/ / Language: Русский / Genre:sf_epic, / Series: Star Wars: The Old Republic

Старая Республика Обманутые

Пол Кемп

Наше время пришло. Три сотни лет мы готовились; становились сильнее, пока вы дремали в вашей колыбели власти, веря, что ваш народ в безопасности и под защитой. Вам доверили вести Республику, Но вы были обмануты, Мощь Тёмной стороны ослепила вас… Вы были обмануты и теперь Ваша Республика падет.

Star Wars

The Old Republic

Decevied

by Paul Kemp

Пол Кемп

Звёздные войны

Старая Республика

Обманутые 

 От переводчиков:

Переведено на сайте www.notabenoid.com

http://notabenoid.com/book/19393

Переводчики: Ser905057, Darklords_M@$TeR.

Главный редактор: Голодный Эвок Грызли.

Окончательная вычитка: Darklords_M@$TeR, Голодный Эвок Грызли.

Обложка: QUELLER

Верстка в fb2: Darklords_M@$TeR

Хочу сказать огромное спасибо Ser905057 за то, что он начал этот перевод. Даже не думал, что начну переводить, пока не увидел начатый перевод, который самоотверженно делал Ser905057. Спасибо Lady Zorro за советы и веру в нас, а также за пару строк перевода. Спасибо QUELLER за то, что быстро и качественно сделал обложку. Спасибо форуму JC – там я зарядился желанием довести начатое до конца. И самое большое спасибо Голодному Эвоку Грызли. Без него этот перевод не стал бы таким, какой он сейчас есть. Darklords_M@$TeR

Действующие лица:

Адраас, Повелитель ситов(человек, мужчина)

Анграл, Повелитель ситов(человек, мужчина)

Арра Юмс, ребёнок(человек, женщина)

Эрин Ленир, рыцарь-джедай(человек, женщина)

Илина Дару, ученик, тренированный боец и спутница Малгуса (тви'лек, женщина)

Малгус, Повелитель ситов(человек, мужчина)

Вен Заллоу, Мастер-джедай(неизвестный вид, мужчина)

Враф Ксизор, наемник (человек, мужчина)

Зирид Корр, контрабандист (человек, мужчина)

День первый.

Глава 1

"Толстяк" содрогался, металл его корпуса стонал, когда Зирид вел его сквозь атмосферу Орд Мантелла. Трение превращало воздух в огонь, и Зирид наблюдал за оранжевым сиянием через транспаристиловые окна кабины.

Он заметил, что стискивает штурвал изо всех сил, и расслабился.

Он всегда ненавидел входы в атмосферу, длившиеся порой секунд по сорок, когда жара, скорость спуска и ионизированные частицы вызывали временную слепоту сенсоров. Он никогда не знал, с чем он столкнется, когда вынырнет из темноты. Еще когда он служил в отряде Разрушителей[1] — элитных десантников Республики, он и его товарищи сравнивали такие спуски с прыжком слепого, прыгнувшего с утеса на берегу моря.

"Ты всегда надеешься упасть в глубокую воду", говорили они. Но рано или поздно наступает отлив, и ты падаешь на камень.

Или еще хуже — попадаешь под перекрестный огонь. Тут без разницы. Эффект будет тот же.

— Выходим из мрака, — сказал он, когда свечение пламени уменьшилось и под ним показалось небо.

Никто не услышал его слов. Он летел на "Толстяке" один, потому, что работал в одиночку. Единственное, что было на корабле — оружие для БИРЖИ[2]. У него для этого были свои причины, и он старался не думать слишком много о том, хорошо это или плохо.

Он выровнял корабль, задал курс, и наскоро обшарил окружающее небо. Сенсоры ничего не засекли.

— Я снова в глубокой воде и это очень хорошо, — сказал он, улыбаясь.

На большинстве планет с момента прохода атмосферы он был бы занят прятками от правительственных сил планетарной обороны. Но не на Орд Мантелле. Планета была заповедником для нескольких криминальных синдикатов и всевозможного преступного сброда: наемников, охотников за головами, контрабандистов, торговцев оружием и наркодилеров.

А еще были те, кто немного присматривал за местным порядком.

Всё внимание местных властей и правоохранительных органов занимали убийства и разборки между фракциями. Кроме центральных районов планеты, все остальные области имели малочисленное население и почти никогда не патрулировались, де-юре считаясь незаселенными. Зирид был бы удивлен, если бы кто-то обнаружил его спуск с орбиты над этим районом.

И всё это отлично его устраивало.

"Толстяк" прорвался сквозь густое и розовое одеяло облаков, и оказался над северным полушарием Орд Мантелла, а обзорный экран корабля заполнило пространство, состоящее из коричневого, синего и белого цветов. На корпусе корабля начала образовываться ледяная корка, а снег, превратившись в град, ритмично стучал по корпусу корабля. Заходящее солнце освещало всё вокруг оранжевым и красным светом. Неспокойное, темное северное море плескалось внизу, неровные белые круги яростного прибоя отмечали тысячи выступавших из воды островков, не нанесенных на карты. На западе, довольно далеко, он мог разглядеть туманные края континента с горной грядой, покрытой снегом, вершины которой были выше облаков, а сама гряда растянулась с севера на юг.

Взгляд заметил какое-то движение рядом с кораблем. Стая перепончатых чаек, слишком маленьких, чтобы их засекли приборы, летела в двухстах метрах по правому борту корабля, и значительно ниже его. Раскинув свои огромные, по сравнению с телом, перепончатые крылья, они медленно махали ими и летели против холодного ветра в сторону юга.

Их строй напоминал круглую скобку. Они летели на юг, к теплу и не обратили на корабль никакого внимания, когда он пролетел над ними. Их черные глаза были прикрыты от несшегося им навстречу ветра вперемешку со снегом.

Он отключил ионные двигатели, и скорость корабля уменьшилась еще больше. Он зевнул сквозь зубы и потянулся, пытаясь прогнать усталость, но она никуда не исчезала, упираясь, как рассерженная банта. Он поспал немного во время гиперпрыжка от Вулты[3], но это был единственный раз за последние два стандартных дня. Усталость брала верх над ним.Он слегка почесал отросшую щетину на подбородке, помассировал затылок, а затем ввел координаты посадки в навикомпьютер. Через него он связался с одним из незарегистрированных навигационных спутников Орд Мантелла, чтобы определить местоположение и курс "Толстяка". Приборная панель на обзорном экране высветила все данные. Он проследил курс корабля и ткнул пальцем в пункт назначения.

— Одинокий остров, о котором никто не знал и не слышал, и который никто никогда не найдет. Звучит подходяще.

Зирид отключил автопилот, и повернул корабль к острову.

Его мысли блуждали где-то далеко в прошлом, пока "Толстяк" несся к своей цели. Постоянный стук града по кабине корабля усыплял его, как колыбельная. Его мысли плыли как облака — назад к прошлому — к временам до той злосчастной аварии. Тогда он ещё был десантником, с гордостью носил свою форму, и еще мог глядеть на себя в зеркало…

Он поймал себя на том, что начинает жалеть себя, и резко оборвал ход своих мыслей. Он знал, к чему это может привести.

— Отставить, солдат, — сказал он сам себе.

Он был тем, кем он был, и всё вокруг было тем, чем оно было на самом деле.

— Сосредоточься на работе, Зигзаг.

Он сверил свое местоположение с координатами в навикомпьютере. — Почти на месте.

— Собрались и сосредоточились, — сказал он, повторяя слова, которые говорил своим коммандос. — Девяносто секунд до зоны высадки.

Его руки автоматически проверили — заряжены ли его бластеры, подтянули ремни крепления композитного бронежилета, пока его мысли были заняты другим.

Впереди он увидел остров, где должен был приземлиться: около десяти квадратных километров вулканической земли, обрамленной по периметру высокими кустарниками, раскачивающимися на ветру. Это место, вероятно, уйдет под воду в следующем году.

Он заложил крутой вираж, полетев по широкий дуге вокруг островка, стараясь разглядеть — что там внизу. Из-за снегопада видимость была очень плохой. Он пробежал глазами показания сканера, как обычно, и они удивили его. Корабль Ариго[4] был уже на острове. Он приподнял руку, взглянул на часы и понял, что прилетел на целых двадцать минут раньше. Он совершил уже три подобных рейса, и Ариго, хотя он не был уверен, что это его настоящее имя, никогда не прилетал раньше него.

Он снизился до высоты в несколько сот метров, чтобы всё получше рассмотреть.

Фрахтовик Ариго, "Будка", по форме очень напоминавший тело безногого жука, стоял на поляне в восточной части острова. Его посадочный трап был опущен и торчал из корпуса, как высунутый язык. Прожектора сияли в наступающих сумерках, и отражаясь в падающем снегу, превращали снежинки в сверкающие бриллианты. Он заметил троих мужчин, стоявших возле трапа, но был слишком далеко чтобы разглядеть детали, он различил лишь что они были одеты в белые зимние куртки с капюшонами.

Они заметили "Толстяк", и один из них махнул одетой в перчатку рукой.

Зирид облизал губы и нахмурился.

Что-то было не так.

Вверх взлетели сигнальные ракеты и взорвались в воздухе. Они озарили небо зеленой, красной, опять красной, и зеленой вспышками.

Последовательность цветов была правильной.

Он сделал еще один круг, пытаясь разглядеть сквозь завихрения снега то, что его встревожило, но ничего подозрительного не увидел: никаких других кораблей на острове, или в окружающем пространстве не было. Он постарался себя успокоить, но в глубине души считал — раз он имеет дело со злодеями и преступниками — надо быть всегда настороже.

В любом случае, он не мог позволить себе потерять много миллионов кредитов, потраченных на покупку оружия, из-за своей природной подозрительности. Конечный покупатель, кто бы им ни был, будет недоволен, а БИРЖА будет считать упущенную выгоду на его сломанных ребрах, словно на счетах, и приплюсует её к прежнему долгу. Он уже сбился со счета — сколько именно он должен, но знал, что это не менее двух миллионов кредитов за заложенный "Толстяк". Плюс почти половина такой же суммы, которая уже потрачена на лечение Арры[5]. Он продолжал держать её существование в секрете от своих работодателей, которые думают, что ему нужны деньги для оплаты долгов в азартные игры.

— Зона высадки безопасна. — выразил он надежду на то, что так оно и есть, подбадривая сам себя. — Захожу на посадку.

Под действием обратной тяги репульсорных двигателей корабль окутало мощными завихрениями снега. "Толстяк" приземлился на камень менее чем в пятидесяти метрах от корабля Ариго.

На мгновение он замер в кабине, задумавшись, глядя на падающий снег. Он знал, что будет еще один рейс после этого, потом другой, потом еще, а он будет должен БИРЖЕ ещё больше, чем он, когда-либо, сможет заплатить. Он оказался в ситуации, из которой не имел представления, как выбраться. Но сейчас это не имеет никакого значения. Надо срочно заработать на репульсорное кресло вместо этого колесного антиквариата. А еще лучше, приобрести ей кибернетические протезы.

Он задержал дыхание, встал, и попытался успокоиться, а затем накинул на плечи зимнюю куртку и надел рукавицы. Он прошел через грузовой отсек, где находились контейнеры. Он старался не смотреть на крупные черные надписи на их боках, хотя и знал их наизусть. Он видел такие контейнеры много раз в своей военной карьере.

ОПАСНО — БОЕПРИПАСЫ.

ТОЛЬКО ДЛЯ БОЕВОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ.

БЕРЕЧЬ ОТ ОГНЯ

И ЛЮБЫХ ДРУГИХ ИСТОЧНИКОВ ЭНЕРГИИ

В контейнерах стоимостью в 300 миллионов кредитов были лазерные орудия и установки MPAPP, а также боеприпасы к ним, гранаты. Их было достаточно, чтобы даже самая бешеная бригада не заботилась о боеприпасах в течение нескольких месяцев.

Около посадочной рампы, он увидел, что три из четырех страхующих ремней контейнера с гранатами ослабли. Ему повезло, что его не сорвало с места во время полета. Возможно, ремни ослабли, когда он кружил над островом. Он поверил в свою удачу, вместо того, чтобы признать факт собственной халатности.

Он не стал повторно закреплять ремни. Люди Ариго в любом случае отсоединят их при разгрузке.

Он расстегнул кобуры с бластерами и нажал кнопку, чтобы открыть отсек. Грузовая рампа опустилась на снег, и холодный ветер ворвался в грузовой отсек, наполнив всё вокруг запахом океана и соли. Он вышел из корабля. Свет заходящего солнца ослепил его и он прищурился. Он летел при искусственном освещении свыше двенадцати часов. Его сапоги хрустели по свежевыпавшему снегу, покрывшему черную поверхность острова. Изо рта валил густой пар, который тут же относило ветром в сторону.

Двое мужчин из фрахтовика Ариго двинулись в его сторону, и они встретились на полпути между кораблями. Оба были людьми и оба бородатые. Один из них был одноглазым и со шрамом, похожим на молнию, на щеке. У обоих на поясах висели бластеры, и, как у Зирида, кобуры были расстегнуты.

Взглянув на них, он понял, что раньше их никогда не видел, и это вновь насторожило у Зирида. У него была очень хорошая память на лица.

Всё это вызывало неприятные ощущения.

— Где Ариго? — спросил Зирид.

— Да дурака валяет, — сказал человек со шрамом, и неопределенно махнул рукой. Зирид назвал его про себя Шрам. — Пришлось идти нам вместо него. Не беспокойся, или ты боишься?

Человек без шрама стоял рядом, переминался с ноги на ногу, и, похоже, нервничал.

Зирид кивнул, сохраняя невозмутимое лицо, но почувствовал, как его организм начинает выделять адреналин, готовясь к предстоящим неприятностям. Тут что-то не так, а за прошедшие годы он научился доверять своим инстинктам.

— Ты Зирид? — спросил его Шрам.

— Я — Зигзаг.

Никто не называл его Зиридом, кроме невестки.

И Эрин, один раз. Но с Эрин это было давно.

— Зигзаг. — повторил Не-Шрам (так решил назвать его Зирид), всё еще переминаясь на ногах, и потихоньку захихикал.

— Что тут смешного? — спросил его Зирид.

Прежде чем Не-Шрам смог ответить, Шрам грубо спросил: — Где груз?

Зирид смотрел мимо этих двух мужчин, стоящих перед ним, на третьего, который задержался возле посадочного трапа корабля Ариго. Тело третьего было слишком напряжено, он напряженно вслушивался в разговор, сжавшись как пружина, что еще больше усилило беспокойство Зирида. Тот выглядел также, как выглядели его салаги-десантники перед первым боем с Имперцами — напряженные, пальцы на спусковом крючке.

Теперь он был уверен в своих подозрениях. Сделка не просто плохо пахла, а просто смердела подставой.

Ариго был мертв, и люди, которые его встретили, работают на другую организацию на Орд Мантелле, или любую другую, не относящуюся к БИРЖЕ. Какая разница. Зириду было всё равно. Он никогда не пытался разобраться — кто за что борется. Он просто не доверял никому и никогда.

Но что действительно имело для него значение, это то, что три человека, стоящие перед ним, вероятно, пытали Ариго, чтобы получить от него информацию, а теперь могут убить и его, как только он подтвердит наличие груза.

А ведь на борту фрахтовика могут быть еще больше людей.

Кажется, он вынырнул из мрака и всё же оказался под перекрёстным огнём.

Интересно, что еще пойдет не так?

— Почему ты назвал этот корабль "Толстяк"? — спросил Не-Шрам. Ариго, должно быть, сказал им название корабля Зирида. На его борту не было никаких надписей. Зирид использовал поддельные документы, и имя корабля на каждой планете, где он приземлялся, было иным.

— Потому, что нужно много загрузить в него, чтобы набить его брюхо.

— "Посудина" — женского рода. Верно? Так почему не "Толстуха"?

— Как-то неуважительно.

Не-Шрам скривился.

— Чего тут уважать?

Зирид не потрудился ответить. Всё, что ему было нужно — это сдать боеприпасы, вернуть часть долга БИРЖЕ, и повидаться с дочерью, прежде чем придется вернуться к этой черной и неблагодарной работе.

— Что-то не так? — спросил его осторожным тоном Шрам. — Ты выглядишь расстроенным.

— Нет, — сказал Зирид, и слегка улыбнулся. — Всё как обычно.

Тот с неопределенной усмешкой поддакнул ему.

— Вот это хорошо — всё, как всегда.

Догадываясь, чем всё это закончится, Зирид почувствовал спокойствие и умиротворение. Он обычно так себя чувствовал когда приближалась опасность. Он представил на мгновение лицо Арры, подумав, что с ней будет, если он погибнет здесь, на Орд Мантелле, на никому не известном острове. Он прогнал эти мысли прочь. Надо сосредоточиться.

— Груз в грузовом отсеке. Отправьте человека туда. Вход на корабль открыт.

Выражение напряженности на лицах мужчин пропало, они незаметно переглянулись друг с другом, но Зирид ясно понял их намерения — избавиться от него. Шрам приказал Не-Шраму пойти и проверить груз.

— Ему понадобится подъемник, — сказал Зирид, готовясь начать действовать. — Там контейнеры и весят они не один килограмм.

Не-Шрам остановился в пределах досягаемости Зирида, оглянулся на Шрама, нерешительно взглянув на того.

— Не надо, — сказал Шрам, а его рука опустилась рядом с кобурой. Движение его руки было как бы случайным, но только на первый взгляд. — Я просто хочу, чтобы он убедился, что груз в корабле. Тогда я сообщу своим людям, чтобы они приготовили деньги для оплаты.

Он поднял руку, как бы показывая Зириду комлинк, прикрепленный к его запястью, но за меховым рукавом ничего не было видно.

— Там всё в порядке, — сказал Зирид.

— Давай, — сказал Шрам, обратившись к Не-Шраму. — Проверь всё там.

— О, — воскликнул Зирид, щелкнув пальцами. — Есть еще одна штука…

Не-Шрам вздохнул, остановился перед ним, вопросительно приподняв брови, из его носа валил пар. — Что такое?

Зирид сделал левой рукой неуловимое движение, и оказавшийся в ней нож рассек горло Не-Шрама. Тот рухнул на снег, издавая предсмертные хрипы из рассеченного горла. Зирид быстро выхватил бластер из набедренной кобуры и выстрелил в грудь Шрама, который от удивления успел сделать шаг назад и положить руку на рукоятку собственного бластера. Шрам отступил еще на два шага, рот его безмолвно раскрывался, а его правая рука была выставлена в сторону Зирида, будто он хотел остановить выстрел из бластера, уже убивший его.

Как только Шрам свалился на землю, Зирид сразу же выстрелил в третьего, стоявшего около трапа корабля, но заряд пролетел над его головой. Тот отпрыгнул в сторону и, спрятавшись за обтекателем, выхватил свой бластер и закричал в комлинк на запястье. Зирид увидел движение в грузовом отсеке корабля Ариго — еще несколько человек с недобрыми намерениями.

Сколько там было людей — разобрать было нельзя.

Он выругался от досады, выстрелил еще раз, а потом повернулся и побежал к "Толстяку". Ответный выстрел из бластера попал в рукав куртки, но не задел тела. Следующий со звоном отрикошетил от корпуса "Толстяка", а третий попал ему прямо в спину. Ощущение было — как будто сзади врезался спидер. От удара из легких Зирида вылетел весь воздух, а сам он упал лицом в снег.

Он почуял запах дыма — бронированный жилет выдержал заряд.

Адреналин заставил его подняться так же быстро, как он и упал. Задыхаясь, он пытался вздохнуть полной грудью, и, чтобы не получить очередной заряд в спину, прыгнул за нанесенный снегом холмик, вытирая рукой снег с лица. Он высунулся на миг из своего укрытия, чтобы посмотреть назад. Не-Шрам перестал дергаться и наконец-то стал похож на мертвеца, Шрам проявил вежливость и остался неподвижен, а к нему бежало еще шестеро мужчин: два вооруженных винтовками, остальные с бластерами.

Его броня не спасет от попадания из винтовки.

Заряд попал в снежный холм, за которым он спрятался. Другой ударил в снег у его ног, а затем выстрелы последовали один за другим.

— Станг! — выругался он.

Спасительная посадочная рампа "Толстяка" с открытым грузовым отсеком была всего в нескольких шагах от него, но в данной ситуации — это было равносильно десятку километров.

Он взял в каждую руку по бластеру, выставил руки поверх своего укрытия и начал стрелять в сторону бегущих к нему людей так быстро, как только мог. Он не видел результатов своей стрельбы, но это его почти не беспокоило. Он просто хотел, чтобы они легли на землю, прячась от выстрелов. После того, как он сделал более десятка выстрелов, а в ответ не прозвучало ни одного, он выскочил из-за укрытия и бросился к рампе.

Он достиг её прежде, чем противник опомнился достаточно, чтобы вновь открыть по нему огонь. Несколько зарядов попали в рампу, когда он взбегал по ней, зазвенел металл. От их попаданий во все стороны летели искры, а вокруг стоял запах расплавленного пластоида, смешиваясь с соленым запахом океана. Зирид пробежал мимо кнопки, с помощью которой поднималась рампа, ударил по ней рукой и поспешил дальше в кабину корабля. Только после того, как он почти добежал до конца грузового отсека он понял, что не слышит шума двигателей, поднимающих рампу.

Он обернулся и выругался

В спешке он не попал по кнопке, и посадочная рампа не закрылась.

Он услышал крики снаружи, так что возвращаться было не безопасно. Он может закрыть отсек с панели управления в кабине корабля. Так что надо было спешить.

Он побежал по коридорам "Толстяка", плечом открыл дверь в кабину, и начал быстро нажимать копки на пульте управления, готовя корабль к запуску. Репульсоры "Толстяка" заработали, и корабль начал медленно подниматься вверх. Бластерные заряды попадали в корпус, но не могли причинить ему никакого вреда. Он попытался посмотреть вниз из обзорного фонаря, но корабль поднимался вверх под углом, и увидеть, что происходит на земле, было нельзя. Тогда он нажал ряд кнопок, чтобы наклонить кабину к земле. Из грузового отсека раздался лязг металла об металл.

Там что-то двигалось.

Это же незакрепленный контейнер с гранатами.

А он до сих пор не закрыл грузовой отсек.

Проклиная себя за это, он щелкнул переключателем, отдавая команду на подъём рампы, герметизацию грузового отсека и откачку из него кислорода.

Если кто-то забрался на борт — там они и задохнутся.

Зирид взял в свои руки штурвал, врубил двигатели, и корабль быстро стал набирать высоту. Он развернул "Толстяка", и пролетел над островом.

На мгновение его смутило то, что он увидел. Но он тут же всё понял.

Когда "Толстяк" начал крутой подъём вверх, то последний уцелевший ремень крепления контейнера с гранатами лопнул, и контейнер выкатился из грузового отсека по наклонной рампе на землю.

Ему повезло, что он не взорвался.

Мужчины, которые недавно стреляли по нему, собрались вокруг контейнера, наверное, пытаясь понять что там внутри. Быстрый подсчет показал, что их было шестеро, значит, никто из них не проник на борт "Толстяка". И они, видимо, не собирались преследовать его на корабле Ариго. Возможно, они были вполне довольны тем, что им достался один контейнер.

Значит это дилетанты. Возможно, пираты.

Зирид знал, что ему придется отвечать перед Ореном — его связным с БИРЖЕЙ — не только за сорванную сделку, но и за потерянный контейнер с гранатами.

Криффова[6] дорожка неслась всё быстрее и быстрее.

Он собирался вывести ионные двигатели "Толстяка" на полную мощность, выйти из гравитационного колодца Орд Мантелла и уйти в гиперпространство, но передумал. Он был зол и у него появилась идея получше.

Он развернул корабль в обратную сторону и полетел к острову.

— Приготовить оружие к бою, — сказал он, и активировал двуствольные плазменные орудия установленные по бокам "Толстяка".

Мужчины на острове, решив, что Зирид улетел насовсем, не заметили приближение его корабля, пока он не оказался на расстоянии в пятьсот метров. Их лица смотрели на него снизу вверх, а руки указывали на его корабль, и они были в панике. Несколько выстрелов из бластера от одного из мужчин полетели в сторону корабля, но их попадания не могли повредить кораблю.

Зирид включил автоматическое наведение орудий. Компьютер взял в прицел контейнер с гранатами.

— В зоне высадки становится жарко, — сказал он, и открыл огонь. На мгновение пульсирующие оранжевые линии от орудий, соединили корабль с островом, с контейнером. Когда гранаты взорвались, всё вокруг превратилось в оранжевое облако тепла, света и дыма. Многочисленные осколки полетели во все стороны, заменяя на время ледяной град на град из металла, а ударная волна слегка встряхнула "Толстяка". Зирид отвернул в сторону, и направился вверх, к небу.

Он оглянулся, и увидел шесть неподвижно лежащих и дымящихся тел, разбросанных по всему радиуса взрыва.

— Это за тебя, Ариго.

Ему всё еще придется объясняться с нанимателем, но по крайней мере он позаботился о ловкачах, устроивших ему засаду. Для БИРЖИ это будет хотя бы что-то.

Вернее, он очень на это надеялся.

* * *

Дарт Малгус шел по Корусканту, сопровождаемый ритмичным стуком его обуви о тротуар, и равномерным тиканьем хронометра, производящего обратный отсчет времени, оставшегося Республике.

Над ним, в бесконечных потоках, проносились всевозможные спидеры, аэрокары и другие транспортные средства, образовывая моторизованную систему кровообращения столицы Республики. Небоскребы, мосты между ними, скоростные лифты, и посадочные площадки — всё это покрывало почти всю поверхность Корусканта на высоту до километра и более. Всё это являлось признаком богатой и упадочнической цивилизации, которая пыталась скрыть признаки своего внутреннего разложения и загнивания в оболочке дюракрита и транспаристила.

Но Малгус чувствовал запах разложения под всей этой мишурой и показухой. Сегодня он покажет им цену их слабости и самодовольства.

Скоро вся эта скверна очистится огнем.

Корускант будет лежать в руинах. Он уверен в этом и знал, что так будет — на протяжении десятилетий.

Картины прошлого всплывали из глубины его сознания. Он вспоминал свое первое паломничество на Коррибан, вспоминал глубокое чувство святости, которое он чувствовал, когда шел в одиночку через скалистые плато и пыльные каньоны, где находились гробницы древних ситов. Он чувствовал Силу, которая была повсюду на этой планете, а душа его ликовала. И вот, его посетило видение. В нем он видел, как звездные системы гибли в огне, а галактику охватил кризис безвластия и беззакония.

Он поверил в это тогда, и знал с тех пор, что уничтожение джедаев и их Республики будет зависеть от него.

— О чем вы думаете, Верадун[7]? — спросила его Илина[8].

Только Илина называла его таким именем, и только тогда, когда они были наедине. Он наслаждался её приятным голосом, тем как слова слетали с её языка и губ, но не терпел этого от других.

— Я вижу всё в огне. — Произнес он сквозь респиратор, частично заглушавший его голос.

Она шла рядом с ним — столь же красивая и опасная, как изящно сработанный ланварок[9]. Она что-то фыркнула, взглянув на него искоса, но ничего не сказала. Её кожа бледно-лилового цвета светилась в заходящем солнце.

Они шли по площади, заполненной народом. Кто-то куда-то спешил, смеялся, разговаривал, или о чем-то думал. Малгус посмотрел на человеческого ребенка — маленькую девочку, которая, крича от восторга, бежала к раскинувшей руки темноволосой женщине, видимо её матери. Девочка, должно быть, почувствовала его взгляд. Она выглянула из-за плеча своей матери, посмотрела на него, и на её маленьком лице застыло удивление. Он продолжал смотреть на неё, проходя мимо, и она отвернулась, уткнувшись лицом в шею матери.

За исключением девочки, никто не обратил на него никакого внимания. Граждане Республики чувствовали себя на Корусканте в безопасности. Здесь, глубоко в Ядре, существа, в огромном количестве живущие на планете-городе, были беззаботны и спокойны. Он шел среди будущих жертв с капюшоном на голове и в бронированном костюме, скрытом под плащом — незаметный и неизвестный, но непреклонный в своих жестоких замыслах.

— Это прекрасный мир, — сказала Илина.

— Скоро он таким не будет.

Его слова, казалось, поразили её, и он не мог понять почему. — Верадун…

Он увидел как она сглотнула, и отвела взгляд в сторону. Чтобы она не собиралась сказать, слова, похоже, застряли в её горле, как раз там, где шрам пересекал её шею.

— Ты можешь говорить всё, что думаешь, Илина.

Тем не менее, она отвернулась, стараясь запомнить прекрасный вид Корусканта, который Малгус и Империя хотят уничтожить в огне.

— Когда сражения закончатся?

Он не понял смысл вопроса. — Что ты имеешь в виду?

— Ваша жизнь — война, Верадун. А наша жизнь? Когда всё закончится? Это не может длиться вечно.

Он кивнул, понимая, что это только начало разговора. Она будет пытаться замаскировать то, что её тревожит, такими наводящими вопросами. Как обычно, он имел два мнения на этот счет. С одной стороны, она была его слугой, женщиной, которая предоставляет ему плотские утехи, когда он хотел этого. С другой стороны, это была Илина. Его Илина.

— Ты сама выбрала путь борьбы, находясь рядом со мной, Илина. Ты уже убила многих во имя Империи.

Её бледно-лиловые щеки потемнели и стали фиолетовыми. — Я не убивала для Империи. Я сражалась и убивала для вас. Вы знаете это. Но вы… вы сражаетесь за Империю? Только за Империю?

— Нет. Я сражаюсь потому, что это мое предназначение, а Империя — это инструмент, с помощью которого я смогу этого добиться. Смысл существования Империи — это война. Именно поэтому — это прекрасно и замечательно.

Она покачала головой. — Прекрасно? Миллионы живых существ погибают в этих войнах. Миллиарды.

— На войне умирают. Это цена которую следует платить.

Она оглянулась на группу детей, следующих за взрослым, наверное, учителем. — Ради чего? Чтобы война никогда не кончалась? Зачем нам это постоянное желание расширить свою территорию? Этого хочет Империя? А чего хотите вы?

Он улыбнулся за скрывающей его лицо респираторной маской. Это были вопросы слишком рано повзрослевшего ребенка.

— Неважно чего хочу я. Я служу Силе. Сила — это борьба и Империя — это борьба. Они соответствуют друг другу.

— Вы говорите, как будто это математическое уравнение.

— Верно.

— Джедаи так не думают.

Он подавил в себе вспышку гнева. — Джедаи понимают Силу лишь частично. Некоторые из них даже сильны в её использовании. Но они не в состоянии понять фундаментальную сущность Силы, а это вечная борьба. Существование светлой и темной стороны Силы, является доказательством этого.

Он думал, что всё смог объяснить и беседа закончилась, но она не успокоилась.

— Почему?

— Что "почему"?

— Почему борьба? Почему существование Силы способствует разжиганию борьбы и смерти?

Он вздохнул, начиная нервничать. — Потому, что выжившие в борьбе начинают понимать Силу более глубоко. Их понимание развивается. И это то, к чему надо стремиться.

По выражению её лица было видно, что она всё еще не понимает его. Его голос зазвучал на повышенных тонах, а в нем самом начинала закипать злость.

— Конфликт ведет к более глубокому пониманию Силы. Империя расширяется и создает конфликт. В этом отношении Империя — инструмент Силы. Понимаешь? Джедаи не понимают этого. Они используют Силу для подавления у себя и других стремления к вечной борьбе. Они насаждают свою версию терпимости и гармонии. Они глупы и недальновидны. Они увидят это и поймут после сегодняшнего дня.

Какое-то время Илина молчала, а шум и гомон Корусканта заполнил молчаливую паузу в их разговоре. Когда она, наконец, заговорила, то она была похожа на застенчивую девочку, которую он когда-то спас из рабства на Джеонозисе.

— Вечная война будет вашей жизнью? Нашей жизнью? И ничего больше?

Он, наконец, понял, чего она хочет. Она хотела, чтобы их отношения не становились привычными и однообразными, а хотела их дальнейшего развития. Но его зацикленность интересам Империи, которые позволят ему лучше понять Силу, не дает ему думать о чем-либо другом.

— Я воин-сит, — сказал он.

— И всё останется по-прежнему, как и раньше?

— Господин и слуга. Это не нравится тебе?

— Вы не обращаетесь со мной, как со слугой. Лишь изредка…

Он попытался ответить жестко, но не почувствовал твердости и уверенности в своем голосе. — И всё же ты слуга. Не забывай об этом.

Кожа её щек потемнела еще больше, но не от стыда, а от гнева. Она остановилась, повернулась к нему и посмотрела прямо ему в лицо. Малгусу показалось, что капюшон и респиратор ничего не скрывают от неё.

— Я знаю ваш характер лучше, чем вы знаете его сами. Я выходила вас после битвы на Альдераане, когда вы были при смерти — от ран, нанесенных той джедайской ведьмой. Вы говорите серьезные слова о развитии борьбы, о совершенствовании Силы, но они идут не из вашего сердца.

Он смотрел на неё: двойные отростки лекку симметрично обрамляли её прекрасное лицо. Она не отводила с него свой непоколебимый взгляд, а из-под воротника на шее у неё был виден шрам, который проходил вдоль всего горла.

Пораженный её красотой, он схватил её за запястья рук и притянул к себе. Она не сопротивлялась и прижалась к его телу. Он сдвинул респиратор в сторону и поцеловал её своими изуродованными губами. Поцелуй был крепкий и долгий.

— Может быть, ты ошибаешься, говоря что хорошо знаешь меня, — сказал он голосом, не заглушенным механическим фильтром респиратора.

Будучи ещё мальчиком, он убил женщину-тви'леку, которая была служанкой в доме его приемного отца. Это было его первое убийство. Она совершила незначительный проступок, он уже не мог вспомнить - какой, но это не имело значения. Он убил её не из-за проступка. Он убил её, чтобы убедить себя, что он может убивать. Он всё еще помнил, с какой гордостью его приемный отец смотрел на тело тви'леки. Вскоре после этого Малгус был отправлен в Академию ситов на Дромунд Каасе.

— Нет, я думаю, что знаю вас очень хорошо, — сказала она с вызовом.

Он улыбнулся, и она улыбнулась ему в ответ. Отпустив её, он вновь надел респиратор, и проверил хронометр на запястье руки.

Если всё прошло по плану, то один из сегментов планетарного щита[10] будет отключен через считанные секунды.

Волна радостных эмоций, рожденных его уверенностью, прошла через него. Он пронес их через всю свою жизнь, и он знал, что в ближайший час Сила приведет его к моменту, когда он будет творцом падения Республики и началом господства Империи.

Его комлинк получил зашифрованное сообщение. Он нажал кнопку дешифровки.

"Сделано." — прочитал он.

Мандалорианка сделала свою работу. Он не знал её настоящего имени, так что, про себя, он называл её Мандалорианкой. Он только знал, что она работала за деньги, ненавидела джедаев, по каким-то личным причинам, известным только ей, и была чрезвычайно опытным бойцом.

Сообщение подтвердило, что проходы в щите открыты, но ни один из тысяч живых существ, находящийся с ним на площади ничего не заметил и не встревожился. Сигналов тревоги не прозвучало. По небу не мчались корабли планетарной обороны. Гражданские и военные власти не заметили, что сектор планетарного щита был отключен.

Но они скоро обнаружат это. И сначала не поверят этому, потому что приборы будут показывать обратное. Начнется срочная проверка всех данных, но будет уже поздно.

К тому времени Корускант будет пылать.

"Мы выдвигаемся", — отправил он сообщение через комлинк, и добавил — "Встретимся внутри."

Малгус оглянулся в последний раз, посмотрел на детей и их родителей, которые играли, смеялись, что-то ели — каждый занимался своими делами, не зная, что всё вот-вот изменится.

— Идем, — сказал он Илине и ускорил шаг. Плащ развевался за его спиной, раздуваемый ветром и его гневом.

Спустя несколько мгновений он получил новую шифровку — от угнанного десантного бота.

“Прыжок завершен. Приближаемся. Прибытие через девяносто секунд.”

Впереди виднелись четыре башни, окружавшие многослойный пирог Храма джедаев; лучи заходящего солнца окрашивали древний камень в огненно-оранжевый цвет. Жители, похоже, обходили сооружение стороной, как будто это место было святым, а не святотатственным.

Он превратит его в груду обломков.

Малгус шел прямо вперед, и рядом с ним шла судьба.

Перед огромными дверями Храма выстроились статуи давно умерших мастеров-джедаев. В лучах заката статуи отбрасывали на дюракрит зловещие тени. Малгус прошел мимо них, на ходу прочитав несколько имен: Одан Урр, Уру, Арка Джет.

— Вы заблуждались, — прошептал он. — Ваше время прошло.

Большинства мастеров нынешнего Ордена не было в Храме: одни участвовали в подложных переговорах на Алдераане, другие защищали интересы Республики где-то еще, однако Храм не был совершенно беззащитен. Перед дверями стояли на страже трое республиканских солдат с бластерными карабинами в руках. Слева, на высоком карнизе, ощущалось присутствие еще двоих.

Илина напряглась, но не сбилась с шага.

Малгус снова посмотрел на хронометр. Пятьдесят три секунды.

Трое солдат настороженно наблюдали за их приближением. Один что-то говорил в наручный комлинк — похоже, запрашивал командный центр.

Они просто не знали, что делать с Малгусом. Несмотря на войну, солдаты чувствовали себя в безопасности в своем анклаве в центре Республики. Он преподаст им урок.

— Стоять! — приказал один из солдат.

Я не остановлюсь, — сказал Малгус так тихо, что дальше респиратора не было слышно. — Ни за что.

* * *

Успокоить сердце, успокоить разум. Эти вещи никак не давались Эрин, таяли, как снежинки на солнце, показывались на мгновение, и потом исчезали. Она перебирала в руках гладкие коралловые камешки наутоланских чёток, которые ей подарил мастер Заллоу в день присвоения ей звания рыцаря-джедая. Молча перекатывая по нитке гладкие и скользкие камушки, она искала спокойствие в Силе.

Бесполезно.

Что же с ней было не так?

Снаружи спидеры с гудением пролетали мимо большого окна, из которого открывался вид на прекрасный, идиллический алдераанский пейзаж, больше походящий на картину. Внутри себя она чувствовала смятение. Обычно она легко могла оградить себя от окружающих её эмоций. Она считала свои эмпатические способности большим даром Силы, но теперь…

Она почувствовала что её ноги дрожат и замерла. Она переплела ноги заново. Еще раз. И еще.

Сё[11] неподвижно сидел рядом с ней, его мозолистые руки лежали скрещенными на коленях. Он был похож на статуи Алдераанских государственных деятелей, которые расположились вдоль полукруглых стен зала, облицованного мраморной плиткой, в котором они сидели. Свет от заходящего солнца лился из окон, вытягивая длинные тени по полу зала. Сё не смотрел на неё, когда говорил.

— Ты чем-то обеспокоена.

— Да.

По правде говоря, она чувствовала себя так, как если бы она была кипящим котлом, а её эмоциональное состояние подобно перегретому пару было готово сорвать с него крышку. Воздух вокруг неё был наэлектризован и гудел от возбуждения. Она была готова отнести эти чувства к волнению за исход мирных переговоров, но это было чем-то другим. Она почувствовала, как ТЬМА подкрадывается к ней, и окутывает её. Что же пытается сказать ей Сила?

— Беспокойство не красит тебя, — сказал Сё.

— Я знаю. Я чувствую себя как-то… странно.

Выражение его лица, полуприкрытого короткой бородкой, не изменилось, но он знал, что к её ощущениям стоит относиться серьезно. — Странно? Как именно?

Она заметила, что его тихий голос успокаивает её, и попыталась объяснить: — Как будто… как будто что-то должно произойти... я не знаю, как это объяснить.

— Это происходит от Силы, ты чувствуешь её?

— Я не знаю. Я просто… чувствую — что-то должно произойти.

Он явственно задумался над этим, затем произнес: — Что-то должно произойти.

Он указал взглядом на большие двустворчатые двери слева от них, за которыми мастер Дар-Нала и рыцарь-джедай Сатил Шан[12]начали вести переговоры с делегацией ситов. — Конец войне, если нам повезет.

Она покачала головой. — Что-то другое, не это. — Она облизнула пересохшие губы и выпрямилась в своем кресле

Какое-то время они сидели в тишине. Но тревога не оставляла Эрин.

Сё кашлянул, а его карие глаза остановились на чем-то в глубине зала. Он заговорил мягким и тихим голосом. — Они смотрят на нас и видят твое возбуждение. Они могут интерпретировать его неправильно.

Она понимала это и могла почувствовать их презрение к ним. Раздражение в её сознании было сродни чувству, когда во время ходьбы камешек попадает в ботинок.

Пара ситов, скрытых темными плащами, члены имперской делегации на Альдераане, сидели на каменной скамье вдоль стены напротив Эрин и Сё. Пятнадцать метров полированного мраморного пола, два ряда Aлдераанских скульптур, и непримиримые философии джедаев и ситов разделяли их.

В отличие от Эрин, ситы не выглядели взволнованными. Они выглядели готовыми сорваться. Их тела были наклонены вперед, руки лежали на коленях, а глаза смотрели на Эрин и Сё так, словно ситы были готовы в любую секунду вскочить на ноги. Несмотря на всю нервозность, Эрин чувствовала их злорадство; рот мужчины скривила насмешливая ухмылка.

Она отвела глаза от ситов, и попытался занять свое внимание, читая имена выгравированные на пьедесталах статуй: Кеерс Дорана, Велбен Орр[13], и другие, о которых она никогда не слышала. Присутствие ситов притупляло её восприятие Силы. Она чувствовала себя так, как будто её погрузили глубоко под воду, а давление не давало ей выплыть наружу. Она всё время ждала, что её уши, вот-вот лопнут от всё возрастающего напора воды. Боль никак не проходила, а глаза всё время возвращались к сидящей напротив паре ситов.

Одной из них была невысокая женщина, её лицо терялось в глубине капюшона её синего плаща, она сверкала узкими светлыми глазами. Длинные, темные волосы, стянутые в пучок, свисали с её макушки, словно петля палача. Худой человек, сидевший рядом с ней, имел такую же болезненную кожу желтоватого цвета, как и у женщины, те же светлые глаза, тот же взгляд. Эрин предположила, что они были братом и сестрой. Его темные волосы и длинная борода, сплетенная в две косички, не могли скрыть под собой лицо, иссеченное шрамами и изрытое оспинами, как земля после артиллерийского обстрела. Её взгляд упал на тонкую и изящную рукоять светового меча у мужчины, громоздкую и квадратную у женщины.

Вернее всего, родители, заметив, что брат и сестра чувствительны к Силе, отправили их в юном возрасте на учебу в Дромунд Каас. Она знала, как в Империи поступают с чувствительными к Силе детьми. Если это правда, то сидящие напротив неё ситы не случайно оказались на темной стороне; они просто никогда не могли стать кем-то другим — всё было предрешено заранее.

Она представила, что было бы, если она родилась в Империи. Обучалась бы она в Дромунд Каас, направили бы её способности на путь боли, пыток и тьмы?

— Не жалей их, — сказал Сё на Боччи[14], словно читая её мысли. Слова на Боччи неловко слетали с его губ. — Или ты сомневаешься в себе?

Его проницательность немного удивила её. Оказывается, он хорошо её знает. — И кто из нас сейчас эмпат? — ответила она на том же языке.

— Они выбрали свой путь. Как и все мы.

