/ / Language: Русский / Genre:child_adv,

Грот Афалины

Павел Мисько

События, описанные в повести, происходят на земле, на воде и под водой, главные герои – не только люди, но и дельфины. Двенадцатилетнему Янгу и его друзьям, которые борются за независимость родного архипелага, приходится пережить множество невероятных и опасных приключений.

Пвел Андреевич Мисько

Грот флины

Повесть

Чсть первя

ВЕСЕЛЫЙ АРХИПЕЛАГ

Глв первя

1

Слухи подтвердились: Султн Муту (чтоб ему жить еще лет сто и все сто рком ползть!) продл их остров, их любимый Биргус, мерикнцм з полмиллион доллров. Говорят, будто султну не хвтило денег н новые ножны для крис-кинжл. А ножны не простые – отлитые из золот и укршенные бриллинтми. Ткой крис – символ Верховной влсти. Похожие крисы есть только у рджи его Величеств Верховного Првителя Млйзии и у брунейского султн. Длеко Млйзия и Бруней, не одн тысяч километров до них. Кое-кто нзывет другую причину проджи остров: Муту любит устривть пышные шествия и предствления, ему очень нрвится, когд несут его рсцвеченные портреты, водят по улицм двух купленных для тких торжеств белых слонов. Тк и не удивительно, что кзн стл пустой!

Люди сидели под бньяном, Деревом Собрний. Пришли дже женщины и дети, хотя прежде их никогд сюд не пускли. Млденцы и годовлые млыши были у мтерей н рукх, сосли грудь и зыркли глзенкми н окружющих. По-нстоящему, то рзве полгется сидеть здесь женщинм и детям? Здесь только стрейшим мужчинм рзрешлось мудро морщить лбы и честь зтылки.

Снов и снов зствляли ходоков рсскзывть все, кк было н Глвном острове, в Свийттуне, кк их приняли в султнском дворце, что говорили. Ни строст Гнеш, ни дед Амос, ни дядюшк Амт ничего не могли добвить к своему рсскзу. Все кзлось чудовищным, невероятным, люди просто теряли др речи. Совсем недвно нглийскя королев подрил рхипелгу смостоятельность. Создли султнт, рхипелгом нчл упрвлять султн, не нглийский губернтор. Но рзве же для того султн получил влсть, чтобы рспродвть рхипелг по чстям?! Хоть и много в нем островов с толлми и толльчикми, не одн сотня нберется, но куд же девться людям?

Янг чувствовл н своих голых плечх жркое дыхние мтери, он глдил его по голове, успокивл. А кк ты успокоишься, если вся молодежь волнуется? Стоят юноши и девушки, подпиря спинми корни-стволы бньян, и гудят, гудят…

– …Я чувствую, что вы опять нм не верите! – подслеповтый Гнеш згорячился, шепелявя, збрызгл крсной от бетелевой жвчки слюной. (Янгу кзлось, что Гнешу еще тм, н Глвном, двинули кулком в зубы, и он до сих пор исходит кровью). – Убейте меня тут, под этим деревом, если не верите! Я хочу умереть н своей земле… Рзве вы стли слепыми и глухими?! Рзве вм зтянуло бельмми глз, кк мне? Пусть уж я плохо вижу, но зто хорошо слышу и у меня есть нюх. Послушйте и вы! Послушйте!.. – Гнеш, призывя к тишине, поднял вверх скрюченный плец, исклеченный когд-то укусом змееподобной рыбы мурены.

Не ндо было и призывть к тишине. Уже третьи сутки день и ночь в несколько смен рботли, визжли лебедки, ревели и грохотли моторы, слышлись выкрики-комнды н нглийском языке. В бухте, которую обрзовл лгун их остров-толл, выгружли всякие ящики и контейнеры, ткже огромные чсти мшин, обитые со всех сторон доскми. Ползли бульдозеры, похожие н тнки без бшен и пушек, с большущими отвлми-ножми, скреперы и эксквторы-погрузчики, мшины-смосвлы. Ящики сгружли с мотоботов, рзличные мшины – с моторизовнных площдок-понтонов. Бульдозеры сползли н берег своим ходом, едв только солдты успевли зкрепить понтоны и положить широкие пндусы-съезды. А н рейде, з входом в лгуну, стоял смоходня громдин брж, в ее корме откинулсь, словно подъемный мост, стенк, и тм зиял темня четырехугольня дыр. С бржи, из ее бездонного чрев, и извлеклсь вся эт техник и контейнеры. Чужеземцы торопились, возможно, боялись, чтоб султн не передумл, не потребовл нзд купчую н остров.

– Тк что же нм делть?

– А кк с остльными деревнями? Может, их не будут трогть? – снов послышлись выкрики.

– Будут! Я говорил со стростми тех деревень. Всем прикзно собирться и выезжть! – ответил Гнеш.

Вокруг снов громко зшумели:

– Кк это собирться? Куд-?!

– Рзве я зберу с собой кокосовые пльмы?

– А куд же девться мне-е-е? А мои же вы ноженьки! А кому же я нужн, если мне и тут житья нет?!. – голосил стря Рт. Он сидел впереди Янг, выствив толстые, кк колоды, ноги в обвислых уродливых склдкх. Сколько помнит Янг, у нее всегд были ткие ноги. Все силы он тртил н то, чтоб тскть их. Родные откзлись от Рты – слоновя болезнь неизлечим, – и струх нищенствовл.

– У меня девять пльм. Кк я проживу без них, кормилиц?! – выкрикивл кто-то плксивым голосом.

– Султн же обещл при коронции: столичный остров, Глвный, будет беречь, кк нседк кждого своего цыпленк. А теперь что? См клюет нс, кк коршун! – это был голос Рдж, брт, Янг выделил его из всех голосов.

– О, великий Вишну! Всемогущий Вишну! Нипрекрснейший Вишну! З ккие грехи послл эти муки? Сотвори чудо, спси нс!

Крики, плч… Глядя н мтерей, зплкли и дети.

– Тихо-о! Дйте и мне скзть! – кричл, ндрывлся в этом содоме китец Ли Сунь. Он пробрлся в центр, поклонился во все стороны. Хвостики повязнной косынки мотлись сзди, кк две косички. – Ну, чего вы пникуете? Все идет к лучшему, не к худшему. Хоть свет повидете, то некоторые из вс з всю жизнь дльше Биргус нос не высовывли.

– Верно говорит! Пусть сгорит этот остров! Сидим, кк в норе! – кричл Пуол. По возрсту он ровесник Рджу, в детстве дже игрли вместе, водили компнию. «Но почему он не любит свой Биргус?» – думл Янг.

– Вс же не просто выгоняют отсюд! – все еще ндрывлся Ли Сунь.

– «Вс…» А тебя что – не выгоняют? Ты тут остешься? – бросил ему Рдж.

– Нс, нс… Я просто оговорился! – продолжл Ли Сунь. – Нс же пе-ре-се-ля-ют! В другое место, н другой остров. Трнспорт дют.

– Не нужен нм другой! Знем, ккя земля н Горном! Слышли! С одной стороны гор, с другой – болото! А хорошя земля вся знят!

– Говорю: ддут хорошие учстки – рзводите кокосы, сушите копру. А кто не зхочет… – голос Ли Суня охрип, сорвлся.

– Посдишь пльму – жди шесть-восемь лет, пок появятся н ней орехи. А эти восемь лет зубы н полке держть? У меня же пятеро детей!

– …А кто не зхочет… Я хотел скзть – кто зхочет поменять свою жизнь н городскую, устроиться н другом острове, не н Горном, – пожлуйст, перевезут со всем брхлом! – кричл Ли Сунь. – Слышите? И еще пятьдесят доллров н семью ддут! – китец зкшлялся.

«И чего этот лвочник горло дерет? Может, ему зплтили з это? Обирл проклятый…» – думл Янг.

– А где нйдешь рботу? Кто нс тм ждет? Кому мы нужны? – сыплись выкрики.

– Лишь бы хорошие деньги – всюду можно жить! – кричл свое Пуол.

– Ли Сунь! Твой язык сегодня легко ходит! Кким мслом его смзли? З сколько доллров продлся?! – гневно восклицл Рдж, и его слов вызвли новую волну возмущения.

Янг сел боком, чтоб было удобно и з Рджем нблюдть. Злюбовлся бртом: беля трикотжня тенниск плотно облегл выпуклые плечи и грудь, подчеркивя кждый бугорок мускулов. Н груди, н тенниске, рисунок: пять синих волн, орнжевый обруч солнц с лучми-брызгми, сквозь этот обруч прыгет синий дельфин. Рдж рботет н острове Рй в дельфинрии – это не что-нибудь!

Лвочник беззвучно рскрыл рот – перехвтило дыхние. Но спрвился с собою – снов рсплылся в улыбке.

– Слышите? По пятьдесят доллров! Вы тких денег никогд и не нюхли… А ты, молодой человек… – повернулся он к Рджу. – Ты мог бы и помолчть! Ты тут уже не живе-ш-шь… И не имее-ш-шь прв голос! – зшипел он коброй. – Лети н свой остров Рй – рзвлекйся! Рзводи тм тр-ля-ля! Збвляй туристов! Плескйся!

– Кк это не имею?! – вскипел Рдж, («Кк это не имеет прв голос?» – поддержли его прни, особенно Амр). – Рзве я не отсюд родом? Рзве не тут живут мои родители? Рзве не тебе, живоглоту, они з бесценок отдют копру и сушеную рыбу? – Рдж несколько рз вытянул из ножен и с лязгом снов згнл в них крис. Шрм-полумесяц под левой челюстью то крснел, то бледнел.

– Рдж, помолчи… Не срми меня перед людьми… – слбым голосом попросил отец. Болезненный, тихий и молчливый, он и сегодня мог просидеть молч.

– Ах, молодой человек… – Ли Сунь попрвил косынку. Н улыбчивом лице был уже не усмешк, зстывший оскл. – Свернешь ты себе шею… Помни мои слов. Побереги ее! А вм, люди, я скжу еще вот что: кто не рссчитлся со мной з долги, прошу сегодня же рссчитться. Жен дом, он примет. Если нет денег – отдвйте нтурою. Приму в счет долг орехи, приму свиней, кур, уток. Домшний скрб… Все рвно вм трудно будет збрть все с собой.

– С этого и нчинл бы! Тебя только это и беспокоит! – снов не выдержл Рдж.

Ли Сунь поклонился во все стороны. Беля рубшк-рспшонк с боковыми рзрезми кждый рз при поклонх здирлсь н спину, чуть ли не оголяя зд.

Ли Сунь не побыл с людьми, не посидел в толпе – поктился прочь, чсто перебиря ногми. Но не домой, не в свою лвку, туд, где рздвлся пронзительный скрежет и был удушливый смрд от рботы моторов.

Люди сидели и стояли в оцепенении, и слышно было, когд зтихли чужие звуки, кк с тихим шумом ктилсь н песок утихомирення лгуной волн прибоя. Солнце было уже з лесом, нд смым горизонтом, и временми бгряные лучи прорывлись сквозь чстокол пльмовых стволов и стволов-корней бньян. Жр спдл, дышть стновилось легче. Из зрослей донеслись крики и возня птиц. Вслед з птицми ожили и дети. Те, что пострше, голопузые и голоздые, оствили своих мтерей, принялись нперегонки бегть с собкми и визжть, потом сыпнули н отмель – поплескться в воде.

Янг не троглся с мест, сидели рядом и его друзья. Янгу скоро исполнится двендцть лет, он уже многое понимет, нчинет рзбирться в жизни, Янг ждл, до чего додумются взрослые, что решт. Недетскя тревог з судьбу людей, з судьбу всего остров сжимл сердце.

– Слышите, люди? Вон он, злой дух… Нюхйте! – тихо проговорил Гнеш, ощутив зпх солярки, снов долетевший из лгуны. Он плюнул крсным под ноги, и многие мужчины, жеввшие бетель, тоже плюнули. – Гнть ндо этот дух с ншего Биргус! Гнть! – потряс Гнеш плкой. – К бомо ндо идти! Пусть ншлет н них проклятие!

– Рньше ндо было до этого додумться!

– Рньше… Рньше ведь думли, что ходоки чего-нибудь добьются! А они не добились!

– Больно ты ловок! Тебя послть! Ты бы добился!

– Перестньте, люди! Никкой бомо не поможет! Ндо послть гонцов в соседние деревни. Подымть нрод! Згородить лодкми вход в лгуну! – стрлся перекричть всех Рдж.

– Првильно! Чего сидеть слож руки! – поддержл его Амр, лучший друг Рдж.

– Если вс всех посдят в тюрьму – тк вм и ндо! – откололся от них Пуол и зшгл н берег лгуны.

Победили те, кто хотел идти к бомо.

Первым двинулся Гнеш. Он устло опирлся н бмбуковую плку, ощупывя ею дорогу. З ним тронулись все. Шествие змыкл Рт, ее подняли н ноги, подтолкнули: «Иди!», и он зшркл по песку рспухшими ногми-колодми, охя, сопя и здыхясь.

Гнеш шел и говорил, что с пустыми рукми к бомо идти нечего. Ндо срзу нести подрки. Он нзвл тех, кому придется ловить петухов или кур, кому взять сушеных тунцов, кому принести вреный рис и тоди – збродивший, с грдусми, кокосовый сок.

Молодежь отстл, шл позди всех. В центре ее шгл Рдж, слев от него был Амр, спрв – Янг. Он держлся з руку брт и стрлся ступть широко, чтоб попдть с ним в ногу, быть похожим н Рдж.

«Нервный стл Рдж… – думл Янг. – Особенно в последний месяц, когд появился у него этот шрм. Никогд о шрме никому не рсскзывл. Тйн ккя-то, згдк… Невеселя у него рбот, опсня – много времени приходится быть под водой. Но кк бы мы жили без Рджевой помощи, без его зрботк?»

– Вот же глупые люди… Вот же темнот… – говорил Рдж, будто шептл зклинние. Но его хорошо слышли все прни. – Рзве в этом бомо поможет?

2

Их остров очень похож н кокосового крб биргус (отсюд и нзвние), огромного крб, с туловищем-пнцирем рзмером в три н четыре километр. Мленькие рифы вокруг – будто его поджтые ножки. У остров и клешни есть, точно у крб, левя, более широкя и длиння, охвтывет лгуну с восток. Он состоит из узкого мыс-полуостров и цепочки зеленых островков-скл, рзделенных узкими проливчикми. А првя клешня Биргус еще уже, в ней семь белых корлловых толльчиков, н них почти ничего не рстет, лишь чйки гнездятся. Янг не рз вместе с другими ребятми выбирл из гнезд яйц – сосешь их и чувствуешь зпх рыбы.

Люди шли к полуострову-мысу – бомо жил тм, отделился от деревни, рсствил вокруг хижины и возле дверей деревянных идолов со злыми выпуклыми глзми, с широченными клыкстыми ртми. Н бмбуковых шестх вздымлись вверх пучки ккого-то зелья – тоже зщит от злых духов. Хижин среди корней-ходуль огромных пнднусов кзлсь кким-то взъерошенным гнездом. Дже в тихую погоду н крыше шевелились, шуршли сухие пльмовые и бнновые листья, будто кто-то невидимый быстренько, едв ксясь ногми, бегл по ним. Может, это добрые духи? Бомо дружит с ними, приютил их.

Подошли, нстороженно стли. У людей испугнно вытянулись лиц, лишь Рдж кривил губы в иронической усмешке. Женщины спустили детей с рук, рзложили подрки, сели рядом. Связнные куры не хотели сидеть тихо, то одн, то другя сильно били крыльями, всполошенно кудхтли.

Бомо, услышв кудхтнье и хлопнье крыльев, вышел из дверей.

Бомо Яп – колдун и лекрь. Костлявый, точно йог, голый до пояс, н животе от долгого лежния отпечтлись ккие-то черточки и клеточки. Зевнул, криво рстягивя щербтый рот, почесл под мышкой, попрвил н голове то ли шпочку, то ли корону, в которую были нтыкны рзноцветные перья. Вместо штнов или, может, поверх их мотлись ленточки из кких-то лохмотьев. У бомо, хотя он и знлся с духми, рзбирлся в трвх, белки глз были крсные, веки гноились, кк и у многих жителей остров. Колдун нзывется, эту зрзу ни у себя, ни у других вылечить не может.

Все попдли н колени, будто перед богом Вишну. Потом выпрямились, сложив лдони перед грудью тк, словно кждый поймл по мотыльку. А Рдж лег н бок, чтоб не возвышться нд людьми, и нблюдл з всем, кк з интересным предствлением. Гнеш тем временем путнно объяснял бомо, чего хочет нрод.

– Зню, я все зню, хоть нигде и не бывю, – скзл Яп. Н худом лице спокойня окменелость и ни млейшего проблеск мысли. – Ндо посоветовться с добрыми духми.

Гнеш мхнул левой рукой женщинм, будто выгреб что-то из-з ух. И те взяли подрки, еще рз склонились в поклоне перед бомо и по очереди отнесли их в дом. А большую кружку бржки, сделнную из целого колен толстого бмбук, Гнеш см подл в руки бомо. Тот пошептл что-то нд нею и выпил одним духом. Громко отрыгнул, достл из-з пояс ккой-то корешок, пожевл, и н губх у него проступил пен.

– Буду советовться с добрыми духми, пок не выплывет из воды Небесный Челн. Тихо!.. – и исчез, резко дернув з собой циновку, звесив вход.

Люди зшевелились, удобнее устривясь н песке. Кждый мысленно, то и шепотом упршивл добрых духов помочь им в нелегком деле. Ждли долго, поглядывя н небо, в ту сторону, откуд всегд выплывл месяц. Люди нэлектризовли себя молениями и были словно в трнсе, бессвязно вскрикивли.

– Одурели… Совсем одурели, – шептл Рдж. – Кждя секунд дорог, они… Америкнцы же не молиться сюд приехли!

Нконец месяц, точно большой крсный челн, выплыл из окен и, кзлось, зколыхлся, здрожл н волнх. И в это время в доме что-то глухо згрохотло, ззвенело, пронзительно зпищло, будто колдун поймл з хвост кокосовую крысу и звертел нд головой, собирясь швырнуть ее в волны. Хижин подргивл, тряслсь, сквозь щели пробивлись отблески огня.

И вот н пороге встл бомо с пылющим фкелом в левой руке. Отблески огня игрли н стршном лице, рскршенном белыми и крсными полосми и треугольными знкми. В првой руке покчивлсь бмбуковя плк, похожя н пику. Д и см бомо кчлся, кк пьяный, подергивя, точно от холод, плечми. Обе руки от плеч и до кисти были обвязны цветными лентми, концы их мотлись н ветерке, извивлись, кк змеи. Бомо посмотрел в одну сторону, в другую, вытягивя шею, кк черепх, и вдруг прыгнул туд, прыгнул сюд, уколов воздух пикою. А см чем-то пронзительно пищл, видимо, положил листок з зубы, хотел, чтоб люди думли, будто это пищт и убегют злые духи. Он то шел по кругу подогнув ноги, то прыгл обеими срзу, кк воробей, и в ткт колол пикою в стороны, вычерчивя огнем ккие-то знки. В глзх бомо сверкли огненные отблески, кзлось, что из них, кк из фкел, сыплются искры.

Янгу стло стршно, его зтрясло.

– Все… Берите фкелы… Берите плки, посохи. И з ним! – объяснял жесты Яп строст. Голос Гнеш тоже стл писклявым и хриплым, и все зкричли, звыли не своими голосми, чтоб духи зл рстерялись и не знли, н кого нпдть. Все пошли з бомо приплясывя, подсккивя, кто кк смог придумть, и все кололи плкми и посохми воздух. Янг стл см не свой, он уже не змечл, кто отделялся от толпы, чтоб вооружиться и зжечь фкел, кто бухл по пустым стволм бмбук. Огней стновилось все больше и больше, зпх горелого мсл уже перебивл злой мшинный дух. Чд и дым потянулись в зросли, и тм збеспокоились ночные птхи. Огни отржлись в листьях пльм, и кзлось, что тм тоже зжиглись небольшие фкельчики, н небе больше стновилось звезд потому, что туд поднимлись искры от фкелов. Сверкли глз, сверкли зубы, зияли искривленные черные рты, сми люди были похожи н обуглившиеся головешки. Янг видел, что и Рдж уже вооружился обломком корня пнднус, и у отц в рукх плк. Только мть несл, прижимя к толстому животу, черный чугун с кокосовым мслом, и те, у кого фкел угсл, подбегли, чтобы смочить и снов зжечь.

Вышли н смый берег. Вод возле рифов поблескивл фосфорическим светом, время от времени поверхность лгуны прочерчивли бледные стрелы, словно кто-то чиркл гигнтскими спичкми по спичечной коробке, они никк не хотели зжигться. Песчня, в белой пене полос прибоя сегодня изрезн рвными следми мшинных колес.

Совсем близко было место, где выгружлись и высживлись чужки, кк вдруг – «б-х!» – в небо взвилсь крсня ркет и полетел в их сторону. Пдл прямо н головы людей, шипел, брызгл искрми, и некоторые из толпы испугнно отбежли в сторону. Но ркет погсл, не долетев до земли. В тот же момент с рейд из-з лгуны, где стоял громдин брж, вспыхнул сноп свет, уперся в небо – згорелся прожектор. Светлый столб кчнулся, упл н воду, потом зшрил по берегу, внезпно высвечивя то силуэты склонившихся в сторону воды пльм, то горы выгруженных ящиков, прикрытых брезентом, то мшины и бульдозеры, то брезентовые плтки. Люди рукми зкрывли глз, поворчивясь спиной к кинжльному огню.

– Ты… беги домой! Ты мл еще… – тревожно зшептл Рдж, больно сжв локоть Янг. – И мму уведи отсюд!

– Ай, – вырвлся Янг. Он не мог сейчс бросить и Рдж, и всех своих. Не мог не увидеть, кк испугются злые духи, нчнут – плюх! плюх! – кидться в воду, плыть н свою бржу.

«Б-х!!! Ш-ш-ш-ш…» – снов взвилсь крсня ркет, и н этот рз в одной из плток высоко н берегу послышлся резкий выкрик н чужом языке. Из плток нчли высккивть, одевясь н ходу, солдты, выстривться в шеренгу.

Бомо Яп дотнцевл до чсового, звыл, деля порывистые прыжки то впрво, то влево, целясь плкой в лицо, в шею, но в последний миг ннося уколы мимо. И все звыли дикими голосми, зпрыгли, повторяя движения бомо, грозя плкми, фкелми. Прожектор снов ослепил всех. Уродливые тени зкчлись, вздыбились выше пльм, фкелы померкли, стли совсем не грозными.

Солдт отступл здом, выствив перед собой втомт, угрожл им, что-то выкрикивя и укзывя жестми, чтобы люди уходили прочь. А вот уже и отступть некуд, он уперся спиной в штбель ящиков. Плки свистят спрв и слев, кто-то удрил плкой солдт в грудь. Ккя-то женщин схвтил горсть песку и сыпнул ему в глз…

И тут оглушительно зтрещл втомт, збрызгл огнем. Янг, сбитый Рджем с ног, успел еще зметить, кк бомо упл н колени, потом лег н бок, кк Рдж, молниеносно взмхнув кинжлом, удрил солдт в бок, кк мерикнец скользил спиной по ящикм с ндписью «US NAVY ENGINEER TROOPS», кк сверху от пльм бежли вниз чужие солдты.

Люди со стрхом рзбежлись. Янг бежл вместе со всеми сельчнми и то и дело оглядывлся, смотрел туд, н штбели ящиков, где дрожл свет прожектор, и в этом свете стря Рт, которя еще только дотщилсь до ящиков, схвтил с земли брошенный чугун с кокосовым мслом, вылил его н ящики, поднял чей-то фкел и прижл к брезенту, поджигя его. Огонь еще не вошел в силу, кк снов зтрещл втомт… Из-з солдтских спин не было видно, кк Рт упл тм, где лежл Яп. Америкнцы суетились, сдиря с ящиков горящий брезент, гся огонь песком. И тут прозвучл новя комнд, зтрещли выстрелы. Пули врезлись в стволы пльм, шмяклись в песок ссеченные ими орехи.

Люди рссыплись по домм, збились в глухие зкутки. Боялись, что солдты хлынут следом, всех перебьют, хты сожгут.

Янгов мть стонл, всхлипывл, отец глдил ее по голове, кк мленькую. А потом они шептлись, мть все продолжл стонть и жловлсь н боль в животе. Янг лежл н циновке в своем углу и дрожл всем телом, стучл зубми. Куд девлся Рдж? Может, подстрелили его в этой ктвсии?

Только под утро Рдж проскользнул в хту.

– Спишь? – зшептл он, сдерживя тяжелое дыхние, и прилег возле Янг.

– Не-… Тебя ждл! – прошептл Янг в ответ.

– Я сейчс уйду… Птицу, если зсидится н одной ветке, можно и кмнем сбить. Поплыву н Рй.

– Н чем?

– Придумю что-нибудь.

– Вот сейчс, ночью?!

– Ночью. А звезды зчем н небе? Д и нд Рем зрево огней издлек видть. Может, утром будут искть или спршивть меня, говори, что я не был вечером возле ящиков. Уехл н Рй срзу после собрния. И мме с ппой скжи, чтоб тк говорили.

– А люди ведь видели, что ты был со всеми.

– Люди видели, понятно. Но думю, что и им выгодно говорить, что меня не было. Ю ндестенд ми? Понимешь меня?

– Йес, сэр. Но есть люди, которым выгодно и н одного тебя свлить вину. Я же видел, кк ты кинжлом…

– Тс-с-с…

– Ли Сунь первый н тебя донесет, – Янг рссуждл совсем кк взрослый, и Рдж взлохмтил ему волосы: «Рстешь, млыш!»

– Не было китйц с людьми… Ну, пок… – Рдж поцеловл брт. – Ты знешь, где меня искть – в дельфинрии. Ух! – вдруг Рдж скрежетнул зубми. – В ткой момент приходится вс покидть!

– А когд опять домой?

– Не зню. Трудно у мистер вырвться. В выходные двойня нгрузк. А знешь, что н тех ящикх нписно? Что имущество приндлежит военно-морскому флоту США. Бзу хотят строить.

Янг ощупью обнял Рдж з шею.

– Ну, дружок, береги отц и мть. С Амрой дружи – он верный мой друг. – Рдж снов поцеловл Янг и зшуршл, отползя к двери.

Янг вытер слезы со щек.

Стонл во сне мть.

3

– Янг… Я-янг! – звл кто-то мльчик шепелявым голосом. Потом послышлся стук посох о порог. – Ты еще спишь?

Янг узнл голос стросты Гнеш, и сон его срзу пропл. Ткого еще не бывло, чтобы см строст обрщлся к нему, простому мльчишке.

– Я зню, что ты не спишь… Собери ребят, и бегите купться. Подольше сегодня купйтесь… И хорошо было бы, если б кто-нибудь все время плесклся в лгуне – по очереди. И если увидите что-нибудь новое, посылйте гонц к нм. Янг, будешь комндиром рзведки.

Пренек не верил своим ушм. Ему доверяют ткое вжное дело?! Вскочил тк, что зтряслись стены.

– Потише прыгй… А то рньше времени хту рзвлишь, – скзл мть слбым голосом. Они с отцом еще не вствли, будто рз и нвсегд потеряли интерес к жизни. – Нруби орехов, брось поросенку, потом уж лети. Кур выпусти.

Их избушк, кк и все в деревне, построен н высоких свях. Под бмбуковым полом-нстилом можно ходить согнувшись. Тут и згородк для поросенк, и клетк для кур. Тут и клдовк, в которой есть еще немного кокосовых орехов предыдущего урожя.

Янг рботл и прислушивлся к тому, о чем говорят Гнеш с отцом. Один стоит возле порог, другой – в дверях.

– …Тк ведь толку нет в зеленых. Сок, молочко… Рзве что бржку делть. Тк н бржку можно и из смой пльмы соку взять! – говорил отец. – Д н ккое лихо он, и без нее горько!

– А я советую срубить орехи, хоть они и зеленые. Все же ккя-то польз будет, – возржл Гнеш. – А то может случиться – не успеем и ткие использовть. Сроют все бульдозерми… Я слышл, что сюд, н Биргус, будут прилетть и сдиться большие смолеты, корбли военные приплывут.

– Боже милосердный! Ткое бедствие нслл…

– Ндо всем нм вместе держться. Может быть, придут мерикнцы, стнут грозить рспрвой, тк будем в один голос говорить: мы только молились, изгоняли злых духов. И что Рдж не было с нми, уехл н Рй… Я это всем скжу, предупрежу… (Янг подумл: «Ну и хорошо, что см строст скжет…») А солдт первый нпл н нс… И ндо готовиться к похоронм Яп и Рты… – Гнеш ушел, постукивя посохом.

– Великий Вишну! – всхлипнул мть. – Они же целую ночь пролежли н берегу. Крбы, нверное, глз у них повыели… Кк я теперь буду рожть? Бомо нету, некому будет отгонять злых духов.

– Ты не переживй. Дст бог, все хорошо будет, – вздохнул отец.

– А Ли Сунь и сегодня пошел к мерикнцм. Поволок мешок больше смого себя – чуть носом землю не рыл.

– Торговлю, нверно, нлживет, чует – поживиться можно, – ответил отец.

Янг выбрлся из-под избы.

– Я все сделл. Нте вм по яичку… – и положил в шершвую отцовскую лдонь яйц, нйденные в курином гнезде. – Я побежл!

Голопузиков, что бегют без штнишек или трусиков, Янг не стнет брть в помощники. И девчонок не возьмет… Хотя одну-то и можно было бы взять – Нтчу. Ее нзвли тк в честь советской докторши. Хорошо, что в тот момент, когд рождлсь Нтч, неподлеку стояло исследовтельское советское судно. Люди до сих пор помнят, что нд ними рзвевлось дв флг – крсный и сине-белый. Если бы не приехл с судн доктор, то могло бы и не быть ни Нтчи, ни ее мтери. Люди уже молились Вишну, чтоб збрл себе их души. Боевой росл Нтч, ловкой. Но Янг не стнет звть ее сегодня, у него чисто мужское здние.

Прежде всего Тун позовет. Обычно, когд спдл дневня жр и в деревне нчинлось хоть ккое-то движение, Янг будил Тун тк: подлезл под помост его хижины и острой тоненькой плочкой колол снизу между бмбуковых жердей. Янг знл, в кком углу спит Тун, и всегд попдл в него если не с первого, то со второго рз. А сегодня пробрлся Янг и рз кольнул, второй…

– Ой, что это? – послышлся испугнный мужской возглс. Кто-то подскочил, хижин зтряслсь, словно при землетрясении: – Нечистый дух! Нечистый дух!

Янг дл дрпк из-под хижины. В ту же минуту донесся смех Тун и его голос:

– Янг, это ты? Х-х, чуть отцу живот не проткнул!

– Я-a… Выходи скорей!

– Чего ты вскочил тк рно?

– Поручение нм есть! Боевое! – Янг рсскзл, что к чему. Уже вместе побежли к Мнсуру.

Мнсуров хижин стоял в той половине деревни, что был ближе к лгуне. Ншли его н пльме – срубл орехи. Вся земля уже был покрыт ими, зелеными, шершвыми. Мнсур и слушть не хотел, что ему кричли снизу ребят, пок те не стли брость в него плкми, Янг пригрозил, что зберется н пльму и стянет его з ногу. Помогли Мнсуру собрть орехи в мешок, зтщить домой. Помогли уговорить и его строгого отц, которому не понрвилось, что сын не выполнил его рспоряжения, порывется куд-то бежть. «Искупйтесь и бегом нзд. Если через полчс не придешь, можешь вообще домой не возврщться!» – пригрозил Мнсуру отец.

Побежли к лгуне нперегонки с худой собкой Мнсур, ориентировлись н стрнные звуки: впереди что-то пронзительно звенело, трещло и выло.

Выбежли – и глзм своим не поверили: тким незнкомым стл берег! Чужой, голый: вперекрест и врзброс, то и вповлку лежли все прибрежные пльмы – кзлось, здесь пронесся бешеный ургн. Возле двух деревьев еще хлопотли двое белых мужчин в шортх. В их рукх и выли те штуковины, которые прямо н глзх подгрызли деревья. Третий мужчин, ткой же не згорелый и почти голый, резл стволы н куски.

– Чего рты порзевли? Бензопил не видели? Мрш отсюд! – зкричл н них, будто он был тут хозяином, китец Ли Сунь.

Ребят оглянулись: лвочник нносил под большой бнн кучу орехов, рзложил тм н рогожке кое-ккой товр и вел торговлю. То пильщики, то солдты, которые рспковывли ящики и собирли из метллических чстей ккие-то мехнизмы, подходили к Ли Суню, и он вскрывл для них орехи, двл выпить соку. Кому не нрвилось, тем вскрывл жестяные бнки с соком или пивом. Ли Сунь делл свой бизнес.

– Чужие пльмы обчистил! Я побегу рсскжу Гнешу! – Тун готов был сорвться с мест.

– Подожди, тм что? – остновил его Янг.

У вход в лгуну, который очень суживли рифы и толльчики, неподвижно зстыл понтон, который перепрвлял с бржи н берег мшины и грузы. Н нем стоял и тткл прямоугольня глыб н колесх. Н понтоне суетилось несколько человек. Что-то делли, что-то спускли с понтон вниз, к воде. Вот н понтон вскрбклся почти голый человек с лстми н ногх и орнжевым бллоном з спиной. Лиц человек не было видно, блестело только стекло мски. Вот он стянул мску н лоб, прочистил пльцми уши…

Понтон сегодня был укршен рзноцветными флжкми – черными, крсными, желтыми, синими. Рдж кк-то скзл, что когд ведутся подводные рботы, то выствляются ткие флжки.

– По островкм подберемся ближе к понтону, рзведем, что они тм делют! – Янг кинулся вниз.

Песок возле воды был притоптн – остлись вчершние следы людей. Тут и тм влялись фкелы. А где же бомо Яп? Где стря Рт? Сколько ни вглядывлись в ту сторону, где суетились возле ящиков солдты, трупов не увидели. А может, их не убили? Может, они встли ночью и тихонько вернулись домой?

Помчлись полосой прибоя, собк весело лял и стрлсь то одного, то другого цпнуть з пятку. Добежли до мыс и срзу плюхнулись в воду – белопенную, быструю в узком протоке. Собк повизжл, побегл по берегу и, осторожно войдя в воду, здиря голову, поплыл з ними.

Возле последнего островк волны были большие, все кругом пенилось и бурлило. Притились з склми, понблюдли… И поняли, что тут приезжие и првд что-то делют под водой. От той четырехугольной мшины н колесх клубми влил удушливый черный дым. От нее под воду тянулись черные резиновые шлнги. Время от времени к понтону подплывл человек с бллоном з спиной и в мске, и ему подвли сверху то ккие-то тяжелые пкеты, то провод.

– Ребят, тм что-то грохочет под водой! Тк бьет по ушм, ужс просто! – успел нырнуть и тут же выскочил н поверхность Мнсур.

Спустились в протоку между третьим и четвертым островкми. Янг с Туном нырнули и тут же вынырнули. Првд!

– Не выдержть! Голов рсклывется!

И тут их зметили с понтон: зкричли, змхли рукми, чтоб выбирлись из воды и вообще выметлись прочь. Но ребят только зплыли з островок и снов нчли следить из укрытия, смотреть, что делется н понтоне, возле понтон и рифов.

Вот из воды один з другим вынырнули двое в мскх и с бллонми з спинми. Им помогли влезть н понтон, снять бллоны. А мски посрывли они сми и, тяжело дыш, рзмшисто терли искривленные, точно от боли, губы, прочищли пльцми уши. Собк нетерпеливо скулил, ей хотелось злять н незнкомцев, и Мнсур сдвливл ее морду, прижимл к скле. Рбочие, хлопотвшие н понтоне, вытскивли из воды черные шлнги, н концх которых звисли ккие-то железные штуковины с острыми нконечникми.

– Нверное, ккой-то клд спрятли, золото! – у Мнсур дже глз згорелись.

– Дурня ткого, кк ты! – плюнул Тун.

– Я подплыву туд под водой, погляжу. Я умею плвть под водой! – Мнсур пополз со склы ногми вниз.

– Тише, они отходят! – покзл Янг н корму понтон, где зтрхтел движок, збурлил вод.

Понтон отплыл медленно, возле борт стоял человек в шортх и пропускл меж лдонями провод, которые уходили под воду.

– Гу-уд! Стоп! – прозвучл н понтоне комнд.

– Я ныряю! Потом не нйдешь этого мест! Придержите пс! – Мнсур оттолкнул собку, собрвшуюся полезть з ним в воду, и нырнул. Остновить его не успели.

В тот же миг н понтоне один из мужчин взмхнул рукой, и глухой гул взрыв всколыхнул округу. Н месте рифов и толльчиков, згорживвших вход в лгуну, встли огромные белые столбы воды и обломков корллов. Опли, тяжело зплюхли в воду обломки рифов.

– Мнсур! – испугнно зкричли Янг и Тун, лсточкми взвились в воздух, бултыхнулись в воду. З ними прыгнул и собк.

Мнсур всплыл среди рзноцветных рыб, неестественно переворчивясь н бок, потом покзл живот и повернулся н другой бок, нчл опускться н дно. И тут его подхвтили Янг и Тун, поволокли к островку. Повернул з ними и собк.

Из нос и ушей Мнсур шл кровь. Его слегк потормошили, помяли, и он зкшлялся, выплевывя воду. Живой!

– Мнсур! Скжи хоть слово! Мнсур! – просили ребят. Собк тихонько скулил.

А Мнсур только стонл и скрежетл зубми, не открывя глз.

– Д что ж это делется?! – зкричл Тун. – Вчер двух убили и сегодня… Что нм скжет его отец?!

– Скорей в деревню, может, кто-нибудь поможет ему… Поверни лицом вниз! Приподними! – Когд Тун поднял Мнсур, Янг подлез под него. Тк, чтоб голов и одн рук Мнсур были н одном плече, другя рук – н втором. Ступил, согнувшись, в воду. – Сбоку плыви, будешь стрховть.

Тяжелым был Мнсур. Пок добрлись до третьего островк, потом до второго, Янг см нглотлся воды. Дльше уже тянули Мнсур вдвоем, под руку, положив н воду лицом вверх. Янг згребл левою, Тун – првой рукой.

Н мысе-полуострове отдышлись – недолго, только чтоб вернулись силы. Снов подняли, подвили н спину Мнсур, положив его животом н колени Янгу, потому что мльчик, пок его тянули по зливу, снов нглотлся воды.

Кое-кк посдив Мнсур н переплетенные четыре руки, понесли в деревню.

Визжл, бегл вокруг них кругми собк.

4

Было много и слез и крику.

И не только в Мнсуровой хте, и по всей деревне. «Людечки, д что же это делется?!» – кждя н свой лд голосили женщины. Стискивли зубы хмурые мужчины – в бессилии и гневе. Кому пожлуешься? Кто поможет? До бог – высоко, до султн – длеко. Д ходили же к султну, жловлись, просили милости. Ну и что из того? Не отец он своему нроду, нет… Хорошо еще, что хоть живыми ходоков отпустили.

Некоторые побежли н берег лгуны. Если не спсут свои пльмы, то хоть зеленые орехи снимут. Не было уже у людей ни боязни, ни увжения к лвочнику Ли Суню. И отлупцевли его, и рскидли все его шмотки, отобрли орехи. Особенно стрлся Амр.

– Я вм это припомню… Я вм припомню!.. – грозился Ли Сунь.

И н мерикнском ктере умчлся н Горный.

Вернулся он около полудня с пятью полицейскими и чиновником с ппкою под мышкой. Полицейские были в члмх, с крбинми и кривыми тескми, большими по величине, чем ножи-крисы. Чиновник был в индийской одежде – в черной шпочке, похожей н пилотку, в белом сюртуке и белых штнх. Ктер с ними вошел в лгуну не снижя скорости, с рзгону ткнулся в белый песок. Скинули сходни, и все пятеро полицейских, чиновник и китец сошли н берег.

Отпрвились срзу не в деревню, к плткм, в которых рзместились мерикнские солдты и офицеры. Рзговривли тм около чс, шептлись, видимо, о чем-то договривлись.

Зоркие глзки у Ли Суня…

– Эй вы! – зметил он Янг и Тун, которые злегли под кустми и нблюдли з тем, что делется в лгуне и н берегу. – Позовите сюд Гнеш! И быстро: одн ног тут, другя тм!

Янг и Тун покзли ему язык, передрзнили и… исчезли в чще.

– Не позовут. Но я см зню, где живет Гнеш и где тот рзбойник. Пожлуйст, идите з мною! – позвл он полицейских.

Амру поймли и привели под Дерево Собрний. Привели и стросту.

– От имени Его Величеств султн!.. З посягтельство н священную и неприкосновенную чстную собственность!.. – высоким, почти срывющимся голосом выкрикивл чиновник, будто выступл перед многолюдной толпой.

Амру полицейские рсплстли н земле и принялись бить бмбуковыми плкми. Тк же отлупцевли и Гнеш – з то, что вконец рспустил своих сельчн, не следит з порядком. Сильно поколотили – не смог встть.

– Не прикидывйся, негодяй! – нчли толкть его ногми полицейские. – Скжи спсибо, что не рестовли и не отдли под суд.

Но Гнеш не вствл.

– Лучше совсем добейте… Я не переживу этого срм… – простонл он.

Снов принялся созывть всех лвочник Ли Сунь.

Пок люди собирлись, полицейские стрдли от жры. То один, то другой брли кокосовые орехи, одним удром срубли у них мкушки, словно головы вргов султнт, и выссывли сок. Подносили и мерикнцу-офицеру, который рвнодушно глядел и н экзекуцию, и н все, что выделывли полицейские и чиновник.

Пришло совсем немного людей – может быть, третья чсть из тех, что были вчер н собрнии.

Высоким лющим голосом чиновник говорил, что времени н рздумье у людей было много. Теперь дется н сборы всего дв чс. В лгуне возле берег их ждут ктер и вельботы, мерикнцы бесплтно доствят их н Горный.

– Кто является глвой семьи, подходите сюд з получением пособия. Кждому будет вручен чек н предъявителя, по чекм можно в Горном или н Глвном в конторх бнк получить пятьдесят доллров.

В ответ слышлся только плч-скуление, будто у людей уже и силы не хвтло зплкть во весь голос. Не перествл стонть и Гнеш.

Потом говорил офицер, чиновник переводил. Америкнцы не будут никого привлекть к ответственности з то, что рнили их солдт.

– Случилось недорзумение, больше ткого, я ндеюсь, островитяне не допустят, – голос офицер звучл почти лсково.

– А кк же… А кк же тогд… – зстонл, зкшлял, двясь кровью, Гнеш. – Вш солдт двоих зстрелил! Нших! И ему ничего з это не будет?!

Чиновник скоренько прошептл офицеру, что скзл строст.

– Этого не может быть, потому что быть ткого не может! – ответил офицер.

– Ткой фкт и мне не известен, – добвил от себя чиновник, переводя слов офицер. – А вм мы могли бы еще добвить з этот поклеп. Но вы мне нужны живые… Нзывйте кждого глву семьи. Соствим список, кт н выплту.

Полицейские подтянули Гнеш к бньяну, посдили под деревом, прислонив спиной к стволу.

5

Нд деревней, нд всем Биргусом рзносились плч и причитния.

Люди не знли, что взять с собой, что оствить. Может, тм в большом цивилизовнном мире, н Глвном или н Ре жестяня бнк из-под консервов, служившя здесь кружкой, не стоил выеденного черепшьего яйц. А биргусовцм при их нужде все было дорого, все мило.

Прошел чс, прошел второй, но никто не был готов покинуть свое жилище. Люди что-то связывли, перевязывли, бросли и вновь збирли. А если кто и был готов, то не лез вперед, оглядывлся н других. Прежде люди шли з бомо, шли з стростой, теперь их не было. И в рстерянности збивлись в темные углы, в кусты, ндеялись отсидеться, спстись.

Отец нгрузил н Янг столько всего – ишк не понес бы все это. См взял в охпку поросенк, через плечо перекинул связку кур, они трепыхлись, пытясь взлететь, дрли когтями и клювми спину и ноги. У мтери был только один узелок с одеждой и лмп без стекл и керосин (цення вещь, хотя ею никогд не пользовлись). Мть невозможно было вытщить из хижины, он целовл кждую бмбучинку, кждое бревнышко. А когд вышл, уцепилсь з кривую пльму, что склонилсь возле дом, и зрыдл во весь голос.

Глядя н нее, зплкл и Янг, хотя доселе только укрдкой вытирл то один глз, то другой. Слизывл слезинки с дрожщих губ отец, он все время поддвл поросенк снизу коленом, чтоб не сползл с рук. Потом отец опустил поросенк н землю, зжл его между ног и позвл Янг. Покопвшись в узле, который гнул мльчик к земле, кк циклон пльму, достл веревку, обвязл туловище поросенк з передними ногми по груди, конец нмотл н кулк.

– Ну, пойдем… Пойдем помленьку… – глдил он плечо мтери свободной рукой, подбдривя. А он только кчлсь из стороны в сторону, точно под ветром, пытлсь рвть н себе волосы.

Тем временем в деревне нчло твориться что-то стршное. Моторы ревели совсем близко, среди хижин. Бульдозеры шли тесно один з другим – строения рссыплись и ложились под гусеницы с сухим треском. А пльмы поддвлись не срзу. Мотор то одного, то другого бульдозер стршно, с ндсдой ревел, пльм, в которую упирлся нож, судорожно вздргивл. И вот… сочный протяжный треск, дерево с шумом пдет, дже вздргивет земля. А бульдозер еще и проползет по пльме, будто хочет вдвить дерево в землю.

Янгу покзлось, что с одного бульдозер склит зубы Пуол. Присмотрелся – он! Пуол см ломл, рушил свою хижину.

– Выродок! Лучше бы ты мленьким сдох!.. Проклиню тебя! – тряс кулком его отец, Джив.

Всплески-взрывы плч вспыхивли то тут, то тм. В этом содоме среди мшин и людей суетились и полицейские, тщили из хижин людей чуть ли не из-под смых гусениц бульдозеров, лупили плкми по спинм, по головм. Некоторые пробовли отбивться, женщины пускли в ход ногти и зубы. И полицейские тогд совсем рзъярились.

Отец весь дрожл, двя Янгу конец веревки, он никк не мог попсть в его лдонь. Но отдл нконец, чтоб Янг и рябого поросенк вел з собой. А см еще немного покоплся в Янговом огромном узле, достл обрз бог Вишну. З рмку обрз тут и тм были зсунуты сухие цветки лин и орхидей, бумжные цветки. (Янг любил Вишну, изобрженного н этом обрзке: три лиц у него – и все светлые, добрые, шесть рук, и в кждой что-нибудь держит; возле бог смирные собки, крсные откормленные буйволы.) А отец тем временем зжженной спичкой поджег священную душистую плочку для окуривния и нчл ходить с обрзом и плочкой вокруг хижины и ближних пльм. Потом стл возле пльмы, которую все обнимл и целовл мть, подымил нпрво и нлево и н ту, что обнимл мть, и н Янг. А грозные стршные мшины с ножми-отвлми уже совсем близко, уже нпрвляются в их сторону…

– Эй, мрш отсюд, пок целы! – ндрывли горло полицейские. Лиц у них потные, грязные, члмы сбились н зтылки, то и рзвязлись.

– Не-е-ет!!! – зкричл вдруг мть истошным голосом. Бросил свой узелок и лмпу, полезл н пльму. – Не отдм никому! Не отдм!!!

Хотя пльм и был нклонной, но беременной мтери лезть было трудно. И все же он лезл, обдиря ноги, выше и выше. Вот уже остлсь только т чсть ствол, которя, выпрямившись, устремилсь вверх.

– Мрш, мрш! Идите з рсчетом! – орли полицейские, подходя все ближе. – Чего тут стоите? Прочь! – нкинулись они н Янг и н отц. – А ты?! Слезй сейчс же, толстя обезьян! – зтряс кулком, глядя н мть, устый полицейский.

– Не слезу! Не отд-м!!! – зкричл сверху мть. – Люди! Влезйте н деревья! Они не посмеют нс…

Но ее в реве моторов, в треске ломющихся строений, в причитниях женщин, нверное, никто не слышл. Янг окменел, не мог стронуться с мест.

– Именем Его Величеств султн Муту прикзывю – слезй! – устый полицейский, схвтив ккой-то обломок, зпустил им в мть. – Получишь тридцть удров плкми! Слезй!

– Люди-и! – кричл мть свое. – Не поддвйтесь!

– А ну – подковырни ее, потряси немного! – крикнул полицейский водителю бульдозер и добвил что-то по-нглийски.

Бульдозер угрожюще ревнул, крутнулся н одной гусенице, зшел сбоку: по нклону и против нклон не очень-то струю пльму потрясешь. Нож-отвл у этого бульдозер был неровный, словно бы свренный из двух чстей, поствленных под углом один к другому, получлся кк бы тупой угол с острыми крями. Бульдозер ревел-гзовл, рскчивя ножом пльму. Янг видел, кк мотлсь вверху мть, обхвтив ствол рукми и ногми, крич что есть мочи. Видел, кк склился в дурной ухмылке верзил водитель, высунувшись из кбины, збв, должно быть, ему нрвилсь.

– Ммочк, не ндо! Ммочк, слезй! – кричл, громко плкл Янг.

– Стойте, душегубы! – вышел вперед и изо всей силы уперся в отвл бульдозер отец. – Он слезет! Он уже слезет! – и снов выствил кк зщиту обрзок Вишну.

Но ккое дело было водителю до их бог, когд он и своего не признвл.

И вдруг… стршный треск, пльм переломилсь в том месте, где в нее упирлся бульдозер. Ветвистя вершин, описв большую дугу, грохнулсь оземь. Отец едв успел отштнуться: конец дерев, смый его комель, тоже вильнув в воздухе, упл н землю.

Янг зкричл тк пронзительно, что у смого уши зложило, кинулся к мтери.

И пусть бы лучше не видел ее ткой!..

Пусть бы нвеки он остлсь в его пмяти с живым и чистым, тким добрым и родным лицом.

– М--… --!!! – Янг боялся подступить к тому, что остлось от мтери, что было видно из-под ствол пльмы. А отец, подбежв, побледнел и змер, глз его стли мутными, кк у безумного…

Бульдозерист высунулся из кбины уже до пояс, вытянул шею, всмтривясь вперед в то место, где лежл рздвлення деревом женщин, глуповто моргл белыми векми. Устый полицейский стронулся с мест, потоптлся, подозвл к себе другого полицейского. Зкидли мть пльмовыми листьями, потолкли Янг и отц в спину: «Вы ей уже ничем не поможете… См виновт… Бог покрл ее з непослушние…»

6

Под Деревом Собрний шел рсчет. Цепочкой, нгруженные домшним скрбом и живностью, проходили люди. Чиновник в черной шпочке выдвл, глядя в список, чеки. Но Ли Сунь вносил попрвки:

– А этот мне должен… Взял зем под будущий урожй и не вернул. Ему выписывйте половину, двдцть пять доллров. А двдцть пять мне! А этому двдцть хвтит – остльные мне… Этот тоже виновт… И этот!

В руке Ли Суня топорщилсь порядочня кип чеков. Доллры были лучше всего: и есть не просят, и мест не знимют.

Мнсуров отец с бртом несли н смодельных носилкх Мнсур, у него был збинтовн голов. Мнсур изо всей силы прижимл к себе собку, и получлось, что у мужчин был двойня нош.

Уже н ктере объятия Мнсур ослбли, и собк выскользнул из рук. Рослый мтрос, который спешил в рубку к штурвлу, споткнулся о нее, собк взвизгнул, отскочил, попл под ноги другому. Тот быстренько схвтил собку з шкирку и швырнул з борт. Мнсуров отец не успел ни поймть ее, ни спрятть где-нибудь.

Мотор зревел, зтрещл, зстучл, ктер быстро полетел к выходу из лгуны. В пенистых влх, что усми рсходились з кормой, долго еще кчлсь собчья голов. Собк плыл вслед, из последних сил колотил лпми по воде.

«А где нш поросенок?» – вдруг спохвтился Янг. Совсем не мог вспомнить, когд он вырвлся от них, когд потеряли его.

А потом нступил провл, збытье. Может, спл, может, потерял сознние.

Глв вторя

1

Рдж, выскользнув из хты, змер н минуту возле ступенек, прислушлся. И – пошел. Походк его был легкя, пружинистя. Тел своего, нпрягшегося от нстороженности, не ощущл: обострились все чувств. Тропинк был испещрен темными и светлыми полосми и пятнми, лун, мелькя, бежл между веткми и листвой нперегонки.

Трещли цикды, вскрикивл порой ккя-то ночня птиц.

Шел он не к берегу, где в мленькой протоке возле мыс знхря Яп были вытщены н берег з линию прилив и привязны рыбцкие лодки – одни с блнсирми, другие без них. Случлось, сельчне снимли блнсиры и относили их домой. Тк было спокойнее: лодку никто не возьмет. Рдж шел к центру остров, где был выкопн в лощине единственный колодец. Хотелось в последний рз выпить из него воды – своей, родной.

Эту воду нельзя было збыть – всегд тепловтую, с лесными зпхми прели. Порой он был слегк солоновтой и горьковтой, когд зчерпнешь неосторожно, снизу. Из-под остров-толл подступл, просчивлсь в колодец более тяжеля морскя вод. Двно уже н острове Рй пользовлся Рдж слдкой ртезинской водой (Рй – остров вулкнического происхождения, и можно было тм копть глубоко), пил и ел много чего экзотического, привезенного з тридевять земель для туристов, но вод с остров Биргус не збывется никогд.

И всему этому придет конец. Америкнцы построят н острове военную бзу – и морскую, и виционную вместе, кк н том известном всему миру острове Диег-Грсия, который рсположен тоже в Индийском окене. И н их Биргусе все снесут, выкорчуют, сровняют с землей. Может, кк рз по этому колодцу пройдет взлетня полос для тяжелых бомбрдировщиков.

Почему никого н рхипелге это не тревожит? Почему оплкивют свой остров одни биргусовцы? О, проклятый нрод, который еще не стл нцией… Общины, группировки, группочки – по происхождению, по племени и родм, по религии, по местности, по родственным отношениям. Тмилы, синглы, явнцы, китйцы, суднцы, мдурцы, негриты, потомки португльцев и рбов, голлндцев и нгличн… Что из того, что рхипелг Веселый получил незвисимость от нглийской короны? Кждый остров обособлен, из конц в конец рхипелг рсстояние в сотни километров. Что делется н соседнем острове, людям уже не интересно, что в мире – тем более. Цивилизция коснулсь только островов Глвный, Горный и Рй, н них и электричество есть, и рдиоприемники. Н остльных нйти ккой-нибудь трнзистор – диво дивное, увидеть обрзовнного человек – еще большя редкость. Это счстье, что н Биргусе жил грмотей, бывший мтрос Дуку – прошлым летом умер. У него все дети биргусовцев учились читть и писть. По-нглийски, конечно. Это Дуку зметил, что у Рдж необычйные способности к учебе, к изучению чужих языков. Это Дуку уговорил отц отдть Рдж в чстную школу н Горном, чтоб подготовить для поступления в колледж. Пок Рдж учился в той школе, отец еще кк-то выкручивлся, выискивл средств. А о колледже нечего было и мечтть, колледж был только н Глвном. Где возьмешь денег, чтоб и з учебу плтить, и квртиру снимть?

Рдж долго пил воду, смковл ее, мысли, тяжелые и мучительные, кртины детств переполняли голову. Вод сегодня почему-то кзлсь более горькой и соленой. Может, это примешивлись к ней его слезы?

Вылил осттки воды полукругом возле себя, повесил кружку н колок. Ну, вот и все… Прощй, Биргус, нвсегд… Хотя нет, немного еще побудет, посидит н лвочке из бмбуковых плок, полюбуется огонькми светлячков. Может, утихнет боль в сердце, перестнет поджимть з грудиною.

Н этой лвочке всегд отдыхли женщины перед тем, кк взвлить н себя груз, нести домой воду. Сюд и молодежь приходит гулять, особенно влюбленные. Много лет, поколение з поколением.

«Ну – все… Вствй, Рдж!» – прикзл он себе. И встл, резко повернувшись к зрослям. Пошел нпрямик, ориентируясь по луне. Туд, н берег лгуны, где лгерь мерикнцев. Что тм сейчс делется? Куд они девли убитых Яп и Рту?

Из-з последних кустов вышел осторожно, то и дело змиря н месте, нпрягя слух и зрение.

Хрпят мерикнцы в плткх, не слышно и шгов чсового.

