/ Language: Русский / Genre:detective,

Тамбовский Волк

Петр Краснов


Краснов Петр

Тамбовский волк

Петр Краснов

Тамбовский волк

Лучше смерть, чем позор

Анонс

Бесстрашие, находчивость, способность разгадать преступный замысел и нанести удар первым не раз ошеломляли его врагов. Но на этот раз судьба сыграла с Владом Старицким злую шутку-он превращается в профессионального киллера...

ПОХИЩЕНИЕ

Совещание было назначено на десять утра. Сотрудники корпорации "Центр" были оповещены об этом заранее. Генеральный директор корпорации Крафт нервничал. Всегда пунктуальный, советник первого ранга Павел Калужный, конспиративное прозвище - Принц, опаздывал уже на двадцать минут...

Начальник оперативного отдела Френд смотрел на молчащий телефон и ждал приказа от Генерала. Френду было ясно, что произошло несчастье. Но генеральному не хотелось в это верить, и он мерил шагами длину ковра в своем кабинете, отгоняя прочь мрачные мысли...

Друг Принца Антон Торс, почуяв неладное, не стал ждать распоряжений от начальства и отправился на поиски Павла.

Опросив соседей, Торс узнал, что Павел и Веста Калужные вместе с сыном Олежкрй вышли из подъезда своего дома примерно в половине десятого...

Они подошли к своей машине. Павел усадил на заднее сиденье жену и сына, затем сам занял водительское место.

Очевидец всего происшедшего, водитель-профессионал, живущий на первом этаже, сокрушенно замолчал. Торс нетерпеливо спросил:

- Что было дальше?

- Дальше. Хренота какая-то получилась. Машина не трогалась с места. Сначала я подумал, что что-нибудь с мотором... Но был бы слышен визг стартера... Или бы... Павел должен был выйти из машины, чтобы открыть капот. Тогда я решил, что они просто сидят в машине и разговаривают. Но когда подъехал "технарь"...

- Кто?

- Технический буксировочный грузовик, отправляющий машины в "конц"...

- "Конц" - это что?

- Концентрационный лагерь для арестованных машин, припаркованных в неположенном месте.

- Так машина Павла около подъезда стояла?!

- Когда нужны позарез деньги в бюджет города, неважно, где она стоит!

- Дальше.

- Смотрю, "технарь" подъезжает, цепляет краном машину Павла за передок и затаскивает ее на "лафет"...

- В кузов, что ли?

- Ну, да .

- Так семьи Калужных в машине уже не было?

- В том-то и дело, что они были там, внутри! Я еще подумал тогда, что "технари" совсем оборзели! С живыми людьми...

Очевидец осекся. Ему и Торсу одновременно пришла в голову одна и та же мысль: если бы Калужные были живы, кто-нибудь из них попытался бы выбраться из машины.

Торс задрожавшей от волнения рукой вытер вспотевший лоб.

- Вы помните, как выглядел водитель "технаря"?

- Да. Я его отчетливо запомнил. Я еще подумал тогда: "Джеймсы Бонды "технарями" стали работать!"

- Почему так подумали?

- Лицо у водителя было "гранитное"... нечеловеческое.

- Вы можете сейчас поехать со мной?

- Куда?

- Надо сделать фоторобот преступника.

- Если недолго, то пожалуйста. А то мне во вторую смену.

Фоторобот, к сожалению, не помог. Похититель пользовался отлично сделанной маской, очень похожей на лицо настоящего водителя грузовика "технаря". Но у настоящего водителя было стопроцентное алиби, потому что еще со вчерашнего вечера он находился в больнице под неусыпным наблюдением врачей. Да и соседи по палате подтвердили, что "седьмой" из палаты не отлучался.

Поздним вечером предыдущего дня на "седьмого", действительно похожего на пресловутого "Агента 007", было совершено покушение. В подъезде своего дома ему был нанесен сильный удар железным предметом по голове. "Бонд" потерял сознание. Покушавшегося он не видел, так как удар был нанесен сзади. Пропало только водительское удостоверение. Деньги остались целы.

Ранним утром мнимый "седьмой", предъявив служебное удостоверение, спокойно выехал с территории технического парка. Дежуривший на проходной стрелок был совершенно ошарашен, узнав, что пропустил в парк двойника. Он вспомнил, что двойник прошел не через проходную, а сквозь ворота, оставшиеся открытыми после выехавшей со двора машины. Но так делали многие водители, чтобы "не хлопать дверями", как они выражались.

Подводя итоги предварительного расследования, оперативная группа по розыску Калужных, пришла к выводу, что операция "Похищение" была тщательно спланирована и готовилась не один день. Принимали в ней участие профессионалы настолько дерзко и хладнокровно она была проведена.

Угнанный "технарь" нашли за два квартала от дома Калужных. Машины Принца ни в кузове грузовика, ни в тупиковом дворе, куда был загнан "технарь", не было.

Похититель, видимо, воспользовался автомобилем Калужного и скрылся в неизвестном направлении. Врагов у Принца хватало. Разрабатывались разные версии, проверялись факты. Все было тщетно. Калужные вместе с машиной точно сквозь землю провалились или... погрузились на дно Москвы-реки...

Пришлось сообщить о происшедшем родственникам. Но и беседа с ними не внесла никакой ясности в ход зашедшего в тупик расследования.

Недруги Принца с плохо скрываемой радостью ходили по коридорам "Центра", кучковались, готовились к реваншу. Они были уверены, что Калужного нет в живых, а значит, разгромленный им "Плюс" еще можно реанимировать. Но Крафт вдруг проявил неожиданную для генерального твердость.

Когда внешние источники информации по делу Принца иссякли, "плюсовцы" были посажены в те самые подземные кабинеты, в которые сами когда-то сажали "центровцев". Каждый из узников был тщательно допрошен. Но следствие не продвинулось ни на шаг...

Вор в законе Краб, узнав о похищении своего Крестника, предпринял титанические усилия для поиска Принца. Использовав все свои возможные и невозможные каналы, он сумел найти машину, вернее, ту ее часть, что от нее осталась. Похититель знал, в каком районе Москвы нужно оставить автомобиль, чтобы от него не осталось ничего. На пустыре, где иномарка была брошена, автомобильные "пираньи" обглодали машину дочиста, а остов прибрала к рукам мастерская, где научились лихо сбивать заводские номера и ставить свои.

Для Краба нашли того покупателя, которому "пираньи" "толкнули" брелок от ключей. Взглянув на брелок, Крестный сразу узнал его. Он был сделан из эбонита, и Краб сам вытачивал его когда-то в часы досуга... Вместе с брелоком были выточены и четки, которые Крестный часто перебирал в руках, думая о Принце.

"Пираньи" клятвенно уверяли, что следов разборки в салоне автомобиля не было, и уж тем более, там не было трупов. Это сообщение вселяло некоторую надежду на то, что семья Принца жива.

Но большего и Крабу не удалось узнать. Куда похититель отправился со своими заложниками дальше, осталось загадкой.

Чтобы хотя бы на время успокоить родных, Краб по сотовому телефону позвонил Торсу.

- Антон?

-Да.

- Думаю, что Принц жив.

- Кто вы?!

- Я тоже занимаюсь поисками "Крестника"..

- Понял.

- Есть некоторые основания предполагать, что Павел, Веста и Олежка живы.

- Где они?!

- Этого я пока не знаю.

- Вам нужна моя помощь?

- Пока нет. Понадобишься - позвоню.

В трубке раздались короткие гудки. Антон облегченно вздохнул. Хоть какой-то свет в окошке. О звонившем Торс знал только то, что у Принца в Москве есть какой-то могущественный покровитель, которого Павел называл Крестным. Но кто этот крестный, как он выглядит, Антон не знал...

Торс поддерживал с осведомителями, работавшими на "Центр", круглосуточную связь. Но суперагенты смогли сделать гораздо меньше, чем этот таинственный Крестный. Этот уверенный, внушающий доверие голос позволял предположить, что покровитель Павла раскопает еще что-нибудь.

Но прошел день, за ним - другой... Пошли третьи сутки со дня похищения... Торсу стыдно было смотреть в глаза родственникам Павла и Весты. Поэтому он большую часть дня проводил в своем кабинете или в метаниях по городу, проверяя поступающие от информаторов сведения. Антон в эти дни даже не виделся со своей невестой Юлькой, сестрой Павла, хотя до чрезвычайного происшествия старался использовать для встречи с ней каждую свободную минуту. Теперь таких свободных минут у него было предостаточно. Невеста предпринимала отчаянные попытки увидеть своего суженого. Но Торс уклонялся от этих желанных, но несвоевременных встреч...

Крестный упорно молчал. И это больше всего пугало Антона. Надежда на спасение друга с каждым днем таяла.

БУНКЕР

Принца вели по каким-то гулким коридорам. Одетый на его голову мешок из плотной черной материи скрадывал звуки шагов. Но даже по этим невнятным отзвукам можно было предположить, что тоннель, по которому его вели, был железобетонным.

Принц старался запомнить пройденный путь: количество поворотов... сколько шагов между ними...

Звонкое в начале пути эхо от топота двоих сопровождающих Принца "боевиков" становилось все более приглушенным, невнятным. "Вероятно, спускаемся под землю, - размышлял Принц. - Ступеней нет... Значит, обратно можно выбраться на машине..."

Принц услышал, как заскрипели петли тяжелой двери. Его втолкнули в какое-то помещение. Сопровождавшие вышли. Снова заскрипела дверь.

К Принцу подошел человек. Снял закрепленные на запястьях наручники и ушел...

- Снимите мешок.

Принц сбросил с головы мешок и увидел, что находится в железобетонном бункере.

- Добро пожаловать в дансинг-клуб.

Только человеку с черным юмором могло прийти в голову назвать это мрачное помещение танцевальным залом.

- Этот бункер был назван "дансингом" из-за этих вот телефонов, ежедневно, каждый на свой лад, вызванивающих замысловатый перепляс, который метафорически можно было бы назвать танцем смерти. Из дальнейшего разговора вы поймете смысл этой метафоры. А пока я их отключил, чтобы спокойно поговорить с вами, Владлен Михайлович Старицкий.

Принц вскинул на говорившего глаза. Тот с нескрываемым интересом жадно разглядывал Принца...

- Присаживайтесь.

Принц сел в предложенное кресло. Начало разговора было обескураживающим. Принца так давно никто не называл его настоящим именем, что ему показалось, будто речь идет вовсе не о нем, а о каком-то другом человеке. У него даже появилось желание обернуться. Но он сдержался.

В висках точно застучали маленькие молоточки. "Неужели взяли Краба, заволновался Принц, - и он томится сейчас здесь, в одном из этих казематов? Только он один знал о том, кто на самом деле скрывается под фамилией Калужный! Но даже если бы Крестного повязали, он бы все равно не "сдал" Старицкого! Тогда откуда же этому борову известно, кто я?!"

Хозяин "дансинга" дал возможность Владу осмотреться. Бетонный бункер напоминал ставку Гитлера времен второй мировой войны, или, из-за разноцветных телефонов, - штаб какого-то главнокомандующего... Хозяин, которого принц мысленно окрестил Адмиралом, угадал, о чем думал заложник.

- Это и есть штаб. Вы находитесь на военно-морской базе. У нас с вами всего час времени. На вас поступил заказ. Но я подумал, что нецелесообразно было бы убивать вас втемную. У нас с вами родственные...

Адмирал пристально посмотрел на Старицкого, как бы размышляя, говорить ли ему то, что очень хотелось сказать... Но решив, что не стоит, закончил фразу сухо и холодно:

- Родственные профессии. Разница лишь в оплате. Вы получаете оклад. Мы - за каждый заказ. И еще... Во всех ваших "акциях возмездия" присутствует идеологическое обоснование - за что. У нас - кого, где и сколько. Работает только голова. А у вас и... сердце. Это плохо. Одно из доказательств этого "плохо" то, что вы сейчас находитесь здесь, "выключите" сердце, думайте. Через двадцать семь минут ответите, согласны вы на этих условиях сотрудничать с нами или нет...

Адмирал протянул Принцу "Памятку". В ней кратко излагались инструкции для киллера-профессионала.

- О жене и приемыше не спрашивайте. Не отвечу.

Хозяин достал из стола какую-то папку и углубился в изучение документов.

"Выключить" сердце оказалось не так-то просто. Влада бесило все: крепко сбитое тело Адмирала, его спокойное добродушное лицо. По молодцеватой выправке угадывалось, что хозяин - кадровый военный офицер. Холодные серые стены бункера раздражали и мешали сосредоточиться. Старицкий невольно смотрел на настенные, похожие на компас, часы.

Проанализировав сложившуюся ситуацию, Принц принял решение: взять в заложники самого Адмирала. Хозяин, наверняка предвидя такой вариант, предпринял меры для личной безопасности. Значит, надо попытаться его переиграть.

Кроме телефонов на столе Адмирала стояла бронзовая подставка для карандашей, ручек и бумаги для заметок. Вид у нее был довольно внушительный. От полученного этой штуковиной удара по голове можно было не только потерять сознание, но и окочуриться.

Вторым средством для внезапного нападения на хозяина был выбран сам стол. Он был двухтумбовый, с широкой, как бильярд, столовицей. Можно рискнуть и внезапно опрокинуть его на Адмирала.

Принц решил все-таки использовать подставку. Резко рванувшись вперед, он схватился за бронзовый выступ, но подставка оказалась привинченной к столу. Схватившись за столовицу, Старицкий изо всей силы толкнул ее от себя. Стол был намертво прикреплен к полу. Взбешенный Принц ухватился за кресло. Но и оно не сдвинулось с места даже на миллиметр.

Адмирал невозмутимо наблюдал за метаниями заложника. Старицкий, сжав челюсти, приготовился нанести сокрушительный удар ногой в голову хозяина. И тут молнией мелькнула мысль: "Хозяин наверняка готов и к такому варианту нападения..."

Сцепив пальцы, Принц опустился в кресло. Внутри у него все клокотало от ярости и негодования! Но внешне он старался выглядеть спокойным.

- Вы не безнадежны.

Адмирал проговорил это без всякой иронии. Предположение Влада о том, что хозяин был готов отразить его нападение, тут же подтвердилось: Адмирал опустил папку с документами, в его руке был зажат странного вида пистолет.

- Новинка. Самозаряжающийся электроствол. Электрический разряд парализует жертву на срок от пяти минут до сорока. Сила разряда регулируется вот этой планкой. Красная насечка - для самых несговорчивых. После "красного" разряда - только летальный исход. Удобная штуковина для поездки в общественном транспорте в часы пик, не правда ли?..

Старицкий никак не среагировал на эту шутку. "Планка стоит не на красной насечке, -подумал Принц, - значит, Адмирал не собирался меня убивать... Может быть, еще можно попробовать поторговаться?.."

Хозяин вновь словно прочитал его мысли и передвинул планку на красную отметку.

- Полчаса прошли. Ваш ответ?

- Согласен.

Адмирал протянул Принцу для рукопожатия руку и представился:

- Бизон.

Пожимая руку, Старицкий ощутил, какая у Адмирала бугристая рука. "Как у молотобойца, - удивился Влад. - Такой ладонью можно расколоть череп человека, как грецкий орех!"

- А теперь еще раз, уже более внимательно, ознакомьтесь с "Памяткой".

- Я уже ознакомился.

- Есть вопросы?

- Вы на них не ответите.

- На некоторые отвечу. Задавайте.

- Кто меня "заказал"?

- Антрополог. Он же фотограф. Близкий друг Дюка.

- И вора в законе Стайера?

-Нет.

- Но это он фотографировал, когда Дюк и Стайер стояли в обнимку?

-Он.

- Как же негатив этой фотографии оказался у Стайера?

- Стайер отобрал его у антрополога, а затем шантажировал этим негативом Дюка. Кстати, вот он... этот негатив.

- Каким образом он оказался у вас?!

- Достался в наследство от фотографа...

Бизон вертел негатив в руках, как бы не зная, что с ним делать дальше... Принц спросил:

- Хотите вернуть его мне?

- А вы не побоитесь?

- Чего?

- Держать его у себя?

- Думаете, что и меня тоже кто-то станет шантажировать?

- Нет. Просто этот негатив имеет свойство плодить покойников. Сначала вы убираете владельца негатива Стайера, и фотограф - на вашей стороне. Затем вы убираете Дюка, и фотограф начинает охоту на вас. Но вы вдруг исчезаете из Москвы. Третьей жертвой, хранящей у себя негатив, становится главарь подмосковной банды Гематоген, занимающийся торговлей наркотиками... Это...

- Пэр.

- Верно. Убрав и его, вы передаете негатив сестре Лациса, погибшего при бандитской разборке за сферы влияния в Москве. Сестра Лациса не желает расставаться с негативом. Тогда фотограф убирает ее и забирает негатив. Затем антрополог обращается за помощью в СС...

- СС?!..

- Синдикат Смерти. Так в кулуарах "любовно" называют наше БОУ.

- Бюро особых услуг?!

- Да. Вы и здесь приложили свою руку, Принц. Очень неумело, надо сказать, приложили. Вы по натуре - киллер. И не надо вам лезть в высшие эшелоны власти. Ну, упразднили вы "Плюс". Де-юре он перестал существовать. Но де-факто этот мощный концерн продолжает действовать. Государству он выгоден, и государственные структуры все равно его будут поддерживать. А государство вечно. Концерн, кстати, собирается снова всплыть, но уже под новым названием "Айсберг". Поработав с нами, вы поразитесь размаху этой коррумпированной монополии, которая и в самом деле напоминает мощный айсберг, о чью подводную часть разобьется еще не один "Титаник"... Бункер, в котором мы с вами сейчас находимся, вгрызается в землю недалеко от одной морской бухты на севере нашей родины и является лишь одним из выступов этой криминальной громады.

- Если бы все было действительно так, как вы говорите, то меня бы уже давно не было в живых.

Бизон после этих слов Принца почему-то сразу перешел на "ты". В его голосе даже появились какие-то теплые нотки...

- А вот почему ты до сих пор жив, ты узнаешь не сегодня, а гораздо позже, когда сложатся более благоприятные для этого обстоятельства... Но мы отклонились от курса. Все, что я рассказал про негатив, я узнал от фотографа. Во время его рассказа у меня возникла одна парадоксальная мысль. Я, чтобы проверить свои предположения, попросил фотографа, а, как ты помнишь, основная его профессия была антрополог, сделать антропологическую экспертизу внешности двух совершенно разных людей: Старицкого и Калужного... Антрополог занимался этим здесь, за этим столом. Результаты, как ты догадываешься, были поразительными. Исследование кино- и фотодокументов дало научно обоснованное заключение, что Калужный и Старицкий - одно и то же лицо.

- Можете дальше не продолжать.

- Почему?

- Теперь... меня... будут пытаться шантажировать все кому не лень. Вы первый.

- И последний. Негатив сделал свое дело. Из тех, кто знает твою тайну, в живых остался только я. Возьмешь негатив?

Бизон скептически улыбался, протягивая Принцу кусочек пленки с запечатленными на нем покойниками. Старицкий, глядя на самоуверенного Адмирала, вспомнил про Краба, знающего гораздо больше, чем этот сидящий напротив... Хозяин. Ответив такой же скептической улыбкой, Влад возразил:

- Не делайте из меня мистика. Негатива я не боюсь. Мне непонятно другое... Зачем надо было тащить меня, да еще и мою семью за сотни километров от Москвы. Проще было бы вам приехать в столицу. Насколько я понимаю, результат был бы точно такой же!

- Другой. Москва - моя открытая сердечная рана. А при моей профессии это смерть. Сколько талантливых профи покинули этот мир, поддавшись только раз зову сердца. Именно в Москве меня, офицера, которому прочили блестящее будущее, сделали убийцей. Меня так подставили, что я, сам того не зная, лишил жизни своего тестя. Жена так и не поверила, что это было непреднамеренное убийство, и прокляла меня. Она запретила мне даже издали видеть сына. И тогда для меня столица стала адом. Я мог запросто взяв автомат, пойти на штурм министерства обороны и хотя бы перестрелять те окна, за которыми засели те, кто меня подставил. Но мне встретился человек, научивший меня обходиться "без сердца" в убойных делах. И я хладнокровно сумел расправиться с каждым из тех, к кому у меня был счет. А если бы я тогда не уехал в Ленинград, а остался в Москве, то вряд ли бы состоялась эта встреча... с тобой.

- Зачем вы все это мне рассказываете?

- Потому что твоя жизнь в последнее время постоянно висит на волоске. Тебя спасают стихийно, случайно возникшие обстоятельства. А я хочу, чтобы своей судьбой распоряжался ты сам, а не шальной случай.

- Вам-то какое до меня дело - буду я жив или нет?

- Глупо стрелять под окном, когда виновны в твоей судьбе конкретные люди.

- Я не стрелял.

Бизон посмотрел на Старицкого и медленно, тщательно выговаривая слова, произнес:

- Я знаю о тебе намного больше, чем ты предполагаешь...

- Например?

- В пятом классе ты со своим другом детства Славкой выбил все стекла в слесарной мастерской. Помнишь, за что?

-Да.

Наступила пауза. Влад терялся в догадках, откуда об этом мог узнать Бизон. Этого не знала даже мама. Злодеев-то тогда так и не нашли.

- Это Славка Труба поделился с вами своими воспоминаниями?

-Нет.

- Тогда откуда?

- Это неважно. Важно, чтобы ты не встретился с антропологом.

-Где?!

- На том свете. Ведь это он написал красной краской "До встречи!" на могильной плите, под которой лежат убитые бандитами твоя первая жена Таня и сын Никита. Наши судьбы во многом похожи. Тебя и меня лишили самых близких людей на земле. Оба мы жестоко отомстили палачам. Разница только в том, что ты, совершая месть, действовал по-дилетантски и тебя, совершившего справедливую казнь, средства массовой информации превратили в изгоя, в кровожадное чудовище, в вампира, совершившего десятки садистских изуверских убийств. Я же, действуя профессионально, снискал себе лавры героя, которым восхищаются и которому хорошо платят.

- Вы занимаетесь грязной работой и гордитесь этим?

- Почему же она грязная?

- После того как отомстили, вы стали киллером и теперь убиваете невинных людей, которые лично вам не сделали ничего плохого. Они даже не знают о вашем существовании!

- Недавно, после двадцатишестилетнего отсутствия, волею случая я вновь оказался в Москве и вынужден был почти тотчас же ее покинуть.

- Почему?

- Мне снова захотелось стрелять, но уже по другим объектам. И не из автомата, а из оружия совершенно другого калибра... А невинных людей нам никогда не заказывают. По крайней мере, я ни одного невинного из тех, кого заказывали, не встретил.

- Откуда в вас такая самоуверенность?

- Любой объект, который подлежит ликвидации, тщательно изучается: его привычки, вкусы, пристрастия, круг знакомств, сфера деятельности и так далее. И в результате преуспевающий бизнесмен, политик или журналист, которого заказали и которому поют дифирамбы на разных этажах власти, оказывается таким зловонным куском дерьма, что даже пули на него бывает жалко!

- Не верю!

- А Дюк?

Принц опустил голову. Насчет Дюка Бизон был абсолютно прав. Дюк оказался оборотнем.

Когда курсантам учебного отряда, находящегося под Барнаулом, объявили о дне последнего экзамена на звание "Агент "Центра"", все предыдущие месяцы занятий показались им сущим пустяком по сравнению с тем, что их ожидало.

Первая же встреча курсантов с председателем экзаменационной комиссии Дюком, прибывшим из Москвы, ошеломила их. Дюк продемонстрировал на учебном полигоне такое мастерство по всем дисциплинам, по которым курсантам в этот день предстояло держать экзамен, что у них дух захватило.

Тогда Принцу прибывший из столицы эмиссар показался Робин Гудом! И если бы понадобилось, защищая Дюка, пожертвовать своей жизнью, Принц сделал бы это, не задумываясь.

И чем же в результате оказался этот развенчанный кумир? Обыкновенным куском дерьма! Неожиданно для себя, вспомнив про Дюка, Старицкий разозлился на Бизона:

- А вы не боитесь, что когда-нибудь я доберусь и до вас, чтобы узнать, чье дерьмо зловоннее: Дюка или Бизона?

- Тебе это трудно будет сделать.

- Почему?

- Думаю, что у тебя на это просто не хватит времени...

Бизон достал из стола фотографию и показал ее Принцу.

- Твой объект. Воронков Дмитрий Алексеевич. Помощник лидера одной из ведущих фракций в Государственной думе.

- Какой фракции?

- А это уже не входит в круг моих обязанностей. Собрать информацию тебе предстоит самому. На этот раз тебе никто не сможет помочь: ни Торс, ни Крафт... Потому что о нашем свидании не должна знать ни одна живая душа... Пока ты не докажешь свою профпригодность, за тобой и твоей семьей будут наблюдать несколько пар внимательных глаз.

