/ Language: Русский / Genre:child_det, / Series: Детский детектив

Тайна Летучей бригады

ПольЖак Бонзон

Приключения полюбившейся юным читателям неразлучной шестерки друзей из Круа-Русс и их верного пса Кафи продолжаются! Компания решает провести каникулы в Испании. Но на границе случается целый ряд происшествий, изменивших их планы. Найденный ребятами загадочный предмет непонятного предназначения становится началом сложного расследования, которое приводит к самым неожиданным результатам... Кто бы мог подумать, что обыкновенный мячик, выбивший стекло заброшенного подвала, может навлечь на своего хозяина такие страшные неприятности! Хорошо, что шестеро друзей из Круа-Русс всегда готовы прийти на помощь тому, кто в ней нуждается. Выясняется, что в старом подвале происходит какая-то таинственная жизнь, течение которой оказалось нарушено. В издание включены две повести - "Тайна человека в перчатке" и "Тайна "летучей" бригады".

ТАЙНА «ЛЕТУЧЕЙ БРИГАДЫ»

ДОЛГАЯ ДОРОГА В ИСПАНИЮ

Ребята ехали уже больше часа, когда Тиду, возглавлявший маленький отряд на мопеде с коляской, притормозил и остановился.

— Сапожник, дай-ка мне карту!

— Зачем она тебе? Никакой ошибки нет, это автострада номер девять.

— Знаю.

— Хочешь найти место, где поставить палатку?

— Нет, меня интересует другое. Взяв карту, Тиду развернул ее и стал подсчитывать вслух:

— До Перпиньяна еще пятнадцать километров. А от Перпиньяна до границы — тридцать один. В общем, до Испании совсем недалеко… а сейчас всего семь часов.

— Верно, — отозвался Гий, — но ведь уже темнеет. Мы будем там только через два часа. Как бы границу не закрыли!

— Это нам не грозит. Пертский перевал работает без перерывов, это указано в путеводителе. Если не останавливаться на ночь, мы на рассвете в Сан Мигеле. Лишний денек в Испании, неплохо ведь, а?

Сапожник и Бифштекс горячо поддержали Тиду, Гий уныло покачал головой.

— Лично меня это не прельщает, — заявил он. — Мы весь день не слезали с мопедов, и я совершенно вымотался. А жарища какая! Когда выезжали из Нарбона, меня чуть солнечный удар не хватил!

— Вот видишь! Ночью ехать куда лучше, а фары Стриженый у всех проверил. Завтра утром будем в Сан Мигеле… и сразу плюхнемся в море! Усталость как рукой снимет.

— Здорово! — с восторгом крикнул Сапожник, которого все называли «малыш», потому что он забывал расти.

— Точно! — подхватил Бифштекс. — Мы и вправду перегрелись. Подумать только, вчера утром в Лионе пришлось свитер надевать!

Тут он хлопнул по плечу Гия.

— Встряхнись, старик! Неужели ты так устал? Всего-то ночку осталось продержаться… и мы покатим по испанской дороге!

Гий смущенно улыбнулся.

— Ну, против троих мне не устоять. Решено, едем в Испанию без ночевки… но только сперва перекусим.

— Конечно, — кивнул Тиду. — Я и остановился здесь потому, что рядом лесок. Там прохладнее, чем на шоссе.

Они покатили в рощу и, спрыгнув с мопедов, разлеглись на порыжелой траве. Бифштекс, достойный сын отца-мясника, вспомнил о своих обязанностях шеф-повара и быстро приготовил ужин. Впрочем, ребятам не особенно хотелось есть. Слишком уж жарко было на этих равнинах Лангедока — ни единого облачка, ни намека на тень. Неудивительно, что они совершенно запарились… Но, если говорить начистоту, просто не хватало прежнего запала — ведь их было всего четверо, и отсутствие двоих членов компании явно ощущалось.

Накануне друзья, одолев расстояние от Лиона до Нима, заночевали в чистом поле. За все это время солнце выглянуло лишь однажды — в окрестностях столь памятного для них Монтелимара. Но с утра желанное поначалу солнце стало так припекать, что они готовы были взмолиться о пощаде. Даже великий фантазер Гий, слепо верящий в чудеса, не мог поверить, что в сентябре возможна такая жара.

В этом году друзья несколько припозднились с отъездом: в августе все они устроились на работу, чтобы накопить денег на каникулы в Испании.

А придумала это веселая, боевая Мади — единственная девчонка в компании Круа-Русс, отличный товарищ и верный друг. Идея пришла ей в голову как-то вечером, когда они забрались по Пиратской лестнице в свою знаменитую «пещеру», где некогда находилась ткацкая мастерская.

— Добрая половина лионцев проводит отпуск в Испании, — сказала Мади. — А мы чем хуже? В конце концов, это не так уж далеко. Мы вовсе не обязаны ехать в Севилью или в Малагу. Одна моя одноклассница была в Испании с родителями, и она говорит, что на Побережье Коста Брава есть чудесные места… а это совсем рядом с французской границей! Правда, в августе там слишком жарко и на пляжах не протолкнуться.

Компания с восторгом приняла предложение, а особенно ликовал Стриженый, который, впрочем, всегда находил идеи Мади «потрясными» — такое у него было излюбленное словечко.

Увы, всего не предугадаешь! Вот уже наступил вечер второго сентября, и друзья готовились пересечь границу, но в рядах их зияла брешь — недоставало именно Стриженого и Мади. Мама девочки перенесла небольшую операцию, и ей нужен был уход. А Стриженый объявил, что у него слишком мало денег, потому что в первой половине августа он не работал. Конечно, дело было не в этом — надо ли объяснять, что компания всегда устраивала складчину во время совместных вылазок! Просто Стриженому не хотелось расставаться с Мади, и он надеялся, что через несколько дней ее матери станет лучше — и тогда они вдвоем нагонят своих друзей.

— Нет, нет, нет! — заявила Мади, едва лишь зашла речь о том, чтобы отсрочить путешествие. — Не нужно меня ждать. Я не хочу портить вам каникулы. Если мама сможет обойтись без меня, я приеду на поезде. Расписание я уже изучила. Скорый «Лион — Барселона» останавливается в нескольких километрах от Сан Мигеля. Или вы думаете, что я не смогу найти дорогу? Да за кого вы меня принимаете? Я же не маленькая.

— Знаю я тебя, — отозвался Стриженый. — Если мы все уедем, ты с места не сдвинешься. У твоей мамы всегда найдется какой-нибудь предлог, чтобы удержать тебя… Она славная, но уж больно трясется над тобой. Решено, я остаюсь и буду ждать тебя.

Последнее слово было за Тиду — ребята дружно признали вожаком этого провансальского мальчика, который перебрался с родителями в Лион. Тиду поначалу колебался — ему совсем не улыбалось ехать вчетвером. Но Стриженый рассудил верно: если он останется, Мади станет совестно, и они присоединятся к остальным, как только выздоровеет ее мать, — вот тогда и начнутся настоящие каникулы.

Приятно было сидеть в прохладной зеленой рощице. Языки вскоре развязались. Естественно, друзья толковали об Испании — стране незнакомой и, следовательно, загадочной. Ни один из них ни слова не знал по-испански, но им сказали, что в Каталонии почти все говорят по-французски.

В девять Тиду дал сигнал выступать. Несмотря на поздний час, было не так уж и темно, поскольку небо оставалось безоблачным. Вскоре компания достигла Перпиньяна: город показался ребятам очень многолюдным, потому что все жители расселись, по каталонскому обычаю, на террасах кафе.

Дальше начиналась автострада, ведущая к границе. Для большинства французов сезон отпусков уже заканчивался. Навстречу ребятам двигался поток машин с прицепами, доверху нагруженными чемоданами и лодками. Зато попутчиков практически не было. Включив фары, друзья покатили цепочкой — замыкал группу Тиду на мопеде с коляской, где восседал его любимец Кафи. Разумеется, на коляске тоже горела красная лампочка.

— Перевал очень крутой? — с беспокойством осведомился Гий. — Боюсь, мой моторчик не выдержит.

— Да не дергайся ты, — ответил Бифштекс. — Это и перевалом-то трудно назвать. Всего триста метров вверх по склону… а потом вниз, прямо к морю.

Действительно, подъем был почти незаметным, а повороты не слишком резкими. Близость гор ощущалась только по растительности, которая становилась гуще.

И вдруг перед ребятами, почти не ожидавшими этого, возникла деревушка Перт с ее единственной улицей, которая словно бы соединяла Францию и Испанию.

— Так скоро! — воскликнул «малыш». — Ну, знаете ли! От Пиренеев больше ничего не осталось. Не помню, кто это сказал… но это истинная правда.

Он уже собирался нажать на педали, однако его придержала чья-то рука.

— Полиция!

Ребята слезли с мопедов. Подобные формальности были им не в диковинку — они уже проходили пограничный контроль, когда совершали путешествие в Англию и в Могабию. Но все-таки переход из одной страны в другую — событие волнующее. Ничего запретного они не везли и с чистой совестью предъявили документы — метрику, разрешение от родителей, страховку на мопеды, справку о прививках собаки. Тиду, Сапожник и Бифштекс уже двинулись дальше, где их поджидали таможенники, которые с интересом разглядывали сидящего в коляске Кафи. Однако Гий почему-то задерживался.

— Что там происходит? — удивился Тиду. — Неужели возникли проблемы?

Они вернулись назад. Обескураженный Гий выворачивал карманы и копался в бумажнике. Увидев друзей, он понурился.

— Никак не найду разрешение от родителей!

— А ты уверен, что взял его? — спросил Тиду. — У тебя же ветер в голове! Ты вполне мог оставить его в Лионе.

— Да нет, сегодня утром оно лежало в бумажнике, вместе с другими документами.

В надежде отыскать драгоценную бумажку, он положил мопед на дорогу и стал выворачивать свой рюкзак. Все было тщетно — разрешение испарилось. Тогда Гий повернулся к полицейскому и умоляюще произнес:

— Клянусь, оно у меня было! Мои товарищи могут вам это подтвердить. Они все его видели.

— Это правда, — сказал Тиду. — Мы все проверили перед тем как выехать из Лиона.

Надеясь уговорить полицейского, он пустился в объяснения.

— Мы собирались недельки три отдохнуть в Сан Мигеле, это совсем недалеко отсюда. Поймите, нас четверо…

— Невозможно! — оборвал его офицер.

— В Сан Мигеле он сразу же напишет родителям, и они пришлют новое разрешение. Мы вам обещаем….

— Невозможно! — повторил полицейский. — Да и испанские пограничники в Хунквера его не пропустят.

— Как же нам быть? — спросил Сапожник. — Не можем же мы бросить нашего товарища?

— Постарайтесь найти разрешение… или ждите пока ваш друг получит новое.

К пограничному посту уже подъезжали две машины, и полицейский добавил:

— Здесь стоять нельзя. Освободите дорогу.

ЭХ, НЕ ВЕЗЕТ!

Назревала катастрофа. Всегда спокойный Тиду готов был рвать и метать.

— Слушай, Гий, куда ты мог засунуть эту бумагу? Ты везде искал? Не могла же она улететь из твоего бумажника!

— Я… я ничего не понимаю, — бормотал Гий, в двадцатый раз выворачивая карманы и дрожащими руками копаясь в документах.

Поскольку полицейский велел не мешать движению, они сложили мопеды на обочине, и Гий вновь вытряхнул рюкзак, Для очистки совести остальные сделали то же самое, Поиски никаких результатов не принесли.

Несчастный Гий плаксиво повторял:

— Все это из-за меня! Вечно я попадаю в какой-нибудь переплет! Слушайте, не надо меня ждать, поезжайте одни!

— Ну уж нет! — отрезал Тиду. — Об этом не может быть и речи. Если тебя не пропустят через границу, мы тоже останемся во Франции. Ты позвонишь родителям из первого же кафе, Завтра они сходят в комиссариат и заверят бумагу, которую ты получишь, возможно, уже через день. Нужно только назвать им адрес кафе.

— Ничего не выйдет, — уныло промолвил Гий. — Мои родители сегодня утром уехали в горы, и я не знаю, где они остановятся. У отца отпуск еще не кончился.

Положительно в этой поездке компании не везло! Правда, бесстрашный и изобретательный Сапожник предложил выход.

— Это проще простого! Давайте перейдем границу тайком, по горной тропе… не здесь, конечно, а подальше. В конце концов, что тут плохого? Мы же не какие-то контрабандисты!

— Нет, — возразил Тиду, — это слишком рискованно. Мы не знаем этих мест. И все тропы, конечно, охраняются.

— Ну, хоть взглянем на карту!

Они склонились над захваченной из дома картой. Некоторые горные тропы, ведущие через границу, были отмечены, но можно ли там проехать на мопедах и с коляской для Кафи?

— В любом случае, — сказал Тиду, — мы не должны пускаться в такую авантюру ночью. На пост заступят другие полицейские… возможно, нам удастся как-то с ними поладить.

— Отличная мысль, — одобрительно кивнул Бифштекс. — Но что нам делать сейчас?

— Мы не можем ночевать здесь. Когда мы поднимались, я заметил небольшую рощицу возле каменного мосточка. Там наверняка и ручей должен быть.

Сложив вещи, они сели на мопеды и медленно покатили вниз, высматривая рощу. Примерно километра через три Тиду, возглавлявший отряд, притормозил.

— Вот она!

Ребята спешились. Под каменным мостиком действительно журчал ручей, а справа виднелся сосновый лесок. Туда вела тропинка, по которой пришлось идти пешком, поскольку проехать было невозможно. В двухстах метрах от дороги они обнаружили полянку, идеально подходившую для ночлега.

— Лучшего места не найти, — сказал Тиду. — Вода совсем близко. Остановимся здесь.

Включив фонарик, они быстро натянули палатку.

— Все это из-за меня! — повторял безутешный Гий.

Пытаясь загладить свою вину, он старался больше всех, но практической жилки у него никогда не было, а сейчас он так нервничал, что постоянно спотыкался о колышки и мешал работать другим. Кончилось все это тем, что он зацепился за веревку и растянулся во весь рост на земле, усеянной сосновыми иголками.

Друзья улеглись спать только около одиннадцати, Кафи, как всегда, занял место под боком у Тиду. Пес чувствовал, что происходит нечто необычное. Его хозяин вспылил, что случалось крайне редко. Неужели дела так плохи? И овчарка, подняв умную морду, словно бы спрашивала: «Что произошло? Почему ты так расстроился?»

Но вот Бифштекс глубоко вздохнул и первым погрузился в сон. Потом задремали и Сапожник с Тиду — жара и пережитое волнение все-таки сморили их. Лишь бедняга Гий никак не мог заснуть. Он ворочался в своем спальном мешке, пытаясь вспомнить, куда же он сунул злополучную бумагу. Наконец, мысли стали путаться у него в голове, и вскоре тишину палатки нарушало лишь дыхание спящих: размеренное и ровное у четверых мальчишек, быстрое и частое — у Кафи, которому было очень жарко в своей густой шкуре.

Тиду снилось, как он, следуя плану Сапожника, тайно переходит границу и пытается удрать от пустившихся в погоню таможенников. Вдруг кто-то крепко ухватил его за рукав. Толком не проснувшись, он решил, что это в самом деле таможенник — надо было вырваться во что бы то ни стало! Однако таможенник держал его мертвой хваткой, и он рывком сел в своем спальном мешке. Оказалось, что за руку тянул пес.

— Слушай, Кафи, дай мне поспать! Он снова лег, но овчарка не унималась, упорно теребя хозяина и тихонько рыча.

— Что с тобой? Почуял белку? Оставь ее в покое, ложись и спи.

В ответ Кафи зарычал чуть громче. Тиду пришлось встать и выйти с ним из палатки. Пес навострил уши, а затем повернулся к мальчику — как будто спрашивал: «Неужели ты ничего не слышишь?»

Не дожидаясь разрешения, Кафи устремился в лес. Нрава он был не злобного и никогда не бросался на людей по собственной воле — только по команде, чтобы защитить своих хозяев. Однако Тиду на всякий случай позвал его.

— Ко мне, Кафи! Ко мне!

Через несколько секунд пес вернулся к палатке — но не один. За ним следовали две почти не различимые во мраке тени. Вскинув фонарик, Тиду увидел таможенников в форме.

— Не пытайтесь ослепить нас! — резко крикнул один из них. — Что вы здесь делаете с собакой?

Тиду опустил фонарик, а таможенники включили свой. Увидев перед собой мальчика лет четырнадцати-пятнадцати, они повторили свой вопрос:

— Ты что здесь делаешь ночью? Контрабандой балуешься?

Тиду показал им палатку и сложенные рядышком мопеды.

— Нас четверо. Мы тут заночевали, потому что сегодня вечером нам не удалось пересечь границу,

— Что, документов нет?

— Документы в порядке, вот только один из нас потерял разрешение от родителей, и его не захотели пропустить.

Судя по всему, ответ не слишком удовлетворил таможенников. Заметив их враждебность, Кафи с рычаньем обнажил клыки. Из палатки вылезли остальные члены компании, разбуженные громкими голосами.

— Что случилось? — спросил Сапожник, протирая глаза,

Кажется, спросонья он не вполне понимал, где находится, потому что воскликнул:

— Неужели мы оказались на границе?

— Нет, — сухо ответил один из таможенников. — Но это запретная зона.

— Что еще за зона?

— Мы не обязаны давать вам объяснение. Предъявите документы!

Это было сказано очень властным тоном, и друзья повиновались — каждый показал свою метрику.

— Мы из Лиона, — сообщил Тиду, — из квартала Круа-Русс. Учимся в одном лицее… У нас каникулы, и мы…

— Достаточно! Снимайте палатку, и чтобы духу вашего здесь не было!

— Послушайте, — запротестовал Бифштекс, — почему нам нельзя здесь ночевать? Мы ничего плохого не делаем.

— Это запретная зона… Радуйтесь, что так дешево отделались.

Друзья поняли, что настаивать бесполезно. Под внимательным взором таможенников они неохотно свернули палатку и двинулись к автостраде, ведя мопеды за руль. Сапожник был вне себя от ярости.

— Запретная зона! — бурчал он. — Запретная зона! Что это означает? Мы во Франции или нет? И зачем документы потребовали? Это дело пограничников, а не таможенников! Зато в рюкзаки даже не заглянули…

И он добавил злобно:

— Что, до Перпиньяна будем тащиться? К черту всех таможенников с их запретными зонами! Давайте остановимся в ближайшей рощице, и пусть они только попробуют нас прогнать!

Тиду также негодовал. И был вполне согласен с Сапожником: нужно разбить палатку в любом удобном месте, чтобы хоть немного поспать. Уж больно неудачная выдалась ночь!

Сев на мопеды, они проехали около километра, когда у дороги показался другой сосновый лесок.

— Пожалуй, можно лечь прямо в спальных мешках… Ночь теплая, так что не будем тратить время на палатку.

Через несколько минут они уже лежали рядом. Было около часа, но спать никому не хотелось.

— Запретная зона! — продолжал брюзжать Сапожник. — На швейцарской границе есть свободная зона… не знаю, для чего она, но кемпингов там до черта… Вам не кажется, что эти таможенники какие-то странные?

