/ / Language: Русский / Genre:det_espionage, / Series: Коплан

Тройное Убийство В Лурде

Поль Кенни


Поль Кенни

Тройное убийство в Лурде

Автор предупреждает, что все события романа вымышлены, а всякое сходство его героев с реально существующими лицами является случайным.

Поль Кенни

Глава I

Была половина первого ночи. Великолепная луна, освещавшая Лурд и церковь Сакре-Кер, возвышающуюся на скале, превращала реку Гав в поток серебра. Долину, в которой спал городок, окружали скалистые горы, и вершины их отбрасывали огромные тени на крыши домов.

Достигнув дороги, Малар увидел наконец город, и это принесло ему некоторое облегчение. Он шел уже больше часа и был рад, что теперь начинается извилистый спуск, ведущий к его дому на другой стороне реки.

Каждую неделю повторялось одно и то же. Невестка посылала его на окрестные фермы договариваться насчет снабжения продуктами ее семейного пансиона. Он договаривался, выпивал с фермерами и всегда опаздывал на последний автобус.

Обычно ему было легко возвращаться пешком. С Пасхи до октября в департаменте От-Пирене стояла хорошая погода; вечерняя свежесть была очень приятной, особенно если он слишком налегал на жюранское. Но сегодня он спешил вернуться.

Прежде чем начать спуск, он оглянулся, но ничего необычного не увидел. На дороге ни души. Однако он все-таки что-то слышал… Это продолжалось уже километра два. Как будто на небольшом расстоянии сзади него под легкими шагами скрипели камешки.

Малар побаивался. Он всегда брал с собой немного денег, когда ездил по делам, на случай, если вдруг у него потребовали бы оплатить счет, о котором забыла невестка. Несмотря на свои шестьдесят лет, папаша Малар был еще крепким и храбрым.

Чтобы увидеть, действительно ли следят за ним, он остановился у дерева и, отливая лишнее выпитое вино, вглядывался в ночь. Шаги прекратились. Обеспокоенный Малар снова тронулся в путь, но едва он прошел двадцать метров, игра возобновилась. Ведь не мерещилось же ему!…

В душе его росло чувство страха, и ему захотелось побежать. Он с трудом справился с собой и заставил себя идти шагом.

Глядя на город, лежащий в долине, он почувствовал какое-то раздражение против всех этих людей, спокойно спящих за крепко запертыми дверями, а он в это время…

На спуске его шаг стал тяжелее. Его широкая тень двигалась впереди. Сзади возобновился негромкий шорох.

Тишину нарушало только стрекотание кузнечиков. Приближаясь к долине, Малар почувствовал зловонный запах Гава. Что же такое могла нести речушка, чтобы так сильно вонять?

Вот уже видны крыши первых домов. Еще двести метров, и Малар войдет в Лурд; а через двадцать минут он будет дома. Когда он вставит ключ в замок, залает собака, на что непременно откликнутся. И невестка накричит на Малара, потому что он будит всех, в том числе и постояльцев.

Теперь он уже ничего не слышал, но это ничего не значило, потому что гравиевая дорожка окончилась и начался асфальт, а шаги человека, обутого в ботинки на каучуковой подошве, на асфальте не слышны в трех метрах, особенно если твои собственные ботинки подбиты здоровенными гвоздями.

Малар прибавил шаг. Теперь, когда он приближался к дому, его беспокойство возрастало, казалось, против всякого смысла. Сунув кулаки в карманы, согнув плечи и надвинув на лоб широкий берет, он боролся с самим собой, чтобы не оборачиваться. При малейшем подозрительном звуке он повернется, но не раньше.

Однако инстинкт, более сильный, чём воля, заставил его оглянуться, когда он переходил затененный участок. Из головы его улетучились все мысли, а сердце сжала ледяная рука. На него набросилась длинная черная фигура. Лезвие блеснуло в лунном свете, а потом ужасная острая боль пронзила его грудь.

Его глаза выкатились из орбит, дыхание перехватило, и Малар издал хриплый стон. Его взгляд затуманился, обе руки потянулись к месту, куда вонзился кинжал. Потом его колени подогнулись, и он рухнул как сноп.

Напавший на него нагнулся с довольной гримасой. Прежде чем вытащить оружие, он спокойно осмотрелся. Вокруг было тихо и спокойно. Человек резким движением выдернул нож и тщательно вытер его о рукав жертвы. Затем он перерезал убитому горло от одной сонной артерии до другой, снова тщательно вытер лезвие об одежду несчастного, сложил нож и убрал его во внутренний карман.

После этого, одним прыжком перескочив дорогу, он скрылся в колючих кустах на железнодорожной насыпи, с кошачьей ловкостью поднялся по склону, осмотрел пути в обе стороны и перешел через рельсы.

На следующий день, после полудня, атмосфера в полицейском участке Лурда была весьма унылой. Два инспектора криминальной полиции разговаривали с комиссаром Котре и тремя полицейскими. Если бы кто-нибудь пришел навести справки о потерянной вещи, он бы попал в неудачный момент.

Полицейские отвечали на вопросы, которыми их буквально засыпали, и ожидали приказов. Оба инспектора были погружены в мрачные раздумья.

— Если вы в этом что-нибудь понимаете, — пробурчал комиссар, — значит, вы чертовски умны…

Шапюи, один из тех, к кому он обращался, присел на угол стола и спокойно сказал:

— Никогда не следует пытаться понять слишком быстро. Сейчас у нас нет никаких фактов и никаких улик. Но ведь в начале расследования это бывает часто.

— Легко вам рассуждать! — усмехнулся комиссар Котре. — За одну ночь убили троих — закололи кинжалами и перерезали горло — в городке, где живут тридцать тысяч иностранных туристов, и нет никакой ниточки, которая тянулась бы к виновным! Ни малейшей улики, которую можно было бы бросить журналистам! Хорошенькое дело! Ничего себе реклама!

Шапюи слегка пожал плечами.

— Мне абсолютно наплевать на вашу рекламу… Здесь это просто болезнь! Вы делаете ее на всем: на свечах, на водопроводных кранах, костылях и бутылках с водой. Если бы вы осмелились, вы бы объявили святой Лиз Тейлор, чтобы привлечь больше народу.

Он отодвинулся от стола, заложил руки за спину и продолжал:

— Итак, некто Малар был убит на дороге из По между полночью и часом ночи. У него ничего не взяли. Некто Гурен был убит тем же способом, примерно в тот же час на дороге из Тарба, женщина по фамилии Тревело была убита у себя дома двумя часами позже. Все трое были хорошо известны в городе, здесь прожили всю свою жизнь и не были связаны между собой никаким родством. Ни в одном случае не найдено орудие преступления, у жертв ничего не взято. Ни свидетелей, ни следов; можно подумать, что все три убийства были совершены призраками. Бригада дорожной полиции не заметила ничего необычного.

— В общем, — саркастически объявил Котре, — мы уверены только в одном: в том, что мы ничего не знаем.

Он постучал ногтем по зубу и добавил:

— Ничего!

Шапюи устало посмотрел на него:

— Вы так считаете?

Пораженный комиссар нахмурился. Его рука машинально шарила по столу в поисках пачки сигарет.

— Черт… — пробормотал он. — Вы же сами это только что сказали.

— Я сказал две вещи, — спокойно объяснил Шапюи. — Реальных улик недостаточно, чтобы направить поиски по верному пути, и поэтому необходимо мобилизовать все ваше воображение.

Котре почувствовал, как к лицу прилила жаркая волна. Он лихорадочно закурил сигарету, чтобы скрыть свою ярость и не взорваться при подчиненных.

— Однако, — продолжил Шапюи, не замечая бешенства комиссара, — я считаю, что мы знаем достаточно, чтобы сформулировать несколько выводов. Такие убийства в Париже совершаются каждую ночь. Два за ночь даже в Лурде могут быть случайным совпадением. Но три, совершенные одним и тем же способом против добропорядочных людей, о которых никогда не слышали ничего плохого, это слишком!

Комиссар положил локти на стол. На его смуглом лице появилось выражение интереса.

— Что вы хотите сказать?

Инспектор в свою очередь достал из кармана пиджака сигарету, не вынимая пачки, закурил и ответил:

— Что все три убийства, возможно, имеют один и тот же мотив. Этот мотив должен соответствовать личностям убитых — незначительным и не могущим возбудить страстные чувства. Малар был стариком шестидесяти лет, мамаша Тревело — пятидесятивосьмилетней вдовой, а Гурен был полной деревенщиной. Всем троим перерезали горло абсолютно профессионально.

— И куда все это вас приводит? — спросил Котре.

— Вот куда: попросите ваших людей собрать как можно больше сведений о жертвах, их привычках, знакомствах, передвижениях. Пусть расспросят соседей. Мы, Байон и я, опросим близких, членов семей. Затем мы соберем все детали и постараемся выявить нечто общее.

Комиссар надул щеки и запыхтел, показывая свое разочарование. Такой метод, уж конечно, не позволит ему схватить преступника или преступников моментально, на что он надеялся в начале совещания.

Поздно вечером из Парижа примчится свора журналистов со своими фотоаппаратами и вспышками, а он не будет знать, что им сказать. Невозможно будет работать, за каждым будет таскаться с десяток этих придурков. Не имея никакой информации, репортеры станут описывать его самого, особо упирая на его беарнский акцент. И это не считая паралитиков, которые начнут просить родственников отвезти их на места преступлений и будут затруднять движение!

— Ладно, — согласился он, покоряясь судьбе. — Никаких других способов, видимо, нет.

Он немного подумал, потом сказал:

— Может быть, только зайти во все гостиницы и спросить ночных портье, не возвращался ли кто из их клиентов после часу ночи.

— Неглупо, — сказал Шапюи, вставая. — Если бы вы могли этим заняться, то облегчили бы нам задачу.

— Но у меня не хватает людей! — воскликнул комиссар.

— Попросите подкрепление, — бросил инспектор. — Теперь, когда Лурд превращается в Чикаго, вы становитесь звездой и вам ни в чем не откажут.

— И вы считаете, что это смешно! — буркнул Котре. — Но я рад, что это все-таки наша работа. Хватит вам бездельничать и прогуливаться с карманами, полными «кольтов», напевая песенки! В ближайшие дни вам будет чем заняться…

Байон и Шапюи, посмеиваясь, вышли на улицу. Для них это дело было очень интересным.

С тех пор как они работали в Лурде, они жутко скучали. Все местные жители имели похоронный вид, а последнее бистро закрывалось в одиннадцать вечера.

Их работа ограничивалась арестами клептоманов, зачарованных витринами с фальшивой бижутерией. Самым значительным событием в их работе было взятие с поличным в общественном туалете виновного в покушении на оскорбление нравственности.

— Ты опять довел его до белого каления, — сказал Байон, намекая на Котре. — Ему пришлось вцепиться в стол, чтобы не взорваться.

Шапюи подавил улыбку.

— Он заводится от каждого слова, это сильнее его. Но, в общем-то, я его понимаю. Тройное убийство в Лурде — представляешь, сколько шуму это наделает!

Они вышли на набережную Пейрамаль, сплошь застроенную гостиницами. В этот час прохожие были редки: оживление начиналось часам к четырем.

— С чего начнем? — спросил Байон.

— Пойдем к сыну Малара, он живет ближе всех.

Вечером, уставшие от бесконечной ходьбы, с горлом, пересохшим от допросов десятка лиц, принадлежащих к семьям трех жертв, оба полицейских наконец вернулись в комиссариат. Их блокноты распухли от заметок, но важных сведений они не собрали.

Котре ждал их, дрожа от нетерпения; он надеялся получить от них несколько деталей, которые мог бы бросить как кость парижским журналистам.

— Ну что? — спросил комиссар инспекторов, не дав им сесть.

— Негусто… — признался Шапюи, опускаясь на колченогий стул. — Мы не можем вам ничего сказать, пока не приведем в порядок весь хлам. А у вас что?

Огонек любопытства, сверкавший в глазах Котре, погас. От разочарования у него опустились уголки губ.

— Большинство гостиниц закрывается в полночь… Дежурного уже нет, и люди заходят сами. Только там, где двери запирают на ключ, открывают специальные дежурные. В том, что касается заявлений соседей, рапорты в трех папках: Малар, Тревело, Гурен.

Он подтолкнул папки к Шапюи. Тот рассеянно взял их, потом отложил.

— Я думаю, нам надо съесть по бутерброду, прежде чем браться за эту работу. Допросы меня прямо выматывают.

— Тогда бегите на ту сторону, пока не закрылась лавочка, а то останетесь голодными.

Байон, всегда выглядевший апатичным, вскочил на ноги с неожиданной быстротой.

— Я схожу, — сказал он. — С ветчиной или колбасой?

— И с тем, и с другим, — ответил Шапюи.

— На троих! — добавил комиссар.

Байон умчался как стрела, и Шапюи сделал из этого вывод, что он сильно проголодался.

— Как вы думаете, — спросил Котре неуверенно, — возможны новые убийства в эту ночь?

Инспектор выпрямился, чтобы посмотреть в лицо собеседнику.

— Нет, — ответил он после короткой паузы. — А вы этого боитесь?

Комиссар почесал затылок.

— Хм… И да и нет. Если бы знать причину убийств прошлой ночи, в каком-то смысле нам было бы спокойнее.

Шапюи кивнул в знак согласия.

— Да, естественно. Но я думаю, имей мы дело с маньяком, одержимым жаждой убийства и дожидающимся ночи, чтобы выбрать свои жертвы наугад, ситуация была бы совсем другой. В нашем случае дела обстоят не так. Во-первых…

Его прервало возвращение Байона, с трудом удерживающего шесть бутербродов, завернутых в слишком маленькие бумажки. Закрывая дверь, он уронил один из них.

— Съешь его сам, — заявил Шапюи, прежде чем продолжить свое объяснение.

Он откусил от бутерброда и заговорил вновь:

— Во-первых, действовало как минимум двое убийц. Если сравнить время, станет ясно, что один и тот же человек не мог убить Малара и Гурена; хотя способ убийства тот же, а использованное оружие принадлежит к одному типу, невозможно, чтобы обоих убил один преступник. Это первый пункт. Затем: если трех человек убили в одну ночь по непонятной для нас причине, это говорит об… как бы это сказать… определенной… срочности. Понимаете, что я хочу сказать?

Не переставая прожевывать большой кусок, комиссар кивнул и пробормотал:

— Этих людей убили, чтобы помешать им заговорить или из-за чего-то вроде этого, да?

— Да, например, — согласился Шапюи, — мы вполне можем себе представить, что они оказались замешаны в какое-то дело и недавний случай сделал их опасными. Одновременно устранили источник неприятностей и…

— Странный способ! — заметил Байон. — Тройное убийство грозит виновным гораздо более строгим наказанием.

— Это уже бывало, — подтвердил Котре с полным ртом. — Устранение свидетелей погубило не одного преступника.

Шапюи вдруг перестал жевать. Затаив дыхание, сжав свой бутерброд, он уставился в пустоту, потом поднял голову со словами: «Черт подери!»

Байон и комиссар посмотрели на него с некоторым удивлением, догадываясь, что в его голове созрела какая-то идея.

— Что случилось? — спросил Котре.

— Вы подали мне мысль! Вы заговорили об устранении свидетелей… Несомненно, это и есть нить, связывающая три жертвы! Малара, Гурена и мамашу Тревело «замочили» потому, что они были в курсе какой-то тайны или видели что-то, случившееся совсем недавно.

Охваченный жаждой деятельности, Шапюи положил свой бутерброд на стол и заявил:

— Надо проверить и сравнить, что они делали и где были вчера. Байон! Помогай! Диктуй все, что найдешь в рапортах и наших блокнотах относительно передвижений наших «жмуриков». А я буду записывать. Начинай с Малара…

Глава II

После целого часа работы Шапюи и Байон практически полностью восстановили по часам передвижения жертв в день их смерти. Но из этого сравнения нельзя было сделать ни одного стоящего вывода. Разочарованный, Шапюи бросил бумаги на стол и заявил:

— Не идет. Все они ходили по своим мелким делам в совершенно разные места…

Полицейских затопила волна разочарования, и они вдруг почувствовали, как сильно устали.

— Передайте бумаги мне, — сказал Котре, протягивая руку. — Я знаю округу лучше вас и, может быть, найду пункт, ускользнувший от вас.

Без особой уверенности Шапюи дал ему свои листки и, пока комиссар сосредоточенно изучал записи, снова принялся за свой бутерброд. Байон последовал его примеру, едва заметно подмигнув, показывая, что не очень-то верит в проницательность Котре.

В комнате было совсем тихо. Это длилось минут десять, потом комиссар поднял голову и в его глазах загорелся насмешливый огонек.

— Ну, значит, вы ничего не заметили? — спросил он нарочито мягким голосом.

Затем, не в силах больше сдерживать свое ликование, он воскликнул:

— Черт подери! Все они прошли в одном месте около восьми часов вечера!

Лица обоих инспекторов изменились, а Шапюи совершенно не понимал, как эта деталь могла от него ускользнуть.

— Вы уверены? — спросил он.

— Это заметно, как обсерватория на Пик дю Миди! — торжествовал Котре. — Надо действительно быть «чужаками», как вы, чтобы не увидеть!

Довольный, что ему удалось выпустить эту отравленную стрелу, он достал из ящика стола подробную карту района и пригласил офицеров криминальной полиции подойти к ней.

— Смотрите, — сказал он, указывая на строчку рапортов, соответствующую девятнадцати часам. — Малар возвращался с фермы в Сен-Беа и направлялся к своему старому приятелю Виньолю, у которого пробыл до одиннадцати часов вечера. Стало быть, он шел по национальному шоссе 640 и прошел через перекресток О-Вив здесь, на границе двух департаментов. Ладно. Посмотрим с Гуреном… Бедняга ходил навестить своего кузена Эгпарса, живущего в двух шагах от 117-го национального шоссе — дороги, идущей от Тарба в По. Он вышел из Лурда около шести часов вечера по 640-му и возвращался в середине ночи по 135-му шоссе. Значит, около восьми часов он должен был пройти по перекрестку О-Вив… А теперь мамаша Тревело: она провела вторую половину дня у своей дочери, проживающей в местечке Шато-дю-Мор, это здесь, и села в автобус линии По — Лурд, чтобы вернуться домой. Как мы знаем, она возвратилась к себе в половине девятого. Это означает, что она села в автобус за полчаса до того. А где?… На перекрестке О-Вив!

Котре, небрежно бросив карандаш на стол, наслаждался своей победой. Действительно, то, что он сказал, было неоспоримым. Однако это не только не вызвало энтузиазма, на который рассчитывал комиссар, но даже еще больше усилило озабоченность Шапюи. Наконец инспектор решился заговорить.

— Превосходно, — согласился он, — мы убедились. Ваше рассуждение доказывает, что наши три жертвы погибли потому, что имели несчастье оказаться в то время на том чертовом перекрестке. Но это заводит нас в порочный круг: если там произошло нечто, заставившее спешно устранить всех свидетелей, как, по-вашему, мы можем узнать, что произошло?

Котре и Байон не раскрывали рта. Вместо того чтобы проясниться, дело стало еще туманнее. Шапюи молчал.

— Дорожная полиция об этом ничего не знает. Со вчерашнего дня через перекресток О-Вив наверняка прошло немало народу. Никто не заметил ничего необычного, иначе нас бы известили, потому что прошли уже сутки. Так что я полагаю, что от таинственного события не осталось никакого следа.

В кабинете снова повисла тяжелая тишина. Чтобы придать себе значительность, Котре закурил сигарету. Оба инспектора последовали его примеру. Байон, которого разрывала жажда активной деятельности, предложил:

— А что, если мы проверим сами? На машине мы сможем быть там через десять минут.

— Согласен, — кивнул головой Шапюи, — едем немедленно. Но если хотите знать мое мнение, мы только зря потеряем время.

Он замолчал, чтобы сделать затяжку, потом заключил:

— Очень боюсь, что эта история выходит за рамки нашей компетенции. Прежде чем мы отправимся в путь, Котре, предлагаю предупредить контрразведку. Я подозреваю, что эти три убийства не являются основной частью данного дела.

Комиссар побледнел.

— Вот это да! — вырвалось у него от волнения. — А что же я скажу журналистам?

У него это было манией. Шапюи бросил на него взгляд, полный сожаления.

— Ничего, — ответил он. — Или лепите им туфту… Они смогут придумать великолепные заголовки: «Пиренейский мясник», «Преступления вампира, или Потрошитель из Святого города». Громкие заголовки, одним словом.

У Котре прилила к голове кровь. Если Шапюи думает, что он… Но инспектор уже снял трубку телефона.

Последовал длинный диалог, во время которого Шапюи, отвечая своему собеседнику, в общих чертах сообщил результат их расследования и оборот, который приняли поиски.

Наконец Шапюи положил трубку на рычаг и благодушно посмотрел на коллег полицейских.

— Нам не нужно ехать, — объявил он. — Дело забирает контрразведка. Она пришлет своего человека, который встретится с нами завтра в пять утра, в бистро напротив вокзала.

Усталые и невыспавшиеся инспектора пришли к вокзалу, когда часы показывали без пяти пять. Легкий свежий ветер гулял по площади, где выстроились гостиничные автобусы, готовые принять новые группы паломников.

К сожалению, бистро еще не открылось и обоим пришлось ходить по улице, вместо того чтобы попивать черный кофе.

Их наметанный взгляд сразу заметил фигуру, принадлежащую скорее игроку в регби, чем богомольцу, согнувшемуся под бременем своих грехов.

Наблюдательность неизвестного ни в чем не уступала их собственной: спортсмен уверенным шагом подошел к ним.

Вблизи незнакомец выглядел старше; в углах его серых глаз были морщинки, у волевого рта две глубокие складки.

Одет он был в макинтош, серые фланелевые брюки и коричневые замшевые туфли.

— Простите, господа, — спросил он голосом приятного тембра, от которого, должно быть, сразу начинали дрожать женские сердца, — вы не могли бы указать мне дорогу на Кальвер?

Шапюи счел начало удачным и подходящим к обстоятельствам. Не моргнув глазом, он миролюбиво ответил:

— Мы направляемся именно туда… Пойдемте с нами.

— Охотно, — ответил Франсис Коплан, пожимая руку инспекторам и называя себя.

Все трое пошли на улицу Репюблик, имея главной заботой найти какое-нибудь кафе. Однако Коплан казался вовсе не расположенным терять время, поскольку использовал прогулку, чтобы узнать об основных событиях дела.

Шапюи повторил ему то, что рассказывал накануне по телефону.

— Подведем итог, — сказал Коплан, когда инспектор закончил. — Личность жертв не представляет никакого интереса, главное — узнать, почему этих людей убили. Техника исполнения преступлений выдает профессионала, а у вас нет ничего, что могло бы послужить отправной точкой. Это так?

— Точно, — подтвердил Шапюи. — Как видите, руки у вас свободны… Нет опасности пойти по ложному следу, поскольку никаких следов нет вообще.

— Это упрощает дело, — ответил Коплан. — Никаких прежних версий и свободные руки — это лучший способ действовать.

«Вот и занимайся этим делом!» — подумал Шапюи, в глубине души не слишком огорченный, что ответственность за дальнейшее ведение расследования ложится на другого.

Пока речь шла об обычных убийствах — из ревности или корыстных, инспектор бросался на поиски, как охотничья собака, но, заподозрив политические или военные мотивы, он предпочитал отходить в сторону. Никогда не знаешь, как сложится будущее, а ему хотелось дожить до пенсии.

Со своей стороны, Коплан почти не скрывал недовольство, которое вызывало в нем это задание. Он был сотрудником разведслужбы и привык работать за границей, в далеких странах. Старик подложил ему хорошую свинью, отправив сюда, в Лурд, под предлогом, будто бы здоровый воздух Пиренеев и спокойствие района пойдут ему на пользу. Как бы не так! Достаточно было взглянуть на город и лица паломников, чтобы впасть в уныние. А что будет, когда он помотается здесь дня три?

Мысленно он решил провести расследование очень быстро. Заметив кафе, открывшееся раньше других, он взял Байона и Шапюи под руки и повел их туда. Прежде чем войти, он на секунду задержал своих коллег и шепнул им:

— Потом я уйду один. Здесь неподалеку стоит моя машина. Вы мне пока не нужны. Продолжайте допросы в городе, делайте вид, что ищете. Я позвоню вам в комиссариат.

Все трое вошли в бистро и тут же заговорили о других вещах. Коплан даже купил открытки с видом Сакре-Кера: он котел сделать приятное Старику.

В восемь часов утра Коплан приехал на перекресток О-Вив на своей машине. Вместо того чтобы остановиться, он продолжил путь по дороге из Тарба в По, потом повернул и возвратился на место, где по злосчастному стечению обстоятельств три человека невольно подписали свой смертный приговор.

Франсиса занимала одна мысль: жертвы, скорее всего, не поняли, что видели нечто необычное.

Действительно, если бы Малар и Гурен заинтересовались каким-то фактом, они бы рассказали о нем, первый своему другу Виньолю, другой своему кузену. Что же касается старой мадам Тревело, она села в автобус и вернулась домой, ни с кем ни о чем не заговорив. Водитель автобуса, ехавший по 640-му национальному шоссе, ни о чем не докладывал. Это доказывало, что на своем маршруте он не заметил ничего необычного.

Значит, что-то должно было свершиться очень быстро и без видимых следов.

На углу шоссе и местной дороги, пересечение которых и образовывало перекресток О-Вив, Коплан остановил машину, чтобы осмотреть окрестности. Все было так же, как и всюду на второстепенных дорогах Франции: асфальтовая лента с посаженными через каждые двадцать метров по обочинам деревьями, каменистая грунтовая дорога, уходящая с обеих сторон в редкий лесок. Телефонные столбы и прямо на перекрестке — одинокий домик.

Дом? Коплан нахмурил брови. Он не ожидал найти в этом месте дом… Может быть, в нем никто не жил?

Франсис вышел из машины, захлопнул дверцу и вдохнул душистый воздух, принесенный легким бризом. Нет, ничто в этом пейзаже не говорило о трагедии. Для очистки совести он немного походил по обочине, надеясь найти деталь, которая могла ускользнуть от редких прохожих, но ничего не нашел. Никогда еще пейзаж не казался ему более невинным, более идиллическим.

