/ Language: Русский / Genre:detective,thriller,

СМОТРЯЩИЙ ВНИЗ

Олег Егоров

В руки Александра Угарова – охранника коммерческого банка «Медный сфинкс» – попадает загадочный список. Большинство фамилий принадлежит сотрудникам банка. Интересно, что семь человек из этого списка либо пропали без вести, либо свели счеты с жизнью,либо стали жертвами несчастных случаев. Кто следующий?.. Олег Егоров – член Международной ассоциации детских писателей и художников имени Г.Х. Андерсена. По его сценариям в России, Германии и США снято более 30 анимационных фильмов. Эта книга – дебют автора в детективном жанре – вышла в издательстве «Вагриус» в 2000 году под названием «Правила игры»; тираж разошёлся в считанные дни. Планировалось переиздание романа и его продолжение, однако откровенно провальная экранизация, осуществлённая Иваном Щёголевым, вынудила автора отказаться от этих намерений. Настоящий текст специально подготовлен для Либрусек; книга публикуется под авторским названием и в новой редакции.

Олег Егоров

СМОТРЯЩИЙ ВНИЗ

«…и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их, и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число»

Откровение, 6:11

Часть I Cписок Штейнберга

ГЛАВА 1 ПОХИЩЕНИЕ САБИНЯНОК

– Ничья! – Сметая с доски фигуры, Кутилин опрокинул стакан. – Рыба! Думаешь долго, Саня!

Он картавил, мой сосед по коммунальной квартире, отчего «рыба» у Кутилина звучала как-то благороднее, чем выглядела, по крайней мере та, что лежала на газете слева от него. Эту рыбу мой сосед ловил собственноручно в пруду у Ленинградского рынка. Ротан, или попросту головешка, был ввезен к нам, по утверждению Кутилина, из бассейна реки Амур. Он так и говорил: «Из бассейна».

– Расставляй! – Прополоскав в горле очередную букву «р», Кутилин вытер салфеткой «балтийский залив», образованный упавшим стаканом.

Пиво «Балтика» он предпочитал всякому другому. Хотя и от другого при случае не отказывался.

Наши шахматные дуэли случались довольно часто. Проиграв кряду партии три-четыре, Кутилин ожесточался и требовал сатисфакции на бильярде. Бильярда у нас, по счастью, не было. Кутилин считал, что я не столько силен в игре, сколько пользуюсь его промахами. Хитроумные и коварные комбинации Кутилина обыкновенно приводили его к потере нескольких фигур, после чего объявлялась «ничья».

– Ты меня, Саня, измором берешь! – негодовал Кутилин. – Так и дурак сможет выиграть, если думать по полчаса! Я вообще не думая хожу!

Кутилин, разумеется, думал, но исключительно над собственными ходами. Как личность сугубо творческая, он вообще мало интересовался чужими идеями.

– Все! – Гремя шахматами, Кутилин уходил в свои владения. – Тупая игра! Чтоб я еще раз!

Впрочем, уже на следующий вечер он с доской под мышкой стучался в мою дверь.

По роду занятий Кутилин был живописец. Именно не просто любитель, а действительный член МОСХа и участник каких-то зональных выставок.

В нашей «сталинской» квартире в Петровско-Разумовском проезде Кутилин занимал две комнаты, одна их которых была отведена им под студию. Единственное ее окно выходило в глухой темный двор. Возможно, по этой причине холсты Кутилина отличались особенно мрачными тонами. Даже небо его среднеазиатских пейзажей, вопреки устойчивым климатическим условиям, было навсегда затянуто свинцовыми тучами. Одна из таких картин встречала меня каждое утро в нашей общей прихожей. И мне жаль было тощего ишака, стоявшего на привязи возле какой-то развалюхи. Задрав морду, ишак смотрел в небо и, наверное, думал: «О, Аллах! Неужели на свете мало нормальных художников?!»

Все пейзажи Кутилин писал по памяти. Поездка в Среднюю Азию, видимо, запомнилась ему сильнее прочих. Что касается его портретных произведений, то они в основном носили характер бытовой: «Играют в карты», «Проснулся под столом», «Я и Алла Пугачева в лодке»…

Но один сюжет тревожил воображение Кутилина всерьез. Этот сюжет, словно дельфин, выныривал время от времени на поверхность из его подсознания, и в нашей квартире появлялся свежий холст.

Был такой случай в криминальной истории Древнего Рима, известный как «похищение сабинянок». Основавшая Вечный город шайка разбойников и беглых рабов как-то решила пополнить свои ряды самым простым и приятным способом, а именно – путем размножения. Женщин в Риме не хватало, и отцы-основатели придумали следующее. Они пригласили дружелюбных соседей – сабинян – на спортивные игры под стены города. И пока азартные гости, болели за своих – слабый пол, как известно, по тогдашним правилам на мужские игры не допускался, – похотливые римляне снарядили в их село экспедицию, повязали там наиболее молодых и фигуристых сабинянок, погрузили на коней и были таковы.

Каковы они были, я знал не понаслышке. Шесть или семь картин по мотивам этого канувшего в Тибр происшествия украшали стены нашей квартиры. И еще пару купил заезжий грек, владелец обувной фабрики и ценитель изящного, по 800 долларов за каждую. Его привел товарищ Кутилина по живописному цеху авангардист Шилобреев. Грек долго цокал языком, держа обе картины перед собой и сравнивая их достоинства. Кутилин убедил его, что это – диптих.

«Похищение» висело и над моим диваном, преподнесенное мне в дар щедрым художником на 23 февраля. На нем, как и на всех прочих, был изображен голый мужчина в шлеме. Продев босую ногу в стремя, он собирался сесть на коня, поперек которого лежала еще более обнаженная женщина. Ее безразмерная грудь меня не удивляла – Кутилин питал слабость к полногрудым и высоким дамам. Второй всадник в левом углу уже скакал во всю прыть, унося свою беспомощную добычу в направлении рамы.

– Это что? – спросил мой напарник Журенко, навестивший меня после драки в казино «Медный сфинкс». – Тяжелая эротика?

Я лежал на диване со сломанным ребром, а он стоял передо мной, внимательно изучая сцену похищения.

– Эскиз, – ответил я, чтобы как-то сгладить впечатление незавершенности, возникавшее почти у всех моих знакомых при виде кутилинского шедевра.

– Понимаю, – кивнул Журенко. – Проект эскиза муляжа картины.

Когда я однажды попробовал выяснить у Кутилина, отчего именно злоключения сабинянок так сильно тронули его сердце, Мой сосед только широко открыл глаза. Как оказалось, истории Древнего Рима он не читал, а про сабинянок слышал впервые. Думаю, без старины Фрейда здесь не обошлось. Напротив, судя по тому, что Кутилин рассказывал о своих детских годах, было бы странно, если бы он вырос психически полноценным.

Без матери Кутилин остался рано. Его отец был человеком пьющим. Но пил он не как все его коллеги по мясокомбинату, а с фантазией.

– Где должен быть командир?! – рассыпая по полу картошку, экзаменовал Кутилин-старший своего отпрыска. – Чего молчишь?! Отвечай, когда с тобой разговаривает подпоручик!

Вскоре «Чапаев» и «Белое солнце пустыни» отошли на второй план. В жизни наладчика холодильников появился новый герой – «адъютант его превосходительства».

Кутилин-старший купил у грузчика Военторга парадный офицерский мундир, украсил его золотыми аксельбантами собственного сочинения и повесил в платяной шкаф. По вечерам после второго стакана водки бравый капитан Кольцов являлся на свет. Он маршировал в резиновых сапогах по коридору и щелкал каблуками возле полки с телефоном.

– Приемная главнокомандующего! – Юра слушал, притаившись за дверью своей комнаты. – Будьте любезны градоначальника!.. Дурак?! Кто дурак?! На себя посмотри, морда!

Шаги капитана удалялись на кухню.

– Литерный проследовал без остановок! – докладывал за стеной педантичный адъютант, выпивая очередную порцию.

Однажды утром Юра присобачил на шляпу Кутилина-старшего красную солдатскую звездочку. По пути на мясокомбинат Кутилин-старший чувствовал на себе удивленные взгляды прохожих. В трамвае пассажиры смотрели на него так пристально, что он в кои-то веки опустил в кассу две копейки и взял билет. Миновав проходную с обалдевшим при его появлении вахтером, Ку– тилин-старший прибыл в расположение цеха.

– Ну ты, Михалыч, даешь! – снимая шляпу с его головы, заметил мастер. – Мы тут все, конечно, не ангелы, но мера должна где-то быть!

– Видите ли, Юрий… – проговорил вечером «адъютант его превосходительства», расстегивая ремень.

И «красный лазутчик» был выпорот по всем законам сурового военного времени.

Окончив школу, Юра успешно сдал вступительные экзамены в Строгановку и перебрался в общежитие. А Кутилин-старший женился во второй раз. Так у Юры появилась младшая сестра. Мать её оказалась женщиной смышленой и вскоре исчезла, как говорится, с вещами, но без дочери. Маленькая Аня росла, и вместе с ней у моего соседа росло желание оградить ее от безумного папаши. Юра вынашивал планы ее похищения, но увозить сестру от Кутилина-старшего было противозаконно, да и некуда.

После очередных побоев заплаканная Аня дозвонилась в общежитие, и мой сосед поехал разбираться с «этой скотиной». Штурмбаннфюрер Штирлиц в перешитом мундире с нарисованными на петлицах молниями храпел возле своей кровати. Рядом на тумбочке стоял стакан со вставной челюстью. Аккуратный разведчик перед сном погружал ее для сохранности в воду. Час отмщения настал. Юра выплеснул воду в раковину и залил челюсть бойца невидимого фронта эпоксидной смолой. Ранним утром жильцов дома разбудил душераздирающий вопль. Ни свет ни заря Штирлиц проголодался или, может, решил почистить зубы – неизвестно. Он не глядя попробовал достать челюсть из стакана и вставить на привычное место.

– Убили! – вопил Кутилин-старший, катаясь по полу. – Фашисты! Белогвардейцы!

Возмужавший Юра одним рывком поднял его в воздух за лацканы «эсэсовского» кителя.

– Что ты такое говоришь?! – весело спросил он, глядя в глаза Кутилину-старшему. – Мы же тебя любим, папа!

И тут с перепуганным «штурмбаннфюрером» случился удар.

Ни Юра, ни сестра Кутилина-старшего в больнице не навещали. Юра вернулся из общежития домой, где еще некоторое время царила тревожная атмосфера. До тех пор, пока в один «прекрасный», по словам моего соседа, день не раздался телефонный звонок.

– Это Кутилин? – спросил в трубке женский голос.

– Он самый, – ответил Юра.

– Юрий Сергеевич?

– А кто интересуется? – насторожился Юра.

– Это из регистратуры беспокоят. К сожалению, у нас печальная новость. – В голосе работника регистратуры прозвучало искреннее сочувствие. – Сегодня ночью ваш отец, Кутилин Сергей Михайлович, не приходя в сознание, скончался в реанимации.

Возникла длинная пауза.

– Я долго думал, что б ей такое сказать, – закончил Кутилин свою историю. – И ты знаешь, что я сказал? Я ей сказал: «Спасибо, тетя!» Нет, это же надо, а?! Не приходя в сознание! Да он в него пятьдесят три года не приходил!

Его сестра выросла и вышла замуж за гражданина Италии, владельца бензоколонки. Дважды она приезжала в Москву, так что я с ней более-менее был знаком. Что до Кутилина, то он гостил у нее каждое лето. Конечно, когда позволяли его финансовые возможности, ибо на деньги нового родственника Кутилину рассчитывать не приходилось.

– Итальянцы все жлобы! – говорил мой сосед. – Даже пресную воду за лиры продают!

Расставляя фигуры, я посмотрел на часы. Мой настенный «буре» в дубовом футляре показывал девять вечера.

– Пиво кончается, – доливая в свою кружку остатки «Балтики», сообщил Кутилин. – Кто пойдет?

– Проигравший, – отозвался я.

– Так ничья же! – возразил живописец.

– Ладно. Схожу Если позвонят – буду через пятнадцать минут. – Сняв с вешалки куртку, я направился к двери.

– Ну ты человек! – обрадовался Кутилин. – Хочешь, я пельмени сварю?!

– Валяй, – согласился я.

– Тогда еще пачку пельменей купи там… Лучше – «Купеческих»!

Выйдя на улицу, я сразу приметил бомжа, который стоял ко мне спиной и рылся в мусорном баке. Был теплый осенний вечер. Облетевшие тополя в нашем дворе темнели, будто пустые шандалы, украшенные у основания пирамидками оплывшего желтого воска. Бомж оглянулся и продолжил свое занятие. Я не спеша двинулся в его сторону. Что-то с этим бомжем было не так. Спина его была слишком напряжена, а прическа – чересчур ухожена. Между нами оставалось не более пяти шагов, когда он развернулся ко мне всем корпусом. Выстрел застал меня уже на асфальте. Дальнейшее происходило столь быстро, что киллер даже не успел опустить пистолет.

«Мастерство не пропьешь, – говорил наш инструктор по ушу. – Но главное все-таки реакция. Реакция – она от Бога!»

Сбитый подсечкой с ног, мнимый бомж рухнул у помойного бака. В следующее мгновение я уже сидел на нем верхом, а выходное отверстие глушителя его собственного оружия целилось ему в правый глаз.

– Кто?! – спросил я, переводя дыхание.

– Не знаю. – Киллер облизнул губы кончиком языка. – Сука буду.

«Не знает, – понял я. – Работает один. Скорее всего – через посредника. Значит, к Шиве это отношения не имеет. Шива бы команду прислал. Тогда кто?!»

– Сигаретку можно стрельнуть? – Киллер уже освоился. Видимо, решил, что коли его сразу не грохнули, то теперь и подавно не станут.

– Ты уже стрельнул. – Увидав выходящую из подъезда соседку, я сунул пистолет за пояс и встал на ноги. – В следующий раз моя будет очередь.

Кивнув, он прислонился спиной к мусорному баку. Соседка смерила нас подозрительным взглядом и засеменила прочь.

– Своих, что ль, нет? – спросил я, стараясь на всякий случай запомнить его в лицо.

– На работу не беру, – осклабился «стрелок». – Соблазна меньше.

Купив в ближайшем коммерческом ларьке восемь бутылок «Балтики», я вернулся домой.

– Марина звонила только что! – отбирая у меня пакет, доложил Кутилин. – Просила сейчас на остановке встретить. А пельмени?..

Стоя на остановке, я лихорадочно соображал, кому еще, кроме Шивы, понадобилась моя скоропостижная кончина. Да и с Шивой мы уже давно, спасибо Руслану, разрешили все недоразумения.

Этот инцидент произошел с полгода назад. В тот день я, как обычно, заступил на дежурство. Обязанности мои были простые: кого положено – впускать, кого не положено – заворачивать. Ну и, соответственно, при попытке ограбления давать вооруженный отпор вплоть до прибытия доблестной милиции. На моем веку подобных попыток не случалось. Не родился такой псих, чтобы в центре столицы грабить коммерческий банк, где еще неизвестно есть ли деньги. А если известно, то во всяком случае не мне. В общем, время шло к обеду, когда в хранилище спустился Витя Сорокин, рассыльный нашего банка, с конвертом, адресованным, по его выражению, «лично господину Угарову».

– Александр Иваныч, вам пакет! – сообщил юный «дипкурьер».

– Да ну?! – развеселился Журенко. – Саня! Это – от бабы!

Он отобрал конверт у Сорокина и обнюхал его, словно гончая собака, взявшая след:

– Духами пахнет! Чувствую запах армейской шинели номер пять!

– Велено лично в руки! – На робкий Витин протест я только махнул рукой.

– Кем велено?

Вместо ответа Витя пожал плечами. Единственным его достоинством была исполнительность.

– Ты понял?! – возбужденный Журенко отдал мне наконец послание с одним неизвестным.

– Да я его первый раз видел, – оправдывался Сорокин. – Мне сказали – я принес. А что? Что-нибудь не так?

– Свободен! – Журенко развернул его к лестнице и подтолкнул в спину.

Витя с достоинством, подобающим рассыльному нашего заведения, вышел из хранилища.

– Ты понял, да?! – наседал на меня Журенко. – Лично в руки! От бабы, как пить дать!

– Андрюш, ты б в кино, что ли, сходил, – предложил я ему, распечатывая конверт. – Выходной у тебя все-таки! Что ты здесь топчешься?! Ждешь, пока начальник охраны тебя попрет?!

– В кино – как в казино! – парировал Журенко. – Только шлюхи да проститутки! С культурными девчонками надо в музее знакомиться! А еще лучше – в театре!

Журенко был холост и любвеобилен. Женщины ему правились разные и всех возрастов, и они ему в основном тоже отвечали взаимностью. Тем не менее у Андрея была «хрустальная» мечта: познакомиться с культурной девушкой. То есть он был тем типом донжуана, который плутал по миру в поисках идеала. Донжуана, так сказать, байроновского толка. Культурная девушка, в представлении Журенко, должна быть начитанной, как я, и красивой, как Надежда Бабкина. Ни больше ни меньше. Иногда поиски идеала откладывались до ближайшей получки, и Андрей, вместо того чтобы провести выходной в тишине и уединении своей однокомнатной квартиры, тащился через весь город в «родной» банк. Сама мысль об уединении была ему ненавистна, и он готов был трепаться со мной хоть всю смену, если бы не инструкция, запрещавшая присутствие посторонних на территории хранилища. А вне дежурства Журенко формально считался посторонним.

– Что там?! – Андрей жадно заглянул в открытый конверт.

Упомянутое им казино вдруг оказалось неожиданно актуальным. Я вытряхнул на ладонь «золотую фишку».

– Ох, ни фига себе! – Андрей взял фишку и вслух прочел тисненую надпись: – Казино «Медный сфинкс»! Ну у тебя и поклонницы! Или поклонники?! Слушай, Сань, я все забываю спросить: ты на кого вообще больше ориентируешься?!

Как бы то ни было, «золотая фишка» могла обозначать только одно – меня приглашали за счет заведения. Подобная фишка равняется десяти тысячам долларов, которые ее владелец по усмотрению может проиграть в «Медном сфинксе», либо обменять в его кассе на те же наличные. Возможность выигрыша я почему-то исключал.

В отличие от интеллектуального казино, известного широкому зрителю под названием «Что? Где? Когда?», мой случай предполагал наличие дополнительного вопроса: кто? Вопроса, который сегодня стал вопросом жизни и смерти. Кто-то мне неизвестный или, может быть, известный – в этом еще предстояло разобраться – решил сначала включить меня в свою безумную, но, несомненно, серьезную игру, а потом вдруг устранить за ненадобностью. Интуитивно эти два события я сразу же связал между собой, хотя их разделяло полгода. Для меня они в первую очередь были схожи, и не просто отсутствием всякого мотива. В них отсутствовал здравый смысл. Но тогда я об этом не задумывался. Прав народ, воспитанный на бедствиях, взращенных ленью ума: «гром не грянет – старик не перекрестится».

Усыпленная было размеренным течением жизни склонность к авантюрам – в ком из нас ее нет?! – разбуженная теперь таинственным дарителем, подтолкнула мою мысль в заданном направлении и наполнила предчувствием больших перемен. На следующий вечер я надел свой выходной (он же – рабочий) костюм и отправился в казино. Буду ли я играть, или же просто обменяю жетон на деньги, или же и то и другое, в тот момент я еще не знал.

«Медный сфинкс» оказался скорее стеклянным. Это было довольно респектабельное, судя по фасаду, здание в районе Якиманки. У входа стояли три или четыре жрицы любви из тех, чья цена соответствует внешности. И цена эта, судя по всему, была довольно высокой. Они посмотрели сквозь меня и переключили внимание на притормозивший у тротуара темный «Мерседес». Я их в общем-то понимал. Мужчина, пусть и прилично одетый, но прибывший в казино на своих двоих, вряд ли мог представлять для них большой профессиональный интерес.

«Прежде чем сделать глупость – подумай, – любил повторять, наш майор Ковальчук молодому пополнению. – Дурак в бою страшнее «духа». Кавалер боевого ордена, осмотрительный как старый лис, Ковальчук погиб в прошлом году, в нетрезвом состоянии помочившись с железнодорожного перехода на провода электропоезда. Вот что я должен был вспомнить, прежде чем открыть дверь. Но – не вспомнил.

Фойе, отделанное и обставленное таким образом, чтобы как-то оправдать название казино, напоминало африканский краеведческий музей под закрытым небом. Стены были расписаны иероглифами и украшены масками фараонов. У входа, оскалив зубастую пасть, застыл кривоногий леопард. Искусство таксидермиста заставило его изготовиться к прыжку и в таком дружелюбном положении встречать прибывающих. Посреди фойе в окружении барханов мягкой мебели струился фонтан, охраняемый фигурой латунного стражника с птичьей головой. Даже пепельницы на столике в центре этого «оазиса» были отлиты в форме священных жуков-скарабеев. Сходство с пустынным ландшафтом довершалось отсутствием признаков всякой жизни, кроме разве что вышибалы, читавшего газету. Жизнь кипела дальше – в игорном зале.

Осмотревшись, я обменял в кассе двести долларов на четыре фишки по пятьдесят и подошел к стойке бара. Белобрысый парень по другую сторону вежливо улыбнулся:

– Добрый вечер!

– Посмотрим, – я закурил сигарету, – а пока – две текилы.

Алкогольные напитки в казино подавались быстро и бесплатно, выражаясь по-ноздревски, «для возбуждения задора», то есть в расчете на то, что разгоряченные клиенты легче расстанутся со своими деньгами.

Чтобы оправдать этот нехитрый расчет, я выпил текилу и двинулся к столу, за которым шла игра в карты. Игра была простая, как карандаш. Кто набрал больше очков, тот выиграл; кто набрал больше двадцати одного – проиграл. Равное количество набранных очков засчитывалось в пользу казино. Открыв десятку, я сыграл на сто долларов и набрал девятнадцать очков. У крупье оказалось двадцать. Вдохновленный проигрышем, я переместился к рулетке. Некоторое время я следил за вращением колеса, после чего достал заветную «золотую фишку» и упрямо поставил на те же девятнадцать. Упрямства мне не занимать. Уж чего-чего, а этого добра у меня хватит на семерых.

– Ставки сделаны! – объявил крупье.

Шарик, запущенный его рукой, словно велогонщик промчался по треку и замер в ячейке напротив цифры «19». У стола наступила тишина. Пытавшие счастье рядом со мной и до того играли молча, но предыдущую тишину по сравнению с нынешней можно было смело сравнить с дискотекой. Крупье растерянно обернулся на смотрящего, который мигом исчез за служебной дверью. И хотя я играл на рулетке впервые, по реакции присутствующих догадался, что выиграл неприлично большую сумму.

На плечо мое легла чья-то рука.

– Вот это «биг шот»! – рассмеялась худая длинноносая девушка. – Дядя Ваня сейчас, наверное, по потолку бегает!

И она показала средний палец в объектив телекамеры, расположенной в левом верхнем углу игорного зала. Надо понимать, жест ее предназначался тому самому дяде Ване.

– Европа! – Девушка протянула мне тонкую свою руку, украшенную бисерной «фенечкой» на запястье.

– А полностью? – спросил я, пожимая ее руку.

– Европа я только для своих, – пояснила она.

– Рад снова оказаться среди своих. – Я вопросительно посмотрел на крупье.

– Сию минуту! – пробормотал тот. – Сейчас подойдет управляющий и проводит вас в кассу! Такие деньги, знаете!.. Очень редко!.. Такой случай…

Крупье сбился и замолчал.

И тут к нам подошел он. До этого я про Шиву знал только то, что в переводе с древнеиндийского «приносящий счастье» имеет посреди лба третий глаз, и что шея его синего цвета. Синей она стала после того, как вышеназванный бог выпил яд калакуту, способный отравить и сжечь вселенную. При нашей следующей встрече, на которую я был приглашен месяц спустя, я убедился, что легенда имеет под собой определенные основания.

Встреча произошла в сауне – обычном месте бандитских посиделок. Обнаженный по пояс Шива, оказалось, не только был обладателем синей шеи, но и все остальное его туловище было расписано, как обложка бульварного романа. Шива также имел атлетическое телосложение и, вообще, являл бы собой образец чистокровного арийца, если бы не его раскосые глаза.

В казино эти одуревшие от наркотиков глаза смотрели только на мою новую знакомую. Меня Шива просто не заметил.

– Сколько? – прохрипел он, хватая ее за плечо.

– Полдвенадцатого, – хладнокровно ответила Европа, постучав ноготком по циферблату своих наручных часов.

– Сколько за ночь? – уточнил Шива свой вопрос.

«Бык, похищающий Европу», – мелькнуло у меня в

голове.

– Дама со мной, – наконец дал я знать о своем присутствии.

Далекий от криминальной жизни нашего города, я тогда понятия не имел, что вступаю в конфликт с одним из самых авторитетных воров.

– Я сейчас вернусь, – пообещал Шива моей новой знакомой. – А ты пошел за мной.

Последняя реплика была адресована мне и подкреплена толчком в грудь, от которого я едва устоял на ногах. Не глядя на меня, он направился к выходу. Вечер становился чем дальше, тем интересней.

– Не ходи, – посоветовала Европа. – Он про тебя уже забыл.

– Извините, что заставили вас ждать! – К нам приблизился невысокого роста пожилой красавец в смокинге. – Поздравляю! Не каждому такое счастье! Уж вы мне поверьте! Я многое повидал!

Я догадался, что передо мной – давно обещанный управляющий. Он же, судя по смущению Европы, пресловутый дядя Ваня. В его умных насмешливых глазах не заметно было ни малейшего сожаления по поводу крупного проигрыша. Напротив того, он, казалось, был рад. Как будто угодить клиенту даже ценой огромных потерь было для него наивысшим удовольствием.

– Ну что ж, добро пожаловать в закрома! – Жестом руки он пригласил меня следовать за ним. – А ты, Вера, обожди меня в кабинете!

Я было двинулся за ним, но тут перед нами невесть откуда выросла пара плечистых тяжеловесов, похожих друг на друга, как две кариатиды.

– Ты что, лох?! Оборзел?! – поинтересовался первый и резким ударом в солнечное сплетение отправил меня в нокдаун.

Судя по растерянному виду управляющего, такое развитие событий оказалось для него еще более неожиданным, чем для меня.

– В чем дело, ребята? – попытался он вмешаться.

– Посторонись, отец. – Второй отодвинул его с теперь уже нашего общего пути.

Легко, словно пустой чемодан, они подхватили меня под руки и вынесли из игорного зала. Египетское фойе промелькнуло передо мной, как фильм на ускоренной перемотке, и я очутился на улице лицом к лицу с разгневанным Шивой. Судя по бейсбольной бите, которую он сжимал в левой руке, мужчина он был запасливый. Я вообще не понимаю, откуда у наших доморощенных гангстеров эта тяга к американскому спортивному инвентарю.

Писатель Достоевский в своих дневниках вывел такую черту национального нашего характера, как исключительное любопытство к чужим обычаям и нравам. Дескать, мы через наше любопытство еще всех ассимилируем и растворим, дайте только срок. То есть всякое, конечно, бывает, но выступление юношеской команды, которое я наблюдал недавно по телевизору, всерьез заставило меня усомниться в пророческих способностях великого романиста. А называлась эта команда «Волжские аллигаторы».

Шива без долгих предисловий размахнулся и врезал мне битой по ребрам. От резкой боли у меня перехватило дыхание, и я упал на колени.

– Вот такая стойка мне нравится! – удовлетворенно прорычал Шива, замахиваясь для повторного удара.

Нанести его он успел, но к тому моменту я решил, что на сегодня с меня достаточно. В коротком броске я перехватил его запястье и, откинувшись назад, добавил его собственному движению скорости. Шива перелетел через меня и врезался лбом в мраморные ступени казино. Воспользовавшись замешательством его подручных, я провел серию ударов, уложившую обоих бойцов рядом с хозяином. Если бы не отсутствие зрителей, мое выступление можно было бы назвать показательным. После этого я счел за лучшее забыть на время о выигрыше и растворился в темноте…

– Ваша собака?! – Чей-то голос вернул меня в настоящее.

– Что? – Я вздрогнул от неожиданности.

– Это ваша собака без поводка бегает?! – Пассажир с хозяйственной сумкой, только что сошедший с автобуса, продолжал возмущаться. – Безобразие! А если она на ребенка кинется?!

– Пират, Пират! – окликнул бегавшую по пустырю за остановкой овчарку пацан, за которого так яростно вступился общественный обвинитель. – Ко мне!

Овчарка, виляя хвостом, потрусила вслед за ним, а владелец хозяйственной сумки, пробурчав что-то о «распущенности нравов», скрылся за углом.

«Будем рассуждать логически, – сказал я сам себе, не возлагая особых надежд на свои способности. – Допустим, киллер ждал не меня, а кого-то другого. Например, бизнесмена широкого профиля Бурчалкина с третьего этажа, чей «Гранд Чероки», раздражавший старух нашего дома, свидетельствовал о значительном достатке и, стало быть, о наличии возможных конкурентов. Допустим, киллер меня с ним просто спутал. Или, допустим, ему надоело ждать Бурчалкина, и он для поддержания формы решил потренироваться. Нет. Этого мы не допустим. Логики тут не больше, чем в игре Кутилина. Хорошо. Рассмотрим другой вариант».

Другой вариант никак не рассматривался. Ясно было, что киллер ждал именно меня. Но почему не в подъезде, как это принято у их брата? И почему он вообще меня ждал? Откуда ему было знать, что в девять я выйду из дому? Не собирался же он искать в мусоре бутылки до самого утра?! Марина! Марина позвонила через минуту после моего ухода! Если бы она застала меня дома, я вышел бы в любом случае! А если звонила не она?! Не настолько с ней знаком мой сосед, чтобы опознать ее по голосу!

Сообразив наконец, что дальнейшее ожидание не имеет смысла, я пересек дорогу и зашел в дежурный магазин, расположенный на первом этаже нашего дома со стороны проезжей части.

– Кто-то очень-очень хорошо изучил мою личную жизнь! – Я не заметил, что разговариваю сам с собою вслух.

– Извините! – Молоденькая продавщица слегка растерялась. – Я не расслышала! Что?!

– Пачку «Купеческих».

– А «Купеческие» закончились. Вот «Богатырские» тоже свежие. Возьмете?!

– Обязательно. – Я расплатился и вышел.

«Рослый стрелок, осторожный охотник!.. Целься! Все кончено! Бей меня влет!..» – пропел я, шагая по улице.

Когда пельмени были съедены, пиво выпито и наша заключительная партия завершилась традиционным результатом, Кутилин ссыпал фигуры в доску и встал из-за стола.

– Кто посуду мыть будет?! – спросил он с вызовом.

– Проигравший, – машинально отозвался я.

– Так ничья ж была, Саня! – возразил Кутилин и поплелся на кухню.

Я запер дверь и включил телевизор. Шла передача под названием «Однако!». Ведущий, комментируя последние политические события, давал понять, что он-то знает истинную подоплеку этого бардака, а теперь и мы вместе с ним. Мне бы его проницательность!

Достав пистолет, я тщательно его осмотрел: «беретта» 38-го калибра, полный магазин, глушитель фабричного производства, что еще?! Еще, согласно устной инструкции банка, в случае покушения на мою жизнь либо свободу я должен был поставить в известность начальника охраны.

Я спрятал пистолет, снял телефонную трубку и набрал номер.

– В милицию сообщил? – помолчав после моего краткого доклада, поинтересовался Шибанов.

– Никак нет. А что? Надо?

– Правильно! Сами разберемся! – Иронии в моем вопросе Шибанов не расслышал.

Зато я расслышал на другом конце провода вздох облегчения. Милиция в поисках мотива первым делом начнет трясти банк. И банк, соответственно, тоже начнет трясти. Что в условиях финансового кризиса вряд ли пойдет ему на пользу.

– У тебя есть куда на время переехать? – проявил Шибанов подобающее его должности участие.

– Даже насовсем, – бодро откликнулся я, – Фамильный участок на Митинском кладбище пустует. Правда, без удобств.

– Шутишь? – усмехнулся мой шеф.

– Шучу, – согласился я и повесил трубку.

Я лег на диван и накрылся пледом. Мускулистый римлянин над моей головой никак не мог взобраться на коня. Его белая, словно обтянутая гусарскими лосинами, нога была готова оттолкнуться от земли, но я не стал дожидаться, когда это наконец произойдет, и отвернулся к стене.

ГЛАВА 2 МАЛЕНЬКИЕ ЛЮДИ

Первым моим желанием на следующее утро было собрать вещи и исчезнуть из города. Вторым – встать и почистить зубы. Здраво рассудив, что оба эти желания у меня в ближайшее время не пройдут, я вместо этого закурил сигарету.

С улицы доносился визгливый женский голос «деревянной леди». Таким титулом наградил ее Кутилин за особые заслуги в охране окружающей среды. Волевое лицо, кудрявая шапка волос и поджатые губы действительно придавали ей известное сходство с бывшей премьершей британских островов по прозвищу «железная леди». Полина, как ее звали все остальные обитатели нашего подъезда, давно уже состояла на учете в психиатрическом диспансере. Диагноз у нее был довольно распространенный для большинства ветеранов с расшатанными демократией нервами: борьба за справедливость вплоть до ее полной победы в радиусе личного присутствия. Объектом особого попечения «деревянной леди» являлся гигантский тополь, произраставший под нашими окнами. Его когда-то посадил покойный муж Полины, заслуженный строитель Евгений Адольфович Левинсон. Несмотря на убеленную сединами голову, для всех доминошников и дворовых алкашей он до самой кончины оставался просто Жека или Джек. Кому как больше нравилось. Это был милейший и щедрый человек. На безвозвратно одолженные местным ханыгам трешки и пятерки Жека вполне бы мог приобрести «Запорожец» или даже «Москвич». Может быть, еще и поэтому ненависть Полины к владельцам личного транспорта носила почти классовый характер.

При жизни Жека сносил бодро все выходки эксцентричной супруги. Она дико ревновала его к родственницам, подругам, знакомым и посторонним. Ежедневные скандалы в семье Левинсонов сотрясали подъезд, проникая сквозь потолочные перекрытия вплоть до нашего шестого этажа. А звукоизоляция в доме была хорошая. Как-никак строил его когда-то сам Евгений Адольфович, в должности прораба руководивший бригадой немецких военнопленных. В нем же он получил свою первую и последнюю отдельную квартиру. В общем, согласно кавказской поговорке, прораб Левинсон жизнь прожил не зря: он построил дом, вырастил сына и посадил дерево. Теперь в дом его въехал капиталист Бурчалкин, сын Мишаня стал законченным наркоманом, а дерево отравляло летом жизнь всем обитателям подъезда, окна которых выходили во двор. Запаса тополиного пуха на могучей развесистой кроне, вздымавшейся до уровня крыши, с избытком хватало на весь летний сезон. Мне, в общем, тоже не доставляло удовольствия ползать по полу с мокрой тряпкой, но закрывать окно в душную погоду хотелось еще меньше. Попытка спилить вредный тополь посредством составления коллективной заявки в службу «единого заказчика» окружной префектуры, равно как и частная инициатива Бурчалкина, за свой счет пригнавшего шабашников, были беспощадно подавлены неистовой Полиной. Память любимого мужа она готова была защищать до конца. И конец этот, судя по всему, скоро не ожидался.

– А вызывай! – вопила внизу Полина. – Вызывай свою говенную милицию! Я тебе еще колеса проткну, мироед поганый!

Уже месяц, как война между владельцем «Гранд Чероки» и «деревянной леди» набирала обороты. Последняя считала, что выхлопные газы машины отравляют корневую систему тополя. После серии устных предупреждений она перешла к открытым боевым действиям. Для начала подожгла газеты в почтовом ящике неприятеля. Доказать, впрочем, что это ее рук дело, Бурчалкину не удалось. Потом она взялась долбить перед домом асфальт, пытаясь таким образом уничтожить все подъездные пути. Каждое утро она, как на ударную вахту, выходила со стамеской во двор, и сегодня ее самозабвенный труд, судя по крикам, растопил-таки ледяное презрение Бурчалкина, вынудив его вступить с Полиной в открытый диспут.

Я встал с дивана, отжался положенное число раз, взял полотенце и вышел в коридор. Все полотенца и предметы одежды я предпочитал держать в своей комнате после того случая, когда мой сосед в припадке вдохновения ворвался в ванную и вытер перепачканные масляной краской кисти о мой полосатый халат. Хотя его собственный висел на соседнем крючке.

– Пикассо, – утешил меня Кутилин, – как-то заныкал у Матисса тряпку для вытирания кистей, попросил его на ней расписаться и!.. Ты же знаешь, какие французы жлобы! У них снега зимой даром не выпросишь!

То, что снег в Париже – явление еще более редкое, чем картины предводителя фовистов, Юра в расчет не брал.

– И?! – подстегнул я Кутилина, чувствуя, что он сел на любимого конька.

– И впоследствии выручил за тряпку баснословные барыши, как за авторскую работу великого Анри! Хочешь, я тоже распишусь?!

– Валяй, – вздохнул я.

Польщенный Кутилин оставил на рукаве моего халата размашистый автограф, после чего я с чистой совестью выкинул его на помойку.

Дверь в студию была приоткрыта, и я, направляясь в ванную, заметил Кутилина, восседавшего за мольбертом. В левой руке на отлете он держал раскрытую книгу и, стреляя в ее сторону взглядом, водил сангиной по холсту.

– И как они все это рисуют?! – бормотал Юра.

На свет, надо думать, рождалось что-то философическое типа «Читает перед завтраком».

Только я закончил водные процедуры, как в дверь нашей обители раздался стук. Стучали громко и настойчиво. Мы с Кутилиным (я – из ванной, он – из студии) выглянули одновременно.

– Кого бы это? – хмуро глядя на меня, спросил художник.

– Стой, где стоишь! – прошептал я, в полной мере разделяя его озабоченность.

Дело в том, что звонок у нас заменяла столярная киянка, висевшая снаружи на гвоздике. Мой сосед, где мог, старался подражать мастерам близкой ему по духу барбизонской школы, которые электричества не ведали. Если ему случалось писать по ночам, то делал он это исключительно при свете керосиновой лампы. На мой вопрос, пользовались ли барбизонцы керосином, Кутилин презрительно отмолчался. Первый наш бронзовый молоток со змейкой на рукоятке, приобретенный Кутилиным в антикварном магазине, был украден почти сразу. Последующие тоже время от времени исчезали, но Юра с упорством, достойным настоящего апологета, вешал новые удешевленные образцы. Над киянкой была привинчена табличка, гласившая: «Кутилину стучать три раза, Угарову – четыре».

Судя по количеству произведенных в настоящий момент ударов, кто-то ошибся дверью. И этот кто-то продолжал стучать беспрерывно.

«Дятел-дятел, сколько мне жить осталось?» – подумал я, накидывая свой новый турецкий халат. После чего метнулся в комнату, достал пистолет, снял его с предохранителя и сунул в карман. Настойчивый стук продолжался. Держа руку в кармане, я подошел к двери:

– Кого надо?!

– Откройте! Милиция! – Голос Егорова я узнал сразу.

Когда-то мы учились с ним в одном классе и даже ездили в один пионерлагерь. Витя Егоров мечтал стать писателем, а стал нашим участковым.

Впустив участкового, я проводил его на кухню.

Он почти не изменился, Витя Егоров. Такой же сутулый и долговязый. Те же запавшие щеки. Только резкие морщины на великомудром его челе свидетельствовали о том, что забот у Вити хватало с избытком.

– И что я могу?! – с порога стал объяснять Егоров. – Отправить ее на принудительное лечение?! Так она каждые три месяца в психушку ложится! А больше недели ее там не держат! Не буйная, говорят!

– Это про кого?! – поинтересовался вездесущий Кутилин. – Про Полину, что ли?! Если она не буйная, то я – Врубель! Водку будешь?

Юра открыл холодильник и достал початую бутылку «Смирновской».

– Разве за компанию… – согласился Егоров, снимая фуражку и вытирая ладонью вспотевший лоб.

– Можно за компанию, а можно и за что другое. – Юра наполнил три лафитника и вытряхнул на блюдце из банки маринованные огурцы.

– Вообще-то я на службе не употребляю, – предупредил нас Витя.

– Это же водка, а не бранные выражения! – утешил его Кутилин, поднимая свой лафитник. – Мы все служили понемногу кому-нибудь и кое-где! Ну, во славу русского оружия!

Вспомнив про пистолет, я опустил руку в карман и поставил его на предохранитель.

– А вообще как? – спросил Витя. – Хорошо в банке платят?

Нормально, – ответил я. – Слушай, Витек, ты давай не темни. Чего там у тебя в ридикюле?

А нам второй месяц зарплату задерживают, падлы, – пожаловался Егоров, вынимая из папки лист бумаги. – Жена уже всю плешь проела. Может, мне тоже в охранники пойти, как думаешь?

Я пожал плечами. Мы с Витей оба отлично знали, что на своем участке он имел долю и с коммерческих палаток, и с частных предприятий на дому, вроде тех, где «снимают сглаз и порчу», и с незаконно проживающих в столице представителей ближайшего зарубежья, включая Вьетнам и Корею.

– Сигнал поступил на тебя. – Витя протянул мне исписанный от руки лист.

Положив лист на стол, я прижал его пустой стопкой.

– По второй?! – расценив это как намек, оживился Кутилин.

Мы снова выпили.

– А своими словами?.. – спросил я.

– Своими не могу. – Морщась, Егоров закусил огурцом. – Словами гражданки Спичкиной могу, из шестой квартиры! С ее слов так выходит, что вы, Угаров, вечером вчерашнего числа избили во дворе неизвестного, после чего безнаказанно удалились черт знает куда. Было такое?

– Было такое? – спросил я у Кутилина.

– Было и такое, – подтвердил Юра. – А знаете ли вы, господин участковый, чем этот неизвестный гражданке Спичкиной мужчина занимался на вверенном вам участке?!

– Чем? – насторожился Егоров.

– Рукоблудством! – торжественно сообщил Кутилин, положив на банкус огурцами руку, словно на Библию. – Под присягой говорю! Причем, заметьте, напротив детской площадки!

– То есть?! – поперхнулся Витя.

– То есть – дрочил! – пояснил Кутилин. – Выражаясь доступным языком. Дрочил, гражданин начальник, на виду у изумленной публики! И как, по-вашему, должен был отреагировать законопослушный человек, когда это все такое творится за вашей спиной?! Стыдливо опустить глаза и бочком проскользнуть за пивом?! Между прочим, он вашу работу сделал!

– Как он выглядел? – Витя повернулся ко мне.

– Устроили, понимаешь, рассадник! – распалился Кутилин. – Преступность гуляет, как ветер в голове органов, которые тем временем спят! Спят наши органы! Проспали государство! Или просрали?! Не важно! Только смелые одиночки вступаются за честь!..

За чью честь вступаются «смелые одиночки», Юра не придумал и потому закончил свою речь риторическим вопросом:

– А судьи где?!

Мой сосед заглянул под стол, видимо, в поисках народных заседателей.

– Как он выглядел?! – Покраснев, Егоров изготовился записывать, для чего достал из папки шариковую ручку.

– Да как ты. – Я уже стал уставать от этого бессмысленного разговора. – Как все. Тебе что – фоторобот составить?

– Тем более что его после встречи с Саней родная мать не узнает, – вставил Кутилин.

– Разыщем. – Егоров взял фуражку и направился к выходу. – Ты, Александр, заходи. Жена рада будет. Посидим, старое помянем.

«Кто старое помянет, тому глаз вон», – подумал я. Из-за Егорова меня когда-то чуть из школы не выгнали.

– Стой! – страшным голосом вскричал вдруг Кутилин и скрылся в студии.

Оттуда он вышел с глиняной свистулькой кустарного производства.

– Это – тебе! – протянув участковому свистульку, сказал Юра. – Презент! Штучная вещь! Таких всего две: у Майкла Джексона – ему Коржаков подарил – и теперь у тебя!.. С властью дружить надо, – объяснил Кутилин свой широкий жест, когда дверь за участковым захлопнулась.

Пора было и мне собираться. Следующий исполнитель вполне мог оказаться снайпером. Если уж меня «заказали», то операция завершится только после моих похорон. А этого я допустить не мог и, честно говоря, не хотел.

Журенко должен был заехать за мной примерно через час.

Дозвониться до него мне удалось только за полночь. Андрей коротал время в семье очередной кандидатки на роль «культурной девушки». Журенко любил знакомиться с родителями своих будущих невест, особенно с потенциальными тещами.

– Если хочешь познать, какой станет твоя половина в старости, – внимательно присмотрись к мамаше. В частности, когда она тебя провожает. Если она на прощание скажет: «Заходите еще», значит, надо забыть в этот дом дорогу и, фигурально выражаясь, стряхнуть пыль со своих стоп-сигналов, – делился Журенко со мной житейским опытом.

Почему-то фразу «заходите еще» Журенко расценивал как верный признак мещанского воспитания.

Андрей без лишних вопросов согласился приютить меня в своей малогабаритной берлоге, где я мог бы спокойно обдумать свои дальнейшие действия.

Для Марины я оставил у Кутилина записку: «Обстоятельства таковы, что я вынужден уехать. Целую все твои родинки и все, что между ними».

– А на словах я не могу ей передать?! – почему-то обиделся Кутилин.

– Можешь, – успокоил я Юру. – На словах ты ей можешь передать все, что сочтешь нужным. Слов ты знаешь много.

Упаковав в сумку необходимые в изгнании вещи, я облачился в костюм и прихватил с собой все наличные деньги, какие у меня еще оставались. Трофейную «беретту» с глушителем я переложил в кобуру, которая удобно помещалась у меня под мышкой. Кобуру эту, израильского производства, я когда-то купил на Маросейке для ношения служебного оружия. Преимущество ее заключалось в обрезанной нижней части, позволяющей носить в ней «ствол» любой длины.

– Даже футлярам они обрезание делают, – ехидно заметил Журенко, прочитав клеймо изготовителя.

Телефонный звонок застал меня уже в дверях.

– Сань, ты извини! Аккумулятор, гад, сел! – выругался в трубку мой напарник. – Я тут на Дмитровке стою.

– Он сел, ты стоишь, а мне что – ложиться прикажешь?! – вспылил я.

– Придумай что-нибудь! Такси возьми! У тебя день– ги есть? Я как только заведусь – сразу домой, ладно? Там и встретимся!

– Ладно. – Я дал отбой и набрал номер вызова такси.

– Ждите ответа! – посоветовал механический голос.

Ждать мне было не привыкать. Я закурил и успокоился.

Автомобиль Журенко, несгораемый ящик защитного цвета, в простонародье именуемый «козлом», не в первый уже раз подводил своего хозяина. Оно и не удивительно: форма его соответствовала содержанию. Колеса, детали двигателя, аккумулятор и прочие машинные затеи Журенко доставал когда-то в таксопарках и автоколоннах. Даже горючее в советскую эпоху по большей части приобреталось им у городских поливальщиков.

"Зато не угонят", – утешал себя Андрей, Это точно. Угнать его сборный драндулет было мудрено

Наконец диспетчер принял вызов, записал мой адрес, и я, прихватив сумку, спустился вниз.

Такси подъехало гораздо быстрее, чем я ожидал.

В общем-то подобная скорость обслуживания должна была меня насторожить. И она меня насторожила.

– Кто в Бескудниково заказывал?! – опуская стекло, спросил водитель.

Не дожидаясь ответа, он вылез из салона и открыл багажник.

– Сумочку лучше сюда положим! – Он приветливо мне подмигнул. – А доедем быстренько! С ветерком! Вы уж только накиньте сверху, сколь не жалко!

Его рябая морда внушала доверия не больше, чем бультерьер господина Бурчалкина.

Я поставил сумку в багажник и распахнул дверцу напротив водительского места. На заднем сиденье развалился мрачный субъект в плаще и темных очках. Обычно в осенний пасмурный день такие очки надевают с похмелья.

– А я пассажира подобрал! – суетливо усаживаясь за руль, известил меня таксист. – Ему по пути. Не возражаете?! В компании оно веселее!

Пассажир сунул руку за пазуху.

– Не возражаю, – ответил я, нажимая на спусковой крючок.

Пистолет я научился выхватывать почище Грязного Гарри, факультативно тренируясь в хранилище нашего банка.

Пуля попала точно в грудь пассажиру. Он умер сразу. Отброшенный выстрелом на спинку, он мгновение посидел, будто размышляя, в каком теперь направлении отлетит его душа, и завалился набок.

Ряженый таксист – похоже, страсть к лицедейству в этой любительской труппе носила поголовный характер – застыл с окаменевшим лицом.

– Поехали. – Я сел рядом и положил пистолет на колени.

– Куда?! – Водитель очнулся и посмотрел на меня, как на змею.

– В Ялту! – рявкнул я.

Трясущейся рукой он повернул ключ зажигания, и «Волга» тронулась с места.

«Быстро они сработали! – Я закурил сигарету. Уже, наверное, двадцатую за неполный день. – Да, сработали быстро. Но как?! Неужто телефон прослушивают?! Чушь! Утопия! Не из ФСБ же они, в самом деле! Не из ФАПСИ, РУБОП и прочих аббревиатурных учреждений, располагающих соответствующими полномочиями и возможностями. Да и вообще, для агентов спецслужбы они ведут себя по меньшей мере нелепо».

«Волга» выехала на Ленинградский проспект и влилась в плотный автомобильный поток.

– Чего заскучал? Давай, что ль, музычку послушаем. – Я включил магнитолу.

Оказалось, музыку послушать нам было не суждено. Из динамика донеслось монотонное шипение. Я отмотал пленку назад и снова нажал на «плей».

