/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy,unfinished,

Вестница

Наталья Смирнова


Смирнова Наталья

Вестница

Она

"… и схлестнулись две стихии, уничтожая все живое на своем пути. И не могло быть ни победителей, не побежденных в этой кровавой войне…"

Нет, не так. Где же мое хваленое красноречие? Попробуем по-иному. Я перечеркнула последнюю строчку, и начала писать заново.

"… И погрузился мир во тьму и хаос…"

Тьфу ты. Снова не так. Нет, видимо, я никогда не закончу описывать эту войну. Плоховастенький из меня хронист. Вторую неделю (впрочем, кто здесь время считает?) пытаюсь дописать одну главу, но ничего не получается! Да и писать я красиво не умею. А чтобы описать великую войну, нужно уметь связывать красивые и звучные слова. Ах да, еще использовать всякие олицетворения и метафоры. А я этого не умею, и учиться этому не хочу и не буду! И спрашивается: какого Темного я здесь делаю? Ответ простой: не помню. Да-да, именно не помню.

В один прекрасный день… (Нет, не так).

В один ужасный день я просыпаюсь, но ничего не помню. Именно так, ни черта не помню. Ощущение, скажу я вам, не из приятных. Лежу, понимаете ли, в постели, под теплым одеялом, и понимаю, что ничего не понимаю. Извиняюсь за каламбур. И главное, вспомнить ничего не могу. Ни где я живу, ни кто мои родители, я даже имя свое забыла! Забыть собственное имя! Это ужасно, но ужаснее всего не помнить свои корни. Я даже перепугаться не успела, на меня столбняк какой-то нашел. Ну, я встала, на негнущихся ногах подошла к зеркалу. Слава Светлому, оно было в этой комнате. Хотя комнатой это сложно было назвать, вокруг не было ни одной стены! Вот кровать, вот стол, вот зеркало, а дальше темнота. Однако тогда мне на это было наплевать. Меня совсем не интересовало, на чем висит зеркало, и как я хожу по полу, если его нет, а под ногами все та же темнота.

Я внимательно посмотрела на свое отражение, пытаясь увидеть хоть что-то знакомое. Но там стоял совершенно чужой человек, лет так… ну пусть двадцати пят… двух. Короткие иссиня-черные волосы, остренькие черты лица, немножко пухленькие губки. Симпатяшка, да и только, если б не глаза. Признаюсь честно, посмотрев себе в глаза, я жутко перепугалась. В этих темно-синих глазках я увидела только холодное спокойствие, без примеси каких-либо иных чувств: жестокие, холодные, привыкшие к любым поворотам Судьбы. Проще говоря: маньячные глаза.

Я решила улыбнуться. Разве милая улыбочка не подходит такой милой девочке? Я улыбнулась. Угу. Лучше б я сразу повесилась! От такого оскала, какой вызверился в зеркале прямо на меня, мне стало окончательно плохо.

Тогда я решила больше не разглядывать лицо, а присмотрелась повнимательней к другим частям своего тела.

Кожа у меня оказалась бледной — видимо, солнышка я не люблю. И еще: я, оказывается, высокая и стройная. Хоть на этом спасибо. Наверное, я сидела на какой-то диете? Уж больно тощая. Не-а, такую на диету не посадишь, даже под угрозой смерти.

Одета я была в черную комбинацию, всю в кружевах. М-да. На шее висел кристаллик в форме октаэдра. И только я хотела до него дотронуться, он (!) заговорил:

— Руки прочь! Прошу не лапать.

С перепугу мне захотелось побыстрее снять этот разговорившийся кристалл, но и тут он меня опередил.

— Ээээ, ты что это делать собираешься? Даже не думай. Неужто ты и ума лишилась? — снова зазвучал мелодичный голосок из ниоткуда.

— Кто это? — если честно, я себя очень глупо чувствовала, разговаривая сама с собой.

— А ты что, забыла? Ах, да, ты и правда ничего не помнишь, — по-моему он издевался. — И за что на меня вечно вешают полоумных? — Я, конечно, не знаю, как кристаллы умеют вздыхать, но этот неопределенный звук больше всего напоминал именно вздох. — В общем, слушай и запоминай. Два раза повторять не буду. Ты работаешь хронописцем.

— А поприличней слова не придумали?

— Не перебивай, — засиял кристалл голубым цветом. — А то вообще ничего не узнаешь. Ты, как хронописец, просматриваешь небольшой эпизод жизни, важный для мира, и записываешь в страницы Судьбы.

— Чего-чего? — не выдержала я.

— Ничего! — полыхнул он фиолетовым. — Такие же работники как ты, добывают информацию, затем, с помощью магии, ты просматриваешь то, что они накопали, и заносишь все это в книгу! — раздраженно протараторил кристалл. И чего ему не нравится? Стоп! Неужели я занимаюсь такой фигней? С такими-то глазами? Не верю.

— А где я?

— Нигде, — отрезал он.

Как это — нигде? Так не бывает. А как же законы природы?

— А как тебя называть? — попробовала я по-другому.

В ответ последовало меланхоличное:

— Как хочешь, так и называй. У меня куча других дел, так что оденься и иди в канцелярию.

— А где вещи-то взять?

— Где-где? В шкафу, — отрезал он, и умолк.

В каком шкафу? Куда идти?

И тут до меня дошло, что ничегошеньки я так и не узнала.

— А… а меня как зовут? — с надеждой прошептала я в пустоту. Естественно, никто не ответил.

Глава 1

Повышение

Вот именно так я стала хронописцем… или хронопиской? Тьфу! Ну и пошло же звучит! Хронистка.

Я медленно перелистывала пожелтевшие страницы книги Судьбы (одной из многих), перечитывая написанные мною строки. Фолиант был довольно объемистый и весил как минимум килограмм двадцать. На золотом переплете был нарисован дракон с расправленными крыльями.

Вообще, когда Крист мне сообщил о сути моей работы, я решила, что мне придется писать хроники какого-нибудь города, ну или страны. А оказалось все совсем не так. Я описывала судьбы людей и нелюдей. Вообще я пока что описала только четыре судьбы: человека, архена, эльфа и демона. Признаю, писать чужие судьбы интересно, познавательно и сравнительно легко, да и недолго, т. к. в основном все такие выдающиеся личности довольно быстро умирали или попадали в другой мир, выходя из-под моей, так сказать, юрисдикции. Но, как всем известно, у каждого исключения есть правило… или наоборот? Так вот, этим самым исключением оказался мой новый подопечный, точнее — подопечная. Эта личность в упор отказывалась умирать, да и жизнь у нее оказалась очень яркой и насыщенной. А так как она входит в разряд нелюдей, Светлый отпустил ей большой срок жизни, очень большой, настолько большой, что при одной мысли, что она не умрет в ближайшее время, а совершит еще хотя бы одну десятую долю того, что уже сделала, появлялось желание свалить из Нигде, найти ее и придушить собственными руками.

Я перелистнула еще пару страниц. Вот, один из моих любимых героев Онесси Рехнил Риань дель Иножи. Мне очень нравилось пересматривать кристаллы с её судьбой. Великий человек. Эх, жаль, она переместилась в другой мир.

Если честно, то мне нравилось не столько описывать чужие жизни, сколько находиться в Канцелярии. В отличие от других комнат, эта имела стены, пол и высокий потолок, что меня несказанно радовало. Также в Канцелярии имелось много полок с книгами Судеб. Еще здесь было некое подобие стола и кресла. Тут даже дверь была! Она вела в коридор, хотя нет, скорее в пещеру, которая была довольно короткой, минут на пять ходьбы. Я однажды, из вредности, изрисовала её. Еще пару стишков там оставила. Перо оказалось универсальным, по камням писало так же легко, как и по страницам книги, грех было не воспользоваться. Одной из главных фраз в той записи на стене красовалась: "Здесь была Я!", ну, и ниже прорисовка.

Да, кстати, выход из туннеля тоже заканчивался дверью! Только вот, сколько я в нее ни ломилась, она не поддавалась. У меня появились подозрения, что за дверью находится кирпичная стена или камень. Хотя какому извергу пришло бы в голову ставить дверь туда, откуда не было выхода, мне трудно предположить. Правда, я догадываюсь… Сама комната имела золотистый цвет (а может, и сделана из золота) и была отделана драгоценными камнями. Ах да, совсем забыла упомянуть, что на стенах кривлялись нарисованные драконы. Не то что бы я драконов не люблю, но они здесь выглядели как настоящие. Большие, могучие, с яростными красными глазами, острыми когтями, хищным оскалом. Бррр. Очень любопытно, кто придумал эту комнату с такими страшными зелеными монстрами? Размышления привели меня к мысли, что это тот же, кто установил неоткрывающуюся дверь.

Еще заметила: в углу комнаты находились странные сундуки со всякими безделушками. Скипетр с брильянтом, корона, золотые монеты, шкатулка, оружие. В общем, ничего интересного, но набор весьма странный…

Прошло уже четыре месяца или около того, хотя ощущение, что я здесь — целую вечность. Память ко мне не вернулась, и, видимо, не намеревается вернуться. Из этого противного Криста, так я назвала голос из октаэдра, я почти ничего не смогла выудить. Из собранной воедино скупой информации передо мной встала следующая картина. Я работаю и живу здесь семь лет (спрашивается: как я со скуки не подохла?). Кем я была до этого, Крист не знает (однозначно — врет). Видите ли, о том, как и почему я потеряла память, он не имеет права говорить (сволочь). Сколько мне лет и как меня зовут — и этого он тоже не знает. А что дальше делать мне, не знаю уже я. Короче, осталась я без имени…

Итак, на чем я остановилась? Ах да. Я работаю на какие-то высшие силы Великого Равновесия. Бред, да и только. Как я до такого докатилась? Ничегошеньки не помню, и тем не менее работаю на сверхсекретную организацию Вселенского Равновесия. За что мне все это?

За время, проведенное здесь, мне так и не встретился ни один человек. А кристаллы с событиями просто появлялись на столе рядом с книгой. Скукотища.

Ладно, продолжим.

"… гонимая жаждой отмщения, владычица…" А собственно, владычица чего? Не перечислять же все титулы? Когда ж она сдохнет-то, в конце концов? Нет бы сидеть дома, как всем нормальным существам, так её потянуло войну развязать! О, Светлый, пусть её кто-нибудь там убьёт, нет, лучше уничтожит. Её уже убивали… и не раз, но она воскресала! А вот после уничтожения вернуться ей будет трудновато.

Тут заискрился вопросом Крист:

— Не отвлекаю?

— Вообще-то отвлекаешь, — огрызнулась я. Вру, конечно, надоело уже писать.

— Ммм… А я-то хотел тебе кое-что показать. Но раз тебе не интересно…

Я насторожилась. Обычно он появлялся, чтоб узнать, написала ли я нужный материал, а тут… Странно, странно.

— Допустим, заинтересовал, — я решила сменить гнев на милость. — И чего же ты хочешь?

— Войди в портал, всё и узнаешь. — И он замолк. Вот же мерзавец!

Я встала из-за стола и потянулась. Ох… Неплохо бы размяться. Тут же засветилось окно минипортала. Я вошла. Сначала ничего не было видно… и потом, кстати сказать, тоже. Что за издевательство? Куда это я попала? Здесь же ничего нет!

— Эй, ты! — дернула я кристаллик.

— Ты уже здесь?

— Какой ты умный! Ты это мне и хотел показать? Если да, то я, пожалуй, пойду. У меня еще дел куча, — я замолчала. Похоже, Крист радовался, что смог меня разозлить?..

— Ладно, — наконец, соизволил он ответить. — Радуйся, тебя повысили… временно.

Издевается? Может быть. А зачем мне надо было тащиться сюда. Не мог там сказать что ли?

Не дождавшись нужной реакции, Крист неожиданно торжественно промолвил:

— Теперь ты Вестница!

— Типа курьера? — съязвила я.

— Ты невыносима, — резюмировал Крист.

— Стараюсь. Ладно, в чем суть?

— Ты будешь совершать вылазки в другие миры, и восстанавливать пошатнувшееся Равновесие.

— Смешно. Нет, серьезно, что я должна буду делать?

Молчание.

— Ты же пошутил да?

Молчание.

— Отвечай немедленно, — разозлилась я. — Что я должна буду делать!

— Я уже сказал.

— Зачем? За что? Почему? Как?

— Спокойствие (да какое, к Темному, спокойствие!). — Твое первое задание: ты отправляешься в город Альялу. Спасаешь одного паренька — и домой. Вот и всё. Лёгкое задание.

Я так и стала столбом. Может, он шутит? Я должна попасть неизвестно куда, найти неизвестно кого, и спасти от неизвестно чего! Не говоря уже о том, что в Альяле я никогда не бывала, а даже если и бывала, то память мне ничего о том не говорит. Да и в судьбах моих подопечных такого города не наблюдалось. Да, а как я его спасу? И от чего?..

— Может, стоит начать с чего-нибудь попроще? И кстати, что такого в этом парне, что о его сохранности беспокоится Великое Вселенское Равновесие?

— Самое прямое! — огрызнулся он.

И почему это из него нужно любую информацию клещами вытаскивать? Нет, чтобы сразу все объяснить!

— Ну и каким образом я это сделаю? Или я была уже в Альяле? Знаю местный язык… или этого парня… мы что, с ним знакомы? — во мне затеплилась надежда: а вдруг там, именно там живут мои родственники? Все может быть.

— Не знаю. — спокойно ответил Крист. Врет и не краснеет! Это ж надо. — Я дам тебе кое-какую информацию и пару советов. Как ты будешь исполнять задание, это твое личное дело.

Нет, какой же он все-таки добрый! Прям сил нет.

— Ну, и какие советы?

— Не спорь с властями, не завязывай дружеских отношений, выполни задание — и постарайся выжить, — монотонно объяснил он.

М-да. Это что ж получается, меня и убить могут? Нет, на такое я не пойду, не хочу-у!..

— Это всё? Я отказываюсь.

Крист зловеще сверкнул.

— А кто тебя спрашивать будет? Мне твое одобрение совсем не нужно.

Так, а с этого момента, как говорится, поподробней. Я, оказывается, еще и безвольная служащая? Э-э, я так не играю. Это нечестно.

— А как же свобода воли и всё такое? — невольно жалобно поинтересовалась я.

— Это люди могут позволить себе думать, будто у них есть право на выбор.

Вот это уже интересней.

— Значит, я не человек? — как можно более равнодушно спросила я. Знаю я его: малейшее любопытство, и я опять ничего не узнаю.

— Да я просто так сказал. Конечно же, ты человек. Кто ж ещё?

Ага! Ну нет, мой милый. Тут ты попался. Знаю я твои "просто". Не человек я, это факт. Только вот кто же я?

Крист, конечно, уловил мои колебания и попытался замять тему:

— Человека, которого нужно спасти, хотят похитить какие-то люди. Твоя задача состоит в том, чтобы им помешать. Ещё его нужно к пятнадцатому доставить в храм Летнего Солнца. Вот и всё. Ясно?

Ничегошеньки мне не ясно. Но куда я денусь? Я ж безвольная рабыня, выполняющая работу для каких-то высших целей. До моего мнения нет никому дела… Я снова попыталась схватиться за соломинку:

— А какое сейчас число, месяц, год?

— Сейчас никакие. А вот когда окажешься в Альяле, будет — девятое. Год и месяц? Это неважно…

Даже так.

— У меня буде целых э… шесть дней?

— Рад, что ты умеешь считать, — он еще и ехидничает. — А теперь, войди в портал.

— В какой портал?

— В этот.

Прямо перед моим носом образовался голубой портал. Я даже подскочила на месте. Нет вот, чтоб предупредить, обязательно мне гадость какую-нибудь устроит! Вот узнаю, кто он такой, найду способ отомстить. Не может же он быть просто кристаллом! Должно же у него быть тело. Ведь должно быть?

— Что уставилась? — кажется, я слегка задумалась, — входи.

Ну, я и вошла. Ощущение было странным. Как будто меня разобрали на мелкие кусочки, причем, здоровенной кувалдой и от всей души, а потом собрали снова по частям. У меня сильно закружилась голова (кажется, мне забыли вернуть пару кусочков!). Чувствовала я себя как-то неправильно.

Глава 2

Демон проклятой книги

Облака. Нежные, пушистые. Разных причудливых форм и размеров. Наверное, до бесконечности можно созерцать их. В душе появляется какая-то умиротворенность, спокойствие. Вот в виде маленького медвежонка, вот в форме скаковой лошади. Великолепно! Какая могущественная сила создает эти комочки прозрачной ваты в небе? Чья фантазия облачает их в столь интересные создания? О чем это я? О, Светлый! Кажется, эта телепортация отшибла мне все мозги.

Я с трудом поднялась с поляны, усыпанной разными цветами. Хотя, нет. Это был холмик. Я отряхнулась от земли. Тут мое внимание привлекла моя одежда. Очень смешно! На мне было платье… За очень короткие сроки я помянула всю родню Криста в очень нелестных выражениях. Крист прекрасно знает, что я терпеть не могу платья. А когда это он на меня его надел? Точнее, как?

— Никак, я просто трансформировал твою старую одежду, — заискрился кристалл.

— Крист? А ты… а как…

Непонятно, неужели он решил мне помочь? Стоп. Он что, прочитал мои мысли? Он не говорил, что так умеет! Вот подлец, вот мерзавец, вот…

— Давай, ты потом будешь перечислять мои достоинства, — язвительно заметил. Крист.

Да как он смеет?

— И чего же ты хочешь? Боишься, что я не выполню задание? — фыркнула я, оглаживая свое фиалковое платье.

— Я должен сопровождать тебя на первом задании и отвечать на твои вопросы, — и только я обрадовалась, как он добавил: — Естественно на те, которые касаются дела.

Любит он разрушать мои мечты и надежды.

— А платье мне зачем? — я же их так ненавижу! Вот мужской костюмчик, был бы в самый раз.

— Здесь женщины редко ходят в мужских костюмах, — спокойно ответил он. А на лошадях в таких платьях, интересно как ездят? А охотятся тоже в них?.. Я снова придирчиво осмотрела себя в новом одеянии. Вообще-то платье выглядело очень даже ничего. Вполне в моем вкусе. Кристу я этого, конечно, не сказала. Обойдётся.

Я сделала небольшой поворот, разглядывая, как переливается ткань на солнце, и удовлетворенно хмыкнула, показывая всем своим видом, что я с трудом пересилила своё отвращение. И если бы не высшая миссия, ни за что бы ни согласилась напялить на себя эту ошибку моды.

— Рад, что тебе понравилось, — сверкнул Крист. Опять прочёл мои мысли! А что б тебя. — А теперь тебе пора идти. Скоро наступит вечер. Я ненадолго тебя покину. В кошельке, что у тебя за поясом, есть всё, что тебе понадобится в путешествии. Иди в Главную Библиотеку Озаренного Ордена. Спроси книгу "Высшее Предназначение. Теория: Исток".

— И что это за бред?

Кристалл не ответил. Да чтоб ему гореть в чистилище у Тёмного! Вечно он такой — скрытный. Ладно-ладно, я ему еще всё припомню, когда-нибудь, обязательно припомню!..

С паршивейшим настроением добрела я до ворот города. Хотя, скорее всего город смахивало на поселок. Приглядевшись к домам и улицам, а также ко всяким знакам на стенах, я мысленно поставила оценку этому городу. Думаю, пункт "7-д" по возрастающей. В смысле — уровень цивилизации ниже среднего; никакой техники, из оружия только мечи и арбалеты или их аналоги. Магия присутствует, только здесь её используют, скорее всего, как символ поклонения. Да уж, местечко не из приятных.

Крист научил меня одному из способов классификаций миров. Цифры от нуля до десяти обозначают уровень развития техники. Чем меньше цифра, тем больше развита технология. Буквы от "а" до "ж" обозначают наличие магии и как ее используют. Возрастающая и убывающая линии говорят о том, кто управляет миром, существа или магические существа. Под магическими существами имеются ввиду демоны, джинны, ангелы, ифриты и т. д.

Почти без надежды что-то припомнить оглядывала здания. Нет. Так я и думала. Ничего знакомого. Ухоженные улочки, с кучей народа, идущего по своим делам. Я немного повглядывалась в толпу, ловя взглядом прохожих: а вдруг кто-нибудь вспомнит меня. Вдруг кто-нибудь подбежит ко мне и скажет: "сестра, где ты так долго пропадала?", или хотя бы: "Эй, да я же тебя знаю". Но почему-то все пытались спрятаться от моего взгляда. Нет, никому нет до меня дела.

Я печально вздохнула. Подошла к одному из прохожих. Это был высокий мужчина в камзоле, вышитом золотом. Очень гордая осанка, слегка надменный взгляд, нос с горбинкой, светловолосый. Наверное, из аристократии. Он поглаживал левой рукой свою бородку и с презрением рассматривал в своей руке какую-то безделушку. А вокруг него носился пухленький низкорослый мужичок, не переставая тараторить какую-то чушь.

— Простите, — как можно вежливее обратилась я к мужчине. — Вы не подскажете, где здесь можно найти Главную Библиотеку Озаренного Ордена (надо же, запомнила название!)?

Мужчина смерил меня оценивающим взглядом с ног до головы. Было не совсем приятно ощущать на себе его взгляд. Складывалось такое ощущение, что таким образом он пытался оценить мои знания.

— Иди прямо, — заговорил, наконец, светловолосый, подкидывая в руке безделушку, которая оказалась золотым медальоном. — У памятника сверни на "Огненного птенца", там и будет Библиотека.

— Спасибо… — аристократ лишь задумчиво хмыкнул.

И я отправилась искать монумент.

Через десять минут ходьбы я увидела памятник. Высокая женщина в балахоне стояла, вытянув руки вверх, к солнцу. Она была как настоящая. Живые глаза смотрели с надеждой, на прохожих. Локоны волос развевались на ветру. Была видна каждая складка её одежды…

Женщина-статуя прямо-таки сияла под лучами солнца. Зрелище, скажу я вам, захватывающее. Я подошла ближе. У её ног лежали цветы и венки, видимо, их приносили местные жители. Я наклонилась и прочитала надпись на табличке, вычищенной до блеска:

" Той, кто принесла нам Мир" — гласила табличка.

Краткость, конечно, сестра таланта, но она ничего не сообщила мне о том, что за женщина увековечена в этом памятнике. Интересно, кто же Она такая? Порождение мифов и легенд? Что Она сделала такого, что заслужила такое почтение и любовную память целого города? Впрочем, мне сейчас не до этого, надо искать Библиотеку…

Свернув на улицу "Огненный птенец", я заметила огромное двухэтажное здание. У входа стояли две высочённые колонны из белого мрамора, украшенные странными узорами. Чьи умелые руки построили такое удивительное сооружение? На входной двери в здание был нарисован треугольник с огнем внутри. Скорее всего — знак Ордена.

Я решительно направилась к этому зданию. И вот только собралась туда войти, как два стражника преградили мне дорогу. Выглядели они совершенно одинаково. Тяжелые сапоги, кольчуга, шлем, скрывающий лицо, и в руках алебарда.

— Какие-то проблемы? — поинтересовалась я.

— Прошу прощения, леди, — ответил тот, что был справа. — Предъявите Знак.

Я стала лихорадочно соображать, чего от меня хотят. Знак. Может какая-то вещь, говорящая о моём происхождении? Наверное, что-то с гербом. И где же мне это найти? Неужели Крист не позаботился о такой мелочи? Как же я попаду в Главную Библиотеку?

Нет, кристалл ничего не забывает. Ну конечно, кошелёк. Я сняла его с пояса, он был довольно тяжёлый. Развязала. Деньги, деньги, деньги… ух ты, рубинчик! Да какой большой. Тьфу, опять я не о том. Ага, а это что?

Я вытащила увесистый перстень, на котором был нарисован… треугольник с огнем. Ура! Вот мой и пропуск. Я надела кольцо на безымянный палец, и продемонстрировала страже. Что — съели?..

— Входите, госпожа, — пробормотал, кланяясь, тот, что был справа.

И я вошла.

Если б меня попросили в двух словах описать увиденное, я бы не смогла. Сказать, что здесь было потрясающе красиво, значит, ничего не сказать.

Около двери стоял стол с всякими бумажками, которые перебирал библиотекарь. А дальше тянулись длинные ряды стеллажей с фолиантами, в кожаных переплетах и с золотыми или серебряными застежками. Посередине стояли необыкновенного изящества столы со стульями, на которые падал свет из огромных окон. Кое-где за столами сидели люди, осторожно перелистывая старые страницы книг.

— Что вам угодно? — с энтузиазмом обратился ко мне худощавый библиотекарь. Юноша, почти ребенок, небось, первый день здесь работает, так и светится от счастья, что может кому-то помочь.

— Мне нужна книга "Высшее Предназначение. Теория: Исток", — холодно ответила я. И когда я вежливости научусь?

— Третий ряд, тринадцатый шкаф, четвертая полка снизу, вторая книга слева, — продекламировал он. Вот это память. Я чуть не присвистнула. Это ж сколько учить надо, чтобы вот так всё наизусть?.. Я лично за всю свою жизнь и десятой части находящегося здесь не запомнила бы.

— Спасибо, — приветливо улыбнулась я. И мальчик внезапно побледнел, глаза его расширились от ужаса. Я даже испугалась, что он в обморок грохнется. Но он пересилил себя, быстро кивнул мне, и поспешил исчезнуть с моих глаз.

Проклятье! Постоянно забываю, как действует моя улыбка на окружающих. Хотя откуда мне помнить, я ж только минут двадцать нахожусь среди людей…

Я пошла мимо полок в поисках тринадцатого шкафа. Нехорошее это все-таки число. Три, четыре, пять… одиннадцать, двенадцать… Вот и она, если я не сбилась. Что там дальше? Четвертая снизу. Вторая справа или слева?..

Справа оказалась "Теоретическая магия начинающего колдуна". Интересненько. Нет, я здесь не за этим. Ага. А вот и "Теория: Исток". Красивая книжечка. Я потянула книгу, но та отказывалась мне поддаваться. Я оперлась о полку и потянула сильнее. Книга поддалась, и я по инерции отлетела назад, ударившись о шкаф. Пару минут не шевелилась, глядя на раскачивающуюся громадину заполненного книгами шкафа, и молила Светлого, чтоб он не упал. Молитвы были услышаны, но не до конца. В меня прилетела пара толстенных фолиантов. Ох, и больно же. Я потерла ушибленное место. Чем же это меня так? "Левитация" — о, занятная книжечка.

Я поднялась и оглянулась, прижимая к груди злосчастную

"Теорию: Исток". На полу лежало четыре книги. И откуда ж они свалились? Сначала, я хотела рассовать их куда попало, но потом решила, что это мальчику может не понравиться. Решила собрать их в стопку и поставить у шкафа.

"Левитация", именно она ударила меня по голове. "Основы полета", "Магия для начинающих", "Тайны прошлого: Кайраг".

Тайны прошлого. А что, звучит. Меня всегда интересовала история. Последние месяцы я только ею и занималась, а если верить Кристу, так вообще семь лет.

Если я полистаю эту книжечку — ничего ведь не случится? И я раскрыла её.

Найдя самое удаленное и спокойное место, присела. Светло, уютно, благодать. Но, кажется, я утомилась. И есть захотелось. Нет, сначала — дело, а потом всё остальное. Библиотека не вечно работает, к вечеру она закроется.

Передо мной лежали две книги. На одной был изображен мертвый человек, под струями водопада, а на другой — знакомый треугольник с огоньком внутри. Единственное, что их отличало, так это то, что треугольник был обведён красным кругом и перечёркнут жирной линией. Может, это запретная книга? Все-таки Тайны прошлого. И почему природа не лишила меня любопытства, не даровала немного благоразумия? Самым лучшим решением было бы отнести эту книгу обратно, но нет. Я открыла её.

Страницы пожелтели от старости. Сколько лет этой книге или столетий? С первой страницы глядело на читателя страшное существо. Алые глаза без зрачков, наполненные злобой. Черная шерсть на груди, когтистые лапы. Немного остренькие уши, угловатая мордочка. Очень забавное существо, правда, скорее именно страшное, чем забавное. Демон? Но я видела и пострашнее, когда писала Судьбу Мжтрика — демона из мира Ольхин пункт "6-г" по-убывающей. Там еще и не такие монстры встречались, а это даже симпатичный, но всё-таки что-то в нём было жуткое.

Я перелистнула страницу и невольно стала читать вслух.

— Армен кайц бетро женг морк Кайраг, — было написано большими, аккуратно выведенными буквами. Ниже, буквами чуть помельче, пояснялось: "Вы только что прочитали заклинание, освобождающее демона Кайрага. Теперь он будет служить, и повиноваться Вам". Мне от прочитанного чуть дурно не стало. Выходит, я освободила демона? Быть не может. Это просто кто-то пошутил. Ну, конечно, не хватало мне ещё и демонов выпускать. Сто пудов, такую важную книгу не оставили бы в Главной Библиотеке Озаренного Ордена, в тринадцатом шкафу, на самой высокой полке, до которой я бы ни за что не добралась, если б не ударилась о шкаф. М-да. Успокаивать я себя не умею.

— Крист, — дернула я кристалл. — Ты меня слышишь?

Молчание.

Слева от меня раздалось шипение. Я обернулась. Между двух стеллажей заклубился дым. Неужели это демон? А может просто небольшой пожар? Ха, размечталась. Дым стал рассеиваться. И потихоньку начали проявляться очертания чьей-то фигуры. Существо было почти как на картинки. Наконец дым исчез, и на меня уставилось два алых глаза. Демон криво усмехнулся, давая мне полюбоваться его клыками, и зашипел. Я молча пялилась на него, не поднимаясь со стула. Ну не вспрыгивать же и не нестись сломя голову, куда глаза глядят, подальше от этого отродья. Хотя идейка очень даже ничего, и жизнь значительно продлевает. А вот демон, по-видимому, решил, что я испугалась. Ха, да что б меня испугать нужно, как минимум, обладать таким же взглядом, как у меня. Я до сих пор вхожу в ступор, когда смотрю в зеркале в свои глаза.

— Человечинка, — прогнусавил он. — Так это ты меня освободила? Что ж, теперь я тебя должен убить.

От такой наглости я обалдела. Я тут, понимаете ли, его вытащила из Небытия, а он меня убивать собирается. Не на ту напал.

— Между прочим, — спокойно заявила я. — Это ты должен мне повиноваться и обязан исполнять все мои желания.

Теперь демон опешил от мой дерзости. Мало того, что я его не боюсь, так ещё и правила свои выставляю.

— С чего ты так решила? — фыркнул он.

— А здесь так написано, — ткнула я пальцем в книгу.

— А-ааа… — протянул демон. — Ну, раз там так написано. А почему ты меня не боишься?

— После того как я увидела свою улыбку в зеркале, я уже ничего не боюсь. Да и насмотрелась я на вас, демонов, уже, — деловито заявила я.

Кажется, он смутился. А я ощущала себя слегка непривычно. Одно дело, когда я наблюдала за демонами в магическом кристалле, и совсем другое общаться с одним из них лично — с живым. Есть в этом что-то противоестественное.

— И как же мне называть тебя… хозяйка? — ехидно спросил он.

Эх, попал он в самую суть. Я ведь так имя себе и не придумала.

— Как хочешь, так и называй, — буркнула я. Глаза демона нехорошо вспыхнули. — А вот как тебя обратно в книгу загнать?

— Никак, — мне в тон ответил демон. — Тот, кто это со мной сделал, давно мертв. Теперь я принадлежу тебе.

— И до каких пор ты мне будешь подчиняться? — вкрадчиво спросила я.

— Пока ты не решишь, что я оплатил свой долг перед тобой.

— Отлично, — обрадовалась я. Можно спокойно заявить, что он мне больше не нужен, и всё. — Твой долг оплачен, ступай.

Демон недоверчиво покосился на меня и оскалился. Кажется, задумал какую-то гадость.

— Высвобождаешь и отказываешься? Так не пойдет. Я, как честный демон, — на полном серьезе заявил он, — считаю, что долг не уплачен ещё. Я остаюсь с тобой, буду служить тебе.

Честный демон? Бывают же такие ошибки природы!

— Да на кой ты мне нужен? — заявила я. — Своих проблем хватает!

— Я могу помочь! — возмутился он. Похоже, еще никто не сомневался в его способностях.

— Посмотри на себя, твоя внешность бросается в глаза. Я с тобой и двух шагов не пройду, как меня на костре сожгут за демонизм, — я чуть на крик не перешла. И как сюда стража еще не прибежала? Этот демон меня достал. Я дарю ему свободу, а он? Неправильный он демон. Тут я отвлеклась от своих мыслей и уставилась на демона, точнее на то место где он стоял. Опять появился дым. Может, демон понял меня и решил уйти? Размечталась. Дым стал рассеиваться, и теперь вместо демона, там стоял мужчина! Высокий, смуглый, с черными кудрями, в бархатном костюме. Единственное, что его выдавало, это глаза. Они светились нехорошим огоньком. Можно изменить цвет волос, голос, по-другому одеться, но каким бы талантливым не был актер, суть его души будет видна в глазах. Глаза, как известно, — зеркало души. Гм… о чем это я? В моих-то глазах вообще никаких эмоций не видно.

Он посмотрел на меня сверху вниз и ухмыльнулся, довольный результатом.

— Чем могу служить, госпожа? — спросил он.

М-да. Вот я и попалась. Крист будет злиться. Хотя… Пусть злится. В следующий раз не станет меня бросать одну. — Значит, ты согласна, чтобы я тебе служил, — это не был вопрос. — Нужно уходить отсюда, это же Орден Озаренных.

— Сама знаю, — но мне нужно прочесть книгу, — указала я на "Высшее Предназначение".

— Я об этом позабочусь, — демон взял фолиант и мигом засунул себе под куртку.

— Это же воровство! — возмутилась я. Хотя вряд ли это хуже, чем освобождать демона.

Демон снова смерил меня неопределенным взглядом. Затем немного удивленным тоном заявил:

— Ты очень-очень не похожа на тех, на кого я раньше работал.

Я лишь печально вздохнула.

— Ладно, пошли, — сказал он, поднимаясь с пола.

И мы пошли.

Глава 3

Пламя

Расспросив пару местных жителей, я нашла самый лучший трактир, он находился в центре города. Снаружи "Перо феникса" ничем не отличалось от других заведений, внутри, кстати, тоже.

Сняв самую дорогую комнату на втором этаже, я устроилась на кровати и стала изучать книгу. Демон минут пять созерцал меня в таком состоянии, а потом куда-то ушел, не сказав куда. А меня это собственно и не интересовало. Пусть делает что, хочет, я ему не хозяйка, что бы он там ни говорил. Да и чувствовала я себя в его обществе неуютно. Вряд ли из-за того, что он демон: я в принципе лояльна ко всем расам. Скорее из-за того, что я ещё не привыкла вообще к чьёму либо обществу (как бы фобия не развилась). Да и складывалось у меня постепенно ощущение, что демон мне чего-то не договаривает.

Я перелистнула еще одну страницу, все еще размышляя о Кайраге. Конечно, опрометчиво отпускать демона одного на улицу, вдруг убьет кого-нибудь или еще какую-нибудь гадость выкинет, но это уж не моя забота. Пусть Орден этих самых Озарённых за ним приглядывает, их забота все-таки.

Два раза прочитав одну и туже страницу, я поняла, что уже не улавливаю смысла читаемого. Устала? Наверное. Я закрыла книгу, и ещё раз осмотрела на обложку. Если в библиотеке мне показалось, что человек, изображённый на обложке, мертв, то теперь, пристальнее вглядевшись, я поняла, что он просто спит.

Я отложила книгу на тумбочку, устроив её рядом со свечкой, и задумалась о прочитанном. В книге рассказывалось о неком Истоке. Найдя его можно, получить Силу. Ещё там был какой-то стишок, о том, какие испытания нужно пройти, чтобы найти этот самый Исток, но я его не запомнила. Вообще-то меня совсем не интересовал эта сомнительная Сила. Причина, по которой Крист рекомендовал мне прочесть эту книгу, волновала меня куда больше. Может быть, он хочет, чтобы я отыскала этот самый Исток? Вряд ли, он, вроде, только упоминал о спасении какого-то юнца. Неужели ему нужна Сила?

Я поудобнее развалилась на постельке, рассудив, что сейчас не способна логично соображать, уж слишком много впечатлений за один день. Странно, но настроение было у меня паршивое. Но почему? Ведь я наконец-то выбралась из Нигде (так я окрести место своей работы, на большее то фантазии не хватает), а именно об этом я и мечтала последние два месяца. И Крист меня нравоученьями в данный момент не достает. Возможно, причина в том факте, что я ничего из своего прошлого не помню? Но это с какой стороны посмотреть. Может, Светлый дал мне шанс начать жить заново, не отягощая себя этим прошлым? Начать все с чистого листа.

Ага, хорошенькое начало! Освободила демона из книги, которого уж неспроста туда засадили. Украла книгу из Главной Библиотеки какого-то Ордена…

Что же дальше, буду устраивать жертвоприношения Темному? Хм… А ведь это мысль! Устрою секту с каким-нибудь страшным названием, к примеру,"Дети Мрака" или "Создания Тьмы". Нет, как-то это… банально. Надо будет над названием поработать. Пожалуй, стоит начать со списка первой десятки желающих покинуть этот бренный мир — во славу Темному. Эй, кто первый? Вставайте в очередь. Почему нет желающих? Придется, видимо, самой формировать группу…

Но только у меня начало вновь подниматься настроение, как вдруг я услышала мелодичный голос, который не могла ни с каким другим спутать:

— Значит, книги из библиотек воруем, — констатировал Крист.

Вот всегда меня это поражало: как он узнал? Неужели кристалл способен не только передавать чьи-то слова, но ещё и распознавать местность вокруг? Или тут ещё какая-то магия замешана? Лихорадочно размышляя обо всём этом, я тем временем язвительно отвечала:

— Кого это я слышу? Неужели ад замерз, а небо упало на землю, и ты решил почтить меня своим присутствием?

— Я знал, что ты будешь рада меня видеть хм… то есть, слышать.

Мне показалось или он опять издевается? Мерзкий говорящий камень! Всё, решено. Если начну устраивать жертвоприношения, Крист и будет первым. Кто согласен быть кандидатом номер два?

— Ты прочитала книгу? — как ни в чем не бывало, продолжал он. Хотя я прекрасно знала, что Крист прочёл мои мысли и насчёт себя самого!.. Но надо было отвечать, и я лениво промолвила:

— Немного. На кой это мне?

— В своё время узнаешь.

— Ну, нет! Я так больше не играю, — я начала злиться. — Как я могу выполнять работу, если ничего не знаю. И самое главное, что я не знаю: что именно мне известно, что — нет — тут надо заметить, что я сама слегка запуталась в определениях…

— В каком смысле? — не понял Крист.

— В самом прямом, — неужели он не понял? — Я не могу определить свою силу. Обычно человек (или существо) знает, на что способен. Знает, что точно он сможет, а что ему не под силу. Я же лишена… этого! Напрочь лишена… опыта. Я не знаю, что умею, а чего не умею. Не знаю своих достоинств и недостатков. Я ничего не знаю! Уж молчу про то, что у меня нет никакого жизненного опыта. Вдруг в тёмном переулке на меня нападет грабитель? Что тогда делать? Смогу ли я его одолеть, или мне придется бежать? А быстро ли я бегаю? Ведь так могу и погибнуть ни за что и ни про что.

— Знаешь, — задумчиво заметил кристалл, как будто что-то припоминая, и неожиданно мягко засмеялся, — А я так искренне сочувствую тому, кто рискнёт напасть на тебя.

— О-о, уж не по собственному ли опыту знаешь?

— Нет, просто видел, как она и ты… — он осёкся, осознав, как видно, что наговорил лишнего. — Впрочем, у меня для тебя радостная новость.

— Ты тяжело болен и скоро умрешь? — выдала я с ехидной надеждой.

— Неисправима, — вынес вердикт Крист. — Я, между прочим, подготовил заклинание, которое даст тебе кое-какую информацию, — с наигранной, вероятно, обидой сообщил он.

— Что это за заклинание? И как ты его используешь? Что для этого требуется? — забросала я его неожиданно для самой себя вопросами.

— Даже если объясню, не поймешь. Короче, если тебе нужна информация, поднимись с постели, — я неохотно встала. — Теперь вытяни руки вперёд и закрой глаза.

Минуту ничего не происходило, и я даже стала подозревать, что Крист просто пошутил. Но тут же ощутила лёгкое головокружение, и я чуть не свалилась на пол. Хорошо, что далеко от кровати не отступила!..

— Ты в порядке? — поинтересовался кристалл.

— А ты как думаешь? — огрызнулась я.

— Чувствуешь какие-нибудь изменения? — полыхнул он зеленым.

Я задумалась. Вообще-то я надеялась, что на меня нахлынут какие-нибудь воспоминания, ну или ощущения на худой конец. Но нет. Всё та же пустота.

— Не-а.

— Вот и хорошо, — пробормотал Крист. — Значит, будут проявляться постепенно. Да, кстати: тот человек — Рикон, которого надо спасти, проживает как раз в этом трактире. В пятой комнате.

— Это, конечно, радует, но если б я знала от чего его нужно спасать… — я специально не закончила предложение.

— Неблагодарная, — буркнул кристалл и потух. Надо же, какой обидчивый. Можно подумать, это я его четыре месяца держала в Нигде. А не наоборот.

Я поднялась с постели и направилась к выходу, ступая по скрипящему полу. Уже темнело. Туман мягко опускался на дома и улицы, превращая людей в расплывчатые фигуры. На стенах загорелись блейсвы — это такие магические шары, которые как бы сами собой начинали светиться с наступлением темноты. Впрочем, мне их свет был совершенно не нужен, для меня всё вокруг и днем, и ночью было видимым. То ли это один из плюсов моей работы, то ли врожденные способности, а может, сказалось четырехмесячное заключение в Нигде, но во всяком случае темнота не являлась мне помехой. Конечно, у меня не было времени, чтобы проверить своё зрение в кромешной тьме, но, думаю, и там оно не подвело бы…

Дойдя до двери, я окинула свою комнату брезгливым взглядом. Кровать, шкаф, зеркало, тумбочка, короче, стандартный набор. Тоже мне, комната — люкс.

Я прошла по коридору вдоль обшарпанных стен и остановилась у комнаты, которая, по моему мнению, являлась пятой. Уже собираясь постучать, остановилась в нерешительности. Что скажу я этому парню? Да и вообще — на улице вечер, порядочные девушки в такое время по чужим комнатам не ошиваются. М-да. Вот незадача.

Простояв так еще минут пять, я отправилась на первый этаж. Утро вечера мудренее, или что-то в этом роде.

Почти все постояльцы спустились вниз, поужинать. Так как "Перо феникса" считался одним из лучших трактиров, вышибалы внимательно следили за порядком, поэтому никаких пьяных мужиков, орущих песни, не наблюдалось. Я подошла к барной стойке и заказала еды. Вообще-то в Нигде я почти ничего не ела. Нет, меня там голодом не морили, даже наоборот, пытались кормить на убой. Просто, как оказалось, еда не являлась для меня главным фактором, поддерживающим жизнь. Не знаю, то ли это ещё один побочный эффект того, что я — Вестница, или причина в том что я не совсем человек? И как вы понимаете, Крист отказался мне что-либо объяснять. У меня даже закралась нехорошая мыслишка, что кристалл сам ничего не знает, вот и ходит вокруг да около. В любом случае факт оставался фактом. Получалось так, что я ела не из-за испытываемого голода (я вообще его не чувствовала), а скорее по привычке (видимо, в подсознании что-то отложилось от не знаю каких времен и неизвестно от какого образа жизни)).

Я присела за один из пустующих столиков. Скоро ко мне подошла хм… официантка и принесла заказ, удивлённо вглядываясь в меня. Ах да. Ещё одна моя маленькая странность. Я не очень любила мясо. Нет, не подумайте, что я вегетарианка! Просто овощи и фрукты я любила гораздо больше. Да и полезнее они, и витаминов гораздо больше. Кто плачет? Что вы говорите, психушка по мне плачет?..

— Да это уже третий случай за неделю! — взревел мужской голос. Я поспешно оглянулась на возмутителя спокойствия. Им оказался седоватый мужичок в белой мантии. Озарённый. Он отчаянно спорил со своим соседом, обильно жестикулируя руками. Заметив на себе взгляды посетителей, Озарённые (второй был тоже облачён в белый плащ с характерным гербом) слегка приутихли.

Я прислушалась. Интересно же, о чем могут разговаривать приспешники ордена Озарённых. Не о моем ли знакомом демоне?

— Третий за неделю, десятый за месяц, — тем временем продолжал седой, но уже шёпотом. — Настоятель волнуется. Говорит, это проделки демонов, — последнее слово он произнёс почти что шепотом.

— Что за глупости ты говоришь, Оанс? — перебил его сосед. — Мои люди были на месте, демонами там и не пахнет. Однако чужеродная магия явно присутствует.

— Порождённые? — переполошился Оанс, чуть не смахнув рукой со столика кубок с вином.

— Возможно, но тут не только они.

— То есть? Объясни.

— Не сейчас и не здесь, — прошептал он, стреляя взглядом по сторонам.

Я тоже мельком осмотрела помещение. Люди, как люди. Все говорили о чем то своём, не обращая внимания на Озарённых. За соседним столом, почти в углу сидели двое людей. Один из них, сидевший в плаще с капюшоном, закрывавшим лицо, шептал что-то на ухо другому, а второй молча кивал. Он то меня и заинтересовал. У него были густые ярко-рыжие волосы, отливающие медью. Рост было определить сложно: ведь он сидел.

Похоже, рыжий почувствовал, что на него кто-то смотрит, так как поднял голову. На секунду мы встретились взглядами. Меня словно током шибануло! Обычно люди у меня не вызывают таких эмоций, по правде говоря, они у меня вообще никаких эмоций не вызывают, но этот!.. Я даже не поняла, что именно происходит. Я не могла оторваться от его глаз, они пылали словно большой костёр, пламя которого простиралось до самого неба. Огонь переливающийся разными цветами от синего до красного, колышущийся над черной бездной, предлагая пуститься в танец… И ты стоишь у этого адского пламени, медленно качаясь в такт музыке. Один на один с невероятно могучей стихией. Лишь где- то рядом мелькают причудливые тени. И ты понимаешь, что у тебя остаются для выбора лишь два пути: либо навсегда исчезнуть в глубине этой пустоты, либо сгореть изнутри. Жжется! О, Темный, как же больно! Или надо к Светлому взывать?..

— … ну очнись же, очнись! — кричал внутренний голос.

Сначала проявился тусклый свет. Потом тени постепенно обрели очертания человеческих фигур. Дальше была только боль, но уже терпимая. Некоторое время, тупо пялясь в свою тарелку с овощами, я приходила в себя. В голове еще мелькали странные образы, звучала непонятно откуда взявшаяся мелодия.

— Я уж думал, тебе конец, — раздался испуганный голос Криста, слова которого я сначала приняла за внутренний голос.

Я дотронулась до кристалла, и тут же отдернула руку. Он жутко нагрелся. Даже кожа под ним слегка покраснела. Так вот откуда боль.

— Скажи спасибо, что я вовремя вернулся, а то бы…

Я не стала слушать дальше его тираду: лихорадочно искала взглядом рыжеволосого. Естественно, на том месте, где он сидел, его не оказалось. Но такими пустяками меня не остановить. Забыв про свой ужин, я решительно направилась к выходу на улицу.

— Ты меня слушаешь? Рикону скоро понадобится твоя помощь!

