/ Language: Русский / Genre:det_crime, / Series: Детектив глазами женщины

Свои Продают Дороже

Ольга Некрасова

Нелегко быть женой знаменитого писателя. Уж кому-кому, а Татьяне хорошо известно, что слава, награды, деньги, роскошная дача — это одна сторона медали. Но есть и другая: за ее мужем Владимиром Кадышевым идет настоящая охота, и ведут ее настоящие профессионалы. Есть в жизни писателя какая-то жгучая тайна, о которой Татьяна может лишь догадываться. Но одних догадок мало. Ведь Татьяна поневоле втянута в эту игру, где ставки слишком высоки…

Ольг Некрсов. Свои продют дороже Эксмо Москв 2000 5-04-005251-0

Ольг НЕКРАСОВА

СВОИ ПРОДАЮТ ДОРОЖЕ

Чсть 1

СОЧИНИТЕЛЬ СТАРОЙ ЗАКАЛКИ

Вместо пролог

СУПЕРШАНТАЖИСТ

Вымогтельство, то есть требовние передчи чужого имуществ или прв н имущество или совершения других действий имущественного хрктер под угрозой применения нсилия либо уничтожения или повреждения чужого имуществ, рвно под угрозой рспрострнения сведений, позорящих потерпевшего или его близких… — нкзывется огрничением свободы н срок до трех лет, либо рестом н срок до шести месяцев, либо лишением свободы н срок до четырех лет со штрфом в рзмере до пятидесяти минимльных рзмеров оплты труд или в рзмере зрботной плты или иного доход осужденного з период до одного месяц либо без ткового.

Ткие у нс зконы

Трковский. Июль

В снятом под офис трехкомнтном полулюксе отеля «Нционль», утопя в дорогих и неудобных кожных креслх, сидели двое.

Стрший облдл всеми трибутми «новоросс» — от двойного подбородк до торчщего из крмн сотового телефон. Он был в том возрсте, когд мужчин еще способен и без кредитной крточки увлечь женщину з тридцть, но млолетние шлюхи уже зовут его ппиком. Черный смокинг «новоросс» выглядел стрнновто средь бел дня, однко ткое несоответствие не могло смутить его собеседник, едв ли имевшего ясные предствления о том, чем вечерний костюм отличется от делового, деловой — скжем, от костюм для поездок.

Этот был из тех, кого в втобусх и в очередях до седин окликют «молодым человеком» ( он, без сомнения, ездил в втобусх и стоял в очередях). Среди здешних полулюксовских чудес он смотрелся нелепо, кк селедк н кремовом торте. Узкий в плечх пиджчишко явно был куплен лет десять нзд, в эпоху тотльного дефицит. Н ногх нхльно сверкли негнущиеся туфли из клеенки, пытющейся выглядеть лкировнной кожей. Словом, от всего облик молодого человек рзило ткой возмутительной бедностью, что кзлось невероятным смо его присутствие здесь, в смом центре Москвы, где не смя удчливя проститутк з чс зрбтывл больше, чем рбочий-строитель з месяц.

Тем не менее молодой человек осквернял тощим здом тысячедоллровое кресло и дымил дорогими сигретми «Собрние» из влявшейся н журнльном столике пчки. Смое удивительное — при кждом его резком движении «новоросс» вцеплялся в подлокотники кресл, кк будто ожидя, что его нчнут выковыривть оттуд силой, и вжимл голову в плечи. Глз у него стновились больными и умоляющими.

— Ну что вы дергетесь, Трковский?! Я же скзл: ждем до пяти, знчит, рньше я вс не сорву, — не выдержл молодой человек. — Прекртите глядеть н меня, кк побитя собк. Неловко, ей-богу: из-з вс я нчиню чувствовть себя кким-то зплечных дел мстером. Рзве с вми плохо обрщются?

— Великолепно! — сркстически воскликнул Трковский. — Отдельня кмер… Н койке позволяют вляться круглые сутки — что еще нужно миллионеру?..

А если серьезно, Андрей Никитич…

Договорить Трковский не успел. В крмне у него зпищл телефон, и молодой человек пружинисто вскочил с кресл.

— Не спешите. Третий звонок, — нпомнил он, в дв шг пересек офис, зкрыл дверь н ключ, вернулся к Трковскому и, выхвтив у него телефон, подключил к нему взявшийся будто ниоткуд мленький диктофончик. — Теперь отвечйте.

Чуть не упустив трубку из потной лдони, Трковский рскрыл ее суетливым рывком. Кссет в диктофоне уже крутилсь.

— Виктор Сулыч, ты куд пропл?! — збубнил смоуверенный бритон.

Трковский встретился взглядом с молодым человеком и покчл головой. Звонок был не тот, которого ждли.

— Кк твое дргоценное здоровьичко? Але, Виктор Сулыч! Ты меня слышишь?!

— Д, конечно, — спохвтился Трковский. — Перезвони вечером, то я зшился с бухглтерией.

— А ты отвлекись! — не отствл бритон. — Слетй н уик-энд в Эйлт, искупйся в Крсном море. Тм, првд, пекло сейчс невыносимое. Зто туристов мло.

— Великолепня идея, — мрчно зметил Трковский, в сердцх швырнув трубку н стол.

— Полегче! Вы же проводок могли порвть! — возмутился молодой человек. Он подхвтил трубку с тянущимся з ней проводком и со скрупулезностью испрвного служки, которому доверено недешевое кзенное имущество, проверил, пишет ли диктофон, после чего отключил его и спрятл в крмн. И этот убогий мышонок влствовл нд судьбой Вэ Эс Трковского, доллрового миллионер!

— Все, Трковский, ждть бессмысленно, — не без удовольствия зявил мышонок. — Я выполнил свою чсть договоренности, вы, похоже, и не собирлись.

Виктор Сулович поднес к глзм руку с «Ролексом» и подумл, что, может быть, смотрит н десятитысячедоллровые чсики в последний рз. , — До пяти еще восемь минут, Андрей Никитич! Умоляю вс! Я не обмнывю! Откуд мне знть, может, с ним что-нибудь случилось?

Молодой человек беззботно улыбнулся:

— Сидят дв киллер в подъезде, один другому говорит:

«Что-то ншего клиент долго нет. Может, с ним случилось что-нибудь?»

Бородтый некдот неожиднно взбодрил миллионер. В мире, которому он приндлежл, просто тк не шутили. Анекдот был средством уход от нежелтельного рзговор либо, ноборот, приглшением к откровенности. Н этот второй случй Виктор Сулович хохотнул, двя понять, что соглсен н любое предложение. Костюмчик молодого человек докзывл, что взяток тот еще не брл, но, похоже, дозревет. Теперь следовло по возможности облегчить ему переход от состояния «бедный, но честный» к «никого не убивю, не грблю, просто умею жить».

— Проголодлись, Андрей Никитич? — осторожно нчл Трковский. — Я зкжу обед в номер.

Молодой человек взглянул н него с веселым удивлением:

— Нет уж, увольте. Я з чужой счет кормиться не собирюсь, своего у меня нет. Потерпите, в кмере вм ддут черняшки и ккую-нибудь кшу с тюлькой.

Виктор Сулович с рзочровнием понял, что некдот был рсскзн без подтекст. А вот подтекст его предложения молодой человек прочел однознчно и покзл, что н уступки идти не нмерен. Сук. Мог бы ответить:

«Зкзывйте себе, если хотите».

— Вы видели ту кшу? Клейстер, не кш! С двух ложек обеспечен непроходимость кишечник! — с утрировнным одесским выговором зявил Виктор Сулович.

— А вы думли, в СИЗО рябчикми кормят?

— Нет, Андрей Никитич, я думл, что достиг того уровня, когд СИЗО нходится в другом измерении, — серьезно ответил миллионер.

— А ткой уровень есть?

— Не рзочровывйте меня, Андрей Никитич! Неужели вы иделист? Н вшей-то службе?! Извините, но дже в скзкх добро только номинльно побеждет зло.

А н смом деле воплощенное зло. Кощей, он ккой?

— Бессмертный, — мехнически ответил молодой человек.

Гримс веселого изумления не сходил с его лиц.

Виктор Сулович подумл, что с ткой физиономией уместнее было бы нблюдть, кк в зоопрке трхются черепхи, не рзговривть с ним, изрядно пощипнным, но все еще доллровым миллионером.

— Ну вот, я и считл, что уже стл Кощеем Бессмертным. И, в общем-то, я им стл, Андрей Никитич. Ккой-нибудь Сеньк Тузик будет вляться н нрх, меня отпустят под злог.

— Если вы сддите Умник, — нпомнил молодой человек.

— Господи, д, конечно, сдм! — горячо воскликнул Виктор Сулович. — Мне это уже не повредит. Обязтельно сдм! Всенепременно! Вы себе не предствляете, Андрей Никитич, что я испытл. Когд тебе «болгркой» спиливют дверные петли, получется ткой недвусмысленный звук! Срзу и окончтельно понимешь, что это не ошибк, что это не обрзуется, не уляжется и смо не пройдет, рзве что через несколько лет з решеткой.

И вот, предствьте, «болгрк» визжит, я пытюсь з две минуты сжечь в пепельнице четыре том документов… — Виктор Сулович подвесил тетрльную пузу и улыбнулся, — .. см с необычйным нслждением думю: «Теперь хрен я ему буду плтить!» В тот момент, когд н мне зстегивли нручники, я пытлся предствить себе физиономию этого гд: вот он снимет трубку, нбирет мой номер… А тм длинные гудки. Неделю, месяц, год подряд — гудки, гудки, гудки… Я был счстлив!

— Неужели тк сильно жб сосл? — изумился молодой человек. — По ншим подсчетм, з все полтор год вы выплтили ему около восьмидесяти тысяч доллров. Нтш и Вля обходились вм вдвое, если не втрое дороже.

— Я тк и знл, что вы не поймете, — с досдой зметил Виктор Сулович. — Вы говорите почти его словми:

«Не жмитесь, я достоверно зню, что сожительницы обходятся вм дороже»… Д рзве в сумме дело?! Я ведь и н сирот двл, и н семьи погибших журнлистов. Поменьше, чем н любовниц, но двл. Когд жертвуешь н блготворительность, приобретешь душевное рвновесие.

А когд откупешься от шнтжист, оплчивешь собственное унижение.

— Он тк и говорил: «достоверно», «сожительницы»? — оживился молодой человек. — Виктор Сулович, вспомните, кк чсто Умник употреблял слов с юридической окрской?

— Д через слово! Инче кк бы он смог меня шнтжировть — не Влиными же фотокрточкми. Он объяснял мне схему моей же коммерческой оперции: н кком этпе ккой зкон я нрушил и чем это грозит… Должен вм скзть, что он во всех отношениях подковнный сукин сын. Однжды я не выдержл и говорю: «Рз уж вы рзбиретесь в моих делх не хуже меня смого, то идите ко мне рботть. Обещю, что строго не вспомню и плтить буду больше, чем вы у меня вымогете».

— А он?

— Ответил в том духе, что пошел бы, но ведь со мной и сесть недолго. Нкркл, сволочь.

— А его подлинных слов вы не помните?

Трковский рзвел рукми.

— Меня интересуют не сми по себе юридические термины, — продолжл молодой человек. — Понятно, что Умник ими влдеет. Другой вопрос — кк? К примеру, вы тоже юридически подковны в тех вопросх, которые ксются вшей деятельности. Но вы не скжете про любовницу: «моя сожительниц». А вот сотрудник првоохрнительных оргнов дже в неформльной беседе говорит, кк протокол пишет. Слово «любовниц» его смущет своей првовой неопределенностью. Ему ндо уточнить: если имеются признки совместного ведения хозяйств, он «сожительниц», нет — «гржднк, состоявшя в половой связи».

— Понятно, — кивнул Трковский. — Пожлуй, д, у него в рзговоре проскльзывют словоблоки, похожие н фрзы из протоколов. У вс, кстти, они тоже проскльзывют.

— А дословно воспроизвести можете?

— Нет, только общее впечтление: ткие глдкие и в то же время не рзговорные фрзы… Ну, кк будто он читл по бумжке… Хотя нет, вспомнил. Кк-то рз он позвонил, когд Вля подвл мне кофе. Сми понимете, кждый рзговор с ним — это чудовищный удр по смолюбию. К шнтжу нельзя привыкнуть, с ним можно только смириться. Короче, я хлебнул горячего, зкшлялся и довольно долго не мог рзговривть. Трубк влялсь н столе, он ждл, потом вдруг выдл совершенно протокольную фрзу: «Ну, нконец-то вы подли признки жизни». Другой бы спросил: «Вы тм живы?» И еще он любит словечко «доклдывйте»… Андрей Никитич, думете, он из вших?

— Откуд мне знть? — пожл плечми молодой человек. — Сейчс-то он точно из вших. Но, похоже, обучен профессионльно, уж где обучлся, бросил ли службу или служит до сих пор — об этом и гдть не хочу.

С учетом того, что это говорил следовтель подследственному, дже ткя минимльня откровенность дорогого стоил. Откуплюсь, уверенно подумл Виктор Сулович. Деньгми не возьмет — возьмет из моих рук Умник.

Тк и тк буду н свободе. Зтянуть дело, лечь н оперцию, тм — выборы, новый президент, новый кризис, потому что полбюджет рстщт н предвыборную кмпнию, и мнистия, потому что кормить зеков стнет нечем…

Выборы! До Трковского, только сейчс дошло, почему прокурорские тк носятся с Умником.

Смым непонятным в этой истории было то, что н Умник вообще обртили внимние. Рзве он, Трковский, жловлся н шнтжист? Нет, потому что Умник поймл его н конфиденцильную коммерческую информцию, обнродовние которой грозило Трковскому длительным сроком. Трковский испрвно плтил з молчние. Умник брл и тоже не имел поводов жловться. А нет зявления — нет и преступления.

И вдруг згорется сыр-бор: «болгрк», нручники, оскорбительный смех в ответ н требовние позвонить двокту. З всем этим чувствовлсь влстня лп хозяев, которым плевть н зконы, потому что они сми их пишут по мере возникновения ткой необходимости…

И Трковского Виктор Сулович, доллрового миллионер, обвинили по жлкой нлоговой сттье. По ней не ндевют нручники и не сжют (во всяком случе, бизнесменов его уровня). По ней только штрфуют, то кто бы плтил нлоги, если деловых людей сжть? А Виктор Сулович прочно зконоптили в следственный изолятор и пошли нмтывть сттью з сттьей: и незконное получение кредит, и незконный оборот дргметллов (ншли в одном из его мгзинов неклейменые серебряные цепочки), и дльше, дльше — курочк по зернышку…

Конечно, Трковский срзу нчл прикидывть, кому из хозяев ненроком перебежл дорогу. Пртии влсти двл н выборы? Двл. Прлментскому большинству отслюнил н оргрсходы? Отслюнил. Агрриев и тех не обидел. Москве помогл, чтоб еще крше стл родимя?

Помогл (где уж тут нлоги плтить?). Тк ккого же черт?!! Не предвыборня ли это кция — вздеть н шест отрубленную голову Виктор Сулович Трковского, доллрового миллионер, дбы покзть нроду, что зкон един для всех?

И только сейчс, вернувшись в свой привычный офис и успев чуть отойти от кмерного отупения, он вдруг понял, что влип в чужую игру. Не нужн хозяевм голов Виктор Сулович. Они, если пондобится, и не ткие себе нрубят. А нужен им Умник, возникший в уголовном деле Трковского вроде бы случйно.

Выборы-с! Выборы, борьб компромтов, Умник — он и есть ходячий компромт! Виктор Сулович нюхом чуял, что стоит длеко не первым в списке жертв шнтжист. Кто знет, ккие будущие гзетные сенсции, ккие скндльные рзоблчения хрнятся в его ппкх?! Нет, тому, кто отдет прикзы следовтелю, это определенно "известно. А поскольку в гзетх об Умнике не писли и см Трковский молчл о нем до известного момент, то знть это может только товрищ Виктор Сулович по несчстью. Тот, кого Умник тоже шнтжировл. В общем-то, невжно, кто он — политик или прокурорскя шишк.

Глвное, он хочет обезопсить себя, добрвшись до компромтов рньше, чем это сделют противники. А для этого ищет ход к Умнику через Виктор Сулович.

* * *

Телефон пискнул, и Трковский нервно схвтил со стол трубку. Остновив его жестом, кк будто Умник уже мог их слышть, молодой человек повторил мнипуляции с диктофоном и кивнул:

— Включйтесь.

Трковский рскрыл трубку.

— Это я, — громко скзл человек, которого Виктор Сулович обещл сдть в обмен н свободу.

Он сдл бы его просто тк, д еще доплтил бы. Или с удовольствием убил бы его, хотя з всю свою жизнь, рзорив дотл десятк дв конкурентов, не пролил ни кпли чужой крови. Но для Умник он бы сделл исключение…

Увы, с тех пор, кк Виктор Сулович впервые услышл В телефонной трубке низкий рокочущий голос, он тк и не смог докопться до Умник. Он только плтил, плтил и плтил: шнтжисту и своим секьюрити, которые не сумели обезопсить его от вымогтеля, чстным детективм и проходимцм, которые клялись нйти шнтжист и сдть с потрохми, но не ншли и не сдли.

До сих пор Трковский знл об Умнике не больше, чем в первый день их телефонного знкомств. Дже кличку, которя сейчс попл в уголовное дело, он дл ему з глз. Умник не удосужился придумть себе имя: ему нрвилось, когд к нему обрщются обезличенно, просто н «вы».

— Ау, Виктор Сулыч! Язык проглотили? — весело спросил Умник.

Молодой человек спохвтился и убвил звук в диктофоне, чтобы шнтжист не рсслышл подозрительное эхо в трубке.

— А что говорить? Я третий чс жду звонк, — буркнул Трковский. — То, что вы просили, приготовлено.

— А гэбист зчем взяли, для компнии?

— Ккого гэбист, о чем вы?! — делнно возмутился Трковский. — Вши шуточки…

— Д ккие уж тм шуточки, Виктор Сулыч, когд впору приносить соболезновния, — перебил его Умник. — Сидит он рядом с вми, гэбистик молодой, и рожиц у него сейчс рзнесчстня! Передйте ему трубку.

Чувствуя во рту кислый вкус тюремной черняшки, Трковский попытлся сунуть трубку молодому человеку; тот неслышно шевелил губми и отпихивлся. Впрочем, это было уже бесполезно: если Умник и скзл нсчет гэбист нугд, зтянувшяся пуз подтвердил, что шнтжист не ошибся. В конце концов молодой человек взял трубку и, прикрыв ее лдонью, прошипел Трковскому:

— Идиот, рзве я гэбист? Он же ничего не знет, н рп вс взял!

— Эй, тм! Не тяните время! Трубку брошу, — пригрозил голос Умник из диктофон. — Хотя зсекйте номер, не жлко. Могу дже подскзть, что я тут поблизости.

— Слушю, — буркнул молодой человек.

— Невежливо этк нчинть, — издевтельски пожурил его Умник. — Предствьтесь.

— Нет уж, снчл вы, — прировл молодой человек.

— Ну, кто вы хоть по звнию — кпитн?

— Млдший советник юстиции.

— А, прокуртур! — кк будто дже обрдовлся Умник. — В тком случе вот вм послние для господин смого-смого стршего советник. Лично можете ему не передвть — уверяю вс, он прочтет рсшифровку фоногрммы.

И Умник рздельно, кк будто диктовл мшинистке, произнес свое «послние»., смысл которого тогд покзлся Трковскому тумнным, несколько дней спустя стл ясен всей стрне:

— Боюсь, вы слишком некритично восприняли институтский курс лтыни. Оно конечно, что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку. Но ведь и ноборот:

Юпитеру не к лицу бычьи рзвлечения. И уж тем более не к лицу пытться прижть меня к ногтю: это прямое злоупотребление служебным положением. Сто десятого последнего китйского предупреждения не будет, кссет уже н телевидении, ее просто снимут с полки и отддут кому ндо… Любопытное ощущение: впервые в жизни устривю првительственный кризис. — Умник помолчл и добвил лично для Трковского:

— Виктор Сулыч, н вс я не в обиде — вы здесь лицо подневольное. Думю, вскорости вс отпустят, если вы, конечно, не успели нговорить лишнего: новому генпрокурору мы с вми будем не нужны:

Зпищли гудки отбоя. Молодой человек уже тыкл в кнопки стоявшего н письменном столе проводного телефон. Дозвонившись, он без особой ндежды спросил:

— Ну кк, Витюня, зсекли?

Витюня отвечл горздо дольше, чем требуется, чтобы скзть «д» или «нет». Молодой человек слушл; и лицо его вытягивлось.

— А из чьего кбинет?.. Ну, слв богу, что хоть не из Брвихи.

— Из Думы звонил? — предположил Трковский.

— Откуд вы знете?! — взъелся молодой человек. — Вм известно больше, чем вы говорите!

— Д ничего мне не известно. Просто зню одного проходимц, который это любит: «Я вм из Госдумы звоню!»

А тм телефоны для всех — внизу, еще перед милицейским постом: зходи с улицы и звони.

— Д, из Госдумы, — остыл молодой человек. — Виктор Сулович, рньше он устривл ткие проверки?

— В том-то и дело, что нет, — вздохнул Трковский.

Он был недоволен собой. Купился, кк ребенок: «Сидит „ он рядом с вми, гэбистик молодой, передйте ему трубку“… Тк-тк! А» откуд Умнику знть, что следовтель молодой?

Трковский потянулся черед стол, ткнул кнопку. По прикзу прокурорских в приемной сидел Нтш, изобржл рботу.

— Слушю вс внимтельно, Виктор Сулович.

«Внимтельно» в их личном коде ознчло: «Внимние! В офисе посторонний». И, хотя предупреждение было чисто символическим — вот он, посторонний, третий чс глз мозолит, — Виктор Сулович рстроглся:

«Птичк верня, блядюшк ненглядня. Выйду — женюсь… А Влю куд? Не сходи с ум, — одернул себя Трковский. — Это же клиник — жениться с ткой рзницей в возрсте. Притрвит тебя птичк верня и првильно сделет».

— Слушю, — повторил птичк.

— Нтш, в приемную никто не зходил?

— Николй Плыч из «Весты». Я у него сигреты стрелял для.., ншего гостя, — ншл обтекемую формулировку Нтш.

— А еще кто?

Молодой человек, которому иницитив Трковского пончлу явно не нрвилсь, теперь слушл, подвшись вперед. Понял.

— Больше никого не было.

— Уборщицы, охрн, — подскзл молодой человек.

— Нтш, из персонл кто-нибудь был?

— Мойщик стекол. Нхл ткой! — с бзрными ноткми прощебетл птичк верня. — Без спросу прется в кбинет, я говорю: «Хозяин знят», он: «Пусть отдохнет, всех доллров не зрботет!»

— И ты его отбрил, — зключил Трковский.

— Аг. Говорю: «У него молодой человек из оргнов».

— Сук, — с чувством скзл Трковский, см не зня, кого имеет в виду. Пожлуй, что Умник. С птички что взять? Мозжонки мхонькие. Он подумл и снял с руки «Ролекс». — Андрей Никитич, вы уж, пожлуйст, лично сдйте мои чсы н хрнение, то их уже пытлись змотть.

— Не перестю вм удивляться. Знете, что попдете под конфискцию… — нчл молодой человек и осекся. — Виктор Сулович! Неужели вы думете, что Генерльного прокурор снимут из-з ккой-то тм кссеты?!

Я бы н вшем месте не обольщлся.

— Кто знет… — ответил Трковский.

И ПЕРЕД НЕЙ ВСТАЕТ МИНИСТР

Рссдк з столом н официльных звтркх, обедх или ужинх требует строгого соблюдения призннного служебного или общественного положения гостей. Нрушение этого основного првил рссдки может быть истолковно кк сознтельное ннесение ущерб кк лично гостю, тк и стрне, им предствляемой, что может привести к неприятным последствиям или осложнениям в отношениях.

Э. Я. СОЛОВЬЕВ. Этикет

Змей. 4 ноября

Шестидесятилетие Влдимир Ивнович Кдышев в рмии отмечли если не пышнее, то искреннее и шире, чем нездолго до этого ткой же юбилей министр обороны. Поздрвительные письм и подрки доствляли ему с почты бумжными мешкми. Перевозя их н дчу, Кдышев сломл зднюю подвеску своего «Мерседес».

Не без скрытой ревности к любимцу рмии и флот министр дл в его честь прием.. Врученный юбиляру орден многих рзочровл, и в тостх гостей стл склоняться «герой России» — рзумеется, кк бы с мленькой буквы и с определениями «подлинный», «нродный» и дже, истине вопреки, «незметный».

Момент был щекотливый. Последний мйор з столом понимл: что вручено, то вручено, и кдышевский крестик невозможно обменять н звезду Героя. Топорные нмеки, стло быть, произносились кк упрек министру, который мог бы предствить Кдышев к нгрде сообрзно зслугм, д, видно, не зхотел, еще рз плюнув в душу спецнзу всех родов войск. При этом несостоявшийся Герой против его воли окзлся знменем для оппозиции и крсной тряпкой для министр и комнды.

Можно было не сомневться, что Кдышев потрепыхется в этом кчестве недолго и спустя приличествующее время будет с почетом отпрвлен н пенсию.

Поэтому, когд юбиляр встл, призывя гостей к молчнию, это вызвло некоторое дже недовольство в рядх его непрошеных зщитников: рно, еще не все выскзлись.

— Вот тут говорят: «Герой, герой…» Помилуйте, з что ткя неспрведливость?! — произнес Кдышев и потянул тетрльную пузу. Гомон стих. У многих мелькнул шльня мысль: «Сейчс Змей врежет. Хлопнет дверью — терять ему нечего». А Кдышев, опрвдывя свое прозвище, обвел стол ровно ничего не выржющим взглядом кзенного фотопортрет. — З что ткя неспрведливость, — повторил он, — по отношению к нстоящим героям?! Я-то уже двдцть лет геройствую только н словх. — Снов пуз. Кдышев отслютовл рюмкой и провозглсил:

— З подлинных героев — з ншу рмейскую молодежь. Ей труднее, чем было нм!

— Ну, Володя, чтоб это был не последний твой орден! — оценив дипломтичность Кдышев, провозглсил министр. Его рук с рюмкой, протянутя к рюмке юбиляр, повисл в воздухе. Кдышев поднялся и, высмотрев кого-то в конце длинного стол, позвл:

— Тня! Ну что ты прячешься, иди сюд!

В нступившей тишине из-з стол встл мленькя гибкя женщин-девочк и, шурш по полу шлейфом вечернего плтья, нпрвилсь к Кдышеву. Вспыхнули софиты зскучвших было телевизионщиков. Нцеленные н юбиляр кмеры стли рзворчивться. Згромыхли стулья: сидевший рядом с Кдышевым глвком внутренних войск встл, чтобы уступить свое место, и з ним вскочил половин стол.

В рмии чтят субординцию. Глвком не мог сидеть в конце, н месте мленькой женщины. Ее стул знял сосед спрв, подполковник, з ним передвинулись полковники и генерлы. Когд женщин подошл к Кдышеву, кресл для нее и глвком были свободны. Гости рзбирлись, где чья трелк, но больше глзели н дму.

— З любовь! — Кдышев приобнял ее, не позволяя сесть. — З вшу любовь ко мне и з мою Ттьяну, без которой меня сейчс не было бы среди вс. Я считю, что этот орден больше зслужил он, чем я!

Вынув орден из коробочки, Кдышев поднял его нд головой. С дльнего конц стол, где сидели дъютнты, к нему плыл передвемый из рук в руки грненый сткн.

— Споги вы рмейские, — умильно зулыблся Кдышев. — Нпоить хотите?!

Он опустил орден в сткн, и кто-то до крев нплескл туд водки. Потянувшись сткном к рюмке помрчневшего министр, Кдышев пояснил вполголос:

— Дв рз вытскивл меня с того свет. У меня же сердце никудышное. Другя бы молодя жен — хи, охи, лишние пять минут промешкл и этк невзнчй стл бы молодой вдовой с квртирой, дчей и всем прочим.

А Ттьян… Ренимтерь моя, Ттьян.

Министр встл и поцеловл Ттьяне руку.

Опять згромыхли стулья. Гости поднимлись, и кто-то переспршивл, что скзл Кдышев министру, кто-то зкрыл обзор устновленной з спинми телекмере, и его пытлись усдить. Сует, впрочем, быстро улеглсь. И тут н весь зл прозвучл деловитый вопрос не рссчитвшего голос журнлист:

— Это у него ккя по счету?

Ттьян вскинул голову. В волосх сверкнул грнтовя дидем.

— Последняя, — скзл он мгновенно покрсневшему журнлюге. — Не сомневйтесь: последняя!

* * *

Хотите знть, кк стновятся миллионерми, великими учеными, премьер-министрми? Рецепт успех прост: открывйте биогрфию Коко Шнель, Мрии Кюри, Мргрет Тэтчер и читйте. Ах, вы хотите не знть, стть'!

Тогд вм придется изобрести свой рецепт. Уж ткое это блюдо — успех, что его ндо готовить кждый рз по-новому.

Кдышев, кумир млдших офицеров, собутыльник генерлов, дчный сосед и приятель депуттов и министров, был всего-нвсего полковником, д и то это звние зрботл н кбинетной рботе: служил в «Воениздте» то переводчиком с польского, то редктором. Это не комндир полк, единончльник полутор тысяч душ. К тким бумжным воякм относятся с иронией, если не с презрением.

Но только не к полковнику Кдышеву.

З последние пять лет он нписл двендцть ромнов, н которые литертурные критики не обртили никкого внимния по той причине, что были они увлектельными и простыми, кк семечки. А в рмии Кдышев читли взхлеб. Его ромны переиздвлись с ндпечткой «Продно 2000000 экземпляров». Если учесть, что с кждой проднной книжки Кдышев получл десять процентов, он был не беден дже по «новорусским» меркм.

Но полковников у нс хвтет, успешных коммерческих пистелей тоже немло, и пять из кждых ст грждн России живут очень дже неплохо. Однко ни полковников, ни пистелей, ни тем более богтых не носят н рукх, не пишут им: «Влдимир Ивнович, моя девчонк выходит з другого, что делть?» — и не дежурят у них во дворе, чтобы увидеть и потом рсскзывть знкомым. А Кдышев, случлось, и н рукх носили, и писли ему постоянно, и, кк весн или осень, обязтельно болтлся под окнми кдышевской городской квртиры ккой-нибудь солдтик-дембелек, специльно поехвший домой через Москву, чтобы посмотреть н втор «Морского Змея».

Все это зствляло журнлистов писть о «феномене Кдышев», и чще всего не в хвлебном тоне: средний втор среднего чтив — з что ему ткя слв?

Между тем причин успех Кдышев лежл н поверхности. Не отдвя себе в этом отчет, журнлисты сыгрли тут свою роль.

По воле политиков рмия двдцть лет не вылезл из локльных войн, не приносивших ей ни чести, ни слвы.

Ее обворовывли собственные генерлы и смешивли с грязью журнлисты и првозщитники. Поэтому рмия не верил ни политикм, ни генерлм, ни журнлистм, ни првозщитникм. В тких обстоятельствх нчинют ждть героя — Минин и Пожрского, Жнну д'Арк, мршл Жуков. А если героя нет, его выдумывют. Кдышев и выдумл боевого пловц по прозвищу Морской Змей.

Морской Змей воплотил все мечты рмии и ответил н все вопросы. Обнищли, служивые? А вот Морской Змей в отпуске выпотрошил нбитый золотом глеон, зтонувший несколько столетий нзд в Крибском море.

Ненвидите «думков» (еще бы, ведь они утверждют нищенский бюджет н рмию)? А Морской Змей втихря Пришил одного депутт Госдумы, рботвшего н мфию. Неудчи по службе? У Морского Змея имеется н этот случй форизм: «Ходим по бомбм, поскользнемся н дерьме». Ну и тк длее.

Кк это чсто бывет, читтели приписывли подвиги Морского Змея Кдышеву, тем более что в молодости он см был боевым пловцом, и н обложкх печтлись его портреты тех лет, в гидрокостюме и со сдвинутой н лоб мской для подводного плвния. Прозвище литертурного героя прилипло к его втору, потеряв прилгтельное Морской. Остлся Змей. Невольня мистификция зшл тк длеко, что, впервые увидев Змея нстоящего, многие чувствовли себя рзочровнными. Им кзлось, что Змей должен быть лет н двдцть моложе.

Ндо еще добвить, что женщины ромнми Змея не восторглись уже потому, что в кждой книжке он двл герою новую жену или любовницу, под конец избвлялся от нее. То он окзывлсь дрянью, изменявшей герою с кким-то брменом. То выяснялось, что ее подослли врги. А стоило герою нйти себе достойную пру, кк он погибл при смых тргических обстоятельствх.

ПРОВЕРКА СЛУХА

Если н клетке слон прочтешь ндпись «буйвол», не верь глзм своим.

КОЗЬМА ПРУТКОВ

Трковский. Тот же день

Прдокс: две женщины ндоедют меньше, чем одн, хотя, кзлось бы, должно быть ноборот.

Розовый пробор в чистых сединх, «Ролекс» н лпе — Виктор Сулович Трковский, доллровый миллионер, полулежл н дивне в комнте отдых, Нтш с Влей, птички-лсточки, рботли язычкми по эрогенным зонм. Одн сверху вниз, другя снизу вверх, торжествення смычк нмечлсь в рйоне пупк. И тк-то у них склдно получлось, и тк они хорошо знли свое место, что Виктор Сулович прошибл слез от умиления. Хорошо, что их двое. Подружки. А пончлу цплись. Вля появилсь у него рньше и пытлсь отстоять позиции, Нтш спрведливо полгл, что недочитння книг всегд интереснее, чем любимя, но стря, прочитння вдоль и поперек, нугд с любого мест и для рзнообрзия здом нперед. Теперь все поняли, сосульки, и довольны тем, что имеют.

Язычки встретились у пупк и рзошлись.

— Андрей Никитич ждет, — не прерывя трудов, нпомнил Вля.

Виктор Сулович легонько шлепнул ее по зтылку:

— Не отвлекйся. Подождет.

Он брл ревнш з тюремную черняшку. Все-тки кк несвобод меняет человек! Сейчс ему было стыдно з свои недвние зискивния перед этим сопляком, и потому Виктор Сулович с особым удовольствием нзывл прокурорского Андрюшкой и зствлял ждть.

Интересно, с чем пришел, кзення душ?.. Д, тк и остлсь кзенной. Считется, что Виктор Сулович не купил его, кк бы взял нпрокт. Млдший советник юстиции по-прежнему служил в прокуртуре и не взял из рук Трковского ни копейки. Виктор Сулович поступил мудрее и тктичнее: принял н рботу его жену и срзу же отпрвил ее в зконный отпуск — ккя рбот, когд он н седьмом месяце. Между прочим, спс молодую семью, то дмочк совсем уже было нвострил лыжи от своего бедного, но честного.

Любопытня зкономерность: почему-то иделистм всегд достются стервы. Или они потом стервенеют, пожив н мкронх с хлебом? Во всяком случе, дмочк понял Виктор Сулович с полуслов, гоняться з ней с пчкой доллров не пришлось. А вот Андрюшк, узнв имя ее нового ннимтеля, тут же примчлся выяснять отношения. Волосы дыбом, ноздри рздувются — приятно было посмотреть. Что хрктерно, до сих пор он Виктор Сулович, блгодетеля, ненвидит… И если пришел, то с делом, понял Трковский.

Неужели ншел?!

Прикосновения быстрых язычков срзу лишились всякой приятности. Стло просто щекотно, и все.

— Зовите, — прикзл птичкм-лсточкм Трковский.

Он вдруг тк зторопился, что собственноручно зстегнул «молнию» и не позволил девицм подмзть губы. — Скорей, мртышки! В приемной мрфет нведете — вы мне пок не нужны.

Встли, утирясь лдонями. По Вльке срзу видно, что с хрен сорвлсь, Нтлья — Снегурочк, лед, ручку поцеловть боязно.

Снимя с губы прилипший волосок. Снегурочк процокл к двери, рспхнул:

— Прошу, Андрей Никитич.

— Андрюш! — Виктор Сулович встл нвстречу и одрил млдшего советник юстиции неподдельной улыбкой. — Хорошо, что ты зглянул, то свет белого не вижу с этими финнсми-ромнсми. Кто бы, думю, пришел, рзвеял… — Подвя прокурорскому руку, он с удовольствием зметил, что рубшк н животе остлсь не зстегнутой. Понял, чем я тут с птичкми-лсточкми, ккими финнсми?.. Понял, по глзм вижу. — Ну, сдись, сдись… Хотя у вс принято говорить «присживйся»?

— Это у вс тк принято, я слов «сдись» не боюсь, — холодно ответил молодой человек. Впрочем, сейчс он уже тянул н «мужчину» и дже н «господин»: подстрижен под модный «бобрик», лицо приятно округлилось, глстучек-костюмчик, ттше-кейс… Что делют с человеком лишние пять сотен доллров в месяц!

— Выглядишь н сто миллионов, Андрюшк! — не змечя угрюмого тон прокурорского, продолжл Виктор Сулович. — Дернешь рюмшку?

— Мне еще н службу ехть, — буркнул млдший советник юстиции.

— Тк я тебе «нтиполицйчику» дм зесть…

Виктор Сулович отвернулся к бру, нбулькл хрустльный стоприк водки. Один, конечно. В том и смк, понятня обоим издевк: кк снтехнику. В зеркло было видно, что прокурорский скорчил кислую гримсу.

— Не до того, — отрезл он и рскрыл кейс. Н свет появилсь видеокссет.

У Трковского слдко зныло сердце. «Достнешь мне Умник — озолочу твою стерву», — мысленно пообещл он.

— Отвернитесь, — вдруг потребовл прокурорский.

— Зкрой глз и скжи: «Ам!», — рзвеселился Виктор Сулович.

Прокурорский был серьезен.

— Это вжно. Для чистоты эксперимент.

Виктор Сулович честно зхлопнул бр, чтобы не подглядывть в зеркло. Но в полировнную крышку все рвно было видно, кк прокурорский подошел к видеодвойке, сунул кссету в плстмссовый ротик. Трковский зкрыл глз. Для чистоты эксперимент.

И услышл знкомый переливющийся бс:

— Д, я сочиняю скзки для взрослых. А что вы хотите, если вся печтня продукция — скзк, кроме тблиц логрифмов? По-вшему, история — не скзк? Тогд почему я изучл в школе одну историю, поколение моих детей — другую, внуков — третью?

Умник! Эк его знесло! Интересно, кому он мозги пудрит?

— Нписть бсолютную и полную првду вообще невозможно. Предствьте, вы решили нчть ромн с ншего нынешнего рзговор. Для полной, исчерпывющей кртины вм пришлось бы описть этот кбинет: сообщить нзвния двух с половиной тысяч книг, рзмеры полок…

Трковский открыл глз и посмотрел снчл н отржение в дверце бр. Не поверил себе, обернулся. Кртинк н экрне, кк нзло, сменилсь. Довольно долго кмер скользил по корешкм кких-то книг. С изумлением, близким к ужсу, Виктор Сулович зметил в углу экрн примельквшийся логотип первого телекнл.

Умник, зконспирировнный супершнтжист, пудрил мозги всей России.

— ..Потом придет черед биогрфий, вшей и моей, — вы же хотите полную првду, знчит, должны описть всю ншу жизнь, это, кк вы сми понимете, невозможно…

Нет, зсомневлся Трковский, просто голос похожи. Умник любил поерничть, Умник трторил и в то же время ухитрялся тянуть глсные: «со-жительниц» — словом, нхльный провинцил, штурмующий столицу подручными средствми. А здесь говорил посолидневший Умник — неспешно, веско. И стрнный его выговор пропл. Чтобы тк измениться, нужны годы, не месяцы.

В поле зрения покзлись руки, вертевшие стлинскую трубочку с прямым черенком, потом кмер скользнул выше — крест н ленте. Понделли этих новых орденов… Аг, и стрые у него имеются… Военный! Полковник!

Проглотив готовое сорвться с язык «Нет! Ошибк!», Виктор Сулович зжмурился.

Голос был тот смый.

— В чем обвиняют меня критики? «Мсскульт, рыночня литертур!». Но, позвольте, рзве Достоевский не был рыночным пистелем? А Некрсов? Вот уж кто всем рыночникм рыночник: освоил смую мссовую, непхнную по тем временм читтельскую среду — крестьянскую. Првд состоит в том, что хорошя книг хорошо продется…

Трковский снов рскрыл глз. И встретился взглядом с глядевшим в кмеру полковником. Стрик, хотя и крепкий.

— Сомневюсь, — скзл Виктор Сулович. — Кк ты н него вышел, Андрюшк?!

Прокурорский выглядел смущенным.

— Д не вышел — нткнулся. Зскочил домой пообедть и слышу с кухни его голос. Я чуть с ум не сошел.

Окзлось, у жены телевизор был включен… Вообще стрнное впечтление: с первых слов — точно Умник, потом чем дольше слушешь, тем сильней сомневешься.

А уж когд увидишь — не может он быть Умником, и все тут. Это ж Кдышев, его вся стрн знет.

— Я не зню, — сухо зметил Трковский. — Герой ккой-нибудь?

— Пистель.

Виктор Сулович рзвел рукми. Книжек он двно не читл — хвтло финнсовой отчетности.

— Он кких войск полковник?

— Был боевой пловец, если не врет, сейчс — бумжных войск. Редктор в «Воениздте».

— Юридической литертуры?

— Нет, художественной. А см он пишет боевики, юридически достточно подковн, чтобы не путть следовтеля с опертивником.

Виктор Сулович здумлся, подыскивя обтекемую формулировку для следующего вопрос. Андрюшк до сих пор не знл, чем шнтжировл Умник Трковского, и знть ему это было незчем. Между тем интересоввший Трковского вопрос, если здть его в лоб, звучл бы тк: «А предствляет ли он, к примеру, мехнизмы вывоз влюты?»

— Редктор редктору рознь, — пошел окольным путем Виктор Сулович. — Скжем, у глвного редктор есть прво подписи…

— Имеет ли он дело с финнсми? — понятливо уточнил прокурорский. — Он очень успешный пистель, тких единицы. Я думю, до кризис, пок рубль был дорогой, успел сколотить где-то з миллион доллров.

Виктор Сулович кивнул. Миллион — не те деньги, которые хрнят в нволочке. Д и положить его в бнк и жить н проценты — популярня мечт тех, у кого миллион нет. А у кого есть, знют, что кпитлом ндо упрвлять, инче остнешься с кучей крсивых и бесполезных плстиковых крточек, кк Леня Голубков с «Мвродикми». Словом, у миллионер достточно квлификции, чтобы рзобрться в сути финнсовой феры другого миллионер.

— Сдись, двй думть, — прикзл Трковский, рспхивя дверцу бр.

Нлитый для Андрюшки стоприк остлся н подносе. Трковский взял дв чистых и нбулькл «Кмю». Не бог весть что, но Виктор Сулович любил этот коньяк с восьмидесятого год, когд звезли его к Олимпиде в неимоверных количествх и продвли рублей, помнится, по сорок. Он тогд сколотил свои первые сто тысяч — опять же рублей, о доллрх и речи не шло — и попивл этот пхнущий згрницей «Кмю», чувствуя себя богче, чем сейчс, когд зкруглил третий десяток миллионов нстоящих мерикнских денег.

— Мне ведь првд н службу, — стл отнекивться млдший советник юстиции.

— Сиди! — повысил голос Трковский и просительным тоном добвил:

— Ты не предствляешь, кк он мне нужен, Андрюш. Не мести рди — с местью я уже перебесился… — Бормотние телевизор мешло. Мхнув через плечо пультом-лентяйкой, Виктор Сулович выключил звук. — Но см посуди: пок Умник звонил, я плтил, был относительня грнтия, что он не пустит компромты в ход. А после того звонк из Думы он пропл. Испуглся… Теперь я для него отрботнный пр: требовть у меня деньги опсно, знчит, ничто не мешет ему зслюнить документы в конвертик и отпрвить вм в прокуртуру. Я устл жить с ткой бомбой под здницей.

— Документы?

— Ну д. Я дже зню, у кого он их купил, — признлся Трковский. — Но тот человек скоропостижно скончлся. Клянусь, без моей помощи.

— Достточно, — оборвл его прокурорский. — Виктор Сулович, не ствьте меня в двусмысленное положение. Если вы взяли н рботу мою жену, это не знчит…

— Не бойся, лишнего не скжу, — не дослушл его Трковский. — Д если бы и скзл, слов к делу не подошьешь. Фирм т ликвидировн, отчетность пошл н свлку — кроме той, которую Умник прибрл к рукм…

А вообще я бы н твоем месте не здирл нос, Андрюшк.

Если ты ткой щепетильный, то почему шил мне дутое дело? Лдно — штрфные снкции, но зчем было меня в ктлжку брость? Нчльство прикзло?

— Виктор Сулович… — порозовел млдший советник юстиции.

— Все, Андрюш, все. Похоронено и збыто. Перед зконом я чист, ты встречешься со мной не кк с подследственным, кк со знкомым, и по знкомству дешь бесплтные советы. Это не возбрняется. Выпьем, и дй мне совет…

Подвленный Андрюшк быстро клюнул стоприк Трковского своим, опрокинул, зжевл шоколдкой.

По-плебейски пил, кк водку. Добвить, что ли, его супружнице, чтоб мужу н приличную выпивку хвтло?

Виктор Сулович поктл коньяк во рту, проглотил и рстер по небу оствшиеся н языке кпли.

— Первое, — по пунктм нчл он. — Куд обрщться, чтобы в чстном порядке сделли экспертизу фоногрммы?

Андрюшк глядел в пол.

— Я уже думл срвнить зпись Умник с этой, — он кивнул н телевизор, где немо шевелил губми полковник, — и никких сомнений не было бы. Только ведь нет фоногрммы, Виктор Сулович.

— Тк что ж ты!.. — взвился Трковский.

— Дело против Умник не возбуждли, стло быть, и кссету не сохрнили, — пояснил Андрюшк. — Я кк получил ее с диктофоном, тк и сдл в тот же день. Честно говоря, я дже рд. А то вы стли бы требовть эту зпись и поствили бы меня в двусмысленное положение.

— Цепочк! — сплюнул Трковский. — Лдно, второе.

Помнишь, мы говорили, что Умник выржется протокольными фрзми, кк юрист со стжем? А этот полковник…

— Нет, юридического обрзовния не имеет. Но он пистель.

— Был бы ктер — я бы понял: вошел, тк скзть, в обрз и шприт сегодня з юрист, звтр з уголовник.

— А пистель… — зсомневлся Трковский.

— Тк ведь ктер говорит не своими словми, теми, которые сценрист нписл… Виктор Сулович, я и не утверждю, что Кдышев — Умник. Голос вроде бы похожи, в остльном по кждому пункту нтяжк: не однознчно «д», скорее «может быть». Мне Умник предствлялся ментом, сотрудником УБЭП. И помоложе лет н пятндцть. А глвное возржение против Кдышев — зчем ему знимться шнтжом, с его-то положением и деньгми?

Трковский покчл головой:

— Ну, кк рз это я понимю. Влсть, Андрюшеньк.

Влсть слдк, тйня влсть слдк вдвойне. Кк он прокурор-то вшего, ?

Трковский посмотрел н полковник. Проверить его бнковские счет, и, если дты поступлений совпдут с дтми, когд Виктор Сулович плтил Умнику… Подпрягть к этому Андрюшку не стоило: и не соглсится, д и нет у него, зконник, возможностей сделть все втихря. Собственно, деловой рзговор был н этом зкончен.

— Пообедем? — предложил Трковский и со стриковской мстительностью припомнил Андрюшке:

— Тебе кшу с тюлькой или снизойдешь до рябчиков?

Млдший советник юстиции вспыхнул:

— Я же скзл: мне н службу! Если я вм больше не нужен…

— Ты мне нужен всегд! — отечески улыбнулся Трковский. — Но, рз уж Родин зовет, ступй, Виктор Сулович потерпит. Скжи супруге, чтоб звякнул в бухглтерию. Ей тм вроде бы квртльня премия положен. — И, больше не глядя н рскрсневшегося Андрюшку, он позвонил в приемную:

— Нтлья! Шишкин ко мне!

И кофе.

Не успел прокурорский уйти, кк птичк-Снегурочк впорхнул с чшкой н подносе и с порог уствилсь н экрн:

— Ой, Виктор Сулыч, нельзя звук включить? Тм моего дядю покзывют!

ЗАМУЖЕМ ЗА ЗМЕЕМ

— Это якудз! — воскликнул Альврес.

Морской Змей ответил многоэтжным построением, которых тк не любят зпдные переводчики-слвисты, потому что путются в специфических русских словх для обознчения родственных связей.

В. КАДЫШЕВ. Морской Змей в рю

Ттьян. Утро 5 ноября

«Витя, дорогой! Ты думешь, меня не бросли женщины и не били строслужщие? Тков уж рмейскя служб во все времен от Ромул до нших дней. В бою тебя будут не бить, убивть, и нужно пострться…»

Это был, нверное, десятитысячный ответ н солдтское письмо Кдышеву, и Ттьян шлепл по клвишм компьютер, не здумывясь. А господин дрест письм рскчивлся в плетеной кчлке н вернде их дчи с новорусскими излишествми. В приоткрытую дверь он видел то его лицо, то одни ноги, нкрытые клетчтым пледом.

— Ну, Тньк, теперь жди, когд почту принесут. Зуб дю: ты сегодня во всех гзетх. Министр обороны поствил по стойке «смирно». Цени, Тньк! Вот что знчит жен сочинителя Кдышев! Ты до меня хотя бы видел живого министр?!

(«Сочинитель» было любимое словечко Змея — скромность пче гордости: «Вот Достоевский был пистель, я кто?») — Министр не видел, генерлов сколько угодно и с обоих концов. Сколько им клизм поперествил — нверное, цистерну.

— Ну и кк тм у генерлов, неужели все ткое же, кк у нс?!

— Не приглядывлсь… Володь, сегодня суббот или воскресенье?

— Привет! Пятниц сегодня. А почему ты спршивешь? У тебя в госпитле дежурство? — збеспокоился Кдышев.

— Нет, я взял неделю з свой счет. Просто по четным дням я подписывю письм «Жму руку, Кдышев», по нечетным — «Верю в тебя, Кдышев». Чтобы не было совсем одинково.

— Секретуточк ты моя! Что бы я без тебя делл!

«Секретуточк» — это кк понимть? Вчер н бнкете перебрл, сегодня мется — тк что скорее всего он сейчс бережно, кк крточный домик, собирет скндл.

Хотя про него никогд зрнее не скжешь. Змей — он и есть Змей: коврный, мудрый, опсный. И ндежный, если кому-то интересно, почему Ттьян связл свою жизнь с человеком вдвое стрше себя. Что бы ни происходило между ними, Ттьян знл: любую ее неприятность.(если, рзумеется, эт неприятность не от Змея) он рзобьет единственным словом: «Збудь!» Кому-то сунет н лпу, перед кем-то «порботет лицом», чще всего просто позвонит, и, глядишь, недоброжелтели тебе улыбются и говорят с некоторой дже укоризной: «Что же вы, Ттьян Петровн, рньше не скзли, что вш муж — Кдышев?!»

— Тнь, я хочу, чтобы ты оделсь для гостей, кк вчер у министр. Дидему ндень обязтельно. — Сжтые губы Змея рстянулись в ниточку, обознчя улыбку.

Кк кобр мужского пол.

— Зчем, Володечк? Все свои приедут…

— А я говорю, ндень!

Ну вот. Вот он и готов, скндл!

* * *

Грнтовую дидему Змей, если не врет, достл с потопленного в войну японского судн. Дргоцення безделушк сулил одни неприятности: воз писнины, продление, считй, зконченных подъемных рбот и пятно подозрения н репутции — поди докжи, что золотя хреновин был одн. С прктичностью советского офицер Змей хотел снов утопить ее в окене. Отговорил жен: в дидеме, которую сейчс оценивли в пятьдесят тысяч доллров, ее подруги по грнизонной общге признли модную чешскую бижутерию. Уходя от Змея к его другу и непосредственному нчльнику Петьке Ошельеву, жен бросил дидему в числе других подрков опостылевшего супруг: дутого обручльного кольц, кофемолки и предметов нижнего белья.

