/ Language: Русский / Genre:prose_classic, humor_prose / Series: Псмит, Псмит, Сэм и Ко

Положитесь на Псмита

Пэлем Вудхауз

Один из самых известных романов замечательного мастера изящной прозы, великого мастера гротеска и фарса. Это история о забавных приключениях молодых аристократов, где любовные линии сочетаются с динамичным детективным сюжетом. Герой романа расследует кражу брильянтового ожерелья в старинном замке английского лорда...

Пэлем Грэнвилл ВУДХАУЗ

ПОЛОЖИТЕСЬ НА ПСМИТА

1. Черные замыслы в замке Бландингс

I

У открытого окна величественной библиотеки замка Бландингс, обвисая, точно мокрый носок, как было у него в привычке, если ничто не подпирало его позвоночник, стоял граф Эмсуорт, милейший и тупейший пэр Англии, и озирал свои владения.

Утро было прелестно, воздух напоен летним благоуханием, но бледно-голубые глаза его сиятельства полнились меланхолией. Его чело изборождали морщины, губы горько кривились. Что выглядело очень и очень странно, поскольку обычно он бывал счастлив и весел, как только может быть счастлив и весел пустоголовый человек с превосходным здоровьем и большим доходом. Журналист в статье, посвященной замку Бландингс, однажды написал: «Трещины в камнях заросли мхом, и с близкого расстояния здание кажется мохнатым». Это описание могло бы относиться и к владельцу замка: пятьдесят с лишним лет безмятежного и мирного спокойствия придали ему странно обомшелый вид. Расстроить графа было нелегко. Даже его младшему сыну, высокородному Фредди Трипвуду, это удавалось лишь изредка.

И все же лорда Эмсуорта снедала печаль. И (не станем долее делать из этого тайны) причина его печали заключалась в том, что он куда-то засунул свое пенсне, а без пенсне он — используя его собственное оригинальное сравнение — был слеп, как крот. Всеми фибрами ощущая солнечный свет, струящийся на его сады, он жаждал сигануть туда и по-шебаршиться среди своих любимых цветов. Но ни один человек, как бы ловко он ни сиганул, не сможет плодотворно шебаршиться, если мир вокруг сливается в единое неясное пятно.

Дверь позади него отворилась, и Бич, дворецкий, вступил в библиотеку торжественной процессией.

— Кто тут? — спросил лорд Эмсуорт, поворачиваясь вокруг своей оси.

— Это я, ваше сиятельство. Бич.

— Вы его нашли?

— Пока еще нет, ваше сиятельство, — вздохнул дворецкий.

— Значит, не искали.

— Искал со всем усердием, ваше сиятельство, но тщетно. Томас и Чарлз также доложили о своем фиаско. Стоукс еще не отрапортовал.

— А!

— Я вновь отряжу Томаса и Чарлза в спальню вашего сиятельства, — сказал Распорядитель Охоты. — Уповаю, что их старания увенчаются успехом.

Бич удалился, а лорд Эмсуорт повернулся к окну. Расстилавшийся перед ним ландшафт, который он, к несчастью, не мог увидеть, был удивительно красив. Замок, один из древнейших еще обитаемых памятников старины в Англии, стоит на вершине пологого холма в южном конце прославленной Долины Бландингс в графстве Шропшир. В голубой дали лесистые холмы сбегали к Северну, сверкающему, как обнаженный меч, а от реки парк зеленой волной через пригорки и ложбины почти накатывался на стены замка, внезапно уступая место роскошным пестрым цветникам, — здесь начинались владения Ангуса Макаллистера, старшего садовника его сиятельства. Поскольку было тридцатое июня — время неистовства летних цветов, — ближайшие окрестности замка пылали розами, гвоздиками, анютиными глазками, левкоями, штокрозами, шпорником, колокольчиками и еще множеством самых редкостных цветов, названия которых сообщить вам мог только Ангус. Добросовестный человек был Ангус, и, хотя любительские потуги лорда Эмсуорта очень его допекали, он тем не менее добивался в своей области блистательных результатов. Его клумбы давали много пищи для гордости и мало причин для озабоченности.

Едва Бич покинул библиотеку, как уединение лорда Эмсуорта вновь было нарушено. Дверь отворилась во второй раз, и на пороге застыл молодой человек в элегантнейшем летнем костюме. Его длинное идиотичное лицо завершалось глянцевыми волосами, зачесанными назад и густо набрильянтиненными, как требовала мода, а стоял он на одной ноге. Ибо Фредди Трипвуд редко чувствовал себя легко и свободно в присутствии своего родителя.

— Привет, папаша.

— Да, Фредерик?

Сказать, что лорд Эмсуорт приветствовал сына с восторгом, значило бы покривить душой. В его голосе отсутствовала нота истинной нежности. Не прошло и месяца с тех пор, как ему пришлось уплатить пятьсот фунтов, которые его отпрыск проиграл на скачках, и, хотя потеря этой суммы не нанесла смертельного удара его банковскому счету, она, бесспорно, снизила обаяние Фредди в глазах родителя.

— Говорят, папаша, вы потеряли пенсне.

— Совершенно верно.

— Плохо дело, а?

— Бесспорно.

— Надо бы завести запасное.

— Я сломал запасное.

— Это надо же! А второе потеряли?

— Верно, а второе потерял.

— Но вы его искали?

— Искал.

— Ведь где-нибудь оно же должно быть, а?

— Вполне возможно.

— А где, — спросил Фредди с нарастающим энтузиазмом, — вы его видели в последний раз?

— Уйди, — сказал лорд Эмсуорт, на которого беседа с его дитятею начинала производить гнетущее действие.

— Э?

— Уйди!

— Уйти?

— Да, уйди!

— Будет сделано!

Дверь закрылась. Его сиятельство вновь вернулся к окну.

Он простоял там несколько минут, и вдруг произошло одно из тех чудес, которые столь часто случаются в библиотеках. Без звука, без предупреждения секция книжного шкафа отделилась от родительского тела и по дуге выдвинулась внутрь комнаты вся целиком, открыв вход в небольшое, похожее на кабинет помещение. Оттуда бесшумно вышел молодой человек в очках, и книги вернулись на свое место.

Контраст между лордом Эмсуортом и новоприбывшим был разительным, если не сказать трагическим. Лорд Эмсуорт выглядел таким отчаянно безочковым, а Руперт Бакстер, его секретарь — таким законченно очкастым! При первой встрече с ним вас поражали именно очки. Они сверкали такой неизъяснимой компетентностью! Если совесть ваша была нечиста, они прожигали вас насквозь опять и опять, и, даже если ваша совесть была на сто процентов незапятнанной, отмахнуться от них вы не могли. «Вот, — говорили вы себе, — компетентный молодой человек в очках».

Назвав Руперта Бакстера компетентным, вы отнюдь его не переоценивали. Он был сама компетентность. Формально всего лишь секретарь на жалованье, он мало-помалу, благодаря бесхребетной покладистости своего патрона, стал истинным хозяином замка. Он был Мозгом Бландингса, человеком у пульта управления, носителем ответственности и, так сказать, лоцманом, проводящим корабль через любые буруны. Лорд Эмсуорт все оставлял на Бакстера, прося только одного: чтобы ему не мешали безмятежно шебаршиться, и Бак-стер, более чем компетентный для такой задачи, взвалил ее себе на плечи и не поморщился.

Оказавшись в пределах слышимости, Бакстер кашлянул. Лорд Эмсуорт, узнав этот звук, мгновенно обернулся, и в нем пробудилась надежда. А вдруг и эта словно бы неразрешимая загадка исчезнувшего пенсне не устоит перед беспощадной компетентностью его секретаря.

— Бакстер, мой милый, я потерял пенсне. Мое пенсне. Куда-то его положил. И не могу вспомнить куда. Вы случайно его не видели?

— Видел, лорд Эмсуорт, — ответил секретарь, найдя выход и из этого кризиса, — ваше пенсне висит у вас на спине.

— У меня на спине? Подумать только! — Граф проверил это утверждение и убедился, что оно (как и все утверждения Бакстера) полностью соответствовало действительности. — Подумать только! Вот же оно. Знаете, Бакстер, мне иногда кажется, что я становлюсь рассеянным. — Он подтянул шнурок, ухватил пенсне и, сияя, водрузил на нос.

Раздражение лорда Эмсуорта исчезло, как роса с одной из его дивных роз.

— Благодарю вас, Бакстер, благодарю вас. Вы неоценимы.

И, сияя солнечной улыбкой, лорд Эмсуорт почти вприпрыжку направился к двери на пути к Небесам Господним и обществу Макаллистера. Это вызвало у Бакстера новый кашель, на этот раз резкий, категоричный, и его сиятельство неохотно остановился, точно пойнтер, которому свистнули, едва он побежал по следу. Как ни восхитителен был Бакстер во многих и многих отношениях, у него была прискорбная тенденция допекать своего патрона, и что-то шепнуло лорду Эмсуорту, что сейчас начнется допекание.

— Автомобиль будет у дверей, — сказал Бакстер со спокойной твердостью, — ровно в два.

— Автомобиль? Какой автомобиль?

— Автомобиль, который отвезет вас на станцию.

— На станцию? Какую станцию?

Руперт Бакстер и бровью не повел. Бывали минуты, когда ему приходилось с его патроном нелегко, но он сохранял хладнокровие.

— Возможно, вы забыли, лорд Эмсуорт, что обещали леди Констанции поехать днем в Лондон.

— Поехать в Лондон! — с ужасом ахнул лорд Эмсуорт. — В такую погоду? Когда в саду сотни и сотни дел? Что за нелепость! С какой стати мне надо ехать в Лондон? Терпеть Лондона не могу!

— Вы обещали леди Констанции, что пригласите мистера Мактодда позавтракать с вами в вашем клубе.

— Что это еще за Мактодд?

— Известный канадский поэт.

— Никогда о нем не слышал.

— Леди Констанция давно восхищается его произведениями. Она послала ему приглашение непременно погостить в Бландингсе, если он когда-нибудь окажется в Англии. Сейчас он в Лондоне и завтра приедет сюда на две недели. Леди Констанция подумала, что в знак уважения к месту, которое мистер Мактодд занимает в литературном мире, вам следует встретить его в Лондоне и самому сопроводить сюда.

Лорд Эмсуорт вспомнил. И вспомнил, что этот адский план зародился вовсе не в голове его сестры, леди Констанции. Предложил его Бакстер, а леди Констанция только одобрила. Он воспользовался вновь обретенным пенсне, чтобы сквозь его стекла гневно уставиться на своего секретаря, — не в первый раз за последние месяцы в нем шевельнулось подозрение, что этот субъект становится дьявольски несносен. Бакстер позволяет себе лишнее, много берет на себя, превращается в сущую язву. Он с удовольствием избавился бы от него. Но где найти замену? Вот в чем была беда. При всех своих недостатках Бакстер абсолютно компетентен. И тем не менее несколько секунд лорд Эмсуорт позволил себе помечтать о том, как он уволит своего секретаря. И столь велико было раздражение, что он, возможно, сделал бы какой-нибудь практический шаг в этом направлении, но тут дверь библиотеки открылась, пропуская еще одну незваную особу. При виде этой особы его сиятельство забыл свои воинственные намерения.

— А… доброе утро, Конни! — сказал он виновато, точно мальчишка, которого застигли в кладовой с банкой варенья в руках. Почему-то сестра неизменно оказывала на него вот такое воздействие.

Из всех, кто заходил в библиотеку в течение этого утра, новоприбывшая смотрелась наиболее привлекательно на самый строгий взгляд. Лорд Эмсуорт был высок, сухопар, костляв; Руперт Бакстер был плотного сложения, а к тому же его физиономию несколько портила детская припухлость, которую нередко сохраняют смуглые молодые люди со скверным цветом кожи; и даже Бич, при всем его благообразии, и Фредди, при всей его худощавости и стройности, на конкурсе красоты высокого места не заняли бы. Но леди Констанция Кибл и правда приковывала к себе все взоры. Это была величественная красавица сорока с лишним лет. Ее отличали прекрасный широкий лоб, белоснежные ровные зубы и осанка императрицы. Глаза — большие, серые, кроткие, что, кстати, вводило в заблуждение, ибо никто из близко знавших леди Констанцию не применил бы к ней эпитет «кроткая». Хотя она была достаточно мила, пока ей ни в чем не перечили, в тех редчайших случаях, когда кто-то решался чинить ей помехи, она тут же уподоблялась Клеопатре, вставшей утром с левой ноги.

— Надеюсь, я не помешала, — сказала леди Констанция, сияя улыбкой. — Я заглянула просто напомнить тебе, Кларенс, что днем ты едешь в Лондон встретить мистера Мактодда.

— Я только что сказал лорду Эмсуорту, — сообщил Бакстер, — что автомобиль подадут в два.

— Благодарю вас, мистер Бакстер. Разумеется, я могла бы догадаться, что вы не забудете. Вы удивительно предусмотрительны. Право, не знаю, что бы мы без вас делали.

Компетентный Бакстер поклонился. Но, хотя самолюбие его было удовлетворено, похвала эта особого восторга у него не вызвала: та же мысль нередко приходила ему в голову вполне независимо.

— Если вы меня извините, — сказал он, — мне надо кое-чем заняться.

— Ну разумеется, мистер Бакстер.

Компетентный удалился сквозь дверь в шкафу. Он знал, что его патрон бунтует, но знал также, что оставляет его в надежных руках.

Лорд Эмсуорт отвернулся от окна, в которое смотрел с жалобной надеждой.

— Послушай, Конни, — сказал он ворчливо, но робко, — ты же знаешь, я литературных гениев не перевариваю. Хватит того, что они заполонили весь дом, но еще и в Лондон за ними ездить…

Он угрюмо переступил с ноги на ногу. Манера его сестры коллекционировать литературные знаменитости и набивать ими дом на неопределенный срок крайне ему досаждала. Невозможно было предвидеть, когда она натравит на тебя еще одну. С начала года на него через короткие интервалы уже обрушилась добрая дюжина представителей указанного зоологического вида, и в эти самые дни жизнь ему отравлял тот факт, что под кровом Бландингса пребывала некая мисс Эйлин Пиви, при одной мысли о которой солнечный свет вдруг исчезал, словно повернули выключатель.

— Не выношу я литераторов, — продолжал его сиятельство. — И всегда не выносил. А литераторши еще хуже. Мисс Пиви… — Тут на миг владелец Бландингса лишился языка. — Мисс Пиви… — продолжал он после красноречивой паузы. — Кто такая мисс Пиви?

— Мой милый Кларенс, — снисходительно ответила Констанция, ибо чудесное утро смягчило и обезоружило ее, — если ты не знаешь, что Эйлин — одна из ведущих поэтесс младшего поколения, ты просто глубокий невежда.

— Я не об этом. Я знаю, что она пишет стишки. Я спрашиваю, кто она такая? Ты вдруг предъявила ее, точно кролика из цилиндра, — сказал лорд Эмсуорт с возмущением. — Где ты ее нашла?

— Я познакомилась с Эйлин на трансатлантическом лайнере, когда мы с Джо возвращались из кругосветного путешествия. Она была очень внимательна ко мне, пока движение судна несколько на мне сказывалось… А если ты имеешь в виду ее происхождение, так она однажды упомянула о своем родстве с рэтлендширскими Пиви.

— В первый раз о них слышу, — огрызнулся лорд Эмсуорт. — А если они хоть чуть-чуть похожи на мисс Пиви, да смилуется Господь над Рэтлендширом.

Как ни безмятежно было настроение леди Констанции, но при этих словах ее серые глаза угрожающе оледенели, и, вне сомнений, мгновение спустя она обрушила бы на мятежного брата один из тех громовых ответов, которыми славилась в семье еще с пеленок, но тут из книжного шкафа вновь возник Компетентный Бакстер.

— Прошу прощения, — сказал Бакстер, обеспечивая себе внимание блеском очков. — Я забыл упомянуть, лорд Эмсуорт. Для общего удобства я договорился, чтобы мисс Халлидей явилась к вам в клуб завтра днем.

— Боже великий! — Затравленный пэр подпрыгнул, словно его укусили за ногу. — Бакстер, кто такая мисс Халлидей? Еще одна литераторша?

— Мисс Халлидей — та молодая дама, которая приедет в Бландингс, чтобы провести каталогизацию библиотеки.

— Каталогизацию библиотеки? А зачем ее каталогизировать?

— Этого не делали с тысяча восемьсот восемьдесят пятого года.

— Ну, и посмотрите, как мы великолепно без этого обходимся, — логично указал лорд Эмсуорт.

— Не будь смешон, Кларенс, — с досадой бросила леди Констанция. — Каталоги таких больших библиотек необходимо постоянно дополнять. — Она направилась к двери. — Право, пора тебе проснуться и заняться делом. Если бы не мистер Бакстер, я просто не представляю, что могло бы произойти!

И, одарив своего союзника одобрительным взглядом, она покинула библиотеку. Бакстер с холодной строгостью вернулся к теме:

— Я написал мисс Халлидей, что два тридцать — время для вас наиболее удобное.

— Но послушайте…

— Вы, разумеется, захотите составить о ней мнение, прежде чем подтвердите приглашение.

— Да, но послушайте! Я не хочу, чтобы вы связывали меня всеми этими свиданиями.

— Я подумал, поскольку вы едете в Лондон встретить мистера Мактодда…

— Но я не еду в Лондон встречать мистера Мактодда, — вскричал лорд Эмсуорт чуть ли не в ярости. — Об этом речи быть не может! Я не могу сейчас уехать из Бландингса. Погода вот-вот испортится. И я не хочу терять ни одного солнечного дня…

— Все уже устроено.

— Пошлите этому субъекту телеграмму: «Задержан неотложным делом».

— Взять на себя подобную ответственность я не могу, — сказал Бакстер холодно. — Но если вы обратитесь к леди Констанции…

— Ну хорошо, — горько сказал лорд Эмсуорт, сразу осознав, как неисполним этот план, — ну, пусть! Если я должен ехать, то должен ехать, — добавил он после угрюмой паузы. — Но бросить сад и поджариваться в Лондоне в это время года…

Тема явно истощилась. Он снял пенсне, протер его, снова водрузил на нос и зашаркал к двери. В конце-то концов, решил он, хоть автомобиль и подадут в два, все-таки у него в распоряжении все утро и надо использовать его сполна. Однако недавняя беззаботная радость от предвкушения того, как он будет шебаршиться среди своих цветов, потускнела невозвратно. Естественно, безумная мысль бросить вызов его сестре Констанции ему даже в голову не пришла, но в нем нарастало ожесточение. Будь проклята Констанция!… К черту Бакстера!… Мисс Пиви…

Дверь затворилась за лордом Эмсуортом.

II

Меж тем леди Констанция прошествовала вниз и вступила в величественный вестибюль, но тут приоткрылась дверь курительной и оттуда высунулась голова, круглая седая голова с приложенным к ней румяным лицом.

— Конни! — сказала голова.

— Да, Джо? — Леди Констанция остановилась.

— Зайди сюда на минутку, — сказала голова. — Мне нужно с тобой поговорить.

Леди Констанция вошла в курительную, просторную, уютно обставленную книжными шкафами комнату с окнами, выходившими в итальянский сад. Широкий камин почти целиком занимал одну из стен, и перед ним, поворачивая расставленные ляжки перед невидимым пламенем, уже стоял мистер Джозеф Кибл. Держался он небрежно, но проницательный наблюдатель подметил бы в нем тайную робость.

— В чем дело, Джо? — осведомилась леди Констанция и ласково улыбнулась мужу. Когда за два года до описываемых событий она сочеталась браком с пожилым вдовцом, о котором было известно только, что он нажил большое состояние на южноафриканских алмазных копях, нашлось немало циников, объявивших этот брак чистой сделкой: мистер Кибл обменивал свои деньги на положение леди Констанции в свете. Ничего подобного! Это был брак по взаимной симпатии. Мистер Кибл обожал жену, а она преданно его любила, хотя, разумеется, никогда глупо ему не потакала.

Мистер Кибл откашлялся. Что-то мешало ему заговорить. А когда он все-таки заговорил, то вовсе не о том, о чем намеревался, но почему-то о том, что они уже давно и исчерпывающе обсудили.

— Конни, я опять думал о твоем колье.

— Ах, глупости, Джо! Неужели ты позвал меня в такое чудесное утро в эту душную комнату, чтобы в сотый раз повторять одно и то же?

— Но для чего напрасно рисковать?

— Это вздор. Какой тут может быть риск?

— Два-три дня назад ограбили Уинстон-корт, а до него отсюда всего десять миль.

— Джо, не будь смешным.

— Это колье стоит почти двадцать тысяч фунтов, — произнес мистер Кибл благоговейным тоном, каким дельцы на покое говорят о крупных суммах.

— Я знаю.

— И место ему в банковском сейфе.

— Раз и навсегда, Джо, — сказала леди Констанция, теряя мягкость и внезапно оклеопатриваясь. — Нет, я не буду хранить колье в банке. Какой смысл иметь красивое колье, если оно все время лежит в банковском сейфе? На днях будет бал графства, а затем бал холостяков, а… Короче говоря, оно мне нужно. Я отошлю его в банк, когда мы остановимся в Лондоне проездом в Шотландию. Но не раньше. И будь добр больше мне этим не надоедать.

Наступило молчание. Мистер Кибл раскаивался, что злополучная трусость помешала ему сразу же с мужественным прямодушием заговорить о том, что на самом деле его удручало: от него не укрылось, что беседа о колье, как ни разумны были его доводы, заметно испортила солнечное настроение супруги. Значит, перейти к главному теперь будет еще труднее, ибо вопрос был финансовый, а в финансовых делах мистер Кибл утратил былую самостоятельность. Они с леди Констанцией открыли общий банковский счет, и за тратами наблюдала она. Мистер Кибл давно сожалел о своем опрометчивом шаге, но идея пришла ему в первые дни медового месяца, когда мужчины склонны делать большие глупости.

Мистер Кибл кашлянул. Это был не тот резкий компетентный кашель, который мы слышали из уст Руперта Бакс-тера в библиотеке, но слабый, придушенный, как блеяние пугливого ягненка.

— Конни, — сказал мистер Кибл, — э… Конни…

При этих звуках глаза леди Констанции заволокла холодная пленка: какое-то шестое чувство подсказало ей, о чем пойдет речь.

— Конни, я… э… получил сегодня письмо от Филлис. Леди Констанция промолчала. Глаза ее блеснули, но тут же вновь оледенели. Интуиция ее не обманула.

До сих пор лишь одна тень омрачила семейную жизнь счастливой пары. Но, к несчастью, тень эта была значительных размеров, эдакая супертень, и от нее веяло полярным холодом. Причиной была Филлис, падчерица мистера Кибла, — она создала эту тень самым простым способом: сбежала от богатого и во всех отношениях желательного жениха, которым ее облагодетельствовала леди Констанция (примерно гак же, как фокусник навязывает карту упирающейся жертве), и вышла замуж за небогатого и во всех отношениях нежелательного субъекта, о котором было известно только, что его фамилия Джексон. Мистер Кибл, свято веровавший, что Филлис всегда права, готов был философски смириться со случившимся, но гнев его жены умиротворению не поддавался. Настолько, что даже упоминание этого имени при леди Констанции было немалым подвигом, ибо она специально подчеркнула, что больше не желает его слышать.

Остро ощущая это ее предубеждение, мистер Кибл, сообщив про письмо, умолк и начал побрякивать ключами в кармане, чтобы собраться с духом и продолжать. На жену он не смотрел, но знал, как грозно ее лицо. Да, он взял на себя задачу нелегкую и менее всего подходящую для чудного летнего утра.

— Она пишет, — выдавил из себя мистер Кибл, глядя на ковер и обретая все более пунцовый румянец, — что у Джексона есть возможность купить большую ферму… в Линкольншире, если не ошибаюсь… если он сумеет собрать три тысячи фунтов.

Он умолк и покосился на жену. Его худшие страхи оправдались. Она оледенела. Фамилия Джексон точно могучее заклинание превратила ее в мраморную статую. Точь-в-точь как у Пигмалиона было с Галатеей, только наоборот. Не исключено, что она дышала, но заметить это было невозможно.

— Вот я и подумал, — сказал мистер Кибл, аккомпанируя себе ключами. — Мне, знаешь ли, пришло в голову… Это же не биржевая спекуляция… Видимо, настоящее золотое дно… Владелец продает только потому, что хочет поселиться за границей… И мне представилось… а они будут выплачивать проценты за взятую сумму…

— Какую сумму? — осведомилась, оживая, статуя ледяным тоном.

— Ну… я вот думал… Просто идея, ты понимаешь… Но мне представляется, если бы ты согласилась, мы могли бы… Прекрасное помещение капитала, знаешь ли, а в нынешние времена это не так-то просто… Вот я и подумал, что мы могли бы одолжить им эти деньги.

Он умолк. Но все равно слово было сказано, и ему стало легче. Он снова побрякал ключами и потерся затылком о каминную полку. Это почему-то почти восстановило в нем уверенность в себе.

— Нам лучше покончить с этим раз и навсегда, Джо, — сказала леди Констанция. — Как тебе известно, когда мы поженились, я была готова сделать для Филлис все! Я намеревалась заменить ей мать. Открыла перед ней великолепные возможности, вывозила ее всюду. И что произошло?

— Я знаю, но…

— Она была помолвлена с богатым молодым человеком…

— Осел, каких мало, — вставил мистер Кибл, подбодренный воспоминанием о несостоявшемся зяте, который ему никогда не нравился. — И к тому же беспутный болван. Я кое-что слышал.

— Вздор! Если ты намерен верить всем сплетням, какие услышишь, никому пощады не будет. Очаровательнейший молодой человек, и он составил бы счастье Филлис. Но вместо того чтобы выйти за него, она бежит с этим… с Джексоном. — Голос леди Констанции завибрировал. Никто не сумел бы втиснуть больше брезгливости в три коротенькие слога. — После этого я твердо решила ничего общего с ней больше не иметь. Я не одолжу им ни пенса, а потому прекратим эту дискуссию. Надеюсь, я женщина справедливая, но должна сказать, что после того, как Филлис показала себя такой…

Внезапно распахнувшаяся дверь заставила ее умолкнуть. В комнату прошебаршил лорд Эмсуорт, весь в сырой земле, облаченный в непристойную старую куртку. Он благодушно прищурился на сестру и зятя, но, видимо, не заметил, что прервал их разговор.

— «Садоводство как искусство», — бормотал он. — Конни, ты не видела «Садоводство как искусство»? Вчера вечером я читал его здесь. «Садоводство как искусство». Это заглавие книги. Так куда же она могла деваться? — Его туманный взор перескакивал с предмета на предмет. — Я хочу показать ее Макаллистеру! Там есть абзац, прямо опровергающий его анархистские взгляды на…

— Возможно, она где-нибудь на полке, — перебила леди Констанция.

— На полке? — повторил лорд Эмсуорт, явно ошеломленный столь блестящей мыслью. — Ну конечно, конечно же!

Мистер Кибл угрюмо побрякивал ключами. На его румяном лице было мятежное выражение. Мятежный дух овладевал им редко — он ведь любил жену с собачьей преданностью и привык во всем ей подчиняться, но сейчас он взбунтовался. Она не права, решил он. Ей следовало бы понять, как ему дорога бедняжка Филлис. Дьявольское бессердечие — бросить бедную девочку, как стоптанный башмак, только потому…

— Ты уходишь? — спросил он, заметив, что его жена направляется к двери.

— Да. Я иду в сад, — сказала леди Констанция. — А что? Тебе еще о чем-нибудь надо со мной поговорить?

— Нет, — уныло вздохнул мистер Кибл. — Нет.

Леди Констанция вышла, и курительную окутало суровое мужское молчание. Мистер Кибл задумчиво терся затылком о каминную полку, а лорд Эмсуорт рылся в книжных шкафах.

— Кларенс! — внезапно воскликнул мистер Кибл. Ему в голову пришла мысль. Вернее сказать, его посетило озарение.

— А? — рассеянно отозвался граф. Он нашел вожделенную книгу и сосредоточенно листал ее страницы.

— Кларенс, не могли бы вы?…

— Ангус Макаллистер, — горько констатировал лорд Эмсуорт, — упрямый тупоголовый сын Велиала! Автор этой книги прямо утверждает…

— Кларенс, не могли бы вы одолжить мне три тысячи фунтов под надежный залог и скрыть это от Конни?

Лорд Эмсуорт заморгал.

— Скрыть что-то от Конни? — Он оторвал взгляд от книги и со снисходительной жалостью посмотрел на строителя воздушных замков. — Дорогой мой, это невозможно.

— Но она не узнает. Я объясню вам, зачем мне нужны эти деньги…

— Деньги? — Взор лорда Эмсуорта вновь стал туманным, и он уткнулся в книгу. — Деньги? Деньги, дорогой мой? Деньги? Деньги? Какие деньги? Я сто раз говорил, — объявил лорд Эмсуорт, — что Ангус Макаллистер в вопросе о штокрозах абсолютно не прав. Я сто раз говорил…

— Разрешите, я объясню. Эти три тысячи фунтов…

— Дорогой мой, нет! Нет, решительно нет! Так похоже на вас, — продолжал его сиятельство с рассеянной теплотой, — так похоже на вас, на вашу доброту и щедрость, сделать мне это предложение, но у меня достаточно своих. Более чем достаточно, но все равно благодарю вас. Мне три тысячи фунтов не нужны.

— Вы не поняли. Я…

— Нет. Нет и нет. Но все равно я вам весьма обязан. Очень любезно с вашей стороны, дорогой мой, предоставить мне такую возможность. Очень любезно. Очень, очень, очень любезно, — продолжал его сиятельство, бредя к двери и читая на ходу: — О, очень, очень, очень… — Дверь за ним закрылась.

— Черт! — сказал мистер Кибл.

Он уныло рухнул в кресло. Ему придется написать Фил-лис. Бедняжке Филлис… Придется объяснить, что ее просьба невыполнима. А почему, угрюмо подумал мистер Кибл, выбираясь из кресла и направляясь к бюро, а почему невыполнима? Только потому, что он бесхребетный слизняк и боится пары серых глаз, имеющих обыкновение леденеть?

«Милая Филлис», — написал он. И остановился. Какие нова подобрать? Как объяснить? Мистер Кибл сжал голову и ладонях и застонал.

— Эгей! Дядя Джо!

Мастер эпистолярного жанра резко обернулся и увидел — без малейшего удовольствия — своего племянника Фредерика. Мистер Кибл посмотрел на него с раздражением, ибо не просто рассердился, но и испугался. Он не слышал, чтобы дверь открылась. Глянцеволосый молодой человек словно выскочил из люка.

— Я через окно, — объяснил высокородный Фредди, как будто читая его мысли. — Дядя Джо…

— Ну, в чем дело?

— Дядя Джо, — сказал Фредди, — вы мне не одолжите тысячу фунтов?

Мистер Кибл взвизгнул, как болонка, которой наступили на хвост.

III

Мистер Кибл, красноглазый, доведенный до предела, медленно восстал из кресла и начал надуваться в зловещем молчании, но тут его племянник умоляюще поднял ладонь. До высокородного Фредди мало-помалу доходило, что он, пожалуй, не подготовил дядю к своей просьбе с необходимой деликатностью и тактом.

— Секундочку! — проблеял он умоляюще. — Погодите, не лезьте на стену. Я сейчас все объясню.

Чувства мистера Кибла нашли выход в сардоническом кряхтенье.

— Объяснишь?

— Ну да. Просто я не с того конца начал. Нельзя было так, сразу. Дело в том, дядя Джо, что у меня есть план. Честное слово, если вы минутку подождете с апоплексией, — сказал Фредди в некоторой тревоге рассматривая своего кипящего родственника, — я смогу вас выручить. Честное слово. Я просто подумал: если, по-вашему, план этот стоит тысячи, так вы ее, может быть, мне отстегнете? Я готов прямо все выложить и довериться вашей честности, если вы решите, что оно того стоит.

— Тысяча фунтов!

— Круглая, очень удобная сумма, — вкрадчиво намекнул Фредди.

— А зачем тебе, — спросил мистер Кибл, несколько оправившись, — нужна тысяча фунтов?

— Если на то пошло, так кому ж она не нужна? — возразил Фредди. — Но я готов открыть вам особую причину, почему она мне нужна как раз сегодня утром — поклянитесь только, что папаше — ни гугу.

— Если ты таким образом даешь мне понять, что не хочешь, чтобы я повторил твоему отцу сказанное тобой конфиденциально, уверяю тебя, мне ничего подобного и в голову бы не пришло.

Фредди растерянно заморгал. Быстротой соображения он не отличался.

— Я что-то не разберу, — признался он. — Так вы ему скажете или нет?

— Не скажу.

— Молодец, дядя Джо, — произнес Фредди с облегчением. — Свой человек! Я всегда говорил. Так слушайте: вы знаете, какая буча была из-за того, что я проиграл на скачках?

— Знаю.

— Между нами говоря, я спустил пять сотен. И хочу задать вам один простой вопрос. Почему я их спустил?

— Потому что ты молокосос и последний осел.

— Ну да, — согласился Фредди после некоторого раздумья. — Конечно, можно сформулировать и так. Но почему я был ослом?

— Боже ты мой! — не выдержал мистер Кибл. — Я же не специалист по психоанализу!

— Да в конечном счете проигрался я потому, что был не с той стороны забора. На лошадей только дураки ставят. А выигрывают одни букмекеры, и, если вы дадите мне тысячу, я стану букмекером. Мой приятель по Оксфорду работает у букмекера, и меня тоже возьмут, если я внесу тысячу фунтов. Но я должен им ответить побыстрее, не то они найдут другого. Вы понятия не имеете, какая из-за таких мест конкуренция.

Мистер Кибл, который все это время пытался вставить слово, наконец умудрился это сделать.

— И ты серьезно думаешь, что я… Но какой смысл тратить время на пустые разговоры? Мне неоткуда взять названную тобой сумму. А было бы, — тоскливо произнес мистер Кибл. — А было бы… — И взгляд его скользнул по письму на бюро, письму, которое начиналось словами «Милая Филлис» и на этом кончалось.

Фредди одарил его взглядом, полным сердечного сочувствия.

— Я же знаю, в каком вы положении, дядя Джо. И чертовски вас жалею. То есть тетя Констанция и все прочее.

— Что! — Как мистера Кибла по временам ни угнетало его финансовое положение, прежде он хотя бы находил утешение в мысли, что это тайна, известная только ему и его жене. — О чем ты говоришь?

— Ну, я знаю, что тетя Констанция присматривает за дублонами и проверяет, как они тратятся. И, по-моему, стыд и позор, что она не желает помочь старушке Филлис. Девочке, — сказал Фредди, — которая мне всегда нравилась. Стыд и позор. Почему ей нельзя было выйти хоть за Джексона? Любовь же — все-таки любовь! — сказал Фредди, для которого это было больным местом.

Мистер Кибл как-то странно булькал.

— Наверное, мне следует объяснить, — сказал Фредди, — что я устроился спокойно покурить после завтрака прямо под этим окном и все слышал. Ну, как вы с тетей Констанцией выясняли отношения из-за старушки Филлис и как вы пробовали подоить папашу — ну все.

Мистер Кибл еще побулькал.

— Ты… Ты подслушивал! — выдавил он наконец.

— К вашему счастью! — объяснил Фредди тепло, ничуть не смущаясь взгляда, под которым любой благородный молодой человек тут же увял бы. — К большому вашему счастью, потому что у меня есть план!

Мистер Кибл ценил умственные способности своего юного родственника не слишком высоко, и будь его отчаяние не столь черным, весьма сомнительно, чтобы его заинтересовали частности плана, упоминания о котором блуждающим огоньком вспыхивали в репликах Фредди. Но он уже дошел до такого состояния, что в его измученном взоре против воли замерцал луч надежды.

— План? План, как мне выйти из моих… э… затруднений?

— Вот именно! Вам нужны наилучшие места, у нас они есть! Я вот о чем, — продолжал Фредди, поясняя свое загадочное утверждение. — Вам нужны три тысячи, и я вам скажу, как их добыть.

— Будь так любезен, — сказал мистер Кибл, открыл дверь, опасливо осмотрел коридор, закрыл дверь, прошел через комнату и закрыл окно.

— Душновато, конечно, но, может, вы и правы, — заметил Фредди, наблюдая эти маневры. — Так вот, дядя Джо, помните, что вы сказали тете Констанции про ее колье? Что какой-нибудь типчик подберется к нему и слямзит?

— Помню.

— Так чего вы ждете?

— О чем ты?

— О том, почему бы вам самому его не слямзить?

Мистер Кибл уставился на своего племянника с неприкрытым изумлением. Он ожидал любого идиотизма. Но все-таки не такого.

— Украсть колье моей жены!

— Во-во! Вы ловко соображаете. Слямзить колье тети Конни. Ведь, заметьте, — и, забыв о почтительности, обязательной для племянника, Фредди довольно больно ткнул мистера Кибла в грудь. — Ведь, заметьте, если муж слямзит что-нибудь у жены, это не кража. Таков закон. Я это знаю из кино. Видел в городе.

Высокородный Фредди был знатоком кинопродукции и с одного взгляда умел отличить супербоевик от суперсупербоевика. Того, чего он не знал о грешных женах и беспутных завсегдатаях клубов, не хватило бы и на один субтитр.

— Ты с ума сошел? — прохрипел мистер Кибл.

— Вам наложить на него лапу нетрудно. А тогда все будут счастливы. Вам надо будет только выписать чек, чтобы купить тете Конни другое такое же — и она сразу зачирикает, а вам перо в шляпу, если понимаете, о чем я. И у вас останется первое колье, которое вы слямзили. Понимаете, о чем я? Продадите его втихаря и отошлете Филлис ее три тысячи, отстегнете мне мою тысячу, и вам еще останется кое-что симпатичное в загашнике, а тетя Конни и знать ничего не будет. Чертовски полезная штука на черный день, — добавил Фредди.

— Ты?…

Мистер Кибл собрался уже повторить свой вопрос, но тут его осенило, что вопреки всем симптомам его племянник с ума не сходил. План, который он собирался презрительно высмеять, оказался таким блестящим и в то же время таким простым, что поверить, будто Фредди сам его придумал, было никак не возможно.

— Ну, не совсем я, — скромно признался Фредди. — Видел такую штуку в кино. Только там один тип хотел облапошить страховое общество и слямзил не колье, а ценные бумаги. Но принцип тот же. Ну, так как же, дядя Джо? Стоит это тысячи или нет?

Мистер Кибл, хотя он лично закрыл дверь и окно, подозрительно посмотрел по сторонам. Они говорили вполголоса, но теперь он перешел на практически неслышный шепот.

— Ты думаешь, это осуществимо?

— Осуществимо? А кой черт может вам помешать? Раз, два — и готово. И вся прелесть в том, что, даже попадись вы, никто и слова не скажет: когда муж лямзит у жены, это не кража.

Утверждение, что в указанных обстоятельствах никто и слова не скажет, представилось мистеру Киблу настолько далеким от истины, что он не смог пропустить его мимо ушей.

— Твоя тетка скажет. И не одно, — горько заметил он.

— А? Понял, понял. Ну, такой риск, конечно, имеется. Только шансов, что она узнает, нет почти никаких.

— И все-таки она может узнать.

— Ну, если ставить вопрос так, то может.

— Фредди, мальчик мой, — расстроенно сказал мистер Кибл. — У меня не хватит духу.

Образ тысячи фунтов, ускользающий из его рук, так подействовал на Фредди, что он выразился, как не положено выражаться в беседе со старшими:

— Ну, чего вы хвост поджали? Мистер Кибл покачал головой.

— Нет, — повторил он. — Я боюсь.

Казалось, переговоры зашли в тупик, но Фредди, перед которым маячила тысяча фунтов, не мог допустить, чтобы столь многообещающий сюжет завершился столь пресно. И пока он негодовал на слабодушие дяди, ему было ниспослано озарение.

— Ей-богу! Знаете что! — вскричал он.

— Не так громко! — простонал перепуганный мистер Кибл. — Не так громко!

— Знаете что! — повторил Фредди сиплым шепотом. — Ну, а если я его слямзю?

— Как?!

— Ну, а что, если…

— Ты слямзишь? — Угасшая было надежда вновь озарила лицо мистера Кибла. — Мальчик мой, ты и правда?…

— За тысячу фунтов — в любой момент.

Мистер Кибл лихорадочно сжал руку своего юного родственника.

— Фредди, — сказал он, — в ту минуту, когда ты вручишь мне колье, я дам тебе не тысячу фунтов, а две тысячи.

— Дядя Джо, — столь же лихорадочно произнес Фредди, — заметано!

Мистер Кибл утер увлажнившийся лоб.

— По-твоему, ты сумеешь?

— Сумею? — Фредди засмеялся небрежным смехом. — Раз, два — и готово!

Мистер Кибл вновь сердечно стиснул его руку.

— Пойду подышу воздухом, — сказал он. — Я слишком переволновался. Но я могу положиться на тебя, Фредди?

— Еще бы!

— Отлично. Так вечером я напишу Филлис, что, возможно, мне удастся исполнить ее просьбу.

— Только никаких «возможно», — бодро воскликнул Фредди, — просто «исполню». Только «исполню»! И никаких гвоздей!

IV

Радостное возбуждение — сильнейший стимулятор. Но, подобно другим стимулирующим средствам, оно имеет тот недостаток, что его действие чаще всего длится недолго. Расставшись с дядей, Фредди Трипвуд примерно десять минут пребывал в экстазе. Он сидел, развалясь, в кресле и ощущал себя могучим, энергичным, всепобеждающим. Затем мало-помалу в него, словно холодный сквозняк, начало пробираться сомнение — вначале еле заметное, оно все усиливалось, и через четверть часа он целиком разуверился в себе. Или, выражаясь не столь изящно, у него душа ушла в пятки и не желала вылезать обратно.

Чем больше он размышлял о деле, за которое взялся, тем менее заманчивым оно ему представлялось. Он не обладал богатой фантазией и все-таки с жуткой ясностью сумел нарисовать картину устрашающего скандала, которого не миновать, если он будет застигнут за похищением брильянтового колье его тети Констанции. Простая порядочность запечатает его уста насчет роли дяди Джозефа. И даже если (как все-таки могло произойти) простая порядочность в критический момент его подведет, рассудок подсказывал ему, что дядя Джозеф незамедлительно отречется от своей причастности к столь опрометчивому поступку. И в каком он тогда окажется положении? Безвыходном. Ибо Фредди не мог скрыть от себя, что его прошлое навряд ли убедило его родных и близких, будто он не способен украсть драгоценности тетки или иной родственницы исключительно в личных целях. Если его застигнут, никакие оправдания во внимание приняты не будут.

Но ему было невыносимо горько при мысли, что он без сопротивления позволит двум тысячам ускользнуть из его когтей…

Молодой человек на распутье.

Душевные муки, в которые его ввергли эти размышления, вырвали Фредди из объятий уютного кресла, и он начал беспокойно бродить по комнате. Странствования эти привели его к довольно болезненному столкновению с длинным столом, на котором Бич, дворецкий, методичная душа, имел обыкновение аккуратно раскладывать газеты, еженедельники и журналы, так или иначе проникавшие в замок. Ушиб заставил Фредди очнуться, и, рассеянно ухватив первую попавшуюся газету — как оказалось, «Морнинг глоб», — он вернулся в кресло, чтобы успокоить нервы заметками о скачках. Хотя в настоящее время мир ипподромов был для него закрыт, прогнозы Капитана Шенкеля, Старшего конюха, Ясноглазки и других газетных знатоков все еще будили в нем меланхоличный интерес. Он закурил и развернул газету.

Мгновение спустя, вместо того чтобы перейти к последней странице, посвященной новостям спорта, он, как завороженный, уставился на объявление посредине первой страницы. У него даже в горле пересохло.

Столь удачно расположенное объявление в это утро привлекло внимание многих читателей газеты. Оно было составлено так, чтобы привлекать внимание, и достигало своей цели. Но если другие читали его с легкой улыбкой, удивляясь, кому это взбрело в голову тратить деньги, чтобы помещать в газете такую чушь, на Фредди оно подействовало, как откровение. Его воспитанный на кинолентах ум воспринял это объявление по нарицательной стоимости.

Вот оно:

ПОЛОЖИТЕСЬ НА ПСМИТА!

Псмит вам поможет.

Псмит готов на все.

НУЖЕН ЛИ ВАМ КТО-ТО,

Чтобы вести ваши дела?

Чтобы управлять вашим предприятием?

Чтобы гулять с вашей собакой?

Чтобы убить вашу тетушку?

ПСМИТ БЕРЕТ ЭТО НА СЕБЯ.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ НЕ ПОМЕХА.

В любой работе, которую вы можете предложить (при условии, что она не имеет отношения к рыбе),

ПОЛОЖИТЕСЬ НА ПСМИТА!

Предложения адресовать Р. Псмиту, п/я 365.

ПОЛОЖИТЕСЬ НА ПСМИТА!

Фредди отложил газету и перевел дух. Потом снова взял ее и перечел объявление. Да, оно звучало многообещающе.

Более того: в нем было что-то от прямого отклика на молитву. Теперь Фредди совершенно ясно понял, как он нуждался в партнере, который разделил бы с ним опасности операции, за которую он так опрометчиво взялся. Ну, не столько разделил бы их, сколько принял все целиком на себя. И вот теперь в его распоряжении есть такой партнер. Дядя Джо отвалит ему две тысячи, если он удачно провернет дело. Тип, давший объявление, наверное, ухватится за пару сотен.

Две минуты спустя Фредди уже сидел за бюро и писал письмо. Время от времени он пугливо посматривал через плечо на дверь. Но в доме царила тишина. Ничьи шаги не отвлекали его.

V

Фредди вышел в сад. И почти сразу же ветерок донес до него пронзительный голос, сетовавший на шотландское упрямство. Источник этого голоса мог быть только один, и Фредди ускорил шаги.

— Папаша!

— Что, Фредерик?

Фредди переступил с ноги на ногу.

— Папаша, нельзя мне сегодня поехать с вами в город, а?

— Что!

— Ну, мне надо к дантисту. Я у него сто лет не был.

— Не вижу, зачем тебе надо ехать для этого в Лондон. В Шрусбери есть превосходный дантист, а ты знаешь, что я решительно против твоих поездок в Лондон.

— Так мой же разбирается в моих кусалках. То есть я всегда хожу только к нему. И всякий, кто понимает в таких вещах, скажет вам, что шляться по разным дантистам — самое последнее дело.

Но внимание лорда Эмсуорта уже вновь обратилось на Макаллистера.

— Ну хорошо, хорошо, хорошо.

— Большое спасибо, папаша.

— Но одного я требую категорически, Фредерик. Я не могу допустить, чтобы ты болтался в Лондоне весь день. Ты должен вернуться поездом двенадцать пятьдесят.

— Будет сделано. Мне подходит, папаша.