— Замечательно, очень рада за него, — пробормотала я, добравшись до выхода из таверны. — Вот только доберусь до того, кто это со мной проделал. Кстати, а что он со мной сделал? Что это было?..

Пошатываясь, я вышла на улицу, чудом никого не сбив по пути. На небесном своде выступили первые звёзды. Месяц был совсем молодой. Вот созвездие Единорога, а этот хоровод огоньков — Первый Дракон. О, Светлый, как же они все прекрасны. Что же это, маленькие небесные фонарики, или всё же далекие миры? Неужели они могут предсказывать будущие и открывать тайны прошлого? Вот что таит в себе та одинокая звезда на горизонте? Такая яркая, не похожая на все остальные. Как же должны быть счастливы люди, у которых есть время созерцать такую красоту.

… О чем это я опять?! Какие, к Темному, звезды?! В моём-то состоянии духа.

— Успокойся, — снова засветился кристалл. — Я, конечно, мог бы пощадить твое самолюбие и сказать, что после того как он попытался сжечь твою душу, он наложил на тебя еще одно заклинание. Но врать не буду. Он не виноват, это ты — дура!

— Всегда же ты умел успокаивать, — фыркнула я, озираясь по сторонам.

— А я и не нанимался тебя успокаивать. Я свою работу выполняю. Рикону, между прочим, всё еще требуется помощь. Твоя.

Вряд ли я уже смогу найти этого мерзавца, который пытался сжечь мою…

— Что он пытался сделать?!!

— Для особо одарённых повторяю. Это заклинание называется Черное Пламя. Этот парень попытался СЖЕЧЬ ТВОЮ ДУШУ. И у него это бы получилось, если бы…

— Да ясно-ясно, если бы не ты, гореть мне синим пламенем. В прямом смысле этого слова.

По-моему Крист фыркнул. Он-то чего злится? Ведь это не его, а меня чуть не сожгли заживо. Ё — моё. Меня ж чуть не убили. Какой делаем вывод? Минус: мой инстинкт самосохранения спит непробудным сном. Плюс: у меня в списке появился второй кандидат на роль кровавой жертвы Темному. Нда-а-а, если дойдет до кандидата номер семь, я ведь и всерьез могу заболеть… этой идеей. И потом не говорите, что я вас не предупреждала!..

— Тебе понадобится оружие. Становится опасно. Интересно, а что он тут делал? — вновь засветился кристалл. — В твою комнату я материализовал первоклассный меч. Вперёд же, времени почти не осталось.

— Иду я, иду.

Оказавшись в комнате, я остро ощутила усталость. Наверное, сказывалось перенапряжение за день. Я не о физической усталости. Об эмоциональной. До сего дня я была отрезана от внешнего мира. Единственным моим собеседником являлся Крист, и разговаривая с ним, я ощущала себя конченой шизофреничкой. Иногда мне даже казалось, что Нигде — это психиатрическая лечебница, а Крист — моя неизлечимая болезнь. Где-то в глубине души я на это даже надеялась. Так было бы проще и понятнее.

А теперь я среди живых существ.

Столько новых ощущений.

Целый неизведанный мир!

Столько нового смогу я теперь узнать! Одно дело наблюдать в кристалле, другое испытать всё это самой! Я с трудом понимаю те существа, которые целые сутки сидят у кристаллов, магических зеркалах, маговизоров и их технологических аналогов — телевизоров и инфравизоров. Ведь настоящий мир здесь, а не там. Лишь ощутив на себе дуновение ветра, шорох листьев перед грозой, аромат весенних цветов, уличную суету, поток эмоций существ, можно понять всю прелесть жизни и научиться ее ценить. В конце концов, почувствовать себя настоящим и живым.

Я со вздохом рухнула на постель. Та в ответ угрожающе скрипнула. В комнате ничего не изменилось. Видимо, демон еще и не возвращался. Да и Тёмный с ним.

— Ну, и где твой "первоклассный меч"? — передразнила я Криста.

— Ты легла на него.

А? А я-то думала, что это кровать такая жесткая.

Я неохотно поднялась. На кровати и впрямь лежали ножны. Я аккуратно вытащила из них меч, длиною около метра, и моя рука тут же опустилась вниз под его тяжестью. О, Светлый, и в руках-то с трудом удерживаю, а надо же и уметь им пользоваться. Интересно, а умела ли я раньше обращаться с оружием? Наверное, да. Хоть я и ничего не помню, но где-то на уровне рефлексов должно же было остаться какое-то знание. Возможно, в критической ситуации тело само вспомнит основные навыки.

Я поднесла меч ближе к догорающей свечке, стоящей на тумбочке. Лезвие переливалась всеми цветами радуги. Явно было сделано не из обычного металла, возможно, адамантин с напылением из чешуи дракона. Рукоять меча была в форме двуглавой змеи, обе головы с противоположных сторон обвивали лезвие меча. Я провела пальцем по острию, как это делала Онесси в подобных случаях, и тут же его отдернула. Темный! Я порезала палец! Капли моей крови медленно стекали по лезвию.

— Ну, как? — поинтересовался кристалл.

— Что "как"? Больно, вот как, — хотя вру, не больно, скорее обидно.

— Его зовут — Безмолвный, — торжественно произнес октаэдр.

— Кого его? — не поняла я.

— Меч.

— Погоди. Хочешь сказать, что у этого куска металла, начисто лишенного жизни, имеется… имя? У него — есть, а у меня — нет? Да чем эта железяка лучше меня?!

— Ммм… — похоже, Крист всерьёз задумался над этим вопросом. Я же, с некоторой завистью, вложила Безмолвного в ножны. Небось, у него ещё и своя история есть: как его ковали, кто его первый хозяин… Завидовать мечу… — докатилась!

— Ладно, это был риторический вопрос. Просто я устала.

— Так ляг и поспи, — великодушно предложил он, полыхнув жёлтым.

— Ты ж говорил, что моя помощь срочно требуется этому… ну как там его?

— Рикону, — подсказал кристалл.

— Точно.

— Да просто отвлечь тебя хотел от этого Пожирателя Душ.

— Пожиратель Душ, — вне сомнения, это было произнесено с большой буквы. — Это имя, кличка, раса, призвание или профессия?

— Думаю, всё вместе. Пожиратели подчиняют себе души разумных существ. Если это не получается, то они просто её сжигают. Естественно, вместе с душой умирает и тело.

— А поподробней? Как он своих жертв выбирает? С чего это его заинтересовала моя душа?

— Он интересовался не твоей душой, а… Да теперь не важно, — пробормотал кристалл и потух. Хорошенький способ уходить от ответа. Я отложила ножны к тумбочке, расправила кровать.

Глава 4

Рикон

Сквозь шторку пробивался лучик солнца, прямо мне на постель. Было тихо. Единственными нарушителями спокойствия были птицы, щебечущие за окном. Утро. Раннее утро. Но город уже ожил. Крестьяне, наверное, уже пошли пасти коров, да и базар открыт. Кто-то спешит на работу, завидуя везунчикам, которым не нужно подниматься так рано, которые могут поваляться в постели до обеда. Можно лежать в полусонном состоянии, под теплым одеялом, находясь на грани сна и реальности.

Вот они, счастливые минуты блаженства и наслаждения… Однако меня почему-то бил озноб. Сердце громко стучало, отбивая барабанную дробь в ушах. Ощущение тревоги. Страх. Что такое? В чем дело? Почему я вся в холодном поту?..

Я приподнялась на постели, закутавшись плотнее одеялом. В комнате никого не было. Так почему же меня сотрясает эта мелкая дрожь? Отчего так бешено стучит сердце, готовое вырваться из груди. Откуда во мне этот животный ужас?

Сон.

Ну конечно! Мне приснился сон.

При одной мысли об этом меня снова кинуло в дрожь. Пока я была в Нигде, мне ни разу не снился сон. И что-то мне подсказывало, что ничего хорошего это не значит.

Демоны считают, что во сне просыпается совесть. Поэтому, если кому-то приснится сон, это считается дурной приметой. Предзнаменованием скорой смерти.

Эльфы же предполагают, что во время сна они воссоединяются с природой.

В религии людей и архенов я слышала разные версии явления сна. В одной из них говорится, что во время сна душа улетает путешествовать по другим мирам. В другой утверждается, что во сне астральная проекция отделяется от тела. А дальше — разногласия. То ли она попадает в другие миры, то ли в некий Астрал, есть даже предположения, что проекция оказывается в загробном мире. Кто-то утверждает, что она посещает мир Иллюзий, после чего некие волшебники решают превратить это посещение в кошмар или мечту. Также существует версия, что во время сна мы видим прошлое, настоящее или будущее других миров. Лично я считаю, что сон — это видим некое предостережение на будущее. Так что ничего хорошего, судя по сегодняшнему сну, меня не ждет.

Я откинулась головой на подушку, и принялась с досадой и невольной тревогой вспоминать свой сон.

… Зал. Огромный круглый зал с кучей дверей. Он как-то странно сиял темно-синим цветом. Посреди зала стояла ледяная скульптура в образе человека.

Я решилась и подошла к статуе. Мои предположения подтвердились: изо льда был высечен человек примерно моего роста. Подойдя, ближе я поняла, что это девушка со скрещенными на груди руками. Ее фигуру скорее всего можно было назвать атлетической, чем женственной. Небольшие мышцы были видны под её плотно прилегающей одеждой. Одеждой наемницы. Её глаза были закрыты, как будто она о чем-то задумалась или спала. Волосы, собранные в хвост, спускались до колен (сколько ж на такие патлы шампуня надо угрохать!..)

Я так засмотрелась на скульптуру, что даже не заметила, откуда появился человек в плаще. Он встал между мной и ледяной девушкой, поэтому я не могла разглядеть его лица и видела только спину. Меня он вообще не заметил, его внимание привлекла лишь статуя.

Его серый плащ слегка развевался, хотя я не ощущала в зале никакого сквозняка. Возможно, этот эффект был вызван магией. Плечи незнакомца были сильно напряжены, как будто он чего-то боялся. Он отвел руку в сторону, и я заметила в ней… сгусток огня. Незнакомец на секунду повернулся ко мне, и я узнала его! Это был он! Тот самый рыжеволосый парень из трактира!

Я просто остолбенела. Не могла пошевелиться. Не могла сдвинуться с места.

Сначала ожидала, что он кинет в меня огненный шар. Но нет. Он смотрел СКВОЗЬ меня, кажется на одну из дверей. Больше разглядывать здесь было нечего.

Парень взмахнул рукой, и огонь полетел в статую. Я почувствовала, как зал содрогнулся, и по нему прошла легкая волна отголоска магии. Если б в меня попали таким шаром, я бы легким ожогом не отделалась. А вот ледяная девушка как стояла, так и осталась стоять. Огонь не причинил ей никакого вреда. Рыжеволосый это тоже заметил, так как материализовал ещё один огненный шар, только большего размера, и внутри он был пронизан черными сгустками. И в этот момент, находясь на расстоянии нескольких метров от него, я, помню отчетливо, вдруг почувствовала обжигающую силу заклинания.

Пожиратель Душ — это был, конечно, он — снова кинул заклинание в статую. Как только оно достигло цели, произошла вспышка, на долю секунды ослепившая меня…

Проморгавшись, я поняла что, наконец, могу двигаться.

Статуя стояла на месте, только рыжеволосого здесь не было.

И куда делся? Неужели смылся в ближайшую дверь? Только вот зачем?

Я осторожно подошла к скульптуре. На ней не было видно ни диной трещинки. Неужели и это заклинание не сработало?

Но что это? Скульптура плачет? Нет, ошиблась. Скорее всего, тает лёд. Не мудрено, это ж два огненных шара! Как она вообще не растаяла?

Я провела рукой по ее щеке, вытирая "слезы".

Странно. Совсем не холодные. Возникало желание попробовать их на вкус чтобы убедиться, что они не настоящие. Я смотрела, как по моей руке скатываются капельки тающего льда. И вдруг я почувствовала на своей правой руке стальную хватку. От неожиданности я вздрогнула. Это была чья-то белая, женская рука. Пробежав взглядом по руке, я поняла, что её хозяйкой была статуя!

Подняв свои глаза вверх, я увидела ее открытые глаза, горящие… ненавистью. От них сеточкой разбегались трещины по всему лицу. Кое-где уже отломились тонкие кусочки льда, вот-вот начнут таять…

Я попыталась вырвать у статуи свою руку. Бесполезно! Хватка была прочная как камень (или лёд). Ледовая плёнка на лице стала вдруг двигаться, изменяя черты лица. И вот уже на меня смотрело МОЁ лицо!

Снова голубая вспышка. И — темнота…

Я сидела на коленях, уткнувшись лицом в подушку. Нет, я не плакала, хотя очень хотелось. Я медленно и глубоко дышала, пытаясь вернуть своё сердце в нормальный ритм.

— Эй, — позвал меня чей-то слегка придушенный голос. — Почему так темно? Чем ты там занимаешься?

Я медленно оторвала голову от подушки, уставившись себе на грудь. Кристалл неровно сиял жёлтым.

— Ааа-а, — нервно протянул Крист. — Спишь, значит? А что это так стучит? В дверь что ли ломятся?

— Нет, это моё сердце, — неохотно ответила я.

— ?! — красноречиво промолчал Крист.

— Неважно, — отмахнулась я. — Просто я обо всём хотела узнать. Кристалл — это что-то вроде речевого передатчика, благодаря которому мы общаемся? — попыталась я сменить тему.

— Одна из его функций. Если б ты была повнимательней, ты бы заметила остальные. Кристалл — как ты его обозвала — является Экспериментальной Моделью Индивидуальнго Техномагически Универсального Предмета! Сокращенно ЭМИТУП, — хорошо поставленным голосом телеведущего продекламировал Крист. — Последняя разработка наших специалистов. ЭМИТУП улучшает многие способности организма, также передаёт изображения и звук. Хорошо контактирует с любым существом, вследствие чего я могу воспринимать твои мысли. Также является переводчиком, транслируя ответ прямо в мозг, ну или что там у тебя. Тебя не удивляло, почему ты понимаешь жителей этого города, не зная их языка? Как и язык тех, чьи судьбы писала?

На самом деле я об этом как-то не задумывалась… Принимала как должное.

— Многие возможности ЭМИТУП еще не выявлены до конца, — продолжал Крист. — Короче говоря, ЭМИТУП создан на все случаи жизни!

— ЭМИТУП? Я не все поняла из того, что ты сказал. Кому этот предмет должен помогать? И что значит "контактирует с любым существом"? И почему экспериментальная?

— К сожалению, на умственные способности он не влияет, — горестно полыхнул кристалл белым. — Во-первых, не "предмет", а Экспериментальная Модель Индивидуального Техномагически Универсального Предмета. Во-вторых, ЭМИТУП помогает только своему носителю. Просто его изначально запрограммировали передавать изображение и звук на другой ЭМИТУП. То есть, на мой. Тот факт, что я читаю твои мысли, есть побочный эффект. Когда научишься обращаться с ЭМИТУП, и ты сможешь контролировать все эти функции. Кстати сказать, он работает только тогда, когда находится от тебя, не дальше, чем на полметра. А насчёт "контактирует с любым существом", я имел ввиду, что более ранние модели не всегда сочетались… со своими хозяевами.

Ух ты! Сколько информации. Всё сразу и не переваришь.

— А сколько у тебя, кроме меня… подопечных? — резко сменила я тему.

— Такой экземпляр как ты, у меня в единственном числе, — честно признался он. — А вообще-то трое.

Он ответил на мой вопрос! Заболел что ли?

— Нет, устал просто, — вздохнул он. И я впервые услышала печальные нотки в его голосе.

Неужели это я его так довела? Да вроде не было ничего такого. Так, только жалеть мне его еще не хватало!

— Я на рынок пойду, — буркнула я первое, что пришло в голову, и стала одеваться. Всё, что угодно, лишь бы прекратить этот разговор. Если я начну ехидничать или язвить, когда он в таком состоянии, мне это удовольствия не доставит. И вообще, не могу его видеть (то есть слышать), когда он в таком состоянии. Как-то сразу пожалеть хочется. Какие-нибудь добрые слова сказать. Даже вести себя поприличнее желание появляется. И это только из-за одной грустной нотки в его голосе? Всё, пора лечиться. Вот же Тёмный, Крист мои мысли может читать! Ну не безобразие ли.

Через минуту я уже была на улице. Меня слегка ослепило утреннее солнце. Здесь было тихо, так как трактир, в котором я временно проживала, находился на главной улице города, среди домов аристократии. Это я о том, что таким людям не приходится просыпаться раньше полудня. Хотя у меня тоже вряд ли появилось бы желание вставать спозаранок, если б я жила в одном из этих ухоженных особняков, спрятанных за высокими, позолоченными заборами. В придачу куча слуг, готовых исполнять любую твою прихоть. Скорее всего, эти дома принадлежат древним родам, которые до хрипоты любят обсуждать, чей из них род древнее, богаче и могущественнее. К тому же ещё и разные интриги при дворе.

Нет, мне нужно туда, где побольше шума и много народа.

Память, которой снабдил меня Крист об этом городе, подсказывала наиболее короткий путь к центральному рынку.

Обогнув пару домов и свернув направо, я попала на другую улицу, заметно отличавшуюся от предыдущей. Во-первых, дома не были такими красивыми и ухоженными. Во-вторых, здесь было очень много людей и, естественно, очень шумно. Они суетились, толкались, кричали, ругались. Продавцы расхваливали свой товар, покупатели жаловались на качество или цену. По дороге носились туда и сюда детишки, играя в какую-то непонятную мне игру.

— Лучший шёлк, самый лучший шёлк в Южной Половине, — то и дело доносилось с торговой площади.

— Пирожки, горячие пирожки! — призывал женский голос.

— Да ты сдурела, красная морда? Я за эту клячу и двух золотых не дам!

— Ловите вора! Ловите вора-а-а!

— Мила! Мила! Где ты, девочка моя?

Одно и то же. Как сильно ни отличаются разные миры, планеты и расы, как высоко не стоял бы прогресс, это никак не изменяет сути рынков. Хоть что-то в этой жизни не меняется.

Я решила купить себе какую-нибудь одежду, так как платье, в котором я ходила, уже испачкалось (и когда только успела?). Да и хотелось чего-то более удобного, тот, кто носил платье с корсетом, меня понимает. Никакой свободы движения, а ещё и меч надо куда-то приспособить!

Я стала внимательно осматривать лотки с товаром в поисках чего-то особенного. В смысле, я ещё не решила, какой именно хочу наряд. Но надеялась, что обязательно должно же мне попасться нечто такое, что как только я на это посмотрю, сразу пойму: вот, то, что мне нужно.

Уже пробираясь сквозь толпу людей к заинтересовавшей меня лавке с различными тканями, ощутила, как меня кто-то дернул за локоть, притягивая к одному из прилавков. От неожиданности я даже не стала сопротивляться, лишь тупо уставилась на того, кто уже крепко держал меня за руку. Это оказался всего лишь один из продавцов. Вот он отпустил меня и начал быстро тараторить, расхваливая свой товар:

— Девушка, взгляните на этот редчайший перстень! Нигде в Альяле, да что там в Альяле, нигде в Южной Половине вы не встретите перстня работы мастера Рошна. Тем более перстня, так великолепно подходящего к… — он мельком окинул меня взглядом, а потом продолжил. — К вашему цвету кожи.

Я с трудом подавила усмешку. Надо же "к вашему цвету кожи". Видимо, мужчина не так долго занимается этим бизнесом, раз так неумело врёт.

Отодвинув его руку с протянутым перстнем, я уже собиралась уходить, но вдруг обратила внимание на остальной товар. Он был немного странным. Кроме украшений, здесь также находились оружие, стеклянные бутылочки с настоями, порошки, а также куча разных вещей, о применении которых я и не догадывалась.

Я протянула руку к маленькому диску серебряного цвета и случайно толкнула ещё одного потенциального покупателя, который стоял справа от меня. Им оказался мужчина среднего возраста с тёмными короткими волосами и тонкой ниточкой бакенбард. Он был одет в слегка распахнутый чёрный плащ, из-под которого виднелся камзол сине-зелёных цветов с золотой вышивкой и каким-то гербом. Но больше всего меня привлекла не его одежда, а то, что на правой руке у него сидел ребёнок примерно двухлетнего возраста.

— Извините, — сказала я, беря диск.

— Ничего, всё в порядке, — ответил он.

Я рассматривала странный диск, диаметром с мой указательный палец. Странный тем, что где-то я его уже видела. Ну, конечно! Я видела этот диск в мире Онесси "3-в" по возрастающей! На такие диски записывается разнообразная информация, только вот не помню, это изобретение техническое, магическое или техномагическое? Как же он попал в этот мир? Я покрутила диск правой рукой, потом левой, заметив, что на правой остался еле заметный след голубой пыльцы. Всё, теперь всё ясно. Это дело рук фей-нейринок. Это один из видов маленьких фей, которые, посыпая волшебной пыльцой вещи, телепортируют их в другие миры. Чаще всего нейринки служат архенам, реже людям, но бывают и свободные. Обычно они работают по двое или по трое, воруют маленькие блестящие вещи, ну или что-то очень приглянувшееся.

Я посмотрела на продавца. Либо он каким-то образом подчинил себе одну из нейринок, либо нашел место их хранилища. Но он точно не архен. Архены слегка по-другому чувствуются, так как являются скорее магическими существами. Архены вообще очень коварные существа. Их сложно убить, но если тебе это удастся, душа архена уничтожит твою и займёт твоё тело, об этом мне было известно. Поэтому архенов нужно не просто убивать, а — уничтожать, размышляла я.

Тут ко мне обратился мужчина с ребёнком.

— Девушка, не сочтите за трудность, подержите ребёнка.

Я взяла ребенка. Немного поёрзала, пытаясь держать его правильно. Никогда ещё не держала в руках детей. Да и материнский инстинкт не желал во мне просыпаться. Ребенок выглядел как… ну, короче, как все дети в его возрасте. Светлые волосы, лучезарная улыбка и детский непосредственный взгляд на мир, да ещё стойкая уверенность в том, что родители всегда защитят его от любых невзгод. Сначала я хотела улыбнуться ему, но потом решила: нечего пугать дитя, ещё потом у него кошмары начнутся.

Тем временем мужчина достал из кармана странную коробочку с отверстием, в котором что-то поблёскивало, и начал поочередно вставлять в эту коробочку красные пластинки с прилавка, внимательно всматриваясь в их свечение.

"Забавно, и когда ж ты успела ребенком обзавестись? — прозвенел почти язвительный голос Криста у меня в голове. — Вроде, не надолго оставлял…"

— Не твоё дело, — озлилась я. Похоже, скоро единственные чувства, которые я смогу испытывать, будут злость и раздражение.

"Это… планы изменились. Боюсь, мы слегка опоздали. Спасти Рикона больше нет возможности…. Придется убить".

— Что ты сказал? — я так громко это спросила, что на меня стал пялиться со всех сторон народ.

"Со слухом проблемы?" — участливо поинтересовался кристалл.

Я решила, что раз он всё равно читает мои мысли, можно разговаривать и про себя, а то люди как-то странно уже смотрят.

— Крист!

"В чем проблема?"

— И ты спрашиваешь? Ты хочешь, чтоб я стала убивать. Хочешь, чтобы я кого-то насильно лишила жизни. Это… это плохо, в конце концов!

"Тоже мне моралистка нашлась", — фыркнул он.

Да и вообще, я слабо представляю себя в роли убийцы. Притом, где гарантия, что я смогу…убить, хотя бы и архена?

"Не думаю, что это будет очень сложно…" — уклончиво ответил Крист.

В этот момент меня слегка ослепила вспышка справа (если вспышки продолжатся, я ослепну в итоге!), а мальчик (или девочка, попробуй тут разбери) прижался ко мне, пытаясь обхватить мою шею своими крохотными ручонками. Другая на моем месте решила бы, что это очень мило, но не я. Кстати, на левом запястье малыша была татуировка в форме спящей ящерицы. И кому только в голову пришло делать татуировку ребёнку?

Мои размышления в этот момент прервал мужчина с коробочкой в руках, который повернулся ко мне лицом и радостно проговорил, обращаясь к ребёнку:

— Ну вот, мальчик мой (все-таки мальчик!), почти всё. Ещё один декор, и мы вернёмся домой, Рикон, — и он снова повернулся к прилавку.

Целую минуту, должно быть, я не могла дышать. Даже сердце, кажется, биться перестало. Рикон. Но это же ребёнок! Причем очень маленький ребёнок. Нет. Нет, быть такого не может. Совпадение, это всего лишь совпадение…

— Кри-и-ист! — прошипела я, пытаясь дернуть за ЭМИТУП левой рукой, чтобы ни уронить… свой объект убийства. Тьфу ты! Ребёнка чтоб не уронить.

В этот момент Рикон, видимо, посчитав кристалл довольно интересной игрушкой, схватился за него рукой. А, я не успев быстро отреагировать, обхватила своей рукой его ручку, уже сжимающую кристалл.

По моему телу пробежала дрожь, а руки начали неметь, угрожая не удержать ребенка. Тёплая струйка энергии медленно влилась в моё левое запястье, спиралью направляясь к локтю. Задержалась там, на секунду и вернулась обратно к запястью. Всё это очень ощутимо.

Я резко отпустила кристалл, а ребёнок удивленно моргнул, посмотрев на меня своими изумрудными глазами. И Крист хочет, чтобы я убила его? Это маленькое прелестное создание?

"Хватит думать, — резко раздался голос в голове. — Бери кинжал, пока ещё есть время!"

— Нет, нет Крист. Так нельзя, это же ребёнок, — я нервно замотала головой.

"Я предупредил, — уже не мелодичный звук, а почти рычание. — Что с ним?"

Глава 5

Гори, ведьма, гори!

Тело нервно задрожало. От ЭМИТУП медленно потянулась голубая паутинка, растекаясь по моему телу и сковывая мышцы. Я попыталась дёрнуться, но это не увенчалось успехом. Перед глазами стало всё заволакивать серым туманом, видимо, паутинка уже добралась до моей головы, в которой отчаянно билась мысль: срочно надо что-то делать! Однако мозг отказывался реагировать. Вдруг голову мою пронзила острая боль. Туман перед глазами исчез. Телу вернулась былая подвижность. Уже не было шума от суетившегося вокруг народа, как будто все в одно мгновение вымерли. Словно здесь сейчас не было никого кроме меня и ребёнка, всё ещё сидевшего у меня на руках. Нет, не ребёнка. Объекта. Объекта, которого нужно срочно уничтожить. Прямо сейчас. Любым способом и побыстрее.

Объект спокойно смотрел на меня, не делая попыток вырваться или как-то сопротивляться. А я крепко прижимала его к себе, мысленно перебирая возможности — каким образом его ликвидировать. Свернуть ему шею?.. Быстро и безболезненно. Но кто-то мне тихо нашёптывал, что нужно использовать острое оружие. Чтобы пролилась кровь, много крови. Рука моя сама собой потянулась к прилавку и мертвой хваткой вцепилась в один из кинжалов, потянув его острием к шее объекта. Где-то далеко-далеко на дне сознания или подсознания робко поскреблась мысль о том, что я не должна, не должна этого делать. Что я делаю это не по своей воле. Но шепоток в голове брезгливо отмахнулся от этой мысли, как от назойливой мухи, и секунду спустя я об этом забыла.

Кинжал в руке уже приблизился к шее "объекта", который всё так же спокойно сидел, не подозревая, что я могу причинить ему вред. Тонкая струйка крови побежала по его шее, а он не подавал даже голоса.

Видимо тоже был заколдован кристаллом, как и я. Так же? Так же, как и я?!

Улица начала наполнятся звуками. Моя левая рука отдернулась от ребёнка, теперь испуганно смотревшего на меня. Лезвие кинжала было в крови, но Рикон был жив. Слава Светлому, я просто его поцарапала. Истошно закричала какая-то женщина. Меня схватили несколько пар рук, кто-то вырывал у меня ребенка. Далее последовала тупая боль в голове и темнота в глазах.

Темнота. Эта страшная, пугающая темнота. Почему так темно? Почему я ничего не вижу? Ведь темнота не помеха моему ночному зрению.

— Глаза открой, ненормальная, — прозвенел чей-то голос. Такой мелодичный и бархатистый, ироничный и до боли знакомый. Крист…

— Ну, конечно, — прохрипела я, медленно открывая веки. Да, так намного лучше. Теперь я вижу. Вижу чьи-то ноги в кожаных сапожках. В таких знакомых кожаных сапожках!

— Это твои ноги.

— Я бы сама догадалась, — буркнула я. Я вижу свои сапожки, значит, это я опустила голову.

— Какая блестящая логика, — восхитился Крист.

Я подняла голову. Оказывается, я была привязана к столбу на главной площади. Вокруг гудела толпа. Периодически кто-нибудь кричал "смерть ведьме!" или еще что-нибудь похожее. В радиусе семи метров стояли стражники, отгораживая толпу. В очищенном кругу стояли трое из Ордена Озарённых. Ах да, ещё одна новость, под моими ногами оказались поленья и хворост. Но когда же всё это тут появилось? Как я попала сюда?

Что же произошло? Наверное, кто-то увидел, как я пытаюсь убить ребёнка, и меня схватили. Но зачем же сразу на костёр? И почему сразу — ведьма? Что, обычная женщина этого сделать не могла бы? А куда смотрел отец Рикона? Мне кажется, я довольно долго соображала, как убить мальчика.

Тёмный, что же я наделала? Хотя почему это я наделала? Мне есть, кого винить! Зачем Крист так жестоко со мной поступил. Интересно, он с самого начала знал, что мне придется убить Рикона, и скрывал до поры до времени — или и для него это было такой же неожиданностью, как для меня?

Хм… О чем там шепчутся эти Озарённые?

Прислушавшись к словам двух из них, я поняла, что они спорят, стоит ли поливать дрова водой, чтобы я… получше прожарилась. Неутешительная информация. Вот так, без суда и следствия! Хотя почему без суда: весь рынок видел, как я пыталась убить мальчонку.

Третий Озарённый что-то кричал в толпу, показывая какие-то книги, а толпа с суеверным ужасом охала. Увидев, что я очнулась, он перестал кричать и подошёл ко мне. Заговорил басом:

— Признаешь ли ты, ведьма, что украла из Главной Библиотеки Озарённого Ордена священную книгу?

Видимо, это он о Теории: Исток.

— Было дело, — честно призналась я. В это же время толпа снова ахнула, Озарённый же нахмурился. Как видно, не часто ведьмы на костре признавали свою вину.

"Ложь, — прозвенел Крист. — Это сделал демон…"

И что? Какая разница? Они нашли у меня в комнате книгу, значит, это сделала я, их не переубедишь. Да и косвенно здесь все равно моя вина…

— Признаешь ли ты, ведьма, что с помощью магии Порождённых освободила безжалостного демона, — не унимался крикун.

— Признаю, — согласилась я, вызвав еще одну волну охов и ахов, а также еще более удивленную гримасу моего обвинителя.

"Не припомню, чтобы ты использовала магию Порождённых".

А я и не использовала. То, что я демона освободила, так это чистая случайность.

"Тогда зачем…"

Крист, ты достал! Какого Тёмного ты заставил меня ранить ребёнка!

"Так было надо, — разозлился он. — Все было бы в порядке, если б ты его убила. Ты бы выполнила задание, и я телепортировал бы тебя отсюда. А теперь я не могу тебе ничем помочь! Ты же, вместо того, чтобы твердить, что не виновна, соглашаешься со всеми обвинениями! Дура, неужели жить надоело? "

Нет, вы посмотрите, сколько заботы о моём благополучии… Значит, спасать меня он не будет. Не стоило на это даже надеяться.

… Тем временем Озарённый обвинил меня в какой-то ворожбе, в убийстве двух новорождённых детей, в краже двух куриц, к тому же, как оказалось, я ещё увела трёх мужей и на кого-то наслала порчу. Короче, меня обвинили во всех преступлениях, совершённых за прошедший месяц. А самое мое главное преступление из всех вышеперечисленных — это танцы в голом виде в полнолуние с дьяволом. Могли и пооригинальней что-нибудь придумать! Но всё же я согласилась с этим диким подобным обвинением, тем более, что, как оказалось, нашлось два "поддатых" свидетеля, которые видели всё "своими глазами".

"Чёрт, чёрт, чёрт! Ты что, добиваешься себе смерти помучительнее?"

Крист, отвяжись.

"Кстати, — уже спокойно, но с ноткой грусти (а может, мне просто показалось) спросил он. — Почему "Крист?""

Что? — не поняла я.

"Почему ты называешь меня Кристом?"

Кристалл — Крист. Не знаю. На большее фантазии не хватило.

Озарённый меж тем дочитал мой приговор, из которого явствовало, что, так как я созналась во всех своих преступлениях и раскаиваюсь в них, мое наказание будет верхом гуманизма. То бишь — меня сожгут на очищающем костре, дабы моя душа (которую я вроде как продала дьяволу) смогла переродиться, чтобы искупить свою вину. И т. д., и т. п. Оказывается, мне их ещё благодарить нужно за их милосердие.

Крист:

"Ммм?"

А, что ты со мной сделал?

"Когда?"

Ну, там на рынке. Этот туман перед глазами. Я ведь даже мыслила почти логично.

"Ах, это. Ещё одна способность ЭМИТУП. Через него можно передавать заклинания. Но мне пора отключаьтся… "

В смысле?

"Как я уже говорил, мой ЭМИТУП связан с твоим. Если в момент твоей смерти я не разрушу связь, то получу букет очень неприятных и болезненных ощущений. Жаль, так и не сделал твоей голограммы, — вздохнул он. — Ты умрёшь, а я так и не узнаю, как ты выглядишь…"

Что, прости? Ты не знаешь, как я выгляжу?! Кристалл ведь передает тебе изображение и звук.

"Только не забывай, что твой ЭМИТУП почти живой организм и защищает тебя. Так что твое изображение очень смазано. О, вот и факел несут. Знаешь, мне, правда, жаль…"

Октаэдр засветился тёмно-красным и потух.

Вот я и одна. Как же так получилось? Ведь все шло замечательно. Как Крист мог так со мной поступить? По крайней мере, я не доживу до того момента, когда до меня окончательно дойдет, почему Крист так со мной поступил. Зато я не почувствую этой душевной боли от предательства, и в смерти есть свои преимущества! Эх… Пропадет Кайраг без меня. Хм… Какая-то у меня неадекватная реакция. Вроде бы я должна бояться, что скоро умру. Ну, в крайнем случае, что мне будет больно умирать, и то, что я всю жизнь потратила неизвестно на что (в прямом смысле этого слова), а ведь я столь многого ещё не успела сделать в этой жизни! Вспомнить, наконец, кто я такая, влюбиться (что тоже немаловажно), родить детей, убить Криста…. О чем это я? Опять о всякой ерунде думаю. Ну, зачем мне дети? Я о себе позаботиться не могу, не говоря уже о детях. Да, кстати, обычно, когда ведьм сжигают на костре, они проклятья насылают. По крайней мере, орут на всю площадь, что людей ждут жуткая смерть, голод, болезни и всё такое. Это я к тому говорю, что, может, и мне немного поорать? Не разрушать же такой хороший стереотип. Вон люди стоят, ждут, нельзя же их огорчать. И что бы такое неординарное придумать, пока факел к дровам не поднесли?

Интересно, без сознания я была не долго, как это они так быстро догадались, где я живу? Однако по поводу обвинения о попытке убийства мною Рикона я и слова не услышала, значит, схватили меня по другой причине. Неужели они меня давно искали? Сдал меня, что ли кто-то? Но кто? Кому до меня есть тут дело?

Ответ на вопрос появился сразу же, как только подожгли костёр. Из толпы вылез рыжеволосый человек и незаметно пробрался сквозь стражу. Подойдя к костру, он мило улыбнулся мне и подкинул пару сухих веточек. Тёмный, на поясе у него ВИСЕЛ МОЙ МЕЧ!

— Это тебя мне нужно благодарить за костер, а не за повешенье, Пожиратель Душ? — вопросила я.

Его что ли проклясть? Есть вроде бы за что.

Парень с рыжей шевелюрой слегка скривился и недоверчиво посмотрел на меня.

— Да, вот так ты меня ещё не оскорбляла, но рад, что ты поняла, чьих это рук дело, — дружелюбно ответил он. От огня начал подниматься дым, въедаясь мне в глаза. — "Пожиратель Душ"… от кого это узнала такое словечко?

— Это ты сейчас намекаешь на то, что мы с тобой знакомы? — недоверчиво поинтересовалась я. Нет, если сейчас окажется, что мы с ним ещё и знакомы, тогда это уже форменное издевательство!

Парень удивленно приподнял левую бровь.

— Тебя по голове ничем не били? — участливо поинтересовался он, поглаживая рукоятку меча. Заметив мой взгляд, ослепительно улыбнулся. — Шикарная вещь. Вот не думал, что такие ещё делают. Где достала-то?

Огонь начал разгораться, дымом уменьшая для меня обзор. Я ощущала, что по моим щекам стали скатываться капельки слёз. Это от дыма. Нет, честно. А поленья стали трещать, так что я с трудом разбирала его слова.

— Подарили, — с трудом ответила я. Похоже, я быстрее задохнусь от дыма, чем поджарюсь на огне. Будто услышав мои мысли, огонь полыхнул ещё сильнее, перекрыв мне весь обзор. Вокруг слышался стройный голос толпы "Умри, ведьма".

— Целый день меня удивляешь. Я думал, что ты меня не узнаешь. Когда это я раскрыл себя? Жаль, у тебя нет времени ответить на все мои вопросы. Ты вроде как занята, — с трудом разобрала я его слова.

Не знаю, говорил ли он что-нибудь ещё, но я уже не обращала на него внимания, так как была сосредоточена на пламени, медленно подбирающемся к моим ногам. Если изначально я чувствовала какую-то отрешённость, будто это происходит не со мной, а даже если и со мной, то при полном моём безразличии к жизни, то теперь, когда заявляется вот это нечто (это я о рыжеволосом парне, ну вы догадались), всё как-то в моём сознании изменилось.

Вот уж не везёт, так не везёт!

Интересно, а Кристу-то ведомо о том, что Пожиратель Душ меня знает? Не поэтому ли он хотел, чтобы я его опасалась? Вот над чем надо хорошенько подумать. Если успею…

Тьфу, какое думать! Я ж щас сгорю!

Пламя, жарким дыханием сотни пустынь, изгибалось в некоем замысловатом танце вокруг моих ног. Но я почти ничего видела, то ли из-за слез, набравшихся на моих глазах, то ли огонь так ослепил меня, что я не была в состоянии что-либо четко различать. А может, я вообще закрыла глаза. Сейчас это было уже неважно. Важным было то, что кроме жара, обжигающего всё моё тело, я ничего не могла больше чувствовать. Внутри меня разгорался иной огонь: паника.

В нелепой надежде, что верёвки на моих руках ослабли, я дернулась. Бесполезно. Разве способен кто-либо состязаться с одной из Великих Стихий? Разве можно противостоять Живому Огню? Лжец тот, кто утверждает, что ему подвластна хоть одна из Стихий. Нельзя покорить природу. Можно лишь научиться просить помощи у Стихии. Но, как показывает вся людская практика, за это приходится очень дорого платить. С каждого Стихия берет что-то своё, что-то особенное, что-то, чему ты можешь не придавать сначала значения, но потом выясняется, что без этого тебе и жить невозможно. Верно, как иногда играют Боги с людьми, так играют и Стихии. С некоторыми Стихиями, может быть, удаётся договориться, но Живой Огонь к ним не относится.

Ты же не пробовала, откуда тебе знать? — шёпот, легкий, как дуновение ветерка.

Здравствуй, галлюцинация.

Дальше мой мозг просто отказался воспринимать происходящее, так как все органы чувств одновременно подали в отставку.

Кажется, я падала в пустоту. Счёт времени я уже потеряла, поскольку перестала воспринимать реальность. Кажется, мне было уже всё равно. Хотя, вру: мне было интересно, я попаду куда-нибудь после смерти, или мой дух будет шастать по Альяле в поисках покоя? И каким образом всё это будет происходить?

Ответ на мои безмолвные вопросы оказался неожиданным и очень странным.

Каждая клеточка моего тела содрогнулась под мощью чьей-то невиданной силы, и закрутилась в вихре. Ощущение было непередаваемо. Это была именно Сила, Власть, Мощь. Уголком сознания я понимала, что всё это ложь, игра воображения, но так хотелось верить!..

* * *

Сознание медленно и неохотно возвращалось ко мне (я всегда все делаю медленно и неохотно), пробиваясь сквозь пелену Небытия. К счастью или к ужасу, но возвращалась и чувствительность. Боль, терпимая боль разливалась по каждой клеточке моего тела. Возможно, это должно было означать, что я жива. Двигаться совершенно не хотелось. Но в жизни не всегда делаешь то, что хочется.

Собрав все свои силы, мужество и волю, вспомнив всё, во что я верила (то бишь, ничего не вспомнив), забыв про зверскую усталость и волны боли, я смело открыла левый глаз. И увидела свет! Нет, не тот свет, в лучах которого мы поднимаемся к Светлому (щас, кто ж меня туда пустит). Это просто был солнечный свет. Очень яркий солнечный свет.

Обрадованная таким успехом, я открыла второй глаз. Мир стал более четким и более сказочным что ли. Сквозь листья деревьев пробивалось солнечное сияние, создавая поистине великолепную картину. Как много людей, затянутых в городскую суету, не обращают внимания на такие простые и в то же время завораживающие вещи. Вроде ничего особенного, обычный лес, обыкновенная поляна, которых тысячи, и свет, тонкими лучиками пробивающийся сквозь кроны деревьев. В такие моменты посещает мысль забыть эту грешную жизненную суету, оставить собственное тело и присоединиться к дриадам. Они-то могут себе позволить подарить вечность этому лесу. Любое существо (принадлежащее к прекрасной половине), согласившись отказаться от прежней жизни, памяти и бренного тела, вне зависимости от возраста, может стать дриадой…

И опять я не в те дебри полезла!

Сейчас думать не об этом надо.

Я жива! Жива! Во только надолго ли…

Со стоном я оторвала голову от земли, а потом даже сумела сесть на колени. Прошла, кажется, вечность, прежде чем мир перестал издеваться надо мной и всё встало на привычные места, обрело привычные образы…

Я посмотрела на свои руки. Ни ожогов, ни каких-либо покраснений, говорящих о том, что совсем недавно я была на костре. Ого, а это что? Забавно, а следы от верёвки, стягивающей мои руки, остались. И о чем это нам говорит? Абсолютно ни о чем. Что же произошло? Как я оттуда выбралась? Я же чувствовала огонь, почти ощущала, как горела моя плоть! А у меня даже платье в порядке, так, чуть-чуть порвано!

— Да какого Тёмного здесь происходит?! — в ярости крикнула я. Крикнула так, что с деревьев сорвались птицы, уносясь прочь от возмутительницы спокойствия. Ещё секунду спустя меня в затылок что-то мягко стукнуло. Я обернулась. Этим "что-то" оказался тапок! Тапок с левой ноги (с чьей ноги?!). А дальше последовали очень не цензурные слова (в мой адрес), из которых печатной оказалась лишь одна фраза:

— Кончайте шуметь, уроды! Мне экзамен завтра сдавать, сволочи!

Хозяйкой данной тирады оказалась девчонка, свернувшаяся в калачик на другой стороне поляны. Да, кажется, она была в халатике.

Метко же она тапками кидается, не впервой что ли? А как она тут оказалась? Откуда взялась?

Ответ на эти вопросы можно получить, только разбудив и расспросив её. Да, я не ошиблась, она спала. Видимо, кидание тапками в нарушителей спокойствия у неё доведено до автоматизма. Мать вашу, и где здесь логика?

Глава 6

С добрым утром!

Минут десять я потратила на то, чтобы разбудить девчонку. За эти минуты наслушалась в свой адрес кучу нецензурных эпитетов, что значительно повысило мой словарный запас. Также мне удалось узнать про интересные интимные подробности своих родственников до шестого колена. Вот не подозревала. И только после этой познавательной экскурсии в моё прошлое девчонка соблаговолила открыть глаза и более-менее разумным взглядом оглядеть меня.

— Привет, — дружелюбно поздоровалась я.

Она тупо уставилась на меня. Будто перед ней был не человек, а Тёмный знает что. А потом задала тот самый гениальный вопрос, на который я искала ответ последние месяцы своей разумной жизни.

— Ты к-кто? — еле ворочая языком, спросила она, поднимаясь на колени.

— Вестница.

Минуту она осмысливала мои слова.

— В смысле пьющ-щ… поющая телеграмма?

— Нет.

Еще одна гнетущая минута молчания и работы ее мозга.

— Репортёр?

— Нет, — отвергла я и эту гипотезу.

— Белая Горячка, — с толикой ужаса посмотрела она на меня.

— Нет.

— Тогда какого чёрта меня будишь?

Последние слова она произнесла, упав обратно на траву. Кстати, от нее исходил какой-то непонятный запах. Так сразу и не скажу какой.

Очень глубокая, познавательная и осмысленная беседа, ничего не скажешь.

Я вздохнула, и начала всё по новой. Спустя ещё пять минут, в результате титанических моих усилий, девчонка была почти в трезвом уме и доброй памяти.

— Ты кто? — снова задала она тот же вопрос.

— Вестница.

— В смысле пою…

— Нет, — сразу прервала я.

— Значит, реп…

— Нет! И Белой Горячкой я тоже не являюсь, — поспешила я добавить.

Я почти видела по её лицу, как тяжело ей приходится осмысливать мои ответы.

— Телепат что ли?

Это становилось уже смешным.

— Наемная убийца, — представилась я. Слабая попытка пошутить.

— Приятно познакомится, — девчонка бодро протянула мне руку. — А я — Надежда. Можно просто Надя.

Я почти обрадовалась такому колоссальному прорыву в нашем разговоре, как вдруг Надя снова упала на спину и моментально уснула.

Я тихо выругалась.

Ну, в каком нужно быть состоянии, чтобы так вести беседу? Ну и что же мне делать?

Какой самый лучший способ привести человека в порядок после сна? Правильно! Окатить его холодной водой.

Эта мысль вызвала у меня совсем не хорошую улыбку.

Наверное, где-то глубоко в душе я немножечко садистка, так как все-таки нашла ручеек. Но вот незадача, зачерпнуть воду было нечем. Вы думаете, я бросила эту затею? А вот и не угадали. Я напрягла все свои силёнки (слава Светлому, голова уже не кружилась, хотя тело всё ещё болело), и потащила Надю к ручью. Зараза, она даже проснуться не подумала!

С некоторым наслаждением я окунула её в ледяную воду. Светлый, сколько же визгу и криков я услышала. Можно подумать, её тут не в чувства приводили, а мучили изощрёнными пытками!

— Ну и горазда же ты спать, — наконец сказала я, когда она окончательно пришла в себя.

— Я б на тебя посмотрела, после такой-то пьянки, — буркнула она, выжимая свои одной рукой волосы. В другой она держала тапок. — Садистка!

О, так вот в чём дело. А я-то подумала, с ней что-то не в порядке. Ясно, откуда запах. Она просто напилась до потери сознания.

— Это так ты к экзамену готовишься? — вспомнила я её слова.

— Не твое дело! Кстати, а ты кто? — подозрительно посмотрела она на меня, все ещё сжимая в руках тапок, очевидно, символизирующий как мягкую игрушку, с которой засыпаешь в трудные периоды своей жизни, так и очень грозное оружие.