Он вернулся к дому. Ставни были закрыты. Безуспешно поискав звонок или молоток, он постучал в дверь. Подождав три минуты, он постучал снова, сильнее. Тогда на втором этаже раздвинулись ставни и прозвучал ворчливый голос:

— Ну что там такое?

Подняв глаза, Коплан увидел мужчину лет шестидесяти, с густыми волосами, подстриженными бобриком. У него был недовольный вид человека, которого внезапно разбудили.

Франсис указал пальцем на машину и крикнул:

— Простите. Мне нужна вода для радиатора! У вас нет кувшина?

Хозяин дома пробурчал неразборчивую фразу, которая могла бы означать согласие и поток ругательств. В заключение он сказал:

— Иду.

— Да вы не торопитесь, — вежливо посоветовал Франсис, которому вовсе не нужно было заливать воду в радиатор.

Прошло несколько минут. Наконец раздался звук отодвигаемого засова, и на пороге появился мужчина с кувшином в руке.

— Спасибо, вы очень любезны, — сказал Коплан, беря воду. Он сходил к машине, чтобы залить воду в радиатор, завинтил пробку и широким жестом выплеснул на землю остатки.

— Скажите, это ведь очень спокойный уголок? — спросил он, возвращая кувшин. — Здесь, наверное, бывает не очень много народу…

У хозяина дома, собравшегося вернуться в прихожую, немного разгладились морщины.

— Зависит от дней, — ответил он, пожимая плечами, — а особенно от времени года. Так что не очень доверяйте этой тишине!

— Правда? — удивился Франсис. — А я готов был поклясться, что здесь абсолютное спокойствие, полная оторванность от мира.

— Ничего подобного! Во-первых, тут ходит автобус, который останавливается почти перед моей дверью. Много машин по 637-му национальному шоссе в По. А сколько пыли они поднимают! И это не считая повозок и грузовиков, возящих продукты в Лурд. А вы говорите о спокойствии…

— Хм… да. Но кроме автобуса никто не останавливается. Так что у вас из окна не на что посмотреть.

Последнюю фразу Коплан произнес с такой интонацией, что было невозможно понять, вопрос это или утверждение. Хозяин дома снова слегка пожал плечами:

— Мне некогда смотреть в окно, разве только вечером, когда курю трубку.

Франсис почувствовал, что в нем зарождается крохотная надежда, такая хрупкая, что он побоялся разрушить ее прямым вопросом и пошел окольным путем:

— В общем, развлечений у вас мало. Никогда никаких происшествий.

— Хм… хм… — заметил тот, немного задетый. — Здесь как везде. На первый взгляд ничего нет, но когда присмотришься, уверяю вас, можно увидеть интересные вещи.

— Да? — переспросил Коплан с игривым взглядом. — Влюбленные?

Его собеседник поставил кувшин, достал из кармана старую, полусожженную трубку и принялся набивать ее.

— Бывает и это, — согласился он, не придавая данному факту значения. — Но иногда замечаешь вещи, которые проходят почти незамеченными, а потом, когда подумаешь, понимаешь, что это странно, и хочешь знать, что все это означает.

Волнение заставило кровь Франсиса бежать быстрее. Незачем было подталкивать старика к откровенности. Теперь достаточно было дать ему высказаться.

Тот покачал квадратной головой, закурил трубку и заговорил вновь:

— Вот позавчера вечером, например. Я видел одну сценку, в которой, конечно, не было ничего сенсационного, но все же мне хотелось бы понять ее смысл.

Коплану пришлось контролировать себя, чтобы не выглядеть особо заинтересованным. Он нарочито не спеша достал из кармана пачку сигарет.

— И что же вы видели? — осведомился он совершенно нейтральным тоном.

Глава III

Хозяин дома заколебался, словно ему вдруг пришло в голову, что происшествие, о котором он собирался рассказать, слишком незначительно.

— Было где-то без четверти восемь вечера, — начал он с задумчивым видом, затягиваясь трубкой. — Я заметил красивую молодую блондинку, которая прохаживалась на автобусной остановке. Это была одна из тех элегантных женщин, каких здесь редко встретишь, вы понимаете? Автобус подъезжает, останавливается, но она не садится в него. «Так, — говорю я себе, — у нее, должно быть, свидание…» И продолжаю наблюдать за ней из-за ставни. Чуть позже подходит мамаша Тревело; она местная, я ее хорошо знаю. Ее дочь живет недалеко отсюда, в Шато-дю-Мор, и каждый раз, приезжая ее навестить, она возвращается в Лурд восьмичасовым автобусом.

Коплан спросил себя, каким чудом этот человек еще жив. Если бы он имел несчастье выдать свое присутствие…

Поглощенный рассказом, старик хмурил лоб, чтобы яснее излагать факты.

— Вдруг, — продолжил он, — на другой стороне перекрестка останавливается машина, из нее выходит мужчина и направляется прямо к молодой блондинке. Не знаю, о чем они говорили, но на вид сильно спорили. Я думал, она уедет с ним, но не тут-то было… Подъезжает вторая машина, молодая женщина идет к ней, а ее друг за ней по пятам. Они завязывают разговор с сидящими в этой машине. Вдруг дверца распахивается, блондинку втягивают внутрь и — раз! — машина уезжает, оставив мужчину одного на дороге. Я подумал, что он бросится в погоню. Ничуть не бывало: стоит на одном месте и смотрит по сторонам, даже не глядя на машину, уезжающую в сторону По, а потом медленно возвращается к машине, на которой приехал! Как раз в этот момент по перекрестку проходят двое. Я их иногда вижу здесь, но имен не знаю. Водитель машины еще подождал несколько минут, потом тронулся с места и поехал в Лурд. Тут я и спросил себя: что это значит? Уверен, будь вы на моем месте, вы бы посчитали это подозрительным.

Старик не подозревал, насколько точно он выразился! Коплан несколько разочаровала точность деталей, полученных благодаря невероятной удаче в самом начале поисков. Это было настолько хорошо, что он с трудом верил.

— Да, — согласился он, выпуская дым из ноздрей, — любопытная история. Но может быть, все очень просто… Напридумываешь всякого, а потом действительность оказывается гораздо менее странной.

Он едва удержался от того, чтобы задать вопрос, жегший ему губы. Того, что он узнал, будет достаточно на ближайшее время. Раздавив сигарету, он протянул руку старику и сказал:

— Как знать? Может быть, в один из следующих дней вы услышите о произошедшем поблизости похищении? Со дня на день вы можете стать знаменитостью как свидетель номер один.

Улыбка, игравшая на его лице, доказывала, что он не верит ни единому слову, сказанному им.

— Э, нет! Никаких историй! — ответил старик. — Известность мне не нужна.

«Возможно, — подумал Франсис, — но она непременно приходит к убитым». А у этого одинокого человека были все необходимые данные, чтобы стать четвертой жертвой.

— Спасибо за воду, — бросил Франсис, уходя. Машина дрогнула, набрала скорость и помчалась в сторону По.

В дороге Коплан восстанавливал в памяти разрозненные элементы дела, которые после рассказа живущего на перекрестке человека становились более ясными.

Женщина была похищена в месте, где один из похитителей назначил ей свидание. Он обратил внимание на трех свидетелей, и они были убиты в течение ночи; однако четвертый свидетель, о котором никто не подумал, потому что он прятался за ставнями, избежал участи остальных.

Коплан не стал интересоваться описанием людей и машин, участвовавших в операции. В ближайшем времени это будет бесполезно и даже опасно. Да ему и не нужны были эти сведения, чтобы вести свои поиски.

Когда он продумал свои дальнейшие действия, он чуть сильнее нажал акселератор и больше уже не смотрел на окружающий пейзаж.

Он приехал в По около девяти часов. Первой его заботой было закрыться в одной из телефонных кабинок на почте. Его очень быстро соединили с комиссариатом Лурда. Ша-пюи был на месте; он только что пришел.

— Окажите мне услугу, — попросил Коплан инспектора. — У вас ведь там есть под рукой несколько журналистов?

— Целый полк. Налетели как саранча.

— Прекрасно. Попросите их написать, кроме репортажа о трех убийствах, одно объявление. Оно должно выглядеть независимым, но фигурировать в одной и той же колонке. Улавливаете?

— Более или менее… А какой текст?

— Заголовок: «Было ли похищение?» Затем: «Молодая женщина была силой увезена на машине в прошлую среду, около восьми часов вечера, с перекрестка О-Вив. По крайней мере, так утверждает единственный свидетель, живущий рядом. Если при происшествии присутствовали другие люди, просьба направлять письменные заявления в комиссариат Лурда. Подписываться необязательно». Записали?

Шапюи записал переданный собеседником текст. Потом буркнул:

— Да, готово. Но я не имею права…

— Действуйте! — отрезал Франсис. — Я вас прикрою. Передайте сообщение в местные газеты, посмотрим, что это даст. В принципе я не жду ничего нового, по крайней мере для вас. Настаивайте, чтобы объявления поместили в сегодняшние дневные выпуски. Ясно?

— Ясно, — согласился Шапюи без малейшего энтузиазма.

Коплан повесил трубку и вышел из здания почты. Он размышлял, какой эффект произведет приготовленная им бомба. Типы, зарезавшие Малара, Гурена и старуху Тревело, испытают шок, прочитав, что есть еще один свидетель. Рассуждая логически, это сводило на нет весь смысл предыдущих убийств.

Тот факт, что полиция вроде бы не восприняла дело всерьез и не нашла связи с тремя убийствами в Лурде, должен был подтолкнуть банду к незамедлительным действиям.

Смущало несоответствие между довольно безобидным событием, за которым наблюдал старик, живущий в доме на перекрестке, и убийствами трех людей. Зачем такие особые предосторожности?

Озабоченный Коплан принялся искать кафе: для него наиболее срочным делом было съесть несколько рогаликов.

Уже стемнело, когда Франсис остановил машину в зарослях кустарника в двух километрах от перекрестка О-Вив. Луна спряталась за облаками, но те двигались довольно быстро на восток, вскоре должно было посветлеть.

Коплан, не торопясь, пошел по дороге. Его обгоняли автобусы. Из некоторых доносились застольные песни.

Потом все стихло. Время от времени бесшумно проезжал велосипед с мигающим фонариком.

Скоро Франсис подошел к дому. Ему было неприятно использовать старика как приманку, но он надеялся вовремя вмешаться, когда бедняге будет угрожать опасность.

Ему пришлось потрудиться, чтобы найти подходящее место, откуда он мог бы следить за дорогой и входом в дом и удобно расположиться, оставаясь невидимым.

Наконец он остановил свой выбор на крохотной лужайке, окруженной кустами, и растянулся на ней во весь рост. Подавляя жгучее желание закурить, он достал пистолет и снял его с предохранителя. Так он начал дежурство, обещавшее стать удачным.

Хозяин дома, очевидно, уже лег: ни в одном из окон не было света.

Мимо пулей пронеслась машина, и свет ее фар на секунду выхватил из темноты фасад дома, потом все снова погрузилось в темноту.

Прошел бесконечный час. Внимание Коплана мало-помалу притуплялось. От коварной прохлады немели мускулы. Ожидание нервировало его. Он похвалил себя за то, что проверил, появилось ли сообщение в газетах, потому что если бы у него были на этот счет сомнения, он мог бы все бросить и вернуться к традиционным, гораздо более удобным методам.

Больше всего его раздражало то, что не было ничего основательного, вокруг чего можно было бы построить рассуждения. Контуры этого дела были еще очень расплывчатыми, как всегда бывает вначале.

Вокруг царила полная тишина. Ночное спокойствие нарушали только шорох листьев да иногда пронзительный крик летучей мыши или далекий сигнал клаксона.

Съежившийся, замерзший, с расходившимися нервами, Коплан решил размяться. Он встал и энергично потер руки и ноги, бросая взгляды по сторонам, но почти ничего не увидел, потому что луна никак не могла вырваться из-за закрывавших ее облаков.

Он еще никогда в жизни не желал с такой силой, чтобы попытались убить невиновного. Но, судя по тому, как шли дела, никто не собирался это делать.

При первых проблесках рассвета ему пришлось признать, что противник не попал в поставленную ловушку или счел благоразумным оставить в живых ускользнувшего свидетеля. Это, конечно, объяснялось очень просто. Преступники понимали, что у свидетеля было время все рассказать и убирать его было уже поздно…

Надежда скоро закончить это дежурство придала Франсису сил. Он потянулся, как хищник, убрал пистолет в кобуру и вышел из своего укрытия, предварительно убедившись, что поблизости никого нет.

Прежде всего он сделал несколько энергичных движений, потом пробежал метров двести, затем снова вернулся к дому.

И вдруг его охватила волна запоздалого страха: у него мелькнула мысль, что старика могли убить до начала его дежурства!

Он бросился вперед, одним прыжком вскочил на крыльцо и начал обеими руками колотить в дверь. Ответа не было, и он стал стучать еще сильнее.

Он испытал невыразимое облегчение, когда ставни раздвинулись и возмущенный голос сердито крикнул:

— Давайте! Не стесняйтесь, нахал вы этакий! Коплан готов был обнять его.

— Это я! — крикнул он, как будто это было достаточным извинением за тарарам.

— Вижу! — разъяренно завопил старик. — Что на вас нашло? Опять нужна вода?

Вытянув шею, подняв глаза, Франсис ответил совсем другим тоном:

— Нет, спасибо. Полиция! Откройте!

Старик так удивился, что едва не вывалился из окна. Его ярость разом улеглась и уступила место смущению.

— Полиция, господи! — воскликнул он. — Э… Подождите, я иду.

Очевидно, он никак не мог одеться, потому что Коплан прождал минуты три, прежде чем открылась дверь. Он властно вошел в коридор, заставив отступить шестидесятилетнего хозяина дома.

— Ваше имя?

Тот проглотил слюну и с таким же трудом, как если бы признавался в совершении преступления, ответил:

— Жюль Дютроше. Что…

— Вопросы задаю я. Мне нужны подробности по инциденту, о котором вы рассказали мне вчера. Постарайтесь говорить ясно.

— Ладно… я не отказываюсь, но…

— Как можно лучше опишите мне молодую женщину, которую, по вашим словам, похитили.

Дютроше начал перечислять детали, которые, собранные воедино, могли послужить для создания антропометрической карточки.

Коплан допрашивал его три четверти часа, задавая вопросы обо всем: о машинах, о сидевших в них людях, о последовательности фактов. Он изо всех сил старался запутать свою жертву, задавая вопросы в лоб, чтобы увидеть, не будет ли противоречий со вчерашним рассказом. Он без конца грубил несчастному, обвиняя его во лжи, оскорблял, угощал сигаретами и тут же грозил посадить за оскорбление полицейского при исполнении служебных обязанностей. Короче, он вел допрос первой степени в чистом виде.

После этой сердечной беседы Коплан получил точные сведения, все было восстановлено в деталях, недоставало только имен действующих лиц.

После допроса Коплан заявил:

— А теперь вы поедете со мной. Дютроше побледнел.

— Как? — пробормотал он.

— Да. Одевайтесь и следуйте за мной.

— Вы… вы меня арестовываете?

Коплан улыбнулся так, что успокоил бы самого трусливого буржуа.

— Нет, нет. Просто я хочу спасти вас от возможной мести. Оставаясь здесь один, вы подвергаетесь большой опасности. У вас есть родственники в провинции?

Немного успокоившийся Дютроше, однако, продолжал сидеть с нахмуренным лбом.

— У меня живет брат в Арьеже.

— Хорошо. Поезжайте и отдохните у него несколько дней. Собирайтесь, я вас жду.

Через четверть часа Коплан и его пассажир ехали к Лурду. Добрались они туда к середине утра. Франсис вошел в первое попавшееся бистро и позвонил Шапюи.

— Опять вы? — сказал инспектор по телефону.

— Как всегда, я, — ответил Коплан. — У меня в машине есть один клиент. Вы могли бы подъехать сюда и разобраться с ним?

— Что? — удивился Шапюи. — Вы поймали преступника?

— Нет, это единственный оставшийся в живых свидетель, и мне не хотелось бы, чтобы с ним случилась беда.

— Где вы?

— Площадь Жанны д'Арк. Кафе возле почты.

— Хорошо, я еду.

Коплан уже собрался повесить трубку, когда вновь услышал голос собеседника:

— Кстати… У меня для вас новость! Ваш свидетель не единственный.

— Да? У вас есть другие?

— Один. Результат вашего объявления… Подождите. Шапюи на несколько секунд отложил трубку; Коплан услышал шелест бумаги.

— У меня есть письмо, — сообщил инспектор, — от некой мадемуазель… Клодет Берваль, отдыхающей в Баньер-де-Бигор, гостиница «Дофэн», улица Орлож. Она утверждает, что видела похищение.

Франсис моргнул. Кажется, дело сдвинулось с мертвой точки…

— Браво, — сказал он. — Приезжайте побыстрее, чтобы я успел повидать эту девушку до завтрака.

Он повесил трубку, вышел и вернулся в машину.

— Сейчас за вами приедут, — сказал он Дютроше, — чтобы вы сделали письменное заявление. Затем вас проводят на вокзал и посадят в поезд. У вас есть деньги?

— Ну… немного, — осторожно ответил Дютроше.

— Вот вам добрый совет. Исчезните на недельку; когда вы вернетесь, нависшая над вами угроза будет устранена.

— Вы правда считаете, что…

— Ставлю десять против одного. Если бы хоть на долю секунды они заподозрили, что ваш дом не пуст, вы бы сейчас лежали на столе в морге.

Пожилой человек тяжело вздохнул. Он совершенно не понимал, почему вдруг его жизнь оказалась в опасности. Что общего у него с теми неизвестными с перекрестка?

Коплан не счел нужным объяснять ему. Он говорил о погоде до тех пор, пока его не сменили неразлучные Шапюи и Байон.

Сдав Дютроше с рук на руки, он включил зажигание и тронулся с места.

Коплан был очень доволен, что получит свидетельство второго человека. Ведь часто люди совершенно искренно считают, что машина черная, тогда как она серая, или же маленький толстяк с усами оказывается высоким и худым очкариком. Свидетели нередко совершают такого рода ошибки, и не стоит запускать огромный аппарат службы безопасности прежде, чем будут проверены пусть даже самые искренние заявления.

Коплан преодолел сорок километров менее чем за сорок пять минут. Он вошел в гостиницу «Дофэн» ровно в одиннадцать часов и спросил у дежурного, находится ли мадемуазель Берваль у себя в номере. Получив утвердительный ответ, он сел в кресло и стал листать вчерашнюю газету. Ему не пришлось долго ждать. Едва слышные шаги по покрытой толстым ковром лестнице заставили его поднять глаза. Его как будто ударили в лоб, он так и впился глазами в очень красивую девушку, примерно двадцати пяти лет, приближающуюся к нему.

Глава IV

Бедра словно амфора, пышный бюст и чувственное лицо пришедшей делали из нее идеального свидетеля, с такими Франсис любил встречаться во время расследований. Длинные пушистые ресницы, глубокий взгляд и чуть слишком полные губы делали ее лицо особенно привлекательным, тем более что у этой брюнетки с коротко подстриженными волосами были голубые глаза и смуглая кожа.

Коплан встал и едва заметно поклонился.

— Я позволил себе побеспокоить вас из-за письма, отправленного вами в комиссариат Лурда, — сказал он, отвечая на немой вопрос, который выражали поднятые брови Клодет Берваль.

Молодая женщина сразу же расслабилась.

Ее полные губы раскрылись в улыбке. Очень приятным голосом она сказала:

— Быстро вы…

Коплан пригласил ее сесть напротив него и, сев сам, окинул взглядом красивые ноги собеседницы.

— Быстрота — условие успеха, — объявил он полушутливо-полусерьезно. — Я хотел спросить вас о некоторых деталях. Итак, вы считаете, что присутствовали при похищении?

Она поправила:

— Не считаю, а уверена.

Твердый тон молодой женщины обещал первоклассные показания. Коплан поудобнее расположился в кресле, скрестил ноги и, с удовольствием изучая лицо Клодет Берваль, начал допрос:

— Вы были на перекрестке О-Вив в указанный час? Задавая вопрос, он сказал себе, что убийцы упустили отличную добычу.

— Я пришла туда задолго до него и ушла только около девяти часов, потому что стало слишком темно.

— Черт! А чем это вы так долго занимались в таком пустынном уголке?

— Наблюдала за насекомыми, — ответила она, скромно опустив глаза.

Тут же ее лучистый взгляд поднялся, и она продолжила тем же серьезным тоном:

— Я энтомолог. Поймала отличный экземпляр муравьиного льва и изучала через лупу его поведение.

— Понимаю, — серьезно ответил Франсис, скрывая веселое удивление.

Он действительно повидал в жизни всякого! Эта красавица с волнующими формами проводит время, наблюдая за насекомыми!

— И… в каком положении вы были, когда следили за вашей добычей? — невозмутимо спросил он.

— Лежала, разумеется!

Ну конечно. Именно поэтому она и осталась жива! Никто не догадывался, что она лежала в траве. Никто, даже Дютроше.

— За перепончатокрылым нужно наблюдать долго, чтобы что-нибудь узнать, — объяснила она. — Эти насекомые зарываются в землю, поджидая свою жертву, и…

Коплан почувствовал, что если он даст возможность углубиться в эту тему, то получит превосходные сведения о муравьиных львах.

— Я бы очень хотел быть натуралистом, — перебил он, чтобы вернуть себе инициативу, не теряя расположения собеседницы. — А кроме ваших… перепончатых, что еще вы видели?

Возвращенная к реальности, Клодет Берваль пересказала факты, свидетельницей которых оказалась. Звук разговора заставил ее поднять глаза; она увидела молодую блондинку, не слишком красивую, по ее словам, которая спорила с черноволосым мужчиной лет тридцати, представительного вида.

Когда она закончила свой рассказ, Коплан отметил, что ее заявление совпадает с показаниями Дютроше. В то же время она сообщила два очень важных уточнения: машина, которой управлял мужчина на перекрестке, была черным «пежо 404». Девушку увезли на «студебеккере» последней модели. Эти важнейшие сведения позволят Франсису действовать более эффективно.

— Еще одна маленькая деталь, — сказал он. — С того места, где вы находились, вам был виден почти весь дом на перекрестке?

— Конечно, я лежала почти напротив него! Забавно. Она находилась в том же самом месте, откуда вел свои наблюдения он сам! Жаль, что между их пребыванием там была разница в двадцать четыре часа… Ему было бы не так скучно.

— Ставни были закрыты или открыты?

— Открыты. Во всяком случае, в момент моего прихода, — поправилась она, внезапно нахмурив лоб. — После я не обращала на них внимания.

Золотой свидетель, наблюдательный и добросовестный. Коплан узнал что хотел, но продолжал допрос. Его интерес к насекомым приобрел вдруг неожиданные размеры. Так что, когда он покинул красавицу, он узнал крайне важные вещи. В частности, что муравьиный лев питается простыми муравьями и что Клодет Берваль не носит лифчик.

Ведя машину с внешней небрежностью, Коплан влетел в Лурд. Он поехал прямо на почту; в телефонной кабине он набрал номер комиссариата.

— Говорит Коплан, из контрразведки. Инспектор Шапюи здесь?

— Да, — ответил комиссар Котре усталым голосом. — Передаю ему трубку.

Послышался стук положенной трубки, неясный обмен репликами, потом к аппарату подошли и ясно слышный голос произнес:

— Шапюи. Вы удачно попали. Я собирался уходить.

— И речи быть не может! — сказал Франсис. — Предупредите префектуру и попросите найти «студебеккер» последней модели, голубовато-стального цвета, находившийся в департаменте От-Пирене в последние сорок восемь часов. Нужно также распространить описание блондинки — оно фигурирует в показаниях Дютроше, — и постарайтесь ее найти, даже если придется опубликовать объявления в газетах. То же самое в отношении типа, с которым у нее было свидание на перекрестке О-Вив. Пусть следят за вокзалами, аэропортами и портами. Велите провести поиски на заправочных станциях департамента, чтобы установить, заправлялась ли там американская машина, возможно, это даст нам указание, в каком направлении она поехала. Дютроше уехал?

— Полчаса назад, — ответил Шапюи, ошеломленный речью Коплана и его резким тоном.

— Вы знаете, куда он поехал?

— Да. В Тарасконе у его брата есть бистро на улице Раффен.

— Хорошо. У вас есть что-нибудь новое?

— Нет, ничего.

— Спасибо, — сказал Коплан и повесил трубку.

Он был рад возможности немного отдохнуть после бессонной ночи, тем более что большую часть предыдущей он провел за рулем своей машины, в которой приехал из Парижа в Лурд.

Выйдя из здания почты, он заметил поблизости ресторан.

Направляясь к нему, он купил газету и две пачки сигарет.

Вечером, после ужина и контрастного душа, Коплан вышел из гостиницы, где снял номер, и пошел подышать свежим воздухом.

Плотная толпа заполняла улицы, ярко сияли окна магазинов.

Вдали слышался гул толпы паломников, которая двигалась непрерывным потоком, сверкая бесчисленными светлячками зажженных свечей.

Коплан остановился на несколько секунд посмотреть на зрелище, которое, ему пришлось в этом признаться, было не лишено величия. На секунду у него даже сжалось сердце при мысли об этих бесчисленных верующих, больных и калеках. По его спине пробежал холодок, и он вдруг почувствовал желание бежать от песнопений, звучавших как громогласный стон, и по возможности быстрее уйти из этого средоточия человеческих несчастий.

Он широкими шагами прошел вверх по улице и направился в сторону вокзала. Так он подошел к указателю, показывавшему дорогу на По.

Он помнил, что Малар был убит на этой дороге, буквально на границе Лурда. Франсис решил пойти в ту сторону.

Фонари стали реже, на небе ярче заблестели звезды. Через несколько минут Коплан оказался совсем один на довольно крутой дороге.

Вдали он видел дрожащие огоньки свечей, соединявшихся в призрачный свет над толпой паломников. Сакре-Кер, основные контуры которого были обозначены сотнями электрических лампочек, выглядел феерическим храмом.

Франсис ровным шагом пошел по склону, миновал последние дома и углубился в совсем пустынную местность.

Здесь был убит Малар. Преступник напал на него сзади, внезапно, поэтому не было ни криков, ни борьбы. Откуда убийца начал следить за своей жертвой? С перекрестка О-Вив?