— В любом случае, не слишком симпатичные, — отозвался Тиду. — Кафи редко ошибается. У него шерсть на загривке вздыбилась, а это о чем-то говорит!

— Гм! — пробормотал Бифштекс. — Таможенники похожи на жандармов и полицейских… работа у них такая — всех подозревать!

И только Гий лежал молчком, а про себя думал: «И все это из-за меня! Ничего такого не случилось бы, если бы я не потерял эту проклятую бумажку. Из-за меня ребятам не везет… кто знает, что еще будет?»

Друзья еще раз обсудили план тайного перехода границы, но пыла у них поубавилось. Каждый спрашивал себя: что же все-таки делать утром.

— Вот что я вам скажу, — заявил Бифштекс, — дела у нас не ладятся потому, что Мади нет с нами. Стриженый правильно сделал, что остался с ней. Она приносит нам удачу.

После этого замечания разговор совсем увял. Жара спала, подул прохладный ветерок. Ребята умолкли, плотно завернувшись в спальные мешки. Теперь в ночной тишине раздавался лишь рокот моторов — впрочем, машин на дороге становилось все меньше и меньше,

«Мы расположились слишком близко от автострады, — подумал Тиду. — Только задремлешь, тут же какой-нибудь автомобиль… А ведь нам надо выспаться!»

Он поглубже залез в спальный мешок, стараясь не прислушиваться к посторонним звукам, но едва начал проваливаться в сон, как поблизости резко завизжали шины, а потом послышался лязг и грохот.

— Слышали? — вскрикнул Тиду, подскочив на месте. — Похоже, какую-то машину занесло на повороте, и она свалилась в кювет!

Сапожник, Бифштекс и Гий мгновенно вылезли из мешков.

— Наверное, авария серьезная, надо посмотреть. Видно, не судьба нам поспать этой ночью…

ДВА ВЫСТРЕЛА В НОЧИ

Выйдя на дорогу, ребята сначала ничего не увидели и не услышали. Но у Кафи был тонкий нюх. Пес пересек дорогу и вскоре исчез в высоких зарослях кукурузы.

Друзья с фонариками в руках устремились за ним и вскоре обнаружили лежавшую на боку машину — одно колесо у нее все еще крутилось. Внутри барахтался водитель, тщетно пытаясь выбраться. Тиду попробовал открыть переднюю дверцу, но ее заклинило. Тогда он спросил у незнакомца:

— Вы ранены?

— Я… я не знаю. Кажется, нет.

Подоспевшие Сапожник и Гий помогли Тиду взломать дверцу. Затем они осторожно вытащили водителя. Это был совсем молодой парень — на вид лет двадцати, не больше. Его тонкое лицо окаймляла небольшая черная бородка. Едва встав на ноги, он стал ощупывать себя, желая убедиться, что ничего не сломано.

— Чудом уцелел! — пробормотал он.

Действительно, чудом. Ведь машина едва не врезалась в громадный платан, а потом несколько раз перевернулась, пока не остановилась в кукурузном поле, метрах в тридцати от дороги.

— Зачем же вы так гнали? — спросил Тиду. — Я слышал, как завизжали шины на повороте. Уверен, что скорость превышала сто километров в час…

— Я… я как-то этого не заметил, — пробормотал парень, которому было явно не по себе. — Я… я спешил.

И, бросив удрученный взгляд на машину, он добавил:

— Вдребезги! Двигатель, правда, не пострадал… я сам заглушил мотор. Но капот полетел к чертям!

Он провел рукой по лбу и вдруг весь передернулся, услышав проезжавший по дороге автомобиль.

— Не надо было мне… — прошептал он.

— Что? — с любопытством спросил Сапожник.

Казалось, этот невинный вопрос привел парня в замешательство.

— Не надо было идти на такой скорости перед поворотом. Но я должен быть в Виллербанне в восемь утра, чтобы не опоздать на работу.

— В Виллербанне? Да это же лионское предместье! Мы тоже из Лиона, из квартала Круа-Русс.

Незнакомец ничего не ответил, как-то странно поглядывая в сторону дороги и словно бы дожидаясь следующей машины. Возможно, он собирался ехать автостопом.

— Наверное, можно оставить здесь мою «симку». Она никому не мешает. Ее даже не видно. Я… я вернусь за ней позже.

Он задумался, нахмурив брови, а потом нерешительно спросил:

— Вы… вы не поможете мне снять номера?

— А зачем?

— Если машину обнаружат, моим родителям могут сообщить, что я попал в аварию.

— Но они все равно об этом узнают, если вы вернетесь без нее.

— Это совсем другое дело. Я им все объясню.

Друзья переглянулись. Почему незнакомец не желает, чтобы его машину опознали? Быть может, он контрабандист? Провозит запрещенные товары? Такая возможность не исключалась. Совсем недавно в газетах писали, что полиции удалось перекрыть Марсельский порт и преступникам пришлось искать другие пути для контрабанды — в частности, через границу с Испанией.

Тиду совсем не хотелось стать сообщником в таком деле, и он уже собирался задать несколько вопросов подозрительному парню, но тут Кафи зарычал и прижал уши, хотя с дороги вроде не доносилось ни звука.

— Наверное, таможенники, — сказал Гий. — Услышали шум и пришли проверять. Кафи узнал их.

— Таможенники? — переспросил молодой человек.

Метнув взгляд на свою машину, он нерешительно потоптался и вдруг пустился наутек через поля. Оправившись от изумления, Тиду хотел было послать за ним вдогонку Кафи, но раздумал: в конце концов, не его это дело — ловить контрабандистов. А пес между тем внимательно вглядывался в другой конец поля. Друзья не знали, как поступить — может, лучше удрать отсюда? Но ведь они ничего плохого не сделали — наоборот, пришли на помощь человеку, попавшему в аварию. Через несколько секунд из темноты выступили две фигуры — действительно это были уже знакомые им таможенники. Те явно заколебались, но все же подошли к ребятам.

— Опять вы? — злобно осведомился один из них.

— Мы слишком устали, чтобы двигаться дальше, — ответил Сапожник, — поэтому остановились здесь. А когда услышали грохот, прибежали сюда.

— Авария?

— Машину занесло на повороте, и она перевернулась.

— Что-нибудь серьезное? Водитель ранен?

— Там только водитель и был. Он не ранен, мы помогли ему выбраться.

Таможенники стали озираться, вероятно, ища неподвижно лежащее тело,

— И где же он?

— Удрал! А машину бросил. Сегодня утром ему надо быть в Виллербанне… это недалеко от Лиона.

— Он ранен?

— Ни единой царапины.

Таможенники дружно вздохнули. Затем в голосах у них снова появился металл.

— Ладно, ступайте отсюда. И чтобы мы вас больше не видели. Еще раз попадетесь, добра не ждите. Где ваши мопеды?

— У обочины.

— Забирайте их и проваливайте, иначе вас потащат в полицию…. как свидетелей.

Под пристальным взором таможенников, укрывшихся в тени платана, друзья поплелись к своим мопедам: нужно было уезжать — уже второй раз за ночь! Однако Тиду, которого очень заинтересовало странное поведение таможенников и незнакомого парня, не собирался искать другое место для палатки. Он догадывался, что водитель «симки» убежал недалеко и постарается вернуться к своей машине, чтобы забрать контрабандный товар… если, конечно, в дело не вмешаются таможенники. После двух поворотов он нажал на тормоза и слез с мопеда.

— Дальше не поедем. Было бы любопытно взглянуть, что там происходит. Давайте подберемся тайком.

— Не надо, — жалобно сказал Гий. — Из-за меня вы итак пережили массу неприятностей… как бы хуже не было? Таможенники совершенно правы. Впрочем, мы толком не знаем, как случилась авария, поэтому наши свидетельские показания никому не нужны.

— Все же останемся здесь, — не сдавался Тиду.

Неподалеку от шоссе спускался небольшой овраг, заросший кустарником. Расчистив место, ребята в очередной раз развернули спальные мешки.

Три часа ночи… Небо было все так же усеяно звездами, но месяц скрылся за отрогами гор. Духота спала, стало гораздо прохладнее, и сну уже ничего не мешало. Бифштекс и Гий сомкнули глаза, едва лишь залезли в свои спальные мешки, Сапожник, хоть и пытался бороться с дремотой, тоже не устоял. Один лишь Тиду бодрствовал — ему не давали заснуть тревожные мысли. В бегстве парня не было ничего удивительного, но как объяснить действия таможенников? Почему они притворялись, будто ничего не знают про аварию, хотя не могли не слышать грохота перевернувшейся машины? И почему они не стали обыскивать автомобиль, а проявили интерес только к водителю?

— Непонятно, — размышлял мальчик. — Такое впечатление, что они ждали этой аварии, и прятались где-то поблизости, чтобы первыми подоспеть на место.

Он полежал еще немного и, убедившись, что остальные крепко спят, бесшумно вылез из мешка и наклонился к собаке.

— За мной, Кафи!

Не выходя на дорогу, он двинулся по обочине через кусты и вскоре отыскал рощицу, где отряд останавливался во второй раз. Оттуда он стал осторожно подбираться к автостраде, приказав Кафи слушать. Умный пес застыл, навострив уши, а затем мотнул головой, словно говоря: «Ничего подозрительного, Тиду!».

Луна скрылась, и мрак сгустился. Тиду рискнул перейти на другую сторону, и собака тут же напряглась. Тиду припал к высохшей траве, стараясь определить что именно встревожило пса. Вскоре мальчик разглядел лежавшую на кукурузном поле машину — до нее было примерно пятьдесят метров, Рядом сновала какая-то тень.

«Парень с бородкой! Я так и знал. Он спрятался поблизости и выждал, пока таможенники уберутся».

Но тут слева возник еще один силуэт. Этот человек ходил по полю согнувшись, как будто искал что-то на земле.

«Нет, я ошибся, это таможенники… Или дорожная полиция? Но почему они не включают фонарики?»

Напряженно всматриваясь в темноту, он старался разглядеть, в какую форму одеты эти люди. Трудно было сказать наверняка, но ему показалось, что это скорее штатские — ведь кепи таможенника ни с чем спутать нельзя.

«Значит, парень привел с собой сообщника? Но где же тот был до сих пор?»

Тиду с возрастающим любопытством ждал, что произойдет дальше. Незнакомцы между тем не проявляли никакого интереса к машине. Оба что-то искали на земле, двигаясь по следам, оставленным «симкой».

Несколько раз вспыхивал фонарик, тщательно прикрытый ладонью. Совершенно ясно, что это не жандармы и не таможенники, которым таиться нечего.

«Я должен это выяснить, — решил Тиду. — Если один из них парень с бородкой, я его сразу узнаю».

Мальчик стал спускаться в выбоину, оставленную машиной, но поскользнулся и ухватился за пук сухой травы. В ладонь ему вонзилась колючка. От неожиданности он вскрикнул, а когда опомнился, услышал топот ног.

Тиду не успел выдернуть колючку, чтобы ухватить поводок, и овчарка ринулась в погоню, как и подобает хорошо натасканному псу. Кафи был уверен, что убегают только преступники, которых необходимо схватить любой ценой.

— Назад, Кафи! Ко мне!

Слишком поздно. В темноте раздалось два выстрела, а вслед за ними — жалобный визг. У Тиду кровь застыла в жилах.

«Они застрелили мою собаку!»

КАФИ!

Бедный пес был ранен… и очень серьезно, иначе прибежал бы на зов хозяина. Тиду, похолодев, ринулся через поле, спотыкаясь на каждом шагу.

— Кафи! Кафи!

Уже четверть часа он кружил вокруг этого злополучного места, окликая овчарку. Сердце у него неистово билось.

— Кафи! Голос, Кафи!

В отчаянии он уже хотел бежать за товарищами, чтобы искать вчетвером, но тут справа от него послышались слабые стоны.

— Кафи! Ты здесь? Да, это были еле слышные хрипы, но Тиду этого хватило. Внезапно он наткнулся на своего пса, лежавшего на земле. Мальчик встал на колени и ласково окликнул собаку, пока еще не смея прикоснуться. Наконец, он решился ощупать Кафи и ощутил пальцами горячую струйку.

— Кровь! Он ранен в живот!

Во время экспедиций компании псу не раз доставалось — бывало, страдали уши и лапы, но это все было не страшно. На сей раз дело обстояло куда хуже. Тиду мысленно уже прощался со своей собакой! Сначала хотел было бежать за товарищами, но ведь Кафи мог в любую минуту умереть. Бросить любимца в тот момент, когда ему грозит смерть? Нет, ни за что на свете!

Застыв на коленях возле неподвижного тела, Тиду со слезами на глазах шептал:

— Кафи! Милый Кафи! Я с тобой… Ты меня слышишь?

Никакого ответа. Бедный пес потерял слишком много крови. Надо было как-то остановить кровотечение… Оставаться здесь не имело смысла. Тиду вскочил ноги и бросился назад, к автостраде. Примчавшись временной стоянке, он крикнул:

— Вставайте! Скорее вставайте! Кафи ранен. Он… он…

Голос у него пресекся, и он не смог выговорить ужасное слово «умирает».

— Он получил пулю в живот… может быть, две. Бежим к нему!

Тиду привез Кафи в Лион из Прованса, но все ребята считали пса своим и дружно занимались его дрессировкой, в результате чего Кафи стал настоящей розыскной собакой. В сущности, он был седьмым членом компании… ведь прославленное содружество трех мушкетеров тоже состояло из четверых.

Мгновенно освободившись от спальных мешков, Бифштекс, Гий и Сапожник устремились за Тиду. Сначала им показалось, что собака мертва. Когда Сапожник включил фонарик, Кафи даже не пошевелился. Но он еще дышал… правда, очень слабо.

— Давайте осторожно поднимем его и уложим в коляску, — сказал Сапожник.

Пес был тяжелым — больше тридцати килограммов. Пока его несли, он ни разу не застонал и не открыл глаза — очень дурной знак! Тиду тщательно ощупал рану, пытаясь определить, где застряла пуля, однако ничего не обнаружил.

— Надо отвезти его к ветеринару, но Перпиньян слишком далеко. Боюсь, в коляске не довезем.

— Положим его на краю дороги и попробуем остановить машину, — предложил Гий.

Ребята так и сделали. В этот ранний час движение на автостраде почти замерло. Им пришлось ждать десять минут, прежде чем показался первый автомобиль. Все четверо стали махать руками, однако машина прошла мимо. В ней была женщина и куча детей.

— Плохо дело, — покачал головой Бифштекс. — Вряд ли кто-то согласится взять раненую собаку. Побоятся запачкать сиденье.

— Все же попытаемся, — отозвался Тиду.

Прошло еще пять долгих минут. Наконец вдали вновь засверкали фары. На сей раз Тиду отбросил все колебания: он был готов рискнуть жизнью ради своего дорогого Кафи и встал посреди дороги, подняв скрещенные руки.

Машина непременно должна была остановиться. Однако водитель вдруг резко свернул направо и поехал через поле. Неужели он испугался, увидев Тиду? Но почему?

— Какой-то странный здесь народ, — проворчал Гий.

Друзья с любопытством смотрели, как медленно ползет через поле автомобиль. Судя по всему, дорога была ухабистой: огоньки задних фар то поднимались, то опускались. Вдруг они погасли, и машина исчезла во мраке. Затем свет вспыхнул вновь — на сей раз в четырехугольнике окна.

— Все ясно! — воскликнул Сапожник. — Это кто-то из местных… он живет здесь!

— Точно, я вижу дом! — подхватил Бифштекс. — Попросим этих людей помочь нам…

Они повезли коляску с раненым псом через поле. Им казалось, что это совсем рядом, однако лишь через пятьсот метров показалась небольшая ферма с двухэтажным летним домиком. Во дворе стояла старая и довольно облезлая машина. Ребята нерешительно потоптались перед дверью.

— Ппевать, — решительно произнес Тиду. — Речь идет о жизни или смерти Кафи.

Он постучал три раза, с замирающим сердцем ожидая ответа. Сначала все было тихо, а затем чей-то голос спросил:

— Кто там?

— Простите, что беспокоим вас посреди ночи. Нам нужна помощь. Наша собака ранена…

Дверь заскрипела на петлях, и друзья невольно попятились, увидев перед собой таможенника в форменной одежде. На какое-то мгновение им показалось, что это один из тех людей, которые дважды заставляли их менять место ночлега. Впрочем, они тут же убедились в своей ошибке: у этого человека было доброе круглое лицо и седоватые усы, а лет ему было пятьдесят пять или шестьдесят.

— Ранена собака? — удивленно переспросил он. — Что случилось? Ее сбил автомобиль?

— Нет, пуля в животе… или даже две!

При слове «пуля» таможенник нахмурился.

— Кто же в нее стрелял? Какой-нибудь охотник? Ночью охотиться запрещено… Где она?

Тиду махнул рукой в сторону коляски. Таможенник склонился над Кафи.

— Бедный пес! Досталось ему… Внесите его в дом. Осмотрим рану при свете.

Ребята потащили Кафи прямо в коляске.

— Видите, — сказал Тиду, — вот здесь, сбоку. Он потерял много крови. Так ослаб, что даже не стонет.

— Пуля, говорите? — спросил таможенник. — А вы уверены? Я не могу ее нащупать. Вы слышали выстрелы?

— Два, один за другим, — объяснил Тиду. — Я вернулся на место аварии. Двое человек кружили вокруг перевернувшейся машины. Услышав меня, они удрали и подстрелили Кафи, который бросился за ними в погоню… Его нужно срочно показать ветеринару, но до Перпиньяна далеко. Бедный пес не выдержит, если мы повезем в коляске.

— Зачем вам ехать в Перпиньян? Сере гораздо ближе.

— Сере? А где это?

— Вы нездешние?

— Мы из Лиона. Хотели провести каникулы в Испании. Но вчера вечером нас не пропустили через границу, потому что одного документа не хватало.

— До Сере восемь километров. Я знаком с хорошим ветеринаром. Он лечил моих собак в те времена, когда я еще занимался охотой. Правда, в пять утра он вряд ли встанет с постели.

Подумав немного, таможенник добавил:

— Знаете, мне лучше поехать с вами. Какая удача, что вы обратились ко мне именно сейчас! Я вернулся дежурства на Пертском перевале и собирался лечь спать. Отвезу вас на своей машине — собаку будет меньше трясти… сейчас и поедем, только мне надо жену предупредить.

Звать жену не пришлось. Едва он сделал шаг к лестнице, ведущей на второй этаж, как она появилась на лестничной площадке — в домашнем халате и с бигуди в волосах. Взгляд у нее был встревоженный.

— Что там такое, Раймон?

— Эти ребята принесли раненого пса! Я отвезу их в Сере, к ветеринару.

А друзьям таможенник шепнул:

— О пуле ни слова! Моя жена перепугается насмерть! Она всего боится.

Действительно, сойдя вниз и увидев пятна крови на рыжеватой шерсти Кафи, женщина вскрикнула:

— Боже мой! Как же это случилось?

— Мы потом тебе объясним, — сказал таможенник. — А пока принеси старое клетчатое одеяло.

Через пять минут раненого пса поместили между Тиду и Сапожником на заднем сиденье машины, подложив свернутое вчетверо одеяло. Гий с Бифштексом расположились рядом с таможенником.