- А как же тогда с этими "живыми душами"? Они-то будут знать о нашей встрече!

- Нет. Они будут следить не за Старицким, а за Калужным, который своими действиями нанес организации "Плюс" ощутимый урон и теперь пытается, работая в "Центре", реабилитировать себя, выполняя задания БОУ, являющегося одним из филиалов "бывшей" компании "Плюс".

- И сколько же вы платите таким двойным агентам?

- Ни копейки. Ставка - жизнь. Твоя, твоей семьи, ну и других родственников с той и другой стороны...

- Обложили, как волка...

- Тамбовского волка, за которым тянется шлейф громких, скандальных кровавых убийств.

- Любой бы на моем месте сделал в Тамбове то же самое!

- Не любой. Для того, чтобы стереть с лица земли тамбовскую банду "Кенгуру", нужна была волчья хватка. Не у каждого она есть.

- Кто заказал Воронкова?

Бизон иронически посмотрел на Принца, давая понять, как нелепо звучит заданный вопрос.

- Я спросил потому, что знаю, что исполнителей таких заказов убирают сразу же после сделанного ими дела. Притом убивают не только их, но и тех, кто убивает самих исполнителей. Поэтому они не получают ни копейки! В этой цепочке спланированных убийств копейки получает тот, кто разрабатывает эту акцию, то есть вы. "Виртуоз маэстро", расписывающий, как по нотам, партитуру для каждого "солиста", сидя в "дансинг-клубе", дирижирует музыкой смерти, которая заканчивается всегда одинаково: как "Прощальная симфония" Гайдна, где музыканты, сыграв свою партию, задувают свечу на пюпитре и уходят со сцены! Так продолжается до тех пор, пока не остается гореть только одна свеча... Так и у вас: при свете оставшейся свечи "дирижер" пересчитывает доллары, которые ему отстегнули за какого-то там Воронкова!

- Тебя не убьют.

-Так "дирижер" говорит каждому "солисту", побывавшему в этом бункере смерти!

- "Солисты" здесь не бывают. Все решается одним телефонным звонком.

- Каким же образом я удостоился столь высокой чести?!

- Иногда... Очень редко... из "солистов" получаются "дирижеры"... и даже мирового уровня.

- У музыкантов уровня Спивакова это случается. Но у киллеров вряд ли. Всегда найдется "дирижер" покруче, который успеет задуть свечу гораздо раньше своего конкурента!

- Не надо путать хорошо отлаженный механизм нашего синдиката со стихийно возникающими бандитскими группировками, вроде "отморозков".

Бизон посмотрел на настенные часы, достал из стола наручные, принадлежащие Старицкому, и, протягивая их владельцу, сказал:

- Убедительная просьба эти часы с руки не снимать, чтобы я всегда был в курсе всех дел.

- А если я нечаянно разобью их, что тогда?

- Одним несостоявшимся "дирижером" на земле будет меньше. И начнут задуваться свечи. Как у Гайдна.

- Свеча, вы хотели сказать?

- Heт. Свечи. Если ты думаешь, что своим самоубийством ты легко разрубишь завязавшийся узел, то ошибаешься. Твоя вторая жена и мальчик, которого ты усыновил, последуют за тобой.

- Палач! Ты сравниваешь мою судьбу со своей?! Я никогда не убивал детей!

- Я тоже. Но если ты прикроешься приемышем, как щитом, мне впервые придется это сделать.

Бизон щелкнул зажигалкой, и негатив, вспыхнув, превратился в кучку пепла. Фотография Воронкова горела дольше...

- Мосты сожжены. Вторые полчаса, отведенные для установления личного контакта, заканчиваются. Итак, Принц будет продолжать свою деятельность в "Центре", а Волк займется Воронковым. Успехов. Руки...

Бизон подошел к Старицкому с наручниками, и Влад попробовал воспользоваться последним шансом в сложившейся безвыходной ситуации. Метнувшись к столу, Принц схватил лежавший на нем пистолет и, застонав, отдернул руку. Пальцы на руке свело судорогой, и скрючившиеся от полученного электроразряда, они стали похожими на когтистую птичью лапу.

- Руки.

Принц заложил за спину руки, и его запястья снова оказались заключенными в металл. Онемевшие от боли пальцы понемногу стали оживать. Бизон накинул на голову Старицкого черный мешок...

ЗАЛОЖНИКИ

Павел Калужный пришел в себя и увидел склонившихся над ним Весту и Олежку.

- Папа!

Олежка обнял Принца и прижался щекой к его груди. Веста, всхлипывая, гладила щеки Павла и не могла выговорить ни слова. Голова Павла лежала на ее коленях. Калужный не сразу сообразил, где они находятся...

Низкий деревянный дощатый потолок. Вместо кроватей - прямоугольный топчан, как в КПЗ. Стены полукруглой формы. За стенами был слышен легкий ритмичный всплеск воды. Сквозь щели и похожую на игрушечную дверь проникал узкими лучами солнечный свет. Легкое покачивание посудины, в которой они находились, окончательно пробудило Принца, и он с облегчением прогнал от себя остатки кошмарного сна.

Правда, реальность была не менее впечатляющей, чем только что оборвавшийся гнетущий сон. Посмотрев на Весту, Павел тихо спросил:

- Где мы?

Веста удрученно покачала головой:

- Не знаю...

В голове была полная сумятица. Как они оказались в этом кубрике?.. Принц помнил только, как утром они сели в машину... Павел вставил ключ зажигания, но вместо привычного звука в салоне машины послышалось легкое шипение. Прислушавшись, Павел выдернул ключ из скважины. Шипение прекратилось. Павел снова вставил ключ и стал слегка поворачивать то вправо, то влево. И тут только он почувствовал запах газа. Еще и сейчас в носоглотке слегка першило...

- Веста, ты помнишь, что произошло?

Веста, вспомнив утренние события, закашлялась. Отдышавшись после надрывного кашля, она неуверенно произнесла:

- Помню только... как в машине запахло чем-то приторным... А потом меня растолкал Олежка... Мы уже находились здесь.

Олежка поднял голову и торопливо стал рассказывать то, что помнил:

- Я тоже помню сладкий запах! А потом, перед тем как оказаться здесь, мы все вместе были еще в одном месте...

Принц насторожился: "А может быть, бункер и Бизон вовсе и не были сном?"

- Что же ты замолчал?.. Где мы были?..

Олежка тяжело вздохнул и горестно ответил:

- Потом, когда я проснулся здесь, то понял, что это был только сон...

- Ну, не тяни кота за хвост. Говори.

- Мы были... в зоопарке...

Павел спросил у Весты:

- А тебе что-нибудь снилось?

- Да...

-Не хочется вспоминать?.. Или не помнишь?

- Боюсь, что я его не забуду никогда. Этот выматывающий душу сон был настолько ярким, сочным и правдоподобным. А может быть, это было на самом деле, а не во сне?..

Слезы снова потекли по щекам Весты, и Павел, приподнявшись, привлек жену к себе.

- Ты испугалась, да?..

- Очень!..

Даже в этой, казалось бы, дикой и нелепой ситуации Олежка продолжал оставаться впечатлительным и неугомонным ребенком. Глаза его округлились от предвкушения страшных, вурдалачных подробностей, о которых он сейчас услышит.

- Тебе приснился ужастик, да?!

- Да...

- Расскажи, мам!

- Олежка, давай в другой раз.

- Почему?..

- Ты видишь, мама не хочет вспоминать об этом. Потом как-нибудь...

- Представь себе круглую, зеленую, мягкую поляну, окруженную высокой травой с крупными листьями и большими белыми пахучими цветами, воздух пропитан терпким запахом дурман-травы. А в центре сидишь ты. Дурманящий запах цветов, которые росли вокруг поляны, был таким сильным... Откуда-то стали появляться диковинные животные и птицы. Как на твоих картинках из серии "Древний мир".

- Птеродактили?!

- Да...

- Динозавры и ихтиозавры?!

- Да...

- Вот здорово! Мне бы увидеть такой сон!!

- А мне не понравилось. Поэтому я и проснулась...

- Папа, а тебе что приснилось?!

Павел посмотрел на двух прижавшихся друг к другу "детей" и, чтобы не усугублять и без того сложную ситуацию, ничего не стал рассказывать про бункер, а, ободряюще улыбнувшись, сказал:

- Мне приснились вы... Будто мы плывем на каком-то огромном белом корабле, путешествуя вокруг света, и вы, ты и мама, кормите хлебом прямо из рук красивых белых чаек...

- А я тоже во сне видел много птиц! Здорово! Нам всем приснились птицы!

Веста поцеловала Олежку и, приглаживая его непослушно торчащий на лбу вихор, успокаивающе произнесла:

- Видеть во сне птиц - к счастью... Значит, мы скоро снова будем дома...

Все молча посмотрели на дощатую дверь. У всех, даже у Олежки, видевшего не один раз по телевизору, как действуют террористы, возникло одно естественное предположение, что они - заложники, а за этой дверью стоят люди с автоматами, которые не скоро позволят Калужным выйти отсюда.

Павел подполз. к двери и посмотрел в щель. Косые солнечные лучи, бьющие в глаза не давали возможности рассмотреть, что происходит за дверью, проведя ладонью вдоль щели, Принц нашел место, где тень от какого-то предмета перекрывала лучи, и снова прильнул к двери...

За дверью никого не было... Возможно, автоматчики сидят на крыше кубрика? Павел стал осторожно отжимать дверь. Петли предательски заскрипели. "Как у двери бункера, - вспомнил Павел. - Наверное, когда нас сюда заталкивали, этот скрип я и услышал во сне. Этот многократно усиленный звук и превратил маленькую дверцу этой посудины в массивную бронированную громаду..."

- Не двигайтесь с места, пока я вас не позову...

Осмотрев кубрик, Принц не нашел ни одного предмета, который мог бы послужить оружием для самообороны. Павел одним резким движением широко распахнул дверцу.

Свежий воздух ворвался в куцее помещение кубрика, и Принц вдохнул его полной грудью. Потом решительно выбрался наружу.

Кроме Старицких, на этом утлом суденышке никого не было. Вокруг были бескрайние водные просторы. "Интересно, - размышлял Принц, - может быть, мы и в самом Деле находимся в океане? Только в каком:

Тихом, Атлантическом, Индийском?.."

- Идите сюда...

Первой показалась Веста. Щурясь от солнца, она осмотрелась и только тогда позвала Олежку.

- Вылезай...

Олежка, словно прирожденный моряк, выбравшись из кубрика, встал в полный рост, широко расставив ноги. Потом, похлопав по доскам крыши кубрика, спросил:

- Это что... рыбацкая шхуна, пап?

- Думаю, хозяин называл эту посудину яхтой. Видишь, мачта для паруса стоит? Снасти лежат. Жаль только, что самого паруса нет...

- А ты можешь определить по солнцу, где мы сейчас находимся?

- Нет. Можно только приблизительно сказать, который сейчас час. Но для нас это...

Павел чуть не сказал фразу "что мертвому припарки"!

- Для нас это сейчас не имеет значения, вечером мы сможем точнее определить наше местонахождение по звездам... А пока поищи, нет ли здесь где-нибудь весел.

То, что весел нет, было ясно, но Олежка, как юнга-нахимовец, стал исследовать каждую щелку...

Хуже всего было то, что на яхте не было ни еды, ни питья. Весту это угнетало. Они-то с Павлом смогут продержаться какое-то время, но Олежка? Как быть с ним?! Об этом же думал и Павел, глядя на ползающего по яхте сына. "Надо что-то придумать, чтобы он меньше двигался... Надо беречь силы", - подумал Павел.

- Олежка, оставь поиски.

- Почему?

- Потом поищем. А сейчас нам надо, не торопясь, подумать о том, как мы будем, действовать дальше...

- Я знаю, как действовать!

- Как?..

- Нам надо сделать парус!

- Из чего?

- Из нашей одежды!

Олежка сразу же стал раздеваться и оставил на себе только трусики.

- Ну, чего же вы?!

Павел тоже разделся до плавок. Веста, повернувшись к мужчинам спиной, стала распарывать по шву снятое платье. Постепенно, увлекшись "шитьем" паруса, Веста перестала стесняться своей наготы. "Шить" парус пришлось гвоздем, который Олежка нашел, когда искал весла. Вместо ниток использовали тонкие бечевки, которые получились при разматывании сплетенного из шелковых нитей крепежного каната.

Веревок для крепежа на яхте было достаточно, и парус получился хоть и небольшой, но управляемый. Скорость яхты увеличилась, но не намного. Ветер был слабенький и неустойчивый, он менял свое направление неожиданно, и яхта иногда оказывалась на том же месте, с которого начинала свой разбег.

Павел придумывал для Олежки все новые задания, чтобы у сына меньше оставалось времени для мыслей о пище и воде. Но солнце сделало свое дело. Олежка устал. Сначала он забрался в каюту, якобы прячась от солнечных лучей. А когда Веста заглянула вовнутрь, то увидела, что глаза у Олежки на мокром месте. Он торопливо отвернулся и, свернувшись клубком, затих.

Веста озабоченно потерла пальцами лоб.

Потом посмотрела на парус и спросила у Принца:

- Ты думаешь, мы плывем к берегу?

- Не знаю...

Простая мысль о том, что они, возможно, сделав парус, усугубили свое положение и теперь плывут в открытый океан, озадачила их и повергла в состояние растерянности. Чтобы не пугать Олежку, они решили ничего не говорить ему о парусе. Веста пошла в каюту, а Павел потихоньку опустил парус на палубу, свернув тряпки в рулон. Принц тщательно промыл водой гвоздь, проколол им палец и, выдавливая из него кровь, написал на палубе "SOS". Он посмотрел вверх. В небе не было ни облачка. Ветер окончательно стих. Наступил полный штиль.

Пряча посиневший проколотый палец, Павел полез в кубрик. Веста и Олежка полулежали в носовой части каюты. Яркое солнце все ниже опускалось к горизонту. Отражаясь от гладковыструганных досок пола, солнечный свет освещал лица заложников. Горящие голодным блеском глаза, пунцовые от волнения щеки и пересохшие, потрескавшиеся от жажды губы - все это казалось галлюцинацией.

- Папа, побудь с нами...

- Побуду...

Павел прилег около Олежки. Сознание своей полной беспомощности бесило Принца, и он дал себе клятву добраться до тех, кто их сюда засадил, и свести с ними счеты. То, что сейчас происходило на этой посудине, было делом рук "дюковцев" - у Принца на этот счет не было сомнений. И сейчас он очень сожалел о том что обошелся с ними слишком гуманно.

Олежка не плакал и не стонал. У этого мальчишки была воля взрослого стойкого мужчины. Год жизни, проведенный после трагической гибели матери в специализированном детском доме, закалил его характер. Увидев, что оказался среди умственно отсталых детей, Олежка замкнулся и за весь прожитый год не проронил ни слова.

Так случилось, что Олежке, живя в Москве, ни разу не посчастливилось побывать в зоопарке. Приемные родители, которых Он, не лукавя, называл папой и мамой, обещали ему сегодня, что его мечта сбудется. Веста собиралась сделать Олежке сюрприз. Она присмотрела в магазине, недалеко от "Центра", бинокль. Весте казалось, что при посещении зоопарка подаренный бинокль Олежке наверняка пригодился бы.

Веста надеялась, что легкое покачивание яхты усыпит Олежку и во сне ему будет легче перенести свалившиеся как снег на голову испытания. Но Олежка лежал с широко открытыми глазами и молчал. Это молчание пугало Весту.

- Олежка?..

- А?..

- Ты помнишь свой сон?..

-Да!

- Расскажешь?..

- Расскажу!

Глаза у Олежки при воспоминании о волшебном сне засветились восторженным блеском. Он лег на спину, взял за руки лежащих справа и слева от него родителей и стал красочно описывать виденные во сне картинки.

- Мы шли к зоопарку пешком. Я держал вас за руки, и мы все вместе перепрыгивали через лужи. Солнечные зайчики прыгали вместе с нами. Вы были очень веселыми! Когда мы подошли к забору, где был слон, папа зашел за забор и поздоровался со слоном. Слон даже погладил папу хоботом по голове. А дядька, который был начальником у слонов, стал ругаться. А потом облил папу водой из шланга!..

- А я что?..

- А ты смеялся! И все другие тоже смеялись. А мама сказала, что ты стал похожим на мокрую курицу... А потом мы все захотели мороженого...

Олежка сглотнул голодную слюну, помолчал, мужественно борясь с искушением расплакаться, и проглотив подступивший к самому горлу комок слез, продолжил свой рассказ:

- Когда мы проходили мимо... ну, этих, где гуляют животные...

- Клеток?

- Нет. Этих... Где много места и нет крыши!

- Вольеров?

- Да! Мама увидела, что плачет маленький мальчик. Ну, с его головы ветер... сдул панамку... И она упала. А там - пантера! Мама как перепрыгнет через забор! Взяла панамку, а пантера ее не выпускает! Шерсть у нее встала дыбом!

- У кого, у мамы?!

- У пантеры! Мам, знаешь, на кого эта пантера была похожа?

- На кого?

- На твою любимую Багиру из мультфильма "Маугли"!

- Ну, и что Багира?

- Ее в зоопарке не Багира звали, а Машка.

- Подружились они с мамой?

- А как ты догадался?

- А с мамой нельзя не подружиться! Посмотри, какая она! Олежка посмотрел на Весту и улыбнулся. Засмущавшаяся мама опустила глаза. Сын в знак солидарности пожал руку отцу и погладил маму по руке.

- Папа прав. Мама сказала Машке: "Проводи меня". И Машка, помахав хвостом, пошла. А когда мама вышла из... из...

- Вольера?

- Да. Отдала панамку мальчику, и он перестал плакать. А потом мы пошли к клеткам с птицами. Они, когда меня увидели, сильно обрадовались: стали кричать, хлопать крыльями!

- А может быть, они сердились?

- Нет! Голуби, которые сидели на крыше...

- Под крышей?

- На крыше! Которые - наши! Ну, над улицами которые летают!

- Сизари?

- Да! Они прямо ко мне подлетели, и один сел на голову, как на памятник!

- А остальные?

- Я руки вытянул, и они все уселись на руки, как в цирке!

- А тебя из шланга не облили?..

- Нет! Все, кто стоял около клеток, захлопали в ладоши. И вы тоже. А одна бабушка даже перекрестилась и поклонилась мне.

- Почему?

- Она сказала, что я - Блаженный Августин!

В разговор вмешалась Веста. Она объяснила и Олежке, и Павлу, что у всех пернатых на земле есть свой библейский святой - Августин Блаженный...

- А у людей есть такой святой?

- Конечно. Их много. Но у каждого человека есть еще и свой святой. Его называют ангелом-хранителем. Они помогают людям в трудную минуту.

- А наши Ангелы нам помогут?

-- Конечно, Олежка!

- Скоро?

- Скоро!

- Мам, расскажи еще про... Августина...

- Хорошо... Августин был очень добрым, честным и мудрым. Говорят, он до сих пор ходит по земле и принимает разные обличья.

- Как это?.. Разве он не умирает?

- Нет... Он превращается в разных живых существ: животных, пресмыкающихся, людей. Старушка сразу узнала, что на этот раз Августин превратился в мальчишку, такого, как ты! Вернее, в тебя! А птицы всегда знают, в кого Святой Августин превращается. Прилетают к нему и радуются. И нисколько его не боятся!

- А он только птицам помогает?

- Не только. Он, например, научил людей распознавать деревья...

- Что делать?

- Узнавать, какое дерево человеку полезно, а какое нет.

- А есть и вредные деревья?!

- Нет. Только разным людям полезны разные деревья. Раньше люди жили в деревянных домах, да?..

-Да...

- А прежде чем построить такой деревянный дом, человек выбирал себе дерево...

- Как?

- Садился под дерево, отдыхал, ел, спал. И если чувствовал себя после этого хорошо, строил из бревен таких же деревьев себе дом.

- А если плохо себя чувствовал?!

- Шел искать другое дерево - полезное для себя.

- И находил?

- Конечно. А потом он искал себе невесту, которой это дерево тоже полезно. Они женились и жили в своем доме долго и счастливо...

- Как в сказке, да?

-Да.

- А ты знаешь свое полезное дерево?

- Знаю.

- А папа?

- И папа знает!

- А я не знаю...

- И ты знаешь.

- Знаю?!

- Конечно. Помнишь мы жили все трое у тети Маши в Подмосковье?

- Помню!

- Тебе было хорошо в ее деревянном доме?

- Очень!

- А тебе, папа?

- Превосходно!

- А из какого дерева этот дом был построен, знаете?

Павел не знал, из какого дерева был построен приютивший и согревший их в неспокойные времена дом. Но сознаваться в этом перед Олежкой не хотелось. И Принц стал ворошить в памяти эпизоды, связанные с деревьями. И сразу же вспомнил, что все радостные и светлые мгновения в его жизни были связаны с сосной! Под ней так всегда легко дышалось и любилось! Павел посмотрел на слегка улыбающуюся Весту и сказал:

- Дом тети Маши был построен из сосны.

- Да... Из сосны. Я еще до этого знала, что сосна - мое дерево. Я вычислила ее в Измайловском парке во время прогулки с родителями. Мне тогда было двенадцать лет... Я, перебегая от дерева к дереву, застывала под каждым из них на некоторое время, прислонясь лопатками к коре. Когда же я встала под сосну, вокруг меня точно образовался широкий светлый столб, который сквозь крону дерева устремился прямо вверх, в небо! Дышалось легко и свободно! Тогда я впервые почувствовала, как моя душа устремляется вместе с этим световым потоком вверх, в космос. С тех пор, когда мне вдруг хотелось полетать, я находила любую сосну, прижималась к ней лопатками и... летала!..

Принц вспомнил свой первый "полет в поднебесье", когда он и Веста оказались на сеновале под крышей из сосновых досок. Тогда Павел и Веста, доверившись своим душам, стремящимся к друг другу, соединились душой и телом.

Воспоминания Павла прервал Олежка. Он, посмотрев поочередно на родителей, воскликнул:

- Значит, сосна - и мое дерево?!

- Да.

- Наверное, эта яхта тоже сосновая... Мне здесь хорошо. Только очень хочется пить...

- Олежка, а что было в твоем сне потом?

- Потом?..

- Ну, да. Когда голуби на тебя сели...

- Они подняли меня, и я полетел. Я летал с ними долго-долго... И сейчас я вижу светлый столб... Я снова лечу...

Павел положил ладонь на лоб Олежке и тяжело вздохнул.

- У него жар...

Выбравшись из кубрика, Павел оторвал от паруса кусок материи и, намочив в воде, положил Олежке на лоб. Как только повязка нагревалась, Павел снова остужал ее в воде, температуру Олежке удалось сбить. Он забылся в тревожном беспокойном сне.

К сожалению, ночное небо не помогло заложникам сориентироваться в пространстве. Школьных знаний по астрономии явно не хватало. А в учебке, где натаскивали будущих агентов "Центра", этому не учили, видимо, даже не предполагая, что им придется когда-нибудь принимать участие и в морских операциях.

Принц до ломоты в глазах вглядывался вдаль, но все было тщетно. Не было даже зрительных галлюцинаций. Ночью стало прохладно, и Павел укрыл Олежку и Весту парусом, как лоскутным одеялом.

Принц впервые пожалел, что не курит. Может быть, если развести костер, их кто-нибудь заметит? Вспомнился Жюль Верн, когда путешественники обошлись без спичек, сконструировав из двух линз увеличительное стекло. Но у Калужных не было даже этих несчастных линз! Только стекло на часах, из которого лупу не сделаешь...

Наутро у Олежки начался бред. Он бредил с открытыми глазами, и это было еще страшнее. Он все пытался вырваться, не узнавая ни Павла, ни Весту. Павлу пришлось помогать Весте держать Олежку...

В этой изнурительной борьбе Олежка потерял много сил. Под глазами появились синие круги, щеки впали так, будто он не ел уже дней десять. Обессиленное тело лежало на досках. Было видно, что долго он не выдержит.

Принц не мог находиться в каюте. Забравшись на палубу, он сидел, покачиваясь из стороны в сторону. Бездействие отупляюще действовало на мозг, и Принц, перебрав десятки, сотни, тысячи вариантов возможного спасения, так и не смог ни одним из них воспользоваться. Оставалось только надеяться на чудо.

Теперь Принц сожалел, что бункер был только сном. Потому что он хорошо запомнил слова, сказанные Бизоном: "Тебя не убьют!"

Если бы хозяин существовал не в сновидении, а наяву, они бы уже давно были спасены и находились в Москве...

Павел почувствовал, что и у него поднимается температура. Он стал делать себе компрессы на лоб. Морская вода полилась по лицу в рот...

К своему удивлению, Принц почувствовал лишь легкий привкус соли. Вода была недостаточно соленой. Смыв с лица струящийся пот, зачерпнул ладонями воду и снова попробовал ее на вкус. Вода была пресной!