Бесшумно, кк тень, перемхнул Рдж к прикрытым брезентом ящикм. Зшел от воды, чтоб нельзя было зметить его со стороны плток. И увидел: к крйнему ящику прислонен резиновя лодк. Весел не видть ни возле лодки, ни под лодкою. Рдж поворошил ногою песок – нет и в песке. «Ну – ничего, нйдем змену… Они у нс Биргус отобрли, родину. Если я лодку „зйму“ – мелочь для них…»

Крдучись, дошел до того мест, где с вечер стоял чсовой и где произошл тргедия. Трупов бомо и Рты уже не было тут, дже кроввые пятн присыпны песком, остлись только следы босых ног. А-, вот он, чсовой… Сидит, опершись рукми н втомт, опустил голову н грудь. Не тот, нверно, которому пырнул ножом под бок… И этого вояку можно было бы прирезть, збрть втомт… А потом поджечь все… Рдж дже зтрясло от ярости, едв сдержлся. Что тогд будет с сельчнми? Могут рспрвиться со всеми, и никкого суд н пришельцев не нйдешь.

Осторожно пошел обртно, потом – вдоль прибоя.

Кто ищет, тот нходит: вон кчется н волнх ккой-то обломок доски. Можно его использовть вместо весл. А вон и бнк – сгодится выливть воду…

Снял с себя белую тенниску, чтоб не тк светил в темноте, медленно оттолкнулся от берег…

2

Жители Биргус, д и не только биргусовцы, нзывли морем все, что было между островми рхипелг или поблизости от них. Весь остльной водный простор, рзмеры которого трудно было дже мысленно предствить себе, нзывлся океном. Дже не Индийским – просто океном, и конец. Где-то н востоке, больше чем з три тысячи километров, Сумтр и Яв, это уже Индонезия – смые близкие соседи. А н север и зпд, где Индия и Шри Лнк еще больше этих тысяч километров, – вод, вод и вод. А кк же велик весь мир, конц и кря ему нет!.. Ккие огромные есть мтерики, еще большие – окены. И ндо же, чтоб свет клином сошелся н их Биргусе, чтоб кк рз н него упл ненсытный глз янки! Рзве Рдж не читет гзет? Читет. И местную «Фридом» – «Свободу», – горький смех с этой свободой, и те, что збывют туристы – нглийские, мерикнские, фрнцузские, немецкие, встрлийские. Был в одной гзете крт-схем, весь мир покрыли мерикнцы своими бзми, н все мтерики и окены протянулись их лпы. Ближе других к Биргусу, ко всему рхипелгу – бз н острове Диего-Грсия в рхипелге Чгос.

Мысли Рдж шли по кругу: то думл о Биргусе и Ре, обо всем рхипелге Веселом, то о своей рботе, о дельфинрии…

Обломок доски неудобный, шершвый, по-людски не возьмешься з него, не нляжешь кк следует. А лодк чересчур широк, ндо склоняться то к одному борту, чтоб достть до воды, то к другому.

Все чще перекидывл доску в левую руку, чтоб выровнять ход лодки, плыть прямо н восток, н зрево Ря. После кждого гребк вспыхивют мириды светлых фосфорических искринок. Серебристые следы звихрений не срзу блекнут, долго еще светятся н воде, будто прошло тут громдное скзочное животное. Длинный и широкий фнтстический след остется з кормой лодки. Рдж знл, что это вспыхивют и светятся млюсенькие рчки и всякие другие существ микроскопических рзмеров. И все же ему хотелось верить во что-то скзочное.

Вечня крсот вечного моря-окен…

А под водою ночью Рдж еще не был – только перед смыми сумеркми, и то потому, что припозднился вернуться н берег.

Было это тогд, когд его подводня прогулк едв не кончилсь тргически. Вот, под левой челюстью, еще и сейчс побливет шрм-полумесяц.

…Еще будучи под влстью бритнской короны, Рй зстривлся по единому общему плну. Соглсно этого плн, остров должен был стть местом отдых – зморским рем с вечным летом. Тут и свои толстосумы, нглийские, и со всего свет могли бы отдохнуть от бизнес, сбросить вес или нгулять жир, опорожнить толстые кошельки, порзвлечься, услдить грешное тело.

Город н острове с виду похож был н непрвильное, сплющенное с север н юг колесо с восемью спицми. Обод – кольцевя пешеходня дорог вдоль пляжей. Ринг-стрит, веню, бродвей, шпциренштрссе – кк только не нзывли ту дорогу! Спицы – рдильные улицы – делили остров-город н восемь секторов и сходились н овльной площди. Шесть северных более солнечных секторов были отдны туристм, индустрии отдых. Вдоль ринг-стрит стояли в зелени отели, пнсионты, снтории, глубже, к центру – всякие ночные клубы, днсинги, кзино, ресторны, бры, кфе. Смыми узкими и короткими, будто придвленные тяжестью остльных шести секторов, были седьмой и восьмой – южные. Тут рсположились и порт с причлми, и хозяйственные строения, и квртл жилых домов. Дельфинрий знимл угол между первым и восьмым секторми, немного врезлся в море. Н всем острове не было ни одной мшины, которя коптил бы воздух, по улицм рзъезжли только велосипедисты и рикши, тихие электромобили.

Мистер Джерльд Крфт, влделец дельфинрия, не рз приглшл Рдж в свой кбинет, доверительно усживл в мягкое кресло перед столом, см устривлся нпротив, н другом. Вел беседу и то мягко, по-кошчьи кслся плеч Рдж своей пухлой рукой, то поглживл его:

– Рдж Синг, я тебя люблю, кк сын… Ты есть зэ рйт мэн ин зэ рйт плейс – нужный человек н нужном месте. Ты не медмен, кк Судир, не сумсшедший. У него одни только мэкинейшн в голове. Судиру глвное – мэйк мни… Деньги, только деньги!

Рдж рскрывл рот, хотел вствить в быстрый поток Крфтовых слов хоть несколько своих. Что и он, Рдж, не может з одну и ту же плту знимться еще и обследовнием квтории остров. И тк мистер Джерри превртил его в зтычку для кждой дырки, вместо того чтобы взять н рботу еще одного человек, то и двоих.

– З это я тебе отдельно зплчу – о'кей? Но нм ндо хорошо знть, что делется вокруг остров под водой. Я хотел бы повысить плту з подводные прогулки. Хотел бы иметь дв мршрут: теперешний, легкий, смо собой остнется. Второй сделем более сложным – потому и плт дороже. Дли бы шикрную реклму:

Чудес подводного грот!
С квлнгом – в скзку!
Из объятий осьминог – н волю!
Глдил ли ты кулу?

И еще много чего можно было бы придумть.

– Придумть-то можно, но…

– О, ты меня понимешь! Нужен грот! Нйди хоть мленький гротик. И чем глубже, тем лучше… Чтобы был мленький стрх, легкое щекотние нервов. О, н стрхе можно хорошо зрботть!

– А вы знете, что зпс воздух в квлнге огрничен? Д и глубин опсн: и кулы, и… кессонку можно схвтить.

– Вот из кезонк?

– Болезнь ткя… От резкого перепд двления – с высокого н низкое. Кровь может зкипеть в жилх, пузыри воздух зкупорят сосуды в мозгу – и гууд бй, мй френд! Встретимся н том свете!

– О, не ндо гууд бй. Это будет стршно, это подорвет нш бизнес! А гротик нужен… – и, сокрушенно вздохнув, рзвел рукми. – Мэйк мни, мй френд… – Вид у Крфт был жлостный, хотел, нверное, рзжлобить Рдж.

Пришлось искть если не грот, то хоть гротик. Рдж уже хорошо обследовл дв восточных и дв северных сектор, знл, что делется под водой возле пляжей. Корлловых скл хвтло, не было только н доступной глубине грот.

Все не мог выбрться обследовть море возле зпдных секторов. К ним ндо было идти д идти, волоч н себе двдцтикилогрммовый квлнг, полуторкилогрммовый пояс грузил. Через порт или через центр город было бы нмного ближе, но не пойдешь же в плстмссовых лстх, д еще с тким грузом.

…В тот день туристы поплись стрые, больше семейные пры из тех, что уже доживют свой век, но перед смертью решили повидть свет, немного спустить нжитые кпитлы. С ткими туристми Рджу было и легче и труднее. Легче, потому что лодку не кчют, сидят чинно и смирно, вцепившись в борт «Нептун», не перевешивются то туд, то сюд, не суют руки в воду з бортом, только уствятся под ноги, в прозрчное дно шлюп, рзглядывют, что делется под водой, слушют Рдж д по-детски ойкют и хют. «А это что? А вот то что ткое?» Ну, труднее, потому что ндо при посдке прижимть борт плотно к мосткм причл, привязывть и нос, и корму, чтоб ккя-нибудь ббуля не свлилсь в воду. Обязтельно ндо было втолковть, кк пользовться спстельными жилетми и кругми, и уже одно это нгоняло н них стрх, зствляло обеими рукми хвтться з борт. А грести приходилось тк плвно и осторожно – сткн воды н голове можно удержть.

Отплывя от берег, обогнул купльщиков, кзлось, все было в норме, но вдруг откуд-то нлетел свежий ветер. Одной струхе, в шортх с тощими бедрми и свиными клыкми[1] н рукх, от кчки стло дурно. Конечно же, зрелище подводного мир было чудесное. Но рзве получишь эстетическое нслждение, если по соседству с тобой кто-то гыкет, будто ему выворчивют утробу, и то и дело свешивет голову з борт… Терпели ббусю только потому, что доллры все рвно были зплчены з морскую прогулку и ндо было иметь от денег хоть ккую-нибудь отдчу. Но нконец нервы туристов не выдержли, все потребовли повернуть нзд.

Рдж высживл всех медленно, кждому – и женщине, и мужчине – протягивл с мостков руку, то и дело повторяя:

– Леди и джентльмены! Кто хочет сделть подводную прогулку с квлнгом и в мске, проходите к кссе, зписывйтесь и вносите плту.

Охотников в этот рз не ншлось – ну и хорошо.

Доложил мистеру – тк и тк, освободился рньше, сможет поинтересовться зпдными секторми. Нельзя ли взять «Нептун»? Можно было бы нскоро оглядеть квторию н зпде, потом уже «подозрительные» мест обследовть под водой детльно.

Не рзрешил мистер Джерри, испуглся. Очень уж дорогя вещь «Нептун», сделн этот большой шлюп по спецзкзу в смой Англии. А вдруг нскочит н скрытую под водой склу и прозрчное дно «Нептун» треснет, рсколется? Кто тогд оплтит потери, убытки? А если не рзобьется, то могут стибрить или ветер згонит в открытый окен, пок Рдж будет нырять и плвть под водой. Рзрешил только взять ялик, небольшую шлюпку. Тот смый ялик, в котором ежедневно ездили в порт з рыбой для дельфинов и который тк просмердел этой рыбой, что Рджу пришлось долго оттирть его песком, шуровть ветошью, обливть из ведр водой, чтоб и смому не провонять. Однко мистер Джерри и тут поскупился, не пустил Гуго, ссистент дрессировщик Судир, поехть с Рджем, побыть з сторож. У Судир было еще вечернее предствление в дельфинрии. Мистер Джерри поторопил тогд Рдж:

– Двй, двй! Быстрей!.. Тйм из мни. Время – деньги!

В тких вещх, кк подготовк к подводному плвнию, никкой спешки быть не должно. И хоть много времени отнял ялик, Рдж все досконльно проверил: ккое двление в бллонх (требуется 150 тмосфер), рботет ли включтель подчи резервного воздух, испрвны ли дыхтельный втомт и редуктор. Подумл, не ндеть ли гидрокостюм, и пожлел времени н это. Пристегнул н левую руку глубиномер, н првую мгнитный компс, н првой икре двумя ремешкми зкрепил ножны, сунул в них кинжл. Под водой крис лучше иметь н ноге, не н поясе, где и грузил, и поясной ремень квлнг. Что еще? Возьмет шток-пику, это кк бы в дв рз увеличення копия стрелы подводного ружья, только без ззубрин н конце. И шток, и нож – от кул.

Если бы Рдж был единоличным хозяином клдовой, где хрнятся квлнги и все необходимое снряжение, где в углу стоит компрессор, если б не имел ключ от дверей еще и Судир, то можно было бы тк тщтельно и не проверять. Во всяком случе, з свой личный квлнг Рдж был бы спокоен. А тк рзве знешь, что тебя ждет, ккой сюрприз? Судир порой пользуется и гидрокостюмми из клдовой, и квлнгми, вернется с моря, бросит все – убирйте з ним, прислуживйте.

Столько спеси у этого Судир, столько мух в носу! Тким уж господином-мэстро себя держит, будто он один во всем свете знет, кк обходиться с дельфинми. А Рдж убежден, что это не тк. Чего же тогд Судир тк прячется со своими дрессировкми-репетициями? Избви бог, чтоб кто-нибудь поднялся н вышку или присел где-нибудь н трибунх, понблюдл з его приемми и методми. Ни Рджу, ни Гуго ни рзу не довелось этого сделть. Судир кричл и руглся, угрожл уйти с рботы. Мистер Крфт в тких случях трепетл: только не это, только не это!

Умел Судир нбить себе цену.

…Ялик плыл тогд з предупредительными буйкми. Солнце склонилось к зпду, грело лсково, не пекло. Охотников купться в ткое время было много, побережье кишело отдыхющими. Рдж миновл одну лодку с мтросми спстельной службы, другую. Те скучли, удили рыбу. Поздоровлся с ними, подняв руку в слюте: все стрые знкомые. Потом его смого обогнл глиссер н подводных крыльях. Промчлся еще мористей, почти возле смых рифов, повернул н крутом вирже, сделл кольцо вокруг ялик Рдж, н другом витке приблизился вплотную и зстопорил, осел в воду.

Ялик кчнулся н поднятой волне.

– Ты куд? – грубовто бросил ему рбского вид человек с густыми черными усми – кжется, не было ткого в спстельной службе.

– А вы куд? – тк же грубовто спросил Рдж.

– Мы н рботе!

– У меня тоже рбочий день не кончился.

Устый взглянул н свои нручные чсы.

– Я советовл бы тебе, прень, плвть поблизости от дельфинрия («Знет меня!» – это открытие неожиднно удивило Рдж). Тут чстные пляжи. Можешь нскочить н неприятность. – И глиссер, ревнув мотором, понесся вокруг Ря н северо-зпд – против чсовой стрелки.

А Рдж повернул ялик к берегу, тм выступли в море две огромные склы из ркушечник. Вскинув нейлоновый кнтик н выступ склы, привязл ялик. Быстренько просунул руку в ремни квлнг, зстегнул поясной ремень, сполоснул мску водою, ндвинул н глз и нос. Згубник взял в рот, шток в првую руку и опрокинулся спиной с кормы вниз…

Отплыв немного от берег, остновился н трехметровой глубине. Ндо оглядеться, продуть уши. Всюду мягкий рссеянный свет. Игрют солнечные блики н поверхности, скчут по песку «зйчики». Все кк бы увеличено, приближено, в который рз Рдж удивляется этому, но свыкнуться не может. Ах, море-окен, море-окен!..

Мимо мски вниз проплывет всякя живя мелочь. Знчит, он см всплывет вверх – мловто нцепил грузил… С шумом вырывются из лепесткового клпн пузырьки воздух. Сверкющие, будто из живой ртути, они стремительно летят вверх и увеличивются, увеличивются, чтобы тут же рзбиться о поверхность н тысячи мелких. Протянув руки нклонно вниз, зрботл лстми – глубже, глубже, прямо в пеструю стйку желто-синих рыб-мотылей, что порхют и кружтся, тнцуют вокруг скл, обросших крсными и фиолетовыми губкми, розовыми и белыми корллми. Рыбы рсплывются немного лениво, немного пугливо, чтоб тут же снов с любопытством вернуться нзд, поглядеть – кто это их потревожил? Ндо ли спсться, шмыгть в зросли? Глубин больше семи метров, тело урвновесилось, будто попл в невесомость, но увеличилось двление н грудную клетку, дышть стло нмного труднее. Не дет збыть, где нходишься, холод. Цвет воды принимет уже синевто-зеленый оттенок, нклдывет свой отсвет н все. Вот колония корлловых полипов – точно пухля подушк или шляпк гриб. Густо сидят н ней сотни живых, уже фиолетовых в рссеянном свете, не крсных цветочков. Не утерпел, поглдил живую щетку, и полипы, будто по ним провели утюгом, втянули в ячейки мленькие тельц, чтоб тотчс же снов высунуть их, зтрепетть.

Глубже не стоит опускться… Взглянул н компс и повернул вдоль берег. Проплывет вот тк н северо-зпд метров сто, потом поворот н сто восемьдесят грдусов – и еще рз сто, уже ближе к берегу. И хвтит н сегодня.

Ккое скопище скл, ккие причудливые формы! И ккие-то грибы, и колонны с нростми, и островерхие, похожие н хрмы, строения.

Рдж поворчивл то впрво, то влево, то збирл вверх, чтоб тут же снов опуститься ниже. Не збывл поглядывть н компс.

Склы поредели, словно их нбросли вроссыпь, стли попдться полянки. Повернул ближе к берегу, проплыл под неким, похожим н рку, строением, дже сделл круг около него. Все это хорошо, все интересно, но мистеру Крфту подвй грот.

Вон еще ккой-то лбиринт скл, глубин – больше десяти метров. Тут нмного темней – зблудиться можно. А сколько всяких рыб! И пестрых, и полостых, и в точечкх, с большими фльшивыми глзми н хвосте. Огляделся, не подкрдывется ли откуд-нибудь кул? Можно было бы и ту рку, и этот хос рифов и скл включить в новый мршрут, но… Но грот же нет? А что тм левей, ближе к берегу? Ккие-то плсты, нплывы ступенькми, козырькми, некоторые из них причудливо изрезны кньонми, темнеют углубления…

Зглянул под один козырек, где плотно сгустилсь тьм. Взгляд не уперся в дно или стену, свод чем дльше, тем стновился выше, збирл влево. Рздвинул водоросли… Неужели ншел?! Глз немного освоились в темноте, и он увидел н потолке и стенх целые колонии ктиний, корллов, тут и тм чернели скопищ мидий или устриц. Медленно шевелили многочисленными ножкми и усикми лнгусты… Нечянно зцепил бллоном з выступ склы, скрежетнул, и врссыпную бросились от него крсные рыбы-солдты. Некоторые – под Рдж, к выходу, другие глубже, где что-то светлело с левой стороны. Может, второй выход? Осторожно поплыл в ту сторону, зметив, кк пустился нутек от него громдный кменный окунь… Тк и есть, это второй выход, дже шире того, через который он зплыл сюд. Рыбы здесь плвют комично, будто стоя н хвостх, все стрются держться спинми к свету, к выходу.

Что-то похожее н грот ншлось. Но ведь тут почти совсем темно, ндо плвть с электрическими фонрями, чтоб рссмотреть все внутри. Зхочет ли мистер Крфт приобрести несколько подводных фонрей? Это же не простые электрические фонри и, видимо, стоят немло.

А что это з железня штуковин виднеется з листьями лминрий? Рдж потыкл в нее штоком, услышл железный скрежет… С виду будто бочк литров н пятьдесят, только сплющення с боков, донц овльные, не круглые. Рздвинул листья больше… С одного конц не донце, крепкя крышк с резиновой проклдкой по крю. Крышк держится н зжимх, похожих н те, ккие бывют в книстрх с бензином. С боку пригнут полуобручик ручки. Нверное, ткя ручк есть и с нижнего бок. Хотел уже взяться з ручку, чтоб стронуть контейнер с мест – тяжелый ли? Звякнет в нем что-нибудь или нлито, нсыпно что-либо? Но инстинктивно отдернул руку, словно обжегся. Поворошил штоком листья, прикрыл нходку, кк и было.

Бр-р, то ли холод донимет, то ли подступет к сердцу стрх? Покзлось, что кто-то следит з ним, кк бы сверлит зтылок взглядом из глубины грот… Не выдержл, оглянулся – нет никого. Поплыл из грот. Сделл круг, посмотрел н вход со стороны моря: контейнер оттуд не увидел.

Что делть с нходкой? Что может быть в контейнере?

«А если в нем крденое, нгрбленное или контрбнд ккя, нркотики? Может, ндо скорей в полицию зявить?»

Рдж вынырнул н поверхность, огляделся. Приметить ндо н всякий случй ориентиры… Аг, кончется фсд отеля «Сэльют», три пльмы торчт среди склонившихся ветвей кзуринов, з ними нйт-клб «Кркен». А где же те склы с яликом? Ого, длековто зплыл… А солнце? Оно совсем низко…

«Что делть? Что придумть? А может, збыть обо всем? Будто ничего не видел, ничего не зню? Подльше от грех…»

И почувствовл, что просто тк оствить свою необычйную нходку не сможет. Нырнул снов, углубился… Проплыл снчл в сторону ялик, может, нйдется по пути другой грот. Но поймл себя н том, что ничего не змечет под водой, все стло неинтересно. В голове одно: тинственный контейнер…

Повернул к гроту…

«Хоть подергю, потормошу хорошенько, если нельзя зглянуть в контейнер». Рдж и тянуло к гроту, и тревожило ощущение неведомой опсности.

Кк поблекло все под водой, посерело!.. Лучи солнц почти не пробивются в глубину, скользят и отржются от воды. Скоро совсем стемнеет, он тк длеко от дельфинрия…

Обогнул последнюю склу возле грот и… едв успел подогнуть ноги, зтормозить, сильно зрботв лстми. Двое незнкомцев в черных гидрокостюмх со шлемми и желтыми квлнгми поднимли з ручки тот смый контейнер. Один держл свободной рукой большой электрофонрь, другой – подводное ружье. Незнкомцы сильно рботли лстми, стрясь нбрть скорость. И тут один из них оглянулся и мгновенно срегировл н появление Рдж: вскинул ружье, щелкнул грпун, рссекя воду. Рдж вскинул руки, опрокидывясь н спину, но зкрыться не успел: стрел клюнул под левую челюсть. Целил, гд, в шею, но удр пришелся слегк нклонно. Рдж в горячке сильно рвнул грпун. Вырвл легко, но выпл изо рт и згубник. Хвтил, вдохнул от неожиднности воды… Здыхясь, бросился вверх, к поверхности – чтоб не утонуть и не привлечь кул. Кровь они чуют з милю…

3

…Осточертел эт доск-весло… Но Рдж стрлся грести ровно и рзмеренно, с кким-то упорством. Рй приближлся, видно было уже не только зрево, но и отдельные огни. Это светились окн в отелях и пнсионтх. Смые темные квртлы были в седьмом и восьмом секторх. А вон то созвездие огней – «Кркен», ночной клуб. Если бы было не тк поздно – чсов двендцть ночи – то видны были бы нд ним рзноцветные вспышки. А тк вкхнлия огней и подсветк погсли, зтих музыкльный бум, предствление двно зкончилось. Не дрыгют ножкми стндртные, будто выточенные н одном стнке, почти голые гёрлс… Рджу не приходилось еще тм бывть, слышл только крем ух, кк один турист-мерикнец рсскзывл другому, без конц повторяя: «Фэнтестик! Фэнтестик! Сильней, чем некогд в Гвне!»

Куд лучше нпрвить лодку? Если огибть остров спрв, плыть через рйон порт, будет нмного ближе к дельфинрию. Если же вдоль всех пляжей вокруг остров – нмного дльше. А может, совсем пок что туд не плыть? Только бы добрться до берег, спрятть где-нибудь лодку – и длее пешком… Или не прятть ее тут, спустить воздух, взвлить н плечи и топть себе помленьку?

…Когд вынырнул в тот рз, здыхясь и кшляя, зжимя рну, окзлся немного првее, ближе к «Сэльюту». Выплыл, выкрбклся, рскорякой шлепя лстми, н берег. Из првой руки не выпускл ни шток, ни чужого грпун, ни мски. Упл внчле н колени, сел н еще теплый песок, ткой примнчивый, лсковый, хотел хорошенько откшляться, но тотчс же вскочил: «Д что это я? Тк и кровью изойти можно…»

Кровь, и првд, текл обильно, струилсь между пльцев, кк ни зжимл рну лдонью. Вся рук от кисти до локтя был рзрисовн потекми крови, кпли ее чстенько срывлись с локтя, попдли н бок и н левую ногу. Побежл через силу, шлепя лстми к склм, где спрятл ялик. Отсюд, с берег, добирться до шлюпки было трудней – руки зняты, н ногх лсты. Сбил колени, пытясь лезть н склу в лстх. Сорвл их с ног и, збыв о рне, вскрбклся нверх, зглянул в теснину. Ялик не было!

Рстерялся снчл и не зметил, что в прибое шевелится кончик нейлоновой веревки. А когд зметил, слетел вниз, звякя бллонми о склу, хвтясь з нее обеими рукми. Потянул изо всей силы, и ялик немного покзлся из воды. Фибролитовое дно было проломно в двух местх, дыры – двумя лдонями не зкроешь.

Бросил все, кк было – н дне. Медленно снял квлнг.

Смыл кровь с шеи и с рук, с бок, вымыл ногу, но горячие брызги опять злили плечо и руку. В воде боли почти не чувствовл, только испуглся, теперь рн болел стршно, кружилсь голов и мутило. Снов зжл рну лдонью, поднес првой рукой к глзм грпун. Похож н смодельный, нигде не видно фбричного клейм. Только возле обрывк лески выдвлены н железе косые черточки, будто кто-то вычекнил одну возле другой несколько «птичек». Они были похожи не то н две нглийские буквы дбл ю – «WW», не то н дбл ю и ви – «WV». Все рсплывлось в глзх…

Воткнул между кмнями под водой и шток, и грпун, утопил лсты, звлил их глыбою известняк, нцепил квлнг ремнями н првую руку – слишком дорогя вещь, чтоб оствлять здесь, и выбрлся из кменного гнезд.

Он то обессиленно брел, то бежл рысцой, обливясь кровью и почему-то здыхясь, к отелю «Сэльют» – смому ближйшему пункту, где ему могли окзть помощь. Где-то спрв н лужку слышны были удры по шрм – игрли в гольф. Изо всех окон и дверей водопдом изверглсь музык. Н блконх-глереях, что опоясывли кждый этж, людей было великое множество. Вечер стоял тихий и ясный, небо н зпде игрло розовыми и бгрово-лиловыми крскми, кружев легких облчков горели огнем. Туристы любовлись зходом, дышли посвежевшим воздухом и ждли, ндеялись, что солнце, прячсь в воду, пошлет вдруг последний прощльный зеленый луч. Кто увидит ткое чудо, будет счстлив до конц своих дней.

Все смотрели только н зпд, только н окен, хли и млели от восхищения. Никто и глзом не кинул н Рдж. А ему кзлось, что все будут глядеть только н него – голого и в крови!

Нделл переполох в отеле… Девушк-портье выбежл из-з стойки, от стрх сунул плец в рот: думл, это кто-то из постояльцев. Бросилсь к телефону, стл нбирть номер врч, несколько рз сбивясь при этом…

…Рдж перестл грести. Что это зслонило все, ккя стен? Почему исчезли все огни н берегу? Лодк по инерции проплыл еще немного и мягко ткнулсь в темный высокий борт. Ккое-то судно… Выствил руки, чтоб больше не било волнми о борт. Чье оно? Почему без огней? Крсного – спрв, зеленого – слев… Хотя тут и не пролегют водные пути, но првило есть првило, мло ли н что можно нткнуться?.. Стоит н якоре, чего-то или кого-то ждет. Тот, кто привел судно в эту зону, не нткнулся н рифы или склу, хорошо знл, что делется в этом месте под водой.

– Ты слышл? Кжется, что-то плюхнуло… – долетел вдруг тихий бсовитый голос с ктер. Но не нд головой Рдж – с того, другого борт.

– Волны… Ветер посвежел, светть, должно быть, нчинет.

– Аг… Дьявол им в печенку! Будем выгружть, то не успеем вернуться.

– Собки! Лишние полтор чс из-з них проторчли.

С того бок судн доносится мощный всплеск – бросили что-то тяжелое. Под этот шум Рдж сильно оттолкнулся от борт лдонями, потом осторожно нчл грести рукми – чтоб не плескть и меньше был виден фосфорический след. Еще один тяжелый всплеск рздлся з судном, и Рдж взял в руки доску. Гребок, второй, третий… Чем дльше, тем быстрей!.. Контрбндисты… И в тот рз под водой они были, или их сообщники… Хорошо, что снял сегодня белую тенниску…

Борт судн отдлился, стл ниже, его уже совсем почти не стло видно н фоне пляж, зто дружно высыпли, точно всплыли, огни «Кркен».

Нельзя ли снов повернуть к берегу? Погибели нету н этих прзитов…

Нечянно доск здевет з резиновое ушко, в которое вствляется весельце, вырывется из нтруженных пльцев и звонко удряется о бнку-водолейку.

– Пэроул?! – срзу окликнули с ктер.

Никкого проля контрбндистов Рдж не знл и знть не хотел. Изо всех сил зрботл доской, стрясь отплыть кк можно дльше от этих пиртов.

Н судне сверкнули вспышки, зтрещл втомт. Пули веером зцокли по воде, две или три попли в лодку. Пфхху-у… Пху-у… – рвнулись струйки воздух из пробоин, будто рядом вынырнули, устло дыш, дельфины.

Рдж скользнул з борт вниз головой…

Глв третья

1

Грубя рук дернул Янг з плечо, потом жесткие пльцы стиснули ухо. Мльчик не совсем очнулся, но нчл уже воспринимть звуки: по сходням топотли босые ноги, сходни прогиблись и плюхли по воде, гудел, дрожл железня плуб, звенел от удров борт ктер. Он пышл жром, обжигл, точно побывл в огне… Солнце немилосердно жгло в голову, в вискх бухл кровь. Янг открыл глз, но увидел нд собой не отц, широкое и потное лицо мтрос с рыжими бкенбрдми.

– Ну, очухлся? Выметйся отсюд скорей… И отц збирй… Твой отец что… того? – мтрос покрутил пльцми у виск.

Янг сел, ошеломленно потряс головой. Он с трудом понимл, где он, что с ним произошло. Они только вдвоем н плубе ктер. Отец обеими рукми вцепился в рдиомчту, будто силился выдрть с корнем.

– Моя пльм… Моя пльм… – бормотл он, лсково улыбясь. – Я зберу ее с собою, подождите… Он еще молодя. Он примется н новом месте… Пльмочк моя!

Дв мтрос рстерянно поглядывли н это чудчество, потом силой рзжли его руки. И тогд отец пронзительно и дико зкричл, будто его кололи в сердце, здрыгл ногми, хвтлся ими, кк крюкми, з тросы рсчлки.

– Ппочк! – кинулся к нему Янг. – Не ндо! Успокойся, ппочк! – пытлся обнять, прилскть его мльчик, но отец безумно ворочл глзми, сын не узнвл и не слушл.

Мтросы поволокли отц по трпу, босые ноги его стучли пяткми по кждой прибитой поперечине, обдирлись до крови. Сктился з ним и Янг… Мтросы бросили отц н песок – и бегом н ктер, подтянули з собой сходни. А тот рыжий, что оствлся н ктере, поднял збытый Янгом узел и, рскчв его, швырнул н берег. От рывк узел немного рзвязлся, и некоторые вещи, не долетев до берег, упли в воду, их нчл волочить туд-сюд, колыхть прибой. Янг не бросился спсть вещи. Он поворчивл в этот момент отц, вытирл песок с лиц, кричл, кк глухому. И не мог дозвться, отцовы глз оствлись бессмысленными, он тяжело дышл. Янг двился слезми в отчянии: что делть?

– Н… Положи ему н голову… Может, полегче стнет… – услышл Янг голос отц Мнсур. Тот держл ккую-то одежину, подобрнную в прибое, с нее стекл вод. Отдл – и пошел к группе сельчн под деревьями.

Янг немного протер ею лицо отцу, потом приложил ко лбу. Отец здышл ровней, зкрыл глз.

Янг огляделся по сторонм: ктер отошел уже длековто, грохот мотор едв долетл сюд. Изгннники с Биргус сидели под пльмми понурые, согбенные горем. Никто не знл, что делть, куд подться… Никто их тут не встречл, никто не ждл. От ближнего деревянного причл шли рыбки, они только что выгружли с брксов и лодок сети и рыбу. Подходили и спорили, стоит ли подходить, ндо ли помочь новичкм. «Это не мусульмне. Пусть этим пришельцм их Вишну помогет, не мы…» – «Для нс смих нет рботы, теперь еще и эти…» – «Что вм – жлко ккой-то рыбины?» – «Н всех не нловишься, и тк сети пустые».

Рыбцкие лодки с треугольными рзноцветными прусми стояли и возле деревянного причл, и лежли уткнувшись носом в песчный берег. Много их еще и подходило к берегу, весь простор широкого пролив между островми был испещрен ими, и эти лодки были похожи н жуков-водомерок, которые кк-то ухитрились держть нд собою по листочку-прусу. З ножки жуков легко можно было принять поперечины, которые торчли с лодок спрв и слев или в одну сторону – с блнсирми, бмбуковыми стволми. Янг зметил, что среди прусников стремительно режут воду большие моторные вельботы, нпрвляются сюд – возможно, тоже с Биргус.

Рыбки, подойдя, постояли возле биргусовцев – сдержнные, с кменными лицми. Говорили скупо, холодно: «Вм бы н Глвный проситься. Тм город есть, зводы. Тм рботу легче нйти…» – «Куд вы тут денетесь? Тут и земли свободной нет…» – «Их же силой вывезли… Рзве не видите? Нет з ними вины», – слышлся единственный сочувственный голос. Рыбки повернулись, ушли. Только один положил у ног строй женщины толстого, почти круглого, тунц, килогрмм н дв. Ушли опять к лодкм, где все еще суетились женщины и дети, собки и птицы.

С рзгон врезлись в песок вельботы, с которых тоже нчли сгонять биргусовцев, сбрсывть их нищенские пожитки. Янг увидел нконец Тун и Нтчу. Приехли! Тун нес нбитый чем-то мешок, Нтч – млдшую сестричку и черный лкировнный жбн-урну с прхом предков. Ткя посудин должн быть и в Янговом узле. Все хинду из их деревни не хоронили умерших в могилх, сжигли, этим знимлся бомо н своем мысе, возле воды. Янг выловил из воды узел – не выпл ли жбн-урн? Это было бы ужсно – потерять семейную святыню. Тогд у человек вообще обрывются все корни, которые соединяли его с жизнью предков, с той землей, что вскормил их смих.

Есть урн, слв всемогущему Вишну!

– Ну, куд вы ндумли? – Нтч отдл мтери сестричку, подошл к Янгу, опустилсь н песок, подогнув колени. – Мой отец говорит, что ндо всем вместе идти к првителю остров. Тк ему скзл тот чиновник н Биргусе. И чем скорее, тем лучше, тк кк сегодня и из других селений привезут людей.

– Не зню… Ничего не зню… Отец… – кивком Янг покзл н отц, и крупные слезы поктились из его глз. А тк не хотелось покзывть свою слбость перед этой девчушкой! Сдвленные рыдния рспирли его грудь, спзмы перехвтывли горло. И Нтч, совсем кк мть, поглдил его по голове, хотел дже и нос вытереть, но Янг не длся. Много себе позволяет! Пусть идет своим сестрм вытирет. Чернопузые все, курчвые – негриты, в мть пошли. А отец их, Амт, – хинду, кк все биргусовцы.

– Бери отц под другую руку, пойдем, – в голосе Нтчи было больше решимости, чем у Янг и дже взрослых односельчн.

– Подожди… – Янг быстренько зкрепил н спине узел. – Пп, вствй! Пп, пошли! – зтормошил он отц.

– Дядечк Хнг, ну, дядечк Хнг! – Нтч и Янгов отц лсково глдил по голове, по щекм. И тот послушлся, встл н дрожщие ноги.

– Может, ты моя дочушк? Только я не помню, когд ты родилсь, когд выросл… Янг, ты видишь, ккя у тебя сестр? – отец нчл рдостно озирться. – А где же мть? Пусть бы и он полюбовлсь. Янг, позови мть!

– Он скоро придет! Он придет… – Янг отвернулся, до крови зкусил губу, чтоб снов не рсплкться.

Все, кто сидел под деревьями, повствли, уже было з кем идти. Нтчин отец взял н руки стршую девочку, созвл людей.

– Скорее к првителю остров! Он поможет, спсет нс! – с ндеждой згомонили биргусовцы.

Долго пришлось блуждть по рскленным от зноя улицм Компонг, пок добрлись до резиденции првителя. Не у кого было хорошенько рсспросить о дороге. Все мгзины и мгзинчики, кофейни и лоточки были зкрыты – жр! Дремли в тени пльм н своих трехколесных коляскх велорикши-беч. Все живое попрятлось от солнц в тень, ждло спд жры и влжной духоты. Только вечером снов нчнет оживть город. Пришлось и беженцм збиться под кусты и деревья в небольшом скверике перед домом првителя и ждть вечер, тк кк н их стук вышел хмурый охрнник с крбином и скзл, чтоб не брбнили нпрсно, инче он применит оружие. До шести чсов вечер определенно никого не будет. А будет ли в шесть и позже – тоже неизвестно. «Ждите!»

Охрнник скзл првду: не дождлись првителя остров и после шести чсов. Люди, проходившие мимо их лгеря, объясняли, что обычно по вечерм првитель ездит н Рй повеселиться: тм ведь тьм-тьмущя всяких бров и ресторнов, рзных веселых зведений.

Впустую прошел и следующий день. Чсть беженцев рссеялсь – плюнули н все, нчли искть свою судьбу сми. Пошл куд глз глядят и семья Мнсур, зтерялсь в Компонге. Но вместо тех, что не выдержли, явились новые несчстные, из других деревень Биргус. Янг не мог отойти дже попрошйничть, боялся оствить отц одного, чтобы не нделл беды: стрик совсем стл беспомощным, хуже ребенк, ничего не понимл.

Кормились тем, что приносил Нтч с бзр. Чек, который дл чиновник по укзке Ли Суня, Нтчин отец обменял в городе н деньги. Отдл их Янгу и попросил тртить экономно, ведь еще неизвестно, где придется приклонить голову. Д и ндо будет покзть отц врчу. А кто зхочет смотреть больного без денег?

Дождлись првителя только н третий день. Он принял делегцию стрейших мужчин. Янгу никто не рсскзл толком о том, что говорилось у првителя. Но мльчик см многое понял: люди, не тясь от детей, спорили, куд лучше подться н поселение – в горы или н северное побережье Горного, в джунгли. Горы всех пугли. Может, лучше отпрвиться в джунгли, рсчистить место поближе к воде, к окену?

Н следующий день собирться в дорогу нчли н рссвете. Чиновник-мусульмнин, по виду млец, переписл всех, кто еще оствлся возле дом првителя, и сел н ишк: «З мной!» Никкого инструмент или вещей проводник-землемер с собою не вез. Но тк и не слез с осл всю дорогу, не подвез дже млого ребенк.

Срзу з городом слев и спрв пошли кокосовые и чйные плнтции, изредк попдлись деревеньки с хижинми н свях и крепкие дом фермеров и плнтторов с поблескивющими тбличкми н воротх – «Private». Потом дорог пошл под уклон, стл грязной. Сырые мрчные джунгли сдвили ее со всех сторон, и скоро он превртилсь в стежку. Кк не похож был этот лес н их, биргусовский. Не узнть, ккие деревья рстут, все зкрыты чужой листвой, увиты линми и ротнговыми пльмми – будто чудовищными жгутми-змеями. Д и сми деревья, приглушенные ползучими рстениями, выглядели стршилищми, исклеченными в нервной борьбе. Отовсюду свисли гибкие гирлянды, сплетлись в непролзную чщобу. Ротнги неизвестно где нчинлись, может быть з десятки или сотни метров впереди, сбоку или сзди, но обязтельно доползли еще и сюд, будто нмеренно прегрждли людям путь. Приторный, ккой-то жирный зпх цветов лин и орхидей, гниение гумус кружил голову, вызывл удушье. Роями звенели москиты, с веток пдли н головы, з воротник отвртительные серо-зеленые пиявки, мигом приссывлись к телу. Люди все время сгребли с себя пиявок, отмхивлись от москитов. Искуснные лиц, руки и ноги, открытые чсти тел порспухли и нестерпимо зудели, беспрестнно кровянили укусы пиявок. Совсем пропл стежк в десяти километрх от Компонг.

Проводник остновил ишк.

– Пройдите еще около километр – и будет ручей, пресня вод. Впрво – берег окен, до него тоже километр. Весь этот угол – вш. Тут земли султнт, госудрственные. Корчуйте, рсчищйте, селитесь. Кто сколько сможет окультурить земли – вся и будет его. Первые три год никкого нлог в кзну плтить не будете… – и, удряя ишк плкой, бегом погнл его нзд. Трясся и хвтлся то одной, то другой рукою з шею, сдиря пиявок.

Если по пути сюд и роптли н судьбу, плч женщин и детей был еще слбым, люди н что-то ндеялись, то теперь слышлись сплошные женские причитния! Н погибель их сюд привели! Рзве можно жить в этих гнилых дебрях? А кк уютно было н их Биргусе! Ккой тм воздух, ккой белый песочек н берегу! Кк хорошо пльмы росли! Ккой урожй двли – по три рз в году!

– М-м, пиявки!!! А---!.. – не стихли детские вопли.

– Тихо! Мы еще не видели ни ручья, ни берег моря! – стрлся всех перекричть Амт, Нтчин отец. – Ндо потерпеть еще чс-другой. Я схожу рзведю, кк и что, вы рсклдывйте костер, дыму побольше делйте… Чтоб москитов рзогнть! – Он вынул из мешк топор. – Кто хочет со мною?..

Соглсились многие, но Амт выбрл Амру, у него был н поясе крис, кк и у Рдж. Янг ткими глзми глядел н Амру, н Нтчу, что девочк нчл просить отц:

– И Янг возьми! Он хорошо по деревьям лзит… Он… плвет лучше всех нс! – и зшептл громко, повернувшись к Янгу. – И см просись, язык проглотил? Я пригляжу з твоим отцом, не беспокойся.

Женщины и все, кто оствлся н месте, нчли вырывть и вытптывть трву, облмывть ветки, висевшие нд головой, чтоб не тк нпдли пиявки. Другие собирли хворост, влежник для костр.

Птицы, притихшие было от людских голосов, снов нчли перекликться в кронх деревьев. Одн хохотл, будто издевлсь нд обмнутыми людьми, которых бросили в джунгли н съедение пиявкм и москитм.

2

Первым пробирлся вперед дядя Амт, ловко мхл топором, рсчищя путь. Тут и тм оствлял зрубки н деревьях, чтоб легче было нйти дорогу нзд. Лины были и с круглыми стеблями, и с грнеными, грни порой были острые, с шипми и колючкми-крючкми. Петли из стеблей не всегд поддвлись топору с первого удр, пружинили и кчлись, приходилось подлезть под них, отклонять с дороги. Из некоторых перерубленных стеблей струился то белый сок, то вод, из других выползли белые мурвьи или термиты. А один рз н нос Янгу упл комок синевтой икры древесной лягушки.

К ручью вышли незметно, тк кк он не журчл, не булькл. Просто вдруг увидели, что лужи слились в одну и, кзлось, стли чище. Но течения почти нельзя было зметить, муть и гниль, поднятые ногми, тк и оствлись возле их следов. С удовольствием пополоскли в ручье руки, смыли с лиц и груди липкий пот и путину и принялись рсчищть путь дльше. Все больше и гуще попдлись ккие-то водяные рстения с круглыми листьями. Бушевли ппоротники, похожие н пльмы, и пльмы нип с длинной, точно изрезнной листвой.

Потом все-тки узнли, куд течет ручей, и теперь щупли плкми землю, чтоб не попсть н глубокое или в ккую-либо топь. Нчлись мнгровые зросли, они стновились гуще и гуще, пок у смого моря не стли сплошными. Порой под водой ног нтыклсь н острые пики ростков – это попдли с деревьев-кустов с готовыми корешкми и стебелькми, ждно принялись рсти семенные зродыши. У Янг уже не хвтло силы вытягивть из грязи и ил ноги, он спотыклся н кждом шгу, хромл, но передышки не просил.

Чтоб окончтельно не упсть в грязь, Янг ухвтился з стебли, нвлившись грудью, повис н кусте. Все! Больше ни кпельки нет силы… Пусть они идут куд хотят, он и с мест не стронется. И голос не стнет подвть им, чтоб не тревожить, не срывть их поход… И вдруг Янг зметил н стеблях белые солевые отметины и невольно примерил н себе: ого, доходят до шеи! А если ноги больше увязнут, тк и до глз… Это же окенский прилив оствил метки! Неужели Амт и Амр не видят их, не понимют, что может случиться, если вод нчнет прибывть?!

– Ге-э-эй!.. – зкричл хрипло. – Стойте!

«А-я-яй, уже и вод нзд повернул, вспухет, рстет…»

Янг побежл, бултыхясь, спотыкясь, пдя. С корней грдом сыплись в воду мнгровые крбы и рыбы-прыгуны. Когд уж окен покжется, когд кончтся эти проклятые мнгры?

– Ну, чего вопишь? – Амт присел н выгнутый, кк петля н кчелях, корень. – Лицо и шея в крови от рздвленных комров. Его уже тоже не держли ноги.

– Прилив!.. Глядите!.. – покзл Янг н белые отметины н стеблях и под ноги, н течение. Споткнулся и плюхнулся животом в грязь, ободрв бок.

Нтчин отец покосил глзом н полосы, белевшие н стеблях, и нчл ругться:

– Сволочи! Злые духи, не люди! Рзве можно жить в тком месте?! Д тут же нигде ни одного бугр нет! Где тут с лодкой приткнешься? Где хту строить?!

– Тм тоже грязь и ил, нет сухого берег, – вернулся к ним Амр, мхнув рукой в сторону моря. Прень успел пройти вперед метров тридцть.

– Нрочно н погибель нс сюд послли… Никому мы не нужны! О, Вишну, о, всемогущий! Видишь ли ты, кк издевются нд твоими детьми?! – поднимл вверх костлявые руки Амт, по щекм текли кпли пот и слез.

– Тк нм, дуркм, и ндо, – плюнул Амр. – Не ндо было поддвться янки, не ндо было покидть Биргус! Эти мерикнцы готовы весь мир проглотить, только уступи им.

Янг услышл то же смое, что говорил брт Рдж. Знчит, Амр и Рдж – зодно?! О, если б все биргусовцы были ткими, кк Рдж и Амр!

– А что мы могли сделть голыми рукми! У них и прво, и сил, и оружие… – с горечью вздыхл Нтчин отец.

– Что? Много чего… Жль, что Рдж нет с нми… Султн не меньший нш врг, чем эти янки!

Амт испугнно огляделся, он збыл, что нходится не н улицх Компонг, в безлюдных зрослях. Потом бросил нстороженный взгляд н Янг – может, и от него ндо скрывться? Может, он проболтется о тком рзговоре? И скзл:

– Не будь глупой черепхой, не лезь нпролом. Т, когд упрется в дерево, все тужится, лезет, пок не сдохнет.

– Он свой прень, – положил Амр руку н Янгово плечо. – У него у смого большой счет и к янки, и к султну.

Янг увлекся рыбкми-прыгунми, они уже осмелели и опять нчли крбкться из воды, сильно сжимя плвникми стебли и корни, будто приссывясь к ним. Но стоило резко взмхнуть рукою, кк рыбки прыгли в воду, мгновенно нходили под водой опору, выствляли н поверхность любопытные лупстые глзки: «Кто это пугет?»

Янгу удлось схвтить двух рыбок.

Тм, где должен быть окен, что-то протяжно и тяжело плюхнуло, словно обвлился подмытый берег. Все нсторожились, прислушлись.

– Пошли скорей, вод прибывет! – встл Амт.

– А крокодилы тут водятся? – спросил Янг, нпугнный тяжелым плюхньем воды сзди.

– Не должно быть: и остров не очень большой, и речк мленькя, – вместо него ответил Амр. – Иди посередине, коли тк боишься, – и пропустил Янг вперед, поствил вторым.

То ли прилив подгонял, то ли вообржемый крокодил – возврщлись быстрее. Хотелось быть кк можно дльше от гиблого мест.

Возле костр ншли меньше десятк человек, и то сидели только семьи Амт, Амры и отец Янг. Сидели, окутнные дымом и звернувшись кто во что мог.

Янг испек н углях принесенных прыгунов, одну рыбку дл отцу, другую съел см. Это был единствення ед, ккой сегодня они подкрепились. Но рзве это ед? Еще хуже есть зхотелось, рзбереженный живот ныл и бурчл.

И хотя стоял смя сильня жр, лес нполнился удушливыми зпхми и тумнными испрениями, двинулись нзд. Дльше, кк можно дльше отсюд! Кзлось, если они еще хоть немного помедлят, то вместе с этими испрениями ндвинется н них ккой-то мор, и не будет от него никкого спсения. Отец Янг слбел и не то скулил, не то плкл, кк мленький. Янг утешл его, голубил, уговривл потерпеть еще немного. Остновились отдохнуть только через ккой-то чс. И то, может, еще ползли бы, если бы не обнружили, что те, кто сбежл рньше, не дождвшись рзведки, тоже лежт вповлку в тени деревьев и спят кк убитые. Тут было уже сухо, и лес выглядел не тким сумрчным и диким. Попдли почти без сознния и они.

Чс через дв, когд люди нчли просыпться и понемногу шевелиться, Нтчин отец нчл рзмышлять вслух, стоит ли звтр поднимться в горы, смотреть, ккие тм мест. И до смого Компонг говорили об этом. Женщины неистово нбрсывлись н него, им ндо было н ком-то сорвть злость. А рзве Амт виновт во всем? Докричлись до того, что никуд они из Компонг не уйдут. Если мужчинм хочется, пусть бродяжничют. Но пусть не збывют и о семьях, о том, что ндо кормить детей.

Н окрине город сделли еще один привл.

Откуд-то появился пьяный Пуол, нсмехлся и издевлся нд своими землякми. Кк ни привязывлся к людям, никто не хотел с ним говорить. Нконец Амр ндвл ему пинков, турнул прочь.

– Т-ты меня еще п-попомнишь! Кровью тебе отрыгнется! – пьяно грозился он и, выпятив подбородок, покрутил головой, будто хотел вывинтить ее из воротник.

Кто-то посоветовл: если строить хибру, то легче всего это сделть н окринх Компонг. Тм скорее можно и готовый угол снять. Н свлкх и в мусорных ямх можно нбрть кртонных коробок, фнерных ящиков, кусков жести н стены, нготовить из целлофновых мешков кусков пленки н крышу. Постепенно ввязлись в рзговор все мужчины, только отец Янг молч кчлся из стороны в сторону, рдостно улыблся, потом нчл что-то плести из ветвей и пльмовых листьев, ндевл эти несклдные плетенки-шляпы н голову и улыблся еще рдостнее. Сделл человек крышу нд головой!

– Он уже не слышит нс… Он с Вишну рзговривет… Он божий человек, рзве вы не видите?! – зшептли женщины, брося н Хнг згдочные взгляды. Потом зшептлись тк, что Янг ничего не мог рзобрть. Женщины и мужчин позвли. Первыми – дед Амос и Гнеш. У всех был зговорщицкий вид.

Все более тйным и глухим кзлся шепот. Но веки Янг, кк н грех, тяжелели и тяжелели – хоть рспорки вствляй. И он не зметил, кк снов уснул.

Проснулся от того, что Нтч осторожно зжимл ему нос, дергл з ухо.

– Соня, вствй… Проспишь все н свете!

Сельчне были уже н ногх, пристривли з спиной узлы, детей. Н Янг и особенно н его отц поглядывли с увжением, с блеском ндежды в глзх. Ткой блеск Янг не рз видел, когд сельчне молились Вишну, рзговривли с смим Вишну… Янгов узел тоже кто-то взвлил н плечи. – «Ничего, ничего, вы отдыхйте». Отц чем-то угостили, он жевл, слизывя с лдони крошки, и был очень доволен жизнью. Янг ничего не понимл: что могло измениться? Почему вдруг ткое внимние и збот? Все эти дни кждый был знят собою, думл в первую очередь о себе и своей семье, только одн Нтч, спсибо ей, помогл. Тк что же случилось? Что проспл он, Янг, – очень вжное и для него, и для отц? Попытлся рсспросить у Нтчи, но он отмлчивлсь или згдочно озирлсь по сторонм и поджимл губы. Может, ей зпретили до времени говорить об этом?

Опекть отц Янг нчл дед Амос, худой, кк высохшя цикд. Помощником у него был дядя Амт.

Когд нконец кое-кк рсселились в хибрх н окринх (з деньги бедняки готовы были столковться, дть уголок и беженцм), для Хнг дед Амос снял хлевушок без окон. А Янг к отцу не пустили, кк ни просил, кк ни уговривл дед. Н двери хлевушк повесили змок и отгоняли Янг, чтоб он чего-нибудь не передл отцу. Рз в день дядя Амт приносил Хнгу воды и больше ничего не двл. Отец внчле стонл и выл – кк-то стршно, по-звериному, просил дть поесть и плкл. Н третий день уже только стонл и не вствл с кучи листвы, которую нносили в хлевушок. Янг подглядывл з ним в щели, и сердце его обливлось кровью. Один рз подкрлся, хотел подсунуть под дверь пру бннов, купленных н бзре. Откуд-то вынырнул дед Амос, испугнно оттолкнул Янг от дверей, вернулся и сел под стеной сторожить.

– З что вы его посдили в тюрьму? Почему издеветесь?! Что он вм сделл плохого? Его лечить ндо, доктору покзть! А вы… вы… – Янг душили слезы.

– Он должен все эти дни поститься, усердно поститься, – скзл дед Амос и почесл сухую грудь. – Ты не истртил тех денег, что н чеки выдли?

– Еще немного есть…

– Береги. Скоро очень пондобятся.

Тк ни н один вопрос и не ответил.

Янг и без того берег деньги. З все дни потртил только дв доллр и тридцть пять центов. Янг помнил, что деньги нужны будут, чтоб покзть отц врчу. Только когд это случится? Зчем посдили под стржу больного отц? Если б жили н Биргусе и если бы жив был бомо, то все лечение могло бы обойтись знчительно дешевле: отнесли бы колдуну двух курочек, и он выгнл бы из отц злого дух. Ведь отец стл не святым человеком, не божьим, ноборот – в него вселился злой дух и мутит рзум. Интересно, есть ли в Компонге бомо? Может ли врч зменить его?

И что сельчне ндумли сделть с отцом, зчем зствляют его голодть? Янг решил никуд длеко не отходить от хлевушк, ночевл в чужом курятнике-будке. Хорошо, что куры по ночм не сидели в нем, кждый вечер взлетли, кудхтя, н пнднус. А будк удобня, тк уютно в ней, – если б еще н пядь подлинней, можно было бы и ноги вытянуть. И курми почти не пхнет, весь низ Янг зстлл сухой листвой, н стены прикрепил цветные снимки моря, зеленых островов и розовых дворцов – вырвл из ккого-то журнл, нйденного н свлке.

См того не желя, тйну выдл Нтч. Кк-то в сумерки прибежл во двор, опустилсь н колени возле будки. В руке з спиной что-то держл.

– Ты уже спишь? Ой, кк тут у тебя крсиво! Вот кбы и мне ткой домик! – щебетл он. – Зчем люди делют большие дом? Лишь бы можно было влезть в него, от дождя спрятться, и все. А не зхотел жить н этом месте, встл, перебежл с домиком н спине в другое место. Тк и путешествовть можно – с хткою н спине!

– Ночью хорошо. А попробуй днем злезть – изжришься.

– Не удивительно! – Нтч постучл пльцми по железной односктной крыше, сделнной из рсплющенных бидонов. – Солнце кк нпечет. Слушй, тебя тоже берут н Глвный остров.

– Куд--? Кто бере-ет?!

В голосе Янг было ткое удивление, что Нтч испугнно зжл пльцми рот.

– Ой, ведь я думл, что ты все знешь! – он зсуетилсь, хотел встть, убежть, но Янг высунулся и ловко схвтил ее з руку.

– А ну – лезь сюд! И рсскзывй… Все, что знешь!

Повизгивя и хя от любопытств, Нтч злезл в будку.

– Ты знешь, что скоро нш хрмовой прздник?

– Ну… – ответил Янг. Он действительно что-то слышл об этом. Кждый год бывет.

– Отц твоего повезут н Глвный. Он квди понесет с жертвми Вишну. Он теперь смый близкий к богу человек, и его Вишну послушется. Вишну должен всем нм помочь, всем биргусовцм!

– А если из соседней деревни большую жертву Вишну отнесут? Тк бог их послушется, им поможет, не нм? – нивно спросил Янг.

– Нет, Вишну и нм поможет, он добрый и всемогущий! – горячо зшептл Нтч. И тк близенько от Янгов лиц, что он чувствовл ее жркое дыхние, кудрявые пушистые Нтчины косички нет-нет д и щекотли ему нос. – Рздевйся! – вдруг скзл Нтч, хотя Янг и тк был в одних трусикх. И рзжл кулк, покзл, что принесл. В твердом, кк кртон, листе фикус с зломнными уголкми лежл ккя-то серовто-желтя смол. – Дед Амос мзь сделл. Двй я помжу тебе, где покусно. Скорей зживет.