Маловероятно. Малар довольно много времени провел у Зиньоля и ушел от него только около одиннадцати часов, значит через три часа после похищения. Действительно ли преследователь шел за ним пешком до полуночи? Убитый должен был его заметить!

С другой стороны, это были явно не пассажиры «студебеккера», которым пришлось бы ехать со скоростью пять километров в час, чтобы ликвидировать Малара… А человек, имевший свидание с блондинкой, не мог в одиночку проследить за тремя свидетелями похищения.

Тогда что?

Коплан заметил, что чем больше он размышлял об обстоятельствах трех убийств, тем меньше понимал, как и почему они были совершены. Он подумал, что место для нападения было выбрано отлично. На двести метров ни одного дома, дорога зажата между высокими склонами, темнота абсолютная.

Когда Франсис доставал сигарету, он вдруг заметил движение какой-то тени на земле и понял, что на него кто-то нападает. Прежде чем обернуться, он отскочил вправо, и в плечо ему ударило тело, несшееся со скоростью поезда. От удара он развернулся, пошатнулся, но сохранил равновесие. Тонкая черная фигура чуть не упала, однако удержалась, развернулась и бросилась на него, подняв кинжал.

Коплана охватило жестокое удовлетворение. Его левая рука метнулась навстречу невидимому запястью руки, державшей оружие, в то время как кулак правой словно снаряд вылетел туда, где должна была быть голова нападавшего. Ни та, ни другая не достигли цели, но противники с силой сшиблись.

Коплан с яростью сдавил прижавшееся к нему тело, но ужасный удар коленом в низ живота вызвал у него острую боль. Эта боль заставила его согнуться пополам, прижав руки к ушибленному месту…

Чтобы дать себе короткую передышку, он, свернувшись, покатился по земле, зная, что нападающий не сможет точно нанести удар.

Он лежал, свернувшись, и ожидал приближение врага. Удивительно легкие шаги справа предупредили его. Он тут же начал новую атаку: бросился вперед с силой, которая, казалось, могла сокрушить даже броню танка. Его голова, как таран, ударила типа в живот.

Должно быть, этот человек был очень худым, потому что буквально отлетел назад и упал на спину в трех метрах от Франсиса. Но он, несомненно, был резиновым, потому что тотчас вскочил на ноги, не выпустив кинжала. Коплан заколебался. Если этот налетчик думает, что шутка будет продолжаться, он ошибается… В тот момент, когда человек занес над ним нож, Франсис перехватил на лету его руку и провел зажим, заставивший того разжать пальцы. Нож со звоном упал на бетон, но человек не стал сопротивляться навязываемому ему движению, они упали вместе и покатились по дороге, переплетенные в яростной, беспощадной борьбе. Мерзавец тоже владел дзюдо!

Франсису на секунду показалось, что его левая рука отрывается, настолько сильно она была выкручена. Ребром правой он резко ударил убийцу по адамову яблоку и вырвал захваченую руку. На этот раз он не захотел рисковать. Его рука снова взлетела, и он уже из всех сил стукнул нападавшего. Прямой удар угодил ему в челюсть. Тип понял, что дело принимает скверный оборот. С невероятной ловкостью он вскочил на ноги и попытался удрать. Коплан схватил его за волосы и пригвоздил к месту.

— Подожди, малыш, — усмехнулся Франсис, — мне надо сказать тебе пару слов.

Он отвесил убийце прямой удар, которым разбил ему лицо. «Получатель» пошатнулся, отступил на три шага, потом его колени подогнулись и он рухнул.

Коплан подошел, пнул лежащее тело ногой и пробурчал:

— Встань, подонок, и быстро…

Он неясно видел, как его противник пошевелился, поднес руку ко рту, чтобы заглушить крик боли, но не подчинился. Коплан выдал ему второе стимулирующее средство, более точное, чем первое. Тип перевернулся и больше не шевелился.

Франсис перевел дух. С трудом сдерживая смертельную ненависть, напрягавшую все его мускулы, он слегка нагнулся и повторил хриплым голосом:

— Встать, я тебе сказал. Живо!

С таким же успехом он мог обращаться к мешку со свеклой. Тот притворился мертвым, несомненно придумывая трюк, который помог бы ему выкрутиться из этой ставшей критической ситуации.

Коплан нагнулся и вцепился в одежду типа, но почувствовал отвратительную вялость, и это заставило его разжать пальцы. Он отступил, нахмурил брови, потом покопался в кармане, ища свою зажигалку.

Слабый дрожащий свет пробежал по лицу лежащего человека. С первого же взгляда Франсис понял, что его противник, иностранец, мертв.

Неприятно пораженный, он распрямился, чтобы подумать. Ведь не мог же его прямой удар отправить человека на тот свет!

Озабоченного Коплана отвлекли от размышления светлые точки, которые вдруг возникли в темноте. Это были фары машины.

Франсис быстро поднял тело, легкость которого его удивила. Труп весил меньше пятидесяти килограммов. Взвалив свою зловещую ношу на плечо, Коплан поискал глазами укромное место, где он мог бы быстро спрятаться. Его сердце забилось чуть сильнее, когда он понял, что никакой возможности сделать это нет: с одной стороны насыпь, с другой — крутой обрыв, спускающийся к железнодорожным путям.

Свет фар увеличивался на глазах. В возбуждении Коплан избрал невероятный способ. Повернувшись спиной к приближавшейся машине, он снял тело с плеча, опустил его так, чтобы ноги его касались земли, и схватил левой рукой за лацканы пиджака.

Конечно, даже на ногах парень выглядел не очень хорошо, его лицо было искажено жуткой гримасой. Коплан рассчитывал, что своим плечом он скроет лицо мертвеца от взглядов пассажиров машины.

Достав из кармана сигарету, он, небрежно держа ее в правой руке, стал громко разговаривать со своим ужасным собеседником.

Свет приблизился и расширился до такой степени, что охватил всю местность. Франсис не переставал говорить идиотские фразы, размахивая рукой, как будто что-то показывал. По спине у него пробежали мурашки: не очень-то приятно, если тебя застанут беседующим с трупом. Коплан от всей души надеялся, что автомобилисты не окажутся слишком любопытными. Когда автомобиль поравнялся с ним, он медленно повернулся, чтобы скрыть своего спутника. Мотор урчал: крутизна спуска позволяла ехать только на второй скорости, не быстрее сорока километров в час.

Машина проехала своей дорогой. Сразу же наступила темнота, еще более густая, чем раньше.

Со вздохом облегчения Коплан разжал руку и хладнокровно позволил «жмурику» упасть. Тот свалился на асфальт с глухим стуком.

В глубине души Франсис был разъярен. Этот труп стеснял его. Тип умер слишком быстро и особого интереса уже не представлял. Однако обыскать его было необходимо.

Он опустошил карманы покойного и переложил их содержимое в свои, даже не посмотрев. Потом в свете зажигалки он рассмотрел лицо покойного, поразившее его в момент, когда проезжала машина. Черты лица умершего, вместо того чтобы расслабиться, сохраняли странную скованность.

Коплан понял, что произошло. В одном из карманов мертвеца он нашел его паспорт и раскрыл его на первой странице.

Убийцу звали Кристо Валиенте. Он был пуэрториканцем.

Но какого черта он отравился цианидом?

Глава V

Спрятав тело за придорожными кустами, Коплан отправился в Лурд с намерением известить комиссара Котре, чтобы тот приказал немедленно забрать тело и отправить его в морг.

Нападение, которому он подвергся, занимало Франсиса с разных точек зрения. Прежде всего, оно показывало, что действия бандитов отнюдь не закончились; затем Франсис пытался понять, с какого момента следил за ним Валиенте, когда пуэрториканец начал его «пасти». Его очень интересовал тот факт, что убийца без колебаний отравился, когда понял, что проиграл. Это доказывало, что делалось все возможное, чтобы скрыть плотным покрывалом тайны инцидент на перекрестке О-Вив.

Шагая по склону, Коплан мрачно размышлял. Чтобы начать сражение, нужно по крайней мере установить местонахождение противника. А тот пока что имел все козыри. Неуловимый, он наносил удар всякий раз, когда чувствовал угрозу для себя, и перерезал нить, позволяющую выйти на него.

Его часы показывали уже полночь, когда он прошел предместье и достиг центра города. Делать в этот час было нечего, и он решил вернуться в свою гостиницу, откуда он мог позвонить комиссару.

Уже улегшись в постель, он все же еще немного поломал голову над загадкой перекрестка О-Вив… Что же такого он сделал за сорок три часа расследования, что противник выбрал его в качестве мишени?

Лежа на кровати, глядя в пустоту, с сигаретой в зубах, Франсис начал придирчиво анализировать свои действия. Он вспомнил малейшие детали, обдумал полученные свидетельства… и вдруг пришел к двум выводам, заставившим его подскочить!

Он понял, что если час назад на него совершили покушение, то жизнь Клодет Берваль тоже висела на одной ниточке. И еще, что эта привлекательная молодая женщина ошиблась, приняв муравьиного льва за перепончатокрылое.

Встав на рассвете, Коплан собрался за десять минут. На всякий случай он оплатил счет в гостинице, поскольку не был уверен, что в следующую ночь будет в Лурде.

Он забрал из гаража машину, отблагодарив ночного сторожа щедрыми чаевыми, и поехал, не дав мотору прогреться. Через три минуты он был уже за городом. Ехать было очень приятно: движения на дороге почти не было. Он нажал на акселератор, и деревья замелькали с завораживающей быстротой.

Судьба Клодет Берваль волновала его меньше, чем накануне, поскольку у пуэрториканца не было времени убрать ее. У маленького негодяя, лежавшего на мраморном столе, была впереди целая вечность для размышлений о превратностях его профессии.

В шесть часов Коплан сделал мастерский вираж, чтобы попасть на улицу Орлож в Баньер-де-Бигор. Он остановился напротив гостиницы «Дофэн», вышел из машины, с силой хлопнул дверцей и вошел в вестибюль. Его встретил строгий взгляд чопорной старой дамы.

— Пожалуйста, предупредите мадемуазель Берваль, что с ней хочет поговорить друг, — сказал Франсис безмятежным голосом.

Лицо дамы нахмурилось, выразило высокомерное осуждение.

— В такой час? А вы не думаете, молодой человек…

Слабо польщенный, Коплан ответил:

— Я только об этом и думаю, куколка. Будете звонить или я пойду сам?

Почтенная особа подскочила, возмущенная такой дерзостью. Она прошипела:

— Жильцам запрещено…

— Да ладно! — перебил Франсис.

Он повернулся к ней спиной и пошел к лестнице. Это было простым запугиванием, потому что он не знал, в каком номере живет красавица-энтомолог.

— Э! Подождите…

Он обернулся с недовольным видом. Старуха с беспокойством смотрела на него; потрясенная мыслью, что этот бандит собирается войти в комнату к девушке, она предпочла капитулировать.

— Одну секунду, я ее предупрежу, — сказала она. — Подождите, я найду номер…

Она лихорадочно перелистала книгу записей, ошиблась страницей, дважды прочитала одну и ту же строчку и наконец пробормотала:

— Но… этой особы здесь больше нет! Брови Коплана сдвинулись.

— Позвольте? — сказал он, беря книгу.

Он проверил и увидел, что Клодет Берваль действительно покинула гостиницу накануне. Судя по месту, на котором находилась ее фамилия, она скорее всего уехала сразу после полудня.

— Спасибо! — заключил он. — Желаю вам счастливого дня!

И он повернулся перед окаменевшей хозяйкой, чтобы выйти на улицу. На пороге он остановился, чтобы закурить сигарету, потом сел в машину и уехал так же быстро, как и приехал.

Однако ехал он не к Лурду. Он взял курс на юг, на Люшон. Двигаясь с разумной скоростью, он старался преодолеть неприятное чувство, вызванное у него неожиданным отъездом Клодет.

Примерно за два часа он преодолел сто пятьдесят километров, разделяющих Баньер и Тараскон. Когда он въехал в это местечко, его настроение было далеко не прекрасным. Это было заметно по легким морщинкам, прочертившим его худые щеки, и по суровости светлых глаз.

Подъехав к дому брата Дютроше, он неторопливо вышел из машины. В бистро двое посетителей завтракали, а хозяин — краснолицый мужчина в фартуке из грубой синей ткани — прилежно вытирал стаканы.

— Месье? — спросил он, глядя на Франсиса.

— Я бы хотел переговорить с вашим братом, живущим в Лурде.

— А… — ответил он понимающе. — Проходите, он наверху.

Быстро выйдя из-за своей стойки, он открыл дверь, ведущую в вестибюль.

— На втором этаже, первая дверь слева.

Он подмигнул и еле слышно прошептал:

— Вы из полиции, да?

Коплан кивнул, прошел мимо него и поднялся по лестнице.

На втором этаже он постучал в указанную дверь и узнал голос Дютроше, сказавшего:

— Входите!

Он толкнул дверь и вошел в комнату. Старик закусывал, перед ним на столе стояла бутылка красного вина.

— О! — воскликнул он, увидев Франсиса. — Черт меня возьми, если я ожидал вашего визита!

— Я думаю, — сказал Коплан, закрывая за собой дверь. — Я тоже не ожидал увидеть вас так быстро.

Выброшенный вперед со всей возможной силой, кулак его правой руки вылетел, как снаряд, и ударил сидящего человека в челюсть.

Опрокинутый ударом, Дютроше упал навзничь на пол.

Кипя от ярости, он старался подняться и наконец встал на ноги.

Он хотел броситься на Коплана, но холодные глаза и ствол автоматического пистолета крупного калибра приковали его к месту.

— Подними лапы, — посоветовал Франсис странно мягким голосом. — И не опускай их ни на миллиметр, пока мы будем разговаривать.

Лицо Дютроше изменилось. Кровь отхлынула, и оно стало смертельно бледным.

— Что на вас нашло? — спросил он прерывающимся голосом.

— Сейчас узнаешь, дед, — ответил Франсис тем же сдержанным тоном. — Я пришел тебя успокоить насчет твоего приятеля. Ты знаешь: того, кто должен был тебе принести новости.

С по-прежнему поднятыми руками, Дютроше отступил на шаг, как будто слова Франсиса оттолкнули его. Его кадык поднялся и опустился.

— Вы… вы бредите… — с трудом выговорил он.

— Ты так считаешь? — саркастически переспросил Коплан. — Посмотрим. Я буду говорить первым, а потом наступит твоя очередь, потому что ты можешь рассказать больше, чем я. Открывай свои уши, пока они могут слышать, и не двигайся.

Прислонившись к двери, сжимая в правой руке пистолет и пристально глядя на Дютроше, прижавшегося к противоположной стене, Франсис сказал тем же бесцветным голосом:

— В среду вечером на перекрестке О-Вив что-то произошло, но не то, что ты мне рассказал. Комбинация была неглупой: трех свидетелей ликвидируют, а типа, живущего на месте, щедро «подмазывают», чтобы он соврал инспектору, если тот случайно появится поблизости. Таким образом полицию пускают по ложному следу. Затем историю начинают совершенствовать: появляется второй свидетель — девушка, которая выглядит совершенно невинной и обожает насекомых. Будто бы случайно она подтверждает слова первого типа. Заодно она видит лицо полицейского, который знает уже слишком много, и велит убийце проследить за ним и убрать в свою очередь; круг замыкается, и уже никто не сможет ничего понять в этой истории. Однако так получилось, что тем полицейским оказался я.

Коплан зловеще улыбнулся; ствол его пистолета не двигался, как будто был зажат в тисках.

— Я счел, что ты слишком много говорил, дед. Слишком много и слишком быстро. От тебя не ускользнула ни одна деталь, ты видел все! Так не бывает. Второе: тебя должны были убрать, как остальных, как Малара, Гурена и мамашу Тревело. Если тебя пощадили, значит, были основания… Эти парни слишком хорошо организованы, чтобы не заинтересоваться твоей хижиной. И тут на сцену выходит девица и говорит то же самое, что и ты. Это первый случай, когда два свидетеля совпадают в деталях! Она хочет нарисовать мне полную картину и играет роль энтомолога. К сожалению, она допускает ошибку: насекомые, о которых она мне рассказывает, являются сетчатокрылыми… Она пускает по моим следам убийцу, а потом со спокойной душой отваливает, считая меня убитым. На месте схватки остается тот парень, и это все меняет…

Франсис, чей указательный палец подрагивал на спусковом крючке, а глаза смотрели прямо в глаза Дютроше, следил за его реакциями. Он хотел во что бы то ни стало помешать старику совершить отчаянный поступок.

— Слушай, дурак, — буркнул он, — ты знаешь, что произошло бы, если бы меня удалось убить? Ты бы отправился на тот свет следом за остальными после того, как сыграл свою роль лжесвидетеля! Это стало бы финальным штрихом: тебя убили бы, чтобы заставить поверить, что ты сказал правду! Дело было бы сделано; мой преемник имел бы на руках только фальшивые карты, всученные ему, и вечно бы искал выдуманные машины и несуществующих людей.

Челюсть Дютроше задрожала, как будто он собирался зарыдать. Из его горла вырывались всхлипы, и он с большим трудом сдерживал их. С поднятыми руками и посиневшими от удара губами, он внушал скорее сочувствие, чем презрение.

— Сколько тебе дали, чтобы ты мне рассказал эту историю?

— Пятьсот франков. Коплан скривил губы.

— И из-за этого ты впутался в грязное дело в твоем возрасте!

Уверенный, что укротил его, Коплан убрал пистолет.

— Опусти руки, — приказал он. — И садись. Растерявшийся, с опущенным взглядом, Дютроше поднял свой упавший стул. Он буквально рухнул на него.

Коплан сунул обе руки в карманы брюк, потом, подойдя к столу, сказал:

— Я даю тебе шанс, дед. Или ты уйдешь отсюда вместе со мной и отмотаешь десять лет за соучастие в похищении, или расскажешь мне правду и я оставлю тебя в покое. Что ты предпочитаешь?

Дютроше поднял на Франсиса жалкое лицо, на котором появился огонек надежды. Он прочистил горло, попытался проглотить слюну и пробормотал:

— Я… я вам скажу.

— Сначала выпей глоток и отвечай на мои вопросы. Что ты видел на дороге?

Коплан слегка наклонился вперед, затлив дыхание.

— Ну… — отвечал старик, — все было почти так, как я вам рассказал… только увезли не девушку, а мужчину.

Он говорил неуверенным тоном, как будто старался быть максимально правдивым.

— Ладно, — сказал Коплан. — Продолжай.

— Женщина эта была не блондинкой. Красивая брюнетка, такая, знаете, похожая на киноактрису, с грудью, которая…

— Знаю.

Черт возьми! Ведь это была Клодет… Она была полезна своим сообщникам, имея такие внешние данные и лицо невинной девушки, дышащее искренностью. Значит, именно она послужила приманкой.

— Когда мужчину втянули в машину, — продолжал Дютроше уже легче, — она села в другую, стоявшую метрах в пятидесяти от перекрестка на боковой дороге. Из этой машины вышел брюнет и пошел к моему дому, а большая машина уже уехала. Он предложил мне сделку: если меня спросят — что, по его словам, маловероятно, — я все расскажу, переменив роли и дав неточные описания. За мои труды он предложил мне двести пятьдесят франков, а остальные обещал заплатить через неделю, если до того времени меня допросят. Уходя, он посоветовал мне быть осторожным, потому что, как он сказал, он будет за мной наблюдать. Я не должен был упоминать про третью машину, на которой он приехал. Он, должно быть, иностранец: говорил с сильным акцентом. Я сказал себе; что в этом, наверное, нет ничего серьезного, поскольку никому ничего не сделали плохого. У человека было свидание, и он поехал с друзьями, вместо того чтобы вернуться на собственной машине. В этом нет ничего драматического…

— Иногда, — сказал Коплан, — но не в данном случае. И это даже более драматично, чем ты думаешь. Кто потом поехал на машине похищенного?

— Тот, кто разговаривал со мной. Все произошло в несколько минут…

«Значит, — подумал Франсис, — на месте было три машины и в той, куда села Клодет, несомненно, было много людей. Это объясняет, как они смогли одновременно проследить за несколькими свидетелями…»

Пуэрториканец, напавший на него, был убийцей Малара и мамаши Тревело. Гурена убил один из спутников Клодет.

— Как выглядел человек, которого похитили? Озадаченный Дютроше поскреб подбородок. Он с сомнением пожал плечами и сказал:

— Как все… Я не знаю, что…

— Рост. Высокий? Низкий?

— Средний.

— Толстый? Худой?

— Средний… ни, то, ни другое.

Когда нужно было говорить правду, старик был менее точен.

— Лет тридцати пяти — сорока. Коплан занервничал:

— Черт возьми! У тебя же было время его разглядеть! Ты видел, как он дважды пересек дорогу! Ты не можешь описать его получше?

Дютроше облокотился о стол, положил подбородок на кулак и крепко задумался.

— Он был в шляпе, — гордо сказал наконец крестьянин.

— Черт! — ответил раздраженный Франсис.

Скорее всего, он вытянул из старика все, что было можно. Для очистки совести он осведомился о марках машин, стоявших на перекрестке.

— О, знаете… я в них мало разбираюсь, — признался Дютроше, неопределенно махнув рукой. — Все, что я знаю: та, в которую сел тот месье, была намного больше двух остальных.

— Спасибо, — сказал Коплан. — Вот это мне очень поможет. С подобными описаниями я их сразу найду, тем более что по Франции ездит всего-навсего десять миллионов машин.

Смутившись, старик с испугом смотрел на него. Этот сарказм не обещал ему ничего хорошего.

Но Коплан, думавший о другом, улыбнулся.

— Слушай, Жюль, — сказал он с неожиданной фамильярностью, — мы договоримся о линии поведения. Ты останешься у брата, как мы решили раньше, потом вернешься в Лурд и ничего не изменишь в заявлении, сделанном инспектору. Деньги оставишь себе и совершенно забудешь все, относящееся к этому делу. Понял?

По мере того как он говорил, улыбка сходила с его лица и голос становился властным; последние слова прозвучали очень жестко.

Дютроше молча кивнул.

— Если пасть откроешь и что-нибудь ляпнешь, даже полиции, я позабочусь, чтобы тебя отправили на нары до конца твоих дней. Запомнишь?

Он отошел от стола, взялся за ручку двери и закончил:

— Постарайся запомнить. Многим в отличие от тебя не повезло.

Он вышел, и дверь за ним закрылась.

Глава VI

Франсис не был доволен собой. Загадка с тремя убийствами в Лурде разрешилась, но уступила место другой: почему похитили мужчину, приехавшего на свидание с Клодет? Кто он?

Коплан отправился на почту, но закрытая дверь напомнила ему, что была половина первого. Недовольный, он поискал глазами кафе и направился к нему, раздумывая, что он расскажет Шапюи.

Он вошел в телефонную кабину и несколько минут подождал, пока его соединили с Лурдом. После короткого разговора с Котре он поговорил с инспектором.

— Опять вы? — буркнул Шапюи. — Всякий раз, когда я собираюсь пойти пообедать, вы…

— Не жалуйтесь, — сказал Франсис. — Я уезжаю.

— А! Очень мило… Вы оставляете нам еще один труп, а потом уезжаете… А что нам делать со всей этой неразберихой?

— Действуйте, как будто ничего не знаете, — сказал Франсис с полным спокойствием. — Труп, о котором идет речь, принадлежит пуэрториканцу по имени Кристо Валиенте. Я пришлю вам его документы, чтобы вы могли похоронить его самым законным образом. Он разгрыз ампулу с цианидом в момент депрессии, поскольку Святая Дева не вняла его молитвам. Банальное самоубийство.

— А как вы его откопали? — спросил ошеломленный инспектор.

— Прогуливаясь при лунном свете.

Шапюи догадался, что произошло нечто, чего агент контрразведки рассказать не может и что направляет его расследование в другую сторону. Теперь криминальная полиция уже ничего не узнает; ей придется вести розыск на тощих сведениях, которые она собрала до сих пор.

— Понимаю, — сказал он с сожалением.

— Спасибо за вашу помощь, дорогой коллега. Делайте вид, что продолжаете свои поиски, но, между нами говоря, очень удачно, что вы поняли все с самого начала и незамедлительно предупредили нас… Эта история кажется мне очень тревожной, и если мы раскрутим ее до конца, то в большой степени будем обязаны этим вашей проницательности.

Немного посветлевший Шапюи ответил более веселым голосом:

— Рассчитывайте на меня, я быстро избавлюсь от последних журналистов, потом на эти события опустится занавес забвения.

— Не сомневаюсь. У вас нет под рукой какого-нибудь идиота, который мог бы временно послужить виновным?

— Если вам так этого хочется, я найду одного, — пошутил Шапюи.

— Может быть, это было бы не так уж глупо. Кстати, отзовите запросы, переданные в территориальные бригады: все изложенные в них данные неверны.

— Понятно. Я вас еще увижу?

— Маловероятно… Еще одно: когда вернется Дютроше, больше его не вызывайте. Ограничьтесь его первым заявлением. Согласны?

— Согласен.

— До свидания, — попрощался Коплан.

Он повесил трубку, весьма довольный разговором. Вдруг он почувствовал голод: в ресторане витали аппетитные запахи.

Его немного огорчало, что Клодет Берваль опережала его практически на двадцать четыре часа; а ведь найти ее было единственным способом выйти на группу, залившую кровью район.

Коплан приехал в Париж в середине ночи; после этой тяжелейшей гонки он с огромным удовольствием вошел в свою квартиру, хозяйским взглядом окинул две большие комнаты, разделенные аркой. Он меблировал квартиру по своему вкусу. Современная мебель из светлого дерева, кретон ярких тонов, две великолепные копии Ренуара, обширная библиотека, широкий диван, покрытый шкурой белого медведя.

Он осмотрел кресло, свое недавнее приобретение, которым еще ни разу не успел воспользоваться и один вид которого говорил о большом комфорте. Потом он перевел полный нежности взгляд на два больших портрета, украшавшие его кабинет: один изображал пожилую даму с седыми волосами, чье улыбающееся лицо отражало доброту и чуточку хитрости. На втором была молодая женщина; ее обрамленное мягкими черными волосами лицо было серьезным и напряженным, выдавая душевные тревоги. Эти женщины были единственными, сыгравшими большую роль в его жизни. Обе умерли, вернулись в царство теней…

Шагая по ковру с высоким ворсом, Коплан подошел к маленькому бару и налил себе стакан виски. Держа его в руке, он сел в кресло со счастливым чувством возвращения к своей истинной личности, которую никто не знал. Даже Старик.

