/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy,

Секретарша для демона

Олеся Шалюкова

Бывает так, живешь себе спокойно, никого не трогаешь. Заканчиваешь ВУЗ на юриста и постоянно расследуешь что-то на пару с подружкой-журналисткой. И мало тебе обычной жизни обывателя, так на тебя сваливаются — вампиры, эльфы, оборотни и демоны. И что вы думаете, их всех убить надо? Нет! Все гораздо хуже. С ними надо работать. А вы пробовали поработать секретаршей у демона? Да еще и у высшего? Нет? И не пробуйте, ничего хорошего — сплошные приключения и шишки на и без того больную голову.

Олеся Сергеевна Шалюкова

СЕКРЕТАРША ДЛЯ ДЕМОНА

Часть I. Химик для Снежка

Глава 1

Я села на постели, жадно глотая воздух. За окном успокаивающе мигали огни фонарей, на горизонте были видны купола собора, слышался гул проезжающих машин. В общем, спокойная ночь обычного российского города 21 века.

Подложив под спину подушку, я устроилась поудобнее на кровати, перед этим взглянув на электронные часы, впрочем, я и без них знала, что там ровно 00:00. Уже вторую неделю я не могла нормально выспаться, каждую полночь в мой сон врывалась омерзительная старуха, в ободранных и местами горящих лохмотьях. С каждым разом она приближалась ко мне все ближе, ее губы шевелились, но я ее не слышала. Правда, сегодня я даже смогла рассмотреть ее глаза, удивительно зеленого цвета — цвета бутылочного стекла. Такие глаза были в нашей семье у женской линии, за исключением меня.

Вздохнув, в который раз, я подошла к зеркалу. Там отражалась симпатичная девушка, двадцати двух лет. Фигурка — спортивная, сказываются занятия неженскими увлечениями — стрельбой и борьбой. Наш сенсей Карим Макарович — преподает нам странную смесь из самых разных стилей, что впрочем, делает нашу борьбу уникальной и очень эффективной. Глаза — серые, правда иногда меняют цвет, могут стать и голубыми, и зеленоватыми, и даже фиолетовыми. Но это такая редкость.

Мои волосы цвета спелой пшеницы под солнцем, то есть я блондинка.

Зная, как это меня раздражает, мои близкие друзья «блондинкой» меня не называют. Но против сокращенного «Блонди» ничего против не имею.

Пару дней назад я защитила дипломную работу, и мой красный диплом юриста ждал меня на выпускном вечере. В моей комнате на столе нельзя было найти тетрадей, на последних двух курсах вместо них я использовала ноутбук.

Живу я одна, в двухкомнатной маминой квартире. Сама мама уехала в деревню, помогать бабушке по хозяйству. Так что я — привлекательная невеста, с приданым. Но это мало помогает, на личном фронте у меня пасмурно. Хронически.

Отвернувшись от зеркала, я мельком взглянула на часы и пошла обратно — досыпать. Я точно знала, что больше моему сну ничто не помешает.

Утро началось с истошного звонка мобильного телефона. Взглянув на часы, а было около десяти, я даже поняла, кто может так звонить, и, кажется, уже знала причину.

— Алло.

— Спишь? — возмущенный крик Женьки мог поднять и труп. Я трупом не была.

— Уже нет, — ответила я лаконично. Это был единственный способ успокоить мою подружку. Темпераментная, яркая, словно Шебуршунчик она никогда не сидела на одном месте, постоянно перемещалась, меняла увлечения, настроение, желания и цели по десять раз на дню. Но было и исключение из этого правила, как только Женька нападала на сенсацию, она становилась «в стойку». Спокойная, хладнокровная, она могла идти по следу новостей в течение пары месяцев, не выходя из этого состояния. Сегодня, студенты факультета журналистики защищали свои дипломы. Женька должна была пойти защищаться в первой пятерке. Судя по времени, она уже отстрелялась. — Пять, — сообщила я через пару секунд.

— Ведьма, — спокойно ответила Женя. К моим таким заявлениям она привыкла. И уже не просила объяснить, откуда я что знаю, как в самом начале нашего знакомства. Ей все время казалось, что я пользуюсь пресловутым шестым чувством. Я объясняла это другим — логика. Кому как не юристу, в совершенстве владеть этой наукой.

А еще я знала, что через две-три минуты, после того, как Женька расскажет, как сдавалась, кто что сказал и как посмотрел, она начнет уговаривать меня отметить окончание. То, что выпускной бал через пару недель ее точно волновать не будет. В конце концов, она может сказать, что хочет отметить только вдвоем.

Так и случилось. На этот раз долго сопротивляться я не стала. И на вечер была запланирована довольно стандартная программа наших неинститутских встреч: кино, кафе, прогулка. Иногда заглядывали в бильярдную. Женька была заядлым игроком, я же, признаться, даже не умела держать кий в руках. После первых двух неудачных попыток, когда меня попытались научить всем миром, народ заключил «блондинка» и от меня отстали. Теперь, в клубе я сидела в баре, общалась со знакомыми, а Женя играла за столом с кем-нибудь из завсегдатаев. В последний год я брала с собой ноутбук, и тогда сидела за небольшим столиком, выходила в Интернет и общалась там с друзьями.

До вечера я шуршала по дому: еженедельная большая уборка, приготовить ужин, почистить бытовые приборы, сменить занавески. Весна и лето в городе — это огромная туча пыли, так что в тех комнатах, где окно было открыто постоянно, менять занавески, а они у меня светлые, приходилось каждую неделю. Впрочем, для меня это проблем не составило — стиральная машинка с бесшумным режимом стирки и таймером. Потом только погладить.

Ближе к вечеру, когда до встречи оставалось пару часов, я начала готовиться. Сегодня я хотела быть изящной блондинкой. Так что из шкафа была вытащена короткая кожаная юбка, такой же пиджак и легкая жемчужная блузка, туфли на высоком каблуке. Единственное исключение — я никогда не пользовалась косметикой. Из-за того, что кожа очень чувствительная, это для меня в первый же раз обернулось такими проблемами, что рисковать я больше не собиралась.

Ровно в двадцать тридцать, за десять минут до сеанса я подъехала на такси к кинотеатру. Легко вышла на тротуар, таксист провожал меня совершенно круглыми глазами. Уже подходя к Женьке, я услышала:

— Ну и где она?

А потом увидела и того, кто говорил. Так-так, наша «женская» компания на сегодня была пополнена двумя парнями. Один — высокий, черноволосый, синеглазый, был похож на Женьку, а если Вадим становился с ней рядом, сразу становилось понятно — брат и сестра. А вот второго парня — с каштановыми волосами, ироничными карими глазами, я видела очень редко. С Олегом Женька встречалась. Искренне недоумевая, что они забыли сегодня в нашей компании, я подошла к ним. Женька, стоявшая ко мне лицом, увидела меня первой.

— Она уже здесь, — ответила она севшим голосом.

Олег и Вадим повернулись, и я искренне насладилась выражениями их лиц. Обычно на меня, в неизменных широких джинсах и мешковатых свитерах, они косились со здоровым недоумением, а теперь! В общем, я была отомщена. Отомщена за их взгляды, за их ухмылки, а главное — за их шуточки!

Пройдя мимо них к Женьке, я ей улыбнулась, и мы направились в кино.

Сеанс длился час тридцать пять. Фильм — очередная смесь жанров, оказался очень приятным, в меру захватывающим, в меру веселым, даже главный герой был не такой показушный, как обычно, а главная героиня, блондинка, кстати, не такой уж и глупой.

Стоя на улице и глядя в сторону остановки, я повернулась к Женьке.

— Идем? — спросила я.

Судя по тому, как подружка замялась, что-то в планах поменялось.

Потом она подняла на меня взгляд.

— Видишь ли, — Женя шагнула ко мне ближе, взяла под локоток и отвела в сторону. — Вот эти два… — она многозначительно промолчала, — навязались мне на голову. Из-за них менять планы не хочется, а идти с ними в «Терру» плохая идея.

— Почему же, — не согласилась я. — Если они действительно напросились, то почему бы им не пострадать.

— Там же только сладости! — возмутилась подружка.

— Слишком жестоко? — «догадалась» я.

Женька кивнула головой, прикусив нижнюю губу.

— Тогда какие предложения?

— У меня одно есть. Только ты меня убьешь.

Я посмотрела на нее и догадалась.

— Нет.

— Оксана… пожалуйста.

— Не надо на меня так умоляюще смотреть. Нет.

Женька молчала. По ее виноватому виду, я тут же поняла, что она еще и что-то скрыла от меня.

— Жень? Женя, ау! Станция, прием, ответьте.

Подружка встрепенулась, улыбнулась, так невинно, что я догадалась о том, о чем она умолчала.

— Так, ты начала погоню за сенсацией.

Женька качнула головой, так легонько, что я бы не заметила, если бы не ждала ответа.

— В клубе ты должна встретиться с тем, кто даст тебе либо ниточку, либо…

— Интервью.

Я готова была схватиться за голову.

— Ты могла предупредить сразу! Я же в юбке.

— Ну и что? — подружка улыбнулась. — В конце концов, это обычное дело. Только грозит обернуться грандиозными неприятностями, — тихо добавила она, зная, что я услышу.

— Едем. — Решилась я, в конце концов.

Клуб встретил нас неоновыми огнями, вывеска «GoldSun» блестела и искрилась. Но на улице не было народа, а на стоянке автомашин стояли высококлассные дорогие модели. В поисках объяснения я повернулась к.

Женьке.

— Недавно открылся, — пояснила та. — Вдобавок, сюда вход только по приглашениям.

— Откуда? — спросила я.

— Два приглашения на два лица пришли мне по почте. Там же была и приманка, информация, звуковая запись, несколько фотографий.

— Ты меня пугаешь, — сообщила я, улыбаясь оглянувшемуся Вадиму. — Рассказывай.

— Одним словом, — тихо сказала Женька. — Новый вид наркотиков, очень дешевый, мгновенно вызывает привыкание, вдобавок ко всему — ориентирован специально на студентов. Реклама, — пояснила она. — Проясняет интеллектуальную деятельность, стимулирует память. И еще распространяется именно в высших учебных заведениях. Был список и в каких. Наше тоже было. Милиции сообщали, но закончилось это только тем, что звонившему посоветовали обратиться к психиатру, поскольку это единственный способ помочь тому, кто звонил.

— Что ты должна узнать здесь?

— Молодой человек случайно стал свидетелем передачи наркотиков. Потом на них подсела его девушка. После трех приемов она в больнице, в коме.

Я повернулась к подруге.

— С ума сошла? Ты куда решила вляпаться!

— У меня нет другого выбора, — она посмотрела на меня и решилась.

— Это еще не все, Оксан. Там же, в конвертике была «доза». Я воспользовалась дядиными связями, и отдала ее на экспертизу. Там на меня посмотрели, как на умалишенную. Глюкоза, и больше ничего.

— И ты решила проверить, то ли это действительно наркотик, то ли тебя просто разыграли?

— Да.

— Они навязались, или ты попросила, — поинтересовалась я, кивая в сторону парней.

— Они, — ответила Женька.

Тут мы дошли до пункта охраны, и разговор пришлось прервать.

В клубе было немноголюдно. Вадим и Олег прошли к бару, Женька куда-то испарилась и я осталась одна. На первый момент я даже растерялась, потом легко тряхнула головой и повернулась к танцполу.

Внимательно оглядела зал. Вначале оценила модный навороченный интерьер: все в светло-металлических тонах, пластик, дерево и металл, а потом то, как изящно замаскированы камеры. Все помещение перекрывалось сетью наблюдения, никакой участок не оставался без просмотра. В течение получаса, глядя на прибывающих гостей, я поняла почему: тут собирались все «шишки» нашего города. Крупные бизнесмены, телезвезды, их спутники. На первый момент я даже начала чувствовать себя не в своей тарелке, особенно когда увидела две столичных звезды, которые сидя за столиком, тихо разговаривали о чем-то.

Женька вынырнула из-за моей спины.

— Не поворачивайся, — попросила она.

— И?

— Он дал мне интервью. Теперь буду раскручивать ниточки. Хочешь узнать подробности? — кажется, подружка горела жаждой поделиться новостями.

— Нет, — я повернулась к ней и наклонилась к уху. — Глушилку включала?

— Да. А надо было?

— Умница, — тихо ответила я. — В противном случае, ты могла бы нарваться уже сейчас.

— Поняла, — Женька побледнела, потом оглядела великолепный потолок. Мои уроки не прошли даром, и она быстро нашла пару камер. — Продолжаем веселиться, или уходим?

— Повеселимся, — легко и безмятежно ответила я.

Ушли мы из клуба через пару часов, действительно немного повеселившись. Охранники у входа сообщили, что администрация всегда держит в запасе пару такси. У нас спросили, не желаем ли мы ими воспользоваться.

Ребята желали, они уже успели узнать, что Женька ночует у меня, а мы всегда шли домой пешком, а еще не очень любили компании на такой прогулке. К счастью, от клуба до меня была короткая дорога. И немного подумав, Олег и Вадим отказались от идеи проводить нас и уехали. Судя по всему, продолжать гулять.

Немного подумав, я озвучила эту мысль Женьке, когда мы шли по улице.

— С чего ты взяла?

— Не знаю, — вздохнула я. Бывали у меня иногда такие проблески интуиции. К сожалению или к счастью, но в таком случае я редко ошибалась.

Мы шли около получаса, почти не разговаривая между собой. Каждой было о чем подумать. Я думала о том, что через пару недель, после выпускного бала, мне предстоит искать работу. Мама предлагала мне съездить куда-нибудь, отдохнуть. Но мне не очень хотелось. А Женька думала о предстоящем расследовании. Прирожденная журналистка, она всегда знала, когда перед ней сенсация, а когда пустышка. В этот раз была — сенсация.

Когда почти подошли к моему дому, то перед нами встал вопрос — идти по освещенной улице, делая крюк, или же пройти по спящему парку?

Последний был плохо освещен, а еще в нем собирались по ночам компании самого разного, иногда сомнительного толка.

— Как? — спросила я, предлагая решить Женьке.

— В парк, — ответила она. — Посидим на лавочке.

Вот теперь удивилась я. Чтобы подружка захотела посидеть на лавочке, ночью, в парке?

— Ты чего? — поинтересовалась я у нее.

— Не знаю, — Женька дошла до первой же лавочки и села на нее.

Похоже, ее не держали ноги. — Я вдруг подумала, что случилось бы, если бы я не включила глушилку… Камер то я не нашла, а вот прослушка там, скорее всего, была.

— Он тебе много интересного рассказал?

— И не только, — подружка дернулась. — Слушай, можно я расскажу это, когда будем у тебя?

— Хорошо, — я пожала плечами, выбрала дерево в тени и прислонилась к нему. Получилось так, что в круге света сидела только хрупкая черноволосая девушка в коротеньком серебристом платьице. Смотрелось все это очень трогательно и беззащитно.

А у меня внезапно появилось ощущенье, что поскольку до утра еще пару часов, то неприятности еще не закончились. А еще через пару секунд послышался рев моторов, и я поняла, что мы в очередной раз попали.

Ночной парк пару месяцев назад облюбовали байкеры. Местная группировка в двадцать машин управлялась Пауком — молодым парнем, очень накаченным и броским. Он дрался на подпольных боях и выигрывал.

Наш сенсей отзывался о нем не очень хорошо, но признавал, что Паук боец опасный. Когда один из наших спросил его, кого бы Карим поставил против Паука, то сенсей сказал: «Только троих. Блонди. Касплю и тебя.

Джей».

Женька отлично знала, что означает шум моторов, и вскинула голову, но было уже поздно. Они вышли на тропу, мы сели как раз рядом с их беседкой. Впереди Паук, позади его толпа. Все трезвые и злые. Их машины стояли на площади, матово поблескивая в неровном свете фонарей хромированными деталями.

— Какая красавица, — заявил кто-то.

Паук оценил Женьку.

— Хороша, — согласился он. — Ты кто, девочка? И что делаешь в нашем парке.

— Я … журналистка, — в подружке проснулась ее профессия, с ужасом поняла я, пока не желая вмешиваться. Женька знала, что я рядом и успокаивалась на глазах.

— Журналистка? — протянул кто-то из байкеров, посмеиваясь. — А в нашем парке что делаешь?

— Вас жду, — тут же ответила девушка.

— Зачем?

— Хочу попросить об интервью, — загорелась Женька. — Есть один хороший, толстый журнал «Наш город», называется.

— Знаем, читаем, иногда, — подумав, ответил Паук.

— Вот. У меня там полоса под материал. Я хочу сделать с вами интервью, а то вас выставили людоедами!

— А платить чем? — спросил глава байкеров.

— В смысле? — не поняла Женя. — Вы получите некую славу, не такую скандальную. Тем более, сегодня с вами по какой-то причине можно иметь дело.

— Это ты о том, что мы трезвые? — засмеялись в толпе. — Один раз были пьяные, а стали всегда…

— Вот я и об этом расскажу!

Паук вздохнул.

— Ты это сейчас придумала?

— Нет, — вот тут Женька обиделась. Она всегда болезненно реагировала на намеки, что журналистка из нее никакая. — Если хотите корочки покажу.

— Не надо. Не будем мы давать интервью.

Подружка поднялась на ноги, загораживая ему дорожку. Здравый смысл в ней был задавлен профессионализмом.

— Пожалуйста.

— Скажи, чем ты платить будешь? Собой? — Паук наклонил голову. — Или деньгами?

Женька попятилась.

— Думаю, что та сумма, которую платят информаторам, деньгами вам не покажется.

— Тогда что?

— Полагаю, это была плохая идея, — мрачно сообщила подружка сама себе. — Тогда мне осталось только извиниться перед вами, за то, что отняла у вас время и идти себе дальше.

— Нет, — Паук улыбнулся. — В конце концов, мы можем договориться.

Он взял ее за руку, подружка ее выдернула.

— Ночь, темно. Одинокая девушка на дороге. Некому ее защитить. В конце концов, ты же искала неприятности? — Паук улыбнулся. В толпе байкеров прозвучали легкие смешки. Но никто из них не вмешался.

— Знаете, — я вышла на дорогу. — Идите вы, подобру-поздорову.

— Чего? — Паук повернулся ко мне. — Ребята, блондинка!

Смотрелась сейчас я настоящей блондинкой, очень симпатичной и безвредной. Только Женька облегченно вздохнула.

— Я могу заплатить за нее, — я подошла к Пауку ближе. — Но с условием.

— Каким?

— Как истинная леди я хочу, чтобы меня добивались. Но поскольку, — тут я поджала губки, — рыцаря рядом нет, я попробую защитить свою честь сама. Когда меня победишь, я заплачу и за нее, и за себя…

— Заманчиво. — Паук посмотрел на меня внимательно. — Я даже дам твоей подруге интервью в любом случае.

— Да… Обещаешь? — я смущенно опустила глаза, пряча их выражение.

— Да.

— Когда будет тебе удобно встретиться со мной? — влезла в разговор.

Женька, в ее синих глазах горела решимость идти до конца.

— Завтра. В два дня. Кафе «У дороги».

— Идет, — подружка улыбнулась.

— Уходи, — спокойно приказала я ей. — Подождешь меня дома. Ключи у тебя есть.

— Но…

— Уходи, — согласился Паук. — Я даже могу тебе дать сопровождающего.

— Не надо. В те дни, когда в парке ваша команда, больше никто не смеет сюда зайти. Так что она дойдет вполне безопасно, — тут же вмешалась я, не желая переживать еще и по этому поводу.

— Что говорит твоя интуиция? — поинтересовалась Женька, глядя на меня искоса.

— Дойдешь, — улыбнулась я.

Подружка засмеялась, и скоро растаяла в темноте.

— Итак… — Паук смотрел на меня с усмешкой. — Я даже не думал, что может так получиться. Карим как-то сказал, что его самая лучшая ученица никогда не вмешивается в чужие дела и не нарывается на неприятности. Так, Блонди?

— Так. Но это мое дело. Моя подружка. Кстати, действительно журналистка, — я говорила спокойно, но внутри все сжалось. Паук меня знал, так же как и Карима.

— Даже так, — мужчина обошел меня по кругу, оглядывая и оценивая.

— А где ты была, что мы тебя не заметили?

— Стояла у дерева.

— Ну, да. Тайное искусство ниндзя. То, что я так и не осилил — сливаться с темнотой и светом, становясь их частью. Разойдись, — приказал он, даже не оглядываясь. — Сегодня все отменяем.

Никто не сказал ни слова, но уже через пару минут на площади стоял только один мотоцикл, рядом со мной стоял Паук, а еще парк был пуст, даже ветер затих, не желая шевелиться.

— Игорь, — он протянул мне руку.

— Оксана, — я протянула свою. Но вместо того, чтобы пожать, он внезапно поднес мою ладонь к губам и прикоснулся к тыльной стороне.

— Вот и познакомились. Будет ли тебя ждать подруга?

— Нет. Сядет за мой ноутбук и начнет набивать статью, «провалится» часа на два, как минимум.

— Про нас?

— Не только, — отозвалась я с улыбкой.

— Ну что, Блонди, покатаемся? — он показал мне на мотоцикл. — Если не струсишь, сниму долг.

— ОК.

Мотоцикл завелся с пол-оборота, черный сияющий зверь влюбил меня в себя с первого взгляда и кажется, я даже знала, что сделаю до того, как найду работу — куплю мотоцикл!

Глава 2

Дверь открылась бесшумно. На часах, висящих на стене прихожей, было семь утра. Мельком подумав «хорошо покатались» я посмотрела на себя в зеркало.

— Ой, — вырвалось у меня тихонько.

Из зеркала на меня смотрела раскрасневшаяся красивая блондинка с зелеными бутылочными глазами! Пока я изучала себя в отражении, сзади появилась Женька. Прислонилась к притолоке.

— Ты где была? — голос у нее был хриплый. Тоже не спала всю ночь.

Только по другой причине.

— Гуляла.

— С байкерами?

— Не со всеми, — хмыкнула я, поворачиваясь к ней всем телом.

Бутылочная зелень из глаз ушла сразу же, как только я успокоилась. — С тем, у кого ты будешь брать интервью.

— Пауком?

— Его зовут Игорь, — ответила я.

— Да? — Женька отмахнулась от этой новости. — Я кофе сварила.

Будешь?

— Конечно, когда я отказывалась от твоего напитка!

Мы сели за стол, подружка варила отличный кофе, а еще у нее получались вкуснейшие горячие бутерброды.

— Сидела за статьей? — поинтересовалась я, грея руки о чашку.

— Ага, — согласилась подружка.

— Рассказывай.

— Хорошо. — Женька вздохнула и начала рассказывать.

На меня все новости, которые она начала рассказывать, произвели откровенно гнетущее впечатление.

— Три месяца назад было совершено убийство молодого талантливого химика нашего центрального института. Дело было списано на уличное ограбление. Мало кто знал, что в тот день он шел домой с бумагами, где было описано его последнее исследование. Он смог получить в условиях обычной институтской лаборатории новое, синтетическое вещество, которое обладало некоторыми свойствами, сходными с наркотиками, я отмечу, что оно вызывало привыкание и галлюцинации. Но главное было другое, при соприкосновении с кислородом, вещество буквально за десять минут разлагалось и полностью теряло все свои наркотические свойства.

— Как оно в сравнении с другими наркотиками?

Женька сидела с ноутбуком.

— Мне это тоже пришло в голову, — она сверилась со своими бумагами, и чем-то в компьютере. — Что у нас самое сильное?

— Кажется, кокаин. — Я покачала головой. — Он и галлюцинации вызывает, и агрессивность повышает, очень быстрое привыкание.

— В документах с ним сравнение и было. Разрушает органы, нервную систему за 4–5 приемов, привыкание за 1 прием.

— Что за документы? — спросила я.

— В общем, — Женька пожала плечами. — Я долгое время читала все, что нашла в Интернете. А потом случайно встретила в сети бывшую девушку этого химика. Мир тесен и мы с ней оказывается, очень хорошо знакомы. Она собственно мне и рассказала, что пару месяцев назад ее парень оставил ей пару документов, словно чувствовал, что что-то случится.

— И? — поторопила я.

— Она прислала мне их, поскольку знает, что я журналистка и мне этот материал может пригодиться. Документы были, к сожалению, только в электронном виде. Девушка сказала, что лучше было бы, если она никогда бы их не видела. Вот там и была вся эта краткая информация.

— Так, — я повернулась к окну, потом встала. — Получается, студент открывает наркотик. И что об этом никто из преподавателей не догадывается?

— Нет.

— Плохо. Не догадаться не могли. Значит, ждали конца его исследований. Ты нашла его преподавателя?

— Да, — Женька вздохнула. — Три месяца назад, через пару дней после студента, его сбила машина. Перед смертью он говорил, что-то вроде: «Снег сладкий…».

Я молчала, кажется, я начала догадываться. Два месяца назад сенсей предупредил нас, что неизвестные могут предложить нам приобрести допинг. Не соглашаться ни в коем случае — это один из сильнейших наркотиков, название его — Снежок.

— Оксан?

Еще пару секунд помолчав, я рассказала ей о том, что вспомнила.

— Значит так, — Женька повернулась к статье. — Получается, кто-то целенаправленно распространяет эту гадость среди молодежи. Значит, надо вначале писать статью, предупреждать всех об опасности.

— Тебе не поверят.

— Мне? — она вспыхнула.

— Не поверят. Если уж не поверили в милиции, то уж извини меня, то твою статью примут за газетную утку. Не надо торопиться. Поговорим со студентами. Предупредим тех, кто поверит нам безоговорочно. А ты можешь в статье с байкерами где-то внизу спросить их отношение к наркотикам. Может чего дельное и узнаешь, — я зевнула. — Идем спать.

Иначе через пару часов будем как сонные мухи.

— Оксан, — Женька остановилась на месте. — А ты со мной сходишь?

— Угу, — ответила я, скрываясь в спальне.

Мельком бросив взгляд на диван, я убедилась, что Женька себе уже все постелила. Через пару минут я уже спала. Подружка сидела еще минут пять, а потом последовала моему примеру.

Проснулась я без будильника ровно в двенадцать. Чувствовала себя очень отдохнувшей. Бросив взгляд на спящую Женьку, я отправилась вначале в ванную, потом на кухню — готовить поздний завтрак. Подружка выползла из комнаты примерно через полчаса, ее привлек аппетитный запах готовящейся пиццы.

Она села за стол, подперев голову рукой.

— О чем думаешь, — поинтересовалась я, устанавливая таймер и присаживаясь на стул, напротив нее.

— А потяну ли я? — тоскливо спросила Женька.

— Эй, ты чего! Конечно, потянешь. Тем более, старт твоей взрослой карьеры будет яркий!

— Дядя узнает, меня убьет. Он так не хотел, чтобы я шла по стопам родителей.

Я кивнула. Эту историю я знала. В начале первого курса, когда мы только познакомились, Женькины родители начали на пару вести журналистское расследование и погибли. Концы их расследования упирались в таких людей, что даже их статья так и не была напечатана.

Женька в тот год хотела бросить институт, но потом решилась и начала сама вести их материал.

Попечителем ее и брата остался их дядя, который собственно и был владельцем журнала «Наш город». Женька вела статьи на том месте, где раньше была полоса ее родителей. Она их не подкачала. И где-то на третьем курсе в определенных кругах знали о подающей надежды молодой журналистке Евгении Окариной. А на четвертом курсе, после четырех лет расследования, Женька бросила свою бомбу, не торопясь, не вызывая подозрений, она нашла все ниточки и довела до конца последнее дело родителей. Полетели головы.

С того времени, ее дядя тщательно смотрел за тем, чтобы племянница никуда не вляпалась. Но Женя не могла сидеть на одном месте и вот теперь еще одно крупное дело.

— Я понимаю… — тихо сказала я, протягивая руку и касаясь ее плеча. — Но тебя ведет теперь профессионализм. Ты журналистка от Бога.

— Спасибо, — Женька вытерла непрошенную слезинку. — Но я просто не знаю, с какого конца к этому делу.

— А вот это мы пока оставим. — Сработал таймер, и пока я ставила пиццу на стол, у меня в голове созрел план действий. — Вначале поговорим с Игорем. Потом я поговорю со своими.

— А ты?

— Поищи его однокурсников. Друзей. Может быть, он не один работал над этим проектом. Спроси вновь его девушку, поговори с семьей. Очень аккуратно расспроси в журналистских кругах, может, кто-то уже заинтересовался этим делом. Но главное, очень тихо.

Женька кивнула, принимая мой совет. На этом мы деловой разговор закончили.

В два часа мы вошли в кафе «У дороги». Знали его все, потому что оно находилось на пересечении четырех центральных дорожных линий. Не особо дорогое, оно было популярно среди молодежи по утрам и вечерам, а во время обеда здесь собирались работники из окрестных фирм.

Судя по тому, что рядом с кафе стояли два мотоцикла, Игорь прибыл не один.

Войдя в здание, мы сразу заметили его и еще одного незнакомого парнишку. На столике перед ними стояли тарелки с чем-то, две чашки кофе.

— Привет, — Женька первая села на стул.

Я отправилась к стойке, покупать кофе и сладости. Когда я вернулась, подружка уже приготовила свой профессиональный блокнот и диктофон.

— А это зачем? — недовольно спросил Паук, когда я как раз подошла к столику.

— Так надо, — ответила подружка.

— Надо так надо, — тут же согласился Игорь, увидев меня.

— Привет, — я устроилась на стуле и тут же вцепилась в кружку с кофе. На улице было прохладно. Дул холодный ветер, а пасмурное небо обещало дождь.

— Итак, — Женька привычно уставилась на «подопечных». — Сегодня 8 июля. С вами ведет беседу журналистка «Нашего города», Евгения.

Окарина. Представьтесь, пожалуйста.

Разговор потек по накатанной колее: кто, чем занимаетесь, какие увлечения. Интерес у меня к разговору вспыхнул, когда я услышала.

Женькин вопрос:

— Скажите, как получилось, что вы, Игорь, стали байкером?

— Скука. Жажда скорости. Пробки на дорогах, единственное решение совмещения всего этого был именно мотоцикл. Тем более надо же было как-то доезжать до работы.

— Скажите, — Женька наклонилась к нему чуть ближе, доверительно понизив голос. — А это правда, что вы деретесь на подпольных боях?

Паук улыбнулся.

— Нет.

— А… Тогда это очередная не подтвердившаяся легенда. — Подружка вздохнула. — А как в вашем круге относятся к наркотикам?

— Отрицательно. — Заговорил молодой байкер, как я поняла, звали его Роман. — Для нас наркотик — рев наших машин, ветер в лицо. Но не синтетические вещества.

— А почему такое странное отношение? Считается, что байкеры — это рассадник алкоголя, табака и наркотиков.

— Может у нас просто неправильный клуб, но в нашем круге это не приветствуется. Более того, из двадцати байкеров, только двое из наших курят. Никто не употребляет наркотики, — ответил Игорь. Мы с Женькой переглянулись.

— А как вы объясните тот случай, в парке? Когда вся ваша компания была пьяная…

— Тогда был уважительный повод, — Игорь нахмурился. — Один из наших погиб. Талантливый химик, его ограбили, когда он вечером возвращался из института.

Я покосилась на Женьку и искренне понадеялась, что моя челюсть в падении не обогнала ее.

— Дмитрий Магниев? — тихо спросила она.

— Да, — подтвердил молоденький байкер.

— Вам не показались странными обстоятельства его смерти? — вмешалась я в разговор. Женька бросила на меня благодарный взгляд и начала что-то обдумывать.

— Показались, — кивнул Паук. — С трудом верилось, что он мог стать жертвой ограбления. Он был худым, но очень жилистым.

— Даже так, — я кивнула. — Скажите, Игорь, неужели вы не пытались сами найти ниточки этого преступления?

— Пробовали. Но с нами никто не хотел разговаривать.

— Не для интервью, у вас были подозрения, по какой причине он погиб? — вмешалась Женька.

— Были. Он получил два новых вещества. Наркотик и …

антинаркотик. Ему предлагали продать первое, но он отказался. И все это время пытался получить второе. В конце концов, у него это получилось. Бумаги он нес домой. Все пропало.

Женька охнула.

— А может быть, Дмитрий говорил что-то перед смертью, просил сохранить какие-то документы? — спросила я.

— Да. У нас с ним был один разговор, — Роман помолчал. — Димка был моим лучшим другом. Почти перед самой смертью мы сидели у него дома.

Он очень торопился закончить свои исследования. Словно предчувствовал, что долго не проживет.

— Что именно он говорил?

— Что ему угрожают, предлагают большие деньги за наркотик.

Преподаватель в лаборатории знал только про первое. Про второе никто не знал.

— Значит, его убийцы получили еще и то, о чем не подозревали, — подытожила Женька.

— После Димкиной смерти я успел поговорить с его преподавателем.

Он был напуган и что-то знал, но вот что именно? — Игорь покачал головой. — Теперь это уже не узнать.

— Говорят, что на улицах появился новый наркотик, — подбросила я вопрос.

— Да. Синтетический. «Снежок». Смертельно опасный, — тут же ответил Роман. На наши недоуменные взгляды он пояснил. — Я работаю ди-джеем в ночном клубе. И мне хорошо видно, что происходит на танцполе. Пару раз ко мне подходили знакомые ребята и предупреждали просто по дружбе.

— А вам не кажется, что это разработка вашего друга? — тихо спросила Женька.

Игорь промолчал. Роман просто кивнул.

Подружка задала еще несколько вопросов и наскоро попрощалась, договорившись о еще одной встрече, когда она передаст байкерам интервью. Если их устроит — она отправит его в номер.

Мы сидели у Женьки дома. Вадима не было. Подружка бегала по комнате, перерывала все блокноты в поисках одного-единственного листочка. На нем был номер знакомого мента ее дяди, который после ее статьи был сильно повышен в звании.

— Почему ты не забила его в телефон? — наконец, спросила я.

Подружка упала на диван.

— Чтобы не возникало соблазна позвонить просто так, — отозвалась тихонько Женька.

— Опа, — удивилась я. — Это с чего вдруг?

— Видишь ли, — подружка отчаянно смутилась. — В последний раз, когда мы встречались, мы …

— Какие новости! И что?

— А так получилось, что мы играли в большой компании в фанты. Ну и получилось, что мой фант был станцевать… арабский танец. Для одного из компании, кому потом достанется станцевать на столе румбу.

Досталось ему.

— Ты станцевала? — мне было ужасно интересно.

Женя кивнула. Потом ее щеки залил горячий румянец.

— Женька! Я даже не знала, что ты краснеть умеешь. Что, и после танца что-то было?

И вновь подружка кивнула, больше вопросов задавать я не стала.

Кажется, и без этого догадалась, что именно могло произойти. Вопрос «А как же Олег» с самого начала в голове у меня так и не возник.

Под диваном что-то белело, наклонившись, я вытащила листок с шестью цифрами. Показала Женьке. Та радостно выхватила мою находку и убежала в другую комнату. Я же села за ноутбук и вышла в Интернет.

Надо было отправить всем моим знакомым призыв о помощи и предупреждение. Сарафанное радио — самое надежное средство быстрого донесения информации. То, что она могла исказиться, меня мало волновало. Сплетни, как правило, шли в сторону увеличения «слона», а это могло пойти ситуации только на пользу.

На моем почтовом ящике висело письмо от неизвестного адресата. Я нахмурилась. Защиту на мой компьютер ставил мне знакомый хакер. Пройти письмо от незнакомца могло только в одном случае: кто-то сломал мою защиту!

Подумав, я все же открыла письмо.

«Дорогая, Оксана.

Не удивляйтесь, что у Вас в ящике лежит мое письмо. И не грешите на своего друга. Он тут не при чем. Просто есть другие способы, нетрадиционные, для того, чтобы отправить письмо.

Я прошу Вас, Оксана, об одной услуге. Вы со своей знакомой вмешались в довольно нехорошее дело. Я очень надеюсь, что Вы его оставите. Видите ли, при его расследовании, несколько недель назад погибли двое здоровых молодых людей… от разрыва сердца. Я не желаю Вас пугать, но очень хочу предупредить, что дело смертельно опасное.

Пока еще не поздно, советую Вам его оставить и забыть, как о страшном сне.

Ваш доброжелатель».

Сказать, что я смотрела на экран со все возрастающим удивлением — значит, не сказать ничего. Во-первых, о том, что мы начали новое расследование знали только несколько человек. Но полноты всей информации не знал никто! А тут с такой уверенностью.

Тут мой глаз зацепился за предложение «погибли… от разрыва сердца». Так, кажется, доброжелатель помимо предупреждения подкинул мне еще и ниточку! Найти такое событие было тяжело, но не для того, на чьей стороне — хакер!

Я уже успела пообщаться с Джеем, когда из комнаты показалась.

Женька. В ее глазах плавали смешинки, видно было, что разговор со знакомым поднял ей настроение.

— Итак? — спросила я, поворачиваясь к ней.

— Новости есть трех групп.

— И?

— Хорошие. Плохие. Паршивые.

— О… — я нахмурилась. Паршивыми новостями Женька называла только те, которые грозили обернуться грандиозными неприятностями. — С последних.

— Откуда-то я знала, что ты так скажешь. Итак, в милиции знают о появлении нового синтетического наркотика. Это в принципе, хорошая новость. А теперь паршивые: несколько раз они устраивали облавы. Но кто-то их опережал.

— Так. Кто-то информирует тех, кто этим занимается, о том, что идет облава.

— Ага, — согласилась Женька. — Более того, они бросают товар. В результате, в тех местах, где должен быть наркотик — мука, сахар, соль, глюкоза и так далее…

Слов у меня не осталось. Только мат. Потому что грозило все это не просто большими неприятностями. То, что с такой легкостью бросают товар, сказало мне о том, что его производство обходится настолько дешево, что это даже не считают деньгами!

— Плохо дело, — заметила я.

— Это еще не все. — На губах Женьки появилась нехорошая улыбка. — Сверху пришла директива «спустить дело на тормозах».

А вот это мы уже проходили. В прошлый раз на расследовании была та же ситуация. Единственный, кто устоял на ногах и не лишился должности, был как раз тот таинственный «наверху».

— А твой мент?

— Не послушался. И пытается раскрутить это дело. Он готов поделиться информацией при личной встречи.

— Что ты тогда делала все это время?

— Договаривалась о ней! — засмеялась Женька.

Весело покачав головой, я попрощалась с ней и ушла, так и не сказав о письме. Я поторопилась в свой клуб, где меня уже ждали. А подружка начала подготовку к своей встрече.

Клуб встретил меня тишиной. Не горела неоновая вывеска, сенсей редко ее включал. Вообще о нашем месте знали очень немногие, элита боя. Сюда меня привел отец. Спецназовец. Погиб, в одной из опаснейших операций, во время обезвреживания группы террористов.

Я вздохнула, вспоминая. Карим был мной поначалу недоволен. В группе я была одной единственной девушкой и демонстрировала откровенно плохие результаты. Я не хотела учиться здесь. Мне было все равно.

Сенсей бился со мной два долгих месяца. А потом я случайно попала на тренировку старшей группы и влюбилась навсегда … в винтовку, с оптическим прицелом. Карим понял, что я попала. С той поры, он не мог на меня нарадоваться. От моего «начала» осталась только кличка «Блонди».

Карим менять ее не стал, и этим самым дал мне еще один, очень важный урок — иногда выгодно быть глупой наивной девушкой — блондинкой.

Я прошла по коридору, привычно предъявив пропуск. Вообще, в одном здании с нами размещалась элитная школа бойцов спецназа. Карим был в ней инструктором, но предпочитал туда не заходить без особой надобности. Ему сдавали экзамены по бою и стрельбе. Считалось невероятно престижным сдать экзамен на «хорошо». В свое время я его сдала на «отлично».

Теперь я приезжала сюда два раза в неделю на два часа, занималась, общалась с Каримом и друзьями. Одновременно со мной иногда попадал.

Каспля — он перешел от Карима в школу спецназа, да так там и остался.

Вначале в качестве курсанта, затем инструктором.

Сенсей встретил меня на пороге. Как единственная девушка я имела право на такую привилегию. Кажется, наставник сразу же понял, что я опять во что-то влипла. Ума не приложу, как у него это получалось!

— Здравствуй, Блонди.

— Сенсей, — церемонный поклон стал определенной традицией, нарушать которую я не собиралась.