У второй жены (к слову, Ттьяниной ровесницы), тоже ему изменившей. Змей отобрл дидему см. Ттьян узнл о ней после год их совместной жизни. Собирясь в ресторн отметить это событие, Змей достл дидему из ккого-то згшник и скзл не «дрю», кк сейчс:

«Ндень». Он, ничего не подозревя, ндел. И услышл з столом, кк племянник Змея Игорь пустил среди гостей остроту: «Переходящий приз для змеежен»…

Зня цену дидемы, Ттьян с понятным удовольствием ндевл ее, скжем, вчер к министру. Но перед своими он бы ни з ккие коврижки больше не появилсь с «переходящим призом» н голове!

— Володечк, ну предствь: гости приходят, я у плиты в грнтовой дидеме. Это нзывется: пустили Дуньку в Европу. — Ттьян посмотрел в окно, не идет ли кто.

Выложення плитми дорожк терялсь между соснми н их огромном, в полгектр, учстке. Конечно, никого тм не было. Просто Ттьян еще не привыкл к Змеевым нововведениям: нд воротми телекмер, в клитке переговорное устройство и упрвляемый с дчи электронный змок. Н этой дорожке невозможно появиться без предупреждения.

— Ндень, — по слогм повторил Змей. Он догдывлся о нстоящей причине откз и нрочно изводил Ттьяну.

— Не хо-чу!

— Поздняя осень, грчи улетели к едрене ббушке, — мелнхолически отметил Змей, глядя сквозь рзноцветные стекл вернды. — Я, может, до весны не доживу, ты со мной кк с вргом нрод.

Здев Ттьянин стул, он прошествовл к оружейному шкфу, погромыхл ключми и ушел с подренной к юбилею млоклиберной винтовкой. Теперь будет, пок не успокоится, стрелять по консервным бнкм, попдется несчстня ккя-нибудь ворон — по вороне. Последний месяц перед юбилеем он см извелся и Ттьяну извел:

«Я стрый? Смотри мне в глз: стрый?! Похоронишь меня, возьмешь себе молоденького? Уже ншл кого-нибудь? В глз смотри — ншл?!»

Ттьян подсел к монитору телекмеры и стл дожидться гостей. Если честно, одного гостя: Вику, вторую змеежену. Профессорскя дочк, консультнт не то по бизнесу, не то по финнсм, муж, ровесник, — зместитель глвного редктор ккой-то вечерней гзеты. Чего ей не хвтет? А ведь не хвтет, если он по первому звонку Змея поперлсь к нему н юбилей, д еще и муж обещл привести. Муж-то о чем думет, неужели не ревнует?! Хотя, может, Вик еще и не приедет. А что? Нормльня был бы женскя стервозность, в пределх нормы: соглситься приехть, чтобы Змей ждл, и не приехть.

* * *

Зтилиликло переговорное устройство. Ттьян посмотрел н экрн — у клитки топчется женщин с велосипедом и почтовой сумкой через плечо.

— Открывю! — скзл Ттьян. Почтльонш стл оглядывться, ищ, кто говорит. Он тоже не могл привыкнуть к техническим новинкм Змея. Потом вспомнил, что к чему, и нклонилсь к микрофону в клитке.

— Ой, Ттьян Петровн! Про Влдимир Ивнович сегодня в пяти гзетх! «Труд» и «Московский комсомолец» вы не выписывете, но я вм оствил. И вш фотокрточк с ним и с министром тм есть!

* * *

Ттьян рзложил принесенные почтльоншей гзеты, чтобы видеть все срзу. Везде были нпечтны фотокрточки одного эпизод, только снятые с рзных точек и с небольшим рзрывом во времени. Вот Змей, приобняв ее, поднимет сткн, вот он чокется с министром, вот министр целует ей руку, и, нконец, все чинно сидят. Подпись: «С молодой женой и министром (жен слев)» — шуточк «Московского комсомольц». О Ттьяне «комсомольцы» нписли верно: тридцть лет, обрзовние высшее педгогическое, рботет медсестрой в военном госпитле — и больше нигде о ней не упоминлось. Зто Змея, против обычного, все только хвлили, и он подумл, что гзеты — хороший повод помириться и поднять ему нстроение. Хотя Змей непредскзуем. Зпросто может выдть что-нибудь вроде: «Если о тебе говорят одно хорошее, знчит, ты покойник».

Прихвтив гзеты, он пошл н кухню, чтобы незметно подсмотреть з Змеем. Зстеклення дверь кухни выходил в длинный коридор, отделявший дом от пристроенного грж. Кончлся коридор черным ходом, устроенным н мерикнский мнер: внутренняя дверь — сплошное стекло и нружня с мелкой сеткой. Змей стоял к черному ходу спиной, пля из мелкшки в сторону нсыпи, оствшейся после того, кк учсток вырвнивли бульдозером. Поглядывя н него, Ттьян стл перетирть боклы.

Мелкшк и тк стреляет негромко, через дв стекл вообще ничего не было слышно, зто прекрсно видно, что Змей безбожно мжет. Рсствленные н длинной доске бнки из-под пив слетли через дв выстрел н третий. Впрочем, попсть в бнку с двдцти метров было для Змея детской здчкой, и он ее усложнил: стрелял, держ винтовку в опущенных рукх, упирясь приклдом в ногу. Иногд для смоутверждения он одной рукой вскидывл винтовку н уровень глз, кк пистолет, и тогд уж не промхивлся.

Ттьяне оствлось только ждть, когд мужу осточертеют его упржнения и он будет рд отвлечься н гзеты.

Змей вдруг опустил винтовку и зкричл:

— Что вм здесь нужно?!

Збор с этой стороны учстк не было, только Куплення по случю ржвя колючя проволок в четыре нитки, дльше, з ничьим осинником, — шоссе. Оттуд чсто збредли любители пикников. Ттьян обрдовлсь: сейчс Змей поскндлит, выпустит пр и стнет очень дже приличным мужем.

По нсыпи спусклись двое: мелкий в длиннополом «новорусском» пльто и белом кшне и круглоголовый верзил в кожнке тркньего цвет.

— Здесь чстное влдение! — крикнул Змей.

Не отвечя, прочк подошл метров н пять. Мелкий брезгливым кошчьим движением отряхнул песок с лковых полуботинок и зговорил, неслышно шлепя губми.

Его приятель посмтривл н зтянутую сеткой дверь черного ход. Ттьяне ни с того ни с сего зхотелось спрятться, хотя он знл, что ее и тк не видно з сеткой.

— Д ты знешь, кто я?! Я сочинитель Кдышев! взревел Змей.

Мелкий продолжл чего-то добивться. Судя по выржению лиц, ему было решительно плевть н то, что перед ним сочинитель Кдышев. Пор было вынести Змею ргумент посолиднее, чем мелкшк, и Ттьян сходил к оружейному шкфу. Пожив н дче, где до соседей не докричишься, рядом эропорт и потому полно трнзитного жулья, он привыкл ко всякому.

Окзлось, что шкф зперт, ключи, стло быть, у Змея. Н всякий случй он взглянул н монитор — нет, со стороны клитки н учсток не лезли. Если выйти к Змею и просто скзть: «Дй ключи», он поймет, эти двое не догдются. Но выйти было почему-то стршно, хотя, скжем, когд весной эропортовские грузчики устроили рзборку в осиннике, он рзогнл их одн, неумело пля в воздух.

Убеждя себя, что ничего особенного не происходит, Ттьян вернулсь к черному ходу. Пок он шл по длинному, пронзющему весь дом коридору (дом пятндцть н двендцть, гордость Змея), непонятный спор мелкого с ее мужем превртился в стычку.

— Поедешь, куд ты денешься?! — звопил мелкий, Змей, тк и стоявший к двери спиной, ответил что-то неслышное и, видимо, обидное, потому что верзил в кожнке недвусмысленно сунул руку в крмн.

Тут он ошибся. Конечно, девять человек из десяти н месте Змея стли бы смотреть, что ткое интересное верзил вытщит из крмн (хотя и тк ясно: не петушк н плочке). Потому что девять человек из десяти не готовы к тому, что в них стнут з здорово живешь плить из пистолет. Но Змей, который провел молодость в боевых пловцх, выполняя неизвестно еще ккие здния комндовния, срегировл мгновенно.

— Стоять! — гркнул он, и ствол мелкшки в его опущенных рукх уствился н верзилу.

Тот еще не понимл, ккя грозит опсность. Подумешь, стрик с детским ружьецом… Рук полезл из крмн, мелкшк несолидно щелкнул, и мягкя свинцовя пульк величиной с мслинную косточку пробил верзиле бицепс. Фонтнчиком брызнул кровь — пульк угодил в сосуд. Сигнл еще не дошел до небольшого верзилиного мозг. Рук упрямо ползл нружу и вдруг опл плетью, кк будто из нее рзом вынули все кости. Продолжя ее неоконченное движение, взлетел и, описв широкую дугу, шлепнулся к ногм Змея большой черный пистолет. Верзил удивленно посмотрел н него, н свой злитый кровью рукв, и губы у него плксиво скривились.

Все это произошло быстрее, чем Ттьян успел сделть несколько шгов по коридору. Когд он подбежл к черному ходу, мелкий перетягивл верзиле руку своим белым кшне. Похоже, он совсем не испуглся. Открывя внутреннюю зстекленную дверь, Ттьян услышл, кк Змей без особой ндежды комндует: «Стоять!» — мелкий отругивется: «А если не буду стоять, то что?» Он понимл, что Змей не стнет стрелять в безоружных: зконопослушному гржднину это обойдется себе дороже.

При появлении Ттьяны об умолкли.

— Что случилось? — спросил он, потому что все смотрели н нее и ндо было что-то скзть. Хотя вопрос был дурцкий. Он же прекрсно видел, что случилось.

— Несчстный случй, — сообщил мелкий.

Не подтвердив его врнье, но и не возрзив, Змей хлестнул Ттьяну злым взглядом и буркнул:

— Иди в дом.

Это было тк интересно, что Ттьян дже не обиделсь. Что з тйны могут быть у Змея с явными бндитми?!

Он скрылсь з сетчтой дверью и, зня, что теперь ее не видно, хотел послушть. Но Змей угдл по звуку, что вторую дверь, стеклянную, он не зкрыл, и прикрикнул:

— Скзно, иди в дом!

Конечно, никуд Ттьян не пошл, только демонстртивно зхлопнул стеклянную дверь. Змей и мелкий еще немного поруглись. Слышно было плохо, но по отдельным словм он догдлсь, что это рэкетиры: мелкий грозит сплить дчу и чего-то требует. Змей отвечл фигурным флотским мтом. Потом верзиле стло плохо. Он мшинльно попытлся опереться о мелкого простреленной рукой, скривил губы и нчл оседть. Мелкий подхвтил его з тлию и повел прочь.

Они долго крбклись по нсыпи. Глядя им в спины, Змей поднял влявшийся н песке пистолет верзилы полой куртки. Ттьян понял, что сейчс он вернется в дом, и убежл н кухню.

О рэкетирх Змей не скзл ни слов. Зкрывшись в кбинете, он долго звонил по сотовому телефону, потом его вдруг обуял приступ ждности. Полез инспектировть холодильник с зкупленными н юбилей продуктми и дже пытлся что-то подсчитывть н бумжке, припоминя цены пятилетней двности, если Ттьян попрвлял его, злился.

Через чс явился пузтый учстковый в злоснившейся н руквх шинели. Ему тоже достлось: и з то, что долго ехл, и з нестроевой вид. Сидели они долго, Змей велел подть водки, о Ттьяне скзл, что он ничего не видел, и ей пришлось это подтвердить. Впрочем, Ттьян не сомневлсь, что по-пистельски внимтельный к детлям Змей опишет рэкетиров лучше, чем он.

Когд учстковый ушел, унося трофейный пистолет, опять нстл Ттьянин очередь получть н орехи: зчем подл мильтону дорогую водку «Юрий Долгорукий»?! Ттьян, с утр прикзвшя себе не обрщть внимния н выходки Змея, почувствовл, что и ее терпению приходит конец. Но тут Змей опять схвтил мелкшку и с унылым видом поплелся стрелять, кк н кторгу. Ттьян понял, что муж идет охрнять дом и ее, что он боится и мест себе не нходит, но, кк всегд, по скрытности хрктер говорит не то, что думет.

Словом, день нчлся отвртительно, и Ттьян, знвшя хрктер любимц рмии, не сомневлсь, что и вечер он см себе отрвит.

ТАРТАЛЕТКИ СКОСОБОЧИЛИСЬ

Когд гостишь у кого-нибудь в доме или н дче, не збудь осведомиться об обычях хозяев.

Э. Я. СОЛОВЬЕВ. Этикет

Ттьян. Вечер того же дня

Он приехл. Вик. Если не соперниц, то уж стерв, это точно. Ведь не могл не понимть, что рнит Ттьянино смолюбие, и приехл. Смое ужсное. Вик с мужем шли по той смой дорожке, н которой никто не мог появиться без предупреждения. Выходит, Змей дл ей электронный ключ от клитки. А может, он здесь не впервые?

Вик с любопытством озирлсь и что-то объяснял шедшему рядом с ней мужу, бугю з метр восемьдесят.

Ттьян немного успокоилсь: нет, он явно здесь не был с тех пор, кк Змей построил дчу. А учсток, рзумеется, видел — Змей ухитрился отхвтить его, когд был депуттом первого и окзвшегося единственным Совет нродных депуттов СССР.

Слдкя прочк приближлсь. Хотя Викин муж по молодости плвл помельче Змея, врщлись они в одном пистельском кругу. Ттьян см не помнил, когд нчл с ними здоровться н всяческих концертх-бнкетх-презентциях. Володя здоровлся — и он здоровлсь. И только с год нзд узнл от посторонних людей, что Вик — бывшя жен Змея.

— Ау, хозяев! — Вик первой поднялсь н вернду.

Ненвижу, подумл Ттьян, приготовил улыбку и вышл к гостям.

— Тнечк! — Вик потянулсь к ней, чмок-чмок в обе щеки.

У Ттьяны было ткое чувство, кк будто ее с смыми лучшими нмерениями облизл собк. Нет, глвное — ключ, откуд у нее ключ от клитки?!

Викин муж молч поцеловл Ттьяне руку и протянул злосчстный ключ:

— Влдимир Ивнович дл мне вчер…

— Аг, тк это вы его нпоили? — Ттьян ухе не злилсь, скорее делл вид.

— Ноборот. Мне не понрвились морячки, которые утщили его с бнкет, и я к ним нвязлся, чтобы присмтривть. — Ттьяне эти морячки тоже не понрвились. Он видел, кк пьяненького Змея усживют в «Волгу», бросилсь к нему, но «Волг» уже уктил. Вернулся он, или, точнее, его вернули, только под утро.

— Ну и где вы были?..

— ..Сергей, — подскзл Викин муж и вопросительно посмотрел н Вику. Небось ей-то все рсскзл. Вторя змеежен чуть зметно кивнул. — В «Кре». Вполне приличное зведение…

— ..Со стриптизом, — утвердительно добвил Ттьян, хотя ничего об этом «Кре» не знл. Зто знл сочинителя Кдышев.

— Со стриптизом, — без смущения соглсился Сергей, — но все было цивилизовнно, без дрк и оргий. Я же говорю, приличное зведение, восемьдесят доллров з вход.

— А плтил Змей?

Викин муж кивнул, и у Ттьяны отлегло от сердц.

Все ясно: морячки просто рскрутили Змея. Хуже было бы, если бы нчли покзывть «флотское гостеприимство» н кком-нибудь дебркдере с ббми.

— Это я его привез, — добвил Сергей.

Ттьян вспомнил вчершнее и улыбнулсь: Змей стоял, прислоненный к двери, и упл н нее, кк только дверь открылсь. А н лестнице слышлись шги убегющего человек.

Нстроение у Ттьяны поднялось, тут еще Вик спросил, где хозяин. Понимете, девочки? Не «где Влдимир Ивнович?» — это было бы неестественно, — но и не «где Володя?». Вик ншл нейтрльное слово — хозяин, и Ттьян вдруг понял, что с ней можно лдить.

— Хозяин пуляет по консервным бнкм, — весело скзл он. — Отзлится — придет.

По Викиным глзм было видно, что и при ней Змей вытворял что-то подобное. Они переглянулись, кк две зговорщицы. Ттьян сходил к Змею з ключми от оружейного шкф и достл мелкшку для Викиного муж.

— Иди постреляй с ним. Ему будет приятно. Он з домом, только смотри под пульку не попди.

У здоровяк по-мльчишески рзгорелись глз. Он цпнул винтовку, коробочку птронов и моментльно исчез, кк будто боялся, что Ттьян передумет и отберет игрушки.

Ттьян с Викой одновременно прыснули.

— Ты что подумл, «кк дети»?

— Аг…

— Тнечк, миля, не сердись. Я ведь не хотел приезжть, меня Сереж подбил. Хочет взять у твоего муж интервью.

«Твой муж» понрвилось Ттьяне еще больше, чем «хозяин».

— Не дст, — скзл он с удовольствием, кк будто см откзывл Викиному Сергею. — Большой Змей второй месяц в мелнхолии. Дл интервью только передче «Служу России!», и то потому, что нчльство прикзло. «Крсня Звезд» перепечтл с телевизор, «Мир новостей» просто все выдумл. Теперь, нверное, будем судиться с «Миром».

— Не бойся, Сереж про него хорошо нпишет.

— Поглядим, — многознчительно ответил Ттьян, чтобы покзть, кто здесь принимет основные решения, и повел Вику н кухню.

Кк-то незметно для себя он стл смотреть н Вику другими глзми: был соперниц, тут — помощниц, от помощи кто же откзывется…

Змешивя тесто. Вик легко и необидно для Ттьяны рсскзл, кк Змей позвонил ей и зявил, мол, желю, чтобы н мой юбилей все испекл ты.

— Тк и скзл? — ревниво уточнил Ттьян. «Желю» — это н Змея очень похоже. Он желет, и хоть ты тресни.

— Тк и скзл… Тнь, я же соглсилсь, только чтоб не спорить, ехть не хотел. Меня Сергей уломл — из-з интервью…

— Д лдно… — Почувствовв ко второй змеежене что-то вроде солидрности однополчнин, Ттьян от души чмокнул ее в припудренную мукой пухлую щеку.

Для этого пришлось встть н цыпочки.

З болтовней они решили, что Змей устроил им обеим экзмен. Ттьяну срвнивл с Викой, большим для него вторитетом в кулинрии. А Вику проверял, не рзучилсь ли готовить всякие изыски, то, может, он с новым мужем перебивется с хлеб н квс. Ттьян признлсь, что нервничет из-з этого срвнения с Викой, Вик — что нервничет, поскольку очень хочется нтянуть Змею нос. Этот знкомый всем женщинм мндрж особым обрзом отрзился н тесте. Кулебяк плохо поднялсь, слоеные тртлетки скособочились. Грех, но Викины неудчи добвили Ттьяне уверенности в себе. Пускй теперь Змей попробует похвлить при ней тлнты своей профессорской дочки!

* * *

После творческого вечер с зстольем в ресторне Центрльного дом литерторов и прием у министр прздник н дче был третьим и, кк втйне считл Ттьян, лишним. Съезжлись н него смые близкие.

Сохдзе Георгия Вхтнгович, влдельц издтельств имени себя — СГВ, — Змей рсцеловл чуть ли не взсос, потом незметно сплюнул. Отчсти это действие было символическим, поскольку Змей считл, что издтель ндувет его с гоноррми, отчсти — гигиеническим: ббником Сохдзе был жутким и притом нерзборчивым. Однжды Ттьяне пришлось колоть его бициллином от очередного триппер. Ничего не поделешь: нужный человек.

Издтель-ббник сел к монитору телекмеры нд воротми, стл восхищться новинкой и щелкть переключтелями. Он-то и зметил появление семейств переводчиков — змееплемянник Игоря с дочкой Нтшкой.

Приктили они в зезженном «Рено», обещвшемся Нтшке в подрок то к поступлению в институт, то к переходу н второй курс и тк длее. Нтшк уже окончил свой иняз, рботл и поступл в спирнтуру, Игорь все клялся, что в будущем году…

Следующий гость был Ттьянин: ее брт Сшк, мйор из софринской бригды внутренних войск. Его привез н збрызгнном грязью «козле» шофер-солдтик.

Сшк ни в ккую не соглшлся усживть рядового з общий стол, чтоб служб медом не кзлсь, д тот и см робел тк, что не знл, куд девть руки. Словом, вот тебе, Тня, еще збот: нкрой воину отдельный стол и бегй к нему с трелкми. А трелки солдтик очищл с умопомрчительной быстротой.

И, нконец, н «Мерседесе», только годом пострше, чем у Змея, прибыл полковник медицинской службы С. И. Брсуков, стрый змееприятель и глвврч Ттьяниного госпитля, век бы его не знть. Хотя нет, не век.

Не знть бы его с тех пор, кк Ттьян сошлсь со Змеем…

Ну, об этом еще успеем поболтть, кк скзл один плч своему клиенту.

Вместо того чтобы сжть гостей з стол, Змей полез в оружейный шкф и, кк в фильмх о революции, рздл кждому по ружью. Все мужчины, кроме Сохдзе, были кдровыми офицерми либо уже отслужили, кк Игорь и Викин Сергей. Издтель-ббник стрелять откзлся, и ружье не моргнув глзом взял Вик. Стрелки ушли. Через минуту из-з дом рздлсь кнонд, по срвнению с которой прежнее Змеево с Сергеем пукнье из мелкшек кзлось цветочкми. Ттьян сообрзил, что Змей, может быть, специльно хочет покзть всей округе: меня голыми рукми не возьмешь, н дче полно вооруженных людей.

Он вернулсь н кухню. Следом, опирясь н укршенную серебряными моногрммми трость, приплелся Сохдзе. Издтель-ббник ходил с тростью из непонятного Ттьяне щегольств. Утверждл, что в свое время трость приндлежл Геббельсу, и охотно рсскзывл, кк еще при стром режиме эту реликвию ему преподнес генерл из Группы советских войск в Гермнии.

— Сметнки-то в кролик добвил? — тревожно дернув носом, спросил издтель-ббник.

Ттьян скзл, что добвил и что еще пять минут — и кролик пересушится.

— Ккие пять минут? Ты, что ли, не знешь нших вояк? Не успокоятся, пок не изведут все птроны, — вздохнул Сохдзе и попросил жлобным тоном:

— Отрежь кусочек. Они, если хотят, пусть лопют пересушенного, я-то чем виновт?

Не подозревя подвох, Ттьян нклонилсь к духовке, потщил н себя противень с кроликом. И тотчс же под юбку ей скользнул рук издтеля-ббник. Ттьян вспомнил, ккя у него по-животному волостя ягодиц, в которую он всживл иголку шприц. И кк Змей, поцеловв Сохдзе, брезгливо сплюнул.

— Георгий Вхтнгович, я уроню противень н ноги, тут жир еще кипит, — скзл он достточно нейтрльным тоном, чтобы издтель-ббник мог не терять ндежды.

Будет, мол, тебе и белк, будет и свисток, только дй кролик вынуть.

Сохдзе неохотно убрл руку, Ттьян здвинул противень обртно в духовку, выпрямилсь и с рзворот влепил ему пощечину.

— Ну и зря, — без обиды скзл Сохдзе. — Ты Володин договор с издтельством читл?

— А что?

— А то, что у меня эксклюзивные прв н его серию о Морском Змее. И ты кк нследниц должн относиться ко мне трепетно. Зхочу — зплчу, не зхочу…

Ттьян почувствовл, что у нее прыгют губы.

— А вот я сейчс пойду и скжу Володе, что вы его зживо хороните и уже вдову трхть собрлись!

— Ну и дур. А он подумет, что нет дым без огня.

Сколько рз он переписывл звещние?

Ттьян промолчл. Ох, много рз, и не обо всех он знл.

— То-то, — нзидтельно произнес издтель-ббник. — Не ломйся, Тнь. Думешь, я не зню, что ты с Брсуком спишь?

— Я с Брсуковым двно не сплю, — соврл Ттьян, — о том, что у нс было рньше, муж знет.

Кто-то протопл по вернде и уверенно вошел в кбинет Змея. Звякнуло стекло.

— До бр добрлись, — зметил Сохдзе. — Сейчс им не до нс. Если боишься здесь, пойдем н второй этж.

— Георгий Вхтнгович, — дрожщим от ярости голосом нчл Ттьян, — я не хочу згдывть, что будет после его смерти. Но то, что человек, нзывющий себя другом сочинителя Кдышев, хочет сделть из его жены дешевую подстилку, — это мне кк-то не без рзницы.

Я сейчс пойду и все ему рсскжу, вы можете про меня врть что угодно!

— Ну-ну, — хмыкнул Сохдзе и уковылял, опирясь н свою плку.

Ттьян сел к окну дожидться стрелков и немного поплкть.

Кролик слегк перетушился, но не зсох. И скособоченные тртлетки, и дже неудвшяся кулебяк прошли н «ур» — после стрельбы и выпивки голодным мужикм было решительно плевть н ткие мелочи. От кролик остлись одни ребр, причем не все. Игорь с Сшкой, «фгнец» с «чеченцем», брвируя друг перед другом, перемлывли эти ребр зубми.

— Мы, бывло, жрли все, что движется: змей, сусликов, — похвлялся Игорь, который служил в Афгнистне переводчиком и едв ли пробовл что-нибудь хуже перловки. — От суслик оствлся только хребет, череп и шкурк, змею хряпли целиком: голову отсечешь, остльное в рот.

— Тушк должн остыть, чтобы из нее вылезли прзиты, — покзл осведомленность Сшк.

Сохдзе отодвинул свою трелку и зкурил. Было видно, кк он судорожно сглтывет ком в горле.

Стол нчл рсползться н компнии. Брсуков ухживл з Нтшкой, он довольно хихикл, поглядывя то н отц, то н Сохдзе. Сшк, бомбрдируя горошком соленый огурец, объяснял Игорю, кк он получил рнение в голову. А Ттьян и Вик с рзных концов стол нблюдли з центрльной сценой: Змей и Сохдзе, нвлившись с двух сторон, пытли Викиного муж, «щупли дно».

— А двй, Жор, поможем этому юноше в жизни, — зявлял Змей. — Все-тки не чужой!

Н этих словх Вик отложил вилку и уствилсь н подвыпившую троицу.

— Н рботу тебя взять? Мне нужен редктор отдел, — подлез к Сергею Сохдзе.

— А он и тк зм глвного в гзете! — со своего мест отрубил Вик. Бесед перетягивлсь н ее крй стол.

Змей встрепенулся; Ттьян увидел его готовность сыгрть двое ндвое.

— Он пишет, говорят? — зшел с другого конц Змей. — Двй, Жор, ддим ему рекомендции в Союз пистелей!

Сергей открыл было рот, но Вик его опередил:

— Д мой муж уже пять лет кк в Союзе!

Это было сильно. Змей отвлился н спинку стул.

Его смого приняли в Союз н пятом десятке.

— Сейчс пистельский билет ничего не дет, — обесценил победу молодого выскочки Сохдзе. — Вот в нше время — Дни литертуры где-нибудь н Стврополье: Домбй, горные лыжи, форель к столу. Секретрей Союз везут н «Волгх», прочих смертных в «Икрусе», и н грнице кждого рйон — девушки в нционльных костюмх, хлеб-соль и кое-что еще.

— Георгий Вхтнгович, в вше время вс возили н Кнры? — невинным голосом поинтересовлсь Вик. — Н «Волгх» или в «Икрусе»?

— Что Кнры? Н Кнрх сейчс только ленивый не бывл, — с грехом пополм отбился Сохдзе. — Хорошо, Сергей, что ты пишешь? Рсскзы? Хочешь, неси ко мне в издтельство, посмотрим.

— У нс уже подписн договор н ромн, — зявил Вик и снов знялсь крбми.

Змей, Великий Змей, сидел, повесив нос.

Вторя змеежен со зннием дел промриновл его в тком состоянии минуты две и приголубил:

— Володя, помоги!

Морскя душ воспрянул и ринулсь н зов:

— Всем, чем смогу!

— Дй Сергею интервью… Я пообещл его глвному, — зметив, что Змей морщится, торопливо добвил Вик и зтрторил:

— У нс без подловок, потом см прочтешь мтерил и вычеркнешь, что не понрвится.

— Ну, если ты пообещл. — Змей торжествующе посмотрел н Сергея. — Только звтр, чтоб не н пьяную голову. Переночуете, и…

— Я бы остлся, — кивнув н бутылку, нчл откзывться Сергей. Дескть, с удовольствием выпил бы, но… — Но мне ндо к утру нписть мтерил.

Аргумент был железобетонный. Ничего другого Змей и слушть бы не стл, но к рботе относился трепетно.

Чуть погодя Ттьян сообрзил, что сегодня пятниц, субботние номер гзет отпечтны, понедельничные будут делться в воскресенье. Врл Сергей.

— Выпьем, что ли, — крякнул Змей и потянулся к бутылке «Юрия Долгорукого». — Собртья по перу… Тогд приезжй звтр, кк освободишься. Н весь день приезжй, и чтобы без отговорок, то передумю!

Нпоить хочет, понял Ттьян.

Отвлившись н время от стол, устроили смотр подрков. Богтенький Сохдзе пождничл, принес невзрчный гзовый пистолетик, но, кк истинный бизнесмен, подвл его дорого: это, мол, точня копия «вльтер», из которого зстрелился Гитлер. А вот Брсуков потряс всех: охотничье ружье (третье н этот юбилей, отметил Ттьян), но ккое! Австрлийское, с брбном величиной с хорошую кстрюлю. В кино из тких стреляют бронебойными снрядми.

— Девятый клибр. Слоновье, — тоном эксперт определил Сшк, нимло не беспокоясь, что в Австрлии нет слонов, и Змей его с удовольствием поддержл. Приятно иметь слоновье ружье.

— Погоди, дядь Володь, — зсуетился Игорь, — сейчс у тебя комплект будет.

Племяш зствил дядю зкрыть глз, ндел н него свой подрок — изукршенную зклепкми кожную куртку — и подвел к зерклу.

— Смотри! А кож ккя, дядь Володь! Чистя лйк.

Явно молодежного покроя куртк, похоже, достлсь Игорю дром в его российско-сирийской фирме. Он скорее укрсил бы жизнердостного бйкер, тут все увидели в зеркле молодящегося стрик, решившего побловться примеркой внучковой курточки. Пьяненький Змей, совершенно счстливый, повесил слоновье ружье н грудь, схвтил сохдзевский гзовик и выкзл готовность пльнуть из того и другого, не сходя с мест. Мужчины подхвтили его и выствили з порог. Змей шрхнул из двух стволов. Его втщили нзд и зхлопнули дверь, чтобы гз не ворвлся в дом.

— Дядь Володь, — усдив Змея з стол, нчл Игорь, — зчем тебе в Москве грж, если ты живешь н дче?

Змей, который был ниже Игоря, посмотрел н него, кк он умел, будто сверху вниз:

— А зтем он мне нужен, Игорек, что этот грж мой.

— Ну и будет он твой. Ты мне только позволь мшину ствить, н время, то совсем сгниет. А если ты когд и приедешь в Москву, тк ведь в грже и две мшины поместятся.

— Нет, — скзл Змей, — тм и без твоей жестянки тесно: подрки некуд склдывть, все чулны збиты.

Я же не прошу тебя взять мои подрки к себе в квртиру.

— Двй, — охотно соглсился Игорь, — особенно если телевизор.

— Не, телевизоров подрили только дв, мне смому мло. А тк шлют военные железки. С Черноморского флот притрнили шестндцтидюймовый снряд. Пустой, конечно.

— Двй снряд, — с пьяной поклдистостью нпросился Игорь.

Змей зпыхтел и полез в крмн з трубкой. Ничего хорошего это Игорю не предвещло: Змей обычно курил сигреты, если нчинл сость трубку, жди скндл.

— А телевизоры ты не покзл! — пошел н попятную племяш, хорошо изучивший своего знменитого дядю.

Змей неохотно повел черенком трубки, мол, что их покзывть, вот они. Об телевизор стояли тут же, уже без коробок, но в пеноплсте — ушстый «Сони» и мленький «Филипс».

Мужчины быстро сняли упковку, вытянули усики нтенн, и экрн «Филипс» зсветился первым. Змею вручили пульт, он збегл пльцми по кнопкм, перелистывя прогрммы.

— И дециметры ловит, — подлизнулся Игорь.

Змей дошел до РТР. Покзывли ток-шоу «Криминльный интерес». Во весь экрн — лицо молодого ведущего с коврным прищуром.

— Двй к «трелке» подключим, дядь Володь, — суетился Игорь, — может, Си-эн-эн поймет.

А Змей вдруг скзл, глядя в экрн:

— Это мой сын, Дмитрий Влдимирович!

Ттьян уствилсь н Брсуков, который знл первую жену Змея и, понятно, их сын. Но Брсуков см смотрел то н Змея, то н Игоря.

— Я его не помню, мленький был, — неуверенно скзл племяш.

— А я говорю: он мой сын! — Змей снов полез в крмн з трубкой.

— Позвольте, — влез Викин Сергей, — он же Свельев! И отец у него дмирл, я зню.

— Аг, — иронически поддкнул Змей. — Ты с этим дмирлом вчер в «Кре» выдул бутылку виски. Петр Кириллыч помнишь?

У Ттьяны сердце оборвлось. Он-то думл, что эти морячки вчер уболтли, увели Змея. А Змей см от нее скрылся'. Пил с человеком, который отбил его жену.

— Сын, сын! — взвизгнул Вик и кинулсь к Змею. — А я и не пойму, почему я в него ткя влюблення! А он твой сын! Кк он мне нрвится, ткой умниц!

— Я и см не знл, — улыблся польщенный Змей. — Они же остлись во Влдике, у меня бротрвм, передели в Москву…

Историю про бротрвму Ттьян слышл сто рз.

Змей не мог успокоиться, что был боевым пловцом, кпитном третьего рнг, стл кким-то мйором и тк, н сухопутье, дослужился до полковник. Любил носить морскую форму — в его «Воениздте» н это смотрели сквозь пльцы.

— Дядь Володь, — выслушв про бротрвму, зметил Игорь, — все-тки он больше не н тебя похож, н мть.

— Нет! Нет! Нет! — прыгл Вик. — Вылитый Кдышев!

— Д нос-то не его, — зспорил племяш.

В кутерьме никто не обрщл внимния н Ттьяну, сжвшуюся н дивне в комок. Люди, люди, что же вы ткие гды и тк плохо скрывете свое гдство? Игорь, племяш, зрится н грж и недоволен тем, что появился прямой нследник. А Вик довольн: он-то уже не нследниц, зто ккя это шпильк Ттьяне — сын, зконный!

Змей вышел и принес крточку сын, еще первоклссник с октябрятской звездочкой. Ттьян зстонл про себя: выходит, он хрнил ее где-то недлеко, может быть, носил в крмне…

Все кинулись рзбирть: похож, не похож — глз, губы, уши.

— «Уши»! — злился Змей. — Я с его тк нзывемым отцом двдцть лет не рзговривл. А вчер встретились н бнкете и кк бы дже помирились. Он мне открытым текстом скзл: твой сын.

Тем временем Сшк нстроил второй телевизор, и срзу дв змеесын зулыблись с экрнов.

— Вот это сын, это нследничек! — подвел итог Сохдзе. — Ну, з твое отцовское счстье!

Откупорили шмпнское, и все кинулись чокться со Змеем. Вик вилсь вокруг Змея, и ей тоже кким-то обрзом доствлись поздрвления. Он црственно кивл, кк мть нследник. Ну, еще бы, змеесын — любимый телеведущий — ее збору двоюродный плетень!

И тут племяш решил воспользовться блгодушным нстроением Змея. Опять полез с гржом:

— Ну тк мы договорились, дядь Володь? Дй мне ключи, я дубликты сниму и верну.

Змей побгровел:

— Я живой, Игорек! Я еще дже водку с тобой пью, ты з моим столом…

Не договорив, он встл и вышел. Звякнул зстеклення дверь кбинет. Все змолчли, только Сшк, выложив н трелке композицию из шпрот и оливок, что-то объяснял Брсукову. Ттьян прислушлсь и ужснулсь. Ее брт в детлях рсскзывл, кк, привязв к двум бронетрнспортерм, они рзорвли «белые колготки» — ннятую чеченцми битлонистку из Приблтики.

АКТИВНАЯ РАЗРАБОТКА

При ктивной рзрботке изучемого объект невозможно обойтись без скрытого нблюдения з его личной ч деловой жизнью, выполняемого чще всего визульными (слежк) и кустическими (подслушивние) методми.

Р. РОНИН. Своя рзведк

Трковский. Тот же вечер

— А интересный пистель этот Кдышев. Меньше суток его нблюдем, и уже перестрелк! — Шишкин, стрый кгэбэшный лис, довольно потирл руки. — Виктор Сулович, можно нконец-то узнть, с ккой целью мы его псем? Или охрняем? Исполнитель, не знющий цели, огрничен в решениях.

Когд нчльник отдел безопсности нчинл говорить ткими ведомственными форизмми, это ознчло, что ему что-нибудь нужно. Нпример, опрвдться.

— Вши не проследили з нпдвшими, — догдлся Трковский.

— Не «вши», «вш», в единственном числе. Он был без нпрник и выполнил прикз — нблюдть з Кдышевым.

— Хоть номер мшины-то зписл?

— А кк же. Зписл и доложил мне срзу же. Только, Виктор Сулыч, приндлежит этот номерок хлебному фургону отечественной мрки «ЗИЛ», те двое были кк рз н «Форде-Скорпио», окрск — вишневый метллик.

В голосе Шишкин слышлось плохо скрывемое ехидство. Человек более открытый скзл бы: «См виновт, не ндо было жться н оплту нружки». Но Шишкин никогд не говорил в лоб — он двл понять. Трковский к этому привык и см нучился рзговривть с кгэбэшником недомолвкми.

— Сколько? — без обиняков спросил Трковский.

— Д пок что пустяки — сотни три.

Трковский изумленно вскинул брови:

— Ты бы еще скзл «рублей».

— Рублей не получится, — пострлся не зметить иронии Шишкин. — Н дчу пошлем Гришу и добвим ему сотню, чтобы не считл, что его понизили. Н его место пок возьмем стршего смены — этому добвлять не ндо — и з две сотни нймем нового охрнник в торговый зл, любого болвн, лишь бы умел глстук звязывть.

— Не пойму, Никит Всильевич, кто из нс жмот, я или ты? — буркнул Трковский. — Сколько ндо н смом деле?

Пожв плечми, дескть, сми приучили экономить, Шишкин выдл рельную цифру:

— Тысяч пять. А если «жучки» ствить, то двдцть.

Техник у нс древняя, Виктор Сулыч.

— Двести тысяч грохнул в один только «Глнт» — и древняя?!

Шишкин ответил улыбкой, ознчвшей: «Ну конечно же, ты жмот».

— В «Глнте» — мы обновили систему безопсности.

Тм одн техник, для нружки нужн совсем другя.

Нпрвленный микрофон, нпример. Вообще, Виктор Сулович, у вс служб безопсности н положении пдчерицы. Поймите же, нельзя пссивно обороняться: кто не нступет, тот обречен н поржение.

Ну вот, снов кгэбэшные форизмы.

— Бери двдцть, — соглсился Трковский. — Только рсскжи, чем ты меня осчстливишь н эту сумму.

— Во-первых, круглосуточное нблюдение з дчей.

Место тм неудобное, но есть подходящий столб для телекмеры: зпитем от сети, змскируем. Стло быть, и кмер нужн. Не ткя, кк у нс в торговых злх, — счел нужным пояснить Шишкин.

Его нмеки нчли рздржть.

— Ты дурк-то из меня не делй, — огрызнулся Трковский.

— Во-вторых или уже в-третьих, — безмятежно продолжл нчльник отдел безопсности, — ндо ствить нблюдение и з городской квртирой. Объект в ней не живет, но кк рз это и привлекет. Вм ведь нужны те двое н «фордике»?

— Думешь, они попытются?..

— Думю, — понял неоконченный вопрос Шишкин.

— А может, мы рньше?..

— Тоже думю. Я бы см тряхнул стриной, но у него змки нглийские, и не ширпотреб, в мое время тких не было. Взломть можно и з двдцть минут, но хотелось бы скрытно.

З пять минут, мысленно попрвил Трковский, вспомнив, кк ему «болгркой» спиливли дверные петли.

Тоже был не ширпотреб.

— Ключи будут, — пообещл он. — Что еще?

— Ну, если ключи, то больше ничего. Всдим ему «жучок» в телефонный ппрт. Хотя, конечно, это вчершний день: когд подключешься, объект слышит щелчок.

Трковский черкнул в блокноте: «20», передумл, зчеркнул, нписл «25». Пусть сделют без щелчк, для Умник не жлко. Если только Кдышев — Умник. Поствил точку, ознчвшую ненписнные три нуля, и, вырвв листок, протянул Шишкину.

— Для кссир. И проследи, чтобы сожгли.

Кгэбэшный лис опять улыблся. Прокурорские выгребли из кссы сто тысяч неоприходовнных доллров и н полмиллион тких зписочек, только тогд Трковский и нули писл, и ствил дту, и рсписывлся. Теперь-то его нучили осторожности.

— Ну что ты склишься?! — взъелся Трковский. — Солнечный клоун! Ты когд мне обещл Умник достть?!

Зря он вспомнил Умник. Не вовремя, не в том контексте. Шишкин мог связть это его змечние со слежкой з пистелем… З три год рботы Трковский тк и не нучился доверять нчльнику отдел безопсности.

Черт их знет, этих плменных дзержинцев. Кк-то рз Шишкин выдл один из своих форизмов: «Присягу принимют не н время службы, н всю жизнь». Словом, были вещи, о которых Трковский не мог ему говорить прямо. Одно дело — поствить охрну, снять охрну, попсти конкурент или рботницу бухглтерии, которя стл жить не по средствм. Здесь Трковский не скрытничл. Но, скжем, здния нйти Умник и нынешнее — устновить нблюдение з пистелем — нпоминли в его устх скзку «Поди туд, не зню куд, принеси то, не зню что».

— Не буду вс обременять своим присутствием, — встл Шишкин.

К рзговору о Кдышеве он больше не возврщлся, хотя нчинл с нстойчивых просьб объяснить, зчем нужн эт слежк з увжемым пистелем. Знчит, см дотумкл связть Кдышев и Умник, понял Трковский.

Нет, положительно, скрытность кгэбэшного лис оборчивлсь ему боком: зня эту его черту, нчинешь понимть недоскзнное и ловишь его тк же просто, кк если бы он говорил все в лоб.

— Д, — решил проверить себя Трковский.

— Что — д?

Трковский молчл, и кгэбэшник, переступя через хрктер, неохотно выдл свою догдку:

— Кдышев — Умник?

— Возможно. Я не уверен, — искренне ответил Трковский.

— Нтш — его внучтя племянниц, — подскзл Шишкин, кк всегд, не зкончив мысль: «Его племянниц — знчит, могл поствлять ему компромт».

— Исключено, — мотнул головой Трковский. — Он у меня с янвря, Умник присослся больше двух лет нзд.

Его познбливло от нетерпения. Прощупть этого Кдышев, выяснить глвное, и, если он — Умник… То непонятно, что с ним делть. Не т фигур Умник, чтобы его тихо исчезнуть и зпытть, вытягивя, где спрятн компромт. Люди Шишкин дв год пытлись зсечь его во время передчи денег и ни рзу не увидели дже издли. Тк неужели осторожный Умник не подстрховлся н случй похищения? Виктор Сулович не сомневлся, что копии компрометирующих документов окжутся в УБЭП, ФСБ и прокуртуре рньше, чем Умнику рзвяжут язык…

Нет, с Кдышевым (если, повторимся, он — Умник) ндо по-другому. Они с Виктором Суловичем дв миллионер, опор экономики, движущя сил реформ. Кдышев знет, что чсть кпитл Трковского обрзовлсь в эпоху «пирмид» из феры со струшечьими сбережениями, Трковский знет, что чсть кпитл Кдышев добыт шнтжом. Кк говорится, могли бы дружить. Но у пистеля н рукх документы, у Трковского — ничего, кроме голых подозрений (которые, может, и не подтвердятся). Знчит, нужно нкопть рвноценный компромт Н Кдышев. А пок это не сделно, хотя бы нмекнуть писке, что его тйн — уже не тйн и ндо бы ему поосторожней обрщться с компромтми н Вэ Эс Трковского.

У Виктор Сулович имелось пухлое досье н Кдышев, о кком Шишкин мог только мечтть, — Нтш пострлсь. Смого вжного он, конечно, не знл, но всю явную чсть жизни любимого дядюшки описл подробнейшим обрзом — от бытовых привычек до круг знкомств. И был в этом кругу один человечек, косвенным обрзом звисевший от Трковского. Пожлуй, он мог бы передть Кдышеву невинную фрзу, смысл которой не дойдет до зконопослушного пистеля (если он зконопослушный), вот Умник поймет нмек!.. Эт мысль пришл только что. Трковский покосился н своего нчльник отдел безопсности. Не ушел, тк и стоит. Посоветовться? Ох, неохот до конц рскрывться перед кгэбэшным лисом, придется смому… В Мйми у Трковского срывлсь выгодня сделк с тряпьем, которое в Америке уже относили прошедшим летом, в Москве стнут носить будущим. Он и тк уже здержлся н лишние сутки. И здержится еще. Звтр вечером он будет не догдывться, знть.

— Что еще? — буркнул Трковский.

— Я о Нтше. — Шишкин мялся: не любил влезть в интимные дел хозяин, и Виктор Сулович это ценил. — Ключи вы собиретесь достть через нее? Я к тому, что ндо бы ее обучить, кк делют слепок.

— Не ндо, — ответил Трковский, — Нтш уже знет, что ей делть. А ты дй комнду своему человеку… :

Нчльник отдел безопсности снов сел и плотно придвинул кресло к хозяйскому столу.

ТАНГО СО ЗМЕЕМ

Соперник (м.), ниц (ж.). Соревновтель, совместник и сопротивник, соисктель, состязтель, противоборец; врг, неприятель, противник, супостт; звистник и зложелтель.

В.ДАЛЬ. Толковый словрь

Ттьян. Вечер переходит в ночь

Змей вернулся в тесновтом ему морском мундире советских времен, до пояс увешнном нгрдми. И новый орден успел привернуть, отметил Ттьян. Под мышкой у него был еще один подрок — музыкльный центр. Мужчины кинулись устнвливть ппрт, племянничек-подлиз комндовл:

— Здесь кустик не т, поствьте выше, отстегните колонки…

— Что вы тм возитесь?! — рявкнул Змей. Он см порылся в кссетх, выбрл ккую-то струю, грязновтую н вид.

— Ун тнго итльяно! — грянуло из обеих колонок.

— До-о-льче тнго! — подхвтил Змей, щелкнул кблукми и пошел н Вику. Ттьян чсто слышл, кк он гонял это тнго, рботя по ночм, — вдохновлялся воспоминниями?

Вторя змеежен встл, кк згипнотизировння, ее глз сияли. Змей достл из крмн белые прдные перчтки, нтянул и положил руку Вике н тлию…

Это было не просто крсиво — шикрно! Ккя-то школьня клссик, «После бл», что ли, вертелсь у Ттьяны в голове: блгородный седой полковник и крупня русскя крсвиц. Мужчины сделли стойку. Дже похбник Сохдзе, пытвшийся изобржть вилкми кстньеты, притих — впечтление было сильное. Тнго лилось, тнго не кончлось, оно было зписно-переписно рз три подряд. Пртнеры нчли здыхться, но это выглядело не кк слбость, кк любовный экстз, В лихом повороте Змей кинул н бедро немленькую Вику, и оркестр выдохнул в последний рз. Он помнил, где зпись кончется!

Ну, слв богу, все! Змей проводил Вику к дивну.

И гости думли, что все; Ттьян видел, кк облегченно выдохнул Викин Сергей. Кссет шипел, шипел, но Змей не торопился ее остнвливть. Окзлось, не все, дльше пошл любительскя зпись: Змей поет по-польски своим густым бсом:

Нлэво мост, нпрво мост.

А долэм Висл плынэ…

Игорь гулко зплодировл. Змей испепелил его взглядом, и племяш спрятл руки з спину. А к голосу Змея н кссете присоединился молодой женский:

Аутобусы чэрвэнэм мигем!..

Вик! И — вместе со Змеем:

Зглендэм до окэн трмвэм!..

Змей торжествующе смотрел н бывшую жену, провоктор!

Вик вскочил и кинулсь из комнты. Сергей побгровел. Тк ему и ндо, рзине, подумл Ттьян, но, взглянув н сияющего Змея, понял, что нд Сергеем торжествовть глупо: ей смой тоже чуть ли не изменили у всех н глзх! Он выскользнул из столовой. В конце коридор мелькнуло Викино синее плтье и скрылось з дверью внной.

Пок Ттьян скреблсь в зпертую дверь и уговривл Вику открыть, в столовой тетр тнц перешел в тетр военных действий. Оттуд пулей вылетел Нтшк и с шльными глзми бросилсь к Ттьяне. З пять лет Нтшк не придумл, кк нзывть Ттьяну — родственное «ты», и все, — и сейчс только мхл рукой:

— Тм, тм…

Подворчивя кблуки, Ттьян бросилсь з ней.

Посреди столовой Змей с Сергеем нпирли друг н друг грудью, Сшк с Игорем их рстскивли. Нтшк и Ттьян дружно охнули и рвнули обртно к внной.

— Тетя Вик, тетя Вик! — зколотилсь в дверь Нтшк. В другое время Ттьян не простил бы ей «тетю Вику». Хотя, с другой стороны, Нтшк тк с детств привыкл. Ккого черт зперлсь эт тетя!

— Вик, открывй!

Вик щелкнул здвижкой, высунулсь зплкння, с крсным носом, почему-то без туфель, в одних колготкх. Топилсь, что ли?

— Тм нши… — только успел ей скзть Ттьян, и Вик понял. Кк был, босиком, он рвнулсь в столовую и добежл первой. Догнв ее, Ттьян с Нтшкой зстли совершенно другую кртину.

Змей с Сергеем пили н брудершфт. В переплетенных локтями рукх сверкли двухсотгрммовые фужеры, до крев нполненные коньяком. Мужики воплями подздоривли соперничющих смцов. Ттьян охнул. Ну лдно, Сергей, он здоровенный кбн, но Змей-то, Змей куд, сердечник?!

— Пей до дн! — нестройно грянули мужики. Соперники выпили, облобызлись и одновременно грохнули фужеры об пол — вдребезги! Сергей руквом пиджк вытер прошибшую Змея слезу, тот по-отечески поглдил его по голове.

Ттьян шмыгнул в кбинет и стщил сигрету из открытой Змеевой пчки. Он тйком покуривл, когд муж не видел. Руки ходили ходуном после этих петушиных боев. Подымить здесь? Нет, учует. См коптит кк провоз, нюх тонкий. Зглянув по пути в столовую — успокоились, пьют мировую, — он пошл будто бы н кухню и, не зжигя свет в коридоре, свернул к черному ходу.

Н пустыре у змеестрельбищ, едв рзличимый сквозь сетку в двери, темнел силуэт человек.

Ттьян примерзл к полу. В глзх еще плвли круги от люстр в столовой. Чуть погодя рссмотрел: силуэт был определенно женский. Отвернувшись от ветр, незнкомк чиркнул зжиглкой. Не скрывется.

Фу ты, Нтшк!

Светлячок сигреты поплясл в воздухе и описл ровный круг. Ттьян, уже было собрвшись окликнуть змееплемянницу, только по-рыбьи сглотнул воздух. Если бы не сегодняшний случй с бндитми… Он тогд стоял здесь же, в коридоре, Змей — н месте Нтшки, и это совпдение почему-то вызывло у нее стрх. Чепух, успокоил себя Ттьян.

Сигрет описл еще один круг.

Чувствуя себя полной дурой, Ттьян сковырнул туфли и нчл подкрдывться к двери. В лунном свете поблескивли влявшиеся под нсыпью пивные бнки, по которым сегодня днем пуляли стрелки. Слбо светилось небо, перечеркнутое голыми веткми осин. И вдруг кк ниоткуд в небе всплыл тень, покзвшяся Ттьяне гигнтской. Нтшк оживленно зсемфорил сигретным огоньком, и тень бесшумно спрыгнул с нсыпи. Ее не стло видно, только блестевшие бнки кк будто нкрывло черным плтком, потом они снов появлялись из темноты.

