/ Language: Русский / Genre:children,

Пумпин Сад

Ольга Форш


Форш Ольг Дмитриевн

Пумпин сд

Ольг Дмитриевн Форш

Пумпин сд

Пумп! Тк звли эту девочку пп, мм и все знкомые. Девочк был толстя, беля, игрушкми не очень любил игрть, зто кк встретит больного жук или улитку с рздвленным домом, сейчс отдст им свою котлетку, мнной кшей перед носом покпет и конфетку откусит в прибвку.

Добря был девочк!

У Пумпы в сду лежл серый кмень, обвитый плющом. Под ним жил многоножк-сколопендр, к ней в гости прилетл жук-носорог.

См будто сделн из лучшего шоколд, н носу рог, нзд згнут и крепкий-прекрепкий.

Этого жук Пумп спсл от смерти. Соседний мльчик нкрыл его сткном, см убежл з эфиром. Пумп сткн отвернул, жук подержл н лдошке, пок он, сделв зум-зум, не улетел.

Под вечер жук-носорог вызвл н совет сколопендру и лягушку-тетеньку из бссейн.

Лягушк-тетеньк, чувствуя ночью себя в безопсности от мльчишек, хлопл лпой озорных головстиков, убеждя их, чтобы ложились спть в тину.

- Тетеньк! - позвл ее жук-носорог.

Тетеньк отпустил лпку, и головстики немедленно зегозили в воде.

- Сегодня девочк Пумп спсл меня от эфировой смерти, и з это я ей хочу покзть, кк мы веселимся в бссейне. Я скжу нд девочкой зговор, он стнет крошкой и обтнцует себе все ножки н ншем блу.

Но вот бед: девочк родилсь бескрылой, и ей ндо дв крылышк, чтобы он не был между нс неприличной.

- Перепонки н лпкх, я полгю, крсивей...

- Я не спорю, - шркнул вежливо жук-носорог, - но для Пумпы годятся и крылья. А вот не знете ль, где их достть? Вы двно тут живете, я ведь злетный.

- К-к вырстет, т-к и рстопчет и вс и нс! - сердито квкнул зеленя тетеньк.

Зто божья коровк, которую никто не спршивл, пропищл:

- Ах, крылья, непременно крылья.

- Помогть ндо делом, с пустякми не лезьте, - оборвл сухо жук-носорог.

Божья коровк хотел обидеться, но вспомнил, что он считется кроткой, и сдержлсь.

- Однко смеркется... - збеспокоился жук, - скоро девочк ляжет спть, помогите нм, миля тетеньк!

- Пру крыльев ты можешь достть тут поблизости из пчелиного склд.

И тетеньк, укзв лпкой, повернулсь с вопросом к сколопендре:

- Ккя это девочк? Првд, добря?

- Я тк устл кусться и ползть, - скзл грустня сколопендр, - что мне трудно судить о чьей бы то ни было доброте, но когд Пумп меня встречет, он не берет в руки кмня и не орет во все горло: фу, гдость!

- Знчит, я покжусь ей совершенной крсвицей, ведь я же куд лучше вс! - и зеленя тетеньк, рспрвив свои перепонки н лпкх, зтрещл божьей коровке: - П-р-р-ри-води ее... п-р-р-ри-води ее...

- Божья коровк, - скомндовл жук-носорог, - извольте немедленно вызвть Пумпу к окну. Я скжу нд ней зговор, смеряю плечи и полечу в склд з крыльями.

Пумп слдко спл, притиснув к себе суконную уточку, в углу горел зеленя лмпд.

Срзу поняв, что уточк не живя, божья коровк проползл смело к смому ушку Пумпы:

- Беги поскорее к окну, тебе будет весело...

Пумп сейчс схвтилсь с постельки, босыми ногми шлеп-шлеп к окошку.

А тм уже ждет ее жук-носорог. Боднул чуточку рогом и гуднул свой зговор:

Пум-п, зум-зу!

Пум-п, бум-бу!

Пумп вздрогнул и сделлсь крошкой, ну просто с мленький нянин нперсток. Зхотел он испугться, д не успел, все вдруг ей сделлось ткое новое д интересное: божья коровк ни дть ни взять т моншк, что по домм ходит с черной книгой, только крсный плщ привесил з плечми. А коричневый живот жук-носорог - будто ореховый ммин комод с выдвижными ящикми, мохнтя мордочк нверху.

- Извольте сдиться мне н спину и держитесь з рог! - подствил жук вежливо шоколдные крепкие крылья.

Пумп со смехом вскрбклсь н жук и, словно шею лошдки, охвтил двумя рукми его глдкий отполировнный рог. Згудел жук и тяжело двинулся нд кустми и трвми прямо к большим листьям строго лопух.