— Идем, выпьем по чашечке чая, — Карим взял меня под руку и отвел в свою каморку. Заварил душистый чай и посмотрел на меня грустно и внимательно. — Ты опять куда-то вляпалась. — Он не спрашивал, он утверждал.

Мне осталось только молча кивнуть, а потом начать рассказывать.

После моего быстрого пересказа фактов, сенсей покачал головой.

— Опасное дело, — тихо сказал он. — Ты уверена, что хочешь пойти до конца по этому пути?

— Да, — в этом я не сомневалась.

Наркотики давно стали бичом молодежи 21 века, а теперь у меня был реальный шанс найти антинаркотик. Вполне вероятно, что это может быть панацей от них! И я не собиралась упускать такую возможность, пусть и призрачную.

— Ты понимаешь, что если кто-то узнает, что ты и твоя подруга начали Игру, то за вами может начаться охота? В определенных кругах о вашем первом расследовании наслышаны и вас хорошо запомнили.

— Сенсей, что вы можете посоветовать?

— Если бы это была не ты, я бы посоветовал оставить это дело, — Карим был очень серьезен. Но под черными, низко нависшими бровями в черных глазах плескалась лукавинка. — Но ведь ты, Блонди, меня не послушаешь. Тогда я сведу тебя с друзьями. Они знают больше…

— Кто?

— Отдел по борьбе с наркотиками.

— А как же Каспля? — недоуменно спросила я.

— Нет. Тебе нужен практик. Я дам номер защищенной линии.

Позвонишь, когда будешь дома, — Карим подумал, потом добавил. — А еще я дам тебе номер одного очень талантливого химика. Если ты сможешь получить дозу этого «снежка», то можешь отнести ему. Даже если вещество разложится, он сможет получить хоть какие-то результаты.

— Гражданский химик?

— Нет, — сенсей качнул головой. — Он военный химик. И заинтересованное лицо. Во-первых, исследования погибшего Дмитрия перекликаются с его. Но главное в больнице лежит его дочь.

— Как тесен мир! — тихо сказала я. — Ведь расследование началось с парня, у которого в больнице лежит подруга. Может это он?

— Вряд ли. Видишь ли, — Карим помолчал. — За последние две недели возросло почти в два раза количество поступивших в больницу студентов.

Один диагноз: передозировка наркотиков. Причем, почти половина из них никогда не были замечены ни в чем подобном.

— Что-то происходит еще. Чего мы пока не знаем.

— Да. А теперь иди. Мне надо поговорить с друзьями. Я попрошу подстраховать тебя.

— Спасибо, — тихо сказала я и вышла.

Карим остался в своей каморке. Его нетронутый чай остывал на столике.

Первым, кого я увидела, войдя в тренировочный зал, был отчаянно краснеющий щуплый парнишка, с вихрами непослушных рыжих волос, нахальными серыми глазами, чуть лукавым прищуром губ. Он крутился вокруг высокой девушки в синей тренировочной форме. Вначале мне показалось, что это новенькая, но потом я поняла, что Джей крутится вокруг кого-то из спецназа.

Подумав, как он отреагирует на мое появление, ведь не считая сегодняшнего «свидания» в Интернете мы с ним не виделись уже пару месяцев, я остановилась в центре зала.

Почувствовав мой взгляд, Джей повернулся, заметил меня и с ясной улыбкой бросился вперед. Крепко стиснул меня в объятиях и закружил, под изумленными взглядами девушки из спецназа. Я ее понимала, в первый момент, когда видишь Джея, было нереально поверить, что он — один из тройки сильнейших в нашем клубе. А еще Джей был хакером. Отличным, прирожденным, работал он, кстати, тоже на спецслужбы. А я, в отличие от него, была вольнонаемным стрелком, меня приглашали время от времени на самые сложные дела, когда нужна была помощь отличного снайпера.

— Блонди, как я рад тебя видеть!

Он наконец-то поставил меня на ноги.

— Джей, я тоже!

Послав извиняющуюся улыбку своей несостоявшейся подруге, хакер потащил меня в местный бар. Усадив за столик, он принес булочки и кофе, сваренный так, как я любила. Махнув рукой бармену, который меня хорошо знал, я посмотрела на Джея.

— Итак, — тот сделал глоток кофе и закурил. — Рассказывать не прошу. Посмотрев материал по твоей просьбе, я понял, куда именно ты влипла.

— Что скажешь по этому поводу?

— Пороть тебя надо, — заметил он. — А вообще, отчаянная ты.

Блонди. Туда маститые спецназовцы побоялись сунуться, а ты без поддержки, страховки, влезла в дело. Правда, надо отдать тебе должное, ты не задела ни одной ниточки.

— Порадуй меня, — тихо попросила я.

— ОК. Дело разрабатывается одновременно с трех сторон. Ты с подружкой четвертая. Милиция, Интерпол и мы. Но у нас очень мало материала. Я тебе скинул их на ящик. Посмотришь на досуге. Улучшил тебе там защиту, а то обнаружил небольшую брешь, — Джей стряхнул пепел, посерьезнел. — Там все, что тебе надо, в том числе и инфа по твоему последнему запросу. Я не понял, почему эти два молодых человека тебя заинтересовали. Но дело опасное. Будь осторожна.

— Буду.

Джей улыбнулся, взглянул на часы. Виновато пожал плечами, допил кофе и убежал. Его ночная смена начиналась через пару минут, работал он здесь же в здании.

А я, посидев за чашечкой кофе, отправилась в тир. Сегодня по расписанию у меня была стрельба.

Глава 3

— Оксана.

Кажется, я уже знала, кого увижу, когда повернусь. Точно, около моего дома, сидя на лавочке, меня ждал Паук.

— Что-то случилось? — спросила я его осторожно.

— Пока нет, — он потер заспанные глаза. — Ты пригласишь меня на чашечку кофе?

Я оценивающе посмотрела на него.

— Идем.

Мы поднялись ко мне в квартиру. Игорь был бледноват. А еще, только зайдя в прихожую, я вспомнила, что так и не увидела его мотоцикла.

— Извини, можно воспользоваться твоей ванной? — спросил он.

Я показала направление и отправилась в спальню, надо было оставить спортивный костюм, а потом отправить его в стирку. Мой ноутбук был выключен. Оказывается, я не забыла это сделать, когда уходила!

Паук вошел на кухню, когда в турке закипел кофе, осторожно перелив его в чашки, я поставила одну из них перед Игорем.

— Что случилось?

— Мы нашли свидетеля того, как убивали Димку, — Паук вздохнул. — Через подставных лиц, с огромным трудом. С нами этот ребенок иметь дело не будет. Нужна девушка.

— И ты решил, что я хорошая кандидатура? Зачем мне лезть в это дело? — возмутилась я.

— Ты уже в нем, — Паук пожал плечами. — Как я понял, вы с подругой начали расследование. Не понимаю только с какой конечной целью.

— Так, — я почувствовала себя действительно блондинкой. Все вокруг знали, что мы обе начали расследование. — И что?

— Я отдам тебе этот контакт. Мы, байкеры, уйдем из этого дела.

Слишком оно для нас непривычное. Но вы с подругой всегда можете рассчитывать на наши мотоциклы.

Решение принимать надо было быстро. Подумав в течение нескольких мгновений, я быстро сказала:

— Давай.

Игорь положил на стол листочек с несколькими словами. Кинув на него мельком взгляд, я перевела взгляд на собеседника.

— Уверен?

— Да.

Пожав плечами, словно показывая, что мне нет до этого дела, я подожгла в хрустальной пепельнице листочек и перехватила руку Паука, когда он хотел его выхватить.

— Не надо, — спокойно сказала я, наблюдая, как горит бумажка. — Вся информация в голове осталась.

— Я ничего не запомнил.

— Главное, что запомнила я.

Игорь допил кофе и попрощался, он явно был чем-то недоволен. Я осталась одна.

Посмотрела на часы. Потом за окно. До полуночи оставалось пару часов, и можно было попробовать поспать, а делом заняться утром. Или наоборот. Прикинув, какой вариант окажется наилучшим, я отправилась в постель.

Утро я встретила выспавшейся. Я чувствовала себя, наконец, отдохнувшей и готовой свернуть горы. После легкого завтрака я отправилась к ноутбуку, вышла в Интернет. Два письма на моем ящике, ожидаемое от Джея и еще одно, от того же Доброжелателя.

Немного подумав, я открыла письмо с неизвестного адреса.

«Доброе утро, Оксана.

Я рад, что Вы сегодня отлично выспались.

Но, к сожалению, Вы не вняли моей просьбе, и все-таки начали вести это расследование. Должен признаться Вам, из всех, кто пытается меня найти — Вы с подругой самые опасные. Мне нравятся серьезные противники, поэтому я хочу играть с Вами… с открытым забралом, так, кажется, говорили в старину.

Я хотел бы предложить Вам сделку. Но это было до того, как мне собрали всю доступную информацию о Вас. Я был, откровенно говоря, поражен и удивлен. Не ожидал, что такая хрупкая блондинка, как Вы, может оказаться одним из лучших боевиков в нашем, далеко не малом городе. К сожалению, мне сообщили, что Вы очень честны и щепетильны.

Это означает, что сотрудничества у нас с Вами не получится.

Это мое последнее письмо Вам, Оксана. Я очень не хотел бы Вас убивать, но боюсь, у меня просто нет другого выбора.

Прощайте, Блонди.

Ваш доброжелатель.

P. S. Искренне надеюсь, что Вы захотите выйти из Игры. А если сделаете это где-то в ее середине, то я сниму облаву на Вас и даже…

Буду ждать от Вас письма. Адрес вам известен».

Когда я прочитала письмо, у меня появилось такое гадкое ощущение, словно меня ударили по щеке перчаткой, которой уж извините, туалеты моют. Это было, в общем-то, неудивительно, но очень страшно, когда некто неизвестный просто походя, сообщает, что на тебя объявлена охота. Впрочем, неизвестный сделал мне комплимент. «Думаю, Женька ему порадуется», — мельком подумала я и открыла письмо от Джея.

«Привет, Блонди.

В прикрепленных файлах вся информация, которая будет тебе полезна.

Может, у тебя получится лучше.

Удачи!»

Названия файлов мне ни о чем не сказали, и я открыла первый из них. Сразу же поняла, что это отсканированный официальный документ, в правом верхнем углу — адрес центральной наркологической больницы, ее же печать внизу. В этом документе был список всех, кто поступил в больницу с подозрением на передозировку снежком. Трое из них были обведены, значит, с ними можно было встретиться.

Немного подумав, я переписала все три фамилии на отдельный листочек. Два парня, девушка. Их надо будет посетить. Но это будет делать Женька. У нее лучше получается. Обычно, когда люди понимают, что разговаривают с довольно известной журналисткой, их пробивает на откровенность. А вот к парнишке, о котором мне сказал Игорь, мы пойдем вдвоем. По-крайней мере, это будет справедливо.

Второй файл, который я открыла, меня поразил. Наружное наблюдение за преподавателем погибшего химика. Я погрузилась в документ. Через полчаса я смогла подвести итоги. В первый же день он задержался в институте. Но никто на кафедре в тот день его не видел. Где он был?

Вопрос остался без ответа. На второй день он очень нервничал, договорился по телефону встретиться с неким Марком. Ушел и погиб.

Телефон определить не успели. Значит, еще один вопрос «Кто такой Марк?

Как он связан со всем произошедшем?» Отчет гласил, что в ближайшей среде окружения преподавателя человека с таким именем не обнаружено.

Ниточка порвалась.

На отдельном листе в этом файле был отчет, в котором было описание машины, ее марки, номеров. Как выяснилось позже из отчета, машина была украдена за пару часов до аварии. Хозяин машины попал в больницу с сотрясением мозга средней тяжести, его ударили по голове в темном переулке, отобрали ключи, деньги. Хорошо, что оставили в живых. На момент убийства он был на процедурах. Его видели несколько человек.

Алиби подтвердилось в ходе допросов свидетелей. Еще одна ниточка привела в пустоту.

По мере чтения документов я выписывала вопросы на отдельные листы, куда-то имена и фамилии, куда-то голые факты, куда-то вопросы, на которые надо было получить ответы, чтобы двигаться дальше.

Следующие документы были отчетами активных агентов, которые крутились в ночных клубах в течение трех месяцев. Ничего интересного, никакой повышенной активности распространителей наркотиков. Известных держали под плотным колпаком. Но в ходе многочисленных допросов, когда они были схвачены, казалось, с поличным, выяснялось, что … тревога ложная. У них не находили даже обычных наркотиков. Кто-то информировал их заранее.

Джей в этих файлах добавил от себя:

«В сети в последнее время ходят тревожные слухи. Хакеры пытаются найти информацию в сетях Интерпола, военных кругах, везде, где можно.

Но кто может так своевременно предупреждать? Могу заметить только одно, здесь пахнет очень большими деньгами и политикой».

Вот тут мне пришлось добавить на лист с вопросами новый «При чем политика?». Этот вопрос я должна была задать Женьке.

Еще раз перечитав отчеты активных агентов, я набрала номер, который мне вчера дал сенсей.

— Алло, — ответили быстро, очень приятный мужской голос.

— Доброе утро. Вас беспокоит Блонди.

— Очень приятно с Вами познакомиться, — отозвались на том конце. — Вы хотите узнать информацию или просто что-то уточнить.

— Второе, — решительно сказала я.

— Хорошо. Что именно вам требуется?

— По моим данным наркотики распространяются не в ночных клубах, а в университетах. Проводились ли там какие-либо операции?

— Да. Безуспешно.

— А по какой причине?

— По той же самой, — вздохнули на том конце трубки. — Кто-то успевает предупредить их заранее.

— Понятно. Большое спасибо за помощь, — сказала я. Теперь мне стало понятно, как действовать дальше.

— Рад был помочь. Обращайтесь, Оксана.

Разговор прервался. Я сидела, медленно чертя на листе концентрические круги. Почему-то меня это успокаивало. Противостоял нам, судя по всему, кто-то очень высокий, имеющий, во-первых, доступ ко всем бумагам, а во-вторых, разветвленную сеть агентов. Как зацепиться за это дело было непонятно. Все ниточки были оборваны в самом начале. Была слишком низкая вероятность того, что те, кто в больнице что-то знают.

И тем более, мне казалось, что у нас назревают проблемы. Через пару часов мне позвонила Женька и попросила ее встретить в парке.

Бросив взгляд на часы, я пошла на улицу.

За пару часов до этого Женька приехала к семье Димы. Жил он с мамой и семьей старшей сестры в трехкомнатной квартире. Журналистка попала в такой момент, что дома была только его сестра Вера со своим сынишкой. Открыв дверь, она пропустила Женю, благо та заранее предупредила о своем визите.

Сев за стол с чашкой чая, Вера повернулась к журналистке.

— Вы знаете, — смущенно сказала она. — Если бы мама была дома, я бы не решилась вам все рассказать. Но я думаю, что вы должны это знать. Ведь вы хотите расследовать смерть моего брата?

— Да. Более того, я хочу найти результаты его исследований. Только не первого, — не торопясь добавила Женька, когда увидела, как нахмурилась ее собеседница. — А второго.

— Вы знаете об этом?

— Да. Я случайно познакомилась с его лучшим другом Романом.

— Байкером? — изумилась Вера.

— Брала интервью у них, пришел он. Случайно завязался разговор, — Женька пожала плечами. — Нас… простите, меня, в этом деле пока ведут абсолютные случайности.

— Хорошо, — собеседница набрала воздуха и начала рассказывать. — На первом курсе Димка познакомился с девушкой, с однокурсницей, Асей.

Логиновой. Между ними начался вначале роман, страстный, яркий. Честно говоря, я думала такая любовь бывает только в любовных романах, но тем не менее… Что было, то было. А потом курсе на втором, Димка начал свои исследования. Она пыталась его отговорить, говорила, что это очень опасно. Он не внял. Он считал, что у него все получится. Что никто его не тронет. Тогда она присоединилась к нему. Их исследования шли быстрыми темпами. Все-таки она была замечательным химиком. Дело близилось к концу, когда они поссорились. Я не знаю из-за чего именно, — тут же сказала Вера. — Я знаю, что в один из вечеров он пришел злой, раздраженный. На все вопросы отмалчивался. Только на следующий день я узнала, что они расстались. Всю свою злость он обратил на исследования. А потом начал, словно назло Асе, встречаться с ее лучшей подругой. Остальное, как я понимаю, вы знаете.

— Да кое-что я знаю, но у меня возникло два вопроса, — Женя внимательно посмотрела на Веру. — Как я понимаю, у Вас с братом были очень близкие отношения.

— Да.

— Тогда ответьте, почему он с таким упорством разрабатывал антинаркотик?

Вера побледнела. Женька поняла, что нечаянно попала по больному месту.

— Видите ли, его первая любовь подсела на наркотики, очень быстро скатилась вниз. Он хотел в память о ней найти такое средство.

— Я понимаю, — тихо сказала Женя. — И последний вопрос — вы пытались связаться с Асей?

Вера сквозь слезы кивнула.

— Она исчезла. Растворилась. Где-то через пару дней после его похорон. Родителей у нее не было — она детдомовская, найти ее я не смогла. Все, что я знаю, адрес ее детдома, потом адрес ее общежития, где она жила.

— Давайте. Я попробую ее найти.

Девушка кивнула, вернувшись через пару минут, она протянула журналистке толстый и потрепанный блокнот.

— Это Димкин. Может быть, вам еще в чем-то поможет.

— Спасибо, Вера.

Женька была уже у дверей, когда что-то словно заставило ее обернуться.

— Я найду их. Чего бы мне это не стоило!

Попрощавшись резким кивком, вышла в коридор.

После встречи с Верой она отправилась в редакцию, взяла отредактированную версию интервью, вспоминая глаза дяди, когда тот узнал, у кого она умудрилась его взять, и тихонько посмеиваясь, набрала номер Оксаны, договорившись встретиться в парке.

С утра погода была теплой, а сейчас начала стремительно портиться.

Ветер трепал мои волосы, когда я спешила в парк. На душе было откровенно паршиво. Почему-то не отступало чувство, что я что-то упустила. Женьку я увидела издалека, весело помахав мне рукой, она свернула на тропинку, ведущую в беседку байкеров. Судя по тому, что на площади стояли мотоциклы, кто-то из них был здесь. Нам повезло. Среди незнакомых нам был Роман. Он встретил нас с улыбкой.

Женька отдала интервью ребятам, и оно быстро пошло по рукам. Роман же отвел нас в сторонку.

— Не знаю, как вы отнесетесь к этому, — говорил он очень тихо, чтобы никто чужой нас не услышал. — Но у меня странные новости. Из ночных клубов пропал «снежок». Ни одного распространителя вообще.

Такое ощущение, что они все пропали… — байкер пожал плечами. — Ходит слух, что осталась одна единственная точка. Но туда простым смертным вход заказан.

Я прикусила губу. Так я и знала. Вот что я упустила! В письме «доброжелателя» был явный намек на то, что он не желает играть исподтишка. И самым логичным было то, что он убрал свою сеть распространителей. Мне был брошен вызов. И от этого было слегка не по себе.

Женька видела, что я о чем-то задумалась и ушла к байкерам. Я же думала о том, как лучше поступить. Наконец, решение было принято. Оно потребовало от меня изрядного усилия воли, но я должна была обратиться к еще одному знакомому, свои отношения с ним я тщательно скрывала, но сейчас он был единственным, кто мог помочь в данной ситуации. Один из хозяев города… в зону его влияния входили и наркотики.

Рассказав подруге о последних событиях, я попросила байкеров подвезти нас до конкретного адресочка. Роман дал отмашку, судя по всему, он был главным без Игоря, и два парня подкинули нас до места убийства Димки. В наших планах было посетить свидетеля происшедшего.

Обычная квартирка на третьем этаже, правда, ее окна располагались очень удачно — выходили на место трагедии. Изумленно переглянувшись с подругой, я нажала на кнопку звонка. Вначале в течение пары минут была тишина, а потом странный звук, напомнивший звук шин. Дверь нам открыл молодой парнишка на инвалидной коляске. Я растерялась, но не моя подружка. Сверкнув профессионально корочками, она представилась.

— Добрый день, Евгения Окарина, журнал «Наш город». Из компетентных источников нам стало известно, что вы стали свидетелем преступления. Согласитесь ли вы дать нам по этому поводу интервью?

Парнишка сверкнул усталыми серыми глазами и сделал приглашающий жест рукой. Когда мы зашли, он закрыл дверь. Потом проехал в свою комнату, мы шли за ним.

— Садитесь, — показал он на диван. Мы устроились поудобнее.

— Нам задавать вопросы или вам будет удобнее рассказать?

— Второе, — паренек вздохнул. — Мое имя вы знаете?

— Конечно, Алексей Иванов, 16 лет, попали в аварию четыре месяца назад. Сейчас уверенно идете на поправку.

— Хорошо, — Леша, кажется, даже не удивился. — В ту ночь, когда за окном произошло убийство, у меня еще шел курс лечения. Лекарства, которыми меня пичкали, обезболивали, но вызывали бессонницу. Я сидел рядом с окном, свет был отключен. Я осматривал улицу с видео-камерой.

— Зачем? — изумилась Женя.

— На соседней улице живет девушка, которая мне нравится, — смутился парнишка. — Но подойти к ней я не успел, а теперь… А камера мне нужна была для того, чтобы было увеличение. Она обычно по вечерам выходила с компанией на улицу. В тот вечер ее не было. Я уже решил выключать камеру, когда неожиданно увидел машину. Черный тонированный джип подъехал и остановился в темном месте парка. Я заинтересовался.

Включил запись на съемку. И видел все, что произошло. Как шел молодой мальчишка, как на него напали из джипа. Вначале его хотели туда просто посадить, наверное, хотели похитить. Потом же, после его отчаянного сопротивления, один — выстрелил. Все они были без масок. Номера машины были видны. Но поскольку я не компьютерщик, то ничего толкового с записью я сделать не смог.

Не дожидаясь нашего вопроса, Леша вытащил маленький диск и положил на стол.

— Это здесь. Камера у меня высокопрофессиональная, поэтому разрешение высокое. Если найдете талантливого компьютерщика, то получите и фотографии тех, кто совершил убийство и номера машины.

— Леша, — я покачала головой. — Почему вы не вызвали милицию?

— Не мог. — Парнишка вздохнул, опустил плечи. — Видишь ли, — обращался он почему-то ко мне. — В ту ночь, я был не в кресле. Ноги были на растяжке. Я не мог пошевелиться. Дома никого не было.

— Почему ты не сказал о том, что видел милиции? — Женька задала вопрос профессионально. — Они должны были обходить квартиры в поисках свидетелей.

— Они приходили. У меня был приступ. Мать ко мне их не пустила. Ей потом я сказал, что ничего не видел, — Леша посмотрел на наши лица и пояснил. — Когда меня возили в больницу, я позвонил из автомата в милицию. Сказал, что стал свидетелем недавнего убийства, назвал нашу улицу. Молодая девушка, которая мне отвечала, сказала, что дело закрыто, как ночное ограбление. А мне лучше молчать. С тех пор я даже не пытался ничего сделать.

Мы с Женькой переглянулись. Кажется, парнишке повезло.

— Хорошо, Леш. Спасибо тебе.

— Я прошу только об одном, — парень поднял на нас взгляд. — Не пишите, кто вам отдал материал.

— Договорились, — кивнула Женька, и мы вышли на улицу. Диск я положила во внутренний карман. Уже около дома, когда мы решили расставаться, я внезапно поняла, что мне кто-то сверлит взглядом спину. Это чувство появилось за десять минут до дома. Уже после того, как мы прошли через парк. Чтобы проверить свою догадку, я остановилась около высокой зеркальной витрины и начала поправлять прическу.

Подружка следила за мной расширившимися от изумления глазами.

— Слушай… — начала она.

— Тихо, — перебила ее я. — Пойдем-ка, в универмаг.

— Что случилось?

— Идем, — буркнула я, входя в здание первой. Пожав плечами, Женька последовала за мной. В переполненном здании, приобретя продукты для бисквитного печенья, я, наконец, разглядела наш «хвост» и показала на него Женьке.

— Что будем делать? — спросила она.

— По домам. И думать.

— Хорошо.

Подружка в таких делах очень быстро переняла привычку со мной не спорить, и через пару минут мы расстались. «Хвост» пошел за мной. Судя по всему, адрес Женьки они знали, также как и мой.

«Приоритетная я», — подумала я с мрачной ухмылкой, входя в пустой подъезд и поднимаясь наверх. Привычно проверила почтовый ящик и вошла в квартиру.

Когда раздался телефонный звонок, я готовила печенье. На мобильнике у меня стояла гарнитура, так что я просто ответила на звонок.

— Слушаю.

— Привет, Оксана.

— Игорь? — изумилась я.

— Да. Я хотел позвонить вчера вечером, но подумал, что и без того ты устала. Решил сегодня.

— Что-то случилось? — спросил я недоверчиво.

— И да, и нет. Но дела это не касается. Я просто подумал и решил, что если ты будешь не против, мы могли бы встретиться и сходить в ресторан. А если погода разгуляется, то покататься на моем мотоцикле.

Предложение было заманчивым, но:

— Игорь, ты что, приглашаешь меня на свидание?

— Да, — согласился Паук со вздохом. — Кажется, я разучился правильно это делать.

Я тихонько засмеялась.

— Ну, если ты хочешь меня увидеть, то я согласна.

— Отлично. Сегодня в семь тебя устроит?

— Вполне. Что мне одевать?

— Все-таки, я предлагаю ресторан. В случае продолжения, я завезу тебя вначале домой, и ты сможешь переодеться.

— Договорились.

Я прервала разговор первой. И с легким смешком продолжила делать печенье. Кажется, я даже знала, что одеть.

Глава 4

Ровно в семь часов, бросив мельком взгляд за окно и убедившись, что там по-прежнему пасмурно, но хотя бы закончился дождь, я начала спускаться.

Около подъезда стояла шикарная, черная спортивная машина. Когда я подошла ближе, из нее вышел Паук и остановился, глядя на меня. Я лукаво улыбнулась. Насыщенно зеленое, длинное платье с двумя разрезами по бокам, глубоким декольте, босоножки на высоком каблуке и изящно-лукавая прическа. Можно было твердо сказать, сегодня я была прекрасна.

— Послушай, — Игорь покачал головой. — У меня просто нет слов!

— А ты найди, — предложила я, с восхищением глядя на его машину. — Слушай, ты богатый наследник?

— Нет.

— Женат на богатой наследнице?

— Нет, я вообще не женат, — хмыкнул мужчина.

— Тогда подскажи местечко, где можно получить такую машину! — жалобно протянула я.

Паук нахмурился.

— Тебе туда не советую даже пробовать попасть.

— Бои, — догадалась я.

— Они хоть и редкие, — заметил Игорь, открывая передо мной дверь.

— Но за них очень хорошо платят. Правда, сейчас я с ними завязал.

Я села на сидение, гадая, с чего бы он так разоткровенничался.

— Ты не против, если я выберу ресторан?

— Нет, — ответила я.

Через десять минут мы остановились около шикарного ресторана в центре города. Я в нем не была ни разу. Мои средства не позволяли.

— Сюда? — искренне поразилась я.

— Конечно. Прошу вас, леди.

Игорь помог мне выйти, предложил руку, и мы вошли внутрь. С первого взгляда я была потрясена — красотой интерьера, его простотой и одновременно строгими линиями. Все было отделано деревом. На столиках, стоящих на очень приличном расстоянии друг от друга, мерцали в подсвечниках высоких белые свечи.

Нас тут же встретил метрдотель.

— Игорь Аркадьевич, — в голосе пожилого мужчины звучало уважение.

— Рад снова видеть вас в нашем ресторане. Прошу Вас и вашу леди, Ваш любимый столик свободен. Следуйте за мной.

Изумленно поглядывая на Паука, я шла рядом с ним, ловя на себе восхищенные взгляды. Игорь был не одинок в своем восторге. Столик, за которым нас устроили, находился в небольшой нише, увитой живым плющом, в котором мягко перемигивались огоньки.

— Как красиво! — выдохнула я.

— Очень рады, что Вам у нас понравилось, — тут же откликнулся метрдотель. — Игорь Аркадьевич, вам как обычно?

— Да.

— А вашей леди?

— Будешь заказывать или доверишься мне? — спросил Паук.

— Тебе, — откликнулась я.

— Хорошо. Saint-Germain, des gourmets, Pate Maison, Beaucaire.

Mille-feuilles, кофе, сок для дамы.

После того как метрдотель отошел, Игорь с легкой улыбкой повернулся ко мне.

— Суп, картошка, салат, пирожное, паштет.

— Не ожидала такого, — честно сказала я. — Оказывается, ты не так прост, как кажешься вначале.

— Ты тоже, — спокойно ответил он.

— Тогда ответь на один вопрос. Зачем ты меня пригласил?

Мой спутник хмыкнул.

— Если я скажу, что просто пригласил красивую девушку на свидание, ты поверишь?

— Нет.

— Жаль, — Игорь покачал головой. — Это истинная правда. Никаких дел. Вопросов и ответов. Просто приятный вечер для двоих.

Я была удивлена. Вечер прошел очень приятно. Мы разговаривали ни о чем, получая удовольствие от шуток. Блюда, заказанные моим спутником, оказались легкими и очень вкусными.

В конце, перед десертом, мы вышли в середину зала, потанцевать.

Игорь оказался замечательным танцором, его руки лежали на моей талии уверенно, но не нагло. Но все больше и больше эта ситуация меня пугала. Похоже было, что меня пытаются очаровать. К сожалению, я не верила в такие совпадения…

— Ты очень напряжена, — тихо сказал Игорь, приблизив губы к моему уху. — Почему?

— Думаю, зачем я тебе понадобилась?

Он вздохнул.

— Тебе так хочется узнать правду?

— Безусловно. Я блондинка, а все блондинки очень любопытны.

— Даже так, — Игорь улыбнулся. — Тогда, мы поговорим, но лучше в другом месте. Пригласишь на чашку кофе?

— На ночь глядя? — вздернула я бровь.

— Хотя бы.

Я пожала плечами и согласилась. Мы ушли из ресторана.

А у меня дома сели на кухне. Я достала из духовки печенье, заварила чай для себя, сварила кофе для Игоря. Он молчал, глядя на меня со странным выражением в глазах.

— Теперь я понимаю его.

— Его? — переспросила изумленно я.

— Да. Твоего друга, Руслана.

— Ты его знаешь? — я села на стул.

— Конечно. Я его деловой партнер. Отвечаю за те вопросы, которые для него не подходят. Слишком щепетильный он, что ли?

— Ты познакомился со мной из-за него?

Игорь усмехнулся.

— Руслан так о тебе отзывался. Потом я рассказал ему о нашей встрече с тобой и Женей в парке. Он заинтересовался. Прошелся по своим связям и ничего не нашел. Ни малейшего упоминания «снежка». Значит, здесь замешаны большие деньги, большие связи. Нам такие было не потянуть. Но когда Руслан понял, что ты вмешалась в это дело, он очень просил присмотреть за тобой.

— Тебя?

— Не только.

— А где он сам?

— Ты хотела бы с ним встретиться? — провокационно спросил Паук.

— Да. Хотя и не сейчас, чуть позже.

— Я это могу устроить. Свяжешься со мной вот по этому номеру.

Скажешь время удобное для тебя, и я отвезу тебя к нему. — Игорь поднялся на ноги. — Спасибо, замечательное печенье и кофе. Проводишь?

— Конечно, — с задумчивым видом я проводила его до дверей, закрылась на ключ, накинула цепочку. Дела становились все интереснее и интереснее. Если уж Руслан забеспокоился из-за меня, то тут, в первую очередь, замешана политика. Откладывать разговор с Женей было больше нельзя и, позвонив ей, я подхватила свой ноутбук и уехала к ней.

Она меня ждала. Вадима опять не было. Впрочем, он нам бы только помешал. Женька сидела грустная, задумчивая.

— Что случилось? — спросила я, устраиваясь поудобнее.

— Я нашла ниточку, ведущую к Асе. Отправила ей письмо. Но она так и не ответила. Не знаю уж по какой причине… — Женька мотнула головой. — А, ладно. У тебя есть новости?

— Нового почти не произошло. Правда, я отправила диск Джею.

— Он сможет что-то сделать? — спросила подружка.

— Не что-то. Он найдет и машину, и ее хозяев, — я пожала плечами, — потом есть у меня к тебе и вопрос. Какая у нас политическая ситуация в городе?

Женя не удивилась.

— Паршивая. Конфликтуют олигархи, мэр теряет доверие граждан. Это вкратце.

— Кому из них могло быть выгодно получение снежка? — спросила я.

— Хм. Всем. Каждый из них мог бы найти выгоду от этого.

— Ага, переходи ко мне.

Женька села рядом и я вышла в чат, где общались только наши.

— Привет, — быстро набила я на клавиатуре.

— О, Блонди! — в чате оказался Каспля, прореагировавший на мое появление очень бурно. Я тоже была рада встретить его. Именно он мог помочь.

— Поможешь?

— Чем.

— Текущее положение в городе. Кому и почему было бы выгодно получение данных о Снежке? — напечатала я.

После минутной задержке по экрану побежали строчки.

— Мэру: показательные облавы, для поддержания своей репутации.

Георгию Батурину — у него сорвались три сделки, испытывает сейчас определенные денежные затруднения. Надежда Житомирова — накапливает капитал, хочет выкупить долю у своего партнера Тихонова Юрия.

— А как же третий олигарх — Руслан Тимьянов?

— Руслан не связывается с наркотиками, — тут же ответил Каспля. — Более того, он потихоньку от них очищает город.

— Кто чем зарабатывает? — тут же спросила Женька, я отпечатала.

На этот раз моему другу понадобилось времени больше.

— Самый честный из них — Руслан. У него три крупных завода, множество мелких фирм, рестораны, кафе, доля нескольких крупных акционерных предприятий, в том числе, связанных с нефтью и газом. Он очень богат. До сих пор остается желанным женихом.

— У него есть деловой партнер?

— Ходят такие слухи. Но насколько верны, не знаю. — Каспля продолжил писать дальше. — Мэр вроде бы ничем таким не занимается, по крайней мере, поймать его не смогли еще ни разу. Хотя ходят слухи о подпольных боях. Житомирова с Тихоновым на пару держат игорный и развлекательный бизнес. Более половины всех таких заведений в нашем городе, принадлежат им.

— Казино «Монте Карло»? — спросила Женька.

— Их.

— А Батурин?

— Автомобильный бизнес — производства, продажа, автосервис. Еще пара магазинов электроники.

— Куда он собирался вложить деньги, из-за чего чуть не прогорел? — напечатала я.

— Медицина, — тут же откликнулся Каспля. Потом спросил сам. — Это связано со «снежком»?

— Да. Мы влезли в большую политику.

— Понятно. Я прощаюсь, Блонди. Удачи тебе.

— Хорошо. Спасибо, — отпечатала я. Потом увидела, что Каспля ушел из чата.

Женька молчала, потом сказала:

— Какие будут предложения?

— Затаиться на некоторое время и посмотреть на развитие событий.

Тем более, ты кое о чем забыла, — спокойно сказала я.

— Я? — изумилась подружка.

— Ты-ты.

— Ничего я не забывала, — возмутилась Женька.

— Да? А то, что у нас скоро выпускной? — спросила я ее.

Кажется, стоило все это сказать, чтобы увидеть выражение ее лица — сбитого с толку человека. А ведь именно она ждала этого бала, надеялась, готовилась, и все ради того, чтобы вот так неожиданно забыть.

— Я забыла, — честно призналась Женя. — А ведь у меня еще даже платья нет.

— У меня есть. Но до бала не покажу! — тут же сообщила я.

Подружка кивнула. Она тоже собиралась платье покупать в одиночку.

Следующие несколько дней прошли тихо мирно, мы никуда не лезли, никого ни о чем не спрашивали. Были обычными девушками в преддверии большого праздника. Один раз звонил Паук, звал покататься, но я отказалась. После того, как я узнала, что он партнер Руслана, мне стало с ним тяжело общаться.

«Руслан», — я бросила взгляд на фотографию, одну-единственную, у меня на ноутбуке. Сложно передать, как я любила этого человека. Только потом узнала, что он меня просто использовал. Долгое время я не могла его простить, хотя он клялся, что раскаялся в своих планах уже на второй день знакомства, но все равно мне долго было не по себе. Любовь ушла. А дружба потом возникла. Но перезванивались мы очень редко. Он постоянно был занят, а отвлекать его, чтобы просто поболтать, я не могла, поскольку считала, что не имею на это права. Была и еще одна причина, по которой я не хотела звонить. Руслан был очень красивым.

Высокий, атлетически стройный, его волосы каштановые, со странным золотистым оттенком, его удивительные желтые кошачьи глаза, его губы, которые были сложены в ироничную насмешку над всем и вся. Он весь воспринимался как опасный хищник, женщины на него летели, как мотыльки на огонь… с такими же последствиями. Я не могла с ними конкурировать, сначала не было нужных знаний, а потом, после их появления, уже не захотела.

За один день до бала, мне позвонили на мобильный телефон. Я увидела неизвестный номер, и отвечала я на звонок с некоторой тревогой.

— Алло.

— Привет, — тихий голос в трубке вызвал по моей спине целое стадо мурашек. Такой низкий бархатный голос был только у одного моего друга.

— Руслан, — почти прошептала я.

— Ты узнала, надо же… я думал, ты меня уже забыла. Не звонишь, не пишешь. Даже твои письма по e-mail почти не приходят.

— Ты занятой человек, а я обычная выпускница среднестатистического института. Как я могу отвлекать тебя от дел?

— Если бы я знал тебя чуть хуже, я бы решил, что ты ревнуешь меня к моим делам, — тихо сказал Руслан.

Я улыбнулась, хотя и знала, что он меня не видит.

— Странные у тебя мысли. Мы ведь просто друзья… и ничего больше.

— Ничего, — согласился он.

Мы помолчали. В прошлые времена мы могли говорить часами, а потом неожиданно замолкать. В наши короткие встречи мы вели беседы, играли, спорили, ссорились и тут же мирились. Мне было с ним весело как ни с кем другим и надежно. Но обстоятельства нашего знакомства я так и не смогла простить. Тем более узнала я их, когда мне было 19, возраст романтики. Когда в каждом видишь принца на белом коне. Он оказался, конечно, принцем, вот только не из моей сказки.

— Ты помнишь? — Спросила я и замолчала.

— Я помню, — откликнулся он.

Тоже наш ритуал. На каком то пикнике с его друзьями он одел мне на палец колечко из травинок и сказал: «Я буду помнить тебя и приду тебе на помощь, где бы ты ни была, что бы тебе не потребовалось».

— Ты свободна сегодня вечером?

— Ты хочешь приехать ко мне в гости? — спросила я, затаив дыхание.

— Если примешь, — засмеялся Руслан.

— Приезжай.

Он приехал через полчаса, с «букетом» из одной-единственной белой розы. Во-первых, это был мой любимый цветок, а во-вторых, я считала, что если роз много, в том числе и больше двух, то это уже веник, хотя и очень красивый. Он не привез ни вина, ни торта, только полную корзину фруктов. Мне не надо было в нее заглядывать, чтобы знать, что там только мои любимые: клубника, виноград, черешня.

— Идем. Я испекла твои любимые пирожные.

Мы просидели всю ночь, разговаривая обо всем и не о чем. О деле так не было сказано ни слова. Уже под утро, когда он уходил, я осмелилась спросить.

— Почему ты позвонил?

— Не знаю, — Руслан повернулся ко мне. — Наверное, просто захотелось услышать твой голос. Ведь мы уже так давно не общались.

— Ты опять пропадешь?

— Если ты не захочешь, то нет.

— Тогда, — я прикусила губу, глядя на него. — У меня выпускной завтра, точнее, уже сегодня. И до сих пор нет сопровождающего. Ты пойдешь со мной?

— Во сколько за тобой заехать?

— В четыре. Вначале торжественная церемония, где будут награждать отличившихся, нет не дипломами, — тут же поправилась я, — призы красоты, ума, доброты, любопытства и так далее. А потом бал. В зале будут накрыты столы с напитками и чем-то еще. А потом часа в два, переход в ресторан и продолжение праздника.

— Какой же?

— Институт арендовал «У дороги».

— Хорошо.

Руслан наклонился. Меня обдал легкий запах его одеколона, на щеке я почувствовала нежное касание его губ, и он ушел. Я прислонилась к стене. Ноги меня не держали.