Не дыш, Ттьян подкрлсь к черному ходу. З сетчтой дверью ее не увидят, это проверено, в последний рз — сегодня утром. Нтшкины фокусы не поддвлись рзумному объяснению. Знкомого привел? Тогд почему скрывет — хочет сделть сюрприз?

В проем двери вплыл рук и оттщил Нтшку з косяк. Збубнил мужской голос.

— Ну и что же, что видно?! — огрызнулсь Нтшк. — Я покурить вышл. Н, збирй. Когд вернешься?

Голос ответил коротко и невнятно.

— А порньше нельзя? — спросил Нтшк.

— Бу-бу.

— Мне же зночевть придется!

Ответ мужчины Ттьян опять не рсслышл.

— Ну и лдно, тогд нжрусь, чтоб не тк противно было, — решил Нтшк и щелчком отпрвил сигрету в сторону нсыпи.

Стрясь не топть, Ттьян побежл прочь, нткнулсь н свои сброшенные туфли, громыхнул… Дверь у нее з спиной скрипнул, и по ногм удрило холодом..

— Ой, кто это? — вполне нтурльно испуглсь Ттьян.

— Я. Ты что в темноте бродишь?

— Т-с-с… — Ттьян торопливо всовывл ноги в туфли, здники смялись. — Покурить иду. Зжиглк у тебя есть?

— Ты прям кк мленькя, дядь Володю боишься.

В Нтшкином голосе слышлось облегчение, и Ттьян окончтельно понял, что сюрпризом тут и не пхнет — во всяком случе, приятным для Змея. С кем он встречлсь, кто зствлял ее прятться, чтобы не зметили из коридор?! Мужскя тень был здоровення. Верзил, которого рнил Змей? Д нет, он еле уполз, сейчс отлеживется.

Ослепив Ттьяну, вспыхнул огонек.

— Нтш, оствь зжиглку, я н улице покурю.

— Нет, я ее из рук не выпускю. Звлится куд-нибудь, он золотя, и к тому же подрок.

— Если что, позови меня, — попросил Ттьян, тычсь в огонек сигретой.

— Смо собой. Конспигция, бтеньк, конспигция и еще рз конспигция, — прокртвил Нтшк и ушл, оствив з собой ощутимый дже в сигретном дыму слдкий зпх духов.

Н улице было холодно, и Ттьян остлсь курить у двери, пускя дым через сетку. Поймл себя н том, что прячет сигрету в кулке — боится: вдруг н огонек опять придет этот, «тень»?

Господи, что происходит в доме?! В ккую историю вляплсь Нтшк? Если бы не сегодняшнее появление бндитов, Ттьян остновилсь бы н смом бнльном объяснении: любовник. Нверное, с окрестных дч. Нтшк гостил у Змея летом и вполне могл познкомиться.

Но после того, кк у тебя в доме произошл нтурльня перестрелк, нчнешь подозревть родную мму. Кстти, ндо нписть мме.

Курить в темноте было неинтересно. Говорят, слепые не курят, потому что не видят дым. Ттьян зтянулсь нпоследок и отпрвил сигрету вслед з Нтшкиной, еще дотлеввшей н земле умирющим светлячком. В голову опять полезл эт Вик, дрянь, провокторш и рзлучниц. А Нтшк? Ндо присмотреть з ней, вот и все.

ДОПРОС С ПРИСТРАСТИЕМ

Если испытние рскленным железом может успокоить общество и зщитить обвиняемого от неспрведливых нпдок, то нельзя возржть против применения этого испытния.

Я. ШПРЕНГЕР. Г. ИНСТИТОРИС. Молот ведьм

Шишкин. Ночь н 6 ноября, субботу

С полученных от Нтши кдышевских ключей были в ту же ночь изготовлены дубликты. (Пистель их отсутствия не зметил, поскольку в середине вечер переоделся в мундир, ключи были выкрдены из брошенного им пиджк и туд же возврщены.) Не отклдывя дел в долгий ящик, Шишкин лично поехл обыскивть городскую квртиру Кдышев, взяв еще двоих чопов', тк кк дело это муторное и долгое.

Тут их ждл сюрприз: в квртире горел свет.

Кому кк, Шишкину срзу стло ясно: битому неймется, орудует т же групп, которя еще утром с тким плчевным результтом пытлсь нехть н Кдышев.

Шишкин послл осмотреться Виктор, нблюдвшего сегодня з дчей, и тот обнружил в соседнем дворе знкомый «фордик» вишневого цвет, првд, уже с другими номерми.

Нстырность незвных визитеров говорил о том, что охот шл з чем-то посерьезней, чем обычня добыч, н От ЧОП — чстное охрнное предприятие. которую могут рссчитывть домушники в богтой квртире. Грех было не половить рыбку в этой мутной воде.

Шишкин решил дождться, когд воры нйдут искомое, после чего отобрть это, не утруждя себя обыском и зодно не отягощя свою совесть проникновением в чужую квртиру. «Фордику» зткнули тряпкой выхлопную трубу и стли ждть.

* * *

Свет в квртире погс только под утро. Пригревшийся в джипе Шишкин решил, что, если объектов будет не больше четырех, ему можно и не выходить н холод. С бртвой его ребят спрвятся и без нчльник ( н то, что они столкнулись с бртвой, укзывл и легкость, с которой стрик взял верх нд двоими нпдвшими, и тот же свет в квртире. Профессионл первым делом знвесил бы окн одеялми, то сплошь д рядом бывет: среди ночи ккя-нибудь мющяся с пережору болонк вытщит во двор свою хозяйку, т увидит свет в квртире уехвшего сосед и вызовет милицию).

Они вышли из подъезд гурьбой — только трое, кк по зкзу Шишкин, — и, не проверившись, потопли к своему «фордику». Двое «быков» нлегке, один, субтильный, с кейсом.

— Лидер, — узнл его Виктор, — он к дче приходил.

А тех двоих я рньше не видел. Никит Всильич, здесь брть будем?

— Сообржй, — пожл плечми Шишкин: он любил в подчиненных иницитивность.

Гриш, его выученик и сослуживец еще по КГБ, потихоньку тронул джип. (Ну конечно, не здесь их брть, в соседнем дворе, около «Форд». Это же зы: минимум ктивности рядом с объектом нблюдения.) — Что-то я плохо вижу: где у них оружие? — проэкзменовл своих Шишкин.

Гриш кивком покзл, что зсек оружие, но помлкивл. По трдиции, первым должен был выскзться млдший.

— У лидер — слев, в подплечной кобуре, — уверенно нчл Виктор. — Только он чйник: несет кейс в првой, которой ему пистолет доствть. Я из-з этого сперв подумл, что он левш, потом вспомнил — нет, он дверь првой придерживл… У змыкющего что-то в рукве — дубинк или обрез, у третьего — не пойму: куртк дутя, ничего не рзобрть.

— Сзди з поясом. Он ощупывл, — подскзл Гриш.

— Троечк обоим, — оценил Шишкин. — И мне троечк. У того, который в дутой куртке, под мышкой тоже что-то есть.

— Мло ли что у него под мышкой, может, чирей, — зспорил Гриш. — Бртв с кобурой ходить не любит, ее при обыске не скинешь. А з поясом у него, кк пить дть, торчит.

— Вижу, что Торчит, — соглсился Шишкин. — Думешь, почему я см себе трояк поствил? З поясом вижу и под мышкой вижу, выбрть не могу.

— Дв пистолет, — предположил Виктор.

— У этого?! — изумился Гриш. — Ты см-то сколько лет учишься стрелять из двух стволов?

— А я и не говорю, что он умеет. Просто взял дв пистолет, и все, — буркнул Виктор, змяв неприятный вопрос. Об чоп имели в виду, понятно, не ббхнье из двух пистолетов в одну мишень, доступное любому хорошему стрелку и не дющее серьезных преимуществ, одновременную стрельбу по двум рзным мишеням; это примерно то же смое, что одновременно писть првой и левой рукой.

Джип медленно ктил з бртнми, те и ухом не вели. Смоуверенные.

— Возьмем во время посдки, — решил Гриш. — Никит Всильич, прикроете?

— Д уж, конечно. Только я выходить не буду — знобит что-то, — пожловлся Шишкин. — В случе чего пльну через окно. Виктор, оствь уебище, бери гзовик.

(Уебищем Шишкин прозвл «ИЖ-71» — чоповский вринт «Мкров» под ослбленный птрон, — спрведливо полгя, что порч и без того невжного пистолет превртил его в продию н оружие.) Виктор не осмелился возржть, но по тому, кк он судорожно вздохнул, вынимя свой «ИЖ» из кобуры, было зметно, что менять ккое-никкое, все же нстоящее оружие н гзовик ему ужсно не хочется. Прня уже потрясывло в предстртовой лихордке: губы в ниточку, глз остновившиеся. У Шишкин смого нпряглось что-то в животе, кк будто тм подтянули стновую жилу, кк говорили нши предки, невжно рзбирвшиеся в нтомии.

— Гзовик в ткой обстновке лучше, — подбодрил он Виктор. — Всдишь им в слон зряд дв-три, и будет «дойче душегубк».

Бртв подходил к своей мшине; субтильный лидер издли мхнул брелоком охрнной сигнлизции, и «фордик» в ответ приветственно мигнул фрми.

— Тормози, — скомндовл Шишкин Грише.

Не выходя н улицу, они поменялись местми: Шишкин сел з руль, Гриш н его сиденье спрв. Стновя жил в шишкинском животе нтянулсь до струнного звон. Подсознние зменило фмильярную «бртву» неодушевленными «объектми»: чем-то вроде ростовых мишеней в тире, которые ндо порзить, не мясь вопросми морли, — если, конечно, возникнет ткя необходимость.

Когд объекты были в двух шгх от «Форд», Шишкин пристегнул ремень безопсности, ншрил ногми педли и нчл обртный отсчет.

Десять, девять, восемь — подошли.

Семь, шесть — в слизнной из боевиков кртинной мнере взялись кждый з свою ручку двери и одновременно рспхнули.

Пять, четыре, три — нгибются, усживются…

Две, одн — ..усживются, усживются.

Пор!

Шишкин притоптл железку и врубил дльний свет и «люстру» н крыше джип. Головы в «фордике» рефлекторно обернулись н воткнувшийся им в зтылки беспощдный свет. Ослепли, конечно. А джип, рзогнвшийся километров до тридцти, уже нстиг «фордик» и боднул его лебедкой. Мшин воров отскочил, кк бильярдный шр, жлобно взвизгнув не снятыми с тормозов колесми. У Шишкин под врезвшимся ремнем зныло плечо, выбитое в молодости н блядкх. (Чуть жив тогд остлся А боевых рнений — ни одного.) З спиной глухо вымтерился Виктор, приложившийся носом о шишкинский подголовник. Гриш уже летел, едв ксясь ногми земли, и ствол в его руке отблескивл сизой глубиной воронов крыл. Подбежл, рвнул дверцу «фордик» и вместе с нею, кк рыбу, выдернул н сфльт одного из «быков», вцепившегося изнутри в ручку. Субтильный глврь терзл стртер «фордик»: было слышно, кк схвтывется зжигние и мотор срзу же глохнет (еще бы, когд выхлопня труб зткнут). Приотствший Виктор рспхнул водительскую дверцу и недвусмысленно нствил свой гзовик н субтильного. Третий объект, сидевший сзди, не дожидясь комнды, положил руки н голову.

Секунд пятндцть, плоховто, прикинул Шишкин и выключил фры. Стновя жил в животе дрогнул, испустив мжорную ноту, и пропл, кк будто и не было ее совсем.

Две минуты спустя Гриш принес ему в мшину кейс лидер и полиэтиленовый пкет со всем, что выгребли из крмнов у бртвы. Второй пкет, с оружием, он тут же сунул в тйник под обшивкой дверцы — н случй встречи с милицией.

— «Тэтэх», обрез шестндцтого клибр и «мкр» гзовый. Стволы чистые, — сообщил Гриш. — Никит Всильич, вы будете смеяться, но у того, в дутой куртке, н смом деле чирей под мышкой.

— Действительно, обхохочешься, — без выржения скзл Шишкин. Он чувствовл, что стреет, и ревниво относился к профессионльным победм молодых. — Гзовик чей, мленького?

— Аг.

— Тогд должно быть рзрешение… — Шишкин посмотрел н свет пкет с вещми — сигреты с зжиглкми, один пружинный ножик д ключи — и открыл кейс.

Кк он и думл, документы н гзовик и н мшину у лидер преступной группы имелись и были в полном порядке. И пспорт имелся: Есулов Петр Петрович, уроженец Соликмск.

— А двое других без документов? — для порядк спросил Шишкин, и Гриш кивнул.

— Прикрытие у Петр Петрович было бнльное до зевоты: зконопослушный гржднин подвез н мшине двоих попутчиков. Откуд ему было знть, что они форменные мфиози?!

Тк, что нш зконопослушный стщил в квртире Кдышев? Помимо документов, в кейсе был только простенький диктофон. Шишкин отмотл пленку к нчлу, включил…

— Это пульт? — збсил знкомый голос пистеля. Нзвв свой дрес и проль, Кдышев попросил снять квртиру с охрны. Следующя зпись рсходилсь с первой в единственном слове: не снять, поствить н охрну.

И это все?

Шишкин скрупулезно перемотл пленку, одну сторону и вторую, включя воспроизведение через кждые десять секунд, — пусто. Не веря себе, ндорвл подклдку кейс — без результт. Рспотрошил сигретные пчки, изъятые у бртнов, — ничего. Пощелкл пружиной ножик — обычный, в лрьке можно купить. Добрлся до ключей; четыре связки н троих, и одн очень дже знкомя. Доств из крмн ключи, скопировнные сегодня с кдышевских, Шишкин срвнил — точно, они, только у Есулов комплект был неполный: не хвтло пры больших, явно от гржного змк, и необычного ключ с тремя бородкми, торчщими в стороны, кк оперение стрелы. С этим слесрь помучился, д оно и понятно: конфигурция редкя, Шишкин впервые ткую видел.

Похоже, ключик от сейф.

Итк, теперь ясно, кким обрзом бртны попли в квртиру (и что у них есть нводчик в окружении Кдышев, ясно тоже). А вот что они тм искли и не ншли?

Или — что оствили?

— Коротышку ко мне, — потребовл Шишкин.

Есулов Гриш привел в нручникх и швырнул н зднее сиденье. Рот у него был зклеен липкой лентой.

— Он что, плохо себя вел? — спросил Шишкин, нчиня психологическое двление н объект. Пускй слушет, кк о нем говорят в третьем лице, словно Есулов Петр Петрович уже труп. Тогд любой обрщенный к нему вопрос он воспримет кк поблжку.

Гриш пожл плечми:

— Д нет, обычное отрицлово: я не я, и лошдь не моя.

Не обрщя внимния н попытки Петр Петрович промычть что-нибудь внятное, Шишкин перелез к нему н зднее сиденье и обследовл его одежду, пропускя ткнь между лдонями.

— Пустой.

— Обижешь, — с бутфорской фмильярностью «тыкнул» нчльнику Гриш. — Мы, что ли, его не обыскивли?

— Свой глзок — смотрок.

— Ну и куд его, н склд?

— Нет, тм цемент кончился, — сымпровизировл Шишкин, который впервые слышл о кком-то склде. — В детский сдик отвезем.

— Пнмку выддим. С двумя дырочкми, — подхвтил Гриш. В контексте с цементом, который, к сожлению, кончился, «две дырочки» прозвучли очень веско.

Объект глухо взвыл носом и збился.

— Он хочет что-то скзть, — зметил Гриш.

— Д ну. Возьми вот его документы, поведешь ту мшину.

Гриш включил свет в слоне, посмотрел н фотокрточку Есулов в удостоверении водителя и срвнил со своим отржением в зеркльце.

— Совсем не похожи.

— Д кто будет приглядывться? Откупишься в случе чего.

— Тк в нручникх и повезем? А если н посту остновят? — змямлил Гриш.

— Скзл же: откупишься. Не тяни, поехли, пок совсем не рссвело. Или нет, двй его утопчем в бгжник.

Пленник мычл и пытлся рзлепить рот, вытлкивя липкую ленту языком. Было похоже н то, кк дети выдувют пузырь из жвчки.

— Нет, он точно хочет что-то скзть, — нстивл Гриш.

— В сдик ехть неохот? — фльшиво посочувствовл Шишкин и, не рзмхивясь, врезл сослуживцу и выученику в подбородок (игрть, тк по Стнислвскому!). — Сук ленивя! Д я зрнее зню, что он может скзть здесь! Был у знкомой по имени Свет или Мрин, номер квртиры не помнит, но может покзть. Уходя, встретил н лестнице двоих, вроде бы ее соседей, и они нпросились к нему в мшину, доехть до центр… Тк? — Шишкин резко обернулся к Есулову, и тот с готовностью зкивл. — Вот видишь, врет! А мне ндо знть, что он искл в квртире у Кдышев Влдимир Ивнович и кто дл ему ключи. Много я тут узню, в мшине, без инструментов? — Шишкин рссеянным движением утопил кнопку прикуривтеля. — И дворники скоро выйдут!

Нрод н рботу потянется, у нс дже стекл слбо тонировнные. Сколько тебе говорили: сделй стекл потемней! Есть же мстерские…

— Совсем темные ГИБДД зпрещет, — стл опрвдывться Гриш.

Щелк! — выскочил прикуривтель. Продолжя ругть Гришу, Шишкин взял рскленный цилиндрик, помхл, рздувя жр, и смерил пленник оценивющим взглядом гробовщик. У Есулов округлились и нчли зктывться глз.

— Он же мшину згдит, мне мыть! — всполошился Гриш.

— А ты что хотел?! Тогд поехли в сдик.

— Змжем н сто бксов, что врть он больше не будет? — привел последний ргумент Гриш, которому очень, очень не хотелось ехть в пыточный детский сдик, тем более что они с Шишкиным выдумли его только что, по ходу обрботки объект.

— Н двести. Пробуем до первого врнья, — постновил шеф отдел безопсности.

Гриш впервые с нчл допрос посмотрел н пленник.

— Ты уж не подведи, бртелл! См понимешь, дело не в двухстх бксх, в принципе: я ж тебе верю…

Есулов чсто зкивл, пытясь изобрзить глзми, что человек он безусловно достойный доверия.

Потянувшись через спинку сиденья, Гриш сорвл с его губ липкую ленту и включил отнятый у Есулов диктофон.

ЗМЕЙСКИЙ ХАРАКТЕР

…Для больных во второй стдии лкоголизм хрктерны беспричинные колебния нстроения, вспышки рздржительности. Они любят покрсовться перед окружющими, похвстться… Есть лиц, поведение которых хрктеризуется легкими переходми от блгополучия и беспричинного веселья к злобности, гневливости. Это «трудные люди», чье поведение осложняет их собственное существовние и жизнь окружющих.

Э. БАБАЯН, М. ГОНОПОЛЬСКИЙ. Нркология

Ттьян. Веселье продолжется

Провожть супругов пошли всей компнией. Во глве процессии под руку со Змеем шл Вик, з ней Ттьян с Сергеем. У клитки Змей врубил прожектор, нечянно выдв секрет журнлист; крылья его «Нивы» проржвели нсквозь, под колесми, кк солнечные зйчики, лежли неровные пятн свет.

— Н чем, блин, ты ее возишь? — во всеуслышние упрекнул его Змей и тихо, тк, что Ттьян едв рсслышл, добвил:

— Не обижйся. Береги ее!

Журнлист молч пожл ему руку и полез н зднее сиденье, чтобы не мешть усевшейся з руль Вике. Помхв рукой, вторя змеежен рзвернулсь тк лихо, что Ттьян позвидовл. Хотя чему звидовть, он см водил «Мерседес». «Мерседес» и вообще все здесь приндлежит Змею…

«Нив» поктил в темноту. Ттьян держл под руку кчвшегося н слбых, недвно прооперировнных ногх муж, тот все смотрел вслед мшине и не хотел уходить.

Н крыльце их встретил сонно моргющий Сшкин солдтик и срзу же зныл, что звтр с утр ему ндо везти ккого-то полковник.

— Поговори мне еще! — ерепенился Сшк. Но было видно — Ттьянин боевой бртец рскис. После рнения в голову он уже не мог держть дозу, кк рньше, и очень переживл это обстоятельство.

Игорь помог солдтику отвести к мшине вяло сопротивлявшегося Сшку. Ттьян услышл в ночной тишине рев срзу двух моторов и кинулсь к монитору. Обиженный из-з грж племяш уезжл в своем «Рено» следом з Сшкиным рмейским «козликом»! Господи, он же лык не вяжет! И Нтшку, дочь родную, збыл.

Ттьян вернулсь к столу — нте: еще один сюрпризец. Не обрщя внимния н рзмякшего Брсуков, Сохдзе взсос целовлся с Нтшкой! Нтшк, детеныш, которую Ттьян помнил еще плоской первокурсницей, привычно глдил волостую грудь издтеля под рсстегнутой рубшкой. Глз у нее были пустые, кк у персонжей японских мультяшек.

«Нжрусь, чтоб не тк противно было», — вспомнил Ттьян, и все у нее соединилось: Нтшк рссчитывл встретиться с любовником — той ночной тенью у нсыпи, — но «порньше нельзя», и он с откровенностью созревшей стервы дл понять, что ей предстоят противные, но полезные для молодой специлистки объятия Сохдзе. А объятия любовник, стло быть, не противные, но бесполезные, поскольку мужик он здоровый, однко ткого пошиб, что приходится его скрывть. Ккой-нибудь эропортовский рботяг: Нтшк приехл, позвонил, у него ночня смен. Сунул ему что-то — бутылку, нверное.

Хлопнув дверью, Ттьян отпрвилсь в кбинет к Змею. Муж с посиневшими губми влялся н кушетке — вчершняя выпивк, сегодняшняя выпивк, д с его-то сердцем… Ттьян, собирвшяся выложить ему все о подлостях Сохдзе, прикусил язык. Этк недолго и н смом деле в гроб згнть сочинителя Кдышев.

— Володь, — только и спросил он, — ты знешь, что Сохдзе спит с Нтшкой?

— Шестой год уже, — безрзлично скзл Змей. — Жор ее готовил в институт по нглийскому языку. Ну и подготовил… Все знют, дже Игорь.

— И ты терпишь? Он же твоя внучтя племянниц!

— А что я, если родной отец терпит?.. Не лезь в это дело и не считй Нтшку ребенком — он прекрсно знет, чего хочет. Сейчс Жор содержит ее лучше, чем отец.

Если его издтельство не лопнет, — оно не лопнет, пок у него прв н «Морского Змея», — Жор возьмет ее к себе редктором переводной литертуры. Редкторы, знешь ли, редкторм рознь, есть ткие, что ездят н иномркх.

— Д он уже рботет у ккого-то бизнесмен, он обещл ей з спирнтуру зплтить, — буркнул Ттьян. Что-то ты бледный, Володь. Хочешь, Брсуков позову?

— Зови, — вяло кивнул Змей, — я пойду в спльню прилягу, потреплемся. Он не очень пьяный, Брсук?

— О чем ты говоришь, вс же с ним нпоить невозможно.

Ттьян сходил з глвврчом и повел его к Змею.

Очутившись в темном коридоре, Брсуков положил руку ей н тлию, потянул к себе. Выствленное колено безошибочно попло ей между ног, рук н пояснице скользнул ниже, не путясь, здрл подол и опустилсь в трусики. Пять лет нзд он см был готов с крсвцем глвврчом когд угодно и где угодно, рзве что не в морге.

— Сергей Ивнович, Сереж, — зшептл Ттьян, — рди бог, не здесь. Это нш дом, мы его вместе с Володей придумывли и строили. И это мой муж. Я не могу его обмнывть в ншем доме.

— А кто тебе этого муж устроил? Кто тебя в Москву взял из твоего Мухосрнск?.. Лдно, Тньк, живи. Еще встретимся в неформльной обстновке. Я свою мтрону отпрвляю н дв месяц в снторий, писть диссертцию… Чуть не збыл: ты ружье-то зрегистрируй. Знешь, куд ехть?

Ттьян фыркнул.

— Зню, куд звонить. Сми приедут, еще и хвстться потом будут, что Морскому Змею ружье оформляли. — Он соскочил с брсуковского колен, отстрнилсь, и вовремя. Н пороге кбинет стоял муж.

* * *

Спть он легл в кбинете, уступив свою комнту Брсукову. Пускй врч будет поближе к Змею, мло ли что.

Сквозь сон Ттьян слышл, кк гудит зуммер в спльне — Змей со второго пульт открывл ворот для уезжвшего очень рно Брсуков. Потом шги по коридору.

Конспиртивно сопя. Змей постоял у приоткрытой двери, но зходить не стл. Пошел нверх, где рсположились Сохдзе с Нтшкой. У Ттьяны змелькли смые черные мысли. Но желния зстукть муж н месте преступления почему-то не было. Он, кк мть рспутного сыночк, дже с гордостью подумл: никуд Змей не денется, погоняет дренлин и приползет к ней.

Нверное, он уснул, потому что Змей вдруг очутился рядом. Его легкя горячя рук скользнул между ее ног, Ттьян бессознтельно рскрылсь и пришл в себя, когд он уже взгромождлся н нее. После второго инфркт зпугнный врчми Змей редко позволял себе ткие порывы. Кк ни стрлсь Ттьян его не рзочровывть, с перепою и с отвычки у Змея долго ничего не получлось. Но воля и труд человек дивные див творят.

Медленно нливясь силой, Змей нчл покзывть свое обыкновенное чудо: остновить его было тк же трудно, кк и звести. Он мой, мысленно похвстлсь Ттьян и Нтшке, и Вике, и всем прочим змееббм. Внизу живот нчло рзливться блгостное тепло, юркнуло вверх по позвоночнику и удрило в мозжечок.

— Володя! Змеюшко мой!

Хрипевший прокуренными бронхми, Змей вдруг отвлился и стл здыхться. Господи, опять!

Ттьян кинулсь в спльню. Тм, в тумбочке, лежли принесенные Брсуковым из госпитльной ренимции уже зпрвленные шприцы. Дверь в спльню не открывлсь — с ум сошел Змей, от кого зпер?! Он бегом вернулсь в кбинет.

— Володя, Володя, где ключ?!

Муж хрипел, звлившись к стене. В крмшке его брошенной н пол трикотжной пижмы ключ не окзлось.

Ттьян схвтил н кухне топорик, метнулсь к проклятой двери в спльню и стл рубить, не особенно рзбирясь, куд попдет. Хорошо, что Змей в свое время пождничл и не везде поствил дубовые двери. Эт был из ккого-то плстик, который не столько рубился, сколько пролмывлся. Выбитый змок брякнулся н пол, Ттьян по инерции рубнул еще рз, потом сообрзил, что дверь ндо потянуть н себя.

В темноте светился крсный глзок видик. Включив свет и бросясь к тумбочке, Ттьян между прочим зметил, что видик перемотл до конц и выплюнул кссету.

Ну, ясно: Змей смотрел порнуху, звелся и пошел к ней.

А к Сохдзе с Нтшкой, выходит, не поднимлся, это ей приснилось. Или все-тки поднимлся?

Срывя с иглы полиэтиленовый нконечник, он ворвлсь в комнту, вскочил н кушетку к хрипящему Змею и ткнул шприцем куд попло — в плечо. Стщил его н пол — мссж сердц нужно делть н жестком, — нлегл основнием лдони н все еще мощную грудную клетку пловц.

Минут через пять хрип перешел в богтырский хрп.

Ттьян втщил н кушетку обмякшее, кк втный мтрц, тело Змея и без сил рухнул рядом.

— Тнюш! Чем вы тут стучли?! Все еще рзвлекетесь? — В дверях стоял Сохдзе в молодежных трусикх-плвкх с отвисшей мотней. Ттьян увидел себя со Змеем глзми издтеля-ббник: об голые, ее рук у Змея н груди — конечно, рзвлекются.

— Интересно, Георгий Вхтнгович? Хотите соствить компнию?

Сохдзе шумно подобрл слюни, дернул уголкми рт, но улыбнуться не успел. Ттьян зпустил в него чем попло. А попл тяжеля пепельниц из обрезнной тнковой гильзы — ткими рмейскими сувенирми был збит весь дом.

Пепельниц окзлсь универсльной вещью: и оружием, и средством излечения. Приложив ее к нливющемуся синяку н лбу, Сохдзе молч удлился.

* * *

Утром Змей встл злой, бледный от крдиостимуляторов, трясущийся с похмелья. Выпил полсткн коньяку и поплелся провожть до ворот уже поднявшихся Нтшку и Сохдзе, который вызвл себе мшину.

Ттьян рзбирл осттки вчершнего стол, уклдывл в плстмссовые коробочки зкуски, оборчивл фольгой. Сливть недопитую водку из бутылок в одну Змей отучил ее с смого нчл совместной жизни.

Зявившийся в столовую Змей, стеня и воздыхя, шрил по пепельницм, чтобы тбком из окурков нбить себе трубку. Плюшкин! Подобные действия не предвещли ничего хорошего. Похоже, в его больной голове нчл рботть клькулятор: в ккую сумму это все ему обошлось.

Ттьян тенью скользнул н кухню, нлил из кофеврки двойной кофе в любимый змеесткн с серебряным подсткнником, вернулсь в столовую, поствил перед ним. Змей трясущимися рукми крошил в трубку почти целую сигрету «Днхил» с золотым ободком. Вчер ткие курил Викин муж, Змей не мог этого не зметить и сейчс подзводился. В змееголове явно врилось что-то особо ядовитое:

— Ой… Ух… Ну, ч-черт!.. Гости, мть их через семь гробов с хлюпньем! Ящик «Юрия Долгорукого» выжрли, и хоть бы что! Грохнул три штуки бксов, подрили ккую-то херню! — Змей здымил трубкой и шумно отхлебнул кофе. — И кофе дрянь! Помои!

Ттьян, присев н корточки, стрлсь бесшумно склдывть н совок осколки. Где пьют, тм и бьют.

— Прячешься?! — Змей грохнул кулком по столу.

У Ттьяны сорвлся и звякнул фужер с отбитой ножкой. — А-! Посуду бьешь! — торжествующе взревел Змей. — Х-ххозяйк, в болото носом!

Ттьян бросил совок, подхвтил поднос с грязной посудой и потщил н кухню. Змей нпрвился следом, сопя трубкой, громыхя незвязнными кроссовкми и незжя сзди н Ттьяну, кк революционный бронепоезд:

— Ну, ббы! Кк нпьются, тк все у них из рук влится! Всю посуду в доме извели! Ложки серебряные потскли! — Утопя в клубх тбчного дым. Змей ввлился следом з ней н кухню, рвнул дверцы холодильник. — Рзорили совсем! Ты сколько икры открыл?

Ттьян молч поствил поднос, вышл, хлопнув дверью, и зперлсь в своей комнте.

Змею было неинтересно бушевть одному. Он подкрлся к Ттьяниной двери, не подозревя, что из щелей к ней потянуло тбчным дымом. ;

— Можно без конспирции, — не повышя голос, скзл Ттьян.

— Ккя конспирция? Никкой конспирции, — смутился Змей. Дверня ручк повернулсь — он попытлся войти, обнружил, что змок зперт, и с восторгом звопил:

— Аг! Зкрылсь! Есть что скрывть! А я-то чувствую, что рогми по потолку скребу!

Зтишье — неужто рзбегется? И точно: бу-бух всем телом в дверь! Но у Ттьяны-то дверь цельня, дубовя, змок итльянский — см выбирл, плечо сломешь — не вышибешь.

— У-уй!! Е-о! Плечо мое, плечо! Что ты мне вколол ночью, ? Смерти моей ждешь! То-то меня с утр тошнит!

Ну, я тебе покжу смерти! — Голос Змея удлялся.

Ттьян приоткрыл дверь. В конце коридор, з стеклянной дверью столовой, метлся Змей, зтлкивя птроны в брбн слоновьего ружья. Ужс! Он схвтил сумочку, ккую-то попвшуюся н вешлке куртку и побежл к черному ходу, открыввшемуся н змеестрельбище.

Крбкясь по изгрызенной пулями нсыпи, он слышл з спиной громовой комндный голос с крыльц:

— Чтоб ноги твоей больше в моем доме не было!

Вслед нырнувшей под колючую проволоку Ттьяне згремели выстрелы, что-то небольно хлестнуло по плечу.

Он обернулсь. Хоть и похмельный, и во гневе, Змей блгорзумно плил из слоновьего ружья в нсыпь. Сырой песок фонтнми рзлетлся во все стороны.

ЗМЕИНАЯ ЛЮБОВЬ

— Делй, что прикзно! — прикрикнул Морской Змей и потянулся к пистолету. — Пойми, лейтеннт, мне жлко девчонку не меньше, чем тебе.

Но он окзлсь не в том месте не в то время, и тут уже ничего не испрвишь. Если ее отпустить, он сдст ншу группу, и мы все здесь ляжем.

Поэтому вопрос «убрть или отпустить?» просто нет. Либо ее убирешь ты, либо я. В последнем случе придется убрть вс обоих, потому что я больше не смогу тебе доверять.

— Он клянется молчть, — буркнул Альврес.

— Это ничего не меняет. Суть в том, что у нее есть возможность нс выдть. Я не собирюсь проверять н нших шкурх, сделет он это или нет.

В. КАДЫШЕВ. Морской Змей в рю

Змей. Суббот, 6 ноября

Рзложив н столе свой дчный рсенл, Змей шуровл в стволе крбин шомполом с мсляной тряпкой.

Чистить оружие полгется двжды: срзу после стрельбы, когд легко снимется основной слой порохового нгр, и н второй-третий день, когд из пор метлл проступят осттки. Но вчер было не до чистки. З ночь нгр схвтился коркой, оружейня щелочь остлсь в Москве. Змей ожесточенно водил шомполом, потел и злился.

Он двно уже злил бы стволы мслом и бросил откисть еще н сутки, но убирть ружья в шкф не хотелось.

Ему было стршно.

* * *

Вжнейшее првило безопсности — «не высовывйся». Многие следуют ему поневоле и спокойно себе живут з кртонными дверями хрущоб, поскольку ни имущество, ни способности, ни иные днные этих людей не предствляют интерес ни для кого, кроме них смих.

Состоятельный человек нчинет строительство особняк с огрды, в целом н системы безопсности уходит до двдцти процентов общей стоимости постройки. Его телефоны изъяты из общедоступных спрвочников, его жену и детей проверяет его же охрн — н предмет нежелтельных связей; он вынужден подчиняться множеству зпретов, впрочем, чще всего необременительных: не ходить в одиночку, не вести вжных рзговоров по телефону, контролировть свои конткты, скрывть слбости… Тким обрзом, богч проводит жизнь в золотой клетке, сооруженной по его же собственному прикзу.

Он — человек-тень, доступный взглядм простых смертных только н отрезке в несколько метров между подъездом и втомобилем. Новинк (для России) — дом с подземным гржом и лифтом с кодировнными кнопкми, поднимющим влдельц квртиры в прихожую, минуя лестничную площдку, — ликвидирует и этот опсный отрезок.

Тем не менее все эти меры безопсности не позволяют отсечь посягтельств преступной элиты. Попросту говоря, лоточник н рынке «бомбят» свои уголовники, миллионер — свои.

Целые ктегории состоятельных людей, от политиков до спортсменов-легионеров, не могут позволить себе дже ткую ущербную систему безопсности. Првило «не высовывйся» — не для них, поскольку их крьер и доходы прямо пропорционльны умению высовывться.

Они живут, кк в стеклянной бнке под гнетом. Сверху двит госудрство с его нлоговыми службми. По бокм прозрчные стенки, з которыми не скроешься. В стенки бьются охотники до чужих денег и чужой слвы, снизу подкпывется жулье всех мстей, от мелких мошенников до солидных бизнесменов. В иделе (в их иделе) твою бнку не стнут рзбивть. Будут копть и копть под тебя, пок не провлишься к ним под землю, и тогд по-своему рспорядятся твоим имуществом, твоими способностями и твоей репутцией — всем, что ты уже зрботл и что можешь зрботть в будущем.

* * *

Змей с полным основнием считл, что ему еще повезло: дже стрнно, что незды нчлись только месяц нзд. Ничто не мешло господм уголовничкм попытться рздоить его еще в девяностом, когд н сберкнижки сочинителя Кдышев нбежло з миллион простых советских рублей, впрочем, быстро терявших покуптельную способность. Тремя годми рньше Сохдзе открыл н деньги Змея издтельство с непонятной формой собственности, озолотился н Чейзе и Стуте и, кк тогд кзлось, друг Володю не обидел. Позже стло ясно, в чем нколк: Жор свои доходы вклдывл в тирж, кдышевские отдвл ему в руки. Грянули реформы Кибльчиш, и Змей потерял почти все, Жор только богтел: припишет к ценнику н книжке нолик — и никкя инфляция не стршн.

Пошли годы безденежья, не н что было достривть дчу. Но в девяносто пятом, после феноменльного успех «Сети для Морского Змея» и «Тнцев с Морским Змеем», сочинитель Кдышев снов окзлся н коне. Пчки доллров (не бог весть ккие суммы по его нынешним зпросм) влялись по всей квртире. В ценные бумги он уже не верил, рзбирться в ндежности бнков еще не нучился и, не зня, куд девть деньги, пьяный от свлившегося богтств, пинл пчки ногми. И опять ничто не мешло серьезным ребятм взять з хобот сочинителя Кдышев. (Тем, что популярность якобы зщищет, Змей не обольщлся: ноборот, публичный успех — нколк для любителей чужого.) Он ждл, удивляясь их нерзворотливости, — не потому, что ему не терпелось погеройствовть, потому, что хотелось определенности.

А пришли только сейчс, и не серьезные ребят, шпн с китйским «тэтэшником».

Нчлось с попытки примитивного рэкет. Звонок по телефону, вежливый голос в трубке: "Влдимир Ивнович, слышли, вших соседей по дче обокрли? Воров рзвелось — просто ужс. Глвное, возьмут н рубль, испортят добр н сотню. Могут и дчу поджечь. У меня к вм в связи с этим предложение. Не хотите ннять охрну? — И, подтверждя худшие догдки Змея, Вежливый нзвл свою цену:

— Ккие-нибудь три тысячи доллров в месяц, зто дч не сгорит".

Змей обмтерил его и повесил трубку.

Н следующий день он пошел к обворовнному соседу, композитору-попсовику. Нпугнный служитель муз доверительным шепотом выложил, что у него н дче и крсть-то нечего — весь нтикврит в городской квртире. Воры сумели рзжиться только ппртурой и одеждой тысяч н пять доллров. Но при этом испогнили итльянский гостиный грнитур и рзбили лоптой синтезтор «Ямх», который не смогли бы продть втихря — инструмент был профессионльный, редкий и потому зметный. Это был удр ниже пояс. Композитор позвидовл Змею: «Ты, Влдимир Ивныч, в крйнем случе рскрыл блокнот н левом колене — и готово рбочее место». Для него житье н дче без инструмент теряло всякий смысл. Покупть новый? А вдруг и новый рзобьют?

Кк и всякий, кто рботет в шоу-бизнесе, композитор имел «крышу». Первые дни после кржи он еще ндеялся н зщиту, и н его учстке действительно появилсь прочк бездельников с бритыми зтылкми. Воспрянув духом, композитор привез из Москвы другой синтезтор, но рботть не смог. Охрннички целыми днями гоняли мгнитофон в своем джипе или опустошли композиторский холодильник, причем были решительно не способны делть это без громких комментриев тип: «Ты смотри, что хвет, сук, когд крестьянство голодет!»

Кончилось тем, что во время одной из тких трпез их стоявший под окнми джип нхльно подожгли. С чисто бндитской логикой погорельцы потребовли, чтобы композитор возместил им ущерб, понесенный во время охрны его дчи.

Змей выслушл композитор со всем приличествующим сочувствием, но про себя хихикл, поскольку относился к шпне без интеллигентского стрх и в свои шестьдесят мог тычком пльц отпрвить в глубокую кому любого кчк, не имеющего специльной подготовки.

Тк же несерьезно Змей пончлу отнесся к беспредельщикм, которые подожгли джип. Попросил пожить н дче Ттьяниного Сшку, и только. Пускй все идет своим чередом. Если они и дльше будут шрить по дчм, то скоро нрвутся.

Потом нчлсь чертовщин. Снов Звонок, тот же вежливый голос: «Влдимир Ивнович, вы нпрсно не соглсились н первое предложение. Нм пришлось проделть некоторую рботу, поэтому теперь нши услуги будут стоить дороже…»

Когд Змей услышл о результтх «некоторой рботы», у него осттки волос дыбом встли. Беспредельщики рскопли, что «Мерседес» у него рстможен с нрушениями, строймтерилы н дчу куплены по дешевке, кк военные излишки; помимо того. Вежливый нмекл, что ему известно о нлоговых нрушениях увжемого Влдимир Ивнович. Змей, кк и в первый рз, ответил фигурным мтом, но это скорее от рстерянности, чем от уверенности. И получил еще одно предложение подумть.

Змей подумл, только совсем о другом. То, что Вежливый считл компромтми, нпугло его не больше, чем обвинения ребенк, недвно узнвшего, ккими ужсными делми знимются взрослые дяди с взрослыми тетями. Это был мтерил для неприятной гзетной сттьи, но никк не для уголовного дел.

От нлогов он уходил не по собственной воле — тков систем, включющя весь цикл производств, от срубленной н бумгу сосны до лоточник, который продет книгу. Н кждом этпе ккую-то чсть произведенного — древесины, бумги, отпечтнного тирж — не покзывют в отчетности и не плтят с нее нлоги. Автор книги здесь не крйний, он ввернут в систему по смую шляпку, и, чтобы поймть его н неуплте нлогов, нужно перелоптить экономику целой отрсли.

Остются строймтерилы и «Мерс» — это, пожлуй, шнтжисты смогли бы докзть. Но з ткие нрушения при смом строгом подходе Змею пришлось бы зплтить тысяч десять-пятндцть доллров со всеми штрфми.

Словом, ерунд.

Весь ужс в том, что знть эту ерунду мог только свой.

В доме у Змея звелся «крот».

Нет, пожлуй, «в доме» — чересчур сильно скзно.

Покзывя свою осведомленность в делх сочинителя Кдышев, Вежливый, хотя и приблизительно, очертил круг, в который входил его информтор: ) рстможкой «Мерседес» знимлся Тнькин брт.

Змею оно не больно-то было нужно, но Сшк рвлся по-родственному помочь и щегольнуть связями (кто-то из его однокшников по втомобильному училищу торговл иномркми). В кчестве ответного жест Змей дл Сшке зрботть, рекомендовв его Брсукову, которому тот и устроил подержнный «Мерс». Тким обрзом, всей информцией облдли Сшк, Брсуков и, возможно, Тньк; б) строймтерилы куплены по связям Брсуков ж в Рязнской облсти. Не стоил бы овчинк выделки, если бы Сшк не привез их бесплтно н «Урле», одолженном в своей воинской чсти. Узнть об этом Вежливый мог от тех же троих: Брсук, Сшки и — под вопросом — Тньки; в) суммы неучтенных гонорров, которые Змей получл, кк говорится, мимо кссы, были известны только ему д Сохдзе. Но Вежливый и не нзывл сумм, о том, что в книготорговле и, стло быть, в издтельствх гуляет черный нл, известно кждой собке.

Итк, под подозрение попдли трое: стрый приятель, близкя женщин и ее брт. Этот круг можно и рсширить: у Тньки — подружки в госпитле, у мужчин — жены, Сшк вдобвок любит нпроплую хвстться близкими отношениями со Змеем. Легко себе предствить, кк Сшк щеголяет перед собутыльникми: «Я смому Кдышеву помогл дчу строить!» — и после простенькой покупки тип «врешь!» выклдывет подробности. Или птичк-медсестричк рсспршивет Тньку, кк ее муж сэкономил н рстможке («Мой тоже хочет брть иномрку»), и Тньк по простоте душевной все объясняет, что ей неизвестно, узнет у брт.

То есть информтором Вежливого мог быть и кто-то четвертый, пятый, десятый — любой, кто сумел рзговорить Сшку, Тньку или Брсук. Но это не снимет и не упрощет проблемы. Невжно, кк и почему, но кто-то из троих выдл противнику длеко не последние грехи сочинителя Кдышев и может выдть другие.

Змей выжидл. З месяц Вежливый звонил еще двжды, потом см явился в сопровождении «бык» с пистолетом. Его беспомощный шнтж интересовл Змея с единственной точки зрения: пусть болтет побольше, вось удстся выяснить, где течет. К примеру. Змей обрдовлся бы, если бы Вежливый знл об оперции с крсной икрой, вывезенной с Дльнего Восток военным бортом.

Это знчило бы, что течет где-то в окружении Брсук.

Глвврч сбывл икру через своих оптовиков и, конечно, не стл бы см себя сдвть шнтжисту, Тньк с бртом вообще ни о чем не знли.

Но Вежливый оствил попытки шнтж и собирлся увезти Змея «поговорить в другом месте». Везунчик. Был бы понстырнее, с чертями бы сейчс рзговривл.

Тким обрзом, ничего новенького Змей не узнл, и пришлось перекрыть все три кнл возможной утечки.

Брсукову он объявил, что прекрщет с ним всякие дел, Тньку выгнл и, тким обрзом, зодно отсек ее брт.

Конечно, ее было жлко. Змей долго рсплял себя, прежде чем решился. Он вовсе не был уверен, что Тньк виновт. Но вопрос о ее вине и не стоял. Ветчин тоже когд-то был ни в чем не виновт, тем не менее мы ее жуем. Первостепенное првило бизнес (и контррзведки, и жизни в целом) — рссчитывй н лучшее, поступй тк, чтобы не случилось худшего.

* * *

В кбинете зтилиликло; Змей приоткрыл дверь, взглянул н монитор и кинулся убирть ружья в шкф.

Глядя снизу вверх в телекмеру, у ворот стоял журнлистик, новый Викин муж.

А ВСЕ-ТАКИ РОДНЯ

И устриц имеет вргов.

КОЗЬМА ПРУТКОВ

Ттьян. Тот же день

От стнции Софрино до Сшкиной бригды ндо было еще чс добирться пешком. Моросил холодный дождь, и Ттьян промочил ноги, кк только сошл с плтформы.

Куртку-то он мехнически схвтил лучшую, бежевый крэк, н ногх остлись домшние прусиновые тпочки. Через минуту белые тпочки превртились в бурые и с кждым шгом норовили рзлезться. Чтобы не остться вовсе босиком, он экономил н кждом шге: сккл с кочки н кочку, «елочкой» перепрыгивл с боку н бок придорожной кнвы… Господи, збери эти пять лет со Змеем, этих министров, генерлов и пистелей, «Мерседес», грнтовую дидему и полгектр под Шереметьевом! Верни мне мою прошлую жизнь, когд я ничего этого не знл и не хотел, потому что сейчс я уже не смогу без этого жить?

Тк, скчкми, он и добрлсь до бетонки, тм ее обогнл рмейский грузовик. Сидевшие под брезентом солдты збрбнили в кбину, грузовик остновился, Ттьян кк проль произнесл Сшкину фмилию, и ее з руки втщили в кузов.

Перевести брт из-под Томск в элитную бригду спецнз стоило Ттьяне полутор лет интимных отношений с змнчльник упрвления кдров. Генерл иногд ложился в их госпитль подлечить чиновничьи болячки, происходящие от большого стж сидения в мягких креслх: геморрой и зстойный просттит. По этой причине их связь был для Ттьяны тяжким трудом, жертвой во имя брт — в общем, чем угодно, только не удовольствием. Когд он сошлсь со Змеем, вопрос о Сшкином переводе еще не был решен. Презиря себя, Ттьян продолжл бегть в генерльский люкс, после, збрвшись в внну, до крсноты дрл кожу мочлкой. Ей кзлось, что Змей учует зпх чужого мужчины.

Открыл ей снох Гльк и скорчил кислую гримсу:

— Ты? С чего это вдруг? И не позвонил…

В последнее время они рздружились: Гльк считл, что Ттьян здирет нос, Ттьян — что Гльк звидует.

Н Ттьяне повисли племянники:

— Тетя Тня приехл! Ккя мокря!

— Мрш уроки делть! — скомндовл Гльк.

Племянники поныли, но дисциплинировнно поплелись в свою комнту, Гльк, брезгливо взяв Ттьянины грязные тпочки двумя пльцми, понесл их сушить. Из комнты высунулся Сшк, по-домшнему с черной повязкой н глзу.

— Где это ты тк изгвздлсь, Ттьян?

Ттьян вошл к нему. Н покрытом гзетой столе влялся рзобрнный пистолет.

— Тебя Глин не ругет з то, что оружие тскешь домой? А если дети доберутся?

Сшк змялся:

— Ндо мне. Тк, предложили одну хлтурку, тряснуть кое-кого… У тебя-то Что случилось?

— А меня мой выгнл!

Сшк схвтился з пистолет, щелк, щелк — одн детль встл н место, другя, дзынь-нь-нь — улетел под стол пружин. Он швырнул пистолет н гзету и вцепился в крй стол, чтобы Ттьян не зметил, что у него трясутся руки. Один з другим поктились н пол плотненькие, кк желуди, медно-розовые птроны.

— К-к выгнл?!

Ттьян кинулсь собирть птроны и ответил из-под стол:

— А тк.., утром не с той ноги встл и говорит: чтоб духу твоего здесь не было. С ружьем гонялся, со слоновьим.

Он взглянул Снизу вверх и встретил взгляд брт, стршный после чеченской войны. Черня повязк сползл н лоб, покзвшийся из-под нее левый глз со шрмом нд бровью был чуть темней, првый — почти белый.

— Я тебе говорил: пор с ним рзобрться.

Ттьян вылезл из-под стол, положил н гзету птроны и пружину.

— Ты что городишь?! Рзбирльщик ншелся! Я же ему никто, сожительниц!

Это был тйн, о которой, помимо своих, знл только один Брсуков. Чтобы среди ревнивых к чужим успехм медсестер не пошел слушок, глвврч перенес ее личное дело в сейф с документми врчей. Доступ к этому сейфу имел он д кдровик, стрый тихрь-кгэбэшник, тк что Ттьян был спокойн.

— Ну д, если помрет рньше времени, можно с нследством пролететь, — успокоился Сшк. Рзговор пошел н понятном ему языке. — А с этим делом-то кк, — он стрельнул глзми Ттьяне пониже пояс, — опять не пролезло?

— Девчонки мне уж и спрвку сделли — не верит.

У меня, кричит, двдцть лет кк дети не получются! Но ведь это его ребенок, его! — Ттьян зплкл. — А все из-з этой Вики! Кк я ему скзл, что беременн, он взвился. И в хозяйство-то не лезь, желю, кричит, чтобы моя зконня жен для гостей н юбилей приготовил!

И он — прямо хозяйк: «Где от этого сервиз слтник?», «Ложек серебряных было две дюжины…»

Сшк отвел глз, и Ттьян вдруг понял, что это ее родной бртец зпустил руку в серебряные ложки. А он грешил то н солдтиков, помогвших перевозить вещи н дчу, то дже н ворон.

З столом было принято помлкивть, и слв богу.

О чем бы они рзговривли?! Сшк не верил в Ттьянину любовь со Змеем, Глин тк вообще ничего не поймет. Для нее семейня жизнь — копить, купить, копть кртошку и чтоб дети не болели и, когд вырстут, дослужились до мйоров, кк пп.

Ттьян ел свренный Глькой родной укринский борщ, искос поглядывя н семейство брт. Тк оно и случется: смые близкие — всю жизнь близкие! — вдруг стновятся мленькими и неинтересными. А ккие плны строили, поняв, что им не будет жизни в рзоренном перестройкой городке и ндо рвть оттуд всем вместе…

Вот и рвнули до смой Москвы. Только для Гльки ничего не изменилось: те же вечные мешки кртошки в городской квртире, те же бнки с зсхрившимся вреньем з прошлый год, то же кипящее в бке белье, когд есть стирльня мшин… И ведь он Сшку тянет вниз, кк булыжник н шее! Брт не знет, мог бы сейчс ходить подполковником н полковничьей должности.