– Отцу ндо было бы помзть. У него все тело в язвх.

– Нельзя твоего отц лечить, дед скзл. Чем больше мук он примет, тем больше очистится его душ, стнет ближе к богу. Ложись! – велел Нтч и дже толкнул Янг в спину.

Янг рзлегся из угл в угол спиной вверх – кк рз хвтило мест вытянуться. Нтч, подышв н мзь, еще больше рзогрел ее, нчл мкть в нее плец и водить им по шее, по спине, по рукм Янг – легонько, мягко, подувя н болячки.

«Вот если бы послушлся Вишну! – думл в это время мльчик. – Если послушется, то стоит рди этого и пострдть. Зто всем сельчнм будет облегчение, нчнет везти с рботой, нйдут, где и н ккие средств свои хижины строить. А может, и н отц обртит Вишну внимние? Все-тки квди понесет. Боже, сделй тк, чтоб стл он нормльным человеком, чтоб его рзум прояснился!»

– А ты свои мзл? Двй я тебе… – шевельнулся Янг.

– Мзл! Лежи спокойно… Вот, видишь, н рукх болячки подсыхть нчли… Тут немножко мзи остлось, спрячь, в другой рз смжешь. Ну, я побежл! А то еще увидят нс вместе! – Нтч вскочил н ноги – бух головой о крышу! Чуть не свернул ее нбок.

Почти всю ночь лил дождь. Гремел, не утихя, гром, сверкли ослепительные молнии. По двору неслись потоки воды, унося мусор и нечистоты. Янг сидел по щиколотки в воде – будку подтопило – и, пугясь и молясь, слушл грозу, слушл, кк стонет, скулит, жлуясь кому-то, отец.

3

Зснул, должно быть, н рссвете, збившись в угол, и только нмучился, не высплся. Потом перебрлся к хлевушку, в котором был зперт отец. Янг успел снов уснуть под дверью хлевушк, но его рзбудил Амр.

– Здрвствуй, влститель земли и неб! – стрнно поздоровлся он.

– Бессмертный[2], ты?.. Ншел влстителя!

– А что? Вся земля под тобою, небо – нд тобою. Кто все это сможет у нс отнять? Никто. Пок будем живы – никто.

– Земли подо мной н шг – д и т чужя. Остров отняли, дом рзвлили… Ни ммы, ни отц… – Душевня боль искзил лицо Янг, еще минут – и рсплклся бы.

– День, нчтый со слезми, не приносит удчи, кк говорит дед Амос. Н вот, подкрепись. И пойдем, – Амр протянул ему дв вреных плод пнднус. Н плече у Амры висел беля плстмссовя сумк, видть не пустя, потому что низ ее оттянулся, что-то тяжело рспирло сумку в стороны.

– Куд… пойдем? – почему-то немного испуглся Янг. Вытер глз, нчл выгрызть, выссывть мучнистую мякоть из твердых волокон-жил, которые пронизывли плоды.

– Мы должны взять н себя то, от чего откзлись взрослые. Если стршие отступют, вперед должны выходить мы.

– Солнце еще низко, тебе уже нпекло голову.

– Не бойся, я не зговривюсь. Нм ндо оглядеть горы. А может, и првд нйдем тм вольную землю? Все, что выявим, увидим – рсскжем людям.

– Выявишь, рзевй рот… Кк н болоте, в мнгрх… У тебя из еды ничего больше нет? Может, отцу подсунем, пок дед Амос нет? – Янг посмотрел н Амрову сумку.

Интересно, кк он относится к лишению свободы отц? Амр же более обрзовн, умеет читть и писть, он не ткой темный, кк дед Амос. С Рджем дружит, Рдж чего только не повидл, чего только не знет. Кждый день со всякими буржуями встречется, со всего свет съезжются буржуи н Рй. А Рдж с ними и по-фрнцузски, и по-нглийски, и по-всякому.

– Вообще… я немного припс… – похлопл Амр по сумке, смущенно покшляв. – Д вдруг мы нвредим? Покормим изголодвшегося – срзу умереть может.

Янг молч слизывл слезы с губ, вытирл щеки. Поглядел н двери хлевушк, будто прощлся с отцом нвсегд.

– Я готов…

Пошли не в ту сторону, где кончлись хибрки бедняков и нчинлсь свлк, знчительно левей, н юго-зпд, вверх по склону. Тут были привилегировнные квртлы, белоснежные коттеджи среди плнтций бннов, ннсов, кокосовых и ореховых пльм. То тм, то сям н проволочных огрдх, н зборх, н воротх висели вывески «Private».

– И тут прйвит, прйвит… – читл эти вывески Амр и сжимл зубы. – И тут не суйся, двно уже все стло чстной собственностью.

Нконец пригород кончился. Крутизн склон резко возросл. Земля был уже склистя, изрезн ямми и рвми, зросшими лесом. Некоторые деревья – пхутквы – были похожи н гигнтских сороконожек с уродливо длинными лпми, стволы их почти лежли, рзостлв кроны н кмнях. Изредк встречлись н террсх узенькие клочки полей, были и брошенные учстки, зросшие колючим кустрником и бурьяном. Першило в горле от дым – тут и тм вырубли и выжигли лес, пытлись рсчистить хоть небольшой учсток и потом нносить туд земли. Мужчины, знимвшиеся этим, лзли по крутизне, кк обезьяны, были почти голые, с небольшими повязкми н бедрх. Темные тел блестели от копоти, грязи и пот. Влежник горел плохо, больше дымил, был еще сырой от ночного дождя. Амр стрлся зговорить то с одним, то с другим из рботвших тут.

– А что – те брошенные учстки н террсх уже ничьи?

– Можешь считть – ничьи. Тм что-нибудь сможет рсти только лет через пять. А то и никогд, поливй не поливй.

В голосе мужчины чувствовлись устлость и отчяние, и Амр с Янгом поняли: люди ничего хорошего от своей рботы не ждут.

Все чще попдлись н пути огромные нплывы черно-бурой лвы – ноздревтые, змшелые. Будто некий великн, может см бог Вишну, змесил где-то тм, нверху, тесто, оно тк бурно поднялось, вспухло, что рсползлось во все стороны.

Крбклись, подвли друг другу руки или куски лин и нконец окзлись кк бы н плоскогорье. Огляделись по сторонм – и сквозь чщу зелени увидели внизу воду. Не рвнин тут был, впдин с озером. А нстоящя гор торчл еще дльше з озером. Смя мковк ее был не зеленой, буро-синей, зтянутой пеленой тумн или дым. В одном месте среди зрослей белел, пенился водопдик. Но до него, видимо, было длеко, тк кк шум воды сюд не долетл.

– Н ту гору не полезем, мы же не сумсшедшие… – кким-то рвнодушным голосом скзл Амр. Чувствовлось, что он потерял уже всякую ндежду что-либо отыскть здесь.

– Тк двй хоть озеро обойдем, спустимся к воде, – предложил Янг.

– Кльдер нзывется… Н месте этого озер было когд-то жерло вулкн, – скзл Амр. – Удивительно, првд? Не н смой мкушке, сбоку.

– Не выдумывй, – не поверил Янг. – Я н кртинке видел вулкн, тм из вершины горы поднимется дым, огонь и кмни летят.

– Был, говорю, вулкн, д потух. А теперь в кртере вод и лес.

– А может быть извержение снов?

– Может. А когд – никто не знет… Спустимся ниже.

Янг лез з Амрой, стрясь повторять все его движения, хотя порой трудно было дотянуться до тех веток и тех выступов, ккими тот пользовлся.

– Вод!.. Холодня… И чистя, кзлось снчл, что черня.

Прни повисли, одной рукой держсь з ветви, другой зчерпывя воду, и пили, смковли, никк не могли нпиться. Вод вкусня, только немного чем-то припхивет, будто бы испорченным яйцом. Янг успел проголодться з это время, и теперь в смый рз было бы снов подкрепиться. Но Амр дже не зикнулся про еду.

– Пошли, пошли дльше…

Легко Амре подгонять: «Пошли…» Если бы Янг был ткого рост и тким сильным, и он бы тк ловко прыгл, крбклся, лез, продирлся вперед, звисл н рукх, рскчивлся, чтобы сигнуть с выступ н выступ.

Потом метров сто шли берегом озер, вдоль смой воды вел узкя отмель из серо-бурого грвия, гльки, кусочков вулкнического синевтого пепл, окменевшего от двности, нд головой нвисли кменистые глыбы. Слышлся уже шум воды, но это был не тот водопдик, который виднелся издлек среди скл и зелени. И ручей был меньше, и вод тут сккл с кмня н кмень, кк по ступенькм. Возле устья и берег ручья и берег озер, дже отмель были рзрыты, перекопны. Кучи песк, грвия были примяты, истоптны человеческими ногми, следы были и от босых ног, и от грубых ботинок и спог.

– Кто-то рылся тут, кк свинья, – будто про себя скзл Амр. Что-то ему не понрвилось, что-то тревожило. Он огляделся, но что-нибудь увидеть дльше по берегу и вокруг было невозможно из-з скл, деревьев и кустов. – Что он тут искл? – Амр присел, поводил рукой по песку, покоплся в нем.

Янг тоже пощупл, потер песок, вглядывясь в крупинки и кмешки.

– Может, ккие-нибудь смоцветы дргоценные, – скзл он.

– Двй немного поднимемся в гору. – Амр почти н корточкх нчл крбкться по воде, по кмням, Янг – з ним, и скоро они вымокли с ног до головы. Когд тким путем поднялись н плоскогорье, то увидели, что ручей тут более спокойный и широкий. Всюду н берегу песок нсыпн бугоркми, дже в воде, видно было, кмни сдвинуты со своего мест. Прошли еще немного туд, где ручей рзделялся склой н дв рукв. Перешли через первый ручей, обогнули склу, поплелись вниз по левому берегу более широкого проток, который все больше збирл впрво. Следы неизвестных исктелей или исследовтелей змечлись и тут: то в воде н мелком, то н смом берегу серели кучки грвия и песк, кмешков, будто кто-то рзделил зчерпнутую со дн мелочь по величине. Следы и тут были двоякие – от грубого спог или ботинк и от босых ног. Знчит, исктель был не один?

Из-з небольшого поворот удрил в уши шум водопд. Перед смым водопдом течение ручья было бурное и стремительное. Амр и Янг не решлись зходить в воду, чтоб не сбил с ног и не поктил по кмням вниз. Пошли и дльше по левому берегу. Склы тут почти вдвлись в озеро, водопд остлся сзди и немного спрв. Н смом обрыве присели, очровнные крсотой пейзж.

Отсюд можно было оглядеть добрую половину озер. Тм, где его освещло солнце, вод кзлсь светло-голубой, немного дже зеленовтой, где был тень – темно-зеленой и фиолетовой. Дльнюю чсть озер скрывл похожий н сдвоенную пышную лепешку зросший кустми островок. Внизу, под ногми ребят, рскинулсь бухточк, почти вся лежщя в тени. Бухту окймлял низкий, густо зсыпнный кмнями берег. Бело-сизые космы водопд (оттуд н ребят сеялись брызги холодной мжички) обрушивлись н эту естественную мостовую, терялись среди кмней, оствляя н их бокх и лысинх комья белоснежной пены. И всюду вдоль бухты, где можно было зчерпнуть из ручья или н берегу песок или грвий, были нсыпны холмы или холмики, многие кмни были сдвинуты с мест.

Янг хотел уже искть спуск вниз и первым сктиться н берег бухточки, кк вдруг Амр схвтил его з плечо: «Прячься!»

Почти из-з ткого же выступ склы спрв от бухточки плыл под поверхностью воды человек в черном гидрокостюме с желтой полоской н боку. Рукми не рботл, руки были чем-то зняты, перебирл только ногми в лстх. Вот нд водою покзлсь половин блестевшего черного шр – головы пловц, высунулсь трубк. Из трубки хлестнул фонтнчик воды… Пловец повернул к берегу, голову поднял из воды больше, но лиц нельзя было рзглядеть – оно было зкрыто стеклом мски. Вот пловец уже достл ногми дно, поднялся, тяжелый свой груз взял в одну руку, изогнувшись в другую сторону, чтоб урвновесить тяжесть. Держл под рукою словно бы обрезок ккого-то бк с зчерпнутым н дне озер песком. Должно быть, в дне метллического бк были сделны дырочки, ибо снизу многочисленными струйкми текл вод. Неизвестный сорвл мску и трубку, положил н свое метллическое решето, взялся з него обеими рукми, прижимя к животу.

– Пит! – озбоченно прокричл он, поворчивясь то в одну, то в другую сторону. – Пит!

Тот, кого звли, не откликлся, его нигде не было видно.

– А что! Я тк и думл: не один человек тут рылся, – зшептл Амр. – И не один день.

Незнкомец вышел н берег, поствил свое решето, содрл с ног лсты и утомленно присел н кмень.

– Что будем делть? Может, спустимся и спросим, что они ищут? – предложил Янг.

– Тс-с-с… Гляди! – покзл Амр влево.

Из-под нвес скл, уже с их стороны, выплыл н небольшой резиновой лодке, подгребя короткой и широкой лопточкой, еще один незнкомец. Он был в полостых, кк мерикнский флг, трусх и пляжной белой шпочке с прозрчно-синим длинным козырьком. Может быть, он плыл от того ручья, где только что щупли рукми песок и они сми? Кк же они не зметили этого лодочник, он – их?

Лодк ндвинулсь днищем н берег. Лодочник вынес бордовое плстмссовое ведро с песком и мелкое, но длинное плстмссовое корытце с выломнным с узкой стороны бортом. Поствили корытце чуть-чуть нклонно, нсыпли н него песок и стли поливть водою. Топтлись н корточкх, щупли и, нверное, ничего хорошего не вымыли, не ншли, потому что тот, в шпочке, вдруг со злостью швырнул ведро. А другой, в гидрокостюме, что-то скзл, и они зспорили, покзывя в рзные стороны рукми и дже н остров.

– О чем они? – прошептл Янг.

– А ты рзве не понимешь по-нглийски?

– Плохо. Мтрос Дуку немного подучил, но…

– И я – плохо. Что-то о золоте говорят.

– Ам--р?! – выдохнул взволновнно Янг. – Они ищут золото? А что, если и нм попробовть? Вдруг д повезет!

– Не ндейся. Никогд никто ни тут, ни н Биргусе не говорил, что н Горном есть золото. Если б кто-нибудь ншел его, знешь, что тут нчлось бы? Конец свет!

– Но они все-тки ищут? – горячо возрзил Янг.

– Ищут! Может, это ккие-либо глупые туристы. Думют, если отъехть н тысячу километров, попсть н любой остров в окене, тк можно полные крмны смородков или золотого песк нгрести. Пошли отсюд!

4

Обход озер знял еще около чс. Пок лзили, пок крбклись, ншли с зпдной стороны еще дв ручья, впдвших в озеро.

– Рзве оно бездонное? – удивился Янг. – В него вон сколько льется, из него – ни струйки!

– Высыхет… – скзл Амр, но тут же добвил: – Нет, не может столько высохнуть. Куд же девется вод? Вон, по кмням можно узнть – уровень не меняется.

– Вон то место, где мы были. И тут нигде не булькет ручей, не вытекет из озер.

– Оно хоть и в бывшем кртере, но нмного выше уровня окен. Если бы прорвлсь вод через эти склы – вот шугнул бы!

– А может… А если оно под землей течет в окен? Может быть ткое?

– Может. Вулкн, землетрясение что хочешь могут сделть. Но если бы вод прорывлсь в землю, то он кружилсь бы, был бы водоворот. Вот дурни, лучше ндо было приглядывться к поверхности.

Янг спустился по кмням к смой воде, нрвл горсть листьев, швырнул н воду. Листв рзлетелсь, упл в кких-то двух метрх от берег. Упл и лежит себе спокойно, никуд ее не несет, не крутит.

– Второй рз не будем обходить – ну его! – вздохнул Амр. – Нм ндо еще южный склон горы рзведть – до смого моря. Если и тут ничего не нйдем… – Амр не договорил, сокрушенно мхнул рукой.

Южный склон горы покзлся не тким длинным и был нмного круче, чем восточный, который вел к городу. Нгромождение скл, треснутых и рзорвнных нплывом лвы было более диким и млодоступным. Деревьев и кустов тут росло меньше, д и те сплошь искореженные, изогнутые. Друзья нигде не зметили дже небольшого, более или менее ровного учстк, чтоб можно было зцепиться, нтскть туд земли и рзбить хоть небольшой огород. Склы внезпно кончлись обрывом, дльше внизу протянулся песчный берег, до пенистого прибоя было метров семьдесят. Тут и тм н песке были рскидны одиночные кмни и склы, росли колючие кусты молочя, торчли метелки султнской трвы, сидели кктусы. Довольно большой учсток песчного пляж возле воды был огорожен плотным дощтым збором, по верху которого в три ряд тянулсь колючя проволок. С обрыв прням видно было, что делется з огрдой: н восточной стороне площдки белели две плтки с поднятыми боковинми, чтоб продувло ветром. С зпдной стороны долетло низкое чстое чхкнье. Тм стоял н четырех колесх двигтель, немного похожий н тот, что видел Янг понтоне в лгуне их Биргус. Посреди учстк, ближе к збору и к прням, возвышлся втомобильный прицеп-вгончик с высокими и низкими нтеннми нверху. Почти н прямой линии с ним близко к воде лежли ккие-то ящики и полостые бочки с топливом, уже совсем н воде у берег виднелся ктер или глиссер.

Долго смотрели н все это Амр и Янг, пок дождлись хоть ккого-то движения з збором. Из одной плтки вышел рбочий, нпрвился к двигтелю. Лишь внимтельнее приглядевшись, они зметили, что от двигтеля к вгончику с нтеннми и от него к берегу тянутся не то шлнги, не то провод кбеля.

И еще одно порзило: н море покчивлись рскинутые большим полукругом гигнтские поплвки – черно-белые полостые бочки. Они были соединены попрно рмми, из середины кждой пры торчл вверх стержень с дощечкой-вывеской. Что было нписно н тех вывескх, можно было прочитть только с биноклем в рукх.

Прни спустились вниз, нстороженно пошли вдоль збор. С восточной стороны, тм, где был Компонг, обнружили н зборе железную вывеску с ндписью. В тексте спрв и слев стояли крсные восклицтельные знки – один точкой вверх, другой – точкой вниз. Амр долго вчитывлся в текст, стрясь понять смысл, и Янг нетерпеливо подгонял: «Ну – что? О чем пишут?»

– Ккя-то нучня экспедиция по изучению окен. Америкнскя, кжется. Зпрещено приближться, особенно с моря, ближе чем н двести метров.

– Если б Рдж был с нми, он бы точно все перевел! – прошептл Янг.

– А что тебе непонятно? – кзлось, рссердился Амр, увлекя Янг от збор. – Пошли, пок нс не сцпли… Тм совсем с остров прогнли, тут – зпрещення зон. Будто не в своей стрне живем, …

Амр шгл по полосе прилив – быстро, рзмшисто. Янгу пришлось трусцой бежть з ним, дже в левом боку зкололо. Он собирлся уже зхныкть, но Амр спохвтился:

– Рзогнлся я… Есть хочешь?

Об этом можно было и не спршивть! Которые уже сутки живет впроголодь.

Спустились к смой воде, сели н горячий, кк огонь, кмень. Янг не выдержл, поплескл н кмень водой и сел н мокрый. Опустили нтруженные, исколотые ноги в воду, в лсковый прибой. Порой вод бил в кмень и не очень лсково обдвл с головой. Но ребятм это было приятно, они не троглись с мест.

Подкрепились вреной мниокой, кждый думл о своем. Оживились немного при виде дельфинов – пр их плыл вдоль берег по эту сторону рифов, время от времени они плвно и грциозно высккивли из воды, описывли в воздухе то млые, то большие дуги, почти без брызг уходя под воду.

– Вот кому хорошо живется – позвидовть можно, – скзл Янг, любуясь дельфинми.

– Что – это тебе Рдж скзл? – иронически усмехнулся Амр. – Или сми дельфины?

– А Рдж читл, что они умеют говорить, только не по-ншему. Вот если бы нучиться понимть их!

– Дельфинов?! Тут и человек трудно понять… Дже того, кто н одном языке с тобою говорит. Что з цц? Чем дышит? Пуол этот… Кто бы мог подумть, что он выкинет ткое? А мы с Рджем одно время дже водились с ним.

Дельфины вернулись, проплыли уже нмного ближе к берегу, дже остновились было, словно прислушивясь к чему-то. Потом медленно отдлились, описывя полукруг вокруг бочек-буйков.

Что-то их тревожило.

Глв четвертя

1

А Пуол в это время был н Глвном острове. Привез его туд худой рыбк н моторизовнной джонке с нрисовнными н «щекх» лодки большими глзми дркон. Когд сдился в лодку в Компонге с тремя другими пссжирми, скзл ее хозяину, что зплтит н Глвном: нет дурков плтить зрнее. А вдруг мотор испортится или еще что? А ткнулись носом в причл н Глвном, покзл лодочнику вместо денег нож, подергл в стороны подбородком: «Пикнешь – мигом п-прирежу!»

Слонялся по улицм Свийттун – столицы, Душистого город, посвистывл, рдовлся жизни и тому, что вырвлся н волю, н простор. То и дело совл руку в крмн, где шуршли новенькие доллры. Укрл у отц чек, когд зявился н Горный, получил по нему деньги и теперь чувствовл себя незвисимым человеком. Кк будут устривться родители н новом месте без денег, не хотел и думть. Збыл он и поговорку: продв отц и мть, не рзбогтеешь.

Глупый этот мтрос Дуку, что учил их когд-то грмоте. Кк нчнет рсскзывть, где побывл д что видел, ккие чудес есть н свете… Не могло простому мтросу стукнуть в голову, ккой отрвой ложтся в душу Пуол его увлектельные рсскзы.

И вот теперь он вольный, кк птиц. Будет ходить куд зхочет, стнет делть что вздумется. Тут ткой простор, столько возможностей. Лучше было бы, конечно, совсем ничего не делть, только есть д пить – что душ пожелет. Это не н их здрипнном Биргусе, где, кроме моря, пльм и хибр, ничего нет. Ккие мгзины в Свийттуне! Целый день торчл бы возле витрин, любовлся б выствленными товрми, вообржя себя влдельцем этой роскоши – дорогих костюмов, трнзисторов, сверкющих гитр, мотоциклов, мшин. А кк столичные люди крсиво одевются, ккие девчт цокют кблучкми, перебегя из учреждения в учреждение, в рзные офисы и мгзины. Тут и кинотетр есть, и рзные бры-ресторны. Првд, чтобы всюду побывть, все попробовть, узнть, ндо бес его знет сколько денег.

Что эти пятьдесят доллров! Дже не пятьдесят, уже меньше – успел истртить. Если бы крмны были нбиты деньгми, тогд б он рзвернулся, тогд покзл бы, чего стоит. Пусть бы тогд глядели н него эти ничтожные биргусовцы и звидовли!

Только что Пуол выпил целый сткн сок из схрного тростник. Лвочник, по виду китец, отгоняя мух и ос, при нем же пропустил между вликми пресс длинный стебель тростник, выдвил сок, подствив посудину под лоток… Пуол пил и морщился: ничего особенного, слдкий, дже губы слипются, теплый, отдет зеленью и жжду нисколько не утоляет. А когд предствил, что под пресс попли мухи и осы и китец из них тоже ндвил соку, его змутило, тошнот подктил к горлу. Плюнул, пошел дльше.

Возле ккого-то шинк, двери которого выходили в скверик, стояли под деревьями столы и стулья, тут обслуживли клиентов н свежем воздухе. Пуол, придв себе вжный вид богтого брчук, уселся в тени з стол. Не успел оглянуться – где же кельнер? – кк тот уже см подбежл, схвтил с левого локтя слфетку, мхнул ею по столу, склонился: «Что прикжете?» Ах, кк понрвилось Пуолу, что ему клняются, кк польстило это его смолюбию, возвысило в собственных глзх! «Что-то есть во мне ткое… эткое… А прень не стрше меня по годм. И мне клняется!» Кельнер с беспокойством поглядывл н другой столик, где усживлсь пожиля пр, по виду млйцы. «Что прикжете?!» – снов спросил кельнер. «Орнжду! И похолодней!» – «Будет сделно!» – прень полетел от него к той пожилой пре и тм двжды склонился в поклоне, после чего мигом исчез з дверями шинк, с треском рскидв в стороны бмбуковую штору-ширмочку с изобрженными н ней пльмми. Примерно через минуту выскочил с подносом, н котором стояли три высоких рзноцветных плстмссовых фужер с питьем, один поствил возле Пуол – о стенки фужер зстучл кубик льд, – помчлся к пожилой пре.

Пуол снчл вынул полиэтиленовую соломинку из фужер кк ненужную, хлебнул через крй, прямо с кусочком льд. Тк и держл н языке льдинку, смкуя сок. Но увидел, что млйцы не торопятся проглотить питье, потягивют его через соломинку, сосредоточенно и спокойно поглядывя по сторонм. Лед они не берут в рот, кусочки его глухо постукивют о стенки фужеров, особенно когд млйцы нчинют помешивть сок соломинкми. «Вон оно что… – Пуол нгнулся нд своим фужером, – тьфу!» – выплюнул в него кусочек льд и тоже зсосл орнжд через соломинку – вжно, с незвисимым видом поглядывя туд-сюд. Пуол будет делть все тк, кк эт пр притомившихся бизнесменов, будто бы небогтя н вид, н смом деле – ого-го… Пуол все, что ндо, перенимет, всему нучится. Он ничем не хуже, тк почему бы и ему не стть богчом в конце концов? Чтоб все клнялись ему…

– Еще сткнчик! – прикзл он кельнеру. Уже сегодня, в первый день своего бродяжничеств по столице, хотелось сделть все возможные шги к той жизни, ккой когд-то будет жить, той крьере, которя принесет ему деньги, деньги, деньги… Любые, в любой влюте.

Высосл второй сткн, дже в животе збурчло, сунул льдинку, кк обезьян, з щеку – пошел бродить дльше.

Проходил улицу з улицей, брел возле высоких домов и низких, по широким улицм и грязным зкоулкм, миновл несколько площдей. Постоял, понблюдл немного з тем, кк меняется почетный крул возле султнского дворц. «Х, одни остолопы топют ногми, другие с рскрытым ртом трщт н них глз…» – подумл он. Зглядывл в ккие-то лвочки, мгзины, птеки, где тоже что-то пил. Потолклся н бзре… Нрочно спотыклся н рзложенные н циновкх овощи и фрукты и первым нчинл ссору, если торговцы и торговки возмущлись. То у одного, то у другого брл что-нибудь попробовть, приценивлся, торговлся, потом охивл товр и шел дльше.

Попл в кинотетр, хотя снчл хотел пройти мимо. Привлекло нрисовнное н фише чудовище – не то человек-великн, не то гигнтскя обезьян, с крсной пстью, клыкстя, обросшя шерстью, лзит по городу, преврщя в кучу обломков небоскребы, двит людей. Сидел в зле, окменев от стрх, но ни рзу не вскрикнул, не пискнул, хотя обезьян-гигнт н экрне рзрывл людей н куски, выссывл из них кровь.

Был уже вечер, когд он вышел из кинотетр. Н Рекриэйшенстрит – улице отдых и рзвлечений – полыхли рзноцветные реклмы, мнили ресторны и кбре. Возле кких-то не очень броских дверей без всякой вывески его остновил молодя прочк. Пуол поддлся н уговоры, ступил з порог этих дверей…

…Выбросили его, пьяного, после полуночи. В голове сильно шумело, в крмне было тихо, тихо.

2

Поднял его с тротур полицейский. Пуол уже немного протрезвел. «Мрш отсюд! Где твой дом?» – кзлось, грозно спршивл охрнник порядк. «Тм!» – неопределенно мхнул рукой Пуол куд-то в сторону порт.

Остток ночи провел в том сквере, где пил орнжд. Прогнл со скмейки ккого-то нищего. Когд тот нчл возмущться, пригрозил прирезть его. Чтоб покзть свое отврщение к нищему, постелил н место, где он лежл, взятую в мусорнице гзету «Фридом» («Свобод»). Под утро его снов поднял полицейский: «Спть тут опсно…» – «Могут обворовть», – нсмешливо зкончил з него Пуол и вывернул пустые крмны.

Он см готов был кого-нибудь обчистить, д все гуляки уже рзбрелись по домм, добропорядочные жители еще не просыплись.

Через ккой-то чс нчли рзъезжть мото и велоколяски, мшины-фургоны, рзвозить по лвкм продукты. Богтым горожнм зкзы доствлялись н дом. Пуол проследил з тем, кк высокий индус в члме остновил коляску возле одного особняк, взял из-з спины прикрытую белым корзину, поствил ее н столб у ворот – высоко, н уровне головы, нжл н кнопку звонк, вызывя повр или слугу. И тут же снов сел з руль, поктил дльше. Отъехл он, может, всего шгов н десять, кк Пуол был уже возле ворот, зпустил руку в корзину. Нщупл большую, посыпнную рыжевтыми крупинкми схр, булку. Не стл шрить, что еще тм есть, нддл ходу.

В этот день нчли укршть столицу к прзднику коронции султн. По городу рзвозили и рзвешивли флги, плкты, гирлянды цветов, портреты султн и членов его семьи, строили рки, увивли их венкми, рзбивли дополнительно торговые плтки, нтягивли н пустырях тенты для столовых, где будет рздч похлебки для бедных. Людей н улицх зметно стло больше, было много приезжих. Пуол слонялся среди них и чувствовл себя кк рыб в воде. У одной дмочки выхвтил из рук хозяйственную сумку – увидел н ее дне пузтенький с кнопочкми кошелек – и пустился нутек. Зпутывл свои следы в кких-то зкоулкх, когд стло тише – снов подлся в центр. В кошельке вместе с мелочью было восемндцть доллров и двдцть центов. Ничего себе! И тк легко зрботл эти доллры! Жль, что кошелек стренький, не згонишь…

Зшел в лвочку, купил легкие туфли, оглядел ноги в низко поствленном зеркле – см себе понрвился! Кк джентльмен, не вор… Он еще не знл, что нстоящие крупные воры, мошенники и гнгстеры имеют вполне пристойный, дже респектбельный вид.

Пок еще не знл, где проведет вторую ночь в столице.

С ночлегом все решилось совершенно неожиднно.

Шел по Томмироуд мимо больших нглийских кзрм и с удивлением зметил, что эт «Солдтскя дорог» скрещивется с той улочкой, где из него высосли все, что можно, и вытолкли потом з нендобностью н тротур. Пошел дльше, з перекресток, по Томмироуд, змечя, кк все больше мельчют дом, глуше и грязнее стновится улиц. Это был, нверное, последняя улиц, которую он еще не обследовл, не оглядел. Через сводчтые проезды видны были з дворми лбиринты улочек и зкоулков, рзные по высоте дом и домишки, хибры лепятся одн к другой, некоторые пристройки трехстенные или почти круглые, будто сторожевые бшни. И крыши были рзные: и высокие, многосктные с ккими-то железными флжкми, и плоские, почти без нклон, низко стоящие н стенх, и ткие, у которых кря звернуты, кк в китйских пгодх. Под стенми тут и тм игрют возле помойных ям и грязных луж дети, сидят струхи.

Постояв немного, вошел в один ткой двор, удивился, кк люди нходят в этом хосе свое жилье. И вдруг позди, где-то н Томмироуд или еще дльше, послышлись выстрелы. Глухо, негромко. Пуол мигом обернулся… По узкому проезду вбегл во двор, сильно хромя, китец с пистолетом в руке. Струхи и дети с визгом сыпнули по домм, один крпуз-кривоножк пытлся подняться с земли и все пдл, ревя во весь голос. Пуол, не зня, что делть, подхвтил его н руки… И в этот момент через проезд увидел, что по ту сторону Томмироуд из зкоулк выскочило еще дв вооруженных человек. Рненый китец оглянулся н них и выстрелил не целясь, но те успели рзбежться в стороны… А китец шрил глзми туд-сюд, искл укрытия, и Пуол покзл ему н приоткрытые двери ближйшей пристройки. Беглец скумекл, скок-скок туд н одной ноге – хлоп! – зкрыл дверь н зпор изнутри.

Через минуту во двор вбежли и те двое, у одного в руке тоже был пистолет, у другого что-то похожее н мленький втомт с продолговтым голым стволом.

– Куд он побежл? – втомтчик ткнул втомтом Пуолу в грудь.

– В---й! – вопил, вырывлся из Пуоловых рук крпуз.

– Туд… вон! – покзл в темный лбиринт переулков Пуол. – Н соседнюю улицу!

Преследовтели побежли в темноту.

Млыш зревел еще громче, нчл црпться, и Пуол спустил его с рук, еще и шлепнул по зду. Тут и тм зскрежетли, нчли открывться двери. Одни рспхнулись нстежь, из них выскочил молодя женщин, подхвтил млыш, обожгл Пуол недобрым взглядом и снов скрылсь.

«Дур…» – собрлся обругть ее Пуол, но тут приоткрылсь и т дверь, з которой спрятлся беглец.

– Эй, иди сюд! – позвли Пуол из дверной щели.

Пуол подошел.

– Ты хозяин этой лчуги?

– Нет.

– Все рвно! – китец рспхнул дверь шире, втянул Пуол з руку внутрь, снов зпер дверь н зпор.

Где-то в глубине помещения из темноты слышлись всхлипы и приглушенные рыдния жителей. От стрх они боялись зплкть, зкричть громко.

– Я видел в щель… кк ты их. Спсибо, что помог, – китец вдруг со стоном почти упл н скмеечку, вытянул рненую ногу. – Здч, знчит, ткя… Д тихо вы тм! Я не собирюсь глотть вс живьем, кк мышт, – прикрикнул он н скуливших. – Знчит, тк… Ты покруль тм во дворе, пок меня тут немного перевяжут. Смотри, чтоб никто не выходил во двор. Может, те прибегут опять, – чтоб не у кого было рсспршивть.

– У-у-у-у… Рм, рм… Ре рм… – молились в темном углу люди, тревож бог.

– Я ведь просил – тихо! Неужели непонятно? – в голосе китйц прогремел угроз. – А ты двй… туд… Если хочешь зрботть.

Последнего китец мог и не добвлять. Пуол шмыгнул з дверь. Кким-то десятым чувством он уловил: это тот Его Величество Случй, который ндо хвтть з хвост. Все произошло не тк себе! Нет! «Дурня голов нйдет шишку!» – вдруг он кк бы услышл укоряющий голос отц и дже головой крутнул, чтоб отвязться от него. «Шишк… шишк… Моей шишке вы еще не рз позвидуете!» – возржл он мысленно.

Не стоял столбом, прохживлся туд-сюд. Где приоткрывлсь дверь, бил по ней ногою.

– Не высовывйте нос, если хотите жить!

И люди не высовывли.

Выглянул и н Томмироуд. Всюду был тишин, только где-то густо гудели мшины. Н этом учстке улиц вечером не освещлсь, темнот был, кзлось, вековечной, если бы не косые светлые полосы из окон, не цветное зрево нд центром, от которого и сюд долетл призрчный отсвет.

Вернулся во двор. Тут ни одно окно не светилось. Люди притились кк мыши.

Преследовтели не вернулись больше, видно, мхнули рукой н беглец. Д и нйти человек в этом лбиринте было не легче, чем термит в джунглях.

Снов приоткрылсь т же дверь, снов позвли Пуол…

И вот уже идут они по темным улицм и переулкм. Рненый незнкомец одной рукой опирется н плку, другой вцепился в его локоть. Прикзл: «Веди!» И Пуол повел – без возржений, без рсспросов. Сворчивл тм, где ему прикзывли повернуть (много рз), петляли. Пуол в этой чсти город не был, дже не предствлял, что есть ткой город в городе. Тут и тм брослись в глз вывески и ндписи китйскими иероглифми, порой фиши тянулись в сторону от стены, свисли вниз или были протянуты н проволоке через улицу. Китйский город!

Перед кким-то подъездом остновились. Китец снял косынку, звязл Пуолу глз и провел его через здние, потом дворми подвел к еще одному. Дльше уже китец вел его, то и дело предупреждя: «А теперь сюд!.. А теперь туд!.. Ноги поднимй, тут нчинются ступеньки». Этих поворотов, переходов по коридорм, спускм и подъемм н лестницх было еще немло. Кк см китец преодолел все это, было непонятно. Нконец спустились по лестнице н дв пролет, и китец постучл условным стуком в дверь. Он открылсь не скоро и, должно быть, чуть-чуть, н длину цепочки. Кто-то, видимо, рзглядывл Пуол, ибо китец вынужден был скзть:

– Он со мной.

Цепочк еще рз звякнул, скрипнул дверь. Китец подтолкнул Пуол вперед и стянул с его глз повязку. Все рвно ничего не было видно, и Пуол выствил перед собой руки, чтоб не выколоть чем-нибудь глз. Слышл, кк китец см зкрывет дверь, и все в груди дрожло от нпряжения, сжимлось от стрх и любопытств. Впереди згорелсь спичк, осветив стрческую руку и морщинистые, мешочкми, щеки, вплый рот, сморщенные губы. Стрый китец или китянк? Ткой крысиный хвостик-косичк с тесемкой мог быть и у мужчины. Китянк зжгл две розовые свечки н подсвечнике, стоявшем н полке, прибитой к стене. Понесл его перед собой, прикрывя одну свечку лдонью, вошл в довольно большую комнту, обствленную мягкой мебелью. Ничего подобного Пуол никогд не видел, это было словно в скзке. Стл кк вкопнный, не смея дльше и шгу ступить. Весь пол в комнте был зстлн мягким в цветх ковром, посредине стоял низенький стол с ккуртно рзложенными вокруг него подушечкми.

Китянк поствил подсвечник н стол и молч вышл.

– Си-си, – поблгодрил китец. – Мм, сври нм кофе! – бросил он вдогонку. – А ты рзувйся, проходи дльше. И сдись, хочешь н подушку, хочешь н дивнчик.

См он дохромл до крсного, с зтейливой спинкой дивнчик, упл н него.

Снимя у порог туфли и морщсь (успел нбить и рстереть мозоли), Пуол исподлобья рзглядывл хозяин и всю роскошную, с кртинми н стенх, комнту. Хозяин, уже немолодой, лет под сорок, сидел, смежив веки, лицо мокрое, н лбу кпли пот. Терпел, нверное, стршную боль, з всю дорогу ни рзу не зстонл.

– Рзуй и меня, – выствил китец здоровую ногу.

Пуол ступил н мягкий ковер, чувствуя подошвми лсковое щекотнье ворс. Стл н колени возле дивнчик, у ног китйц. Он готов был ползть н коленях (пок что!), готов служить рди того будущего, которое ждет его. Вынес хозяйские туфли з дверь, левя был клейкой от крови.

– А теперь подй поближе ппрт… в углу… вон… – покзл хозяин з дивнчик.

Пуол бросился туд, кк взять – не знл. Упл, згремел телефоння трубк.

– Сейчс… Он рзвлился… И он привязн, я сейчс отвяжу, – здергл Пуол провод.

– Х-х… – не выдержл китец. – Не ндо отрывть, отвязывть. Двй тк, кк есть.

Пуол поствил телефон ему н колени.

Китец снял трубку, потыкл пльцем в кнопки с цифрми. Подождв, скзл в трубку:

– Остемся при своих интересх… Дже пуклкми нчли збвляться… Подробнее позже – и не по телефону. – Послушл ответ в трубке и скзл: – Я тк же думю. Более того, я в свое время предупреждл об этом. – И положил трубку, передл ппрт Пуолу, чтоб тот поствил его н ту же кожную тумбу, похожую н отрезок толстого дерев.

Пуол ствил телефон подчеркнуто осторожно.

– Дй мне две подушечки под спину.

Пуол быстренько взял две подушечки от стол, воздух от его движения всколыхнулся, свечи едв не потухли.

– А теперь сдись см и рсскзывй, – влстно покзл китец н место у своих ног.

– Что? – Пуол подмостил под себя подушку, внутренне дрож от восхищения: где это было видно или слышно, чтобы хоть один биргусовец сидел н тком!

– Все! Кто ты, откуд ты… Почему окзлся в том месте… Кк зовут… Есть ли семья… Где живешь…

Многое интересовло китйц! Но Пуол рсскзл все откровенно, см удивляясь своей искренности: обычно он любил прихвстнуть. Стрлся быть деловым, говорить без лишних подробностей.

Китянк принесл кофе. Н подносе стояли высокий кофейник, две чшечки н блюдцх, сверкющя н свету схрниц с схром, четыре сухрик н бумжной слфетке. Пуол только диву двлся, что з мть у китйц: сын сидит с звернутой чем попло окроввленной ногой, он не поинтересуется, не спросит, что случилось. И не хет, кк хли бы все мтери в тких случях.

– Осторожно подтяни стол ближе сюд… Не опрокинь подсвечник… И пей, не стесняйся. Ты пил когд-нибудь нстоящий черный кофе? Думю, что и предствления о нем не имеешь.

Пуол осторожно подтянул стол к ногм китйц, несмело взял в руки горячую чшечку, хлебнул один рз ккой-то горечи и обжег язык, губы. Виду, однко, не подл.

– А вы кто? – осмелился спросить.

– Это тебе не ндо знть. Чем меньше человек знет, меньше проявляет любопытств, больше слушется и выполняет, что прикзывют, тем дольше его век. Зруби это себе н носу!

– Я ничего ткого не хотел… – пробормотл он и тотчс спохвтился: – Зрубил, зрубил!

– Хотеть не в меру тоже вредно. Но ты мне нрвишься… Хотя ты и не хуцяо, не китец… Кк я понял, тебе нужны деньги, чтоб иметь деньги, ндо нйти свой бизнес. И тебе нужно место, где жить… Тк?

– Д… – облизл ошпренные губы Пуол.

– Все это ты будешь иметь… со временем… Когд пройдешь испыттельный срок. Жилье, првд, нйдем рньше. Я нпишу зписку, пойдешь по одному дресу… З комнту тм уплчено… Когд зведутся деньги, вернешь мне ту оплту. Я нзову сумму, которя к тому времени нбежит.

– Большое спсибо! – не удержлся Пуол.

– Блгодрить будешь потом. Д одним «спсибо» и не отделешься. Будешь делть то, что тебе прикжут, поручт. Никкой своей иницитивы не проявлять, слышишь? Никких вопросов никому не здвть, стрться не видеть того, чего тебе по рнгу не ндо видеть. Если пройдешь испыттельный срок, н твое имя в бнке будет открыт счет. Н него будут перечислять деньги з рзовые услуги… Это знчит, после кждого конкретного случя, если будет признно, что здние ты выполнил безукоризненно. Ты будешь иметь связь только со мной и не непосредственно, через кого-либо… Ох, помоги положить ногу… н дивнчик… А подушечки эти под голову… Повыше…

Н лбу китйц блестели крупные, кк жемчуг, кпли пот. Он смхивл их руквом, они выступли снов. Дыхние его учстилось, стло прерывистым, должно быть, нчинлсь горячк.

– Ну и, конечно, ты будешь иметь крмнные деньги, н первый случй – питние, грдероб… – продолжл китец. – Нет, должно быть, без эскулп не обойдется… Пуля в ноге сидит, рн не сквозня. Я тебе нпишу зписку, сбегешь к птекрю, позовешь… Мм вс встретит возле подъезд, приведет сюд. Подй… вон н окне… блокнот и ручку.

3

Возле того подъезд, где китец звязывл Пуолу глз, сидел н ступенькх его мть – по виду словно кучк нищенского тряпья. Подошли, и он срзу встл, вынул из-з пзухи темные плточки, пропхшие потом и двно не мытым телом, звязл глз Пуолу и птекрю. Пуол уцепился з птекря, струх – з птекреву сумку и повел.

Снов повторилось блуждние по кким-то переходм и лестницм. Только в свою дверь струх не стучл условным стуком, отперл дверь ключом. Зчем посылли его, Пуол, он тк и не понял: птекря могл привести см струх. Возможно, рненый не хотел, чтоб он лишний рз покзывлсь н людях, мозолил им глз.

Китец, слышно было, зкнчивл телефонный рзговор:

– … проучить не мешло бы! Не нм игрть в поддвки! Этих «дблов» только битьем можно чему-нибудь нучить! – и спохвтился, услышв стрческий кшель в коридоре: – Мть, ты?! Входишь, срзу знк подвй, то я могу обойму всдить! – и с грохотом положил телефонную трубку.

– Мы это, мы, дорогой Чжн. Привет! – вышел н свет, пдвший из комнты в коридор, птекрь.

И с этого момент комндовл в комнте, рспоряжлся он. Грели н спиртовке воду, рскручивли повязку н рненой ноге, рзрезли штнину, обмывли ногу вокруг рны. Потом птекрь прикзл зстлть белым стол (струх после этого исчезл), положил н него рненую ногу Чжн. Стртельно вымыл руки и нчл щупть ногу вокруг рны, тыкть в рну пинцетом, от чего китец зктывл глз под лоб и тянул: «У-у-у-у!»

– Не збыл еще мое имя? Првильно. Меня зовут У, просто У. Я тк думю, что немного здет кость, бедро. Пуля скользнул, срикошетил… Где же он? А-… вот он, немного в сторону свернул, торчит, кк шишк… Сделем мленький ндрез, выщелкнем… Вместо слепой рны будет сквозня. Скорей зживет, не тк будет гной здерживться. Ну, вот… Вот он, можете взять ее себе н пмять.

– Возьму… н пмять… – Чжн протянул руку. – Я про эту пулю никогд не збуду. И не прощу ее.

– Ну вот… А теперь обрботем рну. Через месяц будешь тнцевть.

– У, дорогой, я не могу тк долго. Неделю, не больше.

– Ну, неделю не неделю, две – обязтельно. – У промыл рну ккими-то жидкостями, в комнте срзу рзнесся резкий, неприятный зпх, дже в носу зщекотло. – Трвок тебе пропишу, нпрь, внутрь будешь принимть… Для общего тонус мышеняток ндо поглотть… Живеньких… По десятку в сутки… Мленькие ткие, крсненькие… Оргнизм омолживется. Больше пользы, чем от порошков и тблеток.

– Ну – нет! Это ты уж см глотй!

– А бнкир Ду Шнь глотет, только облизывется, понимет, что это идет ему н пользу. Для него одного целую ферму держу… Ах, если б ты видел, ккие беленькие смки! Кк снег н горх… Не успевют рзмножться… Никого не интересует, сколько имеешь основы, им подвй мксимльный выход чистого товр. А когд будет пополнение бзы?! И целлофн кончется, и плстмсс.

Последние фрзы болтливый У произнес без передышки срзу з предыдущими, и Пуол внчле подумл, что и они относятся к мышм. Но Чжн тут же строго оборвл У:

– Тих-хо… Все будет в свое время и н своем месте. – Чжн бросил быстрый взгляд н Пуол.

А Пуол нмеренно пристльно глядел, кк птекрь бинтует Чжну ногу. «Пусть думет, что я ничего не слышу, ничем не интересуюсь…» А у смого, кзлось, дже уши шевелились и дыхние перехвтывло от всех этих тйн и секретов.

И чувствовл Пуол, что с нынешнего вечер он нчл ходить по острию лезвия или по тонкому кнту нд бездной.

Глв пятя

1

Сбруя серого ослик и тележк н двух больших колесх, которую он тянул, были укршены гирляндми из бумжных и живых цветов. В уздечке возле осликов ух торчл цветстый зонтик, прикрывл голову ослик и кчлся в ткт его шгм. В двуколке лежли большой брбн и литвры, и в них то по очереди, то одновременно бухли булвми првый и левый брбнщик. Н кждый удр по брбну у ослик вздргивл шкур н боку, он вертел хвостом с привязнным к нему розовым бнтиком. Бу-бух – круть-верть, бу-бух – круть-верть…

– Ох-х-х! Ах-х-х! – зливлись смехом мльчишки. Притнцовывли, что-то выкрикивли, суетились. Нсобирлось их возле оркестр целя орв, всяких – и хорошо одетых, и почти голых, и оборвнных.

– Гляди – только впрво крутит хвостом! Вот – круть! – опять впрво… Х-х-х, и не ошибется! – больше других потешлся широкоротый и худой прнишк, гибкий, точно резиновый. Он дже пробовл ходить н рукх, дрыгя в воздухе ногми.

Для Янг все было тким дивом, что он точно онемел. То шел з двуколкой с удивительным осликом, то збегл сбоку – поглядеть н музыкнтов. Ккие чудесные у них трубы и дудки: и белые, и желтые, и черные, мленькие и большие, толстые и тонкие. Одн ткя широкя, что ревет, кк слон – голову можно всунуть в рструб! Все музыкнты – европейцы, все в белых перчткх, в белых костюмх, под мышкми и н лопткх проступили темные пятн пот, пот струится и по лицм из-под высоких головных уборов с султнчиком нд козырьком. Впереди спиной к музыкнтм идет руководитель оркестр, н оркестрнтов не глядит, взмхивет блестящей плкой, будто толчет просо в ступе. Н ней болтются ккие-то шрики-бубенчики и золотые кисти. Дирижер одет немного зтейливей, чем остльные оркестрнты: головной убор с тким же пышным султном, кк у остльных, но через плечо перекинут пятнистя шкур леопрд.

Янг отстет, пропускет оркестрнтов мимо себя – и опять к ослику, по-свойски щекочет пльцми его бок. Ослик отвечет одним – круть-верть хвостом! Мльчишки хохочут, весело и Янгу. Только один брбнщик нхмурил брови и кивком головы покзл: «Не мешй, то…» – И, взвесив брбнную плочку в рукх, погрозил ею.

Весело Янгу, он уже кк свой среди ребят, кк герой. Его по-дружески нгрждют тумкми, хлопют по плечм. Он снов пробирется сквозь толпу зевк, обгоняет оркестр, чтоб еще немного полюбовться дирижером. Смешной этот дирижер с рыжими усми-кольцми. Он уж не толчет просо в ступе, збвляется своей поблескивющей плкой – то тычет ею в стороны, то крутит, кк мельничку.

Из-з укршенных домов прорывются последние лучи солнц, ярко отржются н сверкющих трубх… Мсть ослик кжется необычной, он похож сейчс н большую и устлую пльмовую крысу… Янгу уже жль его, пропускя оркестр мимо себя, он поглдил ослик по спине и отступил, чтоб не попсть под колес, что были выше его.

– Уй, вчер что было! Ты вчер был н прошпекте? – обртился к Янгу тот мльчик, что ходил н рукх.

– Нет, мы только сегодня приехли с Горного, – Янг не скзл, что они биргусовцы.

– Меня зовут Абдулл, тебя?

– Янг.

– Ой, тут вчер было шествие со слонми… Крнвл!.. Фейерверки! Фкелы!.. Слоны в золотых попонх, с золотыми блдхинми н спинх, копытц н кждом пльце позолочены!.. Один слон н фкел нступил – что тут нчлось! Ошлел, должно быть: будки-лотки поопрокидывл, людей потоптл… Мхут[3] схвтил хоботом и кк гхнет о землю! Ткя пник нчлсь, люди нчли рзбегться, друг друг передвили. А я н пльму влез, и все-все было видно. Слон полицейский зстрелил, прямо в ухо – ббх! Слон бензопилой рспиливли, целую ночь вывозили… То место теперь не узнть, песком зсыпли – я бегл поглядеть утром.

– И ты это видел?! – Янг предствил все, что рсскзл Абдулл, и от волнения у него дже язык к нёбу присох.

– Видел! Я ткой! Я всюду поспевю… Двй еще к султнскому дворцу сбегем, покжу, кк стрж меняется у ворот. Ой, животики ндорвешь!

– Нет… Мне некогд! – вдруг спохвтился Янг. И тк здержлся с этим оркестром, может, его уже ищут.

– А где вы остновились, в кком отеле? – в голосе Абдуллы не было никкой иронии.

– Отеле?! Рзве мы богчи?! Возле пристни нши… И отец.

Янг не хотел рсскзывть, в ккой «отель» они с трудом втиснулись: рзвлюху-склд без окон и дверей. Тм дже сидеть было тесно, не то что лежть.

– Тогд я один побежл. Пок! – Абдулл, будто ящерк, шмыгнул в толпу и исчез.

Янг повернул к пристни. Шел и вздыхл: кк жль, что они не приехли н Глвный рньше, скжем, срзу, кк их выгнли с Биргус. Тогд это было бы и дешевле, и он столько бы всего повидл. Прздник коронции нчлся вчер, отмечлсь третья годовщин првления султн Муту. Более состоятельные рхипелговцы съехлись н Глвный з день, з дв до прздник. Об этом земляки Янг не могли и мечтть: влдельцы брксов (широченных и мелких с крышми-блдхинми, очень похожими н зстлнные сктертями столы) дрли с пссжиров семь шкур. Нживлись кк могли и влдельцы моторок, и прусных джонок. Лодкой плыть было бы дешевле, но в одну все десять биргусовцев, которых выбрли везти жертву Вишну, не смогли бы поместиться, рзлучться они боялись: кк бы не потеряться н Глвном!

Не могли поехть и в первый день прздник, потому что цен проезд уменьшилсь только н треть. Выбрлись н второй и плыли полдня – з половинную цену: бог с нею, с этой коронцией, глвное, ндо попсть н хрмовый прздник. Янг отдл з проезд тридцть пять доллров – двдцть з отц и пятндцть з себя. Н обртную дорогу остлось у него неполных девять доллров – н двоих! Но о том, кк будут возврщться нзд, никто ничего не говорил, будто все сделется смо собой.

…Янг обогнул густые скопления людей, которые придерживлись земляческого принцип или кстового, через кого-то переступл, о чьи-то ноги спотыклся. Не уменьшилось нроду и н пристни, пок он бегл з оркестром, бурливя и шумня мсс людей зполнил не только нбережную, но и деревянные причлы-пирсы и бетонные, что врезлись длеко в море. Возле них стояли большие брксы, хлопя прусми, большие и млые ктер и дже окенский, похожий н белую гору или многоэтжный дом, теплоход-лйнер. Некоторые, не из племени хинду, кого не интересовл звтршний хрмовый прздник, уже грузились н брксы и ктер, уезжли н свои остров. Люди толпились, что-то обсуждя, либо сидели или лежли, дремли. Только не под кокосми: стукнет по голове орех, может убить. Кое-кто, рзложив небольшой костерок, врил что-либо или жрил. Шныряли, ловко лвируя между людьми, лоточники, предлгли бетелеву жвчку, сндловые плочки для окуривния богов, жреные орехи, пирожки и цукты, всевозможные фрукты, овощи, деревянных божков, жертвенное молоко. Дым и чд, всякие зпхи кружили голову. Особенно резко пхло чем-то кислым и пригорелым.

Янг с трудом пробрлся под нвес к своим. Десять стрейших мужчин в их группе, в том числе строст Гнеш, дед Амос и Нтчин отец, Амт, – женщин не было ни одной. А почему не выбрли в эту группу и Амру? Было бы хоть к кому-нибудь Янгу прислониться.

– Где ты болтешься? – нкинулся н него Амос. Амт не было видно, Гнеш лежл, прикрыв лицо плтком, болезненно стонл. – Сдись возле отц и не двй ему выколупывть червей из рн. А то свяжем ему руки… Ты ведь не хочешь, чтоб ему связли руки? – голос стрик стл лсково-слдким.

Нет, Янг не хотел этого.

«Добреньким прикидывется… А з что же он, все они мучют отц? Попробуй выдержи этот зуд… – Янг с ужсом смотрел н отцовы стрдния, н то, кк он с кким-то нслждением и бешеной яростью рздирет болячки, рвет, полосует себя. – Мло им рн… Ндо, видите ли, чтоб и черви были, чтоб больше всех порзить… Чтоб смого Вишну пробрло до печенок, когд будет видеть отцовы муки». Янг ругл себя: не ндо было убегть отсюд, сидеть с отцом. А то бросил все, зхотелось, видишь ли, послушть музыку, повеселиться. И это ему веселиться? Ему, который потерял все в жизни?!

«К Рджу ндо было подться, ему покзть отц. Рдж лучше бы позботился о нем…»

– Ппочк, не ндо! Ппочк, потерпи! – хвтл отц з руки, не двл рздирть язвы, колупть их. А тот вырывлся, мычл, точно немой, кусл покрытые струпьями губы, пытлся поктться по земле, почесться спиною о столб или стену. Хоть и ослбел он, но рзве срвнишь силу взрослого с его силой? Вырывясь, отец несколько рз довольно крепко треснул сын – рз в ухо, рз по щеке, – глз нчл зплывть, опух. Янг молч плкл от обиды н отц, н Амос, н весь свет…

– Д не хнычь ты! Ткой большой прень, хуже мленького. Ндо, чтоб у отц был ткой вид. Ндо! – явился откуд-то и опустился н колени возле Янг Амт.

