/ Language: Русский / Genre:prose_contemporary, / Series: Сказки для взрослых

Император Альфы Центавра

Ночной Сторож

Четвертая новелла из серии «Сказки для взрослых».

Ночной Сторож

Император Альфы Центавра

Однажды жители сказочного леса проснулись, как всегда, в пятнадцать часов утра и обнаружили удивительное явление: на поляне прямо посреди леса стояла оранжевая палатка, рядом с ней лежали аккуратно сложенные доски, а рядом с досками на стволе липы висело объявление: «Запись добровольцев-первопроходцев-переселенцев на Альфу Центавра. Вступительный взнос 24 руб. 12 коп. Детям и пенсионерам скидка 8,2 %. Заявки принимаются в порядке живой очереди. Император Альфы Центавра, он же финансовый директор проекта «Ваше счастье в нашей власти», он же Генеральный подрядчик строительства гиперпространственного звездолета, он же Председатель правления товарищества переселенцев «Авангард», он же исполняющий обязанности пиар-менеджера на общественных началах».

Лесной народ собрался на поляне кружком, стоял молча, каждый думал свою думу.

«Рано проснулся, — думал Камышовый Кот, глядя на палатку, доски и объявление тяжелым немигающим взглядом. — Ой, рано я проснулся. Или еще сплю? Наверное, сплю. Надо же такому присниться…»

Мартышка думала: «Что такое, а? И все молчат! Мне давно пора что-нибудь сказать! А что говорить-то? Пусть кто-нибудь что-нибудь скажет! Тогда и я скажу: да, это так! А они все молчат! Что говорить-то? Мне же надо хоть что-нибудь сказать!»

Ученый Попугай думал: «Это идиотизм, предательство и подлость. Тут вон весна идет, а эти пидарасы на Альфу Центавра собрались». Но Попугай тоже пока молчал, потому что не был уверен в том, что инициатором проекта «Ваше счастье в нашей власти» не явлется тридесятое государство, его любимая вторая родина.

Седобородый Старец думал: «Не думал я, что доживу до такого времени, когда запись добровольцев-переселенцев на Альфу Центавра будет происходить таким рядовым, я бы сказал, обыденным образом. Кстати, надо бы найти атлас звездного неба, уточнить маршрут. Пенсионерам скидка… Это гуманно. Все-таки государство уже начало поворачиваться к простым людям лицом».

Белый Мыш думал: «Не все потеряно, если есть еще такие энтузиасты, которые стремятся к звездам! И не в переносном смысле стремятся, а берут инициативу в свои руки и занимаются конкретным делом!»

37-15-21 думал: «Гм…»

А большинство лесного народа думало, что последняя поллитра вчера была лишней, лучше было бы оставить ее на утро, а то сушняк такой, что черт знает что мерещится, так и до белочки недалеко. Меньшинство, напротив, думало, что вчера не хватило, вот с недоперепития и глючит.

Тут из оранжевой палатки вышел сам Император-финдиректор-генподрядчик-председатель-и. о менеджера, поднял правую руку в императорском приветствии, левой демократично помахал собравшимся, ласково улыбнулся и строго сказал:

— Запись в порядке живой очереди! Просьба не толкаться! Всем места хватит!

Народ не толкался, стоял на месте и молчал. Только Белый Мыш вроде бы качнулся вперед, но поглядел по сторонам и тоже остался стоять на месте.

— Ну, что же вы? — ободряюще сказал Император-финдиректор и т. п. начальственным тоном. — Что-нибудь не понятно? Задавайте вопросы, я готов ответить на любой, мне скрывать нечего.

Народ вопросы не задавал, стоял на месте, молчал.

Тут откуда ни возьмись явилась Змея Подколодная, и, как всегда, совершенно невпопад задала вопрос:

— А где пейзаж?

— Да! — подхватила Мартышка. — Где?

Но даже такой глупый вопрос не застал Императора-гендиректора и т. п. врасплох.

— Минуточку! — энергично сказал он, нырнул в свою оранжевую палатку и тут же вынырнул из нее с большой картиной в руках. — Вуаля! Один из самых красивых пейзажей нашей Альфы Центавра. Закат третьего солнца. Холст, масло, фотошоп.

— А почему закат? — подозрительно спросила Змея Подколодная. — Символизм? Это наводит на определенные размышления.

— И даже очень! — подхватила Мартышка.