С великими предосторожностями Павел принес в сложенных ладошках совсем немного воды для Весты. Потом для Олежки. Но пока он добирался до каюты, воды в ладонях оставалось совсем мало, и Принц стал думать, во что набирать воду. Попытки жены и сына самим добраться до воды Павел решительно пресек. Нужно экономить силы!

В том, что спасение возможно, Павел уже не сомневался. Если вода пресная, значит, это не море, но и не река. Нет такой широкой реки, чтобы не видно было хотя бы одного берега. Значит, это озеро!

Принц снова торопливо поставил парус. Если все время плыть в одну сторону, обязательно приплывешь к какому-нибудь берегу. Отодрав от палубы одну из досок, он использовал ее в качестве руля. Теперь и солнце пригодилось. Оно помогало выдерживать намеченный курс.

У Принца будто удесятерились силы. Он сновал по яхте, то поправляя парус, то управляя рулем. Ветер, словно смеясь над "капитаном" яхты, дул еле-еле. Но посудина все-таки двигалась вперед!

Емкость для переноса воды Павел сделал из жестяной пластины, отодрав ее от кормы. На этой пластине раньше крепился подвесной мотор. Утолив жажду, заложники повеселели. Но при этом еще больше захотелось есть.

Ветер подул в обратную сторону, и "капитан", чертыхаясь, пытался установить парус так, чтобы яхта продолжала двигаться в избранном направлении. Сделать это не удалось. И пришлось опять лечь в дрейф...

Из-за горизонта показались свинцовые тучи.

Хлынул ливень, и Принцу пришлось вычерпывать воду, чтобы посудина не пошла ко дну. Несмотря на протесты Павла, Веста и Олежка стали помогать ему, захватывая воду ладонями и выбрасывая ее за борт...

Прошла еще одна тревожная ночь.

Наутро заложники услышали шум вертолета. Павел вышел из кубрика, увидел кружащуюся над яхтой железную птицу и стал лихорадочно соображать, как сообщить пилоту о своем бедственном положении. Не прыгать же на палубе, размахивая руками, как туземец! Как назло, Принц увидел, что его призыв о помощи, написанный кровью, смыло с палубы дождем.

Павел стал быстро выкладывать на палубе из веревок, смытые ливнем буквы "SOS". Пилот понял и сбросил вниз веревочную лестницу, к концу которой была прикреплена записка: "Ждите катер".

Вертолет улетел. Павел показал записку Весте. Прочитав ее, Веста закрыла от счастья глаза.

Неизвестно, сколько бы еще дней дрейфовали заложники по водной глади Ладожского озера, если бы на берегу не были обнаружены спрятанные под перевернутой лодкой два трупа с огнестрельными ранениями в голову. Оба убитых оказались агентами концерна "Плюс" и активными сторонниками "стукача" Дюка, решившего прибрать к своим рукам и корпорацию "Центр".

Один из убитых был прибалтиец Моргалис. Именно ему принадлежала яхта, в которую запихнули похищенных заложников. Кто расправился с самими похитителями, следствию установить не удалось. Судя по контрольным выстрелам в голову, с латышом и его приятелем расправились профессионалы, а значит, искать убийц было бессмысленно. В этот же день Калужные вернулись в Москву.

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Генеральный директор, заместитель Генерала по личному составу Принц, начальник оперативного отдела Френд и командир "Летучего отряда быстрого реагирования" Торс собрались на экстренную оперативку. Генерал Крафт обратился к присутствующим:

- С оперативными данными следственной группы вы ознакомились. Какие будут мнения?

Торс, сидевший, как на иголках, нервно воскликнул:

- Можно мне?

- Говорите.

- Это злополучное похищение - не случайная акция. Нам, всему нашему "Центру", брошен наглый вызов. В нашей организации хотят посеять панику. И то, что не удалось сделать ФСБ, нам надо самим довести до конца! Мы должны восстановить звенья разорванной цепи. Сосед Принца по подъезду никогда не видел тех двоих с пробитыми черепами. Похититель "технаря", выкравший и машину Калужного вместе с пассажирами, до сих пор не найден. Думаю, что когда мы его найдем, а мы должны его найти во что бы то ни стало, тогда многое объяснится!

Генеральный задумчиво потирал подбородок. Френд, выслушав Торса, обратился к Принцу:

- Неужели ты не помнишь, хоть смутно, каких-нибудь подробностей?

- Все, что знал, я уже рассказал. Как ни пытаюсь вспомнить еще хоть что-нибудь - ничего не получается!

Френд, покусывая нижнюю губу, неуверенно произнес:

- У меня не выходят из головы те двое, лежавшие под днищем перевернутой лодки. Это были достаточно опытные агенты, чтобы их можно было так запросто убрать. Если предположить, что они были в сговоре с похитившим машину, то как они оказались на Ладожском озере? Ни самолеты, ни вертолеты "Центра" туда в последние дни не летали...

Торс взял лежащие на столе оперативные сводки и, покопавшись в них, нашел то, что искал.

- Вот есть один рейс... В морской порт Онега на Белом море.

- А при чем тут озеро?

- Все-таки в ту сторону...

- Нелогично. Отвезти заложников, сделав большой крюк, сначала на Онежскую губу, а потом только транспортировать их на озеро?.. Проще было доставить их в Петербург. От Питера до Ладожского рукой подать!

Молчавший до этого Крафт как бы невзначай спросил:

- А что это был за рейс?

Торс протянул Генералу сводку и пояснил:

- Я поговорил с пилотами этого самолета. Они говорят, что везли какое-то радиолокационное оборудование в герметичных контейнерах.

- Кто-то сопровождал этот груз?

- Нет. Но я показал им на всякий случай фотографии агентов и фоторобот похитителя "технаря". Людей, похожих на тех, что на фотографиях, пилоты не видели. Но интуиция мне подсказывает, что какая-то связь между этим рейсом и похищением есть. И "Джеймс Бонд", думаю, скоро вновь объявится для охоты за новой жертвой.

Генеральный, постукивая кончиком карандаша по столу, отодвинул от себя сводку и сказал:

- Мне тоже кажется, как и Торсу, что начинается большая охота. Но, если и появится новый похититель в ближайшие сутки, это уже будет не "Бонд". Думаю, что его просто уже нет в живых...

Френд спросил у Крафта:

- Вы считаете, что агентов убрал не он?

- Я привык знать, а не гадать. А фактов для утверждения того или иного варианта у нас нет. И самое загадочное обстоятельство в этом похищении то, что Калужные остались живы... Принцу захотелось возразить на это замечание Генерала фразой: "А вы что, об этом сожалеете?" Но Принц понимал, что он еще не отошел от нервной встряски последних дней, поэтому лишь вздохнул.

Повисла пауза. Крафт высказал вслух то что каждому из сидящих приходило в голову, не один раз. Но ответа, даже приблизительного, ни у кого не было. Поэтому все стали ждать, что Генерал скажет дальше. А он молчал. Принц чувствовал себя, словно на скамье подсудимых. Не выдержав, он спросил:

- Вы от меня ждете объяснения, почему мы остались живы?!

Торс торопливо успокоил его:

- Да нет, Павел! Мы просто пытаемся предугадать, что за этим странным похищением последует, и быть начеку. Мы оказались в неприятной "китайской" ситуации: ловим черную кошку в темной комнате. А этой кошки, возможно, там вовсе нет. У меня пока только одно объяснение этой провокации: кто-то продемонстрировал нам свою мощь, и просто так, одним похищением, все это не кончится.

Принц сам терялся в догадках, что бы все это значило. Ну, не рассказывать же в самом деле сон Олежки, Весты или свой сон?! Крафт подвел итог оперативки:

- У меня есть одно предположение относительно истинной цели этого террористического акта. Но пока у меня нет доказательств, подтверждающих это предположение. Рабочая версия случившегося для всех остальных сотрудников "Центра" - месть "дюковцев" лично Принцу за гибель своего опера. Мы не знаем того ангела-хранителя, Который спас Калужных или организовал их похищение. Но чтобы всех успокоить, вам, френд, надо взять на себя миссию дезинформации наших сотрудников: с террористами, похитившими Принца и его семью, расправились наши тайные агенты. Это, к тому же, будет наглядным уроком для тех "дюковцев", которые еще продолжают лелеять надежду на реванш в скором будущем. Думаю, что в самые ближайшие дни всплывет истинная цель происшедшего ЧП. Вам, френд, необходимо организовать двойное кольцо наблюдения вокруг Павла Семеновича...

- А его семьи?

- Похитителям был нужен сам Принц. А похищение его семьи - это лишь психологический фактор давления, чтобы Павел Семенович оказался посговорчивее, когда ему предъявят ультиматум хозяева террористов.

- Когда появятся парламентарии...

- Нужно дать им возможность установить контакт с Принцем, а затем, отслеживая всю цепочку, выйти на резидента. Вполне возможно, что в операции придется задействовать и наших агентов из Интерпола...

Всем стало понятно, о каком предположении говорил Генерал в начале оперативки.

Русская мафия набирала силу за границей, но и международная мафия уже активно внедрялась в российскую инфраструктуру.

Бывший разведчик Крафт знал об этом из достоверных источников. Он не стал говорить своим заместителям о том, что конечной целью "охотников", скорее всего, является устранение его самого. А эпизод с Принцем - это лишь прелюдия к готовящейся большой операции.

В этой операции Принцу отводилась роль наживки. Это не смущало Павла. Работа есть работа. Его беспокоило другое... Крафт явно чего-то не договаривал. Намек на мафию совершенно не удовлетворил Принца. "Неужели, - глядя на Генерала, думал Павел, - после всего случившегося, Крафт перестал мне доверять?"

Генеральный избегал встречи взглядом со смотрящим на него в упор Принцем. И это обстоятельство еще сильнее обеспокоило Павла. Неприятно, когда тебе не доверяют.

- Вы сейчас разойдетесь по кабинетам... У меня к вам пожелание максимально загрузите сотрудников "Центра" работой, чтобы у них не оставалось времени на кулуарную трепотню. О любых, даже незначительных подозрениях, сразу докладывать мне. Все свободны.

Принц надеялся, что Генерал все-таки оставит его для личной беседы. Но этого не произошло, и Калужный с тяжелым сердцем первым вышел из кабинета.

Принц пошел не к себе, а к Весте, чтобы выговориться, отвести душу. Веста встретила Павла странным взглядом. В нем была ласка, какая-то нежная томность, загадочность.

Поинц в недоумении даже остановился в дверях...

- Проходи... Садись...

Даже голос у Весты изменился, стал грудным, источающим чувство приятной расслабленности. Павел сел, изумленно глядя на свою изменившуюся жену...

- Еще на яхте у меня возникло одно предположение... Пока ты был у Генерала, я сходила на УЗИ...

- Ты беременна?!

- У нас будет дочка! Ты не рад?..

Принц ничего не ответил, а только привлек жену к себе и обнял. И у Павла на яхте тоже были мысли о детях. Глядя на Олежкины страдания, Принц думал тогда о том, что, избирая профессию, надо думать о последствиях для своих близких. Принц тогда невольно вспомнил о том, что у Крафта, Френда, даже у Краба нет ни жены, ни детей. Наверное, это противоестественно - быть одиноким волком. Но подвергать свою семью постоянной угрозе истребления - это тоже ненормально. Еще не прошло и двух месяцев, а усыновленный Олежка уже побывал в двух переделках. В первой разборке его спас Торс. Вторая еще только началась, Крафт прав. И неизвестно, чем она закончится!

- Что с тобой?.. О чем ты думаешь?..

- О нас...

- Ты расстроился, что родится девочка?

- Нет...

- Тогда что же?..

-Я не смог вас защитить. И даже не знаю, как это сделать.

- Не переживай. Будет так, как должно быть. Если президентов отстреливают, как куропаток, а у них - броневики, то о нас и говорить нечего.

- А тебе не кажется странным... В тебе зародилась новая жизнь, а мы сидим и говорим о смерти?

- Не кажется. Мы должны думать и об этом. Чтобы это не стало потом для нас неожиданностью.

- Ты успокаиваешь меня...

- Нет. Говорю так, как есть. Зная о плохом, надо радоваться всему хорошему, что существует вокруг нас и в нас самих. Тебя расстроил разговор с Генералом?

- Да.

- Чем?

- Неопределенностью. Терпеть не могу неизвестности. Из разговора выяснилось, что мы, находясь почти в центре Москвы, продолжаем оставаться заложниками! Да разве только мы?! В детстве я Москву воспринимал как сказочное королевство, в котором все есть! И действительно все было: живые искренние глаза, отзывчивые сердца. В юности доброе сказочное столичное царство превратилось в королевство кривых зеркал. Мутная волна торгашества захлестнула город. Повылазили какие-то гоголевские персонажи со свиными рылами и маленькими поросячьими глазками. Спортсменов, как крестьян во времена крепостного права, стали продавать и покупать. Чемпион Европы по спортивной гимнастике возит мясные туши в железнодорожных рефрижераторах. Чемпион мира по боксу - вышибала в ресторане!

- В детстве и юности ты жил в Москве?!

- С чего ты взяла?

- Ты так вдохновенно говоришь о Москве. Так говорят только москвичи.

- Но так говорят еще и те, кто не хочет видеть столицу своей родины превращенной в... зверинец! Теперь Москва напоминает мне большой каменный вольер, в котором царит закон джунглей. Зарешеченная Москва - что может быть страшнее?! У меня не выходит из головы Олежкин сон... Пророческий сон! Ладно, об Августине Блаженном он мог услышать от бабушки. Но он ведь в нас, в тебе и во мне, видит людей будущего и прошлого одновременно! Его душа стремится к гармоничному миру, который, как сказано в Библии, уже был на земле. Люди далекого прошлого, не строя вольеров, мирно сосуществовали бок о бок с животными, не пожирая друг друга. И он уверен, что мы, я и ты, способны вернуть эту гармонию и разрушить все барьеры, разделившие животный мир на хищников и их жертв. Вспомни, я в его библейском сне запросто захожу в слоновник, ты общаешься с пантерой! А что мы на самом деле из себя представляем?

- Что?

- Не знаю... Но иногда мне кажется, что самые крепкие решетки воздвигаются в душах самих людей. И избавиться от этих решеток труднее всего.

- В пьесе Горького "Мещане" Нил говорил: "...Когда человеку на одном боку лежать неудобно, он переворачивается на другой. А когда ему жить неудобно, он только стонет да жалуется. А ты сделай усилие - перевернись! "

- Ты, наверное, не поняла, о чем я говорю.

- Поняла. Но я не хочу отдавать тебя тем гнилым московским философам, которые превращают страну в помойную яму! И Олежкин сон тут совершенно ни при чем. Он видит в нас не библейских пророков, а нормальных живых людей, способных бороться и борющихся с обстоятельствами. И, честно скажу, мне бы не хотелось, чтобы он видел тебя таким, какой ты сейчас...

- А тебе не приходит в голову, что у меня могут быть веские причины быть таким?

- Причины могут быть вескими. Но если ты, наша опора, наша стена, наша крепость, станешь рыхлым и слабым, то что же будет с нами, а?..

Последние слова Веста проговорила с такой грустью в голосе, что у Павла тревожно сжалось сердце.

- Прости меня, Веста. Хотелось выговориться, а получилось, что пришел, поплакался в жилетку и превратился в какой-то кисель, в размазню! Помиримся?..

- Да...

Лицо Весты просияло, засветилось радостью и нежностью. Закрыв изнутри дверь кабинета, Павел и Веста соорудили на полу импровизированное ложе и отдались чувству блаженства, испытываемого ими всегда в минуты интимной близости. Это желанное примирение было особенно сладостным после первой в их совместной супружеской жизни размолвки...

Павлу очень не хотелось уходить от Весты. Но сиротливо лежащие- на полках сейфов личные дела сотрудников требовали к себе внимания. И Принц пошел в свой кабинет.

Открыв дверь, Принц не сразу понял, куда попал. Мебель была отодвинута, ящики письменного стола лежали на груде сваленных в кучу папок с личными делами. Будто кто-то собирался разжечь костер, но ему или помешали, или просто не хватило времени. Дверцы сейфов были распахнуты настежь. Был открыт даже тот сейф, от которого у Принца еще не было ключа.

Павел не стал заходить внутрь помещения, а позвонил Крафту из соседнего кабинета, а Генерал сам оповестил технические службы, чье присутствие было необходимо при подобных ЧП.

Последним покинули кабинет Принца криминалисты. И только тогда генеральный директор перешагнул порог.

Крафт сразу прошел к небольшому секретному сейфу, стоявшему в углу кабинета. Полки были пусты. Генерал нащупал в верхнем левом углу потайную кнопку и нажал на нее. Сработало механическое устройство, и откинулась крышка двойного дна. В тайнике тоже было пусто.

Крафт задумчиво разбирал валявшуюся на полу бумажную кучу, видимо, не надеясь уже найти то, что искал. О тайнике знали только двое: Крафт и Дюк. А теперь выясняется, что Дюк был у кого-то под "колпаком". И у того, кто здесь побывал, были дубликаты ключей.

Генерал наткнулся на личное дело Принца. Перелистав страницы, Крафт убедился в том, что все на месте. Закрыв папку, он передал ее Калужному. Потом дошла очередь до личных дел Френда, Торса и других сотрудников. Только личного дела Крафта не было.

Но это было бы полбеды. Из тайника пропали все уставные документы корпорации "Центр", шифровки счетов в иностранных банках. Расшифровать эту китайскую грамоту мог только сам Крафт. Он сам изобрел этот шифр в те долгие годы, когда жил в Германии как советский разведчик. Крафт пользовался этим шифром исключительно в личных целях. Для донесений в Москву использовался другой знаковый набор.

Этот налет на хранилище сейфов окончательно убедил Генерала в том, что главным объектом для резидента, устроившего погром в этом кабинете, был сам Крафт.

- Двойное кольцо наблюдения с Принца можно снять. Его и его семью больше не тронут.

Френд, наблюдая за перебирающим бумаги Генералом, озабоченно сдвинул брови. Жесткая складка на переносице от этого стала еще глубже.

- Теперь, насколько я понимаю, понадобится тройное кольцо вокруг вас!

- Это не поможет.

- Почему?

- Потому что теперь я сам буду искать встречи с резидентом. И он это знает. И тройное кольцо понадобится ему самому. Начинается позиционная игра, как в разведке. Что ж, тряхну стариной. Восстановлю некоторые свои связи. Судя по почерку, образец которого взломщик здесь оставил, переиграть резидента будет не очень сложно.

- Только все равно остается загадкой, зачем резиденту понадобился Принц?

- Уже загадки нет, резидент не нашел здесь того, что искал. А Дюку я еще до начала драматических событий в "Центре" говорил, что своим преемником на посту генерального директора считаю... Павла Семеновича. И резидент поторопился, предполагая, что я уже передал Принцу то, что здесь искали. Теперь и для Принца многое стало понятным. Размышляя вслух, Павел произнес:

- Они искали какой-то шифр...

- Верно.

- Но... Если они предполагали, что я его знаю, то должны были допрашивать меня?

- В этом не было никакой необходимости. Они ввели тебе в вену два кубика эликсира правды, и ты в бессознательном состоянии выложил резиденту все, что знал.

- Но разве им было не проще...

- Вколоть эти кубики мне?

- Да...

- Со мной этот номер у них не прошел бы. Против их эликсира у меня есть противоядие.

- Вы его всегда носите с собой?

- Да. Оно здесь.

Крафт, улыбнувшись, постучал пальцами по своему лбу.

-- Еще до изобретения этого эликсира спецслужбы пользовались детектором лжи. Американские секретные агенты, подвергшиеся воздействию этого детектора, раскалывались, как скорлупки. А наш разведчик, работавший в самом логове американского Центрального разведывательного управления, проходил через этот детектор лжи семь раз. И если бы не перестройка, то он работал бы в этом паучьем гнезде и поныне.

- А при чем тут перестройка?

- А его просто сдали. Американский суд приговорил его к пожизненному заключению. И надеяться на то, что его когда-нибудь, обменяют на какого-то американского шпиона, как советского разведчика Абеля, не приходится. Время другое. И страна другая. Думаю, что и меня в Германии постигла бы та же участь. Но я вовремя понял цель и смысл перестройки и вернулся на родину.

- Но если эликсир попадает в кровь, разве можно противостоять ему одной лишь силой воли?!

- Нас хорошо учили. Если филиппинские знахари совершают хирургические операции без скальпеля, а индийские йоги способны останавливать собственное сердце на неделю, то неужели ты думаешь, что в СССР не было своих уникальных достижений, с которыми нас, разведчиков, знакомили и чему обучали в обязательном порядке? Ученые разных стран мира научились побеждать разные недуги. Но один человеческий недуг так и остался непобежденным - предательство. Предательство существовало и до Иуды, и после Иуды. Можно перетерпеть, преодолеть многое. Но когда тебе вонзает нож в спину твой духовный собрат - это самое страшное...

Генерал, сидевший на корточках около бумажной кучи, выпрямился, пригладил ладонью свои серебристые волосы и сказал, обращаясь к Принцу:

- Когда наведешь здесь порядок, зайди ко мне за дискетами. Надо сверить с компьютерными данными, что еще здесь было похищено. Френд, ты уже проинформировал Торса о захваченном КамАЗе?

- Не успел.

- В машине груз компании "Лимитед Экс". Постарайтесь, чтобы товар не очень пострадал. Поручения, отданные мной на оперативке, остаются в силе. Кроме двойного кольца. Успехов.

Крафт вышел. Торс забросал Френда вопросами:

- Где?

- На Оренбургском тракте.

- Сколько их?

- Пятеро. В омоновской форме.

- Водитель жив?

- Нет. Но он успел включить блокиратор.

КамАЗ встал. Устранить "неисправность" бандиты не смогли. Подогнали свою машину.

Перегружают товар.

- Мы можем не успеть. Туда минимум два часа лета. А если они уйдут в Казахстан, то там их можно и совсем потерять...

- Товар маркирован, и радиосигнал будет поступать постоянно. Бандиты тоже знают цену товару и перегружают его очень осторожно.

- "Коридор" известен?

- Да. Между Орском и Новотроицком.

- Может быть, и мне тряхнуть стариной?..

- Торс прекрасно справится сам. Не надо его опекать. Так вот, в "коридоре" срочно начались земляные работы. Бульдозером, не забыл, как управлять?

- И экскаватором, и тягачом. В учебном отряде у меня по вождению было "пять". Торс засмеялся и, извиняясь, стал оправдываться:

- Только асфальтоукладчиком и бетономешалкой пользоваться пока не умею. Не приходилось!

Френд слегка улыбнулся, а затем пожурил:

- Жаль... Пора бы уже научиться...

Френд и Торс ушли. А Принц стал возвращать вещи и документы на свои места. Когда Крафт говорил о предательстве, то имел в виду не только Дюка, которому очень доверял, если судить по некоторым документам, которые Генерал мог бы хранить не здесь, а у себя. Этот погром устроил кто-то из своих. Этот Иуда ежедневно ходит рядом с сотрудниками, носит личину дружелюбия и продает их с потрохами!

Тень подозрения легла на всех без исключения. Крафт осунулся, лицо его стало серым: уж слишком вероломным было предательство кого-то из соратников. Поэтому он отказался от тройного кольца защиты. Ведь Иудой может оказаться и главный защитник - Френд. По крайней мере, он был другом Дюка. И командир "Лобра" Торс тоже на подозрении. Его отряд быстрого реагирования по приказу извне может в считанные минуты обезглавить руководство "Центра". Да и сам Принц? Он запросто мог сам накануне вечером устроить весь этот бардак. А утром резидент обеспечил ему стопроцентное алиби, инсценировав похищение не одного только Калужного, а для убедительности - и семьи тоже!

Думая так. Принц не торопился идти в кабинет Генерала за дискетами...

В последующие несколько дней никаких ЧП не произошло, и жизнь в "Центре" стала входить в привычное русло. Однако вскоре новое несчастье ворвалось в семью Принца, как ураган!

НА КРЮЧКЕ

В один из осенних дней, когда багрянец лишь слегка коснулся листьев деревьев, Принц, приняв утренний контрастный душ, вышел на улицу. Ему нравилось это время года. После изнуряющей летней жары с ее липкой знойной духотой осенний воздух бодрил.

Принц не смог выехать из гаража. Мотор не заводился. "Наверное, улыбаясь, подумал Павел, - это потому, что сегодня суббота. А по субботам надо отдыхать, а не работать".

Нужно было забраться под капот по самые локти и устранить неисправность. Принц подъехал к подъезду и попросил соседа с первого этажа:

- Дядя Саша, посмотри, что с мотором?

- А что?

- Едва выехал из гаража! Боюсь, до работы не доеду. Посмотришь?..

- Давай ключи...