Я осторожно прижала руки ко рту, разрываясь от желания то ли заорать на нее, то ли забиться в истерическом хохоте. И в десятый раз, сказав себе, что нужно быть чуточку более толерантной к примитивным формам жизни (я глтова была сорваться!), ответила этой нахальной девчонке:

— Давай временно оставим этот вопрос. — Ответь лучше, где мы?

— Где-где, — хмуро оглянулась она по сторонам. — В лесу, вот где. Нет, я, конечно, и раньше злоупотребляла алкоголем, но это уже перебор. Но как они могли? Оставить меня здесь одну! Ну не одну, конечно, ты ещё тут. Доберусь же я до этих сволочей!

Видимо, это она о своих собутыльниках.

Тут, наверное, стоит описать мою собеседницу. На вид ей было около девятнадцати лет. Стройненькая, миниатюрненькая. Русые волосы до плеч с двумя красными прядками по обеим сторонам шеи. Покрасневшие, не выспавшиеся глаза. В ушах по три сережки. Причем ни одной одинаковой. Одета девушка была ещё нелепей. Шелковый красный халат с черным драконом. Под халатом розовые хлопчатые штаны с белыми котятами. И, наконец, оранжевая футболка с надписью "Fuck sistem". Да, ещё не забыть про зелёный тапочек в руке.

Она хмуро поймала мой взгляд и не замедлила с ответом.

— На себя посмотри, — процедила Надежда. — Я тебя что-то не припомню, ты что — к нам потом присоединилась?

Она точно не с Альялы. Из другого мира, скорее всего более развитого технически, но сильно отстающего в магии. Что поделать, глаз у меня уже наметан на такие вещи. Человек техники, логики и голых фактов. Таким трудно объяснить, что они попали в другой мир. А мы как раз попали в другой мир. Не могу точно объяснить, как я это поняла. Вроде лес как лес, но ощущение другое. Развитие технологии пока определить не могу, но магии здесь очень мало и ведет она себя крайне странно. Если изначально я приняла Надю за местную, то теперь ясно видела, что этому миру она также чужда как и я. Она как черная точка на белой картине.

— Нет, сейчас речь о другом. Если я правильно поняла, ты понятия не имеешь, где находишься. И спешу огорчить, вряд ли ребята решили над тобой подшутить, оставив тебя здесь. Следов рядом нет. Хм… Значит, ты оказалась здесь, так же как и я. А я с твоими друзьями не знакома. И живем мы с тобой в не то что в разных городах, но даже не в одной стране, — я говорила медленно, в надежде, что она решит проследить за ходом моих мыслей.

— Понятия не имею о чем ты, но мне нужно в общежитие. Экзамен я конечно уже проспала…

Сказывается отсутствие практики в общении. Нужно было придумать что-нибудь более убедительное. Ладно, я пыталась. Со временем до нее все равно дойдет, что она не в своем мире.

Я пожала плечами. Мол, вперед. Хочешь домой — иди. Только интересно, как ты собираешься туда попасть.

Она зло глянула на меня, потом посмотрела на небо, снова на меня и, подобрав второй тапок, направилась в сторону поляны. Что примечательно, она в тапки не обулась, а просто понесла их в левой руке, мягко ступая босыми ногами по зеленой траве.

Я же легла на эту самую траву и решила разобраться в происшедшем. Последние дни моей жизни пролетели так быстро и сумбурно, что я толком не успела этого сделать.

Итак, сначала Крист ни с того, ни с чего отправляет меня в Альялу, потом желает, чтоб я ознакомилась с книгой из Библиотеки Озарённых, а дальше — убила бы ребёнка, которого изначально должна была спасти. Даже имея крохотные зачатки логики, можно понять, что что-то здесь не складывается.

Очень не хватает информации. Допустим, мне и в правду нужно было спасти Рикона. Да не просто спасти, а доставить в какой-то монастырь. Времени было в обрез. Что это означает? Возможно, что ребёнок имел какое-то отношение к Истоку. И почему я не потрудилась запомнить тот стишок? О чем же в нём примерно говорилась? Не память у меня, а решето. Не удивительно, что я про всю свою жизнь забыла!

Вернёмся к делу. Произошло что-то непредвиденное, и чтобы ребёнок не достался врагу, его решили устранить. Хотя какому такому врагу? Какой может быть враг у Великого равновесия. Или Крист мне солгал?

Крист.

От воспоминания о нем в сердце наполнилось болью. Что ж со мной происходит? Я никогда не думала, что так сильно к нему привязалась.

Сколько же силы воли понадобилось мне, чтобы не подергать за кристалл и не позвать его. Ну почему, почему он сразу мне всё не объяснил? Зачем скрывал? Может, все-таки придумать, как с ним связаться. Вернуться обратно, заняться старой работой. Но смогу ли я туда вернуться, да и хочу ли?

На самом-то деле хочу только услышать голос Криста. За эти месяцы он стал для меня почти родным. Даже не так, скорее, он стал частью меня, как внутренний голос: вроде и не замечаешь его, а когда он исчезает, начинаешь скучать. Но теперь ему нет до меня дела, для него я мертва. И он для меня тоже… Пройдет время, Крист даже не вспомнит обо мне. Да и что вспоминать? Он не знает, как я выгляжу, возможно, и имени моего на самом деле не помнит. Только голос. Хотя я даже толком слышала не его голос, а мелодичное звучание. Возможно, он таким же образом слышал мой. Что же он может вспомнить обо мне? Интонацию? Или я заняла в его жизни лишь один исписанный листок в его книге Жизни, который он никогда не станет перечитывать?

Всё. Стоп. Меня не должно волновать — помнит он меня или нет. Теперь он для меня мёртв. Об этом стоит забыть!

Забыть. А не слишком ли много я уже забыла? Должно же хоть что-то остаться незабытого мною. Или мне опять начинать жизнь сначала? Вот так всё кинуть и снова забыть. А при первых трудностях просто сбежать? Но стоит ли такая жизнь смысла, если при каждых неприятностях сдаваться? Я же не трусиха.

Трусость тут ни при чём. Это просто обыкновенный инстинкт самосохранения.

Нет у меня такого инстинкта. Точнее — есть, но он глубоко спит. Значит, это трусость?

А что лучше: стать смелой и мёртвой, чем осторожной, но живой?

Когда я разговаривала с Кристом, то, по крайней мере, не чувствовала себя такой конченой шизофреничкой, как сейчас. Я вообще с собой мысленно не разговаривала. Хм… А в этом мире есть квалифицированные психиатры?

На чём я там остановилась? Ах, да. Еще один новый персонаж в моей жизни — Пожиратель Душ. Реальность или вымысел? Он меня знал, знал раньше до потери памяти. И подставил меня. Какой же сволочью я была, что заслужила такое?

Попробуем определить приоритеты. Крист считает, что я мертва. Пусть считает так и дальше. Даже если мы когда-нибудь и встретимся, всё равно друг друга не узнаем. Пожиратель Душ, моя зацепка за прошлую жизнь. Его нужно найти и хорошенько допросить, с таким глубоким пристрастием допросить. За мою несостоявшуюся смерть я его прощаю. Он вроде как мне даже одолжение тем самым сделал. Но для этого мне нужно вернуться в Альялу. Значит, надо найти либо мага, либо телепорт. Ведь если я попала сюда, то можно и обратно.

Значит, пункт первый: найти способ вернуться в Альялу. Пункт второй: найти Пожирателя Душ. Пункт третий: обстоятельно побеседовать с Пожирателем Душ. А дальше действовать по обстоятельствам. План великолепный. Только вот как его реализовать?

Возможно, я ещё долго лежала бы на мягкой траве, внешне — просто нежась под яркими лучами солнышка, наслаждаясь тишиной и покоем в природе, одновременно размышляя о превратностях судьбы. Но тут я почувствовала подземные толчки. Я приняла их было за землетрясение: по речной глади пошли круги, деревья стали сотрясаться, а я с трудом смогла подняться и удержаться на ногах.

Да что же такое происходит? Вопросы — проблемы — вопросы. И так всю мою жизнь, которую я помню. Когда же начнётся полоса ответов и везения? Где-то я слышала, что жизнь делится на тёмные и светлые полосы. И что рано или поздно ты проходишь одну полосу и попадаешь на другую, это если ты идешь перпендикулярно полосам. Но кто даст гарантию, что ты не идешь по параллели?

Я не закончила своих размышлений, так как из-за деревьев выбежала запыхавшаяся Надя, с глазами как два блюдца.

— Ты… не поверишь… — хрипло пробормотала она. — Но кажется, мы где-то не на Земле!

— Да ну? — фальшиво удивляюсь я. — А где же?

— Наверное, нас похитили инопланетяне, — девушка оперлась на одно из деревьев. — Я сначала думала, что мне мерещится, но там такое! У меня даже похмелье, кажется, прошло!

Тяжелый случай. Не лечится. Инопланетяне. А почему не виртуальная реальность? Ну, или всемирный заговор?

Тем временем толчки усиливались, и я отчетливо слышала хруст ломающихся деревьев. Как будто кто-то очень большой ломился к нам сквозь лес. Учитывая явственные колебания земли, могу предположить, что этот кто-то (или что-то) не только большой, но и весьма тяжёлый. А ещё предположительно злой.

— Ну, чего разлеглась, — гаркнула тут на меня Землянка. — Бежать надо, если жизнь дорога!

И она рванула с места. Я полежала ещё пару секунд. Всё тело сильно болело, а левая рука так вообще жутко чесалась. А то, что я была одета в платье, так вообще никакого оптимизма не вызывало. Нет, в таком состоянии не устраивают гонки с препятствиями на выживание!

Разумеется, я поднялась и рванула за Надеждой.

А это значит уже не проявление трусости?

Нет, это проявление благоразумия и здравого смысла. Его у меня, слава Светлому, хватает.

Я плюнула на препирательство с собой и ускорила бег, догоняя Надежду (надо же, как звучит "догоняя Надежду"), так ловко проскальзывающую меж деревьями. Ей легче бежать, она босиком, а я на каблуках и в платье!

Шум раздавался всё сильнее, рано или поздно это существо догонит нас, если мы чего-нибудь такого не придумаем.

Между деревьями показался просвет. Может, путь к спасению? Обычно свет символизирует выход. Тут впереди бегущая Землянка вдруг обо что-то споткнулась и упала.

А как же без этого. Если ты убегаешь от кого-то страшного и злого, не желающего тебе ничего хорошего, то обязательно споткнёшься в пяти метрах от точки спасения. Таковы законы вероятности. И их изменить вряд ли кому под силу.

Две секунды колебания — и я подбегаю к девчонке, помогаю ей подняться. И вот мы уже вместе бежим к просвету. Я чуть впереди, она немного позади, крепко уцепившись за мою руку. Не вижу в этом смысла, но если ей так легче бежать, то пожалуйста. Лишь бы не так уж сильно вонзала свои когти в мою бедную кожу.

Не знаю, как долго мы бежали, но Надя уже запыхалась и еле перебирала ногами. Если б не держалась за меня, грохнулась бы уже где-нибудь. Я, конечно, не знаю, что она там такое увидела, что навело её на мысль об инопланетянах, но девчонка держалась хорошо. Истерики не наблюдалось. Хотя, скорее всего это из-за того, что она ещё не до конца осмыслила, в какую историю попала.

Мы, наконец, выбрались из леса. Ой, лучше б мы этого не делали. Я, конечно, видела разные миры, но чтобы после густого лиственного леса — да прямо в пустыню!.. Это меня слегка озадачило. Не знаю, что ощутила по данному поводу Надя, но, похоже, она просто не обратила на это внимание.

Пустыня выглядела как все пустыни. Много горячего песка, яркое палящее солнце. Тёмный, по-моему, даже жарче стало, а воздух как-то суше. Надо будет обязательно выяснить причин такого явления. Если выживу, конечно. Но я должна выжить! У меня столько незаконченных дел, что я их даже все и не вспомню (по причине амнезии). Ещё в этой пустыне находились скалы. Отсюда смотреть, так маленькие такие скалы, словно разбросанные в разных местах чьей-то могучей дланью.

— Смотри, — радостно прохрипела Надя, указывая на одну из скал. Я посмотрела туда, куда она указывала, и сразу поняла причину её радости. Там виднелись люди! Нет, конечно, может, и не люди, а какие-нибудь существа, но суть не меняется. Можно считать, что мы спасены, если доберёмся дотуда. А ведь ещё нужно взобраться на них.

Бежать оставалось около трехсот метров, как меня оглушил ужасный грохот. И тут же страшная сила подбросила меня вверх, отрывая от Нади. Секунды свободного падения — и сильнейший удар спиной о плотно слежавшийся песок.

В ушах раздавались взрывы, а глаза застилала полнейшая темнота, с периодическими всполохами света. Я сперва решила, что ослепла, но ситуация показалась мне очень знакомой, и я решила последовать одному из советов Криста — открыла глаза. Помогло. Я попыталась осмотреться, но стоило мне поднять голову, как все поплыло перед глазами. Я закрыла их, выждала несколько минут и снова открыла. Да, так было значительно лучше. Теперь, повернув голову, я видела почти всё в четком, не размытом состоянии. А посмотреть было на что.

Пустыня была усеяна маленькими воронками, из некоторых до сих пор шёл дым. Где-то в метрах сорока от меня находилось то самое существо, что, как я предполагаю, гналось за нами. Существо было большим, да и было оно не совсем существом, а скорее роботом, так как состояло в основном из металла, проводов и трубок. В руках у него было лазерное оружие, которым робот периодически обстреливал нападавших на него людей.

Их было четверо. Все в эластичных, одинаковых сине-зелёных костюмах, обвешенных кучей разнообразного оружия. Лица описать затрудняюсь, так как у людей (ну я надеюсь, что именно ими они и являлись) на головах находились шлемы.

Скорее всего, я была немного контужена, так как мне был безразличен исход битвы. С какой-то отстраненностью я за всем этим просто наблюдала. Мне было практически все равно, что станет со мной, если эти ребята проиграют.

Но вот последний выстрел, и железный робот завалился на спину, под дружный возглас бойцов. Один из них что-то показал жестами, и ко мне направился один из ребят.

И вот он уже стоит рядом со мной, разглядывая меня с нескрываемым любопытством. Да я тоже особо не стеснялась. Особенно хорошо удалось его разглядеть, когда он снял шлем. Примерно моего роста, ну или чуточку выше. Из-под костюма прекрасно проглядывались рельефы мышц, а его пепельные волосы обрамляла изящная диадемка. На вид я бы дала ему лет тридцать пять… если б он был человеком. То, что он не совсем человек, выдавали его красные глаза. Хотя может, я и ошибаюсь, кто знает, вдруг это цветные линзы?

— Ты это в порядке? Ничего не сломала? — обратился он ко мне. — А, дьявол, ты ж из этих, — потом он помахал передо мной рукой, но, не дождавшись реакции, заговорил опять. — Ну, как тебе объяснить, чтобы ты поняла? Цела? Идти можешь?

Он внимательно заглянул мне в глаза, надеясь что-то увидеть. И тут же отвел взгляд. Я ещё не говорила, какой эффект создают, какое впечатление производят почему-то мои глаза на окружающих?

— Дьявол, — сплюнул он. — Неужели свихнуться успела? Ребята, — крикнул он своим друзьям. — Похоже, эта… того, — он похлопал указательным пальцем по виску, — Чё делать-то с ней?

— Жива, и ладно, — крикнул в ответ другой. — Тащи сюда. На базе разберутся.

Пепельноволосый хмуро опустил голову, стал помогать мне подниматься. Жуткой болью отозвалась на его помощь каждая клеточка моего измученного организма. Но я плюнула на эту боль. Так что почти обошлась без помощи, не так сильно я и пострадала физически. Морально же находилась в предсмертном состоянии уже давно. А ещё я даже не стала объяснять парню, что я его прекрасно понимаю, при помощи ЭМИТУП. Не из вредности и не из-за какой-нибудь конспирации, а просто было лень вести сейчас какие-то беседы. Ведь сразу на меня посыплется куча вопросов, на которые у меня пока нет ответов.

— Да-а-а, — медленно протянул он, помогая мне идти. Ногу я все-таки слегка повредила. — Все-таки тринадцатая за этот месяц. Есть в этом какая-то символичность…

Мы направлялись к одной из скал, у которой уже стояли оставшиеся трое человек. Один из них держал на руках мою знакомую. Другой что-то ковырял в скале и стоял ко мне спиной. А третий за всем этим наблюдал. И все они выглядели… больно счастливыми.

А вот Надежда была какая-то бледная. Надеюсь, с ней всё в порядке. Несправедливо было бы пережить такое и умереть в финале. Да нет, дышит. Правда, халатик где-то потеряла, одной сережки не хватает, футболка немного порвана, но в руке все те же тапки.

— А твоя ничего, шевелится, — фыркнул тот, что держал Надежду. — Везет тебе сегодня, Змей.

— Заткнись, Клейм, — ответил пепельноволосый. — Ну, что, открывают нам проход или нет? — обратился он к другому мужчине, что был пониже. Он, как и остальные, остался в шлеме.

— Нриэс как раз этим занимается, — ответил он.

— Готово, — ответил четвертый участник, отворачиваясь от скалы, в которой что-то искал. Пардон, искала. Это оказалась женщина. — Проход открыт.

Она отступила от скалы. Не могу точно сказать, что произошло дальше, но вместо камней вдруг появился проход. И мы пошли внутрь.

Первым шёл, как мне кажется, главный в этой группе, вторым Клейм с Надей на руках. За ними шли я со Змеем, и сзади нас прикрывала женщина.

Проход был в самый раз, чтобы в нем могли разместиться двое человек, так что мы все замечательно сквозь него проходили. Освещения не было вообще, но я замечательно видела все кочки на земле, и мне удалось ни разу не запнуться. Другим участникам повезло чуточку меньше. Главный шёл уверенно, как будто ходил здесь не одну тысячу раз, и отсутствие света его совсем не смущало. А вот тот, кто нёс мою знакомую, постоянно запинался и один раз чуть даже не рухнул. Мой же провожатый держал меня всё крепче, так как от последнего падения его удержала я. Как шла девушка позади нас, я не знаю, но догадываюсь, что не просто, судя по её частым чертыханьям.

— А ещё громче вы идти не можете? — наконец, не выдержал главный. — А то может, и сигнала подавать не придется, исследовательская группа нас и так услышит!

— Мы вообще-то в темноте видеть не умеем, Капитан, — буркнул Клейм.

— Ага, — согласилась Нриэс, в очередной раз чертыхнувшись. — Могли бы и свет уже давно поставить!

— Зачем? — удивился Капитан. — Исследователи сюда не выходят, а нас посылают не для комфорта. Да и вы сами напросились на вылазку, любители игр хреновы. Терпите уж теперь.

— Вам хорошо, вы часто здесь бываете, — снова засопел впереди идущий Клейм.

— Не зли меня, малыш, — тихо зашептал главный. — Лучше постыдись перед иномиркой. Она в отличие от вас, раздолбаев, идет тихо и спокойно, это после того, что довелось ей пережить.

— А почем нам знать, кем она была? Может, спецназовцем каким-нибудь, — прошипел Змей.

— Тебе повезло, что я здесь официально учителем не являюсь, а то бы уже отчислил тебя из академии, курсант, — ответил Капитан. — Но на экзамене я тебе это припомню. Всем вам.

Я почти кожей ощутила, как они все напряглись, а Клейм шумно сглотнул.

Впереди показалась дверь, и почти за два шага капитан остановился, вытянув руку вперед, ища на ощупь. Клейм этого не заметил, как-то ухитрившись, он прошёл мимо Капитана и, ойкнув, чуть не вписался в дверь. Я же, предчувствуя столкновение, остановила Змея, и тут же нам в спины врезался последний член команды.

— Какого вы тут…

Продолжить она не успела, так как дверь открылась, и пещеру залил яркий белый свет. Человек десять в белых халатах подбежали к нам. Вокруг началась суматоха. Люди в халатах что-то кричали, но я перестала разбирать слова. Надю уже куда-то уволокли, а меня стали укладывать на стол.

Моя апатия стала усиливаться, и я перестала фиксировать всё происходящее. Проще говоря, отрубилась.

Глава 7

Миа 3

В огромной ярко-белой комнате, оборудованной разной техникой, сидело десять людей в зелёных халатах. Каждый из них работал на чём-то, отдалённо напоминающем компьютер с кучей проводков. На одном экране можно было заметить строение клетки, другой же показывал ландшафт, на третьем не было ничего кроме цифр. Сразу видно, что каждый из присутствующих занимался своим делом, в котором кроме него вряд ли кто-нибудь мог разобраться. Лишь один человек неспешно вышагивал вдоль стен, у которых стояли слегка наклонённые стеклянные колбы размерами чуть выше человеческого роста. От других этот человек отличался только тем, что на его одежде присутствовали синие полосы, и он никакого интереса не проявлял к компьютерам. К нему постоянно подбегал кто-то из "зелёных халатов," показывал маленький экранчик примерно с ладонь. Тот останавливался, беспристрастно на пару секунд задерживал на экране взгляд, молча кивал, и продолжал свое шествие. Доходя до конца стены, он разворачивался и всё с тем же отрешённым видом шёл обратно. По его виду было невозможно определить, то ли ему действительно на всех глубоко наплевать, то ли он решает какие-то серьёзные проблемы как минимум вселенского масштаба.

Точное время не возьмусь уточнять, но, как показалось мне, после моего пробуждения прошло часа два. Почему-то этот факт не вызвал бурной радости у присутствующих. Этот скучающий субъект в отвратительном зелёно-синем халате обращал на меня не больше внимания, чем на остальные стеклянные колбы, почти все из которых были пусты. Да вы, верно, догадались, я тоже находилась в одном из этих жутко неудобных стеклянных "гробов". Так как они были немного наклонены, я ощущала себя в каком-то полустоячем — полулежачем состоянии. Моей соседкой по колбе оказалась Надежда, как и я, одетая в белую футболку и такого же цвета белые штаны. Надо будет к этому комплекту выпросить для солидности белые тапочки. В этом одеянии я и так, наверное, походила на труп, с моей-то белой кожей, хотя в чёрной одежде я смотрелась бы еще забавнее. В вампиры, что ли податься?

В отличие от меня моя соседка всё еще спала непробудным сном, а румянец на щеках явно свидетельствовал, о том, что моя новая знакомая пошла на поправку. А то в последний раз, когда я её видела, на неё было страшно смотреть. Физически она здорова, оставалось надеяться, что и психически не пострадала.

Пока я разглядывала Надю, в лаборатории появились новые действующие лица. Женщина и мужчина, в котором я опознала Капитана. Теперь он был в военной форме сине-зелёных цветов (помешаны они на синем и зелёном что ли?). Он так раздражённо на всех смотрел, как будто прикидывал: хватит ли патронов в пистолете, висящем в кобуре на его поясе, чтобы перестрелять здесь всех, а если не хватит, то чем их можно добить… Его сопровождающая, наоборот, осматривала всё с живейшим интересом.

Все трое подошли к колбе Надежды. Первым заговорил Капитан:

— В чем проблема доктор Вайгрус? Зачем вы нас хм… пригласили?

Женщина ответила Капитану укоризненным взглядом, но промолчала, продолжая изучать Землянку.

— Как всегда, сразу к делу, — печально констатировал доктор. — Ну, хорошо. Хочу вас поздравить с тем, что в эту не совсем санкционированную вылазку вам удалось доставить вполне заслуживающий траты времени экземпляр.

Экземпляр? В единственном числе? А я? Я, между прочим, тоже очень редкое и интересное существо, вполне заслуживающее "траты времени"!

— Так она, — женщина удивленно кивнула в сторону Нади, — вполне полноценна?

— Если вы, госпожа Эйшен Розлвэй, — равнодушно произнес доктор Вайгрус, убрав руки за спину, — имеете в виду её физическое, психическое и биологическое состояние, то да. Никаких мутаций не наблюдается, также, при легком сканировании мозга, не обнаружено психических отклонений от нормы. Это в высшей степени любопытно. Это очень интересное строение…

— Доктор, — перебил его Капитан, — вы отошли от темы. Как я понял, Розлвэй нужна вам в качестве переводчика, а чем же я удостоился такого приглашения? Рапорт о сегодняшнем происшествии я уже написал и занес в базу данных, так что вам не составит труда с ним ознакомиться.

Любопытно! Эти двое, кажется, друг друга слегка недолюбливают. Иначе этот вежливо-подчеркнутый тон истолковать просто невозможно.

— Уже ознакомился, — невозмутимо ответил доктор. — Господин Ойрон, мне бы очень не хотелось повредить психику девушки, вы для нее являетесь более-менее знакомым лицом. Будьте добры поприсутствовать во время хм… разговора с данной особой. Госпожа Розлвэй, начинайте, — разрешил он, нажимая на синюю кнопку, вмонтированную в "хрустальный гроб", пространство которого тут же заполнилось серебряным сиянием.

Когда свечение потухло, Надя, сонно хлопая ресницами, заозиралась по сторонам.

Некоторое время спустя я узнала, что Воронина Надежда Сергеевна является студенткой второго курса какого-то там университета. С сегодняшнего дня начиналась летняя сессия, по поводу которой она со своими друзьями в общаге и устроили грандиозную вечеринку. Последние четкие воспоминания о ней обрывались у Нади на том, как они всем общежитием в двенадцать часов ночи, высовывая зачётки в окно, орали "халява, ловись". Очень кстати, интересный способ сдавать экзамены.

Многие слова из рассказа девушки Эйшен Розлвэй понять не могла, Надежда пыталась объяснить их по-другому, но тем самым вызывала еще большее количество недоумённых вопросов. В основном Надя либо, жутко смущаясь, пыталась ответить на них жестами, либо категорично заявляла, что "данное выражение есть непереводимый набор слов". Я же, наблюдая за таковыми объяснениями, очень и очень старалась не помереть со смеху, тем самым вызвав сочувственные взгляды Капитана. Похоже, для себя он уже определенно решил, что мне место не в лаборатории, а где-нибудь в уютной комнатке, с дизайнерским интерьером типа модных мягких стеночек, кроватки с оригинальным дополнением в виде ремней и прочной ажурной решётки на окнах. А что — виновата я, что ЭМИТУП не имеет погрешностей в переводе? Тем более теперь, в присутствии нескольких представителей разных языков, я приятно удивилась, поняв, что могу определять, кто на каком языке говорит, да и понимать его. Землянский язык отличался от имперского какими-то едва уловимыми нотками, без которых не язык будет, а какая-то мякина. Видимо, как меня Крист и предупреждал, ЭМИТУП постепенно под меня подстраивался, тем самым упрощая мою жизнь, вот ведь молодец!

Ещё я выловила полезную информацию о своем месте пребывания. На данный момент я находилась в одной из лабораторий исследовательской группы Аномальных Точек Межпланетной Имперской Академии. Кстати, вся планета принадлежала Академии и сокращенно называлась МИА-3. Почему-то и я, и Землянка выпали как раз из этих самых Аномальных Точек, которые изредка выбрасывали на территорию МИА иномирные предметы и ещё реже — самих иномирцев. Последний месяц у них вообще выдался урожайным. А появление Надежды стало чуть ли не сенсацией: за последние пять лет она оказалась первой, кто добрался до Академии в "собранном" виде и добром здравии. Так как, в основном, те, кого находила исследовательская группа, либо уже успевали скончаться от нескольких инфарктов, либо находились в невменяемом состоянии. Неужели они испугались этого "милого" робота с жаждой крови и манией убийства? Я бы на их месте пугалась того, кто этого самого монстра сконструировал…

Странным было то, что Надя очень спокойно на всё отреагировала. Единственное, что ее расстроило, так это то, что она зря писала шпаргалки, и все её труды пропали зря! А также, что в это время у неё на родине начиналось лето, а в Академии лето уже подошло к концу.

Самое забавное началось, когда землянку стали расспрашивать о том, почему, несмотря на моё (наконец-то вспомнили), с первого взгляда заметное психическое расстройство, Надя выбежала из Зоны-7 в моем сопровождении. Вот что она заявила:

— Нет, я, конечно, согласна, что человека, который будит спящего холодной водой после проведённой тем бурной пьяной ночи, нормальным членом общества не назовёшь, но зачем же сразу "психическое расстройство"? — Почему-то обиделась за меня Землянка и продолжала: — Она просто слегка была на нервах. Я с ней не так долго общалась, но для её профессии она вполне нормальный человек.

Моей профессии? Да что она-то об этом может знать?

— Да? — Удивилась Эйшен. — Выходит, она тоже с Земли? И что же она вам о себе успела сообщить?

Студентка задумалась на пару секунд.

— Она ну… как бы это сказать, — замялась девушка. — Я не совсем уверена… но кажется… хотя… Она вроде что-то о себе говорила, но я не запомнила.

— Но вы же упоминали о её профессии, — не сдавалась госпожа Розлвэй.

— А-а-а, — понимающе протянула девушка, — профессия. Ну да, это. Помню, конечно. Она наемная убийца!

Если б я не находилась в колбе, я б грохнулась куда-нибудь на пол. Это ж какая у неё оригинальная избирательная память! Три раза мы с ней вели почти осмысленные беседы, а из всего этого она запомнила только мою дурацкую шутку. Если б Крист был рядом, он бы долго смеялся и еще дольше припоминал бы мне мои ошибки.

Когда госпожа Розлвэй перевела её слова, Капитан с доктором как по команде уставились на меня. Вайгрус как-то не хорошо прищурился, а вот господин Ойрон начал внимательно ко мне присматриваться. Я же замерла, как неживая, даже моргать перестала.

Ойрон пробормотал что-то типа: "Все-таки придется поставить Змею хорошую оценку. Молодец, догадался же как-то, что у неё есть спецподготовка. А я и не заметил".

— Вы уверены? — Снова обратилась к Надежде госпожа Розлвэй.

— Извините, — робко постучала я по стеклу. — Но я вроде как тоже тут. И сама вполне в состоянии ответить на все ваши вопросы.

Не совсем уверена, но, кажется, я заговорила с ним по-землянски. Капитан озадаченно взглянул на доктора, тот сверился с экраном и заявил, что при сканировании мозга выявились какие-то белые и тёмные пятна, наличие которых, скорее всего, свидетельствует о том, что я, мягко говоря (грубо выражаясь) — самый натуральный псих. А наличие каких-то изменений в клетках еще и доказывает, что я — мутант!

Сомневаюсь, что столько "лестных" слов я слышала от Криста, так что доктор Вайгрус смело возглавил мой список жертвоприношений Тёмному. Эйшен Розлвэй невозмутимо продолжала свой допрос.

— Как вас зовут? — Спросила она.

— Я в состоянии ответить на все ваше вопросы, — повторила я. — Кроме данного. По одной банальной причине — не так давно меня сразил жесточайший приступ амнезии.

— А как же вас называть?

— Вестницей, — подумав, ответила я. Хотя, покопавшись в своей скудной памяти, не смогла вспомнить, чтобы кто-нибудь меня так называл. Крист ко мне так не обращался, а кроме него и некому было!..

— Ве-е-е-есна! — Громко орал кто-то (с ударением на первом слоге) из коридора. — Ве-е-е-есна!!! — Шум приближающихся шагов, дверь в комнату плавно отдвигается, и я вижу… запыхавшуюся Надежду. — А, вот ты где!

— Меня зовут Вестница! — Угрюмо отвечаю ей я, вставая с постели. — Не Вес, не Веста и уж тем более не Весна. Ты б меня еще Осенью назвала.

Девушка просто эксклюзивно скорчила свою извиняющуюся физиономию, доведённую до автоматизма. Заметив, что на меня это не действует, она просто пожала плечами и присела рядом.

— Я ж ради тебя стараюсь, — наигранно обиделась она. — Тем более это даже не имя. А вот Весна — красиво и оригинально. Кстати о птичках, как тебе наши хоромы?

Причем тут птички и что общего они имеют между моим именем и нашим местом обитания, я не поняла, однако переспрашивать не рискнула. То, чему Надя так опрометчиво польстила, назвав хоромами, я бы назвала несколько иначе. Разве можно назвать хоромами то место, где у тебя начинает развиваться клаустрофобия? Вот и я бы не рискнула. Помещение, где теперь мы с Надеждой жили, состояло из двух параллельно стоящих кроватей и тумбочки между ними — прямо напротив двери. Ещё — висящая сверху полочка, стенной шкаф да одинокое креслице в углу. И вся эта мебель в отвратительно слепящих белых тонах. Возможно, по комплекту остальные предметы и предусматривались, но впихнуть их было просто некуда.

— Очень даже ничего, — ответила я. — Особенно если рассматривать это место относительно стеклянной колбы…

— А с виду и не скажешь, что ты оптимист, — философски заметила она, подвернув под себя одну ногу. Надя наклонила голову так, что её распущенные волосы не давали заглянуть ей в лицо. Я и она до сих пор были в тех самых белых костюмчиках, так что почти сливались с обстановкой, но Землянке одежда шла больше чем мне.

… Нависло тяжёлое молчание.

— Мент родился, — вдруг улыбнулась Надежда, поднимая голову.

Я не поняла:

— Кто родился?

— Проехали, — беззаботно махнула она рукой. — Я вот зачем тебя искала. У нас завтра подъём в шесть утра, потом завтрак, после обеда общая перекличка, а дальше… дальше я не помню. Лекционных занятий и тренировок не будет, пока не приедет большая часть курсантов.

… Вчера, посовещавшись, доктор решил не сообщать в Империю о нашем с Надеждой появлении, боясь, может быть, что его объекты исследования имперские учёные просто отберут, а сюда направят комиссию. В прошлый раз, когда здесь выловили вполне полноценного (пригодного для опытов) иномирца, на МИА-3 слетелось столько учёных и служб безопасности, что обучение курсантов пришлось прервать. Так что было решено скрыть наше появление до поры до времени и выдать нас за курсантов, пришедших в Академию.

Каждый из троих заговорщиков видел в этом свою выгоду.

Доктор Вайгрус мог нас спокойно исследовать, в будущем надеясь написать на материалах о нас диссертацию.

Эйшен Розлвэй — преподаватель инопланетных диалектов, надеялась умножить свой запас землянских слов, узнать получше быт и культуру Земли.

Капитан — заместитель директора Академии, а по совместительству один из учителей боевых искусств, похоже, просто не желал привлекать к МИА-3 внимания спецслужб.

Наше же с Надеждой мнение никого не интересовало.

Проблема с языком была почти решена. Нам выдали даймеры — зелёные браслеты. В обычной, так сказать, жизни они служили чем-то вроде документа для идентификации личности, пропуска в свою комнату, или картой местности, чтоб не потеряться; имели и ещё ряд функций. Наши даймеры отличались лишь тем, что кроме стандартных функций в нем находился "ускоренный курс изучения имперского языка". Его следовало включать на ночь, дабы во сне он внедрялся в мозг и туда закидывал нужную информацию.

Я поинтересовалась, зачем же нужны специалисты вроде Эйшен, если существует такая замечательная программа? На что мне ответили, что: во-первых, программа не идеальна, так как включает в себя лишь правила лексики, грамматики и краткий общеупотребляемый запас слов. Тем более она годится лишь для изучения имперского языка. Для изучения иных языков требуются другие программы. Впрочем, меня всё это не шибко интересовало. Я не стала разочаровывать имперцев в своей принадлежности к другой расе, нежели землянской, а даймер на ночь отключала. Мало ли, вдруг он будет плохо взаимодействовать с ЭМИТУП?

Затем в течение двух недель нам советовали поменьше разговаривать, пока даймер окончательно не загрузит нас всей программой.

— Весна, — позвала меня Надя, расстилая свою кровать.

— Вестница, — поправила я, ища в шкафу ночную пижаму. Нам выдали все необходимые вещи и, после тщательного обследования, вернули старые.

— Да без разницы. А что это у тебя на левой руке? Аллергия что ли?

Я посмотрел в указанном направлении. И вправду, какие-то красные пятна на запястье. Не долго думая, я сняла даймер с правой руки и застегнула его на левой. Вот так, вдруг доктор прикопается, а еще одного укола я не переживу.

Чтоб нас впихнуть в доблестные ряды курсантов, нам прививок поставили штук десять. Я восприняла эту пытку с честью, закрыв глаза и сжав зубы, стараясь думая о хорошем. Надежда оказалась не такой стойкой: её крики во время прививок разносились по всей Академии!..

— А, Тёмный его знает, — пожала я плечами, натягивая светло-зелёную пижаму. — Обожглась или отлежала. Кстати, ты заметила, что у них тут всё синих, зелёных и белых тонов, только разных оттенков?

— Угу. Это у них вроде цвета имперского герба. Зелёная ящерица в синем космосе. Как-то так.

Я рухнула в постель, чётко на имперском сказала "команда: выключить свет", и зарылась в одеяло. Завтра нас ждал трудный день. Во время летних каникул в Академии находились лишь исследовательская группа и несколько преподавателей. Нриэс, Клейм и Змей из курсантов приехали раньше всех. В тот памятный день, осчастлививший Академию нашим появлением, ученики до такой степени достали Капитана, что он согласился взять их на еженедельную вылазку в Запретную Зону.

— Надь, — непонятно, с чего, позвала я её.

— А? — Сонно пробормотала она.

— Да не волнуйся. Если с Земли можно попасть сюда, значит, есть и обратный способ. Ведь так?

— Именно. Просто исследовательская группа об этом способе ничего не знает!

— Да, и такое случается.

— Спокойной ночи, Вестница.

… А ведь мне никто никогда не желал "спокойной ночи", мне вообще никакой ночи не желали.

Неизвестно откуда, в памяти вспыли слова:

"Приятных сновидений, да сохранит их в тайне Светлый".

Сон снился странный, точнее он был на порядок страннее предыдущего. Пещера. Лучи солнца, с трудом проникающие внутрь весело играли бликами, освещая сталагмиты и сталактиты. По пещере, отталкиваясь от стен, струилась грустная мелодия флейты, никак не вязавшаяся с игривым подземным ручейком, извивавшимся между камнями. Всё же это придавало открывшейся картине некую сказочность.

Разносившийся эхом мотив принадлежал одинокому человеку сидящему на одном из камней. Мелодия была сколь красивой, столь и печальной. В ней слышались такие грустные нотки обреченности и скорби о чём-то или о ком-то, что слушать было так же невыносимо и болезненно, как и перестать их слышать. Вроде замкнутого круга: слушать невозможно, но и перестать нереально, всё равно, как перестать дышать. Удивительные звуки словно подхватывали душу, бережно держа её в ладонях, открывали простор для полёта, возвышали к небесам — и тут же с размаху вдавливали её в грешную землю. Потом вновь нежно поднимали, сдували пылинки и снова отпускали в полёт…

Всецело отдаваясь звучанию, флейтист не замечал окружающего его великолепия, быть может, потому, что сам являлся частью этой завораживающей картины. Если б в пещеру залетали птицы, они бы пристыжённо молчали, не в силах составить такой мелодии конкуренцию. Прервать музыканта было бы ужасным кощунством, но музыка вдруг стихла.

Резкая, давящая, оглушительная тишина мигом преобразила пещеру из сказочной в зловещую. Казалось, замолк даже ручей. Музыкант осторожно отложил флейту в сторону. Чёрные локоны взметнулись. Он недоверчиво склонил голов к правому плечу и удивленно спросил, срываясь голосом на хрипотцу:

— Хозяйка?

Всё заволокло туманом. Картинки быстро менялись, не оставляя давая одного даже шанса что-то разглядеть или ответить.

Кайраг исчез.

Спрятались куда-то лучи солнца.

И пропала сама пещера.

В моей бедной голове лишь безнадежно, как певчая птица в клетке, билась мысль, что даже и демон у меня какой-то неправильный.

Но сон бережно и аккуратно вызволял меня из забытья. Тонкие грани, соединяющие меня с ним, разорвались, разносясь и отзываясь пронзительным звоном по всему телу. Хрупкая пелена сна растворялась, как белоснежная дымка в осеннем небе. Дымок этот и унёс зыбкие остатки сна. Так порыв ветра срывает золотистые листья и, захватывая их в круговорот, уносит в Неизвестность. Вся прекрасная и грустная невероятность сна исчезла, как исчезают капельки дождя, растекаясь по мостовым и убегая в Бесконечность. Осень… Я люблю осень. Люблю так же сильно, как и ненавижу…

Я резко вскочила с кровати, пытаясь определить, что же мне приснилось: кошмар или всё же обыкновенный сон? Может, раньше я и жалела, что мне не снятся сны, но теперь я исключительно против них. Переносить такой стресс каждое утро я бы не смогла. Мои и без того хрупкие нервы такое больше выдержать не способны. Я украдкой смахнула побежавшую по щеке капельку пота и оглянулась на свою мирно посапывающую знакомую.

А она ведь не сдала меня.

Хоть я почти и не рассказывала о своей жизни Эйшен, ссылаясь на амнезию, Надежда должна была понять, что я не та, за кого себя выдаю. И поняла. Но промолчала. Может, ждёт, что когда я буду готова, сама ей обо всем расскажу? Она думает, что я ей когда-нибудь настолько начну доверять, что поведаю правду? Сомневаюсь, что решусь на такой подвиг. Сомневаюсь, что надолго задержусь в её жизни или вообще в чьей-то жизни.

Только Кристу я верила. Несмотря ни на что, я ему всё-таки верила, даже когда считала, что он мне откровенно врёт. (Вот она, специфика пресловутой женской логики).

Я посмотрела на даймер. Четыре часа утра. Я проспала всего-то три с половиной часа. Темный! Что же мне делать ещё два? Я тихо поднялась и направилась к стенному шкафу. Делать-то все равно больше нечего, а так хоть выданную одежду примерю.

Глава 8

Новые знакомые

Утро было одним из самых тяжелых испытаний для моей психики. Его пик настал в тот момент, когда Надя в очередной раз разразилась руганью и попыталась лягнуть меня ногой. Не знаю, кто будил её в институте, но я жутко посочувствовала этому человеку.

— Надя, — твердо повторила я, — уже полшестого утра. Пора вставать. Подъём!

— Утро? — зевнула она, плотнее закутываясь в одеяло. — К твоему сведению, утро начинается не с полшестого, а как минимум часов с одиннадцати.

Это было произнесено таким обвинительным тоном, словно эти правила придумала я. По мне, так утро начинается с того момента, когда ты проснулся, ну или когда какой-нибудь доброй душе (вроде меня) придет в голову (несомненно, из лучших побуждений, а не из-за того, что уже час маешься, не зная чем себя занять) тебя разбудить. Но Надя — увы! — почему-то не оценила моих благих намерений. На самом деле, я и сама не горела желанием её будить. Я и раньше-то практически обходилась без общения, и теперь испытываю некий дискомфорт, находясь в обществе собеседника, любого. Мне и вправду тяжело быть рядом с Надей или с кем-нибудь другим. Предстоящие дни в Академии мне вообще видятся жуткой пыткой. А ведь существуют люди, которые без шумной компании и дня прожить не могут!…

Но я всё больше склонялась к мысли, что сейчас мне нельзя оставаться наедине с собой. Окончательно я в этом утвердилась, когда рука неосознанно потянулась к октаэдру, а губы замерли в желании произнести имя того, кто мне уже не ответит. Вот тогда я решила, что хуже быть уже не может, и решительно направилась к постели моей Землянки.

— Если ты сейчас не встанешь, — четко проговаривая каждое слово, заявила я, — то я подниму тебя силой.

— Не поднимешь, — совсем зарылась в одеяле она. — Я тяжёлая.

— Не подниму, — покорно согласилась я. — Нечего мне на себе тяжести таскать. Натаскалась уже. Но есть и другие, менее гуманные методы.

Надя приподняла краешек одеяла, так что я смогла разглядеть её полусонный глаз и кончик носа. Похоже, она вспомнила, каким образом я приводила её в чувство в прошлый раз.

— Встаю, встаю, — сдалась она, окончательно поверив в мои намеренья.

Я же, дабы ускорить сей процесс, резко сдернула с неё одеяло. Надя, не спешившая исполнять свое обещание, ещё пару секунд пролежала в позе зародыша, но потом сдалась и все-таки встала. Яростная попытка убить меня взглядом не удалась и девушка, покорившись судьбе, с похоронным видом вышла и, направляясь в сторону ванной комнаты.

Я отворила дверцу шкафа и внимательно рассмотрела своё отражение в зеркале. Теперь я в другом мире… по сравнению с прошлым, его можно назвать миром Будущего. Здесь относительно всё спокойно. Техника неплохо развита. Думаю, моим мозгам не составит труда всё это освоить. С языковым барьером проблем не будет. Я смогу жить тут почти нормально. Окончу Академию, поступлю кем-нибудь на работу, переводчицей, например. Наличия каких-либо талантов у себя я ещё не обнаружила, ну так это только пока. А ведь у меня есть еще ЭМИТУП — кладезь неизведанных возможностей! В крайности, документы подделать…

Похоже, я смогу здесь прожить неплохую жизнь. Звучит здорово. Только вот я отношусь не к оптимистам, а к реалистам. И уж если смотреть реалистично, то моё спокойное пребывание в Академии временно, пока доктор и Капитан не решат, что я могу быть опасна, что меня лучше всего сдать имперским службам. А дальше? Меня продержат в какой-нибудь камере, используя в качестве подушечки для иголок — естественно, уверяя, что я вношу неоценимый вклад в науку.

Хм… Что-то мне этот вариант не нравится. Нет, я конечно, согласна послужить на благо родины, но только СВОЕЙ родины. А я точно уверена, что этот мир — не мой! Но просто прожить-то я смогу и здесь. Ведь если очень постараться, можно решить все проблемы… ну или, в крайнем случае, изменить свой взгляд на них. И ну её, мою память, в чистилище к Тёмному. Мне это надо?

Искать способ попасть обратно в Альялу? Надежда ошиблась, решив, что если исследовательская группа не обнаружила порталов, — значит, их не существует. Замкнутых миров ведь не бывает по определению, даже параллельных, как, например: Чистилище и Поднебесье, ну или их аналоги. Суть заключается в том, что и отсюда можно выбраться в Альялу или на Землю…

Основная проблема сводится к тому, что этот телепорт не обязательно должен находиться на МИА-3. Он может вообще оказаться в самом удалённом уголке вселенной. И даже если мне катастрофически повезёт его откопать и даже попасть именно в Альялу, а не Тёмный знает куда, ведь потом ещё придется истратить кучу времени на поиски этого Пожирателя Душ. И ещё не факт, что я его найду. Вряд ли он дожидается меня в Альяле, пока я ищу способ пробраться к нему самому.

Мой взгляд снова остановился на моем собственном отражении в зеркале. А ведь я немного изменилась. В смысле волосы у меня на пару сантиметров отросли. Раньше-то "ёжик" на голове был, а теперь прическа слегка поприличней стала. И то радует. Это даже немного забавно, в Нигде у меня волосы даже и не думали расти! А тут всего за несколько дней — и такой результат! И ещё одна приятная новость: все выданные мне вещи оказались как раз впору. Прямо тютелька в тютельку. Единственное, что меня огорчало, так это однообразность цветовой гаммы: зелёное и белое. Вот, например, в столовую следовало надевать зелёные штаны спортивного типа, футболку и белые кроссовки с зелёными полосками. Им хоть кто-нибудь хоть однажды говорил, что белый — самый непрактичный цвет?

Когда в дверь зашла хмурая Надя, она как раз и застала меня за тем, как я с долей иронии рассматривала себя в зеркале, прикреплённом к дверце стенного шкафа. Ну а что тут ещё скажешь? Белый цвет чуть ли не сливается с моей кожей, а зелёный придает уж полную неестественность.

— Вот смотрю на тебя, — прищурившись, заговорила Землянка, отталкивая меня в сторону, — и складывается ощущение, что ты не пять часов проспала, а как минимум двенадцать.

— В смысле?