— Я знаю, — произнесла она.

Она покачала головой, сожалея о пропадающем впустую потенциале Силы, а глаза обоих ситов внимательно и с тревогой смотрели на неё взглядом хищников, отслеживающих добычу. В Академии на Дромунд Каасе из них сделали охотников, которые смотрели на Вселенную глазами охотников. Возможно, это объясняло постоянные войны и конфликты в галактике.

Но ничего не объясняло предложенный мир.

И, возможно, именно поэтому Эрин чувствовала себя так неловко и неуютно.

Предложение провести мирные переговоры пришло внезапно, как вспышка молнии, от Императора ситов. Его неожиданно получило правительство Республики. Империя и Республика согласились провести переговоры на Алдераане, где недавно войска Республики нанесли поражение ситам. Количество участников двух делегаций, было строго ограничено. К удивлению Эрин, она была среди джедаев выбранных в состав делегации, хоть она и постоянно находилась за пределами комнаты переговоров.

— Выбрав тебя, они оказали тебе честь, — сказал ей мастер Заллоу, прежде чем она взошла на корабль, отлетающий на Алдераан, и она знала, что это правда, но чувствовала себя неловко после отлёта с Корусканта. Она чувствовала себя не в своей тарелке на Алдераане. Это было не из-за того, что она сражалась тут раньше. Это было… что-то еще.

— Я в порядке, — сказала она Сё, надеясь, что эти слова подействуют на неё как волшебное заклинание. — Наверное, просто не выспалась.

— Веди себя спокойно и непринужденно, — сказал он, — и всё будет хорошо.

Она кивнула, стараясь поверить в это. Она закрыла глаза, перестав смотреть на ситов, и сосредоточилась на том, чему учил её мастер Заллоу. Она почувствовала себя внутри потока Силы, где матрица, образованная Силой, была пронизана светящимися линиями, созданными всеми живыми существами. Как всегда, линия мастера Заллоу светилась ярко, как путеводная звезда в её внутреннем пространстве.

Она скучала по нему, по его мудрости и спокойствию.

Cосредоточившись внутри себя, она отыскала в голове место, где сделала отверстие — через которое должны вытечь, как вода, вся её неловкость, вместе с тревогой.

Спокойствие вселились в неё.

Когда она открыла глаза, то стала наблюдать за мужчиной ситом. Что-то в его взгляде, полускрытое его усмешкой, насторожило Эрин, но она, словно скульптура, сохраняла нейтральное выражение лица.

— Я смотрю за тобой, — сказал сит из другого конца зала.

— И я смотрю за тобой, — ответила она ровным и спокойным голосом.

Глава 2

Его гнев нарастал с каждым шагом, приближавшим его к входу в Храм. Сила ответила на его эмоциональное состояние, подхватила, окутала своей мощью. Он почувствовал, как в душах солдат прорастают зерна страха.

— Я сказал — стоять, — повторил командир.

— Ничего не делай, — бросил через плечо Малгус Илине. — Они мои.

Она пристроилась позади, расслабленно опустив руки.

Трое охранников разошлись дугой и осторожно двинулись навстречу, держа карабины наизготовку. Вход в Храм, слегка приоткрытые створки пятнадцатиметровой высоты ворот в фасаде величественного здания, виднелся за их спинами

— Кто вы такие? — спросил часовой.

Последнее слово повисло в воздухе, застыв во времени. Малгус призвал Силу и ускорился. В ладонь легла рукоять меча, воздух прорезала красная линия. Он рассек оказавшегося перед ним охранника надвое, прочертив черную полосу поперек его груди, тем же замахом разрубил охранника слева, а другой рукой послал в третьего разряд энергии, с такой силой швырнув солдата о стену Храма, что тот умер на месте.

Малгус почувствовал внезапный прилив ужаса у двух охранников, стоявших на карнизе слева, почувствовал, как они наводят оружие потными руками, начинают жать на спусковые крючки. Он швырнул в них меч, и пылающий алый клинок, управляемый Силой, срезал обоих. Призвав оружие обратно в руку, сит выключил меч и повесил его на ремень.

Рев ракетного ранца заставил его поднять взгляд. Мандалорианка, стоявшая на карнизе над входом в Храм, взлетела на струе огня к окну одного из верхних уровней Храма и исчезла внутри. Малгус не сомневался, что она присоединится к бою внутри здания.

Он еще раз посмотрел на хронометр, наблюдая, как тает время. Двадцать девять секунд.

Илина заняла место по его правую руку, и они вместе вошли в Храм.

Лучи заходящего солнца проникали в громадный проем и удлиняли их тени, которые, словно огромные темные вестники, двигались впереди них. В Храме царила тишина — покой, который вот-вот будет нарушен.

Сапоги Малгуса грохотали по отполированному каменному полу. Зал простирался на несколько сотен метров. По обе стороны высились ряды элегантных колон, образуя церемониальный путь к центру зала. Стены были украшены карнизами и балконами.

Справа, слева и прямо перед собой Малгус чувствовал присутствие новых охранников и джедаев.

Он сверился с хронокоммом. Двенадцать секунд.

Его внимание привлекло движение справа, затем слева. С балконов выглядывали любопытные падаваны.

Впереди с балконов на пол спрыгнуло с полдесятка джедаев в плащах с капюшонами. По огромной лестнице в конце зала спускался еще один джедай. Его образ в Силе излучал энергию и уверенность. Мастер.

Словно по команде, семеро джедаев двинулись к Малгусу и Илине, а Илина и Малгус двинулись к ним.

Всё больше и больше падаванов собиралось на балконах и галереях — искорки кощунственной светлой стороны, мерцавшие в поле восприятия Малгуса.

Силовые ауры приближавшихся джедаев всё сильнее давили на Малгуса, его аура сопротивлялась; мощь обоих сторон искажалась от самого их присутствия.

Он продолжал мысленный отсчет.

Пространство между Малгусом и джедаями сокращалось.

Мощь внутри него росла.

Они остановились в двух метрах друг от друга. Мастер-джедай откинул капюшон, явив белокурые волосы, седеющие у висков, и красивое, румяное лицо. Из данных разведки Малгус знал его имя: мастер Вен Заллоу.

Внешне Заллоу выглядел как полная противоположность Малгусу с его бледной кожей, шрамами и лысым черепом. Что касается Силы, то Малгус был полной противоположностью Заллоу.

Шестеро джедаев, сопровождавших Заллоу, рассредоточились вокруг Малгуса и Илины, ограничив им пространство для маневра. Джедаи настороженно наблюдали за ним, будто за обложенным хищником.

Илина встала к Малгусу спиной. Малгус чувствовал её дыхание, глубокое и ровное.

По-прежнему стояла тишина.

Где-то прочистил горло один из падаванов. Другой кашлянул.

Заллоу и Малгус глядели друг другу в глаза, но молчали. Слова были не нужны. Оба знали, что сейчас произойдет — что должно произойти.

Хронометр на запястье Малгуса запищал. В безмолвной пустоте зала тихий гудок прозвучал словно взрыв.

Звук, казалось, освободил джедаев от чар. Полумрак прорезали шесть зеленых и синих линий: все Рыцари зажгли мечи, сделали шаг назад и встали в боевую стойку.

Все, кроме Заллоу, по-прежнему преграждавшего путь Малгусу. Сит отдал ему должное, склонив голову в знак уважения.

Возможно, рыцари сочли пищащие часы какой-то бомбой. В некотором смысле, подумал Малгус, так и было.

Сзади тишину разорвал новый звук. Вой двигателей стремительно приближавшегося десантного бота.

Малгус даже не обернулся. Он наблюдал за событиями, происходившими сзади, глядя на реакцию стоявших перед ним.

Рыцари-джедаи сделали еще шаг назад, глядя мимо Малгуса с неуверенностью в глазах. Илина прижалась к Малгусу спиной. Несомненно, она уже видела десантный бот, который с ревом мчался вниз, к Храму.

Заллоу не шелохнулся. Он всё так же смотрел на Малгуса.

Звук двигателей бота сделался громче, резче, превратившись в долгий механический вой.

Малгус увидел, как расширились глаза рыцарей, услышал тревожные крики по всему залу, затем визг, но всё это быстро заглушил грохот удара, когда десантный бот на полной скорости врезался своим усиленным корпусом в фасад Храма.

Каменная стена разлетелась, пол содрогнулся от удара. Раздался вой изгибавшегося и рвущегося металла. Послышались крики раненых. Взрыв окрасил зал в оранжевые тона — Малгус видел отражение в глазах Заллоу — мощным порывом пламя втянуло в себя кислород, словно гигантские легкие.

Малгус не обернулся. Он видел эту атаку тысячи раз в компьютерной модели и по одним звукам точно знал, что происходит.

Благодаря гигантской скорости и массе бот сохранил инерцию движения и заскользил по полу Храма, ломая камень, оставляя за собой огненный след, валя колонны, обрушивая балконы и давя тела.

И всё же Малгус не сдвинулся с места, не двигался и Заллоу.

Бот приближался всё ближе и ближе, грохот металла по камню становился всё громче. Рухнуло еще несколько колонн. Илина прижалась к Малгусу, глядя на горящий, раскромсанный корабль, который несся к ним. Но бот уже терял скорость и вскоре остановился.

Зал был наполнен пылью, жаром и дымом. Трещало пламя. Внезапно наступившую тишину прорезали крики боли и удивления.

— Что они наделали? — воскликнул кто-то.

— Медика! — закричал ещё кто-то.

Малгус услышал, как сработали пироболты специально усиленного пассажирского отсека и разлетелись металлическим дождем по полу, услышал как лязгнул об пол люк.

Впервые Заллоу посмотрел мимо Малгуса, вопросительно вздернув голову. На его лице отразилась неуверенность. Малгус наслаждался его видом.

Послышался долгий, нестройный гул: пятьдесят воинов-ситов в пассажирском отсеке зажгли свои световые мечи. Этот звук возвестил о падении Храма, падении Корусканта, падении Республики.

Малгус на миг вспомнил видение, которое явилось ему на Коррибане — образ галактики, объятой пламенем. Он откинул капюшон, улыбнулся и включил меч.

* * *

Зирид разогнал «Толстяка» и тот несся на всех парах в сторону орбиты Орд Мантелла. Сканеры корабля вели поиск в широком диапазоне, чтобы обнаружить возможную погоню пиратов, или их союзников на других кораблях, но приборы не заметили никаких признаков погони. Со временем он позволил себе расслабиться.

Розовый цвет облаков Орд Мантелла и верхних слоев стратосферы вскоре сменился черной пустотой открытого космоса. Планетарный контроль не вызывал его, да и он в любом случае не собирался отвечать им. Ему предстоял разговор с представителем БИРЖИ. Он никогда не встречался лицом к лицу ни с одним крупным боссом синдиката.

Он получал задания от представителя, бывшим его связным, которого он знал как Орен, и который давал ему заказы на работу. Получив заказ, он забирал в определенном месте груз, а затем доставлял его по указанному адресу. Ему нравилось действовать таким образом. Это помогало ему чувствовать себя не отвечающим за то — куда, кому и для чего предназначался груз. Он ощущал себя менее грязным.

Он старался вести с БИРЖЕЙ дела так, чтобы они не лезли в его личную жизнь. Они знали о нем только то, что он был раньше десантником и пилотом, и, что у него нет ни друзей, ни семьи. Он догадывался, что если бы они узнали об Арре, то они смогли бы шантажировать его этим. Он не мог этого допустить. Он никому не позволит навредить ей…

Отвлекшись, он заметил, что руки слишком сильно и напряженно вцепились в штурвал корабля. Он расслабился, стараясь дышать глубоко и равномерно, пытаясь собраться мыслями перед предстоящим разговором. Когда он почувствовал, что готов, то включил безопасный канал подпространственной связи, чтобы поговорить с Ореном. Он ждал, пока не пришло подтверждение — связь установлена.

Орен не стал тратить время на приветствия. — Всё прошло хорошо, я полагаю?

По звуку его голоса, Зирид представлял Орена человеком в возрасте сорока или пятидесяти лет, хотя тот мог использовать для маскировки голосовой вокодер.

— Нет, — сказал, Зирид. — На месте посадки была засада.

Наступила минутная пауза, а затем: — Представители покупателя устроили тебе засаду?

Зирид покачал головой. — Я так не думаю. Это были люди, которых я раньше не встречал. Пираты, я думаю. Может быть наемники. Я думаю, что они убили представителей заказчика и захватили их корабль.

— Ты уверен?

Гнев закипел в крови Зирида. — Нет, я не уверен. Кто в данной ситуации может быть в чем-либо уверен?

Орен ничего не ответил, а Зирид попытался успокоиться и продолжал говорить дальше.

— Я только уверен, что пилота, который должен был забрать груз — парня по имени Ариго, там не было. Но там был его корабль. Я только уверен, что восемь человек с бластерами напали на меня, и попытались наделать дырок в моем теле.

— Восемь человек, — голос Орена стал напряженным, что было не к добру. — Что с ними случилось?

Зирид догадывался, что Орен записывает весь разговор, чтобы, прослушав потом, найти несоответствия в его рассказе.

— Они мертвы. Я раскусил их намерения, прежде чем они успели напасть.

— Это похоже… на правду, Зигзаг.

Зирид посмотрел на звезды окружающие Орд Мантелл и сдержал вспышку гнева. Он знал, что если Орен заподозрит его в ведении двойной игры, или просто не поверит его словам, то он ему ничего не стоит сделать Арру сиротой.

— На правду? Позволь мне сказать тебе, эту правду, Орен. Во-первых, БИРЖА в последнее время понесла убытки из-за нескольких неудачных операций. Вас обошли другие синдикаты, в том числе и хатты. Где-то у вас происходит утечка информации. Это говорит мне, что в БИРЖЕ завелся "крот" — это во-вторых.

Орен, опять, никак не отреагировал на эти слова. Зирид почти восхищался им. 

— Если один из моих пилотов думает, что возможна утечка информации, то он может использовать эту идеальную возможность, чтобы похитить товар самому. Особенно, если у него большие долги. Сделать имитацию засады, скажем из восьми же человек. В конце концов, есть хороший повод — это борьба с другими синдикатами, про которую он упомянул.

—Возможно, — ответил Зирид, а затем заговорил вновь. — Ты же не считаешь меня глупым. Я им не был никогда. Слушай, ты же дал мне координаты рандеву на Орд Мантелле. Пошли туда разведывательного дроида. Ты увидишь, что я говорю правду. Но сделай это побыстрей. Кто-то может навести там порядок, держу пари.

— Так… как тебе удалось убить восемь человек?

Обсуждение подошло к не очень приятному эпизоду. — Они оказались слишком близко к одному из контейнеров, в котором было полно гранат, когда он взорвался.

Орен сделал паузу. — Один из наших контейнеров уничтожен?

Зирид тяжело сглотнул. — Я потерял его при взлете. Остальной груз на месте и не поврежден.

Опять наступила долгая пауза. Зирид догадывался, что тот анализирует, сравнивая историю Зирида с фактами, которые уже знает или думает, что знает.

— Это не моя вина, — сказал Зирид. — Утечка произошла где-то у вас. Найдите её и всё станет ясно.

— Ты потерял груз.

— Я спас груз. Если бы я не принял мер, то весь груз был бы захвачен пиратами.

— Товар надо вернуть, но трудно вернуть взорванные гранаты. Ты согласен?

— Меня могли убить.

— Тебя можно заменить. Я спрашиваю еще раз: Ты согласен?

Зирид не знал, что ответить.

— Я принял твое молчание, как знак согласия, Зигзаг.

Зирид смотрел на динамик, в то время как Орен продолжал: — В лучшем случае, ты получишь за работу только половину суммы. Стоимость потерянного груза будет подсчитана, и приплюсована к твоему долгу. Там будет свыше двух миллионов кредитов, если я правильно помню. Это не относится к заложенному кораблю, и другим долгам от азартных игр.

Орен всегда всё помнил. Эта работа приносит Зириду одни убытки. Ему захотелось врезать кому-нибудь по морде, но на корабле он был один.

— Да, я слишком плохой человек, Зигзаг, — сказал Орен. — И я сам себе не нравлюсь, но ты должен кое-что сделать для меня.

Зириду не понравились такие слова. — Что?

После паузы прозвучали слова: — Перевезти спайс.

Зирид покачал головой. — Я не занимаюсь наркотиками. Мы уже говорили об этом раньше…

Орен никогда не повышал свой голос, но сейчас он, возможно, твердостью своих слов мог пробить броню. — Теперь всё изменилось — ты провалил свое задание. Ты должен нам большую сумму кредитов, ты лично мне должен крупную сумму. Ты сделаешь несколько рейсов. Это большие деньги. Так вот, у тебя нет выбора.

Зирид промолчал, ему нечего было ответить.

— Мы договорились, Зигзаг?

Зирид нахмурился и ответил: — Договорились.

— Возвращайся на Вулту. Я с тобой скоро свяжусь. Есть один прекрасный план.

"Уверен, что у тебя он есть", — подумал Зирид, но ничего не сказал.

Канал связи отключился и Зирид разразился целым каскадом всевозможных ругательств. Когда он, наконец, выговорился, он вывел корабль из зоны гравитации Орд Мантелла и его спутников, ввел в навикомпьютер координаты Вулты, и включил гипердвигатель.

— Ну вот, теперь я наркодиллер, — произнес он, наблюдая как глубокая чернота космоса превращается в синеву гиперпространства.

Корабль на всех парах мчался к месту назначения.

* * *

У Эрин закружилась голова. Мощный прилив эмоций переполнял её. Она не могла понять, объяснить случившееся. Это был просто неконтролируемый поток эмоций. Она плавала в них, и уже начинала тонуть.

— Что-то происходит, Сё, — пошептала она, глухим голосом. — Я не знаю что, но это ужасно.

* * *

Мастер Заллоу и шесть Рыцарей-джедаев, стоявшие рядом с Малгусом, подпрыгнули вверх, перевернувшись через голову, и приземлились, присев на корточки, в двадцати метрах от него.

— Да пребудет со всеми вами Сила, — крикнул Заллоу своим соратникам, и активировал световой меч.

Десятки джедаев показались сзади него. Они бежали вниз по лестнице, включая свои световые мечи. Их голубые и зеленые клинки светились сквозь дым и пыль, окутавшие внутренний зал Храма. Джедаи бежали молча, но топот их ног по ступеням лестницы походил на грохот камней катящихся с горы.

— Оставайся рядом со мной, — через плечо сказал Малгус Илине.

— Хорошо, — сказала она, доставая свои бластеры.

Из-за спины Малгуса появились ситы, выбегающие из чрева приземлившегося бота; их яростный крик напоминал рев выпущенного на свободу голодного зверя. Красные линии их клинков сверкали в пыльном воздухе. Адраас[15] — политический фаворит Дарта Анграла[16] — и постоянный оппонент Малгуса, был во главе их. Все воины-ситы кроме Малгуса, носили темные маски, полностью скрывающие их лица.

Дарт Малгус использовал свою неприязнь к Дарт Адраасу, чтобы и дальше наполнять себя мощью темной Силы. Он просил позволить провести атаку под своим руководством, но Дарт Анграл настоял, чтобы Дарт Адраас возглавил отряд на борту десантного бота.

С развевающимся плащом, Малгус открылся всепоглощающей ярости, закипавшей в нем, и бросился вперед, оказавшись впереди Адрааса. Эмоции питали его мощь, и он почувствовал, как могущество темной стороны обволакивает его и растет внутри него.

Бластерные разряды понеслись в них слева и справа — это два взвода солдат Республики появившись откуда-то сверху, начали стрелять по ситам.

Дарт Малгус, погруженный глубоко в Силу, чувствовал траектории десятков зарядов, летевших в него. Не прерывая свой бег, он направлял лезвие меча то влево, то вправо, и, наконец, придав лезвию наклон в десять градусов, он смог отбить обратно три заряда прямо в солдат, которые стреляли в него. Они упали замертво. Когда-то солдат в битве на Альдераане взорвал перед его лицом гранату, и с тех пор, когда мог, он наслаждался убийством солдат. Стоявшая за ним Илина вела огонь из двух бластеров, убив еще двоих.

Наконец, здесь, внутри Храма, встретились непримиримые противники: Ситы с боевой яростью на лицах, против внешне спокойных джедаев. Здесь должен решиться вековой спор: тот, кто лучше понимает Силу — выживет, а его противник должен умереть.

Дарт Малгус хотел сразиться с мастером Заллоу, но в этой суматохе он не смог обнаружить его в толпе среди мелькающих лиц, пыли, и сверкающих клинков. Поэтому он выбрал себе противника наугад. Джедай был человеком — мужчиной — с мечом синего цвета и короткой бородой. И он бросился на него.

Воздух наполнился переплетением энергетических волн Силы, исходящих от сражающихся между собой джедаев и ситов. Всё вокруг перемешалось в хаотический и ревущий клубок тел, световых мечей, яростных криков.

Дарт Малгус удвоил свою физическую мощь Силой, взявшись двумя руками за рукоять меча и размахнувшись, нанес удар сверху, чтобы рассечь своего противника пополам. Джедай увернулся и направил удар своего меча с голубым клинком поперек горла Малгуса. Дарт Малгус в последний момент парировал угрозу, и тут же нанес хлесткий удар ногой в живот джедая. От удара джедай сложился пополам, и, шатаясь, отлетел назад шагов на пять. Дарт Малгус подпрыгнул, перевернувшись в воздухе, приземлился к нему спиной, и, направив меч назад, вонзил лезвие в джедая. Издав яростный боевой клич, он бросился искать следующего противника.

Мелькнувшая бледно-лиловая кожа привлекла его взгляд — Илина. Она увернулась от рассекающего удара мечом и нырнула в его сторону, постоянно стреляя из своих бластеров. Падаван, напавший на неё, был девушкой-забраком, с позолоченными рожками и цветными узорами на голове. Илина крутилась, не прекращая стрелять, но падаван отражала все выстрелы и подходила всё ближе.

С помощью Силы Дарт Малгус нанес телекинетический удар по этому падавану, и она отлетела в сторону, ударившись со страшной силой в одну из высоких каменных колонн, где и осталась лежать неподвижно, с вытекающей из носа кровью. А Илина продолжала стрелять, шаря глазами по полю боя, выискивая следующие цели.

Схватка, казалось, начинала принимать еще более хаотичной характер. Джедаи и ситы бегали, прыгали, перекатывались, и повсюду раздавался шипящий шум встречающихся клинков красного, синего и зеленого цветов. Телекинетические удары подкидывали тела в воздух, швыряли их в стены, разбрасывали обломки камней с пола, которые впивались в тела сражающихся. Зал был наполнен какофонией звуков: рев победителей, стоны побежденных, гул световых мечей, прерывистый звук бластерных выстрелов. Дарт Малгус находился в гуще битвы и упивался ею.

Он увидел, как Лорд Адраас прыгнул в середину отряда республиканских солдат, и во время приземления произвел мощный выброс темной Силы, энергия которого разбросала солдат прочь, как сухие листья.

Дарт Малгус, чтобы не ударить лицом в грязь, устремил свой взгляд на рыцаря-джедая: женщину человека, находящуюся в десяти метрах от него. Он выставил вперед левую руку, и с кончиков его пальцев изверглись синие молнии. Извиваясь, линии энергии полетели вперед, сбив с ног оказавшихся на пути двух падаванов, пока не врезались в рыцаря-джедая, свалив её с ног.

Она закричала от боли, когда молнии начали разрывать её тело, сделавшееся на время полупрозрачным от темной мощи, проходящей через неё. Малгус наслаждался её болью, пока она не умерла.

Он поймал на себе взгляд Адрааса и с усмешкой отсалютовал ему своим световым мечом.

Резкий звук бластеров Илины отвлек его. Она пронеслась мимо него, перепрыгнув труп женщины-рыцаря, — размытое светло-лиловое пятно, палящее из бластеров. Прислонившись к колонне, она присела, и стала выискивать новые цели для своих бластеров. Они встретились взглядами, и она дала ему сигнал, что за его спиной опасность. Он быстро повернулся, чтобы увидеть, как группа республиканских солдат выбегает из бокового помещения с винтовками на изготовку. Они на бегу открыли огонь, а Илина ответила выстрелами из бластеров.

Прежде, чем Малгус смог что-либо сделать, сверху, включив заспинный ранец с реактивными двигателями, вылетела мандалорианка. Её боевые доспехи сверкали серебристо-оранжевыми отблесками, отражая находящийся в огне зал. Зависнув в воздухе, словно карающий дух, она выпустила две небольшие ракеты. Они врезались в пол возле республиканских солдат и превратились в море огня и пламени. Во все стороны полетели останки тел вперемешку с каменными осколками пола. Она тут же развернулась в воздухе, и выпустила огненные струи из огнемета, встроенного в её наруч, по новой группе солдат, бегущей к месту боя.

Дарт Малгус знал что ситы выигрывают бой, и что он скоро закончится. Он огляделся, всё еще ища Заллоу, единственного противника достойного его внимания.

Прежде, чем он смог добраться до мастера-джедая, ему пришлось иметь дело с тремя джедаями. Он отбил нападение мужчины-человека, затем перепрыгнул через невысокую женщину, тогруту, с кожей оранжевого цвета, а затем отсек держащую световой меч руку у третьей женщины-человека, и схватив её за горло свободной рукой, впечатал её в пол, усилив удар Силой.

— Алара! — раздался мужской крик.

Тут же Малгус высоко подпрыгнул, увернувшись от перекрестного удара мужчины, и приземлился за тогрутой, которая смогла парировать удар его светового меча, но не смогла защититься от телекинетического удара Силы, который он обрушил на неё. Она отлетела в сторону и врезалась в груду камней.

Дарт Малгус ревел, его переполняла жажда боя. Она была настолько сильной, что он готов был убивать всех подряд, в том числе и своих воинов ситов, если бы кто-то из них попался ему под руку. Он хотел убивать, ему нужно было убивать, делать это собственными руками.

Он нырнул под меч наносившего удар мужчины-джедая, рванулся вперед и схватил его за горло. Он приподнял его, удерживая на весу, сжимая его горло. Тот стал задыхаться, в его карих глазах не было страха, но было видно, как ему больно. Малгус рычал в упоении, сжимая горло, а затем бросил мертвое тело на пол, оставшись стоять над ним, отведя клинок меча в сторону и тяжело дыша. Бой всё еще продолжался вокруг него, и он стоял в самом центре шторма ситов.

Дарт Малгус, наконец, заметил мастера Заллоу в десяти шагах от себя. Его зеленый клинок мелькал с бешеной скоростью во все стороны. Воин-сит пал от его удара, а затем еще один. Адраас приземлился перед ним, пытаясь опередить Малгуса. Адраас пригнулся и рубанул по коленям Заллоу. Но Заллоу успел подпрыгнуть и ответил ударом энергии, который отправил Адрааса скользить на спине через весь зал.

— Он мой! — закричал Малгус, несясь через поле боя. Он повторил это, когда пробегал мимо Адрааса. — Заллоу мой!

Заллоу, наверное, услышал Малгуса, потому что он повернулся, и встретился с ним своими глазами. Илина тоже, наверное, услышала крики Малгуса. Она выскочила из-за колонны, поняв намерения Малгуса, и несколько раз выстрелила в Заллоу.

Заллоу, глядя на Малгуса, сумел отклонить своим мечом её выстрелы и отправил заряды обратно в Илину. Два из них, попали в неё — она покачнулась, а Заллоу ударом Силы швырнул её в колонну.

Дарт Малгус остановился на полпути, его ярость временно утихла. Он повернулся и посмотрел на упавшую Илину. Он смотрел как её бледно-лиловое тело, скорчившись на полу, лежало с закрытыми глазами и с двумя черными подпалинами на её гладком теле. Она была похожа на увядший цветок.

Гнев вновь наполнил его, увеличивая в нем мощь Силы. Крик злобы и ненависти вырвался из его горла. Мощная энергия темной стороны вырвалась наружу, разрушая основание стоящей напротив колонны, отчего во все стороны полетели каменные осколки.

Он снова повернулся в сторону Заллоу и бросился к нему. Его ярость и мощь неслись перед ним осязаемой волной. Другой джедай оказался перед ним, с высоко поднятым синим клинком. Малгус едва взглянул на него. Он просто протянул руку вперед, преодолел недостаточную защиту джедая, схватив его за горло, и с помощью Силы сломал ему шею. Отбросив тело в сторону, он двинулся к Заллоу.

Заллоу, в свою очередь, двинулся к Малгусу. Воин-сит попытался напасть на мастера-джедая сбоку, но Заллоу подпрыгнул, пропустив клинок сита под ногами и развернувшись на лету, разрубил того пополам.

Заллоу и Малгус сблизились. Мгновение они стояли на расстоянии метра, изучая друг друга.

Рыцарь-джедай, мужчина человеческой расы, выскочил из круговорота боя и напал на Малгуса. Но Малгус уклонился от синего клинка, и ударил его в живот ногой. Нависая над ним, он опустил свой меч в смертельном ударе.

Заллоу рванулся вперед и перехватил этот удар. Заллоу и Малгус вновь смотрели в лица друг друга, и идущий вокруг бой перестал существовать для них.

Для них вокруг никого не было — только они двое — Малгус с его злобой яростью, и Заллоу со своим спокойствием и невозмутимостью.

Их клинки с шипящим звуком встретились. К напряжению мускулов каждый из них добавлял Силу, но ни один из них не имел очевидного преимущества. Малгус яростно рычал в лицо Заллоу. Только наморщенный лоб и твердо сжатая линия губ выдавали напряжение, которое испытывал внешне абсолютно спокойный джедай.

Ранение Илины питало его гнев. Малгус заставил Заллоу отступить, Он нанес несколько мощных ударов мечом с разных сторон. Заллоу отходил, отбиваясь, не в силах ответить своими собственными ударами. Малгус попытался отсечь джедаю голову, но Заллоу удавалось блокировать его удары снова и снова.

С разворота Малгус нанес удар ногой в грудь сопернику, дополнив удар Силой. Заллоу отбросило назад на десять метров. Он перевернулся в полете через себя и приземлился на ноги, присев на корточки рядом с двумя воинами-ситами.

Они бросились на него, и Заллоу парировав удар первого, тут же перепрыгнул через второго, и быстро развернувшись в воздухе, сразил обоих.

Малгус, сгорая от ненависти, бросил свой меч в Заллоу. Он управлял его полетом с помощью Силы. Траектория полета должна была замкнуться на шее Заллоу. Но Заллоу, как только его ноги коснулись пола, опять подпрыгнул, горизонтально распластавшись в воздухе, и меч пролетел, не задев его.

В то время, пока Заллоу был еще в воздухе, Малгус послал в него мощный поток разрушительной энергии, который врезался в джедая, застав его врасплох. Его швырнуло в груду камней, пробив которую, он упал ничком.

Дарт Малгус не колебался. На пике своего гнева, крича от ненависти, он подпрыгнул на двадцать метров вверх — в сторону Заллоу. Оказавшись в верхней точке прыжка, он с помощью Силы вернул свой световой меч, взяв его двумя руками за рукоятку, направив лезвие вниз, намереваясь пригвоздить лежащего джедая к полу Храма.

Но Заллоу, в последний момент, успел откатиться в сторону, и подпрыгнул вверх. Малгус приземлившись, вогнал свой меч по самую рукоятку в каменный пол Храма, а Заллоу перепрыгнув Малгуса, приземлился, снова активировал свой световой меч и бросился в сторону Малгуса.

Быстро приблизившись, Заллоу нанес серию быстрых ударов, и резких выпадов своим мечом. Малгус с трудом парировал один удар за другим, но никак не мог найти момент для контратаки. Приблизившись почти вплотную, Заллоу полоснул мечом крест-накрест. Малгус смог парировать, а Заллоу в это время смог нанести рукояткой своего светового меча удар в челюсть Малгуса.

У того был выбит зуб, а респиратор перекосило. Малгус ощутил вкус крови во рту, но он был слишком глубоко погружен в Силу, чтобы удар смог серьёзно навредить ему. Пошатываясь, он отступил на шаг, словно удар ошеломил его.

Видя, что Малгус раскрылся, Заллоу шагнул вперед и приготовился поперечным ударом меча рассечь горло сита.

Но Малгус догадался, что он так поступит.

Сит повернул лезвие вертикально вверх, парируя удар, круговым движением освободил клинок, и перевернув световой меч тем же движением вонзил его в живот джедая. Клинок вышел у того из спины.

Лицо Заллоу побледнело, а взгляд замер, глядя на Дарта Малгуса. Он умирал, пронзенный красным клинком ситского меча. Малгус увидел пламя горящего храма, отраженное в зеленых глазах Заллоу.

— Всё здесь будет предано огню, — произнес Дарт Малгус.

Морщина исказила лоб Заллоу, возможно от боли, а может быть от отчаяния. Малгус наслаждался этим. Он подождал, когда глаза Заллоу потухнут, прежде чем выключил меч, позволяя телу упасть на пол обреченного Храма.

* * *

Мощный удар боли поразил Эрин без всякого предупреждения. Ощущение было как от внезапного попадания бластером. Её тело сжалось. Нить чёток, которые ей подарил мастер Заллоу, лопнула в её сжавшемся кулаке, и каплевидные бусины посыпались коралловым дождем на пол.

Она согнулась пополам, и застонала. Её живот скрутило от боли. Перед глазами поплыли цветные вспышки, а в зале всё пошло кругом. Её ноги стали ватными, и она почувствовала дурноту, головокружение, внезапную слабость. В горле засел комок, не дающий ничего сказать. Она смогла издать только слабый, жалостный стон.

Через связь в Силе она почувствовала резкую боль, которую испытывал её Учитель — мастер Заллоу. Она почувствовала, что вдох, который они сделали одновременно, стал для него последним — он умер. Линия его жизни, всегда такая яркая в Силе, всегда такая близкая к её собственной линии, внезапно потухла и исчезла.

Сидевший рядом с ней Сё, с удивлением замер, и сказал что он тоже что-то почувствовал.

Несмотря на острую боль и сильное отчаяние, охватившее её, реальное положение вещей тут же дало о себе знать. Она увидела это в глазах мужчины-сита.

— Что это было? — спросил Сё, и его голос, казалось, был где то далеко, но звучал очень встревожено.

Она подняла голову, отведя рукой свои длинные волосы, свисающие со лба, и посмотрела вглубь зала. Оба сита внезапно встали, их тела напряглись, а в глазах у них светилось понимание того, что произошло.

— Нас предали, — ответила она, тихим и шипящим голосом.

Она не стала ничего говорить про смерть Учителя — человека, который был ей вместо отца.

Выпрямившись и поднявшись из кресла, она удивилась тому, что у неё не дрожат ноги. Группа людей стояла рядом с ней. Нет, это были не люди. Это были статуи, Алдераанские статуи. Она, наконец, пришла в себя и поняла, что находится на Алдераане, где ведутся мирные переговоры с ситами.

И ситы их предали. Она сражалась с ситами на Алдераане раньше, во время недавней битвы за эту планету. Она готова сражаться с ними снова. Сейчас.

— Откуда ты узнала это, Эрин?

Высказанное Сё сомнение, не смогло разрушать её уверенность.

— Я знаю, — резко выпалила она.

Ситы тоже это знали. Они знали об этом заранее. Она видела это в их лицах.

Ее сознание исключило всё ненужное - только стоящие перед ней двое ситов, и ничего больше. Её душа наполнилась боевым кличем, напоминающим грохот прибоя, который усиливался от её горя и растущего гнева. Она услышала голос, называвший её имя, откуда-то издалека. Он произнес её имя несколько раз, но она не обращала на это никакого внимания.

Оба сита посмотрели на неё, и их тела напряглись, готовясь к бою. Мужчина всё так же презрительно, усмехался, скривив тонкие губы, которые казались более уродливыми, чем шрамы, покрывавшие его лицо.

— Эрин! — Это был голос Сё, который называл её имя. — Эрин! Эрин!

Они знали. Ситы знали.

— Они знали заранее. — прошептала она, обращаясь скорее к себе, чем к Сё.

— Кто? Знал что? Что случилось?

Она не попыталась ответить. Она просто погрузилась в Силу, растворившись в ней.

Время, казалось, замерло. Она почувствовала себя так, как если бы она существовала вне своего тела, наблюдая со стороны за происходящим. Вот она перемещается через зал, её ноги при ходьбе разбрасывают лежащие по полу коралловые камушки её браслета. Злость наполняет её разум, когда она двигается среди стоящих статуй, к мужчине и женщине.

— Эрин! — звал её Сё. — Не делай этого.

Она не дотрагивается до своего светового меча — её месть не будет такой примитивной. Она отомстит за смерть мастера Заллоу голыми руками.

— Вы не достойны легкой смерти, — процедила она сквозь сжатые зубы.

Часть сознания говорила ей, что мастер Заллоу не одобрил бы этого. Ей было всё равно. Боль была слишком глубокой, слишком жестокой. Её боль требовала выплеснуть себя в насилии, и двое ситов в зале станут целью этого насилия.

Мужчина-сит потянулся к своему световому мечу. Прежде чем он смог его активировать, Эрин выбросила в их сторону мощный сгусток энергии, которая сбила обоих ситов с ног и отшвырнула в стену. Две Алдераанские статуи, попавшие в этот поток энергии, отлетели и врезались в стену по обе стороны от ситов, развалившись на куски.

Ситы, должно быть, использовали Силу, чтобы смягчить последствия падения, поскольку, оба тут же вскочили на ноги и приготовились к бою. В их руках оказались световые мечи, клинки которых, прочертив красные полосы, замерли в воздухе. Мужчина держал меч высоко над головой в необычной стойке, ожидая нападения, а клинок освещал его ноги. Женщина, напротив, держала меч в опущенном положении.

За своей спиной, Эрин услышала как Сё активировал свой меч. Не останавливаясь, она двигалась вперед. Используя Силу, она выдернула из руки мужчины его меч, и тот оказался в её руке. Потом она отшвырнула меч, и усмешка сита растаяла в огне его изумления.

Она всё приближалась к нему, не обращая внимания на женщину, Силой пытаясь сжать ему горло. Мужчина-сит встретил её направленным ударом темной Силы, но она вскинула руки, формируя своей волей клин, и развела выплеск по сторонам. Еще одна статуя оказалась разрушенной, а женщина-сит, попавшая в поток отклоненной энергии, была отброшена на десять шагов в сторону.

Она приблизилась к ситу на пять шагов, на четыре. Он принял боевую стойку. Теперь они будут бороться не мечами, а голыми руками, насмерть — до полной победы.

Эрин использовала Силу, чтобы увеличить свою мощь, свою скорость. Она чувствует, как Сила наполняет её, превращая тело в оружие…

— Эрин Ленир! — раздался громкий и командный голос мастера Дар-Налы. — Рыцарь-джедай Эрин Ленир!

Сё так же кричал ей. — Эрин! Остановись!

Звук голосов Дар-Налы и Се проникли сквозь туман её эмоционального состояния. Она запнулась, притормозила, и остановилась. Её разум пробился сквозь нервное возбуждение, и она, наконец, взглянула на окружающих осмысленным взглядом. Не отрывая взгляда от мужчины сита, она сказала: — Ситы предали нас, мастер Дар-Нала. Переговоры были уловкой.

Дар-Нала, помолчав, спросила: — Ты… почувствовала это?

Слезы навернулись на её глаза, но она старалась скрыть это. Она кивнула в ответ, не в состоянии говорить.

Следующие слова мастера Дар-Налы поразили Эрин, словно удар в живот.

— Послушай меня, Эрин. Я знаю. Я знаю. Пойми. Теперь Корускант находится в имперских руках.

У Эрин перехватило дыхание. В этих словах нет смысла. Корускант — сердце Республики, захвачен Империей?

— Как это возможно? — спросил Сё. — Как? Я думал…

— Этого не может быть, — произнесла Эрин. Должно быть, она ослышалась. Она отвела взгляд от мужчины сита, на лице которого опять появилась ехидная и самодовольная улыбка, и посмотрела в лицо лидеру делегации джедаев.

Мастер Дар-Нала стояла в сводчатом проходе, её красная кожа стала более темной, чем обычно. Сенатор Ам-Рис и Рыцарь-джедай Сатил Шан, стояли около неё. Сенатор — цереанин[17], у которого хохолок белых волос встал дыбом на макушке его удлиненного лба. Его озабоченные глаза смотрели с морщинистого лица в никуда. Он выглядел, каким-то потерянным.

Сатил, стоявшая рядом с ним, выглядела напряженной, как заряженная ионная катушка; её взгляд был устремлен вперед, золотисто-каштановые волосы спутались, а маска невозмутимости, на её лице, не скрывала эмоции, кипящие в ней.

Ни Ам-Рис, ни Сатил, казалось, не замечали разрушений в зале. Обе были похожи на беженцев, которые бредут по развалинам, ничего не замечая от постигшего их потрясения. Только Дар-Нала выглядела собранной, скрестив руки перед собой, она разглядывала разбитые скульптуры и другие разрушения, а потом взглянула на Эрин и двух ситов.

Эрин задалась вопросом - что же произошло в комнате для переговоров. Ей хотелось, чтобы джедаи, догадавшись о предательстве ситов — арестовали бы их, а еще лучше — убили бы. Но эта надежда растаяла в тот момент, когда в зале появился руководитель делегации ситов — Повелитель Барас[18], и встал рядом с Дар-Налой.

Его морщинистое лицо не могло скрыть чувства радости и самодовольства. Он улыбался. Его темные волосы, зачесанные назад, с залысинами, соответствовали его темным одеждам и глазам. С надменным баритоном он сказал: — Ты не ослышалась, рыцарь-джедай. Это так. Корускант захвачен.

Сатил вся напряглась, её левая рука сжалась в кулак. Ам-Рис обмяк. Дар-Нала на мгновение закрыла глаза, как будто изо всех сил пыталась сохранить спокойствие.

— На сегодняшний день, — продолжал Лорд Барас: — Корускант принадлежит Империи.

— Как…? — заговорила Эрин, но мастер Дар-Нала подняла руку.

— Хватит слов. Больше ничего не говори.

Эрин проглотила вопрос, вертевшийся у неё на языке.

— Выключите ваши световые мечи, — сказала Дар-Нала. Сё подчинился. Женщина сит сделала то же самое.

— Что здесь произошло? — спросил Лорд Барас, глядя на брата и сестру ситов, показывая на разрушения в зале.

Мужчина сит нагнулся, использовал Силу, притянув меч в руку, и повесил его на пояс. — Небольшие разногласия, Повелитель Барас. Ничего больше. Пожалуйста, простите за беспорядок.

Барас посмотрел на мужчину сита, затем на женщину. — Это хорошо, что разногласия не привели к кровопролитию. Мы, в конце концов, здесь, чтобы обсудить условия мира.

Он, казалось, вот-вот лопнет от смеха. Ам-Рис дернулся в его сторону. Сатил схватила его за плащ, чтобы он не смог приблизиться к Барасу.

— Мир! Все эти переговоры оказались фарсом…

— Сенатор, — сказала Дар-Нала, и взяла Ам-Риса за руку. Но он не стал её слушать. Его голос стал громким и решительным, поскольку он дал волю своему гневу.

— Вы прибыли сюда не для обсуждения мира! Вы пришли сюда, чтобы под прикрытием переговоров напасть на Корускант. Вы бесчестные лжецы, достойные…

— Сенатор! — решительно оборвала его мастер Дар-Нала. Её тон, должно быть, дошел до Ам-Риса, так как он замолчал, став быстро и прерывисто дышать.

