/ Language: Русский / Genre:sf_humor / Series: Великий Ужас

Кровь драконов

Ольга Воскресенская

Что может случиться на обычном семейном празднике? Ну, в обычной семье максимум драка. А у меня, к сожалению, неприятности оказались гораздо серьезнее, и теперь я вынуждена ехать к драконам с дипломатической миссией, чтобы якобы не допустить войны и кровопролития. Война мне действительно не нужна, а вот кровь — позарез требуется для решения проблемы. В общем, не спешите завидовать моему статусу правительницы василисков. Против меня и тысячелетие недоверия, и предатель в Совете Семей драконов, и незаслуженная в этом мире слава Великого Ужаса…

Ольга Воскресенская

Кровь драконов

(Великий Ужас — 2)

Пролог

Позвольте представиться. Впрочем, даже если и не позволите, я все равно назову себя. Золия, правительница и Великий Ужас Межгорья, или просто Злыдня, как втайне называют меня слуги и подданные единственного городка, расположенного на моих землях. Но, как видите, это для меня не секрет. Посмотрев в глаза любому человеку этого мира, я с легкостью могу прочесть его мысли. Мало кто знает об этой моей способности, поэтому даже не пытаются защищаться и ставить мысленные блоки. Совсем иначе обстоят дела в моем родном мире. Там меня знают как Льеру — правительницу народа василисков, к которому я принадлежу. Находясь на родине, я могу прочесть только мысли моего младшего брата Кейна и любого дракона-оборотня из соседней державы, если он не позаботился о мысленном блоке. А что я делаю здесь, в другом мире, спросите вы? «Живу! — отвечу я громко и открыто, но про себя добавлю: — И прячусь». Нет, не от врагов, а от гораздо худшей напасти — от обязанностей. Вы представляете, каково править не одним городом, а целой державой? Нет? Вот и я не представляю. Меня, конечно, к этому готовили… Но проблема в том, что тысяча сто шестьдесят восемь лет назад я потеряла память при загадочных и трагических обстоятельствах. Это произошло, когда дядюшка Фарг решил убить наших с Кейном родителей и стать нашим опекуном, чтобы в дальнейшем полностью захватить власть в свои руки. В общем, о жизни в родном мире я знаю только со слов брата, который спустя долгие годы нашел меня здесь, в Межгорье. Надо сказать, трудная это была задача, почти невыполнимая. Но благодаря счастливой случайности он справился с этим делом быстрее, чем огромное войско наемников во главе с дядюшкиным доверенным лицом Тавросом. Все искали черноволосую миниатюрную девушку, обладающую нечеловеческой силой, нуждающуюся в сне лишь пару-тройку раз в году и отзывающуюся на имя Льера, но были не правы. Я звала себя Золией, народ — Злыдней, а истину не знал никто.

Я жила отшельницей в почти неприступном замке, не имея друзей и родных, зато врагов у меня было хоть отбавляй. Можно сказать, врагами были все жители этого мира. То ли в том была моя вина, то ли просто так сложилась судьба — сейчас и не разобрать. Весь город, в котором я захватила власть, был настроен против меня, но народ терпел и исправно платил налоги, так как не мог дать достойного отпора. Надо сказать, город я захватила совершенно случайно, в состоянии аффекта, ведь встретили меня не очень приветливо. Тогда я не знала, что в это изолированное место в горной долине высылали преступников: мятежников с семьями, убийц, чья вина не доказана, — поэтому неудивительно, что у них возникло намерение поизмываться над одинокой, растерянной девушкой. И с годами отношение ко мне населения не изменилось, просто ненависть, передаваемая от поколения к поколению, стала привычной и не такой острой. Да и я никогда не стремилась что-то предпринять в этом плане, будучи злая на весь мир и никому не доверяя, как обиженный ребенок. У меня не было войска, чтобы поддерживать порядок, так что я придумала для себя образ Великого Ужаса и стремилась запутать население любыми доступными средствами. Этому немало способствовало таинственное свечение вокруг моего тела, возникающее каждый раз, стоило мне разозлиться. Захваченный город я из вредности назвала Деревней…

Однажды в Межгорье вторглось огромное войско, состоящее из сверхсильных существ, способных покрываться прочной чешуей, не поддающейся мечу. Пытаясь найти возможность изгнать их со своей территории, я заключила временное перемирие с правителем Карневии Дейконом и даже успела подружиться с его сестрой Илэр. Кстати, они оба — дроу. Да-да, остроухие и, в отличие от эльфов, черноволосые. К тому же все дроу живут в городах среди людей. Это эльфы держатся особняком, редко покидают свои леса и обожают природу, прямо над каждым листиком трясутся. Но их магия гораздо сильнее человеческой. Все знают, что ссориться с эльфами чревато, впрочем, и дружить с ними я лично не советую. Если все они такие же, как Ингрем — посол эльфов в Карневии, то поддерживать с ними хорошие отношения гораздо более опасно, чем придерживаться нейтралитета или проявлять неявную враждебность.

Вместе с братом, Дейконом и Илэр мне удалось пробраться в мой родной мир и заручиться поддержкой посла драконов. Двух предшественников Арвиса на этой должности убили по приказу узурпатора, хотя все обставили как несчастный случай, а потому он был рад помочь нам спрятаться от моего дядюшки Фарга во дворце, рассчитывая на то, что союз с нами поможет в будущем ему лично и спасет его народ от назревающей войны с василисками. Кейн очень надеялся, что в домашней обстановке я вспомню свое прошлое, однако этого не произошло. Открыто я в этом не призналась, но мир василисков и драконов был мне чужд. Даже придворный маг Верилайн, на башню к которому мы с послом поднялись, рискуя жизнью, ничем не смог помочь. Его заклинания не сработали, но он обещал что-нибудь придумать. Так и не вспомнив свое детство, не имея возможности на словах доказать свое происхождение, я вынуждена была драться с Фаргом на суде оружия. Стыдно сознаться, но я оказалась слабее. Если бы не помощь духов предков, то лежать бы мне сейчас в именном гробу в родовом склепе. Но все обошлось, меня короновали. Я приняла присягу, назначила советников, которых наделила полномочиями по управлению державой, подавила восстание и, захватив часть войска, отправилась освобождать тот мир, где нашла приют после потери памяти.

Битва была кровопролитной. Половина населения Дельноры, столицы Карневии, навечно обратилась в камень под воздействием специфического взгляда василисков. Нет, не моих подданных, это постарались наемники Тавроса. Многие дома были разрушены, улицы перегорожены баррикадами из камней, обломков мебели, деревьев и… трупов. Мы победили, но, к сожалению, сам Таврос сбежал. И отнюдь не в панике, осознав, что проигрывает. Он просто отступил, подчиняясь приказу неведомого голоса. Оказалось, что он служил не только Фаргу, но и драконам! Мало того, мы заподозрили, что он и сам не является василиском, хотя успешно маскировался долгие годы, даже голову обрил, чтобы цвет волос не выдал его. И разве загадочный голос из телепорта мог просто так назвать его Парящим?

Битва закончилась два дня назад. В данный момент моя армия стоит у стен столицы Карневии, а я маюсь дурью во дворце Дейкона, ожидая, когда мне откроют телепорт в родной мир. Переселяться туда я не собираюсь. Просто хочу отправить обратно войско, а заодно отпраздновать свое совершеннолетие по традициям василисков. Да-да, этой ночью случится сие знаменательное событие: мне исполнится ровно полторы тысячи лет.

Не удивляйтесь, но больше всех этой ночи ждет Тагерт, маг и советник Дейкона, а также дворцовые слуги. Они побаиваются меня, их нервирует войско под стенами. Кроме Дейкона и его сестры, никто не верит, что я не собираюсь захватывать власть в Карневии, что я уйду просто так, не ставя никаких условий. Конечно, можно попытаться их переубедить, но оно мне надо? Так что я наслаждаюсь вынужденным гостеприимством замка столицы и опасливыми взглядами за своей спиной. Изредка компанию мне составляет сестра правителя, Илэр, иногда забегает Мерк — парнишка из Деревни, волей судьбы вынужденный принять участие в последних событиях. Дейкона, занятого восстановлением города, я почти не видела в эти дни

Глава 1

У меня ничего не получалось, в голову не приходило ни одной дельной мысли. Я сидела за массивным столом перед чистым листом бумаги, грызла кончик пера, терла лоб, морщилась, но не могла придумать способа защиты простого человека от окаменяющего взгляда василисков. Не подумайте, что я решила таким образом облагодетельствовать население Карневии, не говоря уже о моем Межгорье. Их безопасность ничуть меня не волновала. Защита требовалась только для одного человека, вернее дроу — для Дейкона. Он о том не подозревал, но уж очень я расстроилась, когда думала, что Таврос обратил его в статую, перед тем как удрать. Мне будет гораздо спокойнее, если привилегией навечно превратить правителя Карневии в камень буду обладать только я. А то мало ли кто еще из моих сородичей забредет в этот мир.

Проблема была в том, что я плохо понимала суть процесса окаменения. Поскольку я была несовершеннолетней, у меня пока получались только живые статуи, которые в любой момент можно расколдовать без всяких последствий. Оставалось надеяться, что после сегодняшней ночи знаний у меня прибавится. Интересно, в какой именно камень я смогу обращать живых существ? Мрамор, хрусталь, гранит? Под формальную опеку лорда какого Дома василисков попаду? Да, наверное, выяснить это хочется не только мне, так что можно не волноваться, что все забудут про телепорт. Если не посол драконов Арвис, то уж Кейн точно заберет меня из этого мира.

С защитой от окаменяющего взгляда ничего не получалось, так что я просто разграфила лист на две половины, решив прикинуть соотношение союзников и врагов. В первую колонку я без колебаний вписала имя брата, моего главного советника лорда Эйна, его заместителя. Подумав, добавила Илэр. Во вторую графу попали Таврос и жители Деревни. Со статусом остальных лиц я никак не могла определиться. Куда вписать Дейкона? Мы временные союзники, но это не значит, что он больше не считает меня врагом. А Арвис, остальные драконы, советник Тагерт, куда внести их? Да и эльф ставил меня в тупик. С одной стороны, официально мы друзья, но с другой — с такими друзьями и врагов не надо. Ой, как все сложно… Раньше было проще. Я бы без колебаний внесла всех в графу «враги» и с легкой совестью перечеркнула другую колонку. Тяжело вздохнув, я подперла голову рукой, поставив локоть на стол, и принялась бездумно выводить на листе какие-то загогулины.

— Золия! — раздался под дверью комнаты громкий вопль. Вслед за этим ко мне без стука влетел Дейкон собственной персоной. Его глаза лихорадочно блестели, черные волосы растрепались от быстрого шага, цепочки амулетов на груди переплелись.

И чего орет? Вроде я за утро ничего не успела натворить. Подумаешь, поинтересовалась у какого-то слуги, доставившего мне завтрак, сколько он хочет за то, чтобы подмешать в еду советнику Тагерту один порошок. У меня все равно сейчас ничего нет. А спрашивала я отнюдь не со злыми намерениями, скорее из жалости и праздного интереса. Да-да, не удивляйтесь. Я боюсь, что Илэр скоро начнет падать под весом всех тех амулетов, что навесил на нее Тагерт. И ведь маг все никак не угомонится. Стоит мне приблизиться к сестре правителя, как на шею девушки опускается очередной амулет. Знает же, что они бесполезны против окаменяющего взгляда, что защищают только от магии этого мира, но все равно старается. Я надеялась, что он переключится на свою защиту, как только ему передадут о проявляемом мною интересе к его персоне.

— Золия! — еще раз повторил Дейкон.

Пришлось обернуться в его сторону и изобразить внимание.

— Я так больше не могу! — заявил дроу. — Забирай этого эльфа отсюда! У меня по его милости вся площадь в полянку превратилась, а разбитые вокруг дворца газоны — в непроходимые заросли! Там запросто заблудиться можно!

— Не преувеличивай. Площади тех газонов вряд ли хватило бы на посадку более чем трех деревьев.

— Да? Когда это эльфа останавливали какие-то жалкие границы газона?! Ингрем умудрился воткнуть ель даже посреди главной улицы! А если она еще самовосстанавливающаяся — это катастрофа. Позови эльфа к себе, у тебя вокруг замка все равно рощи. Ему там просто негде будет разгуляться, и это вынудит его успокоиться и усмирить свои творческие порывы.

Я с сомнением посмотрела на дроу. Чтобы эльф и не нашел, куда можно воткнуть пару сотен деревьев?! Да мои рощи быстро превратятся в чащи! Я что, похожа на ненормальную, которая добровольно пригласит эльфа к себе в гости? Ну нет, я себе не враг.

— От меня ты такого одолжения не дождешься, — сообщила я Дейкону. — Разбирайся с Ингремом сам. Ты не пробовал просто объяснить ему, что не хочешь, чтобы он вмешивался в планировку города?

— Эльф на это заявляет, что как мой друг и союзник не может остаться в стороне и не помочь с восстановлением столицы! При этом у него такой кристально честный вид, что нельзя не поверить — Ингрем хочет как лучше.

— А в это время он думает, что чем больше деревьев успеет насадить, тем комфортнее будет чувствовать себя в Дельноре, — хохотнула я. — Так что не обольщайся, бескорыстием здесь и не пахнет.

— Мне нет никакого дела до его мотивов. Я просто не могу смотреть, как Ингрем издевается над уцелевшими жителями! Он своими елями и березками перегородил прямую дорогу от рынка к воротам!

— И пусть. Жители сами прорубят путь, когда эльф уедет. Тебе останется просто принести извинения за свой недосмотр и хулиганство подданных при следующем визите Ингрема.

— Я все понимаю, но смотреть на это не могу! — сказал дроу. — Пожалуй, до окончания работ я отсижусь в твоем мире, а Тагерт тут за всем присмотрит. Ингрему как раз не нравится, когда советник начинает выспрашивать о принципах работы эльфийской магии.

Я даже рот открыла от такой наглости. Дейкон не просил взять его с собой, он просто сообщал, что тоже переместится в мой мир! Пусть не обольщается — брать его в гости я не собираюсь. И вовсе не из вредности, нет. Просто любой василиск может превратить его в камень, а мне бы этого не хотелось. Надо бы и мне пообщаться с советником и просветить его на предмет того, куда собрался правитель. Ясно же, что маг его со мной не отпустит и постарается всячески отговорить.

— Где Тагерт? — поинтересовалась я у дроу.

— На площади. Наблюдает за эльфом, — отозвался Дейкон. — А зачем он тебе срочно понадобился? Золия, учти, он мне очень нужен в живом и подвижном состоянии, так что тренируйся превращению в статуи на ком-то другом. По-моему, блондины хорошо смотрятся в застывшем виде, — намекнул дроу на эльфа.

Вот переберется Ингрем в Межгорье, и тогда я подумаю над этими словами. А пока я просто вышла из комнаты и отправилась искать Тагерта. После памятного совместного забега от наемников Тавроса мы демонстративно старались не обращать внимания друг на друга. Он продолжал воспринимать меня как врага Карневии, а я смущалась того, что советник стал свидетелем моей слабости. Ведь если бы не своевременное появление мага Верилайна, нас бы убили.

В коридорах дворца не было никаких разрушений — битва не докатилась до центра Дельноры. Даже деревья и кустарники, высаженные посреди залов с помощью магии, уже убрали. Сам же Ингрем и постарался, осознавая, что погорячился. Хотя, по-моему, он больше жалел не людей, которым кое-где в коридорах и залах приходилось протискиваться сквозь густые ветви, а сами растения. Как же: бедняжки оказались лишены солнца, неба и даже почвы! Но хорошо, что хоть такой мотив заставил его перенести деревья наружу. Мне бы не поверили, но я действительно сочувствовала Дейкону, вынужденному принимать у себя такое опасное существо, как эльф. Но слуги почему-то обожали белокурого Ингрема, зато шарахались от меня, как от ядовитой змеи. Ну и где в этом мире справедливость?! Но если она где-то и есть, то я искать не буду. Пусть меня боятся не совсем справедливо, однако раз мне это выгодно, то зачем возмущаться?

Площадь действительно напоминала полянку. Не знаю, куда эльф дел брусчатку, вряд ли он вручную выковыривал ее по камушку, но под ногами пружинила земля, поросшая чуть желтоватой травой. Странное у этого эльфа представление о восстановлении города… Если он таким же образом решит помочь мне восстановить замок, то надо готовиться, что от моего большого домика останется только плетеный из веток шалашик. Но я против!

— Привет остроухим труженикам! — поздоровалась я с самим белокурым эльфом в тайной надежде, что он обидится.

— А-а… это ты, — отозвался Ингрем, задумчиво осматриваясь вокруг. — Как тебе мое творение?

— Ужас, — честно ответила я, продолжая лелеять мечту о мелкой ссоре с эльфом.

— Да? Тебе тоже кажется, что дворец портит всю картину? — обрадовался Ингрем, сверкнув на меня взглядом сияющих и по-детски невинных глаз. — Он не вписывается в мою полянку, не смотрится на фоне хрупкой зелени.

Ха! Нашел дуру! Уж я-то вижу его насквозь! Решил снести как можно больше зданий, расчистить место, чтобы организовать здесь крупный парк. Хотя то, что он считает парком, нормальные люди обычно зовут лесом…

— Злыдня, ты зачем сюда явилась?! — зашипел на меня Тагерт, стоящий рядом с эльфом. — До твоего прихода мы сошлись на том, что контраст тоже неплохо смотрится.

Нет, ну ничего же не сделала, просто подошла — и уже оказалась виноватой! Вот возьму и соглашусь сейчас с мнением Ингрема. Только, боюсь, Илэр и Дейкон тогда нагло переселятся ко мне на время строительства нового дворца.

— Травка здесь как-то не смотрится, — сказала я эльфу, а потом переключила внимание на мага: — Советник, можно вас на два слова?

Тагерт, маг неопределенного возраста с абсолютно седыми волосами, которые совсем не вязались с моложавым лицом, вслед за мной отошел на край площади. Сделал он это неохотно, из одного чувства долга. Согласитесь, лучше пару минут уделить разговору с неприятным вам человеком и узнать, что он хочет, вместо того чтобы потом, когда будет поздно, столкнуться с нежелательными результатами его действий. Поэтому Тагерт приготовился мня выслушать.

— Сегодня мне должны открыть телепорт, — сообщила я.

— Знаю.

«И уже считаю оставшиеся минуты», — прочла я его мысль, так как маг и не думал отворачиваться.

— А о том, что Дейкон хочет переместиться со мной, тоже знаете?

— Как? Зачем? Не пушу! — было первой реакцией Тагерта. — Ему нечего делать в другом мире!

— Ой, Золия, а ты пригласила братишку на свой день рождения? — раздался за моей спиной радостный голос подкравшейся Илэр. — Я тоже хочу! Возьми и меня!

Тагерта от этих слов чуть удар не хватил. Он явно не понимал, как можно добровольно напрашиваться ко мне в гости. И ладно бы только правитель, он уже совершеннолетний и может за себя постоять, ему нельзя указывать, но сестру Дейкона маг категорически не хотел отпускать. Он достал из кармана нитку с крупной бусиной и на всякий случай навесил на шею Илэр. Девушка покорно, хотя и без всякой радости, снесла появление нового украшения. Поверх высокого ворота розового платья у нее уже красовалась целая уйма амулетов. Даже удивительно, зачем ей при этом понадобилось вплетать нитки жемчуга в сложную прическу из длинных черных волос.

— Тебе нельзя, — обратился советник к Илэр. — Вот увидишь, Дейкон будет против.

А как насчет того, чтобы учесть, что я тоже против? Нет, они обсуждают, кому перемещаться ко мне в гости так, словно я их приглашала! Надеюсь, хоть у эльфа хватит такта, чтобы не напрашиваться.

Я с тревогой оглянулась на Ингрема и нежданно-негаданно стала свидетельницей того, как из-под земли вылезает, разрастаясь, небольшой кустик. И он зеленел на поляне не один! Пока мы разговаривали, эльф успел вырастить пару десятков.

— Что это? — не удержалась я от вопроса.

— Ты же сама сказала, что одна трава тут не смотрится, — оповестил эльф. — Так что я решил еще немного украсить полянку. Надеюсь, так лучше?

— Угу, — закивала я, испугавшись, что Ингрем в случае отрицательного ответа решит добавить деревьев. Дейкон мне этого не простит.

— Злыдня! — зашипел сбоку Тагерт. — Надо было сказать, что кусты здесь не к месту. Я это еще припомню, когда эльф отправится к тебе!

Объяснять свои мотивы и оправдываться я не стала. Все равно не поверит, что я хотела как лучше. Маг привык во всех моих действиях искать подвох и злой умысел. Я поторопилась ретироваться подальше от эльфа и разгневанного Тагерта. Ведь если Ингрему после моего визита взбредет в голову вырастить дерево посреди ближайшей улицы, я могу оказаться крайней. Для Тагерта, дворцовых слуг и челяди это будет выглядеть именно так.

Я вернулась в отведенную мне комнату и снова устроилась за столом над листом бумаги. Именно тут нашел меня дроу ближе к вечеру. Постучаться он опять забыл, просто распахнул дверь и ввалился в комнату. Следом за ним, как привязанная, вплыла черная дыра телепорта.

— Собирайся, — скомандовал Дейкон. — Я уже переправил всех твоих воинов домой, захватил свои вещи и предупредил Тагерта и Илэр. Быстрее, а то Арвис на том конце нервничает.

— Но почему он привязал телепорт к тебе?! — возмутилась я, понимая, что теперь у меня не получится «забыть» захватить правителя Карневии.

— Льера! — раздался бесплотный, искаженный голос Арвиса из телепорта. — Прекращайте выяснять отношения, у меня силы на исходе! Поспорите, когда окажетесь в нашем мире. Можете даже подраться!

Я засобиралась в дорогу: накинула на плечи плащ, пристегнула к поясу меч и прихватила со стола оставшееся после обеда яблоко, решив, что лишним оно не будет. Может, у этих василисков на торжестве есть вообще не положено. Но прежде чем я успела приблизиться к телепорту, в комнату влетела запыхавшаяся Илэр и с возгласом: «Даже не думайте оставить меня дома!» — прыгнула в черный провал. Ни я, ни Дейкон не успели ее остановить. Едва она скрылась из виду, как на пороге показался встревоженный Тагерт.

— Где Илэр? Неужели вы позволили ей телепортироваться в другой мир?!

— Не волнуйся, я за ней присмотрю, — успокоил его Дейкон. — Это не опаснее, чем бродить по дорогам Карневии и Альтии инкогнито и без должной охраны.

Маг тяжело вздохнул, достал из правого кармана своего камзола связку амулетов и начал один за другим цеплять их на дроу. Как всегда, на мужские и женские он их не разделял, а потому наряду с подвесками в виде перекрещивающихся мечей и простых кругляшей на грудь Дейкону опустились всевозможные розочки и цветочки.

— Хватит! — попытался остановить Тагерта дроу. — Там совсем другая магия. Они мне ничем не помогут, вздумай кто напасть.

— Зато мне очень даже помогут спать спокойнее с чистой совестью, — сообщил маг и для надежности добавил еще один амулет. Он достал из левого кармана следующую горсть подвесок и цепочек, не обращая внимания на страдальческое выражение лица Дейкона.

— Передашь Илэр, — строго попросил советник.

— А ты присматривай за городом и эльфом, — не остался в долгу дроу. Торопясь убраться прочь с глаз мага, он попросту толкнул меня в телепорт.

На мгновение я оказалась в кромешной темноте, которая сменилась видом знакомой обстановки моей комнаты в родовом замке. Никаких неприятных ощущений, как после телепорта Кейна, не было — ни тошноты, ни головокружения, ни слабости. В отдалении стояли Арвис, Илэр и Кейн. Братец радостно улыбался, в то время как его пальцы непроизвольно от волнения гнули металлические пуговицы камзола. Это у нас семейное — теребить что-то в руках в попытке обуздать чувства. Несмотря на строгий черный камзол, он все равно выглядел мальчишкой. Впрочем, ему до совершеннолетия еще ждать триста двадцать пять лет — успеет повзрослеть. Братец периодически поражал меня то своей серьезностью и знаниями, то легкомысленностью и беспечностью.

На фоне черноволосых Кейна и Илэр Арвис буквально выглядел белой вороной. Мало того что он был блондином, так еще и возраст имел солидный. По человеческим меркам, ему можно было дать около тридцати.

Я кинулась к брату, освобождая место для Дейкона, но вместо него появился… Мерк — шестнадцатилетний мальчишка, житель Деревни. Он-то что тут забыл?! Тоже любопытство разыгралось? Я начала опасаться, что после такого следует ждать в гости Тагерта и Ингрема, но обошлось. Дроу переместился сам, один, и черный провал с легким хлопком тут же исчез в воздухе, не оставив и следа.

— Я так рад тебя видеть, сестренка, — обнял меня Кейн. — У тебя все в порядке? Раз ты переправила войско обратно, то, я так понимаю, с Тавросом удалось справиться?

— Не совсем, — уклончиво ответила я и повернулась к дракону, здороваясь.

— Вы проиграли и вынуждены были отступить? — удивился Кейн.

— Нет, просто сам Таврос отступил, и, думаю, скоро стоит ожидать от него новых неприятностей. И еще: кажется, он — дракон!

— Этого не может быть! — возмутился Арвис.

— Золия, расскажи им все по порядку, — посоветовал Дейкон.

— Только сначала переоденься, — подтолкнул меня к шкафу Кейн. — Тебе не по статусу расхаживать во дворце в коричневом кожаном костюме. В таком виде я тебя никуда из комнаты не выпушу!

И что за несправедливость?! Сам расхаживает в камзоле моего любимого черного цвета, а я переодевайся в нечто аляповатое!

Спокойно, Золия, спокойно. Традиции имеют обыкновение меняться… иногда… наверное… и не в этом мире! Все василиски чересчур чтят заветы предков. Еще бы с ними не считаться, когда духи предков периодически являются потомкам и наводят порядок! Главное — самой не ляпнуть ничего лишнего, не поминать никого из предков.

Братец вытолкал за дверь Арвиса, Мерка и Дейкона, выхватил у меня из рук яблоко и, жуя, удалился сам. Как всегда, он больше думал о приличиях, традициях и долге перед народом, чем о моем комфорте. Стоило бы обидеться, но, во-первых, это единственный мой родственник, а во-вторых, я знаю, что он меня любит и просто не понимает, что мое благо не всегда совпадает с благом народа.

Я в очередной раз пообещала себе заняться перевоспитанием Кейна и отправилась исследовать содержимое шкафа. Но Илэр успела подскочить к нему первая. Ей, как и мне, было любопытно, что там нашили солдаты мятежной армии в качестве откупных за свою жизнь. После смерти Фарга часть войска взбунтовалась, не желая признавать меня законной правительницей. Воины осадили замок, планируя возвести на трон своего ставленника вместо девицы сомнительного происхождения, ведь на суде оружия они не присутствовали. С помощью отряда королевской стражи и придворного мага Верилайна их попытку взять ворота приступом удалось отбить, а заодно отбили и дальнейшую охоту нападать… Бунтари признали, что ошибались, и предложили выкупить свои жизни и свободу, они даже попросили разрешения присягнуть мне на верность. Конечно, воины рассчитывали отделаться деньгами, ведь даже несколько десятков золотых монет для пустой казны державы — целое состояние, но не тут-то было! Я наказала их по-своему — заставила шить платья для моего оскудевшего гардероба. Я примерно представляла, какое это было для них мучение, так как сама обращаться с иглой не умела. Ничего, лучше будут помнить, что бунтовать вредно! А к тому, что вспоминать меня они будут отнюдь не в молитвах, я уже привыкла. Присяга все равно не позволит им реально причинить мне вред.

Илэр приоткрыла шкаф и разочарованно скривилась. Естественно, воины не утрудили себя отделкой и любимыми сестрой Дейкона оборочками. Платья были простые, и я очень надеялась, что удобные. Будь благословен тот день, когда мне в голову пришла идея о способе пополнения гардероба!

Я схватила первое попавшееся под руку платье темно-голубого цвета и поспешно в него облачилась, пока Илэр не вмешалась с советами. Ботинки пришлось поменять на открытые сандалии, в которых не будет задерживаться песок, ровным слоем покрывающий полы всех жилых комнат замка вместо ковров.

Пока я переодевалась, Илэр успела снять с шеи почти все амулеты, оставив только пару самых симпатичных, на ее взгляд. На лице девушки ясно читалось облегчение от того, что удалось избавиться от лишней тяжести.

Мы вместе вышли в коридор, где нас ждали Кейн, Арвис, Дейкон и Мерк. Дроу торопливо пересказывал моему брату события, произошедшие в Дельноре. Я решила не перебивать, так как об обстоятельствах бегства Тавроса он знает гораздо лучше меня. Слушая правителя Карневии, мы двигались в сторону тронного зала. Вернее, туда шли мой брат с драконом, а я просто старалась не отставать от них, так как сама дорогу ни за что не найду. Главное, ни в коем случае не дать Кейну об этом догадаться. Иначе он не просто вручит мне карту дворца, но и заставит выучить ее наизусть и несколько раз перечертить. Вряд ли ему придется по душе, что посол драконов знает все закоулки лучше, чем я.

— Дейкон, ты точно не ослышался? — уточнил Кейн. — Неизвестный маг действительно назвал Тавроса Парящим?

— Я уверен.

— Но как же так? — растерянно произнес Арвис. — Меня ни о чем подобном не предупреждали. Нет! Участие в планах Фарга — это явно чья-то личная инициатива, а не спланированная Советом Семей акция. Я вообще не понимаю, как Таврос, если он дракон, мог втереться в доверие к вашему узурпатору!

— Верим, верим, — успокоила я Арвиса. — Верим хотя бы в то, что ты не знал…

Дракон обиженно посмотрел на меня, но я не повелась на провокацию. Если ему не сказали, это еще ничего не значит. Может, главы их Семей не слишком дорожат жизнью Арвиса. Ведь послали же его к нам без мысленного блока! И не имеет значения, что у них не было времени на подготовку. Вряд ли на такую опасную должность назначили бы любимого родича, находящегося в курсе всех дел Совета. Послу, не имеющему мысленного блока, глупо было сообщать все тайны и планы, если любой рядовой василиск легко прочтет их в его голове.

— Арвис, а ты не можешь как-то связаться с родичами и аккуратно поспрашивать их о драконе по имени Парящий? — поинтересовалась я. — Это же явно не секретная информация.

— Льера, — простонал рядом Кейн, — где ты витала, когда я рассказывал тебе о наших соседях?! Парящий — это не имя, а обращение к члену определенной Семьи!

— Ну и прекрасно! — обрадовалась я. — Значит, круг подозреваемых все равно довольно узок. Вряд ли в одной семье больше десяти особей.

Я так и не поняла, почему Кейн и Арвис начали дружно смеяться. Мерк, Дейкон и Илэр не смогли разделить их веселья, так как тоже не поняли, в чем дело.

— Драконьи Семьи — это почти то же самое, что наши Дома, — отсмеявшись, пояснил Кейн. — Туда входят те особи, которые могут находиться во второй ипостаси дольше, чем остальные драконы. Это такое же привилегированное общество, как наша аристократия Домов. Только у нас ценится древность рода и чистота крови, а у драконов все более функциональной индивидуально. У нас только члены Домов почти не нуждаются в сне, могут совершать полное обращение во вторую ипостась. У них отец может входить в Семью, а его родной сын — нет, так как сохраняет облик меньше положенного. Льера, Парящих отнюдь не десяток, а добрая сотня!

— Да, и из них я знаком всего с двумя, — уточнил Арвис, — да и то шапочно. Это же не моя Семья.

— А ты из какой? — заинтересовался Дейкон. — И сколько всего у вас Семей?

— Восемь. По одному представителю от каждой входит в Совет, управляющий нашими землями. Считается, что у них одинаковые полномочия, но это не совсем так. Издревле Отец Великих драконов имеет больше власти и является главой, — пояснил Арвис.

— Великие — это Семья, состоящая из каких-то народных героев? — с блеском в глазах поинтересовался Мерк. — Сборище лучших воинов, алхимиков, магов?

— Нет, — рассмеялся Арвис. — Отличительная особенность членов их Семьи — огромные размеры в драконьей ипостаси. А название… у кого-то из предков явно была мания величия. Только не выдавайте мои слова их представителям, — подмигнул посол. — Это я рассказываю только вам, по-дружески.

— Значит, ты не Великий, — сделал вывод Кейн.

— И не Парящий, — уточнил Дейкон.

— Я — Огненный, — просветил нас Арвис. — Парящие лучше других умеют летать, а моя Семья — выдыхать огонь. Я даже в человеческой ипостаси могу что-нибудь сжечь, — похвалился он. — Конечно, струя огня будет не такой большой, но это, согласитесь, лучше, чем ничего. Все же у меня больше возможностей защитить себя, чем у членов других Семей. Наверное, поэтому меня и отправили к вам послом.

— Льера, — тихо пихнул меня в бок братец, — надеюсь, тебе больше не хочется получить статую дракона?

— Мне больше не хочется получить статую Огненного дракона, — с ухмылкой уточнила я на ухо Кейну. — Про других речь пока не идет.

— Помимо Великих, Огненных и Парящих есть еще Зеркальные, Ржавые, Туманные, Бескрылые и Малые, — продолжил рассказывать Арвис. — Признаки у всех очень простые. Зеркальные отличаются блестящей чешуей, в которой можно даже собственное отражение увидеть. Сам неоднократно проверял. Ржавые — коричневато-рыжего цвета, а если поскрести их чешую, то можно получить соответствующий порошок.

— Тоже сам проверял? — заинтересовался Дейкон.

— Да ну вас, — отмахнулся Арвис. — Я похож на сумасшедшего ученого типа вашего Верилайна? Как будто член другой Семьи позволит мне карябать его чешую! Я вам рассказываю общеизвестные факты, а если не верите, проверяйте их достоверность сами.

— Льера, от лица наших предков я тебе запрещаю подобные эксперименты! — заявил Кейн на всякий случай.

— Не нужна мне их ржавчина, — с оскорбленным видом ответила я. — Меня вообще больше Туманные интересуют. Они что, невидимые? Полупрозрачные типа привидений?

— Вот еще! — фыркнул Арвис. — Не заметит их только слепой. Это обычные драконы с чешуей разных цветов. Только у них при попытке выдохнуть огонь образуется огромное количество гари и чадящего дыма. После этого действительно не видно не только самих драконов, но и другие окружающие предметы! Да что там… даже дышать становится возможным через раз! Названием им явно кто-то здорово польстил.

Мне стало понятно, что Туманные драконы своим существованием раздражают Огненных. О Ржавых и Великих Арвис говорил как-то мягче и без такого ехидства в голосе.

— А предыдущий посол почему-то уверял дядюшку, что Туманные драконы могут становиться невидимыми, — припомнил Кейн. — Говорил, что из них состоит половина вашего войска.

— Да? — удивился Арвис. — Эх, убить мало того, кто давал мне инструкции перед отправлением в ваши земли. Я же вам, наверное, уже половину государственных тайн выдал! Да с меня же шкуру живьем сдерут и сделают из нее чешуйчатый коврик для камина! Все, больше ничего рассказывать не буду.

— Ну и пожалуйста, — чуть обиделась на него я. — Только если с тебя будут сдирать шкуру, про меня не забудь.

— То есть? — не понял дракон.

— Отпиши мне ее по завещанию! Хоть потопчусь напоследок по такой вредине.

— Льера! — укоризненно воскликнул Кейн. — Мне как брату за тебя стыдно. Где твое воспитание?!

— Ладно, тебе как родственнику выделю половину шкуры, — стараясь не рассмеяться и делая вид, что не так поняла, поделилась я.

— Льера, — сдерживая смех, выдавил из себя братец, — вспомни, что перед нами посол другой державы. Соседней!

— За вывоз шкуры пошлину платить не буду, пусть здесь сдирают, — опять «не поняла» я слов брата.

— Как дети, — фыркнул Арвис. — Впрочем, кому я это говорю?! Льера же действительно несовершеннолетняя. Хотя мне почему-то кажется, что за оставшиеся до празднования дня рождения несколько часов она все равно не повзрослеет до такой степени, чтобы соблюдать по отношению ко мне правила вежливости.

— Неуважение к статусу посла у нее не от возраста, — уточнил Дейкон, — а из вредности характера и нелюбви к этой должности. Хотя если бы ты сам познакомился с Ингремом…

— Тагерт в этой роли был не лучше, — перебила я его. — И вообще, какие послы, такое к ним и отношение! А тут мы имеем не опытного переговорщика, а скорее неумелого шпиона! Кстати, Кейн, а из василисков кто-нибудь уехал к драконам с дипломатической миссией?

— Вроде нет. Но это ты у своего главного советника уточни, меня могли и не поставить в известность, — сказал Кейн. — Лорд Эйн и другие советники как раз ждут тебя в тронном зале, причем с самого утра. Да и лорды Домов хотят удостовериться, что ты прибудешь на празднование собственного дня рождения, что ты не бросила всех нас, ввергнув страну в новую революцию.

Я представила себе огромную толпу, жадно наблюдающую за каждым моим движением, и почувствовала малодушное желание сбежать куда подальше от своих подданных. Но было уже поздно, так как Кейн услужливо распахивал передо мной двери в тронный зал, а сзади дорогу отрезали Арвис, Дейкон, Мерк и Илэр. Да и не дело это — бегать от кого бы то ни было! Бегать должны от меня. Эх, придется вспомнить юность, когда я только решила стать Великим Ужасом для жителей Деревни. Одно плохо: эти методы тут не сработают, придется выдумывать что-то новое. А то, если у моих подданных хотя бы вполовину такое же мнение об обязанностях правительницы василисков, как у Кейна, я пропала! Поспать ночью мне не удастся не потому, что не хочется, а потому, что на это не будет времени.

Едва я ступила в зал, как гул голосов смолк и на меня обратились взгляды всех присутствующих, в числе которых на этот раз были и дамы. Аристократы, разодетые в свои лучшие камзолы, собрались в полном составе. Только вот не помню, чтобы я их всех приглашала… А бумаги в руках моих новых советников почему-то совсем не смахивают на подарки. Да и отсутствие праздничных столов напрягает.

— Сейчас быстренько выслушаешь доклады, а в полночь начнем праздновать, — сказал Кейн, подталкивая меня в сторону трона. — И, Льера, улыбайся. Подданные подумают, что ты не рада их видеть.

Пусть думают! А кто сам не догадается, я могу вслух подсказать. С чего мне улыбаться, если до полуночи еще целых шесть часов? Если это у Кейна называется «быстренько», то сколько же займут подробные доклады?! Нет, даже знать не хочу.

С видом приговоренной я подошла к трону и осторожно опустилась на его край. Доверия к этому предмету меблировки у меня не было. Выглядел он как крепкий стул с высокой спинкой, но все это было лишь иллюзией. Трон представлял собой обычный для василисков валун, на котором полагалось сидеть. Мне тут же вспомнился конфуз, когда в прошлый раз я решила откинуться на спинку и чуть не навернулась на глазах у всех подданных.

— Добрый вечер, — поздоровалась я. И ведь не соврала. Просто не уточнила, для кого он добрый. — Принесите для правителя державы иного мира камень. Не дело это — заставлять его стоять.

— Нет-нет, не стоит утруждать подданных, — запротестовал Дейкон, который тоже не питал особой любви к валунам. — Ничего страшного, я с удовольствием постою.

Но я все равно настояла. Не одной же страдать! Я, конечно, больше не считаю дроу врагом, но упустить возможность сделать пакость не могу. Нечего ему расслабляться, когда мне покой и отдых только грезится.

Сначала слово взял мой главный советник лорд Эйн. Он кратко рассказал о реформах во всех сферах, о произошедших улучшениях и возникших проблемах. Надо отдать ему должное, последних было не слишком много. Я изо всех сил гримасничала, пытаясь выражением лица показать, как все замечательно. А то не хватало еще, чтобы у меня начали спрашивать указания по дальнейшему проведению реформ! Таким образом, все решения советников я одобрила, однако это не помогло прекратить пытку пораньше. Каждый из советников захотел высказаться лично, изложить мне свои планы на ближайшее будущее и прогнозы. Стиснув зубы, я терпела. Конечно, надо было попытаться во все вникнуть, но обстановка не располагала. Информации было чересчур много, а сосредоточиться в зале, полном народу, и при постоянном тихом гомоне я не могла. Да и стоящий здесь полумрак не настраивал на рабочий лад. Меня очень тянуло встать, подхватить каменюку, на которой сижу, и запулить ее в один из витражей из черных и сиреневых стекол, чтобы впустить хоть немного солнечного света. Только, дав себе волю, я ничего этим не добьюсь. Своей выходкой я вряд ли испугаю подданных — любой из них так же легко поднимет трон. Скорее меня сочтут не Великим Ужасом, а сумасшедшей девицей с неуравновешенной психикой.

Не утешало даже то, что Дейкон начал ерзать на камне намного раньше меня. Мы оба изредка бросали завистливые взгляды на Мерка и Илэр, которые свободно передвигались по залу. Посол драконов выскользнул за дверь еще в конце речи лорда Эйна, решив, что ничего нового и интересного он не услышит. Арвис был здесь, когда реформы претворялись в жизнь, непосредственно наблюдал за ними, а потому мог себе позволить расслабиться до начала празднования. Один только Кейн пытался меня поддержать. Но его поддержка носила чисто моральный характер. Работать спинкой для трона, как прошлый раз, он наотрез отказался. Безобразие!

Я как могла уговаривала себя потерпеть еще немного. Но время, казалось, замедлило свой ход. В слова советников я по-прежнему не вслушивалась. Вместо этого рассматривала лордов и аристократов из их Домов, обдумывала новую информацию о драконах и искала способы произвести разведку, чтобы узнать о Тавросе. Может, он и не собирается больше нападать, но все равно потенциального противника надо изучать, пока на это есть время. Да и меч, оставшийся у него, жалко… Посла к драконам отправить, что ли? Только вот кого? Кейна отпускать недальновидно, советники заняты, а больше я никого и не знаю… Хоть сама отправляйся! Но такую глупость я точно не совершу. А то вдруг теперь соседняя держава решит устроить новоявленному послу несчастный случай при ограблении?

Я так задумалась, что начавшаяся в зале суета и шум застали меня врасплох. Аристократы, подгоняя друг друга окриками, прижимались к стенам, в то время как слуги вносили длинные деревянные столы. Судя по моим ощущениям, было около одиннадцати вечера. Неужели моя пытка закончилась?! Обрадовавшись, я попыталась встать.

— Сядь, Льера! — остановил меня Кейн. — Тебе полагается следить за всем с трона. Встать и подойти к столам можно будет только после церемонии вручения лордами даров. Потерпи еще немного, никто не поймет, если ты начнешь путаться под ногами у слуг.

— И тут церемонии, — вслух простонала я, с завистью наблюдая, как дроу подскочил с камня. Ему-то никто не мешал это сделать. — Неужели мне полагается сидеть с величественным видом, пока вся толпа внизу будет жевать?!

— Все не так плохо. Предки были вполне разумными василисками и не горели желанием питаться объедками. Это в том случае, если какие-то крохи еды еще останутся… Так что твои подданные тоже будут только смотреть на столы, — успокоил меня Кейн.

Слуги торопливо застелили столы скатертями фиолетового цвета и начали вносить яства. По залу расползлись аппетитные ароматы, сводящие с ума и манящие подойти ближе. Блюда разных форм и размеров церемонно устанавливали на столешницы под жадными взглядами всех присутствующих.

Я начала сомневаться в разумности предков, которые ввели глупые церемонии вместо того, чтобы позволить себе расслабиться и наброситься на еду…

Спокойно, Золия, спокойно. Это всего лишь такая низменная вещь, как еда. Нечего потакать своему организму! Ой, ну подумаешь, ароматное жаркое и пирог, как будто ты их никогда не пробовала. А яблоки тебе тем более приелись, даже в обед остались нетронутыми! Ну и что с того, что они тут такие громадные?

Нет, что-то самовнушение не помогает. Организм уже с трудом вспоминает, что десять часов назад был обед. Даже вид яблок заставляет захлебываться слюной. Я, конечно, могу почти не есть, но это во время рабочего транса. Все-таки мои подданные настоящие изверги, раз не протестуют против всяких глупых традиций!

— Льера, — толкнул меня Кейн, — перестань гипнотизировать еду, ты подаешь василискам плохой пример. Сделай невозмутимое лицо и жди! Я тоже довольно давно ел в последний раз, но держу себя в руках.

— Ты яблоком перекусил, — обличила я его.

— Тебе тоже никто не мешал поесть, пока мы не вошли в тронный зал, — отмахнулся Кейн.

Ага! Как будто меня предупредили, что у василисков такие дурацкие традиции. Хотя о чем это я? Давно пора осознать, что я являюсь правительницей сумасшедших мазохистов. Одни камни вместо стульев чего стоят!

Слуги закончили сервировку столов и вышли из зала, а перед моим троном полукругом начали выстраиваться лорды Домов. Каждый держал в руках по шкатулке темного дерева.

— Правительница, — обратился лорд Эйн, — я буду рад видеть вас в своем Доме. Примите этот дар как символ расположения.

Мой главный советник поставил шкатулку на пол и открыл крышечку. Я рассмотрела медальон с кусочком белого мрамора, аккуратно уложенный на бархатную подушечку. Следом с точно такими же словами другие лорды опустили свои дары на пол. Я как-то не удивилась, увидев похожие медальоны, только камни в них были разные. Лорды отошли от трона, оставив меня в мучительных раздумьях рассматривать ряд шкатулок. Я не знала, что мне теперь надо сделать. Нацепить все медальоны на себя? Но тогда выйдет, что зря я наговаривала на Тагерта. Его амулеты по сравнению с этими дарами просто пушинки!

— Кейн, — шепотом позвала я, — а что мне сейчас делать?

— Ждать! — отозвался братишка.

— Долго? — сообразила уточнить я по истечении пяти минут.

— До полуночи, когда стражники принесут клетку с птичкой. Тогда ты превратишь эту жертву в камень и выберешь соответствующий медальон, — пояснил Кейн.

— Хотелось бы, чтобы тебе достался хрусталь, — раздался шепот Илэр слева. — Он очень красиво выглядит.

— Зато хрупкий, — возразил слева Мерк. — Лучше гранит.

— А тебе что хочется? — догадался спросить Дейкон, устроившийся позади, чтобы все видеть и в то же время никому не мешать.

— Больше всего мне хочется… встать, — разочаровала я их. Меня не сильно волновало, в какую именно породу камня я смогу превращать живые организмы. Какая разница, если я с трудом отличаю один камень от другого?

Через пятнадцать минут тишины и неподвижности, ровно в полночь, открылась дверь в тронный зал и стража торжественно внесла клетку, накрытую куском белой ткани. Я так прикинула, что Кейн вряд ли приготовил мне хищницу. Судя по размерам клетки, он остановился на небольшой декоративной птичке. Эх, даже жалко ее будет превращать в камень. Лучше бы братец Ингрема туда упаковал!

Два стражника, порядковые номера которых я не помнила, установили клетку прямо передо мной, сразу за рядом шкатулок, и сдернули ткань. Я рассмотрела небольшую птичку с ярко-розовым оперением. Да-а… Вот с цветом Кейн точно угадал. Терпеть его не могу!

— Ой, какая прелесть! — восторженно воскликнула слева Илэр и бросилась к клетке, чтобы поближе рассмотреть птичку.

Однако стражники не захотели мирно подпустить девушку. Они явно не поняли ее намерений.

— Не трожь, девчонка! — рявкнул один страж и поднял руку, отталкивая сестру Дейкона.

— Стойте! — попыталась остановить его я, понимая, что Илэр может сильно пострадать. Василиск явно не осознает, что девушка не из нашего народа, хоть и черноволосая.

Чисто машинально, по привычке я пожелала превратить всех, кто попал в поле зрения, в живые статуи. События разворачивались так быстро, что бессмысленность этого поступка не успела до меня дойти. Василиски не должны были замереть, у них природный иммунитет. От моих необдуманных действий пострадать должны были только птичка и бедная Илэр. Но замерло чуть ли не ползала!

Они не превратились в каменные изваяния, нет. Просто, судя по неестественным позам, тела им больше не подчинялись. Даже от очень большого усердия, стараясь выполнить мой приказ, аристократы не могли сами замереть подобным образом. Я с удивлением осознала, что превратила ползала в живые статуи!

Та-ак, минуточку… Неужели я что-то напутала со временем? Вроде нет. Да и стража должна была внести клетку ровно в полночь.

— Кейн, — чуть хриплым от волнения голосом позвала я, — а ты уверен, что день рождения у меня именно сегодня? Ты дату не перепутал?

— Уверен, — отозвался братец. Он с ошеломленным видом тоже присел на краешек трона, чуть не спихнув меня.

— Немедленно расколдуй Илэр! — потребовал Дейкон.

Дроу, Мерк и Кейн стояли у меня за спиной, а потому не попали под действие окаменяющего взгляда. Другие везунчики из народа василисков, которым достались места подальше от меня или за чужими спинами, начали медленно отступать к дверям. Я не останавливала их бегство: чем меньше свидетелей моей растерянности, тем лучше. Тем более у меня было другое занятие — я пыталась расколдовать Илэр и собственных подданных. Ситуация усугублялась тем, что в их число попали все лорды Домов и советники! Разве что заместитель лорда Эйна стоял где-то в углу, затесавшись в толпу молодежи, а потому не должен был пострадать.

— Я не могу! — в ужасе громко воскликнула я после пары минут бесплодных усилий. Воздух вокруг ярко вспыхнул — результат сильных эмоций, испытываемых мной в данный момент. Даже Кейн отшатнулся от ослепительного сияния. — У меня не получается их расколдовать!

Глава 2

Сидя на троне, который неожиданно перестал казаться мне таким неудобным, я наблюдала, как Кейн и Дейкон мечутся по залу, ругаясь. Дроу обвинял моего братца в том, что тот плохо продумал все аспекты торжества и что додумался приготовить для превращения безобидную птичку столь любимого Илэр розового цвета. Кейн, ослепляя ореолом вокруг тела, парировал, что сестру надо было лучше воспитывать. Он не мог предусмотреть неуместный восторг девушки. Оба мужчины злились и кричали. Думаю, дроу с удовольствием поругался бы и со мной, но я молчала и на оскорбления не реагировала. Сама пребывала в шоке от случившегося и осознавала свою вину.

Мерк без аппетита жевал что-то, стянутое с праздничных столов, до которых дело так и не дошло. Скорее всего, он просто решил таким образом занять себя, пока мы ждем начальника стражи. Кейн вызвал его после моего признания в бессилии и поручил найти во дворце самого старого василиска, с которым можно посоветоваться. Для этой цели прекрасно бы подошли лорды, но, увы, у нас не было возможности получить от них ответ. Кейн с трудом припомнил, что в истории нашего народа, кажется, были случаи, когда после совершеннолетия живые организмы превращали не в камень. Но сколько я ни расспрашивала братца, никак не могла добиться от него хотя бы источников такой информации.

Появление начальника стражи прервало новый виток ссоры между дроу и Кейном. Мы все с надеждой сосредоточили взгляды на вошедшем.

— Правительница, мой отряд допросил около трехсот василисков, — доложил первый по списку страж. — Среди них были и аристократы, и простые слуги. Никто не помнит случаев, подобных вашему. Мне на ум приходит только один василиск, который мог бы вам помочь, поделившись информацией.

— Верилайн? — с обреченным видом догадалась я.

— Да, правительница, — согласился начальник стражи. — Древнее его никого нет.

Мне очень не хотелось наносить магу новый визит, карабкаясь по трухлявой винтовой лестнице на башню, но выхода не было. Я решила, что если подобный поступок как-то поможет, то у меня нет права отлынивать. Пусть меня и считают злой, бессовестной особой, но оставить все как есть я не могу. Да и кто теперь будет решать государственные вопросы? Уж точно не я! У меня нет ни желания, ни навыков, ни необходимых знаний.

— Ладно, ведите меня к башне, — попросила я, обращаясь ко всем присутствующим. — Кто-нибудь хочет составить мне компанию?

— В чем? — раздался с порога заинтересованный голос Арвиса, который явно услышал только мою последнюю фразу.

Он подошел поближе и с недоумением спросил:

— И почему так тихо? Почему столы стоят нетронутые? Что это за игра с замиранием в нелепых позах? Льера, ты что, запретила всем этим василискам приближаться к еде? Решила, что иначе тебе не хватит?

— Ага, меня обуяла такая жадность, что я превратила всех в статуи от греха подальше. Теперь еще у Верилайна хочу отобрать последнюю кастрюльку супа, — огрызнулась я в ответ.

— Ты чего? — немного обиделся дракон. — Злишься, что я пришел так поздно, что не выстоял здесь весь вечер?

— Нет, Арвис, просто у нас неожиданно возникли проблемы, — вместо меня сказал Кейн. — Большая часть тех, кого ты видишь в этом зале, — статуи. И расколдовать их Льера не может! Не хочешь проводить ее к Верилайну?

Посол драконов обвел зал растерянным взглядом и согласился довести меня до лестницы, но подниматься к Верилайну отказался наотрез. Честно говоря, я его очень хорошо понимала.

Странно, но Арвис не шарахнулся от меня, проникшись страхом, как те аристократы, которые не превратились в статуи. Мне даже стало неудобно: неужели он так твердо верит в данное мной когда-то слово? Случайностей еще никто не отменял… Хотя посол признался, что в зале среди безмолвной тишины, царящей вокруг десятков живых существ, под их, казалось, укоризненными взглядами, ему было неуютно. Впору почувствовать себя польщенной, что взглядам статуй он предпочел мой.

— Льера, но ведь василиски не могут применять окаменение друг против друга. Это особая привилегия правительницы, да? — поинтересовался Арвис по дороге.

— Нет, сама не знаю, что это, — печально вздохнула я. — Одно понятно: праздник не задался.

— Ой, поздравляю тебя с совершеннолетием, — спохватился дракон. Он вынул из рукава длинный футляр и протянул мне. — Вот, может, мой подарок немного неуместен, но я счел, что украшениям ты не очень обрадуешься. А кинжал всегда пригодится.

— Спасибо, — растрогалась я. Это был первый подарок, полученный мною в день рождения. Впрочем, в Межгорье я никогда не отмечала этот праздник, так как не помнила дату. Да и праздновать одной было глупо.