— Вам повезло, — сказал тот, — дорогу в Сере недавно ремонтировали, она гладкая, как бильярдный стол. Даст Бог, пес выдержит.

Автомобиль медленно двинулся к автостраде по скверной каменистой дороге. Всего пятьсот метров, но никогда еще путь не казался Тиду таким бесконечным. Склонившись над Кафи, он вслушивался в дыхание собаки, заглушаемое рокотом мотора. Ни единого стона! В машине все молчали. У Тиду сжалось сердце.

«Только бы ветеринар согласился встать! — подумал он. — А вдруг его нет дома? Может, он в отпуске?»

Дорога на Сере была в самом деле превосходной. И вскоре таможенник объявил:

— Приехали!

Крохотный городок департамента Восточные Пиренеи еще спал. На улицах не было ни души. Остановив машину на площади, таможенник показал ребятам на домик белого цвета.

— Это здесь.

Лампочка при входе освещала табличку с надписью: «Доктор Пальмароль, ветеринарные услуги». Таможенник позвонил. Никто не отозвался. Он нажал на звонок второй раз, затем третий…

— Его нет дома, — сказал Сапожник. — Или он не хочет выходить.

По тут распахнулось окно на втором этаже, и показалась женская голова.

— В чем дело?

— Доктор Пальмароль дома?

— А что вам нужно?

— Простите, что беспокоим вас в столь ранний час, но это очень срочно. У нас тяжело раненая собака,

— Доктор еще спит. Приходите в восемь.

— Скажите доктору, что его просит Раймон Нуло, таможенник из Морейа.

Женщина — видимо, прислуга — пробурчала что-то нечленораздельное и с раздражением захлопнула окно. Друзья в отчаянии посмотрели друг на друга, а потом Тиду бросил взгляд на машину, где осталась лежать овчарка.

— Не раньше восьми, — прошептал он. — Боюсь мой бедный Кафи не доживет!

Но тут за ставнями другого окна вспыхнул свет. Через несколько секунд осветилась приемная на первом этаже. Дверь открылась, и на пороге возник мужчина в пижаме.

— Что случилось? — спросил он таможенника. — Я думал, у вас уже нет собаки?

— Так и есть. Мальчики пришли ко мне со своим псом… Его подстрелили недалеко от моего дома.

— Подстрелили? Охотники? Значит, это дробь…

— Нет, пуля, — уточнил Тиду. — Револьверная пуля

— Сейчас посмотрим!

Таможенник открыл дверцу машины, и доктор осмотрел Кафи, подсвечивая себе фонариком.

— Да, — сказал он, — похоже на пулю…

— Это опасно? — спросил Тиду.

— Пока не могу сказать, но вы правильно сделали, что сразу же привезли собаку ко мне. Нужна операция. Правда, ручаться ни за что нельзя…

И он приказал ребятам:

— Несите его в операционную! А я пока надену халат и вымою руки.

ФУТЛЯР ДЛЯ ОЧКОВ

В маленькой белой комнате, которая служила ветеринару приемной, стены были увешаны гравюрами, изображавшими животных. Здесь были кошки и собаки всех пород, а на одной красовался могучий бык в разгар корриды.

Усевшись рядышком, друзья уныло молчали. Несколько минут назад они внесли Кафи в операционную, и зрелище это их крайне расстроило: невыносимо было смотреть на бедного пса, привязанного к столу ремнями!

— Не тревожьтесь, — сказал добрый таможенник. — Доктору Пальмаролю можно доверять. Вы же сами видели, он встал с постели, несмотря на ранний час. В округе его хорошо знают. К нему приезжают даже из Перпиньяна… Слушайте, вам пора рассказать мне, как все это произошло.

— В двух словах не объяснишь, — ответил Гий. — Со вчерашнего вечера у нас сплошные неприятности. Начать с того, что нас не пропустили через границу, потому что я потерял разрешение от родителей. Тогда мы спустились вниз по дороге, чтобы отыскать место для ночлега и подумать, как нам быть дальше. Только мы установили палатку в трех или четырех километрах от границы, как явились таможенники и потребовали, чтобы мы уходили оттуда.

— Таможенники? Это еще почему?

— Кажется, мы оказались в запретной зоне?

Таможенник — вернее, бригадир таможенников, ибо у него были отличительные знаки — нахмурил брови.

— Никакой запретной зоны возле границы нет. Во время войны был охраняемый участок, поскольку из Испании привозили оружие… но это все в прошлом! Вы уверены, что разговаривали с таможенниками?

— Они были в такой же форме, как вы.

Бригадир почесал подбородок.

— Значит, это были наши коллеги из «летучки». Они решили просто припугнуть вас, чтобы вы отошли подальше от границы. Сейчас в газетах постоянно толкуют о контрабанде через Пиренеи. Вполне возможно, что главное управление таможенной охраны предоставило этим агентам особые полномочия… Не пойму только, почему же они вас не обыскали?

— Таможенники из «летучки»?

— Из «летучей бригады».

— А вы их знаете?

— Только тех, кто работает вместе со мной, на Пертском перевале… А как все это связано с выстрелами?

— Сейчас объясню, — заговорил молчавший до сих пор Тиду. — Поскольку нас заставили снять палатку, мы перебрались в другое место, примерно на пятьсот метров ниже. Мы расположились недалеко от дороги. Вскоре там произошла авария. Водитель не справился с поворотом, и его машина сошла в кювет, несколько раз перевернулась и остановилась в кукурузном поле.

— Были раненые?

— Нет. За рулем сидел молодой парень. Он не мог выбраться из машины, и мы ему помогли. Он был в шоке, но без единой царапины. На вид ему было лет восемнадцать или двадцать… небольшая черная бородка. Он сказал, что живет в Виллербанне, предместье Лиона… Это похоже на правду. Номер его машины заканчивается на «69».

— Так это он…

— Минутку! Когда парень немного пришел в себя, он попросил, чтобы мы помогли ему снять номера. Нам это показалось подозрительным. Он явно не хотел, чтобы его автомобиль опознали… значит, совесть у него была не чиста.

— И тогда он…

— Нет. Появились таможенники… те самые, что прогнали нас из рощи. Увидев их, парень так перепугался, что бросился бежать через поле.

— Стало быть, чувствовал себя виновным… А что сделали таможенники из «летучки»?

— Их поведение нас крайне удивило. Во-первых, они притворились, будто авария для них — полная неожиданность. Но я уверен, что они слышали визг тормозов и грохот. Никаких других машин поблизости не было. Во-вторых, они не обратили внимания на автомобиль… даже не заглянули в салон и багажник! И спросили только, ранен ли водитель. Именно так и сказали — водитель, словно заранее знали, что больше там никого нет. И были очень довольны, когда мы сказали, что он не ранен, а просто убежал.

— Возможно, они сознавали свою ответственность за то, что произошло. Скорее всего, этот парень прибавил газу, когда заметил их. Авария случилась не по их вине, но это всегда неприятно.

Объяснение выглядело правдоподобным, но ребят оно не вполне удовлетворило.

— А почему они не стали обыскивать машину? — спросил Сапожник. — И зачем посоветовал нам поскорее убираться… иначе, мол, у нас будут неприятности с полицией, потому что мы свидетели. Какие могут быть неприятности в подобном случае?

Бригадир покачал головой, а затем снова обратился к Тиду:

— Ладно, а что с выстрелами?

— Я к этому подхожу. Было три часа ночи. Мы снова залезли в спальные мешки, но тут мне пришло в голову, что надо бы осмотреть место аварии еще раз. Молодой парень ничего не успел взять, и я решил, что он обязательно вернется к своему автомобилю. Мы с Кафи подобрались поближе, и я увидел какую-то тень возле машины.

— Это был он?

— Я не сумел его разглядеть в темноте… К тому же рядом возникла вторая тень.

— Сообщник?

— Где же он прятался до аварии?

Бригадир задумался.

— Полагаю, все объясняется очень просто. В машине было двое. Одному удалось вылезти и убежать до вашего появления.

— Но дверцу заклинило!

— Возможно, это произошло, когда он захлопнул ее… или же его выбросило силой удара прежде, чем машина встала.

Тут задумался Тиду.

— Эта мысль мне в голову не приходила. Впрочем, думаю, что в таком случае он должен был бы помочь своему напарнику… Как бы то ни было, этих двоих машина совершенно не интересовала — они изучали следы колес. Знаете, в какой-то момент мне показалось, будто это все те же таможенники… только переодетые в штатское.

Бригадир вытаращил глаза и буквально задохнулся от негодования.

— Да ты что! Таможенники имеют право производить досмотр только в форменной одежде… и револьверов у них нет. Конечно же, это стрелял…

Он не успел договорить. Дверь отворилась, и в приемную вошел доктор в забрызганном кровью белом халате. Тиду, побледнев, вскочил со стула.

— Что с Кафи?

— Рана серьезная, но не такая опасная, как я думал сначала. Разрыв мышечных тканей…

— В результате выстрела? — быстро спросил таможенник. — Вы нашли пулю?

— Да, вот она. Револьвер калибра 6,35.

Тиду судорожно сжал в кулаке маленький кусочек металла и лишь затем поднял глаза на ветеринара.

— Мой пес поправится? Можно его увидеть? А забрать с собой?

— Полегче, торопыга! Я надеюсь его спасти, но он потерял очень много крови. Сейчас он отходит после анестезии… и будет лучше, если он на несколько дней останется у меня.

Посмотрев на Тиду, ветеринар добавил:

— Я понимаю, вам это не слишком улыбается, ребята. Судя по выговору, вы нездешние. Проездом здесь?

— Да, проездом, — сказал Тиду, — но это не важно. Мы задержимся до тех пор, когда можно будет его увезти. Мы ни за что не бросим Кафи!

Он горячо пожал протянутую руку доктора.

— Не знаю, как вас благодарить! Если бы не вы…

Ветеринар улыбнулся.

— Пока рано благодарить, опасность еще не миновала. Разрешаю вам навещать собаку в любое время. Друзья вышли на улицу вместе с таможенником.

— Что вы собираетесь делать? — спросил тот.

— Поставим палатку в каком-нибудь удобном месте недалеко отсюда.

— А почему бы не перед моим домом? Места там достаточно, и колодец есть. Это, знаете ли, очень важно, ведь тут с водой плохо… Жена будет вам рада, ей скучно после отъезда наших троих детей. Только не говорите, что в собаку стреляли, иначе она вообразит Бог весть что! Скажите, что пес разодрал бок о колючки.

— Хорошо.

— Ну, тогда едем в Морейа.

Они снова уселись в машину. Было восемь часов утра, и солнце уже сияло на безоблачно-синем небе.

— Подумать только, эти бандиты едва не убили нашего Кафи! — воскликнул Сапожник, сжав кулаки. — Эх, если бы мы могли их выследить!

— Мы это обязательно сделаем, — решительно произнес Тиду. — Это наш долг. — Он повернулся к таможеннику. — Вы не хотите взглянуть на место аварии? Может быть, нам удастся что-то найти.

— Я сам хотел это предложить. Дело меня заинтересовало.

Через четверть часа бригадир остановил свой старенький автомобиль около двух платанов. Тиду хорошо запомнил эту примету. Но, едва бросив взгляд на кукурузное поле, мальчик вскрикнул от изумления.

— Машина исчезла!

Действительно, «симки» нигде не было видно — вероятно, ее увезли на грузовике, оставившем глубокие вмятины от своих шин. Кто же позаботился о том, что бы забрать автомобиль? Парень с черной бородкой? Или его сообщник? А может быть, полиция?

— Только не полиция, — сказал таможенник. — Машина стояла в поле и движению не мешала. Скорее всего, это сделали контрабандисты.

На всякий случай они внимательно осмотрели все вокруг в надежде обнаружить какие-нибудь улики, но ничего не нашли. Внезапно Сапожник, ползавший на коленях, понюхал землю и объявил:

— Не чувствуете? Пахнет спиртным!

Затем он повернулся к таможеннику.

— Алкоголь входит в число контрабандных товаров?

— в Испании дешевое вино. Туристы обычно берут с собой несколько бутылок. Как правило, мы закрываем на это глаза… если, конечно, речь не идет о крупной партии.

— А если это крупная партия?

— Такое случается очень редко. Это не слишком выгодное дело. Ваш парень с бородкой, вероятно, провозил спиртное, но вряд ли он замешан в чем-нибудь серьезном.

Озадаченные ребята прекратили поиски, и лишь Тиду не желал отступать. И его упорство было вознаграждено: в рытвине, проделанной «симкой», он обнаружил коричневый футляр для очков, который почти сливался по цвету с пожухлой травой.

— Идите сюда! — крикнул он товарищам и таможеннику.

Когда все подошли, он открыл футляр — внутри не было ничего, кроме замшевой салфетки для протирки стекол. На ней было написано: «Оптика. Перпиньян».

— Парень с бородкой был без очков, — сказал Бифштекс. — Значит, это не его футляр.

— Не факт, — возразил Гий. — Может, он надевает очки только за чтением.

— Зачем лионцу покупать очки в Перпиньяне? И он их не терял, ведь мы сами вытащили его из машины.

— А что я вам говорил? — сказал таможенник. — Весьма вероятно, что в машине находилось двое человек. Водителя зажало между сиденьем и рулем, а пассажира выбросило через дверцу… в этот момент у пего из кармана выпал футляр. Кстати, они могли искать около машины именно очки.

АЛЛО! МАДИ!.

Узнав, что ребята собираются разбить лагерь возле дома, мадам Нуло, супруга бригадира, пришла в восторг.

— Вы нам совершенно не помешаете, — заявил она, — напротив, мы будем очень рады. Деревня от нас далеко, и, честно говоря, я чувствую себя здесь довольно одиноко. Когда дети жили с нами, все было иначе. А теперь мне становится не по себе, если муж задерживается на службе.

Потом она заговорила о Кафи:

— Боже мой, разодрал бок о колючки! Кто бы мог подумать? С виду самые обыкновенные кусты, а сколько от них бед!

Пока ребята ставили палатку под смоковницей, рядом с колодцем, она не отходила от них и не закрывала рта. Во всем остальном это была славная, хотя и несколько нервозная женщина — такая же симпатичная, как ее куда более спокойный супруг.

— Если вам что-то понадобится, не стесняйтесь… я охотно одолжу вам любую вещь, и Раймон тоже во всем поможет.

Она называла мужа Раймоном, как если бы ребят; принадлежали к членам семьи — это совсем не удивляло провансальца Тиду, но для его товарищей такая южная, чтобы не сказать, каталонская, фамильярность была в диковину.

В десять утра друзья уединились в палатке, чтобы обсудить создавшуюся ситуацию. Теперь уже не было и речи о поездке в Испанию, даже если бы Гий отыскал недостающую бумажку, а Кафи каким-то чудом полностью исцелился от раны. Сейчас на повестке дня был один вопрос — найти преступников, подстреливших собаку.

— Как мы сглупили! — воскликнул Сапожник. — Зачем надо было ехать в Сере вчетвером? Разумеется, Тиду должен был оставаться с Кафи, однако двое или трое из нас могли бы сесть в засаду возле машины… Ну, прогнали бы нас таможенники еще раз, что с того?

— Не стоит горевать о том, что уже сделано, — сказал Бифштекс. — Сейчас надо заняться пропавшей машиной. Куда она подевалась?

— Мне кажется, — нерешительно заметил Гий, — она где-то недалеко, и если мы обойдем ремонтные мастерские в Перпиньяне…

— Не факт, что она здесь. Ее здорово помяло, но двигатель уцелел — сам парень это говорил. Он сказал, что пришлось заглушить мотор. Возможно, грузовик просто вытащил ее на дорогу.

— Все-таки попробуем поискать в Перпиньяне, — сказал Тиду. — Вдруг нам повезет?

Бифштекс неожиданно вспомнил, что они ничего не ели со вчерашнего дня и почти совсем не спали.

— Давайте передохнем пару часов. Сейчас я быстренько что-нибудь приготовлю. Время еще есть.

Тиду сделал гримасу. Несмотря на голод и усталость, он был настроен выступать немедленно. Но Бифштекс был прав — следовало хоть немного перекусить. Подошедший бригадир одобрительно взглянул на шеф-повара компании, проворно накрывавшего на стол, а затем обратился к Тиду:

— Мне пришла в голову одна мысль… Возможно, никакой контрабанды и не было, а парень испугался потому, что ехал на украденной машине. Автомобили сейчас угоняют сплошь и рядом!

— Украденная машина? Как же он сумел пересечь границу? Пограничники должны были проверить водительские права!

— Их он тоже мог украсть.

Тиду сдвинул брови.

— Тогда зачем ему понадобилось снимать номера? Если он угнал эту машину, то ничем не рисковал. Полиция нашла бы настоящего владельца, а не вора.

Бригадир несколько раз кивнул.

— Это верно.

— К тому же у него несомненный лионский выговор.

— Ну, это ничего не доказывает. Он мог «позаимствовать» машину в Лионе, а потом отправиться на ней в Испанию.

Они еще долго обсуждали эту загадочную историю, пользуясь тем, что мадам Нуло была занята приготовлением обеда. Дело было такое путаное и противоречивое, что разобраться в нем никак не удавалось. Ясно было только одно — для начала надо найти «симку».

— Конечно, можно было бы обзвонить ремонтные мастерские в Перпиньяне, — сказал бригадир, — но их слишком много. Жена удивится и начнет задавать вопросы.

— Ой! У вас есть телефон? — с удивлением воскликнул Гий.

— Мы его поставили, когда младшая дочка вышла замуж и уехала. Жене так спокойнее… особенно, когда у меня ночное дежурство.

Бригадир ушел в дом обедать. Друзья тоже уселись за свою трапезу. Покончив с едой, они оставили посуду немытой, чтобы не терять времени, и вскочили на мопеды.

Уже через час показалась столица французской Каталонии. Ребята узнали, где находится мастерская фирмы «Симка», однако там не оказалось ни одной разбитой машины, и никто не вызывал мастеров на дорогу, ведущую к Пертскому перевалу. Жара стояла невыносимая, и друзья хотели уже отказаться от дальнейших поисков, по тут Тиду пришла в голову еще одна идея.

— Если парень добирался до Перпиньяна автостопом, он должен был сойти на окраине города, у первой же мастерской — ведь он сам сказал, что очень спешит. Давайте вернемся назад. Обещаю вам: если ничего не найдем, больше искать не будем.

Предположение Тиду подтвердилось. На южной окраине города, где расходятся дороги на Перт и Пор-Вандр, друзья обнаружили ремонтную мастерскую, которую прежде проглядели. Хозяин охотно удовлетворил их любопытство.

— Действительно, сегодня на рассвете я посылал грузовик за «симкой» небесно-голубого цвета. Она попала в аварию на дороге, ведущей к Пертскому перевалу, недалеко от деревни Морейа.

— Машина все еще здесь?

— У нее был сильно помят кузов и крылья, но двигатель не пострадал. Мы ее привели в божеский вид и отдали владельцу. Он укатил на ней сегодня утром. Это ваш знакомый?

— Он из Лиона, как и мы.

— Точно, водительские права были выданы в департаменте Рона.

— Нам хотелось бы поговорить с ним.

— Это будет непросто сделать. Сейчас он уже далеко.

— А адреса своего он не оставил?