Повелитель Барас, казалось, не обратил внимания на всплеск эмоций у Ам-Риса. — Вы ошибаетесь, сенатор. Империя прибыла сюда, чтобы заключить мир. Мы просто хотели подстраховаться, чтобы Республика была более сговорчивой и приняла наши условия. Должен ли я понимать вашу выходку так, что Республика больше не заинтересована в переговорах?

Aм-Рис покраснел и что-то забормотал, но его перебила Дар-Нала.

— Переговоры будут продолжаться, Повелитель Барас.

— Вы всегда отличались своей мудростью, мастер Дар-Нала, — сказал Дарт Барас. — Империя будут ожидать возвращения к столу переговоров завтра, в это же время. Если нет, то всё окончится… плохо для жителей Корусканта.

Кожа мастера Дар-Налы потемнела еще больше, но её голос оставался спокойным. — Наша делегация будет обсуждать условия мира, и прибудет завтра на переговоры.

— Я с нетерпением буду ждать этого. Приятного отдыха.

Ам-Рис послал проклятья на цереанском в адрес сита, а Дарт Барас сделал вид, что не слышит этого.

В подавленном состоянии делегация Республики уходила, обходя обломки в зале, и Эрин вновь почувствовала насмешливый взгляд мужчины-сита на ней, и едва смогла сдержать крик ярости. Перед тем, как покинуть зал, она опустилась на колено и подняла одну из бусин рассыпавшихся чёток.

Глава 3

Дарт Малгус глядел на разрушенный Храм. Корпус изуродованного бота всё еще дымился и местами горел. Куски почерневшего металла были разбросаны по всему залу. Стены и многочисленные колонны были разрушены, превратившись в громадные груды камней и щебня. Стены и потолок были покрыты многочисленными трещинами. Свет от заходящего солнца проникал внутрь через разрушенные стены и крышу, сквозь висящую в воздухе пыль освещая лежащие тут и там трупы. Среди убитых было много ситов, но еще больше было джедаев и республиканских солдат, которые валялись на полу, среди обломков. Стоны раненых звучали здесь и там. Мандалорианка стояла у разрушенного входа в Храм. Она держала свой шлем под мышкой, и солнце блестело на её длинных волосах. Она разглядывала картину разрушения, но на лице у неё не дрогнул ни один мускул. Должно быть, она почувствовала взгляд Малгуса, смотрящего на неё. Она посмотрела в его сторону и кивнула головой. Он сделал то же самое — один воин приветствует другого. Она надела свой шлем, включила двигатели реактивного ранца, и взлетела в небо Корусканта. Империя проследит, чтобы ей хорошо заплатили.

Из пятидесяти воинов-ситов, напавших на Храм, на ногах остался примерно десяток. Малгус был удручен и недоволен этим, но он не удивился, увидев Повелителя Адрааса в живых. Они встретились взглядами, но ни одного взаимного жеста приветствия, от одного воина к другому воину, не сделали. Они не переносили друг друга.

Оставшиеся в живых воины-ситы собрались около разрушенного десантного челнока, и подняв руки, со сжатыми кулаками, салютовали Дарту Малгусу, выкрикивая победный клич среди поверженных врагов. На мгновение Адраас стал единственным, кто не приветствовал Малгуса, а просто смотрел на него. Поняв, что допускает непростительную ошибку, он неохотно присоединился к остальным. Малгус сделал вид, что не заметил его задержки.

Пока что.

Малгус кивнул в ответ на приветственный салют.

— Вы слуги Империи, — сказал он, — и Силы.

Они прокричали приветствия еще раз.

Малгус повернулся и стал удаляться от них. По пути он откинул ногой с дороги рукоять меча мастера Заллоу, а затем выключил свой меч. Перешагнув через тело, он пошел дальше. Он шел среди обломков, среди языков пламени, среди мертвых, пока не нашел Илину. Он почувствовал на себе неодобрительные взгляды своих воинов, особенно Адрааса. Но его это мало волновало.

Он опустился на колени, и притянул Илину к себе. Она была теплой и еще дышала. Почерневшие раны от бластерных попаданий выделялись на коже её плеча и груди. Судя по виду, сломанных костей у неё не было.

— Илина. Открой глаза. Илина.

Ее глаза, чуть подрагивая, приоткрылись. — Верадун, — прошептала она.

Услышав, как она произносит его имя перед другими ситами, он от удивления сжал руку в кулак с такой силой, что суставы захрустели от боли. Она не должна никогда — никогда вести себя так фамильярно с ним в присутствии других ситов.

Видимо, почувствовав его гнев, она побледнела и съежилась, глядя на его сжатый кулак широко раскрытыми глазами.

То, что она поняла свой проступок, успокоило его гнев. Он разжал кулак и протянул к ней руку.

— Ты сможешь встать?

— Да. Спасибо, Повелитель.

Он помог ей встать на ноги, не обращая внимания на её раны. Она сморщилась от боли, и прислонилась к нему. Он не возражал. Её дыхание было тяжелым и прерывистым.

— Вызовите бригаду врачей со "Стойкого", — обратился он к Адраасу.

Глаза Адрааса сузились. Он считал, что это не входит в круг его обязанностей.

— Ты слышал, что сказал Дарт Малгус, — сказал Адраас стоящему поблизости воину ситу. — Вызывай медиков.

— Нет, — приказал Малгуса. — Это сделаешь ты, Адраас.

Адраас посмотрел на него глазами полными гнева, но затем он спрятал свой гнев внутрь себя, и с ничего не выражающим лицом ответил: — Как пожелаете, Дарт Малгус.

С снаружи раздались звуки взрывов — началась интенсивная бомбардировка города. Флот Дарта Анграла вышел на орбиту Корусканта и начал обстрел.

— Я сообщил Дарту Ангалу, что Храм был захвачен, — сказал Адраас спокойным голосом. — Вы, кажется… были заняты чем-то другим в то время.

Пристальный взгляд Адрааса упал на Илину, затем он вновь взглянул на Малгуса.

Малгус также смотрел на него. Сжав свободную руку в кулак, он постарался подавить в себе вспышку гнева. Он не позволит своенравному Адраасу испортить ему радостное настроение от своей победы.

— Я прощаю твое нарушение субординации, на этот раз, но только на этот раз, — произнес Малгус. — А теперь убирайся с моих глаз.

Адраас покраснел от гнева, а его рот перекосило от злобы. Не осмелившись сказать ни слова в ответ, он отвесил полупоклон и зашагал прочь.

Аккуратно держа Илину, Малгус повернулся, чтобы взглянуть наружу. Через пролом, проделанный десантным ботом, открывался вид на чистое небо. Вместе, он и Илина, глядели, как имперские бомбардировщики выныривают из красно-оранжевых облаков, и погружают Корускант в горнило пламени.

— Смотрите, Повелитель, — тихо шептала ему Илина. — Это ваша победа. Я в порядке. Идите.

Она старалась его успокоить, и он это знал. Но он также знал, что ему надо идти.

Он оставил её и пошел через зал к выходу. Выйдя на разрушенный лестничный марш, он увидел поверженные статуи джедаев, когда-то стоявшие перед входом в Храм. Они лежали, сброшенные со своих постаментов, у его ног. Он смотрел на кульминацию всей своей жизни.

Имперские корабли заполнили всё небо столицы. Бомбы сыпались, словно дождь, и взрывались со всполохами красного, оранжевого и черного цветов. Густой дым от пожаров поднимался в небо. Несколько республиканских спидеров метались в воздухе, а за ними гонялись имперские истребители и сбивали их. Малгус видел сотни пожаров вокруг. Башни пылали, и столбы пламени тянулись к небесам. Земля стонала, содрогаясь от множества взрывов. Время от времени Малгус слышал далекие панические крики. Горсточка республиканских истребителей поднялась в воздух, но вскоре рой имперских истребителей настиг их и они, пылая, полетели на землю.

Он открыл канал связи с флагманским крейсером Дарта Анграла "Тьма".

— Дарт Анграл, вы в курсе, что Храм джедаев захвачен?

Звук боевой суматохи на мостике крейсера создавал шумовой фон, когда Анграл заговорил. — Я уже в курсе. Поздравляю вас, Дарт Малгус. Сколько воинов погибло во время нападения?

— Адраас не сказал вам?

Анграл молчал. Он просто ждал, когда Малгус ответит на заданный вопрос.

— Возможно, тридцать, — произнес, наконец, Малгус.

— Отлично. Я пошлю шаттл, чтобы забрать вас и ваших людей.

— Я бы предпочел, чтобы вы не спешили с этим.

— Да?

— Да. Я хочу видеть, как сгорит Корускант.

— Я понимаю тебя, старый друг. Я прикажу бомбардировщикам не бомбить Храм. Пока.

Связь отключилась и Малгуса сел, скрестив ноги, в дверях Храма. Вскоре несколько воинов ситов расположились вокруг него. Вместе они наблюдали, как пылает город.

* * *

Приблизительно через полчаса, имперский медицинский шаттл показался над Храмом. Он завис в воздухе на фоне поднимающегося с горящей планеты черного дыма и других имперских кораблей, которые заполнили небо Корусканта. Поднимая облако пыли, он стал опускаться на площадь перед Храмом. Два пилота, видимые сквозь транспаристил кабины, приветствовали Малгуса.

Створки шаттла раздвинулись, и показалось два человека одетых в серо-синие костюмы Имперского Медицинского Корпуса. Они заторопились вниз по трапу. Оба несли стандартные наборы медицинских инструментов, и оба были того слегка рыхловатого сложения, что бывает у людей, которые, несмотря на воинскую подготовку, давно не бывали в серьезном деле. Двуногие медицинские дроиды, переливаясь серебром их полированных тел, отражавших отсветы пожаров горящего города, шли за ними, каждый тащил за собой тележку с набором первой помощи и трехъярусной каталкой.

Малгус встал и подошел к ним. Врачи со страхом смотрели на его изуродованное лицо, и, когда он приблизился, отдали ему честь.

— У нас есть несколько раненых, — сказал Малгус. — Среди них женщина тви'лек — моя слуга. Позаботьтесь о ней так, как если бы это был я.

— Это инородец, Повелитель? — спросил старший из двух мужчин, его лицо было покрыто однодневной седой щетиной. — Я уверен, вы знаете, что возможности имперских медицинских учреждений ограничены …

Малгус сделал шаг в его сторону и врач замолчал.

— Позаботьтесь о ней так, как если бы это был я. Вы меня поняли?

— Да, Повелитель, — сказал доктор, и медики поспешили мимо него к Храму.

Очередная серия взрывов раздалась в городе. Бомба попала в электростанцию, и огромная вспышка плазмы взлетела струей на высоту в полкилометра. В небе кружилось несколько ISF-перехватчиков, выделяющихся своими полукруглыми крыльями. Они пролетели над Храмом, и воины-ситы приветствовали их громкими криками.

Илина вышла из Храма, её губы скривились от боли. Врачи плелись за ней, с взволнованными и хмурыми лицами.

— Пожалуйста, госпожа, — сказал доктор, глядя на Малгуса с испугом. — Пожалуйста.

Глаза Илины расширились от удивления, когда она оценила масштаб бомбардировки, разрушений. Малгус посторонился перед ней.

— Иди с врачами, — сказал он. Они отвезут тебя на крейсер "Стойкий", который находится на орбите с остальной частью флота. Жди меня там. Я приду, когда закончу здесь.

— Мне не нужна помощь, Повелитель.

— Делай, как я велю, — сказал он, хотя его голос был не слишком резким.

Она сглотнула, улыбнулась и кивнула головой.

— Благодарю вас, Повелитель, — сказал доктор Малгусу. — Пойдемте, госпожа. — Он осторожно взял Илину за руку и повел её на борт шаттла, в то время как бомбы продолжали падать, приближая гибель Республики.

После того, как медицинская команда рассортировала раненых и доставила их на шаттл, воины-ситы погрузили на борт погибших товарищей. Тела будут доставлены на Дромунд Каас или Коррибан — для торжественного захоронения по ситским обрядам и традициям. Малгус пожалел, что среди них не было Адрааса.

После того, как шаттл стартовал, Адраас в маске приблизился к Малгусу.

— Что делать с телами джедаев?" — спросил Адраас.

Малгус имел на это свое мнение. Джедаи сражались хорошо и достойно, особенно Заллоу. Они неправильно понимали Силу, но они, тем не менее, хотели бы, чтобы с ними после смерти обращались достойно. — Сделаем Храм их общей могилой. Всё здесь надо уничтожить.

— Я буду просить, чтобы бомбардировщики…

Малгус покачал головой и грозно взглянул на Адрааса. Их глаза были на одном уровне, и Адраас не дрогнул перед пристальным взором Малгуса.

— Нет, — сказал Малгус твердо. — На десантном боте осталось достаточно взрывчатки. Используйте её.

— Это приказ… Повелитель?

Малгус старался выглядеть спокойным, но это удавалось ему с трудом. — Храм Джедаев должны разрушить Ситы, а не имперские пилоты. Ты не согласен со мной, Адраас?

Адраас, казалось, так не думал. Малгуса это не удивило. Адраас тоже неправильно понимал Силу, и слово "честь" для него было пустым звуком. Тем не менее, он сделает так, как ему будет приказано.

— Будет сделано, мой Повелитель.

Через некоторое время заряды были установлены, и Малгус держал дистанционный взрыватель в руке. Он посмотрел на Храм в последний раз: на его стоящие по краям башни, на центральную лестницу с опрокинутыми статуями, на разрушенный десантным ботом главный вход. Остальные воины-ситы стояли позади него.

— Должны ли мы удалиться на безопасное расстояние? — спросил Адраас.

Малгус посмотрел на него с презрением. — Это и есть безопасное расстояние.

— Мы всего в двадцати метрах от входа, — попытался возразить Адраас.

Взглянув в лицо Адрааса, Малгус активировал взрыватель. Прозвучала серия глухих разрывов. Взрывы начались в глубине Храма, они приближались по мере того, как заложенные заряды взрывались один за другим, разрушая основание Храма.

Плотные клубы пыли и мелких обломков вырвались из дверей Храма. Начали раздаваться взрывы на верхних этажах, они становились всё громче и яростней. Каменные стены треснули. Крупные обломки фасада посыпались на землю. Сквозь двери Храма стали видны вспышки. Вслед за тем прозвучала длинная, быстрая серия взрывов — звук ломающегося хребта Ордена Джедай.

Огромное здание — символ джедаев на протяжении столетий, начало складываться как карточный домик. Следом стали рушиться башни — они падали, словно в замедленном голофильме. Струя огня и осколков камня, летевшая быстрее звука, выхлестнула из рушившегося входа.

Вместо того чтобы прятаться, Малгус сосредоточился в Силе, поднял обе руки ладонями вперед и сформировал прозрачную защитную сферу перед собой и другими воинами-ситами, которые присоединились к нему, усиливая её. Камни и обломки неслись со стороны Храма в их сторону, а следом несся огненный сноп пламени. Всё это врезалось в защитную сферу и стало обтекать её, как вода обтекает камень.

Храм продолжил свое неторопливое падение, схлопнулся внутрь себя, осел бесформенной кучей камней и обломков. И вот всё было кончено.

Густое облако пыли висело, как похоронный саван, над горой битого камня и стали, которая когда-то была Храмом Ордена джедаев. Там внутри, на нижних уровнях, могли остаться выжившие джедаи. Малгусу было всё равно. Они были либо раздавлены, или замурованы навсегда.

— Так же падет и Республика, — воскликнул Малгус.

Ситы криками приветствовали эти слова.

* * *

Никто из делегации Республики на Алдераане не проронил ни слова, пока все не покинули зал. Казалось, никто не знал, что же можно сказать в такой ситуации. Эрин отчаянно пыталась отстраниться от их коллективного эмоционального шума. Как и она, все остальные беспорядочно метались между горем, яростью и разочарованием. Даже невозмутимо выглядевшая Дар-Нала старалась изо всех сил чтобы удержать себя в руках.

Дар-Нала наконец нарушила молчание, в её тоне звучали исключительно деловые нотки.

— Мы должны связаться с мастером Зимом[19], как можно быстрее. Мне нужен его совет.

— Как мы можем быть уверены, что он еще жив? — встревоженно спросила Сатил. — Если Корускант захвачен…

От этих слов все в делегации вздрогнули. Сё и Эрин переглянулись между собой. Эрин не могла представить, что и мастер Зим погиб.

— Я бы почувствовала, если бы он был мертв…, - ответила Дар-Нала, качая головой, как бы убеждая себя в этом. — Организуйте безопасный канал связи, Сатил.

— Да, мастер Дар-Нала.

— Никто из нас не должен покидать это здание. — Сказала Дар-Нала, пристально взглянув на всех членов делегации. Эрин увидела, что глаза мастера налиты кровью. — Когда новости об атаке на Корускант достигнут общественности, то представители прессы захотят получить комментарии. Никто из нас ничего не должен говорить, пока мы не определимся с нашими дальнейшими действиями. Я буду говорить от имени всей делегации. Договорились?

Все согласно кивнули, даже сенатор Ам-Рис.

— В конечном итоге это будет решением республиканского правительства, сенатор, — закончила Дар-Нала. — Джедаи, разумеется, будут участвовать в качестве советников.

Ам-Рис, ссутулившись от нахлынувших событий, тихо ответил: — Я буду обсуждать все вопросы с исполняющим обязанности главы Сената.

— Сената, возможно, на сегодняшний день уже не существует, — сказала Дар-Нала. — Возможно, вам придется действовать от его имени. Ваши советники должны помочь вам. Мы поддержим вас и всё, что вы решите в конечном итоге сделать.

На лице сенатора от переживаний стало еще больше морщин. Он сглотнул и кивнул головой.

Они шли по пустынным коридорам унылые и подавленные. Им никто не попался навстречу — на время переговоров здание Высокого Совета было освобождено от посторонних. Даже алдераанские охранники были размещены только на входе в здание. Хотя окна выходили во двор, где были видны ухоженные газоны и кустарники, мягко журчала вода в фонтанах, стояли прекрасные и элегантные скульптуры, но Эрин казалось, что они идут по склепу. Что-то умерло в этом здании.

Ее мысли метались у неё в голове. Все собравшиеся, казалось, хотели что-то сказать, но почему-то молчали. Наконец, Эрин решила высказать о том, что, как ей казалось, волновало всех.

— Мы не можем позволить этой агрессии остаться безнаказанной, мастер.

Сатил и Сё кивнули в знак своего согласия. Дар-Нала отвернулась и смотрела в окно.

— Боюсь, у нас нет другого выбора. Канцлер мертв.

— Как мертв? — воскликнула Эрин.

— Мы почувствовали это, — вступила в разговор Сатил, её голос звучал напряженно, когда имперский флот напал на Корускант, то, видимо, основной целью атаки были Сенат и Храм джедаев.

— Я сомневаюсь, что они ограничились этим, — добавил Ам-Рис.

— В Храме оставались в основном одни падаваны, — сказал Сё.

Сатил продолжала высказывать свои мысли: — Мы понятия не имеем о количестве имперских сил, принявших участие в атаке, не знаем, какой ущерб они нанесли.

— Мы не можем отдать им Корускант, — воскликнула Эрин.

Это заявление повисло в полнейшем молчании.

— Я согласна, — наконец заговорила Дар-Нала. — Этого не должно было произойти.

— Не должно? — переспросил Сё.

Эрин едва могла поверить тому, что слышала. Джедаи были обмануты, не смогли выполнить свою задачу по защите Республики. Мастер Зим должен был предвидеть план ситов. Пока они шли, она невидящим взглядом скользила по окнам, едва замечая Альдераанский ландшафт и текущую рядом реку.

Она боролась с Империей на Альдераане, вынудила их отступить. Сейчас она хотела того же — бороться с ней снова.

Голос Дар-Налы вернул её обратно в настоящее. — Как вы узнали, что ситы напали на Корускант, прежде чем мы вышли из комнаты переговоров, Эрин?

— Это не совсем так, — с неуверенно начала говорить Эрин. — Точно я не знала. Я знала, что… — она попыталась и не смогла сдержать эмоции в своём голосе. — Мастер Заллоу был убит. И когда я увидел глаза ситов…

Сё приблизился к ней, как будто хотел защищать её от горя.

— Значит, мастер Заллоу мёртв, — напряженно проговорила Да-Нала. Её слова звучали сухо, но горе прорывалось сквозь её самообладание. — Ты уверена?

Эрин кивнула головой, но больше ничего не сказала, просто сжала волю в кулак, стараясь сдержать слезы. Сё, казалось, хотел её успокоить, но вместо этого ничего не делал.

— Мы все скорбим о нем, Эрин, — сказала Дар-Нала. — И о других, погибших сегодня.

Эрин не смогла сдержать гнев в своих словах. — Но вы решили вернуться на переговоры с теми, кто это сделал.

Дар-Нала резко остановилась и повернулась лицом к Эрин. Эрин знала, что не имела права так говорить главе делегации. Голос Дар-Налы остался спокойным, но в глазах вспыхнул яркий огонь, не терпящий возражений.

— На Корусканте миллиарды существ. Детей. Их жизни зависят от наших рассудительных, а не опрометчивых действий. Твои эмоции управляют твоим языком. Не позволяй им управлять твоим сознанием.

— Она права, Эрин, — вмешался сенатор Ам-Рис и положил руку на её плечо. — Мы должны думать о благе Республики.

Эрин понимала, что оба они были правы, но это не имело значения. Она добьется, чтобы смерть мастера Заллоу была отомщена, так или иначе.

— Простите меня, мастер, — сказала она. — И вы, сенатор.

— Я всё понимаю, — сказала Дар-Нала, и группа снова двинулась вперед. — Я слишком хорошо всё понимаю.

* * *

Зирид вытянулся в своем кресле, чтобы поспать несколько часов, пока "Толстяк" несся в синем свечении тоннеля гиперпространства. Но сон не шел — его тревожило предстоящее задание. Кроме этого, его волновала еще одна проблема. Он очень беспокоился о своей дочери, думая — кто будет о ней заботиться и содержать, если он погибнет во время одного из таких заданий. Чем больше он старался, избавиться от этой работы, тем глубже она его затягивала, и казалось что этому не будет конца.

Приборы корабля подали сигнал, указывая на завершение прыжка. Свет за фонарем кабины превратился из синего в черный — корабль вышел из гиперпространства.

Шар звезды Вулта светился перед ним. Сама планета была видна, словно сквозь полог листвы деревьев в полдень, и сияла как сине-зеленый драгоценный камень на фоне тёмного космоса.

После прибытия в систему Вулты, он сразу почувствовал себя намного спокойней. Но часть его сознания всё ещё была в страхе. Он всегда начинал ощущать его при мысли о встрече с Аррой.

Он включил досветовые двигатели и "Толстяк" полетел через пустое пространство между ним и его дочерью. Когда он приблизился к планете, то перешел на стационарную орбиту и стал ждать вызова Службы планетарного контроля.

Ожидая, он подключился к новостному каналу ГолоСети. На малом экране он смотрел последние новости о мирных переговорах на Алдеаране. Он почти забыл о них. После демобилизации война между Империей и Республикой стала для него не намного больше, чем фоновый шум. Он знал, что "Разрушители" показали себя с лучшей стороны во время сражения за Альдераан, но не более того.

Кадры, показывающие делегацию ситов, входящую в здание для переговоров, заполнили весь экран. А вот появились кадры, показывающие делегацию джедаев. Зирид напрягся, ему показалось, что он увидел знакомое лицо среди джедаев.

— Сделать паузу и увеличить изображение.

Изображение замерло, как он и велел, и это была она — Эрин Ленир. Она всё еще носила свои длинные рыжеватые волосы. У неё были те же зеленые глаза, спина, немного ссутуленная, как будто она боролась с порывами ветра.

Она всегда была такой, вспоминал Зирид, — чувствующей эмоции окружающих её людей.

Он не видел её несколько лет. Они сдружились за те несколько месяцев, когда они вместе служили на Балморре. За это время он узнал, что она может неплохо летать, а сражается еще лучше. Он уважал её за это. И потому, что он сам воевал неплохо, а летал еще лучше, он думал, что и она его уважает. Она никогда не участвовала в вечеринках, где веселились коммандос, но она почти всегда оказывалась в кантине, когда они там собирались. И она просто наблюдала за ними.

Зирид был уверен, что она приходила потому, что ей нравилось наблюдать, как эмоционально и весело отмечали коммандос успешное завершение очередной боевой миссии. Она всегда была доброжелательна по отношению к ним, выражение в её глазах говорило, что она понимает их. Её доброжелательность и общительность привлекали подвыпивших солдат, как насекомых на сладкое. Они вступали с ней в разговоры и, глядя в её привлекательные глаза, пытались ухаживать за ней. Зирид считал, что скоро ей всё это надоест, но она всегда была там, когда они отмечали окончание очередной миссии. Каждый раз.

По голоновостям начали передавать новости об атаке Корусканта. Комментатор начал говорить: — До сегодняшнего дня, когда атака…

Коммуникатор корабля подал сигнал, о том, что кто-то хочет выйти с ним на связь. Думая, что это служба Планетарного контроля, он выключил голо. Тут он понял, что с ним хотят связаться по зашифрованному каналу подпространственной связи, который использовала БИРЖА.

Он сначала решил не отвечать на вызов. Разговаривать с Ореном так близко от Вулты, тогда, когда он настроился на встречу с Аррой. Он не хотел думать о делах, когда будет с дочерью.

Но мигание красной сигнальной лампы продолжалось.

Он выругался про себя, и резко ударил по кнопке, чтобы открыть канал связи. Удар получился сильный, отчего треснула пластоидная панель коммуникатора. Он напряженно ждал, что ему скажут.

— Чего надо? — рявкнул он.

Какое то время Орен молчал, а потом заговорил: — Если бы голосовой анализатор не показал, что это говоришь ты, я решил бы, что вышел на связь с кем-то другим.

— У меня голова сейчас занята другими проблемами.

— Интересно? — Орен сделал паузу, как будто ожидая более подробного объяснения. Но Зирид промолчал, тогда Орен продолжил: — Как я уже говорил раньше, у меня есть срочный заказ. Для этого требуется кто-то с особыми навыками пилотирования. Такой, как ты, Зигзаг.

— Я только что закончил работу, Орен. Мне нужно время…

— Сделаешь эту работу, и ты нам ничего не должен.

Зирид привстал с кресла, не уверенный в том, что он правильно расслышал. — Что ты сказал?

— То, что слышал.

Зирид прекрасно слышал его, он просто не мог в это поверить. Просто несколько часов назад, он думал, что никогда не сможет освободиться от БИРЖИ. Теперь Орен предлагает ему именно это. Он пытался отвечать спокойным голосом.

— Просто перевезти груз?

— Просто перевезти груз.

— Что за груз? — Он старался не задохнуться от следующего слова. — Спайс?

— Верно.

— Куда надо доставить?

Он полагал, что груз должен быть отправлен на довольно опасную планету. Не зря Орен сказал, что полностью спишет его долг.

— Корускант. — Орен произнес название неохотно, как будто он ожидал, что Зирид передумает.

— Я не ослышался?

— Ты слышал, что я сказал?

— Я слышал. Ты сказал "Корускант". Так в чем же подвох?

— Подвох?

Корускант не горячая точка. По сравнению с тем, к чему я привык — это сущий отпуск. Так в чем же подвох?

— Ты смотришь голоновости?

— Я был в гиперпространстве.

Ну, да. — Орен усмехнулся. — Империя напала на Корускант.

Зирид инстинктивно наклонился поближе, неуверенный, что он правильно расслышал. Орен говорил об этом каким-то будничным и спокойным тоном, и ему показалось, что он ослышался.

— Повтори? Идут мирные переговоры на Альдераане. Я недавно видел сюжет в голоновостях. Что ты подразумеваешь под словом "напали"?

— Я подразумеваю военное нападение. Имперский флот находится на орбите планеты, а имперские войска захватывают сам город. Никто не знает подробностей, потому что Империя блокирует связь с Корускантом.

У Зирида, по-прежнему, не укладывалось в голове, как Империя решилась напасть на один из Центральных Миров Республики, а тем более на столицу?

— Как бы они смогли преодолеть щит планетарной обороны? Бессмыслица какая-то.

— Я не знаю и не хочу знать о том, как они смогли это осуществить, Зигзаг. Хотя я понимаю, что это было неожиданно, потому, что произошло в разгар мирных переговоров. Это очень смелый и неординарный шаг Империи. Ты же воевал с Империей, Зигзаг?

Зирид кивнул. Он скрещивал оружие с имперскими силами много раз, сначала как коммандос республиканской армии, и после… кем бы он сейчас не был. На мгновение к нему пришла мысль, что он в данной ситуации должен вернуться в республиканскую армию, но тут же упрекнул себя за эти глупые фантазии.

— Я могу прислать копии этих новостей, — сказал Орен. — Между тем, нам надо обсудить предстоящую операцию.

— Доставка груза.

— Конечно.

— Ты хочешь, чтобы я летел на корабле, загруженном спайсом, на планету, только что захваченную Империей? Ты сказал, что они полностью заблокировали связь. Они, вернее всего, развернули планетарную блокаду, минимизировав сообщение с планетой. Я не смогу проскочить, даже летя вслепую, вырубив все системы. Они превратят меня в космическую пыль еще на подлете к планете.

— Ты найдешь возможность сделать это.

— Жажду услышать ваши идеи.

— Я уверен, что ты что-нибудь придумаешь.

— По крайней мере, мы должны подождать, пока обстановка не прояснится. Империя, вероятно, позволит регулярные коммерческие перевозки кораблей, примерно через неделю, или около того. В этот момент …

— Это не приемлемо.

— Это должно сработать.

— Нет. Груз должен быть доставлен немедленно.

Зириду начинает это нравиться всё меньше и меньше. Он чувствовал, что это дело очень плохо пахнет. — Почему?

— Тебе не нужно этого знать.

— Я так не думаю. Раз я это перевожу, то должен знать, что именно.

Орен замолчали на минуту. Потом сказал: — Это энгспайс[20].

Зирид тяжело выдохнул. Неудивительно, что работу требуется выполнить как можно быстрей. Искусственно созданный спайс был не только очень мощным наркотиком, он еще и изменял потребителю химию мозга, так что только этот наркотик мог его удовлетворить. Простому спайсу тут делать нечего. Дилеры называют энгспайс "поводком", потому что он давал им монополию на его потребителей. Они могли брать с них любые деньги, что и делали.

— У нас есть покупатель на Корусканте, и у него кончается товар. Мы должны срочно доставить на Корускант новую партию спайса. Независимо от того, мешает Империя этому, или нет. Теперь ты знаешь, почему такая спешка.

Теперь Зирид знал почему. — Потому что, если потребители не смогут, получить очередную дозу энгспайса, то они останутся ни с чем, что грозит им…

— Они могут обратиться к новому продавцу, и наш покупатель потеряет рынок сбыта. Это его очень тревожит, понятно.

— Это означает, что БИРЖА вправе установить новую цену.

— Ты всё схватываешь на лету, Зигзаг. Только не говори так презрительно.

Зирид прикусил уголок рта. Он чувствовал, что его начинает подташнивать. С одной стороны, он мог быть свободен от БИРЖИ, только выполнив это задание. С другой стороны, он видел притоны наркоманов, употребляющих энгспайс на Балморре, когда служил в армии. Не очень приятные воспоминания.

— Нет, — ответил Зирид. Он стал смотреть через фонарь кабины на Вулту, где находилась его дочь, и покачал головой. — Я не смогу это сделать. Спайс — это очень плохо. Энгспайс еще хуже. Я покрою долги как-нибудь иначе.

Голос Орена зазвенел металлом. — Нет, ты не понимаешь. Ты можешь погибнуть, пытаясь сделать этот рейс, или ты можешь умереть, ничего не делая. Ты понимаешь, что я имею в виду?

Зирид заскрежетал зубами. — Да. Я всё понимаю.

— Я рад, что ты понимаешь. Посмотри на это следующим образом. Если прорвешься, то ты с БИРЖЕЙ в расчете. Может быть, ты даже сможешь оттуда уйти. Если ты не прорвешься — ты покойник, но терять-то всё равно нечего?

Орен засмеялся над своей шуткой, и Зириду очень захотелось придушить этого шутника.

— Тогда мне нужно больше денег, — сказал Зирид. Если он собирается измараться, то он хотел бы получить достаточно кредитов, чтобы купить душ для очистки своей совести. — Не только списание долга. Я хочу двести тысяч кредитов сверху, и я хочу сто тысяч из них получить авансом, как только прибуду на Вулту, а значит, у тебя есть четверть часа.

— Зигзаг…

— Это не подлежит обсуждению.

— Тебе нужны деньги, чтобы играть, верно?

— Что-то в этом роде.

— Ладно. Сто тысяч будут переведены на твой счет, прежде чем ты успеешь приземлиться.

Зирид продолжал кусать губы от злости. Он должен был попросить больше. — Когда я должен отправиться?

— Груз должен скоро прибыть на Вулту. И, когда всё будет готово, то я дам знать.

— Хорошо. — Зирид глубоко вздохнул. — Ты закончил, Орен?

— Да, я закончил.

— Тогда у меня есть еще кое-что.

— Что такое?

— Чем больше я тебя узнаю, тем больше хочу пристрелить тебя. Думаю, что ты должен знать об этом. Так я получу двести тысяч или нет?

— Вот поэтому, ты и нравишься мне, Зигзаг, — ответил Орен. — Сажай свой корабль, и жди дальнейших указаний в доке. Зарегистрируй корабль под именем "Красный карлик". Я свяжусь с тобой, когда груз будет готов.

— Вы погрузите на "Толстяка" или я полечу на чём-то другом?

— Я пока не знаю. Вероятно, мы погрузим груз как обычно, перепрограммированными дроидами техобслуживания. Ты всё узнаешь, когда я получу подтверждение заказа.

— Если это будет не "Толстяк", убедись что эта криффова посудина в состоянии быстро летать.

— Я с тобой свяжусь.

— Хорошо, — ответил Зирид, хотя ничего хорошего не было. Он отключил связь, откинулся на спинку кресла, и уставился в пустоту.

* * *

Мастер Дар-Нала отпустила Эрин и Сё, а сама вместе с Сатил и сенатором Ам-Рисом отправилась на переговоры с мастером Зимом. Она не оставила им никаких поручений, и Эрин вернулась в свои покои, чтобы…

Чтобы что?

Она не знала, что ей делать. Она чувствовала — надо что-то предпринять, но не знала что. Она поела без аппетита, затем стала ходить по комнате, потом медитировала, пытаясь держать под контролем свою душевную боль.

Когда это не помогло, она зашла в ГолоСеть за новостями. Неудивительно, что транслировались сплошь болтовня об имперском нападении на Корускант, и предположения — как это может повлиять на ход мирных переговоров. Она не могла слушать голоса дикторов, поэтому выключила звук.

При этом не было никаких кадров, показывающих само нападение. Эрин предполагала, что Империя блокирует связь с Корускантом. Вместо этого на экране мелькали старые образы столицы Республики. Миллионы спидеров, свупов и аэрокаров двигались в многочисленных транспортных потоках над городом из дюракрита и транспаристила. Тысячи пешеходов шагали по улицам и площадям.

Изображение сменилось на вид Храма ордена джедаев, снятый парящей голокамерой. Эрин не могла оторвать глаз от открывшегося вида здания с его возвышающимися башнями и многоуровневой архитектурой. Она видела ряды статуй старых мастеров, указывающих световыми мечами в небо, которые выстроились вдоль широкой аллеи, ведущей к огромным дверям Храма.

Она вспомнила свое огромное чувство удивления, когда впервые оказалась перед этими статуями, идя рядом с мастером Заллоу. Она была ребенком и Храм, и статуи казались невероятно большими.

— Теперь, это будет твоим домом, Эрин. — Сказал мастер Заллоу, и улыбнулся, глядя на неё.

Она подумала о Храме — как он теперь выглядит, после нападения, и сохранился ли он вообще.

Она представила как мастер Заллоу вместе с рыцарями-джедаями и падаванами отбивает атаку ситов в тени этих статуй. Наверное, так же, как она сражалась с ситами посреди статуй Алдераана. Она представила себе, как он падает и умирает.

На глазах опять появились слёзы. Она пыталась успокоиться, но не смогла. Она никак не могла сдерживать своё эмоциональное состояние и даже не была уверена, что хочет этого. Боль мастера Заллоу, которую она почувствовала, была всем тем, что у неё осталось от него.

Вдруг её поразила одна мысль, которая превратилась в насущную необходимость. Идея укоренилась в её сознании, в ней самой, и она никак не сможет от неё избавиться.

Ей захотелось узнать имя убийцы мастера Заллоу. Она хотела видеть его лицо. Она должна его увидеть. И, если бы она смогла узнать кто он, то она смогла бы отомстить за смерть своего учителя.

Чем больше она думала об этом, тем больше ей этого хотелось.

Но она не могла ничего узнать, находясь на Алдераане в рамках мирных переговоров. Она знала, что Зим, Дар-Нала и Ам-Рис всё решат сами, без её участия. Они будут изображать ведение переговоров, но уже заранее известно, что они примут все условия ситов, чтобы те ни предложили. Они предадут память мастера Заллоу и всех джедаев, которые сражались и погибли в Храме.

Это будет неправильно, и Эрин не будет принимать в этом участия.

Не в силах сдерживать своего волнения, она разразилась бранью. В потоке её ругательств было столько непристойных выражений, сколько она не произнесла за всю свою жизнь.

Тут раздался настойчивый стук в дверь.

— Кто там? — спросила она резким и раздражительным голосом.

— Это Сё. С тобой всё… хорошо? Я слышал …

— Это видеовизор, — солгала она, и тут же выключила его. — Я хочу побыть одна, Сё.

Последовала долгая пауза, потом он сказал: — Ты не должна держать всё это в себе, Эрин.

Но она должна пережить это сама. Память о мастере Заллоу обязывала к этому.

— Если что, то ты знаешь где найти меня, — сказал Сё.

— Спасибо, — ответила она, но слишком тихо, чтобы он смог её услышать.

Она провела всё оставшееся время в одиночестве. День сменился ночью, а от мастера Дар-Налы или Сатил не было никаких известий. Она попыталась заснуть, но не смогла. Её пугало утро с новыми подробностями случившегося.

Она лежала в постели, в темноте, уставившись в потолок. Луна Алдераана взошла и светила сквозь облака, омывая номер зловещим светом. Всё вокруг выглядело размытым, призрачным и нереальным. На мгновение она представила, что как будто заснула, и видит сон, который даст ей ответы на её вопросы. Почему так всё произошло? Как же джедаи могли потерпеть такую неудачу.

Вот в голове зазвучал голос мастера Дар-Налы: — Я боюсь, у нас нет другого выбора.

Боль от её слов пронзила её, но они были верны. Джедаи не могли пожертвовать Корускантом. Республика и Совет джедаев подпишут этот договор. Они обязаны это сделать. Оставалось только согласовать условия и согласиться со сроками, которые удовлетворят Империю. В конце концов, Империя добилась этого с помощью предательства, и ситы будут удовлетворены капитуляцией джедаев.

Хотя, Эрин понимала, что другого выхода нет, но в глубине души было ощущение, что это неправильно. Мастер Дар-Нала была неправа. Сенатор Ам-Рис был неправ.

Совсем недавно она так не думала. Это тоже причиняло ей боль. Теперь всё изменилось.

Ее кулаки сжались от гнева и скорби, и она чувствовала, как новый поток ругательств готов сорваться с её губ. Стараясь дышать глубоко и равномерно, она стремилась взять под контроль свои эмоции. Она знала, мастер Заллоу не одобрил бы этого.

Но мастер Заллоу был мертв, убит ситами.

И скоро он будет предан Орденом, а память о нём будет принесена в жертву политической необходимости.

В её голове проносились воспоминания о мастере Заллоу, но не о том, как он учил её, а о том — каким человеком он был. Она вспомнила его улыбку, строгие выговоры, заботу о ней, понимание её своенравного и гордого характера. Она знала, как он гордился, когда она получила звание рыцаря-джедая.

Всё то, что связывало их как личностей, а не только, как учителя и ученика.

Брешь, которая возникла в её душе, когда она почувствовала его смерть, разверзлась еще шире. Она боялась, что брешь полностью поглотит её. И она знала имя этому.

Любовь.

Она любила мастера Заллоу. Он был для неё как отец. Она никогда не говорила ему об этом, и теперь уже никогда не сможет это сказать. Потерять то, что она так любила — для неё это было неожиданно и непонятно. Она не должна чувствовать этого, но боль в ней была ужасна.

Орден действовал в галактике, где добро пасовало перед злом, и человеческие чувства — чувства Эрин — рушились под весом джедайской бесстрастности.

И какой был в этом прок, если всё это привело к такому финалу?

Все эти сумбурные мысли подняли её с постели. Она была слишком взволнована, чтобы спать. Она поставила ноги на ковровое покрытие пола, опустила голову и попыталась собраться с мыслями, которые хаотично метались у неё в голове.

Только тут она заметила, что так и не переоделась, и одета в свою обычную одежду. Она прошла через всю комнату и вышла через раздвижные двери на балкон. Свежий ветер шевелил её волосы, а в воздухе пахло ароматом полевых цветов и суглинком. Слышалось стрекотание насекомых и щебет ночных птиц.

Это напоминало мирное время, но только не сейчас.

В сотне метров внизу перед ней раскинулась картина прекрасной природы Алдераана: луга с высокой травой, кустарниками и невысокими деревьями апо, которые шелестели и качались на ветру. За ними она не могла видеть ограждение их комплекса.

Это было очень красиво, считала Эрин. Тем не менее, у неё всё еще было ощущение, что она находится на месте преступления. Прохладный ночной воздух и тишина стоящая вокруг не смогли успокоить её от мыслей, что джедаи потерпели катастрофическую неудачу. Она вцепилась в перила балкона так сильно, что суставы пальцев пронзила резкая боль.

За пределами комплекса, в отдалении, водная гладь широкой и извилистой реки мерцала в лунном свете. Были видны несколько огоньков от плывущих по реке лодок. Она наблюдала, как те совершают свой медленный, гипнотически прекрасный путь по реке. А в небе так же мигали огоньки ночного транспорта.

Она приходила в бешенство оттого, что жизнь продолжалась, как ни в чем не бывало, в то время как для неё всё изменилось. Она чувствовала себя опустошенной.

— Думаешь о прыжке вниз? — раздался спокойный и доброжелательный голос.

Только через секунду она поняла, что это голос Сё. На мгновение ей показалось, что она слышит мастера Заллоу.

Сё стоял на балконе своей комнаты, в пяти метрах справа от неё. Он, должно быть, был там всё это время. Наверное, тоже не мог уснуть.

— Нет, — ответила она. — Просто думаю.

Его обычно спокойное лицо было омрачено нахмуренными бровями и беспокойными глазами. — О мастере Заллоу? — спросил он.

Факт того, что кто-то еще называет имя её учителя в этот момент, очень взволновало её. От переизбытка эмоций перехватило дыхание. Она кивнула, не в состоянии говорить.

— Я сочувствую тебе, Эрин. Нам всем будет не хватать мастера Заллоу.

Наконец, она смогла заговорить: — Он был для меня больше, чем просто Учитель.

Он кивнул понимающе, но ей казалось, что он не понимает её, не до конца.

— Говорить о непривязанности это одно, но в жизни это… — Он пристально посмотрел на неё. — Это совсем другое.

— Ты пытаешься читать мне нотации, Сё?