— Ну, подумайте немножко, Макаллистер, — сказал граф. — Я ведь от вас только этого прошу: подумайте немножко…

2. Появляется Псмит

I

Примерно в тот час, когда поезд, уносивший лорда Эмсуорта в Лондон вместе с его сыном Фредди, достиг поло-вины пути, очень высокий, очень худой, очень серьезный молодой человек, сверкая безупречным цилиндром и сюртуком элегантнейшего покроя, поднялся по ступенькам дома номер восемнадцать на Уоллингфорд-стрит в Западном Кенсингтоне и позвонил. Сделав это, он снял цилиндр, слегка провел по лбу шелковым платком, ибо солнце пекло довольно сильно, и поглядел вокруг с суровым неодобрением.

— Чешуйчатый район, — пробормотал он.

С этим суждением согласились бы все истинные ценители красоты. Когда разразится наконец великий мятеж против лондонского уродства и вопящие орды художников и архитекторов не в силах долее терпеть учинят самосуд и бешено промчатся по столице, круша и поджигая, Уоллинг-форд-стрит (Западный Кенсингтон), уж конечно, не избежит огня. Несомненно, эта улица уже давно намечена для уничтожения. Ибо, обладая кое-какими низменными практическими удобствами — невысокой квартирной платой, близостью к автобусам и метро, — она остается мерзейшей улочкой. Расположенная в одном из тех районов, где Лондон прыщавится красными кирпичными домами, она состоит из двух рядов одноэтажных домов, похожих друг на друга как две капли воды, — каждый за облезлой живой изгородью, каждый с цветными стеклами наиболее гнусной разновидности во входных дверях. И порой можно видеть, как точно посередине, спотыкаясь, прикрывая глаза ладонью, бредут юные впечатлительные импрессионисты из колонии художников в Холланд-парке, и слышно, как они шепчут сквозь стиснутые зубы: «Доколе! Доколе!»

Маленькая служанка открыла дверь и окаменела: посетитель достал монокль и вставил его в глаз.

— Жаркий день, — сказал он любезно, оглядев ее. — Да, сэр.

— Но приятный, — не отступал молодой человек. — Скажите мне, миссис Джексон дома?

— Нет, сэр.

— Ее нет дома?

— Да, сэр.

Молодой человек вздохнул.

— Ну что же, — сказал он, — мы не должны забывать, что подобные разочарования ниспосылаются нам ради какой-нибудь благой цели. Без сомнения, они возвышают нас духовно. Вы поставите ее в известность, что я заходил? Моя фамилия Псмит. Пе-смит.

— Песмит, сэр?

— Нет, нет. П-с-м-и-т. Мне следовало бы объяснить вам, что в жизнь я вступил без первой буквы, и мой отец всегда с упорным мужеством держался за просто Смита. Но мне казалось, что в мире слишком много Смитов, и некоторое разнообразие не повредит. «Смитти» я отверг как трусливую уловку, а нынешнего обычая с помощью дефиса присобачивать спереди еще какую-нибудь фамилию я не одобряю и потому решил взять Псмита. «Пе», должен сказать для вашего сведения, немое. Вы следите за ходом моих рассуждений?

— Д-да, сэр.

— Вы не считаете, — спросил он озабоченно, — что я напрасно избрал такой путь?

— Н-нет, сэр.

— Превосходно! — сказал молодой человек, сощелкивая пылинку с рукава. — Превосходно! Превосходно!

И с учтивым поклоном он спустился по ступенькам и пошел по улице. Маленькая служанка смотрела ему вслед выпученными глазами, пока он не скрылся из вида, а потом закрыла дверь и вернулась на кухню.

Псмит неторопливо шел вперед. Теплый ветерок нежил его лицо. Он что-то напевал и умолк, только когда молодой человек примерно одного с ним возраста чуть не налетел на него, обогнув угол.

— Извините, — сказал молодой человек. — А, Смит! Псмит поглядел на него с дружеским расположением.

— Товарищ Джексон, — сказал он, — какая встреча! Единственный из встречных, кого я хотел бы повстречать. Свернем куда-нибудь, товарищ Джексон, если у тебя нет срочных дел, и восстановим силы чашкой чая. Я хотел было нагреть семейство Джексонов на эту чашку, но мне сообщили, что твоей жены нет дома.

Майк Джексон засмеялся.

— Филлис дома. Она…

— Дома? В таком случае, — сказал Псмит скорбно, — сегодня свершилось темное дело. Ибо мне не открыли двери. Не будет преувеличением сказать, что меня прогнали взашей. И это хваленое джексоновское гостеприимство?

— Филлис устроила чай для своих школьных подруг, — объяснил Майк. — Она велела служанке говорить всем, что ее нет дома. Меня тоже туда не пускают.

— Достаточно, товарищ Джексон! — тепло сказал Псмит. — Если уж вас вышвырнули вон при всей любви, почитании и послушании, какие жена вам обещала перед алтарем, то кто я такой, чтобы жаловаться? И пожалуй, можно утешиться мыслью, что мы еще дешево отделались. Эти сборища школьных подруг не для сильных мужчин. Хоть мы и превосходное общество, товарищ Джексон, но, без сомнения, оказались бы лишними, и весьма. Беседа, полагаю, будет состоять исключительно из воспоминаний о милой школе, из историй о тайных оргиях с какао в дортуарах и о том, что сказала преподавательница хороших манер, когда Анджелу застигли в кустах с табачной жвачкой во рту. Да, полагаю, мы лишились не столь уж многого… И кстати, новое жилище меня не очень вдохновило. Правда, я видел его лишь снаружи, но… да, оно меня не очень вдохновило.

— Лучшее, что нам по карману.

— А кто я такой, — сказал Псмит, — чтобы попрекать друга моего детства бедностью? Особенно когда я сам стою на краю полной нищеты.

— Ты?

— Лично я. Заунывный вой, который ты слышишь, испускает волк нужды, примостившись у моего порога.

— Но я думал, твой дядя платит тебе приличное жалованье?

— Платил. Но наши с дядей пути расходятся. С этой минуты он, так сказать, пойдет верхней дорогой, а я пойду нижней. Сегодня я у него обедаю и за орехами с вином сообщу ему печальную новость, что я намерен уйти из фирмы. Не сомневаюсь, он верил, что оказывает мне услугу, приобщая к своим рыбным делам, но даже краткое знакомство с ними убедило меня, что это не моя сфера. Шепот шуршит по клубам: «Псмит не нашел своей ниши!»

— Я, — продолжал Псмит, — человек разумный и понимаю, что человечество необходимо снабжать рыбой. Я и сам иногда не прочь съесть кусок рыбы. Но профессиональная деятельность в фирме, которая имеет дело с материалом в сыром виде, слишком далека от трудов, коим я хотел бы посвятить жизнь. Напомни при случае, чтобы я рассказал тебе, каково это — выбираться из постели в четыре утра и отправляться на Биллингсгейтский рынок работать в поте лица. Бесспорно, рыба приносит деньги — дяде она принесла их бочки и бочки, но я чувствую, что для талантливого молодого человека в жизни должно быть что-то еще. И нынче я ставлю точку.

— А чем ты займешься?

— Это, товарищ Джексон, более или менее в руках богов. Завтра утром я думаю пройтись по бюро найма и выяснить, как котируются на рынке талантливые молодые люди. Не можешь ли порекомендовать какое-нибудь?

— Филлис всегда обращается в бюро мисс Кларксон на Шафтсбери-авеню, но…

— Бюро мисс Кларксон на Шафтсбери-авеню. Окажу особое внимание… Да, кстати, ты видел сегодняшнюю «Морнинг глоб»?

— Нет. А что?

— Я поместил в ней объявление и в нем изъявил свое согласие… нет, свою готовность выполнить любое поручение или работу, не имеющие отношения к рыбе. Я уверен, что отпеты пойдут косяками. Я предвкушаю, как буду провеивать эти груды, отбирая наиболее желательные предложения.

— Сейчас найти работу трудно, — с сомнением сказал Майк.

— Нет, если предлагаешь нечто сверхособое.

— Но что можешь предложить ты?

— Мои услуги, — ответил Псмит с легким упреком.

— В качестве?…

— Чего угодно. Никаких ограничений я не ставлю. Не хочешь ли прочесть мой манифест? У меня в кармане есть экземпляр. — И Псмит извлек из кармана своего безупречного жилета сложенный листок. — Буду рад выслушать твое мнение, товарищ Джексон. Я не раз говорил, что по части здравого смысла с тобой мало кто сравнится.

Объявление, которое за несколько часов до этого так ободрило высокородного Фредди Трипвуда в курительной замка Бландингс, на Майка, по натуре серьезного и уравновешенного, произвело несколько иное впечатление. Он прочел листок и продолжал молча смотреть на него.

— Изящно, ты согласен? — сказал Псмит. — Коротко и ясно? Еще бы, еще бы!

— Неужели ты действительно думаешь поместить эту чушь в газете? — спросил Майк.

— Уже поместил. Как я тебе сказал, оно напечатано в утреннем выпуске. И завтра в этот час я, без сомнения, начну сортировать первые предложения.

Майк невольно вспомнил жаргон школьных лет.

— Ну, ты и осел!

Псмит водворил листок в карман жилета.

— Ты огорчаешь меня, товарищ Джексон, — сказал он. — Уж от тебя-то я ожидал более широкого взгляда на вещи. Собственно говоря, я ждал, что ты тут же помчишься в редакцию этого органа печати и поместишь в нем сходное объявление. Но никакие твои возражения не омрачат моего бодрого духа. Клич несется по Кенсингтону и его окрестностям: «Псмит двинулся!» В каком направлении — клич не уточняет, но эти сведения принесет будущее. А теперь, товарищ Джексон, просочимся вон в ту кондитерскую и поднимем за успех полную чашку чая. Я провел особенно тяжкое утро среди трески, и мне необходимо освежиться.

II

После того как Псмит удалил свою яркую личность с тротуаров Уоллингфорд-стрит, прошло минут двадцать, а затем ее унылость вновь была несколько скрашена. Улицу сковывала летаргия второй половины дня. Иногда из-за угла, погромыхивая, появлялась тележка торговца, и время от времени под сенью вечнозеленых кустов куда-то целенаправленно пробирались кошки. Но без десяти пять по ступенькам номера восемнадцатого взбежала девушка и позвонила.

Это была девушка среднего роста, стройная, тоненькая, а светлые волосы, радостная улыбка и мальчишеская гибкость фигуры вносили свою лепту в общее впечатление бодрой веселости, которое подкреплялось тем, что, как все девушки в этом сезоне, черпающие идеи своих туалетов в Париже, одета она была в черное.

Снова дверь открыла маленькая служанка.

— Миссис Джексон дома? — спросила девушка. — Она меня ждет. Я мисс Халлидей.

— Да, мисс.

Дверь в глубине узкой прихожей открылась.

— Это ты, Ева?

— Фил, прелесть моя, здравствуй!

Филлис Джексон пролетела по прихожей, как гонимый ветром лепесток розы, и кинулась в объятия Евы. Она была миниатюрной, хрупкой, с огромными карими глазами под облаком темных волос. В выражении ее лица чудилась грусть, и почти у всех, кто с ней знакомился, возникало желание ее опекать. Ева опекала ее с первого дня их школьного знакомства.

— Я рано или опоздала? — спросила Ева.

— Ты первая, но мы ждать не будем. Джейн, принесите, пожалуйста, чай в гостиную.

— Хорошо, мэм.

— И помните, до вечера я никого видеть не хочу. Если кто-нибудь придет, скажите, что меня нет дома. Конечно, кроме мисс Кларксон и миссис Мактодд.

— Хорошо, мэм.

— А кто такая миссис Мактодд? — спросила Ева. — Неужели Синтия?

— Да. Разве ты не слышала, что она вышла за Ролстона Мактодда, канадского поэта? Ты ведь знала, что она уехала в Канаду?

— Это я знала. А вот что она вышла замуж, не слышала. Странно, как теряешь связь со своими лучшими подругами. Вот и с тобой мы не виделись почти два года.

— Я знаю. Ужасно, правда? Твой адрес мне на днях дала Эльза Уэнтуорт, а тут Кларки сказала, что Синтия приехала и Лондон с мужем, ну, я и подумала, как будет чудесно нам всем встретиться. Мы ведь трое так дружил и… Кларки ты, конечно, помнишь? Мисс Кларксон, которая преподавала у нас английскую литературу.

— Естественно, помню. А где ты с ней встретилась?

— Я с ней часто вижусь. У нее бюро по найму на Шафгсбери-авеню, и мне примерно раз в две недели приходится ходить туда нанимать новую прислугу. Джейн от нее.

— А муж Синтии тоже придет?

— Нет. Мне хотелось, чтобы мы посидели вчетвером. Ты его знаешь? Конечно же нет. Он в Англии в первый раз.

— Я знаю его стихи. Он ведь настоящая знаменитость. Синтии повезло.

Тем временем они вошли в гостиную, жутковатую комнатушку, полную подушечек, восковых цветов и фарфоровых собачек, неотъемлемых от дешевых лондонских меблированных домов. Ева, хотя фасад номера восемнадцатого мог бы послужить ей предостережением, не сумела подавить дрожи, встретившись взглядом с самой мерзкой из собачек, которая таращила на нее глаза с каминной полки.

— Не гляди на них, — посоветовала Филлис. — Бери пример с меня. Мы только переехали, и я не успела навести порядок. Вот и чай. Спасибо, Джейн, поставьте поднос сюда. Гебе налить, Ева?

Ева села. Она недоумевала, и ее мучило любопытство. Ей вспомнилась Филлис в их школьные дни — до неприличия богатая. Тогда ведь был какой-то отчим-миллионер. Что с ним произошло, если он допускает, чтобы Филлис прозябала в такой обстановке? Ева заподозрила тайну и с обычной своей прямолинейностью взяла быка за рога.

— Расскажи мне о себе все-все, — сказала она, устроившись настолько удобно, насколько позволяла своеобразная форма ее кресла. — И помни, что я тебя не видела два года, а потому ничего не пропускай.

— Просто не знаю, с чего начать.

— Ты же подписала свое письмо «Филлис Джексон». Начни с таинственного Джексона. Откуда он взялся? Последнее, что я о тебе слышала, было объявление в «Морнинг пост» о твоей помолвке с… Фамилию я забыла, но убеждена, что на «Джексон» она даже похожа не была.

— С Ролло Маунтфордом.

— Да? Ну, так что случилось с Ролло? Ты словно бы его где-то потеряла. Расторгла помолвку?

— Ну-у, она сама собой расторглась. Понимаешь, я взяла и вышла за Майка.

— Сбежала с ним?

— Да.

— Боже великий!

— Мне очень стыдно, Ева, что я обошлась с Ролло так по-свински.

— Не огорчайся. Человек с подобной фамилией создан страдать.

— Он ведь даже мне не нравился. У него такие противные шарящие глазки…

— Понимаю. И ты сбежала со своим Майком. Расскажи мне про него. Кто он, что делает?

— Ну, сейчас он учит в школе. Но ему это не нравится. Он хочет снова вернуться в деревню. Когда я с ним познакомилась, он был управляющим поместья каких-то Смитов. Майк учился с их сыном в школе и в Кембридже. Тогда они были очень богаты. Они были соседями Эджлоу. Я гостила у Мэри Эджлоу… Она тоже с нами училась, ты ее помнишь? И познакомилась с Майком на танцах, а потом встретила его во время верховой прогулки, а потом… Потом мы начали встречаться каждый день. Мы влюбились друг в друга с первого взгляда, ну, и поженились. Ах, Ева, если бы ты видела наш домик! Везде плющ, вьющиеся розы. У нас были лошади, и собаки, и…

Филлис всхлипнула. Ева поглядела на нее с сочувствием. Сама она всю жизнь жила в веселой бедности и никогда, казалось, не придавала этому значения. У нее была сильная воля, смелость, и она наслаждалась, преодолевая множество трудностей, чтобы свести концы с концами. Но Филлис принадлежала к тем милым фарфоровым девушкам, кого жизненные невзгоды разбивают, вместо того чтобы вдохновлять. Ей необходимы были комфорт и приятная обстановка. Ева мрачно поглядела на фарфоровую собачку, а та в ответ ухмыльнулась ей с невыносимой фамильярностью.

— Мы только-только поженились, — продолжала Филлис, смигивая слезы, — а тут бедный мистер Смит умер, и все кончилось. Он, наверное, спекулировал на бирже, потому что никаких денег не оставил, и поместье пришлось продать. А у тех, кто его купил — какие-то владельцы угольных шахт из Вулвергемптона, — есть племянник, и они поручили поместье ему, а Майку пришлось уйти. Вот мы и переехали сюда.

Ева наконец задала вопрос, который мучил ее с той минуты, как она переступила порог:

— Ну, а твой отчим? Когда мы учились в школе, у тебя имелся богатый отчим, верно? Или он тоже разорился?

— Нет.

— Так почему же он вам не помог?

— Он бы с радостью, я знаю, если бы это зависело от него одного. Все тетя Констанция.

— Что сделала тетя Констанция? И кто такая тетя Констанция?

— Я ее так называю. Точнее сказать — она моя мачеха… Ну, почти. На самом деле, что-то вроде двоюродной мачехи. Мой отчим женился на ней два года назад. И когда я вышла замуж за Майка, тетя Констанция ужасно рассердилась. Она хотела, чтобы я вышла за Ролло. Она сказала, что никогда меня не простит, и не позволяет отчиму помочь мне.

— Но какой же он слизняк! — сказала Ева с негодованием. — Почему он не настоит на своем? А ты мне еще говорила, что он тебя очень любит.

— Он вовсе не слизняк, Ева, а лапочка. Просто он у нее под каблуком. Видишь ли, она такая. Умеет быть очень милой, и они страшно привязаны друг к другу, но иногда она бывает твердокаменной… — Филлис умолкла. Входная дверь открылась, и в прихожей послышались шаги. — Это Кларки, и с ней, наверное, Синтия. Кларки обещала за ней заехать. Ева, не проговорись при ней о том, что я тебе сказала.

— Но почему?

— Кларки так по-матерински принимает все близко к сердцу. Очень мило с ее стороны, однако…

Ева поняла.

— Хорошо, поговорим потом. Открылась дверь, и вошла мисс Кларксон. Определение, которое Филлис применила к своей бывшей учительнице, было, бесспорно, удачным. Мисс Кларксон светилась материнством. Она была крупной, румяной и мягкой, и не успела дверь закрыться, как она уже кинулась к Еве, точно курица к цыпленку.

— Ева! Как я рада тебя видеть! Столько прошло времени. Милочка, ты чудесно выглядишь. И такой преуспевающей. И какая дивная шляпа!

— Я тебе позавидовала, едва ты вошла, Ева, — сказала Филлис. — Где ты ее купила?

— «Сестры Мадлен» на Риджент-стрит.

Мисс Кларксон, вооружившись чашкой с чаем и размешивая сахар, не упустила случая поморализировать. В школе Ева была ее любимицей, и она одарила ее нежной улыбкой.

— Ну разве я была не права — помнишь, Ева, сколько раз я повторяла тебе в милые прошлые дни: никогда не надо отчаиваться, каким бы черным ни казалось будущее. Я помню тебя в школе, милочка: бедна, как церковная мышь, и никаких надежд на перемены, ну просто никаких! А посмотреть на тебя теперь… Весела, богата…

Ева засмеялась. Она встала и поцеловала мисс Кларксон, сожалея, что ей приходится разбивать иллюзии, но ничего другого не оставалось.

— Мне очень жаль, Кларки, милая, — сказала она, — но, боюсь, моя внешность вас обманула. Я все так же без гроша. Собственно говоря, когда Филлис сказала, что у вас теперь бюро по найму, я решила заглянуть к вам и узнать, нет ли у вас на примете какого-нибудь симпатичного места. Можно гувернанткой к ребенку с ангельским характером, или вдруг найдется душка-писатель, которому нужно, чтобы кто-нибудь отвечал на его письма и вклеивал в альбом рецензии на его книги.

— Деточка моя! — Мисс Кларксон была глубоко расстроена. — А я так обрадовалась. Эта шляпа!

— В шляпе вся беда. Конечно, мне не следовало даже думать о ней, но я увидела ее в витрине, несколько дней облизывалась и под конец сдалась. Ну а потом, естественно, пришлось одеться под нее. Купить туфли, платье в тон. Я устроила настоящую оргию, и теперь мне очень стыдно. Но, как всегда, слишком поздно.

— Боже мой! Ты была сумасбродкой еще в школе. Помню, сколько раз мне приходилось выговаривать тебе за это.

— Ну, когда все было уже позади и я вновь обрела рассудок, выяснилось, что у меня осталось всего несколько фунтов и до прибытия спасательной экспедиции я не дотяну. Взвесив все обстоятельства, я решила вложить мой капитал целиком в одно предприятие.

— Но ты выбрала что-нибудь надежное?

— По всем признакам, да. На спортивной странице утверждалось, что это «Надежнейшая Ставка На Сегодня». Прыгучий Уилли в заезде два тридцать на скачках в Сандауне в прошлую среду.

— О Боже!

— Вот это я и сказала, когда бедняга Уилли пришел шестым. Но зачем расстраиваться, правда? Просто мне надо найти что-нибудь, чтобы дотянуть до сентября, когда я получу проценты за третий квартал… Но не будем говорить здесь о делах. Кларки, я забегу к вам завтра в бюро… А где Синтия? Ведь вы же должны были ее привезти?

— Да, Кларки, я думала, вы заедете за Синтией, — сказала Филлис.

Если финансовое положение Евы заставило мисс Кларксон скорбеть, то упоминание о Синтии погрузило ее в пучину горести. Губы у нее задрожали, по щеке сползла слеза. Ева и Филлис обменялись недоуменными взглядами.

— Послушайте, — сказала Ева после паузы, в течение которой тишину нарушило только приглушенное рыдание, вырвавшееся у их былой наставницы, — что-то мы не слишком веселы, если вспомнить, что собрались мы на радостную встречу старых друзей. С Синтией что-то не так?

Горесть мисс Кларксон была столь сильна, что Филлис в тревоге выбежала из комнаты в поисках единственного спасительного средства, которое пришло ей на ум, — флакона с нюхательной солью,

— Бедная, милая Синтия, — простонала мисс Кларксон.

— Да что же с ней такое? — спросила Ева. Она не была глуха к горю мисс Кларксон, но не смогла удержаться от легкой улыбки. На мгновение она перенеслась в школьные дни, когда умение ее собеседницы из самого неблагодарного материала создавать трагедию неизменно ее забавляло. Она не сомневалась, что в самом худшем случае ее старая подруга лежит с простудой или подвернула ногу.

— Ты знаешь, она замужем, — сказала мисс Кларксон.

— Ну, ничего страшного, Кларки, я в этом не вижу. Еще несколько надежнейших ставок, и я сама, возможно, за кого-нибудь выскочу. За какого-нибудь доброго, богатого, терпеливого мужчину, который будет меня баловать.

— Ах, Ева, милочка, — проблеяла мисс Кларксон вне себя от ужаса, — пожалуйста, погляди внимательнее на того, за кого ты выходишь замуж. Всякий раз, когда я слышу, что кто-то из моих девочек вступает в брак, меня начинают мучить самые дурные предчувствия. Мне чудится, что она, сама того не зная, шагнула за край страшной пропасти.

— Но с ними вы этими предчувствиями не делитесь, правда? Не омрачаете свадебного торжества? Неужели Синтия шагнула за край страшной пропасти? А я только сейчас говорила Филлис, как завидую Синтии: выйти за такую знаменитость, как Ролстон Мактодд!

Мисс Кларксон всхлипнула.

— Это не человек, а демон, — сказала она с надрывом. — Я оставила Синтию в отеле «Кадоган» всю в слезах… У нее очень милый тихий номер на четвертом этаже, правда, ковер не гармонирует с обоями… Бедняжка в отчаянии. Я старалась утешить ее как могла, но бесполезно. Она всегда отличалась душевной тонкостью. Мне надо поскорей к ней вернуться. Я сюда приехала только потому, что не хотела разочаровать вас, моих милых девочек…

— Почему? — сказала Ева с мягкой настойчивостью. Она знала по опыту, что мисс Кларксон, если ее предоставить себе, будет без конца танцевать вокруг да около, так ничего толком и не говоря.

— Почему? — повторила мисс Кларксон, моргая так, будто это слово было гирей, внезапно свалившейся ей на ногу.

— Почему Синтия была вся в слезах?

— Но я же объясняю тебе, милочка. Негодяй ее бросил.

— Бросил!

— Они поссорились, и он ушел из отеля. Это было позавчера, но он так и не вернулся. А сегодня она получила от него коротенькую записку, что он не вернется никогда. Втайне самым непорядочным образом он устроил так, что его багаж из отеля доставили в бюро пересылок, а куда он его оттуда забрал, не знает никто. Он исчез бесследно.

Ева уставилась на нее в изумлении. К такой ошеломляющей новости она готова не была.

— Но из-за чего они поссорились?

— Синтия, бедная девочка, была так расстроена, что ничего не могла мне сказать.

Ева скрипнула зубами.

— Скотина!… Бедная старушка Синтия… Не поехать ли мне с вами?

— Нет, милочка, лучше я одна за ней поухаживаю. Я попрошу ее написать тебе, когда она почувствует, что в силах с тобой увидеться. Филлис, милочка, мне пора, — объявила она, потому что в гостиную вернулась хозяйка дома с флакончиком в руке.

— Но вы ведь только-только пришли, — сказала Филлис.

— Муж бедной старушки Синтии бросил ее, — коротко объяснила Ева. — А Кларки возвращается ухаживать за ней. Ей как будто очень скверно.

— Ах нет!

— К несчастью, да. И я должна поспешить к ней, — сказала мисс Кларксон.

Ева ждала в гостиной, пока не хлопнула входная дверь и Филлис не вернулась к ней. Филлис еще более грустная, чем всегда. Она так предвкушала это чаепитие, а из него ничего хорошего не вышло. Некоторое время обе молчали.

— Какие скоты мужчины! — наконец сказала Ева.

— Майк, — с чувством произнесла Филлис, — просто ангел.

Ева обрадовалась этому косвенному приглашению вернуться к более приятной теме. Злополучной Синтии она сочувствовала всей душой, но терпеть не могла пустопорожних разговоров, а сидеть и вздыхать по поводу трагедии, о которой они практически ничего не знали, было бы верхом пустопорожности. У Филлис ведь собственная трагедия, и вот тут, думала Ева, в ее силах как-то помочь. Она предпочитала не говорить, а действовать, и была рада взяться за животрепещущую проблему.

— Да, поговорим о тебе и о Майке, — предложила она. — Пока я ничего не понимаю. Кларки пришла, когда ты только начала объяснять, почему отчим не может тебе помочь. И мне показалось, что оправдываешь ты его совсем не убедительно. Объясни подробнее. И кстати, я забыла его фамилию.

— Кибл.

— А! Ну так, по-моему, надо написать ему и объяснить, в каком ты тяжелом положении. Возможно, он ничего не знает и думает, будто ты по-прежнему купаешься в роскоши. А как он узнает, если не от тебя? На твоем месте я прямо попросила бы его сделать что-нибудь. Ведь твой Майк не виноват, что вы оказались в таком положении. Он женился на тебе, потому что был хорошо устроен и мог твердо рассчитывать, что место останется за ним. А уволен был из-за стечения обстоятельств. Напиши отчиму, Фил. И не жалей красок!

— Я уже написала. Как раз сегодня. Майк получил чудесное предложение. Ферма в Линкольншире. Ну, ты понимаешь: коровы и все прочее. Как раз то, что ему по душе и что он умеет делать хорошо. И всего-то нам нужно три тысячи фунтов… Но, боюсь, ничего не получится.

— Из-за тети Констанции?

— Да.

— А ты сделай так, чтобы получилось! — Ева вздернула подбородок и стала воплощением богини Решимости. — На твоем месте я бы сидела перед их дверью, пока они не раскошелятся, лишь бы от меня избавиться. Чтобы в наши дни падчерицу выгоняли босой на мороз — глупость какая! Что такого, если ты вышла за того, кого любишь? На твоем месте я бы приковала себя к решетке под их окнами и выла голодной собакой, пока они не повыскакивают с чековыми книжками, чтобы купить минуту тишины. Они живут в Лондоне?

— Сейчас они гостят в Шропшире в замке Бландингс. Ева удивленно воззрилась на нее.

— В замке Бландингс? Да неужели!

— Тетя Констанция — сестра лорда Эмсуорта.

— Бывают же совпадения! На днях я уезжаю в Бландингс.

— Не может быть!

— Меня наняли привести в порядок каталог библиотеки.

— Ева, значит, ты в шутку попросила у Кларки подыскать тебе что-нибудь? А она приняла это всерьез.

— Нет, не в шутку. Бландингс имеет для меня некоторые минусы. Вероятно, ты хорошо знаешь замок?

— Я там часто гостила. Он очень красив.

— Следовательно, ты знакома со вторым сыном лорда Эмсуорта Фредди Трипвудом?

— Конечно.

— Он и есть минус. Ему приспичило жениться на мне, а я за него выходить не хочу. И вопрос стоит так: перевешивает ли приятная легкая работа, которая поможет мне спокойно продержаться до сентября, необходимость непрерывно подавлять бедного Фредди. Конечно, следовало бы сразу подумать об этом, когда он написал мне и посоветовал предложить мои услуги, но я так обрадовалась этой работе, что просто не сообразила. А потом меня начало грызть сомнение. Он до ужаса настойчивый юноша и предлагает руку и сердце с утра пораньше чуть ли не через день.

— А где ты познакомилась с Фредди?

— У общих знакомых после театра. Он тогда жил в Лондоне, но внезапно исчез, и я получила от него душераздирающее письмо: он наделал долгов, и отец насильно увез его в Бландингс, который Фредди, видимо, считает филиалом ада на земле. Мир просто кишит жестокосердыми родственниками.

— Лорд Эмсуорт вовсе не жестокосердый. Он тебе понравится. Такой рассеянный, всегда думает о чем-то своем и шебаршится в саду с утра до ночи. Вот тетя Констанция тебя вряд ли очарует. Но ведь ее ты видеть почти не будешь.

— А кого я буду видеть в больших количествах? Кроме Фредди, конечно.

— Наверное, мистера Бакстера, секретаря лорда Эмсуорта. Он мне совсем не нравится. Просто пещерный человек в очках.

— Звучит не слишком утешительно. Но замок, ты говоришь, красив?

— На редкость. Я бы на твоем месте не отказывалась, Ева.

— Я уже твердо решила, что не поеду. Но теперь, когда ты рассказала мне про мистера Кибла и тетю Констанцию, я передумала. Завтра мне придется забежать к Кларки и предупредить, что я устроилась и не стану ее затруднять. Милочка, я намерена взяться за твое прискорбное дело. Поеду в Бландингс и буду ходить за твоим отчимом по пятам… Ну, мне надо бежать. Проводи меня до дверей, не то я заблужусь в лабиринте анфилад и парадных коридоров… А перед уходом можно я кокну эту собачку? Так я и думала, но почему бы не спросить на всякий случай?

В прихожей их перехватила маленькая служанка.

— Я забыла сказать, мэм, что приходил джентльмен. Я ему сказала, что вас нет дома.

— И отлично, Джейн.

— Сказал, что его фамилия Смит, мэм. Филлис огорченно вскрикнула:

— Ну, вот! Какая жалость. Мне так хотелось вас познакомить, Ева! Если бы я знала!

— Смит? — повторила Ева. — Как будто знакомая фамилия. Но почему тебе так хочется нас познакомить?

— Это лучший друг Майка. Майк его просто боготворит. Он сын мистера Смита… Ну, тот, я тебе говорила, с которым Майк учился в школе и в Кембридже. Ева, он просто чудо, и ты в него влюбишься. Абсолютно в твоем вкусе. Ужасно обидно, что так вышло. А теперь ты едешь в Бландингс неизвестно на какое время и так его и не увидишь.

— Очень грустно, — сказала Ева вежливо, но без всякого интереса.

— Мне так его жалко!

— Почему?

— Он занимается рыбой. — Брр!

— Просто изнывает, бедняжка. Но он тоже остался без гроша, и его взял в свою фирму дядя, рыбный король или почти.

— Но если ему так противно, почему он не ушел оттуда? — возмущенно спросила Ева. Беспомощные представители сильного пола крайне ее раздражали. — Не выношу мужчин, лишенных предприимчивости.

— В отсутствии предприимчивости его вряд ли упрекнешь. Уж скорее наоборот… Нет, когда ты вернешься в Лондон, тебе обязательно надо будет с ним познакомиться.

— Хорошо, — сказала Ева без малейшего интереса. — Как тебе угодно. И, кстати, это может быть ему профессионально полезно: я люблю рыбу.

3. Еве одалживают зонтик

В Лондоне чужестранца, когда он попадает в сердце этого города, где находятся лучшие магазины, более всего поражает почти аскетическая суровость витрин, стремление избежать даже намека на вульгарное красочное изобилие. Например, на Дувр-стрит фасад коммерческого заведения господ Торпа и Бриско, торговцев углем, как правило, ничем не завораживал взгляд. Проходя мимо, мы, конечно, могли мельком скользнуть по нему взглядом, но безусловно не застыли бы на месте с разинутым от восхищения ртом, как в Сикстинской капелле или перед Тадж-Махалом. Однако в десять тридцать на следующий день после того, как Ева Халлидей выпила чаю у своей школьной подруги Фил-лис Джексон в Западном Кенсингтоне, Псмит, который с элегантной небрежностью расположился в эркере курительной клуба «Трутней» прямо напротив заведения господ Торпа и Бриско, уставился на этот фасад и не отводил от него взгляда добрых пять минут. Можно без преувеличения сказать, что это зрелище его заворожило. Казалось, он не мог оторвать от него глаз.

Для самых словно бы невероятных происшествий всегда есть логическое объяснение. У Торпа (или у Бриско) было обыкновение в летние месяцы оснащать свое заведение маркизой. Разумеется, неброской благородной маркизой, ничем не оскорбляющей взыскательный взор, но тем не менее маркизой, предлагающей надежное убежище от тех внезапных ливней, что придают такую пикантность английскому лету, — один из них как раз с большим усердием принялся обрызгивать лондонский Уэст-Энд. А под маркизой, жалобно поглядывая на дождевые струи, стояла Ева Халлидей, застигнутая непогодой на пути в бюро по найму Ады Кларк-сон. Вот она-то и завладела вниманием Псмита. По зрелому размышлению он пришел к выводу, что она улучшает фасад господ Торпа и Бриско примерно на девяносто пять процентов.

Хотя Псмит был благодарен судьбе, что ему есть чем любоваться из окна курительной, он испытывал и некоторое недоумение. Девушка эта представлялась ему воплощением богатства. При движении от южного полюса к северному она начиналась блеском лакированных туфелек. Бежевые чулки, явно очень дорогие, вели к платью из черного крепа. И в тот момент, когда, казалось, взгляд не мог уже ничего ожидать, его ошеломляла бесподобная шляпа из мягкого матового атласа, с которой на левое плечо ниспадало черное перо райской птицы. Даже на мужской взгляд, в таких вопросах заведомо не подкованный, это была та еще шляпа. И столь сногсшибательно экипированную молодую женщину летний ливень загнал под маркизу господ Торпа и Бриско. В чем причина, спрашивал себя Псмит. Даже если, рассуждал он, у Чарлза, шофера, выходной или он повез ее миллионера-отца в Сити, она, несомненно, могла бы позволить себе роскошь взять такси. Мы, зная состояние финансов Евы, способны понять, почему она не раскатывала в такси, но Псмит откровенно недоумевал.

Однако, будучи и галантным и находчивым, он осознал, что момент не подходит для абстрактных размышлений. Не ему рассуждать что да как. Его долг категорически требовал, чтобы он оказал помощь попавшей в беду красавице. Покинув курительную и с небрежным достоинством спустившись в гардероб клуба, Псмит подверг придирчивому осмотру ряды зонтов в стойке. Удовлетворить его было не так-то просто. Те два, которые он взял в руку, чтобы исследовать более тщательно, были возвращены на место под укоризненное покачивание головы. Вполне пристойные зонты, но не отвечающие случаю. В конце концов он нашел идеал, и по его невозмутимому лицу скользнула улыбка. Вставив в глаз монокль, Псмит критически оглядел свою находку, но не обнаружил ни единого изъяна. Этим зонтом он остался доволен.

— Чей это зонт? — осведомился он у гардеробщика.

— Высокородного мистера Уолдервика, сэр.

— А! — снисходительно сказал Псмит. Он сунул зонт под мышку и вышел.

Тем временем Ева Халлидей, все еще украшая собой аскетический фасад господ Торпа и Бриско, продолжала мысленно охаивать английский климат и всматриваться в небо — не проглянет ли где-нибудь клочок синевы. Она была поглощена этим безрадостным занятием, когда рядом с ней какой-то голос произнес:

— Прошу прощения!

Возле нее стоял молодой человек без шляпы, но с зонтом в руке. Весьма незаурядный молодой человек — очень высокий, очень худой и очень элегантно одетый. Больше он ничего не сказал, но вложил зонт в ее руку, услужливо его открыв, а затем с учтивым поклоном повернулся, гигантскими шагами пересек улицу и скрылся в подъезде угрюмого здания, которое, судя по числу мужчин, входивших в его двери и выходивших из них во время ее бдения под маркизой, она определила как клуб.

С тех пор как Ева поселилась в Лондоне, с ней порой случались вещи удивительные — но не до такой степени. Несколько минут она продолжала стоять на месте, глядя округлившимися глазами на здание напротив. Однако эпизод, казалось, был исчерпан. Молодой человек больше не появился. Он даже не показался в окне. Клуб поглотил его бесследно. В конце концов Ева решила, что в такую погоду от зонтов не отказываются, даже если они неведомо почему падают с неба. С растерянной улыбкой она вышла из-под маркизы и возобновила свой прерванный путь к мисс Кларксон.

Контора Международного бюро по найму Ады Кларксон («Быстрота — Вежливость — Интеллект») расположена в конце Шафтсбери-авеню, чуть дальше театра «Палас». Ева, закрыв зонт, который не позволил ни единой капле дождя угодить ей на шляпу, поднялась по ступенькам и постучала в окошко с табличкой «Справочная».

— Могу я видеть мисс Кларксон?

— Фамилия, пожалуйста? — быстро отозвалась Справочная с интеллектуальной вежливостью.

— Мисс Халлидей.

После небольшой интермедии с переговорной трубкой Справочная сказала голосом, к которому, кроме перечисленных качеств, прибавилось еще и уважение — она успела рассмотреть и переварить шляпу:

— Будьте добры, пройдите в кабинет.

Ева прошла через приемную, где, конечно же, стоял стол с журналами, и постучала во внутреннюю дверь.

— Ева, милочка! — воскликнула мисс Кларксон, едва она вошла. — Даже не знаю, как сказать тебе, но я просмотрела все мои книги, и ничего нет, ничего подходящего! Ни единого места, которое тебе подошло бы. Что делать, что делать!

— Ничего, Кларки.

— Но…

— Я пришла узнать про Синтию. Как она? Мисс Кларксон вздохнула.

— Бедная девочка все еще в ужасном состоянии. И неудивительно! О муже никаких известий. Он ее бросил.

— Бедняжечка! Можно ее повидать?

— Пока нет. Я уговорила ее съездить дня на два в Брайтон. Надеюсь, морской воздух ее подбодрит. Во всяком случае, это лучше, чем чахнуть в номере лондонского отеля. Она уезжает одиннадцатичасовым поездом. Я передала ей привет от тебя, и она была очень признательна, что ты не забыла вашей дружбы и сочувствуешь ее горю.

— Так я напишу ей. Где она остановится?

— Ее брайтонского адреса я не знаю, но, полагаю, можно написать на отель «Кадоган», оттуда перешлют. Думаю, милочка, она будет рада получить весточку от тебя.

Ева с грустью поглядела на благодарности в рамках, украшавшие стены. Она была не склонна поддаваться унынию, но день выдался на редкость скверным, и всех ее лучших подруг преследовали беды.

— Кларки! — сказала она. — Сколько в мире всяких несчастий!

— Да, да! — вздохнула мисс Кларксон, большая специалистка по несчастьям.

— Все лошади, на которых ставишь, приходят шестыми, а все девочки, с которыми дружишь, попадают в такое жуткое положение! Бедная Филлис! Разве вам ее не жалко?

— Но ведь муж любит ее преданно, не так ли?

— Да, но у них совсем нет денег, а вы помните, какой богатой она была в школе. Конечно, может показаться странным, что я жалею тех, у кого нет денег. Но почему-то чужое безденежье мне всегда кажется куда хуже моего. Особенно если это старушка Фил: она ведь совсем для этого не приспособлена. Я-то привыкла всю жизнь обходиться без денег. Мой бедный папочка словно бы постоянно спешил наперегонки со временем дописать статью, а в дверь скреблись кредиторы. — Ева засмеялась, но на ее глаза навернулись слезы. — Он же был прелесть, правда? Отдал меня в такую дорогую школу, как Уэйленд-хаус, хотя у самого часто денег даже на табак не хватало, у бедняжки. Наверное, он и плату в школу задерживал?

— Что же, милочка, я, конечно, была только учительницей и к финансовым делам никакого отношения не имела, но действительно иногда слышала…

— Бедный милый папочка! Знаете, одно из моих детских воспоминаний… Мне тогда было не больше десяти. В дверь звонят, а папа, как морской лев, ныряет под диван, высовывает наружу голову и заклинает меня хриплым шепотом крепости не сдавать. Открываю дверь и вижу взбешенного мужчину с синим листом бумаги в руке. Я лепечу что-то так наивно и так мило, что он не только уходит совсем успокоившись, но еще гладит меня по головке и дарит мне пенни. А когда я заперла дверь, папа вылез из-под дивана и подарил мне двухпенсовик, так что всего получилось три пенса — недурная работа для одного утра. На них в лавочке дальше по улице я купила папе брильянтовое кольцо. То есть я думала, что оно брильянтовое, но, конечно, они могли меня и надуть — я же была так молода!

— У тебя была трудная жизнь, милочка.

— Да, но зато веселая! Я бы ни единой ее минуты ни на что не променяла. К тому же отнести меня к одной десятой части населения, живущей за чертой бедности, все-таки нельзя. Дядя Томас оставил мне сто пятьдесят фунтов годовых, и, к счастью, капитала я тронуть не могу. И если бы в мире не существовало шляп и надежных ставок, я бы как сыр в масле каталась… Но я не буду больше отнимать у вас время, Кларки, дорогая моя. Приемная, конечно, набита герцогами, которым требуются кухарки, и кухарками, которым требуются герцоги, — и все они ерзают и гадают, долго ли еще вы будете томить их ожиданием. До свидания, родная.

И, нежно чмокнув мисс Кларксон, а потом поправив шляпу, которую материнские объятия последней сдвинули несколько набекрень, Ева вышла и затворила за собой дверь.

4. Тягостная сцена в клубе «Трутней»

Тем временем в клубе «Трутней» разыгрывалась довольно тягостная сцена. Псмит, скрывшись от дождя в подъезде, направился в умывальную, где несколько секунд с интересом изучал свои черты в зеркале, а затем пригладил волосы и с великой тщательностью почистил костюм. После чего заглянул в гардероб за цилиндром. Когда он вошел туда, гардеробщик посмотрел на него с видом человека, которого точит страшное сомнение.

— Мистер Уолдервик сию минуту был здесь, сэр, — сообщил он.

— Ну и…? — осведомился Псмит с легким интересом. — Энергичная, деятельная душа, наш товарищ Уолдервик. Всегда он где-нибудь. То здесь, то там.

— Он про свой зонтик спрашивал, — добавил гардеробщик с некоторой холодностью.

— Неужели? Спрашивал про свой зонтик, э?

— И большой шум поднял, сэр, очень большой.

— И правильно сделал, — одобрительно сказал Псмит. — Настоящий мужчина любит свой зонтик.

— Так что мне пришлось объяснить, что зонтик взяли вы, сэр.

— Иного я и не пожелал бы, — сердечно поддержал его Псмит. — Дух полной откровенности — что может быть лучше? Между вами и товарищем Уолдервиком нет места недомолвкам и уклонениям от истины. Пусть все будет честно и без уверток.

— Он словно бы очень расстроился, сэр. И пошел вас искать.

— Я всегда рад случаю побеседовать с товарищем Уолдервиком, — сказал Псмит. — Всегда!

Он покинул гардероб и направился в вестибюль, где попросил швейцара найти ему такси. Когда такси остановилось перед подъездом, он спустился по ступенькам и уже открыл дверцу, как вдруг у него в тылу раздался хриплый вопль, и из дверей, весь розовый от возмущения, стремительно выкатился юноша и громко крикнул:

— Эй! Стой! Смит! Черт возьми!

Псмит забрался в такси и благожелательно посмотрел на новоприбывшего.

— Това-арищ Уолдервик! — сказал он. — Что нас гнетет?

— Где мой зонт? — вопросил розовый. — Гардеробщик говорит, что вы взяли мой зонт. Шутки шутками, но это же чертовски хороший зонт.

— Бесспорно, бесспорно! — душевно согласился Псмит. — Возможно, вам будет небезынтересно узнать, что я выбрал его как единственно возможный из множества конкурентов. Боюсь, товарищ Уолдервик, в этот клуб проникла всякая шушера. Вы с вашей чистой возвышенной душой и представить себе не можете веют гнусность некоторых зонтов, которые мне пришлось проинспектировать в гардеробе.

— Где он?

— Гардероб? Когда войдете в парадную дверь, поверните налево и…

— Мой зонт, черт возьми! Где мой зонт?

— Тут, увы, — произнес Псмит с оттенком мужественного сожаления в голосе, — я вам ничем помочь не могу. Я отдал его одной молодой даме на улице. И где она в настоящий момент, я не знаю.

Розовый юноша слегка пошатнулся.

— Вы отдали мой зонт какой-то девчонке?

— Весьма неудачное определение. Вы не стали бы говорить о ней в столь небрежной манере, если бы видели ее. Товарищ Уолдервик, она изумительна! Я простой, прямой, грубый человек и, как правило, нежных эмоций не жалую, но откровенно признаюсь, что она затронула во мне струну, которая звучит редко. Она преисполнила восторгом мое старое потрепанное сердце, товарищ Уолдервик. Других слов нет. Преисполнила восторгом!

— Но, черт возьми!…

Псмит протянул длинную руку и отечески положил ладонь на плечо своего собеседника.