– Ткой, д не ткой… – недовольно бурчл Амос. – Уже не покжешь Хнгово терпение и покорность. Ноборот получется – нетерпение. И бунт плоти, чувств! Кбы он хоть месяц постился, мучился, то…

– Что имеем… Сврили кшу из мниоки, есть хотим рисовую… Знчит, тк, Янг, сторожи, чтоб отец никуд не убежл. Звтр все муки кончтся, его полечт. – Амт кк стоял н коленях, тк и звлился н бок и скоро уснул.

«Полечт… Рзве можно вылечить эти стршные язвы? Ккие синие круги возле кждой – боже, боже. У отц горячк, весь трясется, огнем горит. Может, зржение крови нчлось? А кто вернет ему рзум? Кто?!» – терзли мльчик мучительные мысли.

Неожиднно нстл тропическя ночь. И почти срзу громко здышли, зсопели, зхрпели вокруг люди. Но Янг не спл, он боялся уснуть. Привязл ногу отц к своей обрывком веревки – пусть дергет, лишь бы не уснуть ненроком, не упустить отц.

Только н пристни и в гвни еще не было спокойствия и тишины. По воде сновли рзноцветные огни, по временм ревели и чхкли моторы брксов, слышлись приглушенные гудки и свистки. Где-то длеко, может н том белоснежном крсвце-теплоходе, ззвенел судовой колокол – отбивли склянки. Но Янг не мог понять, что это.

2

Янг готов был поклясться, что не спл. Ну, может, смежил немного глз, прислонившись спиной к столбу, чтоб дть им отдых. Подхвтился от грохот тмбуринов и тмтмов, щенячьего визг флейты. Пощупл возле себя… Отец тут, не убежл! Вон – дышит со стоном.

– Вствйте скорей! – тормошил биргусовцев дед Амос.

– Пить! Воды!.. – очнулся отец и нчл честься, скрести болячки.

Янг отвязл от ноги веревку – привязл теперь к поясу.

– Потерпи, потерпи… Мы и тк нгрешили. Люди по месяцу постятся, в последние дни дже слюну не глотют, мы… В ручье нпьемся… Ведите его, мужчины, то не пробьемся, – рспоряжлся дед Амос.

– Ведите… – прошепелявил строст Гнеш, будто двя соглсие.

Треск и грохот брбнов усиливлись. Было еще темно, редкие лмпочки н столбх мло помогли, и кое-кто нчл зжигть фкелы и яркие, искристые бенгльские огни н длинных, полуметровых кускх проволоки. Вокруг этих огней пугливо змелькли, обжигясь, ночные мошки и мотыльки.

Биргусовцы шли тесной толпой, выстроившись клином, – чтоб легче было пробивться через толпу. Первым, кк острие клин, шел отец Тун, он был смым крепким. З ним, обнявшись, свободными рукми уцепившись з его пояс, Гнеш и дед Амос. После них трое – Амт и отец Пуол – Джив, держли под руки Янгов отц. В зтылок з отцом, схвтившись з его пояс, плелся Янг. Остльные змыкли шествие.

Должно быть, они сделли ошибку, не ндо было тщиться н «прошпект», кк нзвл глвную улицу Янгов новый знкомый Абдулл. По обходной, что шл в том же нпрвлении, было бы легче скорей добрться до цели, хоть и рсстояние длиннее. Но все почему-то потщились н «прошпект», тм, н скрещении с улицми и переулкми, создвлись большие скопления толп, людские водовороты. Одолеть их было трудно, биргусовцев потоком згнло в боковую улицу. Земляки, змыквшие шествие, зтерялись где-то в толпе. Не стли сопротивляться течению, и оно снов вынесло их н «прошпект». «Хвтйтесь крепче друг з друг!» – хрипло кричл Гнеш. И Амт, и Джив ухвтились з стросту и Амос. Кк ни кричли – и в одиночку, и все вместе, – не могли дозвться тех, кто отстл, они тк и не отозвлись. А может, и те кричли, зтерявшись, но в этом людском содоме, в гме, в брбнном грохоте узнть их голос было трудно. Многие кричли, точно зблудились в джунглях. Янгов отец не шел, едв перествлял ноги, и его пришлось тщить под руки.

Чем ближе подходили к центру, тем стновилось светлей. Но не от солнц, оно еще только собирлось всходить. Нд улицей свисли от столб к столбу гирлянды рзноцветных электрических лмпочек, ткими же гирляндми были увиты и сми столбы, стволы пльм. Н мковкх столбов сверкли чудесные звезды, сделнные из цветных стеклянных трубочек. Свет в этих трубочкх дрожл, кк живой, и будто переливлся. Н высоких домх рзных контор, офисов, мгзинов, бнков, отелей светились, прыгли неоновые буквы, пробегли рзличные реклмные объявления, призывы, сообщения. Н глухой высокой стене ккого-то небоскреб огненный человек все время нливл из бутылки в сткн пепси-колу, подносил ко рту и выпивл – рот от удовольствия рскрывлся до ушей.

Янг шел з отцом, нступл ему н пятки, спотыклся, не зня, куд они бредут, см вертел головой – нпрво, нлево, вверх, – чтоб ничего не пропустить. И в этом невероятном, шумном мире живут люди?! И им не стршно?! Но чего им бояться – привыкли. Им интересно, им весело, сытно… Нет, Янг не спит, это все происходит няву.

Миновли центр город, нчло светть. Светлело быстро, срзу – кк всегд в тропикх, и вся вкхнлия огней нчл зтихть, гснуть, пок не исчезл совсем. Солнце поднимлось в небе стремительно, тут и тм, где встречлись промежутки между крышми или дом были низкими, двухэтжными, жркие лучи пробивлись н улицу. До окрины город было еще длеко, тм ндо будет брести к святому источнику-ручью, сделть омовение, потом подняться в гору, к хрму. Кк они дойдут, если отц не держт ноги? И не душно еще, по нему уже бегут потеки – потно-кроввые, грязные.

Но все н свете кончется, проплюхли по лужм помоев н окринных переулкх, выбрлись из трущоб з город. Ручей угдывлся в низине, тм туч людей – длиння и пестря, сколько видит глз. Во многих местх эту тучу зкрывли пятн кустов, кучи огромных кмней, черно-желтые дымы ритульных костров. Оттуд доносился густой гул, кк с бзр в Компонге, этот гул пронизывли треск брбнов, визг флейт.

Ручей кишел людьми. Кто рздевлся догол, обмывл свои болячки и язвы, кто плюхлся в одежде или в одной нбедренной повязке. Многие нбирли воду в лдони, окунли в ее лицо, потом пили эту воду – мутную, грязную и, конечно же, зрзную. Дед Амос рзрешил Янгову отцу только нпиться, помыл ему руки, смочил шею и грудь, чтоб он немного пришел в себя, собрл силы для смого ответственного учстк пути. Теперь уже ему не зпрещли рздирть свое тело ногтями, и скоро н спине и груди, н шее у отц зструились кроввые потеки.

Кто зкончил обмывние, притнцовывя приближлся к костру. Возле них топтлись, подпрыгивли бритоголовые монхи и проповедники в длинных желто-шфрновых хитонх. У божьих служителей ндо было получить блгословение. Прошли и биргусовцы мимо священнослужителей, шепч молитвы, сложив лдонями руки возле груди. Кждому монхи посыпли н голову щепотку пепл, рисовли н лбу между бровями орнжевое пятно – знк позннной мудрости. Амос пошептлся с монхом, и тот пронзил отцу Янг щеки длинным серебристым прутиком, присыпл рны пеплом. Н плечи отц повесили деревянную рму, похожую н две соединенные коромыслом буквы "А" – квди. Квди было увешно тяжелыми кокосовыми орехми и медными сосудми с молоком – жертвой для Вишну, цветми кокосовой пльмы, похожими н большущие пшеничные колосья. Тяжесть был неимоверной, для обессиленного человек просто невыносимой.

Вышли все вместе н кменистую дорогу, что вел вверх, к хрму. Пекло солнце, из-под сотен и тысяч ног поднимлсь беля едкя пыль. Кждый стрлся еще и притнцовывть, не перествя выкрикивть слов молитвы. Толп все густел… Со стрхом и немым удивлением увидел Янг, кк стрый пломник в одних лохмотьях ктится по дороге боком. Тело грязное, ободрнное, в синякх, глз зкрыты. А вот идет молодя мть, н рукх ее мльчик со слепыми, белыми глзми… Ползут н коленях, н четверенькх, топют н дощечкх, стоя н множестве острых гвоздиков, и кждый след н кмне – кроввый. З биргусовцми движется бородтый здоровяк… Если немного отстть и взглянуть н него сзди, то увидишь, что бородч тянет мленькую коляску, в которой скорчился стрик, подогнув руки и ноги с рспухшими, кк нблдшники, суствми. Колясочк соединен со спиной бородч веревочкми, кждя веревочк с крючком… Крючки впились в кожу н спине, кож в тех местх вспухл конусми, из кждой рнки струится кровь.

Шныряют в толпе, попдют под ноги облезлые, шелудивые собки. Бродит, кк пьяня, мешет людскому потоку худя коров. Священное животное, никто не осмеливлся ее прогнть.

По обе стороны дороги сидят н солнце голые и черные, кк головешки, святые – сдху. Кое-кто подходит к ним, бросет в жестяную бнку монетку: святые тоже живут не одним святым духом. Янг слышит шепот людей, увжительный и звистливый: «О, вон тот был в Бенресе, в Индии… Пил воду из священного Гнг… А тот – в Ришикеши… А тот – в Хрдвре…» Где т Индия, где город Бенрес? Янг имел об этом слбое предствление. Может, это вообще легенд, скзк, в которую можно верить, можно и не верить.

Должно быть, ветер немного повернул, потому что дым от огромных костров, пылвших вблизи хрм, нчло крутить и гнть прямо н поток людей. Люди кшляли, плкли от дым – едкого, удушливого от горелого мяс. Где-то ндрывно и стршно ревел коров. Н кострх сжигли покойников. Быть сожженным во время ткого хрмового прздник – большя честь, зплтить з ткую честь могли только богтые люди. Обо всем этом Янг тоже услышл в толпе.

Отец Янг, должно быть, потерял уже сознние. Голов его повисл н грудь, ноги волочились по кмням, точно неживые. Но ему не двли упсть, не снимли квди с его плеч. Помогли нести и отц, и квди незнкомые мужчины, не биргусовцы: жертв должн быть донесен до Вишну, инче все стрния будут нпрсны, молитв и просьб бог может и не услышть.

Площдь возле смого хрм всюду зствлен не то колоколми, не то мленькими хрмикми, вокруг них в чшх с песком горят сндловые плочки, тлеют фитили в плошкх с мслом. Теснот и толкотня неимоверные… Монхи пытются придть людскому хосу некий порядок, делят поток людей н ручьи – к глвному входу и к боковому, пытются дже сдерживть нпор толпы, притормозить. Кто был в обуви, сворчивли к стене, рзувлись, сбрсывли с себя все, что было из нтурльной кожи, и снов торопились ко входу. Кждый стремился попсть к Вишну порньше, пок тот не устл выслушивть людские просьбы и жлобы.

По сторонм у глвного вход стояли огромные скульптуры коровы и льв. Монх покзл Янгу н боковой вход, пойти вдоль стены. Бросился туд, чтоб поскорей догнть своих, но нтыклся лишь н чужие спины. «Мм! – ккой-то стрх проник в душу. – Пп-! – лез все глубже в хрм, обливясь потом, пробирлся то впрво, то влево, хотя в хрме было холодней, чем снружи. – Дядя Амт! Дед Амос!» Биргусовцев в густой толпе не было, они, нверное, вошли через глвный вход и протискивлись к лтрю в другом потоке. Туд, где нд головми людей возвышется шестирукий бронзовый Вишну с кроткой, детско-лсковой улыбкой н лице. Он сидит в позе лотос, тк возвышется нд всеми… Грохот и плеск доносятся оттуд, от Вишну – это люди рзбивют кокосовые орехи, выливют молоко, высыпют рис. И уже не гул голосов слышится, будто бы шелест листьев в джунглях – люди спешт прошептть смое глвное, выскзть смое нболевшее…

– Дядечк, поднимите меня, я погляжу! Дядечк, поднимите! – дергл Янг з рукв, з рубшки мужчин. Но они словно оглохли или были в трнсе, ничего не хотели слышть, ничего не видели, кроме Вишну. Нконец один из них кк бы проснулся, подхвтил Янг под мышки: «Гляди!.. И молись, молись!..» Янг вертел головой во все стороны, искл своих, искл отц. Возле смого Вишну в это время произошл ккя-то зврушк, мелькнуло знкомое квди. Но Янг ни одного биргусовц не увидел, тм суетились люди в желтых длинных хитонх с блестящими черными головми. Кого они выносят оттуд ногми вперед? Почему склоняется нд тем, поверженным, женщин в белом хлте и белой косынке?

– Ну, нгляделся? – мужчин опустил его н землю.

– Спсибо… – Янг выскользнул из его рук, стл пробирться к Вишну, к тем монхм, что скользили н мокром, протлкивясь к выходу, неся кого-то н рукх. Янг опустился н землю, попробовл проползти под ногми, но оттптывли руки, и пришлось выпрямиться, встть… Вон уже те монхи у смого выход – другого бокового вход. Остнело лез туд, хотел увидеть – кого они несут?! Ткое знкомое до кждой црпинки, кровоподтек тело, ткие знкомые рзодрнные язвы…

– Пп!!! – вырвлся у мльчик крик нечеловеческой боли.

У отц безжизненно болтлись руки, кчлсь откинутя нзд голов. Глз были прищурены и словно из мутного стекл. Не откликнулся отец, ни одним словом не отозвлись монхи. Вот уже двор, тут немного свободней. Янг збегл то с одной, то с другой стороны отц, подхвтывл его руки: «Обдерет о кмни… Ему же больно!..» И чувствовл, что руки холодные.

Отц отнесли в срй, сбитый из свежих досок. Тм уже лежло несколько длинных и коротких тел, прикрытых простынями. Отц положили рядом с ними.

– Иди, мльчик, отсюд… Ты его сын? Все рвно уходи. Н вот, понюхй – и иди… – Женщин в белой косынке с крсным крестом н ней вынул из брезентовой сумки бутылочку, открыл ее и сунул Янгу под нос пробку.

У него перехвтило дыхние, из глз поктились слезы…

– Вот… Поплчь – и уходи. У твоего отц хорошя смерть. Ты гордись им – он не пожлел жизни для Вишну. Его сожгут н смом глвном жертвеннике – кк знтного человек. Ты гордись им… Ну – иди! – поспешно подтлкивл он мльчик к выходу. У нее сегодня хвтло рботы.

Не видя из-з слез свет, Янг брел вниз к ручью вместе с другими пломникми. А поток тех, кто поднимлся к хрму, все еще не редел.

Никто из биргусовцев его не искл. Кому он был нужен?

В двух шгх сзди хромл з ним, мотя длинным языком, бездомня рыжя собк.

3

В центре столицы репродукторы нпряженно хрипели:

Свийттун[4] – любимый город,
Свийттун – услд взор,
Жемчужин у моря,
Прекрсный нш Свийтт--ун!
О нем, о милом, песни,
Н свете нет чудесней
Тебя, родной Свийтт--ун!

Янгу кзлось, что репродукторы-висюльки н столбх, похожие н гигнтские, сплющенные, с решеточкой снизу, неведомые и несъедобные плоды, дрожт и кчются, что они вот-вот полопются от нпряжения и жры и упдут н землю звонкими осколкми. Слушть эту бесконечную железную песню было невыносимо, голов звенел и от недосыпния, и от жры, и от того, что пережил тут, в столице. Янг уже несколько дней слонялся по городу, не понимя, куд идет-бредет, кого или что ищет. Хотел снчл вернуться н Горный, где были люди из их общины, потом понял, что возврщться не к кому. Есть, првд, несколько человек друзей – Амр, Нтч, Тун. Но н месте ли они сейчс? А если сегодня н месте, то где окжутся звтр? И рзве зменят они отц, мть, у них своих збот – не отбиться. Жль, конечно, друзей: может, больше никогд не придется встретиться. Но ведь ему ндо думть, кк перебрться н Рй, не н Горный. Н Ре брт Рдж, возле него и нйдет приют.

Окенские теплоходы не ходят н Рй, тм и порт нет ткого, чтоб принять их, они рзгружются тут, в Свийттуне. Пссжиров срзу нпрвляют в длинный одноэтжный дом с короткой ндписью – «Тможня», после этого тем, кто приехл, можно свободно бродить по городу, селиться в отелях. Некоторые из них в город не хотят идти, хотят поехть срзу н Рй. И предствители туристического бюро листом стелются – всем ндо угодить, всех удовлетворить. Морскими трмвями или ктерми н подводных крыльях гостей отпрвляют н Рй. Янг узнл об этом от ребятишек-лоточников, они толклись возле теплоход, кк комры, более пробивные збирлись дже н теплоход. Один китец-торговец с лотком н животе несколько рз попдлся н глз.

Н борту теплоход косо висят дв длинных трп, по их ступенькм идут и идут десятки и сотни ног. Потоку пссжиров и носильщиков, похоже, не будет конц.

Проклятый звон в голове… Кжется, что откуд-то с неб кто-то звонко окликнул, словно в ккую-то железяку жхнул: «Я-я-ян-нг!» Он збегл глзми туд-сюд. Перебрл взглядом один косой чстокол людей н трпе, другой… Смуглый мльчик мшет ему сверху првого трп – кто же это? А тот нетерпеливо шмыгет под рукми пссжиров, спотыкется, здевя з их чемодны, булы, сумки, чуть не свливется с трп, ктится вниз. Абдулл?! Н трпе ругнь, кое-кто из носильщиков пытется стукнуть верткого непоседу по зтылку, но Абдулл только рсктисто хохочет, увертывется и сыплет вниз.

– Я-янг?! – снов кричит он рдостно.

Янг двинулся ему нвстречу, н душе срзу стло легче. Вот кого бы он сейчс хотел видеть – Абдуллу.

Бросился в его объятия.

– Ты что тут делешь?

– А ты? Уже уезжешь отсюд?

– Некуд… И… не к кому… – Янг срзу помрчнел и изо всей силы стиснул зубы, чтоб не зплкть.

– Рсскзывй… рсскжи, что случилось… – Абдулл тянул его з руку подльше от причл.

Пришлось рсскзть – хоть немного.

– Не горюй. Будем держться вместе – не пропдем. Я ведь тоже сирот! Круглый! Дядя, првд, есть – лифтер. Пьянчужк, нркомн. Я у него и живу, в клдовке под лестницей. У меня знешь ккой широкий топчн? Вдвоем поместимся… А сейчс нжре-емся – чтоб пузо трещло! Я зню тут близенько одну хрчевню, тм портовые рбочие хрчуются… Х-х-х, ну и глупя туристк мне поплсь сегодня. Плстмссовую гребенку продл ей кк черепшью. Говорю: «Это же не бы-ккя, из пнциря трехлетней слоновой черепхи!» Поверил, х-х… В двдцть рз больше, чем стоит гребенк, отхвтил! Бизнес! – И без того широкий рот Абдуллы рстянулся в улыбке до ушей.

– Ты не Абдулл, Абдурил.

– Х! А с ними тк и ндо. Не знют, куд деньги девть. Думют, что тут черепхми все остров кишт.

– А я думю: чего это ты летишь по трпу, будто хочешь голову сломть? Ты от нее убегл?

– Аг. Х-х-х!

Они почти обошли полукруглую пристньскую площдь. Н углу улицы спрв уже видн вывеск хрчевни «Тридкн» с грубо нрисовнным моллюском. Вот и см хрчевня с куполоподобной крышей.

– Эй, пирты! Остновитесь н дв слов – у меня ноги не кзенные, чтобы з вми бегть, – послышлся вдруг знкомый голос.

Ребят оглянулись. Янг срзу узнл Пуол, и в груди у него недобро похолодело. Вспомнились все его выходки: кк ломл мерикнским бульдозером свою и чужие хты в деревне, кк издевлся и нсмехлся нд односельчнми, будучи н Горном. «Кто он ткой?» – прошептл Абдулл. «Земляк… чтоб его земля не носил…» – шепотом ответил и Янг.

– Здоровы были! – быстро подошел Пуол, подл руку одному и другому мльчику, кк ровесникм. – Зкурим? – Вынул из крмн пчку, постукл пльцми по донышку, выбивя сигрету. Лихо взял одну в рот и чвнливо сморщился, выствив нижнюю губу.

– Мы не курим, – рзом ответили ребят.

– Т-тк вм и ндо, мне больше достнется, – Пуол спрятл пчку. – А ты иди, иди, шустрик. Мне ндо вот с ним по-землячески потолковть. – Пуол осторожно огляделся по сторонм.

– Мы вместе, и никуд он не пойдет, – нбычился Янг.

– Что – я не могу пру слов скзть земляку с глзу н глз? – Пуол вздернул подбородок и снов огляделся. – Через пять минут отпущу.

– Янг, я зкжу и буду ждть, – бросил Абдулл, нпрвляясь к дверям «Тридкны».

Янг кивнул и хмуро уствился н Пуол.

Тот стоял тк, чтобы причл с теплоходом оствлся от него слев и можно было в ту сторону косить глзом. Янг повернул спиной к «Тридкне», потом, словно передумв, повел к полуоткрытым воротм дом, соседнего с хрчевней. Выглядывя в щель н площдь, Пуол скзл:

– Я зню, что ты смелый и честный. А ты знешь, что н этом можно зрботть?

– Говори, что тебе ндо! Присослся, кк пиявк… – Янг нетерпеливо переступл с ноги н ногу. Дть бы дрпк отсюд! Но Пуол взял его з локоть, покчл головой.

– Мне хочется, чтобы ты зрботл себе н туфли, не ходил босиком… – Пуол больно нступил носком новой туфли Янгу н пльцы, и тот ойкнул. Мльчику уже хотелось удрить его головой в живот и, пок Пуол корчился бы и стонл, убежть. – У тебя сколько денег?

– Сколько есть, все мои!

– Дурень, я хочу знть, сможешь ли ты дть мне сдчу. Чтоб н месте и рссчитться. А то у меня к-крупня к-купюр… Вот! – и покзл пятьдесят доллров.

Янг вынул свои деньги, дже всю мелочь. Пуол взял бумжки, пересчитл.

– Мловто… Ну лдно, в другой рз подкинешь мне еще ккую-нибудь пятерку или десятку. Знчит, тк: вот, в левом крмне у меня пятьдесят доллров. Они твои. В првом – восемь доллров, что ты дл, – мои. Они будут мне кк остток с пятидесяти доллров. Чтоб ты не убежл с полусотней, не дв мне сдчи, я их подержу пок у себя.

– Хитренький! А потом ищи тебя, кк рыбу в море… Отдвй мои нзд!

– Тише, дурень. У нс уже нет времени ссориться. Видишь вон, сюд идет джентельмен в шпочке с длинным козырьком, в шортх и с розовой косынкой н шее. Рыжий бул в првой руке…

– Ну… – Янг приник к щели в воротх.

– Он сейчс пойдет по Портовой, ты – з ним, я – в отдлении по другому тротуру, следом. Возле дом номер пятндцть он возьмет бул в левую руку. Ты приноровись, в этот момент окжись рядом с ним. Скжешь: «Может, вм помочь?» Он должен ответить: «Ничего, ничего… Тут уже недлеко. В отеле отдохну». Ты: «А в ккой отель вм ндо?» Он должен скзть: «Снт-Клр». Ты ответишь: «Тм уже нет мест. Вм ндо в „Гонконг“, вш пртмент сорок первый». Поворчивешься и идешь ко мне з деньгми. Все зпомнил?

– Все.

– Будь очень внимтелен. Если возьмет бул в левую руку не возле дом номер пятндцть или вообще будет держть в првой – не подходи. Ну – пошел! А то отстнешь… – Пуол слегк шлепнул его ниже спины.

«Джентельмен» с розовой косынкой н шее уже шел пружинистым шгом по Портовой, по левому тротуру возле домов с нечетными номерми. Янг, поглядывя н углы домов, ускорил шг. Рсстояние сокрщлось… Мешл только следить з незнкомцем в шортх прочк, которя вышл откуд-то н тротур и стртельно шгл впереди Янг. Девятый номер дом… Одинндцтый… Янг оглянулся: метрх в двдцти сзди по этому же тротуру шел глдко причеснный пижон с усикми, покручивл в првой руке стек. Пуол держлся н првом тротуре длековто. Вот уже триндцтый дом… Янг решительно обогнл прочку, влюбленные больше не держлись под руку, рзмхивли рукми. Женщин кзлсь очень широкой в плечх, с темными пятнми пот между лопток и под мышкми, в длинном, похожем н индийское сри, стрнном плтье с руквми.

«Джентельмен» ни рзу не оглянулся нзд, порой поворчивл голову влево, будто сверялся с номерми домов.

Против дом номер пятндцть возле тротур стоял легковя мшин с здрнным вверх кпотом. В моторе коплись двое мужчин, их согнутые спины тоже были в пятнх пот.

Пок Янг рзглядывл прочку, потом мужчин, возившихся с мотором, он совсем збыл о том, что «джентельмен» должен взять бул в левую руку. Быстренько порвнялся с ним…

– Может, вм помочь? – спросил, кк ему велели.

«Джентельмен», не поворчивя головы, скосил н него глз. Процедил сквозь зубы:

– Вот ду ю вонт, кидзи? Ай донт ндестэнд ю.[5]

Этого Янг не ожидл.

– Дядечк…

– Сгинь, сморкч! Помощник ншелся…

Янг совсем рстерялся: все не то говорится! Но успел еще скзть:

– Вм не в «Снт-Клр» ндо!

Те двое, что стртельно ремонтировли мшину, вдруг окзлись впереди, н тротуре, нствили в их животы пистолеты. Янг с отчянием оглянулся: Пуол не было, кк сквозь землю провлился! Сзди них тоже смотрели зрчки двух пистолетов. Один держл дмочк в сри, рукв здрлся до локтя, оголив волостую руку.

Из мшины вышел высокий офицер в полицейском мундире, игриво позвнивя нручникми.

Глв шестя

1

Где-то в зеленой зоне дельфинрия жлобно, будто испугнное дитя спросонок, вскрикивл пвлин.

Рдж остновился у ворот. Половинки их, свренные из железных прутьев, провисли во двор, и если бы не сдерживл их большя железня цепь с змком, рскрылись бы от своей тяжести нстежь. Слев, впритык к воротм, проходня-сторожк. Здесь и ксс. Он отгорожен от проходной стенкой, со двор в кссу свой вход.

В сторожке свет нет. Млу то ли спит, то ли делет обход территории дельфинрия. Рдж не зхотел стучть в окно сторожки – пусть лучше Млу не знет, когд он вернулся с Биргус.

Отошел подльше от ворот, полез н огрду – чстокол из железных пик, высокий – дв с половиной метр. Преодолев его без труд, повис н рукх с внутренней стороны, потом рзжл пльцы. Упл тяжеловто – земля с этой стороны был нмного ниже.

Увидел Млу, когд свернул с ллеи н мостик через кнл. Сторож спусклся с трибун большого бссейн и, кзлось, кчлся.

– Хэллоу! – подл Млу веселый голос. – Ты, Рдж?

– Я.

– Ну и вид у тебя сегодня… Может, ккие-нибудь жулики рздели? И мокрый ты, что ли?

– Аг, – ответил Рдж, чувствуя, кк згорелось лицо. – В штнх куплся.

– И со мной рз ткое было… – хотел рсскзть сторож о случе с ним, но Рдж сухо простился:

– Доброй ночи, Млу! – и хотел уйти.

– Ккя тм добря! С дельфинми что-то происходит. Беспокоились, плюхлись всю ночь в бссейне. И теперь сбились в кучу, посветить хорошенько нечем… Я уж думл, может, ккой-нибудь вор збрлся или еще что…

– Может, к перемене погоды. Они хорошо чуют циклон… А может, кстки подплывли к перемычке. Их тоже чуют.

– Скжешь! В кнле для ксток мелко, не полезут они туд. – Млу уже немного рзбирлся в том, что кслось жизни дельфинов и других морских животных.

– Не полезут, твоя првд. – Ну тк пусть хоть остток ночи пройдет спокойно. Пок!

Рджу хотелось поскорей збрться в свою клдовую-склд, поспть хоть пру чсов. Хорошо, что мистер Крфт не зпрещет пользовться склдом кк квртирой. Может, считет, что лишний человек ночью н территории дельфинрия не помешет. Мло ли что может быть?

«Не потерял ли хоть ключ? – лпнул по крмнм штнов. – Нет, вот он, в првом…» Едв выпутл его, пришлось мокрый крмн выворчивть.

Снял змок, зкрыл з собой дверь н здвижку. Включил свет – и срзу к топчну. Н день он прислоняется верхом к стене, прихвтывется брезентовым ремнем. Отстегнул ремень, рспрвил ножки топчн, опустил н пол. Устло вздохнул, зрнее смкуя, с кким нслждением он вытянется во весь рост.

Утомленно присел н крешек…

Знкомые зпхи зпыленных железяк, сыровтых гидрокостюмов, жильем совсем не пхнет. Окинул взглядом клдовую – все известно, все, кжется, н своем месте.

И почувствовл, что будет не до сн. Ндо привести в порядок испчкнные штны, может, дже змыть их пресною водой, чтоб не было соленых пятен и рзводов, просушить потом утюгом. Ндо еще поискть струю тенниску. Придется ее зштопть, вымыть, высушить. Не может он утром явиться н глз мистеру Крфту одетым не по форме. Мистер требует, чтобы в рбочие чсы все служщие дельфинрия держли «трейд мрк» – фбричную мрку. Можно было бы, конечно, и выходные штны ндеть, у Рдж есть еще одни штны. Но когд угодно ндевть их жлко, д и очень большой контрст будет между зштопнной тенниской и прздничными штнми.

Скуповт мистер Джерри… Выдет одну тенниску н полгод, хотя цен ей всего кких-то дв-три доллр. Это только у Рдж получется, что еще и экономит, потому что много времени приходится ходить в одних плвкх или вообще быть с квлнгом под водой.

Сходил в душ, нбрл в тзик пресной воды. Потом все делл кк зведенный. А мысли были уже длеко от того, что делл.

Сегодняшний обстрел из втомт (это счстье, что не здел пуля) срзу сопоствил с прошлым выстрелом из подводного ружья. Вывод нпршивлся см собой – не являются ли они звеньями одной цепи?

Вспомнилось, кк тогд обрбтывл ему рну врч в отеле.

«Вм в больницу ндо, в Свийттун. Рну ндо зшить, то остнется большой шрм, – говорил врч н прощнье. – Если сегодня не сможете, то звтр – обязтельно. Счет вм н дельфинрий выслть?»

«Н дельфинрий. Только не мне, н имя мистер Джерльд Крфт», – ответил Рдж.

«А что? – думл он, выходя из „Сэльют“. – Из-з Крфт меня исклечили, Крфт меня посылл – пусть и оплчивет услуги врч».

Силы брести через весь город, д еще с квлнгом, голому, не было. Пришлось взять велорикшу, потом просить Гуго, чтоб вынес рикше деньги.

Тогд хотелось только лежть и не шевелить ни рукой, ни ногой. И хотелось пить… Взял в рот теплой воды и не столько проглотил, сколько пополоскл рот, выплюнул горечь. Стло немного легче, вышел н воздух. Из окн кбинет Крфт еще пдл свет. Зшел с торц от моря, где жлсь к стене, вел н второй этж сделння из плотно подогннных одн к другой бмбуковых плок скрипучя лестниц. Нес Крфту покзть трофейный грпун, шел покзться см.

Ну и перепуглся тогд мистер Джерри! Может, подумл, что к нему явился ккой-то гнгстер или см Дейви Джонс[6]. Пригнулся, будто хотел срстись со своим столом, спрятться з кучу счетов. Широкое лицо с обвисшими щекми и носом, похожим н небольшой орех кешью, побледнело.

«Мй бой! Мой мльчик… Ты ли это? Что случилось?» – Крфт уствился н его збинтовнную голову.

«Вот… – Рдж протянул ему грпун. – Угостили под водой. Под челюсть удрили… Если бы немного выше или ниже, то и кюк. Кому-то мы мешем со своими поискми грот».

«Мй бой! – мистер Крфт осторожно протянул руку к грпуну, медленно поднялся. Отствил грпун подльше от глз, руки дрожли. Повел взглядом от нконечник стрелы до другого конц, где еще торчл кпроновый хвостик линя. – Рсплывется в глзх, ничего не вижу…»

«А вы очки нденьте».

«Д, д… – Крфт ндел очки. Мленький нос почти скрылся з большими голубовтыми стеклми. Снов всмотрелся в то место стрелы, где оствлся кусочек линя, и его руки еще сильнее здрожли, зкрутил головой. – Ноу-ноу… Этого не может быть…»

«Чего не может быть, мистер Джерри?»

«Посмотри ты, у тебя моложе глз. Что тут выбито – две дбл ю, „WW“, или дбл ю и ви – „WV“?»

Рдж подошел, склонился нд стрелой. Теперь он уже хорошо рссмотрел чекнку.

"Дбл ю и ви – «WV».

«О боже мой! Уйт вйпэ…» – «Беля змея»… «White Viper».

«Что это знчит, мистер Крфт?»

«Ты будто с неб свлился. Мы стли н дороге „Белой змеи“ – „триды чйн“, китйских пиртов и бндитов, торговцев нркотикми».

«А если бы было две дбл ю – „WW“?»

«White Women», «Уйт вумен» – «Беля женщин». Ткя же лихомнк… Дблми их зовут. Те же смые рыф-рэф, подонки обществ… Только говорят, что ими бб руководит, европейк. Они когд-то были одной тридой, потом рскололись н две, врждуют между собой. Они врждуют, у нс лбы трещт. То одной триде плтили выкупы, теперь еще и другя бнд объявилсь, и той двй. Никк не могут поделить сферы влияния… До нищеты доведут, до рзорения!.. О, мой бог! И тк почти приходится вести стргл оф лйф… борьбу з существовние… А что будет дльше? Скоро ккя-нибудь из них подкинет письмо – «Плти!».

«А если не зплтить, взбунтовться?»

«Ах, молодой человек… Я еще хочу пожить, хотя мне скоро будет шестьдесят. Могут и прирезть, и дельфинрий взорвть, и дельфинов отрвить… Может, слышл, случй был в Свийттуне? Один н неделю здержл зплтить отступное – взорвли фбрику! Одни руины остлись – не видел?»

«Мистер Крфт, я с ними не здирлся. Я уже ншел более или менее подходящий грот, тут они… нпли…»

«Рдж, я тебя не виню. Я дже сочувствую тебе, искренне сочувствую… Я готов дже попросить у тебя прощения, что толкнул н ткую внтюру, послл н погибель…»

«Доктор з обрботку рны пришлет счет н вше имя».

«Ах, боже мой! Д я зплчу, Рдж, ты не беспокойся!»

«Скзл, что мне ндо в больницу в Свийттун. Чтоб тм оперцию сделли, зшили рну».

«Боже, боже, этого еще не хвтло!»

«Я решил не ездить в столицу, не требовть от вс ткого лечения. Но…»

«Рдж, мистер Рдж… Я всегд считл тебя достойным человеком. Ты не ткой, кк Судир… Тот оформил зкз н сувенирных дельфинчиков, см их приносит в дельфинрий и считет, что окзывет великую милость, требует прибвки к зрплте».

«Мистер Крфт, я хочу, чтобы вы не зствляли меня ремонтировть лодку».

И Рдж рсскзл уже более подробно обо всем. Кк кричли н него с ктер сторожевой службы, чтоб не лзил в зпдных секторх, кк увидел проломнный и утопленный ялик, до того, до удр грпуном – подозрительный контейнер…

«Нет ли связи между всеми этими событиями?»

«Все может быть, все может быть… О боже, скоро не будешь знть, н кого из своих рботников можно рссчитывть, кто сунет тебе нож под ребро…»

«Может, полиции зявить?»

«О чем?!» – снов побледнел Крфт.

«Ну… обо всем! И о том, что под водой видел. Может, это у них перевлочня бз нркотиков?»

«Избви тебя боже! Ты говоришь сегодня, кк мленький… Нверное, у тебя темпертур поднялсь… Ты бы пошел полежл, ?»

Рдж и првд не держли ноги. Перед столом Крфт стоял мягкий стул и обычный, но мистер присесть не приглшл.

«Я-то пойду, но ведь… Если тк уступть… Д куд, в конце концов, смотрит полиция? Почему не ведет с этими тридми борьбу?»

«Ах, нивный, нивный молодой человек… Рзве ты не видишь и не слышишь, что делется вокруг? Это не рхипелг Веселый, … И ккой дурень дл ему ткое нзвние? Это… Это… гнездо пиртов и бндитов! Зявишь, тк не успеет полиция и двух шгов ступить, трид все будет знть. А они ведь не церемонятся… Я проклиню тот чс, когд не уехл в метрополию, вслед з дочкми… Тогд, когд эт вш смостоятельность здесь создвлсь. Глупый, пожлел вложенных кпитлов. А тут не столько зрботешь, кк потеряешь то, что имел. Скоро нищим пустят по миру! Боже, боже, лучше бы я купил ккой-нибудь отель, спокойней было бы…»

Любил Крфт поплкться, вызвть сочувствие. Рдж только не знл, со всеми ли своими рботникми пусклся мистер в ткие рссуждения, всех ли пытлся рстрогть, чтоб не очень требовли повышения плты, пожлели его, бедненького.

Но ндо быть спрведливым: пок зживл рн, Крфт не посылл Рдж н подводные прогулки с квлнгом. Только громко вздыхл, ломл руки: ткие потери несет, ткие потери!

«Снчл зшить, зштопть, потом выстирть или ноборот?» – подумл Рдж, нйдя тенниску, и решил, что снчл ндо зштопть. А то пок постирет, он рзлезется окончтельно.

«Интересно, утонул ли т резиновя лодк? Не могл утонуть, хоть в одном отделении д остлся воздух. Знчит, плвл… А если те, с ктер, выловили лодку и ншли мою тенниску?.. Тм и эмблем дельфинрия, и мои иницилы…»

Н кой ляд он вышил эти иницилы?.. Вот и н этой, строй, которую он штопет, есть н рубце подол выцветшие синевтые буквы «RS» – Рдж Синх.

«Могут с этой тенниской придти в дельфинрий искть – чья. Второй уже случй, вторя стычк с ними. Тот смый рзбойничий клн или другой? „WW“ или „WV“? Если тот же смый, то в покое не оствят. Подумют, что я специльно з ними слежу. Зхотят убрть с дороги…»

Выстирл и тенниску и штны, высушил утюгом. Было уже утро, ярко светило солнце, нперебой рспевли птицы. До нчл рботы оствлось еще чс полтор, и можно было бы немного подремть. Но он включил электроплитку, поствил чйник и прилег, подложив под голову руки.

Было о чем подумть.

2

Рдж услышл топот ног и скрип бмбуковых жердей н перекидном мостике, потом тяжелый хруст подошв по песку. Кто-то бежл сюд.

– Рдж! Рдж, ты еще спишь? – дверь сильно здергли, дже здрожли стены. – Бед, Рдж!

Он узнл голос Гуго.

– Подожди, открою! А то еще дом рстрясешь, – Рдж говорил спокойно, но тревог Гуго передлсь и ему. Открыл дверь – и, порженный, отступил, двя дорогу: вид у прня был испугнный, его долговязя фигур, кзлось, еще больше вытянулсь.

– Бед, Рдж! Джейн, видть, неживя!

– Говори, д не зговривйся… Ткя веселя был всегд, подвижня.

– Плвет бы-кк, животом вверх. Я думл, он збвляется, он… не дышит! Дельфины вытлкивют ее из воды, он все рвно не дышит!

– А может, это Боби, не Джейн? – Рдж припустил к перекидному мостику.

– Сюд! Он в демонстрционном бссейне… Я хорошо вижу – Джейн! У Боби желтя црпин н верхней челюсти…

Посреди бссейн почти нпротив вышки с площдкми вод был неспокойня. Дельфины кружили в том месте, будто покзывли номер – «морскя звезд».

– Тм только дельфинки – Ев, Дор, Бэл… И Джейн… – шептл, склонившись нд водой и пристльно вглядывясь в дельфинов, Гуго. – Джейн посередине…

И првд, то одн, то другя смк головой подныривл под Джейн, подбивл ее рострумом вверх. Но толчки были вялые, будто мть и тетки потеряли ндежду оживить дитя. Неживое тело Джейн приподнимлось и поворчивлось кк попло. По очереди отплывли в сторону, шумно-горестно выдыхли воздух. Из првого зкоулк бссейн, куд все время нкчивлсь помпой свежя вод, с крейсерской скоростью вырвлся Дик. Вод з хвостовым плвником бурлил – тк энергично вертел им дельфин. Промчлся у смого кря бссейн, дже водой обдло прням штны, будто хотел отгородить свой грем от любопытных. Рджу покзлось, что темный без зрчк глз смц злобно блеснул. И еще рз промчлся, уже нзд, и зтился спрв, возле северной стенки. Рдж был уверен, что он не спускет с них своего взгляд.

Зто к ним приплыл Боби, положил голову н цементный берег бссейн. Рззявил розовый, в серовтых пятнх, кк у Мнсуровой собки, рот, медленно вытолкнул языком воду изо рт. Проскрипел тоненько, жлобно, потом зтренькл дыхлом, здрожл пленк-перепонк, что его прикрывл: понк-пёнк-пынк-пинк, р-рыу-рин-н, будто кто-то провел ногтем по зубцм метллической рсчески.

– Что, Боби? Ты мленький беби, не Боби… Что ты хочешь скзть, н что пожловться? – присел Рдж, поглдил его по глдкой, будто отполировнной голове, подергл в стороны рострум. – Бед у вс, млышок, бед… Что тут случилось, Боби? Почему ты не рсскжешь?

Боби поплыл к дельфинкм, зкружил возле них, издвя скрипучие звуки.

О, если бы Боби или другой дельфин мог рсскзть, что тут произошло!

Рдж встл. Н душе было скверно: дельфинят все любили, кк родных детей.

– Рдж, поверь, я ни в чем не виновт! – Гуго говорил это, и дже губы дрожли. – Вчер я оствил их живыми и здоровыми, никкого подозрения не было.

– Никто тебя не винит, успокойся.

– Д, ты не знешь Судир! Он теперь съест меня… Он же нчинл с мленькими ккой-то номер готовить.

– Вечером все хорошо ели?

– По-рзному, кк всегд. Кто больше учствовл в предствлениях, тот нхвтлся з день. Остльных докрмливл… Джейн, кжется, мло ел. Все плвл тихонько, не нырял… Но я подумл, что и ей перепло днем, не голодня.

– Судир был вечером? Проводил репетицию?

– Нет.

– К Крфту ты не бегл? Ндо скорей ему доложить.

– Он еще не приходил.

Было восемь чсов утр. В половине девятого приходит мистер Крфт, в половине десятого – Судир. Рбочий день Гуго нчинется в восемь чсов, тк кк он должен и рыбу подготвливть – Судир дельфинм не бросет по целой рыбине, когд поощряет их после выполнения номер. У остльных сотрудников нчло рботы в девять.

В одинндцть нчинется первое предствление, в четырндцть – второе. В среду, субботу и воскресенье – по три предствления, последнее – в шестндцть чсов. После кждого предствления Судир рзыгрывет «лотерею», вручет некоторым зрителям плстмссовых дельфинчиков, приклеенных к ящичкм-подствкм. В те дни, когд нет третьего предствления, Судир эти чсы знимет репетициями и другими знятиями с дельфинми.

Рдж и Гуго стояли н мостике, кждый думл о своем. Под ними несколько рз проплыл, мощно рботя хвостом, Дик.

– Гуго-о! – послышлось со стороны злив. Н отремонтировнном ялике приплыл, привез из порт рыбу зведующий хозяйством Абрхмс.

Гуго сорвлся с мест, побежл туд.

– Скжи ему про Джейн! – крикнул вдогонку Рдж. – Ндо скорей ее вылвливть, то и тк дельфины волнуются.

А у смого лезет в голову черт знет что. Может, Джейн отрвили? Нчли с Джейн – в виде предупреждения, потом и до остльных доберутся. Может, приложили руку те из «WW» или «WV»? Но ведь случй с грпуном был более месяц нзд, если б зхотели попугть еще рз, то сделли бы срзу же, не тянули бы столько времени. А с сегодняшним обстрелом тоже не свяжешь. Обстрел был хоть н несколько чсов, д позже, чем нчлось все с Джейн. Сторож говорил, что дельфины беспокоились всю ночь. А Гуго зметил, что Джейн был см не своя еще с вечер.

В дельфинрии только флины, других предствителей семейств дельфинов не держли. Мленькие дельфинят были по семьдесят – восемьдесят килогрммов, смки – по сто семьдесят – двести. Дик весил все трист. Одному Рджу нечего и лезть в бссейн, не спрвится с ними. Случев нпдения н человек не было. Но кто дст грнтию, что ткого не может быть?

Пошел к себе в клдовку рздевться, чтобы быть готовым. З это время подошли мистер Крфт и сторож Млу, потом Абрхмс. Млу нмеренно, видимо, ждл Крфт в сторожке, чтоб первым сообщить о тком событии, будто спешил опрвдться.

Рдж вышел к ним, услышв охнье и стоны Крфт. Все стояли н берегу бссейн возле вышки, смотрели н дельфинов, и никто пок не предлгл, что ндо делть.

– Пятьсот доллров! Пятьсот доллров из крмн – фюйть! – тргическим голосом прошептл Крфт.

– Хорошо, что не Ев или Дор… Или Дик… Не пятью сотнями пхло бы, – говорил Млу то, что и все знли.

– О, тогд бы срзу две тысячи вычеркивй! Д почему две?! Дельфины ведь уже обученные, не сырец. Попробуй где-нибудь достть тких! – горевл Крфт.

– А потому пропоем: «Богу слв!» З то, что еще не смое худшее обрушил н голову, – нбожно зметил Абрхмс. По вечерм он ходит молиться в ккую-то молельню, его тм считют дже првой рукой пресвитер. – Пойду сеть возьму.

Рдж кк стоял, срзу бухнул в воду. Думл, отберет у смок Джейн, прибуксирует ближе к берегу, чтоб удобнее было подцепить сетью. Но нчлось неожиднное: только Ев, мть, остлсь около Джейн, остльные смки возбужденно зкружили вокруг Рдж, дольше здерживясь с той стороны, где был Джейн и куд плыл Рдж. Кк торпед примчлся из северного угл Дик, смки почтительно рсступились, чтоб не мешть его мневру. Мощно рзвернувшись, дже вздыбились волны, зплескли в берег. Дик грозно, но с меньшей скоростью, ринулся н Рдж. Рострум держл нд водой тк, словно готовился к трну. Рдж притормозил, свернул в сторону… Рзве знешь, что у Дик н уме? Дельфины удрми рострумов по жбрм убивют сильных шестиметровых кул – окенских тигров. Дик плеснул хвостом возле лиц Рдж (от волны перехвтило дыхние), повернул нзд.

Рдж зшелся кшлем, отплыл еще дльше.

– Где Гуго? Пусть бы помнил их рыбой в рукв… Гуго! – зкричл мистер Крфт.

– Взять хорошую бмбучину, отогнть их – и все, – посоветовл сторож.

– Ты не Млу, млыш, – все еще кшляя, скзл ему из воды Рдж. – Нельзя с дельфинми поступть грубо, они нрод гордый.

Но когд подбежл Гуго, Крфт прикзл ему принести бмбуковую плку и рыбы.

– Судир будет бить. Он не рзрешет кормить дельфинов перед предствлением, – потоптлся н месте Гуго, счищя с рук рыбью чешую.

– Скжешь, я прикзл. Я – слышишь?! Джерльд Крфт. А не ккой-то тм Судир! – с покзным гневом промолвил мистер Джерри.

Гуго будто ветром сдуло.

3

– Рдж, к Крфту! – позвл Абрхмс.

Рдж понял, что мистер Джерри проводит ккое-то свое следствие и что перед этим был уже ссор – у Крфт и Судир бгровые, возбужденные лиц. В уголке стоял зплкнный Гуго. Прень щупл свежий синяк под глзом. В другом углу кбинет нходился Млу.

– Я не виновт, мистер Крфт! Не виновт! – всхлипывл Гуго. – Не увольняйте меня! Рыб был свежя, пусть Абрхмс скжет… Д и не едят дельфины тухлую!.. Не могл Джейн отрвиться рыбой!

– Рдж, ты сдись пок что, – покзл ему Крфт н стул, но Рдж сдиться не зхотел, остлся стоять. – А вм, мистер Судир, позвольте объявить выговор. Рспускть руки – дикость, простите… Вы могли ему брейк… сломть, знчит, челюсть, – Крфт еще больше смягчил тон. – Это просто неприлично. Если вм хочется вырзить недовольство рботой Гуго, скжите мне. Только я имею прво нкзывть, я, не вы!

Рдж смотрел н Судир. У дрессировщик было темное, дже синее худое лицо, н щекх провлы. Он сркстически и презрительно улыблся – одним углом рт.

– Гуго, он тебя удрил? З что? – спросил Рдж, поглядывя то н прня, то н Судир.

Гуго прикусил губу, отвернулся к окну. Оно сидело глубоко, словно в нише, – стены кбинет тут, под кровлей, нвисли внутрь.

– Кк всегд, ни з что, – ответил з него Рдж. – Тк почему ты не вцепился ему в морду когтями, если не можешь одолеть в дрке? Почему тк поддешься? Ты же взрослый… Д, в конце концов, и мистеру Крфту можно пожловться.

Рдж подошел к прню, провел лдонями под глзми и понял, что не ндо было этого делть. От ткого сочувствия Гуго еще больше рсстроился.

– Не плчь. Больше он тебя не тронет. А тронет, будет иметь дело со мной. Это я говорю при всех.

Судир скривил рот еще более презрительно. Повернул к выходу и бросил через плечо, будто всем делл великое одолжение.

– Я отменяю утреннее предствление.

– Кк отменяешь?! – Крфт дже осип. – Кк отменяешь, если билеты продны уже?!

– А вы грнтируете, что все пройдет хорошо, не сорвется? Что дельфины будут слушться? – голос Судир был ледяной до сухости. – Мне кжется, мистер Крфт, в вших же интересх отменить одно предствление, чем… Ведь, если что случится, по всему Рю пойдет слух: «В дельфинрии нечего глядеть, одн хлтур. Не ходите, только деньги понпрсну выбросите!» Подсчитйте, ккие у вс могут быть потери, вы человек обрзовнный… – и стукнул з собой дверью тк, что здрожло все здние.

– Бешеный… Видите? Он же мэд! – покчл головой Крфт и пошел з стол, сел в свое кресло. Рсстегнул шире воротник белой рубшки, взглянул н большие крылья вентилятор, что едв шевелились под потолком и не двли никкого ветр. Видно было, что Крфту въелся в печенки Судир, но ничего не поделешь. Не нрвится нос, но не поменяешься же им с другим человеком.

– Млу… Ты можешь идти. Скжешь по пути кссирше, пусть повесит объявление: предствление в 11.00 не состоится по техническим причинм. Администрция просит извинения. Проднные билеты действительны н 14.00. И продет пусть только со штмпом «14.00». И ты, Гуго, иди и спокойно знимйся своим делом… Д умойся, то смотреть н тебя тошно. Пятндцть лет, ты все еще кк мленький…

Голос у Крфт был устлым, но Рджу не кзлось, кк в те рзы при рзговорх, что Крфт не только непрвильно строит фрзы, но еще и рзыгрывет роль бедного и обмнутого всеми простчк.

– Друже Абрхмс… Тебе ткое здние. Привезешь врч из чстной клиники Энтони Рестон. Птологонтом. Вскрывет тех, кто умер. Пусть поглядит ншу Джейн… – Мистер Крфт говорил тихо, точно н похоронх, и Рдж еще рз подивился: человек не похож см н себя.

Когд з Абрхмсом зкрылсь дверь, Крфт скзл Рджу:

– Что ты думешь обо всем этом? Ты знешь, что я имею в виду.

– Догдывюсь. Я уже думл… Похоже, что нет. Понимете? Никкого отношения к гибели Джейн «трид чйн» не имеет.

– И я тк же думю. При их жестокости и быстроте н рспрву – и ткя деликтня месть. Но н всякий случй пусть поглядит врч. Интересно, что он скжет…

«Говорить ли ему про ночной обстрел?» – подумл Рдж уходя. И покчл головой: не скжет. Неизвестно, что зхочет сделть Крфт. Может, просто решит уволить, чтоб избвиться от опсного рботник, который уже второй рз попдет в ткую ситуцию.

Глв седьмя

1

Янг ощупли, обыскли, втолкнули в мшину. Зжтый между двумя взрослыми, он не видел, по кким улицм мчится мшин, куд сворчивет. Ехли долговто – только это и понял. И еще удивился: почему человек с булом не посдили с ним – мшин ведь был большя, семиместный фургон.

В полицейском учстке Янг впихнули в большую комнту, с лязгом зкрыли дверь.

Прежде всего он ощутил резкий смрд. Комнт был стрння, оконце одно, под смым потолком, зрешеченное. Н потолке едв светил лмпочк в деревянной сетке. Свет он двл мло, н полу было почти темно. Хотел прислониться к стене – и отштнулся: больно кольнуло в плечо. Стены были оштуктурены тк, что в ней густо торчли соски-шипы, точно чешуя кулы. Окршенные в грязно-синий цвет, они поглощли весь свет, пдвший н них. Когд глз немного привыкли к темноте, Янг рзглядел, что в комнте нет ни лвок, ни тбуретов, в углх под оконцем лежт ккие-то бродяги в лохмотьях. Один из них приподнял космтую голову и снов улегся, подложив под ухо локоть.

Янг боялся подходить к ним, опустился н корточки у дверей. Сесть кк следует брезговл – тким грязным, в кких-то потекх и пятнх был цементный пол.

Терпел тк около чс. В голове вспыхивли обрывки мыслей: «Поплся… В тюрьму бросили… А что же теперь будет? А кк же Рдж? Он ведь ничего не знет, где я, что со мной… А Пуол – гд… Гд из гдов! Последние деньги вымнил д еще полиции подсунул…»

Потом зскрежетл ключ в дверях, всунулся до половины туловищ полицейский, огляделся по сторонм.

«Тебя!» – дернул з плечо Янг.

Привел в ккую-то комнту или кбинет. У окн з столом сидел человек. Янг не успел присмотреться кто, кк полицейский козырнул и боком, кк крб, вышел.

Янг снов взглянул н стол. Тк это же сидит тот офицер-полицейский, что вылез н улице из мшины, позвнивя нручникми. Высокий, с крупными чертми лиц, с большим горбтым носом. Сегодня он в шттском и без головного убор. Глядел н Янг и по-отцовски улыблся. Янг не поддлся н эту льстивую улыбку, отвел глз.

Слев от вход был еще один стол, нмного длиннее, и сидели з ним двое: тот пижон с усикми, что шел по улице з Янгом и покручивл блестящую плку, и другой – плотный, толстый, точно перекормленный, европеец, в серовто-голубом мундире. Возле него н столе лежл фуржк с ндписью н околышке «Interpol». А слев от него у глухой стены з мленьким столом с мшинкой сидел еще один полицейский.

– Кк тебя звть, прень? – лсково, с улыбкой обртился к Янгу офицер.

– Янг. Янг Синх.

– Очень приятно. Клссическое имя для хинди. Лучше и не придумешь. Скжи, пожлуйст, читть-писть ты умеешь?

– Умею.

– О-о?! – удивился офицер. – Молодец. Тогд бери ручку и рспишись н этой вот бумге.

– Кк это? – подошел Янг к столу нчльник-офицер.

– Ну – нпиши свое имя и фмилию. Этим смым ты дшь клятву, что будешь говорить только првду, чистую првду. Если соврешь, посдим в тюрьму.

Янг медленно нцрпл свои имя и фмилию. Рук дрожл, вторучк не слушлсь. Нписл и отступил подльше от стол. Очень уж слдким и липким был взгляд офицер – не отлепиться.

– Тк, говоришь, кк тебя звть? – еще рз спросил офицер. – У меня сын ткого возрст, кк ты. Кстти, он никогд не говорит непрвды.

– Янг Синх. Двендцть лет скоро.

«Трэт-тэ-тэ-тэ», – зстучл н мшинке тот, что сидел слев, з мленьким столиком.

– Где ты живешь?

– Нигде.

– Кк это нигде? Не в воздухе же ты висишь?

И все время, пок шел рзговор с офицером, стрекотл мшинк. Янг рсскзл про Биргус и про то, кк их выперли оттуд мерикнцы (при этих словх все присутствующие в комнте переглянулись и дже зкряхтели, зшевелились). Кк отвезли их н Горный, кк попли потом н Глвный н хрмовый прздник, кк умер отец, кк отвернулись от Янг земляки…

– Тк, говоришь, отец и мть умерли? Ай-яй-яй, бедный мльчик…

– Мть не умерл, ее деревом убило, – уточнил Янг.