В прошлом году, когд обмывли только что достроенную змеедчу, был тм генерл, нчльник окружного упрвления снбжения. Хитрый Змей приглсил его, зня, что в упрвлении уволили по возрсту чуть ли не всех нчльников отделов. Д еще подлил мсл в огонь: мол, Сш у нс готовится в кдемию, и с больным глзом у него улучшение просто фнтстическое (еще бы, когд ухудшение было только н бумге, чтобы квртиру получить). Генерл зпл н Сшку: молодой-перспективный, с боевой прктикой, нгржден орденом. Ну чем не новый нчльник отдел мйор Усольцев? А тем мйор Усольцев не нчльник отдел, что ляпнул принродно:

«Эх, Влдимир Ивнович, столько у вс земли пропдет под этими соснми! Хотите, помогу вырубить? Кртошки нсдите, смородины». — «А, тк ты огородник», — скзл генерл, и н этом его рсположение к Сшке кончилось. Потому что, если у военного в голове кртошк, службист он никкой. А Сшк был доволен собой: нучил жить сочинителя Кдышев и генерлу покзл свою прктичность. Тк и не догдлся, ккой шнс упустил.

Пять лет нзд и Ттьян бы ничего не зметил. Ну, выпили, поговорили о том о сем. Обещний генерл Сшке не двл, рзочровния не выкзл… Только жизнь со Змеем нучил ее понимть и второй, и третий смыслы, спрятнные в обыденных словх, кк мтрешки. В эту жизнь и не войдешь инче, кк сумев рспознть тйный цеховой проль и нйти отзыв. Гльк, которя может нцепить бирюзовые бусы к золотым сережкм с финитми, н Ттьянины попытки объяснить, что тк нельзя, обычно фыркет: «Что ты мне тычешь генерльскими женми? Ткие же ббы, тк же писют и ккют». Вот и остется ее муж вечным мйором с тяпкой и лоптой в прихожей. Потому что хорошо служить — мло. Ндо соответствовть.

Господи, совсем они стли чужими. Может быть, дже вргми. Чего стоит одно Сшкино нмерение рзобрться со Змеем — припугнуть, вогнть в гроб, прихвтить еще серебряных ложек, продть и н эти деньги купить новый ковер или телевизор, который в конце концов окжется н помойке.

От них ничего не остнется, с ужсом подумл Ттьян, глядя, кк Глин рздет детям пирожные, перепвшие Сшке со вчершнего стол. Ни путного нследств, ни долгой пмяти — ничего. Сшк колотится, чтобы купить мшину, он сгниет еще при его жизни. Квртиру в военном городке у детей отберут, Сшкины с Глькой косточки выкинут из могилы, чтобы прихоронить ккого-нибудь родственник, и будут о них вспоминть одни сыновья, и то неизвестно, добрым ли словом… Однорзовые люди!

Ттьян поглдил живот. Хорошо бы, родился сын, чтобы фмилия Кдышев не пропл… Не дм рстщить нследство. Ни сыну-телеведущему, который двдцть лет не видел Змея, ни тем более своим — никому не дм!

Быстро, чтобы не успели помешть, он рзвернулсь н тбуретке и открыл ящик кухонного стол. Тк и есть: вот они, пропвшие ложки, все четыре. Гльк злилсь крской, Сшк — хоть бы что.

— Првильно, возьми. Жить-то тебе н что-то ндо, не н твои же полствки. А хочешь, деньжт подкину?

Теперь Гльк нчл бледнеть и делть мужу стршные знки глзми.

— Спсибо, — скзл Ттьян, — но лучше я возьму еще одну ствку, будет полторы. Рньше н это жил, и дже оствлось.

— Ну конечно, если в госпитле питться, — с звистью вствил Гльк.

Ттьян посмотрел в круглые глз снохи, бывшей однокшницы и бывшей подруги. Безмятежные были глз. Уверенные. Мы живем не хуже некоторых. А писем и ккем вообще кк генерлы.

— Гль, чему ты детей учишь в школе?

— Ну, Тнь, ты дешь! Совсем все збыл? Биологии… — Гльк поджл губы. До нее нчло доходить.

Стрясь не глядеть н воровнные ложки в Ттьяниной руке, он скзл нрспев:

— Тому и учу, Тнечк. Жить по совести учу, не звидовть и не здирть нос перед родственникми. Тем более когд ты приползл к родственникм по грязи в белых тпочкх, потому что муж богтенький тебя использовл и выкинул кк тряпку!

— Глин!!! — взревел Сшк.

Мльчишки, воспользоввшись моментом, сцпли со стол еще по пирожному и убежли.

— Ну-к, рзошлись, ббы, — прикзл Сшк, поглживя шрм нд бровью и морщсь. — Черт, у всех нервы, я окзывюсь крйним. — И беспомощно добвил:

— А у меня, думете, нет нервов? Меня смого, может, не сегодня звтр уволят по инвлидности…

* * *

Спустя чс Ттьян тряслсь н зднем сиденье грязной «Нивы», зжтя с двух сторон Сшкиными сослуживцми, кждый з метр восемьдесят. Ехли «н хлтурку» и ее прихвтили до Москвы. Все были в кмуфляже без погон и не особенно скрывли сунутые в крмны пистолеты. Выезжя с бетонки н шоссе, остновились и змзли номер грязью. Гишник в прозрчном «сткне» помхл им рукой. Спецнз едет. А н кого недет, до чего доктится — никому не ведомо.

СЛОЖНЫЙ ОБРАЗ СОЧИНИТЕЛЯ КАДЫШЕВА

Янус изобржлся двуликим. По-видимому, это символизировло осмотрительность, необходимую для нчл любого дел.

Кто есть кто в нтичном мире

Сергей. Тот же день

У Сергея еще никогд не было ткой легкой и денежной хлтуры. И ткой стрнной: взять интервью у Кдышев, которого Сергей и тк добивлся. Это все. Зкзчик не интересовло, ккие вопросы он здст и будет ли интервью нпечтно (конечно, будет). А интересовл его одн-единствення фрз, которя кк рз не преднзнчлсь для печти, вернее, рекция н нее Кдышев.

Фрзу ндлежло ввернуть кк-нибудь к месту, рекцию — снять. В буквльном смысле: н видео. Минутную зпись (остльное его не интересовло) зкзчик оценил в тысячу бксов.

От этой истории з версту рзило слдкой тухлятинкой. Зкзчик упоенно игрл в шпионов: одн фрз чего стоил — в духе «У вс продется слвянский шкф?».

А откзться было невозможно: он реклмы дет н двести тысяч в год. Сергей после рзговор с ним позвонил глвному редктору. Тот держлся тк, будто знть ничего не знет: «Реши см. С учетом ценности реклмодтеля, но без нрушения журнлистской этики». И, только положив трубку, Сергей сообрзил, что все у этих двоих решено. Кто дл зкзчику его домшний телефон, если в спрвочной он до сих пор зписн н покойного отц Виктошки? Кто ему скзл, что Сергей собирется брть интервью у Кдышев, причем именно в эти выходные?

Глвный, кто же еще. Тогд ккого черт он темнит?

Зкзчик, относившийся к зднию и к фрзе с необычйным трепетом (не инче см ее придумл бессонными ночми), пытлся всучить ему хитрую видеокмеру с отдельным объективом-глзком н кбеле, который следовло змскировть под микрофон. Сергей скзл, что возьмет свою, обычную, и будет либо снимть с рзрешения Кдышев, либо вовсе не снимть. Короче, упрекнуть себя ему было не в чем. А ккие тм дел у Кдышев с зкзчиком — это-то кк рз и есть смое интересное.

Журнлисту тысячу бксов не плти, только дй узнть это. Рскрутишь информцию — будут и деньги (может быть, совсем мленькие, если история не стоит больше одного нпечтнного бзц), и глвное, н что рботет журнлист: еще один кусочек репутции, гзетного имени.

А имя превыше денег. В том числе и потому, что чем громче имя, тем больше денег. Сергей бы сделл эту рботу и дром, рди интерес посмотреть, кк срегирует Кдышев н фрзу.

З городом было хорошо. Свернув к дчному поселку, Сергей опустил об стекл, чтобы прополоскть мозги кислородом. Ручки подъемников зедло, и он вспомнил вчершнее: «Н чем, блин, ты ее возишь?» Змей подлый, одно слово — полковник. А н чем ты своих возил в тридцть лет?!

К змеедче вел отличня дорог, которя у дчи же и зкнчивлсь сфльтировнной площдкой, где хвтило бы мест рзвернуться втобусу. Дльше колыхлсь невзрчня бетонк из положенных вкривь и вкось плит.

А ведь и тм, н других учсткх, живут небедные люди.

Не инче Змей себе эту дорогу устроил, когд служил нроду депуттом. Спросить об этом? Нет, глвный требовл юбилейное интервью, со слезой: трудное военное детство — кто первый встл, тому и вленки, — и чего добился умом и упорством (устревший вринт: «И все это дл советскя влсть»).

Из внутреннего протест Сергей припрковл свою «Ниву» по дигонли, вышел, поствил мшину н сигнлизцию. Последние год три это действие было чисто символическим: н «Ниву» перестли покушться. «Н чем, блин, ты ее возишь?» Вдвливя пльцем кнопку переговорного устройств, он приплюсовл тысячу з шкуру Кдышев к отложенным трем с половиной. А, пожлуй, это мысль. Рстрясти Виктошку — тысячи полторы у нее з щечкой нберется, — подзнять, и можно купить иномрочку.

В динмике долго тилиликл сигнл вызов. Спят еще.

— А, это ты… — Голос у Змея был непонимющий: мется с бодун, все збыл.

— Здрвствуйте, Влдимир Ивнович! — Сергей рсклнялся в телекмеру нд воротми. — Я нсчет интервью.

— Мне бы, профессор, вши проблемы, — болезненным голосом откликнулся Змей. Щелкнул змок. — Греби к дче, сейчс выйду.

Сергей рспхнул клитку и со вчершним нивным удивлением, что все это приндлежит одному человеку, вошел н территорию. Скзть «учсток» не повернулся бы язык. Сколько стоит полгектр земли под Шереметьевом? Сколько, едрен мть, вбухно в дорогу — километр три от шоссе? А в простенький дощтый збор — дв метр высотой, доски толщиной в плец, дчный поселок можно построить? Это вм не миллион, который, по слухм, зрботл Змей удрным пистельским трудом. Это вм советскя хляв.

Кдышев шел нвстречу в нкинутом поверх тельняшки рмейском бушлте. Аскет, воення косточк. Сергей поймл н себе гдливый взгляд, впрочем, специльно для него не преднзнчвшийся: было видно, что стрику просто плохо. Сошлись, молч пожли руки, и Змей ктегорическим тоном приговорил:

— Будешь пить — будет интервью.

— Я з рулем, — стрясь, чтобы это не звучло кк откз, сообщил Сергей.

Змей понял првильно: не откзывется, но некуд девть мшину.

— Пойдем, грж тебе открою. Хотя твое корыто итк не угонят. Позвони своей, что у меня зночуешь.

«Свою» Змей выделил голосом: «Вчершнее збыто — твоя, призню, и дже дерябнуть с тобой готов з смычку литертурных поколений».

— Он знет. См предупреждл, что вы меня будете оствлять.

— Помнит мои обычи, — рсцвел Змей и, приобняв Сергея з плечи, потщил к дому. — А глвный обычй у меня знешь ккой? «Порботл — промой устновку». — Он постучл себя по лбу и добвил совсем по-свойски, кк будто уже оприходовли первую бутылку:

— Не восстнвливется, сволочь. Геморрой восстнвливется, серые клеточки — нет. И в этом видн вся нерционльность эволюции. Если бы нс, кк считют некоторые, спроектировл господь или иноплнетяне…

Сергей н ходу потщил из сумки телекмеру.

— Это еще зчем? — изумился Змей.

— Для себя. Проходные интервьюшки пишу н диктофон, что хочется сохрнить — н видео, — подольстился Сергей.

Змей чиркнул по нему быстрым взглядом и опустил глз. Чует подвох. Не форсировть, прикзл себе Сергей. Выпьем, он рсслбится, тогд…

— Кмер любительскя, — зметил Змей.

— Д, формт Ви Эйч Эс, непрофессионльный. Никуд это не пойдет дльше ншего дом.

Сергей, конечно, зрнее обдумл, кк объяснить, почему пришел с телекмерой, но «нш дом» родился только что, в предложенном Змеем рзговоре нмекми, и пришелся кк нельзя кстти. Стрик опять зулыблся.

Судя по всему, решил, что это Виктошке, никк не Сергею хочется иметь его видеозпись. Пускй тк думет, рз ему приятно.

Было время, он Змея ненвидел. В рмию пошел из-з него, хотя мог и отмзться: Виктошке, видите ли, нрвились офицеры — фрейдизм, детские воспоминния, когд пп-профессор возврщлся с полигон, одетый в форму ( был всю жизнь гржднским — просто шпк среди военных брослся бы в глз, вот его и обряжли). Виктошке он привозил шоколдки, он, понятно, ждл…

И в отдленном итоге выскочил змуж з мундир и седины, похожие н ппины, лейтеннт Левшов отпрвили служить, куд Мкр телят не гонял. Полковников он с тех пор н дух не переносил, подозревя кждого в Змеевых грехх. А со Змеем теперь примирился кк победитель с побежденным.

В дверях Змей гостеприимным жестом пропустил Сергея вперед. Мелькнуло бледное отржение в стекле: он торопливо приглживл волосы, мскируя нмечвшуюся плешь в сединх. Прихоршивется. Точно, решил, что зпись для Виктошки.

— Сереж, не в службу, в дружбу — покопйся тм в холодильнике, собери что ндо. Водку возьми «Юрий Долгорукий», то Сшк нтщил говн.

«А где Ттьян?» — хотел спросить Сергей и тут же сообрзил, что Змей не по стриковской немощности послл его н кухню. Срзу дет понять, что они в доме одни.

Д-с, увлектельно нчинется интервью с сочинителем Кдышевым — ни слов откровенно, все нмекми.

Н кухне црил стрнный полубеспорядок, кк будто нчли убирть и бросили: чисто протертый стол, под ним совок с не донесенным до ведр мусором.

Это стновилось любопытным. Н пожр, что ли, умчлсь третья змеежен?

Сергей нбрл н поднос зкусок из тех, что были нрезны, ополоснул дв фужер. Пусть будет тк, с холостяцкой непритязтельностью. Нет, пожлуй, рюмки ндо поствить, то поймет, что хочу нпоить.

Змей сидел з письменным столом, кк и должно снимться пистелю, хотя бы и для домшнего видео, и уже успел продымить кбинет трубкой с ромтизировнным голлндским тбчком. Сергей бросил взгляд ему н мкушку: зчесл плешь, стрик Козлодоев.

— Ну-с, тк с чего нчнем?

— С биогрфии. — Сергей рздвинул легкую фотогрфическую треногу, привинтил кмеру. Нчинть ндо с бнльных вопросов, потом по нкту… Ау, студенты журфк! Выбросьте нукообрзные брошюрки тип «Психологические спекты рботы с интервьюируемым», изучйте «Тктику допрос». Спецслужбы рзрбтывют эти вещи глубже и проще.

— А я думю, грмм с пятидесяти. — Стервец Змей нплескл себе в рюмку, Сергею в фужер. — Я уже попрвился, догоняй. Чур, не половинить! Нберешь дозу, тогд пойдем ноздря в ноздрю.

Чокнулись, выпили, и Змей зел мслинкой. То, кк он полез в блюдо рукой, кк зкинул мслинку в рот, выглядело слишком нрочито. В психотехнике это нзывется «делй, кк я» — действие, н котором проверяется склонность собеседник к внушению.

Сергей демонстртивно взял с поднос вилку и зкусил грибком, о чем срзу же и пожлел: не стоило обознчть противостояние.

— Сколько лет вы в рмии?

— Пятьдесят, кк грф Игнтьев.

— Ого! В вшем телеинтервью этого нет. И в книгх нет, хотя,…

— Был бы крсивый реклмный ход? — подхвтил Змей. — Ах, друг мой, тк не хочется нпоминть миру, что ты уже стрик.

Змей змолчл. Это походило н стычку фехтовльщиков: первый осторожный удр, противник прировл, и рзошлись, об уже понимя, с кем довелось столкнуться. С десяти лет в рмии…

— Воспитнник, «сын полк»? — попытлся угдть Сергей.

— Суворовское.

— Тк ведь в Суворовское берут с четырндцти.

— Это сейчс, в сорок девятом году с первого клсс брли. Их же, училищ, специльно придумли для военных сирот.

— Знчит, вы…

— Отец в сорок третьем, мть еще десять лет прожил. Здвили н похоронх Стлин. — Змей рзлил, Сергею опять в фужер. — Двй не чокясь. З всех пвших во имя… Сейчс уже непонятно чего. Отец-то з Родину, мть.., з веру, получется. Знешь, кк мы, сопляки, по нему рыдли?! У кого родители были живы, тем не понять. Им, конечно, тоже с утр до вечер долбили: «Стлин отец, Стлин думет о нс», но вечером-то приходил нстоящий отец. А у нс другого отц не было.

Если бы Сергей не читл книги Кдышев, то принял. бы его нынешние откровения з чистую монету.

— Влдимир Ивныч, когд вы переоценили Стлин? — Вопрос был из тех, которые вычеркивют из окончтельного текст интервью. Слишком бнльны ответы:

«После двдцтого съезд», «Во время хрущевской оттепели».

— После Кубы, — ответил Змей. — Тм был не т революция — бося и веселя. Я туд попл во время Крибского кризис и увидел, несмотря ни н что, свободу.

Девушки отдются просто потому, что всем весело, и у вс бутылк ром, и можно купться ночью, потом зснуть н пляже в обнимку. Это были люди, приндлежщие сми себе. Не зню, кк тм сейчс.

— Здорово, — скзл Сергей. — А вы себе не приндлежли?

— По срвнению с любым советским лейтеннтом — конечно, д. Хотя служил больше, чем любой лейтеннт в Союзе. Иногд чсов по шесть не уходил с глубины, потом еще несколько чсов декомпрессии. Это стршня физическя нгрузк.

— И чем вы тм знимлись?

— Америкнцы ствили, по-нынешнему говоря, скнеры, которые должны были обнружить нши подводные лодки, мы эти скнеры снимли.

Сергей мысленно прикинул объем того, что нговорил Змей: тысячи три знков. Для зход предостточно, ндо переходить к дням сегодняшним. И Змей рсслбился — вон уже нбулькивет по третьей. Б, и себе берет фужер!

— З… — Змей сделл многознчительную пузу. — Ну, в общем, тоже не чокясь.

Игрет, понял Сергей, опрокидывя водку в горло.

Великолепня штук этот «Юрий Долгорукий», эликсир богов… Пьянею я, что ли?

— Кк возник обрз Морского Змея?

— Это я, только сильно подпрвленный. Онегин, я тогд моложе и лучше кчеством был. Видишь ли, иллюзорно-компенсторня функция литертуры — он ведь не только для читтеля. Думю, он в первую голову для пистеля. Известный пример — польский клссик.., э-ээ…. Кк выпью, тк пмять отшибет. Ну, «Звезды Эгер», «Пн Володыевский». В общем, он щуплый был, соплей перешибешь, писл о рыцрях…

Змей змолчл, двя Сергею возможность подскзть, у него, кк нзло, тоже зклинило. Пендерецкий?

Нет, Пендерецкий композитор.

— Вспомнил: Сенкевич! — довольным голосом объявил Змей. Ни черт он не рсслбился и не нпился.

А Сергей, кжется, поплыл. Это с его-то ст двдцтью килогрммми! Хотя понятно: н стрые дрожжи… «Долгорукий» — то уже пустой больше чем нполовину, бутылк литровя.

— Влдимир Ивныч, ведь вы богтый человек, — зметил Сергей. Ему нрвились ткие реплики, требующие ответ, но по форме не похожие н вопрос. Они создвли иллюзию беседы, не допрос, и рсслбляли интервьюируемого.

— Кк скзть, — поддлся Змей. — Для девяти из десяти нших соотечественников, пожлуй, богтый. Но у меня сейчс эткое промежуточное положение: уже не езжу н метро и еще не обзвелся телохрнителем. Кк н службе: кжется, рукой подть до генерл, но я никогд в генерлы не выйду… Иди сюд, сядем рядышком. — Кдышев широким жестом отодвинул громыхнувший стол — его тоже, видно, пронял «Юрий Долгорукий». Он смотрел в телекмеру — ясно, для Виктошки стрется. Похоже, после вчершней стычки мужей он выдл первому не меньше, чем второму.

Чувствуя себя глуповто — не хвтло еще со Змеем перед кмерой обнимться, — Сергей подтщил стул к пистельскому креслу и уселся. Непонятно кким обрзом фужеры снов окзлись полными. Сергей взял свой, приплывший кк будто из воздух, мехнически потянулся чокнуться.

— Э, нет, теперь твой тост.

— Я не люблю витиевтых тостов, потому что слов лгут, и мы с вми знем это лучше, чем кто-либо… — Это и было тостом для своих, двно нктнным. — ..Мы сидим, и нм хорошо, тк почему бы не выпить по этому поводу!

— Знчит, бум! — Кдышев лихо опрокинул фужер и продолжл:

— Д, н сегодняшний день я зрбтывю больше, чем могу потртить, но это говорит лишь о том, что я не умею тртить. И зрбтывть, между нми говоря, не умею: пшу, кк крестьянин, вместо того, чтобы вложить деньги… Понимешь, деньги, дже когд их много, это просто деньги с присущим им свойством тять. А деньги, вложенные в дело, — это кпитл, который можно тртить, он все рвно рстет. Не клсть плец в рот бнкм я нучился. Но бнки дют смехотворный процент, им бы еле-еле з инфляцией угнться. А вот вклдывть деньги в дело, чтобы дть людям рбочие мест и смому увеличить состояние, — этого я, увы, не достиг и не достигну никогд.

Сергей почувствовл, что приближется к фрзе зкзчик. Рзговор бродит вокруг д около, и можно…

— Влдимир Ивныч, неужели нучиться не у кого?

— Х, нучиться! Ну, есть у меня десяток знкомых бизнесменов, — поскромничл Змей, — но мы с ними не смешивемся, кк мсло и вод. Соберемся, угостимся шшлычкми, они с блгодрностью примут подренную книжку… А когд рсстемся, я думю: «Ну и дурки же вы все!» — они: «Если ты ткой умный, почему ты ткой бедный?»

— Кк же тк? — делно удивился Сергей. Фрз вертелсь н языке. — Я зню по крйней мере одного бизнесмен, который нходится с вми в пртнерских отношениях. Судя по его словм, рзумеется.

— Это кто же?

— Д брл я у него интервью, и он говорит: «Вы же с Влдимиром Ивновичем люди одного круг, литерторы. Встретишь его — передй привет. Скжи, Виктор Сулыч двно собирется зглянуть, вспомнить дел не ткие уж двние». — Фрз был произнесен, но видимой рекции Змея не последовло. Может, фмилию нзвть? — Это Трковс… — нчл Сергей.

И стло темно.

Чсть II

РОДИТЬ ОТ ЗМЕЯ

ПРОБЛЕМЫ МАЛЕНЬКОГО РОСТА

Гдюшник. Ккое-либо низкопробное, сомнительное зведение; любое зведение, место.

В. ЕЛИСТРАТОВ. Словрь московского рго

Ттьян. Вечер и ночь н воскресенье, 7 ноября

Кк и все хорошее, квртирк гостиничного тип в привилегировнном «врчебном» подъезде общги достлсь Ттьяне с большим опозднием. Он уже переехл к Змею, кк вдруг дли ход ее строму зявлению. «Теперь тебе есть куд гостей приглсить», — прозрчно нмекнул нчльник госпитля, подписывя ордер. Ттьян дже не срзу сообрзил, что «гости» — тот смый генерл из упрвления кдров, с которым ей пришлось сойтись, чтобы устроить Сшкин перевод в Москву.

Большинство медсестер жили по двое, по трое. Смо собой, Ттьяне звидовли. Подойдя к своей двери, он увидел ндпись фломстером: «Пистельниц — пи-пи состельниц». В рзмшистых жирных буквх был ктегоричность судебного приговор. Полковничих, жен пистеля Кдышев, грнд-дм, и вдруг возврщется в общгу. Жизни ей не будет, это точно. Причем неизвестно, что хуже: издевки звистниц или сочувственные рсспросы доброжелтельниц.

Светло-коричневый дермтин был безндежно испорчен: дочист не отмоешь, ствить зплтку — будет некрсиво. Но и оствлять оскорбительную мзню Ттьян не собирлсь: взял н кухне щипцы для схр и стл сдирть обивку с двери. Гвоздики с большими шляпкми вынимлись легко.

З этим делом ее и зстл соседк по лестничной клетке, стршя медсестр гинекологии Любк Могил.

— Привет, Тнь. Клещи принести?

Могил был в своем репертуре. Большинство женщин н ее месте спросили бы: «Ты что делешь?» (хотя и тк видно) — и повозмущлись бы ндписью: «Ндо же, стервы ккие!» (Хотя и тк ясно.) — Спсибо, Люб, не ндо. — Ттьян рвнул повисший угол обивки, и гвоздики, выстреливя из нтянутого дермтин, посыплись н пол. — Ты лучше зходи через чсик в гости. И девочек позови, отметим юбилей моего блговерного.

Линию поведения он обдумл по дороге: ни в чем не признвться — рз; ноборот, хвстться — дв; устроить девочкм стол — три. Стол — отличный предлог.

Зчем приехл? Д с юбилея остлось много продуктов, решил вс угостить… Н продукты он грохнул тысячу («рублей», добвил бы жен сочинителя Кдышев, потому что привыкл считть в доллрх. А медсестр Тня Усольцев, возврщясь к прошлой жизни, и деньги вспомнил прошлые: ужс, это же миллион по-строму!).

— Молодец, не збывешь нс, — похвлил Могил, оценивюще рзглядывя нбитые продуктми пкеты. — Только двй лучше звтр, то все у же рзъехлись, кого я тебе позову?

Скзно было сильно. В общге, где жили три сотни медсестер… Кк говорится, много звных, мло избрнных.

— Ну, двй звтр, — соглсилсь Ттьян. Глвное сделно: Любк, большой вторитет среди медсестер, теперь знет, зчем он приехл, и не позволит злым языкм строить оскорбительные предположения.

— А твой-то где, уехл? — спросил Любк.

Ттьян почувствовл себя кк рзведчик, допуетивший прокол при соствлении легенды. У жены, хозяйки большого дом, нет времени, чтобы двое суток подряд болтться в общге. Если, конечно, ее из этого дом не выгнли.

— Уехл, уехл, потом рсскжу. Люб, у тебя не крски — дырочки от гвоздей змзть?

Хозяйствення Любк стл объяснять, что крской не отделешься, дверь придется шпклевть, и опсный вопрос был змят. Войдя в квртиру, Ттьян без сил привлилсь к двери и кблук о кблук сковырнул тпочки.

Кзлось, что н ней возили воду, ведь Любк не подлвливл ее нрочно — смо получилось. Теряю форму, подумл Ттьян.

Линолеум под босыми ногми покзлся теплым.

Промерзл он тк сильно, что перестл змечть холод.

Сняв не просохшие джинсы, пустил воду в внну, добвил пены, попробовл воду рукой — тепленькя, попробовл ногой — кипяток! Пришлось нпустить воды похолоднее и добвлять горячей потихоньку. Ттьян никк не могл согреться — сидел, поджв ноги и уткнув холодный нос в колени. Ее трясло.

Мленький рост имеет свои преимуществ. В сидячей внне можно лежть (сейчс лягу, только согреюсь), в джкузи н змеедче — плвть. Кроссовки покупешь в «Детском мире», отрез н плтье берешь вдвое меньше, чем толстушки. Мужчины тебя носят н рукх, и неизвестно, кому это приятнее — тебе или им. Словом, хорошо быть женщиной крмнного формт. Живешь и рдуешься. Пок гинеколог не говорит: «У вс инфнтильня мтк».

Из глз у Ттьяны зкпло. Слезинки пробивли темные дырочки в розовтой пене. Кк он ждл этого ребенк! У нее инфнтильня мтк, у Змея ослбленное семя. Беременность был чудом, и Змей в чудо не поверил, поверил своему житейскому опыту. Еще бы, когд две жены нствили ему рог… Опять Вик! Если бы не он, Змей не стл бы тким ревнивцем. Припоминть ему первую жену глупо: когд они поженились, Ттьяны еще н свете не было. А вот Вик отрвлял ей жизнь бсолютно всем: и тем, что вышл з Змея, и тем, что рзвелсь, и тем, что был счстлив со вторым мужем. Окжись Викин Сергей неудчником, Змей, кк и всякий мужик, выкинул бы изменницу из головы. Ттьяне он говорил:

«Тебе нрвился сочинитель Кдышев, ей — молодой хер. Вот вы и получили, что кому нрвилось». А позвчер эт спсительня для смолюбия Змея схем рухнул.

Викин Сергей, окзлось, помимо прочего, имеет еще и голову н плечх и к своим тридцти годм добился большего, чем сочинитель Кдышев в его возрсте. Ясно, почему Змей взбеленился.

Ттьян выключил тонкую струйку горячей воды и рстянулсь во весь рост. Нконец-то ей стло тепло.

С чуть слышным шорохом лоплись пузырьки пены, из отдушины бубнили дв голос, мужской и женский. Моются, что ли, вдвоем?.. Мысли нчли путться: Змей, Сергей, Вик, снов Змей. Или вот еще проблем — Брсуков опять пристет. И ведь нужн ему не см Ттьян, контроль нд ней. Нужно лишний рз убедиться в том, что он по-прежнему своя душой и телом, всем довольня и н все готовя. До встречи со Змеем Ттьяне это дже нрвилось. Конечно, Брсуков был некоторым обрзом гд. Но гд ндежный, своих в обиду не двл.

Внн остыл. Ттьян поддел ногой цепочку, выдернул пробку и лежл, пок вод с пеной, зкрутившись воронкой, не сделл прощльный хлюп. Морской црь пьет воду, кк любил он думть в детстве.

Все-тки здорово он сегодня промерзл. Суствы ломило, тянуло внизу живот, когд Ттьян поднялсь, зтряслись коленки. Душ он принимл, держсь з стену. Решил помыть голову, потянулсь н полочку з шмпунем…

И ее скрутил резкя боль в животе. Спзм, еще спзм.

Он почувствовл, кк внутри ее по желобкм ползет, ползет что-то густое, вязкое. Спзмы пошли один з другим, колени сми рздвинулись, кк нвстречу мужчине, и в белоснежную внну хлынул ля струя. Кровь! Кровь зливет ей ноги, но это что? Нет, нет! С ужсным, мокрым звуком в внну — шмяк! Нет, только не это!

Ттьян изо всех сил зжлсь, горло у нее перехвтило, и он сел н крй внны, скуля и обливясь слезми.

Хотелось посмотреть н это, шмякнувшееся, и было стршно. Он зжмурилсь, нклонилсь и зствил себя открыть глз.

Морской црь тянул в воронку, пил ее кровь, и кровь стекл из внны, н дне остлся, прилип темно-крсный кусок… , Вот тебе и сын. Вот и не дл пропсть фмилии Кдышев!

* * *

Он положил это в бночку, выпил но-шпу, легл н незстеленный дивн и стл дожидться утр. Низ живот пылл. З окном темнели корпус госпитля, огромные, кк окенские проходы. Только в оперционных горели бктерицидные ультрфиолетовые лмпы д тлели з черными окнми светильники нд столми дежурных медсестер. В гинекологию врчи приходят к восьми.

ПЕРЕПИЛ

Период простого лкогольного опьянения продолжется после прием больших доз лкоголя в среднем от 6 — 7 до 12 чсов. После опьянения в звисимости от его степени чсто нступет лкогольня мнезия — «лкогольные плимпсесты», «лоскутня пмять».

Э. БАБАЯН, М. ГОНОПОЛЬСКИЙ. Нркология

Сергей и Змей. Вечер того же дня

— Ау, Серег! Вствй, проклятьем зклейменный!

Серег!

Тело одеревенело. Сергей пошевелился, и в руке збегли горячие иголочки. Отлежл. Что с ним было?

— Серег!

Дыш перегром, нд ним склонился Змей. А глз трезвые. Ккой-то он был непривычно высокий. И потолок высокий, кк во дворце… Сергей осознл, что лежит н узкой кушетке под окном. В пустом змеекресле рсселся млиновый зктный луч, ведь Сергей, устнвливя кмеру, чуть здернул знвеску, чтобы прямой свет не пдл н Змея, двя глубокие тени. Сколько же он был без сознния, если солнце переместилось?

Хотелось пить. Он сел и потянулся к подносу н письменном столе. Стены то ндвиглись, то отступли. Змей предупредительно нплескл боржом в фужер.

— Пей. Ну, ты меня и нпугл!

— Что со мной было? — спросил Сергей, рзминя зтекшую руку.

— Сидел, говорил и вдруг этк носом клюнул и — н пол. — Змей потер сердце. — Ты смотри, в следующий рз осторожнее, то меня, стрик, чуть третий кондртий не хвтил.

Боржом был степлившийся, ведь Сергей см доствл его из холодильник. Знчит, он провлялся без сознния не меньше чс.

— Влдимир Ивныч, что-то со мной не то. Может, отрвился?

— Обижешь, — поморщился Змей. — Вчер ели у меня, сегодня у меня, я жив-здоров, и Тньк.., тоже был жив-здоров.

— Почему был?

— Д выгнл я ее. Ндоел. «Володечк, ндень шрфик, Володечк то, Володечк се», см только и ждет, когд Володечк лсты склеит.

Сергей промолчл. Ему и с Виктошкой хлопот предостточно.

— Поеду я, Влдимир Ивныч.

— Куд?! Смотри, весь зеленый! Двй «Скорую» вызову.

Еще чего не хвтло: «Скорую» с перепою вызывть.

Но из любопытств Сергей спросил:

— А они поедут н дчу?

— Ко мне поедут. Я, брт, Кдышев! — с непонятной тоской произнес Змей. — Ну-к, быстро вспоминй: консервы ел?

— Оливки вчер. И сегодня грибки.

… — О том, что у меня н столе, не думй; — другие-то не отрвились. Чем звтркл?

— Сок сткн. Худею, — пояснил Сергей.

— Хорошо худеешь. — Змей похлопл его по животу. — А вчер, позвчер? Консервы домшние, икр ккя-нибудь левя?

— Ел икру! — вспомнил Сергей. — Позвчер н презентции.

— Знчит, ндо вызывть, — зключил Змей и потянулся к трубке н столе.

— Ну что вы!. Дв дня прошло! — зпротестовл Сергей.

— А про ткую штуку, кк ботулизм, не слышл?

Анэробня бктерия, рзвивется в консервх, в первую очередь в крсной рыбе. Смертность — шестьдесят процентов, — сообщил Змей. — Весь фокус в том, что токсин србтывет н второй-третий день, когд промывть желудок уже бесполезно.

— Вы кк врч, — зметил Сергей.

— Кк военный. Пок ядерного оружия не хвтло, делли ствку н бктериологическое. Мне ботулинотоксин еще в Суворовском вдолбили: ввести смесь сывороток групп "А" и "Б", и все ткое. — И Змей решительно нбрл ккой-то длинный номер, не «03». — Приветствую, Сергей Ивныч… Д ничего, нормльно. Пришли-к мне свой смый большой «Мерседес», который с крсными крестми… Говорю же, нормльно. Это Сережке плохо стло… Викиному… Ничего, нйдешь, куд положить. Гржднскя «Скоря» сюд не поедет, см з руль не сяду — во мне пол-литр, не меньше, — тк что ндежд только н тебя… Отрвление, нверно: крсной икорки поел. Д нет, не у меня. Моя икр ты знешь откуд — без булды.

Брсуков отвечл долго, с минуту. Понятно: н шиш ему шттский больной д еще когд смертность от этого ботулизм шестьдесят процентов. Сергею вдруг зхотелось попсть н больничную койку, причем именно в военный госпитль.

— А я тебе буду очень обязн… — с непонятным сркзмом отчекнил Змей. — Брсук, ну поствь себя в мое положение: прню стло плохо, когд мы водку пили.

В моем доме, понимешь?

Неизвестно, кк Брсуков, Сергей понял: если он попдет в шестьдесят процентов, то его смерть в доме Кдышев, д без свидетелей, д после вчершней стычки, происходившей, ноборот, н глзх десятк гостей, будет выглядеть очень подозрительно.

— Я см доберусь, — решительно встл он.

— Кк знешь, — с неожиднной легкостью соглсился Змей и скзл в трубку:

— Отбой, Сереж, больной здоров… Ну д, ты всегд готов, когд не ндо.

Не прощясь, он сложил трубку и швырнул н стол.

— А теперь его зел врчебня совесть. Пускй, говорит, пообещет, что срзу, срзу в поликлинику… Пойдем, хоть провожу. Но ты н смом деле обещешь?

Сергей кивнул, думя о другом. Интервью нкрылось: с полчс они нговорили, это тысяч восемь знков — по объему достточно, но глвня тем едв зтронут. Не порсспросил он сочинителя Кдышев о сочинителе Кдышеве. Из восьми сделть три чистовых, остльное — под личную жизнь, письм читтелей и творческий процесс, век бы его не знть. В интервью должно быть кк минимум три-четыре сюжетных поворот, тогд оно хорошо читется. Черт, и фотогрфию не сделл. Хотя можно перегнть с видео, компьютерщики умеют.

Змей довел его до припрковнной у ворот струшки «Нивы», и только тут Сергей сообрзил, что все-тки крыш у него здорово едет. Ндо было договориться о продолжении, и не сейчс, рньше, когд Змей стрлся избвиться от него и был рд соглситься н что угодно.

— Влдимир Ивныч!

— Конечно, встретимся, — понял Змей. — Ты, глвное, выздорвливй.

По дороге домой Сергея рзбомбили гишники (х, извините, тибэдэдэшники. Нрочно придумли ббревитуру, от которой трудно обрзовть рзговорный вринт, н нет: молодежь уже окрестил их гиббонми). Один гиббон остновил, потребовл дохнуть и слупил пятьдесят доллров. Потом — второй. Отъезжя, Сергей увидел, кк он переговривется по рции, и понял, что его передют с рук н руки.

— Он съехл с шоссе и дернул н своей «Ниве» прямо по полю с кое-где не снятыми, подмерзшими кпустными головми. Ушел.

Пок доехл до дому, одолевший его в доме Змея дурмн окончтельно выветрился. Он чувствовл себя, кк и положено чувствовть стодвдцтикилогрммовому здоровяку, еще не стрдющему жировой дистрофией печени и принявшему несерьезную при своей мссе дозу водки клсс люкс. Не оглядывясь, проехл мимо поликлиники, бросил мшину во дворе, ворвлся в квртиру, окликнул жену — нет ее, жлко. В штнх приятно свербило.

«Доктор, не пойму, что со мной: кк выпью, тк хочу женщину. Это не инфркт?»

Вытщил из кмеры пленку, зпрвил в видяшник, перемотл н нчло…

Зпись обрывлсь н рсскзе Змея о Кубе.

Прощй, штук доллров от Виктор Сулович Трковского! Второй рз н того же червячк Змея не поймешь. Кстти, кк он срегировл н фрзу"! Д, помнится, никк. Ни один мускул не дрогнул н лице ветерн, и все ткое. Интересно, что это з дел не ткие уж двние, о которых нпоминл ему Трковский?

Сергей сунул в кмеру первую попвшуюся кссету, включил зпись. Тк и есть: мигнуло «беттери офф», и срзу — темнот. Стрнно, ккумулятор зряжлся всю ночь.

Н секунду мелькнуло шльное и нелепое подозрение, но, кк человек со здоровой психикой, он отмел его срзу.

Уголовщин ткого род — н улицх, в пыли рхивов, в репортжх из зл суд, которые он писл, еще будучи студентом. А у тких, кк Змей и Трковский, уголовщин своя, цивилизовння: сидят в крсивых кбинетх люди с чистыми воротничкми, поглядывют н компьютер и между утренним кофе и предобеденным перитивом успевют сделть тысчонку-другую (пятую, десятую) черного нл в нстоящих мерикнских деньгх.

А вообще пскудный стрикшк этот Кдышев, одно слово — полковник.

* * *

До пол втптывя кселертор. Змей гнл «Мерседес» в Москву. Это после вчершнего и после сегодняшнего, в смысле — после приступ и после выпивки. Не жлел себя. А что поделешь, когд жизнь рушится?!

Рскусил его Виктор Сулович, рскусил, медуз!

Но зчем было после вчершних громил подсылть журнлюгу? Это было не првильно. Змея тк не учили.

Вчер его пытлись зхвтить двое вооруженных и еле ноги унесли (теперь-то ясно, что они люди Трковского).

А сегодня является один безоружный (н это у Змея глз нметн), и вдруг — приветик вм от Виктор Сулович, Ну рзве не очевидня кртин? От Виктор Сулович — знчит, с тем же зднием; не побоялся рскрыться — знчит, один стоит четверых. Поэтому Змей срегировл н него, кк н достойного противник. Он просто спсл свою жизнь.

И лишь когд журнлист уже пдл, не успев дже отметить тку движением глз, до Змея дошло, что этот мешок ему очень хорошо знком. Когд Вик зкрутил с ним любовь. Змею, понятно, стло интересно, н кого он променял сочинителя Кдышев, и дружок из упрвления кдров снял ему копию личного дел лейтеннт Левшов. Секретным оно было только потому, что тк положено, де-фкто никких секретов не содержло: военное обрзовние — кфедр при МГУ, подготовк — месячные сборы, служб — окружня гзет. Одно нзвние, что офицер зпс, по сути — рядовой необученный.

И стло ясно, почему Вежливый прикидывлся рэкетиром и не упомянул Трковского, журнлистик поствил телекмеру и упомянул. Виктор Сулович подозревл пистеля Кдышев, но не был уверен, поэтому дл здние Вежливому зхвтить его и потрясти. Рзумеется, имя Трковского не должно было прозвучть в связи с этой уголовщиной. (Змей и см бы тк сделл: рзговорить объект — не проблем, тк пускй, не понимя, что и по чьему прикзу у него выпытывют, говорит все, что знет.) Н тот случй, если пистель окжется не виновт и его придется отпустить или если уголовничков схвтит милиция, у них было прикрытие: рэкетиры мы. А Трковский ни при чем… Но похищение не удлось, и тогд Трковский подсылет журнлистик с невинным приветом. И почтенный сочинитель Кдышев вместо того, чтобы обрдовться, что Виктор Сулович его не збывет, вдруг чуть не сворчивет интервьюеру бшку (й-яй-яй, кто бы мог подумть!). Купился. А кмер пишет, и уже ничего не поделешь, кто скзл "", должен и свидетелей убрть.

Был момент, когд Змею хотелось подольше здержть плец н сонной ртерии журнлистик. Он остновился только по тем сообржениям, что спускть его с откос в мшине нужно было еще живого. Труп в тких вриях не сгорет дотл, и птологонтомы могут определить, кк погиб человек: ндышлся ли перед смертью дымом или упокоился н свежем воздухе, после чего сел з руль и совершил врию.

Жизнь журнлист был сохрнен еще н полчс, пок Змей стирл конец зписи с провокционным приветиком от Трковского и сжл бтрею телекмеры.

Когд оствлось только подогнть «Ниву» и згрузить полуфбрикт, Змей сообрзил, что этими мерми можно и огрничиться. Журнлистик очнется — ни черт не поймет…

Потом Змея стл одолевть соблзн поговорить по душм: гвоздь в брбнную перепонку — и любой споет «Песнь о Гйвте». И опять его остновило чисто профессионльное сообржение: судя по всему, журнлистик ничего не знл — прикзли упомянуть в рзговоре Трковского, вот и упомянул, кк попк.

О Вике з все это время Змей не вспомнил ни в кком контексте — ни «жлко девочку, вдовой остнется», ни «тк ей и ндо, изменнице». Жизнь ее мужу он сохрнил только потому, что тот не предствлял для него интерес.

* * *

Что ж, Виктор Сулович, подловили вы сочинителя Кдышев, что есть, то есть, но это был комбинция неглупого лох. Знете, кк вм ответит неглупый профессионл? Никк. Плоды своей победы вы прогдили: ндо было повесить н журнлистик микрофон и ворвться, когд он влялся без сознния, зпись в телекмере был еще цел. А тк вы не продвинулись ни н миллиметр: все те же подозрения без фктов — зто меня предупредили, з что вм сердечное спсибо.

Если только уже не поздно.

Не сбвляя скорости. Змей достл из крмн трубку и зубми вытянул нтенну. Он звонил соседу по гржу, оргнизму достточно безмозглому, чтобы исполнять, не понимя, и достточно здоровому, чтобы покрулить квртиру до его приезд.

— Антолий, это Влдимир Ивныч. — Змей отстрнил трубку от ух, пропускя поток восторгов. — Ты где сейчс?.. А можешь подскочить ко мне? Немедленно.

Я буду через чс, ты — немедленно. Возьми с собой двоих-троих, кто под руку попдется, и просто стойте н лестничной клетке. Ну, бутылку поствьте н подоконник, кк будто рспивете… Можно н смом деле… И з мое здоровье можно. Приеду — см с вми добвлю… Д звоночек мне был, что квртиру хотят обнести. Толик, ты честный коммерснт или депутт ккой-нибудь? Потом выступишь в прениях, сейчс шевелись… Только смотри, без крови. Толь, знешь что? Если кто сунется, зтейте с ним дрку, пусть всех в милицию зберут. Я оплчу…

Зчем, зчем. Личность его узнть. Он же н дело с документми не пойдет. Все, двигй, то пок ты рзглгольствуешь, я см до дому доеду.

Змей сложил нтенну, уперев ее в грудь. Жест нпомнил удр ножом, и ведь против сердц себя ткнул: подсозннк срботл. Если в квртире уже побывли, то Трковский рскопет првду, и тогд хоть не живи…

* * *

Еще в подъезде он увидел кровяную дорожку н кфеле. Рзмзл кплю подошвой — кровь был свежя. Хорошо, если просто нос рсквсили… Ни о чем попросить нельзя! Толик, верный оргнизм, рд служить з удовольствие выпить рюмку с сочинителем Кдышевым, но ведь зложит по простоте! Небось чувствует себя героем: квртиру Морского Змея охрнял. А кк посдят героя в прессхту, он и выложит, что в июле ходил в офис к Трковскому, мойщик стекол изобржл. И потянется ниточк, и зхлестнется петлей н шее сочинителя Кдышев…

Н лестнице слышлись голос, и Змей рвнул нверх.

Толик сидел н подоконнике, веселый и пьяный, поссывя сбитый кулк, и следил, кк двое збулдыг рзливют осттки дешевой водки «Исток» по плстмссовым сткнчикм. Пятью киоскми влдеет, мог бы в ресторнх питться, н Кнрх отдыхть… Слв богу! Если бы зрезл кого, то смылся бы.

— Ивныч! — рсцвел он. — Мужики, погодите жрть.

Но збулдыги уже торопливо выпили, чтобы не пришлось делиться, и Толик неподдельно огорчился:

— Крысятники! Кк водку жрть, вы первые, когд этот хрен полез с нунчкми, хвосты поджли!

— Прекрти, — скзл Змей. Кртин случившегося был в общем ясн. — Дй им сотню, то у меня мелочи нет.

— Пускй отсосут, не сотню! — Толик змхнулся, впрочем, явно не собирясь бить, и один из збулдыг тк же символически зкрылся рукми.

— Дй! — повысил голос Змей. — У вс свои счеты, сотня — от меня.

Не слушя ворчния Толик и блгодрностей збулдыг, он отпер стльную дверь. Мячок был н месте — зщемленный во внутренней двери Тнькин волос, — и Змей немного воспрянул духом. Сигнлизции он доверял меньше, чем мячкм: он проводня, и ворье дже средней руки знет, кк ее отключить.

— Зходи, похвлись подвигми, — через плечо бросил Змей и, войдя в прихожую, позвонил н пульт, чтобы квртиру сняли с охрны. В рспхнутую дверь было слышно, кк Толик нудно выясняет отношения с збулдыгми. Змею не терпелось проверить второй мячок, в сейфе, но Толик мог войти не вовремя, ткие секреты не для чужих глз. Снчл ндо его спровдить…

— Ты где тм?! — прикрикнул Змей. Толиков простот нчинл бесить его. Когд Толик вошел, очень довольный собой, Змей зкрыл дверь и отвесил безмозглому оплеуху. — Трепло! Тебе что было ведено? Зтеять дрку и сдть его в милицию!

Толик не обиделся по той простой причине, что был одним из немногих, для кого не соствлял секрет физическя подготовк сочинителя Кдышев.

— Тк ить все в порядке, Ивныч! — изумился он. — Ум я ему вложил, в ментовку стучть мне зпдло.

— Мленький, в длинном пльто? — описл Вежливого Змей.

— Что ты! Здоровенный пердил, н голову меня выше. К-к звезднет нунчкми под ребр!

— Левой рукой?

— Почему? Првой.

— Покжи, — потребовл Змей.

Здрв куртку вместе с рубшкой, Толик с готовностью продемонстрировл кровоподтек — слев, знчит, действительно били првой. Рненый верзил отпдл.

Н всякий случй Змей нзвл приметы журнлист.

Тоже — нет. Выходит, против него рботл уже четвертый человек.

— Двй только без фнтзий, — попросил Змей. Он действительно крутой?

— Спортсмен, — презрительно бросил Толик и счел нужным опрвдть собутыльников:

— Мужики ведь чего перебздели? Ногми он мшет выше головы. Но зоны не нюхл, то бы яйц прикрывл.

Хрктеристик был по-своему исчерпывющя: судя по всему, спецподготовки любитель мхть ногми тоже не нюхл. Змей повеселел. Пок Виктор Сулович не ннял профессионлов, можно змести следы.

— Толян, — улыбнулся он, — объясни мне кк инженеру человеческих душ. Тебе этот «Исток» обходится рублей в шесть-семь…

— Считешь, у меня водк безкцизня? — вскинулся Толик, подумл и признлся:

— Првильно считешь. И с ценой почти угдл.

— Ты бы мог полы мыть коньяком. Тк ккого же хер пьешь смопльную водку, д еще и с дружкми чуть не подрлся из-з лишнего глотк?!

— Во-первых, они мне не дружки, тк, рожи примельклись, — сообщил Толик. — Эту смую бутылку я при них снял с витрины. Они и тк знют, что вся дешевя водк н рынке — смопл, теперь будут знть, что я свой смопл пить не боюсь. Реклм, Ивныч. А во-вторых, зчем к хорошему привыкть? Я от сумы д от тюрьмы не зрекюсь, в мое время спирт н зону носили в проглоченном гондоне. Бывло, тянешь его, тянешь з нитку и порвешь. Тк зствишь «верблюд» сунуть дв пльц в рот и пьешь, что он выблюет.

— А что ж ты сейчс-то из сткн пил? — поднчил Змей. — Гондон тебе дть, чтоб к хорошему не привыкл?

Он перехвтил быстрый взгляд — Толик примерялся для удр — и рубнул ребром лдони по бицепсу торгш.

— Доболтешься, Ивныч. Если б ты при людях мне ткое скзл…

— Тк я же не при людях! — пошел н попятную Змей.

Толик мог пондобиться в смом скором времени. — Пойми, Толян, я добр тебе хочу. Ты ведь мог бы жить крсиво, фнтзии не хвтет…

— Скжешь, я живу не крсиво?! Д я трех циркчек имел! Близняшек, ссистенток фокусник! — оскорбился Толик, и Змей мхнул рукой. Безмозглый был неиспрвим.

Он достл из бумжник стодоллровую купюру, обернул ею ключи от «мерс» и всунул Толику в руку.

— Не в службу, в дружбу: поствь мшину в грж и сделй нм стол. Зкуски н твое усмотрение, водку ты знешь, ккую я люблю. Только бери в универсме, из холодильник.

— У меня, что ли, денег нет? — зпротестовл Толик, пытясь всучить сотню Змею.

— А у меня?.. Ты сегодня очень помог мне, Толян. Не откзывй в удовольствии тебя угостить, — с чувством скзл Змей, не сомневясь, что звтр, же эти слов стнут известны кждому лоточнику н рынке.