— Да в том самом! — почему-то обиделась она, примеряя одежду. — Посмотри на меня. Под глазами мешки, лицо опухло, волосы торчком, едва водой смогла прилизать. И чувствую себя пришибленно. А ведь так придётся каждое утро! И косметику тут не выдают. Вот попадись мне тот, кто додумался до всего этого! Слу-у-ушай… а ты точно не принимаешь заказы на убийство?

Вчера я ей втолковывала битый час, что не имею с убийствами ничего общего, но Надежда не теряла надежды (как бы парадоксально это не звучало).

— Точно, — вновь пришлось мне разочаровать собеседницу.

По коридорам, составляющим целый лабиринт, долго плутать не пришлось. Тем более, я уже некоторые из них обошла, пока Землянка спала. Пользоваться картой даймера оказалось очень просто. В высвечиваемой трёхмерной голограмме, особыми крестиками сразу всё отмечалось: синим — место, куда нам надо идти по расписанию, зелёным — где мы находимся, и соответственно белым отмечалась наша комната. Если верить карте, Академия состояла из двенадцати верхних этажей, разделённых на три сектора, и трёх подземных, в которых размещалась лаборатория исследовательской группы. Белый сектор был отведен для женщин, зелёный для мужчин, а синий, видимо, для преподавателей и гостей. С третьего по седьмой этажи размещались жилые комнаты курсантов. Этажи выше использовались для занятий. На первом и втором — комната (в целый этаж) отдыха и столовая. Также к ним прилегали несколько Безопасных Зон, используемых для тренировок. Если сравнивать Академию с каким-нибудь геометрическим предметом, то она более всего походила на цилиндр… с диаметром около двух километров!

Надя неторопливо шагала рядом со мной, погромче топая ногами, дабы эхо как можно более дольше и оглушительнее разносилось по пустым коридором, таким образом выражая свой протест по поводу раннего подъема. Так что если не считать ее нахмуренного лица, то с ней было все нормально. Я если признаться такого не ожидала. Я была уже настроена как минимум, что она устроит истерику со швырянием об стенку хрупких (или тяжелых, в зависимости, что под руку попадется) предметов по поводу того, что не сможет вернуться домой. Ну, или в подушку хотя бы поплачет. Но такое спокойствие, меня удивило. А может, она просто решила, что если изменить ничего не получится, так какой смысл трепыхаться? На кой Темный изводить себе нервы, если уже ничего исправить нельзя? Вот и решила плыть по течению, как и я, а все проблемы будет решать по мере их поступления.

Мы подошли к лифту. Как я поняла из объяснений Розлвэй, лифт работал по очень интересной схеме. Желающий воспользоваться сим транспортом передвижения должен был подставить свой даймер к индикатору, которому передавал информацию о месте расположения синего крестика на карте. То есть, попасть на другой этаж, кроме указанного в расписании, было не возможно. А когда я попыталась воспользоваться им во время своих утренних исследований, меня нагло проигнорировали, сообщив что-то вроде: "Ошибка! Доступ не возможен".

— Весна, — Надино лицо вдруг просветлело и тут же приняло оскорбленный вид. — Но если подъём в шесть, то какого чёрта ты разбудила меня в полшестого?! Тем более — завтрак в полседьмого!

— Ну-у-у, — на ходу стала придумывать я. — Во-первых, пока я тебя добудилась, уйма времени ушла. Во-вторых, пока ты приводила себя в эээ… в порядок. В третьих…

Что "в-третьих" я придумать не успела, так как из коридора послышались быстроприближающиеся шаги.

— Эй! Подождите! — Из-за поворота выскочила женская фигура, когда Надя уже собиралась подносить даймер к индикатору. Рука бывшей студентки замерла на полпути. Голос мне показался знакомым.

— Привет, — нервно улыбнулась подбежавшая девушка, протягивая руку для пожатия. — Я — Нриэс. Буду помогать вам осваиваться. Просто не думала, что вы так рано уйдете. Я тут достаточно хорошо всё и всех знаю…

Девушка осеклась, заметив недоуменный взгляд Надежды.

Черты лица вряд ли можно назвать выразительными, зато — белоснежная обезоруживающая улыбка. Пучок русых волос на затылке. Спортивная фигура. В принципе девушку можно было назвать симпатичной. Её одежда несколько отличалась от нашей. Рукава у футболки были не очень ровно обрезаны, а подол вообще был завязан узелком. На штаны сверху были не очень ровно нашиты карманы с заклёпками. А вот кроссовки сохранились в первозданном виде.

Я уставилась на пришедшую, стараясь запомнить её лицо, чтобы в следующий раз узнать, если придётся. Надя уставилась на меня, видимо, не поняв значения слов Нриэс и решив, что я поняла больше.

Курсантка же переводила взгляд с меня на Надю явно с намереньем хоть что-нибудь прочесть на наших лицах. Я решила прервать молчание первой и сказала, указывая на бывшую студентку:

— А это Надя, — и пожала руку новой девушке.

Выловив своё имя, Надежда также протянула ей руку и, немного с акцентом, произнесла на имперском:

— А это Весна, — и добавила на землянском: ударение на первый слог!..

— Вестница.

Надежда только отмахнулась, вызывая лифт.

На табличке сверкнула надпись "ЖДИТЕ". Не прошло и пары секунд, как двери лифта беззвучно открылись. Мы вошли внутрь, двери лифта мгновенно закрылись. Надя напряженно смотрела на сменяющиеся на электронной табличке цифры. Я не успела даже толком оглядеться, как лифт снова остановился, выпуская нас на первый этаж.

Мы попали в небольшой зал, от которого ответвлялась три абсолютно идентичных коридора. Они сверкали столь ослепляющей чистотой и белизной, что у меня сверкнула странная мысль: а кто всё это моет? Нриэс махнула в сторону левого проема, мы устремились за ней. Девушка заметно нервничала и неудивительно, что по дороге частенько забывалась и перескакивала с отвратительно-плохого землянского на имперский язык. Надя, казалось, совершенно не чувствовала разницы, так как абсолютно не слушала нашу провожатую, а рассматривала голограммы на стенах. Я решила воспользоваться ситуацией и задала Нриэс парочку интересующих меня вопросов, о которых не успела допросить доктора.

— Нет, — покачала головой Нриэс. — Это же Академия. Здесь редко кто рассказывает о своем прошлом, так как сюда попадают сильнейшие. Многие из преступников пытаются попасть за стену Академии, дабы избежать расправы над собой, от рук Закона или ещё кого-нибудь. И многие, кто, конечно, смог пройти испытания, попадают. Академия не делает разницы между людьми. Ей не важно, кем ты был: преступником или добропорядочным гражданином, родился в богатой семье или в бедной, приближён ко Двору или нет, живёшь на окраине галактики или на Имп, человек ты или мутант. Да хоть Чужой или Дикий — что поделаешь, и такие тут имеются. Здесь главное — твои способности и умения. За шесть лет обучения в Академии любой может чувствовать себя в безопасности от внешнего мира. И помните: такие условия созданы только на МИА-3. Наш Главный получил такие исключительные права для Академии благодаря своим заслугам, — Нриэс перевела дыхание, припоминая — ничего не упустила? И продолжала: — Только не подумайте, что здесь прибежище для всех воров и убийц! Это я привела к примеру, а так воры и убийцы составляют лишь несколько процентов от общего числа обучающихся. Тем более, что многие из них, покидая Акакдемию, начинают свою жизнь с НАЧАЛА. Здесь…

— Гм… — перебила я.

— Ах да, — вспомнила, наконец, Нриэс о сути моего вопроса. — Вас, конечно, могут расспрашивать о вашем прошлом, но если вы не ответите — это будет нормально. И ваше поведение никому не покажется странным. Тут все немножечко со сдвигами. Кто-то больше, кто-то меньше. И с именем легче. Можешь его либо сам придумать, либо тебе его дадут. Вот, например, как Змей. У него имя другое было, когда он к нам пришел, но оно к нему не прижилось, вот он и остался просто Змеем. И ещё…

Нриэс заметила, что Надя обращает на неё… ноль внимания, и что я тоже особых признаков внимания не подаю. Теперь до неё стало доходить, что стены коридора являются более внимательными слушателями, чем мы.

— Вы меня что, совсем-совсем не слушаете?

— Ага, — автоматически кивнула Надя, услышав вопросительную интонацию.

— Ну, хоть чуть-чуть меня понимаете на имперском? Вы же сегодня на ночь включали даймер?

Её глаза так стремительно наполнялись безнадежностью, что я решила ей все-таки ответить:

— Не все, конечно, но ты не обращай внимания. Так мы даже быстрее сможем научиться имперскому.

Теперь на меня смотрела подозрительно не только Нриэс, но и Землянка. Я ответила на взгляд имперки. Игра в гляделки продолжалась только около секунды. Угадайте, кто первый отвел глаза?

— Блин, — неприязненно сморщилась курсантка, — больше так не делай! А то можно подумать, что ты и вправду… полукровка…

Первую часть предложения она выкрикнула на землянском, вторую уже тихо добавила на имперском. Не затрудняясь объяснениями, имперка в конце извилистого коридора подвела нас к двери. Подавая пример, она подставила к индикатору даймер. Белое свечение сменилось зелёным, и дверь бесшумно приподнялась. Мы с Надей повторили действие Нриэс и вошли следом.

Д-да-а… Не могу сказать, что во всём этом было что-то необычное. По-моему, точно так же выглядят миллионы столовых в разных мирах. Разве что только оформлением и дизайном. Вот здесь, например столовая была круглой, а посредине неё находилась огромная балка-колонна, диаметром метров пять и возвышающаяся до потолка. Приглядевшись, поняла, что в этом цилиндрическом помещении — что-то вроде кухни. Из "цилиндра" периодически выходили люди в фиолетовой форме (слава Светлому, хоть какое-то разнообразие), и разносили на столы тарелки с едой.

— Если честно, — шепнула мне Надя, — я думала, здесь в роли официантов будут роботы.

— Я тоже в этой жизни много о чем думала, и вот бы хоть что-нибудь из этого сбылось…

Девушка, не уловив моей иронии, только пожала плечами.

— И что? Садишься куда хочешь? — Почему-то Надя снова обратилась с вопросом ко мне. Я тут же перевела его Нриэс. Та многозначительно указала на даймер и направилась к одному из столов. Имперка, по-видимому, считала, что уж банальные-то вещи объяснять не стоит.

Даймер высветил мне изображение столовой. Рядом с одним из столов обозначен был жирный синий крестик. Сверяясь по карте, я отправилась на поиски этого места. Надя пошла немного в другую сторону. Столовая была заполнена всего на четверть, но меня и Надежду рассадили почему-то за разные столы. Хотя, по логике вещей, нас должны были устроить рядом с Нриэс.

Вокруг мельтешили люди в бело-зелёных одеждах, рассаживаясь по своим местам. Я же в это время пыталась понять, а где мой стул? Дело в том, что за моим прямоугольным столом не было ни единого сиденья. За соседними столами свободных стульев тоже не оказалось. Когда я обратилась к небольшой группе курсантов с вопросом: "А где же все стулья?", они приняли мои слова за шутку и весело рассмеялись, добавив: "Все-таки остались в Академии люди, у которых чувство юмора не пропадает даже утром". И я поняла, что ответ на мой вопрос лежит на поверхности. Ведь это настолько обыдённо, что никто просто не обращает внимания. Ответ оказался очень прозаическим. Ещё раз укорив себя в банальной невнимательности и в нехватке мозгов, я подошла к своему столу, провела даймером по индикатору, и в полу тут же открылся маленький люк, из которого поднялся стул. Точнее, круглая сидушка, на одной ножке, намертво прикрепленной к полу.

Тут же подошёл ко мне человек в фиолетовой форме, из обслуживающего персонала. Поставил поднос с едой и унёсся куда-то. Насколько я поняла по обстановке, здесь каждый мог сесть только на то место, которое обозначено в даймере. И распределяли всех как бы "через одного": парень — девушка, парень — девушка, парень — девушка… И так выходило, что справа и слева от меня будут сидеть парни, а напротив — девушка.

Ковыряя вилкой в тарелке, стараясь угадать, из каких компонентов состоит эта еда и какой она может быть на вкус, я заметила, что курсанты с соседних столиков незаметно (как им кажется) поглядывают на меня. Каких только чувств я не подметила в их взглядах! Плохо скрываемое презрение. Наповал убивающее сочувствие. Лёгкий испуг. Едва скользящий интерес…

Я практически стала ощущать на себе их взгляды. Лёгкие, тяжёлые, мимолетные, внимательные, любопытные, но всё это… во всём этом явно чего-то мне не хватало…

Я выискала глазами фигурку Нади. Она сидела спиной ко мне на расстоянии пяти столов. С соседями ей однозначно повезло больше. С ней сидело еще три человека, они о чём-то оживлённо переговаривались. Конечно же, подробности разговора я расслышать не могла, но в нём явно было что-то смешное, раз они так весело смеялись. Насколько я заметила, Наде не уделяли такого количества взглядов и шепотков, сколько их было направлено на меня. Её вообще как будто бы не замечали. Выходит, это я что-то делаю странное?.. Хм… Любопытно. И чем же я отличаюсь от остальных? Одета — как все, ем то же, что и все, сижу как все. Я оглядела свою футболку. Сначала я даже решила, что ЭМИТУП устроил какую-нибудь светомузыку, но, взглянув на футболку, поняла, что кристалл не имеет к этому никакого отношения.

Тёмный, что же всё это значит?!

Я уже почти решила обратиться с данным вопросом к какому-нибудь курсанту, как заметила приближающуюся к моему столу группу людей. Знаете, вообще существует много классификаций и делений между людьми. Одна из них говорит, что люди делятся на два типа: тех, которые вечно попадают в какие-нибудь неприятные истории, и на всех остальных. Так вот, если на секунду представить, что я все-таки отношусь к роду людскому, то я медленно, но верно перетекаю… из второй категории людей в первую.

К чему я это говорю? А к тому, что четверо подошедших, на мой взгляд, имели общего с людьми не намного больше, чем я. Нет, выглядели они, как и все люди, только вот воспринимала я их слегка по-другому. А, Тёмный, да что же всё это значит?!

Девушка с длинными ярко-красными волосами, собранными в хвост, скользнула по мне цепким взглядом и, проведя идентификацию даймера, уселась напротив меня. Подведённые черным карандашом глаза недоуменно уставились на черноволосого парня, который садился справа от меня. Поймав её взгляд, он просто пожал плечами. И в этот момент я поняла, что как минимум одна половина из присутствующих в столовой курсантов, затаив дыхание, наблюдала за нами. Даже Надя обернулась посмотреть, в чём причина, и эта общая настроенность просто ощущалась в воздухе…

Второй парень сел напротив черноволосого. Знаете, один раз я видела мужчину с ясными изумрудными глазами, но вот чтобы и с такими же волосами, так это для меня впервые! Его гладкие волосы, как поверхность спокойнейшего, почти бездыханного озера ранним утром, струились аж до лопаток. Меня даже слегка пробило на такое низменное чувство, как зависть. Правда, я так и не смогла определить её первоисточника. То ли по поводу завораживающего цвета, то ли из-за длины и ухоженности его удивительной изумрудной гривы. Готова поклясться, что наощупь его волосы такие же мягкие и шелковистые, как и на вид.

Четвёртая участница тоже не сильно отличалась от других членов компании. Золотистые кудри завораживающе контрастировали с её практически черными глазами. На меня она даже не взглянула, а сразу принялась за еду.

По сравнению с ними я чувствовала себя тусклой и блёклой. А под взглядом красноволосой вообще хотелось удавиться. Она смотрела на меня с таким ярковыраженным превосходством, что, наверное, если б постаралась, могла таким взглядом и убить… убить кого угодно, но только не меня!

Я, продолжая ковыряться вилкой в не очень аппетитном завтраке, с вызовом посмотрела на курсантку. Та с садистским удовольствием приняла игру. Да она просто не знала, с кем связывается. Сомневаюсь, что можно устоять под взглядом того, кто сам с содроганием смотрит себе в глаза. Если её карие очи представлялись мне поросшим мхом болотом, пытающимся затянуть неосторожного путника (коим я уж точно не являюсь), то для неё всплыть из бездны синего моря оказалось для неё непосильным. Она не могла даже сопротивляться, ведь всплыть с такой глубины невозможно, просто не хватит физических сил, да и времени. Да и холод не заставит долго ждать.

Паники пока не наблюдается, она ещё даже не осознала, что происходит. Робкая попытка всплыть наверх лишь ещё глубже засасывает её вниз. А цепкие коготки мороза уже сковали ноги ледяными оковами, двигаться невозможно, и кислород уже на исходе. Тают с каждой секундой, тают и скоро также начнут исчезать крупицы её жизни… Вот в ней полыхнула искорка понимания… но поздно, поздно! Ослепительные снежинки света всё сильнее разгораются в пропасти…

Стоп! Какой свет? Откуда здесь взяться Свету?!

Я резко оборвала ниточку контакта.

— Тёмный! — выругалась я.

Голова моей соперницы была опущена, но по вздымающимся плечам я поняла, что она жадно глотает воздух. Пришедшие с ней вместе курсанты не обращали на нас никакого внимания, а молча употребляли пищу.

Парень с изумрудными волосами грациозно поднялся со стула и тронул её за плечо:

— Кай.

Девушка вздрогнула, посмотрела на него и резко сдернула с плеча его руку.

— Отвали, Дэни, — прошипела она.

Он даже не обиделся, а равнодушно пожал плечами и направился к выходу. Девушка с золотистыми кудрями последовала его примеру. Возможно, мне показалось, но люди вокруг как-то облегченно и одновременно разочарованно вздохнули. Столовая вновь стала наполняться привычными звуками.

— Извини, — пробормотала я, подцепив вилкой оранжевый продукт питания, смахивающий на морковку. Мне её и правда было жаль (Кай, а не морковку). Лицо побледнело, глаза как-то потухли, руки дрожали. Было видно, что ей не хотелось бы, чтобы кто-то видел её в таком состоянии, но ничего поделать с собой она не могла. И это её злило. А моя жалость довела её до нужной кондиции.

Резко вскочив, она оперлась руками о стол, кипящие от гнева глаза смотрели мне в переносицу.

— Сегодня… В девять вечера, после ужина… В Зоне 4… Буду ждать, — отрывистыми фразами прошипела она и ушла, даже не притронувшись к завтраку.

Несколько мгновений я недоуменно смотрела на её удаляющуюся фигуру. Потом закрыла глаза и помассировала виски. Что же это творится? Что вообще происходит? И почему именно со мной?

— Да не обращай на неё внимания!

Темный, я ж совсем забыла про черноволосого парня, сидящего рядом со мной, а он продолжал:

— Она последние дни сама не своя. Кстати, я — Шантэр. Такой же полукровка, — улыбнулся он.

— Такой же? — Не поняла я.

— Такой же, как и ты… не расслышал твоего имени.

Я непроизвольно фыркнула, но все же ответила:

— Весна, — сама не знаю, почему так ответила. Наверное, поняла, что смешно представляться Вестницей. Да и глупых вопросов можно избежать.

— Потому что родилась весной?

Беру свои слова обратно, избежать глупых вопросов нельзя в любом случае.

— Нет, это в знак протеста, -

Шантэр удивленно приподнял левую бровь:

Мне пришлось добавить:

— Ненавижу осень.

Я демонстративно встала и направилась к Надежде. Сволочь! Полукровкой меня даже Крист не оскорблял. Не знаю почему, но меня слова Шантэра обидели. Хотя я даже не знаю, кого именно здесь так называют, но почему-то его мнение, будто я такая же, как и он, меня задело. Всколыхнуло какие-то неприятные ощущения.

Тёмный, что же со мной происходит?

— А то, что ты… хм… Весна, уж слишком часто стала вспоминать Тёмного. Не к добру это! И вон, на парня ни с того, ни с сего взъелась. А он тебе ничего плохого не сделал.

Что поделаешь, привычка — великая вещь.

Какая еще привычка?

Разговаривать сама с собой — вот какая!

У-у-у… Нервы совсем ни к Тёмному, уже и на себя злишься.

О, Светлый, ну за что мне все это?

Глава 9

Потеря

— Так. Повтори еще раз, что она тебе сказала, — попросила Надя и с учёным видом уселась на кровати, скрестив ноги.

Я повторила в шестой раз свой рассказ о том, что произошло в столовой, естественно, упустив несколько деталей.

Я сама не совсем понимала, что этой Кай от меня нужно. А Надежда буквально извелась, придумывая тысячу и один вариант развития вечерней встречи с Кай. Её изощрённая фантазия, в основном, выдавала очень трагическую концовку. Не знаю, как там у неё на родине, но, допуская свои версии, она сводила всё к моей неминуемой гибели, нашествию инопланетян, падению метеорита и к тому, что Кай моя злая сестра-близнец. Ну, или в крайнем случаи брат-близнец. Предположения о столь тесных родственных отношениях меня несколько удивили.

Перебрав парочку идей на этот счет, я пришла к гениальной мысли: спросить о предстоящей встрече у Кай. Но это оказалось не просто. По какой-то непонятной причине она, как и её соседи по столу, не пришла на обед и не появилась на ужине.

Спросить у Нриэс о том, где проживает эта девушка, тоже не было возможности. Юная лингвистка куда-то пропала, кинув меня и Надежду на произвол Судьбы.

— Странно всё это, — загробным голосом возвестила Землянка. — Что-то здесь не так.

— Ты не поверишь, — с невольным сарказмом ответила я, — но мне это тоже кажется подозрительным. С чего бы это?

Надежда возмутилась:

— Я тебе серьезно, а ты придуриваешься. И как только тебя твой парень терпит?

— Кто? Нет у меня никакого парня.

Надя хитро прищурилась и в сотый раз повторила:

— Да? Ну, теперь понятно, почему. Ты любого из себя выведешь. Точно! Она решила тебя убить!

…Не желая слушать еще об одном страшном и кровавом способе собственного убийства с применением колющих, режущих и других тяжёлых предметов, я решила переменить тему:

— С какой стати ей меня убивать?

— Хочешь сказать, что тебя не за что отправить на тот свет?

— Нет, есть, конечно, за что, — припомнила я события двухдневной давности, — и, в общем-то, уже пытались… Но, Кай, я пока ничего дурного не сделала! Она меня даже недостаточно хорошо знает, чтобы ненавидеть до такой степени, или иметь ко мне какие-то претензии.

Моя собеседница многозначительно покачала головой:

— Знаешь, иногда достаточно взгляда.

Она вряд ли поняла, что, возможно, попала в самую точку. И продолжала:

— А давай-ка я с тобой пойду. Она ж не уточняла, что ты должна придти одна?

Я сделала отрицательный жест. Если у меня появились проблемы, я буду решать их сама, не втягивая других. Тем более, что от Надежды больше вреда, чем пользы Мне же еще хотелось выяснить у Кай некоторые вещи. Наде лучше о них не знать: и так, наверное, считает меня монстром.

Я пробиралась по пустым коридорам в Зону 4. Самым сложным оказалось до неё добраться. Лифт и многие двери напрочь отказывались мне подчиняться, выдавая разные таблички неприличного содержания типа "Вход запрещен" или "У вас нет допуска".

Первые пять минут я искренне верила, что если поднести даймер к индикатору раз триста-четыреста, то замок рано или поздно осознает, насколько он не прав и как плохо со мной поступает, не пуская внутрь. В общем, после двести шестьдесят второго раза я решила пересмотреть свою тактику вразумления замковой системы и попробовать решить проблему более гуманным способом, чем пытаться вышибить дверь ногой.

Способ нашёлся. Как всегда, правильный ответ лежал на поверхности. Недолго думая (долго думать просто не умею, мозги быстро отказывают), я поднесла ЭМИТУП к индикатору и… и он сломался (замок, естественно, а не кристалл!) Я мстительно прошипела "Сам виноват, бесчувственная железяка. Я же предлагала разойтись по-хорошему". Индикатор мне не ответил. Я ничуть не огорчилась его поведением, утешив себя, что если б он отозвался, вот это было бы уже странным.

Остальные электронные замки тоже пали жертвой разногласия с моим кристаллом. И так же храбро хранили гордое молчание. Надеюсь, переполох из-за этого завтра не поднимется.

Наконец, я добралась до нужного места. Вообще-то Зона 4 представляет собой огромный зал. Нет, не так. ОГРОМНЫЙ зал с тренажёрами и беговой дорожкой. Правда, две последние вещи имеют такую же структуру, как и те пресловутые стулья в столовой. Именно поэтому зал оказался полностью пустым, не считая наличия женской персоны, с которой у меня была назначена встреча.

Хотя, нет. Не с которой. Это была та, вторая, с золотистыми кудрями.

Скорее всего, она появилась из одной из множества дверей, находящихся здесь. Но вот интересно, а как она сюда попала? Какой подход применила к этим электронным железякам?

— Привет, — поздоровалась я. И мой голос тут же разнесся эхом по Зоне 4.

Моя визави даже не поморщилась. Она только напряжённо на меня смотрела, стараясь не встретиться со мной взглядом. Но и я тоже не желала ничего подобного.

— Привет. — Напряжённость после данного ответа сменилась подозрительностью.

— Гм… А где Кай?

— Она не придет, — лаконично ответила она.

— А мы так и не познакомились, — попыталась я выглядеть как можно более добродушно. — Меня зовут… Впрочем, это к делу не относится. В данный момент меня все единогласно решили называть Весной.

Девушка вздрогнула, словно ее поразила куча электрических разрядов. Можно подумать, это я вызвала её вечером на тайную встречу в пустом помещении без свидетелей, предварительно подослав к ней неугомонную Землянку для психологической настройки и с великолепными знаниями применения холодного оружия в качестве использования такового для укорачивания чьей-нибудь жизни. Кстати, а откуда у Надежды такие познания о смертоносном оружии? На кого это она там училась?

— Зови меня Мисти, — вырвал меня из размышлений голос собеседницы.

— Салют, Мисти! Так зачем я понадобилась тебе? Или не тебе.

— Разговор есть.

— Все мое внимание принадлежит тебе.

Девушка на мгновение задумалась, а потом кивнула самой себе и выпалила:

— Я знаю, кто ты! Мне всё известно!

Ух ты! Вот это да. Все всё про меня знают, одна я шатаюсь в тумане непонимания. Ладненько. Посмотрим, что же она про меня знает. Очень уж хочется выслушать ещё одну фантастическую версию моего существования в этом бренном мире.

— Что именно тебе известно?

— Всё! Мы влезли в базу данных Академии и всё выяснили…

… Ой-ё!

— … ты здесь не случайно, верно? Ты…

Да она действительно знает!

— … ты наемная убийца!

— ?!

У меня в голове не осталось слов, одни только местоимения и союзы. Поэтому я предпочла промолчать. Крист бы не упустил случая что-либо съязвить на этот счет. Хотя, если подумать, у Капитана тоже очень специфическое чувство юмора, раз он записал меня как убийцу. Блин!

— … так вот скажи мне, — не унималась Мисти. — За кем ты здесь? Ты же знаешь, мы все одна семья. Наш долг помогать друг другу.

— Семья? Ты об Академии?

— Не придуривайся, — фыркнула она.

Я тоже не сдержала чувств. По отношению ко мне это слово звучит второй раз последние несколько часов.

— Я имею в виду, что ты тоже полукровка, — заявила Мисти. — Ответь мне, за кем ты пришла?

— Я здесь не на задании.

— Скрываешься?

— Вроде того.

Вот видите, я ни разу не солгала. Какая же я молодец! Прямо памятник себе надо воздвигнуть.

Ага. Нерукотворный.

Почему нерукотворный? Очень даже рукотворный и осязаемый. Изо льда, например. Должно красиво получиться. Хотя растает потом… Может, из мрамора?

У-у-у… куда нас понесло! Нет, в самом деле!..

— Мисти, — обратилась я к ней, — а с Кай все в порядке?

— Не совсем. Она в последнее время очень странно себя ведет. Расстроена из-за всех этих событий.

— Каких событий? — Поинтересовалась любопытная я.

— Каких событий! Да о них же вся галактика гремела! Император исчез с одной из своих любовниц и сыном. Вот скандал так скандал был. А ведь Великий Император Ионо Второй собирался на днях наведаться в Академию. А Кай в него вроде влюблена, или что-то в этом роде. Вот и на нервах в последнее время, — пояснила Мисти.

— Оуу. Понятненько. Ну, так мы всё решили?

— Да. Конечно, — вздрогнула она. — Всё путем.

Уже подходя к одной из дверей, она неожиданно развернулась ко мне лицом:

— И если что, ты всегда можешь рассчитывать на нашу помощь.

— Спасибо, — вежливо поблагодарила я.

Слава Светлому! К моему списку жертвоприношений Тёмному не добавится ещё один человек. М-м-м… Или существо. А, без разницы, я лояльно отношусь ко всем расам. Так что дискриминацией заниматься не буду. Вход в мой "чёрный список" (или тёмный) открыт для всех!

Дойдя до своей комнаты, я уже горела странным желанием рассказать Надежде о маленьком приключении в Зоне 4. Войдя внутрь и обнаружив отсутствие своей соседки, я, мягко говоря, была несколько огорчена.

Куда она подевалась? Вроде как перед моим уходом уже и спать собиралась. По крайней мере, она очень хотела побыстрее узнать о моей встрече с Кай. Сомневаюсь, что Надя нашла занятие более увлекательное. А может, решила проследить за мной? Так почему ж я её не встретила?

Заблудилась? Потерялась? Пропала?

Похитили? Убили?

Террористы? Инопланетяне? Мировой заговор?!

Тьфу, вот дурочка! И я туда же. Наслушалась её бредней, вот фантазия теперь и расшалилась…

Обойдя помещение (комнату три на четыре метра) и окончательно удостоверившись, что Надежды действительно нет, я ещё пару минут понервничала и решила прогуляться по коридорам. Просто пройтись туда и обратно. И в мыслях нет её искать!

Да всё с ней должно быть в порядке. Просто она решила подышать свежим воздухом. Забрела куда-то, запнулась, свалилась с лестницы и лежит теперь где-то со сломанной ногой, не в силах пошевелиться и позвать на помощь, медленно истекая кровью…

Ух ты! Я-таки специалист по самоуспокаиванию!

В расстроенных чувствах, пасмурном настроении и с разыгравшейся минорной фантазией, которой позавидовал бы любой маньяк, я пробродила около часа. Если б не даймер, то сама потерялась бы уже давно.

А это мысль! Значит, и Надя не могла заблудиться! Хотя, если учитывать её своеобразную логику… Да она просто заплутала в одном из этих бесконечных коридоров.

Больше не имея ни малейшего понятия, где её искать, я со вздохом прислонилась к стене и медленно по ней сползла, всё быстрее уносясь в хоровод мрачных мыслей. И как раз в тот момент, когда я, сидя на корточках, почти безуспешно старалась поосторожнее стучаться затылком об стену, меня заметил один из курсантов, изредка снующих в этом лабиринте из стен.

— Что-то случилось? — Поинтересовался он.

— Ага, — с трудом пробормотала я, не в силах поднять глаза.

— Я могу вам помочь?

— Нет, — грустно ответила я. — Мне никто не может помочь.

— Но что произошло?!

На секунду на меня нахлынуло чувство отчаянья и легкой паники:

— Произошло самое ужасное, — призналась я, горько вздохнув. — Я потеряла Надежду.

— Это и вправду ужасно, — согласился он. — Но не стоит отчаиваться! Рано или поздно она вернется.

— А если нет? Вдруг с ней что-то произошло.

— Главное верить, — философски заметил он. — Ведь надежду не нужно искать, она всегда живет внутри нас. В нашем сердце!

Пока до меня дошел смысл его слов, неизвестный доброжелатель скрылся из поля зрения. А я задумалась над сказанным. Может, он прав? Вдруг Надежда уже вернулась, пока я тут парюсь в её поисках.

Я включила даймер, чтобы сориентироваться в пространстве. Тот сразу же выдал, где я нахожусь, и я стала выбирать путь покороче. Желательно было возвращаться по старой дороге.

Но мне всё же пришлось поломать несколько непонятливых индикаторов. Так что за сегодня я, наверное, уже нанесла более серьёзный материальный ущерб Академии, чем кто-либо другой за всё время её существования.

Когда я, наконец, зашла в лифт и слегка намекнула ему о том, куда бы я хотела попасть, предупредительно подставив кристалл к индикатору, тот очень странно отреагировал. ЭМИТУП вдруг засверкал разнообразной цветовой гаммой и вместо того, чтобы поднять меня на этаж выше, лифт поехал… вниз!

Ой-ё! Неужели я его сломала? Такое разве возможно?

На всякий случай я постучала по индикатору и шикнула на свой кристалл. Ноль эмоций с его стороны. То есть никакой реакции.

Двери лифта в этот момент раскрылись, пропуская меня в плохо освещённый холл с обилием одинаковых дверей.

— Ну ладно. Надеюсь, это всё шутка, — укоризненно взглянула я на октаэдр.

И уверенно зашагала по темно-зелёному полу с изумрудными переливами. М-да. Веселый день. Час от часу не легче. И что дальше?

Когда проходила мимо одной из дверей, кристалл снова устроил шоу светомузыки, и я решительно поднесла его к индикатору. Но, как оказалось, такого моего действия и не понадобилось, так как дверь тут же сама открылась.

Именно это насторожило меня.

Я быстро юркнула в проход и чуть не налетела на один из контейнеров, которые занимали почти всё помещение. Проглотив огромное количество ругательств, я немного отстранилась от препятствия, пытаясь больше ни на что не налетать.

Размечталась!

В ту же секунду я стукнулась о косяк и. больно ударившись головой

о какой-то металлический ящик, запнулась и рухнула на пол. Опасаясь, что на меня сверху может ещё что-то и свалиться, тут же отползла вглубь. Открыв глаза, поняла, что не могу сориентироваться, в какой стороне находится выход.

Интересно, я одна способна на подобные глупости — или в мире наличествует ещё одно существо, столь же неуклюжее и потенциально опасное для самого себя? Гм… Ну, разве что только Надежда…

Дальше своё продвижение я продолжала ползком, не забывая каждую секунду поминать недобрым словом издевательское чудо техники и по совместительству, несомненно, орудие пыток в виде моего кристалла. В который раз помянув Тёмного, я вдруг услышала голос.

Тёмный решил ответить?

Упаси меня Светлый от такого собеседника!

Нет, говорил женский голос. Ориентируясь на издаваемые частоты, я резво пошла (поползла) на звук. С моим приближением голос стал отчётливее, и я даже смогла услышать, что ему кто-то отвечает. Но так тихо, что, скорее всего, он доносится из телефона или иного переговорного устройства. Я стала прислушиваться, всё ещё стараясь разглядеть, где находится обладательница этого голоса.

— Все готово, — произнесла она. — Да! Повторяю, я всё сделала. Ошибок больше не будет.

Гм… А мне ведь знаком этот голос.

Кай!

Радостно броситься к своей спасительнице, которая непременно помогла бы отсюда выбраться, мне помешало врождённое чувство сдержанности и впитанного с молоком матери этикета. Вру, конечно. От дружеских объятий с девушкой, которую я видела всего один раз, меня удержал голос её собеседника. Видимо, она ходила по помещению и невольно приблизилась ко мне, так как я услышала мужской голос:

— … Очень на это надеюсь.

Бр-р-р. Не голос, а говорящий кусок льда.

— Завтра я буду на месте, и мои ребята тоже, — ответила Кай.

— Они ни о чем не подозревают?

Ага. Холодный, ледяной, почти безжизненный голос. Аж в дрожь бросает.

— Нет. Они мне верят. Мы ж вроде как семья, — иронически ответила девушка, которая мне стала нравиться все меньше и меньше. — Да, кстати, тут есть одна новенькая. Тоже полукровка…

Это обо мне?!

— … если получится, прихвачу и её. Правда, она немного дикая, в прямом смысле слова. Неудивительно, в таких-то условиях сложно оставаться человеком, — скорее всего, ухмыльнулась она.

— Кто бы говорил, — едко ответил собеседник.

Хм… Почти мелодичный голос… Едва различимая насмешка… Знакомые чем-то нотки…

Крист?!!

Стоп!!!

Быть этого не может! У меня явно начались галлюцинации. Точно! Я ведь ударилась головой, это повредило мои полусоображающие мозги…

— … что ж, — продолжал мой слуховой глюк, — будь вовремя. У меня нет желания больше, чем нужно, возиться с ребёнком.

Светлый, это ведь он сейчас говорит, и не о том, о ком я думаю!

— Я не опоздаю, — подтвердила Кай.

— До связи, — донесся до боли знакомый голос.

Что все это значит? Кто-нибудь, объясните мне!

— До свя… — ответить девушка так и не успела, встретившись с моим шокированным взглядом.

Тёмный!

Я так заслушалась и так была действительно шокирована, что не заметила, как Кай ко мне подошла. Хочу обратить внимание, что в руках она вертела кристалл! Правда, немного другой формы.

— Привет, — пытаясь подавить оцепенение, пробормотала я.

— Что это ты здесь делаешь?!

Как невежливо! А я, между прочим, с нею поздоровалась.

— Ну, как же, ты что, забыла? Мы же договорились сегодня встретиться. Вот я и пришла.

Кажется, она мне не поверила, так как вытащила из-за пояса пистолет и без колебаний направила на ни в чем не повинную меня.

Звука выстрела я не слышала, но в плече вдруг ощутила резкое жжение. Едва сумев повернуть шею, увидела торчащий из моего тела дротик. Перед глазами странно вспыхнул предательский туман, бескомпромиссно разрывая мое сознание в мелкие клочья. Последняя мысль, вцепившаяся в мой разум когтями и зубами, задала мне странный вопрос — "Как, опять?"

Глава 10

Пещера древних

Светлый, ну почему мои пробуждения начинаются, как минимум, с головной боли и с совершенной неосведомленности о месте собственного пребывания? Хотя нет, не отвечай. Я совершенно не хочу знать, в чем я так провинилась перед миром, за что он меня так жестоко наказывает.

Гм… А по какой причине я снова оказалась в подобной ситуации? Эй, память! А ну не спать на работе! Сию же секунду подать мне доклад о последних десяти минутах моего существования в здравой памяти. Да, со всеми подробностями.

А стоит ли?

Стоит. Я вполне сформировавшаяся личность и могу с честью принять любой удар жизни. А любой поворот судьбы принимаю оптимистически. Ибо теперь я действую по принципу: "могло быть и хуже".

Сама напросилась.

Память, наконец, решает открыть мне завесу тайны над недавним происшествием.

Лифт. Дверь. Тяжелый ящик. Чей-то разговор. Кай. Крист. Снова Кай, но теперь с оружием, нацеленным… в меня.

Ну, все не так уж и плохо.

Сто-о-оп! Небольшая перемотка назад…

Крист!!!

О, Светлый!

Крист!

Какого Темного происходит? Он нашел меня?

Нет, не сходится. Я тут ни при чем. Вычислить он меня никак не мог.

Но что же связывает его и эту Кай, которая без зазрения совести отправила меня в объятия морфея, причем очень болезненным способом. Она же практически похитила меня!

Ладно, попробуем рассуждать логически. У Кай имеется кристалл. Выходит, она тоже Вестница или что-то в этом роде. Ну, или, по крайней мере, мы с ней одной расы, так сказать, мы одной крови. Но у нее кристалл не в виде октаэдра, а в форме тетраэдра. А это о чем-нибудь говорит? Нет. Что дальше? Выходит, у Криста, кроме меня любимой, есть ещё сотрудники. Хотя он почему-то об этом не говорил.

И сейчас у этого негодяя в руках находится Рикон, причем живой и здоровый, если, конечно, я правильно поняла их разговор. А вот зачем данной милой компании понадобились эти… полукровки, или Дикие?

Гм… Еще один пункт к размышлениям: можно ли считать совпадением тот факт, что у Рикона татуировка в виде ящерицы, которая одновременно является гербом этой космической империи?.. А тот мужчина, что был на рынке с ребенком, в одежде сине-зелёного цвета под плащом?

Теперь скажите, имеет ли к этому хоть какое-нибудь отношение книга "Высшее Предназначение. Теория: Исток"?

Отложим все вопросы на потом и рискнем проверить обстановку, а то уж больно неудобно сидеть на чем-то холодном, облокотившись на что-то ещё более холодное и твёрдое.

Чтобы сильно себя не травмировать, я для начала решила открыть один глаз похоже, это у меня вошло уже в привычку), чтобы проверить условия своего пребывания.

Мы в пещере. Я не оговорилась, именно мы. Прямо напротив меня, примерно, в таком же полусидячем, полулежачем состоянии: Мисти, Шантэр, Надька и тот второй парень, который не пожелал мне представиться.

Можно себя поздравить, я все-таки нашла Надежду!

Только зачем она — им? Эти трое-то точно полукровки, а Надя даже по внешним признакам ни на одну из них не тянет.

— О! Ну наконец-то, хоть кто-то проснулся.

Это, несомненно, голос Кай, остальные всё ещё не подавали признаков жизни. Надеюсь, они все-таки живы.

— Не разделяю особого оптимизма по данному поводу, — мрачно ответила я, пытаясь принять более удобное положение. Уж очень неудобно сидеть на каменной поверхности.

Я попробовала присесть на колени и сразу же поняла, почему у меня не связаны ни ноги, ни руки. Нет смысла. С такой слабостью во всём теле не то, что бежать, дышать в принципе трудно.

— А знаешь, почему ты здесь? — Поинтересовалась Кай.

Чувствую, ей очень не терпелось об этом рассказать.

— Судьба такая? — Наивно предположила я.

— Дело в том, — начала она, совсем не обращая внимания на мою реплику, — что я на самом деле не одна из вас, жалких ничтожеств.

— Не может этого быть, — деланно поразилась я.

Это высказывание тоже осталось незамеченным.

— … Я более высшее существо, чем вы все вместе взятые. Продолжала Кай. — Я из другого мира. Верно-верно, ты не ослышалась, я — иномирка, как вы нас называете. Я легко вошла в вашу компанию. О, Светлый, как же это было просто…

Светлый?! Она сказала Светлый!

— … вы совсем ничего не подозревали. А мне всего-то и надо было — заручиться вашим доверием. Дальше я могла легко вами манипулировать.

— Вообще-то не "нами", а ими. Я лишь недавно тут объявилась.

— Не придирайся к словам, — отмахнулась "более высшее существо". — Итак, на чём я остановилась?

— То, что ты нами без труда управляла.

— Верно. Вы проделывали за меня грязную работу, искренне веря, что совершаете это на благо родины. Я же тем временем заманила Императора вместе с его наследником в другой мир…

Далее последовала эффектная пауза, в течение которой я должна была осознать всю грандиозность масштабов этой новости.

— А на кой Тёмны… эээ… черт, тебе это понадобилось.

— Ребёнок должен был пройти там инициацию. Рикон не просто наследник престола, он ключ к Силе с большой буквы. Возможность не просто беспрепятственно путешествовать по всем мирам, но и порабощать их! На МИА 3 есть небольшое строение под землей, которому около трехсот тысяч лет. Сохранилось оно лишь благодаря древней магии богов. Ты веришь в магию? Хотя это и не важно…

— До меня не совсем дошло, что общего между этим местом, — я обвела взглядом помещение, — мальчиком и Истоком.

Дура! Каким Истоком? Силой.

Но Кай, видимо, не заметила моей оговорки, так как с упоением продолжила свой рассказ:

— Элементарно. Чтобы получить Силу, хранящуюся в этих стенах, нужно совершить некий обряд жертвоприношений…

Оуу… Последнее слово мне о-о-очень не понравилось.

— … между прочем, очень сложный и трудоемкий. Кого попало использовать нельзя. Четверо участников не просто должны символизировать одну из великих стихий, но и иметь склонность к этой магии. А где можно таких найти, если этот жалкий мирок погряз в бессмысленном и губительном техническом прогрессе, и все носители какой-либо Силы были либо истреблены, либо прячутся как жалкие трусы?

Вопрос был явно риторическим, так что я решила уместным промолчать.

А моя невероятная собеседница неслась по своей мысли, как по ледяной горке вниз:

— Вытащить из другого мира? Не пойдёт. Эти четверо обязаны были носить на себе местный отпечаток, чтобы древняя магия признала их.

И тут меня озарило. Дикие, полукровки! Немногочисленная раса, считающая себя намного выше жалких людишек, и только из-за того, что умела пользоваться мельчайшими крохами Силы. Оставалось только дождаться, когда эти четверо окажутся в стенах Академии. Мисти — земля, Шантэр — вода, Дэни — воздух. Не хватало лишь огня. Когда в столовой я увидела тебя, то сразу ощутила твою стихию — всепоглощающий огонь. Но всё же мне нужно было всё проверить, и я провела небольшой поединок. Кинула тебя на враждебную территорию — в воду, и сразу же увидела результат.

— Я тебя победила, между прочим, — немного обиделась я.

— Только потому, что вода не является моим профилем, — парировала та.

— Я так и подумала, — с сарказмом ответила я, заметив, как Кай едва дрогнула от моих слов.

— Выражаешься как один мой знакомый…

— В жизни не поверю, что нет другого способа, — прервала я.

— В смысле?

— Есть же… то есть, должен быть другой вариант, менее кровопролитный. Сомневаюсь, что эээ… древние, дабы обладать подобной силой, использовали такие методы. Тогда им пришлось бы извести весь императорский род, и до нашего времени вряд ли кто дожил бы.

— Есть, — согласилась Кай. — Но, для этого наследник должен быть совершеннолетним. Рикон совсем младенец, а император потерял свои способности, когда родился его сын.

— Ну, хорошо. Тогда у меня ещё вопрос. Я поняла, что здесь делаю я, что делают эти трое невезучих полукровок. Но вот чем насолила тебе Надежда? В магии она полный ноль.

— Надежда? Ах, эта, — Кай кивнула на мою подругу (с каких это, интересно, пор я считаю ее подругой?). — Неужели на твоей мелкой планетке не учили таким банальным вещам, как взаимодействие материй? Огонь, вода, земля, воздух… Каким ещё образом, по-твоему, можно заставить работать совместно четыре разных стихии. Хорошо ещё, если они могут сочетаться, а что делать с двумя противоположными и абсолютно враждебными? Естественно, требуется пятое звено. И..! Главное! Оно не должно иметь на себе ни единой капли воздействия любой из стихий. Где такого взять? Из другого мира! Полностью, совершенно, абсолютно лишённого магии. Оказывается, и такие существуют. Пришлось, конечно, повозиться с заклинаниями, чтобы Аномальные Точки стали функционировать так, как нужно мне. О! Исследовательская группа чуть от счастья не умерла, когда стала получать по одному иномирцу в месяц. План был совершенен, но в один момент нам чуть не пришлось сворачивать всю операцию. Сначала этот рыжий идиот, потом проблема с Истоком. Представляешь, нам чуть не пришлось устранять наследника, но и с этим случились какие-то заморочки. Но вскоре всё наладилось…

— Стерва, — раздался голос. — Жалкая, трусливая тварь!

Нет, это не я сказала, хотя подобное желание просто сжигало меня. Такие весьма лестные слова в адрес Кай произнес Шантэр. Похоже, он уже давно проснулся и прослушал нашу задушевную беседу о будущих перспективах в качестве первоклассных жертв Тёмному. Просто ирония Судьбы. Ещё совсем недавно я сама составляла подобный список, правда, у меня имелись более мягкие условия для участия в таком сомнительном развлечении.

Секундочку. Если Кай сказала правду, а Крист с ней заодно, значит, и он знает об этом плане?

Не может быть! Нет! Он, конечно, язва, прагматик и эгоист, но уж точно не психопат и не убийца с манией величия. Его, скорее всего, использовали так же, как и он меня.