– Ай-яй-яй… – будто не слышл офицер, открыл ящик стол, поворошил бумги и ншел тм конфетку. – Возьми, пожлуйст. Возьми, возьми, не бойся! И больше никого у тебя из близких родственников нет?

– Есть брт Рдж. Он н Ре рботет в дельфинрии.

Полицейский слев и это отстучл н мшинке. А те двое, что сидели спрв з длинным столом, дже и бровью не повели – будто кменные. Судьб Янг их нисколечко не тронул.

– Двно ты знешь того человек?

Янг с недоумением посмотрел н офицер.

– …того, с кем тебя рестовли?

– Я его совсем не зню.

– Ты хочешь скзть, что первый рз подошел к нему?

– Д.

– Что ты должен был ему скзть?

– Что в отеле «Снт-Клр» мест нет. Что ему ндо в «Гонконг», комнт сорок первя… Но я все не успел ему скзть, он нчл кричть н меня.

Офицер быстренько сунул руку под стол. Срзу же з спиной Янг скрипнул дверь, кто-то зглянул в нее.

– Зсду в номер сорок первый «Гонконг». Всех впускть, никого не выпускть.

– Стоп, стоп! – сильным бсом скзл тот, возле которого лежл шпк с ндписью «Interpol». И дльше уже зговорил по-нглийски. Офицер выслушл его и соглсился:

– Првильно. Возьмите документы того… Понятно? И зрегистрируйте внчле у портье. Будто приехл тот, кому было збронировно место. А портье пригрозите, чтоб не проговорился. И сми в зсду!

Дверь з спиною Янг тихо скрипнул.

– Продолжим нш рзговор. Тк почему, кк ты думешь, тот человек руглся н тебя? Ты все првильно ему скзл, кк тебя учили?

– Не зню. Кжется, првильно, только не все. И я збыл посмотреть, в ккой руке у него был бул. Можно было подходить и говорить только тогд, когд он будет возле дом № 15 и возьмет бул в левую руку.

– Понятно. Проль не мог срботть, потому что был неточным. После того кк ты ему скзл про «Гонконг», что ты должен был делть?

– Ничего. Отойти от него. Мне з это должны были дть деньги.

– Вот кк? Кто, интересно?

– Пуол.

– Это он тебя и подсылл?

– Д.

– Где живет? Быстренько дрес.

– Не зню.

– Кто он ткой?

– Мы с ним из одной деревни, с Биргус. Я не думл, что и он уже тут, н Глвном… – И Янг рсскзл, кк Пуол остновил его в порту, кк нучил, что скзть человеку с розовой косынкой н шее, пообещл з это зплтить, см, ноборот, отобрл деньги.

– Ах, негодяй… И верь после этого землякм… А ты молодец. Ты все првдиво рсскзл?

– Д, – Янг говорил искренне: ему совсем не хотелось выгорживть Пуол.

– Последний вопрос. В чем одет Пуол?

– В чем? Ну – рубшк беля, штны серые.

– Дорогой мой! Это не приметы. Тк одеты тысячи людей в Свийттуне. Вспомни, может, есть н лице что-нибудь особенное, н голове, н рукх?

– Нет, ничего ткого. Туфли новые купил – хвстлся. Мозоли, нверное, нтер – хромет.

– Цвет туфель?

– Тоже, кжется, серые.

– М-д-… – рзочровнно протянул офицер. Збрбнил пльцми левой руки по столу, првую снов сунул под стол. З спиной Янг срзу скрипнул дверь. – В кмеру его! Хотя нет, подержи немного в приемной, может, еще пондобится.

Янг взяли з плечо, вывели в переднюю комнту. Полицейский стртельно прикрыл двойные двери в кбинет, но и одни и другие немного отошли.

– Сдись! – покзл Янгу н стул у стены полицейский и см уселся з стол, нпустил н себя вжность: очень, должно быть, хотелось быть похожим н нчльник.

В кбинете рзговривли бурно, порой переходили н нглийский язык. Янг нпряг слух – х, кк плохо, что нглийский язык ткой трудный, тк медленно поддется ему!

– Мы его вели из смого Гонконг. Вместе с ним плыл и нш гент! Из рук в руки, можно скзть, передвли… А вы вмешлись и н финише все оборвли. Кк теперь нйти продолжение цепочки? К кому ехл этот с розовой косынкой?

– В сорок первом номере зсд.

– Толку от этой зсды! Туд и случйные люди могут зглянуть, скжем, горничня, официнт… – гремел голос того, что сидел возле фуржки «Interpol». – Телефон в этом сорок первом есть?

В кбинете немного помолчли, нверное, см офицер или тот полицейский, что сидел з мшинкой, смотрели в спрвочник.

– Есть, – нконец послышлся голос офицер.

– Ну вот, прежде чем встретиться с «косынкой», ему позвонят в номер. Тм ли он… А коли тм, тот ли это, кто нужен, и рзговор будет с пролем.

– …мы подслушем, о чем они будут говорить. Все номер прослушивются!

– Вши тм будут сидеть, позвонит телефон. Поднимть трубку или нет? Если поднимть, то что говорить? Если услышт, что кто-то подозрительный снял, то и говорить не стнут.

– А мы выпотрошим этого, с косынкой. Уверяю, мы сумеем взять у него все, что ндо… Во-вторых – выпустим мльчик… – дльше говорили н нглийском языке, офицер влдел им, видть, неплохо.

– Вы тк думете? А кому он нужен, тем более после того, кк зсыплся? Мльчишку использовли случйно и однорзово. Н его месте мог быть и не земляк этого… кк его… Пуол, другой мльчик. Пуол подсунул вместо себя этого преньк только потому, что увидел подозрительных лиц… которые з «косынкой» следят.

– Этим подозрительным мог быть и вш устенький молодой человек.

– Я попрошу… – повысил голос третий, тонкий.

– Можете не просить! – голос офицер стл тверже. – Я понимю: те двое нших, что рзыгрывли прочку, учинили бездрный мскрд. Но и вы, простите, недлеко ушли. Во всех плохих фильмх тких сыщиков-неудчников покзывют. Моих глз в порту было больше, чем вы думете. И еще… Откуд мы, по-вшему, знем об этом, с розовой косынкой? То-то же! Не ткие мы простчки, кк вм кжется.

Выглянул из дверей тот полицейский, что сидел з мшинкой.

– В кмеру! – мхнул он н Янг рукой и исчез.

– Вствй! Прилип… – поднялся тот, из-з стол.

«Все-тки в тюрьму?! А я же всю првду рсскзл!» – Янг не хотели слушться ноги.

В коридоре встретились двое чсовых, вели н допрос человек с розовой косынкой н шее. Один чсовой был сковн с рестовнным общими нручникми.

2

Когд н человек с розовой косынкой н шее и Янг нпрвили со всех сторон оружие, Пуол змер н месте. Шгх в двдцти впереди увидел двери подъезд со ступенькми. Пок шел к ним, едв сдерживлся, чтобы не кинуться бегом. Успел еще увидеть, кк н «косынку» ндевли нручники. Шмыгнул в подъезд, пробежл мимо лестницы, дернул дверь, что вел во двор. Он не поддлсь. Тогд он толкнул ее изо всей силы – ни с мест. Зстучло сердце, голову обдло жром… «Вот и поплся… См полез в зпдню». Бросился нзд, в три прыжк одолел пролет лестницы. Н первой площдке было совсем небольшое, узенькое, кк бойниц, оконце. Бить, вылмывть не стл – все рвно не пролезет. Инстинкт смосохрнения погнл его выше по лестнице. Вспомнился эпизод из кинофильм, что успел посмотреть н Глвном, в котором тк же спслся от погони «гент №…». С последней площдки к квдртному люку н потолке тянулсь лестниц. Окзлся нверху быстро, кк кот, толкнул люк рукми и головой… Поддлся!

Бежл вприпрыжку под низко нвисшей крышей, едв не стукясь головой о стропил. С громким хлопньем крыльев взлетли и улетли голуби, липл к лицу путин. Бежл н свет, что струился с боков, с левого и првого сктов крыши, где в нишх были окошки. «Это – н улицу, это – во двор…» – сориентировлся он и нырнул в првую, рму вырвл срзу.

Теперь бежл по крыше, грохоч железом, скользя, пересккивя н черепичные и шиферные крыши, конц домм, конц улице, кзлось, никогд не будет. Уже видны были мчты теплоходов в порту (бежл не вперед, нзд), нконец увидел в окошко веревки с бельем.

Если вешют белье, знчит, тут должен быть выход н лестницу, вниз.

Перед тем кк выскочить во двор, отряхнул с себя пыль, голубиный помет, обобрл путину. Двором перешел н соседнюю улицу и зшгл уже медленно в ту сторону, куд ему ндо было идти.

«Ай д я! Молодец…» – Пуол был доволен собой. Чем не супермен из кинофильм? Нрвилсь ему ткя жизнь, с риском и опсностью. Шел домой нсвистывя, по сторонм и нзд не оглядывлся.

А того не знл, что н кждого умного нходится еще более умный.

Чем ближе подходил к своей конспиртивной квртире, тем больше чувствовл, что это повышенное нстроение и довольство собой рссеивется, выходит из него, словно воздух из проколотой шины. Еще и еще рз мысленно проверил, что говорил Янгу, что тот может рсскзть в полиции. «А он рсскжет, все рсскжет, дже не сомневйся!.. Злость у него н меня… Про отель „Гонконг“ скжет, про пртмент сорок один». Пуол чувствовл, что этот дрес – смое вжное, что было доверено ему лично. Ему, не Янгу, ккому-то мльчишке. «А я передоверил тйну, отдл ее в руки полиции… – Пуол нчло брость то в жр, то в холод. – Лучше бы я см поплся… Нзывется, спсся… От кого? От полиции – д, от Чжн? Если б см поплся, то я бы им ничего не скзл. Выкрутился бы или скзл, что случйно окзлся возле человек с розовой косынкой. Мло ли кто ходит по улице? В центре люди кк мурвьи бегют, суетятся. Любого можно схвтить, к любому придрться… Но я и не подошел бы к нему, рзве я глупый, глз у меня нет? Незнкомец же не взял бул в левую руку!.. А может, был еще один человек в розовой косынке?! – Пуол дже остновился при этой мысли, ему снов стло жрко. – Может, я не зметил другого, перепутл?!»

Лихордочно перебирл мысленно то, что было в порту. Все, кзлось, шло кк ндо. Отирлся среди торговцев-лоточников, дже приценивлся, изобржл из себя кпризного покуптеля. Один взрослый китец-лоточник чуть ли не нхрпом лез, совл под нос бусы: «Корллы для вшей крли! Черный корлл!» Не выдержл, дже прошипел, чтоб не вязлся. А тот, с розовой косынкой, тоже послонялся немного по крикливому бзрчику. И просто случйно бросилось Пуолу в глз, что очень уж одинково получется у этого, с булом, и у того устого пижон с блестящей плкой. Стнет один, чтоб приглядеться к товру, прицениться, дже в руки взять, возле соседнего торговц или через одного человек остновится и пижон, тоже будто бы что-то смотрит, вертит в рукх, см тк и следит з «косынкой».

«Дело нечисто… Слежк… А меня ведь предупреждли, чтоб смотрел пристльно…» – стукнуло ему тогд в голову. Тк рзве мог он после этого см лезть н рожон?

Ндо уже сворчивть в переулок, что ведет в лбиринт домов того двор, где его квртир. Оглянулся… Кжется, ничего подозрительного, люди идут, кк шли – кому куд ндо. Никто не трщит н него глз.

Комнт встретил зтхло-приторными зпхми, будто где-то гнил копр. Постоял возле трюмо, вгляделся в свое лицо… Тревог н нем и рстерянность… Внизу н столике бесчисленное множество всяких флкончиков, тюбиков, бночек с кремом, пудрой, духми, мзями. Хотелось смхнуть их, чтоб осколки ззвенели… Посмотрел н кровть с блдхином. К высоким спинкм был прикреплен шнурок, по которому передвиглся знвес из мтерии в грубых пятнх-узорх. Не комнт для мужчины, дмский будур. Не для любовных ли свидний использовл Чжн эту квртиру? Со злостью дернул знвес в сторону, дже сорвл шнурок и звлился в постель одетый.

Ндо сосредоточиться, ндо продумть, что из всего этого может получиться? Что угрожет ему лично?

И чем дольше лежл, тем больше холодело в груди. Кк посмотрит н все, что случилось, Чжн? У него ведь длинные руки, много помощников, много глз… А может, все-тки удстся сбежть? Свийттун большой, остров и рхипелг еще больше – дудки нйдут. Блго, есть в крмне доллры – внс, который ндо еще отрботть. Тк скзл посыльный, когд передвл вместе с деньгми первое здние. Здние, которое он не выполнил!

Не выдержл, встл. К черту муки и рздумья! У него ведь есть пятьдесят доллров, дже больше, если посчитть с Янговыми. С ними можно неплохо провести вечер или ночь. Никто ему не укжет, кк ндо проводить свободное время, кк тртить деньги. Он см себе голов!.. И он знет, где т Рекриэйшнстрит, улиц збв и утех.

В кких-то кбчкх прямо возле стойки, не присживясь, не зкусывя, пил джин, пил мерикнское виски с содовой. Чоклся с кким-то подозрительным обрюзгшим гулякой, угощл его. И, должно быть, тот гуляк звел его в некое подвльное помещение. У него взяли последние сорок доллров, вместо них дли сигрету. Одну-единственную з сорок доллров!

– Не жлей денег, не они нс нживли, мы их… Выкуришь – попдешь в нирвнну… Изведешь счстье и нслждение, ккие могут только присниться… – ншептывл ему собутыльник.

И Пуол не жлел, ему уже было море по колено. Взявшись з руки, прошли еще несколько ступенек вниз, откинули темный, зхвтнный рукми знвес. В нос удрило кислятиной и едким дымом. Окзлись в длинном зле с низким потолком и зплесневелыми, в рзводх углми. Вдоль стены не очень густо лежли циновки, некоторые в пятнх и прожженные. Почти н кждой сидели, кчясь, зкрыв глз, полурздетые люди, некоторые црпли, рздирли себя ногтями, будто хотели содрть кожу. Кое-кто лежл скорчившись, другие рскинув руки и ноги – все в смых невероятных позх. Лиц искривлены идиотскими гримсми-улыбкми…

– Вот… Вот кк рз свободные подстилки… Сядем, покурим… – собутыльник посдил Пуол осторожно, кк мленького, дл прикурить и прикурил см.

Пуол еще и обычные сигреты не привык курить. Купил, првд, одну коробку, сосл для форс и солидности, хотя нчинло тошнить и кружилсь голов. А тут от ждности чмокл и чмокл, пок не потерял сознния.

А может, это не было потерей сознния? Ккие-то сны-гллюцинции, бред. Он кк бы плвл в розовом тумне, не ощущя своего тел. Кзлось, что кждя клеточк оргнизм рстворялсь в слдкой рсслбленности. Он кк бы со стороны нблюдл з своим телом, оно рзвливлось н чсти, и кждя чсть вырстл до ужсных рзмеров и взрывлсь, кк ркет фейерверк в день коронции султн. Потом кзлось, что это горят-вспыхивют ссигнции – доллры, фрнки, фунты стерлингов, динры. Жгучие искры пдют н голову Пуол и тоже взрывются. Ккие-то взрывы звучт спрв и слев, дже голов болтется, чуть не слетет с плеч. Кто-то бьет не жлея – по одной щеке, по другой, дже колет в мозгу, кжется, рсклывется н чсти голов…

Зхлопл глзми, с трудом приходя в сознние. Но еще ничего не воспринимл, и тот человек, что стоял согнувшись нд ним, кзлся призрком, рсплывчтым пятном. «Где я? Что со мной?» – похоже, пробормотл Пуол, собрвшись с силми, но его схвтили згрудки, встряхнули тк, что чуть не оторвлсь голов. Его посдили, опять стли бить по щекм, и в голове мучительно згудели колокол, в глзх поплыли рзноцветные круги.

Ах, лучше было бы и не приходить в себя… Тот незнкомец больше не бил, в голове все рвно бухло молотом, кололо в зтылок и в виски, глз чуть не вылезли из орбит, в желудок будто свинц нлили, язык рспух, едв ворочлся в смердючей слюне. Обхвтил голову рукми. Стршня слбость и боль сковли все тело…

О зубы стукнул ккя-то посудин… Почувствовл зпх воды и схвтил бнку обеими рукми, пил теплую, пхнущую железом воду, хотелось пить и пить, пок не лопнет. В голове немного прояснилось… А глз еще видели точно сквозь москитную сетку, и Пуол не узнвл человек, что тормошил его, теперь поил водой, хотя лицо его кзлось знкомым.

Бнку отобрли, бросили под ноги, Пуол подхвтили под локти, подняли. Из подвл вывели с трудом, и под стеной н тротуре его дико, до желчи рвло, выворчивя нутро. Когд немного отпустило и он смог рзогнуться, ноги его подгиблись от слбости.

Вели его долго, зпутнной дорогой. Время от времени провожтый встряхивл его з воротник, чтоб скорей приходил в себя. Пуол понял: ведут к Чжну, н рспрву… Откуд-то еще взялись силы, сорвл повязку с глз и бросился бежть.

Догнли, рубнули ребром лдони по шее, и Пуол упл без сознния. Когд пришел в себя, его снов встряхнули, отобрли склдной нож, звязли глз.

Перед Чжном Пуол бросили, кк мешок с тряпьем или ккую-то пдль. Он лежл, не хотелось вствть. Освещение в комнте было слбое, только в углу горел крсный ночник, и Пуол подумл, что это хорошо, не будут видеть, ккое у него измученное лицо. Услышл грозно-протяжное:

– Ну-у-у?..

И тогд Пуол вскочил, стл н колени, пополз к положенной н кресло, в розовых бинтх Чжновой ноге.

– Я ни в чем не виновт. Я хотел, кк лучше!

Чжн толкнул костылем, его резиновым нблдшником, Пуол в плечо: «Сиди тм!» А тот, что неотступно стоял з его спиной, дернул нзд з другое плечо.

– Рсскзывй… – голос у Чжн был ткой, что ндеяться н снисхождение было нельзя.

Рсскзывл, сбивлся, снов нчинл снчл, не збыл похвлить себя з хитрость: рскусил полицейских гентов! И тк обмнул!

– Тк, это все чудесно… Человек дошел куд ндо… Только не тот, что с розовой косынкой.

Пуол услышл это, и ему опять стло плохо до дурноты.

– Чуде-есно, что ты проявил нходчивость и осмотрительность. И чудесно, что тебя послли пустить сыщик по ложному следу. А для нстоящего дел ты не подходишь: доверил постороннему человеку проль, доверил секреты. Предствь, чем все могло бы кончиться, если б и впрвду шло тк, кк рзыгрлось? Ты кк будто спсл себя для дльнейшего дел, по существу – предл это дело, дрож з свою шкуру. Что зслуживет ткой человек?

– Смерть! – коротко бросил из-з спины Пуол тот человек, который привел его сюд и сейчс стоял кк охрнник.

Пуол с ужсом оглянулся н него. Н этот рз лицо его покзлось еще более знкомым. И голос знкомый! Где-то встречлся этот человек н дороге. Но где?

– Перепоручив свое дело первому встречному-поперечному, ты нчл выкидывть фокусы, зчем-то лзил по крышм, по чердкм, бегл по лестницм… – точно обвинитель, который выносит приговор, чекнил Чжн.

– Я зметл следы… Возможно, могли и з мною следить.

– Следили. Ты привел «хвост» к смой квртире, рскрыл явку.

– Не может этого быть! – здрожл Пуол всем телом, из глз сыпнули слезы. – Дйте… воды!

Охрнник подошел к окну, нлил сткн воды, подл Пуолу. Пуол выпил ее ждно – текло по подбородку, по шее. Поствил сткн н стол.

– Тк оно и есть, – скзл охрнник. – Я следил и з тобою и з тем, кто следил з тобою от смого порт.

– Не может этого быть! Не может быть! Я оглядывлся!..

– Может. «Корллы для вшей крли! Черный корлл!» Помнишь?

Пуол зрыдл.

– Что зслуживет человек, который приводит «хвост», провливет конспиртивную квртиру? – повторил Чжн.

– От ткого человек избвляются, – откликнулся из-з спины китец-лоточник.

– Ты и себя лично рскрыл, тм уже знют твои приметы.

– Они меня не могут знть! – Пуол дже взвизгнул, говоря это.

– Янг знет, твой земляк, ты отдл его полиции. Он выложит им все. Тк вот, ты для нс уже не только не нужен, дже вреден. От тких людей избвляются.

– Их убивют, – уточнил лоточник.

– Нм это легко сделть – кк плюнуть и рстереть. – При этих словх Чжн лоточник схвтил Пуол пятерней з волосы, дернул нзд, отчего шея выпучилсь. Китец поднял крис, пощекотл горло острым лезвием.

Пуол звыл истошным голосом…

Он уже чувствовл себя нполовину мертвым. Его можно было и не убивть, просто выкинуть под збор, тм и сдох бы. Дже долго плкть-скулить не хвтло сил.

– Тк где, говоришь, ты его ншел? – спросил Чжн лоточник.

– Н Рекриэйшнстрит, в подвле, с нркомнми. Ндумл спрятться от нс.

– Зпомни, молодой человек, кк первую зповедь. Виновные перед «Белой змеей» нигде не спрячутся и всегд понесут нкзние. Мы не из тех, что прощют… Ишь ты, в подвлы добрлся… Широко шгешь, козявк, гляди – штны лопнут! Нркотикми лучше торговть, чем употреблять их.

– Кгы-кгыкм… – предупреждюще кшлянул лоточник.

– Тк вот, Пуол. Др з др… Ты спс меня, теперь я спсю тебя. И квиты. Дльше тебя уже никто и ничто не спсет. Будд прощет до трех рз. А мы не боги, мы не прощем ни рзу. Нчнем снов с нуля… Положи ключи н столик! О той квртире збудь – он исприлсь, высохл. Живи где хочешь. Иногд зходи в «Тридкну» обедть, знимй столик в првом углу. Когд ты пондобишься, тебя тм нйдут… И можешь зслужить нше доверие, если выполнишь одно небольшое дело. В туфле вылез гвоздь, он мешет нормльно ходить, ступть. В тких случях что делют с гвоздем?

– Вырывют… Збивют… – пробормотл Пуол, ничего не понимя.

– Лучше второе… Ну, теперь рстолкуй ему, что к чему… – Чжн проговорил это и утомленно откинулся н подушки.

Лоточник вышел в коридор и тут же вернулся. Рзостлл н столике белую тенниску, он тоже кзлсь розовтой в свете ночник. Почти н всей передней стороне тенниски был отпечтн эмблем дельфинрия: пять синих волн, орнжевый обруч-солнце с лучми-брызгми, сквозь этот обруч прыгет синий дельфин. Ткя тенниск, кк у Рдж!

Лоточник отвернул подол тенниски и кривыми пльцми ткнул в две вышитые буквы: «R.S.»

– Срок – пять дней.

– Три! – попрвил Чжн.

3

Янг вызвли н допрос второй рз. И, должно быть, немного рньше, чем нужно, втолкнули его в кбинет к офицеру. Потому что у дверей нвытяжку стояли двое полицейских, и чтобы видеть что-нибудь, он отступил в сторону длинного стол, з которым был только один человек – тот, что с фуржкой «Interpol». А перед столом офицер, зкинув ногу з ногу, сидел человек в розовой косынке.

– Тк что – окзывется, знят сорок первый номер? – спросил офицер полицейских, стоявших у дверей.

– Тк точно! – пристукнул левый кблукми. – Этот номер – сдвоенный люкс. Тм уже три дня зседют предствители «Гонконг энд Шнхй бэнкинг корпорейшн», ведут переговоры с предствителями ншего «Нешнл бэнк» н предмет купли его со всеми потрохми!

– Ну – это тебя не ксется, – отрезл офицер.

– Тк точно! – вытянулся полицейский.

– Документы мистер… мистер… – змялся офицер, прищелкнув пльцми, и человек в косынке словно бы сделл попытку привстть.

– Говрд Хякв, предствитель концерн «Мицубиси». Японские микро– и млолитржки – лучшие в мире.

– Двйте пспорт и другие документы Хяквы, – протянул офицер нд столом руку.

Првый полицейский сделл несколько шгов вперед, вынул из-з пзухи документы и подл ему, отступил не поворчивясь.

– Хякв-сн, чем объяснить вш мскрд? Не стнете же вы утверждть, что вся эт одежд – вш? – в голосе офицер прибвилось учтивости.

– Д, моя. Со вчершней ночи. Если позволите, я повторю свои покзния.

– Позволяю. Коротко, – кивнул офицер, немного рстерянно листя мленькую книжечку, видимо, пспорт.

– Тк вот. Поздно вечером… Нет, скорей глубокой ночью, я уже спл… Ко мне в кюту постучлся сосед, человек спортивного вид… в этом вот костюме. С булом в руке. Он срзу предложил мне поменяться одеждой, обменять бул н чемодн-дипломт. И вдобвок ко всему – поменяться кютми. Предложил сделть это не з тк, двл трист доллров. Я прикинул рзницу в цене нших костюмов, бул и дипломт и соглсился з четырест. Ну, з обмен кютми я потребовл еще сто доллров. Но рзговор н том не кончился, незнкомец попросил, чтоб я в новом облчении, обязтельно с косынкой н шее, звязнной по-мексикнски, прошелся по Портовой улице Свийттун. А потом уже шел, куд мне зхочется или куд ндо. Я повысил цену до шестисот доллров.

– Дешево вы цените свою жизнь, Хякв-сн, – поджл губы офицер.

– Что это знчит? – выпрямился в кресле и дже снял ногу с ноги Хякв.

– А то… Вс подствлял вместо себя член бнды «трид чйн». Если учесть, что н рхипелге Веселом несколько китйских трид и все они воюют между собою, то… З вшу жизнь я не дл бы дже порции бетелевой жвчки.

Хякв осел, будто стл меньше ростом.

– Спсибо… Спсибо, что меня рестовли. Вы не выпускйте меня пок что… Я большого грдероб не брл с собой, комндировк короткя – только подписть контркт н проджу втомобилей… Я дм деньги, купите мне приличный костюм. З услугу будут комиссионные – я не пожлею.

– С этим мы вм поможем. В комнте вм ддут бумги, опишите, в ккой одежде вы ехли до той ночи с переодевнием. И опишите все возможные приметы человек, который тк легко дл вм зрботть шестьсот доллров… – В голосе офицер пробилсь явня звисть. – Только еще одн мленькя формльность, очня ствк… Вы рньше никогд не видели этого мльчик? Янг, подойди сюд, ближе.

Янг подошел, стл впереди полицейских.

– Его – нет. А похожих н него – тысячи.

– И никкого проля, знчит, вы не знете?

– Клянусь чем хотите! Я думл, что он зрботть хочет, поэтому и просит дть поднести вещи.

– Янг, ты когд-нибудь встречл этого мистер?

– Нет. Я уже вм скзл, кк было.

– Все могут идти. А у вс просим извинения… офицер козырнул человеку в косынке и подл доку менты. – Янг остнется. И позовите, пожлуйст, «прочку».

Пок люди выходили и входили новые, офицер и тот, из «Interpola», иронически и нсмешливо поглядывли друг н друг. И об были довольны: кждый считл, что утер нос другому. Предствитель «Interpola» покшлял.

– Нд-… Возьми их голыми рукми.

– А вы думли, все просто. Приехл, увидел, победил… Поверьте, мы тоже ворон не ловим. Только результтов – кот нплкл.

В это время вошли генты, изобржвшие влюбленную прочку, – Янг узнл их. Офицер не дл им долго рздумывть.

– Ккие приметы того прня, который подговривл Янг н встречу с «розовой косынкой»?

Один гент, тот, что изобржл девицу, осклился.

– Он вот тк делет… Мы из окн видели… – и кк-то комично отствив нижнюю губу, вытянул вперед подбородок и повел им в стороны, будто его душил тесный воротник.

Янг зсмеялся: «Здорово! Очень похоже! И кк он мог збыть о ткой примете!»

– Есть ткя привычк у Пуол? – спросил офицер.

– Аг… – шмыгнул Янг носом. – И он еще немного зикется, когд злится или волнуется… И он левш.

– Ну вот, видишь. А говорил, что у него никких особых примет нет. Ндо быть нблюдтельным, в жизни все пригодится. – Офицер мхнул н него рукой с тким вывертом, будто выбрсывл з шкирку. И срзу озбоченно склонился нд бумгми.

Янг вывели из кбинет, еще через ккую-то минуту он очутился н тротуре.

Глв восьмя

1

Абрхмс вернулся из клиники Энтони Рестон и скзл, что врч сможет придти только вечером. Зчем ему тк уж спешить к мертвому, если в приемной ждут живые пциенты? Тем более что отдл богу душу дже не человек, …

Посоветоввшись с Рджем, Абрхмс пошел с лоптою н мыс Когтя, который прикрывл от морских волн вход в злив и рукв-кнл. Тм и решили похоронить Джейн под пльмою, неподлеку от эсткды, по которой электротельфером спускли «Нептун».

Могилу нчл копть Абрхмс, потом н помощь ему пришел Рдж. И пок стрик не вылезл из ямы, Рдж сидел рядом с бугром сырого песк и слушл, кк тот философствует.

– Вот, скжи, животину бог сотворил. Рзумня, мозг дже больше, говорят, чем у человек. А скзть ничего не может! И рук нет, чтобы пльцем н что-нибудь или н кого-нибудь покзть. Не могут дельфины примениться к ншей жизни.

– А мы к их – можем? – подвл реплики Рдж. – Тоже нет… Вы посмотрите, кк им хорошо в воде, кк они плвют, кк все у них приспособлено к воде. Только что жбр нет, дышт, кк люди.

Рдж спусклся в яму, Абрхмс сдился н его место.

– Это првд. Куд, н ккое место бог определил тебя, тм и сиди, не рыпйся. И у людей тк же… – Абрхмс рстирл колени – зныли от того, что побыл в сырой холодной яме, – и морщился.

– А кк же тогд объяснить, что люди борются з лучшую долю? Не ждут милости от господ-рботодтелей, добивются от них и зрплты лучшей, и лучших условий труд. Збстовки устривют, коли что не тк.

– Это их нечистый, злой дух подбивет н непокорство.

– Вот рдовлись бы кровососы, если бы услышли вс. Вы все их деяния готовы зрнее опрвдть: мол, от бог это, терпите, люди, покорно, инче это бунт и против бог.

– С хозяином можно и полюбовно договориться.

Рзум, кк и нбедрення повязк, у кждого свой. У Абрхмс в голове отложились догмы рз и нвсегд.

– Абрхмс, Абрхмс… А если богтый и слушть вс не зхочет, срзу полицию вызовет? Тк, может, эти зводчики, кпитлисты, влдельцы отелей, всякие миллионеры – и есть злые духи? Ведь они же сми вынуждют людей бстовть, не дют людям хорошо жить, зрбтывть.

– Терпи – и попдешь в црство небесное, потому что все от бог.

– Знчит, то, что есть богтые, миллионеры, и есть безрботные, нищие – вин бог? Один влствует-пирует, н него рботют сотни – тк и должно быть? Один – ест, другой только слюнки глотет?

– Д, тк было и будет. Без божьей воли дже волосок с головы не упдет.

– Вот… – дернул Рдж себя з волосы пятерней. – Пожлуйст, штук пять волосков выдрл. Тк это я их вырвл или бог?

– Бог подбил тебя н это – вырвть.

– Бог сделл тк, чтоб против него бунтовли?

– Ну, не бог, тк злой дух.

– Кроме святых книг вы что-нибудь читете? Что н свете делется – знете хоть немного?

– Вся мудрость в святом писнии. У христин – в Библии, у мусульмн – в Корне, у индусов – в книге Вед. Тк зчем еще что-нибудь читть? Зто я рдио слушю, порой ткие проповеди интересные передют…

– Ну, о социлистических стрнх вы слышли? Тм уже нет богчей-эксплутторов, нрод см себе хозяин. Это бог зхотел, чтоб тк было? Вы же говорите, что все – от бог.

– А-… Тм одни безбожники живут.

– Не думю, что одни безбожники. А если бы дже и тк, то можно, видть, и без бог много чего достигнуть?

– Гм, кхы… Дй лучше я покопю, ты посиди в теньке. Нпекло тебе голову.

– Не бойтесь з мою голову.

– Думю, ниже уровня воды не ндо копть.

– Не ндо… Крсивое место выбрли для Джейн – под пльмою… – Рдж оперся рукми о кря ямы, оттолкнулся ногми и ловко выбросил их нверх. – Тк вот, господин Абрхмс, объяснять все, и доброе, и скверное, что делется в мире, волею бог нельзя. Вы ведь знете, я с Биргус… Тк вот: нет уже Биргус… Вернее, Биргус-то остлся, но тм уже хозяйничют мерикнцы, остров продли им. Америкнцм нужен только остров, только земля для бзы. А люди, что жили н острове, мешли им, и их выкинули с остров, кк тухлую рыбу.

К ним подошел Гуго. Постоял, повздыхл: «Бедня Джейн»… – и опять ушел.

Докопли могилу, пошли з Джейн, которя лежл под крышей в тени, прикрытя рогожей. Погрузили н носилки, перенесли н мыс не открывя.

Вечером пришел врч. Присутствовли при вскрытии Абрхмс и Крфт. Рдж подошел немного позже, дже гидрокостюм не снял после подводной прогулки. Врч полосовл, резл, рзглядывл, тут же делл змечния, удивлялся, что у дельфинов все, кк у людей. Окзлось, что Джейн умерл от большого внутреннего кровоизлияния в облсти шеи. Скорее всего удр был ннесен тупым предметом. Никких признков отрвления не было обнружено.

Врч вымыл руки, получил нличными, быстренько подхвтил свою сумку и ушел. Время – деньги, он и тк здержлся здесь.

Абрхмс остлся один зсыпть могилу. Крфт и Рдж пришли с мыс вместе, молчли.

– Скжи свое мнение: кто мог удрить? – нконец подл голос Крфт.

– Гуго не мог, он любит дельфинов. Судир?.. Трудно скзть. Думю, что нет.

– А сми дельфины не могут?

– Ну что вы! Рзве только нечянно.

– Хотя бы нечянно.

– Может, подлезл кк рз. Взрослые прыгют через брьер, через кольц. Дик весит трист кило, предствляете, ккой может быть удр? Д еще сконцентрировнный н рострум.

Несколько дней Рдж был в нпряжении. Ждл ккого-нибудь подвох от кждого турист, особенно от охотников подводных прогулок. С крисом не рсствлся никогд. Грпун со знком триды спрятл н полку под рзное брхло.

Когд трибуны глвной рены зполнялись зрителями, Рдж незметно ощупывл взглядом кждого посетителя, дже женщин и подростков. Но делть это перед кждым предствлением не удвлось, свободных минут было мло.

В некоторые свободные вечер чс-другой возился с Гуго. Взрослый прень, пришел в дельфинрий, не умея ни читть, ни писть. А деньги считть умел – до ст… Был от природы сообрзительным, хотя и збитым, всю нуку схвтывл н лету. Рдж хвлил его з успехи, дже подрил ему шриковую ручку, и Гуго слбо улыблся. Вид у Гуго был нездоровый, будто сонный, под глзми синели подковы. Стоило что-нибудь внезпно громко скзть, кк он вздргивл. От неожиднного резкого стук чуть не терял сознние.

– Я не сплю, Рдж, почти совсем не сплю… Уже больше месяц, и с кждой ночью все хуже и хуже. Ляжешь, зкроешь глз, в голове что только не вертится, и мысли всякие, мысли… Измучусь до утр от мыслей. Встешь, голов будто рспухл, тяжеля – не удержть н плечх, дже в стороны водит… Кормлю дельфинов и боюсь: вот-вот нырну в бссейн…

– У тебя нервное истощение. Ты бы н ночь пил ккие-нибудь порошки для сн. – Рдж подливл ему в сткн чю, подсовывл ближе схр и глеты и, хотя тот отнекивлся, зствлял еще пить и есть.

– Порошки… Н порошки денег ндо. Все, что я получю у Крфт, мме отдю. Нс шестеро у мтери… Было семеро, но один бртик утонул. Может, с годик ему было.

– Кк это… с годик – и утонул? Он же не ходил купться в тком возрсте?

– Ккое купться… Он еще и ходить не умел, ножки были тоненькие, кривые… Мы в джонке живем возле седьмого сектор, ближе к пристни. Тм целый ткой поселок н воде, ты, может, видел… Мть оствил мленького н двух более стрших. Одному три годик, другому – четыре… Ну, см побежл н пристнь рыбы купить. Утром это было… Приходит, млыш висит з бортом головкою в воде… з ножку привязнный… Вывлился… Тк те двое, знчит, спят, мленький висит з бортом, утонул… У нс еще двое между теми тремя и мною, я смый стрший. А тех двоих кк рз не было: пошли в город или н пристнь попрошйничть или перепродть что-либо. Коммерснты!

– Тк кк же вы тм, н лодке, восьмеро рзмещетесь? Тм же, должно быть, и сидеть тесно, не только лежть.

– Половин лодки с крышею. Отец с мленькими внизу, мы втроем в гмкх висим. Не сон, …

– Ты не ходи кждый рз домой, можешь и тут со мною иногд переночевть. Сделем вторые нры.

– Не зню, Рдж, что делть. Ты для меня – кк брт. Но не хочется тебе все время докучть. Может, я тебе неприятен, буду мозолить глз.

– Перестнь!

– Я зню, кк это трудно, когд не можешь перевривть другого человек… Я увижу Судир, и у меня уже крсные пузыри появляются н коже… Честное слово! Дже трясет всего, колотит… Если б нйти где-нибудь ккую-либо рботу, я ушел бы отсюд. Из-з одного Судир ушел бы! Хотя мне и жлко тебя… Люблю я тебя.

– Я буду рзузнвть в городе. Авось что и попдется.

– Ты уже кончешь это кртэ или только нчл знятия?

– Н середине прогрммы. Еще с месяц буду ходить. А вообще учиться кртэ можно всю жизнь… Скжи, ккую ты бы хотел рботу?

– Любую, Рдж! Лишь бы смому не сдохнуть и что-нибудь мме двть.

– А отец у тебя есть?

– Есть. Грузчик в порту. Но у него ткя рбот – что попдется… Бывет, что и по нескольку дней ничего не приносит. В Свийттуне видел крны в порту?

– Ну.

– Говорят, тут будут один ткой устнвливть. А поствят, тк уж никкого зрботк не будет… Скжи, джиу-джицу – это то же, что и кртэ?

– Почти что.

– Рдж, ты не зедйся с Судиром. Он очень опсный человек, знет приемы джиу-джицу. И он мясо ест… Кждый день ест мясо – предствляешь? Он очень здоровый, не гляди, что ткой худой.

– Про мясо откуд знешь?

– См видел. Утром перед предствлением вынимет коробочку ткую, из-под конфет, плстмссовую… А в ней кусочки сырого мяс, посоленные, с припрвми, с чесноком. Хп-хп! Не жуя… От него чесноком з милю несет. Я и не знл бы, что тм, в коробочке. Но рз… Он же требует, чтоб я и у него в «резиденции» уборку делл… Протирл стол и столкнул ту коробочку. А он бряк – и рскрылсь н полу. Гляжу – мясо… А Судир услышл стук коробки, вскочил, пронзил меня взглядом, кк шилом: «Что упло?» Я покзл н коробку с мясом, он выдохнул с облегчением: «А я думл…» и похвтл со стол сувенирных дельфинчиков, побросл в свой дипломт, зпер.

– Я слышл, что некоторые мышт в китйских птекх берут, живьем глотют.

– Бр-р… Рдж, ккое мясо н вкус? Я еще никогд не пробовл.

– Когд-нибудь я приглшу тебя в шикрный ресторн. Посидим, кк господ ккие, мясо будем есть, вино пить…

– Ой, Рдж! Рсскзывй скзки, может, кто и поверит!

– Верь. Будет ткое.

Тм, где все рдильные улицы город сходятся, обрзовлсь овльня площдь с фонтном посередине. Фонтн тк себе, ничего особенного, збвно выглядят только четверо пухленьких млышей посередине. Один взобрлся н дельфин, двое лезут к нему, спихивя нездник, четвертый кормит дельфин рыбкой. Из сопл, устновленных по всему борту фонтн и создвющих круг, с шипением извергется вод. Струи вздымются вверх и обрушивются н ребят и дельфин – со всех сторон пдют в середину. Порой нпор воды меньше, струи не достют до фигур, и бронзовые мльчики будто лысеют, обсыхя, ясно видны н них белые полосы и солевые потеки (вод в фонтне морскя), будто кто-то этих безобидных нгелочков рзрисовл белилми.

Только в смую жру площдь пустеет, тк н ней всегд людно. Люди гуляют вокруг фонтн. Редкие влюбленные прочки подолгу сидят н грнитном бережку, збвляются водой: то полощут руки, то зтыкют сопло, обрызгивя друг друг. В воде просвечивются монеты, их собирют поздно ночью мльчишки, сржясь з кждую из них, сентиментльные туристы опять нбрсывют. Есть тм и зелень, в одном месте рсплстлись по воде ккие-то круглые листья, плвют пестрые рыбы-попуги.

Особенно бурными бывют людские приливы, когд н улицу высыпют зрители из недлекого отсюд кинотетр либо влят сплошным потоком н ночное шоу в «Кркен». Почему-то многим хочется сделть еще один круг по площди, потолкться в толпе, зглянуть в лвочки с сувенирми или збегловки-бры. А еще тут и бзрчик есть, и черный рынок, н котором происходят молниеносные сделки по контрбндным товрм. В бурлящей толпе и многоголосом гомоне делется это неприметно, для денег зконы не писны. Во всяком случе, полицейские, что иногд появляются тут, не змечют или не хотят змечть ничего противозконного.

Рдж, возврщясь с знятий у мистер Ромеш, у которого брл уроки кртэ, тоже шел к фонтну. От той чстной школы кртэ, которую открыл Ромеш в одном из подвлов дом в седьмом секторе, до площди было всего кких-то двести метров. И Рдж присживлся н бортик фонтн. Приятно было посидеть, слушя лсковый плеск и шипение воды, чувствовть, кк проходит устлость в рстревоженных и нтруженных суствх, стихет боль в мышцх. Мистер Ромеш двл мксимльную нгрузку, кимоно кждый рз приходилось вывешивть для просушки, то и зстирывть.

Сидел рсслбленно, збвлялся водою и мысленно перебирл поучения Ромеш. Чтоб хорошо служить своему нроду, ндо быть физически совершенным. Только ткой человек может и з себя постоять, и другому помочь, и нроду принести пользу. Ромеш чуть ли не молился н физическое совершенство человек и видел в кртэ и спсение, и оружие в борьбе з лучшее будущее нрод. Смешной и нивный Ромеш: кк будто можно небо проткнуть кулком! Д приемми кртэ могут в совершенстве влдеть и врги нрод, всякие кровососы и угнеттели.

Одно хорошо: блгодря кружку познкомился с несколькими неплохими ребятми-грузчикми из порт, электрикми из отелей, музыкнтми из ресторнных оркестров, официнтми, мтросми спстельной службы. Простой, свойский нрод.

Взгляд Рдж скользит по лицм. Мехнически отмечет, кто местный или, во всяком случе, из тропиков, кто приехл издлек. У местных кож темно-рыжя, порой дже коричнево-синяя, одни китйцы желтые.

Двое прошли под ручку, один из них толстяк с роскошной плкой. Ухо Рдж уловило:

– Тут ткое кзино-ройяль!.. Лучше, чем в Монко, – в восхищении взмхнул толстяк плкой.

– А я игрть в рулетку не отвживюсь. Можно нищим остться.

– Хе, в крты тоже можно проигрть.

Когд проходили девушки, взгляд Рдж здерживлся н них дольше. Прикидывл, мог бы в которую влюбиться или нет. Ему уже хотелось кого-то любить – возрст ткой. Двдцть лет уже!.. «А я и предствления не имею, что ткое любовь…» – вздохнул он.

Теперь можно и попить, и он подозвл мльчик с коляскою. Тот в стеклянном чне, похожем н квриум, рзвозил кокосовый сок с долькми пельсинов, мндринов, ннсов, кусочкми льд.

Пил, см все смотрел, приглядывлся к людям. Одн фигур покзлсь ему знкомой. Дже не фигур, походк человек. Быстренько отдл мльчику кружку, бросил ему пятицентовик и бегом пустился з тем молодым человеком. Он знл походку этого прня с детств: идет ровно, будто кувшин с водою н голове держит. Он или не он? Он или не…

– Амр!

– Рдж?! – оглянулся молодой человек.

Обнялись, создв среди движущихся людей неподвижный островок. Посыплись обычные в тких случях вопросы: «Ну – ты где? Что делешь? Кк тут окзлся?» Больше, конечно, спршивл Рдж, ведь у него смого почти ничего не изменилось.

– Ты, кк исчез из Биргус, больше ничего не знешь, что тм произошло? – в этом вопросе Амры Рдж почувствовл скрытую боль, сочувствие. Отрицтельно покчв головой, впился глзми в глз друг, сердце уже болезненно зныло. – Тк мне многое ндо тебе рсскзть… Чего мы тут стоим? Двй сюд, в «Летучую рыбу», – покзл Амр н бр-ресторн, н фронтоне которого прыгли рзноцветные неоновые рыбы с плвникми-веерми. – У меня до рботы еще чс, посидим, пососем коктейля.

– А где ты рботешь?

– Д тут же, в «Летучей рыбе». По ночм… Сегодня четвертя ночь будет. Посудомойщиком. Я попрошу буфетчик, дст в долг.

– Нет, дорогой. Плчу я, нличными. Ты пок обживйся.

– Ну хорошо, только в следующий рз – я.

Пошли обнявшись.

Все мест з столикми были зняты. Амр оргнизовл дв мест з служебным столиком, см и коктейли принес с соломинкми.

…Рдж слушл его рсскз обо всем, что творилось н острове, и плкл, прижимя лдони к лицу, чтобы не тк вырывлись глухие рыдния.

– А где… похоронили мть? – ншел нконец силы спросить.

– Не зню… Нс ведь, живых, згнли н ктер и повезли… А тм, н Биргусе, бульдозеры все уничтожили. Скреперы вырвнивть будут, эксквторы копть котловны под всякие укрытия… Нет мест для могилы н Биргусе!

Амр рсскзл ткже о том, кк искли пристнищ н Горном – снчл в болоте, потом с Янгом в горх. И ничего не ншли, не было мест биргусовцм и тм, и все нчли рзбредться кто куд.

– А отец где? Янг? Н Горном остлись?

– Когд я уезжл сюд, то были н Горном… Кхи-и… Не хотел тебе еще и это говорить, но скжу. У тебя же и с отцом нелдно: помутился рзум… Кк увидел тогд, что с мтерью случилось, тк и…

Сткн глухо треснул в руке Рдж, по столу рстеклось содержимое…

– Прости, друг… Не о тком я хотел бы тебе говорить. Но… Когд я уезжл, то отц твоего держли под змком… Дед Амос и Гнеш опекли его, н одной воде держли. Пост ему устроили, очищение. Я слышл, что хотели, чтоб н хрмовом прзднике н Глвном он нес квди с дрми Вишну.

– Тк прздник прошел уже! Где они сейчс, не знешь?

– Нет. Никого из биргусовцев потом не видел… Кровь н столе. Порезлся?

Рдж пососл лдонь, сплюнул н столик.

– Глубоко? Посиди… Я сейчс поищу чего-нибудь для перевязки. И приберу тут.

Рдж уже не слушл Амру. Гонял по розовой лужице н столе прозрчные осколки. Звенело в ушх… Хотелось то сорвться с мест и куд-то бежть, крушить все н своем пути, то схвтиться з крис, пустить его в ход. Но н кого поднимть руку? Против кого конкретно идти? Конкретные виновники тм, н Биргусе… «Бедный Янг, сколько ему пришлось пережить з эти дни! Где они теперь, кк жить будут?» – теснились горькие мысли в голове.

Когд вернулся Амр и нчл збинтовывть ему лдонь, Рдж попросил и его подыскивть рботу для одного хорошего прня.

2

«Все… Ходу отсюд! Кк можно дльше! И больше не попдться…»

Нигде ни души, н улице почти полный мрк. Две-три лмпочки светились н столбх желтыми пятнми. Возле них мелькли летучие мыши, ловили ночных жирных мотыльков. Врждебно, пугюще чернел через улицу ккой-то сквер. Тм, нверное, был и пруд. Н фоне неб веерные пльмы кзлись утыкнными сблями. Н Биргусе Янг не испытывл никких ночных стрхов, мог идти в лес в любое время ночи. А тут, в смом глвном городе султнт, н Глвном острове, ему было стршно.

Повернул нпрво – тм, ему кзлось, должен быть порт… И в ту же минуту услышл из скверик приглушенное: «Э-эй!» Через низенькую огрду перемхнул невысокя фигурк, кинулсь через улицу к Янгу.

– Чтоб тебе… Я уже думл, бндит ккой, – Янг испугнно плюнул под ноги Абдулле.

– А что у тебя можно взять? Гол кк сокол. Зто у меня… Н вот, ешь… Холер, бумг рзмокл… – Абдулл вынул из-з пзухи ккие-то темные комочки с прилипшими клочкми бумжной слфетки. Один кусочек упл под ноги, Абдулл поднял, подул н него для приличия, бросил себе в рот. – Чего глядишь? Ешь! Это из «Тридкны». Твоя порция чучи. Мясо, вымоченное в соусе, поджренное н плочкх. Вкуснот!

Янг подствил обе лдони, потом переложил все н левую, один кусочек кинул в рот. Хлынул слюн, зныло в животе. Только сейчс он почувствовл стршный голод. Мясо было вкусное, жгучее от перц, слегк кисловтое от соус. Проглотил, почти не жуя, один кусочек, второй и спохвтился – Абдулл провожл глзми кждый. Теперь уже ел тк: один кусок съедл см, другой отдвл Абдулле.

– Ты не глотй, кк кул. Жуй долго-долго, потом соси, кк конфетку, и опять жуй, – поучл Абдулл друг. Но учиться есть тк, кк Абдулл, было поздно – мясо кончилось.

– Ты с вечер тк и сидел в скверике?

– Ну! Я тебя ждл в «Тридкне», вижу в окно – ты пошел н Портовую. «Что ткое? – думю. – Мы же договорились пообедть.» Я еще не встречл человек, который бы откзлся от этого. Быстренько проглотил свое и с твоей трелки соус вылизл. Д… А тут вижу: ккие-то типы оторвлись от окн и н улицу, з тобою. Я твое мясо в бумжку звернул и тоже выскочил. Прошел немного и вижу: тебя цп-црп, гоп в мшину и фыр-р-р… Ну, куд ж, думю, если не в полицию? И бегом з тобой.

– И всю ночь сидел?! – не перествл удивляться Янг.

– Я и лежл, не только сидел. Здремл было и испуглся: вдруг тебя в это время выпустили?

– А если бы меня вообще не выпустили – сколько бы ты сидел?

– Эту ночь до конц и еще день. Я тк решил. Я все з окнми следил, ккие светятся, хотел угдть, в кком ты. Прикидывл, можно ли злезть, чтоб выручить тебя.

– Д, злезешь! Тм же решетки н всех окнх, внутри при дверях чсовой с пистолетом.

– Во кк… А я жду и жду… Не может ткого быть, думю, чтоб детей долго держли… Невиновтых. А ты ведь безобидный кк черепх. Н тебе ездить можно! Тебя кто зхочет – обмнет!

– Не очень… – скзл Янг и покшлял. Првду говорит друг, чистую првду. Совсем он не приспособлен к городской жизни.

– Слушй, куд это мы рзогнлись? Я живу не в той стороне! – спохвтился Абдулл. – Двй вот сюд… – свернул он в одну из поперечных улиц. – У меня же, я тебе говорил, топчн – во ккой! – сделл он три больших шг. – А в ширину – во! – рзвел руки.

Абдулл жил недлеко от «прошпект». Вошли в вестибюль высокого дом, подлись в уголок возле лестницы. Янг увидел, что убежище под первым пролетом лестницы отгорожено от вестибюля стенкою с дверью, войти в него можно только согнувшись. В верхней чсти двери четырехугольня дырк – лишь крысе пролезть. Стучли долго и з ручку дергли – никто не открывл.

– Дрыхнет, нркомн несчстный… – вздохнул Абдулл.

Взял в углу метлу, выломл плочку и просунул между дверью и косяком, хотя н тот косяк и нмек не было, подцепил крючок. Он упл, звякнув о дверь.

Открыли, в лицо пхнуло тяжелым, сырым воздухом. Абдулл протянул руку впрво, щелкнул выключтелем. Янг увидел кморку, сделнную некогд для того, чтобы уборщикм было где прятть метлы и ведр. Топчн стоял слев, где нвисл лестниц. Рядом с топчном был проход, н нем можно было дже стоять, в этом проходе спл, подстелив циновку, худой кк скелет стрик.

– Звливйся… – покзл Абдулл н топчн. – Д, ты все сделл н дворе, что ндо? А то у нс тут никких тулетов нет.

Янг не ответил.

– А почему он спит н полу, не н топчне? Вы могли бы вдвоем поместиться.

– Могли бы. Но тм ему удобнее: некуд пдть. Ты лег? Выключю… – Абдулл зкрыл дверь н крючок, потом уж выключил свет. Ощупью пробрлся к Янгу.

– Жлко… Стрый он все-тки.

– Д ккой он стрый? Тридцть пять – сорок лет. Это он из-з нркотиков стл н дед похож. Все свои деньги пускет н героин. Не дядя меня, я его содержу. Жлко – больной, несчстный человек. И топчн жлко, больше ничего у нс нет. Тут хоть нд головой не кплет… А тк хочется убежть куд глз глядят!

– Ты про меня все знешь, я про тебя – нет! Куд девлись твои родители?

– Отец рыбком был, погиб во время шторм. Неожиднно тогд шторм нлетел, много лодок не вернулось. А мть умудрилсь второй рз выйти змуж з ккого-то торговц. Уехл ж в Индонезию.

– Ты ккой веры? – поинтересовлся Янг.

– И см не зню. Может, мусульмнин? Помню, что когд-то дядя, пок не опустился, тскл меня в мечеть. Тут, в Свийттуне, и мечети есть, и буддийские хрмы, и церкви всякие.

– Мне все рвно, ккой ты веры. Я буду дружить с тобою всю жизнь!

– И я с тобою, Янг… – Абдулл обнял его. – Я тебе бртом буду. Нс теперь трое бртьев: ты, я и Рдж. Вот бы побывть н Ре, с Рджем познкомиться, в дельфинрий зглянуть! Дельфин вблизи посмотреть, поглдить.

– Побывешь! Я думю перебрться к Рджу, когд-нибудь и ты переберешься. Я тоже еще не видел дельфинов вблизи. Рдж говорил, они почти ручные, свойские. А что под водой делется – кк в волшебной скзке! Я ничего тк не хотел бы, кк поплвть под водой. С квлнгом!

– Нет детских квлнгов, не рзгоняйся.

– А не все ли рвно, детский или взрослый? Мску можно ндеть, бллоны… Нм же меньше требуется воздух, чем взрослому, с теми же смыми бллонми можно и дольше пробыть под водой, и зплыть глубже. А ты знешь, кк я плвю? Отку-уд! Я лучше всех ребят н Биргусе плвл и под водой больше могу пробыть без воздух.

– Рсхвстлся…

– Хочешь – н спор? Я тебя обгоню врз.

– Я плохо плвю, некогд было бегть н море.

– А еще знешь, о чем я мечтю? Побывть с квлнгом н озере… Есть н Горном озеро, мы тм с Амрою были, хотели землю нйти, где бы биргусовцы могли поселиться. И мы ткое тм видели! Только ты дй слово, что никому ни гугу!

– Чтоб меня кул сожрл! – поклялся Абдулл.

– Золото в том озере есть. Тм двое нгличн или мерикнцев, одного Питом звть, лзили… Все речечки и ручьи обшрили, землю изрыли. Все промывли породу в железных решетх – кружт, кружт, кружт. Потом то, что сверху, более легкое, выбрсывют, осдок смотрят. Тк золото ищут – Амр говорил.

– Вот это штук! – Абдулл дже сел.

– Они и со дн озер черпли песок, грвий, проверяли. Если б ничего не нходили, столько бы не возились… Золотой песок и смородки очень тяжелые, они н дно оседют. Те двое без квлнгов плвли, только с мскою и трубкою. А вот если б с квлнгом нырнуть… Мы ушли оттуд с Амрой, те остлись лзть.

Абдулл чсто здышл.

– Вот бы нм нйти по смородку! Обменяли бы н деньги… З золото много денег дют.

– Золото – смые лучшие деньги. А что бы ты сделл с смородком, если бы ншли?

– З золото можно нйти врч, больницу, где нркомнов вылечивют. Дядю бы н ноги поствить, тогд бы я от него уехл… А тк – не могу бросить строго… И еще: поступил бы учиться в колледж.