— Будьте мужественны, товарищ Уолдервик! — сказал он. — Посмотрите в лицо случившемуся как подобает мужчине! Мне грустно, что я послужил орудием лишения вас превосходного зонта, но, как вы не замедлите понять, иного выхода у меня не было. Лил дождь. Она стояла вон там, в отчаянии сжимаясь в комочек под маркизой этой лавочки. Ей необходимо было покинуть убежище, но влага ждала в засаде, чтобы погубить ее шляпу. Что оставалось мне? Что оставалось любому мужчине, достойному называться мужчиной, как не спуститься в гардероб, не слямзить лучший зонт из наличествующих там и не отнести его ей? Ваш был неоспоримо лучшим. Другие не годились ему и в подметки. Я отдал ей ваш зонт, и она удалилась, вновь обретя счастье. Это объяснение, — продолжал Псмит, — я убежден, заметно утишит вашу вполне понятную печаль. Вы лишились зонта, товарищ Уолдервик, но ради какого святого дела! Ради какого дела, товарищ Уолдервик! С этих пор вы сравнялись с сэром Филиппом Сиднеем, который, умирая на поле брани, отдал последний глоток воды из своей фляжки умирающему же солдату, и с сэром Уолтером Рэли. Последний, пожалуй, больше отвечает случаю как историческая параллель. Он разостлал на луже драгоценный плащ, дабы королева не промочила ног, а вы — через посредника — пожертвовали зонт, чтобы спасти шляпу девушки. Потомки будут гордиться вами, товарищ Уолдервик! Я буду весьма удивлен, если о вас не станут слагать песни и легенды. В грядущие века детишки будут льнуть к коленям деда, умоляя: «Дедушка, расскажи нам, как великий Уолдервик потерял свой зонтик!» И он расскажет, и дети, выслушав, станут лучше, глубже, шире… Но, как вижу, шофер уже включил счетчик, и, боюсь, я вынужден прервать наш приятный разговор, который лично мне доставил огромное удовольствие. Поезжайте, — сказал он таксисту. — Мне нужно Международное бюро по найму Ады Кларксон на Шафтсбери-авеню.

Такси тронулось. Высокородный Хьюго Уолдервик, послав ему вслед страстный взгляд, почувствовал, что промок насквозь, и вернулся в клуб.

Прибыв по указанному адресу, Псмит расплатился, поднялся по ступенькам и деликатно постучал согнутым пальцем в матовое стекло Справочной.

— Дорогая мисс Кларксон, — начал он галантно, едва окошко отворилось, — не могли бы вы уделить мне несколько минут вашего драгоценного времени…

— Мисс Кларксон занята.

Псмит вдумчиво посмотрел на нее в монокль.

— Так вы не мисс Кларксон?

Справочная ответила, что нет.

— В таком случае, — сказал Псмит, — произошло недоразумение, и в нем, — добавил он тепло, — повинен я. Так, может быть, мне будет дано увидеть ее не в столь отдаленном будущем? Когда я понадоблюсь, вы найдете меня в приемной.

Он вошел в приемную, взял со стола журнал и устроился поудобнее с повестью в «Рассказах для девочек» (январский номер за 1919 год), поскольку бюро по найму, как и дантисты, предпочитают литературу многолетней выдержки. Он углубился в чтение, но тут из кабинета вышла Ева.

5. Псмит ищет применения своим услугам

При ее появлении Псмит учтиво встал.

— Моя дорогая мисс Кларксон, — сказал он, — не могли бы вы уделить мне несколько минут вашего драгоценного времени…

— Боже мой! — сказала Ева. — Как странно!

— Поразительное совпадение, — согласился Псмит.

— Вы не дали мне времени поблагодарить вас за зонтик, — сказала Ева с упреком. — Наверное, вы сочли меня ужасно грубой. Но я так растерялась…

— Моя дорогая мисс Кларксон, прошу вас, не надо…

— Но почему вы меня так называете?

— Так вы тоже не мисс Кларксон?

— Конечно нет.

— В таком случае, — объявил Псмит, — я буду вынужден начать мои поиски заново. Эти непрерывные осечки мучительны для пылкого духа. Быть может, вы — юная новобрачная и пришли нанять свою первую в жизни кухарку?

— Нет. Я не замужем.

— Отлично!

Еву такая ничем не прикрытая радость несколько смутила. Наступила пауза, и тут же в приемную деловито заглянула Справочная.

— Мисс Кларксон вас ждет, сэр.

— Оставьте нас, — произнес Псмит, величественно махнув рукой. — Нам благоугодно пребыть одним.

Справочная вытаращила глаза, но, усмиренная его властностью и общим великолепием вида, молча удалилась.

— Наверно, — сказала Ева, поворачивая в руке зонт, — мне следует вернуть его вам. — Она поглядела на слезящееся окно. — Но ведь дождь еще не кончился…

— Льет как из ведра, — подтвердил Псмит.

— Так, может быть, вы позволите мне оставить его у себя до вечера?

— От всего сердца.

— Огромное спасибо. Вечером я его вам пришлю, если вы скажете мне свою фамилию и адрес.

Псмит отрицательно покачал головой.

— Нет, нет. Если он вам может пригодиться, надеюсь, вы будете видеть в нем подарок.

— Подарок!

— Преподношение, — объяснил Псмит.

— Но не могу же я принимать в подарок дорогие зонты! Куда мне его отослать?

— Ну, если вы настаиваете, то можете отослать его высокородному Хьюго Уолдервику в клуб «Трутней» на Дувр-стрит. Но, право же, это лишнее!

— Я не забуду. И еще раз благодарю вас, мистер Уолдервик.

— Почему вы меня так называете?

— Но… вы же сказали…

— А-а! Понимаю! Некоторая путаница в понятиях. Нет, я не мистер Уолдервик. И, между нами говоря, очень этому рад. Интеллект у него ниже третьего разряда. Товарищ Уолдервик всего лишь тот, кому принадлежит этот зонт.

Ева вытаращила глаза.

— Как? Вы дали мне чужой зонт?

— К сожалению, свой я утром оставил дома.

— В жизни ничего подобного не слышала!

— Всего лишь социализм в действии. Другие удовлетворяются разговорами о перераспределении собственности. А я беру ее и перераспределяю.

— Но ведь он же страшно рассердится, когда увидит, что зонтика нет?

— Уже увидел. И его восторг был просто трогателен. Я объяснил ему обстоятельства, и он весьма обрадовался, что мог оказать вам услугу.

Дверь открылась, и на этот раз в приемную вошла мисс Кларксон собственной персоной. Объяснения Справочной по переговорной трубке были какими-то путаными и не удовлетворили ее, а потому она вышла выяснить сама, почему механизм ее бюро застопорился.

— Мне пора, — едва увидев ее, сказала Ева. — Я помешала.

— Очень хорошо, милочка, что ты еще здесь! — воскликнула мисс Кларксон. — Я еще раз просмотрела книги, и оказалось, что одно незанятое место есть. Няни, — пояснила мисс Кларксон чуть виноватым тоном.

— Нет, нет, ничего не нужно, — сказала Ева. — Но все равно спасибо.

Она дружески улыбнулась владелице бюро, одарила Псмита, когда он открыл перед ней дверь, другой улыбкой и ушла. Псмит задумчиво отошел от двери.

— Эта молодая дама — няня? — осведомился он.

— Вам требуется няня? — спросила мисс Кларксон, тотчас преображаясь в деловую женщину.

— Мне требуется эта няня, — категорически ответил Псмит.

— Она чудесная девушка, — горячо сказала мисс Кларксон. — Никого я бы с такой уверенностью не рекомендовала, как ее. Она — мисс Халлидей, дочь очень талантливого, но своеобразного писателя, который скончался несколько лет назад. Я могу тем более ручаться за мисс Халлидей, что долгие годы была наставницей в Уэйленд-хаусе, где она училась. это прелестная, добрая, порывистая девушка… Но вряд ли нам все это интересно.

— Напротив, — сообщил Псмит. — Готов слушать часами. Вы случайно напали на мою любимую тему.

Мисс Кларксон посмотрела на него с некоторым сомнением и решила сменить любимую тему своего посетителя на деловую.

— Быть может, сказав, что вам требуется няня, вы подразумевали больничную сиделку?

— Мои друзья иногда высказывали такое предположение.

— Мисс Халлидей, разумеется, имеет больше опыта как гувернантка…

— Гувернантка тоже в самый раз, — сказал Псмит.

У мисс Кларксон возникло ощущение, что она чего-то не понимает.

— Сколько лет вашим детям, сэр? — осведомилась она.

— Боюсь, — сказал Псмит, — вы заглядываете в конец второго тома. А этот роман едва начался.

— Извините, — произнесла мисс Кларксон уже в полном тумане. — Мне не совсем ясно. Что, собственно, вам требуется?

Псмит стряхнул пушинку с рукава.

— Место, — сказал он.

— Место! — повторила мисс Кларксон, и ее голос сорвался на писк.

Псмит поднял брови.

— Вы словно бы удивлены? Но разве это не ярмарка мест?

— Да, это бюро по найму, — вынуждена была признаться мисс Кларксон.

— Я знал это! Знал! — сказал Псмит. — Что-то словно открыло мне тайну. Возможно, вывеска «Бюро по найму» над дверью. А эти благодарности в рамочках убедили бы и заядлого скептика. Да, мисс Кларксон, мне требуется место, и почему-то я чувствую, что вы — та женщина, которая найдет мне его. Я поместил в газетах объявление, выражая готовность взяться за любую работу, но с тех пор у меня возникли некоторые сомнения. Насколько это такой уж верный путь к богатству и славе. В любом случае имеет смысл атаковать необъятный мир и с другой стороны, а потому я пришел к вам.

— Извините меня, но, право же, мне это кажется крайне странным!

— Но почему? Я молод, полон сил и не имею никаких средств к существованию.

— Но ваш… э… ваш костюм…

Псмит не без самодовольства скосил глаза на безупречно сидящий жилет и стряхнул с рукава пылинку.

— Вы считаете, что я одет элегантно? — сказал он. — Вы находите меня щеголеватым? Но подумайте, мисс Кларксон! Тот, кто хочет найти место в условиях нынешней ожесточенной конкуренции, должен быть одет аккуратно и прилично. Наниматели косо смотрят на мешковатые брюки. Модный жилет для них значит больше честного сердца. Эта безупречная складка была сотворена при помощи матраса, на котором я лихорадочно метался всю ночь у себя на чердаке.

— Нет, я не могу вам поверить.

— Умоляю, не говорите так!

— Вы действительно хотите, чтобы я нашла вам работу?

— Я предпочитаю термин «место». Мисс Кларксон достала блокнот.

— Если вы не в шутку…

— Уверяю вас, я совершенно серьезен. Весь мой капитал в денежном исчислении составляет десять фунтов.

— Тогда, может быть, вы скажете мне вашу фамилию?

— А! Первый шаг сделан. Моя фамилия Псмит. — Пе-Смит. «Пе» немое.

— Псмит?

— Псмит.

Мисс Кларксон несколько секунд размышляла над этим, храня почти скорбное молчание, затем вновь подхватила выскальзывающие из ее рук бразды правления.

— Мне кажется, — сказала она, — вам следует сообщить мне некоторые сведения о себе.

— С превеликим удовольствием, — горячо отозвался Псмит. — Я всегда готов… нет, исполнен желания поделиться историей моей жизни, но в наш торопливый век мне редко идут навстречу. Начнем же с начала. Мои младенческие годы. Когда я был еще малое дитя, нянька подкупила шестипенсовиком мою старшую сестру присмотреть, чтобы я не учинил содома и гоморры. К концу дня сестрица потребовала шиллинг и получила его. Теперь мы переходим к моему детству. В нежном возрасте меня отправили в Итон, и все предсказывали мне блистательную карьеру. Ах, мисс Кларксон, это были счастливые дни! Веселый, смеющийся мальчуган, кудрявый, с солнечной улыбкой — не будет преувеличением сказать, что я стал всеобщим любимцем. О, эти старинные стены… Но я вас утомляю, я вижу по вашим глазам…

— Нет, нет! — возразила мисс Кларксон. — Просто… Я ведь спросила, в какой области вы имеете опыт… Собственно, какая работа…

— Место.

— Какое место вам подошло бы?

— В широком смысле слова, — ответил Псмит, — любой пост, адекватно оплачиваемый, который не имеет никакого отношения к рыбе.

— К рыбе! — с дрожью в голосе произнесла мисс Кларксон, вновь теряя бразды. — Но почему к рыбе?

— А потому, дражайшая мисс Кларксон, что до этого утра моя жизнь была повязана с торговлей рыбой, и душа моя восстала.

— Вы торговали рыбой? — пискнула мисс Кларксон, завороженно глядя на безупречные складки его брюк.

— Это не мой рабочий костюм, — объяснил Псмит, проследив и правильно истолковав ее взгляд. — Да, вследствие финансового краха, постигшего мою ветвь нашего рода, я до нынешнего утра служил на посылках у дяди, который, к несчастью, является Монархом Макрелей или Султаном Сардин, или как там еще именуют магнатов коммерции, которые держат за горло рыбный рынок. Он потребовал, чтобы я изучил рыбное дело с самого низа, без сомнения теша себя мыслью, что я последую по его стопам и в конце концов достигну положения Повелителя Палтусов. Увы! Он был слишком оптимистичен. Сбыться этому не было суждено! — произнес Псмит с торжественной скорбью, устремляя на мисс Кларксон совиный взгляд сквозь монокль.

— Нет? — сказала мисс Кларксон.

— Нет. Вчера вечером я был вынужден поставить его в известность, что рыбное дело почтенно, но мне не подходит и что я намерен навеки расторгнуть связь с фирмой. Могу сразу же сказать, что последовало нечто вроде землетрясения. Жестокие слова. — Псмит вздохнул. — Черные взгляды. Непристойная перепалка. И в заключение мой дядя умыл руки, стряхнул мой прах со своих ног и выгнал меня в широкий мир. Чем и объясняется мое желание найти какое-нибудь занятие. Мой дядя отвратил от меня свой лик раз и навсегда, мисс Кларксон.

— Боже мой, — сочувственно произнесла владелица бюро по найму.

— Да. Он суровый человек и ближних своих судит исключительно по их преданности рыбе. В жизни не встречал другого человека, настолько поглощенного чем-то одним. Уже много лет он буквально помешан на рыбе. Настолько, что и сам теперь почти не отличим от рыбы. Словно бы он занялся самовнушением и постоянно повторял про себя: «Каждый день во всех отношениях я становлюсь все больше и больше похожим на рыбу». Теперь даже самые близкие друзья не могут решить, кого он больше напоминает — треску или окуня… Но я вновь утомил вас этими семейными тайнами?

Он внезапно бросил на мисс Кларксон такой пронизывающий взгляд, что она вздрогнула.

— Нет, нет! — воскликнула она.

— Вы утишили мою тревогу. Я вполне отдаю себе отчет, что, разрабатывая тему рыбы, способен более чем наскучить моим слушателям. Но энтузиазм, вызываемый рыбой, остается для меня непостижимым. Мой дядя говорил о хорошем улове сардин в Корнуолле с тем же трепетным благоговением, с какой ищущий прихода благомыслящий молодой священник говорит о несравненной духовности своего епископа. Для меня же, мисс Кларксон, рыбная торговля с первого дня стала тем, что я могу описать лишь как полное фиаско. Она угнетала лучшее во мне. Возмущала все мои фибры. Мне приходилось вставать и вкушать незатейливый завтрак в четыре часа утра, а затем отправляться на Биллингсгейтский рынок и несколько часов стоять по колено в дохлой рыбе всевозможной величины и вида. Без сомнения, чудная жизнь для кошки, но слишком уж забористая для одного из шропширских Псмитов. Моя натура, мисс Кларксон, поэтична, утонченна. Я люблю быть в окружении радости и жизни, а что может быть безрадостнее и безжизненнее, чем дохлая рыбина? Помножьте эту дохлую рыбину на миллион, и вы получите среду обитания, которую, не содрогнувшись, мог бы созерцать лишь Данте. Мой дядя твердил мне, что определить свежесть рыбы можно, поглядев ей в глаза. Так мог ли я провести весну жизни, глядя в глаза дохлых рыбин? Нет! — Он встал. — Ну, не буду больше вас задерживать. Благодарю вас и неизменную любезность и внимание, с какими вы меня выслушали. Теперь вы поняли, почему мои таланты выброшены на рынок и почему я вынужден прямо оговаривать, что места, так или иначе связанные с рыбой, рассматриваться не будут. Я убежден, что в самом ближайшем будущем вы найдете для меня что-то особенно хорошее.

— Право не знаю, могу ли я обещать это, мистер Псмит.

— «Пе» немое, — напомнил он ей. — Да, кстати, — продолжал он, остановившись в дверях. — Еще один пустячок, и я уйду. Пока я ждал, чтобы вы освободились, я прочел в «Рассказах для девочек» за январь тысяча девятьсот девятнадцатого года часть романа с продолжением. Поиски следующих номеров оказались бесплодными. Называется он «Ставка — ее честь», автор — Джейн Эммелина Мосс. Вы случайно не таете, чем все это кончилось? Узнал ли лорд Юстас, после того как обнаружил в полночь Клариссу в спальне сэра Джаспера, что она проникла туда, только чтобы отыскать и изъять неосторожные письма своей задушевной подруги? Вы не таете? Этого я и опасался. Ну, всего хорошего, мисс Кларк-сон, всего хорошего. Я оставляю свое будущее в ваших руках с легким сердцем.

— Конечно, я приложу все старания…

— А что, — задушевно сказал Псмит, — что может быть плодотворней всех стараний мисс Кларксон?

Он мягко затворил за собой дверь и начал спускаться по ступенькам. Но, сообразив, что может сделать доброе дело, остановился, постучал в окошечко Справочной и просиял благожелательной улыбкой, когда в нем возникла ее коротко остриженная голова.

— Говорят, — сказал он, — что сегодня в Бирмингеме в четвертом заезде надо ставить на Герань. Ручаться за точность этих сведений не могу, но тем не менее… До свидания.

6. Лорд Эмсуорт знакомится с поэтом

I

Когда Псмит вышел на улицу, дождь кончился и уже сияло солнце с тем полунахальным-полувиноватым видом, который оно принимает, вновь появляясь после летнего ливня. Мостовые и тротуары весело блестели, а в воздухе веяла приятная свежесть. На углу он остановился, взвешивая, как провести ближайший час и двадцать минут — до истечения этого срока садиться за второй завтрак было бы слишком рано. То обстоятельство, что до редакции «Морнинг глоб» можно было не спеша дойти за несколько минут, подсказало ему решение направиться туда и узнать, принесла ли первая почта какие-нибудь ответы на его объявление. И затраченные им усилия были вскоре вознаграждены, когда ящик номер 365, будучи открыт, предложил ему немало материала для чтения. В целом не менее семи конвертов. Неплохая охота.

Однако то, что на первый взгляд выглядело достохвальным взрывом предприимчивости среди любителей газетного чтения, при ближайшем рассмотрении, когда он удалился с конвертами в тихий уголок, оказалось пустой иллюзией. Хотя в определенном смысле послания эти свидетельствовали о предприимчивости — и бесспорно указывали на изобретательность и деловую хватку их авторов, — для Псмита они явились горьким разочарованием. Он ожидал чего-нибудь получше. Не для того он заплатил солидную сумму, чтобы получать такие письма. Они били исключительно мимо. В них, по его мнению, отсутствовал требуемый дух.

Первый конверт, как ни привлекателен был он внешне — дорогой и украшенный довольно-таки поразительным гербом, — содержал лишь любезное предложение некоего мистера Алистера Макдугалла ссудить его любой суммой от десяти до пятидесяти тысяч фунтов только под расписку. Второй конверт обрадовал его таким же предложением от еще одного шотландца, Колина Макдональда. В третьем мистер Иан Кемпбелл готов был расщедриться на сто тысяч. Все три филантропа ставили только одно условие — с несовершеннолетними они дела иметь не желали. Юность, несмотря на весь ее блеск и великолепие, их не влекла. Однако они сердечно уговаривали Псмита — если он уже отпраздновал свой двадцать первый день рождения — посетить их контору и забрать мешок банкнот.

Сохраняя благоразумие под сыплющимися на него богатствами, Псмит бросил эти три письма в мусорную корзинку и вскрыл следующее. Конверт был пухлый и содержал брошюру, озаглавленную: «Сей же Ночью Душа Твоя Будет Исторгнута Из Тебя», а номер пятый, по странному совпадению, оказался рекламным проспектом предприимчивой фирмы гробовщиков, которые предлагали похоронить его за восемь фунтов десять шиллингов. Номер шестой, также печатный, содержал манифест некоего Говарда Хилла из Нью-маркета, требовавший, чтобы он незамедлительно выписал «Хилловских трех лошадей», специальный выпуск, без которого («Кто, — вопрошал мистер Хилл дюймовым шрифтом, — указал вам Уиббли-Уоба на розыгрыше Юбилейного Кубка?») нельзя было и надеяться нагреть букмекеров.

Псмит и это предложение отправил в корзинку вслед за остальными, хотя тем самым изобличил в себе такое же отсутствие предприимчивости, какое оплакивал у широкой публики. Оставался только номер седьмой, и в душе Псмита замерцала надежда — адрес был написан от руки, а не напечатан на машинке. Он вскрыл конверт.

Да, без сомнения, он нечаянно отложил единственный выигрышный билет напоследок. Это письмо искупало все предыдущие разочарования.

Каракули, видимо выводившиеся взволнованной рукой, гласили:

«Если Р. Псмит встретит пишущего в вестибюле отеля „Пикадилли палас“ ровно в двенадцать в пятницу 1-го июля, может выйти дело, если речь идет о деле и условия приемлемы. Р. Псмит придет с розовой хризантемой в петлице и скажет пишущему: „Завтра в Нортумберленде будет дождь“, на что пишущий ответит: „Полезно для урожая“. Просьба быть пунктуальным».

Когда Псмит прочел послание во второй раз, на его серьезном лице заиграла улыбка. Оно куда больше отвечало его ожиданиям. Хотя самый близкий его друг, Майк Джексон, был довольно заурядным молодым человеком, вкусы Псмита, когда он искал чьего-то общества, как правило, влекли его к странностям и чудачествам. Он предпочитал эксцентричную часть рода человеческого. А «пишущий», судя по этой эпистоле, мог в смысле эксцентричности удовлетворить самый взыскательный вкус. Окажется ли этот многообещающий индивид любителем шуток или же маньяком — значения не имело: Псмит полагал, что останавливаться на полдороге не следует. Кем бы ни был «пишущий», его общество позволит весело скоротать время до второго завтрака. Псмит поглядел на часы. Без четверти двенадцать. Да, у него хватит времени разжиться необходимой хризантемой и добраться до «Пикадилли паласа» ровно в двенадцать, таким образом проявив пунктуальность, которой неведомый «пишущий», видимо, придавал особое значение.

Только когда по дороге к месту встречи Псмит вошел в цветочный магазин, у него забрезжило подозрение, что приключение это имеет свои минусы. Первым минусом оказалась хризантема. Увлекшись посланием в целом, Псмит, читая его, не осознал, какой именно цветок ему предстояло вдеть в петлицу. Но когда в ответ на изъявленное им желание обзавестись хризантемой цветочница двинулась к нему, почти скрытая, точно войско под Дунсинаном, за чем-то вроде пышного куста, он понял, что ему предстоит, — ему, ценителю строгой и элегантной манеры одеваться.

— Это что, хризантема?

— Да, сэр. Розовая хризантема.

— Одна?!

— Да, сэр. Одна розовая хризантема.

Псмит неодобрительно оглядел в монокль омерзительное чудище. Затем, продернув его в петлицу, он продолжил путь, ощущая себя лесным зверем, выглядывающим из чащи. Непотребный бурьян испортил ему остаток прогулки.

Когда же он вошел в вестибюль отеля, то обнаружил новый камень преткновения. Вестибюль, по обыкновению, кишел людьми, поскольку это было признанное место встреч всех тех, кто по той или иной причине не мог отправиться дальше на восток к традиционному рандеву лондонцев под часами у станции метро «Чаринг-Кросс», а «пишущий», дав указания, как Псмиту следует украсить свою внешность, беззаботно забыл упомянуть, по каким признакам можно будет узнать его самого. Пустоголовый и необстоятельный заговорщик, решил Псмит.

Наиболее разумным ему представлялось занять место как можно ближе к центру вестибюля и ждать, пока «пишущий», подманенный на хризантему, не подойдет к нему сам и не предпримет чего-нибудь. Так Псмит и поступил, но, когда за десять минут ничего не произошло, кроме столкновений с куда-то спешащими посетителями отеля, он перешел к более активным действиям. Возле него уже пять минут стоял молодой человек спортивного вида, и все чаще этот молодой человек с некоторым нетерпением посматривал на часы. Он явно кого-то ждал, и Псмит испробовал на нем магическую формулу.

— Завтра, — сказал Псмит, — в Нортумберленде будет дождь.

Молодой человек посмотрел на него не без интереса, но и глазах его не вспыхнул огонек узнавания, который надеялся увидеть Псмит.

— Что? — ответил он.

— Завтра в Нортумберленде будет дождь.

— Спасибо, Нострадамус, — сказал молодой человек. — Весьма и весьма приятное известие. А может быть, заодно предскажете и победителя Гудвудских скачек?

И он тут же быстрым шагом удалился, чтобы перехватить молодую женщину в большой шляпе, только что вышедшую из вращающейся двери. Псмит был вынужден заключить, что этот был не тем, и немного пожалел: его недавний собеседник производил самое благоприятное впечатление.

Поскольку Псмит занял стационарную позицию, а население вестибюля находилось практически в непрерывном движении, рядом с ним все время оказывался кто-то новый, и теперь он решил обратиться к индивиду, которого очередная перетасовка поставила бок о бок с ним. По виду — душа нараспашку в цветастом жилете, в белой шляпе и с пятнистой физиономией. Именно такой человек и мог написать такое письмо.

Метеорологическое замечание Псмита произвело на этого индивида мгновенное действие. Когда он обернулся, его чисто выбритое лицо уже излучало свет радостного дружелюбия. Он ухватил руку Псмита и потряс ее с восхищенной сердечностью. У него был вид человека, который нашел друга, причем старинного друга. Лицо его сияло восторгом влюбленных, воссоединившихся в конце тяжелого пути.

— Старина! — вскричал он. — Я уже пять минут жду, чтобы вы заговорили. Знал, что мы уже встречались, но не мог припомнить где. Лицо, естественно, до чертиков знакомое. Ну, ну, ну! И как они все?

— Кто? — учтиво осведомился Псмит.

— Ну-у, все ребята, дорогой мой.

— А, ребята?

— Милые наши ребята, — внес уточнение его собеседник и хлопнул Псмита по плечу. — Вот были денечки, а?

— Какие? — спросил Псмит.

— Ну, те, которые мы проводили вместе.

— Ах, те! — сказал Псмит.

Казалось, бурная радость индивида в белой шляпе чуть-чуть омрачилась, словно туча начала наползать на летнее небо. Но он еще крепился.

— Только подумать, что мы вот так встретились!

— Мир тесен, — согласился Псмит.

— Я бы позвал вас выпить, — сказал душа нараспашку с тем легким напряжением, которое овладевает человеком, когда он добирается до сути дела, — но только мой идиот-камердинер забыл утром подать мне бумажник! Дьявольская небрежность. Придется его уволить.

— Да, досадно, — заметил Псмит.

— Эх, если бы я мог вас угостить, — вздохнул тот горестно.

— Нет в языке тоскливей слов, чем «быть могло, но не сбылось!», — вздохнул Псмит.

— А знаете что, — сказал душа нараспашку, вдруг возрадовавшись, — одолжите мне пятерку, старина. Наилучший выход из затруднения. А вечером, когда я вернусь домой, я пришлю ее вам в отель или куда скажете.

На губах Псмита заиграла ласковая печальная улыбка.

— Оставь меня, товарищ, — прожурчал он.

— А?

— Проходи, проходи, старый друг.

Оживление на лице его собеседника сменилось покорностью судьбе.

— Не вышло? — Нет.

— Ну, так ведь попробовать никому не возбраняется, — заметил владелец белой шляпы.

— Отнюдь, отнюдь.

— Видите ли, — доверительно сказал душа уже не нараспашку, — с этим моноклем вы таким ослом выглядите, что удержаться никак невозможно.

— Да-да, я понимаю, что никак.

— Извините за беспокойство.

— Ничего, пожалуйста.

Белая шляпа исчезла за вращающейся дверью, а Псмит вернулся к своим поискам и воззвал к пожилому мужчине в табачного цвета костюме, который как раз оказался в радиусе слышимости.

— Завтра в Нортумберленде будет дождь!

Тот вопросительно прищурился на него.

— Э? — сказал он.

Псмит повторил свое сообщение.

— А? — сказал тот.

Псмит начинал утрачивать невозмутимое спокойствие, которое придавало ему такую внушительность в глазах общества. Он не учел возможности, что объект его розысков окажется туг на ухо. Еще один камень преткновения. Он отошел, но тут ему на локоть легла рука.

Псмит оглянулся. Рука, все еще цепляющаяся за его локоть, принадлежала элегантно одетому молодому человеку, в котором проглядывало что-то нервное и даже лихорадочное. Неся свой дозор, Псмит успел заметить этого молодого человека, стоявшего довольно близко, и даже подумывал, не включить ли и его в ряды новых друзей, приобретенных за это утро.

— Послушайте! — сказал молодой человек напряженным шепотом. — Я не ослышался, вы правда сказали, что в Нортумберленде завтра будет дождь?

— Если, — ответил Псмит, — вы находились в пределах десятка ярдов от того места, где я беседовал с мелькнувшим здесь глухим тетеревом, то, возможно, вы и не ослышались.

— Полезно для урожая, — сказал молодой человек. — Пойдемте куда-нибудь, где можно поговорить спокойно.

II

— Так вы Р.Псмит? — сказал молодой человек, когда они обосновались в дальнем углу вестибюля вдали от суетной толпы.

— Он самый.

— Так, черт возьми, вы же жутко опоздали, знаете ли. Я указал, чтобы вы были тут в двенадцать, а сейчас уже двенадцать минут первого.

— Вы ко мне несправедливы, — возразил Псмит. — Я вошел сюда ровно в двенадцать. И с той минуты стоял, как статуя Терпения…

— Как что?

— Не важно, — сказал Псмит.

— Я же попросил вас вдеть в петлицу розовую хризантему, чтобы я мог вас узнать, понимаете?

— Я вдел. Мне кажется, что это обстоятельство бросается в глаза даже самому рассеянному наблюдателю.

— Вот эта штука? — Молодой человек брезгливо посмотрел на цветочное убранство Псмита. — А я думал, это какая-то капуста. Я же имел в виду одну из этих… из таких маленьких, которые носят в петлицах.

— Может быть, гвоздику?

— Гвоздику? Во-во!

Псмит извлек хризантему из петлицы и уронил ее за кресло, с упреком глядя на своего собеседника.

— Если бы, товарищ, вы в школе прилежно изучали ботанику, — сказал он, — сколько мук было бы предотвращено! У меня нет слов описать агонию духа, которую я испытывал, расхаживая по столице позади этой живой изгороди.

Его собеседник не успел испытать приличествующие случаю сочувствие и раскаяние, ибо взглянул на часы и перенес тяжелый шок. Ни на миг в течение своего короткого пребывания в Лондоне Фредди Трипвуд не забывал категорического приказа отца вернуться в Маркет-Бландингс поездом двенадцать пятьдесят. Опоздание сулило множество неприятностей, а их под родительским кровом Фредди старался избегать любой ценой, ибо, подобно благоразумному арестанту, он уповал примерным поведением добиться сокращения срока своего заключения за решетками замка Бландингс.

— Господи! У меня осталось не больше пяти минут. Говорить придется быстро… Ну, про это. Про это дело. Это объявление.

— А, да. Мое объявление. Оно вас заинтересовало?

— Оно без подвоха?

— Разумеется. Мы, Псмиты, не обманываем. Фредди посмотрел на него с сомнением.

— А знаете, вы совсем не такой, как я думал.

— В каком же отношении, — осведомился Псмит, — я не дотягиваю до идеала?

— Не то что не дотягиваете. А… ну, не знаю… Ну, да! Если хотите знать, так я думал, вы окажетесь прожженным типом. Судя по вашему объявлению, вы должны быть совсем на мели и готовы на все, а у вас такой вид, будто вы едете на прием в Букингемский дворец.

— А! — сказал Псмит, узрев свет в конце тоннеля. — В сомнения вас вверг мой костюм. Уже второе такое недоразумение за нынешнее утро. Отгоните дурные предчувствия. Да, эти брюки сидят безупречно, но потому лишь, что карманы их пусты.

— Это правда?

— Слышите, как в них свистит ветер?

— Просто поверить не могу.

— Ну, а если я на минуту приглажу мой цилиндр против ворса? — предупредительно предложил Псмит. — Тогда вам будет легче?

Его собеседник несколько секунд хранил молчание. Хотя он и был в такой спешке, а каждый проходящий миг приближал минуту, когда ему придется прервать их беседу и умчаться на Паддингтонский вокзал, Фредди никак не мог перейти к делу, ради которого находился тут.

— Послушайте! — сказал он наконец. — Мне придется вам довериться, черт побери.

— Вы не могли бы выбрать лучшего пути.

— Значит, так. Мне нужна тысяча фунтов…

— К большому моему сожалению, сам я одолжить ее вам не могу. Я уже был вынужден отказать джентльмену, по его словам — моему старинному другу, в такой пустячной сумме, как пятерка. Но есть милейший обязательнейший благодетель по имени Алистер Макдугалл, который…

— Господи! Вы же не думаете, что я хочу вас подоить?

— Признаюсь, такая мысль мелькнула у меня.

— А, черт, да нет же! Нет, но… Как я уже сказал, мне просто необходимо раздобыть тысячу фунтов.

— Мне тоже, — сказал Псмит. — Два ума, но с единой мыслью. Так что вы намерены по этому поводу предпринять? Сам я, признаюсь добровольно, понятия не имею как. Я ошарашен. Крик несется по банкам и министерствам: «Псмит в тупике!»

— Старик, — сказал Фредди жалобно, — вы не могли бы говорить поменьше, а? У меня только две минуты осталось.

— Прошу прощения. Так продолжайте.

— Чертовски трудно сообразить, как начать. То есть все это получается очень запутанно, пока не объяснишь, что к чему… Послушайте, вы в своем объявлении сказали, что преступление не помеха.

Псмит взвесил эту идею.

— В пределах разумного и при условии, что оно раскрыто не будет, малая толика преступления особых возражений у меня не вызывает.

— Так послушайте… послушайте… так послушайте, — сказал Фредди, — вы не украдете брильянтовое колье моей тети?

Псмит вставил в глаза монокль и наклонился к своему собеседнику.

— Украсть колье вашей тети? — переспросил он снисходительно.

— Да.

— А вы не думаете, что она сочтет это недопустимой вольностью со стороны того, кто даже не был ей представлен?

Что мог бы Фредди ответить на этот критический вопрос, так и останется навеки покрыто мраком неизвестности, ибо в это мгновение, взглянув на часы в двадцатый раз, он обнаружил, что минутная стрелка миновала шестерку и уже приближалась к семерке. Он вскочил с воплем:

— Мне пора! Я опоздаю на этот чертов поезд!

— А тем временем?… — осведомился Псмит.

Знакомая фраза (титр «А тем временем» вспыхивал на экране минимум один раз во всех фильмах, которые довелось увидеть Фредди) на миг вернула его к обсуждаемому делу. Фредди большой ясностью мысли не обладал, но даже он был способен понять, что прерывает переговоры на не вполне удовлетворительной стадии. Тем не менее он должен был успеть на поезд двенадцать пятьдесят.

— Напишите мне, что вы об этом думаете, — пыхтел Фредди, проносясь через вестибюль, как ласточка.

— К несчастью, вы не оставили ни фамилии, ни адреса, — указал Псмит, держась с ним наравне легкой рысцой.

Вопреки спешке, осторожность, вскормленная множеством кинолент, не позволила Фредди сообщить искомые сведения. Выдай свою фамилию, выдай свой адрес — и только Богу известно, чем это кончится.

— Я напишу вам! — крикнул он, делая рывок к такси.

— Буду считать минуты, — отозвался Псмит учтиво.

— Гони! — скомандовал Фредди шоферу.

— Куда? — спросил тот с некоторым на то основанием.

— А? Паддингтонский вокзал.

Такси умчалось, и Псмит с приятным сознанием, что утро прошло не напрасно, несколько секунд задумчиво смотрел ему вслед. Затем, придя к выводу, что администрация того или иного приюта для умалишенных проявила непростительную халатность, он позволил своим мыслям обратиться к благодушному предвкушению второго завтрака. Ибо, хотя он отпраздновал свое освобождение от Биллингсгейтского рынка тем, что встал поздно, а позавтракал еще позднее, он начинал ощущать то призывное сосание под ложечкой, которое есть беззвучный гонг души, призывающий к второму завтраку.

III

Но где получить этот завтрак? Впрочем, этот вопрос недолго его затруднял: он тотчас отверг большие, шумные, переполненные рестораны в окрестностях Пикадилли-Серкус. После утра в обществе Евы Халлидей и молодого человека, который разгуливал по Лондону, прося встречных украсть колье его тетки, необходимо было выбрать место, где он мог бы спокойно посидеть и подумать. Любые блюда, которые ему предстояло вкусить, вкушать следовало в безмятежной, если не сказать монастырской, обстановке, не загрязненной присутствием скрипача-солиста, не щадящего смычка, и оркестра, в лексиконе которого слово «пиано» не значится. Вывод напрашивался сам собой: в каком-нибудь клубе.

Отец Псмита, убежденный завсегдатай клубов, на вершине своего благоденствия записал сына в несколько таких учреждений, и, хотя настали скудные годы, он еще оставался членом шести — во всяком случае, до Нового года и новых взносов. Клубы эти варьировались от «Трутней», заведомо легкомысленного, до «Старейших консерваторов», безупречно чинного. Почти немедленно Псмит пришел к выводу, что этот последний словно бы нарочно создан для его настроения.

Все, кому знаком интерьер «Старейших консерваторов», безоговорочно одобрили бы такой выбор. В Лондоне нет более подходящего приюта для человека, желающего в процессе ублаготворения утробы превосходно приготовленной пищей неторопливо исследовать свою душу. У «Трутней», бесспорно, тоже кормят не дурно, но там Юность справляет вечный карнавал, и размышления серьезного человека, занятого исследованием своей души, в любую секунду могут быть прерваны хлебной горбушкой, метко брошенной остроумцем за соседним столиком. У «Старейших консерваторов» подобные ужасы немыслимы. Клуб «Старейших консерваторов» имеет шесть тысяч сто одиннадцать членов. Некоторые из этих шести тысяч ста одиннадцати более респектабельны, чем другие, но респектабельны они все — от старожилов вроде лорда Эмсуорта, который вступил в клуб в 1888 году, до принятых на последнем заседании правления. Это лысые почтенные мужи, и мнится, что они немедля отбудут в Сити, дабы председательствовать на совещании директоров, или же только что прибыли, посовещавшись на Даунинг-стрит с премьер-министром о возможных результатах приближающихся дополнительных выборов в Малом Уобсли.

С тихим достоинством, искупавшим некоторый излишек молодости, неуместный в этом оплоте зрелой солидности, Псмит поднялся по ступеням, прошествовал сквозь двери, услужливо распахнутые перед ним двумя сановниками в ливреях, и направился в кофейный зал. Там он выбрал столик в центре, заказал простой вкусный завтрак и предался размышлениям о Еве Халлидей. Она, как он признался своему юному другу мистеру Уолдервику, произвела на него неизгладимое впечатление. Он с трудом оторвался от грез наяву, чтобы побороться с бараньей котлетой, но тут в его орбиту вторглось постороннее тело и сильно ударилось о столик. Подняв глаза, он узрел долговязого, тощего, пожилого джентльмена с приятно-рассеянным лицом, который тотчас рассыпался в извинениях.

— Любезный сэр, я крайне сожалею. Надеюсь, я не причинил никакого ущерба?

— Ни малейшего, — учтиво ответил Псмит.

— Дело в том, что я куда-то подевал мое пенсне. А без него я слеп как крот. Не вижу, куда иду.

Видневшийся за плечом пожилого джентльмена мрачного облика молодой человек с длинными растрепанными волосами выразительно покашлял. Он нетерпеливо переминался с ноги на ногу и, казалось, не мог дождаться завершения этого эпизода, чтобы двинуться дальше. Видимо, весьма темпераментный молодой человек. Лицо у него было угрюмо-обиженное.

При звуке кашля пожилой джентльмен рассеянно вздрогнул.

— Э? — сказал он, словно в ответ на какие-то слова. — Да-да, совершенно верно, совершенно верно, мой дорогой. Стоять и болтать не следует, нет, не следует, э? Но я должен был извиниться. Чуть было не опрокинул столик этого джентльмена. Не вижу без пенсне, куда иду. Слеп как крот. Э? Что? Совершенно верно. Совершенно верно.

Он бодро побрел дальше, но лицо его спутника хранило выражение угрюмой отрешенности. Псмит с интересом смотрел им вслед.

— Вы не скажете, — спросил он у официанта, который готовился подкрепить его картофелем, — кто это?

Официант проследил направление его взгляда.

— Молодого джентльмена, сэр, я не знаю. Наверное, гость. А пожилой джентльмен — это граф Эмсуорт. Живет у себя в поместье и в клубе бывает редко. Говорят, очень рассеянный джентльмен. Картофеля, сэр?

— Благодарю вас, — сказал Псмит. Официант отошел, но тут же вернулся.

— Я поглядел в книге записей гостей, сэр. Джентльмена, который завтракает с лордом Эмсуортом, зовут Ролстон Мактодд.

— Очень вам благодарен. Сожалею, что затруднил вас. — Нисколько, сэр.

Псмит вновь принялся за котлету.

IV

Угрюмый вид молодого человека, сопровождавшего лорда Эмсуорта в блужданиях по кофейному залу, весьма точно выражал чувства, обуревавшие его уязвленную душу. Ролстон Мактодд, могучий молодой певец Саскатуна («Проникает в глубины человеческих эмоций и вносит новую ноту» — «Монреаль стар». «Увлекательнейшее чтение» — «Ипсиланти геральд»), не получал от завтрака ни малейшего удовольствия. Приятное ощущение собственной важности, вызванное тем обстоятельством, что впервые в жизни он якшался с подлинным графом, через десять минут, проведенных в обществе его гостеприимного хозяина, перешло в смесь отчаяния с раздражением, и чувства эти продолжали нарастать с каждым глотком. Не будет преувеличением сказать, что к тому времени, когда подали рыбу, Мактодд, несомненно, облегчил бы душу, схвати он масленку и опусти ее вместе с маслом на лысину его сиятельства.

Темпераментным молодым человеком был Ролстон Мактодд. Он желал находиться в центре картины, излагать свои взгляды перед покорной аудиторией, почтительно и с интересом ему внимающей. Но на протяжении только что завершившейся трапезы ни единое из этих вполне законных требований удовлетворено не было. С первой же секунды лорд Эмсуорт завладел разговором и с мягкой блеющей настойчивостью оборонял его от всех посягательств. Пять раз Мактодду почти удавалось запустить одну из лучших своих острот — но для того лишь, чтобы ее смел со своего пути бурный поток рассуждений о штокрозах. На шестой раз ему все-таки удалось представить ее в полном блеске, но сидевший напротив старый осел перемахнул через нее, как через барьер, и понесся галопом дальше перечислять умственные и нравственные дефекты исчадия по имени Ангус Макаллистер, приходящегося ему старшим садовником или чем-то еще в том же духе. Хотя мистер Мактодд любил поесть и обычно ценил хорошую кухню, этот завтрак превращался у него во рту в полынь и желчь, и несколько минут спустя в кресло у окна нижней курительной, насупившись, рухнул весьма обозленный и изнемогающий певец Саскатуна. Короче говоря, мы знакомим читателя с мистером Мактоддом в то мгновение, когда он приближается к точке закипания. Еще один-два повода для раздражения — и только Богу известно, что он способен натворить. Пока же он только откидывается на спинку кресла и свирепо супится. Однако в нем теплится надежда, что ему может принести облегчение сигара, и он ждет, когда ее ему предложат.

Граф Эмсуорт не замечал его насупленного лица. Собственно говоря, он практически не видел Мактодда, начиная с минуты своего прибытия в клуб, когда некто — судя по голосу, старший швейцар — сообщил ему, что его ждет джентльмен, и подвел к бесформенному пятну, которое назвалось приглашенным гостем. Потеря пенсне оказала обычное воздействие на лорда Эмсуорта и превратила мир в непроницаемый туман, в котором, точно рыбы в мутной воде, плавали неясные фигуры. Впрочем, поскольку он находился в Лондоне, это особой важности не имело — смотреть в Лондоне было решительно не на что. Если не считать смутного ощущения, что в целом пенсне ему не помешало бы, — ощущения достаточно сильного, чтобы отправить рассыльного в отель на розыски этого оптического устройства, — отсутствие кругозора не препятствовало лорду Эмсуорту наслаждаться жизнью.

А в отличие от мистера Мактодда он наслаждался ею в полной мере. Этот молодой человек, решил он, на редкость приятный собеседник. Как мило, что он с таким увлечением слушает, а не перебивает, не старается завладеть разговором в прискорбной манере нынешней молодежи. Лорд Эмсуорт не мог не признать, что внушавшая ему такое отвращение поездка в Лондон за этим поэтом — или кто он там? — обернулась куда менее тягостным испытанием, чем он ожидал. Ему нравился немой, но очевидный интерес Мактодда к цветам, его безмолвная, но горячая поддержка в ситуации с Макаллистером. Нет, очень приятно, что он погостит в Бландингсе. Будет большим удовольствием показать ему сады и познакомить его с Макаллистером — пусть он сам измерит черные бездны ментальности этого изгоя.

За подобными размышлениями он совсем забыл заказать вышеупомянутую сигару…

— В обширных садах, где для этого достаточно места, — сообщил лорд Эмсуорт, опускаясь в кресло и продолжая беседу с той фразы, на какой ее пришлось временно прервать, — очень желательно отвести несколько клумб — или хотя бы одну — под неброскую зелень без каких бы то ни было цветов. Вижу, вы со мной согласны.

Мистер Мактодд не был с ним согласен. Рык, который лорд Эмсуорт принял за восторженную поддержку его взглядов, был всего лишь эхом мук, клокотавших в глубинах истерзанной души мистера Мактодда, — криком, как чудесно выразился поэт, «заядлого курильщика в агонии». Жажда закурить к этому времени уже раздирала когтями все внутренности мистера Мактодда, но остатки благовоспитанности мешали ему прямо и откровенно потребовать сигару, по которой он изнывал, и его мысли лихорадочно изыскивали способ подойти к этой теме по касательной.

— Есть только одна возможность со всей полнотой насладиться чудными красками цветов, — продолжал лорд Эмсуорт, — а именно, некоторое время…

— Да, кстати, о цветах, — сказал мистер Мактодд, — я слышал, что для роз очень полезен табачный дым.

— …погулять по тенистой зеленой аллее, а затем пройтись по цветникам. Без сомнения, заметную роль тут играет подсознательное использование оптического закона, заключающегося, если обойтись без научных терминов, в том, что глаз…

— Некоторые считают, будто курение вредно для глаз. Я с ними не согласен, — горячо заявил мистер Мактодд.

