартиру продал.

— Зачем? — удивился Парамонов.

— Так завтра же конец света. Напоследок погулять надо. Чего добру пропадать?

— Если завтра конец света, зачем им квартира? — спросил Парамонов.

— Так они же буддисты, им все по фигу, — ответил Николай.

На улице Парамонов едва не попал под перестрелку. Несколько

человек с красными повязками «Воины Христовы» из автоматов палили по кустам, где засели сатанисты. Пригибаясь, Парамонов побежал к Мичуринскому проспекту, но его остановили.

— Это свой, свой! — пришел ему на помощь сосед с первого этажа. Иван Павлович подошел к Парамонову и протянул красную повязку.

— Надень, а то свои же подстрелят. — На голове у соседа была пожарная каска, а на груди висело католическое чугунное распятье, явно снятое с могильного креста.

Парамонов быстро нацепил повязку и попросил:

— Иван Павлович, помогите поймать такси. Чтоб из ваших был, из верующих. А то попадется какой-нибудь.

— Что значит «из ваших»? — напрягся сосед.

— Из наших, конечно. Из верующих, — поправился Парамонов.

— То-то же, — проговорил сосед и позвал одного из воинов:

— Брат Алексей, поможешь ему поймать машину.

— Брат Иван, мы идем атеистов разгонять, — ответил Алексей.

— Посадишь, потом пойдешь разгонять.

Такси поймали быстро. На руке у водителя была такая же красная повязка. Парамонов сел на переднее сиденье, и водитель рванул с места.

Они проехали мимо горящего здания МГУ и выехали к проспекту Вернадского. На перекрестке дорогу им попытались перегородить несколько человек в кожаных куртках с маузерами в руках.

— Из гробов они, что ли, повыскакивали?! — резко свернув на газон, проговорил водитель. Вслед им раздались несколько выстрелов. Одна из пуль пробила и заднее, и лобовое стекла. Парамонов пригнулся и испуганно спросил:

— Кто это?

— Кто, кто, сатанисты, — повернув на проспект, ответил водитель. — Ты что, телевизор не смотришь?

— Редко, — ответил Парамонов.

— Прощения-то им там не будет, вот они и крошат всех почем зря, очки у Сатаны набирают, — пояснил водитель.

Внезапно на дорогу высыпала толпа пьяных людей. Водитель едва успел увернуться от них.

— Атеисты? — спросил Парамонов.

— Кто же еще? В последний раз гуляют. Я вот тоже до вчерашнего дня быш атеистом. А как началось, многое передумал, — водитель сделал паузу, беспокойно глянул на пассажира и стянул с руки красную повязку. — На Комсомольском сплошные сатанисты. Достань-ка из бардачка повязки.

Парамонов открыл бардачок. Там лежала пара черных повязок с черепом и надписью: «Воины Сатаны».

— У вас что, любые есть? — удивился Парамонов.

— Надевай, не спрашивай. Могут остановить, убьют сразу, — зло ответил водитель.

Почти до самого дома профессора Дрофа они доехали без приключений. Лишь один раз впереди показалось несколько человек в полицейской форме и с автоматами. Заметив их, водитель тут же свернул в переулок, с облегчением выдохнул воздух и проговорил:

— Ф-фу, проскочили.

— Это же полицейские, — ничего не понимая, сказал Парамонов.

— В том-то и дело, — проворчал водитель. — Сатанисты по сравнению с ними — голуби мира.

Дроф встретил Парамонова у ворот. Он провел гостя в дом.

— Как доехали? — спросил профессор.

— Нормально, — ответил Парамонов. — Немножко стреляли.

— Ничего, завтра все это прекратится. Присаживайтесь. У меня есть бутылочка хорошего портвейна.

Они сели за столик, и Дроф налил обоим вина. В это время дом сильно тряхнуло. Зазвенела люстра, из глубины дома послышался звон посуды.

— Кажется, началось, — спокойно сказал профессор. — На всякий случай давайте выйдем из дома.

Они вышли на крыльцо, и в это время тряхнуло еще раз. Ухоженный газон перед домом Дрофа разрезала глубокая трещина шириной в два метра. Она прошла совсем рядом со ступеньками. Профессор заглянул в нее, взял с крыльца два пакета с мусором и бросил их в бездну.

— Как удачно, — улыбнулся Дроф. — А то у нас давно не вывозили мусор. — Земля снова задрожала, и края трещины сомкнулись. — Главное, чтобы не пострадала консерватория, — сказал профессор. — У меня на завтра два билета на Гайдна. Не составите компанию?

— С удовольствием, — ответил Парамонов.

— Тогда пойдемте пить вино, — пропуская Парамонова в дом, предложил Дроф. — Кстати, как вам опера «Хромой бес»?

Утро следующего дня выдалось солнечным и спокойным.

Эдуард Шауров

ПРАВИЛА ВОЙНЫ

Ринат уже застегивал клипсы бронекирасы, когда в проходе появился капрал Берман. Он продефилировал между двумя рядами железных шкафчиков и остановился перед Ринатом.

— Поздравляю, — сказал Берман с расстановкой. — Тебя желают видеть в первом отделе.

Сашка Смирнов, экипировавшийся на соседней скамейке, навострил уши.

«Дьявол, — подумал Ринат. — Какого болта им нужно?»

— Откуда инфа? — спросил он, хмурясь.

— Из первоисточника.

— А на кой он «лейкоцитам»? — встрял любопытный Сашка.

— На кой, — передразнил Берман. — А не надо было позавчера в баре выступать.

— Так мы ж все пьяные были.

— Быть пьяным не преступление, а вот болтать, что попало… — капрал постучал себя по лбу костяшками пальцев. — Думать нужно. Головой.

— Пошли они, — зло пробормотал Ринат.

— Я бы не стал так говорить, — рассудительно сказал Берман.

Ринат поднялся с узкой скамейки:

— Все равно через десять минут на объект выходить, — он поправил паховую пластину и попрыгал, проверяя амуницию, — а вернемся — видно будет.

— Ладно, не бзди, — Берман похлопал его по выпуклому наплечнику. — Послужной у тебя хороший, а треп — он и есть треп. Разберутся, — он внимательно с ног до головы осмотрел Рината, облаченного в камуфлированные доспехи. — Ты в первый раз идешь старшим группы?

Ринат кивнул.

— Тогда ни пуха, — сказал капрал.

— Пошел к черту, — как положено, ответил Ринат, и Берман молча двинулся прочь. Прощаться перед боевым выходом считалось дурной приметой.

— Пошли, что ли? — сказал Сашка, застегивая ремешок тактического шлема.

— Пошли, — сказал Ринат.

Они вышли в коридор, ведущий к отстойнику, и пошли мимо дверей с электронными табличками. Ринат нес полусферу шлема в руке, укороченный «Шатун» с ажурной рамкой приклада качался на шее.

— Вот суки, — говорил на ходу Сашка, имея в виду, по всей видимости, «лейкоцитов». — Это все Крюк. Гадом буду.

«Это аукаются мне предки по деду-мусульманину, — мрачно подумал Ринат. — М-да, неприятная новость, и главное, что перед самым дежурством. — От внезапно возникшей мысли он даже сбавил шаг. — А ведь Володьку Кравца тоже перед самым выходом к особистам вызывали, и он тоже сказал, что позже зайдет». На душе сразу сделалось паскудно.

— Точно Крюк, — продолжал Сашка. — Он давно уже на тебя зуб точит.

— Кончай базар, — Ринат пихнул Смирнова в бок. — А то наскребешь на хребет.

Он выразительно покосился на потолочный карниз, перфорированный через каждые три метра глазками камер. Сашка махнул рукой, но замолчал.

Возле приземистого «донгфенг хаммера» уже переминались с ноги на ногу шестеро бойцов. Двенадцатая линейная группа отряда «Доберман» была в сборе. Стараясь не торопиться, Ринат проверил амуницию подчиненных, замкнул транскомы шлемов в локальную сеть, проверил свой командирский канал и велел ребятам грузиться. В отстойнике было свежо, кондиционированный воздух пах холодильником, и, забираясь на переднее сиденье, Ринат подумал про жару, нетипичную для конца июня, подумал про то, что к полудню противопотное белье намокнет от пота, и еще подумал, что раньше, когда он учился в школе, в конце июня у всех уже были летние каникулы.

— Двенадцатая. Выходим на дежурство, — доложил он в микрофон, дождался ответа и махнул водителю, дескать, поехали. Машина нырнула в проем под щитом ворот, миновала противоракетный лабиринт и, включив сирену, выехала на улицу.

* * *

Нынешнее лето обещало стать аномально жарким, в этом были единодушны все ведущие интернет-каналы, а у кондиционера настройка слетает через день.

Дина бросила зубную щетку в мусороприемник. Секунду поколебавшись, женщина взглянула в уголок зеркала на счетчик коммунальных услуг и решительно скинула халат.

— Я быстренько, — бормотала голая Дина, забираясь под теплые струи.

Она всегда чувствовала неудобство в душе. Четыре внимательные и бесстрастные камеры непрестанно смотрели из-под потолка своими равнодушными электронными глазами. Дина просто физически ощущала их бесстыдный и холодный интерес. С одной стороны, массового обывателя настойчиво убеждают в том, что подробности его частной жизни не выходят дальше серверов государственных спецслужб. С другой стороны — а кто даст гарантии, что ролики с голой Диной не появляются на каком-нибудь из бесчисленных порносайтов в сети? Да и вообще. Размышляя подобным образом, Дина на скорую руку намыливала грудь и живот.

— Ма! — крикнул из комнаты Гарик. — Ты долго еще?!

— Сейчас! — прокричала в ответ Дина. — Только голову помою.

Душ, как всегда, привел ее в бодрое настроение, и уже через пять минут Дина по-спринтерски натягивала чулки и наводила макияж. При этом Гарик, успевший надеть кеды, нудным голосом сообщал из прихожей, что у него тесты по математике и что ему нельзя опаздывать.

Прыгая на одной ноге, Дина подхватила со стола загодя приготовленный пакет с Гарькиным завтраком, ввинтила вторую ступню в босоножку, потом накинула на плечо ремень сумки и выбежала в подъезд вслед за скачущим по ступенькам сыном.

— Осмелюсь предупредить, госпожа, — поставленным мужским голосом сказал дверной сканер, — что ваш персональный криклет не активирован. Перемещение по улице без криклета или с неработающим криклетом незаконно.

Этого еще не хватало! Опять забыла снять криклет перед душем. Дина растерянно поддернула рукав блузки и сняла с запястья браслет-идентификатор в виде ящерицы, грызущей собственный хвост. Вообще-то ящерка давно барахлила. Менять ее Дине не хотелось, а зайти в мастерскую она уже несколько раз забывала.

Бормоча нехорошие слова (слава богу, Гарик успел уже спуститься на пару этажей), Дина извлекла из криклета крошечную батарейку, повертела в пальцах и вставила на место. Глазки ящерицы загорелись зеленым. Женщина с облегчением выдохнула воздух и поклялась самой себе сегодня же зайти в ремонт.

— Счастливого дня, госпожа, — пропел сканер.

Дина догнала Гарика на первом этаже возле дверей лифта, сообщавших тарифы на спуск-подъем пассажиров. Мама и сын почти бегом спустились в помещение подземной парковки, где стоял их маленький зеленый «фольцваген», и уже через две минуты Дина вырулила на дорожки охраняемой территории. У внешнего выезда знакомый доброволец-секьюрити в бронике приветливо помахал ей рукой. Полосатая стрела шлагбаума поехала вверх, Дина быстро взглянула на часы и, надавив на газ, выехала за бруствер из крашенных в три цвета мешков с песком.

* * *

Рассматривая себя в зеркало, Ивар провел ладонями по гладко зачесанным волосам и поправил узел галстука. В полированном стекле отражался высокий мужчина с серьезным лицом, одетый в добротный серый костюм. Ничего лишнего, ничего подозрительного или вызывающего. Служащий среднего звена.

Ивар глубоко вздохнул и нажал кнопку лежащего в кармане «ширмоукладчика». Несколько секунд он ждал, пока совместится картинка, затем отошел от зеркала и начал раздеваться. Теперь все камеры, установленные в его квартире, должны в течение двух часов исправно показывать высокого мужчину в сером костюме. Мужчина будет сидеть в кресле, пить кофе, листать странички электронного блокнота, ходить из комнаты в комнату, всем своим видом изображая, будто ждет важного звонка. Двух часов хватит, и даже с лихвой.

Жилет был тяжелый, как гантель, сэндвич из прочной фольги и мощной термической взрывчатки, восемь килограммов огненного самума, способного выжечь целый этаж. Фольга неприятно холодила тело. Ивар застегнул липучки на животе и вдавил взрыватель в специальное гнездо. Внезапно ему стало не по себе, до того жутко и тоскливо, что вспотели ладони. Ивару захотелось сесть в кресло и обхватить голову руками. На случай приступа страха или сомнений его тоже подробно инструктировали. Не дожидаясь, пока малодушная пустота под ложечкой превратится в ужас, Ивар достал из кармана брюк плоскую коробочку инъектора и прижал к сгибу руки. Он почувствовал слабый укол, и почти сразу стало весело, счастливая теплая волна пробежала сквозь сито его мозгов, сменяясь деловитой уверенностью. Ивар расправил плечи, вдыхая прохладный воздух, потом спрятал инъектор в карман и вернулся к прерванному занятию. Прямо поверх жилета он натянул длинную эластичную майку из экспериментального спецматериала. Материал придумали головастые ребята из технического отделения «Детей справедливости». Майка должна была сбить с толку любой детектор взрывчатки или металла. Ивар застегнул пуговицы светлой рубашки, надел пиджак и подошел к зеркалу, проверяя, не проступают ли сквозь ткань очертания жилета. Пару раз обернувшись вокруг собственной оси, он остался доволен осмотром. Пистолет из облегченной керамики удобно лег в потайной карман. Оставалось нанести самые последние штрихи. Ивар пристегнул к лацкану гостевой радиобейдж и достал из ящика стола криклет-идентификатор. Невзрачный, простенький, без модных наворотов браслет мягко охватил запястье, опознал владельца и замигал зеленым огоньком. Ивар опять взглянул в зеркало. Человек, смотревший на него из зеркального антимира, уже не был Иваром Дрепсеном. Другое имя — другая жизнь.