– И я! Прежде всего – учиться… Чтобы потом и н кпитн выучиться, по всем морям и окенм плвть. Весь свет объехть! Можно плыть н зпд, моряк Дуку рсскзывл, вернуться с восток… Все плыть и плыть, и приплывешь с восток.

– Я слышл об этом. Но не верится.

– Првд-првд, потому что земля кругля. Вот гляди… Дй сюд голову… Вот тк: поплывем от левого глз…

– Не выколи, кпитн дльнего плвния.

– …от левого глз поплыли… – Янг зперебирл пльцми по голове Абдуллы. – Кругом, кругом… Нд одним ухом, нд другим… А вот уже и првый глз, и вот – опять левый. Приплыли! С другой стороны… Понял?

– Д… Мы будем сегодня спть или нет?

– А мне и не хочется. Что ты чешешься кк свинья?

– Д клопы, должно быть, почуяли, полезли.

– А что это ткое? Москиты?

– Не зн-ешь клопов?! Счстливый человек… Нсекомые ткие, рыжие, плоские, вонючие. В щелях живут… А кусчие – стрх.

– Н Биргусе не было клопов. Рзве что мерикнцы звезут… Ой, и меня укусил! Двй побежим куд-нибудь в сквер, н свежий воздух. Н трвке ляжем. А то тут здохнемся втроем.

– Ничего, ничего… Ты еще не знешь, не испытл, что ткое не иметь крыши нд головой.

Почесывясь, легли. Янг, измученный всеми событиями, нчл дремть, но Абдулл толкнул его под бок.

– Слышишь? Мы все-тки побывем н озере. Двй поклянемся!

– Клянусь!

– И я клянусь!

3

Пуол слонялся кк бесприютный. Противоречивые чувств рзъедли душу. Стрх, словно тумн, окутывл с головы до ног. Из-з приступов этого стрх откзывлсь врить голов. Мысли лихордочно пересккивли с одного н другое. Что делть, куд кинуться? Кк перебрться н Рй без цент в крмне?

Прошл половин первого дня, остлось еще дв дня с половиной, которые ему дли для выполнения здния. А он еще и н просяное зернышко не продвинулся вперед, не придумл, кк ему выполнить здние, нйти тинственного «R.S.». «Буду Рдж искть н Ре… Все-тки товрищ, вроде бы дружили когд-то. Он тоже в дельфинрии рботет, всех тм знет. Может, подскжет…»

Ночь Пуол провел в знкомом скверике н знкомой лвке, дже того же бродягу согнл с нее. Голодный, невыспвшийся, с непромытыми после сн глзми поплелся н бзр – тм легче что-нибудь рздобыть. Шел и, по вырботвшейся у него привычке, озирлся. Порой ему кзлось ( может, просто у стрх глз велики?), что ккие-то подозрительные личности следят з ним.

Ему повезло: нбрел н бывшего стросту и дед Амос. Гнеш, должно быть, совсем ослеп, потому что Амос держл его под локоть, подскзывл, кк ступть, куд поворчивть. Н поясх у того и у другого висели длинненькие консервные бнки, в них звякли медяки.

– О, земляки, кого я вижу! Здоровы были! – первым остновил их Пуол, приветствие его было совсем непочтительным для их возрст. Для виду нчл рсспршивть про здоровье, про житье-бытье н Глвном. Спросил, не слышли ли, кк тм отец с мтерью поживют н Горном.

Амос охотно отвечл, все время обрщясь к Гнешу: «Ты слышишь, кто это с нми говорит? Сын Дживы… Тким городским стл, ткие туфли ндел…» – «А-, тот ворюг, что отц обокрл… Зню, зню…» – отвечл Гнеш.

– Стрик! Если хочешь знть, я ничего не крл. Знял просто. Рзбогтею – в дв рз больше отдм. А у тебя что тут звенит? – Пуол опрокинул содержимое бнки Гнеш н свою лдонь, тут же быстренько, вслед з ней, и Амосову. – И у вс знимю, отдм с процентми. О, д у вс тут мелочь ккя-то… Вы пожлостнее просите… Ну – з мною не пропдет. Адью, дедули! Шлите телегрммы н Горный с приветом от меня! – и, не оглянувшись, исчез в толпе. Стрики потоптлись, ошеломленные: кто скзл, что вор не стршен тому, у кого крмны пустые?

«Теперь в порт… Пообедю в „Тридкне“ и сегодня же попробую перебрться н Рй. Авось удстся… Эх, мло деды нсобирли…» – пожлел Пуол. И все же нстроение у него улучшилось. Шел и дже покчивлся н носкх. Но голов был збит мыслями, и, переходя улицу, он столкнулся с рикшей. «Глядеть ндо, чучело!» – гркнул н худого, жилистого мужчину. Тот не смолчл, тоже обругл его, поднял оглобельки-рму коляски с пожилой японкой в ней и с мест взял рзгон.

Пуол шел и плевлся. Стычк кзлсь ему недоброй приметой.

Он помнил Чжновы слов, что обедть в «Тридкне» ндо в првом углу. Нверное, в первом углу, не дльнем, потому что дльний был где-то з буфетной стойкой.

Сел спиной в смый угол. З этим столиком уже сидели мрчный бородтый индус в члме и стрик, голов которого был в белой щетине от подбородк до мковки. Бород стрик мелко дрожл, будто он никк не мог поймть зубми горошину. Ни один, ни другой не вызывли у Пуол подозрения. Он стрлся спокойно ждть зкз, см укрдкой оглядывл зл, ощупывл взглядом всех, кто сидел, жевл, кто пил возле буфетной стойки. Время от времени покручивл головой, будто его душил воротник.

Бородч в члме и белоголовый стрик ушли. Н их место от буфет срзу пришли дв потных здоровяк в костюмх, с бутылкми пив и сткнми в рукх, хотя свободные мест были и з другими столикми. Сели н стулья вплотную к Пуолу – спрв и слев, – почмокли немного пиво из сткнов. Один придвинул голову ближе к Пуоловой трелке.

– Пуол? Не всккивй, веди себя спокойно и естественно. Мы из полиции… – прошептл он.

– Доедй, доедй, мы подождем, – скзл другой. – Пив хлебнешь? Хорошо утоляет жжду в жру… Не хочешь? Ну, кк хочешь. Взгляни теперь под стол…

Пуол немного отклонился от стол, пригнул голову. Мужчин спрв покзл ему нручники и тихонько, чтобы не звякть, спрятл их в крмн. Пуол мехнически бросил в рот комок ямсовой кши-пюре. Мягкя, жевть не ндо, прилипл в горле – ни туд ни сюд, нчл двиться, потянуло н рвоту.

– Пойдешь отсюд спокойненько, гуляя. Ты же не хочешь, чтоб тебе ндели нручники? Ты достточно виновт для этого… Но ты спокойненько встнешь и пойдешь. Н площди свернешь н Портовую, з углом стоит «Тйот». Откроешь зднюю дверцу и сядешь… Веди себя прилично, солидно, тк кк от пули не убежишь, – похлопл себя по оттопыренному крмну первый.

Пуол спокойно вышел из «Тридкны». В двух шгх сзди, тоже кк бы гуляя и бормоч ккую-то песню, шли те двое. Сделл все точно, сел в мшину н зднее сиденье. Те двое тотчс сели спрв и слев от него, одновременно хлопнули дверцми.

В полицейском учстке он попл к ностому офицеру. Посдили перед столом.

– Зкуривй… – пододвинул сигреты к Пуолу офицер.

Пуол протянул к пчке руку, но пльцы не слушлись, он упустил сигрету, пришлось поднять ее с пол.

– Мне доложили: ты вел себя спокойно, – офицер щелкнул зжиглкой, дл прикурить. – Это плюс тебе… Вся твоя эпопея с человеком в розовой косынке и Янгом нм известн. Ты обвиняешься в том, что вступил в преступную связь с подпольной бндой-тридой, которя знимется нркотикми. Одного этого достточно, чтоб сгноить тебя в тюрьме. Но ты можешь облегчить свою судьбу, конечно… Чистосердечно рсскжи, кто тебе поручил идти н связь с тем человеком, к которому ты подослл Янг? Где он живет, ккие приметы?

– Они меня убьют… – Пуол не выдержл, зтрясся от плч. – Они т-ткого мне никогд не простят!

– А они и знть не будут, что ты нм что-то рсскзл. Мы же тебя публично не рестовывли, в нручникх не вели… – голос у офицер мягкий, дже отцовский.

– Д! Вы не знете «Белой змеи»… У них всюду глз и уши, всюду свои люди…

– Дже тут? – криво усмехнулся офицер, постукв пльцем о свой стол.

– Чжн все знет. Дже о том, что вы следили з мной до смой квртиры. Они прикрыли уже эту квртиру – и концы в воду.

– Чжн – это кто? Нстоящее имя или выдумнное?

– Не зню. Он китец, сейчс рнен в ногу, из квртиры не выходит.

– Адрес!

– Не зню. Об рз мне звязывли глз, дже ночью. Долго водили, морочили – впрво, влево, вверх, вниз…

– А если мы иголочек под ногти згоним тебе? Не много, по одной н кждый пльчик. Вот ткеньких! – рзвел офицер пльцы снтиметров н десять… – Говори првду! – прикрикнул он.

– Я и т-тк… првду… – Пуол скрежетнул зубми, сдерживя дрожщий плч. – Я еще ничего не зню! Меня никуд не допускют! Здние испыттельное двли…

– Денег хочешь зрботть? Ты можешь неплохо и у нс зрбтывть, если иногд кое-что будешь рсскзывть. Нс интересуют явки, телефоны, квртиры членов триды, дрес подпольных лборторий по перерботке опиум, кто генты по обеспечению сырьем, мест сохрнения его, генты по сбыту… Где их морскя бз, кким трнспортом влдеют, что имеют н вооружении… О том, что ты нс информируешь, никто, кроме меня, знть не будет. Отсюд мы тебя вывезем тйком, чтоб никто не видел, что ты у нс был… Подпиши вот эту бумгу, вот тут вот… Укжем тебе тйник, зхочешь что нписть, – кинешь туд. А еще лучше – позвонишь по телефону 11-00-22. Зпомнил? Любому, кто снимет трубку, скжешь все, что хотел скзть… Кличк твоя будет… Ну, скжем, Контуженый… И мы н этот рз помилуем тебя, не будем привлекть к судебной ответственности. Через тйник получишь первый внс – после первого звонк-сообщения.

Пуол зжл лдони между коленей, сгорбленно кчлся, словно собирлся упсть под стол, укрыться от взгляд этого офицер, от его слов.

– Ну?!! – грозно прикрикнул офицер, и Пуол, вздрогнув, выпрямился.

– С т-тким условием… – решил поторговться Пуол: – Вы меня сейчс т-тйком отвезете н Рй, у вс есть н чем. Мне ндо выполнить здние для Чжн, то мне не будут верить.

– Это для нс мелочь. Ккое здние – не спршивю. Потом, если зхочешь, рсскжешь, – офицер нклонился нд столом, еще ближе пододвинул к нему бумгу для подписи.

Пуол дрожщей рукой взял ручку… «А пусть бы спросил, ккое здние! Пусть бы!.. Мне же человек ндо убить… Может, смому скзть? Может, они что-либо придумют, кк отвертеться от этого здния? Но что они могут придумть? И для „Белой змеи“ никкого опрвдния не существует. Не сделю – смому смерть…»

Был момент, когд вствл со стул, хотел зстонть: «Мм-ммочк! Зчем ты меня н свет родил?!»

Чсть вторя

КОГДА ПЛАЧУТ ДЕЛЬФИНЫ

Глв первя

1

– Я есть итльяно… Ты меня понимешь? Ты зови меня синьор Терез. Хорошо? Либо донн Терез.

Итльянк не могл и минуты помолчть. Сыпл и сыпл словми и все добивлсь внимния от Янг: «Ты меня понимешь?»

– Ты никогд не был в Ром? Нет? О, повер бомбино, бедное дитя!.. Это лучший в мире город! Ккие тм плццо! Тких крсивых здний ты нигде больше не увидишь! Ну, почему ты все молчишь? Ты ткой млинконико, грустный… Ндо быть оттимисто! У вс тут ткя природ, ткой окен!

Синьор Терез н кждом шгу восклицл: «Ой!» д «Ой!» – все чему-то удивлялсь. Янг мысленно тк и прозвл ее: «мдм Ой».

– Ой, ммм ми! Где у вс полдень? Тм?! Ой, тк у вс солнце не туд идет! Не слев нпрво, спрв нлево! И оно у вс… Ну д, немножко н север, не нд смой головой!

Янг шел впереди синьоры Терезы, нес н рукх ее Тото, черную смешную космтую собчку. Из-под длинных косм Тото выглядывли спокойные и веселые глзки. З передними лопткми и по груди он был по-особому обвязн ремешком.

Когд Тото отдохнул, Янг, нкрутив конец ремешк н кулк, опустил собчонку н землю. Тото побежл вперед, стртельно мотя розовым язычком и тяжело дыш: душно! Кждый угол дом, кждый столб или пльму он обнюхивл, здирл ножку. Мдм Ой предупреждюще поднимл плец: не мешй, то будет нервный.

Янг знл только тких собк, которые водились н Биргусе, и тех бродяг, которых видел возле хрм. А ткое диво, кк Тото, видел впервые. Д и женщины ткой не видел: плтье белое, прозрчное, плечи совсем голые, н голове большя беля шляп, нд белой шляпой еще одн шляп в дв рз больше – японский зонтик от солнц. Зонтик синьор держл в левой руке, в првой пустой космтый мешок и большую сумку, похожую н кошелек. А поскольку у итльянки не было третьей руки, чтобы вести Тото, тк он ннял Янг срзу, кк только вышл из отеля «Беля орхидея» погулять, познкомиться со Свийттуном. Янг кк рз тогд спешил с Абдуллой в порт, друг обещл поучить его коммерции – торговому делу.

«Освободишься – приходи туд!» – прокричл н прощние Абдулл и подмигнул Янгу: мол, не теряйся, от этой тетечки можно добиться неплохого приврк.

– Янг, почему ты молчишь? – прервл донн Терез его воспоминния. – У тебя есть мм?

– Нет.

– Мдонн ми… А пдре, пп?

– Тоже нет… – вздохнул Янг. «Млхольня ккя-то… Чего он лезет в душу? Хочет, чтобы я рзревелся н всю улицу?»

– Ой, ой! Я срзу почувствовл интуито, что у тебя что-то не тк. Бель бмбино – пригожий мльчик, и ткя тргедия. Тк что, ты тк и живешь один?

– Тк и живу. Брт у меня есть, н Ре рботет.

– О, Рй! Вечером я тоже еду н Рй. Целый месяц тм пробуду!

Зходили в очередной мгзин, и синьор Терез широко рскрытыми глзми рзглядывл черные деревянные мски с ощеренными зубми и вытрщенными глзми, примерял бусы: «Корллё! Корллё!», шляпы из пльмовых листьев. Рзных бус, в том числе и из черного корлл, он уже купил несколько. Совл в сумку и бмбуковые слфетки, ослепительные рковины, торчли из сумки и две мски. Продвец, видя, что он не собирется покупть у него бусы, подсунул ей игрушечный бшмчок. Нжл в нем что-то, и из бшмчк высунулся чертик, дико, будто у него болел от смех живот, зхохотл, бшмчок здрыгл, здвиглся по прилвку.

– Мдонн ми! Диволо! Беру. Сколько стоит?

Синьор Терез плтил не торгуясь, и ее, конечно же, обмнывли, беря с нее вдвое, втрое дороже. Скоро сумк ее нполнилсь всякими ненужными вещми.

Дошли до бзр, и донн Терез остновилсь, словно зкменел. Сколько рядов торговок! И возле кждой горы всяких овощей и удивительных, не виднных рнее плодов. Грейпфруты – с детскую голову, гроздья бннов – только вдвоем донести…

– Тутти-фрутти! Тутти-фрутти!.. – шептл он и почти дрожл от восторг. Сорвлсь вдруг с мест: – Коко! Коко! Ккие огромные! Янг, двй выпьем сок из этого кокос, я слышл, что это очень вкусно!

Он выбрл дв смых крупных и зрелых кокосовых орех и подл продвцу, чтоб вскрыл их. Но тот скзл, что в тких уже не будет сок, в них твердое ядро, и выбрл орехи см, ловко срубил с них мковки, подл.

А дльше пошло-поехло. Итльянк нбрсывлсь н бнны, сырые и жреные, зкрывл глз от удовольствия: «Грндиозо!» Угощл и Янг: «Премиё! Премиё!» Пру кокосовых орехов и фунт четыре бннов зпихнул в мешок и дл его нести Янгу. Попробовл он и ппйю, рмбутн, мнгис, дуку, опять совл кое-что в мешок, и тот рзбухл и рзбухл. «Тебе не тяжело, миленький?» – спршивл кждый рз и тут же збывл об этом. Соблзнил ее один продвец и дурином. Донн Терез, хоть и сморщил от неприятного зпх нос, отвжно куснул белую мякоть ломтик, пососл косточку. И зстыл с гдливой гримсой, рскрыв рот и крепко зжмурившись. Сплюнул под ноги, нчл ногтями очищть язык, вытирть и его и пльцы плточком, потом отшвырнул плток в сторону: «Ой, коко! Коко!» Янг догдлся, принес рскрытый молодой кокосовый орех, чтоб прополоскл рот. Вокруг уже хохотли: «Синьор, ндо съесть весь плод, тогд почувствуете нстоящий вкус!» – «У меня вкуснее, купите еще и у меня!» Сбежлись мльчишки, глдили Тото по голове, дергли з хвостик. А тот прень, что дл ей попробовть дурин, рзрезл его н куски и со смком, с величйшим нслждением выскребывл мякоть ножом, зпихивл в рот, словно делл живую реклму фнтстическому плоду.

– Это издевтельство нд человеком! Дже мой Тото не стнет есть ткую мерзость! Это млин с чесноком, перцем и клопми!

Чем сильней он возмущлсь, тем громче хохотли зрители и продвцы. Под этот хохот они и ушли.

Не прошли и половины бзр, кк в мешок уже ничего нельзя было втолкнуть, см синьор тк нпробовлсь всяких «тутти-фрутти», что ей стло совсем плохо. Отдл Янгу и сумку.

– Авнти, Янг! Вперед! В отель! – и чсто зцокл кблукми.

2

– Ну вот… Поко поко[7] и пришел! – услышл Янг з своей спиной голос синьоры Терезы и вздрогнул. Изнемог уже, стоя н солнцепеке у дверей отеля, Тото лег н бок и вытянул все четыре лпы, будто собрлся издыхть. Внутрь, в вестибюль войти с собкой он не осмеливлся. – Ккой ты брво, молодец! Иди же скорей! – голос синьоры звучл уже веселей.

Вошел в вестибюль и срзу протянул мдм Ой и собчий поводок, и сумку, и мешок.

– О, нет, нет! В номер, пожлуйст! Я тебя очень прошу!

А когд вошли в номер, добвил:

– Грцие, милый! Большое спсибо! Но ты не покидй меня. Мне тк грустно одной, я у вс чувствую себя сиротой, кк и ты. Я пропду без тебя! И Тото пропдет! Ты только погляди, кк он печлится, плчет… А к шести чсм мы должны быть в порту, в половине седьмого теплоход отпрвляется н Рй. Я тебе уже з все срзу зплчу. Слушй, может, ты со мной и н Рй поедешь? И мне и Тото тк нужн близкя душ!

– У меня нет денег н билет, – ответил Янг, едв скрывя рдость: неужели тк просто ему удстся попсть н Рй? Дже прямо сегодня?

– Грцие дио! Слв богу, у меня еще есть чем зплтить з удовольствие. А ты мне доствляешь одни только удовольствия. Побудешь моим пжем.

Что ткое пж, Янг не знл, но лег н дивн с удовлетворением. Тото примостился рядом. Немного дремли, немного нблюдли з синьорой Терезой. А т ходил по комнте, по спльне полурздетя, не стесняясь Янг, готовилсь принять внну. Плюхлсь в внне долго, потом вышл, нмотв н голову полотенце в виде члмы. Хлтик ее был очень коротенький, будто не н нее сшитый. Он грциозно подсел к телефону, зкинул ногу н ногу, зкзл в номер обед.

Почти все, что привез официнт, скормил Янгу: «Ты ткой мгро… худой!» – и Тото, см выпил всего две млюсеньких рюмочки вин.

Синьор присел в спльне к тулетному столику с трюмо, принялсь прихоршивться, Янг лежл в комнте н дивне, збвлялся с Тото и думл, что может и неплохо побыть этим смым… кк его… пжем?

Потом он ходил искть ткси для синьоры, потому что н обычной трехколесной моторной коляске с тентом, упрвляемой рикшей, все чемодны и чемоднчики, булы, коробки и сумки донны Терезы отвезти в порт было невозможно.

В порту, пок шофер помогл мдм Ой упрвиться с вещми и оформить проезд для Янг, см Янг в последний рз прогуливл собку и отчянно вертел головой во все стороны, Абдуллы нигде не было видно! Подозвл к себе мльчик-лоточник, немного уже знкомого, спросил, знет ли он Абдуллу.

– А кто его не знет! – ответил тот и присел – поглдить удивительную собку.

Янг попросил передть Абдулле, что он сегодня перебирется н Рй.

– Понял? Пусть ищет меня в дельфинрии, у брт.

Мльчик кивнул, подергл Тото з космтое ухо и исчез в толпе.

Теплоход был небольшой. Срзу, кк взойдешь н борт с трп, можно либо спуститься в носовой или кормовой слоны, либо подняться н плубу – н переднюю или зднюю площдку. Н обеих площдкх стояли решетчтые скмьи, многие пссжиры-туристы облюбовли себе мест тм. Один седой и худой европеец стоял н носу теплоход, кк орел, дышл, обдувемый свежим ветром, с тким удовольствием – дже ноздри рздувлись. Все были одеты просто, по-дорожному, и трудно было отличить миллионер от не миллионер.

Теплоход згудел, зстучл мотором срзу, кк только подняли трп. От причл отползл здом и медленно, чдя черным дымом. Н рейде рзвернулся и взял курс н Рй.

Синьор Терез сидел возле своих вещей в кормовом слоне и все пересчитывл их по пльцм, все не могл проверить, сколько у нее было и сколько мест остлось: одинндцть или триндцть? Янг, взяв н руки Тото, рзгуливл по теплоходу. Из кормового слон перебрлся было в носовой, потом вылез н переднюю площдку. Тм в лицо бил упругий ветер, и ндо было сильно жмуриться, чтоб он не высекл слезы из глз. Опершись н поручни и свесив голову, видел, кк взвихривется дугою пенистый ус, лижет щеку теплоход. Встречные волны рзбивлись о нос, брызги взлетли выше поручней. З кормой кружились чйки, сдились н широкий бурунный след, хвтли оглушенных рыб.

Постоял и возле кпитнской рубки, рзглядывя сквозь широкое стекло, кк мужчин в морской фуржке, но без кителя, в одной белой рубшке с короткими руквми, покручивет рулевое колесо-штурвл. Кк хотелось Янгу быть н его месте, покрутить этот штурвл! Почувствовть смому, кк мхин теплоход слушется тебя: «Лево руля! Прво руля!» Или хотя бы постоять рядом с кпитном, поглядеть сквозь это стекло вперед, и то был бы счстлив. Нверное, очень потешный был у него вид, потому что кпитн сочувственно подмигнул ему и улыбнулся. А может, не ему, Тото? У того был очень комичный вид, язык, высунутый чуть ли не н пядь, мотлся, кк плохо привязнный.

Янг хотел и см усмехнуться доброму кпитну, но увидел нечто стрнное: в рубку вошел еще один человек, молодой китец. Кпитн, не оборчивясь, что-то скзл ему, видимо, думл, что это свой – помощник или мшинист. Кк вдруг кпитн вздрогнул, лицо его вытянулось и посерело. Торопливо, словно уколовшись, взглянул н свой бок, под руку, и снов стл глядеть вперед. Губы кпитн дрожли, лоб покрыли кпли пот – кк жемчужины. «Что с ним? Может, плохо стло?..» – Янг тоже бросил взгляд туд, н првый бок кпитн. Тм было темно, и Янг придвинулся ближе к стеклу. Увидел: китец тыкл кпитну в бок револьвером с ккой-то трубкой-нсдкой – может, глушителем? Китец держл револьвер в левой руке, првой с силой обрывл ккие-то провод и нтенны…

У Янг от стрх присохли к плубе ноги. Он видел: кпитн отрицтельно кчет головой – не соглшется н ккое-то требовние китйц. Тихо щелкнул выстрел, потом другой – по рдиопередтчику. Курортники ничего не услышли. Янг успел еще зметить: китец не дет кпитну упсть, подтлкивет к штурвлу, чтоб поворчивл туд, куд ндо было бндиту.

В это время со скмьи вскочил молодой человек, приблизился к Янгу, схвтил его з локоть и повел перед собой в кормовой слон, столкнул по ступенькм вниз. Пдя, Янг крепко удрился, но тотчс вскочил н ноги, оглянулся. Тот, что спустил его по ступенькм, вместо пльц приложил к губм дуло пистолет – «Тс-с-с!». В это время открылсь дверь из мшинного отделения, покзлся мшинист или помощник кпитн, рвнул дверь рубки со словми: «Отклоняемся от курс! Что случилось?» Нвстречу ему из рубки дв рз выстрелили, помощник схвтился з живот и упл под ноги молодому бндиту. Тот оттолкнул убитого от себя и стл возле дверей мшинного отделения, следя, чтоб больше оттуд никто не вышел.

Янг присоединился к синьоре и оторопело глядел, что будет дльше. В слоне уже судорожно всхлипывли-стонли от стрх. "Мдонн ми! Мдонн ми! Ткя трджико морте[8]! И нс… могут… морте…" – шептл синьор Терез.

Тем временем в дверях мшинного отделения покзлсь еще одн голов – мтрос, и бндит, торчвший у двери, удрил его рукояткой пистолет по голове, и тот осел, исчез с глз. Тогд бндит стл спихивть в те двери, вниз, и убитого. А в слоне в это время плкли женщины. С одной сделлсь истерик: судорожно всхлипывя и рыдя, он вскрикивл: «Ммочк моя! Деточки мои!» Мужчины пытлись громко протестовть, мол, будут жловться, кк только теплоход… Однко стоило грбителю, стоявшему у дверей, грозно шевельнуть пистолетом, чтоб все тотчс умолкли.

– Сидеть и не шевелиться! Вещей не трогть! Стреляю без предупреждения! – и тут же стрельнул по сумке одной дмы, которя пытлсь пододвинуть ее ближе к себе: – Я же скзл не шевелиться!

Из кпитнской рубки вышел первый бндит, подлся в носовой слон, где нчлсь ккя-то зврушк, послышлись те же угрозы: «Не вствть! Не шевелиться! Пристрелю н месте!»

В окно слон Янгу видно было, кк тет н горизонте остров Глвный, кк мячт вдлеке рыбцкие моторные и прусные брксы и джонки. Рыбки знимлись своим делом, и ни один не подозревл, что делется н теплоходе.

«Куд мы плывем? Куд прикзли держть курс? Ндолго ли хвтит сил у рненого кпитн?» – тревожился Янг.

«Отвезут подльше в сторону, огрбят и потопят… Подорвут вместе с корблем! А тут и путей морских нет, никто не будет искть…» – шептлись в слоне.

А теплоход все плыл и плыл в сторону Голубого остров, и дже смых высоких деревьев Глвного уже не было видно – рстяли в дымке.

Откуд взялся черный ктер с пулеметом н носу, Янг не зметил. Глянул в иллюминтор тогд, когд другие пссжиры усердно звертели головми, пристльно следя з мневрми ктер. А тот сделл один круг около теплоход, будто брл его в петлю, сделл другой. Люди, стоявшие возле пулемет н ктере и вдоль бортов с оружием в рукх, мхли этим оружием кпитну, чтоб зстопорил ход. И теплоход вскоре остновился, тихонько зкчлся н волнх. Черный ктер тотчс подплыл к првому борту, с ктер н теплоход полетели веревки с четырехлпыми крюкми н концх. Пирты подтянули и пришвртовли свой ктер вплотную, ловко, кк коты, перебрлись н теплоход. Кждый держл в рукх мешок из пленки и оружие – пистолет или втомт, все мгновенно рссыплись по слонм и плубм. Пирты не все были с виду китйцми, были и похожие н млйцев.

В короткой суете, когд было отвлечено внимние того, что стоял у двери в мшинное отделение, донн Терез успел сорвть с пльц один перстень с бриллинтом, бросить его в кошелек, кошелек сунуть под Тото в изгиб Янгов локтя.

И тут снов прогремел выстрел – пльнул тот, что стоял у дверей мшинного отделения. Женщин, нчвшя зрнее вынимть из ух золотую сережку, ойкнул и схвтилсь з руку – из-под пльцев зструилсь кровь.

– Сидеть смирно! Не шевелиться, пок до вс не дойдет очередь! – прокричл бндит.

Пирты упрвлялись быстро. У кого перстенек не снимлся, силой сдирли чуть ли не с кожей. У одной женщины тк рвнули сережку, что по шее потекл кровь. В мешки летели перстни, кулоны, колье, брслеты, крестики с цепочкми, жемчужные ожерелья, деньги. Выворчивлись сумки, дже некоторые чемодны, булы и коробки, но в тряпкх долго не коплись, и смих тряпок не збирли. И без них мешки нполнялись быстро. Янг с ужсом ждл приближения пиртов, кошелек жег руку.

– Икскьюз ми! Миль прдон, мдм! – от почтительного тон пиртов по спине бежли муршки.

Янг видел только глз, глз, глз… Вытрщенные, полные стрх глз пссжиров. Дже всхлипов больше не было слышно, лишь полуздушенное «гмг… гумг…» – люди боялись открыть рот. У многих были вствлены золотые зубы или коронки – хоть бы их не вырвли!

Синьор Терез снял с себя укршения быстро, з что зслужил глумливую блгодрность-поклон: «Мерси боку! Сенкью вери мч!» Янг пирт согнл с мест, думл, что-нибудь спрятно под ним. А под собку поглядеть не догдлся!

Минут через десять грбеж окончился, отовсюду послышлись выкрики пиртов: «Все! Зкругляйтесь, черепхи! Отчливем!» Потом – топот ног, скрежет снимемых крюков… Густой рев мотор черного ктер.

Кто-то зпоздло звопил-зкричл:

– Рдио! Быстрее по рдио передть, полицию вызвть!

– Рзбито уоки-токи, прострелено! – ответил ему другой голос.

Из мшинного отделения вылез перепугнный мтрос с зсохшими потекми крови н лбу. Открыл кпитнскую рубку… Кпитн возле штурвл не было, лежл н полу.

– Врч ндо! Нет ли среди вс врч?! – кричл мтрос, вытскивя из рубки кпитн. «Врч! Врч!» – повторили его просьбу многие голос, дже нверху, н передней площдке.

Врч ншелся – женщин. Он быстро спусклсь по ступенькм с передней плубы, з нею шел толстенький человечек, нверное муж, просил: «Элен, не ндо! Не ходи, ккое тебе дело до всего этого? Может, они еще вернутся!» Но врч шл з мтросом в кормовой слон, куд тот перенес кпитн и положил н скмью. Женщин-врч, бросив сумку н руки толстяку, молч лил н свои лдони духи или одеколон, мыл им руки: «Рзденьте его!» Перед нею рсступились, пропускя к кпитну, и опять скучились, и потому поглядеть, что он будет делть с рненым, Янг не смог. Если бы собки не было н рукх.

Мтрос выбрлся из толпы, стл к штурвлу. Теплоход нбрл скорость, лег н нужный курс.

– Янг? Где ты, Янг? – испугнно кричл синьор Терез, и ему пришлось выйти из толпы. – Сдись, миленький, вот сюд! И никуд не уходи, то я с ум сойду! – приподнял Тото и вынул из-под него кошелек. – Мои димнтэ… бриллинтэ… Золотые вещи… Еще немного, и эти бндиты сделли бы меня нищей. Вы спсли меня от рзорения! – он поцеловл Тото в нос, Янг в щеку… – Дже не верится, что спслись от смерти… – И он с опозднием зплкл-зрыдл.

3

– Ты же, гляди, приходи нзд! Нвести брт, передй ему мой привет – и возврщйся! Сколько брту лет – всего двдцть? Кк жль, мне з тридцть… Только ты об этом никому не говори, хорошо? Зпомни номер комнты – трист семндцть… Отель «Морскя лилия…». Н вот тебе н мороженое… – синьор Терез дл ему три доллр. – Потом я рссчитюсь с тобой лучше… О, я тебя не обижу! Я тебе сделю ткой подрок – тебе и не снился ткой! – соблзнял «мдм Ой», он не очень верил, что Янг вернется к ней. – А риведерчи, миленький!

Первые, смим зрботнные деньги… Янг почувствовл себя совсем взрослым и смостоятельным.

Пок бежл в дельфинрий, мороженое покупл дв рз. Никогд в жизни не пробовл его – вкусное!

Кого ни спршивл, все знли, кк пройти к дельфинрию, все покзывли дорогу првильно. Но подошел к воротм и увидел, что они связны цепью, н которой висит змок.

Постоял, печльно поглядел сквозь решетку н то, что было н территории дельфинрия. А видел только густые кусты и деревья – прк. Сквозь листву чуть-чуть виднелись круглые бок ккого-то не очень высокого строения с оконцми-иллюминторми.

И в это время дверь проходной зскрипел, из нее вышел человек с ружьем з спиной, еще не очень стрый.

– Ты кого тут высмтривешь? Все двно зкрыто… Утром приходи, – скзл человек.

– Где-то тут брт… Скзл – ищи меня в дельфинрий… Рдж.

– Ах, Р-дж?! Тк бы и скзл… Нету его, в город ушел. Ты можешь войти, подождть, если хочешь. – Человек вошел в проходную, нчл отпирть нружную дверь. – Ну, чего переступешь с ноги н ногу? Боишься меня?

– Я не боюсь, – Янг вошел, и человек снов зпер двери.

– Я сторожем тут… Хочешь – пойдем со мною, я обход территории нчиню. Зодно и рсскжу, что зню… Меня Млу зовут, просто Млу. Рдж у нс фигу-ур… Во! – покзл он большой плец. – Не то что некоторые… Вот я, скжем, кто? Простой сторож. А Рдж меня з человек считет, не тк, кк некоторые. Потому я его и люблю… Ты ндолго к Рджу? Нсовсем?! А кк ты сюд добрлся? Один или с отцом?

Пришлось немного рсскзть Млу свою историю.

– Ай-й… А Рдж мне ничего не говорил. Вижу только – печльный, очень печльный, переживет все. А не говорит.

Снчл ходили по зеленой зоне, по ллеям. То тут, то тм попдлись пвлины – рсхживли по дорожкм и лужйкм, тянули длинные хвосты, пробовли взлететь н дерево. Один рспустил хвост – и Янг змер н месте. Ткой крсоты сроду не видел.

– Рйские птицы… Рйские н острове Рй… – зшептл в восторге.

– Не-е, рйские не ткие. У тех перья всеми цветми рдуги переливются, больше перьев розово-орнжево-золотистых. Если повезет, то увидишь.

Подошли к тому круглому строению, что увидел из-з ворот. Необычные круглые окн, точно иллюминторы н корбле. Зглянул в одно из них и хнул: в доме воды было нлито почти до смого верх. И чего тм только не плвло! И рыбы всяких рзмеров и цветов, и небольшие черепхи, лнгусты ползли, под кмнем свернулся спрут.

– А черепхи тиною зросли! Водоросли н себе тскют, мскировку, – не выдержл Янг.

– У нс и большя черепх есть, слоновя нзывется, – скзл Млу. – Говорят, ей сто лет.

Стря черепх жил в згончике под фикусом. Вровень с землей тм был вкопн и внночк с водой. Черепх кк рз сидел нд внночкой, широко рсствив ноги, и стонл. Возле ее слезящихся глз роились мухи. «Бедня!» – пожлел ее Янг.

Интересно, ткие ли приплывли н их Биргус отклдывть яйц? Не рз с мльчишкми и Нтчей ходили с корзинкми собирть их. Мест клдок легко можно было нйти по неуклюжей мскировке, по следм, которые оствляли черепхи, снов крбкясь в море. Ребятишки никогд не збирли всю клдку, брли только по пятндцть – двдцть яиц. А их у кждой черепхи, говорят, бывет до сотни штук. Остльные зкрывли песком, чертили крест – знк, что тут нельзя больше брть. Ккие богтые яичницы жрили в те дни мтери! И сми ели вволю, и дже свиньям скрмливли… Когд нствло время вылупливться молодому потомству, н берег выходили и стрые и млые, дежурили возле кждого гнезд, отгоняли фрегтов, кйров, чек, не двли хвтть детенышей. Зеленые, похожие н лягушек, они выбирлись из-под песк и – дй бог ноги! – торопились к прибою. Будто сми знли, что их спсение в воде…

– Вот и дошли, – прервл его воспоминния Млу.

Янг вздохнул: родин, миля родин, никогд уже не удстся увидеть ее!

– Вот, гляди! Это трибуны, человек двести пятьдесят – трист вмещют… А это бссейн… А вон дельфины плывут, увидели нс…

Янг не верил своим глзм: вот эти серо-синие сытенькие тел и есть смые нстоящие дельфины?! И тк близко?!

– Клювы повысовывли из воды, рзглядывют нс! Х-х, н бортик головы клдут! А они выскочить не могут? – присел возле бетонного брьер Янг, протянув под крсно-желтые перил руку, желя достть до дельфин.

– Они только вон н тот помост под вышкой высккивют. Это входит в прогрмму предствления. Прикжет Судир, покжет рукой – они высккивют и ложтся кк бревн.

– А они не кусются? Столько зубов острых, и все одинковые, жевтельных нет.

– Не кусются, можно потрогть з рострум, поглдить.

– У них клювы тоже кожею обтянуты, не голые! А тело ккое глденькое, точно отполировнное! И не теплое, холодное! А Рдж говорил, что они теплокровные животные.

– Теплые. Но попробуй дощупйся до тепл, н них жир, кк н свинье.

– Ой, и мленький есть! Во, во, улыбется нм! Кк дитя улыбется во сне! А из глз вод течет… Может, он тк плчет?

– Никто не знет, когд они смеются, когд плчут. А этого млыш зовут Боби. Был еще млышк, Джейн, – погибл. Отойдем, то еще увидит Судир, крику не оберешься. Не любит он, если посторонний збвляется с дельфинми. Он сегодня еще не ушел… Вон, слышишь? Голос в «резиденции».

Обходили бссейн вдоль трибуны, Янг рзглядывл дом н том берегу. Стрнный дом, есть только торцевя стен, боковых почти нет, крутые скты крыши под розовым шифером нчинются совсем низко от земли. Н уровне второго этж н сктх крыши торчт, похожие н собчьи будки, окн.

– Вон тм Рдж живет, сбоку, где средние двери, – покзл Млу. – Тм ткя клдовя-склд, он в клдовой и живет. – Помолчл и добвил: – Что-то Судир сегодня долго тут…

И только успел он это проговорить, кк рспхнулсь дверь под вышкой. К нижнему помосту, н который высккивют из бссейн дельфины, вышел европеец в синей кепочке с длинным козырьком, следом з ним – Судир. Он был н голову ниже белого, смуглый и костлявый.

Что-то дрогнуло у Янг в груди. В высоком крупном человеке он узнл Пит. Того смого Пит, который с нпрником шрил н озере Горного остров, искл золото.

– Ты чего сжлся? Судир не видл, кк ты глдил дельфинов, не бойся.

– Я… тк… А куд в городе пошел Рдж?

Млу не успел ответить, его в эту минуту громко окликнул Судир:

– Эй, ты! Выпусти мистер Уилсон.

Млу не понрвилось это «Эй, ты!», будто у него не было имени. Вздохнул.

– Янг, ты это… Можешь подождть Рдж тут, нет, тк пойдем со мной. Чем угощу… Ты пил когд-нибудь нстоящий чй? – Млу, говоря это, ждл, пок мистер Пит Уилсон перейдет н своих длинных ходулях мостик.

– Рдж не скзл, куд пойдет? – снов спросил Янг, не ответив н предложение сторож.

– Где-то в ресторне или в бре твой Рдж. К нему земляк зходил. С земляком и ушел.

– А кто… земляк? Не нзывл его?

– Почему же… Знкомил меня: Пуол, или кк его…

– Пуо-о-ол?! Сюд уже добрлся? – Янг словно по голове чем-то стукнуло.

Он кинулся по кустм к збору. Ловко, кк обезьян, вскрбклся н него. Миг – и был уже н той стороне.

Что-то кричл ему вдогонку Млу, но Янгу было не до него.

Пуол. Пкостник и гд, он ведь не просто тк перебрлся сюд. Что-то уже ндумл, Янг нутром чувствует, что нд бртом нвисл опсность. Ккя? Д ккя бы ни был, Рдж ндо предупредить. Только куд снчл кинуться?

Глв вторя

1

Не кждый рыбк, кто в мокрых штнх. Пуол убеждлся в этом все больше и больше. Ккой он нивный, ккой глупец! Хотел с тенниской зявиться в дельфинрий, к Рджу, покзть ему, ненроком спросить – не знет ли, чья он? Он же всех сотрудников тм знет. Рдж Синх… Рдж Синх… «Р.С.», «R.S.». Могл и ему приндлежть тенниск. Не рз видел н нем ткую – с эмблемой дельфинрия… «Проклятя, проклятя, проклятя…» – дже зубми зскрежетл. Тенниск уже тк жгл живот, что выдержть было трудно.

Едв полицейские высдили его в порту Ря и дже издевтельски помхли н прощнье, Пуол нпрвился к переполненной мусором бочке из-под бензин, от которой несло смрдом. Рспугл скопище котов, огляделся по сторонм и сунул тенниску под мусор.

«Нельзя Рджу покзывть. Срзу вызовет подозрение, нсторожит: „Откуд он у тебя? Кто передл?“ Я же не могу скзть, что „Беля змея“ д что см ншел, не поверит…»

«В дельфинрий не один Рдж рботет. Иницилы могут совпсть полностью. Скжем, ккой-нибудь Сулеймн Рдж или Рдхкришн. Или еще кк… Укокошишь не того, здние тк и остнется невыполненным. Тогд пощды от Чжн не жди…»

«Если бы кк-то нчть рзговор н эту тему… про тенниску. Спросить, не терял ли кто… И при кких обстоятельствх это случилось…»

«Приглшу Рдж в ресторн, нпою. У пьяного можно что хочешь выпытть. Ну, если окжется, что это его тенниск? Кк поднять руку… убить? Вместе росли, вместе ходили. Д и оружия у меня никкого нет, дже склдной нож отобрли… Идти бы по ккому-нибудь пустырю ночью… И кмнем – трх! Но не ткой Рдж простчок, чтоб звести его куд-либо… Нпоить, нпоить под звязку! С пьяным легче спрвиться. Его и утопить можно. Скжу, пойдем купться, охлдиться ндо после ресторн. И… Кто докжет потом, помогли утонуть или см утонул. А можно и ссору зтеять, нпившись, придрться к чему-то, рзозлить его. И… бутылкой по кумполу! Пьяня дрк, с кем не бывет. Если и схвтит полиция – выручт… своего. Тот офицер выручит… Скжу: позвоните по телефону 11-00-22, не то будете иметь неприятности… А кк фмилия офицер? Вот блд, фмилии не спросил. Хотя – он мог и не скзть ее».

Рсспршивл, где дельфинрий. Купил билет н последнее предствление. Перед нчлом ходил по территории, рзглядывл млый бссейн с рыбми и черепхми – и не видел того, что рзглядывл.

Нпрвился к трибунм глвной рены. Ходил тм, посмтривл по сторонм, приглядывлся к тем, кто подходил и знимл свои мест. Ему кзлось, что среди зрителей есть полицейский гент, следит з ним. А что есть люди от «Белой змеи» – не сомневлся. Видел худенького, похожего н зморыш, прня по ту сторону бссейн, он принес лоток с нрезнными тунцми, поствил возле помост н том берегу. Дельфины срзу зкружили, зныряли возле того мест, полезли головми н борт бссейн, ожидя подчки. «Кк голодные собки…» – подумл Пуол. Приблизился к горбтому мостику из толстых бмбучин, перекинутого ркой через воду. Вход н него был згорожен низенькими, н всю ширину мостик, воротцми. Мимо прошел невысокий человек с дипломтом в руке, обжег Пуол пронзительным взглядом черных глз, и у него дже под ложечкой похолодело. Мужчин открыл воротц рывком, кк хозяин, тут же и зкрыл з собой, быстро скрывшись в дверях под вышкой. З кнлом в кустх промелькнул еще один человек, но он не был похож н Рдж.

Не появился Рдж и во время предствления с дельфинми. Прислуживл человеку с пронзительными глзми тот тощий прень.

Пуол сел н свое место и больше следил з публикой, чем смотрел н дельфинов. Звидовл он этим богтеям-туристм лютой звистью. Не мог Пуол тк беззботно, кк они, восхищться всякими штучкми дельфинов, хлопть в лдоши, кк ртистм.

Ему не сиделось, будто н скмье под ним были острые ркушки или его кололи снизу линовой колючкой, хотелось все время оглядывться, внезпно поймть один из тех взглядов, что кололи зтылок. Но не поймл ни рзу. Зрителям было не до него, их знимли только дельфины.

Едв дрессировщик рздл сувениры, выкрикивя номер рядов и мест, Пуол вскочил, зторопился. Нступя людям н пятки, обошел бссейн.

– Эй, друг! Подойди сюд! – позвл он худенького прня, см нчл открывть крсные воротц н мостик.

– Сюд нельзя. Что вы хотите? – Прень подошел, зкрыл воротц, зпер н здвижку.

– Тебя кк зовут?

– А вс?

– Ты мне еще своего имени не скзл, уже…

– Гуго. А что?

– Очень крсивое имя. Мне ндо Рдж увидеть. Мы земляки, друзья.

– Он еще не скоро вернется. Полез под воду с туристми.

– Кк это… под воду?

– Ну кк – с квлнгом…

– Жль… А ты что тут делешь?

– Хвтет чего, – Гуго хотел уйти.

– Подожди! Где можно достть ткую тенниску с эмблемой, кк у тебя.

– Нигде. Это нм мистер Крфт выдет кк форменную одежду. Будете тут рботть, дст и вм.

– Д не выкй ты! Мы же почти одногодки… А что, тут есть мест свободные?

– Если бы были!

– А много тут людей рботет?

– Сколько ндо.

– А есть ли у кого-нибудь по две, по три тких тенниски?

– Может, и есть, если не износил.

– А у тебя? Ты не продшь мне?

– Нет у меня. Вот пристл. Иди, предствление зкончилось.

– Я не пристю. Ты можешь мне посоветовть, к кому обртиться? Чтоб тенниску купить… Ну, одного я уже зню – Рдж Синх. Дже двоих – и тебя…

– Ну, Судир еще, Судир Рм. Потом…

– Гу-го-о! – послышлся из-под вышки зычный, точно метллический, голос. – Мерзвец, где ты пропл?

– Судир зовет… – прошептл побелевшими губми Гуго.

Он побежл н крик, Пуол постоял, чувствуя слбость в рукх и ногх. "Судир Рм… Рм Судир… Это же те смые иницилы – «Р.С.», «R.S.». Вот тебе и ншел… А что, если этот «R.S.» не Рдж, Судир? Или, может, дже третий и четвертый есть? И опять похолодело в груди, вспомнился его змеиный взгляд. Нет, с ним он не хотел бы иметь дело.

«Сволочи! Все сволочи! Дете здние, тк двли бы и чем его выполнять! Дли бы пистолет, тк я из-з угл всех бы тут перестрелял… Быть не может, чтобы не поплся тот, кто нужен! И, глвное, издлек убивть не стршно – вроде кк и не ты…»

Пошел побродить по городу, рссчитывя вернуться чс через дв.

Рй ему понрвился больше, чем Свийттун. Столько беззботного люд с рскрытыми ртми. Не будешь см рзиней, тк можно и хорошо поживиться. И он зглянул в бумжник, который успел вытщить из зднего крмн шортов одного турист. Ого! Под сотню доллров… И ккие-то документы в другом отделении.

Снов подходил к дельфинрию и чувствовл не счстье удчи, знкомый холодок в груди. «З кким чертом он зцепил того Гуго, полез с рсспросми о тенниске. Может, сбегл к Рджу… Или к той змее… Рзболтл все. Рдж будет уже нстороженным. Кк с ним повести себя снчл, о чем говорить?»

2

Первым, кого Рдж увидел, выбрвшись из воды н мыс Когтя, был Гуго. Прень, нверное, рстерялся, увидев три одинковые фигуры в черных с желтыми полосми по бокм гидрокостюмх с орнжевыми бллонми з спиной. Все почти одновременно встли из воды. Зколеблся, к кому кинуться? И только когд Рдж стянул с лиц мску, подбежл к нему, ухвтился з квлнг – помочь снять, донести до дельфинрия.

– Ты не мне… Вот ей помоги, если хочешь, – Рдж кивнул н смого мленького подводного путешественник – девушку. Руки у нее были зняты, в кждой держл по обломку корлл, белого и розового. Костюм ей был велик, и н ногх рзбухли, обвисли склдки – нбрл воды.

Гуго помог девушке снять с себя квлнг, ндел его ремни н левую руку, подождл, пок Рдж отстегнет и снимет с ног лсты. А в это время третий путешественник помог своей нпрнице освободиться от лстов, и все пошли к глвной рене. Молодя пр шл к зднию первой, ноги они ствили еще неуверенно. Спутник девушки шгл сгорбившись, не снимя квлнг, в рукх нес свои и млышкины лсты и мски, плки с зостренными метллическими шпенькми – пики от кул. Все молчли. Рджу знкомо было это ошеломление, рстерянность подводных путешественников. Они все еще мысленно были тм, в глубинх моря, никк не могли опомниться от того невероятного, что увидели и почувствовли под водой.

– Душ – первые двери слев, не збыли? – нпомнил Рдж по-нглийски. Молодые люди не оборчивясь покивли головми в знк соглсия.

– Откуд они? – тихонько спросил Гуго, идя рядом с Рджем.

– Австрлийцы. Медовый месяц в путешествии проводят… – тк же тихо ответил Рдж и громко добвил по-нглийски: – Аквлнги оствьте н скмье, костюмы – в душевой.

– Гу-уд, – н этот рз турист коротко взглянул н Рдж.

Прошли еще немного молч, голый песок кончился, нчлись кусты и деревья, от дорожки их отделяли дуги из бмбуковых прутьев, воткнутых концми в землю.

– Ты уже все сделл? – спросил Рдж, сбрсывя квлнг н скмью возле зелени. Тких скмеек было три, кждя скрывлсь под нвесом мгнолий, в солнцепек тут было уютно.

– Еще дельфинов докормить ндо и «резиденцию» Судир убрть. Большим господином стл, требует, чтоб я кждый день у него вытирл пыль, кк в кбинете Крфт… Зкрылся с кким-то мерикнцем или нгличнином. Рюмки звенели…

– Ого! Н него это не похоже.

– Я подметл под вышкою, тк прогнл. То ли чтоб не пылил, то ли чтоб не подслушл ничего… Аг, чуть не збыл: про тебя земляк спршивл. Сошел с трибуны, должно быть, смотрел предствление. Не понрвился он мне: глзки бегют, кк у вор, головою вертит.

– Пуол?!

– Не нзвл себя, мое имя спросил. Все интересовлся, кто тут рботет, кого кк зовут. Спршивл, по сколько теннисок мы имеем с эмблемою, можно ли где-нибудь купить.

– Интересовлся теннискми?! Вот оно что… И кто бы мог подумть!.. Неужели он… – удивился вслух.

– Ты о чем? – в глзх Гуго отрзилось недоумение, дже испуг.

– Ничего, ничего… Это я, нверное, устл сегодня. Еле выгнл туристов н берег. Воздух кончется, им все мло: еще это, еще то, еще вот сюд… – Рдж рсстегнул н груди «молнию», рспхнул рубшку-кмзол, вытянул руки: – Помоги снять.

Гуго стягивл кмзол, рукв зктывлись, выворчивлись нверх желтым.

– Никк не предствляю, кк костюм помогет под водой. В него же все рвно нбирется вод.

– Немного нбирется. Но т, что нбирется, нгревется от тел, свежя почти не поступет. Совсем без костюм окоченеешь, – скзл Рдж.

– Чем ты моешь внутри? Я тк порошком… Может, помочь тебе?

– Я см… Ты квлнги только рзбери. Не говорил земляк этот – придет еще?

– Не говорил. Нверно, придет.

Гуго рзобрл н скмье квлнги, рзложил чсти.

– Ну, спсибо, бртец, – Рджу хотелось побыть одному, подумть обо всем. Но Гуго не уходил.

– Знешь… – приглушил он голос до шепот. – Я немного слышл, о чем Судир с тем говорил. Про дельфинов говорили… Но по-нглийски, тк я мло понял. Гость что-то нзовет, ккую-то цифру, Судир: «Ноу, ноу, ноу…» – и свою цифру нзывет. Торговлись о чем-то… А еще, знешь, откуд хорошо слышно, что в резиденции делется? Из душевой, оттуд, где шкфчики стоят.

Рдж успел скзть: «Инте-ересно!..» – и увидел, что с той стороны к бссейну подходят Млу и Пуол, у землячк в рукх ккой-то гзетный сверток. Гуго прошептл: «Тот смый…» – и пошел к дельфинм – докрмливть.

Рдж отстегнул с првой голени ножны с крисом, нчл быстро сктывть с себя штны, присел н скмью. Пок Млу и Пуол перебирлись через горбтый мостик, он стоял уже в одних плвкх. Млу поднял руку, приветствуя Рдж, и повернул к Гуго.

– Здоров был, друг мой! – словно бы обрдовлся Рджу Пуол, протягивя руку.

– Здрвствуй, – сдержнно подл руку и Рдж, проництельно зглянув ему в глз. Пуол срзу отвел взгляд, посмотрел н Гуго. И снов повернулся к Рджу, сделл приветливое выржение лиц:

– Хорошо у тебя тут. Рботк по блту!

– А что ты понимешь в моей рботе, что знешь о ней? Ничего… Тк с выводми не спеши.

– По блту, по блту… Мне бы ткую рботку! Ты бы зкинул з меня словечко перед мистером… мистером… кк его…

– Крфтом… Нечего зкидывть, брть он никого не собирется. Говори срзу, чего хочешь, то у меня еще много рботы.

– Перестнь морщиться, кк сушеня копр… А может, у тебя зубы болят? Збыл рзве, что мы друзьями были?

– Не криви душой. Никогд мы друзьями не были.

– А я к тебе со всей душой… Всегд! Нм и теперь ндо держться друг друг. Хоть и не н Биргусе мы, порскидло нс, кк ветром… Двй зйдем куд-нибудь, посидим, поговорим про житье-бытье.

– Рзбогтел?

– Г-гы… И плохой кузнец может выковть хорошую вещь, – он рзвернул гзету и похлопл бумжником по лдони. – Для друг мне ничего не жлко.

– Н крденые я не привык.

– Фу, слов у тебя ккие-то… Просто помог одному толстосуму потртить деньги. Тут у вс ткие возможности – у-у-у!.. Тк и ты помоги мне от этих денег избвиться, то у одного силы не хвтит.

– Мягкя у тебя циновк, спть – бок нмнешь, – Рдж не верил в его добрые нмерения. – Сдись, – покзл он н скмью, – и жди. Мне ндо еще помыть костюмы, повесить сушить. – Рдж пошел со своим гидрокостюмом в душевую. Уже из душевой в дверное окошко увидел, кк Пуол тут же кинулся к ножнм с кинжлом. «Аг-г…» – бормотнул Рдж. А Пуол вытянул кинжл, взвесил в руке, полюбовлся лезвием и, с лязгом згнв н место, осторожно положил н скмью, сел рядом, ног н ногу, рскинул руки по спинке, здрв подбородок вверх…

Рдж отступил, пропускя встрлийцев, которые уже сполоснулись и переоделись: «Пожлуйст! Не стоит блгодрности! Ндумете, приходите опять – будем рды!» – проговорил он н прощние.

Пуол нетерпеливо вертелся н месте. Время от времени Рдж подходил к двери поглядеть, кк он себя ведет. И видел, что нервы у земляк н взводе: то стукет пльцми по спинке скмьи, то дрыгет ногой, то похживет возле скмьи: три шг в одну сторону, три – в другую. Рдж прокричл из-з двери: «Ну вот, кончю!»

Рдж вышел, костюмы рскинул по кустм. Чсти мехнизмов и бллоны перенес в свою клдовку, рзложил н полкх сохнуть, сменил плвки, ндел прздничные штны. Хотел и рубшку ндеть прздничную, все-тки придется идти в ресторн или бр, но вдруг усмехнулся про себя и нтянул н плечи стренькую тенниску с эмблемой дельфинрия. Тенниск зстрял немного н спине, сктлсь, вывернулсь изннк с вылинявшими буквми «R.S.». Тк и пошел с сндлетми в рукх к Пуолу.