Хозяин мастерской расхохотался.

— Меня не интересуют паспортные данные клиентов, лишь бы они платили по счету! Мне показалось, что парень выложил за ремонт свои последние деньги, но это меня не касается.

— Он был один?

— Да… и очень подавлен случившимся.

Поблагодарив хозяина, ребята вышли на улицу.

— Опять не повезло! Что за неудачная экспедиция! — сердито бросил Сапожник. — Все не слава Богу!

— Вовсе нет, — отозвался Тиду. — Если он утром выехал в Лион, то уже к вечеру будет там. Мы знаем номер машины.

— Зато адреса у нас нет.

— Двоюродный брат Мади работает в префектуре. Через него можно узнать адрес… по номеру машины.

— Если только она не краденая!

— Все-таки это дает нам какой-то шанс.

— Верно! — воскликнул Гий. — Надо написать Мади.

Усевшись на террасе кафе, они попросили принести бумаги и чернил. Тиду начал было строчить послание, но вдруг остановился.

— Письмо, отправленное сегодня, придет только послезавтра. Надо ковать железо пока горячо. У родителей Мади телефона нет, но он есть у мадам Браве, их соседки по лестничной площадке.

В кафе не оказалось телефонного справочника департамента Рона. Ребятам пришлось отправляться на центральный почтамт.

— Наверное, разговор с Лионом из Перпиньяна обойдется недешево, — сказал Тиду Бифштексу, который заведовал общей кассой в отсутствие Мадии. — Но ты не волнуйся, я буду краток!

Едва телефонистка объявила Лион, все четверо гурьбой устремились к кабине.

— Алло! Мадам Браве? Простите за беспокойство, но вы не можете позвать Мади Тавернье? Да, да. Мадии… это ее друг Тиду. Спасибо! Конечно, я подожду…

— Только бы Мади была дома! — ворчливо произнес Бифштекс. — Иначе это выброшенные на ветер деньги…

В трубке длилось молчание. Затем друзья услышали, как хлопнула дверь, и запыхавшийся голос произнес:

— Алло, Тиду! Это ты? Откуда ты звонишь? С вами что-то случилось?

— Всякие неприятности на границе… Кафи тяжело ранен. Мы хотим найти человека, который его подстрелил, и ты можешь нам помочь. Это молодой парень с черной бородкой, лет восемнадцати-двадцати. Он живет либо в Лионе, либо в Виллербанне… Должен приехать сегодня вечером. Запиши номер его машины: «симка» небесно-голубого цвета, 349 МТ 69. Повторяю: 349 МТ 69… Я вспомнил, что твой кузен работает в префектуре. Ты вполне успеешь позвонить ему до закрытия конторы. Да, придется наведаться по адресу, который он тебе даст… Только одна не ходи! Кто знает, что у этого парня на уме? Пусть Стриженый тебя сопровождает. Мы на вас очень рассчитываем!

Постарайтесь все разузнать об этом парне, соседей поспрашивайте… в общем, сделайте все возможное и оповестите нас как можно скорее. Пишите по адресу: департамент Восточные Пиренеи, Морейа, господину Нуло, таможеннику. У него есть телефон, но звонить туда нельзя. Его жена ничего не знает, мы скрыли от нее, что Кафи ранен. Да, конечно, сегодня же мы пошлем самое подробное письмо… Пока!

Тиду повесил трубку. Теперь друзьям надо было отправляться в Сере, к ветеринару, — всем не терпелось узнать, как чувствует себя Кафи. Однако Тиду все же предложил:

— Давайте зайдем в «Оптику». Я покажу футляр для очков, может быть, хозяин его узнает…

Они выяснили, что магазин находится возле почты. За прилавком стояла женщина в очках — словно живая реклама своего товара. Изучив футляр, она заявила:

— Да, он из моего магазина, но покупателя я не запомнила… Одно могу сказать: футляр был приобретен довольно давно, потому что мы уже несколько месяцем подобных не заказывали. Отнесите его в бюро находок… может быть, владелец обратится туда.

Ребята на многое и не надеялись, но такой сокрушительной неудачи не ожидали.

— Слыхали? — хмуро осведомился Сапожник. — Очки и футляр были приобретены несколько месяцев назад. Значит, они не могут принадлежать нашему лионскому парню… Разве что он потерял или разбил свои очки по дороге в Испанию. В этом случае он мог купить их в Перпиньяне… но сомневаюсь, чтобы он торчал за границей столько времени!

— Кто знает? Подождем ответа Мади.

— Мади ничего нам не скажет, — проворчал Сапожник. — Голову даю на отсечение, эту голубую «симку» украли, поэтому найдут только ее настоящего владельца.

НЕОЖИДАННЫЙ ПРИЕЗД

Уже темнело, когда друзья вернулись в дом таможенника. Они сделали крюк в Сере, чтобы навестить Кафи. Пес очнулся после наркоза, но был так слаб, что почти не среагировал на появление хозяина. Ветеринар считал это совершенно нормальным после столь тяжелой операции и уверял, что собака быстро придет в себя. Тиду же был настроен менее оптимистично.

— Ну как? — спросил бригадир, проскользнув в палатку. — Удалось что-нибудь выяснить в Перпиньяне? Нашли машину?

— Ее отремонтировали, и парень сразу же уехал.

— Один?

— Хозяин мастерской говорит, что никого больше не видел. Сейчас наш приятель должен быть в Лионе.

— А вы уверены, что он отправился именно туда? Знаете, я все больше склоняюсь к мысли, что машина краденая… Было бы рискованно вернуться за ней, да еще в таком помятом виде.

— Нет, — убежденно возразил Тиду, — я почти не сомневаюсь, что машина принадлежит этому парню. По двум причинам: во-первых, ему не нужно было бы снимать номера, а во-вторых, он не стал бы тратить последние деньги на ремонт. Хозяин мастерской так и сказал: парень отдал все, что у него было. Угонщик скорее всего присмотрел бы себе другой автомобиль…

— Согласен, — кивнул таможенник, — но ведь он мог везти какие-нибудь тяжелые и громоздкие вещи, которые так просто не перетащишь. Хозяин осмотрел его багажник?

— Про это он ничего не говорил… Как бы то ни было, скоро все окончательно прояснится. Мы дозвонились из Перпиньяна до Мади, нашей подруги, которая осталась в Лионе.

— Вы дали ей мой номер? Если бы я мог подоспеть к телефону первым… но моя жена всегда бросается к аппарату, едва заслышит звонок. Она трясется за детей: ей постоянно мерещится, будто они попали в аварию или тяжело заболели.

— Не беспокойтесь, Мади не будет звонить сюда. Она напишет нам, мы дали ей ваш адрес.

Сумерки быстро сгущались, несмотря на безоблачное небо. Бифштекс поспешно принялся готовить ужин — провизию ребята закупили в Перпиньяне. Мадам Нуло ни на шаг не отходила от палатки и трещала без умолку. Ее явно удивляло то, как ловко мальчики управляются по хозяйству.

— Неужели вам не страшно ночевать в палатке? — спросила она. — Знаете, когда муж на дежурстве, я закрываю все ставни. К счастью, через два года Раймон выйдет на пенсию, и тогда мы поселимся в пригороде Перпиньяна, где уже купили маленький домик. Там у нас будут соседи, а с ними все-таки куда спокойнее!

Перемыв посуду колодезной водой, друзья с наслаждением угнездились в спальных мешках — шутка ли пережить столько волнений после бессонной ночи! Едва закрыв глаза, Сапожник испустил такой могучий вздох, что палатка едва не обвалилась. Он заснул мгновенно, и Гий с Бифштексом тут же последовали его примеру. Только Тиду продолжал ворочаться, думая о Кафи. Он то и дело машинально протягивал руку в поисках теплого мехового тела своего друга и нащупывал лишь пустоту. Эти подонки ему дорого заплатят! Конечно, его пса уже подстрелили, но можно будет оградить хота бы других собак… Наконец, глаза у Тиду стали слипаться, и вскоре он тоже провалился в сон.

Когда на следующий день Сапожник потянул его за рукав, шел уже двенадцатый час. Солнце высоко стояло в небе, сияющем какой-то невероятной голубизной — казалось, здесь облаков просто не бывает в природе.

— Подъем, Тиду!

Несмотря на столь поздний час, все зевали и жаловались на дурной сон.

— С добрым утром! — услышали они голос мадам Нуло, явно поджидавшей их пробуждения. — Молодцы, здорово отоспались! И правильно, у вас же каникулы! Знаете, я тоже спала сегодня, как сурок, хотя муж был на дежурстве. Это благодаря вам. Постарайтесь не слишком шуметь, Раймон недавно лег. Бедный мой старичок, ночные дежурства ему уже в тягость! Ах, если бы его повысили в чине, он мог бы перейти в управление и спокойно досидеть там до пенсии!

Это был настоящий словесный поток. Женщина не умолкала ни на минуту, совершенно не замечая, что ребята, поглощенные своими мыслями, почти не слушают ее.

Наконец она ушла в дом, и Бифштекс тут же спросил:

— Как вы думаете, когда можно ожидать ответа от Мади?

— Конечно, не сегодня, — ответил Гий. — Быть может, завтра… но вряд ли она что-то выяснит. Я согласен с бригадиром — эту машину угнали. Следовательно, имя и адрес владельца не имеют никакого значения.

— Тогда что же? — вскинулся нетерпеливый Сапожник. — Вы знаете, я не люблю впутывать полицию в наши дела… однако сейчас…

— Нет, — поспешно возразил Гий. — Дождемся сначала ответа Мади. И в любом случае не будем ничего предпринимать, не посоветовавшись с таможенником.

— Мы зря ломаем голову, — вмешался Бифштекс. — Давайте лучше займемся завтраком.

Несмотря на плохой сон, аппетит у всех разыгрался зверский. Ребята с жадностью накинулись на салат из помидоров — таких огромных и сочных, какие бывают только в Руссийоне. На десерт у них был местный виноград — золотистый и необыкновенно сладкий. Они собирались мыть посуду, когда появился бригадир — он проспал до полудня и только что встал из-за стола. Ребята тут же стали советоваться с ним, стоит ли обращаться с заявлением в полицию. Он тоже полагал, что лучше дождаться ответа от Мади. В конечном счете фактов было совсем немного. Да, произошла авария — но без человеческих жертв. Контрабандный товар? Это всего лишь подозрения. А из-за раненой овчарки жандармерия дела заводить не станет.

— Так что же? — вновь спросил Сапожник. — Не вернуться ли нам на кукурузное поле? Порыскаем там еще, быть может, что-то и найдем.

— Пожалуй, — согласился бригадир, — только подождем, пока уйдет моя жена. Она собиралась навестить свою подругу в деревне. Если мы выйдем вместе, расспросов не оберешься.

Дождавшись ухода мадам Нуло, ребята вместе с таможенником двинулись по тропинке, ведущей через поле. В этом году кукуруза созрела поздно, и только сейчас поднялась в человеческий рост. Они шли гуськом осторожно, чтобы не повредить стебли. До места аварии оставалось метров пятьдесят, когда шагавший впереди Бифштекс резко остановился.

— Вы слышите? Там кто-то есть!

— Точно, — воскликнул Гий, поднявшись на цыпочки. — И он уже удирает со всех ног! Видите, как шевелятся стебли?

Кто же опередил их? Ах, если бы с ними был Кафи!

Друзья переглянулись. Все подумали о парне с черной бородкой. Бесстрашный Сапожник хотел ринуться в погоню, но таможенник удержал его.

— Нет, это рискованно!

Впятером они принялись исследовать место аварии, а особенно тщательно — рытвины, оставленные машиной. В сущности, надеяться было не на что, ведь они уже сто раз здесь все облазили. Одно очевидно: неизвестные люди также не нашли того, что искали, иначе не вернулись бы сюда снова.

Целых два часа рыскали ребята с мистером Нуло вдоль дороги, осмотрели все рытвины и канавы, заглянули даже в те места, где стебли кукурузы не были помяты машиной, но не обнаружили ровным счетом ничего. Неужели этот предмет был таким крохотным? Все-таки вряд ли незнакомцы с таким упорством искали футляр для очков.

Закончив бесполезные поиски, компания направилась к дому таможенника по каменистой дорожке, и тут Бифштекс опять услышал шум — на сей раз за спиной. Он повернулся и вскрикнул от изумления.

— Ну и ну! Да ведь это же…

Тиду, Гий и Сапожник, в свою очередь, вытаращили глаза.

— Стриженый! Мади!

Все четверо ринулись навстречу своим друзьям. Каким образом удалось Стриженому и Мади добраться всего за полдня, тогда как им понадобилось для этого двое суток? И выглядели оба чрезвычайно свежими.

— Простите, что без предупреждения, — поспешно проговорила Мади, — но мы очень волновались за вас и Кафи. В общем, сегодня утром мы сели на семичасовой поезд, а мопеды сдали в багаж. Из Перпиньяна добрались уже своим ходом.

Затем они повернулись к таможеннику:

— А вы, конечно, господин Нуло? Простите, что побеспокоили вас.

Тиду был так потрясен, что забыл представить своих друзей — впрочем, эту оплошность исправить было легко.

— Мади, наша подруга, — сказал он бригадиру. — Это ей мы вчера звонили. А вот Стриженый. Простите его за то, что он не снял кепку. После перенесенной в детстве болезни у него волосы не растут, вот почему мы дали ему такое прозвище.

Таможенник дружелюбно протянул руку вновь прибывшим, а затем кивнул в сторону дома.

— Пойдемте ко мне, мы можем все спокойно обсудить, пока жены нет. Я в курсе ваших дел.

Они прошли на кухню. Таможенник достал стаканы и бутылку виноградного сока.

— Ну, говорите! — нетерпеливо начал Тиду. — Удалось вам разыскать парня с черной бородкой?

— Да, — с торжеством произнесла Мади. — После нашего вчерашнего разговора я тут же позвонила двоюродному брату, и через пять минут он сообщил мне имя владельца машины — это некий Жан Фожье, который живет в Виллербанне, в тупике Ормо… Купил подержанную машину в июне этого года. Было всего шесть часов, и я побежала к Стриженому. Мы отправились в Виллербанн и нашли тупик Ормо… это рядом с каналом Жонаж. Прежде чем постучаться в дом номер пятнадцать, мы, естественно, расспросили соседей. Нам сказали, что Жан Фожье живет вместе с родителями и совсем недавно вернулся из отпуска.

— А еще мы узнали, — добавил Стриженый, — что он работает на заводе, ему двадцать лет, и он носит черную бородку.

— Сомнений нет, — сказал Тиду, — это тот самый парень. Значит, он приехал в Лион на машине. Вы с ним поговорили?

— Нам не хотелось идти к нему домой, — ответила Мади. — После того, что ты рассказал мне по телефону, Тиду, я немного побаивалась, К счастью, через несколько минут он сам вышел на улицу. Мы решили не терять времени и…

— И задали ему вопрос в лоб, — подхватил Стриженый, — чтобы посмотреть, как он будет реагировать! Конечно, это было рискованно, но все прошло как нельзя лучше. Я напрямик спросил, что с ним произошло недалеко от границы с Испанией. Он смутился, а потом пробормотал: «Откуда вы это знаете? И кто вы такие?» Тут мы спросили его, зачем он пытался убить овчарку наших друзей. Парень вытаращил глаза. «Я? Пытался убить овчарку?» Вряд ли это была игра — он действительно ничего не понимал. Да и вообще… не похож он на бандита. Я плохо его себе представляю с револьвером в руке. Конечно, внешность бывает обманчива. Он снова спросил, как мы его разыскали. Когда Мади сказала, что раздобыла его имя и адрес в префектуре, он вздрогнул. «В префектуре? — повторил он. Это что же, полиция?» — «Нет, не полиция, а дорожное управление». Парню явно не хотелось разговаривать на улице, и он пригласил нас в кафе. Когда мы сели за стол, он сказал: «Слушайте, с чего бы я стал убивать собаку тех самых ребят, которые вытащили меня из машины? К тому же это огромная овчарка, с ней голыми руками не справиться». — «В нее выстрелили из револьвера». При слове «револьвер» парень просто подскочил от негодования. «И они решили, что это сделал я? Вот что, если вы обещаете держать язык за зубами, я объясню вам, как было дело». Он сказал нам, что работает на маленьком заводе в Виллербанне. Ему двадцать лет, он с детства мечтал о собственном автомобиле и вот в июне присмотрел «симку» — подержанную, но в приличном состоянии. Впервые в жизни он поехал за границу на своей машине.

— Один?

— Не знаю. А что, это важно?

— Очень важно! Дальше!

— Так вот, когда он ехал из Испании, в нескольких километрах от границы на дороге внезапно появились двое таможенников. Он испугался, потому что вез дюжину бутылок вина для своих товарищей по цеху. Контрольный пункт в Перте миновал благополучно, а тут просто голову потерял. Вместо того чтобы остановиться, нажал на акселератор и погнал вперед на бешеной скорости. Он едва не вылетел в кювет на одном из поворотов, но сумел удержать машину, зато следующий поворот оказался для него полной неожиданностью, и он пришел в себя уже на кукурузном поле. Ему показалось, что таможенники успели записать номер машины, вот почему он попросил вас снять его, но тут явились таможенники, и он удрал, оставив вас объясняться с ними. Все так и было, как он говорил?

— Да, все точно, — кивнул Тиду.

— Какое-то время он прятался в кукурузе, а потом рискнул вернуться на место аварии. Таможенники уже ушли, причем в багажник даже не заглянули… правда, дверцу заклинило. Тогда парень остановил первую попавшуюся машину и добрался до Перпиньяна. Было семь утра. Хозяин мастерской послал за «симкой» грузовик. К счастью, двигатель совершенно не пострадал, поэтому парень уже к вечеру был в Лионе. Родителям он ничего не рассказал, а машину запер в гараже. Мать стала бы переживать, а отец отругал бы его за то, что он вез эти несчастные бутылки. Выложив им все, он тревожно спросил: «А что, этим делом заинтересовалась полиция? Ваших друзей допрашивали? Конечно, я поступил, как глупый мальчишка. Надо было остановиться и поговорить с таможенниками. В конце концов, что я такого сделал? Подумаешь, несколько бутылок вина… ну, заплатил бы небольшой штраф, и все! Не понимаю, почему они не обыскали багажник? Теперь вообразят Бог весть что!» Тут уже он стал расспрашивать нас. Ему хотелось знать, каким образом мы вышли на его след и сумели так быстро раздобыть адрес. На прощанье он поклялся нам, что даже не думал убивать Кафи, да и револьвера у него нет.

— И вы ему поверили?

— Да, — сказала Мади, — хотя всех подробностей еще не знали. Интуиция меня редко подводит. Обычно я как-то чувствую людей. Парень совершенно не похож на бандита. Он производит впечатление человека застенчивого и даже робкого. Хоть в чем-нибудь он соврал?

— Да вроде нет, — признался Сапожник. — Он в самом деле вез бутылки с вином… на месте аварии пахло алкоголем. Остается лишь один неясный пункт — был ли он один? Когда в Кафи стреляли, вокруг машины сновали двое людей.

— Возможно, это были таможенники?

— Нет, — покачал головой Тиду, — или же они переоделись в штатское. Я разглядел бы мундир и кепи.