Ивар усмехнулся и, оставив пластинку «ширмоукладчика» на туалетном столике, вышел из квартиры. Детранслятор-невидимка, спрятанный в брелок автосигнализации, с должной степенью надежности прятал его от камер, поставленных в подъезде и на улице. Неприметный, но дорогой «фиат», час назад припаркованный у обочины, гостеприимно распахнул дверку. Ключи, как и было условлено, лежали в бардачке. Ивар откинулся на упругом сиденье и пригладил волосы. «Ну что ж, — пробормотал он, — полшага до рая».

* * *

Пробок на Центральном сегодня не было, и Дина успела почти вовремя. Наплевав на правила, она остановила машину прямо перед въездом на школьный двор и теперь растроганно смотрела, как Гарик бежит по пешеходной дорожке, обгоняя мужчину в сером приличном костюме. Модная сумка-противогазка с четырьмя клапанами хлопала мальчишку по заду, и Гарик, сворачивая в огороженный металлическими сетками коридор, заранее тянул вверх руку с цветным браслетиком криклета. Один из двоих солдат, стоявших недалеко от серо-желтого «хаммера», сделал знак проходить, и Гарик, пролетев мимо охранников, поскакал к школьному крыльцу. Дина видела, как мужчина в костюме тоже сворачивает в проход пропускного пункта и поднимает руку, почти ритуальным жестом демонстрируя криклет. Солдат с коробочкой сканера на каске чуть наклонил голову. Мужчина кивнул и быстро, но вместе с тем и без спешки зашагал к школе. Когда он поравнялся с постовыми, Дина с веселым удивлением отметила, сколь нелепо огромными кажутся солдаты в своей броневой экипировке. Женщина отвела глаза от военных и вдруг — о, ужас! — она увидела на сиденье пакет с завтраком. Гарик как раз подбегал к школьному крыльцу.

— Гарик! — закричала Дина, хватая пакет и выскакивая из машины.

У нее не было пропуска на территорию, но ее сын был еще на крыльце.

— Гарик! — Дина подняла над головой пакет и почти побежала в сторону военных. — Господин солдат! — опять закричала она. — Мне на минутку!

Военный в каске со сканером, поднимая автомат, шагнул ей навстречу.

* * *

После того как утренний поток мальчишек и девчонок наконец иссяк, Ринат приказал перекрыть четыре коридора из пяти и откомандировал трех бойцов на усиление штатных постов по периметру объекта. Опираясь на немалый опыт охраны общественных заведений, он знал, что теперь самая сложная часть работы позади. Но расслабляться нельзя ни в коем случае, особенно командиру. Нужно быть предельно собранным, чтобы не допустить ошибки, и предельно внимательным, чтобы не прозевать чего-нибудь важного.

Они появились в поле зрения почти одновременно: деловитый мужчина в сером костюме с маленьким кейсом в руке и зеленый «фольцваген». Мужчина уже подходил к КПП, когда вывалившийся невесть откуда «жучок» остановился в опасной близости от двойного шлагбаума. Ринат привычно напрягся. Пальцы чутко легли на рукоять автомата, но из машины выскочил мальчишка, и Ринат немного спустил пар.

Пацан, обогнав дядю в сером, уже размахивал поднятой рукой. Его криклет с меткой школьного пропуска был в полном порядке, информация, подсвеченная зеленым, моментально высветилась на внутренней поверхности визора. Ринат пропустил мальчишку и сосредоточился на мужчине. У того тоже был полный ажур. Данные с личного браслета совпадали с сигналами бейджа. Андреев Борис Юрьевич, Комитет по делам начального образования. Сканер взрывчатки и оружия молчал. Сканер эмоционального состояния подтверждал отсутствие у субъекта агрессивных намерений. Ринат чуть отступил назад, и мужчина, кивнув головой, пошел вслед за мальчишкой. Было все-таки в посетителе нечто настораживающее. Раздумывая, не стоит ли окликнуть кейсоносца, Ринат внимательно поглядел ему вслед и именно поэтому пропустил момент, когда из «жучка» выскочила стройная женщина. Данные с ее криклета появились в уголке визора, мигнули и исчезли.

— Эй, — сказал за спиной Рината Сашка Смирнов. — Куда?

Серо-зеленые строчки опять вспыхнули и тут же погасли. Такое бывает, когда на человеке чужой, адаптированный браслет, украденный или, скажем, снятый с трупа.

— Внимание, — проговорил Ринат в микрофон. — Ситуация четыре двенадцать.

Женщина быстро двигалась в сторону поста, сжимая в вытянутой руке толстенький пакет.

Сканеры молчали, но Ринат знал, что сканеры можно забить. Эсвэвэшке, закрепленной на его шлеме, скоро два года, а у противника всегда самые свежие девайсы. Террористы, они бюджетных денег не экономят.

— Назад! — крикнул Ринат, он видел на забрале тактического шлема, как Сашка смещается вправо, перекрывая директрису и загораживая корпусом мальчишку и мужика с кейсом.

Женщина, казалось, не услышала окрика. Она что-то говорила на ходу.

«Опасное вторжение», — пискнуло в ухе. Значки на визоре налились алым.

— Стоять! — заорал Ринат.

Террористка шагнула вперед, пересекая границу запретной зоны. Красная точка маркера качнулась, фиксируя цель. Ринат вдавил приклад в плечо и нажал на гашетку.

* * *

За спиной закричали: «Назад!» — но Ивар, который до сих пор был под действием препарата, почти не испугался. Он сунул руку в разрез пиджака и продолжал идти вперед. До каменной террасы оставалось совсем немного. Ивар видел, как пацан, скакавший впереди, остановился на последних ступеньках и открыл рот.

Возле «хаммера» закричали на несколько голосов. Короткая автоматная очередь разорвала воздух, как будто с треском сломалась толстая сухая ветка.

— Мама! — истошно завизжал мальчишка.

Он сорвался с места и, прыгая через ступеньку, бросился мимо поднимавшегося на крыльцо незнакомца, а Ивар сделал еще несколько шагов и остановился у высоких стеклянных дверей. Не удержавшись, он все-таки оглянулся.

Солдат в толстом бронекостюме осторожными шажками двигался к лежащей ничком женщине. Захлебываясь, кричал что-то неразборчивое мальчишка. Но смертнику в добротном сером костюме за четыреста евро было уже не до того. Он оскалил зубы и взялся за изящную металлическую ручку.

Андрей Дубинский

ДАЛЬНИЙ ПОИСК

За спиной бахнула дверь. Я вздрогнул, уронил ручку и обернулся. Тонька — взъерошенная, с покрасневшим лицом, кривым ртом — влетела в комнату и стала методично пинать тумбу, сопя и покрякивая.

Я посмотрел на Снарка. Тот сидел с открытым ртом, пальцы зависли над клавиатурой, на столе подрагивала ваза с цветами.

Я посмотрел на Леву. Тот, откинувшись в кресле, спокойно наблюдал своими вечно полусонными глазами за избиением мебели. Я посмотрел на Тоню.

— Эй, ты чего?

— Убью, я его убью. Мальчики, я его… я не знаю. Убью!

И разразилась потоком… не ругательств, нет. Каких-то детских, практически безобидных обзывалок. В воздухе витали «какашки больные», «дураки дурацкие» и «пьяные вонючки». Снарк лыбился, Лева все так же бесстрастно взирал, я решил вмешаться. Встал, подошел, схватил этого рыжего берсерка за плечи.

— Тонь, эй, хватит. Что случилось-то?

— Учтогокаша!

— Чего?

Тоня позволила усадить себя в наше «сонное» кресло, скрючила пальцы, совершила ими пару движений «я оторву им головы», топнула ножкой, глубоко вздохнула.

— Я убью этого алкаша.

— Меня? За что? — Снарк картинно поднял вверх руки.

— Да при чем здесь ты. Какой ты алкаш. Да ну тебя, ты не понимаешь.

— Тонечка, — успокаивающе замурчал Лева, — мы все сейчас ничего не понимаем. Особенно тумба.

— Тумба… ой, я об нее туфли поцарапала, — буркнула Тоня.

— Лев, вот что я вчера говорил? — Снарк всхохотнул. — Главным органом женского организма является обувь. Вот тебе доказательство.

— Тоня, туфли — это ужасно, да. Что случилось-то? Расскажешь?

Тоня попросила воды… нет, кофе… нет, лучше все-таки воды. И покурить. И кофе. И, немного успокоившись, рассказала. Только сначала еще воды, Андрюшка, полстакана, пожалуйста, спасибо, вот черт, всего месяц назад туфли купила, ох-мальчики-простите.

Что-то извне упало под Житомиром. Как назло, все служебные машины были на заданиях, «толстяк» так вообще аж под Львовом. А своего «комарика» с воспаленными тормозами Тонька оставила на СТО. Так что добраться до места падения смогла лишь пять дней назад, когда первая бригада освободилась. Целую вечность прорывались сквозь заторы на вечно ремонтируемой Житомирской трассе, сквозь все эти неторопливые строительные чудовища и нервные легковушки. В Житомире встретила бывшего одноклассника… Тут Тонин рассказ, до сих пор подробный, окрасился пунцовым и сделал прыжок, пропустив пару часиков событий.

Я глянул на Снарка. Тот был слишком спокоен, слишком выдержан. Улыбка исчезла. Едва-едва подрагивали губы. Ага. Ревнует. К Тоньке он давно неравнодушен, хотя и прячет все под личиной умного хулигана, которому на человеческие эмоции и привязанности якобы наплевать.

Дальше.

Тонька, выехав из Житомира, продралась с технарями сквозь бешеный ливень. По практически непроходимой дороге, превратившейся в кисель, добралась до места падения — заброшенного карьера под Володар-Волынским. Развороченный грунт, блеск оплавленного песка, повышенная радиация, дождь из всех стволов, молчание местных.

Технари остались копать грунт, Тонька стала «копать» людей. Угрозами, водкой, расспросами, обещаниями, проклиная дождь и противоречащие рассказы, добралась до того, кто был свидетелем падения небесного тела, — местного автомеханика Грыця. Помахав удостоверением, заставила говорить в принципе. Налив водки, заставила рассказать все.

И это «все» оказалось скучно, банально и безысходно.

Когда с неба упал какой-то предмет, Грыць копался в карьере — искал камушки. Топазы, опалы, кварц — все местные, не особо таясь, промышляли этим. Камни потом сдавались знакомому ювелиру в Житомире, а уж что он с ними делал — «та мени байдужэ», с пьяным вызовом ответил Тоне автомеханик.

Когда с неба упало, грохнуло так, что «вуха як свынячи сталы», но без вспышки, дыма, огня. Просто дикий грохот. Грыць, будучи изрядно заправленным водкой и пивом, не испугался. Слышал свист, видел выброс грунта, и первая мысль в хмельной голове — что это и почем его можно продать. Переждал, пока дождь не остудит расплавившийся песок. И стал копать.

Покрытый синей окалиной цилиндр размером с дыню. Тяжеленный. Раскрылся, как цветок, как только Грыць взял его в руки. Внутри — пластина в центре сложной сетки из тонких металлических нитей. Дальше — отвратительно просто. Пластину (оказалась платиновой) — ювелиру, цилиндр — в гараж. Подпирать гниющую машину, вместо кирпичей.

— А ювелир? Ты его нашла? — по Левиному лицу пробежала волна беспокойства и любопытства.

— Нашла, нашла… он с платиной не работает, перепродал ее своему знакомому, а тот уже умудрился ее переплавить. У знакомых работяг на заводе, колец хотел наделать.

— Что? — воскликнули мы с Левой в унисон.

— Переплавил.

Снарк хрустнул пальцами.

— Тонь, а что было на пластине? Там было что-то вообще?

Тонино лицо снова налилось красным.

— Было! Еще как было! Какие-то схемы. Концентрические круги. По всей видимости, карта звездного неба, то есть какой-то ее участок. Последовательности точек — ювелир их зачем-то переписал: первый ряд по количеству точек — числа Фибоначчи, второй ряд — простые числа, по десять первых позиций… И, гад-ство, там были изображения разумных существ. Как пластины «Пионера», только наоборот, понимаете? Кто-то похожий на нас поступил так же, как мы, — отправил в космос послание, вот так вот — отчаянно, наобум, а вдруг повезет! Нас кто-то ищет, оттуда, а мы… на кольца.

— Понимаем, понимаем, только не кричи. Кстати, те изображения… тебе описали, какие они?

— Очень похожи на нас, очень. Более грузные, почти толстые, глаза чуть ближе к вискам, и, судя по всему… ну эти… половые признаки выражены не так явно… Ну все очень маленькое… на рисунке…

— Погоди… А ювелир-то этот разве не мог догадаться, что именно попало к нему в руки?

— Лев, ты знаешь, сколько эта пластина весит? Она же тяжелая. Дорогая. Он даже не пробовал думать, задумываться о чем-то еще, кроме… Ни он, ни Грыць. Им бабло важнее мыслей.

— А этот цилиндр забрали?

— Какой?