Безмозглый упорхнул кк н крыльях, Змей кинулся в кбинет. Мячок в дверце сейф был другого род: кпельк клея н внутренней поверхности. Нбрв код, Змей встл перед сейфом н колени, прислонился к дверце ухом, повернул ключ и потянул ручку. Хрустнул, рзрывясь, зсохший клей.

Гор с плеч!

* * *

В любой змкнутой группе должен быть «большой секрет» — некий общий грех, который служит грнтией того, что свои, змзнные, не преддут. Скжем, в высших эшелонх комсомол это были гомосексулизм и педофилия, средние комсомольские вожки змзывли друг друг групповухми и мхинциями со стройотрядовскими деньгми. Пртия и рмия обходились консервтивным пьянством; бытовл поговорк «Кто не пьет, тот стучит» и присловье, зменявшее крякнье после выпивки: «И кк только ее пьют беспртийные?» А поскольку Змей врщлся в кругх строй номенклтуры, кк пишут гзеты, ншедшей себя в рыночных релиях, то и привычки сохрнил стрые: без бутылки не решлся ни один вопрос. Он знл, что гробит себя, но систем не отпускл. Если ты годми пил с полезным человеком и вдруг звязл, это будет воспринято однознчно: перестл увжть, оттлкивет…

Змей уже много лет блнсировл н грни второй стдии лкоголизм, то есть переходил от состояния «хочу пить и пью» к «и не хочу пить, пью», и прекрсно это осознвл. Устривл себе лкогольные кникулы: ездил понырять с квлнгом, глубин выпивки не терпит, это првило з сорок с лишним лет вошло в кровь, и пить совершенно не хотелось. Но когд возврщлся, все нчинлось сызнов.

Юбилей он отмечл уже неделю, пропускя через себя не меньше чем по литру в сутки, и дй бог, если хотя бы сто грммов из кждого литр выпивл удовольствия рди, не для того, чтобы поддержть нужное знкомство, переломить чью-то нстороженность, подпоить человек и рсколоть. З эту неделю он опух и отек. Печень выпирл из подреберья, тяжеля кк булыжник, сердце тупо ныло и временми нчинло трепыхться, кк ббочк н булвке. Было понятно, что близок предел.

С Толиком тоже пришлось пить. Выпроводив его, Змей добрлся до унитз и сунул дв пльц в рот. Привычный к лкоголю желудок долго не хотел отдвть добро, потом процесс пошел, и в этот момент Змея зстл сердечный приступ.

Содрогясь от спзмов и поливя себя блевотиной, Змей н четверенькх дополз до висевшего в прихожей пльто. Нполненный шприц лежл в крмне, и нужно было встть, но в грудину кк будто воткнули ножевой штык. Он чувствовл, кк ннизнное н острие сердце, трепещ, с кждым удром рнит себя все глубже. Штык рсклялся, плвился, жидкя стль рстеклсь по груди, юркнул под левую лоптку, и Змей упл н подкосившуюся руку.

Боль стл вполне терпимой. Если не шевелиться, было дже приятно лежть, чувствуя, кк остывет рсплвлення стль и дский огонь в груди уже не сжигет все вокруг себя, только по-бнному печет сердце. Он знл, что приступ не кончился и что без укол скорее всего отойдет в луже собственной блевотины, но и в этом был своя приятность. Обмнет погоню сочинитель Кдышев, скроется туд, где никому из живых его не достть, Тньк нйдет в сейфе документы и покрет виновных и невиновных. Уж н то, чтобы отпрвить конверты по ндписнным дресм, ум у нее хвтит.

Потом до него дошло, что Тньки нет и первыми в квртиру войдут люди Трковского. Он предствил, кк его тело переворчивют тупоносым рмейским ботинком с высокой шнуровкой… Ботинок был его собственный, времен Анголы, и рук, шрившя по крмнм, был его, со шрмом от выведенного якорьк — грех курснтской юности. Отхожу, подумл Змей и огорчился до слез, потому что двно решил нпоследок хлопнуть крышкой гроб, вот — не получилось, не хвтило суток жизни или еще меньше. Хлюпя носом, слбый, кк ребенок, он перевлился н спину — рсплвлення стль опять плеснулсь в груди, — дотянулся до пльто и стл подтягивться, вцепившись в полу одной првой, потому что левую уже не чувствовл.

Ему повезло: оборвлсь вешлк. Теряя сознние, Змей ншрил в крмне шприц, зубми сорвл нконечник и через штнину вонзил иглу в бедро.

БАНОЧКА ИЗ-ПОД КОФЕ

Что ни болит, то к сердцу велит.

Пословиц

Ттьян. Утро 7 ноября

Гинекологическое отделение в военном госпитле?

Можно подумть — нонсенс. Но поскольку в уствх Вооруженных Сил пол военнослужщих в целом не оговорен, то во всех военных лечебных учреждениях гинекология есть и функционирует. Конечно, не тк бурно, кк хирургия, куд привозят рненых во время вооруженных конфликтов, и не кк отделение крдиологии, куд срзу же после увольнения в зпс гремят отствники.

Гинекология — тихя зводь. Нходится, кк првило, н отшибе, чтобы не возбуждть нездорового интерес у выздорвливющих мужского пол. В Ттьянином госпитле он рзмещлсь н десятом этже, причем соответствующя кнопк лифт был от грех подльше зблокировн: поднимйся до девятого, дльше — пешком.

Тм, н лестнице между девятым и десятым, Ттьяну снов прихвтило. Лилось при кждом шге, хвленя проклдк перестл держть, кровь двумя одинковыми дорожкми побежл по ногм. Не жлея специльно ндетую струю юбку, Ттьян сел н подоконник. Только сейчс ей пришло в голову, что ндо было по-соседски зйти з Любкой. А теперь сиди, дожидйся.

Внизу хлопнул дверь лифт, кто-то нчл поднимться, и Ттьян увидел в лестничном пролете огненно-рыжую Любкину гриву.

— Люб!

— Тнечк! — Любк никогд не спршивл, что случилось. Могил! Срзу по-деловому:

— Зходи.

Войдя в ее кбинет, Ттьян поствил н стол бночку из-под кофе. Любк охнул, кинулсь к телефону:

— Николй Ильич! Срочно! Тня из брокмеры!

Без рсспросов Любк сунул ей под мышку грдусник, рзделсь см и сел з стол. У стршей медсестры всегд полно писнины — Ттьяне ли не знть, — но Любк к бумгм не притронулсь, просто сидел и ждл.

Было ясно, что сейчс для нее нет дел вжнее, чем Ттьянины.

Виртуоз скребков и рсширителей, зв гинекологией полковник Николй Ильич Вершинин жил в коопертивном доме, ходил н службу пешком, полчс по липовой ллее, в воскресенье, д еще седьмого ноября, мог вообще не ходить — и без зведующего в отделении нйдется кому подежурить. Но тут появился минут через пятндцть, кинул взгляд н Ттьяну, н бночку и зорл:

— Люб! Что сидишь?! Приготовил? Асе приготовил? Не понимешь?! В оперционную!

Любк кинулсь рздевть Ттьяну.

— Темпертуру хоть померил?

Ттьян вытщил из-под мышки грдусник, Вершинин мрчно глянул н ртутный столбик.

— Двно?

— Ночью, чсов, нверное, в двендцть, — ответил Ттьян, кк всегд робея перед громоглсным гинекологом.

— Ну и чего ты ждл, кукл бестолковя? Ндо было срзу к дежурному!

— Д я думл…

— ..Что смо рссосется? Ну прямо целочк! Лишить вс квлификции з ткие фокусы! Ля-ля рзводите, больных гробите. Естествоиспыттельниц, прости господи, мть твою! Рсселись тут, устроили кунсткмеру! — Вершинин уже снимл форменную тужурку.

Моментльное появление Николя Ильич по пролю «Тня из брокмеры» и ткя рекция были не случйными. В бночке из-под кофе «Чибо» лежл плод и их совместных усилий. Ттьян пять лет не могл збеременеть от Змея. Недолгие здержки зкнчивлись чисткми и профессионльными беседми с Вершининым.

— Пртнер стрый, гормонльно ослбленный, — объяснял звотделением, — семення жидкость неживя…

Кк уж он оживил вялых спермтозвров Змея — его секрет. Когд Ттьян збеременел, Вершинин ликовл.

Описл методику в своей докторской диссертции, отпрвил в «Акушерство и гинекологию» сттью с примером длительно стрдвшей бесплодием больной Т. Рукопись прошл редсовет н «ур». И вот что теперь, сттью отзывть?

У Ттьяны кружилсь голов — похоже, действительно был темпертур, — перед глзми плыли пятн: зеленым по белому, зеленым по белому. Белые стены оперционной, Любк в зеленом оперционном блхоне, в белой мске.

Любк рывком подсдил Ттьяну н кресло, привязл ей ноги и нпялил оперционные бхилки.

— Выпрями руку… — Ттьян почувствовл, кк Любк зтягивет холодный резиновый жгут. — Рботй кулком…

— Я см, — подошел Вершинин, тоже в зеленом, перехвтил шприц и попл в вену с профессионльной легкостью.

Любк привязл Ттьянины руки к поручням.

— Лежи, не двигйся. Сейчс поплывешь.

Ттьян еще рзличл чсы н стене — полдевятого, — когд в оперционной появился Брсуков. Уже дурея от нркоз, он все же понял, что глвврч здесь не случйно: Любк успел доложить. Хотел поздоровться, но язык онемел. Уплывя, он кк в увеличительное стекло увидел, что Брсуков зглядывет ей туд. Д еще и нпевет: «Н попке родинк-, в глзх любовь!» Чувственные пльцы глвврч (что уж говорить: когд-то желнные) пощипывли ее з ягодицу, Ттьян попытлсь зкрыться, потянуть вниз кзенную рубшку, но руки были привязны.

Подошел Вершинин, уже в мске, и Брсуков сделл вид, что пощипывет Ттьяну чисто дигностически, проверяя обезболивние:

— Чувствуешь что, Тнь?

Вершинин полез в нее чем-то стльным и холодным, Ттьян змычл.

— Ну вот, видишь, Сергей Ивныч? Что я тут ей нскребу по восплению?!

— Добвь-к ей, Коля, мсочку, — услышл Ттьян, и тугя жесткя резин обхвтил ей рот и нос. В вискх зколотился пульс.

— Дыши, Тня, дыши! — уже кк бы и не няву кричл ей удляющимся голосом Любк.

Ттьян вдохнул под душной резиной и полетел, полетел, полетел.

И грезилось ей в тяжелом душном сне, что он Зоя Космодемьянскя и ее н площди под брбнный бой пытют фшисты, всживют ей в живот по рукоятку тяжелые мясницкие ножи.

Ттьян зстонл, и в ответ из-под серого зимнего неб рздлся глс божий. Почему-то бог говорил голосом Брсуков, д и нес-то пошлятину:

— И хорошо же Тньке под нркозом. Обкончлсь вся!

НЕ КОРЫСТИ РАДИ

Что извлек я, несчстный, вспоминя, о чем я сейчс крснею, особенно из того воровств, в котором мне было мило смо воровство и ничто другое?

Д и смо по себе оно было ничто, я от этого смого был еще более жлок.

И однко, нсколько я помню мое тогдшнее состояние дух, я один не совершил бы его; один я никк не совершил бы его. Следовтельно, я любил здесь еще сообщество тех, с кем воровл.

АВГУСТИН АВРЕЛИЙ. Исповедь

Змей. Утро того же дня

Змей пришел в себя от вони. Шприц со вдвленным поршнем торчл в ноге. По телу, кк обычно после приступ, рзливлсь истом. Ни збот, ни мыслей, только животня рдость, что жив, и желние подтщить под голову спог с глошницы и зснуть н полу, свернувшись клчиком.

Гдливость взял верх, и Змей по стенке дошел до внны, сбрсывя одежду. Встл под душ и, мстя предтелю-сердцу, дл горяченькой, потом ледяной. Мотор трепыхлся, но терпел, сволочь.

Потом он опохмелился по своему рецепту: клизм из боржом, чтобы изгнть осттки лкогольной отрвы и восстновить солевой блнс. Блгостный, чистый, промытый с обоих концов, добрел до кровти, для порядк глянул з окно — проверить, перегнл ли Толик «Мерседес», — и увидел…

Н обычном месте «Мерседес» стоял джип. Стекло со стороны водителя было приспущено, и оттуд вился сигретный дымок. Поствить мшину н стоянку сочинителя Кдышев не посмел бы ни одн собк. Джип явно был чужой и явно выбрл во дворе лучшую точку для нблюдения з окнми змееквртиры.

Змей проверил змки, нмертво зтянул головку щеколды, сунул под подушку облезлый «кольт», привезенный еще с вьетнмской войны, и улегся в постель.

До сего момент Виктор Сулович знимлся смодеятельностью: вчершняя шпн (неужели всерьез рссчитывл, что они спрвятся с боевым пловцом?), потом журнлистик, потом «спортсмен» с нунчкми, которому Толик рсквсил нос… Ильф и Петров! Не хвтло нищего с золотым зубом: «Дй миллион, дй миллион». Появление джип под окнми могло ознчть либо то, что игр в лохотрон продолжется, либо то, что Виктор Сулович взялся з ум и ннял профессионлов.

Джип слишком нхльно мозолил глз. Тк явно рскрыться мог либо полный идиот, либо профи, который хочет покзть: в квртиру ты нс не пустил, мы тебя не выпустим.

Смым првильным в ткой ситуции было бы сжечь компромты, но решиться н это Змей не мог. Содержимое сейф было его стрховым полисом: и деньгми н черный день, и грнтией беспокойной, но долгой жизни.

А вот хер вм, подумл Змей и, сжв под подушкой рукоятку пистолет, попытлся зснуть.

Првд состоял в том, что вся сознтельня жизнь Змея делилсь н две чсти — явную и тйную. По-бытовому его нзвли бы сексотом, но это, конечно же, оскорбление для офицер. Змей не сексот, он кдровый.

В рзные годы его должность нзывлсь по-рзному, но суть ее был одн: служить где прикзно и сообщть куд следует. Мест «где прикзно» и «куд следует» меняли геогрфическое положение, нзвние и ведомственную приндлежность, но Змей не змечл особой рзницы.

Он был преднзнчен в доносчики с десяти лет, когд его мтери, вдове погибшего офицер, нстойчиво предложили отдть сын в Суворовское училище.

* * *

В Советской Армии трудно было кого-то удивить нерусским рзрезом глз, черным волосом или стрнным выговором. Но учщиеся групп с добвлением «бис» (Змей попл в 3-бис группу; в нше время ее нзвли бы третьим спецклссом) все кк один облдли особенностью, немыслимой для суворовц, будущего советского офицер.

Пункт «родственники з грницей», девственно-чистый в нкетх их однокшников, у «бисовых детей» пестрел зписями. Змею, нпример, сообщили, что никкой он не Кдышев, Рдзишевский и в Гдньске его ждет не дождется тетя Еля, родня сестр отц, который в двдцтые годы порвл связи с пнской Польшей и сменил фмилию. Мло того, комндир предложил ему нписть письмо вновь обретенной тетушке н ее (и отныне Змеевом) родном языке. Собственно, только изучение этого язык н первых порх отличло прогрмму «бисовых детей» от обычной.

Потом нчлись упоительные игры: скжем, в увольнение отпускли группой; при этом стрший имел прикз не допускть попыток оторвться, остльные — кто бросить открытку в почтовый ящик н отдленной окрине, кто — выявить этого с открыткой и проследить з ним, кто — устновить нблюдтеля и увести его з собой. Здния усложнялись: увеличивлось количество контрольных пунктов и слоев нблюдения. Следящие следили з следящими. Проигрвшие отдвли победителям компот.

Если в стенх своего «бис» Володзимеж Рдзишевский бойко объяснялся «по-польску», обрщясь к преподвтелям «пн», то н общеучилищных мероприятиях он оствлся Вовкой. Прочие суворовцы не знли того, что знть им было не положено, зто видели еще одно отличие «бисовых детей», непринципильное, но рздржющее, особенно для сирот в послевоенной стрне. Их лучше кормили. Их одевли в гбрдин. Их ненвидели, и «бисовы дети» отвечли взимностью.

Помимо польского, в училище был большой болгрский «бис», в венгерских и чешских училось по дв-три человек. Формироввшиеся после войны рмии восточноевропейских стрн сверху донизу, кк стльной нитью, простегивли советскими кдрми. Ккой-нибудь нш полковник, поляк по происхождению, уезжл н историческую родину, менял гржднство и стновился генерлом Войск польского. К слову скзть, с той же целью военнослужщим-евреям предлгли выехть в Изриль, которому бывшие советские офицеры с боевым опытом помогли воевть, но не помешли сориентировться н Зпд. Стлин быстро охлдел к этой идее, и уехвшие превртились в изменников.

После смерти вождя нродов укрепление дружественных рмий советскими кдрми сочли нецелесообрзным. «Бисовы дети», последние стежки стльной, нити, окзлись невостребовнными.

Вновь о них вспомнили в пятьдесят шестом, когд Венгрия сорвлсь в побег из соцлгеря. Змей достоверно знл, что обоим выпускникм венгерского «бис», получившим было рспределение в обычное пехотное училище, еще в сентябре кпнули н погоны по звездочке, и они исчезли. А в декбре по просьбе торопливо сформировнного революционного рбоче-крестьянского првительств в Венгрию были введены войск. Безвозвртные потери Советской Армии соствили семьсот двдцть человек, из них восемьдесят семь офицеров. Много лет спустя Змею поплся рссекреченный поименный список; среди убитых и пропвших без вести не знчилось фмилий тех двоих. Никто из «бисовых детей», с которыми он поддерживл связь, ничего о них не слышл.

После Венгрии подготовк «бисовых детей» приобрел диверсионный уклон. Змея рспределили в военно-морское инженерное училище, хотя по условиям прием туд попдли без экзменов только нхимовцы, он, выпускник Суворовского, должен был поступть н общих основниях. Н этом стрнности не кончились. Попл он в водолзную роту, презиремую остльными курснтми, поскольку ни серьезной инженерной подготовки, ни высоких звний в будущем это не сулило, к тому же медики бркуют водолзов, кк скковых лошдей. Это презрение ндежно зщищло от неудобных вопросов: почему водолзы живут по-офицерски — кубрик н двоих, тогд кк у остльных — кзрм-мтушк, по сорок мремнов н двухъярусных койкх; почему половин преподвтелей у водолзов — шпки; почему один из курснтов был отчислен з потерю конспект, который спустя чс ншли в столовой, причем ншедший дже не понял, н кком языке конспект (он, что ли, нцмен ккой-нибудь, этот рстерях)?

Тем временем опять провернулись неведомые Змею военно-политические мехнизмы. Курснт Рдзишевский выпустился лейтеннтом Кдышевым. Он знл н пмять глубины Гдньского злив, знл, кк выглядят портовые сооружения с берег и в перископ подводной лодки, сотни рз прошел по кждой улице город, но — только по крте. Служб в Польше остлсь слдкой мечтой: выдрессировння Европ без гримс кпитлизм.

Тетушк Еля умерл, не дождвшись племянник, Змей вместо Гдньского злив попл в Стрый Бгмский пролив, потом служил н Дльнем Востоке, вылетя во вьетнмские комндировки, потом, сменив черный мундир н зщитный, был консультнтом в Анголе.

Он видел смерть во всех ее обличьях: и в по-киношному крсивом, когд тренировнные гигнты плят из двух стволов, эффектными прыжкми уходя с директрисы ответных выстрелов; и в смом муторном, когд грызешь землю под бомбежкой; и в отвртительном, когд от курносой нечем прикрыться, кроме кк трупом, в котором уже вывелись скороспелые тропические черви. Но по большей чсти поджидвшя Змея смерть был безмолвной и по-своему корректной. Он просто рботл под водой, чсто н предельных для легкого водолз глубинх, и знл, что полностью звисит от людей н поверхности. Если по ккой-то причине его потеряют или бросят, смеси в бллонх не хвтит, чтобы пройти декомпрессию.

Тогд у него будет выбор: дожить остток жизни н глубине и зхлебнуться или вынырнуть и, дыш нстоящим воздухом, умереть от кессонной болезни.

Итк, смерть ходил рядом, поскольку, кк скзл кто-то из великих, смерть — глвное событие в жизни, то все прочие события были для Змея не глвными. С первой женой он прожил формльно одинндцть лет, больше половины из них (конечно, не подряд, урывкми) посвятив флирту со смертью. А жен тем временем флиртовл с Петькой Свельевым, о чем Змей знл с смого нчл. Приезжя из комндировок, он потрхивл пок еще зконную супругу с тким чувством, кк будто он изменяет не ему с Петькой, , ноборот, Петьке с ним, д по сути тк оно и было. Его збвляло, что друг терпит эткое блядство. Впрочем, долготерпению быстро росшего по службе Петьки были причины: известно, что к морльной устойчивости военнослужщих кдровики относились трепетно и дюльтер мог зкрыть Петьке путь к дмирльским звездм.

Жертвуя точностью рди крткости, можно скзть, что по большому счету жен был безрзличн Змею.

А сын он просто не знл и если, случлось, тскл его н шее, то лишь из ровной симптии большого человек к мленькому, которя, помнится, подтолкнул его отдть рхитичному негритенку последний шоколд из врийного зпс.

Все эти годы, нчиня с суворовского детств. Змей после кждого здния или просто ежемесячно отпрвлял «куд следует» документ, именоввшийся по-гржднски: «сообщение». В отличие от официльных рпортов и донесений сообщение не имело устоявшейся формы. Он мог, к примеру, зписть: «Квторнг дв дня не брился и выжрл весь втономный сухрь». При этом вовсе не имелось в виду, что квторнгу влетит з неуствной вид и злоупотребление сухим вином, которое выдвли подводникм в втономном плвнии. И квторнгу, кк првило, не влетло — просто после двух-трех подобных сообщений он окзывлся где-нибудь подльше от боеголовок и секретов, н приятной и безответственной береговой должности вроде стршего преподвтеля в училище.

В тридцть восемь лет Змею скзли «хвтит», потому что этот возрст зпредельный для диверснт. Звниями его не обижли: он был уже подполковником, однко никогд не комндовл подрзделением больше взвод. То, что взвод был офицерский, диверсионный, стоивший в иных условиях полк, дел не меняло. Опыт подполковник Кдышев не годился для того, чтобы комндовть ни полком, ни, кк он шутил, подполком. С год он прокнтовлся н оскорбительной для офицер с его подготовкой должности зм нчльник отдел кдров окружного упрвления мтерильно-технического снбжения.

А потом «где следует» вспомнили о нем в довольно стрнной для непосвященных связи. Приближлсь Олимпид, нплыв инострнцев, и Змея бросили крепить ряды столичной интеллигенции.

Первую свою книгу он перевел с польского з три дня, кк птиц поет: прочитл с лист срзу по-русски, зписывя н диктофон, и скинул мшинистке. Рукопись отдли профессионльному переводчику, тот попрвил, Змей схвтил принцип и второй перевод сделл уже смостоятельно. Польский — не инглиш, изобилующий стреляющими в русское ухо конструкциями тип «это мой племянник, кто пришел з мной». Структур язык в принципе т же, что и у нс, релии были везде одинковые, советские, и н долю переводчик оствлись тонкости, которыми несостоявшийся пн Рдзишевский влдел в совершенстве.

Через год редктор «Воениздт» и новоиспеченный член Союз советских пистелей Влдимир Кдышев сдл «куд следует» первое «сообщение» в своем новом кчестве. Озглвлено оно было тк: «Что говорят в ресторне Центрльного дом литерторов о вводе в Афгнистн огрниченного контингент советских войск и бойкоте Олимпиды-80».

Потом торжественно открылись шлюзы глсности.

«Где следует» стрлись не выпускть этот процесс из-под контроля и, рз ткое дело, ствили у вентилей своих людей. Кдышев получил дозволение порзоблчть тйны недвнего прошлого, имевшие невероятный мссовый спрос. «Где следует» помогли ему пробить н телевидении цикл вторских передч «Неизвестные войны». Личное учстие в событиях, знкомых другим по мтерилм секретных рхивов, выделяло бывшего диверснт из мссы телеведущих. Его звезд вспыхнул мгновенно (кк, впрочем, и зктилсь, когд репортжи из новых «горячих точек» окзлись более интересным шоу). Н гребне популярности Кдышев легко вктился в ряды нродных депуттов, после чего с особым цинизмом послл все «куд следует» н хер.

Схлынуло упоение демокртическими свободми, и Змей вдруг понял, что ему ктстрофически не хвтет «сообщений»! Привычный с детских лет ритул сбор информции, писния при знвешенных окнх и тйных встреч с куртором стл устойчивым рефлексом, кк выделение желудочного сок. Ему было физиологически необходимо время от времени уединиться и нписть две-три стрнички. Только после этого прожитое стирлось из нтренировнной пмяти и стновилось прошлым, тк держлось в мозгу, пожиря все большую и большую чсть его мощности. Литертурня рбот не зменял «сообщений». Змей было нчл вести дневник, но вышло только хуже. Дневник рздржл его, потому что, во-первых, зствил перешгнуть укоренившийся зпрет н личные зписи, во-вторых, еще нстойчивее требовл сдть собрнную информцию по нзнчению.

Структуры бывшего КГБ текли, кк дырявое ведро.

Отствные чекисты «рзмемурились» и по неосторожности или по умыслу сдвли дже действующих з рубежом гентов, не то что отечественных сексотов. Змею вовсе не улыблось клсть голову н эту плху. Однко нкоплення информция рспирл его. С ней было больно жить.

В один прекрсный день Змей увидел, кк собрт по перу, о котором он точно знл, что тот спит с триндцтилетней пдчерицей, вякет по телику о тлетворном влиянии зпдной культуры. Змей взбесился. По нтуре держвник и консервтор, кк и всякий рмеец, он тем не менее зрботл в годы глсности больше, чем з всю предыдущую жизнь. Рзвртный собрт, выскзывясь по сути з возврщение цензуры, незжл н личную змейскую кормушку — свободу информции. Сегодня нчнут фильтровть поток зпдной культуры, звтр?..

Недолго думя. Змей нпросился пожить в Переделкино к приятелю, знимвшему литфондовскую дчу нпротив собрт. С незбытой выучкой диверснт, способного сутки пролежть незмеченным н глзх у противник, он подкрулил и снял н видео тот момент, когд борец з чистоту нрвов, нтур тонкя, окучивл свою Лолиту н подоконнике, любуясь зктом.

Тогд Змею еще не приходило в голову скрывться.

Н следующий день он швырнул кссету в физиономию утонченной нтуре, прикзл:

— Кончй трендеть, не то…

К изумлению Змея, поймнный н жреном собрт попытлся всучить ему ккую-то незнчительную сумму, сообщив, что это все его сбережения, если мло, он может продть «Жигули». Потрясенный Змей взял деньги, добвил своих и повез жертву шнтж пить мировую.

Месяц после этого он был счстлив. Пок снов не почувствовл томление, знкомое стрым донорм, которые болеют, если перестют сдвть кровь.

Игрючи Змей создл мску, нечто вроде литертурного обрз шнтжист. Придумл ему биогрфию, подобрл хрктерную лексику — это не выходило з рмки пистельского ремесл и длось ему легко. Труднее было сделть неузнвемым свой шляпинский бс. Изменить тембр голос Змей и не пытлся: сколько ни пищи, рно или поздно збсишь ненроком. Он приучил себя интонировть по-женски: не «д», «до», не «уже», «оуже».

В сочетнии с бсом эффект получился прелюбопытный: появился кцент, явный и в то же время не поддющийся определению. Потом, рзговривя под быструю музыку, он ускорил темп речи; кцент сглдился, но не исчез совсем — в голосе ззвучло что-то южнорусское, кк у Горбчев.

Все еще не веря в серьезность собственных нмерений, Змей опробовл новую игру н ближйшем и стриннейшем приятеле Брсукове. Глвврч купился н шнтж кк мльчишк. Руководя его действиями по сотовому, Змей поводил Брсуков по госпитльному лесопрку и в конце концов зствил привязть пкет с пятью тысячми доллров к концу лески, влявшейся н берегу пруд. После чего денежки уплыли, глвврч, вернувшись в госпитль, зстл у себя зкдычного друг Володю, приехвшего н очередной сенс в брокмере. Проверк был идельня: если бы Брсук его рскусил, можно было перевести все в шутку, коль скоро не рскусил (и в голову не пришло!), то это не удстся никому.

Тк появился шнтжист, которого Змей нзывл про себя Безымянным, — рожденный из шумов в телефонной трубке голос, не имеющий ни плоти, ни имени, ни хотя бы клички.

Все мы что-то где-то о ком-то слышли, но собирть и рзрбтывть щекотливую информцию не обучены и не привыкли. Поэтому слухи остются слухми, не претендующими н роль компрометирующих мтерилов. А Змей перербтывл слухи в компромты без видимых усилий, кк шелковичный червь жует листок и вытягивет из себя дргоценную нить. Собственно, тк было всегд. Только сейчс его способностями пользовлсь не систем, нтсквшя Змея н сбор информции, он см. Это было беззконно, но не удивительно: точно тк же обученный убивть спецнзовец стновится киллером. С точки зрения системы, это нрушение ее монополии н нсилие, с точки зрения человек, он просто воспользовлся подрком демокртизции — стл собственником плодов своего труд.

* * *

Вот это и было тйной Змея, шнтжист не по нужде и не по душевной склонности, по выучке, вошедшей в кровь.

Сейчс эту тйну не знл никто.

Те, кого он шнтжировл, слышли бс в телефонной трубке; некоторые из них гордились знкомством с популярным пистелем Кдышевым, но то, что это один и тот же человек, не приходило им в голову. Если кто и ловил в голосе Кдышев знкомые нотки, то н этом срвнение буксовло: тембр голосов похож, но интонции и мнеры рзговор — рзные, глвное, не может быть пистель Кдышев шнтжистом. Не имеет причин.

Репутция ндежно охрнял его тйну и от близких, которым вообще-то ничего не стоило ее рскрыть. Скжем, у Тньки имелись тысячи возможностей звлдеть ключми от домшнего сейф. Змей подозревл, что иногд он тк и делл. Но если невенчння жен и шрил в сейфе, то интересовлсь письмми соперниц, не компромтми н мужиков. Он могл держть в рукх ккую-нибудь товрно-трнспортную нклдную, не подозревя, что это компромт, стоящий десяток тысяч доллров.

Ткое положение могло сохрняться сколь угодно долго, если бы Трковский не зинтересовлся пистелем Кдышевым и не вербнул кого-то из его ближйшего окружения. Теперь возник новый рсклд, грозивший обрушиться от легкого дуновения, кк крточный домик: Трковский кк рз и будет искть компромты, и т же Тньк, действуя по его нводке, сдст муж-кормильц тепленьким.

Сдст?

Доверие не входило в круг понятий Змея. Возможности у Тньки есть. Мотивы есть: сожительниц стрик, брк не оформлен, звещние он десять рз менял…

Првильно он ее выгнл.

ЧУДО ГОЛЛИВУДСКОГО ПРОФЕССОРА

Эффективными средствми извлечения из субъектов информции являются:

…7. «Выуживние втемную» (извлечение информции в ходе ловко проведенного допрос или рзговор);

— «промежду прочим» (поощрение состояния естественной или инспирировнной болтливости);

— «игр н косвенных» (рекция объект н специльно подготовленные вопросы)…

Р. РОНИН. Своя рзведк

Ттьян. Утро 18 ноября

Рзумеется, он звонил Змею — и в городскую квртиру, и н дчу. А Змей не отвечл. То ли он действительно уехл, то ли зблокировл свой хитрый телефон тк, что все госпитльные номер пошли «черным списком» и вызов сбрсывлся.

Нсколько Ттьян знл Змея, переломить его упрямство мог, во-первых, он см, когд ндоест, во-вторых, комндовние (н которое после юбилея он чихл — все рвно уволят по возрсту) и, в-третьих, чудо, н которое он не ндеялсь.

Но чудо явилось н дом и пончлу дло ндежду.

С утр порньше позвонили в дверь. Полусоння Ттьян отворил, не спросив, кто. Н пороге стояли кршеня блондинк Ттьяниных лет и космтый молодой человек с большой спортивной сумкой.

— Здрвствуйте, мы «Служб спсения 666», — хорошо поствленным голосом збрбнил молодой человек. — Возможно, у вс хроническя болезнь или другие неприятности. Мы нучились нходить этому причину.

Явления, именуемые в быту сглзом и порчей, имеют физическую природу и могут быть обнружены с помощью приборов. «Служб спсения 666» рзрботл уникльную методику…

Почти не слушя, Ттьян смотрел н блондинку.

Под ее плщом бочонком торчл живот — седьмой месяц, не меньше.

— Зходите, — скзл Ттьян, впускя спстелей в прихожую. Было и звидно, и жлко эту дуреху, скчущую по зрботкм с тким пузом.

А молодой человек гнл по нктнным рельсм:

— В вшем доме могут годми лежть вещи, которые генерируют определенные поля и окзывют вредное воздействие не только н вше здоровье и здоровье вших родных и близких, но и через вс подсознтельно влияют н всех, с кем вы контктируете. Возможно, вы змечли, что люди, которые неплохо к вм относились, вдруг нчинют искть ссор или избегют встречться с вми…

Он попл в «яблочко»! И ссор Змей искл, и встречться избегл до того, что из дому выгнл…

— Ведь кк нводят порчу? — подключилсь к рзговору блондинк-спстельниц. — Подрят вм что-нибудь не от чистого сердц, со злым умыслом, и, эт вещь кк бы нмгничивется злобой.

— Инче говоря, синусоидльными ритмми мозг, — нучно объяснил это явление молодой человек.

Ттьян видел, кк снимют энцефлогрмму, но сильно сомневлсь в том, что ритмы мозг могут что-нибудь нмгнитить.

— У меня денег мло, — предупредил он, не решясь укзть блондинке н дверь. Будь молодой человек один, Ттьян не пустил бы его н порог.

— Дигностик совершенно бесплтня, — не унялся молодой человек. Н его лице ясно читлся вопрос:

«А сколько это по-вшему — „мло“?» — Мы нйдем в вшем доме птогенные вещи…

— Порченые, — вствил блондинк.

— ..Ну д, проще говоря, порченые, и можете делть с ними все, что вм угодно. Хотите — выбрсывйте, хотите — оствляйте. А если решите снять порчу, обрщйтесь к нм. З это придется зплтить, но, если вещь дорогя, вы получите существенную экономию.

— Конечно, чем выбрсывть-то, — рссудительно пояснил блондинк.

Ттьян провел спстелей в комнту, сгребл постель в ящик дивн и жестом покзл: сдитесь. Молодой человек озирлся. У него был цепкий взгляд оценщик из комиссионки.

— Вы совершенно спрведливо боитесь обмн, — решительно зявил блондинк. — Вши зщитные силы ослблены порчей. Сейчс н вс нбросятся всякие шрлтны — они ткие вещи чувствуют срзу!

— Н подсознтельном уровне, — рсстегивя сумку, вствил молодой человек. Н свет появились две книги в стринных кожных переплетх и кусок кртон с нрисовнной пятиконечной звездой и кбблистическими знкми.

— Днь трдиции, — пояснил молодой человек. — Многие в это верят, но вы, я вижу, обрзовння женщин. — Он кивнул н одинокую книжную полку, зствленную змееромнми и медицинскими учебникми.

— Д, от вс нет смысл скрывть: ничего сверхъестественного в ншей рботе нет, — доверительным тоном сообщил спсительниц, выклдывя из сумки остльной инвентрь. — Я кндидт нук, рботл в институте физики высоких энергий. Выполняя оборонное здние, мы обнружили поля, которые не поддются зконм физики, н людей влияют смым роковым обрзом. Нш профессор, звлборторией, изобрел вот этот прибор, см теперь в Голливуде охрняет от порчи кинозвезд.

Придерживя рукой живот, блондинк положил н лист кртон физкультурный круг «Здоровье». Ттьян про себя хихикнул: н тком круге чсми крутилсь Любк, пытясь сделть себе тлию, но только нрстил бедр-глифе. С некоторой дже торжественностью молодой человек водрузил н круг птечные весы, оплетенные черными и белыми проводми, и, кк глвное чудо техники, подключил к проводм большой школьный вольтметр в деревянном корпусе. Кков в этой конструкции роль книг, Ттьян тк и не понял. Книги просто лежли.

— Вид, конечно, не хти, — перехвтив ее поскучневший взгляд, соглсился молодой человек. — Устновк собирлсь в лборторных условиях, многое деллось вручную, в единственном экземпляре. Но вы поглядите, что внутри!

Нклонившись тк, что сльные лохмы упли н глз, кк у болонки, он снял крышку с вольтметр. Ттьян поглядел: ккие-то электронные штуки, кк в компьютере или рдиоприемнике.

— Я беру внесенные в дом вещи, — спсительниц решил объяснить принцип действия уникльного прибор, — подрки друзей, знкомых, и взвешивю. Когд урвняются чшки, включю излучтель и врщю весы.

Если есть н вещи порч…

— Поле отрицтельной энергии, — для ясности добвил молодой человек, и спстели зговорили. Кк бьют кузнецы: один — другой, один — другой:

— ..Ну д, поле отрицтельной энергии, оно потянет чшку весов книзу.

— А врщть весы будете сми, мы отойдем.

— Чтобы не влиял нш ур.

— А инче говоря, биополя.

— У рзных людей ур от восьми до восьмидесяти снтиметров.

— У Джуны полтор метр.

— Мы отойдем н дв!

— Сейчс увидите, кто желет вм зл.

— Двйте ккую-нибудь вещь, которую не сми покупли.

Первым делом Ттьян кинулсь проверять чйный сервиз, подренный, кк он подозревл, не то Викой Змею, не то Змеем Вике. Однжды в дурном нстроении Змей прикзл ей снести этот сервиз н помойку: «Чтоб духу его не было в моем доме!» Но ккя женщин выбросит нстоящих «мдонн», хоть и неполный комплект?

Сервиз перекочевл в Ттьянину квртиру.

— Одной чшки достточно. Выберите ту, которой меньше пользовлись, — комндовл молодой человек, подойдя с Ттьяной к горке. — У этой, видите, позолот немного стерлсь. Если был отрицтельный зряд, он уже мог перейти н вс.

Чшку поновее поствили н весы. Молодой человек урвновесил ее гирькми, врубил излучтель профессор, и спстели, кк обещли, отошли н дв метр.

— Н концх звезды буквы. Поворчивйте весы, чтобы соствилось слово S-a-t-a-n. Это для домохозяек.

Мы-то с вми понимем, что можно было нписть хоть «чижик», глвное — последовтельность, лгоритм, — тоном зговорщик сообщил молодой человек. Ттьян подумл, что кндидтом нук должен был бы нзвться он, не блондинк, но по возрсту молодой человек тянул рзве что н студент-дипломник.

Под взглядми спстелей он стл поворчивть весы и глзм своим не поверил: н последней букве чшк приподнялсь, кк будто оттлкивясь от дьявольского имени!

— Хороший человек подрил, — зключил блондинк, — с добром к вм. Сервиз безопсен, смело пейте чй.

Ттьян не знл, что и ответить. Это Вик-то хороший человек? А может, Змей — если Змей дрил сервиз Вике, не ноборот? Зпутвшись, он решил взвесить подрок Змея — стодоллровый плток с выткнной н нем бтльной сценой: солдты в белых рейтузх и рзноцветных мундирх, пухлые облчк выстрелов. В общем, шикрный плток.

…Весы повернулись, чшк слегк кчнулсь и пристл к букве "N".

— Последняя букв. Вот где сил бесовскя! — выдохнул блондинк. — Этот плток вм жизнь портит, выбросьте, не жлейте!

Ттьян сникл. Он не то чтобы полностью поверил спстелям, но поверил, что в этом что-то есть. Ведь собственными глзми видел, кк чшки весов без всякой явной причины шли то вверх, то вниз.

— Ой, если снять порчу?

— Не имеет смысл, — отрезл блондинк. — Последняя букв!

— Нпряженность поля смя сильня, — подвел нучную бзу молодой человек. — Чтобы его нейтрлизовть, Ирине Игнтьевне потребуются очень большие зтрты нервной энергии. Он у нс чрезвычйно мощный сенситив.

И он с увжением посмотрел н блондинку, которя стоял, потупив глз.

— Сенситив — это экстрсенс? — уточнил Ттьян.

— Мы предпочитем слово «сенситив», — скзл блондинк. — Сейчс куд ни плюнь, попдешь в экстрсенс.

Шрлтны!.. А плток выбросьте, от души советую.

— Сколько? — без обиняков спросил Ттьян.

— Д говорю же, вш плток того не стоит.

— И все же?

— Срзу не можем вм скзть, — помотл лохмми молодой человек, и Ттьян подумл, что он просто не знет цену плтку и боится продешевить. — Смотря кк пойдет дело. Иногд и слбенький отрицтельный зряд, сидит глубоко, н молекулярном уровне. Двйте лучше снчл отберем все вещи, которые вм портят жизнь.

Ирин Игнтьевн пострется их очистить одним усилием: интерференция — помните ткой эффект из школьной физики? Отрицтельные поля склдывются, и достточно одного энергетического удр в центр!

— Если у меня хвтит энергии, — поскромничл спсительниц.

— Несите все: подрки, чужие вещи, которые вы э-э…

— Збыли вернуть, — подскзл сенситивш.

— ..Или которые отдли вм н сохрнение. Может быть, близкий человек что-то у вс збыл или оствил специльно…

— ..Без злого умысл, естественно.

— Д, без злого умысл. Однко если это облдет отрицтельной энергией, он будет действовть и н близкого человек, и н вс… Вспоминйте, вспоминйте: есть ли в доме нечто, что вы покупли не сми? Не обязтельно вещи…

— Одному бизнесмену достлсь порченя иномрк, и пошло: кждый месяц врия, — пустилсь в воспоминния блондинк. — Приезжет он ко мне…

— ..В общем, порч нводилсь не н него, н жену, — перебил молодой человек.

— Д, н жену. Хотя ему от этого не легче: мог погибнуть от чужой порчи, если бы не мы.

— А однжды скнирую квртиру обычной рмкой, и вдруг — предствляете? — в стенном шкфу обнруживю ткое мощное поле, что рмк нчинет крутиться в руке, — теперь в воспоминния удрился молодой человек. — Прошу хозяйку открыть шкф и среди строго хлм обнруживю ппку с документми ккой-то фирмы. Рмк уже из кулк рвется! Спршивю хозяйку, что это и откуд, и он с трудом вспоминет, что документы принес муж…

— А с мужем он в рзводе, — с ндутым видом вствил блондинк.

— В рзводе, — подтвердил молодой человек, н сей рз отметив ее подскзку одобрительным кивком. — Тк вот, окзлось, что здолго до этого муж ншел в метро кейс.

— Не побоялся взять.

— Это было еще до взрывов в Москве, — отмхнулся молодой человек. — Ншел, кейс взял себе, з документы ндеялся получить вознгрждение и отпрвил письмо н фирму. Тм н блнкх не было телефонов — только дрес бонентского ящик. Короче говоря, ему не ответили, документы звлялись, в доме нчлись несчстья.

Муж спился з ккой-нибудь год, ушел к другой, когд жен был н четвертом месяце, и у нее случился выкидыш…

— Вы ко мне к первой зшли? — спросил Ттьян, пытясь угдть, ккя гдин проболтлсь. З исключением мелких подробностей, эт история повторял ее собственную!

— Нет, н первом этже были у доктор, «узистки».

Очень душевня женщин, обещлсь мне ребеночк посмотреть, — положив руки н живот, простодушно скзл сенситивш, и Ттьян успокоилсь. В смом деле, о выкидыше знло полгоспитля, но о том, что Змей ее выгнл, могло быть известно только Брсукову, глвврч не из болтливых.

Теперь он со всей серьезностью перебрл в уме подозрительные вещи, которые могли окзться и здесь, и в квртире Змея, и н дче. Кк было бы просто и хорошо: нйдення бед, чужя порч, от которой легко избвиться… Увы, к Змею эту прочку не приведешь (вот уж у кого полно брхл, подренного длеко не всегд от чистого сердц), в общге Ттьян почти не жил, и всех вещей здесь не нбрлось бы и н дв чемодн.

— Он вздохнул по шльной возможности испрвить свою жизнь одним энергетическим удром и полезл шкф.

Окзлось, что, кроме плтк, Ттьянину жизнь портили ббушкины чсы н золотой брслетке, перстень с бирюзой и еще несколько мелочей, которые он выкинул бы, если бы вовремя не догдлсь, что врет либо прибор профессор, либо спстели, либо и прибор, и спстели. Перстень-то он купил себе см, двным-двно, с первой получки. Откуд в нем бесовскя сил? Не могл же он преподнести себе подрок со злым умыслом.

Ттьян поскучнел, И спстели поняли, что где-то допустили прокол.

— Н вещх с историей бывет и чужя порч, — нпомнил сенситивш, явно имея в виду ббушкины чсы.

— Спсибо, я все понял, — с нмеком скзл Ттьян. — Оствьте дрес, я зйду кк-нибудь потом, когд деньги будут.

Спстели переглянулись и нчли собирть свою устновку.

Не успел Ттьян позвтркть, кк прибежл рскрсневшяся Любк. Спстели ндули ее н трист рублей и пообещли еще з пятьсот присушить одного молодого подполковник из трвмтологии. Любк хотел знять денег.

— Ну тк одолжишь? Сотни две, лучше три. — Некрсивя толстонося Любк цвел и сиял, блеклые глз вспыхнули всилькми, н щекх обнружились трогтельные ямочки, ее удрня женскя прелесть — рыжя грив — стоял дыбом, кк нчесння.

«Гони их, они жулики» и прочие осторожные слов зстряли у Ттьяны в горле. Любк подпрыгивл от нетерпения. Пятьсот рублей д еще трист, которые он уже выложил спстелям, — большие деньги для одинокой медсестры. Скзть? И увидеть вместо счстливой Любки несчстную Любку?

Отводя глз, Ттьян сунул ей двдцть доллров.

— Пусть это будет мой подрок н день рождения.

У тебя же через месяц, в декбре?

— Тньк, Тнечк! — Любк счстливо здохнулсь. — Точно, они с меня сглз сняли! Знешь, они что говорят?

Если н ком сглз, то и люди к нему хуже относятся!

— Это я к тебе хуже отношусь?! Пршивк! — Ттьян шлепнул Любку по нлитой зднице и выствил з дверь.

Ну вот, купил подружке счстье н неделю-другую.

Если только подполковник не пошлет ее рньше… А может, и не пошлет, с ндеждой подумл Ттьян. С ткой сияющей физиономией возьмет и не пошлет, влюбится и женится.

Осчстливлення шрлтнми Любк выглядел н твердую четверку — это вместо обычной тройки с минусом. Вот зхомутет он подполковник, тогд будет спстелям рботенк. Вся общг к ним бросится.

САМОДЕЛКИНЫ

А сколько полезных ч крсивых смоделок можно изготовить из рдиодетлей! Рзумеется, нс интересует не только прямое их нзнчение, но и декортивные свойств.

Сборник «В помощь юному технику»

Есул и Шишкин. Вечер того же дня

Есулов Петр Петрович по кличке, естественно. Есул (пресловутое остроумие уголовников редко проявляется в рельной жизни) ктлся из конц в конец Ленинского проспект в угннном «жигуленке», имея под сиденьем четырехсотгрммовую толовую шшку, снряженную рдиовзрывтелем. Ничего приятного в этом не было.

Двжды з последний чс он проехл мимо глнтерейного слон «Глнт», приндлежвшего B.C. Трковскому, о чем Есул понятия не имел. Бомб преднзнчлсь для Шишкин, которого он считл нчльником охрны мгзин. Дело, впрочем, не в должности, д и не в Шишкине, вряд ли зслужившем смерть от рук Есул.

Детским сдиком припугнул и помхл прикуривтелем — з это убивть? Сейчс-то Есул понимл, что его взяли н понт в той легкой джзовой мнере, которой он и см добивлся в своих кциях. Втйне он дже симптизировл Шишкину: в чем-то их системы ценностей совпдли. Для уголовник если ты мог нрезть из человек ремней и не нрезл, знчит, слбк. А Есул был из криминлитет новой формции, не нюхл зоны, блтные нрвы презирл и смог оценить поведение Шишкин, которое с учетом обстоятельств не нзовешь инче кк деликтным.

Тем не менее Шишкин следовло убить или погибнуть смому. Ищ этому первопричину (по принципу «если бы тогд не случилось, то сейчс бы не пришлось…»), Есул докоплся до училки по русскому, которя двдцть лет нзд в длеком городе Соликмске понствил ему двоек, в результте чего Петю Есулов выгнли из секции борьбы смбо. Смешно. Несмокритично. Тем не менее, нучись тогд Есул дрться, сейчс ему не пришлось бы убивть.

Хрупкое телосложение невыгодно отличло его от прочих блтных вторитетов и вторитетиков, обычно подкрепляющих свое умственное превосходство нд бртвой физическим. Тким, кк Есул, чще достются роли консультнтов, мозговых центров, не допущенных к дележке пирог. И если он без млого пять лет держл бригду, именоввшую себя «есуловцы», то лишь блгодря безошибочности сплнировнных им кций. И вот…

Месяц псли Кдышев. Рди него устроили покзтельное огрбление дчи сосед-композитор и, кк окзлось, вляплись в конфликт с ккой-то из бригд, отколовшихся от люберецкой группировки (кто бы мог подумть, что они держт нд композитором «крышу»! Дч в Шереметьеве, Люберцы где?!). А в результте — прокол з проколом. Шнтж не удлся, у Брюх прострелен рук, шмон в пистельской квртире не принес ничего существенного, брть несущественное Есул зпретил.

И, нконец, он см поплся людям Шишкин, которых принял тогд з охрну Кдышев, и с перепугу выложил все, что их интересовло ( интересовл их опять же Кдышев. Ей-богу, с ним нечисто). Смое пршивое — покзния Есул проверяли у двоих схвченных вместе с ним «быков», которые поняли, что их глврь рскололся до здницы.

Уголовники добр не помнят, д и чего еще ожидть от крйних индивидулистов, противопоствивших себя миру? Они искренне убеждены, что всего хорошего добились сми, во всем плохом виновт дядя, которому зпдло не отомстить. А если виновтого дяди под рукой не окжется, мстить будут невиновному, причем с тем большим рвением, чем сильнее виновты сми мстители. Отсюд должно быть понятно, почему Есул в конце концов окзлся з рулем угннной мшины с бомбой под сиденьем. Н него нехл т смя прочк «быков», взятя н обыск в квртире Кдышев для помощи и охрны, Прочк не помогл своему лидеру, не сумел охрнить и стл искть виновтого.

Опускя мтерные укршения и тонкости блтных понятий, которые все рвно кждый трктует, кк ему выгодно, обвинения «быков» можно было сформулировть тк: «Мы готовы поверить, что информция, которую ты выдл Шишкину, никому не причинил вред. Но ты потек. Ты потерял лицо. Мы не можем тебе доверять, пок ты не смоешь позор кровью обидчик».

— Это предложение для меня неприемлемо, — холодно ответил тогд Есул. Он смотрел н преступную деятельность кк н чисто коммерческое предприятие; преступление без выгоды, рди смоутверждения, являлось для него бсурдом.

Еще недвно бртв принял бы его сторону, тут стл многословно и путно тлдычить, что-де когд живешь по понятиям, есть порядок, без понятий будет беспредел. При этом поглядывли н Синего, который двно претендовл н лидерство. Есул осознл, что з месяц неудч его нрботнный годми вторитет упл до нуля..

Тут бы и врезть по зубм, поствить н место! Но двдцть лет нзд в длеком городе Соликмске…

Девться было некуд — с облжвшимся глврем уголовнички поступют круто: новый просто обязн уничтожить его либо физически, либо морльно, чтобы избежть борьбы з влсть и рскол. Есул с его невеликими физическими днными скорее всего убивть не стнут — отпетушт всем скопом… Моллюски!

Скрепя сердце Есул нчл плнировть кцию, которя должн был решить две судьбы: его и Шишкин.

Об этом человеке он в тот момент не знл ничего, кроме номер джип, но этого было достточно. З сто доллров, сунутых гиббону. Есул устновил, что мшин числится з фирмой «Глнт». Позвонил н фирму: «Вш джип меня подрезл!», — и его передресовли прямиком к нчльнику отдел безопсности господину Шишкину, в чьем ведении джип нходился. Послушв шишкинское лекнье в трубке и узнв голос. Есул с отврщением приступил к собственно плнировнию.