Вытянув ноги, откинув голову на спинку кресла, он наслаждался разрядкой.

Однако мысли его упорно возвращались к его работе, хотя заключенный с самим собой договор запрещал ему размышлять в этих стенах о профессиональных проблемах.

Не желая нарушать это правило, он осушил свой стакан и пошел в ванную комнату.

Струи душа стерли его заботы, но ему пришлось старательно отгонять их, когда он ложился в постель.

Единственный вывод, который он позволил себе сделать перед тем, как закрыть глаза и дать себе поспать часа четыре: его роль заключается не только в том, чтобы установить личности удравших негодяев, но также узнать, чем они занимаются. С тем он и заснул.

На следующий день в девять часов утра он пришел в министерство. Миновав несколько коридоров и лестниц, он наконец достиг логова своего закадычного врага, который с административной точки зрения был его начальником.

Постучав в дверь и услышав непонятное бурчание, он вошел.

Старик сидел за своим столом с трубкой в зубах и шариковой ручкой в правой руке.

Он посмотрел на Франсиса, как будто тот был прозрачным, потом заговорил, почти не разжимая губ:

— Понравилась вам поездка на юг?

— Да, — сказал Коплан. — Лурд занятный городок… Но я пришел к вам не для того, чтобы сообщить подробности на сей счет. Я бы хотел сказать вам пару слов об одной девушке, интересующей меня.

— Давайте, — согласился Старик, подавляя вздох. Коплан строго и точно изложил результаты своей поездки. В конце он спросил:

— Вы даете мне разрешение довести это дело до конца теми способами, которые я сочту нужными?

Прежде чем ответить, Старик выпустил несколько колец дыма.

— В общем, вы хотите иметь свободные руки, чтобы заняться этой Клодет Берваль? Она что, действительно так хороша?

Коплан игнорировал этот гнусный намек и повторил очень естественным тоном, развеселившим Старика:

— Я вам еще раз говорю, что эта девушка меня интересует. Единственная сложность в том, что ее нужно найти, а зовут ее наверняка не Клодет Берваль. Она не такая идиотка, чтобы записаться в гостинице и посылать письмо в полицию Лурда под своим настоящим именем. У вас в картотеке ничего нет в этом роде?

— Подождите… — сказал Старик. — Не будем терять времени: я распространю ее описание по всей стране прежде, чем смотреть карточки.

— Э! — заметил Франсис. — Минутку! Если ее засекут, пусть не трогают и, главное, не берут!

— Будьте спокойны. Опишите мне ее подробнее.

С точностью, делавшей честь его наблюдательности и памяти, Коплан дал характеристики, которые нарисовали девушку настолько ярко, что профессионалам было бы нетрудно ее узнать.

По мере изложения Старик делал заметки; это четкое и безупречное описание заметно облегчит ему задачу.

Потом он начал действовать: городской и внутренний телефоны мобилизовали компетентные службы меньше чем за три минуты. Он раздавал сухим тоном инструкции и не замечал, что Коплан доброжелательно наблюдает за ним. Непонятно почему, но Старик вдруг напомнил Коплану Дютроше; может быть, определенное внешнее сходство… или возраст.

— Если есть на нее карточка, я получу ее через четверть часа, — пообещал Старик, беря отложенную трубку. — Розыски начались. Вам нужно что-нибудь еще?

— Да, — сказал Коплан. — Деньги.

Как он и предвидел, патрон поморщился. Старик был не очень щедр.

— Сколько? — спросил он.

— Пятьсот…

— Я выпишу чек в кассу…

Пока Старик заполнял бланк, в кабинете царила тишина.

В дверь робко постучали.

— Войдите! — рявкнул начальник разведки тоном кавалерийского полковника.

Маленький, тщедушный служащий, молодой, с огромными очками на остром носу, вошел в кабинет. Локтем он прижимал к себе оранжевую папку.

— Кажется, я нашел вашу клиентку, патрон…

Франсис и Старик уставились на служащего, но их внимание сразу же переключилось на карточки, которые тот выкладывал на стол.

— Это не она? — спросил специалист по антропометрии. Коплан посмотрел на фотографию, прикрепленную к карточке.

— Да, — сказал он. — Она, ни тени сомнения.

— Хорошо, — вступил в разговор Старик, потирая руки. — Посмотрим биографию этой девицы.

Он громко прочитал сведения, указанные в карточке:

— «Лери, Моник-Мари-Анриет. Родилась в Фор-де-Франс (Мартиника) 16 апреля 1927 года. Постоянно проживает в этом городе, но большую часть своего времени проводит в Европе. Располагает большими финансовыми ресурсами, источник которых неясен. Подозревалась в торговле своим расположением в светских кругах…»

Коплан мысленно восхитился благородной ясностью канцелярских терминов, но, затаив дыхание, продолжал слушать дальше.

— «…Привлекла внимание наших служб в 1950 году личными контактами с известными иностранными агентами. Некоторые из них, арестованные впоследствии и допрошенные (см. досье 34.967;18.567 и 23.754 за октябрь и ноябрь 1951), сообщили о ней очень расплывчатые сведения, не имеющие практического значения. Неоднократно ставилась под негласное наблюдение, однако поведение не потребовало начала углубленного расследования».

Старик откинулся на спинку кресла, посмотрел на Франсиса и заключил, постукивая по фотографии:

— На этот раз углубленное расследование представляется мне необходимым. Ваш черед действовать, Коплан!

Тот, оторвавшись от своих размышлений, ответил:

— Ладно, я займусь этим.

Он встал, взял со стола чек, приготовленный для него Стариком, пожал своему шефу руку и моментально исчез под ошеломленным взглядом служащего.

Через две секунды, приоткрыв дверь, он торопливо бросил:

— Я позвоню вам в конце дня, если отыщу ее след.

Он на несколько минут зашел в финансовый отдел, потом поспешил на улицу, сел в свою машину, припаркованную в трехстах метрах от здания, и помчался в Орли. Едва приехав в аэропорт, он сразу отправился в местное отделение службы безопасности, где представился дежурному комиссару, мужчине с гладко выбритым лицом и пронзительным взглядом, имевшему от рождения плохое настроение.

— Несколько минут назад вам передали описание одной молодой женщины, — сказал он. — Вы в курсе?

Комиссар Бекке кивнул и указал головой на радиоприемник, настроенный на волну общих полицейских вызовов.

— Да, отмечено.

— Хорошо. Но я боюсь, что эта особа опередила нас и уже улетела… Вы можете показать мне списки уехавших?

— Конечно, я…

Фантастический рев моторов взлетающего самолета помешал ему договорить, и он жестом пригласил гостя посмотреть картотеку.

Объем воздушного сообщения был так велик, что листки накапливались очень быстро. Коплан отобрал те, что относились к позавчерашним вылетам, нахмурил брови и стал пробегать списки сверху вниз.

Самый удобный способ быстро покинуть страну, где у тебя могут возникнуть неприятности, — самолет. У Клодет — вернее, Моник Лери — был паспорт на ее настоящее имя. Она, конечно, была уверена, что Коплан не ускользнул от ножа пуэрто-риканского убийцы. И вряд ли приняла меры предосторожности. Тем более, ей не было известно, что на нее заведена карточка в контрразведке. Все это говорило в пользу гипотезы Франсиса: по его мнению, Моник покинула Лурд два дня назад с намерением улететь на самолете из Бурже или Орли. Значит, самым быстрым способом найти ее след была проверка вылетевших из обоих аэропортов, чем он и занялся.

«Боинг 707» пролетел на малой скорости перед окнами кабинета, похожий на чайку, парящую над землей, и покатил по посадочной полосе.

Вдруг лицо Коплана изменилось: его палец остановился на фамилии, которую он искал. Моник вылетела вчера на самолете компании ТУЭ. Она настолько была уверена, что скроется без помех, что вместо того, чтобы назвать местом назначения аэропорт в США, где можно сделать пересадку, указала истинный пункт назначения: Мартиника.

Эта ошибка могла ей дорого стоить… Коплан переписал все полезные для него сведения, обернулся к наблюдавшему за ним с чисто профессиональным любопытством комиссару и сказал:

— Вопрос решен. Можете объявить вашим инспекторам, что птичка уже покинула страну.

Бекке беззаботно махнул рукой. Он привык к этому. Старая поговорка утверждает, что после получения приказа разумно подождать его отмены.

— Я, — заявил он, — признаю только официальные распоряжения. Я верю вам, но пока «контора» не подтвердит ваше мнение, мои люди будут искать эту девицу.

Морщины на лице Коплана разгладились. Его темперамент постоянно заставлял забывать, что существуют святые правила, которые не может нарушать государственный служащий.

— Успокойтесь, — сказал он, — подтверждение скоро поступит. Я возвращаюсь туда…

Он хотел проститься, когда собеседник удержал его.

— Скажите, — спросил Бекке доверительным тоном, — вы не тот Коплан, который уладил мадридское дело?

— Да, — ответил немного удивленный Франсис. — Кто вам рассказал об этой истории?

Комиссар скромно улыбнулся:

— Один друг, который был там… Пайон.

— А! — вспомнил Коплан. — Да, он очень помог мне… Простите, я убегаю.

И, не дав Бекке времени произнести хотя бы слово, он ушел.

Франсису нужно было многое сделать. В частности, сообщить Старику о своем открытии и попросить его проинформировать Мартинику, что за означенной Моник Лери должно быть установлено наблюдение с того самого момента, как она выйдет из самолета.

Глава VII

Сан-Хуан, важный пункт воздушных линий на Антилах, это очень современный город в американском стиле, расположенный на краю острова Пуэрто-Рико. Построенный на конце мыса, он с трех сторон окружен морем. Климат там умеренно-тропический. Бывшая испанская колония, Пуэрто-Рико имеет автономное правительство свободной страны, но фактически принадлежит США.

Из двухсот двадцати пяти тысяч жителей, населяющих Сан-Хуан, только привилегированное меньшинство проживает в современных кварталах с бетонными многоэтажными домами и широкими проспектами. Изумрудные лужайки разделяют роскошные виллы, построенные вдоль бульваров. Город производит впечатление процветающего благодаря прекрасной планировке. Большая часть жителей Сан-Хуана теснится в старом испанском городе, узкие улочки которого окружают порт.

В одной из роскошных вилл, которые агентства по торговле недвижимостью сдают туристам, в тот день шла дискуссия, в которой участвовали трое мужчин. Комната, где они разговаривали, находилась в центре дома, поэтому в ней не было ни одного окна, и, хотя снаружи невыносимо ярко светило солнце, комнату освещала розовым светом электрическая лампа.

На стуле сидел человек со связанными за спиной руками. Растрепанные волосы, бледность и искаженный рот больше, чем веревки, показывали, что он не по своей воле участвует в этом собрании.

— Ну, Грегор, — спросил Мейер, вынимая сигарету изо рта, — вы будете говорить или нет?

Пленный бросил на Мейера и Кольбе взгляд, полный ненависти. Мейер, производивший впечатление сдержанного и осторожного бизнесмена, удобно расположился в кресле. Второй, Кольбе, с очками на носу, с грубо высеченным лицом, стоял перед Грегором. Не будучи высоким, он обладал, однако, мощной мускулатурой.

Грегор злился на себя: ему следовало бы бежать раньше, каким бы ни был риск, а теперь уже поздно.

— Мне нечего сказать, — проговорил он сухо. — Любой может не выполнить это задание.

Мейер мягко засмеялся. Он пососал свою сигару и обратился к Кольбе:

— Вы слышите? Он не смог выполнить…

Потом его наигранная веселость вдруг испарилась, на шее выступили жилы, и голосом, прерывающимся от ярости, он буркнул:

— Нет, Грегор, вы добились успеха! Почему вы не передали капсулу Кристо Валиенте в Лионе, как должны были сделать?

Грегор опустил голову. Солжет он или скажет правду, его судьба уже решена.

Впервые заговорил Кольбе:

— Я знаю, что вы взяли капсулу в Штутгарте, — процедил он. — Она все еще была у вас, когда вы пересекли французскую границу. Что вы сделали с ней потом?

Пленный сжал тонкие губы и промолчал. Перед его мысленным взором возникла стройная фигура женщины, назначившей ему свидание на перекрестке О-Вив.

Когда она вошла с ним в контакт, он ей поверил; он вспомнил, как она поющим голосом сообщила, что широкомасштабная операция французской полиции угрожает всем им и что его и ее вывезет из От-Пирене сам Мейер. Он поверил, как ребенок. Когда он сел в «крайслер», девица толкнула его в руки Кольбе, потом захлопнула дверцу, и машина рванулась вперед. Шлюха!

Мейер и Кольбе обменялись понимающим взглядом, видя упорное молчание пленника.

Первый сбросил пепел с сигары, скрестил ноги и снова заговорил спокойным, но холодным тоном:

— Мне жаль, Грегор. В нашем деле ошибки дорого стоят, а та, которую совершили вы, равносильна самоубийству. Я скажу вам, что вы сделали с той капсулой, которая была у вас. Вы ее случайно разбили!

Грегор поднял голову так быстро, что его волосы разлетелись. Черты лица напряглись еще больше.

— Да, я ее разбил, — признал он. В голосе его звучало отчаяние. — Но это же не преступление! Банальная случайность. Я всегда хорошо служил вам и был полезен в течение двух лет! Почему вы обращаетесь со мной, как с предателем?

Он судорожно пытался спасти свою жизнь, убедить Мейера. Целую неделю он жил в кошмаре, с неотступным страхом, что его заразят или убьют. Его нервы перенесли такое напряжение, что сейчас он готов был расплакаться. Если он произнесет еще два слова, то зарыдает.

— Не преступление? — издевательским тоном повторил Мейер. — Сразу видно, что вы не читаете газет… Вы знаете последствия вашей «банальной случайности»? Нет? Я вам скажу, потому что у вас не будет возможности воспользоваться этими сведениями: благодаря вам в районе Лиона образовался очаг брюшного тифа; шестьдесят умерших и двести человек госпитализированы, на что мне совершенно наплевать. Но куда хуже то, что вы подстегнули любопытство французской контрразведки! Власти задали себе вопрос, какова таинственная причина этой эпидемии, разразившейся так неожиданно. Они были недалеки от догадки, что эпидемия имеет неестественную причину. Заметая следы, мне пришлось убрать трех свидетелей вашего похищения. Вот результаты вашей прекрасной работы. И вы считаете, что я так глуп, чтобы оставить вас у меня на службе?

Говоря, Мейер постепенно терял самообладание. Он задним числом оценил опасность, которой Грегор подверг организацию. Его лицо загорелось гневом, но он справился с собой, глубоко вздохнул и сказал Кольбе:

— Сделать ему укол… Наркотик для начала.

Грегор, чьи мускулы ослабли под грузом уныния, вдруг напрягся как пружина. Веревки, связывающие его, врезались в тело. Верхняя губа задергалась от нервного тика, а на лбу появились капельки пота.

— Нет… нет, — забормотал он, похолодев с ног до головы. — Только не укол. Убейте меня иначе, но не так…

Кольбе не обращал на его вопли никакого внимания. Он достал из кармана футляр и вынул из него шприц. Мейер курил свою сигару, бесчувственный к крикам пленного. Выкрикивая непонятные слова на польском языке, Грегор извивался на стуле. Мейер уставился на тлеющий конец своей «гаваны» и добавил, как будто для себя:

— Когда он заснет, мы перевезем его на яхту. Надеюсь, к тому времени, Кольбе, вы найдете способ убить его медленно? Вы же специалист, верно? Если я отдам его Рикардо, он умрет, не заметив того. Для него это было бы слишком хорошо…

Лицо того, к кому он обращался, сморщилось в улыбке. Его узкие глаза прищурились за очками. Отламывая кончик ампулы, он ответил:

— Доверьтесь мне. Пузырьки моей коллекции содержат двадцать различных смертей. Вам останется только выбрать.

Учащенное дыхание Грегора перешло в хрип. Мысль Мейера привить ему микроб наполняла его ужасом. Симптомы самых опасных инфекционных болезней он знал наизусть: он занимался ими всю жизнь. Он видел в окуляр микроскопа бесконечно маленьких монстров, убивших массы людей, смертоносные бациллы, несшие человечеству смерть с давних времен. Он мог назвать по именам всех этих безжалостных врагов рода людского, а теперь их введут в него!

Рука Кольбе легла на его плечо, и Грегор издал крик, перешедший в звериный вопль, когда он почувствовал, как иголка вонзается в его тело и жидкость скапливается под кожей. Кольбе резким движением выдернул шприц. Он вытер иголку кусочком ваты, прежде чем положить ее обратно в спирт.

— Не бойтесь, — сказал Мейер пленному, — вы еще проснетесь. Самое страшное начнется потом…

Он не понял, успел ли Грегор услышать его последние слова, потому что голова поляка внезапно упала на грудь, его напряженные мускулы расслабились, и если бы он не был крепко привязан, то упал бы на пол, как тряпичная кукла.

Кольбе с удовлетворением смотрел на результат своих трудов. Он никак не мог понять, почему люди пользуются таким грубым, шумным и грязным оружием, как револьверы и ножи, ведь шприц намного практичнее. Он бесшумен, легко умещается в кармане и позволяет варьировать эффект. С ним Кольбе мог по своему желанию усыпить противника, парализовать его или уничтожить. Сам процесс введения иглы доставлял ему глубокое удовольствие. Еще совсем молодым он не брезговал колоть девушек иголками в зад.

— Он отключился на шесть часов, — сказал он Мейе-ру. — Развязать его?

— Да. И засуньте его в плетеный ящик. Мы сейчас перевезем его на яхту. Кстати, который час?

Кольбе посмотрел на часы.

— Без четверти пять.

Мейер неторопливо поднялся. Он погасил свою сигару в пепельнице, вделанной в подлокотник кресла, разгладил лацканы своего габардинового пиджака, потом сунул руки в карманы.

Он бросил взгляд в зеркало, чтобы проверить, в порядке ли узел галстука и прическа, потом решил:

— Общая встреча сегодня вечером на борту «Марии-Кристины». Я заеду за вами к восьми часам. Погрузите ящик в «паккард».

— Хорошо, — согласился Кольбе.

Мейер ушел. Ковер заглушал его шаги. Он пересек внутренний коридор и вошел в залитую солнцем комнату, огромное окно которой выходило на пляж и на море. Небо и вода были ослепительно яркими.

Мейер достал солнечные очки из маленького наружного кармана пиджака и надел их на нос.

Он заметил человека, сидевшего в небрежной позе на широком диване и перелистывающего американский иллюстрированный журнал.

— Пора, Рикардо, — тихо сказал он, тоже садясь. — Посмотри по сторонам, прежде чем показаться, и сделай крюк, когда поедешь на яхту…

Рикардо кивнул головой. Он был очень красив. Его иссиня-черные волосы, смуглая кожа и бархатные глаза всегда позволяли ему безбедно жить во Флориде или на Ривьере, где немного поблекшие богатые женщины щедро субсидировали пылкий темперамент. Не будь у него безмерного честолюбия, он мог бы вести спокойную жизнь; но постоянная нужда в деньгах заставила его заняться более опасной профессией, к которой у него тоже были способности. Он в совершенстве владел огнестрельным оружием и ножами с выкидными лезвиями.

Кроме того, ему довольно-таки нравилось работать на Мейера.

— Иду, — сказал он, поднимаясь.

С такой же естественностью, как если бы проверял наличие талона на метро, он сунул пистолет в кобуру под мышку, потом критически осмотрел свои ногти.

— Во сколько встречаемся на яхте? — осведомился он, не глядя на Мейера.

— В восемь.

— Хорошо.

Он покинул своего шефа и пошел в гараж, где стояли три американские машины последних моделей. Рикардо не ломал себе голову; пока он мог ездить на таких машинах и ему регулярно платили, он считал, что нет никаких причин для беспокойства. Положение подчиненного соответствовало его характеру, потому что, несмотря на свои разнообразные таланты, он был полностью лишен инициативы, за исключением отношений с женщинами.

Он взял «додж», зная, что шеф предпочитает «паккард», и нажал кнопку на приборной доске. Тут же дверь гаража поднялась, приведенная в движение невидимым мотором. Рикардо тронулся с места, поехал по цементной дорожке, ведшей на проспект, и выехал на него, когда дверь гаража закрылась.

Солнце склонялось. Скоро буйство цветов сменится сумерками.

Роскошная машина ехала вдоль берега моря, обогнула край мыса я прибавила скорость, направляясь к аэропорту. Приехав туда, Рикардо поставил машину на большую автостоянку перед зданием аэропорта.

Он взял в автомате пакетик соленого миндаля и вошел в зал, грызя орешки. Там царило оживление, как везде, где собираются американцы. Таблички на английском и испанском указывали часы прибытия и вылета самолетов; одни летали местными рейсами на Антилы и Багамы, другие — в три Америки: Северную, Центральную и Южную.

«Боинг» из Майами должен был приземлиться в семнадцать часов двенадцать минут после промежуточных посадок в Нассау и Порт-о-Пренс.

Рикардо имел много недостатков, но он был добросовестным и осторожным. Мейер велел ему смотреть по сторонам, вот он и смотрел. Из-под тяжелых полуопущенных век он следил за людьми, которые не двигались и чье присутствие в принципе не было обязательным.

Громкоговоритель металлическим голосом объявил, что идет на посадку самолет из Майами. Многие люди, неподвижные до сих пор, сразу же направились к перегородкам, поставленным на поле. Рикардо, напротив, казалось, потерял интерес к происходящему. Его утомленный взгляд пробегал по туристам в ярких рубашках, по носильщикам и пассажиркам среднего возраста, за которыми он всегда наблюдал по укоренившейся привычке.

Затем, когда пассажиры начали приходить в зал, он небрежно прислонился к колонне, чтобы видеть все и не быть видимым. Скоро он заметил фигуру Моник Лери, но вместо того, чтобы смотреть на молодую женщину, одетую в облегающее яркое платье, он стал рассматривать людей, шедших следом за ней. Убедившись, что за ней не следят, он пошел позади нее на некотором расстоянии.

Красивая француженка казалась немного растерянной. После короткого замешательства она пошла к стоянке и стала рассматривать машины. Из багажа у нее была только сумка, висевшая на плече.

Когда она заметила «додж» и проверила номер, она обернулась и на секунду замерла. Рикардо стоял рядом с ней и улыбался.

— Рикардо! — воскликнула она, радостно протягивая руки.

— Хелло! — произнес пуэрториканец.

Он сжал молодую женщину своими мощными руками и запечатлел крепкий поцелуй на приоткрытых губах, подставленных ею.

Наконец он отпустил ее, задыхающуюся и смущенную циничной лаской. В красновато-золотистых сумерках красота Моник Лери приобрела завораживающий эффект.

— Садись, — сказал он ей, открывая дверцу.

Как хищник, наблюдающий за овцой, он смотрел на то, как она усаживается. Изгиб бедер и изящество ног ускорили бег его крови.

Он обошел машину, чтобы сесть за руль, двинулся с места задним ходом и выехал на дорогу.

— Куда ты меня везешь? — кокетливо спросила она, прижимаясь к нему.

— Заняться самым срочным, — ответил он, не сводя глаз с дороги. — Шеф ждет нас к восьми часам.

Моник вздрогнула, не понимая, и первая вечерняя прохлада или любовная лихорадка прокралась в нее.

Когда Рикардо увозил ее, она испытывала чудесное ощущение, что ее похитила горилла.

— Все прошло хорошо? — спросил пуэрториканец, думавший совсем о другом.

— Как и предусматривалось. У шефа отличная интуиция… Ты знаешь, что старика с перекрестка допрашивал легавый?

— Не может быть, — ответил пораженный Рикардо.

— Да! И я сыграла мой маленький номер, как ты догадываешься.

— Шефу все равно будет неприятно.

Моник нахмурила лоб, оторвавшись от своего любовника, и осведомилась совсем другим голосом:

— Почему?

— До сих пор нет известий от Кристо.

Глава VIII

Рикардо и Моник приехали в порт с некоторым опозданием. Грузовые суда с высокими трубами, каботажники, коренастые буксиры и парусники с изящными линиями соседствовали у спящего рейда.

Любовники прошли по трапу на белоснежный корабль, похожий на миниатюрный пакетбот. При длине восемьдесят метров «Мария-Кристина» имела широкий ют и просторные каюты. Короткая труба, поставленная чуть впереди, не нарушала элегантности ее линий.

Сразу же после прихода двух последних пассажиров матросы убрали трап и отдали швартовы.

Пара поспешила в салон и спустилась по довольно крутой лестнице с узкими ступеньками. Пройдя своего рода гостиную, обставленную уютной плетеной мебелью, Моник и Рикардо попали в каюту, где ждали Мейер, Кольбе и хрупкий пуэрториканец со смуглым лицом и тонкими черными усиками над верхней губой. Лежавший на диване Грегор спал тихим сном.

— Не спешите, у меня есть время, — сказал Мейер кислым тоном.

Он остановил на Моник проницательный взгляд, по которому было ясно, что он догадался о причине ее опоздания, потом взялся за Рикардо:

— Я же сказал: в восемь часов…

Кольбе чистил ногти, маленький пуэрториканец рассеянно смотрел на кольцо, которое носил на левой руке. Рикардо воздержался от ответа и сел в кресло. Чтобы растопить лед приема, молодая женщина обворожительно улыбнулась и протянула Мейеру руку. Она знала, что если он до сих пор не переспал с ней, то не из-за отсутствия желания.

— Добрый день, — сказала она, взмахнув ресницами. Мейер пожал ее теплую и влажную ладонь, потом отвел глаза и опустился на диван возле Грегора.

— Когда вы покинули Францию? — озабоченно спросил он.

— Четыре дня назад… Как только смогла.

— Как пошли дела?

— Ваши прогнозы совершенно оправдались, — объяснила Моник, в свою очередь садясь и скрещивая ноги со спокойным бесстыдством. — Всего через сорок восемь часов после свидания на перекрестке в газетах появилось объявление… Полиция не теряла даром время. Я ответила на него, и меня навестил полицейский. Он действовал как одиночка и ушел через час, ужасно воодушевленный моими исследованиями из жизни насекомых…

Она улыбнулась, и эта отвратительная улыбка уничтожила невинность лица и открыла ее подлинную сущность.