Возможно, братец или Дейкон додумаются еще что-нибудь преподнести, но пока им не до этого. Оба, как и я, пребывают в шоковом состоянии. Они, наверное, уже и забыли причину, которая заставила народ собраться в зале, зато хорошо помнят последствия. Конечно, статуи-то хоть и неподвижные, но так и лезут в глаза. Их ведь получилось немало…

— Льера, мы дошли, — отвлек меня от самобичевания Арвис. — Тебя здесь подождать или снаружи, у подножия башни?

Этот простой вопрос заставил меня сильно задуматься. Как я предпочту спуститься: по винтовой лестнице, которая станет невидимой на обратном пути, или лучше снова попросить Верилайна левитировать меня вниз? В первом случае мне предстоит долго нервничать, рассматривая бездну под ногами, и прислушиваться к скрипу трухлявых ступенек, каждая из которых легко может обвалиться в любой момент. Но второй вариант не милосерднее. Мне опять придется совершить свободный полет с ускорением, гадая, а не случится ли у мага осечка, а замедлится ли мой полет у земли… И даже возможность закрыть глаза при спуске не делает этот вариант легче.

— Арвис, наверное, лучше подожди меня здесь, — приняла я решение. — Вряд ли я надолго задержусь у Верилайна, но на всякий случай наберись терпения. Маг, может, и не сразу вспомнит, что он слышал о даре после совершеннолетия превращать василисков в живые статуи.

— Не переживай, — успокоил меня дракон, — в крайнем случае какая-нибудь информация должна найтись у моего народа в архивах. Надо только посмотреть отчеты моих предшественников.

— Так вы шпионите?! — взбеленилась я. Воздух вокруг меня засиял ярче.

— Нет, что ты, — примиряющее поднял руки Арвис.

Он посмотрел на меня невинным взглядом, забывшись, и я четко прочла мысль: «Ой, опять проговорился о том, о чем должен был молчать. Если Совет Семей узнает — мне конец! Хотя они чересчур помешались на своей секретности. И ведь я ничего такого не делаю, но чувствую себя подлым шпионом, засланным в стан врага».

Дракон моргнул, а я отвернулась и поставила ногу на первую ступеньку. Мне тоже стало неловко читать мысли существа, которого я неожиданно для себя причислила к немногочисленным друзьям. Лестница жалобно заскрипела у меня под ногами. Как и в прошлый раз, я прижалась к наружной стене и судорожно цеплялась за каждый выступ или выемку в камне. В голове занозой засела мысль, что за прошедший месяц лестница новее не стала…

В одиночку подниматься по ненадежной конструкции было намного страшнее. На подгибающихся ногах я преодолела последние три ступеньки. Край одной из них предательски раскрошился под моим весом, заставив сердце тревожно екнуть.

Поворачивая дверную ручку, я заметила, что пальцы у меня подрагивают. За всеми этими переживаниями я совершенно забыла, что, заходя в гости, полагается стучать или хотя бы спрашивать разрешения, как-то предупреждать о визите. Впрочем, вряд ли Верилайн затаит на меня обиду за нарушение правил хорошего тона.

Дверь еле слышно скрипнула, затворяясь за моей спиной. Маг, сидевший на большом ящике за столом и строчивший что-то в блокноте, обернулся и радостно воскликнул:

— Льера, девочка моя, ты наконец-то пришла навестить старика! А у меня для тебя кое-что есть!

Я вспомнила прошлую попытку мага угостить нас с Арвисом супом из хрустальных бокалов и поспешила заверить:

— Мне ничего не нужно. Я заглянула по делу. Срочному!

— Как, ты больше не хочешь вернуть себе память? — удивился Верилайн, теребя длинную седую косу, переброшенную через плечо.

— Хочу, — успокаиваясь, согласилась я. — А у вас появилась новая идея?

— Конечно! Садись, — пригласил маг, указывая на еще один деревянный ящик.

Я не стала сопротивляться. Во-первых, воспоминания о годах юности мне не помешают, может, даже всплывет информация о случаях, подобных моему. А во-вторых, спорить с Верилайном все равно бесполезно, да и опасно. Он абсолютно уверен в своей правоте и не станет учитывать еще чье-то мнение. В плане упрямства маг очень похож на меня: никогда не признает свою ошибку, особенно вслух. Только мое упрямство проистекает скорее не от уверенности в своих поступках, а из простой вредности характера. Но разницы для окружающих почти никакой. Оба мы хороши! Хотя о чем это я? Ведь Верилайн практически занимался моим воспитанием…

Старый маг перекинул косу с плеча за спину, положил мне на лоб руку и, сверкая полными энтузиазма глазами, затянул что-то речитативом. В слова я не вслушивалась, пытаясь максимально расслабиться, и от всего сердца надеялась, что на этот раз заклинание сработает.

Верилайн закончил говорить, убрал руку и с надеждой попросил:

— Льера, ну попытайся теперь что-нибудь вспомнить. Сосредоточься на чем-то важном для тебя.

Та-ак… спокойно, Золия. Надо решить, что меня сейчас больше всего волнует. Смерть родителей? Статуи? Нет, не буду о печальном. Задам себе вопрос попроще: как я раньше, до потери памяти, спускалась с башни Верилайна? Хм… и не помню, и не представляю… Кажется, опять не подействовало! Я задала себе еще пару простых вопросов и перевела взгляд с пола на мага, прикидывая, как бы поделикатнее сообщить ему неприятное известие.

Но маг по моему виду и сам все понял. Он понурился и наморщил лоб, размышляя о чем-то своем. Наверное, думал, как улучшить заклинание.

— Мне очень жаль, — сочла нужным сказать я.

— Эх, — вздохнул маг, — а я хотел сделать тебе такой подарок на совершеннолетие. Ведь если память меня не подводит, тебе сегодня стукнуло полторы тысячи лет?

— Вы правы, — согласилась я.

— Народ внизу, наверное, вовсю веселится и празднует. Как же они тебя отпустили?! — всплеснул руками Верилайн. — Но почему на тебе нет медальона с камнем? Льера, девочка моя, я понимаю, что он не слишком легкий, красивый и удобный, но нельзя же нарушать традиции предков! И где были глаза Кейна?! Неужели этот паршивец не мог тебе все объяснить и проследить за формальностями? Какой хоть у тебя камень? Хрусталь?

— Не знаю, — напряглась я. — А Кейн ни в чем не виноват! Он старался и делал все, что мог! Только я виновата в том, что все пошло не так, как было запланировано.

Верилайн в удивлении посмотрел на меня. Видимо, я и в детстве не баловала его признаниями собственной вины. Но я не могла позволить магу напрасно обвинять в чем-то моего единственного родственника. Тем более Кейн младшенький… Хотя он сам об этом часто забывает и пытается командовать мной, как ребенком. Но мне и это в новинку. И я не сержусь на него за подобное поведение, ведь он меня любит. Главное — не забыть об этом, когда мне в очередной раз захочется его придушить…

— Что у вас случилось? — поинтересовался старый маг, присаживаясь на ящик.

Его вопрос пришелся к месту. Я начала подробно пересказывать события сегодняшнего вечера, стараясь не упустить ни одной детали. Во мне все больше нарастало напряжение: я ждала, какой вердикт вынесет Верилайн.

— Да-а, — протянул маг, когда я замолчала. — Задала ты всем задачку… Надо же было такому случиться! На моей памяти такой странной вещи ни разу не происходило. Но не переживай, я, как и Кейн, слышал о превращении василисков в живые статуи, и отнюдь не в сказках. Кажется, мой дед упоминал о чем-то подобном, в его молодые годы у правителя был такой дар.

— Скорее, проклятие, — вздохнула я. Никогда не думала, что скажу подобное. Но ведь и я, и мои подданные существа вспыльчивые. Сначала непроизвольно, под действием гнева превращу всех в статуи, а потом буду жалеть в безмолвной тишине и в гордом одиночестве. Я ведь только начала заново учиться контролировать себя и усмирять эмоции. Даже Кейну опасно находиться рядом со мной!

От моего волнения воздух вокруг засветился чуть ярче. Но Верилайн уловил эту перемену и попытался невзначай пересесть мне за спину, уйдя таким образом с траектории моего взгляда.

Я сделала вид, что не заметила его перемещения, и поинтересовалась:

— А где можно узнать о даре того древнего правителя? Как его звали?

— Белтвейн. Имя я помню точно, а вот информация о даре вряд ли сохранилась. В те неспокойные годы это было не слишком уникальное явление, заслуживающее внимания. Дед говорил, что и простые василиски после совершеннолетия иногда могли вытворять нечто подобное. Правда, не в таком масштабе, как ты, — пожал плечами Верилайн. — Даже и не знаю, почему в наши годы дар Белтвейна больше не встречается. Скорее всего, он появляется у василисков только во времена смуты, в переломные моменты истории. Когда узнаешь точно, обязательно расскажи мне.

— Как, как я должна это узнать?! — в отчаянии закричала я и на всякий случай прикрыла глаза. Не хватало еще в таком состоянии глянуть на мага и превратить его в статую.

— Поговори с ним, — коротко ответил Верилайн.

— С кем? — не поняла я.

— С Белтвейном, с кем же еще? — Казалось, мага удивила моя несообразительность.

— Он же мертв! — на повышенных тонах напомнила я, сочтя, что старик потерял счет годам.

— Ну и что? — фыркнул Верилайн. — Если ты спустишься в склеп, вызовешь дух Белтвейна и попросишь о помощи, то не думаю, что он откажет своему потомку. Как правило, мертвые любят пообщаться.

— Необходим какой-нибудь особый ритуал? — упав духом, поинтересовалась я. Меня охватил озноб от одной только мысли, что придется вновь навестить ужасную усыпальницу под дворцом.

— Нет, просто позови правителя по имени. И будь вежливой, — предупредил старый маг. — Тебе помочь спуститься с башни?

— Я сама справлюсь.

— Ну-ну, — усмехнулся маг, отворачиваясь к столу с незаконченными записями.

Зря он, между прочим, сомневался в моих способностях. Я и сама не заметила, как оказалась внизу, у подножия хлипкой лестницы. Очнулась только, когда Арвис окликнул меня по имени. И совсем не запомнила спуск! Задумавшись о перспективе похода в склеп, даже не обратила внимания, что иду по невидимой лестнице, а под моими ногами простирается бездна. Один неверный шаг — и конец! Но страх перед призраками и скелетами пересилил все. Наверное, никто из моих подданных и не подозревал о том, что Великий Ужас тоже чего-то боится… Может, Кейн согласится пойти вместо меня? У него склеп не вызывает никаких негативных эмоций. Да, надо попробовать уговорить братца нанести визит Белтвейну.

Всю обратную дорогу до тронного зала посол донимал меня вопросами, интересуясь, каково это — спускаться по невидимой лестнице. Он просил поделиться впечатлениями, но я хранила гордое молчание. Пусть думает, что мне удалось обуздать свой страх перед неимоверной высотой, пусть завидует. Хе-хе. Ну не признаваться же, что на самом деле я такая же трусиха. Необходимо тщательно заботиться о своей репутации, а то ведь никто не будет меня бояться…

В тронном зале меня с нетерпением дожидались Кейн, Дейкон и Мерк. Они разбрелись подальше друг от друга, чтобы устранить возможность новой словесной перепалки. Только мое возвращение вынудило их сойтись вместе. Я коротко пересказала сведения, добытые у Верилайна, и вперила в братца просительный взгляд.

— Кейн, сходи и поговори с этим Белтвейном. Тебе как мужчине будет легче найти с ним общий язык, — немного слукавила я. — Да и в склепе ты ориентируешься намного лучше меня. Я только гробницу два дня искать буду.

Но братец неожиданно заартачился.

— Один не пойду! — твердо заявил он. — Мне этот правитель не внушает доверия.

— Ты так говоришь, как будто с ним знаком, — возмутилась я.

— Нет, зато я хорошо помню его гробницу. Льера, ты и сама видела комнату, по периметру которой ходил отряд скелетов с мечами. Острыми, между прочим, — уточнил братец.

— А кто меня успокаивал, что потомкам правителей в склепе ничего не грозит? Скелеты ведь не должны на нас напасть? — неуверенно сказала я.

— Не грозит, если потомки ведут себя тихо и вежливо, — проворчал Кейн. — Как-то не хочется проверять реакцию охранников гробницы на попытку потревожить покой Белтвейна. У меня сложилось впечатление, что к категории особо общительных призраков этот правитель не относится. Так что, Льера, ты мне нужна на тот случай, если придется обороняться от скелетов.

— Лучше возьми с собой Дейкона, — с надеждой предложила я. — Он не хуже меня владеет мечом.

— Ты себе льстишь, — фыркнул дроу. — По мастерству ты до моего уровня не дотягиваешь. Если бы не сила ударов, поединок между нами закончился бы на первой минуте.

Обстоятельства вынудили меня промолчать и проглотить все возражения. Спорить сейчас было невыгодно.

— Так еще лучше! — усмехнулась я. — Дейкон быстрее расправится со скелетами.

— Нет, — возразил Кейн. — Я не сомневаюсь в мастерстве правителя Карневии, но древняя часть склепа — это не место для чужаков! Льера, я же объяснял тебе, что туда могут войти только потомки правителей, так что мы идем вместе. Сейчас!

— Может, дождемся рассвета? — предложила я. — Нормальные люди или василиски ночью в гости не ходят…

— Не увиливай, сестренка, — попенял мне Кейн. — Ты же прекрасно осознаешь, что после восхода солнца призрак и вовсе может на глаза не показаться.

— Золия, — привычно обратился Дейкон, — время идет! Вам пора спускаться в склеп.

Пришлось согласиться составить брату компанию. Но все же я выпросила себе отсрочку минут на десять, пока один из стражников ходил за моим мечом и оружием для Кейна. Саму меня в комнату не пустили, хотя я им убедительно доказывала необходимость переодеться во что-то более удобное. Видимо, разгадали, что на сей раз я намерена очень критично подойти к выбору туалета и тем самым еще больше отсрочить неизбежное…

— Арвис, а как в этом мире изгоняют призраков? — шепотом поинтересовалась я у посла. Но явно недооценила слух Кейна.

— Не смей! — завопил братец. — Белтвейн наш предок!

Угу, опять у него воспитание берет верх над здравым смыслом. Это же получается, что древний правитель имеет возможность сколько угодно пугать меня, а я в ответ могу только трепетать?!

Злясь на Кейна и сияя не хуже магического светильника или факела, я пристегнула к поясу ножны с мечом, принесенные стражником. Новый кинжал, подаренный драконом, достала из футляра и закрепила под рукавом с помощью специального ремешка. На этом мои приготовления к спуску и закончились. Хотя братец вообще ограничился одним мечом. Он или слишком смелый, или просто дурак! Мучается сомнениями и угрызениями совести по поводу того, что придется потревожить покой духов, а вот они в ответ наверняка будут действовать решительно! Эх, не понимаю я иногда своего братца…

Кейн распахнул массивную дверь, за которой начинался спуск из тронного зала в склеп, и пригласил меня войти:

— Дамы вперед.

Нет, в столовую, например, в оружейную, да хоть в кладовую в крайнем случае я согласна заходить первая, но тут его жест совсем неуместен! Нашел время вспоминать этикет и демонстрировать воспитание!

Не поддавшись на провокацию, я схватила Кейна за предплечье и затолкала в дверной проем. Предпочитаю на время забыть о том, что он младшенький. Сам напомнил, что он в первую очередь мужчина, сильный пол. И без разницы, что братец владеет мечом хуже меня, зато бегает лучше, к выходу доберется быстрее…

Факелы на стенах склепа не горели. Я в очередной раз порадовалась, что вижу в темноте, хотя и хуже, чем при свете солнца. Ступеньки чуть расплывались перед глазами, окружающие предметы виделись как сквозь легкую серую дымку. Я пыталась бороться со страхом, а потому воздух вокруг меня сиял слишком тускло. Кейн, похоже, пока совсем не нервничал. Он с беспечным видом сунул руки в карманы брюк и громко топал по ступенькам. Я, конечно, понимаю, что ближайшие к нам помещения пока пусты, но если братец и дальше не будет вести себя тише — тресну… в воспитательных целях. А еще напомню его же слова, что надо уважать покой предков. Против этого его убеждения я абсолютно не возражаю. Еще бы! Оно ведь должно сберечь мои нервы!

Мы все дальше углублялись в анфилады помещений. Кейн шел быстро и уверенно. Он был истинным обитателем этого мира, а потому близость гробов, захоронений, скелетов и призраков его не пугала. Братец не раз и не два прятался в склепе от приспешников нашего дядюшки. Это только меня удивляло и нервировало наличие усыпальниц предков под каждым домом.

Я вспомнила, что вскоре нам предстоит пройти мимо гроба с телом недавно убитого на суде оружия дядюшки, и нервно поежилась. Свечение вокруг меня стало чуть более интенсивным. А вдруг призрак Фарга уже бродит где-то там? Ой-ой! Я почувствовала, как волосы на голове сделали попытку встать дыбом, и поспешила сократить расстояние между собой и спиной брата.

— О! Мы уже дошли до твоего бывшего гроба! — сообщил несовершеннолетний садист будничным тоном. — Хочешь посмотреть поближе, как мы переделали надпись на крышке?

— Кейн, — зашипела я, — пошли отсюда! Дух Фарга может нас услышать!

— Он не был ни магом, ни великим полководцем, так что вряд ли, — беспечно отмахнулся братец. — Неупокоенные духи в основном встречаются в древней части. Не нервничай, сестренка. Обитатели ближайших комнат весьма смирные особы.

Угу, а вдруг среди них найдется один бешеный тип? Ну нет, Кейн меня не убедил. Я еще раз цыкнула на брата и нервно осмотрелась по сторонам — вроде пусто.

Вскоре ровные базальтовые плиты пола сменились необработанным, местами раскрошившимся камнем. Идти стало чуть труднее, носки сандалий то и дело цеплялись за неровности. До моего слуха изредка начали доноситься глухие стоны, звяканье, чей-то далекий топот… Время от времени я замечала краем глаза свечение где-нибудь сбоку или сзади.

Так, спокойно, Золия, спокойно. В прошлый раз ведь никто не напал. Хотя мало ли… может, у них настроение хорошее было…

Успокоить себя не получалось. Сияние вокруг тела становилось все ярче. Я попыталась применить старый проверенный способ взять себя в руки — счет до ста.

Та-ак… Один, два, три гробик, четыре гробик… Тьфу! Спокойно, Золия, сосредоточься на цифрах, нечего отвлекаться на мелочи. На чем я там закончила?… пять, шесть, семь, восемь гробик… Упс! Ну, на этот раз у меня есть оправдание — подобную громаду гроба мелочью не назовешь. Великан там похоронен, что ли? Эх, нашла чем интересоваться!.. девять, десять, одиннадцать…

— Льера, — шепотом позвал меня Кейн.

— …двенадцать, — вслух сосчитала я, соображая, а стоит ли прислушиваться к словам братца. С этого садиста станется отвлекать меня только затем, чтобы тоном мудрого наставника поделиться очередным занимательным, на его взгляд, наблюдением об обитателях загробного мира. Не уверена, что хочу его услышать.

— Пятнадцать, — сказал Кейн.

— Не сбивай — тринадцать! — глядя в пол, продолжила я.

— Пятнадцать! — настойчиво повторил братец. — Считай лучше. Ты еще два скелета пропустила.

Ох, а мы, оказывается, уже дошли… Встав на носочки, я аккуратно заглянула в комнату из-за плеча Кейна.

Почти в центре стоял гроб, выточенный из цельного куска камня. Крышка без вычурных украшений и скульптур раскрошилась с одного угла, как будто кто-то долбанул ее чем-то тяжелым. Вокруг гроба ровным строем, нога в ногу, маршировали пожелтевшие скелеты. В их пустых глазницах сиял зеленым светом колдовской огонь, напоминая, что некромантия не всегда была запрещенной наукой. Жуткая, скажу я вам, картина получалась. В челюстях у некоторых зияли прорехи на месте отсутствующих зубов. Каждый скелет голыми костяшками пальцев сжимал по легкому одноручному мечу, острые клиновидные концы которых частоколом смотрели в потолок. Что меня особо огорчило — оружие сохранилось гораздо лучше владельцев. Нет, конечно, хотелось бы надеяться, что ржавчину я не могу рассмотреть исключительно из-за скудности освещения, но здравый смысл подсказывал иное.

Скелеты без устали кружили вокруг гроба, не обращая на нас внимания. В прошлый раз я почти бегом пролетела по краю комнаты и не рассмотрела их как следует. Не напали — и ладно. И сейчас я не испытывала никакого желания становиться объектом их пристального внимания.

— К-кейн, может, ты ошибся и нам не сюда? — дрожащим голосом с надеждой поинтересовалась я. — У тебя ведь не было возможности прочитать надпись на крышке гроба.

— Хотел бы я ошибаться, но факты налицо. В соседних комнатах погребены, соответственно, предки и потомки Бел… этого правителя, — с настораживающей осторожностью просветил братец, так и не назвав имени.

Подозреваю, подобную честь он решил предоставить мне. Воздух вокруг Кейна начал слабо светиться, выдавая, что он не столь спокоен, как казалось на первый взгляд.

— Зови, — шепотом предложил братец.

— Ну уж нет! — тихо возмутилась я. — Мое дело в случае нужды мечом махать.

— Тогда хотя бы встань между мной и скелетами, — заметил Кейн. — Со спины врагов нет. Вроде…

— Ты сам не уверен! — торжествующе ухватилась я за его последнее слово. — Так что я пока лучше здесь постою. Зови давай, не тяни время.

Кейн на всякий случай положил руку на рукоять меча, сделал пару шагов вперед, отходя с порога в глубь помещения, и шепотом неуверенно произнес:

— Правитель Белтвейн, можно вас на два слова?

Скелеты как по команде повернули головы в сторону моего братца, осветив его зловещими зелеными огнями колдовских глаз, но буквально тут же потеряли всякий интерес, продолжив патрулирование вокруг гроба. Кейн непроизвольно чуть отступил, теряя остатки самообладания. Мне было видно, что он не горит энтузиазмом устраивать разборки со стражами покоя усопшего правителя. Как назло, дух Белтвейна оказался более глуховатым, чем его скелеты. Он и не подумал отозваться. А может, решил, что посетители, то есть мы, не слишком нуждаются в его обществе, раз так тихо шепчут.

— Громче давай, — попросила я брата. — Дух мог тебя и не расслышать.

— Зато они — прекрасно, — с настороженным видом указал Кейн на скелетов. — Льерочка, может, встанешь вперед? Или сразу преврати эти ходячие кости в какие-нибудь предметы. Даже на гробы согласен — они хоть острыми мечами не махают…

— Кейн, я не уверена, что скелеты хотя бы условно можно отнести к живым организмам.

— На мертвые они тоже не тянут. Нормальные кости лежат себе тихо в сторонке, а не гуляют посреди комнаты! — зашипел братец.

— Ты не отвлекайся, — напомнила я. — Рассвет все ближе.

— Белтвейн! — чуть громче повторил попытку Кейн.

На этот раз ни один череп не повернулся на его зов. Поэтому братец осмелел и завопил:

— Правитель Белтвейн!!! Мы хотим с вами поговорить!

Хоть бы не привирал. Я, например, абсолютно не горю желанием разговаривать с призраком. Скорее вынуждена попытаться это сделать. Гораздо охотнее я бы выбралась из склепа на свежий воздух. Да у меня здесь клаустрофобия разыгрывается не хуже, чем у эльфов в городах!

Кейн тем временем, не обнаружив никакой реакции на свое воззвание, совсем обнаглел. Не доставая меч из ножен, он решительно подошел к хороводу скелетов и… проскочил между ними к гробу, улучив момент, чтобы никого не сбить. У меня прямо сердце в пятки ушло от подобной наглости, а братцу хоть бы хны! Зачем его туда понесло?! Да я его сама убью за подобные выходки, если скелеты не сделают это до меня!

Я глухо застонала, не зная, что предпринять, как защитить дурного родственничка в случае опасности. Дилемма заключалась в том, что самой мне не хотелось близко подходить к бодро марширующим костям. На меня все больше накатывало желание с воплем ринуться к выходу.

Кейн, на мой взгляд, окончательно спятил. Он с интересом постучал по крышке гроба, не жалея при этом сил. Глухой звук его ударов прозвучал для меня как гром среди ясного неба. Я четко поняла, что не стоило отказываться от именного гроба, хоть и не нравится мне здешнее общество. Кажется, он мне скоро понадобится…

— Выходи! — требовательно позвал Кейн.

Я медленно попятилась за порог этой комнаты. Не скажу, что соседняя нравилась мне намного больше, но там хоть никаких аномалий не наблюдалось.

— Вылезай! — настойчиво попросил Кейн и попытался приподнять крышку гроба, но та не поддалась. Братец нахмурился, еще раз постучался и со словами: «Одолжи на минутку, а то свой жалко», — вырвал меч из рук одного скелета! После чего вставил острый кончик в щель под крышкой и навалился на импровизированный рычаг.

— Псих! — услышала я удивленный комментарий за спиной. Голос был довольно приятный, с легкой хрипотцой.

Пребывая в шоке от действий брата, я машинально поддакнула:

— Угу. Полный придурок! И в кого он такой? Явно не в меня. Хоть бы мои нервы пожалел, садист!

— Да мне теперь и самому страшно показываться ему на глаза, — пожаловался голос.

— Куда бы спрятаться?! — хором поинтересовались мы друг у друга.

Я наконец решила обернуться, чтобы взглянуть на персону, с которой у нас обнаружилось такое чудесное взаимопонимание. Наверное, начальник стражи послал за нами кого-то для охраны. Но перед моими глазами предстал белый полупрозрачный силуэт, слабо мерцающий в темноте. Я охнула и медленно сползла вниз по косяку дверного проема.

— Эй, что с тобой? — заботливо поинтересовался призрак высокого мужчины. — Может, тебе надо прилечь? Вон, например, довольно удобная поверхность. Думаю, Аларик, мой племянник, не обидится, если ты немного отдохнешь на крышке его гроба.

Что-то мне подсказывало, что румянее и здоровее после этого предложения я выглядеть не стала…

— Б-белт-твейн? — заикаясь, поинтересовалась я у фигуры.

— Ну да. Только тише, чтобы тот паренек, пытающийся поднять вросшую крышку гроба, не услышал, — забеспокоился дух. — Экспериментатор малолетний! Никакого уважения к праху своего предка. Хоть бы он скелетов мне не попортил, а то где я новые возьму?! Сюда редко кто посторонний забредает.

Я посмотрела на Кейна, который, не обращая внимания на тихие жалостливые завывания скелета, лишившегося меча, мучился над крышкой гроба. Он навалился на импровизированный рычаг коленом и тихо выговаривал охранникам усыпальницы:

— И чего мельтешите? Лучше бы помогли! Ну хоть посветите мне своими зенками, раз по-другому работать не хотите. Эх, и как мне этот дух достать?

Я четко поняла, что братец не успокоится, пока не добьется своего. Если понадобится, он разломает гроб на мелкие кусочки. Его не слишком волновало, что этим он разозлит скелетов или призрака. В его понимании обитатели загробного мира ничем не лучше живых василисков, особого отношения не требуют.

— Белтвейн, Кейн не успокоится. Вам лучше поговорить с ним, это очень важно, — робко обратилась я к мерцающей фигуре, стараясь не слишком громко стучать зубами и не показывать слишком явно, как хочется отползти подальше.

Подумать над моими словами призрак не успел. Братец наконец вспомнил, что у него есть сестра, которую было бы неплохо пристроить к рычагу, чтобы не надрываться одному. Он повернулся в мою сторону и заметил чужеродную фигуру. Кейн тут же радостно поспешил к нам. Так как ждать просвета между скелетами ему было лень, то он просто грубо растолкал ходячие кости в стороны. Даже не знаю, кто при этом застонал громче — обиженные стражи гробницы или Белтвейн. Призрак как-то подозрительно дернулся в сторону ближайшей стены. Если бы я не была твердо убеждена, что духи ничего не боятся, то расценила бы это как попытку к бегству.

— Правитель Белтвейн, это вы?! — на ходу поинтересовался братец. — А я вас здесь ищу уже полчаса. Не могли бы вы уделить мне… нам с сестрой немного времени? Льера, и ты вставай с пола, надо было сразу меня позвать.

«Интересно, это он обо мне так заботится или жалеет о потерянном времени»? — мелькнула у меня мысль. Но спросить не было возможности, так как Кейн продолжил говорить:

— Давайте отойдем подальше от скелетов и спокойно поговорим. А то нервные они какие-то и шумные. Один под ухом постоянно скулит, выпрашивая обратно свой меч. Как будто ему жалко! Подумаешь — попользуюсь и верну. Другие челюстями клацают, рискуя выбить себе последние зубы. А я ведь слабонервный — могу и не пережить такое зрелище, — пожаловался Кейн.

Призрак скептически хмыкнул. Такому, пожалуй, попробуй не удели время! Он же всю гробницу разнесет, с мертвыми он смелее, чем с живыми. Честно говоря, я полностью разделяла недоверие Белтвейна к последним словам братца. Да с него станется забрать выпавшие зубы на память, а потом, если покажется, что их мало, и всю челюсть кому-нибудь вывернуть!

Кейн прошел почти вплотную к Белтвейну и уселся прямо на крышку гроба некоего Аларика. То есть туда, куда я наотрез отказалась подойти, хотя призрак разрешил мне даже прилечь. Экспроприированный меч, лезвие которого не без его помощи покрылось зазубринами, братец положил рядом.

— Садись, Льера, — пригласил Кейн, похлопав по крышке. — Вроде наш вес должна выдержать. Гранит хороший, надежный, даже крошиться за столько тысяч лет не начал.

Как будто для меня это имеет значение! Да я все равно не приближусь к этому гробу. В отношении подобных предметов я, как никогда, уважаю право частной собственности.

Кейна мой отказ не очень удивил. Скорее всего, с его стороны это было не реальное приглашение, а простая дань вежливости.

— Зачем вы меня искали? — не выдержал призрак.

Он как назло предпочитал держаться поближе ко мне. Белтвейн, похоже, не понимал, что я его боюсь. Обидно, но он считал, что самый страшный в нашей компании — это… Кейн.

— Правитель, у нас возникла проблема, которую в состоянии помочь решить только вы, — начал братец. — Дело в том, что сегодня Льере исполнилось полторы тысячи лет и она случайно превратила половину гостей в статуи. Говорят, вы тоже могли так воздействовать на василисков. Это правда?

— Да, — согласился Белтвейн. — Редко кто-то из нас получает дар превращать сородичей в живые статуи. Обычно это самые выдержанные из василисков. Но разве никто из живых не мог объяснить вам это?

— Вы последний, кто обладал подобной способностью, — уточнила я, изрядно удивив духа.

— Странно, — пробормотал Белтвейн. — Ведь дар не зависит от принадлежности к Дому или от рода. Вряд ли я смогу объяснить вам, почему он исчез на многие поколения… Неужели все эти годы мой дух скитался, ожидая не вас, а других потомков и другие вопросы?

— Нам нужны не объяснения, а рецепт, как вернуть статуям подвижность, — уточнил Кейн.

— О! А это я знаю, — обрадовался Белтвейн. — Правда, только в теории… Со мной ни разу не произошло никаких случайностей. Я превращал только того, кого и планировал.

— Нам и теория подойдет, — успокоила я призрака и даже рискнула подойти поближе, чтобы не пропустить ни слова.

— Старинный документ, выданный мне учителем-магом для изучения, гласил следующее: «Василиск, обративший дар карателя против своего народа, имеет право передумать и помиловать. Освободить заточенных в собственных телах возможно, но требует особых усилий. Об этом стоит вспоминать каждый раз, прежде чем обрушить свой гнев на недостойного. Каратель имеет право на ошибку, но не может позволить себе импульсивность. Его удел — строгий контроль над чувствами. Его доля — вершить судьбу народа в переломный момент. Его долг — служение сородичам. Дабы даровать прощение покаранному, коснись его лба кровью живого дракона, рожденного в первородном пламени, — процитировал призрак, тускнея прямо на глазах, — и следи, чтобы твои действия совпадали с желаниями».

С последним словом дух Белтвейна растаял в воздухе. Я больше не ощущала исходящего от его фигуры леденящего холода, от которого мурашки бежали по телу. Не сказала бы, что мне стало совсем тепло, но как-то уютнее. В соседней комнате, где находился гроб Белтвейна, послышался какой-то звон. Кажется, именно с таким звуком меч, выроненный из рук, падает на пол.

Кейн живо соскочил с крышки гроба Аларика и опрометью кинулся на шум. Впрочем, дальше порога он не убежал. С его губ сорвалось несколько крепких слов, выражающих крайнюю степень досады.

— Неужели наверху рассвет? — удивилась я. — Или Белтвейн просто сбежал, не желая больше отвечать на наши вопросы?

— Нет, он сказал все, что должен был, — успокоил меня братец. — Правитель древности до конца выполнил свой долг: сообщил нам все, что сам знал о даре. Так что он не сбежал, просто духу наконец было позволено покинуть мир живых и обрести покой, пока кто-нибудь из потомков не призовет его в свидетели на суд оружия. Все сотворенные им скелеты-охранники обратились в прах, только мечи по-прежнему сохранили остроту, тлен времени их не коснулся. Но когда-нибудь и оружию предстоит рассыпаться… Пошли отсюда, Льера.

— Подожди, но я не все поняла из речи Белтвейна. У меня остались к нему вопросы.

— Только ответы на них придется теперь искать самим, — хмуро сообщил Кейн.

Обдумывая полученную информацию, мы молча побрели к выходу. Настроение у обоих было не слишком радужным, хотя в сердце теплилась надежда…

Глава 3

В тронном зале ничего не изменилось за время нашего отсутствия. Разве что количество продуктов на одном из столов немного уменьшилось за счет неистребимого аппетита Мерка, которому составил компанию Арвис. Дейкон в расстроенных чувствах сидел на троне (моем, между прочим!) и с тоской созерцал скульптуру сестры. В таком виде она выглядела очень юной, трогательной и хрупкой. Илэр казалась прекрасным видением, которое хотелось оживить…

— Льера, — позвал Кейн, — а я знаю, откуда взять кровь…

— Тихо! — зашипела я. — Не спугни! Слева заходи.

Арвис поднял на нас глаза, полные недоумения. Он немного попятился, когда заметил, что мы заходим с двух сторон.

— Вы чего? — опасливо поинтересовался посол, выставляя перед собой вилку с насаженным на нее куском неизвестного мне продукта. — Мое убийство вам ничем не поможет, только создаст дипломатический скандал. Что вам наговорил этот дух? Я абсолютно не причастен к превращению ваших подданных в живые статуи.

— Нам нужна твоя кровь, — хищно осклабилась я, доставая из рукава подаренный самим драконом кинжал.

— Всего пара капель, — поспешил успокоить Арвиса Кейн. — Можешь сам себе палец поцарапать.

Эх, все развлечение сорвал! А ведь мне очень нужно как-то расслабиться после посещения склепа. У меня до сих пор от одних только воспоминаний ноги подкашиваются! Поверить не могу, что я стояла так близко к настоящему призраку!

— Фу-х, — с облегчением выдохнул посол. — Льера, ну ты и злыдня! У меня от твоих слов чуть инфаркт не случился! Нельзя же так пугать бедных объевшихся драконов. Я в вашей стране преждевременно поседею! То меня с башни скидывают, то кровь требуют…

— На твоей шевелюре седина все равно будет почти незаметна, — отмахнулась я от слов Арвиса. — Давай двигайся поближе к Илэр и режь руку.

Я протянула дракону кинжал, держа его за тонкое клиновидное лезвие. Арвис неохотно взялся за рукоять и, обойдя стол, приблизился к сестре Дейкона. Примериваясь, он осмотрел одно запястье, затем второе и тяжело вздохнул.

— Эх, лучше бы я тебе иголку с пяльцами подарил, — пожаловался дракон. — И училась бы ты вышивать крестиком, вместо того чтобы осваивать методы кровопускания драконам! Вот уж не думал, выбирая кинжал, что мне же придется им воспользоваться, проверив заточку. Хорошо, что меч не додумался подарить.

— Не тяни время, — поторопил его Кейн. — От тебя требуется одно решительное движение. И еще скажи спасибо, что необходима кровь живого дракона, и всего капля. А то ведь ты близко, а твои соплеменники на другом конце материка…

— Кошмар, — еще раз вздохнул Арвис. — С вашей стороны это очень недипломатичное заявление.

— Обычному послу я бы никогда такого не сказал, а другу можно, — подсластил пилюлю Кейн.

Судя по выражению лица Арвиса, он оценил признание моего братца. К тому же эти простые слова означали, что ему не грозит разделить участь своих предшественников, погибших от «несчастных случаев» при Фарге.

Дракон осторожно полоснул ладонь левой руки кинжалом и сморщился. Было видно, что он не привык к виду собственных ран, так как обычно кожный покров надежно защищала чешуя. По краям разреза тут же выступила густая красная кровь, несколько капель скатилось в углубления линий.

— На, садистка, — протянул мне руку дракон.

Заинтересованный дроу встал с моего трона и подошел поближе, едва не опрокинув клетку с застывшей птичкой. А я тем временем макнула указательный палец в небольшую красную лужицу, скопившуюся на ладони Арвиса, и коснулась лба Илэр. Чужеродная точка четко вырисовалась между бровями девушки.

Я подождала несколько секунд и попробовала потрясти сестру дроу, очень аккуратно, чтобы Дейкон не счел это вопиющей грубостью с моей стороны. Но девушка не торопилась приходить в себя, ее тело было все так же неподвижно. Даже дыхание не улавливалось.

— Льера, а ты не забыла пожелать, чтобы она перестала быть статуей? — осторожно поинтересовался Кейн. — Помнишь же последнее замечание духа Белтвейна?

— Я и без его замечания желала, чтобы Илэр ожила! Нечего мне тут советовать с умным видом, — огрызнулась я в ответ и ляпнула на лоб девушки еще одну точку.

На всякий случай я опять макнула палец в кровь дракона, отошла к лорду Эйну и опробовала метод на нем. Но в обоих случаях результата почему-то не было. Статуи продолжали стоять неподвижно, что привело меня в состояние, близкое к панике. Я не хочу править сама! Не хочу вновь становиться врагом Дейкона!

— Арвис, а ты точно чистокровный дракон? — в отчаянии поинтересовалась я.

— Льера, что за инсинуации? — обиделся посол.

— Кейн, а может, Белтвейн имел в виду не Огненного дракона, а Туманного или Великого? — с надеждой спросила я.

— Не знаю, — ответил братец, нервничая и сгибая последнюю металлическую пуговицу камзола, до которой у него не дошли руки во время нашей сегодняшней встречи после долгой разлуки. — Но я помню, что призрак вещал что-то про пламя. Это слово у меня больше ассоциируется с Огненными драконами. Хотя ведь не они одни умеют выдыхать струи огня. Вполне возможно, нам нужна кровь дракона другой Семьи.

— Только где ж мы ее достанем?! — воскликнула я в расстроенных чувствах, теребя свой рукав. Хорошо еще, он был пришит на совесть, хоть и не очень аккуратными стежками. Глупо было ждать от воинов мятежной армии незаметных швов.

— Золия, ты должна достать кровь и вернуть мне сестру! Я не отступлюсь и не оставлю все как есть! Ты оживишь Илэр, даже если для этого мне придется лично проводить тебя в земли драконов и самому держать склянку под раной, пока ты будешь выдавливать кровь! — заявил дроу, ударив кулаком правой руки по ладони левой. — Собирай вещи, если не хочешь путешествовать, не имея за душой даже одеяла! Утром мы отправляемся в дорогу.

— Но как же так? — растерялась я. — У нас с драконами мир! Как это будет выглядеть, если я начну приставать к ним с кинжалом?! Да нам тут же объявят войну! Арвис, а ты не можешь попросить у Совета Семей, чтобы они помогли?

— Льера, добровольно вам кровь никто не отдаст, — вздохнул посол. — Слишком много темных заклятий можно сотворить на ее основе. А учитывая, что наши отношения с василисками последнюю тысячу лет были напряженными и вам доверия нет… Отцы Семей вряд ли поверят, что кровь пойдет на благие цели, даже если я поклянусь в этом. Они сочтут, что вы задурили мне голову и ведете какую-то свою игру. Мои соплеменники еще не определились, можно ли верить тебе, Льера, в качестве правительницы. Ведь армия до сих пор не сокращена до приемлемых размеров, в вашей стране голод и нищета! За эти три недели, что прошли со времени свержения узурпатора, реальных доказательств того, что вы желаете жить в мире с драконами, нет! О том, что здесь творится, Отцам известно только из моих докладов, но ведь слова одного посла ничего не значат, есть еще и слухи. А ничего хорошего до драконов пока не докатилось!

— Льера, он прав, — поморщился Кейн. — Официально, легальным путем кровь драконов нам не достать. Это не предмет торговли!

— Собирайся, — Дейкон подтолкнул меня к дверям, — поедешь к соседям с дипломатической миссией. Скажешь, что лично хотела познакомиться с членами их Совета и обговорить принципы сотрудничества и взаимовыгодной торговли. Привыкай, что правителям иногда приходится куда-то ездить.

— Да что я могу обсуждать с их Советом?! — заволновалась я. — Они же поймут, что для меня политика и законы — это темный лес. Не помню я, чем мы с ними торгуем!

— Льера! — укоризненно завопил Кейн. — Я же тебе целую лекцию на эту тему читал. Еще три недели назад ты это помнила. Местами…

Ой, опять попалась. Ну не обращала я внимания на названия их сельскохозяйственных культур и продуктов питания. Не думала, что понадобятся. На процедуре доказательства моего происхождения вряд ли лорды додумались бы принести с собой местные овощи и допытываться их названий. А у братца теперь глаза горят праведным гневом и горячим желанием исправить упущение, прочитав еще одну нудную лекцию. Я ведь себя очень глупо чувствую, когда он, будучи намного младше меня, принимается что-то объяснять. Эх, мне бы сейчас очень пригодились воспоминания из детства. Меня ведь готовили к роли правительницы народа василисков, но вряд ли кто-то предполагал, что я потеряю память и все забуду. Старания наставников пропали впустую.

Наверное, вид у меня был очень растерянный и несчастный. Я в очередной раз жалела, что закончилась моя спокойная жизнь в замке в Межгорье. Новые обязанности приводили в состояние паники, а ответственность казалась непосильным бременем.

— Эх, горе ты мое, — вздохнул Кейн. — Льера, я отправляюсь к драконам с тобой! Одной тебе переговоры точно доверить нельзя. Война будет неминуема.

— А можно ты отправишься сам и без меня? — жалобно попросила я.

— Ну нет! — воспротивился братец. — Пойдем вместе. Мы вдвоем беседовали с духом Белтвейна, сам я могу что-то упустить, забыть или не учесть. Вдруг одному из нас в голову придет еще какая-нибудь идея? Да и запугивание драконов и похищение их крови — это, скорее всего, твое призвание. Я не знаю, как можно будет провернуть все втайне, никого не убив и ни с кем не поссорившись, так что ответственность на себя не возьму.

— Значит, отправляемся втроем, — подвел черту Дейкон.

— Вчетвером, — уточнил Мерк, отвлекаясь от еды. — Я не позволю вам кинуть меня здесь одного!

— Впятером, — вздохнул Арвис. — Я хочу лично убедиться, что вы не причините зла моим сородичам. Я несу ответственность за ваши действия перед народом драконов. Моя обязанность проконтролировать события, раз уж честно доложить Совету о цели вашего визита я не могу. Брать с собой войско не рекомендую, иначе к вам отнесутся настороженно.

— Да зачем оно мне нужно, — отмахнулась я. — У меня не будет времени следить за тем, чтобы между отрядом василисков и драконами не возникло конфликта, не хочу отвечать за их действия.

— Правильно, — одобрил Кейн. — Хотя меня очень волнует тот факт, что мы отправляемся прямиком в логово Тавроса…

Это напоминание действительно не вызвало оптимизма. Придется постоянно быть настороже и внимательно смотреть по сторонам. Я прекрасно помнила, что мое мастерство сражения на мечах не дотягивает до уровня Тавроса. Он прирожденный воин, опытный, сильный, да к тому же маг! А еще беспокоило, что Дейкон может попытаться взять реванш. Хотя ведь не обязательно Таврос обосновался в столице драконьих земель. Городов и поселений много, авось не столкнемся… Остается задать один вопрос: а сама-то я в это верю?!

Я подняла голову и посмотрела на ближайший витраж, который, по мнению моих подданных, украшал тронный зал. У-у, страшилище! Эти цветные стекла заставляли только морщиться. Вот и сейчас я не смогла сквозь них рассмотреть, наступил ли рассвет, взошло ли солнце. Вернее, хоть одно из двух солнц. Я так и не узнала, появляются ли они одновременно — постоянно возникали другие, более насущные проблемы. Но судя по моим биологическим часам, сейчас было около пяти утра. Так что надо успеть совершить главное приготовление в дорогу — нормально поесть напоследок.

Я потянулась к ближайшему столовому прибору — вилке с двумя толстыми зубчиками. Но прежде чем успела запустить ее в блюдо с едой, была остановлена Кейном.

— Стой! Сначала назови, из чего это приготовлено!

Нашел время проводить урок! Меня так и тянуло возмутиться вслух. Но я усмирила себя и попыталась припомнить рассказы Кейна и те блюда, что таскал для нас с кухни Арвис, когда мы прятались в его комнате. Как назло, повара превзошли себя по части украшательства. Я задумалась, рассматривая желтые кубики какого-то овоща и кусочки мяса, посыпанные странными зелеными веточками, листиками и оранжевыми семечками. На ум не приходило ни одного названия.

— Льера, вон те желтые ломтики — это один из главных продуктов, который мы экспортируем драконам, — подсказал Кейн. — Фрукт.

Надо же! Я угадала еще меньше, чем думала…

— Не знаю, — смущенно призналась я. — Но зато точно могу сказать, что здесь есть чье-то мясо.

— А конкретнее? — усмехнулся Кейн. — Чье? Что за зверушка?

У-у! Садист! И хоть бы разочек мне в глаза посмотрел…

— Ну… — почесала я кончик носа и начала гадать, пытаясь прочесть по лицу братца, на правильном ли пути нахожусь. — Пушистая короткошерстная зверушка… с ушками… длинными. Да?

— Это Дейкон у нас с длинными ушками, — ухмыльнулся Кейн, старательно отводя взгляд, чтобы скрыть мысли. — А зверушка, между прочим, недавно летала! Много ты знаешь пушистых птичек с длинными ушами?!

— Утка? — решила предположить я. Они водились в обоих мирах.

— Крупнее.

— Фазан? — с сомнением выдвинула я новый вариант. Видеть их здесь мне не доводилось.

— Не знаю, что это за птица, но, наверное, крупнее.

— Нет, мне таких монстров не показывали, — заявила я и решила поспешно сжевать злосчастные кусочки, избавившись от предметов обсуждения.

— Это грифон, Льера, — смилостивился Кейн. — Я показывал тебе их статуи. А желтый фрукт — ирганевиар.

Такого я точно не помнила. Если Кейн и упоминал при мне это название, то я благополучно его забыла в ту же секунду. Это же выговорить невозможно! От голода будешь умирать — не вспомнишь!

На всякий случай я в ускоренном темпе съела зеленые веточки и листочки, чтобы у братца не было возможности ткнуть в них пальцем и задать еще вопрос. И только после этого взялась за фрукт со сложным названием. Я так и не разобрала: то ли он всегда такой кисловатый на вкус, то ли мне достался особый экземпляр, не успевший дозреть… Но спрашивать не стала. И вовсе не потому, что Кейн тоже облюбовал себе какое-то блюдо и сейчас увлеченно жевал. Не хотелось опять обратить на себя внимание братца.

Я осмотрела стол и аккуратно потянулась к бутерброду. Уж хлеб-то я точно опознала! Не полезет же Кейн специально снимать верхний накрывочный ломтик, чтобы задать вопрос о начинке. Усмехнувшись, я вгрызлась в бутерброд.

— Халтуришь, Льера, — с набитым ртом проворчал братец. — Мы еще не обсудили присутствующий здесь экспортируемый злак и импортируемую приправу.

— Ты лучше сам обсудишь этот вопрос с драконами, — отмахнулась я и перебралась к другому столу от греха подальше. И только оттуда обратилась к дроу: — Дейкон, ты бы тоже позавтракал, через час мы отправляемся в дорогу. Думаю, больше нам на сборы и отдачу последних распоряжений не понадобится.

Но я оказалась неправа. Мы управились быстрее!

Уложить в сумки по запасному комплекту одежды и вещи первой необходимости оказалось минутным делом. Еду нам собрали слуги. Очень надеюсь, что не яд положили, но особой уверенности нет, так как выглядели они очень испуганными и постоянно пытались спрятаться от меня за товарищей, моих спутников и за колонны. Быстро и компактно складывать одеяло я наловчилась еще во время нашего похода с войском до Дельноры, столицы Карневии. Больше всего времени ушло на то, чтобы отстоять перед Кейном право путешествовать не в платье, а в коричневом охотничьем костюме. Братишка, как всегда, принялся объяснять мне правила приличия и доказывать, что правительница василисков не может показываться на глаза представителям другого народа в таком неподобающем виде. Пришлось клятвенно пообещать, что переоденусь в платье на подходе к землям драконов, и даже сунуть в сумку специальный наряд, придирчиво выбранный Кейном в моем шкафу. Я как-то даже не удивилась, когда он указал на нечто белое. Сам будет виноват, если меня опять за призрак в грязном саване примут!

Заместитель лорда Эйна, молодой парень из Дома Гранитной скалы, заверил меня, что справится со всеми вопросами, которые возникнут в ближайшее время. Пообещал приложить все старания, чтобы в землях василисков не зародилась никакая смута. Уверил, что понимает необходимость моей дипломатической миссии и не будет разглашать ее истинную цель. Он постарается пока скрывать случившееся от народа. Но у меня сложилось впечатление, что парень мог пообещать и луну с неба, лишь бы не рассердить, лишь бы сплавить подальше от себя, от дворца, от родственников, от сородичей. Он, конечно, искренне желал мне успеха в моей миссии, так как оказалось, что в зале застыли статуями его родители, принадлежащие к Дому Розового мрамора, однако я натренированным взглядом видела, что он меня боится. Вот так негаданно-нежданно, не прилагая к этому никаких усилий, я стала Великим Ужасом своего народа, хотя вслух меня этим титулом пока не наградили. А в мыслях… Мне ведь, к сожалению, не дано видеть думы сородичей. Но зная, что Кейн упоминал о том, как меня называли в другом мире, можно было не сомневаться — титул перекочевал и сюда. Да и воины, помогавшие расправиться с наемниками Тавроса в Межгорье и Карневии, наверняка наслушались обо мне всякого. К тому же среди выживших скрываются оставшиеся враги, до этого год находящиеся в другом мире. Я не могу это доказать и найти тех, кто служил Тавросу, но знаю, что они затаились в рядах моих войск. Как всегда, у меня нет времени, чтобы разобраться, где принесшие присягу, а где враги. Придется отложить решение этой проблемы на потом.

Одно солнце, более крупное, уже взошло над землей, когда мы приблизились к воротам, ведущим из укрепленного, неприступного замка на длинную лестницу, вырубленную в скале. У каждого из членов нашего небольшого дипломатического отряда за спиной болталось по небольшой сумке, через плечо было привычно переброшено скатанное одеяло. Скажу честно, очень надеялась, что не придется устраиваться спать по-походному на земле. Осень давно вступила в свои права, и погода оставляла желать лучшего. Особенно меня доставал сильный ветер, порывы которого иногда чуть не сбивали с ног. Земля тоже дышала холодом, трава пожухла и являла собой жалкое зрелище. Зима была не за горами.

Кейн тоже предполагал, что мы будем останавливаться в гостиницах и на постоялых дворах, но все же настоял, чтобы захватили одеяла. Мало ли как повернется судьба и как сложится дорога. Мы вполне могли затолкать одеяла в сумки, но нести их на себе было теплее. Хотя вместо плащей на каждом из нас теперь красовалось по короткому меховому тулупчику.

Из-за теплой одежды мне пришлось пересмотреть свой способ ношения меча. Вместо поясных ножен я использовала заплечные, очень непривычные. Меня уверяли, что так гораздо удобнее, но я все еще сомневалась. Раньше я никогда не удалялась зимой от замка в Межгорье дальше чем на сотню шагов. Даже за налогами не высовывалась, когда выходила из продолжительного рабочего транса в это время года. Мне было непривычно тянуться к рукояти за плечо. Но вряд ли я могу случайно отхватить себе что-нибудь мечом. Уши вроде не выпирают, рукав не жалко, а волосы и так короче некуда — еле до плеч достают. Обкорнал меня Фарг во время суда чести, а потом еще и Тагерт со своими огненными шарами постарался в ходе битвы против Тавроса. От роскошной гривы до пояса почти ничего не осталось. Хотя о чем это я? Нашла повод переживать. Ведь ходила же с еще более короткой стрижкой! Но тогда ничье мнение о моей внешности меня не интересовало. Особенно мнение Дейкона…

Зато Арвис, Кейн и Дейкон не испытывали подобных проблем с ножнами. Им было все равно, где нести меч. Мерку мы не доверили никакого другого оружия, кроме короткого кинжала. Он все равно не обучен держать меч, так что проку не будет. Парень может поранить сам себя с большей вероятностью, чем врага. Впрочем, Мерк и не настаивал на серьезном вооружении.

«И хорошо, что не придется таскать на себе такую тяжесть, — прочла я мысль, случайно встретившись с ним взглядом. — Это у Злыдни сил немерено, так что пусть надрывается. Интересно, а вещи из моей сумки как-нибудь постепенно нельзя переложить к ней? Только бы никто не заметил».

Да-а… Мой нахальный подданный в своем репертуаре — никакого уважения к госпоже! Теперь еще и за ним следить всю дорогу, чтобы не мухлевал. Надо бы потом, когда все закончится, не забыть поблагодарить дроу за то, что подсунул мне потомков преступников и бунтарей. Обидно, что я об этом не подозревала столько лет, считала их поведение вполне обычным. Надо сказать, новые поколения были лучше той озлобленной толпы, что встретила меня в Деревне, после того как я перенеслась туда из родного мира.