Принц быстро взбежал на свой этаж и позвонил. Руки пахли машинным маслом, и не хотелось лезть в карман за ключами. За дверью было тихо. Павел позвонил еще раз.

Снова тишина. Павел достал все-таки ключи, открыл дверь и вошел. Олежку они еще вчера оставили у бабушки с дедушкой. Но Веста должна была дождаться Павла. И одежда, в которой Веста собиралась ехать в "Центр", висела на вешалке. Но самой Весты в квартире не было...

Принц кинулся на балкон и посмотрел вниз. Под балконом на траве играли дети. Они разложили чайную и столовую посуду и самозабвенно играли в дочки-матери. Павел вернулся в комнату... Веста снимала халат, чтобы переодеться в блузку и брюки. Услышав стук балконной двери, она испуганно оглянулась. И тут же рассмеялась:

- Ты что, на шестой этаж по балконам забирался?..

Павел угрюмо смотрел на улыбающуюся жену.

- Ты смотришь так, будто застал в квартире любовника!

- Ты где была?

- У Светки...

- Какой... Светки?

- Соседки. Мы раньше у нее Олежку иногда оставляли. А что случилось?..

Веста перестала улыбаться, тревожно глядя на угрюмое лицо мужа.

- Ты хоть записку оставляй, когда уходишь!

- Да я и забежала-то к ней всего на одну минутку. Случилось что?!

Павел молча прошел в ванную и стал сосредоточенно мыть руки с мылом. Веста последовала за ним и терпеливо ждала ответа на заданный вопрос.

Вытирая руки, Павел с укором посмотрел на жену, потом сердито погрозил ей пальцем и, не выдержав, глядя на вытянувшееся от удивления лицо Весты, рассмеялся:

- Ты, что... в самом деле... любовника искал?!

Принц согласно закивал головой.

- Приревновал меня?!

- Ага...

- Ой, как здорово! Расскажи, как все было!..

- Да что рассказывать-то?..

- Вот ты пришел... Подошел к двери...

- Звоню. Не открывают.

Павел сделал зверское лицо. Занятия в учебном отряде по актерскому мастерству пригодились и для семейной "разборки".

- Звоню второй раз. Молчат.

Павел состроил еще более свирепое лицо.

- Осторожно, чтобы не вспугнуть, открываю дрожащими руками дверь и... врываюсь, как тигр, в спальню!

Глаза Принца кровожадно загорелись. Шрамы на лице от напряжения побагровели. Вид у него и вправду был таким страшным, что Веста от неожиданности прикрыла лицо ладошками. Над кончиками пальцев поблескивали только ее испуганные глаза.

- Вижу смятую постель! Ору: "Вылезай, я все равно тебя найду!" Молчание! Тогда я подбегаю к кровати и, багровея от ярости, переворачиваю ее! Затем выбрасываю из платяного шкафа все вещи! Одну за другой! Одну за другой!! Обыскиваю, рыча, все комнаты! И, наконец, понимаю, что мой соперник висит на балконе, зацепившись пальцами за его нижний край! Бегу на балкон и слышу, как хлопает входная дверь. Стремительно возвращаюсь обратно в комнату и вижу тебя... в неглиже! И тут только я понимаю, какую страшную и непоправимую ошибку совершил!

- Какую?!

- Я не заглянул в туалет! И пока я прохлаждался на балконе, соперник успел улизнуть в открытую входную дверь!

- Тебе надо сниматься в кино! У тебя так здорово получается!!

Принц едва не сказал, что уже снялся в фильме, притом в главной роли!

- Да я уже...

- Что уже?!..

- Стар для того, чтобы сниматься...

-Ничего не стар! Люди вон до глубокой старости снимаются, а тебе еще и тридцати нет!

- Правда?!..

Принц сел на стул, посмотрел на себя в зеркало и с сомнением покачал головой. Он старался не встречаться глазами с Вестой, потому что ему впервые захотелось вдруг рассказать Весте все-все о себе! Что никакой он не Калужный! И не Павел! А Влад Ста-рицкий. Бывший Чемпион Европы по спортивной гимнастике! Коренной москвич, заброшенный волею судьбы в Тамбов. Крах спортивной карьеры из-за незначительной травмы ахиллесова сухожилия заставил его, чтобы выжить, таскать на себе мясные туши в холодильные камеры железнодорожных рефрижераторов. Московские воры в законе помогли ему стать киноактером. А тамбовские "отморозки" отправили его на тот свет. Но на том свете его "не приняли". Сказали, что он еще не все круги ада прошел на земле! Он чудом выжил. Захотелось рассказать и о жене Тане, зверски изнасилованной и распятой на кладбищенской ограде пятерыми ублюдками из банды "Кенгуру". Рассказать о трехлетнем сыне Никите, разрубленном на четыре части на том же Востряковском кладбище Москвы, где произошла изуверская "разборка", учиненная тамбовскими гастролерами. И о кровавой "разборке" в Тамбове с двумя десятками трупов членов банды "Кенгуру", о которой Старицкий, осуществивший акцию возмездия, нисколько не сожалел. И о двух вынужденных пластических операциях, изменивших лицо Старицкого до неузнаваемости...

Воспоминания Влада были прерваны Вес-той, появившейся в зеркальном отражении за его спиной. Веста смотрела расширившимися от удивления зрачками на отраженное в зеркале смертельно-бледное лицо незнакомого человека...

Когда страшные, жестокие картины прошлого стали тускнеть, лицо Принца постепенно ожило, приобретая естественный цвет.

Влад не решился на исповедь. Но Веста, испуганно глядя на пришедшего в себя мужа, спросила:

- Что... это... было?

- Это у меня после контузии в Афганистане. Иногда я будто становлюсь другим человеком. Вижу страны, города, в которых я никогда не был...

- И где же ты был сейчас?..

- В Италии...

Влад стал рассказывать Весте о Риме, где он получил свою первую золотую медаль на чемпионате Европы. Он рассказывал ей о римских улочках, о встречах с Папой римским, о кафе, фонтанах и Колизее...

Веста слушала, затаив дыхание. Принц, увидев беспокойство в ее глазах, прервал свой рассказ:

- Вот и все, что я увидел сегодня...

- Я знаю, вернее, чувствую, что ты мне не все рассказал. Просто ты не хочешь меня волновать, правда?

- Правда. Тебе сейчас никак нельзя волноваться. Поэтому мои видения пусть останутся со мной.

- Но я все равно буду волноваться. И не из-за видений, как ты думаешь. А из-за... Может, следует посоветоваться с врачом?

- Думаешь, я психически болен?..

- Нет... Просто, если попить бромистый йод или что-нибудь другое, может быть, эти видения перестанут тебя беспокоить?..

- Они меня не беспокоят. Я не хочу от них избавляться. Это... Как тебе объяснить... Мое второе "я". В них я точно так же живу, как и здесь.

- Тебе там хорошо?

- По-разному... Бывает и хорошо. Веста крепко обхватила голову Принца руками, прижала к своему животу и лихорадочно зашептала:

- Вот этого-то я и боюсь!..

- Чего?

- Что ты однажды можешь не вернуться из своего видения. И что же будет со мной? Зачем же жить-то мне без тебя? Принц стал нежно гладить ее руки своими ладонями.

- Глупенькая... Я всегда возвращался и вдруг не вернусь! С чего?..

- Не знаю... Тебе же там хорошо бывает. Там, наверное, и женщины есть?

- Есть...

Веста потребовала, чтобы Павел рассказывал ей обо всех видениях, которые с ним будут происходить. Принц пообещал. Такая договоренность устраивала обоих. Старицкий получил возможность, не выдавая себя, рассказывать об эпизодах из своей жизни. А Веста, случайно обнаружив в муже феноменальные экстрасенсорные способности, нашла им практическое применение. С согласия Павла она стала с сегодняшнего дня записывать его "видения" на магнитофон. И сожалела лишь о том, что техника, даже японская, еще не достигла пока того уровня, чтобы можно было звуковой ряд магнитофонной записи превращать в зримые картины видеообразов...

Веста надеялась, что в будущем эти записи послужат основой сценария для создания оригинального фильма. Она даже придумала для него рабочее название: "Катарсис". Еще Аристотель, применяя термин "катарсис" (очищение), говорил о том, что страх, гнев, сострадание и прочее заставляют зрителя переживать эти чувства, тем самым очищая его душевное состояние.

Весь этот сумбурный, насыщенный новыми неожиданными впечатлениями день Веста хвостом ходила за Принцем. При ней всегда был портативный магнитофон. Один раз Веста неожиданно предложила Павлу провести эксперимент: она спрячет какую-нибудь вещь, а он попытается ее "увидеть". Принц наотрез отказался от подобных экспериментов, объяснив свой отказ тем, что не может "видеть" по заказу.

Рабочий субботний день в "Центре" напоминал ленинский субботник. Женщины ходили в рабочих халатах с косынками на головах. Со швабрами и ведрами в руках высокооплачиваемые сотрудники "Центра" выглядели очень импозантно!

Конечно, можно было привлечь для уборки помещений рабочую бригаду, но сотрудницы и сотрудники изъявили желание сами навести порядок в своем доме. Мужчины двигали шкафы, таскали тяжести. Женщины наводили лоск в отреставрированных помещениях. Было в этой стихии неизвестно откуда взявшегося энтузиазма что-то свободное и светлое!

То тут, то там слышались мелодии, казалось бы, уже давно забытых песен. Мужчины "травили" анекдоты. Женщины весело смеялись. Все чувствовали, как из трясины интриг и междоусобных войн возрождается обновленный и красивый... "Центр"!

В конце дня неожиданно организовалось .импровизированное застолье, в котором все захотели принять участие. Чумазые, но довольные все уселись за столы, не снимая рабочей одежды. От этого грубая пища, купленная на рынке, показалась еще вкуснее.

Веста, всюду носившая с собой портативный магнитофон, записывала на Отдельную кассету интервью с участниками "героического" трудового дня, в котором было много анекдотических моментов. Например, одна из сотрудниц попросила Торса помочь ей выбрать для окна в своем кабинете гардины. Торс, балансируя на узкой стремянке, как канатоходец в цирке, держал тяжеленную гардину и ждал ценных указаний. А хозяйка кабинета, увлекшись другими делами, забыла о нем.

Участники застолья с удовольствием прослушали монолог Атланта с гардиной на плечах, который простоял на стремянке битый час. Монолог его состоял всего из трех фраз. Но они были такими выразительными, что "застолыцики" покатились со смеху, представив себе, как бы выглядела хозяйка, если бы исполнилось пожелание ее помощника.

Ради этого дня многие из присутствующих отложили свои срочные дела и нисколько не пожалели об этом, вырвавшись из круга нарастающих, как снежный ком, повседневных служебных и домашних обязанностей, подарив себе один безмятежный день!

Когда уборка закончилась, "центровцы" привели себя в порядок и отправились по домам.

Подойдя к машине, Принц, доставая ключи, нащупал в кармане какую-то бумажку. На ней была напечатана одна фраза: "Я просил тебя не снимать часы".

Принц невольно оглянулся и посмотрел на сверкающие чистотой окна возрожденного здания. Наверняка тот, кто подложил записку, наблюдает сейчас за Старицким из-за штор.

Увидеть никого не удалось. Влад стал перебирать в памяти всех сидевших за столом. И ни на ком не мог остановиться. Никто в нем не вызывал подозрения. Но информатор был среди участников застолья.

Часы Принц случайно оставил в гараже, когда копался в моторе. После этого Павел и Веста, никуда не заезжая, поехали на работу. Потом они переоделись в "робы" в Вестином кабинете. Кабинет, как и почти все другие кабинеты, был не заперт весь день. Никаких секретных материалов в нем не было.

К машине уже торопливо шла Веста. Поспешно скроив "джентльменское" лицо, Принц услужливо открыл дверцу. Вспорхнув на сиденье, Веста весело спросила:

- Видений больше не было?

- Нет. Но скоро начнутся...

От лезших в голову удручающих мыслей голова Влада становилась все тяжелее. Принц болтал без умолку, чтобы скрыть свои наслаивающиеся друг на друга "видения". Это ему вполне удалось. Веста прекрасно понимала, что возбужденное состояние Павла вызвано событиями сегодняшнего дня. У нее самой 'внутри все пело и плясало!

У подъезда своего дома Веста, прежде чем выйти из машины, шепнула Павлу:

- Не задерживайся!.. Ага?.. Принц виновато улыбнулся.

- Дядя Саша сказал, что нужно поменять форсунку. И лучше это сделать сегодня.

- Тогда сейчас мы поднимемся вместе, а после ты пойдешь к своему "мерседесу".

Поднимаясь наверх, Принц думал, что у него, наверное, сейчас на любовном фронте ничего не получится. Слишком неромантическим было настроение.

Но Владу самому не пришлось почти ничего делать. Веста взяла инициативу на себя.

- Я хочу... чтобы ты... сейчас... отдался мне полностью, без остатка! Сможешь?

- Попытаюсь...

Старицкий вспомнил, что с ним проделывала Генриетта - дочка Босса, главаря "Кенгуру", и содрогнулся. Тогда он вынужден был подчиняться всем ее капризам, потому что для того, чтобы отомстить, ему пришлось год притворяться глухонемым инвалидом, потерявшим напрочь память.

Теперь же полного подчинения хотела любимая женщина. Принц закрыл глаза, и отдал себя целиком в распоряжение Весты.

Чтобы не обмануть ожиданий любимой, Принц отзывался на каждое ее прикосновение. Эротическое возбуждение усиливалось. Все труднее было сдерживать свои привычные "дикие", как их называла Веста, порывы.

Зная, что до него у Весты не было мужчины, Принц поражался ее инстинктивному умению возбуждать эрогенные зоны.

Любовная игра, развиваясь, все больше поглощала сознание Влада. Он забыл о записке, о Генриетте, когда-то хищно терзавшей его тело. Чувственные губы Весты нежно ласкали его тело.

Веста не выдержала первой. Ее дрожащее от возбуждения тело опустилось сверху на Влада, и он крепко сжал челюсти, чтобы удержать вулкан разгоряченных чувств...

Принц сдержал обещание, и благодарная Веста, лежа на распластанном, разгоряченном теле мужа, разнеженно-удовлетворенно прошептала:

- Теперь... можешь делать... все что хочешь...

И "дикая", долго сдерживаемая страсть Павла обрушилась на Весту, вызвав громкий стон боли и наслаждения одновременно...

Старицкий стоял в гараже и смотрел на лежащие на верстаке часы. Если бы можно было, уничтожив их, забыть все происшедшее в бункере, как нелепый кошмарный сон, Владу не потребовались бы для этого даже кувалда или молоток. Он разгрыз бы их зубами!

Воспоминания о Бизоне чередовались со звучащей в ушах одной и той же фразой, сказанной Крафтом: "Сейчас не нужен детектор лжи". Достаточно двух кубиков "эликсира правды"... "Теперь понятно, - сокрушенно размышлял Влад, откуда у Бизона информация о разбитых школьных стеклах. Но если я стал для Бизона прозрачным, как стеклышко, то почему он ничего не сказал о Крабе?! То, что хозяин о воре в законе ничего не знает, Старицкий понял по одной фразе Бизона: "О том, что Калужный и Старицкий одно и то же лицо, кроме меня, не знает ни одна живая душа на земле". А потом Бизон перечислил покойников, которые знали тайну Принца. Имя Краба среди убитых не упоминалось.

Разгадывая эту загадку, Старицкий вспомнил о Крафте, способном противостоять воздействию "эликсира". Если информация о Крабе оказалась для хозяина недоступной, значит, и Принц способен скрыть особо важную информацию?

И все-таки не поддавалось расшифровке главное обстоятельство: почему информация о том, кем на самом деле является Калужный, оказалась доступной, а о Крабе - нет?

Не успев до конца в этом разобраться, Принц невольно вспомнил о записке. Он взял с верстака часы и надел их на руку. Думая о задании, вернее о заказе, полученном от Бизона, и о самом Бизоне, Старицкий понимал, что пока Бизон жив, покоя Калужным не дадут. Но и Бизон понимал, что Принц попытается на него поохотиться, поэтому всегда будет настороже.

Принц решил с понедельника начать активную деятельность по сбору информации о Воронкове. Бизон Принца не торопил, понимая, что совмещать работу в "Центре" с киллерством Старицкому будет нелегко.

А Принц для себя решил, что, если собранная информация о Воронкове будет позитивной, то Весту и Олежку он поручит Крабу, а сам доберется до Синдиката смерти и взорвет Бизона вместе с собой, если это понадобится!

Вернувшись домой, Принц предложил:

- Веста, махнем завтра вместе с Олеж-кой на природу?

- А куда именно?

- Предлагаю...

- Подожди! Поехали к тете Маше?! Принц заколебался. Ему не хотелось "засвечивать" свою подмосковную "берлогу"...

- И Олежке там будет лучше, чем где бы то ни было.

- Машина капризничает. Можем не доехать.

- Давай возьмем с собой соседа дядю Сашу?

- Если полетит движок, а он уже на ладан дышит, тогда и дядя Саша ничего не сможет сделать.

- Жалко... А ты возьми другую машину!

- В воскресный день?

- Ну, придумай что-нибудь... Командировку какую-нибудь... срочную!

- Ничего не обещаю, но подумаю.

- Думай, а я пока буду собираться.

- Куда?

- К тете Маше. Думаю, что выехать лучше сегодня. Представляешь, нас ждет ночь на сеновале? Восторг!..

Зазвонил телефон. Принц поднял трубку.

- Привет!

- Антон?

- Да, чем занимаетесь?

- Я покраснел.

- Понял. Передаю трубку Юле.

- Привет, братишка!

- Здравствуй...

- Мы хотим сделать вам сюрприз...

- Приятный?

- Очень. Олежка уже готов!

- К чему?

- К "ночному".

- Говори яснее!

- Антон договорился с рыбнадзором о ночной рыбалке. Собирайтесь живо и к нам!

- Тут... Веста хочет с тобой поговорить...

- Алло?

- Веста, ты против?

- Чего?

- Ты же слышала, о чем мы говорили!

- У нас, вообще-то, другие планы. Хорошо, что Олежка собрался. Передай ему, что мы скоро приедем за ним.

- И куда вы собрались?

- К бабушке Маше.

- Значит, на именинника вам начхать!

- Какого именинника?

- Антона!

На противоположном конце провода зашушукались. Принц знал, что никакого дня рождения у Торса нет. Но он знал и Юльку, которая все равно добьется своего. Веста вопросительно посмотрела на Павла. Тот, неопределенно хмыкнув, пожал плечами.

- А почему он сегодня целый день был с нами и молчал?

- Так день рождения-то завтра. Он и так уже сидит и пилит меня: зачем сказала! Хотел сюрприз для вас сделать. Ну что, едем?

- Ладно. Ждите.

Подмосковная "берлога" была спасена.

Рыбу для ухи дали рыбнадзоровцы. Женщины занялись кулинарными деликатесами, а мужчины решили испробовать для ловли приготовленные спиннинги с электронными светящимися импортными блеснами.

То ли рыба стала мудрее рыбаков и научилась разбираться, где натуральный продукт, а где - обман, то ли наша отечественная рыба на импорт не клюет, только похвастаться вернувшимся рыбакам было нечем.

Начало светать, и рыбаки, накопав червей, пошли на второй заход. Повезло лишь Олежке: он поймал ерша в палец длиной.

Влад понял, почему Бизон не добрался до Краба. Крестный был единственным, о ком никто из близких Принца ничего не знал. Только Антон имел о нем весьма общее представление. Принц тщательно оберегал Крестного от контактов со своим окружением.

Пока Влад сидел с удочкой, он вспомнил о Крафте и восхитился его "блокировкой". Практически ничего из биографии Генерала в "Центре" никто не знал: ни его настоящей фамилии, ни гражданства, ни родины. Крафт в совершенстве владел несколькими языками. Это было известно. Но был он русским или итальянцем, немцем или французом?..

Когда Калужные и Антон ехали на рыбалку, Принц не заметил, как ни старался, за своим "мерседесом" хвоста. Значит, в часы вмонтирован микропередатчик, который настроен на определенную волну. "Видимо, - глядя на часы, думал Старицкий, - работа микропередатчика зависит от температуры человеческого тела".

- Антон...

-Что?

- Дай мне на денек поносить твои целебные часы?

- Ты же не верил, что они целебные?!

- Хочу проверить.

- Бери...

Торс снял свои часы и протянул Принцу. Массивный магнитный браслет весил, наверное, не меньше полкило. Влад отдал Антону свои. Торс долго смотрел на циферблат, потом задумчиво проговорил:

- Странные они у тебя...

- Почему?

- Секундная стрелка словно живая... Принц посмотрел на секундную стрелку своих часов, надетых на руку Торса. И в самом деле, стрелка вела себя странно. Она то подергивалась, то дрожала, как в лихорадке...

- А ты этого раньше не замечал?

- Вроде, нет...

Принц и Торс наблюдали за пляшущей стрелкой, и Старицкий вспомнил, как Бизон сказал о своих телефонах, что "они вызванивают Смертельный танец"...

- Верни-ка мне их...

Влад снова надел часы на свою руку. Стрелка тут же успокоилась и плавно пошла по циферблату. Старицкий усмехнулся, а Антон присвистнул от удивления.

- Ну и дела!.. Дай-ка, я еще раз их надену!..

Стрелка снова задержалась. Торс тут же снял часы с руки:

- Ну их к лешему! Чертовщина какая-то... Влад вернул целебные часы Антону.

- Ты же поносить хотел?

- Что я, двое часов носить буду?.. Эксперимент с часами не удивил Принца. Он только добавил уверенности в том, что Старицкий крепко сидит на крючке.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ МЕТРОПОЛИТЕН

В понедельник, придя на работу, Принц нашел в картотеке данные об агенте Че, добывающем сведения о деятельности Государственной думы из хорошо информированных источников.

Принц вызвал Че для корректировки стиля его работы. Встреча состоялась в сквере на театральной площади.

- Знакомясь с вашими сводками и отчетами, я не увидел в них системного подхода. Может быть, я ошибаюсь?

- Нет. Каждый раз я лишь выполнял определенный заказ, поступавший от Дюка.

- Заказ номер девять вы не выполнили, почему?

- Дюк дал отбой.

Принц поморщился так, чтобы Че это заметил. Агент торопливо стал оправдываться.

- Дюк имел свои личные источники информации, о которых мне ничего не известно!

- Это неправда. Взять хотя бы депутата от аграрной партии.

Агент не дал Принцу договорить. Он сложил свои пухленькие ручки ладошками одна к другой и заискивающе заглядывая снизу вверх в глаза Принцу, сказал:

- Поверьте! Это был один-единственный...

- Не один. Давайте договоримся так: вы мне сейчас изложите ту информацию, которую утаили от Дюка...

- Простите, я ничего не утаивал. Дюка она не интересовала!

- А наших конкурентов - очень. Вы действовали по пословице: "Ласковый теленок двух матерей сосет". Не надо сидеть на двух стульях сразу. Вредно для здоровья.

- Понял!

Че давно не знал покоя. Работая на конкурирующие фирмы, агент трясся от страха и с ужасом ждал Страшного суда. Не небесного, а земного. Зная, что в "Центре" с ним церемониться не будут, Че молил судьбу только об одном: чтобы час расплаты наступил как можно позднее.

Когда Дюка не стало, Че от радости напился, думая, что вместе с прежним шефом канули в небытие и все совершенные агентом грешки и грехи.

Оказалось, что ничто никуда не кануло. Обнадеживало то, что новый шеф, узнав о конкурирующей фирме, не прислал ликвидатора, а решил встретиться с агентом лично.

- Если вы утаите от меня хоть одну деталь, я тут же закончу разговор. Ну, а дальнейшее, я думаю, для вас не является секретом?

- Не является...

Че поежился. С Дюком было проще. Он говорил всегда "ты" и общался коротко, по-военному. А этот... Вежливый и интеллигентный, он был хитер, как лиса. А учтивое "вы" было сильнее хлыста. Че решил выложить все начистоту, понимая, что иначе - конец.

Принц блефовал. Он ничего не знал о конкурирующей фирме. А многие деловые контакты с агентом Че Дюк шифровал одному ему известным кодом, который он унес с собой в могилу.

Принц незаметно включил лежащий в кармане плаща магнитофон. Запись беседы с Че помогла Старицкому найти ключ к шифровкам Дюка. В одной из этих шифровок он неожиданно наткнулся на информацию о Бизоне, приоткрывшую завесу над вопросом, кто заказал Воронкова и почему.

Агент Че подробно и добросовестно исповедовался Принцу о своих делах, иногда он невольно останавливался, испытывая соблазн кое-что все-таки скрыть. Но, взглянув в очередной раз на руку шефа, опущенную в карман плаща, тут же отказывался от этой мысли.