— Я хочу напомнить тебе, Эрин, что все джедаи должны чем-то жертвовать. Иногда мы жертвуем эмоциональными связями, которые обычно объединяют людей друг с другом. Иногда мы жертвуем… большим, как это сделал мастер Заллоу. Такова природа нашей службы. Не забывай об этом в своем горе.

Она поняла, что её отделяет от Сё не пять метров, а намного больше. Её горе позволило ей увидеть всё в новом свете.

— Ты не понимаешь, — сказала она.

Какое-то время он молчал, но потом ответил: — Может быть, я и не понимаю. Но если тебе нужно просто поговорить, то я здесь. Я твой друг, Эрин. Я всегда им буду.

— Я знаю.

Он помолчал, потом отошел от перил своего балкона. — Спокойной ночи, Эрин. Увидимся утром.

— Спокойной ночи, Сё.

Он оставил её наедине с ночью и со своими мыслями.

Жертвовать, — так сказал Сё. Эрин в своей жизни уже пожертвовала многим, а мастер Заллоу пожертвовал всем. Она не отказывается от жертвы, но каждая жертва должно иметь смысл. А сейчас она видела, что всё это было впустую. Она всегда отказывалась от своих нужд, своих желаний под грузом служения, самопожертвования, бесстрастности. Но сейчас её желание было слишком сильно. Она слишком многим была обязана мастеру Заллоу, чтобы оставить его смерть неотомщенной.

Дар-Нала, Зим и Ам-Рис, вместе с другими пойдут на любые уступки ситам, чтобы сохранить Корускант. Это был политический вопрос. Вопрос Эрин был личным, и она не будет уклоняться от него.

Она вернулась в свою комнату, и включила видеоэкран. Шла аналитическая программа о положении в галактике. Эксперт, церенианин, делал анализ того, как изменился баланс сил на мирных переговорах после падения Корусканта. Эрин смотрела видеозапись, но ничего не видела.

Видео.

— Видеозапись, — произнесла она, садясь.

Системы видеонаблюдения Храма должны были записать нападение ситов. Если она сможет добраться до них, то она увидит убийцу мастера Заллоу.

Предположим, что Храм всё еще уцелел.

Предположим, что записи не были обнаружены и уничтожены.

Предположим, что джедаи еще не сдали Корускант Империи.

Так не должно было произойти, сказала мастер Дар-Нала. Не должно было.

Эрин не будет надеяться на волю случая, не в этот раз.

И, в конце концов, она подумала о прыжке.

Приняв решение, она знала, что должна будет действовать без тени сомнения. Она встала на ноги, почувствовав себя легкой и свободной, впервые за последние несколько часов. Она собрала рюкзак, положив туда свои вещи, и вышла на балкон. Поднялся ветер. Листья шелестели на ветру. Еще один шаг, и обратного пути назад не будет. Она знала это.

Она бросила взгляд на комнату Сё и увидела, что там было темно.

Сердце быстро билось в груди. Она перебралась через перила и прыгнула вниз. С этим прыжком она отрешилась от всего, что связывало её с Орденом и с его правилами, от всего, что помешает ей найти и наказать зло.

Используя Силу, чтобы замедлить приземление, она оказалась на земле, затем, пригнувшись, бросилась в густую темноту ночи. Никто не пытался её остановить, и поэтому никто не станет искать до рассвета. Она доберется до своего корабля и улетит прежде чем её хватятся.

Она должна найти способ добраться до Корусканта, и ей пришла в голову мысль о том, кто бы мог ей в этом помочь. Она хотела найти эти видеозаписи. А потом, она найдет сита, который убил мастера Заллоу.

Орден может поступиться своими принципами, но Эрин никогда не предаст память о своем Учителе.

Глава 4

Оставшиеся в живых ситы вернулись к своему флоту на орбите, но Малгус решил задержаться. Он стоял один среди руин Храма джедаев. Он отключил свой комлинк, чтобы никто не мог с ним связаться, и погрузился в Силу. Прогуливаясь по периметру руин, он был доволен своей победой, и осознавал, что победил своего противника в тяжелой борьбе.

Он стремился к конфликту. Это являлось его сущностью. Он нуждался в противостоянии.

Конечно, будут еще сражения с джедаями и Республикой, но с захватом и уничтожением Корусканта, падение Республики предрешено — это только вопрос времени. Вскоре его пророчества в Силе сбудутся, и… что потом?

Он хотел верить, что Сила предоставит ему другого врага, и ещё одну войну, где он сможет сражаться.

Оглядывая груды щебня, он определил место, с которого должна открыться превосходная панорама разрушений в городе. Рядом валялась разрушенная статуя Одан Урра с потрескавшимся лицом, которое уставилось на него печальным взглядом.

Тут, на развалинах поверженного врага, Малгус ждал начала полномасштабной бомбардировки имперским флотом, которая окончательно сожжет планету.

Прошел час, затем другой, и вот сумерки сменились ночью. Число имперских кораблей в небе над Корускантом начало уменьшаться, а не увеличиваться. Бомбардировщики вернулись на свои крейсера, а истребители небольшими группами стали патрулировать воздушное пространство планеты.

Что же происходит? Имперский флот не имел ресурсов для осуществления долгосрочной оккупации Корусканта. Имперские силы должны были разрушить город-мир и отступить, прежде чем силы Республики могли начать контрнаступление.

И всё же… ничего не происходит. Малгус ничего не понимал.

Он включил свой комлинк и вызвал на связь крейсер "Доблесть".

— Дарт Малгус, — послышался голос его второго помощника, коммандера Джарда. — Мы не можем связаться с вами в течение нескольких часов. Я очень обеспокоен этим, и только что направил шаттл на ваши поиски к Храму.

— Что происходит, Джард? Где бомбардировщики? Когда начнется планетарная бомбардировка?

Джард медлит с ответом. — Мой Повелитель… я… Дарт Анграл…

Рука Малгуса сжала комлинк, когда он понял - о чем не договаривает Джард. — Отвечай четко и ясно, коммандер.

— Кажется, что мирные переговоры на Алдераане продолжаются, Повелитель. Дарт Анграл приказал всем силам отойти и прекратить огонь, пока там не будут решены все вопросы.

Малгус посмотрел в небо, где пролетало звено перехватчиков M-VI. — Мирные переговоры?

— Так я понял, Дарт Малгус.

Малгус начал закипать от злости, уставившись на столб дыма, высоко поднимавшийся в небо. — Благодарю, Джард.

— Вы вернетесь на "Доблесть", Повелитель?

— Нет, — ответил Малгус. — Пусть сюда прибудет посланный шаттл. Мне необходимо встретиться с Дартом Ангралом.

* * *

При проведении переговоров ни имперской, ни республиканской делегациям не разрешалось иметь собственную охрану, как в здании Высокого Совета, так и вне его. Сами делегации с их многочисленными сотрудниками были размещены в близлежащих населенных пунктах.

Быстро перемещаясь, используя для этого Силу, Эрин легко смогла избежать встреч с алдераанскими охранниками, которые охраняли здание. Находящаяся с одной из групп охранников ищейка, видимо, почувствовала её запах. Она зарычала, когда та пробегала мимо них, но, прежде чем охранники успели включить инфракрасные сканеры, Эрин была уже в сотне метров от них. Она не стала пробираться ни к одному из контрольно-пропускных пунктов. Вместо этого она пробежала через весь сад, пока не достигла его стен, покрытых вьющимися зелеными лианами с желтыми и белыми цветами.

Не останавливаясь, она прыгнула, усилив прыжок Силой, и по дуге перелетела над пятиметровой стеной. Приземлившись на другой стороне, она оказалась на свободе.

К её удивлению, ей нисколько не хотелось вернуться назад. Она восприняла это как знак того, что она сделала правильный выбор.

Здание Высокого Совета, где велись переговоры, было расположено на вершине лесистого холма. Извилистая дорога, и живописные тропинки, словно ручейки, спускались вниз с холма к небольшому курортному городку, расположенному у её подножия. Свет от городских зданий весело мерцал сквозь деревья и другие растения. Он резко контрастировал с унылой освещенностью находящегося на вершине холма здания.

Было уже поздно, но не настолько, чтобы она не могла поймать аэротакси и добраться до космодрома, прежде чем её отсутствие будет обнаружено.

Не оглядываясь, она понеслась вперед, в ночь.

Когда она добралась до города, то обнаружила стоянку автоматизированных аэротакси, около закусочной под открытым небом, которая была заполнена молодежью. Повар родианец обслуживал основной гриль — ножи так и мелькали в его руках. Запах мяса, дыма и специй наполнял воздух приятным ароматом. Ритмичная музыка раздавалась из динамиков, от басов вибрировала земля. Она накинула капюшон на голову, чтобы скрыть лицо и вскочила в такси, стоящее самым первым. Тело дроида-водителя, положив локоть на сиденье, повернулось к ней лицевой стороной. На нем была смешная одежда — попытка сделать его более похожим на человека. Учитывая свое слишком возбужденное состояние, Эрин была довольна, что водителем был дроид. Для неё, как эмпата, дроид был пустым местом.

— Назовите пункт назначения, пожалуйста.

— Космодром Эйсеен, — ответила она.

Заказ принят, госпожа, — произнес он

— Дверь захлопнулась, двигатель включился, и такси стало подниматься в воздух. Городок скрылся внизу.

Дроид имел специальную программу, и, поэтому, он старался занять пассажира беседой. — Вы с Алдераана, госпожа?

— Нет, — ответила Эрин.

— Ах, тогда могу ли я вам порекомендовать…

— У меня нет желания разговаривать, — оборвала она его. — Пожалуйста, помолчи.

— Хорошо, госпожа.

Как только такси поднялось на высоту коммерческих перевозок и легло на курс, дроид увеличил скорость до нескольких сот километров в час. До космодрома было полчаса лету. Она, было, захотела включить бортовой видеовизор, но передумала. Вместо этого, она смотрела движение транспорта за окном, над тёмной поверхностью Альдераана.

— Подлетаем к космодрому, госпожа, — произнес дроид.

Впереди по курсу показался космодром Эйсеен, один из многих на Алдераане. Эрин не могла не заметить его. Его огни сверкали в ночи, как галактика.

Одно из крупнейших сооружений на планете, космодром, со всеми вспомогательными постройками, занимал площадь в пятьдесят квадратных километров. Основным центром здесь было главное здание космопорта, от которого отходили многоуровневые, концентрические эстакады, сделанные из транспаристила. Местные жители называли этот комплекс — "пузырь". Он представлял из себя небольшой автономный город. Тут были свои гостиницы, рестораны, медицинские учреждения, и даже свои силы безопасности.

Сверху Эрин показалось, что космодром был похож на спиралевидную галактику. Его доки могли обслужить несколько сотен кораблей одновременно, от крупных суперфрахтовиков до небольших частных яхт. Башня службы Планетарного контроля торчала из верхней части пузыря, как высокая и толстая антенна.

Из-за позднего времени, большая часть верхних платформ были темными, но на более низких уровнях горели яркие огни, где шла обычная работа обычного космодрома. В данный момент Эрин наблюдала, как большое грузовое судно совершало посадку на одну из платформ, а два других фрахтовика начали свой медленный подъем из доков в атмосферу. Многие фирмы предпочитали производить отправку кораблей в ночное время, когда движение кораблей в атмосфере уменьшается.

Наблюдая за всем этим, Эрин была еще раз поражена тем фактом, что, несмотря ни на что, жизнь в галактике продолжалась, даже после того, как Республика оказалась в серьезной опасности. Ей хотелось отчаянно кричать всем вокруг: — Что вы делаете, о чем вы думаете, и что собираетесь делать завтра!

Но вместо этого, она держала всё это внутри себя. Казалось, эмоциональное напряжение может вскоре вызвать у неё инсульт.

Но вокруг, по-прежнему, сновали десятки спидеров, которые садились на грузовые платформы доков, где дроиды грузчики производили их загрузку, а автоматизированные краны вытаскивали из трюмов судов очередные партии контейнеров с грузом.

Даже, на расстоянии в полкилометра, Эрин уже могла видеть вереницы людей и дроидов находящихся снаружи и внутри центрального пузыря космопорта. Вся конструкция здания походила на улей с насекомыми. В верхней части пузыря были размещены роскошные отели. Большинство номеров имело балконы, с которых можно было любоваться красивой природой Алдераана. Глядя на них, Эрин вспомнила о последнем разговоре с Сё.

"Джедаи должны чем-то жертвовать", говорил он.

Она собиралась сделать именно это.

— Простите меня, госпожа, — сказал дроид. — Вы что-то сказали?

— Нет.

— Куда пожелаете приземлиться, госпожа?

— Мне нужно попасть на уровень один, подуровень Д.

— Хорошо, госпожа.

Аэротакси вышло из воздушного коридора, и приземлилось около одного из входов на первый уровень космопорта. Дроид протянул руку, в которую был встроен терминал для кредитных карт, и Эрин провела по нему своей кредиткой. Теперь Орден сможет узнать — куда она отправилась, но у неё не было возможности заплатить иначе. Она вышла из такси и поспешно вошла в автоматизированные двери космопорта.

Оказавшись внутри, она пошла быстрым шагом, едва замечая других разумных существ, попадавшихся ей на пешеходных дорожках и в лифтах. Вокруг постоянно разговаривали, но, погрузившись в свои мысли, она воспринимала всё как далекий гул. Рядом из затемненной кантины громко звучала музыка. Молодая пара — человек и женщина-цереанеанка — шли из ресторана рука об руку, наклонив свои головы близко друг к другу, и смеялись, что-то обсуждая. Мимо Эрин пронесся дроид, кативший тележку с багажом.

— Извините меня, — прошелестел он на ходу.

Видеовизоры висели во многих местах по всему зданию. Краем глаза она видела, как на одном из них показывали Корускант, а затем сменился на здание Высокого Совета на Алдераане. Она избегала смотреть на любые экраны, проходя мимо них.

Она старалась смотреть в никуда, надеясь, что в этот поздний час она не встретится с другими членами делегации джедаев, которые могли оказаться здесь по своим делам. Она боялась, что от звука их голосов тут же лопнет мыльный пузырек её спокойствия.

Она старалась быстрее миновать коридоры, лифты, эскалаторы, чтобы добраться до уровня, где находился её "Ворон", и только там позволила себе расслабиться. Она поднесла запястье с комлинком ко рту, желая соединиться со своим дроидом T6, но чей то голос из-за спины окликнул её, чем нарушил её спокойствие.

— Эрин? Эрин Ленир?

Когда она обернулась, её сердце дрогнуло. Она увидела Воллена Сора, рыцаря джедая, который вышел из соседнего лифта и спешно шел к ней. Воллен был человеком. За ним тащился его падаван — родианец по имени Кейво, словно спутник на орбите вокруг планеты. Оба были одеты в традиционную одежду джедаев, и носили свои мечи открыто, как будто находясь в боевой обстановке.

Она напряглась. Возможно, мастер Дар-Нала обнаружила её отсутствие и догадалась о её намерениях. Возможно, Воллен и Кейво пришли, чтобы задержать её.

Она опустила руку на пояс, рядом с рукояткой своего меча.

* * *

К тому времени как транспорт опустился рядом с Храмом, Малгус прослушал достаточно переговоров в эфире, чтобы понять что произошло. И то, что он узнал, лишь еще больше разъярило его.

Он взбежал на корабль и оказался в небольшом заднем грузовом отсеке.

— Оставьте отсек открытым, и взлетайте, — приказал он пилотам по селекторной связи шаттла.

— Повелитель?

— Сделайте круг над центом города на высоте сто метров. Я хочу увидеть его поверхность.

— Слушаюсь, Дарт Малгус.

Ветер буйствовал в отсеке и трепал его плащ когда транспорт уносил его от руин Храма Джедаев. Он стоял на краю рампы и использовал Силу, чтобы удержаться на месте. Оттуда он смотрел на Корускант, планету, которая должна была быть уничтожена.

Большинство кварталов было освещено, так что ночь не скрывала разрушений. Легкая дымка висела, словно погребальный саван над дымящимися руинами. Воздух нес слабый, тошнотворно сладкий запах горелой плоти и расплавленного пластоида. Он пытался угадать число погибших: наверное, десятки тысяч. Сотни тысяч? Он не мог знать. Он только знал, что их должны были быть миллиарды.

Стальные остовы разрушенных высоток торчали как кости из груды разрушенного дюрастила. Тут и там выжившие жители с помощью строительных дроидов разгребали завалы, ища выживших. Испуганные лица смотрели вверх, когда над ними пролетал корабль Малгуса.

— Вы все должны быть мертвы, — сказал им Малгус. — А не просто напуганы.

Несколько кварталов Корусканта действительно были полностью превращены в руины.

Но этого было недостаточно.

Множество зданий всё ещё стояло невредимыми, а большинство жителей планеты были до сих пор еще живы. Республика была ранена, но не убита.

И не было ничего более опасного, чем раненый зверь.

Малгус с трудом сдерживал свой гнев. Его кулак рефлекторно сжимался и разжимался.

Он был введен в заблуждение. Хуже того, он был предан. Его воины погибли лишь ради того, чтобы укрепить позиции Империи на переговорах.

В отдалении звучали звуки сирены, едва различимые из-за шума ветра. Это безоружные республиканские медицинские корабли кружились в небе. Тут и там пролетали гражданские спидеры и свупы, сверкая бортовыми огнями.

Малгус знал, что Дарт Анграл распустил Сенат и объявил военное положение. Огонь был прекращен, и Анграл разрешил спасателям спасать выживших. Малгус предположил, что Анграл скоро разрешит свободное перемещение гражданского населения. Тогда город вновь оживет. Малгус не понимал, о чем думает Анграл.

Нет, он не понимал замыслов Императора, ибо всё, что здесь происходит — делается по его приказу, а он почему-то решил не уничтожать Корускант.

Всё пошло по иному. Малгус думал и ожидал, что Корускант превратят в золу и шлак. Он знал, что Сила предсказала ему уничтожение Республики и погрязших в ереси джедаев. Он видел это в своих видениях, неоднократно.

Вместо этого, Император немного поджарил Республику, и возобновил с ней переговоры о мире.

Он возобновил переговоры.

Отряд из десяти имперских истребителей пронесся мимо его шаттла. На их крыльях отразились красные сигнальные огни летевшего неподалеку медицинского корабля. Дымные шлейфы от нескольких всё еще горящих зданий поднимались в небо.

Малгус мог надеяться, что Император планировал заставить Республику сдать Корускант, но это только предположение. Флот на время смог захватить планету, но у него не было сил, чтобы удержать её надолго. Планета была слишком большой, слишком многолюдной, чтобы имперский флот мог удерживать её на неопределенно долгий срок. Даже формальная капитуляция не будет означать конца сопротивления населения Корусканта. А содержание города-мира съест последние имперские ресурсы.

Тут было два варианта: уничтожить город или вернуть его. И казалось, что Император принял решение о последнем, используя угрозу уничтожения города как рычаг на ведущихся переговорах.

По внутренней связи послышался голос пилота. — Должен ли я продолжать облет города, Повелитель?

— Нет. Отвезите меня к зданию Сената. Сообщите Дарту Ангралу о моем скором прибытии.

Он увидел всё, что хотел увидеть. Теперь он должен был услышать объяснение происходящему.

— Мир, — он произнес это слово как проклятие.

* * *

Зирид наконец-то заметил, что с ним пытается связаться Служба планетарного контроля Вулты. Он ошалело посмотрел на мигающую лампочку, не имея представления, как долго она сигналит. Он потряс головой, чтобы собраться с мыслями, достал поддельный грузовой реестр, которым Орен порекомендовал ему воспользоваться на этот раз. Он загрузил с него данные в компьютер "Толстяка", и отправил их по назначению. Вскоре было получено разрешение на посадку.

— Добро пожаловать на Вулту, "Красный карлик", — раздался голос диспетчера. — Сажайте корабль в космопорте Энты — приозерной[21]. Номер посадочной площадки 1-11 Б.

Зирид представил, как огонь в плотных слоях атмосферы сжигает все его мысли об Орене, о БИРЖЕ, и о энгспайсе. Остаются только мысли о 100 000 кредитах, которые ждут его, и мысли о том, что он сделает с ними.

К тому времени, когда корабль миновал стратосферу и полетел над поверхностью Вулты, он опять стал думать предстоящей работе и о людях, которые её заказали.

Избавиться от их опеки становилось всё труднее и труднее. Дыра, в которую он загнал себя, становилась слишком глубокой, а работа слишком грязной. Ему было бы стыдно, если его дочь когда-нибудь узнала, как он зарабатывает себе на жизнь.

Он включил автопилот и пошел в маленькую каюту, находящуюся под рубкой, которая была его спальней.

Во время службы в армии его приучили жить с минимальным комфортом, и каюта доказывала это. Его кровать был опрятно застелена, хотя никто и никогда не видел её, кроме него. Его одежда аккуратно висела в шкафчике у стены, рядом с иллюминатором. Различные модели бластеров были расставлены по комнате, а в закрытом ящике было достаточно зарядов, чтобы он мог отстреливаться целый год. На поверхности небольшого письменного стола из металла лежал портативный компьютер и пачка поддельных судовых документов. Под столом был искусно замаскирован сейф. Он отодвинул скрытую задвижку, ввел комбинацию цифр, и открыл тайник. Внутри была кредитная карточка на предъявителя, небольшая сумма денег, и, что более важно, голографическое изображение его дочери.

Посмотрев на голограмму, он улыбнулся.

Он взял её в руки. В этой картинке ему всегда бросались в глаза три вещи: длинные, вьющиеся волосы Арры; её улыбка, сияющая как сверхновая, несмотря на её увечье, и инвалидная коляска, в которой Арра сидела.

Он мог бы выбрать голо, в котором коляски не было бы видно, но он не хотел этого. Её вид причинял ему боль, и будет продолжать причинять, пока он не сделает так, чтобы она смогла ходить, как нормальный человек.

И это было самое главное.

Голофото постоянно напомнило ему о его цели жизни. Он всегда смотрел на неё, прежде чем лечь спать, и он смотрел на неё, когда просыпался.

Он ненавидел инвалидную коляску. Это был его грех, и он должен искупить его.

Вэл и Арра приехали к нему, когда он получил увольнительную. Он тогда еще служил в армии. Вэл страдала приступами головокружения, но она настаивала на скорейшей встрече, и он, так же отчаянно желая увидеть свою жену и дочь, не сделал ничего, чтобы запретить ей вести аэрокар самостоятельно. Приступ случился, когда она вела машину, и она на полном ходу столкнулась с другим аэрокаром.

Во время столкновения Вэл погибла, а Арра была при смерти. Её ноги были раздроблены от удара, и врачи были вынуждены ампутировать их.

Он ушел из армии, чтобы похоронить Вэл и заботиться об Арре, не задумываясь как, и на что, он будет жить дальше. Он не получал пенсию. У него не было никакого имущества, и вскоре он понял, что даже с его навыками пилотирования, он не сможет найти работу, на которой законным путем можно заработать нужную ему сумму денег. Мало того, что лечение после аварии, c последующим уходом за Аррой, привели к огромным медицинским счетам, но и другие расходы требовали всё новых и новых денег.

Отчаявшись и потеряв надежду, он решил сделать слепой прыжок, понадеявшись, что не прогадает, и окажется в глубокой воде. Он попросил своих старых знакомых, которых он знал еще до службы в армии, и они помогли ему выйти на контакт с БИРЖЕЙ. Когда он услышал их предложение, то он посчитал, что сможет сделать то, что они просят.

С тех пор его долги постоянно росли. Он решил приобрести в долг у БИРЖИ "Толстяка". Он постоянно занимал деньги у своих работодателей, делая вид, что проигрывает много денег в азартные игры, и ему нужно оплачивать эти долги. На самом деле, все деньги уходили на медицинский уход за Аррой.

Но он был постоянно на мели. Он едва мог выплачивать проценты по займам, но с упорством пытался держаться на плаву. Арра, до сих, пор передвигалась в доисторической ручной инвалидной коляске. Зирид никак не мог накопить денег, чтобы купить примитивное гравикресло, не говоря уж об электронных протезах.

Он где-то услышал, что в Империи разработали технологию с помощью которой можно было вырастить новые конечности, но он не хотел думать об этом. Если бы это существовало на самом деле, то цена была бы для него запредельной.

Он просто хотел заработать достаточно денег, чтобы у неё было гравикресло, или протезы, и он готов был делать для этого любую работу. Она заслуживает этого и он добьется цели.

С доставкой энгспайса на Корускант для него открываются новые возможности. Получив аванс, он сможет сразу же купить гравикресло, а после выполнения заказа, он начнет зарабатывать реальные деньги, и не будет никому ничего должен.

Деньги на протезирование. Деньги, чтобы вырастить новые ноги — всё будет зависеть только от него.

Он вновь увидит её бегущей, играющей в гравиболл[22]...

Он убрал голо обратно в тайник, и решил сменить одежду, чтобы превратиться из Зигзага-наркокурьера в Зирида-отца. Он бросил шмотки в корзину. После того, как он приземлится, он активирует небольшого хозяйственного дроида, который находится на его корабле, чтобы тот прибрался на борту и постирал его грязную одежду.

Он снял с себя брюки, майку, и бронежилет, а затем взял рубашку с вешалки и понюхал её. Пахло достаточно чистым.

Он отстегнул с пояса обе кобуры с бластерами GH-44. После этого он закрепил небольшую кобуру на теле под мышкой. Там у него лежал небольшой бластер E-11. Затем, взял еще два совсем маленьких бластера Е-9. Один в кобуру на лодыжке, а другой — в кобуру над поясом, на спине.

Арра никогда не видела его с оружием в руках, и он надеялся, что никогда не увидит. Но Зирид никуда не выходил без оружия.

Прежде чем покинуть свою каюту, он включил портативный компьютер и проверил баланс своего счета в банке, чтобы убедиться в переводе денег.

Там уже было 100000 кредитов, только что переведенных на его имя.

— Спасибо тебе, Орен.

Он перевел кредиты на обезличенную кредитную карту на предъявителя. Он никогда еще не держал в руках столько денег сразу.

* * *

Враф сидел на одной из многочисленных металлических скамеек, находящихся на территории космопорта Энта — приозерная на Вулте. Рядом прошло несколько дроидов. Существа всевозможных рас перемещались группами по двое, трое или четверо. Чей-то голос громко гремел из динамиков.

Этот космодром был похож на другие космодромы, расположенные на любой из планет в галактике. Шум и суета внутри комплекса был везде одинаков: дроиды, головизоры, транспортеры с багажом, разговоры пассажиров. Враф внимательно наблюдал за всем происходящим.

Видеовизор с большим экраном свисал с потолка. Он показывал последние новости на правой стороне экрана, и данные о недавно прилетевших и отлетающих кораблях слева. Враф следил только за прибывающими. Таблица отображала каждый корабль, которому планетарный контроль выдавал посадочные инструкции, текст бежал так же торопливо, как и вся прочая деятельность в порту. Враф ждал одно-единственное название.

Усилие воли, потревожившее определенные нейроны, заставило его искусственные глаза переключиться на режим трехкратного увеличения. Теперь текст на экране увеличился и стал более четким.

Тайный агент хаттов в БИРЖЕ передал Врафу название судна, а значит и имя пилота; и это значило что он должен был найти энгспайс и не дать ему попасть на Корускант.

Хатты хотели, чтобы наркоманы на Корусканте перестали покупать энгспайс у их конкурентов. Они хотели захватить новые рынки сбыта, а Враф должен был помочь осуществить это.

По правде говоря, он был очень удивлен тем, что БИРЖЕ удалось найти пилота, достаточно сумасшедшего, чтобы лететь на Корускант — планету, оказавшуюся в имперской блокаде. Должно быть, у БИРЖИ нашелся чрезвычайно талантливый летун.

Или чрезвычайно глупый.

Висящий видеовизор показывал те же кадры новостей, что и каждый визор в галактике. Это относилось к мирным переговорам на Алдераане. Женщина тогрута — Враф знал, что она была мастером-джедаем, но не мог вспомнить её имя — давала интервью. Она выглядела суровой и непреклонной. Враф не мог разобрать, что она говорит. Шум проезжающего транспорта, и гомон проходящих мимо пассажиров, сделал невозможным услышать то, о чем она рассказывала. Он мог бы активировать слуховой имплантант в правом ухе, чтобы разобрать звук с видеовизора, несмотря на шум, но его, на самом деле, не интересовало то, о чем говорила джедай. Ему было безразлично как проходит война между Республикой и Империей, до тех пор, пока он мог заниматься своей работой и зарабатывать кредиты.

Он надеялся выйти на пенсию в ближайшее время, и, возможно, он осел бы на Алдераане. Если бы он смог захватить энгспайс, то хатты хорошо бы заплатили ему. Кто бы мог подумать? Может быть, это будет его последнее задание, после которого он смог бы пить, жиреть, и стареть — именно в этой последовательности.

Он переключал свое внимание между новостями и данными о прибывающих кораблях, пока не увидел имя, которое он ждал — "Красный карлик".

Он перекинул дорожную сумку со своими вещами и необходимым оборудованием через плечо, встал и пошел к посадочному терминалу, где должен приземлиться "Красный карлик". Затерявшись среди суматохи, он наблюдал, как потрепанный фрахтовик садится на посадочную платформу. Он обратил внимание, что на корабле установлены модифицированные двигатели, и, по-видимому, этот корабль был довольно быстроходен.

Он сунул руку в сумку и достал миниатюрного дроида-анализатора, способного определять химический состав окружающего воздуха. Он обычно предпочитал использовать другую модель, которая выпускала аэрозоль, и могла отслеживать его наночастицы в воздухе, но в космопорте было слишком много народу.

Приготовившись, он стал ждать.

* * *

Наконец, появилось здание Сената с его огромным куполом из транспаристила. Башня на его вершине смотрела в небо, как лезвие меча. Большинство окон были темны. Шаттл направился к посадочной площадке на самой вершине здания. Галогенные фонари освещали посадочную площадку. Малгус увидел отряд имперских гвардейцев, в полном вооружении и броне, под командованием одного флотского офицера. Офицер придерживал рукой фуражку, чтобы её не сдул ветер.

Малгуса не стал ждать, когда корабль приземлится. Еще на высоте двух метров, он выпрыгнул из открытого грузового отсека и оказался перед офицером, чьи глаза расширились от удивления при таком способе приземления.

Молодой офицер, в отутюженной серой форме, с аккуратно причесанными волосами под фуражкой, стоял, опешив, как будто в него выстрелили из бластера в упор. Малгус не потрудился скрыть своего презрения к штабной крысе. Он терпел таких, как он только потому, что они, выполняя свои служебные обязанности, помогали тем, кто участвовал в реальных боевых действиях.

— Дарт Малгус, добро пожаловать, — сказал штабной офицер. — Меня зовут Рун Нил. Дарт Анграл …

— Говори, когда тебя спрашивают, Рун Нил. Вся эта болтовня раздражала меня и в лучшие времена. А сейчас они далеко не лучшие.

Рун Нил хотел еще что-то сказать, но тут же осекся.

— Отлично, — продолжил Малгус, а в это время шаттл уже приземлился за его спиной на площадку. — Теперь отведи меня к Дарту Ангралу.

— Как пожелаете.

Они шли по крыше в сторону турболифта. Двое одетых в броню гвардейцев стояли по обе стороны входа в лифт. Они отдали честь Малгусу. Нил с ситом спускались вниз в полном молчании. Вскоре двери открылись, и перед ними оказался длинный, широкий холл с многочисленными дверями вдоль стен, и заканчивающийся большими двойные дверями, на которых были выгравированы слова:

КАБИНЕТ КАНЦЛЕРА РЕСПУБЛИКИ.

Два тяжеловооруженных солдата в броне стояли у дверей.

Дугообразный, массивный стол перед самым лифтом — очевидно, владения секретаря Канцлера — был пуст, секретарь давно исчез.

Рун указал на кабинет Канцлера, но дальше не пошел.

— Дарт Анграл реквизировал кабинет Канцлера. Он ожидает вас.

Малгус вышел из лифта и пошел по коридору. Кабинеты по обе стороны коридора были пусты. Их внешний вид показывал, что они были покинуты в спешке: пролитый на столы каф, разбросанные повсюду документы, опрокинутые кресла. Малгус представил, какой шок испытали все эти чиновники, когда увидели, как имперские силы внезапно заполнили небо Корусканта. Он подумал, что Анграл сделал с сенаторами и множеством чиновников, находящимися в здании Сената. Некоторые из них, как он предполагал, погибли во время штурма. Другие, вероятно, были казнены позже.

Когда он дошел до конца коридора, имперские солдаты отдали ему честь, расступились, и открыли перед ним двери. Он вошел внутрь, и двери за ним закрылись.

Анграл сидел за столом Канцлера Республики, в дальнем конце обширного кабинета. Его темные волосы, с довольно сильной сединой, были аккуратно причесаны, напомнив Малгусу прическу Руна Нила. Его плащ был украшен искусно выполненными узорами. Его угловатое и гладко выбритое лицо напомнило Малгусу топор.

Предметы искусства из различных миров висели на стенах или стояли на полу кабинета. Это были прекрасные вырезанные из кости фигурки с Мон Каламари, картины с замечательными пейзажами с Алдераана, деревянная скульптура некого существа, Малгус не смог определить какого, но оно напомнило ему одного из мифических зверей Зилло с Маластара. На столе стояла початая бутылка вина из хрусталя. Две бокала стояли рядом с ней, наполовину наполненные вином, бледно-желтого цвета. Анграл знал, что Малгус не употребляет алкоголь.

Два больших кожаных кресла с высокими спинками стояли перед столом, спинками к двери. Было видно, что кто-то сидел за одним из них. За столом во всю стену было огромное транспаристиловое окно, через которое была видна панорама галактического города. Столбы черного дыма, клубясь, поднимались в ночное небо, где почти не было кораблей, а по всей округе горели многочисленные пожары. Малгусу эти черные столбы дыма напоминали огромные каракули. Лабиринт огромных зданий из дюракрита тянулся до самого горизонта.

— Дарт Малгус, — промолвил Анграл и указал на одно из кресел. — Пожалуйста, присядь с нами.

Слова сорвались с губ Малгуса, прежде чем он смог их остановить. — Мы держим Корускант в кулаке и достаточно лишь сжать пальцы. Но как я понял — мирные переговоры продолжаются.

Анграл не удивился вспышке гнева собеседника. Он отхлебнул вина и поставил бокал на стол. — Ты правильно всё понял.

— Почему? — спросил Малгус, обвиняющим тоном. — Республика стоит перед нами на коленях. Еще один удар, и она погибнет.

— Использование Корусканта в качестве рычага в мирных переговорах…

— Мир для бюрократов и чиновников! — Малгус выпалил это с напором и очень громко. — Он не для воинов.

Но лицо Анграла оставалось спокойным. — Ты сомневаешься в мудрости Императора?

Эти слова охладили возбуждение Малгуса. Он взял себя в руки. — Нет. Я не подвергаю сомнению мудрость Императора.

— Я рад это слышать. Теперь присядь, Малгус. — Его тон дал понять, что эти слова не были просьбой.

Малгус направился через кабинет мимо произведений искусства. Прежде чем он прошел половину кабинета, Анграл добавил: — Адраас прибыл сюда раньше тебя.

Малгус остановился. — Что?

Адраас встал с одного из кресел перед столом, и повернулся к Малгусу. Он больше не носил маску, а его лицо было гладкое, без морщин и красивое, как у мастера Заллоу. Он имел аккуратно подстриженную, холеную бородку. Он лучился самодовольством и наслаждался моментом.

Малгусу вспомнил выражение лица Заллоу, когда джедай умирал, и он представил, каким будет выражение лица Адрааса в подобной ситуации.

— Дарт Малгус, — заговорил Адраас, его фальшивая улыбка была еще презрительнее, чем когда-либо — Я сожалею, что не предстал перед вами до вашей… вспышки.

Малгус проигнорировал слова Адрааса и обратился к Ангралу. — Почему он здесь?

Анграл невинно улыбнулся. — Повелитель Адраас предоставил мне свой полный отчет о нападении на Храм.

— Свой отчет?

— Да. Он дал высокую оценку вашим действиям, Дарт Малгус.

Андраас взял другой бокал со стола, отхлебнул.

— Он? Высоко оценил меня?

Малгус не очень хорошо разбирался в политических интригах, но он вдруг почувствовал, что попал в ловушку. Он знал, Адраас был любимчиком Анграла и тот всегда поддерживал его. Зачем всё это? Они, конечно, могли бы использовать его осуждение мирных переговоров против него.

С огромным трудом, он заставил себя успокоиться, и опустился в кресло рядом с Адраасом. Адраас сел следом за ним. Теперь Малгус старался подбирать слова с осторожностью.

— Нападение на Храм произошло успешно. План нападения был разработан мною до мельчайших подробностей. Джедаи были застигнуты врасплох. — Он повернулся к Адраасу. — И твой отчет должен был быть утвержден мною, прежде чем он попадет к Дарту Ангралу. — Он повернулся к Ангралу. — Мои извинения, Повелитель.

Анграл махнул рукой. — Не извиняйся. Я непосредственно запросил у него этот отчет.

Малгус не знал, что говорить дальше, и машинально переспросил: — Непосредственно? Почему?

— Ты полагаешь, что я должен что-то объяснять, Дарт Малгус?

Малгус снова смутился. — Нет, Повелитель.

— Тем не менее, я приведу главную причину, — сказал Анграл. — Причина очень простая. Я не смог найти тебя.

— Я выключил комлинк, когда…

Адраас перебил его на полуслове, и Малгус еле сдержался, чтобы не ударить того по лицу.

— Мы предположили, что вы были заняты своей раненой женщиной, — произнес Анграл.

— Мы предположили? — переспросил Малгус. — Ты взял на себя смелость говорить за Дарта Анграла, Адраас?

— Конечно нет, — ответил Адраас, невыносимо спокойным тоном. — Но когда мы не могли найти вас, то Дарт Анграл пригласил меня вместо вас.

И это утверждение было очень убедительно. Даже Малгус не мог отрицать этого. Адраас, по существу, признал, что он хочет занять место Малгуса в иерархии ситов, а также чувствовалось участие в этом Анграла, который не был против этого захвата власти.

Голос Малгуса стал глухим и угрожающим. — Я не давал своего разрешения, чтобы говорить за меня, Адраас.

— Без сомнения, — сказал Адраас, и посмотрел в упор на него. Он не отвел своего взгляда от пылающих гневом глаз Малгуса.

Анграл с интересом наблюдал за словесной перепалкой, а затем откинулся на спинку стула.

— Где вы были, Дарт Малгус? — вдруг спросил Анграл.

Малгус, не отрывая глаз от Адрааса, ответил: — Оценивал ситуацию вокруг Храма, Повелитель. Пытался понять…

Он замолчал, чуть было не сказав, что пытался понять, почему Империя не сравняла Корускант с землей.

— Пытался более ясно понять сложившуюся на планете ситуацию.

— Понимаю, — заговорил Анграл. — А что насчет той женщины, о которой упоминал Адраас? Как я понял из его доклада, она была помехой во время нападения на Храм?

Малгус посмотрел на Адрааса. Тот делал вид, что пьет вино, а сам улыбался, пряча улыбку за бокалом.

— Адраас ошибается.

— Вот как? Получается, эта женщина не мешалась у вас под ногами? Она ведь инородец, не так ли? Тви'лека?

Адраас фыркнул с презрением, отвернувшись от Малгуса, и сделал еще один глоток вина. Этим он хотел показать, что инородцы в Империи были гражданами второго сорта. Анграл так же разделял это мнение, и Малгус знал об этом.

— Вы правы, — согласился Малгус.

— Вот именно, — подтвердил Анграл.

Адраас поставил свой бокал вина на стол.

- Превосходный напиток, Дарт Анграл. Но его жизнь в винном погребе подошла к самому концу.

— Я тоже так думаю, — согласился с ним Анграл.

— Стоит передержать его еще немного, и оно прогоркнет.

— Согласен, — опять поддержал его Анграл.

Малгус всё слышал, но ничего не мог сказать.

Адраас щелкнул пальцами, как будто он только что вспомнил что-то. — О! Дарт Малгус, я сожалею, но я отменил лечение вашей женщины на "Стойком"

Нервный тик вызвал спазм левого глаза Малгуса. Его пальцы вонзились в подлокотники кресла и прорвали кожу обшивки. — Ты — что?

— Приоритеты в помощи должны отдаваться имперским воинам, — продолжил говорить Адраас. — Людям. Я уверен, вы понимаете.

Терпение Малгуса лопнуло. Повернувшись к Ангралу, он спросил: — Что это? Что здесь происходит?

— О чем вы? — переспросил Анграл.

— Женщина тви'лека осталась на планете, — продолжал говорить Адраас, как ни в чем, ни бывало. — Я уверен, что помощь, которую она получит, будет … соответствующей.

— О том, что здесь происходит, сейчас в этой комнате, — произнес Малгус. — Какова ваша цель в этом, Анграл?

Выражение лица Анграла стало жестким и суровым. Он со стуком поставил свой стакан на стол. — Моя цель?

— Кто эта женщина для вас, Дарт Малгус? — спросил Адраас с вызовом. — Её присутствие во время боя за Храм джедаев заставило вас совершать ошибки.

— Страсть может привести к ошибкам, — подтвердил Анграл.

— Страсть — это дополнительная мощь, — ответил Малгус Ангралу. — Все ситы это знают. Воины это знают. — Он уставился на Адрааса, и оскалившись произнес. — Какие ошибки ты имеешь в виду, Адраас? Назови их.

Адраас проигнорировал вопрос. — Ты заботишься о ней и переживаешь, Малгус? Ты любишь её?

— Она моя служанка, а ты глупец, — заговорил Малгус, всё время повышая громкость голоса. — Она удовлетворяет мои потребности, когда мне это необходимо. Ничего больше.

Адраас улыбнулся, как будто он выиграл партию в саббак. — Значит, она является вашей рабыней? Блудница, мразь и полукровка, которая удовлетворяет вас, потому что она должна?

Тлеющие внутри Малгуса угли гнева превратились в открытое пламя. Рыча от ярости, он вскочил с кресла, активировал свой световой меч и рубанул сверху, чтобы разрезать голову Адрааса пополам.

Но Адраас ожидал нападения Малгуса. Он успел вскочить на ноги, включил собственный световой меч, и парировал удар. Двое ситов стояли перед столом Анграла, с силой скрестив между собой шипящие клинки.

Малгус проверял — насколько силен Адраас.

— Ты скрываешь свою силу, — произнес он.

— Нет, — ответил Адраас. — Вы просто слишком возбуждены, чтобы видеть реальные вещи своими глазами.

Малгус увеличил напор и смог отодвинуть Адрааса на шаг назад. Они смотрели друг на друга с ненавистью в своих глазах.

— Хватит, — сказал Анграл, вставая.

Но ни Малгус, ни Адраас, не сводя друг с друга глаз, не отключили свои мечи.

— Всё. Достаточно, — приказал Анграл.

Одновременно оба сита отступили на один шаг друг от друга. Адраас выключил свой световой меч, то же сделал и Малгус.

— Ты должен был отправить её на шаттле на мой корабль для оказания медицинской помощи, — вновь сказал Малгус, обращаясь к Адраасу, но, желая, чтобы его услышал и Анграл.

Анграл выглядел разочарованным. — После всего этого, вы всё еще можете говорить такие вещи? Очень хорошо, Малгус. Женщина в одной из больниц Республики, которая расположена здесь поблизости. Всю информацию передадут твоему пилоту.