— Ну и что? — потерял терпение Мейер.

— Я предупредила Кристо обычным способом; в окно я увидела, как отъехала его машина. Это все. Не понимаю, почему после этого он не давал вам знать о себе.

Худой пуэрториканец поднял узкие глаза и сказал тягучим голосом:

— Если Кристо не связался с нами, значит, он умер. Должно быть, остальные, в особенности Мейер, разделяли его убеждение. Установилась тяжелая тишина.

Главарь банды задумчиво постукивал пальцами по подлокотнику кресла. Остановив на пуэрториканце задумчивый взгляд, он сказал:

— А вдруг твой брат попался и раскололся, Мануэль? Мрачное лицо антильца исказила недобрая гримаса.

— Валиенте никогда не раскалываются, — прошептал он, делая над собой усилие, чтобы остаться спокойным. — Или он убил, или погиб сам. Третьего быть не может.

Увы! Мейеру надо было точно знать, что именно произошло… С мрачным видом он решил сменить тему.

Он достал «гавану» из шкатулки, сделанной из дорогого дерева, отрезал у нее кончик и спокойно закурил.

— Я вас собрал, чтобы решить два вопроса. Первый: наказание Грегора…

Он поочередно посмотрел на каждого из своих помощников, чтобы они поняли, что речь идет о примере и такой же конец ожидает любого из них в случае серьезной ошибки. Никто не пошевелился.

— Второй: подготовка багамского дела и распределение ролей.

Это вызвало более заметный интерес. К нему обратились вопрошающие лица. Он продолжил:

— Мы вернулись в нашу штаб-квартиру не только для того, чтобы покататься по морю. Англичане готовят очень интересную экспедицию. Они сделали ошибку, признавшись, что будут проводить испытания бактериологического оружия. Если мы сумеем собрать точные сведения, это может принести нам значительную сумму…

Он подумал, потом добавил с полуулыбкой:

— …в иенах, долларах или рублях, а может быть, во всех трех валютах одновременно.

— Когда? — спросила Моник с горящими глазами.

— Через три недели. У нас как раз достаточно времени, чтобы изучить программу.

Судя по легкой качке, яхта удалялась от Пуэрто-Рико с крейсерской скоростью.

— Куда мы плывем? — спросил Рикардо.

— Недалеко. На Виргинские острова… высадить нашего друга Грегора.

Моник поглядела на спящего; в каком-то смысле это она поймала его. Он умрет из-за нее. Эта мысль доставила ей острое наслаждение. Вдруг она заметила задумчивое выражение Кольбе, смотревшего на ее ляжку. Она резко одернула юбку и спросила:

— Вас это интересует, Кольбе? Несколько смущенный немец поднял голову. Он уклончиво махнул рукой и сказал:

— Я думал… Мейер перебил его:

— Надеюсь, вы уже выбрали, Кольбе? Что вы собираетесь ему вколоть?

Он указал на Грегора.

— Столбняк, — ответил немец категорично. — Он будет сдыхать три дня. Большое преимущество в том, что он сохранит ясность ума во время судорог. Кроме того, если его труп найдут, его смерть отнесут на счет случайного заражения.

— А если его найдут до того, как он умрет? — заметил Мейер.

Кольбе покачал головой:

— Я введу такую дозу, что на рассвете его челюсти уже будут сведены; он больше не сможет произнести ни слова…

— Вы его обыскали?

— Да, я забрал все, что могло бы помочь его опознать.

— Тогда начинайте.

Немец встал, подошел к шкафчику, встроенному в перегородку, открыл его и достал ящичек. Вернувшись к столу, он поднял крышку. Открылся ряд пробирок, лежавших на слое ваты.

Все наблюдали за его действиями молча. Кольбе, казалось, совсем не смущало, что он стал объектом всеобщего внимания. Он работал методично, внимательно следя, чтобы не совершить ошибки. Каждая из его маленьких стеклянных трубочек содержала опасные микробы. Этой маленькой коллекции было бы достаточно, чтобы заразить целую страну.

Сколько бы члены банды ни убеждали себя, что присутствуют при рождении новой тактики, они все равно волновались из-за близости невидимых микробов. Затаив дыхание, они следили за движениями Кольбе; тот невозмутимо достал шприц, который носил с собой, и стал его дезинфицировать. Затем он осторожно открыл одну из пробирок, погрузил иголку в бульон и поднял поршень, втягивая внутрь немного жидкости.

Он вытер ватным тампоном острие иглы, потом подошел к Грегору, бормоча:

— Еще одно преимущество в том, что столбняк не заразен. Он абсолютно безопасен для окружающих, при условии, конечно, что у вас нет ран на руках…

Быстрым движением он вонзил иглу в ляжку Грегора. Он нажал на поршень и постепенно ввел дозу, а лежавший без сознания человек даже не пошевелился.

Моник почувствовала, что у нее взмокли подмышки. Мануэль встал посмотреть в иллюминатор, а Рикардо вытер лоб тонким шелковым платком. Мейер курил свою сигару, следя за дымом прищуренными глазами.

— Здесь ужасно душно, — сказала Моник прерывающимся голосом. Вместо ответа Мейер протянул руку и нажал на выключатель. На потолке начал вращаться вентилятор с широкими лопастями.

Кольбе убрал свое хозяйство.

— Мы могли бы чего-нибудь выпить, — предложил он. По знаку Мейера Рикардо встал, вышел и вскоре вернулся со стаканами и бутылкой рома, которые поставил на стол.

Потом снова ушел и принес графин воды и кубики льда, взятые из холодильника.

Моник помогла ему наполнить стаканы и раздать их. Мужчины пили ром неразбавленным.

Присутствие Грегора заметно связывало языки. Это было, как если бы мертвеца пригласили на дружескую вечеринку, а то, что он спокойно дышал, не зная о муках, которые ему уготованы, делало атмосферу еще тяжелее.

— Ну что? — вдруг воскликнула Моник. — Неужели мы обречены смотреть друг на друга, как фаянсовые собаки? Что нас ждет?

Мейер погладил левой рукой висок и резко ответил:

— Замолчите! Если бы вы так не спешили удрать, мы бы знали, что произошло с Кристо, и были бы веселее!

Молодая женщина обиженно поджала губы. Когда шеф был раздражен, лучше было его не нервировать. Она знала, что в эти моменты не может рассчитывать на Рикардо: он всегда становился на сторону Мейера.

Однако тот не продолжил. Он достал из бумажника карту, развернул и положил на стол. Сделав своим помощникам знак приблизиться, он указал им на архипелаг, идущий от Флориды до северного побережья Гаити.

Все более или менее хорошо знали Багамские острова, но перспектива в ближайшее время работать в этом районе пробудила в них любопытство.

— По моим сведениям, — сказал Мейер, очерчивая пальцем круг на карте, — англичане будут проводить свои испытания возле этих необитаемых островов. Большая часть бомб, которые они станут сбрасывать, содержат безвредные вещества, они просто должны будут показать возможность распространения жидкостей, содержащих бактерии. С той же целью будет сброшена радиоактивная пыль. Эти испытания позволят им определить размеры территорий, которые были бы заражены в случае боевой атаки. Но для меня это второстепенно…

Он замолчал, чтобы посмотреть на внимательные лица, окружавшие его. Только Рикардо демонстрировал свое обычное равнодушие знатного сеньора, но Мейер знал, что он не пропускает ни слова.

— Гораздо больше меня интересует следующее: на этих маневрах англичане должны испытать один или два снаряда, заряженные боевыми биологическими субстанциями, производство которых до сих пор окружалось большой секретностью Мне нужны образцы воздуха, земли и воды из района испытаний: я хочу знать природу этих субстанций. Вы меня понимаете?

В ответ раздался единодушный ропот одобрения, хотя никто из членов банды не понимал, каким образом Мейер надеется заполучить эти образцы.

— Операция пройдет в два этапа. Первый: Рикардо и Моник отправятся в круиз на этой яхте и под видом свадебного путешествия побывают на многих островах прежде, чем ВМС закроют доступ в этот район. Они поместят в различных местах колбы, одни пустые, другие с безвредным бульоном. Места должны быть точно указаны на карте, чтобы облегчить их сбор.

Моник и Рикардо подмигнули друг другу. Это задание обещало им приятные часы и необычные способы наслаждения красотами необитаемых островов.

— Затем, — сказал Мейер, обращаясь к ним, — вы отправитесь на Сент-Томас. «Мария-Кристина» станет в сухой док, будет перекрашена и сменит имя. Ей поставят новую трубу, чтобы изменить ее силуэт. За ней приедет Кольбе, а вы вернетесь в Пуэрто-Рико и не будете пытаться войти со мной в контакт. Когда маневры закончатся, Кольбе выйдет на яхте в море с какой-нибудь девицей и пройдет тем же маршрутом, но в обратную сторону, чтобы забрать колбы, спрятанные вами.

Мейер посмотрел на немца, сидевшего молча, и шутливо сказал:

— У вас есть прививки от всех инфекций, и вы знаете, как с ними обращаться; вы сможете применить свои таланты.

Нахмурившись, Кольбе заметил:

— Они могут распылить некоторые вирусы… малоизвестные токсины…

— Я убежден в этом, — флегматично заявил Мейер. — Но когда они откроют доступ в зараженные районы, это будет означать, что примененное бактериологическое оружие потеряло свою токсичность.

— Но тогда, — пылко вмешалась в разговор Моник, — вы и не получите ничего интересного!

Мейер захохотал.

— Ошибаетесь, мое дорогое дитя. Под микроскопом труп бациллы точно так же информативен, как и живой экземпляр. С другой стороны, да будет вам известно, что вирусы не ослабевают, их практически невозможно уничтожить, кроме как крайними средствами. Только среда благоприятствует или останавливает их развитие.

Молодая женщина прикусила губу. Она должна была догадаться, что шеф действует с полным знанием дела. Ведь он был первоклассным бактериологом. Даже Кольбе не спорил с ним по техническим вопросам, полагаясь на его компетентность.

— Когда дело будет сделано, — вновь заговорил Мейер, — мы снова встретимся в Гаване. Вы будете ждать меня там до тех пор, пока я не изучу наши находки.

Позвякивание машинного телеграфа сообщило, что «Мария-Кристина» замедлила ход. Яхта, должно быть, приближалась к одному из островов Виргинского архипелага. Капитан собирался лечь в дрейф недалеко от песчаного пляжа согласно инструкциям, данным ему Мейером перед отплытием.

— Детали мы проработаем чуть позднее, — закончил шеф, — а пока что все внимание нашему другу Грегору… Рикардо, взвалите его себе на плечо и следуйте за мной на палубу.

Они поднялись по крутой лестнице и вышли на воздух. У самого горизонта были видны далекие огни Кулебры и Сент-Томаса, а с другой стороны огни острова Черепахи Тортолы, былого убежища флибустьеров.

В пятидесяти метрах вырисовывался покрытый пышной растительностью клочок земли, немногим больше рифа.

Большие отмели делали его недоступным для торговых судов с большой осадкой. Да и рыбаки не решались заходить на островки, населенные зомби[1].

Мейер велел спустить на воду шлюпку, потом сказал Мануэлю и Кольбе, чтобы они положили в нее Грегора.

Моник, Рикардо и Мейер следили, как тело Грегора положили на дно лодки. Мануэль сел на весла и взял курс на маленький островок. Прежде чем они отплыли, Мейер крикнул:

— Пораньте ему колено! Это приведет его в чувство и сделает несчастный случай более достоверным!

Рука Моник сжалась на руке Рикардо. Иногда спокойная уверенность Мейера пугала ее. Для него человеческая жизнь стоила не дороже окурка.

Разница между ними заключалась в том, что иногда она испытывала страстную радость, обрекая человека на смерть, особенно если он был слабак, размазня. А ему было безразлично. Он устранял с пути препятствие и через три минуты не вспоминал об этом.

Лодка ткнулась носом в песок. Мануэль закатал брюки и прыгнул в воду, чтобы вытащить ее на сушу. Кольбе последовал его примеру; они оттащили тело на берег.

Мануэль достал свой нож, чтобы порезать Грегору ногу, но немец остановил его. Он задумчиво посмотрел на бледное лицо поляка, нагнулся, выбрал круглый камень и подкинул его на руке. Потом он сделал пуэрториканцу знак возвращаться в лодку.

Один за другим они перебрались через борт; упираясь веслами в дно, сняли лодку с отмели. Когда она закачалась на воде, Кольбе встал на корме и хорошо рассчитанным движением бросил камень. Тот описал дугу и упал на лежащее тело.

Они услышали стон; пока Мануэль с неожиданной силой налегал на весла, Грегор, внезапно разбуженный, неловко встал на ноги.

Поляк мгновенно догадался, какую смерть уготовил ему Мейер. Из его горла вырвался вопль, он заковылял по пляжу в безумной надежде догнать лодку. Но он был слишком слаб и рухнул прежде, чем достиг кромки воды. Душераздирающий стон, за которым последовали ругательства и проклятия, нарушили ночную тишину, но шум прибоя скоро заглушил их.

Оставшиеся на борту «Марии-Кристины» услышали только его первый крик. Их глаза вглядывались в темноту, они неясно видели маленькую фигурку, которая рухнула на песок бесформенной массой.

Шлюпка подошла к яхте и в несколько секунд была поднята на борт. Кольбе и Мануэль, немного запыхавшиеся, едва ступив на палубу, повернулись, чтобы посмотреть, как себя ведет их жертва. Но ничего не увидели: огромная черная туча закрыла луну.

Все подняли глаза. На западе небо заволакивалось.

— Мне кажется, пора возвращаться, — буркнул Мейер, — начинается циклон.

Оба пуэрториканца согласно закивали. Как настоящие дети островов они прекрасно понимали весть, принесенную бризом. На гребнях волн появились пенные «барашки».

Глава IX

«Мария-Кристина» возвращалась в Сан-Хуан, используя всю мощь своего двигателя. Небо мало-помалу становилось чернильно-черным. Море пока было спокойно, его украшали только пенные «барашки».

Но через час совершенно неожиданно поднялся ветер. Сан-Хуан был всего в каком-то десятке миль, когда океан проснулся. Сигнал к началу шторма дала ослепительная молния, которая пролетела изломанной стрелой на небосводе. Ужасный удар грома сотряс все и умножился еще последующими глухими раскатами; от горизонта летел торнадо…

Мейеру и его банде было очень не по себе; несмотря на крепость, корабль не был создан для путешествий по бурному морю. Нужно было во что бы то ни стало войти в порт как можно скорее.

Раскачиваемая все более сильными волнами, «Мария-Кристина» упрямо боролась с ними. Совсем близко был берег, который освещали частые молнии и который неожиданно возникал из темноты совершенно белыми картинками, а ветер все крепчал.

В тот момент, когда корабль огибал мыс, сильная волна ударила его в борт и он закачался с боку на бок.

Кольбе и Моник потеряли равновесие. Их резко отбросило к одной из перегородок салона. Смуглые лица Рикардо и Мануэля посерели: хотя эти безжалостные убийцы могли хладнокровно перерезать горло любому человеку, они дрожали перед силами природы, испытывая болезненный страх. Сжавшись на диване и вцепившись в него пальцами, они сидели неподвижно, уставившись в одну точку; каждый новый удар грома прогонял по их венам ледяную волну и заставлял вздрагивать.

Только Мейер сохранил невозмутимость. Твердо держась рукой за поручень, он следил в иллюминатор за подходом к порту.

И вдруг, хотя буря все продолжала усиливаться, яхта поплыла по менее бурной воде. Она проплыла мимо дамб, которые защищали рейд, и вошла в Сан-Хуан, вовремя ускользнув от огромных волн, накатывающихся на берег.

Из-за страшного ветра было очень трудно ошвартоваться, но скоро корабль был прочно закреплен у причала.

— Уходим, — сказал Мейер. — Циклон еще не достиг апогея. Рикадо, где вы оставили «додж»?

Пуэрториканец вытер платком рот и ответил:

— На Калле де Галисия. Мейер недовольно поморщился:

— Мы промокнем, прежде чем дойдем туда… Ладно, ничего не поделаешь!

Теперь на порт обрушился проливной дождь: настоящий потоп, какие бывают только в тропиках.

— Возьмите дождевики, — сказал Мейер, — они в шкафу.

Вся команда надела негнущиеся блестящие плащи, которые только одни могут защитить от потоков воды, льющейся с неба. Когда все были готовы, Рикардо и Кольбе вышли первыми, чтобы помочь Моник пройти по трапу.

Ветер прижимал дождевики к телу, струи воды хлестали по лицам.

Не обращая внимания на широкие лужи, группа побежала по набережной к ангарам, гофрированные крыши которых могли дать хоть какое-то укрытие. Молнии вспыхивали, внезапно освещая окрестности.

В тот момент, когда Мейер, Кольбе и Мануэль повернули за угол Калле де Галисия и поспешили к машине, небо вспыхнуло на полсекунды. Моник, державшая Рикардо под руку, увидела метрах в пятидесяти фигуру человека в макинтоше, который, укрывшись за углом, казалось, наблюдал за великолепным зрелищем грозы.

Ее рука сжала руку пуэрториканца, и она закричала, но крик заглушил удар грома. Рикардо, не слушая, продолжал бежать к машине, где уже сидели остальные. Он помог Моник, забрался внутрь следом за ней и захлопнул дверцу.

Машина тронулась. Задыхающиеся, мокрые, все замолчали.

Вдруг Рикардо заметил, что Моник дрожит.

— Ты себя плохо чувствуешь? — спросил он. Молодая женщина попыталась совладать с собой, но не смогла. С пересохшим горлом она пробормотала:

— Легавый! Я видела французского легавого!

Это неожиданное заявление вызвало самую разную реакцию.

Мейер вздрогнул, потом пожал плечами и проворчал:

— Вы сошли с ума! Это совершенно невозможно!

— Говорю вам, это был он! — ответила Моник голосом, который предвещал истерику. — Я уверена, что…

— Бред! — раздраженно перебил Мейер. — Как, по-вашему, он мог оказаться здесь, в Пуэрто-Рико?

— Не знаю, но я его узнала! — упрямо выкрикнула она. — Клянусь вам, это он.

Она была так уверена в своей правоте, что четверо мужчин заколебались. Только бесконечный стук дождя по крыше машины нарушал тишину. Паузу прервал Рикардо, заявив:

— Если это он, его надо убрать. И немедленно!

— Нет, пожалуйста, без импровизаций! — отрезал Мейер. — Я против любых непродуманных действий. Прежде всего, я продолжаю считать, что вы ошиблись, Моник. Затем, даже если вы правы, сейчас, когда мы все вместе, не время устраивать нападение прямо в городе. Иногда убийство бывает необходимо, но нужно точно знать, что нет иного способа действий. В конце концов, изо всех нас этот полицейский знает только одну вас.

— И Кристо, — добавил Мануэль Валиенте.

— Допустим, — примирительно сказал Мейер. — Но мне трудно поверить, что тип, которого указали Кристо, смог выкрутиться, если ты намекаешь на это, Мануэль. Даже если предположить самое худшее, даже если покушение не удалось, Кристо всегда мог бежать.

После нескольких минут раздумий он пожал плечами и заключил:

— Вы стали жертвой собственного воображения, Моник, но я не из тех, который пренебрегает предосторожностями. В любом случае нужно это выяснить.

«Додж» выехал на широкий проспект. Пальмы сгибались под дыханием бури; их гибкие стволы одновременно наклонялись под напором урагана. Кроме них, не было ни одной машины, асфальт, словно зеркало, отражал свет уличных фонарей.

Мануэлю пришлось прибавить скорость, чтобы справиться с ветром. Машину несколько раз заносило, но пуэрториканец мастерски выправлял ее.

За шесть минут группа доехала до виллы. Дверь гаража поднялась, открывая проезд.

Чуть позднее вся банда собралась в комнате, откуда Грегор отправился в свое последнее путешествие. По разным причинам все были в плохом настроении, и Мейер почувствовал, что моральный дух его команды падает.

Рикардо, Кольбе и Мануэль поверили Моник, и внезапное появление сыщика, которого они считали убитым, вызвало у них чувство тревоги. У Мануэля на совести было убийство двух свидетелей с перекрестка О-Вив, Кольбе оглушил Грегора, когда тот сел в машину, а Рикардо вел автомобиль, взятый Моник.

Опасная близость французского агента зарождала сомнения в непогрешимости методов шефа.

Мейер с уверенностью, всякий раз восстанавливавшей его авторитет, разрядил обстановку.

— Вернемся к багамскому делу, — сказал он спокойным тоном. — Если перед этим необходимо будет устранить маленькое препятствие, мы сделаем это одним щелчком. Не забывайте, что тот тип — допуская, что это он, — здесь у нас, на пуэрто-риканской территории, что он один и ничего не знает.

Это утверждение Мейера было довольно точным.

После различных перипетий Франсис Коплан действительно прилетел в Сан-Хуан всего через полчаса после Моник Лери, проделав воздушный маршрут, весьма отличный от того, каким летела женщина, которую он преследовал.

Он летел прямым рейсом из Парижа в Форт-де-Франс и испытал некоторый шок, приземлившись на Мартинике. Полиция была категоричной: Моник Лери не фигурировала в списках пассажирских самолетов, севших в аэропорту Ламантен за три последних дня.

Испытывая сильную досаду, но не впадая в отчаяние, он сразу же дал телеграммы в различные агентства компании «Транс Уордл Эйрлайнз», что позволило ему проследить путь, проделанный молодой женщиной. Она сделала пересадку в Нью-Йорке, чтобы долететь до Майами, и там взяла билет до Сан-Хуана. Он даже узнал точный час, когда «боинг» должен приземлиться в Сан-Хуане.

К сожалению, Коплану пришлось ждать самолета, летевшего с юга, и он не мог опередить Моник на пуэрто-риканской территории. Время, выигранное им прямым рейсом в Форт-де-Франс, тогда как она делала крюк через США, было потеряно.

Уединившись в номере гостиницы «Флорида», он грыз себе пальцы от досады, что красивая авантюристка может снова ускользнуть от него. У него не было ни малейшего представления, где она могла находиться в этом городе, насчитывающем несколько тысяч домов.

Он погулял с час, чтобы успокоить нервы, а когда собрался вернуться в гостиницу на ужин, заметил, что приближается буря. Вместо того чтобы вернуться, он пошел к порту; бурное море привлекало его, особенно когда внутреннее беспокойство не давало сидеть на месте. Он должен был двигаться, чувствовать, как его хлещут струи дождя: ничто не возвращало ему хорошее настроение лучше, чем прогулки в плохую погоду.

Вот так он и оказался возле причалов в тот момент, когда яхта только что пришвартовалась, а та, кого он искал, прошла мимо него, чего он не заметил. Эта группа людей в непромокаемых плащах заинтересовала его куда меньше, чем грандиозные волны, штурмовавшие дамбу.

Пока на вилле начиналось совещание, Коплан, один на пустом проспекте, боролся с порывами ветра.

Вдруг в трех шагах от него возникла фигура полицейского в форме. Очевидно, он удивился, что человек прогуливался в такую погоду, потому что антильцы, едва начинался циклон, прятались в подвалы.

Необычный вид гуляющего заставил полицейского обратиться к нему не на испанском, а на английском:

— Что вы здесь делаете?

— Я заблудился, — сказал Франсис, и это была правда.

— Я бы скорей подумал, что вы потеряли голову, — недовольно буркнул полицейский. — Через две минуты полетят крыши домов… Где вы живете?

— В отеле «Флорида»! — изо всех сил закричал Франсис, чтобы быть услышанным.

— Я вас провожу! — прокричал в ответ полицейский.

Им понадобилось полчаса, чтобы добраться до гостиницы. Франсис горячо поблагодарил своего проводника, после того как своими глазами убедился, что тот ничего не преувеличил. Им несколько раз приходилось прижиматься к стене, потому что крыши и другие различные предметы, сорванные торнадо, падали на землю.

Коплан успокоился, но обязан этим он был не столько благотворному воздействию прогулки, сколько тому, что придумал способ обеспечить себе помощь полиции, не раскрывая своих истинных целей.

Утром следующего дня небо было таким чистым и светлым, как будто никогда никакого циклона и не было. Он закончился так внезапно, словно погоду изменили щелчком выключателя. Ослепительное солнце освещало прекрасный пейзаж, где господствовали синева моря и белизна домов.

В девять часов Коплан вошел в центральный комиссариат и обратился к дежурному.

— Я француз, — объяснил он полицейскому, — и временно проживаю на Мартинике. Моя семья прислала меня в Пуэрто-Рико, чтобы найти следы моей кузины, которая убежала из дома и, по всей вероятности, находится здесь.

Полицейский сдвинул фуражку на затылок и поскреб лоб.

Его горящие глаза озабоченно смотрели на Франсиса.

— Вы хотите, чтобы ее нашли?

— Нет, — ответил Коплан. — Я сам этим займусь. Мы не хотим вмешивать полицию в это сугубо семейное дело, но я бы хотел получить некоторые сведения.

Пуэрториканец несколько секунд раздумывал над этой непривычной проблемой, потом сказал:

— Я провожу вас к инспектору. Вы разберетесь с ним.

Вскоре Коплан вошел в кабинет, где ему пришлось повторить свою историю под недоверчивым и скептическим взглядом полицейского, небрежно одетого в штатское.

— Ее зовут Моник Лери, и она прибыла вчера вечером на «боинге» из Майами, — добавил Франсис. — Я хотел бы знать, в каком отеле она остановилась.

Инспектор смотрел на посетителя, как будто хотел его загипнотизировать. Несомненно, он рассматривал его так внимательно, чтобы составить себе мнение о его порядочности.

Наконец он нарушил свое молчание.

— Я не имею права сообщать такие сведения, пока вы не представите мне доказательства вашего родства, — выговорил он, почти не разжимая губ.

— Ладно, — ответил Франсис. — Стало быть, вы предпочитаете, чтобы я подал заявление о краже? Тогда всю работу придется проделать вам… а потом, когда я встречусь с подозреваемой, я заберу заявление назад.

Инспектор нахмурился. Он ломал себе голову, придумывая существенное возражение, но, ничего не придумав, выбрал менее утомительный выход.

— Подождите секунду, — сказал он. — Я сверюсь с карточками, присланными из гостиниц сегодня утром.