В одном из рассказанных эпизодов промелькнула фамилия Воронкова. Промелькнула вскользь, но Принц не стал останавливать агента, чтобы не привлекать к этой фамилии особого внимания. Для первого раза было достаточно того, что Принц узнал, к какой фракции принадлежит заказанный.

Че все чаще вытирал носовым платком то и дело запотевающие очки. К концу разговора платок был мокрым от струящегося по лицу и шее пота. Но шеф руку из кармана не вынимал, и агенту пришлось, отжав платок, продолжить исповедь и выложиться до конца.

- Завтра утром у меня должны быть все сведения о "лоббистах". Вы понимаете, о каких сведениях я говорю?

- Понимаю... Только завтра депутаты отдыхают...

Принц посмотрел на агента таким взглядом, что у Че побежали мурашки по коже. Он смотрел на шефа, как кролик на удава, ожидая чего угодно...

В мистику можно верить и не верить. Агент Че не верил... до сегодняшнего дня... до разговора с этим... монстром! В обязанности агента Че входило исследование тайных, скрытых связей в структурах Госдумы. Он только добывал заказную информацию. Но вчера вечером его словно черт подтолкнул под локоть, и Че достал из своего тайника дубликаты передаваемых сведений. Разложив их на столе, он стал их распределять по сходным признакам. Неожиданно для самого себя, он открыл общую закономерность в поведении некоторых депутатов и даже фракций!..

Механизм взаимодействия фракций предстал перед агентом как на ладони! Вычерчивая не афишируемые связи, Че потирал руки, предвкушая, сколько он загребет "зеленых", выгодно продав свое открытие!

Ночь агент почти не спал... Он представлял себе своих будущих клиентов, которые наверняка ухватятся за его "товар" зубами. "Главное, - ликовал Че, - не ошибиться в клиенте!"

И вдруг утренний звонок нового шефа. Прогулка по скверу. И все полетело к черту! Шеф словно стоял за спиной вчера вечером и ждал, когда Че создаст из разрозненных фактов свою схему.

Агент Че невольно поверил в мистику и пообещал шефу, что исполнит его приказ и завтра утром отдаст ему свой труд.

ШЕСТИЛЕТНИЙ САМОУБИЙЦА

Веста была одержима идеей, которую ей никак не удавалось воплотить в жизнь. Идея заключалась в том, чтобы попробовать проверить хотя бы одно видение Павла: были это только фантазии или все, что он рассказывал, существует на самом деле?..

Пока все "видения" Павла были связаны только с заграницей. Веста терпеливо ждала московских. Она не торопила, не подгоняла, чтобы Павел, не дай бог, не догадался, что она задумала.

И вот однажды, когда Павел рассказывал о меняющихся, как калейдоскоп, картинках, возникающих в его воображении, Веста услышала слово Сетунька... Так как рассказ записывался на магнитофон, Веста не стала уточнять, где находится маленькая речушка, на которой произошло трагическое событие.

Павел рассказывал о мальчишке, который покончил жизнь самоубийством, прыгнув с моста в речку. А произошло это из-за десятка еще зеленых, не созревших яблок.

Павел не мог внятно объяснить Весте, в каком районе и в каком городе это происходило, мальчишки говорили по-русски: возможно, случилось это в России.

"Видение" началось с того, что Павел "увидел" группу бегущих во весь дух мальчишек. Нижние концы застегнутых на все пуговицы рубашек были крепко завязаны. А под рубашками лежали яблоки, которые пацаны нарвали на одном из садовых участков. За мальчишками гнался старик, прихрамывающий на одну ногу. Он грозил ребятам палкой, кричал гневные слова, но расстояние между убегающими и догонявшим все больше увеличивалось.

Вдруг одни из мальчишек споткнулся и, упав, растянулся на дороге. Рубашка лопнула, и яблоки покатились в разные стороны. Преследователю это придало сил, и он ускорил темп.

Мальчишка с сожалением посмотрел на раскатившиеся яблоки. Потом, схватив одно, бросился догонять своих товарищей и тут же свалился на землю, подвернув ногу.

Мальчишки, услышав стон, остановились. Старик подошел к лежащему на дороге парню и заставил пацана собрать все рассыпавшиеся яблоки. Затем две ковыляющие фигуры направились в сторону садовых участков.

Мальчишки остались на дороге. Посовещавшись, они, так и не придумав, что делать дальше, пошли к реке. Спрятавшись под мостом, они ждали, когда вернется их товарищ. Но время шло, а пойманный все не возвращался. Приближался вечер. Надо было идти домой... Но как вернуться без своего попавшего в беду товарища? Решили подкрасться к домику, где, по их расчетам, содержался "пленный".

Вокруг дома по всему садовому участку бегала спущенная с цепи собака. Дом был угловым, и ребята, разделившись на две группы, решили, что одна группа будет отвлекать собаку, а другая попытается выяснить, где "пленный".

Отвлекающая группа, просовывая сквозь изгородь забора палку, дразнила собаку. Овчарка, оскалясь, рычала на пацанов. Она разозлилась, вставала передними лапами на забор, и мальчишкам казалось, что изгородь вот-вот рухнет.

Из дома старика, несмотря на рычание и лай собаки, никто не вышел. Группа ребят, оставшаяся около дома, звала своего товарища по имени, но никто не отзывался. "Наверное, - решили ребята, - старик засадил его в погреб. Но почему не появляется сам старик?"

И тут мальчишки увидели ужасное зрелище... По дороге, проходящей между садовыми участками, бежали трое. Впереди - их товарищ. Лицо его было разбито. Из носа сочилась кровь. Рубашка была изодрана в клочья. На теле были видны кровоточащие ссадины и синяки. Он, не оглядываясь, бежал в сторону моста, откуда только что вернулись пацаны. Было видно, как каждый его шаг, когда он ступал на больную ногу, отдавался во всем теле мучительной болью.

За ним следом бежала его мать. Эта толстая, страдающая одышкой женщина была вне себя от гнева. Ей тоже было трудно бежать, но клокотавшая в ней ярость не давала остановиться. Она бежала и орала:

- Стой, сволочь! Убью!! За взбешенной женщиной бежал хромой старик и тоже кричал:

- Оставь мальчишку в покое! Что же ты делаешь, ведьма?! Я сам ему дал эти яблоки, слышишь?! Не воровал он! Я просто попугать его хотел!..

Старик подобрал с дороги камень и бросил им в женщину. Камень попал ей в ногу, и она резко остановилась. Развернувшись к старику, она сжала свои заплывшие жиром кулаки и бросилась навстречу обидчику. Между стариком и женщиной завязалась драка. Навалившись всем своим тучным телом на старика, женщина подмяла его под себя и стала колотить кулаками.

Избитый мальчишка, увидев, что за ним уже не гонятся, без сил свалился на дорогу. Друзья подбежали к нему, подхватили под руки и потащили к реке. Мать тут же перестала избивать Старика и снова бросилась в погоню за сыном. Мальчишки попробовали бежать бегом, но сил бежать с таким грузом не хватало. "Беглец", видя, что мать приближается, снова побежал сам. Мальчишки, чтобы дать товарищу добежать до реки, стали бросать в женщину камни, как это делал прежде старик. Теперь он, избитый и обессиленный, лежал на дороге...

Мальчишки, вертелись чуть ли не под ногами бегущей женщины. Но она, ослепленная злобой, не обращала внимания на летящие в нее камни.

Сын и мать добежали до моста. И чтобы не дать мальчишке уйти к реке, мать побежала наперерез. Растерявшийся сын забежал на мост. И тут силы оставили его. Он уже не бежал, а плелся по мосту. Мать, злорадно скаля зубы, стала нагонять его... И тогда мальчишка, зная, что внизу под мостом много затопленных коряг, все же прыгнул в воду вниз головой...

Хоронили мальчишку всем микрорайоном. Если бы мать не арестовали, то и ей бы не жить: возмущение жителей микрорайона было настолько сильным, что ей собирались устроить самосуд...

Каждый раз, прослушивая эту магнитофонную запись, Веста видела все, что происходило с мальчишками так отчетливо, будто сама была свидетельницей этого кошмара, таким ярким было "видение", рассказанное Павлом.

А слово Сетунька, сказанное во время повествования всего один раз, глубоко врезалось в память. И что самое поразительное, Веста уже когда-то слышала это слово.

Однажды, в раздумье перелистывая ежегодный телефонный справочник "Золотые страницы", Веста наткнулась на раздел "Улицы Москвы". Сетуньки быть тут, конечно, не могло. Ведь это была речушка, а не улица. Однако, к своему удивлению, она неожиданно нашла словосочетание "Сетуньский переезд", а дальше и реку Сетунь, впадающую в Москву-реку, и Сетуньский мост. А Сетуньки нигде не было.

В справочном бюро подсказали, что есть такая речка в микрорайоне Солнцево. Веста, ничего не говоря Павлу, поехала туда.

Все совпало - и мост, и садоводческие участки, и дом старика. Только в доме этом жили уже другие люди, потому что старик ненадолго пережил мальчика, бросившегося с моста.

Веста ходила между участками до тех пор, пока не нашла пожилую женщину, хорошо помнившую события двадцатилетней давности. Звали женщину баба Вера.

- А тебе зачем эта история вдруг понадобилась?

- Я социолог, баба Вера. Анализирую подобные факты, чтобы уберечь других людей от подобных страшных проступков.

- Это дело хорошее... Тогда слушай...

- Только расскажите как можно подробнее, ладно?

- Как смогу. Все-таки больше двадцати лет прошло. Значит, так... Четверо их было. Того, который погиб, Никитой звали. Фамилии-то я уже не помню... А друга Никиты звали Владиком. Он уж так переживал, так переживал!.. Мы даже боялись за него, как бы тоже с собой чего не натворил! Помню, он все себя винил... "Не сумел, - говорил, - его защитить!" А как он мог защитить-то? Им ведь тогда всего-то по шесть лет было! Они, наверное, и подружились-то потому, что у обоих отцов не было. - Вы и матерей их знали?!

- Конечно. Все ведь в одном дворе жили. Владик-то потом известным спортсменом стал... На всю страну! Умницей парень был...

- Почему "был"? Что с ним случилось?!

- Не знаю, милая... Разное говорят...

- Что говорят?

- ао нем лучше тебе со Славкой побеседовать. Вот его фамилию я помню. Потому что ребята его все больше по фамилии звали, чем по имени. Труба да Труба!

- А как мне его найти?

- Он сейчас не в нашем дворе живет, а в коттедже.

- Покажете мне?

- А чего? Покажу! Все равно мимо него пойдем, когда домой буду собираться.

- Я вас подвезу.

- Чего?

- Я на машине, привезу вас прямо к подъезду!

Веста ободряюще улыбнулась бабе Вере. Но в той произошла внезапная перемена. Поджав губы, она скептически осмотрела Весту с ног до головы, будто впервые ее увидела.

- Простите, я, наверное, что-то не так сказала?

Баба Вера ничего не ответила. Допила из чашки чай и, перевернув ее вверх дном, поставила на блюдце. Знак окончания беседы был настолько красноречивым, что Веста невольно поднялась со стула. Прокрутив в уме финал разговора, Веста нашла причину преображения бабы Веры. Такую реакцию вызвало упоминание о машине.

- Баба Вера, а отсюда, если идти пешком, далеко будет до Славкиного коттеджа?

- Полчаса.

- Тогда я схожу, предупрежу водителя, чтобы меня не ждал.

- А ты разве с водителем?

- Ну да. Машина-то служебная...

- А... То-то я гляжу, что ты на этих-то, вроде, не похожа...

- На каких?

- Которые на серебре да на золоте едят.

- Что вы! У нас однокомнатная квартира на троих.

- С родителями живешь?

- Нет. С мужем и сыном.

- Надо же! Такая молоденькая, а уже сын. Большой?

- Пять лет.

Прикинув, во сколько же лет Веста родила, повеселевшая было баба Вера опять нахмурилась. Веста поспешила ее успокоить:

- Мы с мужем мальчика из детдома взяли. А скоро у сына сестренка появится. Веста нежно погладила свой живот. И баба Вера снова расцвела:

- Ладно! Чего ты меня ждать-то будешь? Пойдем, я тебе покажу, где Труба живет.

- Баба Вера, а вы говорили, что их четверо было?

- Был четвертый. Веня звали. Уже лет восемь, как вместе с родителями в Израиль уехал. Может, еще по чашке чая выпьем?

- Давайте...

Славки дома не оказалось. Пришлось пообщаться с автоответчиком. Но когда Веста, поблагодарив бабу Веру за помощь, выезжала на улицу, ведущую к Боровскому шоссе, она увидела, что к коттеджу подъезжает "тойота". Веста свернула к дому Трубы.

Хозяин "тойоты" заметил маневр Весты и, выходя из машины, цепким взглядом посмотрел на гостью.

Едва машина Весты остановилась, Славка спросил резко и грубо:

- Журналистка?

- А вы, что - знаменитость?

- В некотором роде...

- В каком роде?

- В мужском. Хочешь удостовериться?

- Вижу. Вы можете уделить мне немного времени?

- Немного - да. Что надо?

- Расскажите о Никите...

- Каком?

- Бросившемся с моста.

- Все-таки журналистка?

- Нет.

- Тогда кто?

- Социолог.

- Один черт. Зачем тебе это?

- Хочу знать: мужчинами становятся или только рождаются?

- И что ты этим хочешь сказать?

- Ты прекрасно понял. Не строй из себя кретина. Если тебя спрашивают о друге детства, ты можешь ответить по-человечески?

- Смотря кто спрашивает. Веста показала визитку.

- С этого и надо было начинать. Труба выхватил у нее из рук визитку и прочел: "Центр". Это произвело на него магическое действие. Славка преобразился. Теперь вместо грубоватого "крутого" перед Вестой стоял собранный, учтивый, внимательный собеседник.

Славка Труба почти слово в слово повторил "видение" Павла.

- Теперь мне хотелось бы встретиться с Владом. Вы помните его фамилию?

- Старицкий. Но вы не сможете с ним встретиться. Его нет в живых.

- Покончил с собой?

- Почему вы так думаете?

- Не знаю.

- Вы виделись с Веней?

- Нет, до Израиля еще не добралась. Я прошу вас: пока о нашем разговоре никому ни слова.

- Обещаю.

Веста уехала. Славка Труба терялся в догадках: с какой стати "Центр" заинтересовался его персоной? Труба понимал, что Никита был только предлогом. Ощущая себя без пяти минут покойником, Славка позвонил Крабу.

-- Добрый день.

- Рад слышать твой голос.

- Мы можем встретиться?

- Часа хватит?

-Да.

- Чистые пруды.

- Понял.

КРЕСТНЫЙ

Принц, подъезжая к "Центру", заметил стоящую у обочины знакомую машину. Краб сидел с безмятежным лицом и вроде бы даже не смотрел в сторону Принца.

Не сбавляя скорости, Принц проехал мимо Краба и мимо "Центра". Попетляв по дорогам с менее интенсивным движением, Принц свернул в один из безлюдных закоулков.

Минут через пятнадцать Влад увидел идущего не спеша Краба. Старицкий вышел из машины и пошел во двор, где была детская площадка с деревянными террасами - излюбленным местом посиделок местных старушек.

Было три часа дня, террасы были пусты. Краб подошел и сел рядом с Принцем. Они пожали друг другу руки.

- Здравствуй, Крестный...

- Здравствуй. Много работы?..

- Да. Извини, что сразу не позвонил.

- Ерунда. Как дома?

- Вроде, нормально.

-- Славку Трубу не видел?

- Нет...

Этот вопрос озадачил Старицкого. Со Славкой он не виделся с тех пор, как вместе брали Стайера. Но это было до пластических операций. А сейчас, когда Принца все знают как Павла Калужного, поддерживать отношения со Славкой было бы просто неблагоразумно.

- А почему ты об этом спросил?

- Вспоминали сегодня о тебе. Труба спрашивает, как ты погиб.

- А я погиб?

- Да. В Польше. Но сегодня ты чуть не ожил. Славкой Трубой заинтересовался... "Центр".

- Когда?!

- Сегодня перед обедом.

- Кто?!

- Веста. Много ты ей успел рассказать?

- Да нет... Про Италию, Францию, Чехословакию. Но о себе я даже не упоминал. Я просто рассказывал ей...

- "Видения"?

- Да...

Влад понял, что произошло.

- Хорошо, что Славка обратился ко мне. А если бы он решился проследить за ней и вышел на тебя?

- Он бы меня не узнал...

- Но стал бы выяснять, почему телосложение и рост Калужного совпадают с внешними данными Старицкого. А твои шрамы навели бы на мысль о пластической операции. Кстати, "видения" начались до или после похищения?

- После... Я не называл никаких имен. Не понимаю, как Веста вышла на Трубу?,!

- Ты сказал "Сетунька". Этого достаточно. Славке я скажу, что "Центр" охотится за Веней... Фамилия, особые приметы?

- Вениамин Наумович Цейтлин. Над левой надбровной дугой - шрам в виде цифры четыре. Любимое словечко - "обойдется"...

- Достаточно. Это он. Сегодня же подошли Антона к Трубе. Вот его домашний телефон... Пусть Антон допросит Славку и возьмет с него слово, что, если Веня вдруг объявится, то Труба немедленно об этом поставит в известность Антона.

- А если Веня и в самом деле объявится в Москве?

- Не объявится. Веня, по кличке Соня, сидит в израильской тюрьме. И просидит еще очень долго.

- За что его?

- За антигосударственную деятельность. Работал на российскую разведку.

Старицкий вспомнил, что у Вени в детстве было две клички: одна Веник, когда хотели его обидеть, а другая Соня, которая ему очень нравилась. Веня был упитанным флегматиком...

- А теперь расскажи, что там на самом деле произошло с похищением?

Старицкий собирался оттянуть разговор о Бизоне до того момента, когда все прояснится с Воронковым. Поэтому и не звонил Крабу. Принц не стал бы скрывать от Крестного правду. И сейчас Вла молчал совсем не потому, что думал, говорит." о похищении или не говорить. Пауза возникла по другой причине...

Принц вдруг вспомнил о часах и похолодел. А если в часовой механизм вмонтирован микрофон и беседа с Крабом сейчас записывается на магнитофонную ленту?

Вспоминая разговор с Крабом, Старицкий нашел слово, которое ему лучше было бы не произносить вслух: Влад назвал Краба Крестным. Если уж Веста по одному только слову "Сетунька" раскрутила такой клубок, то Бизон вычислит и уберет Крестного без особых усилий.

Молчание затянулось. Но Краб был терпелив. Видя удрученное состояние Крестника, Краб иногда испытующим взглядом, как бы невзначай посматривал на окна домов, на крыши, вдоль улицы. Он знал, что Принц продолжает оставаться заложником.

Старицкий достал записную книжку и написал: "Предполагаю, что в моих часах встроенный микрофон". Взяв авторучку, Краб ответил: "Завтра, во второй точке, в двенадцать?" Влад в знак согласия кивнул головой.

- Что же ты молчишь? Нахлынули неприятные воспоминания?

- Не в этом дело? Все пытаются вскрыть меня, как сейф, набитый секретами. А секрет всего один - я помню только, как "улетел" в машине... Потом чернота... Очнулся на яхте!

- Напрасно ты горячишься. Спрашивают тебя, желая помочь вспомнить, а не потому, что не доверяют. Как сам-то думаешь, какова была цель этого похищения?

Принц, вспомнив о том, что все разговоры, которые велись в кабинете Генерала и в кабинете самого Принца, вероятно, транслировались в ставку Бизона, заскрежетал зубами. Бизон уже сидел у Старицкого в печенках. До сегодняшнего дня Принц считал, что в часы вмонтировано сигнальное устройство, и это было бы полбеды. А если там спутниковый микрофон, тогда айсберг, о котором говорил Бизон, - действительно огромная монолитная подводная глыба, состоящая из многих структур, в том числе из разведки и контрразведки.

- Извини, я отвлекся. О чем ты спросил?

- О цели похищения.

- Генеральный думает, что я - пробный шар, предупреждение, чтобы более крупный объект в этой игре был посговорчивее. Так иногда, демонстрируя свою силу, убивают одного из телохранителей или личного врача несговорчивого объекта.

- Значит, лично тебе ничего не грозит?

- Нет.

- Ну и прекрасно! Но ты все-таки не забывай, звони.

- Конечно.

Есть в Москве такие аномальные зоны, в которых магнитная стрелка компаса ведет себя агрессивно, точно на нее влияют какие-то силы. В одной из таких зон и состоялась на следующий день встреча Старицкого и Краба.

Секундная стрелка замерла на одном месте. Краб взял у Влада часы и поместил их в какой-то прямоугольный пенал. Закрыв крышку, Крестный нажал на кнопку. На пенале загорелись сначала зеленая, а потом красная кнопки.

- Примерно то, что ты и предполагал. Только радиус приема не очень велик. Где-то недалеко машина, оснащенная электронной аппаратурой.

- Но когда мы ездили на рыбалку, хвоста не было.

- Торс их не интересует. Тем более, что с ним ты бы не стал откровенничать. Они потеряли нас в этом квадрате. И сейчас их "аппаратная" на колесах будет колесить, прочесывая ближайшие улицы! Скорее всего, это микроавтобус. Пойдем посмотрим на них.

Машины Принца и Краба стояли закрытыми в гараже пожарной части. Крестный и Крестник поднялись на пожарную обзорную вышку. Краб достал из старого потертого, как у Жванецкого, кожаного портфеля два бинокля. Один протянул Старицкому. Влад спросил:

- Как они выйдут на нас?

- Никак. Они будут утюжить этот квадрат весь день, пока вновь не появится сигнал.

На площадь перед пожарной частью выскочил маленький автобус темно-синего цвета с желтой полосой вдоль всего корпуса. Над полосой - надпись: "Связь".

-- Подходящее название, правда?

- Думаешь,, это они?

- Посмотри на крышу...

На крыше, словно утыканной гвоздями, была натянута в виде паутины серебристая металлическая нить, служащая антенной. "Мне бы такой, - подумал Принц, - для отслеживания Воронкова..."

Окна были зашторены аккуратными занавесочками. Сверху автобус казался игрушечным. В кабине водителя находился только один человек. Остальные, видимо, крутились в салоне возле приборов.

Водитель с "безучастным" видом потянулся, незаметно при этом оглядывая улицы. На вид ему было лет пятьдесят. Он был раскован, держался уверенно, и было что-то располагающее в его лице... Присмотревшись, Влад понял: это были детские, нежные губы. "Даже не верится, - размышлял Влад, - что водитель не знает, на кого работает. Да еще наверняка и в карательных операциях принимает участие."

Автобус стоял минут пять, и наблюдатели успели хорошо его рассмотреть. Теперь Принц не спутал бы его ни с каким другим. Небольшая вмятина возле правой фары, не до конца стертая грязь на ободе колеса и почти невидимые мазутные полосы говорили о том, что автобус часто бегает по загородным, земляным дорогам и, возможно, стоит в гараже какой-нибудь МТС рядом с тракторами...

Автобус уехал, а Принц, не пропуская ни одной мелочи, стал рассказывать Крабу обо всем, что произошло в бункере. А потом об оперативке у Крафта и о разговоре в своем перевернутом вверх дном кабинете. Краб задумчиво теребил мочку уха и иногда удивленно поднимал вверх брови. Чувствовалось, что все рассказанное Принцем для Крестного было ребусом, который он пока не мог разгадать.

Пока Краб молчал, автобусик, не останавливаясь, проутюжил еще раз площадь. Крестный, мельком взглянув на него и, видимо, на что-то решившись, сказал:

- Поддерживать связь будем письменно. Если будет какая-то информация, крышка абонентного ящика должна быть слегка вдавлена внутрь. Пока ты будешь выполнять заказ, я попытаюсь определиться с Хозяином.

- Крестный, я боюсь за тебя... Теперь Бизон знает о Крестном, о котором не смог узнать от меня в бункере.

- Откуда?

- Вчера, в начале нашей встречи, я невольно выдал тебя, назвав Крестным!

- Это ты о микрофоне?

-Да!

- Я его вчера заблокировал на всякий случай, еще не зная, есть он в твоих часах или нет.

- Но как ты догадался?

- Как только ты вернулся, я стал тебя "пасти", чтобы обнаружить тех, кто на тебя охотится, и засек этот автобус. Почему же ты не нашел меня раньше?

- Ждал появления в Москве Хозяина.

- А откуда ты знал, что он не здесь?

- Они передавали сообщения по радио. И если бы не Славка Труба, ты бы меня не скоро увидел. Кстати, о сердце. Бизон прав. Тебе на время придется его "выключить".

- Ты про "видения"?

-Да.

-- Уже.

- Что ты сказал Весте?

- Сказал, что при "видениях" у меня начинается аритмия, что пью лекарства, и "видения" теперь не беспокоят.