На воротах замка несли караул четверо стражников королевского отряда. Я даже опознала двадцатого по списку, который первым после коронации принес мне присягу. Отсалютовав, стражники без вопросов открыли передо мной ворота. То ли не знали еще, что ухожу надолго, то ли это не очень их волновало в свете последних событий, ведь у них тоже нет защиты от моего открывшегося после совершеннолетия дара.

Я первая ступила на лестницу, стараясь держаться по центру, так как перила не были предусмотрены. Хотя после подъема на башню Верилайна здесь было не страшно. Да и ширина позволяла спокойно разойтись троим-четверым.

Выдолбленные в скале ступеньки были чуть кривоваты, кое-где их поверхность выровняли, облицевав каменными плитами. В общем, лестница имела только один значительный недостаток — слишком большую длину. Под конец спуска я очень радовалась, что мне надо вниз, а не наверх. Об обратной дороге я старалась пока не думать.

У подножия лестницы простиралась большая открытая площадь, используемая для построения войск, и лишь за ней начинались улочки столицы — Вассарии. Мне пока ни разу не довелось побывать в этом городе, а потому я с любопытством крутила головой по сторонам. Впрочем, Мерк и Дейкон мало чем от меня отличались. Кейн и Арвис снисходительно наблюдали за нами.

Все дома были выложены из природного камня — мрамора, гранита, базальта. Я не заметила никаких следов штукатурки. Из дерева изготавливались только оконные рамы и двери. Как и во дворце, окна больше напоминали небольшие бойницы, на иных стенах их вообще не было. Дома показались мне мрачными, неприступными и холодными. А еще я очень не вовремя вспомнила, что под каждым из них находится склеп… На меня навалилось мрачное осознание того, что, по сути, весь город стоит на одном большом кладбище. От таких мест я и в Межгорье старалась держаться подальше, а тут оказалась в центре! Меня охватил озноб, причиной которого был отнюдь не промозглый ветер.

Одно-двухэтажные дома немного оживлялись резными каменными карнизами, балясинами лестниц и балконов, различными скульптурами. На улицах красовалось огромное количество застывших животных, которые не встречались в приютившем меня мире. Естественно, Кейн не упустил возможности рассказать мне о каждой особи, на статую которой неосторожно падал мой взор. В голове опять образовалась каша из описания повадок различных птичек и зверьков. Особенно меня впечатлили две хрустальные, переливающиеся всеми гранями статуи грифонов на фоне сплошной стены из серого мрамора.

Скульптур василисков тоже было огромное количество. Но я понимала, что они вытесывались мастерами, кропотливо прорабатывающими каждую черточку, а не просто мимоходом обращены в камень каким-нибудь горожанином. Город василисков казался мрачным, чужеродным и… опасным. Я смотрела на оживленные толпы народа и вместо облегчения от их дружелюбия и спокойствия ощущала нарастающее напряжение. Я все четче осознавала, что вокруг меня находятся тысячи сильных, опасных существ, с которыми не справится ни одна армия известных мне государств. И то, что я являюсь их правительницей, облегчения мне не приносило. Это то же самое, что жить на вулкане: ты в безопасности, пока гора спит.

Идя по городу, я наконец осознала, что больше не считаю свой странный дар проклятием. Наоборот, он придавал мне уверенность в себе. Мы еще посмотрим, кто кого одолеет! Мой необычный дар давал превосходную возможность добиться от подданных безоговорочного подчинения, заставить считаться со мной, как с реальной силой. И пусть здесь, в своем родном мире, я чувствовала себя чужой, но хоть не самой слабой и беспомощной! И если судьбе угодно вновь окрестить меня Великим Ужасом в глазах народа, что ж… я не буду против!

Шевелюра Арвиса и уши дроу привлекали к нам пристальное внимание, но дело ограничивалось только любопытными взглядами. В отличие от свергнутого узурпатора, простые василиски не испытывали враждебности по отношению к драконам и не видели необходимости с ними ссориться. Сейчас их главным врагом была нищета, охватившая эти земли вследствие непродуманной политики Фарга, направленной лишь на одно — создание огромной боеспособной армии, которая должна была помочь ему удержаться на троне.

На то, чтобы пешком пересечь город с возвышающегося на скале дворца, видимого из любой точки, до южных ворот, нам понадобилось полтора часа. За это время взошло второе, меньшее солнце, отчего освещение стало ярче, а мрачность темных каменных домов смягчилась. Мне даже начали нравиться некоторые кварталы Вассарии.

За городской стеной простирались обширные возделанные поля, а на горизонте темнел лес. Порывы ветра здесь были ощутимее, чем в городе, хотя и не такие сильные, как на скале в замке.

— Бр-р, как холодно, — пожаловался Мерк. — И спать мне что-то захотелось, ведь вся ночь прошла в суете. Это только нашей Злыдне хорошо. И чего она потащила нас в дорогу с самого утра?

— Я потащила?! Да вы же вами рвались спасать Илэр! Как будто лишняя пара часов что-то решит, — возмутилась я, распространяя вокруг себя слабое сияние.

— Льера, тебе нельзя волноваться, — опасливо напомнил Арвис.

— Ты-то о чем беспокоишься? — поинтересовался Кейн. — Сестренка же дала слово, что не превратит тебя в статую.

— Как будто слово способно сдержать непроизвольный порыв! Нет, она, конечно, будет потом раскаиваться, но мне-то от этого не легче! — заявил дракон.

Я понимала, что он прав. За полторы тысячи лет у меня вошло в привычку свободно, без долгих размышлений превращать всех в живые статуи. Все равно им в любой момент можно было вернуть подвижность. Что ж, придется учиться контролировать себя. Я не переживу, если еще и Кейн с Дейконом по моей вине обратятся в безмолвных истуканов. Да и к Арвису с Мерком я уже как-то привыкла…

— Успокойтесь все, — попросил дроу. — Я не думаю, что одна бессонная ночь сильно нам повредит. На ходу никто из нас все равно не уснет, а вечером наверстаем. Кейн, куда нам сейчас надо двигаться?

— По этой дороге к лесу. Думаю, Арвис должен знать лучше. Он уже преодолевал этот путь, а я только карту изучил, — сказал Кейн.

— Меня сюда соплеменники довели, — запротестовал дракон. — Так что не надо рассчитывать на меня в качестве проводника. Могу только сказать, что у нас на дорогу от границы ушло полтора месяца.

Я произвела в уме нехитрые подсчеты и с запозданием осознала, что в земли драконов мы попадем только к середине зимы. Эта мысль мне совсем не понравилась. Передвигаться пешком по сугробам — отнюдь не самое мое любимое занятие.

— Может, отложим поход до весны? — робко заикнулась я. — Мы ведь не ограничены во времени, можно и позже расколдовать статуи. А путешествовать по морозу глупо, ведь как раз в самые холода на границе окажемся!

— Не бойся, — усмехнулся Кейн. — Скоро тебе еще и жарко будет. В шести неделях пути отсюда на юг, за горным хребтом, климат резко меняется. В землях драконов зимы не бывает.

— А если случится аномалия и там выпадет снег, ты все равно не отделаешься от похода за кровью! — заявил Дейкон, подталкивая меня в сторону леса. — Топай давай.

Дожила! Мною командуют все, кому не лень. И ведь я этим обстоятельством абсолютно не возмущена. Наверное, потому, что понимаю чувства дроу, его волнение за жизнь сестры. Хотя он в это и не поверит… Да и слова братца пока глупо игнорировать, ведь он знает об этом мире гораздо больше меня. Недальновидно было бы вообразить, что сама я лучше во всем разберусь.

Размеренным шагом мы двинулись к лесу по широкой дороге из плотно подогнанных отшлифованных каменных плит. Подозреваю, что если бы не рифленая подошва зимних ботинок, ноги скользили бы по такой поверхности. Ведь, как я заметила, василиски редко думают об удобстве. И еще: у них прямо-таки маниакальная страсть к камням. Впрочем, драконы не лучше, судя по скудным сведениям о них.

Животных для верховой езды в этом мире не было, так что представители обоих народов привыкли передвигаться пешим ходом. А если дело было срочное, то использовали телепорты. Проблема заключалась в том, что василиски умели перемещаться только в пределах своих земель. Для драконьих порталов тоже существовало подобное строгое ограничение. В другой мир телепортироваться было легче, чем в соседнюю державу! Граница никого не пропускала. Такой уж закон магии издревле существует в этом мире, или кто-то искусственно создал эту невидимую стену. Так что нам необходимо было дойти до горного хребта, отделяющего одни земли от других, а уж оттуда Арвис мог переместить нас к столице. У него как раз хватит времени, чтобы восстановить силы после переброски огромного количества войск. Было бы замечательно, если бы к границе нас телепортировал кто-то из василисков, но подходящей кандидатуры не нашлось. Большинство из них стояли статуями в тронном зале и сами нуждались в помощи. Среди василисков намного меньше сведущих в магии, чем среди драконов.

Чтобы открыть портал в определенное место, маг сначала должен был там побывать и запомнить пейзаж, так что Кейн здесь был бесполезен. Братец не уезжал настолько далеко от дворца. А лезть в телепорт ради пары миль, на которые он мог нас перенести, я категорически отказалась.

Конечно, можно было попробовать найти другого мага, из простого люда, но Кейн забраковал эту идею. Мало кто приближался к землям драконов, еще меньше из них умеют колдовать, и совсем небольшому количеству при этом можно доверить собственную жизнь. Телепортация — опасная штука, а в неумелых руках — так вообще смертельная. Недельные поиски специалиста могли окончиться ничем, забрав время, оставшееся до зимы. Лучше действовать наверняка. Правда, этими соображениями ни я, ни Кейн с Дейконом не поделились. Арвис тоже смолчал, ведь он как никто другой знал, что не из всякого телепорта можно выйти целым и невредимым.

Несмотря на ветер, мне было тепло в тулупе, чему немало способствовал наш темп ходьбы. Мы шли по двое, выстроившись цепочкой. Сначала Кейн и Арвис, как наши проводники, затем Дейкон и Мерк и уж следом я, обуреваемая тяжелыми мыслями. Дроу периодически оглядывался назад, проверяя, не сбежала ли я, не отстала ли. Похоже, он волновался, что мне придет в голову бросить их на произвол судьбы. Обидно, но он мне до сих пор до конца не доверял. Вслух дроу этого не говорил, но я же видела. Мысли о себе мне никак не удавалось перехватить, Дейкон бдительно следил, чтобы без нужды не встречаться со мной взглядом.

Эх, и что мне делать у этих драконов, как себя вести, как собрать кровь, не спровоцировав войну между нашими державами? Вдруг окажется, что нужный вид драконов вымер уже несколько тысяч лет назад, подобно моему дару? Множество вопросов крутилось в моей голове, но искать на них ответы пока было рано.

Вот уж не думала, что мне так скоро представится возможность получше познакомиться со своим родным миром! Да я еще лет сто не планировала затевать подобное путешествие — и это как минимум. Сейчас мои знания о родном мире были весьма скудными. Со слов Кейна я помнила, что здесь всего один материк и несколько крупных островов, раскиданных довольно далеко на юге и востоке. Границей служит горный хребет. Так как держав издревле было всего две, то дать им названия никто не удосужился. На картах их обозначали как «земли драконов» и «земли василисков». Обе стороны это вполне устраивало.

Народы живут довольно обособленно, хотя в этом в основном виноваты драконы, которые никак не идут на сближение и неохотно пускают к себе чужаков. В прошлом между нами случались стычки и небольшие, но кровопролитные войны, причин которых я не помнила. Кейн наверняка говорил, но тогда мне было не интересно. К тому же драконы — ярые борцы за чистоту крови и сохранение расы, что тоже подливает масла в огонь.

В землях драконов царит вечное лето, но интенсивность жары зависит от текущего месяца. В землях василисков год делится на привычные мне четыре сезона. В обеих державах огромное количество холмов и гор, равнины здесь — редкость. Так что, чувствую, путь предстоит не из легких.

Впрочем, уж лучше я пройдусь — мне в последнее время не привыкать, — чем останусь разбираться в запутанных делах государства. Ох, и не завидую я сейчас заместителю лорда Эйна. Он один остался во главе всех отраслей хозяйства. И если надеется, что я не спрошу с него результатов — зря.

В лесу каменная дорога резко сузилась, а через полмили и вовсе исчезла, осталась лишь притоптанная полоска земли. Честно говоря, меня это не огорчило. Зато Дейкон укорил Кейна:

— Что ж вы так схалтурили? Такая шикарная дорога — и ведет в никуда! Исчезает у самого леса.

— Ох, не слышит тебя сейчас Ингрем, — ответил Кейн. — Он бы тебе объяснил, что негоже мостить в лесу дорогу. Хотя, по его мнению, и в городе нельзя…

— Не напоминай, — поморщился дроу. — Я боюсь, что, вернувшись, могу обнаружить подобный лес на месте моей столицы. Надеюсь, Тагерт найдет способ приструнить этого эльфа. Кто бы ему объяснил, что негоже делать из города лес…

— Думаю, Тагерт и Ингрем смогут прийти к компромиссу в виде парка, — поддела я дроу.

— Смейся, смейся, — ответил Дейкон. — Я посмотрю, что будет, когда эльф переберется к тебе.

— А я его в Межгорье не пущу! Он же не уточнял, куда именно ко мне в гости хочет отправиться… Так что, Кейн, готовь место под посадки. Я посмотрю, как эльф будет озеленять сплошные скалы, еле прикрытые тонким слоем земли.

— Льера, ты этого не сделаешь! — в панике воскликнул братец.

Вместо ответа я проказливо улыбнулась. Сама еще не решила, как лучше поступить.

— Вы бы во время путешествия не называли правительницу по имени, — подал голос Арвис. — Это может быть опасно. У Фарга вполне могли остаться сторонники вдали от столицы. Вы же не знаете, кто еще оказывал ему поддержку и все ли наемники пойманы. Общеизвестно, что узурпатор платил шпионам во всех уголках державы, чтобы отслеживать появление наследницы. Вряд ли вы их обнаружили, а они могли возжелать мести за свое утраченное благополучие.

— Ладно, сестренка, посол прав, — сказал Кейн. — В ближайшее время я опять буду называть тебя Золией.

— Лучше Злыдней, — проворчал Дейкон. — Ближе к ее истиной сути.

— Ага, — поддакнул Мерк. — Она только и делает, что создает проблемы окружающим. Топай теперь неизвестно куда…

Мне стоило больших усилий не вспылить. Ничего себе обращение подданного к своей госпоже! Хотя сам пацан упорно считает себя свободным человеком, без обязательств и долгов. Как ни старалась, не смогла ему доказать, что если он родился на моей земле, то должен мне подчиняться.

— Золия, держи себя в руках, — еще раз напомнил братец с обеспокоенным видом. — Помни, что тебе говорил призрак насчет контроля и служения народу.

— Он меня еще и карательницей назвал. А оскорбления тоже наказуемы, — намекнула я, посмотрев в сторону Мерка.

Парень через плечо настороженно покосился на меня, но почти тотчас расслабился, так как не обнаружил знакомого сияния воздуха, свидетельствующего об истинном гневе. Так уж получилось с самого начала нашего знакомства, что он лишь слегка меня опасался, в то время как другие теряли голову от страха. Он вполне справедливо полагает, что если я когда-то его не придушила в первый день совместного пути, то сейчас и подавно не причиню ему вреда. Похвальная вера.

Зато Арвиса мой намек, похоже, сильно взволновал.

— Золия, может, ты пойдешь впереди? — с надеждой предложил он. — Тебе же из-за наших спин природу не видно, открывающиеся впереди пейзажи…

Но я четко поняла, что дракон вовсе не искренне пытается меня облагодетельствовать. Он переживает не о видах, которые мне оказались недоступны. Да и на что здесь смотреть? На петляющую тропу, идущую то вверх, то вниз, под откос? На темные невзрачные стволы деревьев, утративших листву, или голые спутанные ветви? Больше всего Арвиса волнует то, что именно его спина загораживает мне обзор и является прекрасной мишенью для окаменяющего взгляда.

Я бы тоже нервничала, если бы сзади шел кто-то столь же опасный для меня. Вот поэтому ни с кем меняться местами не буду! Ведь без зазрения совести дадут по голове, оглушат и потом скажут, что это для моего же блага. С Арвиса и Мерка станется доказывать, что мне же удобнее будет путешествовать скованной и с завязанными глазами.

Конечно, я не считаю того же дракона врагом. Но подозрительность, въевшаяся в мою кровь за тысячу лет правления бунтующими подданными, никуда не делась. Да я и к собственной тени абсолютного доверия не испытываю!

— Не хочу я рассматривать этот мрачный лес. Ваши спины и то живописнее, — сделала я комплимент участникам нашего небольшого отряда. Хотя они его, по-моему, не оценили…

— Лес как лес, — подал голос Кейн. — У вас в Карневии точно такие же.

— Там хоть вечнозеленые деревья есть, — пожаловалась я. — А здесь только черные стволы виднеются, куда ни кинь взгляд. И пахнет сыростью, а не хвоей. Долго нам еще идти по этому лесу?

— К вечеру выберемся, — авторитетно сказал Кейн. — А на той стороне леса как раз расположена деревушка, где можно заночевать. Если вы, конечно, не хотите устроить лагерь на природе. Но сразу говорю — я против! К вечеру, как оба солнца скроются за горизонтом, должно еще похолодать. Да и ветер на открытом пространстве будет очень ощутим.

Спорить с предложением Кейна никто не стал. По косогорам, лощинам и балкам мы шли к деревне, лишь раз сделав короткий привал в обеденное время. Перекусили наскоро, всухомятку, так как долгая остановка грозила тем, что дроу с Мерком могли уснуть, мы бы потеряли время и до темноты не выбрались к жилью.

В лесу стемнело раньше, чем мы рассчитывали. К тому же между деревьями начал сгущаться туман, мокрыми каплями оседая на нашей одежде. В таких условиях даже я плохо видела дорогу и постоянно запиналась о корни, натыкалась на ветки, а один раз даже чуть не врезалась в тонкий ствол, о существовании которого меня вовремя не предупредили бредущие впереди спутники. Странно, но Дейкон и Мерк, лишенные ночного зрения, двигались намного увереннее меня. Ну, с одним все понятно — эльф как-никак, хоть и темный.

Однако вслух правителя Карневии лучше так не называть. А вот Мерк-то как двигается в этом тумане?!

— Тьфу ты, Злыдня! — ругнулся голос впереди.

Выражение было знакомое, но прозвучало отнюдь не из уст Дейкона. Это Арвис перенял у дроу дурную привычку поминать мое прозвище.

— Что там у тебя? — поинтересовался Кейн, спина которого размытым пятном маячила где-то впереди левее дороги.

— Я запнулся о кошелек, — удивленно пояснил дракон. — Он тут на дороге валялся.

— Так что ж ты его к поясу плохо прикрепил? — упрекнул посла Кейн. — Нечего деньгами зря разбрасываться, мы и так мало взяли.

— Но это не мой! — возмущенно возразил Арвис. — Свой я в заплечную сумку положил. А этот явно выпал у кого-то из вас.

— Как? Ты же уже час двигаешься первым! — резонно заметил дроу. — Что там хоть внутри?

— Не могу почти вслепую развязать шнурок, но сквозь ткань нащупываются монеты и еще что-то хрустящее. Кажется, листок бумаги.

— Дай посмотрю, — попросила я и с любопытством протянула руку.

Дракон без колебаний отдал мне чужой кошель. В ладонь опустился тряпичный мешочек с довольно увесистым содержимым. Я явственно услышала, как внутри от соприкосновения тихо звякнули монеты.

— Странно, — задумчиво произнесла я, попытавшись высмотреть узел и развязать мешочек. — Мне казалось, что бросать на дороге кошельки — это не в духе моих подданных. И ведь я не слышу, чтобы тут поблизости были василиски, разыскивающие его. Это ведь не пуговица, которую потеряешь — и не заметишь, и не расстроишься.

— Может, совсем недавно обронили, — попытался найти объяснение Мерк. — Еще не заметили пропажу.

— Мы бы увидели, если бы кто-то вошел в лес впереди нас, — возразил Кейн. — Дорога здесь одна. Потерявший кошель должен был, как и мы, двигаться от Вассарии или же к ней. Но мы ни с кем не столкнулись.

— Некто решил переждать туман, а потом идти на розыски? — предположил дроу.

— Возможно, — с явным сомнением в голосе произнес Кейн. — Только хотелось бы мне увидеть ту беспечную личность, которая спокойно оставила на дороге целое состояние для большинства из наших обнищавших жителей и пошла отдыхать в тепле.

— Госпожа Золия, вы развязали? — нетерпеливо поинтересовался Мерк.

— Нет, не выходит. Могу только шнурок порвать, хотя, по-моему, он необычайно прочный. Наверное, магией заговорен.

— Не надо, — запретил Арвис. — Вдруг нашедшийся владелец будет недоволен. Спрячь пока кошель к себе в сумку, в деревне разберемся. Может, и его хозяин там обнаружится.

Наверное, стоило бы спросить, почему находку дракона должна тащить я, но суматошная, полная потрясений ночь и усталость этого дня отбили у меня всякое желание спорить. Да и было бы из-за чего. На меня же не чугунную колоду пытались нагрузить, а всего лишь горстку монет.

Я без возражений затолкала кошель к себе в сумку и опять побрела вперед по еле различимой в тумане и темноте лесной дороге. Впереди ждал ужин, постоялый двор с растопленным камином, а возможно и кровать. Наверное, и мне стоит попытаться уснуть в эту ночь…

* * *

— Спрячь пока кошель к себе в сумку, в деревне разберемся, — донесся глухой голос одного из путников до затаившейся за мощным стволом дерева фигуры, закутанной в плащ.

Вот так удача! Эти глупцы сами помогли ему в выполнении миссии. Отец будет доволен. Может, даже похвалит его! Видимо, сама судьба сегодня благоволит к нему. Взять хотя бы этот густой туман, в котором так легко спрятаться от чужих глаз, так легко подобраться к ничего не подозревающим врагам. Если бы еще не этот дикий холод! Кажется, что он уже промерз до костей, пальцы совсем отказываются сгибаться.

Фигура зябко поежилась и окоченевшими руками неловко сдвинула на затылок капюшон плаща. В темноте обнажилось юное мальчишеское лицо, на лоб упала длинная белокурая прядь волос. Дракон раздраженно сдул локон в сторону, чтобы не лез в глаза, и принялся дышать на ладони, отогревая.

Ему говорили, что здесь будет холодно, но чтобы настолько?! Но ничего, он выносливый. Ради своей мечты он потерпит. Ведь неудобства, причиняемые холодом, ничто по сравнению с честью быть принятым в Семью. Ему обещали! Лишь бы продажные наемники не подвели его теперь, лишь бы выполнили то, за что им было заплачено.

Юный дракон не знал, что находится в мешочке, подброшенном им странной компании, он лишь четко выполнял переданные ему инструкции. А они гласили, что путники обязательно должны живыми и невредимыми добраться до земель драконов и обязательно с этим кошелем в своих личных вещах.

Дракон несколько раз согнул и разогнул пальцы, потер ладони друг о друга, вернул капюшон на место, скрыв все лицо до подбородка, и медленно двинулся вслед за компанией, за которой с опаской следил издалека целый день. Это занятие было ему непривычно. Он не знал, почему выбор пал именно на него, почему именно ему пришлось вот уже несколько месяцев таиться среди василисков, но упускать свой шанс он не собирался.

Несмотря на малый дар, его обещали принять в Семью!

Дракон выполнял приказ с пылом, на который способно только очень юное, наивное существо, идеализирующее мир, еще не разучившееся мечтать, не зараженное скептицизмом и сомнениями. Это пламя грело его изнутри. Наверное, поэтому он все же не простудился в непривычном для себя суровом климате, который скосил другого, более опытного наблюдателя (а попросту — шпиона) Отца. Но это неважно, так как приказ все равно выполнен.

Глава 4

— Золия, очнись, — уговаривал меня чей-то голос сквозь туман в голове. — Приди в себя!

Какая наглость! Зачем меня будят в пять часов утра?! Совести у этого… хм… Дейкона нет. Стоп, минуточку. Будят?! Да еще и дроу?! Мне же вчера спать не хотелось, я просто устала. И с чего так болит голова? Неужели я напилась и Кейн с Дейконом мне это позволили?! У-у-у! Ничего не помню.

— Золия, открой глаза, — занудливо просил голос дроу где-то совсем рядом, справа от меня.

Я попыталась поднять руку, чтобы приложить к ноющей голове, но обнаружила, что тело мне не подчиняется. Ой, что-то мне эта ситуация напоминает… Хотя кандалов на запястьях я не ощущаю. А что же меня удерживает?

Я чуть приоткрыла глаза, изучая обстановку. Ну да, кандалов действительно нет. Зачем они нужны, если какой-то умник просто примотал мне руки к телу с помощью тонкой цепи. И ведь не поскупился — количество витков оправдывает все мои самые худшие ожидания, освободиться сама я не смогу. И сплав цепей тот самый — сверхпрочный и антимагический, который некогда использовал Таврос. В этом мире умеют обездвиживать василисков.

— Где мы? Что произошло? — хрипло, шепотом поинтересовалась я у дроу, поворачивая к нему голову.

Дейкон тоже был надежно обмотан цепью. Тот, кто это сделал, не учитывал иномирное происхождение правителя и не экономил на металле. Дроу хватило бы и половины этих пут.

— А ты ничего не помнишь? — как будто издеваясь, поинтересовался Дейкон.

Стала бы я спрашивать, если бы помнила!

Видимо, мой взгляд был весьма выразительным, так как дроу начал объяснять, не дожидаясь ответа:

— Вчера вечером мы дошли до небольшого постоялого двора в деревне и сняли три комнаты. Затем заказали ужин…

— С вином? — уточнила я.

— Нет, Кейн не позволил. Все пили травяной отвар. Ну, разве что Арвис тайком выдул кружку эля возле барной стойки, — сдал дроу дракона.

— А я?

— Только не при Кейне. Он же за тобой следил похлеще любой гувернантки. Не помнишь, что ли, как он зыркал на того бедного василиска, вздумавшего с тобой познакомиться?

— Не привирай, — раздался раздраженный голос с другой стороны от меня. — Это ты пытался испепелить парня взглядом, а я просто пообещал дать ему по морде, если он не отойдет. Подозрительный какой-то тип, закутанный в плащ с ног до головы. И от него за несколько шагов несло спиртным!

— Ой, помню, — обрадовалась я. — Такой симпатичный был мальчик, совсем юный. Но он не пил. Бедняжка просто замерз, а потому вынужден был растереть руки самогоном и глотнуть немного вина.

— И ты в это поверила? — хмыкнули в унисон дроу и мой братец.

А какая мне была разница? Главное, что тогда нашелся повод досадить братцу. А то он совсем обнаглел со своей заботой и очередным уроком по распознаванию продуктов. Мясо в итоге оказалось не грифоном, а курятиной. Желтый фрукт я опознала, но вот название выговорить так и не смогла… И ведь если бы братец не запретил слугам принести мне эль (как будто это я младше него!), то произношение удалось бы в самый раз. На трезвую голову мне такого точно не сказать.

— Ладно, а что было после ужина? — напомнила я суть вопроса.

— Мы с Мерком сразу удалились спать, — сообщил Дейкон. — Решили занять одну комнату на двоих, чтобы нас не будили. А ты, Арвис и Кейн остались сидеть в общем зале и слушать завывания какого-то заезжего барда. В общем, очнулись мы уже связанные около часа назад. Подозреваю, нам добавили что-то в травяной отвар, чтобы исключить сопротивление.

— Но на меня не действует большинство ядов и снотворное! — возмутилась я. — Кейн, а теперь ты уточни, что произошло в зале после ухода Дейкона.

— Боюсь, я знаю немногим больше, — смущенно сказал братец. — Мы просто сидели, сидели… а потом я, кажется, уснул. У меня нет твоей сопротивляемости.

— Естественно, не тебя же слуги сотни раз пытались то отравить, то усыпить, — хмыкнула я. — Только твой рассказ не объясняет, почему у меня так зверски болит голова.

— Да что тут непонятного? — удивился дроу. — Бандиты, выждав положенное время, наверняка разобрались, что на тебя их снадобье не подействовало, и решили перейти к крайним мерам. А в любом мире и в любой ситуации в таком случае применяют банальный удар по голове. Просто, дешево и сердито. Уж тут осечек не бывает.

— Сволочи, — ругнулась я на бандитов. — Мужиков мирно усыпили, а единственную даму ударили!

— Сама виновата, — вклинился откуда-то сзади абсолютно незнакомый мне голос, даже не пытаясь изобразить раскаяние. — И лучше захлопни рот, пока мы в него кляп не вставили. Мало того что нам приходится вас тащить, так еще и выслушивать.

Ну, умники! А мы их просили нас нести?! Лично я подобного не припоминаю. Своими бы ножками прекрасно дошли до драконов. Так, стоп. А куда нас сейчас тащат?!

Я попыталась чуть приподнять голову из лежачего положения и осмотреться. Затылок взорвался болью, заставив скривиться, в глазах ненадолго потемнело. Та-ак… попробую сориентироваться… Я лежу на деревянном настиле, причем весьма твердом. Хоть бы соломки, гады, подстелили! Судя по качке и характерному скрипу, внизу приделаны колеса. То есть я, Кейн и Дейкон лежим на каком-то подобии телеги без бортиков. А раз лошадей в этом мире нет, то… правильно, ее тащит за канаты весьма крепкий черноволосый тип, спина и затылок которого виднеются впереди. С боков, кроме голых крон деревьев, нет ничего интересного. Все бандиты, скорее всего, топают сзади. Но, боюсь, моя шея эдак не изогнется, чтобы в этом убедиться. Хм… А где Арвис и Мерк?

— Кейн, — шепотом, еле слышно позвала я. — Куда дели пацана и дракона?

— Сзади они. Слышишь, колеса еще одной телеги скрипят?

— А бандитов много?

— Сам не знаю. Мне тоже почти ничего не видно, — с досадой отозвался братец.

— А что они от нас хотят? — продолжила допытываться я.

— У них и спроси. Откуда ж мне знать?!

Ну и спрошу! Должна же у бандитов быть какая-то цель. Ограбить они могли и на постоялом дворе, даже не усыпляя всех. Разве что выкуп решили потребовать. Хм, интересно, а мои новые подданные не откажутся раскошелиться? С них станется сэкономить и не платить за жизнь правительницы с таким опасным даром. Только вот действительно ли бандиты нас опознали и случайно ли захватили? Вполне возможно, это кто-то из затаившихся приспешников покойного дядюшки Фарга. Теперь не успокоюсь, пока не узнаю точно.

— Эй, бандитики, — окликнула я. Назвать их «уважаемыми» у меня не повернулся язык. А слово «бандиты» не подходило, так как звучало слишком грубо. Не хочется зря нарываться, но другого обращения я так и не придумала. — Не подскажете, куда вы нас тащите и зачем? Может, вы бы назвали сумму выкупа, мы бы расплатились и пошли дальше своими ножками и своей дорогой?

— Тех грошей, что мы у вас нашли, явно не хватит, нам больше заплатили, — раздался сзади язвительный голос. — Мы ваши кошельки даже трогать не стали. Из них только милостыню нищим подавать.

— За что вам заплатили? — заинтересовалась я, уловив причину наших неприятностей.

— Говорить не велено, — ответил все тот же бандит, идущий сзади. Очевидно, ему было скучно конвоировать нас просто так, и он не прочь был немного пообщаться.

— А куда мы направляемся, сказать можешь? — решила я выспросить хоть такую малость. — Это не запрещено разглашать?

— На юг, — коротко ответили мне.

Ну хоть в правильном направлении движемся, да еще и не прилагая к этому никаких усилий. Нет необходимости стаптывать обувь, одолевать крутые подъемы и спуски… Главное, чтобы черноволосый тип впереди не выпустил канат из рук да чтобы василиски сзади вовремя придерживали телегу, когда она идет под откос. Хотя я бы не отказалась от одеяла, а то прохладно лежать неподвижно при таком суровом осеннем климате. Очень надеюсь, что когда взойдут солнца, станет теплее. Я понимаю, еще слишком рано, но уж очень хочется согреться. В данном положении у нас есть единственное преимущество — когда лежишь, порывы ветра не так сильно чувствуются. Интересно, а осенью затишье когда-нибудь бывает?

Сейчас меня нервировало только одно — я не могла точно подсчитать количество наших противников. Беспомощной я себя не чувствовала, так как бандиты вряд ли озаботились приобретением амулетов, защищающих от магии приютившего меня мира. То есть в любой момент их можно будет превратить в безобидные предметы, если, конечно, позади нас не плетется целая армия. Хотя тогда лучше попробовать применить дар карателя и сделать из бандитов живые статуи. Только пусть не надеются — для них кровь дракона искать не буду.

Так как пока что-либо предпринять было не в моих силах, я постаралась максимально расслабиться и принять благодушный вид. Пусть думают, что я смирилась со своим положением пленницы. А до ближайшего привала можно просто полюбоваться небом. Уснуть мне вряд ли удастся.

Начинающее светлеть небо в этом мире ничем не отличалось от знакомого неба в том же Межгорье. Сиренево-серый колер на горизонте потихоньку наливался голубизной. Кое-где виднелись блеклые пятна исчезающих звезд. В общем, зрелище было привычное, но все равно завораживающее своей красотой.

Однако полюбоваться спокойно мне не дали. Кейн справа начал нервно ерзать, извиваясь, как гусеница, и довольно громко сопеть. Слева вроде все было тихо. Дейкон стойко переносил тяготы плена и, как и я, выжидал.

— Золия, — тихо прошептал Кейн. — Ты чего разлеглась?! Освобождай нас давай! Вспоминай про свой дар, про магию.

— Не нервничай, — попыталась я успокоить братца. — Нам же пока и здесь неплохо, наслаждайся отдыхом.

— Какой, к демонам, отдых! — возмутился Кейн. — У меня все затекло. К тому же вдруг бандиты плохо ориентируются, не знают дороги и отклонились от южного направления?! Они в любой момент могут решить нас убить!

— Ха! Да они наверняка дорогу знают получше твоего, — тихо усмехнулась я, не понимая, почему братец так нервничает. — И вряд ли нас всю ночь тащили просто так, чтобы утром убить. Потерпи пока.

Кейн замолчал, но ерзать не перестал. Он тяжело вздыхал, взывая к моей совести, но мне было не привыкать игнорировать ее порывы. Я, конечно, в последнее время стараюсь во всем угождать братишке, так как очень рада появлению родственника, но рисковать понапрасну не намерена. Тем более что на кону не только моя жизнь.

— Золия, они же нас убьют, — снова заныл Кейн через полчаса, посчитав, что достаточно терпел. — Бандитам обычно платят не за транспортировку пленников. А шайка Косого вообще ничем, кроме убийств, раньше не занималась.

— Ты их знаешь? — удивилась я.

— Наслышан. Они раньше на дядю работали.

Да… Это ж получается, что бандиты прекрасно осведомлены, кого захватили. Так почему мне даже глаза не завязали? Предположим, о магии другого мира они не знают, но неужели и о происшествии во дворце ничего не слышали?! Молва не успела донести о моих способностях? Или они не поверили, что подобное возможно? Не знаю, какой из вариантов соответствует действительности, но спрашивать почему-то не тянет…

Время шло, а я все не могла подгадать момент, чтобы обезвредить бандитов. На востоке взошло большое солнце, осветив землю, но не давая тепла. Однако в поле моего зрения по-прежнему попадал только один василиск, тянущий телегу. Я слышала сзади голоса, топот, но рассмотреть никого не получалось. Даже количество бандитов до сих пор оставалось для меня загадкой. Явно не меньше шести и хорошо бы, чтобы не больше двадцати. Сразу со всеми могу и не справиться.

Когда взошло меньшее солнце и догнало на небосводе собрата, я уже начала немного нервничать. При такой тактике бандитам действительно можно меня не бояться и держать с незавязанными глазами.

Кейн ерзал и пихал меня плечом, уже не таясь. Терпением он явно не отличался. Естественно, бандиты обратили внимание на его телодвижения. Один из них раздраженно рявкнул:

— Кончай елозить, придурок! Еще одно движение — и получишь рукоятью меча по башке! Чего крутишься, как на муравейнике?

— Мне под куст надо, — нашелся Кейн. — Может, распутаете меня хоть на пару минут? Я же с этой цепью даже привстать не смогу.

— Не положено! Или терпи до привала, или иди под себя! — отрезал все тот же бандит.

Было ясно, что снисхождения от него не дождаться. Я все больше волновалась, что каждому члену шайки известно о моих способностях и они настороже.

— А привал скоро? — тем временем поинтересовался Кейн.

— В полдень, — последовал ответ, произнесенный с чуть ехидной интонацией.

Еще бы! Это же еще часов пять терпеть и ждать.

— Изверги, — тихо прошипел Кейн. — Не могу я больше так лежать. Золия, ты что, совсем не волнуешься и не боишься?

Эх, как же ему потолковее объяснить, что боялась я, спускаясь в склеп. А попытки моего убийства — дело для меня привычное. Нервничаю, конечно, не без этого, но голову не теряю. Шансы на вызволение у меня неплохие, можно будет побороться. Зато противники вполне материальные, живые и уязвимые, не бестелесные духи, с которыми я не знаю, как сражаться. Хотя лет триста назад мне, наверное, как и Кейну, не хватило бы терпения. Это сейчас я лежу и выжидаю благоприятный момент, а раньше действовала бы на авось, не учитывая степень риска. В плену у Тавроса было намного хуже, там не было никакой надежды на самостоятельное освобождение.

— Бери пример с Дейкона, — посоветовала я братцу. — Сам же слышал, что в ближайшие пять часов убивать нас не собираются.

— Так дроу, наверное, уснул и ему хорошо, — посетовал Кейн, затихая.

Я чуть повернула голову налево и окинула Дейкона взглядом. Он лежал на спине и с сосредоточенным выражением лица рассматривал небо. Зрачки даже не двигались. Он что, косит под жертву моего взгляда?! Я даже сама немного заволновалась, пока не заметила, что грудь правителя Карневии поднимается и опускается в такт дыханию. Фу-ух, василиски не использовали против него свой специфический взгляд, пока я перепиралась с братцем. А то ведь среди бандитов вполне мог найтись несовершеннолетний вредитель, которому нет никакого дела до четких приказов главаря.

Успокоившись насчет сохранности дроу, я опять погрузилась в ожидание. Так как солнца светили все ярче, вскоре стало невозможно смотреть вверх, не щурясь. Поэтому я переключилась на более прозаическое зрелище — спину василиска, тянущего телегу. Фигуру бандита скрывал плащ, накинутый на мощные широкие плечи. Темно-зеленая толстая ткань выглядела невзрачно, зато наверняка издалека хорошо сливалась с местностью. Это просто незаменимая вещь при устройстве засады где-нибудь на лоне природы. Темные волосы бандита, стянутые у основания шеи в хвост, спускались почти до лопаток, что заставило меня испытывать острое чувство зависти. Ведь совсем недавно и у меня была шикарная копна, ничуть не хуже его. Сама поверить не могу, что сожалею о таких пустяках.

Минут через пятнадцать бандит, одаренный моим пристальным вниманием, начал запинаться. Вот уж не знала, что мой взгляд действует и подобным образом! Я начала опасаться, что при подъеме на очередной холм василиск выпустит из рук канат, а потому поспешила прикрыть глаза. Может, и стоило бы провести подобный эксперимент в надежде, что телега, покатившись назад, задавит бандитов, но рисковать не хотелось. Так недолго и самой шею свернуть.

Спокойно, Золия, спокойно. Осталось меньше пяти часов ожидания. А там, возможно, появится шанс сбежать без всякого неоправданного риска. Но какое же это тяжелое занятие — ждать! Терпение никогда не значилось в числе моих добродетелей.

Чтобы успокоиться и скоротать время, я начала мысленно считать секунды. Причем скороговоркой. К сожалению, время от этого идти быстрее не стало, о чем явственно сообщали внутренние биологические часы.

— Стой! — громко скомандовал властный голос незадолго до полудня. — Сворачиваем на обочину. Привал!

Сзади раздались облегченные вздохи. Очевидно, бандиты тоже с нетерпением ждали заветного часа. Может, устали половину суток двигаться пешком или просто проголодались. Команду выполнили быстро и четко.

— Четверо по очереди аккуратно освобождают пленников и конвоируют к кустам, — скомандовал все тот же голос. — Только из виду их не упускайте! Двое разводят костер, остальным можно отдыхать.

— Косой, но нам же сказали держаться от девчонки подальше и не попадаться ей на глаза, — напомнил кто-то главарю.

— Глупости все это, — фыркнул тот. — Нас попотчевали сказками про живые статуи василисков, а ты и веришь. Самый опасный из их компании — дракон. Но ему мы заклеили рот — пламя выдыхать не сможет, а цепи сдержат трансформацию. Вот с тем действительно будьте осторожнее.

Справа к нам подошли четыре бандита и сдернули Кейна с телеги, но вместо того чтобы поставить его на ноги, просто бросили на голую землю, покрытую редкими замерзшими кустиками травы. Следом они потянули руки ко мне. Наверное, только это их движение заставило Кейна сдержать возмущенный вопль и ругательства. Бандиты, ухватившись за цепи, придали мне вертикальное положение и принялись зубоскалить.

— А мелковата-то наша правительница, — хмыкнул один. — Я и то попредставительней буду.

— Да, — согласился второй, — ее одним ударом кулака с ног свалить можно. И какой умник решил использовать на постоялом дворе снотворное?! Зря только целый час ждали результата.

— Эта пигалица мне едва до подбородка достает, — подключился к обсуждению третий, ничуть не беспокоясь о том, что я его слышу. — И как мы это с вечера не заметили? Нам ее расписали как какого-то монстра! Ха! И это Великий Ужас?!

— Так вчера на постоялом дворе она сидела за столом, когда мы вошли. Да и темновато там было, — снова подал голос первый.

Ждать, что скажет обо мне четвертый бандит, я не стала. Явно ничего интересного или лестного. Каюсь, вышла из себя и пошла на поводу у чувств. Я практически мгновенно превратила этих болтунов в живые статуи. Вряд ли остальные бандиты успели заметить и осознать подобную метаморфозу, а я уже поворачивала голову в их сторону. Те и пикнуть не успели, как потеряли возможность не только двигаться, но и нормально дышать. Около двух десятков василисков навечно застыли в произвольных, не слишком красивых позах. Но мне было не до эстетики, я пыталась справиться с искрящимся вокруг меня воздухом. Нет, надо все же учиться лучше себя контролировать! Выдать сиянием свое настроение драконам будет просто позором.

— Льера!!! — раздался снизу вопль чем-то недовольного Кейна.

— Золия, — поправил его Дейкон, не открывая глаз и не меняя сосредоточенного выражения лица. — Договаривались же называть ее только так во время пути.

— Дура! — не успокоился братец. — Ты что натворила?!

— Как ты и просил, превратила бандитов в статуи, — ответила я, немного обидевшись. Такой резкой реакции я не ожидала.

— А подождать немного не могла? — очень нелогично поинтересовался Кейн. Сам же меня все торопил. — Как ты теперь собираешься освобождаться от цепей? Их же не разорвешь, как обычные канаты. Металл специально рассчитан на силу василисков и драконов!

Я растерянно моргнула и дернулась пару раз в своих путах, питая надежду, что бандиты уже успели расцепить концы. Сияние вокруг тела погасло само собой, без моральных усилий с моей стороны. Сосредоточившись на одной цели — устранении василисков, я совсем упустила из виду другую проблему. Хотя в этом отчасти виноват Кейн. Уж очень настойчиво он уговаривал меня устранить бандитов, пока нас везли. Совсем мне голову заморочил!

Впрочем, моя растерянность длилась недолго и со стороны, наверное, была совсем не видна. Я вовремя заметила Арвиса на второй телеге и вспомнила, что драконье пламя имеет свойство сжигать практически все. Это соображение я и высказала вслух.

Кейн перекатился на живот и с надеждой посмотрел в сторону посла.

— Мерк! — крикнул он. — Попытайся отклеить ленту с губ дракона! Это очень важно, если ты тоже хочешь обрести свободу. Попробуй подцепить зубами.

Со второй телеги раздалось подозрительно дружное мычание.

Арвис не хочет, чтобы его таким образом избавляли от ленты, а Мерк передразнивает, что ли?

Вслед за мычанием с обеих сторон телеги на землю свалилось по телу — одно чуть меньших размеров, чем второе. Мерк и Арвис, не желая ползти, как гусеницы, начали оба перекатываться с боку на бок в нашу сторону. По мере приближения пацана меня все сильнее охватывало волнение. Бандиты заклеили рот и Мерку! На его губах красовалась тонкая полупрозрачная полоска. Точно такая же лишала Арвиса возможности выдохнуть пламя. Очевидно, бандиты приняли белобрысого паренька за родича драконов и подстраховались таким образом. Для выходцев из этого мира подобное заблуждение было вполне оправданным, но я все равно помянула перестаравшихся бандитов нелестными словами.

Посол докатился до моих ног и замер. Он кое-как сфокусировал взгляд и уставился мне в глаза. Так что не прочесть его мысль я не могла. «Страшно подумать, что произойдет дальше. Ведь вляпались в первый же день путешествия, даже от дворца далеко уйти не успели. Кто-то явно открыл на нас охоту, хотя цель врага не ясна. Связался же я с вами на свою голову! Золия, раз поторопилась, давай отдирай ленту сама и побыстрее».

Я представила себе эту сцену, комментарии правителя Карневии и с чувством, близким к радости, сообщила:

— Не могу, статуи василисков удерживают меня в таком положении, раскидать их не получится. До твоего лица я добраться не сумею, так что, Кейн, принимайся за дело.

Братец с сомнением посмотрел на Арвиса. Похоже, на отсутствие воображения он тоже не жаловался.

— Кейн, и ты допустишь, чтобы твоя сестра у тебя на глазах практически целовалась с малознакомым драконом? — прибегла я к тяжелому аргументу, немного сгустив краски.

Арвис тоже представил себе процесс и чуть откатился назад.

— А другого выхода нет? — жалобно поинтересовался он.

— Не дури, — попросил посла Кейн. — Не можем же мы и дальше ползать тут, как гусеницы, обсуждая, что прилично, а что нет. К тому же земля остывшая и не располагает к лежанию на ней. Сам должен был почувствовать, что тулуп все равно не спасает, уж больно осень выдалась холодная.

С несчастным видом Арвис подкатился поближе к Кейну. Выражение лица дракона можно было сравнить только с лицом мученика перед пытками. Посол повернулся ко мне и передал мысль: «Если я узнаю, что кто-то разболтал об этом моменте моим родичам…»

Он не уточнил, какую кару определит болтуну. Впрочем, меня и не интересовало. Я и так никому не собиралась рассказывать о нашем пленении. Опыт прошлого подсказывал мне, что не дело просвещать потенциальных врагов о своих слабостях и просчетах. А ведь среди драконов должны скрываться Таврос и его таинственный хозяин или родич. В общем, лицо, способное ему приказывать и при этом рассчитывать на повиновение.

Кейн поелозил по земле, подбираясь вплотную к Арвису, и нерешительно замялся. Мой любопытный взгляд его смущал. Заинтересованное лицо Мерка тоже не добавляло уверенности. Братец грозно на меня посмотрел, предупреждая таким образом, чтобы молчала и удерживалась от ехидных замечаний. Он медленно потянулся к дракону, готовясь зубами содрать липкую ленту.

Лица Кейна и Арвиса оказались прижаты друг к другу. Я знала, чем они занимаются, но сверху и со стороны создавалось совсем другое впечатление… Краем глаза я уловила движение и заметила, как Дейкон сел на деревянном настиле импровизированной телеги. Он тоже с любопытством принялся рассматривать Кейна и посла драконов. Но при этом дроу с невозмутимым видом постепенно избавлялся от цепей! Часть из них свалилась сама, бесформенными обрывками приземлившись на телегу. Оставшиеся путы, в основном с ног, Дейкон методично размотал. У меня от этой картины даже дар речи пропал. Этот нахал освободился сам и нам о такой возможности ничего не сказал!

Пока я ловила челюсть, злясь на дроу, Кейн отстранился от лица дракона. Стало видно, что клейкая полоска, не поддавшаяся усилиям братца, по-прежнему стягивает губы Арвиса. Справа кожа вокруг ленты немного покраснела.

— Не получается, — пожаловался Кейн. — Намертво приклеили, капитально. Бандиты явно знали, что наш посол относится к Семье Огненных драконов, иначе так не старались бы.

Тут братец заметил мой растерянный вид и проследил направление взгляда. Он как раз застал тот момент, когда Дейкон размотал последний виток цепи, опутывающий щиколотки.

— И ты молчала?! — возмущенно завопил Кейн. — Льера, как ты могла?

Так-с… Не поняла, а почему я осталась крайней? Это ж дроу втихаря нашел способ снять цепи. Но и Кейн, и Арвис теперь с осуждением смотрят на меня!

Дракон что-то громко промычал — явно не комплимент в мой адрес. И ведь никто не поверит, если я скажу, что просто растерялась, что не собиралась молчать и издеваться над ними.

— Вас распутать? — поинтересовался Дейкон, спрыгивая с телеги и делая несколько не слишком энергичных приседаний, чтобы восстановить кровообращение в ногах. Руки он, похоже, уже размял, пока снимал с себя цепи.

— Естественно, — поторопился сказать Кейн.

Дроу склонился над ним, ища замок, скрепляющий два свободных конца цепи. Разобраться с миниатюрным запирающим устройством было проще, чем терзать цепи из особо прочного сплава. Но так как бандиты предусмотрительно поместили замок где-то в области лопаток, то самостоятельно раскрыть его было невозможно. Дейкон нажал на какой-то рычажок, повернул миниатюрное колесико, и цепь распалась. Буквально через полминуты Кейн уже был свободен.

— А как это ты сам справился? — запоздало поинтересовался братец, помогая Мерку.

Дроу тем временем занялся распутыванием дракона. На меня внимания пока никто не обращал…

— Для подобного случая Тагерт дал мне миниатюрный напильник и составил заклинание, делающее сплав более податливым, — пояснил Дейкон. — Советник придумал все это после того, как мы в прошлый раз попали в лапы к Тавросу. Ему не понравилось чувствовать себя беспомощным. Напильник я на всякий случай спрятал в рукав, знал же, куда отправляюсь. А заклинание пришлось про себя повторять всю дорогу, пока пилил цепи. У-у-у! Даже слышать о нем уже не могу! У меня, кажется, чуть мозги не закипели от подобного повтора.

— Ну, с напильником все понятно. А вот заклинание у тебя вряд ли могло сработать, так как ты не маг. Тагерт явно составлял его исключительно для себя или надеялся, что ты передашь его Льере. Так что поздравляю с силой самовнушения и упорством, позволившим домучить-таки бедную цепь, — открыто ухмыльнулся Кейн.

На вытянувшееся лицо дроу было жалко смотреть. Он достал из рукава маленький брусочек напильника без ручки, покрутил его и пожаловался:

— А Тагерт сказал, что без заклинания никак. Но утешил, что если я буду стараться и произносить его непрерывно, то оно сработает даже у меня. Советник меня надул?!

— Скорее позаботился о твоем психическом здоровье, — хмыкнул Кейн. — Решил, что заклинание поможет тебе скоротать время, поверить в свои силы и, не унывая, пилить.

— Ну этот благодетель у меня еще получит, — с угрозой пообещал Дейкон. — Вечно он умудряется что-то натворить из хороших побуждений. Вспомнить, например, как он затолкал меня и Илэр в стационарный телепорт, спасая от рогатых.

Кейн закончил распутывать Арвиса, а Дейкон — Мерка. Оба освобожденных принялись сами отдирать ленту от губ, пытаясь подцепить край ногтями, но выходило плохо. Судя по виду, они даже начали нервничать, опасаясь, что ничего не удастся сделать. Пока дракон и Мерк мучились таким образом, Кейн и Дейкон повернулись в мою сторону. Только не поняла, а почему я последняя?!

— Хорошая скульптурная группа получилась, — лукаво заметил Дейкон. — Даже жалко вытаскивать Золию из лап застывших бандитов.

— Узнать бы еще, кто их нанял, — вздохнул Кейн. — Ты пока освободи мою сестренку, а я обыщу сумки и попытаюсь найти хоть какую-нибудь зацепку. Очень любопытно выяснить, куда они нас тащили и какую цель при этом преследовали. С их стороны смешно было надеяться на выкуп. Держава сейчас нищая.

Кейн отправился выполнять задуманное, а дроу неспешно обошел вокруг меня, лениво потянулся и небрежно одернул задравшийся тулуп.

— Как самочувствие? — поинтересовался Дейкон с нарочито безразличным видом. — Каково ощущать себя неподвижной статуей?

Сам же знает, что не очень. Я высокомерно взглянула на дроу и отвернулась. Этот жест должен был убедить правителя Карневии, что мне и так хорошо, что я не рвусь быстрее получить свободу движения, но, судя по смешку, фокус мне не удался.

Впрочем, Дейкон не стал больше тянуть время и издеваться, он зашел мне за спину в поисках замка. Я почувствовала, как один из многочисленных витков цепи на груди на мгновение натянулся крепче, послышался щелчок — и даже дышать стало легче. Никогда не любила ощущать себя беспомощной и зависимой, но события складываются так, что в последнее время подобное происходит частенько. Со спокойной жизнью было покончено, когда василиски пришли в приютивший меня мир. И что теперь толку с ностальгией вспоминать старые времена и жалеть, ведь изменить ничего нельзя. Конечно, у меня появилась куча проблем, на которые я с удовольствием пожалуюсь вслух, но ведь в глубине души знаю, что, предложи мне кто, не соглашусь все вернуть на круги своя. Да, я многое потеряла, но и обрела немало — родичей, друзей, преданных василисков среди аристократии и войска. Теперь я не мучилась от одиночества и могла расслабиться, переложить часть ответственности за важные решения на чужие плечи.

Дроу разматывал цепи, небрежно отпихивая бандитов, если те мешали делу. Вскоре вокруг меня образовалась свалка неподвижных тел, но я не возражала. Жалости к ним не было. Они знали, на что шли, осознавали риск, выбирая себе занятие.