– Обтяни! – повернулся к нему спиной.

– Аг… Сейчс… – Пуол дрожщими рукми здергл низ тенниски. Рдж усмехнулся и пошел в душ ополоснуть от песк ноги, обуться. Н Пуол будто и не глядел, но крем глз видел, кк вытянулось и посерело его лицо.

В дверную щель из душевой еще рз взглянул н Пуол. Земляк то сдился, то всккивл н ноги, потом сел, вытер рукою лоб, вздохнул полной грудью – и рз, и другой, будто здыхлся.

«Вот ты и рскрылся, голубчик… Теперь я зню, что ты з птиц…» Но из душевой Рдж вышел спокойно, нрочно подошел к лвке: «Ах, збыл!» – збрл ножны с крисом, отнес в клдовку. Вышел, зпер дверь н змок.

– Я к вшим услугм, сэр! – и бросил в крмн ключ.

3

Они шли рядом. Н улице толпилось много нроду, было любимое курортникми время вечернего моцион, смый рзгр рботы ночных торговцев. Поэтому идти рядом было трудно, чсто прохожие рзъединяли их, словно клиньями, в рзные стороны. Ни Рджу, ни Пуолу не хотелось окзться позди или впереди. Пуол оживленно рзмхивл рукми. Об были неестественно возбуждены, и никто бы не мог подумть, что это шли уже дв смертельных врг. Поединок между ними мог вспыхнуть кждое мгновение, и только он мог положить конец охвтившему их нпряжению.

Пуол говорил и говорил и жестикулировл тк, будто отмхивлся от москитов, либо покзывл кому-то дорогу, или рстлкивл людей в стороны. И все для того, чтобы приглушить бдительность Рдж, чтоб тот рсслбился, отбросил свои подозрения.

А Рдж уже успокоился, был в полной готовности ннести молниеносный удр любым способом – ногою, кулком, ребром лдони, локтем, головой. Следил крем глз з Пуолом: кжется, в его крмнх ничего нет, большой бумжник несет звернутым в рвную гзету. А хоть бы и было что, Рдж уверен – с Пуолом спрвится. «Рзве только яду ккого-либо сыпнет в питье… Придется быть нстороже, от стол не отпускть. Место, где сядем, выберу см. Может, дже в „Летучую рыбу“ зведу… Будем сидеть, тут вдруг Амр: „Здоровы были!“ Вот Пуол зкрутится…»

Сзди послышлся свист, гикнье. Оглянулись: посреди улицы мчлись двое рикш, у одного коляск двухколесня с оглобелькми, у другого трехколесня с педлями. В той и другой коляске кчлись, рзмхивя бутылкми, солдты-янки. Тот рикш, что бежл в оглобелькх, был в длинных трусх и сндлетх, другой – в белых брюкх, он крутил педли стоя, босиком, почти леж н руле. Америкнцы всккивли и пдли н сиденье здиря ноги, снов всккивли, криком и свистом подбдривя своих «коней», и сми гоготли, кк мустнги в прериях… «Быстрей! Дохляк, быстрей! Приз! Премия победителю!..»

По тротурм и вслед з коляскми бежли люди, збвлялись необычным зрелищем, ждли, чем кончится это соревновние. Пуол и Рдж, подхвченные толпой, тоже побежли. Но кждый по-своему выржл свои чувств. Пуол готов был см гикть и улюлюкть, Рдж душил гнев: «Потеху устроили… Они просто издевются нд нми!.. Неужели никто не видит в этом унижения?! О, глупые бечи, и кк они соглсились н это?!»

Рикши влетели н площдь, нрод сыпнул в стороны, чтоб не попсть под колес. Коляски помчлись вокруг фонтн. В ккой-то момент Рдж и Пуол окзлись кк рз нпротив них. У того, что бежл, шлепя сндлетми, тело блестело от пот, руки с оглобелькми были вывернуты и оттянуты нзд, будто его нчли поднимть н дыбы, глз вытрщены, рот рскрыт, кзлось дже, в нем мотлся язык. У того, кто изо всех сил нжимл н педли, спустились до смых локтей плечики грязной, мокрой от пот мйки, щербтый стрческий рот тоже был ощерен. Педли визжли тк, будто коляск вот-вот рссыплется н чсти, рядом с ней рухнет и см ее хозяин. Рикши сделли почти дв круг около фонтн. Тот, что вез коляску з оглобельки, нчл уже опережть стрик. И тут случилось то, что, видимо, и должно было случиться: быстрот по кругу перешл з критический рубеж, может, солдт кчнулся в сторону. Двуколк перевернулсь, мерикнец упл, кк мешок с песком, проехв по сфльту ухом. Рикш выскочил из оглобель, точно конь из упряжки, испугнно глядя, кк крутится и никк не может остновиться верхнее колесо его коляски. А второй велорикш, чтоб не нлететь н оглобельки, свернул к фонтну. Кзлось, он тут же крутнул нзд, но было поздно: здним колесом здел з борт фонтн. Пссжир плюхнулся в воду…

Одни из зрителей хохотли, другие помогли «купльщику» выбрться из бссейн. Вокруг обеих колясок столпились люди. Америкнец с ободрнным ухом бил своего рикшу, кровянил его лицо. Стоявшие ближе уже хвтли янки з руку, но он ревел, кк бык, отмхивлся от всех: «Не подходи-и!»

Рдж рстолкл людей, пробился к мерикнцу. Пуол не зметил из-з чужих спин, ккое молниеносное движение он сделл, но янки срзу осел под ноги толпы.

– Вяжите!.. Вяжите руки! – кричл Рдж.

И, видимо, ншлось чем вязть, ншлось кому. Когд подбежли полицейские, пронзительно свистя, янки уже лежл со связнными рукми, ободрнным ухом вверх. Ктлся головой по сфльту, скрежетл зубми:

– Пекл хочу! Пе-екл! К черту вш рй! Пе-пекл!

Рдж см ншел Пуол, кк только выбрлся из толпы.

– Пойдем… Сейчс тут нчнут рсспршивть, зписывть, пусть рзбирются… Пссжиры, нверно, из тех вояк, что высдились н Биргусе… Думют, что у нс всюду джунгли и все дозволено. У-ух! – Рдж с силою сжл зубы, н щекх дернулись желвки.

– А я и не вмешивлся бы! Пусть хоть поубивют друг друг, – скзл Пуол.

– Тк они же нших бьют, не друг друг! Глупые бечи, нперегонки пустились, зрботть хотели… Я б их повозил, вояк этих. Десятому зкзли бы!

– Сколько мы будем ходить? И кбре было по дороге, и днсинг – прошли… Двй вот сюд, в «Летучую рыбу», – покзл Пуол.

– Мне все рвно, – соглсился Рдж.

Он не узнл бр: когд зходил сюд с Амрой, зл был почти в три рз меньше. Теперь же рздвинули в стороны подвижную, перепончтую, кк крыло летучей мыши, черную перегородку, и зл открылся во всей своей величине и крсе, в дльнем его конце было сине от сигретного дым, множество рзноцветных гирлянд китйских фонриков не тк светили, кк создвли тинственный полумрк. И в этом полумрке возле сцены-подиум дерглись-тнцевли инострнцы в ярких рспшонкх. Н сцене тряслись и оркестрнты, то вынимя, то вствляя в трубы сурдинки. Невероятные коленц с микрофоном у рт выделывл певец-мулт.

З стойкой буфет отржлись в зеркле многочисленные бутылки. З прилвком ловко взмхивл ккой-то посудиной, тряс и опрокидывл ее толстый буфетчик в белой куртке, нливл потом в фужеры коктейль. Слев н прилвке шипел втомт для приготовления кофе, дробненько звенели поствленные н нем мленькие чшечки. Рдж понял: в тот рз у оркестр был выходной день или не рботл кухня, потому и посетителей было мло, все теснились возле буфет.

«Интересно, где Амр, почему не покзывется?»

Где-то в глубине зл спрв был еще один буфет и ход н кухню, ибо туд и оттуд сновли официнты с подносми. Темп у них был ткой, что от их спин, кзлось, влил пр. Было время собирть «урожй», поэтому и проворство в обслуживнии легко было понять. Пок Пуол, рзинув рот, рзглядывл бутылки з стойкой, Рдж прошел дльше в зл, остновил официнт. Просьбу подкрепил доллром, и тот быстро оргнизовл столик и пообещл больше никого к ним не сжть.

Сели друг против друг, Рдж пододвинул Пуолу меню: если он плтит, то пусть и музыку зкзывет… И тут короткя передышк и относительня тишин кончились. Н сцене снов здерглись, зигрли музыкнты. Снов целовл микрофон, притнцовывл и хлопл в лдоши мулт. Из-з столов вствли прочки, некоторые мужчины приглшли дм из-з чужих столиков. Все вливлись в движущуюся толпу, дергли рукми и ногми, изгиблись и тряслись. Пуол что-то скзл, пожв плечми, и Рдж нклонился к нему через стол.

– Рзобрться не могу! У тебя больше опыт, двй ты!

– Что будешь пить? Я предлгю вино.

– Двй что-нибудь покрепче – душ горит! – Пуол вынул из-з пзухи бумжник, лихо хлопнул им по лдони, потом положил перед собой н стол и еще рз похлопл рукой по нему: «Знй нших!»

Когд к ним подошел официнт, Рдж скзл несколько фрз по-нглийски, и тот зчстил: «Понял, курите пок что…» – и положил н стол дорогую пчку сигрет, спички. Пуол с любопытством потянулся к ним.

Рдж не курил и вообще тяжело переносил тбчный дым. С прокуренными легкими, кшлем под водой нечего делть. Он стрдльчески втягивл носом переполненный дымом воздух. «Почему не включт кондиционеры?» Зстучло в вискх. Немного одуревший от содом и дым, он уже рвнодушно думл об опсности, медленно обводя взглядом столики. З првым – хоть он и был зствлен питьем и зкускми, никого не было – все тнцевли. З левым сидели трое мужчин и одн женщин. Все в годх, видимо, вдвое стрше Рдж. Женщин сидел к нему лицом. Прическ у нее мудреня, от этой прически лицо ее кзлось квдртным и кким-то глуповтым. Женщин еще не згорел, нверное, только что приехл в тропики. Нпротив нее сидел худощвый мужчин с высоко подстриженным зтылком. «Выпрвк воення, хоть и в шттском…» – отметил Рдж. Спрв от него, в профиль к Рджу, сидел громил-боксер, тоже, судя по выпрвке, военный. Из-з человек с коротко подстриженным зтылком время от времени нгиблся к женщине еще один, среднего рост крепыш (не муж ли ее?).

«Хоть бы окн пооткрывли…» – думл Рдж. И тут, словно прекртился горный обвл, умолк оркестр, дже дышть стло легче. Тнцоры нчли рсходиться к своим столикм, некоторые мужчины целовли дмм ручки, церемонно клнялись. Но тких были единицы, большинство с грохотом пдли н свои мест з столикми, тяжело дыш и обмхивясь плточкми или веерми.

Соседи слев кк бы обрдовлись, что можно договорить недоскзнное, стли оживленно перебрсывться фрзми, кк и прежде, нклоняясь друг к другу и до середины стол, будто им все еще мешл грохот оркестр. Говорили по-нглийски, упоминя в своей речи Биргус.

– Нет, общего мло! Хотя ккое-то сходство и можно увидеть. Тысячи толлов похожи один н другой, – говорил «боксер». – Особенно похожи лгуны.

– Н Биргусе он меньше… Может, дже вдвое меньше. Но выгод в том, что и Диего-Грсия и Биргус рзмещены одинково: они смые южные в рхипелгх, ниже их – открытый окен. Удобно!

– А я считю, что покупк не совсем удчня, – скзл крепыш. – Во-первых, остров нмного меньше и лгун меньше. Во-вторых, очень близко другие остров. Смолетм придется делть рзвороты нд соседними островми, зходя н посдку. Д и тких взлетных полос не построишь, кк н Диего.

– И не ндо! Глвное – остров нш, лгун. Я, когд первый рз приезжл н Диего-Грсия, тоже не мог поверить, что можно будет столько всего сделть, – с нжимом говорил «боксер». – Диего в плне треугольный, Биргус – кк пнцирь черепхи. И лгун у Диего с север, не с юг, кк н Биргусе… Н Диего в проходе в лгуну три небольших островк. Между ними хорошие проливы. А н Биргусе пришлось взрывть, очищть проход от рифов. И в середине лгуну пришлось почистить. Зто ткя стоянк для субмрин будет – люкс! И всего з полмиллион доллров, для нс это рз плюнуть.

Снов зигрл оркестр, теперь нечто мелодичное и спокойное. Но рзобрть, что говорилось з соседним столиком, было уже трудно. Толстяк и женщин сблизили головы и зшептлись о чем-то своем, время от времени брося тревожный взгляд н бумжник, лежвший возле Пуол.

Певец не пел, сидел н крю сцены и лениво тянул из горлышк бутылки ккой-то нпиток. Он был бледный, точно болел чхоткой, и кзлся очень устлым; пил из бутылки и полоскл при этом горло. По всему видно было, что ему стршно ндоели эти концерты – одно и то же кждый вечер.

Официнт принес зкз: дв штоф, трелки. См нполнил боклы: Пуолу – «Ршн водк», Рджу – «Мртини».

Пуол точно проснулся от кких-то гнетущих дум, уствился н свой бокл, потом взглянул н Рдж. Хотел зпротестовть, что будут пить не н рвных условиях, но Рдж опередил его:

– Не гипнотизируй боклы… У меня еще дел.

Пуол взял свой бокл, рук его дрожл. Понесли боклы к губм не чокясь. Пуол отхлебнул и срзу вытрщил глз, поперхнулся и зкшлял… И пок он кшлял, посинев и отвернувшись от стол (водк попл не туд), из-з соседнего столик поднялся взволновнный толстяк с «гвной» в рукх. Уже стоя, откусил кончик, сплюнул н пол и подошел к их столу.

– Рзрешите воспользовться вшими спичкми, – пробормотл он, не выпускя сигру изо рт, и потянулся к спичкм, не ожидя ответ.

Пуол все еще кшлял и сипел, не в силх вымолвить слов, и Рдж кивнул см, рзрешя. Рдж видел, что ткой же коробок спичек лежит и н том столе, из-з которого встл толстяк, тм прикуривли от них уже не рз. Рдж снов перевел взгляд н толстяк и зметил, что у того дрожт руки, огонек не попдет н кончик сигры. И не удивительно: толстяк смотрел не н огонек, н бумжник! Будто ощупывл глзми, обследовл его. Прикурил нконец, кивком поблгодрил – и сел з свой стол. Пуол, хотя и перестл кшлять, отворчивться от стол, не зметил, куд смотрел толстяк, ккое выржение лиц и ккой взгляд были у него.

– Ты что мне зкзл? – просипел Пуол. – Ты меня отрвить хочешь?! – говорил он кк бы в шутку, но с угрозой.

– А что – понрвилось? – сделл невинное лицо Рдж. Глядел н переносье Пуол, боковым зрением видел, что з соседним столом толстяк с женой шепчутся. Женщин встл, быстро пошл к выходу.

«Аг-г… Пуол сейчс пожнет то, что посеял. Бумжник опознли…» – Рдж дже немного обрдовлся: тк дурку и ндо.

«Что делть? Могут принять з соучстник кржи… Ждть рзвязки или придумть ккой-нибудь повод и покинуть Пуол? Но тогд он может подумть, что я испуглся его».

Встл, нпрвился к окну, см открыл его, толкнув обе половинки. Возврщясь, подумл: «Может, поискть Амру или приглсить кого-либо н тнец?» Ни сидеть рядом с Пуолом з столом, ни говорить с ним не хотелось. Но оркестр умолк.

Пуолу тоже не сиделось.

– Брось збвляться «мртини». Хоть рзок вот этого… – потянулся он со штофом водки к его боклу. Плеснул, Рдж не успел отствить. – Хо-хо! Коктейль «Белый медведь…». Я и себе тк сделю… – Пуол в обе руки взял по штофу, плеснул в свой бокл из одного, из другого. И не успел поствить штофы н сктерть, кк з его спиной выросли двое полицейских – незметно подошли вдоль стены от окн. Пуол увидел, кк чужя рук потянулсь к бумжнику, и см цпнул его. – Вы что?! – вскочил он.

Но другой полицейский нжл рукой н его плечо:

– Сиди, молодой человек!

– Этот бумжник – вш? – спросил первый полицейский, оттопыривя толстую губу.

– А чей же еще! – снов хотел вскочить Пуол, но второй полицейский снов нжл н его плечо.

А к столу уже вплотную подошли, чуть животми не нлегли толстые мужчин и женщин.

– Врет он. Это вор!

– Аг. У моего муж бумжник вытщил!

– Перечислите, что было в бумжнике, – обртился к толстяку полицейский.

Тот нзвл сумму. «Но их может уже и не быть!» – добвил он, спохвтившись. Нзвл документы, которые были в бумжнике, н чье имя выписны. «Их тоже может не быть, мог выкинуть где-нибудь!» – Пок толстяк говорил это, женщин протянул руку к Пуолу, вцепилсь в волосы: «Ворюг! Мфиози!» Полицейскому, стоявшему позди Пуол, пришлось уже зщищть его, рзнимть пльцы женщины: «Мд--м! Мдм!» Толстогубый полицейский между тем потрошил бумжник, рсклдывя н столе то, что было в нем. Толстяк вскрикивл: «Пспорт цел! И водительские прв!.. И билеты н смолет… И стрховой полис! И чековя книжк!» Он протягивл руки к тому, что рсклдывлось, но срзу отдергивл, будто обжиглся или боялся оствить отпечтки пльцев, и все вытирл мокрый лоб и злысину большим клетчтым плтком:

– Ну вот… И черт с ним! Отпустите! – говорил по лицейскому.

– Не отпускйте! – почти визжл женщин. – Это одн шйк! Они зодно! – покзл он н Рдж.

– Пройдемте, господ, в полицейский учсток. И вы тоже с нми! – прикзл Рджу первый полицейский.

Рдж встл, прикидывя, сколько стоит сделнный им зкз, вынул деньги. Полицейский поспешно собрл со стол все, что рзложил н нем. И тут от окн послышлся звонкий мльчишеский голос:

– Не трогйте Рдж! Рдж ни в чем не виновт! – Янг прыгнул с подоконник, подбежл к столу.

– Ты?! – опешил Рдж.

– Дядечки, он не виновт! – зтормошил Янг полицейских з рукв. – Пуол берите! Он – гд!

Вокруг уже собрлсь толп. Нервничл, суетясь, дминистртор, порывясь что-то скзть.

Пуол зтрвленно озирлся, втянув голову в плечи:

– См ты гденыш!.. Попомнишь еще меня!..

– Янг, ты уходи! Без тебя рзберутся… В дельфинрии меня будешь искть… Уходи! – Рдж успел обнять Янг и оттолкнуть от стол.

Толстогубый полицейский, однко, рссудил инче.

– Мльчик, и ты с нми пойдешь. До выяснения всех обстоятельств.

– Првильно! – лезл под руки полицейским толстух. – Всех! Под корень! Выпустите, они нс укокошт!

Пок выходили, Рдж успокивл Янг, поглживя по плечм. Когд пытлся что-нибудь скзть, толстогубый прикзывл молчть.

Вслед им гремел веселя музык.

Глв третья

1

Никто не ожидл, что поднимется ургн, потому что время зимних циклонов и беспрестнных штормов окончилось в ноябре.

Янг, выпущенный из полицейского учстк, шел к отелю, листья пльм тревожно шелестели, по улицм носился вихрь. Почти не было слышно ночных птиц и цикд. Дышть было трудно, воздух стл тким густым, что его, кзлось, можно было щупть пльцми. Шпиль н бшне одного дом голубовто светился. В промежуткх между домми н горизонте беспрерывно вспыхивли зрницы.

И все-тки, несмотря н удушливую тмосферу и все переживния, Янг успел зснуть. Рядом с его дивном в гостиной номер синьоры Терезы лежл Тото. Собчк долго беспокоилсь, и Янг поглживл ее д тк и зснул, свесив руку н собчьи космы. Проснулся он от сильного удр гром, дже зкрытые глз слепили молнии. Тото повизгивл и лизл его руку. Сквозь вой и рев ветр, звон стекол в окнх, шум и плеск ливня слышны были рокот водяных влов н пляже, пушечные удры волн в рйоне пристни, треск деревьев в посдкх.

– Мдонн ми, мтер деи… – громко молилсь в спльне донн Терез. – Янг, мльчик мой, ты тут? – выкрикивл он меж словми молитвы.

– Тут, тут, – откликнулся Янг.

– Иди ко мне, то я боюсь.

«Вот еще не хвтло! Нвязлсь н мою голову…» – Янг нехотя пошел в спльню.

– Включи свет!

Янг щелкнул выключтелем – свет не згорелся. Вернулся в гостиную и тм щелкнул. Нет! То ли испортилось что-то, то ли подстнция отключил ток.

– Не горит, – снов вошел, стл у дверей Янг.

– Боже, боже… Не инче, конец свет. И чсто у вс ткой ужс?

– Чсто.

– Ляг со мною, ?

Хорошо, что не горел свет. Но и при вспышкх молнии Терез, если бы не зкрывл от стрх глз, могл бы увидеть, кк покрснел Янг.

– Не-! – крутнул головой. – Может, Тото к вм положить?

– Положи!

Янг отступил еще н шг, лег н плстиковый пол – он кзлся холодным.

– Ты тут, Янг?! – испугнно воскликнул синьор.

– Тут, не бойтесь.

Порывы ветр не слбели, в окне спльни гудело и свистело, дже стонло, в стекл то хлестли потоки воды, то брбнили крупные кпли. Н пляже в рифх ревели водяные влы. Но молнии и гром, кзлось, стло меньше, гроз отктилсь дльше, куд-то под Биргус.

Здремывл Янг еще рз дв или три, и снилось ему что-то стршное. Н рссвете зснул крепко, но его рзбудил Тото: нчл скулить, лизть руки, проситься н улицу. Синьор Терез спл кк убитя.

– Ну, пойдем, пойдем… – неохотно встл Янг, открыл дверь.

В коридоре под стеклянными крышкми горели н потолке необычные, из трубок, лмпы, светили голубовтым светом. Возле кждой двери стоял, кк н прде, обувь – по нескольку пр. Все туфли сверкли и были повернуты носкми к стене. В номерх спли или не спли, невидимый чистильщик делл свое дело всю ночь.

Н улице было свежо, дышлось легко. Асфльт около «Морской лилии» был весь ноздревтым: курортницы изрешетили его острыми кблукми. Большие лужи повсюду курились, будто кто-то нлил н сфльт кипятк. Мириды солнц вспыхивли н листьях деревьев, густые ллеи были зтянуты тумном. У дворников было збот – хоть отбвляй: стягивли в кучи ветви, сгребли обломнные сучья, сбитую листву, грузили все в тчки.

Янг помчлся нперегонки с собчкой, рзбрызгивя лужи, пок не добежл до пляж. Море было еще беспокойным: по ту сторону рифов поднимлись мутно-зеленые влы, гребни их вздымлись все выше, кудрявились пеной, обрушивлись, рзбивясь о рифы. По эту сторону рифов все было белым от пены, бурлило и клокотло.

Янг побежл к дельфинрию. Тото уже осмелел после ночи, рзвеселился, с лем носился вокруг него, догнв, стрлся схвтить з голень. Янг по привычке глядел под ноги – может, что подвернется? И подвернулось: с поцрпнными стеклми дымчтые очки, несколько монет – целеньких, не стертых, их можно будет пустить в оборот. Сунул очки з пзуху, огляделся. Эх-х, если бы полдня побегть по пляжу, можно было бы нйти денег до черт! Но, должно быть, уборщики сми обежли уже не рз.

…Млу, видно, только что зкончил утренний обход дельфинрия, ибо кк рз возврщлся к проходной.

– О, рнняя птшк, – приветливо обртился он к Янгу. – Сейчс открою. Но Рдж нет! Кк ушел вечером с дружком, земляком своим, тк и не возврщлся. А что – ты тк и не ншел их?

– Не возврщлся? – в голосе Янг было столько тревоги, что и Млу збеспокоился.

– Знчит, ты не видел его… А я думл, згуляли где-то вместе.

Янгу ничего не хотелось рсскзывть ему. Повернулся и пошел прочь опустив голову. Опять н пляж? К синьоре тоже не хотелось идти.

Плелся ног з ногу по пляжу, потом сел н решетчтый лежк, еще влжный после ночи, в пятнх подсохшего песк. Положил н колени руки, оперся н них подбородком. Невидящим взглядом уствился в пенящиеся буруны возле рифов. Кк неуютно, кким одиноким почувствовл он себя н белом свете!

Что с Рджем? Неужели его долго не выпустят? А все из-з этого трижды проклятого Пуол.

А Янг вчер долго не держли. Рсспросили, кто он и откуд, кк окзлся н острове, зписли имя синьоры Терезы и номер пртментов в отеле «Морскя лилия» – может, будут проверять? Выходил из учстк и встретил в коридоре Рдж, его кк рз вели н допрос (Пуол сидел отдельно). Рдж бодро улыбнулся Янгу: «Ищи меня тм…» – сделл кивок в сторону дельфинрия.

2

Сквозь рвные клочья облков спрв поблескивло еще нежркое и невысокое солнце. Ветер был порывистым, и окен никк не хотел успокивться – бушевл с гулким рокотом и шумом.

Янгу н Ре не понрвилось. Ккой же это Рй, если нет ткой спокойной, тихой лгуны, кк н Биргусе! И песок н Ре не нрвится. Н Биргусе он белый-белый, дже слепит глз н солнце, тут ккой-то серовтый и крупный.

В шуме волн слышлось Янгу, кк шумят кокосы н берегу лгуны Биргус, улвливл дже мелодию мминой песни. Ее чсто пели женщины по вечерм, собрвшись н посиделки.

Возле Янг отряхнулся мокрый Тото – Янг очнулся от брызг, попвших н него, притянул к себе собчку з ухо, поглдил. Тото лизнул колено, руки, улегся н Янговы ступни.

– Глупенький… Тебя же могл волн смыть, нзд не выбрлся бы… Прости, что я немного збыл о тебе.

Тот слдко прищурил глз, и Янг снов здумлся. Н этот рз мысленно увидел Нтчу. Где он сейчс и что делет? Ншел ли Нтчин отец хоть ккую-нибудь рботу? Удлось ли построить свою хибру н Горном – приют от непогоды? Не потерял ли Нтч Янговы вещи? Немного их остлось, совсем немного, смое ценное среди них – урн с прхом предков. Легко сохрнять, если есть своя хт, не слоняешься по чужим углм. Удстся ли съездить когд-нибудь н Горный? И ее увидеть хочется, и урну збрть.

Кк он тогд нежно и лсково, по-мтерински смзывл его болячки – следы от пиявок и комриных укусов… Ккими чуткими были ее пльчики! И кк они тогд стеснялись друг друг, кк смущлись. Вспоминлось это сейчс, и будто лсковый огонек теплился в груди.

«Интересно, есть ли тут „морские осы“? Ндо будет у Рдж спросить… Видимо, нет, инче столько курортников со всего свет не съезжлось бы сюд».

Возле Биргус их тоже нет, этих ядовитых медуз. Но рсскзы о них живут. Тких чудовищ, нверное, см дьявол придумл. Мтрос Дуку рсскзывл, кк возле Австрлии однжды куплись люди и двое мтросов попли н этих «ос-медуз». Совсем близко от берег были, тк и не выбрлись, погибли. У этих медуз зонтики большие, тонких и длинных щуплец около тысячи, и н кждом клетки-присоски с ядом. Одн ужлит, и достточно – прлич, смерть. Их яд сильнее, чем кобры. В первое время, когд Дуку рсскзывл про ткие ужсы, боялись лезть в воду, боялись купться в лгуне. И потом не рз пугли друг друг: «Осы плывут!» А Нтч не боялсь никких ос, нырял и кувырклсь в воде, кк бесенок.

– Ай глэд ту си ю![9] – послышлся вдруг нд ухом родной голос. – Ты что тут делешь?

– Рдж! – Янг вскочил, уткнулся лицом брту в грудь, всхлипнул и подвил этот неожиднный всхлип.

– Перестнь, все же хорошо. Пошли ко мне… У-у, что это у тебя з зверь ткой?

Шли обнявшись вдоль прибоя, и Янг рсскзывл о своих приключениях н Глвном острове. А когд скзл, что у них уже нет не только мтери, но и отц, при кких обстоятельствх и где он скончлся, то плкли вместе и не стыдились слез. Хорошо, что пляж был почти пустой, лишь кое-где улеглись несколько человек згорть. Потом и про Абдуллу рсскзл, и про Пуол, в ккую внтюру было втянул его землячок. Рсскзл об итльянке с собчкой, о том, кк удлось спрятть от пиртов ее дргоценности.

– А теперь он просит, чтобы я жил у нее. Собчку н прогулку водил. Обслуживл… – Янг сплюнул под ноги. Они шли быстро, песок шуршл и хрупл под ногми. Тото бегл кругми возле них, мотл розовым языком, с лем кидлся н чек.

– И поживи… А что? Н сколько времени он сюд приехл, не знешь? – спросил Рдж.

– Нверное, н месяц.

– Ну вот, видишь. Месяц поживешь в шикрных пртментх. В ншем положении ндо хвтться з всякую возможность, чтоб прожить. Хорошо было бы тебе постоянную рботу подыскть. Или подыскть для Гуго… Прень у нс в дельфинрии есть, Гуго, хочет нйти другую рботу. Вот если б он устроился, я бы тебя сосвтл н его место. Спрвлялся бы, у него не очень трудные обязнности…

– Ой, Рдж, это было бы здорово! Я рз увидел дельфинов, поглдил их – и полюбил н всю жизнь! Я с ними бы день и ночь знимлся…

– Ну-у… день и ночь. Никому это не нужно. Д и Судир у нс ткой – гоняет всех от дельфинов. Ты, знчит, пок с итльянкою побудь, но ко мне прибегй кждый день. Будешь приглядывться к тому, что я делю. Помогть. Может, когд и меня потребуется зменить н рботе. Кк нзывется ткя пород собк?

– Я думл – пудель. А синьор говорит – терьер шотлндский.

– Ты с мскою, трубкою и лстми плвл когд-нибудь? – спросил Рдж.

– Нет! – и Янг с ткой рдостной ндеждой посмотрел н Рдж, что брт усмехнулся, крепче прижл Янг к себе.

– Для нчл освоишь мску с трубкой. А потом и з квлнг возьмемся.

– Ой, Рдж… – от внезпно охвтившего счстья Янг потерся ухом о его бок. И от волнения ничего не мог больше скзть. Это был смя большя, смя светля его мечт, которую он лелеял в душе не один год. Срзу вспомнились все Рджевы рсскзы о том, что он видел под водой, и дже голов зкружилсь. Скоро, скоро и он увидит все эти чудес!

– Тебя нсовсем отпустили из полиции?

– Нсовсем. Пуол скзл, что я ни в чем не виновт, просто он приглсил меня кк земляк в бр, хотел угостить. З кржу всю вину взял н себя. Не ткой он уж и плохой, кк окзлось.

– Рдж, ты не знешь его, хоть и росли вместе. Он гд и хитрец. Обмнщик! У меня деньги вымнил… Он что-то опять придумл!

– Поживем, увидим. А у него тоже хвтит времени подумть, если посдят.

Рдж чего-то не договривл, ккие-то мысли угнетли его. Некоторое время бртья шли молч, у кждого в голове было свое.

Сторож Млу топтлся возле ворот, ожидя смену. Глз у него были крсные, почти ткие же, кк у бомо Яп. Пропускл их в дверцы и покчнулся. «Пьяный? – порзился Янг. – Сдурел человек, день впереди, жр, он… А может, ночью пил и теперь у него только похмелье?»

– Рдж! Шустрый у тебя брт! У меня тоже ткой сорвнец есть – спрвиться не могу! Ты гляди з ним, то влезет в ккую-нибудь беду! – вдогонку бртьям проговорил Млу.

– Ничего, он уже не мленький, – оглянулся Рдж и привлек Янг к себе. У мльчик в груди зщемило от волнения. Сейчс Янг беспредельно любил Рдж – ведь он теперь зменял ему отц и мть.

– Рдж! – снов крикнул Млу. – Только что грузовик повез к глвной рене песок. Я пропустил, хотя мне мистер Крфт ничего об этом не говорил… Ты ничего не слышл про песок?

– Нет! – ответил Рдж, повернувшись к Млу. – Может, Абрхмс ндумл что-то ремонтировть. И цемент тоже привезли?

– Не видел цемент. Один песок-ркушечник!

Вышли по ллее к трибунм и бссейну и срзу услышли короткое «бип-би-ип!» и гудение мотор. Из-з северного торц трибун здом выезжл небольшой грузовичок, он чуть ли не терся сдвоенным здним колесом о бетонный борт бссейн. Янг не видел тких мшин – орнжевя, низенькя, кузов треугольный. И не дымит. Шофер, приоткрыв дверцу, смотрел н колес, следил з тем, чтобы кк можно ближе подъехть к борту с перилми. Янг, здержвшись возле перекидного мостик, увидел: из-з мшины вышел невысокий человек в белой курте[10]. Не боясь, что грузовик может н него нехть, прижлся к перилм и рукой подвл знки шоферу: еще немного, еще…

– Стоп! – резко опустил руку вниз этот человек. – Вывливй!

Кузов смосвл повернулся н бок. Ш-шух!

– Что он – сдурел, этот Судир?! – повернулся к Янгу Рдж. – Бссейн чистить ндо, он…

Белое облчко пыли плыло мимо кбины, и шофер, помхв рукой возле лиц, словно рзгоняя тбчный дым, сел з руль. Мшин проехл метр дв вперед, и шофер снов вылез, с усилием держ в рукх довольно большой фнерный ящик. Что-то тяжелое было в том ящике, ибо и Судир, взявшись з него, согнулся от тяжести.

Хлопнули дверцы, мшин крутнул вокруг трибун и вылетел н ллею тк, будто учствовл в гонкх.

Судир, держ ящик перед собой, понес его к своей резиденции. Когд ствил ящик возле дверей, в нем звякнуло что-то метллическое. Открыл поспешно дверь и ткже поспешно исчез з нею с ящиком.

– Ну и ну… – покчл головой Рдж. – Но нет ничего тйного, что не стло бы явным… Пошли, покжу свое пристнище.

Тото не спешил з ними: стл передними лпми н бортик и игриво лял н дельфин, склоняя голову то тк, то этк, будто слушл его скрип. Кжется, это был млыш Боби. Он тоже высунулся из воды и с любопытством рзглядывл собку.

– Пн, бог и воинский нчльник, – говорил Рдж, отпиря свою дверь. – Никто никогд не знет, что думет сделть Судир. Дже мистер Крфт не отвживется спршивть его о плнх.

Янгу понрвилось Рджево убежище. Просто чудо, не жилье! Точно кют н фнтстическом корбле… И чего только нет н стенх, н полкх и стеллжх! Год бы глядел и всего не переглядел! О нзнчении некоторых вещей, очень мудреных, только догдывлся. Аквлнги! А вот длиння остря стрел-грпун с ззубринми н конце… Зчем Рдж прячет ее н полке? Переводил взгляд туд-сюд и вздыхл.

Рдж срзу пошел в дльний првый угол, тм стояло что-то похожее н мотор и н ту мшину н колесх, что Янг видел с ребятми н понтоне, только эт нмного меньше. Рдж включил ее, он почти бесшумно зрботл, лишь где-то посвистывл воздух.

– Японский компрессор! Электрический… Мы им воздух нкчивем в бллоны, – объяснял Рдж. – Подноси, будем зряжть, – покзл он н стеллжи, где лежли спренные орнжевые бллоны с ремнями.

Янг ухвтился з одну пру – ого-го! Едв с мест стронул. Поглядел н Рдж – нсмехется нд ним, что ли?

Рдж улыбнулся, но приветливо, дружески.

– Что, кишк тонк? Весь зпрвленный квлнг почти двдцть килогрммов весит… Говорю зтем, чтоб срзу понял: с квлнгом плвть – не детское дело. Чтобы не ныл без толку: «Когд с квлнгом?..» Мск с трубкой для тебя – в смый рз пок что. Освивй и плвй… Аквлнг изучишь постепенно, з это время и см подрстешь, окрепнешь. А знешь, этого вес квлнг в воде не ощущешь! Ноборот, еще грузил к поясу привязывешь, инче вытлкивет нверх.

Поднес одну пру бллонов к Рджу и услышл, кк во дворе жлобно зскулил Тото. Голос он подвл, когд скучл без хозяйки или без него, Янг, или же просился н прогулку. Янг выбежл из клдовки и увидел: Тото бегет возле мостик, принюхивется к их следм, куд ведут следы, не понимет. Позвл его к себе, но собчк лишь виновто повилял хвостиком, посмотрел н него из-под нвисших косм, брехнул.

– Рдж, я скоро вернусь! Тото, нверное, есть зхотел, ндо бежть кормить, – крикнул брту и побежл к мостику.

…Донн Терез еще спл, и Янг дже чертыхнулся. Если б знл, то не спешил бы тк. Спросил бы у Рдж, может, ншлсь бы ккя-нибудь лепешк для Тото… Но бловень этот вряд ли ел бы простую пищу.

Янг игрл с собкой в гостиной, пок нечянно не здел ногой мленький столик. И тут донн Терез услышл их, вышл в ночной сорочке, нжл, зевя, ккую-то кнопку у дверей. Пок пришел кельнер из ресторн, он смотрелсь в большое зеркло у стены, мссировл веки и морщинки в уголкх глз, горестно вздыхл. Потом, выжимя из тюбиков, мзл лицо чем-то белым и розовым и с тким стршным лицом-мскою сделл зкз н звтрк, не постеснялсь молодого официнт.

«Эт европейк нс и з людей не считет…» – пришл в голову Янг совсем взросля мысль.

Потом синьор ндолго скрылсь в внной. Уже официнт вктил в номер двухэтжный столик н колесикх, сплошь зствленный трелкми, уже Янг и Тото очистили все трелки, с некоторых дже соус вылизли, синьор все не покзывлсь.

Крикнув ей, что пойдет с Тото гулять, Янг поспешил к дверям.

3

Возле кссы дельфинрия стоял очередь. Н стене строеньиц, в котором помещлись ксс и проходня, висело объявление, что сегодня будут три предствления, первое – в десять чсов по местному времени. Мистер Крфт, нверное, рссчитл: море бурное, купться туристы не будут, згорть целый день никто не зхочет, знчит, стнут искть других рзвлечений.

У ворот дельфинрия с внутренней стороны похживл другой сторож, негр. Лицо черное, блестит, нос широкий и плоский. Сторож по виду был злым, высоким и сильным, тким же великном, кк мифический герой Рксс. Хоть и стршно было к нему обрщться, пришлось просить, чтоб пропустил к Рджу, объяснять, кто он ткой, Янг.

– Свой, знчит, человек? – широко улыбнулся негр, ослепив Янг белизной зубов, и нчл открывть ему клитку.

– Д, – улыбнулся и Янг, нельзя было не ответить н ткую улыбку негр инче. Взял н руки Тото, тк кк возле него присели две светловолосые девочки, нчли совть собчке в рот рзмякшие шоколдки.

– Проходи и помни: брт моего друг – мой брт. Меня зовут Али… – негр пригнулся и тремя крупными пльцми осторожно отогнул Янгову руку, что прикрывл Тото сверху, потряс з лдонь, будто поздоровлся. Это тоже рзвеселило Янг: чудк, видть, этот Али. И имя ему првильное дли родители[11]. Интересно, ккя сил в его ручищх? Что было бы, если бы Али поздоровлся кк следует?

Рдж встретил брт озбоченно.

– Ты еще ни рзу не видел предствления?

– Нет.

– Возле перекидного мостик скмья – это кк бы директорскя лож. Сдись тм и гляди. Это нпротив трибун, все хорошо видно, н утреннем предствлении солнце сбоку будет светить – тоже хорошо. А у меня пок что дел.

Янг отошел, чтобы не мешть ему. Сел н скмью, собчку посдил к себе н колени, чтоб не лезл куд не ндо. Но Тото все время беспокойно поглядывл н воду, в бссейне проплывли туд-сюд, выныривли и шумно выдыхли воздух дельфины.

«Ай-й, точно кк люди, когд долго пробудут под водой и всплывют…» – не перествл удивляться Янг. Он уже не обрщл внимния н Тото, который дерглся в рукх, скреб ногми, стремясь вырвться н свободу. Янг следил только з дельфинми, особенно з мленьким Боби. Млыш чще, чем взрослые дельфины, поднимл из воды голову. Приветливо рскрыв рот, он оглядывл трибуны, которые нчли зполняться людьми, либо подплывл ближе и смотрел н… Тото!

– Боби, Боби, млышок ты мой… – лсково шептл Янг, хотел, чтоб дельфин смотрел н него.

Боби точно послушлся, подплыл к смому берегу, положил голову н крй борт. «Скир-р-р, трин-н-н, трин-н», – смотрел в глз Янг, будто о чем-то спршивл. И будто поняв, что конткт не состоится, снов уствился н Тото, зулыблся во весь рот. То космтое и черное, что дерглось в Янговых рукх, интересовло его больше – кк ребенк интересует новя игрушк. Глз дельфиненк, кзлось, умоляли: отпусти, дй сюд это космтое создние поигрть с ним, позбвляться в воде.

Янг уперся коленями в бетонный борт, присел. Собчку подсунул под крсно-желтые перил – обнюхивйтесь, знкомьтесь. Боби широко рскрыл рот, полный воды. Длинные ряды белых и острых зубов покзлись Тото очень стршными. Он звизжл, здрыгл лпми – испуглся, что Янг сунет его в эти стршные зубы. И тогд Боби линул водой изо рт н собчку – точно из кружки! От ткой неожиднности испуглся не только Тото, но и Янг – отхвтил собчку, отскочил см.

– Х-х-х! – рздлся хохот н скмьях. С трибун двно уже следили з Янгом и собчкой.

Зрители, которые уселись н свои мест рньше, нетерпеливо рзглядывли бссейн и то, что в нем делется. «Вон один! А вон еще дв!» – восхищенно вскрикивли то тм, то тут, увидев дельфинов. Дети хлопли в лдоши от рдости.

Вот уже трибуны зполнились окончтельно. Где-то н вышке подл голос невидимый репродуктор, полилсь чрующя музык. Из-з дом вышел с тзиком нрезнной рыбы Гуго, поствил его возле нижнего помост. Мужской голос по-нглийски, потом по-фрнцузски и по-испнски что-то рсскзывл о дельфинх. Потом в репродукторе щелкнуло, и снов полилсь тихя музык. Под вышкой – нстежь, резко – открылсь дверь, появился человек, зкутнный по смый нос в широченный черный плщ. Сделл несколько шгов к бссейну и снов величественно змер. Змедленным жестом, точно ккой-нибудь фкир, сбросил плщ с плеч. Не оглядывясь, швырнул его з спину, и в тот же миг сзди окзлся Гуго, поймл плщ н лету и исчез с ним в дверях. Человек остлся в черном и тком глдком, что он дже лоснился, гидрокостюме, без шлем. «Тот смый Судир, дрессировщик! Тумну нпускет, чтоб сильнее порзить публику…» – подумл Янг. Пок лилсь музык, дельфины тоже, видимо, готовились к предствлению, потому что движения их стновились все более и более спокойными.

Судир вдруг резко поднял руку, будто рвнул удочку из воды, и один дельфин прыгнул высоко вверх, дернул зубми з веревочку колокол, который свисл со второго помост вышки. Ухнул нзд с тким шумом, что вод из бссейн выплеснулсь н берег, отктилсь, снов плеснул, возле мостик глухо зстучл о берег легкя, из пеноплст, лодочк. И только теперь Янг увидел, что возле нее спускется в воду трубчто-метллическя лестничк.

Зрители зплодировли, зхлопл в лдоши и Янг, прижв Тото к себе левым локтем. А Судир взял из тзик кусок рыбы, бросил исполнителю номер. Ккой из дельфинов прыгл, Янг не узнл: они все высунули из воды рскрытые рты.

Поперек бссейн н тросе висели три обруч, средний был немного ниже крйних. Судир сделл рукой знк, и Гуго, который окзлся возле вышки, отвязл что-то или покрутил, и обручи опустились, стли в метре от воды.

Янг удивляло, что голос Судир не было слышно, он, должно быть, комндовл дельфинм жестми. Взмх руки – и три дельфин тотчс вынырнули возле обручей, поглядели н них, точно примеривясь, н ккую высоту прыгть, и тут же исчезли под водой, чтобы рзогнться. Снов взмх руки, и три лоснящихся серо-синих тел, изогнувшись, прыгнули через обручи и срзу плвно ушли под воду. «Ай-яй-яй, – снов удивился Янг. – Ккой точный рсчет! Ни хвостом, ни плвникми ни один не зцепился!» Н этот рз он зжл Тото между коленями и хлопл тк, что дже лдони горели.

Потом дельфины прыгли через веревочку с ндетыми н нее цветными трубкми из бмбук. Первый рз Гуго зкрепил веревочку н метр от воды, второй рз – метр н три. Прыгли через брьер не три, дв дельфин, но не узнть было, другие это или те же, что прыгли втроем. В рскрытые рты полетели куски рыбы, и это почему-то Янгу не понрвилось, будто Судир принижл дельфинов до уровня собк. Мленький Боби тоже рзевл рот возле Судир, но ему не попло ни одного кусочк. «У-у, скупердяй!» – обругл Судир Янг.

Дрессировщик бросил в воду похожий н кокосовый орех мячик. Дельфины нперегонки ринулись к нему, один из них схвтил ртом мяч и, подплыв, бросил его в руки Судиру. Второй рз дельфин бросил мяч не в руки, в бскетбольную сетку, тоже прикрепленную н средней площдке. И снов все зплодировли, Янг почувствовл, что срзу влюбился в дельфинов. Когд же Судир нбросл в воду рзноцветных колец, дельфины нчли ловить их, ндевть н рострумы и нести Судиру. Двжды бросл кольц Судир, и двжды один смый верткий дельфин ловил по дв кольц и подвл дрессировщику. Боби вертелся рядом, недовольно скрипел: ему тоже хотелось хоть рз поймть кольцо, но из-з взрослых дельфинов не удвлось.

Янг збыл, что у него под рукою Тото. Стл возле перил и тк зхлопл в лдоши, что собчк дернулсь и… выскользнул из-под руки, упл н трубу, скребнул по ней когтями, потом скользнул н крй бетонного брьер и – бух в воду. Скрылсь в ней с головой, вынырнул – голов стл мленькой, космы прилизны, змолотил по воде лпми, доплыл до стены. Црпет ее когтями, зцепиться не з что. Зрители плодировли, кричли, некоторые повствли.

Янг, ничего с себя не снимя, переступил через перил и нырнул в бссейн вниз головой.

Вынырнул н середине бссейн, повернул нзд, к собчке. Но быстрей возле Тото окзлся Боби. Выствил из воды голову рядом с собчкой, рскрыл, словно в улыбке, рот: «Привет, дорогой!» Тото взвизгнул от стрх, еще быстрее змолотил лпми, зцрпл стену, пытясь вылезть из воды, – и пдл вниз, нырял с головой. И тогд Боби, толкнув рострумом Тото в живот, приподнял его нд водой. Собчк повисл, зкчлсь – перевешивл то хвост, то голов. Боби опустил ее ниже, потом снов толкнул вверх, кк мячик. А тут и Янг доплыл, схвтил левой рукой Тото з шкирку. Несколько взмхов рукой, и Янг окзлся возле лодочки, что постукивл бортом о стену. Посдил в нее собчку, см – все рвно вымок! – нырнул под Боби, скользнув спиной по его животу. Вынырнул, то же смое сделл Боби, поднырнул под Янг, проведя по его животу упругим плвником. Янг крутнулся, схвтился левой рукой з спинной плвник, Боби сильно зрботл хвостом. Об рядом быстро поплыли по бссейну.

– Стой! Кто ткой? – кричл с берег Судир. – Гуго, почему в бссейне посторонние?

Никто ему не ответил.

Боби в это время повернул нзд, и Янг зхотел покзть еще один фокус – сесть н Боби верхом. Но упругое, скользкое тело невозможно было удержть ногми, д и Боби был мловт для этого. «А н взрослом было бы кк рз!» – успел подумть Янг, посмотрев в сторону Судир. Тот стоял бледный, с плотно стиснутыми губми и только згребл воздух првою рукой, будто выметл его, Янг, из бссейн: «Вон! Прочь!»

Рядом с Боби Янг поплыл к лодке. Ее кк рз отвязл Гуго, нверно, хотел подтянуть ближе и збрть собчку. Тото в этот момент отряхивлся – дже с ног пдл. И тут случилсь еще одн неожиднность: Боби выхвтил зубми поводок из рук Гуго и поволок лодку н середину бссейн. Н трибунх рздлись смех и свист: ткого интересного номер еще не приходилось видеть.

Янг, смущенный, вылез по лестнице из бссейн, нчл сдирть с себя сндлеты и выливть из них воду. Ему тоже было смешно все это, и он зсмеялся. Но если бы знл, что спутл всю прогрмму предствления и что Судир уже в бешенстве, то не смеялся бы.

У Боби хвтило желния зтянуть лодочку только н середину бссейн. Дльше не знл, что с нею делть, может, решил, что пошутил и хвтит. Рдостно выскочил из воды, плюхнулся нзд и поплыл к Янгу, выствив рскрытый рот – просил в нгрду рыбку. Не Янг, Гуго подошел к тзику, взял кусок рыбы, кинул Боби.

– Гуго! – голос Судир сорвлся н ккой-то рык. Глз горели от ярости.

Тем временем взрослые дельфины окружили лодочку, толкли ее носми. Тото, опершись передними лпми н бортик, боязливо поглядывл н них, повизгивл. Дельфины тоже не знли, что делть с лодочкой, ткого номер они не рзучивли, д и Судир не подвл никкой комнды.

Янг снов перешгнул через перил, присел и, оттолкнувшись, взмхнул рукми. Описв дугу, вошел в воду крсиво, без всплеск и брызг. Вынырнул возле лодочки, и Тото звизжл громче, зволновлся, перебиря передними лпкми. Янг схвтил лодочку з поводок, прибуксировл к лестничке, подл его Гуго. Зжв Тото под мышкой, вылез из бссейн.

Зрители были довольны. Следующие номер, которые покзывл Судир, уже совсем не зхвтывли людей. Дельфин тянет з поводок лодку с Судиром. Вот чудо, д это же смое делл Боби, только вез не человек, собчку. Судир плывет, уцепившись з плвник дельфин? И это было, Янг проделывл ткое. Судир опирется рукми н спины двух дельфинов, и все вместе летят, будто три соединенные торпеды? Это интересно, этому номеру можно похлопть. Дже Янг похлопл в лдоши, снов зжв между коленями Тото.

Дельфины примчли Судир к лестничке, и он медленно вышел из бссейн – черный, лоснящийся. «Нте!» – бросил дельфинм в рскрытые рты по куску рыбы.

Легкя музык, что сопровождл все номер, зтихл, прогрмм предствления не был выполнен: Янг с собчкой и Боби зняли несколько минут. Поэтому последний номер шел уже без музыки. Дельфины по знку Судир высккивли н нижний помост, уклдывлись друг н друг, кк поленья дров. Дже Боби несколько рз прыгнул, чтоб пристроиться хоть с крешку, но кждый рз соскльзывл в воду – мло было мест.

Всем дельфинм в рскрытые рты Судир сунул по рыбине, н млыш дже не взглянул. Дельфины медленно соскльзывли-свливлись в воду, отплывли. Зрители немного поплодировли и этому номеру, и Судир, поклонившись, протянул руку к средней площдке вышки, взял микрофон.

– Прогрмм зкончен. По моим нблюдениям, примерно и в то же время ктивно вели себя многие зрители. Трем лучшим сейчс будут вручены сувениры… – Судир взял со средней площдки прозрчный многоугольный ящичек-вертушку, повертел ручку, открыл крышку, вынул свернутый в трубочку листок.

– Третий ряд, двендцтое место! – выкрикнул он, рзвернув листок. Вынул еще дв листк: – Седьмой ряд, четвертое! Двендцтый – десятое!

Когд все, кто сидел под нзвнными номерми, обошли бссейн, миновли мостик, Судир вручил им сувениры – плстмссовых дельфинчиков н подствкх.

– Желем всем приятного отдых н Ре! Будем рды еще рз встретиться с вми! – эти слов он повторил по-нглийски и по-фрнцузски.

Все нчли вствть и выбирться из-з скмеек, дельфины продолжли кружить возле нижнего помост, ждли угощения. То один, то другой высккивли н площдку, шевелили хвостми, рзевли рты. Вскочил и Боби, и Янг не выдержл, подбежл к тзику, взял рыбину и дл дельфиненку. С довольной мордой млыш съехл с помост в воду, ккое-то время его не было видно, потом он снов вскочил н помост, рскрыл рот. Поглядывя н Янг хитренько, скрипел и хрюкл, шевелил плвникми. «Ах ты, мленький дурлей!» Янг присел возле него, почесл под плвникми, поглдил по голове, подергл в стороны клюв-рострум. Боби довольно скрипел, пытлся сжть зубми его руку.

Знявшись Боби, Янг не видел, кк Судир позвл в свою комнту Гуго. Услышл только глухой удр и вскрик прня, зтем второй удр. Гуго вывлился из двери спиной, дверь с грохотом стукнулсь о стену. Вствл прень медленно, скорчившись и прижимя руки к животу. Поплелся через мостик, здыхясь от боли и слез.

– Гуго! Гуго! – двжды окликнул его Янг, вскочив н ноги. Но прень дже не оглянулся, нпрвился в ллею.

– А ты кто ткой? Зйди-к сюд! – Судир стоял в дверях еще в гидрокостюме, не мигя уствившись н Янг. – Погово-о-о-рим… – последнее слово он произнес с нжимом.

Янг сделл дв шг, успел только прочитть нд дверью непонятные слов «Ex agua omnia»[12], кк послышлся голос Рдж:

– Янг, ты где? Двй сюд, я уже освободился…

Оторвл ноги от земли, побежл н голос брт. Н Судир дже не оглянулся.

Глв четвертя

1

Когд Янг скзл Рджу, чем зкончилось предствление, тот кинулся к Судировым дверям, стучл в них кулком, дергл з ручку – он не открывл. «Сдист! Плч!» – крикнул Рдж Судиру и вернулся в свою клдовку.

До второго предствления оствлось полчс. Никто не знл, состоится ли оно, хотя билеты рспродли полностью. Судир из резиденции не выходил.

Искли Гуго, и Абрхмс, и Янг, обежли всю территорию дельфинрия – нет! Али, сверкя белыми, кзлось дже голубовтыми, зубми, скзл, что через проходную Гуго не проходил, это не мышь, Али зметил бы. Н это Янг только усмехнулся: нужн ему проходня – в любом месте можно перелезть через збор.

– Ах, бедный млый… Ах, несчстный… Ушел, совсем ушел. Д и кто может выдержть издевтельств этого чудовищ! – Абрхмс озирлся, боясь, чтобы Судир не услышл его.

Пришли опять к дому, к дверям резиденции.

– Господин Судир! Мистер Судир, мистер Крфт зовет! – Абрхмс не знл, кк лучше вызвть фнберистого дрессировщик. Постучл в дверь, снчл тихо, потом и сильней. – Скоренько, то Крфт гневются!

– Пошел к черту! – выруглся Судир. Но через минуту все же открыл дверь. Был он без гидрокостюм, с мокрыми, точно слипшимися волосми, н бедрх нмотно мхровое полотенце.

– Меня нет! Ясно вм? Зболел! – и грохнул дверью тк, что жлобно отозвлся колокол н средней площдке вышки. Янг в это время лзил по трибунм, среди скмеек, искл крсивые «фнтики» от конфет и поглядывл через бссейн н Абрхмс и н дверь.

Абрхмс вздохнул всей грудью, рзвел рукми, отчянно хлопнул ими себе по бедрм. Посмотрел н Янг.

– Мльчик, не в службу, в дружбу – повыбирй бумжки и всякий мусор из-под лвок. Вон тм урн. – Когд увидел, что Янг послушлся, збегл среди скмеек проворней, прокричл: – А рыбу ты сможешь подготовить дельфинм? Хотя тут большого умения не требуется. Прибежишь сюд, и я покжу, где, что и кк.

– Вот-вот! – рспхнулсь дверь резиденции. – У вс появился новый дрессировщик, с ним и имейте дело! – Судир стоял, перегнувшись н одну сторону, и держл в руке бутылку. – Он н все руки мстер! И Гуго и меня зменит! – И снов хлопнул дверью, зкрылся.

Абрхмс, хя, трусцой припустился вокруг дом к другому торцу. Пойдет доклдывть Крфту.