«Когда она зайти-то должна?! – зазвучал в салоне голос Кутилина. – Сегодня или когда?! Слушай, Сань, а может, она мне попозирует в твое отсутствие?! Фигура у нее, как у Клавдии Фишер!.. В смысле – Шифер! Обнаженная махом, а?!» – «Не может, – отозвался я. – Шифер – это чем крышу кроют. Опять ты моим станком рожу скоблил?! У тебя же свой на полке лежит!» – -Мм – стахановцы! – Баритон художника стал удаляться. – Осваиваем многостаночное движение!»

-Вы что, слесаря присылали? – Я выключил магнитолу. – А тараканов ваша фирма не вы водит?

Шофер криво усмехнулся.

"Пьяный проспится, дурак– никогда!» – Я стал тщательно обыскивать собственный костюм и, добравшись до воротника, на внутренней стороне, обнаружил «жучок».

Прицепить его могли где угодно. Даже на службе. Даже скорее всего на службе. Или по пути на таковую. В остальное время я предпочитаю джинсы и куртку. Если "жучок» мне подвесили в банке, стало быть, среди моих сослуживцев имеется их человек. А может, и не один.

– У «Сокола» развернешься в сторону центра, – скомандовал я.

Водитель повиновался беспрекословно. Надо думать, его вдохновляло прикрытое плащом остывающее на заднем сиденье тело партнера.

Мимо окна промелькнула станция метро имени ловчей птицы, за которой блеснули позолоченные купола храма Всех Святых.

Район этот я знал очень хорошо. Не сказать, чтобы я провел здесь все детство, но определенный его период провел именно здесь. В доме на улице Алабяна жил двоюродный брат моей матушки, артиллерийский офицер запаса. Нравом он был чрезвычайно весел, темперамент имел вулканический. Репродукция полуобнаженной наяды висела у него даже в гараже. Еще я запомнил гриб в стеклянной банке на подоконнике его кухни, фарфоровую балерину, вольтеровское кресло с плюшевой обивкой и, главное, телевизор «КВН». В наполненной глицерином емкости, призванной увеличить размеры кукольного экрана, плавали и тонули первые киногерои моих детских лет: раненый Чапаев, Офелия в белом платье, негоциант Садко и псы-крестоносцы, чьи рогатые шлемы, словно морские мины, то исчезали, то снова появлялись над водой Чудского озера.

– Ну, давай. – Я устроился поудобнее. – Рассказывай. Можешь – подробно. Нам спешить некуда.

– Значит, Варан когда вчера облажался… – начал «таксист».

– Погоди-ка… – Положив «жучок» на панель перед лобовым стеклом, я смотал кассету на начало и включил запись. – Давай дальше. Уже интересно.

– Значит, нас на тебя поставили, – нехотя продолжил рябой.

– Кого – нас?! Нас всех?!

– Меня и, – он кивнул через плечо, – вон его. Глыбу, значит. Должны были тебя завалить не позднее сегодня и скинуть где-нибудь за городом.

– Допустим, – согласился я. – Ну а если бы за мной приятель заехал, тогда как?

– Тогда – обоих, – угрюмо ответил шофер. – Нам за скорость заплатили, а не за количество.

– Что такая спешка? – поинтересовался я.

– Это ты у Галембы спроси.

– Спрошу, – пообещал я. – Всенепременно спрошу. Ты только адресок подскажи. За мной дело не станет.

– Здесь тебе не справочное бюро, – огрызнулся мой собеседник.

Я слегка ткнул его в бок дулом пистолета:

– Притормози-ка!

– Проспект Мира, 9, АО «Сахара»! – скороговоркой выпалил водитель.

– Молодец. – Я убрал «беретту» в кобуру. – Пять. Не знаю, правда, какую отметку тебе начальство поставит.

– Уже никакую, – мрачно отозвался рябой.

Из чего следовал вывод, что павший в неравном бою со мной Глыба и был основным в этом дуэте.

– А Галемба?

– Клал я на Галембу… – Заморосил дождь, и водитель включил дворники. – Галемба человек маленький. Он только чужие приказы озвучивает.

«Нормально, – подумал я. – Кругом сплошные маленькие люди. И все эти маленькие люди, пигмеи сахарские, охотятся за мной, маленьким человеком, не имеющим понятия, чем он удостоился чести подобной. Интересно, есть среди них хоть кто-нибудь большой? Какой-нибудь исполин,стоящий на вершине холма и под барабанный бой загонщиков управляющий этим увлекательным сафари?»

-Куда ехать-то? – нарушил мой водитель затянувшееся молчание.

Кажется, пора было внести перелом в нашу схватку с таинственным вождем низкорослого племени.

– Туда и ехать. – Я вынул кассету из магнитолы и опустил в боковой карман. – Сейчас мы твое АО на проспекте Войны будем прописывать.

– Только без меня! – Рябой дал по тормозам. – Свою пулю я и здесь могу получить!

Сзади отчаянно засигналили.

– Хрен с тобой. – Я понял, что большего от него не добьюсь. – Вези до Сухаревки, а там вали на все четыре стороны, живодер.

Дальнейшее наше путешествие заняло не более пятнадцати минут.

– Ну, теперь все выкладывай! – потребовал я, когда «Волга» остановилась в указанном месте.

– Да я ж рассказал больше, чем знаю! – Водитель отпрянул от меня, как от заразного. – Мне и так хана!

– Из карманов все выкладывай! – гаркнул я и, чтобы определить серьезность своих дальнейших намерений, врезал ему ребром ладони по шее.

На панель передо мной тут же посыпались ключи, водительские права, бумажник и пара удостоверений в ламинированных обложках.

Большинство представителей великовозрастной шпаны напоминают мне старые автоматы с газировкой. Стоит их только ударить как следует, и результат не заставит себя ждать.

Удостоверения рябого заинтересовали меня больше всего. В правом нижнем углу каждого красовалась оплывшая физиономия моего визави. Отличались они тем, что первое было выписано на имя сотрудника частного охранного предприятия «Близнецы» Виктора Сергеевича Музыканта, а второе – на имя того же Музыканта, но экспедитора финансово-промышленной группы «Третий полюс».

То, что помимо общеизвестных Северного и Южного на нашей планете и даже в нашем городе существует еще один «полюс» со своим населением отморозков, я уже как-то слышал. И слышал не от кого другого, как от руководителя казино «Медный сфинкс» Ивана Ильича.

– На чем играешь, Музыкант? – поинтересовался я, ощупывая кожанку рябого на тот случай, если в ней что– то затерялось.

Мой клиент, плотно сжав губы и вцепившись в штурвал, с тревогой, словно вахтенный матрос, всматривался в пелену дождя, за которой маячили скалы института Склифосовского. Его тревога объяснилась довольно быстро.

– На волынке, разумеется! – Я вытащил из-за брючного ремня за его спиной точную копию моей «беретты», разве что без глушителя. Надо полагать, частное охранное предприятие «Близнецы» по мере сил насаждало в своих рядах единообразие, достойное регулярной армии.

Оба удостоверения Музыканта отправились в мой карман вслед за кассетой и «жучком», а из пистолета-близнеца я вынул обойму – при подобном развитии событий патроны у меня могли скоро закончиться! – и, предварительно стерев полой пиджака отпечатки своих пальцев, положил его в бардачок. После чего отсчитал сто рублей собственных денег, бросил их на панель рядом с личными вещами «полярного экспедитора» и вышел под дождь.

– Маловато будет, – пробормотал мне вслед рябой Музыкант.

Совсем в роль вошел, сукин сын!

Когда «Волга» укатила в пасмурную темную даль, я вспомнил про свою сумку. По счастью, деньги и документы остались при мне. В сумке лежали только джинсы, рубашка, свитер, туалетные принадлежности и «Легенда об Уленшпигеле». «Легенду» было жалко, а бритвой «жиллетт» экспедитор после Кутилина даже вены бы себе не вскрыла, чтобы смыть позор своего предательства. Кутилинская щетина любое вечное лезвие превращала в тупой, как секретарша директора нашего банка, кусочек стали.

Так или иначе, пепел Клааса бился в мою грудь, и я побрел к светофору.

«Кто по городу не ходит – тот четыре раза водит», – с этой детской приговоркой я перешел через Садовое и очутился на проспекте Мира.

В доме номер 9 АО «Сахара» не было и в помине.

«Ай да экспедитор! – усмехнулся я. – И ай да я!»

Есть такой старый анекдот. Жена говорит мужу: «Вася! Я долго от тебя это скрывала, но больше молчать не имею права! Ты, Вася, идиот, каких свет не видел! И даже на всемирном конкурсе идиотов ты займешь только второе место!» – «Почему?!» – спрашивает Вася. «Да потому, что ты идиот!»

Опустив в ближайшую урну бесполезную кассету, я направился обратно к метро.

До Якиманки отсюда было рукой подать, и я решил навести хоть какие-то справки у драгоценного Ивана Ильича.

ГЛАВА 3 СМЕРТЬ ИВАНА ИЛЬИЧА

У казино стояла машина «Скорой помощи».

Я вошел в «египетское» фойе, где был встречен уже знакомым вышибалой.

– К Штейнбергу! – деловито сказал я.

Он отвел взгляд и молча посторонился. Вид у него был как у пассажира троллейбуса, внезапно обнаружившего потерю проездного билета при встрече с контролером. Растерянный был вид.

Миновав пустой в дневные часы игорный зал, я поднялся по служебной лестнице – верно, мне на роду написано только так по ней подниматься! – и попал в коридор, заполненный персоналом «Медного сфинкса».

«Кто бы мог подумать?!» – В шуме толпы я ловил обрывки фраз, пытаясь с ходу сложить из них картину происходящего. «Говорил я ему: «Работать надо меньше!..», «Пришел сегодня такой веселый, и на тебе!..», «Коронарный сосуд не выдержал!..», «Да что ты знаешь?! Ему только в прошлом году в Швейцарии шунтирование делали!..»

«Беда не приходит одна!» – Я стал проталкиваться вперед, но дверь кабинета внезапно распахнулась, и двое санитаров с носилками, накрытыми простыней, двинулись мне навстречу. Толпа перед ними расступилась, точно море перед сынами Израиля, бегущими от мстительного фараона. Носилки проплыли мимо меня, и под простыней я угадал профиль Ивана Ильича.

Есть такой фильм режиссера Бергмана: «Рыцарь и Смерть». Там любимый мною актер Макс фон Зюдофф играет со Смертью в шахматы. Ставкой в игре является жизнь белокурого рыцаря. Смерть уступает ему в мастерстве, но она учится от партии к партии, и чем дальше, тем рыцарю приходится трудней. Не знаю, почему я вспомнил тогда этот сюжет. Может быть, потому, что смерть уже стала и меня потихоньку обыгрывать. Она уже предугадывала мой следующий ход, и, не давая мне опомниться, переходила в контрнаступление.

Я и представить себе не мог, как близка моя аналогия к реальности.

– Вскрытие покажет, – бросая на землю окурок, ответил врач «скорой». – Вернее всего, обширный инфаркт. Он уже минут двадцать не дышал, когда мы приехали.

Я дождался его на улице у машины. Больше мне здесь дожидаться было нечего.

«Не верю в совпадения, – подумал я. – А сейчас – тем более».

Из ближайшего таксофона я позвонил Журенко.

– Ты куда пропал?! – загудел Андрей. – Стол накрыт! Коньяк, закуска, все дела! Я сижу, как Рахметов на гвоздях!

– Начинай без меня, – сказал я. – Дела такие, что мне побегать придется.

– Знаю я их! – Андрей уже явно принял. – Шибанов говорит, ты в Ялту санки навострил! Бросаешь друга ради юга?!

– Лыжи, – поправил я Журенко. – Извини, время кончается. Перезвоню.

Опустив рычаг и дождавшись длинного гудка, я набрал номер начальника охраны.

– Шибанов! – Было такое ощущение, что он ждал у аппарата. – Слушаю!

– Слушай, Шибанов! – спросил я. – И откуда ты все знаешь?! У тебя что – какие-то особые источники информации?!

– Угаров?! – пропустив мой вопрос мимо ушей, начальник охраны перехватил инициативу. – Значит, так! На работу пока можешь не выходить. Я все устроил. Директору доложил, что у тебя уважительная причина. Встретимся вечером, в девять, у банка. Все расскажешь мне подробно, а уж я подниму своих ребят. Ты не дрейфь! Прорвемся! Главное, в ментуру не суйся! Только хуже будет! Кстати, у тебя свои соображения есть?

«Встретимся! Как же! – отозвался я мысленно. – Жди меня, и я приду! Только очень жди!»

– До вечера! – Закончив беседу с Шибановым, третий и последний звонок я сделал Руслану на мобильный.

Звонок, судя по реакции, застал его в дороге. Руслан где-то «рассекал» на своем красном «Фольксвагене» по надобностям всесильной «братской» организации.

– Говори короче! – потребовал он.

– Куда подъехать? – Короче я сказать просто не мог.

– В шесть на Кутузовский! – бросил Руслан. – Бойцов я предупрежу. Назовешься – впустят. Все!

«А разговорчик-то у нас с Андреем занятный получился! – размышлял я, шагая по Чистопрудному бульвару. – Особенно о моем предполагаемом путешествии в Крым. Помнится, я экспедитору Музыканту что-то про Ялту сгоряча брякнул, когда в «такси» садился. Выходит, не один я идиот. Выходит, детская потешка под названием «испорченный телефон» неожиданную наколочку дала. Стало быть, Шибанов с экспедитором – музыканты одного полка».

Купив банку «Туборга», я присел на свободную скамейку.

Молодец Шибанов! И уважительную причину мне нашел, чтобы от службы освободить. Причины, по которым, согласно данной формулировке, следовало меня уважать, случались в жизни моей разные: «болезнь», «вызов в военкомат», «сессия», «свадьба» и даже «развод». Но чтобы покушение… За такое меня начальство уважало впервые!

Открыв банку, я сделал пару глотков и закурил. По зеркальной поверхности Чистых прудов среди опавшей листвы, словно стайка конькобежцев, скользили вдоль берега пестрые уточки. Все было как в тот осенний день, когда мы с Мариной гуляли здесь после нашего случайного знакомства. Хотя в случайности я верю не больше, чем в совпадения. И это даже не вопрос веры. Это просто анализ причинно-следственных связей в моем их понимании. Как образованию плодов всегда предшествует период цветения, так появлению в нашей судьбе людей, исполняющих в ней потом заглавную роль, предшествуют незримые шаги навстречу друг другу. «Быть может, прежде губ родился шепот…»

– С культурными девчонками лучше всего в театре знакомиться! – в который раз объяснил мне, темному, Журенко. – Или в читальном зале. Но в читальном – хуже! Там старухи библиотекарши разговаривать мешают , заразы! Только курилка остается. А в курилку ходят отнюдь не все, кто заслуживает интеллигентного внимания.Так что вот: два билета в «Современник»!

– На что идем? – спросил я.

– Какая тебе разница? – удивился Андрей. – Не книжки же мы читать собрались! В смысле – не на сцену смотреть! Основная интрига в антракте должна завязываться!

– А все-таки? – не унимался я.

– На «Пигмалиона», – сказал Журенко. – В исполнении этого… который афоризмы пишет… Фамилия у него еще такая лающая…

– Эпиграммы, может? – догадался я. – Валентин Гафт?

– Он! – обрадовался Андрей. – Он и Яковлева там всех играют! Это сейчас в Москве самое модное шоу!

– Ты, Андрюха, не обижайся, – вздохнул я, – но Шоу не жанр, а фамилия автора.

– Я и говорю – один хрен! – подтвердил Журенко. – Главное, от него самые продвинутые тащатся! Наша, словом, публичка!

Так мы с Андреем отправились в «Современник».

От своего названия этот театр давно был гораздо дальше, чем от станции метро. Среди собравшихся на культурное мероприятие у входа стояла стройная девушка с прической, какие можно увидеть теперь лишь на фотоснимках эпохи модерна, времени записных красавиц, схлынувших вместе с первой волной эмиграции.

– Лишний билетик вам не нужен? – спросила она меня. – А то я здешним барыгам продавать не хочу.

– Нужен! – оттеснил меня в сторону Журенко. – А вы одна?

– В каком смысле? – Она удивленно подняла брови.

– В том смысле, что позвольте сначала ваш лишний билетик! – Андрей, когда этого требовали обстоятельства, мог удивить широтой размаха.

Девушка протянула ему билет. Расплатившись за нею по номиналу, Журенко разорвал билет в клочья и подбросил вверх: На счастье! Теперь давайте знакомиться!

– На счастье посуду бьют, – рассмеялась она и протянула мне руку. – Марина!

– Разве?! – Андрей взял ее под локоть. – Андрей Георгиевич! Очень верные ваши слова! Я как-то за отсутствием средств расколол прабабкину свинью-копилку дореволюционного года издания и обнаружил, вообразите, сорок царских червонцев! Настоящий пример как раз доказывает, что счастье – материя тонкая, ибо…

– А спутника вашего как зовут? – перебила его Марина.

– Александр, – сказал я и тут же поправился: – Саша.

Состроенная Андреем на мой счет зверская гримаса должна была означать примерно следующее: «Не путайся под ногами, свинтус ты эдакий! Оставь надежду всяк со мной ходящий!»

– Вы позволите проводить вас в храм искусств?! – Журенко действовал с присущим ему напором. – Александр, не возражаешь поменяться с Дамой местами?

Я слегка поотстал, давая ему определенную фору. Таково между нами было правило, установленное Андреем и одностороннем порядке.

– Батюшка мой, Георгий, служил на лодочной станции в Измайлово и однажды по пьяному делу сжег маломерный флот Москвы, после чего устроился банщиком, – увлекая Марину в прямом и переносном смысле, витийствовал впереди Журенко. – Чистота, Мариночка, стала нашей фамильной чертой! В том числе и чистота помыслов, ибо нравы нынешней молодежи так далеки от правил хорошего тона, что…

И так далее в том же духе. В обращении с женским полом девиз Андрея был: «Буря и натиск».

После первого действия мы с Мариной сбежали от Журенко, так и не досмотрев искрометную метаморфозу из жизни продавщицы фиалок.

В сущности, несмотря на сердечные наши отношения мне до сих пор о ней мало что известно. Где она живет? Чем занимается? Она сама звонит, сама приезжает и уезжает тоже сама. Наверное, меня это устраивало. Но только до дня вчерашнего. Ее последний звонок фактически имел своей целью подвести меня под пулю наемника. Такова была логика событий. Мой сосед Кутилин побожился, что не перепутал бы голос Марины ни с каким другим. Марину, конечно, могли обмануть или заставить, но как я теперь это проверю, когда не знаю ни телефона ее, ни адреса, ни даже фамилии?..

-Мужчина! Вы не подскажете, как пройти на Главпочтамт?! – На скамейку рядом со мной опустился бомж.

Этот «опустившийся» в отличие от давешнего был самый натуральный. Его набрякшие от бессонницы и беспробудного пьянства веки напоминали еле приоткрытые створки жемчужниц, внутри которых поблескивали матовые горошины.

-До метро и налево, – ответил я.

=Вообще-то мне рублей пять не хватает. – Бомж с надеждой, свойственной беднейшей части обитателей столицы, покосился на банку «Туборга». – Но и три – тоже деньги.

Я отдал ему початую банку и достал из кармана бумажник: «Пусть хоть кто-то сегодня будет счастлив». Пятидесятирублевая купюра произвела на бомжа сильное впечатление.

-Вот оно, самарское чудо! – Бумажка мигом исчезла в недрах его грязного демисезонного пальто. – Дай бог тебе, витязь, жениха богатого!

С этим двусмысленным пожеланием бомж припустил в сторону, противоположную Главпочтамту. А я мысленно вернулся к покойному Ивану Ильичу.

…Через пару недель, отлежавшись после схватки с Шивой и его хлопцами, я снова явился в казино. Не то что б я слишком рассчитывал на получение выигрыша – во-первых, свидетели вряд ли сыщутся, а во-вторых, его законность, учитывая необъяснимое происхождение «золотой фишки», была для меня самого под большим вопросом, – но слабая надежда, подкрепленная любопытством, привела меня в «Медный сфинкс».

Вышибала-стражник с дремучим лицом, обогнув чучело леопарда, двинулся мне навстречу, но его опередил сам «дядя Ваня». Камеры слежения, видимо, были установлены не только в игорном зале. И пока я топтался в дверях, соображая, как представиться, он успел узнать о моем визите.

– Ужель тот самый победитель?! – Он энергично встряхнул мою руку. – Вы исчезли так вдруг! Право, я и не знал, что думать! Между тем долг нашего казино остается в силе. Да-с, уважаемый…

– Александр Иванович, – подсказал я, стараясь попасть в его вежливый тон.

– Очень приятно! – Он кивнул. – Тогда уж позвольте и мне отрекомендоваться. Штейнберг Иван Ильич, управляющий здешним заведением. Но не для всех, не для всех! Только для постоянных клиентов и, равно как вы, избранников фортуны! Прошу за мной.

Скоро он угощал меня в кабинете ароматным кофе, собственноручно приготовленным на противне с горячим песком, как это делается в приличных кофейнях.

Пока он, стоя ко мне спиной, колдовал у мини-бара, я успел осмотреться. Антикварная мебель, редкие гравюры и со вкусом подобранная библиотека на полках говорили о характере хозяина не меньше, чем его старомодные речевые обороты. Здесь явно жил и работал человек, умеющий делать и то и другое.

– Чем-то вы мне нравитесь, – сказал Иван Ильич после завершения кофейного ритуала.

– Учитывая, что мы видимся второй раз, – заметил я.

И второй раз тоже, – усмехнулся управляющий, – учитывая. Среди всех, кого я знаю – а знаю я многих! – вы, наверное, первый, кто проявляет такую беспечность в денежных вопросах. Или это выдержка?

-Сомневаюсь. – Я поставил чашечку на стол.

-Правильно! – Он прошелся по кабинету. – Правильно, досточтимый Александр Иванович! Не поддавайтесь на грубую лесть! За ней почти всегда дежурит предательство. И тем не менее вы хотя бы в курсе, что по правилам игры на рулетке выигравшая ставка увеличивается в тридцать пять раз?

– Другими словами… – Я почувствовал, как земля, роль которой в тот момент исполнял ковер, уходит у меня из-под ног.

– Другими словами, – подхватил он, – ваш выигрыш составляет ровнехонько триста пятьдесят тысяч долларов. Прикажете получить?

– Здесь приказываете вы. – Достав из пачки сигарету, я вопросительно посмотрел на Ивана Ильича.

Судя по усмешке, мелькнувшей в его глазах, деланное мое спокойствие его не обмануло.

– Курите, – разрешил он великодушно,– И прежде чем мы расстанемся, сделайте одолжение выслушать меня как можно более внимательно.

Он сел за стол и взял паузу. Я же откинулся на спинку дивана и приготовился слушать. За такую сумму я готов был его слушать до утра.

– Есть люди, – начал Иван Ильич, – которые, без вашего ведома и дозволения на то, включили вас в свою сумасшедшую и смертельно опасную игру. К сожалению, я не имею возможности ни объяснить вам ее сути, ни спасти вас от фатального исхода. А он, поверьте старику, не заставит себя ждать.

Чем дольше я его слушал, тем больше мне становилось не по себе. Управляющий говорил загадками, но говорил, без сомнения, серьезно. Он вообще не создавал впечатления шутника. Вместе с тем во мне зрела уверенность, что он принимает меня за кого-то другого. Но за кого именно, я благоразумно решил не выяснять. Слишком маленький я был человек, чтобы участвовать в чьих-то крупных разборках, и слишком большие были деньги, чтобы ради них не прикинуться временно персоной, рискующей, по мнению Ивана Ильича, вскорости угодить на тот свет.

-Повторяю! – повысил голос управляющий, заметив, что я отвлекся на посторонние мысли. – Вы всего лишь пешка в чужой игре! Даже если королевская! А пешки рано или поздно убирают с доски – имейте это в виду. Вы знаете шахматные законы?

-В общих чертах, – рассеянно отозвался я.

-Ну так, стало быть, знаете, каковы шансы у пешки стать ферзем. И потому я настоятельно… Вы слушаете?! Настоятельно рекомендую вам уехать из страны. Деньги у вас теперь есть, так что не теряйте времени понапрасну. Его у вас не так много.

Шахматные метафоры управляющего стали мне откровенно надоедать.

-А вам-то что за резон? – спросил я, погасив в пепел ьнице окурок.

Иван Ильич, задумавшись, повертел в пальцах нож для разрезания бумаги и убрал его в ящик стола.

-Есть причина, – сказал он решительно. – Сделаем так! Десять тысяч наличными вы получите прямо сейчас. Остальные триста сорок я переведу в «Дойче банк» на ваше имя. У вас общегражданский паспорт имеется?

У меня был общегражданский паспорт. Более того, он был у меня с собой.

После недолгих колебаний я отдал его управляющему. В конце концов, для того чтоб меня «кинуть», ему совсем не обязательно было сочинять эту нелепую сагу.

-Вот и славно! Обождите меня здесь. – Иван Ильич с моим паспортом вышел из кабинета.

«Оно и к лучшему, – решил я. – Хранить такую пропасть денег дома рискованно и бессмысленно. Доверить ее местному банку, даже своему собственному, вообще признак слабоумия. Своему – в особенности».

Я подошел к стене и стал рассматривать рисунок Тышлера. На нем была изображена женщина в шляпке – флигеле с башенками. «Тук-тук-тук! Кто в домике живет?!»– «Я – мышка-норушка! А ты кто?!»

Действительно, кто я?! За кого, интересно, он все– таки меня принял?!

Через полчаса Иван Ильич вернулся с официальным подтверждением перевода на мое имя и пачкой стодолларовых банкнот.

-Прощайте, – довольно сухо сказал управляющий, провожая меня до дверей. – Надеюсь больше с вами не встретиться. А «Третий полюс», я полагаю, найдет вам достойную замену.

Для меня остались необъяснимы и его горячее участие в начале нашей беседы, и холодная отчужденность в конце ее.

Больше не придавая – и напрасно! – значения его словам, я с легким сердцем покинул казино «Медный сфинкс». Покинул его, чувствуя себя обеспеченным. И чувство это было для меня в диковинку.

Вот так. Надежды Ивана Ильича Штейнберга оправдались: встретиться нам было больше не суждено. Что до моих надежд, то они теперь были связаны с Русланом.

Зловещая финансово-промышленная группа «Третий полюс», за представителя которой, надо полагать, и принял меня ныне усопший управляющий казино, объявила мне войну. Бросила мне, так сказать, перчатку. И вместо того чтобы хоть сейчас воспользоваться советом Ивана Ильича, я ее подобрал. «Не подбирай ты всякую дрянь на улице!» – говорила мне матушка в детстве. Но и тогда и теперь я оставался тем, кто я есть: упрямым и самонадеянным болваном.

ГЛАВА 4 СОВЕТ В ФИЛЯХ

Не доезжая до Триумфальной арки – оно и верно: лавры победителя мне пока не светили! – я расплатился и вышел.

Кратчайшая прямая до места встречи с Русланом пролегала мимо Бородинской панорамы. Но проторенные пути мне теперь были заказаны. Кто знает, где ожидала меня следующая засада? Если незримый противник так досконально изучил мои связи, отчего б ему, смеха ради, не попытать счастья на подступах к «Лаокоону»? Судя по его оперативности и желанию разделаться со мной в максимально короткие сроки, понятие «чрезмерная осторожность» потеряло для меня всякий смысл. Как там сказал Музыкант? «Нам заплатили за скорость»? Ну-ну!

Учитывая все вышеизложенное, в сауну я решил пробираться «огородами». Кстати, огороды здесь действительно когда-то имели место. Деревня Фили, принадлежавшая до XVII века князьям Милославским, а позже именитому семейству Нарышкиных, давно ушла в мир иной, и земли ее были застроены многоэтажками эпохи советской архитектуры. В одной из них и размещалась бандитская сауна под вывеской фирмы «Лаокоон». Подобные названия давно перестали удивлять моих сограждан, если вообще когда-либо удивляли. Первая же волна кооперативного движения, будто мыльную воду из шайки, выплеснула на берег столицы выводок античных героев и богов. Несметные полчища «диогенов», «сизифов», «гермесов», «минотавров» и «кентавров» разбрелись по городу, как блохи по дворняжке. Истинно говорю: легенды и мифы – самая вечная тема нашего бытия.

Сауна являла собой нечто среднее между благоустроенными катакомбами одесских контрабандистов и Запорожской Сечью, где удалая братва, давно похерившая законы мирных обывателей, коротала часы досуга. Занимая почти все коммуникации полуподвального помещения фирмы, сауна имела множество комнат и несколько маскированных ржавыми дверьми выходов на случай милицейской облавы. Таким выходом, расположенным с обратной стороны фасада, я и воспользовался как входом.

Стучать пришлось громко и долго. Минут через пять дверные петли заскрипели.

-Чего долбишь?! – Лобастое дитя подземелья плюнуло мне под ноги. – В рог захотел?!

-Сначала – с Русланом потолковать. – Я ухватил его за нос и выдернул на улицу, как репу из грядки.

Освободив таким образом проход, я спустился по лестнице на нижнюю палубу.

-Грубить-то зачем?! – бубнил за моей спиной обиженный привратник. – Много тут козлов шатается разных! Я что?.. Каждого делового в лицо знать обязан?!

Обитая вагонкой дверь оказалась не заперта, и я беспрепятственно проник в святая святых местной братвы.

Предбанник сауны размером с гостиничный холл, разве что с более низкими потолками, вполне отражал финансовые возможности ее владельцев. А зеркальные стены только еще больше увеличивали иллюзию пространства и благополучия.

Четверо мускулистых патрициев, обернутых в белые тоги простыней, бродили вокруг бильярдного стола. Руслан, фронтовой мой товарищ, выделялся среди них стройной и гибкой, как нагайка, фигурой, унаследованной им от воинственных ордынских всадников. Род его занятий можно было отчасти считать фамильным бизнесом. Как и его пращуры, он собирал дань с покоренных территорий.

Когда-то я вынес его, раненного, из-под обстрела, и, случись подобное со мной, я знаю, он сделал бы то же самое. Затем пути наши разошлись. Я окончил филологический курс, он – лагерные университеты. Оба мы поступали вне конкурса. Только ему, в отличие от меня, боевые заслуги не помогли. Превышение допустимой самообороны в ресторанной драке обошлось Руслану в пять лет строгого режима. Зато когда в стране наступил капитализм, я свой диплом смело мог спустить в унитаз, а его справка об освобождении с учетом приобретенного авторитета и новых связей открыла ему дорогу в элиту преступного сообщества. И это он в конце концов устроил меня на прилично оплачиваемую работу в банк, а не наоборот.

– Третий от борта! – Руслан застыл над бильярдом.

– Ты, в натуре, куда целишься-то?! – всполошился рядом крепыш с татуировкой на плече. – Вон свой стоит, в лузу смотрит!

Игра, судя по всему, шла двое на двое.

Руслан коротким и точным движением послал кий вперед. Шар ударился о борт и, отскочив под углом в обратном направлении, закачался в сетке.

– Партия! – Татуированный крепыш отбил по зеленому сукну барабанную дробь ладонью. – Пришлите по стольничку!

– Ты, Руслан, бляха-муха, даешь! Ладно! Пошли греться! – Проигравшие братки поплелись в парилку.

– Ну, здорово, Саня! – Руслан протянул мне испачканную мелом руку. – Будь гостем!

– Здорово, бандюга. – Мы пожали друг другу руки и сели за стол.

– Серик! – окликнул Руслан белобрысого вертлявого банщика, протиравшего за стойкой стаканы. – Накрой нам чего-нибудь!

– Сей момент! – Банщик исчез в подсобке и загремел оттуда кастрюлями.

– Что? Опять проблемы? – Руслан вытряхнул из пачки сигарету и закурил.

– Мало-мало есть, – согласился я.

– С тобой, Саня, не соскучишься. – Руслан затянулся и выпустил дым колечком. – Шива тебя до сих пор вспоминает. «Ты, – говорит, – мне этого бойца в бодигарды уломай! Зарплату положу за шестерых!» Бодигарды, твою мать! Слово небось неделю учил! Пойдешь?

В другой раз как-нибудь схожу. – Я достал из кармана удостоверения Музыканта и протянул Руслану. – Посмотри-ка.

– Рыло знакомое, – внимательно изучив оба пропуска, он бросил их на стол. – Сразу так не отвечу. А «Третий полюс» – крутая лавка. Такие тяги гуляют, что…

– Руслан, – перебил я его. – В тебя последний раз когда стреляли?

– Зачем?! – удивился он. – Не помню! Года два не стреляли вроде!

– Тогда говори, если можешь, гражданским языком. У меня и так мозги набекрень.

– Намек понял. – Руслан посмотрел на меня с плохо скрываемым сочувствием. – Опять, значит, в дерьмо наступил. Ну что? Посреднические сделки с «Росвооружением» вплоть до продажи атомных подлодок и «сушек» в Китай. Обратно – кожа, тряпки вагонами-самолетами. Нефть вроде тоже перекачивают. Оффшорные фирмы на Кипре и в Ирландии… Да хрен его знает – большая лавка. У них связи на самый верх. Тебе-то зачем?

– Учредители известны? – спросил я.

– Это, братишка, за семью печатями дверь. – Руслан усмехнулся. – Мы с ними дел не имеем. Там крыша – ФСБ, не меньше.

– Значит, ФСБ все-таки. – Полученная информация настроения мне явно не подняла.

Банщик с подносом, уставленным холодными закусками, вынырнул из подсобки:

– Горячее скоро будет, Руслан Ибрагимович! – На лице его застыла счастливая улыбка. – Отбивные с картошкой и зеленью!

Выпалил он это словно адъютант, загнавший не менее трех лошадей, лишь бы донести первым до фельдмаршала долгожданную весть: «Французы дрогнули, ваше сиятельство! Скоро побегут!»

Он проворно расставил тарелки, поменял пепельницу, разлил по стаканам апельсиновый сок из кувшинчика и ретировался в свой камбуз.

-А головной офис у них где? – Я придвинул к себе тарелку с мясным ассорти, украшенным свежей петрушкой.

После вчерашних «Богатырских» пельменей я ничего не ел, и голод при виде банной снеди проснулся во мне чрезвычайный. В конце концов, война – войной, а обед – обедом.

-Ты закусывай, – ободрил меня Руслан, набирая на мобильном номер. – Хаза? Накнокай мне адресок одной компашки типа «Третий полюс». Да не завтра, а пулей. Жду.

Мы уже приканчивали отбивные, когда «расторопный» Хаза наконец отзвонился.

-Записывай, – сказал Руслан.

Продиктованный адрес я убрал в бумажник.

-У тебя все? – спросил Руслан, поглядывая на распаренных, шумно распивавших у стойки пиво членов своего профсоюза.

-Фотографию можно переклеить? – Я взял со стола удостоверение экспедитора.

-На чью? – не понял Руслан.

-Да хоть на мою для начала. – Я зевнул. – Извини, не выспался. В принципе – можно или нет?

-На твою можно. – Небрежным жестом он подозвал белобрысого банщика. – Серик! Сгоняй за Проявителем!

Готовый угодить патрону, Серик бросился выполнять поручение.

-Ну ты чего там застрял, Руслан?! – окликнул моего товарища обладатель татуировки. – Братаны реванша требуют! Пора фитиль им вставить!

-Запросто. – Руслан подошел к бильярду.

Треуголка из шаров уже дожидалась его удара.

Ловко вращая кий по часовой стрелке, Руслан прочертил вдоль него меловую спираль и разбил пирамиду. Крайний шар затрепыхался в угловой лузе прежде, чем остальные успели разбежаться.

-Ты, Руслан, бляха-муха, даешь! – привычно отреагировали соперники.

Надо думать, это было самое распространенное выражение у здешнего бильярдного стола.

-Мастера вызывали?! – В дверях, сопровождаемый банщиком, появился кудрявый мужчина пенсионного возраста.

Под бровями на его обезьяньей подвижной мордочке светились покрасневшие глаза.

-Знакомься, Саня! – не глядя, представил его Руслан. – Матвей Семенович Проявитель! Любую ксиву за полчаса лепит!

-За подцены, главное! – уточнил польщенный мастер.

-Растолкуй ему сам, что к чему! – Руслан снова прицелился.

-Мы бить-то сегодня будем?! – возмутился плечистый парень со шрамом на спине, доставая из лузы шестой по счету шар.

Выслушав мою почтительную просьбу, Матвей Семеныч указал мне на дверь и вышел следом.

Домашнее фотоателье предусмотрительной братвы было оборудовано со знанием дела. Я бы не удивился, если б Матвей Семеныч не только фотографии, но и деньги здесь печатал.

-Сейчас вылетит ворон! – сказал мастер, ныряя под шторку фотоаппарата. – Улыбочку!

-А почему Проявитель? – поинтересовался я, дожидаясь, пока Матвей Семеныч в соседней комнате закончит работу. – По профессиональному признаку?

-По заслугам, – объяснил мастер, вручая мне удостоверение сотрудника «Третьего полюса». – На допросах у следователя проявил исключительную выдержку и самообладание, за что и пользуюсь уважением у честных воров. Выдержка в нашем деле – самое существенное. С вас полцены, как с постоянного клиента. С другого бы сотню взял.

-Думаете, с постоянного? – Я расплатился.

-И думать нечего. – Матвей Семеныч подозрительно поскоблил пальцем родинку на физиономии президента. – Ко мне всегда возвращаются. Иной раз даже покойники.

– Типун вам на язык! – рассмеялся я.

– Вы, молодой человек, напрасно иронизируете. – Проявитель спрятал банкноту в инкрустированную шкатулочку. – Вот был случай: отпели человека согласно обычаю… Частично отпели, конечно. Хочу сказать – отпели то немногое, что от него после взрыва машины осталось. И на сороковой день, как сейчас помню, является он ко мне. «Все, – думаю, – Семеныч! Пора завязывать! Выпил ты, Семеныч, положенное!» Ну тут он мне, покойник-то, и говорит: «Смастери-ка ты, Матвей, новые документы на другую фамилию!» – «Хорошо, – отвечаю. – С вас как с покойника полцены. А какая теперь ваша будет фамилия?» – «Фамилия, – говорит, – мне теперь будет Желябов!.,» Как, значит, у народовольца, что в государя нашего Александра Второго бомбу метнул… «Я, – говорит, – этих пидоров теперь всех по очереди в клочья разнесу!» Вот такая жизнь-жестянка. Не знаешь, где начнется, где кончится.

Выслушав назидательный рассказ Матвея Семеныча, я вернулся в бильярдную.

Руслан, уже в цивильном костюме шикарного кроя, собирался в дорогу. Костюмы Руслан, надо отдать ему должное, носить умел. Вкус – он или есть, или его нет. Этому не научишь.

Беседуя по мобильному, он одновременно листал какие-то контракты.

– Порядок? – спросил он у меня, прикрыв ладонью трубку.

Я кивнул и стал ждать, когда он освободится.

– Все! Мне пора. – Руслан убрал бумаги в папку. – Тебя подвезти?

– Куда? – Я понял, что придется-таки поведать вкратце ему о своих неприятностях. – За мной охота идет, Руслан. Две попытки за два дня. Кому верить, не знаю. Обложили, как волка! Мотивов нет, кто заказчик – только догадки. Я даже тебе сейчас не верю.

– Дела! – Руслан присел на спинку кресла и достал пачку «Мальборо». – Думаешь, «Третий полюс»?

Я пожал плечами.

– Ты же, Саня, псих известный! Тебя и бульдозером не остановишь! – Прикурив сигарету, он глубоко затянулся и раздавил ее в пепельнице. – Табак, сучьи лапы, вообще стали левый возить!

– А ты бы что на моем месте сделал?

– Брось это. Мой тебе совет: уматывай, пока не поздно, из города. Если за тебя «Третий полюс» взялся – долго ты не протянешь.

Такой совет мне уже давал Иван Ильич, царство ему небесное. Такого совета я ждал и от Руслана. Единственное решение, которое исторически принимается в Филях: «Оставить Москву!» Только не было у меня впереди старой Калужской дороги. И я почти наверное знал, что враг мой никогда не отступит.

– Нет, – сказал я. – Нет, Руслан.

Он взял папку и снова окликнул банщика:

– Серик! Ты где там?

Серик, вытирая руки о халат, выглянул из подсобки.

– Я уехал! Проводи гостя в апартаменты. Обслуживать как родного. Завтра буду в то же время! – Отдав последние распоряжения, он снял с вешалки кашемировое пальто и обернулся ко мне. – Ты, Саня, выспись как следует. Здесь тебя, во всяком случае, не достанут.

Постелив мне в одном из «лаокооновых» номеров свежее белье, Серик туда же принес по моей просьбе ведерко со льдом и бутылку джина.

– Девочек не желаете?! – спросил он прежде, чем выйти.

Сколько за ночь?

– Триста баксов! – Банщик отвел глаза в сторону. – Девочки – высший класс!

«За долю малую старается, – подумал я. – И ведь рискует, подлец. Братки узнают – ноги оторвут».

– А с верхним образованием есть? – Я достал из кармана ручку.

– В смысле?! – Догадливый банщик оттопырил на своем халате гигантский бюст.

– В смысле с дипломом, – поправил я Серика. – С гуманитарным желательно.

– Ах, это! – Серик даже обрадовался. – Для вас – найдем!

Я написал на листке блокнота адрес Журенко, сложил его пополам и вместе с деньгами вручил белобрысому.

– Клиента зовут Андреем, – проинструктировал я его. – Пусть скажет, что в библиотеке им увлеклась.

– А координаты как узнала? – Серик осваивал задачу на совесть.

– По читательской карточке. – Я лег на диван и закрыл глаза. – Пусть скажет, что старушка на раздаче, добрая женщина, в положение вошла.

– Понял! Все сделаем, как заказано! Не извольте беспокоиться! Только Руслану Ибрагимовичу не говорите! – Банщик бесшумно удалился.

Отгоняя сон, я попытался обдумать дальнейший план действий, но усталость от прожитых за день событий взяла свое, и через минуту я погрузился, как говорили древние, в объятия Морфея. Мне приснились два морских гада. Они выползли из пучины на берег и стали опутывать меня своими стальными кольцами. Задыхаясь, я пытался освободиться, но кольца сжимались все туже и туже до тех пор, пока не появился мой сосед с шахматами под мышкой.

– Ну что?! – воскликнул он. – Блицтурнир?

Кутилин деловито расставил фигуры и двинул вперед крайнюю пешку.

Змеи освободили меня и, словно два заядлых болельщика, стали, вытягивая шеи, следить за нашей партией.

– Долго думаешь, Саня! – орал Кутилин. – У тебя безносая за спиной!

Я пытался сосредоточиться на игре, но фигуры сами собой бегали по клеткам и, прежде чем я успевал сделать ход, занимали новую позицию.

– Околеванец твой приближается! – Кутилин отбил чечетку и двинул вперед ладью, в которой сидели за веслами Руслан и его команда. – Шах!

Руслан попытался меня о чем-то предупредить, показывая рукой мне за спину. Я оглянулся. На высоченной скале, напоминающей очертаниями наш банк, стоял начальник охраны Шибанов. Подняв над головой связанную Марину, он бешено расхохотался и сбросил ее на стрежень. И я проснулся. В кошмаре моем стрежень выглядел как противень с песком для приготовления кофе.

Посмотрев на часы, я обнаружил, что времени было около четырех утра. Лед в ведерке уже растаял. Наполнив до половины стакан чистым джином, я выпил его одним глотком и упал на подушку.

Не думал, не гадал я, что сон этот в известной степени окажется очень даже пророческим.

ГЛАВА 5 ЩИТОВИДНЫЙ МЕЧЕНОСЕЦ

Поднимаясь в лифте, я считал вспыхивающие слева направо цифры и думал примерно следующее: «2»… «3»… «4»… «5»… Я иду искать… Подъем – это то, что я сейчас испытываю, и то, что совершаю… Еще не поздно вернуться… «7»… Можно выйти на восьмом вместе с червонной дамой… Ее спина дразнит меня, как плащ эспады… Проехали… «9»… Что я вообще затеял?! Проверку боем?! Тогда почему пистолет в сауне оставил?! «10»… Правильно оставил. Я человек доброй воли. Экспедитор. В экспедицию еду… «11»… Горбатого могила исправит… «12»… А вот и он. Осторожно, двери открываются!»

Я вышел на двенадцатом этаже, который, согласно справке дежурного по вестибюлю, арендовал «Третий полюс».

«Кто не рискует, тот не пьет…» Нажимая на кнопку звонка, я нащупал в кармане липовую ксиву. Замок щелкнул, словно затвор винтовки, отрезая мне путь к отступлению.

– Вы к кому? – Секьюрити за пластиковой стойкой окинул меня цепким взглядом.

Профессиональное чутье сразу подсказало мне, что усилия Матвея Семеныча пропали даром. Вернее, даром пропали мои пятьдесят «зеленых». Такой аргус просто обязан был знать всех сотрудников в лицо. А мое фото явно не тянуло на ряху экспедитора, под чьей фамилией я намерен был проникнуть в эту финансово-промышленную группировку. Пришлось перестраиваться по ходу пьесы.

– Назначено мне! – бодро сообщил я о цели визита.

– К кому? – повторил он, открывая книгу регистрации посетителей.

– К одиннадцати часам, – уточнил я, соображая, к кому бы мне здесь могло быть назначено.

Он спокойно и терпеливо ждал продолжения.

– К начальнику отдела кадров, – скрипя мозгами, я начал понемногу разворачивать свою мысль. – Хочу, понимаешь, поближе к дому устроиться. У вас как тут вообще – спокойно?

– До тебя спокойней было, – пробурчал охранник.

– Я-то знаю: с улицы к вам не попадешь! Фирма солидная! Вот шеф мой, Шибанов, с вашим кадровиком и…

– Документы есть? – оборвал он поток моего сознания.

– А как же, милый! Без документов с моей внешностью нынче даже в баню не ходят! – Я достал свой подлинный пропуск.

Постовой снял телефонную трубку и набрал номер:

– Игорь Владиленович, к вам посетитель… Угаров.

«В крайнем случае спустят с лестницы, – прикинул я. – Не весь же «Третий полюс» в моей поимке участвует».

– Понял. – Охранник повесил трубку и, записав мои данные в «бортовой журнал», вернул документы. – Четвертая дверь по коридору.

«Четвертая так четвертая. – Я двинулся в указанном направлении. – Четыре сбоку – ваших нет». И тут же выяснил, что чур моя ошибочка. Из-за поворота в конце коридора возник давешний мой водитель Музыкант собственной персоной. Я мигом юркнул в первую попавшуюся дверь.

В просторном светлом помещении, до отказа набитом оргтехникой, трудилось по меньшей мере с десяток «полярников».

– Ксерокопию можно сделать? – деловито поинтересовался я у юной сотрудницы, увлеченно долбившей за крайним столом по компьютерным клавишам.

– Что? – Она рассеянно глянула сквозь меня. – Какую ксерокопию?

– В принципе ксерокопию! – Музыканта уже в коридоре, скорее всего, не было, но я решил не рисковать. – Алло! Девушка! Вы меня слышите?! Есть тут кто живой?!

– Вы ко мне? – В ее виртуальном мире я, наверное, выглядел как инородный организм.

– Я к себе!

– То есть?! – Взор ее слегка прояснился.

– То есть я новый генеральный директор вашей компании! Проверяю общее состояние на местах! Лично вникаю во все детали!

Невольно я заглянул в широкое декольте ее блузки.

– А как же Пал Палыч?! – На лице девушки появилось легкое смятение. '

– Какой Пал Палыч?!

– Рогожин!

– Ах, Рогожин! – Я вздохнул. – Посадили Рогожина! Третьего дня как посадили! Женщину он зарезал, бедолага! Роковая страсть и все такое! Уже показания дает! Но это пока строго между нами! Не стоит будоражить общественность! Вы согласны?! Если согласны – кивните мне! Только незаметно!

Испуганно прикрыв рот ладошкой, юная «полярница» закивала, будто заводной цыпленок.

– Просьбы-жалобы имеются?!

– Нет! – пискнула она.

– Спасибо! – Я выглянул в коридор и, убедившись, что путь свободен, отправился инспектировать кадры.

Игорь Владиленович оказался человеком старой закалки. Такие и подобные ему люди когда-то вершили судьбы страны. Этих бывших щитовидных меченосцев я чувствую за версту. Есть в них что-то общее. Какой-то объединяющий штрих. «Во многие знания – многие печали!» – кажется, говорит их колючий, но снисходительный взгляд.

– Стало быть, вы работаете в банке?! – Игорь Владиленович хитро прищурился. – Охраняете, так сказать, наши валютные резервы?!

Ну что ты будешь делать: до сих пор они любую форму собственности своим достоянием считают!

– Охраняем! – с готовностью согласился я. – Пока другие воруют. Либералы долбаные! Андропова на них нет!

– Это вы правильно подчеркнули. – Игорь Владиленович одобрительно крякнул. – Так, стало быть, поближе к дому желаете местечко найти?! Тяжелы на подъем?! Или в банке мало платят?!

– Там график, – пояснил я. – Суточное дежурство. А у меня собака. С ней гулять надо.

– Что вы говорите?! – оживился заведующий кадрами. -– А ведь я и сам собачник! И какой же породы собачка ваша, позвольте полюбопытствовать?!

– Бультерьер.

– Умница! – похвалил то ли меня, то ли собаку Игорь Владиленович. – У меня, знаете, два дога мраморных! Одна радость в жизни, честное слово!

«Один дог и один дог – это будет две радости», – подсчитал я в уме.

– Они, да – вот!.. – Кадровик подошел к огромному, ведер на двадцать, аквариуму, занимавшему чуть ли не треть кабинета. – Красавицы мои!

В аквариуме, лениво шевеля плавниками, среди водорослей перемещались рыбы всех цветов и оттенков. Малиновые ромбики, похожие на воинские знаки различия времен НКВД, бесшумно тыкались мордочками в стекло.

– И ведь молчат! И будут молчать! – Игорь Владиленович насыпал какой-то пакости в кормушку и обернулся ко мне. – Под пыткой молчать будут! Не сдадут отца родного ни за деньги, ни за почести! Как, говорите, собачку-то кличут?!