И тут проявил интерес к моим нестройным мыслям другой мужской… голос:

— Ну, зачем так грубо?

Его голос!..

— Ты?!

— Я, — согласился Крист. — А ты, видимо, Шантэр. Верно?

Кай кивнула, а я тем временем таращилась на него.

Странно было видеть Его человеком. Я так уже привыкла ощущать Криста кристаллом, что сложно было осознать его отдельной личностью. Но это был именно он. Голос, правда, показался слегка другим, не таким мелодичным что ли. Но вот интонация никуда не делась. Я именно таким Криста и представляла.

Как описать Его в двух словах? Не знаю. Мне хватит и одного. Идеал. Наверное, если б я представила себе мужчину своей мечты, то он, скорее всего, выглядел бы именно так. Возраст колеблется от двадцати до тридцати лет. Короткие тёмно-русые волосы, правильные черты лица и самые великолепные глаза, которые мне доводилось видеть: с огоньком иронии и веселья. Если, конечно, не обращать внимания на скрывающуюся за ними холодность, спокойствие и легкое прикосновение арктического холода. Что-то подобное мне "посчастливилось" наблюдать в зеркале, когда всматривалась в собственные глаза. Вдобавок (словно природе было мало того, чем она его уже наградила) великолепное тело. И где же справедливость?..

Тем временем Крист подошел к Кай. Это смотрелось несколько забавно, так как она была одета в костюм, принадлежащий эпохе технологий, а он будто только что вышел из средневекового замка. Камзол, штаны, плащ, сапоги, даже меч в ножнах. И главное — одежда сидит на нем идеально. Настоящий красавец. Само совершенство.

Ненавижу этого ублюдка!!! Задушила бы собственными руками, если б смогла встать.

— Значит, все в сборе, — улыбнулся Крист. От вида такой Его улыбки мне захотелось пойти и утопиться, потому что она не предвещала ничего хорошего.

— Шантэр, Мисти, Дэни, Надежда, а это… — он задержал на мне взгляд чуть дольше, чем на остальных, и я буквально заледенела под столь пристальным вниманием с его стороны.

Он… меня… узнал?

— Это Весна, — представила меня Кай. Похоже, она питала к Кристу какие-то чувства, так как слишком подобострастно на него смотрела. Но Крист походя бросил:

— Недостатком юмора твои родители явно не страдали.

Я уж едва не выкрикнула в ответ Ему что-нибудь едкое и язвительное, но, едва бросив эту свою фразу, Он тут же потерял ко мне интерес. Тем временем я успела заметить, как Шантэр и уже очнувшаяся Мисти о чем-то усиленно перемигиваются. Думаю, темой обсуждения являлось сваленное у одной из стен огнестрельное или лазерное оружие. Вероятно, когда Кай их сюда заманила, они взяли с собой некую подстраховку. Я б тоже, например не рискнула спускаться в подземелье, окутанное древней магией, без оружия.

— А где же Рикон? — спросила Кай, кидая на меня и на Криста немного ревнивые взгляды.

— Оставил в одной из таверн Альялы. Не вижу смысла раньше времени тащить его сюда. Как только подготовим ритуал, заберу.

Тут Шантэр едва заметно мне подмигнул. Ах, да. Оружие ближе всего находилось ко мне. Но вряд ли я смогу до него добраться. Вот бы какой-нибудь отвлекающий маневр…

Не успела я об этом подумать, как Шантэр бросился на Криста, а Мисти рванула к Кай. Светлый, откуда только они силы нашли? Я, например, ощущаю себя слабее насекомого. А, Тёмный! О чем я только думаю, мне б к оружию!.. Но каким образом? Да ползком.

Странно, но моему телу почему-то не понравились мои действия. Чертыхнувшись, я опустилась на колени и начала движение к спасительной куче смертоносного и огнестрельного металла. Вставать я не решилась, перед моими глазами и так плясали круги. На мгновение я обернулась посмотреть, что же творится вокруг?

Посмотреть было на что! Мисти повалила Кай на землю, и теперь они обе катались по ней, царапаясь и шипя словно кошки. Крист и Шантэр устроили что-то вроде учебно-показательного рукопашного боя. То есть черноволосый полукровка пытался нанести Кристу хоть какое-нибудь увечье, а тот играючи уворачивался от ударов, даже не пытаясь напасть. Ой, не нравится мне всё это. И что-то подсказывает: времени осталось мало…

Ну же.

Быстрее.

Ручками, ножками. Шевелись.

До заветной стены осталось всего с метр. Эх. Как близко и как далеко!

Ух ты. Перед глазами все плывё-ё-ёт. Стенка-а-а, куда же ты?

Весна! Не смей падать в обморок! В следующий раз можешь уже и не проснуться. Соберись. На тебя вся надежда.

Ладно-ладно.

Ещё пара сантиметров — и я уже держу в руках какой-то маленький "баллончик". Совсем забыла, я ж ничего не понимаю в оружии. М-да. Своевременное заявление.

Я повернулась и увидела, что неподалеку от меня, удивленно хлопая глазами, очнулся… Дэни. Представляю, насколько он удивился, разглядев заварушку, представившуюся его взору. Секунду помявшись, я кинула ему свою находку. Знаете, почему из меня никогда не получился бы хороший наемный убийца? Потому что стрелок из меня никудышный. Я и с расстояния в два метра не попала бы в цель в виде двухэтажного дома.

Но к чему это лирическое отступление? Да к тому, что "баллончик"-то приземлился в нескольких метрах от Дэни, до которого всё ещё не доходил смысл и ужас происходящего.

Обреченно вздохнув, я решила взять что-нибудь внушающее мне надежду, что я знаю, как с этим обращаться. Взгляд метнулся к чему-то отдаленно напоминающему пистолет, из которого стреляла Кай. Гм…. Я смело схватила это чудо техники. А почему бы и нет?

И тут…

— Не стоит, — остановил меня голос.

Холодное лезвие слегка уперлось мне в горло. Не для того чтобы порезать, только припугнуть слегка.

Я перевела взгляд с пистолета на меч, блики от которого на мгновение меня ослепили и, скользнув по нему глазами, встретилась со взглядом Криста. Кто же ещё.

Я опоздала.

Кай без сознания лежала на земле, Шантэр ошарашенно сидел в углу, схватившись руками за голову.

— Не стоит, — повторил Крист, указывая глазами на мою руку, всё ещё сжимающую оружие.

Осознав, что партия проиграна, я разжала пальцы. А этот мерзавец даже не подумал отвести меч в сторону от моего горла! Неужели он считает меня — опасной?!

— Кай'лин, — он достал левой рукой из кармана какие-то белые браслетики, и даже не поворачиваясь, кинул их Кай. Метко кинул, искуснее, чем я. — Надень на них, мне больше не нужны инциденты, особенно во время обряда.

Кай кивнула и устремилась исполнять приказ. Первым делом направилась к Надежде.

— Повторяю, — снова обратился ко мне Крист, заметив, как я кошусь в сторону кучи оружия. — Не стоит этого делать, или….

— Или что? — Решила я, наконец, подать голос. И чтобы слова не звучали столь жалко, решила с четверенек подняться… Нет, на ноги не получилось, поэтому я для начала решила встать на колени. И произнесла как можно более ехидно. — Что? Убьёшь меня? А какая мне разница, произойдет это сейчас или пару минут спустя во время жертвоприношения?

Крист не ответил. Он замер, как памятник, лишь его удивлённо расширяющиеся глаза подавали признаки жизни. Чего это он?

И я проследила за его взглядом, застрявшим на моей груди. Ой, только не подумайте ничего такого! Просто в минуты моих манипуляций из-под футболки выпал октаэдр и теперь во всеобщее обозрение мотался у меня на шее. Он-то и приковал к себе внимание Криста. Нехорошо как-то получилось. Может, не догадается? Мало ли, сколько и каких кристаллов, и где конкретно, находится в нашей вселенной.

— Что ЭТО? — Холодно спросил Крист, приподнимая ЭМИТУП кончиком меча.

— Ну, лично мне это напоминает симпатичный кристаллик в форме выпуклого ромбика, — решила я познакомить его со своей многообразной фантазией. Интересно, кто-нибудь кроме меня обзывал такими словами Экспериментальную Модель Индивидуального Техномагически Универсального Предмета? Вряд ли, если судить по сверхошеломлённой физиономии Криста.

— Как ты его назвала? — Спросил он.

На мгновение мне показалось: у него! сейчас! начнется! истерика!..

— Повторить?

— Не стоит, — отрицательно закивал он. Его что, заклинило на этой фразе? Однако он продолжил свой странный допрос:

— Так, где ты его взяла?

— Купила на ярмарке, — весело солгала я.

— Вряд ли.

— …Может, мне его подарили.

— Сильно сомневаюсь.

… Что там ещё осталось в моём лингвистическом арсенале? Ах, да! Я его нашла. Именно это я и заявила Кристу.

— Да ну.

Я праведно возмутилась:

— Честное слово!

— И где же?

— На шее.

— На чьей?

— На своей.

Крист впился взглядом в мои глаза, будто пытаясь найти в них бессловесный, но правдивый ответ. И он оказался первым существом, которое не отвратило с ужасом в то же мгновение от меня своего взгляда. Либо он и вправду ещё не понял, кто я, либо отчаянно не хотел в это верить. Даже не знаю, какой из этих вариантов нравился мне меньше.

— Весна, — тихо пробормотал он. — Вес-на… Вес-н-а… Вестница?!!

— Крист? — Парировала я.

— Какого…

— Тёмного? Меня вот тоже крайне интересует данный вопрос. Эй, может, все-таки отодвинешь меч немного в сторону, а то ты какой-то нервный. Не дай Светлый, еще поранишь случайно… себя, например. Нет мне, конечно, не жаль, просто меня вид крови немного пугает.

Тут Крист, наконец, послушался меня и опустил свою руку. Скорее всего, он сделал это только потому, что был неожиданно и слишком сильно удивлён. Как же давно я мечтала уловить на его лице подобную реакцию, ну или хотя бы само лицо. Да и соскучиться я, оказывается, уже успела по нашим с ним бесконечным перепалкам. А прошло-то после последней встречи всего ничего: дня три-четыре.

А он внимательно изучал мою физиономию, как будто пытался запомнить каждую черточку. Потом вдруг наклонился и протянул левую руку к моему лицу: хотел проверить, что я не мираж? Возможно, именно занятый внутренним конфликтом, он не заметил, как к нему подкатился "баллончик".

— Закрой глаза, — услышала я голос Дэни и последовала его совету.

Сквозь закрытые веки я смогла увидеть вспышку и вдруг стала задыхаться от неизвестно откуда взявшегося дыма. Послышались шум, голоса. Я ощутила рядом с собой движение. Чьи-то руки с силой приподняли меня с колен, увлекая в сторону.

Глава 11

Блуждания

— Всё, — произнес Дэни, наконец, отпустив вырывающуюся меня. — Думаю, мы оторвались от них.

— И заодно заблудились, — проворчал Шантэр.

Надежда и Мисти обессилено повалились на землю, что не было удивительным. Оказывается, именно Дэни вбросил тот "баллончик", который оказался световой бомбочкой. Сначала она ослепляла, затем добивала сильным дымом, временно лишая противника зрения. В нашем случае это стало ещё и замечательным элементом неожиданности. Под шумок Дэни схватил меня и поволок к одному из выходов, где к нам присоединились трое остальных: пришедшая в себя Мисти, Шантэр, и только что проснувшаяся Надежда, которую, как и меня, пришлось тащить вглубь бесконечных каменных коридоров.

Я немедленно взвилась на полукровку:

— Какого Тёмного ты меня потащил?!

— Что?!

— Ничего! Кто тебя просил меня с собой тащить? — Начала я на него кричать.

Дэни повысил голос:

— А ты с этим маньяком хотела остаться, чтобы он тебя убил?

Остальные молча наблюдали за словесным поединком. Я не осталась в долгу и съязвила:

— А может, хотела! А может быть, я знаю этого маньяка. И ещё не факт, что он убил бы меня! А может…

— Хватит орать, — перебил меня Шантэр. — Может, нам и удалось сбежать, но если вы не прекратите ругаться, то очень скоро нам удастся проверить: убил бы тебя Джейсв или нет.

Я, последовав примеру Мисти и Нади, обессилено облокотилась о стену пещеры и сползла на пол. И правда, чего это я так разоралась? Нервы, видимо, совсем ошалели. А на Дэни зачем наехала? Он все-таки мне помог. Всё, всё из-за Криста!

Но только я перестала о нём думать и решила начать жизнь с самого начала, как Крист тут же вклинился в эту самую новую жизнь.

Крист… Крист… неужели я и вправду видела его? Разговаривала с ним? Он даже дотронулся бы до меня, если б не Дэни!

Ах, вот оно в чём дело!

Что-то меня очень напрягает. Один момент.

— Джейсв? — Переспросила я шёпотом.

— Чего? — Не понял черноволосый парень.

— Почему ты назвал Его Джейсвом? — Повторила я.

— Может, потому что это его имя?

Я задумалась. Ну, да. Вполне логично, что "Крист" не может являться настоящим именем Криста, то бишь Джейсва. А вот откуда Шантэр знает его имя?

Последний вопрос я поспешила высказать вслух, и была слегка ошарашена, услышав ответ:

— Его имя все знают.

?!.

— Не все, — откликнулась Надежда.

— В какой глуши ты выросла? — Снова подал голос Дэни. — И может, мне заодно кто-нибудь объяснит, что вообще произошло? И почему мы сбежали. Мы же превосходили их в силе, а у этого, блин, советника, даже оружия при себе не было, кроме той железки.

— Превосходили, — фыркнул Шантэр. — Ага, щас! Аж в двести тридцать пять раз. Этот… это… язык не поворачивается назвать его человеком. Короче, он обладает такой ментальной силой, что мы все вместе взятые, даже если прибавить эту мерзкую тварь Кай, вряд ли смогли бы составить Джейсву достойную конкуренцию.

Дэни очень замысловато выругался. А я, наконец, стала постепенно приходить в себя.

— Короче, нужно выбираться отсюда, — подвела итог Мисти. — Все остальные проблемы объявляю второстепенными. Кто-нибудь имеет хоть малейшее предположение, в какой части туннеля мы находимся и где выход?.. — Она обвела всех взглядом.

Ответом ей было молчание, которое принято называть гробовым.

— Что такое "не везет" и как с этим бороться, — выразила свое мнение Надя, глядя на выход, засыпанный грудой камней.

Шантэр оказался специалистом в технике и перестроил даймер так, что тот теперь указывал не план Академии, а карту подземелья. Где-то через полчаса нам удалось пробраться к выходу и не столкнуться с недоброжелателями в составе Кай и Криста (ну хоть убей, не хочу называть его Джейсвом!). Однако на этом везение наше закончилось. Видимо, предполагая наше бегство, вход намеренно завалили камнями.

— Стерва, — буркнул Шантэр.

Видимо, данный эпитет был обращен в адрес Кай.

— Надь, только не обижайся, но с этих пор я решил, что ненавижу иномирцев, — отозвался Дэни, преодолевая желание пнуть ногой один из булыжников.

Пока мы блуждали в тёмном подземелье, Мисти рассказала, как они здесь оказались. Вообще-то, сначала объяснял Шантэр, но так как он постоянно сбивался, уходя в лирическиее отступления, выражающиеся в виде нелицеприятных слов в сторону Кай, Мисти пришлось его перебить и самой продолжить рассказывать.

Оказалось, Кай их потащила в подземелье, чтобы устроить нечто вроде экскурсии. Ночь, естественно, показалась ей для этого самым удобным временем. Ничего не подозревающие ребята с удовольствием отправились с нею.

Первые подозрения о том, что это ловушка, появились у Мисти в тот момент, когда она увидела меня лежащей без сознания на полу (и как это я не простудилась!). Второй причины для подозрений не появилось, так как Кай, использовав какое-то оружие, их "вырубила". Надю схватили в своей комнате через несколько минут после того, как я отправилась на встречу. Хотя, как оказалось, это был всего лишь способ выманить меня из помещения.

Также мне удалось выяснить, что Крист в этом мире оказался приближенным Императора. И ещё являлся его советником и будущим наставником Рикона — наследника Империи. Ничего себе наставник! Зато теперь очень многое становится на свои места. Жаль, что не всё.

А ещё меня бесило то, что до сих пор я не могла понять поведения Криста…

— У кого-нибудь есть предложение, как отсюда выбраться? — Поинтересовалась Мисти.

Я позавидовала её хладнокровию. В такой-то ситуации! Лично я чувствовала себя ужасно. А что, собственно, ещё можно чувствовать, когда просто разрываешься на части?

Взрыв противоречивых эмоций, снующих в голове, не давал мне нормально сосредоточиться. Всё из-за Криста!

— Может быть, найти портал? — Предложила Надя.

Четыре пары глаз удивленно уставились на иномирку.

— Ну, — смущенно заговорила она, — как бы это сказать… Вы же говорили о магии, о путешествии… так, может быть, самим воспользоваться… — Надя замолкла, не сумев подобрать нужных слов.

Наверное, из-за того, что ещё не могла свободно общаться на имперском языке. Зато смысл дошел до меня, и я поспешила объяснить остальным:

— Помните, Кай говорила, что древняя магия позволяет спокойно путешествовать по другим мирам? Так вот, Надя предлагает найти портал и через него… свалить в другой мир.

— Смысл? Всё равно портал не активируется без наследника, — отвергла идею Мисти.

— Но, может, хоть попробовать? — Вмешался Дэни. — Всё лучше, чем тут торчать.

— И то верно, — согласился с другом Шантэр. Он обернулся ко мне: — Весна, а ты что думаешь?

Если честно, то я не ожидала, что кто-то поинтересуется моим мнением. Это было немного странным для меня.

— Почему бы и нет. Хуже уж вряд ли будет.

На том и порешили.

Осмотрев карту-голограмму и выбрав несколько мест, где мог бы находиться этот самый портал, мы двинулись в путь.

Лично мне было плевать. В данный момент мне было абсолютно всё равно, что будет дальше. Смерть, как таковая, не вызывала у меня никаких чувств, кроме любопытства. Так что я не боялась, что по дороге мы наткнёмся на Криста или Кай.

Крист. У-уу. Как же хочется волком завыть на луну. Только вот луны отсюда не видно. Да и полнолуние, кажется, наступит не скоро. Тёмный, да что же это у Криста за наклонности такие — пытаться меня убить? Сначала тот костёр в Альяле, теперь вот решил покончить со мной во время ритуала?..

Кстати, о ритуалах. Что там с моим списком жертвоприношений Тёмному? Так, ну на первом месте, естественно, Крист. Второе место? Кай или все-таки Пожиратель Душ? Наверное, всё же Пожиратель, он, в отличие от Кай'лин, почти убил меня. Так… никого не забыла? Ах да. Доктор Вайгрус. Что ж, четверо уже есть. Интересно, а списку предстоит ещё пополниться?

Что-то оторвало меня от размышлений. Ощущение страшной, давящей… тишины. Я оглянулась.

О, а где же все? Тёмный! Да я потерялась? И как умудрилась-то? Впрочем, чему удивляюсь — это же я. Нет, ну надо же. И куда теперь? А из какого коридора я вообще вышла? Или выпала? Из этого или из того? Светлый, ну что я тебе такого сделала? За что ты наказываешь меня?

Задавая себе подобные риторические вопросы, я наугад шагнула в один из проходов. Включать свой собственный даймер я не стала, так как всё равно в этом не разбираюсь. Что ж, если мне повезет, то я… Ну, куда-нибудь-то сто процентов выйду. Не может же этот лабиринт длиться бесконечно.

Блуждала я долго. Сколько именно, даже представить не могу. Скорее всего, где-то между вечностью и бесконечностью. Ну, или минут пятнадцать по людскому времени.

Потом мне стало скучно так шагать неизвестно куда, и я всё же включила даймер. Он высветил мне план… Академии. И что теперь?

Я достала ЭМИТУП и поднесла к браслету. Гм… зачем я это сделала? Раздался треск, полетели искры, запахло чем-то палёным. Блеск! Быстро сбросив даймер на пол, я ещё раз помянула Тёмного.

А Нриэс говорила, что их сломать невозможно!

Ненавижу технику!

И вдруг белым светом засветился мой кристалл, и для меня прозвучало:

— Это потому что ты её все время ломаешь.

С минуту я ну просто поверженно молчала. Примерно такое же время сердце отказывалось стучать. Почему-то первым моим желанием было притвориться, что меня здесь нет. Но, кажется, Крист в это не поверит.

— Правильно кажется, — продолжал издеваться мелодичный голос.

— Крист? — Решила я на всякий случай подтвердить свою догадку. Ну, мало ли, вдруг это моя взбесившаяся фантазия. Может, я тут сама с собой болтаю. Может, у меня помешательство на нервной почве в виде прогрессирующей шизофрении и мании преследования.

— Угадала, — согласился он (а может и не он, а коварная шизофрения?!). — Ну, здравствуй.

— Виделись уже, — отрезала я, на ходу придумывая, как бы отключить октаэдр.

Вот такое я противоречивое существо. То увидеть его мечтала, теперь даже слышать не хочу.

Стоп.

Не думать!

Он всё слышит.

— Как ты здесь оказалась? — Сдержанным голосом спросил Крист.

Нервничает?

— Забыл? Твоя подружка меня сюда притащила.

— Кто? А, это ты о Кай'лин. Я спрашиваю, как ты очутилась в этом мире? Как выбралась из Альялы?

— Ножками, Крист, ножками. Да откуда мне знать, каким образом я сюда переместилась! Может, Аномальные Точки, а может, это ещё одно свойство кристалла.

— ЭМИТУПа, — поправил Крист.

— Да плевать!.. — Ну вот, опять я злюсь.

Он резко сменил тему:

— Где ты сейчас?

— Ха! Так я тебе и сказала.

— Ты заблудилась, — он не спрашивал, он констатировал.

— Угу.

Он тяжело вздохнул.

— Ну, хорошо, — согласился Крист. — Стой на месте, я тебя сейчас попытаюсь найти.

— Спасибо, не надо. Один раз я уже чуть не умерла. Больше как-то неохота.

— Да не собираюсь я тебя убивать! — Засветился кристалл фиолетовым. — Ну, по крайней мере, пока что.

Ответить я не смогла, так как в этот момент споткнулась о какой-то камень. Как назло, рядом оказался небольшой обрывчик высотой метра в два, куда я кубарем и скатилась. За что мне всё это?

Когда движение прекратилось, я открыла глаза. Вроде лежу, а почему весь мир так кружится? Постаралась встать. Больно. Тёмный! Нет, лучше немного полежу. И в голове какой-то шум. Ах нет, это Крист спрашивает, что случилось. В ответ я просто зашипела:

— Я споткнулась и оч-чень неудач-чно упала.

— Ты же умеешь видеть в темноте.

— А то я не знала.

Неподалеку раздались шаги. Крист?

"Нет, это не я" — вполне серьезно ответил он.

А кто тогда, шизофрения?! — Опасливо поинтересовалась я про себя.

— Весна?

— Шантэр, — обрадовалась я, что, наконец, кого-то нашла. Или меня нашли.

"Шантэр?!!"

Помолчи, — огрызнулась я.

А вот и мой черноволосый полукровка. Увидев меня лежащей на камнях, тут же кинулся на выручку. Приобняв меня за плечи, помог встать. Наконец-то я в вертикальном положении.

— Я заметил, что ты пропала, когда твой крестик исчез с карты. Так может быть, заметили, только когда к месту подобрались бы. Это ты молодец, придумала даймер сломать, чтобы подать сигнал.

Да ладно. Я же гений и все такое.

Крист фыркнул.

Ну, хорошо, я его случайно сломала!

Но, Шантэру сказала совсем другое:

— Сама виновата. Задумалась, вот и свернула куда-то не туда.

— Не сломала чего? Идти можешь? Или помочь?

— Да все в порядке. А остальные где?

— Пошли проверять один из проходов.

Дальше вместе пошли. Сообщать о Кристе я пока не решалась. Потому что даже не могла представить себе их реакции, да и пришлось бы рассказывать о себе.

Шантэр, сверяясь с картой, поворачивал то налево, то направо. Крист все еще продолжал молчать. А может, просто ЭМИТУП, наконец, прислушался к моему душевному зову и отключил от меня этого негодяя!

" И что это значит?.."

Ну, видишь ли, из-за сложившейся ситуации мне очень сложно назвать тебя хорошим человеком. Мне даже просто человеком назвать тебя трудно.

" Я не об этом. Какого Темного ты к нему прижимаешься?!"

Не прижимаюсь, а опираюсь о него. Я, если ты вдруг не заметил, упала. А это, если тоже не знаешь, очень больно. Это, во-первых. А во-вторых, тебе-то какое дело?

Прозвучало вдруг язвительное в мой адрес:

" И вправду, какое мне до этого дело?"

Кристалл засиял ярко белым цветом, о чем мне поспешил сообщить Шантэр.

— Да, такое бывает, — успокоила его я.

Крист снова фыркнул.

Ну, все. Достал!

"Куда вы идете?"

Тебя это не касается.

"Ошибаешься. Очень даже касается. Им некуда идти. Выход перекрыт. А другого способа не существует".

А мы найдем!

"Прекращай этот цирк, — вздохнул он. — Пока еще не поздно. Вернешься обратно в Нигде, как ты называешь это место. Займешься старой работой".

А что будет с Надей? С Мисти? С Дэни и Шантэром? С Риконом в конце концов.

"Не задавай глупых вопросов, — засветился кристалл голубым светом. — Тебя это волновать не должно".

Крист. Джейсв. Или какое там твое настоящее имя? Два дня, а может уже три, я провела без твоего вмешательства. И знаешь, мне понравилось! Понравилось быть свободной. Я больше не хочу жизни в неизвестности. Не желаю подчиняться кому-либо, кроме самой себя. Теперь я все решения буду принимать сама, а не по твоей указке. Странно, я знаю Надю всего пару дней, а ощущение, что знакома с ней всю жизнь. А тебя я знаю четыре месяца. Темный! Да я Шантэру доверяю больше, чем тебе! А с ним я познакомилась только сегодня за завтраком.

"Послушай…"

Вот видишь! Ты даже по имени меня не называешь! А Надежда, между прочим, уже придумала мне его.

"Подумаешь. Сократила Вестницу до Весны".

Прощай.

Не знаю, как я это сделала, но ЭМИТУП перестал светиться, отрезая от меня Криста. Теперь он не сможет со мной связаться, пока я сама этого не захочу. А я не захочу. Вообще нужно потом избавиться от кристалла. От греха подальше.

Глава 12

Исток

— Как я понимаю, это и есть то самое место? — Спросил Шантэр, внимательно оглядывая зал, стены которого окутывала разноцветная мозаика из осколков стекла.

Посреди него возвышалась мраморная плита, исчерченная разными символами. От нее в стороны по направлению к стенам расходились четыре зеленых дорожки. Видимо, это и вправду был алтарь для жертвоприношений.

— А никому в голову не приходит, что мы сами завлекли себя в ловушку? — скептически поинтересовалась Мисти, наблюдая, как Дэни забрался на жертвенник и с любопытством его осматривал. Настала моя очередь вмешаться.

— Теперь уже поздно волноваться, — сообщила я, следя за тем, как Надя подобралась к парню на алтаре и сделала вид, будто пытается его удушить. Парень охотно стал ей подыгрывать.

— Молилась ли ты на ночь, Дездемона? — Загробным голосом приговаривала землянка.

Видимо, сказывалось общее перенапряжение. Вслух этого никто не говорил, но все уже понимали, что нам живыми отсюда не выбраться. Благо, в панику еще никто не впал. Хотя может я и ошибаюсь, судя по состоянию Дэни и Нади. Конечно, если верить (ха!) Кристу, убивать он меня не собирается… пока что. А только хочет отправить обратно. Но как я уже успела убедиться, для меня заточение в Нигде сравнимо со смертью. Хотя нет. Это даже хуже чем смерть!

Так что нужно думать, как все-таки выбраться отсюда, причем думать быстро! Если не ошибаюсь, то о подобном ритуале я читала в книге про Исток. И все же, как верно подметила Кай, без жертвоприношения не обойтись.

Но неужели нет выхода? Быть того не может! Выход имеется всегда, он есть и сейчас, просто я его плохо ищу.

— Да прекратите же дурью маяться! — Не выдержала Мисти, глядя, как теперь уже Дэни пытается "задушить" землянку. — Устроили тут балаган!

— Ты чего? — Не понял Шантэр.

Тем временем Дикая, носившая в себе частичку магии Земли, неожиданно осела на пол. Затем подтянула к подбородку колени, обхватила их руками. Ее золотистые кудри, покрытые пылью и каменной крошкой, разметались по плечам. Взгляд потускнел, а ресницами она часто-часто заморгала, чтобы никто не заметил, как от слез заблестели ее глаза.

Сглазила! Вот только истерики тут не хватало. Взяв на себя инициативу, я подошла к Мисти и уверенно заявила:

— Все будет в порядке!

Девушка подняла на меня глаза. О!.. Оказывается, вместо слез в них застыла… ярость! Что ж, это тоже хорошо. Пусть немного покричит, тогда точно в себя придет.

— …В порядке? — Спросила она, повышая голос — В порядке?! И каким же образом у нас все будет в порядке?! Даже если б мы имели хоть малейшее представление о том, как активировать портал, у нас все равно ничего бы не вышло!..

Теперь она просто орала. То ли на меня, то ли на саму себя.

— …У нас нет наследника престола. Ни старшего, ни младшего. Понимаешь? Ни-ка-ко-го. Поправь меня, если ошибаюсь.

Все молчали, слушая ее гневную тираду. А она продолжала выкрикивать:

— А может, я не права? Может быть, я не заметила, и кто-то из присутствующих на самом деле является тайно скрывающимся наследником Империи?

Язвительно поинтересовавшись таким вот образом, Мисти угрюмо обвела всех взглядом, будто ощупывала каждого изнутри:

— Может, это ты? — она резко дернула меня за запястье, на котором совсем недавно красовался даймер и которое безбожно чесалось после того, как меня чуть не спалили на костре. — А?.. Может быть, это ты и есть…

Слова замерзли на ее губах, когда она сфокусировала взгляд на моей руке. Заинтересовавшись столь резкой переменой, я тоже пригляделась к своему ожогу и была немало озадачена тем, что увидела.

— О, Темный! — Выругалась я, разглядев на своей белоснежной коже… татуировку в виде спящей ящерицы! Точно такая же была у Рикона в тот памятный день. Но у меня-то она откуда, каким образом?! Раньше ее не было! Я б запомнила…

Как ни странно, память охотно откликнулась на мой мысленный возглас, подкинув несколько картинок того дня…

…Рикон, видимо, посчитав кристалл довольно интересной игрушкой, схватил его рукой. А я, не успев среагировать, обхватила своей рукой его руку, сжимающую кристалл. Мое тело неожиданно потрясла дрожь, руки начали неметь, угрожая не удержать ребенка. Теплая струйка энергии медленно скользнула по моему левому запястью, спиралью направляясь к локтю. Задержалась там на секунду и вернулась обратно…

Помню. Было такое. Не могу не согласиться, что у ЭМИТУПа очень интересное чувство юмора. Крист, наверное, удивился бы, узнав о таких странных способностях октаэдра.

Вокруг уже толпились остальные участники нашей группы.

— Так ты и есть внебрачная дочь Великого Императора Иона второго! — Дэни, казалось, был поражен не меньше меня и опасливо косился на татуировку. — Но как так?..

— Здорово, — обрадовалась Надежда. — Теперь я всем смогу говорить, что знаю не только специализированного наемного убийцу, но еще и, по совместительству, принцессу!

— Так вот зачем ты проникла в Академию, — медленно произнесла Мисти. — Чтобы встретиться со своим отцом и заявить о своих правах на престол…

— …а Джейсв, — продолжил ее мысль Дэни, — узнал тебя и решил избавиться и от тебя самой, чтобы самому завладеть Империей!

— Твоя мать, видимо, была из Чужих, — снова заговорила Дикая. — Вот Император и скрыл твое существование!

Четыре пары глаз уставились на меня в ожидании, что я подтвержу их слова, естественно, добавив в рассказ о трагические подробности своей жизни. Я же продолжала удивляться бесконечному простору и обилию человеческой (и не только) фантазии. Это ж надо додуматься до подобных предположений!

Я стояла столбом, безмолвно обдумывая все сказанное, пока молчавший до этого момента Шантэр не вынес свой вердикт:

— Все сходится.

— Сходится, — подтвердила землянка. — Это же настоящий Мировой заговор!

— Угу, — согласилась я. — Сходится то, что вы все рехнулись!

— Ну, возможно, тут и правда есть некоторые неточности, — охотно согласился черноволосый парень. — Только, боюсь, времени для выяснения подробностей у нас уже нет. Императрица, — обратился он, по-видимому, ко мне. — Вам известно, как следует пользоваться порталом?

— Ясно, — хмуро заявила я. — Вы не рехнулись. Вы надо мной просто издеваетесь! Причем все. Это уже на Вселенский заговор тянет, — доверительно сообщила я обрадованной Надежде.

Могло быть и хуже, — уговаривала я себя, давая указания своим "подданным".

Сомневаюсь, — не соглашался со мной мой внутренний голос.

Каждый из полукровок занял место у стены, где заканчивались зеленоватые дорожки, ведущие от алтаря. Там же был указан и символ, соответствующий их стихии: ветер, земля, воздух.

Наде, которая от скуки, сидя на мраморной плите, болтала ногами и наблюдала за моими манипуляциями, я предложила занять мое место у стены со знаком огня. После неоднократных вопросительных взглядов, кидаемых ею на меня, я наконец-то сообщила свой принцип действия:

— Поскольку вы единогласно решили признать меня наследницей, что в принципе к обряду не имеет ни малейшего отношения, так как Исток может использовать только тот, кто имеет отметку Силы. Под данным термином подразумевается татуировка, — я взглядом указала на спящую ящерицу. — Присутствие четырех Диких с принадлежностью к одной из стихий — необязательно. Достаточно просто четверых людей. А уж жертва Темному тут тем более не нужна.

Дэни тут же воскликнул:

— И после этого вы будете утверждать, что не приходитесь дочерью Великому Императору Иону второму! Откуда же вам известна столь насыщенная информация об Истоке и о том, как им управлять? Подобные вещи передаются из уст в уста только в Императорской семье.

Я промолчала. Просто не видела больше смысла ни с кем препираться. Никак не хотелось рассказывать, при каких обстоятельствах я получила метку в виде дрыхнущей рептилии на своем запястье. Тем более пришлось бы признаваться и в других грехах. На все это у меня не осталось ни сил, ни желания, ни времени.

Если честно, то я очень нервничала. Полдела — открыть портал в другой мир, труднее другое — решить, куда ты хочешь его открыть. Раньше я желала вернуться в Альялу. А теперь? Чего я хочу теперь? Да и хочу ли чего-нибудь? Разве только чтоб меня оставили в покое. Куда угодно готова деваться, только чтобы там не было Криста. А еще магии!..

И чтоб не средневековье.

А еще туда, где не будет никаких императоров. Да, и без всяких Диких, с эльфами я бы обошлась. Только люди! Обычные люди.

Хм… С Надеждой что ли податься? Ей-то и думать не о чем. Домой ей нужно, на Землю. А вот куда, интересно, решили направиться остальные? Что-то они даже никакой инициативы не проявили в этом вопросе. Странно это все как-то.

— Приступаем, — возвестила я, подходя к жертвеннику.

Чтобы хоть на несколько секунд оттянуть время, я стала разглядывать изображенные на жертвеннике узоры. Интересно, и кому же не лень было выдалбливать эти извилистые рисунки? Этому человеку явно нечем больше заняться.

А каким же воображением нужно обладать, чтобы… Ладно, проехали. Пора уже.

Я протянула свою левую руку в центр алтаря, при этом мне пришлось самой на него забраться, чтоб было удобней.

Теперь мне требовалось добыть что-нибудь острое, дабы "пролить священную кровь потомка Великих". И где же взять такой предмет? Все оружие было отобрано еще в начале наших приключений по тоннелю. Но может быть…

Я вытащила из-под футболки кристалл и, зажмурившись, полоснула себя по руке. У-у-у. Кровопийца!

Капельки моей крови стали медленно стекать по руке. Когда одна из них достигла татуировки, я почувствовала легкое жжение. Красная капля упала на алтарь. Мгновенно в голове разлилась сильная боль, словно взорвалась бомба. Миллиарды огненных щупальцев вонзились в меня. В мое сердце. Мою душу (если таковая имелась в наличии).

Стоя на четвереньках, я пошатнулась и чуть не свалилась на пол.

Но я еще здесь. Жива. Исток признал меня. Ну, или, по крайней мере, не отказал в доступе.

А это… что… такое?..

Закрываю глаза и прислушиваюсь к своим ощущениям.

Ветер. Слабый. Скорее даже тонкая струйка свежего воздуха. Легкий приток Силы.

Но это лишь на первый взгляд.

Внутри все гораздо сложнее. Это не просто ветерок, это нарастающий ураган.

А еще… это свобода. Всепоглощающая и всеобъемлющая. Свобода от всего и от всех. И знакомая какая-то. Но не моя.

А чья же?

Дэни…

Вода. Спокойная. Умиротворяющая. Но это всего лишь видимость спокойствия и умиротворенности. Ведь на самом деле это подлинное цунами. Беспокойное. Бушующее. Не подчиняющееся ни законам, ни контролю. Потому что вода это не просто внутренняя сила давящих глубин — это Мощь. Но снова не моя.

Шантэр…

Земля. Гораздо проще и одновременно сложнее остальных Стихий. Самая привычная и родная что ли? Но не потому, что слабее других. Вспомним землетрясения… На самом деле Земля — это поистине воплощение мудрости. Именно с ней легче всего вступать в контакт. К сожалению, подобная характеристика присуща не мне.

Мисти…

Что же осталось?

Огонь. Неукротимый. Необузданный. Вот чистое проявление Стихии — Дикий Огонь. Он никогда не поддается контролю. Никогда!

Можно ли назвать его самой сильной Стихией? Не знаю. А самой красивой? Вероятно, но… но я бы подобрала другие эпитеты. Самая неистовая, самая яростная, самая упрямая и неизведанная Стихия. Особенно в методах достижения цели. Кто же это?

Надежда…

Или нет?

Подходит ли тут хоть кто-нибудь. Ведь Живым Огнем невозможно управлять. Это все-таки не простое воплощение Силы. Это еще и разум. Но какой? Искусственный? Инстинктивный?

Может быть. А может, и нет. Кто знает?

Гм…

А ведь однажды…

Я открыла глаза. Вокруг все как-то преобразилось. Мозаика из разноцветных осколков превратилось в некую общность, в подобие водопада. Только не материального, а энергетического.

И время словно остановилось, все куда-то… нет, не исчезло, а как будто размылось. Остались только я и эти сверкающие нити, что из бесконечного потока энергии тянутся теперь ко мне.

Красивые. Сверкающие. Манящие.

Так бы и любовалась ими. А еще лучше было бы собрать их, стянуть, замкнуть их все на себя и закутаться в них, будто в теплый плащ. Чтобы они навсегда стали моими. Только моими.

Я протягиваю руку и машинально закручиваю тонкие пряди, ощущая, как маленькие потоки силы касаются моих рук, собираются, множатся у меня в пальцах, жарким пламенем наполняют мои жилы. Такое приятное и возвышенное чувство. Пьянящее, дурманящее. И возбуждающее странное, не испытанное мною раньше чувство: и не трогаться с места — здесь так спокойно, тепло, даже надежно, и немедленно унестись отсюда прочь, подальше от чего-то страшного, что, чувствую, может сейчас грянуть и…

Скорее! Собрать все, чтоб даже кроха Силы не утратилась здесь. Смести подчистую. Опустошить все до предела, чтобы никто и никогда не смог воспользоваться Истоком кроме меня. Он должно принадлежать только мне.

Мне!

А зачем?

Хороший вопрос. Ну, потому что я так хочу.

А хочешь ли?

Ну, да! Что может быть лучше, чем обладать огромной Силой? Ведь я этого и хотела.

Хотела? Этого?.. Но для чего?

Власть. Сила. Величие.

Нет, как-то это на меня не похоже. Такого я точно не хотела. Никогда. А зачем же, для чего тогда потревожила Исток? Определенно для чего-то очень важного, небывало важного.

Гм… Амнезия прогрессирует. Снова. А чем там занимается мой здравый смысл? Ушел в заслуженный отпуск? Где же тут логика?

Портал…

Вот теперь точно! Я хотела создать… нет, открыть. Открыть портал в другой… другие миры. А для этого не обязательно опустошать Исток. Достаточно нескольких… нитей. Остальное должно остаться для наследников. Не для моих, правда. Я, можно сказать, незаконно использовала Силу. Ладно, потом додумаю. А сейчас мне нужны порталы.

— Домой, — неохотно протянула Надя, рассматривая светящееся "окно". — Да ну его, этот дом. Или хотите от меня избавиться на самом интересном месте?..

— Надь, — спокойно ответила я. — Я не уверена, что еще когда-нибудь смогу или захочу открывать проходы в другие миры. Так что можешь считать это, — киваю на "окно" в другой мир, — своей единственной возможностью попасть домой.

— Я буду скучать, — говорит она. Искренняя тревога звучит в ее голосе.

— Не будешь, — отрицаю я. — Мы и знакомы-то всего ничего.

— Ну и что. Все равно буду, — отвечает землянка обиженным голосом.

Наступает молчание.

Дэни, Шантэр и Мисти вообще пытаются делать вид, будто их тут нет. Вот я вижу, как в глазах Надежды загорается решимость, и мне это очень не нравится. Она что-то для себя решила.

— Я хочу остаться, — твердо вдруг произнесла она. — Я все решила. Не больно-то мне и хотелось возвращаться назад. Экзамены я и так все пропустила.

На губах Надежды заиграла легкая улыбка. А я грустно смотрела на землянку, которая за столь короткий срок успела стать мне другом. Как это вышло? Стечение обстоятельств? Случай? Судьба? Не знаю.

Я тоже буду по ней очень скучать, потому что несмотря ни на что, я не могу позволить ей совершить ошибку. Она ведь просто не понимает, чего лишается, решив навсегда отказаться от своего мира, от своего города, дома, семьи, друзей и просто знакомых. Как бы Надя ни старалась, в чужом мире она никогда не сможет найти свое место в жизни, почувствовать себя счастливой. Станет такой как я, день ото дня занимающейся самообманом, чтобы привнести в свою жизнь хоть какой-нибудь смысл. Видимый смысл.

Я шагнула к ней, когда она оказалась между мной и порталом в ее мир.

— Твои слова очень многое значат для меня, — наконец произнесла я.

— Не пытайся меня отговорить, — грозно сказала Надя.

— Даже и не собиралась, — честно ответила я, резко толкая Надежду в портал. — Прощай.

Мгновение — и "окно" в другой мир свернулось вслед за громким щелчком.

Вот и хорошо. Так будет правильно. Надеюсь, землянка не сильно ушибется и сумеет добраться до дома. Если ей повезет, то она, может, даже примет все случившееся с нею за сон или галлюцинацию. Не хотелось бы узнать, что моя подруга загремела в психиатрическую лечебницу.

— Ну, — бодро спросила я. — А вам ребята куда?

— Альяла, — первым опомнился Шантэр. — Если не ошибаюсь, сын Императора Иона второго — Рикон сейчас находится именно там. Поступая в Академию, мы принесли присягу Императору, а значит, нашим долгом является спасти и защитить его наследника.

Он говорил от имени их троих. Вот это сплоченность. Эти трое настоящая команда.

— Даже если он до сих пор там, то как вы собираетесь вернуться обратно? Я сомневаюсь, что у меня получится снова открыть проход, да и смысл, если мы…

Я не закончила предложение, припоминая тот день, когда впервые увидела Рикона. Конечно, это всего лишь мои догадки, но, скорее всего, тогда на рынке я видела не только его, но и Императора. И он, похоже, обладал знанием какого-то способа вернуться в свой мир. Быть может, не все еще потеряно? Если, конечно, Иона второй до сих пор жив.

— А впрочем, почему бы и не попробовать? — Решила я, тихо добавив, — хуже-то все равно не будет. Хуже просто некуда.

Я взяла ЭМИТУП и зарисовала в своем воображении одну из кормчих в Альяле. Кристалл тут же приступил к работе, формируя портал из нитей Силы Истока. На секунду я даже смогла ощутить колыхание поступающей энергии. Мгновение и… перед нами открывается еще одно светящееся "окно".

— Добро пожаловать в другой мир, — нервно отозвался Дэни, первым шагая в него.

— Так нечестно! — Возмутилась Мисти. — А как насчет пропустить даму вперед?!

Остались только я и Шантэр.

— Идешь?.. В смысле идете, Императрица?

— Императрица… — Глухо повторила я его слова. — Было бы здорово… Давай переедем на "ты". Нет, Шантэр. Я должна идти последней, чтобы закрыть портал. Негоже оставлять его без присмотра, учитывая, что сюда скоро придут Кай и… Джейсв.

— Вы… Ты, — быстро поправился черноволосый Дикий, — знакома с ним? Я частично слышал ваш разговор, когда он меня оглушил ментальной силой.

— Знакомы. Немного, — призналась я, почему-то опустив глаза.

— Ты назвала его Кристом, а он тебя Вестницей. Вестницей чего? — глухо спросил парень.

— Я бы тоже хотела это знать, Шантэр.

Он молча развернулся и шагнул в телепорт. После того, как он скрылся, я уже собиралась за ним последовать, но вдруг над моей головой раздался взрыв. Каменная крошка вперемешку с разбитым стеклом посыпалась вниз. Внезапно проснувшееся чувство самосохранения оттолкнуло меня от портала к мраморному алтарю. Сгруппировавшись, я прикрыла голову руками.

— Какого Тёмного? — Поинтересовалась я у кого-то.

— Каким образом вы активировали Исток? — В ответ спросил этот кто-то, голосом жутко напоминающий Кай.

Я осторожно выглянула из-за жертвенника. И это помогло мне увидеть Кай, стоящую у прохода и целившуюся чуть повыше алтаря из какого-то оружия. Криста рядом не было.

— Повезло, — лаконично ответила я, перебирая варианты, как же преодолеть пару метров и поточнее попасть в портал.

— Это ты его открыла? — Просчитав что-то в уме, снова спросила бывшая полукровка.

Я тем временем вспомнила одну из причин, по которой так хотела вернуться в Альялу. Остался у меня там один бесхозный демон. Да и тот незаконченный разговор с Пожирателем Душ… О да, именно с этим человеком я бы хотела пообщаться. Желательно без свидетелей.

— Нет, — ответила я, резко преодолевая расстояние между собой и "окном". — Я его не открыла. Я его закрываю.

Мягкий, голубоватый свет охватил меня, принимая в свои объятья. Где-то послышалось завывание ветра и щелчок, означающий свернувшийся портал. В голове пронеслись какие-то образы, но я так и не успела поймать ни одного из них, так как сильно и очень больно ударилась о некое препятствие.

Первая мысль была странной: я не потеряла сознание?

Вторая оказалась какой-то садистской: а остальные так же сильно ударились, как и я?

Третья же мысль предложила перестать валяться неизвестно на чём, встать и перестать позорить Императорскую семью, к которой я явно не принадлежала.

Оказалось, что я лежала на полу среди кучи мешков с одеждой. В прачечной что ли? В поле зрения суетились какие-то люди в белых фартуках и чепчиках. Похоже, служанки.

А вот моих знакомых здесь не наблюдалось.