Дейкон закончил меня освобождать и даже помог восстановить кровообращение в руках с помощью энергичного растирания. Подозрительная доброта со стороны правителя Карневии, с которым мы столько лет враждовали. Конечно, за время совместной борьбы с Тавросом и его наемниками мы стали союзниками, но я никак не могла до конца поверить в возможность нашего мирного сосуществования. Хотя сейчас он, наверное, видит во мне единственную возможность спасти свою сестру, а потому готов помогать и при необходимости защищать.

— Кейн, — позвала я, — ну как, ты что-нибудь нашел? Есть зацепки?

— Только одна, — хмуро ответил братец. — Тот, кто нанимал Косого и его банду, явно не бедствует. В сумках обнаружилось столько денег, сколько составляет бюджет нашей державы за целый год, а то и больше. Но ни писем с указаниями, ни колец с медальонами, которые могли служить опознавательным знаком, не нашлось. Чеканка монет большей частью драконья, но это ничего не значит, так как они равно в ходу в обеих державах.

— Не расстраивайся, — успокоил его дроу. — Все равно уже точно можно сказать, что наниматель этих разбойников явно принадлежит к народу драконов. Ведь, если я не ошибаюсь, у василисков таких денег нет? Или кто-то все же может позволить себе потратить столько средств?

— Разве что в складчину, — усмехнулся Кейн. — Но аристократы не пошли бы на такое из-за присяги, а представители остальных слоев населения были бы вынуждены собирать подобную сумму всем городом.

— Таврос? — вслух назвала я имя, которое вертелось у всех на языке.

— Вполне возможно, — с кислой миной согласился Арвис. — Не думаю, что за столь малый срок вы могли помешать кому-то иному.

— Плохо дело, если Таврос любой ценой решил не дать нам дойти до державы драконов, — пожаловался Кейн. — Путь предстоит неблизкий, возможностей для засады много. Может, вернуться в столицу и взять отряд охраны?

— Нет, — отклонила я это предложение. — Если мы не хотим спровоцировать войну, то много воинов брать нельзя, а небольшой отряд нам не поможет, ведь у Тавроса есть возможность нанять больше. Значит, дальше надо идти тем же составом, но постоянно быть начеку и никому не доверять, не расслабляться. С моим новым даром количество нападающих значения не имеет, лишь бы не угодить в какую-нибудь хитрую ловушку.

С этими словами согласились все. Разве что Мерк немного ворчал, вспоминая, как нас захватили. Я даже расслышала нечто невероятное.

— Тогда госпоже Золии не надо позволять есть в тавернах, — шепотом предлагал пацан Арвису, — пусть своим намагиченным хлебом питается. Вдруг у нее иммунитет не ко всякому снотворному? И ночевать ей лучше в чистом поле, замаскировавшись где-нибудь в овражке. Там ее просто не найдут, а она потом нас освободит.

Ага, разбежалась! Не собираюсь сидеть на хлебе и воде и мерзнуть под ближайшим кустом ради их спокойствия. Хватит и того, что я не сплю. Конечно, это отнюдь не жертва с моей стороны, но ведь ночью я, получается, дежурю, в независимости от наличия желания. В общем, свою часть работы выполняю. А Мерк — хитрец, сам не озвучивал свои нелепые предложения, а подбивал на этот шаг дракона.

— Надо прибрать деньги бандитов, в пути они лишними не будут, — сказал Кейн. — Золия, Арвис, грузите кошели в свои сумки, небольшое увеличение веса на вас не особо скажется. Это Мерку тяжеловато будет.

Я подошла к ближайшей куче вещей, вываленных братцем на пожухлую траву для удобства исследования, и подняла один кошель. Ого! Действительно увесистый. И Кейн предлагает мне взять несколько подобных?! Я, конечно, выносливая, но все же предпочитаю путешествовать налегке. А то ведь кошель с деньгами больше похож на груженный под завязку вещевой мешок!

— А может, здесь оставим? — с надеждой поинтересовалась я. — Кто-нибудь другой подберет, ему больше пригодится и тащить не так далеко.

На мне скрестились пораженные взгляды всего нашего отряда. Мерк в открытую покрутил пальцем у виска, усомнившись в моем психическом здоровье. Арвис и Кейн при этом поспешно утрамбовывали свои сумки, чтобы освободить больше места. Глаза у них возбужденно блестели. Отношение Кейна к этим деньгам я, честно говоря, понимала — он такое состояние, наверное, впервые в жизни увидел. А вот Арвис меня удивил, так как я считала его вполне обеспеченным и не склонным присваивать бандитское добро.

— Золия, ты не заболела? — недоуменно поинтересовался Кейн. — Здесь же целое состояние! С каких пор ты стала такой альтруисткой?

— Не замечал за тобой раньше подобной заботы о благосостоянии подданных, — протянул Дейкон. — Тем более что эти кошели — плата за наше пленение с неясными целями.

— Так я не о подданных забочусь, а о себе! Зачем переть такой груз, когда я втихаря могу превратить в золото какую-нибудь зверушку у драконов? Монеты из такого золота, конечно, сделать не получится, разве что на бруски распилить, но разве форма так важна? А эти кошели, если вы так настаиваете, можно прикопать под ближайшим деревом, потом заберем, на обратном пути.

— Нашла дурака, — фыркнул Арвис. — Превращение живых организмов в золото невозможно, василискам это не под силу. Иначе ваша держава не бедствовала бы. Я не позволю кинуть на дороге целое состояние, которое честно заработал несколькими часами мучений в цепях, только потому, что тебе лень нести лишний килограмм!

Ха! Да тут один кошель намного больше весит. И зачем Арвису в дороге столько металлолома?! Наверное, правильно в приютившем меня мире рассказывали сказки о драконах, которые любят спать на золоте и не в силах расстаться даже с одной монеткой. В дороге мы все равно такую сумму не потратим, так как не собираемся афишировать свое происхождение и селиться в хоромах. Хотя, на мой взгляд, зря. Все, кому нужно, о наших продвижениях, похоже, прекрасно осведомлены.

Я мысленно повозмущалась, но переубеждать дракона не стала, пусть и дальше не подозревает обо всех моих возможностях. Должны же и у меня быть какие-то тайны. Не от посла конкретно, а от его державы и от врагов. А то ведь с Арвиса станется доложить о моих магических способностях Совету Семей. И не потому, что он желает мне зла, просто это входит в его обязанности.

Странно, но Кейн и Дейкон тоже промолчали, их даже предупреждать не пришлось. То ли они мыслят как хорошие стратеги и политики, получившие соответствующее воспитание, то ли это в них жадность говорит… Но второй вариант кажется мне более вероятным. Ведь кошели бандитов из своих сумок они так и не выложили, наоборот — добавили еще по одному. И после этого они считают алчной меня?! Подумаешь, собираюсь стребовать с Деревни налоги за двести лет! Все равно будет хорошо, если реально получу хотя бы за два года. Уж увиливать мои подданные всегда умели замечательно. К тому же в прошлом деньги никогда у меня не задерживались, уплывая в неизвестном направлении всякий раз, когда я впадала в рабочий транс.

Вопреки здравому смыслу, Кейн и Арвис дружно собрали все кошели. После недавней сцены они демонстративно друг с другом не разговаривали, но это не мешало им общаться жестами и выступать единым фронтом против «расточительства», как они назвали мое нежелание брать деньги с собой. Хотя Дейкон с Мерком не больно-то и возражали. Пацан вполне охотно затолкал один кошель в свою сумку и со страданием на лице чуть подкинул ее, приноравливаясь к весу. Проделав это, он даже не пожаловался на неподъемную тяжесть и не попытался переложить ценный груз мне. Дроу по настоянию Кейна тоже упаковал к себе парочку мешочков со звенящими монетами. Мне досталось целых три кошеля, я просто не смогла отказать брату. Так уж и быть, потерплю, хоть и не вижу в этом необходимости.

— Деньги лишними никогда не бывают, — пояснил Кейн и добавил с намеком: — Да и насекомых для твоих, Золия, экспериментов жалко, не говоря уже о более крупных живых организмах.

Ну и ладно. Сумка стала немного тяжелее, но это не смертельно. Просто не хочется носить с собой такую приманку для грабителей с большой дороги. Теперь придется быть втройне осторожными и смотреть в оба.

Мы аккуратно сложили застывшие тела бандитов на телеги и оставили их у края дороги, продолжив путь своим ходом. Под грузом новых впечатлений никто из нас так и не вспомнил еще об одном кошеле, который мы нашли в лесу, но так и не раскрыли…

Глава 5

Юный дракон был раздосадован. И хоть до празднования совершеннолетия ему осталось всего триста с лишним лет, но он еле сдерживался, чтобы не разреветься, как маленький. Ну почему все пошло наперекосяк? Он ведь тщательно продумал свой план, удачно подбросил этой компании путешественников мешочек, организовал их доставку к горам… И все сорвалось из-за самоуверенности какого-то бандита! А ведь Косого для разного рода поручений ему посоветовал сам Отец — непререкаемый авторитет для него!

Кутаясь в купленный в деревне тулуп, поверх которого накинул свой плащ, Оргел брел по дороге вслед за разношерстной компанией из василисков, иномирных созданий и одного дракона. Для надежности он отставал примерно на час пути и следил, чтобы не попасть в их поле зрения. Голову юного шпиона покрывал неизменный капюшон, натянутый до самых глаз. На этот раз из-под него не высовывалось ни одной белокурой пряди.

Впрочем, сам Оргел очень удивился бы, узнав, как можно назвать его деятельность в настоящем. Его убедили, что шпионы работают во вред тому лицу, за которым приставлены следить. А у него задача была мирной: организовать быструю и безопасную доставку подопечных к землям драконов. Отец назвал такую деятельность тайной дипломатией, а он просто не может ошибаться!

Оргел поправил лямки заплечной сумки и тяжело вздохнул. Ему не нравилась порученная миссия, не нравились холодные земли, где он вынужден бродить, не нравились встречающиеся по дороге василиски, которые так и норовили заглянуть под капюшон. Юный дракон тайно жил в Вассарии вот уже полгода, правда, у него был старший и более опытный товарищ, на котором обычно лежали все организационные вопросы и связь с начальством. Но соплеменник заболел в промозглом климате, и Оргел вынужден был один взяться за выполнение поставленной задачи. Он оказался предоставлен сам себе. К тому же Фарг, предыдущий некоронованный правитель василисков, знал об их присутствии на своих землях, а нынешняя власть — нет, и это грозило множеством нелицеприятных вопросов в случае обнаружения. Оргел чувствовал себя не очень уверенно, маскируясь и прячась от василисков.

Вчера вечером на постоялом дворе он попытался прибегнуть к излюбленному приему всех шпионов и дипломатов — познакомиться с компанией и напроситься к ним в попутчики. Оргел назвался курьером и ненавязчиво завел беседу с Льерой, правительницей василисков, хотя и испытывал при этом страх. А ну как возьмет и превратит в статую?! Осведомители доложили ему, что произошло во дворце и сколько народу при этом пострадало. Правда, Оргел так и не понял, зачем Льера, Кейн и их иномирные друзья собрались на земли драконов. Но, наверное, Отец после его донесения разобрался, что к чему. Хотя странно затевать дипломатическую миссию после того, как в собственной державе произошел подобный несчастный случай, жертвами которого стали все лорды и большая часть аристократии Домов. Да и непонятно, зачем с ними увязался посол.

К сожалению, план Оргела не удался. Он почему-то с первого взгляда не понравился спутникам правительницы. Ее брат и черноволосый мужчина с необычными удлиненными ушами так на него взглянули, как будто хотели испепелить на месте! А ведь он честно объяснил, что не выпил ни капли самогона, значит, причина кроется не в этом. Оргелу даже не дали выложить заранее заготовленную легенду, согласно которой его путь совершенно случайно лежит в ту же сторону, что и их. Банда Косого по первоначальному плану должна была изображать отряд охраны, сопровождающий его с ценным курьерским грузом. Это обезопасило бы компанию правительницы от нападения других разбойников, в огромном количестве промышляющих вдоль всей дороги до границы. Никто не посмел бы стрелять из засады арбалетными болтами, опознав Косого. Банды соблюдали нейтралитет по отношению друг к другу, стараясь не переходить дорогу коллегам. Оргел опасался, что шальная стрела или болт могут угодить в кого-то из его подопечных, за жизнь которых он отвечает перед Отцом.

Хотя с захватом компании Льеры в плен он тоже вчера погорячился. Не иначе как эль все же крепковат оказался. Но в принципе это был не самый плохой вариант для выполнения поставленной задачи. Банда в целости и сохранности доставила бы пленников к горам, а там можно было позволить им совершить побег. И пусть бы они гадали, зачем понадобились Косому. Оргел хорошо заплатил за исполнение своей задумки. Вспоминая разгоревшиеся при виде его денег глаза бандитов, он даже начинал сомневаться, а не переборщил ли. Но дракон успокаивал себя, что просил захватить не простых василисков. Он честно предупредил банду Косого, с кем им придется иметь дело, и не забыл предъявить кольцо, подаренное правителем Фаргом в качестве рекомендации для его сторонников. Дядя Льеры был уже мертв, но знак не утратил силу. Оргел не понимал, как такое возможно, но бывшие сторонники Фарга теперь сотрудничали с Отцом. Он и не подозревал, что выступает на стороне заговорщиков и предателей…

Несмотря на предупреждение дракона, бандиты попали под взгляд Льеры, который превратил их в неподвижные статуи. Оргел сам издали наблюдал за событиями. Это сейчас он соблюдал строгие меры безопасности, а тогда еще рисковал держаться на расстоянии взгляда от компании подопечных.

Зная направление движения объектов наблюдения, дракон ничуть не рисковал их упустить, хотя и волновался по поводу возможных разбойничьих засад. Необходимо срочно составить новый план, пока никого не убили.

Время приближалось к вечеру, когда деревья вдоль дороги начали редеть. Если бы Оргел был опытным путешественником, то по этому признаку понял бы, что впереди расположен населенный пункт. Но юный дракон являлся типичным жителем города, да и не интересовался окружающей природой. Голые ветки деревьев без единого зеленого листочка наводили на него тоску и будили воспоминания о родных рощах, радующих глаз в любой сезон. С непривычки у Оргела болели ноги, ныли плечи, оттягиваемые сумкой, ножны на поясе съехали куда-то за спину. Зачехленный кончик короткого меча периодически больно врезался в сгиб ноги под коленом. Дракона все раздражало, он не привык путешествовать пешком, так как обычно пользовался услугами магов. В штате слуг Отца специально для этой цели состояли несколько василисков, работа которых щедро оплачивалась. Маги-перебежчики зарабатывали столько, сколько им и не снилось на родине.

Появление справа от дороги деревенской изгороди стало для Оргела неожиданностью. Покосившиеся бревна сверху были изъедены насекомыми, местами истлели от времени и воздействия непогоды. Кое-где виднелись латки из тонких, криво приколоченных досок. Полезность подобной изгороди дракон ставил под большое сомнение. Скорее всего, она носила чисто декоративный характер, предупреждая путников, что перед ними солидная деревня, а не парочка домов лесников, которые не поделили угодья и устроились рядом, чтобы не уступить друг другу ни дюйма.

Для Оргела деревня была источником одновременно надежды и беспокойства. С одной стороны, если его подопечные остановились здесь на ночлег, можно попросить кого-то из жителей выделить ему угол и наконец отдохнуть. Но с другой стороны, необходимо быть вдвойне осторожным, чтобы не столкнуться с этой компанией новоявленных дипломатов нос к носу.

Дракон вошел в покосившиеся ворота, по звуку нашел взглядом первого попавшегося местного жителя, как раз латавшего изгородь изнутри, и завязал беседу.

— Доброго вам вечера. Да будет ваш труд плодотворен.

— Тьфу, — сплюнул на землю крепкий мужичок, одетый в один лишь вязаный кафтан невыразительного серого цвета и подбитые изнутри ватой толстые брюки. — Мой труд будет плодотворнее, если изгородь понадобится снести, а не починить. Ды-ык без нее-то только несолидно. А ты кто такой будешь? Чай, не сдалека идешь? Говор у тебя нездешний.

Деревенский мужичок, к досаде Оргела, оказался чересчур любопытным. Он сыпал вопросами, не выпуская из рук молотка и продолжая вбивать длинный гвоздь в одну из досок изгороди. Но при этом не забывал косить взглядом на дракона, не заботясь о том, что железная шляпка гвоздя покосилась от неточных ударов.

— Издалека, — поспешил согласиться Оргел. — Курьер я, хожу, куда пошлют. Ищу ночлега и спутников, чтобы вместе преодолеть дорогу, а то опасно нынче стало бродить в одиночку. У вас в деревне случайно никто не останавливался?

— Опоздал ты, милок, — посетовал василиск. — Час назад заглядывали к нам путники обогреться, поесть, дорогу спросить, да только они уже ушли. Тут до соседней деревни рукой подать. Хотя какая там деревня — всего пяток домов в чистом поле. До темноты путники должны туда добраться. Так что если тебе тоже к Драконьим горам, то оставайся ночевать у нас, а утречком выходи пораньше и аккурат догонишь. У них в отряде воины справные, хоть и странный один из них. Я таких ушей, как у него, никогда в жизни не видел. Не иначе как маг какой напортачил. Там три воина, беловолосый мальчонка, похожий на малолетнего дракончика, и девка с мечом, — охотно рассказал мужичок, стуча молотком.

Воспользовавшись паузой в речи местного жителя, Оргел поторопился вставить:

— Я, пожалуй, тоже пройдусь до соседней деревни, а то боюсь не застать там утром попутчиков. Сами знаете, до следующего вечера могу и не нагнать. Да и спешу я.

— Все вы на словах куда-то спешите, — проворчал василиск со странной смесью обиды и разочарования. — А как предлагаешь помощь, так отказываетесь. И ведь недорого прошу: всего по десять серебрушек с носа. Для таких кочевников, как вы, это мелочи, а у нас в деревне деньги нужны. Что я за староста, если не могу народу новую изгородь справить?

— За что десять серебрушек? — не понял Оргел.

— Ды-ык за телепортацию, — пояснил мужичок. — Только это и могу, другими магическими талантами обделен.

— Так это ж чудесно! — обрадовался Оргел. — Сможете переправить шестерых к Драконьим горам?

— Да хоть шесть десятков, — ответил василиск с надеждой во взгляде. — Я давно силы не тратил, все копил, так что количество роли почти не играет. Заплатить-то есть чем?

— Серебрушек нет, — предупредил дракон.

Мужчина поник, но интереса к путнику не потерял. Он был не в том положении, чтобы отказаться хоть от какого-нибудь заработка. Когда в доме нечего есть, не до гордости, не до условий. Главное, что работа честная, и деньги за нее взять можно, не милостыню ведь просит.

— Сколько дашь? — поинтересовался василиск.

— Шесть золотых хватит? — не сомневаясь в ответе, спросил Оргел.

Глаза мужика блеснули. Другой на его месте, может, начал бы торговаться, набивать себе цену, но василиск поспешно согласился. Он и не помнил, когда в последний раз держал в руках настоящее золото, все больше медь.

— Я дам десять золотых, если ты пройдешься со мной до соседней деревни и для начала телепортируешь к горам остановившуюся там на ночлег компанию, — предложил юный дракон, радуясь, что нашел новое решение поставленной задачи. — Желательно бы все организовать так, чтобы путники не успели отказаться.

— Зачем тебе это? — что-то заподозрил староста деревни.

— Хочу сделать им подарок, — с невинным выражением лица ответил Оргел, глядя в землю. — Путешественники могут оказаться щепетильными и отказаться от оплаченной моими деньгами услуги. А мне уж очень не хочется проделывать путь в одиночку, вместе и безопаснее и веселее. Так что лучше поставить ту компанию перед свершившимся фактом.

— Хорошо, — согласился мужичок, отводя глаза в сторону. — Я телепортирую вас всех в горы в лучшем виде. Можешь не беспокоиться.

— Так вы согласны? — порадовался Оргел. — Собирайтесь быстрее, мы должны успеть перехватить тот отряд.

— Я мигом, — успокоил староста. — Мой дом, вот он, рядом совсем. Заходи, обогрейся пока, а я оденусь и инструмент положу.

Вслед за мужичком Оргел зашел в двери ближайшего дома. Сени сразу переходили в единственную комнату. Внутри оказалось темно, обстановка была небогатой, если не сказать убогой. Потухшая печь да два плоских камня — вот и вся мебель. Видимо, мужчина жил без жены и довольствовался малым. Ни занавесок на окнах, ни магического светильника на потолке, ни песчаного покрытия на полу, одни голые доски. Только на стенах, как напоминание о былой сытой жизни, висело несколько рисунков, оправленных в простые самодельные, чуть кривоватые рамки. Дракону стало понятно, что у старосты не лежат руки к плотницкому делу. Даже изгородь можно не вспоминать.

Василиск стащил с печи старенький залатанный тулуп и надел на себя, не обращая внимания на отсутствие двух верхних пуговиц. А потом на глазах у удивленного Оргела подошел к одному из рисунков на стене и бережно вынул его из рамки. На плотном листе бумаги была изображена выцветшими красками бурная река, протекающая меж двух высоких крутых стен каньона. Староста осторожно свернул рисунок вдвое и сунул себе за пазуху.

— Вот и все, я готов, — объявил он.

— Оружие взять не хотите? — поинтересовался дракон.

— Ды-ык, милок, меч я уже давно продал, — развел руками староста. — Да и ни к чему он мне сейчас. Окрестные разбойники наших деревенских не трогают, знают, что взять с нас нечего. С дубиной можно на неприятности нарваться. Без оружия оно как-то спокойнее будет.

Оргел учел доводы василиска и не стал настаивать. Он нетерпеливо переминался с ноги на ногу, отчего доски пола жалобно скрипели. Ему хотелось быстрее выполнить порученную Отцом миссию, ведь за это его ожидает долгожданная награда — гарантированный прием в Семью! Оргел считал себя достойным подобной чести. Его способностей вполне хватало, чтобы принимать вторую ипостась на целых двадцать минут!

Юный дракон не стал интересоваться, зачем старосте в дороге понадобился рисунок. Может, это единственная оставшаяся у него дорогая вещь или память. Оргел не настолько хорошо разбирался в живописи, чтобы прикинуть художественную ценность старого рисунка. Не тяжелый, задерживать в дороге не будет — и ладно.

Дракон живо вышел из дома вслед за старостой. Он даже не почувствовал холода, оказавшись на улице. Хотя, возможно, причина заключалась в том, что разница температур снаружи и внутри дома была не слишком большой. Староста не запер дверь на замок, лишь подпер крупным валуном, чтобы случайный сильный порыв ветра не отворил. Оргел не стал спрашивать о причине такой беспечности — сам уже понял, что брать ворам нечего.

Желая успеть в соседнюю деревню до того, как окончательно стемнеет, василиск и замаскированный дракон вышли за ворота и живо зашагали на юг. Небо над ними медленно, но неуклонно темнело. Кое-где робко наметились пятна первых, тусклых пока звезд, обещающих ясную ночь.

Дорога стелилась под ногами Оргела, с каждым шагом приближая к цели. Но в голову ему так и не пришла мысль задать себе вполне резонный вопрос: почему компания новоявленных дипломатов, явно торопясь, отказалась от магических услуг старосты деревни? Ведь он же, скорее всего, предлагал им организовать телепорт до Драконьих гор. Смешно было бы предположить, что компания пожалела денег, которых у них благодаря банде Косого стало с избытком.

* * *

В доме, где мы остановились переночевать, стояла тишина. В маленькой комнатке раздавалось лишь сопение спящих и слабое потрескивание углей в печи, не спасающей от холодного сквозняка, просачивающегося через трещину в стекле единственного оконца. Мы с Кейном как раз сидели на валунах за столом рядом с источником холода. Братец увлеченно дорисовывал для меня карту Вассарии, сопровождая некоторые штрихи еле слышными комментариями. Он тоже не нуждался в хорошем освещении для подобного занятия, света звезд и луны вполне хватало, чтобы рассмотреть получающийся рисунок. Так как на память Кейн не жаловался, то карта выходила очень подробной, пестрящей множеством мелких деталей.

Я с интересом присматривалась к изображениям улиц и площадей, так как все равно занять себя, пока все спят, было нечем. Правда, периодически приходилось вставать с неудобного валуна, который так и не стал для меня приемлемой заменой стула, и разминаться, аккуратно ходя по комнате. Шаг в одну сторону, два шага — в другую. Дальше не позволяли лежащие завернутые в одеяла Мерк и Дейкон. В деревенском доме, естественно, лишних кроватей для них не нашлось. Хозяева обычно спали на печи, но сейчас уступили ее отчаянно чихающему Арвису, а сами перебрались на большой плоский валун-лавку за ширмой в углу. Видно, не впервой им принимать у себя путников.

Хотя гостеприимство супружеской четы василисков носило отнюдь не бескорыстный характер. Они сразу предупредили, что за ночлег в доме берут плату, как на постоялом дворе. Жить ведь на что-то надо… Но мы не были ограничены в деньгах, а потому Кейн охотно заплатил и даже выдал пару монеток сверх положенного. Он не мог спокойно смотреть, в какой нищете обитают наши подданные. Братец охотно раздал бы встречным василискам все деньги из кошелей бандитов, но Арвис, хрипя и шмыгая носом, уговорил его не совершать подобной глупости. Дракону не было жалко золота, нет. Он пояснил, что о щедрой помощи пойдут слухи, и тогда нас примутся подкарауливать все окрестные разбойники, желающие поживиться. Вполне возможно, в этом поселке живет кто-то из их осведомителей. И Кейн, и Арвис были наслышаны о проблемах с грабителями, устраивающими засады на дороге, соединяющей две державы.

Я в очередной раз встала с камня и потянулась. Судя по моим ощущениям, рассвет должен наступить примерно через полчаса, и тогда уже можно будить спутников. Я сделала небольшой шажок вправо по очень тонкому слою песка на полу комнаты и прислушалась к дыханию дракона.

— Мне кажется, или Арвис действительно уже не так сильно хрипит, как вечером? — шепотом поинтересовалась я у Кейна.

— Вроде да, — не слишком уверенно подтвердил братец. — Надеюсь, выпитый вчера вечером горячий эль ему помог. А то ведь на холодной земле валялись все, кроме тебя, но простудиться умудрился один только Арвис.

— Он же пояснил, что не привык к такому климату, — вступилась я за дракона. — Да и у меня в Межгорье осень обычно теплее и почти нет ветра. Даже представить боюсь, что здесь делается зимой.

— Неженки, — фыркнул Кейн. — Предупреждаю сразу: пить столько эля, сколько вчера выдул Арвис, я тебе не позволю! Так что или постарайся не заболеть, или ищи другой способ лечения. Негоже правительнице напиваться. Вот увидишь, с каким похмельем проснется наш дракон.

— Тьфу ты, Злыдня, — ругнулся с полу недовольный голос. — Не дали поспать.

— Мы же тихо разговаривали, — возразила я. — Дейкон, тебя никто и не думал будить.

— Значит, на руку ты мне наступила из чистой вредности? — проворчал дроу.

— А нечего выставлять так далеко свои конечности, — огрызнулась я в ответ.

— А нечего по ночам шастать из угла в угол, — возразил Дейкон. — Сидела бы себе спокойно на камушке…

— Так уже почти утро, — вывернулась я. — Все равно пора вставать и завтракать. Нечего разлеживаться, когда до границы еще полтора месяца плестись.

— Эх, жалко, староста той деревушки, куда мы завернули за элем для Арвиса, сам ни разу не был в Драконьих горах, — вздохнул Кейн.

— Может, стоило рискнуть? — неуверенно спросил Дейкон.

— Ни за что! — заявила я. — Мало того что телепорты василисков сами по себе не слишком приятная вещь, так тут еще и огромный, ничем не оправданный риск.

— Да, — подтвердил Кейн. — Может выкинуть частями или где-нибудь над обрывом. Вы же видели ту картину, глядя на которую староста собирался нас переправлять? Там сплошные отвесные скалы.

— Раз вы так говорите, то ладно, — согласился дроу. — Я-то не маг, ничего в этом не понимаю, но рисковать зря не хочу. Если мы погибнем, Илэр так навечно и останется статуей.

— Дейкон, толкни там Мерка, — попросил Кейн. — Пусть встает.

— Не сплю я уже, — подал голос возмущенный пацан. — Вы же бубните прямо над ухом.

— А мы не виноваты, что комната такая маленькая, — развела я руками.

— Но вы же должны заботиться о благосостоянии подданных, значит, вина ваша, — нагло заявил Мерк.

Я фыркнула, но внутренне осталась спокойной, вокруг меня не возникло даже слабого свечения, свидетельствующего о гневе или обиде. Я уже привыкла к язвительным комментариям Мерка, и его манера разговора перестала меня злить. Чего, спрашивается, трепать свои нервы, если пацан не поддается перевоспитанию? Главное, чтобы другие мои подданные в Межгорье не услышали подобный обмен фразами и не переняли его манеру дерзить мне. Одного я еще как-то выдержу, но целый город — вряд ли.

— Мерк, а я много о Деревне заботилась? Все больше ее жители о моем добре волновались, стоило только засесть за работу и увлечься, — ехидно заявила я. — Так что тут тоже все пойдет своим чередом. Лучше всего, если подданные не будут лезть ко мне, тогда и я их трогать не буду. Пусть вон лорда Эйна с заместителем теребят, а то нарвутся на указ, который им может очень не понравиться…

— Ты сначала верни лорду подвижность, — заметил дроу. — А то ведь в качестве статуи от него пользы все равно никакой. Народ будет спрашивать результаты правления с тебя.

Я тяжело вздохнула и посмотрела в оконце, за которым начинало стремительно светлеть. Надо поторапливаться в дорогу, если мы не хотим затянуть путешествие на два месяца вместо полутора.

— Разбудите кто-нибудь дракона, — попросил Кейн, правильно расшифровав мой взгляд. — Пусть встает и умывается. А Дейкон пока картошечки испечет.

— А почему я должен ее печь? — возмутился дроу.

— Ну, хочешь, так отвари, — великодушно разрешил Кейн.

— Я особа королевской крови, мне не положено. — Дейкон сделал слабую попытку увильнуть от готовки.

— Так и я не землепашец, — хмыкнул Кейн. — И мне не положено. Про Золию тоже лучше забудь, да она и не умеет. Хочешь доверить готовку Мерку?

— О нет, — ужаснулся дроу. — У него только одно коронное блюдо — яд для желудка. Может, Арвиса привлечь? Он-то, думаю, не приходится родственником никому из Отцов Семей.

— Попробуй, — усмехнулась я. — Мы еще не успели проверить, умеет ли он готовить. Пока как-то бутербродами, фруктами и копченым мясом обходились, но надолго их не хватит, если по возможности не будем экономить.

Дроу подошел к печи и дотронулся до плеча дракона. Арвис не соизволил отреагировать, и тогда Дейкон легонько потряс его.

— Мм, — невнятно произнес посол, продолжая лежать на боку спиной к нам. Даже голову не повернул.

Но дроу счел, что Арвис проснулся, а потому произнес:

— Твоя очередь готовить еду. Если не хочешь отправиться в дорогу с пустым желудком, то вставай и принимайся за дело.

— Угу, — пробормотал дракон со страданием в голосе, — тогда я еще полчасика полежу, мне и простой водички на завтрак хватит. Ой, даже думать не могу о еде. А как болит голова… Ох-ох… Кажется, я умираю от простуды.

Мерк хихикнул и прокомментировал:

— А симптомы у этой простуды совсем как у обычного похмелья.

— Ясно, толку не будет, — сделала я вывод. — Его сейчас легче заставить убить кого-то, чем отварить картошечку.

— Чувствуется подозрительно большой опыт, — ехидненько поддел Мерк. — Не по этой ли причине вы, говорят, убивали направо и налево? Народ вместо опохмелки предлагал вам поразмяться с металлом?

— Поговори мне, — пригрозила я. — Кейн, не слушай его, я обычно не пью.

— А вчера прекрасно выпили полкружки горячего эля у Арвиса, — сообщил Мерк, на всякий случай прячась за дроу.

— Так это для согрева, — принялась я оправдываться перед братцем. — Для профилактики простуды.

— Эх, — махнул на меня рукой Кейн. — Хорошо хоть с послом пила. Он не сможет уличить тебя в неподобающем для правительницы поведении перед Советом Семей.

Как всегда, братец думал с точки зрения политики. Он сразу проанализировал, а не аукнется ли чем мой поступок. Братец очень ответственно отнесся к необходимости восстановления дипломатических отношений с драконами и к своей роли посла. Если я и Дейкон шли в соседнюю державу только за кровью, то для него существовало два приоритета, ни одним из которых он не мог поступиться. Кейн очень серьезно воспринимал свои обязанности перед народом. Похоже, ответственность за государственные дела была у него в крови. Даже странно, что при таком раскладе родители объявили наследницей меня. Хотя ведь, когда они погибли, братцу было всего семь лет, в таком возрасте сложно рассмотреть задатки хорошего правителя. А мне теперь отдуваться приходится…

— Ладно, Золия, — обратился ко мне Дейкон, — давай создавай свою картошку, пока я не передумал. Есть все-таки хочется.

Дроу протянул мне походный котелок, вынутый из сумки. Он не стал просить посуду у хозяев, да и подозреваю, что все имеющиеся у них в наличии кастрюльки заняты. Вряд ли бедные крестьяне могут себе позволить приобрести запасной комплект. Я сосредоточилась и наколдовала полный котелок картофеля, и даже сверху горочкой добавила, пока Дейкон отвлекся на поиск соли. Правда, благодарности за это не дождалась.

— Тьфу ты, Злыдня! — с чувством произнес дроу. — Зачем ты создала такие бадылины? Они же час вариться будут! И зачем так много? Вредительница! Ничего нормально сделать не можешь.

— Так отложи лишнее, а остальное измельчи, — фыркнула я, не желая признавать свою оплошность.

Дейкон, ругаясь, потащил котелок к печи, а я пока решила прогуляться, чтобы не мозолить ему глаза и не злить. А то еще передумает готовить, или они с братцем захотят поучить меня этому полезному в походной жизни умению. Спрашивать моего согласия, как всегда, Кейн не будет. Он чересчур проявляет энтузиазм, когда решает меня чему-то научить, и ведь не признается в этом, но любит покомандовать. Доказывай ему потом, что правительнице не положено самой варить даже в походе.

Увидев, как я закутываюсь в тулуп и обуваюсь, Кейн и Мерк почему-то решили, что мой путь пролегает к колодцу, где я собираюсь умыться и пополнить запасы питьевой воды. Ха! Они слишком хорошего обо мне мнения. Воду я могу и так наколдовать во фляжку. Хотя умываться в доме действительно негде, помойное ведро хозяева еще с вечера выставили на улицу, чтобы не распространяло «аромат» и не мешало гостям спать. Только переубеждать Кейна и Мерка я не стала. Могли бы и сами догадаться, что ледяная вода не вызывает у меня энтузиазма. Авось до постоялого двора, где можно заказать ванну, грязью не зарасту.

— Подожди нас, — попросил Кейн. — Нам тоже надо к колодцу.

Они быстро оделись, подхватили фляжки и ринулись к дверям. Я даже пропустила их вперед, морально готовясь покинуть стены, защищающие от ветра. Чтобы согреться на морозном воздухе, Кейн спрыгнул с крыльца, проигнорировав ступеньки, и бегом преодолел расстояние до колодца. Мерк плелся медленно и сонно. Он приблизился к цели, как раз когда над высоким бревенчатым бортиком показалось полное ведро воды. Кейн рьяно крутил лебедку, торопясь закончить с утренним туалетом. Братец снял ведро с крюка и установил его на деревянную колоду. Для начала он открутил бледно-золотистую металлическую крышку фляжки и наполнил сосуд по самое горлышко. Мерк проделал то же самое, и оба выжидающе посмотрели друг на друга. Никому не хотелось показывать пример, умываясь студеной колодезной водой на пронизывающем ветру, но ведь положено же… Крайней, как всегда, оказалась я.

— Льера, сестренка, — позвал Кейн подозрительно приторным голосом, — а я тут чистой водички набрал. Иди сюда. Мы с Мерком, так и быть, пропустим тебя вперед. Воспитание не позволяет мне пройти вперед дамы.

С крыльца я так и не сошла, не поддавшись на провокацию. Мне было холодно даже просто смотреть на воду.

— Не стоит мне уступать, — сказала я, приготовившись настаивать на своем.

Кейн понял, что уговорить меня не удастся, и с тяжелым вздохом зачерпнул полные ладони воды. Затем, склонившись, опустил в нее лицо. Бр-р, ужас, до чего некоторых доводит обязательность в исполнении всех формальностей, принятых в обществе. В стороны полетели мелкие брызги, Кейн поводил мокрыми ладонями по лицу и выпрямился. Его щеки ярко горели от ледяной воды, взгляд был немного отсутствующий. Братец быстро вытерся рукавом тулупа и спросил Мерка:

— Тебе полить воду или сам черпать будешь? Осталась только четверть ведра. Этого хватит или еще набрать?

— Хватит, — уверенно кивнул пацан. Но от услуг Кейна он отказался.

Мерк снял ведро с колоды и поставил пониже, на землю. Он откинул белесую челку со лба и чуть подтянул рукава тулупа повыше, чтобы не замочить.

И я, и Кейн с интересом следили за этими приготовлениями, предвкушая занимательное зрелище. Вот парень протянул обе ладони, погружая в ведро, нагнулся, а затем… вынул сжатые в кулаки руки и аккуратно двумя мокрыми пальцами протер глаза.

— Фух, — выдохнул Мерк. — С водными процедурами покончено, теперь можно и поесть.

На лицо Кейна при этих словах было жалко смотреть. Братец-то не халтурил и ждал того же от нас. Он повернулся в мою сторону:

— Золия, твоя очередь. Давай я достану тебе еще воды?

— Не надо, — усмехнувшись, отказалась я.

— Ты не ребенок, чтобы жаловаться на холодную воду, — попытался воззвать к моей гордости Кейн. Похоже, он чувствовал себя одураченным.

— Так я и не буду жаловаться, — пожала я плечами. — Сейчас нормально умоюсь, но только теплой водой.

— И где ты ее найдешь? — скептически поинтересовался братец. — Пойдешь выпрашивать у Дейкона картофельный отвар? Остатки воды из всех фляг он вылил в котелок.

Вместо ответа я сложила ладони лодочкой и зашептала заклинание, представляя теплый летний ручей. Кейн, поняв, в чем дело, скривился. А я спокойно умылась и быстро скрылась в доме.

К завтраку встали хозяева жилища, но разделить с нами трапезу отказались. Они с подозрением косились на котелок со странным для них продуктом. Впрочем, мы и не настаивали. Кейн дулся на весь белый свет и молча поглощал крупные куски картофеля прямо со шкуркой. Мерк ел торопливо, обжигаясь и давясь. Его растущий организм настойчиво требовал подпитки. Дейкон, похоже, успел насытиться, пока «снимал пробу», следя за готовностью картофеля. Он медленно ковырял вилкой свою порцию, успевая при этом вежливо расспрашивать хозяев о тяготах жизни. И лишь Арвис отказался даже смотреть на еду. Он, кряхтя, спустился с печи, прижимая руку ко лбу, попросил у Кейна полную фляжку и надолго припал к горлышку.

— Вода же холодная! — возмутился Дейкон. — Арвис, что ты творишь? А как же твоя простуда?!

Но дракон не внял голосу разума. Дно фляжки все больше и больше запрокидывалось к потолку. Арвис жадно глотал воду, не обращая внимания на правителя Карневии. Не похоже, что он его вообще услышал. Кейн, не выдержав такого зрелища, отобрал фляжку обратно.

— Тебе нельзя, — сказал он. — Зачем ты вчера лечился горячим элем? Чтобы сегодня снова простыть?

— Ну, ладно, ладно, — согласился дракон с тяжелым вздохом. — Пока вроде напился, а в следующей деревне перехвачу еще кружечку эля.

— Только лечить будешь уже не простуду, — с пониманием улыбнулся Кейн.

Поблагодарив супружескую чету василисков за предоставленный кров и еще раз пополнив запасы воды из колодца, мы снова двинулись в путь. Кейн и Дейкон зорко смотрели по сторонам и держались настороже, чтобы вовремя заметить возможную засаду разбойников. Арвис продолжал мучиться от похмелья и жажды. Ему не было дела до окружающих пейзажей, и я не завидую тем бандитам, которые рискнут прервать его мысленные стенания. Кейн забрал у дракона фляжку на хранение, чтобы тот не наглотался холодной воды и снова не простыл. Арвис согласился, что так будет лучше, но тем не менее не переставал изредка жаловаться.

— Я готов выпить целое озеро, — в очередной раз простонал посол. — Далеко еще до следующей деревушки? Очень хочется воды, а лучше эля…

— Только к вечеру доберемся до Ручейной, — нехотя ответил ему Кейн.

Он один хоть как-то ориентировался в пространстве и знал географию этого края. Во всяком случае, мог сказать, мимо каких деревень и городов пролегает наш путь. Карта, конечно, была бы предпочтительнее в качестве источника информации — уж она точно ничего не упустит, — но приходилось довольствоваться тем, что есть.

— Хорошее название у деревни, — одобрил Арвис. — Но почему так далеко? Я столько не выдержу, мне потом и целого ручья не хватит, чтобы утолить жажду.

— Не волнуйся, в полдень сделаем привал и накипятим себе чаю, — сказал Дейкон. — Так что потерпи пока. А чтобы отвлечься, можешь, например, рассказать нам немного о законах и традициях своей державы. Ведь, как я понимаю, даже Кейн почти ничего не знает.

— Мне от Совета Семей влетит за разглашение сведений, — проворчал дракон.

— Так откуда они об этом узнают? — возразила я. — Мы точно ничего им не скажем. Можешь пожаловаться, что вредные василиски прочли эту информацию у тебя в голове.

— Угу, именно в тот момент я ну совершенно случайно перечислял традиции державы, — начал ерничать Арвис. — Отцы не дураки, чтобы в такое поверить.

— Тогда хотя бы расскажи нам об Отце Парящих, — выдвинул Кейн более скромное предложение.

Дракон только открыл рот, когда до нас донесся тихий свист одинокой стрелы. Молнией она сверкнула в воздухе и метко ударилась в грудь Арвису. Коротко вскрикнув, посол рухнул на землю. Он оказался самой легкой и привлекающей внимание мишенью для неизвестного стрелка, затаившегося в голых ветвях деревьев где-то справа от дороги. Следующая стрела оказалась предназначена для дроу. Буквально через два удара сердца она прилетела с противоположной стороны. Очевидно, там устроил засаду другой разбойник. Но даже пары секунд промедления хватило Дейкону, чтобы выхватить меч и отбить стрелу, не дав ей проткнуть себя.

Я не могла похвастаться столь же превосходной реакцией. Будь здесь где-нибудь третий лучник, наверное, мне бы пришел конец. Я ведь не на войну собиралась, о кольчуге не позаботилась. Моя рука не нащупала рукоять на привычном месте, ладонь сомкнулась вокруг пустоты. Рефлекс сработал правильно, вот только меч уже три дня как перекочевал в наспинные ножны. Я с запозданием потянулась назад, но завершить движение не успела. В небе раздался печально знакомый мне громкий треск, оглушая. Руки непроизвольно дернулись к ушам. Какого демона Кейн решил убегать с помощью телепорта?!

Прямо передо мной в воздухе развернулся черный непроглядный провал телепорта. Я сделала рывок в сторону, не желая прыгать в него. Но телепорт, как привязанный, резко переместился вслед за мной. Я даже вскрикнуть не успела — дыра приблизилась вплотную и, как ужасный прожорливый монстр, поглотила меня, погрузив в полную темноту и отключив сознание.

Вопреки обыкновению, в себя я пришла быстро, очень быстро. Еще бы не прийти, если из портала меня выкинуло прямиком в воду. Нет, она не была такой уж холодной, но в тот момент это для меня роли не играло. Если тонешь под весом мехового тулупа, сумки и меча, как-то не до жалоб на температуру воды. Боюсь, если бы она была похожа на парное молоко, то тоже не доставила бы удовольствия. Задыхаясь, так как не успела набрать в легкие воздуха, я начала избавляться от сковывающих движения вещей. Руки лихорадочно сдирали перевязь меча, разрывая плотные ремни, дергали отвороты тулупа. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем мне удалось высвободиться из рукавов. Легкие горели огнем, кровь тяжелым молотом стучала в голове, сознание путалось. Я оттолкнулась ногами от чего-то твердого, предположительно от дна, и рванулась куда-то наверх. Желание сделать вдох стало просто нестерпимым. Помимо воли я чуть приоткрыла рот… и вылетела на поверхность, захлебываясь кашлем из-за попавшей в легкие воды. В тот же момент течение швырнуло меня в сторону, приложив о выступающий из воды огромный валун. В глазах снова потемнело. Чтобы не уйти на дно, я лихорадочно зацепилась рукой за выступ холодного камня. Пальцы чуть скользнули по покатой поверхности, отшлифованной водой, но я не сдалась и вовремя нашла небольшую щель. Тело сотрясал кашель, что затрудняло попытки удержаться. Однако я продолжала цепляться за скользкие выемки и выступы валуна, буквально прилипнув к нему. Воздух казался мне сейчас необыкновенно свежим и вкусным. Я просто не могла надышаться в промежутках между приступами изнурительного кашля.

Но не успела я собраться с мыслями, осмотреться и разобраться, куда попала, как в спину врезалось нечто большое и увесистое, приплюснув меня к камню. Хотя один плюс у этого события все же был — кашель мгновенно прекратился. Я охнула и, не разжимая рук, чуть повернула голову назад. Только могла бы и не стараться, уже через пару секунд все и так бы прояснилось. Уж источник хрипловатого голоса, ругнувшегося: «Тьфу ты, Злыдня!» — я всегда узнаю. Ко мне сильным течением прибило Дейкона собственной персоной. Он тоже успел избавиться от тулупа и сумки, но вот с мечом так и не расстался. Перевязь с ножнами полоскалась рядом, кое-как зацепленная за сгиб локтя. Даже не представляю, как дроу удалось выплыть в ботинках и с тяжелым оружием в руках, не иначе как магия самого эльфийского меча помогла. Это мне жизнь дороже, чем какая-то железка, пусть и полезная в пути, так что я не слишком настойчиво за нее цеплялась.

Дейкон крепко ухватился за мои плечи, пытаясь отдышаться. Теперь мне приходилось прилагать вдвое больше усилий, чтобы удержаться за камень. Но на сердце сразу стало легче: значит, его не зацепило шальной стрелой, он жив и здоров. Теперь бы еще узнать о судьбе Кейна…

Но спросить про брата я не успела. Дейкона в очередной раз с силой швырнуло на меня. Не успев сгруппироваться, я врезалась лбом в скользкий валун. Кажется, даже кожу рассадила до крови.

— Извини, Золия, — отрывисто крикнул дроу, очевидно почувствовав за собой вину. — В меня врезалось что-то массивное.

— Кейн? — с надеждой и тревогой поинтересовалась я, напрягая голос, и даже дыхание затаила.

— Нет, кажется, это были сумки, — разочаровал меня правитель Карневии. Он часто и неглубоко дышал, как рыба, выброшенная из воды. Неожиданное падение в бурную реку с последующим уходом на дно сказалось и на нем.

— Надо выбираться к берегу, — отплевываясь от мелких брызг, громко сказала я, но с места не двинулась. Одно дело предложить и совсем другое — осуществить это намерение.

Течение реки, в которую мы негаданно-нежданно попали, было очень быстрое и мощное. Где-то далеко впереди слышался постоянный грохот, так что, подозреваю, там находится водопад. Его высоту даже угадывать не хочется и тем более проверять на практике. Стоит нам отцепиться от камня, как течение снесет вниз. Плаваю я, конечно, хорошо, но тут мне не справиться. Да и куда грести, к чему стремиться? С обеих сторон бурной реки, утыканной огромными валунами, возвышались крутые скалы. Их вид почему-то был смутно мне знаком. Но сосредоточиться и вспомнить, где я видела нечто подобное, не получалось.

Так мы и висели с дроу, прижатые друг к другу, не решаясь что-либо предпринять. На меня навалилась странная апатия вследствие всего пережитого. Я понимала, что надо действовать, думать, искать выход, но продолжала просто цепляться за камень и с безнадежным видом рассматривать голые скалы по бокам. До ближайшего участка суши было всего метра три вправо, но зато не меньше пятнадцати — вверх.

— Нам нужна веревка, — почти оглушив, крикнул мне Дейкон над самым ухом.

Это я и без него знаю. Только вот откуда ее взять? На мне ничего подобного не намотано. И если память мне не изменяет, даже в сумке веревка не завалялась. Я не думала, что она может понадобиться в путешествии. В голову пришла дурацкая мысль, что в такой необходимый предмет можно превратить какой-нибудь живой организм. Но ведь, кроме дроу, вокруг никого не наблюдается… Интересно, а рыба здесь водится?

Так, спокойно, Золия, не сходи с ума. О рыбе вслух лучше даже не заикаться, Дейкон просто на смех меня поднимет предложением попробовать половить рыбку. Вряд ли вблизи водопада даже самая завалящая найдется, да еще и при таком течении. Может, над рекой хоть иногда птицы какие-нибудь пролетают?

Я подняла лицо к небу, чтобы проверить наличие пернатых в радиусе видимости, когда услышала отчаянный крик:

— Льера!

Так волноваться обо мне и при этом называть данным при рождении именем мог один только Кейн.

— Я здесь! — завопила я что есть мочи.

— Вон она, я ее вижу, — раздался сверху голос Мерка. — И Дейкон с ней.

Дальше до меня долетали лишь обрывки каких-то слов, так что понять смысл было невозможно. Но главное — нас заметили. Кошмар! Еще недавно я и подумать не могла, что наступят такие времена, когда я буду ждать помощи от кого-то, кроме себя.

Рядом с камнем, за который мы с дроу держались, в воду шлепнулся конец тонкой веревки. Он бы уплыл вниз по течению, если бы Дейкон мгновенно его не перехватил.

— Обвязывайтесь по одному! — крикнул сверху Кейн.

Я думала, что правитель Карневии начнет с себя, но он неловко, одной рукой, обвил канат вокруг моей талии, едва не упустив при этом конец. Фыркая и отплевываясь, дроу кое-как принялся затягивать узел. Судя по всему, он несколько раз опять едва не ушел на дно. Ему пришлось задействовать сразу обе руки, иначе ничего не получалось.

— С каких это пор ты стал так галантно вести себя по отношению ко мне? — не удержалась я от вопроса. — Раньше за даму меня не считал.

— Не обольщайся, — буркнул Дейкон. — Ты и сейчас не дама, а ценный груз, который я любой ценой должен доставить в земли драконов.

Ответить или как-то иначе выразить свои чувства мне не дали. Канат дернули, и я вылетела на открытую водную гладь. Веревка на поясе натянулась, сдавив меня. Ощущение было не слишком приятное. Сильный поток пытался снести меня дальше, вода вокруг бурлила. Обеими руками я вцепилась в узел, испугавшись, что он может развязаться. Но нет, можно было и не проверять, Дейкон накрутил таких петель, что их теперь легче разрезать, чем распутать. Как и говорил, он весьма хорошо позаботился о моей сохранности. Надо же, я для него груз, всего лишь очень ценный груз! Впрочем, а на что я надеялась?

Спокойно, Золия, радуйся, что он тебя хотя бы ценит… Вспомни, что вы вообще-то враги. В вечной дружбе он тебе не клялся, в любви — тем более. Но ведь хотелось бы. Так, стоп. Хотелось?! Ну нет. Я сама по себе, мне никто не нужен, тем более дроу. Теперь главное не сказануть этого Кейну, а то ведь он передумает искать мне мужа как две капли воды похожего на Дейкона… А пока, Золия, заруби себе на носу, что вы с дроу опять всего лишь союзники!

Пока я предавалась переживаниям, меня протащило поперек потока и стукнуло лбом о выступ скалы. Кончику носа тоже немного досталось. Не поняла? Я же не в буквальном смысле хотела делать зарубку на носу. Р-р-р. Ну что за безобразие!

Меня начали довольно быстро поднимать. Конечно, ведь мой вес явно не мог смутить братца, он способен поднять гораздо больше. Чтобы снова не стукнуться о красновато-коричневатую скалу, пестрящую глубокими щелями и выступами, я попыталась отталкиваться от нее ногами. Тело начала сотрясать дрожь. На воздухе мне теперь казалось холоднее, чем в воде. Лоб снова защипало. Мокрая одежда противно прилипла к телу и тянула вниз. Ботинки, наполненные водой, тяжелыми гирями висели на ногах. Все это в совокупности уморить меня не могло, но и удовольствия не доставляло.

Подняв голову, я заметила чахлый серовато-зеленый куст травы на краю скалы. Следующими в поле моего зрения появились крепкие черные кожаные ботинки Кейна. Откуда-то сбоку приблизилась вторая пара обуви, и сильные руки втянули меня наверх, схватив за предплечья. Я оказалась лицом к лицу с Арвисом, который тут же, ругаясь, принялся распутывать веревку.

— Тебя же убили, — растерянно произнесла я, хотя, несомненно, обрадовалась, узрев его перед собой.

— Не убили, а ткнули стрелой, — поправил меня дракон.

— А разница? — не поняла я.

— Так не проткнули же! Я чешую успел вырастить, правда, на ногах все равно не удержался. От удара загремело в голове, а это у меня сейчас самая слабая часть тела. И без подобного потрясения, казалось, раскалывалась на части.

Объясняя мне, как ему удалось выжить, посол все мучился, стараясь распутать узлы. По-моему, парочку даже развязал, но ведь осталось не меньше.

— Тьфу ты, Злыдня! — ругнулся Арвис.

— Да при чем здесь я?! Что за манера плевать на меня к месту и не к месту? Нашел чему учиться у правителя Карневии! — возмутилась я. — Лучше бы так же просто с веревкой управлялся.

Дракон смущенно вспыхнул и усердно засопел над узлами. Однако самому справиться с ними послу не дали. Кейну надоело все это безобразие, и он молча натянул веревку и резанул кинжалом. Я едва живот успела втянуть.

— Ты же мог меня порезать! — возмутилась я. — Хоть бы аккуратнее действовал, а не так небрежно, мимоходом.

— А чешуя тебе на что? — поинтересовался Кейн, забрасывая конец каната обратно в воду. Надо же вытащить и правителя Карневии.