– Гарпун.

– Гарпун?! – Глаза его слегка округлились.

– Гарпун, – подтвердил я. – В ногу вопьется – хана. Кипятком не разольешь. Не отольешь, точнее. У меня сосед квартирой ниже, буржуй самодельный живет, так не поверите – тридцать два шва наложили в травматологии. По количеству зубов.

– Ай, молодец! – Игорь Владиленович хлопнул себя по ляжкам. – Страсть как люблю ухорезов эдаких! Стало быть, у нас хотите службу нести?! Ну что же, подумаем! Вы, надеюсь, не торопитесь?!

Всем своим видом я выказал готовность ждать вакансии хоть до второго пришествия, а именно – устроился в кресле поудобнее и положил ногу на ногу.

– Это радует! – Игорь Владиленович вышел из кабинета.

Так или иначе, мое внедрение во вражеский лагерь пока продвигалось успешно. Даже чересчур, я бы сказал. Очень как-то легкомысленно для опытного кадровика проводил интервью со мной Игорь Владиленович. Для специалиста из его бывшего департамента – тем паче. Семейным положением не заинтересовался, родственники за границей, судимости и прочая анкетная дребедень его тоже вроде как мало беспокоили. А уж вопрос типа, «в каком полку служили», вообще должен был в его устах прозвучать одним из первых.

«Ну да ладно! – беспечно отмахнулся я от естественных в общем-то выводов. – Что я, в самом деле, цепляюсь к господину хорошему?! Может, он, как антрополог Ломброзо, по форме черепа все нужные данные определяет!»

– Вот все и устроилось! – Игорь Владиленович заглянул в кабинет и поманил меня пальцем. – Идемте-ка, я вас руководству представлю!

На его лице, покрытом, точно старый фаянсовый чайник, сетью морщин, играла отеческая улыбка.

Я беспечно последовал за ним. Игорь Владиленович распахнул передо мной дверь в конце коридора и широким жестом пригласил войти в комнату. И я вошел в нее но менее широким шагом. Опущенные на окнах жалюзи – это было последнее, что я увидел в компании «Третий полюс».

Сознание ко мне возвращалось медленно. Сначала в поле моего зрения возникло размытое белое пятно. Пятно закачалось и уползло в сторону.

Ланцет! – прогудел в отдалении чей-то голос. – Живее!

Затылок разламывался от боли. «Сыро очень, – прожужжала в моей голове, будто муха в плафоне, тревожная мысль. – Сыро и душно. Значит, я в Ницце. Здесь врачи живут. Они мне помогут. Обязательно помогут. Они снимут эту жуткую боль…»

В следующую секунду «боль» и «Ницца» срослись, как сиамские близнецы: «Больница! Я в больнице, вот я где! Сейчас меня будут оперировать! Сейчас мне дадут наркоз, и я усну!»

– Ланцет! – Хирург похлопал меня по щеке. – Долго ждать?!

– Кишка, зараза, короткая! – отозвался его ассистент.

Хирург ухватил меня за ноги, подтащил к берегу и сбросил с причала. Холодная вода обступила меня со всех сторон. Сразу стало легче. Под водой я могу долго плавать. Так бы плыл и плыл, пока жабры не вырастут. Жаль, что воздух кончается… Задыхаясь, я вынырнул на поверхность, и все сразу встало на свои места.

– Очнулся, гаденыш?! – Надо мной склонилось лицо Виктора Сергеевича Музыканта. – Ну, здравствуй! Не знаю, как нервы, а башка у тебя крепкая!

Я лежал на мокром бетонном полу. Больница моя оказалась ярко освещенным гаражом, а доктора… Таких докторов самих лечить надо. «Будем лечить!» – подумал я, приподнимаясь на локтях.

Боль в затылке немного отступила, и соображать я, соответственно, стал быстрее. А главное – лучше. Ударили меня, очевидно, сзади сразу, как я вошел в комнату. И потом без хлопот отвезли туда, не знаю куда, чтобы сделать со мной то, не знаю что.

– Знакомься! – Виктор Сергеевич кивнул через плечо. – Это – Ланцет! Большой виртуоз по части вправлять мозги! Особенно таким засранцам, как ты!

Ланцет – баскетбольного роста детина с бритой макушкой – бросил на пол резиновый шланг, из которого продолжала бить упругая струя, и ощерился, как пятнистая гиена. Сходства с этой тварью добавлял ему грязный комбинезон в масляных разводах, какие обычно носят автомеханики. Пока экспедитор меня обыскивал, долговязый урод перекрыл воду и взялся хрустеть суставами пальцев.

В гараже стояло пять машин. Среди них я узнал только наше с Музыкантом «такси». Остальные были импортного разлива и стоили, судя по всему, недешево. Особенно вишневый «Кадиллак» с никелированной решеткой над бампером, тускло мерцавшей при свете переноски. На стенах гаража во множестве были развешаны инструменты и запчасти. Инструменты лежали также и на высоких металлических стеллажах.

Закончив беглый осмотр, я вернулся к своим баранам. Старший из них, сидя рядом на корточках, совал мне под нос переделанное удостоверение.

– …Эту сволочь! – шипел побледневший от ярости Музыкант. – Язык, что ли, отсох?!

– На чем мы остановились? – Начало его тирады я, как водится, пропустил.

– Ты понял, да?! – Виктор Сергеевич снизу вверх воззрился на автомеханика, терзавшего мой слух тошнотворным хрустом. – Он меня даже не слушает! И что мне с ним сделать после этого?! Ты бы на моем месте что сделал?!

– Я-то?! – Ланцет поскреб небритый подбородок. – Убил бы!

– Иди ты! – Музыкант мне подмигнул: мол, сейчас хохма будет! – И как бы ты его, интересно, убил?!

– Я-то?! – Ражий дебил призадумался.

Было и мне над чем поразмыслить. Кого-то я сам себе напоминал в нынешнем своем положении… Ну, разумеется! Кого же еще, как не рассерженного братца Кролика? Вся эта эпопея с походом в «Третий полюс» была просчитана с самого начала! Вернее, сразу после того, как я отобрал у экспедитора его служебные документы. Для такого аса, как Игорь Владиленович, спрогнозировать мое поведение было проще простого. Знал он, что я не стану отсиживаться в норе и не побегу очертя голову из первопрестольной, а, наоборот, сунусь в самое пекло. Психологический мой портрет был составлен им вполне грамотно: дерзок, нетерпелив, самонадеян и, чего уж греха таить, туп как сибирский валенок. И никакие мои анкетные данные больше ему не требовались.

Достаточно было раскопать в архивах родного ведомства мое «боевое» досье, изучить его и спокойно дожидаться, когда я сам нападу на их «смоляное чучелко». Как там у дядюшки Римуса? «Отпусти меня, не то хуже будет!» – воскликнул братец Кролик, но смоляной человечек промолчал. Что же, братец Кролик стал грозить еще пуще: «Если ты не отпустишь меня, я так тебя вздую другой моею лапой, что из тебя дух вон!» Смоляной человечек ни слова не оборонил в ответ, и тогда братец Кролик огрел его изо всех сил другой своею лапой. И она пристала – не оторвать!»

Я невольно пошевелил запястьями, скованными «браслетами» за спиной. Наручники звякнули, выводя из оцепенения бритоголового автомеханика.

– Бензопилой! – В просветлевшем взоре Ланцета вспыхнуло торжество. – У меня кассета дома есть: «Убийство бензопилой»!

«Час от часу не легче! – оторопел я. – Это ж надо додуматься! Опричник, сукин сын! Про гильотину бы еще вспомнил, потрошитель замоскворецкий! Фильмы ужасов он смотрит! Сел бы напротив зеркала и наслаждался до обморока!»

Окрыленный оригинальной идеей, Ланцет полез под верстак.

– Толковый парень! – похлопав меня по плечу, задышал мне в самое ухо Виктор Сергеевич. – Мы тебя рядом с Глыбой положим! В одну могилу!

– Большая честь, – отозвался я. – Надеюсь, у него изо рта меньше воняет.

– Надейся! – Музыкант открыл багажник «Волги» и достал мою сумку. – Подштанники не хочешь сменить?! Брюки-то вон как намочил!

Он вытряхнул из сумки вещи и подцепил носком ботинка полосатый галстук, привезенный мне соседом в подарок из очередного итальянского шоп-тура.

– Удавочка тебе нынче без надобности! Нынче у тебя другое будет наказание! Верно, Ланцет?!

Пока он веселился, я подобрал гвоздь, чуть раньше примеченный на полу гаража, и спрятал его в кулаке.

– Хорошая пила! – Сопя, Ланцет выполз из-под верстака и отряхнул с коленей пыль. – Умеют немцы делать! Я ею доски пилил у зятя на даче! Зверь-пила!

Бензопила в его руках действительно имела вид вполне устрашающий. А насколько она хороша, мне, вероятно, в ближайшем будущем предстояло выяснить.

Ланцет провел пальцем по сверкающему полотну и сунул его в рот.

– Ты чего?! – Экспедитор озадаченно глянул на подручного.

– Острая!

Дверь гаража заскрипела, и на пороге появился Варан. Тот самый Варан, чья «беретта» с глушителем лежала сейчас под подушкой в номере, где я провел последнюю ночь. Он окинул взглядом помещение гаража и быстро оценил обстановку.

– Вы чего копаетесь?! – обращаясь к членам своего убойного ордена, Варан мрачно покосился на меня. – Приключений на жопу ищете?! Шеф уже наверх доложил, что его убрали!

– Не гони волну. – Музыкант высморкался на пол. – У него свой счет, у меня – свой. Этот поганец легкой смерти не получит. Мало он нам крови попортил?

Ланцет между тем заправил свою механическую ножовку горючим и привел ее в действие. Рев бензопилы прокатился по гаражу, заглушая полемику экспедитора с Вараном. Виктор Сергеевич жестикулируя, продолжал что -то доказывать штатному киллеру «Третьего полюса».

-Да выключи ты эту дуру! – заорал он на долговязого пильщика.

-В общем, так! – В наступившей тишине Варан вынес мне окончательный приговор, не подлежащий обжалованию ни со стороны истца, каковым в данном случае выступал Виктор Сергеевич, ни со стороны ответчика, каковым, в свою очередь, мог выступить я. – Кончайте эту бодягу! Через полчаса вернусь, чтоб он в мешке лежал! Иначе пеняйте на себя!

– А ты чего?! Особого приглашения ждешь?! – напустился Виктор Сергеевич на своего подручного, когда Варан покинул гараж. – Полчаса у тебя!

«Интересно, – подумал я, – как он меня пилить собирается: вдоль или поперек?»

Когда-то, обучаясь на филфаке, я подрабатывал в шапито Центрального Парка отдыха и культуры имени писателя Горького. Монтаж хитроумного оборудования для воздушных гимнастов и отгрузка реквизита оставляли мне достаточно времени для постижения цирковой жизни с закулисной ее стороны. Так что фокус с распиливанием поперек я в общих чертах себе представлял. Представлял ли себе его Ланцет, было неизвестно, но он подошел к этому делу без затей. Он не стал использовать ящик с потайным отделением, а просто затянул на моих лодыжках петлю из буксировочного троса и, перекинув ее через блок, укрепленный под потолком для технических надобностей, вздернул меня вниз головой. Виктор Сергеевич при этом слегка побледнел.

– Ты начинай тут без меня! Пойду отолью! – Судя по тому, как он рванул в глубь ангара, терпел он долго.

– Сперва яйца ампутируем, – поделился со мной Ланцет своими планами, когда мы остались одни. – Ты не уходи никуда. Я корыто подставлю, чтобы кровью тут все не обделать.

– Только не бросай меня в терновый куст, – пробормотал я, когда мой палач-кустарь полез на стеллажи и загремел там хозяйственными товарами.

Ухватив большим и указательным пальцами гвоздь, я вставил его в замочное отверстие наручников. Гудини из меня, конечно, хреновый, но на такой трюк я еще был способен. Секунды через три «браслеты» звякнули о бетон, и я перешел к гимнастической части своей программы: сложившись пополам и ослабив стальную петлю на лодыжках, я грохнулся на пол. Аплодисментов, надо сознаться, это мое упражнение на галерке не вызвало. Ланцет все еще гремел корытом, вытаскивая его из завалов металлолома. Зато потом, когда он сполз со своей добычей по стремянке и обернулся ко мне, мое тщеславие было полностью удовлетворено.

В нашем школьном живом уголке между клетками с хомяком и канарейкой стояло чучело щуки с отвисшей нижней челюстью. Если бы его с Ланцетом поменяли в этот момент местами, то разницы, я думаю, никто бы не заметил.

Врезав ему коленом в пах, я тыльной стороной ладони нанес синхронный удар в горло. Ланцет уронил корыто и накрыл его собой, как вражеский дот. Путь к отступлению был свободен, но уйти вот так, не попрощавшись с Музыкантом, я счел верхом неприличия. А Виктор Сергеевич возвращаться не спешил. Меня это почему-то слабо удивляло. История наша знает достаточно примеров того, как и более масштабные садисты, воплощая в жизнь свои дикие фантазии с чужой помощью, сами при этом отсиживались где-нибудь в темном закутке.

Туалет, согласно моим наблюдениям, размещался в дальнем конце гаража. Из деликатности я решил обождать экспедитора снаружи. Я слышал, как Виктор Сергеевич закончил мыть руки. Еще через мгновение, застегивая на ходу ширинку, он появился в дверях. До сих пор меня озадачивают граждане, сначала моющие руки, а уж после приводящие в порядок одежду.

Я встретил его ударом, каким в лучшие годы валил на ринге даже закаленных спарринг-партнеров. А учитывая еще и то, что я вложил в него всю накопленную за последние трое суток досаду, экспедитору можно было только посочувствовать. Проверив у Виктора Сергеевича пульс и убедившись, что больной скорее жив, чем мертв, я пристегнул его к трубе под раковиной все теми же захваченными с собой наручниками и вернулся на исходный рубеж. Любитель фильмов ужасов к этому времени уже начал делать первые самостоятельные шаги. Хватая ртом воздух, он ползал вокруг корыта на четвереньках, словно грудное дитя, обронившее пустышку. Я саданул его лбом о цинковое дно и стал укладывать в сумку разбросанные вещи. За исключением «Легенды об Уленшпигеле» – ее поганец Ланцет умудрился облить бензином, когда заправлял из канистры свою немецкую пилу, – все имущество было в целости и сохранности. Только я, убедившись, что никто не забыт и ничто не забыто, собрался восвояси, как за спиной моей послышался скрип ворот. Обматерив себя последними словами, я метнулся к ближайшей машине. В суете и спешке я совсем запамятовал про Варана. Зато он про меня очень даже отлично помнил.

Командир нашего учебного батальона полковник Борзых отмечал такую мою характерную черту. «И лишь рядовой Угаров, – докладывал он в клубе с большой трибуны, – после прохождения полосы препятствий особой сложности в метре от финиша споткнулся о собственную учебную гранату!»

Но это все осталось в прошлом. А в настоящем был Варан. Увидав на полу бесчувственное тело автомеханика, он попятился к воротам и сделал то, что на его месте сделал бы каждый: запер их изнутри на ключ, сокращая тем самым мои шансы на бегство практически до нуля. В руке Варана блеснул пистолет. Ход его мыслей мне был примерно ясен: если сумка моя осталась в гараже, значит, и я где-то поблизости. Значит, слинять я не успел и забился при его появлении в какую-то щель. Например, я вполне мог сидеть за микроавтобусом японского производства со спущенными задними колесами. Почему бы и нет? Дальнейшее развитие событий мы тоже оба представляли. Он станет обыскивать помещение гаража, пока не обнаружит меня где бы то ни было и не расстреляет с безопасной дистанции. Так он и поступил.

Наблюдая за Вараном из своего укрытия, я в который уже раз убедился, что клички на Руси даром не дают. По сравнению с его неприметным серым обликом устрашающий вид Ланцета казался мне куда безобидней. «Бойтесь серых, – говорю я вам, – ибо в них таится основная угроза существованию всех остальных». При всем уважении к аналитическому таланту Германа Мелвилла, я смею, тем не менее, утверждать, что вовсе не альбиносы а именно серые представители фауны – будь то крысы, волки или стервятники – самые опасные и умные хищники на планете. Альбиноса видно издалека, серого порой и в двух шагах не различишь. Альбиносы чаще всего индивидуалисты, у серых отменно развито чувство стаи. Но и в одиночку они крайне страшны. Они-то знают, что нападение – лучшая оборона. Обитающих в пустыне серых варанов историк Геродот в своих трудах называет не иначе как сухопутными крокодилами. Застигнутые на открытом пространстве, эти смелые и злые рептилии яростно атакуют караваны кочевников, вцепляясь зубами и когтями в брюхо верблюдам, лошадям и ослам. Других ослов, кроме разве что меня, в гараже не было. И мне оставалось только проклинать свою беспечность или рассеянность – как угодно.

Поменяв позицию, я бесшумно переместился за следующий автомобиль. Это оказалась экспедиторская «Волга».

«Думай, – сказал я себе. – Пока ты мыслишь, ты еще существуешь. Думай, Саня. Лучше поздно, чем никогда».

Оружия у Виктора Сергеевича при себе не было. Но где-то оно обязательно было. Должно где-то быть. Такие сотрудники частных охранных предприятий без оружия не ходят. Или не ездят?!

Я осторожно попробовал открыть переднюю дверцу, и мне это удалось. Действительно, зачем запирать машину, стоящую в гараже? «Незачем! Незачем тебе, Виктор Сергеевич, ее запирать! Потому что если ты положил мою «беретту» в бардачок, то она мне сейчас ой как понадобится!» – Я лег на переднее сиденье как раз, когда Варан поравнялся с «Волгой». К счастью, заглянуть в окно у него не хватило смекалки. К несчастью, в бардачке экспедитора не оказалось оружия. Где?! Где еще оно могло храниться?! Если в багажнике, то я пропал! Багажник, оставаясь при этом незамеченным, я вряд ли открою!.. Охваченный приступом бессильной ярости, я безотчетно запустил руку в карман чехла за местом водителя… «Гнев, о богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына!» Там я и нашел экспедиторский пистолет. Проверив обойму, я выскользнул из машины и оказался позади киллера. Варан, озираясь по сторонам, все так же медленно и осторожно продолжал движение в глубь гаража. Когда я тихо свистнул, он успел обернуться, но выстрелить на этот раз не успел. Пуля попала ему в правый глаз. В то самое око, что я пощадил в предыдущую нашу встречу.

Будучи пацаном, прыгал я с Хорошевского моста в апрельскую реку. Оторваться от коллектива сорванцов и отложить лихое открытие купального сезона я не смел, как не смел по прошествии двенадцати лет отложить затяжной из десантного транспорта. Помню я тот детский прыжок «солдатиком»: руки по швам, шаг вперед, мимолетная пустота и обжигающий холод. Вспомнил я его и впервые убив человека. Всякий раз, убивая – на войне или в целях самозащиты, – я будто снова прыгал с Хорошевского моста. Холод мгновенно пронзал меня снизу до макушки, и, Бог свидетель, я не испытывал от этого удовольствия ни тогда, ни после.

«Я же тебе сказал, что в другой раз моя будет очередь!» – Не глядя на киллера, я вытащил из его кармана ключ от ворот и покинул наконец пыточную камеру.

Гараж, как я и догадывался, был подземным. Повесив сумку через плечо, я побрел вверх по тоннелю.

– Вы к кому?! – подозрительно спросил пожилой сторож, дремавший у шлагбаума.

С этого же вопроса начинался мой сегодняшний рейд по тылам противника.

– К себе, отец! К себе! – отозвался я, протягивая ему мятую сторублевку. – Держи! Выпей за упокой души раба Божия Варана!

– Это можно! – охотно принимая мое подношение, согласился тот. – Это как водится! Согласно обычаю! А кто он будет-то, мил-человек?!

– Уже никто, – честно ответил я, выходя на улицу.

«Беляево! – определил я, очутившись среди флотилии бело-голубых многоэтажек. – Беляево-Голубеево! Далеко меня, однако, завезли!»

Солнце уже исчезало за крышами, увлекая меня вперед личным примером. «На Запад! – как будто говорило оно. – Брось эту свистопляску – и за мной! Туда, где цивилизованные граждане не стреляют друг в друга, а, наоборот, раскланиваются при встрече или, в крайнем случае, просто улыбаются. Там ты будешь в безопасности, и не упадет с твоей головы даже волос. Разве что сам по себе. Естественным образом. После наступления спокойной старости».

Пистолет экспедитора я выбросил в ближайшую лужу. Без обоймы, разумеется. Не ровен час, детишки прежде милиции найдут. Ни к чему им, детишкам, это. Может, пока они вырастут, мертвые уже похоронят всех своих мертвецов.

«Твои бы уста, да Богу в уши!» – невесело усмехнулся я, шагая к метро.

ГЛАВА 6 ПРАХ К ПРАХУ

-Это Лара! – Сияя, Журенко подставил даме стул. – Представляешь, она мой адрес в библиотеке узнала!

– По читательской карточке. – Лара, худая особа с очками на длинном семитском носу, томно потянулась. – Старушка, добрая женщина, в положение вошла.

«Лара у Карлы украла лорнет, – догадался я, глядя на очки славной представительницы древнейшей профессии. – Очечки-то у нас явно чужие. Размера на два, а то и на три малы».

Мы сидели за столиком в кафе-мороженое. Желающих утолить жажду в этот пасмурный осенний день было хоть пруд пруди: на улице шел дождь, и посетители, большей частью из молодежи, коротали досуг, укрываясь от непогоды в теплом уютном заведении.

– Представляешь, смотрю по телевизору «Знак качества»!.. «Новости культуры», вернее, – поправился Андрей. – Звонок. Стоит она. «Добрый вечер, – говорит. – Андрея Журенко можно видеть?» «Он перед вами, – расшаркиваюсь я. – Чем обязан?» А она засмущалась, красавица моя, зарделась вся и робко так отвечает: «Я вас сразу узнала! А хотелось бы еще лучше узнать! Вы действительно Блока любите?!» – «Еще бы! – Я без него просто спать не ложусь! – Ликуя от такой неслыханной удачи, я беру ее под локоток. – Да вы проходите! Что ж мы здесь-то?! Это ж не тема для разговора на темной лестнице!..» Ну и пошло-поехало!

Пока Андрей рассказывал романтическую историю их встречи, Лара сняла очки и убрала в сумочку. На переносице у нее остался яркий глубокий след.

– Сначала я действительно думала: «Идти или не идти?» – призналась она. – А потом решила: будь что будет! У каждого интеллигентного человека есть право наличную жизнь! Верно?!

– Без сомнения, – подтвердил я. – Личная жизнь – основное право нашей интеллигенции.

На удивление скоро у столика возник официант. Его крашеная модная эспаньолка и золотая серьга в ухе вызвали у спутницы Андрея живейший интерес.

– У меня знакомая есть, – сообщила она мне по секрету, пока Журенко заказывал кофе и шоколадное мороженое, – не нашего круга, но тоже хлебнула будь здоров! Вот она утверждает, что с «голубыми» даже лучше поддерживать…

– О чем это вы?! – поинтересовался Андрей, отпуская официанта.

– Так, – сказала Лара. – Ни о чем. О тебе. Андрюша – мое «альтер эго».

Она погладила Журенко по руке.

– Латынь! – пояснил счастливый Андрей. – Как «второе я» переводится!

«Убью скотину! – с тоской подумал я про Серика. – И ведь старался, наверное! Из кожи вон лез!»

– Приятного аппетита! – Официант ловко расставил перед нами чашечки с кофе и розетки с мороженым.

Мы его вежливо поблагодарили.

– А пидор у нас – Флажков, – сказал он вдруг.

И гордо удалился, покачивая на ходу своей «кругосветной» серьгой.

– Представляете?! Мы всю ночь напролет читали стихи! – Закатив глаза, Лара начала декламировать: – «И каждый вечер, в час назначенный…»

– Девичий стан, местами схваченный! – подхватил Журенко.

– Ментами, быть может?! – Я выразительно глянул на его подругу.

– Зря смеетесь. – Она невозмутимо зачерпнула из розетки подтаявшее мороженое. – Александр Блок, между прочим, был женат на дочери Менделеева.

Ее сравнение показалось мне более чем сомнительным.

– Не поверишь! – воскликнул Андрей. – Он чемоданы собирал!

-Ты-то собрал свой чемодан? – перевел я разговор н другое русло.

Как договорились! – Журенко бросил на стол ключи и обнял Ларочку за плечи.

Собственно, ключи от его квартиры были тем, ради чего мы и встретились. Оставаться в «Лаокооне» я не хотел по соображениям личного порядка. Бордель, он и есть бордель. Прожить в нем более трех суток для меня являлось вполне достаточным испытанием. Существуют еще гостиницы, но гостиницам я почему-то не доверял. Почему-то мне думалось, что именно там меня в первую очередь начнут разыскивать люди Игоря Владиленовича. Ну а поскольку связь моя с Журенко была кадровику превосходно известна, я резонно решил, что именно у Андрея меня станут ждать меньше всего. Следить за всеми квартирами в городе, где я вряд ли появлюсь, было накладно даже для такого укомплектованного и оснащенного аппарата, как частная разведка «Третьего полюса». Телефонируя Журенко, по той же причине я пребывал в уверенности, что номер его не прослушивается. Но вероятный риск сохранялся по-прежнему, а подставлять под пули товарища я решительно не желал. Выслушав мое нахальное предложение, Андрей без лишних вопросов согласился покинуть ради меня собственную квартиру. И теперь я даже знал почему.

– Андрей пока у меня поживет. Если вам так надо, – поглощая мороженое, на последней фразе Лара сделала ударение. – Я на Таганке снимаю комнату.

– На Таганке хорошо, – сказал я, отворачиваясь к окну.

Дождь усилился. Прохожие, даже те, что были под зонтами, спешили укрыться в ближайших магазинах. В подворотне напротив кафе собралось уже человек двадцать. Резкий порыв ветра вывернул у бежавшей мимо женщины красный с белыми горошинами зонтик спицами вверх, и тот сразу стал похож на гриб мухомор.

– Не отчаивайся! – Андрей хлопнул меня по плечу. – . Все пройдет, как с белых яблонь дым! Лучше расскажи, что у тебя на личном фронте?!

– Без перемен. – Я закурил, стряхивая пепел в пустое блюдце.

О Марине я старался не думать. По крайней мере, до сегодняшнего утра.

Весь предыдущий день я провел в подземельях «Лаокоона», лежа на диване и просеивая в памяти скудную информацию, полученную в результате моего пробного захода на цель. Плевел в ней было явно больше, чем зерен. Но и зерна тоже присутствовали. Если, допустим, роль директора «Третьего полюса» Рогожина в охоте на мою персону оставалась пока за кадром, то Игорь Владиленович, безусловно, исполнял в ней партию старшего егеря.

Графология – наука более-менее точная. Предмет ее – изучение характера человека по почерку. В почерке Игоря Владиленовича легко читался характер весьма ретивого любителя-кинолога. Это принимая во внимание то, как он исправно стремился затравить меня своими «суками», к числу которых принадлежал завербованный для работы на органы еще в 70-х годах бывший совратитель малолеток, а впоследствии агент и провокатор Виктор Сергеевич Музыкант. Бригадная контрразведка Руслана, даром хлеб не евшая, быстро изобличила его по фотографии с удостоверения. Прочие дворняги из своры кадровика – Ланцет, убиенный Глыба и те, с кем я еще не знаком, – надо полагать, из того же контингента. Покинув ряды гэбэшников, Игорь Владиленович наверняка перетащил под свое крыло всех стукачей, сидевших у него на крючке по гроб жизни. Другое дело– Варан. Этот был из разряда специалистов, подготовленных, выражаясь их же казенным языком, для зачистки. И такой, скорее всего, в распоряжении начальника кадров «Третьего полюса» был не он один. «Кадры решают все!» Кому, как не Игорю Владиленовичу, руководствоваться проверенным сталинским лозунгом? Вот они и решают у него все, что хозяин планирует. А главное, стоят такие кадры куда дешевле, чем любая братва или те же действующие сотрудники спецслужб из продажных.

Ладно. С Игорем Владиленовичем мы разобрались.

Вернее, еще разберемся. Сейчас мне о другом думать следовало. «Шеф уже наверх доложил, что его убрали!» – сказал Варан в гараже своим подельникам. Где у них этот самый «верх» и кто на нем сидит – вот основной вопрос моего бытия. И доколе я не сыщу на него ответа, не будет мне покоя ни днем, ни ночью.

На периферии моего сознания шевелились еще некто Галемба, упомянутый случайно при первом допросе экспедитором, и начальник охраны банка Шибанов, замешанный в эту историю каким-то боком. И Марина, разумеется.

На Петровско-Разумовском она так и не появилась.

– Зато Егоров опять пришел! – сообщил возбужденно по телефону мой сосед. – Они с Шилобреевым о судьбах искусства спорят! Хочешь послушать?!

В трубке зазвучали приглушенные голоса.

– Постимпрессионизм! – возмущался участковый. – Постимпрессионизм все обгадил! Постимпрессионизм и постэкспрессионизм!

– Что ты заладил, как попугай, – гудел в ответ басом Шилобреев, – «пост» да «пост»! В карауле, что ль?! Кутилин! Где у тебя огурцы?!

– Пока Дега был жив, совсем другая планка стояла! – Егоров грохнул чем-то тяжелым по чему-то деревянному.

– Дега?! Это который?! – Авангардист захрустел огурцом. – БэГа, может?! Борян Гребенщиков?! Так он еще жив, чего и тебе желает!

– Слыхал?! – снова прорезался голос Кутилина. – Сань, Сань! Погоди! Полина-то, слышь, совсем с катушек слетела! Комод из окна сбросила на машину Бурчалкина! Представляешь?! Комод с полтонны весит! В психушку ее увезли!

Не дожидаясь, пока Юра мне перескажет все местные новости, я повесил трубку.

На ужин Серик приготовил мне котлету по-киевски с жареным картофелем. В сауне дым стоял коромыслом: башибузуки праздновали освобождение какой-то Гири. Возможно, впрочем, что это был он, а не она. Тем не менее банщик, памятуя о наказе Руслана, успевал и для меня выкроить минуту-другую.

– Сам Князь приехал! – сообщил Серик, забирая грязную посуду из номера. – Теперь до утра гулять будут!

«Князь у них приехал, ядрена крыша!.. Не вертеп, а дворянское, в натуре, собрание!..»

– Александр! – вернула меня в кафе-мороженое интеллигентная жрица любви. – Не желаете с нами шампанского выпить?!

– С удовольствием. – Я загасил в блюдце сигарету.

– Шампанского три бокала! – подозвав официанта, распорядился Журенко. – Да покрепче!

– И водки сто пятьдесят, – добавил я.

– За прекрасных дам! – произнес Андрей незатейливый тост, когда бокалы были наполнены.

– Почему это ты говоришь обо мне во множественном числе? – нахмурилась Лара.

– Тогда за кавалеров! – тут же нашелся Журенко.

Мы чокнулись и выпили.

– Сегодня вечером Андрей ведет меня в консерваторию. – Лара достала из сумочки губную помаду и подправила свою «боевую раскраску», – На «Лебединое озеро».

– Лебединое озеро в зоопарке, – буркнул я в ответ.

– Ну, нам пора! – Журенко поднялся из-за стола и пошел рассчитываться с официантом, застрявшим у стойки бара.

– Да не напрягайся ты так, филолог, – ехидно сказала Лара. – Я пока отличаю цаплю от сокола. При южном ветре, само собой.

«Ай да куртизанка! – Я мысленно улыбнулся. – Здорово она умыла меня! Нет, повезло все-таки Андрею! Определенно повезло!»

– Ты еще остаешься? – спросил мой друг, возвращаясь к столику.

– Побуду немного, – кивнул я. – Спасибо за квартиру.

– Я тебя умоляю! – Журенко обнял Лару. – Пользуйся! Да, у меня там на кухне кран не работает, и лампочка в туалете перегорела!

– Чао! – Лара взмахнула рукой, и они, счастливые, исчезли под дождем.

– Вы позволите?! – Лохматое существо в застиранных джинсах, не дожидаясь моего ответа, подхватило освободившиеся стулья и растворилось вместе с ними в шумной компании сверстников.

«Достойный ты был мужчина, Иван Ильич, земля тебе пухом. – Я выпил водку. – Хотя какая, к ляду, земля?! Замуруют тебя в стену колумбария, и сделается твоим последним пристанищем керамическая ваза. Назвать емкость, где отныне будет покоиться твой прах, урной да не повернется ничей язык! В урну мы положим того, кому там вместо тебя лежать положено! И это я тебе обещаю!»

Накануне я навел справки в казино «Медный сфинкс» и выяснил, что кремация Штейнберга должна состояться сегодня в десять утра. А в 9.30 мы с Проявителем уже дежурили напротив нового Донского кладбища в его видавшем виды «Москвиче».

На мою просьбу о содействии в предстоящей операции Матвей Семенович откликнулся с неожиданным энтузиазмом и решительно отказался от всякого вознаграждения.

– Тут речь о деле, молодой человек! – рассердился он, как будто это я с него деньги требовал. – Тут вам не фабрикация! Понимать надо! Привыкло твое поколение все рублем измерять! А талант?! Вы-то знаете ему цену?! Молчите?! Ну так я тебе вот что скажу: или ты работаешь, или нет!

– Работаю, – согласился я.

И мы с Проявителем ударили по рукам.

Машины парковались у кладбища одна за другой. Многие высаживали пассажиров и тотчас отъезжали. При таком наплыве народа, кто где и кто чей, разобраться было трудно.

– Пойду осмотрюсь, – сказал я, надев шляпу, Матвею Семенычу.

Он кивнул, сосредоточенно изучая сквозь видоискатель мощного фотоаппарата с телескопическим объективом прибывающую публику.

Шляпу и долгополый черный плащ, равно как и парик с усами, ссудил мне Проявитель. В его хозяйстве этого добра было предостаточно. Гримерная, я думаю, далеко не каждого театра обладала тем выбором средств для изменения внешности, какой имелся в арсенале подпольного фотографа.

Нелепый этот маскарад раздражал меня до крайности. Я чувствовал себя каким-то персонажем комедии дель арте, из тех напомаженных ловеласов, что проникают в дома чужих жен по веревочной лестнице. Но так я имел возможность попасть на кладбище без риска быть узнанным кем-либо из тех, кто искал меня сейчас по всему городу.

У меня были все основания подозревать, что покойный управляющий находился при жизни в самых тесных отношениях с прямым заказчиком моей ликвидации. Иначе откуда он знал еще задолго до нынешних событий о том, как они будут развиваться? Откуда он мог все предвидеть и так заблаговременно предостеречь меня от надвигающейся угрозы? То, что Иван Ильич был моим тайным покровителем и доброхотом, не вызывало сомнений. Сомнения скорее вызывала мотивация. Причины такого ко мне отношения оставались для меня абсолютно неясны. Вся эта предыстория с «золотой фишкой», так долго не дававшая мне покоя, была затеяна, разумеется, им, чтобы вытащить меня на свою территорию под любым предлогом. И предлог он, надо признаться, нашел убедительный. Сильный предлог, учитывая мою прошлую склонность к азартным развлечениям. Даже выигранные мной деньги, я чувствовал, были предусмотрены в его раскладе, хотя выиграл их, несомненно, я сам. Деньги эти он мог мне запросто не отдавать. И тем более не хлопотать об их переводе на мой счет в зарубежный банк. Он знал, Иван Ильич, что без денег я никуда не поеду, и сомневался, поеду ли я куда-нибудь с деньгами. На что он, собственно, рассчитывал, пытаясь спасти меня таким образом? На то, что я умнее, чем оказался на самом деле? На то, что я, не требуя с его стороны объяснений – а ведь я их действительно не захотел услышать, но совсем по иной причине! – последую данному совету? «Есть люди, – сказал он тогда, – включившие вас в свою сумасшедшую и смертельно опасную игру…» Значит, люди, а не человек. Не один человек. В том, что их, по образному выражению Штейнберга, «сумасшедшая игра», элементом которой я как бы являюсь, смертельно опасна, – я уже успел убедиться. Это мне уже дали понять в полной мере. Идем дальше…

– Осторожней! Смотри, куда прешь, торопых-потемкович! – Шагая по аллее между могилами, я задел плечом служащего в линялой спецовке.

«Торопых-потемкович!» Надо же! Богата родная речь на затейливые обращения!.. Ладно. Идем все-таки дальше. Иван Ильич назвал меня тогда пешкой. Королевской, точнее, пешкой. Стало быть, есть и фигуры посолиднее? Или пешка – это некий образ болванчика, чьи действия используются вслепую? Или что-то еще? А что, собственно, еще? Еще он добавил, что «не имеет ни желания, ни возможности объяснить суть этой игры». Отложим пока суть, оставим в покое возможности и остановимся на желаниях. Если Иван Ильич не хотел обнаружить передо мной источник опасности, логично предположить, что этот источник ему был близок не только в информационном смысле, но и в общепринятом. Источник этот, причина всех моих бед, вполне мог оказаться близким Штейнбергу лицом. И следовательно, сегодня лицо это должно было появиться здесь, среди множества знакомых, друзей и родственников, большая толпа которых собралась в ожидании ритуального испепеления бренных останков Ивана Ильича.

Следуя довольно туманным представлениям о правилах конспирации, я не стал смешиваться с этой траурной компанией, где все так или иначе друг друга знали, а направил свои стопы к зданию, расположенному поблизости. Это был двухэтажный колумбарий под номером 18. Голубой барельеф рядом со зданием выглядел как безумный ребус. Если отгадывать его слева направо по диагонали, пропуская все фигуры между Петрушкой и пеликаном, то при желании складывается слово «пепел».

Остановившись на пороге братской усыпальницы, я стал рассматривать толпу у крематория. Видел я, естественно, только тех, кто еще оставался снаружи. Большинство провожающих, насколько я мог судить, находилось в зале ожидания за дверьми, которые сторожила добрая дюжина телохранителей. Но это меня как раз удивляло меньше всего. Среди окружения Ивана Ильича должны были присутствовать небожители, и многие, конечно, собрались проститься с управляющим. Как заметил известный писатель эпохи соцреализма: «Какой русский не пойдет за гробом соседа?»

Разочарованный результатами беглого осмотра или, вернее, их отсутствием, я вернулся к «Москвичу».

– Ну что? – деловито спросил Матвей Семеныч. – Кого будем фотографировать?

– Всех, – отозвался я. – На кого пленки хватит.

– Пленки хватит, – уверил меня Проявитель. – Пленки хоть… Короче, много пленки.

Через полчаса ожидания фотоаппарат Матвея Семеныча защелкал. Близкие и друзья покойного потянулись па выход.

– Чувих снимать будем? – Увлеченный своим делом фотограф нацелил объектив на подъехавшую к воротам кладбища машину.

Это был уже знакомый мне вишневого цвета «Кадиллак» из подземного гаража.

– Что? – спросил я чужим, как мне самому показалось, голосом. – В каком смысле?.. Да, конечно… Того, что рядом с ними, покрупнее, пожалуйста.

К автомобилю в окружении телохранителей направлялся элегантный господин, обнимавший за плечи двух молодых женщин в черных косынках. Одна из них была племянница управляющего Европа, поздравлявшая меня в казино с баснословным выигрышем, а вторая… моя Марина.

У Эрнста Теодора Амадея Гофмана есть такая сказка: «Повелитель блох». Ее герой, Перегринус Тис, с помощью волшебного стеклышка смог постичь всю глубину лицемерия окружающих. Стеклышко давало ему возможность заглянуть в самые потаенные уголки человеческого сознания. И лишь принцесса Гамахея оставила его в дураках. Дело в том, что, признаваясь Тису в своих чувствах, Гамахея верила собственной лжи, как может верить ей только женщина. Между поклонниками женщина часто выбирает наиболее богатого, убедив себя в том, что выбирает наиболее любимого.

Интерес мой к происходящему на какое-то время пропал. Матвей Семенович, продолжая свою работу, о чем-то меня еще спрашивал, и я, по большой части невпопад, что-то ему еще отвечал.

– Шабаш. – Проявитель опустил фотоаппарат. – Две кассеты отщелкал. Уважали, видать, покойного. А все одно: косая пожаловала – и прощай уважение.

– Почему – косая? – поинтересовался я, оправившись уже от легкого шока.

– Косить хорошо умеет.Матвей Семеныч завел мотор и вырулил на проспект. – Ее дело косить, а наше – уворачиваться. Ты что, так и будешь теперь в усах по городу бегать?

Я бросил на заднее сиденье шляпу, отклеил бутафорские усы и пристегнулся ремнем безопасности. Машину Проявитель водил куда хуже, чем делал фальшивые документы.

– Пока ты на кладбище прохлаждался, мне для тебя корреспонденцию принесли. – Матвей Семеныч бросил мне на колени письмо.

– Что за черт! – Я тупо посмотрел на конверт.

Похоже, любой мой шаг предугадывался кем-то раньше, чем я успевал ногу поднять. И даже, может быть, раньше, чем я успевал о нем подумать.

– Сижу, понимаешь, готовлюсь к оперативной съемке, – продолжал делиться фотограф своими впечатлениями. – Себя ничем не обнаруживаю… Вдруг на тебе! Наклоняется к окну здоровая такая будка и спрашивает: «Вы с Александром Ивановичем приехали?» Причем спрашивает, заметьте, без хамства. И ведет себя так, словно он в курсе нашей миссии. Что ж мне после этого – шлангом прикидываться?!

«Конспиратор фигов! – обругал я себя, доставая из конверта сложенный пополам лист бумаги. – Усы еще прилепил! Рихард Зорге!»

Притормозив на светофоре, Матвей Семеныч встревоженно глянул на меня:

– Так это был не наш человек?!

– Наш, наш, – успокоил я фотографа. – Он под прикрытием работает.

– Я так и понял, – кивнул Проявитель. – Вас где высадить?

«Завтра в 16.00 у могилы Хераскова» – гласило отпечатанное на принтере анонимное послание. И почему я, интересно, должен знать, где находится могила Хераскова? Допустим, я знаю. Но откуда это известно отправителю?

– Вас где высадить? – повторил свой вопрос Матвей Семеныч.

– Да, – отозвался я. – На перекрестке. Спасибо.

– Вечерком заезжайте за фотографиями. – Проявитель остановил «Москвич» у тротуара и пожал мне руку. – До встречи, коллега.

Народу в кафе-мороженое заметно поубавилось. Дождь закончился, и посетители стали расходиться.

– Что-нибудь еще? – любезно поинтересовался, останавливаясь рядом, обладатель эспаньолки.

– Еще сто пятьдесят. – Достав из кармана спичечный коробок, я положил его на угол стола.

Будем рассуждать здраво… Коробок, подброшенный большим пальцем, встал на ребро. Пятнадцать копеек… В детстве у нас ребро шло за пятнадцать копеек… Если бы неизвестный автор записки был членом команды «Третьего полюса», он бы не стал городить весь этот огород: «Завтра… у могилы…» Не те у них методы. Я бы уже сегодня сидел в «Москвиче» Проявителя с простреленной башкой. Или собирала бы нас с Матвей Семенычем выездная сессия уголовного розыска в целлофановые мешки после взрыва, приблизительно равного килограмму тротилового эквивалента.

Я вновь подбросил коробок. На этот раз, дважды перевернувшись в воздухе, он упал этикеткой вниз. Пять копеек! Новое дело. Значит, у меня появился неожиданный союзник. Анонимный мой друг принял эстафету у Ивана Ильича.

– Ваши сто пятьдесят. – Официант поставил передо мной стакан и блюдце с маслинами.

Насчет маслин это он правильно догадался.

– Сколько с меня? – спросил я, доставая бумажник.

Он посмотрел на потолок, как будто там был выписан счет, и вздохнул.

– Ста рублей хватит?

Забрав деньги, официант с серьгой в ухе и традиционной сексуальной ориентацией оставил меня наедине с моими мыслями.

Подброшенный спичечный коробок упал на стол обратной стороной. Все сгорело. Все предыдущие двадцать копеек. Ну, допустим… Я вынул спичку, поджег угол письма и бросил его в пепельницу. Допустим, я до сих пор ничего не знаю. Допустим, что кто-то со мной режется в «жмурки», да так искусно, что я ловлю только воздух и оттого постоянно вожу. Они меня видят, а я их нет. В таком случае надо пользоваться любой возможностью. В таком случае завтра надо идти на эту встречу. На нее в любом случае надо идти.

Выпив водку, я закусил траурной черной маслиной.

Записка в пепельнице уже обратилась в золу. Люди, отношения, записки – все в золу обращалось. Такой сегодня выдался день. Прах к праху.

ГЛАВА 7 ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЙ ТАЙНЫЙ СОВЕТНИК

Однокомнатная квартира Журенко являла собой нечто среднее между лабазом, автомастерской и жилым помещением. В прихожей пылилось пять мешков муки в окружении банок с маринованными овощами. Далее следовал ящик с картофелем наподобие тех, что используют пожарные для хранения песка. Рядом возвышался резиновый колодец из лысых автопокрышек. Много было и другого всевозможного добра, происхождение которого, верно, не помнил и сам Андрей. Это при том, что Журенко вовсе не являлся припасливым и рачительным хозяином. Просто в голове у него роилось множество завлекательных планов вроде выпечки домашнего хлеба, вулканизации изношенной резины либо разведения кроликов. Планы эти не имели своей конечной целью обогащение их составителя. Замысел был для него куда увлекательнее, чем возможный результат. И только подготовив для очередного предприятия все необходимое, Журенко сразу остывал. Запастись он мог чем угодно, кроме разве что терпения.

Посреди комнаты, словно конная статуя без всадника, навечно застыл мотоцикл «Ява». Андрей приобрел его невесть когда и ездил на нем лишь первые пару дней. От мотоцикла он мог давно и свободно избавиться, но Журенко оставил его как материальное воплощение своей детской мечты.

Обставлена комната была столь же стихийно, сколь и сама жизнь Андрея: проваленная кушетка на кирпичах; шикарная кровать с латунными спинками, приобретенная по случаю в каком-то африканском посольстве; стол антикварный красного дерева со множеством ящиков с ручками и без оных, с синим сукном, траченным в наиболее популярных местах, и с бронзовыми подсвечниками – на одном вверх по разветвленному шандалу взбирался медведь, другой был в виде аиста; пара венских стульев; горка с расколотым витражом, забитая слесарными инструментами и учебниками по домоводству, ящик из-под фруктов, поставленный на попа, и деревянная скамья с вырезанным на ней именем «Вадик». Когда во время переезда заносили в квартиру сгруженную у парадного мебель, кто-то сгоряча прихватил и ее. Потом хотели было вернуть обратно, да Андрей передумал: «Хрычовки будут меньше у подъезда сидеть». Пуританские кумушки по прежнему адресу нередко отпускали вслед его гостьям обидные замечания, и он таким образом решил нанести превентивный удар. На месте унесенной скамьи, впрочем, скоро появилась другая, и девушки Андрея все так же слышали за спиной глумливое жужжание.

Осмотревшись, я достал из сумки пакет с фотографиями, устроился за письменным столом и начал раскладывать пасьянс. Матвей Семеныч Проявитель, безусловно, был прав: покойного уважали. Среди множества незнакомых лиц я обнаружил по меньшей мере четверых персонажей, довольно часто мелькавших на телеэкране: спортивного комментатора Индейкина, певца Духаревича, депутата Госдумы Раздорова и ведущего программы «Бремя», фамилии которого я так и не вспомнил. Больше прочих меня занимал фотоснимок с Мариной, Европой и сопровождающими их гражданами. Трое молодчиков сзади, вне всяких сомнений, были телохранителями. Смотрели они в разные стороны, как и положено при конвоировании подзащитных. А вот мужчина в центре композиции был, возможно, из тех, кого я искал. Но, возможно, и нет. Это я надеялся выяснить на встрече с поклонником или поклонницей поэта Хераскова, если таковая состоится и пройдет ко взаимному удовлетворению. Впрочем, и все остальные снимки я намерен был взять с собой в надежде, что мой анонимный конфидент узнает среди запечатленных кого-то еще помимо выдающихся деятелей политики, спорта и культуры.

Времени до встречи вместе с дорогой у меня оставалось часа три, и я занялся хозяйством. Прежде всего поменял в туалете лампочку и отремонтировал кухонный кран. Затем наполнил ванную на три пальца водой, размешал в ней чуть не пачку стирального порошка и зато­пил в мыльной пучине весь свой гардероб, отдававший после недавнего пленения горюче-смазочными материалами. Следом отправился облитый бензином «Уленшпигель». Когда с этим было покончено, я вернулся на кухню и сварил кофе. Бутерброды я дальновидно принес с собой. В холодильнике Андрея хранилось все, кроме продуктов питания. Был там даже маленький бюст Владимира Ленина, уложенный в ондатровую шапку. Выглядело это довольно странно, поскольку холодильник давно бездействовал. Шапка была большая, и бюст умещался в ней весь целиком, за исключением лысины вождя.

Только я взялся за бутерброды, как прозвенел телефон.

– С новосельем! – поздравил меня Журенко. – Как устроился?!

– Нормально, – ответил я. – Как ты?

– В оперу иду! Слушай, у меня там рассада на подоконнике, так ты полей, коли земля подсохнет!

Рассаду я действительно видел.

– Зачем тебе рассада? У тебя ж дачи нет.

– Нужно с чего-то начинать, – пояснил Андрей. – У тетки в Хотьково участок приусадебный. А ей уже за сорок! И я у нее наследник единственный. Сечешь?

– Секу, секу. – Кофе мой уже стал остывать, и я попытался свернуть беседу. – Тебя Лара, наверное, ждет?!

– Она в магазин спустилась! – обрадовал меня Журенко. – Ну а вообще что делаешь?

– Разное, – вздохнул я. – Лампочки ввинчиваю, прокладки меняю… «Уленшпигеля» замочил.