Малгус склонил голову в неохотной благодарности.

— Что касается вас, Повелитель Адраас, — начал говорить Анграл: — Я принимаю ваш доклад к сведению.

— Спасибо, Дарт Анграл.

Анграл выпрямился во весь рост. — Вы оба будете выполнять мои приказы без вопросов и колебаний. Я буду резко пресекать любые попытки неповиновения. Вы меня поняли?

Хотя Анграл обращался к ним обоим, но Малгус понял, что эти слова предназначаются для него одного.

— Да, Дарт Анграл, — ответили они в унисон.

— Вы слуги Империи.

Малгус кипел, но ничего не ответил.

— Теперь вы оба покинете меня, — закончил Анграл.

Всё еще охваченный гневом, Малгус направился к двери. Адраас отстал от него на шаг.

— Дарт Малгус, — вновь раздался голос Анграла.

Малгус остановился и повернулся. Адраас тоже остановился, оказавшись лицом к нему.

— Я знаю, вы верите, что борьба помогает понять реальную сущность Силы. — Он сделал паузу, прежде чем добавить: — Мне будет любопытно увидеть, подтвердят ли события вашу точку зрения.

— Какие события? — спросил Малгус, а потом понял. Анграл позволил Адраасу почувствовать себя на месте Малгуса в иерархии ситов. Он собирался поглядеть, кто возьмет вверх в одобренном им противостоянии Малгуса и Адрааса, победит в незаметно разжигаемой Ангралом борьбе, согласно всем смехотворным политическим правилам ситов.

Искусство ведения интриг не было сильной стороной Малгуса. Он посмотрел на Андраса и тот не отвел взгляда.

— Вот тогда и посмотрим, — закончил Анграл, и Малгус направился к выходу.

— Адраас, задержитесь, — попросил Анграл, и Адраас остановился.

Малгус оглянулся через плечо, чтобы увидеть, как Адраас с ухмылкой смотрит на него.

Малгус вышел из кабинета один, точно так же как и вошел. Его опять обманули, и в сейчас пытаются с ним играть, развлекая Анграла.

Хуже того, что победа, которой он добился столь высокой ценой, оказалась напрасной. Это был всего лишь рычаг для Императора на мирных переговорах. После того, как переговоры будут завершены, Империя покинет Корускант.

В приемной он ударил кулаком по столу секретаря, оставив трещину на мраморной столешнице.

Глава 5

Когда Воллен и Кейво приблизились, Эрин опомнилась, и немедленно убрала руку от светового меча. Она не собиралась вступать в противоборство с другими джедаями ни сейчас, ни когда-либо позже. Кроме того, она не ощущала никаких враждебных намерений исходящих от них.

Она постаралась успокоиться и приняла непринужденный вид, пока Воллен и Кейво, пропустив перед собой везущего груз дроида, подходили к ней. Каштановые волосы Воллена свободно свисали над его покрасневшими от усталости глазами. Было видно, что он давно не брился, а темные круги под карими глазами говорили, что он давно не спал. Эрин подумала, что она должна выглядеть так же. Из-за её собственного эмоционального состояния ей становилось трудно поддерживать эмпатические щиты. И Воллен и его падаван источали тревогу. Она волнами расходилась от них.

— Привет, Воллен, Кейво.

Они так же поприветствовали её.

— Что ты здесь делаешь, в этот поздний час, Эрин? — спросил Воллен.

Какое-то время она молчала, не зная что ответить. Как ни странно, она знала, что её спросят об этом, но она так и не придумала ответ. Возможно, она не хотела лгать. И не стала.

— Я делаю кое-что… что мастер Заллоу хотел, чтобы я сделала.

Напряжение спало с лица Волена. Эрин почувствовала волну облегчения, исходящую от обоих.

— Значит, мастер Заллоу пережил нападение ситов, — произнес Воллен, сжимая руку в кулак, и улыбнулся. — Это замечательная новость. Я знаю, как близок он тебе был. — Он повернулся к своему падавану. — Вот видишь Кейво, надежда умирает последней.

Родианец кивнул. Мигательные мембраны скользнули по его большим темным глазам. Темно-зеленая кожа маслянисто блеснула в свете потолочных светильников.

— Надежда есть всегда, — добавила Эрин, хотя и понимала, что говорит неправду. Она не могла заставить себя сказать им еще одну горькую весть. Надо дать им почувствовать некоторое облегчение и радость, хотя бы на время.

Пара колесных дроидов-грузчиков проехала мимо них, общаясь звуковыми сигналами.

Воллен подошел к ней поближе и заговорил, понизив голос, как будто он был заговорщиком. — Так что же произошло в зале переговоров? Мы слышали, что переговоры будут продолжаться. Как Дар-Нала пошла на это? Мы должны нанести ответный удар. Вся делегация ситов должна быть взята под стражу.

Кейво положил руку на эфес светового меча и что-то сказал, соглашаясь со своим учителем. Родианец тут же оглянулся, будто их кто-то мог подслушать.

Эрин ощутила, как внутри них возрастает гнев. Они чувствовали себя предаными и обманутыми. Она услышала в их словах эхо её собственных мыслей и решила сказать, что полностью с ними согласна. Но прежде, чем слова сорвались с её губ, она поняла, что этим она внесет раскол среди членов Ордена.

Впервые последствия её решения ударили по ней, но она решила, что у неё нет другого выбора. Это была её жертва. Однако другие джедаи не должны пойти по её пути, иначе Орден распадется.

— Думаю, что мастер Дар-Нала знает, что она делает, — ответила Эрин.

Воллен пренебрежительно махнул рукой и отстранился от неё, как будто ничего не слышал. — Многие из нас готовы действовать, Эрин. Если мы сможем связаться с оставшимися в живых членами Ордена на Корусканте, то мы можем…

— Воллен, — сказала Эрин, её голос звучал мягко, но настойчиво.

Он замолчал, встретившись с ней глазами.

— Делайте, как говорит мастер Дар-Нала. Так надо, или Орден падет. Ты понимаешь?

— Но вести переговоры с ситами после случившегося — это безумие! Мы подтверждаем свою слабость. Мы должны вернуть себе инициативу…

— Делайте, как она говорит, Воллен. И не давайте повода мне напоминать вам об этом. — Эрин говорила это нормальным и четким голосом, чтобы разрушить заговорщицкий тон, которым начали говорить Воллен и Кейво. — Вы принимали присягу. Оба. Вы намерены нарушить её?

Воллен покраснел. Кейво опустил глаза и переминался с ноги на ногу.

— Нет, — ответил Воллен.

Эрин чувствовала отчаяние Воллена, как и свое собственное. Она ощутила себя лицемеркой.

— Хорошо, — сказала она, и коснулась его плеча. — Всё будет нормально. Совет знает, что он делает. Мы защитники Республики, Воллен. Мы поступим так, как лучше для Республики.

— Я надеюсь, что ты права, — согласился Воллен. Кейво кивнул в знак согласия.

Эрин больше не могла выносить собственную фальшь.

— Я должна идти. Удачи, Воллен. И тебе, Кейво. Да пребудет с вами Сила.

Её слова, казалось, успокоили их.

— И тебе удачи, — ответил Воллен.

— Удачи и вам, Эрин Ленир, — звонко сказал Кейво на общегалактическом.

— Ты так и не сказала, куда направляешься, — внезапно спросил Воллен.

— Я не могу сказать, — ответила Эрин. — Это… личное.

Она повернулась и направилась к своему кораблю. Когда она шла, то включила комлинк и вызвала своего дроида-астромеха.

— Ти-шесть, готовь корабль к запуску.

Дроид подтвердил получение команды и поинтересовался: куда они полетят.

— Не сейчас, — сказала Эрин, и дроид издал длинную недовольную трель.

Когда она вошла в ангар, то увидела оранжевый купол дроида T6, торчащий из гнезда в корме её ПТ-7, и приветственно бибикающего. Её истребитель "Ворон" был уже в предпусковом режиме, и гул прогреваемых двигателей заставлял землю под ногами слегка вибрировать.

Она стояла некоторое время, глядя на лестницу, которая вела в кабину, слушая гул двигателей, думая, что если она сядет в кабину и взлетит, то дороги назад не будет.

Она вспомнила какую боль она почувствовала, когда мастер Заллоу умер. Она почувствовала её физически — словно обжигающий удар в живот, который сжег все сомнения. Закрыв глаза, она глубоко вздохнула, обретя новое и чистое дыхание, сняла с себя джедайскую накидку и положила её на сумку. Накидку, которую она заслужила под опекой мастера Заллоу.

Она не могла отомстить за него, как джедай. Она может и должна отомстить за него, как его друг.

— Что ты задумала, Эрин? — раздался голос Воллена у неё за спиной.

Она обернулась, и видела, как Воллен и Кейво приближаются к её кораблю. Воллен смотрел с подозрением и хмурился.

— Вы следили за мной? — спросила Эрин.

— Да.

— Зря, — сказала она.

— Что ты задумала, Эрин?

Она положила одну руку на лестницу, ведущую в кабину. — Я уже говорил тебе, Воллен. Кое-что для мастера Заллоу.

— Но твои вещи? Я не понимаю.

Она знала, что не сможет ему всё объяснить, чтобы он понял её. Она повернулась, поднялась по лестнице в кабину истребителя и одела шлем. К счастью, T-6 уже закончил все приготовления к взлёту.

Воллен и Кейво направились к кораблю. Эрин почувствовал тревогу Воллена и его сомнения. Он остановился, когда подошел к сумке с вещами Эрин. Он выглядел так, как будто стоял над могилой. Возможно, он догадывался, почему Эрин оставила их здесь.

— Скажи мастеру Дар-Нале — я очень сожалею, — крикнула она ему. — Скажи ей, Воллен.

Воллен и Кейво не стали подходить ближе. Похоже, что отказавшись от одежды джедая, она провела между ними границу, которую они не могли перейти.

— О чем сожалеешь? — вновь закричал Воллен. — Эрин, пожалуйста, скажи мне, что ты задумала. Почему ты оставила свою одежду?

— Она поймет, Воллен. Будьте счастливы.

Она опустила транспаристиловый колпак кабины, и не могла услышать, что кричал Воллен в ответ. Шум двигателей становился всё громче, а Воллен стоял на посадочной площадке, глядя на Эрин. Кейво стоял рядом с ним, и смотрел своими темными глазами на вещи Эрин.

— Взлетаем, Ти-шесть, — сказала она. — Установить курс на Вулту, в Среднем Кольце.

Она знала, что там есть тот, кто сможет доставить её на Корускант. Она надеялась, что он всё еще там. На это способен один человек, и им был Зигзаг.

Дроид передал предупреждающий сигнал, и двигатели "Ворона" подняли его с площадки.

Она в последний раз посмотрела вниз, чтобы увидеть, как Воллен аккуратно собирает её вещи, будто поднимает раненного товарища.

* * *

Малгус покручивал в голове свой разговор с Адраасом и Ангралом снова и снова. Гнев его не уменьшался, когда он вышел из лифта на крышу здания Сената и направился в сторону своего шаттла, не обращая внимания на охранников, которые вновь отдали ему честь, когда он проходил мимо них. Пилот ждал его у посадочного трапа.

— Ты получил координаты больницы от Дарта Анграла? — спросил Малгус пилота.

— Да, Повелитель.

— Отвезешь меня туда.

Он зашел в шаттл, двери с шипением закрылись, и вскоре корабль взлетел в туманное небо ночного Корусканта. Полет был недолгим. Через четверть часа по внутренней связи раздался голос пилота.

— Мы над объектом, Повелитель. Куда прикажете садиться?

Внизу Малгус увидел многоэтажный прямоугольник медицинского комплекса. На крыше на искусственно освещенной посадочной площадке сгрудились свупы, спидеры, аэрокары и несколько медицинских транспортов. Десятки людей двигались среди них. Это были врачи, медсестры, санитары и раненые. Тут и там на каталках лежали тела.

У главного входа ситуация была похожей. Там было много транспортных средств и множество разумных существ, которые направлялись в сторону больницы.

— Садитесь у главного входа, — велел Малгус.

Многие из тех, кто находился на крыше, заметили шаттл с имперскими опознавательными знаками. Их лица смотрели в небо, с испугом и неопределенностью. Кто-то бросился к лифтам. Один врезался в каталку и опрокинул её. Другой столкнулся с врачом и сбил его на тротуар.

— Дарт Анграл временно использовал эту больницу, чтобы оказать помощь имперским солдатам, — объяснял пилот по внутренней связи. — Вскоре они все были перевезены на "Стойкий".

— Не все, — произнес Малгус, но довольно тихо, чтобы его не смог услышать пилот.

— Внизу очень много народу, мой Повелитель. Очень трудно выбрать место для посадки.

Малгус опять посмотрел вниз, его ярость начала закипать вновь. — Садись. Кто хочет жить — потеснится.

Транспорт развернулся, завис, и начал не спеша опускаться. Толпа внизу стала разбегаться в разные стороны. Малгус слышал испуганные крики в толпе сквозь переборки шаттла.

— Повелитель, мне вызвать солдат? Для вашей охраны?

— Мне не нужна охрана. Оставайтесь в корабле. Я долго не задержусь. — Малгус нажал переключатель, который открыл боковые двери шаттла, и какофония сирен и яростных криков толпы ворвалась внутрь корабля.

Малгус, гнев, которого не уступал гневу всей толпы, откинул капюшон плаща, обнажая покрытое шрамами лицо и респиратор, и подошел к трапу.

Увидев его, толпа сразу затихла. Только вой сирен продолжал разноситься по округе. Множество глаз смотрело на него снизу вверх, в тусклом свете уличных фонарей, напуганных его внешним видом — покрытое пылью и кровью тело, но, прежде всего, перекошенное от гнева изуродованное лицо. Он чувствовал, как их коллективный гнев превращается в страх перед ним. Он стоял, глядя им в глаза. Никто не мог выдержать его взгляда.

Он стал спускаться по трапу. Толпа расступилась перед ним. В момент, когда он оказался среди них, крики возобновились.

— Монстр!

— Убийца!

— Нам нужны медикаменты!

— Он один. Убьем его.

— Трус!

Его присутствие в толпе увеличивало её ярость. Возбуждение росло, он уже не мог различать отдельные слова. Он слышал только один сплошной рев, и видел множество рук со сжатыми кулаками и перекошенные ненавистью лица. Но эмоции толпы только усиливали его, он впитывал их.

Откуда-то спереди, кусок дюракрита размером с кулак, полетел в его сторону. Не двигаясь, он остановил его в середине полета Силой. Он на мгновение повис в воздухе, так что толпа могла его рассмотреть, прежде чем он раздробил камень Силой на мелкие кусочки.

Толпа вновь затихла, когда остатки камня, посыпались вниз, на их головы.

— Кто это сделал? — спросил Малгус угрожающим тоном.

Сирены продолжали выть. Откуда-то раздался кашель. Отовсюду на него смотрят испуганные глаза.

Малгус вновь сказал, повышая голос. — Я спросил, кто это сделал?

Ответа не было. Гнев толпы переходил в страх.

— Разойтись, — приказал Малгус, чувствуя, что толпа дрогнула. — Немедленно.

Возможно, почувствовав его гнев, те, кто стоял рядом с ним, начали пятиться назад. Некоторые, кто был с краю, повернулись и побежали. Большинство всё еще стояло не двигаясь, но они были растеряны и неуверенно смотрели друг на друга.

— У нас здесь родные и близкие.

— Мне нужна помощь, — закричал кто-то.

Малгус погрузился в Силу, и кипевшая в нем ярость всё возрастала. — Я сказал — разойтись!

Видя, что толпа не реагирует на его требование, он ударил кулаком в ладонь и волны его гнева вырвались наружу взрывом Силы. Ударная волна энергии обрушилась на столпившихся вокруг него. Послышались крики боли и отчаяния.

Поверженные тела полетели назад, врезаясь друг в друга. Многие были отброшены на стены больницы, и даже влетели в её окна. Входные двери медицинского комплекса были сорваны с петель и упали на землю.

Сирены продолжали всё также надрываться.

Выпустив часть своей мощи, он двинулся вперед.

Со всех сторон вокруг него раздавались стоны и причитания. Где-то заплакал ребенок. Тела валялись повсюду, напоминая тряпичных кукол. Осколками стекла была покрыты вся земля. Спидеры и свупы перевернулись на бок. Листы флимси разлетались в стороны, подгоняемые ветром.

Равнодушный к произошедшему, Малгус, теперь спокойно шел по свободному тротуару к больнице.

Внутри неё пациенты и посетители, увидев его, прятались за столами и стульями. Дыхание Малгуса разносилось эхом по коридору. Никто не осмеливался смотреть на него.

— Где же джедаи? — закричал кто-то.

— Джедаи погибли в своем Храме, — сказал Малгус. — Там, где я их оставил. Теперь вам никто не поможет.

Кто-то заплакал. Другие глухо стонали.

Малгус заметил в толпе полного человека в голубой форме работника больницы и поднял его на ноги, ухватив за рубашку.

— Я ищу женщину тви'леку со шрамом на горле, — сказал Малгус. — У неё два бластерных ранения, и её доставили сюда сегодня утром. Её зовут Илина.

Взгляд человека метался по сторонам, как будто его глаза стремились выскочить из его головы. — Я не видел никаких тви'леков. Я могу посмотреть журналы.

— Если вы не оказали ей помощь…

Грузная медсестра с рыжими волосами, стянутыми назад в тугой пучок, поднялась из-за стола. Её униформа была похожа на синий балдахин, свисающий с её полного тела. Лицо было покрыто веснушками. — Я знаю про женщину, о которой вы спрашиваете. Я могу отвести вас к ней.

Малгус отшвырнул медработника, и последовал за медсестрой по коридорам больницы. В воздухе пахло антисептиком. Стены и полы были чистыми и покрашены в белый или серебряный цвета.

Персонал больницы и медицинские дроиды спешили по коридорам, едва замечая Малгуса, несмотря на его внушительный вид. Женский голос по внутренней связи почти непрерывно вызывал врачей в различные палаты, или объявлял о начале очередной операции.

Малгус и медсестра поднялись на этаж хирургического отделения. Они проходили мимо палат переполненных ранеными. Из одной палаты раздавался женский плач, а из других многочисленные стоны и крики от боли. Группа хирургов спешно прошла мимо них, их лица были скрыты за масками, забрызганными кровью.

Медсестра говорила Малгусу, не глядя на него.

— Женщина-тви'лек, была оставлена около входа в больницу. На доставившем её транспорте не было опознавательных знаков. Мы не догадывались, что она относится к… Империи.

Малгус хмыкнул. — Вы бы отказались ей помочь, если бы знали кто она?

Медсестра остановилась, повернувшись на каблуках, и взглянула в покрытое шрамами лицо Малгуса.

— Конечно, мы бы помогли ей. Мы не дикари.

Малгус не пропустил тонкий намек медсестры в слове "мы".

Он решил не обращать внимания на её вызывающие слова. Её смелость произвела на него впечатление.

— Просто отведи меня к ней.

Илина лежала на кровати в небольшой палате с тремя другими пациентами. Один из них, пожилой мужчина человек, лежал на кровати, свернувшись в позе эмбриона, и стонал, а его простыня была в крови. Другая, женщина средних лет, с порезами на лице, безучастно смотрела на вошедших. Третий, казалось, спал.

Капельница тянулась к здоровой руке Илины и несколько кабелей — КАБЕЛЕЙ! — соединяли её с системами мониторинга жизненной активности. Похоже, больница превратила это помещение в палату, используя любое устаревшее оборудование, какое только у неё нашлось. По крайне мере её раны от бластерных выстрелов были обработаны и перевязаны. Чтобы не беспокоить раненное плечо, руку зафиксировали на перевязи.

Илина увидев его, поднялась, села и улыбнулась.

Он понял, что она была единственным разумным существом в галактике, кто улыбался, увидев его.

— Верадун, — произнесла она.

Он увидел и услышал то, что больше всего любил в ней — её лицо и её голос. Гнев покинул его, как будто у него была дыра в пятках. Облегчение, как истома, обволокло всё его тело, и он не стал противиться этому, хотя понимал, что его чувства к ней усилились. Опасно усилились.

Когда он смотрел на Илину — он смотрел на собственную слабость.

В голове всплыли слова, произнесенные Ангралом.

"Страсть может привести к ошибкам."

Он должен был выбирать между привязанностью к ней и долгом перед Империей.

Он пытался решить квадратуру круга[23].

Он найдет решение.

Он подошел к её кровати, коснулся её лица своей шершавой ладонью, и начал отключать её от капельницы и проводов.

— Ты будешь долечиваться на борту моего корабля. За тобой будет надлежащий уход.

Мужской голос сзади него сказал: — Послушайте! Вы не можете этого сделать!

Малгус оглянулся через плечо, чтобы увидеть человека в синем халате, стоящего в дверях. Человек вздрогнул, когда увидел лицо Малгуса, но не сдвинулся с места.

— Ей еще не сделали дезинфицирующую обработку. — Человек вошел в палату, направляясь к Малгусу, но медсестра, которая привела сюда Малгуса, встала на его пути.

— Оставь их, Таль. Они уходят.

— Но…

— Не мешай ему.

Малгус не видел лица полной медсестры, но он представил себе, как она мимикой лица пытается намекнуть тому, что перед ним находится сит. Он спросил Илину, — Ты сможешь идти?

Прежде чем она успела ответить, он взял её на руки.

— Я смогу идти, — сказала она тихо.

Он проигнорировал её слова, прошел мимо медсестры и вышел в коридор. Какое-то время Илина смотрела в палаты, мимо которых они проходили, вглядываясь в лежащих на койках больных, раненых и умирающих. Но вскоре она устала и уткнулась лицом в грудь Малгуса. Тому нравилось ощущать её в своих объятиях, от неё исходило тепло и мускусный запах.

— Вы так задумчивы, — прошептала она. Он, чувствуя её дыхание, ощущал её боль в себе.

— Я думаю о геометрии фигур, — ответил он. — О квадратах и кругах.

— У вас странные мысли.

— Может быть, не такие уж и странные, как ты думаешь.

Когда они вышли из здания, то у входа она увидела десятки тел разбросанных на земле. Несколько врачей оказывали помощь выжившим. Их лица повернулись в сторону Малгуса, широко раскрыв глаза от испуга, но никто из них не сказал ни слова, когда проходил мимо них, направляясь к шаттлу.

— Что здесь произошло? Почему они здесь лежат? Когда меня привезли, здесь никого не было.

Малгус ничего не ответил.

— Они боятся вас.

— Так и должно быть.

Когда они оказались на борту шаттла, Малгус велел пилоту лететь на крейсер "Доблесть", находящийся на орбите планеты. Он положил Илину на откидную скамью и накрыл её одеялом. Она дотронулась до его руки, и он прижал её к себе.

— Как вы добры, Верадун.

Он отдернул руку от неё и встал. — Если ты еще раз назовешь меня "Верадун" при посторонних — я убью тебя. Ты поняла?

Ее улыбка растаяла, а в глазах появилось удивление. Она выглядела так, будто он внезапно ударил её кулаком в живот. Она привстала на локте. — Зачем вы это говорите?

Он громко и непримиримо повторил. — Ты поняла?

— Да! Да! — Она сбросила одеяло и встала, её тело дрожало от недомогания. — Но, почему вы так сердитесь? Почему?

Он посмотрел в её прекрасное лицо, судорожно сглотнул, и покачал головой. В его гневе лишь отчасти была её вина. Он был зол на Адрааса, Анграла и на самого Императора. Она просто подвернулась под горячую руку.

— Ты должна сделать, как я прошу, Илина, — сказал он, более мягко. — Пожалуйста.

— Я постараюсь, Малгус. — Она шагнула вперед, подняла руку, и провела ей по иссеченному шрамами лицу Малгуса. Её прикосновение успокоило его.

— Я люблю вас, Малгус. Она сняла с его лица респиратор, чтобы посмотреть на его обезображенный рот. — Любите ли вы меня?

Он облизнул покрытые шрамами губы, его мысли путались в голове, он не знал что сказать и молчал.

— Вам не нужно отвечать, — сказала она, улыбаясь, тихим и мягким голосом. — Я знаю, что любите.

* * *

Зирид взглянул на своё лицо в небольшое зеркало в корабельном освежителе и пожалел, что не побрился. Он активировал корабельного дроида-уборщика и покинул корабль, шагнув в портовую суматоху.

Грузовые платформы и дроиды суетливо проносились мимо, расчищая себе дорогу сигнальными гудками. Шагающие дроиды сновали по мосткам. Повсюду в доке портовые рабочие вместе с членами экипажей стоящих в нем кораблей занимались своей обычной и повседневной деятельностью: погрузкой и разгрузкой контейнеров с помощью автоматизированных кранов. Один из доковых бригадиров, полный человек, лысый, но с длинной бородой и усами, расхаживал среди этого хаоса, время от времени отдавая распоряжения и что-то бормоча в комлинк. Он держал в руке огромный гаечный ключ, а его взгляд был таким, как будто он хотел кого-то или что-то им ударить. В воздухе носились запахи промышленных газов и выхлопов двигателей, но в основном здесь воняло озером.

Город Энта-приозерная был расположен на берегу самого крупного озера планеты — Энта. Геотермальные подземные источники планеты нагревали воду в нем даже зимой, и разница между температурой воды и воздуха осенью создавало над озером клубы пара, поэтому воздух в городе был тяжелым и влажным. Это напоминало Зириду запах разложения, и каждый раз, когда он сюда возвращался, он чувствовал, что город еще чуть больше прогнил за время его отсутствия.

Энта-приозерная образовалась как безымянное туристическое поселение, где любили отдыхать местные богатеи, которые сделали себе состояние за счет производства оружия. Их особняки образовали тонкое кольцо зданий вокруг озера. Вскоре оно стало так называемой "улицей богатеев".

Наличие такого большого количества богатых жителей способствовало постройке космодрома средних размеров, а он привлек в город дополнительное население: множество рабочих и торговцев.

И, со временем, безымянное поселение превратилось в город, который очень быстро развивался и строился. Теперь это был большой город, полностью окруживший озеро Энта.

В связи с последующим сильным загрязнением воды озера, богатые жители города начали постепенно уезжать из города, и он начал медленно ветшать и приходить в запустение. Когда великолепные особняки на берегу озера продавались уезжающими хозяевами, то их стали переоборудовать в дешевое жилье. Улица богатеев превратилась в трущобы с портовыми доками.

Зирид вырос в этих трущобах, вдыхая с самого детства едкий запах гниения, стоящий над озером. Своей дочери он постарается обеспечить лучшую долю. Хотя получалось не очень.

Глубокий и басовитый гудок разносился над городом, так подавал звуковой сигнал огромный грузовой паром, который перевозил товары и людей через озеро вверх и вниз по реке, что вытекала из озера. Зирид улыбнулся, когда услышал его. Он просыпался под звуки этого гудка почти каждый день, ещё с детства.

Он шел в шумной толпе, чувствуя себя снова дома, и с нетерпением ожидал встречи со своей дочерью.

* * *

По короткой стрижке и по стройному мускулистому телу, Враф сделал вывод, что этот пилот — бывший военный. Враф тоже был бывшим военным, когда-то он служил в имперской пехоте.

Человек шел и чему-то улыбался, когда проходил мимо Врафа. Он ему сразу этим понравился.

Очень жаль, что его, вероятно, придется убить.

Держа аэрозоль с нанодроидами в руке, Враф незаметно стал пробираться сквозь толпу к пилоту. Он сделал вид, что споткнулся перед ним, и как бы случайно оперся одной рукой на пол, около его ног.

Враф фальшиво улыбнулся и поднял другую руку, как бы обращаясь к кому-то.

— Робер! Робер, я здесь!

Он торопливо отошел от пилота, как будто заметил кого-то, при этом искоса наблюдая за пилотом.

Пилот даже не посмотрел вниз на ноги, казалось, он не обратил на Врафа никакого внимания. Ничего не подозревая, он пошел дальше, пройдя ногами по полу на котором Враф распылил специальную суспензию. Другие посетители так же проходили по этому месту, но это уже не имело значения.

Враф пристроился позади пилота, и достал наноактиватор из своей сумки.

* * *

Зирид, на самом деле только делал вид что улыбается, и, конечно, постоянно был начеку. Он знал, что одна ошибка, одно несчастливое стечение обстоятельств и кто-нибудь обнаружит Арру и использует её против него. Или еще хуже, причинит ей боль. Мысль об этом отдавалась болью во всем его теле.

Он не мог позволить себе быть невнимательным и неосторожным.

Он запрыгнул на край грузовой платформы, которую вез дроид и доехал на ней до одного из выходов из космопорта. Из-за сильной влажности всё здание и транспортные средства сильно ржавели; бурые пятна на стенах и в углах были похожи на кровь.

Выходные двери, заскользив, открылись, и он спрыгнул с платформы. Шум городских улиц оглушил его. Раздавались крики водителей аэротакси, которые старались перекричать друг друга — таксистов в этом городе было больше, чем на любой другой планете Среднего Кольца. Тут же зазывали к себе уличные торговцы, торгующие вразнос всевозможными продуктами питания. Кругом гудели клаксоны спидеров, громко ревели двигатели.

— Довезу до любого места во Внутреннем Кольце, сэр, — кричал один из таксистов, совсем маленького роста. — Ну, что летим?

— Самые низкие ставки в Энте, сэр, — кричал другой, седой старик, стараясь перекричать первого.

— Свежий озерный угорь прямо с гриля, — кричал продавец. — Подходите. Подходите.

Справа от него, женщина зелтронка, бывшая когда то очень привлекательной, но теперь очень худая и изможденная, сидела, прислонившись к стене. Когда она улыбалась, то были видны её потемневшие от спайса зубы.

Он поморщился. Ему стало не по себе.

У него в кармане сто тысяч кредитов и он думал, как их использовать на пользу Арре.

Вдоль улицы выстроились в ряд множество спидеров и аэрокаров. Среди них было даже несколько моделей на колесах. Он протолкнулся сквозь толпу пешеходов и направился через улицу в сторону станций общественной связи.

* * *

Как только пилот вышел из здания космопорта, Враф незаметно направил наноактиватор на пилота и включил его. Нанодроиды, прицепившиеся к ботинкам пилота, начали работать.

Нажатием другой кнопки наноактиватор синхронизировал эти сигналы, и стал принимать только те, которые поступали с ноги пилота. Врафу был нужен только один человек, а все остальные ему были без разницы.

Тела нанодроидов, размером с клетку живого организма и разработанные в форме колючек, никуда не денутся с ботинков пилота. Они будут отвечать на запросы Врафа с расстояния до десяти километров. Их энергобатарей должно хватить на трое стандартных суток.

Этого было более чем достаточно, Враф знал это. БИРЖА должна была доставить энгспайс на Корускант очень быстро, или рынок сбыта будет потерян. Он не удивится, если они постараются загрузить товар на корабль сегодня вечером.

Он наблюдал, как пилот пересек улицу, и направился к площадке с установками общественной связи. Повернувшись ухом в сторону установок, Враф активировал свой встроенный аудиоимплантант.

* * *

Зирид закрыл двери станции, избавившись от шума улицы, и набрал номер Наты[24]. Он никогда ей не звонил со своего комлинка, или по корабельному комму, опасаяспь, что БИРЖА подслушает его. Избыточная подозрительность спасала ему не раз жизнь, и в последний раз это было на Орд Мантелле.

Ната не отвечала, и он решил оставить ей сообщение.

— Ната, это я — Зирид. Я на планете. Если ты получишь это сообщение, то привози Арру к часу в Карсон-парк[25]. Я очень хочу увидеть вас обоих.

Он отключил связь, вышел и остановил такси.

Худой водитель-ботан с лицом, напоминающим лошадиную морду, смотрел на него в зеркало заднего вида.

— Куда?

— Просто полетаем на небольшой высоте.

— За твои кредиты, что угодно, приятель.

* * *

Даже издалека, Враф смог слышать через синтепластовые стены установки связи. К тому времени, когда разговор был закончен, он знал имя летчика — Зирид и имена тех, к кому пилот был неравнодушен — это Ната и Арра.

Он сел в аэротакси и с следил за сигналом нанодроидов. Дроид-водитель оглянулся и посмотрел на него.

— Куда желаете, сэр?

— Карсон-парк, но это потом, — ответил Враф. — Но пока, следуй точно моим инструкциям.

— Да, сэр.

Зирид был осторожен, он почему-то разговаривал с Натой из установки общественной связи, поэтому Враф ожидал, что его подопечный полетит извилистым маршрутом, и, возможно, несколько раз сменит транспорт. Он настроился на длительную поездку.

Даже если он потеряет его, то он знал, как и где найти его снова.

* * *

Аэрокар поднялся в воздух и влился в транспортный поток. Зирид попросил, чтобы водитель сделал ряд резких поворотов в течение десяти минут. Всё время он смотрел назад, пытаясь определить, не следит за ним кто нибудь. Какое-то время он подозревал одно из такси, но оно, через какое то время отстало и свернуло в сторону.

Впереди засияли неоновые огни казино "Серебряный сокол".

— Водитель, остановитесь здесь.

Он расплатился с ботаном, и выскочил из такси и вбежал в казино, где, пройдя через него, вышел в другие двери. Там он нанял другое такси и полетел прежним маршрутом.

Его никто не преследовал, и он вздохнул с облегчением.

Он вновь пересел на другое такси, которое имело большое багажное отделение. Водителем там был дроид.

— Куда желаете, сэр?

Даже на дроидов действовала сильная влажность. Корпус водителя имел многочисленные ржавые пятна. Его голова скрежетала, когда она поворачивалась.

— Мне нужно купить гравикресло.

Дроид на минуту замер, пока его процессор изучал городской справочник.

— Конечно, сэр.

Такси взлетело и направилось в сторону торгового склада, где продавали медицинское оборудование. Склад был заполнен всевозможной аппаратурой, и их встретил пожилой мужчина, который напомнил Зириду пугало.

Затем восемьдесят семь тысяч кредитов предоставили в распоряжение Зирида бывшее в употреблении гравикресло, рассчитанное на семилетнего ребенка и вводный курс по его эксплуатации. Зирид постоянно улыбался, пока дроид-грузчик загружал кресло в багажное отделение такси.

— Не часто здесь расплачиваются картами на предъявителя, — произнес старик, глядя как Зирид вставляет кредитную карту в терминал.

— Это такие же деньги, — ответил Зирид. Он догадывался, о чем думал старик.

— Верно. Я работал когда-то в больнице, чтобы вы знали. Это очень хорошая модель кресла.

— Оно ей понравится, — согласился Зирид.

Старик потер руки. — Это всё, сэр. Нам нужно заполнить несколько форм. Надо отметить, что покупка совершена с помощью карты на предъявителя. Они ведь не прослеживаются, как вы знаете.

— Мы можем сделать это в другой раз? — спросил Зирид, и направился к двери. — Мне действительно надо идти.

Старик старался изо всех сил, чтобы не отстать от него. — Но, сэр, это регламентируемое медицинское устройство. Для его продажи мне нужно ваше имя и адрес, сэр! Пожалуйста, сэр!

Но Зирид уже сел в такси.

— Я вернусь завтра, — сказал он и закрыл дверь кабины. — Парк Карсон, — сказал он дроиду.

— Заказ принят, сэр.

Глава 6

Сквозь окно такси Зирид видел внизу Карсон-Парк. Скамейки окружали большой пруд, в котором плавали зеленоносые утки. Пешеходные дорожки проходили через лесок. Столики для пикника тут и там усеивали траву. Общественные спортплощадки, в большинстве своем потрепанные, но еще работавшие, образовывали "пятачки", где общалась и играла окрестная молодежь.

Когда аэротакси приземлилось, Зирид посмотрел на свои часы. Он прибыл вовремя.

Расплатившись с водителем, и выгрузив гравикресло, он включил его, и, толкая перед собой, вошел в парк. Он почувствовал руками легкое гудение внутри кресла, хотя сначала подумал, что это трясутся от волнения его руки. Он направился прямо к набережной со скамейками, которая тянулась вокруг всего пруда.

Впереди он увидел Нату, везшую на инвалидной коляске Арру. Арра бросала зеленоносым уткам в пруд корм, который продавали дроиды, прибирающие парк. Она смеялась, когда утки, крякая, пытались схватить корм, вырывая его друг у друга. Для Зирида её радостный смех звучал словно музыка.

Он быстро огляделся вокруг. Кроме нескольких посетителей парка и дроидов рядом никого не было.

— Ната! — позвал он, и помахал им рукой. — Арра!

Он удивился, что его голос зазвучал совсем иначе, чем на "Толстяке", и ему это понравилось. Это был не голос перевозчика спайса, даже не голос солдата. Вместо этого раздался нежный голос отца, который любит свою дочь. С Аррой он становился лучше. Он знал это. И ему хотелось, чтобы это случалось как можно чаще.

Ната развернула коляску Арры, и он увидел, как глаза его дочери расширились от удивления и радости, когда она увидела его.

— Папа! — закричала его дочь.

Из всех слов в галактике, это было то слово, которое он больше всего хотел услышать. Она быстро закрутила колеса коляски и понеслась к нему, оставив Нату и всё еще крякающих уток позади себя.

— Что это? — спросила она подъехав. Её глаза были широко раскрыты, и она улыбалась.

Он опустился на колени и вынул её из коляски, заключив в крепкие объятия. Она показалась ему совсем маленькой в его руках.

— Это мой сюрприз для тебя, — ответил он.

Вдруг Арра с удивлением задала еще один вопрос: — А, что это у тебя? — произнесла она, постучав рукой по бронежилету, который он носил под одеждой.

Он почувствовал, что его щеки начинают краснеть. — Это для работы. Только и всего.

Она, казалось, поверила ему. — Смотри, тетя Ната. Гравикресло!

— Вижу, вижу, — сказала Ната, подходя к ним.

— Это мне? — спросила Арра.

— Конечно тебе! — ответил Зирид.

Арра завизжала от радости и крепко обняла его за шею, опрокинув с его головы шляпу. — Ты самый лучший папа на свете. Я могу попробовать его прямо сейчас?

— Конечно можешь, — согласился Зирид, и посадил её в кресло. — Пульт управления вот здесь. Тут очень легко разобраться, так что …

Она переключила джойстик вперед и полетела, прежде, чем он мог еще что-то сказать. Он просто посмотрел ей вслед и улыбнулся.

— Привет, Ната, — сказал он, обернувшись.

Родная сестра его жены выглядела уставшей. Она была еще молода, но на лице были видны ранние морщины, а под глазами выделялись темные круги. У неё были каштановые волосы, а такую прическу как у неё, как считал Зирид, уже никто не носил минимум лет пять. Зирид подумал, что и он выглядит так же, как и она, уставшим и потрепанным.

— Зирид. Это было очень мило. Я о кресле.

— Да, — согласился Зирид. — Похоже, оно ей понравилось.

Арра полетела в сторону уток, и те бросились врассыпную, перелетев к воде.

— Осторожно, Арра! — крикнул он ей.

— Всё в порядке, папа, — засмеялась она.

Он и Ната стояли рядом друг с другом, но между ними была какая-то эмоциональная пропасть.

— Давно не виделись. — произнесла Ната. — Она должна видеть тебя почаще.

— Я знаю. Я стараюсь, но …

Ната как будто хотела ещё что-то сказать, но промолчала.

— Как работа?

— Я официантка в казино, Зирид, — усмехнулась она. — Старая официантка. Работа тяжелая. Сильно устают ноги. Спина ноет. Я измучилась. А наша квартира размером с аэрокар.

Он не мог ей помочь, но принимал её боль близко к сердцу. — Я постараюсь заработать еще больше.

— Нет, нет. — Она махнула рукой, пытаясь перебить его. — Это не значит, что без твоих кредитов мы умрем от голода. Это не так. Я просто… чувствую, что я на беговой дорожке, понимаешь? Всё время бегу, а куда бегу - непонятно.

Он кивнул головой. — Я понимаю тебя.

Раздался крик Арры. — Папа, смотри!

Она летала на гравикресле вокруг него, не переставая смеяться.

— Осторожно, — сказал он, и тоже улыбнулся.

— Не торопись, надо привыкнуть к этому военному истребителю, — шутливол попросила её Ната.

Какое-то время они стояли молча. Затем голос Наты стал серьезным. — Как ты смог его приобрести, Зирид?

Он не смотрел на неё, боясь, что она увидит двойственность в его лице.

— Заработал. Как же еще?

— Что это за работа?

Ему не понравился тон вопроса. — Такая же, как всегда.

Она повернулась к нему, и строгое выражение на её лице напомнило ему Вэл. Они были так похожи, что у него даже подкосились от волнения ноги.

— Ты же посылал нам в течение года по сто, двести кредитов в месяц. Сегодня ты появился с гравикреслом, которое, как я знаю, стоит больше, чем аэрокар, на котором я езжу.

— Ната …

— Во что ты ввязался, Зирид? Эта нелепая шляпа, бронежилет…

— Всё то же…

— Ты думаешь, что я слепая? Глупая?

— Нет, конечно, нет.

— Я догадываюсь, чем ты занимаешься, Зирид. Арра уже потеряла мать. Она не может потерять и своего отца. Это убьет её.

— Со мной ничего не случится, — сказал он.

— Ты не слышишь меня. Ты думаешь, она бы предпочла иметь ноги вместо отца? Думаешь, что гравикресло для неё важнее, чем ты? Она светилась от счастья, когда узнала, что ты едешь к нам. Послушай меня, Зирид. Что бы ты ни делал, откажись от этого. Продай свой корабль, устройся на работу, здесь на планете, и просто будь отцом для своей дочери.

Ему было жаль, но он не мог. — Пока не могу, Ната. Пока еще рано. — Он повернулся к ней лицом. — Еще один рейс, и всё изменится. Еще один.

Она смотрела на него, лицо её было бледным. — Я предупреждала её, чтобы не выходила замуж за военного, а тем более за пилота.

— Вэл?

— Да, Вэл.

— Ната …

— Ты не знаешь, когда нужно остановиться, Зирид. Ты никогда не остановишься. Все вы, кто надевает броню и садится в кабину, думаете, что вы неуязвимы, что бластер не может убить вас, что ваш корабль не может быть сбитым. Но это может случиться, Зирид. И, если это произойдет, то для Арры это будет больнее, чем потеря её ног.

Он не знал, что ответить, потому, что она была права. — Я хочу купить ей мороженое. Тебе взять?

Она покачала головой, но он уже направился к торговому павильону. Он чувствовал, как Ната всё еще смотрит ему в спину.

* * *

Враф наблюдал, как Зирид отошел от женщины, сестры его жены, и направился к торговцу за мороженым для его дочери.

Его дочери.

Неудивительно, что Зирид всё время проверял — не следит ли кто за ним. Враф знал, что такая организация, как БИРЖА, или любой из хаттских картелей, мог сделать с семьей своего работника. Маленький ребенок мог стать рычагом, той ниточкой, которая заставит марионеток-родителей танцевать под нужную музыку.

Люди, живущие жизнью Зирида или Врафа, должны иметь достаточно сил, либо иметь могучего покровителя, чтобы защитить свою семью от всевозможных угроз. У Зирида не было ни сил, ни покровителей. Враф уважал его за то, что Зириду удавалось так долго сохранять в тайне существование дочери. Это было сродни подвигу.

Но теперь она была в этой игре действующей фигурой.

Враф, конечно, не собирался использовать её. Это было что-то вроде профессиональной гордости, он никогда не использовал членов семьи, а уж тем более детей, и действовал более тонко и хитро — как снайпер, а не как пилот бомбардировщика.