Я напрягла свои ощущения, переплетенные в прочный узел с ЭМИТУПом. Те, в свою очередь, жестоко сообщили, что куда бы я ни попала, это место не имеет ничего общего с миром, где находится город Альяла…

Глава 13

Помешательство

Лежа на неудобной кровати, я несколько бездумно разглядывала развернувшийся за окном пейзаж. Солнышко, деревья, птички поют. Красота и благодать. Кстати, у меня на подоконнике стоит горшок с цветами. С какими — не знаю. Я плохо в этом разбираюсь. Но цветочки мне показались довольно миленькими.

Наверное, вам интересно, почему я валяюсь в постели и созерцаю, как лучи солнца переливаются на оконном стекле? Что я вообще делаю в больничной палате и почему не спешу искать способа попасть в Альялу? Ответ простой и банальный до ужаса. Ни Альялы, ни МИА-3 не существует, как и других миров вообще. Криста, ЭМИТУПа, Надежды и всех остальных моих знакомых в природе не было, нет, и не будет. Есть только я, моя больная фантазия, четыре месяца в коме и последняя неделя в бреду. Только вчера, благодаря специализированным врачам и собственной силе воли я вернулась из мира своих иллюзий в реальную жизнь. Но давайте все по порядку.

Меня зовут Весена. Примерно полгода назад я вместе со своей семьей попала в катастрофу, в результате которой все кроме меня погибли. Каким-то невероятным чудом мне удалось выжить. К сожалению, для меня любимой сей фрагмент моей печальной жизни не остался без последствий. Я потеряла память и чуточку тронулась умом, а два месяца спустя вообще свалилась в кому. И, как уже говорила, лишь совсем недавно из нее вышла…

Обо всем этом мне поведал психиатр после того, как я очнулась. Естественно, я ему не поверила! Слишком уж реалистичные у меня были глюки. Но все же я не стала об этом говорить врачу и только ехидно комментировала некоторые его слова, казавшиеся мне абсурдными. Вскоре он сам догадался, что я не очень-то уверовала в его диагноз. Тогда доктор резонно поинтересовался, в чем же заключаются столь стойкие сомнения в правдивости вынесенного им вердикта в отношении моего психического состояния. Не знаю, что на меня нашло, хотя предполагаю, что в этом виноваты лекарства, которыми меня предварительно напичкали, но как бы то ни было, я сказала доктору относительную правду своей жизни на МИА-3 и о кое-каких своих способностях. Вот тогда-то психиатр и натолкнул меня на мысль, что все, что со мной произошло, — это бред воспаленного сознания.

— Значит, вы утверждаете, что с помощью кристалла могли говорить на любом языке? — Задал он провокационный вопрос.

Если честно, в тот момент я посчитала, что сейчас врач скажет мне пару фраз на другом языке и предложит перевести. Я уже мысленно собиралась повергнуть его в шок, но вышло всё совсем наоборот.

— Да, могу, — ответила я.

— А без кристалла?

— Ну, наверное, не смогла бы, — и тут меня осенило. Без ЭМИТУПа я стала бы разговаривать на родном языке! О, Светлый! Какая же я дура. Почему раньше мне такое в голову не пришло?

Но ликовала я недолго, так как мне был задан следующий вопрос:

— А вы утверждаете, что этот мир не ваш.

— Не мой, — охотно согласилась я.

— Так как же мы с вами тогда общаемся, если в данный момент на вас нет кристалла?

Я было хотела возразить, машинально потянувшись к ЭМИТУПу, но его не оказалось на шее! Меня чуть не швырнуло в инфаркт. Честное слово, сердце едва не остановилось. Еле-еле поднялась с кровати — благо, врач не мешал — и направилась к привлекшему моё внимание зеркалу. То, что я в нём увидела, повергло меня в окончательный шок. Минут десять я стояла, глядя на своё отражение, и пыталась понять, с каких же пор у меня начались настоящие галлюцинации.

Не то чтобы я увидела в зеркале какого-то монстра или совсем другого человека. Там стояла я, правда, слегка видоизменённая. Под сим подразумевается, что мои иссиня-чёрные волосы немного отросли до… пояса! Я даже покрутила пальцем один из локонов, проверяя — не парик ли?

Ох, если бы только волосы!

Мои глаза… Я без содрогания могла смотреть в свои синие глаза!

Обалдеть. Я даже рискнула улыбнуться. О, Светлый: обычная, нормальна улыбка! Не оскал. Не какая-нибудь там убийственная ухмылка пираньи. А обычная человеческая улыбка.

Я не могу назвать себя впечатлительным или суицидным человеком, но в тот момент очень огорчилась, что в палате нет люстр и что вряд ли мне кто-нибудь даст верёвку. Так же я расстроилась, сообразив, что в данный момент моя палата находится всего лишь на втором этаже.

Кстати, татуировка с ящерицей тоже исчезла!

После этого события мне пришлось согласиться с врачом, что у меня действительно слегка не в порядке с головой. Что требуется специализированное лечение.

Мне почему-то довольно трудно нормально воспринимать происходящее. Особенно при том, что хоть я и не помню своего прошлого, но в памяти моей прекрасно отложился тот бред (бред ли?..), что творился у меня в голове.

Знаю, что очень буду скучать по своей подсознательной шизофрении, которая так удивительно посетила, в облике Криста, моё сознание.

О, Светлый, насколько же все это казалось реальным и живым!

Тут мои мысли прервал голос медсестры:

— Ваше лекарство, — она протянула мне таблетки и стакан с водой, чтобы я могла их запить.

Я приподнялась на кровати и охотно проглотила их.

— А когда мне будет позволена прогулка на улицу? — Спросила я, пока женщина шла к выходу из комнаты.

Та пожала плечами:

— Это вам следует уточнить у своего лечащего врача, — с несползающей с лица добродушной улыбкой, ответила она, выходя за дверь.

Мне уже осточертело сидеть в четырех стенах. На улицу хочу! Там солнышко, свежий воздух и птички. Ладно, лгу сама себе. Я хочу пообщаться с кем-нибудь, например, с остальными пациентами, палата-то у меня одноместная, соседей нет. А здешний медперсонал не особо словоохотлив. Так и со скуки можно подохнуть, без всякого инфаркта.

С нетерпением жду встреч с врачом — и не для того, чтоб скорей поправиться. Просто я боюсь оставаться наедине с самой собой. Снова…

Я нахожусь здесь уже около недели. Всё течет нудно и однообразно. Ощущаю себя какой-то калекой! Оказывается, не только дни, но и часы способны тянуться очень долго. В основном я провожу время с психиатром. Он мучает меня разными тестами и расспрашивает о том, что мне снилось во время комы, что я чувствовала и как себя вела в той или иной ситуации.

Я честно делилась с ним своими ощущениями.

Правда, некоторые моменты из своей истории я все же упустила.

Например, Криста и демона, а, следовательно, и своё пребывание в Альяле. Их я утаила не потому, что по каким-то причинам не доверяла этому толстенькому мужичку в халате. Просто он меня в жизни бы не выписал из больницы, знай он, что…

Ведь Крист — это не игра больного воображение. Это уже как бы бред шизофреничного психопата, вкупе с паранойей… Занятия демонизмом тоже сложно назвать нормальным времяпрепровождением, даже находясь в коме.

…Кстати, сегодня у меня по плану значился поход на улицу. Дождалась!

А то эти бежевые стены меня уже порядком нервируют. Те цветы (фиалки, как я выяснила) в горшке я уже готова выкинуть в окно! И желательно на голову тому "гениальному" человеку, который решил, что в палатах всё должно быть "успокаивающего молочного цвета".

Признаю, пару раз я пыталась нелегально выйти из комнаты, но к моему сожалению, работники данного учреждении оказались осмотрительными ребятами и предварительно запирали дверь перед уходом. Взламывать её я не решилась, справедливо полагая, что за такое рвение к свободе меня вполне обоснованно могут поместить в палату для буйных.

В основном я сидела у окна и смотрела, как остальные мои сотоварищи проводили время на улице. Присутствующие неплохо ладили между собой, но главным образом были рассредоточены на небольшие группы. Были, конечно, и одиночки, старающиеся отгородится от досадливых соседей. Но все они казались довольно милыми, назвать их психически неуравновешенными язык не поворачивался.

Хотя, собственно, откуда мне знать, как должны вести себя психи?

…Раздался звук открывающейся двери. Вошедшая в комнату медсестра сообщила, что вскоре меня препроводят на улицу, и мне следует подготовиться. Долго упрашивать меня не пришлось, и уже через пятнадцать минут я имела честь созерцать уютный зелёный дворик, где и находились мои товарищи по несчастью.

На моё непосредственное присутствие никто не обратил внимания! Обидно. Стоят тут, общаются. Ладно, пойду сама знакомиться. Кто не спрятался, я не виновата.

Я решила подойти к одной из групп, которые о чём-то шептались в сторонке:

— Салют!

— Где? — Удивленно посмотрел человек на небо.

— Кто? — Подозрительно проследила я за его взглядом.

— Фейерверк, — пояснил он.

Я уже хотела ответить, как наш бессмысленный разговор был прерван человеком со шрамом на щеке:

— Ну, уж явно не здесь. А ты, собственно, из чьей группы? — он повернулся ко мне.

— Ни из чьей. Я новенькая. То есть, старенькая. В смысле я, конечно, не старуха… Короче, меня сегодня на прогулку первый раз выпустили. Хотя, нет. На прогулку собак выводят, а я сама вышла… Вот.

Запуталась уже!..

Мужчина неопределенно махнул рукой куда-то в сторону и заявил:

— Тогда легко определить, к какой группе ты относишься. Пара вопросов, и сразу можно определить, нормальная ты или с придурью, как все остальные.

Я вздохнула:

— Ещё один тест? Ну, давайте.

— Кем ты работала до того, как попасть сюда?

— Сама бы хотела знать, — насупилась я.

О, Тёмный, как же я так не поинтересовалась об этом у врачей? Почему я вообще не стала их расспрашивать о своей жизни, а удовлетворилась скудной информацией, которую мне выдали?

— А, так у тебя амнезия? — Каким-то образом догадался шрамолицый.

— Как ты… узнал?

— Много вас тут таких. Ты имеешь или имела магические способности? — Снова задал он вопрос.

Я попыталась вникнуть в смысл этих его слов. Что именно он хочет узнать? Была ли я магом? Даже в лучшие времена своего подсознательного бреда — волшебницей я не являлась. Ну, не приходилось мне швыряться фаерболами или варить дурманящие зелья. Заклинаний я вроде тоже не читала. Тот момент с демоном не считается! Это вышло случайно и неосознанно.

— Да как-то не замечало за собой подобного, — решилась ответить я.

— А как относишься к магии?

Я заметила, как при этом его вопросе напряглись остальные члены этой странноватой компании. Похоже, их очень волновал мой ответ, поэтому я честно сказала, а точнее, удивилась:

— Как можно относиться к тому, чего не существует?

Конечно, не существует. Мне так врач сказал, и у меня нет оснований ему не верить. Да я и сама в этом убеждена, в противном случае на моей шее все еще болтался бы ЭМИТУП, а на руке красовалась бы ящерица.

Мой ответ ребят, видно, не совсем порадовал, так как мужчины со шрамом подозрительно поинтересовался:

— А оборотни?

— Кто-о? — Удивилась я.

— Ты считаешь, что способность к перевоплощению в животных магией не считается? — Уточнил он.

— По правде говоря, я ничего об оборотнях не слышала и понятия не имею что это за тва… существа.

Подозрительные взгляды с их стороны сменились брезгливыми и сердитыми.

…Интересно, что я такого сказала? Я ведь на самом деле не знаю, кто такие оборотни. Ну не слышала я никогда о подобном.

— А с виду вроде нормальная, — пробормотал один из них.

— Не слышала об оборотнях? — Фыркнул другой. — Тогда твоё место среди тех психов, — и он указал на людей, которые сидели на траве возле дерева и о чем-то упорно спорили. — Они тоже ни во что не верят.

Далее все участники этой необычной группы во главе с шрамолицым потеряли ко мне всякий интерес. А вот я наоборот ими заинтересовалась, хоть и отошла подальше, предусмотрительно присев на одну из лавочек.

… А я-то думала, что будет скучно. Тут, оказывается, целые кружки по интересам. Сомневаюсь, что из присутствующих кто-то пережил то, что произошло со мной в моей голове, но мало ли… почему бы и не поискать?

Скорее всего, моя предполагаемая жертва сидит где-то в одиночестве, как и я. Тут в поле моего зрения сразу попало несколько людей, находящихся в большой беседке. Каждый из них чем-то занимался. Один что-то чертил на листке, другой играл в шахматы, причем сразу и за черных, и за белых. Третий (а точнее третья) рисовал красками; четвертый что-то читал. И так далее.

Я решила направиться к этим столь занятым людям. Уже выбрав подходящего человека, я было хотела к нему подойти, но порыв моей грешной души неожиданно прервали. Вечно улыбающаяся (то ли от хорошей жизни, то ли от недостатка ума) медсестра, выскользнувшая из ниоткуда, преградила мне путь. И сообщила, что моё время закончено и мне пора отправляться в палату. Я неохотно подчинилась.

Ничего, у меня ещё есть куча времени, чтобы перезнакомиться со всеми больными данного учреждения. Глядишь, и выцапаю кого-нибудь с подобными симптомами, как у меня. Не так однообразно время коротать придется.

В последующие дни (мои прогулки стали ежедневными) я успела познакомиться с остальными пациентами. Ребята оказались неплохими. С любым из них поговорить можно было спокойно, если тема не касалась магии и технического прогресса. Кого-то похожего на себя мне не удалось обнаружить. Однако, к моему величайшему сожалению, пообщаться с теми людьми из беседки не вышло. Все мои попытки так или иначе приблизиться к ним заканчивались тем, что медперсонал любезно сообщал, что моё время закончено, или советовал отойти в тенёк, присесть на лавочку.

Сегодня я всё же не вытерпела и решила полюбопытствовать, в чём же дело. С тревожащим меня вопросом я предпочла обратиться к человеку, с которым более-менее могла нормально общаться. Этот паренёк, которому вряд ли стукнуло шестнадцать лет, очень напоминал мне Надежду (по характеру) и тем самым вызывал к себе доверие.

— Андрей, можно тебя на секундочку? — Обратилась я к мальчугану.

Он обернулся на звук моего голоса и, приветственно помахав рукой, направился ко мне.

— Привет, Весена.

Я несколько поморщилась от звуков своего новообретенного имени. Уж лучше Весна. А вообще, меня и Вестница устраивала.

— Привет. Ты мне не объяснишь одну очень странную вещь…

Андрей попытался предугадать мой вопрос:

— Почему эти придурки говорят о существовании магии, но отрицают разумную жизнь на Марсе?

— Если честно, подобное мне даже в голову не приходило. Нет, я просто хотела узнать, почему вон те пациенты, — указала я на интересующих меня людей, — находятся в стороне от остальных и к ним никого не подпускают. Да и сами они не торопятся общаться, даже между собой.

— А, эти. — Протянул он. — Да такие же, как и все. Реалы. В основном состоят из новеньких и очень упёртых. Их даже содержат в отдельном помещении от остальных. Если у них ума хватит, то скоро к нам переведут, а если начнут упорствовать в своих суждениях, так там и останутся. Или еще хуже, на спецтерапию отправят.

— Упорствовать в своих суждениях?

Что бы это значило?..

А парень продолжал разъяснять:

— Отказываться от лечения, буйствовать, перечить докторам. Прилюдно заявлять, что ты нормальный и это не ты, а весь мир просто сошел с ума. Ну, или что всё это, — он обвел глазами территорию, — происки демонов, дьявола, чертей, вампиров, — тут он подозрительно оглянулся и тихо прошептал, — инопланетян!

Теперь поняли, чем он мне напомнил мою воображаемую Землянку?

— Оу, — многозначительно произнесла я. — Так вот в чём дело. Выходит, их реалами называют. Значит, пообщаться с ними мне не светит.

Последние слова я произнесла уже для себя, но Андрей сумел уловить звук моего затихающего голоса.

— Ну почему, — улыбнулся он. — Устрой истерику и сообщи, что раскусила их каверзный замысел запудрить тебе мозги, скрыть истину и далее по списку.

Его незамысловатая шутка пришлась мне по вкусу. Так или иначе, я решила во что бы то ни стало попасть в список реалов. И если для этого мне придется устроить небольшую, но весьма эффективную по своим последствиям истерику, то почему бы и нет? Не зря же говорят, что в этой жизни нужно попробовать всё… а вот уже в следующей расплачиваться за свои поступки.

Благо, мне фантазию не придется напрягать. Достаточно того, что охотно подсовывает мне память: тщательно отобранные картинки из моего бреда в совокупности за четыре месяца и одну неделю.

Глава 14

Встреча

… Балансируя над бездонной пропастью, девушка смело шла навстречу опасности. Её иссиня-чёрные волосы развевались под порывами ветра. А каждая частичка тела словно бросала вызов клубившейся вокруг тьме. Лишь холодные звёзды, изредка мигавшие на потемневшем небе, давали свет и тусклый лучик надежды, что она доживёт до следующего утра…

Наверное, примерно так великий писатель поведал бы о моих жалких потугах пролезть по карнизу второго этажа к соседнему окну. Но если изначально идея выбраться ночью из палаты показалась мне выполнимой, то сейчас, находясь на высоте трех метров от земли и плотно прижавшись к холодной стене, ощущая, как холодный ветер обдувает ноги, я слегка усомнилась в идеальности своего плана. И одной из главных прорех в нем оказалось то, что во мне вдруг проснулась доселе спокойно дремавшая… боязнь высоты! И это с возвышенности всего-то в три метра!

По иронии Судьбы, я уже пробралась примерно с полпути до соседнего окна, ведущего в холл больницы, и теперь, застряв где-то посередине, никак не решалась сдвинуться с места. Страшилась!.. Цепкие когти ужаса плотно вцепились в моё тело, связывая его крепкой паутиной страха.

— Что ж вы, изверги, решётки на окна не ставите, — рассердилась я на нерадивых врачей, не додумавшихся до таких простых мер предосторожности. — Вводите тут в заблуждение несчастных больных, страдающих боязнью высоты…

Даже самой интересно стало: и что я здесь забыла? Думаете, решила поискать острых ощущений, слоняясь по ночной психиатрической лечебнице? Э, нет, не все так просто, как кажется. Дело в том, что прежде чем попасть в списки реалов, я решила для начала проверить, как они там живут. Мало ли, может, этих ребят держат в кандалах в подземелье?

Не стоить меня винить за то, что хочу знать, на что именно я собираюсь променять уютную и светлую до омерзения одноместную палату. Здраво рассудив, что лучше один раз увидеть, чем сто раз доставать остальных больных просьбами рассказать о том да о сём, я и отправилась в это ночное путешествие. Просчитав, что и где может находиться, я даже придумала план, как туда добраться, но, к сожалению, не рассчитала, выходит, свои силы. Да и не рассчитывала. Просто, дождавшись, когда пройдет ночной обход, смело отпихнула горшок с цветами и вылезла в окно.

И вот теперь я здесь.

Почему же никто меня не предупредил, что ночью на улице так холодает? Наверное, это самая дурацкая ситуация, в которую я попадала когда-нибудь в жизни. Ни вправо, ни влево сдвинуться не могу. Страшно же. Ну не на помощь же мне теперь звать! Людей как-то будить неудобно столь поздно. У них день тяжёлый был, все-таки кругом одни психи.

Спокойно, Весена, спокойно. Главное, мыслить позитивно. Если вперёд ты идти не можешь, назад вернуться тоже, а высоты боишься по определению, что тебе остается? Правильно! Карабкаться вверх, на крышу! Логично? По-моему да.

Я попыталась развернуться лицом к стене и при этом не потерять равновесия. Отстраненно при этом наблюдая за тем, как пальцы рук мёртвой хваткой вонзились в проплешины между плитами. Я посмотрела вверх. В общем и целом мои дела были не так уж и плохи. Почти… Здание пятиэтажное. Зато на четвёртом этаже прямо по курсу окно. Если уж до крыши не доползу, то дотуда точно доберусь. Всё-таки вверх ползти — это не вниз спускаться. Зацепок достаточно, чтобы забраться.

Прочувственно помолившись Светлому, я стала осторожно карабкаться по стене. Хм… А ведь я вижу каждый выступ в темноте. Каждую щелочку, за которую можно зацепиться, чтобы продвинуться на небольшое расстояние вверх. Я что, вижу в темноте?! Нет, конечно, нет. Это невозможно. Просто звёзды и луна дают хорошее освещение.

Я взглянула на небо. Но месяц и россыпи мелких звёздочек предательски спрятались за тучами.

— Ну и не надо, — обиделась я на ночные светила. — Не больно-то и хотелось. Могу и получше объяснение придумать. Вот к примеру…

Примера для небесных тел мне привести не удалось. Мою безграничную фантазию пришлось прервать, так как, зависнув где-то на уровне четвёртого этажа в нескольких сантиметрах от окна, я услышала разговор. Знаю, подслушивать нехорошо, но не затыкать же себе уши, да ещё на такой высоте!

— … вот список реалов, которых уже можно перевести, — услышала я очень знакомый голосок вечно улыбающейся медсестры. — А вот этих двоих уже требуют перекинуть на высланную программу адаптации.

— Что? — Не поверил ей другой голос. — Но они же ещё нездоровы и могут представлять серьёзную угрозу.

Заинтересовавшись странной дискуссией, я подтянулась ещё, желая разглядеть второго собеседника. Благо, разговаривающие были заняты, тщательным рассмотрением каких-то документов.

— Знаю. Но клиенты требуют.

— А этот второй из пятьсот сорок второго вообще находится на грани! — Продолжал возмущаться человек. — То впадает в забытье, то начинает бредить. Звать кого-то. А когда приходит в себя, то смотрит на всех врачей подозрительно. Он не доверяет нам! Иногда мне начинает казаться, что он ВСЁ знает…

— Подобное поведение хоть и редкость, но в этом нет ничего удивительного, — возразила женщина, водя пальцем по листку бумаги.

— А ты проверяла, вдруг он такой же, как та, что поступила к нам неделю назад?

— Из двести двенадцатого? Нет, этот у нас впервые. Вот видишь, — протянула женщина ему документ.

Мужчина кивнул. Судя по его одежде можно было предположить, что он один из лечащих врачей.

Стоп! Двести двенадцатый? Это обо мне что ль? И что это должно означать? Что… я в этом дурдоме прохожу лечение… не в первый раз? Блеск! Весена, ты можешь собой гордиться. Кстати, запиши на будущее — ещё ни один из подслушанных тобою разговоров не привёл тебя ни к чему хорошему.

Меж тем, бредовый диалог там, за окном, продолжался.

— И что же с ним теперь делать?

— Стандартная операция. Назначьте спецтерапию и сотрите память.

Я похолодела. О, Светлый!..

Врач ещё раз кивнул и, спрятав папку с документом в шкафу, вышел с медсестрой из кабинета, предварительно потушив свет.

Я тут же подтянулась на руках (при этом, чуть не сорвавшись вниз!), и немного подёргав заевшую раму (окно, слава Светлому, оказалось открытым), влезла в комнату. Ещё не совсем понимая, зачем я это делаю, направилась к одному из шкафов, забитых папками.

В голове то и дело вертелась оброненная напоследок фраза медсестры"…сотрите память".

Тёмный, да зачем? Зачем кому-либо стирать память. Это же нечестно по отношению к человеку. Как такое возможно?

Между тем мои руки быстро перебирали папки с номерами, на подсознательном уровне выискивая что-то. Мозг даже не успевал фиксировать лихорадочные движения пальцев.

"…сотрите память… "

Какое право они имеют лишать человека воспоминаний, какими бы те ни были? Лишить жизни, прошлого…

"…сотрите память…"

Звучит как смертельный приговор. Или даже хуже.

Меж тем из шкафа, наконец, извлечены две тоненькие папочки с номерами 212 и 542.

"…сотрите память…"

О, Светлый, какие же знакомые слова!

Мозг, наконец, решил мне сообщить, чем я занимаюсь в данный момент. Оказалось, сижу за столом и тупо пялюсь в раскрытую папку под номером 212. Как это произошло — теряюсь в догадках. В папочке оказалось два листочка с информацией.

Я попыталась вникнуть в неё информацию. Первый документ гласил:

16.08.31 — летоисчисление со дня восхождения Жизньдающего и Смертьтворящего.

Имя: Весена

Раса: предположительно человек

Пол: женский

Статус: ранее не привлекалась

Возраст: 20 лет

Мир: не установлен

Информация о мире: __

Семейное положение: неизвестно

Вероисповедание: Жизньдающему и Смертьтворящему

Диагноз: общий

Дополнения: нет

Поведение: агрессивное

Курс лечения: не дает результата.

Заключение: спецтерапия и лишение памяти

Поступило запросов: 3

Далее следовали печать и подпись.

Ну что я могу сказать? Все это было о-оччень познавательно. Ну а что гласит второй документ?

А стоит ли смотреть?

Ну, хуже уже быть не может.

12.07.38 — летоисчисление со дня восхождения Жизньдающего и Смертьтворящего.

Имя: Весена (Вестница, Весна)

Раса: не установлена

Пол: женский

Статус: проходила лечение 16.08.31 местного летоисчисления

Возраст: около 25 лет

Мир: не установлен

Информация о мире: __

Семейное положение: неизвестно

Вероисповедание: Жизньдающему и Смертьтворящему

Диагноз: общий

Дополнения: последнее посещение В — 71А (4-е по возрастающей)

Поведение: спокойное

Курс лечения:

Заключение:

Поступило запросов:

Два жалких листочка! А перевернуть могут всю жизнь. Странно, правда? Но, будь я проклята, если знаю, что всё это означает! Если предположить, что содержание этих документов — правда, то… я вообще ничегошеньки не понимаю в этой жизни.

Почему в первом случае (и, насколько я понимаю, более раннем) раса — "предположительно человек", а во втором "не установлена"? Но это еще ладно, так, мелочи. Если я правильно поняла, а ошибиться в данном случае очень сложно, даже если очень постараться, то эти так называемые врачи (гореть им всем в чистилище у Тёмного!) стёрли мне память. Мне! О, Светлый, вразуми свою непутевую дщерь, скажи, что "4-е по возрастающей" это не то, о чем я подумала. Пусть это будет всего лишь досадное совпадение, а цифра четыре совсем не означает развитость технологии, буква же "е" не имеет никакого отношения к магии. И с числами несуразица какая-то!

Бред. Это всё какой-то бред. Всё стало ещё запутаннее, чем раньше. Так был Крист или нет? А как же ЭМИТУП, татуировка и все остальные изменения? Что из всего этого правда, а что — вымысел врачей и моего воображения? Гм… Стоит признать, что меня снова ввели в заблуждение.

Весена, да выражайся ты проще, тебе бессовестно лгали! Осталось только выяснить, кто и в чём тебе соврал. Кстати, не помешает узнать также: зачем незнакомые тебе люди травмируют твою слабую психику?

Тёмный! Лучше б я эти папки не открывала. Зачем я вообще сюда полезла? Что я тут забыла?

Всё… здесь ты забыла абсолютно всё.

Стоп. Плевать, что было, главное, что теперь делать. На секунду избавимся от мыслей о собственном забытом прошлом и переключимся на вторую папку под номером 542, зачем-то ведь я её вытащила?

05.07.38 — летоисчисление со дня восхождения Жизньдающего и Смертьтворящего.

Ага, выходит, появился за неделю до моего прибытия.

Имя: Версет

Собственно, имя мне ни о чем не говорит.

Раса: предположительно человек

Опять это "предположительно"! Как-то нетактично. Хотя слова: "понятия не имеем, что это за тварь" вряд ли можно назвать корректными.

Пол: мужской

Без комментариев.

Статус: ранее не привлекался

Что не может не порадовать. Молодец, повезло!

Возраст: 29 лет

Молодой, ему бы ещё жить да жить.

Мир: система власти принадлежит П.Д.

И что это должно означать?

Информация о мире: 2365 лет после ухода Жизньдающего и Смертьтворящего

Ишь, верующие какие!..

Семейное положение: неизвестно

Вероисповедание: предположительно П.Д.

Диагноз: общий

Дополнения: последнее посещение С-32Л (7-д по возрастающей)

Поведение: агрессивное

Курс лечения: не даёт результата.

Заключение:

Поступило запросов:

Видимо, последние пункты ещё не успели заполнить. Может, это звучит глупо, и в ближайшем будущем я обязательно пожалею о своем решении, но я должна сообщить этому "предположительно человеку", что его ждёт! Нет, не так. Я просто обязана вытащить его из этой клиники! Сегодня. Ведь завтра может быть уже поздно…

Из кабинета я вышла через дверь, не забыв прихватить с собой листки из папки. Бредя по белым, угнетающим своей тишиной и цветом коридорам, я пыталась прикинуть: можно ли занести в список кровавых жертвоприношений Тёмному весь медперсонал этой больницы?

Философский вопрос, не правда ли?

Всё же пришлось придти к выводу, что моя жаждущая мести душа (таки я не оставляю надежды на её существование в моём бренном теле) может обойтись жизнью только медсестры.

Сменяющие друг друга безликие повороты больницы и безрезультатные поиски нужной палаты навеяли мне одну гениальную идею. Может быть, палату под номером пятьсот сорок два стоит искать не на четвёртом, а всё же на пятом этаже? Мысль пришлась мне по вкусу и я, внутренне радуясь, что Крист сейчас не может выкинуть очередную реплику по поводу моего умственного развития, ринулась к лестнице.

Скитания по зловещим коридорам и лестницам привели меня к желанной дверце из металла, которая на мой непрофессиональный взгляд могла спокойно выстоять натиск военно-космического корабля. А вот ещё один каверзный вопрос моему бойкому сознанию, которое в последнее время не переставало баловать меня импульсивными выходками: каким таким чудесным образом я собственно собираюсь открыть эту дверь?

Подсознание пристыжённо молчало, прикидываясь, что видит меня в первый раз, что зашло в мою голову просто так — на минутку, чайку попить. Разум и логика сообщили, что в момент принятия решений они мирно спали, так что спрос не с них. Зато внутренний голос не остался в долгу и тут же ляпнул очередную глупость: "А ты дверцу дёрни, вдруг сама откроется?"

Ну, я и дернула… ну она и открылась!

И на кой, спрашивается, такая дверь, если её не запирают? Для красоты что ли? Или больничного бюджета не хватило на замки?

Задуматься над этим вопросом мне помешал ураган других, ворвавшихся в мою (неужели больную?..) голову, как только я увидела обстановку помещения, а секундой позже — и её непосредственных обитателей. Спасительная и проникновенная речь о неминуемом грядущем, адресованная спасённому человеку, известному лечебнице под именем Версет, не успела слететь с моих губ. Главная причина, заткнувшая меня, прежде чем я успела сказать хоть слово, заключалась в одном престраннейшем факте: никто из присутствующих, а их было четверо, человек, включая меня, не являлся Версетом.

Однако!

В комнате, где единственной мебелью представлялась койка, на полу лежали трое людей, связанных таким образом, что никто из них не имел возможности пошевелиться. Но всё же они отчаянно старались мычать через кляпы. Самое забавное в открывшейся картине было то, что этих достопочтенных граждан я знала! А некоторых из них имела честь видеть буквально полчаса назад. Вечно улыбающаяся медсестра (уже внесённая в список жертвоприношений под номером пять), врач, которого я видела в кабинете, и один из санитаров.

С моим приходом пленники оживились, мычание чуть усилилось. Предположив, что они хотят мне что-то сказать, я рискнула освободить врача от кляпа. Тот несколько раз жадно глотнул воздуху и выдал мне несколько бессвязных строк:

— Сбежал! Он сбежал, — чуть охрипшим голосом возвестил доктор. — Как же мы не поняли? Он один из ПД… Хорошо скрывал свою сущность… и… сжег… нужно позвать охрану…

Похоже, Версет и без моей помощи догадался, что пора сматываться. А вот как он освободился и куда ушёл? Последний вопрос я поспешила задать врачу. То ли он был сильно испуган и нервничал, но ещё не заметил, что перед ним человек не из медперсонала, а очередной пациент, которому в эту неспокойную ночь не сиделось в своей палате.

— Возможно… в Камеру Хранения или уже в Область Перемещения добрался… охрану… поймать его надо…

Пока врач сбивчиво выдавал мне информацию, медсестра всячески пыталась привлечь его внимание. По испуганно-расширенным глазам, удивлённо уставленным на меня, можно было догадаться, что в отличие от своего коллеги она меня узнала. Чего задёргалась-то? Бери пример с санитара: он лежит и молчит, словно в прострации какой.

— А где эта Камера Хранения? — Вклинилась я в словесный поток врача.

— В подвале, — услышала я его удивлённый ответ.

— Большое спасибо! — И я заткнула кляпом его рот. Приглядевшись, поняла, что пленников связывали вовсе не верёвки, а скрученные простыни. Оригинально.

С повышенным настроением, вылетев из комнатушки и плотненько прикрыв дверь, я ринулась навстречу новым увлекательным приключениям…

Тьфу ты! Ещё про спасение мира от коварных пришельцев и восставших Силах Зла заикнись. Из клиники сейчас главное — свалить куда-нибудь, а дальше хоть Конец Света, хоть нашествие роботов-убийц.

Искать подвал я решительно отравилась вниз. То бишь, спускалась по лестнице (лифтам я уже не доверяла). Чудесным образом не встретив никого по пути (умные люди спят по ночам), я завернула за угол и…

Ой!

… на кого-то налетела.

— А, Тёмный! — Выругалась я, обрушившись на холодный пол.

И какая же тварь снуёт тут по ночам, когда все нормальные люди второй сон уже досматривают?

— Бездна! — В ответ мне донеслось чьё-то бормотание, а также несколько нелицеприятных эпитетов в мой адрес.

Мои глаза сфокусировались на рыжеволосом парне, обильно посыпающем меня разнообразными проклятьями. Ему-то что? Это ж я на пол свалилась! А он разве что пошатнулся чуть-чуть. И странный какой-то, где ж я его видела? Один из врачей что ли?

— О, Светлый! — Поразилась я, когда память пришла мне на помощь. — Пожиратель Душ!

Да это был он — мой несостоявшийся убийца! Но Тёмный, забери меня в чистилище, а я рада была увидеть его здесь и сейчас! Так бы и обняла, и расцеловала. Ведь он — это живое доказательство, что всё произошедшее — правда! Не какие-то там туманные догадки и странные документы, а настоящее живое существо. Ух, он же мне ещё один разговорчик, точнее, чистосердечное признание, задолжал.

Но тут мой восхищённый взгляд, наверное, стал медленно сменяться недобрым сиянием, а уголки губ подрагивать, желая застыть зловещим прежним оскалом.

Мой же противник выглядел слегка озадаченным, рассматривая меня. Что же этот начинающий маньяк здесь забыл? Одет в халат врача, в руке зажат посох, а поверх одежды прицеплен пояс, на котором покачиваются ножны с МОИМ мечом! Сам же Пожиратель ничуть не изменился, разве что волосы его не вились огненно-рыжим вихрем, а были подстрижены под "ёжика", почти как у меня, когда я очнулась в Нигде.

Мигом вскочив на ноги, я скривилась в усмешке. Вообще-то скривилась я из-за того, что отшибла себе локоть, а усмешка появилась вследствие того, что я отчаянно стремилась не рассмеяться. Но уж слишком абсурдная выходила ситуация.

— И какой придурок выпускает психбольных гулять по ночам? — Задал Пожиратель Душ сам себе вопрос. — Уйди с дороги, ненормальная.

Он попытался меня обойти. Ага, щас!..

— Всенепременно, как только кое-кто из присутствующих вернёт мне Безмолвного, — кинула я взгляд на свой меч.

Пожиратель Душ молниеносно отскочил от меня на пару метров, ошарашенно пробегая по мне глазами. Похожую реакцию я наблюдала у Криста. Вывод один: рыжий убийца меня не узнал и теперь лихорадочно прокручивает в голове мой образ, пытаясь выловить в памяти нужную информацию.

И ведь выловил!..

— Весена? — Осторожно спросил он.

На мгновение мне показалось, что в его глазах мелькнуло недоумение и… облегчение?

— Нет, — отрезала я. — Её дух, жаждущий мести и скитающийся по мирам в поисках своего убийцы… Ну, вот я и нашла тебя, милый.

— Не понимаю, о чем ты тут бормочешь, видимо, эта "больничка" уже здорово попортила тебе мозги.

— Да-а-а?! А кто, позвольте спросить, пытался убить меня в Альяле? — Негодующи воскликнула я.

— А я почем знаю? — Искренне удивился он, пожав плечами. — Я там никогда не был.

Интересно, какова вероятность, что я все-таки рехнулась?

— Что?

Разве я вслух?..

— Не был я никогда в Альяле, да и в самом мире. Правда, меня обещали направить туда на задание, кажется… О, Бездна, всё как в тумане, — пожаловался он, схватившись рукой за голову. — Кстати, ты направлялась в Камеру Хранения? А за что тебя упекли, да и как ты выбралась из палаты? Хотя нет, об этом потом. Пошли уже, заберём твои вещи. Или я ошибся, и ты просто вышла погулять? — И Пожиратель Душ потянул меня за руку вглубь коридора.

— Вообще-то я искала Версета, — озадаченно пробормотала я, послушно направляясь следом за своим врагом.

Моя голова отчаянно отказывалась обрабатывать все эти полученные сведения.

— Ну, так поздравляю, — ответил Пожиратель, — ты меня нашла.

Глава 15

Дом перерождения

Странная штука жизнь. Она ведет своеобразную Игру с каждым. Заставляет вас идти по сложному маршруту Судьбы, каждый день наполняя ваше существование круговоротом мелких и крупных проблем, ставя всевозможные препятствия. И от этого просто никуда не спрятаться. Остается подчиниться и четко следовать её правилам, но их для начала следует хотя бы знать. Правда, как только игрок берётся за дурную привычку справляться со своими преградами, подстраиваясь под правила Игры, стремится находить способ подгибать их под себя, так жизнь тут же эти правила, меняет.

Именно так происходит с большинством людей. Но я к большинству не отношусь, собственно к людям — тоже. В моём случае всё гораздо сложнее. Правила Игры остаются всегда одни и те же, только вот меняется сама Игра!

Я роюсь в бесчисленных ящиках Камеры Хранения, а рядом — Пожиратель Душ, он же Версет из палаты 542. А я даже не ощущаю к этому существу никаких эмоциональных чувств, и это при том, что он покушался на мою жизнь. По идее я должна бы ненавидеть его, злиться. Но, как оказалось, трудно винить человека в чем-либо, если он совершенно не понимает, а точнее не помнит причин вашей на него обиды. Не знаю, что с ним сделали, но он абсолютно забыл обстоятельства, случившиеся в Альяле. Зато он помнит Весену, то бишь меня — до того, как мне посчастливилось проснуться в Нигде.

Версет пообещал мне всё объяснить, как только мы выберемся из клиники. Куда и каким образом, я не спрашиваю. Зачем? Лично мне всё равно.

А сейчас я ищу свои вещи, конфискованные при моем появлении в клинике. Вот, впрочем, и они.

Кристалл приветственно блеснул искоркой огней. Я радостно схватила цепочку и почувствовала легкую теплоту ЭМИТУПа. Он был рад… я это чувствовала. А я-то как была счастлива снова увидеть этот кусочек техномагического минерала. Да как же я жила в этой клинике без него — крошечной частички меня? Ведь без тебя я была какой-то не полной, ущербной что ли.

…Но тут мои руки, стремящиеся надеть кристалл на шею, чтобы я снова могла ощутить то, не забытое чувство полноты, были грубо остановлены. Пожиратель, крепко схватив меня за запястья, посмотрел ошалелыми глазами и хрипло прорычал:

— У тебя что, крыша совсем съехала? Не знаю, где ты достала эту мерзость, — брезгливо поморщился он, — но не следует к ней даже прикасаться, не то что надевать.

— Отпусти! — Выкрикнула я, выдёргивая руку из его цепких пальцев. — Это мое личное дело, и тебя никто не спрашивает.

Во мне кричала обида за кристалл, а злость так просто забурлила в моих венах.

— Дура, — злобно отозвался на это Пожиратель. — Ну и гробь себя сколько душе угодно! Забирай скорее свои вещички. И уходим. Ненормальная!

Схватив свою старую одежду, я пробурчала, что готова, и поплелась за разъярённым парнем. Кристалл я засунула в карман.

В этой клинике и вправду можно рехнуться. Знаете, если проанализировать мои поступки, совершённые за время пребывания в больнице, можно прийти к выводу, что вела я себя как-то странно. Не спорю, я и раньше не сильно тянула на среднестатистического обывателя, однако то, что происходило здесь, не вписывалось ни в какие рамки. Моё необъяснимое поведение, импульсивные поступки, неконтролируемый шквал эмоций… Как я могла так быстро смириться с тем, что моё небольшое прошлое — это бред? Как?

Тёмный, да что же со мной происходит?..

… Мои мысли не успевают довести меня до глубокой паники, так как в конце коридора слышатся чьи-то быстрые шаги. Руки Пожирателя тут же толкают меня в одну из открывшихся дверей, да ещё и зажимают мне рот, не давая произнести ни малейшего звука. А высказаться о его хамском отношении мне хотелось очень!..

— Дособиралась? — Зашипел он мне на ухо. — Теперь вся больница на ногах! А Область Перемещения наверняка заблокировали.

Я всеми силами постаралась сообщить этому нахалу, что его, собственно, никто не заставлял со мной возиться. Что это именно он, самолично, решил составить мне компанию (ха! Да он её внаглую навязал!..), а уж никак не наоборот. Но все мои убийственные аргументы так при мне и остались, так как рука Пожирателя и с места не сдвинулась.

Тем временем он окинул взглядом комнату и заметил:

— Попробуем переждать здесь.

В помещении было темновато, из чего я сделала вывод, что мы попали в кромешную тьму. Здесь же была куча шкафов с картонными коробками разных размеров. По всей видимости, мы находились в кладовой.

Заметив, что я больше не вырываюсь, Пожиратель меня отпустил.

— Версет, — решила я шёпотом задать вопрос. — А где мы находимся?

— На каком-нибудь складе, — ответил парень, обводя помещение задумчивым взглядом.

Интересно, а он здесь хоть что-нибудь видит?

— Ну, я догадалась, что не на солнечном пляже. Я больницу имею в виду.

— А ты что, не знаешь? — Как-то с сомнением спросил он.

— А должна?

— Насколько я осведомлён о ваших порядках, данную информацию вам выдают на втором курсе обучения… впрочем, судя по твоему удивленному выражению лица… — Пожиратель на мгновение задумался, видимо решая: сообщать мне эту информацию или нет. — Это… Дом Перерождения.

— Мне это ни о чём не говорит. Видишь ли, я потеряла память… или мне её помогли потерять. До недавних пор я находилась в абсолютном неведенье относительно своего имени и других очень важных вещей. А сегодня узнала из материалов архива, что семь лет назад уже побывала в этом "замечательном" месте и успешно подвергалась спецтерапии с дальнейшим стиранием памяти. Так что будь добр, расскажи мне подробнее, Пожиратель Душ.

Он деланно возмутился:

— Ой, Весена, ну что за слова? И от кого я их слышу, от тебя!.. Ладно, не в этом суть. Интересуешься, что это за Дом Перерождения? Так я отвечу. В основном сюда отправляют тех, кто нужен этим последователям Жизньдающего и Смертьтворящего, именующих себя Хранителями Равновесия, но, видно, по каким-то причинам нет возможности в данном случае заняться данным человеком. Чуть реже случается, что новоявленному пациенту просят подчистить память в некоторых моментах, или извлечь её совсем. Чтобы избежать разных инцидентов, прибывшим вбивают в голову, не без помощи лекарств и волшебства, что магии не существует, что это только игра их больного воображения. Кстати, большая часть медперсонала клиники тоже в это искренне верит. "Больные" проходят лечение до тех пор, пока на них не высылают запросы… вместе с программой для адаптации. Таким вот образом и формируют в человеке нужную личность. Я всё ясно объяснил?

… Так. Теперь мне многое становится понятно. Правда, слегка не до конца. И я заявила:

— Но ведь тут же среди людей и маги присутствуют! И другие личности с врождёнными способностями, несколько отличающимися от человеческих. Наверняка эти индивиды сразу же поняли про подвох, использовав на деле свои таланты.

— Святая наивность!.. Весена, а магические блокираторы здесь на кой тогда стоят? Для красоты что ли?

— Какие ещё блокираторы? — Удивилась я и стала подозрительно оглядывать комнату. — Н-нет, я ничего подобного не заметила.

— Какие-какие, — передразнил он. — Цветочки в горшочках или картина какая-нибудь. Ну, мне-то откуда знать, подо что их маскируют?

Ага. Стоп! А как же моё ночное зрение, да и эти закидоны с моей внешностью. Да, а сам-то Пожиратель каким образом выбрался?

Последний вопрос я поспешила задать Версету.

— Ну, мы всё же другая раса, как никак, я бы сказал, даже другой вид. У нас к подобным вещам врождённый иммунитет, а у Хранителей Вселенского Равновесия вживлённый, вместе с полученными силами. Отсюда следует закономерный вопрос: КОГО и ЧЕМ я так достал, что меня забросили в Дом Перерождения, и чем этот добродетель был занят, чтобы забыть уведомить персонал о моей необычности?.. Из-за чего здесь оказалась ты — вопрос отдельный.

— Из-за тебя! — Фыркнула я.

Да-да. Я уже поняла, благодаря кому мне посчастливилось пережить не самые благоприятные дни. Иногда мои мозги всё же проживают по адресу прописки, и нечему тут удивляться.

— В смысле?..

— В прямом. Во время открытия телепорта я нечаянно подумала, что было бы неплохо с тобой переговорить на пару волнующих меня тем. Откуда ж мне было знать, что портал всерьез воспримет мои мысли и перебросит вместо Альялы в психиатрическую клинику?!

— Знаешь, а после спецтерапии ты не в пример лучше стала себя вести. В смысле, более эмоционально. А то раньше не человек, а машина какая-то, без чувств и эмоций. У меня просто нет слов. Хотя нет — есть…

Неожиданно он прервался и скомандовал:

— В вентиляцию! — Схватил меня под руку и потащил к одной из стен.

— Эй! Чего творишь? — Попыталась возмутиться я, но, как всегда, меня никто не слушал.

Вместо этого Пожиратель Душ убрал со стены какую-то заслонку, открыв почти под потолком узкий лаз. Оценив расстояние до прохода, определено превышающее мой рост, Версет подхватил меня за талию и впихнул в вентиляционный люк. Я, нелестно помянув Тёмного и все его ипостаси, одной из которых определенно являлся Пожиратель, проползла по туннелю чуть дальше, освобождая вышеупомянутой личности место для манёвра. Ловко запрыгнув в проход, Пожиратель тут же задвинул заслонку и поднес указательный палец к губам, призывая меня к тишине.

Словно ожидая этого его жеста, в только что покинутую нами комнату ворвалось двое человек со светящимися палочками. Быстро и молчаливо обыскав помещение, всколыхнув всю имеющуюся темноту вышеупомянутыми странными предметами, ребята удалились восвояси.

— Спускаемся? — Предложила я, заметив, что Версет не сильно-то и торопится выбираться из люка.

— Думаю, лучше не стоит, — задумчиво произнес тот. — Давай-ка проберемся в Область Перемещения по вентиляции и посмотрим, что там творится.