Его воротило от одной только мысли, что придется кого-то убивть. Опыт лидер преступной группы по этой чсти до сих пор огрничивлся тркнми, д и тех Есул шлепл гзеткой, ногой не любил — когд тркн лопется, под подошвой тк противно хлопет… Он был длеко не уверен, что сможет нжть н спусковой крючок или устроить Шишкину втомобильную врию. Оствлсь бомб. Кк ее сделть. Есул вычитл в Интернете, тол и детонтор спроворил совестливый Брюхо. Он мло того что не винил Есул з свою простреленную руку, еще и себя считл виновтым: недооценил стричк.

* * *

Понблюдв з стоянкой у «Глнт», Есул понял, что подсунуть бомбу в джип или в личный шишкинский «СААБ» не удстся: н мшины днем и ночью глзел объектив телекмеры. Помог случй: ккой-то водил привез в мгзин товр и ушел, припрковв свою «Гзель» не у подвльного люк, где обычно шл рзгрузк, у черного ход. Пок он рзыскивл мгзинное нчльство, к «Гзели» стли выбегть охрнники, переговривться по рциям, и в результте во двор спустился лично господин Шишкин.

Смысл этой сумтохи Есул выяснил, доств типовую инструкцию, которую изучют в школх чстных охрнников. Чопы были обязны доложить о чужой мшине стршему смены, чтобы тот ее осмотрел и при нличии подозрений доложил нчльнику охрны (то есть в днном случе Шишкину). А тот, в свою очередь, еще рз осмотрев подозрительное вто, решл, вызывть ли ментовских сперов. Цепочку можно было и сокртить: в отсутствие стршего смены инструкция позволял охрне без церемоний обрщться к нчльнику.

Собственно, это был готовый плн. Оствлось обеспечить подозрительную мшину и отсутствие стршего смены — лишнего звен, из-з которого кция могл сорвться. А вдруг он сочтет, что мшин недостточно подозрительн, чтобы вызывть Шишкин, или, ноборот, обнружит бомбу и тогд Шишкин тем более к ней не подойдет?

Стрый «жигуленок» Есул угнл см, выбрв его из тех сообржений, что н нем не было сигнлизции.

А стршего смены взял н себя Брюхо. Ндолго выводить его из строя было нецелесообрзно, и Есул попросил Брюхо, чтобы тот опоздл чоп к смене, когд дневня охрн сдет мгзин ночной. Шишкин здержится, чтобы подменить своего подчиненного. А после того, кк уйдет дневня смен (в ней семь человек, в ночной только три), во дворе будет обнружен «жигуленок»…

Итк, Есул ктлся по Ленинскому, ожидя, когд сменится охрн в «Глнте». Собственно, смен происходил в эти минуты. Есул тк рссчитл мршрут, чтобы окзться во дворе мгзин спустя еще полчс.

В крмне зпел телефон, и Есул вздрогнул: вдруг бомб срботет н телефонную рдиоволну? Предусмотрительно отключення бтрейк лежл отдельно, в крмне, без нее детонтор не должен рвнуть. Но все же трубку он рскрывл с тяжелым сердцем, вспомнив неизвестно где и когд слышнное: «прзитные токи». Вроде они возникют сми по себе и могут… По обрзовнию Есул был, смешно скзть, тетроведом.

— Стршой готов, дерьмо выгребет, — доложил Брюхо. Есул ждл этого звонк.

— Ккое дерьмо? — спросил он, хотя это было невжно.

— А я ему губку спустил в унитз. Снтехник изобржл. Прихожу, говорю: «Нд вми зсор, позвольте через вш стояк пробить». Ну и спустил губку и еще протолкнул тросиком, чтоб в стояке зстрял. Теперь, что сверху спустят, все у него в квртире.

— Молодец, — скзл Есул. — С меня бутылк.

— Цистерн, — попрвил Брюхо и серьезным голосом хохотнул н тот случй, если Есул не понял, что это шутк. — Петрович, ты кк тм? Хошь, я подъеду?

— Обойдусь! — бросил Есул. Сочувствие Брюх рздржло. — Помочь хочешь? Ты бы помог, когд меня н эту херню подписывли!

— Ты не все знешь, — мелнхолически сообщил Брюхо. — Синий тебя влить хочет. Если сделешь, что собирлся, бртв будет з нс, и мы сми его звлим.

А не сделешь, бртв пойдет з Синим. Я нрочно тебе не говорил до сегодня, чтоб у тебя рук не дрогнул.

Не прощясь. Есул отключил телефон. Вот тк. Синему хотц влсти. Он знть не знет, с чем ее едят, но потому и хотц. Ндкусить слдкий пирожок с полочки, чтоб, знчит, бртв его — по отчеству, чтоб трхть не шлшовок из пельменной, центровых стодоллровых шлюх и ктться н иномрке, которую двно мог бы звести и с той доли, что получет сейчс, но для этого пришлось бы откзть себе в смом необходимом — в секе, нпример, или в «очке». И невжно, что Синий не видит дльше своего нос и через полгод, много через год окжется н нрх вместе с теми, кто сейчс ждет исход борьбы з влсть, прикрывя стрх болтовней о блтной спрведливости. Синему хотц. Это исчерпывющий ргумент, незыблемый, кк пирмиды.

Есул двно осознвл, что зрвлся. Рзовый плн обогщения, возникший у обнищвшего интеллигент в голодные гйдровские годы, обернулся обрзом жизни.

Но кто же виновт, что его тогдшние мечты — квртир, «Жигули», шесть соток и дубленк — предстли во всем убожестве совк? Теперь Есул добивлся большего, но, кк и рньше, не считл себя уголовником. Он числил себя в комндировке из относительно честной жизни в криминльную и стрлся не мрть рук. А сегодня, сейчс, придется. Обятельный мошенник, Остп Бендер, превртится в бессмысленного убийцу, и предотвртить это невозможно, потому что Синему хотц. Есул с большим облегчением уступил бы свое место, но Синий не отстнет: снчл потребует кссу, потом все рвно звлит, чтобы бртв, рзобрвшись, с кем имеет дело, не перебежл к опльному глврю.

Здумвшись, он проскочил н крсный. Гиббон н перекрестке погрозил жезлом здрипнному «жигуленку», но тормозить не стл — взять нечего. А Есул уже свернул в соседний с «глнтовским» двор.

Темнело. Плохо сообржя, что делет, он зжег свет в слоне и долго сидел с бомбой н коленях, не решясь подключить бтрейку. Мимо проходили, скользя нелюбопытными взглядми по человеку в мшине; втйне от смого себя Есул ндеялся, что кто-нибудь присмотрится к стрнной коробочке с проводми и зкричит. Тогд можно будет выбросить бомбу и убежть…

Нконец он собрлся с силми. Прикрутил один проводок, вторым вскользь коснулся конткт бтрейки и срзу же отдернул руку, кк будто тким обрзом можно было приостновить взрыв, если он последует. Зжмурился, сжлся — ничего. Открыл глз, прикрутил проводок, зсунул взведенную бомбу под сиденье и, потея от ужс, въехл во двор «Глнт».

Никого. Н сфльтовом пятчке у двери черного ход стояли и джип, и «СААБ» Шишкин. Здесь он.

Нхльно бросив «жигуленок» под тбличкой "Стоянк только для /м АОЗТ «Глнт», Есул скрылся в подъезде и стл ждть. В случе с «Гзелью» охрнник выскочил через минуту, Шишкин появился через десять…

* * *

Шишкин зстл Виктор в дежурке. Вместо того чтобы явиться к шефу службы безопсности и доложить, кк прошл оперция, он рзвлекл охрнников. Н полу стоял непонятня конструкция из школьного вольтметр, весов и физкультурного круг. По бокм лежли две книги.

Один бездельник врщл круг, второй следил з Виктором, пытясь поймть его н кком-то жульничестве.

Мониторы телекмер, дтчики, отмечющие изменение прметров электромгнитного поля, и прочие ццки, обошедшиеся Вэ Эс Трковскому в двести тысяч доллров (по поводу чего он плешь проел Шишкину), отдыхли без человеческого фктор. А между тем вокруг охрняемого мгзин «Глнт» происходил рзнообрзня жизнь. В чстности, ккой-то сукин сын припрковл свой «жигуленок» н зднем дворе, в опсной близости от черного ход, другой сукин сын без видимой цели прошел мимо уже во второй рз. Шишкин зметил и мшину, и потенцильного угонщик из окн своего кбинет и спустился в дежурку спросить, ккого черт охрн не регирует. Выходит, не нпрсно спустился.

Бездельники были тк увлечены, что не зметили нчльство, и Шишкин лицезрел весь процесс нвешивния лпши: кк н весы клдут сигретную пчку, тщтельно урвновесив ее гирькми, и кк чшки без всякой видимой причины вдруг выходят из рвновесия.

— Ты зметил?! — вопил Бездельник-который-врщл-кругБездельнику-который-следил-з-Виктором.

— Не-. И бровью не повел!

— Плохо смотришь. Должен же он чем-то включить ток! Хоть ухом пошевелить! В книжкх электромгнит, точно говорю!

— Ккой мгнит, когд сигреты не мгнитные?!

— А в пчке-то фольг! — осенило Бездельник-который-врщл-круг. — Сейчс выну.

Н экрне монитор угонщик (теперь уже несомненно угонщик!) в третий рз прошел мимо облюбовнного «жигуленк». Шишкину стло интересно, до чего может дойти безлберность (в смысле — удстся ли свистнуть мшину из-под нос у охрнников) и глупость (в смысле — ддут ли они Виктору себя обмнуть). Кстти скзть, Виктор, обученный втомтически контролировть обстновку, зсек и угонщик н экрне, и Шишкин, хотя и не срзу. Обменявшись с нчльником взглядми, он отвернулся — понятливый.

— Головой не верти! — срегировл н движение Бездельник-который-следил-з-Виктором.

— Пускй рзомнется, я еще не готов, — вступился з фокусник Бездельник-который-врщл-круг. Физиономия у него был предовольня — исключил действие мгнит: вместо пчки с фольгой (люминиевой, между прочим) сыпнул н весы несколько сигрет и зново урвновешивл их гирькми (понятно, стльными).

Эксперимент был повторен. Н этот рз Виктор зствили поднять руки. Бездельник-который-врщл-круг зжмурился и крутнул нугд.

— «Поле чудес» в стрне «шкфов», — зметил Виктор.

— У тебя мгнит по голосу включется! — уличил его Бездельник-который-врщл-круг.

— Тк ведь еще не включился.

— Знчит, у тебя тм змедлитель.

— А почему н вши голос не включется?

— Знчит, компьютер. Нши голос отфильтровывет, н твой включется. — Бездельник-который-врщл-круг потянулся к одной из книг.

— Мы тк не договривлись, — остновил его Виктор. — Ну что, сдетесь?

— Погоди, двй в последний рз. Отвернись, — скомндовл Который-следил-з-Виктором.

— По-твоему, я весы гипнотизирую, что ли?

— Не зню. Отвернись, и все. — Который-следил-з-Виктором шгнул к злополучному кругу, нмеревясь лично его повернуть, уперся взглядом в Шишкин и втомтически подл комнду, которя у офицеров зменяет солдтское «Встть! Смирно!»:

— Товрищи офицеры!

Не отвык еще, с умилением подумл шеф отдел безопсности. Его доллровый оклд у Трковского выржлся впятеро большим числом, чем когд-то рублевый в КГБ. Тем не менее отствной подполковник тосковл по прежним временм, когд он чувствовл себя ответственным винтиком в колоссльном мехнизме сверхдержвы.

Пргмтичного (то есть, с точки зрения многих, рзумного) объяснения этому не было.

— Н деньги спорите или тк? — блгожелтельным тоном поинтересовлся Шишкин.

— Или тк, — буркнул Который-врщл-круг. Об бездельник стояли «смирно», Виктор принял смую непринужденную позу: ног в сторону, руки н груди.

Чшки збытых весов ходили вверх-вниз без его видимого учстия.

— С тобой мы еще рзберемся, — пообещл провоктору Шишкин, бездельникм скзл:

— Спорили н тк, получилось — н деньги. Для первого рз н месячный оклд, второго не должно быть.

Который-следил-з-Виктором прерывисто вздохнул.

Он только недвно уволился из рядов, не успел поднкопить жирку и к деньгм относился со скредностью российского офицер период реформ.

— Можешь выплтить с рзбивкой н дв месяц, — пожлел его Шишкин. — Виктор, пойдем, доложишь. Брхло оствь, потом соберешь.

— Никит Всильич, погодите, — вякнул Который-врщл-круг. — Пускй он покжет, в чем секрет. А то получится, ззря мы пострдли.

Шишкин вздохнул:

— Товрищи офицеры. Детский сд!.. Лдно, покжи.

Виктор с улыбкой рсстегнул пиджк и рубшку, под которой окзлсь подплечня кобур, стянутя поперек груди дополнительным ремешком. Из-под него в кобуру тянулись провод.

— Кнопки от дверного звонк, — покзл он, повернув ремешок низннку. — А в кобуре передтчик. Нпрягю грудные мышцы — кнопки нжимются.

— Я же говорил: электромгнит! — Который-врщл-круг схвтил с пол книгу и чуть не выронил. — Тяжеля!

Стрницы колдовского мнускрипт слиплись в один мссивный брусок. Не обрщя внимния н протестующий вопль Виктор, охрнник рвнул обложку. Кожный переплет хрустнул, из вырезнных ящичком стрниц посыплись бтрейки, ктушк с проводом и неряшливо смонтировнные н куске кртон рдиодетли.

Который-следил-з-Виктором рскурочил вторую книгу, убедился, что в ней то же смое, и непонятливо спросил:

— А зчем две кнопки?

— Четыре: еще две н бицепсх, — попрвил изобреттель, собиря с пол рзлетевшиеся детли чудо-прибор. — Дв мгнит, у кждого переключются полюс — всего, знчит, четыре комнды… Уроды, ткую вещь сломли! Я ж монтировл н живую нитку, все рссыплось.

— А вольтметр зчем? — не отствл Который-следил-з-Виктором.

— Отвлекющий фктор: стрелк дергется, объект смотрит.

— Ты пойдешь или тебя тоже штрфнуть? — зкончил вечер фокусов Шишкин и, уже выходя, бросил взгляд н монитор. — У вс мшину со стоянки угнли. Не дергйтесь — чужую.

* * *

И минут, и десять прошли без видимой рекции со стороны охрнников. Есул обнюхл собчк и облял ее хозяйк: «Повдились ссть!» Он перешел в соседний подъезд и поднялся н пятый этж, чтобы уменьшить шнсы снов нрвться н скндл.

Похоже, что именно з это время угонщик выполнил весь необходимый ритул: прошел мимо мшины с одной стороны, прошел с другой — рссмотрел; прошел еще рз, толкнул, пробуя сигнлизцию… Есул видел только финл: угонщик (сопляк! Поктться зхотел) хозяйским шгом подошел к «жигуленку» и решительно дернул ручку.

Дверцу Есул не зпер: толовя шшк выглядел несолидно, кк брусок хозяйственного мыл, и он хотел, чтобы Шишкин сунулся в мшину, тогд ему нверняк оторвло бы голову. А получилось — облегчил угонщику дело.

Сопляк уселся в мшину, рвнул провод из-под рулевой колонки, — звел мотор и уктил. Все тк быстро, что Есул, пожлуй, не успел бы добежть (д если бы и успел, то не стл бы под объективом телекмеры биться из-з мшины с бомбой).

В сердцх он швырнул под ноги и рстоптл передтчик, нимло не обеспокоясь тем, что из-з случйного нжтия н кнопку сопляку может оторвть здницу. Впрочем, передтчик и приемное устройство, которое должно было привести в действие электродетонтор, были от игрушечного вездеход, рдиус действия — двдцть пять метров. Мльчишк успел уехть.

Есул вышел из подъезд и, отворчивясь от телекмеры нд козырьком «Глнт», нырнул в подворотню.

Если бы Шишкин с Виктором еще хоть н минуту здержлись в дежурке, они, пожлуй, и со спины узнли бы его субтильную фигуру.

Двумя минутми позже у Шишкин с Виктором состоялся рзговор, который мог бы повергнуть в шок Виктор Сулович Трковского. Понятно, если бы миллионер, во-первых, не гулял сейчс под пльмми Мйми, во-вторых, обзвелся бы подслушивющим устройством, способным рботть, несмотря н генертор помех в шишкинском кбинете. (А ткое устройство существует, нзывется — дырк в стене.) Но Виктор Сулович пребывл в Америке, стены н предмет обнружения дырок были девственно-белы и не имели отдушин, поэтому чопы свободно обсуждли тйны хозяин, о которых см Трковский говорил только с Шишкиным и только нмекми.

— У медсестрички чисто, — нчл Виктор. — Никит , Всильич, я тк и не понял: он жен Кдышеву или сожительниц?

— Сочинительниц, — срифмовл Шишкин. — Я, когд тезке твоему Виктору Сулычу доклдывю по телефону, нзывю Кдышев Сочинителем, он, выходит, Сочинительниц… См не зню, в кких они отношениях. Нтш говорит — жен, но пспорт не видел. Сейчс без рзницы, если он ее выгнл. Двй по порядку: зходишь ты к ней…

— Ну, если по порядку, то у этой сожительницы-сочинительницы — общг, клокотуш: ббье, все друг з. другом смотрят, кто к кому зшел д сколько пробыл.

И потом, он болеет, весь день дом. В общем, втихую обыскть квртиру невозможно. Секс исключется — он после оперции, монтером одеться — без толку, мне же ндо всю квртиру перевернуть. Ну я и придумл прибор голливудского профессор. Вы видели, кк рботет.

— Кк рботет, видел, зчем — не понял. Ты фокусы ей покзывл, что ли? — покривил душой Шишкин.

В общих чертх он уже догдлся, зчем пондобилось чудо голливудского профессор, но хотел дть Виктору возможность блеснуть.

— Д нет, ккие фокусы. У меня мм чуток подвинутя н геоптогенных зонх и всем тком прочем, — неохотно признлся Виктор. — Вызывл н дом кких-то кликуш с проволочной рмкой, я и посмотрел, кк рботют. Для нших целей прикрытие отличное, хотя смо по себе не впечтляет: ходит он с этой рмкой, сует везде нос… Психологически было бы опрвдно, если бы клиент см носил вещи к прибору. Только прибор должен быть стционрный, то сидеть с этой рмкой и зствлять клиент бегть — еще хуже. Вот и все прикрытие, Никит Всильич: пришел я, поствил прибор и говорю: тщите все чужое, что есть в квртире, может, н нем отрицтельня энергия…

— Тк ты что же, зствил мдм Сочинительницу у себя смой обыск сделть?! — зхохотл Шишкин. — Ну, молодец! А ты уверен, что он все покзл?

— А почему нет? Он же поверил. То есть пончлу и в конце рзговор был пссивня нстороженность. Оно понятно, когд речь о деньгх зшл…

— И деньги з это взял?!

— С нее — нет. Но не могли же мы бесплтно окзывть услуги. Обрботли соседей, тысчонку выгребли.

Ирине понрвилось.

— Кому?

— Д пришлось взять одну сотрудницу из бухглтерии, для прикрытия. Он беремення, — пояснил Виктор, в мнере своего шеф не договривя: женщин больше доверяет женщине, беременной — вдвойне.

Интимные связи, тем пче беременность сотрудниц входили в сферу внимния нчльник отдел безопсности. Ирину из бухглтерии он вспомнил мгновенно.

— Ты знешь, чья он жен?!

Чоп ответил невозмутимым кукольным взглядом.

— Нет уж, вслух! — нжл Шишкин.

— Он жен Андрея Никитич Коломийц, следовтеля генпрокуртуры. В июне Коломиец здержл ншего Виктор Сулыч, в вгусте отпустил под подписку, в сентябре зкрыл дело. Что хрктерно: тогд же, в сентябре, Ирин Игнтьевн Коломиец был зчислен в ншу бухглтерию по укзнию Виктор Сулыч, и с тех пор я ее трхю.

— Он же н седьмом месяце, — мехнически зметил Шишкин, обдумывя новый рсклд. А ну кк его подчиненный трхл бухглтершу тоже по укзнию Виктор.

Сулович?

— Тогд был н пятом, я ей сделл спрвку, что н седьмом, чтобы в отпуск отпрвить… Это был моя личня иницитив, — уточнил Виктор. Он схвтывл н лету! У Шишкин мелькнуло острое сожление (которого Виктор, пожлуй, не понял бы), что ткие мозги служт рзбогтевшему звмгу, не конторе — строму КГБ.

— Ну и зчем? — спросил Шишкин, предвидя ответ.

— А зчем Трковский ей плтит?.. Если прокурорские опять зкопоштся, у нс будет болт н Коломийц.

Я хоть звтр уведу от него Ирину и зствлю ее дть покзния н муж.

«Или он зствит ее дть покзния н тебя», — звертелось н языке у Шишкин, но шеф отдел безопсности смолчл. Сегодня Виктор ндо было только хвлить.

— Ты говорил, что Сочинительниц вм не доверял, — нпомнил Шишкин.

— Д, не доверял, он вообще нстороження. Но был момент, когд мы хорошо к ней проломились. — Виктор положил н стол перед Шишкиным мгнитофонную кссету. — Послушете потом. Ответы выглядят искренне. Рсскзли ей историю о женщине, которую муж бросил из-з порченых документов. Вы бы видели, кк он кинулсь шрить по шкфм! Нет, Никит Всильич, у нее этих компромтов быть не может. Точно.

— Ну кк ты думешь, где они? — спросил Шишкин в обычной своей мнере экзменовть подчиненных и одновременно проверять себя.

— Дчу мы з эту неделю обшрили, — стл перечислять Виктор. — У жены, или кто он Кдышеву, ничего нет. В квртире рылся Есулов и тоже ничего не ншел.

Но тут у меня одно сообржение: если в квртире ничего нет, то почему Кдышев тм сидит вторую неделю? З все время нос не высунул. Обеды ему соседк носит из ресторн.

— Знчит… — поторопил Шишкин.

— Знчит, если документы вообще у Кдышев, то они в квртире, тм Есул обыскл все, кроме сейф.

У него ключ не было и код.

— Хорошо, — кивнул Шишкин. — Нши действия?

— А ккие действия? Кдышев уже нервничет. Вчер выходил н рекогносцировку, тип погулять. Знчит, в ближйшее время пойдет н прорыв с этими документми. Он же все понимет.

— Д, — скзл Шишкин. — То-то и стрнно: по подготовке — диверснт, костолом, все понимет, кк опертивник. Вообще с двойным дном этот сочинитель Кдышев… Только имеется тут одн тонкость, Витя: у нс нет времени ждть. Хозяин возврщется двдцть шестого. К тому времени документы должны быть у меня н столе.

— Это он прикзл?

— Это я прикзл. Тезк твой, Виктор нш Сулыч, повлявшись рзок н нрх, решил прикупить депуттской неприкосновенности. Лезть в политику, имея з спиной шнтжист с компромтом, слишком неосторожно, времени до выборов у Сулыч всего ничего. Знчит, он вот-вот нчнет пороть горячку, нм его глупости испрвлять. Он уже нчл. Послл к ншему объекту журнлист с дурцким приветом от Трковского! — Шишкин см узнл об этом н днях, случйно, поэтому говорил с большой злостью н хозяин. — Мне ничего не скзл, поскольку, кк все миллионеры, убежден, что кто беднее, тот глупее. А в результте мы упустили шнс взять Кдышев с поличным!

— А что тм было? Он проявил себя?

— Д черт его знет, что тм было! Полтергейст, необъяснимое явление потустороннего мир. Журнлист почему-то теряет сознние, видеокмер почему-то не зписывет…

— Это ккой журнлист, Левшов? — хмыкнул Виктор. — Видел я, кк он приезжл н дчу, только микрофоны мы тогд еще не успели всдить. Извините, Никит Всильич, но тм кк рз ничего необъяснимого не было.

В пятницу этот журнлист хорошенько поддл, в субботу поехл н интервью и добвил. Понятно, что см вырубился и что кмер у него не писл.

— Пожлуй, — неохотно соглсился Шишкин, — но не слишком ли много вокруг объект событий, которые можно истолковть двояко?.. Сулыч весь трясется, то говорит: «Кдышев — Умник! Однознчно!» — через чс:

«Где докзтельств? Это все твоя кгэбэшня подозрительность!» Знешь, кк он уезжл? До потолк подпрыгивл: в Америке сделк н пру миллионов прибыли, здесь компромты, одно цпнешь, другое упустишь…

— Ну и купил бы эти компромты. З миллион! Он же богтый.

— Д он и з три купил бы, только ни один шнтжист никогд не отдст все, что у него припрятно. Это, Витя, ткой клубок, что не поймешь, кто от кого больше звисит.

Я дв год охотился з Умником, сейчс думю: может; и зря? Ну много ли ему переплтил з все время Сулыч?

Тысяч сто — сто пятьдесят. Не обеднел, зто сохрнялось рвновесие: шнтжист знл, что будет получть деньги, пок молчит, Сулыч — что шнтжист будет молчть, пок он плтит. А теперь Умник рскрыт. Скорее всего рскрыт, — попрвился Шишкин. — Прямых докзтельств у нс кк не было, тк и нет, но по косвенным — он это, Кдышев! Спршивется: кому от этого лучше?

Умник лег н дно и не требует денег. Соответственно у Сулыч пропдет уверенность, что компромты звтр не окжутся в ккой-нибудь гзете и тогд ему будут нры вместо депуттского кресл. Остется только форсировть двление н Кдышев, Кдышеву — принимть ответные меры: может, действительно отнести компромты в гзету или в УБЭП. Думешь, почему мы тк нгло его псем?

— Из дом не выпускем, — ответил Виктор. — Я это срзу понял, когд мы поствили джип н место его «мерс».

— Вот! И отмотть ситуцию нзд невозможно. Сулыч рд бы купить компромты и нвсегд покончить с этим делом, но у него нет уверенности, что шнтжист продст все и не оствит себе копии. Шнтжист рд бы продть, но боится остться с пустыми рукми, ведь пок компромты у него, Сулыч не осмелится его убрть…

Виктор Сулович сейчс не узнл бы кгэбэшного лис: куд подевлсь его мнер говорить нмекми?! А между тем, хотя кзлось, что Шишкин режет првду-мтку сгоряч, в порыве обиды н хозяин, его откровенность был не случйной.

До сих пор нрушения зкон, н которые приходи; лось идти нчльнику отдел безопсности, были нстолько мелкими, что чще всего подпдли под нкзние дминистртивным штрфом. Но сейчс, Шишкин чувствовл, ндвиглись события, чревтые смой мхровой уголовщиной, и он был не волен изменить что-либо. То есть нет, решение оствлось з ним. Или смому оргнизовть преступление, поскольку Трковский все звлит, или немедленно уволиться, рспростившись с мечтой скопить н обеспеченную стрость и выучить внучку з грницей, избвив ее от влияния нелюбимой невестки.

Шишкин любил брвировть тем, что-де профессионл не пропдет, в любом охрнном гентстве его оторвут с рукми. Но про себя знл: другого ткого же выгодного мест ему не нйти. Слишком немолод он для охрнной службы, и слишком много их, профессионлов, выброшено из жизни при взрыве империи. Поэтому он уже принял решение и сейчс подбирл среди чопов личную гврдию, готовую из преднности нчльнику выйти з рмки зкон.

— У них, Витя, вроде клинч в боксе, тоже своего род рвновесие: висят двое друг н друге — и бить не могут, и оттолкнуться не могут, потому что кто первый оттолкнется, тот и получит под дых. Только н ринге подойдет рефери в белой рубшке и скжет: «Брейк». А здесь некому их рзвести. Их только смерть рзведет, Витя, товрищ ты мой по упряжке, которя возит эту тележку с говном!

— Считете, нужно увольняться? — понял Виктор.

— В этом деле я не имею прв тебе советовть. Ты получешь в месяц четыре сотни, я больше трех тысяч и уже кое-что отложил н стрость. Ндоест — могу хоть звтр бросить. А ты рискуешь остться без рботы.

— А если бросите…

— Если брошу, — ответил Шишкин, — то Гриш пойдет н мое место, ты н Гришине. И больше не придется тебе ловить в торговом зле теток, свистнувших перчтки с прилвк. Хотя от торгового зл я тебя избвлю, если дже и остнусь. И если, конечно, ты остнешься.

— Д куд я денусь, с подводной-то лодки? — улыбнулся Виктор.

Шишкин помолчл, двя понять, что не одобряет чрезмерной легкости ответ.

— Ты хорошо понимешь, н что подписывешься?

Чоп кивнул.

— Объясни.

— Вы сми скзли: клинч, и нет рефери, который скзл бы «брейк» ншему Сулычу и Кдышеву. Вечно стоять, упершись, они не могут: Сулыч поджимют выборы, Кдышев боится. Знчит, один другого попытется удрить ножичком. Нш здч — не дть Сулычу нломть дров.

— Теперь то же смое открытым текстом, — потребовл нчльник отдел безопсности.

— Мы должны достть компромты, прежде чем Трковский нчнет проявлять нерзумную иницитиву.

— А еще?! — гркнул Шишкин. Кк всегд в экстремльных ситуциях, в животе, под дифргмой, обнружилсь стновя жил и тк нтянулсь, проклятя, что хотелось согнуться. Говорят, это психогенный гстрит, только и всего…

— При необходимости убрть Кдышев, — просто ответил Виктор и посмотрел н шеф с укоризной. Все-то им, стрикм, нужно нзывть своими именми!

БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ ДЛЯ БЫВШЕЙ ЖЕНЫ

Будь нчеку! В ткие дни Подслушивют стены.

Недлеко от болтовни И сплетни до измены.

Ндпись н плкте 40-х годов

Змей. 19 ноября, пятниц

Джип стоял под окном вторую неделю, из выхлопной трубы курился дымок. Иногд топтуны выходили рзмяться — Змей уже знл их в лицо, все три смены (дежурили по суткм), — иногд джип уезжл зпрвиться, и тогд его место знимл «СААБ» или спортивный «БМВ».

Мшины кждый рз были клссные, способные плотно сесть н хвост его «мерсу».

Сидеть взперти было глупо: это не решло, только ! усугубляло проблему. Змей успел отлежться, не торопясь отобрть документы из сейф и утюгом зпять конверты в полиэтиленовые пкеты. Нбрлся мленький городской рюкзчок, килогрммов шесть-семь. Конечно, не чемодны Руцкого, но для человек, который сумеет воспользовться компромтми, это грнтия обеспечен-, ной жизни. Нследство, подумл Змей, и собствення мысль очень ему не понрвилсь. Он верил в предчувствие, кк всякий человек, побыввший под огнем, когд стоишь с товрищем и куришь, и он только что рсскзл некдот, и вдруг черт или нгел тебя дергет: вроде что-то в спог попло. Сдишься переобуться, сверху пдет ( товрищ, получивший твою пулю.

Словом, нстроение было никудышное. Змей ждл, выржясь высоким штилем, упоения в бою, попросту говоря — выброс дренлин. Только шиш, ничто в душе не ворохнулось, и всю оперцию он сплнировл и проделл скучно, н одной выучке.

Проблемы было две: ) кому передть содержимое сейф, учитывя, что в чужих рукх компромты н третьих лиц стновились компромтом н Змея. б) кк сделть, чтобы этот доверенный человек не смог воспользовться компромтми рньше времени.

Вопрос «Кто не продст?» для Змея не существовло: продть может кждый. Он скорректировл формулировку: «Кто не имеет мотивов продть?» и «Кто побоится продть?» — и с этой точки зрения стл перебирть людей, которых нзывл близкими, хотя, конечно, близких у него просто не могло быть.

Всех, кто претендовл н долю нследств, отмел срзу (и в первую очередь Сохдзе. Змей еще собирлся пожить и порботть; несомненно, издтель тоже был в этом зинтересовн, однко уже сейчс ндувл его с гоноррми. А имея компромт н сочинителя Кдышев, он и вовсе нчнет диктовть свои условия).

Брсук? Вот кто в доску свой, нсколько это вообще возможно, имея дело со Змеем. Конверт с «компрой» н глвврч можно и уничтожить, однко, увидев остльные конверты. Брсуку ничего не стоит сложить дв и дв и догдться, куд уплыл по пруду пкет с его пятью тысячми доллров.

Пожлуй, единственным, кто смог бы понять Змея и не осудить, был дмирл Свельев — Петьк, друг, стршно подумть, с пятидесятого год, один из «бисовых детей».

Змей не сомневлся, что Петр Кириллович см знимется чем-то вроде шнтж, только не берет жертву з хрип, дет понять и получет не деньгми, продвижением по службе и льготми. Однко Свельев был зинтересовнным лицом: муж первой змеежены, отчим нследник, — Оствлсь Вик. Н первый взгляд посвящть ее в свою тйну — знчило сунуться волку в псть. Ее журнлистику известно, что у Трковского есть ккие-то претензии к сочинителю Кдышеву. Узнв от Вики о неких конвертх, которые прятл Змей, он, конечно, сделет првильные выводы. Но в том-то и прелесть ситуции: журнлистик ревнует, и Вик, если вообще соглсится помочь, никогд не скжет мужу, что провел несколько чсов недине со Змеем.

Зодно и клин вобью, подумл Змей. Ббье чсто врет «рди спокойствия в семье», не считя это з грех, «ведь ничего не было». Н смом деле кувыркешься с любовником чс, врешь потом всю жизнь; тк что в измене глвное — воровское трхнье или ложь? Нет, голуб, если приучишься врть и бояться, то уже ничто тебе не помешет прыгнуть в чужую постель. Это вопрос времени и удобного случя… Змей двно смирился с Викиным уходом в том смысле, что не желл ее возврщения. Но если бы удлось пустить бывшую жену по рукм, это зглдило бы двний удр по смолюбию сочинителя Кдышев.

Телефон Змея прослушивлся. Он позвонил Вике от соседей и скзл, что н него незжют. Ход был беспроигрышный: профессорскя дочк сохрнил кое-ккие иллюзии тимуровского детств и без рзговоров соглсилсь помочь. Окзлось, что ее журнлистх ездит н рботу в метро — получется быстрее, чем торчть в вечных пробкх н Тверской. Тким обрзом, в рспоряжение Змея поступил его «Нив», и все облегчилось до предел.

Подключив к делу Толик и нзнчив ему и Вике время "Ч", Змей отвжился сделть зрядку до легкого пот (сволочь-мотор вел себя кк ручной), принял душ и со вкусом позвтркл.

В десять восемндцть он вышел из квртиры. Окн лестничной клетки выходили н улицу. Змей удостоверился, что Викин мшин стоит, где и было нзнчено, вернулся домой и по сотовому дл сигнл Толику.

В десять двдцть во двор въехл «Гзель» и ндежно зпечтл джип между гржми-"ркушкми" и огрдой помойки. Убедившись, что люди Трковского зняты перебрнкой с Толиком, изобржвшим простовтого водилу. Змей покинул квртиру, в окно н лестнице бросил Вике рюкзк с компромтми, см нлегке вышел из подъезд. Стрческой походочкой, припдя н оствшуюся после оперции н ногх плку, он проковылял по двору и з углом шмыгнул в подъехвшую Викину «Ниву».

З спиной слышлся рев мотор и метллический лязг. Обмнутые топтуны трнили «Гзель» удрвшего от грех подльше Толик, не подозревя, что грузовичок тяжелее их джип н добрую тонну нбитых в кузов консервов.

«Нив» уже влилсь в поток мшин, когд Змей увидел Толик н перекрестке у птрульного «жигуленк» с миглкми. Яростно жестикулируя, изменивший блтным принципм торгш ябедничл инспектору. Знчит, будет протокол, будут имен…

Рзвернувшись н «Соколе», Вик с ббьей обстоятельностью попилил по Ленингрдке: обе руки н руле, н спидометре рзрешенные шестьдесят.

— Быстрей не можешь? — поторопил Змей, хотя это было уже невжно. Без сомнения, з дчей тоже нблюдли; оторвться от джип было необходимо не для того, чтобы скрыть конечный пункт поездки, чтобы по дороге их не перехвтили с документми.

— Быстрей в Шереметьеве. Смолетом, — буркнул Вик. — Что у тебя случилось-то?

— Я же скзл: незжют. Ндо спрятть кое-ккие документы, чтобы знли только я и ты.

Кк он и рссчитывл, Вик зинтересовлсь не документми (что н ее месте сделл бы любой мужик), отношениями Змея с новой женой.

— А своей сестре милосердия не доверяешь?

— Д выгнл я ее. Ндоел. Лимит, с ней и поговорить не о чем.

— А я предупреждл: социльня дистнция. Тк нет, вм, мужикм, попроще подвй, чтоб ноги мыл и воду пил. Не любите з женой тянуться.

— Д кндидтши нук все з молодым хером тянутся!

— Высжу, и ковыляй себе потихонечку, — пригрозил Вик.

Но Змей уже вышел н любимую тему:

— А кк твой лкоголик? Небось пришел и все ковры облевл? — См лкоголик. Чем ты его нпоил?

— Тем же, что и см пил. Слбовт. Слбов-т! Если хочет стть нстоящим пистелем…

— ..Пусть пьет и не зкусывет?

— А то интервью он брть пришел! Уй, е-е! — Змей зхихикл. — Ох, млдшее поколение! Не н кого Россию оствить, не н кого, ети их мть!

— Жлко мне тебя, сочинитель Кдышев, — вздохнул Вик.

— Это почему же? — Змею вжно было увести рзговор от документов.

— Д потому, что кк ты к людям, тк и люди к тебе, ты всех дерьмом поливешь. См еще не зхлебнулся в чужом и в собственном?

— Нсрть мне н всех — съедят и спсибо скжут, — искренне ответил Змей. — Ты-то ко мне пришл…

— ..Хотя добр от тебя мло видел? — подхвтил Вик. — Тк я скорее рди себя пришл.

— Чтоб стричк беспомощного не брость? Ах, ккие мы нрвственные! А кк ты год сккл из койки в койку?!

«Я к мме н клдбище ездил», у смой трусы проспермовнные!

Вик прочно змолчл, чего и добивлся Змей. Поддерживя бывшую жену в этом состоянии, он время от времени припоминл ей не стоившие внимния грешки вроде потерянной золотой брслетки или рзбитой чшки от сервиз.

Мск мелочного стрикшки нстолько приросл к Змею, что он см не знл, остется ли он мской или вошл в хрктер. Собственно, рзницы не было: и желчный стрикшк, и шнтжист Безымянный, и комндир диверсионной группы, и удчливый втор боевиков, и миллионер, который время от времени вклдывл деньги в коммерческие оперции военных чиновников, не имевших тких денег, но имевших возможности, — все эти люди были в рвной степени личностями и ликми, истинными хрктерми и мскми. «Социльными ролями», — скзл бы социолог Вик и был бы не прв.

Нет, девочк, не упрощй. Суть в том, что я приндлежу к поколению пвликов Морозовых — людей без совести, но с принципми, которыми можно опрвдть все. Им сейчс з семьдесят, я догнл, потому что рно нчл. Мои сверстники еще учителям ябедничли, я уже писл донесения особисту, и н моем личном деле стоял гриф «Секретно». Скжешь, «общество создло предпосылки»?

Д нет, это у тебя пережитки клссовой теории. Предпосылки у всех почти одинковые, люди получются рзные. Почему? Я, сочинитель Кдышев, этого не зню.

— Куд?! — спохвтился Змей. Вик проехл поворот. — Во-он моя избушечк.

Среди сосен мелькнул млиновя черепичня крыш.

Не рздумывя. Вик съехл н обочину. «Нив» перевлилсь через кювет и зсккл по полю. Ндо было внедорожник покупть, подумл Змей, зня, что не купит: привыкть к новой мшине было неохот, «мерс» хвтит по гроб жизни.

— Хорош избушечк! Н сколько же потянет при конфискции?

— Нечего подъебывть. См не зхотел со мной жить.

Вик зсопел, прикусив губу.

— Вот помру, все тебе оствлю, — зтянул Змей свою обычную песню.

— Мне от тебя ничего не ндо, у меня все есть, — привычной скороговоркой ответил Вик.

«Нив» выкрбклсь н ровную, с черным мслянистым сфльтом дорогу. Нд плотным збором виднелсь бшенк с флюгером.

— Дур, для чего я тебя рстил, воспитывл? Думешь, журнлисток твой оценит? Лет через пять у него нступит кризис середины жизни, гулять нчнет…

— Воспитл, нучил жить. Спсибо.

— Нет у меня нследников, кроме тебя! — второй куплет.

— Не говори мне про нследников! Кто виновт, что их нет?!

— Стрый я, болной че-л-вэк! — н мотив «Сулико» зтянул Змей.

— Шляпин! — Вик тормознул у ворот и вышл.

Змей осмтривлся. Других мшин поблизости не было, и подозрительных уплотнений в облетевших кустх он тоже не зметил. Впрочем, это еще ни о чем не говорило: плые листья — идельное средство мскировки.

— Ты что сидишь? — удивилсь Вик.

— Ноги болят — видишь, с плкой шкндыбю. Поехли уж прямо к дому. — Он кинул ей ключик с «длсской тблеткой» и, пок профессорскя дочк возилсь с змком и включл мехнизм ворот, пересел з руль. Вик сморщилсь, но возржть было смешно.

Если решт перехвтить, то сейчс, по пути к дому.

Змей не отвжился рзъезжть с незрегистрировнным «кольтом» и уж тем более не взял гзовик — верное средство схлопотть пулю. Он был безоружен. Ворот з спиной зкрылись втомтически; збор хоть и дощтый, но н бетонных столбх, и черт его знет, удстся ли протрнить. Ловушк.

Выствив в окно руку с дистнционным пультом, он еще метров з пятндцть до грж нчл жть н кнопку. Схвтилось — воротин поползл вверх. Не зря потртился, Въехл, не притормживя, и чуть не вмзл «Ниву» в зднюю стенку, потому что привык к «мерсовской» втомтической коробке.

— В грж-то зчем? — с подозрением спросил Вик.

«А зтем, что нельзя покзывть нбитый рюкзк», — ответил про себя Змей, вслух скзл:

— Мло ли…

— Я нендолго.

— Упрвимся, — пообещл Змей и ущипнул выходившую из мшины Вику пониже спины.

— Ты что? — Не оборчивясь, он сднул по его руке, попл по чсм и стл дуть н пльцы: больно.

Прислнный черноморцми снряд, сувенир Морскому Змею, згорживл дверь в дом. Попл он именно в это место случйно, сейчс окзлся кстти: нблюдтели уже нверняк обшрили дчу и знют, что из дом в грж не пройдешь. А мы еще и подтвердим, что не пройдешь…

«Нвлись!» — кивком прикзл Змей, оттскивя снряд. Вместе с гильзой, которя вообще-то подется в орудие отдельно, он весил под центнер, дром что пустой. Обиження Вик помогл молч.

Освободив проход. Змей вышел из грж через ворот, поднялся н крыльцо и встл, поджидя Вику. Пускй нблюдтели зсекут. Тридцтисекундня здержк в грже не должн вызвть подозрений. А сейчс мы будем кк бы трхться…

Вик подошл, и Змей, поворчивя ключ в двери, зпустил свободную руку ей з пзуху.

— С ум спятил?! Я сейчс же уеду!

— Ч-ш-ш! — Дверь подлсь; зткнув бывшей жене рот, Змей впихнул ее н террсу. Видли? Сейчс еще увидите.

— Ах, тк?! — Немленькя Вик оторвл Змееву руку и попытлсь зломить ему з спину. Еще помнит!

У них это нзывлось «поимк диверснт», победитель имел прво быть сверху. Он вывернулся и через бедро кинул Вику в кчлку.

— Изнсиловть хочешь?

— Нет, бля, в дочки-мтери сыгрть! — Змей нвлился и еле успел увернуться от лязгнувших зубов. И это помнит: откусить нсильнику нос или губу — и стопроцентня грнтия, что честь будет сохрнен. — Сколько тебя учить? Делй, кк я, и не ошибешься! — Он перехвтил ее руки в свою одну и через пльто, плтье и прочую муницию вцепился свободной рукой в грудь, сжл сосок и крутнул. А это помнит?

Вик взвыл.

— Будешь слушться?

— У-у-й! Пусти, дурк!

— Ну-у?

— Пусти-и!

— Что ндо скзть?

— А--! Ну, слу.., слу…

— Не слышу! , — Слушюсь! А-!

— Громче!

— Слушюсь, товрищ кпернг!

— То-то же! — Змей подумл, что перегнул плку — еще, чего доброго, удерет, — и шепнул:

— Не дергйся. З нми нблюдют!

— Врешь! — Вик еще пытлсь биться, но Змей ндежно зфиксировл ей шею.

— З нми скорее всего нблюдют, — уточнил он. — Пусть видят, что мы хотим перепихнуться и больше ничего.

Змей отпустил, и Вик шрхнулсь к двери. Он спокойно уселся в кчлку"

— Првд не врешь? — остновилсь он.

— Спсибо з все и уезжй, если своего боишься. — Змей покзл н ухо, двя понять, что «своего» упомянул для микрофонов, после чего кк ни в чем не бывло встл и отпер дверь в дом.

Хлюпя носом, Вик пошл з ним.

В спльне врубили музыку, и Змей стл перебирть свою коллекцию порнухи, выискивя зпись н русском, без «дс ист фнтстиш» и «фк ми!». Вик смотрел во все глз. При ней в доме было две-три ткие кссеты, и те приволок Игорь, пряч от подрстющей Нтшки.

— Стреешь? — спросил он, и Змей кивком подтвердил: пожлуй, д. Тньк, облдвшя столь обожемой мужчинми толикой блядств, в постели дл бы Вике сто очков вперед, но с Викой ему было лучше, и все тут. Другой причины тому, кроме возрст. Змей не видел.

Под вопли «Еще!», сотрясвшие дом, они спустились в грж. Орудуя сперной лопткой. Змей змешл в тзу цементный рствор. Рзговривть он зпретил и тз взял полиэтиленовый, чтобы не лязгл лоптк. Вик в один слой рзложил пкеты из рюкзк н дне ремонтной ямы, нкрыл полиэтиленом, и Змей стл подвть ей кирпичи. В свое время бережливя Тньк притщил их со двор и, чтобы не знимли мест, соорудил штбельки по углм и вдоль стен. Змей снял с кждого штбельк верхний ряд, этого хвтило, чтобы выложить дно ямы, кирпичей кк будто не стло меньше.

Дно збетонировли; одного тз рствор не хвтило, Змей еще пять рз нмешивл новую порцию, спусклся в яму и рзрвнивл бетон глдилкой. Схвтится — и хрен они простучт, через кирпичи-то… Он предствил, кк его пкетики лежт под новым полом, ккуртные, одинковые — тридцть три мины под немленьких людей, которых держл з хрип Безымянный… Стоп! Змей отлично помнил, что Вик уложил пкеты в дв ряд, по ширине ямы, и ряды были полными. Тридцть дв получется. Посмотрел в рюкзке, влявшемся у колес «Нивы», — вот он, тридцть третий лишний. Пусть живет, решил Змей и взял последний пкет с собой.

Первым делом он выключил порнуху — стоны из спльни продолжлись уже сорок минут и могли вызвть подозрение. Вик, вляя дурк, испустил финльный слдостный вопль.

— Отдыхй, — подмигнул ей Змей и стл рстпливть кмин.

Лишний пкет был непрозрчный, кк и прочие, с фирменным знком ккого-то блготворительного фонд: глобус и улыбющиеся детские рожицы. Помнится, Брсук привозил в тких помидоры из своих теплиц, Тньк их припрятывл по мухосрнской привычке. Збвно, если в пкете окжется компромт н Трковского. Змей не стл проверять: решил тк решил — пусть живет, кто бы это ни был. Но приговоренные к сожжению документы все рвно пришлось вынуть из пкет, чтобы не воняло сожженным полиэтиленом, и, уже бросив зклеенный конверт в огонь, Змей не удержлся, перевернул его кочергой. Адресовн он был в военмедупрвление и, стло быть, содержл компромт н Брсук. Что ж, ему всегд везло.

— Я поеду, — скзл Вик. — Тебя подвезти?

— Нет, остнусь. — Змею нужно было вымыть лоптку и тз, подождть, пок не схвтится рствор, укрсить свежий бетон пятном-другим пролитого мсл — словом, сделть все леге ртис <По зконм искусств.>, кк скзл бы Безымянный, любивший щегольнуть лтынью (подрзумевлось, что он окончил юрфк).

— Ну, хоть до ворот меня проводи.

Змей кивнул: хочешь спросить? Отвечу, только очень коротко, пок до ворот доедем.

* * *

Прежним порядком — через двор, не в боковую дверь, соединявшую дом с гржом, — вошли к остывшей «Ниве». Вик зпустил прогревться мотор, и под шумок они поствили н место снряд. Никто в эту дверь не ходил, господ соглядти. Трхлись мы.

— Жду рзъяснений, — скзл Вик, выводя «Ниву» из грж.

— Мой рхив. Кк помру, достнешь… — Змей подумл, что смя свистопляск и нчнется, когд он помрет.

Люди Трковского будут искть рхив. — ..Через месяц, лучше через полгод — смотри по обстоятельствм, кто дчу сумеет отхомякть. Н вот. — Он сунул Вике ключи, всю связку.

— Зчем это?

— Чтобы ты смогл достть рхив, никого не спршивя. Поверь, тк ндо. Потом см поймешь.

— А мужу я что скжу?

— Сейчс — ничего. Придете з рхивом, тогд скжешь. Вдвоем приходите: бетон мы тонко положили, но тебе одной не взломть. Уверяю тебя, он обрдуется, когд увидит, что в этих пкетх.

— Совсем збронзовел, сочинитель Кдышев? Думешь, твои отрывки будут печтть под рубрикой «Из нследия клссик»?

— Будут, — убежденно скзл Змей. — А если твой решит см попользовться, я тоже не возржю. Тк и передй: Большой Змей не возржл, чтобы ты см этим попользовлся. Не збудешь?

— Не збуду.

Мшин уже стоял у ворот. Змей вышел, открыл коробочку с пусковой кнопкой оствленным себе зпсным ключом и, пок воротин отползл под визг мотор, нклонился к сидевшей з рулем Вике и поцеловл ее в губы.

— Это чтобы они видели, — шепнул он, хотя бывшя жен и тк не возржл.

ФОТО ДЛЯ БАБЫ ПАШИ

От конфиденцильной информции рзведк никогд не откзывется.

А. ЕЛИЗАРОВ. Контррзведк

Ттьян. 26 ноября, пятниц

В это было трудно поверить, но спстели помогли Любке: в тот же вечер он притщил к себе коноптого прня, выглядевшего смое большее н двдцть восемь лет. У него был похожий н Любкин крупный нос, пористый, кк пельсиновя кожур, и волосы тоже Любкины — рыжие, торчщие дыбом космы. Ног, будто в клетке, сидел в проволочном ппрте Илизров, но прень держлся молодцом: опирясь н Любку, тнцевл под Элвис Пресли, когд Ттьян скзл: «Пойду поствлю чйник», первым зсккл по стеночке н кухню.

— Неужели подполковник? — шепнул Ттьян Любке. — Сколько же ему?

— Кк мне, тридцть, — с вызовом ответил Могил.

Ей было тридцть четыре.

Ттьян из приличия выпил с рыжей прочкой чшку чю и ушл.

Всю ночь з стеной слдко пел Элвис, рычл подполковник и жутко, кк будто ее убивли, стонл Любк.

Соседк сверху звистливо стучл по бтрее.

Вернувшись от однознчного мнения «шрлтны!» к « вдруг в этом что-то есть?», Ттьян ходил советовться к электронщикм, которые обслуживли физиотерпию. Нрисовл устновку голливудского профессор, и ей нвскидку нзвли ж три способ, кк зствить чшки весов колебться. Увы, чудо было скорее всего ндувтельством.

Он продолжл звонить Змею, Змей продолжл скрывться. Ндо было искть нстоящую ведьму, которя нучилсь ведовству не по книжкм, от ббки ( т — от своей ббки) и см верил бы в то, что делет. Может быть, он и Ттьяну зствит поверить в свой нговор, присуху и во что угодно еще. Вер — и есть результт всех чудес. Ттьян понял это, глядя н Любку. Обмнули ее?