- Это хорошо. Да, о Трубе... Пусть Торс "проговорится" в присутствии Весты о том, что Славкой интересуются израильские спецслужбы, которые подозревают его как соучастника Вени в шпионской деятельности.

- А откуда это может быть известно Торсу, если он ни с нашими, ни с зарубежными спецслужбами никакого контакта не имеет?

- Имеет.

- Антон?!

-Да. Недавно он получил кругленькую сумму за операцию КамАЗ. Компания, перевозившая "хрупкий" груз, отблагодарила Торса за сохранность этого груза. Он назвал тебе сумму, которую получил?

- Нет. Он даже не упоминал о гонораре.

- Как думаешь, почему?

- Не знаю.

- Потому что таких сумм просто так не выплачивают. Вспомни, какой поднялся шум, когда ученые мужи получили гонорар за книжонку о приватизации.

- Но я знаю, что Антон не взял бы денег, если бы они плохо пахли!

- Они и не пахли. Ты знаешь, что везла компания в грузовике?

- Знаю. КамАЗ был загружен пробами грунта и грунтовых вод, которые были взяты с будущих газовых и нефтяных разработок. Пробы перевозились в стеклянной таре.

- Ты не обязан знать, что там было на самом деле. "Центр", взявшийся охранять груз, обязан доставить его в целости и сохранности, так?

- Так.

- А я тем более не должен был бы знать об этом грузе. Но я узнал. Те, кто захватил Грузовик, были дезинформированы, будто в грузовике - Уран, который стоит бешеные бабки. Но тем, кто остался в живых, удалось прихватить с собой одну капсулу. Что, думаешь, в ней оказалось?

- Уран?!

- Радиоактивные отходы, завезенные в нашу страну из-за рубежа. Мы становимся международной радиоактивной помойкой!

- И Антон об этом знал?!

- Думаю, что нет.

- Тогда за что же ему заплатили гонорар?

- За будущие услуги. Это почерк всех спецслужб мира.

- Он вернет деньги.

- Если они у него есть. Антон собирался покупать квартиру, и компания "Лимитед Экс" этим воспользовалась. Думаю, что вручение денег Торсу зафиксировано скрытой видеокамерой.

Старицкий посмотрел на Краба. Крестный внешне был невозмутим. Влад стукнул кулаком по деревянному барьеру вышки. "На что уходит наша жизнь, горестно думал Влад, - на борьбу за место под солнцем? Нет. На разборки с Бизонами, Стайером и ему подобными! Спорт, искусство - все по боку! Одни разборки! И так до глубокой старости?!" Принц обхватил голову руками. Ему захотелось уехать в тихий провинциальный городок. Но вспомнив "тихий" Тамбов, Старицкий содрогнулся от омерзения.

Краб потрепал Принца по плечу и, ободряюще улыбнувшись, сказал:

- Стреляй первым.

Крестный протянул Владу прямоугольный изящный пенал.

- Понадобится вырваться из микрофонного плена - включи блокиратор. И еще... Один из связистов, работающий в "Центре", наверняка пользуется для связи со своими миниатюрной радиостанцией. На него можно выйти, нажав кнопку под зеленым индикатором. Как только связист будет в эфире, индикатор засветится и, чем ближе ты будешь приближаться к источнику радиосигнала, тем ярче будет индикатор. Принцип миноискателя. Не устал?

- Ты о чем?

- Слушать болтовню старика?

- Извини, если обидел тебя своим поведением. Только при тебе я могу быть свободным, разрешаю себе расслабиться. С тобой легко. Ты мне, как отец, который может быть и отцом, и другом одновременно. С мамой у меня были тоже хорошие отношения. Но всегда не хватало отца. Мама мне запретила даже спрашивать о нем. А чтобы я не узнал об отце от соседей, она, когда я был еще совсем маленьким, переехала жить из центра Москвы в Солнцево.

- И ты до сих пор ничего об отце не знаешь?

- Нет. Другие матери обманывали своих детей, придумывая истории про летчиков, полярных исследователей. А моя - ни слова! Став взрослым, когда мамы уже не было, я попытался через адресный стол найти хотя бы прежнее место жительства. Но то ли опыта не хватило, то ли мешало ощущение, что я предаю мать, занимаясь поисками отца... В общем, я так ничего и не нашел. Так что не обижайся на меня, если я иногда при тебе впадаю в детство: капризничаю, срываюсь. Ведь теперь только ты один знаешь, кто я на самом деле...

- И Бизон.

- Вот это самое подлое из всего того, что со мной случилось!

- Ты, как человек творческий, излишне драматизируешь события. Учти, ты сможешь разделаться с Бизоном только став дирижером, а ты порой... ведешь себя, как капризная первая скрипка. Согласен?

- Да...

- Тогда вперед к вершинам дирижерского искусства.

ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Вернувшись после встречи с Крестным в "Центр", Принц сразу нажал кнопку под зеленым индикатором. Свечения не было: "пианист" молчал. Открыв дверь кабинета, Ста-рицкий увидел на полу белый квадратик. Подняв сложенный вчетверо листок бумаги, Влад развернул его. На этот раз фраза состояла всего из двух слов: "Последнее предупреждение".

Принц понимал, что это не пустая угроза. Лично ему, Старицкому, ничего не сделают. Он боялся за своих близких.

Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, Влад с головой окунулся в "наследие", оставшееся от Дюка.

Веста не хотела тревожить Павла, зная, что у него сейчас очень сложный период в работе. Но хотя бы просто не увидеть его не могла. Веста предполагала, что, войдя в кабинет мужа, застанет там две горы документов, выросших на правой и на левой сторонах стола. А посередине будет торчать голова Влада с всклокоченными волосами.

Однако, войдя в кабинет, Веста увидела на столе лишь одну папочку, и та сразу исчезла в недрах стола. Принц оставался верен себе: ни одного документа для посторонних глаз.

- Надо стучать перед тем как войти.

- Даже мне?!

-Да.

- Тогда закрывайся на замок.

- Спасибо за подсказку. Теперь я именно так и буду делать.

В кабинете стало неуютно. Последние события в их семейной жизни Веста расценивала как знак, наглядно доказывающий, что они теперь - одно целое!

Поведение мужа, его холодность в последние сутки обижали. Очень хотелось об этом поговорить. Но сейчас это было неуместным. А дома, при Олежке, неловко.

- Тебя подождать?

- Нет.

Павел и не скрывал того, что ждет, когда жена уйдет. В Принце боролись два желания: одно - обнять Весту и успокоить, тогда она застрянет в кабинете надолго и другое - выпроводить ее как можно скорее, чтобы разобраться, наконец, в текущих делах.

Но главным камнем преткновения в их взаимоотношениях стала тайна Весты, которую она тщательно скрывала. Так уж устроен человек. У самого Принца тайн, о которых не знала жена, было множество. Но стоило появиться чему-то таинственному в жизни Весты - и Принцу стало обидно. Почему Принцесса не хочет рассказывать о своем посещении Славки Трубы.

Больше Веста ни о чем не стала расспрашивать и тихо вышла из кабинета. Она позвонила родителям Павла и попросила оставить у себя Олежку ночевать, потому что у Павла очень много работы, и Весте надо ему помочь. Потом спросила подошедшего к телефону сына:

- Олежка?

- А?

- Как ты там?

- Скучаю...

- Олеженька, у папы сегодня очень трудный день. Не обижайся, пожалуйста, ладно?..

- Ладно... Но если сможете, приезжайте... Я еще не скоро лягу спать. Я буду ждать...

- Как получится, хорошо?

- Хорошо...

Попрощавшись с Олежкой, Веста забралась в машину и стала терпеливо ждать возвращения мужа.

Когда голова окончательно перестала соображать, а в глазах от напряженной работы за компьютером появился "снежок", Старицкий, отложив дела до утра, вышел из кабинета.

Тишина коридоров не успокаивала. Включив блокиратор, Принц с надеждой посмотрел на зеленую лампочку. Сейчас было самое удобное время, чтобы накрыть "пианиста". Индикатор не загорался.

Выйдя из "Центра", Старицкий увидел сидящую в машине Весту. Она прислонилась головой к боковому стеклу. Глаза были закрыты. Влад осторожно открыл дверцу.

Веста проснулась и виновато посмотрела на мужа.

Принц забрался в машину, взял лицо Весты в свои ладони и стал целовать глаза, щеки, губы...

- Прости меня...

- Это ты прости меня, я виновата перед тобой... Веста рассказала Павлу про свою поездку к Славке Трубе. И обоим стало легче. Они заехали за Олежкой, который, как и обещал, еще не спал, ожидая родителей.

Наутро Принц получил от агента Че исчерпывающую информацию о схеме, которая почему-то очень интересовала покойного Дюка и совершенно была безразлична Принцу.

Государственная дума, понадобилась Ста-рицкому только в связи с Воронковым. Но когда Влад познакомился с донесениями Че, которые тот утаил от Дюка, и сопоставил их с некоторыми уже расшифрованными записями самого Дюка, он вспомнил об "Айсберге", предсказанном Бизоном.

Че постарался. В его донесениях подробно рассказывалось о каждом лидере фракции и его помощниках. У одного лидера они были постоянными, у другого менялись, как перчатки. Воронков был одной из таких "перчаток". На вид ему было лет тридцать;

Внешность бизнесмена средней руки. Женат, имел одного ребенка. Окончил Московский государственный институт электронной техники.

Вокруг некоторых лидеров фракций образовались осиные гнезда. Средства массовой информации периодически информировали читателей о жертвах внутрипартийных политических разборок. На самом же деле шла борьба за сферы влияния между коммерческими структурами.

Принц вычислил заказчика: Воронкова заказал директор фирмы "Электроника - ИДВ", у которой "перчаточник" перекупил американского партнера "Дженерал электронике брайтс". Во время перекупки был застрелен посредник - доверенное лицо лидера фракции, который считал, что баснословные барыши у него уже в кармане.

Миновав Охотный ряд, Старицкий при-парковался возле гостиницы "Москва". Из машины выходить не стал. А когда объект появился на ступеньках Думы, Принц, заблокировав микрофон, хлопнул дверцей машины и устремился за торопливо уходящим в сторону Дома Союзов Воронковым.

И вдруг объекта окликнули:

- Дмитрий Алексеевич?!.. Воронков оглянулся и увидел сбегающего по ступенькам Остринского.

- Дмитрий Алексеевич, одну минуту!..

- Я слушаю вас, Кирилл Витальевич... Принц прошел мимо радушно встретившихся коммерсантов от политики. Они вели себя так, будто только что увиделись, а не проторчали целый день на очередном заседании Думы. Видимо, таких теплых чувств нельзя было проявлять в стенах здания, где члены враждующих фракций испепеляли друг друга взглядами.

Этим двоим было о чем поговорить. Их роднило не только общее направление в коммерции. Они оба обожали театр, часто встречались на теннисных кортах. Кроме того, Кирилл Витальевич Остринский был тем самым заказчиком, который заказал Воронкова.

Принц остановился возле здания метро "Театральная", продолжая наблюдать за двумя идущими и оживленно разговаривающими собеседниками.

Воронков, извинившись, достал из кармана сотовый телефон и, выслушав сообщение, положил его обратно. Старицкий наблюдал, как постепенно менялось выражение его лица. Оживление сменилось учтивостью, учтивость перешла в серьезность, а серьезность - в озабоченность.

Собеседник, заметив эти перемены, поинтересовался, чем они вызваны. Воронков, оглядываясь по сторонам, поделился с ним своей проблемой. Вероятнее всего, фраза звучала примерно так: "Шерше ля фам!" После чего послышался громкий скабрезный смех Остринского. Даже равнодушные ко всему прохожие обернулись на это лошадиное ржание.

Эти двое были достойны друг друга. Расставшись, они доброжелательно пожали друг другу руки, и каждый пошел к своей машине.

Когда Воронков садился в свое авто, Владу стало понятно, почему Остринский обратился к Бизону. Стрелять в помощников лидеров фракций вблизи здания Государственной думы еще не решались, а иначе Воронкова было трудно достать. У Дмитрия Алексеевича был бронированный "форд".

Принц вернулся в свою машину и выключил блокиратор. Выехавший с Большой Дмитровки автобусик "Связь" проехал мимо. Старицкий вырулил на Тверскую и направился в "Центр". По дороге Влад продумал некоторые детали плана своих дальнейших действий по сбору компромата на Воронкова.

Но господин Случай распорядился по-своему и на этот раз. И все тщательно выверенные действия полетели в тартарары!

Проезжая Пушкинскую площадь, Принц увидел, как с Большого Путинковского переулка на Малую Дмитровку сворачивает бронированный "форд". Старицкий вновь включил блокиратор и тихо проехал по Настасьинскому переулку до девятого дома, въехал во двор и, обогнув его, притулился около углового подъезда.

"Форд" стоял у здания Ленкомовского театра. Воронкова в машине не было, Влад дворами дошел до Дегтярного переулка и увидел, как, медленно утюжа асфальт, едет автобусик. Доехав до четвертого дома, он свернул во двор. Принц быстро перешел улицу и последовал за автобусом.

В большом дворе, возле стоящего особняком похожего на спичечный коробок здания водитель автобусика пинал ногой покрышки колес. Удобно устроившись между двумя тентовыми палатками, подобными тем, которые кочуют по всей Москве, Влад вел наблюдение за автобусом.

Принца удивляло, что автобус бросил якорь около "спичечного коробка". Потеряв сигнал, связисты должны были бы искать "мерседес" Калужного. Вместо этого они стояли, ничего не делая, во дворе около ничем не примечательного дома.

Ждать пришлось недолго. Дверца пеленгатора открылась, и из него вынырнул Воронков! Он быстро пошел к своему "форду", оставленному у Ленкома.

Воронков - киллер?! К такому повороту событий Принц не был готов. Старицкий дождался, когда "броневик" Воронкова тронулся с места, а затем вернулся в свой "мерседес". Прежде чем выехать на Тверскую, Влад осторожно, переулками, добрался до Каретной улицы, и только доехав до Триумфальной площади, выключил блокиратор.

Принцу необходимо было обдумать создавшуюся ситуацию. Чтобы сделать это спокойно, в тишине, Старицкий решил ехать не в "Центр", а к себе домой.

У подъезда его дома стояли "пожарная" и машина оперативников. Пожар удалось быстро локализовать и потушить. Взорванная обгоревшая дверь квартиры Калужных лежала на полу.

Скучающий оперативник, не нашедший в квартире трупов, обратился к Калужному:

- Вы хозяин квартиры?

- Я.

- Предъявите документы.

Принц держал служебное удостоверение в развернутом виде, а оперативник, не касаясь документа руками, внимательно его изучал. Из беседы с представителем власти выяснилось, что перед взрывом бабушка, выходившая из подъезда со своим внуком на прогулку, столкнулась в дверях с незнакомым мужчиной. Описывать его внешность она категорически отказалась. Но ее внук, пока бабушка тащила его с улицы домой, успел поделиться с оперативником своими наблюдениями. Перечисленные приметы подтвердили предположение Старицкого о том, что это был Воронков.

- Среди ваших знакомых, друзей или родственников есть человек с похожими приметами?

- Нет.

- Как вы считаете, чьих это рук дело? Калужный сделал вид, что задумался.

- Даже не знаю, кто бы это мог быть...

- Может быть, вы хранили дома драгоценности или важные документы?

- Драгоценности? Они на жене. А документы - на работе.

- Что пропало из квартиры?

- Ничего.

- Какова же, по-вашему, цель теракта?

- Не знаю.

- Боитесь выдать шантажистов?

- Это не шантаж.

-- Что же?

- Предупреждение.

- О чем?

- Не знаю. Возможно, о готовящемся шантаже.

- Когда они выйдут на вас, вы обязательно должны поставить нас в известность.

- Я поставлю.

"ПИАНИСТ"

Пока сервисная фирма "ЛТД" наводила порядок в квартире, Принц сидел перед включенным телевизором, смотрел беззвучно мелькающие кадры какой-то публицистической передачи. Ведущий старался убедить аудиторию в том, что говорит правду. Было похоже на немое кино.

Фирмачи работали молча, не мешая хозяину думать. Внешне выглядевший безучастным, Принц внутренне был очень напряжен. Он никак не мог понять конечную цель закрученной Бизоном интриги...

Подложить взрывчатку под дверь мог любой из "связистов". Зачем же это понадобилось именно Воронкову? Прогремевший взрыв был обещанным Принцу наказанием за блокировку "шпионских" часов. Если бы Воронкову был заказан Калужный, то киллер давно бы уже выполнил этот заказ. Ведь у Принца нет охраны, нет бронированного автомобиля... Значит, Воронков чего-то ждет? Приказа от Бизона? Или просто выжидает, когда Влад сам попадет в уже приготовленную мышеловку? Скорее всего, и Воронкову Бизон пообещал:" "Тебя не убьют". Вот "перчаточник" и не торопится.

Надо взорвать этот автобус к чертям собачьим вместе со всеми его обитателями, включая Воронкова! К такому выводу пришел Старицкий, обдумывая свои дальнейшие действия. Однако тут же Влад вспомнил слова Крестного: "Пока не станешь маэстро, с Бизоном тебе не справиться..."

Взбунтовавшиеся было эмоции стали гаснуть, уступая место логике и фактам. А факты говорили о том, что кроме "связистов" в Москве присутствует НЕКТО, в чьем распоряжении не один автобусик и не два... БОУ держит в своих руках все нити, ведущие к исполнителям заказных убийств.

Дождавшись, когда фирмачи закончат свою работу, Принц выключил телевизор. и отправился в "Центр". Ему страстно захотелось хоть несколько дней, пока он не выполнит заказ, побыть одному. Но как объяснить столь странное желание всем окружающим? Да и волнение за судьбу близких помешало бы максимально сосредоточиться на заказе.

Воронкова, если он торчит у Бизона, словно кость в горле, могли бы убрать и сами "связисты". Для чего же Бизону понадобился этот гладиаторский бой между двумя киллерами? Для забавы? Не похоже... Перебирая все возможные поводы для этой дуэли, Принц совершенно в них запутался. Ни один из доводов не давал окончательного ответа на вопрос: "Зачем?"

Так и не найдя ответ на мучивший его вопрос, Влад вынужден был смириться с навязанной ему ролью слепого исполнителя заказа.

Самым сложным в предстоящей акции было то, что Воронков знал через помогавших ему связистов, где Принц находится в каж-цую минуту. Теперь, после взрыва, включать блокиратор было опасно. Влад боялся за судьбу Весты и сына.

И тут Старицкому внезапно пришла в голову мысль, что, может быть, и у Ворон-кова на руке точно такие же, как у Влада, часы со встроенным излучателем. А Бизон, сидя у себя в бункере, получает через Интернет полную информацию о передвижениях двух киллеров! Неплохая компьютерная забава!

Чтобы быть в равных условиях и иметь возможность следить за Воронковым, Старицкий решил для начала тоже обзавестись машиной, оснащенной необходимой для наблюдения техникой, и отправился в технический автосалон "Центра".

Войдя в технический центр корпорации, Принц заметил притулившийся в углу новенький "джип". Широкие шины придавали машине устойчивый и надежный вид автомобиля-вездехода.

По счастливой случайности "джип" был приобретен для связи с региональными отделениями, находившимися в труднодоступных географических местах.

Лавируя между стоящими автомобилями, Принц приближался к машине. Подойдя вплотную, он услышал слабые звуковые сигналы, похожие на мышиное попискивание. Резко пригнувшись, Старицкий достал блокиратор и нажал кнопку под зеленым индикатором. Индикатор среагировал ярким зеленым свечением. "Пианист" находился внутри "джипа".

Первым желанием было прикончить Иуду на месте. Но Принц подавил в себе чувство ненависти. Пригибаясь, он обогнул машину и выпрямился во весь роет перед лобовым стеклом. "Пианист", увидев Принца, отпрянул назад. Заметив в руке Старицкого блокиратор, он вытянул правую руку вперед, и зеленый индикатор погас. Принц приставил палец к губам, давая понять, что лучше в этой ситуации "пианисту" молчать.

Забравшись в салон "джипа", Принц взял лежавший на коленях "пианиста" блокнот и быстро написал на листке: "Что предпочитаешь?" Не задумываясь, "пианист" ответил: "Согласен на все условия".

"Пианист", он же Скрипач, он же Дизайнер Вадим был разносторонне одаренной личностью. Благодаря ему так преобразился "Центр", став светлым и уютным. Но только Старицкий знал, что у Вадима есть еще и высшее техническое образование. Мир тесен. Скрипач закончил тот же Институт электронной техники, что и Воронков. В силу разных причин два электронщика встретились в епархии Бизона.

Воронков использовал БОУ для устранения конкурентов-коммерсантов. Он расправлялся с ними жестоко и, беспощадно. Вадим попал в сети Бизона, спасаясь от рэкетиров, проглотивших созданную Скрипачом фирму "Ника" вместе со всеми ее электронными потрохами.

Бизон помог Вадиму. Но сумма долга, в который влез Скрипач, создавая "Нику", еще была внушительной. Когда же Принц показал "пианисту" ту часть информации из донесений агента Че, где убедительно была доказана связь Воронкова с рэкетирами, Скрипач принялся за оборудование "джипа" с такой неистовостью, что приходилось даже сдерживать его.

НЕОЖИДАННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Чтобы не вызывать излишних кривотолков по поводу своих таинственных отношений с Дизайнером, Принц незаметно для Весты, привлек ее к сотрудничеству. Она была очень рада тому, что Павел и Вадим нашли общий язык. Веста души не чаяла в "Кулибине", как называли Вадима в "Центре". Казалось, он мог все! Он стал незаменимым человеком в корпорации. Ему был выделен кабинет, который постепенно заполнился множеством вышедших из строя предметов. Безотказному кудеснику неутомимые сотрудницы несли все, что не ремонтировалось годами, и он вдыхал в предметы домашнего обихода вторую жизнь...

Единственное, чего не мог понять Принц - почему Вадим до сих пор не женат. Женщины в его присутствии просто таяли. Без конца поправляя прически и разглаживая несуществующие складки на одежде, представительницы слабого пола превращались в утонченно-хрупко-изящные создания, от которых было трудно взгляд отвести. А дизайнер продолжал оставаться неженатым.

- Веста?..

-А?..

- Скажи... Вот если бы ты не была замужем, хотела бы ты выйти за Вадима?

- К чему это ты?

- Ты не увиливай от ответа.

- Нет.

- Боишься обидеть?

- Кого?

- Меня, естественно!

- Глупый.

- Странно...

- Что?

- Все от него без ума. А ты - нет?

- И я без ума!

- Тогда в чем же дело?

- Это биологический парадокс. В нем нет животной грубости.

- Благодарю за комплимент!

- Какой?

- Видимо, во мне этой грубости вполне достаточно, раз ты меня до сих пор не бросила!

- И никогда не брошу! Потому что в тебе ее с избытком. А для женщины это немаловажно.

- Бедный...

- Кто?

- Вадим. Значит, ему суждено всю жизнь прожить в одиночестве.

- Почему?

-- Если я тебя правильно понял, для женщин он безопасен в сексуальном отношении. Поэтому они с удовольствием вьются вокруг стеклянного колпака, через который к ним не проникают его сексуальные биотоки!

- Но однажды он заявится к нам с такой бабенцией, у которой животной страсти хватит на двоих. И тогда женщины устроят ему грандиозную свадьбу!

- Но бабенции же с ним будет неинтересно?!

- Наоборот! Таким, как она, нужен мужчина-цветок, о котором она будет заботиться и вырастит из него гигантское дерево!

- Из цветов деревья не вырастают.

- Еще как вырастают! Но остаются все такими же трепетными, как цветы!

- Даже завидно стало!

- Не завидуй. Ты бы от такой бабенции засох.

- Думаешь?

- Она бы задавила тебя своей сексуальной энергией.

- Хорошего же ты обо мне мнения!

- Тебе со мной хорошо?

-Да.

- Мне с тобой тоже. А вот для чего ты начал этот разговор, я так и не поняла!

- Мне хотелось услышать от тебя, что тебе со мной хорошо.

- Хитрец! Ты просто боишься, что Вадима переманит конкурирующая фирма?

- Кого ты имеешь в виду?

- Я видела, как Вадима вербовали!

- Когда?

- Вчера. Я заехала к маме после работы. Возвращаюсь от нее и, выезжая со Сретенки, вижу на Сухаревской площади Вадима, изъясняющегося с иностранкой на ломаном французском языке. Эта крикливая крупная особа требовала, чтобы он был ее гидом во время прогулки по Садовому кольцу.

- И что?

- Они пошли в сторону Цветного бульвара. Иностранка так виляла бедрами, что я поняла - свадьбы не будет.

- Почему?

- Это был переодетый в женское платье мужчина.

- И ты говоришь мне об этом только сегодня?!

- Успокойся. Вадим быстро раскусил ряженого и оставил конкурентов с носом.

- Кто бы это мог быть?