— Ты знаешь план больницы? — Удивляюсь я, пытаясь принять удобную позу для передвижения по туннелю. Хорошо, что здесь чисто. Интересно, а как тут производят уборку? Почему-то воображение немедленно нарисовало картину: здоровенные санитары ползают по вентиляционным шахтам с тряпочками в руках.

Парень удивился и, подталкивая меня вперёд, объяснил как само собой разумеющееся:

— Я? При чем тут я? Дорогу ты будешь показывать.

Я возмутилась:

— А я что, по-твоему, это здание строила и план наизусть помню? Спешу тебя огорчить, в те далекие времена у меня были куда более важные занятия!

— Ах, Весена, — удрученным голосом посетовал он, хотя этой печальной интонации разочарованного в любимой тёте ребенка ну никаким образом не соответствовали весёлые искорки в его глазах. Ой, простите, искры в глазах ему по должности положены. — А вон та омерзительная вещь у тебя в кармане, для какой она цели служит?

Я чуть ли не с визгом потянулась к карману, желая найти в указанном месте ту самую "гадость", замеченную всё-таки Пожирателем. "Омерзительная вещь" оказалась жутко похожей на октаэдр, о котором я благополучно забыла. Ну и чем мой многострадальный кристаллик может нам помочь? Чем? Да чем угодно! Это же ЭМИТУП, который не единожды выручал меня из всевозможных неприятных ситуаций (предварительно в них втянув)!

Кристалл каким-то образом внял моим бессвязным мыслям и засветился, чуть покачиваясь вперед-назад, как бы указывая путь (надеюсь, к Области Перемещения, а не Тёмный знает куда).

Мой спутник шёл (полз) следом.

Знаете, а выходит, что моя способность видеть в темноте не врождённая, а вживлённая, в отличие от всего остального. Значит, бледная кожа, отсутствие аппетита и убийственные глазки — это особенности моей расы, на данный момент так прекрасно подавленные магическими блокираторами. Не так уж и мало для начала! Где бы раздобыть ещё справочник с описанием всех человекоподобных существ, населяющих вселенную? У Криста что ли попросить? Ой, лучше не думать о нем, а то кристалл может неправильно меня понять: возьмёт да и воспроизведёт связь с этим проклятьем рода человеческого.

На чём я остановилась? Ага. Выходит, что жила я где-то спокойной жизнью, находилась в более-менее приятельских отношениях с Пожирателем Душ (бррр…) и в какой-то момент понадобилась Хранителям Равновесия. Для чего? Неужели среди людей мало психов? Почему я? Идем дальше. Меня поместили в Дом Перерождения. Помучались там со мной, поняли, что дело бессмысленное, и стерли в отместку память, по какой-то причине не заменив другими воспоминаниями. Или заменив? Вот скажите, чем я занималась семь лет с 16.08.31 по 12.07.38 со дня восхождения Жизньдающего и Смертьтворящего? Ладно, допустим, последние месяцы я околачивалась в Нигде. Но не могли же меня столько времени лечить? И по прошествии семи лет мне сейчас "около 25", а не двадцать семь, как должно быть по логике вещей? Что-то со мной за это время произошло, поскольку в Альяле Версет настойчиво пытался укоротить мою жизнь.

Самое интересное, что, насколько мне удалось выяснить, у самого Пожирателя Душ стёрт из памяти этот отрезок памяти! Парень помнит Весену только до того момента, как меня в первый раз поместили в клинику. Определённо, Крист постарался. Видимо, после показательного сожжения моего тела на костре, Джейсв переместился в Альялу, чтобы найти Пожирателя Душ…

М-да. Если поступки Криста я ещё могу как-то просчитать, то о его мотивах можно только гадать. Почему он стёр в памяти Версета именно этот клочок времени? Разве что…

Разве что у Пожирателей Душ явно не сложились отношения с некой организацией Хранителей Равновесия. А я стала вроде как одной из их подчинённых, хоть и не совсем добровольно. Видимо, рыжеволосому негодяю стало известно о данном факте, и он возвел меня в ранг своего врага. Сейчас же Версет ничего этого не помнит, воспринимает меня как старую знакомую. Хотя воспринимает как-то странно. Интересно, почему? Расспрошу на досуге, но сначала…

— Версет.

— Ну, чего ещё? — Отозвался тот.

— Скажи, а ты, часом, незнаком с неким Джейсвом?

Минута молчания. И осторожный голос Пожирателя ответил:

— А почему ты сейчас об этом спрашиваешь?

Хороший вопрос.

Ой, а я даже знаю хороший ответ!

— У меня есть все основания подозревать, что именно благодаря ему ты и оказался в клинике, — ответила я, продолжая карабкаться по туннелю.

… Не самое интересное времяпрепровождение. У меня, между прочим, спину ломит. Ползти неудобно. А ещё кристалл в одной руке болтается. Ну а мое не в меру буйное воображение так и подсовывает ненужные ассоциации по поводу Пожирателя Душ. В голове то и дело вертится четверостишье:

В душе её горел костер,

А в спину ей дышала Смерть,

Твердя о том, что в час ночной

За Имя истины

придется умереть.

А Версету, интересно, как приходится? Он же ещё мой меч тащит. Хе-хе. Правильно я сделала, что сразу не отобрала Безмолвного. Вот сейчас бы корячилась с ним, чтобы ножны не громыхали. А у него же ещё и посох с собой. Интересно, как он там управляется?

— Чем это я заслужил его внимание? — Презрительно хмыкнул рыжеволосый парень и сам же ответил на свой вопрос. — Перебежал ему где-то дорогу, наверное. Но что я такого сделал, что Джейсв решил лично меня повязать? Его прихвостни вряд ли сумели бы со мной справиться, — не без гордости пояснил Пожиратель Душ. — И всё равно он сильно рисковал, нарушая перемирие между Правящей Династией и Хранителями Равновесия. И не похоже на него так небрежно действовать, — продолжал он размышлять вслух. — Свидетеля в живых оставил. И что там произошло?

— Скажем так, ты поспособствовал умертвить его горячо любимую сотрудницу, — усмехнулась я, припоминая тот день. Воспоминания оказались смутными, словно в густом тумане. Можно подумать, прошла не пара недель, а несколько месяцев или лет.

— И насколько горячо любимую?..

От этого ехидного вопроса я чуть не споткнулась, хотя в моем положении это сделать было довольно-таки сложно.

— Не настолько, насколько ты себе представил! И вообще, сменим тему, а лучше помолчим.

Занервничала я чего-то. Конечно, ведь Версет не дурак и может сложить два и два, и придет к выводу, что я и есть та самая сотрудница. А ведь мне сейчас совсем не ко времени обзаводиться новыми старыми врагами. Нет, ну что мне стоило помалкивать, а?

А может, нервишки шалят из-за намёка Пожирателя на неуставные отношения между начальником и подчинённой?

Ну…

Будем считать это риторическим вопросом.

Дальше мы ползли в гробовом молчании. Я думала о своём, Пожиратель — о своём. В таком задумчивом состоянии кристалл нас и вывел… нет, не к Области Перемещения…

— Ну и что это значит? — Недоуменно спросила я у кристалла, рассматривая сквозь железные прутья заслонки… больничный коридор.

ЭМИТУП сверкнул бледно-розовым цветом. Типа: "угадай с трёх раз".

— Что значит? — Не понял остановившийся сзади Пожиратель, который не имел возможности видеть то же, что и я.

— В Области Перемещения нет вентиляции, — разгадала я светоизлучение октаэдра. — Придётся вылезать в коридор и идти дальше пешочком.

Я рывком выдернула легко поддавшуюся решётку и стала прикидывать, каким бы образом осторожно спуститься вниз. Высота была маленькая, не более двух метров, так что спуститься я могла бы легко. Именно, что "могла бы", но тут некстати всплывает тот факт, что я БОЮСЬ ВЫСОТЫ!

Ой, голова что-то кружится. Перед глазами темнеет…

— Что ты там застыла? — Занервничал Версет.

— Да вот, решаю, когда в обморок грохнуться: сейчас или чуть позже.

Меланхолия в моем голосе граничила с парализующей паникой.

— Эй, в чём проблема?

— Я высоты боюсь.

— Ха-ха. Всё. Ты пошутила, я посмеялся, а теперь вылазь.

— Я не шучу!..

— Как много можно узнать о человеке, полазив с ним по вентиляции. Весена, не ломай комедию, какая, в Бездну, высота? Расстояние метра два.

— А для меня все двадцать два! Тебе надо, ты и лезь, а мне и тут неплохо.

Повисло нехорошее молчание. Его нарушил подозрительно ласковый и непринужденный голос Пожирателя:

— А ты знаешь, как обычно избавляются от страхов?

— Не-а, — опасливо пробормотала я, предчувствуя что-то нехорошее.

— А слышала поговорку: клин клином вышибают? — Голос стал ещё мягче.

— На что это ты намекаешь? — Подозрительно спросила я, все ещё не врубаясь, к чему он клонит.

— А я не намекаю, я прямым текстом говорю: уж постарайся не шуметь, когда падать будешь, — и с этим его последним словом я почувствовала, как меня нахально толкнули, и я стала сваливаться куда-то вниз!

В отчаянии я замахала руками, стараясь за что-нибудь ухватиться, но мои надежды не оправдались. Если не описывать мой животный страх перед приближающимся полом, а сразу перейти к финалу, то можно поздравить меня со счастливым приземлением. Вопреки стараниям законов гравитации и злобного, коварного, подлого Пожирателя Душ, я выжила! Не разбилась. О-о… Месть моя будет сладка!..

Гм… может, ещё рассмеяться загробным полусумасшедшим смехом, для полноты эффекта?

— Жива? — Версет уже стоял рядом и любовался моей распластанной по полу тушкой.

— Тебе крупно повезло, — злобно кряхтя, ответила я, приподымаясь с пола, — что ты стоишь у меня вторым в списке кровавых жертвоприношений Тёмному, иначе я убила бы тебя на месте!

О, Светлый, как ужасно локоть боли-и-ит! Нога садни-и-ит. Голова трещи-и-ит.

Головой же вроде не ударялась?..

А это она сама, в знак глубокой солидарности.

— Второй? Какая честь! И кто же занимает почетное первенство?

— Крист.

— Кто?

— Джейсв.

Глаза Пожирателя сузились, а лицо превратилось в маску, не выражающую чувств. Секунда — и наваждение спало, представляя моему взору уже известного мне Версета.

— Чего разлеглась? Или тебе понравился способ перемещения по вентиляции — ползком? А может… О! Нас засекли…

Чему радуется-то?

Я мигом вскочила на ноги, готовая вступить в неравный бой с персоналом клиники. Сфокусировав взгляд и сориентировавшись в ситуации, пришла к выводу, что моя помощь никому не нужна. Выбежавшие из-за поворота люди застыли, словно ледяные скульптуры. В глазах троих читалось просто паническое непонимание происходящей ситуации. Их реакция меня несколько удивила, ну не тянем мы с Версетом на таких уж страшных монстров. Но я перевела взгляд на четвёртого человека — и всё поняла.

Пожиратель Душ, с предвкушением хищника перед захватом загнанной в угол добычи, смотрел в глаза четвёртому "санитару", чьё лицо исказилась в гримасе жуткой боли.

Версет "поймал" его.

Крист, помнится, называл это заклинание "Чёрное пламя".

Неизвестная сила подтолкнула меня заглянуть в пустые глаза вроде бы мужчины: в них читалась невыносимая боль. Я замерла, не имея возможности пошевелиться или что-либо сказать… словно это Я сейчас стояла на его месте, словно МЕНЯ сейчас изнутри сжигало невыносимо жаркое пламя пожара, которому суждено потухнуть только с последней искоркой МОЕЙ жизни.

Хотя, нет, ещё хуже! Мою душу не сжигают, её же… порабощают! Цепи… Оковы… Вечные муки… Бесконечная боль… Беспросветная тьма…

…большой костер, пламя которого, кажется, простирается до самого неба. Огонь, переливающийся разными цветами, от синего до красного, колыхался над чёрной Бездной…

Извивающиеся Тени чужих жизней…загубленных душ…порабощённых созданий… поглощённых Сил…

Тут из хоровода чужого страха и моих своенравных воспоминаний меня выводит блестящая нить света. Тоньше человеческого волоска, но крепче самого древнего заклинания. Знакомая, извилистая, надежная. Это ЭМИТУП сражается с отблесками моего страха. Или нет? Не моего, чужого страха?..

Ведь это не моя душа растворится в глубокой пучине Бездны. Не моя жизнь оборвется в бессмысленных метаниях и поисках несуществующего выхода. Не я обречена на бесконечные страдания и боль. Нет, не за счет моей жизненной энергии будет жить и набирать силу огненный монстр.

Я чувствую, как кристалл источает Силу, поддерживающую меня. Пытается успокоить: одним единственным известным ему способом: дать знание. Он объясняет образами, ощущениями, воспоминаниями, информацией. И я всё понимаю…

…Мне нечего бояться всепоглощающего огня, пожирающего души. Он не сможет меня убить. Ведь нельзя умереть, если ты никогда не жил…

Огненному монстру не поработить мою душу. Ведь невозможно подчинить то, чего нет…

Я вздрогнула. О, Светлый, что это сейчас было? Галлюцинации прогрессируют? Ан нет. Я все ещё в больничном коридоре. Ситуация не изменилась. Разве что в глазах человека, первым попавшегося на пути рыжеволосого чудовища, больше не мерцают отблески огня, теперь там только серая пустота.

А может, пепел…

Я перевела взгляд на Версета (зачем? Мне что, мало поводов для ночных кошмаров?), ведь он не просто поглощал человеческую душу, он испытывал огромное удовольствие, лишая "санитара" жизни… воли… судьбы…

Вот оно — запоздалое понимание. Пожиратель Душ наслаждался своими способностями, позволяющими ему на мгновение почувствовать своё могущество. Ощутить стопроцентное превосходство над остальным миром. Увеличивать свою Силу за счет страданий других.

Правда (как всегда больно) ударила по лицу, предъявив горькую истину, тщательно замаскированную искусным самообманом. Что ж, я снова осознала на собственной шкуре, что означает — Пожиратель Душ. А ведь как хотелось считать Версета человеком…

О! Сие открытие не должно влиять на твоё к нему отношение, Весена. Да, он монстр. Но ещё неизвестно, какой тварью являешься ты.

Но-но! Я-то людей заживо изнутри пока что не сжигала!

Хе… Будем надеяться, что слово "пока что" не является здесь ключевым.

— Охрана обезврежена. — Отвлёк меня Пожиратель от словесного поединка, всухую проигрываемого самой себе.

Путь был свободен, о чем свидетельствовали четыре человеческих тела, безвольно лежащих на полу.

А ведь они могли быть обыкновенными санитарами. Простыми людьми, не имеющими представления, что работают в необычной больнице для умалишенных.

— Меня это не должно волновать, — тихо прошептала я отстранённым голосом, переступая через труп одного из санитаров.

Глава 16

Побег

Мы остановились у одной из дверей. Пожиратель Душ посмотрел на меня.

— Тебе не кажется, что всё это как-то странно? — Спросил он.

— Странно? — Переспросила я. — Что же здесь странного? Скажи мне, что ты видишь здесь странного?! Потому что здесь нет ничегошеньки странного. Странное — это то, что слегка не дотягивает до нормального. Вот, например, я. Ну, или ты, на худой конец, но никак не Дом Перерождения! По мне, так одно существование этой больницы противоестественно!

— Успокоилась?

— Нет, — буркнула я.

— Не важно. Я спрашивал, не кажется ли тебе стран… необычным, — вовремя поправился Версет, дабы не навлекать на себя ещё одну вспышку моего нервного напряжения, — что мы как-то слишком легко добрались до Области Перемещения?

— Ах, это. — Успокоилось я. — Вот это как раз очень даже нормально. Там, внутри, нас ждёт какая-то хитроумная ловушка.

С чего я это взяла? Нет, этот ответ мне подсказало не моё женское чутьё, и уж точно не логическое мышление. Просто мне хватило того недолгого общения с Надеждой и её рассуждений о "коварных инопланетянах". На тот момент времени я думала, что все её рассказы о похищениях — бред сумасшедшей или нездоровой личности, воспитанной под ужасающим давлением СМИ. Ошиблась я. Всё происходящее довольно комфортно вписывалось в рамки "нормального", с точки зрения Нади.

Рыжеволосый парень кивнул, видимо, соглашаясь со мной.

— Будем прорываться — С энтузиазмом душевнобольного произнёс он.

Я же, прикинув, какие страшные существа могут нас ожидать за дверью (память, как всегда, не вовремя подбросила мне красочные описания Надеждой хищных монстров), решила попробовать отложить эту встречу до лучших времен.

— Версет, а оно нам надо? — Уточнила я, глядя на дверь. — Может, ну её, эту Область Перемещения? Давай хотя бы просто выберемся из больницы в ближайший город?

Моего энтузиазма Пожиратель не оценил.

— Весена, ты головой думаешь, или вот эта дрянь, — он кивнул на мой любимый и обожаемый ЭМИТУП, — уже тебе все мозги заменяет? Какие города, Весена? Откуда? Вся эта планета — один большой Дом Перерождения. Полностью искусственно созданное время и место. Всё.

— Да?

Такое положение вещей меня удивило. Как-то не ожидала я подобного размаха. Раз у них всё так хорошо продумано, то может, и бежать отсюда потенциально невозможно? Может, стоит вернуться обратно в палату, вдруг никто и не заметит?

Все эти мысли тут же пропали, как только я посмотрела на Пожирателя. Закралось небезосновательное сомнение, что моё предложение ему не понравится. Что ж, значит, придется встретить опасность достойно… вот, например, за спиной Версета.

— Ну, открывай, — предложила я, занимая позицию.

Собственно, за дверью не обязательно должен находиться опасный монстр… Почему это я всё время думаю о плохом? Я ж оптимистка!

Гм… Интересно, я после смерти попаду в чистилище к… Тёмному? А если сейчас помолиться, у меня есть мизерный шанс попасть в райские кущи к Светлому? Ай, ладно. Я всё равно ни одной молитвы сейчас не вспомню. Эх, придется бодрым шагом — и в геенну огненную, царство мёртвых, чистилище Тёмного, или куда там попадают такие как я? А что же Пожиратель?..

Размечтавшись о тихой и спокойной загробной жизни, я совсем забыла о делах земных и насущных. А зря! Никогда нельзя ослаблять внимания, если…

Нет, не в том случае, когда вы находитесь в чужом мире, который является одним большим дурдомом, и вас стараются "вылечить" очень опасными для психики методами. Особенно осторожным нужно быть, когда рядом с тобой находится пациент этой самой клиники, Версет-то здесь оказался как раз за дело. Да-да! Я ещё не забыла, как этот рыжеволосый мерзавец пытался меня убить, причем дважды! И практически добился этого! Спастись мне удалось лишь благодаря… А, собственно, благодаря чему? Или кому?..

Ладно, вернёмся в мир материальный.

Версет решил встретить опасность во всеоружии (почти). Только вот сделать это, как все нормальные люди-человеки, он же не может! Нужно обязательно всё совершить красиво и эффектно (для кого показуху-то устраивать? кроме меня этого все равно никто не увидит).

Демонстративно перебрасывая посох из одной руки в другую, в то время, как я отрешенно размышляла, куда попаду после смерти, с интересом, разглядывая пол, Версет решил развернуться ко мне…

Получилось больно…

Этот негодяй заехал мне посохом в лоб… и тут же получил в ответ мой озлобленный взгляд (правда, он оказался не таким эффективным, как раньше). Вдобавок ему посчастливилось услышать парочку крепких словечек (благодаря Надежде, я теперь их знаю уйму) в свой адрес и рассуждение о том, что некоторых придурков с посохами в руках, бегающих по больнице и обижающих несчастных девушек вроде меня, стоит убивать ещё при рождении, дабы те не омрачали мир своим жалким существованием.

— …и демон тебя побери, псих, больной на всю голову! — С глубоким чувством удовлетворения закончила я.

То, что последовало дальше, привело меня к мысли, что лечение в психиатрической клинике всё-таки не помешало бы не только Версету, но и мне.

Увы, бесполезно!

Такое не лечится.

Пожиратель не успел и вымолвить хоть что-нибудь в своё оправдание. И дело не в том, что ему было нечего ответить. Просто извиниться (а как же!) передо мной ему не дали…

Не совру, если скажу, что ЭТО материализовалось прямо из воздуха. Сверху свалилось какое-то блестяще-голубоватое пятно и, естественно, рухнуло на Версета (после моих-то задушевных проклятий — это просто мелочь). Теряя равновесие, он стал падать. Я отпрыгнула в сторону (на заметку: даже просто находиться рядом с рыжим парнем крайне опасно для здоровья, особенно находясь у него за спиной! гм… интересно, а как было бы за спиной у Криста?), не желая быть придавленной. Пожиратель, не удержавшись, рухнул на пол. На мгновение его заволокло лазурной дымкой. Когда голубоватое облачко осело, я смогла увидеть, что же за "пятно" напало на моего рыжего знакомца.

Сначала я приняла ЭТО за какой-то вид голубошёрстных приматов. Но удивило меня другое. В одной лапе ОНО держало банку, обыкновенную стеклянную трехлитровую банку! И банка была не пустая, а с компотом из персиков!

Существо крепко прижимало к себе это необычное сокровище, зыркало на меня своими ошалело-красными глазёнками. Какой знакомый взгляд! Эта тварь (вообще-то я уже поняла кто ЭТО, но верить до сих пор не хотелось), вздыбив на спине шерсть, стряхнула серебристо-лазурную пыль и зашипела на Версета.

Пожиратель, уже перестав ругаться, попытался схватить демона за шкирку, но тот, заметив его движение, приготовился прыгнуть… на меня!

— Сидеть, — предупредила я Кайрага (а, это был, несомненно, он!), и этого момента хватило, чтобы Пожиратель Душ завершил движение руки, поймав демона. Тот снова зашипел и попытался укусить захватчика своего загривка.

— Прекратить разборки, — командирским голосом крикнула я. — Что за беспорядок! Здесь все свои.

Демон снова повернулся в мою сторону и, слегка прищурившись, осведомился:

— Хозяйка?

— Хозяйка?! — Это уже удивился рыжий парень.

— Хозяйка, — подтвердила я. — Версет, это Кайраг. Кайраг, это Версет. Знакомьтесь.

Пожиратель неохотно отпустил демона и, отряхивая одежду от телепортационной пыльцы, неуверенно поднялся на ноги. Кайраг тоже демонстративно стал отряхивать шёрстку, одновременно продолжая одной лапой прижимать к себе банку с сокровищем и презрительно поглядывая на Версета.

— Вот же Бездна! — Ругнулся парень. — Откуда здесь взялся демон? Как он тут оказался? Ты мне можешь объяснить, а, Весена? И почему он "свой"?

— Ну… Есть у меня одна догадка. Но она настолько дикая и… логично построенная…

— Хозяйка, — перебил демон. — Ты же погибла! Куда это я попал? Здесь всё такое отвратительно белое… Я что, умер? Навсегда?

— Можно подумать, возможно умереть не навсегда, — фыркнул Вёрсет. — Вот же глупая нечисть!

— Помолчи, — одернула я Пожирателя, потому что у демона явно начиналась лёгкая истерика.

— Я видел твой образ во сне! — Продолжал Кайраг. — А теперь, я услышал твой зов с Того Света! Ты призвала меня на помощь, и я повиновался! Чего ты желаешь, хозяйка?

— Домой меня телепортировать можешь?

— Нет!

— А в Альялу?

— Нет.

— А куда можешь?

Демон задумчиво почесал мордочку:

— В свою пещеру могу, она как раз неподалеку от города.

— Чудненько! — Обрадовалась я. — И Версета с нами.

Кайраг снова окинул моего рыжего приятеля презрительным взглядом:

— А может, ну его?

— Нет, — покачала я головой, — без него никак.

Демон посмотрел на свою банку:

— Возьми его за руку!

Продолжать разговор дальше демон не видел смысла. Спрашивать о согласии Версета не видела смысла уже я, и потому, пока он не начал вновь возражать, схватила его за руку.

Кайраг не заставил себя долго ждать. Что-то в ярости пробормотав себе под нос, он схватил меня за руку. Вскоре последовал эффект.

Перемещаться таким способом мне не понравилось!

Телепортом лучше.

Если телепортом переходить из мира в мир, то возникает ощущение, что тебя разбивают… словно стекло. Это несколько неприятно и дезориентирует. Даже появляются побочные эффекты. Вот у меня, например, начинает проявляться любовь к природе…

Перемещаясь вместе с демоном, я ощущала жуткий дискомфорт! Даже боль во лбу, от посоха Версета, померкла, на фоне остальных неприятных впечатлений.

Так что демонические перемещения мне не годятся.

— Отпускай, — донёсся тихий шёпот демона.

Я отпустила руку Пожирателя.

Хлоп…

Больно!

Ну и где я?

Ох… Уж лучше б я попала куда угодно, чем сюда! Я видела и знала, что собой представляют пещеры демонов (все-таки сама писала о них в книге Судеб). А вот самой бывать в таких местах не приходилось, и я как-то не особо переживала по этому поводу.

Приземлилась я в кучу какой-то мелочи. В ногу кольнуло нечто острое, рукам и голове тоже было не особо удобно. А еще я оказалась вся в пыльце! Почему-то мне всегда казалось, что после телепортации пыльца должна исчезнуть. Да-да, исчезнуть как по волшебству!

…А это еще что?

А! Это, видимо, Версет так удачно… ох, нет, как раз неудачно приземлился на пол. Хм… Надо же, сумел извернуться, опустился на ноги. Молодец! Только вот смотреть нужно не себе лишь под ноги, но и наверх. Ведь демон ещё… а, впрочем, вот и он. Нет, Версет, я ошиблась, смотреть наверх тебе всё же не стоило, как и отходить в сторону. Кайраг ведь тоже не дурак. Ему без надобности падать на тебя, вот он в сторону и попытался отпрыгнуть… Так что следовало бы тебе, Версет, стоять на месте и не дёргаться. А то слишком у тебя с демоном схожее мышление. И вот нечего, нечего теперь клясть Судьбу за собственную неуклюжесть! Разве она, Судьба, виновата, что в итоге ты поскользнулся на камне и свалился в маленький горный ручеек?

Я закрыла глаза.

Стук.

Всплеск.

Шипение.

Невнятное ругательство.

— Вы прямо созданы друг для друга!

А это кто сказал? Ах да, это мой собственный ехидный возглас. Однако что-то вредной я стала…

Я уже выбралась из барахла, тщательно собранного то ли демоном, то ли феями-нейринками на протяжении неизвестно какого количества лет (или столетий?).

Феи-нейринки? Голубая пыльца… Точно, они. Это что, хранилище фей-нейринок! Нет, ну надо же! Вот не ожидала, что демон решит жить в пещере фей! А он здесь живёт, иначе, откуда тут у стеночки стоит целый склад трёхлитровых банок с персиками?! Надеюсь, у него ещё не появилась зависимость?

— Кто бы говорил, — донёсся мне в ответ голос Пожирателя Душ. — Вампир ты недоделанный.

— Чего-о-о?

Мой цвет кожи стал нормальным! То есть я опять стала бледной как мел. А при таком интересном освещении (пещерка, в которой мы оказались, подсвечивалась камнями, усыпающими весь потолок, стены и даже пол) она немножечко светилась, словно покрытая фосфором. Радует. Осталось проверить: а как там мои глаза и волосы? Волосы… Вот подстава, а! Моя прелестная стрижка в стиле "ежика (в тумане)" не вернулась! Волосы остались отросшими…

— Весена, а давай я твоего демона изгоню. — Предложил Версет, отходя подальше от ручейка и присаживаясь на камень. — Ещё ни одно общение с демоном людей до добра не доводило.

— Знаешь, — возразила я, — того, что общение с теми, кого называют Пожиратели Душ, приводит к чему-то хорошему, я тоже не слышала. И вообще Кайраг нам помог.

— И без него справились бы. Почти у цели же были. Только дверь открыть.

— Угу, а ловушка? И ты сам говорил, что Область Перемещения, скорее всего, заблокирована. Так что не возмущайся.

— А я и не возмущаюсь!

— Да ну? А как же это тогда называется?

— НЕ-ДО-ВЕ-РИ-Е! — Тут же по слогам отозвался Пожиратель. — Я этой мохнатой тварюге не верю! Это же демон!

— Всё, прекрати.

Демон тем временем невозмутимо очищал свою шёрстку от пыльцы. Кажется, он был уверен, что опасность в лице Версета ему не грозит.

— Кайраг, — окликнула я его. Демон повернулся в мою сторону, изображая на мордочке готовность к любому вердикту на свой счет. — У тебя найдется здесь какая-нибудь одежда для нас?

— Нет! — Покачал он головой. — Не буду!.. Ты сухая. А он… — Демон, кажется, пытался подобрать более-менее приличное слово, — вредный.

Облачко искорок — и демон исчез. Через секунду появился вновь.

— Персики ему не давай…

И он исчез. Похоже — надолго.

Да и Тёмный с ним! Пара пригоршней золотых и серебряных монеток, поднятых из куч, разбросанных по полу пещеры, и засунутых в карманы, позволяла предположить, что у торговца одеждой не возникнет вопросов к двум странникам в больничных пижамах.

Замечательно, теперь никаких лишних ушей не будет, и можно, наконец, расспросить Версета о некоторых вещах.

А пещерка ничего так. Уютная, можно даже сказать. Только, кажется, я её уже где-то видела…

…Пещера. Лучи солнца, с трудом проникающие внутрь, весело играли бликами, освещая сталагмиты и сталактиты. По пещере, отталкиваясь от стен, струилась грустная мелодия флейты, никак не вязавшаяся с игривым подземным ручейком, извивавшимся между камней. Но всё же это придавало открывшейся картине некую сказочность.

Разносившийся, как эхо, мотив принадлежал одинокому человеку, сидящему на одном из камней. Мелодия была сколь красива, столь и печальна…

…Ага! Неужели это она мне приснилась? Может, у меня где-нибудь в седьмом колене были ясновидящие? Ой! Но тогда я определённо не хочу знать, что означает мой другой сон с Пожирателем и ледяной статуей в честь меня, любимой.

— Версет, пока Кайраг, которому мы безумно благодарны за наше спасение, отсутствует, — сделала я ударение на последних словах, — ты мог бы мне рассказать о совместных делах с Кристом.

— С кем? — Не понял он.

— Ну, с Джейсвом. О, Светлый, как вы меня все достали! В любом случае, прекрати ломаться и говори всё на чистоту! Что произошло в Альяле? И какого Тёмного ему от меня нужно?

— А?

— Ага, — передразнила я. — Версет, ну в самом деле. Время подходящее. Самое то.

— Весена, я же уже говорил, что ничего не помню ни про какую Альялу.

— Версет, я, конечно, та еще идиотка. Не отрицаю. До меня туго доходят некоторые вещи. Что творится с моей памятью, так это вообще отдельный диагноз. Но не стоит держать меня за ПОЛНУЮ дуру! Видишь ли, иногда в моей голове, слава Светлому, появляются проблески интеллекта! Как сказала бы Надежда: невероятно — но факт!

— Понятия не имею о чём ты. — Невинно хлопая глазами, ответил на мою тираду рыжий парень.

— Ага, а мой меч ты вынес из Камеры Хранения просто так. Понравился, да? Его ты забрал именно в Альяле.

— Оу-у.

— Угу. — Согласилась я. — Рассказывай. И не стоит так настойчиво смотреть мне в глаза. Поглощение моей грешной души тебе не светит. Насколько я помню, мы с тобой выяснили сей факт ещё во время прошлой встречи в Альяле.

Надо же, какая безбожная ложь с моей стороны! День ото дня себе поражаюсь.

— Гм… — Пожиратель Душ взглянул на свой посох. Видимо прикидывал, можно ли меня шандарахнуть по голове ещё раз, но уже насмерть. А может, выбирал варианты, каким бы заклинаниём в меня швырнуть. — А что, если…

— А если тебе придёт в голову какая-нибудь глупость, — решила предупредить я, — то благодаря Экспериментальной Модели Индивидуального Техномагически Универсального Предмета (поверить не могу — выговорила!) я в любой момент могу связаться с Кристом! Да-да, с тем самым, что Джейсв! Спорим, тебе хочется с ним пообщаться не больше чем мне. Только вот при этой встрече моей жизни как раз грозить опасность не будет.

Версет задумался на несколько секунд, взвешивая все "за" и "против".

Желание спокойно побеседовать пересилило.

Изобразив полную готовность к рассказу, парень посмотрел на меня: мол, так и будешь стоять, или тоже присядешь?

Меня удобства не волновали. Так что я присела напротив Версета. Наконец-то для меня прояснится судьба Пожирателя Душ. А благодаря этому я почерпну информацию и о себе, ненаглядной, и о Кристе — злобном, нехорошем негодяе.

Глава 17

Вестница

— Пойти, что ли, утопиться? — Философски спросила я, наматывая круги по пещере.

Пожиратель Душ окинул взглядом бегущий ручеёк и, похоже, окончательно уверился в том, что я ненормальная. Собственно, я никогда и не скрывала этого.

— Весена, никогда не думал, что скажу что-то подобное в адрес Хранителей Вселенского Равновесия, а тем более Джейсва, но я совсем по-человечески ему сочувствую.

— А?..

— … А ещё восхищаюсь его выдержкой. За время, проведённое в твоём обществе, он ни разу не попытался тебя убить. Великий человек! Учитывая тот факт, что этому парню приходилось по долгу службы читать твои мысли!

Я остановилась, чтобы возразить:

— Вообще-то один раз пытался убить.

— Не могу его за это осуждать.

— Помолчи, а? У меня психическая, тьфу ты, психологическая травма. Неужели так сложно было смягчать выражения, рассказывая о Вестницах?

Версет обиделся и произнёс с вызовом:

— Ты сама сказала: всё и правду!

— Да мало ли что я сказала! — Праведно возмутилась я. — Я вообще много чего говорю, и большая часть (процентов так девяносто девять и девять десятых) это откровенная блажь больного мозга. И что теперь, слушать всю эту дурь (у меня сложилось впечатление, что Пожиратель уже мысленно поставил Кристу памятник из золота за мужество и героизм; всё же общение со мной не самая приятная вещь)? Я, между прочим, очень хрупкое и нежное создание! Меня нужно беречь, а не рассказывать такие ужасы.

— Да что я такого сказал-то?

Несчастный, оправдывается, у него совсем нет опыта общения с Вестницами.

— Да так, ничего особенного. Пустячок. — Язвительно откликнулась я, пнув рядом валявшийся камешек. Тот, пролетев пару метров, булькнул в воду. Покойся с миром, ни в чем не повинный камень!..

Давным-давно, что-то где-то две с половиной тысячи лет назад… или три тысячи с половиной… Да суть не в этом, суть в другом. Хранители и Правящая Династия уже давно вели между собой войну за новые миры. Причин было много. Новые территории, ресурсы (человеческие, магические), технологии… И мало ли что ещё. Миры захватывались легко. Такого техномагического уровня ещё не достигла ни одна планета, и можно было играючи прибирать их к своим загребущим ручкам. Некоторым мирам не везло. Иногда на их территориях с громом и треском сталкивались интересы Династии и Хранителей. В результате таким вот образом во Вселенной становилось на несколько миллиардов разумных живых существ меньше…

— Нет, ты так и будешь на меня пялиться? — Не выдержала я.

— Ты замолчала, вот я и подумал, вдруг ты умерла. А по цвету кожи так сразу и не определишь.

Эх, нервы мои, нервы. Остались ли вы у меня? И если да, то на сколько времени вас ещё хватит? Ну и что Версет тут сидит? У меня хватило сил спросить об этом вслух, и даже удалось не прибить своего собеседника, когда тот поинтересовался: а что, мол, ему ещё делать?

Тут я просто взвыла. В прошлой жизни я определенно являлась волком, а если нет, то вполне могла им стать в последующей. Далее я постаралась спокойно объяснить Пожирателю, почему именно он должен пойти в город за обычной для этих мест одеждой, причем один. Но Версет так до конца и не понял. Вместо того, чтобы выслушать меня и понять, он то и дело зажимал руками уши, когда эхо разносило мой тихий (нет, правда!) голос по всей пещере. Вскоре парень не выдержал:

— Прекрати орать! Оглохну же.

— Я не ору! — От моего голоса задрожали банки с персиками, а одна, по-моему, тут же треснула. Упсс! — Я просто слегка повышаю голос, — Сдалась, наконец, я, но сволочь по имени Версет мне не поверила. Его проблемы! — Почему ты до сих пор сидишь, нервно косясь на Безмолвного, а не идёшь в Альялу? Сам понимаешь, мне туда нельзя. Меня же там сожгли на костре… за ведовство! Если сейчас вернусь, вся такая бледная и в этом бесовском наряде, то распугаю полгорода. Тебе что, так охота наблюдать за взбесившимися горожанами, которые станут кричать что-то типа "мёртвые возвращаются!", "сожжённой ведьме было скучно на том Свете, и она пришла забрать туда кого-нибудь с собой!". Ну, или что обычно кричат люди при виде ходячих трупов. А я как раз подхожу для этой роли. Кожа белая, глаза мёртвые, одежда странная. И поди докажи потом, что это — моё обычное состояние.

Уфф!..

На этот раз Пожиратель прочувствовал пламенность моей речи — аж губы посинели — и не стал спорить. Или он замерз? А не фиг сидеть на холодном камне. Пускай его внешний вид не сильно отличался от моего, но Версета в Альяле знали. У него и легенда была соответствующая, вот пусть и выкручивается, шпион недоделанный.

Как раз в этот миг, что-то пробурчав себе под нос, Пожиратель Душ, наконец, ушёл.

Спустя минут двадцать, я решила покопаться в сваленных кучах хлама. Если демон отказался давать одежду, это ещё не значит, что её здесь нет. А она бы мне не помешала, ждать Версета я и не собиралась…

Всё, что представитель Правящей Династии обо мне знал — рассказал. Дальше я не видела смысла продолжать наше с ним общение.

Я — Вестница.

Ныне Династия и Хранители поддерживают относительно дружеские отношения. Вооруженный нейтралитет, если быть более точной. Последняя битва этих сверхтехномагических держав произошла здесь, в Альяле две с половиной тысячи лет назад.

Был ли то один из старых богов, или Великий Маг огромной силы, но его отдых в этом мире был потревожен развязавшийся войной. Что произошло дальше — никто так и не понял, но Династия и Хранители лишились огромного количества сильных волшебников. Позакрывалось уйма порталов между мирами. А маги-телепортисты навсегда потеряли свои способности к перемещениям.

Тогда-то и было решено, что худой мир лучше хорошей войны…

Немного потрудившись, я извлекла из кучи разнообразного мусора старый, измятый плащ. Он мне был великоват и слегка тащился по земле, собирая полами грязь. Но по-первости и так сойдёт.

Выйду из пещеры и найду дорогу. Рано или поздно она куда-нибудь да приведёт. Я непривередлива — устроит любая захудалая деревушка. Мне всё что угодно, лишь бы не Альяла. Стоило взять еды, но кроме пресловутых банок с персиками ничего съедобного не нашлось. Поклонницей данного вида фруктов я не являлась.

На улице вовсю светило солнце. Помнится, когда я была в Альяле в прошлый раз, на улице стояла весна. А теперь свои права отвоёвывает лето. Я улыбнулась чистому, голубому небу. Ни одного облачка.

Оглянулась назад, бросая последний взгляд на пещеру, приютившуюся в бесконечной гряде гор, что тянулись аж до самого горизонта. А впереди сгущалась темнота хвойного леса. Справа чуть примята трава — Версет отправился в ту сторону. Выходит, мне — держать путь в противоположную. Но сначала…

— Крист!.. — Всем сердцем пожелала я связаться с ним.

Во время последней войны маги истратили уйму сил, не подлежащих восстановлению. Но в Мире царит Равновесие. И когда что-то теряешь, обязательно находишь нечто равноценное утрате.

Вестники.

В каждом мире можно найти тот или иной Великий Артефакт Сил. Откуда они взялись и кем созданы — это до сих пор остаётся загадкой. Так или иначе, эти волшебные предметы представляли собой огромный соблазн для любого мага, лишившегося во время войны большей части своих сил. Да вот беда! "Разбудить" Артефакты может не каждый, а управлять им тем более. Вестники могли. Увы, как и Артефакты Сил, эти необычные люди встречались крайне редко и спонтанно. По родству их способности не передавалась, а открыться такие таланты могли в любом возрасте.

— Крист. — Снова позвала я.

Ура!

Кристалл засветился алым! Значит, слышит, хотя и молчит. Обиделся? Нет, такие чувства моему другу не грозят и под страхом смерти. На данный момент он, видимо, старался определить, много ли я узнала и какой тактики в разговоре со мной ему придерживаться. — Смотри-ка, — фыркнул собеседник. — Всего пару недель специализированного лечения, и такой хороший результат.

Крист и не сомневался, что несмотря на собственные обещания самой себе, я свяжусь с ним!

Мне никогда не хватит силы воли избавиться от ЭМИТУПа. Дело оставалось за временем. И я спросила как бы между прочим:

— Крист, а какой Артефакт подвластен мне?

Вестник может "разбудить" любой Артефакт и воспользоваться его малой силой. Но подчинить себе способен один единственный, расположенный к нему лично.

— И тебе с добрым утром!

— Чего-о-о?!.

— Ничего, — как всегда пробурчал Крист. — С добрым утром, говорю.

— У нас здесь, скорее, к вечеру время клонится.

— У вас-то может и к вечеру, — фыркнул звенящий голос, особенно подчеркнув "у вас". — А у нас за окном солнце только через пару часов из-за горизонта покажется.

Упсс!

Бедняга. Я целый день могла разговорами его донимать, а он — несчастнейшее существо в мире! — ещё и пытался вразумительно мне отвечать. Если б мне кто-то спать не давал, доставая своей глупостью, я бы тоже вежливостью не особо блистала.

— Ага, — язвительно блеснул ЭМИТУП, — ты меня ещё пожалей.

Ррр-р.

Спокойно, разговор не для того заводила! Блин, Весена, такое чувство как злость тебе не должно быть доступно. Крист, ну умеешь же достать когда хочешь!

— Весена, значит, — то ли подумал, то ли вслух сказал он.

О, Тёмный, и как у него это получается? Захотелось получить информацию, взял и разозлил. И вот, пожалуйста, все мои мысли для него на виду. Выбирай, что хочешь.

— Пожиратель Душ, да? Его расколола? Эх, не повезло ему, не повезло. За что с ним Судьба-то так? Чем не угодил?

Ну ни фига себе мужская солидарность! Вот ни одна сволочь меня не пожалела, а друг друга — да сколько угодно! Тоже мне, враждующие магические сообщества! А я, в отличие от этих двоих, очень ценный экземпляр. Блин, Крист, опять меня с мысли сбил.

— Знаешь, что делается с Вестницей, когда Артефакт, с которым она связана, уничтожают? — Неожиданно спросил Крист. — Не знаешь. Он не рассказал, верно? Ничего сверхъестественного не происходит, просто Вестник навсегда уходит в Небытие. А вот ты выжила. Когда Браслет Всепоглощающего Живого Огня был уничтожен, ты должна была последовать его Судьбе. Да вот что-то пошло не так. Жизнь тебя не покинула, только память забрала.

— И что это значит? — Тихо спросила я, поражённая неожиданной его откровенностью.

— А вот выбирай. Либо ошиблись мы, и ты не являлась хранителем того Артефакта, либо не уничтожила его… твоя соперница.

— Соперница?

Он издевается? Намеренно вводит в заблуждение? Секундочку, Крист уже упоминал о некой женской персоне, когда давал мне Безмолвного…

— …Знаешь, — задумчиво ответил кристалл, как будто что-то вспоминая. — Я искренне сочувствую тому, кто рискнёт напасть на тебя.

— На собственном опыте знаешь?

— Нет, видел как она и ты… — он осёкся, понимая, что наговорил лишнего…

…Та же ли эта особа?

— Зачем ты мне это рассказываешь?

— Тебя не поймёшь, — вроде как обиженно засверкал ЭМИТУП. — Я ей тут засекреченную информацию выдаю, а она еще и недовольна! И после этого ты будешь думать, что над тобой издеваюсь я?!. Мгмм… — Что-то уж совсем невразумительное промычал Крист (или это ЭМИТУП предварительно исказил его высказывания?).

Ну вот, нашелся на мою голову доброжелатель. Но я не дала в очередной раз сбить себя с мысли:

— Сам понимаешь: обратно я не вернусь. И больше работать на вашу организацию не собираюсь. Так какой резон рассказывать мне всё

это?

Если б я сейчас видела Криста, он определённо пожимал бы плечами.

— Ты Вестница, но без Артефакта не представляешь никакой ценности. Мало того, у тебя у самой не должно было остаться цели. Вестники подобны… — Он задумался, подбирая слова, — … искусственному разуму, или даже нет, машинам. Отчасти это сродни тому чувству материнства, когда мать готова пойти на всё ради своего дитя. Пока Вестник не рядом с Артефактом, жизнь кажется ему бессмысленной и лишённой красок. Сплошная серость, ни черного, ни белого. Именно поэтому они и погибают, лишившись однажды…

— Знаю, — перебила я. Сложно вот так стоять и слушать какая ты бесчувственная скотина. Да и Крист "молодец", то кидает короткие, но весомые фразы, то по полчаса грузит витиеватыми выражениями, ничуть не приближаясь к сути ответа. — А если нормальным языком выражаться?..

— А если выражаться, — тут же ехидно откликнулся Крист в такт сияющему кристаллу, — то…

— То лучше не надо.

В чёрных отблесках октаэдра почудилась усмешка:

— А что так?

— Не отвлекайся!

— Лечение не только с людьми творит чудеса. Уже и с толку не собьёшь. — Посетовал он. — Ты в Альялу для этого и была отправлена. Вдруг почувствуешь Артефакт, или он себя как-то проявит, но разве сама не помнишь, что из этого получилось…

— Ага, — согласилась я. — Помню.

— А я нет. Поделишься?

Ах, да. Он же понятия не имеет, каким образом я из Альялы перекочевала на МИА-3…

..В надежде, что верёвки на моих руках ослабли, я дёрнулась. Бесполезно. Разве способен кто-либо состязаться с одной из Великих Стихий? Разве можно противостоять Живому Огню? Лжец тот, кто утверждает, что ему подвластна хоть одна из Стихий…

…Стоп! Не думать об этом, не думать. Пусть этот момент моей жизни останется лишь в моей памяти.

— Даже так, да? — В голосе Криста проскользнула тень обиды.

Вероятно, из-за того, что он понял, что не будет до конца допущен к моим воспоминаниям. Они останутся моей маленькой тайной.

— Но успеха не добились? — Продолжала напирать я. — Артефакт не откликнулся?

Пока есть возможность, стоит узнать как можно больше, а то кто знает, что из всего этого выйдет? Каждый наш разговор ничем хорошим не заканчивался, а мне ещё столько нужно узнать.

— Да как тебе сказать… было слабое колебание Сил, но такое мимолётное, что…

…как иногда играют Боги с людьми, так и Стихии играют. С некоторыми Стихиями, может быть, и возможно договориться. Живой Огонь к ним не относится.

— Ты же не пробовала, откуда тебе знать? — шёпот, лёгкий как дуновение ветерка…

— …невозможно засчитать. Эй, ты меня слышишь?

— Слышу, — откликнулась я. — Мог бы и сразу мне всёрассказать. Может, я и вернулась бы.

— И так вернёшься. — Заблестел кристалл. Ни капли сомнения, а чёткая уверенность: так и будет. Вернусь!