В четыре часа около моего дома остановился шикарный белый лимузин.

Стоя у окна, я видела, что из него никто не вышел. Руслан должен был ждать меня у подъезда.

Я вздохнула и подошла в последний раз к зеркалу. На меня, мерцая таинственными зелеными глазами, смотрела незнакомка. Облаченная в легкое платье, цвета шампанского, длинное, с пышной юбкой, с замысловатой прической, с легким макияжем — я готова была потерпеть немного все неудобства с этим связанные. В общем, эта незнакомка была красива, юна и влюблена. А принц, пусть даже и из другой сказки, но ждал внизу, на белом лимузине.

Я спускалась вниз, внимательно глядя под ноги. Около двери подъезда сделала глубокий вдох и вышла на улицу. Руслан стоял, облокотившись на бок машины. Когда он увидел меня, сложно передать, какое выражение было на его лице.

— Ты принцесса, — тихо сказал он, подойдя ближе и целуя мою руку в перчатке. — Ты выросла и стала по-настоящему прекрасной.

— Ты меня смущаешь, — отозвалась я.

— Идем.

Передо мной открылась дверца, машина мягко тронулась с места.

Руслан смотрел на меня со странным выражением в глазах, но я предпочла его не расшифровывать.

Зал института был украшен цветами и шарами. Огромные стенды были заполнены самыми разными свидетельствами нашего обучения: фотографии, стенгазеты, вырезки из газет, статьи выпускников журфака. В общем, можно было ходить пару часов и найти столько всего интересного.

Играла тихая ненавязчивая музыка. По залу передвигалась молодежь.

Женьку я увидела неожиданно, она стояла с незнакомым симпатичным мужчиной. Загорелый, спортивный, с темными волосами, серыми прищуренными глазами, он производил очень приятное впечатление, а еще от него за версту несло милицией. Женька рядом с ним смотрелась настоящей куколкой: облаченная в белое платье, она была словно дивный цветок, неизвестно кем занесенный в этот зал.

Мы подошли ближе. Когда подруга увидела с кем я, то в ее глазах мелькнул вначале шок, потом загорелась профессиональная искорка.

Погрозив ей пальцем, я поздоровалась с ее милиционером.

— Оксана, Руслан, это Денис. Денис, это Оксана, моя подруга.

Руслан, ее друг.

Мент легко наклонил голову в знак приветствия.

Мы немного поговорили, а потом разошлись. Затем началась конкурсная программа. Через один конкурс, организаторы объявляли победителя очередной номинации. Всего их оказалось около 50. Выбирали победителей, кстати говоря, преподаватели, а в некоторых номинациях общим голосованием студентов.

Из всех номинаций, к моему глубочайшему удивлению, я получила три ленточки: «Мисс благоразумие», «Мисс блондинка», «Умница юрфака».

Женька — две «Мисс любопытство», «Умница журфака». Переглянувшись, мы улыбнулись друг другу.

Танцы и ужин ждали нас в кафе «У дороги». Там мы сели за один столик.

— Интересно, а чье это кафе? — внезапно спросила Женька.

Руслан усмехнулся.

— Тебе действительно хочется это знать?

— Честно говоря, — она подумала, — да.

— Ладно. Мое.

Женька поперхнулась. Я легко стукнула ее по спине.

— Зачем так волноваться, — укоризненно прошептала я.

Подруга красноречиво промолчала. Через несколько часов, после танцев, мы разъехались по домам. Машину Руслан отпустил сразу же, как только мы доехали до парка. Мы пошли через него.

— Почему? — спросила я с изумлением.

— Сегодня здесь Игорь. Хоть поговорю с ним нормально, а то когда выдастся еще такой шанс. — Он лукаво на меня посмотрел. — Ты прогуляешься со мной?

Немного подумав, я согласилась.

Байкеры устроили нам продолжение выпускного вечера. В парке мы пробыли до утра. И только в семь часов я вошла в квартиру, вместе с.

Русланом. И тут же остановилась на пороге. Что-то было не так.

Оглядевшись по сторонам, я заметила внизу белый конверт.

— У меня кто-то был, — сообщила я другу.

Тот, судя по всему, отметил это сам. Некоторые вещи были не на своих местах, что-то сдвинуто, что-то убрано. Те, кто вошли в мою квартиру, не позаботились о том, чтобы не остаться незамеченными.

Распечатав письмо, я прошла в гостиную, села в кресло. Следом вошел Руслан, посмотрел на меня и вышел на балкон с телефоном в руках.

«Доброй ночи, Оксана.

Жаль, мне не удалось написать Вам раньше. Я очень хочу поздравить.

Вас с Вашим выпускным. Надо же, вы „Умница юрфака“. Очень почетное звание.

По какой-то причине, Вы с подругой отложили расследование.

Интересно, надолго ли? Но теперь это неважно. У меня появилось то, что не смог получить юный химик Дмитрий. Так что теперь игра пойдет по-крупному.

С Вами было интересно играть. К сожалению, Игра закончена. Теперь все в моих руках. Доказательств теперь никаких не осталось. Извините, что пришлось войти в Ваш дом, но по-другому оставить для Вас сообщение я не мог. Надеюсь, мои люди были аккуратны.

Ваш Доброжелатель».

Ни слова не говоря, я отдала письмо Руслану, он вчитался. Пока я ходила за двумя другими, он его прочитал.

— Собирайся.

— Что? — изумилась я.

— Ты здесь не останешься, — Руслан посмотрел на меня. — Я вызвал специалистов. Они сделают из твоей квартиры небольшую крепость, но пока, это ненадолго, на пару дней, ты поживешь у меня.

Другого выбора у меня не было, мне пришлось согласиться.

У Руслана я пробыла три дня. Сам он на следующий день уехал в командировку и весь его огромный особняк был в моем распоряжении. За это время Женя успела взять интервью у всех, кто лежал в больнице и был способен общаться.

Мне она скинула небольшое письмо:

"Выяснилось, что несколько человек, что попали в больницу с передозировкой, приняли таблеточку. Одна «от головной боли», ее подсунула доброжелательная подруга. Еще один как обычный наркотик, не «снежок», третий, как витамины.

В общем, как я поняла, происходило тестирование Снежка в новой форме. Говорят, что казино «Монте Карло» и есть то самое таинственное место, где можно приобрести Снежок.

У меня все в порядке — сижу дома, жду Асю. Как у тебя?"

Датой написания письма было сегодняшнее утро. Я ответила, что у меня все хорошо. Квартиру сделали и сегодня, когда приедет Руслан, я вернусь домой.

Он вошел в особняк через час. Усталый, взъерошенный. А ближе к вечеру отвез меня домой.

Через пару часов, когда на часах было уже около восьми, ко мне в дверь позвонили. Посмотрев на экран, который передавал данные с видеокамеры, что была установлена на площадку, я увидела неизвестную миниатюрную девушку, в черном джинсовом костюме. Подумав, я открыла дверь.

— Здравствуйте, — улыбнулась девушка. — Меня зовут Ася. Ася.

Логинова.

Глава 5

Я пропустила ее в дом, недоумевая, почему она пришла ко мне. У Аси оказалась простенькая внешность — прозрачные голубые глаза, русые волосы, бледная кожа. Незаметная серая мышка.

Мы прошли в гостиную, сели — она на диван, я за стол к ноутбуку.

— Ася, почему вы пришли ко мне? Ведь связывалась с Вами Евгения?

— Да, — кивнула девушка. — В письме она мне написала, что может быть в это время в двух местах — либо у себя дома, либо у Вас. Дома ее нет. Остались Вы. Так можно мне ее увидеть?

В груди больно кольнуло. Женька должна была быть дома! Она же так и написала мне в письме, что ждет Асю, что никуда не пойдет.

— Может быть, вы мало звонили? — спросила я. — Женька если заработается, то может мамонта пропустить.

— Нет. Я стояла около десяти минут у забора. Никто не вышел.

Я взяла телефон, набрала ее номер:

«Телефон абонента выключен или находится вне зоны доступа сети».

Выключить телефон Женя не могла, она знала, что я буду ей звонить.

«Что-то случилось» — пришло осознание неизбежного.

В этот момент зазвонил телефон. На том конце был Вадим.

— Алло.

— Оксан, Женя у тебя?

— Нет. Что случилось? — мне удалось изобразить недоумение. Об Асе никто не должен был знать.

— В квартире погром. Следы борьбы. Женьки нет.

— Ее документы, деньги, ноутбук?

— Все здесь, правда, вся информация на ноуте стерта. Он пуст.

Жесткие диски умело отформатированы.

— Ничего не трогай. Вызывай милицию. Про ноутбук ни слова. Я его заберу. Может быть, информацию с него восстановят. Осмотрись, ничего необычного нигде нет?

— Есть, — Вадим помолчал. — Оксан, приезжай.

— Скоро буду.

Я отключилась и посмотрела на Асю. В голубых глазах той сияло недоумение.

— Что-то случилось?

— Да. Наша журналистка пропала. Судя по всему, похищена. Я еду туда.

— А я? — жалобно спросила девушка.

— Оставайся здесь. Из квартиры ни ногой. К двери, телефону не подходить. Холодильник полон еды. Смотри фильмы. В общем, будь как дома.

Я схватила джинсовку и выбежала на улицу. Вот когда я пожалела, что у меня нет транспорта.

В надежде застать байкеров, я побежала через парк. Вновь вернулось ощущение преследования, которое почти не появлялось в последние дни.

Мне не повезло, парк был пуст. Пройдя через него, я вышла на безлюдную улицу. Все-таки вечер и будни, понедельник, никто не гуляет.

Впереди внезапно я увидела странное свечение, заинтересовавшись им, я шагнула вперед. Свечение словно поняло, что обнаружено и заметалось. Я бросилась к нему, удивляясь сама себе. За моей спиной внезапно что-то вжикнуло. Вдолбленные намертво рефлексы не подвели, я бросилась вниз и в сторону, прячась за высоким кирпичным бортиком. Я могла перепутать названия сериалов, марку машин, но не то, что стреляли и из какого оружия. Рядом вжикнула еще одна пуля, выбив края кирпича.

Свечение замерцало нежно, призывно и переметнулось в узенькую арку. Я сосредоточено смотрела на нее. Мне было уже все равно, что за странная галлюцинация меня посетила. Главным было то, что если попасть в эту арку, то можно было уйти через дворы от моего убийцы. К сожалению, я была уверена, что стреляли именно в меня.

Я достала из кобуры пистолет, аккуратно переместилась вниз и выглянула из-за бортика. Стреляли сзади и немного влево. Я нашла место предполагаемого стрелка и выстрелила туда. Ответный выстрел донесся чуть левее, стрелок явно был неопытным, так глупо засветить свое местоположение! Выпустив туда несколько патронов, я перебежала к арке и скрылась в ней.

Когда через две минуты немного прихрамывающий убийца вбежал во двор дома, то обнаружил, что его жертва, оказавшаяся очень прыткой, исчезла.

Я подъехала к дому Жени через двадцать минут. По дороге я успела привести себя в порядок и теперь о случившемся напоминал только легкий синяк на ноге, куда попал осколок кирпича.

Вадим сидел в гостиной, уставившись на свои руки. Рядом с ним сидел Олег и что-то тихо говорил. Их дядя еще не появился.

Женькин брат был явно не в состоянии связно говорить, что произошло. Я быстро прошла по комнатам, забрала ноутбук и уехала до приезда милиции.

Олег вышел меня провожать.

— Это ведь связано с тем, что вы расследуете?

— Я не знаю, — честно ответила я. — Но я обязательно это выясню.

Кивнув ему, я вышла, так и не сказав, что хотела.

В моей квартире Ася спала. Посмотрев на нее, я, наконец, разглядела и общий изможденный вид, и синяки под глазами. «Бедная девочка», — мельком подумала я. «Ей тоже досталось». Решив отложить разговор с ней на утро, я села за свой компьютер и вышла в Интернет.

На моем ящике были письма.

Первое, которое я распечатала, было от Руслана.

«Привет, солнышко.

Мне пришлось срочно уехать из города по делу. Мне очень жаль, что так получилось… я очень хотел снова тебя увидеть.

Если ты захочешь, то когда я вернусь, то я предлагаю тебе встречу.

Твой, Руслан».

Я улыбнулась. Конечно, я соглашусь с ним встретиться.

Второе письмо было от Джея.

«Блонди.

У меня очень мало времени. Я просмотрел твой фильм.

Могу сказать тебе, что ты вляпалась в …, короче, поняла.

Ты придешь к такому же выводу, когда увидишь парочку людей на фотографии и машину. Я скинул дела на них, а также на их хозяина.

Меня срочно отзывают из России, на операцию за рубежом. Я даже не могу тебе помочь! Я сказал сенсею о том, что ты нашла. На что он сказал, что этого мало. А еще почему-то посоветовал тебе посетить казино „Монте Карло“, вроде бы судьба будет к тебе благосклонна. А еще чтобы ты не забывала, что у тебя есть друзья.

Удачи тебе!».

Письмо меня порадовало. Я не ждала, что все так быстро решится. Но когда я открыла файлы, мне стало плохо. Этого я и боялась. Глядя на меня, с фотографии смеялся Марк Османов. Единственный человек, которого знали и боялись все, без исключения. Бандит. Сколотил вокруг себя уголовную шайку. На него постоянно заводили уголовные дела и отпускали за неимением доказательств. Садист и идиот.

Сражаться с ним на его поле было заведомо глупым делом. Но у него была Женя. Я открыла два других файла. Фотографии его ближайших подручных Козла и Барана. С такими говорящими кличками у него ходили все. Эти были исполнительны и туповаты. Но именно их с завидным упорством он брал на дела и вытаскивал из многочисленных передряг.

У меня было два пути. Затаиться на пару дней, приготовить козыри поубойнее и начать свою игру. Но вначале я вышла в чат. Сенсей и.

Каспля уже ждали меня.

— Блонди, — быстро набил Сенсей. — Мы все знаем.

— Не все, — тут же ответила я. — Он забрал Женю.

— Как?

— Взломали дверь. Забрали ее, после определенной борьбы. Потом они уничтожили всю информацию в ее ноутбуке.

— У тебя есть что-то? — спросил Каспля.

— Есть. Но этого мало, — тут же ответила я.

— плохо. У тебя есть мысли?

— Временно затаиться, — отбила я. — Надеюсь, он скоро объявится.

— Что ты хочешь?

— Найти против него козыри. Такие, чтобы закопать его!

— Хорошо. Мы поможем, — отбил Сенсей. — Пока мы будем искать Женю по своим каналам. Будь готова в любой момент принять участие в операции.

— Слушаюсь. Мне пора.

— Иди, — написал Карим.

— Удачи, Блонди, — это от Каспли, и я ушла из чата.

Легла спать, и ночью вновь пришла Она. Та самая старуха, она подошла ко мне так близко, что я могла почувствовать запах лаванды и костра.

Она обходила меня по кругу, словно осматривая товар.

— Негусто, — сказала она. Голос был хриплый, сорванный и злой.

— Кто ты? — спросила я.

— Твоя бабка.

— Что? — от потрясения я повернулась к ней так быстро, как позволяла замедленность сна.

— Значит ты. Что же, выбор не так плох, как мог быть, — бабка кивнула.

— О чем ты?

— Еще не время, — таинственно ответила она и начала исчезать. Уже когда от нее осталась только легкая дымка я услышала. — Твоя подруга в большей беде, чем ты себе представляешь!

Задыхаясь, я села на кровати. Бросила взгляд на часы. Восемь утра.

Пора было вставать. Готовя завтрак на кухне, я долго думала, что же делать. А главное над словами бабки. Удивляясь сама себе, я поняла, что верю каждому слову, что она сказала.

Когда закипел чайник, я поняла, что именно могло случиться с.

Женькой плохого. Поняла, и сердце у меня допустило сбой. В кухню вышла.

Ася, быстро сказав ей, чтобы сделала чай, я выбежала вниз, к почтовым ящикам, вытащила оттуда письмо и поднялась наверх.

Я боялась его распечатывать, потому что знала — от кого оно и что там написано.

Войдя в квартиру, я села на стул, посмотрела на Асю и отложила письмо. Оно подождет. За завтраком мы молчали, потом перешли в гостиную.

— Рассказывай.

— У меня есть некоторые документы, оставшиеся от Димки. Вы уж извините, я не буду рассказывать Вам всю историю, — Ася посмотрела на меня. — Мне будет проще, если вы зададите вопросы.

— Хорошо. Почему ты сбежала?

— В один вечер, мы с Димкой задержались в лаборатории. Он сидел над реактивами, а я вышла в туалет. Я слышала разговор, который меня не касался. Говорили двое, один из них был наш преподаватель. Второй незнакомый, профессор называл его Марком. Он требовал ускорить наши исследования или передать половину их. Преподаватель что-то тихо отвечал. Потом этот Марк выходил из лаборатории, я увидела его.

— Узнать сможешь?

— Да, — тут же сказала Ася.

— Хорошо. — Я принесла ноутбук, показала ей Османова.

— Он, — решительно сказала девушка.

— Ты решишься выступать в суде против него? Если это — Османов, — спросила я ее.

— Это он убил Димку?

— Да, — в этом я уже не сомневалась.

— Выступлю, — решилась Ася.

Я кивнула.

— Ты можешь что-нибудь рассказать еще?

— Да. Я сделала три телефонных записи угроз Димки. Говорил сам.

Марк.

Я помотала головой.

— Хорошо. Ты останешься здесь до того момента, пока все не решится.

— А что может произойти? — наивно спросила Ася.

Я подняла на нее взгляд.

— Видишь ли, вся наша преступная группировка держится только на.

Марке. Так что, либо я найду такие доказательства, чтобы его засадить.

Либо я просто его убью, когда найдут Женьку.

Ася промолчала. Ничего больше не говоря, я ушла в спальню. Села на кровать, взяв в руки письмо.

«Привет, Оксана.

Ты знаешь, я Вас недооценил, в чем теперь глубоко раскаиваюсь.

Теперь я понимаю, что очень скоро ты тоже можешь до меня добраться. А мне это не нравится. Так вот, на такой случай, я хочу сообщить тебе следующее: во-первых, у меня есть очень сильная крыша в верхах. Ты даже не представляешь насколько! Во-вторых, теперь у меня есть гарантия.

Ты принесешь мне всю информацию, до последнего клочка бумажки. И тогда к тебе вернется твоя подружка. Уж извини, но чтобы ее утихомирить, пришлось угостить ее Снежком. Так что вернется она к тебе уж с зависимостью, но ты не обессудь.

В общем, я жду.

Когда решишься, напиши мне по электронно му адресу и добавь в свой список адресов.

Твой недоброжелатель».

Письмо поставило меня в тупик. О чем он говорит? Ведь есть еще антинаркотик… Я вышла к Асе. Она сидела и смотрела на экран.

— Ася, ты встречалась с Димкой до его смерти?

Девушка дернулась, словно я ее ударила.

— Да, — прошептала она, не поднимая глаз. — Он отдал мне важные бумаги. Сказал спрятать их, если с ним что-то случится.

— Там был антинаркотик? — прямо спросила я.

Ася кивнула.

— Сложный ли там рецепт?

— Очень. Но он очень эффективный.

— Ты сможешь его приготовить сама?

— Нет, — девушка покачала головой. — Нужно специальное оборудование, ингредиенты.

— Понятно, — я кивнула сама себе и села к компьютеру. — Они у тебя с собой?

— Бумаги? — спросила она тихонечно и тут же ответила. — Да.

— Это хорошо, — протянула я. — Собирайся.

— Куда?

— Сейчас за тобой приедет машина. Ты отправишься в одну из лучших химических лабораторий. Там приготовишь свой состав. Как кстати называется?

— У нее пока нет названия.

— Ладно, — я вышла в чат, сенсей был там. Простучав ему сообщение о пришедшем письме, я написала, что мне нужен доступ в лабораторию, так как у меня есть свидетель и документы об антинаркотике.

— Жди, — отбил сенсей.

Через полчаса, к дому подъехал черный бронированный джип. Ася смотрела на него с таким недоумением, что мне стало ее жалко.

— Что ты?

— Эту машину я уже видела. В ту ночь она приезжала к нам в лабораторию и ждала Димку и преподавателя. Их куда-то возили.

Я нахмурилась.

— Сенсей, сенсей! — отбила я.

Никто мне не ответил. А это могло означать только одно — он ко мне никого еще не отправлял.

— Одевайся, — бросила я. — Бери с собой только документы. Больше ничего не надо.

Ася молча повиновалась. Я быстро переоделась.

— У тебя как с физкультурой? — поинтересовалась я, застегивая кобуру.

— Средне.

— Хорошо хоть не «плохо». Идем.

Мы вышли на балкон в тот момент, как в дверь истошно позвонили.

Ждать, когда кто-то начнет ее ломать, мне не хотелось. Вернувшись в дом я позвонила в милицию, и опять ушла на балкон, Ася сидела там на корточках, спрятавшись за перилами.

— Не испытываю я что-то особого желания находиться дома, — тихо сказала я ей. — Моя интуиция сообщает, что готовится грандиозная гадость. Так что, очень тихо, осторожно, идешь за мной.

Ася кивнула. И мы начали спуск по старой аварийной лестнице, она находилась на боку балконов, поэтому нас снизу видно не было. Уже когда мы были внизу, я показала Асе на окошко, ведущее в подвалы дома.

— Туда. И жди меня.

Девушка кивнула и послушно, рыбкой скользнула в темноту.

Я же решила подобраться к джипу. Далеко идти не пришлось. Рядом с ним было вполне приличное укрытие, где можно было спрятаться. Я подслушала разговор обоих. В зеркале отражались их лица.

Козел и Баран. Логично. Марк решил перестраховаться, но это развязывало мне руки. Достав мобильник, я включила его на диктофон.

— Слушай, ну чего там сломали дверь этой блондинке?

— Не, она мля, там такие навароты понаставила…

— И чё делать будем? — спросил Баран.

— Шеф сказал, уничтожить в любом случае.

— А она точно дома?

— Точно, — отозвался Козел. — Я ей звонил, трубку подняли и положили.

Я тихо усмехнулась. Есть такое приспособление у меня. Включаешь особую кнопочку, как только идет вызов, телефон словно бы поднимают и тут же кладут трубку. А иногда даже включается запись. Но очень редко.

А бандиты продолжали свой разговор.

— Ну че, — Козел нырнул в багажник. Мне было плохо видно, что он достал.

— О, мля! Ну ты крутой, — тут же отозвался Баран.

Мне стало очень интересно, что же такое он вытащил, но выглянуть из укрытия я побоялась. Что-то грохотнуло, вверху, в моей квартире, выбило все стекла, мгновенно вспыхнул пожар. Раздался еще один взрыв.

Перед этим, по звуку, я поняла, что они громят мою квартиру из гранатомета! Но сделать я ничего не могла…

Через пару минут они уехали. Не дожидаясь приезда пожарной и милиции и забрав Асю, я ушла. Выйдя из кафе в Интернет, я попыталась достучаться до своих. Первым откликнулся Каспля. Он сообщил, что квартира была взломана. И найдены два трупа.

— Чуть было не решили, что это ты, — напечатал он. — Я чуть не поседел! Потом сенсей сказал, что ты зачем-то держала на квартире пару кукол. Они настолько не отличались от людей, что без особой экспертизы не определить подделки.

— Каспля, особой экспертизы быть не должно.

— Почему?

— Приезжали Баран и Козел. Марк прислал письмо с угрозой. А потом видимо решил подстраховаться.

Экран был пуст, потом в чат вышел Сенсей.

— Блонди, где ты?

— Сижу в кафе, наслаждаюсь жизнью.

— Ты сможешь добраться до клуба вместе со своей новой подругой?

— Безусловно. Пройдем дворами.

— Хорошо. Здесь будет ждать машина, которая отвезет твою подругу.

Ты же останешься здесь. Будем думать, где может быть Марк.

— Договорились.

Я вышла из чата, повернулась к Асе.

— Идем. Уже совсем скоро мы будем у друзей. Они нам помогут.

Я понимала, что моей новой знакомой очень тяжело, но она оказалась крепким орешком. Стиснув зубы, она поднялась на ноги и двинулась за мной.

К клубу мы подошли в сумерках. Поймать машину было почти невозможно. А такси вызывать по мобильному телефону опасно. А клуб был на другом конце города.

Пару раз мы останавливались на перекур. Я покупала в ларьке шоколадку и воду. К концу дороги Ася уже взвыла.

— Скажи, почему мы так торопимся?

— Я не сказала? — изумилась я. — Моя подруга, та журналистка, которая тебя вызвала, похищена Османовым. Более того, он, — в моих глазах плескалась боль. Я старалась об этом не думать. — Он посадил ее на Снежок.

— Не может быть… — тихо прошептала Ася. — Тогда у нее очень мало времени осталась. У снежка есть очень опасный побочный эффект. Если человек никогда до этого не принимал наркотики, то он быстрее действует.

— Он разрушает нервную систему?

— Не сразу, — ответила девушка. — Пара дней у нее есть в запасе до того, как ситуация станет критической.

Я не ответила. Через час впереди показался клуб. Меня пропустили через черный ход, на Асю покосились, но на проходной были предупреждены.

Когда мы вошли в спортивный зал, сенсей нас уже ждал. Тепло поздоровавшись с Асей, он сказал, что ее уже ждет машина.

— Времени терять нельзя, — извиняясь, сказал Карим. — Там, на базе, вы сможете переодеться, вымыться, немного поспать.

— Извини, что так получилось с подругой.

— Ничего, — ответила я.

Ася улыбнулась и вышла из зала вслед за ожидающим ее военным.

Я повернулась к Кариму.

— Он посадил ее на Снежок. У нас очень мало времени.

— Идем, все уже собрались, ждем только тебя.

Мы прошли в большой зал, там было только несколько человек. Джей сидел за своим неизменным ноутбуком. Каспля разговаривал с кем-то по телефону. Двое военных были мне незнакомы.

— Блонди, генерал Максимов. Полковник Иванов. Первый отвечает за всю информацию по этому делу. Полковник будет координировать спецоперацию.

— Оксана, — полковник Иванов, худощавый мужчина, смотрел на меня с сочувствием. — Я понимаю, ваше состояние. Но без Вас наша операция будет неполна.

— Что надо будет делать?

— После нахождения Марка поедешь с нами, снайпером, — сказал сенсей.

Я молча кивнула.

— Я могу позвонить ему. Он мне ответит, это точно, — я смотрела прямо на Карима. — Я могу договориться с ним о встрече и поставить ему жучок. Последняя разработка. Вряд ли у него есть сканер на нее.

— Это опасно, — вмешался Джей.

— Я знаю. Но чем больше времени проходит, тем быстрее умирает.

Женька. Я обещала ей, что … — я отвернулась.

Военные переглянулись.

— Оксана, у нас есть один жучок в его мобильном телефоне. Чтобы его активировать, надо позвонить с любого номера через комбинацию и подождать активации в течение нескольких секунд. Около 15. Он вам ответит?

— Да. — В этом я не сомневалась.

— Хорошо. Тогда идите, отдохните. Мы начнем настраивать аппаратуру.

Я только круто развернулась и ушла. За мной вышел Каспля.

— Не расстраивайся.

— Я боюсь, что не успею, — честно сказала я.

— Тебе придется, — серьезно сказал он. — Но для этого тебе надо поспать и поесть.

— Хорошо.

Через четыре часа меня разбудили.

— Идемте, Оксана, — полковник Иванов зашел в лифт. Я шагнула вслед за ним. Судя по тому, как изменилось давление, спускались мы на нижний ярус. В электронную лабораторию. — Мы не будем брать у вас подписку о неразглашении, — сказал мужчина, — но это только между нами!

Мы вошли в просторный прохладный зал, начиненный самыми последними достижениями электронной техники. Всего в зале было около двадцати операторов. Три мощных машины были соединены в цепь, над ними колдовал.

Джей.

Я подошла ближе, он улыбнулся, махнул рукой на наушники с гарнитурой. Я их одела.

— Готовность один. — Сказал генерал. Посмотрел сухо на меня. — Не люблю я штатских, Блонди. Но раз Вас так рекомендовали, то придется иметь дело с Вами.

Я прищурилась. Этот человек мне не нравился. Просто по какой-то причине…

В этот момент у него зазвонил телефон. Генерал поднял трубку. Его аристократическое лицо побледнело.

— Простите, господа. У моей дочери криз. Я должен быть с семьей.

Все, что можно, вы сделаете дальше без меня. Мое почтение.

Он коротко и сухо кивнул и ушел. Я же пошла к Джею с просьбой перепроверить настройку. Хакер посмотрел на меня шальными глазами, но выполнил. На третьем же цикле нашел ошибку.

— Тут же никого не было! — возмутился он тихо. — Неужели я допустил ошибку?

— Все может быть, — сказала я негромко.

Джей задумчиво кивнул, кажется, он понял, что я о чем-то умолчала.

Но не могла же я ему сказать, что дело просто в том, что заговорила моя интуиция? Да хакер меня на смех поднимет. И я промолчала.

Настройка была закончена через пару минут. Я взяла наушники, одела, поправила микрофон.

— Пошел вызов.

В наушниках зазвучали гудки. Для подключения использовали мой номер.

— Алло.

— Здравствуй, Доброжелатель.

— Оксана. Ты догадалась.

— Да. Не сразу, но потом поняла.

— Я не оставил свидетелей.

— Нет, — согласилась я. — Ты очень мало, но все же оставил несколько косвенных улик.

— Да… я ведь тебя недооценил. Сразу же надо было тебя прикончить. А я тянул, думал, ты одумаешься. Ты очень красивая.

Оксана, зачем ты полезла во все это?

— Зачем ты забрал мою подругу? — задала я вопрос.

— Чтобы у меня была страховка на всякий случай.

— Какой?

— Ну, мало ли. Ты оказалась очень умной. Если бы ты погибла сегодня в квартире, то я бы вернул ее домой.

— Ты сделал ее наркоманкой.

— Да, — согласился Марк, — но это была вынужденная мера.

Я подняла взгляд, Джей вскинул кулак вверх. На большой карте начал стремительно увеличиваться кусок. Сейчас мой «доброжелатель» находился на старом заброшенном заводе.

— Зачем ты позвонила, — неожиданно спросил мужчина.

— Чтобы предупредить. Я доберусь до тебя, гаденыш.

И я отключилась. Сенсей улыбнулся, откинулся на стул.

— Джей, фотографии этого места со спутника. Полковник, готовьте лучший отряд. Оксана, — он повернулся ко мне. — Иди за своей винтовкой. На подготовку операции два часа. Нападем перед рассветом.

Глава 6

Утром нас забрали два мощных джипа. За нами ехала газель с отрядом спецназначения.

Я ехала в одной машине с сенсеем и Касплей. В последний момент с нами поехал даже Джей. И я была благодарна друзьям. Их присутствие останавливало меня от срыва. Моя любимая винтовка лежала в багажнике.

И мне было больше всего интересно, что будет, если нас остановят гаишники?

Нас остановили. Где-то за 20 километров до завода нас остановил подставной пост ГАИ. Подставной, потому что нам была устроена зеленая линия. Настоящие посты делали вид, что нас они не видят. Лишних неприятностей никто не хотел.

— Доброе утро, лейтенант Смирнов. Ваши документы?

Из первой машины никто не вышел, из второй вышла я.

— Доброе утро.

— Ваши документики? — спросил лейтенант.

— Одну минутку, — я обошла его по кругу с ручным сканером, который был прикреплен у меня на руке. Потом тихо сказала в усик рации. — У него нет. Где еще смотреть?

Джей сказал, что сигнал радиоустройства исходит именно от лейтенанта.

— Что может глушить его?

— Его рация.

Я повернулась к лейтенанту.

— Вы знаете, у меня такая проблема… — я подошла к нему ближе, почти прижалась. Смирнов замер, боясь пошевелиться. В этот момент я наклонилась к его уху. — У меня такая проблема…, — еще тише и ниже на полтона. — Еле нашла вашу рацию. — Я вздохнула, убрала ее в карман и представилась. — Капитан Кари. Ваши документы, лейтенант.

Я предъявила очередные корочки. ГАИшник побледнел. Его корочки так внушительно не смотрелись, а рация, в которой действительно был маячок, была у меня.

— Пройдемте, — я ухватила его за рукав и закинула в машину, сама осталась снаружи. Через пять минут Смирнова выкинули на улицу, я нырнула внутрь, и джип рванул вперед.

— Их там много, — сказал Каспля. — Сам Османов, его тройка головорезов и резервный отряд его бандитов.

— Заложница?

— Он не знает, — отозвался сенсей. — Но вряд ли стал бы Осаманов убирать свою козырную карту. Мало ли какой расклад у противника?

К заводу мы подъехали через полчаса, ехали аккуратно, чтобы не привлечь внимания. Дважды Джей предупреждал о точках слежения, заметив их с помощью своей переносной аппаратуры, и мы их объезжали. У завода мы рассредоточились. Я выбрала для себя высокую водонапорную башню.

Белкой взлетела туда. Никто даже не успел отреагировать на мое исчезновение.

Как только я удобно устроилась и распаковала свою винтовку, то поняла, что выбрала исключительно удобное место. Отсюда просматривался весь завод. Тут же по нашей связи прошелестело:

— Блонди, где ты?

— На точке. Отлично все вижу.

— Ладно. Поиграем, — тихо засмеялся Джей. — Сколько попыток?

— Три, — улыбнулась я. На наших учебных тренировках это было любимое занятие. Я и еще один снайпер прятались. Остальные нас искали.

Лучше всех пряталась я.

— Дерево, — это хакер.

— Нет.

— На высоком кирпичном строении, — сказал Каспля.

Я нашла в прицеле указанное строение и засмеялась.

— Не люблю гаражи. На их крышах вечно всего понакидано.

— Ладно, — прошуршал в связи голос сенсея. — Третья попытка остается за мной, и я говорить не буду. Расшалились как дети.

Мы тут же притихли.

Через полчаса до меня донесся отдаленный звук выстрелов, спецназ начал операцию. А еще через час во двор, уже полностью перекрытый спецназем, вышел Османов, в его руках была безвольно обвисшая Женька.

Я вглядывалась в нее и ужасалась — серый цвет лица, она похудела на десяток килограммов, под запавшими глазами были мешки, на руках были синяки, поджившие и совсем свежие.

За Османовым вышел Змей и Козел. Барана уже успели поймать.

— Марк, отпустите заложницу! — через громкоговоритель прокричал полковник.

— Нет, она мой билет в счастливое будущее! — засмеялся Марк.

— Османов, вы не адекватны!

— Конечно, — согласился тот, вытаскивая из кармана шприц и ампулу.

— Это Снежок. Если хоть кто-то двинется в мою сторону, то я тут же вколю дозу ей. Она больше не выдержит Снежка. Просто откажет сердце, так что подумайте.

— Османов… — полковник замолчал. И тут же заговорил сенсей.

— Зачем вам заложница?

— Так я вам и скажу. Чтобы убить. Это личная месть. Ведь вы меня поймали благодаря блондиночке. Кстати, почему не видно ее здесь. Ведь это ее подруга умирает!

— Ты хочешь услышать ее?

— Нет. Потом расскажите ей, что ее журналистка оказалась глупее, хотя и брюнетка.

Я плавно положила палец на курок. Сенсей тихо сказал мне по связи:

— Мирно ситуацию не разрулишь. Стреляй.

— А информация? — возопил полкновник.

— Змей, — тихо сказала я.

— Что?

— Змей является его головой, тем, кто думает за Османова, — пояснил Каспля. Именно он сообщил мне такую маленькую деталь.

— Хорошо. Начинаем.

Судя по некоторому шевелению, спецназовцы разобрались, кто кого берет. Османов занервничал.

— Марк, отпустите заложницу, и мы гарантируем Вам жизнь.

— Не получится, — лицо Османова презрительно искривилось. — Жить в вашем гадюшнике, именуемом тюрьмой. Нет… я лучше заберу ее.

Я смотрела в прицел. Сердце билось ровно. Мне было уже все равно.

Сейчас решались не вопросы морали. Это была жизнь за жизнь. Мне предстояло решить, чья жизнь мне важнее.

Османов может и владеет необходимой информацией для полковника, но я обещала Женьке. На какой-то момент я провалилась в воспоминания.

Это было осенью, в конце первого курса. Я шла по улице, а она стояла у витрины магазина. Когда она двинулась вперед, я увидела, что за ней двинулся мужчина. Меня заинтересовало это, и я двинулась за мужчиной. Когда я точно поняла, что эту журналистку ведет хвост, то подошла к ней и предложила помочь. Правда, для начала пришлось познакомиться.

— Оксана, — сказала я, неожиданно возникая перед ней.

— Напугала, как чертик из табакерки — она схватилась за сердце. — Я Женя.

— Отлично, Женя. Ты журналистка нашей стенгазеты, верно? — я пояснила. — Видела тебя пару раз в редакции, когда сдавала материал. Я внештатник.

— Оксана… Кари. Кажется так? Ты ведешь спортивную колонку.

— Ага. А теперь послушай меня. Ты сейчас что-то расследуешь?

— Да, — просто ответила она.

— За тобой идет хвост. Уже в течение часа. Я могу тебе помочь стряхнуть его.

Подумав ровно две минуты, Женька согласилась на мою помощь. А вечером попросила меня сопровождать ее в ночной клуб. Там она нашла приключения на свою пятую точку, и из клуба нам пришлось прорываться с боем. Точнее не совсем из клуба. Ее ждали рядом с ним, в темном дворе, который никак нельзя было обойти. Вот только тогда напавшие не ожидали, что Женька будет не одна. После того и завязалась наша дружба.

В конце той ночи, Женька заявила:

— Если бы не ты, я даже не знаю, что было бы.

— Я буду рядом так долго, как потребуется, — смеясь, сказала я. — Побуду твоим личным телохранителем, журналистка.

— Идет.

Через пару месяцев очередная разгромная статья вышла в «Нашем городе». Там же, внизу, она поблагодарила меня за помощь. Но я получила гораздо больше — я нашла подругу.

И теперь мою подругу могут убить на моих глазах. Нет. Меня это не устраивало. Но у Марка были знания. Я была уверена, что он знает того, кто мешает нам — человека «наверху».

— Сенсей, позвоните ему на мобильный и переключите на меня. Я попробую с ним договориться.

— Хорошо.

Через две минуты у Марка зазвонил телефон. Все это время он стоял молча, после требования подогнать ему машину, которое выполняли.

— Марк, — тихо сказала я ему.

— Блондинка. Где ты?

— Если я скажу, что вижу тебя, ты мне поверишь? — спросила я.

— Не уверен, — заметил Османов.

— Кто поставил Женьке синяки на руках?

— Значит, видишь. Они все-таки тебя привезли.

— Марк, ты знаешь, сейчас от меня зависит, будешь ли ты жить или умрешь. Хочешь мое слово? Ты останешься в живых. Но отдашь Женьку.

— Нет, блондинка. Она нужна другому человеку.

— Кому же? — спросила я мимоходом.

— А шишке из вашего ведомства.

— Марк, а ты в курсе, что можешь сотрудничать с органами и скостить себе срок.

— Это плохая идея, — ответил Османов.

— Слушай, сделай мне подарок, на прощание, — попросила я, приближая его фигуру в прицеле.

— Какую?

— Скажи его имя, и твоя смерть будет быстрой.

Бандит засмеялся.

— Знаешь, блондинка, ты дура. Как же я скажу, кто он? Если он узнает, что я его предал, то он достанет меня.

— На том свете даже он тебя не достанет.

— Нет, блондинка. Ты меня утомила.

Он снял со шприца колпачок, аккуратно взял Женьку за предплечье.

— Стреляю, — тихо прошелестела я в микрофон. — Три, два, один.

На счет один с места сорвались спецназовцы, Марк вскинул голову, еще успевая понять, но тут же роняя шприц и Женю. Ее тут же подхватил на руки Джей и плавно опустил на землю.

Дальше смотреть я не стала, собрала винтовку, взяла свой чемоданчик.

— Слезай со своей башни, принцесса, — сказал сенсей шутливо и серьезно добавил. — Отличный выстрел, Блонди.

— Старалась, — ответила я.

Когда я спрыгнула вниз, около Жени уже суетился врач, приехавший с нами.

— Бесполезно, — честно сказал он. — Нужна реанимация.