– За что?! – оторопел Андрей.

– Это книга такая, – поспешил я оправдаться. – В бензин упала случайно, вот и пришлось ее в стирку отправить.

– Книга? Книгу можно! – разрешил Журенко. – Рукописи не тонут!

Он часто выдавал разнообразные цитаты, не слишком заботясь об их точности.

– Все! Пока! – заторопился вдруг Андрей. – Лара идет!

– Будь здоров! – Я повесил трубку и приступил к обеду.

Из квартиры я вышел часов около двух, рассудив на старое Донское кладбище отправиться без оружия. Коль скоро меня могли порешить из-за любой могильной плиты, утомительная борьба за существование на данном отрезке либо теряла всякий смысл, либо откладывалась до худших времен.

Еще через час я шагал вдоль высокой монастырской стены и невольно посматривал на бойницы. Мне всюду мерещились огневые точки и удобные позиции для обстрела. Почему-то на войне, рискуя жизнью ради неясных целей, я чувствовал себя куда спокойнее. Вход на территорию монастыря надежно оборонял отряд попрошаек, среди которых я узрел знакомый до боли образ Гудвина. Деревяшка вместо ноги и перехваченный черной лентой глаз придавали ему вид опустившегося пирата.

Гудвин, великий и ужасный – великий прожектер и ужасный неудачник, – появился в нашем 8 «В» сразу после летних каникул. Вернее сказать, это мы в его 8 «В» появились. А он, обнаруживая ранние задатки рецидивиста, отбывал в нем уже третий срок. Был он щуплым и низкорослым, но слово его имело на улицах вес не меньше, чем пудовые кулаки Матрены, предводителя местной шпаны и непременного участника всех серьезных потасовок. Пятеро старших братьев Гудвина, уголовников со стажем, поддерживали его авторитет на недосягаемой для простых смертных высоте.

Лично я с ним познакомился прежде своих однокорытников, и вот при каких обстоятельствах. Был месяц май. Опаздывая на уроки, я срезал путь и перемахнул через низкое бетонное ограждение нашей школы. Гудвин сидел в кустах по другую сторону и, положив руку на камень, лупил по ней каблуком собственного ботинка. Так он устраивал себе производственную травму, дабы избежать контрольного диктанта по русскому.

– Поди! – сказал он мне, когда я приземлился рядом. – Держи! Давай! Со всего замаха бей! Не ссы!

Ослушаться Гудвина, зная его репутацию, мне бы и в голову не пришло. Я взял башмак и врезал что было сил по его распухшей деснице. Гудвин взвыл и подпрыгнул одновременно.

– Зашибись! – сообщил он мне, дуя на руку. – Недели две писать не смогу! Может, больше!

Когда я впоследствии сошелся с ним накоротке, то очень скоро убедился, что понятие «осечка» было в его судьбе самым распространенным. Только Гудвин мог так усердно калечить свою левую клешню, тогда как диктант ему предстояло писать именно правой.

В другой раз Гудвин совершил на моих глазах куда более выдающийся подвиг. Мы втроем – Гудвин, я и Матрена – сидели как-то напротив «стекляшки»: двухэтажного комбината бытового обслуживания с прозрачными стенами и буфетом-столовой на втором этаже. Сидели мы на пустых ящиках посреди заплеванной и вытоптанной площадки, где уже сиживали не однажды, свидетельством чему являлось множество обугленных с краю пластмассовых пробок от крепкого белого и красного. Матрена подсчитывал оставшиеся деньги.

– Сорок две копейки не хватает! – сказал он с досадой. – Сорок, твою мать, Две, твою мать, копейки!

– Эх, держите меня, пацаны! – Гудвин хлопнул кепкой о землю и, набирая скорость, побежал через дорогу.

Распахнув двери «стекляшки», он проскочил мимо сонного швейцара и устремился по лестнице на второй этаж. Мы с Матреной озадаченно наблюдали за его действиями сквозь прозрачную стену здания. Наверху у буфетной стойки шла бойкая торговля в разливку. Худая, как слава нашей компании, буфетчица с волосами соломенного цвета обслуживала постоянно прибывающую очередь. Перед ней стоял овальный металлический поднос с мелочью. Гудвин подлетел к стойке, цапнул поднос и дал ходу. Пронзительный вопль буфетчицы не оставил равнодушными даже нас, отделенных от места действия стеной и расстоянием в добрые два десятка метров. Я вздрогнул, а Матрена, сплюнув на землю, был краток:

– Говно дело!

Добровольцы из очереди кинулись в погоню за дерзким похитителем. Гудвин скакал сразу через несколько ступеней, отчего монеты веером разлетались в разные стороны. К тому моменту, когда он достиг первого этажа, поднос опустел. Швейцар, будто начинающий голкипер, заметался в дверях. Гудвин молниеносно проскочил под его руками на улицу и, обернувшись, запустил в бедолагу подносом. Бросил он так себе, но, поскольку тот от страха присел, поднос угодил ему точно в лоб. Созданная упавшим швейцаром пробка задержала преследователей и позволила Гудвину спокойно догнать нас с Матреной.

– Сорвалось, блин! – пропыхтел на бегу отчаянный Гудвин.

Сколько раз я еще потом слышал это «сорвалось!». Даже случайные благородные его намерения всегда оканчивались жирной осечкой. Вот характерный случай. Гудвин возвращался к родному очагу в отличном расположении духа, чему способствовали выпитые накануне три бутылки вермута. У дома на углу Садовой он увидал двух девушек, завороженно смотревших на окна четвертого этажа.

– Могу помочь! – предупредил их галантный мой одноклассник. – Чего варежки-то разинули?!

– А то, что мы дверь случайно захлопнули, – робко призналась одна. – Там замок английский.

– Английский! – передразнил ее Гудвин. – Замок английский, табак российский! Эх вы! Тетери! Которое ваше окно?!

– Которое на четвертом, – сказала вторая. – С полосатыми занавесками.

– С полосатыми! – хмыкнул Гудвин. – Ладно! Дуйте на свой этаж и ждите смирно!

Он поплевал на ладони и стал карабкаться по водосточной трубе. До второго ряда окон было еще ничего, а дальше Гудвин начал трезветь. По его собственному признанию, высоты он побаивался, но кураж гнал его вперед. И окончательно уже трезвый, он с трудом дополз до нужного карниза. Изловчившись, Гудвин высадил ногой стекло и запрыгнул в комнату. Окрыленный своим поступком, Гудвин открыл дверь и нос к носу столкнулся с какой-то бедовой старушкой.

– Водят кого ни попадя! – накинулась та на рубаху– парня. – Совсем совесть потеряли!

– Совесть, бабка, мы найдем! – успокоил ее Гудвин. – Ты лучше скажи, где тут выход!

– На тебя смотрит, охальник! Прямо вон шагай! – Старушка скрылась на кухне.

Гудвин хлопнул дверью и, опрокинув по пути чей-то велосипед, в темноте кромешной добрался до конца коридора. Там он нащупал замок и на лестницу уже вы­шел с видом триумфатора. Девушки, терпеливо ожидавшие снаружи, кинулись его благодарить.

– О чем базар, девчонки?! – Польщенный Гудвин пропустил их в квартиру. – Заходите! Будьте как дома!

Одна из девушек зажгла в коридоре свет, а вторая устремилась к своей комнате и дернула ручку. Дверь была заперта.

– А как же?! – спросила она, растерянно оглянувшись.

– Так это у вас в комнате, что ль, замок-то английский?! – огорчился Гудвин. – Ну тогда извините! Второй раз я эту дистанцию не потяну! Принять надо для вдохновения!

«Весь кайф, стервы, обломали! – закончил Гудвин свое повествование, когда мы встретились на следующий день. – Как ты там говорил?! Куда там благими намерениями дорога вымощена?!»

Таким был Гудвин в наши юные годы. Теперь он стоял, опираясь спиной о стену монастырской арки, покуривал равнодушно папиросу, и у деревяшки его лежал засаленный берет с медяками. Узнал ли он меня, нет ли – бог весть. Отвернувшись, я прошел мимо под темными сводами и попал на территорию монастыря. Дорога вела прямо к ступеням собора. Я перекрестился и мысленно произнес: «Господи, верую! Помоги неверию моему!»

В Русском музее Санкт-Петербурга лицезрел я когда-то эскизы Иванова к монументальному полотну «Явление Христа народу». Среди прочих его писанных в Италии персонажей, каковых, надо полагать, наш православный живописец набирал для позирования большей частью из местных католиков, был и некто «Сомневающийся». То есть среди свидетелей данного явления, согласно версии художника, затесался человек, усомнившийся в том, чему мы верим понаслышке и что сам он увидел воочию. «Стоит ли после этого рассуждать о доказательствах?! – как бы хотел этим сказать умница художник. – Да и стоит ли вообще о них рассуждать?» Доказанная теорема становится научным фактом, лишающим нас даже иллюзии свободного выбора. Людям, я думаю, свойственно сомневаться. Возможно, именно эго и делает их людьми. В чем, правда, я лично сомневаюсь.

Свернув направо, я медленно двинулся вдоль надгробий: двора их императорских величеств фрейлины Прасковьи Матвеевны Дмитриевой-Мамоновой, графини Софьи Владимировны Паниной, урожденной Орловой, гвардии поручика Льва Ивановича Еремеева… Памятник забытому русскому поэту стоял за поворотом аллеи: «Здесь погребено тело Михайла Матвеевича Хераскова, действительного тайного советника и орденов Св. Анны и Св. Владимира 2-й степени большого креста, кавалера…» Осмотревшись, я приметил неподалеку низкую лавочку и опустился на нее в ожидании господина имярек. Отчего-то мне вдруг стало все равно, придет ли кто-нибудь на встречу со мной иль нет. Было ветрено. Сухие листья то и дело снимались с насиженных мест, шурша по кладбищенским дорожкам. Я прикрыл глаза, и мне почудилось, будто это тихо переговариваются между собою здешние обитатели. «Давеча иноки водку пили, окаянные! – вздохнула асессорша. – Уселись-то прямо на купца первой гильдии, ругались еще и облыжные речи говорили про настоятеля!» – «Иноки! – фыркнула графиня. – Вы, чай, матушка, сами лишнего тяпнули! Посадских людишек от братии не различаете!» –

«Точно так-с! – поддержал ее гвардии поручик. – Это у них спецовки-с одного цвету с подрясниками! И душегрейки одинаковые-с! А чернецы эдакой водки не пьют-с! Дрянь водка! Только название что “Московская”!»

– Александр Иванович?! – Я вздрогнул от неожиданности.

Он подошел с другой стороны аллеи и застал меня врасплох.

– Прошу покорно извинить за невольное мое опоздание. – Стягивая перчатку, он приветливо улыбнулся. – Александр Дмитриевич Курбатов. Тезка ваш в некотором роде.

– В таком случае мне представляться не надо. – Я пожал протянутую руку.

– Не надо, – согласился он, присаживаясь рядом. – Вы, верно, удивлены, что я пригласил вас в столь странное место? Знаю, знаю! Можете не отвечать. Я сам отвечу на все ваши вопросы.

Его манера изъясняться напомнила мне архаическую речь покойного управляющего казино. Впрочем, среди окружавших нас титулов и фамилий отчего-то она звучала вполне уместно.

– Прежде всего хочу признаться, что я близкий друг Ивана Ильича, а в вашем случае и его порученец. – Умные серые глаза Курбатова смотрели на меня прямо и значительно. – Нет, нет! Не перебивайте! Иван Ильич наперед знал, что если с ним так случится, то вы непременно будете на его похоронах.

Он поднял руку, заметив с моей стороны невольное движение:

– Причем либо сами, либо с посторонней помощью, но вы постараетесь сфотографировать всех, кто там объявится. Удобнее всего, конечно, снимать из машины. Мне только и оставалось, что отыскать нужное авто и послать надежного человека.

Да, умен был Иван Ильич! Ничего не скажешь! Редкого был ума человек! Предвидел, когда и где я себя обнаружу в такой ситуации, если еще останусь жив.

– Далее, – продолжил его «порученец». – Вот это он просил передать в случае его смерти и лично.

Курбатов протянул мне сложенный пополам лист бумаги. Я развернул его и прочитал разнесенный на два столбика список:

ВИРКИ

ШУМОВА

ВАРДАНЯН

КРАЮХИН

ВАЙНШТЕЙН

ЧЕТВЕРКИН

ЛЕРНЕР

МАТВЕЕВА

УГАРОВ

СЕМЕНОВ

ПОЛОВИНКИНА

ТРУБАЧ

ЯНОВСКИЙ

ШАВЛО

– Я не знаю, что между вами было, – вставая, сказал Александр Дмитриевич. – И для меня это не имеет значения. Ивана больше нет, а без него… – На глазах его блеснули слезы, и, не договорив, он отвернулся.

– Выслушайте и вы меня, – остановил я Курбатова. – Хотя бы в память Ивана Ильича. Но почему вы сами вчера не подошли?

– Иван предупредил, что за мной непременно будет наблюдение, – возразил мой собеседник. – Кому-то очень важно заполучить то, что я вам передал, или по меньшей мере воспрепятствовать нашей встрече. Поэтому я принял свои меры.

– Как же вы знали, что за вами теперь не пойдут? – усмехнулся я.

– Не знал, – согласился Курбатов. – Но имел в виду и устроил так, чтоб не пошли. А подробности можно опустить. Наконец, со слов Ивана мне известно, что вы филолог и защищали кандидатский минимум по русским поэтам эпохи классицизма, в частности по Хераскову. Стало быть, место его погребения вам известно. Если, конечно, вы тот, за кого себя выдаете.

Ну, хорошо! Мой «минимум» читала Марина. Глупое мое тщеславие конченого литературоведа хотя бы тут сыграло мне на руку. Допустим! Но зачем она ему-то об этом рассказывала? Кто он ей? Муж, любовник, опекун? На ее отца Штейнберг походил меньше всего.

– Вы сами знакомы с этим списком? – спросил я у Курбатова.

– Молодой человек! – Александр Дмитриевич посмотрел на меня с негодованием. – Не имею привычки читать чужие письма!

– Ну так прочтите! – зло сказал я. – Вашего друга убили, а вы щеголяете правилами хорошего тона!

Он хотел было мне ответить, но передумал, молча взял записку и пробежал глазами.

– Нет, – отозвался он, возвращая листок. – Мне это ни о чем не говорит. Хотя… Там была фамилия «Варданян»?! Кажется, я ее слышал… Да! Определенно уже слышал! Но где?! – Он задумался.

– Послушайте! – Я взял его за рукав и почти насильно усадил обратно. – Происходят странные события, объяснить которые я пока и сам не берусь. Иван Ильич за полгода до кончины предупреждал меня о какой-то смертельной опасности. Я практически не имел чести его знать и подумал тогда, что он меня с кем-то путает. Теперь вижу, что ошибался! За последнюю неделю на меня уже трижды совершали покушение. Три раза! И дальше не остановятся. А Иван Ильич умер, когда это все началось! Вы верите в подобные совпадения?

– Я вообще в совпадения не верю, – повторил Курбатов мою собственную мысль. – Но ведь было вскрытие! Причина смерти установлена вполне официально: инфаркт. И потом… Есть же уголовный розыск, в конце концов! Можно пойти и все объяснить.

– Что именно? – поинтересовался я. – Что ваш покорный слуга, защищаясь, угробил двух бандитов, тела которых затем исчезли без остатка?

Курбатов растерялся. По его лицу было видно, что к подобному обороту разговора он не готов.

– Забудьте! – сказал я, протягивая ему конверт. – Вы знаете кого-либо из этих людей?!

Вытряхнув из конверта фотоснимки, он углубился в их изучение.

– Стриж. – Курбатов передал мне одну из карточек. – Валентин Матвеевич. Владелец ресторана «Последний рубеж» на Можайском шоссе. В прошлом году мы отмечали там шестидесятилетие Ивана. Вроде бы у них были общие дела… Иван ведь мне всего не рассказывал.

Последнее он добавил, словно бы извиняясь, и передал мне снимок с изображением грузного мужчины в темных очках. То ли профессия ресторатора так повлияла на его комплекцию, то ли, наоборот, фигура определила его поприще, но так или иначе мужчина был Стриж дородный.

По мере того как Александр Дмитриевич возвращал фотографии и рассказывал о тех, кого узнавал, на обороте каждой из них я делал соответствующие пометки.

– Этот, должно быть, вам известен. – Депутата Госдумы Раздорова не знали разве что затерявшиеся в тайге староверы. – Одиозная личность. Иван говаривал, что сей народный избранник оставляет в его казино весьма даже внушительные суммы.

Снимки певца Духаревича и комментатора Индейкина мой информатор почему-то оставил без внимания. Видно, спортивно-эстрадное направление жизни находилось вне сферы его интересов.

– Мать Ивана, Руфь Аркадьевна, с его братом.

Довольно высокий господин с волевым подбородком и слегка вытянутым лицом на снимке поддерживал под руку старую седую женщину, имевшую удивительно правильные черты лица. Даже запечатленная в старости и глубокой скорби, она оставалась красавицей, и можно было только догадываться, как хороша она была в прежние годы.

– Разве у Ивана Ильича есть брат? – спросил я, рассматривая фото.

– Сводный, – уточнил Курбатов. – Аркадий Петрович Маевский, сын Руфи Аркадьевны от второго брака. Он младше Ивана всего на четыре года.

– И в каких же они были отношениях?

– Аркадий очень любил его. – Александр Дмитриевич замолчал, словно выбирая слова, и затем продолжил: – Любил и очень уважал. Даже побаивался. Иван был человек чести. Очень щепетильный и гордый человек. Что до Аркадия, то с ним дело иное. В молодости он равнялся на Ивана, стремился ему подражать… Но потом все изменилось. В делах Аркадий оказался удачлив и беспощаден и вышел в богачи. В настоящие богачи. Из тех, кого принято называть олигархами. Многие имена теперь на слуху, но Маевский предпочитал всегда оставаться в тени. Нынче мы едва знакомы, хотя когда-то я очень его знал.

– А финансово-промышленная группа «Третий полюс» не его, случаем, вотчина? – спросил я, чувствуя, что становится «теплее».

– Его ли? – Курбатов покачал головой. – Маевский соучредитель многих предприятий по обе стороны границы. Ведь начинал он еще при большевиках как успешный торгпред. А сейчас у него собственный реактивный лайнер. Это я знаю определенно. «Третий полюс»? Нет. Слышал, но запамятовал… Хотя постойте-ка! Действительно! Зять Маевского Рогожин!.. Да вот же он!

Александр Дмитриевич протянул мне тот самый снимок с элегантным франтом, обнимавшим за плечи двух девушек в окружении телохранителей.

– Ну конечно! – подтвердил Курбатов. – Он муж Верочки, племянницы Ивана! Так вот что я вам скажу: он и есть генеральный директор вашего «Третьего полюса»! Впрочем, видел я его до вчерашнего дня только раз, на юбилее у Ивана. Он даже вручил мне свою визитную карточку. Что-то золотом тисненое на черном фоне.

– А девушка рядом с ним?! – спросил я, чувствуя сильное волнение.

– Марина. – Курбатов улыбнулся. – Она для Ивана была как дочь. Знаете, он ведь однолюб. Жена его скончалась давно, а своих детей Бог не дал. Марина жила в соседней квартире. Очень была к Ивану привязана. Помню, бегала к нему чуть не каждый вечер, своими детскими секретами только с ним делилась. А когда она школу оканчивала, родители ее во время пожара погибли. В каком-то НИИ они работали, там и случилось. Нелепая история… Марину хотели родственники забрать, да она была уже взрослая, не далась. Так и жила до конца с Иваном на два дома. И с Верочкой у него подружилась. А уж он-то в обеих души не чаял. Да что теперь… Вы уж отпустите меня, старика. Пора мне. Режим. – Курбатов встал и протянул руку: – Прощайте. Я вижу, вы собственное расследование затеяли, а зря. Мало ли какие скелеты в шкафу пылятся. Что вам? Вам бы уехать лучше.

Вот и еще один мой тайный советник, выдав разумную в общем-то рекомендацию, пошел своей дорогой.

– Александр Дмитриевич! – окликнул. я его. – А как вас найти?!

– Позвоните, коли будет нужда. – Он обернулся. – Телефон у меня простой.

Цифровая комбинация, продиктованная Курбатовым, и точно была удобна в запоминании.

Прежде чем покинуть кладбище, я подошел к могиле Хераскова. «Здесь дружба слезы льет на гроб и добродетель с ней скорбит…» – знакомые строки банальной эпитафии впервые, наверное, заставили меня задуматься над ними как над живым и естественным голосом чьей-то огорченной души.

ГЛАВА 8 «МОСКВА – СИМФЕРОПОЛЬ»

«Что?! Впадло, Угорь, со старым корешем банку раздавить?! – прохрипел кто-то сбоку.

Услыхав свое школьное прозвище, я приостановился.

Гудвин занял пенек под угловой башней, там, где монастырская стена исполняла крутой поворот в сторону Шаболовки. Причем обе его ноги были уже на месте, а пристегнутая к правому колену деревяшка целилась в осеннее пасмурное небо, словно зенитное орудие.

– С глазом-то что? – Я подошел и остановился рядом. – Тоже замаскированный?!

– Не… – Гудвин тронул пальцем черную повязку. – Глаз мне по-настоящему выбили. У Елоховской. Хлебную точку хотел занять. Сорвалось, блин.

Раскурив две сигареты, одну я протянул Гудвину.

– Все такой же! – Он затянулся, отцепил самодельный протез и стал его бережно заворачивать в газеты, расстеленные на жухлой траве. – Я тебя сразу признал! Еще на входе.

Пока он укладывал в рюкзак орудие производства, я размышлял над списком Штейнберга. Это он Курбатову ни о чем не говорил, а мне говорил очень даже о многом. Из четырнадцати фамилий, указанных в списке, восемь были мне известны: я сам и еще семь человек являлись сотрудниками «Дека-Банка». Причем я, Шавло, Матвеева и Лернер оставались ими по сей день, а вот остальных четверых можно было с разной степенью вероятности упоминать в прошедшем времени. По крайней мере двоих определенно: Яновского и Шумову.

Оператор Миша Яновский около года назад разбился на Кольцевой. По общепринятой версии, здесь имел место несчастный случай. Миша заснул за рулем по пути на рыбалку. С рыбалки – это я еще мог понять, но на нее! Помню, как мы с ним судачили о предстоящей ловле. Именно за судаком собирался Мишка отправиться в свой законный отпуск на берега Урала. Каждое лето он привозил из поездки до ста килограммов рыбы. И это, конечно, все были не кутилинские головешки. Это были судаки, налимы и даже осетры. Как правило, за неделю до очередного отпуска Яновский приходил в сильное возбуждение и с трудом мог усидеть за кассовой стойкой. А тут – на тебе! Заснул за рулем!

Анна Сергеевна Шумова, заведующая кредитным отделом, примерно спустя месяц после этого события повесилась на даче. Самоубийство. Ходили слухи, что из-за мужа. Муж, дескать, изменял. Вполне возможная вещь. Лично у меня Анна Сергеевна никак не создавала впечатления обманутой жены. Скорее, наоборот, она могла обмануть кого угодно вплоть до налоговой полиции.

Далее – Ольга Половинкина, единственный представитель слабого пола в рядах сотрудников охраны. Хотя принадлежность ее к таковому я бы считал условной. Слабость у нее была разве только к девушкам. При этом, как я подозреваю, и в интимных отношениях она скорее исполняла роль активного партнера. Что же касается всего остального, включая профессиональную подготовку, то здесь она свободно могла дать фору самым испытанным бойцам. Довелось мне как-то быть ее спарринг партнером в тренировочном зале, и, надо сознаться, бланш она мне поставила яркий. В октябре прошлого года Ольга пропала без вести. Просто не вышла на дежурство. Ни соседи, ни родственники объяснить причину ее исчезновения так и не смогли.

И наконец, Ашот Левонович Варданян, начальник отдела внешних сношений банка, уволился по собственному желанию за неделю до того, как пуля киллера просвистела над моим ухом во дворе собственного дома. Фамилию «Варданян» Александр Дмитриевич Курбатов где-то когда-то слышал.

Итак, что мы имели? Мы имели трех фигурантов по этому темному делу в зоне досягаемости: Матвееву, Лернера и Шавло. И кроме того, еще шесть фамилий неизвестного происхождения. Больше, чем ничего, спасибо Штейнбергу.

– И мой сырок со мною! – пропел Гудвин, извлекая из кармана рюкзака плавленый сырок «Дружба» в серебристой фольге. – Так ты, Угорь, хоронил кого или грехи старые замаливал?

Следом появились обещанная банка из-под майонеза и бутылка из тех, какие в народе до сих пор еще называют «Чебурашками». Я бы на месте автора-сказочника в суд подал на всех, кто подобными «Чебурашками» торгует, за оскорбление чести и достоинства этого безобидного зверька. Пойло в них случается самое что ни на есть омерзительное.

– Всего понемногу. – Морщась, я выпил теплую дрянь и закусил плавленым сырком. – А ты, стало быть, в христорадники подался?

Заканчивали мы в ржавом списанном вагоне «Москва – Симферополь» на запасных путях Курского направления.

– Вернулся я, дембель, из стройбата, – рассказывал Гудвин, сидя за столиком обшарпанного купе, – отгулял положенное, и братья мои старшие сказали: «Ша, Сере– га! Пора за ум браться! Чему тебя родина-мать в Красной армии научила?!» А что я могу? Могу – копать, могу – не копать! «Я б, – говорю, – в байданщики пошел! Душа моя к путешествиям расположена! Вы-то везде посидели, а я только в Сыктывкаре три четверти песка с одной цемента на стройках социализма размешивал!» – «В байданщики так в байданщики», – отвечают. И отдали меня на обучение к деловому человеку. Ну, теорию-то я быстро усвоил… Теорию-то…

В наше купе отчаянно забарабанили. Гудвин открыл замок и толкнул дверь. В проходе, переминаясь с ноги на ногу, болталась сутулая личность в мятом костюме и очках, перемотанных на дужке грязным лейкопластырем.

– По малой нужде хочу, сил нету! – забормотала личность, дергая подбородком. – А туалет закрыт! Что делать? Что делать?

– Совсем охренел, интеллигент?! – рявкнул Гудвин. – Дуй на улицу! Там кругом сортир! Москва-сортировочная!

– Понял! – Странный персонаж рванул по коридору и загремел в тамбуре по ступенькам.

– Учитель, – пояснил Гудвин, лениво наполняя опустевшие стаканы. – В шестом купе едет вместе со своей крышей в Ташкент. Раньше он там историю преподавал, а как зарплату перестали платить, так и подался в столицу на заработки. Тут-то у него и произошло в мозгах короткое замыкание. Какие-то сволочи его по башке железной трубой пристроили. Сам понимаешь, какие у него теперь заработки. Вот я его и подкармливаю… А историю он хорошо знает! Вчера про императора Веспасиана лекцию читал, так я прямо заслушался! Представляешь, этот бес в Мадриде, или где он там правил, оказывается, еще тысячу лет назад платные нужники завел в общественных местах! «А деньги,– сказал, – хоть подотрись ими, не пахнут»! Заграница, брат!

Мы выпили и закусили. По соседнему пути с грохотом и лязгом медленно двинулся товарный состав.

– В общем, теорию я усвоил, – подперев щеку ладонью, продолжил Гудвин свое жизнеописание, – А как стажировка пошла, так я и засыпался. Первый угол я двинул у мусора командировочного в поезде. Там и было-то всего: смена белья, мундир его паскудный с документами да бритва электрическая. Ну, сошел я в Туле, городе оружейников, переоделся в ментовской прикид и попер с ревизией в местное «сельпо». «Кто тут, – спрашиваю, – у вас директор?» – «А на что он вам?» – интересуется корова грудастая за прилавком. «А на то, – сурово я отвечаю, – что имеется сигнал о расхищении государственной собственности в виде обвесов и обмеров, гражданочка!» Пока базар-вокзал, директорша пилит: «У вас, товарищ капитан, плановая проверочка или как?!» – «Еще бы не плановая! Мы с товарищами два года это дело планировали! Компру на вас, блядей, собирали! Так что выкладывайте на лапу, сколько там причи– ыется, и разбежимся в разные стороны! А не то, – заявляю, – баланда ваша стынет в общей камере строгого изолятора!» Тут Она, конечно, побледнела и прямоходом в кабинет. Жду стою. Пять минут жду, десять… «Бабки, – думаю, – собирает, морда воровская!» А через пятнадцать минут подрулил местный наряд и закрыли меня, теплого, несмотря на все мое капитанство. В общем, сорвалось, блин. Оказывается, у директорши этой муж в тульских органах был начальник. Так что, пока я у прилавка топтался, она, гнида, своим телефонным правом воспользовалась, и «встать, суд идет»! Вон когда еще коррупция-то началась в эшелонах! А ты говоришь! Ну что?! Еще по одной?!

Пить я больше не хотел, да и Гудвина развезло так, что он пепел стал в беретку стряхивать.

За окном послышались шум, чья-то брань и глухие удары.

– Родиона метелят! – Гудвин, пошатываясь, встал и расчехлил свой протез. – Опять педагог замечание сделал кому-то! Вот неугомонный черт! «У нас, – говорит, – свободная страна! У нас каждый другому замечание сделать может!»

Он вывалился в коридор и, ударяясь о двери купе, побрел с протезом на плече к тамбуру. Я бросил в окно недокуренную сигарету и отправился следом.

Учителя били чуть в стороне от вагона. Цыгане обоего пола и разного возраста окружали его плотной толпой и, уже лежачего, пинали ногами.

– Замочу, жиды пархатые! – Вращая над головой полированный деревянный снаряд, Гудвин пошел в атаку. Но, споткнувшись о рельс, растянулся на щебенке.

Цыгане, отчаянно галдевшие, даже не заметили его появления. В два прыжка я достиг эпицентра событий и, раздавая щедрые оплеухи, выдернул педагога из толпы разгневанных кочевников.

– Скифы! – верещал Родион, брыкаясь в моих объятиях. – Язычники! Всех в костер!

Из разбитой губы у него сочилась кровь, но воинственный дух историка не покинул.

Крепко ухватив его за шкирку, я отступил к вагону.

Между тем разгневанные «конокрады» и «гадалки», перестроившись, начали контрнаступление. Они стремительно приближались полукольцом, и о стены вагона над нами уже загремели булыжники, когда подоспела неожиданная помощь в лице Гудвина. Очнувшись, он с тыла напал на цыганский табор. Глухие удары его тяжелого протеза мигом пробили брешь в рядах супостатов и обратили их в бегство. Гудвин, разгоряченный и растрепанный, кинулся было в погоню, да на пути его вырос все тот же рельс, одолеть который ему оказалось не под силу. Снова рухнув на железнодорожную насыпь, он глухо выругался.

– Родион Петрович! – представился учитель истории, встряхнув мою руку. – Спасибо, коллега! Вы были на высоте! Совсем у этих варваров чувство меры отсутствует!

– Ты бы, Родион Петрович, лучше в штаны справлял нужду! – Гудвин, задыхаясь, подошел к вагону. – Тебя на парашу под конвоем водить надо!

– Понимаете, Сережа, – учитель поправил очки, чудом удержавшиеся на его носу во время инцидента, – у меня есть принцип не спускать безобразие! А они мусорят на путях! Бутылку бросили из-под «фанты»! Я сделал им замечание. Мусор, Сережа, надо в урну опускать!

– Принцип у него! – рассвирепел Гудвин. – Да ты хоть знаешь, где здесь ближайшая урна?!

– Но, Сергей… – попытался возразить Родион Петрович.

– Твое место какое?! – перебил его Гудвин.

– Двадцать первое на нижней полке! – Учитель с готовностью предъявил нам расписанную фломастером бумажку.

– Вот и шагай на свое место! – Гудвин указал протезом на дверь вагона. – Поезд отправляется через пять минут! Отъезжающих прошу очистить перрон!

Учитель вцепился в поручни, затопал наверх по ступенькам.

– Пришлось билет ему выписать! – Гудвин повертел у виска пальцем. – Зайцем он, видите ли, ехать не желает!

Вернувшись в купе, мы таки с Гудвином достали еще бутылку. Вернее, он ее достал из ящика под сиденьем.

– Ну, а тебя-то как занесло в инвалиды? – поинтересовался я, занюхивая рукавом очередные сто пятьдесят.

– Не поверишь! – вздохнул Гудвин. – Как освободился я в девяносто четвертом из ИТК, что у вас тут делается как увидел!.. Мама родная! «Ну куда я со своей справкой! – думаю. – Кому я в новой этой жизни нужен?!» Домой возвращаться? Опять братья уркаганы? Опять этап? Нет! – решил. – Хрена лысого! Лучше на воле мыкаться, чем на киче авторитет! А главное, слышь! Еду как-то в электричке, смотрю – негры по проходу шныряют: «Сами мы нездешние! Осталися без дому! Подайте Христа ради, кто сколько может!» Тут-то меня и разобрало! Это что ж на Руси делается, братья православные?! Черные подаяния просят, а я, белый человек, без копья?! Вот так! Будь здоров!

Гудвин выпил и закашлялся.

– Ладно, Робин-Гудвин! – Чувствуя, что туман в моей голове начинает сгущаться, я лег на полку. – Давай спать!

– Спать так спать! – Гудвин полез наверх. – С зоны привык на верхних нарах чалиться!

«Почему стоим?» – подумал я с тревогой, когда гудок электровоза выдернул меня под утро из забытья. И тотчас вспомнил весь предыдущий день, за исключением разве последнего аккорда: где и когда я снял ботинки – этого я вспомнить не мог. Опустив разутые ноги на пол, я тупо обшарил взглядом купе и выглянул в коридор. Ботинки, начищенные до блеска, находились именно там. «Родион Петрович! – смекнул я сразу. – Наведался, верно, после отбоя и навел порядок в подразделении».

Гудвина я решил не будить. Кое-как приведя себя в порядок, начертал ему короткую записку и покинул гостеприимный вагон.

Вопреки здравому смыслу, воображение мое с похмелья трудилось куда лучше, чем на ясную голову. По пути в Бескудниково я попробовал соединить «Третий полюс» с «Дека-Банком», и вышло следующее. Со слов Руслана, одной из сфер деятельности «Третьего полюса» являлся нефтяной бизнес. А в названии моего банка смутно просматривалась единица меры жидких тел, каковой чаще всего принято измерять бензин и прочие нефтепродукты. Допустим, в составе учредителей обоих предприятий, взаимосвязанных на деловом рынке общими финансовыми интересами, ключевую позицию занимает брат Ивана Ильича по матушке Аркадий Петрович Маевский. Что тогда получается? Получается, что управляющий казино «Медный сфинкс» когда-то случайно добыл сведения, из которых следовало, что я и еще тринадцать душ занесены, как говорили древние римляне, в проскрипции. То есть нас собрались не просто уволить, а поочередно – учитывая сомнительные обстоятельства гибели Яновского, Шумовой и, вероятно, Половинкиной – пустить в расход. Причем собрались давно и окончательно. Допустим теперь, что Иван Ильич, учитывая его с Мариной родственные отношения, знал о нашей с ней близости и, как человек неравнодушный к ее чувствам, попытался вытащить меня из этой мясорубки. Тогда это объясняло желание Штейнберга услать «мальчишку-охранника» от греха подальше и нежелание, учитывая все те же родственные отношения, только уже с братом, ввести его, то есть меня, в курс дела. Словом, это полностью объясняло все следствия. Но даже частично не объясняло причин. Насколько я понимал, все четырнадцать указанных в его посмертной записке персон, во-первых, не были связаны друг с другом, во-вторых, судя по мне во всяком случае, не имели в структуре концерна сколько-нибудь значительного веса, и, в-третьих, маловероятно, что обладали информацией, угрожающей жизнедеятельности олигарха. Короче, логики в поведении моего противника или таковых по-прежнему не прослеживалось. Либо я вообще не с того боку подходил к данным фактам и не под тем углом их рассматривал. Что и подтвердилось последующим ходом событий.

Так или иначе, погруженный в собственные мысли, я доехал до нужной остановки. Затем прошел между «хрущевскими» пятиэтажками, выстроенными вдоль бульвара в длинную шеренгу, к дому Андрея и вдруг замер. Белые «Жигули» у дальнего подъезда почему-то сразу привлекли мое внимание, хотя до них стояло еще не менее шести припаркованных машин.

По гороскопу я – Рыба, и при всем скептическом отношении к зависимости личных качеств от случайного скопления звезд интуиция у меня развита отменно.

Кто бы ни находился в этих «Жигулях» – если там вообще кто-то находился, – заметить меня на таком расстоянии он не мог. Обогнув дом с обратной стороны, я выглянул из-за угла. За рулем машины сидел молодой парень в сером костюмчике. Я видел только его затылок и профиль, когда он поворачивал голову к подъезду. Возможно, он дожидался и не меня. Возможно, он вообще никого не дожидался, но гадать в моем положении было противоестественно. Вместе с тем я настолько устал и обозлился, что решил действовать напролом. Подойдя сзади к открытому окну, из которого струился дымок, я просунул руку и тыльной ее стороной сделал зажим на горле водителя. Тот захрипел и выронил сигарету.

– Ничего не говори! – предупредил я его, сдавливая горло еще сильней. – Руки на руль! Убью!

Глаза у паренька выползли из орбит, и он судорожно вцепился в рулевое колесо.

– Сколько вас?! – Я слегка ослабил хватку.

Он поспешно поднял два пальца вверх. Прижав следопыта изнутри к дверце машины, я свободной правой резко распахнул ее снаружи. Парень вывалился мне под ноги, и его тут же стало рвать.

– Это ничего. – Я похлопат его по спине. – Меня тоже от вас давно тошнит.

Когда он слегка успокоился, я помог ему встать и быстро обыскал. Паренек был до смерти перепуган, близок к обмороку и далек от всякой мысли о сопротивлении.

– Ого! – Я выудил из бокового кармана его пиджака «Макаров». – Статья 222 Уголовного кодекса! Незаконное ношение оружия либо его основных частей! До четырех лет с конфискацией имущества!

Парень посмотрел на меня с болью в глазах.

– И за подделку документов два года! – Я извлек из другого его кармана удостоверение сотрудника ГАИ. – Статья 327 того же Кодекса!

– Это настоящее, – прошептал он.

– И за дачу заведомо ложных показаний еще парочку! – подвел я итоги. – Смотри статью 307! В общей сложности у нас набегает восемь лет исправительных работ. Хотя чистосердечное признание и сотрудничество смягчит, я думаю, твою участь. Ну что? Будем сотрудничать?

Он обреченно кивнул.

У меня иной раз такое ощущение, что этих ребят уже набирают в органы прямо со школьной скамьи.

– Будем сотрудничать. – Я подтолкнул его к подъезду. – Пошли. Пятый этаж, восемнадцатая квартира. Лифта нет, извини. Пока дойдем, рассказывай, кто вас на задание послал.

– Начальник велел проверить адрес, – докладывал паренек, поднимаясь по лестнице. – По оперативной установке здесь проживает свидетель наезда, Журенко Андрей Георгиевич, шестьдесят второго года выпуска… Рождения то есть… А вы из РУБОПа?!

– Из него, – согласился я. – А что напарник твой наверху застрял?

– Не знаю! – Юный инспектор пожал плечами. – Двадцать минут жду! Рацию-то мы сдали после смены.

– А почему машина без опознавательных знаков?

– Да ведь это мой «жигуленок»! – пояснил он с готовностью. – С ночного дежурства мы! В гражданку переоделись уже, а начальник адресок этот велел проверить. И если, значит, свидетель по нем…

– По нему, – поправил я.

– По нему… То задержать и доставить в наше ГИБДД для выяснения. И оружие велел с собой захватить на всякий случай.

Так мы за разговорами добрели до пятого этажа. Дверь в квартиру Журенко была приоткрыта. Я поднес палец к губам и жестом приказал инспектору зайти внутрь. Для начала он опрокинул в прихожей ящик с картофелем.

– Вась, ты? – раздалось из глубины. – До Совка, чертова мать, не могу дозвониться! Занято, к свиньям!

– Совок – это кто? – спросил я, заглядывая на кухню.

Медно-рыжий, с веснушками на добродушном лице юноша не старше моего сопровождающего сидел за столом и накручивал телефонный диск. Он вопросительно посмотрел на вошедшего следом Васю.

– Из РУБОПа! – поспешил объявить его напарник, трогая шею.

– Это Совков! Наш отделенный! – Рыжий встал и опустил руки по швам. – Лейтенант! Дверь-то нараспах была, когда я пришел! Может, взлом?!

– Разберемся. – Я закурил и кивнул все еще бледному водителю. – Ты, Василий, присаживайся! Не обессудь, что помял тебя! Сам знаешь, какая обстановка в городе! Выборы скоро!

Вася посмотрел на меня с пониманием и присел на уголок табуретки.

– А вы, товарищ… – обратился я к рыжему.

– Заяц! – отрапортовал тот, вытягиваясь. – Младший сержант!

– Вы, товарищ Заяц, вольно и звоните куда вы там дозванивались. – Я зажег газовую конфорку и налил в чайник воды из-под крана. – Чаю хочешь, Василий?!

Тот вздрогнул и отказался.

После серии безуспешных попыток сержант попал наконец в отделение.

– Это Заяц, господин лейтенант! – заорал он, опасаясь, быть может, что его не расслышат и снова придется полчаса набирать проклятый номер. – Тут с вами из РУБОПа хотят говорить!

Он с облегчением передал мне трубку.

– Угаров, – сухо представился я. – Вы, лейтенант, отзовите своих ребят. Они после ночного дежурства как-никак.

На другом конце провода возникло замешательство.

– Угаров?! – услышал я голос начальника охраны Шибанова. – Это ты, Александр?! Ты куда пропал?!

– Подожди. – Я прикрыл микрофон ладонью и обернулся к инспекторам. – Свободны, ребята! Благодарю за службу!

Рыжий, несмотря на штатскую свою форму одежды, отдал честь и потопал к выходу, а Вася замялся на кухне.

– Ах да! – Я вернул ему служебное удостоверение с «Макаровым» и дождался, пока в прихожей хлопнет дверь.

– Слушай меня, Шибанов! – возобновил я прерванный разговор. – Если с Журенко что-нибудь случится, я тебе член оторву!

– Дурак ты, Сашка! – обиделся мой шеф. – Это же я к Андрею ребят направил, чтоб они, если он жив еще, в отделение его привезли, где мой свояк начальником! К телефону-то у Журенко третий день никто не подходит! Я и тебя, дурака, хотел проинструктировать, да ты сам шибко умный оказался! Пропал и с концами!

– Это ты, Шибанов, пропал, – снова постарался я донести до него свою мысль. – Моли Бога, чтоб Андрей в живых остался!

– Меня пугать-то не надо! – помолчав, отозвался Шибанов. – Я и так испуганный! Ты Варданяна помнишь? Того, что в банке отделом заведовал?

– Ну? – насторожился я.

– Зарезали его в подъезде! Через пять дней после того, как в тебя, дурака, пальнули, понял? А до него, как выяснилось, еще троих наших сотрудников грохнули в питерском филиале!

– Как фамилии? – спросил я.

– Не в этом суть! Главное, что следователь меня уже два раза вызывал! Тебя тоже ищут. Хотя без особого рвения почему-то.

– Как фамилии? – рявкнул я.

– У меня своих забот по горло! – огрызнулся Шибанов. – Какие там фамилии? Я что – дознаватель, с подобными вопросами к управляющему лезть? В общем, я тебя, пацан, предупредил! И Журенко, если увидишь, скажи, чтоб он мне дозвонился! А сам пока не высовывайся! Все!

В трубке раздались короткие гудки. Я положил ее на аппарат и обошел квартиру. Следов обыска я, однако, не заметил. Если верить сержанту Зайцу, дверь была открыта. Значит, кто-то меня вычислил. И дал понять, что вычислил. Кто и зачем?! «Полярники» непременно оставили бы засаду! Я понимал, что запутываюсь все больше и больше. Приблизиться к Рогожину и тем паче к Маевскому в настоящий момент было равносильно самоубийству. «А не махнуть ли в Питер на недельку? И не поискать ли там концов? – спросил я себя и сам же ответил: – Махнуть! Махнуть мне на недельку в Питер! Поискать мне там концов!»

Идея была не так уж и плоха. Пока мои преследователи здесь будут метаться, я возьму-ка лучше паузу и заодно проверю свои догадки.

Сказано – сделано. Достав из-под своего отмокающего в ванной гардероба целлофановый пакет с двумя пачками долларов и «береттой», я рассовал его содержимое по карманам, запер квартиру и отбыл на Ленинградское шоссе. Выловленный из воды «Уленшпигель» остался висеть на бельевой веревке. Кому суждено быть повешенным, тот не утонет. Итак, поездом я сегодня уже путешествовал, а садиться с оружием в самолет у нас все еще затруднительно. Не пускают в наши самолеты честных граждан с оружием. Оставался автостоп.

ГЛАВА 9 ТАЛАНТЫ И ПОЛКОВНИКИ

Примерно через 8 часов, заплатив 50 рублей, я высадился на берегах Финского залива. Оплатить мне пришлось только стоимость горючего, да и то частично. От других денег принципиальный дальнобойщик отказался. Все-таки хороших людей на свете больше, чем плохих. Жаль, что встречаются они чаще именно с негодяями. Но тут уж ничего не попишешь. Да и негодяев я понимаю: не друг с другом же им встречи искать.

Трейлер, подобравший меня на ближайшей за Химками заправочной станции, притормозил в районе питерских новостроек, и порывистый ветер, надувая мой потерявший за последнюю неделю всякую презентабельность костюм, погнал меня к «Пассажу». Прежде чем явиться на глаза моей бывшей жене, актрисе театра-студии «На задворках» Дарье Безродной, гардеробчик мне, конечно, следовало обновить. В своем теперешнем виде я мог ненароком вызвать жалость, к чему отнюдь не стремился.

«Пассаж» – для тех, кто не знает, – расположен на Невском проспекте. С филологической точки зрения «пассаж» относится к «словам-бумажникам». То есть к словам, в которые «упаковано» несколько значений, а именно: архитектурное – тип торгового здания с ярусами по сторонам прохода, музыкальное – быстрое и сложное чередование звуков, литературное – выдержка из главы и житейское – неожиданное происшествие. Вот на этом последнем я и хочу остановиться.

– Театр начинается с гардероба и заканчивается у буфетной стойки, – часто говаривал мой тесть Федор Максимыч.

Когда-то он подавал на подмостках большие надежды, теперь же подает расстегаи, кулебяки, разноцветную икру и прочие купеческие удовольствия в частном ресторанчике «Повторим!». В свои семьдесят с небольшим он был у хозяев на хорошем счету. Федор Максимыч отличался расторопностью, сообразительностью, имел манеры и нравился завсегдатаям.

– Париж стоил мессы! – посмеивался бывший актер Безродный в нашу последнюю встречу, пересчитывая чаевые, превышающие, надо думать, месячный заработок нынешних заслуженных лицедеев.

Театральная карьера Федора Максимыча завершилась в конце далеких пятидесятых, так толком и не начавшись. Случилось это на премьере пьесы «Маскарад», где молодому дарованию руководство доверило роль Казарина. Чтобы снять волнение, Федор Максимыч выпил в буфете стакан коньяка и пошел на сцену. Надо признаться, что пить мой бывший тесть до сих пор не научился. Тревожный сигнал прозвучал для окружающих уже на третьей его реплике.

«Да, я давно уж не был с вами», – объявил Арбенин, сложив руки на груди и хладнокровно наблюдая за игроками, понтирующими у рампы.

«Делами занят все?» – поинтересовался возбужденный Казарин, потирая ладони.

«Любовью… не делами», – возразил Арбенин, как и было задумано.

И тут вместо слов «с женой по балам?» Казарин вдруг выпалил:

«С женой?! По бабам?!»

«Нет!» – вскричал Арбенин страшным голосом.

По залу прокатился легкий смех, но в гостевой ложе народ безмолвствовал. Там оговорку Федора Максимыча восприняли как фразу из первоисточника. Дальше все шло как будто по замыслу автора вплоть до места, где Казарин должен был выдать характеристику игроку по фамилии Трущев. Стоило Арбенину спросить:

«А этот маленький каков? Растрепанный, с улыбкой откровенной, с крестом и табакеркою?..»

«Хрущев!» – гаркнул, не задумываясь, Казарин.

Евгений Арбенин шарахнулся от него, как от тифозного, а зал насторожился в ожидании продолжения. В ложе беспокойно заерзали представители горкома и культурного министерства.

Сообразив, что посягнул на высочайшую фамилию, Федор Максимыч обомлел от ужаса, но остановиться уже не мог. История в стихах, поведанная им близко к тексту в гробовой тишине, имела много общего как с персонажем пьесы, так и с биографией Председателя Совета министров.

«Он малый недооцененный! – рассказывал Федор Максимыч обалдевшим зрителям и собратьям по цеху, сбившимся в кучу. – Три года в армии служил, но послан был каким-то генералом!.. Впоследствии кого-то заложил! Пять лет сидел!..»

В ложе раздался громкий ропот.

– Занавес! – взвизгнул режиссер.

И занавес упал, словно гильотина, оборвав короткую актерскую жизнь Безродного.

Учитывая все обстоятельства, Федор Максимыч отделался легким испугом: исключением из рядов ВЛКСМ и позорным изгнанием из труппы. Хотя в органы его пригласили.

– Пять лет, говорите, сидел? – усмехнулся на допросе полковник КГБ, листая страницы протокола. – Ну, пять – это немного! Вам-то все пятнадцать светят!

– Спасли меня две вещи, – вспоминал мой тесть преданье старины глубокой. – Талант и чутье полковника. Подобное дело могло обернуться даже для ведущего скверно. Я убедил его, что у меня дикция нарушается в стрессовой ситуации, отчего букву «т» я начинаю произносить как «х». «Эхо у меня с дехсва! – говорю. – Вы, ховарищ полковник, хак и запишихе!»