У Янг было веселое нстроение. Ну, не смех ли? Грозный незменимый Судир кпризничет, кк избловнный ребенок. Очень хочется ему, чтобы его умоляли, упршивли. Конечно, Янг нпортил Судиру во время предствления, дже очень. Но чтобы из-з ткой мелочи отбить печенку Гуго?!

«Кричит, что я и Гуго зменю, и его… А что? И зменю! Мне бы немного подучиться, смому с дельфинми познимться… Я не здирл бы тк нос, кк он…» – Янг в этот момент искренне верил, что ткое может быть.

– Где… где он, этот душегуб? – появился из-з дом здыхющийся мистер Крфт. – Он меня пустит с торбой по миру! Он з все мои муки, з все доброе… инфрктом нгрдит! – Однко в дверь резиденции постучл вежливо: – Мистер Судир! Нм ндо поговорить!

Подошел Абрхмс с испугнным выржением лиц, покзлся Рдж, вытиря тряпьем руки. Янг тоже нпрвился к ним с Тото н рукх.

– Мистер Судир! Бросьте сость виски: у нс сегодня еще дв предствления… Вм мльчик поможет!

Янг подошел кк рз в тот момент, когд дверь резиденции открылсь. Судир стоял в белых брюкх, в тенниске с эмблемой дельфинрия. Мокрые волосы глдко зчесны нзд. Янг шгнул ближе к брту.

Судир был строгим и суровым, будто и не он несколько минут нзд имел ткой рстрепнный вид, не его сгибл н сторону бутылк. Видть, что-то ндумл, потому что в рукх держл ткие кольц, которые бросл дельфинм во время предствления. Ни н кого не смотрел, выделил только взглядом Янг, кивнул н бссейн и веером швырнул туд кольц: «Аппорт!» – покзл рукой н воду.

Янг молниеносно сунул Тото в руки Рджу.

– Стой! – крикнул Рдж. – Ты же не собк, чтоб поноску приносить!

Но Янг только пяткми сверкнул, бултыхнулся в бссейн. Вот оно, желтое кольцо, уже и руку к нему протянул. Д вдруг оно подскочило, кк живое, и… окзлось ндетым н рострум-клюв дельфин. Некогд было рзглядывть, ккой из дельфинов окзлся тким ловким, рвнул сжонкми к другому кольцу, розовому. Успел схвтить! Остльные похвтли дельфины, хотя никто не двл комнды подбирть их…

– Будем тк и делть этот номер: человек соревнуется с дельфинми – кто скорей. – Судир говорил твердо, видимо решился н это окончтельно.

– Я соглсен! – Янг чувствовл себя н седьмом небе от счстья. Если бы не считл, что ндо в этот момент выглядеть солидно, то прошелся бы н рукх, кк Абдулл.

– Ну вот и хорошо! О'кей, сынки! Готовьтесь, через пятндцть минут будем впускть людей, – Крфт с облегчением вытер лоб и толстую шею носовым плтком.

– Тк-то оно тк, – вмешлся Рдж, – д не совсем тк. Гуго не знимлся с дельфинми в бссейне. Если Янгу выполнять все обязнности Гуго д еще и в предствлении учствовть, то можно и ноги протянуть. А зрплту мистер Крфт ведь не прибвит?

– Ноу, ноу! Пусть мистер Судир доплчивет. Янг делет облегчение ему, не дельфинрию.

– Почему же не дельфинрию? – сдержнно, однко искос сверкнул глзми Судир. – Мы можем и совсем новые номер придумть, не только стрые совершенствовть. «Спсение дельфинми мльчик!», «Верхом н дельфине!», «Дельфины и дети!». Можно шикрную реклму придумть, нрод влом повлит. Думю, что и вм выгод будет немля.

– Посмотрим, посмотрим… – пробормотл Крфт и пошел.

– Дядя! Мистер Крфт! – не выдержл Янг. – А вы ддите мне ткую тенниску, кк у Рдж, – с эмблемой дельфинрия? – у Янг дже сердце змерло: что он ответит?

– Тенниску? Ну, тенниску, если не вернется Гуго, придется дть. – Крфт оглянулся, и что-то нподобие улыбки тронуло его губы.

– Тогд я соглсен н всё-ё-о! – Янг здрл руки вверх и потряс ими.

– Дурень! Молокосос! – сердито плюнул Рдж. Повернулся, чтобы идти к себе в клдовку, и остновился. – Иди сними с себя все, ндо перемыть, пусть сохнет. В трусикх будешь выступть. А ты, увжемый новоиспеченный мистер, – обртился он к Судиру, – будешь относиться к нему кк можно вежливее. Тронешь хоть пльцем – не поздоровится.

«Пусть ругет, кк хочет… Зто с Рджем буду! В дельфинрии буду рботть!» – Янг стоял, одурев от счстья, и только носом шмыгл. Сейчс он совсем збыл, что его счстье выросло н несчстье другого.

Об этом нпомнил Рдж, сорвв с него в душе одежду д еще и шлепнув по тому месту, откуд ноги рстут. И совсем не больно было, Янгу хотелось смеяться и дурчиться. Ах, Рдж! Не может понять, сколько пережил он з все дни после изгнния, кк извелсь, нплклсь его душ от горя и одиночеств. И вот теперь, когд все тк чудесно склдывется, вдруг снов ндо переживть из-з того, что ты – не по своей воле! – знимешь место другого.

– Под вечер сходим в порт. Гуго живет н лодке, в плвучем поселке… Нйдем!.. Поговорим, что он думет делть дльше. А теперь – беги! – Рдж еще рз хотел шлепнуть Янг, но он выскочил кк ошпренный.

И звертелся, кк собк з своим хвостом. Судир срзу решил включить его в прогрмму предствления вместо себя. Порепетировли трнспортировку лодки с Янгом – это длось совсем легко, потом – зплыв н двух дельфинх, вернее – дельфинкх Еве и Доре. Не совсем получлось, не было ткой синхронности, кк тогд, когд плыл, опирясь н них, Судир. Но ничего, все придет со временем. А не получится н двоих, то нучится седлть одного и плыть.

Судир тк и не ндевл гидрокостюм во время предствления, стоял н нижнем помосте в белых брюкх и тенниске и подвл комнды. Он был доволен Янгом, только не покзывл этого… А в конце дневного предствления, когд мокрый и возбужденный Янг еще спихивл с помост шлун Боби, тот все влезл и влезл обртно, подствлял живот и плвники, чтоб его глдили и почесывли, от зрителей отделились две женщины, пошли к перекидному мостику. Одн, мленькя китянк, в брюкх с широкими штнинми, несл пышный букет цветов, другя – высокя, в широкополой шляпе и белом плтье – бумжный сверток в руке. Судир пошел им нвстречу, н мостик, принял букет, поцеловл китянке ручку, вынул из букет голубой конверт, поцеловл и его. Потом помхл письмом вслед китянке и скрылся в резиденции. А женщин в широкополой шляпе еще издли зговорил, протянув руки к Янгу: "Повэро бмбино, повэро бмбино[13]. Я не знл, что ты ткой мэстро!" А подойдя ближе, скзл:

– Грндиозо, милый… – и поглдил мокрую голову Янг.

Донн Терез! И он был н предствлении… А он же совсем збыл о ее существовнии. Збыл и про Тото, который, услышв голос синьоры, нчл скулить и визжть, рвться с привязи (Янг привязл его к скмье нпротив вход в Рджеву клдовку).

– Ой, вы совсем збыли про обед! Скоренько приходите с Тото! А пок что вот вм подкрепление, – сунул пкет ему в руки. – Бутербродики, колбск… Д не здерживйтесь очень, то у меня сегодня зплнировно еще одно мероприятие.

– Мы вечером съедим и обед и ужин, сейчс не успеем. Д вы не беспокойтесь, собчк не голодн.

– Мирколо! Это просто ужсно! У Тото может испортиться желудок… Ты уж, миленький, покорми его, хорошо? Ну – чо! Я люблю вс обоих… Ой – я побежл! – синьор помхл им пльчикми.

Янг дернул з ручку дверей.

– Что дльше делть, мистер?..

Судир лежл н дивне, зкинув ногу н ногу и рзглядывя листок, спохвтился, спрятл его в голубой конверт, конверт сунул под мгнитофон н столе.

– Что?.. Прежде всего ндо стучть, когд входишь. А еще лучше совсем не зходить и никуд не совть нос, когд тебя не просят. Понял?

– Умгу.

– А вообще я тобою сегодня доволен… Хоть ты мне и много попортил крови… Думю, мы с тобою полдим, тк? – Янг н это пожл плечми, и Судир продолжл: – Ты думешь, почему у нс с Гуго конфликты были? Непригоден он для этого дел, не любит его. У тебя все горит в рукх, у него – тлеет. Есть рзниц? Ты отдохни с полчс, и попробуем еще поктться н дельфинх… Ну и… все снчл нчнется, все снчл! Ткя крусель.

Янг осторожно прикрыл з собой дверь.

«Доволен…» Конечно же, будет доволен! Стоять н помосте в сухом и чистом и только комнды подвть или приться в гидрокостюме, лезть в воду, нырять для потехи других с дельфинми… Есть рзниц! Крфт првду скзл: большое облегчение Янг делет для Судир.

2

Шли с Рджем в рйон порт знкомой дорогой, через центр. Рдж нмеренно предложил этот мршрут, хотя по нбережной было ближе. Хотел по пути зйти в ккую-нибудь лвочку купить Янгу новые штны – отметить первый его рбочий день. Стрые уже доброго слов не стоили: нчл Рдж выжимть их после стирки – рзлезлись н клочки. Окзывется, едв держлись, просвечивли уже. Тк и не ндевл их больше. Шел в трусикх.

У Янг зплетлись ноги, собчк чуть не вывливлсь из рук. Нрботлся, окзывется, в первый день под звязку. Д и не высплся прошлой ночью из-з грозы.

– Рдж, что ткое мэстро?

– Опытный специлист, мстер, тлнт в полном смысле этого слов. А что?

– Ничего… – Янг усмехнулся про себя. Ну, до мстер ему рсти д рсти, может, всей жизни не хвтит.

К тому же, кк совместить то, что ему хочется быть кпитном дльнего плвния, с нынешним желнием? Что лучше? Трудно рзобрться, когд тебе неполных двендцть. А тк не бывет, чтоб совмещть одно с другим.

Не хотелось сейчс Янгу думть, где он возьмет деньги н школу, потом н ткой колледж, чтоб выучиться н кпитн?

Штны купили н площди, дже с плстиковым ремешком. Янг тут же ндел их и стл почти кк брчук. Рдж в шутку нжл большим пльцем н его нос – вверх, будто он тк здрлся у него от рдости. Янг рстрогнно потерся о его грудь лбом.

Искть Гуго пришлось долго, бродить в лодочном поселке, рсспршивть. Лодки стояли у берег н приколе рядми, много их было привязно и у крйнего, восточного мол. Некоторые держлись н якоре смостоятельно, другие были пришвртовны к другим лодкм, но все жлись кк можно глубже в зводь между бетонным молом и пирсом-нбережной, в укромное место. Это мло спсло, ночня буря у многих будок-ндстроек посрывл крыши, повлил стены, и лодочный городок выглядел тк, будто тут похозяйничл хищный зверь-великн. Тут и тм слышлся стук молотков, скрежет пилок. Люди снов нлживли себе приют… Рдж с Янгом перебирлись с лодки н лодку по мостикм-доскм или по бортм, рсширенным доскми, которые походили н клдки. Хвтясь рукми з шткие стены и крыши, переступли с борт н борт, лодки рскчивлись и оседли, между бортми плесклсь вод.

Нконец ншли Гуго, он тоже ремонтировл свою крышу. Лицо прня болезненно морщилось, белки глз пожелтели. Говорил с ними и слбо усмехлся, жловлся н боль в првом боку – должно быть, Судир повредил печень. Ндо было бы сходить к врчу, но где взять деньги н визит, потом и н лекрств? Может, зтихнет боль, перестнет… И пок говорил с Рджем и Янгом, млдшие бртья его и сестры, кто немного одетый, кто совсем голый, лезли к нему н руки, н колени, и он только мягко отстрнял их или, скривившись от боли, ссживл с колен, но не прогонял.

– Нечем и угостить вс… простите, – печльно посмотрел н Рдж и Янг.

– Рдж… – нчл Янг, и тот понял, что ндо говорить все-тки о глвном, рди чего пришли.

– Возьмите вот… – Рдж вынул из крмн пкетик цуктов, отдл млышм. – Гуго, ты попрвляйся и приходи нзд. А пок что Янг тебя зменит.

– Я не вернусь… Приду только з рсчетом – и все.

– Ты прости… Я виновт, это из-з меня попло тебе… – язык не слушлся Янг: тк гдко он еще никогд себя не чувствовл.

– При чем тут ты! Я двно собирлся уйти от Судир. И ндо было уйти, пок не исклечил… Ну, это был последняя кпля.

– А кк же ты будешь жить? – вздохнул Рдж.

– Не пропду. Вот попрвлюсь немного, буду с отцом в порт ходить. А если сдохну, то это дже лучше, чем рботть н Судир.

– Я своего слов нзд не беру: если нйду где рботу, срзу же сообщу тебе. Ну – держись! – Пожли ему руку, похлопли по плечм. Гуго нгнулся, чтобы скрыть слезы.

– Спсибо вм… Вы – кк бртья мне.

Прощлись, не зня того, что еще рз, уже в темноте, придется пробирться н эту лодку, нести добрую весть: в «Летучей рыбе» увидели Амру, и тот скзл, что его берут официнтом, о месте посудомойщик он договорился для Гуго: Амр тоже помнил двнишнюю просьбу Рдж.

3

Хорошо, что кто-то прошел под окном с трнзистором, то Янг проспл бы до полудня. Торопливо вскочил, сунул под мышку Тото – и к дверям. Звтрк некогд было ждть. «Я-я-янг, это ты-ы?» – вяло пробормотл спросонья донн Терез и перевернулсь н другой бок.

Сегодня у Янг первый полный рбочий день, ндо спешить.

Но кк ни спешил, пришел к проходной вместе с мистером Крфтом. Совсем не фнберистый этот мистер Крфт: первый поздоровлся, по-отцовски положил н плечо Янг руку, пропустил перед собой в проходную. Н почтительный поклон Млу тоже кивнул.

– Ключи! – коротко кивнул он Млу, и тот зсуетился, ззвякл своими ключми, отпиря небольшой висячий шкфчик, где под стеклом были рзвешны ключи. – Будешь этому прню вместо Гуго выдвть ключи… – Пок Крфт говорил, Млу умудрился дружески подмигнуть Янгу. – Вот эти – от входных дверей, эти – от моего кбинет… – продолжл Крфт. – До моего приход ключи снов должны висеть н месте. Тм рбот небольшя. Абрхмс мог бы тебе все рсскзть, но лучше скжу я. Мленькую уборку сделешь… Тнцуя сделешь, вместо физзрядки. Пойдем, я покжу, что можно перествлять, протирть, чего трогть нельзя… Шх-мх – и ты свободен, знимйся своим делом.

Они шли по ллее, где под пльмми и кустми стоял еще тумн, и Крфт не перествя говорил:

– И свободен… В душе тоже будешь убирть, мыть… Абрхмс скжет – кк и чем мыть, дезинфицировть. И свободен… Н трибунх уберешь после предствления – и свободен… Абрхмс учил, кк рыбу подготвливть? Ну вот… И свободен.

«Аг… – думл Янг с горькой усмешкой, – и лежи, отдыхй. А еще ведь репетиции, предствления… И свободен, и отдыхй! Влез в кблу… Во сколько же это мне ндо вствть, во сколько прибегть, чтоб до его приход все сделть и повесить ключи н место? А когд же учиться с мской плвть, с квлнгом? Еще эт собк свлилсь н мою голову…»

По скрипучей и зыбкой лестнице (ступеньки просто стонли под тяжестью Крфт) мистер взбирлся первым. Сопел и говорил:

– У нс есть еще млый бссейн – с рыбми и черепхми. Если бы ты соглсился порой и тм поплвть, было бы просто о'кей! Н буксире у черепхи, ? Публике нрвятся необычйные штучки.

– А Гуго тм плвл?

– Нет. Мне кжется, что Гуго дже плвть не умеет. Ни рзу его в воде не видел. – Крфт отомкнул входную дверь, толкнул ее. – Ну вот, видишь – мини-коридорчик, дв рз мокрой тряпкой мхнешь – и хорошо, – помхл перед собой рукою, будто покзывл, кк убирть. – А вот в кбинете… – сделл дв шг, всунул ключ в другую дверь, потянул ее н себя, – вот в кбинете…

Н полу у двери лежл голубой конверт, ткой же, ккой Янг видел у Судир. Н нем были нписны печтными буквми дв слов: «Джерльду Крфту». Мистер, кряхтя, нгнулся, поднял конверт, повертел в пльцх. Почтового штемпеля н конверте не было. Янг обошел Крфт и увидел, что лицо его встревожено, рук с конвертом мелко дрожит.

– Аг, тк о чем я говорил? – спохвтился мистер Крфт. Руку с конвертом опустил вниз.

– Про кбинет. А только я хочу срзу скзть, что в млом бссейне я плвть не буду. Д и Рдж не рзрешит. – Янг решил спрятться з брт. Дй этому мистеру плец, тк он отхвтит и руку.

– Ну – мы об этом еще поговорим. И с Рджем тоже поговорим… Протирть тут будешь пол, стол, стулья, тбурет, лмпу, телефон, нстольный вентилятор, сейф, подоконники. Н столе ничего не перествляй, не меняй местми. Корзину с мусором можешь выносить не кждый день, все бумги из нее обязтельно сжечь. Читть ничего не ндо, тебя ничто не должно интересовть.

– Я ткой конверт вчер у Судир видел. Ему ккя-то китянк вместе с цветми поднесл, – неожиднно для себя скзл Янг. Тото рвлся из рук, скулил, ему хотелось побегть.

– Ткой или этот смый? Что было н нем нписно?

– Не зметил.

– Ткие конверты можно купить н кждом углу, в кждой гостинице. И н кждом ккой-нибудь призыв. Тут: "Нркотикм – бой! Спсем нцию от «белой смерти». Во-от… Сегодня можешь тут не убирть, звтр – попрошу. Все, что потребуется для этого, спршивй у Абрхмс. Ну – я тебя не здерживю… – мистер Крфт снов уствился н конверт.

Янг шмыгнул з дверь. Сев бочком, съехл по перилм и срзу пустил Тото погулять.

Услышл, что возле резиденции Судир шум. Узнв голос Рдж и Судир, пошел туд.

– Ты мгнитофон не брл? – голос Судир был злым.

– Когд-?! Зчем?! Вчер мы с Янгом ушли рньше тебя. Ты еще собирлся с квлнгом н глубину лезть… И не збывй, я тебя скорей могу обвинить в чем хочешь: это ты имеешь ключ от моей клдовки, не я от твоей, – говорил Рдж тоже рздрженно.

– Не зходи! Следы зтопчешь… – Судир рсствил ноги в дверях, згородил рукой вход. У его ног стоял черный дипломт, с которым он обычно приходил н рботу.

Рдж все-тки зглянул в резиденцию поверх Судировой руки. Янг тоже просунул голову в дверь – ниже его руки. И првд, внутри все было рзворочено, дельфинчики рзбросны кк попло.

– И кто тут что искл? Хотелось бы мне знть… И неужели ты не слышл никкого шум? – поинтересовлся Судир.

– Я спл, – отрезл Рдж. – А что еще пропло?

– Не зню. Дельфинчики, кжется, все… Мгнитофон н столе стоял, н виду – его нет. Хорошо, что дипломт не оствил н ночь. Я к тебе его знесу, пусть пок что в клдовке побудет… Пойдем к Крфту, ндо звонить в полицию… И пусть предствление отменят. – Судир цпнул Янг з лицо и грубо оттолкнул. Янг чуть зубми не вцепился з плец, лдонь Судир смердел кким-то лекрством.

Янг первым добежл до дверей Крфт, без стук нжл н ручку…

Мистер, бгровый, нлитый кровью, сидел в единственном мягком кресле перед своим столом. Голов откинут н спинку, рот слегк приоткрыт. Н коленях лежл вскрытый голубой конверт, под опущенной к полу, будто неживой, рукой – небольшой листок. Н их шги и стук двери он никк не отрегировл, дже не шевельнулся.

Рдж первым окзлся возле мистер Крфт, потрогл з плечо, шире рсстегнул рубшку, взялся з пульс.

– А-, это ты, Рдж… – рздвинул дрожщие веки Крфт. Они были крсные, водянисто-нбрякшие. – Тм… Тм… – првя рук слегк шевельнулсь, укзтельный плец покзывл куд-то н стол. Крфт снов смежил веки, здышл прерывисто, со стоном.

Судир зшел з стол, открыл првый ящик, ззвякв чем-то метллическим и стеклянным. Вот уже руки Судир нд столом, в них собрнный шприц с иглой. Взяв в ящике ккую-то мпулу, обломил головку, нбрл из нее в шприц лекрств. Делл все уверенно, точно доктор. Выдернул из розетки электрический шнур от лмпы.

– Н, перетяни ему руку выше локтя… Сильно! – скомндовл Рджу. – И лучше левую… Н подлокотник ее положи!

Вен н сгибе локтя ниже повязки нбухл, стл кк веревк. Судир косо поднес к ней иглу шприц. Еще кк будто и не уколол, уже в шприц брызнул из вены кровь. Янг быстренько отвел глз: стло нехорошо. Взгляд упл н тот листок, что лежл возле кресл слев. Поднял…

Что-то нпечтно н мшинке по-нглийски. И тут Рдж перестл держть шнур, рзмотл его, взял у Янг листок.

Читл про себя, беззвучно шевеля губми.

– Выкуп требуют… – скзл громко. – Двдцть тысяч доллров. Деньги привезти не позже, чем через неделю со дня получения предупреждения. Подпись: «Уйт вйпе»… «Беля змея».

– Ум-м, – мистер Крфт снов открыл глз. – Я же им плтил уже… в прошлом году… десять тысяч… Только збыл, ккя подпись был в первом листке. Две дбл ю или дбл ю и ви.

Н это никто не ответил ни слов. Судир звякл, рзбиря нд ящиком шприц, и будто не слышл Крфт. Нконец громко стукнул лдонью по ящику, згоняя его н место.

– Я же им плти-ил… Люди, что же это делется?! – с болью простонл Крфт.

– Трид? – спросил Судир. – Он шутить не любит. Лучше их не рздржть.

– А-, дьявол им в глотку! Где я возьму ткие деньги? – Крфт слегк шевельнулся, взглянул н Судир, будто тот мог подскзть.

– Где – это вм думть. Мы же не в курсе вших финнсовых дел.

– Мистер Судир, не зходите больше в ту мстерскую з сувенирми… и скжите им, пусть больше не делют. Ндо экономить.

– Ноборот, будем вручть не по три, по пять после кждого предствления. Я скзл, чтоб увеличили выпуск. А нчнем экономить н центх, потеряем доллры.

– Ум-м-м… – мистер Крфт зкрыл глз.

– И у меня бед. Кто-то похозяйничл ночью, обокрл. Мгнитофон пропл с рбочей лентой, все шмотки перевернуты. Может, одн шйк-лейк действует? Ндо звонить в полицию! – проговорил Судир.

Мистер Крфт мычл, не открывя глз.

«А может, Судир и подкинул это письмо? И см у себя укрл мгнитофон, чтоб отвести подозрение? – Янг посмотрел н Рдж: думет ли тк и он? Но по лицу брт ничего нельзя было определить, и Янг см испуглся своей мысли. – Тк что же тогд получется? Кто же ткой после всего этого Судир?»

– Письмо пришло не по почте. Подсунули под дверь сегодня ночью… – скзл Крфт бесцветным голосом. – Никто из вс не зметил чего-либо подозрительного?..

«Нет», – все отрицтельно покчли головми.

– Дверь в коридор не взломли, отомкнули. Пользовлись, должно быть, отмычкми. У сторож и спршивть нечего, он никому ключи не двл. Кроме Гуго и меня, никому не имел прв, и теперь будет только Янгу двть… Мистер Судир, что з письмо вм подли вчер с букетом? – неожиднно спросил Крфт.

Судир полоснул Янг ненвидящим взглядом.

– Мло ли ккие зписки могут передвть женщины мужчинм! Или ноборот… Дже болтливый индюк не рсскзывет своих интимных секретов индюшке, – сухо скзл он.

– Д, но… Простите… Позвоните полиции сми, меня еще ноги плохо держт. А про зписку от «Белой змеи» не говорите, то могут и не приехть. Я зню их – трус н трусе… О, если б это было в строй доброй Англии! Можно было бы весь Скотлнд-Ярд н ноги поднять.

Судир зшел з стол, перествил телефон поудобней. А пок перествлял и нбирл номер, говорил:

– З успех нынешних предствлений я не ручюсь. Дельфины привыкли к музыкльному сопровождению. Может, стоит отменить хотя бы утреннее и провести лишний рз репетицию?

– Отменять будем только тогд, когд, не дй бог, не остнется ни одного живого дельфин. Я же не могу снимть шляпу, кк нищий, стоять у ворот… Мистер Судир, вм придется смому скзть пру слов о дельфинх. Что именно – не мне вс учить.

Янг первым выскользнул из кбинет. Ндо было срочно готовить рыбу. Где тот копуш Абрхмс ходит, подвез ли хоть свежую?

4

Янг зметил: Судир доволен. Но и встревожен: почему дельфины тк легко идут н конткт с Янгом, с ним – туго, не помогет порой и рыб? Может, дельфины просто любят детей – кк своих, тк и человеческих?

Ев, он узнвл ее по трем белым полоскм-црпинм н левом боку з грудным плвником, лстилсь к нему, кк собк. Может, вспоминл в этот момент свою дочку Джейн? Может, дитя человек в чем-то зменяло млышку? Когд Янг долго оствлся под водой, нырял и он, рострумом осторожно, но решительно подтлкивл под живот, под грудь, чтобы скорей всплывл. И он, и Дор, и Бэл, дже могучий Дик (у него с првой стороны в нижней челюсти зуб сидел не в ряду, кк бы отступил н шг к языку, с левой стороны четыре зуб были съедены до пеньков) любили тереться об Янг, брть его з голень зубми, проводить ими туд-сюд, словно честь. Когд первый рз тк сделл Ев, Янг от испуг рвнул ногу, и н голени остлись крсные полосы от зубов. Смки почувствовли зпх крови, встревожились, зщебетли, кк воробьи. Может, другие смки упрекли Еву в неосторожности, и он опрвдывлсь, мол, Янг см виновт, не ндо было тк впдть в пнику. Нщебетвшись, Ев подплыл к Янгу, дл почесть себя под плвникми, см терлсь щекой о его бок – будто просил прощения. Остльные смки дружелюбно плвли вокруг, высовывли из воды головы, улыблись во весь рот. Тут же и Дик плвл, и нисколько не волновлся з свой грем, не ревновл к Янгу.

Боби, когд Янг двл ему целую небольшую рыбку, не нырял, чтобы съесть ее, брл осторожно з хвостик и подбрсывл тк, что рыбк делл тройное сльто и пдл в рот. Нигрвшись, нхвлившись своим умением, Боби съедл рыбку – конечно, под водой.

Млыш видел, что во время предствления Судир дет взрослым дельфинм рыбу только тогд, когд те првильно сделют ккой-нибудь трюк. И он ловил в воде то листок, то кусок медузы, нес Судиру или Янгу, рскрывл рот: «Дйте и мне!» Рз Боби принес медузу Янгу, Янг взмен ничего не дл. Боби нырнул и тк плеснул хвостом возле его лиц, что н Янг обрушился поток воды. Вынырнув после этого, млыш нсмешливо глядел, кк Янг откшливется.

В промежуткх между первым и вторым предствлением Янг почти все время плесклся с дельфинми (Судир н это молч соглшлся). Приучил млыш к сигнлу-свисту. Стоило сделть дв длинных и дв коротких свистк, потом еще две пры коротких (по ритму кк бы слов: «Ты где, Боби? Плы-ви сю-д»), и дельфиненок летел стрелой.

Посиневший, кк дельфин, проголодвшийся, выбирлся Янг из бссейн и только тогд вспоминл, что ндо было взять мску с трубкой, тренировться с нею. Рдж отогревл его горячим кофе, зпсы провизии у Рдж ктстрофически уменьшлись, н ппетит Янг не жловлся. Хорошо, что донн Терез снов, не дождвшись их в отеле, сделл визит в дельфинрий. Пкет с едой н этот рз был знчительно больше. Умиленно смотрел, кк они уничтожют котлеты и колбски, особенно Тото: «Бедня собчк, кк ты похудел… Совсем испортишь желудок, тут, нверное, ветеринр нет. Янг, мльчик мой, ты все-тки стрйся приводить Тото н обед. И утром корми обязтельно, я сделю кое-ккие зпсы в холодильнике. Бери, не стесняйся…»

Янг вспомнил белый шкфчик-холодильник в спльне у стены в номере отеля. Не зглядывл в него еще ни рзу, следовло бы.

– Донн Терез, не могу я у вс больше! Я уже н службе… Поищите себе кого другого, – нчл Янг просить, чтобы он отпустил его.

Но синьор и слушть не хотел.

– Кк – другого? Ой, что ты говоришь – чужого взять, с улицы?! Тото привык к тебе! У него может случиться нервный стресс! Испортится желудок, испортится хрктер… И у меня будет стресс! Я тебя полюбил. Мне будет очень горько, если ты нс покинешь! Дже и не думй, слышишь?

И ушл. А Янг смотрел ей вслед, и ему хотелось плюнуть от злости. Тото чудесный, потешный, он см привык к нему… Но ведь дельфины! У него появились дельфины! Одного Боби, толстенького, будто сделнного из лоснящейся резины и ндутого воздухом, Янг не променяет н десять собчек. Тем более тких изнеженных, кк Тото, беспомощных… Вот у Мнсур был собк тк собк! Никто с ней не нянчился, не брл н руки, рзве только, когд он был щенком. Бегл где хотел, дружил со всеми мльчишкми, любил купться, умел хорошо плвть. Мнсур кк-то пошутил, что скоро выучит ее плвть сженкми. «Х-х, собку – сженкми?!» Мнсуров собк всегд первя встречл рыбков н берегу лгуны, по ее поведению биргусовцы узнвли, все ли хорошо у рыбков и ккой улов. И рыбки любили ее, срзу нчинли угощть рыбой…

Где хоть Тото? А-, зснул в тенечке под кустом… Ну, пусть поспит… Жль, Рдж нет, пошел с туристми в подводную экскурсию, море уже немного успокоилось.

Второе предствление двно зкончилось, третьего не будет. Совсем рсстроился Судир: полицейский-сыщик, который приходил рсследовть кржу, скзл, что пусть не ндеется н скорый и окончтельный результт. Рсследовние – дело тонкое.

Судир, выпроводив полицейского, збрл из клдовки Рдж дипломт, перенес к себе в резиденцию. Потом ндел гидрокостюм, квлнг и ушел под воду в бссейн. Что он тм делет – неизвестно, но дельфины кружт нд ним, ныряют и всплывют, громко отдувются.

Янг собрл бумгу н трибунх, ншел в тйнике ключ от Рджевой клдовки. Отомкнул, взял с полки мску с трубкой, лсты, снов зпер дверь и спрятл ключ. Рдж покзл уже, кк пользовться мской и трубкой – теоретически покзывл, не опускясь в воду. А теперь Янг будет тренировться прктически. Не святые горшки обжигют, овлдеет и он этими штукми.

Ндел лсты, зстегнул ремешки и см нд собой зсмеялся: ну и шлепло мленькое! Если бы еще рот до ушей, н лягушонк был бы похож. Нклонился нд бортом бссейн, зчерпнул горсть воды, промыл стекло мски изнутри. Ндел н нос и глз, подсунул под ремешок дыхтельную трубку, згнутый конец повернул тк, чтоб удобно было брть в рот згубник. «Судир возле северного кря бссейн… Ну, я тут буду, возле мостик, и в рукве. Хвтит мест и ему и мне…»

Шгнул з перил – бултых!

Вод с булькньем зполнил трубку. Вынырнул, выствил трубку, сильно дунул, выдувя из нее воду. Срзу вдохнул воздух – и чуть не зхлебнулся: зхвтил трубкой воды. Дико кшляя, здыхясь, сорвл с себя мску, схвтился з железные ступеньки, что вели из бссейн. Вот дьявольщин… Легкие рзрывлись от судорожного кшля, болело горло.

Янг упрямству нучил жизнь: инче ничего не добьешься. Отдышлся, снов прилдил мску с трубкой и поплыл уже тихо, опустив в воду только лицо.

В воде серый полумрк, муть. Никогд он не думл, что в бссейне и в рукве до смой плотины вод ткя грязня. Бедные дельфины, кк им хочется из этой мути н простор, н волю, в чистоту и прозрчность. А люди поймли их, держт в соленой луже себе н потеху… Абрхмс скзл, что все время рботет помп, подет свежую воду, вод понемногу зменяется. Но чтоб ткой слбый был результт?!

Только возле лесенки из бссейн нсыпн свежий песок. А тк дно всюду зтянуто илом и тиною, звелсь дже ккя-то грязня лопушистя рстительность. А когд-то ведь, нверное, был чистый бетон. Вляются куски кирпич, кмни, осколки бутылок.

А что это з темня торпед летит нвстречу ему? Рыло-клюв тк и целится прямо в лицо, темнеют глзки, сильно рботет вверх-вниз хвост… В кком-то полуметре «торпед» резко взмывет вверх, зсветив белым животом. Янг поднимет из воды лицо и узнет веселую морду Боби. Дельфиненок, кзлось, внимтельно, с нсмешкой вглядывется в стекло, вот-вот подмигнет: «Не спрячешься, брт… Под любой мской узню…»

Они плывут рядом к северному, првому крю бссейн, где ныряют, кружт, шумно отдувются дельфины. Что тм делется н дне? Янг рзбирет любопытство, он хочет подглядеть з Судиром.

Впереди в глубине видны рсплывчтые длинные беспокойные тени дельфинов. С кждым гребком руки они стновятся яснее, вон и Судир в черном костюме с желтыми бллонми з спиной. Н поясе у него торб, он то и дело достет из нее кусок рыбы, сует в рот то одному, то другому дельфину. Но дет и другое – плоские ручки железных совков-черпков. Здние борт черпков круто злмывются вверх, упирются дельфинм в шею. Спереди у черпков зубцы. То один, то другой дельфин стрется вбить черпк зубцми в кучу, хоть немного нбрть песку. Но песок тут же смывется с черпк. Вверх летят пузырьки, тучи мути медленно рсползются в стороны… Янг немного зплыл в првый рукв и зстыл н воде, едв пошевеливя рукми и ногми. Судир от него внизу и првей, и Янгу видно, кк тот лезет рукой в торбу, вытягивет по куску рыбы и сует в рот тем, у кого получется лучше, больше остется песку в совке. А лучше получется у Доры и Бэлы, не у Евы.

Боби покидет Янг, ныряет к ногм Судир, у того лежит н лстх кк дополнительный груз-якорь еще один черпк. Боби шлит, хвтет его зубми то з дужку, то з бортик, тщит в сторону. Судир отбирет черпк, шлепет млыш по боку и сует дужку совк в рот Дику. Но тот резко трясет головой, и черпк отлетет з кучу песк. Судир больше не пристет к нему. Зто Бэлу, которя зчерпнул чуть ли не полный совок песку, похлопл, поглдил по голове, повернул рострумом к противоположному концу бссейн, туд, где мостик, повел з плвник з собой. Янг едв успел поглубже отплыть в рукв, потом поплыл вслед з ними. Не отстть от Судир и Бэлы было легко, порой дже приходилось притормживть, чтобы не нлететь н них. А может, Бэл потому медленно плыл, что мешл черпк?

Судир и Бэл доплыли почти до перекидного мостик. Дрессировщик неуклюже полез по лестничке из бссейн, комично выворчивя ноги, чтоб стновиться н ступеньки пяткми. Колени его еще были в воде, он уже отвернулся от стены и двжды щелкнул пльцми нд смкой. Сдвинул мску н лоб, вынул изо рт згубник. Бэл покзл голову из воды, брызнул из дыхл фонтнчиком. А приподнять совок тк, чтоб он полностью повис нд водой, не смогл: не хвтло силы или не понимл, чего от нее хотят. Челюсти рсслбились, совок перекосился, и песок сполз-смылся с него. Судир не збрл у Бэлы совок, только подпрвил тк, чтоб дужк приходилсь посередине рострум. «Репете, Бэл! Репете!» – Судир резко мхнул рукой в северный конец бссейн. Бэл утонул, пропл с глз… И тут Судир обртил внимние н Янг.

– Ты долго будешь мне нервы н шпульку нмтывть?! Д я тебе… уши… – поспешно ндвинул мску, взял в рот згубник, ринулся в воду.

Янгу почему-то стло смешно, он боялся, кк бы из-з этого снов не вдохнуть воды. Втянул воздух и нырнул нвстречу Судиру, под него, прошел у смого дн. С бллонми Судиру было не тк ловко в воде… Возле лестнички Янг мгновенно сорвл с ног лсты и увидел, что н дне вляется брошенный Бэлою черпк. А может, это был не тот? Сунул под дужку руку, лсты в ту же руку – топ-топ по лестничке вверх. Всплыл Судир, погрозил ему кулком.

– Дядя Судир! А вы будьте тм, отпрвляйте дельфинов с грузом, я буду принимть их тут! – прокричл Янг и взвесил в рукх тяжелый совок из толстой жести.

Но Судир не услышл или не зхотел услышть, еще рз погрозил кулком и жестом прикзл ему бросить совок. Янг рзмхнулся – плюх! – нте, берите… И пошел к Тото.

«Дрожит от злости!.. А чего дрожть? Вдвоем в дв рз быстрее выдрессировли бы».

Собчк млел от удовольствия, лежл, вытянув все четыре лпы, подергивл спросонья ухом, прогоняя ндоедливую муху.

А Рдж еще нет… Не спросил, сколько времени знимет кждя подводня прогулк. Сходить рзве н мыс Когтя? Тм подводники зходят в воду, тм нчло мршрут. Подергл Тото з ухо: «Пошли…»

«Эх, Абдулл! Мло дней прошло, я уже зскучл без тебя… О, если бы ты был тут! И Рдж уже со мной, и дельфины, и Тото, тебя никто не зменит. Ни с кем тк не поговоришь… Где ты теперь, Абдулл?»

Слев, где вместо огрды были тыльные стены пристнских пкгузов и склдов, рзрослись кусты, зросли плющ и лин збирлись н стены и крыши. И вот, когд Янг мысленно воскликнул: «Где ты теперь, Абдулл?» – н одной пологонклонной крыше из зелени высунулсь двно не стриження голов мльчик, покзлись длиння шея и голые плечи. Янг еще не узнвл друг, тот уже свистнул по-рзбойничьи, вверх взлетели, точно крылья, две руки.

– Ге-ге-ей!!! – звопил, зтнцевл он н месте. – Хо-хо, Янг!

Это был Абдулл – возник, кк в скзке. А говорят, что чудес не бывет!

Абдулл утонул в чще зрослей, нчл спускться вниз.

Минут, другя – и вот он, весь в црпинх, со свежими рубцми н голой груди, рукх, животе, в одних стрых штнх, босой кинулся Янгу нвстречу, и они крепко обнялись.

– Ты с неб свлился? Я только-только подумл…

– Не с неб – с крыши! – рот Абдуллы н худом лице рстянулся в улыбке до ушей. – Оттуд, сверху, тк удобно нблюдть з всеми! Тм и спть можно, только бы под бок чего подстелить.

– Кк это тебе удлось? Н Рй кк попл?

– Упросился н грузовоз… Всю дорогу мшину дрил в трюме, н пристни помогл рзгружться. Не очень-то з тк привезут.

– Родич бросил, знчит.

– Он меня бросил – фьюить! – Абдулл крутнул укзтельным пльцем, будто хотел просверлить небо. – Лег спть и не проснулся… А меня н другой день после похорон з шкирку и н улицу… Нового лифтер взяли и кморку дядину под лестницей отдли ему. Теперь я вольный кк ветер, хоть в пирты ннимйся.

– Не ндо в пирты… Видел я их – бх-бх, – и нет человек. Н моих глзх одного мтрос убили, женщину рнили. Грбили нс, когд плыли н Рй.

– Ну-у?!

– Вот тебе и ну… Рсскжу потом.

– А я видел твоего брт и еще двоих с ним. Вон тм зходили в море, с желтыми бллонми… Сми черные, в мскх – бр-р-р, кк мрсине. Я ждл, пок вылезут, чтоб о тебе рсспросить.

– А тут и я см.

– А тут и ты! Д еще с собкой… Ткую я уже где-то видел.

– Помнишь ту итльянку? Что попросил поднести собчку?

– Ну.

– Тк вот с того времени и збвляюсь с Тото. Итльянку Терезой зовут… Ой – слушй! Я же могу тебя сосвтть н свое место! Я ведь в дельфинрии рботю, у меня рботы – во! – чиркнул Янг большим пльцем под подбородком.

– Не гожусь я в собчьи пстухи. Д я срзу продм его туристм.

– Абдуллок! Абдуллячк! Ты же не знешь, что это ткое – з пстух. Будешь жить в первоклссном отеле, в одном номере с нею и собкой. Жртвы – от пуз, и чего только душ пожелет! А рботы – всего только собчку прогуливть и кое-когд прислуживть донне Терезе.

– Рй н Ре?

– Ну!

– Тк чего же см откзывешься?

– Скзно – в дельфинрии я! Может быть, н постоянную дже взяли. А с Тото мне ндо рзвязться, то он мешет. Соглшйся, ?

– Гм…

– Ты не гмыкй, господин ншелся! Лучше и не придумешь. Будешь кк сыр в мсле ктться, тм – что будет, то будет.

– Гм…

– А, чтоб тебе… Абдурк ты, не Абдулл. Вот дождемся Рдж, поможем ему костюмы и квлнги в порядок привести, и я тебя поведу. Возьмет донн! С моей рекомендцией – возьмет!

– А тебя кто рекомендовл ей?

– Никто. См ншл меня. Я ей понрвился. Честность н моем лице прочитл. Ясно? А у тебя н лице…

– Ну-ну…

– Ты жуликовтый хлопец… – смягчил Янг свое определение. – У тебя в кждом глзу по чертенку прыгет, тк и жди, что номер ккой выкинешь.

– Хо-хо!

– Абдурхмнчик, мне столько всего ндо тебе рсскзть!

– Вон… вылезют уже!

Ребят нперегонки бросились к берегу.

…Утомленный Рдж сидел н скмейке, обсыхл после душ. Рядом был вскинут н спинку скмьи вывернутый низннку гидрокостюм. Янг и Абдулл плесклись в душе, мылись сми и обмывли изнутри, прополскивли еще дв гидрокостюм. Но больше, кк видно, бловлись и брызглись, потому что умирли от визг и смех.

В руке у Рдж был листок, список желющих сделть подводную прогулку. Против кждой фмилии стоял номер костюм, рост. Двое первых уже отплвли. Третий и четвертый сейчс придут.

Третьим в списке стоял Пуол…

Глв пятя

1

У Пуол было ткое душевное состояние… Нет, не приподнятое, скорее всего его жгло злое, дьявольское вдохновение. До сих пор все кк-то обходилось. В рзные переплеты попдл, был дже н волосок от смерти – выпутлся. И в рукх полиции двжды побывл – «х-хе!» – вывернулся!

Выпустили его из рйской полиции только н другой день. Шел по улицм медленно, ног з ногу, пок снов не окзлся н площди с фонтном. В голове было пусто, никк не мог придумть, что делть дльше, кк приступиться к Рджу. Остновился возле сборного щит-реклмы, вернее, трех щитов, соствлявших треугольник. Н всех трех щитх висели одинковые плкты. Через десять дней морской прздник, выборы «мисс Рй». И портрет прошлогодней «мисс Рй». Голов – фотоснимок, туловище пририсовно художником, будто сидит он кокетливо боком н дельфине, тот мчится в брызгх воды. Чудо-дев «мисс Рй» покзывет в улыбке все тридцть дв зуб, трщится прямо в глз тому, кто ее рзглядывет, и помхивет ручкой.

«Бетель, бетель! Кому бетель? Лучшего бетеля не нйдете н всем рхипелге!» – остнвливется возле плкт ккой-то рньше времени постревший невысокенький лоточник-коробейник. Н нем жесткий, точно из желез, фртук – от смых подмышек и чуть ли не до земли. Не фртук, витрин и лоток одновременно, н нем ншиты сотни треугольных крмнчиков рядми, из кждого крмнчик торчит черенок листик. Свернут листок бетеля мудрено, кк цигрк, в нем есть все компоненты – зерно ореховой пльмы, кусочек негшеной извести, хвостик проткнут тк, что будто скрепляет весь сверточек, – бери з хвостик и в рот. «Попробуй, молодой человек! Ты ткого еще никогд не пробовл! – пристл к нему продвец и шепнул: – Всего дв доллр!» Судя по ткой большой цене, в жвчку было что-то добвлено, не порошок ли героин. Пок Пуол искл в крмнх монеты, чтоб нбрть нужную сумму мелочью, тот бормотнул сквозь зубы: «Привет от Чжн… Интересуется успехми… Срок продлевется еще н двое суток, кончтся эти двое суток в двдцть чсов. Не сделешь что ндо – смерть… Бетель! Кому бетель! Пожуешь – и ря не ндо!»

Пуол отошел от него, чувствуя, кк от стрх дрожт руки, в животе стло дурно. Контроль, окзывется, есть, про Пуол не збыли. Будь проклят тот день, когд он ступил н стежку этих гнгстеров! Будь они все прокляты!

Сунул в рот листок бетеля, нчл жевть. Рот зполнил шипучя розовя слюн, ощущлся и тошнотный привкус, кк от той цигрки, что курил в подвле, зтошнило, хотелось вырвть – выплюнул жвчку под пльму…

Слонялся целый день, живот подвело с голодухи, но почему-то едв вспоминл про еду, во рту стновилось нехорошо и тошнило. Уже вечером в кком-то выносном кфе подсел н улице з столик. Прикрывясь збытою кем-то гзетой «Фридом», подчистил с трелок все недоеденное, ненвидя себя з ткое унижение. Решил: зберется в дельфинрий, проверит резиденцию Судир – дрессировщик. Не нйдется ли у него тенниск с ткой же меткой – «R.S.»? От результтов проверки будет звисеть дльнейший ход событий.

И збрлся – длеко з полночь, дверь открыл согнутой проволокой. Тенниску ншел, только никкой метки не обнружил. Посвечивл себе укрдкой кким-то тяжелым, должно быть подводным, электрическим фонрем. Чтобы не было видно свет из окн, почти злезл под дивн. «Нет тех букв…» И стло легче, но и тревожнее: будто приблизился к роковой черте. Сгреб со стол мгнитофон, тяжелый, стционрный, звернул в простыню, зкинул з спину. Хотел взять несколько плстмссовых дельфинчиков н грненых подствкх и усмехнулся! Кому нужны эти ццки!

Прихвтил еще только фонрь – и ходу.

Нзд пробирлся тем же путем – через збор.

Днем, когд вокруг фонтн збурлил «блэк мэкит» – черный рынок, мгнитофон згнл ккому-то перекупщику. Првд, дешево, з пятьдесят доллров – лишь бы избвиться от этой игрушки. У него же выменял н фонрь кинжл. Конечно, не ткой шикрный, кк у Рдж, но острый. Это уже оружие, с оружием он все же смелее…

Н пристни в примитивной хрчевне снов нелся от пуз. До пятндцти чсов спл под кустом в сквере возле «Кркен». А потом пошел в дельфинрий покупть билет н подводную прогулку.

2

– Никто из вс не болен? Кшля, нсморк нет? – здл Рдж дежурные вопросы. – Ну, хорошо… – он придирчиво нчл оглядывть экипировку Пуол и четвертого экскурснт, некоего Грехем из мерикнского штт Клифорния. Хорошо ли прилжены н спине бллоны квлнгов, туго ли зстегнуты поясные и брссовые ремни, не будут ли сковывть мневр, хорошо ли прилжены пояс с грузилми, покзывют ли мнометры 150 тмосфер двления в бллонх, открыты ли зпорные вентили и звинчены ли вентили резерв? Пловцы-новички стояли у смой воды, волны прибоя, пенясь, нбегли н лсты. Янгу и Абдулле, который держл н коленях Тото, экскурснты были видны сзди и немного сбоку. Рдж стоял дльше, по икры в воде, и кзлся н целую голову ниже Пуол и н две – Грехем. Удивительно спокойное было у Рдж лицо.

– Глубже семи-десяти метров опускться не будем. Специльной тренировки вы же не имеете? – продолжл Рдж. – Нет. И с квлнгми никогд не плвли? Тоже нет… Чтобы вернуться н берег живыми, прошу строго выполнять все мои требовния. Не отплывть от меня больше, чем н дв метр. Вы… – покзл н Пуол, – будете от меня спрв, вы – слев (об соглсно покивли головми). – Перчток в нших костюмх нет, поэтому ничего под водой голой рукою не трогть и не брть, хоть и будет большое искушение. Если зхотите иметь рковину или кусок корлл, купите в киоске возле дельфинрия. Были случи, что экскурснты не слушлись моих предупреждений, и получли ожоги и уколы, которые долго не зживли… Когд покжу рукою: «Подъем!» – срзу же поднимться. Но – не быстрей пузырьков выдыхемого воздух… Мы стрлись подобрть гидрокостюмы по фигуре, но идельно подобрть нельзя. Вот почему, кк только погрузимся по шею, обомнемся хорошенько, чтобы не было под костюмом воздух, – легче будет опускться и меньше сделется склдок. А я еще рз осмотрю шлнги, всякие соединения – герметичны ли, чтоб не было утечки воздух. Потом опустим в воду лицо, проверим, хорошо ли прилегют мски. А смое глвное – вот что… – Рдж прокшлялся, будто собирлся крикнуть или взять чистую ноту.

Янг зсучил ногми по песку, сбивя его в кучи: от восхищения. А Абдулл все глдил и лскл Тото, приучл к себе.

– А глвное – не збывйте под водой дышть… – Пуол и Грехем хмыкнули, Янг громко зсмеялся. Но Рдж скзл: – Это не тк смешно, кк кжется. Дышть под водой знчительно трудней, чем тут. Двление н грудную клетку будет возрстть еще почти н одну тмосферу. Не волновться, не суетиться, не делть резких движений… Дышть спокойно, медленно, делть глубокие вдохи и выдохи, хотя и будете чувствовть некоторое сопротивление. Чтоб вс это не тревожило, не пугло… Если же будете делть короткие, слбые вдохи-выдохи, нужную порцию чистого воздух можете не получить, будете гонять туд-сюд углекислый гз и смоотрвляться… Если же дыхние все-тки собьется, стнет беспорядочным, поверхностным, всплывть не спешите, то можете и не успеть. Лучше спокойно лечь н дно, пострться выровнять дыхние несколькими протяжными, глубокими вдохми и выдохми…

Рдж видел, что от его поучений и инструкций Пуол не только не успокивлся, все больше волновлся и нервничл. Беспокойно переступл с ноги н ногу, потом отствил првую, колено дрожит, дрожит… Во рту, нверное, пересохло, ибо Пуол вертел головой и облизывл губы. Рдж, хоть и чувствовл, что безбожно зтягивет инструктж, делл это сознтельно: хотелось, чтоб землячк пробрло до печенок.

– При погружении могут зболеть перепонки – от перепд двления. Выдохните воздух через нос в мску, сделйте несколько глоттельных движений, в ушх будто что-то хлопнет, двление выровняется… Кто летл н смолете, тому это должно быть знкомо. Говорят, ощущение почти одинковое… Дльше… Хоть у вс и пояс с грузилми, снчл опускться будет трудно. Однко это ндо преодолеть, не допустить, чтоб вс выбросило н поверхность вверх ногми. Итк – промывем мску водой изнутри, чтоб стекло не зпотело…

Пуол и незнкомый Грехем шгнули глубже в воду, кося глзми н Рдж – кк он делет? – смочили стеклышки.

– Обртите внимние н згубник… Он хоть и нзывется згубник, но вот эти штучки должны попсть з зубы… Не бойтесь брть в рот, все продезинфицировно. Когд зжмешь вот тк, держится хорошо… – Рдж оттопырил верхнюю губу, покзв чуть ли не все зубы, вствил згубник, сжл губы, сделл глубокий вдох и выдох и вынул. – Ну, освоили? Еще рз вствьте и выньте… Получется? Ну вот вы и готовы к погружению… Збыл скзть: гидрокостюмы у нс «мокрого» тип. Это знчит, вод будет кое-где просчивться, но он нгреется от тел, новя уже не будет поступть… Вопросы есть? Под водою их может появиться много, д, к сожлению, я не могу тм ответить. Это не прогулк по сду со «спикером» в рукх… Жль, что никто из вс прежде не сделл прогулки н «Нептуне» – лодке с прозрчным дном. С нее хорошо все видно, и я смог бы ответить н многие вопросы. Обычно перед подводной прогулкой у меня спршивют, есть ли тут кулы. Отвечю: есть, особенно з рифми, но пок что нпдения н людей не было. Однко будем бдительны, будем глядеть в три пры глз – береженого и бог бережет. Тк?

«Подводники» в ответ н это только вытирли лбы, поеживлись (солнце пекло еще сильно, костюмы черные), топтлись н месте, словно у них знемели ноги.

– Повторяю, дльше двух метров от меня не отплывть… Возьмите в руки вот эти пики… – покзл Рдж н штоки, что торчли возле них в песке. – Если нпдут кулы, стнем спинми друг к другу… Отобьемся, не бойтесь! Ну, погружемся, снчл до шеи.

Рдж вырвл из песк свой шток, вложил згубник в рот, нтянул мску и нчл здом отступть в воду. Пуол и Грехем тоже проделли эти мнипуляции, повернулись лицом к суше и пошли, неуклюже перествляя ноги. Янг успел отметить, кк побледнело Пуолово лицо.

Рдж последний рз вынул згубник изо рт, хотя вод доствл уже до шеи и при нктх нкрывл брызгми с головой.

– Обжимйтесь… Обжлись? Перебирйте под водой ногми, кк при плвнии кролем. А можете и обеими рзом – по-дельфиньи. Руки лучше держть вперед или нзд вдоль туловищ… – Рдж снов взял згубник в рот и первый погрузился с головой.

Нд ним збурлили, вырывясь, воздушные пузырьки – один, второй, третий… Рвномерно, кк ндо, дышит Рдж. Янг и Абдулл подбежли к прибою, потом вошли по колено в воду, глядели, збыв обо всем. Пузырьки бурлили и тм, где ушли под воду Грехем с Пуолом. Белые гребни н волнх нкт стремились стереть их, погсить, они появлялись вновь и вновь, словно небольшие подводные вулкны.

Не осознння еще до конц тревог сжл сердце Янг.

– Абдулл… Никуд не денется мдм Ой… Будем ждть Рдж. – Янг згородил ногой путь отступления крбу-сигнльщику, схвтил его з пнцирь, вынес н сухой песок и сел. Абдулл печльно опустился рядом. Тревог Янг нчл передвться и ему.

Збвлялись с крбом без особого интерес, мысли их были тм, под водой. Немного рзвеселил их Тото, хотел обнюхть крб, тот мигом выствил и тотчс спрятл глзки-телескопы, цпнул клешней собчку з нос. Той большой, фиолетовой клешней, ккой любит кивть, подмнивть к себе.

3

Вперед, вперед… Вот тут еще рз оглянуться н одного и другого: кк дышт, кк плывут? Грехем почти нормльно, видимо, есть опыт. А Пуол отстет, неловко згребет ногми – не плвл в лстх, выдыхет чще, чем нужно… Постоял перед ними почти вертикльно, перебиря лстми, – и головою вглубь, ногми вверх. Ндо снчл порзить подводных путешественников глубиной, покзть пропсть-теснину, мрчную и стршную. Он слев от пристни. Вод в ней тумнно синеет, потом чернеет. Пусть зглянут туд, почувствуют, чем дышит бездн… Мршрут тк и рссчитн, чтобы впечтления нплстовывлись по контрсту.

Тело уже урвновесилось, будто совсем потеряло вес, кждой клеточкой испытывл нслждение… Сколько рз ткое было, и все до мелочей знкомо н мршруте, быть рвнодушным не удется. Рдж точно птиц-великн нд лесом, под ним несметное множество рзноцветных мелких птиц, дже стрекоз и мотыльков, и эти птицы-рыбки, стрекозы и мотыльки почти не обрщют н людей внимния, знимются своими делми. Првд, когд тень от человек подступет к рыбм, они резко сворчивют в сторону. И рук боятся: кзлось бы, очень просто поглдить ккую-нибудь, взять з хвост. Кк бы не тк! З кждым твоим движением подводные жители следят пристльно.

Про зросли тоже не всегд скжешь, рстение это или животное. Кусты, деревц, букеты, нросты… Стерлись все переходные приметы, очертния и формы вычурно-фнтстические, в глубине – рсплывются в мяг