Сверху послышался далекий шум, все приближающийся. А буквально через пару минут, в поле нашего зрения показался вертолет. Не дожидаясь, пока винт остановится, с него спрыгнула Ася. Держа в руках шприц со странной тягучей жидкостью, фиолетового цвета, она подбежала к нам.

Села на корточки перед моей подругой, закатала на той рукав и вколола ей содержимое шприца.

— Антинаркотик, — пояснила она врачу.

Винт на вертолете так и не остановился.

— А теперь ее срочно в реанимацию.

Женьку погрузили в вертолет, с ней улетели Ася и я. Мою винтовку забрал сенсей.

В больничном холле меня ждал Руслан. Женю привезли в его частную больницу. Это было единственное место, где ей могли быстро оказать нужную помощь.

Он увидел меня, шагнул вперед, перехватил на полдороге.

— Стой.

— Я должна быть с ней!

— В реанимацию тебя не пустят. А там она пробудет как минимум несколько часов. Ты сама еле стоишь на ногах, так что поехали домой.

— Домой? — я горько улыбнулась. — Мой дом превратился в руины.

— Уже нет. Сейчас там строительная площадка, — отмахнулся Руслан.

— Я взял на себя смелость спланировать все немного по-другому.

Надеюсь, тебе понравится.

— О чем ты?

— Я восстановлю твою квартиру. Стены не пострадали, а все остальное… Давно хотел сделать у тебя ремонт.

Я посмотрела на него и засмеялась.

Руслан схватил меня за руку, и как маленькую девочку повел во двор, посадил в машину.

В его особняке он вначале отправил меня в ванную, потом заставил поесть и отправил спать. Встала я через восемь часов. Он ждал меня в гостиной.

— Ты проснулась?

— Да, спасибо.

— Не за что, — отмахнулся он. — Тебя ждут на допросах. Змей не желает говорить. Зовут тебя на помощь.

— Но я же не следователь.

— Ты юрист. Этим все сказано.

— Да, я юрист. Но не уголовник!

— Не страшно. Будешь ужинать?

— Нет, ты же знаешь…

— Тогда идем, выпьешь кофе, и поедем, — Руслан поднялся на ноги.

— Поедем?

— Я отвезу тебя, а потом заберу. Или ты хочешь поехать одна?

— Нет. Как там Женя?

— Звонил пару часов назад. Она в палате интенсивной терапии.

Наркотик не успел добраться до ее нервной системы. Все остальное — восстановится в течение пары дней. Ее родных поставили в известность, что она жива, но в больнице. Адрес больницы говорить я не стал и выделил ей дополнительную охрану.

— Я не знаю, что сказать.

— Ничего не надо.

После чашки кофе, он отвез меня в клуб. Змея допрашивали на базе, которая там размещалась.

Я вошла в полутемную комнату. Змей был прикован к столу. Деться никуда он не мог.

— Блондинка? — изумленно спросил он.

— Меня зовут Оксана. А тебя?

— Какая разница, зови Змеем.

— Пообщаемся?

— Если ты скажешь мне, кто убил моего шефа, — ухмыльнулся мужчина.

— Тебе это важно знать? — спросила я.

— Конечно.

— Чтобы отомстить?

— Нет, сказать спасибо, — засмеялся Змей. — Надоел он мне уже.

Вместо того чтобы вести себя нормально и повышать благосостояние законным путем, он начал устраивать резню.

— А ты не боишься сесть? — спросила я.

— Нет. Я ни в чем не участвовал. Ничего не знал. Так что максимум, что мне светит — условный срок.

— Даже так. А на каких условиях ты согласен с нами сотрудничать? — поинтересовалась я. Меня этот человек заинтересовал.

— Не знаю, — он пожал плечами. — Для начала ответь на мой вопрос.

— Я.

— Что? — он даже изменил свою позу. — Ты?

— Да, — согласилась я.

— Девушка блондинка, оказалась метким снайпером. Чудно. Зачем ты его убила?

— Я не могла его посадить. Слишком мало прямых улик. Сплошные косвенные доказательства. Подставлять свидетелей я не хотела. Так что… Тем более, он угрожал убить мою подругу.

— Она для тебя важна.

— Я ей обещала.

— Ты так держишь свои обещания?

— Да.

— Тогда пообещай именно ты, что после того, как я Вам помогу, вы обеспечите мне защиту.

— От кого?

— Я скажу, кто именно в военных верхах помогал Османову. Кто в политических. Единственный, кого я не знаю — милицейское ведомство.

Слишком высокая шишка и личный контакт Марка.

— Защиту тебе, — я внимательно смотрела на него.

— Думай, блондинка.

— Ты согласен рассказывать все другому человеку?

— Да.

Через пару минут в комнату вошел Сенсей.

— Здравствуй, Захар.

— Карим? — изумился мужчина. — С вами я точно готов сотрудничать!

— Комната отключена от прослушки где-то на пять минут. Потом все это спишут на сбои оборудования, так как оно включится, и будет функционировать в режиме непосредственной записи. На диктофоне моем запись начнется со слов «меня зовут». Только вначале, ты действительно не знаешь, что за человек — в МВД?

— Нет, — Захар покачал головой. — Османов берег его как зеницу ока. Так что в этом я помочь не могу.

— Сенсей, я могу идти? — тихо спросила я.

— Можешь, — кивнул Карим.

— Оксана, — окликнул меня Захар. Я повернулась. — Как тебя зовет сенсей?

Я мельком взглянула на наставника, тот кивнул.

— Блонди, — сказала я, выходя в коридор. Змей тихо прошелестел мне вслед.

— Аурора, Блонди.

Руслан ждал меня у подъезда.

— Ну, что?

— Мы можем поехать к Жене?

Ничего не говоря, мужчина завел машину. Через двадцать минут мы были в больнице. Молоденькая медсестра, постоянно косясь в сторону.

Руслана, доложила, что состояние пациентки улучшилось. Она даже приходила в себя.

— Могу я ее увидеть? — тут же спросила я.

— Конечно, — Руслан взял меня под локоть и повел в сторону палат.

В комнате врачей мне выдали халат. Мужчина остался в коридоре, а я вошла к Женьке. Она лежала на кровати в очень уютной одноместной палате. Белые и светло-бежевые тона, легкие занавески и ткани. Теплая золотистая дорожка у кровати.

Я села рядом с подружкой. Серый цвет лица сменился на белый. Она спала, ее грудь ровно поднималась и опускалась. Но вот что-то изменилось, она застонала и открыла глаза.

— Привет, — тихо сказала я.

— Блонди, — Женя улыбнулась, слабо, неуверенно… но улыбнулась!

— Как ты?

— Паршиво. Я сама выдала себя. Теперь вот расплачиваюсь. Я останусь наркоманкой?

— Нет, — посмотрев на облегчение на ее лице, я добавила. — Ася приехала, привезла документы с антинаркотиком. Тебе ввели его в почти критический момент, но в любом случае, все последствия — только нервные.

— Я виновата. Я должна была вначале поговорить с тобой, но я решила идти напрямик, когда мне позвонили и сказали, что есть информация. Я вышла вниз. Парень в черном пальто сказал, что он не может говорить, и отдал мне пакет. Я зашла домой… распаковала его. В нем было написано, что он стал свидетелем преступления, стоял очень близко от машины и видел в ней сидящего Османова. В этот момент у меня закружилась голова. Когда дверь открылась, я уже мало могла сопротивляться.

— Ничего страшного, — тихо сказала я. — Все хорошо, все уже закончилось. Через неделю выйдешь. Завтра брат привезет тебе ноутбук.

Напишешь статью и сдашь.

— Да, — кивнула Женька. — Спасибо тебе, — ее глаза слипались.

— Спи, — тихо сказала я и вышла в коридор.

— Ну что? — спросил Руслан.

— Она приходила в себя, мы поговорили. Так что все хорошо.

— Тогда поедем, тебе тоже надо отдохнуть.

Я пробыла у Руслана неделю. Через неделю из больницы вышла Женька.

Я была в тот день у Руслана и встречать ее не поехала, а вечером в тот же день я уехала домой. Руслан отбыл в очередную командировку, так что я уезжала без него.

Шел сильный дождь. Пока я дошла от остановки до дома, то сильно промокла. Его машину с водителем я брать не захотела. Наверное, слишком гордая. Я даже не знала, что он сделал у меня в квартире.

Единственное, что меня успокаивало — у Руслана отличный вкус, и он хорошо меня знает.

Недалеко от дома, рядом с мусорными бачками, я услышала странный писк. Сжалось сердце, и я развернулась. В коробке мерцали глаза. Я наклонилась и достала из нее котенка — маленького, черного, ободранного. Из-за правого уха текла кровь. Еще пара ранок была на его лапе и на теле. Складывалось такое ощущение, что его потрепали собаки.

Долго думать я не стала. Легко подняла котенка на руки и понесла домой. Так я и переступила порог моей квартиры.

Осмотрелась я только после того, как вымыла котенка, высушила его и уложила спать.

Моя гостиная оказалась поделена на две зоны — одна кабинет, отделана деревом, вторая в кремовых тонах. Спальная — беж и золото.

Кухня — отделана плиткой, встроенная бытовая техника. Руслан не поскупился. Обстановка квартиры стоило столько же, сколько и она сама.

Он поставил мне бытовую технику. Оставил нетронутым только мой ноутбук, который все это время был со мной и не был уничтожен при взрыве.

Постояв и похлопав глазами на это великолепие, я махнула на все рукой и отправилась вначале в ванную, а потом спать, с твердым намерением завтра выспаться.

Часть II. Серебряная гроза

Глава 7

В эту ночь поспать толком мне не дали. В мой сон опять пришла бабка. Постояла, глядя на меня с усмешкой, потом заговорила.

— Вот уж не думала, что моя прапра… внучка окажется такой неумехой.

— О чем Вы?

— Как ты думаешь, если я сгорела в свое время на костре, кем я была?

— Невинно оболганной.

Страшный рык заставил меня подпрыгнуть.

— Дура, — констатировала бабка. — Ведьмой я была. Причем такой опасной, что мной заинтересовались Инквизиторы.

Я не стала спрашивать, кто это, помнила из курса истории. Бабка чему-то хмыкнула.

— В старом доме, который еще цел, на чердаке найдешь старую потрепанную коробку. В ней старинный, очень красивый браслет. Я была бы очень рада, если бы ты согласилась его носить.

— Хорошо, я это сделаю, — покорно согласилась я.

— Ну и ладно, — сказала бабка. — Пойду я. Потом еще приду в гости.

И бабка растаяла. А я наутро опять проснулась от телефонного звонка.

— Алло, — я подняла трубку.

— Доброе утро. Могу я поговорить с Оксаной Кари?

— Я вас слушаю.

— Оксана, меня зовут Артур Комаров. Я ведущий детектив агентства "Д. А.". Мои знакомые из силовых структур рассказали мне о том, какой вклад вы внесли в расследование дела про синтетический наркотик. По своим каналам я узнал, что недавно вы закончили институт по юридической специальности.

— Переходите, пожалуйста, к делу.

— Хорошо. Я приглашаю Вас работать у нас, если у Вас нет других планов. Если Вас в принципе устраивает это, то я приглашаю Вас к нам в офис, завтра. Вы сможете точнее узнать, что именно будет вменено вам в обязанности, осмотрите здание, кабинет, а в случае согласия — познакомитесь с будущими сотрудниками.

— К какому времени мне завтра подъехать? — поинтересовалась я.

— Десять часов, вас устроит? — спросил Артур.

— Да.

— Тогда, до встречи в пятницу, Оксана.

Из трубки понеслись гудки. Я положила мобильник на прикроватный столик и ошеломленно посмотрелась в зеркало.

Кажется, мне ничего не придется делать. Все случилось без меня.

Только вначале надо узнать информацию об этом таинственном "Д. А.", что-то я о нем ничего толком не слышала.

Но первым делом мне надо посетить магазины. Во-первых, надо наполнить мою кухню, а во-вторых, приобрести все необходимое для моего котенка. Как я выяснила, это мальчик. Немного подумав, я решила его назвать Цезарем.

В пятницу, ровно в 10 часов я была у "Д. А.". Здания произвело на меня приятное впечатление — одноэтажное, в форме буквы «Г», оно размещалось в небольшом парке. Как я смогла узнать, Артур Комаров выкупил старое здание и землю парка, так что это частное владение. Что меня неприятно поразило, ничего толкового об этом месте узнать я не смогла.

Только общие фразы: открыто в таком-то году, владелец и руководитель, не регулярно платит налог, правда, потом выплачивает сумму вместе со штрафами, соблюдает законодательство РФ, но множество мелких неприятностей имеет постоянно. Все.

Прихожая меня удивила — огромный холл, уставленный цветами, зеркалами и диванчиками. Судя по форме дома, один коридор был закрыт.

Более того, в том месте, где должна была быть дверь — была сплошная стена. А второй коридор был отлично освещен, и были видны несколько дверей.

Судя по всему, мне нужна была последняя — дверь сделанная из тяжелого дуба, с окантовочкой. Короче, дверь большого начальника.

Подойдя ближе, я в этом убедилась. На ней висела медная начищенная табличка "Ведущий детектив. Артур Комаров".

Постучав, я услышала:

— Войдите.

"Ну, раз приглашают", — мысленно усмехнулась я, открыла дверь и вошла внутрь. Просторная комната, светлая. У большого окна стол начальника, его стул. Пара шкафов, кресла. У другой стены большой длинный стол и стулья рядом с ним. Наверное, для сотрудников. Еще пара дверей — в другие помещения.

— Одну минуточку.

Одна из дверей открылась, и в свой кабинет вошел хозяин.

Это оказался симпатичный высокий мужчина, худощавый, но в нем угадывалась сила. Его черные волосы были растрепаны, ореховые глаза сияли весельем и любопытством. На носу очки — простая дужка, стекла-хамелеоны. Узкие губы сложились в приветливую улыбку.

— Здравствуйте, вы Оксана?

— Как вы догадались? — спросила я.

— А мне сказали, увидишь неприметную блондинку, знай это она. И тут же предупредили — у нее внешность очень обманчива.

— Спасибо, наверное, это все-таки комплимент.

Артур улыбнулся.

— Ну что же, Оксана, присаживайтесь.

— Спасибо.

Я села напротив него.

— Итак. Мне нужна помощница. Я ведущий детектив, и один со всем объемом работы не справляюсь. Работа интересная, иногда нудная, иногда бумажная.

— А подробнее? — спросила я.

— Отправиться в архив и найти информацию, побеседовать со свидетелем, позвонить и договориться о встрече, посетить какое-то место, а главное — расследовать дела вместе со мной.

— Скажите, почему о вашей фирме так мало знают в городе? — спросила я.

— Мы стараемся не афишировать наше присутствие в городе.

Во-первых, наши услуги очень дороги, а во-вторых, весьма специфичны.

— Понятно, — улыбнулась я.

— Если согласитесь, то у Вас будет отдельный кабинет и доступ к архиву агентства. Там много интересного, — заметил Артур.

— Неужели вы не нашли никого раньше?

— Нет, — сказал хозяин кабинета. — Предыдущая сотрудница вышла замуж и уехала из города. Так что…

— А будет ли испытательный срок?

— Конечно. Два месяца.

— Я могу в случае каких-то недоразумений уйти в эти два месяца?

Или испытательный срок только для работника?

Артур хмыкнул.

— Юрист. Естественно, это испытательный срок и для агентства. Ну что?

— Осталось уточнить контракт, — спокойно сказала я.

Хозяин кабинета улыбнулся, достал из ящика типовой контракт и кинул мне. На его прочтение мне потребовалось десять минут. Сумма заработной платы меня приятно удивила.

— Ну что же. Все отлично, я согласна.

Артур мне улыбнулся.

— Тогда я сейчас познакомлю Вас со штатом. К сожалению, сегодня не все на месте. Двое сейчас на заданиях.

— Ну что же. Только вопрос, как друг к другу обращаются у вас в офисе.

Мой новый шеф хмыкнул.

— Правильный вопрос, Оксана. На «ты» и сокращенно. На выбор будет около трех «наименований». Я шеф, Артур, Арт. Как больше понравится.

— ОК.

— А ты, Оксана?

— Могу предложить еще «Блонди». Но только не блондинка.

— Понятно, — кивнул шеф.

Подошел к селектору на столе, нажал на кнопку.

— Попрошу всех присутствующих собраться у меня в кабинете.

Через три минуты в комнату вошел первый сотрудник. Это оказался молодой парень. Стандартного среднего роста, синеглазый, с каштановыми волосами, по-детски пухлыми и капризными губами, ямочкой на щеке.

Когда он меня увидел, то улыбнулся. Кажется, такие белозубые улыбки сражают девушку наповал.

— Оксана, это Максим. Он же Кактус или Макс.

— Для такой красавицы хоть Ежик! На все согласен, — галантно отозвался парень. Но его пожатие оказалось крепким, а вблизи он словно излучал опасность и надежность.

Дверь скрипнула, и о чем-то тихо переговариваясь, в кабинет вошли две девушки. Одна рыжая, сероглазая, длинноногая и высокая, вызывало стойкое недоумение — что она делает здесь, в офисе этой фирмы? Такой красавице надо ходить по подиуму, сверкать на телевидении или украшать собой обложки журналов.

— Это Фло Ронтем. Или Фиалка, — пояснил Арт.

Я перевела взгляд на вторую. Кажется, "Д. А" решило меня поразить до конца. Это была полная противоположность Фло. Девушка оказалась никакая. Худенькое личико, остренький носик. Серые волосы, заплетенные в куцую косичку, серые глаза, смотрящие устало.

— Это Вероника Волкова. Ника. Вера.

— Только не Вера! — тут же воскликнула девушка. — Лучше Ника или полное имя.

— Ну что, народ, представляю Вам новую сотрудницу нашего детективного агентства. Оксана или "Блонди".

— Зачем нам в офисе блондинка? — спокойно спросила Фло. Глядя на меня, как-то странно. Когда я поняла, как именно, мне стало не по себе. Она смотрела на меня так, как смотрят на раздавленного таракана.

Брезгливо и презрительно.

— Блонди недавно участвовала в расследование, провела его с блеском. А умные люди нам нужны.

— Странно, — заметила Ника. — Я думала все блондинки — глупые.

— Цыц, — сказал Арт тихо. И мгновенно девушки замолчали. А я начала понимать, что легкой жизни поначалу у меня здесь не будет. Эти две спевшиеся девушки мгновенно меня невзлюбили. — Свободны, — проворчал он. Всех как ветром сдуло. В его кабинете осталась только я.

— Итак, — в голосе шефа прозвучало недовольство своим коллективом.

— Не испугалась моих кумушек?

— Не особо, — в моем голосе прозвучала насмешка. Я вспомнила одну преподавательницу в институте, с которой я регулярно цапалась. По сравнению с ней обе девушки — цветочки.

— Хорошо. — Артур вздохнул. — Пойдем, я покажу тебе твой кабинет.

За выходные там уберутся.

Шеф открыл передо мной дверь в комнату, которая должна была стать моим кабинетом. Стандартная обстановка: стол, стул, офисная техника, диван, пара кресел. Но главным было другое — везде, на полу, на мебели, на подоконниках, уходящих вдаль были раскиданы папки. Огромные высокие шкафы были пусты. И все покрывал слой пыли, на ней можно было рисовать.

— Ой, — тихо сказала я. — Убираться здесь не надо. Я приеду в понедельник и уберу все сама. Заодно, — я окинула взглядом папки. — Приведу ваш архив в порядок.

Артур смущенно кивнул.

— Честно говоря, я был бы тебе очень благодарен.

— Тогда договорились.

Попрощавшись с шефом, я отправилась домой. Мне надо было, во-первых, много обдумать, а во-вторых, поговорить с теми, кто работал здесь до меня. В том, что таких людей я найду, я не сомневалась.

Потому что обратила внимание на компьютеры. Они были подключены к.

Интернету, а значит, их базу данных можно сломать.

Я не думала, что у них стоит особо страшная защита, и собиралась попробовать это сделать самостоятельно. Тем более Джей меня кое-чему обучил.

Вечером я села за компьютер. Вышла в инет. Вначале посетила внутренний чат. Сенсея не было. Также Каспли и Джея. Никого из моих в общем. Пожалев об этом, я ушла. Потом активировала все защиты и начала процесс взлома. Дело оказалось муторным. Но, в конце концов, я дошла до базы данных "Д. А." и скопировала список сотрудников за последние два года. Цифра меня удивила — пятнадцать человек. Получилось, что каждые полтора-два месяца кто-то увольнялся.

Внимательно просмотрев адреса, я нашла девушку по возрасту приблизительно равную мне и постучалась ей в Асю. Она ответила сразу же.

— Привет.

— Привет.

— Меня зовут Оксана. Я устроилась на работу в "Д. А". Узнала случайно, что ты там работала. Может, подскажешь что?

Через пару минут по экрану пробежала одна единственная строчка и моя собеседница отключилась.

— Беги оттуда, пока не поздно. Там народ с ума сходит в течение пары недель. Я чудом осталась "при своих". И то только потому, что вовремя оттуда ушла. А проработала там всего пару недель.

Я посидела еще за компьютером, но собеседница в сеть не вышла, а я так и не поняла, о чем именно она говорил. Сходили с ума… Отчего? В общем, так ничего и, не решив, я отправилась спать.

А утром в дверь позвонили. Вздохнув и накинув легкий халат, я отправилась туда. На пороге стоял Руслан.

— Привет, — улыбнулась я. — Заходи.

Он улыбнулся мне в ответ, легко зашел в прихожую.

— Как тебе? — спросил Руслан, имея в виду квартиру.

— Потрясающе, — честно ответила я. — Не могла себе представить, что можно сделать такую красоту в обычной двухкомнатной квартире.

Руслан засмеялся.

— Я старался.

— Проходи, не стой на пороге. Я сделала блинчики. Будешь?

— Конечно.

В общем, он присоединился к моему завтраку. А через сорок минут.

Руслан вез меня куда-то, сказав, что приготовил сюрприз. На все мои вопросы он упорно отмалчивался.

Подъехали мы вскоре к невысокому кирпичному дому. Рядом было несколько гаражей. Нас уже встречал импозантный седой мужчина.

— Это для этой барышни? — спросил он Руслана. Тот кивнул. — Тогда, молодой человек, вы сделали правильный выбор. Идемте, леди.

Оглянувшись в поисках поддержки на Руслана, я пошла в указанную сторону. За высоким кирпичным забором оказалась автостоянка. На ней стояли машины, мотоциклы, скутеры.

Но мое внимание привлекла одна красавица. Это была миниатюрная машина, ярко-золотого цвета, на ней непонятно каким образом было запечатлено движущееся пламя. Стоило сделать шаг, и оно оживало. Я представила себе, как эта машина будет двигаться — сплошной передвижной огонь, и вздохнула. Потом повернулась к Руслану.

— Кажется, она тебе понравилась, — доверительно сообщил тот. — Идем.

— Куда?

— Идем же.

Он взял мою ладонь и повел вперед. Около этой красавицы он остановился и торжественно вручил ключи.

— Меня не будет на твоем дне рождения. Завтра уезжаю на дальние объекты на пару месяцев. Хочу, чтобы ты каждый день меня вспоминала.

— Ты что… — у меня перехватило дыхание. — Даришь мне ее?

— Конечно. Зря я, что ли учил тебя водить? — лукаво улыбнулся.

Руслан.

— А права?

— В машине.

Хозяин автостоянки смотрел на меня с доброй улыбкой. Я обходила машину по кругу, ласково гладя ее по бокам. Казалось, нарисованное пламя вот-вот оживет, но пока только нагретый бок ласково касался руки.

— Она великолепна.

— Садись, — засмеялся Руслан, — и выезжай к моей. Там меня жди.

Я открыла дверь. Они поехали вверх, как на гоночных машинах.

Весело захлопав в ладоши, я села в салон. Осмотрелась и тронулась с места. Вначале проехала на первой скорости по дороге и выехала к машине Руслана.

Сам он вышел через пару минут. Подошел, я ждала его, опираясь на свою красавицу.

— Ну что?

— Твой подарок… Ничего лучше мне никогда не дарили.

— Я рад, что тебе понравилось. Правда, осталась самая малость.

— Какая? — я наклонила голову на плечо.

— Поблагодарить.

Я засмеялась, придвинулась к нему, позволяя себя обнять.

— Вот это?

Вначале смешалось наше дыхание. Потом соприкоснулись губы. Поцелуй длился всего пару мгновений, и он меня отпустил.

— Ты прекрасна.

Мои глаза встретились с его.

— Не надо, — попросила я.

Он кивнул. Мы друг друга поняли.

Через несколько минут мы мчались по трассе наперегонки. Посты ГАИ делали вид, что нас не видят: черная полоса и полоса огня. Смотрелись мы потрясающе. Около города скорость замедлилась. Я знала, что домой ко мне он не поедет. Так и есть, на перекрестке, мигнув фарами, он свернул в сторону.

Я же поехала домой.

Воскресенье я провела дома. Никуда не ходила. Сидела со своим котенком. А еще договорилась с мамой, что приеду к ним на неделе.

Спросила, что надо привезти.

А утром в понедельник я была уже в офисе "Д. А".

Я проходила по коридору, когда внезапно услышала:

— Как ты думаешь, сколько времени она продержится?

— Вряд ли долго.

— Ты знаешь, Фло, у меня нехорошие предчувствия, связанные с ней.

— Да ладно тебе, она блондинка. Вылетит, как миленькая.

Дальше слушать я не стала. Кажется, я не ошиблась. Двум девушкам я явно не понравилась. А может быть, только Фиалке.

Зайдя в кабинет, я убедилась, что шефа еще нет. Открыла дверь в свой кабинет и обозрела поле трудовой деятельности. Подняла первую папку, посмотрела на нее. Подписана "Дело N43". Подошла к шкафам.

Ничего — абсолютно пусты. Пришлось вначале потратить время на печать табличек для них и быстрой загрузки базы данных.

Когда я поставила первую папку на полку, то мне послышался странный вздох. Словно, кто-то облегченно вздохнул. Я замерла. Но странные звуки не повторялись, и я принялась за работу.

Уже в пять часов ко мне заглянул Артур и потрясенно остановился на пороге. Все было убрано. Все папки стояли в подписанных шкафах, а я заканчивала электронный каталог. Чистота и пустота. В общем, шеф явно был потрясен.

— Оксана, как тебе это удалось?

Я лукаво на него оглянулась.

— Шеф, зачем тебе знать такие тонкости?

— А если честно?

— Подруга — журналистка. У нее этих бумажек такая куча… Пару раз я помогала ей привести все в порядок. Так что оттуда все эти умения.

— Замечательно. — Артур прислонился к дверному косяку. — Ну что, готова принять первое дело?

— Конечно. Завести новую папку?

— Нет, у нас есть, кому этим заняться. Тебя я хочу попросить о следующем. В Интернете есть один сайт "для своих". На нем очень много информации исторического характера. Если ты не против, то зайди туда.

— О ком надо найти информацию?

— Ищем предков нашего заказчика. — Шеф смотрел на меня, словно ожидая вопросов. Ага, сейчас. Делать мне больше нечего. Сам скажет, если нужно будет. — Жила она века три назад. Может больше. Графиня.

Сибилла Кентервильская. Урожденная баронесса де Арт.

— И мне надо ее найти?

— Желательно. Если сможешь, отсортируй информацию. Проследи ближайшее поколение вверх и вниз. Тоже самое касается ее мужа.

— Ладно. — Я пожала плечами. — Это все?

— Да. На сегодня ты свободна, можешь идти домой.

Я взяла сумочку, уже выходя из кабинета, услышала, как Артур давал задание Фло.

— На тебе все ближайшие контакты. Поспрашивай, может, узнаешь что-то интересное. Не нравится мне этот тип. Темнит он что-то.

Так, размышляя над тем, как прошел мой первый день, я вышла из офиса. Ника стояла у автостоянки, искала в сумочке ключи.

— Привет, — сообщила она мне рассеяно. — Тебя подкинуть?

— Нет, спасибо, я на своей.

Вероника подняла голову, окинула автостоянку. Потом ее взгляд остановился на двух машинах: десятке болотного цвета и серебристой.

Ауди-ТТ.

— Твоя какая?

— Моя, вон та.

Я включила на брелке фары. Мой огонек приветливо мигнул. Вероника заворожено посмотрела на мою машину. Потом с восхищением на меня.

— Класс!

— Спасибо, — улыбнулась я.

С автостоянки мы выехали вместе. У Ники оказался мощный джип, фирмы Фольцваген.

А через пару часов я уже была у мамы. Наш старый дом уже ремонтировался много раз, пару раз была серьезная реставрация. Но ни разу речь не шла о том, чтобы оставить его.

На кухне весело шипело мясо в сковородке. Мама делала мой любимый салат.

— Привет, мамуль. Как дела?

— Хорошо, малыш. А у тебя?

— Новостей, куча.

— Как прошел первый день на работе?

— Ну, — я задумалась, — об этом тоже расскажу.

Мама засмеялась.

— Мам, а где мои старые фотоальбомы? — поинтересовалась я, утягивая со стола кусочек огурца.

— На чердаке.

— О, я заберу, ладно?

— Зачем тебе? — спросила мама.

— Хочу Руслану показать.

— Вы помирились?

— И не только. — Со смешком я сбежала с кухни.

Поднимаясь по крутой лестнице наверх, я размышляла, почему не сказала маме о том, что мне по ночам снится бабка. А главное, что она сказала забрать с чердака сундучок? В общем, сплошные вопросы.

На чердаке было тихо, немного пыльно. А еще — целые залежи вещей.

Где искать здесь пресловутый сундучок было не очень понятно. Стоило мне только подумать об этом, как в дальнем углу чердака что-то грохнуло. Заинтересовавшись, я подошла ближе. Каково же было мое удивление, когда я обнаружила красивый прямоугольный сундучок в развалившейся картонной коробке. В таком, наверное, хранились дуэльные пистолеты и драгоценности много лет назад.

Мельком подумав обо всем этом, я забрала сундук, пачку старых фотоальбомов. Я действительно собиралась кое-что показать Руслану.

Потом спустилась вниз, закинула все это в машину и вернулась домой.

Ночевать я не осталась, и уже около десяти была дома.

Сразу же вышла в Интернет, на указанный шефом сайт. Меня тут же поприветствовал администратор.

— Здравствуйте, чем могу быть полезен?

— Я от Артура, шефа "Д. А.", по его просьбе ищу информацию о человеке.

— Что вы предпочитаете — дать вам доступ к информации или вы предпочитаете, чтобы я сам вам поискал?

— Если возможно, мне будет удобнее первый вариант.

— Хорошо. В поле ввода пишите «библиотекарь», в пароле — 48223154941.

— Спасибо.

Я перешла на новую форму, ввела код и вошла в библиотеку. Нашла строку поиска и вбила: "баронесса де Арт, Сибилла". Через несколько минут компьютер мне вывел всю доступную информацию по этой девушке.

Портрета не было.

У нее оказалась стандартная жизнь. Она вышла замуж по решению родителей, детей не было, в возрасте 25 лет погибла, упав с лестницы.

Ее муж пережил ее на несколько десятков лет, но так и не женился.

Детей законных не было. Замок графа перешел по наследству к его младшему брату. Линия брата прервалась через два поколения. В первой мировой войне замок был разрушен, до этого использовался в качестве туристского объекта.

"Зачем шефу понадобилось это, и вообще как можно вот это использовать по делу?" Сплошные вопросы. Я пожала плечами, скопировала информацию, разбавила ее своими пометками. Потом нашла родителей супругов. Первая моя заметка была следующей — все в ближайших двух поколениях: барон и баронесса де Арт, их младшая дочь — Сибилла, старший сын с семьей, муж Сибиллы граф Кентервильский, его брат — все они погибли в результате случайных случаев. Причем таких, что не возникало никаких сомнений в их случайности. Но именно это меня и удивило. Конечно, говорят, что бомба в одну воронку не падает дважды.

Тем не менее, уж очень это все выглядело фальшиво.

Немного подумав, я решила, что это не мое дело. Тем более, мне предстояло еще и рассмотреть содержимое сундучка.

Отложив листы в сторону, и поблагодарив администратора, я ушла с сайта. Проверила ящик, пообщалась с Женькой.

Так получилось, что я открыла сундучок, когда на часах было ровно 12.

Крышка открылась легко. Внутри сундук был оббит кровавым бархатом, по краям была переплетена серебряная нить. А в самой середине, на небольшой подушке лежал браслет. Мое сердце дало сбой. Из странного белого материала, ажурный, тонкий, весь усыпанный незнакомыми мне камнями, он был прекрасен. Но по виду он явно был мне велик.

Но желание примерить понравившуюся вещь было так велико, что я его натянула на запястье. В следующий миг я изумленно хлопала глазами.

Браслет словно сжался и сел на мою руку идеально. Более того, я могла бы сказать, что эта вещь сделана специально для меня. Я поправила его, пробежалась пальцами по камням и подняла глаза. Вначале взгляд наткнулся на часы. Секунды словно замерли. Одна секунда растянулась на века…

Передо мной возникла светящаяся фигура. Бабка смотрела на меня с ухмылкой. Кажется, я поняла, что за фамильное качество у нас в семье — ехидство.

— Привет, — сообщила она.

— Привет, — сказала я.

— Как тебе мой браслет?

— Великолепен, — отозвалась я.

— Еще бы, сколько времени я его делала, — сообщила бабка, зависая в воздухе. — Я на пару минут. Больше не смогу, ты и так завтра еле встанешь. У этого браслета много свойств. Все их даже я не узнала.

Тебе предстоит изучать его самой. Пока. Потом я обязательно тебе скажу все, что знаю. Но точно не сегодня. Познакомься с ним.

— Как?

— Изучай его. Пробуй. Если ты погладишь камень, неважно один или все — что-то произойдет. Один раз — одно явление, другой раз — другое.

В любом случае, если коснуться браслета, его камешка, посмотреть куда-то, то увидишь, как это изменится. Иногда в хорошую сторону, иногда — в плохую. Ты увидишь истинную сторону вещей.

— Но откуда?

— Не сейчас, — бабка оглянулась. — Мне пора.

Ничего больше не добавляя, мой предок просто растаяла, оставив меня в недоумении смотреть ей вслед. Потом закружилась голова, и когда на часах появилось 00:00:01 я уже спала. Тяжелым муторным сном, с постоянными кошмарами.

Утренний будильник оказался спасением. Тяжело дыша, я села на кровати, чувствуя себя разбитой. Время еще было, и первым делом я отправилась в ванну. Наполнила ее полной горячей воды и нырнула.

Только тут я поняла, что на руке ощущается какой-то дискомфорт.

Сдвинув в сторону ажурное плетение браслета, я посмотрела на руку.

Ожог. Уже немного затянувшийся. Словно я его получила дней пять назад.

Но до браслета моя рука была чистой!

Я попробовала снять браслет и обнаружила, что он не снимается. Не позволяя панике захватить меня целиком, я прокрутила его в поисках замка. Его не было.

Глава 8

В офис "Д. А." я подъехала разбитая начисто. Пару раз я смотрела через браслет на вещи. Первым потрясением стала моя машина. Передо мной, застенчиво кося алым глазам, стоял огромный конь, словно состоящий из всполохов огня. Примечательными были огромные золотые крылья, которыми он лениво взмахивал. Все так же касаясь браслета, я подошла к коню. И поняла, что могу его коснуться. Легко провела по шее, вдоль холки, удивляясь тому, что меня не обжигает его пламя.

Потом отняла руку от браслета и поняла, что стою около машины.

Удивляясь этой двойственности, я села в машину. Посмотрела на ее приборы. Коснулась зажигания.

— Ну что, Огонек, полетели!

И мы полетели. Машина юркой стрелой мчалась по городу. И создавалось такое ощущение, что меня никто не видит из гаишников.

Остановившись на автостоянки у офиса, я выскользнула из машины, скользнула по ее крыше, помня, что здесь была шея коня. Шепнула «спасибо» и пошла в сторону здания детективного агентства.

Ради интереса решила посмотреть, а что, собственно говоря, представляет собой "Д. А" и тут меня ждало второе потрясение — здания в виде буквы «Г» больше не существовало. Возвышался огромный мрачно-готический замок.

Я стояла и изумленно хлопала глазами. Потом отпустила руку с браслета, но ничего не изменилось. Посмотрев на браслет, я поняла, что провернулся его кусочек. Теперь один камень был в постоянном контакте с моей рукой.

— Привет, — раздался сзади голос Ники. — Что застыла?

Я повернулась. Ее не было. Не знаю, что заставило меня опустить глаза вниз. Там, где должна была стоять Ника, сидел огромный волчара с длинной густой шерстью непередаваемого оттенка — там был и черный, и серый, и красный, даже зеленый!.. и невозмутимо чесал башку задней лапой.

— Ты чего? — волк посмотрел на меня. — Эй, блондиночка!

— Мне пора в психушку, — доверительно сообщила я ей, наклоняясь и снимая с шерсти то, до чего она не могла дотянуться — острый сучок с зелеными листочками. Рука ощутила густую шерсть. Не знаю, кто удивился больше — я или она.

Сзади раздалось.

— Девушки, что случилось?

Поворачивалась, честно говоря, я со страхом. Боялась понять, что за птица мой начальник. Но оборачиваться пришлось. Передо мной стоял.

Артур. Джинсовый костюм, ботинки и … черный плащ, подбитый белым мехом, за спиной посох и гитара.

— Эй, Блонди?

Я мотнула головой и мысленно взвыла! От стоянки в нашу сторону двигались, судя по голосам, Максим и Фло. Моя психика иронично хмыкнула и сообщила, что крыша пошла в отпуск, а я остаюсь одна. Тут же накатило философское спокойствие и хохот. Когда я увидела идущую парочку.

Кактус — бледный как ночь, в черном костюме, белой рубашке, со шпагой на поясе, улыбался Фло — в его улыбке сияли длинные игольчатые клыки. Он повернулся немного неловко и то, что я приняла за плащ — оказалось крыльями. Синие глаза безмятежно смотрели на мир. А там где по закону жанра должны были быть длинные ногти, сиял идеальный маникюр. "Вот это вампир!" — подумала восхищенно я и посмотрела на.

Фло.

Лучше бы я этого не делала. Это была все та же стервозная девица, только цвет глаз стал насыщенно фиалковым. Да в рыжих волосах заплясало пламя.

— Вызовите мне службу желтого дома, — попросила я, поворачиваясь к.

Артуру. — Я, конечно, понимаю, законы жанра и так далее. Но как в.

Росси 21 века может существовать верфольф, вампир и непонятное создание?

Фиалка вспыхнула, она, верно поняла, кого я назвала "непонятным созданием". Я видела, как ее обняло пламя и опало. Не сказав ни слова, она прошла в агентство. Сочувствующе глянув на Артура, туда же поспешили Кактус и Ника. Я осталась с шефом.

— Блонди, что с тобой? — спросил он осторожно.

— Шеф. Зачем вам гитара? — задала я встречный вопрос.

До Артура дошло.

— Ну-ка, пойдем в мой кабинет.

Мы сели в его кабинете. Он присел на подоконник. Я устроилась удобно на диване.

— Скажи, что случилось за тот день, что тебя не было в городе?

Он присмотрелся ко мне.

— Так-так, — Арт подошел ко мне, взял ладонь и перевернул. Что-то прошептал, и я увидела, как на моей коже светится золотым ровным светом непонятный знак.

Шеф ругнулся сквозь зубы.

— Значит, ведьма.

— Кто? — я огляделась по сторонам.

— Ты, — вздохнув, сообщил мне Артур. — Твои силы пока еще не проснулись. Но, тем не менее, я не понимаю, как ты умудрилась увидеть истинный облик всех работников агентства.

— Шеф, вы от меня чего ждете? — вместе со спокойствием ко мне возвращалось ехидство. — Что я покаюсь во всех грехах?

— Хотя бы, — подумав, сказал шеф.

— Так вот, не знаю! Вот этот браслет — наследие моей бабки. После него началась вся эта катавасия.

— Хорошее слово. Правильное, главное. Кто твоя бабка?

— Хильда Кари.

— Хильда. Нет, не знаю. — Артур смотрел на меня с прищуром. — Ну что, ведьмочка. Начну тебя просвещать.

Он начала рассказывать такие вещи, что у меня не только волосы на голове дыбом встали, а еще и на спине и на затылке. Оказывается, одновременно с обычными людьми на Земле разгуливают самые разнообразные нелюди. Вампиры, оборотни, ведьмаки, феи и эльфы. И так далее, список большой, прилагается, аж на трех листах.