— Минуточку! — не теряя самообладания, сказал Император-председатель и т. п., нырнул в свою палатку с закатом в руках, а вынырнул уже с восходом. — Вуаля! Желание компаньонов для нас закон. Восход двух солнц над Пиком Высоких Устремлений. Тоже один из красивейших пейзажей нашей родной Альфы Центавра. Картон, темпера, фотошоп.

— Терпеть не могу горы, — сердито сказала Змея Подколодная. — Хочу вид на море и чтобы тепло. Кстати, как там с погодой, на этой Альфе? Обещают потепление?

Тут оживился ученый Попугай, замахал крыльями, засверкал глазами, защелкал клювом и закричал громким голосом:

— Весна идет! А потом лето! Жара, жара, жара!

— Гм, — сказал 37-15-21.

— Вот именно, — подхватила Мартышка.

— Пидарасы! — гневно крикнул Попугай, закашлялся и замолчал.

— Мы отвлеклись от сабжа, — строго сказал Император-менеджер и т. п. — Добровольцы, подходите по одному, не создавайте ажиотажа, не задерживайте движения. Время — деньги.

— Кстати, о неприятностях, — вступил в разговор Старец. — Э… то есть о деньгах. Пенсионерам скидка, я правильно понял? Но тогда на какие средства, извините за выражение, будет строиться гиперпространственный аэроплан?

— Звездолет, — тактично уточнил Император-финдиректор и т. п. — Это будет звездолет нового поколения! Весь, до последней шестеренки, до последней заклепки, до последнего оконного шпингалета, весь, весь созданный по нанотехнологиям! На наши с вами деньги, на наши трудовые копейки, на наши вступительные взносы! И на добровольные пожертвования спонсоров.

— Гм, — сказал 37-15-21.

— И я так думаю, — подхватила Мартышка.

— Ой, да ладно вам, — возразил Белый Мыш. — Откуда такой цинизм? Нужно верить в лучшее! Что этим олигархам пара-тройка миллионов? Зато их имена будут вечно запечатлены на скрижалях истории.

— Пусть мне дадут в три раза меньше, и я их имена запечатлю навечно, — предложил Камышовый Кот. — Именно на скрижалях. Еще умолять будут, чтобы от скрижалей отцарапали.

— Какие миллионы? — возмущенно вскричала Зайчиха. — Как дети малые, честное слово. Да на этот звездолет страшные миллиарды нужны, просто страшные! Если все по нанотехнологиям делать, так там на один оконный шпингалет пол лимона уйдет! Это не считая того, что в процессе разворуют.

— Этого мы не допустим, — сурово сказал Император. — За этим будет следить специальная комиссия.

— Комиссию могу возглавить я, — великодушно предложил Адвокат. — Как у вас там, оклад или процент от разворованного?

— Гм-гм, — сказал 37-15-21.

— Да уж, — подхватила Мартышка.

— Комиссию возглавлю лично я, — скромно сказал Император.

— Подвижник, — с уважением сказал Белый Мыш. — Нет, ну какие великие личности живут в наше время! Если у меня будут внуки, я им расскажу об этой судьбоносной встрече.

— Давно пора, — подхватила Мартышка.

— А когда вылетаем? — озабоченно спросила Лиса и посмотрела на часы. — А то у меня важная встреча сегодня. Но это много времени не займет, до отлета успею. Если задержусь, так вы меня подождите.

— Я сегодня на маникюр записалась! — заполошно вспомнила Курочка Ряба. — Я этого отменить не могу, уже просто неприлично с такими когтями ходить! К тому же дорога, то, се, и на новом месте пока салон найдешь… Кстати, на Альфе этой есть приличные салоны красоты?

— И пивбары, — добавила Стрекоза. — С бочковым пивом.

— А медицинское обслуживание? — озабоченно спросила Зайчиха. — У меня давление и сахар.

— А как же ночные клубы? — испуганно вспомнила Кошка. — Три солнца! И без конца восходят! Там что, совсем ночи не бывает? И ночных клубов нет?

— Минуточку! — повысил голос Император. — Разрешите внести ясность! Во-первых, на Альфе Центавра есть все… в перспективе. То есть будет. Мы сами построим все, что захотим. Но перед этим надо построить звездолет. А чтобы построить звездолет, нужны деньги, как справедливо отметили некоторые камрады. А чтобы были деньги, нужно собрать членские взносы, двадцать четыре рубля двенадцать копеек, детям и пенсионерам скидка… А чтобы собрать членские взносы, нужно перевести их на банковский счет…

— У меня есть банковский счет, — быстро сказал Лекарь. — В хорошем банке, в надежном. В Швейцарии.