— Это невозможно! — с нажимом произнес бригадир. — Я уже говорил вам, что таможенники имеют право производить досмотр только в форменной одежде.

Все недоуменно переглядывались. В рассказе парня не было ни одной недостоверной детали. Да, он слегка нарушил правила, но явно не был профессиональны контрабандистом. В Кафи стрелял не он и уж тем более не он рыскал только что в кукурузном поле. Но с машиной его была связана какая-то тайна.

Внезапно Тиду осенило, и он быстро повернулся Мади.

— Слушай, если я правильно понял, парень едва не вылетел в кювет на предыдущем повороте?

— Да, он об этом упоминал.

— В таком случае загадочный предмет, который пытаются найти эти незнакомцы, вывалился из машины раньше… выше того места, где произошла авария. Вернемся на автостраду!

СТРАННАЯ НАХОДКА

Это было изумительно простое решение загадки. И бригадир таможенников, и члены компании с восхищением смотрели на Тиду.

— Потрясная мысль! — вскричал Стриженый. — Там нужно все осмотреть.

— Да, да, — кивнул таможенник, — не мешкайте с этим. Но я с вами не смогу пойти… Жена вот-вот вернется. Я сообщу ей о приезде двух ваших товарищей и постараюсь как-нибудь это объяснить. Скажу, например, что вчера вы позвонили им из Перпиньяна, чтобы раздобыть недостающую бумагу, а они решили присоединиться к вам… Не забудьте, моя жена считает, что вы приехали сюда отдохнуть и посмотреть город!

Ребята вновь отправились к автостраде. Тиду показал Стриженому и Мади кукурузное поле и то место, где перевернулась «симка». Затем они стали подниматься вверх по дороге, двигаясь по обочине, заросшей густым колючим кустарником. Не прошли они и двухсот шагов по направлению к Перту, как Сапожник остановился.

— Взгляните на эти поломанные и измятые кусты! Парень не соврал — его машину действительно занесло. «Симка» едва не перевернулась в этом месте.

— Да, парень чудом вырулил на шоссе, — добавил Бифштекс. — Его путешествие могло закончиться уже здесь. Смотрите, какая рытвина!

Эта рытвина оказалась не такой глубокой, как другая, но искать в кустах было несравненно труднее. Распределив участки, ребята принялись методично обследовать заросли. Внезапно Гий наступил на что-то железное. Наклонившись, он развел руками рыжую траву и увидел металлический прут длиной сантиметров в сорок.

— Идите сюда!

Прут был запаян с обоих концов и перехвачен спайкой посередине. Едва увидев его, Стриженый авторитетно заявил:

— Это брус от кузова машины. Отвалился при ударе. Ваши незнакомцы явно искали что-то другое.

— Странно! — сказал Тиду, внимательно осмотрев металлический стержень. — Не похоже, чтобы он отвалился… никаких следов разрыва… припой очень ровный и совсем свежий! А знаете, внутри эта штука полая…

— Сейчас проверим, — загорелся Сапожник.

Достав перочинный нож, он попытался вскрыть шов, идущий посредине, но ничего не добился. Каждый подержал странную железку в руках, но когда из-за поворота показалось несколько машин, спускавшихся с Пертского перевала, Тиду предложил вернуться в Морейа.

— Не нужно здесь оставаться, мы привлекаем к себе внимание. Сапожник, возьми стержень и хорошенько спрячь, иначе жена таможенника непременно заинтересуется нашей находкой. Мне эта штука кажется подозрительной… сначала надо вскрыть ее, а догадки будем строить потом.

Подобная осмотрительность оправдала себя. Мадам Нуло уже вернулась из деревни и поливала цветы. Тиду представил ей Стриженого и Мади.

— Добро пожаловать, — сказала мадам Нуло, протягивая руку. — Муж мне все рассказал. Значит, вы тоже решили провести каникулы в Испании? А что с этой злополучной бумажкой? Вы ее привезли?

— Пока нет, — смутилась Мади, — но нам ее вышлют по почте.

— Ах, какое же несчастье приключилось с вашей собачкой! Подумать только! Обыкновенная колючка.

При слове «колючка» Стриженый и Мади быстро взглянули на своих друзей. Оба сразу смекнули, что не следует волновать славную женщину разговорами о выстрелах.

Узнав, что Стриженый облысел после болезни, мадам Нуло заахала и заохала, а потом принялась рассказывать бесконечную историю о девочке, которой обварили голову так, что она навсегда лишилась волос. Ребята изнывали от нетерпения, однако добрая женщина продолжала трещать, не замечая даже, что вода из наклонившейся лейки стекает ей на ноги. Казалось, этот словесный поток не иссякнет никогда, но вот, наконец, жена таможенника все же ушла в дом, сообщив Мади, что приготовит для нее комнату дочери.

Наконец-то друзья смогли уединиться в палатке, чтобы получше рассмотреть загадочный стержень. Невзирая на протесты Мади, Сапожник вновь достал перочинный нож и объявил:

— Мы должны узнать, что там внутри. Вторая попытка оказалась столь же безуспешной, как и первая. Утирая пот со лба, «малыш» буркнул:

— Здесь нужны кусачки и молоток…

— Как бы то ни было, этот стержень был приварен к машине недавно, — убежденно сказал Тиду. — «Симка» старая, а он как новенький! Ого, смотрите-ка!

Послюнив палец, он протер пыль с металлической поверхности, и на ней выступили какие-то буквы.

— Бар… селона, стал медленно читать Тиду. — Ferrocariles… españoles…

— И что это означает? — спросил Сапожник.

— Кажется, это «испанская железная дорога», — возбужденно проговорил Тиду. — Стало быть, эта штука была запаяна в каком-то депо в Барселоне… Как же она оказалась на машине? А что, если в ней провозят контрабанду? Золото, бриллианты или наркотики… Автомобиль для таких дел подходит идеально! Все слышали про капот из золота, про героин в запасном колесе…

— Иначе говоря, — подхватил Сапожник, — лионский парень на голубой «симке» связан с контрабандистами. Он все здорово придумал! Купил дюжину бутылок вина, чтобы отвлечь внимание от главного товара… Но где же он скрывал стержень? Скорее всего, под днищем машины. Ты угадал, Тиду! Он потерял стержень, когда его машину занесло в первый раз.

— И этот факт доказывает полную невиновность парня на голубой «симке»! — воскликнула Мади.

— Почему же?

— Если именно он спрятал стержень, то не стал бы рассказывать нам, как его машину занесло в первый раз.

— Верно! — одобрительно сказал Стриженый. — Но как все это объяснить?

— Возможно, таможенник прав, и парень был в машине не один. Сам он ничего не знал, а вот те, кого он вез, были в курсе дела… поэтому и не стали открывать багажник, когда явились на место аварии!|

— Минуточку! — перебил Гий. — Если они находились в машине, то вспомнили бы, как машина едва не свалилась в кювет… и обыскали бы там все раньше нас.

Друзья озадаченно умолкли.

— Знаете, — задумчиво произнес Сапожник, — меня больше всего интересует, как они ухитрились спрятать стержень. Что скажешь, Стриженый? Ведь ты у нас по этому делу мастак…

Стриженый покачал головой.

— Мне ничего в голову не приходит. Главное, я не могу понять, как эта штука держалась на машине. Никаких следов приварки.

Сапожник вдруг хлопнул себя по лбу.

— Подождите!

Он в третий раз вытащил перочинный нож, однако на сей раз не стал ковырять стержень, а приложил к нему лезвие. Удивительная вещь! Нож словно бы прирос к металлической поверхности.

— Магнит! Теперь все ясно! Этот стержень могли прикрепить к чему угодно… хоть к крыше, хоть к днищу!

— Потрясно! — воскликнул Стриженый, пожимая Сапожнику руку. — Что мы будем делать теперь? Заявим в полицию?

— Нет, только не сейчас, — быстро проговорила Мади. — Во-первых, мы еще не открыли этот полый стержень и не знаем, действительно ли там контрабанда… золотые монеты или что-нибудь похлеще. Во-вторых, я не хочу, чтобы у лионского парня были неприятности, особенно если он ни в чем не виноват.

— Что это ты его так пылко защищаешь? — с ухмылкой осведомился Бифштекс и подмигнул остальным. — Тебе так понравился этот красивый малый?

— Перестань скалиться! Я убеждена, что он не причастен к этому делу. Теперь представьте себе: мы являемся в полицию и говорим, что владельцем машины является Жан Фожье. Завтра же утром его арестуют по подозрению в контрабанде, а вечером во всех лионских газетах будет названо его имя… Конечно, потом последуют разъяснения и опровержения, но сделанного уже не вернешь.

— Ты права, — неохотно признал Бифштекс. — Только мне кажется, что этот парень вам не все рассказал. Многие детали его путешествия в Испанию остаются неясными.

— Именно поэтому надо прежде всего поговорить с ним самим.

— А почему бы не посоветоваться с бригадиром? — спросил Бифштекс. — Ведь эти дела по его части…

— Ни за что! — резко сказала Мадии. — Это то же самое, что предупредить жандармов. Господин Нуло сразу же доложит обо всем таможенному инспектору. И осуждать его нельзя — такая уж у него работа.

— Я согласен с Мади, — произнес Стриженый. — Он добросовестно исполняет свой долг, а мы и без того доставили ему много хлопот. Мало вам попавшей в аварию машины и раненого Кафи?

— Да, Мади права, — сказал Тиду. — Я тоже считаю, что нам нужно поговорить с лионским парнем, а уж потом мы решим, что делать. Если он ни в чем не виноват, постараемся сами раскрыть эту тайну… хотя бы для того, чтобы отблагодарить бригадира Нуло, который нам так здорово помог.

— Ты думаешь, мы сумеем накрыть банду? — спросил Гий.

— Да, если проявим выдержку. Когда дело идет успешно, контрабандисты почти всегда используют одни и те же приемы. Уверен, что этот полый стержень — не первый и не последний из тех, что были провезены через Пертский перевал. И все вместе мы вполне способны выследить этих негодяев.

МАДИ УПОРСТВУЕТ

Мальчики проснулись рано и вновь стали обсуждать ситуацию, пока не появилась Мади, которая задержалась в доме из опасения потревожить мадам Нуло.

— Ну как, вес согласны, что нам надо поговорить с парнем из Виллербанна? Сначала я думала написать ему, но ночью мне пришло в голову, что это способ ненадежный. Письмо могут вскрыть или потерять… и в какие руки оно тогда попадет? К тому же всегда возможна задержка с доставкой. А мы должны действовать быстро.

— Ты хочешь ему позвонить? Это еще более ненадежный способ. В Морейа нет автоматов. Телефонистка может услышать разговор.

— Я знаю. Вот почему нам нужно поехать в Перпиньян. Мы позвоним ему оттуда.

— Разве у него есть телефон?

— Не думаю. Но он сказал нам, что работает на заводе «Барнуен и Си». Мы позвоним ему прямо туда. Ну, поторапливайтесь! Я помогу вам приготовить завтрак, а потом садимся на мопеды! А причесаться можете по дороге!

Ребята никогда еще не видели Мади такой взвинченной. Она так жаждала доказать невиновность парня с бородкой, словно всю жизнь была с ним знакома. Бифштексу очень хотелось отпустить очередную шуточку на сей счет, однако он вовремя прикусил язык.

Она сумела так расшевелить компанию, что в полдевятого ребята уже катили по дороге па Перпиньян, а в четверть десятого остановились у почты. В телефонном справочнике департамента Рона они разыскали телефон завода «Барнуен». Несколько минут ожидания, и их пригласили в кабину. Трубку взяла Мадии.

— Алло! Это завод «Барнуен»? Мне нужно поговорить с одним из ваших рабочих… его зовут Жан Фожье.

— Сожалею, но его нет на месте.

Мади нахмурилась и бросила взгляд на Тиду, который зашел в кабинку вместе со Стриженым.

— Нет на месте? А разве он не вышел на работу после отпуска?

— Рабочие завода «Барнуен» объявили забастовку… бессрочную забастовку с сегодняшнего утра. Вы никого здесь не найдете, так что больше не звоните.

Раздался щелчок: неизвестная собеседница — скорее всего, секретарша — с треском повесила трубку.

Трое друзей разочарованно переглянулись. Что же делать? Судя по всему, родители парня были скромного достатка, но вдруг у них все-таки есть телефон? Тиду еще раз просмотрел справочник. Здесь были указаны номера шести Фожье из Виллербанна, но в тупике Ормо не проживал ни один из них.

— Эврика! — воскликнул Стриженый. — Парень пригласил нас в кафе рядом с тупиком Ормо. Там наверняка имеется телефон. Если парень часто туда заходит, хозяйка не откажется позвать его. С виду она очень приветливая.

Тиду в третий раз открыл справочник. Стриженый запомнил название кафе — и номер был указан! Мади вновь заказала разговор, а потом закрылась в кабинке со Стриженым и Тиду.

— Алло! Это бар «На перекрестке»? Прошу прощения, мадам, мне необходимо поговорить с Жаном Фожье, он живет по соседству. Вы не могли бы его позвать? Большое спасибо, я подожду.

Прошло несколько минут, а потом в трубке послышался запыхавшийся голос:

— Алло! Говорит Жан Фожье… Кто меня спрашивает?

— Мы с вами уже говорили… о том, что случилось, когда вы возвращались из Испании.

Наступила короткая пауза. Затем Фожье спросил гораздо тише и с явной тревогой:

— Что-нибудь произошло?

— Мы сейчас и департаменте Восточные Пиренеи. Нас вызвали сюда друзья. Дело осложняется.

— Опять из-за овчарки?

— Нет, это куда более серьезно.

— Скажите мне, в чем дело!

— Мы убеждены, что вы к этому не причастны. И мы хотим помочь вам. Но нам нужны дополнительные сведения о вашем путешествии в Испанию.

— Что именно вас интересует?

— Ну… это трудно объяснить по телефону. Лучше было бы…

Мади смешалась. В сущности, спрашивать пока было не о чем, да и сам разговор по телефону терял всякий смысл — не могла же она сказать, что речь, скорее всего, идет о наркотиках!

— Лучше бы что? — настаивал парень.

И тут Стриженого осенило. Раз завод бастует, Жан Фожье вполне мог бы приехать. Взяв у Мади трубку, мальчик спросил напрямик:

— Вы сейчас свободны?

— Мы объявили забастовку… это продлится несколько дней, а может быть, и недель.

— Машину отремонтировали?

— Кое-что нужно доделать, но она на ходу.

— Может быть, вам лучше бы…

— Приехать? Все настолько серьезно?

— Очень серьезно, но по телефону это объяснить нельзя.

Наступила пауза — очевидно, парень обдумывал услышанное. Внезапно он решился:

— Хорошо, я еду. Только пообедаю и сразу сяду за руль. К вечеру доберусь. Где вас искать?

— В Морейа, рядом с тем местом, где ваша машина перевернулась. Спросите дом таможенника Нуло, в стороне от деревни.

— Как вы сказали? Таможенника?

— Не беспокойтесь, он вас не знает, Мы остановились у него. Ждем вас.

Стриженый повесил трубку, не желая отягощать бюджет компании слишком продолжительными переговорами. Выйдя из кабинки вместе с Тиду и Мади, он объявил:

— Ну, мы отловили этого парня. Обещал к вечеру приехать. Это доказывает, что больших грехов за ним не числится.

Ребятам казалось, что с приездом лионца все загадки разрешатся. Они отправились в Сере, поскольку Тиду не терпелось узнать, как чувствует себя Кафи. Накануне мадам Нуло звонила по его просьбе ветеринару. Самого врача не оказалось на месте, а ассистентка ответила, что состояние собаки удовлетворительное. Но что означили эта неопределенная формулировка?

Приехав в маленький тихий городок, Тиду с волнением остановился у входа в белый домик.

— Как мой пес? — спросил мальчик, едва ассистентка доктора открыла дверь. — Ему действительно лучше?

Впрочем, никаких заверений и не потребовалось. Девушка сказала с улыбкой:

— Слушайте!

И ребята услышали лай — правда, не такой басовитый и громкий, как обычно, но это был, несомненно, голос Кафи! Ассистентка открыла дверь, ведущую во дворик с пальмой посредине, и пес тут же заковылял к хозяину. Спина и живот овчарки были стянуты широкими бинтами, что делало ее похожей на парашютиста.

— Кафи! Мой дорогой Кафи!

Пес похудел и слегка облез, однако сомневаться не приходилось — всеобщий любимец выжил после тяжелого ранения.

— Ну, что я вам говорил? — воскликнул ветеринар, который появился во дворике, заслышав радостные восклицания ребят и восторженный лам своего пациента. — Он очень быстро поправляется! И со вчерашнего дня требует вас. Я уж собирался звонить, чтобы вы его забрали.

— Неужели я могу его забрать? — спросил Тиду. — Значит, он уже здоров?

— Не совсем. Но аппетит к нему вернулся, и лечить его больше не нужно. Я сделаю ему повязку полегче, а вы следите, чтобы он ее не сорвал.

— Не беспокойтесь, доктор, я прикажу ему не чесаться, и он меня послушает.

— Через пять или шесть дней привезите его, чтобы я снял швы.

— Ему можно ходить?

— Конечно. Только пусть пока не бегает, даже если очень захочет.

Тиду воспринимал случившееся, как самое настоящее чудо. Это было настолько неожиданно, что ему и в голову не пришло прицепить к мопеду коляску.

— Не волнуйся, — сказал Стриженый, — сейчас я ее доставлю.

Через полчаса он вернулся, и Кафи самостоятельно залез в привычную коляску, где совершил столько увлекательных путешествий.

В полдень компания — на сей раз в полном составе — подкатила к дому таможенника.

— О, какой красивый пес! — восторженно всплеснула руками мадам Нуло. — Той ночью я его почти и не разглядела. Подумать только, едва не погиб от колючки! Может быть, вы просто вообразили Бог весть что, деточки? Я и сама прихожу в ужас от любого пустяка.

Вдруг на глаза у нее навернулись слезы.

— Ну вот, собака ваша поправились, и теперь вы, конечно, отправитесь в Испанию! Ах, какая жалость! Мне будет вас очень недоставать. Как с вами было спокойно и хорошо!

Она вновь начала болтать, а таможенник, заинтригованный таинственным видом ребят, с нетерпением ждал, когда же супруга удалится на кухню.

Наконец все собрались в палатке, и бригадир Нуло сразу же спросил:

— Как обстоят дела? Жена сказала мне, что вы рано утром уехали в Перпиньян. Что вы там делали?

— Вчера вечером мы решили переговорить еще раз с парнем из Лиона.

— А зачем?

— Мы почти убеждены, что его машину использовали для провоза контрабанды. Мы дозвонились до него.

— Вы могли позвонить отсюда.

— Ну… мы хотели еще кое-что купить в городе.

— Вы его легко нашли?

— Без особого труда.

— Значит, вы ему сообщили, что он, возможно, замешан в подозрительном деле. И как он отреагировал на это?

— Встревожился. И решил приехать сюда.

— Каким образом?

— На машине. Обещал, что к вечеру будет.

Таможенник сдвинул брови.