Но все нелюди — приезжие. Они не рождались на планете. Ее исконные магические жители — ведьмы и маги, или ведьмаки. Все они могут спокойно развиваться, но не нарушать магический кодекс. Стоит это сделать — как следует наказание. За соблюдением кодекса следят.

Инквизиторы — могущественные маги.

Метка, стоящая у меня на руке, должна была сообщить именно им, когда проснется моя магия. Потом они должны были бы провести обряд, который запечатал бы мои силы, стер бы мне память обо всем, что со мной случилось.

Такой обряд — лишения магии всего поколения делается в одном случае, когда предок достигает потолка магии, а потом перешагивает его. То есть становится смертельно опасен для окружающих. Но касалось это…

— В общем, — Арт посмотрел на мое ошеломленное лицо. — Твоя бабка, что тебе снится, была сильнейшей черной ведьмой. И именно такие силы рано или поздно пробудятся у тебя.

Кажется, у меня закончились все цензурные слова. Шеф посмотрел на мое лицо, ухмыльнулся.

— В любом случае, добро пожаловать в наш коллектив, ведьмочка!

Я вошла в свой кабинет в полном отрубе и увидела… на мой стол, маленький пушистый шарик с ручками и ножками, как рисуют дети, ставил хрустальную вазу с цветами. Ваза была больше его раза в три! А цветы мне понравились — незнакомые, на тонком стебле, с бледно-розовыми лепестками и бело-золотыми венчиками. К двери сквозняк донес их запах, что-то легкое и терпкое.

— Ты кто? — спросила я шарик.

— Кабинетные мы, — ответил шарик поворачиваясь. На меня в упор смотрели потрясающие зеленые глаза!

— Привет, — сообщила я ему. — Цветы мне?

— Тебе.

— Спасибо, они такие красивые.

— Это тебе спасибо, — кабинетный смотрел на меня со странным выражением. — Если бы не ты, я бы еще не скоро привел архив в порядок.

А меня из-за него постоянно ругают.

— А ты один?

— Да, — обиженно сообщил кабинетный.

— Как же так? Такой огромный замок и ты один? — изумилась я.

— Вот так, а они не понимают.

— Я буду убираться тут по мере возможностей сама, — сообщила я, немного подумав.

Кабинетный слабо улыбнулся и растаял. А я только потом сообразила, что, во-первых, не узнала, как его зовут, а во-вторых, чем я могу ему помочь.

— Шурша, мы. — Сообщило облачко и с легким щелчком растаяло.

А я посмотрела на браслет. Так и есть — тот кусочек вновь перевернулся. Установив его в нормальное положение и захватив распечатанные данные из архива, я направилась к Артуру. Докладывать.

Выяснилось, что ищем мы призрака леди Сибиллы. По мнению заказчика, она была убита, и теперь наследник искал ее, чтобы спросить, где находятся фамильные драгоценности. Информация о том, что леди погибла в результате несчастного случая, и согласно официальным данным у нее нет наследников, Артура не удивила. Кажется, он что-то подобное ожидал.

— Что же, — шеф покачался на стуле. — Тогда тебе придется посетить еще и Главную Мистическую Библиотеку, ГМБ. Там найти информацию о ее муже. Если он — маг, то вполне возможно, что именно его наследники или даже он сам, ищут леди Сибиллу.

— Хорошо, — я сделала пометочку в блокноте и посмотрела на шефа. — Остается только один вопрос — как туда попасть?

Артур посмотрел на меня и расхохотался.

— Тебя проводит Кактус.

Уже когда я выходила из кабинета, он сказал мне вслед.

— Не забудь поискать про свою бабку.

Макс уже ждал меня в холле. Сидел на диване и листал глянцевый журнал. При моем появлении легко поднялся на ноги.

— Веселая ты, блондиночка, — сообщил он.

Я услышала сзади презрительное фырканье. Повернулась. У стены стояла Фло, зло глядя на меня. Но так ничего и не сказав мне, она ушла, правда, что-то тихо прошипела сквозь зубы. Я не услышала. А вампир нахмурился. Кажется, это было сказано для его ушей.

— Идем?

Он направился к сплошной стене. Посмотрел на меня. Я незаметно повернула камень на браслете. Максим стоял около лифта.

Когда тот подошел, мы зашли внутрь. Обычный лифт, правда, роскошный — в зеркалах, с ковром на полу, отделкой из камней и драгоценных металлов.

Макс включил кнопку "-12".

— Как этаж может быть отрицательным? — поинтересовалась я.

— Это не этажи, — Кактус смотрел на меня с улыбкой. — Это точки выхода телепорта. Минус означает прошлое. Плюс недалекое будущее.

Цифры без знаков — настоящее.

Я промолчала.

Лифт открылся, и мы вышли в огромный зал, бесконечные стеллажи с книгами уходили вдаль. Поняв, что в библиотеке появились посетители, начали вспыхивать огоньки рядом со стеллажами, но этого света не хватало, чтобы показать высоту потолков.

Стены были отделаны деревянными панелями. Дерево были незнакомо.

Около лифта стояли несколько диванов, журнальные столики. Тихо журчал фонтан. Звуки скрадывал толстый ковер на полу.

— Потрясающе! — невольно вырвалось у меня.

— Я рад, что Вам понравилось, — сообщил чей-то голос. Я резко повернулась в ту сторону: ничего и никого не было! — Не ищите меня, я просто Голос.

— Но как же Вы справляетесь с книгами? — спросила я.

— Магия, дитя. Просто магия. Вы пришли по делу?

— Да.

— А ваш спутник может посидеть на диване. Там будет его ждать книжка, которую он давно хочет почитать. Скажите ему, пожалуйста.

— Он вас не видит? — изумилась я.

— Нет, — ответил Голос. — Меня слышат только те, кто пришел в библиотеку.

— Хорошо, — я послушно продублировала сказанное Кактусу. Тот засиял и отправился к диванчику.

— Ну что же, юная леди. Тогда, с какого дела мы с Вами начнем? — спросил Голос.

— Со служебного, — ответила я.

— Похвально. Итак?

— Мне нужен граф Кентервильский. Предположительно маг. XVII век.

— Что же.

В воздухе вспыхнул маленький шарик.

— Прошу, леди. За мной.

Шарик двинулся вперед. Я за ним.

— Скажите, — попросила я. — А что это за библиотека? И почему в лифте она на такой странной кнопке, разве это прошлое?

— Да, — сообщил Голос. — Когда-то давно, еще, когда не было даже пирамид, была великая цивилизация. Затем начались войны. Так получилось, что от Атлантиды осталась только эта библиотека. Заклятая таким образом, что как только появляется книга, она занимает свое место на полке. Каждый день появляются все новые и новые книги. Я как.

Хранитель библиотеки должен знать их Все. А знали бы Вы, Оксана, какую иногда чушь пишут современные авторы. Но надо добавить, — тихо сказал.

Голос. — что есть и потрясающие книги. Вы, люди — иногда придумываете такие вещи, перед которыми меркнет реальность.

Дальше мы шли в полном молчании, а уже через десять минут дошли до высоких стеллажей. Через пару минут вниз спустилась книга, открылась на странице.

— Вот так, — сообщил Голос. — Был такой маг. Судя по записям, жив до сих пор. Женат был только один раз. Наследников нет.

— А как насчет его силы? — спросила я.

— Невысокая, но уже явно увеличилась, — Голос открыл другую книгу, отправив первую вверх. — Да, есть записи о прохождении графом трех обрядов. Сейчас это среднестатистический черный маг.

— А что за обряды? — поинтересовалась я.

— Что же, — Голос задумался. — Первый раз это был обряд Мерлина. К сожалению, здесь не указано, кого именно принес в жертву этот маг.

Второй раз он получил тотемного хранителя, пройдя лабиринт на планете.

Светлены. Третий раз…, — а нет, леди, я Вас нечаянно обманул. Он только записался на третий обряд. Обряд Смерти. Пока это вся доступная информация о Вашем графе.

— Спасибо, — сказала я.

— А теперь Ваше?

— Мне надо найти следы своей прапрабабки.

— Ее имя?

— Хильда Кари.

— Я ее помню, — неожиданно прошелестел Голос. — Твоя бабка была удивительной — яркой, смешной, веселой. В официальных документах про нее осталось очень немного информации. В каком году родилась. В каком погибла, на костре Инквизиции. Ее род. Я рад видеть тебя здесь, наследница ее дара.

— На мне стоит метка Инквизиторов, — сообщила я. — Даже если проснется дар, то он у меня не останется.

— Да… Инквизиторы почему-то боялись твою бабку. Они долго гонялись за ней, но нашли второй раз совершенно случайно.

— Второй?

— Да, — сказал Голос. — Первый раз они ее поймали после трагедии.

Но лучше будет, если она расскажете тебе сама.

— Я вижу ее во сне, — ответила я. — Кто или что мне снится?

— Ее призрак, то есть она сама — лишенная плоти.

— А кто такие призраки? — спросила я.

— Мятущиеся души, которых что-то привязало к Земле и они не могут обрести покоя и потом пойти на перерождение.

Я промолчала. Что я могла сказать на это?

— Вам пора, юная леди. Передавайте своей бабке привет от хранителя библиотеки.

— Обязательно. Спасибо вам за помощь.

— Не за что, леди. И приходите еще.

Я подошла к лифту, Кактус его уже вызвал. Зайдя в него, я помахала рукой Хранителю. Почему-то мне показалось, что он увидит.

Максим молчал.

— Ты странная, — сказал он, когда лифт был уже почти на нашем "этаже".

— Почему?

— Не знаю, — Кактус пожала плечами. — Просто странная. Я чувствую, — задумчиво сказал он.

Я улыбнулась ему и первой вышла в холл. Оказалось, что мы пробыли в библиотеке несколько часов. Артур ждал нас у лифта.

— Идем, — тут же сказал он мне. — Макс, можешь идти.

Кактус пожал плечами, но спорить не стал. Я же шла за шефом. Мы пошли не в его кабинет, а куда-то наверх. Потянуло холодом. И тут же мне на плечи опустился белый мех.

— Спасибо, Шурша.

Артур повернулся.

— Ты уже познакомилась с кабинетным?

— Да, — ответила я.

Шеф промолчал, но почему-то мне показалось, что он доволен. Мы поднялись, по моим ощущениям, на третий этаж. Артур распахнул передо мной дверь в огромную бальную залу.

— Зачем? — спросила я, входя вовнутрь.

— Надо, — странно ответил шеф, входя следом.

Над каждым зеркалом висела табличка, с непонятными для меня иероглифами.

— Что это за зеркала?

— Это, — Артур огляделся. Потом направился к одному из зеркал. — Это средства связи с другими планетами и тонкими мирами. Нам надо вот это зеркало. Это связь с тонким миром. Миром привидений, призраков, полтергейстов.

— Зачем нужна я?

— Ты сейчас не имеешь своей силы, — пояснил шеф. — Мне надо чтобы ты осуществила вызов. Больше шансов, что тебе, один из живущих в том мире, ответит быстрее, чем магическому.

— Хорошо. Что делать?

Я стала около зеркала.

— Приложи руку к поверхности и скажи — мне нужен хранитель. Потом сразу же убирай ладонь.

Я, не задавая вопросов, послушалась.

Зеркало внезапно вспыхнуло, я только-только успела убрать ладонь.

— Кто звал? — проскрипел странный голос.

Артур аккуратно задвинул меня за свою спину.

— Я.

— Вы? — голос тут же залебезил. — Чем могу помочь Вам?

— Передайте леди Сибилле, что ее ждут.

— Как скажете.

Зеркало тут же погасло.

— Теперь осталось только ждать. Идем, я угощу тебя чашкой кофе. За ней и расскажешь, что узнала.

После милого разговора, я начала спускаться вниз. Остановившись у подножия лестницы, я внезапно уловила краем глаза странное движение.

Поворачивалась я очень плавно. Казалось, время растянулось.

По лестнице поднималась сутулая фигура в длинном черном пальто, поднятый воротник скрывал шею, а шляпа — лицо и голову. Я моргнула — и никого не стало.

Искренне недоумевая, я приехала домой. Убралась, посмотрела на часы. Откуда-то накатила страшная слабость. Противиться ей я не стала и скоро сладко спала.

А потом в мой сон вошла бабка.

— Привет, — сказала она.

— Привет, — я сонно на нее сощурилась. — Ты мне снишься?

— Да. Призраку легче попасть в сон.

— Понятно.

— Как тебе мой браслет? — спросила бабка, удобно устраиваясь на кресле, напротив кровати.

— Странный, но очень красивый.

— Ага, — довольно кивнула она.

— Расскажи мне свою историю, — попросила я.

— Историю. — Бабка смотрела на меня зло и устало. — Хорошо. Это было так.

Жила была обычная, хотя и довольно красивая молодая девушка. Когда ей исполнилось двадцать, она осознала себя ведьмой. Еще неопытная, юная, она не знала, что с таким даром как у нее она должна прятаться.

И не стала. Вскоре завела семью, у нее родилась дочь. Магией пользовалась не сильно, старалась не привлекать к себе внимания односельчан. Но все закончилось в один момент. Пришли инквизиторы.

Убили семью, сожгли ее дом, саму ведьмочку Инквизиторы захватили. К счастью для ведьмочки, они могли провести ритуал превращения мага в человека только в одном месте — в своей башне. Там, в башне, она сбежала. Прихватив по дороге Кристалл. Один из двух артефактов, которые остались неизвестно от кого. Кристалл дал знания. Но мог он многое другое.

Бабка перевела дыхание.

— Благодаря этому кристаллу я бегала от Инквизиторов.

Совершенствовала свой дар и искала второй артефакт. Но не нашла.

Попалась я по чистой случайности. На любви. Мой возлюбленный смог спасти нашего ребенка, ценой моей смерти. Но мне уже было все равно.

Кристалл предупредил меня заранее.

— Почему Инквизиторы боялись тебя? — спросила я.

— У женщин нашего рода есть Дар Слова. В минуты особой опасности, ценой своей жизни или дара можно произнести Слово. И оно исполнится.

— Даже произнеси ты "падет небо, и земля окрасится в алый цвет моря?" — изумилась я.

— Да, — серьезно кивнула бабка. — Я заплатила жизнью, сказав.

Слово. Мой род остался жить.

Я задумалась.

— Скажи, а какие свойства Кристалла ты узнала?

— Он дает знания, только очень редко просыпается, — бабка передернулась. — Первый контакт обернется для тебя… даже не знаю чем. Он предупреждает об опасности. Может телепортировать тебя или вещь. Очень редко, но может генерировать щиты. Естественно, показывает истинный вид. Это его истинное предназначение.

— А что за камень в браслете, из чего был сделан Кристалл? Может быть это поможет?

— Белый янтарь, — ответила бабка. — Но это бесполезно. Даже.

Хранитель ГМБ не знал о нем.

— Кстати, он передавал тебе привет.

— Как?

— Я сегодня познакомилась с ним. Он сказал, что ты была — уникальна.

Бабка улыбнулась. На какой-то момент я увидела ту, молодую и красивую ведьмочку, о которой она говорила.

— Я помню его, бессменный Хранитель знаний. Может быть, он сможет тебе помочь. Мне пора, уже скоро рассвет.

— Подожди, а что мне делать с браслетом?

— Владеть. Беречься Инквизиторов. А главное, не ищи ни в коем случае второй артефакт. Просто живи.

— Ты говоришь так, словно прощаешься.

— Так и есть. — Бабка смотрела на меня строго и внимательно. — Я уйду. Если ты не сможешь спастись от Инквизиторов, то я приду к следующей по твоей линии. Но, думаю, ты справишься.

— Почему я?

— Красива и незаметна, добра и злопамятна, умна и глупа, талантлива и бездарна. Ты — сочетание не сочетаемого. Ты понравилась.

Кристаллу. Ты нравишься богине Судьбы. Может, она тебя не бросит. А еще, — тихо шепнула бабка, исчезая. — Ты сильная белая ведьма!

Она исчезла. А мне пришло понимание, что я ее больше не увижу.

Глава 9

Утро началось с писка телефона. Подняв голову от подушки, я поняла, что на связи Руслан и тут же подняла трубку.

— Привет, малыш, — тихо сказал он. — Как дела?

— Ничего, — ответила я. — Только я соскучилась.

— Я тоже.

— Ты скоро приедешь?

— Нет. Мне придется задержаться. Более того, я сейчас еду на точку, где не берет связь. Я звоню попрощаться. Недели две, может меньше, а может даже и больше, я тебя не услышу.

Я промолчала. Руслан тоже замолчал.

— Прости, малыш. Мне уже пора. Пока?

— Пока…

В трубку ударили короткие гудки. Я поднялась на ноги, мимоходом почесала котенка за ушком, Цезарь мне мурлыкнул. Слабо улыбнувшись, я пошла на кухню.

Потекла рабочая неделя. Призрак так и не появился. Я работала с документами офиса, оказалось, что официальные контакты до сих пор находятся в страшно запущенном состоянии. Пока я приводила все в порядок, Артур и остальные работали над другими делами.

Из остального… только Фло. Это была моя головная боль. Не знаю уж, чего я такого ей сделала, но она меня просто возненавидела. Не упускала случая, чтобы не сказать пару "ласковых".

В конце концов, я даже сказала шефу, что пора поменять название офиса на "А. Д.", а точки потом можно опустить — разницы никакой не будет.

А еще я нечаянно услышала разговор Фло и Кактуса. Они стояли в холле, разговаривали обо мне. Я как раз выходила из кабинета в холл, когда услышала свое имя…

— За что ты ее так? — спросил Максим.

— Она слабая.

— Фло! Как ты себе представляешь, чтобы смертная, с запечатанным магическим потенциалом, могла стать сильной?

— Она слабая, — упрямо повторила Фиалка. — И я ее выживу отсюда.

— Хочешь секрет, — Кактус смотрел на нее прямо и строго. Я отлично видела всю сцену в зеркале, после того, как немного сдвинулась вбок. — Скорее, вылетишь ты. Артур не может на нее нарадоваться. Она решила уже больше половины всех наших проблем.

Фло вскочила на ноги.

— Ты, Артур… Вы мне надоели!

Она простучала каблучками по коридору. Через пару минут Кактус пошел за ней, я осталась стоять в коридоре.

В пятницу день начался погано. По другому сказать нельзя. Я ненавижу 13 число, мне почему-то в последнее время не везет в такие дни. Вот и в тот день…

Начался то он даже прилично. Фло улыбнулась мне, сказала "привет".

Искренне недоумевая о причинах такого необычного для нее дружелюбия, я пошла в кабинет.

Я сидела в кабинете, когда пришел неожиданный посетитель. Ко мне вошел импозантный, седовласый мужчина. Он посмотрел на меня с доброй отеческой улыбкой.

— Добрый день, юная леди. Подскажите, пожалуйста, как я могу увидеть вашего шефа?

— Вы знаете, — немного сбитая с толку его словами, все-таки сейчас так говорят немногие, я замялась. — Артур сейчас на выезде. Если желаете, вы можете его подождать.

— Вы позволите посидеть у Вас?

— Конечно, — я улыбнулась, поднимая голову от бумаг. Мужчина качнул головой и аккуратно опустился на край кожаного диванчика. — Вас угостить кофе?

— Нет, спасибо, — мужчина улыбнулся. — Скажите, леди.

Я посмотрела на него.

— Я вас слушаю.

— Как получилось, что у неинициированной белой ведьмы стоит клеймо.

Инкизитора?

Я схватилась за ладонь, потом улыбнулась.

— Вы знаете, оказалось, что у меня очень веселые предки.

— По женской линии?

— Да.

Мужчина внимательно посмотрел мне в глаза. Потом нахмурился.

— Вы случайно не Кари?

— Да, я Оксана Кари.

Посетитель настороженно вгляделся в меня, потом кивнул своим мыслям.

— Будьте осторожны, Оксана. Если об этом узнают, то Вас попробуют втянуть в свои игры. А клеймо помешает Вам применить свои же силы для защиты.

Он начал осторожно подниматься. В тот же момент в кабинет вошел.

Артур.

— Блонди! — начал было он, но резко замолчал. — Вы?

— Я. Нам надо поговорить.

— Прошу в мой кабинет.

Артур вышел первый, за ним странный мужчина.

— Удачи, Оксана, — сказал он мне на прощание.

Я осталась в полном недоумении от этой встречи.

Артур вышел ко мне через час. Ко мне успела забежать Фло, мило нащебетать гадостей и уйти со спокойной душой. Я осталась, кипя от бешенства.

— Оксана, — шеф сел на стул напротив меня.

— У вас странные посетители, шеф, — заметила я, отрываясь от бумаг. — Скажите, как получилось, что у Вас налоговые документы в таком беспорядке!

— Не было времени этим заниматься, — Артур покорно позволил себя увлечь в сторону от темы. — Я рад, что ты появилась. Иначе бы…

— К вам бы приехали гости из инспекций и начались бы очередные разборки.

— Да, — вздохнул Артур. — А теперь послушай меня.

— Кто это был? — спросила я, понимая о чем, а точнее о ком будет идти разговор.

— Инквизитор, — его слова камнем упали на пол. Я словно физически ощутила, как они приземлились и раскатились.

— Я не понимаю, зачем он приходил?

— Наш последний заказчик — беглый маг, разыскиваемый за убийство жены. За принесение ее в жертву. Так что, у нас новый заказ — параллельно с поисками графини, найти самого графа. Но ты этим, — тут же поправился шеф, — заниматься не будешь. Это магические разборки.

— Зачем вы мне все это говорите?

— Есть пара причин. Инквизитор предупредил меня по старой дружбе, что юная леди, которая работает у меня секретаршей — весьма уязвима.

Если узнают, что она — представительница линии черных магов, абсолютная белая ведьма, то ее попытаются использовать в своих целях.

— Можно ли снять метку?

— Нет. По крайней мере, — добавил Артур, подумав, — я такого способа не знаю.

Я кивнула, кажется, другого ответа я не ждала. Но поистине, эта пятница 13-го открывала для меня все новые и новые сюрпризы. Около 12 часов в наш офис вошел невысокий плюгавенький мужичок, в котором я неожиданно узнала Георгия Батурина! На тот момент я сидела в холле.

Он увидел меня. Но не узнал. Просто по его губам скользнула масляная улыбочка.

— Скажи, красотка, — он наклонился ко мне. — Пойдешь секретаршей ко мне?

— Нет, — тут же ответила я, улыбаясь.

Со стороны коридоров вышел Кактус, прислонился к стене.

— Все в порядке, — спросил он.

— Да, спасибо. — Я поднялась на ноги, глянула на Батурина. — Могу я быть Вам чем-то полезна?

— Конечно. Отведи меня к боссу.

— Как скажете, — я склонила голову и провела его к Артуру, тут же демонстративно села на ручку его кресла. Арт взглянул на меня, по моим губам скользнула обольстительная улыбка. Он перевел взгляд на Батурина и улыбнулся, разобрался в ситуации, с облегчением поняла я.

— Чем могу быть вам полезен, господин…

— Батурин, Георгий Алексеевич, владелец автомобильной промышленности нашего города и не только, в последнее время ищет возможность расширения, постоянно попадает впросак и до сих пор не может выйти из последнего финансового кризиса, — я мило улыбнулась посетителю. — Кажется, я ничего не упустила?

— Нет, — надо отдать Батурину должное, он только вздрогнул. — Я пришел к Вам с деловым предложением. Мне нужно ваше здание. Предлагаю десять миллионов.

— Здание не продается, — спокойно сказал Артур.

— Молодой человек, — наш посетитель вздохнул. — Поверьте моему опыту — продается Все. Даже можно купить вашу секретаршу. Если предложить достаточную сумму.

Я улыбнулась, хотя внутри у меня забурлил вулкан.

— У вас не хватит средств для этого.

— Итак, — Артур перевел взгляд на Батурина. — Скажите, господин, вы пришли по делу? Если да, то дело считаю решенным — мой ответ, нет.

— Вы уверены? — равнодушно спросил Георгий.

— Да.

— Прощайте.

Наш посетитель встал, вышел за дверь.

— Он опасен, — сообщила я Артуру, тут же поднимаясь на ноги. — И мне не нравится его показательное спокойствие. Он вспыльчив, неотходчив, груб — наконец. А сейчас просидел весь разговор с каменным лицом. Мне это не нравится.

— Ничего страшного. — Арт повернул меня к себе. — Мне нужна твоя помощь. Ты можешь выйти на работу завтра?

— Конечно.

— Тогда можешь идти домой уже сейчас. Тем более, — он бросил взгляд за окно. — Кажется, погода портится. Только, — шеф окликнул меня у дверей. — Зайди к Фло, спроси у нее номер телефона ГМБ. Позвони.

Хранителю, уточни у него, когда проводится третий обряд для графа.

— Хорошо. — Я пошла к двери. И уже не слышала, как Артур поднял трубку и попросил кого-то.

— Присмотри за ней.

Я зашла в спортзал. Именно там была Фло, так, по крайней мере, мне сказала Ника, когда я встретила ее в коридоре.

Когда я уже приблизилась к залу, то услышала гулкие звуки ударов.

Остановилась на пороге. Фиалка избивала ни в чем неповинную боксерскую грушу. Мельком подумав, кто успел ее так довести, я ее окликнула.

— Фло.

И тут же шарахнулась назад. Вихрем пролетев по залу, она оказалась рядом со мной. Ее истинный облик пробился сквозь иллюзию — в рыжих волосах вспыхнул огонь.

— Для кого-то и Фло, а для тебя, с-смертная, леди Флайринеэль.

Я хмыкнула, представила, как я это озвучиваю. Да я язык сломаю!

— Я по делу, вообще-то, — у меня было на редкость благодушное настроение.

Фиалка повернулась.

— А мне плевать! — и запустила в меня сгустком огня. Я еле успела пригнуться.

Ну, все. Она меня достала. В моих глазах полыхнуло бешенство. Я никогда не показывала своих способностей, но Фло…

Я рванула пистолет из кобуры, в глазах Фиалки мелькнуло презрение, которое сменилось неподдельным изумлением, когда пуля выбила у ее ног фонтанчик щепок. Уже она отпрыгнула в сторону. Но я теперь не собиралась останавливаться. В моем пистолете была обойма на семнадцать пуль, и я методично выстреливала их ей под ноги, заставляя пятиться.

Одна последняя пуля осталась в обойме, когда она очутилась в углу.

— Мне надоело, что ты срываешь на мне свое дурное настроение. Мне надоело твое презрительное отношение. Так что послушай меня внимательно, — под моим взглядом она сжалась. Я резко ударила ее по щеке. Фиалка схватилась за щеку, взглянула на меня. В ее фиалковых глазах было все: и изумление, и боль, и обида, и даже уважение. — Если ты еще раз повысишь на меня голос, то я, — моей ухмылке позавидовал бы легендарный голодный вампир. — Пристрелю. Как бешеную собаку, без суда и без следствия.

Я ушла, оставив Фиалку стоять на месте. Когда я вышла на улицу, то там во всю гремела гроза. Меня трясло от злости. Мельком взглянув на свою красавицу машинку, я представила, как я ее поведу в таком состоянии. Да я же в первый столб влечу!

В общем, мой Огонек остался на стоянке. Я сама побежала домой.

Ливень припустил еще сильнее, и когда я была в парке, то уже промокла.

Остановилась у фонаря, переводя дыхание, когда началось Это.

Вначале в голове прозвучал ехидный смешок, потом этот ни на что непохожий голос.

— Привет, подружка!

— Я сошла с ума? — спросила я сама себя.

— Разбежалась, — тут же ответили мне. — Меня зовут Янта. Я что-то вроде духа знаний в твоем браслете.

— Упс.

— Понятно, — Янта помолчала. — Я вообще-то еще не могу с тобой нормально общаться.

— Тогда зачем?

— Тебе грозит опасность.

Неизвестно почему обостренный слух мгновенно уловил шаги. На трех дорожках сразу выросли темные фигуры. Я мельком пересчитала их.

Десять. Хорошо…

— Ты что? — с паникой в голосе спросила Янта.

— Не паникуй. Все будет ОК.

— Уверена? — дух янтаря вздохнул. — Впрочем, поговорим с тобой после. Позвать кого-нибудь тебе на помощь?

— Не надо, — пробормотала я.

В этот момент меня окружили. По виду главный — в распахнутой косухе, тяжелых джинсах, весь обвешанный цепями, обошел меня по кругу.

— Хороша, — громко сказал он. — Вот только, — он подумал. — Костлява малость.

— Господа, делайте Ваши ставки, — мурлыкнула я сама себе под нос.

— Это так интересно…

— Ты кто? — прямо спросил главарь, насторожившись неизвестно почему.

— Просто шла мимо. Вижу, интересная компания выходит на дорожки.

Думаю, дай подойду, вдруг огонька попросят.

Главарь попятился.

— Ты нормальная?

— Обычно — да, — я улыбнулась. — Сейчас нет. Видишь ли, — доверительно сообщила ему. — У меня ужасно чешутся ладошки. К чему бы это?

Я размахнулась, мой кулак впечатался в солнечное сплетение мужчины, тот рухнул как подкошенный.

— Упс, — сказала я. — Поскользнулся, наверное….

Моего юмора не оценили, и на меня напали сразу несколько. Дальше началась просто драка, то, что мне было сейчас больше всего необходимо. Но одновременно, это был и танец. Среди теней от деревьев, косых струй ливня, раскатов грома и отсветов молний. Если кто-то его увидел бы, то запомнил бы…

и легкий отсвет молнии на пшеничных волосах…

и зелень прозрачных глаз…

и черную фигуру, чертящую неизвестный танец…

и блеск ножей.

Когда кто-то из напавших выхватил нож, мне было уже не все равно.

Первый азарт драки схлынул. Теперь уже в голову полезли другие мысли.

Например, о том, что я одна. А их хоть и пятеро, но все с ножами. А у меня ни ножа, ни кастета. А в пистолете — всего лишь один патрон.

Теперь драться я стала расчетливей. И скоро в круге остались трое.

Я и еще двое. Но эти двое были мастерами. Они не стали нападать сразу. Просто подождали, пока меня измотают остальные. Им почти это удалось. Неизвестно, чем бы все это закончилось, но со стороны дороги послышались частые шаги. Мужчины переглянулись.

— Мы еще встретимся, — тихо сказал один из них.

— Безусловно, — ответила я.

Они растаяли в темноте, словно их не было. А на дорожку вышел парень. В первый момент я подумала, что меня кто-то достал и сильно ударил по голове. Потому что на меня смотрел удивительный нелюдь.

Кончики острых ушей торчали из копны зеленых волос, раскосые зелено-карие глаза, бледная кожа с зеленоватым оттенком, и весь облик — легкий, воздушный, гибкий…

Я смотрела на него. Он был просто прекрасен.

— Привет, подруга. Ты как?

— Нормально.

— Извини, что опоздал.

— Нет, ничего. Хорошо, что ты не пришел раньше.

— Почему? — он удивленно моргнул. Я засмеялась.

— У меня ужасно плохое настроение… было.

Сверху лил дождь, я промокла, только что участвовала в драке, и, тем не менее, мое настроение стремительно взлетало вверх.

— Я Оксана.

— Я знаю, — он улыбнулся, чуточку лукаво. — А я, Новомир Астахов, — он чуточку смешно раскланялся. — Сотрудник "Д. А.", временно был в отпуске.

— Понятно. Новомир, — я попробовала слово на вкус. — Ну что же, я могу пригласить тебя на чашку чая?

Он засмеялся.

— С удовольствием. Кстати, — добавил он, спокойно идя рядом. — Для друзей я, Мир.

— Очень приятно.

По дороге я попыталась повернуть кусочек браслета и обнаружила, что ни один камень не соприкасается с кожей. На какой-то миг я нахмурилась, потом подумала, что в принципе видеть все в истинном свете — не такая уж и плохая идея.

Впрочем, до дома мы так и не дошли. По какой-то причине Мир неожиданно остановился, я повернулась к нему.

— Прекрасная леди, прошу меня простить, — эльф смотрел мне в глаза. — Шеф вызывает. Что-то случилось. Тебя просят тоже подъехать.

— В таком мокром варианте? — искренне изумилась я.

— В замке есть ванные комнаты, и думаю, Шурша найдет во что нам переодеться.

— Хорошо.

Мир улыбнулся, легко повел рукой, и передо мной вдруг вспыхнула радуга. Пока я терла ослепленные глаза рукой, эльф спрыгнул вниз с небольшого постамента, а мне подал руку.

— Осторожнее, леди. Шурша!

Тут же появился кабинетный, посмотрел на меня, заохал и увел.

Вначале в ванную, потом в гардеробную. Там он быстро подобрал мне костюмчик. Теплые носки, брюки, обтягивающий джемпер. Все кофейного цвета, простого покроя, а главное — очень удобное. Единственное, что подобрать для меня не удалось — так это обувь.

В результате вниз я спускалась босиком. Только этим можно объяснить, что мое появление все просто пропустили.

Мир, Кактус и Ника сидели в одном угле. Фло стояла у окна. Артур молча изучал что-то в бумагах. Все как один подскочили, когда я произнесла.

— Эй, ау!

— Ох, — Ника схватилась за сердце. В истинном зрении она почему-то предстала в облике девушки — серой мышки. Хотя я по-прежнему видела и эльфа и вампира такими как они есть на самое деле. То есть с длинными клыками — Кактуса и с зеленоватой кожей Мира.

Не знаю, не могу просто объяснить, что заставило меня повернуться в сторону окна. Всего один удар сердца длилась эта заминка, а потом все словно сорвалось с место. Я метнулась вперед, в невероятном кульбите в воздухе сбила с ног Фло. Та покатилась в сторону. В следующий миг в клочки разлетелась дверь. Я пробежала под автоматной очередью от одного конца зала до другого, подхватив по дороге и зашвырнув шефа под защиту огромного массивного стола.

Фиалка, сидевшая там же, запалила сгусток огня и кинула его в захватчиков. Бесполезно. Ее магия просто расплескалась в воздухе, не причинив им никакого вреда.

— Что это значит? — повернулась она к Артуру.

— Их прикрывает кто-то. Очень сильный магически. У меня не хватит сил перебить его волшбу. А так… — он повернулся ко мне. Но меня уже не было рядом.

Три удара сердца. На пол, словно в замедленной съемке падают два тела, я стреляю… автоматная очередь раскалывает воздух. Время снова начинает нормальный бег. И тут же все стихло. Артур выпрямился.

— Блонди, — позвал он меня.

Я повернулась.

— Они ушли.

Я кивнула. Это я уже поняла.

— Кто это был? — эльф поднялся на ноги, удобно устроился на спинке перевернутого дивана.

— Граф, — тут же откликнулся Артур. — Я успел узнать его магию.

— Обряд только через три дня, — тихо сказала Фиалка.

— Значит, мы где-то ошиблись, — шеф посмотрел на меня. — Но вначале, нам придется поговорить.

Разговор вышел странным.

— Для начала, — Артур повернулся к Фло. — Тебе придется извиниться.

Фиалка промолчала, потом качнула отрицательно головой.

— Даю тебе срок неделю, потом вылетаешь из агентства с отрицательными оценками по практике.

Она кивнула головой, принимая. Потом вышла из комнаты. Вслед за ней потянулись остальные, остался только эльф и шеф.

— Итак, садись, — Мир сел на подоконник, предварительно завесив окно оградой какого-то заклинания.

Я, пожав плечами, устроилась с ногами на диване.

— Нам нужна твоя помощь, — Артур смотрел на меня с немного извиняющимся взглядом.

— Подождите. Фло здесь на практике?

Мир улыбнулся.

— Здесь все, кроме Артура — на практике.

— Как это?

— Мы не жители этой планеты. Нет у вас своих оборотней, эльфов, вампиров и так далее, — я качнула головой на слова Мира, это я знала.

Он продолжил. — Мы все выпускники крупнейших ВУЗов своих планет, скажем так, окончившие все с красным дипломом. На практику нас отправляют на самую сложную планету, до сих пор не входящее в братство.

— То есть Земля.

— Да, — кивнул Мир.

— А почему именно сюда? — я действительно заинтересовалась.

— Каждый из нас специалист в своей области. Я дипломат по отношению с людьми. Ника — человеческий целитель. Фиалка — наемная телохранительница, после практики, если она ее защитит, то отправится в свое посольство. Ее будут предоставлять приезжим представителям народа людей на некоторое время, чтобы она их защищала. Кактус — политик. Он должен знать все тонкости общения со всеми народами.

Особенно с людьми, уж очень вы непредсказуемы.

Я пожала плечами, в этом я была с ним согласна.

Артур повернулся ко мне.

— Если позволишь, мы продолжим.

— Конечно, — улыбнулась я.

— Итак. Чтобы провести третий обряд, графу потребуется жертва.

Поскольку обряд очень капризный, то и жертва на него весьма специфическая. Условий там много, но хочу сказать сразу, чтобы после к этому не возвращаться. Ты — идеальный вариант.

— Вы предлагает рыбалку? А я должна стать наживкой.

— Да, — кивнул Мир.

— Ладно, я согласна.

Артур и Новомир переглянулись. Кажется, они ожидали, что меня придется уговаривать. Просить. А то, что я так легко согласилась, стало для них сюрпризом.

— Хорошо, Мир, оставь нас.

Эльф кивнул и вышел.

Шеф посмотрел на меня.

— Есть кое-что еще. Это по поводу твоей … стычки с Фло.

Я повернулась, приподняла вопросительно бровь.

— Я попросил бы тебя быть осторожнее, — Артур вздохнул. — Метка инквизитора это еще и страшное оружие. Если бы ты задела этой меткой кожу Фиалки, она лишилась бы на пару дней всей своей магии. Я предупредил всех, чтобы тебя не задевали.

— Да? — Я иронично хмыкнула. — Я больше руки распускать не буду.

Обойдусь без этого.

Шеф кивнул.

— Поэтому твое оружие, кстати, и подействовало на ее защитное поле. В противном случае, стреляй кто-то другой, все пули просто отскочили бы от ее купола.

— Да? — я повернулась к Арту. — Это точно?

— Точно. Но сегодня ты спасла ей жизнь. Поскольку нападавших прикрывали магически, то и пули были заговоренными.

Я пожала плечами. Мне уже стало все равно. Внимательно посмотрев на часы, я перевела взгляд на шефа.

— Вообще-то, я домой хочу.

— Тебе придется пару дней побыть в замке.

— Нет, — мой взгляд вспыхнул злостью. — Я поеду домой.

— А как же…

— Если поймает сразу, в чем я сомневаюсь, то это будут не мои проблемы. А так, у меня дома котенок ждет.

— Понятно, — Артур вздохнул. — Как с тобой связаться?

— Сотовый, обычный телефон. Все магические игрушки … не знаю.

Шеф достал из кармана подвеску в виде слезы. В гранях прозрачного, как слеза, камня играли блики.

— Держи.

— Что это? — я бережно взяла капельку в руки.

— Это стандартный передатчик. Я наложил на него пару заклинаний, и его никто не увидит. Вешай на шею, и не удивляйся, когда услышишь в голове чужой голос. Если не смогу с тобой связаться я, свяжется Мир.

— А если мне надо будет вызвать кого-то?

— Представляй образ, зови по имени. Услышим.

— Хорошо.

Я махнула рукой и уехала домой на своей машине. Когда я доехала до квартиры, на часах уже было без пяти двенадцать.

Покормив Цезаря, я решила отправиться спать. Но в половину первого ночи в дверь позвонили.

Глава 10

Подойдя к экрану, на который передавались данные с видеокамеры, я убедилась, что лестничная клетка — пуста. Но, тем не менее, тут же раздался повторный звонок.

Дверь я все-таки открыла и не пожалела. На моем пороге стояла незнакомая молодая девушка. С ее длинного платья ручьем стекала вода, полы шляпы обвисли, некогда тугая и, наверное, красивая коса растрепалась и была перекинута через плечо. Когда она подняла на меня взгляд, у меня возникло ощущение удара. На меня грустно и безнадежно смотрел призрак. Судя по описанию, это была графиня Кентервильская.

— Проходите, — я отошла в сторону.

— Доброй ночи, — сказала она, проходя мимо. — Куда?

— В гостиную.

Она зашла в мою комнату, села на диван, точнее зависла над ним.