Коплан без приглашения сел на один из стульев и закурил сигарету. Пока офицер разбирал пачку карточек, Франсис любовался прекрасным видом Сан-Хуана.

Инспектор положил ладонь на карточки и заявил тоном, в котором прорывалось удовлетворение:

— Если особа, которую вы назвали, действительно находится здесь, ночь она провела не в гостинице. Ее фамилия нигде не фигурирует.

Коплан принял известие не поморщившись, хотя разочарование сжало ему желудок. Он подумал и сказал:

— Вы уверены, что получили все карточки?

— Последние приносят в половине девятого. Это крайний срок.

А если Моник, оставив багаж, пошла на встречу со своими друзьями?

Коплан стал настаивать:

— А вчерашние дневные уже разобрали? Полицейский устало поморщился, показывая этим, что шутка слишком затянулась. Его лицо сделалось еще более суровым.

— Но кто вам сказал, что она отправилась в гостиницу? — заворчал он. — Разве у нее нет друзей в Сан-Хуане?

— Мне это неизвестно, а я очень хотел бы это знать… Окажите мне любезность посмотреть еще раз, иначе я подам заявление не о краже, а об исчезновении человека.

Перспектива получить дело об исчезновении иностранной подданной заставила полицейского сделать дополнительное усилие. Если этот странный посетитель приведет свой план в исполнение, труды по ее розыску будут еще более утомительны.

Он встал, подошел к картотеке, взял пачку карточек, нанизанных на нитки, и снова сел за свой стол.

Нервничая, Коплан со все возраставшим нетерпением ждал, пока полицейский закончит проверку. С медлительностью, говорившей о твердых принципах или скрывавшей желание помариновать посетителя, инспектор просматривал карточки одну за другой.

Наконец пуэрториканец наклонился вперед, перечитал запись и поднял голову, несколько удивленный.

— Эта дама остановилась вчера в отеле «Ки-Уэст», — произнес он, — но пробыла там всего два часа.

Взгляды Коплана и офицера встретились. Оба они поняли, что это значит.

— С кем она была? — спросил Франсис на всякий случай.

Полицейский развел руками:

— Установить невозможно, карточки строго индивидуальны.

Коплан встал, погасил свою сигарету в пепельнице и улыбнулся:

— Спасибо, инспектор. Надеюсь, мне больше не придется вам надоедать.

Махнув на прощанье рукой, он направился к двери, открыл ее и вышел в коридор. В лицо ему ударила жара. Входная дверь открывалась, как печная заслонка.

Он вышел на улицу и остановился на широкой мраморной лестнице, чтобы приучить глаза к яркому свету. В Париже он забыл положить в чемодан солнечные очки.

Прищурившись, он спустился по ступенькам, ища поблизости стоянку такси.

Нужно было срочно сделать маленький визит в отель «Ки-Уэст». Франсису необходимо было выяснить имя и получить словесный портрет счастливого смертного, с которым Моник встретилась сразу по прибытии в Сан-Хуан.

Глава Х

В отеле «Ки-Уэст» Коплану пришлось иметь дело с крайне услужливым, но немного туповатым сотрудником отдела регистрации. После двух или трех вопросов Франсису даже показалось, что тип специально притворяется идиотом, чтобы вытянуть из него деньги. Он достал из кармана купюру и незаметно для окружающих сунул ее в бювар служащего, шепнув:

— Это чтобы освежить вашу память… Я уверен, что вы вспомните эту молодую даму. Француженка, очень красивая… Она приехала около шести часов.

Наконец в тусклых глазах служащего отеля блеснула искорка понимания. Он энергично кивнул головой:

— Да-да-да… С большим декольте…

Указательным пальцем он нарисовал на своей груди круг, который должен был изображать вырез платья Моник.

— Вот именно! — подтвердил Франсис. — А как выглядел мужчина, сопровождавший ее?

Лицо типа вдруг изобразило смесь напряжения и тупости.

— Не могу вам сказать. Знаете, за день я вижу столько народу…

Похоже, что когда его очаровало глубокое декольте, он вообще ничего не видел. Коплан мысленно ругался, но заставлял себя оставаться спокойным. С мягкой настойчивостью он продолжал:

— Какой номер вы им дали? Это легко установить… Этот номер был занят всего два часа.

Служащий старательно перелистывал свою толстую книгу. Он с умным видом кашлянул, пробежав список вселившихся.

— Сорок второй! — уверенно сказал он.

— Хорошо! — обрадовался Коплан. — И какие фамилии там вписаны?

Служащий снова склонился над книгой, морща лоб:

— Госпожа Моник… Лери и… господин Рикардо… Палос.

— Прекрасно. Вы и теперь не помните, как выглядел тот господин?

— Нет, — признался тот смущенно.

Франсис вздохнул, улыбнулся и без всякой надежды задал последний вопрос:

— Откуда он?

Служащий наклонился и громко прочитал:

— Сан-Хуан в Пуэрто-Рико.

Далеко же продвинулся Коплан! Чтобы найти этого Палоса, ему придется прибегать к традиционным методам, а это отнимет немало времени.

Он ушел, не поблагодарив служащего, задумчиво чесавшего затылок авторучкой.

Возвращаясь в гостиницу, Коплан снова продумал все, что узнал об этом деле, начиная с Лурда. Так он надеялся создать своего рода основу, которая помогла бы ему сделать какие-то умозаключения.

Если группа собралась в Пуэрто-Рико, а у него были некоторые основания предполагать это, то что она сделала с человеком, похищенным на перекрестке О-Вив? Ликвидировали его или держали в качестве пленного где-то в городе?

Понимая, что этот разговор с самим собой никуда его не приведет, Коплан ускорил шаг.

Он с удовольствием нырнул в прохладу холла и направился к бару, чтобы выпить стаканчик ледяного виски.

Его глаза привыкли к относительным сумеркам, контрастировавшим с ослепительным светом снаружи, но на секунду он усомнился в своем зрении.

К нему подошла женщина, и голос, который ему было трудно забыть, спросил:

— Вы здесь, месье? Каким чудом…

Коплан вздрогнул. Они оказались сильнее, чем он предполагал. Пока он старался найти Моник, они засекли его меньше чем за сутки.

Демонстрируя радостное удивление, он воскликнул:

— Мадемуазель Берваль! Вы, в этом уголке мира? После этого вступления последовал обмен светскими любезностями.

— Вы случайно остановились не в этой гостинице? — поинтересовался Франсис.

— Ну да! — подтвердила, расцветая в улыбке, молодая женщина. — А вы тоже живете здесь?

— Да! — признался Коплан. — Это очень забавно!

Оба они улыбнулись, удивленные причудами судьбы. Потом Франсис сказал:

— Нам остается сделать только одно: подчиниться воле провидения и провести этот день вместе…

Но, вдруг помрачнев, он добавил, прекрасно зная, что не получит отказа:

— …если только вы не заняты.

— Вовсе нет! Я свободна как ветер, — весело ответила Моник.

— Браво! — сказал он, убежденный, что она не долго пробудет на свободе, если он останется жив.

Он положил ладонь на ее нежную руку и с мягкой властностью повел в ресторан.

Они сели за столик друг против друга, в некотором отдалении от прочих посетителей. Составив меню, выбрав вина и снабдив метрдотеля кучей рекомендаций, Коплан заглянул в волнующие глаза Моник.

— В нашу предыдущую встречу мы беседовали о муравьиных львах. Вы приехали в Сан-Хуан изучать тропическую фауну?

— Это мое намерение, — уверила она с самым серьезным видом. — А вы разобрались с делом перекрестка О-Вив?

Франсис неопределенно махнул рукой.

— А разве это дело существовало? — проговорил он с выражением сомнения на лице. — Заметьте, что я не ставлю под сомнение вашу добрую волю! Но дело в том, что в районе не было зарегистрировано ни одно исчезновение человека. Несмотря на данное вами описание машин, их не нашли. А поскольку у нас есть другие проблемы, чем упрямые поиски на таких скудных данных, дело временно закрыто.

Моник казалась разочарованной, но ничего не сказала. Коплан окинул ее внимательным и добродушным взглядом. Внимание это было вызвано не столько желанием узнать о повадках насекомых, сколько полными, четко очерченными губами собеседницы.

Ресницы Моник дрогнули, ноздри расширились. Молодая женщина старалась скрыть смущение, которое вызывало в ней внимание кавалера.

Во время еды разговор перешел во флирт, вполне естественный между двумя соотечественниками, случайно встретившимися на прекрасных Антильских островах. Мысли обоих партнеров не совпадали с их словами, но внешне все выглядело так, будто у них начинается настоящая любовная интрига.

Самая бурная фаза их отношений прошла на шикарной кровати в номере на пятом этаже. Коплан теперь узнал все самые скрытые прелести пылкой Клодет Берваль, но он начинал спрашивать себя, чего хочет Моник Лери. Правда ли она поверила, что он теперь занимается чем-то другим, а не делом, познакомившим их в Баньер-де-Бигор?

В действительности он интересовался ею только как звеном цепочки; она была всего лишь пособницей, лицом второго или третьего плана, и он не был уверен, что сможет вытянуть из нее ценные сведения, если заставит ее говорить.

Лежа на измятых простынях, прекрасная Моник смотрела на Франсиса с томным и одновременно бесстыдным выражением, смягчающим женские лица после объятий. Однако за ее гладким лбом метались такие мысли, что Коплан содрогнулся бы, сумей он их прочитать.

Когда Мейер преследовал какую-то цель, он выкладывался полностью. Он нашел Коплана в Сан-Хуане благодаря взяткам, данным, сотрудникам пуэрто-риканской полиции, которая всегда была чувствительна к такого рода аргументам.

Около шести часов, после забав, на которые вдохновляло прекрасное тело молодой женщины, Коплан посчитал, что пора составить программу на вечер.

— Ты знаешь Сан-Хуан? — спросил он, одеваясь, с зажженной сигаретой в углу рта.

— Довольно хорошо… А что?

— Что ты скажешь об ужине в кабаре?

Моник, сидя на краю кровати, надевала трусики. Она мечтательно согласилась:

— Это было бы очаровательно. Я очень хорошо представляю себе, куда мы могли бы пойти…

— Своди меня туда, — сказал он, щуря левый глаз, раздражаемый дымом.

Через полчаса они вышли из отеля. На пороге Моник достала из своей сумочки мундштук из слоновой кости, дунула в него, чтобы вычистить пыль, и вставила «Кэмел». Франсис протянул ей зажигалку, потом беззаботной походкой они направились к центру города.

Они гуляли больше часа. Темнело, и одна за другой зажигались светящиеся вывески.

Франсис был уверен, что у Моник не было возможности позвонить по телефону. С утра они не расставались даже на минуту.

Он безобидно подшучивал над Моник, поскольку та, кажется, забыла, где находится ресторан, в котором они должны были ужинать. Однако они наконец нашли это заведение, вертикальная вывеска которого висела над освещенным, украшенным зелеными растениями входом.

— Мы пришли, — сказала она, указывая на сияющую вывеску: «Кубан Мамбо».

Войдя, они сразу услышали отрывистые звуки ударных, покрывающие тягучую мелодию гитар, скрипок и кларнетов.

В свете, падавшем из нескольких умело расставленных ламп, была видна танцевальная дорожка, окруженная столиками, по большей части занятыми. В общем, обстановка была как в самом обычном заведении этого типа: ничего общего с вертепом. Несколько профессионалок высокого класса с манерами женщин-вамп добавляли чуточку «веселого Парижа», без которой самый дешевый кабачок такого рода счел бы себя пришедшим в упадок.

Моник и Франсис сели рядом на скамейку, стоявшую вдоль одной из стен. Таким образом Коплан достигал сразу двух целей: сидеть как можно ближе к Моник и следить за обстановкой, не боясь подвергнуться нападению со спины в случае отключения света.

Краски лица Моник усиливал розовый свет, она была прекрасна. Она была в отличном настроении и смеялась шуткам Франсиса, открывая свои великолепные зубы.

Эта игра в кошки-мышки продолжалась весь вечер без малейшего намека на основные заботы обоих.

Они ужинали, танцевали, аплодировали номерам, пили шампанское, как настоящие любовники, пьяные от удовольствий. Моник ни разу не пыталась отлучиться под каким-либо предлогом, хотя Коплан ждал этого с минуты на минуту.

Наконец он счел странным, что она не пытается связаться со своими сообщниками… Коплана осенила мысль, что Моник ни на секунду не оставляет его, чтобы он не воспользовался случаем для побега.

Они танцевали, прижавшись, так тесно обнимаясь еще и потому, что Коплан намеревался воспользоваться ею как щитом, если возникнет опасность.

Неожиданно он сделал странное открытие: среди посетителей он заметил троих мужчин, сидевших довольно далеко друг от друга, хотя они имели общую особенность.

Первый — европеец с острым носом, на котором сидели очки, — своим праздничным видом показывал, что редко бывает в подобных заведениях. Второй — пуэрториканец, смутно напоминал Кристо Валиенте: то же хрупкое сложение, та же неизменная гримаса на лице. Что касается третьего, красавчика, одетого с излишней элегантностью, то он смотрел скучающим взглядом на латиноамериканский оркестр.

Странная вещь: все трое были глухими… Только наметанный взгляд Коплана мог заметить эту деталь, потому что мембрана слухового аппарата была засунута глубоко в ухо, а провод, спускавшийся под лацканом пиджака, был практически незаметен.

Трое глухих в одном ресторанчике — это слишком. А когда каждый из них, не скрывая скуки, сидит перед бутылкой шампанского в одиночестве в течение двух часов, это становится подозрительным. Затерявшиеся в толпе посетителей, они вполне могли остаться незамеченными. Но чувства Коплана были обострены, поскольку он знал, что над ним висит дамоклов меч.

Не выражая ничего, кроме нежной пылкости, он еще крепче обнял полное неги тело Моник. В некоторых обстоятельствах он имел ценное качество смотреть не туда, куда, казалось, были направлены его глаза…

Прижавшись к нему, Моник — воплощенное сладострастие — повисла у него на руках. Она испытывала тайную радость при мысли о Рикардо, следившем за ней с мрачной яростью. Ее движения были воплощением плотского зова.

— Не особо усердствуй, — шепнул ей на ухо Коплан. — Я ведь не деревянный.

— Да? А я думала, что это именно так, — возразила она, еще сильнее прижимаясь к нему.

Но музыка замолкла, и они вернулись за свой столик, выпили шампанского, чтобы утолить жажду. Моник взглянула на часы.

— Половина первого! — воскликнула она. — Ты не думаешь, что нам лучше вернуться?

Огонек, горевший в ее глазах, превращал простое предложение в обещание любовных радостей.

— Я только этого и жду, — уверил он.

Он поискал глазами метрдотеля, пока Моник вставляла в свой мундштук последнюю сигарету.

Коплан заметил, что один из глухих оплатил свой счет и собирается уходить. Это был самый маленький из троих, тот, который напоминал Кристо Валиенте. Коплан увидел, как он встал и направился к занавесу, закрывавшему вход.

Моник смотрела в зеркальце своей пудреницы, равнодушная к шуму кабаре.

Франсис получил счет, положил на тарелку две двадцатидолларовые купюры, убрал в карман полученную сдачу и подождал, пока молодая женщина закончит. Они встали и пошли к выходу, пробираясь между столиками.

Когда они зашли за занавес, Коплан спросил:

— Пешком или на такси?

— Пешком, — выбрала Моник. Коплан взял ее за локоть и сказал:

— Пошли…

Вдруг его брови нахмурились. Он отпустил Моник и буркнул:

— Черт! Я забыл сигареты и зажигалку. Подожди меня секунду.

Не дав ей времени ответить, он вернулся в зал, столкнувшись с мужчиной неопределенного возраста, стоявшим за занавесом. Пробормотав извинение, Коплан прошел мимо него и направился к столику, который только что оставил. Он взял вещи, «забытые» им на скатерти, потом, вместо того чтобы пройти к выходу, побежал к туалету. По пути он посмотрел, на месте ли двое других глухих, и увидел, что столики их свободны. Опасность становилась яснее.

Не теряя ни секунды, он прошел по коридору, открыл дверь с табличкой «служебное помещение» и оказался на кухне, нос к носу с пузатым поваром.

— Где можно выйти? — спросил он резким тоном. Одновременно он оттолкнул ошеломленного человека, больше возмущенного, чем удивленного вторжением в его епархию. Решительный вид и мощное сложение визитера сразу отмели возможность возражений, которые хотел высказать повар.

— Э… туда, — указал он пальцем.

Коплан отодвинул его рукой и направился в указанном направлении. Другие члены персонала подняли на него удивленные глаза, но он прошел так быстро, что никто не успел задать ему глупых вопросов.

Он толкнул вторую дверь, прошел по другому коридору и, оказавшись перед железной дверью, отодвинул щеколду. Дверь открылась на темную улочку. Коплан спустился на ступеньку и закрыл за собой дверь. Оказавшись на узкой, плохо замощенной улочке, он внимательно осмотрелся, потом бесшумно метнулся к более широкой улице, которая виднелась метрах в тридцати.

Глава XI

Коплан шел в тени высоких фасадов, обдумывая, как воспользоваться этой ситуацией. Если он найдет в конце улицы такси, он вскочит в него, чтобы потом вернуться к Моник, которая, должно быть, теряла терпение перед главным входом в «Кубан Мамбо». Он будет следить за ней, пока она не встретится со своими сообщниками. Дело нескольких секунд…

Когда он был примерно в десяти метрах от угла, инстинкт заставил его прижаться к стене: в конце улочки была видна фигура одного из трех глухих — самого маленького, ушедшего первым.

Сунув обе руки в карманы пиджака, Мануэль стоял на углу улочки, даже не думая посмотреть в сторону Франсиса. С сигаретой, прилипшей к губе, он небрежно прислонился к фонарному столбу.

Коплан пошел назад, прижимаясь к стене. Другой конец улицы казался более походящим. Он слышал близкий шум Уличного движения, что составляло контраст с пустынным и мрачным видом того переулка, куда он выбежал.

Франсис боялся, что Моник, охваченная подозрениями, не станет дольше ждать его… Он прибавил шаг, миновал железную дверь, из которой вышел, и поспешил к другому концу улочки, дважды обернувшись. Тип, стоявший у фонаря, так и не пошевелился.

Когда Коплан был всего в нескольких метрах от угла, он из предосторожности замедлил шаг: он не собирался выходить из темноты на улицу, не убедившись, свободен ли путь.

Он узнал это прежде, чем дошел, потому что на противоположном тротуаре появилась вытянутая тень, и за ней тут же возник человек высокого роста, в котором Коплан узнал второго глухого — красавчика с бархатными глазами.

Эти мерзавцы не были новичками и работали быстро… Они занимали места, как пешки на шахматной доске, с безупречней точностью, как будто им подавали сигналы с вертолета.

Быстрота, с которой ему перерезали путь — меньше чем через две минуты после его возвращения за сигаретами, — показывала, что они не оставляли места для его инициативы или для случайностей.

Рубашка Коплана прилипла к спине. На минуту у него возникло чувство удушья.

Он трезво просчитал свои шансы. Оба конца переулка были блокированы. Что касается главного входа, его должен охранять третий тип, в этом Франсис был абсолютно уверен…

Если оставалась возможность бежать, то по верху.

Пока Рикардо ходил туда-сюда, Коплан вернулся к железной двери, взялся за засов и открыл тяжелую створку.

— Стойте где стоите и поднимите руки! — приказал донесшийся из темноты голос, и в метре от его груди появился пистолет крупного калибра.

Захваченный врасплох, Франсис подчинился. Легкая дрожь подняла волосы у него на затылке. Он не видел своего противника, стоявшего в коридоре, еще менее освещенном, чем улочка.

Готовый отпрыгнуть вправо или влево и побежать зигзагами, чтобы помешать прицелиться, он бросил быстрый взгляд по сторонам, но сделать ничего не успел. Оба пуэрториканца, дежурившие в обоих концах улочки, как будто получив приказ, пошли к нему; у каждого был пистолет.

Большая американская машина медленно повернула и въехала в проход между домами. Все происходило, как в дурном сне, но с поразительной синхронностью.

Коплан вдруг вспомнил похищение на перекрестке О-Вив.

Он попал в ту же ловушку, которую поставили неизвестному в От-Пирене. И заманила его, как и того, Моник…

Если бы он сделал хоть одно движение, его могли изрешетить из трех пистолетов, наставленных на него. Он понял, что единственным способом выкрутиться мог стать только отказ от всякого сопротивления.

Мануэль и Рикардо посторонились, чтобы дать «доджу» возможность остановиться против коридора. Сидевший за рулем Кольбе открыл изнутри дверцу. Из темноты вышел Мейер с «кольтом» в руке. Он заставил Франсиса отступить.

Рикардо сделал шаг назад и, развернувшись на четверть оборота, саданул Коплана фантастическим ударом правой, в который вложил всю ярость, накапливавшуюся в нем с утра.

Франсису показалось, что ему на голову упал дом. Он рухнул в бездонный колодец.

Пощечина привела Франсиса в сознание. Ему показалось, что его обливают из шланга, но, открыв глаза, он увидел, что на него льют воду из сифона.

Он встряхнулся, хотел стереть воду, залившую ему глаза, и почувствовал, что руки его связаны за спиной.

В комнате было много народу… Моник, тип, которого Франсис мельком заметил в коридоре кабаре и который держал его под прицелом, и три обладателя слуховых аппаратов.

Кстати, к ним, кажется, вернулся нормальный слух, потому что у всех троих левое ухо было свободно от микрофона.

Моник с высокомерным видом сидела в кресле и не обращала на него никакого внимания. Остальные, напротив, собравшись полукругом у стула, к которому был привязан Франсис, следили за тем, как он приходит в себя.

Коплан скривился, чтобы оценить повреждения, нанесенные его челюсти. Глухая боль пронзила его от зубов до виска.

— Ну, очнулись? — спросил Мейер с фальшивым добродушием.

Коплан посмотрел на него и узнал типа, которого он толкнул у занавеса, когда возвращался в ресторан.

— Нормально, — ответил он. — А вы как?

— Неплохо, спасибо, — сказал Мсйер. — Я давно хотел поговорить с вами тет-а-тет.

— Взаимно, можете мне поверить. Спасибо, что направили ко мне столь очаровательную посланницу.

Он указал на Моник подбородком и впервые показал, что знает ее настоящее имя:

— Мадемуазель Лери — девушка с большим будущим.

Рикардо побледнел. Он сжал кулаки и хотел ударить Франсиса, но Мейср помешал ему:

— Спокойнее, Рикардо. Не омрачай последние минуты нашего гостя. Кольбе займется им немного позже.

— Кстати, сколько времени? — поинтересовался Франсис.

Мейер посмотрел на часы.

— Два часа ночи. Вы торопитесь?

— Да, — подтвердил Коплан. — А еще я хочу пить. Мейер улыбнулся и подмигнул Кольбе:

— Дайте ему виски, прежде чем у него появится шанс выпить все Карибское море.

Мануэль сел на диван. Опустившись в кресло, Рикардо с нахмуренным лицом чистил ногти. Несмотря на их вид профессиональных убийц, эти двое беспокоили Коплана гораздо меньше, чем тот, кого звали Кольбе. Тот поднес к его губам стакан с виски с довольно неприятной предупредительностью. Несмотря на его совершенно заурядную внешность, в этом типе чувствовалось что-то чудовищное. Он вполне мог оказаться убийцей-садистом, который всегда остается незамеченным и пользуется прекрасной репутацией до самого дня казни.

Веревки, стягивающие щиколотки и запястья Франсиса, врезались ему в тело при малейшем движении.

Мейер закурил сигару, выпустил длинную струю дыма и удобно устроился в своем кресле.

— Меня интересует, — заявил он неторопливо, — почему вы до сих пор находитесь в этом мире. Что стало с нашим другом Кристо?

— Я тоже спрашивал себя об этом, — ответил Франсис с удивленным видом. — Я бы хотел потребовать у него объяснений по поводу двух убийств, совершенных им.

— Значит, вы его видели?

— Честно говоря, очень плохо. Однажды вечером он вежливо подошел ко мне с ножом в руке. Возможно, я ошибся относительно его намерений, но я начал с того, что швырнул его в кусты.

Лицо Мейера выразило искреннее восхищение. Мануэль наклонился вперед и прошипел:

— Он врет! Никто в мире не может справиться с Кристо, когда он нападает…

— Простите, я этого не знал, — сказал Франсис, слегка наклонив голову.

— И что потом? — осведомился Мейер.

— Потом он, не очень довольный, вернулся к делу. Я швырнул его на землю, но, когда хотел добить, он ушел у меня сквозь пальцы, как угорь, и удрал.

— Вы меня удивляете, — сказал Мейер. — Вы уверены, что он не арестован?

Коплан понял, что именно этот пункт беспокоит их. Если Кристо попал в руки полиции, его могли заставить заговорить. И наоборот: если бы Мейер был уверен, что его головорез покончил с собой, избежав тем самым ареста, он бы почувствовал огромное облегчение.

— К моменту моего отъезда, во всяком случае, его не взяли, — уверил Франсис. — Но я вам гарантирую, что его активно искали.

В комнате ненадолго установилась тишина. Все они думали, что поимка слишком любопытного полицейского, проследившего за Моник, положит конец их тревогам, но откровения Франсиса только усилили их страх.

Мануэль снова заговорил своим скрипучим голосом.

— Он врет, — повторил он. — Если бы Кристо был свободен, он бы дал нам знать о себе, если он не предупредил меня, своего брата, значит, он умер. Он никогда не попадет в их лапы живым!

Внезапно в разговор вмешалась Моник:

— Не верьте ни единому его слову, это самый лучший притворщик, какого я встречала! Весь день он вел себя так убедительно, что я почти поверила… а он знал мое настоящее имя с самого начала! Бьюсь об заклад, что он пытается провести нас.

Мейер встал. Он принял решение. Не глядя на пленного, он распорядился:

— Нам лучше покинуть Пуэрто-Рико на некоторое время, сменить имена и местопребывание штаб-квартиры. Моник и Рикардо, вы поедете вместе со мной на «Марию-Кристину» с вашим багажом. Кольбе и Мануэль присоединятся к нам позднее, вместе с пленным. Кольбе, сделайте ему укол, чтобы он стал транспортабельным. Присоединяйтесь к нам сразу, как только соберете ваше снаряжение. Экипаж яхты заступает на службу в шесть часов утра, и мы сразу же поднимем якорь.