— У меня есть чешуя? — пришла я в замешательство. Нет, я, несомненно, помнила, что василиски после совершеннолетия могут пользоваться трансформацией и частично переходить во вторую ипостась, но к себе эти знания не относила. Мне и в голову не приходило попробовать вырастить хотя бы одну чешуйку. Я привыкла думать о себе как о человеке, пусть даже со странностями.

— Льера, ты меня убиваешь своими глупыми вопросами, — простонал братец, втягивая веревку обратно на скалу. По виду нельзя было сказать, что вес груза заставляет его чрезмерно напрягаться. Кейн дышал свободно и легко.

— На время дороги правительницу зовут Золия, — поправил его Арвис. — Не забывай о конспирации. Хотя я тоже удивлен, что она умудрилась разбить лоб в кровь и при этом не вспомнить об элементарной природной защите. Ведь для обоих наших народов чешуя намного естественнее шлемов и кольчуг.

— А как ее создают? — чувствуя себя полной дурой, поинтересовалась я. Но это не моя вина, что я потеряла память и взрослела среди людей, населяющих приютивший меня мир. Там не было никого, кто мог бы служить примером, зато кольчуги как раз встречались повсеместно! Так что для меня способности взрослых василисков были необычны.

Кейн даже оторвал взгляд от бурлящей где-то там внизу реки и с удивлением посмотрел на меня. Ему до этого и в голову не могло прийти, что надо объяснять даже обычную физиологию.

— Просто представь себе чешую там, где надо, подумай о ней, — посоветовал братец.

Легко ему говорить! Интересно, а цвет и размер чешуек тоже строго индивидуальны, как и камень, в который василиски превращают живые организмы? Какими мне их представлять?

Провести эксперимент немедленно я побоялась. Да и не хотелось упражняться на глазах Арвиса и Кейна, давая им повод еще раз потешиться надо мной. Лучше уж потом, оставшись в одиночестве, опробовать свою новую способность. Дополнительная защита мне совсем не помешает, ведь абсолютно все предупреждают, что на дорогах в землях василисков завелось неимоверное количество разбойников, и не всегда их можно вовремя заметить.

Кейн тем временем сделал последний рывок и втащил на скалу… наши с Дейконом сумки. С них ручьем текла вода, так что мысль о переодевании можно было сразу отбросить. Дроу все-таки выловил вещи, решив, что в дороге они нам пригодятся, а потому нечего разбрасываться имуществом. Или находящиеся там кошели пожалел…

Братец кинул сумки на землю и отвязал от них веревку. То ли дроу накрутил меньше узлов и сделал их проще, то ли Кейн был ловчее посла драконов. Хотелось все-таки надеяться, что Дейкон просто ценил сумки меньше, чем меня…

Кейн тут же снова закинул веревку в воду, продолжив эту странную рыбалку.

— А где Мерк? — спохватилась я.

— На тулупах все еще без сознания валяется, — ответил Арвис.

Я наконец обратила внимание, что и мой брат, и дракон стоят в одних рубашках и при этом даже не ежатся. Удивительно, но ветра на скале не было! Да и я хоть и дрожу, но в огромную сосульку еще не превратилась, значит, возле речки действительно теплее.

— Мерка ранили? — спросила я. Помимо воли мой голос немного дрогнул, выдавая, что мне совсем не безразлично состояние наглого пацана.

Но дракон то ли не заметил моего волнения, то ли не поверил в его искренность, то ли просто тактично не обратил на это внимания. В общем, Арвис довольно спокойно, не ерничая, ответил:

— Нет, это обычные последствия телепортации. Его организм тоже плохо переносит пространственную магию. Я сам чуть при этом не скончался. Мало мне было удара стрелой после похмелья, так еще этот портал…

— Льера, марш от края сушиться, можешь в мой тулуп закутаться, — перебил нас Кейн. — Не хватало еще твоей простуды для полного счастья. Арвис, приготовься помочь дроу выбраться наверх.

Я отошла, чтобы не мешать. Да и действительно, неплохо было бы накинуть сверху что-то теплое хотя бы за тем, чтобы вытереться… Эх, еще бы костерок развести. Но в радиусе видимости не наблюдалось ничего похожего на сухие ветки, даже кустарники не росли. Куда ни кинь взгляд — всюду голая скала, покрытая редкими пучками трав.

Я села на край одного тулупа, валяющегося на земле, и закуталась в другой. Какой из них принадлежит брату, разбираться не стала. Рядом лежал и тихо посапывал на своем тулупе Мерк. Не знаю, как там обстояли дела с его сознанием, но, по-моему, сейчас он просто нагло дрых!

— Зуб на зуб не попадает, — раздался голос Дейкона недалеко от меня. Похоже, его уже подняли, пока я устраивалась поудобнее в тулупах. — Наглотался воды на сутки вперед. Безобразие! Арвис, это, кажется, тебе сильно хотелось пить? Тебе нужно было озеро воды или река? Только я не понял, зачем ты столь любезно решил поделиться с нами?! Да еще и сам в это время на берегу отсиделся. Телепортировался бы один!

— Это не я, — быстро опроверг дракон. — Я страдал, ничего не предпринимая, и вообще был почти без сознания, когда на меня напал этот бешеный телепорт! Пространственный разрыв прыгал, крутился и растягивался, как живой. Я не умею так виртуозно управлять провалом портала. Так что все претензии к Золии.

— Ко мне? — раскрыла я рот от удивления. Уж мне точно не хотелось пить и тем более купаться в одежде. Ну прям мечтала утонуть! Вины за собой я абсолютно не ощущала. И вообще не помню, чтобы у меня в голове мелькало хоть малейшее желание убраться от опасности с помощью телепорта. Когда б я успела произнести заклинание, которое все равно не знаю, если увлеченно костерила изобретателя наспинных ножен и разбойников?

На лице Арвиса отразилось сомнение. Озвучив свое предположение, он теперь и сам не был уверен в его правильности.

— Кейн, а ты чего молчишь?! — возмутилась я. — Нашкодил — и в кусты?!

— Да когда б я успел выговорить заклинание? Оно все-таки не из трех слов состоит, — принялся оправдываться братец.

— Так, я не понял, а кто ж нас тогда телепортировал и куда? — вслух озвучил дроу вопрос, волновавший нас всех.

На наших лицах читалось одинаковое недоумение. Каждый заранее выбрал себе обвиняемого, но теперь, когда подозрения не оправдались, все зашли в тупик. Взгляды непроизвольно начали скрещиваться на ничего не подозревающем Мерке…

И тут в небе снова раздался гром, хотя грозы не предвиделось. Вслед за этим в воздухе на высоте пары человеческих ростов возникла непроглядная темная дыра, откуда вниз выпало тело, сплошь закутанное в плащ. Незнакомец неловко приземлился ногами на наши с дроу мокрые сумки, замахал руками, стараясь сохранить равновесие, в чем не преуспел. Его перевесила собственная заплечная сумка. И хотя ее лямки соскользнули и она первая упала вниз, неизвестный не смог удержаться. Он завалился назад, стукнувшись при этом затылком о твердую скальную поверхность. Капюшон чуть сполз, обнажив красивое юное лицо, показавшееся мне смутно знакомым. Где-то я его уже видела…

Глава 6

На землю уже давно опустилась ночь, оба солнца скрылись за далеким горизонтом, а Оргел все еще брел по дороге вслед за, казалось, неутомимым старостой деревни. Сам юный дракон готов был упасть тут же на месте, несмотря на дикий холод и подталкивающий в спину ветер. То ли его предел выносливости оказался ниже, чем у василиска, то ли обещанные деньги оказались лучшим стимулом… Но Оргел чувствовал, что даже ради приема в Семью не способен напрячься и идти быстрее. Не привык он к долгим пешим переходам, оказался не готов. Да и кто мог предположить, что правящие особы окажутся столь легкими на подъем и опытными путешественниками? Сам дракон даже нормально вещи уложить не успел, так как был вынужден броситься догонять объекты слежки. И хоть сумка получилась маленькая, сейчас она казалась Оргелу просто неподъемной. Спину ломило от лишнего веса, ноги подкашивались и заплетались.

— Далеко еще? — поинтересовался дракон у спутника.

— За тем холмом, — ткнул вперед василиск. — Сейчас поднимемся наверх и сам увидишь свет в окошках. Припозднились мы малость.

В голосе старосты не звучало осуждения, но Оргел почувствовал себя виноватым. Ведь именно из-за него они задержались в пути, упустили время. Отряд новоявленных дипломатов наверняка уже поужинал и лег спать.

— Я заплачу за наш ночлег, — пообещал дракон. — А утром вы создадите телепорт и отправитесь домой при свете солнца.

— Да, хорошо, — ответил василиск. — Думаю, будет не слишком вежливо переправлять в горы ваших будущих спутников прямо в начале ночи, когда они расположились на отдых. Спасибо за это вам никто не скажет.

Оргел тем временем подумал, что если кто-то и нуждается в отдыхе, то это, несомненно, он. На холм юный дракон поднимался из последних сил, утешая себя мыслью, что спускаться будет легче. Надо только немного потерпеть, а там можно будет расслабиться, согреться у печи в теплом деревенском доме, спокойно поесть, никуда не торопясь и не опасаясь упустить василисков. Наблюдение за отрядом правительницы оказалось очень хлопотным делом.

Но василиск оказался неправ, с холма не было видно ни одного огонька, все окна выглядели темными провалами на фоне серых каменных стен. Расположенные группой небольшие обветшалые домики издалека казались необитаемыми. Оргел не представлял, как можно жить в таких убогих условиях, вряд ли здесь можно рассчитывать на отдельную комнату с нормальной кроватью. Дракон тяжело вздохнул и принялся спускаться вниз. Придется довольствоваться тем, что есть. В любом случае лучше ночевать под крышей в теплом, хоть и тесном доме, нежели в продуваемом всеми ветрами поле на остывшей земле.

Вблизи каменные строения выглядели еще хуже. Похоже, они были построены в незапамятные времена и с тех пор ни разу не обновлялись и не реконструировались. Оргел с удивлением заметил, что даже не во всех окнах вставлены стекла. Некоторые проемы были затянуты кусками легкой, когда-то светлой материи или прозрачными пленками.

— Здесь есть двухкомнатные дома? — нерешительно поинтересовался юный дракон.

— Откуда? — горько усмехнулся староста предыдущей деревни. — По нынешним временам, у нас в деревнях это считается роскошью. Такие дома мы выделяем многодетным семьям. Вон, даже я, почитай, лет триста как переехал. Стучись, милок, в крайний дом, не ошибешься.

Оргел, раздумывая, потоптался возле крыльца. В голову так и не пришло путной мысли, как можно проверить, где остановились его подопечные. Дракону не хотелось искать пристанище в том же доме и раньше времени привлекать к себе внимание, но выхода не было, поэтому пришлось понадеяться на удачу. Немного робея, юный шпион поднялся на высокое крыльцо, сложенное из выщербленных камней, и осторожно постучал в дверь.

— Кого там принесло?! — раздался грубый мужской голос, больше похожий на рык недовольного зверя.

Оргелу даже захотелось трусливо скрыться за ближайшим углом и попытать счастья в другом доме. Но внизу, у подножия первой ступеньки, стоял со спокойным видом василиск, и это придало дракону немного храбрости.

— Путники, — откликнулся он. — Нам бы переночевать…

— Сколько вас? — настороженно поинтересовались изнутри.

— Двое, — ответил Оргел. Хотя он думал, что сначала последует вопрос об оплате. В нищих землях василисков с этого начиналась почти любая просьба или беседа. Все население давно превратилось в расчетливых торгашей. Если они видели, что где-то на чем-то можно заработать, то не упускали свой шанс.

С тихим скрипом дверь открылась наружу, едва не сбив дракона с ног. Он еле успел сделать шаг в сторону, так как не ожидал, что переговоры закончатся так быстро. И где же традиционный вопрос об оплате? Хоть один медяк с него должны спросить!

— Проходите, — скомандовал хозяин дома. — Бегом, а то всю комнату мне выстудите, чай не лето уже на дворе.

Оргел, чувствуя себя как-то неуютно, скользнул внутрь. Вслед за ним вошел и староста, плотно прикрыв за собой дверь. Они оказались лицом к лицу с тремя крепкими мужиками, одетыми лишь в грубые штаны. Видимо, хозяева дома уже легли спать и стук поднял их из кроватей. Только почему всех разом? Да и странный какой-то состав семьи… Этим мужикам пора бы уже жить отдельно с женами и детьми, ведь на несовершеннолетних юнцов они не тянут.

— Вы братья? — поинтересовался Оргел, чтобы рассеять охватившую его тревогу. На душе было как-то неспокойно.

Василиски переглянулись, обменялись непонятными ухмылками, после чего подтвердили:

— Да, а разве не похожи?

Оргел неопределенно пожал плечами. Не хотелось никого оскорблять, но братьями хозяева могли быть только в одном случае — если у них общий отец, но разные матери. Хотя вполне возможно, что это так и есть, или же они названые братья по кровному обряду. Вроде причин для волнения у Оргела не было, но он все равно никак не мог расслабиться.

— Вы одни живете? — задал он очередной вопрос.

Мужики дружно нахмурились и встали теснее, как будто готовились встретить возможную атаку. Во взглядах читалось напряжение. Дракон так и не смог понять эту странную реакцию на простой в общем-то вопрос. Неужели они испугались, что их попытаются ограбить? Да у них и брать нечего! К тому же вряд ли сам Оргел и староста выглядят такими опасными.

— А зачем тебе это знать? — после некоторых раздумий и колебаний, отражающихся на лице, спросил один из василисков, имеющий более мощную комплекцию.

— Так мне бы хоть одну хозяюшку этого дома увидеть, еды попросить, — выкрутился Оргел. И с надеждой поинтересовался: — Вы ж не сами готовите? Мать, сестры, жены, случаем, с вами не живут?

Василиски немного расслабились, но в глазах дракона выглядеть от этого дружелюбнее не стали. Уж лучше бы и дальше продолжали хмуриться.

— Так мы сами по хозяйству, — ответил один из мужиков. — Привыкли уже. И у нас как раз с ужина осталось полкастрюли вкусной каши, проходите к столу.

О деньгах опять не было сказано ни слова… В драконьих землях Оргел не удивился бы, а здесь это выглядело странно. Если уж в столице никто и пальцем бесплатно не шевелил, а на подарок или угощение можно было даже не рассчитывать, то в крошечной деревушке народ и подавно давно должен был растерять остатки щепетильности. Здесь выжить гораздо сложнее, ведь не все можно вырастить на земле, для покупки вещей нужны деньги, которые негде заработать.

Первым на приглашение отреагировал староста. Он, не смущаясь, разулся, подошел к грубо сколоченному столу и уселся на один из окружающих его валунов. Оргел не заметил, чтобы василиск хоть немного нервничал в этой обстановке, а потому и сам постепенно расслабился. Дракон снял ботинки на меху, аккуратно поставил их справа от двери, рядом примостил заплечную сумку и меч и последовал примеру спутника. Как было чудесно наконец-то сесть и дать отдых натруженным за день ногам! Этот валун показался самым удобным из тех, на которых ему когда-либо приходилось сидеть. Оргел даже глаза прикрыл от удовольствия. Наверное, поэтому и не заметил быстрого перемигивания хозяев дома…

С глухим стуком на стол опустились две деревянные миски, до краев наполненные кашей, рядом шлепнулись ложки. Дракон открыл глаза и обнаружил перед собой вполне аппетитное, хотя и слегка остывшее варево. Пар уже не шел, но проголодавшегося Оргела это не смущало. Главное, чтобы на вкус было нормально. Он прикинул, когда лучше завести разговор об оплате трапезы — сейчас или чуть позже. Но этих секунд хватило на то, чтобы староста приступил к уничтожению своей порции, уплетая за обе щеки. Это и стало причиной того, что вопрос о деньгах дракон оставил на потом. Ведь не разорится же он из-за одной миски каши! В его сумке еще на сотню лучших обедов и ужинов в придорожных тавернах хватит. Поле расчета с бандой Косого запас золота, конечно, изрядно сократился, но, по местным меркам, и оставшаяся сумма тянула на целое состояние.

Оргел схватился за ложку и приступил к еде. Он и сам не замечал, как его движения становились все более медленными и вялыми. Конечно, это можно было бы списать на насыщение и удовлетворение аппетита, но настоящая причина заключалась в другом: незаметно для себя Оргел засыпал.

С одной стороны, в этом не было ничего странного, ведь он устал, но с другой — было подозрительным аналогичное состояние старосты, который еще полчаса назад являлся образцом бодрости.

Дракон и не почувствовал, как начал заваливаться вперед, как приземлился лбом на столешницу, наверняка набив себе изрядную шишку. Просто в один прекрасный миг сознание его покинуло. На другом конце стола уснувший староста не удержался на валуне и упал боком на пол, щедро присыпанный мелким чистым песком. Уже один этот факт должен был насторожить любого путника, ведь такое покрытие стоит весьма недешево. Но, увы, дракон не заострил внимания на этом элементе роскоши среди нищеты, в землях василисков диким казалось почти все. А староста, наверное, только порадовался, что хоть кто-то в их краю может позволить себе пройтись не по голым доскам или камням, а по традиционному песку. Ведь он и сам бережно хранит картины — напоминание о хорошей жизни, — хотя мог бы продать в городе или обменять на еду в особо сложный год.

— Готовы? — напряженно поинтересовался самый плечистый василиск, являющийся главарем небольшой местной шайки разбойников. Обычно их деятельность заключалась в устройстве засад на дорогах, подальше от любопытных глаз соседей, но тут главарь решил, что грех упускать шанс, когда добыча сама плывет ему в руки. Если кто впотьмах и рассмотрел его нежданных гостей, то это не беда. Всегда можно сказать, что путники отправились своей дорогой, они гак торопились, что вышли еще в предрассветных сумерках. Проверить все равно никто не сможет.

— Оба спят, — подтвердил один из подчиненных, склоняясь к путникам. — Только не хватятся ли их? Может, зря ты все это затеял прямо в поселке?

— Денег мало не бывает, — отмахнулся главарь. — А мне хочется насобирать на коттедж в городе, надоело прозябать в этой нищей обстановке!

— Там, говорят, не лучше, — осторожно заметил другой подчиненный.

— Врут! — убежденно сказал главарь, который еще три года назад был обычным деревенским мужиком. Однако нужда выгнала его искать счастья на дорогах. — Поднимите-ка наших гостей на валуны да посмотрите содержимое их карманов. Кошель с пояса того типа, замотанного в плащ, можете сразу отдать мне.

Оба члена шайки, получившие приказ, слаженно кинулись к спящему Оргелу, так как сочли его более перспективным «клиентом». На старосте и одежда была намного хуже, и кошель у пояса не висел. Обычного деревенского жителя без избытка средств в карманах они определяли сразу. Брать с него нечего.

Бандиты подали главарю пухлый кошель одного из путников. Они и сами были не прочь в него заглянуть, но дисциплина взяла верх. Раз признали когда-то власть над собой, то теперь надо слушаться. Ничего хорошего не выйдет, если они начнут грызться за добычу, их переловят по одному при новой правительнице. Вот раньше можно было не бояться…

Пока главарь исследовал содержимое кожаного мешочка, подручные тщательно прощупывали складки плаща Оргела. Но, к сожалению, находками похвастаться не могли. В подкладке ничего не звенело и даже не шуршало. Так они и мучились, пока один не заметил кольцо на пальце богатенького гостя.

— О! — не сдержал он возглас и тут же сграбастал своей грубой лапищей, привыкшей к труду и оружию, изящную кисть путника. — Неужели настоящее, не безделушка?

— Что ты там нашел? — поинтересовался главарь, отвлекаясь от подсчета ровных желтых кругляшей, обнаруженных в кошеле. Он уже очень давно не видел столько золота.

— Смотрите, какое колечко!

— Ну-ка, ну-ка… Вот демоны! — скривился главарь и в расстроенных чувствах ударил кулаком по столу. Грязные миски подпрыгнули, одна ложка слетела на пол и зарылась в песок.

Подручные с недоумением посмотрели на своего командира. Они не понимали, почему его расстраивает столь дорогая находка. Радоваться надо!

Морщась, как от зубной боли, главарь ссыпал золотые монеты обратно в кошель и надежно затянул шнурок горловины. В его глазах читалась скорбь общемирового масштаба.

— Повесьте это обратно на пояс путника, — рыкнул он подчиненным. — Кольцо ни в коем случае не трогайте. И приведите обоих в порядок! Можете уложить их на свои тюфяки, да смотрите, чтобы больше не было ни одного синяка.

— Как?! — дружно удивились бандиты такому неожиданному приступу милости. — Да ты с ума сошел?!

— Кольцо — это опознавательный знак хозяев, которые платят нам вот уже несколько лет и всячески поддерживают нас оружием. Сами знаете, у нас уговор. Долго жили те, кто пытался их надуть?! Они знают про нас буквально все, мы не можем рисковать, грабя их доверенное лицо!

В рядах василисков, будто страдающих от зубной боли, прибыло. Оба подручных почувствовали себя обманутыми. Мысленно они уже представляли себя богатыми горожанами, возможно, даже столичными жителями.

— А не мог этот тип украсть кольцо у наших таинственных благодетелей? — с надеждой поинтересовался один из них.

— Вряд ли, да и рисковать не хочется. Укладывайте их спать, а утром — молчок! Чтобы о снотворном, добавленном в кашу, даже не заикались. Запомните: путники поели, разомлели в тепле и уснули беспробудным сном!

— Да поняли мы, поняли, чай, не дураки.

Рассвет Оргел благополучно проспал, хотя намеревался встать пораньше, чтобы не упустить отряд, за которым ему поручили присматривать. Удобнее всего было бы занять позицию за углом какого-нибудь дома и подкараулить новоявленных дипломатов на крылечке, чтобы больше не бегать за ними. Да и не хотелось еще несколько часов дышать в затылок деревенскому старосте, завидуя его выносливости.

Проснулся дракон как-то внезапно и сразу, не было даже короткого периода полудремы, когда сознание еще не полностью освободилось от ночных грез, но уже появляются осмысленные ощущения. И немаловажную роль в этом сыграли солнечные лучи, упавшие на лицо. «Опоздал!» — в панике подумал юный шпион и буквально взлетел со своего ложа, приняв вертикальное положение. Он обвел внутреннее убранство домика полубезумным взглядом и с удивлением обнаружил, что все еще спят! Самый громкий храп раздавался с печи, откуда свешивалась из-под лоскутного одеяла голая нога. Сопение потише слышалось с большого воздушного тюфяка в одном из противоположных углов, где расположились еще двое хозяев. А обернувшись через плечо, Оргел обнаружил деревенского старосту, с которым, оказывается, делил второй такой же тюфяк. И что странно, дракон абсолютно не помнил, как укладывался спать! Он быстро проверил, все ли вещи на месте в карманах, и принялся расталкивать специалиста по телепортации. К сожалению, им опять предстоит хорошенько побегать.

Перед уходом дракон разбудил мужчину на печи и щедро отсыпал ему три золотых. Для земель василисков это было целое состояние, но хозяин домика почему-то поморщился, чем привел Оргела в недоумение. Он не рассчитывал на признательность и обещание гостеприимства в любое время дня и ночи, но можно было хотя бы не строить такую гримасу?! Ну не похож этот мужик на благородного аскета, который помогает другим исключительно по доброте душевной и оскорбляется, когда ему предлагают за это деньги.

Дракон и не догадывался, что хозяин дома рассчитывал на весь его кошель и очень сожалел, что вынужден был унять свои притязания. Три монеты — это великолепная плата для любого деревенского жителя, но не для разбойника.

В путь Оргел со спутником отправились, не позавтракав. Дракон очень боялся, что не успеет вовремя догнать небольшой отряд василисков. На них же в любой момент могут напасть бандиты! Своими сумками, добротной одеждой и кошелями они слишком привлекают внимание. И ведь могут не заметить вовремя засаду, а спросят за это потом с него, с Оргела. Судьба его драгоценной награды висит на волоске — на том же самом, что и жизни правительницы с братом и друзьями.

Нет, ну какие беспечные ему попались подопечные! Не могли взять с собой войско, хоть одну сотню? Или штук пять-шесть хороших магов, которые заранее почувствуют любую опасность. Не понимает он этих легкомысленных особ королевской крови, совсем не понимает! Это он может себе позволить ходить без охраны, все же не велика сошка. Он даже не состоит в Семье! Да и не подберется к нему никто незамеченным, он ведь всегда настороже… Хотя странно, почему за всю дорогу ему ни разу не встретился ни один бандит? Косой, естественно, не в счет. Попрятались, что ли?! А, ладно, может, они решили убраться подальше из окрестностей столицы. Это раньше войскам до них дела не было, солдаты только тренировались да собирали слухи, чтобы не упустить интересующую Фарга миниатюрную девушку. Теперь порядки ужесточили, скоро и до дальних городов и деревень доберутся.

Напряжение не покидало дракона. Он торопился как мог, почти бежал. Рядом без возражений и ворчания размашисто шагал староста. Оргел даже не ожидал от него такой покладистости, ведь василиск не взял с собой ни еды, ни вещей и все больше удалялся от дома. Хотя за шесть золотых ему грех жаловаться. Тем более что староста почему-то тоже проспал и не разбудил его.

Оргел до рези в глазах всматривался в даль, пытаясь рассмотреть на дороге темные силуэты своих подопечных. Он радовался, когда оказывался на вершине холма, с которого хорошо было видно окрестности, и огорчался, когда в низине радиус видимости значительно сокращался. Ох, как же быстро ходят эти новоявленные дипломаты! У Оргела даже закралась крамольная мысль взять лук и подстрелить кого-нибудь из них, целясь по ногам. Сразу станет комфортнее наблюдать за ними! Жаль только, что совесть возражает против подобного метода…

— Вон они! — неожиданно ворвался в мысли дракона голос старосты. — Скоро мы их нагоним.

— Готовьте заклинание, — попросил Оргел. Его сердце радостно забилось. Успел, не упустил! Хотя сам он, приглядевшись, еле различил далекие фигуры.

На то, чтобы подобраться поближе, ушло еще добрых полчаса, а то и больше. Пришлось рискнуть и сократить расстояние между ними и объектами преследования до полумили, иначе староста отказывался работать и открывать телепорт. Дракон понимал, что василиск отнюдь не просто капризничает. Он выдвинул вполне нормальное требование, другие вообще могли отказаться колдовать на ходу. А староста, не останавливаясь, бормотал себе под нос заклинание и зачем-то рассматривал картину, взятую с собой из дома. «Нашел время предаваться ностальгии!» — с раздражением подумал Оргел, но вслух возражать не стал, чтобы не сбить мага. Сам он колдовать не умел, но по опыту телепортаций знал, что староста приступил к последней стадии заклинания.

Дракон перевел взгляд с картины в руках василиска на хорошо просматривающиеся спины путников и как раз успел заметить, как в посла полетела первая стрела. Он испуганно охнул, как будто сам попал в засаду, и поторопил:

— Давайте портал, их же убьют!

Ответ старосты утонул в раскатах грома. Оргел от неожиданности испуганно присел. Ему говорили, что телепорты василисков сопровождаются внушительными звуковыми эффектами, но он не думал, что настолько! В Вассарию его очень тихо переместил пожилой маг-полукровка.

Когда дракон поднял голову, правительницы на дороге уже не было. Недосчитался он и черноволосого мужчины со странной формой ушей. А непроглядный провал, разорвавший ткань мира, как живой, гонялся за братом Льеры. Кейн прыгал и носился из стороны в сторону, ловко увертываясь от редких стрел бандитов и назойливого телепорта. Он привлек всеобщее внимание, тогда как тело посла и сжавшийся возле него блондинистый пацан остались не удел.

От выстрелов двух не очень ловких бандитов, слишком медленно накладывающих стрелы на тетиву, Кейн все-таки благополучно ушел, а вот от телепорта — нет. Черная дыра внезапно сделала огромный прыжок и поглотила брата правительницы. После него посол с пацаном стали уж совсем легкой добычей, никто из них не попытался даже с места сдвинуться. Телепорт впустил в себя еще две запоздавшие стрелы и с громким звуком схлопнулся. Впечатлительному Оргелу даже послышалось довольное чавканье… Он едва заметно вздрогнул и впервые задумался, а так ли это необходимо — перемещаться в Драконьи горы вслед за отрядом дипломатической миссии? Их же там должны встретить соплеменники… Оргелу совершенно не понравился телепорт василиска, да он теперь попросту боялся его! У драконов порталы открывались беззвучно и выглядели не такими… хищными. Хотя, может, это зависит от мага? Умом он понимал, что бояться нечего, но все равно не мог взять себя в руки и одолеть страх. Его глодало какое-то нехорошее предчувствие.

— Фух, — облегченно выдохнул рядом староста и утер со лба неожиданно выступивший пот, свидетельствующий об испытанном напряжении. — Твоих будущих спутников доставил по назначению, сейчас передохну малость и переправлю тебя.

Оргел даже удивился тому чувству легкости, что охватило его после этого заявления. Страшащая его процедура откладывалась на неопределенный срок. Ощущение, будто ему только что сообщили об отсрочке пытки!

Не желая связываться с разбойниками, устроившими засаду, дракон и староста отошли по дороге назад и остановились под зашитой густых кустов, которые не могли похвастаться ни одним листочком, зато были щедро обсыпаны длинными, засохшими, а оттого еще более острыми колючками.

— Перекусить бы сейчас, — мечтательно вздохнул староста. — Магия — она, знаешь ли, милок, энергию любит.

Оргел виновато развел руками. Те продукты, что дракон захватил с собой из Вассарии, он съел еще в первый день. Не то чтобы он был сильно голодным… просто так сумка стала значительно легче! Оргел рассчитывал, что у него будет возможность покупать еду по дороге во встречающихся деревнях, городах и на постоялых дворах. На крайний случай он ничего не оставил — тогда еще не знал, как быстро рванут к цели объекты его слежки. У него собран с собой только комплект сменной одежды да деньги. Надо признать, много денег. Но какие же они, заразы, тяжелые!

Оргелу было невдомек, что если бы его старший и более опытный коллега, с которым он жил в Вассарии, увидел содержимое сумки, то только пальцем у виска покрутил бы. Как раз запас еды в дороге намного полезнее, чем мешок золота. В такой нищей державе достаточно будет одного кошеля — и легче, и безопаснее. Зря Оргел выгреб из сейфа почти все деньги, выделенные на непредвиденные расходы и взятки.

Старосте пришлось довольствоваться несколькими глотками воды из фляги дракона. Еду это заменить не могло, но чуть приглушить чувство голода — вполне. Чтобы еще больше его задобрить, Оргел отсчитал оговоренные шесть золотых. Мужик поцокал языком в удивлении и задал риторический вопрос:

— Откуда только у василисков такие деньги? В моей деревне народ последнее распродает. И так хочется надеяться, что при законной правительнице жить вскоре станет легче. Э-эх… Дождемся ли мы тех улучшений…

Естественно, Оргел не стал признаваться в своем происхождении и называть источник богатства. Он только ниже натянул на лоб капюшон плаща, чтобы исключить опознание. Пусть староста строит на его счет любые догадки, лишь, бы об истине не догадался.

— Отдохнули? — поинтересовался дракон, понимая, что врожденная ответственность и привычка доводить все дела до конца не дадут ему отсидеться в Вассарии. Он должен собственными глазами убедиться, что подопечные в целости и сохранности доставлены в Драконьи горы. Как ни боязно входить в телепорт василиска, а придется.

— Сейчас, милок, сейчас, — пробормотал староста, снова вынимая из-за пазухи свою картину и бережно расправляя ее.

Оргел еще раз полюбовался на скалы и бурную реку, но его недоумение возросло. Зачем маг постоянно пялится на какую-то картинку, уж не сумасшедший ли он? Его порыв сейчас абсолютно неуместен!

Не обращая на дракона внимания, староста принялся вполголоса читать заклинание для активации телепорта. Обычное, стандартное, используемое обоими народами. Правда, при этом он не поднимал головы и не переставал шарить глазами по нарисованному пейзажу.

Из интереса Оргел еще раз присмотрелся к изображению. Что же такого неотразимого нашел в нем василиск? Он изучил буквально каждый миллиметр и все-таки кое-что обнаружил! Однако при этом почувствовал, как у него похолодели руки и волосы на голове встали дыбом. В правом нижнем углу картины крошечными, еле различимыми буквами была сделана надпись «Драконьи горы». У Оргела перехватило дыхание, сердце пропустило один удар, после чего забилось с удвоенной интенсивностью. Он хотел поинтересоваться у старосты, верно ли понял назначение картины — задать конечную цель заклинанию, но не успел. В небе оглушительно загрохотало, на двух ближайших деревьях обломилось несколько сухих веток и упало вниз. Но дракону даже некогда было порадоваться, что они приземлились не им на головы, так как сбоку от него разверзся черный пугающий провал телепорта.

«Я в него не полезу!» — борясь с ужасом, твердо решил Оргел.

Но интересоваться его желаниями никто не стал. Как хищник, завидевший добычу, черный провал прыжком резко метнулся к дракону. На несколько мгновений все погрузилось во тьму, а потом Оргела ослепил яркий свет солнца и он почувствовал, что падает…

Довольный проделанной работой, староста потер руки и с радостью ощутил приятную тяжесть во внутреннем потайном кармане рубахи. Он богат, он сказочно богат! Ради этих монет стоило прогуляться в компании подозрительного спутника, так ни разу и не посмотревшего ему в глаза. Староста не верил ни одному слову, сказанному юношей, с ним было связано слишком много странностей. Вряд ли тот преследовал благие цели, прося телепортировать отряд посторонних путников в горы, но это не его ума дело. Сами разберутся. Что те, что этот рассказывали о себе неохотно и без колебаний швырялись деньгами. Не иначе разбойники. А где еще нынче честный василиск может заработать? Насчет пяти первых путников он не уверен, а вот одинокий юноша точно из бандитской братии. Иначе с чего бы его ночью не тронули те подозрительные личности, у которых они останавливались переночевать?

Утром староста промолчал, но ведь прекрасно понял, что сам по себе, без причины не мог проспать! А юноша так убедительно притворялся расстроенным. Как же! Явно ночью делишки с подельниками обсуждал, специально обезопасил себя от чужих ушей. Ну да ладно, не убили же его, да еще и расплатились честь по чести. А поселок, где так сладко спалось этой ночью, он теперь лучше обойдет по дуге, по широкой дуге.

* * *

— Кто это? — удивленно спросил Арвис, ткнув пальцем в замотанного в плащ незнакомца, вывалившегося из телепорта. Так как тот потерял сознание, то адресовать вопрос лично ему дракон не мог.

— Ух, если это он организовал наше неожиданное перемещение в реку, то я ему сейчас устрою. Навек запомнит, как без спросу применять ко мне магию! — мстительно пообещала я, двумя скачками приближаясь к парню.

— Золия, он без сознания! — предупредил дроу, как будто мне это было не видно.

— Ничего, сейчас очнется, — усмехнулась я и отвесила незнакомцу легкую пощечину. — А ну, открывай глаза, нечего здесь из себя труп изображать!

— Он может оказаться непричастным к нашей телепортации, — попытался успокоить меня Дейкон.

— Сам-то ты в это веришь? — ехидно поинтересовалась я, отстегивая с пояса бессознательного тела ножны с мечом и отбрасывая их подальше. — В горах ему места, что ли, не хватило? Он же приземлился прямо рядом с нами с небольшим интервалом времени. Явно шпион или наемный убийца. Не верю, что разбойников жадность замучила и они выслали за нами погоню. Да и вооружен он как-то слабовато. Я купаться сегодня не планировала, нырять — тем более, а по его милости пришлось!

— Действительно, этот тип подозрительно неаккуратно телепортировался вслед за нами, чувствуется одна и та же рука, один источник заклинания, — поддержал меня Кейн и, присев возле незнакомца с другой стороны, тоже приложился ладонью к его щеке.

Голова парня безвольно мотнулась в сторону, но признаков жизни по-прежнему не наблюдалось. Зато мне послышался тихий стон, однако вовсе не с той стороны, откуда ожидалось. Звук вырвался у очнувшегося Мерка, который наконец приоткрыл глаза и сейчас с недоумением изучал представшую перед ним сценку.

— Ладно еще госпожа Золия, не зря же ее прозвали Злыдней, но, Кейн, ты-то за что избиваешь беззащитного чело… василиска? Я был о тебе лучшего мнения, — выдал пацан.

— Да не бью я его, хотя и следовало бы, причем за дело, — проворчал Кейн. — Этот тип как-то причастен к нашей неожиданной телепортации.

— У-у-у, гад! — изменил свое мнение Мерк. — И за меня ему наподдайте! Эх, как голова трещит, даже двигаться неохота, но ведь, как я понимаю, придется.

— Поздравляю, — ухмыльнулся Арвис, — теперь вы с Золией лучше представляете, каково мне пришлось сегодня. Я и в спокойном состоянии чувствовал себя не ахти, а тут еще разбойники решили пострелять, да маг на нас соизволил поупражняться. Кстати, мне до сих пор хочется пить! Раз до Ручейной мы сегодня не доберемся, то дайте хоть из фляги глотнуть.

— Вода! Полейте парня водой, — осенило дроу. — А то от ваших пощечин он, по-моему, никогда не очнется, а нам бы его допросить надо. Интересно узнать, на кого он работает. А то, может, парень нам не враг, и его приставил для охраны и наблюдения кто-то из лордов сразу после коронации.

— Зачем на него воду переводить?! — возмутился посол. — Дейкон, это тебе хорошо, ты искупался и напился на день вперед. Не надо тратить запас во флягах по пустякам, мы не знаем, где здесь ближайший источник. Что-то мне не хочется потом прыгать за водой в реку.

— И не придется, Золия наколдует, — отмахнулся дроу. — Ты же видел, как она создавала картофель на ужин? А в реку я упал не по своей воле и с удовольствием поменялся бы с тобой местами.

— О! — обрадовался дракон. — А кружечку эля Золия наколдовать не может? И мясо грифона под соусом на закуску…

Дейкон, Мерк и Кейн дружно заухмылялись. Братец поспешил спустить Арвиса с небес на землю:

— Размечтался! У нее меню особое. Наверное, правильно будет назвать его арестантским. На первое — хлеб, на второе — вода. Можно наоборот. Особо отличившимся в качестве награды по сырой картофелине без соли.

— У-у, — скис посол. — Я на такую диету переходить не хочу.

— А придется, если мы не допросим мага и не выясним, куда он нас закинул, — так же невесело заявил Мерк, который уже понял перспективу.

Кейн снял со своего пояса флягу и щедро полил водой лицо неизвестного. Струйки потекли куда-то под капюшон, капли зависли на ресницах. Но результата своими действиями братец добился. Парень глубоко вдохнул, приходя в себя. Мы плотно окружили его, готовясь допрашивать и пресекать любые попытки побега. Даже Мерк сполз с тулупа и подсел поближе, прямо на скалу, благо было не холодно.

Со стоном незнакомец потянулся рукой к голове и открыл глаза. Щурясь от света, он обвел нас невидящим взглядом, свободной рукой ощупал землю вокруг себя, а потом растерянно поинтересовался:

— Где я?

Вот-вот, нам бы тоже хотелось знать, куда он нас забросил. Вообще-то вопросы должны были задавать мы!

— Здесь, — ответил парню Мерк, как будто это что-то объясняло.

— Угу, — глубокомысленно произнес неизвестный. Похоже, он еще плохо соображал и был полностью дезориентирован. Хотя это все равно не оправдывает его следующего вопроса: — А кто я?

Так, не поняла, он что, решил уйти в несознанку? Типа ничего не помню, никого не знаю, рассказать ни о чем не могу? Я даже задумалась, а не добавить ли ему еще пару ударов по лицу для прочищения мозгов. Не привыкла я деликатничать с теми, кто пытался меня убить. А он, может, и не специально, но чуть не утопил.

— Ты — шпион, — взял дело в свои руки Кейн. Он не спрашивал, а сразу утверждал. Насчет нанимателей ошибка возможна, но другая цель для визита к горной реке просто в голову не приходила. — Вспомнил? Давай, василиск, не притворяйся невинной жертвой обстоятельств.

— Шпион? — удивился парень и медленно сел, опершись спиной о свою сумку.

— Да, — подтвердили мы хором. Просто так он от нас не отделается. Ему никто не даст притвориться мирным путником.

— Василиск? — в еще большем замешательстве произнес незнакомец.

— Ну не дракон же! — съязвил Арвис. — Мои сородичи дома сидят, один я за них отдуваюсь. Мне даже штат помощников не выделили, хорошо хоть до Вассарии проводили.

— Ладно, я василиск и шпион, — согласился парень, рассматривая нас доверчивыми глазами. — А что я тут делаю и почему у меня так болит голова?

— Э-э нет, еще одна личность с больной головой — это для нас многовато, — заметил Мерк. — С чего бы это ему стало плохо от собственного телепорта? И вообще этому магу виднее, что он здесь делает, пусть сам нам и скажет!

— Я — маг? — опять удивился парень.

— Ну не я же! — начал выходить из себя и дроу. Уж слишком долго незнакомец придуривался. До него, похоже, никак не доходило, что проще будет заключить с нами соглашение и в обмен на жизнь и свободу выложить все сведения, которые нас заинтересуют.

Я тоже начала злиться и не пыталась сдержать себя. Вокруг меня начало распространяться слабое сияние. Тупой какой-то нам шпион попался! Повторяет все, как ворона, а по делу ни слова не произнес. Даже легенду нам рассказать не пытается! Я бы поняла, если бы он начал хитрить, изворачиваться, сочинять немыслимые истории о причинах своего появления на этой скале, так нет же! Только смотрит невинными глазами и удивляется. О! Он мне чем-то Ингрема напомнил. Тоже голубоглазый, как эльф, и на вид белый и пушистый. Жалко, я его мысли прочитать не могу, а то быстро разоблачила бы, он ничего не смог бы скрыть.

Но едва я об этом подумала, как парень, заинтересованный свечением вокруг моего тела, обратил на меня взгляд.

— Ой, что это?! — воскликнул он.

А потом до меня донеслись его мысли: «Как все странно и непонятно. Неужели я и правда шпион? Только зачем тогда залез на эту скалу? И если я маг, то почему не помню ни одного заклинания? Да что там… Я даже собственного имени не помню! Неужели меня похитили враги? Не зря же у них лица какие-то сердитые, особенно у блондина, который назвал себя драконом. Все время странно морщится и на фляжку на поясе черноволосого василиска посматривает. Не иначе у них там отрава для меня. Так… просить воды нельзя, хоть и пить хочется».

Налюбовавшись на искрящийся воздух, парень опустил взгляд, и контакт прервался. Я больше не могла прочесть его размышления, но и перехваченного хватило. Теперь настала моя очередь впадать в недоумение. Что происходит? Мне ведь недоступны мысли простых василисков, только младших родственников. Вот Кейна, например. Если он, конечно, не захочет их скрыть и не применит собственноручно разработанный щит. Но в том-то и дело, что мысли можно почти полностью скрыть, но не исказить же до такой степени!

Спокойно, Золия, спокойно, всему этому должно быть логичное объяснение. Может, я еще чего-нибудь не знаю о своих новых подданных. Хотя начать стоит с самого очевидного.

— Кейн, — обратилась я, проигнорировав вопрос незнакомца, закутанного в плащ, — а у нас с тобой случайно младшего брата нет?

— Это ты к чему? Нашла время выяснять подобные вещи! Сама же видишь, что мы шпиона допрашиваем.

— Ты все же ответь.

— Нету! Я бы тебе давно сказал, еще когда к опознанию готовил.

— Точно?

— Золия, отстань. Сейчас не время! Перенеси свое любопытство на этого голубоглазого субъекта. Мы о нем пока ничего так и не выяснили.

— Говори за себя, — буркнула я. — Мне, например, уже стало известно, что я могу читать его мысли!

Удивлены были все. Только во взглядах Дейкона, Арвиса и Мерка отразилось недоверие, а глаза так называемого шпиона начали лучиться любопытством, каким-то детским восторгом и… завистью. Да… Что-то он еще меньше стал напоминать мне злодея.

— Правда? — настала очередь Кейна уточнять. — Получается, ты можешь сказать, кто он?

— Не могу, — огорчила я братца. — Для этого он сам должен вспомнить свое имя и род занятий.

— Так мы это сейчас устроим, — пообещал Арвис, подтягивая манжеты рубашки повыше. Настроение у него совсем не улучшилось. Похоже, похмелье так и не отпускало. Да и не было у Арвиса ни времени, ни возможности прийти в себя. А телепортацию нормально перенес только Кейн.

Парень отшатнулся в сторону. Резкое движение не пошло ему на пользу, так как он тут же со стоном схватился за голову. Лицо исказила гримаса страдания.

— Он же затылком о скалу приложился, — напомнил нам дроу, который, кажется, тоже начал испытывать к незнакомцу симпатию.

— Вот-вот, — подтвердила я с сочувствием, которого сама от себя не ожидала. Но ведь его ситуация была схожа с моей. — Парень явно потерял память, у него в голове полный кавардак.

— Череп хоть цел? — мрачно поинтересовался Кейн.

Зная братца, я могла точно сказать, что его больше бы устроил здоровый и злой шпион. Хотя, что греха таить, мне тоже хотелось узнать о тайном злоумышленнике или, наоборот, заботливом подданном, нанявшем василиска для слежки за нами. А тут теперь любые угрозы и пытки бесполезны — парень все равно ничего не скажет и отнюдь не из чистого упрямства или из-за рабочей этики. Даже мне не хотелось его обижать. Вспомнила, как сама очнулась возле Деревни, ничего не помня о себе, и тут же столкнулась со злом. Врагу такого не пожелаешь! Впрочем, если речь пойдет о Тавросе, то я еще подумаю.

— Вроде цел, — неуверенно ответил Кейну парень и откинул капюшон.

У нас вырвалось дружное оханье. В лучах солнца шевелюра потерявшего память шпиона сияла, как белоснежный горный снег! Его волосы были намного светлее, чем у того же Арвиса.

— Что-то не так? — забеспокоился шпион. — У меня кровь?

— Ну, с нанимателем определились, — выдохнул Кейн. — Узнать бы теперь цель слежки…

— Как же так?! — воскликнул посол. — Он — дракон! Неужели сородичи не доверяют мне, раз выслали его?!

— Успокойся, мы не знаем, с какой целью он нас нагонял, — попробовал утешить Арвиса дроу. — Может, у него было для тебя срочное сообщение.

— Такое срочное, что его отправили с посыльным, а не мгновенной магической почтой? — недоверчиво усмехнулся Арвис.

А парень тем временем с интересом рассматривал прядку собственных волос, вытянутую из тугого хвоста, собранного у основания шеи. Конечно, ведь он наверняка не помнил свою внешность. Для него цвет волос тоже был открытием.

— Я — дракон, — уверенно сказал парень. — Эх, еще бы имя как-нибудь выяснить…

— У тебя с собой никаких бумаг нет? — подал идею Арвис. — Посмотри в сумке, поройся в карманах. Может, в подкладке плаща зашито что-то вроде письма.

Но первыми за сумку шпиона схватились Кейн и Дейкон. Нимало не смущаясь, в четыре руки они начали выкладывать из нее вещи, ощупывать дно и стенки. Сразу же выяснилось, что юный дракон отнюдь не бедствует. Большую часть его скарба составляли кошели с деньгами, что наводило на интересные размышления. Нетрудно было догадаться, что это и есть чуть истощившийся источник богатства банды Косого.

Потерявший память дракон не возразил против самоуправства мужчин и не попытался вырвать сумку из их рук. Он спокойно вытер рукавом выступивший на лбу пот и снял плащ, под которым оказался теплый тулуп. Все это парень проделал сидя, не пытаясь встать для удобства. Наверное, у него кружилась голова и он не надеялся, что сможет удержаться на ногах. Шпион скинул плащ прямо мне в руки и попросил:

— Посмотрите, пожалуйста, здесь, а я содержимое карманов рубашки и тулупа пока изучу. Да и раздеться не мешало бы. Солнце сильно печет, я уже взопрел весь. Вы не знаете, почему при такой погоде я так странно и чересчур тепло оделся?

У-у, раскомандовался! Лучше бы истерику закатил, чем так деловито задавал вопросы. Глядишь, случайно в запале и сказал бы что-нибудь интересное, а то я на него даже разозлиться толком не могу. Знаю, что шпион, понимаю, что работал на врагов, но воспринимаю его как растерянного, несчастного, доверчивого паренька.

Плащ я спихнула для обыска Мерку, решив, что вряд ли в верхней одежде зашиты важные документы. Если у него есть с собой бумаги, то наверняка спрятаны в сумке или в рубашке. Так что, когда парень начал извлекать содержимое карманов, я предпочла за ним наблюдать. К сожалению, там были только бесполезные мелочи: небольшой гребень, выточенный из дерева, носовой платок, шнурок для волос, фибула от плаща, маленький ножичек, больше смахивающий на зубочистку, и листок бумаги с неумелым наброском дракона во второй, ящероподобной, чешуйчатой ипостаси. Эта последняя находка и привлекла мое внимание. Я попыталась понять, зачем парню при столь сомнительном художественном таланте понадобилось делать подобный рисунок, да еще и хранить его. Хотя, может, не он является автором.

— Арвис, — позвала я, — а дракон какой Семьи здесь изображен?

Посол отвлекся от разбора выложенных из сумки вещей и обратил внимание на листок бумаги в моих руках. Он подошел поближе и склонился над изображением.

— Да-а, — протянул Арвис. — Льера, ты уверена, что это именно дракон, а не птичка?

— Естественно, здесь же чешуя нарисована, — указала я пальцем на очевидный факт.

— Вижу. Но все равно по этому рисунку могу сказать только одно: у дракона явно есть крылья. Это нам ничего не дает, — вздохнул посол.

— В плаще совсем пусто, — тем временем сообщил Мерк.

— А в сумке, кроме денег и одежды, практически ничего нет, — откликнулся Дейкон. — Ни одной бумажки. Мне даже интересно, на чем этот шпион собирался писать донесения.

Ведь раз он не василиск, то, как я понимаю, телепортироваться в центре вашей державы, близ столицы, он не мог.

— Точно! Но ведь тогда он и не является тем магом, который так неожиданно нас сюда переместил, — осенило Кейна.

Парень только и успевал переводить взгляд с одного говорящего на другого, ловя крупицы информации. Ему было интересно послушать наши рассуждения, так как они давали возможность лучше разобраться в происходящем.

— А помните старосту в деревне, куда мы заходили за элем для Арвиса? — поинтересовалась я. — Точно никто не хочет признаться, что заплатил ему требуемую сумму за телепортацию, чтобы не идти самому и не тратить зря время? Дейкон, ты ничего не желаешь нам рассказать?

— Золия, да ты что?! Я же понимаю, что с магией шутки плохи. Да, мне важно добраться до земель драконов и желательно побыстрее, но не с риском для жизни! — возразил дроу. — Моя смерть Илэр ничем не поможет.

— Может, староста обозлился на нас за отказ и таким образом решил отомстить? — предположил Арвис. — Или просто захотел потренироваться, обновить навык, а желающих не нашлось. В общем, выбрал тех, кого в случае неудачи не жалко.

— Чего уж теперь гадать, — подвел итог Кейн. — Дело сделано — мы очутились незнамо где. Хотя в свете последних догадок мне кажется, что нас телепортировали прямо в Драконьи горы. Уж больно погода теплая и ветра нет.

— А меня зачем переместили вслед за вами? — подал голос потерявший память шпион.

— Скорее всего, ты сам попросил об этом, — сказала я. — Тебе же нельзя было нас упустить, так что пришлось рисковать. Староста наверняка хорошо нажился на этой сделке. Не зря ты пытался пристроиться к нам в первый день путешествия! Я вспомнила — это ты подходил знакомиться, перед тем как нас захватила банда Косого.

— И ты молчала?! — возмутился Кейн. — Что ж ты сразу не сообщила?

— Так вы с Дейконом тоже его видели, — пожала я плечами. — Даже грозились попортить ему смазливую физиономию. Значит, рассмотрели. Хотя он и тогда кутался в плащ, ссылаясь на холод.

Кейн и Дейкон обменялись вопросительными взглядами. Они полминуты удерживали зрительный контакт, так что я догадалась о состоявшемся между ними обмене информацией. Дроу явно передал братцу какую-то мысль, не предназначенную для чужих ушей.

Секундочку! Я тоже послушать хочу! Мне же любопытно. Не забыть бы объяснить братцу, что читать чьи-то мысли в моем присутствии — дурной тон.

— Золия, — снова обратил на меня внимание Кейн, — а как дракон представился тебе на постоялом дворе?

— Он назвал себя Оргелом, — припомнила я. — Думаю, насчет профессии курьера парень соврал.

— Вряд ли это его настоящее имя, но на первое время сойдет, — сказал братец. — Надо же как-то к нему обращаться.

Дейкон тем временем наклонился к уху Кейна и зашептал, не рассчитывая, что я прочитаю по губам: «Видишь! Она даже его имя запомнила. Я же говорил! А вспомни, как она ему улыбалась!»

«Хм…» — пришла я в недоумение. Это он к чему? Намекает, что я плохо разбираюсь в людях или василисках? Или считает меня нанимательницей, заплатившей дракону, чтобы он помешал нам дойти до цели? Но тогда у дроу паранойя!

— Ладно, зовите меня Оргелом, — подал голос шпион. — Надеюсь, вы не бросите меня здесь одного? Можно я пойду с вами?

— Похоже, он добился того, чего хотел, — с кислым лицом сказал Кейн. — Будет наблюдать за нами, не скрываясь, с близкого расстояния.

— Так он же не сможет передать полученные сведения нанимателю, — заметила я. — А если с ним попытаются связаться, то у нас появится возможность выяснить имя врага.

— Или просто очень предусмотрительного члена Совета, решившего использовать два источника информации, — добавил Арвис. — Судя по личности шпиона, я не думаю, что наниматель преследовал недобрые цели.

— Так, Оргел, — обратился дроу к юному дракону, — ты идешь с нами, но только пообещай, что поставишь нас в известность, когда к тебе вернется память. И уж тогда не обессудь…

— Я понимаю, — дрогнувшим голосом сказал парень. Ему наверняка мерещились ожидающие его допросы и страшные пытки. — Даю обещание. Только имя нанимателя я вам так просто выложить не смогу. Это будет предательством!