— Тот, в котором пластина упала. Подпорка для машины.

— А, да. Забрали. Сейчас Лешка над ним колдует.

— И? — рванулся вперед Снарк.

— Да ничего пока. Если что, Лешка сообщит.

Мы помолчали. Ситуация была одновременно восхитительно фантастической и отвратительно реальной. Что сказать? Мне сказать было нечего.

— Мальчики, такой шанс… один на миллиард. На миллиард миллиардов.

Лева, пожевав нижнюю губу, задумчиво произнес:

— А знаешь, Тонь… Тебе повезло. Нам всем повезло.

— В смысле?

— Теперь ты… мы… Мы точно знаем, что мы не одни. Где-то там… Откуда, кстати, прилетело? Машина уже посчитала?

— Что?

— Ну откуда прилетел цилиндр?

— Созвездие Лебедя, судя по всему.

— Так вот. Где-то там, в том направлении, ну, может, не обязательно в созвездии Лебедя, есть кто-то, похожий на нас. Мы не одиноки. Это же здорово. Нет?

— Ой, Левушка. Раз уж мы такие… Мальчики, дайте еще воды, а?

Снарк молча протянул стакан. Тоня жадно, в три глотка выпила.

— Раз уж мы такие, то лучше нам оставаться одинокими.

Сергей Сергеев

НЕ ЛЕЙПЦИГ, НЕ ВАТЕРЛОО

Что ты ему прочтешь? «В лесу родилась ёлочка»? Ты даже ёлочки не помнишь, блин.

— «Владимирский централ» он споет, под гитару сбацает, нах…

Мы сидим на корточках, загнанные в узкую лощину между двумя почти отвесными горами. Мы — это тринадцать с половиной тысяч человек, взятых эльфийцами в плен после неудачного десанта на Халладжу. Неудачного? Если неудачей можно назвать полный провал. Небо над нами затянуто серой нанопленкой, которая одновременно и маскирует нас, и защищает от жгучего синего солнца. Тех, кто закрепился в космопорту, просто обработали из аннигиляционных дестракторов — теперь там чистое поле. Штабной корабль был сбит на подлете — не повезло. Отловить оставшихся — задача не из самых сложных. То с одной, то с другой стороны тянет папиросным дымом, хотя эльфийцы считают курение признаком варварства и относятся к курящим соответственно. Очень хочется пить.

— Человеческие создания! Эльдары беспощадны к врагам, великодушны к покорившимся, щедры и благородны к тем, кто благороден. Те, кто сможет прочесть стихотворение любого из поэтов Серебряного века, отличающегося среди других поэтических эпох Земли своим изяществом и утонченностью, получит статус пленника-гостя, а впоследствии будет возвращен землянам при первой же возможности. Те, кто сможет прочесть стихотворение любого из классических поэтов, получит освобождение от тяжелых работ.

— Пить дайте, гады! — послышалось в ответ.

Тот же голос произнес — мне показалось, почти без паузы:

— Никогда не стоит просить что-то у тех, кто сильнее вас, — тем более в столь оскорбительной форме.

И вряд ли кто-то из тринадцати с половиной тысяч вспомнил, чьи это слова. Я и сам вспомнил об этом лишь на Земле.

— Слышь, лейтенант, а Есенин — это классический поэт или Серебряного века? Да всё равно не помню. Проскакал весенней ранью на розовом коне.

— На слоне розовом он проскакал, обкурившись дурью.

— Моя старушка. Моя старушка, тебе привет, как же дальше.

Чья-то рука поднялась впереди и слева. Лазеры, простреливавшие пространство над нашими головами, отключились. Боец в сером камуфляже пробирался к выходу — туда, где на каменистой возвышающейся площадке, прокаленной беспощадным светилом, надменно и неподвижно стояли офицеры-провидцы Призрачных Стражей, Темных Жнецов и Ужасных Мстителей.

— Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил,
И лучше выдумать не мог.

Всё!

— Рядовой Иван Гадюкин!

Эльфийский офицер произнес эти слова так, что в них слышались легкая ирония, неподдельное сожаление и целая гамма других чувств. Уж в чем-чем, а в искусстве играть интонациями и смыслами эльфийцам не было равных — даже если они говорили на чужом языке.

— Рядовой Иван Гадюкин! (У него в шлеме сканер, который читает на расстоянии наши смертные жетоны, догадался я.) В онегинской строфе четырнадцать строк, если я не ошибаюсь. Это неповторимый бриллиант, созданный вашим, человеческим, гением. Неужели вы не сможете воспроизвести хотя бы еще десять строк?

Рядовой Гадюкин молчал. Должно быть, сильно палит солнце там, где он встал.

— Но слово Провидца нерушимо. Вас не будут использовать на тяжелых работах. Не хочет ли кто-то еще показать свое искусство в декламации стихов и получить статус пленника-го-стя или хотя бы освобождение от тяжелых работ?

Я взмахнул рукой. Сделав секундную паузу — чтобы дать воющим баньши отключить лазеры, — встал на ноги, словно распрямив сжатую пружину. Мимо согнутых спин в камуфляже, мимо ног, обутых в берцы, — туда, где бил ослепительный и страшный свет, где стоял эльфийский офицер-провидец в шлеме, скрывавшем лицо.

«Только змеи сбрасывают кожи, // Чтоб душа старела и росла», — начал я сдавленным голосом. «Запрокинь голову вверх, тогда голос пойдет сам собой», — вспомнил я чей-то совет. Кажется, это был преподаватель актерского мастерства. Или учитель риторики.

Я зажмурился и вскинул голову. Мир перестал существовать.

Мы, увы, со змеями не схожи,
Мы меняем души, не тела.

Тело звенело и пело, и ушли усталость и жажда. Казалось, не пересохшие губы, а вся грудная клетка выдыхала:

И тогда повеет ветер странный —
И прольется с неба страшный свет:
Это Млечный Путь расцвел нежданно
Садом ослепительных планет.

— Лейтенант, я благодарен вам за то, как вы прочли Гумилева. Это великолепное стихотворение, я и сам его помню и люблю. В лучших своих вещах Гумилев приближается к эльдарским мастерам.

Эльфийцы — те, чьи лица не были скрыты шлемами, — с легкой улыбкой смотрели на меня. Да-да, высокое искусство, как это замечательно, возвышенно и, главное, благородно.

— Конечно, с этой секунды вы пленник-гость. Об ином не может быть и речи. Кто еще готов прочесть стихотворение, чтоб получить статус пленника-гостя или освобождение от тяжелых работ?

Поле, усеянное серыми глыбами в камуфляже, молчало. «Цикады, — подумал я. — Сюда бы цикад. И прохладный ветер. Но нет на Халладже ни того, ни другого».

— Досточтимый Провидец! — звонко и весело произнес я. — Мои товарищи мучимы голодом и жаждой, и у некоторых от шока поражения мог временно помутиться разум. Могу ли я предложить следующее: я буду читать Гумилева и иных поэтов, любезных вашим сердцам и вашим душам, а вы освободите по человеку за каждое стихотворение. Дадите им статус пленников-гостей. (Бух-х! Бох-х! — словно молот, бьется сердце в груди.) Столь благородный поступок должен войти в анналы войн.

Эльфийский офицер-провидец откинул забрало шлема и взглянул на меня. Легкая улыбка пробежала по его губам. Темный Жрец, чьи вертикальные зрачки, казалось, с легкостью не то что заглядывали в душу — а проворачивали ее изнутри.

— Конечно, читайте, лейтенант. Думаю, это будет прекрасно.

И я прочел «Рабочего», прочел «Леопарда», это двое, прочел «Слово», еще один, прочел «Галла», «Наступление» и «Смерть». Каждое стихотворение читал, выбирая из ряда молчаливых эльфийцев кого-то одного. Для мрачного офицера в форме Призрачных Стражей с волосами, собранными в конский хвост, — «Завещание». Потом «Укротителя зверей» — для военврача с четырьмя камнями в ухе, горящими ярко на солнце. Еще один эльфиец из Темных Жнецов снял шлем, встряхнув седой гривой волос. Для него я прочел «Путешествие в Китай». Теперь — «Капитанов», первое из четырех, для стоящего поодаль, у скалы невысокого молодого командира Воющих Баньши, как же — Гумилева и без «Капитанов». Военврач сделала знак — и медсестра поднесла мне воду в стакане, напоминающем удлиненную трубку, и раскрыла надо мной зонт. Десять человек! Надо выбирать что-то покороче! «Молитва» — шесть строк. Затем «Выбор» — для высоченного Ужасного Мстителя, стоящего в центре. Двенадцать человек. Закончить на этом было бы слишком. «Товарищ»? Нет, лучше Анненского:

В небе ли гаснет звезда,
Пытка ль земная всё длится,
Я не молюсь никогда,
Я не умею молиться!

— почти прокричал я. Конечно, Анненского нужно читать тише, вполголоса. А слабо прочесть еще тринадцать стихотворений?

— Спасибо, лейтенант. Я благодарю вас за то, что вы напомнили нам столь прекрасные стихи в столь неподобающих условиях. И еще прекраснее, что вы это сделали ради облегчения участи своих боевых товарищей. Вы можете отобрать тринадцать человек, которые будут удостоены статуса пленника-гостя, как и вы. Более того, чтобы никто не мог обвинить благородных эльдаров в скупости и недостаточном благородстве, я позволяю вам отобрать еще тринадцать. Это моя награда и мой бонус.

Сколько я там простоял — час или пятнадцать минут? Нетвердо, будто на чужих ногах, я приблизился к сидящим на корточках бойцам:

— Раненых сюда.

Сначала шепотом, и потом все громче и громче понеслось по рядам:

— Раненых, раненых в первый ряд. Лейтенант велит раненых в первый ряд.

Раненых было, в общем-то, немного: в основном обожженные лазерами или плазмой. Антиматерия и протоны — гуманное оружие, убивают наверняка, без страданий и боли. Десять. Двадцать. Двадцать пять. Вот еще.

Офицер-провидец посмотрел на меня, как обычно смотрят эльфы на людей — с легкой иронией и жалостью, как на недоразвитых и убогих, и осведомился у военврача, много ли раненых попало в плен.

— Тридцать девять человек.

— Вот как? С вашим лейтенантом — с нашим лейтенантом — будет сорок, счастливое число. Я думаю, — обратился он ко мне, — что следует избавить вас от моральных мук выбора. Властью, данной мне Верховной Провидицей и Высшим Советом, я объявляю гостями-пленниками всех раненых людей, попавших в плен под Халладжем.

Но не к добру для смертных дары эльфийцев.

Когда было заключено перемирие и стороны договорились об обмене пленными, эльфийцы неожиданно легко согласились с принципом «всех на всех» — всех людей на всех эльдаров. В плену у людей оказалось двадцать восемь эльфийцев — немалое число для этой войны.

— Это все пленники?

— Да, это все пленники. Все, кто достоин называться людьми и был удостоен статуса пленника-гостя.

Удивлению и ярости земной делегации не было предела: эльфийцы вывели для обмена лишь нас, сорок человек, отобранных в тот день, когда я читал стихи.

— Послушайте, ведь на Халладже вы захватили тринадцать с половиной тысяч человек! Тринадцать тысяч с половиной!

— Что вы переживаете, — отвечала землянам Провидица, — остальные — это быдло, бессмысленный скот, неспособный привести ни единой поэтической строчки. Они подвержены низменным страстям, могут лишь удовлетворять свои Эрос и Танатос, убивать и грабить, жечь и насиловать! Вам нужны скотообразные создания, способные только убивать и насиловать? Контра-а-актники-и! — она произнесла это слово врастяжку, словно давая всем присутствующим прочувствовать его грубость и отвратительность, вспомнив и древний вонючий трактор, и грязный тракт, по которому гонят каторжников. — Мы договаривались об обмене всех эльдаров на всех людей — но не на тех, кто недостоин называться людьми!

Они смеялись в лицо побагровевшим дипломатам и генералам — подобная шутка была как раз в эльфийском духе. Возможно, командиру Темных Жнецов она пришла в голову еще тогда, на раскаленной площадке, — а потом он рассказал о своем замысле Провидице. Не правда ли, почти безобидный розыгрыш. Такой легкий интеллектуальный садизм. Одному из земных дипломатов нужно было лишь вздохнуть, набрав больше воздуха, и выдать что-то вроде:

— О благородные вожди и провидцы эльдаров! Мы, безусловно, тронуты тем умением и тщанием, с которым вы отделили лучших от худших, зерна от плевел, элиту от массы. Мы столь же высоко ценим ваше намерение возвратить нам в первую очередь лучших. Но рассудите сами: возвратив нам лучших, кого вы оставите у себя? Вы сами охарактеризовали их, быть может, излишне резко. Зачем вам те, кого вы именуете четвероногими скотами? Не будет ли поступком более разумным, а также отмеченным высшей печатью благородства — вернуть их всех нам, скопом? Ведь высшие, как по человеческим законам, так и по эльдарским, насколько я знаю, должны заботиться о низших, и не будет в наших сердцах покоя, пока в родные пенаты из тягостного плена не возвратится последнее из человеческих созданий.

— Но в соглашении говорится лишь об эльдарах и людях, а не об эльдарах, людях и человеческих созданиях!

— Стоит ли, право, благородным мужам впадать в распрю из-за двух упущенных слов! К тому же более сильной стороне более подобает и щедрость!

И тут какой-нибудь краснорожий генерал захрипел бы:

— Да что ты ползаешь перед ними на брюхе и выкручиваешься, как пидарас какой-нибудь! Врежь им промеж рог по-нашему, по-русски!