Один из мягких листьев скреплен был ккою-то клейкою гусеницей тк, что получилсь глубокя изумрудня пещерк. В пещерке этой лежл черня куколк улетевшей ббочки, в ней мягкий пух одувнчик.

Вот в эту постельку жук положил Пумпу и скзл:

- Досыпйте вш сон, пок я вм не устрою нрядного плтья.

Жук осыпл девочку мком, девочк зснул, он нпрвился к стренькой кзнчее, нчльнице пчелиного склд, где хрнились мед, воск и прозрчные крылышки умерших пчелок.

Жук шркнул ногой кзнчее-нчльнице и склонил вежливо рог.

- Будьте добры, не откжите мне прочку крыльев, нештопных и нелтных!

Пчелк знл, что попусту ткой вжный жук и слов не скжет, любопытство свое зтил, рспечтл непочтую дюжину и подл жуку-носорогу дв смых лучших крыл.

- Зум, зум... - от души скзл жук и отнес осторожно крылышки к Пумпе.

- Теперь дело в шляпе, вот только бы крепких ниток достть! - И, не отдохнув, жук-носорог опять полетел.

Между веткми пестролистного клен рсселся огромный пук-крестовик в своей путинной квртире. Он сожрл только что десять мух, и ему сейчс кзлось, что он стл очень добрым и больше никого никогд не съест.

Сытый пук смотрел н круглую серебряную луну, считл ее пятн и думл, что, быть может, это не что иное, кк тоже большущие пуки, конечно, все же поменьше его смого, которые, вот тк же невшись, отдыхют в своей путине и, в свою очередь, принимют его путину з простую луну, его смого - з пятно н луне.

Жук-носорог, кк только зметил, что сытый пук рзмечтлся и уже безо всякого толку пустил свою нитку, тихонько подкрлся к нему, нмотл себе полные лпки и дрлым-дрл!

Девочку в отсутствие жук стерегл многоножк-сколопендр; он сейчс же ухвтил путину з кончик и рзмотл ее н желудь.

- Девочке, кроме крыльев, нужны бшмки, - нпомнил жуку сколопендр, - в свои прежние он теперь спрячется с головой, ходить босиком для людей неприятно.

- Здесь готовые бшмчки есть, д мне не под силу их снесть, - вдруг скзл кто-то сверху.

Жук-носорог поднял рог и увидел н спелом подсолнухе струю пчелу-кзнчею: не утерпел он, полетел-тки поглядеть, для кого нужны жуку крылышки.

Жук-носорог поднялся н подсолнечник к кзнчее, и струшк ему укзл двух мленьких червяков, живших в семечкх. Червяки двно съели вкусные зерн и лежли в совершенно пустой скорлупе.

- Червяки, не угодно ли вм н другую квртиру? - предложил носорог. - Все рвно вм в пустой делть нечего.

- А ведь в смом деле, - скзли червяки, - чего здесь сидим, сми не знем, двно кушть хочется!

Червяки вылезли, носорог боднул пустые семечки, они вывернулись из своих чшечек. Одно из семечек жук нсдил н свой рог, другое обнял передними лпкми и снес к девочке. Туд же, в изумрудную пещеру, положил он Пумпе лиловую юбочку - цветок колокольчик.

- Ну, теперь у вс все готово для выезд, будите-к девочку, - скзл многоножк-сколопендр, - я уползу под кмень, сколопендрят скучют...

- Бум-бум, зум-зум! - гуднул весело жук. Пумп проснулсь и кинулсь одевться.

Кк влезл в туфельки, тк и зплясл: уж очень понрвилось ей, что они в тлсных полоскх: одн черня, другя беля. Лиловя юбочк колокольчик кк рз был впору, носорог обкрутил путинкою вокруг пояс, чтобы не свлилсь, к зеленой кофточке пришил з кждым плечом по крылу.

Девочк стл ткя крсивя, что носорог не выдержл, збыл свою вжность и стл приплясывть, подпевя неизменную свою песенку: "Бум д бум, зум д зум..."

- Вот теперь, когд вы крылтя, вс с рдостью зберут с собой нши пчелы, - скзл стря кзнчея, - они сейчс понесут к бссейну црицу.

- Прекрсно! - обрдовлся жук-носорог. - Вот вы им и предствьте мою девочку, я должен слетть к речке, вычистить рог свой песком.