— …так сказать, насыщается зеленым цветом, а потому более настроен воспринимать другие цвета и особенно — все оттенки красного. Возможно, именно такое соображение объясняет, почему создатели столь многих старинных английских садов уделяли такое внимание культивированию тиса. Когда вы приедете в Бландингс, мой дорогой, я покажу вам нашу знаменитую Тисовую аллею. Увидев ее, вы убедитесь, насколько я был прав, твердо воспротивившись зловредным взглядам Ангуса Макаллистера.

— Вчера я завтракал в одном клубе, — сказал мистер Мактодд с великолепным мактоддовским упорством, — где в курительной на столах нет спичек, а одни только скрученные бумажки для прикуривания, что очень неудобно…

— Ангус Макаллистер, — сказал лорд Эмсуорт, — профессиональный садовник. Думаю, этим сказано все. Вы, мой дорогой, не хуже меня знаете, что такое мох для профессиональных садовников…

— Иными словами, вам, чтобы выкурить после завтрака сигару, надо встать и пройти к газовой горелке в дальнем углу комнаты…

— Мох по какой-то неясной причине приводит их в бешенство. Он пробуждает в них все самые низменные страсти. Природа устилает тисовые аллеи мхом. Мшистая дорожка в Тисовой аллее Бландингса чудесно гармонирует с цветом деревьев и оттенками травяных бордюров. И тем не менее, поверите ли, этот бездушный позор Шотландии вознамерился с корнем вырвать все мхи и травы и укатать аллею песком прямо от стволов древних деревьев! Я уже рассказывал вам, как мне пришлось уступить ему в вопросе о штокрозах — старшие садовники, хоть что-то умеющие, в наши дни большая редкость, и приходится идти на уступки, — но это было уже слишком. Я говорил очень мягко и дружески. «Разумеется, Макаллистер, — сказал я, — посыпьте и утрамбуйте аллею песком, если вам так хочется. Я ставлю только одно условие: посыпать ее песком вы будете через мой труп. Только когда я буду плавать в собственной крови у входа в Тисовую аллею, вы потревожите хотя бы один дюйм моего изумительного мха. Попробуйте понять, Макаллистер, — сказал я все с той же теплотой, — что вы не разбиваете площадку для детских игр в предместье Глазго, а пытаетесь обезобразить, быть может, самый прелестный уголок в одном из прекраснейших и стариннейших садов Соединенного Королевства». Из его глотки вырвалось какое-то гнусное шотландское ворчание, и на этом мы остановились… Разрешите мне, мой милый, — продолжал лорд Эмсуорт, аристократической змеей поизвивавшись в глубинах кресла, пока его позвоночник не обрел надежной опоры в кожаной спинке, — разрешите мне описать вам Тисовую аллею замка Бландингс. Направляясь к ней с запада…

Мистер Мактодд сдался и, полный черных злопыхательских мыслей, вновь провалился в бестабачный ад. Курительная к этому времени почти заполнилась, и со всех сторон клубы душистого дыма поднимались над группками глубокомысленных государственных мужей, обсуждавших речь Гладстона, произнесенную в 1872 году. Мистер Мактодд взирал на них, как пери, тоскующая у райских врат, навеки для нее замкнутых. Он был доведен до такого состояния, что со смиренной благодарностью принял бы сквернейшую сигаретку вместо гаваны своей мечты. Но даже в такой убогой замене ему было отказано.

Лорд Эмсуорт продолжал жужжать. Направившись к ней с запада, он теперь уже углубился в Тисовую аллею.

— Многие тисы, без сомнения, утратили формы, первоначально им приданные. Некоторые напоминают шахматные фигуры, другие кое в чем походят на человеческие: тут вырисовывается как бы голова в треуголке, там проглядывают фижмы. Третьи имеют вид массивного столпа с закругленной вершиной и грибообразной шляпкой над ней. Эти последние почти все внутри полые и образуют подобие беседок. Один из самых высоких… А? Что? — Лорд Эмсуорт недоуменно замигал на возникшего возле него официанта. Лишь мгновение назад он пребывал в сотне миль отсюда и не сразу сумел освоиться с мыслью, что на самом деле он сидит в курительной клуба «Старейших консерваторов». — А? Что?

— Рассыльный сию минуту доставил, ваше сиятельство. Лорд Эмсуорт тупо воззрился на поданный ему футляр.

Но тут сознание вернулось к нему.

— А-а! Благодарю вас. Благодарю. Мое пенсне. Превосходно! Благодарю вас, благодарю, благодарю…

Он извлек пенсне из футляра, водрузил на переносицу, и в тот же миг перед ним распахнулся широкий мир, ясный и четкий. Словно он выбрался из густого тумана.

— Чудесно, — произнес он одобрительно и вдруг окаменел. Нижняя курительная клуба «Старейших консерваторов» расположена на первом этаже, а кресло лорда Эмсуорта было обращено к большому окну. И сквозь это окно он, подняв лицо, оснащенное пенсне, внезапно обнаружил, что на противоположной стороне улицы среди прочих торговых заведений появился привлекательнейший цветочный магазин, которого там не было, когда его сиятельство в последний раз навещал столицу. Лорд Эмсуорт уставился на заветный магазин, как маленький мальчик уставился бы на вазочку с мороженым, упади она с небес прямо ему в руку. И, как маленький мальчик в подобной ситуации, ничего другого он не способен был видеть. На своего гостя он даже не взглянул. Более того, в восторге от подобного открытия он тотчас забыл, что сидит здесь с гостем.

Даже самая крохотная цветочная лавочка притягивала лорда Эмсуорта как магнит, а это был просторный, великолепный магазин. В его витрине буйствовал карнавал летних цветов. И лорд Эмсуорт, поднявшись из кресла, сделал стойку, как пойнтер на фазана.

— Боже мой! — произнес он благоговейно.

Если читатель отнесся к увлекательным рассказам лорда Эмсуорта, отчасти запечатленным на предыдущих страницах, с тем пристальным вниманием, которого они заслуживали, он, без сомнения, не забыл упоминания о штокрозах. За завтраком лорд Эмсуорт уделил немало времени штокрозам, но так как мы не имели счастья присутствовать на этой приятнейшей трапезе, необходимо дать краткое резюме вышеуказанной теме, дабы просвещенная публика могла сама быть третейским судьей в споре между лордом Эмсуортом и несгибаемым Макаллистером.

Вкратце суть такова. Многие старшие садовники предпочитают сорта штокроз, невольно наводящие на подозрение, что они взыскуют идеала ложного и недостойного. Ангус Макаллистер, цепляясь за старшесадовнические понятия о красоте и гармонии, даже слышать не желал про широкий внешний лепесток. Цветку штокрозы, по утверждению Ангуса Макаллистера, полагалось быть тугим и округлым, как мундир генерал-майора. Лорд же Эмсуорт считал подобную точку зрения недопустимо узкой и требовал свободы для раскрытия самой высокой, самой истинной красоты штокроз. Вольно раскинувшиеся внутренние лепестки, по его убеждению, обещали удивительную игру и яркость красок, а широкий внешний лепесток с чуть гофрированной поверхностью и изящно вырезанным краем… Короче говоря, лорд Эмсуорт предпочитал расхристанные штокрозы, а Ангус Макаллистер — плотно собранные. В результате разразилась ожесточенная война, и, как мы знаем, его сиятельство вынужден был капитулировать. Горечь поражения продолжала его мучить, и во флористе напротив он узрел возможного единомышленника, потенциального союзника, чуткого друга, с которым можно сплотиться и предать проклятию шотландское упрямство Ангуса Макаллистера.

Взглянув на лорда Эмсуорта, вы не поверили бы, что он способен двигаться быстро, однако факт остается фактом: он вылетел из курительной и скатился с крыльца клуба прежде, чем челюсть мистера Мактодда, отвалившаяся, когда его гостеприимный хозяин кроличьим прыжком исчез из его поля зрения, успела вернуться в исходное положение. Секунду спустя, случайно взглянув в окно, мистер Мактодд увидел, как лорд Эмсуорт метеором пересек улицу и скрылся в цветочном магазине.

Именно в этот момент Псмит, кончив завтракать, спустился в курительную насладиться чашечкой кофе. Столики почти все были заняты, но покинутое лордом Эмсуортом кресло распахивало перед ним объятия.

— Это кресло занято? — вежливо осведомился Псмит. Настолько вежливо, что по контрасту ответ мистера Мактодда прозвучал еще более яростно.

— Нет, не занято! — буркнул Мактодд. Псмит сел. Ему хотелось поболтать.

— Так, значит, лорд Эмсуорт вас покинул? — осведомился он.

— Он ваш приятель? — в свою очередь осведомился мистер Мактодд тоном, который не оставлял ни малейших сомнений, что он готов излить свой гнев и на любую замену.

— Я знаю его в лицо, не более того.

— Чтоб его черт побрал! — проворчал мистер Мактодд с неописуемой злостью.

Псмит вопросительно посмотрел на него.

— Возможно, я ошибаюсь, — сказал он, — но мне кажется, в вашей манере проскальзывает некоторое полускрытое раздражение. Что-нибудь случилось?

Мистер Мактодд издал хриплый смешок.

— О, нет. Ничего не случилось. Абсолютно ничего, только эта борода… — тут он оклеветал лорда Эмсуорта, который, каковы бы ни были его недостатки, бороды не носил, — только эта борода пригласила меня на завтрак, все время распространялась о своих проклятых цветах, не давая мне вставить ни слова, не сочла нужным предложить мне сигару, а теперь улепетнула, даже не извинившись, и зарылась вон в той лавке напротив. Меня еще никто так не оскорблял!

— Действительно, не верх радушия, — признал Псмит.

— И если он воображает, — сказал Мактодд, вставая, — что после этого я поеду гостить в его гнусном замке, то он сильно ошибается. Я должен был отправиться с ним туда сегодня вечером. И может быть, старая кочерыжка полагает, что я поеду. После этого! — Из недр мистера Мактодда вырвался жуткий смех. — Как бы не так! Чтобы я! После такого оскорбления!… Вы бы поехали? — рявкнул он.

Псмит поразмыслил.

— Я склонен думать, что, пожалуй, нет.

— И я, черт меня побери, склонен думать, что нет! — вскричал мистер Мактодд. — Я ухожу. Сию же минуту. А если этот старый олух когда-нибудь вернется, можете передать ему, что меня он больше не увидит.

И Ролстон Мактодд, чья кровь от праведного негодования и досады кипела так, что в столь жаркий день это могло оказаться опасным, с суровым и неумолимым выражением на лице промаршировал к двери. Через дверь он промаршировал до гардероба, где взял шляпу и трость. Затем, бесшумно шевеля губами, промаршировал через вестибюль, промаршировал вниз по ступеням и исчез со сцены, свирепо промаршировав за угол в поисках табачной лавки. В тот момент, когда он исчез, лорд Эмсуорт как раз принялся потчевать соболезнующего флориста исчерпывающей характеристикой Ангуса Макаллистера.

Псмит скорбно покачал головой. О подобных стычках человеческих темпераментов можно было лишь скорбеть. Они нарушали тихое спокойствие чуткого человека, только что отлично позавтракавшего. Он заказал кофе и постарался изгладить впечатление от этой тягостной сцены, вновь предавшись мыслям о Еве Халлидей.

Флорист, обосновавшийся напротив клуба «Старейших консерваторов», оказался восхитительным собеседником — в вопросе о штокрозах он занимал на редкость правильную позицию и был таким кладезем всяческих сведений о дельфиниумах, наумбургиях, эвкомиях, гравилате городском, бергамоте и ранних флоксах, что лорд Эмсуорт всем сердцем предался пиру разума и восторгу души. Лишь через четверть часа вспомнил он, что бросил гостя томиться в нижней курительной и что гость этот может прийти к выводу, будто он несколько небрежно соблюдает священные законы гостеприимства.

— Боже мой! И правда! — воскликнул его сиятельство, внезапно сбрасывая чары.

Тем не менее он не сумел заставить себя стремительно выскочить из магазина. Дважды он доходил до двери и дважды семенил обратно понюхать еще один цветок и добавить забытую подробность о выращивании ломоноса отводками. Однако в конце концов он бросил через плечо последний долгий жаждущий взгляд, принудил себя отвернуться и зарысил через улицу.

Войдя в нижнюю курительную, лорд Эмсуорт на мгновение задержался у порога, щурясь по сторонам: Когда он покидал курительную, она сливалась для него в одно туманное пятно, но он помнил, что сидел прямо напротив среднего окна, а поскольку там стояло только два кресла, высокий молодой брюнет в одном из них, несомненно, был гостем, которого он покинул. Лорду Эмсуорту и в голову не пришло, что это мог оказаться подкидыш. Время в магазине промелькнуло так приятно, что у него сложилось впечатление, будто отсутствие его длилось не более двух-трех минут. Он направился к молодому брюнету. У лорда было возникла мысль, что за протекшее время его гость несколько подрос, но мысль эта промелькнула и исчезла.

— Дорогой мой, — виновато сказал он, опускаясь в кресло, — я должен перед вами извиниться.

Псмит без труда понял, что граф впал в заблуждение, и истинно благонравный молодой человек, конечно, поспешил бы тут же это заблуждение рассеять. Тот факт, что Псмиту это даже в голову не пришло, без сомнения, объясняется каким-то врожденным дефектом его характера. По своему складу он был молодым человеком, который принимает жизнь безоговорочно, и чем больше сюрпризов она преподносила, тем приятней ему было. Вскоре, подумал он, ему придется подыскать предлог, чтобы незаметно исчезнуть из жизни лорда Эмсуорта, но пока ситуация, на его взгляд, сулила заманчивые возможности.

— Ну, что вы, — ответил он любезно. — Ни в коем случае.

— Я опасался, — сказал лорд Эмсуорт, — что вы могли — и с полным на то основанием — обидеться.

— С какой стати!

— Мне не следовало бросать вас одного. Крайне невежливо! Но, мой дорогой, я просто должен был сбегать на ту сторону улицы.

— Абсолютно, — сказал Псмит. — Непременно бегайте на ту сторону улицы. В этом залог счастливой и полноценной жизни.

Лорд Эмсуорт посмотрел на него с некоторым недоумением — верно ли он расслышал? Но его ум не был создан для того, чтобы долго биться над загадками, и он не стал разбираться в своих сомнениях.

— Чудесные у него розы, — сообщил он. — Просто редкостные.

— Неужели? — сказал Псмит.

— Но, конечно, с моими они ни в какое сравнение не идут. Как жаль, мой дорогой, что вы не посетили Бландингс в начале месяца. Мои розы особенно хороши именно тогда. Жаль, что вы не успели их увидеть.

— Вина, полагаю, всецело моя, — сказал Псмит.

— Но, конечно, тогда вы еще не приехали в Англию.

— А! В таком случае все понятно.

— Тем не менее, пока вы будете в Бландингсе, я смогу показать вам еще много цветов. Быть может, — сказал лорд Эмсуорт, наконец-то по законам вежливости предоставляя своему гостю право голоса, — быть может, вы напишете о моих садах стихотворение, э?

Псмит почувствовал себя польщенным. Долгие недели тяжких трудов среди селедок Биллингсгейта вселили в него безотчетный страх, что миазмы рыбного рынка льнут к нему и вне его пределов. И вот абсолютно беспристрастный наблюдатель глядит ему прямо в глаза и принимает его за поэта, и значит, вопреки всему им пережитому, в его наружности сохранилось нечто высокодуховное и безрыбное.

— Не исключено, — сказал он. — Отнюдь не исключено.

— Думается, вы черпаете идеи для своих стихов отовсюду, — сказал лорд Эмсуорт, благородно сопротивляясь желанию вновь взять беседу за глотку. Он испытывал самое дружеское расположение к этому поэту. Чертовски мило с его стороны не обидеться и не надуться, из-за того что его оставили одного в курительной.

— Практически, да, — отозвался Псмит. — Исключая рыбу.

— Рыбу?

— Я не написал ни одного стихотворения о рыбе.

— Неужели? — сказал лорд Эмсуорт, вновь ощущая, что в механизме их беседы разболтался какой-то винт.

— Однажды мне предложили княжескую сумму, — продолжал Псмит, радостно отдаваясь волнам своего врожденного энтузиазма, — лишь бы я написал балладу для «Газеты рыбников» под заглавием «Герберт, наш палтус». Но я был тверд. Я отказался наотрез.

— Неужели? — сказал лорд Эмсуорт.

— Все-таки следует себя уважать, — объяснил Псмит.

— О, разумеется, — сказал лорд Эмсуорт.

— Естественно, это было нелегко. Редактор, осознав, что мой отказ окончателен, совсем пал духом. Однако я дал ему рекомендательное письмо к Джону Водуотеру, который, насколько мне известно, развил указанную тему очень мило.

В эту минуту, когда у лорда Эмсуорта голова слегка пошла кругом, а Псмит, на которого возможность поговорить всегда оказывала стимулирующее действие, приготовился продолжать обмен остроумными репликами, к ним подошел официант.

— Ваше сиятельство спрашивает какая-то молодая дама.

— Э? А, да! А, да! Я ее ждал. Это мисс… как бишь ее? Хиллидей? Халлидей. Это мисс Халлидей, — объяснил он Псмиту, — которая едет в Бландингс каталогизировать библиотеку. Бакстер, мой секретарь, просил ее прийти сюда и повидать меня. Вы позволите покинуть вас на минуту, мой дорогой?

— Разумеется.

Когда лорд Эмсуорт скрылся, Псмиту пришло в голову, что настал момент взять шляпу и бесшумно исчезнуть навсегда из жизни лорда Эмсуорта. Только так можно было избежать замешательства и неприятных объяснений. А одним из главных правил Псмита всегда было избегать объяснений. Конечно, лорд Эмсуорт, вернувшись в курительную и обнаружив, что остался без поэта, может ощутить болезненное разочарование, но, с другой стороны, это сущая мелочь в наши дни, когда поэтов расплодилось столько, что практически невозможно швырнуть кирпич в мало-мальски людном месте и не угодить в сурового юного барда. Если уж, решил Псмит, лорд Эмсуорт желает общаться с поэтами, то, несомненно, ему тут же подвернется еще один. Поэтому он уже собрался встать, но приятная сытость заставила его еще несколько минут понежиться в удобном кресле. Им владела светлая безмятежность, и нарушать это редчайшее настроение было бы прискорбной опрометчивостью.

Псмит закурил очередную сигарету, и вновь, как после прощания с мистером Мактоддом, его мысли мечтательно обратились к девушке, с которой он расстался в бюро по найму мисс Кларксон. Он думал о ней с тихой грустью. Как печально, что две несомненно родственные души, подобные ему и ей, встретились в вихре лондонской жизни лишь для того, чтобы тут же разлучиться — предположительно навеки, — и потому лишь, что этикет, регулирующий отношения тех, кто создан мужчиной и женщиной, воспрещает мужчине укрепить случайное знакомство, узнать фамилию и адрес прекрасной незнакомки, пригласить ее выпить чаю в кафе-кондитерской и поклясться в вечной дружбе. Он вздохнул, рассеянно глядя в окно нижней курительной. Как он дал понять в своей беседе с мистером Уолдервиком, эти синие глаза и веселое милое лицо произвели на него неизгладимое впечатление. Кто она? Где живет? Будет ли ему дано увидеть ее вновь?

Выяснилось, что будет. Пока он задавал себе эти вопросы, по ступеням клуба спустились две фигуры и остановились на тротуаре. Одной фигурой был лорд Эмсуорт без шляпы. Другой — сердце Псмита, обычно работавшее как часы, подпрыгнуло у него в груди — была та самая девушка, которая занимала его мысли. Вот же она, такая же синеглазая, светловолосая, неописуемо милая и очаровательная, как всегда.

Псмит взвился из кресла почти с той же бешеной стремительностью, какую совсем недавно продемонстрировал мистер Мактодд. Намереваясь незамедлительно внедриться в эту группу, он промчался через курительную столь бурно, что местные седые бороды проводили его возмущенными взглядами, а многие даже собрались написать возмущенное письмо в правление клуба.

Но, вылетев на улицу, Псмит узрел пустой тротуар. Девушка как раз сворачивала за угол на Стренд, а лорд Эмсуорт исчез бесследно.

Однако Псмит уже научился разбираться в повадках его сиятельства и знал, где его искать. Он пересек улицу и вошел в цветочный магазин.

— А, мой дорогой! — любезно сказал граф. — Вам уже пора? Не забудьте, Паддингтонский вокзал. Наш поезд отходит ровно в пять. Билет возьмите до Маркет-Бландингса.

Псмит заглянул в магазин лишь для того, чтобы спросить у его сиятельства, не знает ли он адрес мисс Халлидей, но эти слова посулили такой букет заманчивых возможностей, что он тотчас отказался от своего бескрылого намерения. Мистер Мактодд, вспомнил он, упомянул среди прочего о приглашении погостить в замке Бландингс, — приглашении, которым решил пренебречь. А раз уж он заменил мистера Мактодда в клубе, то не продолжить ли этот благой труд, исполняя его обязанности и в Бландингсе? С альтруистической точки зрения он таким образом избавит своего радушного хозяина от неприятного разочарования, а в более личном плане, только поехав в Бландингс, сможет возобновить знакомство с этой девушкой. Псмит был не из тех, кто пятится, заслышав зов Приключения. Не попятился он и теперь.

— Ровно в пять, — сказал он. — Я буду там.

— Превосходно, мой дорогой, — сказал лорд Эмсуорт.

— А мисс Халлидей едет с нами?

— Э? Нет. Она приедет через день-два.

— С нетерпением буду ждать возможности представиться ей, — сказал Псмит.

Он повернулся к двери, и лорд Эмсуорт, просияв улыбкой ему вслед, продолжал разговор с хозяином магазина.

7. Бакстер подозревает

I

Пятичасовой поезд, судорожно дернувшись, начал отползать от перрона Паддингтонского вокзала. Перрон этот кишел фауной, которую в такие моменты всегда можно наблюдать на железнодорожных вокзалах, но среди ее образчиков никаких признаков Ролстона Мактодда не обнаружилось, и Псмит, сидя напротив лорда Эмсуорта в углу купе первого класса, испытал блаженное облегчение, какое вознаграждает человека, чей рискованный ход увенчался успехом. До этой минуты он побаивался, что Мактодд, передумав, вдруг возникнет перед ним со своим багажом — что непременно привело бы к неприятной путанице. Теперь же дух его обрел безмятежность. О будущем он не тревожился. Оно, конечно, таило всякие мелкие трудности, но он был готов разделываться с ними по-свойски, и пока его тревожила только необходимость увертываться от ног его сиятельства, которые имели тенденцию заполонять купе на манер осьминожьих щупалец. Лорд Эмсуорт был довольно-таки ногаст, а его привычка откидываться, чтобы дать опору позвоночнику, приводила к тому, что подобно демону Аполлиону из «Пути паломника» ногами он «оседлывал дорогу». Вскоре стало ясно, что многочасовое его общество в тесноте купе может оказаться несколько утомительным. Но пока Псмит терпел и с вежливым вниманием слушал его рассказы о садах Бландингса. В поезде, увлекавшем его все ближе и ближе к дому, лорд Эмсуорт вел себя, как конь, почуявший родимую конюшню. Он радостно раздувал ноздри и пространно с большим чувством повествовал о розах и многотравных бордюрах.

— Полагаю, мы приедем уже в сумерках, — сказал он с сожалением, — но завтра, дорогой мой, я рано поутру поведу вас показать мои сады.

— Буду ждать со жгучим нетерпением, — отозвался Псмит. — Они, как мне рисует воображение, вполне ням-ням и сверх того.

— Прошу прощения? — недоуменно сказал лорд Эмсуорт.

— Ну, что вы! — учтиво ответил Псмит.

— Э… Что вы сказали? — спросил граф после некоторой паузы.

— Я сказал, что, по всем сведениям, ваша сельская обитель может похвастать шикарной продукцией садов и огородов.

— О, да! О, весьма! — сказал его сиятельство озадаченно. Он обозрел Псмита через пространство между сиденьями с той любознательностью, какой удостоил бы новый неизвестный ему декоративный кустарник. — Поразительно! — пробормотал он. — Надеюсь, мой дорогой, вы не сочтете за личность, но просто невозможно поверить, что вы поэт. Вид у вас совсем не поэта, и говорите вы, право же, совсем не как поэт.

— А как положено говорить поэту?

— Ну-у… — Лорд Эмсуорт задумался. — Вот мисс Пиви… Впрочем, вы ведь не знакомы с мисс Пиви… Мисс Пиви поэтесса, и как-то утром она подстерегла меня в самую критическую минуту, когда я совещался с Макаллистером о луковицах, и спросила, не думаю ли я, что роса — это слезинки фей Вы когда-нибудь слышали подобный идиотизм?

— Несомненно, тяжелый случай. А мисс Пиви гостит в замке?

— Дорогой мой, ее оттуда и динамитом не вышибить. Дурацкая манера Констанции, моей сестры, набивать замок чертовым литературным сбродом начинает действовать мне па нервы. Терпеть не могу поэтов и всех прочих. С детства их не выношу!

— Однако нам должно помнить, — прочувствованно заметил Псмит, — что и поэты тоже Божьи твари.

— Господи помилуй! — в ужасе воскликнул граф. — Совершенно забыл, ведь вы сами… Что вы обо мне подумаете, дорогой мой! Но я же совсем недавно сказал, что вы не такой. Сознаюсь, когда Констанция сообщила мне, что пригласила вас в замок, я не обрадовался, но теперь, когда я имел удовольствие познакомиться с вами…

Разговор принял именно тот оборот, который устраивал Псмита. Он жаждал узнать, почему мистера Мактодда пригласили в Бландингс, и, что было даже еще важнее, выяснить, встретит ли он там, прибыв в качестве дублера мистера Мактодда, кого-нибудь, кто знает поэта в лицо. От этого последнего обстоятельства, как ему казалось, зависел ответ на вопрос: предстоит ли ему беззаботно гостить в историческом поместье в обществе Евы Халлидей или же, покинув поезд на следующей остановке, забыть в него вернуться.

— Чрезвычайно любезно со стороны леди Констанции, — рискнул он сказать, — пригласить в Бландингс совершенно незнакомого человека.

— А, она только это и делает, — сказал граф. — она вас в жизни не видела, ее не остановит. Она, знаете ли, читала ваши книги, они ей понравились, и, когда узнала, что вы в Англии, тут же написала вам.

— Ах, так, — сказал Псмит с облегчением.

— Разумеется, все оказалось к лучшему, — великодушно признал лорд Эмсуорт. — Вы ведь не такой. И каким образом им дошли до того, чтобы писать этот… эту…

— Жвачку, — подсказал Псмит.

— Именно это слово я и искал, дорогой мой… Нет, нет, я не то хотел сказать… Я… э… Превосходные… вещицы… э… без сомнения, превосходные… но…

— Понимаю.

— Констанция хотела, чтобы я прочел их, но я просто не мог. Сразу заснул.

— Надеюсь, сон вас освежил.

— Я… э… дело в том, что, мне кажется, они для меня слишком сложны. Никакого смысла я в них найти не мог.

— Если хотите еще раз попробовать, — предупредительно предложил Псмит, — у меня с собой в чемодане все сборники.

— Нет, нет, мой дорогой. От души благодарю вас, тысяча благодарностей. Я… э… чтение в поезде утомляет зрение.

— А! Так вы предпочитаете, чтобы я почитал вам вслух?

— Нет, нет. — При этом намеке на выразительном лице его сиятельства появилось затравленное выражение. — По правде говоря, я обычно в начале железнодорожной поездки люблю вздремнуть. Меня это подбадривает и… э… Короче говоря, подбадривает. Вы меня извините?

— Если вы полагаете, что сумеете уснуть без помощи моих стихов, то разумеется.

— Вы не сочтете меня невежливым?

— Отнюдь, отнюдь. Кстати, не встречу ли я в Бландингсе кого-нибудь из старинных друзей?

— А? Нет, нет. Никого, кроме нас. За исключением моей сестры и мисс Пиви, разумеется. Вы, кажется, сказали, что не знакомы с мисс Пиви?

— Я не имел этого удовольствия и, естественно, с нетерпением его предвкушаю.

Лорд Эмсуорт несколько секунд с изумлением взирал на него, а затем положил конец разговору, оборонительно прикрыв глаза.

Псмит предался размышлениям, которые две-три минуты спустя были прерваны болезненным пинком в бедро, — лорд Эмсуорт, привыкший во сне ворочаться, начал раскидывать свои длинные ноги то туда, то сюда. Псмит перебрался на другой конец сиденья, снял с багажной полки чемоданчик и извлек из него тонкий томик в пронзительно-лиловом переплете. Недружелюбно посмотрев на него секунду-другую, он открыл его наугад и погрузился в чтение. Едва расставшись с лордом Эмсуортом в цветочном магазине, он поспешил потратить некоторую толику своего скудного капитала на произведения Ролстона Мактодда, дабы не оказаться в неловком положении, если в Бландингсе зайдет о них речь. Однако, едва начав, он мгновенно осознал, что любая попытка их штудировать заведомо испортит ему приятный визит. Отнюдь не легкое летнее чтиво.

«Сквозь бледную параболу Восторга…»

Булькающий храп в противоположном углу купе отвлек его мысли от борьбы с этой мистической строкой.

Он обнаружил, что его гостеприимный хозяин откинулся еще больше и теперь лежал с открытым ртом в довольно перекрученной позе. Пока он смотрел, раздалось посвистывание, и из глотки его сиятельства вырвался новый храп.

Псмит встал и вышел в коридор, унося стихотворный сборник, в намерении пройтись по вагону, пока не отыщется пустое купе, где можно было бы читать в тишине и спокойствии.

С двумя соседними купе ему не повезло. Одно занимал пожилой мужчина с пойнтером, а кандидатуру второго сразу же сняло присутствие в нем младенца. Третье купе, однако, выглядело более многообещающим. Не то чтобы оно было пустым, но его занимал только один пассажир, и он спал. Он устроился в углу у окна, задрапировав лицо большим шелковым носовым платком и закинув ноги на противоположное сиденье. Его общество, казалось, не могло послужить помехой изучению шедевров мистера Мактодда. Псмит сел и возобновил чтение.

«Сквозь бледную параболу Восторга…»

Псмит сдвинул брови. Именно такая строка могла поставить в тупик его меценатку, леди Констанцию, и ему представилось, как по его прибытии в замок она немедленно накинется на него, требуя объяснения. А признаться, что относительно смысла этой строки у него самого никаких теорий нет, значило бы начать визит с неверной ноты. Он попытался еще раз.

«Сквозь бледную параболу Восторга…»

Его размышления прервал нежданный звук. Казалось, две-три хрюшки довольно шумно вкушают пищу в разгар грозы. Псмит положил книгу и скорбно посмотрел в другой угол купе. Точно Иов в конце своих испытаний, он почувствовал, что мучают его несправедливо. Нет, это уже слишком! Его просто преследуют по пятам. Человек в углу продолжал храпеть.

Из любого положения есть выход. Почти немедленно Псмит сообразил, как в таком критическом положении поступил бы Наполеон. На сиденье рядом со спящим лежал небольшой чемодан с жесткими острыми краями. Бесшумно поднявшись, Псмит скользнул по купе и ухватил чемодан. Затем искусно уравновесил его на полке над животом спящего, вернулся на свое место и начал ждать развития событий.

Оно не замедлило наступить. Поезд, который теперь мчался на всех парах, время от времени энергично встряхивался. Несколько секунд спустя он, видимо, миновал стрелку, и по всей его длине пробежала дрожь. Чемодан покачнулся, заколебался и хлопнулся точно на середину жилета своего владельца. Из-под носового платка донесся приглушенный вскрик. Спящий подпрыгнул и сел прямо. Носовой платок упал, и любознательному взгляду Псмита предстало лицо высокородного Фредди Трипвуда.

II

— Ух, — высказался Фредди. Он убрал чемодан со своего туловища и принялся массировать ушибленное место. Затем, внезапно осознав, что рядом кто-то есть, поднял глаза и увидел Псмита.

— Уф, — сказал Фредди и в ужасе уставился на него.

Мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что приведенный выше монолог Фредерика Трипвуда особым красноречием не блещет. Тем не менее он начал беседу именно так, и в его оправдание следует сказать, что он переживал тяжелое время и только что испытал два шока один за другим. От первого из них — физического воздействия баульчика — он уже почти оправился, но второй совсем его парализовал. Когда туманы сна рассеялись и он увидел, что напротив него в поезде, уносящем его домой, сидит тот самый человек, с которым он вступил в заговор посреди вестибюля «Пикадилли паласа», все внутренности Фредди сковал холодный ужас.

Беды Фредди начались с того момента, когда он не успел на поезд двенадцать пятьдесят. Эта катастрофа сильно на него подействовала, потому что его память хранила суровые отцовские наставления. Но совсем уж его оглушил тот факт, что и на пятичасовой поезд он чуть было не опоздал. Дневные часы он скоротал в кинотеатре, и завлекательная фильма заставила его полностью утратить чувство времени. Только медленный наплыв на заключительные объятия и титр «конец» заставили его взглянуть на часы. Бешеным рывком он достиг перрона в тот миг, когда пятичасовой экспресс уже тронулся. Совсем измученный, он погрузился в беспокойный сон, от которого его пробудил болезненный удар по жилету и кошмарное зрелище Псмита на противоположном диванчике. Что удивительного, если в подобных обстоятельствах красноречие на секунду изменило Фредди.

Фильма, которой высокородный Фредерик Трипвуд оказал в этот день благосклонное внимание, была известнейшим супербоевиком «Клыки прошлого» с Бертой Блевич и Морисом Хедлстоном, посвященным, как всем известно, шантажу. Окруженная зеленой стеной первозданных холмов, одетая солнечным сиянием мира и счастья деревушка Медовар тихо дремала в прозрачном утреннем воздухе. Но из поезда вышел Незнакомец (Незнакомец — Максуэлл Баннистер). Он осведомился у Проходящего Селянина (Проходящий Селянин — Клод Хэпуорт), как ему пройти к господскому дому, где Мэртл Дейл, ангел-хранитель деревушки… Ну, во всяком случае, сплошной шантаж, и фильма произвела на Фредди неизгладимое впечатление. Увиденное на экране все еще тяготело над ним, и, узрев перед собой Псмита, он немедленно пришел к заключению, что тот выследил его, а теперь увязался за ним в замок, чтобы потребовать внушительную сумму за свое молчание.

Пока он все еще беспомощно булькал, Псмит начал разговор:

— Восхитительное и нежданное удовольствие, товарищ. А я полагал, что вы покинули столицу уже несколько часов назад.

Фредди по-прежнему смотрел на него, как загнанный в угол мышонок, но тут из коридора донесся голос:

— А, вот вы где, мой дорогой!

В дверях сиял улыбкой лорд Эмсуорт. Его сон, как и сон Фредди, длился недолго. Несколько минут спустя после ухода Псмита его разбудил пойнтер из соседнего купе, который, наскучив обществом своего хозяина, отправился прогуляться и, обнаружив рядом в лице его сиятельства старинного знакомого, вспрыгнул на сиденье и с такой сердечностью облизал ему щеки, что о продолжении сна не могло быть и речи. Пробудившись, лорд Эмсуорт, как было у него в обыкновении, когда он бодрствовал, зашебаршился.

При виде Фредди его благодушие претерпело сильный удар.

— Фредерик! Мне кажется, я сказал тебе, чтобы ты вернулся на поезде двенадцать пятьдесят.

— Опоздал на него, папаша, — хрипло промямлил Фредди. — И не по своей вине.

— Хм! — Родитель словно бы хотел продолжить разговор на эту тему, но присутствие постороннего человека, да к тому же его гостя, видимо, внушило ему желание избежать того, что отдавало семейными дрязгами. Он перевел взгляд с Фредди на Псмита, потом вновь на Фредди. — Так вы знакомы? — спросил он.

— Пока еще нет, — сказал Псмит. — Мы встретились всего секунду назад.

— Мой сын Фредерик, — произнес лорд Эмсуорт голосом, каким объявил бы о присутствии слизняка среди своих цветов. — Фредерик, это мистер Мактодд, поэт, который будет гостить в Бландингсе.

Фредди выпучил глаза, и рот у него открылся. Однако, встретив дружеский взгляд Псмита, он закрыл это отверстие, не произнеся ни слова, и истомленно облизнул губы.

— Если я вам понадоблюсь, я буду рядом, — сказал лорд Эмсуорт Псмиту. — Я только что обнаружил, что в этом купе едет Джордж Уиллард, мой старинный друг. Я не видел, как он сел в поезд, но его пес зашел в мое купе и облизал мне лицо. Один из моих соседей. Выращивает замечательные розы. Раз вы так любите цветы, я как-нибудь свожу вас к нему. А почему бы вам не присоединиться к нам сейчас?

— С вашего разрешения, — сказал Псмит, — я предпочел бы остаться здесь и укрепить то, что, по моему убеждению, разовьется в тесную и долгую дружбу. Я убежден, что у меня с вашим сыном найдется о чем поговорить.

— Отлично, мой дорогой. Встретимся за обедом в вагоне-ресторане.

Лорд Эмсуорт ушебаршился, а Псмит встал и закрыл за ним дверь. Вернувшись на место, он обнаружил, что Фредди смотрит на него со страдальческим выражением в своих довольно-таки выпуклых глазах. За последние несколько минут мозгу Фредди пришлось поработать куда больше, чем за годы и годы его нормального существования, и это напряжение болезненно на нем сказалось.

— Как это? — произнес он слабым голосом.

— Если, — ласково сказал Псмит, — я могу разъяснить то или иное ваше недоумение, не стесняйтесь обратиться ко мне. Что вас язвит?

Фредди судорожно вздохнул.

— Послушайте, он сказал, что ваша фамилия Мактодд.

— Совершенно верно.

— Но вы же сказали, что она — Псмит.

— Так и есть.

— Тогда почему папаша называет вас Мактоддом?

— Он думает, что я Мактодд. Это безобидное заблуждение, и я не вижу причин его рассеивать.

— Но почему он думает, что вы Мактодд?

— Это долгая история, и она может вам наскучить. Однако, если вы искренне хотите ее выслушать…

Никакая пропасть не могла бы превзойти глубиной внимание, с каким Фредди выслушал повесть о встрече Псмита с лордом Эмсуортом в клубе «Старейших консерваторов».

— Вы что же, хотите сказать, — спросил он затем, — что едете в Бландингс, притворяясь будто вы этот чертов поэт?

— В целом, так.

— Но зачем?

— У меня есть на то причины, товарищ… ваша фамилия? Трипвуд? Благодарю вас. Вы извините меня, товарищ Трипвуд, если я не стану их касаться. А теперь, — произнес Псмит, — возвращаясь к нашей крайне интересной беседе сегодня утром, которая, к несчастью, была внезапно оборвана, почему вы хотите, чтобы я украл колье вашей тети?

Фредди подпрыгнул. Смелость его собеседника настолько его заворожила, что на минуту он попросту забыл про существование колье.

— Черт возьми! — воскликнул он. — Это надо же!

— Мне тем не менее необходимы еще кое-какие пояснения.

— Замечательно складывается. — Колье?

— Нет, я о том, что найти способ, как вам проникнуть в дом, было бы очень трудно. И вот вы едете туда под видом этого поэта.

— Если, — произнес Псмит, терпеливо созерцая его сквозь монокль, — ваш бурный энтузиазм как будто не сразу передался мне, то отнесите это на счет того обстоятельства, что я не имею ни малейшего представления, о чем вы, собственно, говорите. Не могли бы вы дать мне кое-какие пояснения? Например, предположим, я соглашусь украсть колье вашей тети. Так что же я должен буду с ним сделать, когда и если оно будет украдено?

— Как что? Вручить его мне.

— Так, так. А что с ним сделаете вы?

— Вручу его моему дяде.

— А кому его вручит ваш дядя?

— Послушайте, — сказал Фредди, — может, я расскажу с начала?

— Превосходная мысль.

Скорость, с какой теперь несся поезд, понуждала вести разговор на крайне повышенных тонах, и Фредди нагнулся так, что его губы почти касались уха Псмита.

— Видите, дело вот в чем. Мой дядя, старик Джо Кибл…

— Кибл? — повторил Псмит. — Почему, — пробормотал он задумчиво, — мне знакома эта фамилия?

— Старина, да не перебивайте вы! — взмолился Фредди.

— Виноват.

— У дяди Джо есть падчерица, ее зовут Филлис, и она смылась и вышла замуж за типа по фамилии Джексон…

Псмит больше не перебивал рассказчика, но его лицо выражало все более и более живой интерес. Когда Фредди умолк, он ободряюще похлопал его по плечу.

— Следовательно, доход от этой кражи драгоценностей, если она состоится, будет употреблен на укрепление фундамента семейного очага Джексонов? — сказал он. — Я верно понял?

— Абсолютно.

— И нет опасности, извините меня за такой вопрос, что вы вцепитесь в добычу когтями и зубами, а затем используете ее для того, чтобы содержать себя в роскоши, к которой вы привыкли?

— Абсолютно никакой. Дядя Джо даст мне… э… кое-что для меня. Совсем немного, вы понимаете? Все обговорено. Вы тибрите колье и вручаете мне, я перекидываю его дяде Джо, а он его на время прячет. Скандал до небес, и дядя Джо получает перо в шляпу, обещав тете Констанции, что купит ей колье не хуже, затем он вынимает камни из оправы, отдает вставить их в новую оправу и дарит тете Констанции. Будто новое колье, если вы меня понимаете? Затем он выписывает чек на двадцать тысяч фунтов, и тетя Констанция, естественно, думает, что за колье, а он открывает для себя тайный личный счет. Посылает Филлис ее деньги, и все счастливы. Тетя Констанция получает свое колье, Филлис получает свои деньги, и ничего не меняется, только общий банковский счет тети Констанции и дяди Джо немножко усыхает. Ясно?

— Ясно. Хотя разобраться во всех этих колье не так-то просто. Пока вы рассказывали, я насчитал их что-то около семнадцати, но, видимо, ошибся. Да, мне ясно, товарищ Трипвуд, и могу сразу же сказать, что мое содействие вам обеспечено.

— Вы беретесь?

— Берусь.

— Естественно… — начал Фредди неловко, — я позабочусь, чтобы вам кое-что перепало. То есть…

Псмит остановил его укоризненным жестом.

— Дорогой товарищ Трипвуд, не надо опошлять радость нашего знакомства меркантильными соображениями. Что до меня, то счета предъявлено не будет.

— Как? Но послушайте…

— Любая помощь, которую я окажу, будет чисто любительской. Мне следовало бы сразу же упомянуть — но я не хотел перебивать вас, — что товарищ Джексон мой ближайший друг с нежного детства и что Филлис, его супруге, я обязан немногими солнечными лучами, озаряющими мое уныное существование. Я давно желал предпринять что-нибудь для облегчения их жребия и в восторге, что мне представился подобный случай. Правда, я не богат — по слухам, управляющий моего банка болезненно морщится при упоминании моей фамилии, — но все же не дошел до такой нищеты, чтобы взимать гонорар, если ради друга исполню простой долг вежливости, как-то: стибрю колье ценой в двадцать тысяч фунтов.

— Господи! Только подумать!

— Что именно, товарищ Трипвуд?

— Только подумать, что вы знакомы с Филлис и ее мужем!

— Совпадение, пожалуй, странное, но тем не менее так оно и есть. Не раз вкушал я холодный ростбиф под их кровом в воскресные вечера и весьма вам обязан за предоставление мне подобной возможности отплатить им за гостеприимство. Благодарю вас!

— Не за что, — сказал Фредди, несколько оглушенный таким красноречием.

— Даже если это скромное предприятие завершится катастрофой, мысль, что я сделал для юной пары все, что в моих силах, будет служить для меня источником утешения, покуда я буду отбывать положенный срок за решеткой. Она будет подбодрять меня. Тюремщики будут скопляться у моих дверей послушать, как я распеваю в моей темнице. Моя любимая крыса, подбирая скудные крохи моего завтрака, будет дивиться, почему я весело насвистываю, щипля утреннюю порцию пакли. По воскресеньям я буду присоединяться к церковному хору с таким самозабвением, что душа капеллана возликует. То есть, если произойдет нечто непредвиденное и меня, используя технический термин, что называется, «загребут». Я говорю «если», — продолжал Псмит, сурово взирая на своего собеседника, — но у меня нет ни малейшего намерения быть загребенным. До сих пор я не занимался преступной деятельностью в широком масштабе, но что-то подсказывает мне, что в грязь лицом я не ударю. Я с уверенностью предвкушаю быстро и четко проведенную операцию. А теперь, товарищ Трипвуд, прошу у вас извинения, но я вынужден оборвать наш дружеский разговор и схватиться не на жизнь, а на смерть со стихами старины Мактодда. При беглом с ними знакомстве ни малейшего смысла они не обнаруживают. По-моему, у мальчика не все дома. Да, кстати, вы случайно не знаете, что означает выражение «сквозь бледную параболу Восторга»? Я так и полагал. Ну, пока-пока, товарищ Трипвуд. Я попрошу вас на время удалиться в ваш угол и некоторое время самому себя развлекать. Мне же необходимо сосредоточиться. Сосредоточиться.

И Псмит, закинув ноги на противоположное сиденье, открыл лиловый томик и погрузился в него. Фредди, который все еще не мог привести свои мысли в порядок, смотрел на проносящиеся мимо пейзажи со смешанным чувством, слагавшимся в равных долях из безоблачной радости и скверных предчувствий.

III

Хотя стрелки станционных часов показывали начало десятого, тем не менее, когда к платформе Маркет-Бландингс подошел поезд и извергнул своих именитых пассажиров, вечер, казалось, только-только наступал. Солнце, как обычно, попавшись на крючок закона о летнем времени, закатилось лишь несколько минут назад, и золотые отсветы зари еще ложились на луга, между которыми, мурлыча, катил автомобиль, встретивший поезд на станции городка в двух милях от замка. Когда они миновали величественные каменные столбы ворот и начали следовать извивам подъездной дороги, тихая песня мотора словно лишь подчеркивала успокоительную тишину, а не нарушала ее. Воздух был напоен неописуемым английским благоуханием. Где-то в отдалении позвякивали овечьи колокольцы, кролики, помахивая пушистыми хвостиками, перебегали дорогу, а один раз за деревьями мелькнуло стадо вспугнутых оленей. Магическое безмолвие нарушал только переливчатый голос лорда Эмсуорта — возвращение в любимое поместье подействовало на его сиятельство возбуждающе. И отличие от своего сына Фредди, который в уголке безмолвно боролся то с надеждами, то со страхами, лорд Эмсуорт с той секунды, как автомобиль въехал в парк, извергал настоящую словесную Ниагару. Пронзительным тенорком, возбужденно жестикулируя, он указывал Псмиту на исторические дубы и на рододендроны с интересным прошлым. Монолог его, когда ближе к замку они закружили между цветниками, стал лирическим и превратился в своего рода гимн радости, в который минорной темой вплетались неодобрительные замечания по адресу Ангуса Макаллистера.