Он даже в мыслях не допускает, что я могу поступить как-то иначе. Это меня злило. Злило, что он прав и прекрасно осведомлён об этом. Я не знала, куда идти и что делать, а примкнуть к Хранителям Равновесия — это не самая плохая идея. Но женская психология — это поистине что-то фантастическое. Сколько бездумных вещей они, женщины способны делать на зло другому, чисто из принципа.

… Я сама тут не была исключением и поэтому с вызовом бросила:

— Ещё посмотрим.

ЭМИТУП отключился.

Эй! Это не я!

Я с укором посмотрела на кристалл. Слишком уж самовольным он стал в последнее время. К нему искусственный разум, что ли, прилагается? Какая "прелесть"!

… Пешие прогулки не для меня. Эту незамысловатую истину я поняла, когда солнце уж село за горизонт, а я всё ещё шла, то и дело обо что-нибудь больно спотыкаясь, и это с моим-то ночным зрением! О Светлый, за что? А что — можно ведь и с моим грандиозным везением нарваться на хищников, блуждающих во тьме. Ночь — это время страшных монстров. Куда бы спрятаться, чтобы не пугать вышедших на охоту тварей?

Собрав немного сухих веток, я забралась на небольшой выступ горы. Иногда сама поражаюсь собственной…гениальностью, граничащей с откровенной глупостью. Ну, натаскала я мусора для растопки. А каким образом я собираюсь зажигать костер? При всём присущем мне оптимизме волшебницей я назвать себя, конечно, могла, но в последнее время очень старалась не прибегать к совсем уж откровенной-то лжи.

Я подозрительно оглядела сухие ветки…

Да, во мне есть часть Живого Огня. После недолгого разговора с Кристом у меня появилась парочка мыслишек. Часть Артефакта перекочевала, наверное, в меня. Тогда мое волшебное спасение в Альяле приобретает смысл. Меня до сих пор волновало: а что ж я тогда в огне-то не сгорела, а? И почему смогла на МИА — 3 в тех древних захоронениях открыть портал. Живой Всепоглощающий Огонь вытащил меня и из той страшной переделки. Неужели ему сложно вот прямо сейчас разжечь костер?!. Многого я не прошу, мне всего лишь искорку… Не требую открывать портала в другой мир, молю лишь о ма-а-аленьком всполохе огня.

— Зачем мне мерзнуть на холоде, выползающем из всех щелей мира, как только солнце скрывается за горизонтом, если я могу согреться у костра? А? — Задала я вопрос Огню. Может, слова, произнесённые вслух, возымеют большее действие, чем жалкое нытье внутреннего голоса?

Вот замерзну и умру, попыталась я припугнуть Стихию, но та оказалась глуха к моим мольбам.

Зато на мои взывания к Огню прилетела стайка комаров, которые отказались адекватно реагировать на мои вежливые замечания о том, что я хочу спать и совсем не в настроении общаться с кровососущими гостями.

Первый же комар, покусившийся на мою кровь, попробовать которую не рискнула бы даже я сама, хладным трупиком свалился на ледяные камни. Для этого мне не пришлось даже приложить руку. Моя кровь для комара оказалась непригодной, более того — губительной. Остальные его сородичи подозрительно на меня покосились, но улетать пока не собирались, впрочем, и новых попыток нападения с их стороны я также не ощутила.

Чтобы хоть как-то разрядить обстановку, я подняла комариный трупик, тщательно разглядела.

— О, да он жив, — жизнерадостно заявила я его товарищам. Тем временем жертва моей крови нервно дёргала лапкой. — Только слегка контужен… или это рефлекс, который бывает у мертвых?..

На этом мое общение с местной фауной было закончено.

Вот же Тёмный! Я забыла спросить у Криста про ребят! И про Рикона забывать не стоит. Этот ребёнок мне никто, но раз я уже однажды вмешалась в его жизнь, будет справедливо проследить, а что с мальчиком будет дальше?

Ещё раз посетовав на Судьбу, я свернулась клубочком и уснула.

Утро могло бы встретить меня первыми лучами солнца, если б я доспала до этого самого утра. Рассвет даже и не намекал, что собирается показаться из-за гор, а мой организм уже жёстко заявил, что спать больше не желает, да и условия неподходящие для его тонкой душевной организации.

Я решила осмотреть местность с этой возвышенности. Могло ли у Версета появиться желание меня догнать? Может быть, только вот зачем?

— Идти я так могу вечно, — заявила я ЭМИТУПу. — Но хотелось бы попасть в населённый пункт. Солнышко, — ласково назвала я кристалл, и чуть было не погладила его пальчиком, — ты же можешь, я знаю. На МИА — 3 ты привел меня к Кай. А сейчас я прошу о такой жалкой мелочи. Только не надо бы тебе уподобляться своевольной и равнодушной Стихии Огня!

Вот это да!

Я стою посреди леса и уговариваю кусок минерала указать мне направление к людям! М-да-а, проще ждать милости богов.

— О, Светлый, — вознесла я руки к небу, да и замерла в такой позе. Память, злорадно хихикая, отказалась выдать мне в пользование хотя бы одну молитву. — Ай, ладно. Не очень-то и хотелось.

Я сползла на землю, попутно ободрав кожу на руках о камни.

— А, Темный! — Громко выругалась я, разглядывая досадные царапины.

И неожиданно… Где-то впереди возник огонёк света, да, огонёк, я не ошиблась. Домик лесничего? Тайное убежище преступников? Страшно засекреченный полигон местного правительства?

Паранойя плюс бурная фантазия — не самое лучшее сочетание, однако со мной это всё не так. Моё деятельное любопытство пересилит любой инстинкт самосохранения. И я направилась туда…

Глава 18

Блуждания

Мне никогда не приходили в голову стоящие мысли, и я не сильно-то и расстраивалась в отсутствии оных. Но по секрету скажу, что на данный момент мне подошли бы любые идеи, только бы в итоге они не привели к моей гибели, или членовредительству! Если бы Пожирателю Душ не довелось со мной встретиться, я бы считала себя самым невезучим существом в мире, а так и он может претендовать на первенство, как впрочем, и все остальные мои знакомые.

И не думала, что буду рассуждать на подобную тему, сидя на дереве и обозревая небо, озаряемое первыми лучами солнца. Думаете, я от скуки так развлекаюсь, или просто окончательно съехала с катушек? А вот и нет. Я медитирую. Да, именно так. Вхожу в гармонию с самой собой. Подключаюсь к Космосу. И задаю бесконечным потокам информационной энергии один — единственный вопрос: почему я такая дура?

Зачем мне вообще пришло в голову ночью тащиться вглубь тёмного леса, на свет огня? Уж явно не от избытка ума. Иначе я могла бы догадаться, что с моим-то уровнем везения жить по определению опасно. Что при этом говорить об импульсивных поступках…

Короче, обуреваемая очередным приступом любопытства (сравнимого по конечному результату разве что с целенаправленным самоубийством), я двинулась в сторону света. И вот неожиданность: на полпути этот самый свет потух, оставив меня в относительной темноте. В такой ситуации правильно было бы развернуться на сто восемьдесят градусов и двинуться обратно, или, подперев ближайшее деревцо, подождать рассвета, но уж точно ни в коем случае, полагаясь на милость свыше, не идти дальше.

Обратила я внимание на голос разума (вопившего во всю глотку, что я уже как полчаса потерялась в дебрях леса, густонаселённого хищниками), только когда ЭМИТУП стал светиться ему в унисон (предатели!). Тут внутренний голос мне нахально заявил, что в отличие от такой законченной пофигистки, какою являюсь я, он хочет жить! И уж если я, тварь такая неблагодарная, о себе не забочусь, то могла бы подумать о других.

Тут ЭМИТУП на несколько секунд засветился, поддерживая своего товарища по несчастью. Параноики, Тёмный их забери!.. Однако спорить с разбушевавшейся шизофренией — себе дороже…

Я попыталась залезть на дерево. Почему "попыталась", спросите вы? А сначала ответьте себе на вопрос, вы когда-нибудь удачно залезали на хвойное дерево? Ну, вот и у меня как-то не получилось. Зато я довела свой внутренний голос до истерического смеха, а в некоторые особо интересные (и весьма болезненные) моменты — до похрюкивания, вперемешку с подвыванием, ведь меня и оцарапали, и липкой смолой измазали Тяжела, однако, жизнь простого шизофреника. В итоге я, вся такая разобиженная на подлости природы, решила найти коварных хищников и сдаться на их милость. Быть разодранной на мелкие кусочки мне показалось как-то более гуманным, чем ещё раз иметь дело с острыми зелёными иголками, бесцеремонно впивающимися в мою нежную плоть.

… Дальше следовали ещё более бессмысленные блуждания по лесу, сопровождаемые моим безумным криком "кыс, кыс, кыс" и "идите сюда, мои хорошие, я вас не обижу, честное слово!". Но то ли монстры, живущие в лесу, были поголовно глухие, то ли я своим напором не вызывала доверия у местного контингента, но ни одна тварь ко мне так и не подошла. Крайне обидно, между прочим! Я ж от чистого сердца…

Я само по себе существо невнимательное, а уж когда расстроена до глубины души (или ее аналога), то вообще представляю собой совсем что-то непонятное. Так что не стоит удивляться тому, что, бездумно наматывая круги возле нескольких деревьев, я в итоге с размаху и налетела на одно из них (странно, что раньше не сделала этого). Не буду пересказывать свои ощущения. Тут и так все ясно. А вот о том, что я тупо пялилась на дерево и молчала, следует упомянуть. Умудрилась ведь найти единственное лиственное дерево в лесу! Но чтобы обратить на этот факт внимание, мне пришлось около часа топтаться вокруг. Символично. Чтобы я нашла правильное решение проблемы, оно, это решение, должно было возникнуть у меня в голове по пути и как следует огреть по этой самой голове. Вот тогда появилась бы доля вероятности, что я данное пресловутое решение замечу.

И вот встречаю рассвет на дереве.

Видимо, я романтик?

Сначала я хотела позвать Криста и поделиться с ним впечатлением о том, как прекрасно небо в первые часы рассвета, да вовремя вспомнила, что в мире, где он находится, время течёт иначе. И значит, разбудить Хранителя Равновесия ни свет, ни заря — не получится. А без этой маленькой детали вся затея теряла смысл.

Можно было расслабиться и насладиться рассветом… Но как только я постаралась вкусить блаженство бытия, моя драгоценная шизофрения мило напомнила, что я боюсь высоты…

И в этот самый миг я с диким визгом рухнула вниз…

Хорошо, хоть невысоко забралась!

Нет, я, конечно, всё понимаю: предначертание; судьба; рок. Но за что? За что мне это, а? Разве может столько неудач преследовать одно среднестатистическое существо?.. Гм… Кажется, в последнее время я слишком часто жалуюсь. Пора заканчивать это глупое дело.

Надоело. Домой хочу. И неважно, что я не знаю, где он находится и что из себя представляет. Я выше этих мелочей!

Солнце встает во-о-он оттуда, значит, там восход. Сама порой восхищаюсь своим умом! А когда я выходила из пещеры демона, солнце было… солнце было…

Солнце было.

И как теперь узнать, куда идти?..

Хвалёная моя интуиция молчала. Но это как раз неудивительно, она у меня немая от рождения. Логика же испуганно заявила, что понятия не имеет, каким образом оказалась в моей голове, мол, извиняйте, ошиблась адресом. Зато внутренний голос с радостью подкинул очередную простую истину: "Если хочешь что-нибудь узнать, надо для начала об этом у кого-нибудь спросить".

— И как я сама не догадалась, — язвительно фыркнула я, поворачиваясь лицом к одному из деревьев, и проникновенным голосом вопросила, обращаясь ни к кому:

— И куда же мне теперь идти?..

— Я как-то не подписывался отвечать на подобные вопросы. — Столь же глубокомысленно ответил…

Кто ответил-то?! И поразилась внезапной догадке:

— Говорящее дерево. — Зачарованно выдохнула я.

— Говорящее дерево?!

Всё очарование утра исчезло. И правда, ну что такого удивительного можно найти в растерянно озирающемся по сторонам парне ранним утром посреди леса? Разве что… Мне пришлось глубоко вздохнуть.

— Шантэр?

Именно он. Встречи со старыми знакомыми продолжаются! Сколько мы не виделись? Пару недель? Больше? А если время в больнице шло несколько иначе? А что, если…

Не-е, пора прекращать думать, этот мыслительный процесс явно мне мешает. Сплошные проблемы возникают. Передо мной стоит человек, который пока не определился, кто я: предатель или жертва обстоятельств. Что другое он и его товарищи могли подумать, когда портал беззвучно захлопнулся, а я так и не появилась?..

Д-да, за тот период времени, что я отсутствовала, моим действиям могли придать какой угодно подтекст.

— Весна?

— Скорее, лето, — поправила я его, вспоминая зелёные листья дерева, на котором встречала рассвет.

Определить по выражению лица моего собеседника, рад ли он меня увидеть или мечтает о моей немедленной кончине, не получилось. Но тот факт, что он с воинственным кличем не набросился на меня с первой секунды встречи, а, как последний идиот, чрезвычано заинтересованно разглядывает мой внешний вид, даёт надежду на благожелательный исход событий.

Та-а-ак. Что ты хочешь сказать мне этим взглядом? Откуда такой интерес к моему одеянию? Или считаешь, что я как-то не так теперь выгляжу? Очень даже нормально, между прочим! Ну, подумаешь, что такого в том, что я — в больничной бежевой пижамке, которая уже давно испачкалась и вся усеяна зелёными иголками? И что поверх всего этого великолепия накинут пыльный плащ, явно не под мой рост. Ещё я в тапочках. Даже в двух! Вполне приличная одёжка! А может, здесь мода такая! Хватит на меня так глазеть! Я всегда странная, чему ж тут удивляться. Первый день, что ли, знакомы?

Не первый, второй.

А это всё кардинально меняет!..

Наконец я не выдержала:

— Чего уставился? — Иногда я верх вежливости и понимания. — Ты меня слышишь? Видишь? Или игнорируешь?!.

Внезапно пришла мысль, что все, с кем я знакома, встречая меня в первый и последующие разы, не перестают удивляться: откуда я тут такая взялась?

— Я тебя слышу, — слишком уж спокойным и рассудительным тоном заговорил темноволосый полукровка. — Вижу. И не игнорирую… Хотя нас и учили не вступать в контакты с привидениями.

И как бы оправдываясь, он добавил:

— Или галлюцинациями… Я ещё до конца не определился, кто ты.

Вот это да-а-а!.

Пара секунд, чтобы смириться с мыслью о собственной смерти.

Ещё небольшое количество времени, дабы горестно оплакать себя, любимую, и посетовать на жестокость мира.

Мгновения безутешного горя по принципу "А ведь была ещё такая молодая… и подающая надежды, что глупость — это возрастное" и "Ещё столько всего в жизни не сделала… и слава Светлому, что не сделала!". Полуминутное молчание в знак тяжести утраты и…

И очень неделикатный тычок в плечо!

— Очень даже материальна. — Это последовало доверительное сообщение Шантэра, на которое я, проникнувшись важностью момента, резонно возразила:

— А вдруг зомби?

Собственное заявление поразило даже меня. Нет, не этой глупостью насчет ожившего мертвеца. Внезапно я поняла, что Шантэр действительно может в это поверить. А для меня это небезопасно. А ну как у него степень по некромантии, и он решит меня упокоить… чем-нибудь тяжелым по головке. Да и в свежевырытую ямку, или в овраг там… А то и, надежности ради, лучше сразу — с обрывчика скинуть…

Слава Светлому, долго уверять курсанта, что я жива и всё со мной в порядке, не пришлось. После одного молниеносного движения его руки (в коей покоилось нечто колюще-режущее) и пары капелек крови, тут же закапавших с моей щеки, Шантэр со мной согласился.

— Теперь там шрам останется, — содрогнулась я, проведя рукой по кровоточащей щеке. — В следующий раз режь горло, — не удержалась я от язвительного совета, — или сразу в сердце. Проверенный метод. Если сию же секунду не умру, значит, со мной точно что-то не так.

В ответ этот садист только кивнул, приняв во внимание мой комментарий. Мол, хорошо, в следующий раз именно так и поступлю.

Правда, милые у меня знакомые? Кто не псих, тот определенно маньяк или садист. И после этого ещё каждый с ужасом восклицает: ты наемная убийца, какой кошмар!..

Ну вот, опять завелась.

— Шантэр, да с какой стати ты решил, что я мертва?

— Кай сказала.

— Кай'лин? Когда? Рассказывай-ка все по порядку.

— По дороге объясню, — и в ответ на мой удивленный взгляд добавил, — тут домик лесничего недалеко. Я там пока живу. То есть мы.

Не понравилась мне его фраза. Очень не понравилась. Дальше моё нехорошее предчувствие подтвердились его историей.

Что может сделать иномирец, попав в чуждую его пониманию среду? Немногое. А эти трое? Будь на их месте я, вероятно, плюнула бы на эту затею да и всё, и совесть со мной обязательно согласилась бы, если, того хуже, сама не инициировала такую идею. Тащиться в другой мир, даже не представляя, какие там порядки и законы? Да ещё без знания языка и обычаев? Ради чего? Ради сомнительного шанса спасти похищенного принца даже не твоей страны и расы? Шутите? С какой стати идти на такое безумство? Ах, давала присягу? Так покажите договор, заверенный печатями, а ещё особый пункт, где в подробностях описан тот момент, когда я, рискуя своей жизнью (между прочим, единственной!), должна шататься по подозрительным мирам, отвоёвывая наследника Империи от коварных захватчиков? Что, нет такого пункта? Так извиняйте, не подписывалась на подобные развлечения…

… У троих же курсантов было иное мнение. Видимо, сыграло иное воспитание. В одном повезло: телепорт выкинул их у самой стены Альялы. Момент, когда ребята перебирались через постовых, был выпущен из рассказа…

Стараясь казаться невозмутимыми, но глазея по сторонам и упорно припоминая курс истории, Мисти, Дэни и Шантэр кое-как (после долгих и ожесточённых споров) выяснили, что же такое "таверна", о которой упоминал Джейсв. И встал следующий вопрос: а где эту самую таверну искать?

И вот — невольно позавидуешь их специфическому везению. Услышав знакомые слова спорщиков, из соседнего переулка появился (кто бы мог подумать!) Великий Император Ионо Второй. Не представляю, кто из них удивился больше, но в шок были повержены все. И мне остается только благодарить Светлого, что меня не было с ними рядом.

Ну как тут не восхититься личностью Ионо Второго. Оказался в другом мире — и даже не растерялся. Да он здесь как минимум месяц ошивался! Меня-то на второй день повязали и под дружные выкрики "Гори, ведьма!" потащили на костёр. Вот это выдержка у Императора! Лишившись сына, он сразу составил план его спасения. А появившаяся из ниоткуда команда курсантов с МИА 3 только сыграла ему на руку. Где находится Рикон, он уже знал. Дело оставалось за малым — вызволить наследника из беды.

— Шантэр, — не выдержала я. — Мисти и Дэни живы?

Не могла я больше слушать бесстрастный пересказ. Вот пусть сначала расскажет про них, а потом может днями повествовать о захватывающих приключениях.

— А про брата и отца спросить не хочешь?

— ЧТО?! — Я едва не вписалась в ближайшее дерево. — Какой брат? Какой отец? Ты о чём?

Укор в глазах мне был ответом.

— Шантэр, что за бред средь бела дня? На солнышке перегрелся или в тенёчке сильно переохладился.

— А притворяться не надоело? — Довольно грубо ответил он. — Зачем считать людей вокруг себя идиотами?

— Сначала покажи мне, где здесь люди!

Парень решил использовать, как ему показалось, очень весомый аргумент:

— Император признал, что у него есть дочь.

— И что, теперь каждое лицо женского пола уличать в родстве с Ионо Вторым?

— Вы же похожи!

Я припомнила первую и единственную нашу встречу на рынке Альялы.

— Да ни капельки!

— А не слишком ли категорично? Ты открыла портал, на это способен только тот, в ком течет древняя кровь. Или ты просто не доверяешь мне? Почему? Чем это вызвано? Разве я хоть раз дал повод в себе сомневаться? — Гневная тирада, смысл которой я едва улавливала, неожиданно утихла, сменившись тихим вздохом надежды. — Может, хоть разговор с отцом заставит тебя пересмотреть своё мнение.

… Он ведёт меня к Императору?! Вот Тёмный! Туда нельзя! Меня же обвинят в попытке убийства наследника и будут правы! Слишком глупо надеяться, что у Ионо Второго скверная память на лица и события. Сто процентов, что кто-то из этих полукровок уже всё растрепал обо мне. Вот весело будет. Стоп. Нужно быть смелой и невозмутимой. Быстро хватать вещички и добровольно сдаваться в ближайший монастырь. Или просить политического убежища у Правящей Династии.

Меня опять отвлекли!

— Шантэр! Я сколько раз подряд должна спрашивать, что с Мисти и Дэни?

Не сбавляя ход, парень пожал плечами. Густые чёрные волосы. Почти как у меня. Темнее ночи. Только блестят. И свет. Ага. Лучи солнца так и норовят скользнуть по волосам. А вот у меня нет. Любая капелька света так и норовит затеряться в иссиня-черной мгле моих волос.

— Что значит, ты не знаешь? Где ты вообще был?

Выяснение отношений продолжается. Сцена третья, акт второй.

— А ты? Куда исчезла ты? Кай говорила о смерти. Что телепорт не игрушка для взбалмошных принцесс. А ещё мученья, постигшие наивную дурочку, решившую совладать со столь древней силой как Исток. Нет смерти хуже, чем застрять между мирами.

Где-то внутри меня вспыхнула радость, мгновенно сменившаяся обидой. Крист ей не сказал. Кай ничегошеньки не знает. Она находится в совершенном заблуждении об окружающих вещах. Ей врут и делают это мастерски, раз она до сих пор видит мир в том освящении, что ей преподнесли.

— И вы поверили?

— Да. Иначе, почему ты не объявилась? Кто знает, чем бы тогда всё закончилось.

Я промолчала, решив — оправдываться буду потом, сразу и за всё. А ещё буду надеяться, что слухи не врут, а правосудие — штука совершенно несправедливая. Потому что, несмотря на все оправдания и глупые стечения обстоятельств, я кругом и всюду виновата. Придётся извиняться… если мне дадут сказать последнее слово после зачтения смертельного приговора.

— А Мисти, — снова заговорил Шантэр, ускорив темп, — может, и жива. Расстановка сил такая. Я и двое членов императорской семьи: отец и сын, находятся здесь, в Альяле. Остальные… Да что тут скажешь? Прикрывали отступление из города, когда вернули наследника. Если тебе интересно, то смерти я их не видел. Хотя зачем Джейсву заложники?

А мне снова нечего сказать. Если б у меня была возможность, согласилась ли все изменить? Не попади я в Дом Перерождения, кто знает, появилась бы ещё одна возможность поговорить с Версетом, выудив в такой же дружеской обстановке жалкий кусочек информации?

Черноволосый парень тем временем продолжал:

— У нас получилось скрыться! Не знаю, каким чудом, но мы выбрались из города. Думал, вот лес подойдёт, чтобы переждать и… ну, вдруг они живы. Всё-таки команда, должны же догадаться, где искать.

— Команда, — передразнила я. — А про Кай забыл?

Я неожиданно врезалась в его спину.

— Всё. — Совсем бесцветным голосом, наградил меня резко остановившийся Шантэр.

— Что "всё"? — Я его достала, и он решил, что хвойный лес станет достойным кладбищем для незаконнорожденной принцессы?

…А вот не надо бить человека по самому больному! Про Кай вспомнила, тоже мне, непризнанный гений. Думаешь, он без тебя уже сотню раз не подумал о её предательстве? Те, кто окружают тебя, не каменные, у них тоже есть чувства.

Не, это не ты от Криста сбежала, это он от тебя весьма предусмотрительно избавился. Вовремя спохватился, что кроме как портить остальным жизнь ты больше ничего и не умеешь.

— Ой, Шантэр, прости, а? Я не подумала. И повернись ко мне лицом, потому что перед твоей спиной я как раз ни в чем не виновата. А ещё на меня нельзя злиться. Сам сказал, что я особа императорских кровей, а значит, мне подобные закидоны простительны.

Я решительно выглянула из-за его спины и поняла, что последняя фраза была лишней. Ибо прямо сейчас мне предстоял разговор с Императором Ионо Вторым.

Глава 19

Его величество Ионо Второй

Или заговор Джейсва

Чужая душа, говорят — потёмки. А уж своя так тем более. Убивать меня на месте Его Величество Ионо Второй не стал…

… даже взглядом.

Наоборот, очень мило поздоровался. Вот что значит хорошее воспитание! Жаль, меня оно обошло стороной. По этикету я вроде как должна была сделать реверанс или поклониться, а может ещё какой фортель выкинуть? Да Тёмный его знает, что принято делать в мире Ионо Второго в подобных случаях. Поэтому я просто пискнула "Здрасьте", справедливо рассудив, что в моем положении хуже от этого уже не будет.

Император сделал вид, что не заметил фамильярности, а Шантэр, по ходу дела, решил, что между членами Императорской семьи так и принято вести разговор

В молчании мы проследовали к маленькой избушке. Я в строительстве не знаток, но мой внутренний голос подсказал, что домик построен добротно, на славу. Мысленно я согласилась, решив, что ему всё ж виднее. Но последовавшие за этим действия мужчин меня удивили. Как минимум, рассчитывая на допрос с пристрастием, я и в голову взять не могла, что Император куда-то отошлёт полукровку, а мне предложит побеседовать за чашечкой чаю. Вежливо умолчав о том, что в данный момент больше всего на свете я желаю горячую ванну с пеной, (на крайняк, сошла б и бочка с холодной водой), я согласилась. Про себя, воздав очередную молитву (жалостливую просьбу) Светлому, я приготовилась услышать обвинительную речь и приказ о сиюминутном же исполнении приговора…

— Весна, — начал он, присаживаясь на стул.

— Весена, — уточнила я, разглядывая избу уже изнутри.

Две комнаты. Одна из них кухня, где находились мы, другая, скорее всего, спальня. Точно сказать не могу, экскурсию мне здесь никто устраивать не спешил. Зря. Я была б очень признательна. Что ещё? Печка, несколько тумбочек, столик, за которым устроились мы, и ещё пара стульев у стенки. Напротив стола умостился старенький диван, застеленный пледом, а в углу висела иконка. Святой лик женщины смутно напоминал мне памятник, возведённый в Альяле "Той, кто принесла нам Мир".

— Итак, Весена, — поправился Император, опять пропустив мимо ушей мою наглость.

Могу поклясться, что в мире В — 71А (именно так, вроде бы, в больничке называли его родной мир) поправлять или перебивать коронованную особу считается оскорблением, смыть которое можно если уж не кровью, то уж точно высылкой в местах не столь отдаленные, подумала я иуслышала:

— Кем были твои родители?

Уже приготовившаяся крикнуть "Ни в чем не виновата, меня подставили коварные инопланетяне!", я вытаращила на Ионо Второго свои синие глазки:

— Что значит "были"? Может, они до сих пор есть! Где-нибудь… где-нибудь не здесь, но в лучшем мире!

…Ну зачем же столько патетики в голосе? Заткните мне кто-нибудь рот и не давайте, ни в коем случае не давайте говорить! А то эту встречу я могу и не пережить.

Так, собраться с духом и честно, не цепляясь к словам, выдать нормальный ответ. Я верю, что на это способна.

— Ваше Величество, — уже нормальным тоном заговорила я, чем удивила своего собеседника, — по воле одного прискорбного обстоятельства (это я о Кристе любимом) я не помню своих родных, как, впрочем, и большую часть своей жизни. Не думайте, что таким образом пытаюсь избавиться от ответственности, встречу с Вами в Альяле я прекрасно помню и отрицать этого не собираюсь.

"Ну и что тебе мешало солгать?" — буквально зарыдал мой внутренний голос. Расставаться с жизнью он хотел ещё меньше меня. Точнее, вообще не хотел этого. Тоже мне, пессимист нашелся! Но всё будет хорошо. Я молилась Светлому, значит, после смерти мы обязательно попадём к нему! Я сказала "мы"?! Желаю обратно в свою беленькую палату в сумасшедшем доме!..

— Выходит, родителей своих ты не знаешь…

Он меня вообще… слушает?

И причем тут мои папа с мамой?

— Простите, что перебиваю, — с долей мазохизма (с совершенно маленькой долей!..) снова начала я, — но Вас что, совершенно не волнует то событие на рынке Альялы?

О, Светлый! Весена, ну чем тебе не угодила эта жизнь? Другой же не будет!

— Послушай девочка, — это он обо мне? Да какого же он возраста, чтобы так меня называть! — Джейсв мой советник, и я прекрасно осведомлён о том, как он манипулирует людьми. Некоторые его способы не были мне понятны, и только недавно я узнал, что это была ммм… магия. Хотя все ученые Империи, как один, утверждали, что таковой не существует и что всё легко можно объяснить законами физики… Но вернёмся к делу. В тот день я не мог не заметить, что на тебя наложены… чары. Нет, не с самого начала, заметил уже потом, когда ты взяла на руки Рикона.

— Каким образом Вы это смогли понять? — Снова не удержалась я от вопроса.

— Хм-м… Я уже упоминал о своём довольно долгом общении с Джейсвом. Со временем такие вещи замечаются "на автомате", без особых трудностей. Только раньше я понятия не имел, что то, что я видел, и есть магия. Списывал на его особые способности, генетическое усовершенствование или ещё что.

Я согласно кивнула.

Его Величество продолжал:

— Тебя использовали. Это подтверждается и рассказом Шантэра. Не буду лгать, в другой ситуации и в иных обстоятельствах меня бы мало волновали эти подробности. Но сейчас я не в том положении, чтобы разбрасываться людьми… в данном случае, Дикими. Думаю, Джейсв с самого начала хотел использовать тебя иначе. Запасной вариант, так сказать. И пока я не узнал о твоём существовании, многие его поступки казались глупыми и непоследовательными. Ибо без Императора и его наследника в Империи должен был начинаться полнейший хаос. Несмотря на то, что по закону до появления нового Императора всем управлял бы он — мой советник. Знать просто передралась бы за власть. Но вот появляешься ты…

Пусть я и дура, но дура сообразительная. Понять, к чему ведёт Его Величество Ионо Второй, мне не составило труда. Вроде он и мужик серьёзный, и логика присутствует в его словах — но, о, Светлый, какие же глупости он несёт!..

Крист бы оценил.

…он хотел посадить на престол тебя. Чтоб не допустить войны. И стала бы ты куклой на троне, безвольно выполняющей чужие приказы. А может быть, тебя выдали бы замуж, или Джейсв сам на тебе женился б, чтоб получить корону. Вариантов много.

Только Светлый знает, какие мне потребовались усилия, чтобы не рассмеяться во время этой тирады Императора. Меня так и подмывало вскочить со стула и, убежав в глубь леса, дико (хоть и очень некультурно) поржать рядом с какой-нибудь ёлочкой. МЕНЯ! На трон!!! Крист бы удавился!

Следствием этих мыслей стало то, что я чуть не прикусила язык, из глаз выкатилась пара слезинок, а челюсть так свело, что я едва смогла вымолвить следующие слова:

— Ттт…теперь-тттто я вввсё зззнаю, — лучше заикаться, чем смеяться во весь голос, правда? — И… и… и…. использовать меня ужжж…иии… нннн… не смогут. Так что не волнуйтесь.

Это я всё сейчас говорила к тому, чтоб потом у Ионо Второго не появилось каверзной мыслишки избавиться от меня, дабы у Рикона не было законных соперников на престол. Я в политике совсем не смыслю, но на то и существуют простые истины, чтобы быть понятными таким вот, как я.

О, Светлый, каким жалостливым взглядом меня одарил Император!

Уже после этого разговора, кипятя на печке огромную кастрюлю с водой (я ещё не оставила надежд помыться и постирать дорогую сердцу больничную пижамку), я заметила, с каким любопытством за мной наблюдает Шантэр.

— Ну, чего? — Вскинулась я. Кажется, скоро он будет бояться лишний раз на меня посмотреть. — Кстати, заранее предупреждаю, чтобы потом не появилось фатальных недоразумений. Обратишься ко мне на "вы", или назовешь принцессой, так оболью вот этой самой водой после того, как она превратится в кипяток. — И уже более милым тоном добавила: — так ты что-то хотел спросить?..

Оказалось, интерес черноволосого полукровки был вызван моими манипуляциями с печкой. Вы не поверите, но за несколько недель ни Дикий, ни Император так и не догадались, для чего нужен этот агрегат! Нет, печку я и сама впервые растапливала… наугад. В теории догадывалась, что для чего было нужно, так что с четвёртого раза у меня всё получилось, и огонь разгорелся нормально. Но вот сколько в начале возникло дыму… пока не вспомнила, что заслонка не для красоты тут поставлена, а для дела.

Но откуда, откуда у меня такие знания? Неужели возвращается память?

Деликатности всё же у меня хватило, чтобы не спрашивать, где и на чём мужчины всё это время готовили еду и кипятили воду. Выражение лица Шантэра и так мне всё прекрасно объяснило. С развитием техники, что присутствует в их мире, удивительно, как это они с голоду тут не перемёрли.

И я решилась задать мучающий меня вопрос:

— А баня тут есть? Или что-нибудь такое…

— Какое "такое"?

— Ну… — попыталась объяснить я, — такое. Знаешь, такое… ну, такое… такое… Да ну тебя, в самом деле! Сама найду, не маленькая!

Через несколько минут ошалелого скакания по дому и по периметру территории вокруг мне пришлось свыкнуться с мыслью, что бочка — не самая плохая перспектива. Да! Всегда знала, что я оптимистка.

(Мазохистка. Ты хотела сказать — мазохистка! недовольно буркнул мой внутренний голос. Хоть себе-то не ври!)

Гррр….

Появилась ещё одна проблема. Если я выстираю свои вещи, то в чём буду ходить, пока они сохнут? На улице погодка прелесть, за ночь бы высохло. Но! Это по своему дому, по спальне в пижаме шастать позволительно. А что делать дальше? Как я на людях-то в подобном одеянии покажусь? Народ опять же на костёр затащит!

Если сторожка лесничего (а где он сам?) не сильно запущена, то можно поискать на чердаке (а он здесь имеется?), или в каких-нибудь сундуках, ящиках, тумбочках. Я не привередлива.

— Весна. — Это снова Шантэр.

Теперь он от меня чуть не шарахнулся, потому что, быстро метнувшись к нему, я стала придирчиво оглядывать, ощупывать, едва ли не обнюхивать всё его одеяние. При встрече в лесу я не обратила внимания на его одежду, но сейчас от моего зоркого глаза (гы-гы) не укрылось ни-че-го! Матерьяльчик простой, да ещё и местный пошив… Белая рубаха (не первой свежести), мешковатые штаны. Верх оригинальности, одним словом.

Двумя, — придирчиво поправило мое вторе "я", — "верх оригинальности" это уже два слова.

"Враги. Кругом одни враги!" — как сказала бы Надежда. И я с ней согласна.

— Меня зовут Весена. — Ответила я парню, ошалевшему от моих невиданных доселе действий при изучении его воротника. — Симпатичненько. Где надыбал?

— А?.. — он просто рот раскрыл, да и не закрывал, пока не услышал следующий мой вопрос:

— Где тряпку эту выцепил?

Общение с Надей мне на пользу не пошло.

— В ко-комнате. По-под кроватью. В я-я-щике.

— Чего хотел?

— А? — Явно не понимал ситуацию Шантэр, или еще не вышел из ступора, в котором очутился после моего пристального внимания к своей персоне. Точнее, к своему облачению.

— Ты меня позвал. Зачем?

— Весена, — немного помялся полукровка, — ты готовить умеешь?

Умею ли я готовить? Еду? А готовить-то я умею? Я умею готовить?! Эй! Ехидная тварь, что делит со мной одно тело, этот вопрос — к тебе! Стоп! Только б не спугнуть мысль. Помню. Что-то помню. О, я гений! И всегда знала, что гений. Но, вот проклятье! Это ж получается, что затопить печку мне удалось не благодаря просыпающейся памяти, а при помощи чего-то совсем другого. В прошлый раз при посещении Альялы Крист впихнул мне (прямо в голову!) заклинание с информацией об этом мире. Только неправильное оно какое-то. Какой ближайший к Альяле город, я не вспомню. И форму правления местного государства тоже не рискну назвать. Но вот сготовить что-нибудь эдакое, прислушиваясь к интуиции, я б смогла… Однако первой пробовать сие творение отказалась бы, точно!

Закутавшись в простыню, я делала абсолютно бессмысленные попытки отстирать от грязи свои вещи. То ли не хватало практики, то ли упёртости, благодаря которой сделаешь даже то, чего не следовало бы. Обиженная на весь белый свет, я на всю ночь оставила бельё — отмокать. Ниче-г-о-о, утром я с ним ещё повоюю! А то сейчас расстроенная, усталая и жутко злая! Да и вечер уж на дворе. Вся эта суматоха с разговорами, растопкой печки, готовкой еды, разыскиванием пригодной для ношения одежды, помывкой и стиркой совсем выбила меня из сил. Больно график напряжённый. Я к таким жестокостям быта пока не привыкшая…

Из одежды, пригодной для меня, я откопала в ящике только рубашку (она доходила мне чуть ниже бедер), да порванную местами курточку и поясок. Последний на всякий случай: вдруг жизнь мне совсем не мила станет. А то, помнится, в Доме Перерождения жалела я очень, что верёвки нет было…

Не хочу повторять прежних ошибок.

Когда я уже вознамеривалась прилечь на облюбованный диванчик, мой достойный порыв остановил Шантэр. Как я поняла, выбранное мною место ночлега приглянулось и ему.

— Тебе будет лучше спать в комнате, на постели, — попытался уговорить меня полукровка, на корню пресекая моё намеренье отдохнуть.

Но как это я могла на такое согласиться! Я и заявила:

— Меня и диван устраивает.

— А вдруг враги? — Указал парень на входную дверь. — Если что, то первой жертвой ты же и станешь.

— За родину и умереть не грех! — Патриотически откликнулась я, приложив руку к сердцу. — И реакция у меня покруче, чем у некоторых.

Полукровка так быстро сдаваться не собирался и решил, что раз я принцесса, то можно потянуть и за другие струнки моей души. Наивный, он заявил:

— Мне по этикету не позволено спать в одной комнате с кем-нибудь из членов императорской семьи.

Вероятно, решил, что выкрутился, и продолжал небрежно:

— А тут буквально на соседних кроватях. Межрасовый скандал обеспечен!

Я коварно улыбнулась. Перебранки с Кристом пошли мне на благо. Я его самого не переспорила ещё ни разу только потому, что, чувствуя возможный проигрыш, Крист тут же вставлял какую-нибудь колкость, чтоб меня разозлить (по крайней мере, я хочу так думать). И делал это мастерски. Естественно, я тут же отвлекалась, придумывая ответную гадость, а в итоге теряла нить разговора. Но сейчас — уж извините, не допущу!

— Приличные девушки, — медленно заговорила я, давая Шантэру прочувствовать каждое слово, — никогда, ни при каких обстоятельствах не станут проводить ночь в одной комнате с мужчиной. Исключением считается замужество. Ты видишь на моем пальце колечко? Нет? Так не хочешь ли ты тем самым сказать, что у тебя имеются сомнения в моей порядочности?!

Сама знаю, что причина подлая. Учитывая, что Дикий считает меня наемной убийцей (и по совместительству принцессой), эти слова из моих уст и вовсе кажутся ему, конечно, издевательством. Но это мой диван!!! И без боя его не отдам.

Парень что-то невнятно пробурчал. Уловив несколько слов, я поняла, что суть сводится к тому, что, не будь я женщиной и вдобавок принцессой, фиг бы он уступил мне. Ну-ну. Тешь себя, тешь, этой мыслью.

На нашу маленькую баталию Император и не подумал обращать внимания. Ему было совершенно все равно — кто, где, как и по какой причине будет спать. Законнорождённый наследник его волновал гораздо больше, чем тревожили подданный другой страны и я.

— Ваше Величество, — обратилась я к Ионо Второму, пока тот не успел скрыться с Риконом на руках в комнате. — А чем вы ребёнка-то кормили, если с кулинарией не дружите?

Император пораженно произнёс:

— Откуда у меня оружие и прочие вещи родной моему сердцу Империи тебя почему-то не интересуют. А вот правильность питания наследника показалось достойной внимания?

Стоит ли говорить, что ответ меня немного удивил? В долгу я не осталась, с фанатическим интересом на лице спросив:

— У Вас есть оружие?! Ух ты!!! Покажите!

Однако супермощного, сверхсекретного и очень опасного для чужих жизней (а каким ещё оно может быть у Императора такой державы!) оружия мне никто не показал. Зато объяснили, что, в отличие от полукровок, переместившихся с родины в этот мир практически без каких-либо вещей, Его Величество имел при себе некоторые полезные для выживания предметы. Могла и сама догадаться, это же элементарно. Гм… Не-а, бесполезно: не догадалась бы.

Подвергнуть тело долгожданному отдыху, то есть, благословенному сну, помешали снующие в голове мысли, раздражающие этим своим метанием. Мне стоило отмахнуться от них, как от назойливых, приставучих и кровососущих комаров, но я отчего-то не стала этого делать. Зря. В такую голову, как у меня, просто не может прийти что-то путное. Опять, наверное, какая-то чушь с подозрением на всемирные заговоры. Что ж, приступим к исследованию.

… И что теперь делать?

Ага, ну с этой-то мыслью я давно знакома, но заранее заготовленного ответа она от меня не дождётся. Тут всё по принципу "повезёт — не повезёт". Что странно: ещё ни одно из моих решений, кардинально поменявших или спасающих мне жизнь, не являлось продуманным. Если не кризис, так сплошная импровизация молодого актера, впервые вышедшего на сцену и тут же напрочь забывшего свою роль. Я лежала и внимательно слушала спор моего внутреннего голоса и… моего второго Я… или совести:

"Должна ли я помочь Иператору и Шантэру вернуться домой. И если да, то как?".

"Что-то новенькое! Неужели чувство вины?! Но каким образом я могу их вернуть обратно? Я вам тут кто, чтоб между мирами скакать и группу поддержки за собой таскать?".

"С другой стороны… Если на Миа-3 имелось это… ээээ… подземелье древних (вроде так), то и тут что-то такое должно же быть? Я права? Искать? А где?".

"…Но неужели бросишь их на произвол Судьбы?".

"А чем я могу им помочь? Да ничем. От меня, похоже, одни проблемы вместо помощи. Вот жил же Шантэр с Мисти, Дэни и Кай дружно, без всяких предательств. Но появилась я — и…".

"Ну, пострадай ещё, пострадай. Закати душещипательное покаяние во всех грехах и поплачься о своей тяжкой Судьбе".

"Эй! Что за наезды?! Можно подумать, у меня есть выбор. Что все-таки могу я сделать?".

"А если поднапрячь дырявую память…А если свою? Что, туго? Ну, подскажу. Давай-давай, припомни свой первый день в Альяле".

"Кружилась голова, и было плохо. Зачем мне такую гадость вспоминать?".

"Ладно. Где произошли изменения, из-за которых ты оказалась на костре?".

"Эээ… ммм… ну-у-у-у…".

"Р-р-рррр!..".

…Иногда я бываю такой невыносимой, что умудряюсь достать даже себя. Жаль, невозможно собрать вещички и, разругавшись, уйти, громко хлопнув дверью! Но что это я себе пыталась втолковать. Что и когда пошло не так? Я отказалась убивать ребёнка. Вот и всё.

Или упускаю что-то?

Изменения… В чём? В плане Криста. Если изначально я должна была везти мальчишку в храм Летнего Солнца, то потом… Храм Летнего Солнца?!! Почему туда? Просто так, или… Но об этом потом.

Глава 20

Сон

Зал…

Здесь почти ничего не изменилось. Вот только, вместо статуи, в зале вовсю буйствовало Пламя. Огонь старался прожечь стены, пробивая себе дорогу. Он, казалось, был везде: горел пол из чёрного мрамора, по стенам как будто свисали завораживающе красивые, но смертельно опасные огненные занавеси. А так всё осталось как прежде. Пламя по какой-то причине не обращало на себя внимания, что и помогало моему беспорядочному, на первый взгляд, блужданию. Узкие дорожки, ещё не охваченные пляшущими и испепеляющими языками огня, были моим единственным пространством для движения.

Я была здесь не просто так.

Я искала.

Искала себя. Ту себя, которая способна говорить с этой стихией.

Нет ни дыма, ни гари. Только жаркое дыхание огня и желание побыстрее покинуть это место. Но не могу уйти, пока не отыщу ответа!.. Иначе… Когда огонь разрушит стены, а зал превратится в моё персональное чистилище у Тёмного, я больше никогда не смогу вспомнить.

И я иду.

Разбушевавшаяся стихия не трогает меня.

Пока что не затрагивает.

А я ищу фигуру изо льда.

Она — моя последняя надежда.

Только она способна вернуть мне память.

Она знает, как договориться с Огнём.

Она была мною… или я была ею.

Дорожка сворачивает в сторону — и вот я в центре зала. Но где, где скульптура? Её нигде нет. Я опоздала? Быть того не может! Она не могла, не могла растаять и испариться. Чушь!

Я не верю тому, что вижу.

Не верю — и потому иду дальше.

На что я надеюсь? Встретить ледяную женщину, потерявшуюся в огненном лабиринте? Или найти прощальное письмо с моей биографией? Не знаю. Не хочу думать об этом сейчас. Не хочу об этом думать никогда. И поэтому продолжаю пробираться куда-то вперёд. Вот только, кажется, осталось мне двигаться недолго. Воздух с каждой секундой становится все горячее и плотнее, дышать уже почти невозможно. Дорожка сужается, а потом, под напором огня, и вовсе исчезает.

Идти вперёд больше некуда, а назад?..

Вот Тёмный! Мне перекрыли путь!..

Я начинаю осознавать ужас наступившего момента. Очарование огненной стихии тут же пропадает, его сменяет страх сгореть заживо.

И в этот миг — тихий шепот:

— Ты гориш-ш-шь.

Ещё несколько ударов сердца… я настороженно разглядываю полумрак комнаты, прежде чем… окончательно убедиться в нереальности привидевшегося сна.

Даётся мне это с трудом. Кожа все ещё чувствует каждой своей клеточкой опалённость огненными языками, а в голове продолжает, продолжает крутиться та самая фраза.

Закрываю глаза…

Прикосновение к руке…

— Ты вся горишь.

Я с криком спрыгиваю с дивана и… на меня опасливо смотрит Рикон. Его взлохмаченные со сна волосы, чуть заспанное личико и большие странные ярко-зелёные глаза. Показалось: жестокие глаза.

Ну и зачем это милое создание меня пугает?!

Если бы в эту минуту не вошел в комнату Шантэр, я так бы и таращилась на растерянного мальчишку.

— Мне показалось, я слышал крик, — неуверенно произнёс Шантэр, пытаясь в темноте разглядеть, что же случилось. — Все в порядке?

— Нет, не в порядке, — тут же откликнулась я, отползая от Рикона к другому краю дивана. — Он меня чуть не убил.

— Кто? Двухлетний ребёнок? Ну и шутки у тебя, — удивился и тут же заметно расслабился полукровка.

— Да какие, к Тёмному, шутки?!

Я притянула к себе одеяло и, завернувшись в него, зябко поёжилась. Почему так холодно? Ещё недавно чувствовала жаркие языки огня, а теперь меня сотрясает ледяная мелкая дрожь.

— Весена, успокойся, т