- Мне кажется, скорее всего, люди с киностудии. Вадима давно уже атакуют "а ля Тарковские". Грузинская киностудия предлагает ему виллу на озере Палеостоми, что недалеко от черноморского портового города Поти.

- А почему он отказывается?

- Да, вроде бы, ему обещали выделить в Москве какую-то мансарду под мастерскую. А американцы уже закупили у него три еще не нарисованные картины.

- Как это?

- Помнишь, я рассказывала тебе о его картине, написанной маслом?

- "Марсианская хроника"?

- Да. По Бредбери. Американцы заказали продолжение, а "Марсианская хроника" уже в Нью-Йорке!

- Ну, тогда его у нас все равно уведут!

- Поговори с генеральным. Чердак-то пустует! А Вадим сделает из него конфетку! И будет у нас своя художественная мастерская и свой художник?

- Думаешь, согласится?

- Кто?

- Вадим, конечно!

- Лишь бы Генерал согласился, а Вадима я беру на себя!

- Ну, ты его... слишком-то... на себя... не бери.

- Ты ревнуешь меня к нему, да?..

- Ага... Он - знаменитость...

- Знаменитостей много. А ты - единственный! Любишь меня?

- Очень!..

Принц предполагал, что генеральный, покоренный дизайнерским искусством Вадима, согласится выделить для художника пустующее чердачное помещение.

- К сожалению, вынужден огорчить вас, Павел Семенович. С завтрашнего дня оно перестанет пустовать. Сегодня наконец-то прибыла уникальная современная техника, и с завтрашнего утра мы начнем полную замену технически устаревшего оборудования. Заодно избавимся и от подслушивающих устройств, установленных еще Дюком.

Принц невольно посмотрел на свои "шпионские" часы и почувствовал, как его щеки становятся пунцовыми от стыда. Старицкий спросил:

- Есть схемы их нахождения?

- Нет. Но уже завтра у нас будет новейший прибор "ТИ-ЭЙЧ-С", способный обнаруживать любые подслушивающие устройства в радиусе двухсот метров...

Через два часа "пианист" передал Принцу, полученную от связистов депешу: "Уничтожьте часы". Так Бизон подтвердил информацию Крафта о том, что прибор "ТИ-ЭЙЧ-С" является уникальным и всемогущим.

ЗАПОЙ

Принц, получив информацию о том, что Воронков находится в Зеленограде, позвонил Весте:

- Веста!

-Да?

- У меня срочная командировка. Вернусь, скорее всего, завтра.

- Далеко?

- В Зеленоград. Там в "Координационном центре" ЧП.

- Возвращайся скорей!

- До встречи!..

Не дожидаясь конца рабочего дня, Принц выехал в Зеленоград. Старицкий знал, что у Воронкова в этом городке есть любовница, связь с которой поддерживается еще со студенческой скамьи. Воронков, вероятнее всего, проведет у своей любовницы всю ночь. Поэтому Принц решил заняться сначала региональным отделением, в котором произошло неординарное событие.

Руководитель этого отделения вдруг запил. Надо было принимать срочные меры.

Проезжая по улице Пушкинской, Принц обратил внимание на странный "комок".

Снаружи он мало отличался от своих коммерческих собратьев, но внутри... Внутренние стенки киоска были выложены зеркалами, потолок тоже. Старицкий не мог не остановиться. Ему захотелось убедиться в своем предположении, что и пол в коммерческом киоске тоже зеркальный.

Влад подошел к "комку" и заглянул вниз. Пол действительно был зеркальным. Мало того, он был так мастерски подсвечен снизу, что туфельки на девушке, сидящей на изящном креслице, сверкали, как бриллианты. Принц поднял глаза и увидел продавщицу. Это была очень миловидная девушка, сидевшая среди дышащих свежестью живых цветов. Зеркала придавали небольшому киоску объем и глубину...

Старицкому почему-то вспомнился фильм Чарли Чаплина, в котором герой влюбляется в юную цветочницу. Лицо девушки осветилось милой улыбкой, и она спросила:

- Что вам угодно?..

Не купить что-либо у этой оранжерейной красавицы было невозможно, и Принц, выбрав самую нежную розу, поинтересовался:

-- Эта продается?..

- Конечно...

Влад купил розу и преподнес ее продавщице. Но девушка, изумившись, запротестовала:

- Ну, что вы! Я не могу...

- Но я прошу вас! Пожалуйста...

- Спасибо!..

И Влад отошел от "комка". Уже сидя в машине, Старицкий подумал: "Непременно надо сегодня же подарить Весте шикарный букет цветов!"

В Координационном центре Принц еще застал заместителя. Зам был примерно того же возраста, что Влад. Делая одолжение, холодным менторским тоном зам пробурчал:

- Ну?..

Принц предъявил удостоверение, и зам изменился в лице. Засуетившись и извиняясь, он проблеял:

- А координатора нет... Он болен...

- Адрес.

- Простите?..

- Адрес координатора.

- Слушаюсь!

Достав из широкого кармана ежедневник в дорогом черном кожаном переплете, зам торопливо тыкался в его страницы. Наконец, он нашел то, что искал и, записав адрес на обратной стороне своей визитки, протянул ее Принцу.

Взяв адрес, Старицкий, не прощаясь, вышел. Зам рассказал о запое своего начальника. Но после встречи с этим хамелеоном Принц не испытывал к нему никакой благодарности.

Старицкий впервые оказался в Зеленограде, но профессиональное чутье не подвело его и на этот раз. Завидев впереди ряд соединенных между собой коттеджей, Влад направился прямо к ним. Западноевропейский стиль докатился и до подмосковного городка. Стоявшие в одном строю дома-близнецы имели охраняемую зону.

Человек в штатском повелительным жестом остановил "мерседес" Принца и спросил:

- К кому?

Старицкий протянул охраннику адрес. Тот. прочитал, перевернул визитку, ознакомился с текстом на другой стороне и достал сотовый телефон.

- Алло... к вам заместитель. Влад услышал приглушенный, хрипловатый голос:

- Пошли его в задницу! Охранник спросил у Принца:

- Слышали?

- Да. Можно, я сам с ним поговорю?

- Нет.

Охранник засунул телефон в карман и пошел к коттеджам.

- Минутку, любезный... Я не заместитель.

Охранник остановился и через плечо испытующе посмотрел на Старицкого, ожидая объяснений. Принц раскрыл удостоверение. Охранник вернулся и уткнул нос в служебные корочки. Влад ждал превращения охранника в лучезарного представителя туристической фирмы. Но тот оказался настоящим сторожем, который не спасовал бы, даже если бы перед ним объявился вдруг сам президент. Охранник лишь более внимательно посмотрел в глаза Принцу:

- И что?

- Сообщи обо мне.

С явной неохотой охранник вновь поднес телефон к уху:

- Алло... Это не зам...

- Тогда достань зама из задницы и надень ее на голову тому, кто пришел!

В трубке раздались гудки, и охранник неторопливо отошел от "мерседеса". Принцу пришлось звонить заму, узнавать номер телефона координатора, а затем ждать, когда негостеприимный хозяин все-таки возьмет трубку. В трубке раздался истошный вопль:

- Какого!..

- Это Принц.

- Кто?!

Старицкий не стал повторять. Воцарилась напряженная тишина. После паузы виноватый голос координатора осип еще больше, и хозяин пробормотал:

- Я сейчас... Охраннику только позвоню... Разговаривая по телефону, охранник даже не посмотрел в сторону "мерседеса". После разговора он, не глядя на Старицкого, махнул рукой, разрешая въезд на вылизанную дорогу. Выходя из машины перед домом координатора, Старицкий почувствовал запах стирального порошка. "Как в Германии, - подумал Влад. - "Чисто Тайд".

Дверь открыл субтильного вида человек средних лет. Старицкий, зная о запое, ожидал увидеть субъекта с французской небритостью, опухшего, с заплывшими глазками. А перед Принцем стоял очень тонкий, с ввалившимися щеками, кажущийся совсем хрупким рыцарь печального образа. Егонежные, полные глубокой тоски глаза смотрели на московского визитера с удручающей безнадежностью...

- Прошу...

Старицкий вошел в дом и остановился в прихожей.

- Сюда...

Хозяин пригласил гостя в гостиную. Влад, проходя мимо коридора, ведущего на кухню, увидел сквозь дверной проем стоящую в углу "батарею" бутылок.

- Садитесь...

Принц сел в предложенное кресло и огляделся. Он ожидал увидеть в доме пьяницы голые стены, а увидел хорошую библиотеку, являющуюся, вероятно, гордостью хозяина. Почему-то верилось, что стоящие на полках книги прочитаны. Координатор ждал разборки. Эта пассивная готовность к любому исходу неприятно поразила Влад а. Если бы координатор юлил, выкручивался, разговаривать было бы намного легче. Чтобы смягчить тревожное ожидание хозяина, Принц участливо спросил:

- Что случилось?..

Хозяин, не ожидавший такого начала разговора, растерялся. Не доверяя доброжелательной интонации гостя, координатор нахмурился, а потом, ерничая, пропел фразу из рекламного ролика "Банк Империал":

- Слу-у-чи-лось стра-а-а-шное-е-е!.. Но Принц терпеливо ждал ответа на заданный вопрос. Хозяин скукожился и чуть слышно прошептал:

- Вы не поймете...

- Я попытаюсь.

- Это сумасшествие какое-то... Я уже и по ворожеям прошелся. Пытались снять с меня порчу, да так ничего и не вышло. Вы верите в колдовство?..

-Ну, как вам сказать...

- Вот и я не верил. Пока сам себя не заколдовал. Раньше я такое только в кино видел и не верил, что так бывает. Чтобы поверить в инопланетян, мне надо было потрогать их и убедиться, что это не галлюцинация. А теперь инопланетянка живет в моей спальной комнате, и я воспринимаю это как само собой разумеющееся.

Координатор, пока нес эту белиберду, не смотрел на визитера. "Наверное, ликвидатор думает, - размышлял хозяин, - что у меня алкогольный психоз". Координатор озабоченно тер ладонью свой лоб, понимая, что, чем больше он говорит, тем меньше шансов, что его поймут. Из затруднительного положения его вывел Принц, попросив:

- Покажите мне вашу инопланетянку?..

- Идемте.

Войдя в спальню, Влад увидел висевший на стене огромный фотопортрет цветочницы.

- Она?

-Да..

Можно было, конечно, не спрашивать, но, чтобы сделать приятное хозяину, Старицкий постарался слово "она" произнести с чувством восхищения и зависти. Этот наивный ход принес неожиданный результат. Хозяин оживился и спросил:

- Вы женаты?

-Да.

- И я был.

- На ней?!

- Нет. Она стала причиной моего развода. Вернее, не она, а любовь к ней. А сама она тут совершенно ни при чем!

- Почему вы называете ее инопланетянкой?

- Она из другого, недоступного для меня мира. Вам приходилось хоть раз встречать в своей жизни человека, у которого бы напрочь отсутствовали отрицательные эмоции?

- Вроде бы, нет...

- Я думаю, что и на всем земном шаре такого человека не найти! Поэтому та, что сидит в "комке" - не человек. Я подвергал ее таким изощренным, не человеческим испытаниям, за которые мне и сейчас, при воспоминании о них, стыдно! Я ее оскорблял, угрожал ей, исполняя серенады, стал посмешищем для всей улицы! А она...

- Что же вы замолчали?

- Она только молчала и отвечала мне робкой улыбкой.

- Вы предлагали ей выйти за вас замуж?

- Это было первым, что я сделал. А перед этим я купил все цветы, имевшиеся в ее зеркальной лавчонке, и подарил их ей. Я даже попытался однажды похитить ее. Дождался, когда она закроет свой ларек, схватил ее за руку и потащил к своей машине. Она не сопротивлялась. Но тут, словно из-под земли, вырос ее помощник и потребовал возмещения морального ущерба. Я совсем потерял голову. Я дошел до такой низости, что попытался выкупить инопланетянку у Полковника. Но он назвал такую сумму, что даже наследник из Арабских Эмиратов вряд ли смог бы осилить такую сделку. Потерпев поражение, я попытался вытеснить из своей памяти колдовской образ цветочницы и допился до того, что... Ну, вы сами видите...

"Он не совсем безнадежен, - подумал Принц, глядя на поникшего координатора. - Выпитое спиртное не замутило его мозг. И если она не сопротивлялась, то, возможно, еще не все потеряно?.." В "Центре" координатор из Зеленограда был на хорошем счету, и терять ценного работника было нецелесообразно.

- Кем инопланетянка приходится Полковнику?

- Рабыней.

- То есть?

- Вы по какой дороге ко мне добирались?

- Через Пушкинскую...

- Обратили внимание, что возле "комка" нет мужчин?

-Да.

- А ведь вокруг хорошеньких продавщиц всегда вьются "штаны".

- Да, "штанов" я там не заметил.

- Как я потом узнал, Полковник всадил пулю в одного из "штанов" прямо возле "комка". С тех пор воздыхателей как ветром сдуло!

- Серьезный мужчина. И дело на него не завели?

- Его действия были признаны правомочными, в пределах необходимой самообороны. Видимо, Полковник не просто кличка. Я его в форме ни разу не видел... Думаю, что если бы я не служил в "Координационном центре", то и меня давно бы уже не было в живых.

- У нее есть родственники?

- Да. Мать.

- Знаете адрес?

- Хотите пойти по моим стопам?

-- А вы у нее были?

- Был и у нее, и с Дмитрием Алексеевичем разговаривал.

- Отчим?

- Да, говорят, что он - отец Ванды. Только незаконный. В Москве у него семья, а сюда приезжает по старой дружбе.

- Ванда его отцом называет?

- Нет. По имени и отчеству.

Старицкий предположил, что речь, видимо, идет о Воронкове и не стал развивать семейную тему Ванды.

- А почему вы решили, что заколдованы? Координатор тяжело вздохнул:

- Я же говорил, что вы ничего не поймете... Делайте то, ради чего приехали, да и дело с концом!

- Деньги-то, хоть какие-то, остались? Хозяин подошел к книжному шкафу, достал из-за пятитомника Пушкина пачку денег и бросил их на журнальный столик.

-Вот. Забирайте.

- Они вам еще самому понадобятся.

- Я думаю, на том свете другая валюта.

- Ну, с вами все ясно. А как же быть с Вандой?

- Вы же к ее матери собираетесь? Желаю успеха!

- Вы забыли - я женат.

- Ничего я не забыл! Я тоже был женат! И чем кончилось?

- Может быть, нам, наконец, познакомиться? Я...

- Не надо! Вы - Принц, я - координатор. Для небесной канцелярии этого вполне достаточно. Кончайте.

- Хотите со мной прокатиться?

- В какой-нибудь овраг меня повезете?

- Да. В овраг.

Координатор, казалось, даже обрадовался такой перспективе:

- Я готов.

- Поехали. Если хотите, но пути можно завернуть попрощаться?..

- Конечно. Заворачивайте. Хоть покаюсь перед ней напоследок.

"Мерседес" подъехал к "комку" как раз в тот момент, когда человек с лохматыми бровями и перебитым носом закрывал последнюю ставню зеркального теремка.

Взглянув на вышедших из машины мужчин, человек сказал девушке, сидевшей внутри:

- Подожди, Ванда, не запирай. Кажется, к нам покупатели.

Координатор неестественно веселым голосом обратился к человеку:

- Здравствуй, Полковник!

- Привет.

- За смотрины денег пока не берешь?

- С тебя уже взял.

Координатор вел себя все более вызывающе, видимо, желая окончить дни свои не в овраге, а у подножия любимого "комка" и от пули Полковника. Он смело, по-хозяйски открыл уже закрытую ставню, затем, отстранив рукой Полковника, открыл вторую. Сработали электрические концевики, и ларек вновь засветился ярким светом.

- Хочешь, Ванда, покататься на машине?

Девушка вопросительно посмотрела на владельца.

- Что ты на него так смотришь?! Ты смену отработала, и он для тебя теперь никто, и звать его Никак!

- Извини, старичок. Посмотри, что там написано?

Полковник поднял указательный палец кверху. На кровле крыши красовалась свежевыкрашенная вывеска: "Двадцать четыре часа".

- О, это что-то новенькое! Значит, ты, Ванда, теперь себе уже совсем не принадлежишь? Ловко! Ну, а обед-то у тебя бывает? Да не смотри ты на него, как овечка! Отвечай сама. Бывает?

Девушка улыбнулась:

-Да.

- Тогда я приглашаю тебя на прощальный ужин!

Полковник взглянул на каменное лицо Принца и, сдерживая гнев, отчеканил:

- Она занята.

- Послушай ты, рабовладелец, сегодня она пойдет со мной! Ясно?

Старицкий подошел к Полковнику вплотную и ровным, спокойным голосом, сказал:

- Им надо попрощаться. Будь добр, отпусти девушку на один вечерок.

Взглянув на наколки, Влад понял, что Полковник мотал срок от звонка до звонка. А владелец "комка", присматриваясь к незнакомцу, прикидывал, сейчас устроить маленький базарчик или поручить это своим ребятам. Он поинтересовался:

- Где вас искать?

- А ты что посоветуешь?

- Лучше ужинать в домашней обстановке. Есть один вариант. Поехали?

Координатор, наблюдавший во время разговора за Вандой, категорически отверг предложение Полковника.

- Хочу праздника! Чтобы официанты во фраках... Знойный оркестр на сцене!

Полковник понял, о каком заведении идет речь. Но держал этот кабак другой предприниматель. И вторгаться в чужие владения было небезопасно.

- Я не отпущу Ванду в "Хосе". Или вы соглашаетесь на мои условия, или она останется со мной.

Пока Полковник и координатор препирались, к "комку" подошел подвыпивший покупатель. Принц сразу же его узнал. Это был водила из автобусика. Он обвел взглядом присутствующих и спросил, едва выговаривая слова:

- Кто... по... по... последний?.. "Полковник" зло бросил через плечо:

- Обед!

- А... кто... из вас... "абэт"? Полковник, развернувшись к водиле, медленно проговорил:

- Иди отсюда!

И водила пошел. Обогнув Полковника, он попытался просунуть голову в окошечко киоска. Владелец ударил клиента по почкам. Подвыпивший ойкнул и стал, бормоча, опускаться на асфальт.

- Ой!.. Вы че, мужики?.. Трое на одного, Да?

- Хиляй отсюда, пока не добавил.

- А... это ты меня... стукнул, "абэт"? Водила, ухватившись руками за ноги Полковника, вроде бы стал подниматься и вдруг резко дернул ноги Полковника на себя. Полковник, взмахнув руками, опрокинулся навзничь. Если бы за спиной владельца не стоял координатор, то голова Полковника, ударившись о мостовую, наверное, раскололась бы надвое. Мужики, кроме Принца, стали заваливаться назад, как косточки домино.

Старицкий выхватил координатора из падающей группы и, распахнув дверь киоска, приказал:

- Выходите!

Девушка вышла и послушно пошла за двумя мужчинами, направившимися к "мерседесу". Для нее, как и для большинства других девушек в подобных ситуациях, стали привычными такие "наезды". Только раньше это делалось с ведома Полковника, а теперь вопреки его желанию.

Отъезжающие видели, что возле "комка" развернулось целое сражение. Полковник гонялся за "пьяным" клиентом, а тот, уклоняясь от ударов преследователя, наносил в ответ свои. Причем после каждого такого удара Полковник оказывался на мостовой. Со стороны это походило на забавный цирковой номер двух клоунов. Наконец, до Полковника дошло, что его просто дурачат, и он сунул руку в карман. В кармане пистолета не оказалось. Полковник, озираясь по сторонам, стал искать, чем бы звездануть клиента по башке. Слева от своего "комка" он увидел кусок металлической трубы. Потянувшись за ним, то почувствовал упершееся в спину дуло пистолета, затем услышал совершенно трезвый голос:

- Советуем на двадцать четыре часа уехать из города. Ты нам не нужен, но если я тебя увижу еще раз, сыграешь в ящик. Стоять и не оборачиваться, пока я не уйду.

Полковник не стал рисковать и стоял в неудобной позе до тех пор, пока подвыпивший клиент, мотаясь из стороны в сторону, не скрылся за двухэтажным домом.

Полковник пытался вспомнить номер "мерседеса", похитившего Ванду, но кроме того, что номер был столичным, вспомнить ничего не смог. Для Полковника было ясно, что "наехали" какие-то фраера из московской бандитской гильдии. И он был уверен, что и влюбленный координатор тоже, как и Ванда, взят в заложники. Полковник решил немедленно навестить шефа. Он тоже москвич. Вот пусть они между собой и разбираются!

КОКАИНОВЫЕ ЦВЕТЫ

Полковник, уверенный в том, что похитители отправились в бар "Хосе", вытаращил глаза от удивления, увидев возле дома любовницы шефа уже знакомый "мерседес".

- Если уж до него добрались, то лучше и в самом деле где-нибудь отсидеться, пока эта заварушка не кончится... Полковнику не хотелось возвращаться. Но и вперед хода не было. Дом любовницы стоял рядом с забором, за которым находились склады с военным имуществом. На заборе через каждые пятьдесят метров висели таблички: "Стой! Стреляют!"

Полковник повернул обратно и увидел в конце улицы автобус с московскими номерами. Владелец "комка" невольно остановился, но, взяв себя в руки, пошел в сторону автобуса. Автобус помигал фарами. Полковник посмотрел на водителя и обмер. За рулем сидел "подвыпивший клиент". Владелец мгновенно вспомнил фразу водителя "...попадешься еще раз на глаза..." Он побежал назад, втянув голову в плечи, Ожидая неминуемого выстрела в спину.

Полковник вбежал в ворота дома любовницы и закрыл за собой металлическую задвижку. Посмотрев в щелку, он увидел, что автобус остался стоять на месте. Полковник прошел вдоль сарая, затем миновал огород и, перемахнув через забор, оказался на соседней улице, но тут же вернулся назад, потому что на соседней улице, где он приземлился, стоял японский "джип" с затемненными стеклами и столичными номерами, "Западня, - лихорадочно соображал Полковник. - И из нее только один выход - через шефа.

Полковник затрусил к дому любовницы. Войдя в дом, Полковник увидел накрытый праздничный стол. На столе - вина и закуски. Влюбленный и Ванда сидели во главе стола и выглядели женихом и невестой. Мать Ванды и незнакомец со шрамами находились справа и слева от "молодых". Шефа за столом не было.

- А Дмитрия Алексеевича еще нет?

- Он должен вот-вот подойти...

- А где он?

- За золотыми кольцами пошел.

- Куда?

- В магазин!

- Да они уже закрыты!

- Для кого?!

Полковник понял, что сморозил глупость. Для шефа в Зеленограде закрытых дверей не существовало. Он пользовался универсальной отмычкой - удостоверением помощника лидера Государственной думы.

- Проходи, Гоша. Садись за стол.

Гоше ничего не оставалось, как только принять приглашение. Сев на указанное место, Полковник обратил внимание на то, что бутылки со спиртным были не откупорены. Все пили безалкогольные напитки. Хозяйка заботливо уточнила:

- Тебе водочки?

- Не откажусь.

Хозяйка налила гостю штрафную, наполнив фужер для вина до самых краев водкой. Когда Гоша поднял фужер, хозяйка предложила:

- Пожелай-ка, Гоша, обручающимся что-нибудь этакое?..

Гоша посмотрел на обручающихся, и ему показалось, что улыбки на их лицах язвительные, а в глазах - презрение. "Загнали в ловушку, - злился Полковник, - и издеваются! Ну, ничего... Вот явится шеф, уж тогда я на вас отыграюсь!"

- Желаю вам... никогда не забывать... поговорку: "Смеется тот, кто смеется последним".

- Ты, Гоша, будто угрожаешь? Мать скептически смерила незваного гостя взглядом и добавила:

- Не рано ли?..

Полковник посмотрел на мать Ванды, потом на остальных и понял, что всем, кроме него, уже известно что-то такое, отчего у присутствующих какое-то непонятное настроение. Не опуская бокала, Гоша извиняющимся голосом промямлил:

- Да вы не так меня поняли... Я желаю вам никогда не огорчаться, а, наоборот, смеяться до самого последнего дня.

Опрокинув в себя спиртное, Гоша бросил в рот кусок окорока и, мрачно пережевывая, уставился на цветы, стоящие в вазе на середине стола. Втянув через ноздри воздух, Полковник убедился в том, что эти цветы не из "комка", и успокоился.

Время шло, а шеф все не появлялся. Никто не мог понять, куда он подевался. Машина-то его стояла во дворе. За столом возникло неловкое молчание. Неловкость сменилась опасением, что вдруг что-то случилось. Больше остальных нервничал Гоша. Не замечая, что неистово барабанит пальцами по столу, Полковник поглядывал на окна, за которыми уже было темно.

- Гоша, дойди до магазина... Может, узнаешь что...

- От кого?