Бич, дворецкий, заботливо выгрузив их из машины перед парадным входом, доложил, что ее милость с мисс Пиви пьет послеобеденный кофе в беседке у лужайки для игры в шары, и вскоре Псмит под водительством его сиятельства уже пожимал руку величественной красавице, в которой — хотя в эту минуту она была само дружелюбие — он ощутил нечто весьма и весьма внушительное. Эстетически внешность леди Констанции его восхитила, но он не скрыл от себя, что в данных своеобразных обстоятельствах он предпочел бы более хрупкое и нежное создание. При взгляде на леди Констанцию становилось ясно, что всякий, кому будет предложен выбор украсть у нее что-нибудь или разворошить короткой тростью осиное гнездо, поступит благоразумно, если выберет второе.

— Здравствуйте, мистер Мактодд! — гостеприимно сказала леди Констанция. — Я так рада, что вам все-таки удалось приехать.

Псмита несколько удивило это «все-таки», но в настоящий момент пищи для размышлений было столько, что анализировать мелкие словесные неясности у него ни малейшего желания не возникло. Он пожал руку леди Констанции и сказал, что она очень любезна.

— Общество наше пока невелико, — продолжала леди Констанция, — но вскоре оно заметно увеличится. А сейчас у нас в гостях только Эйлин и вы. Ах, простите, мне следовало бы… Мисс Пиви, мистер Мактодд.

Тоненькая грациозная женщина, которая все это время пребывала в состоянии анабиоза, устремив на Псмита восторженный взгляд больших томных глаз, сделала шаг вперед, сжала руку Псмита в ладонях и голосом, как обретшие звучание густые сливки, произнесла одно благоговейное слово:

— Maitre!

— Прошу прощения? — сказал Псмит. Практически при любых обстоятельствах он был способен держаться с невозмутимым достоинством, однако под воздействием мисс Эйлин Пиви его самообладание пошло мелкими трещинками.

Мисс Пиви часто действовала так на мужчин, не наделенных возвышенными душами, — и особенно по утрам, пока такие мужчины еще не успевают собраться с силами. Когда она спускалась к первому завтраку в загородном доме, где гостила, храбрецы, накануне припозднившиеся, содрогались и старались укрыться за газетами. Она была из тех женщин, которые сообщают мужчине, приподымающему пальцами смыкающиеся веки и пытающемуся исцелить раскалывающуюся голову крепким чаем, что она встала в шесть и любовалась, как утренняя роса исчезает с листьев и стебельков, — и не думает ли он, что прядки утреннего тумана — это свадебные наряды эльфов? У нее были большие, прекрасные, грустные глаза и манера мечтательно поникать.

— Мэтр! — сказала мисс Пиви, деликатно переводя французское слово.

Найти адекватный ответ на такую реплику было сложно, и Псмит ограничился тем, что благожелательно осиял ее сквозь монокль.

Мисс Пиви вновь оказалась на высоте.

— О, как чудесно, что вам все-таки удалось приехать! Вновь в общую тему вплелся мотив «все-таки»…

— Вам, разумеется, знакома поэзия мисс Пиви? — сказана леди Констанция, ласково улыбаясь двум своим знаменитостям.

— Кому же она не знакома? — галантно ответил Псмит.

— О, неужели вы читали… — сказала мисс Пиви польщенно, и ее тоненькая фигурка изогнулась, как благовоспитанная тростинка. — Могла ли я надеяться, что вам известна моя фамилия! В Канаде мои книжечки расходились мало.

— Отнюдь, — возразил Псмит. — Я хочу сказать, — продолжал он с отеческой улыбкой, — что, даже если ваша тончайшая поэзия и не обретает всеобщего отклика в юной стране, ее высоко и по достоинству ценит небольшой избранный круг интеллигенции.

И пусть его черт возьмет, подумал он не без самодовольства, если это не то, что они от него ждут.

— Ваши собственные изумительные творения, — ответила мисс Пиви, — известны ведь всему миру. Ах, мистер Мактодд, вы не представляете себе, что я испытываю при встрече с вами. Словно сбывается какой-то золотой сон детских ист. Словно…

Туг высокородный Фредди Трипвуд внезапно объявил, что думает заскочить в дом освежиться виски с содовой. Поскольку до этой секунды он не раскрывал рта, его слова произвели эффект голоса из могилы. Вечерний свет теперь быстро угасал, и Фредди, укрытый сумеречными тенями, успел исчезнуть как с глаз, так и из памяти присутствующих. Мисс Пиви содрогнулась, как внезапно разбуженная сомнамбула, и Псмиту наконец-то удалось высвободить свою руку, с которой он уже распрощался. Если бы не эта своевременная диверсия, мисс Пиви, наверное, держала бы ее, пока не настало бы время отойти ко сну.

Почин Фредди словно разрушил колдовские чары. Лорд Эмсуорт, который застыл в полной неподвижности, глядя в пространство пустым взглядом, как борзая, прислушивающаяся к дальним звукам, внезапно ожил.

— Пойду поглядеть на мои цветы, — возвестил он.

— Не говори глупостей, Кларенс, — сказала его сестра. — В темноте ты никаких цветов не увидишь.

— Зато я могу их нюхать! — сварливо возразил его сиятельство.

Казалось, тесный кружок вот-вот распадется, так как граф уже зашебаршился, но появление еще одного человека вновь его зацементировало.

— А, Бакстер, дорогой мой, — сказал лорд Эмсуорт, — как видите, мы приехали.

— Мистер Бакстер, — сказала леди Констанция, — я хочу познакомить вас с мистером Мактоддом.

— Мистером Мактоддом? — произнес новоприбывший с удивленной интонацией.

— Да, ему все-таки удалось приехать.

— А! — сказал Компетентный Бакстер.

У Псмита мелькнула мысль, которую он тут же выкинул из головы, что этот очкастый энергичного вида человек смотрел на него, пока они обменивались рукопожатием, с какой-то странной пронзительностью. Впрочем, решил он, это могла быть просто оптическая иллюзия, создаваемая очками. Пристальный взгляд Бакстера сквозь очки часто вызывал у людей ощущение, что взгляд этот пробьет шестидюймовую броню и высунется с другой ее стороны. Зафиксировав в сознании, что новый знакомец посмотрел на него пристально и пронзительно, Псмит больше к этому обстоятельству не возвращался.

Небрежно отмахнувшись от бакстеровского взгляда, Псмит поступил неблагоразумно. Ему следовало бы присмотреться к этому взгляду повнимательней и попытаться его проанализировать, ибо он отнюдь не был лишен подтекста. Это был подозрительный взгляд. Неопределенно подозрительный, но тем не менее подозрительный. Руперт Бакстер принадлежал к людям, которым присуще стремление подозревать своих ближних. Он не подозревал их в каком-либо конкретном преступлении, он их просто подозревал. Мысленно он еще не предъявил Псмиту обвинение в том или ином нарушении закона или порядка. Просто он смутно ощущал, что за ним нужен глаз да глаз.

В центр событий вновь впорхнула мисс Пиви. При появлении Бакстера она на мгновение отступила на задний план, но она была не из тех женщин, кто остается там долго. В руках у нее появилась продолговатая книжечка, которую с томной твердостью она вложила в пальцы Псмита.

— Не согласитесь ли вы, мистер Мактодд, — умоляюще сказала мисс Пиви, — написать в мой альбом для автографов какую-либо вашу мысль и подписаться под ней? Вот ручка.

Беседку залил свет. Компетентный Бакстер, который знал местоположение всего и вся, нащупал и повернул выключатель. Сделал он это не столько из желания услужить мисс Пиви, сколько в надежде получше рассмотреть новоприбывшего. С каждой новой минутой недоверие к этому гостю становилось все глубже.

— Наконец-то! — сказала мисс Пиви, приветствуя свет. Псмит задумчиво постучал ручкой по подбородку. Он чувствовал, что ему следовало предвидеть такой оборот дела. У мисс Пиви просто не могло не быть альбома для автографов.

— Одну мысль, самую маленькую…

Псмит долее не колебался. Твердой рукой он начертал «Сквозь бледную параболу Восторга…», бестрепетно добавил «Ролстон Мактодд» и вернул альбом.

— Как странно! — вздохнула мисс Пиви.

— Разрешите? — сказал Бакстер, молниеносно подходя к ней.

— Как странно! — повторила мисс Пиви. — Только подумать, что вы выбрали именно эту строку! Есть несколько особо сложных мистических образов, объяснение которых я хотела найти у вас, и особенно: «Сквозь бледную параболу Восторга»…

— Вы находите ее трудной для понимания?

— Признаюсь, да.

— Ну-ну, — снисходительно улыбнулся Псмит, — быть может, я тут немножко перезакрутил.

— Прошу прощения?

— Я говорю: быть может, смысл несколько темен. Нам надо будет обсудить его подробнее — но позже.

— А почему не сейчас? — свирепо спросил Компетентный Бакстер, сверкая очками.

— Я утомлен, — ответил Псмит с кротким упреком. — После долгого пути. Измучен. Мы, художники…

— Разумеется! — сказала мисс Пиви, негодующе взглянув на секретаря. — Мистер Бакстер не понимает чуткого поэтического темперамента.

— Недостает духовности, э? — мягко сказал Псмит. — Избыток материалистичности? Так я и думал, так я и думал. Видимо, человек дела, волевой и суровый.

— Не пойти ли нам поискать лорда Эмсуорта, мистер Мактодд? — произнесла мисс Пиви, отметая Бакстера презрительным взглядом. — Он только что куда-то удалился. Наверное, он среди своих цветов. Цветы ночью так прекрасны.

— О да, — сказал Псмит. — А также днем. Когда я окружен цветами, на меня нисходит божественный покой и грубый, суровый мир отступает далеко-далеко. Я чувствую себя исцеленным, безмятежным. Порой мне кажется, мисс Пиви, что цветы — это души младенцев, отлетевшие в пору невинности.

— Какая дивная мысль, мистер Мактодд, — восторженно вскричала мисс Пиви.

— Да, — согласился Псмит. — Но тибрить не надо. Авторское право принадлежит мне.

Их поглотил мрак. Леди Констанция повернулась к Компетентному Бакстеру, который размышлял с нахмуренным челом.

— Очарователен, не правда ли?

— Прошу прощения?

— Я сказала, что мистер Мактодд показался мне очаровательным.

— О, несомненно.

— Нисколько не испорченным славой.

— О, решительно.

— Я так рада, что ему все-таки удалось приехать. Телеграмма, которую он прислал днем, была такой резкой и окончательной.

— Мне тоже так показалось.

— Словно он на что-то обиделся и не желает нас видеть.

— Совершенно верно.

Леди Констанция благовоспитанно задрожала. Поднялся прохладный ветерок. Она плотнее закутала накидкой свои скульптурные плечи и направилась к замку. Бакстер не последовал за ней. Едва она ушла, он погасил свет и сел, опершись подбородком на руку.

Его могучий мозг усиленно работал.

8. Доверительные беседы на озере

I

— Мисс Халлидей, — объявил Компетентный Бакстер, извлекая содержимое очередного конверта и подвергая его молниеносному, но въедливому изучению, — приезжает сегодня. Поездом двенадцать пятьдесят.

Он положил письмо на стопку возле своей тарелки и, обезглавив яйцо, прищурился в его недра, словно высматривая грешные тайны. Ибо дело происходило за завтраком, и коренные обитатели замка, а также гости, расположившись кто где за длинным столом, восстанавливали свои клетки, готовясь к дневным трудам. Благоухание жареной грудинки веяло над сотрапезниками, как Божье благословение.

Лорд Эмсуорт вынырнул из каталога семян, в который был погружен. Последние минуты удовольствие, которое он получал от завтрака, омрачалось смутной потребностью в чем-то, и внезапно он осознал, чего ему не хватает.

— Кофе! — произнес он мягко, но тоном праведника, терпящего гонения. — Я хочу кофе. Почему мне не налили кофе? Констанция, дорогая моя, я хочу кофе. Почему я без кофе?

— Но, мне кажется, я тебе налила, — ответила леди Констанция, которая энергично распоряжалась напитками на другом конце стола.

— В таком случае где же он? — метко отпарировал граф.

Бакстер как будто бы с сожалением признал яйцо доброкачественным и с обычной находчивостью взялся за решение домашней проблемы.

— Ваш кофе находится позади каталога, который вы читаете, лорд Эмсуорт. Вы прислонили каталог к чашке.

— Да? Да? Действительно! Господи помилуй! — Его сиятельство отхлебнул бодрящего эликсира. — Так что вы сказали, мой дорогой?

— Я получил письмо от мисс Халлидей, — ответил Бакстеp. — Она пишет, что выезжает поездом двенадцать пятьдесят.

— Но кто, — осведомилась мисс Пиви негромким трепетным голосом, на миг перестав поклевывать свою овсянку, — но кто такая мисс Халлидей?

— Вопрос, который я сам собирался задать, — сказал лорд Эмсуорт. — Бакстер, дорогой мой, кто такая мисс Халлидей?

Бакстер с подавленным вздохом собрался освежить память своего патрона, но его предупредил Псмит. Он с обычным своим небрежным изяществом поглощал мармелад, намазывая его на поджаренный хлеб, и до сих пор решительно пресекал все попытки завязать с ним разговор.

— Мисс Халлидей, — сказал он, — моя очень старинная и высокоценимая приятельница. Мы с ней, по выражению поэта, на лужку собирали маргаритки. И я с нетерпением ждал, когда она покажется на горизонте.

На двух членов общества слова эти произвели неожиданное впечатление. Бакстер, услышав их, вздрогнул столь сильно, что расплескал половину содержимого своей чашки, а Фредди, мотыльком порхавший с тарелкой в руке у заставленного блюдами буфета, ляпнул на ковер кусок омлета, на котором наконец остановил свой выбор. И там секунду спустя спаниель леди Констанции бесследно уничтожил злополучный омлет.

Псмит не заметил этих катаклизмов, потому что вернулся к мармеладу и поджаренному хлебу. И в результате не встретил, быть может, самого пронзительного взгляда, какой когда-либо прорывался сквозь очки Руперта Бакстера. Взгляд этот был недолгим, но пока длился, мог поспорить с пламенем ацетиленовой горелки.

— Ваша приятельница? — повторил лорд Эмсуорт. — Неужели? Конечно, конечно, Бакстер, я вспомнил. Мисс Халлидей будет каталогизировать библиотеку.

— Какая восхитительная обязанность, — проворковала мисс Пиви. — Обитать среди бережно хранимых мыслей покойных гениев!

— В таком случае вам лучше поехать встретить ее, мой дорогой, — сказал лорд Эмсуорт. — На станцию, — растолковал он свое предложение. — Она будет рада вас видеть.

— Именно это я как раз и собирался предложить, — объявил Псмит.

— Хотя зачем надо каталогизировать библиотеку, — сказал граф, возвращаясь к загадке, которая все еще смущала его душу, когда у него доставало времени вспомнить о ней, — я просто не могу… А впрочем…

Он допил кофе и встал из-за стола. На его лысину упал заблудившийся солнечный луч, а солнечный свет всегда будил в нем непоседливость.

— Вы идете к вашим цветам, лорд Эмсуорт? — осведомилась мисс Пиви.

— А? Что? Да. О, да. Надо бы взглянуть на лобелии.

— Если позволите, и я с вами, — сказал Псмит.

— А? Ну, разумеется, разумеется.

— Я всегда считал, — пояснил Псмит, — что нет в мире тонизирующего средства лучше, чем внимательно обозреть лобелии сразу после завтрака. Врачи, если не ошибаюсь, настоятельно это рекомендуют.

— Погодите! — торопливо сказал Фредди, когда он направился к двери. — Мне бы надо вас на пару слов, если можно.

— Хоть на тысячу, если хотите, — ответил Псмит. — Вы найдете меня там, среди необъятных просторов, где мужчины — это мужчины.

Он одарил все общество благожелательной улыбкой и удалился.

— Как он обаятелен! — вздохнула мисс Пиви. — Вы не находите, мистер Бакстер?

Компетентный Бакстер на секунду словно бы замялся с ответом.

— О, весьма, — сказал он без всякого энтузиазма.

— И какая душа! Она одевает сиянием его чудесный лоб, не правда ли?

— У него прекрасный лоб, — сказала леди Констанция. — Но жаль, что волосы у него подстрижены так коротко. С такой прической он почему-то выглядит не как поэт.

Фредди в тревоге поперхнулся омлетом.

— Да нет же, он поэт и очень даже, — поспешно сообщил он.

— Право, Фредди, — оскорбленно сказала леди Констанция, — мне кажется, в твоих заверениях мы не нуждаемся.

— Нет, конечно. Я просто хотел сказать: хотя у него и такая короткая стрижка.

— Вчера я осмелилась заговорить с ним об этом, — сказала мисс Пиви, — а он ответил, что в ближайшем будущем ей, возможно, предстоит стать еще короче.

— Фредди! — раздраженно вскричала леди Констанция. На скатерти перед высокородным Фредериком Трипвудом расплескалось бурое озерцо чая. Под влиянием какого-то сильного чувства он, как недавно Компетентный Бакстер, опрокинул свою чашку.

II

Созерцание лобелий его сиятельства приелось Псмиту еще в самом начале этой процедуры, и, когда его отыскал Фредди, он сидел на террасе и задумчиво курил сигарету.

— А, товарищ Трипвуд! — сказал Псмит. — Добро пожаловать в замок Бландингс! Вы, кажется, упомянули, что желали бы побеседовать со мной?

Высокородный Фредди нервно поглядел по сторонам и сел на балюстраду.

— Послушайте, — сказал он, — я бы хотел, чтобы вы такого не говорили.

— Какого такого, товарищ Трипвуд?

— Ну, что вы сказали этой Пиви.

— Помнится, вчера под вечер я очень приятно поболтал с мисс Пиви, — сказал Псмит, — но не помню, чтобы я произносил слова, способные вызвать румянец стыда на щеках целомудрия. Какое же мое выражение вызвало вашу суровую критику?

— Ну, что ваша стрижка может стать еще короче. Чем брякать такое, лучше прямо все выложить, и дело с концом. Псмит скорбно кивнул:

— Ваш благородный жар, товарищ Трипвуд, имеет под собой основания. Бесспорно, это был ляп. Если у меня и есть недостаток — чего я не признаю! — так, пожалуй, лишь недостойное истинного джентльмена желание дурачить эту настырную служительницу муз. Человеку даже с более сильной волей, чем моя, было бы трудно удержаться от искушения. Однако теперь, когда вы обратили на это мое внимание, подобное не повторится. Впредь я буду умерять свою шутливость. А посему смотрите веселей, товарищ Трипвуд, и одарите нас своей заразительной улыбкой, о которой я слышал столько похвальных отзывов.

Но призыв этот не развеял мрачности Фредди. Он угрюмо хлопнул ладонью по мухе, которая села на его изборожденный морщинами лоб.

— Я просто на стенку лезу, — сказал он.

— Боритесь с этой недостойной слабостью, — призвал Псмит. — Насколько я могу судить, все идет прекрасно.

— Ну, не знаю. По-моему, эта язва Бакстер что-то подозревает.

— И что же, по-вашему, он подозревает?

— А что вы ловите рыбу в мутной воде. Псмит содрогнулся.

— Я буду бесконечно вам обязан, товарищ Трипвуд, если вы воздержитесь при мне от подобных выражений. Они пробуждают воспоминания, и очень горькие. Но разберемся поподробнее: вы пробудили во мне странный интерес. Почему вы считаете, будто наш весельчак Бакстер, личность на редкость восхитительная, в чем-то меня подозревает?

— А он на вас глядит.

— Я понимаю, о чем вы, но значения этому не придаю. Насколько я мог установить за мое недолгое пребывание тут, он на всех и на вся глядит точно так же. Только вчера за обедом я наблюдал, как он с величайшим недоверием жег взглядом безупречнейший и невиннейший из бульонов, какие когда-либо разливали по тарелкам. А затем начал его хлебать с нескрываемым удовольствием. Следовательно, не исключено, что вы неверно толкуете побуждения, заставляющие его глядеть на меня. А если им руководит восхищение?

— Ну, мне это не нравится.

— Как — с эстетической точки зрения — и мне. Но мы должны переносить такие испытания, как подобает мужчинам. Мы должны все время напоминать себе, что не вина, а, скорее, беда Бакстера, если он смахивает на ящерицу, страдающую несварением желудка.

Но Фредди не поддавался на уговоры. Он стал еще мрачнее.

— Тут не только Бакстер.

— Кто еще вас тяготит?

— Да все тут стало каким-то не таким, понимаете? — Он наклонился к Псмиту и глухо прошептал: — По-моему, новая горничная — сыщик в юбке.

Псмит смерил его терпеливым взглядом.

— Какая новая горничная, товарищ Трипвуд? Все время пребывая в довольно-таки напряженных размышлениях о вещах глубоких и удивительных, я не располагаю досугом, чтобы следить за переменами в штате прислуги. Так, значит, имеется новая горничная?

— Да. Ее зовут Сьюзен.

— Сьюзен? Сьюзен? Звучит нормально. Самое имя для подлинной горничной.

— А вы когда-нибудь видели, — судорожно спросил Фредди, — чтобы подлинная горничная выметала пыль из-под бюро?

— А она выметает?

— Сегодня утром застал ее за этим у себя в спальне.

— Но откуда следует, что она сыщик? Не слишком ли большую волю вы дали воображению? С какой стати ей быть сыщиком?

— Ну, я видел тысячу раз в кино, как старшая горничная, или младшая горничная, или судомойка оказывались сыщиками. Вот и становится что-то не по себе.

— К счастью, — сказал Псмит, — нет никакой надобности томиться в сомнении. Могу предложить вам безошибочный способ установить, та ли она, кем хочет представить себя нам.

— Какой?

— Поцелуйте ее.

— Поцеловать ее?

— Вот именно. Подойдите к ней и скажите: «Сьюзен, вы такая хорошенькая…»

— Но она совсем не хорошенькая.

— А мы для удобства примем, что она хорошенькая. Подойдите к ней и скажите: «Сьюзен, вы такая хорошенькая! Что, если я вас поцелую?» Если она сыщик, то ответит: «Сэр, как вы смеете!» или даже просто «Сэр!». Если же она подлинная горничная, каковой я ее считаю, и подметает под бюро из чистого усердия, то захихикает и ответит: «И что это вы, сэр!» Улавливаете разницу?

— А вы откуда знаете?

— Мне бабушка сказала, товарищ Трипвуд. Мой вам совет: раз сомнения, в которых вы пребываете, мешают вам наслаждаться жизнью, проведите проверку при первом же удобном случае.

— Подумаю, — сказал Фредди.

Воцарилась тишина, что Псмита вполне устраивало. Чтобы наслаждаться солнечным теплом и ароматами бесчисленных цветов Макаллистера, ему не требовалась безыскусная болтовня Фредди. Однако вскоре его собеседник вновь завелся. Но голос его звучал по-иному. Тревога сменилась чем-то смахивавшим на смущение. Он два-три раза кашлянул, и его элегантно обутые ноги, стеснительно выписывая кренделя, шаркали по балюстраде.

— Послушайте!

— Мой слух вновь склонен к вам, товарищ Трипвуд, — вежливо отозвался Псмит.

— Послушайте, я ведь хотел с вами поговорить совсем о другом. Послушайте, вы правда старый друг мисс Халлидей?

— Безусловно. А что?

— Послушайте! — Юные щеки высокородного Фредди покрылись розовым румянцем. — Послушайте, замолвите за меня словечко, а?

— Замолвить за вас словечко? Фредди судорожно сглотнул.

— Я ее люблю, черт возьми!

— Благородное чувство, — любезно одобрил Псмит. -Когда вы ощутили первые симптомы?

— Я в нее влюблен уж не знаю сколько месяцев, но она и смотреть на меня не хочет.

— Это, — согласился Псмит, — бесспорно затрудняет дело. Да, могу себе представить, что это вставляет немалое число палок в колеса истинной любви…

— Нет, я о том, что она относится ко мне несерьезно, и все такое. Смеется, когда я делаю ей предложение, понимаете? Как бы вы поступили на моем месте?

— Я бы прекратил делать ей предложения, — сообщил Псмит, всесторонне обдумав вопрос.

— Но я не могу!

— Ай-ай-ай! — строго сказал Псмит. — Иными словами, если это выражение вам не знакомо, ну-ну! Попробуйте повторять про себя: «Отныне я не делаю предложений до второго завтрака». Добившись этого, вы уже без труда воздержитесь от предложений до вечера и мало-помалу обнаружите, что способны вовсе их не делать. Стоит вам преодолеть тягу к предложениям после утреннего чая, остальное придет само собой. Первый шаг — всегда самый сложный.

— По-моему, она считает меня легкомысленным мотыльком, — сказал Фредди, пропустивший эти наставления мимо ушей.

Псмит спрыгнул с балюстрады и потянулся.

— Почему это, — сказал он, — мотыльков так часто называют легкомысленными? Я сотни раз слышал такое их определение, но не понимаю причины… Что же, заняться этим вопросом более углубленно будет, наверное, и интересно и поучительно, но на этом месте, товарищ Трипвуд, я вас покину. Мне надо предаться размышлениям.

— Да, но, послушайте, вы того?

— Что я того?

— Замолвите за меня словечко?

— Если, — сказал Псмит, — среди беззаботной болтовни всплывет и эта тема, я буду счастлив воздать должное вашим прекрасным качествам.

Он растворился в кустах как раз вовремя, чтобы ускользнуть от мисс Пиви, которая мгновение спустя нарушила задумчивое уединение Фредди и составила ему компанию до второго завтрака.

III

Поезд двенадцать пятьдесят, скрипя тормозами, остановился у платформы станции Маркет-Бландингс, и Псмит, который коротал время, транжиря деньги (чего ему позволять себе не следовало бы) на автомат, выдававший ириски, повернулся и подверг вагоны придирчивому осмотру. Ева Халлидей вышла из купе третьего класса.

— Добро пожаловать в нашу деревню, мисс Халлидей, — сказал Псмит, подходя к ней.

Ева уставилась на него, не скрывая удивления.

— Что вы тут делаете? — спросила она.

— Лорд Эмсуорт любезно предложил мне встретить вас, поскольку мы такие старинные друзья.

— А мы старинные друзья?

— Ну, конечно же. Неужто вы забыли все эти счастливые лондонские дни?

— День был только один.

— Справедливо. Но сколько встреч мы умудрились в нем уместить!

— Вы гостите в замке?

— Да. И более того, я там душа общества. А что-нибудь похожее на багаж у вас имеется?

— У меня почти всегда имеется багаж, когда я отправляюсь в деревню на месяц. Он где-то там.

— Я им займусь. Автомобиль ждет перед станционным зданием. Если вы соблаговолите подождать в нем, я через минуту вернусь, а чтобы время не тянулось для вас мучительно медленно, вот возьмите. Восхитительные ириски и, насколько мне известно, очень полезные. Я купил их специально для вас.

Несколько минут спустя Псмит, распорядившись, чтобы кофр был доставлен в замок, вышел из станционного здания и обнаружил, что Ева наслаждается прелестью Маркет-Бландингса.

— Какой очаровательный старинный городок, — сказала она, когда автомобиль тронулся. — Мне даже жаль, что я здесь не живу.

— За краткий срок моего пребывания в замке, — сказал Псмит, — мне тоже приходила в голову эта мысль. Именно в таком местечке следует, уйдя от дел, обрести тихий приют и отрастить золотистую бороду. — Он поглядел на нее с глубоким восхищением. — Женщины изумительны, — заключил он.

— И почему же, мистер философ, женщины изумительны?

— В эту минуту я думал о том, как вы выглядите. Вы только что сошли с поезда после четырехчасовой поездки, а вид у вас свежий и цветущий, точно — если мне дозволено будет оригинальное уподобление, — точно у розы. Как вы этого достигаете? Когда я приехал сюда, то был погребен под аллювиальными наносами и лишь совсем недавно ухитрился полностью их соскрести.

— А когда вы приехали?

— Вечером того дня, когда познакомился с вами.

— Но это поразительно! То, что вы здесь, хочу я сказать. Я как раз думала, увижу ли я вас когда-нибудь еще. — Ева чуточку порозовела и поспешила добавить: — Я хотела сказать, как странно, что мы все время встречаемся.

— Видимо, судьба, — сказал Псмит. — Надеюсь, это не испортит ваше пребывание в замке?

— О, ничуть.

— Я бы предпочел более четкое ударение на последнем слове, — мягко попенял Псмит. — Простите, что я критикую вашу манеру интонировать, но, без сомнения, вы согласитесь, что ваша фраза прозвучала бы гораздо лучше, будь она произнесена «О, НИЧУТЬ!».

Ева засмеялась.

— Ну, хорошо, — сказала она. — О, НИЧУТЬ!

— Гораздо лучше, — сказал Псмит. — Гораздо.

Ему становилось все яснее, как трудно будет ввести в их разговор панегирик высокородному Фредди Трипвуду.

— Я очень рада, что вы тут, — сказала Ева, после некоторой паузы. — Потому что, говоря откровенно, я чуть-чуть нервничаю.

— Нервничаете? Но почему?

— Я в первый раз в подобном месте. — Автомобиль тем временем свернул в величественные ворота и плавно катил по петляющей подъездной дороге. Справа за строем деревьев как раз возникла громада замка, серого и массивного на фоне неба. Солнце золотило озеро за ним. — Тут все очень церемонно?

— Отнюдь, отнюдь. Мы очень простые люди, мы — обитатели замка Бландингс. Лишенные аффектации, естественные, обласкивающие всех направо и налево. Лорд Эмсуорт ведь не внушил вам священного ужаса?

— Он просто прелесть. Ну и, конечно, я хорошо знаю Фредди.

Псмит кивнул. Раз она хорошо знает Фредди, то, естественно, нет никакого смысла что-нибудь к этому добавлять. И он воздержался.

— Вы давно знакомы с лордом Эмсуортом? — спросила Ева.

— Познакомился с ним в тот же день, что и с вами.

— Боже мой! — Ева посмотрела на него с недоумением. — И он пригласил вас в замок?

Псмит разгладил складочку на жилете.

— Согласен, это странно. И найти объяснение можно, лишь предположив, что я излучаю какое-то особое обаяние, не так ли? Вы его не замечали?

— Нет.

— Нет? — удивленно переспросил Псмит. — Ну, что же, — продолжал он проникновенно, — рано или поздно эта мысль вас, конечно же, осенит. Как удар грома или еще как-нибудь.

— Мне кажется, вы ужасно самодовольны.

— Отнюдь, — сказал Псмит. — Самодоволен? Нет-нет. Успех меня не испортил.

— А вы добились больших успехов?

— Ни малейших. — Автомобиль остановился. — Нам сходить здесь, — сказал Псмит, открывая дверцу.

— Здесь? Почему?

— Потому что, если мы подъедем к дверям, в вас тут же вопьется некий Бакстер и засадит за работу — обаятельнейшая личность, но фанатик во всем, что касается работы. Я намерен показать вам сады, а затем мы покатаемся в лодке по озеру. Вам это понравится.

— Вы, кажется, распланировали все мое будущее?

— Безусловно, — ответил Псмит с ударением, и в направленном на нее сквозь монокль взгляде Ева прочла такое уважение и восхищение, что попыталась замкнуться в ледяной скорлупе.

— Боюсь, у меня нет времени гулять по садам, — сказала она высокомерно. — Мне необходимо сразу же увидеть мистера Бакстера.

— Бакстер, — заметил Псмит, — не принадлежит к естественным красотам здешних мест. Увидите его, когда ничего другого вам не останется… Мы находимся у южного партера, или в западном парке, или еще где-то. Обратите внимание на аристократичность, с какой олени щиплют траву. Все вокруг исполнено исторического интереса. Оливер Кромвель прошел здесь в одна тысяча шестьсот пятидесятом году.

— У меня нет времени…

— Оставляя партер слева, мы далее направляемся к северной части усадьбы. Одуванчики были вывезены девятым графом из Египта.

— В любом случае, — мятежно заявила Ева, — кататься по озеру я не буду!

— Озеро доставит вам неизъяснимую радость, — возразил Псмит. — Тритоны принадлежат к знаменитому бландингскому подвиду. Их вместе с жуками-плавунцами запустили в озеро в царствование королевы Елизаветы. Лорд Эмсуорт, естественно, владеет феодальным правом на прихлопывание комаров.

Гордой и независимой Еве следовало бы возмутиться, что ею вдруг начал распоряжаться человек, с которым, вопреки его категорическим утверждениям, она почти не была знакома. Но почему-то ей было трудно противостоять этой безмятежной уверенности в своем праве командовать. И она почти кротко пошла рядом с ним через лужайки и кусты, по бархатным газонам мимо пылающих красками цветочных клумб, и, пока глаза упивались всей этой красотой, ее негодование рассеялось. Она чуть-чуть вздохнула. Если Маркет-Бландингс казался приютом тихого счастья, замок Бландингс был раем.

— Перед собой, — сказал Псмит, — мы теперь видим прославленную Тисовую аллею, получившую такое название из-за тисов, которыми она обсажена. Во исполнение моих обязанностей гида должен предупредить, что за следующим поворотом нас ожидает незабываемое зрелище.

Действительно, незабываемое. Когда они прошли под сводом ветвей престарелого тиса, перед ними открылась зеленая перспектива, кое-где в солнечных пятнах. А в центре этой перспективы высокородный Фредерик Трипвуд обнимал молодую женщину в костюме горничной.

IV

Первым из членов этой небольшой группы от изумления оправился Псмит, последним — высокородный Фредди. Злополучный юноша, подняв голову, встретил удивленный взгляд Евы, окаменел и продолжал стоять с открытым ртом, пока она не скрылась из вида, что произошло через несколько секунд, так как Псмит поспешил ее увести, предварительно одарив своего юного друга взглядом, в котором удивление, страдание и упрек мешались в столь равных долях, что трудно было отдать пальму первенства чему-либо одному. Посторонний зритель мог бы сказать только, что лучшие чувства Псмита получили тяжкий удар.

— Прискорбная сцена, — сказал он Еве, увлекая ее в сторону замка. — Но быть милосердными — наш долг. Может быть, он извлекал мошку из ее глаза или обучал ее джиу-джитсу. — Он посмотрел на нее вопросительно. — Вы словно бы менее возмущены, чем можно было ожидать. Это свидетельствует о добром, а вернее, ангельском характере и подтверждает мое и без того высокое мнение о вас.

— Благодарю.

— Не за что. Нo заметьте, — продолжал Псмит, — я отнюдь не думаю, что таковы обычные развлечения товарища Трипвуда. Несомненно, у него есть десятки других способов скрашивать свой досуг. Вспомните об этом, прежде чем вынести ему приговор. Ну, и к тому же — младая кровь и все такое прочее.

— У меня нет ни малейшего намерения выносить ему приговоры. Меня совершенно не интересует, чем мистер Трипвуд заполняет свой досуг и все остальное время.

— Зато вы чрезвычайно его интересуете. Я запамятовал сообщить вам, что он вас любит. Он просил, чтобы я упомянул об этом, если наш разговор пример такой оборот.

— Да, любит, я знаю, — сказала Ева скорбно.

— И это обстоятельство не будит в вас отклика?

— Он донельзя надоедлив.

— Вот это, — душевно произнес Псмит, — правильный взгляд на вещи. Он меня радует. Отлично, мы оставим тему Фредди, и я постараюсь найти другие, которые могут заинтересовать вас, возвысить духовно или развлечь. Мы теперь приближаемся к центральному зданию. Я не знаток архитектуры и поэтому не способен поделиться с вами всеми сведениями о фасаде, как мне хотелось бы, но, как видите, фасад имеется, и по моему мнению — чего бы оно ни стоило, — очень даже милый фасад. Мы приближаемся к нему по ухоженной песчаной дорожке.

— Я намерена сейчас же найти мистера Бакстера, — сказала Ева решительным тоном. — Ну, что это такое! Не могу же я бездельничать, прогуливаясь по парку! Мне необходимо немедленно увидеть мистера Бакстера.

Псмит учтиво наклонил голову.

— Нет ничего проще. За этим большим открытым окном находится библиотека. Без сомнения, товарищ Бакстер пребывает там внутри, трудясь в архивах.

— Да, но не могу же я окликать его отсюда, чтобы ему представиться!

— О, разумеется, — согласился Псмит. — И в этом нет никакой нужды. Положитесь на меня. — Он нагнулся, взял большой цветочный горшок, стоявший под балюстрадой террасы и, прежде чем Ева успела его остановить, небрежным движением швырнул горшок в открытое окно. Глухой удар, за которым последовал пронзительный возглас, вызвал на его губах легкую довольную улыбку, на миг озарившую его невозмутимо серьезное лицо. — Да, он действительно там. Я так и полагал. А, Бакстер! — произнес он любезно, когда в окне внезапно появилась верхняя половина мужского торса, увенчанного очкастым лицом. — Прелестный солнечный день. Ну, как дела?

Компетентный Бакстер беззвучно давился словами.

— Вы походите на Блаженную Деву, которая взирала вниз со златой стены Небес и была воспета Данте Габриелем Россети, — ласково пояснил Псмит. — Бакстер, я хочу познакомить вас с мисс Халлидей. Она благополучно прибыла после довольно утомительного путешествия. Мисс Халлидей вам понравится. Будь у меня библиотека, я не мог бы пожелать для нее более обходительной, трудолюбивой и умелой составительницы каталогов.

Эта поразительная и непрошеная рекомендация не произвела на Компетентного Бакстера никакого впечатления. Его мысли, казалось, были заняты чем-то другим.

— Вы бросили этот цветочный горшок? — осведомился он холодно.

— Вам, разумеется, — продолжал Псмит, — несколько позже надо будет побеседовать с мисс Халлидей по душам, чтобы очертить круг ее обязанностей. Я показывал ей сады, а сейчас провожаю ее к озеру, чтобы покатать на лодке. После чего — я знаю, что в данном случае могу смело говорить от имени мисс Халлидей, — она будет в полном вашем распоряжении.

— Вы бросили этот цветочный горшок?

— Я твердо предвкушаю приятнейший рабочий альянс между вами и мисс Халлидей. Вы найдете в ней, — сказал Псмит с горячностью, — безотказную помощницу, усердную труженицу.

— Вы бро…

— Но теперь, — сказал Псмит, — я вынужден вас покинуть. Для того чтобы произвести на мисс Халлидей благоприятное впечатление, я, отправляясь встречать ее, надел свой лучший костюм. Однако для лодочной прогулки рекомендуется что-нибудь более простое и светлое спортивного покроя. Мне потребуется лишь несколько минут, — повернулся он к Еве. — Не встретите ли вы меня у лодочного сарая?

— Я не собираюсь кататься с вами по озеру.

— Итак, у лодочного сарая через… да, через шесть с четвертью минут, — сказал Псмит с мягкой улыбкой и ускакал в дом, как резвый мустанг.

Ева осталась стоять, где стояла: смущение в ней боролось со смехом. Компетентный Бакстер все еще гневно высовывался из окна библиотеки, и было как-то трудно начать с ним нормальный разговор. Но от необходимости все-таки найти какой-нибудь приемлемый зачин ее избавило появление лорда Эмсуорта, который вышебаршился из кустов, сжимая в руке грабли. Он было уставился на Еву, но на этот раз память его не подвела — возможно, наружность Евы запоминалась легче, чем многое и многое из того, что граф имел привычку забывать. И он направился к ней, сияя улыбкой:

— А, вот и вы, мисс… Боже мой, боюсь я запамятовал вашу фамилию. Вообще, у меня превосходная память, но на фамилии… Мисс Халлидей! Ну, конечно же, конечно. Бак-стер, дорогой мой, — продолжал он, обнаружив дозорного в окне, — это мисс Халлидей.

— Мистер Мактодд, — кисло сказал Компетентный, — уже познакомил меня с мисс Халлидей.

— О? Дьявольски любезно с его стороны, дьявольски любезно. Но где же он? — осведомился граф, рассеянно озирая окружающий пейзаж.

— Он вошел в дом. После того как, — произнес Бакстер холодным тоном, — бросил в меня цветочный горшок.

— Что? Что?

— Он бросил в меня цветочный горшок, — повторил Бакстер и угрюмо скрылся из вида.

Лорд Эмсуорт уставился на открытое окно, а затем обратился к Еве за объяснением.

— Но почему Бакстер бросил в мистера Мактодда цветочный горшок? — спросил он. — И откуда, — продолжал он, переходя к еще более темной загадке, — и откуда он взял цветочный горшок? В библиотеке нет цветочных горшков.

Ева со своей стороны тоже нуждалась в информации.

— Вы сказали, что его фамилия Мактодд, лорд Эмсуорт?

— Нет-нет, Бакстер. Это был Бакстер, мой секретарь.

— Я спрашиваю про того, кто встретил меня на станции.

— Бакстер вас на станции не встречал. На станции вас встретил, — продолжал лорд Эмсуорт, говоря медленно и раздельно, потому что женщины так легко все путают, — Мактодд. Он гостит здесь. Его пригласила Констанция, и, признаюсь, когда я об этом услышал, то не слишком обрадовался. Как правило, я поэтов не люблю. Но этот совершенно не похож на остальных мне знакомых поэтов. Ни в чем не похож. И, — произнес лорд Эмсуорт с жаром, — я решительно против того, чтобы Бакстер швырял цветочные горшки в моих гостей!

Это лорд Эмсуорт сказал категорическим тоном: хотя он порой бывал несколько рассеянным, но всегда свято чтил фамильные традиции гостеприимства.

— А мистер Мактодд поэт? — спросила Ева, чье сердце убыстрило свои биения.

— А? Да, да. Тут как будто нет сомнений. Канадский поэт. Видимо, у них там есть и поэты. Но, — спросил его сиятельство, человек на редкость беспристрастный, — почему бы и нет? Поразительно быстро растущая страна. Я побывал там в девяносто восьмом году. Или, — добавил он, задумчиво проводя выпачканной ладонью по подбородку и оставляя на нем зеленые разводы, — в девяносто девятом? Забыл. У меня очень скверная память на даты… Вы извините, мисс… да, конечно, мисс Халлидей! Вы извините, если я вас покину. Мне необходимо поговорить с Макаллистером, моим старшим садовником. Упрямый человек. Шотландец. Если вы пройдете в дом, моя сестра Констанция напоит вас чаем. Не знаю, который сейчас час, но, по-моему, чай скоро подадут. Сам я его не пью.

— Мистер Мактодд пригласил меня покататься с ним в лодке по озеру.

— По озеру, э? По озеру? — сказал граф так, словно это было последнее место, где, по его мнению, люди могли кататься на лодках. Но он тут же просветлел. — Ну, разумеется, по озеру. Я думаю, озеро вам понравится. Я каждое утро окунаюсь перед завтраком. Я нахожу, что это полезно и для здоровья и для аппетита. Ныряю, проплываю ярдов пятьдесят и возвращаюсь. — Лорд Эмсуорт прервал свой спортивный монолог и взглянул на часы. — Боже мой, — сказал он, — я должен идти. Макаллистер ждет уже целых десять минут. До свидания, мисс… э… до свидания.

И лорд Эмсуорт побрел прочь, а его лицо приняло то сосредоточенное выражение, которое всегда появлялось на нем, когда графа ожидала беседа с Ангусом Макаллистером, — выражение, которое появляется на лице сурового воина перед встречей с достойным противником.

V

Ева медленно направилась к лодочному сараю, и глаза у нее были ледяные. Только что полученные сведения ее ошеломили, и она пыталась разобраться в них. Когда мисс Кларксон поведала ей о злополучном конце семейной жизни ее школьной подруги с Рол стоном Мактоддом, она тут же, не зная никаких фактов, встала на сторону Синтии и без колебаний возложила всю вину на неведомого ей Мактодда. Синтию она не видела много лет, и дружба их, можно сказать, почти ушла в прошлое, но любовь Евы, раз уж она ее дарила, была чувством прочным и способным выдержать долгую разлуку. В школе она Синтию любила, и тот, кто обошелся с Синтией скверно, не мог не вызвать у нее неприязни. Она смотрела на сверкающие воды озера из-под насупленных бровей, готовясь встретить злодея этого романа с холодной враждебностью. И только когда она услышала за спиной шаги и, обернувшись, увидела Псмита в светлом спортивном костюме, радостно к ней поспешающего, ей в первый раз пришло в голову, что вина ведь может быть обоюдной. Правда, Псмита она знала не очень давно, но его личность уже произвела на нее довольно глубокое впечатление, и ей не хотелось верить, что он и есть бессердечный негодяй, нарисованный ее воображением. А потому она решила отложить вынесение приговора, пока они не окажутся посреди озера, где можно будет обсудить вопрос без помех.

— Я чуть-чуть опоздал, — сказал Псмит, подходя к ней. — Меня задержал наш юный друг Фредди. Он вошел в мою комнату и начал исповедоваться в ту самую минуту, когда я завязывал галстук и сосредоточился на этой сложнейшей операции. Недавний щекотливый эпизод, видимо, несколько его тяготит. — Он помог Еве спуститься в лодку и взял весна. — Я утешил его, как мог, указав, что это, вероятно, лишь сделало ваше высокое мнение о нем еще выше. Я рискнул намекнуть, что девушки лелеют идеал сильного, закаленного, победительного мужчины. И, постаравшись внушить ему, что он — сильный, закаленный, не ведающий поражений мужчина, я удалился. Однако не исключено, что у него начался рецидив черного отчаяния, а потому, если вы увидите качающийся на волнах труп, он, вероятнее всего, будет принадлежать Фредди.

— Ну, довольно о Фредди.

— Конечно, довольно, если вам довольно, — согласился Псмит. — Превосходно. Если мы увидим труп, то оставим его без внимания. — Он сделал несколько гребков и, опустив весла, наклонился к ней. — Извините, если я ошибаюсь, но вас, кажется, что-то гнетет. Если вы намекнете, что именно, и сочту за честь оказать вам помощь в разрешении любой проблемы, которая вас тревожит. Так в чем же дело?

Этот прямой вопрос вызвал у Евы некоторое замешательство. Она не нашлась что сказать и опустила руку за борт.

— Я только сейчас узнала, что ваша фамилия — Мактодд, — сказала она наконец.

Псмит кивнул.

— Вечно так, — сказал он. — Шагая по сей юдоли, мы встречаем собрата-смертного, болтаем с ним о том о сем и расстаемся. Причем даже не думаем прямо и мужественно спросить, какой ярлык он носит. В нашем отношении к чужим фамилиям есть что-то непонятно уклончивое и стеснительное. Словно мы чураемся возможности приобщиться к жуткой тайне. Мы говорим себе: «Этот милый незнакомец может оказаться Снуксом или даже Баггинсом. Лучше не спрашивать». Но в моем случае…

— Для меня это было большим ударом.