— Боюсь, здесь вы дали маху, мои юные друзья. Если этот парень так или иначе связан с сомнительными людьми, то вы его спугнули. Он не приедет сюда и постарается как можно скорее скрыться из Лиона.

— Этого не может быть! — запротестовала Мади.

— Он обещал приехать, чтобы спокойно смыться из города. Вас обвели вокруг пальца.

ВОЕННЫЙ СОВЕТ В ПАЛАТКЕ

Мади не находила себе места. Слова бригадира потрясли ее, девочка спрашивала себя: неужели молодой лионец входит в международную банду торговцев наркотиками. С другой стороны, она никак не могла поверить, что этот симпатичный и искренний на вид парень так нагло врал ей.

«Нет, это невозможно! — мысленно восклицала она. — Он не удерет, я уверена! Он непременно приедет».

Никогда еще время не тянулось для нее так медленно. Огорченный ее терзаниями, Тиду быстренько произвел все необходимые расчеты и объявил, что Фожье приедет только к ночи, поскольку в начале сентября все дороги забиты машинами. К тому же, небогатый лионец наверняка свернет с платной автострады и сделает крюк.

Все эти доводы не слишком успокоили Мадии. Она ждала с возрастающим нетерпением, однако в восемь вечера Фожье так и не приехал. Не появился он и позже, когда таможенник сел в машину, чтобы отправиться на ночное дежурство.

— Ну, теперь все ясно, — сказал на прощанье бригадир ребятам. — За десять часов вполне можно было проделать 450 километров, даже не особенно торопясь.

Не желая признавать свое поражение, Мади решила бодрствовать всю ночь, однако от этой идеи все же пришлось отказаться. Что подумает мадам Нуло? Вероятно, муж сообщил ей о возможном приезде еще одного лионца, но она все равно спросит, зачем нужно ждать его на дороге.

Итак, Мади легла спать в десять часов, как и накануне, а мальчики ушли в свою палатку. Но через час, когда мадам Нуло заснула, девочка тихонько выскользнула из дома и присоединилась к товарищам. Рассевшись на спальных мешках, компания стала держать совет. Кафи, устроившись рядом с хозяином, внимал жаркому спору.

— Мы уже прикидывали, что нам делать завтра, если парень не объявится, — сказал Сапожник. — Бифштекс считает, что нужно позвонить ему еще раз. А я думаю, что это пустая трата времени и денег. Мади, что же он все-таки обещал?

— Тиду и Стриженый слышали весь разговор. Они могут подтвердить, что парень сразу же принял решение и без колебаний объявил, что приедет. Я согласна с Бифштексом: мы должны еще позвонить ему.

— А почему он сам не позвонил, если что-то ему помешало выехать? Он же знает наш адрес…

— Зато не знает, что у таможенника есть телефон. К тому же говорить о таких вещах небезопасно… Вероятно, завтра мы получим письмо.

— Весьма сомнительно. Сказать-то можно что угодно, а письмо — это уже улика.

Наступила пауза. Мади чувствовала, что теряет почву под ногами и может рассчитывать лишь на поддержку Стриженого. Внезапно она вздрогнула. Вдали показались фары какой-то машины, и луч света скользнул по палатке.

— Это возвращается бригадир, — уверенно произнес Сапожник, — наверное, что-то забыл… или узнал какие-то новости на Пертском перевале.

— Надо все-таки посмотреть…

Мади вышла из палатки, за ней последовали мальчишки, и даже Кафи не усидел на месте.

— Машина идет медленно, — сказала она, — такое впечатление, что водитель не знает дороги. Нет, это не таможенник.

Рванувшись вперед, она сначала ничего не увидела, потому что ее ослепил свет фар. Но когда автомобиль подъехал ближе, она явственно разглядела светлый капот.

— Это он!

Машина остановилась, и подбежавшие ребята сразу узнали сидевшего за рулем парня с черной бородкой. Вид у него был усталый.

— Я знала, что вы не обманете! — воскликнула Мадии. — Но почему вы так задержались?

— У меня спустило колесо на автостраде номер 7. А потом я угодил в пробку из-за аварии. Между Нарбоном и Перпиньяном столкнулись два грузовика.

— Поставьте машину подальше от дома и приходите сюда, но только постарайтесь не шуметь. Не хотелось бы разбудить жену таможенника. Мы ее в это дело не посвящали.

Когда все вновь разместились в палатке, Бифштекс зажег самодельную керосиновую лампу, сделанную из бутылки, и ребята смогли, наконец, рассмотреть как следует лионского парня. У него было очень симпатичное и располагающее к себе лицо. И он отнюдь не выглядел напуганным, хотя, конечно, был встревожен. В общем, всем стало ясно, что Мади оказалась права — Жану Фожье вполне можно верить.

— Ну, говорите же! — воскликнул он. — Меня в чем-то подозревают, я правильно понял? Но что такого я сделал?

Таможенник ошибся в своих предположениях — совесть у парня была чиста, иначе бы он не приехал. И ребята решили ничего от него не скрывать.

— Вам знакома эта штука? — спросил Тиду, достав из-под спального мешка загадочный стержень.

Парень был явно удивлен.

— Нет. А что это такое?

— Это магнитный стержень, запаянный с обоих концов. Внутри находится контрабандный товар.

Жан Фожье побледнел.

— Контрабандный товар?

— Мы нашли стержень в том месте, где вашу машину занесло в первый раз. Его наверняка прикрепили к днищу.

— И вы подозреваете меня в том, что я…

— Нет, — перебила Мади. — Если бы мы думали, что вы связаны с перевозкой золотых монет или чего-нибудь еще, то не стали бы звонить вам, а сразу обратились в полицию.

Парень ответил ей благодарной улыбкой, а затем с тревогой спросил:

— Тогда зачем же вы вызвали меня сюда?

— Чтобы разобраться в этом деле и одновременно отвести подозрение от вас, — ответил Тиду. — Вот что произошло с того момента, как вы исчезли.

Тут он, как всегда точно и подробно, изложил факты. Парень слушал его очень внимательно и перебил лишь в самом конце рассказа.

— Это не моих рук дело! — негодующе воскликнул он. — Если бы я провозил контрабанду в таком стержне, то никогда не упомянул бы о том, что еще до аварии мою машину занесло.

— Именно к такому выводу мы пришли, — кивнул Тиду. — Однако как все это объяснить?

— Ничего не понимаю… Ясно, что мне подсунули эту штуку в Испании, но каким образом они ухитрились это сделать без моего ведома?

— Однако сделали же! Кто-то, улучив момент, прикрепил стержень к днищу вашей «симки». Попытайтесь вспомнить. Прежде всего, какой у вас был маршрут?

— Я пересек границу в Бург-Мадам. Побывал в Сарагосе и Мадриде, затем свернул в Валенсию и три дня провел в Тарагоне… там отличный пляж. Вернулся я через Пертский перевал.

— Вы нигде не задерживались на полпути между Тарагоной и границей?

— Нет. Но мне пришлось остановиться в пригороде Барселоны, чтобы отрегулировать коробку скоростей. Машина у меня старая, я купил ее по случаю. Я потерял там больше шести часов. В принципе я собирался пересечь границу после полудня, чтобы уже к вечеру быть в Лионе.

— А как прошли таможенный досмотр?

— Меня спросили, что я везу из Испании. Я ответил: пару бутылок вина. Таможенник был довольно пожилой, и он не стал осматривать багажник. Я начал спускаться вниз и вдруг заметил двоих людей в форме.

— Почему вы так испугались?

— Так ведь я вез дюжину бутылок. Мне говорили, что само по себе это небольшое нарушение, а вот за ложную декларацию можно серьезно поплатиться. Конечно, мне не следовало нажимать на акселератор, но в тот момент я потерял голову.

Подумав немного, парень добавил:

— Все-таки я никак не пойму, когда мне подсунули этот стержень с контрабандой. И кто должен был его забрать? И когда? Я намеревался ехать до Лиона без остановок. И кто мог знать, что я возвращаюсь именно в Лион? Конечно, по номеру видно, что «симка» зарегистрирована в департаменте Рона, однако что это дает?

Подобные вопросы ребята уже задавали себе, но ответить на них так и не смогли.

— А вам случалось кого-нибудь подвозить в Испании? — осведомился Тиду.

— Недалеко от Мадрида я подобрал старуху испанку, опоздавшую на автобус. Между Валенсией и Кастелоном меня остановили двое молодых французов, но мы с ними перекинулись всего парой слов.

Вновь наступило молчание. Внезапно в голову Тиду пришла одна простая мысль.

— В Испании бензин дешевле, чем у нас?

— Да, подешевле.

— Наверное, многие французы заливают полный бак перед возвращением?

— Так и есть. Я сам это сделал на автозаправке в Хунквера.

— В Хунквера?

— Это последняя испанская деревушка перед Пертским перевалом. На станции было несколько машин.

— И вам пришлось ждать своей очереди? Знаете, я убежден, что стержень вам подсунули рядом с границей, а не в Барселоне или Тарагоне.

— Почему?

— Потому, что там никто не мог знать, где именно вы собираетесь пересечь границу. Посмотрите на карту. У вас был выбор между Сербером, Бург-Мадам и Пертом. Иное дело Хунквера… Отсюда вы могли проехать только через Пертский перевал.

— Допустим, — согласился лионец. — Но кто должен был забрать стержень… да так, чтобы я этого не заметил?

— Люди, которые были в курсе того, что вы, сами того не ведая, везете контрабанду… или их сообщники по другую сторону границы. Они знали, что машина остановится — знали по той простой причине, что сами собирались остановить ее.

Поколебавшись, Тиду добавил:

— Но посреди ночи машину могли остановить только таможенники!

Ребята и лионский парень уставились на него в изумлении.

— Конечно, если бы меня услышал бригадир, — продолжал Тиду, — он поднял бы страшный крик. Вполне естественно — ему дорога честь мундира. Но подумайте хорошенько! Почему эти псевдотаможенники не стали осматривать машину? Почему так облегченно вздохнули, узнав, что водитель остался невредим? Возможно, боялись полицейского расследования? А когда я вернулся на место аварии вместе с Кафи, они рыскали по полю, а на автомобиль по-прежнему не обращали никакого внимания! Между прочим, теперь я уверен, что это были те же самые люди… я не сразу узнал их, потому что они сняли кепи и, возможно, мундиры тоже. Кому еще было известно, что на этом месте произошла авария? С дороги машину не было видно. И кто, как не они, мог стрелять в Кафи? А это доказывает, что они боялись разоблачения. Один из них потерял футляр для очков. Очки были куплены в Перпиньяне, значит, в деле замешан кто-то из местных.

Тиду так разгорячился, что даже вспотел. Когда он закончил, все дружно одобрили его версию, и только Сапожник заметил скептически:

— На первый взгляд, ты все сумел объяснить, Тиду, но одна вещь остается неясной. Эти таможенники из «летучей бригады» не могли останавливать все машины. Конечно, посреди ночи автомобилей не так много, но если задерживать всех подряд, возникли бы пробки, как на границе.

— Кто тебе сказал, что они задерживали всех?

— А как иначе распознать машину с контрабандным товаром?

— Согласен, это уязвимый пункт. Полагаю, необходимые сведения они могли получить от своих сообщников в Испании.

— Я другого не пойму, — вмешался простодушный Гий. — Зачем им понадобились такие сложности с переодеванием, когда гораздо проще было бы провезти контрабанду на своей собственной машине. Способ настолько хорош, что для его осуществления даже не нужна компания.

Тиду улыбнулся.

— Конечно, проще. Но и опаснее! Контрабандисты хотят получать прибыль, а не сидеть за решеткой. И пошли на хитрость. Допустим, более бдительный таможенник находит стержень под машиной у ничего не подозревающего туриста. В этом случае негодяи теряют деньги, но не свободу!

— Верно! — одобрительно произнес Бифштекс.

— Таким образом, мы имеем дело с хорошо организованной бандой, имеющей сообщников по обе стороны границы. Ради одного стержня с контрабандным товаром затевать такую авантюру нет смысла… этот стержень — не первый и не последний среди прочих. К сожалению, рассчитывать мы можем лишь на самих себя. Даже просто посоветоваться с бригадиром Нуло — и то нельзя. Ведь он немедленно заявит в полицию. И тогда… кто знает? Возможно, в этот момент вас, Жан, уже допрашивал бы инспектор в комиссариате, а там «обрабатывать» умеют.

— Спасибо вам, — воскликнул лионец.

— Благодарить будете потом, — сказал Тиду, — сначала нужно вытащить вас из этого дела. Не исключено, что нам придется побегать! И ваша машина может очень пригодиться.

— Как же вы намерены действовать? Ведь у нас ничего нет, ни единой зацепки.

— Нет, одна зацепка есть.

И Тиду вытащил из кармана футляр для очков.

— Мой пес еще не вполне окреп, однако на его нюх можно положиться. Мы натаскивали его как полицейскую собаку…

ДЮЖИНА ОКУРКОВ

Вернувшись в пять утра с дежурства и увидев автомобиль небесно-голубого цвета, бригадир не поверил своим глазам. Стало быть, Мади была права — лионский парень действительно приехал.

Таможенник бросился к палатке, где ребята и Жан Фожье спали без задних ног, что было немудрено, — дискуссия завершилась только в полночь. Громкий лай Кафи пробудил сонное царство. Когда все вылезли из спальных мешков, бригадир уставился на Жана Фожье.

— Я вас узнал, — сказал он, — вернее, вашу бородку вспомнил. Я был на дежурстве той ночью.

— Да, я вас тоже узнал, — ответил лионец.

— А я думал, вы не приедете. Значит, вы не…

Бригадир запнулся, не сумев подобрать нужного слова. Тиду пришел ему на помощь.

— Да, он не замешан в этом подпольном бизнесе. Он приехал, чтобы снять с себя подозрения и помочь нам. Благодаря его рассказу мы примерно представляем, как провозится контрабанда. Вот что мы выяснили.

Тиду поделился своими предположениями с бригадиром, но вместо слова «таможенники» говорил просто — «эти люди».

— Итак, — задумчиво произнес бригадир, — вы всерьез полагаете, будто речь идет о торговцах наркотиками? И они, по-вашему, провозят свой товар прямо под носом у таможни? Мне кажется, юные друзья, вы слегка перегибаете палку. Контрабанда существовала всегда, однако Пертский перевал охраняется очень бдительно, такие вещи здесь не пройдут. И что же, вы напали на след?

— Возможно. Моя овчарка может найти владельца футляра для очков.

— А если его обронил случайный прохожий, что тогда?

— Тогда мы будем знать, что это ложный след.

Таможенник скептически оглядел Кафи и направился в дом. Было еще темно, и друзья вновь залезли в спальные мешки, но ненадолго — около семи по туго натянутой палатке уже барабанила Мади. Поднявшись ни свет ни заря и ухитрившись не разбудить мадам Нуло, она пришла к мальчикам с вопросом о сегодняшних планах.

— Все зависит от Кафи, — объявил Тиду. — Он спал отлично, но силенок ему еще не хватает. Мы отвезем его на кукурузное поле в коляске.

— Тогда давайте быстрее завтракать.

Вымыв посуду, компания покатила коляску с Кафи на кукурузное поле. Тиду дал овчарке понюхать футляр и замшевую салфетку, на которой обязательно должен был сохраниться запах владельца, протиравшего стекла своих очков. Славный пес тут же завилял хвостом и, не дожидаясь приказания, выпрыгнул из коляски. Обнюхав поломанные стебли кукурузы, он решительно двинулся к автостраде и остановился в том месте, где «симка» вылетела на обочину.

— Мы попали в точку! — торжествующе крикнул Бифштекс. — Вовсе не прохожий обронил футляр. Кафи почуял следы тех двоих, что выгнали нас из рощи. Голову даю на отсечение, футляр принадлежит одному из них.

— Я тоже так думаю, — кивнул Тиду. — Теперь надо выяснить, что эти люди делали дальше.

И он обернулся к собаке.

— Ищи, Кафи, ищи!

Пес не заставил себя просить. Еще раз вернувшись к месту аварии, он уверенно направился вверх, к Пертскому перевалу. Увы! Вскоре силы его иссякли. Измученный, со взмокшей от напряжения шерстью, он сел и посмотрел на хозяина, как бы говоря: «Прости, Тиду, я больше не могу».

С явной неохотой оставив соблазнительный след, он приковылял к своей коляске. Тиду ласково погладил его.

— Милый Кафи! Я не сержусь на тебя, ведь ты едва оправился после операции! И ты поможешь нам, я уверен!

И он добавил, обращаясь к друзьям:

— Экие мы недотепы! Надо исследовать рощу, где мы остановились на ночлег в первый раз.

Они стали подниматься по автостраде, и метров через пятьсот Бифштекс ткнул пальнем влево.

— Вот здесь мы и были:

Неужели Кафи догадался, что хозяева привезли его на то место, куда вели следы? Как бы то ни было, пес сам выскочил из коляски и стал усиленно обнюхивать траву. Почти уткнувшись в землю носом, он углубился в рощицу и привел компанию на крохотную поляну, а затем закружил на одном месте.

На сей раз никаких сомнений не осталось — владельцем футляра для очков был один из таможенников. Он долго стоял здесь — возможно, вместе со своим напарником. Порывшись в сосновых иголках, ребята обнаружили не меньше дюжины окурков.

— Они разные! — воскликнул Сапожник. — Смотрите!

Действительно, окурки были двух сортов: часть от папирос, а остальные — от сигарет с фильтром.

— Значит, их было двое, — сказал Стриженый. — И они прятались!

Зачем было настоящим таможенникам скрываться в роще, откуда дороги почти не видно? Если им поручили контроль за автострадой, они должны были дежурить поблизости от шоссе. Но этих людей машины совершенно не интересовали — и тем не менее именно они пытались остановить лионского парня!

История оставалась загадочной, но один пункт прояснился: таможенники выдумали мифическую запретную зону, чтобы вынудить ребят перебраться на другое место. Отсюда следовало, что эта рощица играла важную роль в замыслах банды — вероятно, кто-то дежурил здесь каждую ночь.

Друзья обшарили всю полянку в надежде обнаружить какие-нибудь улики, но поиски результатов не принесли. Пришлось возвращаться не солоно хлебавши. Мадам Нуло приветливо встретила молодого бородача — этот симпатичный парень ей явно понравился. Увидев помятый капот его машины, она со смехом спросила, не участвует ли он в автомобильных гонках. Славная женщина не подозревала, что «симка» перевернулась в кукурузном поле всего в нескольких десятках метров от ее дома.

В полдень на крыльцо вышел еще заспанный таможенник.

— Ну как? — спросил он, зевая.

Тиду рассказал о достижениях Кафи.

— Футляр для очков принадлежит одному из тех людей, что рыскали вокруг попавшей в аварию машины. Они же прятались в сосновом лесу, в отдалении о дороги.

— Видите, — с облегчением вздохнул бригадир, — это вовсе не таможенники из «летучей бригады». Те заняли бы пост у самой автострады. Впрочем, это нам все равно мало что дает.

— Посмотрим, — бросил Сапожник. — Кажется, в роще кто-то дежурит каждую ночь. Мы собираемся устроить там засаду.

Бригадир покачал головой.