– Половым тебе надо с такими дефектами работать! – поморщился тот. – Артист! Давай повестку!

Теперь, я думаю, многие бывшие коллеги позавидовали бы Федору Максимычу и с радостью поменялись бы с ним местами.

Выйдя на Невском из такси, я глубоко вдохнул питерский воздух. Запах его резко отличается от столичного. Запах периферии, да простят мне подобную дефиницию патриоты этого замечательного во всех отношениях города, ибо нет в ней ничего оскорбительного для слуха патриотов. Чувствуя какой-то подвох в формулировке: «Важнейший после Москвы культурный, научный и промышленный центр страны», многие обитатели Санкт-Петербурга любят навязывать москвичам свое первенство, чему я лично был неоднократным свидетелем.

«Наш город лучше! – утверждают его обитатели. – Он цивилизованней и более стильный! А ваша Москва – это большая деревня!»

«Не вопрос!» – деликатно протестуют москвичи.

«Мы – законодатели моды и всего что ни есть!» – горячатся питерские.

«О чем речь!» – сопротивляются, как могут, столичные жители.

«У нас кипит вся культурная жизнь!» – настаивают бывшие ленинградцы.

«Кто б спорил!» – возражают московские.

Их пассивная позиция в извечном споре на тему «где – кипит, а где – не кипит» вполне объяснима: центру, в отличие от нецентра, не надо доказывать, что он – центр. А поскольку двух центров в границах одной замкнутой окружности нет и быть не может, то и заочное соревнование как-то само собой москвичи считают выигранным. Отсюда снисходительное отношение к «поверженному» сопернику.

Что до меня, то я люблю этот город. Люблю его монументальность, пропорциональность, грациозность, и даже снобизм коренных петербуржцев мне чем-то импонирует. Как за отсутствием реального героя место его в сознании толпы замещает актер, исполняющий героическую роль, так и снобизм после вырождения потомственной аристократии становится чуть ли не основным признаком породы.

Покинув «Пассаж» уже в новой темно-синей сорочке, сером костюме от Пьера Бальмана и сером же английского производства пальто, я купил букет в прозрачном кульке и пешком отправился на улицу Рубинштейна. Там, в доходном когда-то доме с порталом, отделанным лепными украшениями, проживала семья Безродных. По широкой лестнице со стертыми ступенями я взошел на два пролета и, верно, секунд на тридцать утопив кнопку звонка, приготовился к долгому ожиданию. В краткий период нашей совместной с Дарьей московской жизни дверь я всегда открывал собственным ключом. Звонка Дарья, как правило, не слышала. Как правило, она разговаривала по телефону, закупорив свободное ухо ладонью, потому что громко играла музыка, или находилась в ванной, где сильно шумела вода, или спала, накрыв голову подушкой. На этот раз я ошибся. Дарьи вообще не оказалось, хотя перед выездом я предупредил ее о своем визите. Внутри квартиры только глухо залаял Кит, пожилой спрингер-спаниель, приобретенный мной еще в щенячьем возрасте на Птичьем рынке. У Дарьи, разумеется, была репетиция. Или запись на радио. Или съемка в рекламном ролике. Или кинопробы в очередном проекте «Ленфильма», которому никогда не суждено состояться, потому что спонсоры в последний момент передумают.

Я вышел на улицу и зашагал в сторону Литейного, где в одном из глухих переулков размещался театр-студия «На задворках». Притормозив у входа, я прочитал на стене афишу: «Сто лет одиночества». Пьеса в 3-х актах по мотивам романа Габриэля Маркеса». Напротив имени «Урсула» было через многоточие напечатано: «Дарья Безродная».

На вахте в студийном фойе дежурила худенькая дама, вооруженная вязальными спицами.

– Вам кого?! – спросила дама, окинув меня мимолетным взором.

Дама считала петли, а занятие это требует сосредоточенности.

– Добрый день! – Я поклонился. – Безродная Да­рья в театре?

– Вы кто?! – задала она тот же вопрос несколько иначе.

– Пресса. – Для солидности я предъявил ей свою записную книжку. – Еженедельник «Шведский стол». Положительная рецензия на две полосы в рубрике «Звезды мирового масштаба».

Дама с вязаньем, посмотрев на меня чуть более заинтересованно, вставила ноги в музейные войлочные тапочки без задников.

– Последите, – сказала она и зашаркала по паркету мимо пустой раздевалки в глубь театра.

А я, как было велено, остался следить.

– Так и знала, что это ты! – Дарья стремительно пересекла фойе и бросилась мне на шею. – Стол, думаю, какой-то! Наверняка Сашка опять чудит! Это мне?! Очень мило!

Окунув лицо в кулек с букетом, Дарья вручила его подошедшей вязальщице:

– Это вам!

– Ну что вы, Дарья Федоровна! – зарделась та.

– Берите, берите! – отмахнулась Дарья. – У меня много! А что ж ты не позвонил?!

«Все ясно, – догадался я. – Если я и беседовал с Дарьей всего несколько часов тому назад, то Урсула, естественно, об этом знать не обязана».

– Так вышло, – стал я оправдываться. – Решил вот навестить проездом из Швеции.

– Почему из Швеции?! – как бы между прочим поинтересовалась Дарья, подкрашивая губы у зеркальной стены фойе.

– С невестой знакомился, – брякнул я, о чем сразу и пожалел. – По объявлению.

– И что?! – Рука с помадой застыла в воздухе. – Она лучше меня?

– Да, – сказал я. – На четыре сантиметра.

Расстроенная Дарья, вместо того чтобы опустить бордовый цилиндрик в сумочку, протянула его вахтерше.

– Спасибо, Дарья Федоровна! – Польщенная дама убрала помаду в ящик тумбочки.

Через мгновение Дарья успокоилась и повеселела.

– Это потому, что я без каблуков! – объяснила она, выходя на улицу. – Где твоя машина?!

– А я без машины! – сознался я.

– Ничего! – Дарья великодушно улыбнулась. – Я рядом живу!

На ходу натягивая перчатки, она взялась декламировать:

– «Так беспомощно грудь холодела, но шаги мои были легки! Я на правую руку надела перчатку с левой руки!..»

– У тебя есть грудь?! – удивился я, останавливаясь.

– Свинья! – фыркнула Дарья. – Свиньей был и свиньей остался.

Вечером мы ужинали в гостиной при свечах: я, Федор Максимыч и Дарья Федоровна. Кит, вздыхая, лежал у моих ног. Он был, пожалуй, единственным, кто жалел о нашем с Дарьей разводе. Трудно делить хозяев.

– Ты, Сашка, пойми! – раскладывая по тарелкам фрикасе, излагал Федор Максимыч свои политические воззрения. – Если человек мудак, то это надолго!

– Папа! – сделала попытку перебить его изнывающая от скуки Дарья.

– Молчать! – Федор Максимыч огрел скатерть ладонью. – Ты дура! А Сашка понимает!.. Допустим, когда-то разумный человек вступил в партию мудаков… Скажем, для успешной карьеры или по идейным соображениям… И там он состоял тридцать лет и три года, за которые сам вольно-невольно сделался мудаком, потому что бытие у них, Сашка, опережает сознание! Но вдруг все изменилось! Мудизм пошел на свалку, а страна прохаркалась и задышала пьяным воздухом свободы! У нас так, Сашка, водится, что даже воздух пьяный! Первым, конечно, сжег свой мудацкий партийный билет на глазах у общественности «разумный человек»! И повел всех к новой демократической вершине! Но мудаком-то он от этого, Сашка, быть не перестал! И пока, Сашка, вся их популяция членистоногих не ляжет в землю, я голосовать отказываюсь!

– Ой, да все знают уже об этом! – вздохнула Дарья. – Не голосуй! Кто тебя неволит?

– Они меня стращают, что если я за осознавших мудаков не проголосую, то вернутся опять мудаки старой закваски! – Федор Максимыч повязал на шею салфетку и взялся за нож. – Как будто трехцветный мудак умнее красного! Кушай, Саня! Домашним-то кто тебя нынче попотчует?!

После сытного ужина и долгих разговоров мы перебрались с Дарьей в ее комнату.

– Как брат и сестра? – спросила Дарья, разбирая постель.

– Как брат и сестра, – согласился я. – У меня к тебе, Даш, просьба нижайшая: ты в банк можешь со мной завтра съездить на Васильевский?

Адрес филиала «Дека-Банка» я отыскал в телефонном справочнике Санкт-Петербурга.

– Только до часу! – Она переоделась в пижаму, обсыпанную мелким зеленым горошком, и нырнула под одеяло. – В два кинопробы на «Ленфильме»! У самого Кумарина!

– Фантастика! – обрадовался я, снимая ботинки.

Кто такой Кумарин, я понятия не имел, но Дарью следовало поддержать.

– Откуда ты знаешь?! – удивилась она. – Кумарин раньше только комедии снимал! А тут – фантастический триллер! «Белая тварь»! Говорят, многобюджетники голливудские нервно курят!

– Ну, и на кого же ты пробуешься? – проявил я вежливый интерес.

– На гермафродита, – отозвалась Дарья. – Хочешь сценарий почитать?

– Я лучше фильм посмотрю… – Чувствуя, как на меня снова накатывается усталость, я рухнул на кровать. – В «долби-стерео».

– А съемки будут проходить на атомной подлодке в Калининграде, – продолжала Дарья делиться будущими впечатлениями. – Настоящей! Как на «Титанике», только круче! Там по ходу фильма команда лодки становится мутантами! Моряки-подводники надышались радиации и больше не могут жить без облучения! И они направляются в Америку, чтобы взорвать Манхэттен!

– Зачем? – спросил я.

– Этого в сценарии не сказано. – Дарья, зевнув, положила мне голову на грудь. – Главное, на перехват отправляется ихняя подводная лодка с негром-капитаном… Говорят, с Эдди Мэрфи подписали… И агент ЦРУ у них там… То ли Иствуд…

Речь Дарьи становилась все более бессвязной, а паузы между фразами все длиннее.

Я лежал, и в моем воображении рисовалась картина: в отсеке подводной лодки выстроилась шеренга бородатых мутантов в бескозырках. Вдоль нее, подняв клешню к околышу фуражки, бежал капитан в красном вареном панцире. «Здравствуйте, товарищи мутанты!» – приветствовал он шеренгу. «Здравия желаем, господин каперанг!» – молодцевато отвечали те. И жабры на их шеях раздувались, словно кузнечные мехи.

– А гермафродит – это он или она? – пробормотала Дарья.

– Спи. – Я протянул руку и выключил ночник.

ГЛАВА 10 «ОВЕЧИЙ ИСТОЧНИК»

Васильевский остров, особенно когда ветер с залива, – самое продувное место в Петербурге. Его каньоны, стиснутые монолитными каменными коробками, напоминают мне аэродинамические трубы.

Мы с Дарьей остановились у стеклянных дверей под знакомой до отвращения вывеской «Дека-Банк». Накинув капюшон длиннополого кожаного пальто, Дарья выслушала мои инструкции.

– Повтори, – потребовал я.

– Ты что?! – возмутилась Дарья. – Проверяешь меня?!

– Боже упаси! – воскликнул я, защитившись ладонью.

После чего Дарья более-менее точно пересказала свою «легенду»:

– Я, Анна Владимировна Раздорова, дочь народного избранника. Управляющий «Дека-Банком» в Москве Петр Сергеевич Савинов – старый друг моего отца. В Петербург я приехала продать доставшуюся мне в наследство трехкомнатную бабкину квартиру. Завтра после регистрации акта купли-продажи получу от риэлтерской компании 70 тысяч долларов. Сумма небольшая, но брать ее в Финляндию, куда я вылетаю ближайшим после совершения сделки рейсом, не рекомендовано. Родитель велел мне арендовать сейф в здешнем филиале «Дека-Банка» и оставить там деньги до его дальнейших распоряжений. Доволен?!

– Ты гений! – искренне похвалил я Дарью. – Память у тебя просто феноменальная! Немного актерского мастерства, и цены б тебе не было!

– С-с-скотина! – просвистела Дарья, словно королевская кобра в белом кожаном капюшоне.

– Ну, пошутил, пошутил! – Я прижал ее к себе и поцеловал в щеку. – Главное, помни: ты дочка всесильного сановника. Привыкла получать любую игрушку сразу и отказов не принимаешь.

– Да! Это я забыла! – Дарья хлюпнула носом,– Я остановилась в гостинице «Балтийская», интересных знакомых в городе не имею и не прочь скоротать вечерок в обществе интересного мужчинки, так?!

– Так, – сказал я.

– А вдруг он меня попросит? – засомневалась Дарья.

– О чем? – не сразу понял я.

– Из банка вдруг попросит?!

– Невозможно! – вырвалось у меня.

И Дарья, ободренная моей уверенностью, толкнула стеклянную дверь. Глядя ей вслед, я мало сомневался в том, что василеостровский банкир клюнет на такую роскошную наживку. Вовлекать Дарью в подобное представление было с моей стороны поступком отчасти предосудительным, но другого приемлемого способа вытащить эту «балтийскую акулу» на свой берег я не видел. А лезть самому с расспросами в кабинет управляющего филиалом, учитывая дальновидность активистов «Третьего полюса» во главе с тонким психологом Игорем Владиленовичем, – чистая авантюра. Но даже если меня здесь уже пасли, я слегка уповал на то, что Игорь Владиленович, изучая мою биографию, не придал большого значения факту женитьбы. Одновременно я возлагал умеренные надежды на то, что он не обратил внимания на питерскую родословную моей бывшей жены, и весьма сильно рассчитывал, что у его людей, как минимум, нет ее фотографии. Само собой, ошибся я во всех трех случаях, Зато на этот раз я опередил прыткого кадровика-кинолога. Опередил всего на сутки, но этого оказалось достаточно, чтобы получить необходимые сведения и снова «уйти в тень».

Дарья отсутствовала примерно полчаса, за которые я успел выкурить три сигареты и едва удержался от того, чтобы не отправиться на ее поиски. Когда она наконец появилась в дверях, я бросился ей навстречу.

– Все-все-все! – отстранила меня Дарья. – Опаздываю на пробы! Надо еще домой заскочить и привести себя в надлежащий вид!

– Да ты и так эффектней Умы Турман! – польстил я.

– Не заговаривай зубы,– улыбнулась Дарья.– Лучше иди лови такси!

В машине я молчал, дожидаясь, пока она сама соизволит поведать о том, как прошла встреча на высшем уровне.

– Что ж ты не спрашиваешь?! – покосилась на меня Дарья, выдержав длинную сценическую паузу.

– О чем?

– Ну ты, Сашка, нахал! – расхохоталась она. – А толстячок этот оказался Очень даже! Галантный толстячок. Всю руку мне на прощанье обслюнявил. У меня с ним, между прочим, свидание в шесть вечера. Так-то!

– Неподражаемая! – с чувством сказал я, поднося к губам ее запястье. – Клеопатра в саркофаге ворочается! Эту руку он, сатир похотливый, обслюнявил?

Смежные номера в гостинице «Балтийская» – на имя госпожи Анны Владимировны Раздоровой и на свое – я с пятнадцати часов заказал еще утром по телефону.

– Может, мне его в спонсоры привлечь?! – нахмурив лоб, вслух подумала Дарья. – В наш кинопроект? Мои шансы на роль сильно повысятся, как думаешь?

– Думаю, госпожа Раздорова в роли гермафродита будет выглядеть потрясающе, – остудил я ее воображение.

– Вечно ты все испортишь! – вздохнула Дарья.

Около 16.30 я зарегистрировался у администратора гостиницы.

– Госпожа Раздорова уже прибыла?! – спросил я, расписываясь в книге.

– Пока еще нет. – Администратор передал мне ключ с пластмассовой грушей.

– Госпожа Раздорова уже прибыла! – сделав необходимое ударение, я положил на стойку пятьдесят долларов.

– Она в номере 210, – кивнул администратор, заглядывая в книгу.

Въехав в свой полулюкс, я стал дожидаться Адама Лаврентьевича Бузникина, управляющего филиалом «Дека-Банка», как гласила визитная карточка, врученная им дочери думского заседателя. И дождался.

– Анечка! Золотко! Это я! Откройте! – Управляющий с бутылкой шампанского и букетом орхидей стучался в дверь соседнего номера, когда я выглянул в ко­ридор.

– Адам Лаврентьевич?! – спросил я как можно более любезно.

– В чем дело?! – Он сразу окаменел.

– Анна Владимировна минут на двадцать спустилась в магазин и попросила вас приютить до ее возвращения!

На лице Бузникина мелькнуло сомнение, но я смотрел на него с таким безучастным видом, что он сдался.

– Разве что на двадцать… – Адам Лаврентьевич прошел в мой полулюкс и осмотрелся.

А я запер изнутри дверь на ключ и убрал его в карман.

– Присаживайтесь. – Опускаясь в кресло напротив и как бы невзначай распахнув полу пиджака, я продемонстрировал ему свою сбрую с «береттой». – Здесь нам никто не помешает. Курите?

Бузникин уставился на пепельницу и затем на меня.

– Позвольте, а как же Анна Владимировна?! – спросил он растерянно.

– Мы об одной с вами женщине говорим? – усмех­нулся я.

– Значит, она… – стал постепенно догадываться Адам Лаврентьевич.

– Проститутка! – подтвердил я, мысленно извиняясь перед Дарьей. – Деньги, Адам разлюбезный Лаврентьевич, посильнее системы Станиславского!

– Вам нужны деньги?! – Бузникин заерзал в кресле, и на лбу его моментально выступила испарина. – Вы шантажист? Сколько?!

– Мне деньги не нужны. – Я протянул ему через столик свое удостоверение.– По крайней мере, не ваши. Отдел внутренних расследований учредительского совета.

Изучив удостоверение, Адам Лаврентьевич перевел дух.

– Зачем же весь этот цирк? – возмутился он. – Могли бы прийти в мой кабинет, как официальное лицо к официальному лицу!

– Наивный вы человек, Адам Лаврентьевич. – Я показал управляющему «жучок», сохранившийся еще после первой встречи с Музыкантом. – Знаете, что это?!

Он затряс головой.

– Вопросы? – поинтересовался я, но Бузникин только пошевелил пухлыми губами.

– Тогда я буду спрашивать. – Закурив сигарету, я откинулся на спинку кресла. – Как мы оба с вами знаем, за последние несколько месяцев в вашем филиале было три случая гибели сотрудников. Три смерти за такой короткий срок и в таком относительно небольшом коллективе – это, согласитесь, о чем-то говорит.

– Чушь! – взметнулся Бузникин. – Ни о чем это не говорит! Если вы имеете в виду случай с моим замом Вирки, то он сам утонул! Пьяный полез купаться на Стрелке и утонул, ясно?! Бытовой эпизод! Какие бы у вас там в Москве домыслы ни рождались! А что касается Трубача и Семенова, то они погибли, выполняя свой долг. Вы сами знаете!

– Относительно Вирки вы правы. – Я затушил сигарету в пепельнице. – Его я привел в пример для статистики. Чтобы показать общую тенденцию. А вот Трубач и Семенов – это серьезно. Официальная версия нам, естественно, знакома, но сами-то вы что думаете? Согласитесь, два человека сразу…

– Почему сразу? – удивился Адам Лаврентьевич. – Сразу, как вам должно быть известно, застрелили только Семенова! Да вам-то я что рассказываю?! Об этом все газеты писали! Трубача эти скоты взяли в заложники, четыре месяца где-то прятали, а потом его тело нашли грибники в лесу под Гатчиной! Послушайте! Факты известны всем, от милиции до читателей газеты «Новый Петроград». Если я не устраиваю совет учредителей, то пусть мне об этом заявят прямо! Я уйду! Они что думают: я за свой стул держусь?! Вот! – Бузникин показал мне кукиш и вытащил мобильный телефон. – Да я прямо сейчас позвоню Савинову! – закричал он, нажимая кнопки.

– Не надо звонить! – Я вырвал у него трубку. – И не надо нервничать. Я вам все объясню. Дело в том, что в центральном отделении произошел ряд аналогичных событий. Скорее всего, это совпадение. Но наша служба охраны обязана провести внутреннее расследование, чтобы прекратить кривотолки. Это наша работа, Адам Лаврентьевич!

Я положил мобильный на столик.

– Понятно. – Он успокоился и перешел на иронический тон. – Разумеется. Ничто не ново под луной. Делаем, значит, вид, что трудимся в поте лица, да? Вот и в командировочку служебную можно под это дело оторваться! В Эрмитажик сходить! С девчонками поразвлечься за счет заведения! Что? Не так?

– Все так, – улыбнулся я. – Раскусили вы меня, Адам Лаврентьевич! Глупость, конечно! Я и сам знаю, что глупость. Только пусть это между нами останется. Вы уж не звоните Савинову, что мы с моим шефом пургу на ровном месте погнали. Вам ведь лишний свой человек в Москве тоже не помешает. Как вам такое предложение?

– Толковое предложение, – рассмеялся Бузникин. – Все мы люди, все – человеки!

Он открыл бутылку шампанского и по-хозяйски наполнил два гостиничных стакана.

– А девчонку ты фирменную подцепил! – одобрил он меня, когда наш договор был закреплен «дружеским брудершафтом». – Номерок она тебе не оставила?

– Какой там номерок! – махнул я рукой. – На Невском такие отарами бродят! Вот, приезжайте зимой в Москву, тогда мы подберем вам красавицу! Она вас обогреет.

– Добро! – Адам Лаврентьевич хлопнул себя по коленкам и встал. – Ну, мне пора. Если что – заходи. Долго еще у нас?

– Да вот отчет закончу. – Я подмигнул. – Когда еще в Питере доведется на казенный счет отдохнуть? Грех упускать эдакий случай.

Дождавшись ухода Адама Лаврентьевича, я позвонил в справочное и узнал телефон газеты «Новый Петроград».

– Редакция! – отозвался на другом конце провода мужской голос.

– Попросите кого-нибудь из раздела «криминальной хроники», – прикинув, что пора всколыхнуть этот бензиновый омут и поднять с его дна всех чертей, я взялся за дело.

«Всему свое время и время всякой вещи под небом, – сказал я себе. – Время молчать и время говорить».

– Слушаю! – зазвучал женский голос. – Кто это?!

– Сотрудник «Дека-Банка». – Я посмотрел на часы. – У меня для вас есть эксклюзивная информация. Сейчас 18.40. В 20 часов я буду ждать вас или другого представителя газеты в ресторане «Повторим!». Записывайте адрес.

– Найду, – скупо и деловито отреагировала газетчица. – Как вас узнать?

– Спросите Федора Максимовича. – Положив трубку на рычаг, я вышел из номера.

Посетителей в уютном частном ресторанчике близ Адмиралтейства было много. Ресторанчик пользовался успехом. Желающих «повторить» хватало, несмотря на высокие цены и затянувшийся финансовый кризис. В поисках тестя я двинулся между столиками, но он меня заметил первый.

– Сашка! – Федор Максимович помахал салфеткой. – Хорошо, что пришел!

Он стоял у портьеры, драпировавшей подсобную, с подносом, заваленным в два ряда холодными закусками. В белой шелковой косоворотке с «лопаточником» за ременной подпояской и в хромовых начищенных сапогах, он походил на трактирных подавальщиков, описанных Гиляровским. Да и весь интерьер заведения был выдержан в трактирном духе: от парусных потолочных сводов до бородатого с чисто выбритой верхней губой целовальника за стойкой.

Ловко разметав закуски перед клиентами, Федор Максимович увлек меня к стойке и велел подать чаю.

– Самоварный чай – это, Сашка, лучшее средство от наших питерских сквозняков. – Хлопнув меня по плечу, он исчез за драпировкой.

– Мировой у нас папаша! – прогудел бородач, наливая в граненый стакан, окованный тусклым подстаканником, кипяток из пузатого самовара. – Дает жизни! Ему бы на печке лежать, а он тут среди молодых, как лихач среди «чайников»! Любого, старый мерин, обштопает!

Я поманил его. Ухмыляясь, он наклонился через стойку.

– Федор Максимович тебе не папаша, сучий ты выкормыш. – Крепко взяв бармена за ухо, я прижал его щекой к полированной поверхности. – У Федора Максимыча таких детей отродясь не было. Как еще раз его зовут?

– Федор Максимович! – Бородач вырвался и, густо покраснев, отступил в дальний конец своего «окопа».

– Все нормально? – Федор Максимович вышел в зал с дымящимися глиняными горшочками на подносе.

– Замечательно!

Дождавшись, когда он обслужит столик, я изложил свою просьбу.

– В комнате отдыха устроит? – спросил Федор Максимович. – Там сейчас никого.

– Очень устроит! – Я встал и последовал за ним в служебное помещение.

Комната отдыха представляла собой довольно тесную каморку, заставленную вдоль стен персональными шкафчиками, с длинным столом и двумя скамейками по сторонам.

Не успел я устроиться на одной из них, как появилась девушка в джинсах, косухе и с длинными немытыми волосами, прихваченными кожаным шнурком. Виду она была коренастого и едва достигала плеча сопровождавшего ее Дарьиного отца.

– Кофе? Чай? – предложил он, прежде чем оставить нас вдвоем.

– Спасибо. – Девушка села напротив меня. – Кофе, если можно.

– Отчего ж нельзя?! Когда хороший, то можно! – Федор Максимович удалился.

Девушка извлекла из потертого кофра диктофон.

– Меня зовут Ольгой Сергеевной, – сказала она, беззастенчиво исследуя мою физиономию. – Это вы из «Дека-Банка»?

– Это я из «Дека-Банка», – ответил я. – И меня никак не зовут.

– Хорошо, – согласилась она без тени улыбки. – Назовем вас «достоверным источником».

На ее коротком суматошном веку, надо полагать, схожие обстоятельства возникали не раз.

Лично я газеты читаю редко, а если читаю, то к новостям со ссылкой на «достоверные источники» отношусь довольно скептически. Слишком хорошо я помню сказку про сестрицу Аленушку и братца Иванушку: «…Шли, шли и видят озеро, а около него гуляет стадо овец. «Ах, сестрица, мне страшно пить хочется!» – «Не пей, братец, а то баранчиком станешь!» Не хочу я становиться баранчиком. Сверх меры мутными кажутся мне эти «овечьи источники», поставляющие сведения газетам. Не ясны мне их корыстные мотивы, внушает, сомнение избирательное обличительство, и сама анонимность видится подозрительной. Конечно, кем-то из них, как и мной, движет инстинкт выживания. Но они, я думаю, в меньшинстве.

– Записывать можно? – спросила Ольга Сергеевна.

– Пишите, – согласился я.

И беседа наша завертелась, как магнитофонная бобина. Я изложил журналистке основные события, связанные со смертью трех сотрудников «Дека-Банка» в Москве, исчезновением четвертого и покушениями на убийство пятого. Одновременно с диктофонной записью расторопная девушка, иногда задавая вопросы, что-то помечала в блокноте. Несколько раз интервью прерывалось явлением трактирных работников, да Федор Максимыч обещанный кофе доставил.

– Ну что же. – Газетчица выключила диктофон. – Материал интересный. Жаль, что не имеет прямого отношения к нашему городу.

– Это как посмотреть. – Я закурил сигарету.

– А вы как советуете? – Ольга Сергеевна пододвинула к себе блюдце с чашкой и стала пить кофе мелкими глотками.

– Три летальных исхода в петербургском филиале и три в Москве за полгода вообще-то смахивают на поветрие.

– Чисто теоретически, – возразила она. – Яновский там и Вирки здесь – бытовые случаи. Варданян?.. Наемники редко действуют ножом. Скорее тут если не ограбление, то убийство из хулиганских побуждений. Половинкина пропала без вести?! Все, что угодно, можно предположить. Остается ваш Угаров. Но даже пусть я захотела вам поверить, где доказательства? Вы же взрослый человек! Понимаете, что «Третий полюс», стоящий, по вашим словам, за этой историей, вчинит нам разорительный иск и, кстати, будет прав!

– Стало быть, ваша газета в моей информации не заинтересована? – резюмировал я комментарии журнали­стки.

– А почему наша, собственно? – спросила она. – Почему не «Московский комсомолец» или не «Сове­шенно секретно»?

– Потому, что я сейчас здесь и с вами, потому, что вилами по воде писано, доберусь ли я до Москвы, и, наконец, потому, что именно ваша газета публиковала подробный репортаж о гибели охранников местного отделения «Дека-Банка» Трубача и Семенова!

– Только не это, – отмахнулась она. – Это уже вчерашняя сенсация. Налетчики с равным успехом могли вломиться в любой банк. Или пункт обмена валюты.

– Ах, в любой! – заметил я саркастически. – И что, любопытно, они там, дражайшая Ольга Сергеевна, похитили?!

– Положим, ничего. – Журналистка осталась спокойна, как дамба во время шторма. – Они попросту не успели. Служащие воспользовались скрытой сигнализацией и вызвали наряд.

– Нет, Ольга Сергеевна, – продолжил я в том же духе. – Они очень даже успели! Они успели застрелить Семенова и взять в заложники Трубача.

– Не только Трубача, – возразила она. – Еще четверых. Заложники им были нужны, чтобы прорваться через милицейский кордон. Они на всех надели одинаковые вязаные шапочки, лишив тем самым снайперов возможности открыть прицельный огонь, и ушли по заранее подготовленной схеме.

– Но троих они сразу отпустили, – продолжил я ее рассказ. – Троих они отпустили сразу! А вот Трубача зачем-то взяли с собой и убили только спустя четыре месяца! Почему?!

Она промолчала.

– Потому, – ответил я сам на свой вопрос, – что Семенов с Трубачом и являлись истинной целью их налета! Вам это не приходило на ум?!

– Нет, – честно призналась она. – На это моей фантазии не хватило. Слишком абсурдная идея: устраивать вооруженное ограбление, рискуя попасть в засаду, ради того, чтобы подстрелить охранника и похитить другого. А затем четыре месяца прятать его по неизвестной причине, откармливать, словно кабанчика на убой, и…

– Вот именно! – перебил я ее. – И заказчик так думал. Да что думал! Он знал, что вам это на ум не придет. И никому не придет!

Я достал из кармана список Ивана Ильича и передал газетчице.

– Оставьте себе. Я его наизусть затвердил. Это – живые и мертвые. И у меня есть основания полагать, что живых в скором времени станет еще меньше.

– Я должна все осмыслить и взвесить. – Просмотрев список, девушка убрала его в кофр вместе с диктофоном.

– Взвесьте, – согласился я. – Взвесить надо. Авось, пока будете взвешивать, еще кого-нибудь прихлопнут.

Расстался я с ней, будто пациент, неудовлетворенный диагнозом врача. При этом понимая: она права. Права, подвергая мои доводы сомнениям. Права на все сто пудов.

Федор Максимыч накормил меня ужином с водкой, выпил сам для компании, сменился, и мы дружной семьей отправились на улицу Рубинштейна.

– Женщина может сыграть только самое себя! – рассуждал Федор Максимович, взбодренный алкоголем. – Именно поэтому в средневековом театре их на сцену не пускали! К чему, спрашивается, лезть на котурны и оставаться в собственном образе?! Нет, Сашка! Здесь была не дискриминация! Здесь был эстетический критерий! Стоящих актрис я берусь у беспалого по пальцам пересчитать!

Дарья вернулась раньше и встретила нас в самом траурном настроении.

– Опять выпил?! – помрачнела она еще больше, глядя, как Федор Максимович мажет шапкой по крючку вешалки.

– Что ты, Дарья! – всполошился мой тесть. – Мне же нельзя!

Дарья увернулась от его объятий и скрылась в комнату.

– Дети, Сашка, это ягоды жизни! – вздохнул Федор Максимыч. – У тебя дети есть?!

Вопрос его меня обескуражил, но он тут же спохватился, принес тысячу извинений и начал стаскивать пальто.

Свет в комнате был погашен. Дарья, с ногами забравшись на диван, смотрела телевизор без звука.

– Кумарин роль Нинке Сазоновой отдал, – сказала она, когда я присел рядом. – Тварь белая. «У нее, – заявляет, – фактура больше характеру соответствует». А сам на Нинкину грудь, сволочь, пялится.

Я погладил ее по голове.

– Дарья у нас талантище! – Федор Максимыч зажег свет и, споткнувшись по пути о ковер, добрался до кресла. – Ей бы во МХАТ! Агафью Тихоновну играть или жену Командора! Как ее?..

– Сама знаю! – пробурчала Дарья. – Ты это стервецу Кумарину скажи!

– Настоящая актриса, такая, как ты, любую роль потянет, – продолжал ее задабривать Федор Максимыч. – Это же только средневековые мракобесы женщин до сцены не допускали! Женщины, они вообще!

Почувствовав на себе его косой взгляд, я постарался остаться невозмутимым.

– Когда уезжаешь? – спросила Дарья, после того как Федор Максимыч отправился на покой.

– Завтра, – ответил я. – Утром.

Посчитав свою миссию в Санкт-Петербурге условно завершенной, я хотел вернуться в Первопрестольную до того, как слух о моем пребывании здесь докатится до противной стороны.

ГЛАВА 11 МАРГИНАЛИИ

Подобравший меня за чертой города белобрысый водитель с наколкой «Гена» между большим и указательным пальцами, в широкополой фетровой шляпе и клетчатой байковой рубахе, клюнул носом и тут же встрепенулся:

– Ты со мной разговаривай! Не то в кювет улетим! Маруха моя всю ночь мне спать не давала!

Вид у этого ковбоя действительно был бледный. Глядя на него, становилось понятно, почему коренные жители Нового Света прозвали колонистов «бледнолицыми».

– Жена? – поддержал я диалог для пущей безопас­ности.

– Дочка старшая! – Дорога пошла на подъем, и водитель пошуровал «кочергой» в коробке передач. – Вчера месяц исполнился! Она у меня «сова»! Вся в отца! Мы тоже по ночам чаще фуры гоняем! По ночам дорога чистая!

– А младшей сколько?! – поинтересовался я чуть более живо.

– Младшей-то?! – Ковбой почесал затылок. – Чего не знаю, того не знаю, чувак! Младшую мы родим, когда на квартиру денег скопим! Вот скоро начальник колонны добавить обещал!

Слушая вполуха его болтовню о жизни дальнобойщиков, о том, как он оттягивался прошлым летом в Гурзуфе, об интригах вокруг таможенного терминала и о бандитах с большака, я посматривал в окно.

Автофургон уже миновал Торжок и несся в направлении Клина. С утра выпал первый снег, и пустые черные поля, тянувшиеся вдоль шоссе, кое-где остались помечены его иероглифами. Пометки на полях. Маргиналии. «Марго» по-латыни значит «край», как заметила бы любимая девушка Журенко. Край родной, навек любимый…

– А в прошлом годе Парфенова тормознули! – продолжал травить свои байки водитель. – Загнали трейлер в лес, напоили чувака водкой до бесчувствия и привязали к дереву! Груз, девкам ясно, ищи-свищи! Хорошо, сам живой остался! Разве что комарье покусало!

Внимая его «сто первой» жуткой рассказке о злодеяниях разбойников, я чувствовал себя, как мирянин Клим из новеллы Чехова «Пересолил». Впору было прыгать на ходу и давай бог ноги! Шофер же мой, наоборот, отлично обжился в образе буйного землемера.

Есть такое выражение: «беду накликать». Народная примета оттого и примета, что свойство имеет спорадически сбываться. Белобрысый дальнобойщик Гена все еще поминал лютых шишей, когда автофургон обогнали грязные «Жигули» и остановились впереди у кромки темного леса. Из «Жигулей», размахивая жезлом, выпрыгнул резвый инспектор в демисезонной форме одежды – плаще и зимней шапке.

«А вот и мои «полярники», – почему-то определил я с первого взгляда. – Операция «перехват». Верно, Игорь Владиленович Бузникину дозвонился».

С его возможностями и полномочиями отправить на трассу пикет было не задачей.

– Сейчас бабки тянуть начнет, шакал поганый! – Гена, притормозив у обочины метрах в десяти от «Жигулей», отогнул солнцезащитный козырек над лобовым стеклом и достал документы.

Инспектор скорым шагом направлялся к нам, прижимая к бедру укороченный автомат. Я сунул руку за пазуху и в который уже раз снял «беретту» с предохранителя.

– Ну что, командир?! – бодро спросил дальнобойщик, опуская боковое окошко. – Левак ищете?! У меня все пучком!

– Следовать за «Жигулями»! – Запрыгнув на подножку кабины, инспектор направил ствол автомата в грудь водителю. – Поехали! Ты, рядом, тихо сидеть! Не рыпаться! Стреляю без предупреждения!

Последние слова были адресованы мне. Побледнев еще сильнее, Гена отпустил сцепление, и мы тронулись. «Жигули» взяли с места одновременно с автофургоном.

«В лес едут. – Я смотрел, как грязная легковушка свернула с шоссе в укатанный кювет и выползла на грунтовую дорогу. – Ковбоя жаль. У него дочка старшая – «сова». А в «Жигулях» еще трое. Это много».

Инспектор, висевший на подножке кабины, не сводил взгляда с нас обоих.

Автофургон тяжело перевалил через обочину, выпрямился и медленно покатил по просеке между рядами деревьев. Углубившись метров на пятьсот в березняк, «Жигули» замерли. Экипаж машины легковой вышел на дорогу во всеоружии; обрез, ТТ, насколько я успел заметить, и еще автомат. Двое направились к нам, а третий – хоть и низкорослый, зато с автоматом – остался на месте. Дальнобойщик Гена бросил на меня встревоженный взгляд.

– Тормози! – Инспектор ткнул его стволом в грудь, и автофургон остановился.

С моей стороны к кабине, положив на плечо обрез охотничьего ружья, приближался сутулый верзила.

– Гия! Принимай товар! – обращаясь к суровому лицу кавказской национальности, подошедшему слева, наш сопровождающий отвернулся.

Этого мгновения мне хватило, чтобы ударить обеими ногами в открывавшуюся дверцу, которая отбросила су­тулого гиганта.

– Задний ход! – рявкнул я, выдергивая «беретту» и прыгая из кабины.

Ковбой оказался не только болтлив, но и на редкость расторопен. Прежде чем двое бойцов по другую сторону успели что-либо сообразить, автофургон сдал назад, и они очутились на линии огня.

Надо отдать им должное, в себя они пришли почти сразу. Инспектор даже успел, поднимая автомат, выпустить в землю короткую очередь, но к тому времени я уже стрелял. Дитя гор, отброшенное прямым попаданием в грудь, завалилось в кусты, а инспектору пуля попала в горло. Захрипев, он рухнул ничком на просеку. Между тем со стороны «Жигулей» раздался оглушительный треск. Это вступил в бой мужичок-с-ноготок, оставшийся у машины. Первые же его выстрелы достигли цели. Контуженный дверцей верзила начал вставать, и его прошило навылет. Словно желая сдаться в плен, он раскинул руки и попятился, но пленных в этом бою не брали. Так что досталось и мне.

Когда острая боль обожгла мое левое предплечье, я нырнул вперед и распластался на жухлой траве. Ощущение было такое, как если бы зуб вырвали без наркоза. Мужичок, присев у «Жигулей», кричал что-то нечленораздельное и поливал свинцом деревья над моей головой. Казалось, будто голодный дятел мечется со сверхъестественной скоростью по лесу в поисках единственной личинки. Пот заливал мне глаза. Уже смутно я видел, как мужичок выронил автомат и, схватившись за лицо, упал под багажник. «Беретта» моя продолжала хлопать, пока боек не щелкнул вхолостую. Я успел разнести в «Жигулях» стекло и высадить зеркальце заднего обзора. Почему-то зеркальце я запомнил, хотя почти ничего не соображал.

«Плохой знак!» – мелькнуло у меня в мозгу, и я потерял сознание.

Пришел я в себя уже в кабине рядом с Геной. Предплечье ныло ровно, как двигатель автофургона. Заглянув под рубаху, я обнаружил, что дальнобойщик успел за время моего отсутствия сделать перевязку.

– Закурить есть? – спросил я, вытряхивая из пачки последнюю сломанную в двух местах сигарету.

– Кончились. – Гена, сосредоточенный на езде, был по-спартански краток.

От прежней его разговорчивости не осталось и следа.

За окном накрапывал дождик. Гена включил дворники, и они размазали по стеклу грязь.

– А что везешь? – спросил я.

– Сигареты. – Ковбой криво ухмыльнулся.

Усмехнулся и я: «Полная фура сигарет, а курить нечего». В жизни такое встречается не часто, но и не редко. Как-то мы с товарищем осатанели от жажды, блуждая по Карпатским горам. Мы спускались в долину по берегу реки. Вода в ней была цвета глины, и заставить себя напиться мы смогли бы только под страхом смерти.

– Железки твои в кармане, – сказал водитель, когда я, затянувшись пару раз, передал ему «хабарик».

Нащупав «беретту» с отвинченным глушителем, я попросил его остановиться.

Было совершенно очевидно, что принятые мной за боевиков из «Третьего полюса» мужчины оказались заурядными волостными грабителями. Охватившая меня с некоторых пор мания преследования обретала угрожающий размах. Последние три трупа мне точно чести не делали. Выбор, прямо скажем, охотники за товаром широкого спроса оставили небогатый, но попытку договориться я в любом случае упустил. «А если и того хуже?! – размышлял я со злостью и смущением. – А если в тебе снова зашевелился «чужой», который делал когда-то зарубки на прикладе и которого ты с таким трудом загнал в коматозное состояние?! А если под защитой твоих лукавых доводов у него уже практика началась? Если это никакая уже не оборона, а самое что ни есть нападение? Ведь тебе же нравится убивать! Сознайся! Что ж ты в быки к Руслану или тому же Шиве не подался?! Ну?! Отвечай! Считаю до трех!»

– Что позволено быку, не позволено Юпитеру, – пробормотал я.

– Какому Юпитеру?! – изумился Гена.

– Юпитеру?! – сообразив, что опять думаю вслух, я свернул тему. – Прибор такой осветительный. Останови-ка. Выйти надо.

– Ты даешь, командир! – заерзал дальнобойщик. – Мы уже пять минут как стоим!

Чувствовалось, что в моей компании ему явно не по себе.

Заняв у Гены лопату, я перепрыгнул через кювет и направился в ближайший перелесок.

«Прощай, оружие!» – зарывая под сосной пропахшую порохом «беретту» с отработанным глушителем, я догадывался, что поступаю опрометчиво. Но так было надо. Скорее, это действие имело ритуальный характер.

– Тебя куда? – спросил дальнобойщик, выруливая на автостраду.

Мы уже проехали Тверь, и движение стало более интенсивным.

– На Кутузовский проспект. По Кольцу до Рублевки, там – прямо, – Я поправил испачканную кровью повязку. – И ты, Гена, вот что… Ты про наше маленькое приключение забудь. «Не видел, не слышал, не знаю!» Ясно?!

– А то! – буркнул ковбой. – Что я?! Враг себе?!

– Машину осмотрел?

– Не задело вроде! Тьфу-тьфу-тьфу! – Водитель, как это принято, трижды сплюнул на левую сторону.

Больше мы с ним до Филей не разговаривали.

…Уволившись из армии, я всю зиму прожил в охотничьем заповеднике. Среди людей я находиться не мог. Среди большого их, по крайней мере, скопления. Зима выдалась холодная. По вечерам мы с дедом-егерем как следует протапливали избу, пили чай с привозной копченой колбасой и вели задушевные беседы. «Калякали», – согласно его определению. Готовить нам помогала веселая и общительная старуха Васильевна. У деда была немецкая зажигалка с перламутровой облицовкой, взятая в плен под Сталинградом. И на столе по случаю ее постоянной заправки вечно торчал стограммовик желтого бензина. Васильевна, знавшая наверное, что по будням мы строго блюдем «сухой закон», однажды с похмелья потеряла бдительность и со словами: «Благодарствуйте, добрые хозяева!» опрокинула стакашек в рот. Могуч и надежен русский организм. Соседям Васильевна объяснила, что зуб лечит.

С рассвета я выполнял священный егерский долг: становился на лыжи и обходил угодья. Основной моей обязанностью было кормить кабанов. Подмосковный этот заповедник близ деревеньки Нижнее Максаково состоял на балансе у высшего партийного руководства. Многие выдающиеся слуги народа любили с ружьишком пошалить. В сопровождении своих верных клевретов они наезживали в максаковский отель – двухэтажный бревенчатый терем со всеми удобствами за высоким забором – и отстреливали мужественно лосей либо оленей, загоняемых егерями на «почетные номера». К моменту их прибытия по деревне бродили застегнутые на все пуговицы мрачные ребятишки, проверяя каждую будку и заглядывая во всякий сортир. Самой популярной охотой у великих мира сего была, конечно, стрельба по кабанам. Кабанов для комфорта и безопасности убивали с вышек, сидя на деревянных скамьях и распивая горячительные напитки. На две такие вышки верстах в десяти от нашей с дедом избы я и наведывался. Ежедневно я засыпал в иссеченные клыками ясли несколько ведер зерна. Зерно хранилось в дощатых коробах, нарочно устроенных под вышками, дабы дикие свиньи не забывали «дорогу смерти».

В первые дни моих посещений кабаны держались вдалеке. Они выгребали из леса на другом конце поляны и смиренно топтали сугробы, дожидаясь, когда я перестану им портить аппетит своим затрапезным видом. Постепенно они привыкли к моему присутствию. Запах пищи и мой стал для них чем-то слитным. Их стадо насчитывало до пятнадцати голов. Верховодил в нем подслеповатый старый вепрь с мощным седым загривком. Все прочие члены его семьи были самки и детеныши-поросята. Вепрь, наделенный недюжинным чутьем, заменявшим ему недостаток зрения, пока я маячил у вышки, всегда держал вежливую дистанцию. Но как-то раз ветер, дувший в мою сторону, подвел бывалого вожака. Подвел, надо заметить, в переносном смысле и в прямом. Опорожнив ведро в ясли, я выпрямился и увидел недоуменные маленькие глазки посреди серого холма, буксовавшего на расстоянии протянутой руки. Удивление наше было взаимным и продолжительным. Я стоял, замерев, как салага перед великим полководцем. Полководец же, раздосадованный собственным промахом, хрюкнул что-то вроде: «Эк тебя, братец, куда занесло!» – и развернулся вокруг собственной оси на сто восемьдесят градусов. Маневр этот повторила вся выстро­енная позади него колонна. Причем так четко, как вряд ли возьмется исполнить рота почетного караула. Вепрь скомандовал отступление, и колонна в обратном порядке потрусила к лесу, когда в ход событий вмешался Будильник. Будильник, сторожевая дворняжка деда, отчаянный следопыт, сопровождавший меня во всех скитаниях по окрестностям, был так огорошен дерзкой вылазкой врага, что я даже на время забыл о его присутствии. И тут он сам о себе напомнил. Вдохновленный позорным бегством травоядных, Будильник с лаем кинулся в преследование. «Побеждают не числом, а умением!» – рычал Будильник, пытаясь вцепиться зубами в заднюю ногу вождя Трусливые Уши. Вождь Трусливые Уши обиделся и моментально превратился в вождя Большие Клыки. А превратившись в вождя Большие Клыки, он взметнул в воздух целую тучу снежной пыли и ринулся на Будильника. «Живая собака лучше мертвого льва!» – заверещал Будильник. В три прыжка он одолел разделявшее нас чистое пространство. «Давай! – тявкнул Будильник, спрятавшись за меня. – А то я все сам да сам!» Тяжелая махина, разогнавшись как паровой молот, мчалась на меня уже без соблюдения протокола наших предыдущих встреч. Теперь я был всего лишь легкой заслонкой между вождем Большие Клыки и нахальным Будильником. А Будильника требовалось наказать, чтобы он, каналья, не звонил по всей округе об унижении вождя Большие Клыки. Схватив за шкирку Будильника, я метнулся к вышке. И вышка меня не подвела.

«Зачем я это все вспоминаю?! – справился я сам у себя, откинувшись на сиденье рядом с дальнобойщиком Геной. – Я вспоминаю это из-за Будильника! Из-за несгибаемого Будильника я это все вспоминаю. Вот кто пример для подражания! Чтобы выжить, надо быть таким, как мой следопыт».

Вскоре после конфликта с матерым вепрем случилось так, что Будильник угодил в волчий капкан. Волков той зимой в охотхозяйстве развелось чуть ли не больше, чем в послевоенные годы. Спрос с егерей был строг. Волки резали партийных косуль, как отпетые вредители. За каждого хищника руководство назначило награду в сто двадцать рублей. Даже за волчонка. Егеря стали окружать флажками участки их миграции и стягиваться на коллективный отстрел. Но волки под флажки уходили. Они уже привыкли к флажкам. Красными флажками в нашей стране уже никого нельзя было удивить. Оставались капканы. В такой капкан и попал неосторожный Будильник. Стальные челюсти раздробили ему переднюю лапу, и затем у Будильника началась гангрена. Будильник мучился в холодных сенях на рваной подстилке. Дед хотел его пристрелить, но я уговорил обождать еще хотя бы сутки. На следующее утро я пошел по нужде во двор и чуть не наступил на Будильника, сидевшего у порога. Будильник посмотрел мне в глаза и поднял окровавленную культяпку. Ночью он сам себе ампутировал зараженную конечность. И остался жить…

– Приехали! – Дальнобойщик притормозил на светофоре. – Куда дальше?

Очнувшись от полудремы, я огляделся. Автофургон застыл посреди Кутузовского проспекта в плотном потоке транспорта.

– На разворот, – отозвался я. – Дальше покажу.

ГЛАВА 12 ДОКТОР ЧЕН

Прошла почти неделя. Я лежал в знакомых апартаментах «Лаокоона», окруженный заботой Серика и Проявителя. Доктор Чен прописал мне антибиотики, постельный режим и китайскую кухню.

В ночь после возвращения из Санкт-Петербурга у. меня резко подскочила температура. Искушенный в подобного рода делах или, точнее выражаясь, стреляный Руслан послал с утра за врачом.

– Ты не волнуйся, – обнадежил он меня. – Чен мужик свой. Китаец.