— Вот тут, — сказал Псмит, — я вас не понимаю. Как фамилия «Мактодд», по-моему, звучит не так уж плохо. Вам не кажется, что в ней есть что-то от романтики горной Шотландии? Что-то от «Девы озера» или «Песни последнего менестреля»? «Испив воды, олень зевнул, но тут же дружески кивнул, увидев, что с ним рядом пьет цвет гор шотландских лэрд Мактодд». Вам не кажется, что в ней звучит романтическая доблесть?

— Мне следует сказать вам, мистер Мактодд, что я училась с Синтией в одном классе.

Псмит не принадлежал к молодым людям, часто теряющимся в разговоре, но эта фраза вызвала в нем то недоумение, которое мы порой испытываем во сне. Ему было ясно, что эта пленительная девушка думает, будто сказала нечто серьезное, даже сокрушающее, только вот что? Он постарался выиграть время.

— Неужели? С Синтией? Что может быть лучше!

Эта безобидная реплика, казалось, подействовала на его собеседницу самым неожиданным образом. Ее брови снова сошлись на переносице.

— Ах, оставьте этот небрежный насмешливый тон! Он так дешев!

Псмит, которому нечего было ответить, промолчал. Лодка слегка покачивалась. Лицо Евы порозовело — она испытывала невероятное смущение. Что-то в исполненном серьезности взгляде сидящего напротив человека мешало ей продолжать. Но со свойственным ей упорством она не отступила от взятой на себя задачи.

— Ведь как бы вы ни относились к ней теперь, — сказала она, — прежде Синтия была вам дорога, иначе я не понимаю, зачем вы на ней женились.

Псмит за неимением лучшего начал было грести. При этих поразительных словах он так вздрогнул, что черпнул левым веслом и плеснул на колени Еве добрую пинту озерной воды. Он рассыпался в извинениях.

— Ничего! — сказала Ева нетерпеливо. — Это не важно… Мистер Мактодд, — произнесла она мягко, — не могли бы вы объяснить мне причину…

Псмит молча созерцал дно лодки, подавляя оскорбленное чувство. Правда, во время их недолгой беседы в «Старейших консерваторах» он не удосужился узнать у мистера Мактодда, холост он или нет. Без сомнения, тому следовало бы упомянуть о своем семейном положении. Опять-таки Мактодд не просил, чтобы он заменил его в замке Бландингс. И все же Псмит чувствовал, что с ним обошлись мерзко. Он обладал упорядоченным умом и намеревался поддерживать завязавшиеся между ним и Евой теплые отношения, каждый день со своей стороны делая их все теплее и теплее, пока они в надлежащий срок не достигнут той точки, когда можно будет положить к ее ногам свои сердце и руку. Ибо он твердо знал, что в мире, перенасыщенном девушками, Ева Халлидей остается единственной и несравненной. И вот теперь эта Синтия, будь она неладна, вылезла неведомо откуда и встала между ними. Ведь сколь бы ни была сильна его спокойная уверенность в себе, но и ему было не просто продолжать свое ухаживание с таким балластом, как жена где-то на заднем плане.

Ева неверно истолковала его молчание.

— Полагаю, вы считаете, что меня это не касается? Псмит, вздрогнув, очнулся от своих размышлений.

— Нет, нет! Что вы!

— Видите ли, я нежно люблю Синтию, а вы мне симпатичны.

Она в первый раз улыбнулась. Ее смущение рассеивалось.

— В том-то и дело, — продолжала она. — Вы мне симпатичны, а я совершенно уверена, что, будь вы действительно таким, каким я вас представила, когда услышала о случившемся, понравиться мне вы никак не могли бы. Добрая знакомая, от которой я узнала про вас с Синтией, изложила все так, словно вина целиком лежит на вас. У меня сложилось впечатление, что вы вели себя с Синтией бессердечно. Я решила, что вы грубый зверь. И когда лорд Эмсуорт назвал ваше имя, я чуть было вас не возненавидела. Если бы вы вернулись тогда, я, наверное, встретила бы вас в штыки. Но вы задержались, и у меня было время подумать. Тут я вспомнила, как милы вы были со мной, и почувствовала, что… Ну, что вы правда симпатичный, и мне пришло в голову — должно же быть какое-то объяснение. И я подумала, быть может… если вы позволите, чтобы я вмешалась в вашу личную жизнь… и если все еще поправимо… то я могла бы как-то помочь… Попробовать помирить вас.

Она умолкла, вновь смутившись: теперь, когда все было сказано, ею вновь овладела недавняя неловкость. Пусть она и старинная подруга Синтии, все-таки есть что-то невыносимо неделикатное в такой назойливости. А когда на лице ее собеседника отразилось страдание, она пожалела, что начала этот разговор. Конечно же он оскорблен.

Предположив, что Псмит оскорбился, она ошиблась. В нем с новой силой запылало восхищение чудесными душевными качествами, которые он различил в ней из окна курительной клуба «Трутней», хотя кроме окна их разделяла еще и улица. Страдание же на его лице объяснялось тем, что, получив достаточно времени, чтобы отыскать выход из тупика, он твердо решил разделаться с этой Синтией раз и навсегда. Он намеревался навеки изъять ее из своей жизни. Однако изъятие даже такой относительно малознакомой женщины требовало, по его мнению, страдальческого лица. И его лицо стало страдальческим.

— Боюсь, — сказал он сурово, — это невозможно. Так похоже на вас — принять во мне участие! Не могу выразить, сколь глубоко я ценю доброту, с какой вы приняли к сердцу мои горести. Но примирение невозможно. Мы с Синтией развелись.

У него было возникло искушение уморить назойливую бабу какой-нибудь неизлечимой болезнью, но он устоял, опасаясь дальнейших осложнений. Однако его решение не допускать между ними никакого примирения было твердо.

И тут же он встревожился, обнаружив, что Ева смотрит на него с явным изумлением.

— Развелись? Но как же так? Ведь только несколько дней назад вы приехали в Лондон вместе.

Псмит уже не удивлялся, что Мактодд не ужился с женой. Не женщина, а репей какой-то.

— Я употребил этот термин не в юридическом, но в духовном смысле, — объяснил он. — Действительно, судебного постановления о нашем разводе нет, но мы расстались без какой-либо надежды на воссоединение. — Он заметил, что Ева расстроилась и поспешно продолжал: — Есть вещи, на которые мужчина не может закрывать глаза, каких бы широких взглядов он ни придерживался. Любовь, мисс Халлидей, растение нежное. Ее необходимо хранить, оберегать, всячески лелеять, а не метать за завтраком жареную грудинку в голову мужа.

— Как! — пискнула Ева, совсем растерявшись.

— На сковородке, — добавил Псмит. Синие глаза Евы вылезли на лоб.

— Синтия… Синтия…

— И не раз. По утрам она бывала в ужасном настроении. Я видывал, как она одним пинком швыряла кошку через два кресла и одну кушетку. И только из-за того, что не подали грибов.

— Я… я не могу поверить…

— Поезжайте в Канаду, — предложил Псмит, — и я покажу вам кошку.

— Чтобы Синтия! Синтия… она же всегда была такой кроткой и доброй!

— В школе?

— Да.

— Так, наверное, — предположил Псмит, — она тогда еще не запила.

— Запила!

На душе у Псмита заметно повеселело. Правда, его было смутила мысль, что все это, пожалуй, чуточку нечестно по отношению к отсутствующей Синтии, но он сразу же подавил недостойную мужчины слабость. Во имя благого дела Синтия могла и пострадать! Он уже начинал различать в глазах Евы первые проблески ангельской жалости, а жалость всеми знатоками признается одной из наиболее важных эмоций, которые может пробудить ухаживающий.

— Запила… — повторила Ева, вздрогнув.

— Мы жили в одной из провинций Канады, где запрещены спиртные напитки, и, как часто случается, с этого все и началось. А когда она установила в доме собственный самогонный аппарат, ее падение пошло стремительно. Я видел, как под воздействием домашнего варева она проносилась по дому подобно губительному смерчу… Мне тяжко говорить это о вашей задушевной подруге, — произнес Псмит тихим вибрирующим голосом. — И никому, кроме вас, я этого не открыл бы. Свет, естественно, считает, что вся вина за наш рухнувший семейный очаг лежит на мне. Я постарался, чтобы было так. Мнение света меня мало трогает. Другое дело — вы. Я не хотел бы, мисс Халлидей, чтобы вы думали обо мне дурно. Я нелегко завожу друзей. Я одинок по натуре, но едва мы встретились, что-то шепнуло мне, что мы с вами могли бы стать друзьями.

Ева порывисто протянула ему руку:

— Ну, конечно же!

Псмит взял ее руку и держал гораздо дольше, чем было строго необходимо.

— Благодарю вас, — сказал он. — Благодарю вас! Он повернул лодку и стал медленно грести к берегу.

— Я страдал, — сказал Псмит, помогая Еве выбраться на твердую сушу. — Но если я найду в вас друга, мне кажется, я смогу забыть.

Они молча пошли вверх по извилистой дорожке к замку.

VI

Пять минут спустя к Псмиту, который сидел с сигаретой у себя в комнате и мечтательно взирал на дальнюю цепь холмов, явился высокородный Фредерик Трипвуд, который, тщательно закрыв за собой дверь, пошатываясь добрел до кровати и испустил протяжный дисгармоничный стон. Псмит, грубо разбуженный от приятных грез, обернулся и поглядел на удрученного молодого человека без всякой радости.

— В любое другое время, товарищ Трипвуд, — сказал он учтиво, но категорично, — прошу вас. Но не теперь. Я не в том настроении.

— А? — неопределенно отозвался высокородный Фредди.

— Я говорю, что в любое другое время с наслаждением послушаю имитацию голосов на скотном дворе в вашем исполнении, но не теперь. В данную минуту я погружен в собственные мысли и позволю себе сказать откровенно, что смотрю на вас сейчас, как на незваный прыщ. Я весь во власти чудных грез, и от вашего присутствия меня порядком коробит.

Высокородный Фредди безнадежно сгубил свой элегантный пробор, запустив в волосы все пять пальцев.

— Да помолчали бы вы! Никогда еще не встречал человека, который столько говорит! — Скособочив свою шевелюру влево, он не успокоился на этом и скособочил ее вправо. — Послушайте, знаете что? Вам надо смыться отсюда, и поскорее! — Вскочив с постели, он подошел к окну. Затем наклонился к Псмиту и прошептал ему на ухо: — Все открылось!

Псмит с некоторым высокомерием отодвинул ухо, однако взглянул на своего собеседника с более живым интересом. Когда Фредди вошел, пошатываясь от столь мелодраматичного отчаяния, и издал столь глухой стон, Псмит испугался, что тот намерен вернуться к уже исчерпанной теме своего разбитого сердца. Однако теперь выяснилось, что гнетет его что-то более существенное.

— Отказываюсь вас понимать, товарищ Трипвуд, — сказал он. — Когда я в последний раз имел честь беседовать с вами, вы сообщили мне, что Сьюзен, или как бишь ее там, едва вы одарили ее поцелуем, тотчас захихикала и спросила, чего это вы. Иными словами, она не сыщик в юбке. Так что же еще произошло с тех пор?

— Бакстер!

— И что же сделал Бакстер?

— Да ничего — только выложил мне все как есть! — Фредди лихорадочно вцепился в бицепс Псмита, вынудив этого денди слегка застонать и разгладить складочки, возникшие на его рукаве. — Слушайте! Я только что говорил с этой язвой. Проходил мимо библиотеки, а он выпрыгнул из двери и затащил меня внутрь. И черт возьми, он трех слов не сказал, как я понял, что он почти обо всем догадался чуть не с той минуты, когда вы сюда приехали. Хотя про меня как будто не знает, слава Богу.

— Как будто так, раз уж он выбрал вас в наперсники. Но, кстати, почему? Что вызвало у него желание избрать вас в поверенные своих тайн?

— А он, по-моему, хочет сколотить команду, понимаете? Он без конца распространялся, что мы с ним здесь единственные два сильные молодые человека и должны быть готовы скрутить вас, если вы что-нибудь затеете.

— Так-так. А теперь объясните, каким образом наш обаятельнейший друг заподозрил, что я не совсем то, чем кажусь? Я льстил себя мыслью, что мой маленький обман увенчался полным успехом.

— Ну, во-первых, черт возьми, проклятущий Мактодд — настоящий, понимаете? — прислал телеграмму, что не приедет. А потому Бакстер сразу что-то учуял, когда вы как с неба свалились.

— А-а! Ват, значит, почему все говорили, как они рады, что «все-таки» мне удалось приехать. Признаюсь, фраза эта тогда ввергла меня в некоторое недоумение.

— А потом вам понадобилось расписаться в альбоме этой Пиви.

— С какой же стороны такой шаг был неверным?

— Хуже ничего не придумаешь! — чуть не взвыл Фредди. — Бакстер, оказывается, подшивает все приходящие сюда письма, ну и мактоддовское подшил. То, в котором он написал, что принимает приглашение погостить здесь. И Бакстер сравнил его почерк с тем, что вы написали в альбоме. Ну, и конечно, сходства никакого. Вот так.

Псмит закурил еще сигарету и задумчиво затянулся. Он понял, что допустил тактический промах, недооценив антагонизм Компетентного.

— А у него есть какие-нибудь идеи, зачем я приехал в замок?

— Какие-нибудь? Да, черт возьми, он с того и начал, что вы, конечно, пробрались сюда увести колье тети Констанции.

— В таком случае чего же он ждет? Казалось бы, он уже давно должен был обличить меня в присутствии всех, кого ему удалось бы собрать. Чем же объясняется такая сдержанность милейшего старины Бакстера?

По лицу Фредди разлился багровый румянец рыцарственного негодования.

— Он мне и это сказал:

— Как кажется, у вас с товарищем Бакстером нет друг от друга секретов. И этот дух доверия прекрасен. Ну, так по какой причине он не швыряет свою бомбу?

— Говорит, что в одиночку вы, конечно, ничего предпринимать не будете. А дождетесь приезда сообщника. И, черт бы его взял, — воскликнул Фредди с жаром, — вы знаете, кого у него хватило нахальства записать вам в сообщники? Мисс Халлидей! Черт бы его побрал!

Псмит задумчиво затянулся.

— Ну, раз так, — сказал Фредди, — по-моему, это дело надо бросить. Вам бы лучше смотать удочки, а? На вашем месте я бы смылся сейчас же, а вещи попросил бы переслать по указанному адресу.

Псмит бросил сигарету в пепельницу и потянулся. Последнюю минуту мысль его напряженно работала.

— Товарищ Трипвуд, — сказал он укоризненно, — вы рекомендуете трусливый и слабоумный образ действий. Не спорю, будущее выглядело бы гораздо более розовым, если бы в замке никакого Бакстера не водилось, однако дело надо довести до конца. Во всяком случае, мы имеем одно преимущество перед нашим очкастым другом: нам известно, что он меня подозревает, а ему не известно, что нам это известно. Думаю, немного находчивости, немного изобретательности, и мы еще прорвемся к победе. — Он обернулся к окну и посмотрел наружу. — Жаль, — сказал он, — что эти идиллические окрестности омрачила туча зловещей опасности. Думаешь, будто по кустам сигает фавн, а при ближайшем рассмотрении он оказывается сыщиком с записной книжкой. Воображаешь, будто слышишь флейту Пана, а это трели полицейского свистка, призывающие подмогу. Тем не менее мы обязаны стойко переносить все вышеупомянутое. Это наш крест. Поведанное вами сделает меня только еще бдительнее, еще змееподобнее, если это возможно, но намерение мое непоколебимо. Крик оглашает стены замка: «Псмит не спустит флага!» А посему валите отсюда, товарищ Трипвуд, и успокойте свои дрожащие нервные узлы одной-двумя таблетками, меня же оставьте моим думам. Без сомнения, все будет прекрасно.

9. Псмит обзаводится камердинером

I

Из-под душистой сени большого кедра на лужайке перед замком Псмит оглядел клумбы, ласково озаренные послеполуденным солнцем, а потом посмотрел на Еву с глубоким недоумением.

— Видимо, я ослышался. Ведь не может быть, — сказал он голосом, полным упрека, — что вы серьезно собираетесь работать в такую погоду?

— Да, собираюсь. У меня есть совесть. Мне платят большое жалованье… относительно большое… не за то, чтобы я нежилась в шезлонгах.

— Но вы же приехали только вчера!

— И работать мне следовало начать вчера.

— По-моему, — сказал Псмит, — если это не рабство, то уж не знаю, что это. Поскольку все уехали и оставили нас одних, я питал надежду, что вторую половину дня мы проведем приятно и поучительно в тени этого величественного древа, беседуя о том о сем. И этому не суждено сбыться?

— Нет. Хорошо еще, что не вы приводите в порядок каталог этой библиотеки. Он бы так и остался неоконченным.

— А для чего, как сказал бы ваш наниматель, его кончать? Несколько раз он выражал при мне мнение, что эта библиотека много-много лет уютно существовала без всяких каталогов. Так почему бы ей и не оставаться в этом счастливом состоянии до бесконечности?

— Искушать меня бесполезно. Как будто бы я не предпочла проводить здесь время в приятном безделье, но что скажет мистер Бакстер, когда вернется?

— С каждым днем, который я провожу тут, мне становится все яснее, — мрачно заметил Псмит, — что товарищ Бак-стер порядочная таки чума. Скажите, как вы с ним ладите?

— Он мне не очень нравится.

— И мне. Именно из такой общности вкусов и рождаются привязанности на всю жизнь. Садитесь же и обменяемся доверительными признаниями на тему Бакстера.

Ева засмеялась:

— Не сяду. Вы просто соблазняете меня остаться здесь и пренебречь долгом. Нет, мне правда пора. Вы даже не представляете, сколько там работы!

— Вы безнадежно испортили мне этот чудесный день.

— Ничего подобного. У вас есть книга. Кстати, какая? Псмит взял томик в яркой обложке и поглядел на него:

— «Человек без большого пальца на ноге». Его мне одолжил товарищ Трипвуд. У него огромные запасы такой литературы. Думаю, он не замедлит попросить вас каталогизировать и его библиотеку.

— Что-то увлекательное?

— Да, но чему оно учит? И долго вы собираетесь сидеть взаперти в этой душной библиотеке?

— Час, полтора.

— В таком случае я рассчитываю на ваше общество по истечении этого периода. Мы сможем снова покататься по озеру.

— Ну, хорошо. Я вас найду, когда кончу.

Псмит смотрел ей вслед, пока она не скрылась в доме, а затем вновь расположился в шезлонге под кедром. Его угнетало ощущение одиночества. Он взглянул на «Человека без большого пальца на ноге» и, отвергнув это развлечение, предался размышлениям.

Окутанный летней жарой, замок Бландингс дремал, точно дворец Спящей Красавицы. Вскоре после второго завтрака обитатели покинули его — лорд Эмсуорт, леди Констанция, мистер Кибл, мисс Пиви и Компетентный Бакстер отбыли в соседний городок Бриджфорд в большом лимузине, а следом поспешал высокородный Фредди в щегольском двухместном спортивном автомобиле. Псмит отказался сопутствовать им под предлогом снизошедшего на него поэтического вдохновения. Его не слишком прельщала программа дня, а именно: открытие его сиятельством недавно воздвигнутого памятника покойному Хартли Реддису, эсквайру и мировому судье, который неисчислимые годы представлял в парламенте Бриджфорд и Шифлийский избирательный округ (графство Шропшир). Даже надежда услышать, как лорд Эмсуорт — облаченный не без тщетных протестов и ворчания и цилиндр, смокинг и брюки в серую полоску — произнесет речь, не выманила Псмита из замка и ближних окрестностей такового. Правда, в ту секунду, когда он сформулировал свой отказ к плохо скрываемой зависти как лорда Эмсуорта, так и его сына Фредди, также вовлеченного в празднование против своей воли, Псмит полагал, что одиночество его разделит Ева. И время и место были выше всякой критики, но, как часто бывает в этой жизни, девушка его подвела.

Однако, как ни кипел он негодованием, вскоре тихая безмятежность летнего дня пролила бальзам на его смятенные чувства. За исключением пчел, которые с обычной своей беспардонной энергией трудились среди цветов, да изредка пролетающих бабочек, вся Природа словно предалась сиесте. Где-то в отдалении невидимая газонокосилка подчеркивала тишину своим музыкальным жужжанием. К входной двери на красном велосипеде подъехал рассыльный с телеграфа и, казалось, никак не мог вступить в контакт с прислугой, из чего Псмит заключил, что Бич, дворецкий, опытный оппортунист, воспользовался отсутствием власть предержащих, чтобы сладко вздремнуть в каком-то дальнем своем логове. В конце концов появилась младшая горничная, приняла телеграмму вместе с (предположительно) упреками рассыльного, и красный велосипед исчез из вида, оставив после себя тишину и благость.

Даже самые благородные умы не способны долго противостоять подобной атмосфере. Веки Псмита смежились, вновь открылись, опять смежились. И вскоре в обычные мирные звуки жаркого летнего дня вплелись легкие всхрапы, перебивавшие порой его ровное дыхание.

Когда он пробудился, подскочив — обычное завершение сна в садовом шезлонге, — тень кедра заметно удлинилась. Взгляд на циферблат сказал ему, что пять часов не за горами, и факт этот секунду спустя подтвердился появлением младшей горничной, той же, что отворила дверь рассыльному. Казалось, из замкнутого мирка людской в живых осталась она одна. Своего рода Робинзон женского пола.

— Я вам чай подала в вестибюле, сэр.

— Вы не могли совершить поступка более благородного и милосердного, — заверил ее Псмит и, с помощью легкого массажа вернув гибкость слегка затекшим членам, направился к замку. У него мелькнула надежда, что Ева при всем ее трудолюбии, возможно, прервет каталогизирование, чтобы составить ему компанию.

Надежда оказалась тщетной. На подносе уныло стояла одна-единственная чашка. Либо Ева была выше обычного женского пристрастия к чаю, либо ей его подали в библиотеку. Охваченный почти той же грустью, какую наводил на него вид хлопотливых пчел, Псмит принялся в одиночестве утолять голод и жажду, скорбно поражаясь извращенному упрямству, которое заставляет девушек работать, когда никто за ними не надзирает.

Прохлада вестибюля была очень приятна. Парадная дверь замка стояла открытой, и за ней простирались газоны, залитые будящим жажду солнцем. Слева из-за обитой зеленым сукном двери, которая вела на половину слуг, порой доносились взвизгивающие смешки, свидетельствуя, что где-то есть люди, но в остальном Псмит мог бы счесть себя последним человеком, еще обитающим на Земле. Вновь им овладели тихие раздумья, и нет причин сомневаться, что он вскоре опозорился бы, уснув во второй раз за единый день, как вдруг его заставило очнуться появление в дверях инородного тела. На фоне золотистого света внезапно возникла черная фигура.

Жуткое предчувствие, поразившее Псмита, как удар электрического тока, от которого он окаменел, точно вспугнутый лесной зверек, объяснилось иллюзией, будто он видит перед собой приходского священника, чью способность к неторопливым рассуждениям ему довелось узнать на второй день своего пребывания в замке. Однако он тут же убедился, что был излишне пессимистичен. Перед ним был не священник, а кто-то совершенно ему незнакомый — худощавый, изящный молодой человек со смуглым умным лицом и главами, которые мигали, приспособляясь к сумраку вестибюля после солнечного сияния снаружи. С неизъяснимым облегчением Псмит встал и направился к нему.

— Привет! — сказал молодой человек. — А я вас и не видел. Тут после солнца совсем темно.

— Да, тут царит приятный полусумрак, — согласился Псмит.

— Лорд Эмсуорт где-нибудь поблизости?

— Боюсь, что нет. Он в сопровождении всех своих чад и домочадцев упорхнул надзирать за открытием памятника в Бриджфорде покойному, если мне не изменяет память, Хартли Реддису, эсквайру, мировому судье и члену парламента. Не могу ли я быть вам полезен?

— Ну, я, собственно, приехал в гости. -Да?

— Леди Констанция пригласила меня погостить, как только я приеду в Англию.

— А! Так вы приехали из чужеземных краев?

— Из Канады.

Псмит чуть вздрогнул. Дело явно осложнялось. Пополнение дружеского круга в Бландингсе гостем, знающим Канаду, совсем его не устраивало. Ничто не могло более смутить его душевный мир, чем общество человека, которому того и гляди приспичит обменяться с ним взглядами на эту быстро развивающуюся страну.

— О, из Канады? — сказал он.

— Я послал телеграмму, — продолжал новоприбывший, — но, наверное, ее доставили, когда все уже уехали. А, вот, видимо, моя телеграмма — здесь на столике. От станции я прогулялся пешком. — Он прохаживался по вестибюлю, как человек, осваивающий новые места. Потом остановился у столика, за которым мисс Пиви имела обыкновение вкушать послеобеденный кофе, взял лежавшую там книгу и польщенно засмеялся.

— Одна из моих вещиц, — сказал он.

— Одна из чего? — переспросил Псмит.

— Да вот эта книжка, «Песни пакости». Ее написал я.

— Ее написали вы?

— Ага! Моя фамилия Мактодд. Ролстон Мактодд. Полагаю, вы слышали от них про меня?

II

Человек, взявший на себя столь щекотливую миссию, как миссия Псмита в замке Бландингс, всегда бдит. С той минуты, как Псмит поднялся в вагон пятичасового поезда с перрона Паддингтонского вокзала, то есть с той минуты, когда, формально говоря, началась его авантюра, он ступал осторожно, как путник в джунглях, где каждый миг на вас может внезапно броситься нечто непредвиденное и опасное. Поэтому столь хладнокровное заявление худощавого молодого человека хотя бесспорно его поразило, но отнюдь не парализовало. Наоборот, он внутренне весь подобрался. Первым его движением было грациозно подойти к столику, где, ожидая возвращения лорда Эмсуорта, покоилась телеграмма, вторым — спрятать ее к себе в карман. Для начала надо было обеспечить, чтобы телеграммы, подписанные Мактоддом, не валялись где попало в замке, пока он пользуется гостеприимством его владельца.

Покончив с этим, Псмит встал перед молодым человеком.

— Ну-ну! — произнес он спокойно и сурово.

Он испытывал неизъяснимую благодарность к благому провидению, которое организовало эту встречу в час, когда он был в замке один.

— Вы говорите, что вы Ролстон Мактодд, автор этих стихов?

— Да, конечно.

— Тогда ответьте, — бескомпромиссно спросил Псмит, — что такое «бледная парабола Восторга»?

— А? Чего-чего? — слабеющим голосом произнес новоприбывший. Во всем его облике проступила заметная нервозность.

— Или вот, — сказал Псмит. — «Ш… ш…» Погодите секунду, сейчас вспомню. А, да! «Шуршащая, надушенная тишь, тушившаяся вширь, где мы сидели». Не одолжите ли меня комментарием?

— Я… я… О чем вы говорите?

Псмит протянул длинную руку и почти с нежностью потрепал его по плечу.

— Ваше счастье, что вы встретились со мной прежде, чем вышли на остальных, — сказал он. — Боюсь, вы дерзнули без надлежащей подготовки. Они обличили бы вас, как самозванца, в первые же минуты.

— Что значит «самозванца»? Не понимаю, о чем вы говорите!

Псмит укоризненно погрозил ему пальцем:

— Мой дорогой товарищ Икс, должен сразу же предупредить вас, что подлинный Мактодд — мой давний и близкий друг. Еще и нескольких дней не миновало с нашей последней долгой и поучительной беседы. Вот — как мы можем без обиняков указать — так-то. Или я ошибаюсь?

— А, черт! — сказал молодой человек. Он расслабленно рухнул в кресло и утер взмокший лоб, трусливо сдаваясь на милость победителя.

На несколько секунд воцарилась тишина.

— Ну и что, — осведомился гость, подняв влажное лицо, гуманно заблестевшее в тусклом свете, — вы думаете делать?

— Да ничего, товарищ… Кстати, как вас зовут?

— Кутс.

— Ничего, товарищ Кутс. Ровным счетом ничего. Вы можете смыться отсюда в любой момент, когда пожелаете. Откровенно говоря, чем раньше это произойдет, тем мне будет приятнее.

— Вот это по-человечески!

— Отнюдь, отнюдь.

— Вы парень что надо!…

— Ах, довольно! — скромно перебил Псмит. — Но прежде чем мы расстанемся, объясните мне кое-что. Насколько я понимаю, вы приехали сюда с целью стырить брильянты леди Констанции?

— Да.

— Так я и думал. А отчего вы предположили, что вас здесь не встретит подлинный Мактодд?

— Тут-то полный порядок. Я плыл на одном пароходе с этим фрайером, с Мактоддом, и в Лондоне с ним виделся. Он только и трепался о том, как его сюда пригласили, и я у него вызнал, что тут его никто в глаза не видел. А потом встречаю его на Стренде совсем на взводе. Взбесился хуже всякой осы. Говорит, его оскорбили, и ноги его тут не будет, пусть хоть они все на колени попадают. Толком я не понял, но вроде бы он познакомился с лордом Эмсуортом и обиделся. Он мне сказал, что через час уезжает в Париж.

— И уехал?

— А как же. Я сам его проводил с Чаринг-Кросса. Потому-то и казалось, что приехать сюда вместо него проще простого. Откуда мне было знать, что у него в этих краях приятели. Он мне говорил, что никогда прежде в Англии не бывал.

— В этой жизни, товарищ Кутс, — назидательно сказал Псмит, — должно всегда проводить различие между маловероятным и невозможным. Вы правы, было очень маловероятно, что в этой глуши вам повстречается друг Мактодда, и вы опрометчиво построили свои планы на предпосылке, что это невозможно. С каким же результатом? Крик разносится по преступному миру: «Старина Кутс сел в лужу!»

— Хватит проедать мне плешь.

— Я делаю это для вашего же блага. В глубокой надежде, что вы запечатлеете этот урок в сердце своем и извлечете из него пользу. Кто знает, не станет ли это поворотным пунктом в вашей карьере? Через годы и годы вы, седовласый и состоятельный рантье, покинув преступный путь с кругленьким состояньицем, оглянетесь назад, и вспомните этот день, и поймете, что именно он вывел вас на дорогу к успеху. И вы расскажете о нем, когда репортер еженедельника «Медвежатник» возьмет у вас интервью для колонки «Как я начинал»… Но кстати, о путях и дорогах, не пора бы вам пробежаться по той, которая ведет к станции? Хозяин дома и его гости могут вернуться с минуты на минуту.

— Конечно, пора, — согласился нежданный посетитель.

— Да-да, — заметил Псмит. — Мне кажется, вы правы. Вы станете заметно счастливее, когда покинете эти пределы. Едва замок и парк окажутся позади вас, тяжкое бремя спадет с вашей души. Глоток свежего воздуха вернет розы на ваши ланиты. Вы сами найдете выход или вас проводить?

Он довел молодого человека до двери и сердечным толчком отправил его в дорогу. Затем широким шагом взлетел по лестнице, рассчитывая найти Еву в библиотеке.

Примерно в ту же минуту на платформу станции Маркет-Бландингс из поезда, который вышел из Бриджфорда примерно за полчаса до этого, сошла мисс Пиви. Мигрень, результат ожидания под жгучим солнцем, вынудила ее отказаться от удовольствия выслушать речь лорда Эмсуорта, и она ускользнула на удобном поезде с намерением прилечь и отдохнуть. Обнаружив по прибытии в Маркет-Бландингс, что головная боль у нее почти прошла, а дневной зной заметно спал, она направилась к замку пешком, с наслаждением подставляя лицо прохладному западному ветерку. Вышла она из городка точно в тот момент, когда безутешный мистер Кутс оставил позади себя большие ворота, от которых начиналась подъездная дорога к замку.

III

Серая меланхолия, которая, подобно усердному призраку, сопровождала мистера Кутса, когда он направил свои стопы назад в Маркет-Бландингс, и которую даже восхитительный вечер не мог рассеять, в первую очередь, разумеется, объяснялась тем горчайшим ощущением, кое охватывает человека, чьи заветные надежды рассыпаются прахом в тот миг, когда успех словно уже у него в руках. Каждому человеку минимум однажды в жизни выпадает то, что можно назвать только манной небесной, и мистер Кутс верил, что его экспедиция в замок Бландингс относится к этой категории. Как большинство своих собратьев по профессии, он испытывал в прошлом и взлеты и падения, но наконец-то, заверял он себя, капризница фортуна преподнесла ему на блюде нечто, обложенное кресс-салатом. Стоит ему утвердиться в замке, и найдется тысяча возможностей подобраться к ожерелью леди Констанции. И ведь, мнилось ему, достаточно просто войти, назвать себя и оказаться в положении почетного гостя. Угрюмо плетясь между пыльными живыми изгородями, Эдвард Кутс вкушал полынь и желчь, ведомые лишь тем, чьи планы рухнули из-за одного-единственного шанса «против» при девяноста девяти «за».

Но это было еще не все. Вдобавок к терзаниям из-за погибших надежд его преследовали мучительные воспоминания. Не только Настоящее стало для него пыткой, но тут же воскресло Былое, восстало и больно его укусило. Что может быть печальнее, чем память о прошлом счастье, и вот его-то и вспоминал теперь Эдвард Кутс. В такие минуты мужчина нуждается в нежных заботах женщины, а мистер Кутс лишился той единственной, кому он мог бы поверить свое горе, той единственной, кто понял бы его печаль и разделил ее.

Нас познакомили с мистером Кутсом на том витке его профессиональной карьеры, когда он подвизался на суше, но избранная им стихия была иной. Еще несколько месяцев тому назад он практиковал свое искусство на лоне вод. Соленый запах моря был у него в крови. А точнее говоря, он по профессии был карточным шулером на трансатлантических лайнерах. Именно в тот период он полюбил и лишился любимой. Более трех лет он работал в идиллическом согласии с дамой, которая, хотя, путешествуя, принимала самые разные имена, в кругу близких людей была известна как Ловкачка Лиззи. Он был практиком, она — приманкой, и их деловой союз настолько приближался к идеальному, насколько это вообще возможно в нашем циничном никому не доверяющем мире. Товарищеское чувство вызрело в нечто более глубокое, более священное. Между ними уже было решено при следующей же высадке в Нью-Йорке немедленно отправиться в ратушу за разрешением на брак. И тут они поссорились, поссорились непоправимо из-за одного из тех нелепых пустячков, которые вечно становятся причиной ссор между влюбленными. Какой-то дурацкий спор, как справедливо поделить довольно-таки жалкую сумму, выкачанную из миллионера-скотовода во время их последнего плавания, разбил все золотые грезы. Слово за слово… и дама по обычной женской привычке последнее слово оставила за собой, причем даже мистер Кутс вынужден был признать, что слово это било все рекорды. Она вымолвила его у нью-йоркского причала и навсегда ушла из жизни мистера Кутса. И с ней исчезла вся его удача. Словно разлука эта наложила на него проклятие. В следующем же рейсе у него произошло несчастное недоразумение с раздражительным джентльменом, уроженцем Среднего Запада, каковой был раздосадован неправомерным, как он считал (и справедливо!), числом тузов и королей, которые сдавал себе мистер Кутс, и выразил свое негодование, откусив ему первую фалангу на правом указательном пальце, чем положил безвременный конец блистательной карьере. Ибо мистер Кутс полагался главным образом на этот палец, когда творил чудеса с карточной колодой, предварительно слегка ее втихомолку перетасовав.

И теперь он вспоминал свою потерянную Лиззи с тоской, рождаемой мыслями о том, что быть могло, но не сбылось. С запоздалым сожалением он признал, что мозгом фирмы всегда была она. О, он бесспорно обладал определенной ловкостью рук, но более тонкие операции всегда разрабатывала Лиззи. Останься они партнерами, она бы нашла способ преодолеть препятствия, вдруг возникшие между ним и ожерельем леди Констанции Кибл. И мистер Кутс брел к Маркет-Бландингсу, исполненный смирения и раскаяния.

Тем временем мисс Пиви, которая, как, вероятно, помнит читатель, неторопливо двигалась по дороге со стороны Маркет-Бландингса, получала от своей прогулки большое удовольствие и отдыхала душой. Приходится признать, что порой общество гостеприимной хозяйки и родичей гостеприимной хозяйки тяготило мисс Пиви, и она была рада побыть одной. Мигрень прошла, ее окутывала благодатная вечерняя тишь. Примерно в эту минуту, размышляла она, не достань у нее здравого смысла покинуть ряды графского взвода, ей пришлось бы внимать излияниям лорда Эмсуорта на тему покойного Хартли Реддиса, мирового судьи, члена парламента, — тему, которой даже самые прославленные ораторы вряд ли сумели бы придать захватывающий интерес. А то, что она знала о своем гостеприимном хозяине, не внушало ей особого доверия к его красноречию.

Да, ей следовало только благодарить судьбу за свое избавление. Легкий ветерок ласково овевал ее лицо. Ее изящно вырезанные ноздри блаженно впивали благоухание живых изгородей справа и слева. Где-то пел скрытый ветвями дрозд. И мир и благостность всего этого так растрогали мисс Пиви, что она запела.

Если бы тем, кто в замке Бландингс имел честь быть с нею знаком, сообщили, что мисс Пиви готовится запеть, они, конечно, без колебаний ответили бы, какого типа песню она изберет. Что-нибудь старинное, мечтательное, светло-грустное… Вот как ответили бы все. Какую-нибудь народную балладу…

Мисс же Пиви пела (нежным задумчивым голосом, точно малиновка, пробудившаяся, чтобы приветствовать зарю) мотив своеобразного музыкального произведения, носящего название «Бил-стрит блюз».

Но на заключительной строке она вдруг смолкла, заметив, что одиночество ее нарушено. Навстречу ей по дороге уныло брел мужчина, словно томимый тайной скорбью. И на мгновение, когда она прошла поворот, что-то во внешности незнакомца как будто схватило ее за горло. Она испустила страдальческий вздох.

— Ой! — сказала мисс Пиви.

Но тут же стала вновь самой собой. Случайное сходство ввело ее в заблуждение! Лица незнакомца она не видела: он брел опустив голову, но ведь невозможно, чтобы…

И тут, почти поравнявшись с ней, незнакомец поднял голову, и графство Шропшир, насколько хватал ее изумленный взор, внезапно лихо заплясало. Деревья подскакивали и приседали, живые изгороди извивались, как бродвейские хористки, а из глубины этого хоровода сельской природы донесся голос:

— Лиз!

— Эдди! — слабым голосом произнесла мисс Пиви и бессильно опустилась на травянистую кочку.

IV

— Это надо же! — сказала мисс Пиви.

Шропшир вновь обрел неподвижность. Она смотрела на его лицо широко раскрытыми глазами.

— Провалиться мне на этом месте! — сказала мисс Пиви. И вновь обвела его взглядом с головы до ног.

— Опупеть можно, — сказала мисс Пиви. А произнеся эту заключительную фразу, она несколько опомнилась, встала со своей кочки и приступила к подвязыванию оборвавшихся нитей.

— Откуда, — осведомилась она, — ты взялся, Эд?

В голосе у нее звучала одна только нежность. Взор ее был взором матери, обретшей давно потерянное дитя. Прошлое осталось в прошлом, начиналась новая эра. В прошлом она была вынуждена приравнять этого человека к огрызку сыра и указать, что такой подлый змей, как он, может легко спрятаться за винтовой лестницей. Но теперь радость нежданного воссоединения изгладила и эти и другие критические замечания по его адресу. Это был Эдди Кутс, ее былой напарник! После долгих дней разлуки он вернулся к ней: Только теперь она почувствовала, какую пустоту оставил в ее жизни их разрыв. И бросилась в его объятия с восторженным возгласом. Мистер Кутс, который не ожидал такого выражения нежности, пошатнулся, но на ногах устоял и привлек ее к себе почти с прежним пылом. Такая сердечность его восхитила, но и удивила. Воспоминание о ее прощальных словах было еще очень свежо, а он не догадывался, как быстро женщины умеют простить и забыть; и как чувствительная девушка, разгоряченная воображаемой обидой, может назвать человека кривомордой затычкой и все-таки сохранить в святая святых своего сердца всю любовь и уважение к нему. Он влюбленно поцеловал мисс Пиви.

— Лиз! — сказал он страстно. — Ты еще красивей стала.

— Ну-ну, не распускай рук, — кокетливо ответила мисс Пиви.

Появление блеющего стада овец под эскортом чопорной собаки с двумя местными поселянами в арьергарде прервало этот обмен нежностями, а когда процессия скрылась за поворотом дороги, воссоединившиеся влюбленные достаточно отрезвели и повели разговор в более спокойном и деловом тоне, обмениваясь практическими сведениями и восполняя пробелы.

— Откуда, — вновь осведомилась мисс Пиви, — ты взялся, Эд? Я просто обалдела, когда увидела, что ты идешь по дороге. Глазам своим не поверила — ведь я думала, ты где-то в океане сшиваешься. Чего тебя занесло на сушу? Отдыхаешь или бросил работать на пароходах?

— Да, Лиз, — грустно сказал мистер Кутс, — это дело мне пришлось оставить.

И, предъявив зияние на месте важнейшей части своего пальца, он поведал ей всю грустную историю. Она слушала его с живейшим состраданием, проливавшим бальзам на его раненую душу.

— Профессиональный риск, естественно, — угрюмо заключил мистер Кутс, убирая интересный экспонат, дабы обпить рукой ее стройный стан. — Но с картами у меня всё. Раза два я попытался, но они меня перестали слушаться, и пришлось бросить. А, Лиз! — с чувством продолжал мистер Кутс. — Можешь мне поверить: как ты от меня ушла, так от моей удачи ни шиша не осталось. Точно меня сглазили. Если бы я в пятницу прошел под приставной лестницей, чтобы разбить зеркало об черную кошку, все равно так худо не было бы.

— Мальчик ты мой бедненький! Мистер Кутс скорбно кивнул.

— Да уж, — согласился он. — Но что поделаешь! Вот и нынче заклятие это испортило мне такую игру — пальчики оближешь… Ну, да хватит о моих бедах. Ты-то что сейчас поделываешь, Лиз?

— Я? Ну, живу тут неподалеку.

— Ты что, замуж выскочила? — спросил он в ужасе.

— Нет! — вскричала мисс Пиви и бросила на него ласковый взгляд. — И думаю, ты знаешь почему, Эд.

— Ты что же… ты меня не забыла?

— Как будто я могу забыть тебя, Эдди! У меня на комоде стоит только одно фото.

— Но мне думалось… так мимоходом пришло в голову, что ты, когда мы последний раз виделись, капельку озлилась на своего Эдди…

В первый раз в их беседе проскользнуло упоминание об этом тягостном недоразумении, и нежные ланиты мисс Пиви окрасил легкий румянец.

— Чушь собачья! — сказала она. — Я на другой день и думать забыла. Не спорю, я взбесилась, но если бы ты пришел на следующее утро, Эдди, и…

Наступило молчание, пока она размышляла о том, что могло быть.

— А чего ж ты тут живешь? — спросил мистер Кутс после многозначительной паузы. — Завязала?

— Как бы не так, сэр. Я веду игру за стоящую ставку. Но, прах ее побери, — с сожалением добавила мисс Пиви, — боюсь, дело в одиночку мне не очень по зубам. Ах, Эдди, если бы мы могли и тут поработать вместе, как прежде!

— А что за дело?

— Брильянты, Эдди. Ожерелье. Пока я его только один раз видела, но и этого довольно. Давно я таких блестяшек не видела, Эд. Потянут на сто тысяч зелененьких.

Подобное совпадение заставило мистера Кутса вскричать:

— Ожерелье!

— Слушай, Эд, значит, так… Знал бы ты, до чего же мне приятно говорить по-человечески! Словно сбросила туфли, которые все ноги стерли. Сейчас я сплошная великосветскость. Тончайшая одухотворенность. Ну, помнишь, раза два я такое уже устраивала. После того как мы с тобой поцапались, я решила прокатиться на старушке «Атлантике» — сила привычки или что там еще. Ну, поплыла, и двух дней не прошло, как дамочка с этим ожерельем в меня прямо втюрилась. Как-то сразу на меня клюнула…

— Я ее не виню! — сказал лояльный мистер Кутс.

— Не перебивай! — потребовала мисс Пиви, награждая его ласковой оплеухой. — Так что я говорила? А, да! Ну так эта самая леди Констанция Кибл…

— Как!

— Ну, что еще?

— Леди Констанция Кибл?

— Ну, да. Она сестра лорда Эмсуорта, а он живет в поместье дальше по дороге. В замке Бландингс. Она прямо часа без меня прожить не могла, и, как мы высадились, — я все с ней и с ней. Вот сейчас гощу в замке.

Из уст мистера Кутса вырвался протяжный стон, словно у отягощенного цепями призрака.

— Нет, как это вам нравится? — вопросил он у окружающего пейзажа. — Везет же людям! Прямо с парадного входа под оркестр, да еще ковер под ноги стелят! Ей-Богу, Лиз, свались ты в колодец, так тут же поднимешься наверх с ведром. Ты не человек, а живая подкова, вот кто ты. Слушай, что я тебе скажу. Знаешь, что я тут делал? Всего только старался пробраться в это чертово место — и вылетел оттуда через две минуты.

— Как? Ты, Эд?

— А кто же? Про эти блестяшки ты не одна слышала.

— Ах, Эд! — Голос мисс Пиви исполнился горького разочарования. — Если бы ты сумел! И мы опять стали бы партнерами! От одной мысли сердце сжимается. А под каким соусом ты думал туда пролезть?

В болезненном смятении духа мистер Кутс настолько потерял над собой власть, что с отвращением плюнул на встречную лягушку. Но неудача продолжала преследовать его и тут. Он не попал в лягушку, и она удалилась в траву с холодно-неодобрительным видом.

— Под каким? — сказал мистер Кутс. — Я думал, все будет тип-топ. Я подружился с типом, которого пригласили погостить тут, а он передумал. Ну, я и сказал себе, а почему бы мне не поехать вместо него? Типчик по фамилии Мактодд, поэт, и тут ни один человек в глаза его не видел, кроме старичка, который сослепу никого…

Мисс Пиви не сдержалась.

— Эд Кутс! Ты, кажется, хочешь сказать, что думал поселиться в замке, выдавая себя за Ролстона Мактодда?!

— Ну да. А что? Проще простого. Выдал бы и не поперхнулся. И вот первым я там встречаю приятеля этого Мактодда. Мы немножко потолковали, и я смылся. Я знаю, когда я лишний.

— Но, Эд! Эд! О чем ты говоришь? Ролстон Мактодд сейчас в замке. В эту самую минуту.

— Как так?

— А вот так. Приехал пару дней назад. Тощий такой тип, длинный и с моноклем.

Мысли мистера Кутса завихрились. Он ничего не мог понять.

— Да ничего похожего. Мактодд не такой высокий, да и не такой тощий, если уж на то пошло. И я ни разу не видел его с моноклем. Это… — Он захлебнулся. — Черт! Да это же… Лиз! — вскричал он. — Сколько в этом замке мужиков?