Только жук улетел, кк появились пчелы в зеленой упряжке с Гуделой-кучером, толстым шмелем. Н липовом листе стоял трон из желтого воск, н троне сидел цриц с длинным брхтным туловищем и узкими крыльями. Цриц держл вверх голову, тк кк он очень гордилсь тем, что не умеет рботть, кк рбочие пчелы, всю жизнь клдет яйц. Увидв крылтую Пумпу, цриц принял ее з чужую пчелиную мтку и нготовил было жло, но стря кзнчея с низким поклоном пошептл ей н ухо, что это всего-нвсего девочк с пришитыми крыльями, и цриц, посторонившись н троне, приглсил Пумпу сесть с собой рядом.

Нвстречу дул ветер, и пчелки тихонько летели к бссейну по ллее ровных, будто остриженных тополей. Пумпе почудилось, что в кждом тополе сидит по тонкой зелененькой девочке, и это вовсе не ветер, они, взявшись з руки, пригибют верхушки деревьев к земле, чтобы поздоровться с рсцветшими з день цветми.

Но вот прилетели к бссейну: кругом белые кмни, оплетенные темным плющом, посредине скл, из которой по прздникм бьет фонтн.

Нвстречу Пумпе вылетел жук-носорог. Он уже сделлся рспорядителем вечер, и поэтому н его отчищенном роге нсжен был крсня бузин, з плечми болтлся белый мковый плщ.

Поблгодрив з любезность црицу, носорог взял девочку н спину и взлетел с нею к верхнему кмню, откуд все было видно очень хорошо.

Только одно место было еще выше этого кмня, но ведь оно приндлежло црю этого сд - оленю-жуку. В ожиднии его прилет четыре стрекозки, трепещ крыльями, держли в воздухе узорный блдхин - нстурцию.

- Рзве будет дождь? - испуглсь Пумп з свое новое плтье.

- Блдхин делют не рди дождя, рди почет, - скзл носорог.

- Жж-гу... Жж-гу... - словно птиц пронесся н свое место олень-жук и, обняв лпкми ветку, встл во весь рост под узорный цветок блдхин.

Непослушные головстики, звидя нчльство, вмиг нырнули н дно, покзв хвосты тетеньке, н белых кмнях вокруг бссейн рсселсь публик, вся под рост, вся по чину, по вжности. Крупные повыше, мелюзг н песочке.

Первыми - черные блошки, комрики и козявки; потом мухи всех возможных сортов: и цветочные, и слтные, и свекольные, и злые мухи жиглки-куслки. Эти большие серые мухи особенно дрли голову кверху и не втягивли колючего хоботк; они лезли н лучшие мест н кмнях и, толкя всех встречных, кричли о родстве своем с знменитой мухой-цеце, которя живет в жрких стрнх и жлит нсмерть скотину.

Мурвьи тк привыкли трудиться, что дже н вечер притщились кто с яйцом, кто с листком, рсселись н лучшее место, огромные богомолы в нрядных зеленых фркх принуждены были из-з этого встть где попло.

Богомолы промолчли, но зто, отвернувшись в кусты, живо зхлопнули передними лпми опоздвшего мурвья, стерли его в порошок и отпрвили в рот; впрочем, они не збыли, что нзывются богомолми, и, вытерев рот, сложили н молитву свои хищные лпы.

Жук-олень рздвинул рог и, сведя их обртно, простукл открытие вечер. Четыре жук-щелкунчик вышли н глвную щепку, поклонились нпрво и нлево низким поклоном и под звон комриков нчли свое предствление.

Сперв жучки опрокинулись н спину и притворились мертвыми, потом уперлись шеей и крыльями о твердую щепку, сделли громко: "крик-крк!" - и взлетели н воздух. В воздухе щелкуны перевернулись и стли кк рз н место друг дружки; один только из всех не рсчел прыжк и, перемхнув через щепку, бухнулся в воду. Хорошо, стря тетеньк подхвтил его своей перепончтой лпой и выудил из воды. Хотел покрснеть бедный щелкун и не смог: сквозь его черноту дже сильный конфуз не пробрлся.

После щелкунчиков вышел н щепку усч-дровосек: свои большие усы он откинул нзд, в рот взял бльзминовый лист с кплей мед - нгрдой для победителя. Н эти усы выползли состязться две мухи: огромня, вжня, родня мухи-цеце, вторя - просто мушонк из кухни. Обе стли н смый крй Жуков ус, одн првого, другя левого. А лететь мухм не позволено: одними лпкми, пехтурой, доберись-к до бльзминовой чшечки! Которя первя доберется, той и кпля меду.

Вжную муху, родню мухи-цеце, дже бросило в жр при виде ничтожной соперницы, мушонки из кухни; он выпятил свой хоботок и, глзея н публику, побежл что было духу по глдкому усу и бух... прямо в черную воду.