И все переговоры пошли бы коту по хвост. Но в действительности они пошли туда еще быстрее. Кто-то из дипломатов назвал происходящее «эльфийской уловкой» или даже «недостойной эльфийской уловкой» — а эльдары считают оскорблением, когда их называют «эльфийцами», а уж обвинить любого из эльдаров публично в недостойном поведении.

— Ваши слова падают, подобно кускам дерьма из нечищенного зада тупой скотины, способной лишь жевать траву, — бесстрастным голосом произнесла Провидица. — Они подобают не дипломатам и воинам, а необразованным уборщикам нечистот.

Это было почти объявление войны. Но Земля снесла оскорбление. Она уже не могла позволить себе продолжать войну. Обмен, конечно, провалился. Эльдары были при этом настолько предупредительны и любезны, что предложили всем пленникам-гостям вылететь на нейтральные планеты, через которые можно было вернуться на Землю. Некоторые согласились, забыв — или наплевав — на то, что не к добру для смертных дары эльдаров. Перед отъездом один из офицеров, охранявших пленников-гостей — вернее сказать, опекавших, — пригласил меня в Башню Мастеров. Очень приблизительно можно бы назвать ее кафе искусств. Красное дыханье, гибкий смех. Соскучились по своей шестипалой неправде? По шершавой песне над острогом и кровавым костям в колесе?

То, что было потом, было предсказуемо, скучно и тяжело, хотя кому-то может показаться захватывающим (особенно если это происходило не с ним самим, а с кем-то другим). По прибытии на Землю меня отдали под военный трибунал. Что он делал? Да он вернулся, когда подавляющее большинство пленных еще удерживаются эльфийцами. Томятся в ужасных условиях! Почему он был освобожден? Он читал эльфийским офицерам сти-хи! Развлекал вражеский комсостав! Был выделен и обласкан врагом, да еще сотрудничал с ним! Ну, это измена родине, в чистом виде, все доказательства налицо и тянет никак не меньше, чем на высшую меру! Но тут подписали мирный договор с эльдарами, отменили военное положение — и смертную казнь заменили двадцатью годами каторги. По мере того как всё разваливалось, меня помиловали (десять лет вместо двадцати), затем амнистировали и реабилитировали. Когда всё рухнуло окончательно (а случилось это достаточно быстро), выдали медальку — «Защитнику свободы» — за спасение в плену тридцати девяти человек, так что я даже обрадовался в первый момент — пока эти медальки не стали раздавать направо и налево всем непричастным и невиновным. Я не понимаю — повезло мне или нет? Везение в руках искусных эльдарских Мастеров Судьбы оборачивается бедой, а беда — неожиданным новым везением, и так без конца. Флэшбэки моей памяти становятся, как и следовало ожидать, с годами слабее. Они возвращают мне не те месяцы, что я пребывал на планете эльдаров, — хрен их знает, что они сделали с моими воспоминаниями, может, просто стерли их, — и не дни военной катастрофы на Халладже (.синие шары антиматерии, беззвучно и быстро плывущие к навигационным башням космопорта и поглощающие их в ослепительной вспышке.). Нет, снова надо мной палящая синева — Бога, в пространствах идущего, лицо сумасшедшее. Снова я выкрикиваю: «Солнце, сожги настоящее во имя грядущего!». Четыре камня в ухе военврача всё горят, горят сатанинскими огнями, как осколки Сильмариллов, похищенных Морготом. Но помилуй прошедшее.

Константин Ситников

МУРАШИ

— Эту дорожку мои сын выложил своими руками, — сказала Амалия Ивановна.

На ней был красный олимпийский костюм, не хватало только тренерского свистка.

— Андрей выложил это своими руками? — удивилась Вера.

— Нет, — мягко сказала Амалия Ивановна, — другой мой сын. Он умер. Андрюша не очень-то склонен к созидательному труду.

— Мама, — сказал Андрей. Руки у него были заняты пакетом с продуктами.

— Разве я не права? Тебе всегда больше нравилось драться с мальчишками и жечь автомобильные покрышки в поле.

— Ты жёг автомобильные покрышки? — спросила Вера.

— Это было в детстве и только один раз.

— Дым от горящей резины стоял по всему посёлку. Здесь у нас розы, Верочка. Мой сын очень любил розы. Когда эти сорванцы — Андрюша и его приятель — вернулись домой, они были чёрные, как кочегары. Потом Андрюша пошёл в спортивную секцию и научился драться не только руками, но и ногами.

— Это называется французский бокс, мама.

— Не знаю, как это называется, но мне не нравится, когда человека бьют по лицу. Тем более ногами. Ну вот зачем ты устроился в ночной клуб этим… как его? Всё время забываю это слово…

— Вышибалой? Это было сразу после армии. Сейчас я работаю в службе безопасности банка.

— Какая разница? Ты одержим страстью к разрушению. Твой старший брат…

Андрей остановился.

— Ну что, что мой старший брат? — Это прозвучало резче, чем он хотел.

— Твой старший брат никогда не разговаривал с матерью в таком тоне. Да ещё при посторонних.

— Вера не посторонняя.

— Не придирайся к словам. Ты же знаешь, что я имела в виду. Она не наша семья.

— А чья она семья? Она моя жена, мама, хочешь ты этого или нет.

— Какой ты жестокий! Ты очень жестокий, совсем как твой отец. Твой старший брат…

— Мама!

— Молчу! В кои-то веки навестил мать… и затыкаешь ей рот! И вообще, ты можешь не волноваться. Я не буду вам мешать. Я своё дело сделала — ужин приготовила. Справитесь без меня.

— Ну вот, началось, — сказал Андрей.

— Вы не посидите с нами, Амалия Ивановна? — испугалась Вера. — Андрей!

— Что — Андрей?

— Ничего. Амалия Ивановна, не обращайте на него внимания.

— Как я могу не обращать внимания на моего сына? Старики никому не нужны. Я только раздражаю всех.

— Вы никого не раздражаете, Амалия Ивановна. Андрей, ну скажи!

— Ты никого не раздражаешь, мама, — сказал Андрей.

— Вечно обрываешь меня, когда я говорю о твоём старшем брате.

— Прости, — сказал он.

— А тебе следовало бы поучиться у него сочувствию. Да хотя бы элементарной вежливости.

— Я ведь уже извинился, мам, — напомнил Андрей. — Не устраивай мне публичную порку.

— Публичную порку! — с горечью повторила Амалия Ивановна. — И это всё твоё сочувствие к матери!

Она сунула руку в карман олимпийки, достала два кусочка рафинада и словно бы машинально кинула на дорожку.

Остаток пути они проделали молча. Перед резным крыльцом остановились.

«Это крыльцо мой сын сделал своими руками…»

Амалия Ивановна не произнесла этих слов вслух, но Андрей всё равно их услышал. Здесь всё без исключения было сделано руками её сына. О чём его мать не забывала упоминать при любом удобном и неудобном случае. Вот почему Андрей не любил бывать здесь.

«Будь её воля, — думал он, — она бы устроила здесь храм, поставила вместо икон фотографии брата и молилась на них. По-моему, она так и делает».

Амалия Ивановна сразу удалилась к себе; в её комнате забормотал телевизор. Андрей прошёл на кухню, выложил продукты на стол. Настроение испортилось. Он уже жалел, что согласился на эту поездку.

— Она выйдет? — спросила Вера.

— Не знаю. И знать не хочу.

— Ты должен понять её. Она, наверно, безумно любила его.

— Ключевое слово — безумно. Это пугает.

— Матери всегда безумно любят сыновей.

— В моём случае осечка вышла?

Вера улыбнулась, погладила его по руке.

— Ты сам знаешь, что это не так. Она по-своему любит тебя. Вон, пирожков напекла.

Да всё он понимал. Но горечь не исчезала. Он машинально взял пирожок. Тот оказался с яйцом и капустой, как он любил.

— Может, мне поговорить с ней? — предложила Вера.

— Бесполезно. Сейчас она неделю дуться будет.

— Я попробую.

— Ну, попробуй.

Он взял ещё пирожок, вышел на крыльцо. На яблоневый сад опускался тихий, ясный вечер. В воздухе роилась мошкара. По лавке сновали муравьи, должно быть, неподалёку был муравейник. Андрей заглянул под лавку, там муравейника не было. Зато была горка сахарного песка, над которой трудилось с полсотни муравьёв.

Она что, подкармливает их?

«Ненавижу этих тварей, — подумал он. — Ненавижу всё пол-защее, летающее, жужжащее. Кусающее и сосущее кровь».

Это была ещё одна причина, почему он не любил бывать здесь.

Насекомые были повсюду. Над ухом зудели комары. С басовитым гудением снялся с яблони и умчался куда-то за крышу жук.

А ещё где-то были лесные тараканы, блохи, клещи. Осы. Андрей вспомнил, как года три назад полез в сарай за дровами и случайно задел висевшее над дверью осиное гнездо. Разозлённые осы дважды укусили его в руку, ему пришлось ехать в аптеку и целую неделю пить супрастин, прежде чем опухоль спала.

А вот его старший брат не боялся ни ос, ни даже шершней. В детстве он поймал шершня, посадил в спичечный коробок и принёс Андрею. Андрей тогда чуть с ума не сошёл…

На крыльцо тихонько вышла Вера. «Ну, что?» — взглядом спросил Андрей, но Вера только покачала головой.

Золотистое, немного приплюснутое, солнце заходило за лес. Денёк завтра обещал быть знойным.

* * *

Его разбудил дробный стук, доносящийся с кухни. Шинковали овощи.

В окно заглядывало яркое утреннее солнце. Вера мирно посапывала рядом. По её полному веснушчатому плечу полз муравей. Андрей с отвращением сбил его щелчком, почесался. Часы показывали начало пятого. Издав неслышимый миру стон, Андрей повернулся на другой бок, накрыл голову подушкой.

Встал он в девятом часу, с тяжёлой головой. Веры в постели не было. Всё тело зудело. Андрей задрал майку перед шифоньером, долго разглядывал в зеркале расчёсы на животе и боках. Он откинул одеяло на диване, по мятой простыне бегали чёрные муравьи.

С этим надо было что-то делать.

Он прошёл на кухню, заглянул в кастрюлю. Борщ. Тёплый ещё. Андрей ел его прямо из кастрюли и думал о том, что с муравьями надо что-то делать.

Из комнаты матери не доносилось ни звука, но мать была там. Уж он-то знал: если она обиделась, это надолго. Особенно когда дело касается его старшего брата. Андрей взял пирожок, вышел на крыльцо. Воздух наливался жарой.

Вера возилась в огороде.

Андрей укусил пирожок, посмотрел и заорал. Пирожок полетел на землю. Он был сплошь облеплен чёрными муравьями.

— Что стряслось, дорогой? — Вера исчезла за яблонями, появилась на дорожке. Волосы убраны под косынку.

— Гадость! гадость! — только и смог выдавить он из себя.

Вера разглядывала надкушенный пирожок. Муравьи, сброшенные ударом, опять облепили его.

— Это всего лишь муравьи, дорогой, — сказала Вера.

Как будто он не знал, что это!

Он полез за сигаретами, руки дрожали. Закурил, бросил скомканную пустую пачку под лавку. Он уже знал, что будет делать. Торопливо докурив, вернулся на кухню, взял со стола блюдо и со всеми возможными предосторожностями отправил его содержимое в мусорный пакет. По столу ещё бегало в панике несколько муравьёв, их он пришлёпнул мокрой тряпкой. Потом он прошёл в комнату, надел рубашку, взял борсетку и, подхватив мусорный пакет, вышел из дома.

— Вынесу мусор и за сигаретами.

Вера стояла и смотрела, как он идёт к калитке.

На крыльце магазина Андрей кинул пакет с мусором в раскрытый клюв жестяного пингвина, потянул на себя дверь. Внутри было сумрачно и прохладно. За прилавком лузгала семечки молодая дородная бабёнка в синем фартуке и кружевной наколке. Никакого любопытства в сонных глазах.

Других посетителей не было, если не считать старичка в пыльном пиджаке. Стоя спиной к двери, он пил из пластикового стакашка пиво за столиком в углу. Кепка лежала на столе рядом с пустой стеклянной бутылкой.

— Две пачки «Уинстона», — сказал Андрей.

Бабёнка стряхнула шелуху в коробку, бросила на прилавок одну пачку сигарет, за второй полезла наверх. На ногах у неё были чёрные капроновые гольфы. Андрей смотрел на её обширный зад и думал, что муж у неё, наверно, тракторист и, приходя домой, он лапает её за этот зад испачканными в мазуте руками. Она никак не могла найти «Уинстон», и Андрей стал разглядывать полки. Ассортимент был вполне приличный. Рыбные и мясные консервы, кетчупа, напитки, баночное и бутылочное пиво, печенье, конфеты в коробках и на развес, молоко, майонез, копчёные и варёные колбасы.

Бабёнка наконец нашла «Уинстон», слезла с табурета.

— Что-нибудь ещё? — спросила она басом. — С вас семьдесят два рубля.

Андрей положил на прилавок сотенную.

— Два рубля будет?

Она стояла и смотрела, как он роется в борсетке. Потом выложила на обшарпанную белую тарелочку три мятые десятки.

— Не подскажете, где я могу купить инсектициды? — спросил Андрей.

— От комаров, что ли?

— От садовых Муравьёв. Ужасно много их в этом году.

— В соседнем отделе. Вход с другой стороны.

Старичок перестал пить пиво, повернулся и теперь смотрел на Андрея. Глазки у него были серые, студенистые. Он быстро вытер горстью влажные губы.

— Чей будешь, паря? — спросил он. — Скворцовых, что ли?

Передних зубов у него не хватало, язык проваливался в дыру.

Он шепелявил.