Враф был снайпером в душе. Один выстрел, один труп, без каких-либо заложников.

Он отвернулся от Наты и Арры, чтобы найти Зирида и обнаружил, что тот стоит прямо за его спиной, с красным стаканчиком мороженого в одной руке и зеленым в другой, а глаза в упор смотрят на него.

— Я тебя знаю, приятель? — спросил Зирид. Его глаза пробежались по одежде Врафа, оценивали его манеру держаться.

Враф немного ссутулился, изобразив, насколько мог, безобидное выражение лица. — Вряд ли. Вы местный?

Зирид сделал шаг навстречу, развернув свое тело для удара.

Враф еле удержаться, чтобы не встать в стойку для отражения предполагаемого удара. Тогда Зирид всё бы понял. Но Враф не мог позволить себе убить Зирида сейчас, пока он, с его помощью, не доберется до энгспайса.

— За кем ты следишь, приятель? — спросил Зирид.

— Папа! — позвала его дочь, но Зирид, не отрываясь, смотрел на Врафа.

— Я просто смотрел на зеленоносых уток. Мне нравится кормить их. — Он полез в карман и достал горсть пищевые кубиков, которые он купил у одного из парковых дроидов.

— Папа, я хочу зеленое мороженое. — Попросила Арра.

Увидев пищевые кубики, Зирид немного расслабился, хотя и не полностью. — Конечно, — сказал он. — Извини, приятель.

— Это ваша дочь? — задал вопрос Враф, кивая на девочку.

— Да, — ответил Зирид, и тень улыбки тронула его губы.

— Она кажется очень счастливой, — сказал Враф. — Хорошего дня, сэр.

Враф прошел мимо Зирида и оказался в потоке бегунов и велосипедистов, использовавших набережную парка в качестве беговой дорожки. Когда он удалился, то упрекнул себя за то, что на время упустил Зирида из виду. Пилот явно был опасным и неординарным противником.

* * *

Зирид внимательно проследил, как этот человек удаляется. Он почувствовал в его словах какую-то фальшь, но ничего доказать не мог. Он, почему-то, слишком заинтересовался Аррой и Натой, а в глазах его был холод, несмотря на глупое и улыбающееся лицо.

— Папа! Оно же растает!

Арра подлетела к нему, и он отдал ей мороженое, вытерев руку об куртку.

— Спасибо, сказала она и откусила. — М-м-м. Во-о-о-схитительно!

Он улыбнулся ей, и когда снова оглянулся, то этого странного человека уже не было.

— Кто это был? — спросила Ната, подойдя к нему.

Зирид рассеянно предложил Нате второе мороженое, всё еще глядя туда, где исчез этот человек. — Я не знаю. Никто.-

Ната, должно быть, поняла, что Зирид чем то встревожен. — Ты уверен?

— Да, — сказал он, заставляя себя улыбнуться. — Я уверен.

Только он ни в чем не был уверен.

— Думаю, я провожу вас до дому, ладно?

— Ура! — закричала Арра.

— Что такое? — спросила Ната. Она до сих пор еще не притронулась к мороженому.

— Ничего, — сказал он, не желая тревожить её. — Разве я не могу проводить моих девочек до их квартиры?

— Я не пойду, — не переставая смеяться, сказала Арра. — Я полечу.

* * *

"Ворон" Эрин вышел из гиперпространства. Она оставила одежды джедая и все сомнения там — на Алдераане.

— Курс на Вулту, Ти-шесть.

Астромех рассчитал координаты, и направил "Ворона" в сторону планеты. Вскоре стала видна одинокая планета, вращающаяся вокруг звезды. Свет солнца отражался от многочисленных искусственных спутников, вращающихся вокруг планеты, и от космических кораблей, снующих по её орбите.

— Ознакомь Планетарный контроль с имеющимися у меня полномочиями официального представителя Республики, — сказала она T-6. — Запроси разрешение на посадку в космодроме Энты-приозерной.

Дроид издал подтверждающую трель.

Эрин подумала, что если её отсутствие обнаружат слишком рано, то полномочия, вероятно, будут недействительны.

T-6 подтвердил серией звуковых сигналов, что разрешение получено, а на экране монитора появились координаты посадки.

— Сажай истребитель, Ти-шесть. А еще войди в планетную базу данных и найди мне адрес Зирида Корра.

Она не видела Зирида несколько лет. Может быть, он уже мертв. Или же, он не захочет помочь ей. Они были хорошими друзьями: Эрин была единственным человеком, кому Зирид рассказал о смерти жены, прежде чем ушел из армии. Эрин помогла ему справиться с первоначальным шоком. Она почувствовала, какое сильное потрясение он испытал, узнав о гибели жены и инвалидности дочери. Это было похоже на то, что почувствовала она, когда погиб мастер Заллоу. Зирид был благодарен ей, и она знала это. Но не собирается ли она просить у него слишком многого?

Т-6 разочарованно пискнул. Зирида Корра не оказалось в планетарных каталогах.

Эрин сжала кулак от досады, а планета всё приближалась.

— У его жены была сестра. Её, кажется, звали Натала… Натала… Юмс. Ти-шесть, попробуй найти её.

Через несколько мгновений T-6 выдал адрес. Она жила около озера в Энте-приозерной, и была опекуном девятилетней девочки по имени Арра Юмс.

— Арра?

Эрин знала, что дочь Зирида звали Аррой. Если Натала была опекуном девочки, то Зирид вполне может быть мертв. Её план начал разваливаться, и не было никого, кто бы мог ей помочь. Если Зирида не было в живых, то как же она сможет отомстить за смерть мастера Заллоу?

У неё не было выбора, кроме как попробовать самой. Она не знала, как она сможет прорваться сквозь имперскую блокаду Корусканта без посторонней помощи.

"Ворон" Эрин несся сквозь атмосферу в окружении высокой температуры и пламени. Когда она вошла в голубое небо стратосферы Вулты, то увидела под собой большой синий овал озера Энта, окруженного кольцом городских кварталов.

T-6 пристроился в поток кораблей, летящих к космодрому, а затем направился к указанной посадочной площадке. Она должна найти Наталу.

* * *

Зирид чувствовал себя отцом, когда провожал Нату и Арру обратно до их квартиры в доме, расположенном рядом с озером. Он почувствовал себя неудачником, когда увидел, что это была за дыра. Они жили в одном из особняков, переоборудованном под социальное жилье властями. Ржавчина, битое стекло, груды камней и щебня, обшарпаные стены. Наркоманы и пьяницы, казалось, были везде и всюду.

— Он выглядит хуже, чем есть на самом деле — тихо сказала ему Ната, чтобы Арра не смогла её услышать.

Зирид кивнул в ответ головой.

— Ты слышал, что произошло на Корусканте? — спросила Ната, по-видимому, желая сменить тему разговора. — В сети только об этом и говорят.

— Я слышал.

— Как ты думаешь, что будет дальше?

Он пожал плечами.

Пока они шли, он смотрел во все глаза по сторонам — нет ли чего подозрительного, но ничего не увидел. Однако, он не мог избавиться от ощущения, что, что-то пошло наперекосяк. Человек в парке просто смердел угрозой.

Они поднялись по обветшалой лестнице на несколько этажей вверх. Зирид не вошел в квартиру, и Ната не стала его приглашать. Арра ловко маневрируя гравикреслом, влетела в квартиру.

— Ты настоящая дочь пилота, — сказал он ей.

Она засветилась от счастья. — Я люблю тебя, папа.

— И я тебя люблю.

Он поднял её из кресла и прижал к себе так сильно, что она взвизгнула. Он почувствовал отсутствие её ног, и это отозвалось резкой болью в его сердце. Он не хотел отпускать её, но знал, что должен идти.

Он смог увидеть небольшой кусочек крошечной двухкомнатной квартиры через плечо Наты. За углом было видно окно кухни.

— Ты скоро вернешься, папа? — спросила Арра, когда он опустил её обратно в кресло.

— Да, — ответил он четко, словно выстрелил из бластера. — Скоро. — Он дернул её за нос, и она захихикала. — Я верну тебе его обратно, когда вернусь.

Ната, стоя рядом, погладила её по волосам. — Пора делать домашнюю работу, Арра. Затем будем ложиться спать.

— Хорошо, тетя Ната. Пока, папа, — сказала она, а её глаза заслезились. Она старалась быть сильной.

Зирид опустился на колени. — Я скоро вернусь. Через несколько дней. Договорились?

Она кивнула, и он взлохматил её волосы. Она развернула гравикресло и полетела в свою комнату.

Зирид попытался сохранить её образ в своей памяти.

— Ей очень понравилось это кресло, — произнесла тихо Ната. — Ты всё сделал правильно, Зирид.

— Я собираюсь забрать вас отсюда, — сказал он. — После того, как выполню это задание…

Ната подняла руку и покачала головой. — Я не хочу слышать о твоей работе. Я просто хочу, чтобы ты обещал, что не будешь понапрасну рисковать.

— Я обещаю, — ответил он.

— Мы будем рады видеть тебя, когда вернешься. У нас всё есть, Зирид. Это не так много, но этого достаточно.

Он сунул руку в куртку и вынул карту на предъявителя. — Здесь более тринадцати тысяч кредитов. Возьми её. Купи что-нибудь приятное и нужное для себя и Арры.

Она смотрела на карту, как будто та могла её укусить. — Тринадцать тысяч… — Она посмотрела ему в лицо. — Как ты смог заработать такую сумму денег?

Он проигнорировал её вопрос и держал карту пока она её не взяла.

— Спасибо, Ната. За всё. — Он обнял её, как-то неловко, и как всегда робко и неуклюже. На ощупь она была слишком худой, и некрасивой, словно старый свитер. Он поклялся себе, что непременно увезет их из этих трущоб. Он сделает всё, что для этого потребуется.

— Береги себя, Зигзаг, — сказала Ната.

— Я буду. И я скоро вернусь.

Она просто стояла и ничего не говорила.

Как только дверь перед ним закрылась, и щелкнул запор замка, у него в голове сработал переключатель. Зирид, бывший до этого отцом, вмиг превратился в Зигзага — солдата и контрабандиста.

С человеком в парке всё было не так, от его волос и одежды, до холода в его глазах. Он мог быть простым прохожим, или мог быть тем, кто представлял угрозу.

Зирид решил спрятаться в этом доме и некоторое время присмотреть за их квартирой, просто, чтобы быть уверенным, что Нате и Арре ничего не грозит.

Он поднялся этажом выше и стал наблюдать. Он не был в карауле с тех пор, когда был еще новобранцем в армии. Ничего подозрительного он пока не заметил.

* * *

Враф сидел в аэротакси около ветхого жилого дома. Запах гнилой рыбы и нечистот шел от озера. Он наблюдал уже долгое время, отслеживая сигнал нанодроидов. Зирид всё не выходил. Возможно, он находился в квартире с Натой и Аррой.

Он подождал какое-то время, а потом решил посмотреть, что и как. Он заплатил дроиду-водителю, вышел из такси на улицу, где ему пришлось уклоняться от нескольких старых спидеров и скоростного аэробуса, которые летели на небольшой высоте вдоль улицы, и направился через дорогу к дому.

* * *

За время нахождения в подъезде глаза Зирида привыкли к тусклому свету мигающих огней, мерцавших в коридоре. Дверь квартиры Наты и Арры была примерно в середине коридора. К ней можно было пройти только по этому коридору.

Дальнее крыло коридора заканчивалось окном с треснувшим стеклом. Ближнее — лифтом и выходом на лестницы. На четвертый этаж можно было попасть только лифтом, через лестницу или же снаружи, через окно. И он контролировал все входы.

Зирид был готов любому, кто будет крутиться на площадке, приставить дуло бластера к животу. Но так поступать он не будет. Он не хотел привлекать к себе лишнего внимания, и он не хотел устраивать здесь кровавых разборок без лишней необходимости. Наконец таки он решил обосноваться у аварийной лестницы около лифта. Он приоткрыл дверь верхней площадки, чтобы можно было видеть лифт, площадку перед коридором, и лестницу, ведущую на пятый этаж.

Хорошее место для наблюдения, решил он.

Он достал из кобуры бластер E-9, небольшой, но приличной убойной силы, положил его в передний карман куртки и стал ждать.

Минуты шли одна за другой, и вот прошло полчаса, час, и он начал думать, что его излишняя подозрительность сыграла с ним злую шутку. В это время в здании было малолюдно. Дроид-уборщик, устаревшей модели, вышел из скрипучего лифта и стал пылесосить пол, не обращая никакого внимания на Зирида. Когда он завершил уборку на этаже, то удалился в бытовую комнату рядом с лифтом.

Зирид остался вновь один, ощущая дискомфорт от неприятного запаха мочи и нечистот, который шел с лестничного пролёта. Он обязательно вызволит свою дочь из этого гадюшника. Он даст ей возможность жить в лучших условиях; для этого он превратится в человека без принципов и угрызений совести, хотя он в душе всегда презирал таких людей. А, что же она имеет сейчас? Ветхую квартиру, и вечно отсутствующего отца, который может погибнуть во время очередного рейса.

А, гравикресло, напомнил он себе. Но всё-таки…

Он должен остаться живым и невредимым. Он не должен отказываться от этой работы, пока не рассчитается с БИРЖЕЙ. Поэтому, он должен удачно завершить этот последний рейс на Корускант…

Дверь лестничной клетки на первом этаже открылась с громким скрипом. Затем он услышал гул лифта, поднимающегося вверх.

Собранный и напряженный, он подошел к перилам на краю лестницы и заглянул вниз. Свет от люминесцентных светильников, прикрепленных к потолку двумя этажами выше, не очень сильно освещал площадку и лестницу перед ним. Внезапно, этажом ниже, промелькнула тень, и Зириду показалась, что она по своей форме напоминает человеческую фигуру, которая стала потихоньку подниматься по лестнице.

Между тем, раздалась трель лифта, извещавшая, что он остановился на четвертом этаже.

Зажав бластер в руке, Зирид прижался к стене возле дверного проема лестничной клетки. Кто-то медленно поднимался по лестнице. Время от времени шаги затихали, как будто неизвестный был не уверен в правильности пути, или останавливался чтобы прислушаться.

В это время открылись двери поднявшегося лифта, и Зирид услышал мягкий шелест одежды — кто-то из него вышел. Двери лифта закрылись.

Звуки шагов на лестнице послышались снова, затем смолкли.

Зирид, сосчитав до трех, выглянул в дверной проем, чтобы увидеть того, кто вышел из лифта.

По коридору шел человек укрытый плащом. Он был ростом с мужчину, которого он встретил в парке, и шел вдоль дверей, разглядывая номера квартир. Зирид не видел его рук. Он бросил взгляд назад, на лестницу, но ничего не услышал и осторожно двинулся в сторону коридора.

Фигура в плаще остановилась перед квартирой Наты и посмотрела в портативный инфопланшет, размером с ладонь, как будто сверяясь с записанным там адресом.

Зирид увидел всё, что он хотел видеть. Он вынул руку с E-9 из кармана куртки.

— Эй, ты! Отойди от этой двери.

Фигура повернулась к нему, стремительно опустив одну руку на уровень пояса. Зирид не колебался. Он нажал на курок, и прозвучал приглушенный хлопок выстрела Е-9, напоминающий звук вежливого кашля.

За то неуловимое время, что Зирид нажимал спусковой крючок, неизвестный, движением настолько быстрым, что оно казалось размытым, извлек из-под плаща серебристый цилиндр, выбросивший сияющую зеленым полосу, и отбил ей выстрел Е-9 в пол.

Прежде чем Зирид успел сделать еще один выстрел, незнакомец поднял голову и деактивировал свой световой меч.

— Зирид?

Женщина.

Зирид не расслаблялся и не опускал свое оружие. Но световой меч сбивал его с толку. Джедай?

— Кто ты? — спросил он.

Незнакомка откинула капюшон плаща, и стали видны её длинные рыжеватые волосы и нежные зеленые глаза, которые Зирид никогда не забывал. Тревожная напряженность моментально спала, оставив место радостному благодушию.

— Эрин? Эрин Ленир? Что ты здесь делаешь?

— Ищу тебя, — ответила она и указала на дверь в квартиру Наты. — Я думала, … я хотела спросить сестру твоей жены…

— Ты одна? Кто еще с тобой?

Она опешила от его быстрых вопросов. — Я… да. Никого.

— Как ты меня нашла?

— Счастливый случай. Я вспомнила имя твоей родственницы. Я надеялась, что она поможет мне найти тебя.

— Оставайся здесь, — крикнул он и поспешил обратно по коридору на лестничную площадку. Он посмотрел вниз, но никого и ничего не увидел. Тот, кто только что был на лестнице, исчез.

Он предположил, что это, скорее всего, местный житель возвращавшийся домой.

Он пошел обратно, видя, как Эрин заинтересованно смотрит на него. Она глядела на него так, когда успокаивала его после получения известия о гибели Вэл.

— Что случилось? — спросила она.

Без сомнения, она почувствовала его тревогу.

— По всей видимости, ничего. Это просто моя извечная подозрительность.

Она снова улыбнулась, но он увидел в ней, что-то новое — в её глазах была непреклонная твердость. Ему не нужно было уметь пользоваться Силой, чтобы понять — она стала другой.

— А что с тобой случилось? — задал он вопрос. — Я недавно видел тебя в новостях. Я думал, ты находишься на Алдераане.

Её глаза покрыла вуаль грусти и печали. Он никогда не видел её такой раньше. Он и сам был таким, узнав о гибели жены.

— Я была там. Это то, о чем я хочу поговорить с тобой. Мне нужна твоя помощь. Можем ли мы пойти куда-нибудь и поговорить?

— Сейчас не очень подходящее время, Эрин.

— Это очень важно.

На мгновение он похолодел от страха, решив, что джедаи узнали об энгспайсе, и были полны решимости остановить его. Но она ничего не сказала о спайсе.

— Это личное, Зигзаг. Это не для Ордена.

Он вздохнул с облегчением, даже улыбнулся, когда она назвала его этим глупым прозвищем. Может быть, весь их разговор звучит так же глупо. Он оглянулся и посмотрел на квартиру Наты.

Она была закрыта и заперта, как и все остальные двери в коридоре. На шум от выстрела бластера и шипение светового меча, никто не отреагировал, и ни одна из дверей не открылась.

Он должен как можно скорей забрать их оттуда. Это не место для проживания его ребенка.

Эрин коснулась его руки. — С тобой всё в порядке?

Он глубоко вздохнул и попытался успокоиться. За последнее время случилось столько всего. С момента прибытия на планету, он постарался принять все меры предосторожности, но что-то пошло не так. Никто не должен был знать о существовании Арры и Наты, а тем более то, где они жили. Эрин вышла на него только потому, что они были друзьями и она знала о Нате. Человек из парка, вероятно, был просто случайным прохожим.

— Нет, со мной всё в порядке. Я знаю место, где мы можем поговорить. По старой дружбе. Но не долго, у меня очень мало времени. Я жду звонка.

Орен мог позвонить ему в любое время.

Они вышли на улицу и направились к остановке общественного транспорта, чтобы сесть на скоростной аэробус, следующий до космопорта. Они поднялись на борт и встали отдельно друг от друга. Зирид смотрел, как дом, где жили Ната и Арра, быстро исчезает вдали. Он пытался заглушить возникшее чувство беспокойства и тревоги, убеждая себя, что с ними всё будет хорошо.

* * *

Враф задержался у входа на лестничную площадку, где была квартира Зирида. Его определитель позволил ему обнаружить пилота прежде, чем он успел достичь середины лестницы.

Зирид вычислил его, или он просто очень осторожен?

Враф остановился, прислонившись к осыпающейся кирпичной стене, и стал ждать. Он периодически смотрел на показания прибора. Вскоре Враф увидел, как Зирид сел на скоростной аэробус, следующий к космодрому. Его сопровождала женщина, но это была не Ната.

Он активировал свой комлинк и вызвал своих помощников, которые находились в районе космодрома.

— Он едет на рейсовом аэробусе в сторону космопорта, всем следовать туда. Я отправляюсь следом.

* * *

Зирид и Эрин ехали всю дорогу молча. Вскоре аэробус добрался до конечной остановки, остановившись у покрытого ржавчиной комплекса зданий космопорта. Оттуда они направились по оживленному переходу в казино, называющиеся "Спиральная галактика", где, как знал Зирид, работала Ната. Море дыма, крики посетителей, мигающие огни и громкая музыка встретили их там. Никто не смог бы подслушать их разговор в таком шуме.

Зирид провел Эрин в бар, выбрал столик в углу, из-за которого можно было наблюдать за всем помещением бара и сел. Он отмахнулся от бармена, прежде чем молодой человек успел подойти к ним. Эрин стала внимательно рассматривать казино, отчего её лоб покрылся крошечными морщинами. Ему казалось, что прошло как минимум десять лет с тех пор, когда он видел её в последний раз. Он подумал, что она почти не изменилась, не то что он. Он был удивлен, что она узнала его в темном коридоре. Может почувствовала его в Силе?

Он откинулся в кресле и заговорил достаточно громко, чтобы быть услышанным в этом шуме. — Ты сказала, что тебе нужна моя помощь?

Она кивнула, наклоняясь к столу, чтобы опереться на него локтями. Она смотрела мимо него, когда говорила, и, у него создалось впечатление, что она произносила заранее отрепетированную речь. — Мне нужно попасть на Корускант и как можно скорее.

Он усмехнулся. — Значит, я не один такой.

Его ответ озадачил её. — Что ты имеешь в виду?

— Не бери в голову. Корускант не совсем подходящее место для джедаев в данный момент.

— Нет. И, это… Орден не поставлен в известность.

Ее ответ удивил его. Он никогда не думал, что Эрин способна действовать, не получив одобрения Ордена.

— Правда?

— Да, правда.

— Ты же можешь подождать, пока переговоры на Алдераане не будут завершены, не так ли? Узнать, как всё пройдет? Через неделю…

— Я не могу ждать.

— Не можешь? Почему?

Она откинулась на спинку кресла, как бы увеличивая расстояние между ними, чтобы он не смог заметить её смущение и ложь. — Мне нужно кое-что забрать из Храма.

— Что?

— Кое-что личное.

Он наклонился вперед, уменьшая расстояние между ними, как бы снижая возможность для неё говорить неправду. — Эрин, мы не видели друг друга много лет. Ты внезапно появляешься, словно из тумана, говоришь мне, что нужна моя помощь, чтобы добраться до мира, который только что захватила Империя, и, что действуешь ты без санкции Ордена джедаев.

Он дал ей понять, на мгновение, что надеяться на его помощь бесполезно, но тут же сказал: — Может быть, я хочу помочь тебе. Может быть, я смогу помочь.

В её глазах вновь вспыхнул луч надежды.

— Ты поддержала меня в трудную минуту. Но мне нужно понять, для чего это тебе надо.

Она улыбнулась и покачала головой. — Я соскучилась по тебе и только теперь это поняла.

Он почувствовал, что его щеки начинают краснеть, и попытался скрыть свое смущение. На самом деле он и раньше не мог скрыть от неё свои чувства. Она могла ощутить эмоции, которые у него вызвали её тёплые слова.

Она выпрямилась в кресле и положила руки на стол, соединив их. Он чувствовал своё волнение оттого, что их руки оказались так близко друг от друга. Он понял, что, так же, скучал по ней.

— Во время нападения погиб очень близкий мне человек.

Её слова неприятно удивили его.

— Муж? — Оказывается, джедаи могут жениться? Он не знал об этом.

Она покачала головой. — Мой учитель. Вен Заллоу.

— Мне очень жаль. — Он с сочувствием дотронулся до её руки, получил сильный разряд энергии, словно удар током, и резко отдернул руку. С удивлением он взглянул на неё, но увидел на её лице не только боль, но и гнев.

— В Храме остались видеозаписи нападения. Мне нужно увидеть, как он погиб.

— Его могла убить бомба, Эрин. Что угодно.

Она покачала головой, прежде чем он закончил свою фразу. — Нет. Его убил сит.

— Откуда ты это знаешь?

— Я знаю это. И я хочу увидеть этого сита, узнать его имя.

Его осенило. — Ты хочешь убить его.

Она не стала отрицать это.

Он с облегчением выдохнул. — Проклятье, Эрин, я думал, что ты пришла сюда, чтобы арестовать меня.

— Арестовать тебя? За что?

— Неважно, — ответил он. — Неудивительно, что Орден не санкционировал твое решение отправиться на Корускант. Ты говоришь о том, чтобы кого-то убить. И как это отразится на мирных переговорах?

Холод, стоящий в её глазах был непривычен для него. — Я говорю о мести за смерть моего учителя. Они убили его, Зирид. Я просто так этого не оставлю. Ты думаешь, я не понимаю, что я делаю? Чего это мне будет стоить?

— Нет, я думаю, этого ты не понимаешь.

— Ты ошибаешься. Я хочу, чтобы ты помог мне, Зирид, а не читал нравоучения. Сейчас я должна попасть на Корускант. Ты мне поможешь?

Он привык работать в одиночку. Это был образ его жизни. Но, работая с Эрин, он всегда чувствовал… уверенность и надежность. Если бы он мог выбирать, с кем лететь, он выбрал бы её.

Его комлинк подал сигнал. Он посмотрел на него, увидел зашифрованное сообщение от Орена. Он дал команду расшифровки.

Груз на борту "Толстяка". Вылетай немедленно. Груз горит.[26]

Он посмотрел через стол на Эрин. — Ты оказалась здесь вовремя.

Ее глаза смотрели вопросительно.

— Мне, как и тебе, нужно попасть на Корускант. Прямо сейчас.

— Что? — Она выглядела ошеломленной.

Он отодвинул свой кресло и встал. — Идешь?

Она осталась в своем кресле. — Ты летишь на Корускант? Сейчас?

— Да, прямо сейчас.

Она встала. — Тогда да, я иду.

— На чем бы ты ни прилетела сюда, ты должна всё оставить здесь. Мы полетим на моем корабле.

Эрин достала свой комлинк и стала говорить, стараясь перекричать шум казино.

— Ти-шесть, подготовь "Ворона" к длительной стоянке. Я собираюсь покинуть планету. Следи за нашим подпространственным каналом, я свяжусь с тобой.

Дроид ответил какофонией недовольных трелей.

Они начали пробираться сквозь толпу.

Эрин взяла его за локоть и приблизила его ухо к своему рту. — Это не может быть совпадением, ты знаешь. Учитывая нашу нечаянную встречу. Сила свела нас вместе, чтобы мы могли помочь друг другу. Ты понимаешь это, не так ли?

За столом рядом с ними, зазвонил колокольчик и забрак высоко вскинул руки, крича от радости.

— Джек-пот! Джек-пот!

Зирид решил, что он должен ей всё объяснить. Он старался перекричать шум. — Если Сила свела нас, то она имеет странное чувство юмора.

Ее глаза сузились в вопросе. — О чем ты говоришь?

Он пригнулся к ней. — Слушай, то, чем я занимаюсь, не похоже на благотворительность.

Лицо её нахмурилось, а её тело слегка отстранилось от него. — Что ты имеешь в виду?

— Я собираюсь дать тебе еще один шанс, чтобы задать этот вопрос прежде, чем я на него отвечу. Перед тем, как ты скажешь "да" или "нет", я хочу, чтобы ты знала, какой груз я повезу на корабле, Эрин. Я не горжусь этим, но я должен это сделать. Итак, ты хочешь знать?

— Да, — сказала она, и подморгнула ему. — Но позднее. А сейчас постарайся не смотреть по сторонам. За нами наблюдают.

Усилием воли он не отрывал от неё глаз. Орен сообщил ему, что груз горит, но он не понял его намека. Он притворно улыбнулся. — Где? Сколько?

— Я вижу двоих. Человек, мужчина, у бара, коричневая куртка, длинные черные волосы. Справа от меня другой человек, мужчина, в длинном черном пальто и перчатках.

— Ты уверена? — Он кивнул, как будто он в чем-то согласился с ней.

— В общем, да.

— Что нам с ними делать? — спросил он её.

Забавно, как они так легко оказались в прежних ролях. Она отдает приказы, а он подчиняется им.

— Изображаем дурачков и следуем в космопорт. Пока идем — наблюдаем. Потом….

— Что "потом"?

Ее рука легла на пояс, где под плащом был световой меч.

— Потом мы будем импровизировать.

Он мысленно перебрал свое оружие и его расположение, и улыбнулся.

— Хороший план, — сказал он, и они направились к выходу.

Глава 7

Шаттл забрал Илину и Малгуса на "Доблесть" — его флагман. Малгус рассеяно смотрел в иллюминатор шаттла. Он чувствовал на себе взгляд Илины, но не оборачивался. Его мысли были о Силе, о дальнейшей судьбе Империи. О том, как на его глазах расходятся пути Империи и Силы. Вопрос был очень важен для него — что он будет делать дальше, после всего, что произошло?

Из динамиков раздался голос пилота: — Дарт Малгус, Дарт Анграл желает говорить с вами.

Малгус вопросительно наклонил голову. Он взглянул на Илину, но она смотрела в иллюминатор на удаляющуюся поверхность Корусканта.

— Переключи канал связи сюда.

В салоне шаттла засветился маленький голопроектор и показал голографическое изображения Дарта Анграла. Он сидел за тем же самым столом в кабинете канцлера, из-за которого ранее читал нотации Малгусу. Малгус удивился, если Адраас всё еще был бы там.

— Мой Повелитель, — сказал Малгус, но в его голосе проскользнула фальшь.

— Дарт Малгус, я вижу ты воссоединился со своей… спутницей. Я рад за тебя.

— Я переправлю её на "Доблесть", а затем вернусь на поверхность, чтобы продолжить…

Анграл поднял руку и покачал головой. — В этом больше нет необходимости, старый друг. В твоем присутствии на Корусканте больше нет нужды. Вместо этого мне нужно, чтобы ты возглавил блокаду и обеспечил безопасность гиперпространственных путей.

— Повелитель, любой офицер флота может…

— Но я приказываю это тебе, Дарт Малгус.

Малгус достаточно долго глядел на изображение Дарта Анграла, прежде чем позволил себе ответить: — Будет исполнено, Дарт Анграл.

Он разорвал связь, и изображение исчезло в голопроекторе.

Головная боль засела в основании его черепа. Он чувствовал как, пульсируют вены, как с каждым ударом пульса усиливается его разочарование и растет его гнев.

Ему не нужно было быть опытным в политических маневрах, чтобы понимать, что выделив ему второстепенную роль, Анграл четко и ясно дал понять — Малгус попал в немилость. Анграл использовал его достаточно долго, чтобы обеспечить успех захвата Корусканта, а теперь отдал свое покровительство Повелителю Адраасу. Всего за день он скатился от покорителя Корусканта до второстепенного Сита.

Он взглянул на Илину еще раз, задаваясь вопросом, как много из этого она понимает.

Она не глядела на него, продолжая смотреть в иллюминатор.

* * *

Пешеходы толпились на туманной улице у входа в казино. Запах от озера был отвратителен: мертвая рыба и другие органические отходы. Зирид пробежался глазами по толпе, выискивая любого, кто мог показаться ему подозрительным. В толпе было пара десятков тех, кто, возможно, мог наблюдать за ним.

— Я не могу распознать никого в этой толпе, — тихо промолвил он.

Два упитых в хлам хоука, вопили песню на своем родном языке. Взревев движками своего свупбайка, в воздух взлетел молодой ботан. Вдоль улицы выстроились вездесущие аэротакси. Прямо над ними пролетали аэрокары и общественные аэробусы.

— Продолжаем идти, — сказала Эрин, — но не спеша.

Космопорт занимал несколько кварталов и начинался через дорогу от них. Светящиеся рекламные щиты занимали все наружные стены. Они рекламировали всё, что можно было себе представить: от рекламы курортов и энергетических напитков, до всевозможных банковских услуг. Зирид понял, что завидует банкирам.

Шагая с притворной беспечностью, они пересекли улицу, вызвав волну сигнальных гудков и возмущенно вскинутых кулаков, и направились к ближайшим воротам космопорта.

— Не оглядывайся, — вновь сказала Эрин. — Они там.

— Откуда ты знаешь?

— Я чувствую.

Двери в космопорт открылись. Тележка с багажом, которую катил дроид, показалась из дверей, сопровождаемая дюжиной различных разумных существ, только что прибывших на планету. Двери закрылись за ними, отрезая их от галдежа таксистов.

* * *

Враф сидел на скамейке в зале космопорта, расположившись между женщиной родианкой, слева от себя, и мужчиной иторианцем, справа. От иторианца пахло кожей и он напевал какую то мелодию двумя своими ртами.

Враф заметил, как Зирид с женщиной вошли в здание космопорта. Зирид стал оглядываться, а в его взгляде сквозила подозрительность. Но Враф за столько лет так отточил свои приемы скрытности и маскировки — мастерство, неоценимое для снайпера — что взгляд Зирида прошел мимо него.

Он прошептал несколько команд, которые никто из находящихся рядом, из-за шума в зале, не услышал. Имплантант, встроенный в челюсть усилил его слова и переслал их в наушники его помощников.

— Он очень осторожен. Держитесь от него на расстоянии.

Враф не хотел, чтобы Зирид почувствовал угрозу и сбежал прежде, чем Враф обнаружит груз. Его команда незаметно и аккуратно проникла на корабль часом ранее, и обыскала его. Они ничего не нашли, и никто с тех пор не посещал корабль, кроме стандартного визита дроидов технического контроля, обслуживающих корабли, готовящиеся к отлёту. Двое членов его команды заняли позицию у корабля, и не спускали с него глаз

Враф наблюдал за Зиридом и женщиной периферическим зрением и, используя свой аудиоимплантант, подслушивал их, насколько это было возможно в шумном порту.

* * *

Зирид изучал лица существ вокруг него, ища любого, кто мог бы наблюдать за ним. Лица сливались одно в другое. Он чувствовал, что их преследователи наступают ему на пятки. Не удержавшись, он развернулся и бросил взгляд назад.

Среди моря лиц его взгляд выхватил двух людей, которых Эрин заметила в казино. Оба заметили, что он смотрит на них.

Он отвел взгляд, проклиная себя.

— Они знают, что мы их заметили, — пробормотал он.

Эрин посмотрела на большой экран, висящий на стене, где передавали свежие новости о переговорах на Алдераане.

ПЕРЕЛОМ В ПЕРЕГОВОРАХ? — гласил заголовок.

Мужчина, человек, с морщинистым лицом, темными и зачесанными назад волосами, что-то говорил. Зирид не знал кто это такой. Подпись под изображением гласила: Повелитель БАРАС.

— Эрин, ты слышала, что я сказал?

Она с трудом оторвала глаза от экрана. — Я слышала тебя. Как ты думаешь, чего они хотят?

Зирид заимел много врагов с тех пор как стал работать с БИРЖЕЙ, но он полагал, что преследователям нужен энгспайс.

— Им нужен груз, который мы везем на Корускант. — сказал он.

Они шагнули на автоматический эскалатор, который понес их сквозь космопорт. Через транспаристиловые окна, расположенные вдоль одной стены, они могли видеть фрахтовики и другие небольшие корабли, стоящие на посадочных площадках. Тут же автоматические краны грузили и разгружали корабли.

Он смотрел в траспаристил под таким углом, чтобы можно было заметить появление преследователей. И они появились. Но он не мог с уверенностью сказать, действительно ли их только двое или больше.

— Они только что взошли на наш эскалатор, — произнес Зирид, видя, что те направляются вслед за ними.

— Зирид, объясни мне, что это за груз.

Он не колебался, хотя, отвечая, он не смотрел на неё. На самом деле он ответил своему отражению в транспаристиле. — Энгспайс.

Некоторое время она ничего не говорила, и ему не нравился смысл этого молчания.

— Как ты докатился до перевозки энгспайса? — наконец спросила она.

Еще больше ему не понравился её обвиняющий тон, и он повернулся к ней лицом. — А как ты покинула Орден и отправилась убивать? Долгая история, правда? Вот и у меня…

Она смотрела на его лицо, широко открыв зеленые глаза. В её глаза он увидел такую боль, какой никогда не видел раньше. 

— Ты прав. Прости, Зирид. Я не имела…

— Я не горжусь этим, Эрин.

— Я знаю.

Она знала. Она чувствовала его вину, раскол в его душе.

— Мы делаем то, что делаем, — произнесла она.

— Мы делаем то, что должны.

— Верно, — согласилась она. — То, что должны.

Они перешли на шаг, перешагнули со ступенек на пол. Он продолжал наблюдать за двумя людьми позади себя. Они не делали попыток приблизиться к ним.

— Чего они ждут? — спросила Эрин.

Это же интересовало и Зирида, но ответ пришел почти сразу. — Они не знают того, что знаю я — где спрятан спайс.

Впереди он увидел посадочную платформу, где под именем "Красный карлик" был припаркован "Толстяк". Мимо проехал длинный погрузчик. Взвод обслуживающих дроидов топал за ним. Мужчина и женщина, стоящие перед ними обнялись, улыбаясь друг другу, и, помахав на прощание руками, разошлись.

Его внимание привлекла другая парочка. Один сидел на стуле рядом с дверью ведущей на посадочную платформу. Портативный компьютер был раскрыт на его коленях, но он не обращал на него внимания. Второй смотрел в транспаристиловое окно, якобы глядя на посадочную платформу.

Зирид понял, что тот наблюдает за их прибытием в отражении.

— Ты знаешь, где он? — спросила Эрин.

Он на моем корабле, — ответил он. — БИРЖА использует перепрограммированных дроидов технического контроля, чтобы пронести нелегальный груз на транспорты-перевозчики.

* * *

Враф шел рядом с тви'лекой, несущей небольшую дорожную сумку. Находясь рядом, он всем своим видом давал понять, что идет вместе с ней. Услышав слова Зирида через свои аудиоимплантанты, он проклял себя за то, что упустил очевидное. Оказывается, что дроиды технического контроля были запрограммированы на погрузку энгспайса.

Враф не имел достаточной огневой мощи, чтобы уничтожить корабль Зирида, поэтому ему придется идти более сложным путем.

— Груз находится на корабле. Наши подопечные еще не поднялись на борт, — стал говорить он. Его слова звучали достаточно громко, чтобы тви'лека, вопросительно взглянув на него, отошла в сторону.

— Кейн, — связался он с водителем спидера, припаркованного снаружи. — Будь готов забрать нас с посадочной платформы, где находится объект.

Враф достал свой бластер и начал проталкиваться сквозь толпу.

— ВСЕМ ЛЕЖАТЬ!

* * *

Человек, смотревший в транспаристиловое окно, сразу повернулся, а человек, сидящий на скамейке, отложил в сторону портативный компьютер и встал.

— Вот и они, — сказал Зирид.

Эрин быстро положила руку на рукоятку своего меча. — Я вижу их.

Зирид оглянулся и увидел, как двое мужчин, следивших за ними от казино, перешли на быстрый шаг, затем побежали, расталкивая толпу. Оба потянулись за спины — явно за оружием.

Третий человек, которого Зирид не замечал раньше, но который почему-то был смутно знаком ему, громко закричал "Всем лежать!", и выстрелил из бластера в высокий потолок.

Толпу охватила паника. Со всех сторон слышались крики, люди бросались на пол, прятались за скамейки и кресла. Десятки дроидов, находящихся поблизости, прекратили свою работу и в замешательстве начали крутить головами  — в непредвиденных ситуациях их программы работали не лучшим образом.

Двое мужчин, находившихся перед кораблем, открыли огонь из бластеров по Эрин и Зириду, когда те приблизились к ним. Эрин включила световой меч, и его клинок, образовав гудящую дугу перед ними, стал отклонять бластерные выстрелы в потолок и пол.

Еще больше криков. Едкий запах бластерных выстрелов.

Из подмышечной кобуры Зирид выхватил бластер и влепил два выстрела в одного из мужчин. Попадания сбили того с ног, оставив на обугленной рубашке две черные дыры в груди.

Зирид обхватил Эрин и толкнул её за квадратное тело стационарного обслуживающего дроида, в то время, как выживший человек возобновил стрельбу. Еще трое преследователей приближались со спины. Выстрел задел подошву его ботинка, тот почернел и задымился. Дроид, за которым они укрылись, дергался от множества попаданий.

— Не двигайся, дроид, — рявкнул Зирид.

Тот не смог бы двигаться, даже если бы и захотел. Из дыр в его корпусе шел дым и били искры.

— Нам нужно добраться до моего корабля, — сказал Зирид.

— Скоро прибудет служба безопасности…

Зирид покачал головой. — Возникнет слишком много вопросов, Эрин. У меня на борту энгспайс. Они задержат корабль и арестуют нас обоих. Нужно прорываться. Сейчас.

Сзади приближались преследователи, используя скамейки, стулья, тела пассажиров и дроидов как укрытие, постепенно сокращая дистанцию. Выстрелы и крики гражданских мешали сосредоточиться.

— Мне нужен только груз, — перекрикивая шум, заорал один из них, по-видимому главарь.

Вместо ответа Зирид высунулся из-за дроида и сделал три быстрых выстрела. Не попал ни разу, но заставил всех троих прижаться к земле. Он повернулся к заходившему спереди как раз, чтобы увидеть красную молнию бластерного выстрела, врезавшегося в его грудь и пославшего его в трехметровое скольжение по полу. Удар выбил воздух из его легких, он задыхался. Черный дым спиралью поднимался из дыры, выбитой в его бронежилете.

В него попадали и раньше. Несмотря на боль и проблемы с дыханием он оставался в сознании.

— В меня попали, — прохрипел он.

Он перевернулся на живот и открыл беглый огонь по трем мужчинам, находившимся сзади. Они ответили тем же. Бластерные выстрелы выбивали дыры на полу вокруг него. Куски напольной плитки взлетали в воздух. Едва ли он мог что-то слышать кроме звуков стрельбы и криков гражданских.

Выстрел главаря, человека который выглядел так знакомо, попал в плечо Зирида. Броня снова спасла его от серьезного ранения, но удар отозвался во всей руке волной боли, рука онемела и выпустила бластер. Тот откатился в сторону.

Он отлетел к лежавшей на полу женщине-зелтронке[27]. Зирид встретился взглядом с её широко раскрытыми глазами, и увидел в них безумный страх. Она даже не попыталась притронуться к бластеру.

Он перекатился от неё в поисках укрытия, рядом с ним ложилось всё больше и больше выстрелов со стороны той троицы. Рядом стонал гражданский, вероятно задетый во время перестрелки.

Он должен собраться.

Но прежде, чем он смог подняться, рядом появилась Эрин. Клинок её меча формировал перед ней зеленую полусферу, которая отбивала бластерные заряды, летящие в них. Она взяла его под руку и помогла встать на ноги, не переставая отражать выстрелы.

— Поднимайся, — велела она. — Вставай.

Он всё еще не мог отдышаться достаточно, чтобы ответить, но с её помощью он поднялся на ноги. Правая рука висела как кусок мяса. Пошарив в заспинной кобуре, он достал оттуда Е-9 и взял его в здоровую руку.

— Корабль, — прохрипел он, с трудом втягивая воздух.

Эрин сделала жест свободной рукой в сторону погрузчика с шестью тележками, стоящего позади стреляющей троицы. Эти тележки, повинуясь её воле, покатились в их сторону и стрелки вынуждены были отступить в сторону, что позволило Эрин с Зиридом броситься к "Толстяку".