Вода продолжала литься с нее, но мой ковер и обивка дивана по-прежнему оставались сухими. Материя призрака была неспособна повлиять на вещественный мир.

— Извините, что я так поздно, — Сибилла смотрела на меня устало. — Я не могла придти раньше.

— Ничего, — я ободряюще улыбнулась. — Я все равно еще не ложилась спать.

— Но собирались, — заметила графиня.

Я кивнула, усаживаясь в кресло с ногами. Мой котенок обнюхал призрака, царапнул лапкой ее платье, разочарованно проследил за тем, как коготок скользнул сквозь него, и забрался ко мне на колени.

— Откуда Вы знаете, где я живу? — спросила я у Сибиллы.

— Мы, призраки, знаем многое из того, что есть и иногда даже из того, что будет. Я бы не пришла, — внезапно добавила она. — Но вы начали искать моего мужа. Зачем?

— К нам пришли, попросили его найти.

— А… Инквизиторы. Не нашли его сами, решили довериться "профессионалам".

— У Вас это странно прозвучало. Словно… — я задумалась. — Как будто в офисе "Д. А." работают дилетанты!

— Так оно и есть, за малым исключением, — согласилась графиня. — Среди всех сотрудников только двое хоть что-то понимают в этом деле.

Вы и Рик. С ним вы еще познакомитесь.

Я была удивлена.

— А как же Артур? Фло и Мир? Ника…

— Артур больше занят своими проблемами, которые еще доставят неприятности вам всем. Ника — она скорее специалист по дипломатичности, так же как и Мир. Фло — воин, она силовая поддержка.

Но вести расследования из них никто не способен.

— Как же они решали дела? — изумилась я.

— Вы пришли в офис после того, как профессионалы оттуда разбежались. Изначально агентство "Д. А." состояло из людей. И было разбавлено практикантами. Кому потом пришла идея, что надо бы наоборот — один — два человека, а остальные все с практики, я даже точно не знаю. Идею приняли на ура. А закончилось все это тем, что пока ни одного дела никто не раскрутил. Скорее, "Д. А." превращается в охранное предприятие. Фло и Ника несколько раз были на силовых мероприятиях, Мир — почти не появляется на фирме. Кактус заканчивает свою практику, и полностью устранился от дел.

— Так же нельзя! — возмутилась я.

— Нельзя, — согласилась Сибилла. — Но они по-другому не могут. Да и зачем им вообще это надо?

— Но они же получают зарплату.

— Копейки, — тут же сказала графиня. — Все они — на своих планетах — наследники богатейших семей, здесь у них также есть средства. Все они — живут в таких домах, которые тебе и не снились.

— А практика?

— Артур им подпишет все. Не глядя.

Я замолчала.

— Так что, я пришла тебя предупредить и попросить отказаться от того, на что ты согласилась не зная. Они просто не смогут вовремя придти тебе на помощь. Не потому, что они не захотят. Они просто… — графиня подумала. — Очень безалаберные, ленивые. В конце концов, они решат, что придет кто-то другой, а сами отправятся в бар, тир или бассейн.

— В случае экстренного момента, справлюсь и без них, — ответила я задумчиво.

— Как? — удивилась Сибилла. — Твои боевые способности — ничто против графа, ведь он — маг. Твой артефакт на запястье — ты не знаешь его свойств, и вряд ли он тебе поможет.

— У меня есть кое-что еще, — ответила я. — И это станет неприятным сюрпризом. Для всех.

Графиня кивнула. Но не встала. Словно она хотела что-то еще.

— Я могу посидеть с Вами? Немножко.

— Конечно, — я посмотрела на Сибиллу. — А могу ли я что-нибудь сделать для Вас?

— Да, если вы позволите, я хочу рассказать Вам свою историю.

Призрак, об истории которого никто не знает — жалкое зрелище. Но те, кто нас видят, считают нас ниже себя. А те, кто не видят, не могут нас и услышать. Иногда наши истории слышали писатели, и тогда они создавали шедевры.

— Я с удовольствием послушаю Вашу историю, — согласилась я, мне действительно было интересно узнать, с чего все началось. Словно услышав мои мысли, графиня сказала:

— Началась она с такого же дождливого утра… Шел дождь. Я сидела в своей гостиной комнате, вышивала, когда у двора остановилась богато украшенная карета, фамильный герб на ее верхе и дверцах указали мне на то, что это приехал наш сосед, граф Кентревильский. Он заглядывался на меня, — Сибилла помолчала. — Но, честно говоря, мне он был неприятен.

Я узнала, что родители дали согласие на брак, слишком поздно, когда нельзя было ничего изменить. Свадьба была пышной, гостей понаехало очень много. А первая ночь была настоящим кошмаром. Впрочем, ничего изменить я бы не смогла, даже если бы знала, что произойдет.

Оказывается, граф позаботился об этом заранее. Итак, в ночь свадьбы, тоже шел дождь. Когда была на часах почти полночь, граф улыбнулся, взял меня за руку и под приветственные крики гостей увел. Но не вверх.

Вниз. В подполе была оборудована целая мастерская. В середине стоял жертвенный камень. Проведя чудовищный ритуал, он просто убил меня.

Графиня помолчала.

— Но потом же видели счастливую графиню! — заметила я. — Она погибла…

— Да-да. Она погибла от несчастного случая, свалившись… кажется, с лошади. Только это была не графиня. Манекен, наделенный слабым разумом.

— А вы знаете, какой именно проводил обряд ваш… граф.

— Да. Это был обряд Трех звезд, — она посмотрела на мое недоуменное лицо. — Я не знаю, что это означает.

— Я знаю, привет, подружка, — Янта проснулась неожиданно. — Это очень плохо. По краям жертвенника рисуются три звезды. Призываются три демона, которые остаются в подчинении на очень долгий срок. На теле вызывальщика также рисуются три звезды. Пока не нарушена их целостность — демоны выполняют все желания. Все. Пока.

Дух знаний исчезла так же неожиданно, как и появилась. Я смотрела на графиню и растерянно хлопала глазами.

— Что-то случилось?

— Вами заплатили за вызов трех демонов, — сказала я. — Но … кто такие демоны?

Графиня улыбнулась. Это была первая улыбка, которую я увидела у призрака. Она словно засветилась изнутри. А еще я обратила внимание, что она уже не промокшая. А платье на ней приняло свои прежние очертания — красивого, свадебного наряда. Шляпку она сняла и положила рядом.

— Перемены вызваны тем, что я больше не одна несу свой груз — свою смерть, — пояснила она, обратив внимание на мое изумление, и тут же добавила. — Вам это ничем не грозит. А демоны есть низшие, есть высшие. Высшие внешне те же люди, только обладающие огромным магическим потенциалом. Низшие — меньшим, в несколько раз. К тому же, низшие похожи на кого угодно, только не на людей. Питаются и те, и другие — жизненными силами. Только если для высшего надо очень мало, чтобы поддерживать свою оболочку, то низшие просто ненасытны. Низшие — либо паразиты, либо слуги. Высшие — как правило, недоучки-маги, которые проводили определенный ритуал и получили частицу … — призрак замялась. — Не могу это объяснить, наверное, вселенского Холода. После этого, они начинают превращение в демона. Если сила их велика, то они становятся — высшим демоном, если нет — низшим.

Я помолчала.

— Значит… граф очень опасен. И обряд, который он проводил далеко не безобидный обряд по повышению магического потенциала. Это плохо.

Сибилла пожала плечами.

— Я должна идти, я рассказала все, что знала и все, что могла.

— Я не могу обещать, — я посмотрела на графиню. — Но я приложу все усилия, чтобы граф понес по заслугам.

— Будет просто замечательно, — тихо ответила Сибилла. — Если он — понесет наказание за мою смерть. Вне зависимости от того — где и от кого, я смогу уйти. Быть призраком, это очень тяжело.

— Понятно.

Я молча смотрела, как графиня тает. На моем диване еще несколько секунд светилась забытая шляпка, а потом исчезла и она.

А я, наконец-то, отправилась спать.

Утром меня ждал пропущенный вызов на сотовом, от Женьки, и sms от шефа, в которой он извинился, что так меня загонял и велел остаться дома. Желательно, никуда не уходить. А на работу — непосредственно в понедельник.

Первым делом, я привела себя в порядок, убралась дома. Потом приготовила пиццу и позвонила Женьке, чтобы пригласить ее в гости.

Подружка ответила согласием.

Когда она приехала через полчаса, то встретил ее в прихожей мой.

Цезарь.

— Вот какой он, — подружка присела на корточки, протянула ладонь котенку. — Давай знакомиться, что ли. Я Женя.

— Мяв, — согласился Цезарь.

Мы переглянулись и засмеялись.

— Умничка ты мой, — я подхватила котенка на руки. — Колбаску будешь?

— Мяв, — подумав, сообщил котенок.

Через полчаса, мы устроились в гостиной. Цезарь играл на ковре с маленькой заводной мышкой. Мы с Женькой пили кофе с пирожными, которые привезла она.

Мы уже успели поговорить о делах, проблемах и так далее, когда она неожиданно сказала.

— Я нашла, как подступиться к тому, "на верхах", в МВД.

— Нет… Тебе, что больше нечем заняться? — ужаснулась я. — На нем столько человек обломались.

— У меня есть то, чего не было больше ни у кого, — хихикнула.

Женька. — У меня есть ты. Больше ни у кого не было такой подруги.

— Это точно! — я засмеялась.

До вечера мы успели посмотреть на моем домашнем DVD пару новых фильмов, обсудить их. Вечером Женька уехала домой, ночевать она у меня не осталась, сказав, что мы ночью опять спать не будем, а у нее в воскресенье важное свидание. Пожав плечами, я осталась одна.

Поговорила с мамой, связалась с сенсеем.

Все это время передатчик на шее у меня молчал. Молчала и Янта.

А в полночь зазвонил домашний телефон. Чувствуя, как часто забилось сердце, я подняла трубку.

— Алло.

В трубке было молчание.

— Алло, вас не слышно!

Посмотрев на телефон, я пожала плечами и положила ее вниз.

Кажется, я даже знала, кто мог мне позвонить. А через несколько минут, позвонили в дверь. Подойдя к ней, я убедилась, что лестничная площадка пуста, почти. Перед дверью лежал пышный букет кроваво-красных роз.

Дверь открывать я не стала. Ненавижу веники из роз.

Воскресенье я провела дома. Никуда не выходила до обеда, к счастью, мне было чем заняться. Телефон больше не звонил. Неизвестный поклонник не оставлял цветов под дверью.

А еще на электронной почте было новое письмо, от Руслана.

"Привет, малыш.

У меня опять изменилась вся программа. Пришлось продлить командировку. Я нашел время отправить тебе письмо.

Извини, что так все получается. Я очень по тебе соскучился. Но ничего не могу изменить, ты уж извини меня. Взамен, можешь просить о чем угодно.

Пока, твой Руслан".

Задумавшись о том, чего бы попросить, я пропустила звонок телефона. А через полчаса, после того как я отправила "Приезжай скорее сам", в дверь позвонили. Подойдя к ней я увидела Мира.

"Что-то у меня многовато сегодня гостей", — подумала я, но дверь открыла.

— Привет.

— Привет, — согласилась я, отступила в сторону. — Проходи что ли.

Эльф хмыкнул, зашел и осмотрелся. В его глазах мелькнул интерес и удивление.

— Красивая обстановка. Сама?

— Нет, у друга слишком хороший вкус, чтобы он простаивал без дела.

Я увидела только конечный результат.

— А из-за чего затеяли ремонт, — поинтересовался Мир.

— Взорвали квартиру, — пояснила я. — С гранатомета пару раз по окнам.

— Ого, — непосредственно прореагировал эльф. — Это кому ты так дорогу перешла?

— А! — махнула я рукой. — Было дело…

— Расскажи, — загорелся мой гость.

— Хорошо. В обмен на ответы на мои вопросы.

Мир задумался. Но поскольку ничего особенного от меня он не ждал, то согласился.

На историю потребовалось около получаса, потом я сообщила ему новую информацию от призрака.

— А Артуру сообщила? — забеспокоился эльф.

— Нет, он вне зоны. Домашний тоже молчит. Где он, может, ты знаешь?

Мир пожал плечами.

— Этого никто не знает. Причем стабильно. Ну что же, история закончилась. Твои вопросы?

— Первое: что за проблема у Артура?

— С чего ты взяла, что я о ней знаю? — изумился эльф. Слишком правдиво, чтобы это не вызвало подозрений.

— Вы с ним лучшие друзья.

Мир промолчал.

— Вообще-то не совсем лучшие. Пару раз конкретно ссорились… — заметив мой взгляд, он поднял руки вверх. — Ладно! Да, лучшие друзья, познакомились здесь. Что за проблема … извини, не могу сказать. А вот ты откуда знаешь?

— У меня свои источники, — я потянулась к кружке с чаем, потом улыбнулась и невинно спросила. — А почему ты такой редкий гость в "Д. А."?

Мир поперхнулся.

— Как тебе сказать, — слова он подбирал осторожно. — Там — скучно. Ни дел, ни известности, ни толковой зарплаты. Люди, которые приходили к нам на работу, вылетали за пару шагов.

— Кстати говоря, в прошлом "Д. А." вылетел бы практикант, за такие шутки.

Мир промолчал, потом заметил.

— Я тебя недооценил.

— Какая у вас главная цель на практике?

— Не привлекать внимания, — заученно откликнулся эльф.

— Правда? — восхитилась я. — Так, работали у вас до меня, человек десять. Вряд ли меньше. Восемь побывали после "Д. А." в психбольнице. Если поговорить с ними, они расскажут о необъяснимых явлениях… Не так ли?

— Так, — пришлось признать Миру.

— Вы все применяете свои способности без необходимости. Не работаете, а прохлаждаетесь. При этом все уверены, что Артур подпишет практику. — Я улыбнулась. — Надо сделать по-другому.

— Как? — попался в мою ловушку эльф.

— Отдать мне ваши листы. Чтобы практику ставила я. Быстро излечитесь и от лени, и от излишней невнимательности и даже, как бы это так сказать, о! от желания привлечь внимание.

Мир открыл рот, закрыл.

— Я лучше промолчу.

Я тихо засмеялась. Эльф просидел у меня еще полчаса, рассказал пару веселых историй из своего студенчества и ушел. Что он хотел, я так и не поняла.

Утром в понедельник, меня опять ждали цветы на площадке. Белые лилии. Эти цветы прекрасны, но только тогда когда их сорвали с клумбы около дома, а не везли через всю страну, чтобы потешить чье-то самолюбие.

Так что я прошла мимо и этого букета.

Офис был пуст. Не было ни Кактуса, ни Мира, ни девушек. Я постояла в кабинете, огляделась по сторонам.

— Шурша! — тихо позвала я.

Кабинетный возник передо мной через пару секунд.

— А никого нет, — сообщил он. — Мы одни остались.

— Бедный, — посочувствовала я. — Тебе много делать?

— Нет. У Шурши сегодня выходной.

— Посиди со мной? — попросила я.

Кабинетный подумал, кивнул и пересел ко мне на плечо. До вечера я пробыла в офисе одна. Потратила я это время на то, чтобы просмотреть все новые и открытые дела. Всего их было три. И на мой профанский взгляд — они были простейшие.

В одном из них надо было найти фамильные драгоценности некой леди. Леди была в призрачном варианте. Драгоценности нужны были ей, чтобы она могла освободиться от своего проклятия.

— Ты знаешь как? — спросил Шурша.

— Что может быть проще? — отозвалась я. — Судя по описанию, это очень красивые драгоценности, почти произведения искусства. Этой леди надо знать только местоположение конкретной драгоценности.

— И что? — не понял кабинетный.

— Ну, смотри. Судя по тому, когда она ими владела, потом был определенный промежуток времени, который был заполнен войнами. Вполне вероятно, что драгоценности были рассеяны. Что-то осело в личных коллекциях, а что-то в музеях. Значит, надо спуститься в ГМБ, поговорить с ее Хранителем. Может быть, в каких-то каталогах будет описание нужной драгоценности.

Шурша помолчал.

— Они до такого не додумались. А кого бы ты отправила на это дело?

Я задумалась.

— Нику. Она более терпеливая, чем все остальные в офисе.

Кабинетный кивнул.

— Шурша? — спросила я, заинтересовавшись туманным выражением на его мордашке.

— Сделаем, — кивнул он.

— Как?

— Хозяин в последнее время болеет. Задания раздает Шурша. Но. Хозяин очень мало говорит.

Я помолчала.

— Если хочешь, я тебе помогу.

— Мы будем благодарны.

Я взяла в руки следующее дело. Так, что у нас тут. Найти мага.

— Спуститься к Хранителю. Найти о нем всю информацию. Для начала узнать — живой ли он. Если да, есть ли потомки. Если есть — обладают ли они магическим даром. Есть ли какой-нибудь фамильный замок…

— Кому?

— Кактусу. Миру. Если они найдут замок или особняк, то пускай туда наведаются. Может быть, будут следы какого-либо магического воздействия или просто того, что там живут.

— Хорошо. Потом они доложат все … тебе?

Я помолчала.

— Не думаю, что это хорошая идея.

— Хозяина не будет. Я скажу, что он передал бразды правления — тебе.

— Ладно.

Третье дело оказалось как раз делом Сибиллы.

— А кто ведет записи? — спросила я.

— Низший демон, — тут же отозвался Шурша. — Старый Хозяин, передавая офис "Д. А." оставил меня и его новому Хозяину.

Я подумала. Шурша к чему-то прислушался.

— Я сейчас, — пискнул он и пропал.

Я осталась одна. В тишине слышно было как тикают часы.

— Привет, подружка, — в моей голове неожиданно зазвучал голос Янты.

— Я тебя не ждала.

— Я в курсе. Для меня теперь нет тайны в твоих мыслях. Ты все правильно сказала. Но откуда? — она помолчала. — Ага. Ты иногда читаешь… там есть похожие места.

Я засмеялась.

— Моя крыша подала в отставку?

— Да, — важно согласилась Янта. — теперь вместо нее у тебя я. Я лучше.

— Конечно, — тут же сказала я, почувствовав по голосу, что моя новая подружка может обидеться. — Скажи, как могло получиться, что Шурша был передан другому хозяину? Как я читала, домовые служат только одному хозяину.

— Одному дому, — поправила меня Янта. — Шурша — служит этому замку. А у замка поменялся хозяин. Вообще-то, раньше тут было лучше.

— Откуда ты знаешь?

— Я могу считывать информацию из окружающего мира, — Янта помолчала.

— Понятно, — ответила я. Что-то такое я читала.

Дух знаний вновь исчезла. С каждым днем она появлялась в моих мыслях все чаще и на больший срок. Как мне показалась, она просто набирала силы после длительного заточения… и одиночества.

Когда в дверь офиса вечером постучали, я чуть не подскочила на стуле. Позднего гостя я вышла встречать сама. И увидев, была порядком удивлена — этого человека я уже видела. Инквизитор.

— Добрый вечер, Оксана, — сказал он. — Могу я поговорить с Артуром.

— Его нет.

— С Максимом?

— Нет его, — отозвалась я.

— А Фло или Ника?

— Никого нет, кроме меня, — тихо сказала я.

— Даже так, — инквизитор присел на диван. — Что же, тогда придется попросить о помощи тебя.

— Что-то случилось?

— Тот за кем мы охотимся, граф Кентревильский, проявляет внимание к девушке…

— Я знаю. Ко мне.

Инквизитор резко замолчал.

— Вы хотели попросить найти эту девушку? Или же заменить ее? — поинтересовалась я.

— Надо было просто найти ее.

— Зачем?

— Чтобы помочь. Граф собирается провести обряд…

— Смерти, через пару дней. Если я не ошибаюсь, это будет полнолуние.

— Не только, — мужчина был настолько сбит с толку, что поправил меня, не подумав. — Там очень много условий, вплоть до угла положения звезд по отношению к земле.

— Понятно, — я улыбнулась. — Вы хотели спасти девушку, но зачем?

Если можно просто сыграть.

— Вы хотели выступить подсадной уткой? — спросил Инквизитор.

— Да… Только непонятно куда испарились все сотрудники "Д. А.".

Мужчина вздохнул.

— Судя по тому, что Артур — пропал, все решили, что наступили очередные выходные.

— Может быть, вы мне скажете, что происходит с моим шефом?

— Я не знаю, — отозвался Инквизитор, — но очень хотел бы узнать. Как я понимаю, — добавил он, подумав, — вы остались без прикрытия. В таком случае, я хотел бы предложить Вам свои услуги.

— А можно будет мне присутствовать на суде?

— Вы так уверены в себе? — изумился мужчина.

— Я уверена в том, что графу осталось недолго ходить безнаказанным. Кстати, — я повернулась к посетителю. — А вы знаете, что обряд, самый первый, который проводился графом — не обряд Мерлина.

— Да, это мы знаем.

Я вздохнула.

— Если вы мне поможете, то вначале нам надо познакомиться. Как меня зовут, вы знаете. А как называть Вас?

Инквизитор вздохнул.

— Наставник Сергий. Можешь называть меня Сергием. Или Наставником.

— Хорошо, — я улыбнулась. — Тогда идемте, Наставник Сергий. Нам уже пора. Мой рабочий день закончен и думаю, мой таинственный поклонник будет ждать, когда я появлюсь на улице.

Инквизитор кивнул. Крикнув Шурше, чтобы закрылся, мы вышли во двор.

Глава 11

На стоянке никого не было. И не было моей машины. Изумленно оглядевшись по сторонам, я поняла, что мой Огонек почему-то исчез!

— Оксана, — окликнул меня Сергий. — Что-то случилось?

— Да, — отозвалась я. — Пропала моя машина.

— Девушка, — окликнули меня сзади.

Я повернулась. К нам спешил невысокий молодой человек. Я сосредоточилась, но так и не смогла понять ни цвет его глаз, ни цвет волос. Его облик просто был непонятный.

— Я видел, как вашу машину погрузили на тягач и куда-то повезли.

— Мою? — по виду было понятно, что я в бешенстве.

— Ну, такая яркая, словно огонек. — Молодой человек смутился. — Понимаете, я видел вас, как вы приезжали, запомнил. А сегодня приехал днем, а машину вашу увозят.

— Вы не спросили случайно, на какую стоянку ее отвезли?

— Спросил, — согласился парень. — Я могу вас отвезти?

Я повернулась к наставнику.

— Вы простите меня? Мне надо вернуть свою машину.

— Оксана, я не думаю, что это хорошая идея. Ведь нам надо обязательно доехать до вашего шефа.

— Видите, как получилось, — я пожала плечами. — Я была уверена, что смогу отвезти Вас.

— И моя машина, к сожалению, осталась на стоянке около дома.

Молодой человек молчал. Сергий подумал и все-таки качнул головой.

— Хорошо.

Я повернулась к парню.

— Вы меня отвезете?

— Конечно, — он открыл передо мной дверь шикарной черной ауди.

Я села в салон, бросив взгляд на инквизитора, тот подмигнул мне, показывая, что все понял.

Парень сел за руль, посмотрел на меня восхищенно.

— Давайте познакомимся, — попросил он. — Как я уже понял, вас зовут Оксана. А я Леопольд. Для друзей — Поло.

— Вы надеетесь, что мы станем друзьями? — улыбнулась я.

— Конечно, — вспыхнул Поло.

— Ладно. А я для друзей блондинка.

— Вас это не оскорбляет?

— На «ты». Нет.

Леопольд кивнул и дальше смотрел на дорогу. Я пыталась сосредоточиться на его облике, когда неожиданно вновь появилась в моих мыслях Янта.

— Не пытайся, — посоветовала она. — На нем лежит заклинание ускользающего облика. Держит его один из трех низших.

— Я не ошиблась. Это Кентревильский.

— Угу, — согласилась Янта. Потом пояснила. — Перстень на его руке несет родовую информацию. Так что ошибки быть не может — граф собственной персоной.

— Он нас не слышит?

— Нет. Сейчас его второй демон принимает мысли блондинки, что-то вроде — какая машина и парень ничего, может стоит познакомиться поближе? А так же о том, что надо купить парочку новых платьев, что у тебя аллергия на розы и лилии, зато ты любишь белые тюльпаны и так далее.

— А почему? Почему демон не принимает наш разговор? — пояснила я свой вопрос.

— У тебя есть я. Кстати говоря, никто не сможет тебя прослушать. — Янта немного помолчала. — На сегодня я почти закончила лимит своего общения. Но я еще кое-что скажу. Твой новый знакомый следует сейчас за нами и третий демон его тоже не ловит. Передатчик на твоей шее — фикция. По нему ничего нельзя передать. Твой шеф что-то напутал.

Я кивнула своим мыслям. Поло покосился на меня с ухмылкой. Что услышал в этот момент демон, я даже не стала представлять.

— Янта, — позвала я.

— Что?

— А ты знаешь способ снятия метки Инквизитора?

— Только их волей и по решению суда, — хранительница камня помолчала. — Ты уж извини, но для тебя это нереально. Еще многие помнят твою бабку. Ее боялись побольше кого бы то ни было.

— Почему?

— Она не знала. Я знаю, — Янта помолчала. — Было пророчество, что она свергнет власть Инквизиторов.

— Слушай, а откуда ты появилась?

— Белый янтарь — редкое минералогическое образование. Обладает неизученными свойствами, поскольку не существует.

— Как это?

— Я рождена словом, — Янта резко замолчала. Потом неохотно добавила. — Но подробностей этого я не знаю.

— Извини, — тихо подумала я.

— Ладно.

Дух исчезла из моих мыслей, я повернулась к Леопольду.

— А куда мы едем? — спросила легкомысленно я.

— Недалеко уже осталось.

— И все-таки? — я нахмурилась. — А! Я знаю это место. Здесь недалеко автостоянка.

— Мы едем туда, — тут же согласился парень.

Я мысленно хмыкнула. Ну да, в этом районе нет автостоянок. Даже гаражей.

Но естественно сообщать графу, что такими темпами он быстро погорит, я не собиралась. Чем больше ошибок — тем лучше для меня.

Мы подъехали к небольшому особняку. Я повернулась к Поло, наивно хлопая глазами.

— Выходи, — приказал он, наставив на меня пистолет.

— Я не понимаю, — в моих глазах начали копиться слезы.

— Из машины, медленно и очень осторожно, выходи, блондинка.

Я посмотрела по сторонам. По щеке скатилась первая слезинка. Так, теперь очень осторожно. Переиграть нельзя! Я просто очень глупая блондинка.

— Выходи, — в голосе Леопольда проскользнуло сомнение.

Я вышла из машины, тут же в странном свете засветилась на руке метка.

Парень облегченно вздохнул.

— Идем, — тихо сказал он.

По его голосу отчетливо читалось, "все-таки не ошибся".

Я пошла перед ним. Впереди порхало неизвестно создание. Я старалась коситься на него поменьше. Что-то подсказывало мне, что я вижу его истинным зрением — и это и есть один из низших демонов.

— Прекрати думать об этом! — внезапно вскрикнул Поло.

Я повернулась к нему, склонив голову на плечо.

— А разве не это вы будете делать со мной?

— Нет, — буркнул парень. — Идем. Посидишь в огороженном месте.

— Не пойду!

Я уперлась ногами, остановилась. Мне надо было потянуть время.

Почему-то я была уверена, что мне, во-первых, нельзя войти в дом, а во-вторых, сейчас начнется захват. Так и есть, в моей голове неожиданно прозвучало:

— Уйди в сторону!

Я откатилась мячиком в сторону.

Граф оглянулся и вдруг вскинул руки вверх. Мгновенная паутина опутала весь двор. Несколько человек попали в ловушку. Наставник Сергий оказался рядом со мной, помог подняться и тут же граф атаковал.

Не знаю, на что надеялся Наставник, но если бы не я… В общем, я оттолкнула его в сторону, метнулась к графу, пока тот растерянно хлопал глазами, просто без заморочек ударила его по голове — рукояткой пистолета. Моя любимая Багира не подвела меня и на этот раз.

Граф упал. Сергий поднялся на ноги.

— Что это было?

— А вы не видели? — я повернулась к нему. — Он атаковал.

— Он не мог атаковать. Он был под заклинанием.

— Не знаю, под каким «заклинанием» он был. Но если вы его спросите, то убедитесь в этом сами.

Наставник кивнул.

— Хорошо. Идем.

— Куда?

— Ты передумала идти на суд?

— А он начнется так быстро? — изумилась я.

— Конечно, — Сергий подошел ко мне, взял за руку, что-то шепнул. И тут же меня окутала какая-то теплая и плотная ткань. Через пару минут я была облачена в тяжелый балахон, капюшон скрыл мое лицо, руки скрыли перчатки. На шею Наставник собственноручно повесил мне странный амулет.

— Что это? — спросила я.

— Это мой родовой знак. Ты сейчас моя послушница. Находишься под моей защитой. Только это позволит тебе присутствовать на суде. Ничего не говорить. Ни слова, ни движения. В противном случае, даже я не сумею тебе помочь.

Я кивнула, это было понятно.

Здание суда инквизиторов было удивительно воздушным снаружи и страшным внутри. Каменные стены подавляли, пригибали к полу, каждый вошедший мгновенно чувствовал свою униженность.

Место, где проводился суд, был полупустым. На возвышении небольшая трибуна. Вокруг столы. В середине стул с цепями для заключенного.

Показательный процесс начался.

— Граф Кентревильский, — сказал один из Инквизиторов. — Вы нарушили закон, принеся в жертву невинную девушку, проведя при этом обряд трех звезд. Признаете ли вы свою вину?

— Да.

Инквизиторы замолчали, а я неожиданно поняла, что это — весь судебный процесс.

— Признаете ли вы, что сегодня атаковали Инквизитора.

— Да.

Вот теперь в рядах судий возникло некоторое оживление.

— За оба преступления в совокупности вы понесете наказание, — заговорил, наконец, Наставник Сергий. — Вы будете приговорены к окончательному лишению магических способностей, стиранию памяти и заключению в человеческую тюрьму на срок 7 лет. Приговор окончательный. Обжалованию не подлежит.

Он ударил в небольшой гонг. Повисло странное молчание, а потом неожиданный звук грома расколол суд. От Янты пришло короткое знание — гром означал, что приговор справедлив, заслушан и начал приводиться в исполнение. То есть вот этот древний артефакт только что лишил графа всех магических способностей и памяти.

Наставник Сергий подошел ко мне, подхватил под руку и вывел из зала.

— Я благодарен тебе, девочка. Я могу тебе чем-нибудь помочь?

— Не знаю, — я покачала головой. — Вряд ли.

Он кивнул, понимая.

— Тогда я хочу попросить тебя об одолжении.

— О каком?

— Мне стало известно, что Артур немного… халатно относится к своим обязанностям. Я хотел попросить, чтобы ты подписывала практику у тех, кто в "Д. А.".

— Но я работаю там всего ничего!

— Да. Но несмотря на это воз сдвинулся с места. — Инквизитор замолчал. — Тем более, Артуру сейчас будет не до работы.

— А что с ним?

Наставник Сергий улыбнулся.

— Видишь ли, он маг, но ему было мало его силы. Он решил получить больше, а в результате неправильно оценил свои силы и вот теперь он превращается. Если ему повезет — он станет Высшим демоном. Если нет — низшим. В первом случае от него будет толк, во втором — придется искать другого начальника. А ты — станешь для него в любом случае правой рукой.

— Хорошо звучит, — улыбнулась я. — Секретарша для демона.

— Это точно, — засмеялся Сергий. — Ну, так что, будешь практики подписывать?

— Ладно, уговорили!

А вечером я была дома. Мой огонек мне вернули. Все это время он простоял на стоянке, недалеко от "Д. А."

А утром во вторник я была в офисе. Он опять был пуст. Шурша ждал меня, сидя на перилах.

— Привет, — сообщил он. — А мы знаем о твоем повышении.

Поздравляем.

— Спасибо, — улыбнулась я. — А что будет, когда узнают остальные?

— Уже знают, — Шурша хихикнул. — Максим и Мир уехали выполнять твое задание. Ника в ГМБ. А Фло дома. Собирает вещи.

— Зачем? — изумилась я.

— Она считает, что ты — не сможешь с ней работать.

— Неверно поставлен вопрос. Сможет ли она — со мной работать, — тихо засмеялась я.

— Она — сможет.

— Ладно. — Я вздохнула. — Как связаться со страдалицей?

— Никак. Я здесь.

Я повернулась. Фло стояла сзади меня.

— Ты оказалась не такой, как остальные.

— Которые приходили в "Д. А."… — дополнила я.

— Да. Ты другая, — Фиалка вздохнула. — Я прошу прощения за те неприятности, которые доставила тебе.

— Прощаю, — кивнула я. — Пойдем, что ли… у нас еще много дел.

Следующая неделя прошла в мире и спокойствие. Все три дела закрывались и подписывались. А меня постоянно не отпускало ощущение, что мы все — что-то упустили. И тайна к этому упущению крылась в той сцене захвата.

Вот только что там было?

Янта появилась в мыслях как всегда неожиданно.

— Привет, подружка. Все ломаешь голову?

— Да, — не стала я отпираться.

— А все очень просто, — сообщила она. — Тогда, кто-то ударил в.

Сергия. Это был граф. Но он был, по идее, под специальным заклинанием.

Накладка.

— Там был сообщник графа.

— Да, — согласилась Янта. — И этот Некто занимает очень высокое положение. Иначе не были бы отредактированы записи в книги магических ритуалов, иначе граф сбежал бы, уничтожив Сергия.

— Кто он? Сергий.

— Многого я не знаю, — дух помолчала. — Он как кость в горле у остальных Инквизиторов. Про него говорят, что он — слишком правильный.

Болезненно реагирует на вопросы чести. А еще ему грозит опасность.

— Тогда во дворе… — я задумалась. — Янта, получается, что главной целью был не обряд, не я, а именно он. Его должны были убить.

— Ага, — дух исчезла.

Я нажала на кнопку коммутатора. Мы временно сидели без дела.

— Все, кто есть, зайдите ко мне.

Через пару минут в комнату вошли трое: Фло, Ника и Мир.

Я посмотрела на них.

— Есть дело. Не оплачивается, — сразу же предупредила я.

— В смысле? — не поняла Ника.

— Итак, предысторию вы знаете. Только что я поняла, что мы все допустили одну ошибку и неправильно поняли цель всего затеваемого представления. Считалось, что цель графа — провести обряд Смерти, я должна была выступить в качестве подходящей жертвы. Но дело было в другом. Целью было — убить одного из Инквизитора.

— Нам надо?

— Спасти Инквизитора.

— Но зачем? — изумилась Ника. — Они все на одно лицо…

— Нет. Оказывается, среди них есть и те, на кого точат зуб остальные, — возразила я.

— Ладно. Что надо делать нам? — спросила Фло.

— Кто не согласен в этом участвовать — попрошу освободить помещение.

Мир и Ника переглянулись, взглянули на Фиалку.

— Ты уходишь? — спросил Мир.

— Нет, — отозвалась она.

— Почему? — изумилась Ника.

— Потому что, — непонятно отозвалась Фло.

Мир вздохнул.

— Я вообще-то тоже остаюсь, — сообщил он Нике.

Та вздрогнула. Но осталась.

— Итак. Ника, я попрошу тебя спуститься вниз. Узнать у хранителя — когда идеальное совпадение условий для проведения обряда смерти.

— Почему именно его?

— Потому что о нем есть заявка. Зачем дважды редактировать книгу магических записей, если можно просто «ошибиться» с датой первой раз? — спросила я.

Ника уважительно взглянула на меня и тут же ушла.

— Мир, попробуй связаться с Наставником Сергием. Может быть, мы еще успеем предотвратить трагедию. Если его уже нет, свяжись с.

Инквизиторами. Намекни, что мы волнуемся, пропал куратор. Не можем найти.

Эльф кивнул и вышел.

Я повернулась к Фло.

— Нам с тобой самое сложное. Мы пойдем туда, где будет проводиться обряд.

— Ты знаешь где? — изумилась Фиалка.

— Да. Прячь все на самом видном месте, — я пояснила. — Обряд будет проводиться там же, куда везли меня. Дорогу я помню. Так что поехали.

— Почему именно я?

— Нужен воин. Ты — идеальный вариант.

Фиалка кивнула. Через пятнадцать минут мы выехали их офиса.

Хранитель ГМБ сообщил, что идеальное время обряда — сегодняшняя ночь.

А Мир сказал, что Наставник Сергий действительно пропал, остальные.

Инквизиторы сообщили, что он — в командировке и "Д. А." не о чем беспокоиться.

Уже у знакомого мне особняка, я остановила машину. Повернулась к.

Фиалке. Та, кажется, телепатически общалась с Никой.

— Что? — спросила я.

— Через пару минут после нашего отъезда в офис приехали двое.

Инквизиторов. Ника успешно отговорилась. Так что — у тебя и у меня законные выходные, шеф на выезде. Его вызвал кто-то, кто именно он не пожелал сообщить.

— Отлично. — Я повернулась к особняку. — А сейчас пару минут.

Я достала ноутбук, вышла в сеть. И тут мне улыбнулась удача, в нашем чате был Джей.

— Привет, — отстучала я.

— Блонди, привет, подружка!

— Мне нужна твоя помощь.

— Слушаю, — пробежали по экрану строчки.

— Итак. Есть дом, — я быстро набила адрес. — Срочно нужны его планы.

— Лезешь туда?

— Ага. По работе.

— Веселая она у тебя, — после 10 минутного молчания Джей отбил. — Есть информация, ей лет пять. После того, как дом выкупили, там была некая перестройка. Но вряд ли изменились остальные планы. Ломать я не буду. Там такая защита, что меня на первом же секторе снесло.

— Ладно. Меня устроят планы!

— Удачи, Блонди.

Я вышла из чата, предварительно скачав планы. Потратив пару минут на их изучение, я быстро нашла слабое место особняка.

— Идем.

Мы вышли из машины. Фло смотрела на меня огромными глазами.

— Ты что? — спросила она осторожно.

— Ждать рассвета или заката явно не стоит, — я вытащила из багажника свой любимый пистолет, вдела его в кобуру на поясе. — Идем?

— Ага.

И мы пошли. Камеры слежения мы миновали быстро. Больше времени пришлось затратить на то, чтобы пройти магическую оборону. Кое о чем мне рассказывала Фиалка. Иногда просыпалась Янта. У стен особняка мы остановились.

— Привал, — тихо сказала я.

Фиалка с облегчением устроилась на земле.

— Ужас! — простонала она. — Как ты это делаешь?

— Тренироваться надо, — ответила я, изучая подвальное окно. Из сумки на поясе вытащила тоненький нож, дотянулась до замка и щелк, он открыт. Снять решетку было еще проще, и вскоре я стояла внизу.

— Я не слезу! — панически сказала Фло.

— Почему? — изумилась я. — Ножки вниз и прыгай.

Она постояла вверху, потом послушалась. Стоя внизу, она оперлась на стену, тяжело дыша, смотрела на меня.

— Что с тобой?

— Страшно, — отозвалась она.

Я покачала головой.

— За мной. Предельно тихо.

До места предполагаемого узилища мы добрались быстро. Почему-то у меня было нехорошее предчувствие, что обратно придется прорываться с боем.

Я угадала. В небольшой комнатушке нас ждал приз — сильно избитый.

Инквизитор. Фло охнула.

— Я не думала, что можно избить Инквизитора, как простого смертного, — сказала она, наклоняясь к Сергию.

— Можно, — прохрипел тот. — Если напасть из-за спины и тому, от кого не ждешь подвоха.

— Я слишком поздно поняла, что вы были первой целью, — я нагнулась к Сергию. — Вы сможете идти? Если будете опираться на нас.

— Я попробую.

Фиалка подняла Сергия, подставила свое плечо. Я повернулась к ней.

— Твоя задача — вытащить Наставника. Я буду вас прикрывать.

— Твой пистолет.

— Да.

Она понимающе кивнула.

— Метка.

Теперь была моя очередь кивать.

Мы вышли в коридор. Моя интуиция буквально выла. Я поняла, что мы что-то нарушили, где-то попались.

— Почему вы не связались с остальными? — спросила я, подходя к.

Сергию.

— Стены глушат сигнал, — слабо ответил тот.

И тут же я услышала шаги.

Закрывая нам дорогу, стоял сгорбленный старик.

— Один из старейших Инквизиторов, — Сергий закашлялся.

Я оглянулась на него. Его срочно надо было доставить в больницу.