Я хмыкнула. Странные какие-то шпионы у драконов, принципиальные. Слежка вообще занятие подлое и неблагодарное, а тут такой идеалист выискался! Даже интересно, с какой целью он нанимал бандитов Косого? Да-а, загадка… У меня закралось подозрение, что Оргел ни при чем. Мало ли у кого еще могли быть лишние деньги! Одно я знала точно: к Тавросу Оргел явно не имеет никакого отношения. Опытный воин вряд ли доверил бы столь наивному дракону хоть мало-мальски ответственное поручение.

Мы разрешили Оргелу пойти с нами, но сами в этот день с места не сдвинулись. Во-первых, нам с дроу надо было просушить вещи в сумках, а во-вторых, выяснилось, что шпион самостоятельно даже встать не может. У пострадавшего дракона очень болела и кружилась голова. Впрочем, его соплеменник, сопровождающий нас, жаловался на те же симптомы, хотя и по менее уважительной причине. Конечно, Оргел упорно пытался принять вертикальное положение, так как не хотел быть нам обузой, но этим делал себе только хуже. Он боялся, что мы пожалеем об обещании и бросим его здесь. И как будто не замечал сочувствующих взглядов. Он подозрительно быстро завоевал симпатию членов нашего небольшого отряда. Понимаю, почему его жалела я, но остальные?! Нет, все же нам попался какой-то неправильный шпион. Хотя… возможно, именно такой субъект и нужен для подобной работы — ему легче втереться в доверие.

В итоге остаток дня мы решили посвятить отдыху. Можно было позволить себе расслабиться, раз уж мы внепланово добрались до Драконьих гор. Путь, который предполагалось проделать за полтора месяца, занял у нас мгновения. Даже не знаю, стоит ли поблагодарить василиска, телепортировавшего нас сюда, или лучше обругать при встрече, чтобы неповадно было. Хотя я больше склонялась ко второму варианту, ведь с пятидесятипроцентной вероятностью он мог нас убить! У меня и до этого телепорты соплеменников не вызывали теплых чувств. Хорошо еще, что я сочла перемещение в горы проделкой Кейна, спасающего нас от разбойников. А то ведь, знай я заранее, кто творец портала, моментально поседела бы. Но я придумала хорошую месть на будущее — пригласить в гости эльфа и попросить его продемонстрировать экспериментатору свой телепорт! Может, и займусь этим потом в мирное время, на досуге…

Очень приятно было нежиться в теплых лучах двух солнц после промозглых ветров, обветривших кожу. Еще бы переодеться… Но сменное платье намокло в воде вместе с сумкой. В ней же было свернутое одеяло. Можно было одолжить другое у Кейна, но мне не хотелось ни во что кутаться. Похожу пока как есть, мне все равно не привыкать. О потерянном в воде тулупе я абсолютно не жалела, а вот меч вспоминался с грустью. Я так ни разу им и не воспользовалась. Хотя это ведь не главное и не единственное мое оружие.

Пока я сидела на тулупе и наколдовывала картофель на обед, Кейн вызвался разобрать мою сумку и разложить вещи на голой скале для просушивания. Приятно было чувствовать его заботу. Я с теплотой осознала, что он обо мне волновался. До сих пор помню его отчаянный крик со скалы, пока я барахталась в бурной реке. И неудивительно — отсюда очень хорошо виден водопад ниже по течению.

А вот дроу сам занялся своей сумкой, а заодно и мечом, пережившим купание в воде. На этот раз готовить еду предстояло не ему, ведь для нормального костра здесь не было топлива. Портить и без того небольшие участки высохшей на солнце травы не хотелось. Да и от нее будет больше дыма, чем тепла.

Немного поджарить сырой картофель неохотно согласился Арвис. Куда ему деваться, если хочет есть? А он хотел. В отличие от нас, посол даже не завтракал. Восторга от возложенной на него миссии дракон не испытывал, но и не отказывался. Голод — не шутка. Правда, Арвис заявил, что это кощунство — использовать драконье пламя для готовки еды.

Мерк насобирал камней и выложил из них подобие большого блюда, кривоватого, правда. На него я перенесла сотворенные мною клубни картофеля и распределила равномерным слоем. Сверху Мерк пирамидкой навалил еще камней. Наш будущий обед оказался как бы погребен в своеобразном кургане. Предполагалось, что Арвис раскалит своим пламенем верхние камни, напрямую он бы спалил картофель дотла.

Опыта приготовления еды в таком необычном очаге ни у кого не было. Мы действовали по наитию, хотя и старались. Вслух никто не говорил, но есть хотелось всем, не только послу. Со времени завтрака прошло уже довольно много времени, да и нервное напряжение сказывалось.

Оргел с интересом следил за процессом. Подозреваю, он тоже был голоден, хотя и молчал. Вряд ли его заставляло присматриваться подсознательное чувство долга перед нанимателем — чтобы не упустить и крупицы информации. Скорее всего, любопытство было его природной чертой.

— Арвис, — позвала я, — все готово, можешь приступать. Только осторожнее, траву не подожги. Пожар нам тут ни к чему.

Дракон серьезно кивнул, встал во весь рост рядом с кучей камней и… замялся.

— Вы бы хоть отвернулись, что ли, — смущенно попросил он. — Я из-за ваших взглядов даже вдохнуть нормально не могу. Устроили балаган за мой счет!

Да пожалуйста! Я сделала вид, что рассматриваю землю, а сама краем глаза наблюдала за Арвисом. Он чуть наклонился, приоткрыл рот и выдохнул. Так как предварительно он не набирал воздух в грудь, то струя пламени получилась довольно короткая, но, по-моему, ее вполне хватило. Сквозь слои воздуха до меня донесся вызвавший испарину жар. Ух, надо было отойти подальше, а то как бы не пришлось задуматься о повторном купании в реке. Камни раскалились докрасна, послышалось шипение и потрескивание.

Из предосторожности я медленно попятилась назад. Если угли имеют обыкновение вылетать из камина, то это вполне может случиться и с обычными валунами. Не хотелось бы оказаться на траектории движения даже самого мелкого камушка. Краем глаза я заметила, что и остальные члены нашего небольшого дипломатического отряда заняты тем же самым. Разве что Оргел остался на месте и совершенно не проявлял беспокойства. Но ему, наверное, такое зрелище вполне привычно, хоть он этого и не помнит. Или шпион настолько доверяет своему соплеменнику?

— Я сделал все, что мог, — произнес Арвис. — Но за качество не ручаюсь, извините. Сами понимаете, сноровки в подобном деле у меня нет. И продукт, и работа мне в новинку. Да и драконье пламя предназначено не для поджаривания, а скорее для сжигания дотла.

Тут Арвис ничуть не лукавил. Из лекций Кейна я помнила, что драконы способны обратить в пепел почти все. Единственный недоступный им материал — это камень. Причем по желанию дракона пламя может спалить лишь определенный предмет, не задев то, что его окружает, безвредным потоком пронесшись мимо. Хотя, по-моему, живому существу при этом явно будет обеспечен инфаркт, особенно если его забудут предупредить. Дракон может, например, сквозь прутья мелкой решетки запросто спалить пойманного грифона. А вот просьба поджарить его окажется невыполнимой. Надо заметить, выборочно испепелять предметы способны не все соплеменники Арвиса. У большинства останется один пепел и от клетки, и от грифона. Кейн говорил, что лишь немногие мастера умеют столь виртуозно контролировать пламя. Я так понимаю, он имел в виду именно драконов Огненной Семьи. Так что примененный нами способ приготовления картофеля — это единственный выход, хотя и с непредсказуемым результатом.

Впрочем, я и не рассчитывала на хороший обед. Раз уж так выходит, могу и хлебом с водой ограничиться, мне не привыкать. Главное, я воочию увидела, как дракон выдыхает пламя! Возможно, Кейна, Оргела и самого посла интересовал исключительно результат, а мне хотелось полюбоваться на процесс. Мерк и Дейкон хоть тоже голодные, но, наверное, не сильно переживают. Иначе бы пацан кинулся расшвыривать камни, одолжив у того же дроу меч, а не ходил бы, как сейчас, вокруг с немым восторгом в глазах.

Пообедали мы поздно, но с большим аппетитом, несмотря на сомнительные вкусовые качества местами подгоревшего, местами полусырого картофеля. Но никто не жаловался и не морщился. Разве что Оргел долго присматривался к незнакомому продукту, прежде чем положить в рот. Однако об отравлении он уже не думал. Скорее о несварении желудка, но в этом он был не одинок.

После еды Кейн и Дейкон вызвались сходить разведать дорогу в южную сторону, поискать, где можно пройти по крутым склонам без риска для жизни. Мерка брать с собой они отказались, мотивировав тем, что это может быть опасно. Хотя пацан и сам не рвался, понимал, что успеет набегаться по горам завтра. Да и голова у него еще не прошла. Зато братец и дроу были не против компании Арвиса, однако тот отвертелся. Посол сообщил, что должен отправить Совету Семей донесение о нашем прибытии на границу держав.

— Я не могу промолчать, — оправдывался Арвис. — Меня же разжалуют, если местное население заметит ваши темные шевелюры до моего доклада. Зато нас встретят и, обеспечив безопасность, доставят в столицу! Возможно даже телепортом. Сам я не в состоянии, и так за последнее время истощился, весь запас сил извел на переброску вашего войска.

— Мы понимаем, — заверил Кейн. — У нас нет никаких возражений или претензий, не волнуйся. И действительно, будет удобнее, если нас переправят до столицы ваши маги, чем самим пару месяцев плестись по бездорожью.

Но от идеи разведать местность и осмотреться, пока светло, Кейн и Дейкон не отказались. Я так и поняла, что им не сидится на месте. Неужели за эти несколько дней путешествия ничуть не устали? Мы же нигде надолго не задерживались для отдыха. Дроу нам и присесть днем не давал, успокаивался только, когда темнело.

Эх, неужели он действительно злится на меня? Я же не хотела превращать его сестру в статую, все вышло совершенно случайно! Но, похоже, мне так и суждено до конца жизни вести с ним холодную войну. Сейчас мы союзники. Опять всего лишь союзники…

Разомлев на солнце и предаваясь грустным размышлениям и волнениям, я лениво наблюдала, как Арвис раскладывает на плоском валуне бумагу, перо и чернила. А вот когда он начал что-то строчить, не смогла удержаться от того, чтобы встать и осторожно заглянуть ему через плечо.

«Желаю здравия и долгих лет жизни Отцам, — писал посол. — Да будет их правление благополучным, а народ под их покровительством — счастливым».

Я сморщилась. Опять эти реверансы! Надеюсь, он не собирается строчить два листа велеречивой чепухи, как дроу некогда измывался надо мной?! Моя нервная система этого не переживет. Раньше я как-то иначе представляла себе дипломатическое донесение. Короче, что ли, и ближе к делу. Хотя, наверное, я путаю должности посла и шпиона. Но, хоть убейте, не вижу между ними особой разницы! Оба занимаются практически одним и тем же, только посол — с попустительства принимающей державы. Нам просто повезло, что у срочно назначенного на опасную при Фарге должность посла не оказалось больших амбиций, склонности к интригам и сованию носа в чужие дела. Арвис не пытался выслужиться, просто работал на благо своего народа.

«Вынужден потревожить Ваш покой в связи со срочным делом», — продолжил выводить дракон очень аккуратным и разборчивым почерком.

— Арвис, — дернула я посла сзади за воротник, — а кого это «Вас»? Ты обращаешься ко всем Отцам или к кому-то конкретно?

— Отстань, нечего читать чужие письма, — отмахнулся дракон, но более грубой попытки отделаться от меня не предпринял.

Так что я с чистой совестью осталась стоять у него за плечом и следить за ложащимися на бумагу строчками.

«Несколько дней назад я сообщил Вам о намечающемся дипломатическом визите правительницы василисков с братом и свитой в нашу державу. Тогда я не мог назвать точной даты прибытия, но сейчас обстоятельства переменились. Довожу до Вашего сведения…»

— До сведения кого? — снова не удержалась я. — Кому хоть пишешь? Обычно обращение вставляют, а ты как-то обезличенно получателя называешь. Как будто и впрямь шпионский доклад!

— Да откуда я знаю?! — взорвался Арвис. — Кто-то прочтет — и ладно! Мне не говорили, кому направляется моя корреспонденция. Может, магу или секретарю Отцов. Секретность, чтоб их… помешались на своих тайнах! Можешь смеяться, но я не знаю!

— Сочувствую, — искренне сказала я. — Не переживай, сам же осознаешь, что у тебя нет шита от чтения мыслей. Вполне естественно, что тебе почти ничего не рассказали.

— Нечего меня утешать. Я же не идиот! Сам понимаю, что меня отправили с повязкой на глазах, как смертника, приговоренного к казни. Я о ваших проблемах и целях знаю больше, чем о политике родной страны. Мне дают инструкции, но ни грамма информации! — разразился тирадой посол. Он глубоко вдохнул, чтобы успокоиться, и продолжил.

«Довожу до Вашего сведения, что отряд из двух василисков (Льера и ее брат), двух иномирян (их друзей) и Вашего покорного слуги сегодня прибыл телепортом в Драконьи горы. Вслед за нами увязался подозрительный дракон, о котором у меня нет никаких сведений. К сожалению, допросить его не удалось, так как он потерял память вследствие неудачного падения. Факт подтвержден лично правительницей. Прошу устроить переброску всех вышеперечисленных лиц в столицу. Неотрывно нахожусь с объектами, так что, думаю, у Вас не возникнет трудностей с привязкой телепорта. С глубоким уважением и преданностью, посол державы Арвис Огненный».

Дракон аккуратно вывел последние строчки, витиевато расписался и несколько раз взмахнул листком в воздухе, давая чернилам высохнуть. Затем свернул письмо в трубочку и перевязал свое донесение красной лентой, правда, без всяких печаток. Если понадобится, маги и так установят подлинность. Арвис достал из сумки маленькую шкатулку и установил на камне. Ключом, висящим на шее под рубашкой, он открыл крышечку и вложил внутрь послание. На меня он совершенно не обращал внимания. Дракон повесил ключ обратно на шею и с чувством выполненного долга развалился на своем тулупе, оставив шкатулку на камне.

— А отправлять когда будете? — подал голос Мерк, который, оказывается, только делал вид, что спит, растянувшись на сухой траве.

— Уже отправил, — буркнул Арвис. — Только не рассказывайте в столице, что вы видели этот зачарованный ящичек и ключ от него. Просто я не понимаю, почему, будучи послом, должен как какой-то шпион прятаться по кустам, чтобы написать письмо. Но, боюсь, дома мои взгляды никто не разделяет.

— Мы будем молчать, — пообещала я. — Главное, скажи, нас встретят? Когда ждать магов?

— Через полтора часика, когда придет ответ, узнаем, — ответил дракон.

И мы погрузились в ожидание. Я нетерпеливо поглядывала на простую, с виду ничем не примечательную шкатулку. Арвис спокойно рассматривал небо, как будто не переживал.

Вскоре вернулись Кейн и Дейкон, бурно обсуждая, что бы они хотели сделать с тем гадом, который нас сюда закинул. Оказалось, что удобнее и безопаснее в этих горах… летать. Нормальным двуногим существам, передвигающимся по земле, спуститься будет очень сложно. Дорог или тонких, едва намеченных кем-то тропинок парни не нашли. Эта часть гор являла собой нехоженую местность, куда, возможно, изредка забредают только такие же случайные путники, как мы. Оба исследователя выразили надежду, что прокладывать свою дорожку нам не придется. Они с немым вопросом в глазах посмотрели на Арвиса.

Но посол выждал еще немного времени и лишь тогда открыл замок шкатулки. На дне обнаружилась записка, небрежно написанная на небольшом грязноватом обрывке бумаги, пестрящем кляксами. Да… Ответчик не слишком себя утруждал.

Арвис расправил листок на валуне, и над ним тут же склонились все присутствующие, наплевав на секретность дипломатической переписки. Разве что Оргел продолжал спать целебным сном, не ведая, что происходит неподалеку от него.

В записке обошлись без всяких вежливых приветствий и пожеланий. Ее лаконичность, возможно, мне бы понравилась, если бы не смысл…

«Идиот! Почему вы не уговорили правительницу посидеть дома? Где гарантии, что эта дура не выйдет из себя и не превратит полстраны в статуи? Головой отвечаете! Как вы могли позволить ей копаться в мыслях соплеменника? Тащите его сюда. Ножками! Телепортисты встретят вас в полдень внизу, у подножия. Надо было меньше думать и больше общаться с нашими магами! Никто из них вас не помнит, взять за ориентир не смогут. Не опаздывайте!»

— Ничего себе дипломатическая почта! — аж присвистнула я.

Арвис густо покраснел и с несчастным видом посмотрел на меня.

— Извините. Обычно они все-таки отвечают намного вежливее, — сказал он. — Чувствуется, что у нас в столице паника в связи с вашим прибытием. Я уже написал о происшествии с лордами… Сообщил, что вам надо развеяться, сменить обстановку…

— Зря ты это сделал, — подосадовал Кейн. — С одной стороны, конечно, хорошо, что ваш Совет теперь будет считаться с Льерой, прислушиваться к ее словам. И при этом никто не сможет сказать, что на них оказывается силовое давление! Однако, с другой стороны, от нас все будут шарахаться и придется долго ждать каждого приема, выслушивая сказки о внезапных болезнях, срочных поездках и других отговорках чиновников.

— Ты не о том сейчас переживаешь, — перебил его Дейкон. — Самое главное, нас оставили без телепорта! Спускаться вниз придется самим.

— Я не знаю, как так получилось, — сказал Арвис. — При отправке к вам на прощальном приеме меня точно знакомили с парой магов!

— В том-то и дело, что тогда они считали это первой и последней встречей с тобой, — пояснила я. — Зачем им запоминать труп? Наверняка думали, что ты проживешь не дольше предшественников.

— Эх, так хочется поговорить с этими «оптимистами» по душам и объяснить им, как они были неправы, — вздохнул Арвис. — Только мне ведь и слова грубого не дадут им сказать.

Ха! Зато уж меня они точно перебить не посмеют! А я молчать не стану. Жаль, что магов нельзя умышленно под видом шутки на пару минут превратить в живые статуи. Хотя… А кто будет возмущаться, если я спровоцирую мага на крупную ссору и в пылу «случайно» воспользуюсь взглядом василисков?

— Льера, даже не думай ни о каких разборках с магами драконов, — угадал мои намерения братец.

Наверное, надо было лучше следить за выражением лица и не улыбаться так в предвкушении… Ну ладно, специально задирать магов я не буду, но насчет случайных ссор ничего не обещаю. Интересно, а пролитое на белое платье вино можно считать достаточным поводом для потери девушкой самообладания? Главное, на приеме в нашу честь расставлять локти пошире и стремиться туда, где толпа погуще. Убедить бы еще Кейна, что я действительно расстроюсь из-за такого пустяка…

Глава 7

И почему считается, что спускаться обычно легче, чем подниматься? Я категорически с этим не согласна! Опыт восхождения на башню Верилайна и спуск с Драконьих гор подсказывают обратное. Временами мне казалось, что я вместе с сумкой могу кубарем скатиться со скалы. А ведь мне, Арвису и Кейну по очереди, сменяя друг друга, приходилось еще помогать Оргелу. К утру благодаря повышенной способности к регенерации ему стало лучше. Он уже мог сам ходить, но головокружение полностью не прошло, а в горах это не лучшее подспорье. Все оставшиеся у нас тулупы пришлось бросить на вершине — и без них было довольно сложно и тяжело спускаться. Надеюсь, у драконов в лавках имеется теплая одежда, иначе придется повременить с возвращением до весны, несмотря на возражения Дейкона. Ведь надо заметить, что чем ниже мы спускались, тем жарче становилось. И это не только от прилагаемых усилий и движения. С каждым шагом, приближающим нас к относительно ровной земле, оба солнца пекли все сильнее, а климат становился жарче.

Совсем скоро охотничий костюм неприятно лип к телу и казался чересчур плотным, так как в нем не чувствовалась прохлада легкого ветерка. Мои спутники не жаловались, но было видно, что и они чувствуют себя не лучше и сильно потеют. Вода у нас во флягах закончилась буквально за пару часов, и пришлось мне наполнять их вновь магическим способом. Теперь Арвис и остальные участники отряда поменялись ролями. Он советовал потерпеть, а мы постоянно хотели пить. Думаю, не одну меня злил вид улыбающегося и выглядящего относительно свежо посла. Эх, где мой снежок, где ветерок, как с той стороны гор? Конечно, поинтересуйся я об этом вслух, Кейн бы сказал, что на меня не угодишь… Так я ведь, отправляясь сюда, не знала, что здесь будет настоящее пекло, иначе больше бы ценила климат в своих землях. Даже ботинки, казавшиеся раньше очень удобными, тут стали пыточными колодками. Ох, и как драконы выдерживают подобную жару?! Страшно подумать, что здесь творится летом.

Выискивая более пологие участки склона, цепляясь за редкие кустарники и друг за друга, мы кое-как спускались вниз. Сначала мы очень старались поторопиться, а потом плюнули и перестали следить за временем. Ну и что с того, что нас ждут в полдень? Без нас не уйдут! Надеюсь…

Удивительно, но даже Кейн обошелся без поучений о том, что правительница не должна опаздывать. И ни разу не бросил на меня укоризненный взгляд, когда я объявляла короткие передышки. А я уже как-то настроилась выслушивать его ворчание и спорить. Впрочем, сил на разговоры ни у кого не оставалось, все внимание было приковано к склону и выбору оптимальных для спуска мест. Надо сказать, нам еще повезло, что наш путь пролегает на юг. С этой стороны склон более пологий, а с северной — крутой и неприступный. Хотя знание этого факта не делает дорогу легче, а настроение веселее.

В полдень никто и не заикнулся о том, что в это время мы уже должны быть внизу. Все делали вид, что внезапно потеряли способность определять, который час, или попросту забыли о встречающих. Кейн в очередной раз удивил меня молчанием. Так ведь и ему не хотелось свалиться из-за спешки. Лучше уж мы дойдем медленно, но верно, без травм и потерь.

К обеду мы еле передвигали ноги, хотя склон стал еще более пологим. Радовало и то, что сейчас кустарники стали встречаться чаще, трава выглядела свежей, а не засохшей, как наверху, и даже появились дикие цветы. Все свидетельствовало о том, что конец наших мучений близок. Не удержавшись, я сорвала несколько мелких цветков и воткнула в волосы и за шнуровку рубашки. Арвис со снисходительным видом проследил за моими действиями. Хотя, кажется, ему было приятно, что я по достоинству оценила природу его державы. Пока Кейн поддерживал Оргела, посол сорвал еще три цветка покрупнее тех, которыми украсила себя я, и подал мне. Отказываться было неудобно, ведь дракон хотел сделать мне приятное.

Неожиданно Дейкон тоже решил преподнести букетик из пяти цветков. Пришлось принять и их, хотя, думаю, вид у меня был не сильно довольный. Куда я дену такой громадный веник?! Надеюсь, хоть Кейн не примет участия в этом соревновании, кто больше меня нагрузит. Пытаясь получше устроить букет, как-то удобнее его перехватить, я услышала тихое ворчание дроу:

— Кейн, у тебя ненормальная сестра! Арвису за цветы она улыбнулась, а мне состроила такую гримасу, как будто я ей паука преподнес! Что ее не устроило? Даритель?

Ответ братца, как ни старалась, я расслышать не смогла. До меня долетели лишь отдельные слова и фразы: «черноволосый», «возьму дракона», «не позволю передумать». Было интересно, что там так эмоционально выговаривает Кейн. Угадал ли он причину моего недовольного вида?

Так или иначе, а передвигаться мне стало значительно труднее. Хотя идею бросить букет я серьезно даже не рассматривала.

Встречающую нас делегацию мы заметили издалека. Сначала нам бросилось в глаза довольно большое полотнище красной ткани, натянутое между вбитыми в землю шестами, и, лишь подойдя еще ближе, мы рассмотрели драконов под ним. Четыре особы в свободных серо-зеленых брюках и такого же тона жилетках, надетых на голое тело, явно были простыми охранниками или стражниками. В пользу этого говорили и рукояти мечей, выглядывающие из-за мощных плеч, и метательные ножи на поясах. Правда, я плохо поняла назначение широкой полосы ткани, свешивающейся по обеим сторонам шеи на грудь поверх жилетки. Это что, удавки? Не для украшения же их ввели в эту форму одежды!

Между четырьмя драконами-воинами стояли с поджатыми губами двое других субъектов. Мечей у них не было, так что я сразу записала обоих в маги. Один, наверное, понадобился для того, чтобы переместить всех к Драконьим горам, а второму предстоит телепортировать нас в столицу… как там Кейн ее назвал? Акилон, кажется. Определить возраст магов я не бралась. Выглядели они очень солидно, явно не юнцы — это все, что можно было сказать. На расстоянии седину в светлых волосах просто невозможно рассмотреть. Оба мага были одеты в свободные белые брюки из легкой ткани и рубахи до середины бедра, на ногах у них красовались коричневые кожаные сандалии. Я даже заподозрила, что это является их официальной формой. Одежда различалась только незначительными деталями — пуговицами, длиной рукава.

И маги, и сопровождающие их воины были коротко подстрижены. Среди мужчин-драконов явно не было моды на хвосты и косы, что и неудивительно при здешнем климате. Даже мне снова захотелось чувствовать сейчас на голове короткую стрижку, которую я носила двести лет назад при погружении в рабочий транс.

У делегации встречающих был не слишком радушный вид. Подозреваю, не только из-за нашего опоздания. Все были очень напряжены и почти не мигая смотрели в нашу сторону. Было бы естественно, если бы они скрашивали время ожидания легкой беседой, но и воины, и маги молчали. С того момента как мы их заметили, они почти не двигались, хотя на их месте я бы уже давно развалилась на травке. А эти только сверлят нас укоризненными, опасливыми взглядами и стоят, как каменные истуканы. К ним даже не обязательно применять специфический взгляд василисков, чтобы узнать, как они будут смотреться в роли статуй.

Когда до навеса осталась лишь пара десятков шагов, я случайно встретилась взглядом с одним из воинов в серо-зеленом и прочитала мысль, изрядно приправленную долей возмущения: «Мы тут уже три часа стоим жаримся, а они прогуливаются, цветочки по дороге собирают! Неужели эта растрепанная пигалица с букетом и есть опасная правительница василисков? А ее охрана?.. Больше на сброд похожи! И двигаются без всякого порядка».

Хм, интересно, а как Кейн отреагировал бы на это определение внешнего вида нашего отряда? Вряд ли бы оно ему понравилось, так что лучше промолчать, проглотив возмущение. Он же помешан на соблюдении приличий, поэтому очень расстроится. Теперь мне ясно, что почтения передо мной драконы пока не испытывают, хоть и не торопятся это демонстрировать. Они еще не знают, чего от меня ожидать. Войска у меня с собой нет, а донесение Арвиса о даре карателя многим наверняка кажется сказкой. Но на всякий случай встречающие держатся настороже.

Мы подошли еще поближе, и тогда маги ожили. Они отвесили в нашу сторону по легкому поклону. Один из них двинулся ко мне навстречу, приблизился на расстояние в пару шагов и… что-то громко залопотал, какую-то абракадабру из непонятных звуков.

Не поняла?! Дразнится он, что ли? Решил отыграться за наше опоздание?

С вытянувшимся лицом, чувствуя, что начинаю злиться, я слушала бессмысленный набор звуков. Это дурацкий розыгрыш или у них такая традиция? Не зная, как мне реагировать, дать ли волю своему гневу или продолжить сдерживать себя, я повернулась назад, ища глазами Кейна. Почему он меня не предупредил ни о чем подобном?!

— Льера, — прошипел сбоку Дейкон, — не крутись, маг же старается, вон как приветствие завернул. Это невежливо.

Ха! Дроу говорит так, будто что-то понимает из этого странного бормотания! Я решила не обращать внимания на его слова. Наверняка Дейкон тоже решил посмеяться за мой счет!

— Кейн, что это за балаган? — четко, не стараясь говорить потише, поинтересовалась я. — Мне положено произнести такую же белиберду?

— Льера, ты что вытворяешь? — шепотом удивился братец. — А ну, не оскорбляй мага, дослушай приветствие до конца. И начинай составлять ответ на драконьем языке.

Я пришла в замешательство. На каком таком драконьем языке? Арвис же говорит нормально. И Оргел тоже. И мысли одного из воинов мага я поняла! Они меня разыгрывают? Что еще за новости про другой язык?! Нет, с одной стороны, конечно, хорошо, что Кейн не заставил меня учить его по дороге. Все равно он, похоже, здесь только для официальных речей, раз до этого я о нем не слышала. Но, с другой стороны, братец мог хотя бы предупредить меня! А то стою дура дурой с глупым выражением лица и пытаюсь понять, что здесь происходит.

Прояснив для себя ситуацию, я облегченно перевела дыхание и внимательно выслушала всю ту ахинею, что щедро выплеснул на меня маг. Даже попыталась сделать понимающее лицо. Мне не сложно, лишь бы это не вдохновило мага еще на тираду такой же продолжительности.

Наконец дракон замолк и в ожидании уставился на меня. Хотя смотрел он не в глаза, а куда-то в район между грудью и талией. От чтения мыслей, наверное, так страхуется.

— Льера, — толкнул меня сзади Кейн, — ответь же ему.

Да я даже не знаю, как к этому магу обратиться! В прозвучавшей абракадабре хоть его имя было? Придется расстроить брата, изобразив из себя лаконичную грубиянку.

— Приветствую. Надеюсь, вы не слишком утомились, ожидая нас, — сказала я. Желания извиняться за опоздание у меня не было. Мы шли как могли! И не наша вина, что это заняло у нас больше времени, чем должно было, по расчетам драконов.

Дейкон зачем-то пихнул меня в бок. Та-ак, а ему что надо? Считает, я была уж чересчур немногословна? Или хочет быстрее убраться отсюда в тень?

— Мы телепортируемся прямо сейчас? — на всякий случай поинтересовалась я.

Лицо мага выразило озадаченность. Но я так и не поняла, что поставило его в тупик.

— На драконий переведи, — шепотом посоветовал сзади Кейн. — Видишь же, что маг не знает нашего языка.

Минуточку, то есть как — не знает? Меня начали терзать смутные подозрения…

— Сам переведи, — попросила я братца в ответ и ловко выдернула его из-за спины, поставив рядом.

Кейн растерянно моргнул и разразился целой тирадой на неизвестном мне языке в адрес встречающих. Подозреваю, что одним переводом дело там не ограничилось. Впрочем, я ему не мешала, пусть говорит что хочет, лишь бы мне не пришлось это повторять. Смысл фраз я поняла, только когда братец начал представлять магам наших спутников, для ясности указывая рукой. Прозвучали имена Арвиса, Оргела, Мерка, а затем и Дейкона. Вот тогда дроу изрядно меня удивил. Да я еле успела поймать челюсть! Он что-то сказал магу на неизвестном мне языке, и тот его понял! Откуда у дроу такие познания, неужели Кейн успел научить? Так, стоп. А я в это время где была?

Покончив с церемониями, маги отошли в сторону и что-то скомандовали своей охране. Двое воинов тут же подхватили под руки Оргела, имевшего бледный вид после спуска с горы. Юный дракон даже не возразил против смены опоры. Его в этой роли одинаково устраивали и Арвис, и другие соплеменники. Да и мы не протестовали. Драконы быстрее установят его личность и смогут помочь восстановить память. Не нам браться защищать или осуждать Оргела.

Двое других воинов в это время кинулись разбирать навес: вынимать шесты и отвязывать полотнище ткани. Кейн, улучив момент, когда рядом не осталось посторонних, принялся мне выговаривать:

— Льера, что за игру ты затеяла? Я понимаю, что тебе хочется как-то досадить этим напыщенным магам, но ведь в Акилоне все равно придется нормально разговаривать с Советом на драконьем языке. Необходимо хотя бы учтиво поприветствовать Отцов. Это сейчас я объяснил магам, что ты просто немного не в настроении и устала, так как спуск был сложным, что не можешь сосредоточиться на языке, который давно не слышала.

— Кейн, но я не знаю драконьего языка! Когда б я успела его выучить?

— Ты же знала его с детства! — возразил братец. — Ты точно не шутишь?

— Скорее всего, шутит, — заявил дроу. — Ты же сам говорил, что при телепортации перемещающемуся субъекту автоматически дается знание всех основных языков принимающего мира. Даже если бы раньше Золия не знала драконьего языка, то заново выучила бы, как и мы. У нас с Мерком не возникает проблем с пониманием слов магов.

— Но я честно не знаю драконьего! Не могу разобрать ни словечка. Кейн, поверь, я не издеваюсь.

— Да-а…. — в замешательстве протянул братец. — Похоже, амнезия опять сыграла с тобой злую шутку. Телепортация не дала тебе знание языка, так как раньше ты им владела, просто не помнишь. Ох, и как же мы будем выпутываться в Акилоне? Поздновато мы выяснили этот факт. Я не успел тебя обучить хотя бы приветствию! И ведь Совету не объяснишь твое неумение говорить на их языке усталостью и нежеланием напрягаться. Оскорбятся!

— Лучше скажи драконам правду о том, что она потеряла память, — посоветовал Дейкон. — А то одна ложь породит другую. Вы сами запутаетесь, если начнете скрывать.

— Арвис, а ты ничего не сообщал сородичам об амнезии Льеры? — для начала решил поинтересоваться Кейн.

— Нет, вы же просили. Хотя намекнул, что за тысячу лет правительница забыла некоторые вещи… — смущенно признался посол. — Совсем промолчать я не мог!

— Замечательно. В таком случае я объявлю драконам, что Льера не помнит единственную вещь — их язык, — среагировал Кейн. — Опасно давать Совету знать о пробелах в голове сестренки и по другим вопросам. Все равно сами они этого заметить не смогут.

— Только ты не забывай переводить мне их слова, — попросила я. — Хочу быть в курсе событий. Я понимаю только мысли драконов, но, боюсь, найдется не слишком много желающих посмотреть мне в глаза. Разве что подобное произойдет случайно.

— Не слишком надейся на эту нашу способность, у Отцов наверняка хорошие щиты стоят, — предупредил Кейн.

Пока мы решали проблему, воины закончили разбирать навес. Я обратила внимание, что теперь широкая полоса ткани, ранее свободно свисающая с шеи, подобно капюшону прикрывает их головы. Для надежности она крепилась к волосам с помощью миниатюрных дротиков. Настоящий ходячий арсенал получился. Хотя в этих землях, наверное, без головного убора плохо. Тем более стражники часто вынуждены неподвижно стоять в карауле, невзирая на погодные условия. Защита от солнца им просто необходима, да и мне не помешала бы.

Я с удивлением поймала себя на мысли, что жду не дождусь, когда смогу переодеться в воздушное платье ненавистного белого цвета! Надеюсь, мне хоть тогда станет легче дышать. Теперь понятно, почему Арвис постоянно мерз, почему ему не нравилась поздняя осень в землях василисков. Похоже, теперь пришла наша очередь жаловаться на не слишком комфортный климат.

Один из магов что-то громко сказал, повернувшись в нашу сторону. Естественно, его поняли все, кроме меня. Обидно…

— Пошли, Льера, — позвал Кейн. — Маг открывает телепорт к Ализиуму.

— А что это такое? — поинтересовалась я.

— Здание, где собирается Совет Семей, — пояснил братец. — Не отставай.

Едва мы подошли к магам, как рядом с ними в воздухе беззвучно возник темный провал телепорта. Увидев его, Оргел почему-то дернулся в руках воинов и попытался отодвинуться подальше. Да… Похоже, телепорт василиска произвел на него поистине незабываемое впечатление, раз он и при амнезии подсознательно боится подобного. Вряд ли Оргел сейчас понимает разницу. Не завидую я тем драконам, которые, привыкнув к комфортному перемещению, вынуждены воспользоваться помощью василисков, чтобы добраться от границы до Вассарии или другого населенного пункта. Сравнение этого вида магии явно не в пользу моих сородичей.

Маги жестом любезно предложили нам пройти вперед. Но я торопиться не стала. Все равно не смогу объясниться с встречающими, если таковые найдутся на выходе из телепорта. Лучше толкнуть перед собой Кейна или Дейкона. И тот и другой тоже не из простого народа. Так и не решив, кого лучше выбрать, я подпихнула вперед обоих.

— Разведаете местность, — пояснила я.

Братец и дроу артачиться не стали и синхронно шагнули в телепорт, исчезнув из виду. Выждав десяток секунд, чтобы они успели чуть отойти в сторону, я последовала за ними.

Мгновения полной тьмы и дезориентации пролетели для меня незаметно и без последствий — ни головокружения, ни тошноты. Я спокойно открыла глаза. Что поделать, если я их автоматически закрываю, хотя, наверное, и не следовало бы. Мало ли какая опасность или ловушка может поджидать на выходе.

Прямо перед собой я увидела простенькое, но высокое и длинное одноэтажное здание, похожее на склад. Ему бы не помешал капитальный ремонт. Хотя легче снести и заново построить что-то более приличное. Справа и слева от меня вдаль уходила улица, застроенная симпатичными одно- и двухэтажными зданиями, украшенными лепниной и резными элементами из камня. Я отошла от телепорта чуть вправо и обернулась назад. Там на фоне красивого, довольно большого особняка стояли и ждали Кейн и Дейкон. Они тоже крутили головами по сторонам, пытаясь увидеть побольше, пока рядом нет никого из драконов. Потом откровенно пялиться по сторонам будет как-то неприлично. Не по статусу дипломатическим представителям рассматривать все, как в музее.

На улице, конечно, были местные жители, но они находились довольно далеко отсюда и торопились по каким-то своим делам. Место было на редкость тихое и пустынное.

Я заметила, как из телепорта вышел Мерк, а затем и Арвис. Надо сказать, что оба появились с закрытыми глазами, рискуя налететь друг на друга. Пока оставалось еще немного времени до появления магов, я решила получше рассмотреть особняк. Здание (о чудо!) было оштукатурено и выкрашено в золотисто-желтый цвет и украшено белыми мраморными элементами — карнизами, балясинами, сандриками. Оно выглядело вполне привычно для меня и напоминало дома в мире, где я провела последнее тысячелетие. Это у василисков структуру камня старались ничем не маскировать, там всюду можно было рассмотреть каждый каменный блок, каждый шов между ними.

Долго любоваться зданием мне не дали, так как сзади раздалось неразборчивое бормотание одного из магов. Обернувшись, я заметила, что все уже в сборе.

— Кейн, о чем они нам толкуют? — немного раздраженно поинтересовалась я. Меня злила необходимость просить разъяснение каждого слова.

— Маг говорит, что нам сейчас покажут комнаты в посольстве. Там мы сможем умыться и привести себя в порядок. Затем нас отведут в Ализиум на встречу с Советом. Отцы уже собрались и ждут нас. Маг обращает наше внимание, что посольство как раз очень удобно расположено — напротив Ализиума.

— Что? Они выделили нам для жилья этот сарай?! — возмутилась я и ткнула пальцем в здание, смахивающее на просторный склад.

— Самому не нравится, — озадаченно сказал Кейн. — Нас решили оскорбить? Больше на загон для домашнего скота похоже.

Сбоку, услышав такое заявление, икнул Арвис. А что ему не нравится? Мы просто называем вещи своими именами! Большой сарай, хоть и каменный, покрытый облупившейся штукатуркой, дворцом никак не назовешь.

— Хорошо, что остальные не понимают вашего языка, — сдавленно сказал Арвис. — Только никому больше не переводите ваши слова или подождите, пока я отойду от вас подальше, чтобы не краснеть. Это ж наш Ализиум! А посольство, вон, сзади!

— Э-э-э… — не нашелся что на это сказать Кейн.

— Симпатичный сарайчик, — смущенно пробормотала я.

— Льера, — простонал Арвис, и я заметила, что он еле сдерживает смех, стараясь выглядеть серьезным.

— Да-а, — протянул рядом Дейкон. — Мы раньше как-то не так представляли себе здание, в котором собирается Совет Семей. Ты точно не шутишь?

— Нет. Оно, может, и неказистое, но зато там легко помещается дракон во второй ипостаси при полном преображении. Иногда этого требует необходимость принять решение по причислению к Семье. Кандидату же нужно побольше места, да и Отцы не на крыше должны сидеть. Эта ваша вторая ипостась по размеру ничем не отличается от первой, только имеет чешую и хвост.

Хвост?! У меня еще и хвост есть?! О, ужас! Я точно мутантка, что бы там ни утверждал Кейн. Как будто мне недавнего напоминания о чешуе мало!

Спокойно, Золия, спокойно. Подумаешь, хвост. Эка невидаль! Вон, ящерицы со змеями не жалуются, да и звери покрупнее тоже… Ой, нашла с кем сравнивать! В этом мире хвост есть почти у каждого, так что ничего особенного. Так, без паники! Никто же не заставляет меня выращивать хвост немедленно. Может, Кейн и Арвис просто шутят? Да-а, хотелось бы в это верить, но что-то мне подсказывает, что лучше начинать привыкать к мысли о столь необычной части тела.

— Арвис, а почему вы хотя бы не отремонтируете свой Ализиум? — вмешался Мерк.

— Зачем? Все равно его регулярно пытаются снести хвостами неловкие кандидаты для принятия в Семью. У нас тогда на постоянные ремонтные работы весь бюджет уйдет, — пожал плечами посол.

— Так можно для проверки кандидатов площадь приспособить, — заметил Кейн. — Я же знаю, что у вас при трансформации одежда не повреждается, так как с помощью сопутствующей магии вовремя исчезает, чтобы вновь появиться в нужный момент. Ты сам это продемонстрировал, когда падал с башни Верилайна. Так что на площади никакого конфуза не случилось бы, ни у кого не было бы повода для смущения.

— Ну, во-первых, Отцы, как и все, любят комфорт, им совсем не хочется сидеть несколько часов на солнцепеке, — заметил посол. — Даже сейчас, когда погода стоит не самая жаркая, это не лучшая идея. А представьте, каково будет через месяц, когда у нас наступит лето? Это у вас за горами зима и мороз. А во-вторых, не у всех молодых драконов сразу получается разобраться с одеждой. Все приходит с опытом…

У нас было еще множество вопросов к Арвису, но задать их нам не дали. Маги снова что-то залопотали. По жестам и тревожным взглядам в сторону Ализиума даже я поняла, что нас просят поторопиться с вселением в посольство, так как Совет Семей ждет.

А вот нечего было собираться так рано! Рассчитали все по минутам, не предусмотрев, что мы можем опоздать, и зря! Сами виноваты. Могли отправить магов по склону нам навстречу. Вместо этого, пока мы мучились, делегация высмотрела нас, определила примерное место спуска, установила навес и в блаженном ничегонеделании расслаблялась в тенечке!

Маги вежливо проводили нас до входа в здание, но внутрь заходить не стали. Показать нам посольство вызвался Арвис, хотя вид при этом имел не слишком радостный.

— Мы сами можем найти комнаты, — сказал послу Дейкон. — Ты же, наверное, хочешь навестить семью и дом?

— Я за вас головой отвечаю, — проворчал Арвис. — Да и не местный я, прожил здесь всего несколько месяцев до своего назначения, только и успел немного осмотреться. Мне придется жить здесь все время вашего пребывания на наших землях.

— Здорово! — восхитился Мерк. — Так у нас будет личный гид по столице.

— Немного неверно. У вас будет личный шпион! — провозгласил дракон. — Меня к вам приставили в роли надзирателя.

— А-а, ладно, — отмахнулся Кейн. — Следи себе на здоровье. Лучше уж ты открыто будешь за нами присматривать, чем кто-то иной из-за угла.

— Поторопитесь с переодеванием, — попросил нас Арвис, показывая лестницу наверх. — В вашем распоряжении все комнаты на втором этаже. Я, если не возражаете, займу крайнюю по правой стороне.

— Пожалуйста, — сказал Кейн и начал быстро подниматься по лестнице вслед за Мерком и Дейконом.

Я окинула взглядом просторный холл, тянущийся на высоту обоих этажей, широкие окна, в которые вовсю проникал свет солнц, и ненавистные мне камни в роли диванов. Да… на комфорт и здесь можно не рассчитывать. Подозреваю, обстановка в моей комнате тоже будет напоминать кусочек пустыни — горы песка и камни. Надеюсь, хоть нормальная кровать здесь есть.

— Льера! — окликнул меня Кейн. — Бегом переодеваться! У тебя десять минут.

Опять торопят… Да у меня, если по справедливости судить, целый месяц в запасе!

Я поднялась на второй этаж, свернула в левое крыло и на всякий случай легонько стукнула в первую же дверь. Надеюсь, комнату не заняли, а то мне лень мотаться по коридору. Хотя, кажется, остальные предпочли свернуть направо. К счастью, изнутри никто не отозвался, и я вошла, с интересом осматриваясь.

Что ж… могло быть и лучше, но об этом остается только мечтать. Этот мир слишком отличается от того, где я провела большую часть своей жизни. Естественно, что представления о комфорте в них разнятся. К плюсам комнаты я могла отнести высокий потолок, огромные окна, прикрытые кремовыми присборенными шторами и простор. А вот меблировка привела меня в полное уныние. Как и везде в этом мире, сидеть предлагалось на больших валунах, разбросанных, казалось, без всякого порядка, где придется. Разве что возле стола, пристроенного под окном, камень стоял как надо. Кровати как таковой не было. Вместо нее на полу напротив балконной двери лежал довольно широкий матрас высотой мне по колени. Подушки на нем я так и не обнаружила, только небольшой круглый и наверняка очень твердый валик. Нет, в качестве дубинки он, безусловно, будет хорош… но мне-то хотелось класть под голову что-то помягче!

Пол устилал ненавистный мне мелкий белый песочек. Драконы явно не пожадничали и создали слой чуть ли не в четыре пальца, если не толще. У меня даже ноги провалились, оставив глубокие следы и вмятины. Конечно, у всех василисков это считалось высшим шиком, зато у меня — обычным неудобством! Лучше бы драконы решили досадить послам и отделались парой пригоршней песка, кое-как размазанных по поверхности. Мои подданные, боюсь, этого не оценили бы, а вот я — вполне. Эх, и кто им сказал, что лучшее покрытие для пола — это песок? Я даже разуваться не стала как положено.

Справа от матраса всю стену занимало огромное зеркало, зрительно увеличивающее пространство. Но мне больше всего захотелось тут же его разбить. В мире, где я жила раньше, зеркала издавна использовались для слежки. Может, здесь таких заклинаний нет, но я не уверена, а потому лучше поостеречься. Противоположную от зеркала стену занимал ряд дверок встроенных шкафов. Все было рассчитано на то, что посол может прожить здесь десятилетия, а то и столетия. Мне же попросту было почти нечего туда складывать.

Я кинула сумку на матрас, вынула из нее белое платье, выбранное Кейном для моего официального появления перед Отцами, и начала озираться в поисках умывальника или хотя бы тазика с кувшином. Но ничего подобного в комнате не наблюдалось. А ведь хотелось бы иметь собственную туалетную комнату с ванной. Про бассейн, так и быть, даже вспоминать не буду.

Идти, даже не умывшись с дороги, совсем не хотелось. Может, в других комнатах с ванными дела обстоят лучше?

Чтобы проверить свою догадку, я вышла в коридор и заметила Арвиса, стоящего напротив лестницы и явно чего-то ожидающего.

— О, ты уже собрался? — удивилась я.

— Нет, только сумку успел закинуть, — ответил посол.

— А что тогда тут делаешь?

— Тебя жду, чтобы сообщить, где искать ванную. Кейн с этой проблемой постучался ко мне минуты три назад. А вслед за ним и Мерк. Остались только вы с дроу, — пояснил Арвис.

— И куда мне идти?

— В шкаф, — усмехнулся посол.

— Что?! — не поняла я. — Ты шутишь?!

— За одной парой дверок в ряду шкафов действительно скрывается ванная, — объяснил дракон. — Открывай все подряд — и обязательно найдешь.

— Не хватало еще с умывальником в прятки играть, — проворчала я, скрываясь в своей комнате. Следовало торопиться, пока братец не пришел под дверь объяснять обязанности правительницы и доказывать необходимость жертв ради народа.

Ванную я нашла довольно быстро, а вот запоминала ее местоположение гораздо дольше. Для этого мне пришлось сначала пересчитать количество дверок до ближайшей стены. Это у драконов такое изощренное издевательство, что ли? Просто так, с разгону, ванную и не найдешь. Разве что прожив здесь не одну неделю и изучив каждый квадратный метр.

Я с печальным вздохом посмотрела в сторону круглой каменной чаши в полу. К сожалению, купаться мне было некогда. Пришлось просто намочить край полотенца и протереть лицо, плечи, руки, шею. Я вернулась к кровати, надела легкое белое непрактичное платье, расчесалась и услышала, как в дверь начал барабанить Кейн.

— Льера, Арвис сказал, что ты здесь. Выходи! Мы ждем только тебя. Надо идти знакомиться с Отцами. Серьезный разговор, скорее всего, начнется только завтра. Ни мы, ни драконы к нему пока не готовы, так что обойдемся именами и приветствиями.

Я неохотно покинула комнату и, выйдя, попала под испытующий взгляд братца. Он явно проверял, прилично ли я выгляжу. Кейн поморщился, заметив неровные пряди волос, падающие на плечи, но смолчал. Когда была и возможность и время, у меня не возникло мысли о том, чтобы подправить прическу после битвы в Дельноре, а здесь предпринимать что-либо было уже поздно. В круговерти событий последних дней я не обращала внимания на неравномерную длину локонов. Да ведь и Кейна в Вассарии все устраивало, это здесь он стал в два раза придирчивей.

Дейкон в новой рубашке и Мерк топтались напротив лестницы вместе с Арвисом. Сам посол, похоже, даже не умывался и не расчесывался. Похвальная самоотверженность с его стороны. А вот я до сих пор вспоминаю ванну…

— Арвис, а ты почему даже рубашку не переодел? — опередил меня с вопросом Кейн.

— Дейкона ждал, — недовольно буркнул дракон.

— Не понял, — удивленно сказал Кейн. — Вы же вроде выбрали разные комнаты, так что никакой очереди возникнуть не могло. У тебя должна быть своя собственная ванная, так при чем здесь Дейкон? Чем он тебе помешал?

— Он все никак не шел с вопросом о ванной, — пояснил Арвис. — Кто ж знал, что он сам ее нашел! Хотя интересно, что он искал в шкафах. Ну не выбирал же местечко получше для грязной рубашки!

— Я стенки простукивал в поисках потайных дверей, — спокойно объяснил дроу. — В комнате какая-то подозрительная обстановка, да и зеркало… Хотелось бы и по нему постучать…

— Я бы и сама не отказалась исследовать его с помощью тяжелого молота, — сказала я, порадовавшись, что мои опасения хоть кто-то разделяет. — Но, боюсь, драконам такая намеренная порча имущества не понравится.

— Постарайтесь не обсуждать в комнатах ничего серьезного, — попросил Дейкон.

— Само собой, — сказал Кейн, ставя ногу на первую ступеньку лестницы, ведущей вниз.

На улице нас ждали маги, беспокойно поглядывающие в сторону Ализиума. Все воины вместе с Оргелом куда-то ушли. Или нас перестали опасаться, или понимают, что несколько вооруженных драконов ничего не смогут сделать против моего взгляда. Но второй вариант вероятнее, так как маги стараются держаться подальше и желательно за спинами моих спутников. Глаза ни на кого из нас предусмотрительно не поднимают. Их явно хорошо проинструктировали об опасности подобного действия.

Нас сопроводили до самых дверей Ализиума, как будто под конвоем. В принципе это так и было. Конвой, пусть и почетный, соблюдающий видимость подчинения и уважения, он и есть конвой — простая охрана, защищающая от нас население державы, а никак не наоборот. Маги предпочли держаться по бокам и внимательно просматривать всю улицу, которую мы пересекали. Лучше бы они с тем же рвением на гору за нами карабкались!

Дверь в Ализиум оказалась неожиданно очень массивной, металлической, больше приличествующей какой-нибудь крепости. Один из магов энергично в нее забарабанил, даже не подергав за ручку. Явно знал, что на свободный проход можно не рассчитывать. Из-за двери раздался голос с вопросительной интонацией. Наши сопровождающие что-то сказали в ответ, послышалось лязганье засова, и перед нами на пороге предстал светловолосый, коротко стриженный мужчина чуть постарше Арвиса. Он окинул нас настороженным взглядом, особо задержавшись на мне, затем чуть склонил голову и что-то произнес.

Кейн немного отодвинул меня в сторону, почтительно поклонился в ответ и затараторил на драконьем языке нечто непонятное. Моего терпения хватило только на пару минут этой чепухи, а потом стало нарастать раздражение. Нет, он что, собирается все переговоры на пороге проводить?! Не знаю, как ему, а мне хочется скрыться куда-нибудь в тень с этого солнцепека. Да и от стакана чая я бы не отказалась.

Пришлось мне брать дело в свои руки. Я скользнула вперед и чуть ли не вплотную подошла к отворившему дверь дракону, как бы без слов намекая, что хочу войти. Дракон отшатнулся, на мгновение его лицо утратило невозмутимость. Упускать момент я не стала и вошла в помещение, боком протиснувшись в проем. Кейн шагнул следом и что-то успокаивающе сказал мужчине, пытаясь загладить неловкость.

— Льера, так нельзя! — зашипел братец. — Где твое воспитание? Хоть бы вежливо поклонилась Отцу Бескрылых драконов!

— Он первый начал грубить. Нечего было держать нас на пороге! — заявила я, пытаясь рассмотреть потолок. Он потерялся где-то невообразимо высоко, хотя ничего интересного на нем все равно не было.

Мы оказались в небольшой вытянутой комнатке без окон, напоминающей коридор. Пол был обычный, выложенный плитами камня, но без слоя песка. Чуть осмотревшись, я обратила более пристальное внимание на впустившего нас дракона. Ну не тянул он на Отца Семьи в моем понимании! Бескрылый был слишком молод для такой должности. Хотя, наверное, именно поэтому ему, а не кому-нибудь другому, было поручено встретить нас. На драконе была надета голубая рубашка без рукавов, открывающая мускулистые руки, явно привыкшие к мечу. Свободные брюки выглядели немного темнее и плотнее, на кожаном поясе выпирали пустые петли, к которым обычно крепятся ножны с оружием. Мужчина был гораздо выше Арвиса и возвышался надо мной чуть ли не на полторы головы. На предплечье у него блестел серебряный браслет с круглой бляшкой, на которой виднелся какой-то ящер.