– Зачем китаец?! – опешил я. – Почему китаец?!

– У тебя что? Расовые предрассудки? – хмыкнул Руслан. – Так я тоже не потомственный славянин. Врача, как и адвоката, своего надо иметь. Адвокат у меня еврей, а врач – китаец. Классный, между прочим, фельдшер. Не одного бойца в строй вернул. Последние, правда, месяцы работы у него негусто, поэтому он частную практику на дому открыл. Омоложением занимается.

– Как профессор Преображенский, – заметил я.

– Преображенский?! – Руслан поскреб на щеке густую растительность – Не слыхал! Много шарлатанов развелось на Руси! Не счесть алмазов в каменных пеще­рах!

– Ты никак бороду решил отпустить? – В таком запущенном виде я наблюдал щеголя Руслана впервые.

– Да вроде того. – Он протянул мне прикуренную сигарету.

– Чен приехал! – доложил, заглядывая в комнату, Серик.

– Зови, – распорядился Руслан.

Худенький подвижный китаец с раскосыми глазами пройдохи тщательно осмотрел мою рану и задумался.

– Вы кушали побеги молодого бамбука? – спросил он с легким акцентом.

«Господи! – поразился, я. – Неужто он и бамбук омолаживает?!»

– Это огнестрельное ранение, док! – поспешил вмешаться Руслан. – Побеги тут ни при чем!

– Они всегда при чем! – улыбнулся китаец. – Побеги и акульи плавники! Вкусная здоровая пища! Мидии, улитки тоже! Белок!

– А что все-таки насчет ранения? – попытался вернуть его Руслан к наболевшему вопросу.

– Тогда крепкий бульон! – Китаец открыл саквояж и разложил на столике инструменты. – Мясо можно! Все можно!.. Лучевая кость не задета. Неделю можно лежать и можно уколы. Пенициллин.

– Уколы умеешь делать? – Руслан обернулся к Серику, томившемуся в коридоре.

– Фига умеет, – подсказал Серик. – Он от этого в клинике два года лечился.

– Пусть Фигнер! – согласился Руслан.

Носатый, медлительный в движениях Фигнер был сменщиком Серика. В свою очередь он являлся в сауну ни свет ни заря и гонял сам с собой шары на бильярде. Более прочих ударов Фига предпочитал отрабатывать прямые, судя по непрестанному сухому треску, долетавшему в мою комнату через все стены. Жил Фигнер на улице 1812 года, о чем сообщал не без некоторой гордости всем подряд, намекая прозрачно на свое родство с прославленным партизанским героем.

– Можно терпеть, – разрешил доктор Чен, очищая мою огнестрельную рану и обрабатывая входное отверстие перекисью. – Русские могут терпеть. Они почти как мы.

Стиснув зубы, я дождался окончания процедуры – китаец ловко в два приема зашил рану нитками – и поблагодарил Чена за хлопоты.

– Вы еще молодой! – сказал Чен. – Когда будете старый, приходите! Чен знает секреты!

Для убедительности он закатил глаза и поцокал языком. А затем вдруг озорно подмигнул и, подхватив саквояж, засеменил к выходу. В дверях он чуть не столкнулся с Проявителем. Отступив на шаг, Чен сложил вместе ладошки и отвесил Матвею Семеновичу, словно живому воплощению бога Вишну, глубокий поклон.

– Если температура не уйдет, можно звонить! – объявил он нам с Русланом.

И удалился, насвистывая арию из оперы «Паяцы».

Матвей Семенович проводил его сердитым взглядом.

– Шут гороховый! – сказал он так, чтобы Чен его услышал.

Двое старых плутов, судя по всему, друг друга не жаловали.

– Мошенник! – Проявитель сел рядом со мной на диван. – Он вас еще не омолаживал древними порошками Шамбалы?!

– Ну, мне пора. – Руслан, пряча улыбку, отвернулся. – Ты, Саня, лежи смирно. На дверях охрана. Мышь не проскочит.

После его отбытия мы с Матвеем Семеновичем пошептались, и спустя три дня на мое одеяло легла пачка фотоснимков.

– Это Галемба! – Проявитель постучал ногтем по изображению тучного мужчины, выходящего на тротуар из микроавтобуса. – Это – улица Поварская, бывшая Воровского! Вот за этой аркой со двора вход в ЧОП «Близнецы». Там опасно было снимать! Шныри и камеры наружного наблюдения! Из окон подъезда напротив деревья мешают.

– Ничего, – сказал я. – Это лишнее. Вы и без того отработали, как суперагент.

Польщенный Матвей Семенович продолжал сообщать результаты разведки:

– Галемба всегда приезжал к восьми ноль-ноль. Уезжал в разное время. Вчера до ночи сидел. Людей в «Близнецы» заходит много. Кто сотрудник, а кто посетитель – невозможно разобрать.

– Так вы что же?! – удивился я. – Три дня там безотрывно сами слежку вели?!

– Зачем сам? – возразил Проявитель. – Я снимок знакомому показал, бывшему вохровцу! Он человек праздный, да и языком зря не чешет. Толковый человек! С вашими-то, Саша, деньгами я, если надо, целую армию найму!

– Не надо, – умерил я пыл Матвея Семеновича. – Вы лучше вот что… А другого Галембы там не появлялось?! Ну или кого-нибудь на него похожего?!

– Похожего не было, – твердо сказал Проявитель. – Был кто-то похожий на депутата этого… Знаете?!

– На Раздорова! – определил я без тени сомнения.

– Верно!

«Почему же ты «Близнецами» свою шарашку назвал? – Я рассмотрел фотографию Галембы. – Не случайно! Как пить дать, не случайно! Тебе подобные обожают символику. Надобно проверить, нет ли у тебя тоже филиала завалящего где-нибудь на невских берегах».

Адрес ЧОП «Близнецы», благодаря связям Руслана, я выяснил быстро. «Близнецы» обслуживали ряд солидных коммерческих структур, не последнее место среди которых занимал и «Третий полюс». Репутация у охранного предприятия была достаточно скверной, но кто-то очень влиятельный помогал им сохранить лицензию и вообще отмазывал, по словам Руслана, от прокурорских наездов. Я даже догадывался кто.

– Вы, Матвей Семенович, лучше заплатите своему толковому .человеку, сколько сочтете нужным, и пусть он больше на Поварской не светится. – Я сложил снимки в конверт из-под фотобумаги. – Все, что нам надо, мы уже знаем.

– А может, Галембу этого до дома проследить? – предложил Проявитель. – У меня «Москвич» на ходу!

– Ни в коем случае, – погасил я его инициативу. – Забудьте об этом. Они скорее сами вас до дома проследят.

– Понял! – Он встал и, простившись, отправился колдовать в лабораторию.

Я заказал ему изготовить новый паспорт, каковой в ближайшем будущем очень мне мог понадобиться. Фамилию я себе выбрал простую и скромную: Березовский.

На смену Матвею Семеновичу пожаловал Фигнер – неизменно в белом халате и с никелированной баночкой в вытянутых руках. Подносил он ее торжественно, будто хлеб-соль.

– Машинка! – Фига снял с баночки крышку и предъявил мне ампулу пенициллина. – Кайф!

Уколы он даже в мягкие ткани делал профессионально. Наркоман со стажем, подобно завязавшему алкоголику в обществе пьяных, испытывал при этом заметное возбуждение.

– Ну как?! – прошептал Фига, прижигая место укола ваткой со спиртом. – Вставило?

– Еще бы! – поделился я своими ощущениями.

И довольный Фига бесшумно удалился. А я попробовал как-то разработать стратегию дальнейших поисков и систематизировать имеющиеся в наличии данные.

Белых пятен в моей схеме оставалось хоть отбавляй. Заполнить их без постижения причин гибели разношерстной группы сотрудников «Дека-Банка» ни теперь, ни впредь не представлялось возможным. И причины, похоже, надо было искать в самом списке, поскольку заинтересованная сторона выкладывать мне их явно не собиралась. Что-то подсказывало мне: здесь больше чем только перечисление потенциальных и уже состоявшихся жертв. Иван Ильич, быть может, сам того не ведая, оставил мне ключ. Всего-то и надобно, что как следует изучить его бородку и отыскать замочную скважину, в которой он повернется. Где-то есть эта покрытая паутиной скважина за нарисованным очагом. Итак, я на ощупь, словно слепой, взялся за «бородку». Согласно моему представлению, персоны, записанные в реестр Штейнберга, имели достаточно разный калибр. Если, скажем, Яновский, Семенов, Трубач, Половинкина, Шавло, Лернер и ваш покорный слуга по служебной шкале располагались на нижнем уровне от клерков до охранников, то Варданян, Шумова, Матвеева и Вирки входили в руководящий состав. К какому разряду принадлежали Краюхин, Четверкин и Вайнштейн, я пока не ведал. Пока они оставались для меня господами икс. Далее обращал на себя внимание способ казни. Здесь, опять же с натяжкой, наблюдалась известная закономерность. Двое из первой группы были застрелены. Меня тоже стремились не четвертовать, не отравить, не удушить, а именно застрелить. И хотя Музыкант со своим опричником пытались разделаться со мной в гараже более изощренным способом, это явно был их личный почин. Картину портили Яновский и Половинкина. В большей степени Яновский, сгоревший в собственной машине. Но так ли добросовестно изучались его останки? Да изучались ли вообще? Такая мелочь, как дырка от пули в обугленном туловище, запросто могла быть пропущена патологоанатомом за приличное вознаграждение. Что до руководящей части списка, то здесь царило разнообразие: висельница, утопленник и зарезанный в подъезде Варданян. Возможно, в таком индивидуальном подходе таился чей-то иезуитский умысел. А возможно, и нет. Зато совершенно определенно во всех случаях вплоть до моего прослеживалась строгая хронология: Яновский, Шумова, Половинкина, Семенов, Вирки и Варданян последовательно скончались или исчезли через известные промежутки времени. Причем Трубача мариновали без видимых оснований четыре месяца в заключении. Из этого напрашивался вывод, что умереть он был должен в свой день и час. На мне убийства останавливались. Вернее, на Варданяне. Но Варданяна зарезали, только когда Игорь Владиленович сотоварищи доложили наверх о моем устранении. Кроме того, объясняя мотивы плохо подготовленных и поспешных действий со стороны «полярного фронта», Музыкант признался, что им платят за скорость, а не за количество. Из всего вышеизложенного разумная гипотеза у меня не выстраивалась. Размышления мои носили ярко выраженный схоластический характер, ибо опирались в основном на догадки. Но что-то в них было. Следовало только разобраться, что именно. Взять в оборот осмотрительного и теперь вдвойне осторожного Игоря Владиленовича вряд ли получится. Оставался Галемба, вернее всего диспетчер и посредник между заказчиками и исполнителями, мало посвященный в детали операции. «За неимением гербовой пишут на простой», – решил я, определяя таким образом свой следующий шаг.

Размышления мои прервал доктор Чен. Китаец был одет весьма торжественно: черный смокинг, белоснежная рубашка, черные же лаковые туфли и сверх всего этого – бабочка.

– Вы сегодня прямо именинник, доктор! – заметил я.

– Нет, – сказал Чен. – Мой день рождения в январе. Сегодня я иду в гости. Очень хорошие гости.

Он выразительно посмотрел на часы. Тогда я снял свитер и предоставил ему возможность размотать бинт на предплечье.

– Можно ходить, – обрадовал меня доктор, осмотрев подживающую рану. – Нитки можно оставить. Нитки сами денутся. Вы на инструментах играете?

– А что? – поинтересовался я из праздного любопытства. – Можно?

– Можно, – разрешил китаец.

Мы помолчали.

– Я тоже был молодой, – промолвил Чен. – Учился в Первом медицинском. Слышал балет «Красные маки». Вы слышали?

– Не случилось, – сознался я.

– Я слышал. – Чен задумался. – В жизни есть две вещи: музыка и любовь. У вас есть любовь?

Что я мог ответить доктору Чену? У меня была любовь. Но где она была, я не знал теперь даже приблизительно. Возможно, Марина против собственной воли находилась в плену у Маевского. Или у Рогожина. Или еще у какой-нибудь сволочи. А скорее всего, она даже и не подозревала о моих проблемах. Оно было и к лучшему. Проявляя активную озабоченность ее судьбой, я бы сам дал в руки Игорю Владиленовичу такой козырь, каким он прихлопнул бы меня, словно ленивую муху.

– Я спешу, – сказал доктор, не двигаясь с места.

«Если он так спешит, – прикинул я, – то представляю себе, как он медлит».

– У вас есть старые родственники? – спросил Чен после долгого перерыва. – Чен знает секреты. Волшебный порошок Шамбалы. Порошок молодости. Можно вернуть мужскую силу.

«Ах, вот оно в чем дело!» – Припомнив досаду Матвея Семеновича в отношении китайца, я испытал некоторое чувство неловкости от предстоящего отказа, но врать совсем было совестно.

– У меня нет старых родственников. – Я едва подавил желание рассмеяться. – Очень жаль, доктор.

Лицо его сразу поскучнело.

– Я обязательно буду вас рекомендовать! – горячо попытался я сгладить свою неловкость. – Столь достойный и великий целитель непременно должен поднять уровень рождаемости и оставить глубокий след на лице!..

Здесь я окончательно спутался и умолк. Что, впрочем, не имело ровным счетом никакого значения. Слова мои, пустые и громкие, точно арбуз без содержимого, оставили Чена равнодушным.

– Можно звонить. – Китаец вдруг очень пристально посмотрел мне в глаза. – Кто-то ждет ваш звонок.

У меня возникло ощущение, как будто Чен опустился на самое дно моей души и узрел там что-то от меня ускользнувшее. На том мы и расстались.

С минуту я терялся в догадках, пока не вспомнил, кто может так ждать моего звонка. Обругав себя последними словами, я попросил Серика принести телефон и набрал код Петербурга. Я лежал, считая длинные гудки, и сердце мое сжималось от предчувствия непоправимой беды, которая не заставила себя долго ждать.

– Это ты? – Дарья отозвалась наконец примерно через вечность и полторы тысячи верст. – А папа умер.

– Как умер?! – Я чуть не выронил трубку. – Когда?!

– Вчера похоронили! – Слушая ее плач, я ненавидел себя до полного отчаяния. – Удар у него случился!

Сбивчиво она поведала мне о том, как после моего отъезда заявились трое жлобов и стали ее допрашивать насчет моего местонахождения, а она не знала, что им ответить; о том, как Федор Максимович неожиданно вернулся с работы и застал их в квартире; о том, как он их выгнал и как один, выходя, ударил моего тестя по щеке, и о том, как старый артист, не снеся оскорбления, разволновался; как она вызвала «скорую», но было уже поздно.

– А ты даже не позвонил! – Дарья всхлипнула и повторила: – Даже не позвонил, будь ты проклят!

Разговор наш оборвался короткими гудками.

«Это я его убил, – сказал я себе. – И не тогда, когда высадил меткой пальбой зеркало бандитского «жигуленка». А раньше, когда легкомысленно подставил Безродных, явившись к ним на постой, да еще послав Дарью в банк. Плохие приметы здесь ни при чем. Только я здесь при чем, молодой и беспечный. «Молодые побеги всегда при чем», – как сказал доктор Чен. Я сам – плохая примета. Не знаю, как всех остальных, но Федора Максимыча я убил».

ГЛАВА 13 СЛЕДСТВЕННЫЕ ОРГАНЫ

Молоток на нашем дверном косяке снова поменялся. Теперь висел маленький утюжок с отверстием для рукоятки. Продернутый сквозь него бельевой шпагат был завязан таким гордиевым узлом, какой не смог бы изрубить и сам Александр Македонский в лучшие свои годы. За деревянной переборкой раздавался приглушенный дробный стук. Отомкнув дверь, я проник в квартиру. Мой сосед Кутилин, глубоко засунув руки в карманы; бил посреди передней чечетку.

– Ба! – воскликнул Кутилин. – Кого я вижу! Ты ли это?! Заходи, заходи!

– Да я, собственно, уже! – Застыв на пороге, я предался созерцанию недавно еще белой коридорной стены, где нынче развернулась баталия между голым атлетом и грудастой девицей богатырского телосложения. На макушке атлета колосились ветвистые рога, уползавшие местами на потолок, а мужское достоинство у него заменял вызывающий кукиш.

Юра сделал короткую остановку и тут же высыпал на паркет целую барабанную очередь.

– Ну?! – вскричал он. – Что я сейчас сказал?!

– Что лучше бы мне после ремонта зайти. – Моя версия вызвала у соседа бурю негодования.

– Что я рад тебя видеть, бродяга! – Он по христианскому обычаю трижды облобызал меня и потащил в свою комнату, увлекая к столу, накрытому банкой сайры и дюжиной «Балтики».

– Постой-ка! – Придержав его, я все-таки вернулся к наскальной живописи. – Юрок, скажи честно, это чья прихожая?!

– Твоя, – неохотно сознался Кутилин. – И моя частично. Общая, короче.

– Общая! – подчеркнул я. – А это что такое?!

– Фреска. – Кутилин, словно проверяя истинность своего утверждения, провел пальцем по бедру обнаженной женщины. – «Искушение Адама» называется. Идея такая: все зло от баб. Как тебе?

– Самобытно, – вздохнул я. – А между ног у него что?

– Фига! – пояснил живописец. – Фиговый лист облетел, но фига осталась!

Произнося «фиговый», ударение он сделал на вто ром слоге.

После тщетной попытки наставить Кутилина на путь соблюдения правил общежития, мне захотелось незамедлительно принять душ. Сосед мой остался в коридоре, что не помешало ему, заглушая шум воды, расписать свои последние амурные похождения:

– Женщины, Саня, слов не понимают! Они только в интонациях разбираются! Я своей говорю спокойно: «Ты посуду будешь мыть или как?» А она – в истерику! «Ты чего, – орет, – на меня орешь?! Я тебе не комбайн! У меня маникюр французский!» Чувствуешь?! Тогда я на язык танца перешел! Она вопит, а я чечеткой отбиваюсь! Так и сбежал из ее халупы! Да! Тебе повестка пришла!

– Какая повестка? – Вытирая голову полотенцем, я босиком зашлепал к себе.

– Из ментуры! От следователя Задиракина! – обогнав меня, сообщил Кутилин. – Явка обязательна! Шахматы расставлять?

Повестка была действительно выписана следователем Задиракиным. Доставил ее нарочный еще неделю назад.

– Егоров насчет тебя интересовался! – донес до моего сведения Юра. – Чует мое сердце, что его тоже нам с тобой на хвост посадили!

Как законопослушный гражданин, я сей же день решил навестить следственные органы. Коли правосудие должно торжествовать, то пусть оно торжествует. А зло пусть будет наказано, где бы оно ни скрывалось от карающей буквы закона. Тем более что оно, как я успел заметить, и не скрывалось.

У входа в бюро пропусков столичной прокуратуры я нос к носу столкнулся с Андреем.

– Мистика! – ахнул Журенко. – Мы с Ларой только позавчера тебя вспоминали!

– Она самая, – согласился я. – По сравнению с ней полтергейст просто детская шалость.

– Ты тоже к Задиракину? – полюбопытствовал Андрей, извлекая на свет мятую повестку. – Я уже второй раз прихожу. Это надо придумать: Задиракин! Человек с такой фамилией, по-моему, не имеет права задавать окружающим вопросы!

Но Журенко ошибался. Следователь Задиракин имел не только это право, но и имел еще массу прав, о чем не преминул поставить меня в известность, когда я сменил Андрея в кабинете под номером 209.

Задиракин оказался курнос и толстощек, но все природные недочеты его внешности с лихвой компенсировало искрометное чувство юмора. Сделав официальное вступление, он определил на глазок мой возраст и перешел сразу на «ты».

– Ты сериал про ментов видел по телевизору?! – с ходу поставил меня в тупик Задиракин.

– А что? – спросил я, насторожившись.

– Здесь только я спрашиваю! – одернул меня следователь.

– Видел, – сказал я, дабы не огорчать его понапрасну.

– Там у них все как в жизни! Казанова этот! Приколы разные! – Задиракин сцепил на затылке пальцы и устроился поудобнее. – У нас тоже был опер, когда я работал в отделении, по фамилии Мещеряков. Так знаешь, какую мы ему кличку дали?

– Какую? – позабыв, что вопросы здесь задает только он, проявил я умеренный интерес.

– Ты уссышься! – предупредил меня следователь.

Я как мог изобразил на своем лице крайнее нетерпение.

– Мещеряк! – сжалился надо мной Задиракин.

Я вежливо промолчал.

– Вашу повестку, – потребовал следователь.

Повестка была тотчас ему предъявлена.

– Имя, фамилия, год рождения, место работы? – Открывая в компьютере нужный файл, Задиракин пробежался по клавишам.

– Александр Иванович Угаров, 1961, охранник ЗАО «Дека-Банк», – ответствовал я в заданном порядке.

– Знаете ли вы гражданина Варданяна Ашота Левоновича?

– Так точно. – Услышав знакомую фамилию, я в значительной степени утратил интерес к предстоящему разговору.

Следователь отрабатывал свой «висяк» и вряд ли более того.

– В каких вы с ним были отношениях?

– В самых близких, – сообщил я Задиракину. – Я у них пропуск раза два проверял, когда они в хранилище спускались.

– А если не ерничать?

– А если так, то я даже не смогу его на опознании от наших сотрудников отличить.

– Так и запишем, – отметил Задиракин, печатая протокол нашей малосодержательной беседы. – «С пострадавшим отношений не поддерживал, сведений о его личной жизни и характере служебных обязанностей не имею». Верно?

– Правды не спрячешь, – подтвердил я.

– И последний вопрос. – Заглянув в ящик стола, следователь нарыл в нем какой-то лист.

Я терпеливо ожидал окончания этой комедии. Вопрос, который он приготовил на десерт, был мне уже известен. Мы с Журенко обсудили его еще по пути в кабинет Задиракина.

– И последний вопрос. – Задиракин уставился в таинственный лист, словно бы сверяя мои показания с уже известными ему доподлинно фактами. – Где вы находились 4 октября сего 1999 года с 19 до 23 часов вечера?

– Сего 1999 года с 19 до 23 часов вечера я находился в гостях у господина Журенко и его ближайшей подруги госпожи… – Тут я запнулся.

– Грачевой! – подхватил Задиракин.

– Вот видите! – похвалил я следователя. – Вы даже знаете больше, чем я!

– Странно. – Задиракин побарабанил пальцами по столу. – Очень странно.

– Что странно? – в третий раз нарушил я своим вопросом заведенный регламент.

– Журенко показал то же самое. – Задиракин с рассеянным видом отложил свой обличительный лист.

– Однажды Журенко показал мне человека, который закусывал водку стаканом, – заметил я. – Вот это было действительно странно.

Посмотрев на меня, как бульдог на ежа, Задиракин предупредил о даче ложных показаний и предложил расписаться на протоколе допроса. Я быстро пробежал глазами отпечатанный на принтере протокол и оставил на нем размашистую подпись.

– Еще увидимся! – пообещал Задиракин, отмечая мою повестку.

– Всегда к вашим услугам! – с готовностью поддержал я его инициативу.

– А что в Петербурге? – обронил мне вслед Задиракин. – Говорят, уже заморозки?

Больше всего обитатели нашего города интересуются погодой. Замечание не мое, но оттого не менее верное.

– Ну как?! – спросил Андрей, дожидавшийся меня у ворот прокуратуры. – Рассказал он тебе про опера Мещерякова?! Круто, да?!

– Круто, – согласился я. – Круче только Пизанская башня с той стороны, куда она падает.

– Какая башня?!

– Пизанская.

Обмениваясь впечатлениями о современных методах работы следственных органов, мы направились к машине Журенко, припаркованной на противоположной стороне улицы. Какое-то смутное подозрение терзало меня, когда мы еще только приближались к видавшему виды бездорожнику. А когда Андрей взялся за ручку, подозрение оформилось в догадку. «Что это он. про погоду в Петербурге справлялся?» – Сперва я перехватил запястье Журенко, а затем его изумленный взгляд.

– Отметить надо! – кивая на магазин позади «уазика», я потянул Андрея за собой.

– Узнаю друга Сашку! – обрадовался Андрей. – Задиракин пусть повестки отмечает, а мы будем отмечать встречи и расставания!

Он хлопнул меня по плечу, и я чуть не взвыл от боли. Позеленел-то я определенно.

– Ты в порядке?! – встревожился Журенко, словно герой американского боевика, обнявший смертельно раненого товарища.

– Желудок что-то пошаливает, – перевел я дух.

– Так это мы исправим! – утешил меня Журенко. – Постой! Палатка же рядом с домом!

– Знаю я твою палатку. – Боковым зрением я засек в отдалении микроавтобус, весьма схожий с тем, что был снят Проявителем на Поварской. – В твоей палатке вместо вина антифризом торгуют.

Громко фыркнув, Журенко последовал за мной.

– Девушка! – бросился я к скучавшей у прилавка продавщице, лишь только переступил порог магазинчика. – Вопрос жизни и смерти! Жена рожает! Где у вас телефон?!

– Какая жена?! Что ты мелешь?! – зашипел сзади Андрей.

Но девушка, поддавшись моему паническому состоянию, уже провожала меня в подсобку.

– Извините покорно! – обернулся я к ней, набирая «03». – Интимные подробности!

– Ничего, ничего! Я понимаю! – Продавщица оставила меня одного.

– Сейчас приедут! – успокоил я, возвратившись в торговый зал, сердобольную продавщицу и Андрея, изнывавшего от неведения.

В подтверждение моих слов с улицы донесся вой сирены. К воротам прокуратуры подкатили сразу три оборудованные спецтехникой автомобиля. Высыпавший из них отряд моментально оцепил прилегающий к магазину участок улицы, и работа по обезвреживанию взрывного устройства закипела.

Обалдевший Андрей наблюдал сквозь витрину за происходящим, натурально разинув рот.

– В чем дело?! – вылетая из магазинных недр, всполошился мужчина с усами а-ля Буденный.

– Жена у покупателя рожает! – пояснила девушка за прилавком.

– Она что – противотанковую мину рожает?! – закричал усач, присоединяясь к группе наблюдателей в составе меня и Журенко.

Кутерьма за витриной стала приобретать характер целенаправленных действий. Саперные силы рассредоточились вокруг нашего вездехода, который и без того выглядел как после взрыва.

– Всем покинуть помещение! – забегая в магазинчик, скомандовал суровый парень в каске. – Воздушная тревога!

– Вы что – шутите?! – Усатый попятился к прилавку.

– Шучу! – гаркнул страж порядка. – Сколько человек у вас в лавке?

– Двое!.. Четверо! – поправился «буденовец», выгребая из кассы наличность.

– Во двор выход есть?! – спросил сапер, озираясь.

– Там! – Продавщица указала на дверь подсобки и первая, подавая пример всем остальным, потрусила из торгового зала.

За ней устремился расстроенный усач.

– Это же моя ма… – Я успел зажать Журенко рот ладонью и подтолкнул его в указанном направлении.

– Ничего не понимаю! – мрачно сказал Андрей, когда мы очутились во дворе. – Ты что-нибудь понимаешь?!

Земля под ногами неожиданно вздрогнула, и одновременно с другой стороны дома прозвучал оглушительный хлопок.

– У тебя на кого машина была оформлена? – спросил я у Андрея с сочувствием.

– На меня! – ответил он, тревожно прислушиваясь к долетавшим с улицы крикам. – По доверенности. А почему – была?

После того как мы выглянули на улицу и убедились, что машина Журенко восстановлению не подлежит, повод у нас появился веский.

Разрушенные останки «уазика» саперы погрузили на платформу и повезли анализировать. А мы, затоварившись, вернулись в тот же двор и устроились на детской площадке.

– И все-таки реально, кто хозяин «козла»? – продолжал я допытываться, открывая бутылку.

– Какая теперь разница?! – удрученно отмахнулся Журенко. – Прапорщик из Долгопрудного! Он вроде в запас ушел и куда-то на нефтяные разработки подался! Хрен его теперь сыщешь!

– Это хорошо, что хрен сыщешь, – сказал я, разливая водку в бумажные стаканчики. – Значит, машина не твоя. Пусть менты копают. Если докопаются, что твоя, – флаг им трехцветный в руки. Скажешь, что по ошибке подорвали. С бизнесменом перепутали каким– нибудь.

– Ага! – хмыкнул Андрей. – Перепутали «Запорожец» с «шестисотым»!

– А не докопаются, – я передал ему стаканчик, – сам ты с заявлением не лезь. Я тебе другого «козла» куплю.

Мы выпили за погибший рыдван.

– Так это тебя, что ль, хотели на небо отправить, Саня?! – стало постепенно доходить до Журенко. – Дела! Мне Шибанов что-то намекал такое: «Неприятности, дескать, у нашего Угарыча! Ты с ним поменьше якшайся!»

– Правильно он тебе намекал, – подтвердил я, закуривая. – Рядом со мной тебе больше появляться не стоит. Я тебя сам найду, когда все рассосется.

– Ты что?! – В голосе Журенко звучало искреннее беспокойство. – Задолжал кому?!

– Мне задолжали. – Бросив сигарету в песочницу, я встал. – Дальше мы врозь пойдем. Там у тебя книжка моя осталась, так ты ее сбереги.

«Ах, Задиракин, Задиракин! – думал я, раскачиваясь в полупустом вагоне подземки. Не дорога тебе, Задиракин, честь мундира! Продался ты, Задиракин, людоедам позорным! И гореть тебе за это в аду! И все же интересно, как это ты, Задиракин, рассчитал, что я с Журенко встречусь, да еще и сяду в его машину?!»

Но довольно скоро я смекнул, что он ничего и не рассчитывал. Его задачей было сообщить караулившим поблизости боевикам, что я появился. А Журенко из окна его кабинета отлично было видно. Окно как раз на улицу смотрит. Во время допроса он дважды к окну подходил. То есть понял, что Журенко меня у ворот дожидается. Кого же еще, как не меня, пасет мой товарищ по алиби?! Пока я спускался вниз, он позвонил на мобильный пассажирам микроавтобуса и предупредил их о непредвиденном осложнении в лице того же Андрея. И те оперативно сменили план. Походя прицепить к «уазику» Журенко взрывное устройство с дистанционным управлением для мастеров такого уровня – плевое дело. Не сяду я в его машину – отлично. Можно подстрелить меня по дороге к метро. Такси на этой улице ловить бессмысленно. Сяду – еще лучше. Вот зачем только Задиракин мне свою осведомленность показал?! Зачем про поездку в Петербург оговорился?! А затем он оговорился, что задел я его за живое своим наглым поведением.

И хотел он, Задиракин, меня уесть на прощание. Хотел чтобы я, прежде чем отнимут у меня жизнь, прикинул, кто в ней – главный, а кто – заместитель.

ГЛАВА 14 ВОКРУГ ДА ОКОЛО

Заодно с колымагой Андрея развалилась и вся постройка из моих выводов относительно методики устранения. Никакой закономерности в способах ликвидации не существовало и в помине. Наемникам было абсолютно до лампочки: взлечу ли я на воздух, провалюсь сквозь землю или утону в ближайшем пруду. Главное, чтобы я больше не путался под ногами. С подобным прогрессом в поисках утраченной истины я, чего доброго, мог лишиться и всех остальных путеводных нитей. Моего интеллекта в трезвой оценке накопленных сведений уже недоставало. Мне явно требовался свежий и независимый, а важнее, нестандартный взгляд со стороны. Подобным взглядом обладал мой когда-то наперсник, ныне же – кандидат физико-математических наук Митька Вайс. Удачливый предприниматель в Митьке легко сочетался с перспективным ученым. Но душа у него не лежала ни к науке, ни к приращению капиталов. Лежала она все больше к рыбной ловле, азартным играм и светским похождениям. Как он поспевал устраивать свои гешефты, преподавать на кафедре и нести бремя семейной жизни, одному ему было известно. Когда Вайс не рассекал под парусом Красное море, то сплавлялся на веслах по реке Урал. «Если только сбился и вдоль поплыл», – по возвращении выложил мне Митька свою версию гибели комдива Чапаева. Застать Вайса врасплох по месту жительства на Большой Ордынке было столь же трудно, как лису в курятнике. Тем не менее жена его призналась, что ожидается Митька со дня на день. Пока же я решил использовать разницу во времени и познакомиться с пресловутым «близнецом» Галембой.

Сопровождать меня вызвался Матвей Семенович Проявитель. Мы условились встретиться на Смоленской площади. В ожидании своего добровольного, но отнюдь не бесплатного помощника я созерцал массивное здание МИДа. Термитник этот, как и все прочие шесть высотных чудес эпохи сталинского домоводства, смахивал на звездолет, приготовленный к запуску. Дальновидный осетин, как и многие диктаторы Древнего Рима, стремился увековечить свое правление в камне. Верно, Кобе доводилось почитывать в семинарской библиотеке Тацита и Плутарха. Верно, знал он, что камень сохраняется дольше, чем память о военных победах. Оттого и септимонциум выбрал как наглядное пособие. Проще историю переписать, нежели снести эдакие каменные скрижали.

Матвей Семенович подобрал меня в назначенный час. Выглядел он, как всегда, бодрым и свежим. Маневрируя в потоке, он погнал свой автомобиль по Садовому кольцу.

– А сколько вам лет, Матвей Семеныч? – Мой вопрос заставил его задуматься, как если бы он не помнил даты собственного рождения.

– В общей сложности шестьдесят два, – насчитал Проявитель. – Это имеет отношение к нашей операции?

– Вовсе не имеет, – объяснился я. – Просто любопытно, как вы держитесь всегда молодцом.

– Возраст человека, Саша, – загадочно отвечал Проявитель, – измеряется пружинками: сколько растянулось и сколько лопнуло. Вы меня понимаете?

– Очень стремлюсь.

Машина миновала посольство сверхдержавы, и, взяв правее, Матвей Семенович вывернул на Поварскую. С четной стороны улицы мелькнуло кафе «Литератор», отмеченное вывеской с двумя литераторами в цилиндрах, едущими на бескрылых своих тяжеловозах. С нечетной – пронеслась «Летучая мышь». Тут же в погоню припустил Институт мировой литературы во главе с изваянием писателя Горького, похожим на батьку Махно с клееными усами. С четной – дунула академия Гнесиных, с нечетной – промчался Верховный суд… Ну все было на Поварской. Даже ЧОП «Близнецы» за неприметной аркой, опять же по четной стороне.

Выключив мотор за полдома до цели, Проявитель, как опытный уже разведчик, без единого слова хладнокровно взялся за свежий выпуск газеты «Спорт-экспресс». А я вошел в арку.

Убранная металлом дверь с камерой внешнего обзора над ней имела при себе звонок, каковым я и воспользовался, не отдаваясь сомнениям.

– Вы к кому? – оживилось переговорное устройство.

– К Галембе. – Я был по-военному краток.

– Как вас представить? – через паузу.

– Березовский, – отозвался я в прежнем режиме.

Пауза удлинилась секунд до тридцати.

– Какой Березовский? – продолжил допытываться механический голос.

– Владелец заводов, газет, пароходов! – Теряя терпение, я зло посмотрел в объектив телекамеры.

Теперь пауза растянулась минуты на полторы. Но в конце концов раздался щелчок и я был допущен во внутренние покои.

Дежурный агент-привратник поменял мой паспорт на пластиковую карточку агентства, и я проследовал в указанный кабинет. Он был с четной стороны.

– Чем могу?.. – в деловом и уважительном тоне встретил меня, привставая, Галемба.

Не спеша с ответом, я для начала присмотрелся к обстановке. Обстановка также была деловая и уважительная: мягкая мебель и щедрое оборудование вплоть до кондиционера свидетельствовали о процветании охранного бизнеса.

– Вы родственник? – обтекаемо поинтересовался Галемба, наблюдая за мной из-за низенькой баррикады справочников, телефонов, ноутбука и дальнейших достижений современной канцелярии.

– Скорее всего! – не вдаваясь в подробности, я перехватил инициативу. – А это ваша дражайшая половина?! Очень! Очень достойная дама! Завидую вам доброй завистью!

Цветной фотоснимок топ-модели Синди Кроуфорд, за спиной которой возвышался Галемба, занимал на стене почетную позицию, сразу давая понять всякому визитеру, что здесь охраняют не только дорогих москвичей, но и не менее дорогих гостей столицы.

– Я не женат, – поскучнел Галемба.

– Так и думал! – обрадовался я. – Так и предполагал, что между нами пропасть общего! Даже еще более, чем вы сами себе вообразили!

Я уже чувствовал, что хозяина кабинета мое присутствие начинает порядочно нервировать, но этого мне и было надобно.

– А знаете, я ведь прежде у частных сыщиков-то и не бывал! – прохаживаясь вдоль стеллажей, заполненных в алфавитном порядке картонными папками с яркими литерами на корешках, восхищался я. – Все-то мне в новинку! Все на удивление! Точно другую вселенную себе открываешь!

Галемба безмолвно следил за мной злобными, покрасневшими от бессонницы глазками.

– Думал, увижу, знаете, эдакого Шерлока Холмса! – Я снял с полки скоросшиватель, помеченный буквой «У». – С трубкой эдакой, в кресле у камина! Мэтра в некотором роде! Со скрипкой Страдивариуса, а то и самого Гварнери! Перебирает он струны эдак небрежно, и в голове его роятся такие дедуктивные мысли, знаете! «Если, – мыслит он, – у этого типа галстука нет, значит, служит он в «Дека-Банке» охранником, а если поверх того еще и пальто снаружи расстегнуто, значит, и есть он самый шельмец Угаров!»

– Что вам угодно?! – хрипло спросил детектив, раскидываясь на стуле.

– А хочу я, сударь мой, знать, какого рожна вам надобно от указанного заштатного мещанина Угарова, за коим вы носитесь по весям и городам с доселе невиданной прытью! – Из меня продолжал сыпаться почтмейстерский стиль, но тут уж не попишешь: вторичность – результат моего образования.

Вернув папку в пустое гнездо, я выдвинулся к окну и опустил жалюзи.

– Я не киллер! – Галемба задвигал ящиками стола. – Мое дело определить местонахождение объекта! И проследить его связи. А как поступает клиент с информацией – дело его! Я вас даже в лицо не знаю! Так что давайте на этом и простимся! Меня работа ждет!

В подтверждение он вывалил на стол кипу донесений.

– Подождет, – сказал я жестко. – А вот я вряд ли стану.

– Вы мне угрожаете?! – поднял он брови.

– Очень! – Вставив в рот сигарету, я полыхнул зажигалкой. – Позвольте-ка полюбопытствовать: нет ли у вас братца где-нибудь на Гороховой в каком-нибудь городе Петрограде?!

– Двоюродный. – Галемба вытер лоб носовым платком.

Подойдя к простенку между окнами, я снял с крючка латунную рамку со старой выцветшей фотографией под стеклом. Любительская камера запечатлела на ней счастливых мальчиков-близнецов. Подростки в одинаковых полосатых плавках, радостно улыбаясь, держали свежепойманного карпа фунтов на шесть.

– Жили-были два брата. – Я издалека показал Галембе фотоснимок. – Один – родной, а другой – двоюродный.

Детектив закашлялся, будто в горле у него застряла рыбная кость сорокалетней давности, и теперь только он спохватился.

– Славный улов! – одобрил я братьев. – С таким-то адвокатом, верно, мамка все колы вам простила!

– Ты чего меня разводишь?! – нарочито грубо крикнул вдруг частный сыщик. – Делай отсюда движение, пока тебя вперед ногами не выкинули!

– Вы, сударь, коли я не ослышался, холостяк. – Повесив на место семейную реликвию, я подошел к нему вплотную. – Узами Гименея не связаны, и разводить мне вас не с кем. Зато братец вам дорог больше сочиненной супруги. Не так ли?

Он присмирел и насторожился.

– Потому слушайте меня внимательно, – продолжал я. – Прямо здесь и сейчас я желаю знать: кто стоит за вашим заданием? Савинов? Маевский? Рогожин? Кто?!

– Рогожин! – Галемба сглотнул и тяжело задышал, раздувая ноздри, словно орловец после заезда.

– Полноте! – огорчился я. – Что мы с вами вокруг да около?! Вы что? С Аркадием Петровичем не знакомы? Уверяю вас, Галемба, я очень серьезен!

– Маевский, – сник детектив. – Рогожин в «Третьем полюсе» номинальная фигура. Хоть и с правом подписи. Зиц-председатель, как говорят. Зятю своему Аркадий Петрович доверяет презентации проводить да на официальных приемах раздуваться. Ну и штат формально в его подчинении. Но все связи и деньги – Маевского. Маевский – страшный человек. Я давно на него работаю. Зря ты на него хвост поднял.

– Господь с вами! – усмехнулся я. – Мне ведь терять-то и нечего! Да и гуляю я сам по себе. Страшнее кошки зверя нет, так что вы меня теперь лучше бойтесь.

Галемба сунулся в боковой карман и в следующее мгновение был распят на полу

– Пусти! – захрипел он, дергаясь. – Там аэрозольный баллончик! От астмы! Да не ношу я оружия!

– Зато я ношу, – соврал я на всякий случай, выпуская его заломленную кисть. – И владею им, как вы знаете, прилично.

– Ну и что дальше?! – угрюмо спросил Галемба, возвращаясь за стол.

– Дальше?! Дальше мы крепко надеемся на ваше благоразумие'. – Присаживаясь рядом, я взялся перечислять: – Нас все интересует: пароли, явки, адрес подпольной типографии…

– Какой еще типографии?! – буркнул он.

– Это так, к слову, – пояснил я. – Давай пиши домашние координаты Маевского и всех его присных. Офисы, загородные особняки, виллы на побережье Кавказа или где они там. И учти: я так и так узнаю. Вопрос времени. А если выясню, что ты от волнения хоть единую циферку перепутал в телефонных номерах, рассержусь. А рассердившись, съезжу еще разок в Санкт-Петербург и вышибу дерьмо из твоего братца. Он мне еще за поход на улицу Рубинштейна не отчитался.

Когда Галемба закончил скрипеть мозгами и чернильным «паркером», я попросил его нижайше сопроводить меня до выхода.

– Чтобы лишней крови не случилось, – пояснил я детективу.

– Ну, как все прошло?! – поинтересовался Матвей Семенович, откладывая газету.

– Отменно, – пристегнув ремень безопасности, я проверил наличие хвоста.

Хвоста не было. То ли Галемба не пришел еще в себя, то ли не торопился искать на свою задницу приключений.

– Странный вы, Саша, человек. – Проявитель завел «Москвич». – Вроде и общительный, а видно, что никого до себя не допускаете. В неволе таких, конечно, уважают, да охота вам была так на свободе-то жить!

– Охота пуще неволи, – обронил я.

И охота моя только начиналась. Обогнув церковь Симеона Столпника, которой и завершалась Поварская с нечетной стороны, мы выкатили на Новый Арбат.

Ближе к вечеру я удостоился приглашения на пир. Пир закатил Серик по поводу рождения наследника-первенца. На пиру также присутствовали: Фига, приятель Серика челночник Скалкин, какой-то Чумаков, малый сонный и молчаливый, Матвей Семенович и небольшая делегация от женщин легкого поведения.

Блудницы вели себя церемонно и сдержанно. С Сериком их связывали мало что давние профессиональные отношения; еще и жена Серика была раскаявшейся Магдалиной. О чем, впрочем, за столом этично умалчивалось.

На минутку заскочил Руслан: преподнес имениннику от братвы самурайский меч в ножнах и с длинной рукояткой. Меч, фальшивый, как и внимание братвы, под оживленный гул пропутешествовал вокруг стола и несколько раз был лихо обнажен.

– Давненько я не брал в руки шашку! – вскричал потомок партизана Фигнера, жестоко искромсавши перед собой весь воздух.

– Добрый будет казак! – крякнул Скалкин.

Чумаков попробовал пальцем лезвие меча и язвительно улыбнулся.

– Над люлькой повешу! – заключил осмотр именного оружия Серик.

Женщины-куртизанки тоже сделали подношения – по хозяйственной части: памперсы, мягкие игрушки, соски, ползунки и разнообразные чепчики образовали на стойке бара внушительную возвышенность.

Словом, праздник удался.

– За свежее пополнение разрушителей социализма! – провозгласил Матвей Семеныч.

Он уже изрядно клюкнул, и его завернуло в политику.

– С социализмом, батя, покончено! – возразил челночник Скалкин. – Я вон из Китая вернулся, и даже там рыночная экономика взяла верх по всем фронтам!

– Все китайцы жулье! – Проявитель отправил в рот ломтик нерки и запил его шампанским. – Пока тело не вынесут, считай, зараза еще живет!

– И площадь не переименуют! – поддержал его Фигнер, запуская тему на следующий виток.

Страсти вспыхнули нешуточные. Забыв о новорожденном, пирующие разбились на два лагеря: первые утверждали, что площадь была Красной задолго до революционных событий, а вторые – обратное. Тут же вспомнился Иван Калита, какой-то Гостомысл и были названы разнообразные даты. Защитники постреволюционного происхождения Красной площади ссылались на Троцкого и напирали на традиционное значение червонной масти как цвета пролетарской менструации.

– Неофит! – осудил Скалкин Фигнера. – Хочешь все наши обычаи замарать?!

– Кто неофит?! – взвился Фига. – Да у меня прадед Наполеону вставил! У меня медаль за взятие Парижа!

Перепалка была прервана появлением Лары, любимой девушки охранника Журенко. Она умножила дары Серика, преподнеся ему соковыжималку с подобающими случаю поздравлениями.

– А вот Андрею сообщать не обязательно, – сказала она, подсаживаясь ко мне.

– Да и мне тоже, – ответствовал я.

Она хмыкнула и подняла рюмочку.

– За отца! – объявила Лара.

– Вот это любо! – одобрил ее тост Скалкин.

И все зазвенели посудой в честь счастливого родителя.

– Не вставляет! – поморщился Фига, отодвигая пустую стопку.

Лишь миг на лице его играла борьба страстей, и затем он отлучился в неизвестном направлении.

– Ну, как «Лебединое озеро»? – спросил я у Лары.

– Озеро как озеро! – пожала она плечами.

Закурив длинную, словно карандаш, ментоловую сигарету, она выпустила струйку дыма:

– Чтоб тебе было известно, Андрей совсем не такой темный, как ты себе вообразил!

«А как она, интересно, думает, я себе вообразил? – После ее реплики, рассеянно протаптывая вилкой тропу в горке вареного картофеля, я почувствовал себя довольно хреново. – Может, я и правда себе что-то не так вообразил? Может, извне кажется, что я небрежен со своим лучшим другом? Или она его ревнует ко мне? Лучше, если ревнует».

К шумному столу вернулся Фигнер.

– Вставило! – осчастливил он меня.

Глаза его блестели, как два кабошона по двадцать карат.

Пир затянулся далеко за полночь и лишь однажды был прерван короткой потасовкой. Народный этот обычай, вопреки обвинениям Скалкина в забвении традиций, возродил именно Фига.

– Из бывших проституток выходят самые верные жены! – раскачиваясь, будто лодка у причала, громогласно заявил Фигнер собранию.

Он хотел сделать Серику тонкий комплимент.

– Из кого выходят?.. – покраснел Серик.

– Из про… про… – Среди наступившей тишины Фига еще раз попробовал одолеть запрещенное в кругу присутствующих слово, но только махнул рукой. – Из блядей, короче!

Увесистая оплеуха забросила партизанского отпрыска в дальний угол.

– Зарублю! – Серик выхватил из ножен самурайский меч и пошел на поверженного обидчика.

Как должно себя вести в последнем акте холодное оружие, Чехов умолчал. Но действительность в лице Серика сама дописала классическое изречение.

– Зарублю гада! – сбросив повиснувшего на его шее Скалкина, Серик взмахнул клинком.

Фига проявил исключительную в его состоянии прыть и закатился под бильярд. Пока оскорбленный отец и муж, ползая на коленях, пытался его достать в партере, он выскочил с другой стороны и успел вооружиться увесистым кием.

Прижатые праздничным столом к стене сауны, мы с Проявителем остались в этой стремительной схватке безмолвными статистами.

Как всегда, выиграла в поединке русская наука побеждать. Халтурное лезвие меча разлетелось, ударившись о кий, и Фигнер, используя забытое штыковое упражнение «Длинным коли!», поверг разгневанного Серика на пол.

– Сволочь! – При помощи челночника Серик поднялся на ноги и вытер рукавом разбитый нос.

– А чего он?! – оправдывался Фигнер. – Я ж не хотел! Серик! Ты чего, а?! Ты обиделся, что ль?! Ну, прости!

Далее была выпита мировая, и скомканное празднество продолжилось, ко всеобщему удовольствию.

ГЛАВА 15 ЗАКОН ИСКЛЮЧЕННОГО ТРЕТЬЕГО

Таксы, похожие на два шустрых пылесоса, со звонким лаем атаковали меня в прихожей. Открыла мне матушка Вайса Полина Сергеевна. Открыла, поздоровалась и сразу исчезла в комнатах.

– Фарадей! Максвелл! – прикрикнула из столовой Митькина жена Нина.

Фарадей, мотая ушами, помчался на ее зов, а более ответственный Максвелл присел подле меня. «Только возьми хозяйские тапочки! – прочитал я в его глазах. – Увидишь, что будет!»

– Максвелл! Тебя не касается?! – Нина выглянула в коридор.

«Смотри сам! Я предупредил!» – Оглядываясь на меня, маститый физик поплелся восвояси.

– Кофе? – спросила Нина.

Я, раздеваясь, кивнул.

Нина была аниматором. Будучи аниматором, Нина рисовала в столовой фазы движения какого-то павиана. Судя по внушительной кипе калек на столе, павиан двигался много.

– Что слышно? – Опустившись в кресло, я потрепал по спине лучше расположенного ко мне Фарадея. – Норштейн «Шинель» еще не снял?

– Кто ж по такой погоде шинель снимает?! – Митька, загорелый и бодрый, вышел из кухни.

Оно и верно: мороз на улице был силен. И предложенный мне горячий кофе с тартинками оказался как нельзя кстати.