Подхвтил см себя крыльями вжня мух и улетел с злобным гуденьем под хохот всей публики, мушонк из кухни дотщилсь блгополучно до мед и выел его весь. Мушонке все хлопли крыльями, олень-жук сделл ее фрейлиной и велел сесть себе между рогми.

Пумп тк хохотл и бил в лдоши, что у нее сделлсь икот; ей пришлось выпить воды и, глядя н звезды, считть до ст; считл он не очень-то бойко, пок спрвилсь, блошиные скчки пропустил.

Еще был бег зеленых червей-землемеров, состязние н скорость улиток с домми с улиткми голыми и в зключение - прыжки кузнечиков.

Тот смый пук-крестовик, которого перехитрил носорог-жук, протянул по всей щепке нитку, для того чтобы у кузнечиков был одинковый рзбег. Едв пук рвнул к себе нитку, кузнечики, вытянув ноги, кк нглийские сккуны, лягнули воздух и полетели н берег.

В честь победителей грянул музык: тррум-бум!

Одни козявки удрили по цветочным рзрывным семенм, другие же просто-нпросто по своему толстому брюшку.

И это толстое брюшко жуков-брбнщиков, дубильщиков, пильщиков и просто нвозных жуков гудело тк слвно, кк у людей згудит медный тз, если его хвтить плкой.

Но вот олень-жук опять широко рзвел рог и, сведя вместе, громко стукнул три рз, дл прикз нчть тнцы. Зплясли козявки попрно и кучми, мурвьи, потеряв своих дм-поденок, топтлись глупо н месте, обняв свои мурвьиные яйц.

Глвня тетеньк лягушт знозил о щепку свое белое брюшко и опрокинулсь нвзничь, - хорошо головстики тут кк тут, сволокли ее в тину и приствили к брюшку пиявок: пусть сосут, пок знозу не вытянут!

Пчелкм-медоноскм тоже до смерти хотелось плясть, но они держли кждя по цветку львиной псти, нполненному медом. По рспоряжению оленя-жук мед полглось пить только под утро, чтобы все обошлось тихо, смирно; но не угодно ль, под общий-то пляс, стоять пчелкм недвижно с своей слдкой ношей?

Шушуклись пчелки, шушуклись, - и, был не был, сорвлись рзом с мест шсть к оленю-жуку с угощением. Ничего усикми не скзли, молч львиный зев ему подли.

Ничего пчелкм и олень-жук не скзл, в мед впился и рогми не двинул.

И пошло угощенье...

З оленем-жуком нпились богомолы, нпились и большя медведк, стрекозки, и жук-брбнщик, и пильщик с дубильщиком, и вся мушиня мелюзг. Пил мед и девочк Пумп, д еще смый липовый-рзлиповый. Выпил, в пляс пустилсь: прежде всего с носорогом-жуком, потом со стрекозми и дже с мушонкой из кухни, которя взял первый приз. Только от нрядного зеленого богомол отвернулсь Пумп, сколько ни кчлся он перед нею н длинных ногх, сложив лицемерно хитрые щупльц, те смые, которыми он стер недвно в муку мурвья.

Но вот комры хвтили кмринскую, богомолм хмель в голову кинулся, збыли они про то, что святоши, д кк н здние лпки вскинутся, передними - дрыг-подрыг! Все чины свои, все зслуги отбросили - и ну плясть тнец негров - удлой кэк-уок.

Хохотл девочк Пумп, хохотл, д и спть зхотел: один глзок у ней срзу зкрылся, другой успел подсмотреть, кк олень-жук рзвел вдруг рог и зжл богомолов. Сколько ни ерзли богомолы, сколько ни крутили зелеными лпкми - не вырвться им, клещми зтиснуты.

Хорошо, медоноски догдливы: поднесли оленю-жуку нового меду, ткого крепкого, что он, кк выпил, сейчс рог рспустил, см н спину - хлоп, и почетный блдхин продырявил.

Освобожденные стрекозки порхнули встречть восход солнц, богомолы, крдучись, выбрлись из кустов, мушки, мошки, комрики - кому куд ндо.

Кузнечики зтрещли в кустх - ночь кончилсь, нчлось утро.

Добрый жук-носорог рспрвил шоколдные крылья и снес спящую Пумпу в кровтку.

Тм он скзл нд ней зговор, снял с рог крсную бузину и, положив ее девочке в првую ручку, улетел восвояси.

Когд нутро Пумп рзжл свою ручку, увидел крсную бузину, он тк ей обрдовлсь, что сейчс же спрятл в золотую коробочку и ндписл чернилми: "Носорогов подрок".