Похоже. Добилсь он своего подполковник? Несомненно. А если бы Любк не поверил обмну, то добилсь бы? Вряд ли. Знчит, получется, что ее кк бы и не обмнули, дли уверенность в себе!

Беззлобно нзывя Ттьяну «провинцией», увероввшя в нуку Любк соглсилсь переговорить с некой ббой Пшей, известной н весь Волоколмский рйон.

Переговорить окзлось проще всего: у деревенской ведуньи имелся сотовый телефон. В перечне окзывемых ею колдовских услуг знчились и приворот, и более сильня присух, однко см бб Пш прибегть к ним не советовл. Мешя просторечные слов с медицинскими терминми, он объяснил, что меры эти крйние и сильно угнетют психику приворживемого (присушивемого). Для нчл Ттьяне лучше попробовть смой помириться со Змеем. Делть это ндо по молодому месяцу, только не второго декбря — не велит ккой-то «Трепетник».

Есть ли у Змея н душе Вик, ведунья, естественно, по телефону не видел. Но н всякий случй можно дть и ей, и ему легкий отворот ( черным отворотом бб Пш не грешит) — неси, девушк, их носильные вещи, в крйнем случе сойдут и фотокрточки.

«Легкий отворот» звучло змнчиво. Это вм не греховный черный отворот, легкий, безопсный и для Змея, и для Вики (бог с ней, с Викой, пусть живет), но все же отворот. «Через левое плечо кру-гом!» — скомндует ведунья, и Вик покорно змрширует к своему Сергею, !

Змей… Ттьян был убежден, что к ней, и никких приворотов не пондобится. Нужно только пресечь Викины интриги, и Змею снов все стнет ясно, кк пять лет нзд, когд он и слышть не хотел ни о ком, кроме Ттьяны.

Оствлся сущий пустячок: принести ббе Пше Викину вещь или фотокрточку, для этого нйти в двендцтимиллионной Москве сму Вику, не зня ни ее дрес, ни телефон, ни дже фмилии.

Рсствшись со Змеем, Ттьян чувствовл себя кк голя. Ну, грдероб-то у нее в служебной квртире был, и неплохой. Случлось, после Ттьяниного дежурств Змей зезжл з ней и мог отвезти хоть н згородный пикник с шшлыкми, хоть в Большой тетр, и везде жен сочинителя Кдышев должн был без вызов, но все же демонстрировть нескромные финнсовые возможности супруг. Тк что у себя он переоделсь почти в то же смое, что носил у Змея. Но Ттьян остлсь без куд более вжных вещей: без мшины, н которой Змей возил ее по все еще млознкомой Москве, без телефон с определителем номеров и втоответчиком, без компьютер с компкт-диском «Телефоны Москвы», выдввшего любой номер по неполным днным и, ноборот, днные влдельц телефон по номеру. Не было у нее ни Змеевой коллекции визитных крточек, ни его зписной книжки, ни его денег… Мир, в который Ттьян ворвлсь с помощью Змея, з который цеплялсь, зхлопнул двери у нее перед носом. Выходит, не сумел зцепиться кк следует.

Все было почти кк шесть лет нзд, когд у Ттьяны оствлось денег н дв чебурек — дв дня жизни в Москве — и он пришл к глвврчу Брсукову. Одн и без оружия, только собственные руки-ноги д еще кое-ккие чсти тел, не вполне поджившие. Не дй бог, снов придется пускть их в ход. Но у нее был еще и голов — совершенно уже не т бесшбшня головушк, которя скомндовл тогд: снимй, ложись, не ломйся. Хотя что н голову сетовть — ведь првильно комндовл, именно тех людей вычислял.

А сейчс эт голов был знком с лучшими прикмхерскими слонми, и не одной только Москвы — повозил ее Кдышев: Фрнция, Итлия, Польш… Нд этой головой, блгодрной ученицей, потрудились и военврчи, и министерские чиновники, глвное — хитрый, скрозьземельный Змей.

Ну что ж, н рзведку тк н рзведку. Ттьян стл вспоминть, что слышл о Вике. Кндидт нук, где-то преподет, кого-то консультирует… Нет, этого мло.

Будем искть ее по мужу. Член Союз пистелей… Союзов по большому счету дв, «првый» и «левый», но есть внутри них пистельские оргнизции, есть клуб незвисимых пистелей и клуб пистелей ЦДЛ. Зм глвного редктор в вечерней гзете — уже легче. Если бы он рботл в «Вечерней Москве», то, нверное, тк и говорил бы:

«Вечерняя Москв», «Вечерк». А он, объясняя Сохдзе ккие-то производственные моменты, говорил: «У нс вечерняя гзет, вечерняя доствк…»

Ттьян рскопл гзету Викиного муж н рзвле в переходе от электрички к метро. Посмотрел н последнюю полосу, в список редколлегии. Вот это д! Змы глвного: Сергей Левшов, Сергей Федюшин, Сергей Михйловский. И соств редколлегии: еще Сергей и еще.

Только глвный Влерий. Нрочно, что ли, подбирли?., Адрес редкции — Большя Дмитровк.

— Где это. Большя Дмитровк? — спросил Ттьян у гзетчик.

— Не зню, кжется, где-то н Пушкинской.

Еще н выходе из метро тусующяся в переходе молодежь н вопрос о Большой Дмитровке выктывл глз, чесл рзноцветные пнковские зтылки и укзывл ей противоположные нпрвления. У пмятник Пушкину стоял скромня толп пенсионеров с рукописными плктми. Ттьян спросил про Большую Дмитровку и неожиднно для себя вызвл тихий фурор в рядх мнифестнтов.

— Нм по пути! Присоединяйтесь! — возбужденно приглсил ее стрший пенсионер с крсным бнтом н пльто и, поскольку Ттьян не скзл ни «д», ни «нет», объявил во всеуслышние:

— Товрищи! Молодежь России с нми!

Мнифестнты рзворчивли революционные флги и под нблюдением стршего испрвляли фломстером ккой-то лозунг, окзвшийся политически безгрмотным. Испрвив политическую ошибку, стрший повел своих через сквер. Когд в гулком переходе пенсионеры грянули «Никто не дст нм избвленья», Ттьян зстыдилсь и приотстл. Стрший все время оглядывлся.

Видно, Ттьян был для него символом молодого поколения, злогом этого избвленья.

Выйдя из переход, митингующие повернули нпрво. Ттьян прочл н угловом доме «Большя Дмитровк» и с облегчением отпустил мнифестнтов длеко вперед.

Нужный ей дом окзлся кк рз тм, где, перегородив улицу, митинговли пенсионеры. Д и было где помитинговть н Большой Дмитровке! Высокий серый дом с флгми у вход — Совет Федерции, огрд со стльными воротми и сторожкой, кк в воинских чстях, — прокуртур. Узнв «молодежь России», стрший попытлся всучить ей плкт, но Ттьян скрылсь в рзросшейся толпе. Витрины с Сергеевой гзетой висели н особняке нпротив прокуртуры, но вывеск почему-то был — «Ломбрд». В рке подъезд Ттьян увидел стрелку: «Редкция, 5-й этж» и пошл к лифту.

— Я из Союз пистелей, нм звонил вш зм глвного, нсчет интервью, — с порог выплил он.

Очкстя вхтерш отложил гзету и, срегировв н ключевые слов «интервью» и «зм глвного», зулыблсь:

— А вы к ккому зму? У нс их много.

— Я не рсслышл, Сергей… Сергей…

— Д они все Сергеи. Трдиция! — со знчением скзл вхтерш. — Змы есть: Федюшин, Левшов, Михйловский. И коммерческий директор тоже считется зм, он тоже Сергей.

— Он с голубыми глзми, русый.

— У нс все русые.

— Крупный мужчин. — Ттьян изобрзил рукми бочонок.

— Знчит, не коммерческий. А тк у нс все солидные, во глве с глвным. — Вхтерш, похоже, очень гордилсь тем, что рботет с ткими солидными людьми. — Не с бородой?

— Нет.

— Знчит, не Михйловский. Д вы пройдите по кбинетм, девушк. Их сейчс нет никого, но, может, кто другой в курсе.

Здч осложнялсь. Ттьян зглянул в дверь с тбличкой «Зм глвного редктор С. Левшов» — ну и ну!

Не кбинет, большя комнт с громдным столом для зседний, и з этим столом, кк крестьянские дети в церковно-приходской школе, сидят девицы, женщины и дмы от двдцти до того возрст, о котором не спршивют, рзговривют по телефонм, рзговривют между собой, читют и брбнят н компьютерх.

— Девушки, вы знете, я из Союз пистелей, — нчл Ттьян и поймл себя н том, что выходит у нее тоненько, н одной ноте, кк у попрошйки: «Люди добрые, сми мы не местные…» Сидевшие з одним компьютером две очкстые девицы, беленькя и черненькя, подняли ннес глз.

Ттьян откшлялсь и добвил солиднее:

— Я литертурня секретрь пистеля Кдышев.

«Литертурня секретрь» — тк в шутку предствлял ее Змей в первую их поездку в Дом творчеств. Девицы прыснули. Опять у Ттьяны вышло кк-то по-деревенски!

— Мне бы вшего зм глвного, Сергея. Нсчет интервью.

— Сдитесь, ждите, — хором скзли очкстые.

Ттьян присел к звленному бумгми столу и порзведчицки зшрил глзми, ищ зцепку. Без всякой видимой причины куч бумг поползл, поползл, и уже первый листок сплнировл н пол, когд черненькя очкстя метнулсь к ней, подхвтил и сгребл бумги к середине стол. Перед Ттьяной, кк згдння крт из рук фокусник, выпорхнул снимок: толстяк Сергей в обнимку с Викой и кудлтым рыжим псом. Косясь н девиц, Ттьян поствил н снимок сумочку, потом вместе с сумочкой перетщил его н колени.

— Я звтр приду, — спрятв снимок под куртку, скзл он очкстым. — Нзнчет время, см где-то ходит.

И выскочил в коридор.

Поиск в тылу врг удлся. Ясно: Викин Сергей — Левшов, и Вик, нверное, теперь Левшов. Другое дело, что для ведуньиных целей укрденный снимок, может, и не годился. Сергей и пес были н нем явно лишние. Не стнет же бб Пш двть им всем легкий отворот от Змея. А можно ли вырезть из снимк одну Вику, спросить сейчс некого. Узнть, что ли, Викин домшний телефон и нпроситься в гости? Совться к млоприветливым девицм не хотелось. Если уж искть болтун — нходку для шпион, то среди мужчин.

И болтун появился, едв Ттьян успел о нем подумть. Он шел по коридору и зрнее улыблся ей: мленький, черный, кудрявый — боже мой, вылитый Пушкин! — в дорогой лйковой курточке.

— Девушк, вы кого-то ищете? Может, я чем смогу?

— Мне ндо зм глвного…

— Я и есть зм глвного, рт-директор.

— Нет, мне нужен Сергей…

— А я смый что ни н есть Сергей!

Мленький Пушкин явно клеился. В прежние времен, когд Ттьяне того хотелось, н ее минитюрность и живость мужики положительно регировли через одного, мелкие мужчинки, тк все повльно. Вот и рт-директор смотрел н нее просяще, кк теленок «Милки вэй».

Ттьян улыбнулсь:

— Сергей? А я подумл, Алексндр Сергеевич!

— Сергей Львович Ветров, — польщенно зсмеялся рт-директор. Знет, н кого похож.

— Сколько же вс тут, Сергеев?

— Д почти все, кто не Оли с Ирми. Случйно кк-то подобрлось, но мы говорим: тков трдиция, — выдл редкционную тйну рт-директор и по принципу «зболтл — уже твоя» пошел молоть:

— Все блондины, все с пивным пузом. Один я не в мсть! Они червонные короли, я пиковый… — Арт-директор, похоже, срвнивя свои с Викиным мужем мсштбы, оглядел себя от курточки до ножек в шикрных лковых полуботинкх и определил:

— Влет.

— А пиковый влет н кртх — обмн, — не без кокетств сообщил Ттьян.

— Д кк вы могли обо мне ткое подумть! Я кристльно честен и чист душой! Взгляните! Прошу! — И Ветров широким жестом рспхнул перед Ттьяной дверь.

Ттьян вошл и попл в мстерскую художник.

Стены от пол до потолк были увешны грфическими кртинкми, криктурми и мкетми гзет, где вручную нклеенные зголовки изобржли только шрифт, смысл их был невжен: «Глвный тможенник стр», «Большой опять», «Бесплтный сы».

— У вс очень крсиво, — искренне скзл Ттьян.

Ветров рсцвел, кк дитя.

— Првд? Вм нрвится.., м-м-м?..

— Тня.

— «Итк, он звлсь Ттьян», — пропел Ветров, лукво стрельнув своими огромными телячьими глзми. — И кем же рботет нш Ттьян? Дом н пяльцх вышивет?

— Я пистеля Кдышев лит… — еще не хвтло перед художником опровинцилиться, — ..литсекретрь!

— Ах, конечно, Кдышев! Морской Змей! Тк вы, знчит, муз, вдохновительниц?

— Я помощниц!

— Помощниц! Хотите кофе?

— Нет, — мотнул головой Ттьян.

— О, мой бог! Ккя экспрессия! Тряхните тк волосми еще рз, тряхните! Я должен нрисовть вш портрет. — И, схвтив листок втмн, Ветров збегл по нему черной гелевой ручкой.

У Ттьяны слдко зныло в груди. Министр ей руку целовл. Сережки с бриллинтикми Змей дрил. Но портрет не рисовли еще никогд!

— Что вы, зчем?!

— Говорите-говорите. Взгляните н меня. Ох; глз!

Из-под Ттьяниной куртки преступно выполз крешек воровнной фотокрточки. Тк збудешь, зчем и пришл. Рзглядывя кртинки н стенх, он увидел нд головой у Ветров: «Список телефонов сотрудников редкции» — крупно, жирно, и сми телефоны, рбочие и домшние, только мелко. Вот сейчс и ндо бы просто взять и списть себе в книжку телефон Сергея Левшов…

Ветров зкончил рисунок, покзл Ттьяне.

— Д-д, — невнимтельно скзл он, привствя и всмтривясь в список. Жирно нбрнную фмилию Левшов уже можно было рзличить, телефоны — нет, ндо еще подойти.

— Хорошо, д ведь хорошо же! — похвлил см себя художник. — Подрю вм. Только снчл отксерю, — и вышел с портретом.

Ттьян кинулсь к списку, стл судорожно зпоминть: 1, 9, 6… Трудный номер. Схвтил со стол фломстер, не глядя зписл номер н лдони и, сжв кулк, кк будто уносил воровнное, пулей понеслсь по коридору мимо левшовского кбинет, мимо вхтерши — вон из редкции.

Гудя и кркя, в окруженной сеткой шхте полз стрый лифт. Ттьян пешком спустилсь н один этж, сел н подоконник и нчл перетряхивть сумочку. Зписня книжк ншлсь срзу, ручк куд-то зпропстилсь. Номер нужно было переписть сейчс же: он уже нчл сомневться в своей торопливой мзне н лдони: то ли 37, то ли 91… A у Ветров был и ручк, и бумги пуды. Зчем сорвлсь, от кого убегл?.. Ттьян понял, что ей ужсно не хотелось бы встретиться с Викиным Сергеем. Он чувствовл себя преступницей, вот в чем дело! Легкий отворот, конечно, не черный, но…

Нверху хлопнул дверь, и унылым голосом укнулся мленький Пушкин:

— Тня! Ттьян!

— Кого потерял, Львович? — Это Викин толстый муж — легок н помине — с грохотом вышел из лифт.

Тросы в лифтовой шхте тк и зходили ходуном.

— Ах, Михлыч, кк не быть в печли? От меня только что упорхнул муз! Ткя девушк! Сильфид!

Редкционные Сергеи, видно, нзывли друг друг по отчеству, чтобы не путть.

Последовло непонятное для Ттьяны молчние — и голос Викиного Сергея:

— Д это же Ттьян! Отличный портрет, Львович!

— Ты ее знешь! — голосом тргичным и рдостным отметил Ветров. — И ты меня поймешь! Пойдем ко мне, Михлыч, выпьем!

А сильфид переписл телефон в книжку огрызком крндш для бровей, вышл из здния редкции, продрлсь через толпу митингующих пенсионеров и, выбрв из горсти мелочи телефонный жетончик, стл искть будку.

Это был, девочки, только один день в ее многотрудном восхождении н ту гору, с которой он сктилсь непонятно по ккому велению судьбы. И день еще не кончился.

КТО-ТО КОЕ-ГДЕ У НАС ПОРОЙ

Для ведения ктивной вжной игры требуются свои люди в ствке противник.

Свои люди могут быть кк внедрены (возможно, после предврительной вербовки) в нужную группу, тк и звербовны из ее членов.

Р. РОНИН. Своя рзведк

Есул. Днем рньше. 25 ноября

Ресторнчик «Последний дюйм» н тридцть втором километре Крснохолмского шоссе пользовлся репутцией смого спокойного зведения в округе. Обилие иномрок н стоянке укзывло н то, что это и недешевое зведение, поэтому шоферы-дльнобойщики и сдовоогородня бртия н «Москвичх» и «Жигулях» просккивли мимо «Последнего дюйм», не остнвливясь.

А тех, кого не отпугивл дороговизн, ждли молниеносное обслуживние, отличня кухня и не вполне осознння нервотрепк.

Утолив первый голод и оглядевшись, случйный клиент змечл, что компнии з соседними столикми кк будто подобрны специльно: дв-три молодых «бык»-телохрнителя, хозяин среднего возрст, чсто с болезненными отекми под глзми, иногд женщины, которые нетвердо знли имен квлеров и быстро нпивлись. Ткое единообрзие смутно беспокоило чужк, к тому же телохрнители контролировли кждое его движение, есть под взглядми десятк пр глз — не смое большое удовольствие. Перекидв в себя содержимое трелок, клиент спешил рсплтиться и уйти.

Едв ли он догдывлся, что избежл, может быть, смой большой опсности в своей жизни. «Последний дюйм» был нейтрльной территорией, где собирлись для переговоров и увеселений вторитеты срзу нескольких преступных группировок. Обычной ресторнной уголовщины тм не приключлось, поскольку свято чтился зкон: волк у своего логов не охотится. Однко, нпример, злетного коммерснт, зряжвшего фотоппрт и сверкнувшего вспышкой в кком-то не том нпрвлении, н всякий случй зрыли вместе с мшиной в песчном крьере.

В тот же день и примерно в то же время, когд Ттьян, веря и не веря, вел телефонные переговоры с ведуньей, в «Последнем дюйме» сидели двое мужчин, мелькнувших в ее жизни нендолго и зпомнившихся нвсегд.

Подстреленный Змеем громил мял в руке теннисный мячик, рзрбтывя рненую руку, его хозяин Есул что-то увлеченно писл н бумжной слфетке. Если бы кто-то из многочисленных поклонников сочинителя Кдышев зглянул ему через плечо, он решил бы, что встретил еще одного читтеля-фнт: сверяясь с пометкми в зписной книжке. Есул выписывл нзвния и тиржи книг о Морском Змее.

Обед еще не зкзывли. Ждли нводчицу.

— Двендцть ромнов, — зкончил свои подсчеты Есул, — средний тирж берем дв миллион, оптовя цен з мягкую обложку — рублей десять, з переплет — пятндцть, в среднем возьмем двендцть. Двендцть ромнов н дв и еще рз н двендцть — двести восемьдесят восемь миллионов «деревянных», из которых он имеет процентов двдцть. Итого нш стричок стоит, около двух миллионов.

— Квртир, и не смя лучшя, — по-своему определил, цену Змея громил, пропустив утомительную мтемтику мимо ушей. — А мы вокруг него ходим, считй, дв месяц. Подкрулить его и морду нбить, кк ветерну-льгртнику. Молодого я бы убил.

Есул терпеливо выслушл подельник и уточнил:

— Дв миллион доллров, Пузо ты мое недогдливое.

— Брюхо, — мрчно попрвил громил. — Мое погоняло не Пузо, Брюхо.

— Извини. Конечно, Брюхо, — серьезно скзл Есул.

Он привык к тому, что с уголовникми никогд не знешь, ккое слово покжется им обидным. Может, переинчивние клички считется н зоне оскорблением, может, Брюхо просто кпризничет.

— Но дв миллион бксов — это по нынешнему курсу, ведь процентов восемьдесят он зрботл до кризис. Миллионов шесть-семь у него имеется, — продолжл Есул, не подозревя, что ошибется по всем пунктм. Тиржи у Змея были чуть больше, плтил ему Сохдзе вдвое меньше (и считлось, что десять процентов это очень хорошо), к тому же чсть допечток не проводилсь по документм, чтобы не плтить нлоги. Если Змей, знвший эту кухню, нчинл угрожть, что перейдет в другое издтельство, Сохдзе выдвл ему пчечку нличными, но в целом безбожно обмнывл его н этих неучтенных тиржх. Словом, сильно Есул звысил литертурные доходы Змея. Однко в смое ближйшее время он собирлся получить точную цифру.

— Не нпивйся, — предупредил он Брюхо, с звистью смотревшего н соседние столики. — Звтр возьмешь «Хрлей», поедешь к школе. С пцном-то познкомился?

Брюхо стрдльчески вздохнул.

— Д он «ботник», сильно зученный. Я весь их клсс перектл, он стоит, жмется.

— Девочки, трвк?

Брюхо покчл головой.

— «Ботник», он и есть «ботник». Пцны говорят, в компьютерх сечет, я-то ни бум-бум.

— А ты к нему с деловым предложением, — нчл импровизировть Есул. — Скжи: «У нс н рботе списывют компьютеры, поможешь толкнуть — возьму один для тебя».

— А оно ему ндо? — зсомневлся Брюхо. — При ткой ммше у него небось компьютер нилучший.

— Он пцн, ты к нему — по-взрослому. Н увжение должен клюнуть. И потом, в его возрсте крмнных денег никогд не хвтет, — пояснил Есул. Его несло.

Подробности кции возникли из ничего, кк будто кто-то ншептывл. — Твоя здч — чтобы он звтр не вернулся домой чсов до одинндцти. Отвези его н ккую-нибудь блтхту, компьютер возьми мой… Или нет, погоди.

Есть фирмочк, торгует подержнными компьютерми — дрес я тебе дм. Тм полтор человек, офис в квртире.

Отвезешь пцн, скжешь им, чтобы при нем собрли компьютер, ккой он зхочет, см пообещешь зехть вечерком н мшине, рсплтиться. Они его продержт до упор, будут нкручивть цену.

— А я, смо собой, не приеду… — Брюхо с увжением посмотрел н Есул. — И получится не «группой лиц по предврительному сговору», вроде кк шутк.

Есул потирл руки. Дело вытнцовывлось изящное.

Вместо того чтобы похищть мльчишку, знять его компьютером. А смому тем временем позвонить его ммше, поинтересовться: «Известно ли вм, где вш сын, мдм?» — и можно из нее веревки вить. А ммш — глвный бухглтер издтельств СГВ, выпускющего серил о Морском Змее. З жизнь сын он выложит всю информцию о доходх сочинителя Кдышев — и официльных, и укрытых от нлогов. Вот эти последние доходы больше всего интересовли Есул. Потому что есть железное првило: кто не плтит госудрству, тот плтит рэкетирм. А плтить госудрству богтенькие не любят. Уж очень оно ждное, госудрство. Рэкетиры требуют меньше.

Брюхо, которому идея пришлсь явно по душе (еще бы, ведь ему исполнять и, стло быть, рисковть), вдруг поскучнел.

— Неделя прошл, — нпомнил он, не нзывя события, от которого вел отсчет.

Есул передернулся — ткое не збудешь.

— Это тебе Синий велел передть?

— Не, Синий молчит. Пок. Я см беспокоюсь.

После неудвшегося покушения н Шишкин Есул сумел зткнуть рты недовольным, выдв из кссы лвэ с якобы полученных от Кдышев денег. Но это лишь оттянуло момент ндвигвшегося бунт. Еще одн-две ткие неожиднные выплты, и бртв поймет, что Есул не делится, откупется. Синий не дст рзбзривть кссу, ему охот получить ее полностью. Знчит, Есул кк не опрвдвшего доверия — в полировнный гроб, н кссу нложит лпу. Рдея з общий интерес, естественно. Это будет по понятиям. А если отобрть кссу при живом лидере, это будет беспредел. Не првильно.

Тк что вопрос с Шишкиным не снимлся. Нужн был кция устршения, чтобы бртв увидел: Есул способен пролить кровь. Тогд отвернутся от Синего, который только козыряет, см хоть и сидел двжды, но об рз по неувжемым бытовым сттьям.

— А может, я Синего грохну? — посоветовлся Есул.

Брюху он доверял.

— Ндо снчл Шишкин, то не поймут. Ты ж н Шишкин подпислся. Получится — слово не держишь, Синий вроде кк пострдет з првду, — истолковл ситуцию Брюхо. — Нет, Петрович, Шишкин приговоренный. Я тебя понимю: вроде кк стрнно — ни с того ни с сего звлить человек. А ты смотри н это, кк мы в Чечне: видишь дверь, кидешь грнту и дльше бежишь.

Ты подстрховлся, понимешь? А кто тм был, чечен или струшк, об этом дже не думй. Глвное, грнт у тебя, не у него и ты будешь жить.

— Вообще-то я зню, где его можно взять и Кк. Но мне нужно много людей, может быть, все, — скзл Есул. — Это кк будет, по понятиям?

— Почему нет? — ответил Брюхо и взглянул поверх головы Есул, сидевшего спиной к входу. — Глянь, Петрович, это не он?

Есул обернулся — он, — помхл нводчице, и нгнул голову, чтобы т не зметил улыбки.

Нводчиц мскировлсь, кк это двно уже не делют не только в плохих боевикх, но и в продиях н плохие боевики. Темные очки — это в ноябре-то! — черный искусственный прик и в довершение всего — плщ с поднятым воротником. З ней бежл швейцр, требуя сдть плщ в грдероб, он пронзительным, явно не своим голосом отвечл, что зшл н минутку, из подсобки уже выглядывл охрнник с дубинкой — словом, эт дур сделл все, чтобы привлечь к себе внимние.

Не дожидясь прикз. Брюхо ринулся нводчице нперерез и уговорил ее сдть плщ швейцру. Звсегдти «Последнего дюйм» осуждюще смотрели н Есул: кого приглсил? Ббенк выглядел кк явня жертв ккого-то готовившегося мошенничеств, рботть здесь было не принято.

— Зоя, вы женщин-згдк, — иронически зметил Есул, когд рскрсневшяся после битвы со швейцром нводчиц плюхнулсь н стул. — В прошлый рз нзнчили мне встречу в ГУМе у фонтн, и пришлось нши тйны кричть, потому что было шумно. Сегодня опять появляетесь с криком…

— Короче, Ивн Ивныч, меня ждут, — перебил «женщин-згдк». Есул, который см нзвлся при знкомстве вымышленным именем, не сомневлся, что никкя он не Зоя. — Кончется второй месяц, результт я не вижу. Зню, что Змей рнил вшего приятеля, вот и весь результт. Если вы не спрвляетесь, я могу ннять других исполнителей.

Он считл, что ннял Есул, и тот ее не рзубеждл, хотя ннимть тких людей — все рвно что охотиться с тигром: никогд не известно, н кого он бросится н дичь или н охотник.

— Нпомню вм нше соглшение, — учтивым тоном нчл Есул. — Вы дете информцию, мы ее применяем.

Но, извините, информцию выдли смую общую…

— Общую?! — возмутилсь нводчиц. — Я вм дю дрес, телефоны, слепки с ключей и дже его секрет с зжтым в двери волосом. Вы ходите в квртиру, кк к себе домой, и говорите — общую?!

Есул смотрел н нее с нгельской кротостью.

— Зоеньк, если вш информция нстолько исчерпывющя, то почему о нличии охрны у клиент мы узнем не от вс, от смой охрны?

Есул спршивл н вось. Он тк и не рзобрлся, что делл Шишкин рядом с домом Кдышев — то ли подхлтуривл охрной квртиры, то ли пс ее с той же целью, что и см Есул.

— Ккя охрн?! — Лже-Зоя рзинул рот, подумл и ринулсь в тку:

— Нрочно меня дурите?! Я сто рз у них был и никкой охрны не видел!

— Верю, верю, — поднял руки Есул. Из-з соседних столиков н них смотрели. Не хвтло только скндл в этом богоспсемом месте. — Но должен зметить, что клиент — не нтиквр и не брыг. Обстновк в квртире чуть лучше средней, деньги н бнковских счетх, серьезного компромт, чтобы вытрясти из него эти деньги, вы не дли. Кртинки, которые у него висят, — Шилов, Сергей Присекин, — не спорю, ценные кртинки, но продть их невозможно. Те, кому по крмну портрет рботы Шилов, и зкжут ему свой портрет, не физиономию постороннего человек. Женских дргоценностей мы ншли тысяч н десять доллров и не стли их трогть, потому что шли не з десятью тысячми, по крйней мере з ст. Дидему вообще не ншли — скорее всего он в сейфе, но ключ вы нм не дли, не говоря уже о том, что, помимо ключ, к змку нужен код. А оствлять явные следы взлом нм не хочется по той же причине: этого мло, Зоеньк. Что тм еще — компьютеры, охотничьи ружья? Ну, возьмем, проддим в лучшем случе з треть цены, вм по ншему соглшению — половин: тысяч пять, если нйдем дидему, то пятндцть. И н этих пустякх мы потеряем ключи от квртиры, потому что он, конечно, врежет новые змки. Хотите, я срзу отдм вм пять тысяч доллров и мы рсстнемся?

— Ншли дуру, — некорректно ответил Зоя. — Что вы тм говорили о ст тысячх?

Есул не стл упоминть об фере с глвбухшей издтельств СГВ — здесь нводчиц не могл помочь и, знчит, не имел прв н долю. У него был еще один плн, руливший в будущем горздо более солидные деньги.

— Зоеньк, ведь он стрый человек, сердечник, в любую минуту может умереть…

— Вы его убьете? — с острым любопытством спросил нводчиц.

Есул поморщился.

— Я только предположил, что он скоро умрет. А вы кк верный друг семьи должны окзться рядом с вдовой, помочь ей в борьбе с другими нследникми, вовремя дть ценный совет. Мы подскжем ккой. Понятно?

Лже-Зоя молч кивнул.

Когд он ушл, провожвший ее до мшины Брюхо рзочровнно сообщил:

— «Нив», крсня, номер сняты. Уехли в сторону Москвы, тм через пять километров пост ДПС. Я тк думю, они сейчс остновятся и номер привинтят, для гишников Съездить з ними? Н «Форде» я их мухой догоню.

— Не ндо, — возрзил Есул, — никуд он не денется, см позвонит. А нчнешь ее псти — еще спугнешь.

Ты лучше пострйся в следующий рз ее обять и трхнуть. Смый ндежный для ббы крючок — кожный.

— Д я стрюсь, уже з жопу ее ущипнул, — поделился Брюхо. — И он вроде не против. Но ее ткой «бычин» ждл в мшине — больше меня! А жоп подходящя.

Дв рбуз, не жоп.

Н этом обсуждение достоинств Лже-Зои зкончилось. О том, что он не получит обещнной половины, не говорили — это подрзумевлось. Нводчику редко плтят больше десяти процентов, уж ткого нводчик, кк он, лох, не умеющего дже одеться тк, чтобы не привлекть внимния, и грозящего провлом всей группе, в лучшем случе вместо вознгрждения избивют, чтобы помлкивл, в худшем — зрывют. Тут все звисит от личных склонностей преступников и от суммы, которя поствлен н крту.

Есул склонности к нсилию не имел и стрлся сдерживть своих отсидевших подельников. Но сейчс он чувствовл, что нчинет дело, о кком мечтет кждый уголовник, — нстоящее дело, последнее дело, после которого можно звязть с прошлым и стть респектбельным бизнесменом, влдельцем кзино или ресторн.

Судьб миллионов Кдышев не должн был звисеть от длинного язык дуры-нводчицы. Кк только он сыгрет свою роль, ее следовло зрыть.

Мысль об этом коробил Есул, и он опрвдывлся перед собой тем, что просто не сможет сохрнить нводчице жизнь, если бы дже и зхотел. Бртв не поймет, и вместо одного труп стнет дв.

ЧАЙ ИЗ ЗМЕЕЧАШКИ

В истокх геронтофилии лежит отношение ребенк к взрослому человеку кк к иделу, обрзцу для подржния.

В школьные годы первя влюбленность, особенно у девушек, нередко нпрвлен н учителя, ртист. Влечение к пожилым мужчинм иногд возникет у молодых женщин в процессе поиск деквтного пртнер, что связно с неудчми сексульных контктов со сверстникми.

Т. АГАРКОВА и др. Сексоптологи"

Ттьян. 26 ноября

Он сидел у Вики н кухонном дивнчике и прихлебывл из чшки бульон. От королевы бл, ккой должн был помнить ее Вик с юбилея, остлсь одн прическ. Глз ввлились, лицо бледное, из косметики только черный крндш, большой нбор остлся у Змея.

— Кушй, кушй. — Вик двумя вилкми рзбирл курицу и подклдывл ей кусочки белого мяс. — Может, бульон подогреть? Не остыл?

Ттьян жевл курицу, не чувствуя вкус. Нос был зложен от слез.

— Говорит, что я ложки потскл. А см всегд:

«Чуть что со мной, хвтй все ценное и уноси, чтобы спиногрызм не достлось!»

— Ндо же! — непонятно чему обрдовлсь Вик. — И мне тк же говорил, слово в слово. Это из-з Игоря.

Был случй, еще до меня: Змей болел, Игорь у него из дом что-то тм увез, вступил в прв нследовния. Вот и пошло: Змей в госпитль — я к отцу с полными сумкми, змеедобро спсю. — Вик порылсь в кухонном столике, достл серебряную ложечку с витым черенком. — Вот, у меня одн с тех пор звлялсь. Он этой не досчитлся?

Ттьян блгорзумно смолчл об укрденных бртом ложкх.

— Точно, ее! А меня все время пилил!

— Збирй. Потом ему незметно подложишь, скжешь, что обсчитлся, и зствишь извиняться. Я всегд подрки требовл!

— Куд подложить?! Он же меня выгнл, — признлсь Ттьян. — Тк орл, из ружья стрелял!

— Ой, то ты его не знешь! Когд плохо себя чувствует, всегд орет, — зсмеялсь Вик. У нее этот груз двно спл с плеч, и теперь он вспоминл все с явным удовольствием.

Ззвонил кухонный, в тон холодильнику, телефон.

Вик взял трубку.

— Дорр-рогя моя! Рр-рыбоньк! — н всю кухню пророкотл мембрн.

— Нш. Из дом, — зкрыв трубку лдонью, одними губми сообщил Вик. Он жил от Змея в трех квртлх.

— Викуся, когд придешь ко мне кофе пить?

— Ой, не скоро. Сереж сдет книжку, сидит день и ночь, — стрельнув н Ттьяну глзми, ответил Вик, будто не допускя и мысли, что Змей может приглшть ее одну, без муж.

— А н хрен нм Сереж?

Вот это Змей скзл зря.

— Подумй, — отрезл Вик и брякнул трубку.

— Чего он от тебя хочет? Он что, не понимет, что ты змужем?! — нсел Ттьян.

— Он боится одиночеств, — обезоруживюще ответил Вик.

Ттьян рсплклсь. А Вик держл пузу. Поствил чйник, достл из зстекленной полки чшку «мдонн». От сервиз, узнл Ттьян.

— Пей вот из его чшки. Он мне привез из Польши.

Нзывются «кочующие мдонны».

— Почему кочующие?

— Поссоримся, уйду к ппе, он привезет, кинет под дверью: мол, мне твоего не ндо. Помиримся — я обртно тщу. А кк стли рзводиться, он опять привез этих «мдонн», Сергей мне говорит: «Чтоб ни единой вещи его в доме не остлось!» Эту я уже потом ншл у ппы н дче.

Ттьян зсмеялсь: и он побегл туд-сюд с вещми.

— Ну вот видишь, ты плчешь. Д интересно же с ним жить, интересно! Н вот рулетик.

Чй из змеечшки был терпким и рсслбляющим, мковый рулет тял во рту. А Вик — уютня и мягкя, со спокойным грудным голосом.

— Тк что не переживй. Орет, с ружьем бегет — это информционный шум. Он тк себя подзводит, эмоции гоняет. А ты н нем одном не змыкйся. Если хочешь быть со Змеем, у тебя должен быть еще человек — для уверенности в себе.

— Изменять?! — Хотя Ттьян был и не чист перед Змеем, но ткое откровенное зявление ее изумило. Он посмотрел н Вику и встретил взгляд жесткий, почти кк у Змея. А говорит вроде лсково! Ох непрост, ох не т он, кем прикидывется — домшняя женщин, пирожки печет! Похоже, многого от Змея нбрлсь.

— Не изменять, иметь еще жизнь, другую. Мужчины же рзные. Один оценит, что ты всю себя ему отдешь, другой увидит в этом твою слбость, будет зтптывть.

Чтобы жить со Змеем, ндо принимть его првил. Он же игрет с женщиной, кк кот с мышкой: убегешь — он з тобой, сдешься — проглотит.

— И кк же ты с ним прожил пять лет? — «С ткими мыслями», — хотелось добвить Ттьяне, но это он оствил при себе.

— Нучилсь. А кто бы я был без него? Стря дев, зморочення? Ну, может, и не дев, но психологически и не нстоящя женщин. Сидел бы, ждл принц своего рспрекрсного. — Вик кивнул в сторону полки. Тм з стекло был криво зсунут фотокрточк, ткя же, ккую укрл в редкции Ттьян: Сергей, Вик и Собк — все семейство.

— А что ж ты от него ушл?

— Они с отцом не смогли меня поделить. Отцу было одиноко после смерти ммы, я не могл его бросить, жил н дв дом. А Змей скндлил. Когд пп зболел,. я первя кк-то знл, что он умрет, еще до того, кк скзли врчи. Он лежл в згородной больнице, в отдельной " плте, и мне поствили тм кровть. А Змей стл покзывть хрктер: приезжл, зктывл сцены, отц оскорблял, меня увозил, не двл мне с ним последние дни провести. Вот я и выбрл отц. Мужчины приходят и уходят, отец один.

Вик рсскзывл легко — успел пережить. А Ттьяну трясло.

— А дльше что было?

— Когд пп умер. Змей ко мне кк ни в чем не бывло. И я вернулсь. Стршно было одной. А когд у тебя нет никого из стрших, тк вообще чувствуешь крй, знешь, что твой черед следующий. Ты не предствляешь, что это ткое — когд вообще никого нет. У тебя же и родители, и брт.

— А Сергей?

— Сергей пришел и меня збрл.

— А ты, когд вернулсь к Змею, ты простил? — рзволновлсь Ттьян.

— И ты прости. Я думл, что не смогу, но когд мыс Сергеем венчлись, — перед венчнием ндо исповедться, — Я все рсскзл бтюшке, и он скзл: «Не гневи душу, это грех. Сними грех, прости его. А он, твой бывший муж, потому тебе с отцом не помогл, что себя видел н его месте. Потому что см смерти боится».

У Ттьяны пробежли муршки по спине.

— Когд ему плохо, он меня всегд з, руку держит, говорит: не уходи, мне стршно! Всю ночь с ним сижу, не сплю.

— Ну конечно, жлко его, — соглсилсь Вик.

И вообще, ты жен, обязн.

— Д ккя я жен? Три рз до згс не доезжли, выдл свою тйну Ттьян.

— Д ты что! Тк он с тобой не рспислся?! — Было видно, что Вик возмутилсь вполне искренне. — Женой нзывет! Пять лет живет и не рспислся!

— Кк к згсу подъезжть, тк он скндл устривет.

А последний год все брчный контркт соствляет.

— А мне оствлял звещния, — оживилсь Вик. — Хочешь, покжу?

Он вскочил и быстро вышл из кухни. У Ттьяны было ткое чувство, будто Змей вытворял все это не много лет нзд, совсем недвно и нзло ей.

Звещний окзлсь целя пчк: «Нее мое движимое и недвижимое…», «…моей зконной супруге…» — листки зполнены ккуртным Змеиным почерком, и подпись его, нворочення, с росчеркми, ткую не подделешь.

— Тк что же он, при рзводе их обртно не потребовл? — чуть дыш, спросил Ттьян.

— Смеешься? Они же, кк твой брчный контркт: пишет и не зверяет, пишет и не зверяет. А кк поссоримся, я к ппе уйду, он шлет по почте зкзными письмми. Я всю эту кучу ншл только в прошлом году — пп их склдывл, я его стол долго не рзбирл…

Кто-то сегодня ворожил Ттьяне — то ли бог, то ли черт, то ли бб Пш. Не успел Вик достть из холодильник очередное свое кулинрное чудо, кк в коридоре злял собк.

— Сереж! Грик его шги еще н лестнице слышит. — Вик торопливо сунул ей звещния. — Спрячь пок.

Сядь н них, что ли. А то Сереж этого не выносит.

Во входной двери звозились ключом, и Вик пошл встречть муж. Пок супруги под лй собки перешептывлись в прихожей, Ттьян прибрл в сумочку одно звещние. Пчк от этого ничуть не уменьшилсь. Если Змей писл по звещнию после кждого уход Вики к отцу, то его жизнь с Ттьяной можно считть обрзцом семейных отношений: у них-то это был первя по-нстоящему крупня рзмолвк.

Дверь хлопнул, собчий лй срзу прекртился.

— Неси сюд, спрячем! — крикнул из коридор Вик. — Скорее, я их н минутку отпрвил пописть.

Выйдя в коридор, Ттьян зстл свою то ли соперницу, то ли сортницу в позе критиды: н голову ей сползли книги из рспхнутых нтресолей в стенном шкфу, Вик мкушкой и рукми сдерживл нпор.

— Достть-то было легко… — виновто скзл он. — Помогй. Возьми з дверью стремянку… Д не з этой дверью, вон тм! — Вик неосторожно дернул рукой, и книги посыплись.

Обртно их метли, кк комсомольцы н удрной стройке во время киносъемок. «Фейнмновские лекции по физике», том «Физической энциклопедии»… Судя по всему, книги приндлежли покойному Викиному отцу.

Стопку звещний он зсунул в смую нижнюю — толстенный том «Ядерной физики». Ттьян не сомневлсь, что тм звещния и будут похоронены еще н много лет.

Когд Сергей вернулся, они чинно сидели н кухне з чем. У Вики поперек лб остлся предтельский грязный мзок — утирл пот рукой. Ттьян исподтишк посмотрел н свои руки. Тоже грязные…

Встреч обошлсь без щекотливых моментов. Сергей, окзывется, успел нпечтть интервью со Змеем и визит литертурной секретря в редкцию воспринял кк смое обычное дело: зшл гзету попросить. А в том, что зходил именно Ттьян, он и не сомневлся — имел вещественное докзтельство.

— Признвйтесь, Тня, что вы сделли с Ветровым? — скзл он, отдвя ей рисунок мленького Пушкин. — Во-первых, Львович сроду тк хорошо не писл портреты — он шрифтовик, дизйнер. А во-вторых, спит и видит, кк бы проктить вс н своей «Альф-Ромео».

Вик схвтил рисунок, зхл, зтормошил Ттьяну:

— Вот тебе и з стрдния нгрд! Ты с этим Ромео водись, он золотой человек!

Он явно хотел нпомнить о своих рзговорчикх про «еще жизнь», «другую жизнь» — дескть, не теряйся.

— Я пойду, — нейтрльным тоном скзл Ттьян.

С попрвкой н то, что их слышл Викин муж, это должно было ознчть: «Д иди ты со своими нмекми!» — Восьмой чс, пок дождешься электрички…

— И не думй! — горячо возрзил Вик. — Сдись н втобус, третья остновк. Уверяю тебя, он сидит и ждет!

«Только вот кого, меня или тебя?» — про себя спросил Ттьян, но, рзумеется, не стл говорить этого при Сергее. Толстяк и без того понял, о ком идет речь, д еще и Вик успел ему что-то ншептть в коридоре. Кк бы невзнчй он прислонился спиной к дверному косяку, згородив Ттьяне выход.

— Вот что, девки, я вм скжу… — Зход предвещл длинную мужскую лекцию. Вик сморщил нос и зговорщически подмигнул Ттьяне. — Вс, дурех, обвел вокруг пльц рзвртный стрик. Кк педофил пятилетнему ребенку, покзл крмельку н плочке и змнил в подвл. Потом-то вы поняли, что к чему, уже поздно: нормльного мужик вовремя не получили, детей звести не смогли, все, что он вм покзл, приндлежит ему, вм только было дозволено попользовться. Вм обидно и стыдно, и вы нчинете выдумывть опрвдния ему и себе. «Он меня любит» — ккя любовь с ткой рзницей в возрсте? Что у вс общего, кроме постели дв рз в месяц? «Он меня жизни нучил»…

Ндо было видеть, ккое лицо сделлось у Вики! Дв лимон, бнк горчицы, пепельниц окурков, принимть солдтскими половникми, пок не вырвет, — вот примерно ткое лицо.

— ..Но ккой, к хренм, жизни он мог вс нучить, если свою жизнь прожил при совке?! — рзошелся Сергей. — Это все рвно что мой прдедушк-крестьянин стл бы меня учить, с ккой стороны в мшину лошдь зпрягется… «Он тлнтливый» — д, тут я соглсен, но ккое отношение это имеет к вм? Нужен вм тлнт — читйте его книжки… Что тм еще из твоего дежурного нбор? — Он взглядом прожег и без того сжвшуюся н тбуретке Вику. — «Ах, с ним было тк интересно, мльчики-ровесники в тот момент еще не созрели»?! Тк ты бы шл з интересным к ппе-профессору, трхться — к мльчикм-ровесникм, что тоже очень интересно.

И не было бы у тебя от его гнилого семени выкидыш и бесплодия!

Ттьян вскочил и, оттолкнув стоявшего н пути толстяк, с горящим лицом кинулсь в прихожую. В ногх путлся кудлтый рыжий пес. Крутя головку незнкомого змк, он рсслышл из кухни:

— Это я для нее говорил. Не обижйся.

— Зню, — спокойным голосом ответил мужу Вик.

Уже н улице Ттьян вспомнил, что не взял вещицу для легкого отворот, и не особенно рсстроилсь. Зто оствил почти все свои обиды н Вику.

В сумочке лежло нечто более мтерильное, чем все ведовство ббы Пши. Но о звещнии Ттьян прикзл себе не думть.

ПРОДОЛЖИМ НАШИ ИГРЫ

И терпентин н что-нибудь полезен.

КОЗЬМА ПРУТКОВ

Трковский. Ночь н 27 ноября. З три недели до выборов

После пляжей Мйми хмуря Москв вызывл отврщение. Ныряя из эропортовских дверей в мшину, из мшины — в подъезд, Виктор Сулович ухитрился схвтить нсморк. Или это был ллергия н Родину? Сопли текли ручьем, птентовнные мзи и кпли помогли н ккие-нибудь полчс. Вдобвок он чересчур долго спл в смолете, впереди был еще целя ночь, которя в Америке — день, и Виктор Сулович мялся бессонницей. Он кпризничл, кутлся в плед, терзл пульт дистнционного упрвления кондиционером и все никк не мог подобрть комфортную темпертуру: то духот, то холод, и холод-то мерзкий, тк и бьет по суствм. Б-р-р!

Вля порхл н цыпочкх, звривл цветочный чй от простуды, но Виктор Сулович нходил, к чему придрться: почему — н цыпочкх, в доме покойник, что ли? Почему ложечкой звякет? Зчем схру положил, рзве он просил?

Еще в Мйми он понял, что Вля ему попросту ндоел и пор устроить ей день птиц: рспхнуть золотую клетку, и пускй себе порхет. Остнвливл Трковского только лень: новой птичке пришлось бы зново объяснять, где что лежит и ккие у хозяин привычки. Нтшу он был вынужден отлучить от тел и н время перевести в филил. Конспигция, бтеньк, кк любит говорить опять же Нтш. Виктор Сулович вплотную подобрлся к пистелю Кдышеву и не хотел, чтобы дело сорвлось из-з ерунды: ну кк он узнет, у кого рботет любимя внучтя племянниц?

Тут Виктор Сулович понял причину своей хндры: писк! Будь он см н месте Кдышев, удрил бы именно сейчс, нкнуне выборов, и не через ментовку, через прессу. Резоннс обеспечен: снчл тиснут компромт, и все гентств подхвтят; потом второй круг: будут писть, кк Виктор Сулович выгоняют с купленного мест в пртийном списке, это, ндо полгть, не однодневня процедур. После ткого взрыв от ментовки не откупишься… Где Шишкин? Почему не встретил хозяин — нечем похвстться? Д нет, кгэбэшный лис не из тех, кто отклдывет н звтр то, что можно получить н орехи сегодня. Просто Трковский поздно прилетел, вот и вся причин.

Виктор Сулович понял, что не зснет, пок не узнет, кк подвигются дел с Кдышевым.

— Вызови-к мне Шишкин, — скомндовл он притихшей Вле. — Рзбудим его, то взял моду — хозяин не встречть.

— Тк он уже едет. Полчс нзд звонил н мой телефон: кк Виктор Сулыч, не спит ли?..

— Тк что ж ты молчл, куриц?! — встрепенулся Трковский. — У него что-нибудь срочное?

— Я спршивл. А он тк згдочно: «И д, и нет…»

Виктор Сулович нстолько рзволновлся, что сел ждть кокну. Позвонить Шишкину в мшину? Нет, только нервы портить: кгэбэшник все рвно ничего не скжет по телефону.

Шишкинский «СААБ» подктил к подъезду минут через десять.

— А сделй-к нм. Вля, зкусочку, — в порыве внезпной симптии к шефу отдел безопсности прикзл Трковский. Нверняк мужик не из дому едет. Бьется по хозяйским делм, и ндо его немного приблизить, чтобы видел: не здром стрется.

Когд Шишкин вошел, его непроницемя физиономия кгэбэшного лис срзу же остудил блгой порыв Трковского. Алис еще и тянул резину:

— Приветствую, Виктор Сулович. Кк отдохнули, Виктор Сулович?

— С вми отдохнешь, — буркнул Трковский. Шишкин прекрсно знл, что в Мйми он рботл. Хотя, конечно, кк скзть: не у стнк стоял. Пожить в пятизвездочном отеле, поглядеть, кк мнекенщицы крутят бедрми, подписть дв десятк типовых бумжек, где меняются только суммы, прочее знешь низусть — в понимнии того же Шишкин это едв ли рбот… — Доклдывй! — Он кивком приглсил Шишкин сесть. — Нет, скжи срзу: он — это он?

— Прослушки боитесь? — удивился Шишкин. — Зря, мы з чс до вшего приезд все проскнировли.

— Просто оговорился. С тобой я ничего не боюсь Никит Всильич, — польстил нчльнику отдел безопсности Трковский. — Повторяю вопрос: Кдышев — это Умник?

— С девяностопроцентной вероятностью.

— Объясни, — потребовл Трковский. — Перед моим отъездом ты считл, что вероятность фифти-фифти. Что ты тм нкопл новенького и когд скжешь точно?

— Точно скжу, когд будут вешдоки. Документы, н" сколько я понимю?

— — Ну, — неохотно подтвердил Трковский. — Ты бы из него тк информцию вытягивл, кк из меня… Тк ккие у тебя докзтельств?

— В том-то и фокус, что почти никких! — с неуместным оптимизмом воскликнул Шишкин. Трковский молч ждл продолжения. — Дело было тк… — тоном скзочник нчл кгэбэшный лис и стл выклдывть подробности.

Почти все Трковский уже знл: одни события успел зстть, будучи в Москве, о других Шишкин доклдывл по телефону (смо собой, иноскзтельно и в общих чертх). Но сейчс в изложении кгэбэшного лис, умевшего подть товр лицом, рзрозненные фкты склдывлись в довольно стройную кртину, хотя и с белым пятном н смом вжном месте.

В дни, когд Кдышев был взят под нблюдение, он подверглся попыткм вымогтельств со стороны преступной группы Есул. В нстоящий момент ее ктивность прлизовн мероприятиями Шишкин. Информция, которой облдл Есул, снят, однко серьезного интерес для дльнейшей рзрботки Кдышев не предствляет. Любопытно другое.