— У меня тоже есть банковский счет, — осадил его Император. — Не надо самодеятельности. По законам империи все членские взносы и добровольные пожертвования должны переводиться на мой счет.

— Гм, — сказал 37-15-21.

— Нифигасе, — подхватила Мартышка.

— Это кто ж такие законы выдумывает? — склочным голосом поинтересовался Рак.

— Я, разумеется, — сказал Император. — Я же император! Моя империя, мои законы.

Рак удивленно свистнул, оглядел Императора с ног до головы и насмешливо спросил:

— А кто тебя императором назначил?

— Никто! — гордо сказал Император. — То есть я сам. До меня никто не догадался, значит — имею право. По праву первой… э… идеи.

— У меня тоже оригинальная идея родилась, — зловеще сказал Рак. — Камрады, а почему бы нам этого императора не свергнуть?

— Гм, — сказала Мартышка, и 37-15-21 посмотрел на нее с интересом.

— Революция? — обрадовался Благородный Бандит. — Эт хорошо, эт правильно. Экспроприируем счет Императора, а деньги раздадим всем поровну.

— У меня на счету пока ничего нет, — предупредил Император. — Только мой личный взнос, двадцать четыре рубля двенадцать копеек.

— А еще император, — презрительно сказал Рак. — Люмпен ты, а не император. Так бы и сказал честно, что побираться сюда пришел. Мы бы скинулись на банку пива. Да, камрады?

— А то, — подхватила Мартышка.

— А сейчас не скинемся, — злорадно добавил Рак. — Правильно, камрады?

— А то, — подхватила Мартышка.

— Да мне на маникюр едва хватает! — заметила Курочка Ряба. — Скидываться еще всяким люмпенам!

— А у меня давление и сахар, — напомнила Зайчиха. — А лекарства нынче почем? Вот то-то и оно.

— А как же Альфа Центавра?! — в страшном гневе закричал Император. — Как же вековая мечта человечества?! Вы все бездуховные и приземленные тормоза прогресса! Вы никогда не увидите звезд! Вы никогда не сядете в гиперпространственный звездолет! Более того — вы никогда не примете участие в его создании! История не запомнит ваших имен! А мое напишут на скрижалях! Потому что я сам построю звездолет, без вашей ничтожной помощи! Я уже и стройматериал приготовил!

С этими гневными словами Император хлопнул ладонью по доскам, сложенным возле палатки, и, как на грех, задел Змею Подколодную, которая, свернувшись клубочком, продремала там все время, пока шла дискуссия. Спросонья Змея Подколодная хотела тяпнуть левым рабочим зубом задевшую ее руку, но вовремя заметила, как много глаз устремлены на нее со всех сторон, поспешно спрятала ядовитые зубы, сделала невинный взор и серьезное лицо и сказала:

— Я назначаю себя Самовластной Властительницей всего, что есть, было и будет, а также всего, чего нет, не было и не будет, но могло бы быть, всего остального и вообще абсолютно всего абсолютного абсолюта. Властью, взятой мной самой, изволю разжаловать Императора в рядовые, Альфу Центавра аннексирую, проект «Ваше счастье в нашей власти» объявляю почившим в бозе, траурные празднества назначаю на прямо сейчас.

— Как же так! — закричал бывший Император. — Я же император! Я первый придумал!

— А я первая придумала, что я главнее, — с честными глазами заявила Змея Подколодная. — А с начальством не спорят.

«>#$@”&,», — подумал 37-15-21.

«Это точно», — подумала Мартышка.

«Вот ведь змея», — подумал Белый Мыш.

«Это должен был придумать я», — подумал Камышовый Кот.

«Весна идет», — подумал Попугай.

«На маникюр опоздаю», — подумала Курочка Ряба.

«Давление не повысилось бы», — подумала Зайчиха.

«Ну вот, а делить поровну опять нечего», — подумал Благородный Бандит.

«Может, утопится Император-то?» — подумал Рак.

«Сумасшедший дом. Что я тут делаю?» — подумал Лекарь.

«Лучше бы укусила», — подумал бывший император, снимая палатку, сворачивая объявление и увязывая доски, приготовленные для строительства гиперпространственного звездолета.