Глава XII

Сидя на стуле, Коплан изо всех сил старался придумать способ выиграть время.

Связанный и находящийся во власти двух мерзавцев, которые были вооружены и собирались вколоть ему наркотик, Франсис должен был иметь большое упрямство, чтобы не признать себя побежденным.

Кольбе достал из шкафа свое оборудование и тщательно приготовил шприц. Держа револьвер на коленях, Мануэль смотрел на него.

— Могли бы вы мне объяснить, по какой таинственной причине ваш шеф умышленно сунул Кристо в западню? — спросил вдруг Франсис совершенно спокойно.

Оливковое лицо Мануэля повернулось к нему, глаза сузились, а губы поджались. Он мрачно улыбнулся.

— Не пытайтесь блефовать с нами, это не пройдет! — уверил он.

— Зачем? — непринужденно спросил Коплан. — Моя судьба решена, я не строю иллюзий. Но мне доставило бы удовольствие понять деталь, сбившую меня с правильного следа в самом начале. Ладно, не будем больше говорить об этом.

Кольбе нажал на поршень шприца и выпустил тоненькую струйку жидкости. Мануэль сунул свой пистолет во внутренний карман и встал с дивана, чтобы подойти к Франсису.

Неожиданно он буркнул:

— Почему вы думаете, что именно Мейер поставил Кристо в трудное положение?

— Цианид, — сказал Коплан.

Густые брови пуэрториканца сдвинулись.

— Какой цианид?

Кольбе отломил кончик ампулы и резким голосом произнес:

— Не слушай его брехню, Мануэль! Он пытается нам слепить…

— Минуту, — сказал Мануэль. — Это меня интересует. Если кто может сообщить мне о судьбе Кристо, то только он. — И снова обратился к Коплану: — Какой цианид?

— Который он проглотил. На самом деле Кристо просто умер. Вместо того чтобы убежать, как я вам рассказал, он разгрыз ампулу. От человека можно избавиться разными способами, особенно когда спекулируют на его принципах.

Кольбе с жестоким выражением на лице подошел к Франсису. Он держал шприц указательным и средним пальцами, а большой лежал на поршне.

— А ну, вали отсюда! — приказал он пуэрториканцу.

С быстротой молнии Мануэль выхватил пистолет и прицелился в немца.

— Больше ни шагу! — приказал он хриплым голосом. — Я хочу услышать, что этот тип может рассказать. Отойди!

Кольбе слишком хорошо знал Мануэля, чтобы не принять это предупреждение всерьез. Он сделал шаг назад и пробурчал:

— Не будь идиотом, мы теряем время.

— Может быть, но веди себя спокойно. Сядь. Коплан усмехнулся:

— Да, он был бы рад заткнуть мне рот! Он терпеть не может намеки на цианид.

Теперь глаза Мануэля вспыхнули. Его взгляд переходил с Кольбе на пленного, но ствол пистолета, наставленный на немца, не отклонился ни на миллиметр.

— Говори, — буркнул он, обращаясь к Франсису. — Что случилось?

— Спроси об этом его, — посоветовал Коплан, указывая кивком на Кольбе. — Он лучше меня знает, почему Кристо довели до самоубийства!

Взгляд Мануэля остановился на Кольбе, а палец напрягся на спусковом крючке.

В наступившей тишине Коплан издал короткий и жуткий, нечеловеческий крик. От неожиданности Мануэль непроизвольно нажал на спусковой крючок. Сухо прозвучал выстрел; из ствола вырвалось пламя, и пуля вошла в лоб немца.

Нагнув голову, Коплан буквально взлетел вместе со стулом. Отчаянным толчком связанных ног он толкнул себя на пуэрториканца; его девяносто килограммов ударили худенького пуэрториканца под ребра. Оба тяжело упали на ковер, покатились, натыкаясь на мебель. От удара Мануэль выпустил свое оружие.

При связанных руках и ногах Коплан имел только два козыря; голову и вес. Он использовал оба с энергией бешеного зверя, раздавливая хрупкого противника под собой. Скатившись на бок, он выбросил свои связанные ноги в лицо Мануэля, потом встал на колени, что было силы ударил его головой в живот, слегка приподнялся и вонзил зубы в его горло, в то время как тот, вцепившись ему в волосы, отчаянно тянул их назад, чтобы разжать мертвую хватку. Но это продолжалось всего несколько секунд: руки его обмякли.

Коплан разжал челюсти, с трудом поднялся и сплюнул: по его подбородку текла густая и теплая жидкость. Он глубоко вдохнул, успокаивая тошноту, поднимавшуюся у него в желудке, и осмотрел комнату затуманенным взглядом.

Мертвый Кольбе валялся на диване, очки свисали у него с уха, лицо было в крови. Под разжавшейся рукой лежал шприц, из которого вытекало содержимое.

Мануэль был страшен: его кожа принимала цвет слоновой кости, а на шее было отвратительное черное пятно.

Коплан почувствовал головокружение. Голова болела, как будто по ней били дубинкой. Удушающая тишина, установившаяся в этой комнате без окон, была более давящей, чем в могиле.

Ему понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя. Наконец, повернувшись спиной к Мануэлю, он нагнулся и стал обыскивать одежду пуэрториканца в надежде найти нож.

Его по-прежнему связанные за спиной руки делали неловкие движения.

Он разрывал швы, ощупывал ткань и наконец обнаружил рукоятку ножа с выкидным лезвием. Достав из потайного кармана этот предмет, он поднялся, нажал на пружину и выпустил лезвие.

Затем он бросил нож и повернулся посмотреть на него. Это было тонкое и острое оружие, которое должно было входить в тело, как в масло. Нож был хорошо отточен.

Он снова повернулся, присел, взял нож, потом, сев на пятки, стал перепиливать веревки, стягивающие ему щиколотки. Когда это было сделано, он зажал рукоятку между пятками и стал водить по лезвию веревками на запястьях.

Наконец он освободился от веревки и сбросил обрывки, встал, поправил неполадки в своем туалете и начал очень быстро обыскивать виллу.

Он вытаскивал ящики, опустошал шкафы, взламывал замки, вышибал запертые двери.

Единственное, что он обнаружил, был арсенал: четыре автомата, два карабина, охотничье ружье, полдюжины гранат. Возможно, на это снаряжение и намекал Мейер перед уходом.

На всякий случай он взял из этого склада два пистолета и две небольшие гранаты; принимая во внимание характер беседы, к которой он готовился, это могло стать полезным.

Обыск убедил его, что ключ к разгадке тайны находится на борту яхты. Она должна уйти на рассвете, а было только три часа ночи.

Коплан без всякого труда вошел в гараж. Там стоял великолепный «паккард».

Он стал искать систему открывания двери, но не мог обнаружить кнопку. Он быстро осматривал стены, ярко освещенные электрическими лампами.

Действительно, было слишком глупо ходить взад-вперед в этом запертом помещении. В ярости он подумал, не стоит ли выбить дверь «паккардом». И вдруг он вспомнил, что в Америке двери в гараж открываются по радио из автомобиля.

Он открыл дверцу, сел за руль, включил радио, завел мотор. В его еще болевших висках сильно стучала кровь, когда он нажал кнопку на приборной доске.

Он увидел, как поднимается дверь, и испытал большее облегчение, чем когда придумал устроить ссору между Мануэлем и Кольбе…

Его нога медленно отпустила педаль тормоза, в то время как свежий воздух погладил ему лоб: дверь полностью поднялась.

«Паккард» тихо покатил по цементной дорожке, выехал на проспект и набрал скорость.

Доехав до частного порта, Коплан бросил машину и остаток пути прошел пешком.

Он не знал, где стоит «Мария-Кристина», но это было не так важно. Корабль должен был иметь немалое водоизмещение, поскольку Мейер говорил об экипаже, который должен прийти на борт в шесть часов утра. Когда на яхте есть экипаж, она не просто катерок.

Коплан шел по причалам, залитым лунным светом, стараясь не выходить из тени ангаров. Примерно минут через десять он заметил совершенно белый корабль с благородными контурами, возвышавшийся над маленькими прогулочными корабликами. Свет, пробивавшийся через занавески двух иллюминаторов, показывал, что на борту этой прекрасной яхты не спят.

Он проверил название, написанное на корме; когда он убедился, что именно эта яхта служит штабом Мейеру, он спрятался в темном углу и стал ждать.

Рикардо и Моник раскладывали содержимое своих чемоданов по шкафам каюты, которую обычно занимали во время круизов.

Любовники не разговаривали. Атмосфера была напряженной. Моник догадывалась, что Рикардо в ярости и молчит только потому, что Мейер не допускает ссор в своем присутствии, а дела шли не настолько хорошо, чтобы можно было нарушить его приказ.

Разложив одежду по шкафам, они прошли в салон. Там уже был Мейер. Он курил, с трудом скрывая нетерпение.

Когда парочка села, шеф сказал:

— Я же велел им поторопиться… Они должны уже быть здесь.

Моник, чьи глаза были окружены темными кругами от усталости, скрыла зевок… После умственных и физических перегрузок, перенесенных ею за последние пятнадцать часов, она хотела только одного: спать.

— Скоро придут, — сказала она на всякий случай.

— Кольбе всегда был пунктуальным, — произнес Рикардо глухим голосом. — Он должен был уколоть легавого, собрать чемоданы и взять оружие. Все это занимает немало времени.

— Их двое, — возразил Мейер. — Мы здесь уже час, а ведь ехали мы не очень быстро.

— Может быть, француз попытался врать? — предположила Моник. — Если только Мануэль не решил немного повеселиться.

Мейер сбросил пепел с сигары. Его недовольство росло.

— Когда я приказываю, никакого веселья. Эти дураки не понимают опасности, которой подвергаются, оставаясь на вилле.

— Какой опасности? — удивленно спросил Рикардо. Мейер посмотрел на пуэрториканца с состраданием, как обычно смотрят на слабоумных.

— Предположим, что француз не один. Предположим, что у него были контакты с полицией Сан-Хуана. Что произойдет, когда они заметят, что он не вернулся в свою гостиницу?

Рикардо, опустив свои бархатные глаза, осмелился ответить:

— В любом случае он не мог ничего рассказать о нас. Он знает только Моник.

— Да! — язвительно отозвался шеф. — Но двести человек видели их вместе в «Кубан-Мамбо», а когда Моник поняла, что он от нее удрал, она не нашла ничего лучшего, как вернуться прямо на виллу. На такси, ко всему прочему! Все равно что громко прокричать наш адрес.

И более спокойно добавил:

— Если бы она так же хорошо шевелила мозгами, как вертит задницей…

Пуэрториканец сделал усилие, чтобы не броситься на Мейера. Но глубоко вздохнул и смолчал.

Мейер снова посмотрел на часы: половина четвертого.

— Это нормально… — вдруг сказал он. — Рикардо, мы поедем на виллу. Я, как обычно, прикрываю вас. Не садитесь в машину, пока я не дам сигнал. Когда будете на месте, прежде чем входить, примите меры предосторожности. Поехали.

— А я? — спросила Моник.

— Вы, — зло сказал Мейер, — вы останетесь здесь, и, если мы не вернемся через час, вам останется только пустить себе пулю в висок. Ясно?

Молодая женщина впервые по-настоящему испугалась. Она еще никогда не видела шефа в таком состоянии.

От него всегда исходила твердая уверенность, даже когда другие были встревожены. У него появлялись запасные варианты, едва только что-то срывалось. Но сейчас он потерял хладнокровие.

Рикардо вставил микрофон слухового аппарата в правое ухо, спрятал провод под лацкан пиджака и нажал кнопку на маленькой коробочке, лежавшей в кармане его шелковой рубашки.

Он поиграл своим пистолетом, потом вопросительно посмотрел на Мейера.

Тот кивнул.

Пуэрториканец взялся за поручни лестницы и стал подниматься по ступенькам, не сделав Моник ни малейшего знака. За ним последовал Мейер. Моник рухнула на подушки дивана и обхватила голову обеими руками.

Коплан скрывался в тени ангара, и ему уже порядком надоело ждать.

Несколько раз он чуть не выскочил из своего укрытия, чтобы подбежать к яхте, но каждый раз здравый смысл удерживал его от этого безумного шага. Единственным выходом было принять старую как мир тактику: уничтожать противника по частям, избегая столкновений с его объединенными силами. Не дождавшись опоздавших, Мейер неизбежно пошлет своего подручного на виллу.

Наконец терпение Коплана было вознаграждено. Он увидел свет на палубе яхты. Пригнувшись, он спрятался за кучей ящиков, не теряя из виду атлетическую фигуру человека, спускающегося по трапу.

На палубе остался свет, и это навело Коплана на мысль, что второй — наверняка Мейер — стоял на палубе и наблюдал, как уходит его подручный.

Коплан был очень осторожен. Он знал, что эти люди могут поддерживать между собой связь на расстоянии, и никто об этом не догадывался. Синхронность действий бандитов, захвативших его позади «Кубан Мамбо», была неоспоримым подтверждением этого.

Поэтому он не стал двигаться и ограничился наблюдением за уходившим Рикардо.

Неожиданно произошло нечто, крайне поразившее Коплана и поставившее под вопрос все его планы.

Рикардо прошел метров пятьдесят и собирался свернуть за угол ангара, чтобы направиться к ближайшей улице, когда какая-то фигура отделилась от тени и пошла по следам пуэрториканца. С борта яхты Мейер немедленно сообщил Рикардо, что за ним «хвост». Он поднес руку к губам, пробежал по трапу и поспешил на помощь Рикардо.

Тот был уже далеко, но было видно, как он резко обернулся и бросился на человека, шедшего за ним. Захваченный врасплох, тот инстинктивно отступил.

Неудачно спрятавшийся Коплан скорее догадался, чем увидел, что началась схватка. Но борьба Рикардо с его преследователем была короткой: вмешался Мейер.

Все продолжалось только несколько секунд. Неизвестный рухнул. Рикардо схватил его, дотащил до края причала и сбросил в воду. Затем они с Мейером сели в припаркованную невдалеке машину.

Ошеломленный неожиданным поворотом событий, Коплан не вышел из своего укрытия. Он совершенно ничего не понимал в этой истории, кроме того, что ему представился неожиданный случай без риска пройти на яхту. Моник не была опасным противником. Если Мейер и Рикардо доедут до города, у него впереди будет минимум четверть часа.

Не откладывая больше, он встал, пересек наискось пристань и ступил на трап с такой непринужденностью, как будто возвращался к себе домой. Он обогнул рубку, чтобы войти в дверь, из которой вышли Рикардо и Мейер.

Держа в правой руке пистолет, он поставил ногу на верхнюю ступеньку без особых предосторожностей. Если Моник ждала внизу, она должна была подумать, что возвращается Мейер.

На середине лестницы он остановился и внимательно прислушался. Он уловил приглушенные рыдания. Спустившись ниже, он подошел к дверям. За ними должна была находиться Моник: он слышал ее всхлипы…

Коплан положил левую руку на задвижку, открыл ее и распахнул дверь. Молодая женщина подскочила, как будто ее укусила змея. Ее мокрые глаза расширились, рот раскрылся, обе руки поднялись к сердцу. Она зачарованно смотрела на человека, стоявшего перед ней с саркастической улыбкой на губах и револьвером в руке.

— Здравствуй, моя красавица, — сказал Франсис приветливым тоном. — Ты рада меня видеть?

Если она и была рада, то никак этого не показала. Она, очевидно, задохнулась от изумления, потому что из ее горла не вышло ни одного звука.

Глаза Коплана приняли странный металлический блеск, черты лица застыли.

— У меня нет времени на болтовню, — сказал он. — Отвечай быстро и правдиво. Кто был мужчина, похищенный на перекрестке О-Вив?

Моник вдруг охватила паника. Смертельно бледная, она открыла рот, пытаясь закричать, но Франсис схватил ее за горло. Он сжал достаточно сильно, потом залепил ей великолепную пощечину тыльной стороной ладони. Его твердые, как дерево, пальцы оставили четыре полосы на нежной коже перепуганной женщины.

— Не заблуждайся, — предупредил он. — Я не так весел, как сегодня днем. Ты должна заговорить немедленно.

На его волевом лице читалась безжалостная твердость, и, когда он сунул в карман пистолет, который до сих пор держал в руке, Моник поняла, что он забьет ее насмерть, чтобы заставить признаться.

Она прошептала:

— Его… его звали Грегор.

— Звали? Значит, он умер?

Она утвердительно кивнула головой.

— Почему это было так важно? Что он сделал?

— Он случайно разбил ампулу. Вызвал эпидемию…

— Брюшного тифа? — спросил Коплан, почти уверенный в ответе.

Моник подтвердила трясущимися губами.

В очередной раз Старик подчинился верному предчувствию, когда, извещенный дирекцией надзора за территорией, что полиция Лурда просит вмешательства спецслужб для расследования очень темного дела, отправил на место действия Коплана. Он сразу заподозрил возможность связи этого дела со странной эпидемией в Лионе, очагом которой стала одна казарма, потому что одновременное устранение трех безобидных прохожих выдавало тактику организации, решившей скрыть главное событие.

В серо-стальных глазах Коплана блеснула сдерживаемая ярость. Он сталкивался с ужасными изобретениями человеческого гения, знал о самых преступных видах деятельности, но считал бактериологическое оружие самым мерзким из всех.

— На кого вы работаете? — произнес он, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не растерзать Моник на клочки.

— Я… я не знаю… — пролепетала она бесцветным голосом, находясь на грани обморока.

Коплан ударил ее в челюсть левой рукой, и она растянулась на диване.

— Не двигайся, — приказал он грозно.

Моник закрыла лицо рукой. Похолодев, она сжалась, ожидая ледяного прикосновения ствола револьвера к затылку.

Но Коплан думал совсем о другом. Он хотел получить образцы бацилл, которые имела банда и которые могли вызвать катастрофу.

Он перевернул содержимое всех шкафов, обнаруженных в шести одноместных каютах, но не обнаружил ни малейшего признака образцов. Почти больной от нервного возбуждения, он вернулся в салон, где лежала Моник.

— Где образцы?

Молодая женщина приподняла голову. Прическа ее растрепалась.

— Какие образцы? — прошептала она.

— Один из вас должен иметь коллекцию стеклянных трубочек, оборудование для анализов, флаконы… Где все это?

Он выглядел так, что, казалось, вот-вот взорвется, несмотря на усилия сдержать свою ярость.

— В аптечке, может быть? — предположила она, указывая на шкаф.

Естественно! Он должен был сразу подумать об этом, вместо того чтобы рыться в комодах и платяных шкафах.

Он прыгнул к шкафу, открыл дверцы и увидел то, что искал по самым темным уголкам: ящичек с нарисованным на нем красным крестом, потом второй, где лежали микроскоп и сосуды разнообразных форм. Он осторожно взял ящичек, открыл оба крючка, запиравшие крышку, и поднял ее. Два ряда пробирок с приклеенными этикетками лежали на слое ваты.

Эта коробочка в сорок сантиметров в длину и двенадцать в ширину хранила в себе большую опасность, чем склад бомб. Здесь были собраны образцы самых жутких вирусов и бацилл.

Он закрыл ящичек, поставил его на стол и закрыл обе створки двери, затем, пристально глядя на Моник, вытащил платок, чтобы вытереть лоб и руки.

Его мозг лихорадочно работал, поскольку, несмотря на этот первый успех, оставались другие проблемы, требовавшие радикального решения: прежде всего надо было поместить эту коробочку в надежное место, потом взять Рикардо и Мейера и заставить их признаться, на кого они работают.

Кольбе и Мануэль сошли с дистанции: они зададут пуэрто-риканской полиции хорошенькую задачку, поскольку немец был убит пулей из пистолета другого мертвеца. Что касается Мануэля, отправившая его на тот свет рана скорее наведет на мысль о волке, чем о человеке; ведь последний обычно расправляется с врагом руками, а не зубами.

Но Моник представляла еще большую проблему: если он ее оставит, она поспешит предупредить Мейера и Рикардо, как только они придут. Если он ее ликвидирует, то лишится незаменимой свидетельницы.

Франсис подумал, что нужно заставить Моник пойти с ним. Он ее достаточно запугал, чтобы она не пыталась взбунтоваться.

Взяв коробку под мышку, он повелительно махнул рукой пленнице, но вдруг заметил, что выражение лица молодой женщины внезапно изменилось. Он резко повернулся и едва не выронил ящичек.

Неизвестный держал его под прицелом «маузера» калибра девять миллиметров.

Глава XIII

Коплан даже не подумал поднять свою свободную руку. Он не услышал ни малейшего скрипа, не заметил ни одного признака, всегда выдающих приближение человека.

Как этот тип смог спуститься по лестнице и открыть дверь так бесшумно?

Можно подумать, он материализовался в салоне, возник ниоткуда…

Моник казалась такой же ошеломленной, как и Коплан. Она тупо смотрела на вошедшего, спрашивая себя, кто он: еще один враг или неожиданный союзник.

У неизвестного было обветренное лицо, как бывает, когда большую часть жизни человек проводит на свежем воздухе. Его сильные челюсти, глубоко посаженные глаза и широкий лоб свидетельствовали об уме и упрямстве.

Он говорил нормальным тоном, как будто обращался к людям, давно ему знакомым:

— Поставьте эту коробку. Поднимите руки и отойдите.

Несомненно, он бы не изъяснялся иначе, если бы предложил им стакан рома, печенье или сигарету. Он него исходила спокойная уверенность; Франсис понял, что имеет дело с опасным, очень опасным противником.

Он подчинился, одновременно подсчитывая время, которое ему понадобится, чтобы выхватить пистолет и выстрелить. Тот как будто прочитал его мысли:

— Никаких необдуманных движений, предупреждаю вас. Мой револьвер стреляет, когда я отпускаю спусковой крючок…

Действительно, его палец до предела вжал спусковой крючок.

Коплан проглотил слюну.

Он отступил, сел возле Моник.

Мужчина подошел на три шага, откинул левой рукой крючки и посмотрел внутрь коробки, оставленной Франсисом. Явно довольный, он взял ее. Бросив едкий взгляд на пару, которую держал под прицелом, отступил к двери, зажал свою добычу под мышкой и, прислонившись к двери, сказал:

— Надеюсь, мы еще встретимся… Однако вам лучше отказаться от вашего плана. Берега Атлантики станут нездоровыми для вашей яхты.

— Э! Вы что, играете в жмурки? — спросил заинтересованный Коплан. — Это не моя яхта…

— Нет? Тогда передайте мой совет ее хозяину! Во всяком случае, выбирайте себе знакомых более разборчиво, мистер So and So[2].

Это выражение произвело на Коплана эффект молнии. Когда человек был уже в дверях, Франсис бросил:

— Секундочку… Это не ваш коллега нырнул в воду четверть часа назад?

Мужчина остановился, потом вернулся.

— С ним что-то случилось? — спросил он одновременно с любопытством, недоверчивостью и легкой угрозой в сузившихся глазах.

Коплан вздохнул свободнее. Он нашел разгадку.

— Боюсь, да, — ответил он. — Насколько я могу судить, его зарезали, прежде чем сбросить в воду, но мне было плохо видно.

Неизвестный вздохнул через стиснутые зубы. Новость поразила его настолько, что поколебала его флегматичность.

— Почему вы мне это говорите, мистер? — спросил он, прищурив левый глаз.

«Чтобы выиграть время», — мысленно ответил Франсис, но вслух сказал:

— Потому что полагаю, что это вас интересует. У вас могли возникнуть сомнения в пунктуальности вашего коллеги…

Вдруг ночную тишину нарушили хлопки дверей машины. Сердце в груди Коплана подскочило: Мейер и Рикардо вернулись с виллы.

Моник тоже поняла.

Что касается неизвестного, он, очевидно, ожидал этого, поскольку действовал быстро. Он закрыл дверь, прислонившись к которой он стоял, и сказал, отступая:

— Оставайтесь оба там, где стоите, и не пытайтесь предупредить своих друзей, пока они не спустятся в салон.

Он встал под ступеньками лестницы так, чтобы остаться невидимым для тех, кто войдет.

Машинальным движением Моник взяла свой мундштук и поднесла его к губам, но, прежде чем она закончила свой жест, Коплан схватил ее за запястье и вывернул его. Мундштук упал.

— Трюк с ультразвуковым сигналом закончен, — сказал он.

Потом, обращаясь к человеку, спрятавшемуся под лестницей, он произнес тихим, но четким голосом:

— Внимание, старина. Под угрозой моя жизнь, а не ваша. Выбирайте себе мишень повнимательнее. Я достаю оружие.

С дерзостью, поразившей неизвестного, он спокойно достал из кармана пистолет, потом схватил Моник и, поставив перед собой, ткнул ее в спину стволом.

— Лишний взмах ресницами, и ты покойница, — шепнул он. — Стой спокойно.

На палубе послышались торопливые шаги. Кто-то ступил на первую ступеньку, потом, держась за поручень, довольно быстро спустился, а за ним шел другой.

Внизу Моник увидела сначала ноги, потом живот и, наконец, торс Рикардо. Пуэрториканец, интуитивно насторожившийся, хотел остановиться, но Мейер толкнул его в спину, и оба они оказались внизу лестницы. Голос Коплана прозвучал из-за Моник:

— Идите оба вперед. И не заставляйте меня стрелять через вашу очаровательную подружку.

Окаменев, пришедшие увидели, как он распрямляется: голова возвышалась над головой Моник, а стволы двух пистолетов высунулись по бокам женщины.

Но куда больше наставленных пистолетов их поразил факт, что они оказались лицом к лицу со своим бывшим пленником.

Они уже знали, что он бежал с виллы, оставив два трупа, но то, что у него хватило хладнокровия прийти на яхту, выходило за рамки их понимания.

Прозвучавший сзади короткий приказ буквально поднял дыбом их волосы.

— Руки вверх, джентльмены!

Они непроизвольно обернулись, чтобы посмотреть, откуда шел этот приказ, и увидели неизвестного, крепко стоявшего на широко расставленных ногах и смотревшего на них так, словно они были содержимым выгребной ямы.

И вдруг Коплан засмеялся самым натуральным смехом. Его руки опустились, пистолеты повисли, как ненужные игрушки.