Человек, стоявший между ними и кораблем, выстрелил раз, другой. Эрин отразила оба выстрела. Зирид поднял Е-9 и выстрелил. Выстрел попал в лоб и мужчина опрокинулся назад. Он лежал с широко открытыми глазами, в луже крови. Мёртвый.

Они побежали к кораблю, сзади вновь раздались выстрелы, и клинок Эрин опять загудел, отбивая их. Мощь этого оружия заставляла подниматься дыбом волосы у него на голове.

Они перешагнули убитого и через транспаристиловые двери вбежали на посадочную платформу. Двери, заскользив, закрылись за ними, оборвав крики гражданских. Зирид был благодарен этому. Бластерные выстрелы продолжали попадать в дверь. Теперь вокруг них стоял шум пролетавших над ними спидеров, свупов и прочих транспортных средств.

Раздались выстрелы сверху и справа. Разряд бластера попал Эрин в лодыжку и сбил её с ног.

Спидер без опознавательных знаков и с открытым верхом парил чуть правее над ними, а пилот, человек мужчина, стрелял в них.

Зирид присел, одной рукой поддерживая Эрин, и трижды выстрелил из Е-9, пытаясь попасть в один из репульсоров спидера, но попал только в корпус. Выстрелы не нанесли урона, и он перенес огонь на пилота. Стараясь увернуться от огня Зирида, пилот перестарался, и спидер развернуло вправо. Пока пилот пытался восстановить контроль над управлением, Зирид схватил Эрин здоровой рукой и поставил её на ноги.

— Я в порядке, — сказала она. — Идем, идем.

Вдали зазвенели сирены, оповещая о скором прибытии службы безопасности космопорта.

Поддерживая друг друга, они доковыляли до входного шлюза корабля, и Зирид стал вводить код. Позади них открылись двери посадочной платформы и вновь в их сторону полетели заряды. Выстрелы стали попадать в корпус "Толстяка". Зирид выстрелил в ответ несколько раз, а Эрин отразила пару выстрелов в сторону.

Дверь корабля начала открываться, но слишком медленно. Зирид и Эрин успели протиснуться внутрь, прежде чем она смогла полностью открыться. Он ударил по кнопке закрытия, и дверь остановилась и затем стала закрываться обратно.

— Я вытащу нас отсюда. Ты в порядке?

— Я в норме, — ответила она.

Рана на её лодыжке выглядела отвратительно, но, похоже, была несерьезной. Розовая плоть, цвета сырого мяса, была обрамлена черной полосой обугленной кожи.

Он пробрался сквозь коридоры "Толстяка" в рубку, пристегнулся в кресле и запустил двигатели. Мешала онемевшая рука, но он справился. Сквозь транспаристил фонаря он поискал спидер и обнаружил его над собой.

Он протаранит его, если тот не свалит с пути.

Взревели двигатели и "Толстяк" взмыл над посадочной платформой. Спидер вильнул в сторону. Его пилот открыл бешеный огонь по кабине, но лобовой иллюминатор "Толстяка", выполненный из бронированного транспаристила, отразил все выстрелы, без единой царапины.

Зирид хотел сбить спидер плазменными пушками "Толстяка", но падающие обломки могли кого-нибудь задеть.

"Считай, тебе повезло, приятель."

Поднявшись на десять метров, он врубил ионные двигатели и "Толстяк" взмыл в небо. Взглянув на сенсоры, он убедился, что за ними никто не летит следом.

Убедившись в отсутствии погони, он позволил себе расслабиться. Проверил руку — кость цела, просто сильный ушиб. Рука уже начала восстанавливать чувствительность.

Как только корабль покинул атмосферу, он переключил управление на автопилот, и поспешил назад, проверить как там дела у Эрин.

* * *

Враф убрал в кобуру всё еще теплый бластер, наблюдая, как корабль Зирида исчезает в ночном небе Вулты. Его ионные двигатели оставляли голубой след. Фрахтовик скрылся во тьме, смешавшись с другими кораблями в ночном небе.

Он оглядел последствия неудавшейся засады: двое его людей мертвы, один ранен, правоохранительные органы на подходе, а он так и не захватил или уничтожил энгспайс.

Хатты будут недовольны.

Сотни лиц смотрели на них сквозь транспаристиловые стекла космопорта. За ними он увидел дроидов службы безопасности и охранников в синей форме, бегущих по эскалатору. Некоторые зеваки уже повернулись к ним, показывая пальцами на Врафа и его людей. Вдалеке всё еще завывали сирены.

— Пора валить, босс, — сказал Дерон.

Враф кивнул. Не хотелось бы оставлять тела своих людей, но их приметы ничего не скажут следствию. Им несколько раз делали пластические операции, меняя внешность. Их текущие приметы никогда не приведут к Хаттам.

Кейн посадил спидер на посадочную площадку. Враф, Дерон и Лом забрались внутрь.

— Поехали, — велел Враф.

Кейн поднял спидер вверх и нажал на акселератор. Ветер свистел над ними. Вскоре он спустил спидер пониже и смешался с городским движением над серединой озера Энта. Враф поглядывал назад, стараясь заметить возможную погоню, но сзади было чисто.

— Выбрались, — усмехнулся он.

Кейн снизил скорость и сменил курс, направляясь к их базе.

Лом разразился бранью минуты на три. Когда он закончил, Дерон промолвил: — Хатты ничего не говорили о том, что тут будут замешаны джедаи.

— Не говорили, — согласился Враф, хотя он сомневался, что его связной от Хаттов был в курсе.

— Что джедай делает вместе с перевозчиком спайса? — спросил Дерон.

Враф покачал головой, размышляя. Участие джедаев не имело никакого смысла, если только не…

— Может, джедаи хотят забросить своего агента на Корускант, используя перевозчиков спайса? Так сказать, контрабандой…

Дерон хмыкнул, казалось, впечатлившись этим объяснением.

— И как они собираются прорваться сквозь имперскую блокаду и попасть на Корускант? Он не сможет просто взять и пролететь мимо имперского крейсера.

— Нет, — ответил Враф, раздумывая. — Не сможет. Но он что-то задумал. Спайс нужно доставить туда как можно быстрее.

— Точно.

Враф принял решение. — Кейн, доставь меня на "Лезвие"[28].

— Зачем? Что ты задумал? — спросил Дерон.

— Я собираюсь слетать в гости на имперский крейсер.

— А?

Враф не стал тратить время на объяснения. Служба безопасности должна была начать искать его, как только изучит видео заварушки в космопорте. Возможно, и БИРЖА уже получила это видео. Они будут охотиться за Врафом и его людьми.

— Прыгаем в корабли и валим с этой планеты, — скомандовал Враф. Его команда приземлилась в лесочке за озером Энта, где стояли их корабли,  незарегистрированные службой Планетарного контроля.

— Встречаемся на Орд Мантелл, через три стандартных дня, в том же месте.

Он получит еще один шанс тормознуть этот энгспайс.

* * *

Зирид обнаружил Эрин, шедшую, прихрамывая, по коридору в рубку корабля.

— Мы ушли, — сказал он. — И, похоже, что чисто. На сканерах ничего кроме обычного движения.

— Хорошо. Что дальше?

— Дальше мы отправляемся на Корускант.

Она спросила: — Как мы преодолеем имперскую блокаду?

— А-а. Ну, это сложнее. Почему бы тебе не позаботиться о своей ноге?

— А почему бы тебе не позаботиться о своей руке?

— Мне нужно увидеть груз собственными глазами. Тебе этого видеть не нужно.

— Я думаю, ты прав.

Он кивнул. — Медотсек находится сзади по правому борту.

Она улыбнулась. — Колто[29] на твои раны.

— Колто и на твои раны, — повторил он солдатскую фразу о медицинской помощи в полевых условиях. — Можешь поесть на камбузе, — добавил он. — Пищевые брикеты на основе белков и глюкозы, в основном. Выбирай что понравится.

— Ты всё еще питаешься как солдат.

— Я до сих пор делаю многое как солдат.

Только не самые важные вещи.

Она пошла по своим делам, а он отправился в грузовой отсек, стараясь незаметно подкрасться к ящикам, как если бы в них находились животные. Ящики были маленькие, где-то метр на метр в длину и ширину, и казались крошечными в пустом отсеке. Он не знал, чего ожидал увидеть. Что-то большое, как он предполагал. Потому что такие маленькие ящики уже смогли доставить много неприятностей. Он провел рукой над ними и решил, что больше никогда не захочет иметь дело со спайсом.

Он направился обратно в рубку корабля. Там уже мигала лампочка приемника — это Орен вызывал его на связь. Он ударил по кнопке.

— Говори, — пробурчал он.

— Наши хакеры получили видео с космодрома. Я видел ваш маленький инцидент.

— Инцидент? В меня попали. Два раза.

— Главарь группы, напавшей на вас, был идентифицирован, как Враф Ксизор. Послышался смешок Орена. — В базе данных он значится, как учитель начальной школы из Ядра.

— Я думаю, мы можем смело предположить, что это подделка. Кто он, Орен?

— Мы думаем, что свободный агент. Наверное, работает на Хаттов. Они не хотели бы, чтобы энгспайс довезли до Корусканта. Их интерес противоречит интересам… нашего заказчика и его покупателей.

Хатты. Они суют свой нос куда надо и не надо.

— Это всё, что ты хотел сказать? — спросили его Зирид.

— Это всё, что я знаю. Как ты планируешь доставить спайс на Корускант, Зигзаг?

— Я, крифф тебя забери, не собираюсь говорить об этом, Орен. У вас кто-то сливает информацию. Я доставлю его туда. Это всё, что тебе нужно знать.

Орен опять усмехнулся. — До свиданья, Зигзаг.

Сзади раздалось покашливание Эрин. Зирид не решился в данный момент повернуться к ней. Он начал вводить координаты прыжка в навикомпьютер, а Эрин уселась рядом в кресло второго пилота. Они оба молчали, как будто каждый из них был в рубке один. Она стала перевязывать рану на ноге.

— Ты отлично управляешься с бинтами, — сказал он.

— Спасибо. — Она посмотрела на координаты на навикомпьютере. — Это не координаты Корусканта.

— Нет, — ответил он. — Мы летим в систему Кравос.

— Это заброшенная и мертвая система, — сказала она. — На окраине имперского пространства.

Он кивнул. — Транспортные конвои останавливаются там, чтобы закачать водород с газовых гигантов.

— Я не понимаю. Как это поможет нам попасть на Корускант?

— А я думал, что у тебя есть план, — сказал он.

— Что?

Он улыбнулся. — Я шучу.

— Не смешно. Нужен план, Зирид.

Он кивнул. — Но это опасно.

Эрин осталась равнодушной к его словам. Она стала смотреть на бархатную темноту космоса и ждала его объяснений. Он начал говорить.

— Я собираюсь перевезти "Толстяка" на имперском корабле.

— Как это понять?

— Это означает, что ты не ослышалась. Я слышал об этом способе в летной школе, во время службы.

— Ты только слышал об этом?

Зирид продолжал говорить дальше, как будто она ничего не сказала. 

— Много веков назад, контрабандисты использовали такой прием, когда небольшой корабль входил и выходил из гиперпространства миллисекундой позже республиканского корабля, направляющегося на Корускант. Большого грузовика, к примеру. Контрабандисты выходили из гиперпространства и отключали всё, работали только двигатели ориентации.

Эрин обдумала это.

— Такое трудно засечь сенсорами.

— Верно. Но это только если ты вышел в сенсорной тени грузового корабля. И только если ты вышел и тут же отрубил все системы.

— Ты должен точно знать, где они появятся из гиперпространства.

— И всё же они это делали. Теперь сделаем и мы.

Зирид знал всё о гиперпространственных маршрутах в Ядре. Если он знал, где имперские корабли входят в гиперпространство и их конечный пункт назначения, то он мог вычислить место, где они выйдут из него.

— А что потом?

— Тогда мы "цепляемся".

Глаза Эрин стали большими, как у родианца. — Цепляемся?

— Электромагнитный якорь. Эта часть самая простая.

— Но они почувствуют это.

Зирид кивнул. — Корабль должен быть достаточно большим, и мы должны закрепиться на грузовом отсеке, или на чем-то похожем. На чём-то, где никого не будет. Затем, как только корабль войдет в атмосферу, мы отстыковываемся и уплываем в ясное небо.

Это звучало наивно и неправдоподобно, когда он говорил об этом, и он не был уверен, что она поймет его.

Эрин глубоко вздохнула, оторвав свой взгляд от темноты космоса. — Это и есть твой план?

— Да, такой, как он есть. У тебя есть что-то получше?

— Кто-нибудь когда-нибудь это делал?

— Я таких не знаю. Когда в Республике узнали об этом способе, то были переоборудованы сканирующие датчики. Никто не делал этого на протяжении столетий.

— Но Империя не могла знать об этом способе.

— Я надеюсь на это.

Он старался не замечать возникшее на лице Эрин выражение сомнения.

— Это всё, что у меня есть, Эрин. Это или ничего.

Она опять стала смотреть в звездную темноту, а её зеленые глаза покрыла пелена задумчивости.

"Толстяк" почти покинул гравитационные объятия планеты.

— Я могу высадить тебя там, где ты захочешь, — сказал он, надеясь, что она не согласится с этим. — Тебе нет нужды лететь со мной.

Она улыбнулась. — Это единственное, что мне остается, Зигзаг.

— Значит, мы теперь команда.

Она захихикала, но тут же осеклась.

— Эрин? Ты в порядке?

Мне кажется, что после отлёта с Алдераана прошла целая вечность, — сказала она. — Хотя прошло всего несколько часов.

— За несколько часов много чего может случиться, — заметил он.

Она кивнула, и о чем-то задумалась.

— Эрин?

Она встрепенулась, очнувшись от своих мыслей.

— Я с тобой, — произнесла она. — И я думаю, что смогу помочь тебе сделать эту работу.

Глава 8

Враф повернул переключатель навикомпьютера "Лезвия", начав расчет курса до Корусканта. Даже если Зирид прыгнул в гиперпространство прямо сейчас, в чем Враф очень сомневался, его модифицированный имперский десантный корабль прилетит на Корускант раньше чем "Толстяк". "Лезвие" было оснащен лучшим гипердвигателем, который можно было купить за деньги.

Когда навикомпьютер завершил вычисления, он активировал гипердвигатель, и корабль прыгнул в гиперпространство. Затемнив иллюминатор кабины, Враф стал наблюдать за встроенными в переборку часами, отсчитывающими секунды и минуты. После короткого промежутка времени он выключил гипердвигатель, и бело-синие полосы гиперпространства сменились на темноту обычного космоса. Вдалеке на фоне мрака космоса блестела дневная сторона Корусканта.

Планета, полностью покрытая дюракритом и металлом, всегда напоминала Врафу гигантскую шестерню, главную в механизме Республики. Он спрашивал себя, что случится с этим механизмом сейчас, когда шестерня повреждена.

На мгновение, он возвратился в прошлое, во времена службы в имперской армии, когда он превращал республиканских солдат в безжизненные тела с дистанции свыше трехсот метров. У него было уже пятьдесят три подтвержденных убийства, прежде чем его выкинули со службы, но он не жалел ни о чем. Он ненавидел всё связанное со службой, кроме возможности убивать и чувства победы в битве. Он представил себе, как должны чувствовать себя имперские силы, расхаживая по поверхности планеты как покорители Корусканта. Каково это — летать в имперском пространстве вокруг жемчужины Республики...

Даже с такого расстояния, Враф мог видеть серебряные стрелки двух имперских крейсеров, патрулирующих пространство вокруг Корусканта. Третий вращался вокруг луны. Обычно, вокруг планеты вращалась целая флотилия искусственных спутников, но сейчас Враф не видел ни одного. Возможно, Империя уничтожила их, как часть мероприятий по блокаде планеты.

Пара дюжин истребителей — новые усовершенствованные перехватчики Марк-7, сопровождавшие ближайший крейсер, снялись с места и направились к кораблю Врафа. Он убедился, что его орудийные системы отключены и собрался открыть канал связи. Но прежде чем он коснулся управляющей панели, последовал вызов с кораблей имперского флота.

— Неопознанное судно, — строго сказал голос, звучавший как голос любого имперского офицера-связиста, который он слышал во время своей службы. — Вы находитесь в запретной зоне. Полностью отключите двигатели и отражающие щиты и приготовьтесь к буксировке. Любое отклонение от выполнения этой инструкции, приведет к вашему немедленному уничтожению.

Враф и не сомневался в этом. — Сообщение принял. Выполняю. — Он отключил двигатели и деактивировал щиты. — Мне нужно переговорить с вашим Командованием. У меня есть информация, интересующая Империю.

Истребители облетели его корабль. Один из них пролетел над, а потом под "Лезвием". Он чуть обогнал его и активировал элекромагнитный буксир. Между кораблями образовалась синия линия буксира, и Марк-7 начал буксировку. Другой перехватчик занял позицию позади "Лезвия", так, чтобы он мог взорвать Врафа, если это будет необходимо. Прямо по курсу неясно вырисовывался посадочный док крейсера.

* * *

Имперец провел корабль Врафа через открытые створки ангара крейсера, пока они не достигли изолированной посадочной площадки, где два десятка солдат в полной боевой экипировке, серого цвета, ожидали их, вместе с высоким и рыжеволосым офицером. Он кивнул им через смотровое окно, отстегнул ремни кресла, оставил в рубке свое оружие: оба бластера с ножами, и пошел к выходу.

Как только посадочный трап" Лезвия" с лязгом опустился на металлическую палубу крейсера, он увидел дула четырнадцати бластерных винтовок ТХ-17, направленных в его сторону.

— Обыскать его, — приказал офицер.

Два солдата бросились к нему. Он не сопротивлялся, когда один из них надел на его руки наручники, а другой обыскал его.

— Он без оружия, — сказал один из них, механическим голосом, зазвучавшим из динамиков его шлема.

— Проверьте его корабль, — приказал офицер. — Я хочу увидеть его судовые документы.

— Да, сэр, — ответил солдат. Семь человек поднялись на борт корабля для обыска.

— На борту нет ничего достойного вашего внимания, — сказал Враф. — Я прилетел с Вулты. Это записано в бортовом журнале.

Офицер улыбнулся, натянутой и ложной улыбкой. Он подошел к Врафу. Его форма идеально сидела на нем. Веснушки на его бледном лице были похожи на оспины.

Враф мог убить его одним точным ударом в трахею, но он подумал, что в данный момент это было бы неразумно.

— Я коммандер Джард, старший офицер имперского крейсера "Доблесть". Вы арестованы за полет в запретной зоне. Вас могут расстрелять или лишить свободы — всё это на мое усмотрение, и это зависит от того, насколько я буду удовлетворен ответами на мои вопросы.

— Я понимаю.

— Как ваше имя? Откуда вы прилетели?

Он едва помнил имя, которое дала ему мать. Он решил назвать то, под которым работал последнее время. — Враф Ксизор. Как я уже говорил, я прилетел сюда с Вулты.

— Что привело вас сюда, Враф Ксизор?

— У меня есть сведения, представляющие интерес для вашего Командования.

Офицер склонил голову. — Вы военный, Враф Ксизор?

— Бывший. Четыреста третья спецгруппа. Рота E.

— Имперский снайпер?

Враф был впечатлен тем, что Джард знал эти условные обозначения. Он кивнул.

— Хорошо, Враф Ксизор из четыреста третьей, рассказывайте вашу информацию.

— Я бы предпочел поговорить непосредственно с капитаном.

— Дарт Малгус не будет…

— Дарт? Ваш командир — сит?

Джард пристально посмотрел на Врафа.

— Ему будет интересно услышать, что я скажу, — произнес Враф. — Это касается джедаев.

Джард внимательно посмотрел ему в лицо. — Посадить его в камеру, — приказал он солдату, стоящему за Врафом. — Если Дарт Малгус пожелает, то он поговорит с вами. Если он не захочет, то не обессудь.

— Вы совершаете ошибку…

— Заткнись, — прикрикнул на него один из солдат, и ткнул кулаком в затылок.

Трое солдат повели Врафа из посадочного ангара к ближайшему лифту. Враф не сопротивлялся. Прошло столько лет, когда он в последний раз был на борту имперского корабля, но с тех пор ничего не изменилось — всё такая же чистота и порядок. Полностью боеготовная машина убийства.

Такая же, как и он.

— Он был снайпером в четыреста третьей, — сказал один солдат другому.

— Он так сказал.

— Это правда? — спросил другой. — Я слышал кое-что об этом подразделении.

Враф ничего не ответил, просто посмотрел в тонированную прорезь солдатского шлема.

— Говорят, что они были супер-солдатами.

Солдат держащий за плечо Врафа, подтолкнул его. — Этот что-то не похож на супер-бойца.

Враф только улыбнулся. Он и старался выглядеть именно так.

Солдаты уводили его всё глубже в недра корабля. Коридоры стали более узкими, а во многих местах стояли на посту сотрудники безопасности, одетые в синюю форму. Чтобы пройти в очередную дверь пришлось вводить специальный код. Во время службы Враф был завсегдатаем имперской гауптвахты, как правило — за неподчинение.

Прежде чем они дошли до гауптвахты, один из солдат — тот, что с сержантским знаком на наплечнике — поднял руку, приказывая остановиться. Он склонил голову набок, прислушиваясь к чему-то в динамиках шлема. Слушая, он глядел на Врафа.

— Приказ ясен, — сказал он тому, с кем говорил. Затем, он обратился к своим солдатам: — Дарт Малгус хочет, чтобы его отвели на командный мостик.

Трое военных поглядели друг на друга и повернули назад.

— Тебе повезло, Четыреста третий, — сказал солдат, держащий его.

Неожиданным и резким движением ноги, Враф нанес удар в грудь солдата, стоящего перед ним. Тот отлетел в сторону сержанта, сбив его с ног. Оба при падении сильно ударились о переборку. Затем он повернулся к третьему и обхватил его скованными руками за голову. Он смог оказаться за его спиной и сжал перемычку под шлемом. Этого было недостаточно, чтобы убить его, но достаточно, чтобы вывести на время из строя.

Из шлема послышался усиленный динамикам придушенный хрип. Пальцы солдата вцепились в руки Врафа. У него перед глазами, вероятно, уже поплыли круги.

Враф опустил его на пол и оттолкнул от себя. Всё это заняло не более четырех секунд. Двое солдат, которых он отбросил к переборке, уже схватили свои винтовки и направили их в его сторону.

Враф протянул руки, показывая, что сдается. — Что-то не похож на супер-бойца.

* * *

Толстяк вышел из гиперпространства в системе Кравос. Зирид немедленно активировал ионные двигатели и повел корабль на предельной их мощности.

Космический мусор от частично рассеявшегося аккреционного диска, вращавшегося вокруг звезды системы, наполнял черноту космоса ионизированным газом вперемешку с обломками. Какой-то странный выверт в эволюции этой системы привел к тому, что оранжевый газовый гигант сформировался всего в нескольких сотнях тысяч километров от дальнего края диска

[30]

Зирид вел корабль сквозь завихрения, ловко уклоняясь от астероидов и мелких обломков. Он подвел корабль к краю диска и, используя свои навыки в пилотировании, завис на месте

— Что теперь? — спросила Эрин.

— Будем ждать. И когда мимо проследует имперский конвой, следующий на Корускант, мы сыграем в кости.

— А откуда мы узнаем, что он летит на Корускант?

— Строго говоря, ниоткуда. Но для кораблей, отправляющихся в оккупированные миры, Имперский Устав требует иметь сопровождение минимум из трех фрегатов. Если мы заметим подобное, значит, скорее всего они направляются на Корускант.

— А если не заметим?

Зирид предпочитал не думать об этом. — Заметим.

— Что, если ты ошибаешься? Что, если конвой не пойдет на Корускант.

— Значит, он прыгнет куда прыгнет, а мы совершим прыжок на Корускант. Голенькие и в пределах досягаемости имперского флота. Надеюсь, ты не из стеснительных?

Он попытался передать своей улыбкой ту уверенность, которую не чувствовал.

Она только покачала головой и стала смотреть на газовый гигант.

Они ждали. Мимо пролетел медицинский транспорт, Зирид проигнорировал его. Чуть позже пролетел одиночный крейсер, а они всё ждали. Приборы показали еще одно гиперпространственное искажение.

Появился конвой. Три грузовых супертранспорта, и четыре фрегата, ощетинившихся оружием.

— А вот и наш перевозчик. — Сказал он. — Готова?

— Готова, — ответила она.

* * *

Двери лифта открылись. Впереди был небольшой коридор, который оканчивался двойными дверями, ведущими на мостик крейсера. Пара одетых в броню солдат стояла около лифта, ожидая, когда приведут Врафа. Еще двое солдат стояли в конце коридора перед дверями.

Трое солдат, которые были с Врафом в лифте, передали его тем, кто ждал их в коридоре.

— Он очень опасен, — сказал сержант. — Внимательно смотрите за ним.

— Да, сэр, — ответил один из двух солдат, стоящих в коридоре, но выражения на их лицах были не видны под шлемами. Они встали рядом с Врафом, но не прикоснулись к нему, и повели его на мостик. Двойные двери разошлись, открывая неярко освещенный, многоуровневый овальный зал боевого мостика крейсера.

За своими пультами, у боевых постов со светящимися мониторами дисплеев сидели офицеры. Все они были людьми. Огромный обзорный экран слева показывал увеличенное изображение Корусканта и пространство вокруг него. Шум негромких переговоров операторов и гудение электроники заполняли всё помещение мостика.

Кто-то сидел в поворачивающемся командирском кресле, стоящем на возвышении в центре мостика. Коммандер Джард стоял рядом с креслом, положив одну руку на подлокотник, и беседовал с человеком, который находился в нем. Джард взглянул на Врафа и что-то сказал человеку, который, как считал Враф, был Дартом Малгусом. Он активировал свои слуховые имплантанты, чтобы услышать, о чем он говорит.

— Повелитель, — говорил Джард. — Задержанный, о котором я докладывал, здесь.

Кресло с Малгусом повернулось, и всё чувство уверенности и самодовольства Врафа исчезло под пристальным взглядом сита. Малгус встал и направился в сторону Врафа. Ростом он был выше двух метров, а черный плащ, который он носил, был похож на покрывало шатра.

Он не спускал глаз с лица Врафа, когда приближался к нему. Шрамы и морщины испещряли его лицо, а сеть синих вен с прожилками выступала на его лысой голове. Он был бледен, словно труп, и был похож на ходячего мертвеца. Небольшой респиратор прикрывал его рот и губы. Но именно его глаза напугали Врафа. В них было всё —непреклонная воля, сила и мощь — всё это излучали налитые кровью глаза Малгуса.

Он отпустил стоящих рядом с Врафом охранников и жестом руки, используя Силу, расстегнул наручники на его запястьях. Они упали на пол мостика с глухим стуком.

— Ты говорил коммандеру Джарду о джедаях. — Его голос, глубокий и грубый, звучал словно удары сталкивающихся камней.

— Говорил… мой Повелитель. — Одно лишь присутствие Малгуса заставило его произнести два последних слова.

— Объясни.

Враф всё никак не мог собраться с мыслями. — Грузовое судно находится в пути на Корускант. Джедай находится на его борту.

— Только один?

— Да, насколько я знаю, только один, — сказал Враф, кивая головой. — Женщина. Человек, в возрасте приблизительно тридцати с небольшим лет. Длинные, светло-каштановые волосы. Она летит с человеком по имени Зирид Корр. По моим сведениям, их только двое.

— Как ты узнал, что эта женщина — джедай?

Врафа начала бить нервная дрожь. Он должен был постараться, чтобы его голос звучал ровно. — У неё был зеленый световой меч. Я видел, как она использовала Силу. — Он поднял руки, чтобы показать их запястья, всё еще красные от снятых Малгусом наручников. — Такие вещи, как это.

Малгус непринужденно остановился в полушаге от Врафа, и Враф почувствовал себя маленьким и ничтожным. — Скажи мне тогда, Враф Ксизор, что ещё находится на борту этого корабля, зачем и когда он отправился на Корускант?

Враф прижался спиной к дверям. Он сначала хотел кое-что утаить, но подумал, что лучше не делать этого.

— Энгспайс, мой Повелитель. Корабль везет энгспайс.

Он видел появляющиеся связи, возникающие выводы, и еще вопросы, формирующиеся в глубоких колодцах глаз Малгуса.

— Этот Зирид Корр — наркодиллер?

— Да.

— Очень интересно. Почему джедаи связались с наркодиллерами, Враф Ксизор?

— Я… не знаю, Повелитель.

— А ты? — заговорил Малгус, нависая над ним своими темными глазами, своими темными доспехами и своей темной Силой. — Ты тоже наркодиллер? Возможно, его конкурент по бизнесу?

Ложь сорвалась с его губ, прежде чем его мудрость смогла остановить её. — Нет, нет. Я бывший имперский снайпер. Я… Я просто выполняю свой долг перед Империей, Повелитель.

Малгус глубоко вдохнул и выдохнул, издав тяжелый и механический звук разочарования. — Ты не умеешь врать. Ты конкурент наркодиллера, или наемный убийца на службе у одного из синдикатов, который торгует спайсом.

Враф не посмел отрицать это. Он стоял, как вкопанный, пригвожденный холодным взглядом Малгуса.

— Когда прибудет этот корабль? — спросил Малгус. — И как они планируют преодолеть блокаду?

Враф почувствовал, как у него пересохло во рту. Он прокашлялся. — Они уже скоро… Сегодня… Они должны…

— Из-за энгспайса?

Враф не смог встретиться глазами с Малгусом. — Да. Я не знаю, как они намерены прорваться, но я знаю, что они попытаются это сделать.

Малгус долго и пристально смотрел на него, отчего эти секунды показались Врафу вечностью.

— Ты останешься здесь на мостике, Враф Ксизор. Если этот корабль с джедаем появится, я прощу твой незаконный прилет в запретную зону. Возможно, я даже компенсирую убытки за твою службу. Но если корабль не появится, то я придумаю… подходящее наказание за наркоторговлю, и нарушение запретной зоны. Это не кажется тебе несправедливым?

Враф с трудом выдавил ответ. — Нет, Повелитель.

— Отлично.

Малгус отвернулся от Врафа, и ему показалось, что как-то сразу стало легче дышать. Малгус вновь уселся в своё кресло и что-то начал говорить коммандеру Джарду.

— Коммандер, усильте работу сканеров дальнего действия. О любых подозрительных показаниях, даже необычных, незамедлительно докладывать мне. И направлять истребители для осмотра всех прилетающих судов.

— Большинство истребителей уже заняты, Повелитель.

— Тогда используйте шаттлы.

— Да, Повелитель, — ответил Джард.

Враф уставился в иллюминатор крейсера, надеясь, что Зирид не передумает лететь, по каким то причинам. И будет совсем плохо, если Зирид каким-то образом уже проник на Корускант, просочившись сквозь блокаду.

Никогда еще он не чувствовал себя таким уязвимым.

* * *

—  Нам нужно прыгнуть прямо им на "пятки", Эрин.

Эрин не потрудилась ответить. Она погрузилась в Силу, паря в теплой сети линий, что связывает между собой всё живое. Её сознание расширилось, чтобы увидеть и почувствовать всё вокруг неё. Она сосредоточила свое восприятие на течении времени, сначала ощущая, как она скользит по нему, затем размывая, растягивая его. Пока она не смогла чувствовать миллисекунду, как будто она длиться секунду, а потом и минуту. Зириду должно показаться, что она размывается в движении, существуя одновременно в нескольких местах. Ей казалось, что она чувствовала, как замерла вокруг неё вселенная. Она улыбнулась, наблюдая за каждым моментом, длившимся достаточно долго, чтобы она могла думать, могла действовать. Нагрузка была велика, она знала, что не сможет долго поддерживать это состояние.

— Следи за сканером, — сказал Зирид. Его слова растянулись на целую жизнь.

Она не смотрела на сканер. Её тело могло реагировать быстрее, чем любая машина. Вместо этого, она глядела сквозь обзорное окно. Имперские корабли закончили забор водорода и начали выстраиваться в строй, подходящий для гиперпространственного прыжка — корабли снабжения в кольце сопровождающих их фрегатов.

Она напряглась.

— Они строятся, — сказал Зирид. Волны его напряжения разбивались об неё, но она игнорировала их, не позволяя разрушить свою концентрацию.

Она смотрела, и ждала, ждала…

Как один, имперские корабли начали вытягиваться в её восприятии. На наносекунду все они, казалось, растянулись в бесконечность, их двигатели отдалились от "Толстяка на сотни тысячи километров, а их корпуса растянулись вдоль и поперек на невообразимое расстояние. Она понимала, что это иллюзия, обман её восприятия, вызванный моментом перехода кораблей в гиперпространство, который, казалось, застыл перед её взглядом.

Она запустила гипердвигатель "Толстяка" и черная ночь космоса сменилась синим туннелем гиперпространства.

— Сейчас Эрин! Сейчас! — закричал Зирид, но он опоздал.

Они уже прыгнули.

Она оставалась погруженной в Силу, когда "Толстяк" несся через гиперпространство. Она мысленно представила, как летит в замедленном полете сквозь спиральные завихрения огромной вселенной, где в непроглядной тьме вспыхивали полосы, расцвеченные в синий, бирюзовый, и фиолетовый цвета. Ей показалось, что в этих линиях должен быть какой-то смысл, важное откровение, которое она должна понять. Но всё это находилось за пределами её сознания.

Она потеряла счет замедленному времени. Время от времени Зирид что-то говорил ей, но его слова не достигали её восприятия, рикошетили от её разума. Наконец, кое-что сказанное им, проникло в её сознание.

— Выходим, Эрин, будь готова.

Она наблюдала как Зирид, двигаясь в замедленном темпе, освободил рычаг, деактивируя гиперпривод.

Она собралась, и в момент, когда голубизна гиперпространства стала чернеть, нажала группу кнопок и выключателей, отключивших все системы "Толстяка" кроме жизнеобеспечения, репульсоров и оставляя небольшое количество энергии для создания электромагнитного захвата.

Голубой цвет исчез во мраке космоса, и она вернулась к обычному восприятию.

— Запускаю репульсоры, — сказал Зирид. — Отличная работа, Эрин.

Одежда, пропитанная потом, прилипла к её телу. Такое ощущение, будто она не спала несколько дней.

— Теперь всё пройдет отлично, — произнес Зирид.

Задний грузовоз, в пять раз больше "Толстяка", выплыл прямо над ними. Они выпрыгнули внутри кольца фрегатов и шли с отключенными системами, достаточно быстро, чтобы фрегаты не заметили их присутствие. Они были непосредственно под одним из грузовиков, в километре, а может и меньше, под его днищем.

В глубине космоса парила металло-дюракритовая сфера Корусканта. Все корабли конвоя по инерции летели в его сторону. Находящийся над "Толстяком" грузовоз включил ионные двигатели и начал движение, вслед за головным фрегатом.

— Не так быстро, — пробормотал Зирид.

Он активировал репульсоры и "Толстяк" начал поворачиваться, пока днище грузовоза не заполнило всё поле обзора. Тот начинал удаляться.

Зирид еще раз дал импульс репульсорами.

— Вот и он, — сказал он, приближаясь к грузовому отсеку. Его руки летали над панелью управления, используя то один репульсор, то другой, чтобы повернуть корабль. Наконец, он смог развернуть "Толстяка" так, чтобы его днище смотрело прямо на свободную область на корпусе имперского грузовоза. Когда они приблизились, Зирид щелкнул тумблером, используя генератор щита, чтобы создать электромагнитное поле. Он отключил репульсоры, и они поплыли к грузовозу, примагничиваясь к его корпусу.

— Стыкуюсь, — сказал он.

Толстяк приблизился на несколько сотен метров, и электромагнитное поле сделало всё остальное, вплотную притянув их к имперскому кораблю. Толчка Эрин почти не почувствовала.

— Нежно, как поцелуй, — сказал Зирид, и откинулся на спинку кресла. Он посмотрел на Эрин с усмешкой, как будто не удивленный её успехом. — Давай прокатимся.

* * *

Малгус почувствовал вспышку дискомфорта, раздражающий лучик присутствия адепта Светлой стороны. Это странное чувство напомнило ему ситуацию, которая возникла, когда он сражался с мастером Заллоу в Храме. Ощущение длилось какое-то мгновение и исчезло, оставив только круги света перед глазами.

— С вами всё в порядке, Повелитель? — поинтересовался Джард.

Малгус небрежно отмахнулся рукой, давая понять, что всё нормально. Он сидел в кресле, и наблюдал в обзорный экран "Доблести", как несколько небольших серебристо-белых треугольников, обозначающих имперский конвой, только что вышли из гиперпространства.

— Увеличить конвой, — приказал он, и изображение стало достаточно большими, чтобы подробно разглядеть массивные грузовые корабли, сопровождаемые намного меньшими изящными фрегатами. Он не заметил ничего необычного.

Джард изучал поступающие данные, включающие в себя реестры судов и сведения об их грузах.

— Документы в порядке, Дарт Малгус.

Малгус также просмотрел полученные данные. У них на борту были медикаменты, запасные части, и подразделения имперских солдат. Всё как всегда.

— Они запрашивают посадочные координаты, Повелитель.

— Отправьте их им. Но шаттлы должны облететь их и осмотреть.

— Мы можем их задержать, Повелитель. Если вы подозреваете, что здесь что-то не так.

— Нет. Пускай грузы доставят на землю и начнут выгрузку.

— Да, Повелитель.

* * *

Эрин и Зирид вжались в сиденья и молчали, как будто тишина в кабине могла помочь "Толстяку" проникнуть сквозь блокаду. Зирид просто излучал возбуждение и плохие предчувствия. Угол, под которым "Толстяк" был присоединен к грузовозу, сужал угол обзора на 70–80 градусов. Система Корусканта появлялась в поле их зрения небольшими фрагментами. Конвой вышел на вектор сближения и прошел меньше половины пути. Эрин могла видеть заднюю часть правого борта другого грузовика в пятнадцати километрах от них.

Кто-нибудь может нас увидеть? — почти шепотом спросила она.

— Не на таком расстоянии, — ответил Зирид. — Мы выглядим как часть корабля. Отсоединимся во время входа в атмосферу. Их сенсоры будут ослеплены, а мы смоемся, прежде чем они смогут нас заметить. Думаю, всё получается, Эрин.

Она кивнула. Она тоже так думала.

Секунды тянулись как минуты.

— Мы приближаемся, — сказал Зирид.

Движение возле задней части ближайшего грузовика привлекло внимание Эрин. Небольшой корабль медленно облетал грузовоз. Она распознала трехкрылую конструкцию имперского шаттла. Она равнодушно наблюдала за ним, пока в поле зрения не появился еще один, облетавший грузовоз снизу.

— Что тут делают эти шаттлы? — спросила она.

Он нахмурился. — Понятия не имею.

Они наблюдали за шаттлами, методично облетавшими всю длину и ширину хвостовой части корабля.

— Они осматривают поверхность его корпуса, — сказала Эрин и ощутила, как растет чувство тревоги Зирида.

— Может быть, он получил повреждения во время прыжка? — предположил Зирид. — Может, они просто проверяют?

— Возможно, — согласилась она, зная, что ни он, ни она не верит в это.

Зирид прокашлялся и почесал затылок. — Если нас заметят, попробуем прорваться в атмосферу и затеряться там, или прыгнем в гиперпространство.

— Мне нужно попасть на планету.

Зирид кивнул. — Мне тоже. Значит, не обсуждается. Сделаем рывок в атмосферу.

* * *

Малгус сидел в своем кресле и наблюдал, как его шаттлы кружатся вокруг грузовозов, словно мухи над дерьмом банты. Никто из них пока не сообщил, что обнаружил что-то необычное.

Один из младших офицеров, следящий за показаниями сканеров, попросил коммандера Джарда подойти к нему.

— Что там такое? — спросил Малгус.

— Аномальные показания приборов с грузовоза "Дромо", — ответил Джард. — Необычное изменение магнитного поля.

Малгус увидел, как встрепенулся Враф, прислушиваясь к их разговору.

— Задержите его и вновь отправьте шаттлы.

— Повелитель, это может быть просто неполадки в работе двигателей, вызвавшие сбой в работе сканеров.

Но Малгус думал иначе. — Сделайте это, коммандер.

Джар установил связь и начал говорить: — Грузовоз "Дромо", приказываю немедленно остановиться.

Он тут же отключил связь, чтобы не слышать возражений капитана "Дромо", а затем приказал еще раз послать шаттлы.

— Если они что нибудь обнаружат, то мы скоро узнаем об этом, — cказал Джард.

* * *

Эрин и Зирид наблюдали как сначала один, а потом и второй шаттл начали приближаться к ним, переместив свое внимание с другого грузовоза. Зирид выругался — их грузовик начал замедляться.

— Мы останавливаемся? — спросила Эрин.

Зирид кивнул, сжав губы. — Думаю, сейчас станет жарко. Не хочу стоять с выключенными системами, когда они обнаружат нас.

— Если запустишь двигатели, их сканеры засекут нас.

— Они и так скоро нас засекут. Челноки всё ближе. Давай-ка запустим системы и свалим отсюда. Готова?

Эрин наблюдала как челноки сокращают расстояние между ними. Она кивнула: — Готова.

Нажимая кнопки и переключатели, Зирид стал возвращать "Толстяка" к жизни.

* * *

Офицер связи повернулся в своем кресле. — Сэр, Дарт Анграл желает с вами поговорить по закрытому каналу связи. Откуда вы будете говорить?

— Шаттлы что-нибудь обнаружили? — спросил Малгус Джарда.

— Пока нет, Повелитель.

Враф повернул голову в их сторону, как будто он слышал одним ухом лучше, чем другим.

— Аномальные показания появились и пропали, — передал офицер с поста сканирования.

— Пропали? — спросил Джард.

— Сканеры засекли что-то еще, — ответил офицер с поста сканирования.

— Дарт Малгус, — вновь заговорил офицер связи. — Дарт Анграл настаивает на том, чтобы вы соединились с ним.

— Соединяйте, — сказал Малгус с раздражением, и ударил по кнопке комма. Он присоединил беспроводной наушник к уху, и теперь слова Анграла мог услышать только он сам.

— Что случилось, Повелитель?

Из наушника раздался ровный голос Дарта Анграла: — Малгус, как идет патрулирование?

— Я очень занят, Дарт Анграл. Я прошу вас быть кратким.

Прежде чем Анграл смог ответить ему, офицер с поста сканирования сказал: — Это двигатели. Сэр, я думаю, что в тени "Дромо" скрывается корабль.

— Это они! — воскликнул Враф. — Они там!

— Шаттлы в боевую готовность, — приказал Джард. — Немедленно.

* * *

— Двигатели готовы к запуску, — сообщил Зирид.

Примерно с километра-двух шаттлы заметили их, а может им сообщили о присутствии "Толстяка". Один вильнул влево, второй вправо. Репульсоры "Толстяка" оттолкнули его от грузовоза. Зирид врубил ионные двигатели и "Толстяк" рванул в пространство между двумя шаттлами. Он вывел мощность двигателей на полную и направился к ближайшему грузовозу.

Эрин летала с Зиридом много раз, но уже забыла, каким искусным пилотом был Зирид. Казалось, он только изредка взглядывал на приборы, в основном полагаясь на свои интуицию, опыт и рефлексы.

Похоже на пилотирование в Силе без Силы, — промелькнула у неё мысль.

"Толстяк" пошел по закрученной спирали, приблизившись к ближайшему грузовозу, и полетел вдоль его корпуса.

— Держусь вплотную, — пробормотал Зирид.