— А вдруг…

Он недоговорил. Жена крикнула ему, что обед готов. Компания тоже вознамерилась перекусить, но Бифштекс заявил, что провизии не хватает. По его настоянию Мади со Стриженым отправились в деревню — к мяснику и бакалейщику. Лишь час спустя все расселись у газового примуса.

— У бригадира Нуло озабоченный вид, — сказала Мади. — Конечно, он знает не все, но о многом догадывается. Надо действовать очень быстро. Представьте себе, какой будет шум, если контрабанду обнаружат в нашей палатке, почти у него дома! Тиду, если ты считаешь, что стержень подсунули в Хунквера по ту сторону границы, нам нужно туда съездить. В любом случае мы хоть кусочек Испании увидим.

— Отличная мысль! — горячо произнес лионец. — Я покажу вам станцию, где заправлялся. Поедем на моей «симке».

— Нет, только не на вашей машине! — отрезал Тиду. — Уж очень она приметная — и цветом, и вмятинами на капоте. Лучше сядем на мопеды. Гий одолжит вам свой… он все равно не может ехать с нами.

Гий и Кафи проводили компанию грустными взглядами. Маленький отряд стал подниматься к Пертскому перевалу, и вскоре ребята впервые ступили на испанскую землю. Впрочем, это оказалось недалеко, ведь Хунквера находится всего лишь в шести километрах от границы. Лионский парень без колебаний показал на автозаправку в сотне метров от полицейского поста. В самой станции не было ничего примечательного, разве что автомобилей было маловато. Управлялись здесь трое: один довольно пожилой, видимо, хозяин, второй — молоденький и явно неопытный парнишка, а третий — мужчина лет тридцати. Все трое были одеты в синие комбинезоны с фирменным значком.

— Я не узнаю того, кто меня обслуживал, — сказал Жан Фожье. — Впрочем, я особо к нему и не приглядывался… А может, ночью работает другая смена.

Некоторое время лионцы наблюдали за тремя служащими бензоколонки — в их поведении не было ничего подозрительного.

— Двоим из нас нужно вернуться сюда сегодня ночью, — предложил Бифштекс. — Только вот где спрягаться?

— За сараем! — сказал Сапожник, показывая на ветхое строение, где раньше жили путейные рабочие. — Но если произойдет что-то интересное, как предупредить остальных? Эх, зря мы не захватили наши уоки-токи!

— Я об этом подумал! — мгновенно отозвался Стриженый. — И вчера утром сходил за ними на Пиратскую лестницу.

Было только четыре часа дня. Чтобы убить время, ребята отправились в маленький и очень живописный городок Фугерас, где полюбовались внушительным средневековым замком. Затем они вернулись к автозаправке. Сапожник, стараясь не привлекать к себе внимания, тщательно осмотрел заброшенный домик. Если бы удалось забраться внутрь, это было бы идеальным местом для укрытия. Однако на покосившейся двери висел новенький замок — не могло быть и речи о том, чтобы взломать его.

Через четверть часа друзья вновь пересекли границу и спустились в Морейа. Гий играл на губной гармошке, а Кафи внимал ему с видимым удовольствием. Бригадир с женой тоже сидели во дворике. Когда мадам Нуло удалилась в дом, таможенник заглянул в палатку.

— Ну как? Что вы видели в Испании?

— Автостанцию, у которой я останавливался, — ответил лионец.

— И еще мы нашли место, где можно спрятаться, совсем рядом с заправкой, — добавил Сапожник. — Мы поедем туда сегодня ночью.

— Сегодня ночью? А что там будет?

— Возможно, ничего, — сказал Тиду, — но нужно использовать этот шанс. Вот мой план. Вечером мы Сапожником еще раз пересечем границу, чтобы понаблюдать за бензоколонкой. Мы возьмем с собой один из наших уоки-токи. Гий с Бифштексом затаятся в роще. Что касается Стриженого и Жана… можно я буду называть вас Жаном? Вы останетесь со вторым уоки-токи по эту сторону границы, стараясь держаться как можно ближе к бригадиру Нуло.

— Я согласен, — быстро произнес лионский парень. — Моя машина понадобится?

— Да. Вы со Стриженым поедете на голубой «симке». Это совершенно необходимо.

— А как же я? — спросила Мади.

— Тебе лучше не ходить с нами. Кто знает, как обернется дело. Ты будешь сидеть у телефона, и мы сможем в любой момент позвонить тебе.

— Прекрасно! — кивнул бригадир. — Жена перепугается до смерти, если обнаружит, что Мади нет в спальне.

— Теперь Кафи, — продолжал Тиду. Вы повезете его на машине. Сейчас он еще не в состоянии нас защитить, однако его нюх может сослужить нам службу.

— А что мы с Гием будем делать в сосновом лесу без уоки-токи? — обиженно произнес Бифштекс.

— Конечно, третьего аппарата нам очень не хватает, — признал Тиду. — Совсем как в прошлом году Эйфелевой башне! Но это не так важно. Главное, вы должны выяснить, чем именно занимаются в роще двое тамо… я хотел сказать, незнакомцев. Предположим, мы с Сапожником увидим подозрительный автомобиль в Хунквера… тогда мы подадим сигнал вам, Стриженый и Жан, а уж вы должны будете предупредить бригадира Нуло.

— Послушать вас, — хмыкнул таможенник, — так сегодня ночью и в самом деле что-то произойдет! Может быть, стоит сообщить об этом начальству?

— А что вы скажете? Пока у нас нет никаких улик.

— Но если вы так уверены, что здесь орудует банда контрабандистов…

— Да мы ни в чем не уверены! Если сегодняшняя ночь пройдет спокойно, завтра нужно будет пойти в полицию и рассказать то, что нам известно. Итак, если Стриженый и Жан покажут вам какую-нибудь машину, осмотрите ее очень внимательно. Почти наверняка вы не найдете ничего, но тут главное потянуть время!

Бригадир только покачал головой. Видимо, он считал, что у ребят не на шутку разыгралось воображение.

— Тиду, а что будете делать вы с Сапожником? — спросил лионский парень.

— Мы покатим на полной скорости, но мопедам трудно угнаться за автомобилем, особенно на подъемах. Если мы запоздаем, езжайте следом за подозрительной машиной на «симке». Когда незнакомцы выйдут на дорогу, остановитесь, как если бы приказ относился и к вам. Незнакомцы наверняка прикажут вам освободить дорогу.

— А вдруг они опознают мою голубую «симку»?

— Держите фары включенными. Свет ослепит их, и они ничего не сумеют разглядеть. Увидев, что вы не собираетесь уезжать, они подойдут к вам. Тогда выпускайте Кафи! С его помощью вы схватите этих людей.

— Ого! — присвистнул таможенник. — А вы не боитесь, что…

— Нет, — решительно произнес Тиду. — Кафи не совсем поправился, но клыки у него прежние. К тому же на подмогу к Стриженому и Жану прибегут из рощи Гий с Бифштексом, а через пару минут, возможно, подоспеем и мы с Сапожником!

Бригадир вновь покачал головой, но на сей раз с нескрываемой тревогой.

— Мои юные друзья, я не могу допустить, чтобы вы ввязались в такую авантюру! Убежден, что это чистое воды фантазия, однако чем черт не шутит…

— Ну, пожалуйста, господин Нуло! — умоляюще сказала Мади. — Не говорите об этом никому и позвольте нам попробовать! Мы это делаем ради Жана… ведь у него могут быть большие неприятности.

Добрый таможенник вздохнул. За всю долгую службу ему не приходилось сталкиваться с подобной дилеммой. И он, скрепя сердце, уступил симпатичным фантазерам, ибо — к счастью для компании — не допускал и мысли, что эта невероятная версия может оказаться вполне реальной.

ОПЯТЬ НЕ ВЕЗЕТ!

План Тиду был настолько прост и логичен, что все члены компании и лионский парень приняли его без возражений. Оставался, правда, один слабый пункт, связанный с арестом контрабандистов. Если бы Кафи был вполне здоров, это не составило бы труда — одного рыка овчарки достаточно, чтобы пресечь любую попытку к сопротивлению. Но Кафи еще не оправился от раны.

Весь день Тиду терзался противоречивыми чувствами. С одной стороны, ему хотелось, чтобы сегодняшней ночью ничего не произошло — в этом случае его пес будет спокойно набираться сил и в скором времени избавится от повязки. С другой стороны, мальчик понимал, что терпение славного бригадира на исходе и нужно как можно скорее разрешить мучившую всех загадку.

Впрочем, нервничал не только Тиду. Вся компания была взвинчена, не говоря уже о Жане и таможеннике, который бесцельно расхаживал по саду, не замечая, что топчет анютины глазки, любовно взращенные супругой.

— Да что с вами такое? — изумленно вопрошала мадам Нуло. — Раймон себе места не находит! И он еще утверждает, будто я все принимаю слишком близко к сердцу! На себя бы посмотрел! А может, у вас какие-то неприятности?

Она долго не уходила, пытаясь понять, что происходит, но затем все же удалилась на кухню. Постепенно темнело. Пора было ужинать. Есть никому не хотелось — только Кафи кружил вокруг Бифштекса, всем своим видом показывая, что мешкать с таким важным делом не следует. Рассевшись вокруг примуса, друзья и Жан примолкли, словно бы вдруг усомнились в успехе своего предприятия.

Около десяти вечера бригадир направился к своей старенькой машине, чтобы ехать на дежурство. Перед этим он предупредил ребят:

— Не выходите из палатки, пока моя жена не ляжет спать!

Они так и сделали. Впрочем, риска здесь не было никакого: если и суждено чему-то случиться, то это произойдет в середине ночи, когда движение на дороге почти прекратится.

Не желая возбуждать подозрений у жены бригадира, Мади легла раньше, чем обычно. В четверть двенадцатого она вышла из дома в пижаме и объявила:

— Можете ехать! Мадам Нуло спит.

Ребята и Жан выкатили «симку» на автостраду, чтобы не привлекать внимания шумом мотора. Потом Бифштекс с Гием пешком направились в рощу, а Тиду с Сапожником двинулись на мопедах вслед за голубым автомобилем, куда уселись молодой бородач и Стриженый. Впервые небо над Руссийоном покрылось облаками, повеяло прохладным ветерком. Через десять минут машина достигла Пертского перевала. На пограничном посту все было спокойно и тихо. Четверо таможенников занимались своим привычным делом. Трое — среди них и бригадир Нуло — осматривали машины, идущие из Испании, а один проверял документы у тех, кто двигался в противоположном направлении.

Жан поставил машину между двумя домами, совсем недалеко от поста. Затем Тиду и Стриженый в последний раз удостоверились, что уоки-токи работают нормально.

— Не теряйте из виду бригадира Нуло, — сказал Тиду. — Если мы сообщим вам номер подозрительной машины, сразу же известите его. Он должен осматривать ее как можно дольше, чтобы мы подоспели вовремя.

Четверо друзей обменялись рукопожатием, и Тиду с Сапожником, показав свои документы, без помех пересекли границу.

Через десять минут мальчики уже были в Хунквера. Они проехали мимо заправки не останавливаясь, а затем слезли с мопедов и вернулись на свой наблюдательный пост пешком, держась темной обочины.

Никто их по заметил. Укрывшись за бывшим домиком путейных рабочих, они не сводили глаз с неоновой вывески, где было написано по-французски: «Последняя бензоколонка перед границей». Испанцы немножко лукавили — выше находилась еще одна заправка.

Клиентов по-прежнему обслуживали трое: дородный пожилой хозяин, которого ребята приметили еще днем, и двое незнакомых заправщиков — видимо, они вышли в ночную смену. Ничего подозрительного в их действиях не было. Они спокойно занимались туристами, а хозяин появлялся лишь в те моменты, когда возникала очередь.

Полночь еще не наступила. Судя по всему, ждать предстояло до трех-четырех ночи, когда поток машин сойдет на нет.

— Какой холодный ветер! — пожаловался Сапожник. — Надо было взять свитер!

Полпервого ночи! Час! Движение постепенно замирало. Один из служащих бензоколонки — тот, что был помоложе, — переоделся и ушел домой. На автостанции остались только хозяин, выходивший все реже и реже, второй заправщик, который не покидал своего поста.

Полвторого! По-прежнему ничего. Вытащив антенну своего уоки-токи, Тиду обменялся парой слов со Стриженым. На границе тоже все было тихо.

Два часа! Ожидание становилось невыносимым.

— Сегодня мы пролетели! — буркнул непоседливый Сапожник. — Может, контрабандисты орудуют не каждую ночь… или ты ошибся, Тиду, и товар везут из другого места.

Три часа! Полчетвертого! У Тиду слипались глаза, он чувствовал, что засыпает, но тут Сапожник дернул его за рукав.

— Внимание! Кажется, заправщик подал знак хозяину!

Случайность или нет? Автомобиль, остановившийся у бензоколонки, оказался старенькой «симкой» — той же модели, что у лионского парня, но только зеленого цвета. В машине сидели трое — две женщины и маленький мальчик.

— Смотри, хозяин выходит, — прошептал Сапожник. — Я уверен, что это заправщик вызвал его!

Толстяк появился в накинутом на плечи пиджаке, тогда как раньше щеголял в рубашке с закатанными рукавами. Возможно, ему стало холодно? Приветливо помахав туристам, он обошел машину сзади и что-то громко сказал по-испански своему работнику. До сих пор в его поведении не было ничего необычного, но вдруг он низко наклонился, словно желая заглянуть под днище машины, а потом мгновенно выпрямился. Заправщик в это время вставил шланг в отверстие бака и начал заливать бензин. Все произошло настолько быстро, что ни Тиду, ни Сапожник толком не успели ничего разглядеть. Неужели хозяин все-таки подложил стержень, скрываемый под пиджаком?

Тиду взялся за уоки-токи, чтобы сообщить Стриженому марку и номер машины. Он вытаскивал антенну, когда Сапожник схватил его за руку.

— Осторожно! Он идет сюда!

Действительно, хозяин, вместо того чтобы вернуться к себе, направился прямо к домику, за которым прятались ребята. Решив, что их обнаружили, друзья уже собирались дать деру, но Тиду вовремя вспомнил про новенький замок, очень странно смотревшийся на двери ветхого строения.

Тиду угадал — хозяин бензоколонки вынул из кармана ключ. Дверь пронзительно заскрипела. Припав к стене, ребята напряженно прислушивались.

Сначала доносился какой-то слабый скрежет, а потом шепот — они даже не разобрали — по-французски или по-испански говорит хозяин. Зато вскоре стало ясно, что в домик хозяин зашел один — через короткие паузы раздавался только его голос.

— Я так и знал! — пробормотал Тиду. — Он переговаривается с сообщниками по ту сторону границы. Извещает, что машина выехала.

Они напрягли слух, пытаясь расслышать хоть слово, но тщетно. Сами же ничего пока предпринять не могли. Для их маленького уоки-токи дистанция в шесть километров была предельной, поэтому приходилось почти кричать, чтобы передать информацию. Друзья собирались отойти подальше от домика, но тут хозяин вышел, закрыл дверь на замок и вернулся на автостанцию. Тиду поспешно вытащил антенну.

— Алло! Стриженый!

Наконец-то раздался щелчок.

— Алло! Тиду?

От автостанции только что отъехала подозрительная машина. Это такая же «симка», как у Жана, но зеленого цвета, номер 453 БЛ 08. Повторяю: 453 БЛ 08. Очень возможно, что под днищем находится какой-то предмет. Хозяин заправки недавно передал кому-сообщение с помощью переносной рации. Машина будет на границе через несколько минут. Предупредите бригадира Нуло… Пусть он держит их как можно дольше! Мы выезжаем. Прием».

Оседлав свои мопеды, они сделали круг, чтобы их не увидели с бензоколонки, а затем помчались по автостраде. У испанского пограничного поста стояли две машины, но зеленой «симки» среди них не было, видимо, она уже прошла контроль. Водитель первого автомобиля горячо спорил с таможенником: что-то было не в порядке.

— Эх, не везет! — проворчал Сапожник.

Первая машина, наконец, тронулась с места, очевидно, все недоразумения были улажены. Но вторая, как на грех, оказалась с испанскими номерами — местных жителей, выезжающих во Францию, всегда проверяли строже, чем туристов.

В результате только через семь или восемь минут после предъявления документов и расспросов пограничников, явно удивленных ночным путешествием двух пареньков, Тиду с Сапожником смогли вновь вскочить в седло. Никогда еще дорога не казалась им такой длинной. Моторы мопедов, слегка отсыревшие за ночь, словно нарочно кашляли и чихали. Ребята проклинали все на свете.

Сбылись худшие их опасения — когда они появились на Пертском перевале, зеленая «симка» уже уехала, а голубая последовала за ней.

— Как же нам не везет! — простонал Сапожник. — Что за напасть такая!

— Я ничего не смог сделать, — объяснил бригадир. — Досмотр производил мой коллега. Я шепнул ему, чтобы он тщательно проверял, но все оказалось в полном порядке. Машина только что ушла.

Едва лишь было закончено с формальностями на французской границе, Тиду решительно объявил:

— Полный вперед!

ГОНКА С ПРЕПЯТСТВИЯМИ

Тиду и Сапожник мчались к сосновой роще, которая находилась в трех или четырех километрах от перевала. Внезапно в свете фар возникло два силуэта на обочине дороги. Сначала ребята приняли их за таможенников из «летучей бригады», но через мгновение Сапожник воскликнул:

— Это Бифштекс и Гий!

Оба вначале чуть притормозили, но теперь вновь прибавили скорость, чтобы поскорее добраться до товарищей.

— Что вы здесь делаете? — быстро спросил Тиду.

— Сегодня в рощу никто не приходил.

— Давно вы тут стоите?

— Почти четверть часа.

— Голубую «симку» видели?

— Она проехала пять минут назад. Лионец и Стриженый узнали нас. Они сказали, что гонятся за другой «симкой», о которой вы сообщили из Хунквера. Они сразу же уехали, чтобы не упустить ту машину. Это совсем нетрудно — зеленая «симка» идет на средней скорости.

— Где ваши мопеды?

— Мы спрятали их под платаном.

— Берите их и поезжайте за нами.

Теперь уже четверо друзей мчались по автостраде. В свете фар мелькали дорожные указатели — один, два, три километра.

— Мы отъехали от Пертского перевала довольно далеко, — сказал Гий, державшийся рядом с Тиду. — Стриженый и бородач гонятся за машиной, которую никто не остановил. В каком департаменте выданы номера?

— В Арденнах!

— Ну, знаешь! Так можно добраться и до Мезьра!

Тиду ничего не ответил. Вместо того чтобы остановиться, он прибавил газу, однако уклон кончился, а на ровной дороге разогнаться как следует было трудно. Еще два километра! По-прежнему ни голубой «симки», ни зеленой! Тиду приказал товарищам остановиться и достал из кармана уоки-токи.

— Алло, Стриженый! Алло!

Молчание. А ведь Стриженый клятвенно обещал постоянно находиться на связи! Неужели машина оказалась так далеко, что аппарат не сработал?

— Видишь? — хмыкнул Гий. — Вероятно, они уже за пределами Перпиньяна. Мы их не догоним. Лучше подождать, пока они догадаются повернуть назад.

Тиду колебался. Конечно, Гий был прав, но ведь хозяин автозаправки передал кому-то сообщение — следовательно, зеленую «симку» должны были остановить,

— Была не была! Едем за ними!