— Я слишком поздно узнал, кто ты, — старейший смотрел на меня. — Если бы я только знал, что в дело вмешалась Кари… Ах-ах. Юная девушка, как же так получилось… — старейший замолчал, изучая меня. А я поняла, что в нем кажется мне неправильным. Он играл немощного. Но был мастером. — К сожалению, на тебя не действуют наведенная магия, — сообщил он. — А так что могло быть проще — просто зачаровать тебя. Так нет же. Защита. Вдруг кто сможет снять метку.

Он сплюнул.

— Перестраховщики. А ведь ты опасна, Кари. Из всей троицы, не обладая своим магическим даром, ты опаснее их!

Я прищурилась и выстрелила назад, даже не обернувшись, послышался вскрик.

— Не заговаривайте мне зубы, — сообщила я. — Давайте сделаем по-другому. Мы уйдем. Вы останетесь.

— Нет, — старейший вздохнул.

— Проклинаю, — выдохнул Сергий. — И да падет на тебя гнев.

Правосудия!

Старейший засмеялся.

— Приговор?

— Озвучен и обжалованию не подлежит, — тихо сказала я. Конечно, не может быть все так просто, но, наверное, Правосудие действительно было на моей стороне, потому что раздался странный гром. Его раскат прокатился по коридору, и ничего не произошло.

— Вот так, — сказал старейший. Вскинул руку. Я поняла, что он сейчас попробует ударить Сергия. С чего я вообще взяла, что его жизнь должна быть сохранена любой ценой?

Задаваясь таким вопросом, я выстрелила.

Инквизитор взвыл. Я попала. Вокруг него закрутился странный вихрь, его подхватило, пару раз приложило об стенки, старик упал. Серая плотная дымка обвивала его, в ней проступали жадные морды.

— Уходите, — заговорил Сергий. — Вы, Оксана, нарушили целостность одной из звезд подчинения. Сейчас демоны закусят им, а их у него шесть, и могут обратить внимание на Вас.

Я посмотрела на Фло. Та кивнула. Я подхватила Наставника с другой стороны, вдвоем мы почти понесли его в сторону того окошка, откуда пришли. Еще пару раз мне пришлось стрелять, но никто нас не задержал больше чем на пару минут.

Уже через десять минут мы были у того места, откуда спустились в подвал. В окошко пролезть инквизитор бы не смог.

— Что делать? — спросила я.

Фло кивнула своим мыслям.

— Отойди, — попросила она.

Я послушалась, и тут же волна огня просто снесла стену. Появился проем, через который мы быстро прошли. Сергий уже чуть дышал.

Я мчалась на Огоньке, нарушая все правила движения. Силы Фло уходили на поддержание жизни Инквизитора. Пару раз меня пытались остановить гаишники, но я не обращала на них внимания. По дороге я связалась с Миром. Попросила его и Нику подъехать к частной больнице.

Опять Руслана…

Через полчаса Инквизитор был в реанимации.

— Что-то часто я здесь стала появляться, — заметила я Фло. — Пару месяцев назад я была здесь, — пояснила я. — Тогда здесь лежала моя подруга.

Мир и Ника появились, когда Сергия перевели в палату интенсивной терапии. Вместе с ними был и Артур. Бледный, шатающийся, он смотрел на меня. И было непонятно, чего больше в его взгляде — уважения или недоумения.

К Наставнику приехали и от инквизиторов. Около его палаты теперь будут постоянно дежурить. Но я теперь точно знала — Сергию больше ничего не грозит.

Домой меня отвез Артур.

— Как ты? — спросила я, выходя из машины.

Он вышел, посмотрел на меня.

— Секретарша ты моя, — заметил он.

— Высший? — то ли спросила, то ли уточнила я.

Он кивнул.

— Иди уж домой. Ты и так сделала больше, чем могла.

Я вздохнула. Улыбнулась. Бросила взгляд на Огонек.

— С ГАИ я улажу проблемы, — сказал шеф, поняв, что именно меня волнует.

Сил на благодарность у меня не было, я просто кивнула и пошла домой. Спать!

А вечером над городом бушевала гроза. Гром сотрясал окна, серебряные молнии расцвечивали небосвод. А я спала, и ничто не тревожило мой сон.

Часть III. Хрустальные слезы

Глава 12

Утром меня разбудила Янта. Разбудила … смехом.

— Что случилось? — я спросонья никак не могла понять, что происходит и почему у меня с утра пораньше такой странный будильник. С тем учетом, что вчера был безумно насыщенный день, и я чувствовала себя окончательно разбитой.

— Тебе какую новость сначала — плохую или веселую? — ехидно поинтересовалась она.

— Лучше никакую, — я никак не могла проснуться. — Я вообще то спать хочу.

— Хм, но тебе придется это узнать, ты вообще учиться вроде любишь? — спросила Янта коварно.

— Ну, не особо, — честно ответила я. По крайней мере, второе высшее, на которое намекала мама, получать я не собиралась. В ближайшие десять лет.

— Так вот, тебе это предстоит! — в голосе Янты прозвучало такое ехидство, что я, наконец, смогла открыть глаза. Посмотрела за окно.

Бр-р, противная погодка.

— Я тебя не понимаю, — пришлось признать мне поражение.

— Еще бы. Ты посмотри на свою ладонь. Правую.

Я посмотрела. Там ничего не было, о чем я и сообщила Янте. Та помолчала минут пять, за это время я успела убрать кровать, покормить котенка и отправиться в ванную.

— Ты по утрам натуральная блондинка, — сообщила она.

— Да в чем дело? — возмутилась я.

— Подними правую руку, — потребовала дух.

Я выполнила. Проще было сделать это, чем спрашивать, что случилось. Да и что-то подсказывало мне, что вряд ли Янта мне ответит.

— Отлично, теперь… посмотри на свой гель и помани его, сказав "Vitrus Cas".

— Что это значит?

— Выполняй! — рявкнула Янта.

Я вздрогнула, вздохнула и сказала. В следующий миг я поняла, что у меня в руке — бутылочка с гелем для душа.

— Ничего означает действительно ничего, — сообщила Янта, сполна насладившись полным безмолвием у меня в голове. — Так что на твоей ладошке просто нет метки! Она куда-то пропала.

— Ты когда-нибудь слышала о подобном?

— Нет, — она помолчала. — Только ночью я почувствовала еще одно неописуемое явление. Над городом бушевала серебряная гроза. Я слышала, что так иногда уходят призраки. Но никогда не видела сама.

— Сибилла. Она же отомщена, — напомнила я, очень быстро приходя в себя под ледяными струями душа.

— Да. Думаю, это была ее благодарность тебе. Серебряная гроза — уникальное явление, — Янта помолчала, наверное, пытаясь адаптировать знание для меня. — Это магически наведенная гроза, не могу объяснить в терминах М, а пока… В общем, молнии бьют только в одно место. В зависимости от силы призрака, их может быть от одной до семи. Именно она распылила твою метку. Причем, в этом я уверена, Инквизиторы будут уверены, что метка — стоит у тебя на руке, более того, все будут уверены, что твоя сила не проснулась. Именно такой сигнал будет идти от тебя до конца. Я тебя еще и подстрахую.

— О чем ты?

— Несуществующая метка будет сообщать, что у тебя способности пока не проснулись. Понимаешь? Если только ты не выдашь себя сама — то ничего страшного не произойдет. А в случае чего, — Янта замялась, отвечая на мои мысли, — в общем, если инквизиторы об этом узнают, то начнется такое! Лучше бы тебе не знать.

Я так ничего и не поняла. Наверное, я действительно блондинка.

Последний месяц лета и два месяца осени прошли очень быстро. Я даже не успела опомниться! У меня было любимое дело, были надежные друзья. Не было только Руслана. Он до сих пор не вернулся в город.

Правда, пару раз звонил. Но мне было все равно этого мало. Я сама не знала, что происходит между нами, но меняется все, и мы в том числе, утешила меня как-то Янта.

Последние три месяца оказались для меня очень насыщенными — расследования в "Д. А.", постоянная учеба — сам Артур меня гонял по магическим основам, Янта делала тоже самое по вечерам, а еще встречи с.

Женькой и тренинги в спортивном клубе. В общем, по ночам, еле добираясь до кровати, я проваливалась в сон.

Наш коллектив агентства был до сих пор не собран, последний работник "Д. А." так и не появился, Артур сказал, что у него возникли какие-то сложности дома.

Мое третье большое дело началось в конце осени. С утра шел дождь, и мое утро началось с телефонного звонка. В последнее время, честно говоря, телефонный звонок по утрам, до будильника, начал казаться мне предвестником неприятностей.

До автостоянки я доехала на своем Огоньке, а до офиса пошла пешком. Я шла осторожно — грязь под ногами была неприятной и пугала.

Мне надо было перейти оживленную дорогу, когда неожиданно мой взгляд приковала странная ало-черная лента. Она извивалась, приближалась именно ко мне! Я поняла, что переливы на этой шкуре меня гипнотизируют, слишком поздно.

Я не смогла сдвинуться с места, когда это нечто было уже близко! Я рванулась в сторону, протестующее вскрикнула Янта в моей голове, а потом я поняла, что на меня несется огромная … змея. В самый последний момент меня отдернули в сторону чьи-то руки.

— Цела? — на меня с опаской смотрел симпатичный паренек.

— Да, спасибо.

— Что же ты так неосторожно переходишь дорогу, красавица? Чуть под машину не попала.

— Машину? — изумилась я.

— Конечно, — парень тряхнул головой. Мое внимание привлек странный оттенок его волос, и я, уже привычно, переключилась на истинное зрение, и чуть не упала. На меня, обаятельно улыбаясь, смотрел чертик!

На его голове были небольшие рожки, длинный хвост раздраженно хлестал по бокам, а еще Янта тут же сообщила, что в ботинках у него — не ноги, а раздвоенные копытца. Волосы были того же черного цвета с красноватым оттенком, глаза — желтые, с вертикальным зрачком. А вообще, очень симпатичный молодой человек… в такого можно влюбиться, к счастью, мое сердце было занято.

Парень наклонил голову, глядя на меня с интересом.

— Ты кто?

— Оксана.

— Я Эрик. Или Рик, для друзей. Работаю…

— О нет, только не в "Д. А.", — попросила я, улыбаясь.

— Там. А ты откуда о нем знаешь? — изумился он.

— Ты та наша пропажа, которой не было в офисе уже почти полгода.

— Да, — Рик улыбнулся. — А ты правая рука Артура?

Я наклонила голову, протянула руку.

— Вот и познакомились.

Эрик кивнул, пожал протянутую ладонь. В офис мы шли вместе, но у меня из головы не выходила эта странная змея. В результате, на занятиях с Артуром я была так рассеяна, что шеф прервался на полуслове заумных объяснений и потребовал объяснений. Пришлось рассказывать. Арт нахмурился.

— Тебе это о чем-то говорит? — спросила я.

— Не особо, — честно сказал он. — Но почему-то мне это не нравится.

Я иронично хмыкнула, если бы это нравилось мне!

Но, несмотря на все мои проблемы, шеф загонял меня настолько, что домой я ехала на автопилоте, а, доехав, сразу отправилась спать.

Правда, досмотреть такой интересный сон, в котором были отблески свечей, серебро и зеркала, огромная змея, мне не дали. Янта подняла меня, вначале прочитав заклинания быстрого пробуждения, а потом и сказав:

— Ты знаешь, у тебя одновременно надрывается телефон и дверной звонок. Можешь ответить?

— Кому?

— Это один и тот же человек.

— С чего ты взяла? — я подняла голову от подушки. Приводить себя в порядок мне не хотелось. И как была — в прозрачном халате отправилась открывать. Даже не посмотрев на монитор.

На пороге стоял … Паук.

— Это считать приглашением? — поинтересовался он, обозревая растрепанную меня.

— Можешь считать, — я прислонилась к двери. — Это ты ко мне долго ломишься?

— Уже минуть десять, — Игорь наклонил голову. — Я точно знал, что ты дома, — пояснил он. — Я подъехал, у тебя свет горел в окнах.

— А… — я кивнула. — Проходи, что ли?

— Нет. Мне надо тебя кое-куда отвести.

Я взглянула на него.

— Зачем?

— Сюрприз.

— Ладно, — согласилась я равнодушно.

— Я подожду на улице, — тут же добавил он и побежал вниз по лестнице.

— Ты делаешь ошибку, — тихонько сообщила мне Янта.

— Знаю, — ответила я. Она тут же замолчала, так ничего и не добавив.

Одеться оказалось минутным делом, спустившись вниз, я обнаружила.

Игоря, он стоял рядом со своим мотоциклом и о чем-то тихо разговаривал по телефону. Я уловила только последние слова "Мы выезжаем", потом он сел на свое транспортное средство, повернулся.

— Садись, — махнул он мне.

Я послушалась, Игорь завел мотоцикл. Через двадцать минут мы остановились перед особняком Руслана.

Я стала на асфальт, повернулась к Пауку, тот уже заводил мотор, махнул рукой и … уехал. Я осталась одна. Кажется, я поняла, что за сюрприз. Дверь особняка была открыта. Я вошла, закрыв ее за собой.

Ключ щелкнул.

Пусто. Тихо. Только где-то далеко была слышна музыка, ее я уловила только после нескольких минут тишины.

— Как же туда идти? — изумилась я, вслух.

И тут же загорелись свечи по обе стороны дорожки, усыпанной розовыми листочками. У меня возникли сразу же нехорошие мысли.

Слишком.

Дорожка привела меня к лестнице, а там — огромный бальный зал, но пустой, отсюда же и слышалась музыка. Повсюду зеркала, в которых плясали отблески свечей из огромных канделябров, серебро в отделке стен и бархатных занавесей. На полу мрамор, но ноги по нему почему-то не скользили.

В зеркалах отражалась я одна. И поэтому невольно вздрогнула, когда послышалось.

— Разрешите пригласить Вас? — раздался голос.

Я повернулась. Не веря своим глазам, ушам.

— Всего один танец, — соблазнял он меня своим непостижимым голосом.

Я улыбнулась, протянула свою ладонь. Руслан принял ее как величайшую ценность.

— Ты мог предупредить! — кружась с ним в танце, я была не в силах противостоять его опасному обаянию. — Я бы встретила тебя…

— Нет, — его руки, его голос, запах его одеколона, все это опутывало меня с каждым разом все сильнее. Я почти попала в его плен, запуталась в его паутине. — Прекрасная дама должна ждать своего принца дома, а не встречать его непонятно где.

Я засмеялась, вскинула голову в тот момент, когда музыка утихла.

Наши глаза встретились.

— Я скучала. Я ждала.

— Я знаю.

А потом просто исчезло время. Остались только мы… и только отблески свечей в зеркалах.

Утром мне пришлось уехать в офис, Руслан еще спал, когда я уходила. Мне очень хотелось сказать ему, что я его люблю… Хотелось еще вчера. Но я боялась, не знаю уж чего. Янта молчала.

В офис мне пришлось телепортироваться, хотя для этого я отошла дальше от особняка Руслана. Встретил меня шеф.

— Зайди ко мне, — попросил он.

Я пожала плечами, но послушалась.

— Много времени не потребовалось, чтобы узнать, что за странное явление ты видела. Итак, только для этого придется углубиться в легенды. — Тут же сделал он отступление. — Из другого мира к нам пришел чужой Бог. У нас он известен как древний языческий бог египтян.

— Сет, имел вид черно-красного змея. Многие культы исчезли, какие то остались, затерянными, забытыми. Но не покоренными. Время от времени, жрецы таких культов делают попытки возродить своих богов. Чтобы это получилось, должна быть достойная жертва. Что может быть лучше магического парадокса, который представляешь ты? — Артур помолчал. — Потребовались усилия Фло и Рика, чтобы разговорить одного такого «умного», который все это время за тобой следил. Тебя заметили лет пять назад. Все это время выжидали.

— Чего?

— Время положения звезд, времени ритуала. К счастью, до сих пор никто не знает о том, какие последствия конкретно для тебя оказала серебряная гроза, иначе все было бы намного хуже.

Шеф замолчал.

— Так что я попрошу тебя быть осторожнее и удвоить занятия боевой магией. Учить тебя теперь будет Рик. Он признанный специалист по этому делу. А я, — Арт замялся. — Честно говоря, я со своей силой то еще толком не разобрался.

— А как же работа?

— На нее у тебя не останется времени, — шеф вздохнул. — Так что…

— А зарплата?

— Считай, что это оплата за твою учебу.

Я не стала спорить. А Янта отнеслась к этому очень серьезно.

Кажется, она знала намного больше, чем сказала мне.

Но доставалось мне теперь от учителей по полной программе. В офис я подъезжала к 8 утра, потом непрерывно, в течение 6 часов меня гонял.

Рик, потом перерыв, следом меня гоняла Ника с навыками боя с холодным оружием и луком, Фло — обучала меня огненной магии, Мир — целительству. А еще и тренировки в клубе с сенсеем никто не отменял! А еще Янта по вечерам. Спала я теперь только по два-три часа, иногда больше и как результат — через пару недель такой жизни я была на грани срыва. А Артур все куда-то торопился.

А еще, однажды я нечаянно подслушала разговор шефа и Кактуса.

— Арт, зачем она тебе? Почему ты так интенсивно ее учишь?

— Видишь ли, — судя по звукам, Артур поднялся на ноги, начал ходить по комнате. Первый признак, что он беспокоится. — Я не уверен, что могу это объяснить, но все же знаю, что она должна жить. Несмотря ни на что.

Дни были так насыщены, что я пропустила начало зимы. А первое декабря принесло мне новую встречу. К нам в офис вошел Наставник.

Сергий.

Встречала его не я. И получилось так, что он зашел на нашу тренировку. На этот раз по залу меня гонял Артур, так сказать принимал экзамен. Я еле успела уворачиваться от его четырех мечей. Все-таки в демонском облике есть свои преимущества, хотя бы две дополнительные руки!

Сергий стоял около стены долго. Настолько, что мы его заметили. И я воспользовалась заминкой Артура! Срубила небольшую цепочку у него на шее — цель моей сегодняшней «драки». Больше ни на что меня не хватило, я просто рухнула на пол, как подкошенная.

— Серж? — изумился Арт.

— Я, — кивнул Наставник. Подошел ко мне. Помог подняться, взял ладонь, поднес к губам. Тыльную сторону покололо и все. Сергий понял.

— Как?

— Серебряная гроза, — ответил шеф за меня.

Я бросила на него вопросительный взгляд, его уловил и Наставник.

— Не бойтесь, Оксана. Я Вас не выдам. Я должен вам намного больше, чем просто жизнь, — просто сказал он, потом вздохнул. Кажется.

Инквизитор попал в грандиозные неприятности. И если бы не мы тогда…

Он уловил мою мысль. Молча опустил вниз ресницы. Я права?

Артур и Сергий вышли, я осталась в спортзале.

Я лежала на матах, собирая силы перед следующей тренировкой, когда снова это услышала:

— Иди, иди ко мне!

Я подскочила, поднялась на ноги, панически оглядываясь.

— Кто здесь?

— Я… — она выскользнула из тени угла. Небольшая, черно-красная змея. Завораживающе красивая и опасная даже на вид.

— Ты кто?

— Я тень Бога. Проклятого, забытого, но до сих пор не покоренного, не сломленного.

Янта внезапно громко протестующее крикнула у меня в голове.

— Она тебя гипнотизирует. Бей ее!

— Чем? — спокойно спросила я. В этот раз я не собиралась погибать.

Особенно глупо. Но еще мне нужна была информация.

— Светом, — успокаиваясь, ответила Янта. Ее голос прозвучал замедленно, а потом словно она пропала.

— Твоя подружка мне мешает, — прошипела змея, выползая и удлиняясь. Я нахмурилась, поднимая руку. — Нет! Не атакуй меня.

Подожди.

Она завертелась, раскрутилась, превратилась в симпатичную смуглую девушку. Раскосые глаза, вертикальные зрачки, черно-красная кожа…

— Я жрица бога. Но я не хочу ему служить.

— Зачем тебе я?

— Ты сотрудница агентства, истинной цели которого не знает уже никто, кто в нем работает. Потом может и поймете. Я хочу тебе помочь.

— Зачем?

— Чтобы отомстить, — туманно ответила она. В ее черно-красных глазах блеснула смерть.

— Что ты хочешь от меня? — спросила я, чеканя каждое слово.

— Ты не глупа. Мне нужна ты сама. Чтобы возродиться и помешать богу.

— Нет. — Я чувствовала, что она меня гипнотизирует и ударила ее.

Волной чистого света.

Змея панически вскрикнула, почувствовав плетение удара, попыталась обратиться обратно, но не успела. Волна света ее настигнула, опрокинула. На ее дикий визг сбежались все.

Я сидела на полу в полной прострации. Фло помогла мне подняться.

— Ты цела? — тихо спросила она.

Я кивнула. На большее сил не было. С легким хлопком Фиалка телепортировала меня домой и исчезла обратно. На начавшиеся возражения она просто не обратила внимания. Ни на мои, ни на шефа, ни на Рика.

Следующий день был выходным для меня. От меня отстали все, словно почувствовав, что я могу сорваться. Я отсыпалась почти сутки. А ближе к обеду у меня зазвонил сотовый телефон. На том конце была Женька, я почувствовала легкий стыд. Из-за сплошных тренировок, я почти не обращала на нее внимания.

— Привет, — тихо сказала она.

— Привет. Я рада тебя слышать.

— Я тоже, — голос у нее был грустный и усталый.

— Что случилось? — спросила я.

— Мне нужна твоя помощь на сегодняшний вечер.

— Приезжай.

Она отключилась, даже не попрощавшись. Но, кажется, что-то было еще, наверное, я упустила важные вещи. Она пришла через пять минут, я догадалась, что все это время она сидела в парке. Раз она не пришла сразу, дела хуже, чем я могла представить себе.

Мы устроились в гостиной. Она молчала. Я тоже, изучала ее. Такой бледной и подавленной я ее не видела уже очень давно. Со дня смерти ее родителей.

— Женя?

— Потом. Рассказывать все долго, — она махнула головой. — Сегодня в баре «Китаянка» будет встреча представителя человека в верхах, и его осведомителя. Я нашла эту информацию, но не знаю, как выбраться из бара. Потому что меня могут поймать сразу же.

Я подавленно молчала. «Китаянка» была мне знакома. Это было ни много, ни мало шедевр оборонительного искусства. Такой неприступной крепости я давно уже не видела. А ведь мне надо было убить цель именно там. Чего мне это стоило… Но я выполнила заказ. Теперь дело сложнее, надо было не самой уйти, а вытащить Женьку.

В том, что она туда отправиться наперекор всему, я успела уже понять.

— Тебе так важно понять, кто это? — спросила я.

— Да.

Я задумалась. Янта в моей голове подала голос неожиданно.

— В чем проблема?

— Выйти она допустим, сможет. Но уйти от бара… Там нужна гоночная машина. Но она не пройдет из-за узости переулков. Мотоцикл там сразу улетит. Очень плохая дорога и это сделано специально.

Никаких высоких зданий рядом.

— Оксан, ты блондинка.

— Почему? — возмутилась я.

— У тебя есть безотказное средство передвижения.

Я подумала и засмеялась. План родился в считанные секунды.

Вечер в баре «Китаянка» начался довольно скучно. Немного посетителей. Ни одна кабинка не была занята. Но когда внезапно в бар вошла красавица, всем стало не до выпивки и не до разговоров.

Абсолютно прозрачное платье на рыжей девушке с зелеными глазами. Она огляделась, вздохнула. В полной тишине по полу процокали шпильки ее туфель. Она села на стул, легко крутанулась, погладила бармена по щеке длинными ровными коготками с шикарным маникюром.

— Шампанское, — заказала девушка, немного подумав. — Клубнику.

Шоколад.

Бармен налил высокий бокал, поставил на стойку. Вытащил шоколадку, лоток с клубникой. Все это молча и не сводя глаз с посетительницы.

— За счет заведения, — прохрипел он.

— Правда? — рыжая облизнула нижнюю губу. — Спасибо, — на ее левой щеке загорелась ямочка.

Она подмигнула бармену, взяла свой бокал и направилась в центр зала. Села за столик, закинула ногу за ногу. В этот момент посетители ожили, косясь в сторону девушки, оживленно переглядываясь и переговариваясь.

Рыжая после бокала шампанского заказала еще два бокала, потом еще два. Когда общий счет перевалил за десять, она явно запьянела. До этого момента она сидела вполне трезвая, по крайней мере, так казалось.

Наконец, включили музыку. Рыжая огляделась.

— Почему она такая скучная? — поинтересовалась она.

К этому моменту уже сам хозяин заведения спустился вниз, чтобы посмотреть, кто устроил такой переполох.

— Станцуешь для всех, оплачу твой счет и музыку заодно сделаю быстрее.

— Сейчас, — капризно заявила рыжая.

— Конечно.

Он махнул рукой, заиграло что-то быстрое, залихватское. Рыжая внезапно влезла на стол, скинула туфлей бутылку. Хозяин еле успел перехватить ее, чтобы не разбилась. Девушка стояла на столе, лукаво улыбнулась и внезапно затанцевала, начиная разоблачаться по мере того, как музыка становилась все зажигательнее. Никто не обратил внимания на хрупкую брюнетку, которая с фотоаппаратом в руке пролезла к одной из кабинок. Вот только все хорошо слышали звук тревоги, набатом пролетевший по коридорам и залам.

— Она! — в зал вбежал мужчина с пистолетом, нацелился, и выстрелили в рыжую. Только той уже не было на столе. Она бежала на улицу, никто ее не остановил. Все были заняты тем, что разглядывали то, что предстало их жадным взорам, ведь к тому моменту на девушке оставалась только чулки и комбинация, три лоскуточка и ленточки. Уже у дверей рыжая развернулась, послала воздушный поцелуй и выскочила на улицу.

Женька ждала меня в переулке. Она дрожала. На ноги были подняты охранники бара, ее почти поймали, но главное — мой обманный маневр подействовал, она смогла сделать фотографии. Хотя и не узнала обоих присутствующих. Зато она была уверена, что фотографии прояснят все. Я не спорила.

Убраться было проще всего. Никто не обратил внимания на то, как по крышам мчится крылатый конь с двумя всадницами на спине. Женька на чудеса сегодняшнего вечера просто устала реагировать. Но потребовала, что потом я ей все расскажу.

Пришлось пообещать.

Ровно в полночь я завезла ее домой, а сама отправилась в офис.

Где-то за полквартала до дома подружки я получила вызов: "срочно явиться в офис". И я искренне надеялась, что у Артура была веская причина для вызова, иначе я его просто убью! И ничто меня не остановит.

Глава 13

Я вошла в офис и тут же столкнулась с Кактусом, тот легко подхватил меня под руку, поддержал и отпустил.

Из центрального холла доносилось такое многоголосие, что я поняла — у нас общий сбор. Я услышала возмущенный крик Ники, шипение Фло — так она себя вела, когда кто-то умудрялся ее конкретно вывести из себя, спокойный голос Мира.

— Что происходит? — я вошла в холл.

— Ты вовремя! — Ника откинулась на спинку кресла. — Слушай, красавица, ты змей боишься?

— Нет.

— А пауков? — тут же поинтересовалась Фиалка.

— Нет, — повторила я. — У меня другие проблемы.

— Вот видишь! — тут же сказала Фло, поворачиваясь к шефу. — Ее надо брать!

— Послушай, — Арт выглядел потрепанно. — Ты пойми, нам нужна силовая поддержка. Я не хочу постоянно бояться, следить за Оксаной. — Он повернулся ко мне, вскинул вверх ладонь, — нет-нет, не подумай чего плохого. Просто ты еще — очень неопытна! А нам нужен маг высшей категории.

— В первую очередь вам нужен боец, — рявкнула Ника.

— Почему? — обалдел шеф.

— А представь, — усмехнулась Фиалка, — у меня закончится магический резерв, я же останусь практически беспомощна. А Оксана, это комплимент, — тут же добавила Фло, — один раз ударит ногой. Все, клиент, готов.

— Тем более, — вступила в разговор Ника, — удачным вариантом была бы я, а не Фло. Но у меня аллергия на такие зоны.

— Эй! — возмутилась я, — в конце концов, шеф, ты меня вызвал. А чего от меня надо?

— Пойдем, — он поднялся на ноги. — Тебе собираться надо? В длительную командировку?

— Оружие у меня здесь, — сказала я. — А без всего остального вполне могу обойтись.

— Ладно. Суть дела такая, нам надо вернуть наследника домой.

Проследить, чтобы он добрался без приключений. А самое главное, найти того, кто очень хочет его убить. На месте.

— Кто идет?

— Я. Ты. Третьим пойдет Мир, он будет обеспечивать наше прикрытие, он лучший лекарь, а главное — его защитная магия выше всяческих похвал. За главного останется Рик. Приглядывать за офисом будет.

Сергий. Он, кстати, подъедет через полчаса. Сказал, что ему есть что сказать. Всем. Но это на тот случай, если мы задержимся надолго.

Я пожала плечами, кажется, меня эта новость не касалась.

Уже подходя к двери кабинета Артура, я почувствовала, что мое сердце дает сбой. Слишком знакомый голос. Я попыталась убедить себя, что мне все это показалось. Но тут дверь передо мной открылась.

Мне было больно, боль разрывала на части каждую частичку моей души. Казалось, раскаленный кинжал в теле проворачивают. Словно мне было мало первого…

Он сидел на кресле, потом словно что-то почувствовал и повернулся.

— Я же просил! — сорвалось с его губ.

Артур нахмурился.

— Я посчитал, что вы решили, что она молода и неопытна, поэтому и попросили исключить ее из списков сопровождения. Мне и в голову не могло придти, что вы знакомы, — шеф повернулся ко мне. Я молчала.

Руслан тоже.

— Оставьте нас, — попросил он.

Артур и Мир послушались без возражений. Мы остались вдвоем. Его глаза были полны раскаяния и сострадания.

— Прости меня. Я должен был сказать раньше. Как только понял, что ты открыла свою вторую сущность.

— Почему? — только и спросила я.

— О чем ты?

— Почему ты это делаешь? — почти вскричала я. — Зачем? Неужели нельзя было сказать раньше? Или просто не приходить? Не возвращаться в мою жизнь…

Мой голос упал. Кажется, я плакала. По крайней мере, на моих щеках было что-то мокрое. Руслан выглядел не виноватым, скорее просто подавленным.

— Я не знаю, что сказать. Я просто тебя очень …

— Молчи! — голос вновь поднялся до крика и утих. — Я не хочу ничего слышать. Хватит.

— Оксана, — он подошел ко мне. Заглянул в глаза. — Я клянусь, что хотел, чтобы ты не видела этого. Ты не должна была даже узнать! — тут же сказал Руслан. — Ты не должна была входить в состав сопровождения.

— Кто виноват? Судьба. — Я молча смотрела на него. Потом отошла в сторону. Мне было противно. Наверное, так чувствовали себя приговоренные, когда их по чистой случайности не казнили. Душа свернулась, на меня упала какая-то отстраненность. Я позвала шефа.

Мысленно, и это у меня получилось. Впервые.

— Оксана?

— Входите.

Шеф вошел, за ним Мир.

— Оксана, — эльф подошел ко мне, взял в руки мои ледяные ладони. — Если ты по какой-то причине не можешь пойти, не ходи.

— С чего ты взял? — спокойно спросила я. — Я не смешиваю личную жизнь и работу.

Артур посмотрел мне в лицо. Не знаю, что уж он хотел там прочитать. Лицо было у меня спокойное, я даже улыбалась.

— Оружие сейчас принесет Шурша, — сказал шеф. — Мир, помоги нашему заказчику наладить телепорт.

Новомир кивнул, пошел к Руслану, тот все это время смотрел в мою сторону. А ко мне подошел Артур.

— Оксана.

Я подняла взгляд, полный звериной тоски, и шеф буквально отшатнулся.

— Я не думал.

— Помолчи.

Он кивнул. Понял, что спрашивать ничего не надо. Говорить впрочем, тоже.

Зато неожиданно подала голос Янта.

— Это уже было.

— Откуда ты знаешь?

— Я помню, — дух помолчала. — Видишь ли, у меня нет своих воспоминаний. Я могу только знать. Если это выходит за рамки, относится к чувствам или конкретной личности, то я могу «помнить» только твои воспоминания. Иногда даже четче, чем ты.

Я промолчала. Молчала и Янта. Ей тоже не хотелось ничего говорить.

Впрочем, что она могла сказать? Что ей очень жаль — это было бы неправдой, ведь дух не имела своих чувств. Это выяснила я всего лишь пару недель назад. И то совершенно случайно.

Шурша принес мне мое обмундирование. Помог застегнуть все пряжки, подвесить кобуру.

— Леди расстроена, — тихо шепнул кабинетный.

— Наверное, — я вздохнула.

— Шурша поможет, — малыш вытащил из-за пазухи странный, переливающийся медальон. — Это медальон моей прошлой хозяйки. Она любила Шуршу, сказала отдать это той, которая будет светла душой, но не будет знать, где ее путь.

Я почувствовала легкое дуновение ветерка, и мне по шее и плечам заскользила тяжелая цепь, потом медальон упал на грудь.

— Он поможет, — кивнул Шурша. — Леди должна вернуться и … — кабинетный помолчал.

— Что? — я присела перед ним на корточки.

— Высокий лорд не хотел обидеть прекрасную леди. Он заботится о ней, но не знает, как сказать самое главное. Леди должна попытаться понять его или простить.

— Хорошо, — я попыталась улыбнуться. — Попробую.

Шурша улыбнулся в ответ и исчез. Я выпрямилась. Мир накинул на свои плечи плащ, повернулся ко мне. Я последовала его примеру. Мы были готовы.

Руслан вздохнул, провел рукой вдоль неприметной дверцы. Та засветилась приятным голубоватым цветом. Мужчина резко потянул ее на себя, и дверь открылась. За ней клубилась темнота.

— Нам туда, — сказал Руслан и первым вошел.

За ним переступили порог мы.

А высадились на болоте. Несмотря на день все вокруг было пасмурно, как-то некрасиво, блекло. Словно на картину выплеснули серую краску и растерли ее. Признаться, я ожидала большего от мира бывшего возлюбленного.

— Во-первых, могла бы не лукавить наедине с собой, — заметила.

Янта. — А во-вторых, это не исходный облик. Скорее, — дух задумалась, — последствия каких-то заклинаний. Я потом скажу, когда пойму, — извиняясь добавила она. — Послушаешь, посмотришь. А я проанализирую.

Она исчезла, а я прислушалась к далекому гулу. Но очень знакомому.

Потом вслушалась в разговор мужчин, который к концу велся на повышенных тонах.

— Наследник? — спросил тихо Артур.

— Это не мой портал, — буркнул Руслан. — Кто-то поменял сеть моих порталов на другие. Мы должны были появиться у дворца. Сейчас я отправлю Вас обратно.

— Почему? — спокойно спросил Мир.

— Мы находимся в Черных землях, — ответил наследник. — Еще никому не удавалось выйти из них. Я один смогу это сделать. Вам это не удастся.

— Мы подписали магический договор, — твердо сказал Артур. — Теперь мы связаны. И нам придется идти вместе.

— Нет. Слишком опасно. Я приму второй облик, в нем мне будет легче перемещаться.

— Не получится, — я подошла ближе. — Прошу прощения, господа, что такая ничтожная девушка как я вмешивается в ваш разговор, но его придется переместить в другое время и в темпе убираться отсюда. На ближайшие пару километров мы связаны.

Все повернулись ко мне. Пришлось прояснять.

— Как вам сказать, — я ехидно улыбнулась. — Пожалуй, так. Порталы — заблокированы. Раз. Второе — кто-то раскинул сеть Мэри — Эйлера, если кто-то применит магию, его тут же поймают. Это два, а самое приятное, третье, это то, что к нам мчится кавалькада, если мы не поторопимся, то боюсь, вся наша миссия накроется медным тазом.

Артур повернулся, вслушался. Тоже проделал и Руслан. Кажется, даже по слуху он определил, что за гости у нас будут. Уж очень красноречиво у него вспыхнул испуг в глазах.

— Бежим, — выдохнул мужчина.

И мы побежали. Вперед — в самую гущу проклятых Черных земель.

Приблизительно через час шум погони стал еще ближе, несмотря на то, что должно быть наоборот. Я затормозила, выравнивая дыхания, повернулась к преследователям. Руслан остановился рядом.

— Что ты делаешь? — спросил он.

— Жду, — флегматично ответила я. — Кто нас преследует?

— Архи. — Руслан прислонился к дереву с другой стороны от меня, медленно выдыхая. Артур и Мир согнулись, восстанавливая дыхание.

— Кто это?

— Кентавры, только нижняя часть не лошадиная, а паука.

— Ой, — я повернулась к шефу. — Это поэтому мне такие странные вопросы задавались?

— Да, — кивнул тот, не решаясь превращаться. — Что ты задумала?

— Магия их приманивает? — утвердительно спросила я. — Ее применять я не буду. Сколько их? — спросила я, не глядя в сторону Руслана.

— Трое.

— Куда бить? — я вытащила из кобуры пистолет, навинтила на него глушитель. Поменяла патроны на специальные — серебряные с насечками и ртутью. Моя разработка, правда, делала я их с помощью Янты.

— Глаз — левый. Он более уязвим, — пояснил мужчина.

Я пожала плечами.

— А вы чего остановились? Уходите.

— Нет, — Руслан гневно сжал губы так, что они превратились в тоненькую белую полосочку.

Я повернулась к нему.

— Ради чего тогда я должна тут стоять? Уходите немедленно, — я подумала. — Впрочем, можете до ближайшего удобного места для привала.

Я подойду.

Артур качнул головой, взял Руслана за предплечье и насильно потянул за собой. Тот хотел сопротивляться, но передумал.

— Ты знаешь, — сообщила Янта. — Я провела небольшой структурный анализ. Ты можешь здесь применять магию и не завязнешь в сети. Ты неуязвима для нее.

— Из-за чего? — заинтересовалась я.

— Твой феномен, ты как бы не существуешь в магическом плане…

Через пару секунд я осталась одна, мои спутники все-таки ушли, пропала Янта из моих мыслей, а минут через пять стихли все звуки.

Замерла даже погоня.

Три арха выпрыгнули из-за кучи валежника неожиданно, наверное, так казалось им. Мое зрение, слух обострились, и я уловила их еще до этого. Правда, когда я их увидела, реакцию у меня они вызвали двоякую.

Во-первых, в них была странная грация и красота, а во-вторых, от них веяло силой, безжалостностью.

— Стоять, — приказала я.

Все трое затормозили, судя по всему, искренне удивляясь этому парадоксу. Хотели двигаться, но не смогли. Моя магия оказалась сильнее. Сеть Мэри-Эйлера действительно ей не помешала.

— Ты кто? — у арха впереди оказался очень приятный голос, хоть и немного шипящий.

Я задумалась.

— Не знаю, — честно ответила я.

Архи замолчали.

— Имя у тебя есть? — спросил главный.

— Есть, — согласилась я.

— Так представься.

— Зачем? — я склонила голову на бок. — Вначале вы.

Архи переглянулись.

— Ты с Кросби свалилась что ли? — спросил один из них.

— Нет, а что это?

Главный нахмурился.

— Ты чужачка. Ты одна из тех, кого мы должны убить.

— Не получится, — с сожалением сказала я, вскидывая пистолет. — Я успею быстрее.

— Хорошо же, — арх всмотрелся в мой пистолет, в цвет волос, кончики которых виднелись из-под капюшона, а потом словно что-то поняв, он внезапно подогнул передние лапы, разрывая мое заклинание, склонился в церемониальном поклоне, изумив этим не только меня, но и своих подчиненных. — Цениирм Архийский.

— Оксана, — вежливо улыбнулась я. — А обязательно нас убивать?

— Нет. Иди. Я приду позже. Один.

— Хорошо, — я пожала плечами. — Ты найдешь нас?

— Да.

Арх кивнул, и вся тройка растаяла в лесу. Я выдохнула, прислонилась к стволу. Сердце билось как сумасшедшее. Янта вновь появилась у меня в голове.

— Молодец ты, — честно сказала она. — Еще никому не удавалось так быстро договориться с архами, особенно если против них использовалась магия.

— Почему они ушли?

— Скорее всего, у них был твердый приказ — убить, по такой-то причине. В процессе разговора выяснилось, что ты — чужачка, а значит, не могла совершить то, что тебе приписывается. Ну я так думаю, — тут же добавила она. — Ведь может быть и другая причина.