— Скворцовых, — сказал Андрей. — Дядь Вень, ты?

— А то. Помнишь, значит. — Старичок заморгал, из левого глаза выкатилась и поползла по щеке слеза. — А ты ведь этот…

— Андрюха я.

— Ну да, ну да, Андрюша. Отец твой, Василий, ба-а-альшой души человек был. Душевный, значит. Дружили мы с ним. Годков двадцать, почитай, дружили.

Он хотел ещё что-то сказать, но от избытка чувств забыл слова.

Андрей, улыбаясь, смотрел на него.

— К мамаше приехавши? — спросил старичок.

Андрей кивнул.

— Непостижная женщина, — сказал старичок, — ой, непости-и-ижная. Как братишка твой помер, так она и того… Это я тебе, паря, сочувствую. Мы ведь тут, Андрюша, хоть не в городу живём, а всё понимаем… Сам-то как? Чай, женился? Детишки есть?

Андрей рассказал (женился, но детишек пока нет).

— Ну, ничего, — сказал старичок, — Бог даст…

Бабёнка смотрела на них с наметившимся интересом.

— Да что ж мы всухую-то! — спохватился Андрей. — Дядь Вень, может, грамм по сто коньячку? Или водочки?

Старичок с сомнением поглядел на пустую бутылку.

— Да нет, пожалуй что, — сказал он. — До обеда оно как-то… не сподручно… Да и старуха заругается.

Он допил пиво, натянул на голову кепку.

— Ну, прощевай, что ли, Андрюша Скворцов.

Старичок вышел. Андрей проводил его взглядом, потом махнул рукой и попросил сто грамм коньяка.

Когда он вышел из магазина, старичка на улице уже не было. Андрей открыл пачку «Уинстона», бросил целофан в урну. Пакет с пирожками лежал в жестяном пингвине. Чёрные муравьи бегали по раскрытому клюву. Андрей с трудом подавил желание поджечь мусор, закурил и спустился с крыльца.

Через две минуты он стоял перед полками с удобрениями и химикатами в отделе «Всё для сада и огорода».

— Чёрные садовые муравьи? — сказала девушка в белом халате и очках. — Могу порекомендовать «Антимуравей» с приятным пихтовым запахом. Разводить и заливать муравейник. Вы, главное, муравьиную матку залейте.

— А как её найти?

— Ну, вы копните глубже. Средство эффективно также против тли, щитовок, червецов… Будете брать?

Андрей взял несколько упаковок «Антимуравья», резиновые перчатки и респиратор. Прежде, чем вернуться домой, он выпил ещё пятьдесят граммов коньяка.

Вера стояла перед яблоней и смотрела на белый неприятный пух, которым были облеплены листья. По древесной коре сновали чёрные муравьи.

— Ты где так долго? — спросила она. — Выпил?

— Рюмку коньяка. Дядю Веню встретил, он меня ещё мальчишкой знал. Что это?

— По-моему, это тля. Видишь, листочки свернулись?

— И что с этим делать?

— Не знаю. Может, спросить у твоей матери?

— Чтобы услышать, что мой старший брат не задавал глупых вопросов?

— Ты ненавидишь его?

— Господи, — изумился Андрей, — с чего ты взяла?

— Ты говоришь так, будто ненавидишь его.

— Вовсе нет. Меня бесит, что мать обожествляет его, но я не ненавижу его. В детстве мы были не разлей вода…

— В детстве? — сказала Вера. — А потом? Что произошло потом?

— Не хочу об этом говорить.

— Вот видишь, — сказала Вера.

Андрей молча смотрел на неё, потом повернулся и пошёл в гараж. Он дважды прочитал инструкцию на упаковке «Антимуравья». Пластмассовое ведёрко из-под грунтовки нашлось в углу, рядом стояли мешок зерна и пакет какого-то яда, оба наполовину пустые. Он наполнил опрыскиватель водой из шланга, высыпал содержимое упаковки, хорошенько перемешал палкой. От раствора исходил резкий пихтовый запах, пробивавшийся даже сквозь респиратор.

Андрей вернулся на огород. Веры нигде не было. Только ссоры им не хватало.

Что теперь? Найти муравейник. Муравьи предпочитают постоянные маршруты, если уж выберут путь до яблони по садовой дорожке, то так и будут бегать по ней, пока не протопчут глубокую колею. Теоретически по этой колее можно проследить весь путь от пункта А до пункта Б, где пункт Б — яблоня, а пункт А — муравейник. Но, сколько он ни искал, муравейника нигде не было.

Всё, что он нашёл, это пара кучек земли на стыке плиток и бордюра садовой дорожки. В этих кучках были круглые дырочки, где исчезали и откуда появлялись муравьи. На бордюре лежало два кусочка сахара-рафинада. Может, те самые, а может и другие. Андрей стоял и смотрел на кучки земли, вокруг которых суетились муравьи. Он никак не мог вспомнить, строят ли муравьи свои жилища под землёй. Ну-ка, прикинем. Расстояние между кучками метра три. Если это разные подъезды одного подземного дома, какой же тогда величины дом!

Он направил раструб опрыскивателя вниз. Пихтовая струя ударила в земляную кучку. Мураши заволновались, забегали кругами.

К десяти часам он нашёл и обработал ещё семь или восемь кучек в разных частях огорода: под яблоней, под георгинами и за теплицей. Лицо потело и чесалось под респиратором.

За ним наблюдал сосед, стоя на приставной лестнице. Его голова и плечи торчали над забором из жёлтого кирпича.

— Муравьи? — спросил он.

— Они. — Андрей стянул перчатки, снял респиратор. Потёр лицо тыльной стороной ладони.

— Чем травишь? — У соседа было жирное, маслянистое лицо. На голове бандана.

— «Антимуравей», — сказал Андрей.

— А-а, — без выражения сказал сосед. Андрей так и не понял, что это означало, одобрение или наоборот.

— А ты? — спросил он. Сосед был почему-то неприятен ему, но как-никак они были товарищи по несчастью.

— Чем я травлю? — сказал сосед. — Водкой. В моче. — И он заржал.

Голова в бандане исчезла, через две минуты сосед показался в калитке. На нём были обвисшие спортивные штаны и майка с пятнами пота на груди и под мышками. Между резинкой штанов и майкой выпирал волосатый животик.

— А где эта? — сосед покрутил пальцами в воздухе. — Амалия-ненормалия?

— Она моя мать.

— А-а.

Андрей убрал опрыскиватель, респиратор и перчатки в гараж.

— Хочешь, покажу, откуда они берутся? — От соседа несло перегаром. Похоже, утро в посёлке у всех начиналось одинаково — с возлияния.

Андрей хотел. С садовой дорожки сосед уверенно свернул в огород, будто сто раз ходил здесь, потопал по заросшей травой тропинке вдоль теплицы. «Надо будет пройтись здесь триммером», — подумал Андрей.

Поражённая тлёй яблоня осталась справа, земляные кучки, обработанные инсектицидом, покрывал сухой налёт. Муравьи обнюхивали его, некоторые обходили стороной, но большинство просто не замечали. У многих в лапках и на спине были какие-то белые шарики.

Под стеной дощатого дровянника была устроена силосная яма. Ворох травы прел под плотной полиэтиленовой плёнкой, прижатой досками и обломками кирпича. Оттуда попахивало. Над плёнкой кружили толстые изумрудные мухи, ползали по плёнке, громко царапая её коготками.

— Вот тут она их и разводит, — сказал сосед. Из-под банданы на его жирное лицо стекла струйка пота. — Ну что, будешь смотреть?

Он взялся за угол плёнки, подождал, пока Андрей возьмётся с другой стороны, и они отвернули край плёнки. Изумрудные мухи взвились в воздух. Одна села Андрею на губу, он с отвращением согнал её. С минуту Андрей разглядывал содержимое силосной ямы, потом резко повернулся — его согнуло пополам и вырвало борщом и коньяком.

Кровь отбойным молотком била в висках.

«Почему? Боже всемогущий, почему она это делает?»

На прелой траве лежало четыре или пять птичьих тушек в разной степени разложения. Все они были густо облеплены чёрными муравьями.

— Ну, что я говорил? — Сосед явно был доволен произведённым впечатлением.

Через полчаса у Андрея произошёл разговор с женой.

— Думаешь, это она? — спрашивала Вера.

— А кто? Она подбирала с земли птиц и бросала туда. Сосед видел.

— Как думаешь, что их убило?

— Зерно, — сказал Андрей. — Зерно и яд. Вот чёрт.

Его всё ещё мутило. В носу стоял запах пихты, разложения и рвоты.

— Но зачем?

— Всё дело в муравьях. Они разводят тлю, а птицы поедают. Видела сахар? Она их кормит. — От жары у него едва ворочался язык.

— Что ты собираешься делать? — спросила Вера.

— Пойти и поговорить с ней. Эти муравьи…

Он замолчал, глаза его выпучились. Кучка земли у бордюра, которую он обработал инсектицидом… ему показалось, что она с тихим шорохом осыпается внутрь… всё быстрее и быстрее, образуя воронку. Края этой воронки всё расширялись, захватывая каменную плитку, перевитый корнями дёрн с травой, яблоню… Он крепко зажмурился и помотал головой.

— Что с тобой, дорогой? — донеслось до него словно издалека.

Он открыл глаза — перед ними плавали чёрные пятна.

— Кажется, у меня тепловой удар, — сказал он.

* * *

Он лежал на диване, и на глазах у него была влажная, уже степлившаяся повязка.

— Ну, как ты? — заботливо спрашивала Вера.

Повязка исчезла, он ощутил приятное прикосновение холодной руки ко лбу.

Вера успела переодеться и искупаться. Белый сарафан на груди и плечах намок, под ним проступал сплошной салатовый купальник.

— Гораздо лучше, — сказал он. — Не понимаю, что это со мной.

— Думаю, ты просто надышался «Антимуравья». Нужно быть осторожным с такими вещами.

— Мать выходила? — спросил он.

Вера покачала головой. Понятное дело, теперь она до ночи не выйдет, будет ждать, пока они улягутся спать.

— Милый, — сказала Вера, — почему бы тебе не поговорить с ней? Если всё дело в твоём старшем брате…

Она осеклась, увидев выражение его лица.

Ранним вечером, когда послеполуденная жара спала, Андрей стоял на садовой дорожке и обозревал дело рук своих. Муравьи как ни в чём не бывало суетились под ногами, бегали через круглые дырки в земле, пасли своих тлей. Причём, кажется, их стало ещё больше и вели они себя активнее, наглее.

«Главное, залейте муравьиную матку…» Знать бы ещё, где её найти!

Вернулась из магазина Вера. Андрей напрягся, думая, что она опять начнёт разговор о его матери и старшем брате. Но она сказала:

— Женщины говорят, нет ничего лучше народных средств. Муравьи не любят резких запахов. Можно положить на муравейник помидорную ботву, петрушку. Хорошо помогает чеснок, полынь. Можно сделать приманку из дрожжей и варенья, говорят, муравьи от этого умирают.

— Я знаю, что я сделаю, — сказал Андрей. — Стой здесь.

Он сходил в гараж и вернулся с лопатой.

— Нужно уничтожить матку, — сказал он. — А для этого нужно раскопать муравейник.

Он воткнул лопату в дёрн и принялся расшатывать бордюр.

— Ты уверен, что поступаешь правильно? — забеспокоилась Вера. — Твоей матери это не понравится…

«Ведь эту дорожку выложил твой старший брат своими руками…» — вот что она хотела сказать. К чёрту! Он снял рубашку, намотал на голову и, поплевав на руки, снова взялся за лопату. Он был полон решимости довести начатое до конца.

Через некоторое время он выпрямился, вытер рубашкой лицо. Бордюр торчал в земле, как гнилой зуб в развороченной десне. По нему, по траве, по лопате суматошно бегали муравьи. Два или три пытались грызть пальцы Андрея. Он стряхнул их на землю и раздавил.

Веса в бордюре было килограммов пятнадцать. И вот он лежит на траве, а в образовавшейся ямке в панике мечутся муравьи. И много же их! Сотни две, три, а то и вся тысяча. Они бегают по комьям земли, по белёсым корням, друг по другу…

— Кипяток! — крикнул Андрей. — Вера, неси кипяток!

Пока она возилась на кухне, он вывернул и бросил в траву

сначала одну, потом вторую плитку. Под ними обнажилась верхушка гигантского подземного муравейника. Муравьёв было столько, что казалось, шевелится земля.

— Матка, — сказал Андрей, — мне нужна эта чёртова матка!

Он выкорчевал ещё несколько плиток. Работал как одержимый.

Пришла Вера с чайником.

Он нетерпеливо выхватил его. Струя воды и пара ударила в насекомых. Мураши опрокидывались на спину, крючили ножки. Остальные, вместо того чтобы разбежаться, атаковали Андрея. Он топтал их ногой и поливал из чайника.

Тяжёлый вздох, похожий на стон, донёсся со стороны дома.

— Что там ещё? — крикнул Андрей.

Он бросил пустой чайник, схватил лопату и побежал к дому.

— Под крыльцом, вот где она! Точно! Под чёртовым резным крыльцом!

Он размахнулся и со всей силой ударил лопатой по крыльцу. Черенок сломался.

Сзади что-то кричала Вера. Про мать и его старшего брата…

Она пыталась поймать его за руку. Он оттолкнул её — она, кажется, упала.

Тогда он повернулся, отшвырнул обломок черенка и расхохотался.

Он стоял и хохотал, долго, минуту, а может, две. А потом внезапно успокоился.

— Моя мать, — сказал он. — Все знают, она чокнутая. Без ума от моего старшего брата. А он утонул. Утонул, когда ему было десять.