Мальчик хотел вновь оседлать свои мопеды, но тут в уоки-токи что-то щелкнуло, и он поспешно вытащил антенну.

— Алло, Стриженый! Алло, Стриженый!

Что-то затрещало, а потом раздался далекий голос:

— Алло! Это ты, Тиду? Ты меня хорошо слышишь?

— Вы где?

— Я… я толком не знаю! На автостраде, рядом с небольшой рощей. Нам… нам не удалось их схватить. Лионцу врезали… Приезжайте как можно скорее!

Тиду побледнел. Незнакомцам удалось удрать! Жан ранен! Партия была проиграна по всем статьям.

— Что случилось? — в тревоге воскликнули остальные, увидев, как он дрожащими руками складывает антенну.

— За мной!

Вскочив на мопеды, они стали крутить педали изо всех сил, чтобы быстрее набрать скорость. Примерно через два километра, выскочив из-за поворота, они увидели вдали красные фары стоящей неподвижно машины.

Они прибавили газу и вскоре увидели Стриженого, который выбежал на середину дороги и принялся размахивать руками. Через несколько мгновений ребята притормозили прямо перед ним.

— А где лионец? — быстро спросил Тиду.

— В машине.

Молодой бородач распластался на заднем сиденье. Ребятам даже показалось, будто он мертв.

— Ничего страшного, — успокоил их Стриженый, — хотя я и сам поначалу перепугался. Ему залепили кулаком прямо в лицо, и он свалился в канаву. Сам встать не смог, и я дотащил его до машины. Он совершенно оглушен. Ах, если бы Кафи был в форме! Но наш пес сделал все, что мог.

Немного успокоившись, Стриженый рассказал все в деталях.

— Как только зеленый автомобиль выехал с Пертского перевала, мы двинулись следом. Скорость была небольшая. Через три километра мы увидели вместо таможенников Бифштекса и Гия. Они сообщили, что в рощу сегодня ночью никто не приходил. Подумав, что засаду устроили ниже, мы с Жаном решили продолжать погоню. В какой-то момент нам уже показалось, что надо поворачивать обратно, иначе мы заедем Бог знает куда… Но тут зеленая «симка» остановилась по приказу двух типов — на них были мундиры и кепи таможенников.

— Дальше!

— Лионец притормозил в тридцати метрах сзади и включил фары. Мы успели заметить, что один из таможенников нагнулся и сунул руку под днище зеленой «симки». Тут второй заметил нас и дал знак проезжать. Мы не сдвинулись с места. Он подошел к нам, и я сразу увидел, что он меня узнал, хотя старался этого не показать. Сделав вид, будто принял нас за обычных туристов, он приказал нам немедленно освободить дорогу. А Жан толкнул меня локтем и прошептал: «Пора!» Кажется, он так и не догадался, что таможенник узнал меня. Открыл дверцу и стал вылезать, словно желая что-то обсудить с таможенником, а тот ему врезал… кулаком или дубинкой, я не понял. В общем, лионец рухнул в канаву, а я выпустил Кафи. Второй бандит устремился на помощь первому, я услышал, как затрещала одежда, а потом Кафи взвыл от боли — его ударили ногой в живот, в повязку метили! Из зеленой «симки» выскочили испуганные женщины, и таможенники стали вопить, что на них напали. Я хотел объяснить женщинам, что здесь происходит, но не успел — мне тоже врезали по физиономии, и я едва устоял на ногах. Перед глазами у меня все поплыло, и когда я пришел в себя, то увидел, что зеленый автомобиль трогается с места, а оба мерзавца со всех ног бегут в лес. Мне показалось, что в руках у них был стержень.

— Когда все это произошло?

— Семь или восемь минут назад. Кафи ринулся в погоню за ними. Но я приказал ему вернуться. Это слишком опасно.

— Ты правильно сделал. Надо обыскать этот лес. Возможно, они прячут здесь передатчик… или мотоциклы. Вряд ли они пришли сюда пешком — значит, попытаются забрать их.

Затем Тиду повернулся к Бифштексу.

— Садись на мопед и гони в Морейа! Предупредишь Мади и оставишь ей один уоки-токи. Пусть постоянно держит с нами связь. И сразу же дуй обратно! Обыскать эту рощу — нелегкая задача даже для пятерых!

— Простите, для шестерых! — послышалось сзади.

Ребята обернулись. Лионец медленно вылезал из своей «симки». Он сердито насупился и крепко сжал кулаки, явно готовясь к реваншу.

«ЛЕТУЧАЯ БРИГАДА»

Едва Бифштекс укатил на своем мопеде, Тиду стал прикидывать, какой план избрать — окружить лесок с разных сторон или же пойти всем вместе. Первый вариант, конечно, более верный, однако в этом случае ребятам предстояло разделиться. Разве можно поодиночке справиться с двумя таможенниками? Впрочем, так ли уж вероятно, что негодяи по-прежнему находятся в лесу?

— Нет, нет, они там, — уверенно заявил Стриженый. — Их машина или мотоциклы спрятаны где-то в глубине. Если бы они уехали, я услышал бы шум мотора. Кафи поможет нам… у нас теперь есть кое-что помимо футляра для очков.

Он продемонстрировал всем клок синей ткани, вырванной из штанины одного из беглецов, и кликнул собаку.

Шерсть Кафи поднялась дыбом, как только ему дали понюхать злосчастный клочок. Пес рвался в бой, чтобы отомстить за подлый удар ногой в живот. Уткнувшись носом в землю, он пересек автостраду и двинулся по опушке леса, пока не привел своих хозяев к едва заметной тропе, ведущей сквозь кусты.

— Верно, — подтвердил Стриженый, — сюда они и побежали!

Все пятеро гуськом двинулись по узкой тропке. Тиду держал собаку на поводке.

— Внимание, Кафи! Остановись при малейшем шорохе! Ты должен нас предупредить.

Умный пес не нуждался в подобном разъяснении. Познав на собственной шкуре опасность, он ступал очень осторожно и через каждые пять метров замирал, подняв голову и напряженно прислушиваясь. В лесу царил почти полный мрак, но овчарке помогало превосходное чутье. Через несколько минут Кафи вновь остановился и еле слышно зарычал. Ребята изо всех сил таращили глаза, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть, но было слишком темно.

— Он заметил что-то необычное, — прошептал Тиду, — но я ничего не нижу!

— Подожди, — выдохнул зоркий Сапожник. — Кажется… кажется, это машина,

Да, это несомненно была машина бандитов. Быть может, они засели внутри, чтобы напасть на любого, кто к ним подойдет? Прошло две или три минуты. Кафи не сводил глаз с автомобиля, но сигнала ребятам не подавал.

— Похоже, там никого нет, — нерешительно сказал Тиду.

— Сейчас посмотрим, — откликнулся Жан.

Подкравшись к машине сзади, смелый парень неожиданно включил фонарик.

— Пусто!

Действительно, бандитов там не было. Не было ни рации, ни стержня с контрабандой — одним словом, ничего подозрительного. Однако двое таможенников побывали здесь. Спрашивается, зачем? Хотели удрать на автомобиле, а потом решили, что это слишком опасно?

— Ну и что все это означает? — спросил Тиду, пожав плечами.

— А вот что! — отозвался Сапожник. — Они пришли за какой-то вещью, а теперь прячутся в другом месте, пережидают опасность! Кафи их найдет!

Бедный пес тяжело дышал и с трудом переставлял лапы, однако не собирался отказываться от преследования. На сей раз бандиты пошли кружным путем, словно бы не зная, на что решиться. Тиду подумал с тревогой, что самое простое для них — рвануть через поля, где их вряд ли догонишь. Но тут Кафи вновь застыл, навострив уши, и ребята остановились.

— Я слышу какой-то шорох! — тихо сказал Стриженый.

Кто-то осторожно передвигался по лесу, выдавая себя лишь хрустом ветвей. Быть может, компания спугнула лесного зверя? О нет, в этом случае Кафи вел бы себя иначе! А тут пес зарычал, обнажив клыки.

Внезапно ветка хрустнула совсем близко. Зверь пустился бы в бегство, почуяв собаку.

— Это они! — прошептал Тиду. — Будем окружать их! Но близко не подходите, они слишком опасны!

Один за другим ребята исчезли в темноте. Тиду остался вместе с бородачом и Кафи.

Прошло две или три минуты. Хруст и шорохи прекратились, однако пес по-прежнему держался настороженно.

— Надо с этим разобраться, — прошептал Жан. — Пойду посмотрю!

Но едва он сделал несколько шагов вперед, как раздалось клацанье взводимого затвора — этот звук ни с чем нельзя было спутать.

— Я был уверен, что они вооружены, — пробормотал Тиду. — И выстрелят они не задумываясь… как и той ночью!

Ситуация осложнялась. Внезапно Тиду вспомнил о своем уоки-токи.

— Стойте здесь, — сказал он лионцу, — я отойду подальше, чтобы связаться с Мади. Собака останется с вами.

Осторожно пробравшись сквозь кусты, он вытащил антенну и еле слышно произнес:

— Алло! Мади?

Вслед за щелчком послышался голос девочки:

— Алло! Тиду? Я тебя очень плохо слышу, говори громче!

— Не могу. Позвони бригадиру Нуло на Пертский перевал. Скажи ему, что мы окружили двоих людей. Они вооружены, и я не хочу рисковать. Пусть бригадир вызовет полицию.

— Это уже сделано, Тиду. Двадцать минут назад. Как только Бифштекс рассказал мне о том, что произошло, я немедленно связалась с бригадиром.

— Ты упомянула о таможенниках?

— Я сказала, что они выдают себя за таможенников. Иначе бригадир Нуло мог подумать, будто это его коллеги из «летучей бригады».

— Каким образом полицейские узнают, где нас искать?

— Бифштекс покажет им. Он уже поехал назад. Но вам лучше послать кого-нибудь на автостраду, так будет надежнее. Одного из наших или Кафи. Пес в состоянии идти?

— Вымотался страшно, но рвется в бой. Я прикажу ему вернуться на дорогу.

Быстро сложив антенну, он крадучись подобрался к тому месту, где оставил Жана, — тот даже шевелиться не смел.

— Полицию уже известили, — сказал Тиду.

Затем он нагнулся к собаке:

— Слушай меня, Кафи! Беги на дорогу, найди Бифштекса! Ты понял? Дорога, Бифштекс!

Для пущей надежности он повторил эти слова несколько раз. Бедный пес поднялся с земли, вильнул хвостом в знак того, что все будет сделано, и исчез за кустами.

Итак, должна появиться полиция, но когда это произойдет? Бандиты хорошо знают лес, и им легко будет скрыться от погони.

Десять минут, четверть часа! Полиции нет как нет. Сумела ли Мади убедить бригадира Нуло? Ведь в такой ситуации действовать нужно быстро, очень быстро! С какой стороны ждать помощи?

Еще пять минут. Затаившиеся в лесу преступники не выдали себя ни единым словом, зато дважды щелкали затворами. Тиду так занервничал, что на секунду усомнился в правильности своих действий. А вдруг это и в самом деле таможенники из «летучей бригады»? Возможно, они проводят какую-то секретную операцию и нарочно выдают себя за злоумышленников? Нет, этого не может быть!

От напряжения мальчик даже взмок. Вдруг лионец схватил его за руку.

— Я слышу шаги… сзади!

Через пару секунд из кустов выскочил измученный Кафи, который привел за собой Бифштекса и несколько жандармов.

В мгновение ока подозрительное место было окружено со всех сторон.

— Полиция! Сдавайтесь! Руки вверх!

В кустах никто не шелохнулся.

— Полиция! Выходите немедленно!

Несколько выстрелов в воздух и свет мощных фонарей сделали свое дело — преступники поняли, что им не уйти. И вот из кустов медленно поднялись двое человек. Надо же, оба были в обычной одежде! Значит, это не таможенники?

Ребята ошеломленно переглянулись.

— И чего вы такой шум подняли? — с возмущением произнес один из мужчин, бросив себе под ноги ружье. — Ну, нарушили мы правила… Конечно, охотиться ночью запрещено! Но зачем вызывать целый взвод жандармов?

Полицейские также были несколько озадачены. Сержант вопросительно взглянул на смущенных ребят.

— Это и есть ваши контрабандисты?

Тиду не знал, что ответить, но тут взгляд его упал на Кафи — отбежав на метр, пес усиленно рыл лапами землю. Друзья ринулись ему на помощь и быстро раскидали ветви, сломанные совсем недавно. Внезапно Стриженый вскрикнул. Полицейские направили свои фонарики в ту сторону — и все увидели, что в углублении между двумя камнями лежит мундир из синего сукна и кепи с козырьком.

— Ого! — воскликнул сержант. — Форма таможенника!

Но это было еще не все. Стриженый с Сапожником вытащили еще один мундир, две пары брюк с галунами, второе кепи и револьвер… а на самом дне лежали рация и металлический стержень — абсолютно такой же, как и тот, что был найден на обочине дороги. У Тиду отлегло от сердца, и он вздохнул с явным облегчением.

Преступники тоже вздохнули, но уж, конечно, не от радости. Бросив злобный взгляд на Кафи, оба втянули головы в плечи и разом утратили свой апломб. На какое-то мгновение в лесу воцарилось молчание — все словно бы заново переживали случившееся. Затем сержант иронически осведомился:

— Странная экипировка для охотников, вы не находите?

Негодяи смотрели исподлобья и явно не собирались вступать в какие-либо дискуссии.

— Ничего странного, — вмешался Тиду. — Они выдавали себя за таможенников из «летучей бригады» и останавливали машины, которые везли контрабандный товар.

— Это похоже на наркотики. Откуда их везли?

— Из Испании. Мы вам потом все расскажем. А сейчас надо арестовать сообщников по ту сторону границы — хозяина бензоколонки в Хунквера и его заправщика.

— Рация осталась в машине, — сказал сержант. — Вернемся на автостраду.

Тут он повернулся к своим подчиненным.

— Обыщите этих мерзавцев и следуйте за нами.

Кафи успел немного передохнуть и без колебаний устремился вперед. Рассвет еще не наступил, но небо на востоке заметно посветлело. Сержант, надев наушники, связался с полицейским участком в Перпиньяне и сообщил, что нужно срочно предупредить власти испанской провинции Герона, дабы те произвели обыск на бензоколонке в Хунквера.

Покончив с этим, он с нескрываемым любопытством стал расспрашивать ребят о деталях их расследования.

— Просто фантастика! Школьники, которые приехали в Руссийон на каникулы, накрыли банду торговцев наркотиками! Как же вам это удалось?

Тут он посмотрел на Кафи — славный пес лежал на боку, и было хорошо видно, что шерсть у него на животе выстрижена.

— Что это с вашей собакой?

— С нее-то все и началось, — пояснил Сапожник. — Эти гады подстрелили нашу овчарку Мы решили выяснить, кто поднял руку на Кафи… вот так и вышли на след.

— Просто фантастика! — повторил сержант.

В этот момент жандармы вывели из леса обоих преступников.

— Сажайте их в машину! — распорядился сержант. — Мы их допросим в Перпиньяне.

Повернувшись к ребятам и бородачу, он бросил:

— Поезжайте за нами! Нам нужны ваши показания.

— Прямо сейчас? — спросил Стриженый.

— Времени терять нельзя. Это дело чрезвычайной важности.

— Но мы хотели бы предупредить нашу подругу, которая осталась в доме бригадира Нуло.

— Разве это возможно?

— Конечно! — ответил Тиду, вынимая уоки-токи.

Сержант сдвинул брови.

— Как? У вас тоже незаконный передатчик?

— Вполне законный! — воскликнул Стриженый. — Он зарегистрирован и имеет свой номер! Без нашего уоки-токи сегодняшняя операция не состоялась бы.

Сержант улыбнулся. А Стриженый, взяв аппарат у Тиду, возбужденно проговорил:

— Алло, Мади! Алло, Мади! Это я, Стриженый, ты меня слышишь?

— Слышу тебя хорошо! Как дела?

— Потрясно! Обоих типов взяли! Благодаря тебе полиция подоспела вовремя. Да, это контрабанда наркотиков! Кафи нашел стержень. Бригадир Нуло уже вернулся?

— Только что пришел. Он стоит рядом со мной.

— Успокой его! Честь мундира не пострадала! Негодяи просто выдавали себя за таможенников! Жаль, что не могу все тебе рассказать, мы должны ехать в Перпиньян. Полиции нужны наши показания.

— Минутку, я передаю трубку господину Нуло, он все слышал.

— Да, это потрясно… то есть потрясающе! — вскричал таможенник. — Ах, мои юные друзья! Если бы я знал, как много вам удалось раскопать! А контрабанда, которую вы прятали у меня во дворе! Совершенно невероятная история, слово каталонца! До конца жизни буду помнить!

ЭПИЛОГ

12 сентября газета «Голос Руссийона» вышла с шапкой:

«БАНДА ТОРГОВЦЕВ НАРКОТИКАМИ ЗА РЕШЕТКОЙ!»

Наш корреспондент сообщает из Перпиньяна: «Мы уже рассказывали, как несколько юных лионцев со своей овчаркой Кафи помогли задержать преступников, выдававших себя за таможенников. Бандиты останавливали на автостраде номер девять туристов, которые даже и не подозревали, что в их машине спрятаны наркотики.

В настоящее время уже арестованы двое сообщников на автозаправке в Хунквера и раскрыта вся сеть поставщиков. Главарь банды только что схвачен с поличным в Барселоне — в тот момент, когда получал «товар», доставленный на корабле. Обнаружено несколько килограммов наркотиков. Контрабанду перевозили через Пертский перевал в течение нескольких месяцев.

На первый взгляд может показаться странным, что наши таможенники проморгали подобное преступление. Все дело в том, что обнаружить намагниченный стержень под днищем машины практически невозможно. Контрабандисты оказались очень изобретательны: они использовали только старые автомобили марки «симка», где отсутствует металлический брус, поддерживающий карбюратор. Полый стержень с наркотиками по внешнему виду и размерам ничем не отличается от этого бруса — вот почему никто не обращал на него внимания.

Вчера наши репортеры побывали в Морейа, чтобы взять интервью у молодых лионцев. К несчастью для нас, они уже отправились в Испанию вместе со своей овчаркой, которая полностью оправилась от раны. Бригадир таможенников Нуло также отсутствовал, поскольку дежурил в этот день на Пертском перевале. Нас очень любезно приняла его супруга. Она долго рассказывала нам о «ребятишках» и очень сожалела, что они уехали, хотя чрезвычайно радовалась их успеху.

В общем, все хорошо, что хорошо кончается. Кстати, компания из квартала Круа-Русс одним выстрелом убила двух зайцев. Во-первых, ребята избавили от возможных неприятностей молодого парня из Лиона, машиной которого воспользовались бандиты. Во-вторых, они щедро отблагодарили своих гостеприимных хозяев. Как нам стало известно, бригадир Нуло получает повышение за проявленную расторопность и бдительность — как вы помните, именно он вызвал полицию с Пертского перевала. Теперь его переводят в Перпиньян, где у семейства Нуло имеется небольшой домик.

Еще раз поздравляем славную компанию из Лиона и желаем ей веселых каникул в Испании…»