— Не считая лорда Эмсуорта, всего четверо. Будет большой съезд гостей перед балом графства, но пока их тут четверо. Сын лорда Эмсуорта Фредди…

— Какой он из себя?

— Пижон с белобрысыми прилизанными назад волосами. Потом мистер Кибл. Он низенький и краснорожий.

— И?

— И Бакстер. Секретарь лорда Эмсуорта. Носит очки. — И все?

— Да. Не считая Мактодда и слуг.

Мистер Кутс оглушительно хлопнул себя ладонью по колену. Приятная кротость, характеризовавшая его облик в течение беседы с Псмитом, исчезла, сменившись крайне зловещей свирепостью.

— И я позволил ему вышвырнуть меня вон, точно щенка! — пробормотал он сквозь стиснутые зубы. — Прохиндей!

— Эд, о чем ты говоришь?

— И я его еще и поблагодарил. По-бла-го-да-рил! — простонал Эдвард Кутс, извиваясь при одном только воспоминании. — Я поблагодарил его за то, что он меня отпустил!

— Эдди Кутс, что ты несешь?…

— Послушай, Лиз! — Ценой невероятного усилия мистер Кутс совладал со своими эмоциями. — Влетаю я в эту хату и наталкиваюсь на типа с моноклем, и он говорит, что хорошо знает Мактодда и что я — не он. А с твоих слов выходит, что он как раз и есть тип, который выдает себя за Мактодда! Понимаешь? Этот гад сработал под меня. Познакомился с Мактоддом, узнал, что он в замок не едет, и приехал вместо него, ну, как я. Только прискакал сюда первым, черт бы его побрал! Просто хоть на стенку лезь, верно?

От изумления мисс Пиви на миг лишилась дара речи. Но тут же вновь его обрела.

— У, фрайер! — сказала мисс Пиви.

Мистер Кутс, невзирая на присутствие дамы, зашел в своих инвективах заметно дальше.

— Я с самого начала чувствовала, что-то с ним не так! — сказала мисс Пиви. — Черт! Он, значит, тоже на ожерелье целится!

— Само собой, — нетерпеливо перебил мистер Кутс. — А то зачем бы он, по-твоему, сюда заявился? Для перемены обстановки?

— Но, Эд! Черт! И ты ему спустишь?

— Спущу? — повторил мистер Кутс, раздраженный таким глупым вопросом. — Ты меня разбуди ночью да и спроси.

— Но что ты сделаешь?

— Что сделаю! — сказал мистер Кутс. — Что сделаю? Я тебе скажу, что я… — Он умолк, после чего суровая решимость, написанная на его лице, слегка поблекла. — А что я, черт подери, сделаю? — докончил он на слабеющей ноте.

— Накапав, что он самозванец, ты ничего не добьешься. Его-то уберешь, но и сам ни шиша не получишь.

— Да, — сказал мистер Кутс.

— Помолчи. Дай сообразить, — потребовала мисс Пиви. Наступила пауза. Мисс Пиви сосредоточенно свела брови.

— А что, если?… — предположил мистер Кутс.

— Заткнись, — сказала мисс Пиви.

Мистер Кутс заткнулся. Минута текла за минутой.

— Знаю! — сказала мисс Пиви. — Леди Констанция на этого типа не надышится. Ты должен его с глазу на глаз сейчас же взять за жабры и потребовать, чтобы он устроил тебе приглашение в замок как своему другу.

— Я знал, Лиз, что ты что-нибудь да придумаешь! — почти с благоговением сказал мистер Кутс. — Колдунья ты, и ничего больше. А как я с ним останусь с глазу на глаз?

— Это я беру на себя. Приглашу его прогуляться по парку. Он не то что от меня без ума, но, если я поднажму, отвертеться не сможет. Мы пойдем по дороге. Ты засядешь в кустах — я покажу тебе где. А потом пошлю его за накидкой или еще за чем-нибудь, а сама пойду дальше. Он повернет назад, и тут ты на него выскочишь.

— Лиз! — сказал мистер Кутс в полном восхищении. — Когда надо мозгами пошевелить, тут тебе равных нету!

— А что ты предпримешь, если он сделает тебе от ворот поворот?

Мистер Кутс испустил холодный смешок и из глубин своего костюма извлек очаровательный револьверчик.

— Мне он поворота от ворот не сделает, — сказал мистер Кутс.

V

— Ах, только подумать! — сказала мисс Пиви. — Если бы у меня не началась мигрень и я не вернулась бы раньше остальных, нам не удалось бы вот так побеседовать.

Они шли по широкой усыпанной гравием аллее, и она взирала на Псмита снизу вверх кротко со светлой грустью. Такое робкое, одухотворенное, миниатюрное создание!

— Да, — сказал Псмит.

Особого восторга в его ответе не прозвучало, но, с другой стороны, настроение у него было не особенно солнечным. Мысль о том, что мисс Пиви может вернуться задолго до основных сил, ему в голову не приходила. Он, по собственному его выражению, спутал маловероятное с невозможным. И в результате она захватила его врасплох, отрезав все пути к отступлению, когда он сидел в шезлонге и думал о Еве Халлидей, которая после возвращения с лодочной прогулки по озеру испытала новый приступ угрызений совести и отправилась в библиотеку поработать еще часок до обеда. Отклонить приглашение мисс Пиви пройтись с ней до ворот парка и поглядеть, не возвращаются ли те, кто до конца почтил память покойного Реддиса Хартли, члена парламента, было никак нельзя. Но Псмит, хотя и пошел с ней, сделал это без малейшего удовольствия. Каждая проведенная в ее обществе секунда все больше укрепляла его во мнении, что мисс Пиви — проклятие Божие и ничего больше.

— А мне, — продолжала его спутница, — так мечталось внимать вам долго-долго. Все эти дни для меня омрачались чувством, что я не могу обрести той близости с вами, которой жажду.

— Ну, конечно, когда вокруг мельтешат все остальные…

— Разумеется, я говорю в духовном смысле.

— Ах, так!

— Я грезила обсудить с вами ваши изумительные творения. А вы, как приехали, ни разу даже не упомянули о своей поэзии. Не правда ли?

— А, но видите ли, я всячески стараюсь отвлекаться.

— Право? Но почему же?

— Мой врач предупредил меня, что я слишком уж перенапрягаюсь. Откровенно говоря, он предложил мне выбор между полнейшим отдыхом и психушкой.

— Чем-чем?

— Он подразумевал приют для умалишенных. Эти служители медицины имеют привычку странно выражаться.

— Но, значит, вы должны совсем-совсем забыть о творчестве, раз опасность столь велика. А вы сказали лорду Эмсуорту, что останетесь сегодня в замке, чтобы писать.

Взор мисс Пиви выражал только нежнейшее сочувствие, но про себя мисс Пиви добавила: «На-ка, выкуси!»

— Справедливо, — вздохнул Псмит. — Совершенно справедливо. Но вам ли не знать, что Поэзия — жестокая владычица. Пришло вдохновение, и я вынужден был пренебречь риском. Но теперь я измучен, измучен.

«У, фрайер!» — сказала мисс Пиви. Но не вслух.

Они прошли еще несколько шагов.

— Если уж быть откровенным до конца, — сказал Псмит, на которого снизошло еще одно вдохновение, — то мне, пожалуй, следует вернуться и прилечь.

Мисс Пиви посмотрела на кусты ярдах в десяти дальше по дороге. Они слегка подрагивали, словно укрывали какое-то инородное тело, и мисс Пиви, чей темперамент отличался вспыльчивостью, уже примеривалась, как она сообщит Эдварду Кутсу, что ему, раз уж он не способен посидеть в кустах, не танцуя при этом, точно кошка на горячей плите, лучше переменить профессию и торговать маринованными угрями. Однако следует упомянуть, что она была несправедлива к своему старинному другу. Еще мгновение назад он был неподвижен, как статуя, но тут в пространство между его воротником и шеей упал крупный и холеричный жук, а подобное испытание не всегда вынесет и самый закаленный следопыт.

— Молю вас, не уходите пока, — сказала мисс Пиви. — Такой чудесный вечер! Прислушайтесь к музыке ветерка в древесных вершинах. Точно дальняя арфа. Мне мнится, он нашептывает свои тайны птичкам.

Псмит воздержался от развития этой мистической темы, и они молча прошли мимо кустов.

Однако еще через десятка два шагов мисс Пиви смягчилась.

— Ах, мистер Тодд, у вас правда измученный вид, — сказала она встревоженно. — Боюсь, вы переоценили свои силы. Наверное, вам все-таки лучше вернуться и прилечь.

— Вы так думаете?

— Уверена. А я пройдусь до ворот и взгляну на дорогу, не едут ли они.

— Но как же я оставлю вас одну?

— Я прошу вас! — произнесла мисс Пиви укоризненно. Псмит пошел назад, охваченный чувством сродни тому, какое может испытать арестант, приговоренный к долгим годам тюрьмы и освобожденный на ее пороге. Взглянув через плечо, он увидел, что мисс Пиви исчезла за поворотом дороги, и остановился, чтобы закурить. Затем бросил спичку и пошел дальше, радуясь жизни, но тут голос у него за спиной произнес «хей!», и из кустов выступила врезавшаяся ему в память фигура мистера Эдварда Кутса.

— Видал? — продолжал мистер Кутс, предъявляя револьвер.

— Безусловно, товарищ Кутс, — ответил Псмит. — И, если такой вопрос уместен, для чего бы это?

— Ну, — сказал мистер Кутс, — просто на случай, если ты попробуешь какие-нибудь штучки. — И, возвратив оружие в ближайший карман, он принялся энергично хлопать себя между лопаток. А кроме того, извиваться столь же энергично.

Псмит сосредоточенно следил за его пляской.

— Вы остановили меня под дулом пистолета только для того, чтобы я полюбовался, как вы занимаетесь шведской гимнастикой? — спросил он.

Мистер Кутс на миг прекратил свои упражнения.

— Жук за шиворотом, — объяснил он коротко. — Или еще какая-нибудь дрянь.

— А? Но в столь грустные минуты вам, естественно, хочется побыть одному. От души пожелаю вам доброго вечера и продолжу свою прогулку.

— Я тебе продолжу!

— О? — сказал Псмит, смиряясь с судьбой. — Пожалуй, вы правы, да, пожалуй. — Мистер Кутс вновь убрал револьвер в карман. — Из этого я заключаю, мистер Кутс, что вас томит желание поговорить со мной. Так валяйте, старый друг, облегчите свою диафрагму.

По— видимому, удачный хлопок оглушил жука, и мистер Кутс смог сосредоточиться на текущих делах. Он оглядел Псмита с нескрываемым отвращением.

— Ты у меня вот где, Билл! — сказал он.

— Мое имя не Билл, — заметил Псмит.

— Угу! — рявкнул мистер Кутс, давая полную волю своему раздражению. — И не Мактодд.

Псмит задумчиво поглядел на своего собеседника. Возникло непредвиденное осложнение, и он первый признал бы, что на данный момент положение представилось ему безвыходным. О нерасположении к нему собеседника достаточно свидетельствовало выражение лица последнего, не говоря уж о его поступках. Избавившись от жука, мистер Кутс обрел возможность посвятить себя Псмиту целиком и теперь взирал на этого элегантного молодого человека с неприкрытой злобой.

— Не пройтись ли нам? — предложил Псмит. — Движение способствует работе мысли. Не стану отрицать, что вы затронули тему, которая отчасти ставит меня в тупик. Тщательно взвесив положение дел, я, мистер Кутс, пришел к выводу, что следующий ход — за вами. Каковы же ваши виды?

— Я бы тебе башку отвинтил, — произнес мистер Кутс нетерпеливо.

— Да, конечно. Однако…

— Я бы из тебя отбивную сделал.

Псмит небрежным движением руки охладил эти утопические мечты.

— Вполне вас понимаю, — сказал он учтиво. — Но, если не выходить за пределы практической политики, какой реальный ход вы предполагаете сделать? Безусловно, вы можете разоблачить меня перед моим любезным хозяином, но не вижу, что это даст вам.

— Сам знаю. Но ты учти, что у меня в рукаве вот эта карта, если задумаешь какие-нибудь штучки.

— Вы упорно возвращаетесь к такой возможности, товарищ Кутс. У вас это уже навязчивая идея. Могу вас заверить, что я ни о чем подобном не помышляю. Так как же вы все-таки намерены поступить?

Они уже вышли на широкое пространство перед парадной дверью, где речка подъездной дороги разливалась широким плесом гравия. Псмит остановился.

— Ты должен протащить меня в эту хату, — сказал мистер Кутс.

— Я опасался, что вы предложите что-нибудь такое. В моем особом положении у меня, естественно, выбора нет, и мне остается лишь попытаться исполнить ваше желание. Все прочее, полагаю, такой взыскательный критик, как вы, неизбежно сочтет «штучками». Но как могу я ввести вас под кров этой, как вы остроумно заметили, хаты?

— Ну, скажете, что я ваш друг и нельзя ли меня пригласить.

Псмит покачал головой с легкой укоризной:

— Не самая блистательная из ваших идей, товарищ Кутс. Тактично обойдя молчанием то мгновенное падение моего престижа, которое неизбежно воспоследует, если вас сочтут моим другом, укажу только, что я сам лишь гость в этой обители английской старины и традиций, а посему мне не положено приглашать закадычных дружков гостить тут неопределенное время. Нет, надо найти другой способ… А вы уверены, что вам это так уж надо? Ну, да, ну, да, я ведь только спросил… Так подумаем…

За строем рододендронов, перпендикулярным стене замка, постепенно возникла дородная фигура, размеренно и величаво двигаясь в направлении черного хода. Это был Бич, дворецкий, возвращавшийся после приятного променада, который он позволил себе в отсутствие своего господина и его гостей. Освеженный несколькими часами на вольном воздухе, Бич возвращался к исполнению возложенных на него обязанностей. И при взгляде на него Псмит нашел решение задачи.

— А, Бич! — окликнул он.

— Что угодно, сэр? — осведомился бархатный бас, и воспоследовала недолгая пауза, пока дворецкий лавировал между рододендронами и выплывал на открытое пространство. Он снял канотье, надетое для променада, и уставился на Псмита несколько выпученными, но благосклонными глазами. Тонкий знаток человечества, обитающего по загородным резиденциям, он уже давно вынес Псмиту одобрительный приговор. С тех пор как леди Констанция распахнула двери замка миру литературы и искусства, его не раз до глубины души шокировали редкостные и диковинные образчики этого мира, которые встряхивали нечесаными кудрями и рассаживались в дурно сшитых фраках за столом, над которым он властвовал. Псмит явился приятным сюрпризом.

— Извините, что затрудняю вас, Бич.

— О, нет, сэр.

— Это, — сказал Псмит, кивая на мистера Кутса, который следил за происходящим настороженным и подозрительным взглядом, явно не собираясь проморгать ни единого провозвестия штучек, — мой человек. Мой камердинер. Он только что приехал из Лондона, где мне пришлось оставить его у одра занемогшей тетушки. Надеюсь, вашей тетушке полегчало, Кутс? — осведомился он с мягкой снисходительностью.

Мистер Кутс, верно истолковав этот вопрос как прощупывание его точки зрения на такой оборот событий, решил не спорить. Конечно, его прельщала мысль вступить в замок в несколько более высоком качестве, но, как бывалый боец, он умел обходиться тем, что попадалось под руку. Оказавшись там, сказал он себе с восхитительным здравым смыслом, он окажется там.

— Да, сэр, — ответил он.

— Превосходно, — сказал Псмит. — Превосходно. Так вы позаботитесь о Кутсе, Бич?

— Всенепременно, сэр, — ответствовал дворецкий тоном величайшего одобрения. Единственное, что его смущало в Псмите, благополучно разъяснилось. Ибо до сих пор ему делалось больно при мысли, что джентльмен, одевающийся со столь безупречным вкусом, отправился с долговременным визитом в такой оплот аристократизма, как замок Бландингс, без личного слуги. Но теперь все было понято и, насколько это касалось Бича, безоговорочно прощено. И он повел мистера Кутса в тыл. Они скрылись за рододендронами.

Но не успели они исчезнуть из вида, а Псмит — занять кресло в приятной прохладе вестибюля, как его осенила новая мысль. Он дернул сонетку. Странно, подумал он, как люди не принимают во внимание, казалось бы, самых очевидных вещей. Вот так полководцы проигрывают решающие битвы.

— Сэр? — осведомился Бич, выходя из двери, обитой зеленым сукном.

— Извините, что снова затрудняю вас, Бич.

— О, нет, сэр.

— Надеюсь, вы устроите Кутса поудобнее. Полагаю, он вам понравится. Обаятельнейшая натура, если узнать его поближе.

— Он выглядит приятным молодым человеком, сэр.

— Да, кстати, Бич. Пожалуйста, узнайте у него, привез ли он мой револьвер.

— Слушаю, сэр, — ответил Бич, который не унизился бы до проявления эмоций, даже если бы речь шла о пулемете.

— По-моему, я видел, что он торчал у него из кармана. Вы не могли бы его мне принести?

— Слушаю, сэр.

Бич удалился, чтобы вернуться минуту спустя с серебряным подносом, на котором покоилось смертоносное оружие.

— Ваш револьвер, сэр, — произнес Бич.

— Благодарю вас, — ответил Псмит.

VI

Несколько минут после того, как дворецкий, ступая с носка, величаво удалился за обитую зеленым сукном дверь, Псмит полулежал в кресле, всеми фибрами ощущая, что было дерзанье, и было свершенье, и отдых заслужен ночной. Он не принадлежал к заядлым оптимистам и не льстил себя мыслью, что вырвал жало у противника, столь упорного, как мистер Кутс, таким бесхитростным способом, как изъятие револьвера. Но нельзя было отрицать, что эта вещица, отягощая его карман, дарила уютную безмятежность. Те несколько минут, которые ему довелось провести в обществе мистера Кутса, вполне убедили его, что тот принадлежит к типу людей, которым не следует доверять револьверы. Слишком уж большая импульсивность ощущалась в его натуре.

На этом месте размышления Псмита были прерваны властным голосом, произнесшим:

— Хей!

Поскольку среди знакомых Псмита лишь один предварял свою речь этим междометием, он ничуть не удивился, обнаружив у своего локтя мистера Кутса.

— Хей!

— Довольно, товарищ Кутс! — с некоторой строгостью сказал Псмит. — Я вас расслышал с первого раза. И могу ли я напомнить вам, что эту вашу привычку выскакивать неведомо откуда и возглашать «хей!» необходимо побороть. Камердинерам положено ждать, пока их не призовут звоном колокольчика. То есть так мне кажется, ибо, сознаюсь, до нынешнего дня камердинерами я не обзаводился.

— И не обзавелись бы, будь моя воля, — отозвался мистер Кутс.

Псмит поднял брови.

— Откуда, — осведомился он, — такая брюзгливость? Или вам не нравится быть камердинером?

— Нет, не нравится.

— Вы меня изумляете! А я полагал, что вы будете шастать но замку, распевая, как птичка. Учли ли вы, что занятый вами пост обеспечивает вам постоянное общество товарища Бича, а более восхитительного собеседника и вообразить трудно.

— Старый фрайер, — кисло буркнул мистер Кутс. — Вот уж от кого меня воротит, так это от типчиков, которые все время талдычат про свои желудки.

— Прошу прощения?

— Да у этого малахольного Бича что-то там с его желудочной оболочкой. Если бы я не смылся, он бы и сейчас про нее жужжал.

— Если вы не находите ничего поучительного и возвышающего душу в полученной из первых рук информации о желудке товарища Бича, вам действительно невозможно угодить. Так, значит, я буду прав, заключив, что вы примчались сюда, фыркая и гарцуя, и пробудили меня от снов наяву для того лишь, чтобы заручиться моим сочувствием?

Мистер Кутс устремил на него мрачный взор.

— Я пришел сказать тебе, что ты себя очень умным воображаешь.

— Очень мило с вашей стороны, — растроганно отозвался Псмит. — Чудесный комплимент, за который я весьма признателен.

— Пушку у меня ловко отобрал, да?

— Ну, раз вы сами об этом упомянули, то да.

— И теперь, конечно, думаешь, что уведешь ожерелье у меня из-под носа? Ну, так вот: недоваренному стручку вроде тебя меня не обойти.

— По-моему, — сказал Псмит, — я различаю в вашем томе недобрую ноту. Неужели мы не можем быть профессиональными соперниками без того, чтобы нас разделял дух вражды? Сам я отношусь к вам с доброжелательной терпимостью.

— Ну, ладно, упрешь его, а где спрячешь? А прятать-то не просто, можешь мне поверить. И я тебе вот что скажу: я твой камердинер, так? Значит, я могу входить к тебе в комнату прибирать там, когда хочу, так? Да уж так! Что могу, то могу, хоть ты тресни. И уж ты мне поверь, Билл…

— Вы все еще упорствуете в заблуждении, будто мое имя Уильям.

— И уж ты мне поверь, Билл, если это ожерелье пропадет и пропажу устрою не я, то прибирать я начну так, что у тебя в глазах зарябит. Я твою комнату частым гребнем прочешу. Вот и прожуй это дело, да хорошенько, понял?

И Эдвард Кутс, угрюмо пройдя через вестибюль, зловеще исчез за дверью, обитой зеленым сукном. Холодному рассудку еще предстояло осознать, что в своем желании дать врагу по рукам он допустил некоторую промашку и только насторожил противника. Пока же он думал, что это мастерское описание ситуации собьет с Псмита форс, и упивался мыслью, что вставил ему хорошего фитиля.

Причем был не так уж далек от истины. Этот аспект операции прежде в голову Псмиту не приходил, и, снова опустившись в кресло, он признал, что тут есть пища для размышлений. О том, как поступить с ожерельем, буде оно попадет в его руки, он определенных планов не строил. Как-то само собой разумелось, что он где-нибудь припрячет ожерелье в ожидании, пока не завершатся первые лихорадочные поиски, и только теперь он осознал, как нелегко найти надежный тайник вне стен его комнаты. Мистер Кутс был вполне прав, рекомендуя хорошенько прожевать это дело. Десять минут Псмит его жевал. И, поскольку загнать в угол способного человека почти невозможно, по истечении указанного периода его осенила идея. Он восстал из кресла и позвонил.

— А, Бич, — сказал он ласково, когда обитая зеленым сукном дверь растворилась. — Я должен извиниться, что снова вас затрудняю. То и дело звоню, не правда ли?

— Ничуть, сэр, — отечески молвил дворецкий. — Но если вы звонили, потому что вам нужен ваш камердинер, то, боюсь, в настоящую минуту он недостижим. Он несколько неожиданно покинул меня некоторое время тому назад. Я не предполагал, что он может вам понадобиться до того, как надо будет переодеться к обеду, не то я задержал бы его.

— Ничего. Я хотел видеть вас, Бич, — сказал Псмит. — Вы меня тревожите. От моего человека я узнал, что оболочка вашего желудка оставляет желать лучшего.

— Сущая правда, сэр, — сказал Бич, и его тусклые глаза возбужденно заблестели, а ноздри затрепетали, как у боевого коня, заслышавшего сигнал к атаке. — Слизистая оболочка моего желудка очень не в порядке.

— Каждая оболочка что-то прячет. — Сэр?

— Я сказал: поведайте мне все.

— Да как же так, сэр, — с тоскливой жаждой произнес Бич.

— Чтобы доставить мне удовольствие! — не отступал Псмит.

— Что же, сэр, очень любезно с вашей стороны поинтересоваться. Обычно все начинается с тупой стреляющей боли в правой стороне брюшного пресса от двадцати минут до получаса после еды. Симптомы…

В глазах Псмита было лишь ласковое сочувствие, пока он слушал нечто вроде рассказа очевидца о землетрясении в Сан-Франциско. Тем не менее про себя он пламенно желал, чтобы его собеседник говорил более живо и занимательно. Однако всему наступает конец. И самые медлительные реки когда-нибудь вольются в океан. Трогательнейшей фразой дворецкий завершил-таки свое повествование.

— «Пепсидин Паркса», — тотчас сказал Псмит. — Сэр?

— Вот что вам требуется. «Пепсидин Паркса». Он вас мигом поставит на ноги.

— Я запишу это название, сэр. О таком целебном средстве я еще не слышал. И если мне будет дозволено, — добавил Бич, устремляя на своего благодетеля тусклый, но полный обожания взгляд, — я хотел бы выразить свою благодарность за вашу доброту.

— Не за что, Бич, не за что… Ах да, Бич, — добавил он, когда дворецкий поплыл к двери. — Я вспомнил, что собирался поговорить с вами еще кое о' чем.

— Да, сэр?

— Я решил поговорить с вами, прежде чем обратиться к леди Констанции. Дело в том, Бич, что мне душно.

— Неужели, сэр? Кажется, я забыл упомянуть среди моих симптомов еще и одышку.

— Очень жаль. Но с вашего разрешения отложим на миг тему вашего внутреннего организма и его недугов. Говоря о том, что мне душно, я подразумевал духовную нехватку воздуха. Вы когда-нибудь писали стихи, Бич?

— Нет, сэр.

— А! Тогда вам не просто постичь мои чувства. Беда моя, Бич, порождается тем, что в Канаде я привык творить в глубочайшем уединении. Вы помните строфы в моих «Песнях пакости», начинающиеся: «Сквозь бледную параболу Восторга»?..

— Боюсь, сэр…

— Они вам не знакомы? Жаль, жаль. Попытайтесь как-нибудь приобщиться к ним. Пальчики оближете. Так вот, строфы эти были написаны в уединенной хижине на берегах Саскачевана в милях и милях от ближайшего человеческого жилья. Я таков, Бич. Мне необходим стимул великих вольных просторов. Когда я нахожусь среди мне подобных, вдохновение чахнет и гибнет. Ну, вы знаете, как бывает, если вокруг люди. Только сядешь пописать, как кто-нибудь входит, плюхается на стол и начинает распространяться о себе. Всякий раз, чуть распишешься, тут же вламывается какое-нибудь чуждое воздействие и Муза скукоживается. Вы понимаете, что я имею в виду?

— Да, сэр, — сказал Бич, чуть-чуть сглатывая.

— Вот почему для человека, подобного мне, жизнь в замке Бландингс имеет свои минусы. А мне необходимо место, где я мог бы побыть один, Бич, один с моими грезами и видениями. Какое-нибудь небольшое орлиное гнездышко на обрывах времени… Другими словами, не имеется ли в пределах парка пустующий коттедж, куда я мог бы удаляться в приливе вдохновения и орудовать пером, не опасаясь, что меня прервут?

— Маленький коттедж, сэр?

— Маленький коттедж. Увитый над дверью жимолостью, со старушкой-луной, выплывающей из-за древесных вершин. Коттедж, Бич, где я могу предаваться размышлениям, где я могу повернуть ключ в замочной скважине и проститься с миром. Теперь, когда замок закишит гостями, съезжающимися на бал графства, я должен незамедлительно выторговать себе такое убежище, иначе человечество навеки лишится сочного ломтя бесценнейшей поэзии.

— Вы желаете, — осторожно выяснял Бич, — небольшой коттедж, где сможете писать стихи, сэр?

— Вы как леопард следуете за моей мыслью. Вам известен такой приют?

— В западном лесу, сэр, есть пустующий коттедж лесника, но он очень убогий, сэр.

— Как бы ни был он убог, мне его достаточно. Как вы полагаете, леди Констанция не обидится, если я попрошу ее одолжить мне указанный домик на несколько дней?

— Полагаю, ее милость отнесется к этому спокойно. Она привыкла… Ей не внове… Могу только сказать, сэр, что прошлым летом гостивший в замке литературный джентльмен выразил желание каждое утро перед завтраком принимать в саду солнечные ванны. В натуральном виде, сэр. И ее милость только поручила мне предупредить горничных и ничем не воспрепятствовала исполнению его желания. А потому…

— А потому целомудренная просьба вроде моей не вы-зовет сердечного приступа? Превосходно! Вы не представляете, что значит для меня сознание, что вскоре я обрету свой тихий приют, куда смогу удаляться в поисках одиночества.

— Думается, сэр, это вам весьма приятно.

— Так я представлю это предложение правлению, как только леди Констанция вернется?

— Да, сэр.

— Мне бы хотелось еще раз занести в протокол, Бич, что я крайне обязан вам за ваше сочувствие и советы в этом деле. Я знал, что могу на вас положиться.

— Не за что, сэр. Я только рад, что удостоился оказать вам содействие…

— Да… И вот что, Бич… — Сэр?

— Последний пустячок, Бич. Вы ведь вскоре увидите Кутса, моего камердинера?

— Полагаю, что незамедлительно, сэр.

— Так не откажите ловко ткнуть его пальцем под нижнее ребро…

— Сэр! — вскричал Бич, от ошеломления утратив присущее дворецким олимпийское спокойствие. Он судорожно сглотнул. Более полутора лет, с тех пор как леди Констанция Кибл начала закидывать удочку в мутные воды мира искусства и извлекать их обитателей на пушистые ковры замка Бландингс, Бич испил до дна чашу всяких эксцентричностей. Но до этого мгновения он надеялся, что Псмит окажется приятным исключением из вереницы полоумных литературных гениев, которые весь этот томительный срок то появлялись в замке, то исчезали из него. И вот! Псмит вдруг занял первое место в голове этой процессии. По сравнению с ним человек, который приехал в апреле на неделю и требовал, чтобы ему к рыбе подавали джем, выглядел полным ничтожеством. — Ткнуть его под ребро, сэр?

— Ткнуть его под ребро, — неумолимо сказал Псмит, — и одновременно шепнуть ему на ухо одно слово: «Ага!»

Бич облизнул губы.

— «Ага!», сэр?

— «Ага!» И сообщите, что это от меня.

— Слушаю, сэр. Будет исполнено, — сказал Бич, и с приглушенным звуком — полувздохом, полупредсмертным клокотанием, он, пошатываясь, удалился сквозь обитую зеленым сукном дверь.

10. Сенсационное происшествие на поэтическом вечере

I

Завтрак кончился, и гости Бландингса разошлись кто куда. Одни — писать письма, другие — покатать шары в бильярдной, третьи направились к конюшням, четвертые на поле для гольфа. Леди Констанция беседовала с экономкой, лорд Эмсуорт среди клумб допекал старшего садовника Ангуса Макаллистера, а по Тисовой аллее задумчиво прогуливалась мисс Пиви, и на ее изящную головку ложились солнечные зайчики.

Она была одна. Грустный, но неоспоримый факт: в нашем несовершенном мире Гений часто — так часто! — обречен прогуливаться один… конечно, если более земные натуры успевают ускользнуть при его приближении. Ни единый член орды, обрушившейся накануне на Бландингс, не выразил ни малейшей склонности культивировать общество мисс Пиви.

Об этом можно было только пожалеть. Если оставить в стороне жилку нечестности, которая толкала ее красть все, на что она могла наложить руку, разве только предмет этот оказывался прибит гвоздями к чему-либо неподъемному, Эйлин Пиви в любом другом отношении заслуживала одного лишь восхищения. И, как ни странно, именно благородная сторона ее натуры отпугивала этих вульгарных критиков. Мисс Пиви, похитительница чужих вещей, была им неведома, а бегали они от мисс Пиви, поэтессы. И тут следует упомянуть, что мисс Пиви, как бы ни расслаблялась она в обществе дорогих друзей вроде Эдварда Кутса, поэтесса была самая настоящая. Шесть сборников, значащихся в каталоге Британского музея под ее фамилией, были плодом ее собственного, ни у кого не позаимствованного вдохновения. И хотя издание первого она оплатила из своего кармана, остальные пять ее издатель опубликовал на собственный страх и риск, и они даже принесли небольшую прибыль.

Впрочем, мисс Пиви не сетовала на свое одиночество: ей требовалось многое обдумать без помех. Ум ее бился над загадкой, куда мог исчезнуть мистер Кутс. Прошло два дня с тех пор, как, оставив ее, он отправился принудить Псмита под дулом пистолета открыть ему доступ в замок. И с тех пор как сквозь землю провалился. Мисс Пиви ничего не понимала.

Его пропажа тем более язвила ей душу, что ее великолепный мозг как раз во всех мелочах разработал план захвата брильянтового ожерелья леди Констанции Кибл и для успешного его выполнения помощь мистера Кутса была непременным условием. Она оказалась в положении полководца, который выходит из своей палатки с исчерпывающей диспозицией генерального сражения в руке и видит, что его армия отправилась куда-то погулять, оставив его прохлаждаться. Неудивительно, что прелестный лоб мисс Пиви, пока она расхаживала по Тисовой аллее, был озабоченно наморщен.

Тисовая аллея, как упомянул лорд Эмсуорт в своей чрезвычайно интересной лекции, прочитанной мистеру Ролстону Мактодду в клубе «Старейших консерваторов», среди прочих достопримечательностей содержала несколько тисов, которые поднимались массивными столпами с закругленной верхушкой и бесстебельной грибообразной шляпкой над ней, а внутри были полыми, образуя подобия беседок. Когда мисс Пиви проходила мимо одного из этих тисов, ее внезапно окликнул бестелесный голос:

— Хей!

Мисс Пиви почти подпрыгнула.

— Кто тут?

В ближайшем тисе замаячило мокрое лицо, облепленное веточками. Оно скашивало глаза в тщетной попытке заглянуть за поворот.

Мисс Пиви приблизилась, тяжело дыша. Вопрос о местопребывании ее блуждающего мальчика получил ответ. Но внезапность его возвращения заставила ее прикусить язык, и к радости от встречи с ним примешивались другие эмоции.

— У, ты, дурень плоскомордый! — воскликнула она горячо голосом, дрожащим от незаслуженной обиды. — Что ты за привычку взял залезать в деревья и тявкать так, что сердце обрывается?

— Прости, Лиз, я…

— И где, — продолжала мисс Пиви в новой вспышке раздражения, — где ты сшивался все это время? Черт побери, бросаешь меня на два дня, говоришь, что ткнешь пушкой в нос этому типчику, который выдает себя за Мактодда, и он устроит тебя в хате. И больше от тебя ни слуху ни духу! Во что ты вляпался?

— Все хорошо, Лиз. В хату он меня провел. Я у него камердинер. Вот и не мог раньше до тебя добраться. Прислугу тут под таким надзором держат, что мы с тобой точно в разных городах. Если б я не увидел, как ты сюда одна свернула…

Острый ум мисс Пиви уже постиг положение дел.

— Ну, ладно, ладно! — перебила она, с нетерпением, которое у нее всегда вызывали долгие объяснения. — Усекла. Отлично, Эд. Лучше и не придумаешь! План у меня уже на мази, и раз ты объявился, можно взяться за дело.

— План?

— Конфетка, — заверила его мисс Пиви.

— Если бы! — буркнул мистер Кутс, которого события последних дней ввергли в неизбывный пессимизм. — Говорю же тебе, этой гадюке Мактодду пальца в рот не клади. До него вдруг доперло (мистер Кутс благоразумно уклонился от истины, опасаясь суровой нахлобучки от своей прекрасной дамы), что я как камердинер могу сколько захочу рыться в его комнате, где ему придется прятать блестяшки, если он до них доберется. И теперь он у них выцыганил сторожку в лесу.

— Хм! — сказала мисс Пиви. — А, ладно, — после некоторых размышлений продолжала она. — Мне на него начхать. Пусть себе сидит в лесу, сколько ему влезет. План у меня на мази и беспроигрышный. Если только ты, Эд, не напортачишь.

— Так ты меня берешь в дело?

— Еще как беру! Без тебя ничего не выйдет. Оттого-то я и злилась, что ты взял да и пропал.

— Валяй, Лиз! — смиренно сказал мистер Кутс. В присутствии этого сгустка энергии им всегда овладевал комплекс неполноценности. С самого начала их совместной деятельности мозгом фирмы была она, ему же отводилась роль орудия в исполнении разработанных ею планов.

Мисс Пиви молниеносно оглядела Тисовую аллею. Но MI оставалась мирным приютом уединения. Повернувшись к мистеру Кутсу, мисс Пиви заговорила быстро и решительно:

— Слушай, Эд, и не маши ушами. Может, больше нам поговорить не удастся.

— Я не машу, — покорно сказал мистер Кутс.

— Так вот. Теперь, когда понаехали гости, ее честь надевает ожерелье каждый вечер. И можешь мне поверить, Эд, на него только в темные очки и смотреть, а то глаза режет. Закачаешься!

— Даже так?

— Куда там! Еще лучше.

— А где она его держит, Лиз? Это ты вынюхала? — спросил мистер Кутс, и луч оптимизма на мгновение озарил его скорбный лик.

— Нет. И не надо. Некогда мне возиться с сейфами, чтобы вся шайка на меня набросилась. Я предпочитаю что-нибудь попроще. Так вот, сегодня вечером субчик, который выдаст себя за Мактодда, будет читать свои стихи в большой гостиной. Знаешь, где она?

— Могу узнать.

— Так узнай! — свирепо сказала мисс Пиви. — И почешись узнать до вечера. Усек?

Мистер Кутс, чья голова тоскливо торчала из недр тиса, дорого дал бы, лишь бы усечь, по давнему опыту зная, как высоко его нетерпеливая партнерша ценит быстроту интеллекта. Однако ему пришлось нарушить покой ветвей, мотнув головой.

— Ты всегда был тупица, — презрительно сказала мисс Пиви. — Не спорю, Эд, есть в тебе что-то твердокаменное. От шеи и выше. Пока этот петух будет кукарекать, я буду сидеть позади леди Констанции. Ну, протяну руку и сорву с нее блестяшки. Дошло?

— Но, Лиз… — Мистер Кутс еле собрался с духом, чтобы указать на небольшой, как ему казалось, изъян в этом плане действий. — Если ты вот так у всех на глазах, они же?…

— Нет. И я тебе объясню, почему нет. Они ничего не увидят. А ничего они не увидят потому, что в комнате, когда я протяну руку, будет темно. А темно в комнате будет потому, что ты в каком-нибудь чулане, где они держат пробки, со всей мочи дернешь рубильник. Доперло? Это все, что от тебя требуется. И если на то пошло, тут и ребенок справится. Тебе всего-то и надо узнать, где у них пробки, а потом погасить в хате все лампочки. Уж хоть тут-то могу я надеяться, что ты ничего не напортачишь?

— Лиз! — сказал мистер Кутс, и в голосе у него зазвучало благоговение. — Конечно, можешь! Но что?…

— Знаю, знаю! Что будет потом и как я заначу блестяшки? Так окно же будет открыто. Я к нему подскочу и выброшу ожерелье наружу. Усек? В комнате поднимется суматоха, и, пока все будут метаться и визжать в темноте, ты возьмешь ноги в руки, сбегаешь на террасу и заберешь блестяшки. Окно прямо над ней, а ночи сейчас светлые, и у тебя будет достаточно времени, чтобы отыскать их до того, как включат свет… Ну, что скажешь?

Наступило краткое молчание.

— Лиз… — сказал наконец мистер Кутс.

— Комар носу не подточит, так или не так? — требовательно спросила мисс Пиви.

— Лиз, — сказал мистер Кутс голосом, охрипшим от благоговения, какое испытал бы молоденький офицер в штабе Наполеона, узнав в подробностях план очередной кампании. — Лиз, я всегда говорил и теперь скажу: когда дело доходит до дела, старушка, ты самое оно!

И, высунув руку из глубин тиса, он нежно пожал пальчики мисс Пиви. Прекрасные глаза поэтессы исполнились томности, и она хихикнула. Хоть этот человек и был последним олухом, она его любила.

II

Мистер Бакстер?

— Я слушаю вас, мисс Халлидей.

Мозг Бландингса рассеянно поднял глаза от страницы. Не прошло еще и получаса после окончания второго завтрака, но он уже сидел в библиотеке, окруженный огромными томами, точно морской лев среди валунов. Когда замок наводняли гости, он почти все время проводил в библиотеке, ибо его высокий ум чурался легкомысленной болтовни великосветских мотыльков.

— Вы не могли бы отпустить меня до конца дня? — спросила Ева.

Бакстер проницательно блеснул на нее очками.

— До самого конца?

— Если можно. Видите ли, со второй почтой я получила письмо от моей лучшей подруги. Сегодня днем она будет в Маркет-Бландингсе и просит меня повидаться с ней там. А мне необходимо повидать ее, мистер Бакстер. Ну, пожалуйста! Вы не знаете, как это важно!

Ева говорила возбужденно, а ее глаза, когда они встретились с очками Бакстера, блестели так, что ни один мужчина, с кроенный из менее прочного матерьяла, не устоял бы. Например, высокородный Фредди Трипвуд, загляни он сейчас в их синие глубины, завязался бы со свойственной ему импульсивностью в узлы и затявкал, как щенок. Бакстер, этот супермен, не испытал подобной потребности. Он взвесил просьбу хладнокровно, всесторонне и нашел ее разумной.

— Хорошо, мисс Халлидей.

— Огромное спасибо! Завтра я посижу подольше и все нагоню.

Ева порхнула к двери, но остановилась там, чтобы озарить его на прощание благодарной улыбкой, и Бакстер вернулся к своему чтению. На миг он испытал сожаление, что эта привлекательная и неизменно корректная девушка оказалась сообщницей человека, которого он не одобрял даже больше, чем подавляющее большинство других преступников. Затем он подавил это недостойное чувство и стал самим собой.

Ева сбежала по лестнице, радостно мурлыча песенку. Она ожидала, что ей потребуется куда больше усилий, чтобы вырваться на свободу. И она решила про себя, что Бакстер, хотя и держится всегда с холодной неприступностью, в душе очень милый человек. Короче говоря, ей казалось, что ничто не способно омрачить этот чудесный день. И только когда несколько минут спустя ее в вестибюле окликнул знакомый голос, она поняла свою ошибку. Голос, хрипловато вибрировавший, принадлежал высокородному Фредди, и с первого взгляда Ева, опытный диагност, поняла, что он намерен вновь сделать ей предложение.

— Ну, Фредди? — сказала Ева, покоряясь судьбе. Высокородный Фредерик Трипвуд привык к тому, что при его появлении люди покоряются судьбе и говорят: «Ну, Фредди?» Его отец говорил это, его тетя Констанция говорила это, все остальные его тетушки и дядюшки говорили это. Такие разные в любом другом отношении, все они, едва его завидев, говорили «Ну, Фредди?», покоряясь судьбе. Поэтому слова Евы и ее тон не обескуражили его, как могли бы обескуражить всякого другого на его месте. Он испытывал только торжествующую радость при мысли, что ему наконец-то удалось поймать ее одну хотя бы на минуту.

То обстоятельство, что после ее приезда в замок ему до сих пор не удавалось застигнуть ее одну, не раз ввергало Фредди в глубокую печаль. Он клял свое невезение, вместо того чтобы воздать должное предмету своей страсти за ее способность мастерски уклоняться от открытого боя. Теперь он скользнул к ней, как элегантно одетый барашек.

— Куда-то собрались? — осведомился он.

— Да. В Маркет-Бландингс. Чудесный день, правда? Конечно, теперь, когда съехались гости, вы очень заняты. Всего хорошего, — сказала Ева.

— А? — сказал Фредди и заморгал.

— Всего хорошего! Мне надо бежать.

— Куда, вы сказали, вы идете?

— В Маркет-Бландингс.

— Я пойду с вами.

— Нет. Я хочу быть одна. Меня там ждут.

— Провожу вас до ворот, — объявил Фредди, человек-пиявка.

Они пошли по подъездной аллее, и Еве почудилось, что сияющее солнце чуть померкло. Сердце у нее было доброе, и она испытывала горечь, играя роль вечных заморозков в саду грез Фредди Трипвуда. Однако из положения было как будто лишь два выхода: либо она даст свое согласие, либо он прекратит делать ей предложение. Первый выход она категорически отвергала, а Фредди, если судить по его поведению, столь же категорически отвергал второй. В результате все их беседы с глазу на глаз были сопряжены с определенной неловкостью.

Некоторое время они шли молча. Затем Фредди приступил:

— Очень вы жестоки с человеком.

— А как ваши короткие удары? — спросила Ева. — Что?

— Ваши короткие удары. Вы мне говорили, что они вам никак не даются.

Она смотрела мимо него, давно уже научившись смотреть в подобных случаях в пространство, но предположила, что странный звук, приветствовавший ее слова, был глухим горьким смехом.

— Мои короткие удары!

— Но вы же сами говорили, что в гольфе они самое главное.

— Гольф! Или, по-вашему, у меня есть теперь время думать о гольфе!

— Это чудесно, Фредди! Вы действительно нашли себе занятие? Давно пора, если хотите знать мое мнение. И как до-волен будет ваш отец!

— Послушайте, — сказал Фредди, — почему бы вам не выйти за человека замуж, а?

— Наверное, когда-нибудь и выйду, — сказала Ева, — если встречу такого человека.

— Да нет же, нет! — с отчаянием сказал Фредди. Обычно она бывала менее тупой. Наоборот, он всегда считал ее чертовски умной. — Я говорю про себя.

Ева вздохнула. Предотвратить непредотвратимое ей не удалось. Она все еще его жалела, но невольно рассердилась. День был такой чудесный, она чувствовала себя такой счастливой. И вот ему понадобилось все испортить! После очередного отказа ему ей всегда требовалось не менее получаса, чтобы обрести душевное равновесие.

— Я люблю вас, черт возьми! — возопил Фредди.

— Ну, так перестаньте меня любить, — сказала Ева. — На самом деле я ведь просто жуткая. Я сделаю вас несчастным.

— Самым счастливым человеком в мире, — стойко возразил Фредди.

— У меня отвратительный характер.

— Вы ангел.

Ева рассердилась еще больше. Ее давно преследовал смутный страх, что в один прекрасный день, если он не бросит свою привычку предлагать ей руку и сердце, она по ошибке ответит «да». Почему, ну почему науке не известно средство, которое вынудило бы его прекратить свои матримониальные притязания раз и навсегда? И, загнанная в угол, она пустила в ход новый, прежде не использовавшийся аргумент.

— Но это же глупо, Фредди, — сказала она. — Просто глупо. Не говоря уж о том, что я не хочу выходить за вас, как вы-то можете жениться на ком-то — на ком угодно, — если у нее нет денег?

— Жениться ради денег? Никогда.

— Да, разумеется, но…

— Купидон, — отчеканил Фредди, — тоскует и чахнет в золотой клетке.

Ева не предполагала, что ее собеседник способен чем-либо ее удивить: она по опыту знала, что его лексикон исчерпывается примерно сорока тремя словами, а общее число мыслей едва достигало двузначной цифры, но этот поэтический взлет ее ошеломил.

— Что?!

Фредди повторил свой афоризм. Когда тот вспыхнул на экране как подзаголовок дивной фильмы в шести частях «Любовь или мамона» (Беатриса Прелестни и Брайан Фразер), он его одобрил и запомнил.