Есуловцев нвел н пистеля ккя-то женщин, судя по всему, из ближйшего окружения Кдышев (сумел достть слепки ключей, зписл н диктофон его звонки н пульт вневедомственной охрны). Личность женщины не устновлен. Есулу о ней ничего не известно — случй, ндо скзть, нетипичный. Кроме того, в квртиру Кдышев пытлся проникнуть некий мужчин лет тридцти двух — тридцти пяти, явно не приндлежвший к группе Есул. Устновить, зчем он приходил, не предствилось возможным, тк кк неизвестному воспрепятствовл Антолий Авдеев, сосед Кдышев по гржу. Сотрудники Шишкин скрытно проводили неизвестного до КПП софринской бригды внутренних войск, куд тот и вошел, предъявив дежурному служебное удостоверение. В упомянутой бригде служит брт жены Кдышев, которую пистель выгнл из дому н следующий день после вооруженного столкновения с Есулом и одним из его подручных. (По днным н сегодня, у Кдышев с женой состоялось примирение.) Тким обрзом, помимо Трковского, к пистелю проявляют интерес еще две силы: Есул с подчи нводчицы и некто из софринской бригды, вероятно, связнный с женой Кдышев.

«Жен и есть нводчиц», — попытлся щегольнуть дедуктивными способностями Трковский, но Шишкин скзл, нет, жену Есул видел — не он. Однко в сообржениях увжемого Виктор Сулович есть резон: Кдышев, конечно, стричок богтый, и криминльня ктивность вокруг него вполне объясним, но не нстолько же бурня! Скорее здесь не соперничество двух групп — софринской и есуловцев, — попытк использовть Есул втемную. Прослушкой устновлено, что брк Кдышев не зрегистрировн, стричок н лдн дышит, и у сожительницы вполне могут возникнуть определенные плны н его кпитл. Тогд выстривется цепочк: сожительниц — софринец (ее брт или любовник) — нводчиц — Есул. Косвенным обрзом это подтверждется появлением софринц у квртиры Кдышев н следующий вечер после неудчного обыск, предпринятого тм есуловцми.

Ккой интерес все это предствляет для Трковского?

Д смый непосредственный. И неизвестня нводчиц, и, судя по всему, софринец (невжно, вместе они рботют или нет) зняты поиском компромт н Кдышев.

Перехвтив у них этот компромт, можно нейтрлизовть всякую деятельность Умник против Виктор Сулович.

Теперь о том, почему Шишкин прктически уверен, что Кдышев — Умник. Это подтверждется тремя эпизодми.

Первый: рекция Кдышев н привет от Виктор Сулович, переднный журнлистом Левшовым. Несмотря н то что сделть видеозпись не удлось, можно считть, что привет дошел по нзнчению и был воспринят…

Н этом месте Виктор Сулович смодовольно улыбнулся, Шишкин продолжл с невозмутимым видом:

— ..кк предупреждение. Известно, что Кдышев ездит осторожно и пьяным з руль не сдится. А тут срзу же после визит журнлист сел и погнл кк н пожр.

Появление сосед по гржу около дверей его квртиры тоже вряд ли можно считть случйным. Кдышев ждл людей Шишкин и, в общем, несильно ошибся: они шли н обыск предыдущей ночью, однко столкнулись с есуловцми и собирлись повторить попытку следующей ночью.

Второй эпизод — последоввшее з этим десятидневное сидение Кдышев в квртире. В этот период пистель перенес н ногх сердечный приступ (о чем свидетельствуют нйденные в мусоре упковки из-под лекрств и шприцы с остткми крдиостимуляторов). Однко не только не лег в госпитль, но и не вызывл врч. Мотив столь недеквтных действий предствляется очевидным: боялся оствить квртиру.

З сим следует прорыв в духе мерикнских боевиков, где, кк и в эпизоде с софринцем, снов учствовл Авдеев (отсидевший четыре год з неосторожное убийство; при этом он для Кдышев не просто сосед по гржу, доверенный человек). Он блокирует груженым втомобилем джип людей Шишкин, Кдышев тем временем уходит из-под нблюдения и вновь появляется спустя полтор чс н дче в компнии бывшей жены. По днным прослушивния, они в течение чс знимются сексом, после чего дм уезжет, Кдышев остется н дче. Дв чс спустя он вызывет ткси и едет н деловую встречу с издтелем Сохдзе. Вечер об проводят в ресторне ЦДЛ, где к ним присоединяется критик Лебед, личность млознчительня и не связння с ними деловыми отношениями. Зкнчивется попойк уже под утро н литфондовской дче Лебеды. С этого момент нстороженность Кдышев спдет. Он позволяет себе долгие отлучки и бессистемно ночует то в квртире, то н дче, то у собутыльников.

— Упустили, — резюмировл Трковский. Он чувствовл себя нстолько опустошенным, что ругться не было сил.

Шишкин и не думл опрвдывться.

— Интересующие вс документы можно было изъять еще в ночь н седьмое ноября. Они были в сейфе — это прктически устновлено. Нм не хвтило нескольких чсов, — жестко скзл он и пояснил, против своего обычя рсствляя точки нд "i":

— Эту ночь Кдышев собирлся провести н дче, мы — в его квртире. Если бы не приветик от Виктор Сулович.

— Откуд ткя уверенность? Нсчет сейф? — спросил Трковский, пропустив нпоминние о «приветике» мимо ушей. Он осознл ошибку, но виновтым себя не чувствовл просто потому, что это чувство — не из облсти отношений хозяин с немным рботником.

— Тм нйдены другие документы. Ничего серьезного: в советское время я бы скзл, что они компромтного хрктер, сейчс воспринимются кк бытовух, повод для сплетен — кто с кем спит и пьянствует. Чсть ппок из искусственной кожи с подложкой из поролон. Он имеет свойство стреть и слеживться под тяжестью. По вмятинм н ппкх видно, что в сейфе недвно лежли скорее всего конверты большого формт. Н кухонной доске и н утюге — следы оплвленного полиэтилен.

Кртин вполне определення: достл конверты и зпял для зклдки в тйник.

Шишкин доклдывл с ткой уверенностью и дже щегольством, кк будто одержл победу.

— Тк ищите! — взорвлся Трковский.

— Ищем. Только, Виктор Сулович, я бы не обольщлся. Он достточно попетлял, чтобы зствить нс искть чуть ли не по всей Москве.

— У любовницы проверяли?

— Имеете в виду бывшую жену? — уточнил Шишкин. — Д, кк только он уехл с дчи, тормознули ее мшину н посту ДПС. Документов, конвертов, ппок при ней не было. Но, Виктор Сулович, н дчу они ехли слишком долго. Вполне могли куд-нибудь звернуть по дороге… — Шишкин помялся и зявил в лоб:

— Боюсь, вы недеквтно оценивете ситуцию. Проблем не в том, что он встречлся с любовницей, деловым пртнером и случйным собутыльником. Проблем в его перемещениях и контктх. Скжем, в издтельстве у Сохдзе рботют дв десятк человек, и все осознют, что Кдышев — их глвный кормилец. Кждый почтет з честь взять у него конверт н сохрнение или чтобы отпрвить его зкзным по дресу: «Глвпочтмт, Кдышеву, до востребовния». А сколько контктов у него было в ЦДЛ?

А в Переделкине?.. Нет, Виктор Сулович, мы н смом деле его упустили. Сейчс можно только ждть. И не спускть с него глз.

…И БЬЮТСЯ О БОРТ КОРАБЛЯ

Брк — это нечто вроде истории колонильной стрны: ее звоевывют, потом вечно стлкивются с борьбой з незвисимость.

МАРИО АЛЬМАЗАН

Ттьян. Ночь и утро 27 ноября

В телефонной будке з углом змеедом он с дрожью нбрл номер. Згдл, н сколько гудков Змей подойдет: чем меньше, тем все будет лучше. Он поднял трубку срзу — видно, сидел з письменным столом в кбинете.

— М-д-? — Ттьян от неожиднности чуть не повесил трубку. — Ну, говорите, кто это?

— Володя, это я…

— Ну и что ты хочешь?

И снов он чуть не повесил трубку.

— Ничего… Кк ты живешь?

— Нормльно, что? — Змей обрубл фрзы, не оствляя мостиков для продолжения рзговор.

— Кк себя чувствуешь?

— Нормльно. Это все? — железным тоном спросил Змей.

— Нет. Ты не мог бы…

— Ну что, не мямли!

— Я пльто хотел взять, мне холодно! — ншлсь Ттьян.

— Ну и збирй! — Он бросил трубку.

Змей жил в центрльном, трехэтжном корпусе «немецкой слободы», построенной военнопленными, — с нглухо збитыми черными ходми, недействующими фонтнми во дворе и проломленной тут и тм огрдой из стльных прутьев. Ттьян вышл из будки и нпрвилсь к подъезду, считя шги: тридцть пять, тридцть шесть…

Н кждом првом шге у нее росл уверенность, что все будет хорошо, кждый левый эту уверенность вышибл и добвлял стрху. Стршно — нет, стршно — нет, левой-првой, шестьдесят, шестьдесят один.., двери открывются, один лестничный пролет, окно, второй…

Дверь квртиры кчнулсь от сквозняк — приоткрыл для нее? Но у нее ключи. Нверное, ждет, когд зявится домой нгулявшяся кошк. Или поменял змки, сейчс открыл все-тки для нее, не для кошки?

Почему-то не решясь рспхнуть дверь пошире, Ттьян протиснулсь в прихожую. Кк кошк. Все двери были нстежь, и везде горел свет. Змей устривл иллюминцию, когд оствлся один и боялся.

Ттьян тихонько открыл стенной шкф — ее пльто, куртки и плщи висели в том же порядке, что и прежде. У нее потеплело н сердце — не собрл, и если приводил кого из женского пол, ее одежд был кк предупреждение: н многое, подруг, не рссчитывй, хозяйкино место знято.

— Ну, что ты тм шебршишь?

Ттьян молч побрел н голос, з поворотом коридор увидел выплывющие из кбинет клубы тбчного дым, подошл и встл у косяк, не решясь войти. Змей сидел в кресле под торшером со сткном в руке. Дымил сигретми, н столике — почтя бутылк виски.

— Ну, и где ты штлсь?

— У себя дом был.

— Д ты н себя посмотри, отощл вся! Это где «дом»?

— В госпитле.

— Все ты врешь! Тебя тм не видели!

Ттьяну опять прошил тепля волн — беспокоился.

— Д я…

— .! — в рифму вымтерился Змей. — Что стоишь?

Пепельницу с кухни принеси!

Обрдовння Ттьян шмыгнул н кухню, мгновенно оценил обстновку н столе консервные бнки, неполитые цветы пожелтели, плит злит сбежвшим кофе, Он вытряхнул полную окурков пепельницу, помыл и вытерл ее своим висевшим н крючке фртуком. Полотенц куд-то поде влись, и все, все это было знком того, что н кухне никто, кроме Змея, не хозяйничл.

В кбинет он почти бежл, но вошл тихонько, поствил пепельницу н столик перед Змеем. Он успел достть из бр бокл и до крев нлить виски.

— Выпьешь рюмшку?

— Ой, нет…

— Минет! — снов срифмовл Змей. — Бери, кому говорю!

Ттьян боком подвинулсь к Змеевой стороне столик, где стоял бокл, неуверенно протянул руку, взял…

И почувствовл н тлии руку Змея. Сбивя Ттьяну с ног, он рвнул ее к себе н колени, виски из бокл выплеснулось вверх и обрушилось ей н грудь. Жемчужными брызгми полетели во все стороны пуговички с рзорвнного блузон, зсккли по ковру. Змей резко зтянулся сигретой, зтушил ее в пепельнице. Првой рукой он крепко держл Ттьяну з тлию, освободившейся от сигреты левой злез под рзорвнный блузон, потянул зстежку лифчик.

— Ты что? — збормотл Ттьян.

— Молчть!

Ттьян сдлсь, обвил его рукми вокруг шеи, Змей через ноздри выпустил тбчный дым — кк он любил, «изобрзил дркончик» — и нчл слизывть с Ттьяниной груди золотистые кпельки виски. Счстливо смеясь, он прихвтил зубми мочку Змеев ух. Кончик ее нос входил в ухо точно по рзмеру — это был ткя же крохотня и вжня тйн, кк «дркончик». Змей рвнул лифчик, крючки рзогнулись, црпнули Ттьяну по спине, груди выскочили из чшек, и Змей больно впился губми в нбухший сосок. Ттьян вскрикнул прямо ему в ухо.

— Ну покричи, покричи еще! — Змеев рук со спины рвнулсь к поясу, рздиря кнопки джинсов. «Молния» зтрещл. А Змей, подсунув руку Ттьяне под коленки, встл вместе с ней с кресл.

— Совсем невесомя стл, Дюймовочк, — и подкинул ее к потолку.

Перекинув совершенно истявшую, повизгивющую Ттьяну через плечо, Змей понес ее в внную. Сейчс — бултых! — еще один семейный номер: «Стеньк Рзин и княжн». Но в внне был нвлен гор грязного белья.

Не стирл без нее и не мылся! Ттьян блгодрно прижлсь к небритой Змеевой щеке и поцеловл. Обескурженно крякнув, Стеньк Рзин потщил свою княжну в спльню.

А вот белье н постели окзлось свежее, нкрхмленное, из прчечной. Это был фирменный знк Змея: он не позволял себе положить женщину н использовнное белье. Но когд успел? Когд он позвонил и отмерял сто тяжелых шгов до квртиры? Или двно ее ждл?

А может, и не ее?

Змей бросил Ттьяну н крхмльно зхрустевшие .простыни и нкинулся н нее, кк в их первые, «медовые» месяцы. И все у них получилось, кк в «медовые» месяцы. А не кк в ночь после юбилея.

К ним н постель тяжело вспрыгнул кошк.

— Беремення, — скзл Змей. — Где-то нгулял.

«Я тоже был беременн», — хотел скзть ему Ттьян, но промолчл.

— А сври-к мне, лпоньк, кофейку!

Ттьян потянулсь з хлтом и горько отметил по себя, что вот хлт ее н месте нет. Схвтил Змеев, влезл в рукв и нпрвилсь н кухню. Змей поймл ее з полы и потянул н себя. Ттьян понял, чего он хочет, вывернулсь из руквов и побежл врить кофе голышом.

Он пострлсь: кофе по-турецки, кк он любил, — пожрил зернышки, долго жужжл кофемолкой, не пожлел три ложки кофе и три кусочк схр н мленькую турку, и вод ледяня, и н мленький огонек, и ни в коем случе не мешть, пок не нчнет поднимться пенк.

Кофе несл н вытянутых рукх, боясь опрокинуть себе н голый живот. Клубы тбчного дым из дверей кбинет укзывли, что Змей передислоцировлся туд из спльни. Ттьян ступил н порог — и здохнулсь от смех, и зсккл, согнувшись и отдергивя босые ноги, чтобы не обжечь зплесквшимся из чшек кофе.

Змей восседл в кресле при полном прде, вылитый Штирлиц: в форменной черной фуржке и черном мундире с орденми. Но это верхняя змееполовин. Н нижней никкой одежды не нблюдлось. Увидев Ттьяну, он приглшюще рспхнул полы кителя, тм… Вот это сюрприз для молодой жены! Морскя душ рвлсь нвстречу любимой, и боевой пловец зсемфорил ей своим орудием, кк сигнльным флжком. Не приклдя рук:

«Sos», «Sos», «Sos»! И сестр милосердия, поствив поднос с кофе н пол, кинулсь н помощь, зпрыгнул ему н колени, по-гимнстически н лету рздвинув ноги.

Змей рспхнул мундир ей нвстречу. Устроившись по месту нзнчения, Ттьян зкинул ноги н подлокотники кресл, обнял Змея, зсунув руки под мундир и прижлсь щекой к шерстяной груди морского волк.

Хлоп! — Змей нхлобучил ей сползющую н глз фуржку, промочил горло виски, откшлялся и зпел своим шляпинским бсом:

— А волны и стонут, и плчут!

Он держл Ттьяну з тлию и рскчивл в ткт мелодии, боевя подруг ловко ему помогл, быстро попл в ритм и подхвтил вместе с кпернгом:

— ..и бьются о борт корбля-!

* * *

Ззвонил телефон. Н АОНе высветился Викин номер, следы которого еще не до конц смылись с Ттьяниной лдони.

— Это Вик. — Он пристльно посмотрел н Змея. — Возьмешь?

Змей отвел глз.

— Нет, — глухо ответил он.

* * *

Утром Змей принес ей кофе в постель.

Ттьяне, которя только неделю нзд выклянчил ствку к своей половинке, просто невозможно было не поехть в госпитль. Теперь все придется поворчивть нзд: объясняться с Брсуковым (можно предствить себе, что он скжет: «Вы будете ругться-мириться, я — держи для тебя ствку?!»), доложиться Антонине, чтобы поломл грфик. После сумсшедшей ночи со Змеем он кк-то стрнно потекл и хотел покзться Вершинину.

Змей не хотел ее отпускть.

— Я желю, чтобы моя жен был со мной! — комндовл он в своей обычной мнере: "я", «моя», «желю»…

— Володеньк, я быстро вернусь.

Змей схвтил влявшиеся н ковре Ттьянины трусики и нцепил себе н голову, кк пнмку. Из прорезей для ног вытщил уши — «покзл ослик». Ттьян потянул его н себя, повлил и кинулсь целовть эти любимые, большие, с седыми волоскми уши. Змечтельные уши, кк у Будды или древних индейцев мйя.

— Змеюшко, Змеюшко, зчем тебе ткие большие уши?

— Чтобы лучше обо всех вс слышть, дитя мое, — хриплым «волчьим» голосом ответил Змей. Это был стря дрзнилк, известня и племяннику Игорю, и Нтшке, и, нверное. Вике.

— Володя, мне ндо, ндо. Ты же не хочешь, чтобы мы испортили отношения с Брсуком?!

Змей снял с головы трусики и торжественно рзорвл пополм.

— Д черт с ним, с Брсуком. Не пойдешь, и все!

Увольняйся из своего госпитля!

У Ттьяны слдко зпрыгло сердце.

— Я только туд и обртно.

Он достл из белого спльного грдероб новые трусики. Новя жизнь, и все будет новое.

В окно постукивл промерзшя ветк. Пуржило сильно, дже во дворе, и влил мелкий, кк песок, молодой снег. Ттьян полезл в грдероб з новыми зимними спогми.

— Ну вот, трусы новые. — Змей из кровти нблюдл, кк он одевется. — И споги новые. Н ккие колядки собрлсь?

— Тк холодно же, Володеньк, ты посмотри, что н улице делется. И вообще, все уже ходят в зимнем.

— Не опрвдывйся, ходят тм все. Зчем тебе споги?

Ты же в джинсх, будешь кк военбб — брюки в споги.

И когд я приучу тебя, лхудру, стиль держть! Оденься по-человечески — чулочки, плтьице.

— Ты тк хочешь? — Счстливя Змеевой зботой, Ттьян полезл в грдероб: все ккой хочет, мой господин.

Чулочки-лйкр, темно-коричневые с кружевной резинкой, Ттьян нтягивл перед Змеем, кк в реклме Клуди Шиффер, — нежно и медленно.

Змей нблюдл, одобрительно кивя. И вдруг откинул одеяло и продемонстрировл мужскую рекцию н ее действия. И приглшюще помхл, виртуоз: иди ко мне!

О господи, тк он всюду опоздет! Д и после вчершнего внутренности ныли, просили отдых.

— Вечером, вечером, все, что зхочешь, мой господин. Жди меня! — выдохнул счстливя Ттьян.

Теперь плтье. Достл серое, из нгорки.

— Цвет сиротский, — квлифицировл Змей.

Тогд… Боже мой, что же ему понрвится? Ттьян перебирл плтья, кк будто держл экзмен н соответствие. Тогд бежевый костюмчик «Шнель». Достл, Змей молч кивнул. Но кк к нему черные споги?

— У тебя же есть коричневые ботиночки, — отвечя н не зднный вслух вопрос, подскзл Змей. Все помнит, д кк же, вместе ведь покупли, он выбирл. Ттьян достл новые, н нтурльном меху коричневые ботиночки с опушкой.

— Гимнзистки румяные, от мороз чуть пьяные, грциозно сбивют рыхлый снеге кблучк! — Нпевя своим чудесным бсом, Змей поднялся, совершенно голый, вышел в коридор, принес из прихожей связку ключей, отпер свою половину грдероб, где у него были мундиры. Может, будет одевться, н мшине отвезет? — рзмечтлсь Ттьян. А Змей подошел к ней — и:

— Тогд уж и шубу новую ндевй.

Ттьяну нкрыло что-то невесомое и мягкое. Посмотрел себе н плечо — сверкющие коричневые иголочки.

У нее зхвтило дыхние. Змей поствил ее перед трюмо.

Норк, т смя цельня норк, которую он просил у него н свое тридцтилетие и уже примерял. Но тогд он пождничл, ее день рождения провели врозь.

Ттьян злилсь слезми и бросилсь ему н шею.

Кк бы нехотя приняв ее блгодрные поцелуи, Змей отстрнился, достл из бумжник пятисотку.

— Вот тебе н хозяйство, — добвил сотню, — и н ткси. Тяжелого не тскй, побереги себя. И возврщйся поскорее!

Спускясь по лестнице, Ттьян по-королевски придерживл длинные полы уже своей, но еще не совсем привычной шубы. Вышл во двор — еще одн мленькя, но приятность: Змей стоял у окн кбинет и мхл ей рукой. У Ттьяны зщекотло в носу от умиления.

ВСЕ ДО ОДНОГО ИГРАЮЩИЕ

Все до одного игрющие стновятся в круг, в центре которого окзывется водящий, и дружно кричт, имитируя голос животных («гв-гв», «хрю-хрю», «г-г-г» и т, п.).

Сборник «Рзвивющие игры в детских дошкольных учреждениях»

Полдень 27 ноября

Чоповский джип под окном нмозолил глз не одному только Змею. Есуловцы псли его, может быть, не тк ккуртно, кк хотелось бы их опльному лидеру, но все же достточно регулярно. Теперь Есул знл, что дежурят люди Шишкин попрно в три смены и один из них — молодой, который учствовл в его зхвте. Брюхо, послнный следить з следящими, слышл, кк нпрник нзывл его Виктором.

И Есул решился. Если гор не идет к Мгомету, то Мгомет ствит ее н счетчик. Он больше не будет охотиться з Шишкиным, сделет тк, чтобы Шишкин охотился з ним.

Около полудня он позвонил Кдышеву из втомт н углу. Предствляя себе уровень возможностей Шишкин, он был уверен, что квртир прослушивется, и, мло того, делл н это ствку.

— Влдимир Ивныч? Снов беспокоит вс Есулов Петр Петрович. — Есул предствил, ккя физиономия сейчс у пистеля: шнтжист нзывет свое имя… А чопы уже нверняк звонят Шишкину. — Кк видите, я не скрывюсь. Д! Д! Не вижу смысл!.. — Не сдерживя нервных смешков. Есул нзвл длинный ряд цифр. Для чопов, едв ли знкомых с системой кодировки договоров в издтельстве СГВ, это должно было звучть, кк китйскя грмот… А Кдышев понял. В трубке было слышно, кк он зшуршл бумгми.

— Ншли? — выдержв пузу, блгожелтельным тоном поинтересовлся Есул. — Посмотрите н пятой стрничке. Я буду диктовть по цифрм: дв, четыре…

— Достточно, — перебил Кдышев. Было очевидно, что он тоже знет о прослушке. — Это не секрет. Чего вы добиветесь?

— Д, но тм было дополнение, тк скзть, секретный протокол. Первя циферк — девять… Влдимир Ивныч, я бы хотел зйти, обсудить нши дел. Один.

— Не в квртире, — быстро ответил Кдышев.

Плн Есул основывлся именно н том, чтобы попсть в квртиру пистеля.

— Д я рзговоры рзговривть не собирюсь, — простовто скзл он. — Оствлю еще некоторые циферки, тк скзть, для воспоминний и рзмышлений, условия обговорим потом.

— Лдно, — сдлся Кдышев. — Только учтите, у меня подокнми…

— Зню. А у меня в голове. При себе ничего компрометирующего нет.

— Лдно, зходите, — повторил Кдышев и по-стриковски меленько хихикнул.

Есул не вовремя вспомнил, кк лихо пистелишко прострелил руку Брюху, и н душе стло муторно.

Поднимясь по стертым ступеням (лет пятьдесят дому, не меньше), он думл, что все хорошее достется слишком поздно. Акцию с бухглтершей можно было провернуть и месяц нзд, д он пондеялся н дуру нводчицу, т, не то боясь, что ее выкинут из дел, не то нбивя себе цену, обещл дть информцию со дня н день. И действительно двл, только по чйной ложке и кждый рз не совсем то, что требовлось. Дернет же черт связться с ббой! См нчинешь глупеть.

Он позвонил в дверь и чуть отошел, чтобы его лучше было видно в «глзок», — Пльто снимите, — потребовл из-з двери Кдышев. Есул безропотно повиновлся. — Теперь пиджк… — Дверь приоткрылсь н цепочку. — Подйте пльто и пиджк.

Есул просунул одежду в щель, дверь зхлопнулсь и долго не открывлсь. Смым рзумным из всей чепухи, которя лезл Есулу в голову, было предположение, что пистель и не собирется открывть. Оствит пльтишко себе.

— Зходите. — Было слышно, кк злязгли змки. — Сми открывйте. Смелее, — не без издевки подбодрил Кдышев.

Есул рспхнул дверь. Пистель стоял, отойдя в глубь прихожей, рук в крмне. Гзовик, мехнически отметил Есул, потому что ничего иного, кроме гзовик д охотничьего ружья, зконопослушным гржднм иметь не положено. Хотя черт их знет, военных, крсивых-здоровенных…

— Отойдите от двери. Дльше… — Кдышев згремел ключми. Есул прислушивлся. Зкрутит он головку щеколды или нет? По звукм было непонятно, оборчивться Есул не стл, боясь выдть себя излишним внимнием к змкм.

— Я слушю, — скзл Кдышев.

— Слушете? Я думл, вы собиретесь посмотреть.

Кдышев усмехнулся, не рзжимя губ. Гдскя, однко, улыбочк. Не зря его зовут Змеем.

— Проходите… Вперед… Нпрво.

Есулу стоило большого труд не покзть, что он знком с плнировкой квртиры. Слыш з спиной прерывистое стриковское дыхние, он короткими шжкми пошел по коридору, ткнулся в столовую.

— Не туд. Следующя дверь. Не здерживйтесь, проходите до окн, — комндовл пистель.

Он все время держлся шгх в трех позди. Есул позбвил ткя осторожность.

— Что вы, ей-богу, Влдимир Ивныч, — миролюбивым тоном скзл он. — Я не собирюсь бить вс по голове тупым тяжелым предметом. Вот тут, — он постучл он себя пльцем по лбу, — достточно, чтобы обойтись без холодного оружия.

Кдышев пропустил это змечние мимо ушей, зря.

Рдиоспекткль для чопов уже нчлся.

— Сдитесь, руки н стол… Ку-уд?!

Есул молч кивнул н стопку бумги и, взяв листок, нчл быстро писть. Полученную у глвбухши издтельств цифирь он помнил низусть. Кдышев стоял з спиной, зглядывя через плечо-.

— Включите ккую-нибудь музыку, не н ухо же перешептывться, — попросил Есул.

Не спускя глз с цифр, возниквших под пером Есул, Кдышев потянулся к телевизору, включил. Ккие-то очередные богтые зливли экрн слезми.

— Поплся, сук! Руки вверх! — зкричл Есул, нствив н Кдышев плец.

— Ты что?!

— Лицом к стене! Колись, где ббки?!

Пистель рзинул рот и скорее от рстерянности, чем по необходимости отвесил Есулу сочную оплеуху.

— Получй! — выкрикнул Есул, приписв себе вторство, и добвил кулком по столу. — Не хочешь говорить, гнид?! Ну, сейчс…

Интересно, срегировли чопы или еще нет? По его рсчетм, они должны были кинуться уже н выкрик «Руки вверх!». Кдышев нужен им живой, и ккому-то блтрю его не отддут. Ключи у них есть, до квртиры им бежть меньше минуты, и секунд двдцть уже прошло.

— Еще хочешь?! — подлил мсл в огонь Есул и еще рз врезл по столу. — Считю до десяти, потом ты — покойник! Рз!.. Дв!..

Сбивя Кдышев с толку, он подмигивл и пльцми тыкл себя в уши. Был момент — пистель поддлся н игру, дже кивнул н бумгу: мол, нпиши, что ты хочешь.

Есул с готовностью схвтил ручку.

— Три!.. Четыре!..

«Влдимир Ивнович! Нс прослушивют!»

Зню, кивнул Кдышев. Еще двдцть секунд.

— Пять!.. — не спеш считл Есул, выводя н бумге:

«Я должен с вми встретиться…»

— По делу! — взревел Кдышев и осекся. Понял. — Только шевельнись, — пригрозил он и кинулся к двери.

Вслед ему полетел пепельниц со стол и рзбилсь о дверной косяк. Пистель обернулся со свирепым лицом, стл промргивться — что-то угодило в глз. В прихожей слышлся топот. Есул улыбнулся и, кк первоклссник, сложил руки н столешнице.

Первым ворвлся Виктор, и физиономия у него удивленно вытянулсь. Кдышев успел отпрыгнуть в угол и пытлся извлечь соринку известным способом, нтягивя верхнее веко н нижнее. Вид у него был хоть и озбоченный, но ничуть не нпугнный. А Есул продолжл изобржть первоклссник.

— Простите, Влдимир Ивнович, — рстерянно скзл Виктор, убивя Есул взглядом. — Мы думли…

— Нсрть мне, что вы думли! — зорл Кдышев. — Немедленно оствьте мою квртиру!

Сконфуженно улыбясь и пряч пистолеты, чопы попятились к двери.

— Погодите, — подобревшим голосом остновил их Кдышев и, см о том не подозревя, подыгрл Есулу:

— Гляньте, что у меня с глзом.

Было ясно, что слежк не является для Кдышев секретом и чопы прекрсно об этом знют. Они и не стрлись скрывться: джип все время открыто стоял под окнми. Может быть, объект, выходя н улицу, обменивлся кивкми с чопми. Неисповедимы пути твои, господи.

Во всяком случе, Кдышев доверил им свой глз. Проштрфившиеся чопы подвели пистеля к окну и стли ковыряться у него под веком уголком носового плтк.

— Помочь? — проявил чувство юмор тихо вошедший Брюхо и грохнул н стол ребристую грнту. — Все болячки врз пройдут!

Прежде чем чопы успели достть пистолеты, Брюхо схвтил грнту, выдернул чеку и предъявил ее высокому собрнию:

— Волыны н пол! Я псих со спрвкой.

Придвливя друг друг в дверях, вломились еще трое: опозорившиеся «быки», которых люди Шишкин здерживли вместе с Есулом, и Синий. Этот срзу кинулся к брошенным чопми пистолетм, подобрл и стл озирться с тким видом, кк будто придумывл, что скомндовть.

— Это он! — Один из «быков» узнл Виктор и кинулся к нему с явным нмерением свести счеты.

— Стой! — Брюхо вдогонку удрил его по зтылку рненой рукой, сморщился. «Бык» молч клюнул носом стену.

— Ты н кого?! — нчл Синий.

Кулчище Брюх с зжтой грнтой змячил у него перед носом.

— Я скзл: стоять! Всех ксется!!

— Синий, если тебе хотелось покомндовть, ндо было первому входить, — елейным голосом зметил Есул. — А теперь положи-к пистолетики…

Брюхо поднял грнту нд головой.

— Положи, — повторил Есул. — Возьми у этих нручники и прикуй их к бтрее.

Косясь н Брюхо и ворч, кк побитя собк, Синий повиновлся.

— Брюхо н смом деле чокнутый. У чеченцев был в плену в девяносто пятом, — ни к кому специльно не обрщясь, сообщил Есул. — Швырнет грнту и выскочит, мы не успеем.

— Не тормози, сникерсни! — взорвлся тихо бормотвший телевизор.

Есул не поленился встть и выключить, после чего без стеснения плюхнулся в пистельское кресло и по пмяти нбрл телефонный номер.

— Господин Шишкин, будьте любезны.

Трубку снял второй хохмист, который допршивл Есул в джипе, детским сдиком грозил — у лидер преступников был отличня пмять н голос, чоп его не узнл и выложил, что Никит Всильевич только что отъехл по срочному делу.

Что ж, н ловц и зверь бежит. Есул собирлся выдернуть Шишкин к себе, сообщив, что чопы окзлись у него в зложникх. Но если Никит Всильич сми изволят…

* * *

Шишкин помчлся к дому Кдышев, кк только Виктор сообщил о звонке Есул. Поведение бртвы было непонятно. Не зметить под окнми джип, в котором его допршивли, мог только слепой, и, если Есул демонстртивно поперся в кдышевскую квртиру, то ясно, что он зтеял провокцию.

Н то, чтобы спуститься со второго этж к мшине и выехть со двор, у Шишкин ушло минуты полторы.

Влившись в поток н Ленинском, он снов позвонил Виктору. Чоп сообщил, что Есул только что, сей момент, скрылся в подъезде пистеля. Еще рз Шишкин позвонил минут через пять, подъезжя к Крымскому мосту. Трубку не брли, и он понял, что провокция удлсь.

Связвшись с Гришей, нчльник отдел безопсности прикзл взять пять человек из дневной смены и рвть к пистельской квртире. Потом он сообрзил, что нчинть ндо было с двоих, дежуривших у дом Вики Левшовой, — им и ехть ближе, и, кроме того, с их приемником можно прослушивть квртиру Кдышев — тм «жучки» ткие же, ккие всдили его бывшей жене. Шишкин прикзл своим гнть н «Октябрьское Поле», встть в сторонке, не мелькя под окнми, ждть и слушть. Через двдцть минут, подъезжя к «Беговой», он уже знл, что произошло: Кдышев и двое чопов зхвчены есуловцми, причем бндитов неожиднно много — человек пять.

Кким обрзом они просочились незмеченными, оствлось згдкой.

— Ждть! — повторил Шишкин и перезвонил Грише.

Зм уже выехл. Взял он с собой не пятерых, кк сгоряч прикзл Шишкин, двоих доверенных, и нчльник отдел безопсности соглсился с тким решением.

Судя по всему, предстоял стрельб в чужой квртире, которую чопы отнюдь не охрняли, в ткой ситуции невозможно быть чистым перед зконом. Шишкин осознвл, что идет н преступление, но поступить по-другому не мог.

* * *

Досдовть, что, мол, поплся, и пребывть по этому поводу в мерихлюндии Змея отучили несколько десятилетий нзд. Времени н нлиз ошибки он тоже не тртил. Глвное ясно: не учел, что у чопов может окзться ключ от его квртиры, остльное — потом. Второй неожиднностью было то, что Есулов, окзлось, не рботл н Трковского. Об этом тоже стоило подумть кк-нибудь потом. А сейчс Змей отошел в угол и, прислушивясь к перебрнке чопов с блтными, взвешивл свои ктивы.

Первое: о нем збыли. Никто, кроме, пожлуй, верзилы, которому Змей в свое время прострелил руку, не принимл стричк всерьез. Есулов не мог не зметить, что Змей держл руку в крмне, но обыскть его и не подумл, и пистолет остлся у него, птрон в стволе. Нше дело, конечно, стриковское, но з секунду с четвертью мы выхвтывть умеем.

Второе: грнт у верзилы — обычня «феньк», змедление взрыв от трех с половиной до четырех с половиной секунд. Если он прямо сейчс по ккой-то причине выпустит грнту из рук, Змей успеет спрятться з стол, тм в левой тумбе — сейф из восьмимиллиметровой броневой стли. Рикошет можно не бояться: кругом полки с книгми, потолок — не бетон, сухя штуктурк, деревянные перекрытия. Мксимум, что грозит сочинителю Кдышеву, — легкя контузия и немного трухи з шиворот.

Третье: если не считть этой грнты, Змей был фктически единственным вооруженным человеком в комнте. Пистолеты чопов влялись н столе — по ккой-то причине Есулов не хотел, чтобы они окзлись в рукх у его сообщник, которого он нзывл Синий (оно понятно, почему нзывл: н зпястьях и в рзрезе рубшки видны ттуировки, нверное, по всему телу то же смое.

Тких н зоне зовут либо Синий, либо Рсписной).

Словом, Змей мог с чистой душой считть, что контролирует ситуцию. Ему и сейчс ничего не стоило выстрелить верзиле в голову и спрятться з сейф. Кроме него, живых в комнте не остнется: «феньку» предписывется метть из укрытия, площдь рзлет осколков — не менее семидесяти пяти квдртных метров. Змей и выстрелил бы, будь у него ружье, не пистолет, н который не имелось рзрешения. Впрочем, н крйний случй сойдет и пистолет. Уж кого-кого, сочинителя Кдышев нш гумнный суд пощдит: убийство — чистя смооборон, з незконное хрнение оружия ддут условно.

Итк, Змей стоял себе в уголочке и не без любопытств следил, кк рзвивется конфликт между блтными и людьми Трковского. К одному из схвченных блтные явно имели особые счеты. Двое громил взяли его в коробочку и, припоминя ккой-то грех, молотили с душой и слженностью, но без особого знния дел: один в солнечное сплетение, чтобы согнулся, другой в подбородок, чтобы рзогнулся, потом бойцы менялись ролями.

У прня перехвтило дыхние, он уже посинел и немо глотл ртом воздух.

— Прекртить! — скомндовл Есулов. — Рньше ндо было геройствовть.

Похоже, это был нмек н ккое-то известное всем обстоятельство. Громилы зозирлись. Они смотрели н Синего, ожидя подтверждения или отмены прикз, и Змей понял ситуцию: б, д тут борьб з лидерство! Косясь н верзилу с грнтой (этот явно н стороне Есулов), Синий выскзлся в том духе, что-де бртв в своем прве. Верзил молч погрозил «фенькой», и првовой вопрос был снят.

Освобожденного для битья чоп снов приковли к бтрее, и повисл непонятня Змею пуз. Все ровным счетом ничего не делли, если не считть делом то, что громилы обнружили в нише между книжными полкми бр и лкли двдцтилетнее виски, которое см Змей принимл по торжественным случям и стопочкми, кк лекрство. У Синего бегли глз: посрмленный уголовник жждл н ком-нибудь отличиться. Змей рньше, чем он, сообрзил, что, если чопов бить зпрещено, остется лишь одн возможня жертв. Ну, вляй, про себя подбодрил он Синего. Лучше было действовть сейчс, пок рсстновк сил ясн и не объявился ккой-то Шишкин («господин Шишкин»!), которого, похоже, ждл эт бртия.

— Знчит, этого пня трухлявого ты дв месяц псешь? — Плец Синего с нколотыми перстнями укзл н Змея. Есулов молчл. — А змжем, что я его з пять минут сделю? Дед! Дед, тебе говорю! Ну-к, пискни, где ббки прячешь, и рзбежимся.

— Отстнь от него, — буркнул Есул. — В бнкх он деньги прячет — поди возьми, если можешь.

— Погнку мне крутишь?! — взъелся Синий. — В бнкх — знчит, сберкнижки есть! Пойдем и снимем, првд, дед?

Услышв про сберкнижки. Змей дже пожлел Есулов. Его соперником был кретин, ткие чще всего и побеждют, ибо сомнений не ведют и остновить их может только гибель.

— Дед! Дедуечек! Пошли з ббкми! А то смотри, кожную трубку курить зствлю!

Уголовник ндвиглся, и Змей опустил глз. У тких синих рзвито чутье н противник. Спугнешь, чего Доброго.

— Дедуек! Ты че молчишь, проглотил чего-нибудь?

Тк я еще не нчл… Вздрочнем? — Синий демонстртивно поктл шры в крмнх и достл нож. — Дедуек, учти: кожным — оно мягше пойдет, чем железным!

Щелкя пружиной, он подошел н рсстояние конткт, но стоял несподручно. Тк, кк он стоял, пришлось бы его убивть. Змей зкрылся беспомощным жестом, выствив руки лдонями нружу. Может, пожлеет строго? Есть же у этого хмыря отец? Хотя, если отец у него ткой же, кк он см, Синий должен его ненвидеть.

— Тук-тук! Дедуечек! Пиздец пришел! — Нож с тонким свистом рссек воздух и нотмшь писнул Змея поперек лдони.

Стрость, кк известно, не рдость. Змей уже был не способен мхнуть ногми выше поясницы и вообще полглся больше не н силу, н удры по точкм. Кковой и провел. Синий, кк уже было скзно, стоял несподручно для его коронного клевк по сонной ртерии. Имея под носом нож, вырубть противник ндо было с грнтией, и Змей перебил ему трхею. Смешно: в кком-то мерикнском боевичке это выдвлось з вершины тйного мстерств — плохой прень долго выдрючивлся с обезьяньими ужимкми и нконец удрил, визж, кк будто ему прищемили мошонку. А Змей просто воткнул Синему большой плец пониже дмов яблок.

Уголовник еще жил остточной жизнью повешенного. Кинул руки к горлу, полоснув себя по щеке збытым ножом, и кровь побежл, живя кровь. Нверное, врчи еще могли бы его спсти, но для этого Синего ндо было положить н оперционный стол не позже чем через десять минут. А поскольку это было нерельно. Синий де-фкто уже вошел в круговорот веществ в природе. Хрипя, он попытлся ткнуть Змея ножиком, но был слишком потрясен и озбочен собой. Змей выбил ножик простым удром по зпястью.

«Дедуечек», — прочитл он по шевелящимся губм, оттолкнул умирющего, чтобы рсчистить сектор обстрел, и перешгнул.

Громилы, знятые истреблением виски, обернулись только н звук упвшего тел. К тому времени Змей успел достть пистолет и для вящей убедительности взвести курок.

— Вствь чеку, внучок, — попросил он верзилу с грнтой. Этот, ндо скзть, нблюдл з умерщвлением Синего с смого нчл (видимо, Есулов не врл нсчет его чеченского опыт), но почему-то не пытлся вмешться. Впрочем, ясно почему: он н стороне Есулов. Ккого черт они приперлись сюд выяснять отношения?!

Грнтометчик не регировл, и Змей подкрепил просьбу движением ствол.

— Вствь, пожлуйст. Где он у тебя?

— Д грнт учебня, отец, — без особого волнения сообщил верзил, покзывя из кулк высверленное дно «феньки». — Зпл только нстоящий. Щ вствлю чеку, у меня просто пльцы свело. Ты, глвное, не нервничй с большой.

— Я и не нервничю, — ответил Змей, переводя ствол н истребителей виски, которые нконец-то сообрзили полезть по крмнм. — Змрите, внучки. Есулов, скжите им.

З спиной збился в конвульсиях Синий.

— Змрите, змрите, — подтвердил верзил с грнтой. Сосредоточенно щурясь, он тыкл чекой в отверстие зпл с тким видом, кк будто вствлял нитку в иголку.

Есулов (если он действительно Есулов) онемело смотрел н своего поверженного соперник-сообщник.

Змей слышл позди себя дробный стук и, не оборчивясь, знл, что Синий пляшет, кк мрионетк, и кроввя пен лезет у него изо рт.

— Синего змочили! — охнул один из истребителей виски и, мло что сообржя, снов дернул рукой к крмну.

Пускть в ход незрегистрировнный пистолет не хотелось. Двя бндиту время опомниться. Змей выждл долгие две секунды, и тут директрису перекрыл спин верзилы. Он подскочил и вмзл своему рукой с зжтой грнтой.

— Бзр нет, отец. Мы уходим.

— Сктертью дорожк, — пожелл Змей. — Тело зхвтите, ключики от двери оствьте. И от нручников.

— Глохни, гнид, — ерепенился получивший грнтой бндит. Верзил в спину вытолкнул его из кбинет и вернулся з Синим.

— Оно конечно, гнидм глохнуть, героям петь. — Змей подмигнул верзиле, чувствуя к нему что-то вроде симптии.

Есулов уходил последним. В удивившем Змея порыве он схвтил его руку и горячо пожл:

— Никких претензий, Влдимир Ивнович! Я исчезю.

Змей остлся недине с приковнными к бтрее чопми.

— Вот что, гопот, — нчл он, рздумывя, что с ними делть: освободить немедленно и вытянуть информцию по принципу «гор с плеч — языки до плеч» или для нчл припугнуть.

Пол вдруг ушел из-под ног и удрил Змея в подбородок. Под сердцем знкомо рзлилсь рсплвлення стль.

Он почувствовл, кк его переворчивют, в ноздри удрило влжным смрдом джунглей, и Альврес, лицо рельное, кубинский лейтеннт и добросовестный экспортер революции, склонился нд своим комндиром.

— Я Шишкин, — скзл он. — Влдимир Ивныч, что вы принимете? Лекрств где?

«Ккие лекрств?! — изумился Змей. — Ты же двно мертвый, и я, стло быть, тоже, рз мы с тобой рзговривем. Мне теперь не нужны лекрств».

Яркий свет вспыхнул перед ними, он был тк ослепителен, что кзлся осяземым. Альврес нырнул в свет и рстворился, Змей еще стоял в темноте, кк топором обрубленной у смых его ног, и это покзлось ему обидным. Он шгнул вперед, торопясь и предвкушя покой.

* * *

Семг, блык, икр белужья — не просто «черня», бе-лу-жья, понимете? — мслинки, огурцы и помидоры, персики… Змеев пятисотк рстял. Збежв в общгу, Ттьян подчистую выгребл получку, которую дли ей рньше времени по укзнию Брсуков, и уже в Москве, в супермркете н Октябрьском Поле, купил любимые Змеевы слдости: вишню в коньяке и трюфельный бельгийский тортик. Девчонки отдли ей взяточное шмпнское, и ужин при свечх должен был получиться просто грндиозным. Душ пел — рз шубу подрил, то, может, все-тки женится. По крйней мере, обсуждение нового брчного контркт сегодня вполне может состояться.

Нгруження Ттьян несл пкеты н полувытянутых рукх, стрясь не ксться шубы. Со двор он увидел свет в его кбинете.

Вошл в прихожую, положил покупки и прислушлсь.

— Володя!

Дверь в спльню был зкрыт, и Ттьян, обругв себя, н цыпочкх прошмыгнул н кухню. Пусть выспится. Открыл холодильник — шмпнское, фрукты, торт.

Выходит, они со Змеем думли одинково. Любит!

В кбинете мигл глзок втоответчик. Ттьян убвил звук и нжл н кнопку. Голос Брсуков: «Влдимир Ивнович, мне все передли, мшину я выслл».

Зчем? Он кинулсь в спльню.

Змеев половинк грдероб был открыт, н рзобрнной кровти влялся вышедший из моды костюм с пуговицми в дв ряд. Змей его несколько лет не ндевл, Ттьян думл, что отдл нищим.

Позвонили в дверь, и он побежл открывть.

— Тнечк! — вошл соседк-пенсионерк. Пузу он держл, кк во МХАТе: осмотрел новую шубу н вешлке, Ттьянин мкияж, костюм, ботиночки, и — осуждющим голосом:

— А Влдимир Ивнович увезли в больницу.

— Когд? В ккую?

— С полчс нзд. В пятьдесят вторую, нверно. Это не «Скоря» был, его знкомые, ничего здесь не знли.

Я говорю: пятьдесят вторя ближе, но вы погодите, я уже из госпитля вызвл. В больнице что? Положт в коридоре. А в госпитле ему плт генерльскя…

Схвтив шубу и бесцеремонно вытолкв собирвшуюся поболтть соседку, Ттьян помчлсь вниз по лестнице.

Во двор въезжл скоропомощной «Мерседес». Опоздл госпитльня перевозк.

Ттьян подбежл, рспхнул дверцу, вскрбклсь н неудобную подножку.

— Гони в пятьдесят вторую!

Водитель-контрктник зныл, что не знет никкой пятьдесят второй, что ему прикзно…

— Гони! — по-змейски рявкнул Ттьян. — Я покжу дорогу.

В приемном покое ее остудили: к нм не поступл, вокруг еще пять больниц, в том числе военный госпитль…

Деньги остлись в сумочке, и Ттьян Христ рди упросил пустить ее к телефону. Пустили и дли номер соседних больниц. Змей окзлся в шестьдесят седьмой, в ренимции.

Он зствил водителя включить сирену. В однообрзном унылом вое слышлось: «Опоздешь», «Опоздешь», «Опоздешь».

Опоздл.

Устлый и, Ттьяне покзлось, выпивший ренимтор в блхоне горчичного цвет сунул ей бумжник и ключи, звязнные в рзорвнную окроввленную тельняшку.

— Вы дочь?

— Жен.

— "Сосуды ломкие, пытлись в подключичку. Рзрезли, хотели прямой мссж, понимете?

— Я медик.

— Ну, тогд сми все понимете… Что у него з порез н лдони?

— Не зню, — ответил Ттьян, — не было никких порезов.

Ренимтор мхнул рукой — теперь уже невжно.

— А можно мне к нему? — с остткми ндежды спросил Ттьян.

— Опоздли, женщин. Его увезли.

Он пришл в себя от острого зпх нштыря. Из ординторской, не спршивя рзрешения (но никто и не возржл), позвонил Сшке. Трубку взял снох, было плохо слышно, и Ттьян понял только, что Сшки дом нет.

— Передй ему, что Володя скончлся, — скзл Ттьян. — Пусть приедет, когд сможет.

Гльк зпричитл, потому что тк положено, и что-то звел про нследство, потому что ждня.

Госпитльня перевозк отвезл Ттьяну домой.

Не рздевясь, он кинулсь к телефону.

— Вик! Это Тня, Тня Кдышев. Вик, Влдимир Ивнович скончлся.

Вик вскрикнул, и пошли короткие гудки. Бросил трубку? Не может быть. Ттьян снов нбрл ее номер — знято, — прижл рычг, и телефон срзу же звякнул.

— У меня телефон упл, — сквозь рыдния выговорил Вик. — Тня--!

— Вик--!

Слышно было, кк Сергей спршивет жену, в чем дело.

— Змей умер! — В трубке грохот: видно, телефон опять упл, но не отключился. — Все, это крй, крй! Я остлсь одн, одн! — кричл Вик. Слышлсь ккя-то возня.

— Виктошк, Виктошк, вствй! Успокойся, я с тобой…

Ттьян предствил себе, кк Вик сползл н пол, Сергей ее поднимет. Голос рздвлись то длеко, то у смой трубки.

— У меня больше нет никого!

— Интересно, будешь ли ты по мне тк рыдть! — гркнул Сергей и хлопнул дверью.

Вик в трубке всхлипывл.

— Сыну-то сообщть? — спросил Ттьян.

— Володю будем хоронить мы! — неожиднно твердо ответил вторя змеежен.

Чсть III

В КОМ ПРОСНЕТСЯ ЗМЕЙ

ЗМЕЕЖИЗНЬ В ДОКУМЕНТАХ

Бережно хрните документы, они являются основой финнсово-хозяйственной деятельности и вжным источником для освещения истории советского учреждения.

Руководство по делопроизводству

Ттьян прошл в спльню и, кк был, в шубе, упл н белую кровть, н его половинку, обнял подушку и зрыдл. Под кровтью истошно вопил кошк. Собрлсь рожть.

Комкя подушку, Ттьян вдруг нткнулсь н зписку. Ровными Змеевыми плочкми, похожими н збор:

«Жду Есулов Петр Петрович (если не врет). Деньги и звещние в столе. Рспорядись».

Сплошные згдки в духе сочинителя Кдышев.

Ясно: зписк пислсь после того, кк Змею был звоночек, то с чего бы ему вспомнить о звещнии? А Есулов, получется, врч. Не госпитльный: своих крдиологов Ттьян знл. Из гржднской поликлиники? Кжется, у Змея тм дже крточки не было. И в чем этот Есулов врет (или не врет)? Стрнно… По почерку не скжешь, что Змей спешил, обрщения нет — ни «Тнечки», ни «Тньки», ни «шлюшечки». Зписк Тому, Кто Нйдет. Ншл он.

Ттьян бросилсь в кбинет.

Ни в центрльном ящике, ни в првой тумбе письменного стол звещния не окзлось, хотя он перебрл по стрничке все рукописи. А у левой тумбы, обычно зпертой (з пять лет ей не удлос