— Но как же, — Вера повела рукой, — как же всё это?..

— Садовая дорожка? И это вот замечательное резное крыльцо? Он их не делал. Вот этими… этими самыми руками… Она заставила меня. Ходила, нудила, чтобы я сделал эту чёртову дорожку и это чёртово крыльцо. Брат увлекался поделками из камешков, спичек… Вот она и вбила себе в голову, что у неё должны быть фигурная дорожка и резное крыльцо. А потом убедила себя, что всё это сделал он.

— Но почему, — начала Вера, — почему ты раньше?..

Она не договорила. Дверь открылась, на пороге возникла фигура в красном олимпийском костюме. Она, как пьяная, сделала шаг вперёд и, пошатнувшись, рухнула на сына, но вместо того, чтобы подхватить её, Андрей в ужасе отпрянул назад.

Она была вся, с ног до головы, облеплена чёрными муравьями.

Это была муравьиная матка.

Александр Тэмлейн

КОНФЕТА

Грызл был красив — по крайней мере, так полагал он сам. У него была зелёная кожа и здоровенные клыки. Глаза были мутно-жёлтыми — Грызл знал об этом, однажды он полюбовался на своё отражение в автомобильном зеркальце заднего вида. Разбитых, брошенных машин хватало. Ещё у Грызла была шевелюра. Она была фиолетовая.

Детство Грызл помнил плохо. Кажется, он ходил в садик. Что это за «садик» и почему он так назывался — Грызл, хоть убей, не мог припомнить. Ему казалось, тогда он носил такую странную штуку, которая называлась обувь. А ещё на нём были штаны. Сейчас на Грызле не было штанов, и он был очень этому рад.

Жил он свободно, радостно и неприхотливо. Собирал светящиеся в темноте пятнистые грибы, ел здоровенных вертлявых мокриц, пил из реки и луж, а иногда — если повезёт — мог догнать оленя, заблудившегося среди многоэтажек.

Когда-то среди развалин ещё попадались люди. Людей он не любил: они носили с собой металлические штуки, которые гремели и полыхали, и причиняли ему боль. Люди были злые. В отместку нескольких из них он поймал и съел. Кажется, люди и прозвали его Грызлом — те немногие, которых догнать он не успел…

Свалка простиралась до самого горизонта. Некогда она называлась словом «Владивосток», — Грызл смутно помнил об этом. Впрочем, он не имел ни малейшего понятия о том, почему у места должно быть название и что оно означает.

Порой к нему приходили воспоминания детства. Кажется, все говорили про Страшную Войну, а затем на улицах распустились огненные цветы, и всё стало не таким, как раньше. Трава пробилась через камень и зелёным одеялом укутала тротуары.

Сегодняшний день обещал быть отменным. Грызл нашёл старый бинокль, и, похрюкивая от удовольствия, рассматривал обветшавшие супермаркеты. Солнце только поднималось из океана, окрашенное парами метана в зелёные цвета. И тут он увидел девочку. Сначала-то он не понял, что это девочка. Но потом словно распахнулись давным-давно запертые двери памяти.

«Дима, хочешь конфету? — звонкий голосок. — Я у Алины отобрала. Она вредина, ябеда и подлюка! Будешь?»

Девочка. Таких маленьких существ называли девочками.

Грызл растерянно застыл.

Девочка была маленькой, аккуратной и причёсанной. У неё были золотистые волосы и светлая кожа — будто фарфор. Она была одета в чистое платьице — розовое в белый горошек. На ней были башмачки — канареечного цвета. И пахло от неё приятно — почти позабытым, волшебным запахом корицы. Намного вкуснее, чем запах трухлевика-вонючки или пупырчатых поганок, которые Грызл порой собирал в канализации.

Девочка.

Кажется, девочки тоже были людьми, но у них не было этих сверкающих штук, которые причиняли боль. Девочки были хорошими. Когда-то в детстве одна из них угостила его конфетой. Конфетой, что такое эта «конфета»? Он не помнил. Но помнил, что это что-то невероятно приятное. На вкус — как лесная малина. Кисло-сладкая и душистая. А сейчас Грызл ел мокриц: они тоже были вкусные, сочные и хрустели на зубах, но конфета была лучше.

Неожиданно в заскорузлой душе его поднялось странное, давно забытое чувство. Благодарность. Ему тоже захотелось сделать девочке что-то хорошее. Большая, жирная сороконожка скользнула у его ног. Он ловким движением подцепил её — и, радуясь, протянул новой знакомой.

— Кафета.

Слово далось ему с трудом. Девочка бесстрастно посмотрела на него. Один из её васильковых глаз полыхнул красным.

— Идентификация, — холодным, безжизненным голосом сказала она. — Радиоактивный мутант второй категории, восстановлению не подлежит.

Между её пальцев появилось длинное, сверкающее лезвие. Она прыгнула и обхватила голову Грызла ногами. И вонзила клинок ему в шею.

Массивное зелёное тело рухнуло на траву. Потухающие глаза смотрели на восход — солнце поднималось во всём великолепии, расцвечивая горизонт в алый и лиловый, окуная золотистую пену облаков в малиновый сироп.

— А как же кафета, — горько сказал он.

2

ЛИЧНОСТИ ИДЕИ МЫСЛИ

Вячеслав Рыбаков

КУДЕСНИКИ НЕ КО ДВОРУ

1

Их, в общем, уже не помнят.

Даже те, кто когда-то читал их взахлеб, редко перечитывают.

Невозможно перечитывать. Кому-то скучно, кому-то смешно, кому-то тошно от этих тупых совков… А мне, если вдруг упадет взгляд на потрепанные корешки засыхающих на полках книг, за которыми гонялся, бывало, как за Граалем, — больно. Точно я сквозь помутневшую от времени, измалеванную похабщиной, заляпанную пригоршнями грязи и засохшим дерьмом стеклянную стену тускло вижу свой рай, в который мне, по грехам моим, во веки веков не вернуться…

Советская научная фантастика сама видела и другим показывала мир как арену бескомпромиссной борьбы Света и Тьмы.

Можно назвать это убожеством, бесчеловечностью, исторической ограниченностью. Да, толерантностью там и не пахло. Не пахло снисходительностью к мерзости, терпимостью к тому, что нестерпимо всякому любознательному, работящему, семейному, чадолюбивому человеку. Не пахло в ней общечеловеческими ценностями. Тот, кто скачет по сцене с голой задницей, не был в ней равен тому, кто выходит в скафандре в открытый космос. Проститутка не была равна медсестре. Прохиндей не был равен мечтателю. Сделанное не равно украденному. Зло не равно Добру.

Это мировидение было унаследовано советской идеологией от православия. Унаследовано абсолютно неосознанно.

Советская НФ была яростно антиклерикальной и антицерковной. Но она была высококультурной — а культура из традиции вырваться не может. Из нее вываливается лишь бескультурье.

Место Бога заняла коммунистическая справедливость, а место дьявола — капиталистическая несправедливость. Место рая — нарождающееся коммунистическое будущее, где все пусть и не одинаково замечательны и талантливы, но, во всяком случае, вполне справедливы, добры и о других думают больше, чем о себе. Место ада — умирающее капиталистическое прошлое, где царят культ наживы, звериная злоба, вопиющее неравенство и беспощадная конкуренция.

Существеннейшей составляющей советского рая являлась всеобщая тяга к знаниям, научная увлеченность, головокружительный научно-технический прогресс. Непременным элементом ада — одержимость самыми низменными желаниями и потребностями, упадок науки, всеобщее презрение к профессии ученого, незнание элементарных научных истин и полное нежелание их знать.

Оглянувшись ныне по сторонам, легко убедиться, что ад адом и оказался.

Вот только рай подкачал.

Сейчас даже трудно себе представить, каким успехом научная фантастика пользовалась и какое влияние оказывала. Для подростков она была практически единственным окошком в уже поджидающий их за близким порогом большой, взрослый, завораживающе интересный и ПРЕДЕЛЬНО ПРЕСТИЖНЫЙ, по тогдашним меркам, мир. Мир космоса, мир атома, мир океанских глубин, мир загадок прошлых тысячелетий…

Мир простора, чистоты и могущества.

Советская НФ базировалась на несколько наивной, но по большому счету единственно побуждающей к действию аксиоме: достаточно образованный человек, если как следует поразмыслит, МОЖЕТ ВСЕ.

Трудно найти жизненную позицию, более привлекательную для тех, кто только начинает жить и усваивать знания.

Были, конечно, и иные факторы популярности.

Ведь именно в НФ читатель получал все приключения, которыми так пленялись предыдущие поколения мальчишек и девчонок. Всякие там джунгли, затерянные цивилизации, шпионские страсти, марсианские потасовки… Но при этом — на совершенно новой, куда более современной и куда более человечной мотивационной основе.

Да, мы отправляемся в дебри Амазонки или в пустыни Азии, мы рискуем собой, преодолеваем бурлящие речные пороги и палящий зной, но тащим на себе не только ружья и консервы — у нас на горбах ПРИБОРЫ! И премся мы к черту на рога не чтобы пострелять злых индейцев да зулусов, не чтобы опередить конкурентов и первыми завладеть алмазами. Нет, мы после скитаний и тягот должны обнаружить следы пришельцев с иных планет, мы откроем секреты их техники, опередившей земную на много веков. Мы найдем динозавров, которые, оказывается, не все вымерли миллионы лет назад, и спасем их от окончательного вымирания! А заодно еще и нескольких угнетенных колониалистами негров освободим…

Да, мы плывем на исследовательском суденышке, мы боремся со штормами, мы мучаемся от жажды, но все это не ради дурацкого, никакому приличному человеку на фиг не нужного золота — а чтобы раскрыть вековую загадку и найти, где живет МОРСКОЙ ЗМЕЙ!

Да, да, конечно, мы отчаянно и весело сражаемся с врагами, порой и жизни своей не щадим, но все это не ради алмазных блямблямчиков тщеславной похотливой кошки с французской короной на пустой тыкве. Нет — ради СВОБОДЫ И БРАТСТВА! Ради освобождения человечества от глумливой и тупой власти денежных мешков, а то и всего космоса — от неведомых и просто невообразимых в наши дни опасностей…

Покажите мне мальчишку, который не хочет ощутить себя благодетелем, первооткрывателем, бескорыстным благородным спасителем.

Покажите мне мальчишку, который не хочет быть рыцарем без страха и упрека в блистающем мире манихейского поединка!

Если он, конечно, вообще хочет хоть чего-то, кроме как найти прямо посреди дороги ящик пива с лежащей сверху пачкой бакинских. Увы, с помощью всего лишь двух могучих заклинаний Темного Властелина — «Аффтар жжот» и «Слишкам многа букфф» — можно гарантированно предохраниться от даже самых элементарных знаний и самых естественных переживаний.

Ведь даже примитивные по сюжету и коллизиям научно-фантастические тексты, пусть хоть до мозга костей советские, стало быть, переполненные борьбой с врагами СССР и пальбой по ним, были принципиально отличны от нынешних самых совершенных компьютерных стрелялок.

В компьютере в кого ты стреляешь, тот и плохой. В советском боевике кто плохой, в того ты и стреляешь. В стрелялке, кроме тебя, хороших нет. Ты — Добро, а все, что подворачивается тебе под прицел, — Зло. В советской НФ, даже той, что создавалась в мрачные времена обострения классовой борьбы, ты в лучшем случае — всего лишь защитник великого, находящегося безмерно выше тебя Добра, и ты имеешь право на выстрел ровно в той степени, в какой ты являешься таким защитником. И любой, кто защищает Добро в той же степени, что и ты, равен и равноправен тому персонажу, с которым ты себя отождествляешь…

Разница между тем, как вели и ведут себя, скажем, в Афганистане те, кто читал книги, и те, кто мозолил себе пальцы клавишей выстрела, очевидна. Да и безбашенная пальба «под настроение» на улицах и в школах собственной страны куда больше похожа на поведение человека за компьютером, нежели на поведение человека с книгой, в которой бдительный Петя-пионер разоблачает одного за другим фашистских диверсантов и вредителей.

2

Из советской НФ однозначно уяснялось, что Добро, если хочет победить, должно быть не только более храбрым или упрямым — оно должно быть еще и более умным, образованным, научно и технически оснащенным. Если этого нет, не поможет никакая храбрость.

Главные НФ-овские переживания — это стремление узнать или создать новое. Что-то понять и поделиться этим с другими, кто еще не узнал и не понял. Если получилось — счастье; если не получилось — личная трагедия. Потому что ведущим внутренним стимулом было — помогать Добру. Быть на стороне Руматы из «Трудно быть богом» Стругацких, на стороне Эрга Ноора из «Туманности Андромеды» Ефремова, на стороне Эли Гамазина из «Люди как боги» Снегова, на стороне Кривошеина из «Открытия себя» Савченко… Быть на стороне, не побоюсь этих слов, краснозвездной подлодки «Пионер» из «Тайны двух океанов» Адамова!

Мотивация — великая вещь. О ней не всегда вспоминают среди жизненной суеты и толкотни. Но именно мотивация определяет способность преодолевать суету и толкотню либо повреждаясь ею, тупея или стервенея от нее, либо хохоча над нею.

Именно она определяет стратегию.

Именно от нее зависит, есть у тебя стратегия или стратегии вообще нет и тебя просто нескончаемо и бессмысленно катает по жизни от менее выгодной подачки к более выгодной.

Нынешняя пропаганда личного успеха как главного стимула деятельности ущербна. Либералы учат, что успех любой общности складывается из суммы личных успехов отдельных людей, эту общность составляющих. Не будет стремиться к успеху каждый — не добьется успеха и общность. Это отчасти так, но лишь от очень невеликой части.