Да-а… Мудрых Отцов Семей я как-то раньше представляла себе по-другому. Он выглядел воином, только что отложившим меч в сторону, а не обычным советником, привыкшим разбирать рутинные дела и перекладывать бумажки. У меня даже закралась мысль о подмене… Может, настоящие Отцы спрятались где-нибудь в подвале, а мне подсовывают подставных, набранных из тех подданных, кого не жалко? Посмотрим, посмотрим…

Братец с Бескрылым быстро обсудили еще что-то, а потом дракон приглашающе махнул в сторону внутренней двери. Чувства он старался не выказывать, держался вежливо, но отчужденно.

Я не могла понять, что творится в голове у этого Отца, так как у него имелся блок. Как и в случае с Кейном, читалась только бессмысленная чепуха. При зрительном контакте я могла разобрать цифры, цвета, материалы, из которых изготовлены окружающие предметы, но ничего полезного.

Причин для того, чтобы оттягивать момент знакомства с Советом Семей, не было, так что я первая перешагнула порог, войдя в любезно распахнутую передо мной дверь. Помещение оказалось просто невероятно огромным и практически пустым. Только у дальней противоположной стены сиротливо жался длинный прямоугольный стол и ряд почти одинаковых камней, виднеющихся за ним. Свет, льющийся из небольших окошечек где-то под самым потолком, тускло освещал семь фигур, рядочком застывших за столом спинами к стене. И все сидящие светловолосые мужчины как один смотрели в мою сторону. Хотя это меня не смутило. Я неспешно пересекла пустой зал, давая им возможность рассмотреть себя. Пусть пялятся, мне не жалко. Тем более что в таком случае я имею полное моральное право поступить так же. Лишь бы Кейн этого не заметил и опять не полез делать шепотом замечания.

Возраст драконов колебался от среднего до преклонного. Угадать конкретные цифры я бы не взялась, но ведь седину никуда не денешь, да и морщины предательски бороздят их лица. Длина волос и одежда очень разнились, придавая индивидуальность этим пока безличным для меня фигурам. Бляха с изображением крылатого ящера была у всех сидящих. Только один дракон носил ее на налобной повязке, трое — в качестве медальонов, двое — на запястьях как деталь украшения кожаных браслетов и только на последнем красовалось кольцо, как будто специально выставленное на обозрение.

При моем появлении никто и не подумал встать, даже попытки приподняться не сделал. И это уже тянет на преднамеренное оскорбление! Я подошла к столу почти вплотную, но не остановилась. Еще чего! Меня, Великий Ужас Межгорья, решили держать на ногах, как несмышленую крестьянскую девчонку?! Я нагло прошествовала к восьмому, оставшемуся пока свободным камню, и непринужденно устроилась на нем. Ну, вернее, я очень надеялась, что со стороны это выглядело так, что на моем лице не проступила страдальческая гримаса при водворении на камень.

Бескрылый дракон немым изваянием растерянно замер на полпути к своему месту, занятому мной. Эх, а какая бы фактурная статуя из него получилась… Даже жалко, что я не могу запечатлеть его в мраморе или граните.

Дракон перенес вес с одной ноги на другую и в поисках поддержки и совета перевел взгляд на своих коллег. Отцы молча опустили глаза, делая вид, что заинтересовались не раз виденной ими столешницей, покрытой царапинами, уродующими гладкую лакированную поверхность. Нарываться никто не хотел, все ждали действий друг от друга. Я вообще не могла понять, чего они добивались своим оскорбительным поведением, если теперь не воспользовались поводом затеять словесную перепалку.

Насладившись немой сценой, я решила, что пришла пора действовать самой. Нельзя допустить, чтобы у меня перехватили инициативу.

— Ой, я, кажется, заняла ваше место, — с улыбкой растерянной дурочки обратилась я к Бескрылому, надеясь разрядить обстановку.

Впрочем, вряд ли кто-то обманулся моим видом. Отцы сидели напряженные, готовые к любым действиям, только один вяло сполз почти под стол. Та-ак, надо их немного успокоить, а то до беды недалеко, если у кого-то сдадут нервы. Кейн вряд ли оценит семь-восемь хорошеньких статуй…

— Но я не толстая, мы и вместе прекрасно поместимся на камне, — продолжила я и, сдвинувшись на один край, похлопала по другому, приглашая присоединиться ко мне.

Если никто не разобрал слов, то уж жест поняли все. Бескрылый банальным образом покраснел, Кейна, казалось, вот-вот хватит удар. Хотя ведь я устраивала показательное выступление ради других Отцов… И только Дейкон отнесся к моему поведению спокойно, местное «гостеприимство» задело и его. Я заметила, что он тоже осматривается, ища, куда бы присесть. Королевское происхождение давало ему официальное право на это, а гудящие после трудного спуска ноги — моральное. Не обнаружив вблизи никакой подходящей мебели, дроу вместо Бескрылого воспользовался моим предложением. Сейчас его вполне устраивал и твердый камень.

Кейн схватил Мерка за плечо, чтобы и тот чего не натворил. Они остались стоять близ стола, как бедные родственники. Бескрылый очень старался изобразить невозмутимость, хотя и не преуспел в этом. Арвис и маги, похоже, остались в холле, ведь не их с нетерпением ждали в этом зале. И хоть мы опоздали не по их вине, но вполне понятно, что после такого лишний раз показываться на глаза начальству никто не захочет. Ведь крайний — не значит виновный. Его ищут, согласуясь с настроением, а не фактами, доказывающими вину.

— Льера, Дейкон, встаньте, — жалобно попросил Кейн и что-то быстро залопотал на языке драконов.

Но я упорно продолжала считать, что встать должны были Отцы. Они ведь никак не выразили уважения, не посчитались с моим статусом, не позаботились поставить девятый камень. Не на стол же они хотели предложить мне присесть!

— Дейкон, — пихнула я дроу локтем так, что он чуть не свалился, — что там говорят, переведи. Надеюсь, братец не стал униженно извиняться, не заслужили они этого, надо сразу внушить им уважение.

— Кейн пояснил, что ты забыла их язык, после чего вежливо намекнул на отсутствие у Отцов хороших манер, — послушно начал объяснять дроу. — Даже я бы так не сформулировал. Вроде и оскорбление, и ответить на это нечего, так как получится глупо. Он пояснил, что у вас положено вставать, когда в зал заходит дама, тем более правительница. И поинтересовался, почему насчитал в этом зале всего восемь камней, если они нас ждали.

Кейн замолк, предоставляя драконам возможность все объяснить. Мне было интересно, кто из Отцов возьмет слово за всех. Я старалась не упустить ни одного жеста, ни одной гримасы, раз уж речь оказалась мне недоступна. Так что мне удалось заметить, как дракон с перстнем на секунду нахмурился, а потом поднялся со своего места, жестом предложил Кейну присесть на освободившийся камень и начал говорить. Братец не стал отказываться от такой любезности, еще и Мерка рядом пристроил по моему примеру. Хотя дракон, взявший слово, тоже не остался на ногах. Он подсел к ближайшему коллеге, только было видно, что тот не обрадовался подобному соседству. Мужчина с кольцом не был самым старым, но он, несомненно, имел авторитет. Стоять остался один Бескрылый, который решил не испытывать терпение других Отцов предложением подвинуться. Он просто прислонился спиной к стене, делая вид, что в этом нет ничего необычного.

— А дракон что говорит? — в очередной раз толкнула я дроу.

— Если не дословно, то он извиняется за незнание ваших обычаев. У них в державе сидеть в присутствии представителей власти могут только некоторые родовитые мужчины, даже для жен и дочерей Отцов не сделано исключение. Говорит, что они не хотели никого оскорбить, и если бы ты была мужчиной, то Совет непременно сразу бы встал. А так Отцы вели себя в соответствии с традициями их народа. Он просит прощения, что не знал о моем статусе, иначе бы приказал добавить еще камень. В общем, обычные вежливые фразы.

— Что-то у него на лице не видно искреннего раскаяния, — заметила я с подозрением.

— Мне кажется, драконы даже вздохнули с облегчением, узнав, что не ты будешь обсуждать с ними дела, а Кейн, — сообщил мне Дейкон. — Они не привыкли прислушиваться к мнению женщины. С такими лицами, как у них сейчас, не соболезнуют о досадном провале в памяти после нервного потрясения от смерти родителей. Скорее они рады.

— А ну-ка, поинтересуйся у них, не знает ли кто-нибудь язык василисков, — попросила я.

— Зачем тебе? Ты же все равно не разбираешься в вопросах, которые Кейн планировал обсудить, — сказал дроу.

— Спроси, — настойчиво повторила я.

Дейкон тихо кашлянул, обращая на себя внимание, и исполнил мою просьбу. Он внимательно выслушал ответ, после чего развернулся ко мне.

— Они утверждают, что не знают вашего языка, к сожалению, не выучили в свое время. Просят выразить сочувствие по поводу того, что ты не сможешь принимать участия в общей беседе. Самый седой дракон с медальоном на шее интересовался, а не лучше ли тебе будет проводить время в посольстве? Туда могут доставить музыкантов или какое-нибудь рукоделие по твоему выбору.

Что?! Они предлагают мне поработать иголкой?! Р-р-р… Да мне легче проткнуть кого-то мечом, чем сделать один стежок!

Так, спокойно, Золия, спокойно. Нечего показывать драконам свою злость. Не хватало еще засиять на весь зал от не сдержанных эмоций. Раз, два, три… У-у-у! Восемь гадов с лицемерными улыбками. Мне даже хочется взять кровь именно у них, а не у представителей их Семей.

Так, спокойно… Боюсь, любая моя выходка их не впечатлит. Похоже, они будут относиться ко мне как к забавной бессловесной зверушке, которая в любой момент может цапнуть. Побаиваются, но всерьез угрозу с моей стороны пока не воспринимают. Думают, если будут со мной сюсюкать, как с неразумным дитем, то я им ничего не сделаю?! Ошибаются!

— Золия, сделай лицо попроще, — тихо сказал Дейкон, — у тебя скоро искры из глаз посыплются. Сейчас не время ссориться с драконами из-за пустяков. Пойми, они пренебрежительно относятся не только к тебе, а ко всем женщинам. У василисков тоже немногие дамы занимают высокие должности: среди твоих советников ни одной нет, а среди воинов их не больше десяти процентов. Вспомни, что нам позарез нужна кровь драконов, но достать ее желательно, не затевая войны. Пожалей брата — он так старается наладить отношения между вами, просто из кожи вон лезет.

— Я спокойна, — сказала я Дейкону, не зная, кого больше хочу убедить в этом — его или себя.

— Сейчас каждый Отец назовет свое имя и Семью, — перевел мне дроу слова дракона с кольцом на пальце. — Постарайся запомнить их на всякий случай.

Не дожидаясь от меня ответа, дроу сразу же приступил к исполнению добровольно взятой на себя роли переводчика.

— Мужчина с кольцом, говорящий за всех, является Отцом Семьи Великих драконов. Его зовут Астадек, — начал дроу.

— Давай без имен, я их все равно не запомню, — попросила я.

Но Дейкон не обратил внимания на мои слова, продолжая говорить без паузы:

— Его можно называть проще, обычно все так и поступают. Подданные говорят коротко «Великий». С Бескрылым, встретившим нас у двери, мы уже знакомы. Он действительно самый молодой из них, его выбрали в Совет всего лет пять назад. А до этого он занимал очень почетную и опасную должность охотника на скорпикор.

Теперь ясно, почему Бескрылый произвел на меня впечатление воина! Надо взять на заметку, что с ним лучше не связываться. Здравый смысл мне подсказывает, что он привык чувствовать засады и устраивать их и наверняка великолепно владеет мечом.

А тем временем дроу объяснил мне, что самый седой дракон с медальоном на шее является Отцом Туманных. Он даже оделся под стать названию своей Семьи — во что-то серое и невыразительное. Самым ярким пятном в его внешности были глаза: зеленые, с тонкими вертикальными черточками — они выражали не мудрость веков, а неприкрытое лукавство, насмешку над всем и интерес к происходящему.

Зеркальный дракон сидел довольно далеко от меня. Он был одет во что-то небесно-голубое, свою бляху носил в качество подвески на шее. Седина в светлых волосах с такого расстояния была не видна, зато на лице хорошо выделялся острый нос с горбинкой, похожий на клюв хищной птицы.

Отец Ржавых драконов сидел справа от меня, хотя, судя по виду, он с удовольствием подвинулся бы гораздо дальше.

У него на лбу красовалась черная повязка с бляхой, волосы были заплетены в длинную тугую косу, доходящую, наверное, до самой талии, если не ниже. Но если он не прекратит так дергать за кончик этой самой косы, то скоро останется лысым. Одежда на драконе была довольно странного цвета — нечто среднее между желтым и светло-коричневым. Похоже, он пытался подобрать ее под цвет ржавчины, но не сильно преуспел.

Рядом с Ржавым по правую руку на своем валуне устроился Отец Малых драконов. Но по его комплекции я бы ни за что не угадала, какую Семью он возглавляет. Мягко говоря, этот дракон был полноват. В его белую тунику, наверное, можно втолкнуть двух, а то и трех других Отцов. Небольшая бляха, вставленная в медальон, просто терялась на широкой груди. Коротко остриженные волосы на макушке стояли торчком, придавая еще более неряшливый вид.

— О! — воскликнул Дейкон. — А вон тот тип с волосами до плеч, перетянутыми на лбу тонким кожаным шнуром, — это Отец Парящих! Золия, видишь, у него еще браслет с бляхой на левом запястье?

К этому дракону я присмотрелась еще внимательнее, чем к остальным. Да я чуть с валуна не свалилась от усердия! Хотя ничего особенного в его облике не было. Обычный пожилой мужчина с седыми волосами и морщинами на лице. Единственное, что мне не понравилось — это отсутствие у него всякой мимики. Он сидел как будто выточенный из камня — гордо выпрямленная спина, расслабленно лежащие на столе руки, взгляд, обращенный в сторону Великого, взявшего слово. На его лице нельзя было прочесть и тени чувств и намека на мысли. Если у Парящего была нечиста совесть, то он это вполне успешно скрывал за внешним безразличием.

Черная туника без рукавов давала возможность рассмотреть вполне еще крепкие бицепсы, лишь немного уступающие мускулатуре Бескрылого. Дракон в прошлом явно не чурался занятий с мечом. А возможно, он и сейчас поддерживает форму, регулярно упражняясь с оружием. Я бы не удивилась этому. Тем более у него и опытный партнер для тренировок имеется… Таврос!

— А мужчина, который делит валун с Великим, — это Отец Огненных, — продолжил просвещать меня Дейкон. — То есть он — глава Семьи, к которой принадлежит Арвис.

Я заметила, что этот дракон выглядит чуть старше Великого, но по сравнению с Туманным он просто мальчишка. Лет сорок пять по привычным для меня человеческим меркам. Крепкая спортивная фигура подчеркивалась узкой красной туникой. Бляха с изображением дракона терялась на браслете, увешанном стальными кольцами и пластинками. Волосы были подстрижены очень коротко, почти под ноль. Они топорщились в разные стороны еле видным светлым ежиком. У губ Огненного была заметна глубокая складка, но она отнюдь не свидетельствовала об улыбчивости и хорошем нраве. Скорее эта морщинка образовалась от привычки презрительно кривить губы и морщиться. На шее дракона висело множество тонких серебряных цепочек разной длины, в мочке одного уха торчала серьга в виде небольшого колечка. Огненный явно был неравнодушен к различным украшениям, раз не расстался с ними даже на таком серьезном мероприятии, как Совет Семей.

Пока Кейн взял ответное слово, я опять перевела взгляд на Парящего, прикидывая, как его можно разговорить. Мне хотелось, чтобы он сказал хоть пару слов, по которым дроу сможет опознать его голос. Он или не он открыл Тавросу телепорт из Дельноры, столицы Карневии, когда тот дрался с Дейконом?

К сожалению, мне было ясно, что Парящий не поймет, если я обращусь непосредственно к нему. Или сделает вид, что не понимает. Возможно, он в совершенстве знает язык василисков, просто не хочет выдавать себя и выделяться из рядов коллег. А ну как они поинтересуются, откуда такой интерес к соседнему народу? Парящему выгоднее промолчать. Да и не стоит в первый же день давать врагу понять, что мы осведомлены о его роли в истории с захватом приютившего меня мира. Хотя очень хочется узнать, какую цель он преследовал, помогая Фаргу. Вполне возможно, Таврос был приставлен просто шпионить за моим дядюшкой и доносить о его действиях, вот только делать это ему оказалось затруднительно из-за несвоевременного задания.

Кейн, вместе с Мерком сидящий возле Великого на другом конце стола, замолк и встал. Я так поняла, наша аудиенция подошла к концу и ничего нового сегодня мы больше не узнаем. По примеру моего братца тут же поднялся и Дейкон. Он что-то коротко произнес на драконьем языке и медленно пошел к выходу. Вслед за ним рванул Мерк, нарушая все правила этикета. Вот бегать в присутствии особ, облаченных властью, было запрещено в обеих державах этого мира. И лишь Кейн ради своего спокойствия задержался возле меня, чтобы не допустить никакой неожиданности. Я неохотно встала на ноги, ноющие после трудного спуска со скалы, и на всякий случай кивнула Отцам, пусть расценивают этот жест как хотят — то ли знак уважения, то ли прощания. После этого Кейн обхватил меня за плечи и настойчиво повлек к виднеющимся на противоположной стороне зала дверям. Похоже, он и не собирался давать мне слово и переводить.

Глава 8

В холле Ализиума нас терпеливо дожидались два мага и Арвис. Бедному послу даже не предложили присесть. Хотя вряд ли в обязанности драконов-магов входит перенос мебели, тем более если это огромные валуны. Не на пол же усаживать Арвиса.

— Мы вас проводим до посольства, — с любезной миной сообщил один из магов.

Однако у меня при этом возникло такое чувство, как будто мы стали арестантами. Дракон не предлагал, он сразу ставил перед фактом! Показывать нам город явно никто не собирался, решили запереть в здании, к тому же предлог имеется — гости устали с дороги. Теперь следует ожидать, что Отцы постараются организовать наш досуг таким образом, чтобы не выпускать из посольства и в дальнейшем.

— Да, будьте любезны, а то мы, переходя улицу, заблудимся, — съехидничал Кейн, правда, сделал это на языке василисков.

Маг развел руками. Кажется, он действительно ничего не понял, хоть это обстоятельство в нашу пользу.

Кейн с предельно серьезным выражением лица сказал магу пару слов. Вряд ли он решился высказать то, что думал на самом деле, скорее поблагодарил за заботу.

Мы послушно побрели к посольству, сопровождаемые магами, которые теперь предпочитали держаться сзади. Ну точно караул! Искусственные улыбки, казалось, намертво приклеились к их лицам. Оглядываясь, я постоянно натыкалась взглядом на подобные маски, хорошо скрывающие настоящие чувства. Только возле крыльца, когда Кейн взялся за ручку входной двери, маги отправились восвояси.

— Ура! Теперь можно принять ванну! — вслух порадовалась я, заходя в огромный двухсветный холл.

— Нет, Льера, нам необходимо срочно обсудить впечатления и наметить план дальнейших действий, — возразил Кейн.

— Однако мы решили ни о чем серьезном в этом доме не говорить, — напомнил Дейкон. — Вполне можно отвести пару часов на отдых и ванну. Я как-то тоже сейчас не в настроении прогуливаться по городу. И Мерк, вон, буквально с ног падает.

— Ладно, — согласился Кейн, — до сумерек отдыхаем, тем более что нам и тут есть чем заняться.

Все взгляды, выражающие недоумение, скрестились на моем братце. Никто не понимал, что он имеет в виду. Ну не перестановку же мебели и не тщательное простукивание стен в поисках потайных ходов! Первое — глупо, а второе — бесполезно, так как драконы с помощью магии наверняка хорошо позаботились о том, чтобы ходы было сложно обнаружить с этой стороны.

— Будем обучать Льеру языку драконов, — пояснил Кейн. — Вот сразу после купания и приступим.

Братец лучился энтузиазмом, предрекающим мне долгие мучения. Повышенное чувство долга не давало ему оставить меня в покое, раз он обнаружил такой непорядок. И почему, спрашивается, я должна учить язык драконов, а не Отцы — осваивать наш?! Ох, так ведь этот садист теперь не успокоится, пока не заставит меня вызубрить все слова, какие только вспомнит.

Так… Спокойно, Золия, спокойно. Вряд ли братец будет объяснять мне больше необходимого минимума. Скорее всего, он ограничится приветствием, прощанием, словами благодарности и несколькими основными глаголами. Он ведь должен понимать, что за пару недель я не смогу в совершенстве усвоить драконий язык. Да? Хм…

Я пытливо посмотрела на братца и со всей очевидностью поняла, что мои надежды напрасны. Другой на месте Кейна ограничился бы, он — нет. Не то чтобы ему было трудно самому провести переговоры… Просто братец наслаждается ролью покровителя по отношению к своей единственной родственнице, которой — иногда думаю, что к несчастью — являюсь я.

— Ой, а может, действительно сходим прогуляемся, Акилон посмотрим? Ну ее, эту ванну, — поспешно изменила я мнение.

— Нет, рискуем нарваться на магов, которые якобы совершенно случайно гуляют неподалеку отсюда, — трезво оценил ситуацию Кейн. — Надо дать им время успокоиться, усыпить их бдительность.

С такими доводами нельзя было не согласиться. Мы разошлись по комнатам, договорившись собраться в холле часов в восемь вечера. До этого времени Дейкон добровольно вызвался обследовать весь особняк и нарисовать его план на листе бумаги. Пригодится в случае непредвиденных обстоятельств. Мерк, помимо своего желания, был назначен в помощники.

Могу признаться честно: в этот день я побила все рекорды по длительности приема ванны. Да я бы вообще оттуда не вышла, если бы настырный Кейн не забарабанил в дверь, нудно объясняя, что долг правительницы заключается в том, чтобы не допустить бессмысленной войны. А в серьезном разговоре жестами многого не объяснишь.

Стук в дверь я еще могла проигнорировать, а вот нотации портили настроение и выводили из себя. Не привыкла я еще, что меня отчитывают как ребенка. До искрящегося воздуха дело, конечно, не дошло — в последнее время мне удавалось гораздо лучше контролировать себя, но настроение упало.

Тем не менее часов до семи вечера мне пришлось прилежно повторять за Кейном странные звуки, которые были похожи то на кашель, то на рык, то на пение. Вернее, так слова звучали в моем исполнении, у братца выходило намного естественнее. Большими успехами я похвастаться не могла, так как научилась выговаривать правильно только приветствие. Нет, лично я считала, что у меня и прощание неплохо звучит… Но Кейн, слушая, как я произношу слова прощания, почему-то краснел и просил лучше кивать драконам или махать рукой. Ну я же не виновата, что их «до свидания» в моем исполнении очень похоже на пошлое ругательство?! Зато теперь можно сказать, что я выучила целых два слова без особых усилий! Причем, мне кажется, ругательство будет полезнее…

— Льера, сосредоточься, — страдальчески попросил Кейн. — Повтори за мной фразу: «Gartefher'yar, ardetecuderami Feiarethe». Это означает: «До свидания, уважаемые Отцы».

— А может, без «уважаемых» обойдемся? — жалобно попросила я. — Так даже лучше звучит.

— Проще, но не лучше! — упрямо не согласился братец.

— Garrteheriar… э-э… Feiarethe, — послушно попыталась я повторить.

— У-у-у! — взвыл Кейн. — Льера, сестренка, ты знаешь, куда ты только что послала Отцов?!

— Ну… нет. Но могу предположить.

— Лучше не надо. И где было слово «уважаемые»?

— Так я же говорила, что без него лучше звучит… Если уж посылать, то без заверений в уважении…

— Льера, — схватился за голову Кейн, — пообещай мне, что не попытаешься попрощаться ни с одним драконом, пока не научишься правильно выговаривать эти слова. На Арвисе тренироваться тоже не рекомендую. Он, конечно, друг, но может статься, что вспомнит об этом только над горсткой пепла!

— Еще Дейкон с Мерком есть, — напомнила я.

— Хм, и ты рискнешь произнести прощание перед дроу?

— А что он мне сделает? — пожала я плечами. — Не в его правилах бить даму, даже если это всего лишь я. Да и не станет он ничего предпринимать, пока Илэр находится в состоянии живой статуи.

— Я волнуюсь не о возможной драке, а о нежелательном пополнении твоего словарного запаса, — морщась, признался Кейн. — Боюсь, Дейкону было дано абсолютное знание языка со всеми вытекающими отсюда издержками.

Я лукаво улыбнулась. Уж такие слова точно лишними не будут на случай встречи с Тавросом в темном переулке. Победу не одержу, так хоть выскажусь…

Кейн попробовал изменить тактику и предложил фразу, содержащую глаголы действия. Мне предлагалось научиться вежливо просить разрешения присесть. И зачем, спрашивается?! Никогда ни у кого не просила разрешения! У меня правило: не спрашивай — и не получишь отказ. Да и по статусу мне все равно позволено сидеть в любой компании. Как будто, если я спрошу, мне кто-то посмеет запретить!

В общем, удовольствия от занятий не получала ни я, ни Кейн. Братец вечно закатывал глаза, морщился и стонал, демонстрируя, как трудно ему приходится с такой ученицей. Эх, и почему он не хочет себя пожалеть? А заодно и меня…

Кейн, наверное, мучил бы меняло восьми часов — времени, когда мы договорились встретиться с остальными в холле, но нас прервал робкий стук в дверь.

— Войдите! — поспешно пригласила я, испугавшись, что мое спасение от братца не дождется ответа и уйдет.

Дверь тихо приоткрылась. Арвис, перегнувшись через порог, заглянул в комнату и сообщил:

— Нас всех приглашают в столовую на ужин. К особняку, оказывается, прилагается повариха и две служанки, подающие на стол и следящие за чистотой. Так что спускайтесь вниз, а то Мерк с Дейконом все съедят.

— Хм… слежка будет не только тайной, но и явной, — прокомментировала я. — Всем слугам наверняка приказано прислушиваться к нашим разговорам и наблюдать за поведением.

— Возможно, — с сомнением произнес Арвис. — Хотя обычно мы не даем таких поручений женщинам. Вот если бы среди слуг оказался хоть один парень…

— Все равно надо следить за словами, находясь в доме, — не успокоилась я.

— Согласен, — произнес Кейн. — Льера, вставай с кровати, поесть нам не помешает.

Я охотно вскочила, прикидывая, насколько смогу растянуть трапезу, чтобы избежать продолжения урока. Надо бы жевать помедленнее и периодически жаловаться, что не могу наесться.

— Заодно изучим названия продуктов на обоих языках, — добавил Кейн, чем вынудил меня мысленно взвыть.

Передо мной возникла дилемма, решить которую я была не в состоянии. Торопиться или не стоит? К тому же братец совсем не оставил мне времени на то, чтобы обдумать стратегию добычи крови драконов. Нет, в общих чертах все довольно просто. Ночью можно устроить засаду в любом из переулков города, дать по голове чем-нибудь тяжелым любому из жителей, оглушив, и спокойно собрать склянку крови. Только как определить на глаз, кто к какой Семье принадлежит? На них же не написано! Вряд ли драконы ходят по улицам, громко бормоча под нос название своей Семьи. Да и бутылочками мы не запаслись…

* * *

Великий дождался, когда за гостями державы закроется дверь, и встал с камня, который последние полчаса делил с Огненным. Но на свое место он намеренно не сел, предпочитая возвышаться над коллегами.

— Ну что, какие будут мнения? Кто хочет высказаться? — поинтересовался он. — Туманный, может, ты поделишься впечатлениями?

— Пока рано делать окончательные выводы, — неопределенно сказал названный дракон.

— А все же? Как, по-вашему, она опасна? Можно ли ей верить?

— Правительница не превратила нас в статуи, сочтя наше поведение оскорбительным. Она всего лишь заняла мое место, — подал голос Бескрылый, усаживаясь на освободившийся камень. — Это свидетельствует о том, что Льера все же может держать себя в руках и контролировать свой взгляд.

— Да вы вспомните донесение Арвиса! Где был ее контроль, когда она обратила в статуи своих лордов?! — возмутился Парящий.

— Может, наш посол немного сгустил краски? — неуверенно предположил Ржавый, теребя кончик длинной косы, стянутой на конце кожаным шнурком.

— Огненный, это вопрос к тебе, — обратился Великий. — Мог член твоей Семьи немного, так сказать, приврать?

— Этот? — фыркнул Огненный. — Да ни за что! Он абсолютно лоялен, хотя и отличается большим самоволием. Верить ему можно, а вот посвящать в наши планы не советую. Арвис патологически честен и не способен на вранье. Если бы не это, я бы ни за что не выдвинул его кандидатуру на пост. Интриганы в чужой стране, с которой у нас намечалась война, мне были ни к чему.

— Нам были ни к чему, — поправил Бескрылый.

— Молод еще, чтобы замечания старшим делать! — едко сказал Огненный. — Сбегай лучше за чаем, а то в горле от жары пересохло.

— Я не затем занимал пост, чтобы быть на побегушках, — тихо проворчал Бескрылый, но послушно встал и направился к дверям. Он уже знал, что спорить бесполезно, все равно Огненного поддержат остальные… Придется пока потерпеть, дожидаясь, когда в Совет будет избран кто-то моложе него.

Великий обвел взглядом остальных, выбирая, кому еще дать слово. Но Отцы не торопились по первому впечатлению судить о правительнице василисков, рискуя ошибиться и порекомендовать не те меры, которые позволят избежать войны. Хотя посол сообщал им, что в соседней державе началось постепенное сокращение численности армии, но это могла быть лишь видимость, чтобы усыпить их бдительность.

— Астадек, а сам-то ты что думаешь? — поинтересовался у Великого Малый, тыльной стороной ладони вытирая выступивший на лбу пот. Было почти лето, а при его комплекции это не самый лучший сезон.

— Я в сомнениях. Чтобы составить правильный психологический портрет правительницы, необходимо хотя бы лично переговорить с ней. Мы же не знаем, насколько точно нам переводят и передают ее слова, как близки они к первоначальным. По поведению пока ничего конкретного не скажешь. Сначала василиски оскорбили нас, опоздав чуть ли не на полдня, не знаю, правда, намеренно ли это было сделано. Помнится, кто-то из вас сообщал, что для спуска с Драконьих гор по южному склону четырех-пяти часов хватает с лихвой…

— Нам доложили, что они цветочки собирали! — возмущенно перебил Огненный.

Но Великий не обратил внимания на этот выкрик и продолжил как ни в чем не бывало:

— Однако мы тоже хороши! Позволили себе в ответ просто детскую выходку, приказав убрать дополнительные камни. И не говорите, что никто из вас не знал о традиции василисков проявлять почтение к женщинам.

— Но Парящий сказал, что это позволит сразу оценить степень вспыльчивости правительницы, — подал голос Зеркальный, — посмотреть, как она поведет себя: попросит принести камень, оставит все как есть или разозлится.

— Глупости! Это привело лишь к тому, что в первые моменты встречи каждый из нас чувствовал себя здесь крайне неуютно. Мы играли с огнем! — убежденно заявил Великий.

— Действительно, — поддержал Туманный. — Ну выяснили бы мы, что подобное неуважение крайне злит правительницу, так неужели вам потом было бы от этого легче переносить заключение в собственном теле?!

— Мне под стол хотелось уползти, когда василиска вошла в зал, — честно сознался Ржавый.

— Ты всегда был малость трусоват, — презрительно фыркнул Парящий.

— Тихо! — попросил Великий. — Не будем переходить на личности. Мы остались здесь не для того, чтобы обсуждать личные качества друг друга. Нам надо понять, можно ли доверять делегации василисков, не планирует ли Льера захват наших земель, а то ведь ее визит к нам можно расценивать как разведку обстановки. Очень подозрительно, что она так неожиданно решила нас посетить. У нее в своей державе куча проблем, требующих пристального внимания. Да взять хотя бы лордов, застывших без признаков жизни!

— Может, правительница испугалась того, что наделала, или ей было совестно смотреть в глаза подданным после такого, и она решила временно сменить обстановку? — неуверенно предположил Зеркальный.

Парящий снова очень непочтительно фыркнул, выражая этим свое отношение к мнению коллеги. Как бы соглашаясь с подобной реакцией, Огненный степенно кивнул. В такт этому движению качнулись цепочки на его груди и серьга в ухе.

— Я так понимаю, по существу никто ничего не скажет, — заключил Великий. — А между тем уже завтра в полдень нам предстоит начать обсуждение возможного сотрудничества и торговли с василисками, а также рассмотреть вопрос о перемещении граждан через границу. Ваши родственники небось не горят желанием торчать здесь все лето, им охота будет пожить в городе по ту сторону гор, где установится хоть и прохладный климат, но не такой, как в центре земель василисков, и уж по-любому терпимее нашей жары.

— Ну и что? — пожал плечами Туманный. — При Фарге наши спокойно пересекали границу, а василискам сюда хода не было, пусть и дальше так будет.

— Не выйдет, если они настроены на сотрудничество, — покачал седой головой Туманный. — Вряд ли их устроит односторонняя уступка. Мне этот Кейн не показался глупцом, не способным понять, что подобные отношения означают недоверие.

— Так что же нам теперь — закрывать глаза, когда воины василисков по одиночке или группами будут пересекать границу?! — возмутился Парящий.

— Можно же пропускать только мирных жителей, которые не тянут на роль воинов, — неуверенно предложил Зеркальный.

— Да? И как ты их будешь сортировать?! — с ехидцей поинтересовался Огненный, поправляя браслет с бляхой — символом своего положения в обществе. — По признаку наличия при себе меча? По объему мышц? Или по выражению лица? Да у василисков даже женщины могут оказаться опасными! На севере они часто работают наемницами, охранницами высокопоставленных особ или просто поступают в войско державы!

Даже если бы Зеркальный хотел что-то ответить на эту отповедь, ему не дал это сделать приход Бескрылого с подносом в руках. Молодой дракон с громким стуком захлопнул дверь, толкнув ее ногой, и почти бегом, рискуя расплескать содержимое чашек, понесся к столу. Наверное, хотел этим показать коллегам свое рвение. Но, судя по свежему виду и спокойному дыханию, он совершенно не торопился, пока не оказался на пороге Ализиума.

Бескрылый поставил поднос возле Великого, схватил одну из восьми чашек и удалился на свое место. Разносить напиток коллегам он не стал, дабы хоть таким образом выразить свое отношение к поручению. Впрочем, Отцы и не ждали от него подобной любезности. Они живо по цепочке передали друг другу чашки.

Пару минут стояла полная тишина, нарушаемая только громким сопением и звучными выдохами — драконы пытались немного остудить горячий чай. Даже Великий расслабился и позволил себе некоторое время не думать о проблемах, требующих решения. Для Отцов этот день был очень тяжелым и волнительным. И хотя вслух об этом признался только Ржавый, но они все пережили приступ страха, когда правительница василисков вошла в зал. Это же надо было пойти на поводу у Парящего, предложившего устроить Льере такой своеобразный тест!

Великий сделал последний глоток и с сожалением отставил чашку в сторону — пора было возвращаться к насущным делам.

— Ладно, — вздохнул он, — завтра мы приступим к обсуждению возможного сотрудничества с державой василисков, но при этом попытаемся затянуть процесс. Такая мера позволит нам лучше присмотреться к правительнице и ее брату, чтобы не допустить ошибки. Но желательно как-то ненавязчиво ограничить их передвижение по нашей столице, пока мы не придем к окончательному мнению о честности намерений Льеры. Надо их чем-то занять. Возможно, придется устраивать приемы в их честь, подключив к этому нашу знать, организовать приглашения на какие-нибудь концерты, состязания поэтов, выставки искусства. В общем, необходимо не оставлять их без присмотра ни на один день, ни на один вечер, заодно получше узнаем Льеру и ее брата.

— А соглядатаев точно недостаточно? — с кислой миной поинтересовался Малый. — Мне как-то не хочется постоянно мелькать у василисков перед глазами… Мало ли какая случайность произойдет.

— Стража и маги, само собой, будут за ними присматривать, — сказал Великий. — Только наш долг отвлечь правительницу от простых жителей города. Нам здесь не нужна массовая паника или, того хуже, глобальная катастрофа, если Льеру что-то разозлит. До народа уже дошли слухи о странном даре гостьи. Вы знаете, как ее называли последнюю тысячу лет где-то в другом мире и называют сейчас в Вассарии?

— Великий Ужас, — хором выдохнули несколько Отцов.

— Вот-вот. И не считайте, что у народа нет ушей. До простых драконов новости доходят не намного позже, чем до нас! — заметил Великий. — Так что с завтрашнего дня отвечаем за досуг по очереди. И без отговорок и жалоб! Так и быть, начнем с меня.

— А в посольстве за ними кто-нибудь присматривает? — поинтересовался Парящий. — Там есть наши соглядатаи?

— Только Арвис, — ответил Великий. — Конечно, к особняку еще приписана пара служанок и повариха, однако они не в счет.

— Нашли на кого рассчитывать, — хмыкнул Огненный. — Вы думаете, этот чистюля, наш посол, будет подслушивать их разговоры и передавать нам? Да он даже не почешется, чтобы проверить, не пронесли ли василиски в наши земли мощный артефакт, способный разрушить полстолицы и помочь в войне!

— Маги бы почувствовали такое! — не поверил Зеркальный, а потом чуть тише поинтересовался: — Или нет?

— Та-ак, надо обыскать их комнаты и пересмотреть вещи, — принял решение Великий. — Я распоряжусь.

— Самое удобное время для этого — полдень, как раз когда мы соберемся обсудить проблему сотрудничества, — подсказал Парящий.

— Согласен, — произнес Великий. — Вроде относительно василисков мы обсудили все, что могли. Теперь на повестке дня у нас остался один вопрос…

— Что еще? — устало спросил самый старый дракон, возглавлявший Семью Туманных.

— Кто такой, демоны возьми, этот Оргел и почему я о нем ничего не знаю?! И только не пытайтесь меня убедить, что он совершенно случайно вывалился из телепорта вслед за гостями! Не поверю, что именно в это время он решил прогуляться по горам вдали от проложенных дорог! Итак, никто ничего не хочет мне сообщить? — вкрадчиво поинтересовался Великий.

В зале установилась тишина. Драконы с любопытством поглядывали друг на друга, пытаясь найти виноватого. Но если он и был среди них, то ничем не выделялся из общей массы.

— Ну?! — грозно вопросил Великий. — Я жду! Может, кто-то все-таки вспомнит такого молодого дракона среди членов своей Семьи или слуг? Я надеюсь, все успели его рассмотреть? Хотя, если надо, можно устроить повторный визит, страже будет нетрудно еще раз доставить его сюда.

— Не кипятись, Астадек, — спокойно попросил Туманный. — Вопрос с этим молодым драконом решается просто. Наши маги и лекари помогут ему восстановить память, мы с ним побеседуем и все выясним. Надеюсь, ты упек парня не в темницу?

— Нет, что я, изверг?! — возмутился Великий. — Он сейчас представляет собой совсем новую личность. Не знаю, каким парень был до потери памяти, но в настоящий момент он невинен как младенец и еще не успел натворить ничего противоправного, наоборот — охотно сотрудничает и не оказывает сопротивления. Было бы неправильно наказывать его заточением в темнице за действия, которых он не помнит. Так что стража поселит юношу возле городского лазарета и будет присматривать за ним, но без ограничения свободы передвижения.

— А он точно не симулирует? — недоверчиво поинтересовался Парящий. — Может, притворяется, а мы ему будем потакать…

— Это исключено! — резко возразил Великий. — Я сам читал донесение нашего посла, любезно предоставленное мне Огненным для ознакомления. И если бы вы вчера не разбежались по домам пораньше, тоже бы с ним ознакомились.

— Так ничего важного не предвиделось, — робко заикнулся Ржавый, но никто даже голову не повернул в его сторону.

— Арвис писал, что правительница василисков лично убедилась во всем, прочитав мысли нашего соплеменника, — как ни в чем не бывало продолжил Великий. — Щита у парня не было, так что обман невозможен.

— Еще бы! И этот остолоп, Арвис Огненный, даже не подумал помешать василиске! А если бы шпион действительно работал на нас?! Возмутительная халатность, — проворчал Отец Семьи Огненных.

— Да ладно вам. Не мог же посол броситься между Льерой и Оргелом с воплем: «Не пущу! Не положено!» — вступился Бескрылый. — Это попахивает бестактностью и дипломатическим скандалом. Вы же не считаете, что наш посол и в столице должен бросаться между правительницей василисков и каждым жителем? Мне, например, показалось, что он для этого малость маловат ростом, да и раздваиваться не умеет. Вы еще про Кейна не забывайте.

— Здесь ты прав, — согласился Великий. — Мы не можем требовать от посла невозможного. Он не тюремщик для наших неожиданных гостей, у него нет полномочий, чтобы запрещать им что-либо. Так что смотрите — за каждую свободную минуту, которую василиски проведут в центре Акилона, спрашивать буду с вас! Постарайтесь не оставить им ни одного свободного мгновения.

— Астадек, но мы ведь не можем силой удерживать их на наших приемах, — справедливо возмутился Туманный. — А если они уже через пять минут захотят удалиться?

— Не волнуйтесь, с завтрашнего дня у нас появится новая традиция — гость не может уйти с приема, не попрощавшись с хозяином дома. Это страшное оскорбление! Главное, Огненный, предупреди Арвиса, чтобы он подтвердил василискам существование подобного негласного правила, — попросил Великий.

— И что нам это даст? — спросил Зеркальный. — Условие легко выполняется.

— А вы уж постарайтесь, чтобы оно стало невыполнимым! — заявил Астадек. — Хоть в уборной прячьтесь весь вечер, мне все равно!

— Великий, но в чем же тогда смысл? Вы же сами говорили, что наш долг — отвлекать правительницу от простого народа, — растерянно поинтересовался Бескрылый. — А теперь предлагаете в прятки играть…

— Да, я говорил, что наш долг — отвлекать, но не утверждал, что это надо делать лично! — уточнил Астадек. — Но если кто-то очень хочет остаться в одном зале с василиской, когда она выпьет…

Отцы энергично замотали головами и наперебой принялись заверять Великого, что их устраивает его предложение. Каждый представил себе зал, заполненный неподвижными статуями. Может, Льера и не планирует ничего подобного, но ведь и в Вассарии, по словам посла, все вышло случайно…

У каждого на лице читалась напряженная работа мысли. Отцы лихорадочно решали, где можно скрыться на весь вечер, чтобы не вызвать слухов и кривотолков среди гостей-драконов. Ведь известно же, что инстинкт самосохранения лучше всего стимулирует мыслительную деятельность…

Несколько минут в зале Ализиума царила полная тишина. Но, похоже, кроме Астадека, этого никто не заметил. Великий обвел взглядом затихших коллег и машинально поправил перевернувшееся кольцо. Он заранее, еще во время долгого послеполуденного ожидания, продумал тактику поведения с дипломатической делегацией. Так что теперь его волновали не василиски, а возможная закулисная игра кого-то из коллег. Он ни на мгновение не поверил, что шпиона никто не направлял, что тот действовал на свой страх и риск. Только кто же та личность, решившаяся на самостоятельные шаги у них за спиной, и чего она добивается? Следует ли волноваться в данной ситуации или просто кто-то из Отцов таким образом подстраховался на случай гибели их посла, чтобы быть в курсе дел, а теперь смущается признаться?

Великий терзался вопросами, на которые у него не было ответов. Любой из Отцов мог нанять шпиона. Кроме, пожалуй, Зеркального. Тот начисто лишен инициативности и предпочитает просто соглашаться с предложениями коллег, без долгих споров и пререканий. Хотя при этом задает столько вопросов и делает столько уточнений, что иногда хочется его придушить, заставив замолчать. Зато он очень ответственно относится к поручениям и следит за соблюдением приказов, обращая внимание на каждую запятую, составление бумаг для него — важнейший этап любого управленческого действия. Он хороший и добросовестный исполнитель, скрупулезный, обязательный, учитывающий все факты и варианты, но организатор… А вот Малый хоть и тихоня, но себе на уме. От него никогда не знаешь, чего ожидать. И при этом он очень осторожен и способен на взвешенные решения и многоплановые ходы. Огненный и Парящий — вообще сплошная головная боль. Оба по природе лидеры и не скрывают этого. Могут долго спорить и отстаивать свое мнение, если их что-то не устраивает, предприимчивы. Хотя, честно говоря, без них он бы не справился с управлением державой. Невозможно во все вникнуть самому и везде успеть лично. Туманный стар, осторожен и отличается острым умом. Хм, пожалуй, его тоже можно назвать скрытным, он не любит распространяться о своих делах. Бескрылого к самостоятельным действиям могло толкнуть желание выслужиться. Он самый молодой в Совете и, естественно, хочет обрести авторитет, оказаться чем-то полезным. В нем так и плещется энтузиазм послужить на благо народа. Он довольно наблюдателен и умеет делать правильные выводы. Хотя сейчас в его защиту говорит то, что скрытностью он не отличается. О нем можно сказать: «Что на уме, то и на языке». Хотя… ведь это вполне может быть просто маской…

Великий тяжело вздохнул. Да что тут рассуждать, даже Ржавый мог быть организатором слежки за правительницей. При этом действовал бы не из тайных соображений, а из простой трусости! Он мог опасаться новой правительницы или того, что неожиданно вспыхнет война. Да мало ли!

Астадек еще раз вздохнул, встал с камня и с удовольствием потянулся всем телом, пока никто из коллег за ним не наблюдал. Похоже, даже после смены власти у василисков о спокойной жизни остается только мечтать. Проблемы все множатся и, что ему совсем не нравится, возникают там, где он не ожидал…

— Коллеги, — кончиками пальцев Великий легонько постучал о деревянную поверхность стола, — пора заканчивать Совет. Обдумать, чем занять наших гостей, вы можете дома. Полагаю, день и без того был очень долгим и утомительным, пора расходиться.

— Давно пора, — согласно кивнул Огненный. — Только, Астадек, ты бы приказал завтра поставить к столу побольше камней. Хотя бы еще три-четыре.

— Да, — поддержал Ржавый, — что-то я больше не хочу испытывать судьбу и гадать, с какой ноги встанет наша гостья и в каком она будет настроении.

— И я не хочу весь день подпирать стену, — подал голос Бескрылый. — Но что-то мне подсказывает, что придется, если камней опять окажется всего восемь. У меня ноги заболят от нескольких часов неподвижного стояния на одном месте.

— Да ты оптимист, — усмехнулся Парящий.

— Почему? — удивился Бескрылый.

— Пессимист не волновался бы о состоянии своих ног, ведь статуям все равно, — зловеще произнес Парящий.

— Коллеги, прекращайте нагнетать обстановку, — попросил Великий. — Мы все и так чувствуем себя не в своей тарелке, хотя пока объективных причин для этого нет.

— Ну да, — с ехидцей тихо произнес Малый. — Подумаешь, неожиданный визит правительницы враждебной державы, решение о котором принято при весьма странных обстоятельствах.

— Бескрылый, — окликнул Астадек своего молодого коллегу, — для тебя есть задание. Найди все, что имеется, о даре карателя у василисков, не брезгуй даже слухами. Подними все древние бумаги, какие сохранились.

— Плохо, что до начала правления Фарга мы не слишком тщательно вели архив, — с огорчением заметил Туманный. — И если мне не изменяет память, многие старые записи попросту выбросили или сожгли, когда стало негде хранить заметки о действиях северного узурпатора. Как будто у нас лишней комнаты не было! И напоминаю, что я ведь тогда был против…

— Кто ж знал, — развел руками Огненный, непосредственно участвовавший в отборе и уничтожении, как казалось тогда, бесполезного бумажного хлама. Так получилось, что именно он уже многие годы отвечал за отношения с народом василисков, выдвигал кандидатуры послов, распоряжался записями о событиях в землях соседей.

— Не вини себя, — успокоил его Астадек. — В тот раз мы почти все проголосовали за уничтожение старых бумаг. Хотя и того, что осталось, Бескрылому должно с лихвой хватить на несколько дней работы. Из-за этого я даже назначаю его последним в очереди по организации вечернего досуга гостей.

— Э-э-э, а может, мне тогда помочь Бескрылому? — предложил Ржавый с затаенной надеждой в глазах.

— Не надо, — с усмешкой сказал Великий, без труда разгадав его маневр. — Завтра жду вас всех здесь за полчаса до полудня.

Астадек коротко попрощался и направился к выходу. Правда, по дороге его все равно перегнал Бескрылый, которому незачем было шагать степенно, делая вид, что ему совсем не хочется быстрее убраться отсюда.

Глава 9

Сразу после ужина мы собрались в холле, решив не откладывать обсуждение дел в долгий ящик. Вряд ли за час обстановка сильно изменится и выйти из посольства станет проще.

— Дейкон, ну как, ты осмотрел особняк? Где план? — поинтересовался Кейн.

Дроу достал из кармана мятый лист бумаги, кое-как расправил его и протянул моему братцу, который тут же начал крутить его в руках, изучая.

— А где здесь черный ход? Что-то я не вижу… Но ведь он должен быть предусмотрен для прислуги и доставки продуктов! Можно устроить возле главного входа отвлекающий маневр и ускользнуть через запасной, — предложил Кейн. — Главное — заставить шпионов собраться с одной стороны здания. Мерк и ты, Дейкон, вполне можете попытаться увести за собой наблюдателей, разделившись и пройдя несколько кварталов в разные стороны. Вряд ли их там целая толпа. Они будут вынуждены покинуть посты и сойтись хотя бы для того, чтобы согласовать действия.

— Здесь нет вторых дверей на улицу. Прислуга и та пользуется центральным входом, — огорчил нас дроу. — Так что ничего не получится, да и не хочу я оставаться в неизвестности относительно наших планов. Я против!

Кейну не стоило и предлагать подобное. Естественно, дроу желает знать, когда мы приступим к поиску необходимой крови. Сомневаюсь, что он ограничится ролью простого наблюдателя, ведь на кону жизнь его сестры.

— Через окно можно попробовать, — предложила я, понизив голос до шепота. — Драконы наверняка думают, что наш высокий статус не позволит нам выбираться из дома подобным образом. Несолидно как-то…

— Хорошая идея, — одобрил Кейн. — Не думаю, что наблюдение ведется за всеми фасадами сразу. Ну не могли они пригнать сюда целую армию, ведь ее не спрячешь на ровной дороге. Скорее всего, шпионят все те же два мага.

— Плохая идея, — опять забраковал предложение дроу.

— Почему? — удивился Мерк. — Окна здесь широкие, не то что в вассарийском дворце. Я и госпожа Золия наверняка не застрянем, да и вы — вряд ли. На первом этаже даже решеток нет, как будто драконы действительно и мысли не допускали о неподобающем поведении послов. Окна уж точно пошире той трубы подземелья в Межгорье, мы через любое легко пройдем.

— Нет, — запротестовал дроу. — Нехорошо в первый же день, едва вселившись, начинать бить стекла, а без этого никак. Вы сами присмотритесь внимательнее, ведь ни одно из окон не открывается! Совсем. Драконы действовали хитро и умудрились запереть нас, не привлекая внимания к ограничениям. Решетки могли стать причиной дипломатического скандала, а так все выглядит вполне невинно. Огромные, особенно по меркам василисков, окна создают иллюзию свободы, а на самом деле надежно изолируют от окружающего мира. И не возмутишься же!

— Арвис, что это еще за фокусы? — нахмурилась я. — А если кому-нибудь захочется комнату проветрить?!

— Не знаю, меня не поставили в известность насчет подобной особенности здания, — с виноватым видом ответил посол. — Может, это получилось непреднамеренно и Отцы сами ни о чем не подозревают.

— Не верю, — покачал головой Кейн.

— Я тоже, — со вздохом признался Арвис.

— Ладно, и что нам теперь делать? — с недовольным видом поинтересовался Кейн. — По сути дела, мы здесь заперты. Предлагаете обсуждать дела в комнате, где нас могут подслушать?

— Ну, одна дверь у нас все же есть, — заметила я, для наглядности указывая пальцем. — Так что выйдем через нее.

— А как же конспирация?! — зашипел Мерк. Кажется, ему захотелось поиграть в шпионов.

— Ой, — махнул рукой Дейкон, — драконы наверняка уже знают, куда мы собрались, если действительно слушают наши разговоры в здании посольства.

— Да, — согласилась я. — Так что лучше всего будет отправиться подышать свежим вечерним воздухом в какой-нибудь скверик поблизости. Думаю, это не заставит наших наблюдателей волноваться, у них не будет повода обнаружить себя и под благовидным предлогом завернуть нас обратно.

— Ты права. К тому же Отцы должны понимать, что мы нуждаемся в некотором уединении, чтобы обсудить без лишних ушей государственные дела и стратегию переговоров, — подмигнул нам Кейн, нарочно повысив голос.

— Только я в такую схему не вписываюсь, — еле слышно заметил Арвис.

И действительно, вряд ли кто-то поверит, что мы решили обговорить дела своей державы в присутствии чужого посла. С тем же успехом можно вести беседы, находясь рядом с Отцами, они хотя бы наш язык не знают.

Но мы не можем попросить Арвиса остаться в посольстве, чтобы не вызывать подозрений, так как нуждаемся в его мнении и советах. Он лучше ориентируется в обстановке, сложившейся в столице. Очень надеюсь, его присутствие заставит наблюдателей думать, что мы просто ведем светскую беседу, не представляющую никакого интереса для их державы.

— Выходим! — скомандовала я. — Из окна моей комнаты как раз виднеется какой-то скверик.

— Так вот где было твое внимание, пока я из кожи вон лез, чтобы заставить тебя запомнить хоть пару фраз! — возмутился Кейн.

Да… Лучше ему не сообщать, сколько дверок шкафов я насчитала, не упоминать о трещине на потолке и ни в коем случае не жаловаться на отвратительный пейзаж над кроватью…

Чтобы не дать братцу возможности ворчать и дальше, я первая вышла на улицу и с удовольствием вдохнула свежий воздух. Оба солнца уже скрылись за крышами домов, и дорожка, ведущая к особняку, медленно остывала. Надо признать, сейчас погода для прогулки была гораздо комфортнее, чем днем. Но в окрестностях Ализиума и посольства по-прежнему пустынно, как будто тут специально создали эдакую зону отчуждения. Или Отцы приказали народу держаться подальше отсюда, или граждане сами узнали о нашем визите и решили, безопасности ради, обходить этот район стороной. Как мне все это знакомо… Я бы не удивилась ни одному из вариантов.