— А! — сказала Ева и умолкла. Как выразилась бы мисс Пиви, ей это заткнуло пасть. — Я имела в виду, — продолжала она после паузы, — что вы не можете жениться на девушке без денег, если у вас у самого денег нет.

— Послушайте! — В голосе настойчивого жениха прозвучала странная торжествующая нота. — Послушайте же! Только это и стоит между нами? Ведь тогда…

— Вовсе не это!

— Ведь тогда все в порядке. С минуты на минуту денег у меня будет хоть отбавляй. Это более или менее секрет… собственно, даже строжайший секрет, так что не проговоритесь, но дядя Джо собирается отстегнуть мне пару тысяч. Дал слово. Две тысячи шуршалочек. Стопроцентно!

— Дядя Джо?

— Ну, вы знаете, — старикан Кибл. Он дает мне две тысячи фунтов, а я покупаю долю в конторе букмекера и начинаю грести деньги лопатой. Это же и ребенку понятно. Тут хочешь не хочешь, а разбогатеешь. Только посмотрите на идиотов, которые каждый день спускают на скачках всю свою наличность! А кто ее забирает? Букмекеры! Один мой друг, мы с ним вместе в Оксфорде были, партнер букмекера, и они возьмут меня, если…

Серьезность этой информации заставила Еву отступить от твердого правила не смотреть на Фредди, когда он впадал в чувствительное настроение. И если она хотела оборвать его лекцию о финансах, лучше способа не нашла бы: едва их взгляды встретились, как Фредди утратил способность хоть что-то соображать и начал заикаться. Взгляд Евы, устремленный прямо на него, всегда ввергал его в такое состояние.

— Мистер Кибл намерен дать вам две тысячи фунтов?

Еву охватил мучительный стыд. Если она чем-нибудь в себе и гордилась, так только тем, что она верный друг, надежная опора. И вот теперь ей пришлось взглянуть в лицо неприятной истине: с момента приезда в Бландингс она самым гнусным образом бросила интересы Филлис Джексон на произвол судьбы. Она безоговорочно обещала Филлис, что возьмет ее отчима за шиворот и пламенными словами пробудит в нем совесть, после чего он отсчитает три тысячи фунтов, которые так нужны Филлис для покупки фермы в Линкольншире. А что она сделала? Да ничего!

Ева была сама честность даже в сделках с собственной совестью. Другая девушка могла бы сказать, что ей просто не представилась возможность поговорить с мистером Киблом наедине. Но она презрела подобную отговорку: если бы она захотела, то сумела бы застать его одного уже двадцать раз, и ей это было известно. Нет. Она уступала мягкой настойчивости Псмита и проводила свободное время с ним, а про Филлис и ее беды просто не вспоминала. Да, с отвращением к себе она признала, что вовсе забыла про Филлис.

И все это время мистер Кибл широкой рукой осыпал деньгами, тысячами и тысячами фунтов, таких никчемных молокососов, как Фредди! Одного ее слова было бы достаточно, чтобы Филлис уже…

— Две тысячи фунтов, — повторила она ошеломленно. — Мистер Кибл?

— Ага! — сияя, вскричал Фредди. Первый шок от того, что он обрел возможность поглядеть ей в глаза, миновал, и теперь он предавался этому занятию с полным самозабвением.

— Но за что?

Восхищенные глаза Фредди забегали. Любовь, вдруг сообразил он, чуть было не вызвала его на опасную откровенность.

— Ну… ну, не знаю, — промямлил он. — Так просто, понимаете? Просто так.

— Вы просто пошли к нему и попросили эту сумму?

— Э… ну… э, да. Примерно так.

— И он не возражал?

— Нет. Вроде даже был доволен.

— Доволен! — Ева задохнулась. Так мог бы почувствовать себя человек, который вдруг обнаружил, что яма у него на заднем дворе, мимо которой он проходил с полнейшим равнодушием, это вход в пещеру с сокровищами.

Если операция по извлечению денег из мистера Кибла не только проста, но еще и доставляет удовольствие жертве… Внезапно она осознала, что ей совершенно необходимо лишиться общества Фредди. Ей надо было подумать.

— Ну, так как же? — сказал Фредди. — Вы согласны?

— На что? — рассеянно спросила Ева.

— Да выйти за меня замуж, а то на что же? Я, собственно, хотел сказать, что обожаю землю под вашими ножками, ну и прочая такая же чушь… то есть я хотел сказать: и все такое прочее. И теперь, когда вы знаете, что я получу эту пару тысяч и стану партнером букмекера… и все такое прочее. Так я хочу сказать…

— Фредди, — напряженно сказала Ева сквозь зубы, давая передышку своим замученным нервам. — Уйдите, пожалуйста.

— А?

— Я не хочу выходить за вас замуж, и мне надоело повторять вам это. Уйдите, пожалуйста, оставьте меня в покое… — Она умолкла, все та же врожденная честность указала ей, что она изливает на своего злосчастного поклонника злобу, которую должна была бы адресовать самой себе. — Простите меня, Фредди, — добавила она более мягко, — я нечаянно сорвалась. Я знаю, что вы питаете ко мне самые нежные чувства, но, честное слово, я не могу выйти за вас замуж! И вы ведь, конечно, не хотите жениться на девушке, которая вас не любит.

— Нет, хочу, — непоколебимо ответил Фредди. — То есть если она — это вы. Любовь — крохотное семечко, которое холод может погубить, но если ее растить и лелеять, согревая благостным теплом преданного сердца…

— Но, Фредди…

— Она расцветает пышным цветом, — торопливо договорил Фредди. — То есть я хочу сказать, что любовь приходит после брака.

— Чепуха!

— Но именно так было в «Светском браке».

— Фредди, — сказала Ева, — я правда больше не могу разговаривать! Будьте милым, уйдите, хорошо? Мне надо о многом подумать.

— Ах, подумать! — сказал Фредди с уважением. — Будет сделано!

— Большое спасибо.

— О… а… не за что. Ну, пока-пока!

— До свидания.

— Увидимся к вечеру, а?

— Конечно, конечно!

— Отлично! Так, чип-чип!

И высокородный Фредди, вполне довольный, наконец-то усмотрев, как ему казалось, что вторая сторона смягчается, повернулся и зашагал к дому, вскидывая длинные ноги.

III

Убаюканный солнечным теплом городок Маркет-Бландингс являл собой такую мирную картину, что Ева, свернув на главную улицу, средоточие жизни и мысли этих мест, вновь ощутила тихое спокойствие, которого ее лишил разговор с Фредди. Ощущение, что Маркет-Бландингс оставался точно таким же из века в век, навевало приятную безмятежность. Беды и заботы могли допекать поколения, сменявшие друг друга в его стенах, но они не тревожили обомшелую церковь с массивной четырехугольной колокольней, и лавочки с красными черепичными крышами, и старинные гостиницы, чьи верхние этажи так уютно нависали над тротуаром. Ева задумчиво шла к «Гербу Эмсуортов», чрезвычайно респектабельной харчевне, куда лежал ее путь, а справа и слева от нее за сводами арок открывался бодрящий живописный вид на зеленые прохладные уголки, говорившие о былых столетиях.

Главная улица Маркет-Бландингса чем-то напоминала дремлющий двор средневекового монастыря. И ничего современного за исключением кинотеатра. Но и он тут именовался «Электрическим театром», был увит плющом и увенчан высокими дымовыми трубами.

Впрочем, заключение это было слишком поспешным: на главной улице стояло еще одно современное здание с вывеской, гласившей «Дж.Банкс, парикмахер», и Ева как раз поравнялась с заведением мистера Банкса.

В любом другом месте оно могло бы показаться привлекательным, но на фоне Маркет-Бландингса выглядело мерзкой болячкой, и Ева очнулась от размышлений, словно услышав режуще-фальшивую ноту в торжественном гимне. Она уже хотела ускорить шаги, но тут дверь открылась, пропуская на улицу низенькую дородную фигуру. И при виде этой низенькой дородной фигуры Ева остановилась как вкопанная.

Джозеф Кибл посетил парикмахерскую мистера Банкса сразу после второго завтрака, чтобы подстричь свои седеющие кудри перед балом графства. И теперь, выйдя на главную улицу, он недоумевал, каким образом мистер Банкс вырвал у него согласие освежить ему голову гелиотропом. Мистеру Киблу чудилось, что воздух вокруг него напоен благоуханием гелиотропа, и внезапно он вспомнил, что из всех ароматов особенно не терпит аромата гелиотропа.

Обычно Джозеф Кибл умел железной рукой предотвращать поползновения парикмахеров освежать его, и причина, почему на этот раз его бдительность притупилась, чем и воспользовался мистер Банкс, объяснялась письмом, полученным им со второй почтой от его падчерицы Филлис, — вторым после того, которое заставило его взбунтоваться в библиотеке против своей супруги. Заключив договор с высокородным Фредди, он сразу же написал Филлис в крайне оптимистическом ключе: вдохновленный заверениями Фредди, он радостно сообщил ей, что в самом ближайшем будущем получит возможность послать ей три тысячи фунтов для приобретения фермы ее мечты в Линкольншире. Она ответила, нежно его благодаря. Но дни шли, своего обещания он не выполнял, Филлис встревожилась, о чем и сообщила ему на шести плотно исписанных страницах.

Сидя в парикмахерском кресле, мистер Кибл думал об этом письме и постанывал, а Дж. Банкс тем временем, хищно посверкивая глазами, беспощадно его гелиотропил. Отнюдь не впервые после заключения этого делового соглашения мистера Кибла мучили сомнения, разумно ли он поступил, доверив столь тонкую операцию, как похищение брильянтового ожерелья своей супруги, исполнителю, в такой степени известному своим слабоумием, как его племянник Фредди. Это, говорил он себе уныло, работа, которая потребовала бы объединенных усилий самых известных медвежатников, а он предоставил ее на усмотрение молодого человека, который всего лишь раз в жизни оказался способен на вдохновение и инициативу — когда разделил волосы на прямой пробор, хотя все члены клуба «Холостяков» зачесывали их назад. Чем больше мистер Кибл взвешивал шансы Фредди, тем ничтожнее они казались. К тому времени, когда Дж. Банкс освободил его от пятнистого пеньюара, он уже впал в безысходный пессимизм, а когда вышел на улицу, «благоухая так, что ветры от любви к нему томились», то уже сомневался, хватило бы у его сообщника способностей украсть пустой бидон из-под молока. Он настолько погрузился в эти угрюмые думы, что Еве пришлось окликнуть его дважды, прежде чем он выбрался из них.

— Мисс Халлидей? — сказал он виновато. — Прошу прощения. Я задумался.

Ева, хотя за время ее пребывания в замке они не обменялись и двумя словами, прониклась симпатией к мистеру Киблу и поэтому не испытывала того смущения, которое могло бы помешать ей в столь щекотливом разговоре с любым другим человеком. По натуре прямая и бесхитростная, она сразу перешла к делу.

— Вы не могли бы уделить мне минуту-другую, мистер Кибл? — сказала она, взглянув на церковные куранты. Времени у нее было еще достаточно. — Мне надо поговорить с вами о Филлис.

Мистер Кибл дернул головой от изумления, улица засмердела гелиотропом. Словно к нему внезапно воззвал Глас Совести.

— О Филлис?! — охнул он, и в его нагрудном кармане хрустнуло письмо…

— О вашей падчерице Филлис.

— Вы с ней знакомы?

— В пансионе она была моей лучшей подругой. И я пила у нее чай перед самым отъездом сюда.

— Поразительно! — сказал мистер Кибл.

Клиент, жаждущий побриться, скользнул между ними и скрылся в парикмахерской. Они отошли в сторону на несколько шагов.

— Конечно, если вы скажете, что меня это не касается…

— Милая барышня!…

— Но меня это касается, потому что она моя подруга! — твердо сказала Ева. — Мистер Кибл, Филлис рассказала мне, что написала вам про эту ферму. Почему вы не хотите ей помочь?

День был жаркий, но не настолько, чтобы объяснить, почему лоб мистера Кибла покрылся испариной. Он достал большой носовой платок и утер свое чело. В его глазах появилось затравленное выражение. Рука, свободная от платка, скользнула в карман и забряцала ключами.

— Я хочу ей помочь. Я на все готов, лишь бы помочь ей.

— Так что же вам мешает?

— Я… Ситуация довольно сложная…

— Филлис мне кое-что сказала про это. Я понимаю, вы в трудном положении, мистер Кибл. Но, мистер Кибл, если вы можете найти две тысячи фунтов для Фредди Трипвуда, чтобы он стал букмекером, то неужели, неужели…

Придушенный вопль, вырвавшийся у ее собеседника, перебил эту речь. В глазах его теперь застыла паника, а сердце разрывалось от запоздалого раскаяния: как он мог допустить такую глупость и вступить на преступную стезю в компании с двуногим фонографом вроде его племянника Фредди Трипвуда? Эта девушка знает! А если знает она, то скольким людям это еще известно? Юный имбецил уж конечно выбалтывал жуткую тайну всем, кому не лень было его слушать.

— Он вам сказал! — произнес мистер Кибл запинаясь. — Он вам с-с-сказал.

— Да. Только что.

Ева удивленно уставилась на него. Она не понимала его волнения. Носовой платок после энергичного использования вновь опустился, и мистер Кибл умоляюще воззрился на нее.

— Вы никому про это не говорили? — просипел он.

— Разумеется, нет. Я ведь только что про это узнала.

— И никому не скажете?

— С какой стати?

Дыхание, которое было покинуло мистера Кибла, начало робко к нему возвращаться. От облегчения он на мгновение онемел. «Какой вздор, — подумал он, — несут газеты и люди о современной девушке. Возмущаются широтой ее взглядов, хотя именно это качество и придает ей неизъяснимое очарование. Пусть кое в чем ее поведение и шокировало бы ее прабабушку, но как утешительно, что она так спокойно и терпимо относится к преступлению ближнего своего!»

Он проникся к Еве самым теплым чувством.

— Вы удивительны! — сказал он.

— Не понимаю…

— Разумеется, — запротестовал мистер Кибл. — Это вовсе не кража.

— Что?

— Я куплю моей жене другое ожерелье.

— Вы… вы что?

— И все будет чудесно. Констанция будет счастлива, Филлис получит свои деньги и…

Что— то в изумленных глазах Евы вдруг ударило мистера Кибла как обухом.

— Так вы не знаете? — перебил он сам себя.

— Не знаю? А что я должна знать?

Мистер Кибл понял, что был несправедлив к Фредди. Юный осел, конечно, допустил большую глупость, упомянув про две тысячи фунтов, но у него все-таки хватило ума не выложить этой девушке весь план. И мистер Кибл замкнулся в себе, как устрица.

— О, ничего, ничего, — поспешил он сказать. — Я забыл, что имел в виду. Ну, мне пора. Мне пора.

Ева отчаянно вцепилась в его удаляющийся рукав. Как ни невнятны были его слова, одна фраза показалась ей совершенно ясной — Филлис получит свои деньги! Время полумер миновало, Она еще крепче стиснула вырывающийся рукав.

— Мистер Кибл! — воззвала она. — Я не знаю, о чем вы говорили, но вы как будто сказали, что… Мистер Кибл, доверьтесь мне! Я лучшая подруга Филлис, и если вы придумали способ помочь ей, то скажите мне… Вы должны. Вдруг я смогу что-то сделать…

Мистер Кибл, когда она начала эту бессвязную речь, негодующе пытался высвободить свой рукав из ее пальцев. Но тут он перестал сопротивляться. Сомнения в квалификации Фредди, терзавшие его в кресле Дж.Банкса, продолжали тихонько шевелиться в нем. Его убеждение, что Фредди — весьма шаткая опора, не поколебалось. Вернее, оно укрепилось. Он посмотрел на Еву. Посмотрел испытующе. В ее молящие глаза он направил взгляд, который, казалось, зондировал ее душу до самых глубин и обнаружил там честность, сочувствие и — что было особенно важно — живой ум. Он мог бы месяц простоять, глядя в рыбьи глаза Фредди, но все равно не нащупал бы в них и сотой доли такого ума. И он принял решение. Эта девушка — его союзница. Энергичная, смелая девушка. Девушка, стоящая десяти тысяч Фредди Трипвудов… Хотя, подумал мистер Кибл, это не такой уж комплимент. Он отбросил последние колебания.

— Дело обстоит так… — сказал мистер Кибл.

IV

Когда за завтраком леди Констанция властно сообщила Псмиту, что по расписанию вечером ему предстоит в парадной гостиной читать избранные отрывки из «Песен пакости» Ролстона Мактодда перед полным составом гостей замка, это явилось совершенным сюрпризом и для Псмита, и для вышеназванных гостей, а для тех из них, кто был молод и принадлежал к бездуховному полу, — попросту ударом в солнечное сплетение, от которого им никак не удавалось оправиться. Правда, они и раньше смутно знали, что он принадлежит к литературному племени, но его наружность, его манеры казались им абсолютно нормальными и приятными, а потому им в голову не приходило, что он прячет за пазухой нечто столь смертоносное, как «Песни пакости». Среди золотой молодежи преобладало мнение, что это уж слишком-слишком и чересчур дорогая цена даже за щедрое гостеприимство Бландингса. Лишь те, кто живал в замке до эры кокетничания ее милости с Музами, более или менее смирились. Эти стойкие души рассуждали, что данное козлище, хотя, конечно, достаточно гнусное, вряд ли окажется хуже субъекта, который в прошлом ноябре наставлял своих слушателей в теософии, и уж почти наверное лучше оратора, который в дни Шифлийской регаты битых два часа обращал их в вегетарианство.

Сам Псмит взирал на предстоящее испытание с полным самообладанием. Он не принадлежал к тем, кого мысль о публичном выступлении ввергает в нервный ужас. Ему нравился звук собственного голоса, и наступивший вечер нашел его спокойным и бодрым. Прогуливаясь по озаренной звездами террасе, он с удовлетворением прислушивался к ропоту голосов в наполняющейся гостиной и курил сигарету -последнюю перед тем, как долг призовет его. А когда лишь в нескольких шагах перед собой он увидел, что на балюстраде сидит и смотрит в бархатный мрак Ева Халлидей, то ощутил себя и вовсе счастливым.

Весь день он все острее чувствовал, как ему не хватает еще одного чудесного тет-а-тета с Евой Халлидей, которые так скрашивали, его жизнь в Бландингсе. Ее нелепое пристрастие — им оплакиваемое — непременно каждый день трудиться несколько часов, за которые ей платят, вынудило его утром держаться в стороне от комнатки за библиотекой, где она занималась каталогизированием. Когда же он направился туда после второго завтрака, то комнатка оказалась пустой. И вот теперь, приближаясь к Еве, он радостно думал о всех восхитительных пеших прогулках, о чудесном скольжении по озеру и увлекательнейших разговорах, которые укрепили в нем убеждение, что из всех возможных девушек она — единственно возможная. Ему казалось, что она не просто красива, но и стимулирует высочайшие достоинства его души и интеллекта. Иными словами, она позволяла ему завладевать разговором чаще и дольше, чем остальные знакомые ему девушки.

Его несколько удивило, что она не сделала никакой попытки поздороваться с ним. Казалось, она его даже не заметила. Однако летняя ночь не была такой уж черной, чтобы вовсе скрывать его от ее глаз. И даже если она его не видела, то не могла не услышать, ибо лишь несколько мгновений тому назад он довольно шумно споткнулся о большой цветочный горшок — один из тех шестнадцати, которые днем Ангус Макаллистер, без сомнения, во имя какой-то благой цели выстроил стройным рядом поперек террасы.

— Приятный вечер, — заметил он, грациозно опускаясь на балюстраду возле нее.

Ева на краткий миг повернула голову, а затем вновь уставилась во тьму.

— Да, — сказала она.

Бурной радости в ней не ощущалось, но Псмит не отступил.

— Звезды! — сказал он, указывая на эти светила благодушным жестом, в котором, однако, не было и следа покровительственности. — Яркие, мерцающие и, если мне будет дозволено так выразиться, расположенные с большим вкусом. Когда я был еще дитятей, некто, чье имя изгладилось из моей памяти, научил меня узнавать Орион. А также Марс, Венеру и Юпитер. Счастлив сказать, что эти абсолютно бесполезные сведения мной давно забыты. Тем не менее могу достаточно авторитетно утверждать, что вон та закорюка чуть-чуть правее — это Большая Медведица.

— Да?

— Да, безусловно, уверяю вас. — Заметив, что астрономия не вызывает у его собеседницы захватывающего интереса, Псмит испробовал путешествия. — По слухам, — сказал он, — вы днем побывали в Маркет-Бландингсе?

— Да.

— Прелестное селение! — Да.

Наступила пауза. Псмит вынул монокль из глаза и принялся задумчиво его протирать. Летний вечер, как ему почудилось, стал заметно холоднее.

— Что мне нравится в английских сельских местностях? -начал он снова. — А то, что власть предержащие, достроив что-либо, на этом кончают. Где-то в царствование Генриха Восьмого, как рисует мне воображение, старший каменщик похлопал завершающий дом мастерком и возгласил: «Вот, ребята, значит, Маркет-Бландингс». С чем его подручные, без сомнения, согласились, выкрикивая всякие красноречивые архаизмы, бывшие тогда в употреблении. И они ушли и оставили городок, и больше его с тех пор никто не трогал. Что я, со своей стороны, от всего сердца одобряю. Приют покоя. Вы согласны?

— Да.

Насколько позволяла темнота, Псмит вопросительно посмотрел на Еву сквозь монокль. Настроение, в котором он ее застал, было каким-то новым и странным. До сих пор, хотя она и чаровала его, уступая ему львиную долю диалога, все же они делили разговор в пропорции один к четырем. И хотя Псмиту нравилось, когда в беседах с другими людьми ему не мешали произносить длинные монологи, от Евы он ждал чуть большей словоохотливости.

— Вы придете меня послушать?

— Нет.

Некоторая перемена по сравнению с «да», но и только. Для того чтобы обескуражить Псмита, требовалось очень много, но и в нем радостная бодрость чуть поугасла. Тем не менее он не оставил своих попыток.

— Как всегда, вы демонстрируете безупречный здравый смысл, — сказал он одобрительно. — Трудно придумать более чешуйчатый способ коротать душистый летний вечер. — Он оставил тему чтения стихов. Интереса она не пробудила, это было ясно. Ей не хватало увлекательности. — Я тоже сегодня днем побывал в Маркет-Бландингсе, — сообщил он. — Товарищ Бакстер открыл мне, что вы отправились туда, и я последовал за вами. Не сумев отыскать вас, я завернул на полчасика в местный кинодворец. Там показывали одиннадцатую серию многосерийной фильмы. В финале индейцы, похитившие героиню, привязывали ее к жертвеннику и верховный жрец подбирался к ней с ножом. Герой же только-только начал карабкаться вверх по довольно-таки зловредному обрыву, торопясь прийти к ней на помощь. В заключительном кадре были крупным планом показаны его пальцы, медленно соскальзывающие с края каменного выступа. Серия двенадцатая на следующей неделе.

Ева глядела в летний мрак и молчала. — Боюсь, все кончится трагично, — сказал Псмит со вздохом. — Он ее спасет.

Ева обернулась к нему с угрожающей внезапностью.

— Сказать вам, для чего я отправилась сегодня в Маркет-Бландингс?

— Пожалуйста! — сердечно ответил Псмит. — Не мне допускать критику, но, по правде говоря, я уже давно ждал, когда вы поведаете мне свои приключения. Я ведь непростительно монополизировал разговор.

— Для того, чтобы повидать Синтию.

Монокль выскочил из глаза Псмита и заплясал на шнурке. Псмит не легко терялся, но это неожиданное сообщение вслед за странной односложностью ее предыдущих ответов его, бесспорно, несколько ошарашило. Впереди замаячили нежданные трудности, и вновь он поймал себя на нехороших мыслях по адресу этой проклятой бабы, которая вдруг возникала неведомо откуда. Какой безоблачной была бы жизнь, подумал он с тоскливой грустью, если бы у Ролстона Мактодда хватило ума остаться холостяком.

— А, Синтию? — сказал он.

— Да, Синтию, — ответила Ева. Настырная миссис Мактодд носила имя, удивительно приспособленное для того, чтобы шипеть его сквозь стиснутые зубы, и Ева этим воспользовалась в полной мере.

Псмиту стало ясно, что его милая собеседница находится в состоянии плохо скрытого бешенства и что на него вот-вот обрушится буря. Он напрягся, готовясь ее встретить.

— Сразу же после нашего разговора на озере в первый день, — сухо продолжала Ева, — я написала Синтии, прося, чтобы она немедленно приехала и остановилась в «Гербе Эмсуортов»…

— На главной улице, — вставил Псмит. — Знаю, знаю. Хорошее пиво.

— Что!

— Я сказал, что там подают хорошее пиво…

— При чем тут пиво! — воскликнула Ева.

— Конечно, конечно. Я так, к слову.

— Сегодня со второй почтой я получила от нее письмо, что она будет там днем. И я бросилась туда. Я хотела… — Ева засмеялась глухим горьким смехом такого калибра, который оказался бы не по зубам даже высокородному Фредди Трипвуду, большому специалисту по этой части. — Я хотела помирить вас. Я подумала, что, повидав ее, поговорив с ней, сумею свести вас вместе.

Псмит, хотя его и томило тревожное чувство, что он обороняется на последнем рубеже, все-таки собрался с силами настолько, что ласково погладил ее руку, которая, словно белый хрупкий цветок, лежала рядом с ним на балюстраде.

— Как похоже на вас! — прожурчал он. — Поступок, достойный вашего великого сердца. Но, боюсь, пропасть между мной и Синтией так глубока, что…

Ева отдернула руку, обернулась, и ее негодующий взгляд располосовал его.

— Я виделась с Синтией. И она сказала мне, что ее муж в Париже.

— Но почему, во имя всего святого, — сказал Псмит, продолжая мужественно отбиваться вопреки нарастающему ощущению, что он безнадежно отстает от заданного темпа, — но почему ей это пришло в голову?

— Вам правда интересно?

— Чрезвычайно.

— Ну так я вам скажу. В голову ей это пришло потому, что она получила от него письмо оттуда, — он умоляет ее приехать к нему. И только она кончила рассказывать мне про это, как я увидела вас из окна. Вы шли по улице, и я спросила Синтию, знает ли она вас, а она сказала, что никогда в жизни вас не видела.

— Женщины забывают так быстро! — вздохнул Псмит.

— Единственное оправдание, которое я могу подыскать для вас, — бушевала Ева полушепотом, поскольку кто-то вышел из дверей и терраса уже не была в их полном распоряжении, — что вы сумасшедший. Стоит мне вспомнить, что вы наговорили мне про бедняжку Синтию в тот день на озере, стоит вспомнить, сколько сочувствия я потратила на вас зря…

— Отнюдь не зря, — твердо поправил ее Псмит. — Оно потрачено вовсе не зря. Благодаря ему я полюбил вас еще больше, если только это возможно.

Ева полагала, что начала тираду, которой ей хватит, пока она полностью не изольет свое возмущение и не успокоится. Но эти немыслимые слова оборвали нить ее филиппики настолько непоправимо, что она могла только уставиться на него в изумленном молчании.

— Женская интуиция, — проникновенно продолжал Псмит, — несомненно, уже давно подсказала вам, что я люблю вас с пылом, для выражения которого в моем убогом лексиконе не найти достойных выражений. Справедливо, как вы хотели заметить, мы знакомы относительно короткое время, если измерять его днями и часами. Но что с того?

Ева подняла брови. Голос ее был холоден и враждебен.

— После того, что произошло, — сказала она, — мне, видимо, не следует удивляться тому, что вы способны на все, но тем не менее вы действительно выбрали эту минуту, чтобы… чтобы сделать мне предложение?

— Если воспользоваться вашим любимым словом, то да.

— И думаете, что я отнесусь к этому серьезно?

— Естественно, нет. На данное признание я смотрю исключительно как на пробный выстрел. Если угодно, можете считать его официальной заявкой. Я хочу только быть формально зачисленным в претендента на вашу руку. Я хочу, чтобы вы, если вы будете столь добры, просто учли мои слова и время от времени их вспоминали бы. Как выразился бы товарищ Кутс — мой юный друг, который еще не был вам представлен, — прожуйте это дело хорошенько.

— Я…

— Не исключено, — продолжал Псмит, — что в черную минуту — а черные минуты бывают у нас всех, даже у самых солнечных натур, — вы скажете себе: «Никто меня не любит!» Так вот, мне хотелось бы, чтобы в подобную минуту вы не преминули добавить: «Нет, я ошибаюсь. Есть кто-то, кто меня любит». Вначале, возможно, это будет дарить лишь слабое утешение, но постепенно с течением дней, которые мы будем проводить в постоянном общении, моя натура развернется перед вами точно лепестки робкого цветка под солнечными лучами и…

Глаза Евы раскрылись еще шире. Она полагала, что уже ничему не удивится, но тут осознала свою ошибку.

— Неужели вы намерены остаться здесь и теперь? — ахнула она.

— Всенепременно. А что?

— Но… но что помешает мне сообщить всем, что вы не мистер Мактодд?

— Ваша добрая благородная душа. Ваше великодушное сердце. Ваша ангельская снисходительность.

— О!…

— Учитывая, что я только потому явился сюда в качестве Мактодда… А если бы вы его видели, то поняли бы, что он отнюдь не тот, за кого утонченный и брезгливый человек позволит принять себя с легким сердцем… Итак, учитывая, что я взял на себя обязанности дублера только для того, чтобы проникнуть в замок и быть поближе к вам, то не думаю, что у вас достанет духа допустить, чтобы меня вышвырнули вон. Попробуйте понять, что произошло. Когда лорд Эмсуорт начал болтать со мной, принимая меня за товарища Мактодда, я позволил ему пребывать в заблуждении исключительно из деликатности — чтобы не ставить его в неловкое положение. Даже когда он сообщил, что мне предстоит поехать с ним в Бландингс на пятичасовом поезде, я твердо знал, что никуда не поеду. И, лишь увидев, как вы беседуете с ним на улице, а потом услышав от него, что он в ближайшем будущем ожидает вашего прибытия под свой гостеприимный кров, я решил, что для смелого человека иного выхода не остается. Вспомните! Уже дважды в тот день вы исчезали из моей жизни — могу ли я добавить: забирая с собой солнечный свет? — и я испугался, что вы исчезнете из нее навсегда. Как ни тяжко мне было в нарушение правил хорошего тона обманом проникнуть в эту обитель счастья, иного способа я не нашел. И вот я здесь!

— Нет, вы все-таки сумасшедший.

— Ну, как я уже упомянул, с течением дней у вас будет масса удобных случаев изучить мою личность, и вполне возможно, что со временем любовь честного сердца может показаться вам достойной вашего внимания. Могу добавить, что полюбил вас с той минуты, когда увидел, как вы прячетесь от дождя под маркизой на Дувр-стрит, и, помнится, так и сказал товарищу Уолдервику, когда краткое время спустя он остановил меня, чтобы поболтать о своем зонте. Я не настаиваю на немедленном ответе…

— Еще бы!

— Я лишь говорю: «Подумайте об этом». Это не причинит вам душевных терзаний. Другие же любят вас. Фредди Трипвуд любит вас. Так добавьте меня к. списку. Ничего другого я не прошу. Время от времени вспоминайте меня. Подумайте о том, что ко мне можно мало-помалу приобрести вкус. Не исключено, что маслины, когда вы попробовали их в первый раз, вам не понравились, и не исключено, что теперь они вам нравятся. Предоставьте мне тот же шанс, какой предоставили маслинам. Вспомните также, как мало, в сущности, вы можете поставить мне в вину. Если вы вдумаетесь, к чему в конечном счете все сводится? Поставить мне в вину вы можете лишь одно — что я не являюсь Ролстоном Мактоддом. Но как относительно мало число людей, которые являются Ролстоном Мактоддом. Размышляйте в таком духе…

Он умолк, потому что некто, вышедший несколько минут тому назад из замка на террасу, теперь возник прямо перед ними, и сверкнувшее в звездном свете стекло выдало в пришельце Компетентного Бакстера.

— Все ждут, мистер Мактодд, — сказал Компетентный Бакстер, как обычно произнося эту фамилию явно сардоническим тоном.

— Ах да! — отозвался Псмит. — Ах да! Я было забыл. Но немедленно приступлю к делу. Вы совершенно уверены, мисс Халлидей, что ушат современнейшей поэзии вас не прельщает?

— Совершенно.

— Хотя в этот самый миг, по словам нашего любезного друга, цвет юности и красоты заполонил гостиную, изнывая в ожидании. Ну-ну! Вот такие странные противоречия личных вкусов и слагаются в то, что мы именуем Жизнью. Пожалуй, я как-нибудь напишу об этом поэму. Что же, товарищ Бакстер, вперед и выше! Не должно обманывать ожидания моих поклонников.

Несколько минут после того, как они оставили ее одну — Бакстер безмолвный и ледяной, Псмит, само дружелюбие, впиваясь пальцами в локоть своего спутника и указывая достопримечательности на их пути, — Ева продолжала сидеть на балюстраде и раздумывать. Она теперь смеялась, но смех этот прятал чувство, вызывавшее у нее недоумение. Ей уже довелось выслушать предложения руки и сердца от порядочного числа претендентов на них, но еще ни разу она не испытывала после этой процедуры такой непонятной пьянящей радости. Псмит был не похож ни на одного из мужчин, встречавшихся ей на жизненной дороге, а непохожесть была качеством, которое Ева ценила.

Она только-только пришла к выводу, что жизнь той, кто когда-нибудь рискнет разделить ее с Псмитом, скучной, во всяком случае, не будет, когда странные события, развернувшиеся в непосредственной близости от нее, прервали эти размышления.

Она как раз соскользнула с балюстрады и пошла наискось через террасу к двери, но задержалась под большим открытым окном парадной гостиной и прислушалась. Приглушенно, словно с валика играющего вдали фонографа, до нее донесся голос Псмита, декламирующего стихи. И даже на этом расстоянии его невозмутимое самообладание вызвало улыбку на ее губах.

Вот тут— то с ошеломляющей внезапностью сияющий прямоугольник окна над ней стал темным. Как и остальные окна замка, выходившие на эту сторону. Фонарь, озарявший величественные двери, уже не сиял. И смешанный гул голосов, донесшийся сверху, был перекрыт терпеливым голосом Псмита, который веско произнес:

— Уважаемые дамы и господа, если не ошибаюсь, погас свет.

Ночную тьму пронзил истошный визг. Что-то, сверкнув в воздухе падучей звездой, легло у ног Евы, и, нагнувшись, она увидела в своей руке брильянтовое колье леди Констанции Кибл.

V

В нашей жизни быть готовым — это все. После завершения ее разговора с мистером Джозефом Киблом на главной улице Маркет-Бландингса Ева в уме перебирала план за планом, конечная цель которых сводилась именно к этому — как наложить руку на колье, — и каждый приходилось отбрасывать из-за той или иной досадной, но непреодолимой помехи. И вот теперь, когда Судьба со свойственной ей импульсивностью совершила за нее то, что ей, как она опасалась, совершить было не по силам, Ева не потратила ни секунды на бесплодное изумление пред свершившимся чудом. Оно нашло ее в состоянии полной готовности.

Она прикинула, не броситься ли через темный вестибюль и вверх по темной лестнице к себе в комнату. Но в любую минуту мог снова вспыхнуть свет, и что, если ей кто-нибудь встретится? Воспоминания о прочитанных детективных романах подсказали ей, что в подобных случаях людей задерживают и обыскивают…

Внезапно она поняла, что ей надо сделать. Неподалеку лежал на боку цветочный горшок, который Псмит опрокинул, направляясь к ней, когда она сидела на балюстраде. Конечно, у цветочного горшка как у тайника могли быть изъяны, но в эту минуту она мысленно не нашла ни единого. В большинстве цветочные горшки очень похожи, но это был цветочный горшок удивительно удобный для запоминания, ибо на жизненном пути, приведшем его из гончарни на террасу замка, он где-то приобрел мазок белой краски. Значит, она сумеет узнать его среди прочих ему подобных, когда глубокой ночью прокрадется сюда, чтобы извлечь добычу. И уж конечно, никому в голову не придет…

Она погрузила пальцы в рыхлую землю, потом выпрямилась, прерывисто дыша. Не слишком аккуратно, но сойдет.

Ева вытерла пальцы о траву, водворила горшок на его законное место в ряду прочих и точно летучий белый призрак метнулась через террасу в дом. А там под стук бешено колотящегося сердца пробралась ощупью в ванную вымыть руки.

Цветочный горшок стоимостью в двадцать тысяч фунтов мирно взирал на подмигивающие звезды.

VI

Прошло не более двух минут, и из-за угла на террасу, отчаянно спуртуя, вылетел мистер Кутс. Как всегда, опоздав.

11. Почти исключительно посвященная цветочным горшкам

I

Компетентный Бакстер лихорадочно расхаживал по мягчайшему ковру парадной гостиной. Глаза за очками посверкивали, куполообразный лоб был иссечен складками. В большой комнате он был один. Суматоха и крики, царившие тут еще недавно, ушли в прошлое. Хотя они продолжались по всему замку, в гостиной властвовала тишина, пусть и не безмятежная.

Бакстер остановился, принял решение, направился к стене и нажал кнопку звонка.

— Томас! — сказал он, когда несколько мгновений спустя перед ним предстал лакей.

— Сэр?

— Пошлите ко мне Сьюзен.

— Сьюзен, сэр?

— Да, Сьюзен, — рявкнул Компетентный, всегда резкий со слугами. — Сьюзен, Сьюзен, Сьюзен… Новую горничную.

— А, да, сэр. Слушаю, сэр.

Томас удалился, внешне — сама безупречная почтительность, а внутри, по обыкновению, весь кипя из-за небрежной манеры, с какой секретарь распоряжался в замке. Под властью Бакстера прислуга Бландингса пребывала в состоянии разгорающегося недовольства.

— Сьюзен, — сказал Томас по прибытии в нижние сферы, — отправляйтесь наверх в гостиную. Проныра вас требует.

Миловидная молодая женщина, к которой он обращался, отложила вязанье.

— Кто? — спросила она.

— Мистер Чертов Бакстер. Вот проживете здесь подольше и поймете, что замок принадлежит ему. Как он ему достался, не знаю. Наверное, нашел у себя в чулке, — едко заметил Томас, — утром на Рождество. Так или не так, а вы идите наверх.

Стоукс, коллега Томаса, серьезного вида мужчина с большими залысинами, многозначительно покачал этими залысинами.

— Что-то случилось, — объявил он. — Говорите, что хотите, но то, что мы услышали, когда погас свет, был визг. Или, — добавил он внушительно, так как был солидным человеком и обозревал обе стороны медали, — или вопль. Это был визг или вопль. Я так тогда и сказал. «Вот!» — сказал я. «Слышите?» — сказал я. «Это кто-то завизжал», — сказал я. «Или завопил. Что-то там неладно!»

— Ну, Бакстера не укокошили, как ни жаль, — заметил Томас. — Он там визжит или вопит, требуя Сьюзен. «Пошлите ко мне Сьюзен! — продолжал Томас, изображая секретаря (его коронный номер). — Сьюзен, Сьюзен, Сьюзен». Так что идите-ка, дорогая моя, узнайте, что ему требуется.

— Иду.

— И, Сьюзен, — сказал Томас, а в его голос вплелась нежная нота, ибо, как ни кратко было пребывание новой горничной в Бландингсе, он обнаружил, что она успела произвести на него глубокое впечатление, — если он закатит вам скандал любого рода…

— Или описания, — вставил Стоукс.

— …или описания, — продолжал Томас, приняв это сло-во, — если он по той или иной причине сделает вам выговор, тут же возвращайтесь ко мне и выплачьте ваше горе на моей груди, договорились? Положите головку ко мне на плечо и имейте душу.

Новая горничная чопорно не пожелала ответить на это заманчивое приглашение и отправилась наверх, а Томас со вздохом, не лишенным мужественности, вернулся к прерванной партии в двадцать одно, которую разыгрывал с коллегой Стоуксом по полпенса за очко…

Компетентный Бакстер отошел к окну и вглядывался в ночь, когда в гостиную вошла Сьюзен.

— Вы желали меня видеть, мистер Бакстер?

Секретарь стремительно обернулся. Так тихо она открыла дверь и так бесшумно вошла, что ее присутствие в гостиной он обнаружил, только когда она заговорила. Такая уж ныла особенность у этой девушки, у Сьюзен — она всегда умудрялась некоторое время побыть среди присутствующих, прежде чем они замечали этот факт.

— О! Добрый вечер, мисс Симмонс. Вы вошли очень тихо.

— Привычка, — сказала горничная.

— Я даже вздрогнул!

— Извините. Для чего, — спросила она, прямо-таки бесчувственно отмахнувшись от возможного ущерба, который могла понести нервная система ее собеседника, — вы меня вызвали?

— Закройте дверь.

— Уже закрыла. Я всегда закрываю двери.

— Прошу вас, садитесь.

— Нет, благодарю вас, мистер Бакстер. Это может показаться странным, если кто-нибудь войдет.

— Ах да, конечно! Вы все предусматриваете.

— Всегда.

Несколько секунд Бакстер простоял в раздумий, сдвинув брови.

— Мисс Симмонс, — сказал он, — когда я счел желательным внедрить в этот дом сыщика, я настоял, чтобы Рэгг прислал именно вас. Мы уже сотрудничали…

— С шестнадцатого декабря тысяча девятьсот восемнадцатого года по двенадцатое января тысяча девятьсот девятнадцатого, когда вы были секретарем мистера Ораса Дживона, американского миллионера, — отбарабанила мисс Симмонс без запинки, словно он нажал на кнопку. Запоминать точные даты было ее коньком.

— Совершенно верно. Я настоял, чтобы мне прислали вас, так как по опыту знаю, что вы абсолютно надежны. В тот момент я рассматривал ваше присутствие как меру предосторожности. Теперь, как ни грустно…

— Кто-нибудь сегодня вечером украл колье леди Констанции?

— Да!

— Когда некоторое время назад погас свет?

— Совершенно верно.

— Так отчего же вы прямо так не сказали? Боже мой, любезнейший, меня не нужно постепенно подготовлять к такого рода новостям.

Компетентный Бакстер, как ни претило ему обращение «любезнейший», решил пропустить его мимо ушей.

— Внезапно погас свет, — сказал он, — послышался смех, поднялось некоторое смятение. Затем пронзительный вопль…

— Я его слышала.

— И тут же раздался голос леди Констанции, восклицающей, что ее брильянты сорвали у нее с шеи.

— Что произошло потом?

— Смятение усилилось и длилось до тех пор, пока какая-то горничная не принесла свечу. Через некоторое время загорелся свет, но колье исчезло бесследно.

— Неужели? А вы полагали, что вор наденет его вместо часовой цепочки или зажмет в зубах?

С каждой минутой манера выражаться его собеседницы все больше действовала Бакстеру на нервы, но он сохранял хладнокровие.

— Естественно, двери были заперты и произведен тщательнейший обыск. Что создало невероятную неловкость. За исключением негодяя, который втерся в замок под именем Мактодда, все присутствующие — общепризнанные члены высшего света.

— Общепризнанные члены высшего света вовсе не обязательно пренебрегут возможностью прикарманить колье ценой в двадцать тысяч фунтов. Тем не менее при наличии этого Мактодда нам нет особого смысла расширять поиски. Как он отнесся ко всему этому?

— Одним из первых вывернул карманы.

— Значит, он его где-то припрятал.

— Только не в этой комнате. Я обыскал ее самым тщательным образом.

— Хм.

Наступило молчание.

— Это неразрешимая загадка, — сказал Бакстер. — Неразрешимая.

— Ничего подобного, — ядовито откликнулась мисс Симмонс. — Естественно, провернул дело не один человек. Как бы он сумел? Я даже склонна думать, что работали трое. Один отключил электричество, другой сорвал колье, а третий… Это окно было все время открыто? Я так и предполагала. А третий подобрал колье, едва его вышвырнули на террасу.

— На террасу!

Слово это вырвалось у Бакстера с силой взрыва. Мисс Симмонс посмотрела на него не без интереса.

— Вы-что-то вспомнили?

— Мисс Симмонс, — внушительно возгласил Компетентный, — все уже собрались здесь слушать чтение, но Псевдомактодд куда-то исчез. Я нашел его на террасе, где он о чем-то договаривался с этой Халлидей.

— Своей сообщницей, — кивнула мисс Симмонс. — Мы так и предполагали. И разрешите мне внести свою лепту. В людской сшивается тип, который величает себя камердинером, хотя, бьюсь об заклад на что угодно, он и слова-то этого не знал, пока не приехал сюда. Я распознала в нем жулика с первого взгляда. Я их в темноте определю. И знаете, чей он камердинер? Этого Мактодда!

Бакстер метался из стороны в сторону, как тигр в клетке.

— И я собственными ушами слышал, как эта Халлидей, — воскликнул он, — отказалась подняться в гостиную и слушать стихи! Все это время она была на террасе! Мисс Симмонс, надо действовать! Мы должны действовать!

— Да, но не как идиоты, — ледяным тоном ответила сыщица.

— О чем вы?

— Ну, вы, видимо, намеревались ринуться и обличить преступников прямо сейчас. Мы должны действовать осмотрительно.

— А они тем временем отправят колье за пределы замка!

— Никаких колье они никуда не отправят, пока я тут. Одних подозрений мало. Мы должны собрать неопровержимые улики против всех троих, а это возможно, только если мы поймаем их с поличным. Для начала мы должны установить, где они спрятали колье. Что требует терпения. Я начну с того, что обыщу комнату этой девицы. Затем я обыщу комнату камердинера. А если колье там не окажется, значит, они спрятали его где-нибудь снаружи.

— Но Мактодд? То есть тип, который выдает себя за Мактодда? Возможно, оно все-таки у него.

— Нет. Его комнату я тоже обыщу, но колье там не найду. Хотя в конце концов оно у него окажется, потому что лачужкой в лесу он обзавелся, чтобы припрятать его там. Но у них еще не было времени перекинуть ему колье. Оно где-то тут. А если, — сказала мисс Симмонс с мрачной шутливостью, — они сумеют припрятать его от меня, то пусть забирают себе в подарок ко дню рождения.

II

До чего же удивителен — если мы задержимся, чтобы постигнуть его, — неумолимый закон компенсирования, установленный Природой. Вместо того чтобы зря тратить жизнь, завидуя тем, кто умнее нас, не лучше ли будет все время помнить, что их таланты, пробуждающие в нас ревнивую зависть, несут в себе собственное воздаяние. Возьмем напрашивающийся пример: именно обладание умом, подобным циркулярной пиле, лишало Бакстера крепкого сна. Чуть он задремлет, как — вззз! — включается его мозг, и туманы сна тают, будто снег в топке.

Так бывало, даже когда жизнь текла гладко и без волнений. Нынче же его перегруженный мозг наотрез отвергал самую идею сна. Когда часы на конюшне пробили два, ум его был ясным и дея