— Они ждали, — заметила я, проскальзывая между деревьями. — И не факт, что нас.

— Безусловно. Кстати, — дух неторопливо заметила. — Медальон, что подарил тебе Шурша — и есть причина твоего обостренного зрения и слуха.

— Медальон сниму, и все пропадет?

— Нет. Останется. Его действие необратимо.

Янта замолчала, а я вышла на поляну. Меня ждали. При моем появлении, Мир вскочил на ноги.

— Что?

— Они мертвы? — спросил Артур.

— Как ты? — задал вопрос Руслан.

— Я в порядке, они живы. Сказал главный, что придет один, — ответила я.

— Что? — Руслан поднял бровь. — Ты смогла внушить сомнение арху?

— Да, — я кивнула ему, мило улыбнувшись. То, что между нами произошло, я предпочла не вспоминать. Потом. Воспоминания были безжалостно загнанны в угол, чтобы не мешались. Это был не первый раз, так что опыт есть. А еще, судя по всему, мне помогла каким-то заклинанием Янта, запечатав их. Руслан кивнул. Откинулся на ствол дерева.

— Вообще, объясните мне кто-нибудь, зачем мы здесь, а главное — с чего все началось, — попросила я.

Артур кинул взгляд в сторону.

— Наследник, прошу Вас.

Руслан кивнул.

— Началась история двадцать лет назад, хотя нет, — он задумался. — Началась она все-таки немного раньше. Когда мой отец, Правитель Эуны, несмотря на пятилетнего сына, взял себе вторую жену, из знатного рода, но по любви. Не посмотрел даже на то, что у нее была дочь подросток.

Он не ошибся. Новая правительница была замечательной женщиной, она стала для меня второй мамой, любила, баловала. Что я еще могу сказать?

— Руслан покачал головой. — Никому не могло придти в голову, что дочь новой Правительницы не устраивает текущее положение вещей. Став к своему пятнадцатилетию одной из сильнейших черных некроманток, она решила изменить положение вещей. И вызвала страшнейшего демона, оплатив вызов душой невинного ребенка. Своего.

Я передернулась, Артур пожал плечами, кажется, он уже историю эту знал. Мир слушал как и я, с неослабевающим вниманием.

— Демон взял жизни Правителя и Правительницы. Маленький наследник пропал. Его и его няню переправил в безопасное место друг семьи. Кто это — я так и не узнал, — Руслан вздохнул. — Хотелось бы поблагодарить. — Внезапно мужчина повернулся ко мне. — Поверь, мне и в голову не могло придти, кто я такой! Я воспитывался на Земле и узнал обо всем только тогда, когда мне исполнилось двадцать пять. Время становления на Эуне.

— Становления? — переспросила я.

— Криспы, змеиные воины. Мы имеем два облика — обычный и боевой.

Обычный ты видишь сейчас перед собой. Боевой только напоминает человека, мы покрыты змеиной чешуей, суставы приобретают необычайную гибкость, на руках когти, они и зубы ядовиты. А главное, — рассказчик вздохнул. — Вместо волос змеи. Чем сильнее воин, тем опаснее и ядовитее змеи.

— Весело, — вздохнула я, мельком представив себе эту картинку.

— Ага, — сказал Руслан. — Мне исполнилось двадцать пять. Моя няня все мне рассказала, мы переместились на Эуну, и под ее контролем я первый раз попробовал боевую трансформацию. Цена первого вызова — кровь. Няня знала это и готова была заплатить. К счастью, на нас напали. Цена была заплачена, но не ее жизнью.

Мы переглянулись, посмотрели на Руслана.

— Что теперь? — спросил Мир.

— Я должен вернуться на свой трон. Хотя бы ради Эуны, которая разорена, разбита в междоусобицах, погрязла в грязи и крови из-за моей сводной сестры. Это надо прекратить, — сказал тихо Руслан.

— Как? — поинтересовалась я. — Если я правильно поняла, то на троне сейчас она и сидит. И правит она. От своего имени, кстати?

— Нет, она поступила очень правильно. Объявила всем, что она.

Наместница и ищет Наследника, — вмешался в наш разговор еще один голос. Подскочили все. Кроме меня. Я услышала гостя раньше.

На поляну, из-за поваленного дерева, аккуратно перебрался арх.

— Добрый вечер, — вежливо сказал он, потом поклонился Руслану. — С возвращением, наследник. Пусть ваш путь будет тяжел, как никогда, но вы делаете благое дело, а главное — вернулись домой.

— Кто вы? — изумился парень.

— Меня зовут Цениирм Архийский. Я друг ваших родителей. Вас и вашу няню я переправил на Землю и помог устроиться, связавшись со своими дальними родственникам, — арх выпрямился. — Я рад встрече с Вами и вашими спутниками. Вы как нельзя вовремя.

— Почему? — спросил Артур, поднимаясь на ноги.

— Наместница готовит страшный ритуал, еще один вызов демона.

Только на этот раз она решила весь мир перекроить по своему разумению, погубить все население Эуны, населить его своими тварями — мертвыми, восставшими из праха и небытия и созданными, поскольку фантазия у нее безгранична и безжалостна.

Я передернулась, Янта вмешалась в разговор, тихо мне сообщив.

— Вообще-то, все что мы видим вокруг — последствия чудовищных заклинаний. В том числе и некромантских. Думаю, Наместница намного сильнее, чем о ней говорят.

— С чего ты взяла?

— Некроманты не могут иметь детей. Демонологи — тоже. И уж тем более, если один человек вмещает в себя эти два дара. Так что, либо где-то ошибка, и она оплатила вызов не своим ребенком. Либо же, она намного сильнее.

— Кем она может быть?

— Есть древняя змеиная магия. Змеиный бог дает своим послушникам силу. Если Наместница — последовательница этой магии, то у нас гигантские проблемы.

Я промолчала, Янта тоже замолчала.

Цениирм смотрел на меня и, кажется, что-то уловил.

— У вас какие-то сомнения, миледи?

— Да. Это точно, что Наместница оплатила вызов ритуала своим ребенком?

— Нет, — арх покачал головой. Руслан повернулся к нему. — Мне очень грустно говорить об этом, но именно Наместница первая узнала добрую весть и вызвала демона до того, как ее узнал весь народ.

Повелительница была беременна. Дочерью. И именно душой этого ребенка был оплачен ритуал.

Молчали все.

— А имя есть у этой Наместницы? — поинтересовалась я.

— Безусловно, Шанкра.

Я задумалась.

— Янта, знакомо?

— Нет.

— Жаль, — честно сказала я.

Вынырнула из разговора, посмотрела на арха. Тот повернулся к.

Руслану.

— Вам надо спешить. Кроме меня за вами идут лучшие воины криспов.

Если они вас догонят, то насколько бы вы не были хороши, вам с ними не справится. Вряд ли они смогут преодолеть клятву.

— Клятву?

— Да, — Цениирм кивнул. — Наместнице приносилась магическая клятва, что мы обязаны ей служить. Ее можно нарушить тогда и только тогда, если точно знать, что трон занят незаконно. Я знаю это. Есть еще знающие, но нас очень мало. Тем более, — арх вздохнул. — с ними идут Взывающие. Те, кто могут вызвать Наместницу. Переместить ее.

Я кивнула. О такой магии мне рассказывала Янта. Мир промолчал, судя по всему он единственный, был незнаком с такими магическими штучками.

Арх вздохнул.

— Вам надо двигаться дальше. Чтобы выйти из Черного леса, вам придется пройти по таким местам, о которых рассказывают страшные истории. Болото Смерти, Пески Забвения, Черная чаща. Выйти вы должны к.

Пещерам. Там есть ход, старый ход. Кто его сделал, мы не знаем. Очень мало шансов пройти по нему, уж слишком населяют его мерзкие твари. Но это лучше, все-таки есть один шанс из пяти — десяти. — Цениирм вздохнул.

— Ты не пойдешь с нами? — спросил Руслан.

— Нет, наследник. Пришло мое время. Я должен вернуться к своему народу и рассказать все, чему я стал свидетелем.

— Для чего? — спросил Артур.

— Чтобы хотя бы архи смогли поддержать наследника. Я должен, ибо таково завещание вашего предка. Я поклялся ему перед его смертью.

Внезапно арх повернулся ко мне, опустился на передние лапы.

— Я бы хотел проводить Вас. Но я верю — вы пройдете Пещеры, а там — торная дорога, ведущая к крупному городу — Стриланжу, постоянно идут караваны. Группа людей привлечет меньше внимания, чем они же, но с архом. Мы давно уже не полноправные жители Эуны. Для нас это шанс начать новую жизнь. Поэтому я должен дойти домой.

— Почему вы говорите это именно мне? — недоуменно спросила я.

— Звезды предсказали нам, что Наследник вернется. И его жизнь будет в руках золотоволосой чужестранки. Очень прошу вас, берегите его, миледи.

Я кивнула. Арх поднялся на лапы и исчез так быстро, что можно было решить, что все это нам показалось — если бы не отпечатки его паучьих лап на влажной земле, которые впрочем быстро затянулись.

Я повернулась, Руслан вздернул бровь вверх, но ничего не сказал.

Артур поднялся на ноги, его примеру последовал Мир.

— И куда нам идти? — поинтересовался эльф.

— Туда, — Руслан махнул рукой в сторону далеких развалин.

— Откуда? — изумился Артур.

— Это место, — наследник смутился. — Снилось мне столько раз, что я его уже знаю буквально назубок. Впереди развалины Башни вечности, последней цитадели белых магов. Они все погибли во время усмирения вызванного демона. Мы дойдем туда к вечеру. Там же сможет переночевать.

— Это не опасно? — спросил Мир, отряхиваясь от приставшей травы.

— Нет, — усмехнулся Руслан. — Главное туда дойти.

Глава 14

Расстояние оказалось очень обманчивым. Несмотря на то, что башня казалось очень близкой, идти до нее надо было как минимум несколько часов.

— Почему? — поинтересовалась я.

Руслан, проверявший рюкзак на предмет необходимой ему вещи, повернулся ко мне, держа ее в руке — набор метательных дротов, которые он аккуратно рассовал по тайникам.

— Здесь не такой состав воздуха. При дыхании это не заметно, но на открытых пространствах возникают зрительные оптические иллюзии. Иногда даже миражи.

Артур хмыкнул.

— Надеюсь, мы их не увидим.

— Я тоже, — кивнул неожиданно серьезно Руслан. — Дело в том, что помимо миражей здесь есть такие чудовища, что в первый момент кажутся иллюзией. Понимаешь, что это не так только тогда, когда они нападают, хорошо если можешь отбиться, а то….

Мы переглянулись. Почему-то Янта не стала ничего к этому добавлять. Признаться, меня это удивило. Но раз дух молчит, значит, все сказанное верно, или же явления, которые могут проявиться, конкретно для меня — не опасны. Признаться, я предпочла бы второй вариант.

Когда до башни оставалось около десяти минут быстрого шага, сзади послышался странный шорох. Я его уловила первая, благодаря дару Шурши.

Повернулась на ходу и поняла, что моя душа ушла в пятки и выберется оттуда точно не скоро!

За нами, по пятам, двигались, растянувшись в цепь, странные создания. Напоминавшие внешне людей, голубокожие, с оскаленных длинных зубов капала кровь и слюна. Кажется, мы кому-то пришлись к ужину!

На мой невнятный вскрик повернулся Руслан.

— Бежим! До цитадели!

— Что это? — на бегу спросила я, забыв все наставления о том, что надо экономить дыхание.

— Неупокоенные души, — буркнул наследник. — Последствия магической войны в этих землях. На них магия не действует. Оружие берет очень тяжело. С одним — двумя бы встретились — может и справились бы, а вот с такой толпой — точно нет.

Кажется, наши преследователи уловили, что ужин убегает, и поднажали тоже. Такой страшной цепочкой мы бежали минут десять. Башня приближалась рывками. На бегу я успела провести быстрый анализ и обнаружила, что мы пробегаем ее защитные поля. И если нас первые пять слоев тормозили, то зомбикам придавали прыти.

Когти первого из них скребнули по двери, когда Мир — последний, влетел в зал Башни, и мы захлопнув ее, налегли на дубовые доски всем весом. Тяжелый засов упал вниз, дверь надежно закрылась. Мужчины попадали, кто где стоял.

Я сползла вниз по каменной кладке, слушая за стеной настоящий концерт — там был и вой, и визг, и шум драки, и даже кажется, кто-то все-таки попал им на зуб, уж очень неприятный хруст слышался откуда-то. Дверь иногда тряслась, но несильно. Только через час зомби ушли, и мы смогли оглядеться. До этого момента у нас просто не было ни сил, ни желания.

Признаться, мы были очень удивлены — вся башня была пуста. В ней не было ничего. Ни комнат, ни дверей, ни лестницы. Только огромный каменный зал, в котором мы сидели. И вверх уходила пустота, заканчивающаяся крышей. Не было и окон, но почему-то было светло.

— И где мы? — поинтересовался Артур, поворачиваясь к Руслану. — Ты начал говорить про битву, но не закончил.

— Няня говорила, что после того, как демон был вызван, он не захотел удовольствоваться тем, что ему дали за плату, и начал свое гибельное путешествие по стране. Остановить его пытались трижды, но его хозяйка постоянно его подпитывала, лечила. Ей было выгодно, чтобы он сократил численность самых опасных противников. В том бою полегла почти половина архов, большинство магов нашего народа. Остались только самые слабые и мудрые. Последние собрались в этой цитадели. Атаковали демона и все исчезли. Осталась только эта Цитадель. Тогда же появились и Черные земли, и страшные легенды.

— Скажи, откуда твоя няня все это знает? — изумился Мир. — Она же вроде бы тебя воспитывала?

— Нет, — Наследник качнул головой. — Меня воспитывали другие. Няня постоянно возвращалась в этот мир, следя за тем, что здесь происходит.

В мой день рождения она ввела меня в курс дела и вернулась в Эуну.

Домой. Потом пропала. Я не смог ее дозваться.

— А криспы владеют магией? — спросила я.

— Нет. Только малая часть и жрецы, — Руслан качнул головой, откидывая прядь волос. — Я не принадлежу ни к одной из них. Я просто — воин.

Артур улыбнулся, видимо воин из Наследника был не простой. А у меня проявилась Янта.

— Ты знаешь, у криспов высшего уровня есть еще одно интересное свойство.

— И?

— На них не действует наведенная магия.

— Вся?

— Нет, — дух подумала. — Подчинения. Боевая. Отравления.

— Ага. То есть та, которая может ослабить их целостность? — предположила я.

— Да, — согласилась Янта. — Если ты проведешь анализ, только осторожно, то убедишься в этом сама.

— Ты хочешь сказать, что Руслан — высший?

— Конечно, — тут же ответила подружка. — Он, правда, вряд ли сам об этом знает, но он — точно высший.

— А откуда ты это знаешь?

— Я помню твои воспоминания. Я могу в любое время вызвать любое, пересмотреть как кино. Там пару раз было проявление его силы. Вот я и сделала такой вывод.

— А любовная магия на них действует? — уже действительно заинтересовалась разговором я.

— Нет, — твердо сказала дух.

— Хорошо, — хмыкнула я. — Все отлично, — тут же улыбнулась я.

Артуру, который поинтересовался все ли у меня в порядке, а то я как-то замолчала нехорошо.

На ночь мы устраивались в башне. Мир быстро создал несколько спальников, словно из ничего, и мы тут же улеглись. Посреди ночи я проснулась словно от толчка.

Вдоль стен башни вверх уходила узкая, шатающаяся лестница. И к ее подножию подходил Руслан. Более того, я была твердо уверена, что он спит. В первый момент, мне очень хотелось оставить все как есть. Потом я вспомнила о долге, о дружбе и поднялась на ноги, после этого тихонько двинулась за наследником. Тот ни разу не обернулся. Я могла топать, как слон, он все равно бы не очнулся, видимо сон держал его слишком крепко.

К тому же, что меня изрядно удивило, наследник обходил все ловушки на лестнице, словно знал о них, мне пришлось ступать четко за ним — след в след.

Когда мы вышли наверх, в первый момент закружилась голова от обилия ярких, незнакомых звезд, от пряного воздуха. А потом раздался шелест крыльев, откуда-то сверху спланировала темная фигура, длинные ее когти были нацелены на Руслана. Тот шарахнулся в сторону, просыпаясь от порыва ветра и выстрела.

Тело огромной птицы грохнулось ему под ноги. Наследник повернулся.

— Лунатим потихоньку? — улыбнулась я ему.

Руслан смутился. Я в первый момент даже не поверила своим глазам.

— Ты что? — спросила я.

— Мне снился сон. — Он резко замолчал.

— И? — подбодрила я.

— Сзади тебя — рычаг. Нажми, — в голосе мужчины появились командные нотки. Я шагнула назад, резко нажала на рукоять.

— Надеюсь, ты знаешь, о чем говоришь, — произнесла я.

И тут же часть крыши поехала вниз, на ее место стала другая через пару минут. Теперь в центре была пушка. Рядом с ней был запал. Ядра в пушке не было. Рядом тоже.

— Что теперь? — я подошла ближе.

— Надо выстрелить, — честно сказал Руслан.

— Она же…

— Заряжена, — тут же ответил мужчина.

— Чем?

— Не знаю.

— Ладно, — я отступила в сторону. — Чего ты ждешь?

Руслан промолчал. Потом неожиданно шагнул ко мне, взял за руку, посмотрел мне в глаза.

— Слышишь, я не хотел, чтобы так получилось.

— О чем ты?

— Я больше всего хотел закончить здесь с делами, проблемами, — в его глазах сверкала ярость. — Потом придти за тобой. Положить к твоим ногам — всю планету.

Я отшатнулась, вырывая руку.

— Зачем ты это мне говоришь?

— Чтобы ты знала.

— Не хочу. Не хочу ничего знать! — кажется, в моих глазах отразилась его ярость. Потому что он опустил взгляд.

— Извини.

Я промолчала, сжимая зубы, хотя больше всего мне хотелось крикнуть: "Никогда!" Я промолчала, хотя мне это дорого стоило.

Руслан молча подошел к запалу, поджег его, воспользовавшись зажигалкой. Повернувшись, он увидел мой недоуменный взгляд.

— Здесь действуют вещи того мира, не все, правда.

Я смотрела на пушку. Запал дошел до жерла, раздался взрыв. Да какой! Абсолютно беззвучный, но от него сотряслись стены Цитадели.

Пушка выстрелила лучом света, который взлетел вверх, распался фейерверком и пропал. Все это заняло порядка нескольких секунд. И если не знать, что над Черными землями что-то происходит, то и никто ничего не заметит.

А потом крыша поехала вниз, вместе с нами. Я попыталась прыгнуть вверх, но меня удержал Руслан.

— Не бойся. Так надо.

— Кому?

— Нас сейчас встретят.

Опускаясь вниз, крыша башни уменьшилась до площади обычного лифта.

Я по сторонам больше не смотрела. Руслан, кажется, знал, что будет дальше.

Крыша остановилась. Перед нами была дверь. С полным правом на то, наследник толкнул ее. Перед нами была небольшая комната, от затопленного камина шло тепло. За огромным витражным окном полыхала заревом ночь.

А за столом, в кресле-качалке сидел старик. Такой древний, что казалось, он вот-вот рассыплется. Но, взглянув в его глаза, я поразилась силе их синевы. Впечатление дряхлости было очень обманчиво.

И опасно для тех, кто в нее поверит. Старик опустил взгляд. За нами захлопнулась дверь, перед его столом появились два кресла.

— Заходите, гости. Устраивайтесь поудобнее, — предложил он. От его голоса повеяло силой. Противиться ей мы бы смогли, но не стали и сели на предложенные места. — Я рад видеть наследника, — сказал он. — А также золотоволосую чужестранку. Вы выполнили то, что должны были.

— Что это было? — поинтересовалась я. Кажется, я имела права задавать вопросы.

— Пушка, — старик улыбнулся моему нетерпению. — Сигнал. Это значит, что пророчество начинает сбываться.

— Пророчество? — спросил Руслан.

— Я не буду его озвучивать, чтобы ничто не пошло не так. Но условия сбылись — наследник дома, с ним золотовласка, демон, хранитель, они дошли в Цитадель, дали сигнал.

— Кто вы? — задала вопрос я.

— Я один из тех, кто оборонял Эуну от демона. Остальные разошлись по планетам, спасая знания и свои жизни. Я остался.

— Для чего?

— Ждать вас, — вздохнул старик. — Завтра вам придется уйти. Но я вам помогу. Я дам вам путеводную нить. Она проведет вас к Древним тоннелям.

— Самой безопасной дорогой? — спросил Руслан.

— Нет, — маг отрицательно качнул головой. — В Черных землях НЕТ безопасных мест. Чтобы добраться до Древних тоннелей, вам придется пройти и по болотам, и по пустоши, и по пескам забвения. Самые опасные и неприятные территории земель.

— А обойти их можно?

— Нет.

Мы с Русланом переглянулись.

— Идите, наследник, — неожиданно сказал маг. — Мне надо поговорить с чужестранкой.

Руслан вскинулся, противясь магии, но старик сейчас был сильнее, и мужчина вышел за дверь. Мы остались вдвоем. Я ничего не боялась.

Во-первых, у меня была Янта, во-вторых, мои пистолеты.

— Я не причиню вам вреда, — заговорил маг. — Я хотел просто отдать вам нить.

Я промолчала, что-то я в это особо не поверила.

— Вам, кажется, уже сказали, что от вас зависит судьба наследника, — спросил старик.

— Да, я знаю. Только не понимаю почему.

— Нет, это не из-за отношений, вас связывающих ранее. Просто есть нити судьбы, которые не должны пересекаться. Иначе они сплетутся, перепутаются так, что их даже боги не смогут разобрать.

— Что это значит? — я начала догадываться. И мне не нравилось это.

— Вы правы, Оксана, — голос старика стал медоточивым, бархатным. — Вы не должны были встретиться, и теперь ваши судьбы перепутаны так, что никто не сможет вам помочь!

— Оксана! — раздался голос Артура.

Я открыла глаза. Надо мной стоял шеф. В его глазах был легкий испуг.

— Ты в порядке? Зову тебя, а ты все не просыпаешься.

Я огляделась по сторонам.

— Какой странный сон мне приснился, — тихо сказала я, вставая на ноги. Руслан уже сидел, прислонившись к стене спиной и прижав ладонь к виску. Кажется, у него болела голова. У меня тоже. Поднимаясь, я почувствовала что-то инородное в кармане и вытащила оттуда клубок простых серых ниток. Подняв голову, я вдруг поняла, что его — никто не видит.

— Кто поведет? — спросил Мир, подходя к Руслану и одним движением снимая у того боль.

— Я, — сказала я.

Ко мне повернулись все. Эльф провел ту же операцию, и я облегченно вздохнула.

— Почему? — спросил Артур.

— Я знаю дорогу, мне она приснилась, — обезоруживающе улыбнулась я.

Шеф хмыкнул, но спорить не стал. У порога, уже опуская вниз клубок, я обернулась. У стены стоял старик. Поняв, что он замечен, он кивнул мне, на его губах была странная улыбка.

Успокоенная, я вышла на улицу. И решительно повернулась в сторону, противоположную той, откуда мы пришли. Наш путь начался.

Первые несколько часов мы шли прогулочным шагом, особо не торопясь, но и не медленно. Можно было бы решить, что мы на обычной прогулке, но на самом деле мы передвигались быстро и одновременно скупо тратили силы. Артур и Руслан шли спокойно, Мир время от времени оглядывался по сторонам.

Меня вела нить. Когда под ногами захлюпало, перед глазами мелькнуло изображение болот, с скособоченными чахлыми кустиками, с топями, бочагами. И древним злом под водой.

— Народ, — тихо попросила я, — оборачиваясь.

— Что? — Руслан повернулся ко мне.

— Подстрахуйте кто-нибудь меня. Здесь что-то нехорошее.

Сзади охнул Мир, я обернулась, понимая, что не успеваю. Длинное, коричнево-зеленое тело вынеслось из воды и на меня. Кажется, я вскрикнула и в сальто отскочила назад. Руслан подхватил меня под руку, помогая устоять на ногах.

Огромная змея раскачивалась над болотом, в красных глазах мелькала вполне осознанная ненависть.

— Чужаки, — прошипела она. — Мяс-со.

— Мы? — возмутился Артур, одним рывком принимая свой демонский вид. Руслан с неохотой оглянулся на него, потом перешел в боевую трансформацию. Я заинтересованно посмотрела на него, тело обросло золотистой чешуей, в волосах заплясали кобры.

Змей замер, склонил башку вбок.

— Нас-следник?

— Ты кто? — спросила я, понимая, что пока змея сбита с толку, можно ее разговорить. А заодно не позволить спутникам сотворить глупость. Ведь убивать такое чудо просто кощунство!

— С-страж, — ответили мне.

Мужчины переглянулись.

— Я вас-с с-съем, — сообщил страж.

— Не получится, скорее мы тебя, — ответил Артур, вытаскивая мечи.

— Я не вкус-сный, — сообщил змей.

Я засмеялась. С такой обидой это было сказано.

— Это не змей, — сообщила мне доверительно Янта.

— А кто? — изумилась я.

— М-м… как бы тебе сказать, — дух помолчала. — Можно вселить дух в подходящее тело. Если правильно поймать того, кто должен стать жертвой.

— Слушай, а у него есть воспоминания о прошлом? — тут же вспомнила я что-то похожее.

— Есть, но пробудить их можно, только зная ключ.

Я повернулась к змее, та явно готовилась к атаке.

— Стой! — крикнула я. Змей вновь замер. — Спустись ниже. Не хочу кричать.

— Зачем? — спросил страж.

— Я хочу предложить тебе сделку.

— С-сделку?

— Да, — я прищурилась. — Она тебе понравится.

— Мне нельзя говорить с путниками. Правда, хозяйки уже давно здес-сь не было. Она забыла про меня. А что за с-сделка?

— Явно не взрослый, — тихо сказала Янта. — Слишком детские реакции.

Я промолчала. Кажется, к Наместнице у меня появляется личный счет.

— Повтори то, что я тебе сейчас скажу, — попросила дух.

— Зачем?

— Я скажу тебе фразу на древнем змеином языке. Если облик змея — только тюрьма для души, мы это сразу увидим.

— Ладно, — согласилась я.

— Es-s-s feiss.

— И все? — изумилась я.

— Конечно.

Я вздохнула, повернулась к змею, который терпеливо ждал моих слов.

Набрав воздуха, я прошипела короткую фразу. Дернулся Руслан, повернулся изумленно Артур, кажется, они оба, в отличие от меня, знали этот язык.

Змей замерцал, в воздухе соткалось изображение — в темнице, прикованный цепями по рукам, ногам висел молоденький парнишка, у него даже на шее были кандалы.

Змей застыл, разглядывая изображение в дрожащем мареве.

— Бежим! — приказал Руслан.

Мы побежали. В верном направлении.

Остановились только на краю болот.

— Ну ты даешь, — сообщил Наследник. — Откуда ты это знаешь?

Я пожала плечами.

— Есть у меня свои секреты.

— Ладно, только хорошо, что змей не атаковал. Это должно было бы его капитально раздразнить, а он только замер, — заметил Артур.

— А… вы ничего не видели? — спросила я с ужасом.

— Я видел, — вздохнул Мир. — Это заклинание — действует только для тех, кто не знает перевода слов, надо заметить довольно нелицеприятных. Так что, — эльф повернулся к Руслану. — Это был страж, заточенный в теле.

— Заточенный? — хмыкнул Артур.

— Почему он нас не преследовал? — сказала я тихо. — Потому что он тоже увидел картинку. А вообще парнишку жалко.

— Парнишку? — спросил Руслан.

— По виду ему лет пятнадцать, может чуть больше. Все тело — в синяках, порезах, но он — явно живой. Интересно, надолго ли? — заметил.

Мир.

— Если я правильно вас понял, — Артур повернулся к нам обоим, — то в интересах того, кто наложил такое заклинание, чтобы тело было в состоянии функционировать хоть чуть-чуть.

— Мне больше нравится то, что он сказал, — заметила я, аккуратно поворачиваясь к кустам.

— О чем ты? — спросил Руслан.

— О том, что он сказал, мол, Наместница давно уже не появляется здесь.

— И о чем это говорит?

— Что здесь есть что-то, чего боится она сама, — предположил.

Артур.

— Не только, — тихо сказала я. — Пойдемте, отсюда.

— Оксана?

— Не поворачивайтесь. Уходим.

Мужчины послушались, пошли вперед, не поворачивалась спиной к кустам. А я видела, как настораживающе в кустах мигали чьи-то глаза.

Я шла как раз рядом с Русланом.

— У каких зверюшек в твоем наследстве три глаза, длинная шерсть, много-много ножек и оч-чень внушительные когти.

Наследник споткнулся.

— Только не говори…

— Сейчас за нами наблюдают аж три особи. Вот я думаю, это как очень опасно? — спросила я.

Руслан поворачиваться не стал.

— Вообще-то, одомашненные они используются в качестве верховых животных. А вот дикие — очень опасны и одни из самых интересных объектов королевской охоты.

Я сглотнула. Кажется, нами решили опять перекусить! Что-то это становится дурной традицией. Я не представляла насколько я права, когда Артур остановился: очень резко, я чуть не упала, налетев на него, но удержалась на ногах.

— Что?

— Дальше пустыня.

— Пески забвения, — поправил неожиданно Руслан.

— Как-то странно здесь все зоны переплелись, — заметил Мир.

— Не изначальные, они появились после войны, — сказал тихо.

Наследник. — Из-за магических возмущений, которые здесь очень долго не утихали, начались природные катаклизмы. Появились новые виды нечисти.

Например, как эти мохноножки.

Неожиданно вскрикнул эльф.

— Что? — Артур вернулся обратно к ним.

Я стояла и по-прежнему наблюдала за мохноножками.

— Оксана, — за моей спиной поменялась дислокация. Теперь вплотную ко мне стал Руслан. — С песком двигаются песчаники. На вид небольшие мохнатые животные, почти не опасные, но вот только очень длинные зубы… и еще они питаются белковой пищей.

— Мясом, — сказала я.

— Да. И сейчас они будут нас делить, — голос Руслана странно затих.

Каким шестым чувством я уловила, что происходит сбоку, не знаю. Но я пригнулась — вовремя, через меня в красивом прыжке перелет суслик!

По крайней мере, песчаник был на него очень похож.

Мохноножки выползли из леса и замерли, словно не в силах пошевелиться. За моей спиной было подозрительно тихо, но оборачиваться я не собиралась. Меня предупредила Янта.

— Пески забвения цепляют свою жертву, заставляют ее забыть обо всем. В голове постоянно слышится один единственный зов, и ты идешь на него как по ниточке, не в силах остановиться. Твои спутники уже попали под его влияние. Тебя защищаю я.

— Нам надо отсюда выбираться. Как заставить мохноножку двигаться?

— Никак, — буркнула Янта. — Ты можешь подчинить себе ее сознание и провести ее через пустыню. Это первый вариант. Очень глупый. Вариант второй, безумный — у нее на спине есть очень чувствительная точка, если по ней попасть, а она очень маленькая, то мохноножка, не разбирая пути, понесется прямо. Одна из них стоит точно по нашему курсу.

Я пригнулась, еще один песчаник промахнулся мимо меня. До мохноножки я бежала, активно отмахиваясь мечом. Вспрыгнув на спину центральной, именно она была направлена на курс, я перетащила к себе уже не двигающихся мужчин.

Потом с подсказками Янты нашла точку, резко на нее нажала. В следующий момент мохноножка изогнулась словно гигантская гусеница, всех всадников словно обволокло силовым полем, и наше верховое животное помчалось напрямик. Оглянувшись к лесу, я увидела как оставшиеся мохноножки слабо дернулись, а потом поползли обратно.

— Что это? — спросила я у Янты. Но та молчала. Я поняла, что она сейчас является моим щитом — в песках губительная сила Зова возросла многократно. Упасть с мохноножки никто не мог, и мне ничего не осталось, как начать вспомнить магические формулы приведения в чувство. Что-то подсказывало, что они мне понадобятся.

Достигнув конца песков, которые плавно перешли в гигантскую степь, наш верховой «конь» не сбавил хода, а куда-то целеустремленно полз. К счастью, нам было с ним по пути.

Мохноножка доползла до небольшого грязевого источника, рядом была чистая речка, и стряхнула нас всех туда.

Первым очнулся Артур, огляделся по сторонам, замер. Я смотрела в сторону мохноножки, которая удалялась куда-то вдоль степи.

Потом постепенно пришли в себя остальные, мы с шефом за это время успели затеплить костер, создать небольшое заградительное поле. Здесь мы собирались остановиться на ночлег.

Дальше идти было ночью опасно.

Глава 15

Ночью мужчины организовали дежурство, мне «вахты» не досталось, и я всю ночь сладко спала. Проснулась под утро, часов в семь. Огляделась по сторонам.

В голове осторожно хмыкнула Янта.

— Привет, подружка.

— Привет. Как ты?

Легкий смех был мне ответом.

— А что мне сделается?

— После вчерашнего… Я даже не знаю, как тебе сказать — спасибо.

— Не надо ничего говорить, — возразила дух. — Так интересно быть чьим-то внутренним голосом. Всегда хотела… — Она резко замолчала, потом продолжила, — когда была… Я кем-то была?

Я задумалась, пытаясь понять, соотнести все, что она успела узнать о "своем внутреннем голосе" за время общения с ней.

— Могу сказать только одно, если ты была человеком или кем-то другим, то явно жуткой язвой. — А вообще, — из моего голоса резко ушел сарказм. — Этим вопросом надо заняться поплотнее. Кстати, а тебе не кажется, что что-то не так?

— Наследника нет, — отозвалась приглушенно Янта.

— Как это? — я подскочила, намереваясь сразу его искать. Ее усмешка остановила меня лучше любого ледяного душа.

— Успокойся. Он здесь в своем праве. Он Наследник.

— Поясни?

— Как тебе сказать. Иногда планета может иметь сознание… Вот и теперь, когда вернулось ее дитя, она старательно восстанавливает его силы.

— Восстанавливает? — я чувствовала себя последней блондинкой, но я действительно не очень понимала, о чем говорит Янта.

— Видишь ли, твой мир — он ужасен, нельзя даже сказать, чем обернется в следующий момент — знание, умение ощущать Силу.

Техногенный мир — убивает способности. Не знаю почему, но в сказках твоего мира написано, что ведьмы, колдуны, маги всех мастей живут очень долго. На самом деле это не так. Вы — представители тех, кто чувствует силу, живете меньше обычных людей. Не стареете, не болеете.

Доживаете до 55–65 лет и сгораете в один день.

Я передернулась.

— Неужели…

— Здесь все по-другому. Те, кто владеют силой, доживут до 300 лет, тогда как срок жизни обычных жителей — около 150, — Янта замолчала. — Здесь может по-настоящему раскрыться и твой талант. Правда, за счет того, что срок жизни сократится.

— Что можно сделать?

— Покинуть планету, свою. Не остаться жить на Земле.

— Когда?

— Необратимые процессы начнутся в 25-28-30. Так что пока еще есть время… — Янта замолчала. А я, подняв голову, неожиданно увидела.

Руслана. Он выглядел действительно лучше всех из нас, отдохнувший, полный сил, он словно бы скользил над травой, даже не оставляя за собой следов.

— Доброе утро, — тихо сказал он, возвышаясь надо мной.

— Доброе, — согласилась я.

— Мы вчера не дошли совсем немного. Так что сейчас позавтракаем, а ужинать уже будем в пещерах.

Я молча кивнула. Вскоре после легкого завтрака мы двинулись дальше. Руслан не упомянул, что мы не дошли всего чуть-чуть. Он сам близко не подходил и не заметил того, что около спуска в пещеры нас ждала засада. Ожидали явно усталых путников, измотанных дальним переходом, спешащих в пещеры, а получили четверку разъяренных магов.

Криспы рассыпались по поляне, окружая нас. Я первая уловила мысленный посыл. Кто-то из них отправил сообщение наместнице. Что мы у пещер. Ответ мне не понравился.

— Артур, — я подобралась ближе к шефу, пока еще никто не напал.

— Что?

— Скоро здесь будет Наместница. Цель отрядов только задержать нас, не более!

— Понял, — мужчина тряхнулся, вытянулся. И вот уже на поляне, в окружение напавших стоит оскалившись древний демон.

Мельком оглянувшись на него, принял свое боевое обличье и Руслан.

Эльф выхватил из-за спины длинный лук, удивившись тому, откуда он взялся, я плавно вытащила свой меч из-за спины.

Секундное затишье. Казалось, прошла всего пара секунд, и криспы напали. Их было много, они были опасны. Но мы — оказались им не по зубам. Серебристые вспышки от моего меча, черные — от вспышек меча наследника, огненные — Артура. Мы прорубались к входу к пещерам.

Эльф прикрывал нас, держа самых настырных на расстоянии. Но ему пришлось первому нырять в пещеры, среди нас он единственный мог почувствовать природу во всех ее проявлениях. Вторым Артур толкнул.

Руслана и нырнул сам. Я осталась на поляне. Поскольку мне было ужасно интересно опробовать свое новое, авторское заклинание. Вспышка белого света в моих руках птицей вырвалась и понеслась на поляне…

Язычки пламени вспыхивали то тут, то там. Крики боли, криспы падали на траву совершенно деморализованными. И в такой огонечек угадил ярко-алый кокон. Прибыла Наследница. Я нырнула в пещеру, еще успев ее разглядеть и понять, что она мне не нравится.

Стройная, тоненькая, в светлом кожаном костюме, ее длинные алые волосы, словно выпачканные в крови, привлекали внимание. Глаза — пустые черные колодцы. Привлекательное лицо словно дышало красотой. Но в своей красоте, какой-то змеиной, — она была отвратительна. Я не могла объяснить это. Когда я спрыгнула на пол, послышался гулкий звук.

Пещеры сомкнулись за нами.

Эльф сполз на пол, от переутомления.

Я присела рядом с ним, положила ладонь на плечо, пользуясь тем, что Артур и Руслан пошли на разведку.

— Твоя работа? — поинтересовалась я хладнокровно.

— Да, — Мир закашлялся, — я попросил Планету закрыть на время за нами ход.

— Я видела Наместницу.

— И?

— Она опаснее, чем мы думали. Все будет не таким простым, как казалось.

— Кто бы сомневался, — эльф откинулся на спину, потом резко повернулся и оттолкнул мою ладонь. — Хватит.

Я пожала плечами.

— Хорошо. Идти сможешь?

— Теперь, — он насмешливо посмотрел на меня. — Смогу.

Мир поднялся на ноги, потянулся.

— Спасибо.

Я наклонила голову.

— Сочтемся.

Переглянувшись, мы быстрым бегом отправились догонять остальных, что-то нам подсказывало, что такое долгое отсутствие говорит только об одном — они опять во что-то влипли. И мы уже не видели, как прекрасное лицо Наместницы покрылось ожогами. Как она ругалась, метаясь по поляне. Как попыталась открыть вход, но у нее не получилось. Мы уходили все дальше по тоннелю, не догадываясь, что первый раунд этой борьбы остался за нами.

Идти было легко. Под ногами ничего не хрупало, с потолка ничего не капало. Признаться, я даже не понимала, что происходит — почему эти тоннели пользуются дурной славой. Голос, который пронесся по сводам, заставил всех резко остановиться.

— Приветс-ствую, — прошипело что-то, и перед нами застыла, раскачиваясь на хвосте, гигантская змея.

— Что-то многовато змей в последнее время, — мрачно заметила я сама себе. Но змея услышала.

— Я не змея! — в ее шипении отчетливо читалась обида.

— А кто?

— Я страж. Страж этих тоннелей, — по голосу было понятно, что.

Страж с трудом сдерживается, чтобы не обозвать нас всех по батюшке.

— А здесь что делаешь? — заинтересовалась я.

— Охраняю их. И никого не пропускаю.

— Почему? — это спросил Наследник. Вот где оба наши напарника застряли.

— Исполняю Пророчество, — вздохнул Змей. — Видите ли, пока не заявится Наследник, который неизвес-стно где … гуляет, — спохватился.

Страж. — Я должен лично испытывать вошедших на то, имеют ли они право пройти дальше…

— И как?

— Никто еще не прошел.