– В Турции во-от такая баранья нога, – Митька показал какая, – четыре доллара всего! Это уже приготовленная со специями! Берешь к ней литр кьянти и… Выпить хочешь?

Я вежливо отказался. Чего я меньше всего хотел после ночного в сауне, так это выпить. Прикончив легкий завтрак, мы с Вайсом перебрались в кабинет.

– Ну, так какие проблемы? – перешел Митька к делу. – Просто так ведь ты не зайдешь!

Я протянул ему список Штейнберга.

– Это что?! – Митька повертел заполненную мной загодя от руки осьмушку бумаги.

– Я у тебя как раз хотел спросить.

По мере того как повествование мое о последних событиях набирало обороты – а я еще многое опустил! – Митька становился все более серьезен и угрюм.

– А какая разница между, к примеру, Варданяном и тобой? – Он изучил список.

– Я – жив, он – мертв, – усмехнулся я невесело.

– Положим. – Вайс набросил ногу на ногу. – А кто ты и кто он? Кто вообще чего стоит в твоем прейскуранте?

Пришлось мне подробно и обстоятельно растолковать ему примерное место каждого указанного в иерархии «Дека-Банка».

– Подумать надо, – вздохнул Вайс. – Сколько у тебя времени?

– Совсем нет, – сказал я честно.

– Тогда через пару дней загляни. – Митька встал, давая понять, что аудиенция окончена.

Насыщенное расписание Вайса, которого он строго придерживался по возвращении в Первопрестольную, требовало его присутствия во множестве мест.

Были и у меня свои намерения. Очень хотелось мне лично познакомиться с Аркадием Петровичем Маевским. А если и не познакомиться, то хотя бы взглянуть на него. Лицезреть его во плоти. Увидеть, как говорится, в полный рост. И здесь мне споспешествовал Руслан, доставший в каком-то из опекаемых солидных предприятий гостевой билет на открытие форума бизнесменов и политиков «Россия в XXI веке». Шансы на то, что Маевский окажет форуму честь своим присутствием, были достаточно велики. Хотя и уверял меня Курбатов, что Аркадий Петрович предпочитает держаться в тени, однако же и вовсе манкировать обязанностями влиятельного капиталиста он тоже не мог. На такого рода мероприятиях скорее отсутствие магната привлекло бы к себе внимание, нежели его присутствие.

Итак, в качестве рядового наблюдателя я попал на означенный форум. Вместительный зал Бизнес-центра к началу торжественного открытия был до отказа набит самой представительной публикой. Из всех слоев общества здесь преобладали наивысшие: его термосфера и экзосфера. Плутократы и политики всех направлений от крайне правых до умеренно левых заполняли партер, тогда как чиновники рангом пониже, разного рода аппаратчики и многочисленные сотрудники прессы толкались на галерке. Среди них и я. За столом президиума заседали знакомые все лица: руководители фракций, члены правящего кабинета и прочие «герои дня». Издавая гул, подобный океаническому прибою, столпы общества обменивались рукопожатиями и мнениями. В этом столпотворении рассмотреть Маевского не было никакой возможности. Зато я приметил на другом конце галерки его дочь. Кудрявая голова Европы мелькала в окружении молодых людей, то и дело исчезая за их плечами и спинами. Извиняясь и обрастая извинениями, я стал проталкиваться к ней. Между тем форум открылся. Прозвучало что-то вроде гонга, и в наступившей тишине председательствующий, произнеся короткую приветственную речь, пригласил к микрофону первого выступающего.

– Привет, – сказал я на ухо племяннице Штейнберга.

Европа вздрогнула и обернулась.

– Вау! – обрадовалась она. – Витязь в овечьей шкуре! Я уже думала, ты никогда не подойдешь!

– Я подошел, – отозвался я шепотом. – Только не всем. Как Марина?

– За тебя, обормота, беспокоится. – Европа бросила на меня любопытный взгляд. – А ты откуда знаешь, что мы знакомы?

– И не такое знаю. – Я взял ее под локоть. – Поговорить бы надо.

На нас раздраженно зашикали близстоящие обитатели райка.

– Извини! – Европа убрала мою руку. – Мы здесь на работе. После поговорим!

«Надо же! – Я мысленно чертыхнулся. – Они здесь на работе! Они здесь на работе, а мы тут прохлаждаемся! Мешаем фиксировать прогнозы на будущее отечества, изнывающего под бременем реформ! Досужими сплетнями тружеников пера и блокнота отвлекаем!»

То, что Европа не только дочь Маевского, но еще и делегированный представитель массмедиа, было для меня в каком-то смысле неожиданностью. В том смысле, что редкие нынче буратины поливают деревья в стране дураков. Нет им нужды выращивать курточки для папы Карло, равно и для себя. Тоже мне оттяг – политические репризы переписывать. Ну да вольному воля.

Великие машинисты и стрелочники грядущего века один за другим сменялись у микрофона, донося до почтенной аудитории свою оценку состояния путей.

Наконец на трибуну вышел заслуженный лидер правоцентристского движения «Честный передел» депутат Владимир Раздоров. Движение его имело национальный уклон градусов под сорок. То есть любимый в народе градус позволял Раздорову постоянно быть на ходу и вместе с тем не грозил ему, разогнавшись, свалиться под откос.

Когда-то давным-давно Журенко уговорил меня зайти в гости к знакомой поэтессе, претендовавшей в тот момент на место «культурной девушки». Поэтессу звали Анна, и фамилия у нее была самая восходящая – Месяц. Собравшиеся в ее доме подающие надежды и уже оправдавшие их дарования под сухое вино читали наперебой стихи и делились творческими замыслами. Был и обмен мнений: кто-то выговорил Ахматовой за бедный словарь, кто-то Асееву – за хромые метафоры, а кто-то, особенно дерзкий, даже иронично трунил и над современниками. Все бы хорошо, да Андрей концовку смазал. Раздосадованный жалобами капризных литераторов на отсутствие надлежащих условий, он хватил кулаком по столу и воскликнул:

– Вашу мать! Короленко в тюрьме карандашом в кармане роман написал!

Чем поверг баловней музы в совершенную оторопь. А я тут же представил себе узника совести, расхаживающего по камере и пишущего в кармане «Детей подземелья» под неусыпным оком злобного надзирателя.

Но суть не в этом. Вспомнил я это вот почему. В центре всеобщего внимания весь вечер находился замечательно красивый пожилой поэт, стихов своих не читавший. Взамен поэт рассказывал потешные истории из жизни других поэтов. Говорил он звучно и низко, словно сконструированная в России контрабасовая труба геликон, и оставался при этом совершенно невозмутим. Встретившись с ним у Анны Месяц, я встречал его впоследствии везде: в ресторанах, магазинах, метро и даже на бегах. Таков был и депутат Владимир Раздоров. Создавалось впечатление, что он повсюду.

На форуме Раздоров произнес речь, достойную самых высоких образцов ораторского жанра. Искусство эпатировать слушателей он отточил до совершенства. Пройдясь, будто каток, по своим политическим оппонентам, Раздоров наехал на Мавзолей и потребовал от собравшихся «немедля зарыть мумию на глубине пять тысяч метров, дабы запах ее не будоражил ноздри большевистских недобитков». Буквально оторопь берет, каким образом столь разные люди, как Раздоров и Проявитель, свободно объединяются в похоронную команду!

– Вчера я удовлетворил свою жену трижды! – громогласно и напористо вещал с трибуны докладчик. – Трижды удовлетворил! Покажите мне в зале человека, который последний раз трижды удовлетворил свою жену! Нету?! A-а! Вот видите?! Нету! Теперь скажите мне, что значит, когда низы больше не хотят, а верхи не могут?!

В партере и на галерке раздались дружные аплодисменты, свист и одобрительные возгласы. Раздоров поднял руку, как триумфатор.

– Когда низы больше не хотят, а верхи не могут, – выкрикнул он, перекрывая смех и ропот, – это значит, что все удовлетворены! То есть! Что я этим хочу сказать?! Хочу сказать, что работу нашего правительства следует признать удовлетворительной!

Закончив свое пламенное выступление таким парадоксальным выводом, Раздоров под овации спустился в зал.

– Ну все! – Я легонько подтолкнул Европу к выходу в фойе. – Ничего лучше ты здесь не почерпнешь!

– Странные дела! – Европа рухнула на кожаный диван под вечнозеленой пальмой и обменяла в сумке блокнот на пачку «Мальборо». – Маринка в миноре и соплях, тебя нет! Я, кстати, звонила тебе раз сто по ее просьбе! «Угаров по этому адресу больше не проживает! А вы не позируете мастерам фламандской школы?» Урод какой-то!

Молодчина Кутилин с небольшими отклонениями исполнял мои собственные инструкции.

– Дурдом, короче! – Она щелкнула зажигалкой и глубоко затянулась. – Маринка теперь на Красной Пахре под охраной! Отец велел с нее глаз не спускать. Говорит, что Иван… Это мой дядя. Да ты его видел в казино!.. Иван, говорит, сообщил незадолго до смерти, что за ней какой-то маньяк охотится! А что?! Нормальная вещь! В городе и не такое блядство происходит! В общем, ты ей не защитник. Пусть пока у нас поживет, верно?

– Пусть, – согласился я. – Только передай ей, что я жив-здоров и что я ее… Просто передай, что я жив.

Двери из зала распахнулись, и народ повалил в фойе. Торжественная часть форума благополучно подошла к концу.

– Голоден? – поинтересовалась Европа.

– А ты что – угощаешь? – усмехнулся я.

– Сейчас банкет будет! – Она бросила сигарету в металлическую плевательницу. – Для избранных, разумеется. Но тебя я проведу.

– Ого! – удивился я. – Да ты влиятельная дама!

– Просто свои ребята на воротах стоят, – пояснила Европа. – На отца раньше работали, да он их попер за пьянство. Теперь вот на правительство горбатят.

– Ну-ну! – Я встал с дивана.

Отделившись от группы сановников, к нам направлялся мужчина с фотоснимка, сделанного Проявителем у кладбищенской ограды. По всему выходило, что это муж Европы, Пал Палыч Рогожин собственной персоной.

– Благоверный! – вслух подтвердила мою догадку Европа.

– Не можешь в приличном обществе находиться? – Рогожин откровенно посмотрел на меня.

– А ты свое общество с приличным не путай! – парировала Европа.

Предоставив мужу переваривать сию эскападу, она взяла меня под руку и повела в банкетный зал.

Судя по этой мимолетной перепалке, отношения в чете Рогожиных оставляли желать всего наилучшего.

Как Европа и обещала, со стражниками проблем не возникло. Стражники пропустили нас без возражений, за что и были награждены очаровательной улыбкой моего поводыря.

Цвет буржуазного общества, обсуждая результаты форума, уже степенно вкушал фуршетные яства за исполинским столом в виде буквы «П». Мы с Европой пристроились в самом его окончании, и тут я узрел Аркадия Петровича. Того самого господина с волевым подбородком и слегка вытянутым лицом, что поддерживал еще на одном погребальном фотоснимке седую красивую женщину. Маевский, прямой и гладкий, словно колонна Большого театра, возвышался по другую сторону стола в окружении равных и подпевал.

– Хочешь, представлю? – перехватив мой взгляд, предложила Европа.

– Уи! – почему-то по-французски ответил я.– Познакомься, папа, – сказала Европа, подведя меня к Маевскому. – Это мой кавалер.

– Александр Иваныч! – Я клюнул подбородком, как воспитанник пажеского корпуса, наблюдая за миллионером.

Аркадий Петрович скользнул по мне равнодушным взглядом и, отделавшись небрежным кивком, отвернулся к собеседникам. Права оказалась юная Европа. Дела были «странными». Чудными, я бы сказал. Притворяться можно по-разному, но притворяться так было не по силам даже Тартюфу. Нет, Аркадий Петрович не притворялся. Он меня не знал. Человек, так настойчиво искавший моей смерти, понятия не имел о том, как я выгляжу. Я был для него пустым местом.

– Ты чем так озадачен?! – Европа дернула меня за рукав.

– Вестимо, судьбами страны, – продолжая наблюдать за Аркадием Петровичем, я рассеянно приступил к трапезе.

В литературе часто встречается следующая зарисовка влиятельной персоны: «вся фигура его излучала уверенность». Фигура Маевского ничего подобного не излучала. И вообще ничего не излучала. Скорее, она все поглощала, от закусок и напитков до рассыпаемых вокруг суждений, смысл которых тонул в шуме застолья. Так, наверное, Аркадий Петрович поглощал и всех своих конкурентов со всем их движимым и недвижимым имуществом. Его черные матовые зрачки, казалось, засасывали пространство. Казалось, в этих водоворотах исчезало все, что смело к ним приблизиться.

– Мне пора! – Вытерев губы салфеткой, Европа взмахнула запястьем со знакомыми уже мне по казино золотыми часиками на бисерном ремешке.

– Нам всем пора, – откликнулся я на ее призыв покинуть этот мир благополучных.

Гипнотизировать дальше Маевского не имело смысла. Он и думать забыл о моем существовании.

В ранее оговоренный срок я вернулся к Митьке. Не сказать, чтобы я дрожал от нетерпения. Честно признаться, я и не рассчитывал на какой-то положительный результат. Тем поразительнее было то, что я услышал от Вайса.

– Миттельшпиль! – изрек Вайс, многозначительно раскачиваясь на задних ножках стула.

Толика позерства нам всем присуща, но я был слишком заведен, чтобы мириться с ней в ту минуту.

– Да! – подхватил я.– Удивительная звучность языка! Мне тоже иной раз так вот нравится произнести что-нибудь в свое удовольствие! Особенно «цейхгауз» и «цугцванг»! Чередование звонких и глухих, уму непостижимое! Или еще «штрейкбрехер»! На дюжину звуков приходится только одна гласная растяжка! А если в грудь набрать побольше воздуха…

– Середина партии! – расшифровал свою позу Митька, не дожидаясь окончания оды немецкому. – Миттельшпиль, судя по количеству трупов! Поздравляю, мой милый! Ты связался с настоящими психопатами!

– Мы о чем?! – уставился я на него.

– Не врубился еще?! – Вайс ткнул пальцем в монитор ноутбука с набранной петитом колонкой фамилий. – Вами играют в шахматы!

– Бред, – поморщился я. – Ахинея. Сапоги всмятку.

Фарадей запрыгнул ко мне на колени и, поддержав меня, широко зевнул.

– У тебя есть другие соображения? – усмехнулся Вайс.

Мне положительно ничего не оставалось, как выслушать его фантастическую лемму. За этим я, собственно, и пришел. Подавив в себе здоровое чувство протеста, я приготовился слушать.

– Почти сразу от всех этих убийств у меня возникло ощущение завуалированной последовательности, – начал делиться Митька своими соображениями. – Как будто кто-то делает очередной ход и убирает с доски съеденную фигуру. Вот, смотри.

Пробежавшись по клавиатуре компьютера, он перебросил фамилии из списка в порядке ликвидации их носителей и подставил рядом указанные мной примерные даты гибели: Яновский – сентябрь 98-го, Шумова – октябрь 98-го, Половинкина – октябрь 98-го, Семенов – апрель 99-го, Вирки – июнь 99-го, Трубач – август 99-го, Угаров – октябрь 99-го, Варданян – октябрь 99-го.

С отвращением, будто на банку с пиявками, я смотрел на экран монитора.

– С октября по апрель партия развивалась без потерь или была отложена, – внес Митька устное дополнение. – Кстати, если Половинкина ваша пропала без вести, то ее вполне могла постигнуть участь Трубача. Иными словами, ее могли так же заранее взять под замок и приморить уже в свой час.

– На фига? – спросил я, почти наверное зная ответ.

И ответ был почти такой, как я ожидал:

– Да чтоб не светиться лишний раз! Это нам с зацепочкой в виде списка кое-как можно «историю болезни» прочесть. А легавых и репортеров такой нафталин законно со следа сбивает! Кто-то в машине сгорел, кто– то сам исчез, кого-то подстрелили на боевом посту, кого-то взяли в заложники! В общем, десять негритят резвились на просторе! В сплошном криминальном потоке поди поймай такого ерша! И тогда понятно, зачем Трубача в плену четыре месяца продержали! Могли держать и два, и полтора, и все шесть! В зависимости от хода партии! Могли бы и вовсе отпустить при ничейном исходе или если бы черные-белые получили своевременный мат! Трубач был жив, пока оставался на доске!

По большей части Вайс подтверждал пока мои собственные предположения. Лишь первопричина событий меня по-прежнему не устраивала.

– Но почему шахматы?! – взорвался я. – Почему не карты, не шашки, не лото, не городки, черт бы их взял?!

Дремавший на моих коленях Фарадей недовольно заворочался.

– Вопрос не ко мне, – скривился Вайс.

– Но позволь! – возразил я. – Ведь в шахматах тридцать две фигуры! Даже если здесь всего половина списка: допустим, белые! Или черные! Хотя я и не верю во всю эту ахинею, но допустим! То и тогда двух фамилий недостает!

– Вы поразительно догадливы, профессор, – с иронией отозвался Вайс. – К этому обстоятельству мы еще вернемся. А в данный момент я хочу обратить ваше внимание на принцип выбора персонажей, который сам по себе является косвенным доказательством абсурдной, как вы изволите выражаться, гипотезы.

– Обрати! – пробормотан я, пребывая в легком нокдауне от всего услышанного. – Обрати мое внимание! Оно остро нуждается в этом!

– Итак! – продолжил Митька голосом кафедрального лектора. – В шахматах, как известно, существует оценочная функция из двух составляющих: материальной и позиционной. Последняя учитывает все значимые признаки позиции: владение центром, наличие проходных и сдвоенных пешек, степень защищенности короля и тому подобное. Позиционная составляющая, как непроверяемая, нас пока не интересует. Потому сразу перейдем к более осязаемой в твоем лице материальной части.

Вместо этого Митька перешел, оставив свой рояльный табурет, на кухню:

– Кофе будешь?

– Нет, – отозвался я.

– С молоком или без? – крикнул Митька.

– Какое, к дьяволу, молоко?! – взвился я. – Ты что, мое терпение испытываешь?!

– В условной шкале ценности шахматных фигур, – он вернулся в комнату с двумя чашечками, одну из которых сунул мне, – за единицу принято считать потенциальную силу пешки. Конь – 3 пешки, слон – 3,5 пешки, ладья – 5 пешек и, наконец, ферзь – 9 пешек.

– Откуда девять?! – оторопел я. – Девять-то откуда, когда их по восемь?!

– Девять. – Вайс, размешивая сахар, зазвенел ложечкой. – Можешь проверить в любом теоретическом руководстве.

– Пусть девять, – сдался я.

– Восьмерых сотрудников вашего финансового института – от Лернера до Шавло – мы запишем в пешки. На большее они, будучи рядовыми клерками и охранниками, не тянут. – Митька снова защелкал по клавишам своего персонального компьютера. – А вместо остальных известных тебе фамилий давай подставим в соответствии с тем значением, каким ты их позавчера наделил, тяжелые фигуры.

– Давай! – Я придвинулся к ноутбуку, чем вызвал неудовольствие Фарадея. – Давай подставим! Нас всех так или иначе уже подставили!

– Получается, – Митька удовлетворенно откинулся назад, – следующая картина: Шумова, согласно занимаемой должности, у нас будет конь, Варданян – слон и заместитель управляющего филиалом Вирки – ладья. В остатке трое пока тебе неизвестных: Краюхин, Четверкин и Вайнштейн!

Если принимать желаемое за действительное, картина и впрямь выглядела правдоподобно.

– А знаешь, – Вайс вдруг повернулся ко мне, – ведь ты не так уж и ошибался! Убийства-то очень даже символические! Ладья-Вирки утонула в Неве, слон-Варданян, как и подобает мастерам кинжальных проходов, зарезан, а конь-Шумова…

– Повешена! – подхватил я, блеснув эрудицией. – Глава двадцать четвертая из пятой книги «Гаргантюа и Пантагрюэль»! «Рыцари ходят и берут глаголем»! Ведь глаголь – это виселица! Невероятно!

– А пехота, как ей и положено, гибнет под ружейным огнем. – Митька выключил ноутбук.

– Лично меня в последний раз хотели взорвать, – попытался я остудить его фантазию.

– Такой подвал в договоре между сторонами называется форс-мажорным, – снисходительно пояснил Митька. – Раздел первый: безопасности игроков непосредственно угрожает оговоренный способ устранения фигуры. Тогда фигура устраняется наиболее приемлемым способом. Раздел второй: фигура не поддается устранению оговоренным способом, тем самым препятствуя продолжению партии. И тогда она опять же устраняется наиболее приемлемым способом. А поскольку тебя, Санчо, пуля не берет, я полагаю, твой раздел – как раз номер два.

– Теперь мне стало значительно легче, – мрачно отреагировал я.

– И последнее, – загнул Вайс менторским тоном. – Относительно твоего запроса по несоответствию суммы имен стандартному количеству фигур. При данном раскладе вполне очевидно, что королем является сам играющий, а королевой – кто-то очень близкий. Настолько близкий, что составитель списка не дал себе труда его указывать.

Обдумывая Митькины аргументы, я взял со стола остывшую чашечку кофе. В памяти моей всплыли все шахматные аллюзии управляющего казино: «Есть люди, которые без вашего ведома и дозволения на то, включили вас в сумасшедшую и смертельно опасную игру… Вы всего лишь пешка, даже если королевская, а пешки рано или поздно убирают с доски». Рука моя дрогнула, расплескав нетронутый кофе на Фарадея. Фарадей скатился на пол и с тявканьем помчался к своему брату Максвеллу, угрюмо наблюдавшему за нами с подстилки. «О, как ты был прав, мой брат Максвелл! – заливался Фарадей. – Нельзя было доверять этому субчику, нельзя! Расслабился я, наивный, расслабился!» Ну или что-то похожее. Почему-то мне кажется, что я с некоторых пор понимаю собачью речь. И чем больше я узнаю людей, тем больше я узнаю собак.

– Вот сукины дети! – выругался я в адрес Маевского и его воображаемого противника. – Значит, еще один список, думаешь, существует?!

– Думаю, что да. – Вайс прошелся по кабинету. – Должны еще где-то умирать слоны и пешки вне поля зрения. Скорее всего, в том же «Третьем полюсе» либо иной компании твоего нувориша.

– Здорово! – Я тряхнул головой, отгоняя наваждение, созданное незаурядной фантазией Вайса. – Ты у нас, Митяй, просто Кампанелла! Тебе бы утопии писать! В принципе оригинальная, конечно, версия, но…

«Но что?! – спросил я себя. – Да то, что не могут два человека в здравом уме, пусть и наделенные умопомрачительной властью, убивать людей забавы ради! Не в Древнем Риме все-таки! Ну деньги, ну сама эта власть, ну личные интересы!.. А вот так, за здорово живешь!»

– Но что? – спросил Вайс.

– Но только – версия, – очнулся я. – Предположение из разряда «это так, потому что я это говорю». Мы с тобой, Митька, представители точных наук, и не нам поддаваться домыслам.

– А вот для того и надобно второй список найти, если он существует, – резонно ответил Вайс. – Найдешь его – и все заморочки на места встанут. Ты сам-то давно играл в шахматы?

– Хочешь сыграть?! – ухмыльнулся я невольно.

– Хочу, чтобы ты путем сравнения фамилий и дат кончины проверил элементарные принципы игровой логики, – довел Митька до моего сведения ход своих рассуждений. – Насколько я понял, каждый из игроков, съедая фигуру соперника, обязан и устранить соответствующий ей человеческий прототип.

– И?.. – подстегнул я его.

– И тогда при стандартном размене коня на коня, или слона на слона, или коня на слона с выигрышем качества вслед за той же Шумовой либо Варданяном был повешен либо зарезан кто-то из второго списка, соответствующий им по рангу, – логично?

– Логично, – согласился я без особенного энтузиазма.

– Вот и все! – Знаменуя окончание разговора, Митька прихлопнул на столе невидимую муху. – Закон исключенного третьего! Утверждение либо истинно, либо ложно! Третьего не дано! Что делать намерен?! – Он посмотрел на меня скорее с любопытством, нежели с сочувствием.

– Выспаться!

– Ты заходи, если будут новости, – провожая меня до дверей, промолвил Вайс. – Правда, я дней на десять в Тунис махнуть собираюсь. Может, со мной?

– В жопу твой Тунис, – отказался я от радушного приглашения. – Жарко там.

Выйдя на улицу, я направился к «Третьяковской». Золотой купол храма Всех Скорбящих Радости сверкал на голубом небесном склоне, как перевернутый воздушный шар без корзины.

Отчего-то я вспомнил свой зловещий и вместе пророческий сон в первую ночь, проведенную в «Лаокооне». Сон с двумя змеями, наблюдавшими за шахматной партией. Все же есть какой-то клапан в наших мозгах, словно пузырьки, выпускающий иногда под давлением на поверхность фрагменты истины, сокрытой от бодрствующего разума.

В тот же день я дозвонился в редакцию газеты «Новый Петроград».

– Будьте любезны, Ольгу Сергеевну, – попросил я знакомую журналистку.

– Слушаю! – не заставила она себя долго ждать. – Кто говорит?!

– Достоверный источник! – отрекомендовался я. – Мы с вами в ресторанчике «Повторим!» чаи гоняли, Ольга Сергеевна. Помните меня?!

– Да. – Особой приветливости я в ее голосе не услышал.

– И что вы решили?!– полюбопытствовал я тем не менее.

– Завтра в номер, – сообщила она, не меняя интонации.

– Преклоняюсь перед вашим женским мужеством! – сказал я с чувством.

Она фыркнула и повесила трубку.

Теперь и я сделал свой ход, коли мы впрямь играем. Весь мир – доска, и люди в нем – фигуры.

Часть II Катоблепас

ГЛАВА 16 ДЕТИ ПОДНЕБЕСНОЙ

Самой статьи в «Новом Петрограде» я не читал, как не читал и всего остального, что печатается в этом – похвалить! похвалить! – прогрессивном и смелом периодическом издании. Но зато довелось мне прочесть ее сокращенный вариант, опубликованный в одной из популярнейших центральных газет под заголовком «Тридцать три несчастья». Начиналась заметка следующим образом: «Непостижимая эпидемия захлестнула коллектив небольшого по масштабам обеих столиц коммерческого банка, преимущественно специализирующегося на инвестициях в сфере нефтяного бизнеса. Менее чем за год разного рода несчастные случаи унесли жизни шестерых его сотрудников, и еще один пропал без вести. Этот своеобразный «бермудский треугольник» стихийно возник…» и так далее. Окончание было написано в несколько фельетонном духе, что мало соответствовало изложенным в статье трагическим фактам: «…И неудивительно, если вскоре правление «Дека-Банка» займется набором добровольцев для пополнения изрядно поредевшего штата. Засим рекомендуем господам безработным почаще заглядывать в интересующие их колонки. Авось да появится там что– то вроде: «Приглашаем на высокооплачиваемые должности специалистов по кадрам, бухгалтеров, операторов и охранников с богатым опытом выживания в каменных джунглях. Страхование от несчастных случаев осуществляется за счет нанимателя». Набранная в конце жирным кеглем приписка «Публикуется в сокращенном варианте по материалам статьи «Казни египетские», газета «Новый Петроград» от 16.11.99 г.» свидетельствовала о том, что Ольга Сергеевна постаралась на славу и бумаги не пожалела. Таким образом, шах, объявленный при ее участии моим далеко не голым королям, должен был вызвать в их лагере порядочный переполох. И он таки его вызвал.

Резонанс от публикации в прессе докатился до меня с курьерской скоростью. Скорее даже, чем я ожидал. Ответный ход противников был адекватен их возможностям и явно превышал мои собственные.

– Тебя объявили! – сказал не на шутку встревоженный Руслан, заходя поутру в обжитые мной «лаокооновские» апартаменты. – Сматывай удочки! Пол-лимона ворам за твою башку обещано! Теперь каждая падла сдаст!

Пока я собирал свои пожитки, он поведал о вчерашнем сходе законников и преступных авторитетов, на котором был брошен клич: «Ату его!»

«Руслан прав! – прикинул я. – За эти деньги меня кинутся разыскивать все кому не лень, от милиции до отбросов общества! В погоне за мной теперь объединятся как преступные элементы, так и те, кто ведут с ними неустанную войну. Какая, к свиньям, война, когда здесь такие бабки ломятся?! Ну что же! Все верно. Я объявил, и меня объявили».

– Пол-лимона баксов! – сокрушался Руслан. – Это же сказать кому – не поверят! Целых пол-лимона за такого охламона!

– Только в рифму не говори! – разозлился я, защемив палец молнией сумки. – Частушек мне сейчас не хватало!

– Кому же ты так ноги-то оттоптал?! – Ожидая меня, Руслан присел на подлокотник дивана, – Премьер-министру, не меньше!

– Премьер у нас человек порядочный! – Я поднял сумку. – У него таких денег нет. На меня, по крайней мере.

Сопровождая меня к запасному выходу, Руслан поделился своими планами на мое ближайшее будущее:

– Суток на двое-трое Чен тебя в уединенном месте у родственников спрячет. О расходах не беспокойся: будешь на всем готовом. Без моей команды оттуда ни ногой. Связь – через китайца. В пиковом случае – по мобильному.

Он опустил в боковой карман моей куртки «моторолу».

На улице нас поджидали Матвей Семеныч и продрогший в спортивном костюме Серик. Молодой отец протянул мне увесистый полиэтиленовый пакет.

– Джин-тоник, – пояснил он. – Бутерброды-кофе. Термос как-нибудь потом завезете.

Провожали меня, будто на фронт. «Прощания славянки» не хватало для полного счастья. Приняв у работника сауны «дар от сердца», я пожал его руку. А Руслан протянул Проявителю бумажку с адресом.

– Не гони, Семеныч! – предупредил он. – Сашку надо без дорожных инцидентов довезти! Но если инспектора тормозить станут – гони! Потом разочтемся!

«И чего только не бывает на белом свете! – размышлял я, прислушиваясь к наставлениям моего боевого товарища. – Вот живешь ты, Руслан, в достатке и уважении. Купцы да фабриканты в пояс тебе кланяются. Братва тебя слушает, как отца родного, да и пуще отца! И грезится тебе, что всегда так будет. А случись беда великая, и окажутся в беде твоей самыми надежными помощниками банщик, да старый фармазон, да китаец лукавый, как ты в моей оказался».

– Ничего не забыли, Александр?! – спросил, запуская двигатель, Проявитель.

«Разумеется, мы забыли! Попрощаться с Русланом забыли мы!» – Я оглянулся назад.

– Пошел! – Руслан хлопнул «москвичонка» по багажнику, словно горячего скакуна.

«Уединенное место» доктора Чена оказалось комнатой в общежитии сельскохозяйственной академии, напоминавшем гудящий пчелиный рой. Причем «пчелы» все лопотали по-китайски.

Доктор Чен встретил нас у дверей.

– Как плечо?! – Твердой ладошкой он ткнул меня в область ранения.

– Спасибо! Как ваше?! – откликнулся я на бодрую шутку целителя.

– Так! – хихикнул китаец.

Матвей Семеныч, метнув в него свирепый взгляд, развернулся и погнал машину прочь от рассадника шарлатанов.

– Старый человек! – покачал головой Чен, глядя ему вслед. – Омолодить его надо! Я только раз омолодил! Один раз мало! Очень старый!

«За каким шайтаном осторожный и опытный друг мой татарин определил меня в эти маньчжурские казармы?! – недоумевал я, поднимаясь по лестнице вслед за доктором. – На фоне кадмия белое пятно трудней сыскать, чем меня в толпе китайцев!»

Мимо с коробками и здоровенными тюками вверх и вниз, будто джонки по Янцзы, сновали раскосые коробейники. Стойким запахом промышленной кожи был пропитан весь воздух общежития.

– Вам понравится! – обнадежил меня Чен. – В комнате только трое! Младший брат моей жены и еще двое!

Мне бы следовало сразу развернуться и уйти, но любопытства ради я решил задержаться, хоть бы и ненадолго. Дети Поднебесной всегда чем-то привлекали меня и казались мне среди всех представителей азиатского континента наиболее родственными по образу мыслей. Впечатление это, впрочем, сложилось больше из литературы и философии расы изобретателей пороха. И я как-то хотел его закрепить бытовым примером.

Расценив мое молчание как признак недовольства, Чен поспешил объясниться:

– В моей квартире очень шумно! Частная практика! Много людей заходит. У вас есть богатые старухи? Чен знает секрет! Мертвые воды Шамбалы!

Пробегавший по коридору носильщик задел доктора углом неподъемной с виду коробки, и Чен отлетел в мои объятия.

– Все спешат! – воскликнул он, будто извиняясь за чужую неловкость. – В комнате иначе!

В комнате, куда привел меня Чен, действительно было по-другому. Развешанные по стенам на стальных костылях дубленки и кожаные куртки всех возможных фасонов давно и окончательно превратили ее в склад готовой продукции. Тут же стояла и упаковочная тара в штабелях. Четыре кровати были сдвинуты к центру комнаты. Ютившиеся на оставшемся пространстве ее обитатели дружной семьей сидели за двумя составленными вместе узкими столами, тянувшимися почти от самой двери до единственного окна, и пили вино. Вино было азербайджанское, но разливалось по старой китайской традиции из чайника. Захмелевшие китайцы что-то шумно обсуждали на своем птичьем наречии, когда Чен и я нарушили своим появлением их темпераментную спевку.

Китайцев, надо заметить, в комнате было втрое, по меньшей мере, больше, чем обещал из скромности доктор. И немедля он стал меня со всеми знакомить:

– Шень Лянь!.. Сяо Цынь!.. Ян Шунь!.. Шень Сяо– ся!..

На четвертом имени я оставил напрасную попытку запомнить, кого и как зовут. В ушах моих только рассыпался беспорядочный набор шипящих и цокающих звуков. Каждый представленный тянул мне свою руку через стол, и очень скоро я сделал вид, что перезнакомился со всеми. Последним был младший брат жены Чена почтенный Янь Хуэй. Судя по его приблизительному возрасту, жене доктора было лет сто. Ее наличие, вполне вероятно, и подсказало врачевателю мысль заняться таким прибыльным бизнесом, как омоложение.

Радушные китайцы потеснились, и Янь Хуэй усадил меня подле себя. Тотчас предо мной объявилась чашка с отбитой ручкой.

– Гостите! – Довольный, что все так устроилось, Чен подхватился и выбежал в коридор. – Я спешу к пациентам!

Бурное обсуждение насущных дел за столом быстро возобновилось, и струйка портвейна вновь побежала из чайника.

– Я хорошо говорить по-русски! – похвастался Янь Хуэй, толкая меня в бок локтем. – Я его изучай и говори! Янь Хуэй, води!

– Переводчик! – поправил я бойкого старика.

– Да! – закивал он с лучезарной улыбкой. – Я и ты говори! Они все глухой!

– Почтенный Янь Хуэй у нас ведущий специалист по русскому, – без тени иронии подключился к беседе молодой худощавый китаец напротив. – Если бы не Янь, мы бы и половины прибыли не выручили. Сейчас оптовая торговля идет успешно. И все благодаря почтенному Янь Хуэю.

Благосклонно выслушав этот незатейливый дифирамб, старик прикрыл глаза.

– А правда, что доктор Чен использует мертвую воду? – поинтересовался я у молодого.

– Правда, – подтвердил он. – Из-под крана. У вас в Москве такая вода, что мертвей не бывает.

Удовлетворенный этим объяснением, я огляделся. У подоконника, свесив ноги, сидел на коробке маленький китайчонок лет пяти-шести. Его смышленые черные глаза следили за мной неотрывно и настороженно. «Кто ты, чужеземец? – словно бы застыл в них немой вопрос. – Зачем пожаловал?»

Вскоре негоцианты прервали застолье, что удалось им куда легче, нежели это удается большей части моих соплеменников, и стали расходиться. Предоставленный сам себе, я подвинулся ближе к окну и поманил китайчонка. Тот не шелохнулся, все так же глядя мне прямо в глаза.

– Тебя как зовут? – спросил я.

Молчание было мне ответом.

– Бутерброд хочешь? – Я запустил руку в пакет, которым снабдил меня Серик перед отбытием из «Лаокоона».

Ни слова с его стороны.

Я развернул упакованные в фольгу бутерброды и разложил на подоконнике.

– Мальчик! – подал голос почтенный Янь Хуэй, дремавший, сидя на койке. – Мать умер, отец умер!

Я сполоснул чашку тоником, выплеснул его в форточку и налил себе из термоса кофе.

– Ли, – назвался китайчонок.

Стою ли я того, чтоб мне отвечать и вообще заводить со мной отношения, он взвешивал долго и обстоятельно.

– Мальчик! – повторил Янь Хуэй с оттенком презрения.

– Значит, Ли. – Я потрепал его по жестким волосам. – Ну и сколько же тебе лет?

Китайчонок поджал губы.

– Хочу, – ответил он.

Это уже, как я догадался, относительно моего предложения насчет бутербродов. Я протянул ему ломтик хлеба с ветчиной, накрытый сверху долькой помидора. Прикончив его и все остальные, Ли взялся за цыпленка. Надо полагать, особенным вниманием его здесь не баловали. Когда цыпленок отправился вслед за прочей снедью, Ли облизнул пальцы, и семь из них были предъявлены мне. Семь лет ему было, китайчонку Ли, и больше он от меня уже не отходил.

У молодого китайца, поведавшего мне за столом о секретах врачевания доктора Чена, я выяснил, что мать Ли скоро год, как умерла от рака. Родом она была из провинции Гуандун, бежала в Москву, как и многие ее соотечественники, от нужды, но и здесь ей не суждено было найти свою удачу. Отца у мальчишки не имелось вовсе, и в посольство его на совете местной фактории постановили не сдавать. Такова была и просьба его матери перед смертью. На родине Ли ждал приют куда более суровый. Так он и остался «сыном полка». Парень он был сообразительный и упорный. Общаясь с покупателями китайского ширпотреба, довольно сносно овладел русским и как мог старался отрабатывать свой хлеб: бегал в магазины и по мелким поручениям.

Ночью, когда я спал, деликатно отгороженный ото всех прочих постояльцев шелковой ширмой, вытканной розовыми ласточками, Ли бесшумно покинул свою раскладушку, подобрался ко мне и пристроился рядом. Сон мой был чуток, и я тут же открыл глаза. Зрачки Ли, пристально смотревшие на меня, были темнее ночи.

– Ты завтра уйдешь, – сказал Ли.

– Уйду, – согласился я.

– Возьми меня с собой. – Китайчонок прижался теплой щекой к моему плечу.

– Спи. – Я обнял его, и он затих.

Утром нас разбудил громкий топот и выкрики, раздававшиеся по всему коридору.

– Облава. – Ли посмотрел на меня с тревогой.

Смысл этого слова был ему хорошо знаком. Испугался он, как я понял, больше за меня.

Сбросив одеяло, я быстро оделся. Рейд милиции был, вероятно, плановым. Однако и нельзя было исключать, что спланировал его кто-то из чинов именно с дальним прицелом на мою поимку. Не верю я в совпадения. Как не верил, так и не верю.

– Я вернусь! – сказал я китайчонку. – Обязательно!

И надел ему на шею свой образок на гайтане.

Мощный удар чуть не снес дверь с петель, только лишь я выглянул из-за ширмы.

– Видчиняй! – донеслось из коридора.

Не перевелись еще хохлы на Руси.

Почтенный Янь Хуэй трясущимися руками открыл замок.

– Побачимо! – Румяный сержант в камуфляже, отстранив старика дулом автомата, ввалился в комнату.

Приготовившись к худшему, я наблюдал за ним в прорезь между створками ширмы. Ли, вцепившись в мои джинсы, стоял тихо, как сломанные часы.

Сержант жестом поманил Янь Хуэя.

– Прохаю ласково: гроши е?! – спросил он, озираясь через плечо.

– Моя не понимай! – пролепетал китаец-переводчик.

– Зовсим?! – ехидно поинтересовался сержант. – Мени щесь здаеться, що ты брешешь, китайчик!

Он ухватил старика за ворот и, подтянув к себе, показал ему кулак размером с аллигаторову грушу.

– Як зараз в ухо вдарю!

Я сделал невольное движение в его сторону, но тут в комнату заглянул еще один представитель силового ведомства.

– Чего тут у тебя, Василь?! – спросил он деловито.

– Та що?! Вот ховался, бачишь?! – Василь встряхнул перепуганного китайца. – Треба вдарить зараз, щоб вин знав, як ховатись!

– Документы! – обратился вновь прибывший к старику. – Паспорт! Регистрационное удостоверение!

Пока второй боец разбирался с Янь Хуэем, сержант приступил к обыску.

– Тю! – воскликнул он, отодвигая в сторону ширму. – Щоб мне лопнули глаза! Це кто ж такий?! И що з такими китайчиками роблють?!

Я убрал Ли за спину, и в следующую секунду беспечный сержант ухватился обеими руками за пах.

– Вин мени вдарил! – застонал он, с тревогой прислушиваясь к происходящим внутри него процессам. – Вин вдарил мени! – В голосе его прозвучала неподдельная мука. Значит, было за что переживать.

Я подхватил свою кожаную куртку, взлетел на подоконник, вынес плечом стекло и сиганул вниз. Второй этаж, конечно, не шестой, но колено я себе расшиб основательно.

– Тримай его, хлопцы! – неслось из разбитого окна. – Вин мени вдарил! Швидче тримай!

Прихрамывая на ушибленную ногу, я добежал до остановки и запрыгнул в отходящий троллейбус.

Преследователи мои коли и были, то остались где-то далеко позади.

– Меня выкурили! – сообщил я коротко Руслану, набрав на «мотороле» его номер и дождавшись отзыва. – Перезвоню, как оторвусь!

Вдаваться в подробности я не стал. Эпизод в общежитии подействовал на меня отрезвляюще. В очередной раз я убедился, что отсиживаться или убегать в моем положении – последнее дело. Того, кто бежит, когда-нибудь непременно догонят, и того, кто прячется, обязательно найдут. Лучшая защита – это нападение, как любят говорить футбольные тренеры. Банальность зачастую оттого и банальность, что верна по сути, а значит, и часто употребляема. Резкая смена тактики была для меня наивернейшим способом изменить в свою пользу развитие событий. Только быстрая контратака могла заставить моих противников совершать ошибки. Пусть не самих игроков, но подыгрывающих. А заодно я намерен был убедиться в существовании еще одного списка и, возможно, выйти через него на второго – если Маевский, разумеется, первый – «гроссмейстера». Искать концы надо было где-то в недрах родного банка. Резонно было предположить, что кто-то подобный Игорю Владиленовичу управляет загонщиками «с другой стороны доски», как назвал это Вайс. Хотя бы тот же Шибанов. Исходя из того, как Шибанов прокололся с моим «отъездом в Ялту» после знакомства моего с экспедитором «Третьего полюса», он и был в этой партии егерем номер два. Как бы иначе он узнал о моей идиотской реплике, брошенной Музыканту, когда я подсел в их поганое «такси»? Только от Галембы, которому Виктор Сергеевич доложил немедля о результатах проваленного покушения во всех подробностях. Или от Игоря Владиленовича, егеря номер один. Так или иначе, именно Шибанов бросился звонить Журенко с расспросами насчет моего предполагаемого отъезда в Крым. Чем себя с головой и выдал. Тогда я не догадывался о его роли во всей этой «шахматной» истории. Потому и не трогал его. Но это было тогда.

Проболтавшись, насколько позволяло ушибленное колено, до окончания рабочего дня в центре города, ровно в 18.00 я подошел к «Дека-Банку». Засиживаться лишнего на «производстве» Шибанов не любил. Это я знал по опыту совместной работы. Так и оказалось. Шибанов появился в стеклянных дверях банка, поднял каракулевый воротник пальто и направился к автостоянке. Верней, направились мы сразу оба, но только с разных сторон. Он шел чуть быстрей, а мне было идти чуть ближе, потому к машине мы подошли примерно одновременно. Правую руку я держал в кармане куртки. Большего разумному Шибанову и не требовалось. Ему не надо было демонстрировать пистолет, которого у меня, кстати, и не было. С Шибанова вполне хватило этой самой правой руки. Он молча открыл дверцы машины: сначала переднюю, затем и заднюю и жестом пригласил меня на посадку.

– Вот я и пришел, – сказал я, устраиваясь сзади. – Как договаривались.

– А мы договаривались? – Посмотрев в зеркальце, он встретился со мной взглядом. – Ну конечно! Как я мог забыть! Ведь это было всего пару месяцев назад.

Издевка в его тоне была деланной. Он, Шибанов, храбрился и бравировал.

– Давай без канители, – разъяснил я ему наши дальнейшие отношения. – Расскажешь про список – я тебя прощу и забуду. Нет – забудут все остальные. Плохих людей быстро забывают.

– Какой список?! – подобрался Шибанов.

Но ненадолго. Сперва собрался, а после сразу и разобрался. Как только переварил, что мне вообще про список известно.

– Ты все не так понял, Сашок! – повернулся он ко мне. – Не так все!

– А как мне тебя понимать, Шибанов, если ты молчишь? – пожал я плечами. – Ты скажи – я пойму.

– Я сам на крюке! – Губы у Шибанова задрожали. – У Караваева на меня такое, что век не отмыться!

– У Игоря Владиленовича? – догадался я самостоятельно.

Шибанов дернул подбородком.

– Я ему информацию на каждого подготовил! Потом сообразил только, что людей убирают! И все тех самых, кем он интересовался!

«Не врет!» – прикинул я. Не годился Шибанов на ту роль, что я ему сгоряча отвел. На нее вообще мало кто годился помимо Караваева. Мне вдруг стало ясно, что лишнего главного чистильщика я сам сочинил от избытка фантазии. Одного палача-распорядителя для «шахматистов» было вполне достаточно. Кто бы ни были они, и как бы ни велики были их возможности, лишнего риска они бы избежали. Постарались бы избежать. А лишнее посвященное лицо – это и есть лишний риск. Значит, Караваев Игорь Владиленович снимал с доски равно как черные, так и белые фигуры. И второй список, если он существовал, следовательно, тоже находился у него.

– Ну, будь здоров, Шибанов. – Я открыл дверцу. – Можешь доложить своему гэбэшнику, что я заходил. Крест на холмик получишь. На шею вряд ли дадут.

– У меня семья, три дочки!– Шибанов совсем раскис. – Это же я тебе его сдал, Сашок! Если он узнает, мне хана!

– Не хочешь, чтоб знали о твоих поступках, не совершай их, – усмехнулся я, – гласит старая китайская пословица.

ГЛАВА 17 СПИСОК ЗЛОГО ВЛАСТЕЛИНА

В новелле Франца Кафки «Художник трапеции» изложена история про человека, достигшего совершенства в проделывании всяких штук на гимнастическом воздушном снаряде. Маэстро так сроднился со своим атрибутом, что попросту не мог без него существовать. Лишь под куполом цирка, раскачиваясь над головами ошеломленных его упражнениями зрителей, он чувствовал себя в безопасности. Вынужденный порою спускаться вниз, дабы совершить переезд на следующую площадку, маэстро испытывал ужасающие страдания. Болезнь его можно было бы назвать гипсофобией наизнанку.

Как известно, история на месте не стоит. Куда больших высот в том же рискованном жанре достигла заслуженная артистка РФ Эльвира Леопольдовна Сташевская. Свое звание она получила за победу на международном конкурсе цирковых акробатов во Франции, где исполнила каскад сногсшибательных трюков на трапеции, прицепленной к летящему вертолету. Познакомился я с ней, работая некогда в шапито. Суровая и требовательная, Эльвира гоняла своего ассистента, как дрессировщик болонку: «Стоять! Лежать! К ноге!» Две, впрочем, последние команды не отказался бы выполнить при виде этой прелестницы ни один мужчина. Кто не знал ее близко, вряд ли угадал бы, что Эльвире перевалило за сорок и что стройный красавец юноша, выступавший в номере канатоходцев под именем Антон Пестик, был ее сыном. Чтоб не компрометировать Эльвиру, деликатный в таких вопросах Антон взял фамилию отца. С Антоном я знался накоротке. Пиво сближает людей. А в пивном баре «Пльзень», расположенном в трех шагах от циркового шатра, мы с Антоном провели многие свободные часы. С пагубной в его профессии страстью к алкоголю Антон расстался в югославском еще городе Загребе. Но случилось это даже не тогда, когда он, демонстрируя на репетиции свою удаль знойной хорватке, сделал без лонжи на канате сальто назад и, пролетев двенадцать метров, опустился на широкую спину администратора, нарочно прибежавшего на арену, чтобы остановить пьяное безобразие. Случилось это чуть позже. Когда Антон, проснувшись в постели покоренной его соскоком хорватки, открыл глаза и узрел над собой люстру, висевшую под углом 45 градусов.

– И тут я понял, что кранты! – излагал мне по возвращении Пестик. – «Белка» в чистом виде как она есть! Психовоз можно смело вызывать! И выпил-то всего три пузыря «метаксы»!

Натянув одеяло на голову, Пестик стал отбиваться ногами от перепуганной автохтонки, тащившей его из постели. Оказалось, землетрясение, предписанное еще накануне местными сейсмологами, давно уж выгнало всех жителей Загреба на улицы. И только пропустившая в любовно-хмельном угаре все на свете интернациональная пара встретила стихийное бедствие силой в шесть баллов под кровлей двухэтажного дома.

– Ну чувствую, что трясет меня! – подтягивая к себе кружку «Ячменного колоса», делился Пестик пережитыми впечатлениями. – Колотит, бля, так с похмелюги, что аж пол ходуном! Ну все! Давай по последней, и баста! Завязываю!

Символическая кружка пива, опорожненная при мне все в том же «Пльзене», воистину оказалась для Антона последней. Больше Пестик на протяжении всего нашего знакомства – а протянулось оно еще лет на десять – не выпил ни капли спиртного. Честь ему и хвала.