Давешних магов, как и прочих шпионов, видно нигде не было. То ли они хорошо прятались, то ли у нас просто мнительность разыгралась… Может, Отцы и не думали приставлять к нам наблюдателей и не приказывали подслушивать все разговоры посредством каких-нибудь потайных ходов в посольстве, а мы навыдумывали лишнего. Но лучше уж проявить осторожность, чем потом жалеть. Да и тема нашего разговора будет не самой безобидной, ведь речь пойдет о крови жителей этой державы. И хотя она предназначена для благих целей, не думаю, что драконы согласятся добровольно отдать хоть каплю.

Никем не остановленные, мы небольшой плотной группой завернули за угол особняка и действительно увидели несколько клумб с цветами на первом плане и редкую рощицу чуть подальше. Под причудливыми, непривычными для нас деревьями, покрытыми крупными листьями или острыми короткими иглами, стояла пара крупных валунов-скамей, но к ним никто не пошел. Не стоит устраиваться там, где нас могут ждать. Было бы логично присесть после долгого дня, проведенного на ногах, но мы выстроились между двумя клумбами на узкой дорожке. Так к нам точно никто не сможет подкрасться незамеченным. Спрятаться в радиусе нескольких десятков шагов не представляется возможным даже для гномов из когда-то приютившего меня мира, а уж тут их просто нет. По обе стороны на фоне ярко-зеленых стеблей пестрели разнообразные диковинные цветы. Что ж… предлог постоять здесь у нас есть.

— Дейкон, — тут же начала я, — ты не узнал голос, позвавший Тавроса через телепорт? Это случайно не Великий? Он вполне может стоять у истоков заговора против нас, а Парящий — только подчиняться ему.

— Нет, точно не он, у него совсем другая манера выражать мысли. Маг, призвавший Тавроса, именно приказывал, не допуская возможности ослушания. А Великий просто сообщает, советуется, спрашивает. Думаю, мы можем исключить его из списка подозреваемых. А вот насчет остальных ничего сказать не могу, ведь они молчали. И меня очень настораживает тот факт, что Тавроса звали на понятном мне языке, ведь это значит, что маг посещал наш мир. Может, стоит узнать, кто из Отцов за прошедший год куда-нибудь отлучался?

— Нет, телепортация — это минутное дело, особенно для драконов, — покачал головой Кейн. — Отлучку врага нашей державы могли и не заметить, а вот долгое отсутствие невинного, по закону подлости, наверняка привлекло внимание.

— А почему вы ищите врага именно среди Отцов? — поинтересовался Мерк. — Это мог быть любой маг. К тому же если Тавроса назвали Парящим, то тогда главный подозреваемый очевиден.

— К Парящему мы присматриваемся особо, — успокоил пацана Кейн. — Просто всем вполне мог верховодить и Великий. Его слово здесь — главный закон, у него больше власти. А простой маг вряд ли стал бы затевать хитроумную игру против нашей державы, ему это не нужно. Да и Таврос не похож на того, кто будет подчиняться мелкой сошке.

— Я тоже считаю, что ваших врагов надо искать среди Отцов, — согласился Арвис. — Только у них есть очевидная выгода от участия Тавроса в делах Фарга. Он был одновременно шпионом и гарантом того, что законная правительница точно не взойдет на престол василисков и страна будет продолжать нищать. Правда, я не вижу, кому нужна назревающая война…

— Арвис, а кто у вас командует войском? — задала я вполне очевидный вопрос.

— Великий лично.

— Та-ак, подозрения с него не снимаем, — сказал Кейн. — Надо завтра как-то разговорить Парящего.

— И его ближайшее окружение, — добавил Мерк. — Тавроса вполне мог позвать кто-то из членов Семьи, участвующих в затее Отца.

— Только как нам с ними познакомиться? — задумалась я. — Не можем же мы вечерком без приглашения заявиться в гости к Парящему и попросить список его друзей и соратников!

— Извините, тут я ничем не могу вам помочь, — развел руками Арвис. — Я и с первой десяткой Огненных лично не знаком, хотя это моя Семья.

— Не переживай, — похлопал его по плечу Кейн. — Тебя назначили послом в наши земли не из благих побуждений, можно сказать, отправили на убой, но разве ж это теперь важно? Раз после смерти Фарга тебя не сняли с должности, значит, все равно доверяют, просто не считают своим. Наплюй на них. Главное, что у нас ты пришелся ко двору.

Арвис тепло улыбнулся всем нам, ему наверняка было приятно чувствовать дружескую поддержку. Честно сказать, я не понимала преданности посла соплеменникам, отправившим его на смерть и раньше времени списавшим со счетов. Ведь даже маги не запомнили внешность Арвиса, выходит, не рассчитывали на его возвращение. Ради кого он старательно трудится, не получая за это заслуженного уважения? Вряд ли бедному послу сегодня было приятно стоять в холле Ализиума, словно бедному родственнику. Его даже не пригласили войти! Не расспросили, не поинтересовались делами, даже инструкций не передали… И как Арвис терпит такое пренебрежительное к себе отношение? Хотя, если он попробует возмутиться, его могут снять с поста, а этого мне не хочется.

— Не познакомившись толком с Отцами, не осмотревшись, мы не сможем вычислить врага, подославшего к Фаргу Тавроса, — подвел итог Кейн. — Надо собрать больше информации, немного поспрашивать, не привлекая к себе внимания.

— Вычислить того, кто злоумышлял против вашего народа, сейчас не главное, — сказал Дейкон. — Враг мог пока затаиться и ничего не предпринимать. Да и с Тавросом вы, наверное, никогда теперь не столкнетесь, если не будете настойчиво его искать. Лучше скажите, что мы предпримем для освобождения моей сестры и ваших лордов? Золия, ты придумала, как нам достать кровь, не нарушив хрупкий мир между вашими державами? Не хотелось бы оказаться в эпицентре войны… Но помните, что дипломатия для нас сейчас стоит на втором месте!

Кейн нахмурился, явно не согласный с этим мнением, но пререкаться не стал. Понимал, что бесполезно. Он ради того, чтобы найти меня, тоже сильно рисковал, даже в другой мир отправился.

Конкретного плана действий по добыче необходимой крови у меня не было, так что я изложила лишь свои предложения и поделилась мыслями о трудностях. То есть посетовала, например, на отсутствие тары для крови. Собирались мы впопыхах, а потому никто не подумал о практической стороне мероприятия. Склянки необходимо будет достать прямо в Акилоне, и в этом я очень полагалась на Арвиса. Также пришлось сознаться, что не знаю, как отличить друг от друга драконов разных Семей.

После моей речи задумались уже все. Арвис присел рядом с клумбой и начал машинально обрывать цветы. Правда, при этом действовал он до странности избирательно и тянулся только к желтым. Глядя на него, Дейкон тоже принялся собирать цветы, но красного цвета. При этом он хмурился и мерил посла не слишком добродушным взглядом. Честно сказать, я не могла разгадать смысла этой пантомимы. И ладно Арвис, но дроу-то с чего цветочками заинтересовался? Пока мы здесь стояли, он на клумбы и внимания не обращал, предпочитая следить за окрестностями. Явно шпионов выискивал, но они не торопились попадаться ему на глаза.

— Бутылки я легко могу достать, — подал голос посол, — но как быть с опознанием соплеменников, сам не знаю. Разве что спрашивать у каждого, но это чревато распространением слухов о странностях нашего поведения.

Арвис сфокусировал взгляд на получившемся букете, с недоумением осмотрел его со всех сторон и поднялся на ноги. Мне было видно, что он сам не понимает, как его угораздило набрать этот веник. Посол понюхал цветы, покрутил их в руках, не зная, куда пристроить. И тут его лицо озарилось какой-то идеей…

Заранее почувствовав, что без меня дело не обойдется, я попыталась бочком отодвинуться за Кейна, но сбежать не успела. С облегченным видом Арвис протянул мне букет.

Вот гад! Он бы хоть для начала цветы пересчитал! А их там ровно двенадцать!!! Я, конечно, не суеверная… просто… зачем мне эти цветочки? Лучше бы уж кресло подарил!

— Очень редкий сорт, — смущенно пояснил посол. — Держи, не выкидывать же такую прелесть.

То ли Арвис действительно не сосчитал цветы, то ли в этом мире не было обычая дарить живым только нечетное число… И Кейн молчал, только ехидно скалился. Нет, нашли моду дарить мне бесполезные веники!

Увидев, что дроу тоже поднимается на ноги, я быстрым шагом отошла к другому концу клумбы. Но это не остановило Дейкона, он последовал за мной! Делая вид, что ничего особенного не происходит, мы навернули пару кругов по дорожкам. Дроу не отставал, хотя догнать меня так и не смог. На третьем круге я четко поняла, что он не успокоится. Пришлось смириться и замереть. Какая в принципе разница: десятком больше, десятком меньше?

Дейкон с сердитым видом протянул мне тринадцать ярко-красных бархатистых цветков с не очень длинными стеблями. Я так и не поняла, что это за чудачество с его стороны. Вроде подарки с таким выражением лица не делают… Но зачем он опять последовал примеру Арвиса?

Перемешивая желтые и красные цветы, я заметила, как Кейн тихо хохочет в кулак. И не стыдно ему веселиться за счет родной сестры?! Я попыталась поймать его взгляд, чтобы прочесть мысли, но наткнулась на блок. Слова не имели логической связи, но были весьма эмоциональны: «Клумба… хи-хи… не поняла! Хи-хи… дура-а… любой ясно… хи… конспираторы!»

Та-ак… В голове у него, конечно, бред, но кого это он назвал дурой?! Что-то я больше не вижу в округе других особ женского пола! Обидеться, что ли…

Арвис, заваривший эту кашу, спокойно стоял и вглядывался куда-то вдаль за деревья. Похоже, последние события ускользнули от его внимания.

— Я заметил между стволов какое-то движение, — напряженно сообщил он. — Там кто-то мелькнул!

— Да, одна фигура спряталась за разлапистым деревом, похожим на наши ели, — сообщил Мерк. — А вторая, кажется, где-то правее, возле низкого куста с красными листьями. Мы будем их ловить?!

— Ни в коем случае! — запретил Кейн. — Прекращайте пялиться в ту сторону и делайте беспечный вид, как будто спокойно гуляете, дышите свежим воздухом.

— У-у-у! — разочарованно опустил голову Мерк. — Может, хоть немного их погоняем, как бы невзначай подойдя поближе?

— Пожалей бедолаг, они просто выполняют свою работу, — сказал Арвис. — Уверяю, вряд ли они получают удовольствие от лазания по кустам в тщетной попытке подобраться к нам поближе и подслушать разговор.

— Мы что-то отвлеклись от темы, — напомнила я. — Как нам вычислить драконов с подходящей кровью? А то может получиться, что под руку попадутся особи из одной и той же Семьи.

— Давай решим этот вопрос завтра, — попросил Кейн. — Возможно, к тому времени нас с кем-нибудь познакомят.

— И я постараюсь разузнать адреса членов разных Семей, — пообещал Арвис.

— У нас и так нет четкого плана, — вздохнул Дейкон. — Учтите, к завтрашнему совещанию надо уже решить, как мы будем действовать, поскольку спать следующей ночью я не намерен!

Высказав все это, дроу пошел к зданию посольства. В отличие от большинства из нас, он нуждался в сне, не в силах без него обходиться. А вот отдохнуть в тишине не помешало бы нам всем. Так что никто не выразил желания героически остаться возле клумб и ждать, пока осенит идея.

Мы разошлись по комнатам и затихли до утра. И если кто-нибудь думает, что я всю ночь ломала голову над решением наших проблем или повторяла выученные фразы драконьего языка, то крупно ошибается! Обычно по ночам в Межгорье мне хорошо работалось, но сейчас сил на это не осталось. Я просто лежала поверх покрывала, прижимая к груди охапку цветов, испускающих нежный аромат, и пыталась сообразить, с какой стати Дейкон уже во второй раз кидается собирать букет вслед за Арвисом.

Эх, хорошо бы я ему хоть немного нравилась… Стоп, Золия, но мы же враги! Или временные союзники, но это ничего не меняет. Дроу обязательно будет припоминать мне превращение Илэр в статую, даже если мы ее успешно освободим. Ай, ну помечтать-то можно… Знаю, что Дейкон меня едва терпит. Вспомнить хотя бы, с каким лицом он отдавал букет! Явно для маскировки старался, играл на публику, на шпионов Отцов.

Я тяжело вздохнула в темноте и перевела взгляд в окно, где виднелся миниатюрный диск тусклой луны. Сердце тоскливо сжалось от непривычной картины. Опять вспомнилась спокойная жизнь в Межгорье, когда мне было не за что переживать. Время без забот, обязанностей и больших тревог, время одинокой борьбы против всего мира…

Нет, думаю, сейчас я не променяла бы все мои проблемы на то спокойствие, его уже не вернуть. Подобная безмятежность теперь не доставит мне радости. Никогда в этом не признаюсь вслух, но мне нравится даже назойливая опека Кейна, его наставления, постоянное ворчание по поводу бестолковости в вопросах управления державой. Все-таки хорошо, что Фарг затеял мои поиски, хоть и с опозданием на тысячу лет. Я уже не представляю себе, как бы дальше жила без Кейна и без Дейкона…

Тьфу, Золия, да при чем здесь этот дроу?! Я без него прекрасно обходилась до нашей встречи в подземелье. И зачем его туда понесло?! Вечно он мне проблемы создавал, вот и теперь из головы не выходит. Прямо сумасшествие какое-то!

В спорах с собой я не заметила, как за окном начало светать. Впрочем, до восхода было еще далеко, когда ко мне в комнату без стука бесцеремонно ввалились Кейн и Арвис. Посол нес в руках свой сундучок для отправления донесений, бережно прижимая его к груди. Братец был налегке. Зато глаза у обоих сверкали от еле сдерживаемого возбуждения — они явно что-то задумали.

Я приподнялась на кровати и открыла рот, чтобы отчитать их за вторжение, однако Кейн приложил палец к губам, прося не поднимать шума. Арвис тоже решил поучаствовать в пантомиме. Он показал на свое ухо, после чего махнул рукой в сторону стены со шкафами, напоминая о возможном подслушивании. Как будто шпионам делать больше нечего в пять часов утра! Но я возмущалась по поводу всей этой секретности исключительно мысленно, а то кто знает этих наблюдателей, может, им действительно нечем заняться…

Тихо ступая, Кейн с Арвисом приблизились к кровати и, опять не спрашивая, опустились на край. Вот так всегда… Братец столько времени объяснял правила этикета, согласно которым даже он, находясь в моей комнате, не может без разрешения сесть на кровать, а теперь сам же их нарушает! И посол не торопится демонстрировать воспитание. Наверное, в отместку за то, что, скрываясь от Фарга у него в комнате, я вынудила его спать на полу вместе с Дейконом и Кейном.

Оба посетителя были одеты в свободные брюки и застегнутые на все пуговицы рубашки, но босиком. То ли отдавали дань традиции, в соответствии с которой ступать по песку надо голыми ногами, то ли страховались, чтобы не топать и не шуметь.

Арвис сдвинул с покрывала рядом с собой один из подвядших цветков, рассыпавшихся по кровати, и поставил туда свою шкатулку. Я с любопытством уставилась на крышечку, ожидая, что он извлечет послание, однако ошиблась. Дракон вынул из рукава скатанный в трубочку лист бумаги — целый и немятый для разнообразия — и протянул мне. Осталось только удивиться, зачем он принес сюда артефакт, наверное, был не в силах с ним расстаться.

Я подтянулась на руках, сев поудобнее, и взяла записку.

Любопытно, что на этот раз пишут послу и в каких выражениях.

Ни приветствия, ни вежливых пожеланий я снова не обнаружила, но хоть начали не со слова «идиот» и писали не в пример сдержаннее.

«Арвис, от тебя завтра требуется подтвердить наличие у нас традиции обязательно лично прощаться с хозяином дома, уходя из гостей. Это поможет держать василисков под присмотром. Тебе вменяется сопровождать их на все запланированные приемы в особняках Отцов. Не отходи от правительницы ни на минуту, хоть в любви ей объясняйся! Если в случае ее гнева первой статуей станешь не ты, на сохранение собственной жизни все равно не рассчитывай!»

Подписи не было, но она меня и не слишком интересовала. Уголки губ непроизвольно приподнялись в усмешке. Из записки я поняла главное: наша проблема с опознанием драконов решена! Зря Отцы думают, что мы попытаемся сбежать с приемов, очень зря. Там вполне можно разжиться несколькими каплями крови дракона из нужной Семьи. В коридорах подкарауливать жертву ничуть не хуже, чем на улицах, даже удобнее. Есть возможность добавить снотворное выбранной особи, отвести ее в уголок и без шума сделать ранку.

Да планы Отцов — это настоящий подарок судьбы! Пусть и не мечтают, что я откажусь хоть от одного приглашения. В толпе именитых гостей вряд ли ко мне приставят других шпионов, кроме Арвиса. Теперь не надо ломать голову, как избавиться от слежки, тем более если ее осуществляют опытные маги, специализирующиеся в этом деле. Я подняла глаза на Кейна и довольно улыбнулась, не скрывая радости от полученных новостей. Драконы сами облегчили нам задачу. Можно уже сегодня начать сбор крови, если посол достанет обещанные емкости.

Арвис забрал у меня лист с предписаниями и смял в руке. Комок бумаги он бросил прямо на пол и, прежде чем я успела высказать возражения, дыхнул на него огнем. На мгновение я почувствовала ужасный жар, распространяющийся от пламени. Кейн шарахнулся в сторону, чуть не снеся меня с кровати. Так получилось, что смятая записка приземлилась недалеко от его ступни…

Огонь исчез, а братец все еще недоверчиво рассматривал свою абсолютно целую ногу, уложив ее на кровать. Вид у него был ошарашенный, но постепенно на лице проступал гнев. Еще бы! Мне бы тоже вряд ли понравилось почувствовать на себе пламя дракона. Хоть и не смертельно, если Арвис не хотел навредить, но, мягко говоря, неприятно и страшно.

Посол с невинным видом наклонился и перемешал несуществующий пепел с мелкими песчинками. Однако, согнувшись, Арвис как-то странно затрясся. Это вызвало у меня подозрение, что таким образом он скрыл лицо, чтобы отсмеяться!

Дракон выпрямился как раз вовремя, успев жестом остановить кипящего от возмущения Кейна. Вокруг братца даже воздух сверкать начал! Слова Кейн сдержал, но зато выразительной пантомимой продемонстрировал послу, что он с ним сделает в коридоре. Правда, так как братец был взвинчен, то я поняла только обещание придушить, прирезать и свернуть шею. Смысл остальных жестов так и остался для меня загадкой. Арвиса это представление тоже не впечатлило. Он спокойно, с легкой улыбкой на губах поднялся на ноги, взял с покрывала шкатулку и последовал за Кейном в коридор. И как я ни прислушивалась, так и не смогла уловить шума потасовки. Значит, наверное, до выполнения угроз дело не дошло, мне можно еще немного поваляться и отдохнуть. Вряд ли здесь предусмотрен завтрак в такую рань.

Я расслабилась и поудобнее устроилась на покрывале в ворохе подвядших цветов. В комнате стояла приятная прохлада, но розоватый оттенок неба за окном говорил о том, что это ненадолго. Вскоре первое солнце поднимется выше, и тогда мне снова придется изнемогать от непривычной жары и мучиться от жажды. Было бы неплохо раздобыть подобие местной одежды, может, в ней станет легче переносить здешний климат. Сделав себе зарубку на будущее, я заколебалась, не пойти ли мне сейчас подышать воздухом, прогуляться, по нервировать наблюдателей…

Однако сбежать из комнаты я не успела. Дверь внезапно распахнулась и с грохотом ударилась о стену. У меня возникло такое ощущение, что открывали ее пинком и визитер не в самом благодушном настроении…

— Подъем, Льера! — с порога гаркнул Кейн. — Пора немного позаниматься драконьим языком, пока нас на завтрак не позвали. Кстати, сегодня разрешаю оттачивать произношение прощания на Арвисе, даже настаиваю на этом!

У-у-у! Надеюсь, братец все же не придушил посла в коридоре, потому что теперь это хочу сделать я! Разозлил Кейна — и ушел, а мне из-за этого страдать?!

— Garrteheriar, Kein, — с чувством сказала я, надеясь, что произношение меня не подведет. И если вы думаете, что я хотела попрощаться, то крупно ошибаетесь…

— Льера! — округлил глаза братец. — Я же просил тренироваться на Арвисе! Ты знаешь, что ты сказала?!

Не знаю, но догадываюсь… Скорее всего, это вчерашнее ругательство. С одной стороны, оно намного полезнее при общении с некоторыми личностями, но с другой — Кейн ведь не отстанет, пока я правильно не воспроизведу слово.

— Поднимайся, — еще раз скомандовал братец. — И так уже все платье помяла, а тебе в нем сегодня на собрание Совета идти!

— Новое куплю, — отмахнулась я. — В этом все равно жарко. Да и новый меч мне не помешает.

— И мне что-нибудь не помешало бы, — задумался Кейн.

— Так я сейчас сбегаю, — живо подскочила я, усмотрев хороший предлог для того, чтобы отложить занятие.

— Э-э нет! Вместе после завтрака сходим или Арвиса с Мерком попросим. Льера, отнесись к своим обязанностям серьезнее, ты должна выучить язык.

— А почему не Отцы? — ворчливо поинтересовалась я. — Только не говори, что их больше, а потому проще заставить меня. Они старше, правят дольше, хотя и не готовились к этому с юности, и должны были давно сами позаботиться о налаживании взаимоотношений с нашим народом.

— Льерочка, но тебя же так уважать больше будут, — пояснил братец, косясь на стены и зеркало. Он явно не хотел, чтобы шпионы передавали Отцам мой упрек.

Я хмыкнула. О каком уважении может идти речь, если драконы находятся во власти страха? Одно с другим сочетается плохо, проверено еще во времена правления в Межгорье.

Однако мне пришлось добросовестно зубрить слова почти до полудня, сделав только короткий перерыв на еду. Кейн, Арвис и Мерк нам не мешали, предпочитая отдыхать в комнатах или гулять вокруг посольства. В общем, держаться подальше от моего раздраженного братца. Да и я, признаться честно, уже после часа занятий находилась не в самом благодушном настроении. Кейн совершенно искренне недоумевал, почему я не в состоянии запомнить все с первого раза и тем более правильно произнести вслед за ним. В его понимании правительница должна быть просто гением! Мне оставалось только удивляться нетерпению Кейна. Я за собой и раньше не замечала склонности к изучению языков, даже эльфийского, на основе которого были созданы многие заклинания моей второй родины. Вот если бы потребовалось изучить какой-нибудь магический ритуал, составить нечто новое…

Пока я боролась с энтузиазмом Кейна и собственной ленью, Дейкон и Мерк, снабженные инструкцией Арвиса, сходили за новой одеждой в местную лавку, расположенную в паре кварталов отсюда, а заодно прихватили хоть и плохонький, но подходящий по размеру меч для меня. Судя по тому, что жалоб от них не поступило, никто не попытался задержать гостей державы или навязаться в сопровождающие. Если за ними и следили, то делали это негласно и незаметно. Возможно, их просто считали не опасными и не заслуживающими пристального внимания. По сути дела, Мерк очень похож на обычного малолетнего дракона, а Дейкон — на василиска со странными ушами. Обоих нельзя обвинить в преследовании каких-то собственных целей, ведь они являются иномирянами, и Совет Семей об этом прекрасно осведомлен.

Почти перед самым полуднем Арвис тоже ненадолго отлучился по делам, хотя при этом немного нервничал, ведь ему приказали не спускать с меня глаз. Однако выхода у посла не было. Он же обещал достать бутылки, а в одиночку это сделать проще — нет лишних глаз. Не будут же шпионы ходить хвостом за своим соотечественником, наблюдать за его действиями и слушать разговоры.

Арвис вернулся буквально за десять минут до начала Совета, и не с пустыми руками. Но времени на то, чтобы посмотреть его приобретение, у нас не было, так как мы спешно переодевались и приводили себя в порядок. К этому часу поднялась невероятная жара, в комнатах стало очень душно, и одежда липла к телу. Пришлось опять нырять в ванну, чтобы освежиться и предстать перед Отцами в подобающем виде. Как вы понимаете, больше всех это заботило Кейна. В ванную комнату он заталкивал меня с тем же энтузиазмом, с каким заставлял учить язык.

Кейн, Дейкон и Мерк переоделись в свободные туники без рукавов и брюки одинакового покроя, различающиеся только цветом. Мне принесли наряд местной аристократки — платье на тоненьких бретельках, свободными складками спадающее от груди до самого пола. К счастью, дроу остановился на фиолетовом цвете, хотя Кейн предпочел бы видеть на мне белое, как некогда Илэр подбирала мне все розовое. Сандалии мы захватили с собой из Вассарии, так как без них передвигаться в домах невозможно — в обувь забивается песок.

Может, это и несолидно, но из посольства мы вылетели почти бегом, так как Кейн не хотел опять опоздать и всячески нас поторапливал. Я на этот счет не волновалась: если Отцы вчера прождали несколько часов, то уж за пару минут с ними точно ничего не случится.

Солнце нещадно палило, а учитывая, что мы неслись сломя голову, уже через пару десятков шагов я запыхалась и снова захотела окунуться в прохладную, приятно освежающую ванну. От мощеных дорожек несло жаром не хуже, чем от драконьего пламени. В общем, было такое чувство, что я оказалась между молотом и наковальней. Холодная ветреная осень в моих землях вспоминалась с тоской и ностальгией. На севере от Драконьих гор можно одеться потеплее и чувствовать себя комфортно, а здесь снять уже нечего, если я, конечно, не хочу никого шокировать.

Судя по виду, остальные участники нашего дипломатического отряда чувствовали себя не лучше, разве что Арвис держался молодцом. Но он привычный, в отличие от нас. Даже думать не хочу, каково в Акилоне живется летом.

Возле самых дверей Ализиума мы наткнулись на наших знакомых магов, сопровождавших нас вчера. Они явно стояли здесь не просто так, а поджидая нас. То ли маги служили при Отцах адъютантами и телохранителями, то ли их приставили конкретно к нам, но, боюсь, мы еще не раз столкнемся лицом к лицу. Правда, сейчас мое внимание привлекли не они, а улыбающийся Оргел, пристроившийся рядом и явно не в качестве арестанта.

— Мне доверили прислуживать Отцам, пока память не вернется! — выпалил парень, торопясь поделиться своим счастьем, хотя его никто ни о чем не спрашивал. Он прямо светился, сообщая о порученной ему работе.

Лично я не вижу в этом ничего чудесного, а паренек радуется так, словно ему предложили одно из мест в Совете! Как мало, оказывается, некоторым надо для счастья…

— С каких это пор шпионов держат не в темнице? — поинтересовался Мерк прямо и без всякой деликатности.

Хотя о чем это я? Ему и слово-то такое неизвестно. Причем не от неграмотности — не зря ведь жители Деревни когда-то растащили мою библиотеку. Просто Мерк и деликатность — понятия несовместимые. Пацан и в разговорах со мной слова не выбирает, говорит первое, что пришло на ум.

— Великий сказал, что пока хочет подержать меня перед глазами, — чуть помрачнел Оргел. — И я пообещал ему назвать имя дракона, поручившего мне слежку за вами, как только вспомню.

— И ты так просто согласился предать нанимателя? — удивилась я, сопротивляясь попыткам Кейна затолкать меня в здание Ализиума. Брат переживал, что время перевалило за полдень, а мы все еще топчемся у порога.

— Наоборот, предательством будет смолчать, ведь Великий представляет интересы всего нашего народа! — с достоинством и полной уверенностью в собственной правоте ответил парень. — Никто не имеет права отказывать самому Астадеку в просьбе, он должен знать, кто чем занимается на этих землях. Наш долг — оказывать ему всяческую поддержку, в чем бы она ни заключалась.

Выслушав пафосную речь Оргела, я поморщилась. Везет мне в последнее время на патриотов и идеалистов — они на каждом шагу. Но этот хоть не мой родственник и убеждать ни в чем не будет. Просто по возможности лучше держаться от него подальше. Хотя и нам не помешало бы узнать от парня имя дракона, нанявшего его для слежки.

Я наконец поддалась усилиям Кейна и сама вошла в здание Ализиума, легонько подталкиваемая в спину. Со вчерашнего дня интерьер в холле не поменялся — здесь по-прежнему были голые стены, чистый пол и отсутствовали валуны для сидения. А между тем маги опять предложили Арвису остаться с ними и подождать окончания Совета. Ха! Как будто посол имеет право спорить. Так бы уж и говорили, что это приказ Отцов!

— Идите, я останусь тут и с господами магами побеседую. Мне даже веселее, чем вам, будет, — успокоил нас Арвис.

— Я, пожалуй, тоже здесь подожду, — внезапно решил Мерк, встав рядом с послом.

«Хорошо, что напомнили, зачем мы сюда торопились, — прочла я мысль пацана. — Это же надо — несколько часов неподвижно сидеть на каменюке и слушать непонятные скучные речи с заверениями в искренности намерений. У-у-у! Да я там через полчаса с ума сойду! Вряд ли будут обсуждать что-то интересное вроде шпионов. Только зад зря отсиживать, мне ведь и рта раскрыть не дадут».

«Ой…» — мысленно простонала я. Что-то и у меня весь энтузиазм пропал, хотя сама ведь рвалась послушать, поиграть в гляделки с Отцами, чтобы не расслаблялись…

— А можно и я…

— Нельзя! — недослушал меня Кейн. — Льера, не дури, ты лицо нашей державы и не имеешь права отлынивать.

Ну, как всегда… Впрочем, а на что я рассчитывала?! Хм… Да ни на что! Просто попытаться-то можно.

Сделав глубокий вдох, я решительно распахнула дверь, ведущую в зал, где собрались Отцы. Если сделать ничего нельзя, то остается только достойно сыграть свою роль, хотя и бессловесную. Почти.

— Alyamaik, Feiarethe, — громко поздоровалась я с драконами через огромное пространство зала, и мой голос эхом отразился от высокого потолка.

— «Уважаемые» забыла, — тихо прокомментировал сзади Кейн.

Нет, он еще чем-то недоволен! Я не забыла, а просто решила опустить это слово из стратегических соображений. А то ведь опять: два неправильно произнесенных звука — и получится нечто нецензурное. А я виновата, что почти все выученные мною слова драконьего языка созвучны какому-нибудь ругательству?!

Пока я приближалась к столу в противоположной части зала, до меня донесся нестройный хор голосов. Скажу честно, не разобрала ни слова. Уж Отцы-то и не подумали за ночь выучить приветствие на языке василисков!

Кейн и Дейкон пристроились по бокам от меня, изображая небольшую свиту и охрану в одном лице. Наши шаги четко звучали в тишине, наступившей после того, как все отдали дань вежливости. Отцы с любопытством рассматривали нас, мы же, в свою очередь, изучали их.

Сегодня камней было гораздо больше восьми, и они стояли вокруг стола, а не по одной прямой. Кто-то перестарался, принеся их сюда. Тут можно было рассадить еще два таких же Совета Семей в полном составе. Странно, но Отцы не сбились плотной кучкой, а рассредоточились по периметру стола, оставив между собой промежутки. Думали, что таким образом я не смогу разом превратить их всех в статуи? Да, похоже на то, ведь никто даже парой не сел. Не поверю, что они до такой степени друг друга терпеть не могут. Хотя нам с Кейном выгодна такая диспозиция Отцов, так как они лишились возможности обсудить что-либо между собой шепотом — только вслух.

Перед самым столом я немного замялась, решая, где бы мне устроиться. Кому здесь испортить настроение? Хотя для начала проще устроить где-нибудь сопровождающих меня парней.

— Дейкон, тебе к Парящему, — шепотом направила я дроу и попросила: — Постарайся его разговорить.

Правитель Карневии без споров пошел занимать свободное место между Парящим с одной стороны и Огненным — с другой. Странно, но оба Отца устроились спиной к залу. Неужели хотели таким образом неявно выразить нам свое презрение? Они не похожи на тех, кто предпочитает оставлять опасность сзади себя.

— Кейн, а ты к Великому поближе устройся, вам так удобнее будет разговаривать, не придется орать через весь стол.

— Согласен, — прошептал братец.

Астадек в одиночестве сидел у торца стола, но по бокам от него остались два свободных валуна. Кейн выбрал тот, что был по правую руку.

Подумав, я отказалась от мысли занять место у второго торца, хотя с него открывался самый лучший обзор. Пожалуй, сегодня лучше быть скромнее, а то вдруг меня в сон потянет от нескольких часов непонятного лопотания… Если уж позориться, то в узком кругу. А глядишь, никто и не заметит моего отсутствующего вида. Я присмотрела себе местечко между Ржавым и Бескрылым где-то по центру стола. Подкупало то, что таким образом сзади окажется стена (на нее можно и спиной опереться), а дверь и все пространство зала будут перед глазами. Да и за Парящим наблюдать очень удобно — он сидит совсем неподалеку, наискосок от моего места.

Когда я начала обходить стол, драконы настороженно замерли, прикидывая, кому не повезет больше всех. Правда, не знаю, чего они опасались больше — оказаться рядом или напротив.

Не обращая ни на кого внимания, я села на заранее выбранный камень, напряженно выпрямила спину и замерла. Со стороны у меня должен получиться гордый и неприступный вид. Только от Кейна вряд ли удастся скрыть правду: я себя чувствую как мученица на пыточном столе, и это только начало… На этих камнях просто нереально расслабиться.

Отцы отнеслись к моему соседству по-разному. Ржавый нервными движениями пальцев затеребил кончик своей многострадальной косы, переброшенной через плечо, а Бескрылый… улыбнулся мне во все тридцать два зуба. Хотя, может, у драконов совсем другое строение челюсти, я не знаю. Но мне показалось, что самый молодой член Совета искренен в своих чувствах. Улыбка не выглядела вымученной гримасой, и это впечатление подтверждали сияющие искорки в зеленых глазах с узкими щелками зрачков.

Улыбнуться в ответ я не решилась. Во-первых, могу спугнуть, а во-вторых, просто не до него! В зале оказалось невыносимо жарко и душно, воздух был затхлый из-за отсутствия системы проветривания. Окна под самым потолком здесь вряд ли когда-то открывались, на дверь тоже надежды не было. Никто не станет проводить Совет при распахнутой двери, за которой находятся маги и посол.

Совсем не ко времени мне очень захотелось пить. В любом другом месте я бы могла наколдовать себе полную пригоршню чистой родниковой воды и утолить жажду, но не здесь. Это будет воспринято как признак отсутствия воспитания. И если осуждающие взгляды Отцов я бы еще как-то смогла не заметить, то Кейн не даст себя проигнорировать. С меня пока лекций по драконьему языку хватит. Эх, любит братец поворчать и покомандовать. Прямо весь в меня!

Но я так прикинула, что не хочу терпеть жажду несколько часов кряду, а потому, пока никто не взял слово, громко обратилась к брату:

— Кейн, нельзя ли попросить у драконов принести мне какое-нибудь питье? Можно Оргелу поручить сбегать.

— Как ты не вовремя! — с досадой произнес братец, но все же послушно перевел Великому мою просьбу.

Астадек выслушал и кивнул. Кончиками пальцев правой руки он прикоснулся к кольцу с изображением дракона на левой руке и что-то тихо произнес с повелительной интонацией. Кейн и Дейкон заинтересованно наблюдали за его действиями. Было похоже, что Великий отдал кому-то приказ на расстоянии! А братец еще недовольство выражал. Да благодаря мне мы узнали такой потрясающий факт!

Великий убрал руку с кольцом под стол и снова повернулся к Кейну.

— Скоро принесут, жди, — перевел для меня братец слова Астадека.

После этого Отцы и Кейн приступили к обсуждению дел. Вокруг поднялся бессмысленный для меня гвалт голосов. Каждый старался что-то вставить, спросить, добавить, хотя и обо мне никто не забывал. В процессе разговора Отцы постоянно бросали взгляды в мою сторону — то ли боялись быть застигнутыми врасплох и превращенными в статуи, то ли считали, что я понимаю их язык, просто не хочу в этом сознаваться из стратегических соображений, намеренно предоставляя брату вести переговоры.

Скажу честно, я заскучала. Мне было абсолютно нечем себя занять, кроме пристального рассматривания Отцов. Но это нехитрое развлечение мне скоро надоест. На драконах узоров не имеется, разве что Огненный надолго привлек мой взгляд своей кучей цепочек, колец и серьгой в ухе. Любая модница позавидовала бы такому количеству украшений. В другое время я бы обязательно заинтересовалась мимикой столь важных персон, но так как тема обсуждения была для меня загадкой, то что толку пытаться интерпретировать чувства окружающих? Драконы скрежетали зубами, морщились, кивали, улыбались, злились или радовались, но для меня их действия не имели смысла. Оставалось только набраться терпения и ждать. Ждать, пока мне принесут долгожданное питье, пока драконы с братцем придут к какому-то решению, пока объявят окончание Совета…

Я заметила, что дроу о чем-то тихо переговаривается с Парящим, выполняя свою задачу. Малый в поднявшейся суматохе стрельнул глазами по сторонам и втихаря начал по одному бросать в рот что-то вроде небольших орешков. Делиться с коллегами он и не подумал. Дракон явно слушал то, что говорят Астадек с Кейном, просто сам при этом жевал и молчал. Но, несмотря на осторожность Малого, Огненный, сидящий через одно пустое место от него, заметил непорядок и бросил на коллегу недовольный взгляд. Чуть нагнувшись, я рассмотрела Туманного, который был полностью поглощен обсуждением. Он сидел рядом с Кейном и постоянно вставлял свои комментарии и при этом не горячился, а имел очень спокойный, умудренный вид.

Вроде при деле были все, кроме меня. Обидно… Я не привыкла бездействовать и бить баклуши. Кажется, все же придется всерьез взяться за изучение языка, чтобы не быть бессловесным наблюдателем.

Я уже начала подумывать, что умру здесь от жажды и скуки, когда наконец вдалеке распахнулась входная дверь. Хотя «распахнулась» — это сильно сказано. Она скорее робко приоткрылась, впуская Оргела с единственной кружкой в руках. Такое ощущение, что он за ней на другой конец света бегал!

Как ни старался потерявший память шпион вести себя тихо, но в его сторону все равно повернулись некоторые из Отцов, в том числе и Огненный с Парящим, сидящие спиной к залу. Оба выглядели, словно насторожившиеся хищники. Хотя, увидев, кто вошел. Огненный тут же расслабился и переключил свое внимание на Астадека. Парящий задержал взгляд на Оргеле чуть дольше.

Бывший шпион, а ныне прислужник Отцов приблизился к столу и нерешительно замер. То ли ему не доложили, для кого предназначена кружка, то ли он в своем благоговении просто не хотел никого отвлекать от важных государственных дел. На собравшихся вокруг стола Отцов Оргел взирал с просто-таки щенячьим восторгом и преданностью. Чтобы подобраться ко мне, ему надо было протиснуться между стеной и сидящими драконами, на что он никак не мог решиться.

Видимо, Астадек понял, что Оргел может еще долго топтаться, поэтому отдал короткий приказ. Бывший шпион вздрогнул и с виноватым видом отдал кружку ближайшему к нему дракону — Парящему, сам же поторопился выйти из зала.

Парящий с недоумением посмотрел на врученную ему кружку, фыркнул и поставил ее на стол перед дроу. У него что, руки отвалятся передать ее мне?! У-у-у, вражина! Вот теперь точно верю, что он не испытывает ко мне дружеских чувств. Скорее презрение, которое пытается продемонстрировать всеми доступными способами, несмотря на опасность быть превращенным в статую.

Астадек снова отвлекся от Кейна и что-то сказал, обращаясь к коллегам. После этого Огненный с поджатыми губами быстро схватился за ручку кружки и переставил ее поближе ко мне. Он чуть опередил Дейкона, собирающегося сделать тоже самое, но без понукания. Бескрылый сбоку тихо хихикнул, щелкнул по боку кружки пальцами и что-то весело произнес. Как позже объяснил дроу, съехидничал, что не ему одному служить бессменным разносчиком.

Но в данный момент меня не интересовало недовольство Огненного и радость Бескрылого, ведь я наконец-то смогу утолить жажду! А то уже начала подумывать, что драконы решили меня уморить. Хватит и того, что мне еще несколько часов с умным видом придется сидеть здесь, а ведь зал и Отцы уже досконально рассмотрены. Скучно… Я ж ни демона не понимаю в их лепете! И хотела бы вникнуть в суть происходящего, да не могу.

Я сделала небольшой глоток из стеклянной кружки в низком серебряном держателе, предохраняющем руки от ожога. Могли бы и на золото не поскупиться! Интересно, это с их стороны еще один знак пренебрежения или у них вся посуда такая?

Питье было обжигающе горячим и одуряюще пахло какими-то травами. Впрочем, оно оказалось вполне вкусным, а потому я не жаловалась. Что здесь обычно пьют, мне было неизвестно. Главное, что явно не помои налили. Оргел, наверное, очень старался, когда варил этот своеобразный чай.

Я вынула кружку из держателя, обхватила ее обеими руками и сделала еще один глоточек, стараясь не обжечь язык от жадности. Горячо, но, говорят, так даже лучше для утоления жажды. Я расслабилась, перестала следить за обстановкой в зале Ализиума, а потому не сразу заметила, что сидящий справа от меня Ржавый дракон начал с подозрением во взгляде принюхиваться. Его голова все ниже и ниже склонялась к моей кружке, пока практически не уткнулась в нее носом. Ну это уже, знаете ли, наглость! Я хотела возмутиться его поведением, но дракон первым что-то заверещал на своем языке. Он в расстройстве с силой дернул себя за кончик косы, рискуя ее оторвать, и, кажется, совсем не почувствовал боли. Ржавый очень бесцеремонно попытался отобрать у меня кружку, но я не отдала. Что за манеры?! У них заведено вырывать угощение из рук всех гостей или это только я такая особенная? Оргел налил мне отвар в его любимую кружку? Или, быть может, полагалось пустить ее по кругу? Так приносили бы в таком случае ведерко! А из этой кружки я уже пригубила и отдавать ее не собираюсь, самой мало. В конце-то концов, где их уважение к правительнице соседней державы?!

Крик тем временем набирал обороты. К Ржавому присоединились еще несколько Отцов, в том числе и сам Великий. Зеркальный с воплем стремглав выскочил из-за стола и кинулся к двери, едва не скинув при этом с камня Малого, на которого впопыхах умудрился налететь. Туманный с непонятными увещеваниями подлетел ко мне, потеснив Ржавого. Бескрылый зачем-то потянул руки в мою сторону. Явно тоже нацелился на кружку. Начался бардак, одним словом! Держа кружку обеими руками, я в растерянности прижала ее к груди. Что здесь происходит?! Что за всеобщее помешательство?!

— Льера! — расслышала я крик Дейкона в общем шуме. — Да отдай ты им эту кружку!

— Еще чего! Она чья-то любимая именная, что ли?

— Нет! Говорят, там яд. Отец по запаху почувствовал, хотя его пытались замаскировать.

— Ну и что? — безразлично пожала я плечами. — Чем только слуги меня не потчевали.

— Льера, — простонал Кейн, проталкиваясь поближе ко мне, — но драконы-то о твоем иммунитете к ядам не знают. Один уже, вон, за врачевателем побежал. Отдай! У них массовая истерика, скоро дело до обмороков дойдет.

Расставаться с отваром, не утолив жажду, мне не хотелось. Я с жалостью посмотрела на кружку и решила, пока есть возможность, сделать последний крупный глоток. Грубо вырвать у меня посудину никто не решился — очевидно, боялись окаменяющего взгляда, — и я этим воспользовалась.

Ох, зря. От жадности я глотнула слишком много, не смогла проглотить и закашлялась. Краем глаза увидела, как Отец, первым почувствовавший яд, упал в обморок под ноги коллегам. И хоть кто бы додумался по спине постучать!

— Льера! — рассерженно рявкнул братец. — Опусти кружку!

Хоть бы посочувствовал, гад. Кашляю же, захлебываюсь!

— Они думают, что у тебя конвульсии, что яд начал действовать, — заявил Кейн.

Я поставила кружку на стол и удивленно уставилась на братца поверх чьих-то голов. Ой, какие все мнительные… меня не так-то просто убить! Над этим билось не одно поколение жителей Деревни в Межгорье. Брали бы пример с абсолютно спокойного дроу. Он тоже знает, что так легко от меня не отделаться!

Кружку тут же забрали и переставили на другой конец стола. Все встревожено смотрели на меня и, казалось, даже не мигали. Неудивительно было захлебнуться при таком внимании! Нашли себе развлечение!

В зал вбежали Зеркальный и пожилой дракон с сумкой, из которой торчали пучки каких-то засушенных трав. Врачеватель и остроносый Отец едва не застряли в дверях, так как пытались протиснуться в нее одновременно, к счастью, обошлось. Оба, задыхаясь и обливаясь потом, быстро пересекли зал. Бедный врачеватель в последний момент, приближаясь к столу, взмахнул в воздухе руками и едва не свалился. Хорошо, что Дейкон успел его поймать. Присмотревшись, я заметила рассыпанные на полу твердые кругляши орешков Малого дракона. Сам диверсант вскочил с поразительной для его комплекции легкостью и попытался ногой незаметно закатить улики под стол. Но сомневаюсь, что ему это спустят с рук, о чем свидетельствовал выразительный взгляд Астадека.

Дейкон придержал врачевателя, стремящегося быстрее попасть к пациентке, ко мне то бишь, и скороговоркой начал что-то объяснять на драконьем языке. По мере того как он говорил, лица окружающих разглаживались и успокаивались. Сразу бы так! Нет, решительно, обедать в их обществе я не хочу. У меня несварение желудка будет! Оно убьет меня быстрее любого, самого вычурного яда.

Через распахнутые настежь двери в зал без приглашения вошли Мерк, Арвис и два сопровождающих нас вчера мага. Им тоже было любопытно, что у нас произошло, к чему вся эта суматоха. Да и врачеватель явно не каждый день посещает Ализиум. Вновь прибывшие выглядели встревоженными.

А вот Отцы начали успокаиваться, отовсюду слышались облегченные вздохи. Бескрылый охотно решил что-то объяснить магам и послу. Все общались между собой на непонятном драконьем языке, и хоть бы кто выразил мне сочувствие по поводу покушения! Даже Кейн не подошел утешить, предпочтя вместо этого начать на повышенных тонах о чем-то спорить с Астадеком. Нет, ему, конечно, известно, что со мной от нескольких глотков яда ничего не случится, но можно же хоть проявить заботу и поинтересоваться, как я себя чувствую?!

Самым внимательным опять оказался Арвис.

— Льера, ты в порядке? — спросил он, вникнув в суть происшествия.

— Да, — одними губами ответила я и кивнула для подтверждения.

— Фу-х, а суматоха, как будто здесь кто-то умирал, — облегченно вздохнул Арвис и осторожно опустился на один из камней возле стола.

Место он выбрал недалеко от Великого — там, где было поспокойнее, а то вся толпа собралась вокруг меня и голосила похлеще торговок на рынке. Причем Отцы больше внимания уделяли друг другу и Кейну, я опять оказалась как бы не у дел.

Посол вытер выступивший на лбу от волнения и жары пот и… схватился за все ту же кружечку. Теперь настала наша с Кейном очередь бледнеть. Караул! Там же яд! Братец одним скачком преодолел расстояние, отделяющее его от посла, и выдернул у него из рук многострадальную посудину. Уж Кейн при этом не церемонился!

— Я просто придержать ее хотел, чтобы не скинули, — начал оправдываться Арвис. — Нам важно сохранить содержимое кружки для магической экспертизы.

— У-у-у! — взвыла я. — Сумасшедший дом!

— Льера, это очень недипломатичное заявление. Вдруг кто-то понимает по-нашему, — укорил меня Кейн.

— Начхать, — отмахнулась я и, вскочив с камня, устремилась к выходу. Пусть заканчивают этот балаган без меня.

— Льера, вернись, — попробовал остановить меня братец. — Тебя за любым углом может ждать наемный убийца.

— Тем хуже для него, — пробормотала я, уходя подальше от шума. Вряд ли сегодня удастся выяснить что-то про яд, все слишком взвинчены.

На пороге меня нагнал Арвис и пристроился чуть позади, выполняя наказ Отцов. Они абсолютно четко выразили желание, чтобы посол не спускал с меня глаз. Впрочем, я не возражала против общества спокойного, рассудительного дракона. А новости Кейн перескажет.

Глава 10

Кейн, Мерк и Дейкон вернулись в посольство спустя пару часов. К тому времени я уже успела принять ванну, переодеться и напугать кухарку своим появлением на кухне. Если бы не присутствие рядом со мной Арвиса, бедная женщина наверняка свалилась бы в обморок. Впрочем, так как я была голодна, то не слишком обратила внимание на ее состояние. Пусть привыкает, у меня, в конце-то концов, ни рогов, ни вампирьих клыков нет! Даже слуги в Межгорье никогда до такой степени не тряслись. Да, они меня побаивались, но еще больше — злились и старались напакостить.

Так что пообедали мы с послом вдвоем, не дожидаясь остальных. И как раз когда выходили из столовой в холл, столкнулись с Кейном и Дейконом. Шаги Мерка слышались где-то на верхней площадке лестницы, он почему-то очень спешил в свою комнату.

— Кошмар. Как у меня разболелась голова из-за всех этих событий, — пожаловался Кейн. — Отцы сказали много, но по делу — ничего. Только стенали и грозились спустить шкуру с того, кто чуть не сорвал им дипломатические переговоры, попытавшись тебя убить, сестренка.

— А сам-то ты кого заподозрил? — поинтересовалась я.

— Даже не знаю, — схватился за голову братец и тяжело опустился на ближайший валун. — В первую очередь я подумал на потерявшего память шпиона, этого Оргела. Именно он принес кружку с ядом в зал Ализиума. Но все же парень невиновен и не представляет, как туда попали листья ирганевиара.

— Это тот желтый фрукт? — припомнила я.

— Да. И растет он только на наших землях! Дерево сбрасывает листья в последний месяц осени, и хранить их можно лишь три недели без потери или ослабления свойств. Кто-то нарвал их совсем недавно и переправил через границу в обход таможни.

— Кейн, а ты что, поверил Оргелу на слово? — поинтересовалась я. — Ему ничего не стоило соврать, особенно если приказ исходил от кого-то из Отцов. Сам видел, как он к ним относится.

— Нет, Льера, я прочел мысли Оргела. Астадек разрешил мне задать парню несколько вопросов, глядя прямо в глаза. Скажу честно, его решение не понравилось остальным, но спорить Отцы не стали, понимают, что ситуация серьезная. Хотя Парящий, например, ворчал и почти в открытую обвинял нас в мистификации. Он убеждал Великого, что мы сами все подстроили.

— Я могу подтвердить Отцам, что вам сейчас абсолютно не нужен скандал! — вмешался Арвис. — Да и не могли положить в кружку столько пряностей просто так. Готовивший отвар наверняка знал, что туда придется добавить яд со специфическим ароматом. Зато от него нет противоядия.

— Золия, а ты точно хорошо себя чувствуешь? — с непонятной для меня тревогой осведомился Дейкон. — Тошноты или рези в животе нет? Были какие-нибудь неприятные ощущения?

— Ага, — кивнула я, — были.

Кейн, Арвис и Дейкон дружно побледнели. Все следили за мной встревоженными взглядами, как будто ожидали, что с минуты на минуту я упаду замертво. Не дождутся!

— У меня в животе аж урчало от голода, — пожаловалась я, пытаясь скрыть усмешку.

— Ах ты ж… — выразил всеобщие чувства дроу.

— Сестренка, ну нельзя же так пугать! — схватился за грудь Кейн. Правда, почему-то за правую ее часть.

— А нечего заседание Совета назначать перед самым обедом, — широко улыбаясь, сказала я. — Не волнуйтесь, мой организм уже давно игнорирует все, даже самые изощренные яды. Кейн, удалось узнать, кто варил питье? Ведь это не Оргел?

— Нет, не он. Парень сбегал на кухню в ближайший особняк и попросил там. Но он даже не знал, для кого предназначалось питье.

— А слуг уже допросили? — задал вопрос Арвис.

— Да, они клянутся, что пряности для вкуса действительно положили, но к яду не имеют никакого отношения, — доложил дроу. — Конечно, своими ушами мы этого не слышали, так как с ними разговаривали маги Отцов.

— Астадек склоняется к мысли, что измельченные листья ирганевиара попали в кружку уже в Ализиуме, — сообщил Кейн. — Правда, признает это с большой неохотой, ему не хочется верить в вероломность коллег. Великий пообещал подумать, провести расследование.

— Он уже кого-то подозревает? — ухватилась я за возможность найти виновного без усилий со своей стороны.

Кейн пожал плечами, без слов сообщая, что тайной информацией Великий с ним делиться не стал. При должности Астадека очень недальновидно и неэтично бросаться пустыми обвинениями. Он не может себе позволить трепать имя невиновного.

— А у кого, по-вашему, была возможность что-то бросить в кружку? — поинтересовался Арвис.

— Льера, вспоминай, — попросил братец. — Я не особо следил за происходящим возле тебя.

Я прошлась по холлу взад-вперед, собираясь с мыслями, восстанавливая картину событий. Остальные терпеливо ждали ответа, хотя на лицах читалась огромная заинтересованность. А я вдруг с тревогой осознала, что в следующий раз могут попытаться отравить не меня, а их! Самых близких для меня существ. Ну тогда я точно камня на камне от этого города не оставлю!

Спокойно, Золия, спокойно. Не нервничай, а то, вон, уже воздух начал чуть-чуть светиться, что у остальных вызвало недоумение. Давненько они не видели проявления моих эмоций и, наверное, сейчас гадают, в чем причина.

— Золия, — тихо позвал Дейкон, — у тебя даже зрачки вертикальными стали и выражение лица зверское. Ты что-то вспомнила?

— Не обращай внимания, — смутилась я и про себя сосчитала до десяти. Сияние унялось, а насчет зрачков не знаю. Не хотелось спрашивать, рискуя снова раз