Не стоит даже говорить о столь банальных вещах, как, например, то, что без личной безуспешности воина, погибающего в битве, окажется абсолютно невозможна никакая общая победа. Не стоит даже говорить, что исключительная установка на стремительный личный материальный успех способна привести лишь в мир криминала: именно там единомоментное деяние сулит наибольший и наиболее скорый барыш. Но даже в инженерии и науке установка на личный успех, не облагороженная и не усиленная какими-то более мощными и более высокими мотивами, будет плодить лишь халатных торопыг, хитрых неумех, халтурщиков, обманщиков, лжеученых, гонителей и палачей всякой настоящей работы.

Готовность к долгому безуспешному труду — не в смысле «безрезультатному и провальному», а в смысле «не приносящему личного успеха» — есть одно из главных условий реального познания. Только такая готовность и позволяет в конце концов добиваться настоящего успеха — одновременно и личного, и для всех.

Но как раз советские фантасты и описывали в меру своих художественных способностей великий труд открывателей истин.

Не было в истории мировой подростковой литературы жанра более человечного, более увлекательного и при этом более познавательного и просветительского, нежели советская НФ.

Ее писали люди, очень увлеченные своим делом. То бывшие, а то и продолжающие работать по своей прямой специальности инженеры, изобретатели и ученые. У подобных людей совсем иной жизненный опыт, нежели, скажем, у мажора, что всю юность петлял от кочегарки до забегаловки и обратно, травясь заради свободы личности одеколонными коктейлями, пудря мозги экзальтированным девам да перемывая косточки адским властям и гнусным коллегам.

Советские фантасты были нацелены на конкретный положительный результат. Им привычней и милей было не других бесконечно и злорадно препарировать, а самим что-то построить или открыть. Пусть потом ругают, что электростанция получилась слабовата, — долгожданные лампочки все равно зажглись. Им не столько в книгах, сколько прежде всего в собственной жизни некогда было задаваться составляющими сущность большой литературы вопросами в стиле умной Эльзы. Вот выйду я замуж, родится у меня ребеночек, пойдет он в погреб, а тут на него топор упадет — так пусть уж лучше не будет у меня ни топора, ни ребенка… Если я хочу кому-то добра, если я кого-то люблю, не значит ли это, что я эгоист и насильник, а если так, может, я лучше кишки выпущу из любимого человека, это, по крайней мере, честно, и он не будет потом всю жизнь из-за меня мучиться…

Психологические изыски у этих технарей отсутствовали напрочь. Да и язык был бедноват.

Однако требования к драматургии и стилистике у подростка и у взрослого совершенно различны. То, что в пятьдесят лет воспринимается как неудачная метафора, в пятнадцать вполне способно вызывать лишь азартный восторг: во как наш его!

Да-да. В советской фантастике, страшно сказать, были «наши» и «не наши». Общечеловеческую парадигму «прекрасный несчастный Я и прочие сволочи» ее творцы и на пушечный выстрел к себе не подпускали. Потому, наверное, и остались на задворках большой литературы.

3

Вот, скажем, соавторы Евгений Войскунский и Исай Лукодьянов. Один — профессиональный военный моряк, другой — профессиональный инженер-нефтяник, но и военному делу отдал дань — в войну служил в авиации. Вот первая их книга «Экипаж «Меконга», вышедшая в 1962 году и сразу сделавшая их звездами и классиками советской НФ.

Ясно, что такие люди не станут марать бумагу решением вопросов из репертуара умной, но бездельной и, главное, бездетной Эльзы.

И действительно, уже с первых страниц на нас падает рукотворное чудо — атомарная проницаемость вещества: нож, который не режет, а проходит сквозь препятствия, как сквозь дым. А по ходу величаво выплывает и еще одно — усиление поверхностного натяжения жидкости на несколько порядков, так что кромка капли становится крепче брони.

И притом нож тот вывезен из петровского флота поручиком Матвеевым из таинственной древней Индии, и мы устремляемся в Индию вместе с ним; а там — держащие народ в темноте и угнетении брахманы, и местная дева, прекрасная, как апсара, влюбляется в русского поручика с первого взгляда, и нож тот используют служители местного культа для оболванивания народа, а сделан нож в загадочном Тибете по технологиям пришельцев из космоса, и с этим ножом, освободив местное население, поручик и его возлюбленная бегут в Россию… А тут уж снова СССР, и научные институты разгадывают загадку, и главные персонажи — молодые инженеры впереди всех в этом благородном состязании, и этим парням так вкусно и радостно жить, работать и познавать, что до сих пор завидно и хочется быть как они. И вот карьерист наказан всеобщим презрением, а талант, запутавшийся в его сетях, трагически и назидательно погиб, и загадка разгадана общими усилиями нескольких слаженно вкалывающих научных коллективов, и все это, ВСЕ ВОТ ЭТО не ради денег и славы, не чтобы банк ограбить или перерезать своих обидчиков да конкурентов, но всего лишь — вы только представьте! ну тупые совки же! — ради создания ТРУБОПРОВОДА НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ, где вместо дорогих и ломких труб — экономичное и надежное поверхностное натяжение, и проницаемая нефть на благо всей великой родной страны, как сквозь дым, идет сама собой сквозь Каспий. И не на экспорт даже, не в обмен на зеленое бабло, а просто чтоб Отчизна расцвела еще пуще…

И к тому же вершится все это в городе ветров, моря и нефти, одном из прекраснейших городов мира — Баку. И совсем неважные полвека назад ни для авторов, ни для читателей сцены привычного интернационального быта, проходные, мимолетные, читаются сейчас так, что хочется то ли плакать, то ли пойти и вышибить мозги или уж хотя бы зубы тем, из-за кого ни у нас, ни у наших детей и внуков ничего подобного уже нет и никогда, никогда не будет.

Вот Анатолий Днепров. Перед самой войной окончил физфак МГУ. Ушел на фронт добровольцем. С 43-го по 56-й работал в разведке. А что такое — работал в разведке? Ну, например, служил шифровальщиком у Роммеля в Северной Африке. Например, при подписании капитуляции Германии был переводчиком в штабе Жукова. В общем, та еще кочегарка; не особенно-то разнюнишься насчет окружающего хамства и обнаженных нервов непонятой крылатой души. Потом вернулся к науке. Возглавлял отдел в оборонном НИИ.

Как принято тактично говорить, он «одним из первых» — на самом деле, первым, кто сделал это талантливо и запомнился, — начал писать о совсем еще недавно запретной кибернетике. Его классические рассказы конца 50-х просто-таки открыли массовому читателю глаза на то, что такое — существует, что кибернетика не столько продажная девка империализма, сколько готовая вот-вот сорваться лавина чудес. А в поздних своих произведениях Днепров опять-таки «одним из первых» начал разрабатывать скользкую тему клонирования…

Вот его повесть «Глиняный бог» (1963): нацистские последыши на отдаленной базе в Сахаре создают идеального солдата, которого не берут ни газ, ни радиация, ни пули, потому что, ни много ни мало, атомы углерода в организмах подопытных заменены на атомы кремния и несчастные подопытные становятся неповоротливыми, но неуязвимыми кремнийорганическими зомби… Конечно, козни фашистов сорваны, очередной Освенцим разрушен, и побеждает врага завербовавшийся на базу в поисках работы, но не купившийся на баснословную зарплату молодой французский биохимик. Не коммунист, не советский разведчик — просто порядочный человек.

Вы можете представить себе французский боевик, где главным положительным персонажем был бы славный храбрый русский? А можете вы представить себе современный российский фантастический роман, где главным положительным персонажем был бы француз?

Но для тех, кто строил коммунистический рай, национальность была неважна — в зачет шло лишь то, в какой степени человек находится на стороне Добра. И это был не наивный миф, а реальный жестокий опыт: вряд ли агент Днепров смог бы выполнять свои миссии за рубежом, не находи он там союзников. И не за деньги, а по жизни.

Вот Георгий Гуревич. Воевал, побыл и кавалеристом, и минометчиком. Профессиональный инженер-строитель. Может быть, именно незабытый опыт человека, обязанного знать, на чем он, собственно, собирается строить, обусловил то, что его замечательные повести «На прозрачной планете» и «Подземная непогода» (1963) так или иначе связаны с геологией. Тут и кибернетика на марше. Тут и новые способы разведки полезных ископаемых для счастья Родины — подвижные программируемые рентгенографы, видящие землю насквозь. И тут же одновременно — беззаветное, но лишенное всякой агрессивности упорство ученого, верящего в себя и успех своего дела. А рядом деляги от науки, которым не общий результат нужен, а личный престиж. Читаешь и просто глаза открываются: мама дорогая! Оказывается, героем можно стать не только на войне и не только в космосе — но и в совершенно мирной обстановке, в пиджаке и галстуке, в зале Ученого совета, на невидимом, но вполне себе кровавом фронте борьбы за истину с корыстным лицемерием, равнодушием и ложью.

Вот Владимир Савченко. Странный, удивительный автор. Выпускник Московского энергетического института, сотрудник Киевского института кибернетики. В ранней повести «Черные звезды» (1960) можно найти отголоски московско-киевского старта. С какой симпатией, как трогательно описаны и обе столицы, и их природа, и их люди; я с первого же прочтения на всю жизнь запомнил, что в украинском произношении «г» мягкое, «как галушка»… Одержимость кибернетикой определила все дальнейшие фантастические прозрения этого человека. А одним из лидеров советской НФ он стал после выхода книги «Открытие себя» (1967), написанной на стыке кибернетики, биохимии, психологии и этики. И снова — неважна карьера, неважны должности, звания и степени; важен результат, важно ДОБРАТЬСЯ ДО СУТИ И ОТДАТЬ ЕЕ ЛЮДЯМ. Какие слова можно найти в нашу консьюмеристскую эпоху для того, чтобы передать будоражащее чувство близкого доброго всемогущества, которое дарила читателю эта книга! А фраза, которой она кончается — «Три инженера шли на работу», — достойна стать такой же знаковой, такой же крылатой, как, скажем, «Призрак бродит по Европе».

А Сергей Снегов, как его не вспомнить! Выпускник Одесского химико-физико-математического института, враг народа, лагерный товарищ таких корифеев, как Лев Гумилев и Николай Козырев. Уже в ГУЛАге начал работать в советской ядерной программе. Он написал немало помимо знаменитой трилогии «Люди как боги», первая часть которой вышла в сборнике «Эллинский секрет» в 66-м, но запомнился прежде всего этой великой эпопеей. И не из-за размера великой, и даже не по масштабу галактических битв, в ней описанных, — но по тому, как передано в ней величие космоса. Читая эту книгу, падаешь в небо. В самую его бесконечную черную глубину. И начинаешь эту равнодушную, опаляющую бездну понимать и любить.

А Шалимов, Александр Шалимов-то — ученый-геолог, землепроходец, преподаватель питерского Горного и кубинского университета Ориенте, не просто выдумавший, но буквально-таки открывший в Монголии энергетическую базу пришельцев. С крупномасштабной картой я, повзрослев, проследил маршрут описанной Шалимовым экспедиции — каждый кряж, каждая скала, да и каждый порыв ветра из Джунгарии именно таковы на самом деле, как в его «Тайне гремящей расщелины» (1962). С его персонажами я путешествовал и в конголезских джунглях («Охотники за динозаврами», 1963), и в глубинах океана («Тайна Тускаро-ры», 1967), осознавая, ощущая его текстом, словно собственной кожей, как огромна, разнообразна и причудлива наша планета.

А инженер Генрих Альтов с его, например, гениальным «Осликом и аксиомой» (1968) и подобными рассказами, оставляющими одно и то же удивительное чувство интеллектуальной свободы: невозможное возможно. С рассказами, да — но и с целой научной теорией решения изобретательских задач. Разбей стереотипы вдребезги — и лети куда хочешь. Но не с балкона вниз башкой в психоделику, не в элэсдешное всемогущество, и даже не к вершинам мужского самоутверждения — к Алке Пугачевой в койку, а в реальный зенит любого всамделишного дела. Между прочим, в 1948 году, двадцати двух лет от роду, он написал письмо Сталину, где раскритиковал положение с изобретательством в СССР. В ответ был арестован и приговорен к 25 годам лагерей. Уже в ЛАГЕРЕ начал быть собой — сделал несколько первых своих изобретений. Сейчас его методика раскрепощения творческой фантазии признана во всем мире и используется во всех странах, всерьез стремящихся завладеть общим для рода людского будущим, — в США, в Японии. Всеми доступными человеку способами Альтов будил воображение, учил мыслить, изобретать, созидать…

А Александр Мееров с его увлекательнейшим «Сиреневым кристаллом» (1965) и удивительным, особенно для того времени, «Правом вето» (1971)! Вполне реальная и вполне безысходная проблема невозможности хоть как-то ограничить индустриальное использование того, что смертельно опасно, но приносит прибыль; пронзительно поставленные этические проблемы ксенофобии… Инженер-химик, ракетчик, начинавший еще в 30-х годах в знаменитой Группе изучения реактивного движения. Репрессирован в 37-м, сидел в лагере, потом работал в «шарашке». Потом — долгие плодотворные годы в КБ академика Глушко. Один из создателей первых спутников.