Эрин ухватилась за подлокотники кресла, ожидая, как красные линии плазменных пушек фрегата расцветят космос в любой момент, но никто не стрелял. Она проверила сканер — истребителей тоже не было.

— Чего они ждут? — спросила она.

Зирид послал "Толстяка" вдоль надстройки грузовоза, настолько близко, что Эрин почувствовала, что могла бы дотронуться до него, стоило только протянуть руку. Она представила, как невольно пригнулся экипаж грузовоза, когда "Толстяк" пролетал над их головами.

— Мы слишком близко и слишком быстрые, — ответил он, прижимая "Толстяка" к мостику грузовоза. — Они не хотят попасть в свои собственные корабли.

* * *

Голос Джарда звучал напряженно: — Это кореллианский грузовик класса XS, Повелитель.

Враф кивнул и указал на экран: — Это то, о чем я сообщал вам, Дарт Малгус. Сбейте его!

Ударом Силы Малгус отбросил Врафа к противоположной стене.

— Закрой рот, — приказал ему Малгус.

— Ты это говоришь мне? — прозвучал в наушнике голос Анграла.

Малгус уже и забыл про Анграла. — Конечно нет, Повелитель. Дайте мне минуту, пожалуйста.

Он выключил наушник и взглянул на обзорный экран. Он не мог стрелять в фрахтовик в центре конвоя. Вооружение "Доблести" могло случайно повредить имперское судно. Фрегаты были в том же положении. Их строй был рассчитан на отражение атак снаружи конвоя, но не изнутри.

— Держать судно в зоне видимости. Осуществляйте слежение и прикажите остальным кораблям конвоя убираться оттуда.

— Да, Повелитель, — ответил Джард и начал отдавать приказы.

Двигатели "Доблести" заработали на полную мощность, и крейсер двинулся к грузовозу.

Враф, скособочившись, поднялся на ноги.

В голове Малгуса крутились варианты. Стрельба по кораблю с джедаем на борту может повредить мирным переговорам. Конечно, тот факт, что джедай пытается скрытно проникнуть на Корускант, уже подорвал процесс подписания мира.

Малгус посмотрел на экран, наблюдая, как крейсер приближается к фрахтовику. Ещё мгновение и он получит свободное пространство для стрельбы.

Чтобы расширяться — Империи нужна война. Он знал это.

Чтобы развиваться ему самому — нужна война. Он тоже знал это.

Теперь у него появилась возможность вновь разжечь войну.

Он видел Корускант на экране позади грузовоза и представил его огне.

Мигающий огонек на консоли напомнил ему, что Дарт Анграл до сих пор на линии.

— Свяжитесь с фрахтовиком, — приказал он.

Джард выглядел озадаченным: — Сомневаюсь, что они ответят.

— Исполняйте, коммандер.

* * *

Эрин не нужно было глядеть на дисплей сканера, чтобы понять, что корабли конвоя разбегаются в разные стороны, давая крейсеру и фрегатам пространство для прицельной стрельбы. Зирид молча крутил штурвалом, нажимая и переключая что-то на приборной панели, и время от времени сверялся с показаниями сканера. "Толстяк" резко накренился вправо, отлетая от ближайшего грузовоза, и короткими рывками покрыл расстояние до следующего. Зирид совершал по-лягушачьи короткие рывки вдоль конвоя, стараясь вывести "Толстяка" поближе к планете.

Но конвой начал распадаться. Грузовозы и фрегаты ускоренно начали отдаляться друг от друга. А выше всех над ними нависла огромная масса имперского крейсера, ожидающего своего шанса.

— Я буду отрываться от конвоя, Эрин. Прорываемся в атмосферу.

Перед ними находился сияющий шар ночной стороны Корусканта, который висел в глубокой темноте космоса. Солнце светило из-за планеты, и линия горизонта Корусканта была как будто в огне.

— Давай — сказала она. — Нет, погоди. Они вызывают нас по голосвязи.

— Ты шутишь?

Эрин покачала головой, и Зирид активировал маленький передатчик, вмонтированный в приборную панель.

Голограмма отобразила мостик имперского корабля. Экипаж сидел на своих постах, а их изображения было отчетливо видны на голограмме. На переднем плане стояли двое мужчин — это были люди. Один рыжий, в форме офицера флота, а второй, крупный и высокий, в тяжелом чёрном плаще за спиной. Его глаза, казалось, горели в свете приборов мостика. Даже на голограмме эти глаза изучали Зирида так пристально, что он почувствовал себя неуютно. На лице мужчины был респиратор, закрывающий его рот. Его бледная кожа выглядела серой, как у трупа.

— Полностью отключите все системы, — сказал высокий мужчина, голосом человека, получившего серьёзную душевную рану. — У вас пять секунд.

Эрин придвинулась ближе, чтобы получше разглядеть голограмму. Глаза мужчины переместились с Зирида на неё, и даже на расстоянии она почувствовала его мощь. Она узнала его. Он участвовал в битве за Алдераан.

— Он сит, — произнесла Эрин. — Дарт Малгус.

Какое-то движение за Малгусом привлекло внимание Эрин. Третий человек, невысокий, руки скрещены на груди. Она и Зирид чуть не стукнулись головами, разглядывая голограмму. Эрин узнала его. Кажется, узнал и Зирид.

— Это человек, устроивший нам ловушку в космопорту. — произнес Зирид. — Враф Ксизор.

— Он предупредил их о нашем прилете.

Зирид взглянул на голограмму, затем обернулся: — Станг, Эрин. Это тот самый человек, которого я видел в Карсон-Парке на Вулте.

— Где?

— Он знает, что у меня есть дочь.

— У вас две секунды, — сообщил Малгус.

Зирид нажал кнопку передачи. — Катись к черту, Сит!

Разорвав связь, он разразился ругательствами, а затем послал "Толстяка" в такое вращение, что у Эрин закружилась голова, тем самым усложняя прицеливание наводящим компьютерам имперских кораблей.

Глава 9

Малгус уставился на отключенный голотрансмиттер, по которому он только что говорил с фрахтовиком. Фрахтовиком с джедайкой на борту.

Всё больше разъяряясь, он думал об Илине, о Адраасе, о Анграле, об Империи, которая загнивала прямо у него на глазах и о том, как далеко она уходит от той Империи, которой должна быть, Империи, следующей велением Силы.

— Коммандер Джард, они скоро выйдут из-под прикрытия конвоя, — доложил офицер-артиллерист лейтенант Макк.

Малгус наблюдал за танцем фрахтовика в распадающемся строе конвоя, пытающемся прикрыться его кораблями и прорваться к Корусканту.

Он должен сбить его и надеяться, что смерть джедая в пространстве Корусканта разрушит переговоры о мире и возобновит войну.

Он должен это сделать.

Он знал, что должен это сделать.

— Я думаю, он пытается добраться до планеты, — сказал Джард. — Почему он просто не прыгнет в гиперпространство?

Члены команды мостика качали головами, удивляясь тупости пилота. Будь он умнее, он бы уже скрылся в гиперпространстве.

— Ему так нужно попасть на планету, что он рискует быть сбитым — заинтересованно сказал Малгус.

— И всё из-за спайса? — спросил Джард.

— Возможно, это нужно джедайке.

— Любопытное предположение, — сказал Джард.

— Согласен, — Он с трудом позволил любопытству взять вверх над искушением разнести кораблик в пух и прах. — Подойдите поближе и используйте луч захвата. Здесь что-то большее, чем просто перевозка спайса.

— Так точно, Повелитель.

Малгус активировал наушник и вновь открыл канал связи с Дартом Ангралом:

— Что там у вас происходит? — возмущенно спросил Анграл.

Малгус предпочел обойтись полуправдой: — Перевозчик спайса пытался прорваться сквозь блокаду.

— А, ясно. — Сделав паузу, Анграл сказал: — я только что получил официальное сообщение от нашей делегации на Альдераане.

Простое упоминание о делегации вызвало у Малгуса вспышку ярости, вспышку, которая чуть не заставило его приказать вместо захвата уничтожить фрахтовик.

Анграл продолжал: — Один из членов делегации джедаев покинул Алдераан, не сообщив о своих намерениях. У джедаев есть основания полагать, что она направилась на Корускант. Любые её действия не санкционированы Советом Ордена джедаев, и могут рассматриваться так же, как и действия, например, того контрабандиста, которого вы преследуете.

— Она? — переспросил Малгус, взглянув на экран, вспоминая женщину, которую он видел во время сеанса связи. — Сбежавший джедай — женщина?

— Да, женщина-человек. Эрин Ленир. Её действия никак не могут ассоциируются ни с деятельностью Совета джедаев, ни с Республикой. Ничто не должно сорвать ход мирных переговоров, это желание Императора. Вам это ясно, Дарт Малгус?

Малгус понял всё слишком хорошо. — Делегация джедаев рассказала лорду Барасу об этой беглой джедайке? Они пожертвовали одной из них только для того, чтобы переговоры прошли гладко?

— Насколько я понял, это санкционировала лично мастер Дар-Нала.

Малгус с отвращением дернул головой. Он почувствовал тень симпатии к этой Эрин Ленир. Как и его самого, её предали те, кому она верила и служила. Разумеется, то, во что она верила и служила, было ересью.

— Если эта джедайка попытается добраться до Корусканта и попадет в твои руки, ты уничтожишь её. Я достаточно ясно выразился, Дарт Малгус?

— Да, мой Повелитель.

Грузовик оторвался от конвоя, вышел в открытое пространство и непрерывно маневрируя, летел к Корусканту. Вероятно, пилот рассчитывал скрыться, войдя в атмосферу планеты.

— Задействовать луч захвата. — приказал коммандер Джард и Малгус не стал отменять его приказ.

Он разорвал связь с Ангралом.

Он ослушался приказа, сделав первый шаг на путь, по которому никогда не ступал. И до сих пор он не был уверен — зачем.

* * *

Между "Толстяком" и Корускантом больше не было ничего, кроме открытого космоса, и это значило, что скоро в них начнут стрелять. Эрин следила за уменьшением расстояния до атмосферы на сканере. Она сжалась и вцепилась в кресло, ожидая плазменного огня. Она уже думала что они проскочат, когда "Толстяка" резко дёрнуло, и он потерял половину скорости, швырнув вперед Зирида и Эрин, пристегнутых в своих креслах.

— Что такое? — спросила Эрин, проверяя приборную панель.

— Луч захвата, — ответил Зирид и сильнее налег на штурвал. "Толстяк" рыскал, его нос был направлен к планете, и Эрин могла видеть ночную сторону Корусканта; светящиеся линии городского пейзажа выглядели как сияющие символы на темной поверхности.

Корабль стал замедляться. Зазвучали сирены, и двигатели натужно взвыли, безуспешно сражаясь с лучом захвата.

Крейсер начал притягивать их.

Выругавшись, Зирид отключил двигатели, и "Толстяк" начал всё быстрее двигаться назад. Через обзорное окно Эрин заметила, как далекие звезды двинулись мимо них в обратном направлении. Она представила, как створки летного ангара крейсера открываются словно пасть, чтобы проглотить их.

Она постаралась очистить свое сознание от посторонних мыслей, даже о мастере Заллоу, и стала готовиться к встрече с Повелителем ситов и со всем тем, с чем она может столкнуться на крейсере. Она сунула руку в карман, найдя пальцами камушек, который она взяла с Алдераана. Камушек от наутоланских четок, которые ей подарил мастер Заллоу. Прикосновение к его прохладной и гладкой поверхности помогло ей очистить свой разум.

— Мне очень жаль, Зирид, — сказала она.

— Я должен добраться туда в любом случае, Эрин. Не твоя вина, что нас зацепили. Это скорее мой промах. И, вообще, еще рано извиняться. — Его руки, вновь, замелькали над приборной панелью. — Ни один имперский луч захвата не удержит мой корабль. Я еще должен вернуться на Вулту к своей дочери.

Он перебросил всю энергию на двигатели, не включая их. Корабль вибрировал от напряжения, когда Зирид собирал энергию и копил её перед проводящими магистралями, как будто река энергии скапливалась перед дамбой.

— Что ты собираешься делать? — спросила Эрин, хотя уже догадалась об этом.

— Хочу вырваться, словно пробка из бутылки, — сказал он, перебрасывая еще энергии на двигатели корабля. Он сделал жест, словно встряхнул бутылку с газированной водой. — Пристегнись, Эрин. Все пять ремней. И как можно крепче.

Эрин так и сделала. — Твой корабль может развалиться пополам, — сказала она. — Или рванут двигатели.

Он кивнул. — Или мы сможем вырваться. Но для этого я должен лететь под углом, чтобы уменьшить силу захвата. Он проверил показания сканера. — Ты не такой уж и большой, — сказал он крейсеру.

Его ровный тон и решительные действия рук не удивили Эрин. Казалось, он становится всё более решительным в этих экстремальных условиях. Она подумала, что из него мог бы получиться достойный джедай.

Она проверила расстояние между крейсером и "Толстяком", скорость сближения всё возрастала.

— У тебя пять секунд, — сказала она.

— Я знаю.

— Четыре.

— Ты думаешь, это поможет?

— Две.

Он нажал другую группу кнопок, и двигатели так громко взвыли, что перекрыли звук сирен.

— Одна секунда, — промолвила она.

Она представила как "Толстяк" разваливается на две части, как она с Зиридом погибают в вакууме, как обломки "Толстяка" вспыхивают словно факел, входя в атмосферу Корусканта.

— И… Поехали! — крикнул Зирид.

Он рванул штурвал влево, в это же время вливая всю накопленную энергию в двигатели.

Внезапный рывок прервал обратное движение корабля и "Толстяк" взбрыкнул как бешеный ранкор. Металл скрипел и стонал от напряжения. Где-то в глубине корабля что-то с шипением лопнуло.

На долю секунды корабль неподвижно завис в пространстве, двигатели ревели, борясь с притяжением луча захвата. Наконец, "Толстяк" вырвался на свободу. Внезапное ускорение вжало Эрин и Зирида в спинки их кресел.

Взвыла пожарная тревога. Эрин взглянула на панель.

— Зирид, пожар в двигательном отсеке.

Тот что-то бормотал себе под нос, крутил штурвалом, бросая взгляды на сканер и, похоже, не слышал её.

— Он прямо позади нас, — сообщил Зирид.

Входи в атмосферу, — посоветовала она. — Крейсер потеряет маневренность вне вакуума. Мы сможем спрятаться где-нибудь, затеряться в воздушном движении прежде, чем они успеют выпустить истребители.

— Верно, — согласился он, и налег на штурвал.

"Толстяк" наклонил нос и весь обзор опять заполнил Корускант, такой дразняще близкий.

Сзади в кабину повалил дым, запахло паленой электроникой.

— Эрин!

— Уже делаю, — ответила она, начав отстегиваться.

— Химические огнетушители висят на стенах во всех коридорах.

* * *

Малгус наблюдал на главном экране, как двигатели фрахтовика засветились синим. Корабль освободился от луча захвата и рванул к планете, словно бластерный выстрел. По мостику прокатился шепот восхищения экипажа.

— Рулевой, догнать его. — отдал приказ коммандер Джард.

Рулевой добавил мощности на двигатели, и крейсер погнался за фрахтовиком.

Захват луча сорвался, мой господин. — доложил коммандер Джард, взглянув на отчет на панели. — Через несколько секунд мы сможем еще раз зацепить их.

Малгус наблюдал, как фрахтовик отрывается от крейсера, и принял решение. Он перешел границу и пошел по скользкой дорожке еще тогда, в первый раз, приказав использовать луч захвата. Но теперь настало время следовать этим путем. Он не мог позволить этой джедайке, Эрин Ленир, попасть на Корускант. Не мог позволить Ангралу подозревать в Малгусе мотивы, которые сам Малгус еще не до конца осмыслил.

— Нет, — сказал он. — Они сейчас войдут в атмосферу. Сбейте их.

— Слушаюсь, Повелитель. — Джард взглянул на офицера-артиллериста. — Приготовить орудия, лейтенант Макк. — Джард взглянул на Малгуса. — Мне вызвать истребители наземного базирования, Повелитель?

— Это не обязательно, позволим лейтенанту Макку выполнить свою работу.

— Слушаюсь, Повелитель

Красные прочерки выстрелов от плазменных пушек "Доблести" заполнили пространство между кораблями. Огонь был настолько плотный, что, казалось, сливался в красную полосу.

* * *

Эрин наполовину вылезла из кресла, когда взрыв тряхнул судно. Корабль накренился, и Эрин упала на пол.

— Вернись в кресло, — сказал Зирид. — На этом крейсере мощные орудия.

Эрин забралась в кресло и начала пристегивать ремни. В момент, когда она защелкивала последнюю пряжку, Зирид начал маневр уклонения. Корускант завертелся в обзорном экране, когда "Толстяк" начал повороты, вращения и нырки. Красные линии плазменного огня освещали черноту космоса. Зирид резко бросил корабль вправо, затем вниз, потом влево.

Корабль вонзился в атмосферу.

— Переведи всю энергию кроме двигателей и жизнеобеспечения на кормовые щиты.

Эрин лихорадочно щелкала тумблерами на приборной панели, выполняя команду Зирида.

Еще один взрыв встряхнул корабль.

— Щиты не выдержат еще одного попадания, — сказала она.

Зирид кивнул. Весь обзор заполнило оранжевое пламя, обтекающее корабль. Плазменные выстрелы пронзали небо над и под ними, слева… Зирид бросил корабль вправо, рискуя сжечь корпус корабля кривым входом в атмосферу.

Дым в кабине начал густеть.

— Где маски? — кашляя, спросила Эрин.

— Там, — ответил Зирид, кивая на шкафчик между сидениями. Эрин открыла его, достав две маски, и кинула одну Зириду, а другую надела на себя.

— Придержи штурвал, — попросил Зирид перед тем, как надевать маску.

Эрин вцепилась в ручку управления второго пилота, продолжая спиральный спуск "Толстяка" к Корусканту.

Выстрел с крейсера зацепил правый борт корабля и отправил его в бешеное вращение. Эрин затошнило, закружилась голова.

— Всё под контролем — сказал Зирид приглушенным маской голосом. Он взял вращение под контроль и направил корабль вертикально вниз. В кабине стало жарковато. Пламя объяло корабль. Наверное, со стороны они выглядели как комета, падающая с неба.

Ты взял слишком круто, — заметила Эрин.

— Я знаю, — ответил Зирид. — Но мы должны долететь.

Безжалостный огонь с крейсера снова зацепил их, удар швырнул их сквозь стратосферу. Пламя уменьшилось, исчезло, и Корускант предстал перед ними во всей красе.

— Мы прорвались, — обрадовалась Эрин.

Без предупреждения двигатели замолкли и сдохли, а "Толстяк" поник в воздухе, вращаясь в неуправляемом падении.

Зирид с проклятьями застучал кулаком по приборной панели, пытаясь оживить корабль, но безуспешно.

— Они всё еще могут достать нас здесь, — сказал он, расстегивая ремни. — у меня работают только репульсоры. Иди в спасательную капсулу.

— А груз, Зирид?

Поколебавшись, он расстегнул её ремни. — Забудь про груз. Шевелись.

Она стояла, когда еще один выстрел попал в "Толстяка". Взрыв потряс заднюю часть корабля. Еще один. Они стали спускаться вниз. Выли сирены, корабль горел, падая в небе. Зирид ударил по кнопке, запуская репульсоры, чтобы удержать фрахтовик в воздухе.

Хотя бы еще на мгновение.

* * *

— Корабль висит в воздухе, похоже — неуправляемый, — доложил лейтенант Макк. — Парит на репульсорах.

Коммандер Джард вопросительно взглянул на Малгуса, ожидая приказ на ликвидацию. Враф тоже глядел с интересом.

Фрахтовик медленно спускался в атмосфере Корусканта. Он покачивался на антигравитационных двигателях, волоча за собой языки пламени из отказавших ионных двигателей. Они могли подцепить его лучом захвата.

— Уничтожить их, — приказал Малгус.

Боковым зрением он заметил, как Враф ухмыльнулся, скрестив руки на груди.

* * *

С кормы Толстяка взрывы начали распространяться по кораблю, вторичные взрывы покатились вперед, сливаясь в серию глухих ударов. Так им не добраться до спасательной капсулы.

Эрин активировала свой световой меч. — Держись за что-нибудь.

— Что ты делаешь?

— Вытаскиваю нас отсюда.

— Что?

Она не стала объяснять. Пристегнувшись и держась за ремень, она воткнула свой световой меч в транспаристиловое окно и стала расширять разрез. Кислород начал со свистом покидать кабину, пока не выровнялось давление. Их маски позволяли им дышать в разреженной атмосфере. Холод заставил Эрин поежиться.

Своим мечом она вырезала выход из кабины. Разреженный воздух со свистом ударил внутрь.

— Мы в пятидесяти километрах над поверхностью Эрин! — прокричал Зирид, впервые повысив голос. — Скорость около…

Она схватила его за руку и встряхнула, чтобы он заткнулся. — Ни за что не отпускай меня, ясно? Ни за что не отпускай.

За линзами маски блестели его широко распахнутые глаза. Он кивнул.

Она не колебалась. Погрузившись в Силу, она окружила их защитной оболочкой и выпрыгнула из корабля в открытое небо.

Ветер и скорость отбросили их назад. Они почти зацепили корпус корабля, пролетая сквозь пламя, обтекающее его со всех сторон. Почти в тот же самый момент плазменный выстрел с крейсера превратил их "Толстяка" в расширяющийся огненный шар. Взрывная волна отбросила их в безумный полет по небу и закружила словно пушинку. В какой-то момент перед глазами у неё всё расплылось и Эрин испугалось, что потеряет сознание, но осознание того, что они могут погибнуть, дало ей силы сражаться с дурнотой и стихией.

Зирид что-то кричал, но Эрин не могла ничего разобрать.

Ей скрутило живот, а внутренности устремились к горлу, когда они, дико вращаясь, падали вниз на планету. В её глазах с сумасшедшей скоростью мелькали пылающие обломки "Толстяка", Корускант, небо и далекий силуэт имперского крейсера, и снова обломки "Толстяка". Из-за вращения кровь начала отливать от головы и перед её глазами поплыли круги.

Ей нужно срочно остановить кружение или она потеряет сознание.

Она еще сильнее прижала к себе Зирида и использовала Силу, чтобы сначала замедлить, а потом остановить вращение. В конце концов, они уже летели в облаках, держа друг друга за руки, с огромной скоростью приближаясь к поверхности Корусканта.

* * *

Малгус смотрел, как пылающие обломки фрахтовика падают на Корускант. Он ожидал, что слабое присутствие джедайки в Силе должно исчезнуть, но он чувствовал, что она до сих пор жива.

— Увеличить, — сказал он, наклоняясь вперед в командном кресле. Изображение на обзорном экране стало расти.

Перекрученные стальные обломки и большой кусок носовой части корабля, пылая, падали к поверхности Корусканта.

— Они выпустили спасательную капсулу перед тем, как корабль взорвался?

— Нет, Повелитель, — ответил Джард. — Выживших нет.

Но он чувствовал, что, по крайней мере та джедайка выжила. Он всё еще ощущал её присутствие, словно крохотную занозу в коже, хотя это ощущение постепенно уменьшалось  по мере увеличения расстояния.

Он подумал было о том, чтобы выпустить истребители, отправить поисковый отряд, но передумал. Он еще не знал, как будет искать эту джедайку, но искать её он будет лично.

— Благодарю, коммандер Джард. Отличная работа, лейтенант Макк. — Он повернулся к Врафу. — Вы свободны, Враф Ксизор.

Враф переминаясь с ноги на ногу, сглотнул, откашлявшись. — Вы говорили о возможной компенсации, Повелитель?

Малгус оценил его храбрость... если, конечно, это не было чем-то иным. Малгус встал и подошел к нему. Он был выше Врафа на двадцать сантиметров, но, несмотря на это, он стоял, не пряча своего взгляда, смотрел на него, хотя в глазах чувствовался страх.

— Тебе мало того, что ты добился гибели конкурента и уничтожения энгспайса, который твои наниматели приказали тебе не пропустить на планету?

— Я не…

Малгус поднял руку в перчатке.

— Ссоры мелких преступников для меня ничего не значат.

Враф облизал губы, выпрямился, и сказал: — Это же я предупредил вас о джедае, Повелитель. На голограмме была она.

— Да, так и было.

— Будет ли мне… заплачено за это?

Малгус смотрел на него холодно, и маленький человек, казалось, становился еще меньше. Глаза Врафа расширились от страха. Он чувствовал себя загнанным животным, окруженным со всех сторон стаей хищников.

— Я человек слова, — сказал Малгус. — Ты получишь свои деньги.

Враф с облегчением выдохнул. — Благодарю вас, Повелитель.

— Ты можешь взять свой корабль и приземлиться на планету. Координаты будут предоставлены, и я там произведу оплату.

— И тогда я смогу уйти?

Малгус улыбнулся под респиратором. — Это уже другой вопрос.

Враф отступил на полшага назад. Он выглядел так, будто получил пощечину. — Что это значит? Я… не смогу улететь с планеты?

— Ни один корабль, без специального разрешения, не может покинуть Корускант в это время. Ты останешься на планете, пока ситуация не изменится.

— Но, Повелитель…

— Или же я могу взорвать твой корабль в тот миг, когда он вылетит из моего ангара. — добавил Малгус.

У Врафа перехватило горло. — Спасибо, Повелитель.

Малгус махнул рукой, и охрана повела Врафа прочь с мостика.

* * *

После хаоса взрывов на корабле, тишина во время падения казалась странной и непривычной. Эрин слышала только порывы ветра, свистящего в её ушах и ритмичные удары своего сердца. Страх Зирида был для неё явственно ощутимым, словно он падал рядом с ними.

Она с удивлением ощутила себя легко и свободно. К востоку от них изгибалась поверхность Корусканта, и утреннее солнце поднималось над линией горизонта, заливая планету золотом. От этого прекрасного вида у неё перехватило дыхание. Она потрясла руку Зирида и кивнула в сторону восходящего солнца. Он не ответил. Его глаза с ужасом смотрели вниз, словно железо магнитом притянутые к поверхности планеты. Эрин позволила себе несколько секунд наслаждаться прекрасным видом, прежде чем начинать спасение их жизней.

Сопротивление всё возрастало по мере того, как разреженный воздух верхних слоев атмосферы сменялся плотным, пригодным для дыхания воздухом нижних слоев. Корускант под ними превращался из коричнево-черного шара, беспорядочно испятнанного завитками света, в различимый простым взглядом геометрический порядок ярко освещенных городов, дорог, воздушных трасс, блоков и кварталов. Она могла различить темные пятнышки двигавшиеся на фоне городского ландшафта — крошечные, словно муравьи, аэрокары, спидеры и свупы, но их было куда меньше чем обычно. Столбы дыма поднимались в воздух неровными темными полосами. Огромные районы Галактического Города лежали в руинах, выделяясь почерневшими язвами на теле планеты.

Империя, должно быть, уничтожила здесь десятки тысяч живых существ. А может и больше.

Ветер изменил направление, отозвавшись резким гулом в ушах. Ей показалось, что она слышит в нем, как стонет от причиненной ей боли душа планеты. Было слышно, как за её спиной трепещет на ветру одежда.

Приближаясь к поверхности, она могла разглядеть более подробную картину верхних уровней города: линии небоскребов, геометрию площадей и парков, упорядоченные и прямые трассы дорог.

Она позволила себе почувствовать падение и использовала это чувство, чтобы окунуться в Силу. Растворившись в Силе, она собирала её вокруг себя. Она потянула Зирида к себе. Он не сопротивлялся, и ей показалось, что в её руках находится бесчувственная тряпичная кукла. Она прижалась к нему, крепко обхватив его руками и ногами.

— Приготовься, — крикнула она ему в ухо. — Кивни, если ты понял.

Его голова кивнула один раз, напряженно и быстро.

Здания ниже становились всё более крупными, более отчетливыми. Они падали на площадь между домами — плоскую трапецию из дюракрита, с высокими колоннами, стоящими по углам.

— Я постараюсь смягчить падение, — закричала она. — Но всё равно удар будет сильным. Я отпущу тебя, прежде чем мы упадем. Попробуй сконцентрироваться и перекатиться.

Он снова кивнул.

Она опустила голову, наклонив тело под углом, и попыталась использовать сопротивление воздуха для полета вперед, а не полностью вниз. Поверхность стремительно приближалась им навстречу.

Они пролетели через промежуток между зданиями, мимо крыш, окон, балконов. Учитывая раннее время, она сомневалась, что кто-то смог увидеть их появление.

Она потянулась Силой, формируя её мощь в огромную колонну под ними. Она представила её мощь в форме, похожей на ту, которой она усиливала свои прыжки, но вместо внезапного мощного толчка, бросавшего её вперед, она использовала Силу в более мягкой и пассивной манере. Она представляла её как воздушный шар, мягкий и податливый сначала, но оказывающий всё большее сопротивление по мере сжатия.

Они замедлялись, и Зирид вздрогнул от неожиданности в её руках. Он не ожидал такого.

От возросшего давления воздуха в глазах Эрин вспыхнули разноцветные круги, а в голове возникла сильная боль.

Упругий шар Силы замедлил их дальнейшее падение. Она могла видеть площадь и стоящие вдоль фонтана, в её центре, скамейки. Она могла различить отдельные окна в небесной вышине стоящих вокруг зданий. Они были на высоте в пять сотен метров, и по-прежнему быстро падали.

Давление в висках головы всё увеличивалось. Перед глазами всё расплывалось. Боль в голове была похожа на боль от удара ножом. Она кричала, но не разжимала рук.

Четыреста метров. Триста.

Они еще больше замедлились, и Эрин боялась, что у неё не хватит сил.

Двести.

Секунды превратились в вечность, сопровождаемую болью и давлением внутри головы. Она думала, что та вот-вот лопнет.

— Держись, Эрин! — произнес Зирид, его голос был приглушен маской. Его руки всё так же крепко сжимали её.

Пятьдесят метров.

Скорость падения по-прежнему была слишком большой.

Двадцать, десять.

Она собрала остатки сил, зачерпнула столько мощи, сколько смогла, и выбросила её в последнем крике, зарядом Силы, который на миг полностью остановил их. На долю секунды они замерли в воздухе, поддерживаемые только невидимой мощью Силы и способностью Эрин использовать эту мощь.

А потом они вновь стали падать вниз.

Она отпустила Зирида, и они оба рухнули на дюракрит, ногами вперед, сотрясение от удара отозвалось резкой болью в лодыжках и коленях Эрин. Она ушла в перекат, гася инерцию, это выбило из неё дух и стоило здорово ободранной кожи на голове.

Но она была жива.

Она приподнялась на четвереньки, каждый мускул её тела ныл, ноги дрожали, а с головы капала кровь. Она сорвала с лица маску.

— Зирид!

— Я в порядке, — ответил он, и голос его был глухим и тихим. — Я не могу в это поверить, но я в порядке.

Она растянулась на дюракрите и посмотрела на разгоравшийся в небе рассвет. Длинные тонкие облака, окрашенные светом зари, были похожи на прожилки золота в камне. Она лежала, лишившись сил.

Зирид подполз к ней, непрерывно ругаясь от боли. Он снял свою маску и лег на спину рядом с ней. Они просто лежали и вместе смотрели в небо.

— Ничего не сломал? — спросила она его.

Он повернулся, чтобы посмотреть на неё, покачал головой, и вновь посмотрел на небо. — Если мы выберемся отсюда, я стану фермером на Дантуине. Я клянусь в этом.

Она улыбнулась.

— Я не шучу.

Она продолжала улыбаться, а он начал смеяться, всё громче и громче, пока смех не превратился в хохот.

Она не могла с собой ничего поделать. Широкая улыбка расцвела на её лице, затем она негромко засмеялась, а потом громко захохотала вместе с ним. Они вместе истерично смеялись, глядя в утреннее небо нового дня.

* * *

Руки Врафа потели на штурвале "Лезвия". Несмотря на слова Малгуса, о том, что он хозяин своего слова, Враф был уверен, что имперский крейсер откроет по нему огонь, после того, как он покинет посадочный ангар. На мгновение, он хотел отклониться от предписанного курса, и на полной скорости покинуть зону притяжения Корусканта, чтобы прыгнуть в гиперпространство, но передумал.

Что более важно, он опасался, что, даже если он сможет сделать это, то Малгус ради принципа устроит за ним охоту. Враф знал, что Малгус сделает это, потому что Враф поступил бы так же. Он смотрел в глаза Повелителя ситов и видел в них ту же неумолимую беспощадность, которую он тщательно воспитывал в себе. Он не собирался переходить Малгусу дорогу.

Он позволил автопилоту своего корабля лететь в атмосфере Корусканта, по полученным с "Доблести" координатам. Он должен был приземлиться на один из небольших космодромов Галактического города, скорее всего, захваченного имперскими войсками.

Вскоре с космодрома поприветствовали его, и передали посадочные координаты. Он подтвердил получение и откинулся на спинку кресла.

Он решил, что не покинет "Лезвие" после приземления. Он не хотел дальнейших взаимоотношений с воинственными Имперцами. Он хотел дождаться, когда мирные переговоры на Алдераане завершатся, сколько бы времени это ни потребовало, а затем улететь с Корусканта.

* * *

Малгус знал, что Эрин Ленир каким-то чудом уцелела после взрыва фрахтовика, и он подозревал, что она смогла пережить спуск на поверхность Корусканта. Он не хотел, чтобы Анграл узнал о её бегстве. Такая информация была бы… преждевременной.

Ему необходимо разыскать её. Для этого в первую очередь ему нужно было понять, почему она решила проникнуть на Корускант.

— Я буду в своей каюте, — сказал он коммандеру Джарду.

— Если возникнет ситуация, требующая вашего присутствия, я извещу вас немедленно.

Когда он добрался до своей каюты, то обнаружил в ней спящую Илину. Её пояс с бластерами лежал на кровати. Она спала, положив руку на него. Он наблюдал, как плавно вздымалась её грудь, а сама она чему-то улыбалась во сне. Повязка, поддерживающая её руку, слетела.

Глядя на неё, он понял, как она дорога ему. Очень сильно.

И он знал, что это было его слабостью.

Он смотрел на неё и думал о женщине тви'леке, бывшей у него когда-то слугой, которую он убил в молодости…

Он почувствовал, как его кулаки непроизвольно сжались.

Покачав головой, он закрыл дверь в комнату, в которой спала Илина, и направился к компьютерному терминалу, находящемуся на его рабочем столе. Он хотел побольше узнать об Эрин Ленир. Для этого он вошел в имперскую информационную базу и ввел её имя.

Сначала на экране появилось её изображение. Он внимательно смотрел на её лицо, её глаза. Она напомнила ему Илину. Но она, чем-то, отличалась от той женщины, которую он видел на голодисплее боевого мостика "Доблести". Это "что-то" было в её глазах. В них была решительность и непримиримость. Что-то случилось с ней за последнее время.

Он стал изучать имеющуюся информацию.

Он выяснил, что она была эмпатом Силы. Сирота с Балморры, она попала в Академию джедаев еще ребенком. Он стал внимательно изучать информацию, пока не обнаружил возможную причину.

Изображение мастера Вена Заллоу смотрело с экран на Малгуса, словно воскресший призрак.

Эрин Ленир была падаваном мастера Заллоу. Заллоу воспитывал её с детства.

Он прокрутил экран назад, до изображения Эрин. Раньше в её зеленых глазах не было ни хитрости с лукавством, ни болезненной решительности. Глядя на неё, он мог бы сказать, что она позволяет себе быть чересчур открытой для боли. И её Силовая эмпатия только лишь усиливала её чувствительность.

Он откинулся в кресле.

Она, вероятно, почувствовала, как умирает её учитель, почувствовала, как Малгус пронзил его тело клинком своего меча.

Это было тем, что изменило её, изменило так сильно, что она покинула Орден и бросилась через звёздное пространство на Корускант.

Почему?

Он увидел слабое отражение собственного лица на экране дисплея, которое наложилось на её изображение. Черные глаза, глубоко посаженные в темные глазницы его лица. И её глаза: зеленые, мягкие и нежные.

Но её глаза больше не были мягкими и нежными.

Они оба были похожи, понял он. Они оба любили, и их любовь принесла им боль. В одно мгновение он понял: теперь он знает, почему она отправилась на Корускант.

— Она ищет меня, — произнес он.

Она не знает, кого ей надо искать, потому что у неё не было возможности узнать, кто убил её учителя. Но она прибыла на Корускант, чтобы выяснить это, чтобы отомстить за Заллоу.

Куда бы она направилась в первую очередь?

Он подумал, что знает это.

Он глубоко вздохнул, постукивая пальцем по краю стола.

Она собирается охотиться на него. Он восхищался ею за это. Казалось, этим она очень… отличалась от других джедаев.

Конечно, Малгус не будет сидеть, сложа руки, в то время как она начнет искать его.

Он сам будет охотиться на неё.

День второй.

Глава 10

Группа из шести имперских истребителей, наклонив крылья, пикировала к поверхности планеты. Нарастающий гул их двигателей заглушил жизнерадостный смех Зирида и Эрин. Стали видны полукруглые панели их крыльев, расположенные вдоль фюзеляжей.

— Это неправильно, — сказал Зирид. — Имперские корабли в небе Корусканта.

— Да, — согласилась Эрин. — Неправильно.

Зирид посмотрел высоко в небо, пытаясь увидеть хоть что-то оставшееся от его корабля. Он ничего не обнаружил. "Толстяк" сослужил ему хорошую службу, и почти смог оторваться от крейсера.

Он улыбнулся, думая, что скоро на Корусканте у наркоманов кончится энгспайс. Помучившись несколько дней от ломки, они обретут свободу, если захотят этого.

Зирид тоже почувствовал это особенное ощущение свободы. Он не довез спайс. Груз вины свалился с души. В некотором смысле Империя увела его со скользкой дорожки, уничтожив её шквалом плазменного огня.

Разумеется, БИРЖА попытается его убрать. Ему придется побороться за свою жизнь.

— О чем задумался? — спросила Эрин.

— Об Арре. — ответил он, и тут тяжесть осознания ситуации перевесила то облегчение, что он почувствовал после удачного падения с пятисот кликов[31].

Зирид узнал человека, который стоял за Повелителем ситов на мостике крейсера. Он говорил с ним в Карсон-Парке на Вулте, он же был во главе тех, кто напал на него и Эрин в космопорте.

Орен сообщил ему имя: Враф Ксизор.

Враф знал про Арру и Нату.

И, если Враф решит поделиться этой информацией с БИРЖЕЙ, Орену прикажут не просто убрать Зирида. Уроком для других послужит не только его смерть, но и смерть его семьи.

Он со вздохом поднялся. — Мне нужно вернуться на Вулту. Немедленно.

Эрин поднялась позади него. Должно быть, почувствовала его страх. — Это из-за человека на крейсере?

Зирид кивнул. — Он знает про Арру.

— Но, я не понимаю, почему…

— Ни один из моих… работодателей не знает, что у меня есть дочь, Эрин. Они могли бы использовать её как инструмент против меня. Но теперь — знает он. Он видел меня в парке с дочерью. Я говорил с ним. — Он закрыл лицо ладонями.

Эрин положила руку ему на плечо. — Зирид…

Дернув плечом, он сбросил руку и встал на ноги. — Я должен вернуться.

— Как?

Он покачал головой. — Не знаю как, но я должен. Я благодарен тебе, ты спасла мою жизнь. Я не забуду это, но…

Она подняла руку. — Подожди. Подумай как следует, Зирид. Человек, который видел твою дочь — имперцы не дадут ему улететь. Никто не покинул Корускант с момента нападения. И никто не покинет, пока не закончатся мирные переговоры и на них не решат, кому будет принадлежать планета. Они оставят его на крейсере или посадят на планету. Он никуда не денется.

Зирид задумался. В её словах был смысл. Сердце продолжало колотиться, но уже начало успокаиваться.

— Думаешь, он здесь?

— Возможно. Даже, скорее всего. Но он не вернется на Вулту, по крайней мере не сейчас.

Зирид знал, что Враф уже мог кому-нибудь сообщить про Арру, но это было маловероятно. Никто в здравом уме не разбрасывается такими козырями. Это так же глупо, как раздавать кредиты. Нет, Враф придержит эту информацию при себе. Может, чтобы продать БИРЖЕ, может, чтобы использовать позже. Он еще не воспользовался ей. Он добрался до Корусканта с Вулты слишком быстро. Он должен был вылететь сразу после попытки нападения на них.

Почему он не использовал Арру против тебя на Вулте? — спросила Эрин. — Они же могли заставить тебя отдать груз?

Зирид не знал. — Возможно, и мог. Может, это был он вчера в гостиничном комплексе. Может мы его спугнули. Или, возможно, у него не было времени. Он должен был следить за мной, чтобы обнаружить спайс. Если бы он схватил Арру, он мог потерять меня, а я улетел бы со спайсом, даже не зная, что он схватил её.

Эрин молчала, позволяя мыслям Зирида блуждать в терновых зарослях преступного мира.

— Возможно, он просто не может навредить ребенку, — предположила Эрин.

— Может быть, — сказал Зирид, не веря в это. Слишком мало он встречал преступников с хоть какими-то моральными принципами.

— Слушай, — сказала Эрин. — Я помогу тебе выбраться с планеты, или найти Ксизора здесь. Но мне нужно добраться до Храма.

— Ты прилетела убить кого-то, Эрин. Я не могу тратить на это время.

Она покраснела, и в её глазах он увидел какую-то внутреннюю борьбу. — Мне нужно только узнать кто он. — Она говорила, будто пыталась убедить себя. — Я смогу найти его в другое время. Но мне нужно его имя. Это может быть моим единственным шансом. — Она сделала глубокий вдох. — Я буду рада любой твоей помощи.

— Какая от меня может быть помощь, — сказал он.

— Ты привез меня сюда.

— Я позволил нам взорваться в космосе.

— Но теперь мы здесь.

— Теперь мы здесь.

— Позволь мне узнать имя, и я помогу тебе убраться с планеты. Согласен?

Подумав, он кивнул. — Хорошо, я с тобой, но нам нужно сделать это быстро.

* * *

Малгус ждал, пока Илина проснется, его разум перебирал возможности, всё еще пытаясь решить квадратуру круга. Он начал считать, что это невозможно.

Илина вышла из спальни в его каюте, слегка прикрытая легкой рубашкой и тонюсеньким бельем. Как и всегда его поразила её красота, грация её движений. Она улыбнулась.

— Как долго я спала?

— Не долго, — ответил он.

Она налила чай для них обоих и села на пол у его ног.

— Есть кое-что, что тебе нужно сделать, — сказал он.

— Говори.

— Ты возьмешь несколько шаттлов и отправишься на Корускант. Десять солдат из моей личной охраны составят тебе компанию.

Он уже выбрал людей — отряд Кёрса — людей, которым он мог доверять. Он продолжил: — Я дам тебе список.

Она отпила чай, положила голову ему на колено. — Что в этом списке?

— В основном имена и адреса. Еще несколько устройств и их местонахождение.

Он извлек всё это из имперской базы данных, пока она спала.

— Что я должна сделать?

— Найди всех, и всё то, что сможешь из этого списка и привези сюда, на крейсер.

Она выпрямилась и взглянула на него. В бездонных озерах её глаз был вопрос.

— Все должны быть взяты под стражу, — сказал он. — Устройства конфискованы как военные трофеи.

Вопрос не исчез из её глаз. Она ждала дальнейших объяснений.

— Почему я, любимый? Почему не твои ситы?