В последующие годы Антон посвятил себя другой, не менее опьяняющей страсти: альпинизму. Точнее говоря, скалолазанию. По весне он где-нибудь в Царицыно тренировался на стенах заброшенного дворца в бывшей вотчине поэта Кантемира, летом же – штурмовал позвонки Главного Кавказского хребта. Как-то он звал меня с собой, и я отозвался. Отвесные скалы, и особенно те, что с отрицательным уклоном, требуют от своих покорителей цепкости и сноровки. А вот избыток воображения категорически тут противопоказан.. Зато из меня вышел отменный наблюдатель. Так что какой нынче Антон канатоходец, мне трудно судить, но скалолаз он знатный. Его-то мне было и надо. И я даже знал, где его искать.

Болтаясь по центру и убивая время до встречи с Шибановым, я заметил в театральном киоске билеты на представление труппы лилипутов. Когда труппа объявлялась в Москве, с нею вместе объявлялся и Паша Искрометный, он же – закадычный друг Пестика. А когда объявлялся Паша, Антон обязательно проведывал его после спектаклей в гостинице «Арена», где лилипуты селились по традиции.

Паша Искрометный имел над Антоном непостижимую власть. Пестик, умница и красавец, чуть не молился на капризного альрауна. Каждая идиотская сентенция Паши вызывала у него бурный восторг. К тому же Паша был безбожным вруном и, хуже того, мнил себя остроумцем. Оттого и псевдоним он взял себе такой показательный. Я уж и не знал, в чем тут была закавыка. То ли Антон, щедро наделенный от природы всем, что пожелал бы любой смертный, испытывал некое подсознательное чувство вины перед своим идолом, то ли видел в нем достоинства, неуловимые для грубых натур. По крайней мере, я их не улавливал. Мне лично Паша напоминал крошку Цахеса, чей кок, расчесанный гребенкой сострадательной феи, напускал такого туману в очи добрых бюргеров. Только без бюргеров. Бюргеров с успехом заменял Антон, угощавший лилипута коньяками в гостиничном ресторане. За этим занятием я его и застал.

Но прежде я дозвонился до Аркадия Петровича Маевского, разыскав его по одному из приватных номеров, любезно предоставленных мне детективом Галембой.

– Откуда у вас этот номер? – грубо спросил Маевский, когда я представился и напомнил ему о нашем мимолетном знакомстве на форуме лучших сил державы.

– От верблюда, – ответил я без обиняков.

Какие обиняки между жертвой и хищником-гурманом, согласным выложить аж полмиллиона долларов, лишь бы сожрать поскорее свою добычу?

– Верблюда вы знаете, но речь не о нем, – перешел я к сути. – Я та самая пешка, за которой вы гоняетесь. Меня эти гонки утомили. Наш разговор – последний шанс договориться полюбовно и сэкономить ваши честно заработанные средства. Вы ведь их честно заработали?

На провокацию Маевский не поддался. Однако же и трубку не бросил.

– Не знаю, во что вы там играете, – продолжал я через паузу, – но как бы там ни было, предлагаю вам сдаться. Прокурору ли, сопернику ли – мне без разницы. Этим вы сохраните свою драгоценную жизнь. Ведь она у вас драгоценная, не так ли, Аркадий Петрович?

– Вы сумасшедший, – бесстрастно сказал Маевский.

Сказал и отключился. Мой ультиматум был ему как слону дробина.

Ближе к ночи я добрался до окраинной гостиницы. Справившись у «ключника» о местонахождении лилипутов, я получил в ответ гримасу. Другое дело – двадцать рублей. Тут же во всех подробностях мне было поведано о том, что труппа празднует именины какой-то Мальвы и что многих уже пришлось разнести по номерам, включая знаменитого метателя ножей Спиридона Бокалова.

Бокалова я знал. Он мне нравился. Выступал он в паре со своей женой Лизой. Спиридон замечательно владел собой и навыком выбивать с помощью кнута цветок из губ своей возлюбленной. Обыкновенно это была астра. «Астерия», как называл ее кнутобой. Гвоздем его программы являлось метание ножей мимо цели. Отважная Лиза становилась спиной к фанерному щиту, и Спиридон метров с десяти обкладывал ее остро заточенными клинками.

– А ну как, Спиридон, жена тебе наскучит? – посмеивались над ним товарищи по цеху. – Чуть левее возьмешь и – несчастный случай на производстве!

– Не наскучит, – добродушно отмахивался Бокалов. – Она «Камасутру» изучила.

Это был ответ человека, знающего, что ему надо от жизни.

Спустившись в ресторан, я сразу подметил в полумраке зала, освещенного бордовыми ночниками, шумную компанию циркачей-лилипутов. Антон среди них возвышался, как Эльбрус возвышался бы над сопками, если бы на Кавказе были сопки.

– Очаровательная Мальва! – шутил на полную громкость Паша Искрометный. – Ты у нас такая маленькая, что почти незаметно, какая ты страшненькая!

– Это вам, Саша, чистая тарелка, – усадила меня за стол жена Бокалова, только я приблизился. – Почему вы невеселы? У нас веселье. Искрометный сегодня в ударе.

– Я всегда в ударе! – Паша стрельнул в меня исподлобья сердитым взглядом. – Не то что некоторые!

Меня Паша не жаловал.

– Вы накладывайте себе. Или нет! Давайте-ка лучше я вам положу! – Милая Лизавета взялась меня потчевать. – Жаль, что Спиридон устал. Он бы вам обрадовался!

– Устал! – фыркнул Паша, наполняя свою рюмку. – Бокалов твой пить не умеет! Даром, что Бокалов. Вон Антоха не умеет, так и не пьет.

Пестик улыбнулся.

– Извините, что без подарка, – обратился я к Мальве. – Разве только это. – И пододвинул к ней стодолларовую банкноту.

– Ну зачем, – смутилась именинница. – Это совсем не обязательно!

– Бери! – приказала ей Лиза. – Когда от своих, то можно!

Мальва убрала деньги в сумочку.

– А я могу на руках вокруг Кремля обойти. – Искрометный с вызовом посмотрел на окружающих. – Запросто! Два раза могу!

– Фенарди четыре часа вертелся мельницей, – процитировал я Ноздрева.

– Какой еще Фенарди?! – насторожился ревнивый Паша.

– Финарди, – поправил меня иллюзионист Лежебокин. – Шведская труппа Финарди выступала в начале прошлого века на Старой Басманной.

Несмотря на маленький рост, Лежебокин имел большую и светлую голову, в которой помещалась пропасть разнообразных сведений из жизни циркачей.

– Пусть он уйдет! – вдруг обиделся на меня Паша. – Или сам я уйду!

Так он и сказал: не «я сам», а «сам я».

– Подожди меня в холле, – попросил Антон.

Простившись с лилипутами, я вышел. Спустя минут двадцать вышел и Пестик.

– По мою душу? – Антон размял папироску.

– Работа есть. – И я описал ему в общих чертах его задачу.

Заехав предварительно к Пестику домой за необходимым снаряжением, около двух часов ночи мы высадились из его машины у «Третьего полюса».

– Крутовато! – Глядя на торцовую стену, Антон присвистнул.

– Другой у меня нет, – вздохнул я. – Ну что? Возьмешься?

Фасад здания был полностью остекленным, зато поперечные его стены были выложены из бетонных плит высотой с человеческий рост.

– Попробую. – Антон ладонью погладил шероховатую поверхность нижней плиты.

Расстояние до соседнего корпуса с такой же глухой стеной было аршина три. С улицы эта сторона оставалась необозримой. Так что риск заключался собственно в подъеме.

– Ты завещаешь мне свою обувь? – мрачно поинтересовался я, наблюдая за тем, как Пестик разувается.

Мне доподлинно было известно, что скалолазы работают по высшей категории сложности исключительно босиком, но я отчего-то полагал, что это правило действует лишь до начала заморозков.

– Мечтай!

Человек-паук Антон Пестик сплюнул, перекрестился и начал восхождение. Вставляя пальцы в зазор каждой следующей плиты, он подтягивался, затем забрасывал правую ногу, нащупывал еле заметный вверху выступ и, перенося на него вес тела, выпрямлялся, будто пружина замедленного действия. После каждого этапа Антон отдыхал, распластавшись по стене. Подъем на 16-этажную высоту занял у него около полутора часов. А бояться я за него перестал уже минут через десять. Его синхронно повторяющиеся раз за разом движения подействовали на мои страхи усыпляюще. Я просто стоял и, задрав голову, смотрел на него. Шея моя совсем онемела. Изредка я поглядывал на часы. Наконец Антон исчез за парапетом крыши, и вскоре к моим ногам, размотавшись в воздухе, упала капроновая лестница.

Дурно мне стало где-то на половине пути.

– Вниз не смотри, придурок! – крикнул Антон. – Еще немного!

Сжав зубы, я одолел остаток дистанции.

– Ну и видок! – Антон рассмеялся, встречая меня на крыше. – Как будто ты осиное гнездо проглотил!

В совершенном изнеможении я рухнул на мокрый гудрон.

– Хорошо, что сегодня подтаяло, – заметил Пестик, присаживаясь на крышку вентиляционной шахты. – А то бы… – Не договорив, он обулся, достал папиросы и закурил.

– Теперь-то можно?! – переведя дыхание, я с опаской глянул вниз.

Дно ущелья между стенами зданий терялось в темноте. Если бы я не был свидетелем восхождения Пестика, ни за что бы не поверил в подобное.

– Слушай, все хочу спросить, – оперевшись спиной о парапет, обратился я к Пестику. – Ты где «Казбек» достаешь советского производства?

– На чердаке. – Антон затянулся, полыхнув алым угольком. – Дед мой там целый склад устроил. К войне, наверное, готовился. Полез я как-то наверх, смотрю – мать честная! Крупы, сахар, макароны, тушенка! Ну и коробок десять «Казбека»! С тех пор и кайфую.

– Да, были мужики, – отозвался я.

– Почему были?! – возразил Антон. – Они и нынче здравствуют! Возьми хоть Пашу Искрометного. Когда я ногу на Вольной Испании сломал, он меня трое суток пер на своем горбу до ближайшего лагеря. Весу-то в Пашке не больше пуда. Вот и прикинь! Жрать нечего, дороги не знает, я без сознания… Представляешь?! А я еще его с собой в горы брать не хотел!

Я представил. Представил и подумал, что скверно я в людях разбираюсь. Совсем не разбираюсь.

– Ну и что дальше? – Антон щелчком отбросил папиросу, и она, прочертив огненный след, исчезла в темноте.

– Дальше спуск на четыре этажа. – Я пересек широкую площадку по диагонали и, перегнувшись через парапет, провел воображаемую прямую до нужного окна.

Выбрав наш пустой невод, Антон сбросил примерно четвертую его часть с крыши в указанном месте и закрепил ячейку за железное ухо, каковыми в достатке было оснащено низкое бетонное ограждение.

– Теперь я один. – Подергав лестницу, я проверил ее на прочность.

Хотя на прочность скорее в тот момент надо было меня проверять. Поджилки мои все еще тряслись, и шагать снова по мягким ступеням, ощущая под собой убийственную пустоту, мне хотелось меньше всего.

– Ты подожди, пока я спущусь, и тем же путем возвращайся обратно. – Я обнял Антона и пополз вниз.

– А лестница как же?! – крикнул он.

– Черт бы с ней! – выругался я, сражаясь не столько с капроновой стремянкой, мотавшейся на ветру, сколько с мандражом. – Когда ее найдут, нас с тобой здесь не будет!

– Хорошая лестница! – едва расслышал я его бормотание. – Из Турции привезли!

И чего только в Турции не делают!

Ошибся я всего на окно. По счастью, соседняя фрамуга была открыта. Начальник отдела кадров «Третьего полюса» любил проветривать помещение. Раскачавшись, я ногами вперед нырнул в зияющую щель. И, съехав по фрамуге, точно по горке, упал на подоконник уже внутри.

Игорь Владиленович оставил для меня на компьютере прилепленную скотчем записку: «Без разрешения не включать!»

Сумрачная подсветка большого аквариума отбрасывала на стены его ихтиологического кабинета мерцающие блики. Похожие на молоточки, фиолетовые телескопы стучались беззвучно в толстое стекло. Скалярии, шевеля плавниками, гуляли туда и сюда в своем аквапарке, словно дамы с собачками. На роль собачек шли меченосцы, чьи тонкие заостренные хвосты тащились за ними, словно брошенные поводки.

Разрешения спросить было не у кого, и, устроившись за массивным столом, я включил компьютер. Параллельно я занялся обыском. Сейф Караваева, замурованный в стену, был по зубам разве матерому взломщику. Ящики стола частью были заперты, а частью и нет. Те, что были заперты, я открыл ножом для разрезания бумаги и вывалил их содержимое на пол. В основном рассыпались папки с личными делами сотрудников. К ним я решил вернуться позже, если нужда станет. В самом верхнем ящике, расставленные аккуратно в ряды, хранились дискеты. Среди них были как надписанные, так и нет. Просмотреть их до утра казалось нереальным. Положившись на удачу, да еще на то, что Игорь Владиленович пользуется списком достаточно часто, а потому держит его не только на дискете, но и где-либо в документах, я углубился в компьютер. Какой у старого жандарма мог быть пароль? После коротких размышлений я испытал слово «порядок». Верно потому, что заведующий кадрами был аккуратистом. Самые основные склонности человеческой натуры обнаруживаются именно в мелочах. И обнаруживаются тем более, чем их носитель старше. У Караваева все лежало и стояло исключительно в отведенных местах. Карандашная заточница, привинченная слева от меня и чем-то напоминавшая карманную мясорубку, отдыхала для новых дел в блеске и чистоте, между тем как цветные и просто карандаши покоились в сияющей латунной гильзе, одинаково острые и равной высоты. Да и вся прочая «караваевская» канцелярия была такова. Впрочем, «порядок» не сработал, и я испытал «кинологию». Тоже не помогло. Пристрастия Караваева к собаководству его электронный сторож не разделял. Я попробовал ввести фамилию основоположника взрастившей Игоря Владиленовича организации, и эта попытка завела меня в окончательный тупик. Дзержинский, со свойственной ему прямотой и решительностью, заблокировал компьютер наглухо. В сердцах треснувши по макушке безответный монитор, я посмотрел на часы. Короткая стрелка перепрыгнула за шесть. Я закурил, стряхивая пепел в латунный стаканчик с карандашами, выдернул штепсель из розетки, после чего вставил обратно. Компьютер загрузился, предлагая ввести очередной пароль. Какую же отмычку использовала эта сволочь? С ожесточением взялся я перебирать все мыслимые варианты. И тут взгляд мой упал на аквариум. «Под пыткой молчать станут! – вспомнил я обращенное на рыбок излияние чувств Караваева. – Не сдадут отца родного ни за деньги, ни за почести!». «Меченосец», набитый латинскими буквами, кадровика не подвел. Но следующий за ним «Телескоп» сдал хозяина потрохами. «Не на всякую рыбу следует полагаться, любезный, – я с облегчением открыл директорию «документы». – Еще Салтыков-Щедрин подметил разницу между премудрым пескарем и карасем-идеалистом».

Документов Караваев открывал на текущий период много, но нужного мне списка среди них не значилось. Не значилось так не значилось. Зато следующая выбранная директория – «Личное» – оказалась той самой. Сперва известный мне файл со списком Штейнберга, а затем и неизвестный, но тоже с фамилиями и датами, возник на экране монитора. Фамилий в нем было также четырнадцать, и напротив восьми были проставлены числа.

Некто Питер Анспак поместил когда-то в Интернете «Evil Overlord List», или «Список злого властелина». Разбирая ошибки, совершаемые меднолобыми кинозлодеями из фильма в фильм, в результате которых они неизменно проигрывают хорошим ребятам, Анспак разработал свой устав. Определенные им для злодея 100 правил поведения не оставляли никаких шансов на победу героям со знаком плюс. Вспоминается, например, такое: «Когда я поймаю моего врага и он спросит: «Скажи мне, прежде чем ты убьешь меня, в чем было дело-то?» – я отвечу: «Нет!» И пристрелю его. Или нет. Лучше сначала пристрелю, а уж потом скажу «нет». Остальные правила были в том же примерно духе. Насколько я мог судить, мои злодеи следовали этому кодексу неукоснительно. Объяснять мне, в чем дело, они не собирались. Они даже не собирались отказывать мне в объяснении. С них достаточно было меня пристрелить. И раз так, мне предстояло все ответы получить самому.

Используя первую подвернувшуюся под руку дискету, я сбросил на нее с компьютера искомые сведения и взялся за папки, вываленные мной раньше из ящиков стола. Сведения к этому обязывали.

Перечень лиц, добытый в результате моей рискованной акции, выглядел следующим образом:

ТРЕГУБОВА 6.8.9.

СМИРНОВ

ВАРАПАЕВ 11.9.8.

ГАЛУШКИН

КИПИАНИ 8.4.9.

ШИПИЛОВ

СТРИЖ 1.10.9

РУБЦОВ

ЛЮБШИН

ПОТЕХИНА 3.1.9.

РОКОТОВ 22.5.9.

НИКОЛЬСКИЙ 29.10.8

КАТЫШЕВ 12.5.9

Из всех перечисленных о чем-то мне говорила только фамилия Стриж. Стриж был опознан Курбатовым по фотоснимку, сделанному на похоронах Штейнберга, как директор загородного ресторана «Последний рубеж», имевший с Иваном Ильичом какие-то личные дела. Судя по дате, проставленной рядом, Стриж больше не имел никаких личных дел не только с Иваном Ильичом, но и с кем-либо вообще. Если, конечно, это было то, что я думал.

Личные дела… Ими-то я и занялся. Четыре дела – Кипиани, Рокотова, Потехиной и Варапаева – я извлек из груды папок. Все они были сотрудниками «Третьего полюса». На каждой папке в правом верхнем углу стояло аккуратно выведенное синим маркером слово «выбыл». Педант Караваев и здесь остался верен себе. Отложив их изучение до лучших времен, я обесточил компьютер и проверил дверь. Она, как и следовало ожидать, оказалась заперта снаружи. Устроившись подле нее в кресле, я стал караулить Игоря Владиленовича. В конечном счете повидаться с ним было даже уместно. «Когда еще встретимся? – подумал я сквозь дрему. – Да и встретимся ли? Караваев – тип непредсказуемый. Возьмет да и окочурится!»

В 9.00 ключ повернулся в замке. Игорь Владиленович прибыл строго по расписанию. Дверь открывалась внутрь и потому в момент открытия заслонила меня от Караваева. Раздеваться он, как я понимаю, начал еще в коридоре, поскольку сразу направился к вешалке и засопел, стаскивая уже расстегнутое пальто.

– Доброе утро! – Я пинком захлопнул дверь и шагнул к долгожданному хозяину кабинета.

Уронив шапку, он повернулся ко мне лицом. И как раз вовремя. Плотный удар в челюсть кадровика вернул ее на место, как только она стала отваливаться. Караваев сел на пол. Он бы и лег, да я его придержал за шкирку.

– Вижу, что рад, – заметил я.

Куда девался весь его напускной оптимизм? Девался куда-то. Остались лишь злобные колючки вместо глаз.

Караваев шевельнул губами с намерением что-то произнести, но слушать его у меня лично охоты не было. Повторным апперкотом я оборвал тщетные попытки Игоря Владиленовича, после чего подтащил его к аквариуму.

– А это тебе за купание в гараже! – Насильственно вернув Караваева в вертикальное положение, я окунул его голову в воду.

Перепуганные меченосцы и скалярии брызнули в стороны.

– Вирки себя чувствовал хуже, когда в Неве тонул! – Я выдернул Караваева из аквариума, дал ему вздохнуть и вновь погрузил в пучину.

Отпустил я его, лишь когда он досыта нахлебался. Караваев стал валиться на спину и, уцепившись за стенку аквариума, потащил его за собой. Тяжелая стеклянная емкость с грохотом опрокинулась на паркет. Золотые и серебряные рыбки, фиолетовые телескопы и малиновые «ромбики» затрепыхались вокруг Игоря Владиленовича, который, загребая руками воздух, ворочался на полу посреди мелководного озера.

– Я с тобой еще не закончил, чекист! – предупредил я его, покидая кабинет.

В коридор выглядывали переполошенные шумом сотрудники «Третьего полюса». Охранник, дежуривший на входе, маялся, не зная, то ли ему бежать к месту происшествия, то ли оставаться на боевом посту.

– Там у вас мужчина тонет, – разрешил я мимоходом его сомнения.

И вахтенный, бросив службу, метнулся на выручку заведующего кадрами.

Дверь лифта уже закрывалась за мной, когда истошные вопли Караваева достигли наконец моего слуха.

ГЛАВА 18 «ПОСЛЕДНИЙ РУБЕЖ»

-Береги лопатник, батя! – Гудвин вручил пожилому господину кошелек, оброненный тем в толчее у пригородных касс. Странная парочка – одноглазый нищеброд с виолончелью и похожий на человека-невидимку из одноименного романа субъект с обмотанной бинтами по самую шею головой в разношенной кроличьей шапке – вызвала у господина вполне естественную реакцию. Схватив кошелек, он поспешил затеряться в толпе.

– И это вместо «спасибо»! – с горечью констатировал Гудвин. – Темен еще народ! Темен и груб. А все почему?

– Почему? – отозвался я эхом, изучая на стене расписание поездов.

Способность видеть, слышать и говорить у меня, благодаря умело произведенной обходчицей Клавдией перевязке, еще сохранилась. Куда хуже обстояли дела с обонянием. Но, с другой стороны, не в розарии живем.

– Что почему? – проверил меня на внимательность Гудвин.

– Почему народ груб?

– Секли его мало в детстве! – просветил меня новоявленный Песталоцци.

Ну, сколько секли наш народ в детстве, отрочестве и даже пенсионном возрасте, столько, я думаю, не секли никакой другой. Хотя батоги, плети и розги не самый действенный метод воспитания чувства благодарности. Написано и сказано об этом вполне достаточно, да все как-то появляются сторонники радикального просвещения. И все как-то из этого самого народа. Так что народ наш вроде пресловутой унтер-офицерской вдовы – сам себя обслуживает.

– На халяву все пожить норовят, – продолжал сетовать Гудвин. – На шармака хотят прокатиться!

– Не успеем. – Я озадаченно сверился с часами.

Многие в очереди у ближайшего окошка разделяли мое беспокойство, о чем свидетельствовали резкие по форме и емкие по содержанию высказывания в адрес медлительной кассирши.

– За пять-то минут? – фыркнул мой спутник.

– Билеты взять не успеем!

На мое уточнение борец с халявой Гудвин отозвался весьма темпераментно:

– Ты что – охренел?! Какие билеты?! Мы же нищие! Засыпать нас хочешь?!

В этом, пожалуй, была своя логика. Оборванцы с билетами выглядели бы еще подозрительнее, чем стоящий на паперти Чубайс. Доверившись опыту бывалого попрошайки, я без дальнейших возражений последовал за ним на платформу.

– Осади-ка! – придержал меня Гудвин в тамбуре электрички.

Не обращая внимания на спешащих в вагон пассажиров, он отомкнул крышку виолончельного футляра и стал пристегивать свой протез. Футляр Гудвин выкупил по сходной цене у какого-то уличного музыканта. Его орудие труда отлично помещалось в этот струнный саквояж.

– Ты сядь, пока я по составу прохиляю! – Гудвин, проверяя крепление, топнул протезом. – Нечего зря бабками разбрасываться!

– Ну ты даешь! – Его предприимчивость застала меня врасплох.

Как-то я не был готов к публичному одиночеству в забинтованном виде.

– Это они дают! – ухмыльнулся Гудвин. – А я беру!

«Электропоезд Москва – Можайск отбывает с шестого пути!» – оловянным голосом объявил с платформы усилитель.

– Смотри, чтоб не сперли! – предостерег меня Гудвин, отдавая на хранение футляр. – Демос нынче совсем оборзел!

«Демос», позаимствованный в греческом словаре полубезумного историка Родиона, звучал в устах Гудвина исключительно как ругательство.

Створки дверей, издав шипение, столкнулись, будто бараны, не поделившие дорогу, и состав дернулся, набирая скорость.

Гудвин загрохотал деревяшкой по железному переходу, ведущему в соседний тамбур.

– Подайте, кого жаба не душит, ветерану русско-еврейской кампании! – донеслось до меня, ибо Гудвин закрывать за собой поленился. – Братья православные! Кому рубль – ерунда, а кому – хлеб да вода!

Хитрый Гудвин бил наверняка. Его «кампания» фонетически трактовалась двояко – то ли «война», то ли «мирные посиделки», в зависимости от воззрений подающего.

Я зашел в переполненный вагон и огляделся.

– Падай, калека! – гаркнул румяный парубок с магнитофоном, уступая мне место у прохода. – В ногах правды нету!

Вот и говорите после, что «демос» наш плохо воспитанный.

Я пристроился на край лавки и вытянул из-за пазухи свежий номер газеты «Вчера», ловя на себе любопытные взгляды пассажиров. Их можно было понять. Сбежавший из реанимации псих, наверное, выглядел интригующе. Подоплека же моего перевоплощения была такова. Благополучно завершив дерзкую ночную вылазку в «Третий полюс», я на «частнике» добрался до Курского вокзала, откуда и прихромал на запасные пути. Ушибленное колено меня все еще беспокоило. Но больше беспокоил исход облавы, устроенной на меня по всей честной столице. Лучшего места для перегруппировки своих сил и анализа ситуации, чем заброшенный пассажирский экспресс, я не нашел. Не в китайское же, в самом деле, гетто мне было возвращаться.

Гудвина в его личном купе не оказалось. Зато Родион встретил меня с распростертыми объятиями. У Родиона вообще, как выяснилось, был день приемов.

– Знакомьтесь, коллега! – торжественно представил меня историк еще одному своему гостю. – Емельян Огнев! Цыганский барон!

– Очень рад. – Красавец барон приложил к своему сердцу руку, унизанную перстнями.

– И я весьма рад, – отвечал я учтиво. – Если помешал – скажите прямо.

– Да что вы, коллега?! – всполошился учитель. – Как можно?! Разве вы можете помешать кому-то?

Это был для меня вопрос вопросов: могу ли я помешать кому-то? И если могу, то как? Пятнадцать человек уже стали покойниками. Это не считая Штейнберга. «Пятнадцать человек на сундук мертвеца…» И сундук тот был в черно-белую клеточку.

Не заставляя себя долго упрашивать, я положил файлы с личными делами бывших «полярников» под нижнюю полку и сел к столу.

– Емельян зашел извиниться за своих вар… за людей то есть, – пояснил историк. – Его табор остановился на соседних путях.

– Виновные ромалы уже наказаны, – кивнул барон.

Седой и благородный цыганский вожак мне исключительно понравился. Был он одет в синюю «поддевку» – от Кляйна, не меньше, – поверх шелковой рубахи, схваченной широким ремнем на поясе, и его черные глаза на загорелом лице источали сдержанное веселье.

Говорить нам друг другу было нечего, и Емельян Огнев потянулся за гитарой, стоявшей в углу. Инструмент с потертым орнаментом вокруг деки мелодично зазвенел в его искусных руках.

– Тараканы! – сказал барон. – Старая цыганская песня! – И запел: – Ай, тараканы, тараканы, тай рас– простандынэ, кана, пиро стяны…

На втором куплете Родион горько заплакал.

– Что с вами, коллега? – встревожился я.

– Больше никогда! – всхлипнул историк, размазывая по щекам слезы.

Я понял, что тараканы отныне могут свободно разгуливать по всему периметру учительского жилья, где бы он впредь ни поселился.

Вскоре пришел Гудвин, и мы с ним уединились.

Услыхав о моем намерении отправиться поутру в подмосковное турне, Гудвин вызвался в сопровождение.

– Знаю я этот ресторан, – заявил он без экивоков. – Мы с братьями когда-то в нем гуляли. Он раньше «Теремком» назывался.

До «Последнего рубежа» – очень мне хотелось узнать, так ли мертв Стриж, как его малюют! – решено было добираться электричкой. Эдак было дешевле и безопасней. Наличные средства мне уже подошла пора экономить.

– И вот еще что, – сказал я Гудвину. – В розыск меня объявили.

– Которые? – сразу выказал тот знание предмета. – Менты или урки?

– Те и те, – сознался я. – Если поймают – хана.

– А мы тебя замаскируем! – Пришедший на ум выход из положения Гудвин стал немедля расширять и углублять. – У меня здесь путевая обходчица подружка, твоих примерно габаритов! Возьмем ее прикид: косынку, юбку – все дела! Еще пасть губной помадой намажем, и хрен кто тебя за версту узнает!

Я представил себе обрисованную Гудвином заманчивую перспективу, и меня бросило в дрожь. Трансвестит-бродяга в нашем городе – явление штучное. Хороши мы будем: лиса Алиса и кот Базилио, путешествующие до первого патруля.

– У тебя другие мысли есть? – обиделся Гудвин, выслушав мой отказ.

Идея обмотаться бинтами мигом вернула мне его расположение.

– Ништяк! – загорелся мой изобретательный товарищ. – Клавка тебя так упакует, что мусора будут сами шарахаться!

С утра путевая обходчица Клавдия была призвана Гудвином в наш «санитарный» поезд и без лишних вопросов сделала мне перевязку.

Дальнейшая наша одиссея убедила меня в правильности совершенного выбора. Встречные старались на меня не смотреть или, подобно пассажирам электрички, поглядывали все больше исподтишка.

На последней полосе газеты «Вчера», изучаемой мною в ожидании Гудвина, я обнаружил знакомую фамилию. «Глава частного охранного предприятия «Близнецы» господин Галемба был убит в своем рабочем кабинете выстрелом в голову, – гласила сводка в разделе «Криминальные будни». – – Следствие располагает данными о том, что частный детектив знал своего убийцу. Он сам провел в кабинет посетителя, который задержался там не более пяти минут и беспрепятственно покинул здание на Поварской улице. Судя по почерку, убийство Галембы имеет ярко выраженный заказной характер. Круг деловых партнеров сыщика в данный момент уточняется».

«Еще какой заказной!» – усмехнулся я невесело. Я даже знал, с чьей подачи его заказали. Мой телефонный звонок Маевскому с намеком на источник информации о нем возымел результат. Но раскаяний почему-то я не испытывал. Междоусобица в лагере противника была мне на руку. А Галемба сам выбрал свою стезю. «Не поднимай с земли всякую дрянь», – говорила мне в детстве мама. «Поднявший меч…» – ну, и так далее.

– Станция Одинцово! – сообщил «радиомашинист». – До станции Голицыно поезд проследует без остановок!

Людей в вагоне изрядно поубавилось. Ехать стало легче, ехать стало веселее. Веселее главным образом за счет того, что из похода вернулся Гудвин. Он сел напротив меня, согнав предварительно со скамьи долговязого подростка.

– Пятьдесят без мелочи! – похвастал он и предъявил мне полную этой самой мелочи беретку.

– Я б тебе сотню дал, – обмолвился я, – только б ты «еврейский вопрос» в покое оставил.

– Мне чужого не надо! – оскорбился Гудвин, рассовывая подаяние по карманам.

Деревяшка его, отцепленная заранее, была так же бережно уложена в футляр.

И тут нежданно-негаданно в вагон нагрянули контролеры.

– Ваши билеты, – обратился к нам бравый парень в черной форменной шапке, когда до нас дошла очередь.

– А ваши билеты? – живо отреагировал Гудвин.

– Мы контролеры! – нахмурился паренек.

– И мы контролеры! – обрадовался Гудвин, выхватывая из накладного кармана бутылку «Столичной».

– Петрович! – окликнул молодой, но ко всему уже привычный контролер своего напарника. – У нас проблема!

Петрович, мужчина в годах и, по всему видать, со стажем, бросив «текучку», немедленно устремился на помощь.

«Проблема» разрешилась минут за пять. Следующая «проблема», возникшая из другого кармана бродяги, уже потребовала более обстоятельного разбора. Благо что Гудвин все свое носил с собой, включая стакан и незатейливую закуску.

– А с товарищем что? – кивнул на меня Петрович.

– Плохо с товарищем! – Гудвин охотно пустился в разъяснения. – У товарища ожог третьей степени! Девяносто два процента кожи псу под хвост! Говорил ему: «Не кури в постели!» Что обидно – матрас почти новый спалил!

– Все правила техники безопасности написаны кровью, – философски заметил Петрович. – Вот у нас, когда я сцепщиком работал, был случай. Малый вставил башмак под колесо. Башмак-то он вставил, да криво по трезвой лавочке. Его мысли, видать, были в ближайшем магазине. Вагон поехал и бригадира задавил. Вывод такой: сперва опохмелись, а после за дело берись.

Наша беседа «за жизнь» была прервана появлением наряда железнодорожной милиции.

– Здорово, Петрович! – приветствовали, шагая мимо нашего отсека, патрульные ветерана ветки Москва – Можайск.

– А это кто с вами?! – Крепыш в пятнистом бушлате притормозил, рассматривая меня.

Мой облик того заслуживал.

– Они контролеры! – небрежно отмахнулся наш собутыльник в форменной шапке.

– Ну-ну! – Крепыш, оглядываясь, поспешил за своими.

– Нет, ты объясни, – обратился Гудвин к Петровичу, до того неприязненно следивший за стражами порядка. – На фига им камуфляж?

– Служба такая, – пояснил разомлевший Петрович.

– Допустим, «Буря в пустыне», – не унимался Гудвин. – Это я понимаю! Пески! С ними сливаться надо. Допустим, джунгли! С кем мы еще воевали?

– С Чечней! – подсказал молодой контролер, играя компостером.

– Да хоть с Монголией! – выразил согласие мой спутник. – Там у них леса и горы повсюду! Но ответь мне: с каким ландшафтом местности эти мудаки в электричке слиться хотят?!

– Такая задача вопросов необоснованна, – вступился Петрович за родную милицию. – Что выдали, то и носят. Это с начальства надо спрашивать.

– Сольемся в экстазе! – Молодой охотник за безбилетными поднял стакан.

Пассажиры поглядывали в нашу сторону с недоумением и опаской. Мало ли что мог выкинуть отряд буйных контролеров, затеявший пьянку на вверенном маршруте.

В Голицыно мы распрощались со своими сослуживцами и вышли под мокрый снег. Причем Гудвин вышел в состоянии большого душевного подъема. Кое-как мы выяснили на станции дорогу к ресторану «Последний рубеж» и продолжили наше путешествие. По дороге еще Гудвин упорно пытался колядовать, пугая местных обывателей своим устрашающим видом. Я, разумеется, тоже невольно дополнял эту жанровую картинку.

– Может, отгул возьмешь?! – в конце концов не выдержал я.

– Все ништяк, Угорь! – веселился бродяга. – Не дрейфь! Пару километров осталось!

Долго ли, коротко ли, но все же одолели мы эту финишную прямую.

Ресторан «Последний рубеж» – высокий терем под старину, выполненный из теса и потемневших за годы его стояния бревен – уютно светился в наступающих сумерках всеми своими окнами, заправленными в резные наличники.

Шумное трио каких-то пижонов, обутых в лаковые туфли, обогнав нас, вознеслось по крыльцу и забарабанило в дверь. На двери открылось слуховое окошко. Что им было сказано, я не расслышал, однако самый напористый из молодчиков посулил сказавшему «обломать рога». И тогда в образовавшуюся щель высунулась могучая лапа с пылающей головней. Оскорбитель в подожженной дубленке падал с крыльца, как подбитый «мессершмит» – исторгая рев и языки пламени. Его компаньоны, скатившись по лестнице, забросали погорельца комьями грязного снега, и вся троица с бранью и обещаниями еще разобраться удалилась несолоно хлебавши.

– Ох, ни фига себе поужинали ребята! – изумился Гудвин за нас обоих. – Ты видел, а?!

Я видел. Судя по этому яркому эпизоду, миссия мне предстояла не из легких. «Последний рубеж» оборонялся неизвестными ополченцами в лучших традициях наших отцов. Только бутылок с зажигательной смесью не хватало.

В процессе оперативного совещания мы с Гудвином разработали план взятия «бастиона». Основным разработчиком выступил мой более тертый школьный товарищ. Со времен его кавалерийского набега на «стекляшку» немало воды утекло, зато ума прибавилось. План его был простой и надежный.

– Ты давай по-быстрому внутрь, – сказал Гудвин, присаживаясь на ступеньки, – а я на стреме останусь.

Других идей на этот раз у меня не родилось, и я поплелся в харчевню. На мой робкий стук отзыв последовал незамедлительно.

– Ну, хана тебе, падла! – распахнув настежь дверь, прорычал звероподобный громила. – Сам напросился!

Он сгреб меня в охапку и забросил внутрь помещения. Словно жаба, я шлепнулся на покрытые лаком доски пола, и на спину мне опустилось чье-то тяжелое колено.

– Я насчет Стрижа хотел узнать! – прохрипел я, придавленный весом в центнер.

И сразу почувствовал большое облегчение. Громила слез со спины, давая мне возможность самостоятельно подняться на ноги.

– Стрижа тебе надо? – Он скользнул взглядом по моему обмотанному бинтами лицу. – Боцман! Тут какая-то мумия Стрижом интересуется!

– Тащи ее сюда, – распорядился бородатый мужичок вполне миролюбивой крестьянской наружности, гревший, сидя на табуретке, руки у почтенных размеров жарко натопленного камина.

Как оказалось, это и был названный Боцман.

Громила подтолкнул меня так, что я долетел до него будто перышко, подхваченное порывом ветра.

– Садись, добрый человек. – Боцман щелкнул пальцами, и громила швырнул меня на свободный стул. – Рассказывай, зачем тебе Стрижа.

Окинув беглым взглядом просторный зал, я понял, что посетителей в ресторане давненько не принимали.

– Что ж ты замолчал? – Боцман подбросил в камин пару поленьев. – Ты не молчи. У нас балагуров любят. Верно, Мишаня? Молчунов у нас бьют по почкам.

Громила заржал. Шутка пришлась ему по душе. Я уже собрался отлить Боцману порядочную пулю вроде того, что Стриж приходится мне седьмой водой на киселе и все такое прочее, как дверь вздрогнула от удара.

– Что-то к нам зачастили сегодня, – молвил Боцман. – Мишаня, поди-ка прими там, кого Бог послал.

Если б кого Бог и послал, так это Боцмана. За его смиренной внешностью и простецким говорком угадывался настоящий душегуб. Я б его сам послал, будь на то моя воля.

Мишаня, переваливаясь с ноги на ногу, словно его лесной тезка, затопал на выход.

– Отскочи, параша! Штифты закрою! – услышал я сзади голос Гудвина.

Похоже, ему надоело мерзнуть на улице.

– Кто это у нас там по фене ботает? – удивился Боцман.

– Ты кто?! – спросил Мишаня ушлого бродягу.

– Адмирал! – рявкнул Гудвин.

– Какой адмирал?! – продолжал допытываться любознательный Мишаня.

Я обернулся. Мне тоже стало интересно, какой Гудвин адмирал.

– Нахимов! – Гудвин боднул громилу макушкой.

– Ой! – сказал Мишаня, хватаясь за живот и отступая в сторону.

Скорее мой спутник был похож на флотоводца Нельсона, если уж между адмиралами выбирать. Уронив на пол футляр с протезом при виде сидящего у камина мужичка, он распахнул свои объятия:

– Боцман! Боцман, черт старый!

– Невезуха! – Мужичок вскочил, опрокинув табуретку.

И два уркагана бросились хлопать друг дружку по плечам.

По лагерной кличке Гудвина я догадался, что и там он успел себя зарекомендовать как полный неудачник.

– Ты как здесь?! – Боцман потащил бродягу к столу, украшенному разнокалиберными бутылками. – Давай за встречу по маленькой! Глаз-то куда делся?!

– Голубь клюнул, – ответствовал Гудвин. – Давай уж по большой!

– Почему-то я не удивляюсь, – наполняя стопки, заметил Боцман.

Мы с Мишаней на этом празднике остались наблюдателями.

– А это кто? – Боцман проткнул пальцем воздух в моем направлении, когда они отметили нечаянную встречу.

– Да хрен его знает. – Гудвин потащил к себе тарелки с разносолами и маринованными грибками.

Лицо у меня вытянулось, но под бинтами этого никто не заметил.

– Шучу, – сказал Гудвин, закусывая с чавканьем и сопением. – Кореш мой. От ментов бегает.

– А чего морда замотана? – поинтересовался старый бандит.

– Морда-то?! – Гудвин задумчиво посмотрел на меня и высморкался под ноги. – Я ж говорю: от ментов бегает! Пятерых замочил! Вот и пришлось ему пластическую операцию сделать!

– Вон как! – закряхтел Боцман. – А мой-то Мишаня чуть ему шею не свернул! Ну иди, человек хороший! Отведай, что Бог послал, да расскажи о наболевшем!

Наболело у меня за последние месяцы много, но всего я Боцману рассказывать не стал. Рассказал только, что за Стрижом должок имеется и пришел я его сполна получить, потому как операция моя пластическая в немалые деньги стала.

– Должок?! – Боцман с Мишаней переглянулись. – Должок! Ты понял, да?! Он со Стрижа должок пришел получить!

Смеялись они долго и заразительно.

– Ой, не могу! – вытирая слезы, хрюкнул Боцман. – Должок!

И вдруг сделался серьезным.

– На небе получишь. – Он подцепил вилкой груздь и отправил в рот. – Я сам бы получил, да не спешу туда. Стрижа твоего неделю назад какой-то маньяк ножичком почикал. Мишаня, принеси-ка еще дровишек.

Громила, не переча, отправился за топливом.

– Я над ним крышей был, – поведал нам Боцман. – Мы – народ сельский: ведем себя тихо, беспредела не чиним. Или столичным твой Стриж поганку завернул, или, как с тобой, за долги его пописали. Мы с покойничком в доле состоим, так что я вот теперь хозяйство принимаю. На днях покупателей жду.

В общем-то это все, что я хотел выяснить. Стрижа, как и Варданяна, зарезали. Значит, размен фигур состоялся. Офицер Стриж из последней шеренги, «мастер кинжальных проходов», как отметил Митька Вайс, и, как его именовали в средневековой прозе, «лучник», пал на шахматном поле боя. Последние сомнения насчет существа игры, в которой я и сам принимал посильное участие, у меня угасли. Угасли, как уголек на кончике сигареты, раздавленной в пепельнице, когда я дослушал повествование Боцмана.

Соседи по нарам еще долго вспоминали прежнее свое лагерное житье-бытье, но меня это не интересовало. Интересовало меня, как я доберусь до второго «гроссмейстера». Он был для меня поважней, чем Аркадий Петрович Маевский. Это он занес меня в список смертников, поставил в пеший строй, обреченный на истребление, и с него я хотел за это спросить в первую очередь.

ГЛАВА 19 СОКОЛИНАЯ ОХОТА

Изучив персональные дела четверых бывших «полярников», отложенные в долгий ящик под нижней полкой нашего с Гудвином купе, я почерпнул из них дополнительные сведения, придавшие Митькиной версии сравнительно законченный характер. Сравнился без особых усилий Отар Кипиани, младший менеджер финансово-промышленной группы, с убиенным охранником филиала «Дека-Банка» Семеновым, и без видимых натяжек сопоставился утопленник Вирки с исполнительным директором бельгийского отделения «Третьего полюса» Рокотовым. Совпали примерно и даты их «выбывания». Добавив к ним Стрижа с Варданяном, я приобрел таким образом схему размена более-менее равнозначных фигур. Что и требовалось доказать.

Итак, шахматная партия существовала. Ставки в ней, судя по количеству пролитой крови, были чрезвычайно высоки. По гипотетическим условиям игры соперники лишь утратили возможность ее продолжения из-за моей феноменальной живучести. Остановить же партию вовсе какими-то жалкими публикациями-однодневками было утопией. Остановить я ее мог только прямым попаданием в голову извращенца Маевского. Подобрался я к нему раз, сумел бы подобраться и второй. Тем более обладая его адресами и явками. А ежели не подобраться, так подстрелить с дальней дистанции. Я, конечно, не Ли Харви Освальд, но и Маевский не президент супердержавы. Что до нравственного аспекта подобного мероприятия, то здесь я и вовсе чувствовал себя неуязвимым: прикончить бешеную собаку – поступок благой со всех точек зрения. Здесь я только оказал бы услугу себе и обществу. А рассуждать о подмене собой органов юстиции при наличии в этих органах такой сволочи, как следователь Задиракин, было в моем положении верхом фарисейства и глупости. Загвоздка была совсем в ином. Остановив игру на нынешней ее стадии, я спокойно бы вернулся к своей оседлой жизни и сохранил бы ее всем остальным кандидатам в покойники. А победитель отпраздновал бы свой досрочный успех. Вот это обстоятельство и удерживало меня всерьез от нанесения превентивного удара. Победителей, как известно, не судят. Тем более что и судить-то в данном случае было бы некого. Кто он, этот самый победитель, я так бы никогда и не узнал. А смерть Ивана Ильича, как и гибель еще пятнадцати ни в чем не повинных душ, осталась бы не отомщенной. Сидя в купе и размышляя таким приблизительно манером, на беду свою, да и не на свою, я думал о мертвых больше, чем о живых. Праведное чувство мести подталкивало меня на поиски второго шахматиста, и не ведал я, какой ценой они будут оплачены в самом ближайшем будущем.

– Что это?! – пронзительный крик Родиона вернул меня в реальность.

Я бросил папки на стол и выглянул за окно. Историк, будто ужаленный, размахивал моей курткой.

– Что это?! Что это?! – причитал он испуганно. – Боже мой! Что это?!

«Сотовый!» – смекнул я и бросился спасать педагога.

Когда я спрыгнул на насыпь, Родион уже яростно лупил курткой по рельсам.

– Зачем вы мою одежду-то взяли, коллега? – Отобрав у него замызганное до безобразия кожаное изделие, я стал шарить по карманам.

– Почистить хотел! – Родион с опаской наблюдал за моими действиями. – Там пятно было на подкладке!

«Моторола», несмотря на все усилия историка, продолжала еще подавать признаки жизни.

– Слушаю! – рявкнул я, откидывая крышку микрофона.

– Правильно делаешь! – произнес знакомый голос Игоря Владиленовича. – Твоя девка у нас.

И сразу его сменил Маринин:

– Сашка! Ты?!

– Мэри?! – От волнения я выронил трубку и поймал ее на лету. – С тобой все в порядке?!

– Не слушай их! – Голос Марины дрогнул. – Они не посмеют!

В эфир снова вышел Караваев.

– Узнал, любовничек?! – В его интонации прозвучало откровенное злорадство.

– Что вы предлагаете? – Я постарался говорить как можно спокойнее.

Называется это сделать хорошую мину с «фосками» на руках.

– Обмен, – сказал Караваев. – Честную сделку. Тебя на твою маркизу. На размышления даю час, на обмен – сутки. Успеешь завещание написать. Если откажешься, то мы ее…

– Можешь не продолжать, сучий потрох, – перебил я Караваева. – Куда перезвонить?

Записав на пачке «Примы» контактный телефон – запросы мои по мере скитаний становились все скромнее, – я отключился.

– Что такое «сучий потрох»? – заинтересовался Родион.

– Непереводимая игра слов. – Я надел куртку и вернулся в купе.

Надо было что-то срочно придумать. Мое упорное нежелание загибаться, помноженное на подстрекательство мстительного сподручника, вывело Маевского из себя окончательно, и он решился на поступок, оскорбляющий всякую память о брате. Я был уверен, что на такое он не пойдет. А он пошел. По этому поводу, насколько мне помнится, шахматная Королева из «Алисы в Зазеркалье» привела замечательный пример: «А вот еще пример на вычитание, – сказала Черная Королева. – Отними у собаки кость – что останется?» Алиса задумалась: «Кость, конечно, не останется – ведь я ее отняла. И собака тоже не останется – она побежит за мной, чтобы меня укусить… Ну и я, конечно, тоже не останусь!» – «Значит, по-твоему, ничего не останется?» – спросила Черная Королева. «Должно быть, ничего». – «Опять неверно, – сказала Черная Королева. – Останется собачье терпение!» – «Не понимаю…» – «Это очень просто! – воскликнула Черная Королева. – Собака потеряет терпение, верно?..» Верно. Бешеная собака Маевский потерял всякое терпение. Ломаться и чиниться он мне возможности не оставил. «Zugzwang, – заметил бы Митька Вайс, будь он рядом. – Необходимость сделать ход, ведущий к ухудшению позиции либо к материальным потерям». Положение мое и без того было хуже губернаторского, а материальные потери сводились к физическим. Мало того, у меня и на обдумывание ситуации времени было негусто.

– Цейтнот, – пробормотал я, любуясь унылым пейзажем Москвы-сортировочной. – Цейтнот и цугцванг. И пакгауз напротив.

Из этой немецкой галиматьи само собой сложилось слово «цейхгауз». На этом моя игра в скрэббл закончилась. Кто предупрежден, тот вооружен. А вооружившись как следует, я мог еще что-то противопоставить зарвавшимся противникам.

Позвонив Руслану, я договорился с ним о немедленной встрече. И только после набрал контактный номер Караваева.

– Ходынское поле, – сообщил я, дождавшись его гнусного «алло». – Старый аэродром. Завтра в девять ноль-ноль.

Собираясь на рандеву, я заглянул к Родиону. Облезлый тощий кот лакал из консервной банки молоко и слушал «Поучение» Владимира Мономаха, читаемое историком по памяти: «Я не полагался на посадников и бирючей, – внушал Родион четвероногому питомцу, – но сам следил за порядком в своем хозяйстве. Я заботился и об устройстве охоты, и о конях, и даже о ловчих птицах, о соколах и ястребах».

Кот был подобран обходчицей Клавдией и наречен Мамаем. Имени своего он удостоился за склонность к ночным набегам на привокзальные помойки. Наставления русского князя Мамай слушал рассеянно. Забота о ястребах волновала его постольку-поскольку. О воробьях он еще мог позаботиться, да и то это потребовало бы от него недюжинной сноровки.