Ну ясен пень, махровый твердолобый коммуняка! Зато мы делаем ракеты… Подавись ты своими ракетами! Хер не стоял, наверно, вот и самоутверждался фаллическими символами. Пис-сатель…

Где ужасы 37-го года? Где безмозглое русское быдло с его генетическим садизмом и врожденной ненавистью к интеллигенции? Где пьяные генералы, в стремлении выслужиться перед бездарным деспотом целыми дивизиями гонящие солдатиков под пули культурных немецких оккупантов? Где всех изнасиловавшие особисты из заградотрядов? Где бесстрашные стиляги, провозвестники яркой и веселой свободы, которых терроризируют серые комсомольцы, так и норовящие построить какую-нибудь экологически вредную Братскую ГЭС? Где пронизавший все поры общественной жизни антисемитизм? Где вообще презрение русских к законным правам и чаяниям порабощенных ими народов Украины, Белоруссии, Крыма, Кавказа, Прибалтики, Поволжья, Сибири, Гипербореи, Казакии, а если до кучи — то, пожалуй, и Подмосковья? Где беспробудное пьянство как единственное спасение достойных людей от нищей духом социалистической жизни? Где, в конце концов, защита прав секс-меньшинств, где добрая и ранимая, знающая наизусть всю Цветаеву, но презираемая тупыми многодетными клушами лесбиянка? Нету? Так чего ж ты вылез со свиным рылом в калашный ряд?!

4

В 70-х годах Союзу стало катастрофически не хватать денег даже на самое главное. Даже, например, на финансирование коммунистических партий развитых буржуазных стран или ковыляющих некапиталистическим путем развития африканских людоедов. Деньги откуда-то надо было брать. В этих условиях Советский Союз «принял стратегическое решение избегать расходов на исследования и разработки, обеспечив себе доступ к западной технологии благодаря кражам или нелегальным закупкам ее… Из документов неоспоримо следовало, что с 1976 по 1980 год благодаря нелегальному приобретению западной технологии только Министерство авиапромышленности сэкономило 800 миллионов долларов на исследованиях и научных разработках»[1].

Ровно так же, как полутора десятками лет позже одним росчерком диктаторского пера миллионы русских, не выходя из дому, в одночасье оказались национальными меньшинствами в чужих странах, так и тогда в единый миг творцы и фанаты советской НФ, ни на волос не сменив убеждений и пристрастий, разом оказались главными антисоветчиками. Да-да, именно они. Не Ефремов со своим полузапрещенным «Часом быка» и не Стругацкие со своими вовсе запрещенными «Гадкими лебедями», а все эти безымянные и бесчисленные увлеченные трудяги, необоримо стремившиеся познавать и создавать — и абсолютно неспособные НЕ познавать и НЕ создавать.

Решение Политбюро было совершенно секретным. Но в считанные годы вся огромная страна каким-то чудом пронюхала, что воровать отныне куда проще, выгоднее и правильнее, чем делать самому.

И вот мы здесь.

5

И уж конечно, советские фантасты оказались ни к чему нынешней нашей свободе.

Эти кудесники мечтали о свободе творчества, и им казалось, будто окостеневшая действительность есть главная ей помеха. Так в свое время пророки Израиля исходили на праведный гнев, клеймя своих царей. Но развались от их распрей иудаизм, сейчас слова «еврей»[2] никто бы и не вспомнил. К счастью для евреев, во времена Илии и Исайи не было глобализма.

Торопливо импортированная свобода оказалась просто свободой купли-продажи, ибо монополистом на изготовление свободы объявила себя держава, которая фабрикует мировую валюту и потому может (и явно хочет) купить весь мир. Для тех, кто готов продавать все, а главным образом то, что не ими создано и не им принадлежит, тут-то и случился рай. Мир ИХ Полудня.

Единственным препятствием для тотальной скупки являются системы ценностей, в рамках которых не все продается и покупается.

Поэтому любые переживания и соображения, что ограничивают распродажу, оказались ошельмованы как тоталитаризм, подлежащий силовому искоренению под изрядно опошленным флагом борьбы за свободу — борьбы, сведенной ныне всего лишь к размыванию и дезавуированию отличных от личной выгоды смыслов жизни. Поразительная религия советской фантастики с ее на редкость притягательной коллективистской этикой бескорыстия, честности и созидания, этот причудливый симбионт православия и коммунизма, НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ РАЕВЕДЕНИЕ — оказалась просто одной из основанных на априорном, сакральном знании ценностных систем, в которых есть общее РАЗРЕШЕНО и общее ЗАПРЕЩЕНО. Да к тому же единственной, что ориентирована на познание, на претворение новых знаний в технологиях, на создание не консьюмеристского варианта будущего.

Интеллигентный европоцентричный мейнстрим[3] с его Эльзиным хныканьем и рычагами Букеров в трясущихся с похмелья руках, глубокомысленно слившись с мистической фэнтези, которую он при Совдепе так картинно презирал, танком попер на все, что хоть чуть-чуть напоминает советскую НФ.

Интересно, что реальному творчеству и созиданию традиционные коллективные РАЗРЕШЕНО и ЗАПРЕЩЕНО практически не мешают. Но вот те, кому не дано ни сказать, ни дать миру чего-либо нужного, важного или по крайней мере доброго, ощущают налагаемые этикой ограничения как некие лагерные проволочные заграждения, по ту сторону которых маячат самые лакомые свободы. Эти заграждения из тоталитарной колючки непременно должны быть снесены. Как это нельзя закидывать файерами только что начавшийся футбольный матч или резать ножами тех, кто болеет за не мою команду? Почему, собственно, нельзя слепить лазерами пилотов, ведущих на посадку пассажирские лайнеры, — ведь прикольно же! С чего вдруг я должен соблюдать правила дорожного движения, я ж не на ведре с гайками езжу! Кто запретил опрокидывать чужие машины в поисках закатившегося мячика, малевать уды на мостах или учинять панк-молебны? Почему нельзя взрывать полные народу рынки? С какой такой радости нельзя Родиной торговать? Кто сказал? Ну он сказал одно, а я — другое, так он вот пусть и не торгует, а у меня иное мнение. Мне чужие проповеди не указ, я сам разберусь, я такой же человек, ничем не хуже.

Врет. Не такой же. Хуже.

Не равны блядство и любовь. Не равны аборт и роды. Не равны разрушение и созидание. Не равны Зло и Добро.

Благодаря советской НФ я, слава богу, это точно знаю.

3

ИНФОРМАТОРИЙ

«Созвездие Аю-Даг» — 2012

Шестой крымский открытый фестиваль фантастики «Созвездие Аю-Даг» пройдет 11–14 октября 2012 г. в пгт Партенит.

Состоятся традиционные семинары «Крупные проблемы малой формы», «Фантастика женским почерком», мастер-классы по НФ, фэнтези, фантпублицистике и прочие мероприятия.

С этого года мы переходим на персональные фотовыставки и будем рады представить вам выставку работ Людмилы Синицыной «По ту сторону…».

Участники фестиваля размещаются в комфортабельных номерах лечебно-оздоровительного комплекса «Айвазовское», обеспечиваются 3-х разовым питанием.

Размер организационного взноса составляет:

1. Проживание в двухместном, однокомнатном северном номере со всеми удобствами с питанием и банкетом: 1900 гр., при одноместном размещении: 2800 гр.

2. Проживание в двухместном, однокомнатном южном номере со всеми удобствами с питанием и банкетом: 2000 гр., при одноместном размещении: 3000 гр.

3. Проживание в двухместном, двухкомнатном номере «По-лулюкс», с питанием и банкетом: 2300 гр., при одноместном размещении: 3600 гр.

4. Проживание в двухместном, двухкомнатном номере «Люкс», с питанием и банкетом: 2700 гр., при одноместном размещении: 4500 гр.

5. Аккредитация (без питания и проживания, но с участием в мероприятиях фестиваля, бесплатным пропуском на территорию дома отдыха и с банкетом): 750 гр.

Одноместное размещение возможно по договоренности с оргкомитетом в том случае, если останутся свободные номера.

Добраться до нас просто: в двух минутах ходьбы от ж/д вокзала г. Симферополя находятся троллейбусные и автобусные кассы.

Нужно ехать по маршруту «Симферополь — Ялта» до ост. «Партенит», далее на маршрутке с трассы до остановки «Айва-зовское». Кроме того, существует прямой рейс «Симферополь — Партенит» от ж/д вокзала г. Симферополя.

Из аэропорта также доезжаете на городском транспорте до ж/д вокзала (это минут 10–15), и далее по плану.

Если Вы сообщите заранее точное время Вашего прибытия на ж/д вокзал г. Симферополя, Вас встретят представители оргкомитета фестиваля.

Автобусы оргкомитета будут ждать гостей на ж/д вокзале 11 октября ориентировочно с 8-00 до 12–30.

Регистрация участников производится в период с 20 августа по 10 сентября, о чём будет объявлено особо.

Контактные телефоны оргкомитета:

+ 38 (095)833-44-30

e-mail: skait@rambler.ru

Позднякова Светлана Анатольевна (председатель оргкомитета)

+ 38 (050) 472-26-93

konkurs_audag@mail.ru

Гусаков Глеб Владимирович (директор фестиваля)

Сайт фестиваля: http://audag.org

ЖЖ-сообщество: http://community.livejoumal.com/aju_dag/

Оргкомитет фестиваля

Наши авторы

Наталья Анискова (род. в 1981 г. в Новосибирской обл.). Окончила Новосибирский университет экономики и управления. Писать начала в 2008 году, с 2010-го переключилась на фантастику. В нашем альманахе произведения Н. Анисковой печатались неоднократно.

Жаклин де Гё (литературный псевдоним, род. в 1963 г., росла и училась в г. Ухта). В 1996 г. уехала из России. Получила высшее экономическое образование в Fairleigh Dickinson University, Teaneck, NJ, USA. В настоящее время живет в США, работает экономистом. В нашем альманахе уже печаталась (рассказ «Йо-хо-хо, и бутылка рома», № 3 за 2012 г.).

Андрей Дубинский (род. в 1973 г. в г. Белая Церковь Киевской области). По образованию — специалист в области менеджмента. Живет в Киеве. В нашем альманахе печатался неоднократно.

Кусчуй Непома (псевдоним Михаила Петрова, род. в 1966 г. в Рыбинске). Окончил Санкт-Петербургский технологический институт и аспирантуру того же института, к.х.н. В 1996-м окончил курс режиссуры драмы Санкт-Петербургского колледжа культуры. Переводчик испаноязычной литературы. Член семинара Бориса Стругацкого. Живет в Санкт-Петербурге. В нашем издании печатался неоднократно.

П.Б. Об авторе, скрывающемся за этим псевдонимом, практически нет информации. В своём единственном интервью П. Б. утверждает, что ведёт затворническую жизнь и контактирует с издателями через посредника, но существует также версия, что под этим псевдонимом пишет некий известный персонаж.

Вячеслав Рыбаков (род. в 1954 г. в Ленинграде). Известный российский писатель и публицист. Автор множества книг, лауреат множества литературных премий. Выпускник восточного факультета Ленинградского университета. Живет в Санкт-Петербурге. Работает в Институте востоковедения. В нашем альманахе произведения В. Рыбакова печатались неоднократно.

Андрей Саломатов (род. в 1953 г. в Москве). Первую половину сознательной жизни был художником, потом — журналист-редактор-литератор. Автор семнадцати книг, двенадцать из них — детские. Лауреат нескольких литературных премий. Две кинематографических премии — за сценарии мультфильмов. В нашем издании печатался неоднократно. Живет в Москве.

Сергей Сергеев (род. в 1963 г. в Казани). Окончил Казанский гос-университет. Автор свыше 150 научных публикаций. Область интересов: политическая оппозиция, социальные движения. Эксперт Московского Центра Фонда Карнеги по Татарстану. Рассказ «Не Лейпциг, не Ватерлоо» — первая публикация в художественной прозе. Преподает в Казанском национальном исследовательском технологическом университете. Кандидат исторических и доктор политических наук. Профессор кафедры социальной и политической конфликтологии.

Константин Ситников (род. в 1971 г. в г. Узловая Тульской обл.). Пишет стихи, прозу, статьи, занимается поэтическими переводами. Публикуется в российских и украинских журналах. Автор-составитель «Словаря марийской мифологии» (2006), редактор сайтов «Мифы финно-угров» (www.kukarka.ru) и «Провинциальная фантастика» (www.virginia.ru/pf). В нашем альманахе печатался неоднократно. Живёт в г. Йошкар-Ола.

Александр Тэмлейн (псевдоним Александра Змушко, род. в 1981 г.). Пишет с 2001 года. Работает в жанрах НФ, приключенческой, философской и юмористической фентези, альтернативной истории, детской сказки, постмодерна. Рассказы публиковались в интернет-журнале «Магия ПК» и в «Литературном альманахе» электронного издательства Publish Digital Books. Работает научным сотрудником отдела биотехнологии РУП «Институт плодоводства», Республика Беларусь.

Эдуард Шауров (родился в 1970 г. в Улан-Удэ). По образованию инженер-строитель. Член «Байкальского Союза Писателей». Рассказы печатались в журналах и сборниках. В 2010 году в издательстве «Крылов» вышел роман «Оракулы перекрестков». Живет в Улан-Удэ, работает в рекламном бизнесе. В нашем издании уже печатался (рассказ «Контрольный выдох», № 4 за 2012 г.).

Виктор Шендерович (род. в 1958 г. в Москве). Занимался в театральной студии Олега Табакова, преподавал в ГИТИС и Щукинском театральном училище. Печатается с середины 1980-х. Автор программ «Куклы» и «Итого» на телеканале НТВ (1995–2001), «Бесплатный сыр» на канале ТВС. Сотрудничает с радио «Эхо Москвы» и радио «Свобода», публикуется в журнале «The New Times». Член Русского Пен-Клуба, лауреат российских и международных премий в области литературы, в т. ч. премий «Золотое перо России» и «Журналистика как поступок». Лауреат премии Московской Хельсинкской Группы в номинации «За защиту прав человека средствами культуры и искусства».