Он отодвинул Моник локтем, бросил оружие на диван и подошел к Рикардо и Мейеру небрежным шагом.

— Признавайтесь, что вам повезло, — смеялся он. — Уверен, что пять минут назад вы бы отдали целое состояние, чтобы найти меня, а теперь мы встретились… бесплатно.

Он отвернулся от них, и взгляд его остановился на неизвестном, державшем их на прицеле.

— Спасибо, мистер, — сказал Франсис. — Они ваши, я их вам дарю, но прежде, чем вы их уничтожите, я бы хотел прояснить некоторые вещи и заплатить долги.

Мейер был бледен как мертвец. Внезапное крушение всех надежд всего через два часа после того, как он счел, что продолжает оставаться хозяином положения, стало для него жестоким ударом.

Он даже не пытался защититься или придумать какой-либо отчаянный маневр, чтобы уйти от судьбы; ни мускулы, ни мысли его больше не слушались. Он был оглушен, уничтожен, но инстинкт предупреждал, что ему угрожает непосредственная физическая опасность.

Рикардо выглядел не лучше. Рот приоткрылся, от лица отхлынула кровь.

— А что вы хотите узнать? — осведомился неизвестный, отставивший ящичек.

Он, кажется, понял, какая игра шла между Копланом и тремя остальными. Он ничуть не возражал против всеобщей очной ставки, которая только помогла бы прояснить роли.

— Сначала я их разоружу, — сообщил Франсис. — Так нам будет удобнее разговаривать.

Он обыскал Рикардо и Мейера и изъял у них целый арсенал, который рассовал по своим карманам, потом с внезапной резкостью схватил обоих за галстуки и с силой стукнул их головами о перегородку.

— На колени! — приказал он. — И не опускайте руки. Его взгляд перешел на Моник:

— Ты тоже!

Она покорно подчинилась.

Когда троица заняла это неудобное положение, Коплан повернулся к невозмутимому неизвестному, чей «маузер» следил за действиями остальных, как автоматическая батарея ПВО следит за самолетом.

— Давайте сядем, — предложил ему Франсис. — Прежде чем выслушать их, я должен поговорить с вами. Было бы лучше, если бы вы сразу признались, что являетесь сотрудником британской разведки.

Красноватое лицо англичанина стало кирпично-красным. Его самообладание никак не могло остановить приток крови.

— О! — произнес он, округлив рот. — А какова ваша роль в этом деле?

— Сейчас объясню, но, если бы я раньше догадался, что вы идете по их следам, это избавило бы меня от неприятностей. Который час?

Англичанин посмотрел на часы, потом, дважды кивнув головой, ответил:

— Без четверти четыре. Мак-Брайд.

— Спасибо. Франсис Коплан. Как поживаете?

Мак-Брайд слегка поклонился и стал ждать продолжения. Коплан в нескольких фразах рассказал ему все — от тройного убийства в Лурде до своего приезда в Сан-Хуан.

Он рассказал, при каких обстоятельствах был захвачен Мейером и его бандой и как смог бежать, не узнав, однако, какие цели преследовали эти негодяи.

Всего за несколько секунд до появления англичанина он узнал, что речь идет о бактериологическом оружии. Если бы Мак-Брайд не вмешался, он бы сначала спрятал коробку с образцами, а потом уничтожил бы банду, предварительно узнав, кто является ее подлинным руководителем.

Во время рассказа англичанин кивал, как будто эти сведения совпадали с результатами его собственных поисков. Когда Коплан закончил, он задумчиво посмотрел на него и спросил:

— А как вы узнали во мне агента Интеллидженс Сервис? Вы невероятно рисковали, достав свое оружие…

Франсис отрицательно покачал головой:

— Будем логичны: пока слежу за «Марией-Кристиной», я вижу, как какой-то человек начинает преследовать Рикардо. Мейер замечает это одновременно со мной и предупреждает своего подручного сигналом ультразвукового свистка…

Прочитав на лице Мак-Брайда удивление, Коплан пояснил:

— Да, все они имеют слуховые аппараты для глухих, хотя прекрасно слышат. Это особо чувствительный приемник, распознающий сигналы, которые не может уловить ухо. Передатчик — маленькая трубочка в мундштуке или аналогичном предмете. Этим способом они переговаривались с помощью кода даже в очень оживленных местах, а никто вокруг не слышал ни малейшего звука. Так они координировали свои действия в «Кубан Мамбо», хотя сидели очень далеко друг от друга, и смогли перекрыть мне все выходы, когда Мейер понял, что я убежал от них. Короче…

Коплан порылся в карманах, ища сигарету, но ничего не нашел, взял сумочку Моник и достал из нее пачку «Кэмел». Он закурил и продолжил:

— …короче, Мейер и Рикардо быстро уничтожили этого неожиданного противника и помчались на виллу. Лично у меня союзников не было, но факт, что кто-то встал у них на пути, доказывал, что я не единственный их враг. Ладно. Я поднимаюсь на борт, нейтрализую женщину и захватываю их зоопарк в миниатюре. Тут появляетесь вы и обращаетесь со мной так, как если бы я принадлежал к банде. Следовательно, вы тоже ее враг и для меня можете быть союзником.

— Да! — согласился Мак-Брайд. — Вот только я мог ошибиться и убить вас.

— Нет, — невозмутимо возразил Франсис. — После упоминания о вашем коллеге мне уже ничто не грозило; вы не могли не понять, что если я рассказал о его убийстве, значит, я сам к нему непричастен. Если бы я входил в их банду, то не стал бы говорить об этом случае.

Англичанин почесал за ухом.

— Логично, но рискованно. При таких расчетах вы не доживете до старости…

— Уж они до нее не доживут наверняка, — сказал Коплан, указывая на троицу, стоявшую на коленях, — хотя их тактика заключалась в том, чтобы все предусмотреть, ничего не оставлять на волю случая. Посмотрите на них. Хороши!

Эта оценка была явно завышена, потому что лица Мейера, Моник и Рикардо были искажены. Они поняли, что вместо того, чтобы ввести в заблуждение французского сыщика, они попали в руки двух агентов разведслужб.

Мейер понял, во что обходится попытка совершить идеальное преступление: если бы он оставил в живых трех несчастных свидетелей с перекрестка О-Вив, может быть, никто бы не подумал о похищении.

— А что, — спросил Коплан Мак-Брайда, — вывело на их след вас?

— Лионская эпидемия. Наши войска, расквартированные в Германии, имеют специальную службу для наблюдений за бактериологическими институтами. Капсулы с бациллами брюшного тифа там крали много раз. Когда ваши газеты упомянули об очаге инфекции, была задействована МИ-5. У нас было описание предполагаемого вора — некоего Грегора, поляка по происхождению. Но в наши намерения не входило арестовывать его; мы хотели проследить всю цепочку. След затерялся в департаменте От-Пирене, но снова обнаружился на Бермудах, где они сделали пересадку на пути в Пуэрто-Рико. Кстати, я удивился, когда они окружили вас за «Кубан Мамбо».

— Что? — воскликнул Коплан. Мак-Брайд смущенно кашлянул.

— Да, — кивнул он. — У меня были инструкции… Я не мог преждевременно вмешиваться, чтобы не поставить под угрозу срыва успех моего задания.

— Как? — вырвалось у Франсиса. — Вы меня видели?

— Да, — признался Мак-Брайд, — но не знал вашу роль. Понимаете, прежде чем начинать испытания на Багамах, мы хотели очистить окружающие районы. Для этого мы должны тщательно выявить лиц, так или иначе связанных с торговлей микробами, раскрыть их методы, установить способы передвижения и источники финансирования. Большая работа.

Англичанин говорил точь-в-точь как руководитель предприятия, желающий увеличить выпуск продукции, как будто охота на шпионов — это чуть более утомительное занятие, чем составление годового отчета. Простота его слов больше, чем высокомерное поведение, свидетельствовала о замечательной выдержке его народа.

— В общем, — резюмировал Коплан, — мы с вами пришли к одному результату. У меня такое впечатление, что этим трем специалистам мы собираемся задать одни и те же вопросы.

— Я бы хотел сказать пару слов Кольбе, — заявил Мак-Брайд. — Он не придет?

— Тот, что в очках? Сожалею, старина. Он умер, и я несколько причастен к этому.

— О! Жаль, — сказал Мак-Брайд, подбрасывая свой пистолет на ладони. — У меня были на него виды.

— У меня тоже, но у него был слишком нервный друг.

Вдруг в мозгу Коплана мелькнула идея; вместо того чтобы высказать ее вслух, он прошептал ее на ухо своему британскому коллеге. Тот выслушал, подумал, потом энергично согласился.

Коплан встал, подошел к трем пленным.

— Сожалею, — сказал он, — но у меня нет шприца, чтобы усыпить вас…

Он отвел правую ногу назад и выбросил вперед с большой силой. Носок ботинка ударил Рикардо в подбородок. Голова пуэрториканца откинулась назад, он пошатнулся и упал на бок.

Прежде чем Мейер успел защититься, он получил такой же удар и рухнул, как пустая одежда.

Моник была избавлена от этой радикальной анестезии, но Коплан схватил ее за плечо и грубо поставил на ноги.

— Ключ от твоей каюты, — потребовал он.

Чуть живая, она поспешила достать из сумочки маленький ключ и протянула его Франсису.

Тем временем Мак-Брайд убрал свой пистолет в карман, встал и сказал:

— Вы правы. Вдвоем мы легко справимся… и это избавит нас от сложных объяснений.

Он взял два пистолета, брошенные Копланом на диван, и убрал их в свои карманы, ворча:

— Не надо, чтобы эти игрушки валялись где попало. У мадемуазель может возникнуть искушение.

— Никакой опасности, — сказал Коплан, взваливая на плечо тело Рикардо. — Они не заряжены.

Англичанина передернуло. Лицо его приобрело выражение, означавшее: «Странные методы работы у этих французов…» Но он ничего не сказал, с легкостью поднял Мейера и пошел следом за Копланом по коридору.

Моник была заперта вместе с двумя сообщниками после того, как Мак-Брайд убедился, что иллюминатор слишком мал, чтобы в него можно было выбраться и что в помещении нет никакого предмета, который мог быть использован в качестве оружия.

Когда Коплан и он остались одни в салоне, они разделили работу.

— Что вы предпочитаете? — спросил англичанин. — Штурвал или машину?

— Берите штурвал, — сказал Франсис. — Я займусь двигателем.

Они поднялись на палубу, посмотрели по сторонам. На рейде было по-прежнему тихо. Звезды начали гаснуть, на востоке занималась заря. Электрические фонари на набережной побледнели, но маяк на мысе все так же направлял к горизонту вспышки красного света.

Оба полной грудью вдохнули пришедший с моря ветер с сильным запахом водорослей. Этот порыв свежего ветра доставил им такое же удовольствие, как горячая ванна: он успокоил нервы, прогнал усталость.

Коплан дружески подмигнул англичанину и сказал, потирая руки:

— Пошли.

Он сбросил пиджак, закатал рукава рубашки. Потом он нагнулся, запустил лебедку, державшую канаты трапа, и втянул его на борт.

Мак-Брайд отправился в рулевую рубку, заметив: — К счастью, экипаж должен был прийти только в шесть часов утра.

Глава XIV

«Мария-Кристина» вышла в открытое море и постепенно набрала скорость.

Едва отойдя от рейда, она развернулась под действием волн, несколько минут покачалась, потом вошла в более спокойную зону, где ее винт стал энергично рассекать бурлящую воду. Мало-помалу берег Пуэрто-Рико исчез за горизонтом.

Коплан вышел из маленького помещения, где щелкал дизельный мотор. Запахи горючего, смазки и краски вызывали спазмы в пустом желудке. Он вытер руки тряпкой, поднялся по металлической лестнице и вышел на свежий воздух.

Звезды с неба исчезли, оно посветлело еще больше, приобрело голубой пастельный цвет. Красный диск поднимался над морем.

Франсис поднялся в рулевую рубку, где Мак-Брайд держал штурвал. Компас указывал курс норд-норд-вест.

— Это первый раз за долгое время! — воскликнул англичанин с неожиданным, почти детским энтузиазмом. — Я был гардемарином на корабле индийских линий. «Розмари», пять тысяч тонн…

— «Англо-Индиан лайнз», заходы в Порт-Саид, Аден, Коломбо… — перечислил Коплан.

Он думал, что Мак-Брайд бросится ему на шею, чтобы расцеловать:

— И вы тоже? Франсис коротко кивнул.

— «Месажри Маритим», Дальний Восток, — уточнил он.

Потом, боясь, что нахлынут воспоминания о той счастливой поре, он замолчал и вернулся к целям их неожиданного плавания.

— В пяти градусах впереди должна быть Мона… Вы знаете маленькую спокойную бухту на Виргинских островах?

— Да… Это британское владение.

— Хорошо, — сказал Франсис. — Постойте у штурвала еще немного, а я схожу посмотреть, есть ли еда, кофе и сигареты. Голодный я очень злой.

Два часа спустя Коплан направил яхту к острову, покрытому настоящими джунглями.

— Возьмите штурвал, — попросил Франсис. — Я спускаюсь к машине. Через несколько минут мы сможем лечь в дрейф.

Мак-Брайд доказал, что он отличный лоцман. Он избежал отмелей, окружающих эти маленькие островки, и не посадил яхту на одну из них. Обогнув островок на разумном расстоянии, он включил машинный телеграф, чтобы остановить дизель, и поставил корабль в месте, укрытом от ветра.

Закрепив штурвал в этом положении, он спустился по лестнице, пробежал на нос и схватил якорь. Цепь развернулась с адским грохотом, яхта прошла еще несколько метров, дрогнула, цепь натянулась, и «Мария-Кристина» остановилась.

В тот момент, когда Коплан и Мак-Брайд встретились на палубе, они услышали, что из каюты, где были заперты трое пленных, доносятся крики и глухие удары. Они обменялись быстрым взглядом и поспешили к тюрьме.

С пистолетами в руках они открыли дверь каюты.

Рикардо обеими руками бил Мейера, повалив его на пол. Тот пытался сопротивляться, выкрикивая ругательства. Моник забилась в угол.

Коплан вскочил в каюту, обрушил ствол своего пистолета на голову Рикардо и оторвал его от Мейера, одновременно выдав дозу успокоительного и главарю банды, что мгновенно положило конец драке.

— Вы поспорили? — насмешливо спросил Франсис. Оба бандита, оглушенные, но не до потери сознания, посмотрели на него блуждающим взглядом.

— Я расскажу все, что знаю, — прошептал Рикардо. — Только не расправляйтесь со мной так, как с Грегором.

Удивленный Коплан понял, что именно сейчас он может узнать об исчезновении поляка, было только неясно, с чего это Рикардо решил заговорить. Взглядом он попросил Мак-Брайда молчать.

— Прекрасно, — произнес он. — Начните с правдивого рассказа о его судьбе. Что с ним стало?

Усмиренный Рикардо рассказал о сцене, закончившейся тем, что Грегор был брошен на необитаемом островке после того, как ему были привиты бациллы столбняка.

Несмотря на свой опыт, Коплан и Мак-Брайд содрогнулись, слушая его. Как человеческий мозг мог придумать подобную пытку в качестве наказания кого-либо? Это значительно расширило их познания о пределах жестокости, хотя за время своей работы в разведке они повидали разное.

И вдруг Коплан понял, почему заговорил Рикардо. Он подумал, что его привезли в то же самое место, чтобы прикончить тем же способом!

Но пуэрториканец ошибся; если не произошло чудесного совпадения, этот маленький остров был не тем, на котором погиб поляк.

Не считая нужным объясняться на этот счет, Франсис подтолкнул его к дальнейшим признаниям:

— Какова была цель вашей поездки во Францию?

— Я не знаю, — ответил Рикардо. — Это он все организовывал, все координировал…

Он показал пальцем на Мейера.

— Теперь ваш черед говорить, — приказал Коплан. Спрошенный собрал всю оставшуюся в нем энергию, чтобы попытаться защититься:

— Туристическая поездка, — злобно усмехнулся он. — У вас нет против меня никаких доказательств.

Франсис стиснул зубы. Ужасно, но Мейер творил правду. Привлечь его по обвинению в трех убийствах в Лурде и доказать, что он похитил Грегора, невозможно. Единственное, что можно было бы ему инкриминировать, произошло за пределами французской территории.

— Ладно, — буркнул Коплан. — У меня нет никаких доказательств, это верно. Вот только вы здесь находитесь перед судом, и в этом вся разница. Если вы будете молчать, то сделаете неудачный выбор.

Он сделал два шага, посмотрел на Мейера, сидевшего на кушетке, потом продолжил сухим тоном:

— Если мне не изменяет память, вы обещали бросить меня акулам, верно? Я поступлю так же: или вы мне расскажете все, о чем я вас спрашиваю, или я привяжу вас к тросу и протащу несколько миль по воде, чтобы эти твари разорвали вас на мелкие кусочки. Что вы об этом думаете?

Мейер понял, что, если он не согласится, его немедленно бросят за борт. Его последняя воля к сопротивлению разом исчезла. Вызывающее выражение сошло с его лица.

— Я выращиваю и продаю микробы, — глухо проговорил он. — Это незаметное, эффективное и недорогое оружие, которое может сослужить многим людям. Для его производства не нужны большие помещения.

Мак-Брайд пощелкал языком и посмотрел на Коплана, который осведомился:

— Значит, если я не ошибаюсь, вы продаете бациллы, готовые к использованию, первому встречному.

— Нет, — ответил Мейер. — Не первому встречному. Революционным группировкам, умеющим ими пользоваться. Я не несу ответственности за последствия…

— Вроде эпидемии холеры, потрясшей мир в последние годы, например? — предположил Коплан.

Мейер пожал плечами, не сказав ни слова. В конце концов, его бизнес был не более смертоносным, чем торговля наркотиками или взрывчатыми веществами.

Около полудня, когда солнце почти достигло зенита и море лениво перекатывалось под его лучами, союзники держали совет в тени рубки; они были в некотором затруднении.

— Черт знает, какая неразбериха, — пробурчал Коплан. — Вы видите способ выйти из нее?

Мак-Брайд засунул свой мизинец в ухо и стал энергично вращать им, как будто сверлил череп.

— Вопрос деликатный, — согласился он, — но, я полагаю, мы не будем спорить?

— Дело не в этом… Речь идет о том, чтобы выбрать решение, устраивающее всех с минимумом неприятностей.

— Мы их получим в любом случае. Я не вижу выхода, который удовлетворил бы всех.

— Я тоже, — признался Коплан. — Если мы выдадим их пуэрто-риканской полиции, то придется давать бесконечные объяснения, вмешаются США, а пресса постарается устроить шумиху, которой мы должны избежать любой ценой. Если мы их доставим во французские владения, у меня не будет против них формальных обвинений. Мануэль и Кристо, убивавшие в Лурде, мертвы. От Грегора остался только скелет, и бог знает где он… Самое большее, что я могу — обвинить девицу в лжесвидетельстве. Вы представляете?

— На британской территории можно сделать не больше, — с досадой сказал Мак-Брайд. — Их можно обвинить только в преступных намерениях, а это не густо… До сих пор они ничего не сделали против Содружества.

Коплан молчал, погрузившись в свои раздумья. Порыв ветра закачал пальмы в сотне метров от яхты. Прибой шуршал галькой на маленьком пляже.

— Однако на свободе их оставлять нельзя! — заявил Франсис. — На их совести несколько сотен убитых только в лионской эпидемии.

— Это много, — спокойно согласился Мак-Брайд.

— Слишком много, — сказал Коплан тоном, показывающим, что он уже принял решение. — Мы поднимаем якорь. Курс в открытое море.

Англичанин задумчиво посмотрел на него, потом сказал:

— Я согласен с вами, мистер.

Он отошел от бортовой сетки, чтобы пройти на нос, и поднял якорь.

Франсис подавил улыбку. Его коллега из Интеллидженс Сервис был очень понятлив и не требовал дополнительных объяснений.

Коплан вернулся в машинное отделение, проверил емкости с горючим и стал дожидаться звонка Мак-Брайда.

Через несколько минут раздался звонок, и стрелка бортового телеграфа встала в положение «малый вперед». Франсис включил двигатель, винт стал рассекать воду, из-под кормы полетела пена.

«Мария-Кристина» развернулась, чтобы выйти из лагуны. Изящный корабль удалился от островка, направляясь в открытое море.

Через четверть часа Коплан вернулся на палубу и стал снимать спасательную шлюпку со спусковых салазок. Поскольку он был один, ему приходилось действовать двумя лебедками поочередно. Наконец лодка свободно повисла на роульсах. Франсис повернул один из них, чтобы шлюпка отодвинулась от борта. Весь в поту, он продолжал свои манипуляции с лебедкой до тех пор, пока лодка не опустилась на воду. Ее удерживал один канат, тащивший ее рядом с корпусом яхты. Из-за скорости шлюпку сильно трясло, и она подскакивала на волнах. Долго плыть так она не могла…

Коплан побежал на нос, позвал Мак-Брайда. Англичанин сразу оставил штурвал и спустился на палубу.

— Вы уверены, что ничего не забыли? Не хотите попрощаться? — осведомился Франсис.

— Это не имеет смысла, — отказался как всегда серьезный Мак-Брайд. — У вас есть нож?

— Да, — сказал Франсис. — Прыгайте первым.

С удивительной ловкостью Мак-Брайд взялся за трос, удерживавший лодку, оторвался от палубы и на руках скользнул в шлюпку. Коплан, проделав то же гимнастическое упражнение, добрался до трясущейся лодки и вцепился в борт, крича:

— Отходите от корпуса!

Англичанин оттолкнулся веслом от яхты, пока Франсис перерезал ножом канат, тянувший их на большой скорости по волнам. Ветер хлестал ему в лицо так, что из глаз его текли слезы.

Вдруг канат оборвался, шлюпка освободилась, и яхта обогнала ее.

Когда корма была всего в пяти метрах от шлюпки, Коплан сунул руку в карман, достал гранату, вырвал зубами кольцо и бросил ее.

Черная точка описала в небе великолепную траекторию, догнала красивый белый корабль и упала за рубкой, где и взорвалась. От мощного взрыва пламя охватило перегородки «Марии-Кристины», и обломки ее полетели во все стороны.

Сразу после взрыва Коплан бросил вторую гранату, которая взорвалась на корме, как раз над винтом. Сквозь синеватый дым во все стороны полетели обломки.

В смертельно раненную яхту хлынула вода, затопила мотор, сокрушила хрупкие перегородки и понеслась в трюмы.

— Гол! — оценил Мак-Брайд.

Он флегматично вставил весла в уключины и налег на них. Коплан вытер лоб рукой и продолжал наблюдать за агонией яхты, медленно оседавшей на корму.

— Надеюсь, что они убиты первой гранатой, — заявил он, не поворачивая головы.

— Лично мне наплевать, — равнодушно ответил англичанин. — Но вы ошибаетесь, если думаете, что я буду грести до Пуэрто-Рико.

Наконец Коплан отвел глаза от корабля; теперь он был убежден, что «Мария-Кристина» обречена и продержится на поверхности не больше трех минут. Насколько хватало взгляда, горизонт был пуст.

— А зачем вы вообще гребете? — спросил Франсис.

— Потому что потерпевшие кораблекрушение должны грести, — объяснил англичанин. — Это обязательно. Еще они должны быть мокрыми, оборванными и изможденными, иначе их никто не примет всерьез.

— Понимаю, — сказал Франсис. — Тогда продолжайте потихоньку. При таком солнце вы очень скоро достигнете необходимых кондиций.

Через десять минут после приземления Коплан вышел из автобуса компании «Эр Франс» на вокзале у Дома инвалидов.

Не считая загара, ничто в его облике не позволяло предположить, что он двадцать четыре часа плавал по воле волн, прежде чем его подобрал маленький сухогруз, ходивший между Антилами.

Доставленный вместе с Мак-Брайдом на Гваделупу, он представил властям несколько подслащенную версию с кораблекрушением, во всех деталях подтвержденную его товарищем по несчастью. Катастрофа было отнесена на счет взрыва дизеля, возможно, вследствие неосторожности, так как обычного экипажа на борту не было.

Затем друзья расстались, чтобы порознь вернуться в свои родные страны, и, приехав в Париж, Коплан с трудом мог себе представить, что покинул его каких-то пятнадцать дней назад.

Любимое лицо столицы заставило его с удовольствием вздохнуть, но момент эйфории был недолгим. Визит, который он должен был нанести, мог умерить любой энтузиазм.

Он отвез свой багаж и взял такси. Через четверть часа он вошел в подъезд министерского здания и пошел по коридорам хорошо знакомым ему маршрутом. Должно быть, он как-то по-особому стучал в дверь, потому что Старик узнал его, даже не поднимая глаз.

— Две секунды, Коплан, — буркнул он, заканчивая работу.

Франсис развязал пояс своего макинтоша, достал сигарету и приготовился пережить неприятный момент, который наступил гораздо раньше, чем ему хотелось.

Старик поднял голову, откинулся в кресле и посмотрел на своего сотрудника острыми глазами.

— Вы хорошо выглядите, — констатировал он с оттенком зависти. — Нашли ту молодую женщину?

— И да и нет.

Старик кашлянул, оттолкнул трубку, как будто она ему опротивела, и спросил:

— Что вы мне принесли?

Франсис секунду колебался. Собрав все свое мужество, он заявил тоном, который хотел сделать естественным:

— Очень немногое.

Его шеф, казалось, сначала не принял это заявление всерьез.

— Как это?

Натянутое молчание побудило Франсиса продолжить.

— Итак, — объяснил он, — я не могу ни передать вам документы, ни представить виновных, ни даже дать свои предположения. Всего лишь несколько дополнительных разъяснений по поводу загадки, частично раскрытой еще до моего отъезда…

— Слушаю вас.

— Эти немногочисленные сведения вас удивят, — закончил Франсис. — Представьте себе, родился новый бизнес: продажа бацилл террористам-революционерам…

— Подождите, — сказал Старик, придвигая кресло к столу. — Это меня заинтересовало. Я сделаю заметки. Так что вы говорите?

Коплан начал более тихим голосом:

— Я говорю, что бактериологическое оружие может служить подрывным целям, и беспринципные дельцы понимают это. Поэтому мне пришлось изменить методы моей работы. Вот почему я вернулся с пустыми руками.