Мать решительно поднялась из-за стола:

- Ладно, я сама схожу! Принц взял ее за руку и, успокаивая, пообещал:

- Он придет.

- Вы уверены?

- Уверен.

Мать Ванды успокоилась, а Полковник заволновался еще больше. Уверенность в голосе незнакомца напомнила ему властные нотки сотрудника МУРа майора Одинцова. "Господи! - содрогнулся Гоша. - С чего это я взял, что они фраера?! Это же менты обложили берлогу шефа! Шефу удалось скрыться, а мне предстоит отдуваться за все! Одному!! Обложили, как зверя. Вот сукин сын! Подсунул мне эти "кокаиновые цветы", а сам смылся!"

Полковник называл цветы в своем киоске "кокаиновыми", потому что никак не мог запомнить медицинское название того наркотического состава, которым опрыскивались их лепестки. Привез это наркотическое средство шеф. Он убедил Полковника, что от покупателей отбоя не будет. Поначалу оно так и было. Купив один раз сбрызнутые наркотиком цветы, покупатели приходили снова, пока не произошел один досадный инцидент.

Однажды, подходя к своему "комку", Гоша услышал, как какой-то хрен орал на всю улицу, стараясь привлечь внимание прохожих:

- Я - медик! В этом киоске продают цветы-убийцы! Поверьте мне! Я сделал анализ!

Полковник сдернул с деревянного ящика надрывающегося оратора, но тот, даже лежа, продолжал выкрикивать:

- Я знаю, что в Москве такие препараты используют преступные фирмы для воздействия на девушек, желающих стать супер-топ-моделями.

Собравшиеся было зеваки при появлении Полковника быстро разошлись, а "медик" продолжал, как одержимый, выкрикивать слова, адресуя их тем, кто притаился за задернутыми занавесками открытых окон.

-Этот наркотический состав... Полковник пнул лежащего "медика" ногой в живот. Тот скорчился и прерывисто задышал. Гоша повернулся к киоску, а "медик", подпрыгнув, бросился на Полковника и свалил его на землю. Наверное, парень раньше работал в психушке санитаром, потому что он очень ловко, просунув под локти Гоши свои руки и сцепив их в замок, лишил владельца киоска возможности вырваться из цепких объятии.

- Этот наркотический состав влияет на нервную систему человека и его мозг. В коре головного мозга происходят необратимые разрушительные процессы. Нервные клетки теряют свою способность адекватно реагировать на окружающую среду. Этот "цветочный" наркотик превращает здорового человека в существо, страдающее маниакально-радостным психозом. Такой получеловек не в состоянии уже защищаться от врагов! Безропотных, превращенных в полуидиоток, несостоявшихся топ-моделей отправляют в заграничные публичные дома!

Полковнику удалось все-таки сбросить с себя "медика". Схватив парня за горло, цветочный предприниматель зловеще зашипел:

- Заткнись, ублюдок!

Но "медик", достав из-под киоска обломок кирпича, звезданул им по черепу Гоши. Полковник пошатнулся и свалился на бок.

А "медик", вскочив на ноги, снова закричал:

- Если вы будете покупать эти цветы, то превратитесь в идиотов. А через три года наступит смерть!

Полковник пришел в себя и ударил ногой "медика" в пах. Парень скрючился от боли. Гоша навалился на него всем телом.

- Ах, ты, паскуда! Получай!

Прогремел выстрел. Полковник сунул рукоятку пистолета в руку "медика" и крепко сжал его пальцы полой своей куртки.

Когда подъехали "скорая" и оперативки, все было кончено. Адвокаты Полковника доказали, что молодой человек, страдавший психическим расстройством, первым напал на владельца киоска. Нанес удар камнем по голове. А когда владелец стал защищаться, молодой человек применил огнестрельное оружие, которое предпринимателю удалось повернуть в сторону нападавшего.

После этого убийства торговля цветами в "комке" захирела. Но это не очень-то обеспокоило Полковника, потому что его авторитет в криминальной среде резко повысился.

В киоске продолжала сидеть, по меткому выражению покойного "медика", "полу идиотка". Полковник продолжал отмывать свои деньги. И если бы не влюбленный координатор, то все бы и дальше шло путем. А теперь, обложенный ментами, Полковник соображал, что ему выгоднее: упорно молчать обо всем или подставить шефа?

Взглянув на Ванду, Гоша впервые осознал до конца, что влип он крепко. Девушку ему было нисколько не жаль. В конце концов, если родной отец сделал из дочери полуидиотку, то при чем тут Полковник?! Ему жалко было себя! Передача кокаинового зелья происходила без свидетелей. И шеф может запросто обвинить Гошу в злостной клевете. Помощнику депутата поверят, а бывшему зеку нет. Нет, шефа закладывать нельзя.

Гоша стал прикидывать, сколько ему могут дать за "кокаиновые цветы"... А если еще припаяют сюда же развращение малолетней! Ведь, когда Полковник впервые вывез "в свет" Ванду, она еще была несовершеннолетней...

ДУЭЛЬ КИЛЛЕРОВ

Сидящие в доме услышали стук в ворота. Сердце у Полковника оборвалось. Он решил, что водила, не дождавшись шефа, пришел по его душу. Вспомнив, что перед ним менты, Гоша облегченно вздохнул. Эти обязаны доставить его куда следует, а не расстреливать на месте.

Вышедшая на стук мать открыла задвижку, и во дворе раздались веселые голоса: мужской и женский.

- Вы чего это закрылись?

- Гоша последним заходил. Наверное, он и закрыл! Купил?

- Спрашиваешь! Пятьсот восемьдесят пятой пробы! Нравятся?

- А почему с камушками, а не обручальные?!

- Ты даешь! Да сейчас на свадьбу только такие и покупают. Вся Европа в таких ходит!

- Ну, если так, тогда, конечно! Идем, гости уж совсем заждались...

Когда Воронков и любовница вошли в комнату, Принц обратил внимание, что уходил он без часов, а вернулся с часами на руках. "Значит, заходил к "связистам", - решил Принц, - поэтому он такой веселый. Чувствует себя уверенно. Знает, что в случае чего к нему сразу придут на помощь..."

Воронков подошел к столу и положил перед будущими женихом и невестой коробочки.

- Открывайте!

"Молодые" открыли. И перед присутствующими засверкали алмазными гранями королевские кольца.

Воронков спросил у Принца:

- Нравятся? .

- Очень!

Неподдельное восхищение, прозвучавшее в ответе Принца, развеселило шефа. Гоша с удивлением смотрел на веселящегося патрона и не мог взять в толк, кто здесь кого дурачит. А Воронков, упиваясь своей недосягаемостью, предложил:

-- А ну-ка, примерьте!

Кольца оказались и жениху, и невесте впору. И этому тоже все удивились. Дмитрий Алексеевич, как искусный маг, сумел без примерки купить то, что надо. "Молодые" вернули кольца в коробочки. Воронков предложил:

- Может, хватит глушить газировку? Давайте в честь такого грандиозного события хряпнем горячительного?

Принц начал отказываться:

- Нет, я пас! Хочу еще сегодня успеть в Москву вернуться! Ведь, я за рулем!

- И я за рулем! По граммульке, и все!

- Нет, нет!..

Но Воронков уже разлил коньяк по бокалам и протянул наполненный бокал Принцу.

- Не могу!.. В Москву надо!

- И мне надо! У меня жена, знаешь, какая? Из молодых, да ранних! Если я сегодня не приеду, то могу попрощаться со своей политической карьерой! У нее папа, знаете, кто?

Принц удивленно спросил:

- Кто?

- А вот не скажу! Кому это очень надо, пусть узнают сами!

Воронков расхохотался своей шутке. Пока Воронков, причмокивая, цедил коньячок, Старицкий успел рассмотреть его руки. Кожа на руках заметно отличалась от кожи на лице. Предательские морщинки на пальцах выдавали молодящегося супермена. А когда Воронков, забыв об осторожности, поправлял пальцами завитки вокруг лба, Влад заметил маленькие шрамики, оставшиеся после посещения "Салона красоты", где тому подтягивали кожу на лице и шее.

Полковник, глядя на окружающих, пытался разгадать загадки этого странного вечера. Ему было непонятно, почему шеф, упорно отказывающий координатору в руке дочери, сегодня вдруг сменил гнев на милость. Рань ше он объяснял свой отказ фразой "еще не время". Гоша всматривался в веселящегося отца невесты и пытался найти причины, которые вдруг так резко приблизили это время. Гоша заметил, что есть какое-то несоответствие между поведением незнакомца и отношением к нему шефа. По человеку со шрамами было видно, что он только что познакомился с отцом выходящей замуж дочери. А шеф вел себя с незнакомцем так, будто они давно знакомы.

И тут Гошу осенило. Так, может быть, радостно подумал Полковник, в ловушке находится незнакомец, а не они с шефом?!

И сразу все стало на свои места: искрящийся весельем отец, уверенная в себе мать и два лопуха, сидящих за столом, словно два приготовленных для заклания барашка. От этих радужных мыслей складка между взъерошенными бровями Полковника расправилась, и он хлобыстнул еще один фужер водки.

Координатор поднялся и, держа в руках наполненный до краев бокал, начал говорить тост:

- Я поднимаю этот бокал за самую обворожительную, самую желанную, самую обаятельную и очаровательную девушку в мире!

Все зааплодировали. А "самая желанная" сидела с буднично-приветливым выражением лица, будто будущий муж говорил не о ней, а о ком-то другом. У Старицкого болезненно сжалось сердце. Влада поражало полное безразличие родителей к судьбе дочери. Ведь они не могли не видеть, что с девушкой происходит что-то неладное.

Но не придавали этому никакого значения.

- Боготворя это юное создание, я не спал ночей, я пил.

Раздался смех. Но жениха это не смутило. Он тоже улыбнулся в ответ.

- Я пил... нектар- нежности, исходящий от неземной красоты... этой... целомудренной богини.

Полковник не выдержал и, стараясь повторить интонацию координатора, сказал:

- И крыл богиню самыми последними словами!

Снова раздался смех. Но и на этот раз жених сохранил безмятежное состояние, словно сидящая рядом богиня действовала на него гипнотически. "Действительно, - удивился Влад, - похоже на какое-то колдовство..."

- Каждый день я покупал у моей феи один цветок, вдыхал его аромат! А когда ложился спать, клал его себе на грудь и лежал так всю ночь, не шевелясь, боясь потревожить сон моей юной королевы! Ведь в каждом таком цветке была частичка ее души!

Старицкому показалось, что он уже слышал от кого-то нечто подобное или читал... И тут же вспомнил! Это был рассказ Всеволода Гаршина "Красный цветок". Главный герой этого рассказа был психически больным человеком. Симптомы его болезни очень напоминали состояние внешне здорового координатора. Влюбленный как бы находился в состоянии легкого опьянения. Такое состояние присуще наркоманам: пьян, а не пахнет. "Может быть, эта богиня, -- размышлял Влад, для координатора и есть тот счастливый наркотик, от которого он без ума?"

Принц обратил внимание на Полковника, когда речь зашла о цветке. Гоша прямо-таки давился от смеха, хотя пытался сдерживать себя изо всех сил. А когда Полковник и Воронков обменялись, как заговорщики, многозначительными взглядами, до Принца стал доходить смысл происходящего за столом...

Во-первых, "колдовство" как-то связано с цветами, продающимися в "комке". Они либо какого-то специально выведенного сорта, вроде белладонны, или... Старицкий вспомнил запах стирального порошка возле дома координатора. Но к нему примешивался еще и другой... Влад, когда дарил девушке розу, вдохнул в себя аромат этого цветка и еще тогда удивился своему состоянию после этого. Так "улететь" можно было только от очень сильной дозы наркотика. А если девушка проводит среди этих цветов почти сутки, можно только удивляться, как она до сих пор жива?! Координатор тоже ежедневно получал свою дозу. Тогда "колдовство" вполне объяснимо.

Во-вторых, необходимо проверить еще одно предположение. Старицкий не разбирался в разных ювелирных тонкостях, но понимал, что Воронков явно решил покуражиться и вряд ли бы стал раскошеливаться на золотые кольца с бриллиантами".

Дождавшись когда жених закончит тост в честь своей возлюбленной, Принц обратился к Воронкову:

- Можно полюбоваться вашим восхитительным подарком?

Просьба была высказана таким робко-просительным тоном, что Воронков, ничего не заподозрив, согласился показать покупку гостю. Подавая бархатную коробочку, в которой лежало кольцо, отец невесты, дружески улыбаясь, сказал:

- Конечно! Прошу вас, коллега! "Коллегу" Старицкий пропустил мимо ушей. Взяв кольцо, он стал внимательно рассматривать его, поворачивая под лучами падающего света. Воцарилось долгое молчание. Все выжидательно смотрели на Старицкого.

Он еще ничего не сказал, а на скулах Воронкова уже заиграл лихорадочный румянец. Принц положил кольцо обратно в коробочку и протянул ее Воронкову со словами:

- Не хочется вас огорчать, но это подделка...

- Как подделка?!

- Да. Бижутерия. Стекляшка вместо бриллианта. Позолота вместо золота...

Наигранное возмущение Воронкова было фальшиво, гнев - излишне экзальтирован. Чем больше он возмущался, тем очевиднее становилось для присутствующих, что даритель знал о том, что это - подделка.

Полковник окончательно убедился в том, что фальшивая свадьба понадобилась шефу только для того, чтобы заманить незнакомца, а вместе с ним и координатора в ловушку. Предвкушая грядущую разборку, Гоша презрительно глядел на незнакомца и самодовольно ухмылялся.

Неожиданно на выручку Воронкову пришел сам Принц. Он сочувственно произнес:

- Обидно, что вас так нагло обманули... Воронков уцепился за подброшенную возможность оправдаться. Он грозно обернулся к расплывшемуся в ухмылке Гоше:

- Ах ты, собачье дерьмо! Ты кого мне подсунул, а?!

- Не понял?

- Это ты меня навел на Бека! Любовница встрепенулась и заверещала:

- Разве ты не в магазине это брал?

- Какие магазины?! Уже все было закрыто! Этот вот цветовод с барыгой местным свел!

- Он не барыга...

- Заткнись!

- Я его сейчас приведу!

- Сиди! Я ему столько за два этих кольца отстегнул, что он, наверное, уже сейчас летит в Турцию! На постоянное место жительства!

Разгневанный Воронков походил по комнате, а затем вновь обрушился на Гошу:

- Теперь мне понятно, что имел в виду Бек, когда говорил "он тебя кинет"! Козел!

С "козлом" Воронков переборщил. Нельзя было бывшему зеку, даже в шутку, говорить это слово. Полковник поднялся из-за стола иу скандируя каждое слово, заорал:

- Пидер! Вонючий! Я тебя на ножи по-s ставлю! Падла!

Зло хлопнув дверью, Полковник вышел из дома. И тут же вспомнил про московские номера. Подкравшись к воротам, посмотрел вдоль улицы. Автобус стоял на прежнем месте. Проверять "джип" Гоша не стал, а направился к забору с табличками и часовым на вышке. Вспомнилась зона. Полковник процедил сквозь зубы:

- Лучше уж за колючую проволоку, чем с этими паскудами дело иметь!..

Чтобы спастись от фраеров, Гоша решил перелезть через колючую проволоку военного объекта. Для этого он вытащил из сарая старый Воронковский полушубок, чтобы накинуть его на железные колючки. Устроившись за поленницей, Гоша стал ждать, когда часовой отвернется в другую сторону.

Воронков после ухода Гоши чуть поостыл. Он и сам чувствовал, что немного переборщил, потому что безделушки он взял не у Века, а у официантки из кафе, да и то напрокат.

- Ладно... Мне пора.

Сухо попрощавшись с любовницей, Воронков не удосужился сказать дочке даже "до свидания". Выйдя во двор, он тихо окликнул:

- Гоша?..

Полковник, сидевший за поленницей, только зло посмотрел в сторону говорившего, но не вышел.

- Ушел все-таки, говнюк!..

Гоша едва удержался, чтобы не выскочить. Если бы не эти притаившиеся столичные тачки!

Воронков открыл настежь ворота, завел машину и выехал со двора. Полковник услышал, как через несколько секунд завелась вторая машина и, не веря своим ушам, стал пробираться между домами поближе к улице. Когда Гоша выглянул из-за дома, автобуса на улице уже не было.

Полковник перелез через забор и, осторожно ступая, пошел прочь от дома любовницы бывшего шефа. Гоша решил больше не иметь с Воронковым никаких дел!

Облегченно вздохнув, Полковник зашагал к своему дому, но не успел пройти и полпути, как прогремел мощный взрыв, и в ночное небо взметнулся огненный столб.

Гоша даже присел от неожиданности. Сердце испуганно затрепетало. Полковник опрометью бросился к своему дому, покидал самое ценное в сумку и выскочил на улицу.

Сделав большой круг, Гоша почти вернулся к своему дому. За два квартала от него стоял недостроенный двухэтажный особнячок Лени Спицына. Сам Леня мотал срок, но с законсервированного строительства не пропало ни одного кирпичика. Леню все уважали...

Полковник пробрался в особняк и стал наблюдать за своим домом. Жалко, что не было видно, что делается в доме любовницы.

В том, что взрыв - дело рук москвичей, Гоша почти не сомневался. Оставалось только в этом убедиться. Сценарий, по его мнению, развивался так: Воронкова решили убрать. Пасли его до тех пор, пока он не оказался у любовницы. Сюда наезжают "номера", и ловушка захлопывается. Затем оперы допрашивают тех, кто оставался дома: любовницу, дочь, влюбленного и незнакомца. Все в один голос говорят, что Гоша, перед тем как уйти, обещал прикончить Воронкова. Полковник уходит, подкладывает бомбу в машину Дмитрия Алексеевича, и привет!

Полковник, отсидевший червонец и знающий, чем заканчиваются подобные разборки, не мог угадать только одного: кто к его дому приедет первым? Те, из автобуса, чтобы его убить, или менты? Если менты, значит, его подставили и ему припаяют все: убийство, наркотики и так далее. Если автобус-Полковник не успел додумать. К его дому с погашенными фарами приближался ОМОН. У Гоши была маленькая надежда, что взорвали не Воронкова. Теперь этой надежды не осталось.

События действительно развивались примерно так, как предполагал Гоша. Самой реальной оперативниками была признана версия, что взорвал Воронкова Полковник. Соседи видели, с какой поспешностью он покидал дом: будто за ним гнались. Был объявлен всероссийский розыск, и через три дня Гоша был найден. Его труп был обнаружен в одном из подвальных помещений города Солнечногорска. Способ, которым было совершено убийство, указывал на то, что осуществили эту акцию бомжи. Согласно заключению медицинской экспертизы, Гоша был убит в ту же ночь, что и Воронков, только несколькими часами позже: видимо, сразу, как только прибыл в Солнечногорск. При нем не было ни вещей, ни денег.

Координатора и Ванду наркологам удалось вылечить. А "комок" преемниками Полковника был продан другому владельцу в один из тихих подмосковных городков.

БРАВО, ВОЛК!

Вернувшись домой, Влад постарался как можно тише открыть дверь, чтобы не разбудить жену и сына. Ключ плавно вошел в замочную скважину, и универсальный замок открылся мягко, без традиционного металлического щелчка.

Открыв дверь, Принц увидел свою улыбающуюся жену и вручил ей большой букет цветов. Она прижалась к нему всем телом и прошептала:

- Спасибо...

Старицкий стоял с закрытыми глазами и чувствовал, как очищающий целебный воздух семейного очага проникает в его тело.

Весь следующим день прошел в суете и заботах. Принцу пришлось координировать работу всех звеньев по размещению и установке новой техники. Определитель подслушивающих устройств "ТИ-ЭЙЧ-С" находил их в самых неожиданных местах. Например, в кабинете генерального было обнаружено два мини-радиомикрофончика. Один был вмонтирован в гардину, второй в панель холодильника. Оба были в рабочем состоянии. Еще один был обнаружен в приемной Крафта. Его нашли в корпусе компьютера. Торс восхищался этим высокочувствительным эффективным "ТИ-ЭЙЧ-С" и ходил с ним весь день по всему зданию "Центра", выискивая "жучков". Сотрудники дали этому электронному сыщику ласковую кличку "Тузик". Он действительно чем-то походил на маленькую игрушечную собачонку. Тем более что Антон, когда им не пользовался, надевал ему на "нос" чехольчик, похожий на намордник. Веста, глядя на Торса, пошутила:

-- Антон, пора тебе обзаводиться ошейником! А то сбежит твой высокопородистый песик к какой-нибудь дворняге!

- Не сбежит! Я его уже приручил! Не обошлось и без казусов. "Тузик" в одном из кабинетов повел себя очень странно. Он упорно лез к одной из сотрудниц прямо в бюстгальтер. Торс едва его сдерживал. Сотрудница, смеясь, спросила:

- Он у тебя бешеный или сексуально озабоченный?

Но, встретившись с внимательным взглядом хозяина, сотрудница побледнела и стала раздеваться. Антон отвернулся и повернулся к сотруднице только тогда, когда услышал ее сдавленный шепот:

- Все!..

Вся одежда сотрудницы лежала на столе, вплоть до нижнего белья, а сама она, совершенно голая, забралась под стол.

"Тузик", вороша лежащую на столе одежду, нашел маленький металлический, похожий на батарейку для электронных часов предмет...

Торс о подобных шпионских штучках уже слышал, а вот увидеть пришлось впервые. Дипкурьеры, сотрудники посольств и другие официальные лица давно уже пользуются этими устройствами. Все чаще используются микроприборы, которые проглатываются или их прячут в других потаенных местах человеческого тела. Например, микропередатчик, помещенный в желудок, способен беспрерывно, в течение двух месяцев транслировать все разговоры и другие звуковые сигналы, звучащие вокруг носителя, в принимающий блок, который может быть расположен в доме напротив или в каком-нибудь автофургоне типа автобусика "Связь".

- Что это?

Женщина, растерявшись, шевелила губами, пытаясь вспомнить официальное название найденного в ее вещах прибора:

- Me... ми... минитон.

- Для чего?

- Он контролирует работу сердечной мышцы. При аритмии он подает сигналы для приема лекарства.

- Одевайтесь. Пойдемте со мной. В лаборатории, расположившейся на чердаке, минитон тщательно проверили. Выяснилось, что внутри проверяемого прибора была электронная начинка, схожая с микросхемой микропередатчика.

Торс извинился перед сотрудницей, глотавшей лекарство. С тем же рвением он продолжал выискивать "шпионов" и нашел одного в техническом гараже. Подслушивающее устройство было примагничено К днищу служебного "мерседеса", принадлежащего Принцу.

"Связисты" заменили "шпионские" часы примагниченным подслушивающим устройством. Значит, охота на Принца продолжается. Торсу было дано задание найти тех, кто охотится за Павлом, и уничтожить их.

Такой поворот событий огорчил Стариц-кого. Антон недостаточно опытен для таких дел. "Связисты" - не "отморозки". Они хитрее, коварнее и безжалостнее любой организованной банды. Да и техническое оснащение у сотрудников БОУ самое современное. Если дело дойдет до разборки, то Торс просто исчезнет.

Чтобы хоть частично обеспечить безопасность Торса, Влад предложил Антону быть на некоторое время своим телохранителем. Антон наотрез отказался.

- Да я их тогда ни в жизнь не найду! Я тебе дам кого-нибудь из своих ребят вместо себя. А сам... В общем, есть у меня один план, как заставить этих охотников обнаружить себя!

- Какай план?..

- Пока тебе лучше о нем не знать.

- С каких это пор у тебя от меня секреты?!

- С тех самых, когда у тебя вдруг появились секреты от меня.

Старицкий с удивлением посмотрел на Торса и приказал:

- Давай выкладывай, что знаешь.

- Сначала ты объясни свою поездку в Зеленоград!

- Что тут объяснять. Произошло ЧП. Надо было срочно принимать меры.

- Интересно получается! Так, может быть, наш "Летучий отряд быстрого реагирования" ликвидировать? Разогнать его к чертовой матери, если в "Центре" есть такой супермен, который может в два счета один справиться с любым ЧП?

- Ты что это разошелся?! Один из сотрудников "КЦ" запил. И моя прямая служебная обязанность, как заместителя генерального директора "Центра" по личным вопросам, - разобраться в ситуации. Не посылать же "ЛОБР" из-за одного пьяницы!

- Ты не темни! А взорванный Воронков? А Полковник?

- Я-то к этому какое имею отношение?!

- Не хочешь говорить, не надо! Я сам все узнаю!

- Антон, ну чего ты в бутылку лезешь? Ладно, обещаю. Теперь с пьяницами и с семейными дебоширами будешь разбираться сам. А мне будет меньше забот!

- Все-таки ты меня недооцениваешь. Я твоих "друзей" из-под земли достану! Вот увидишь!

Торс ушел. Принц не успел дух перевести, как прибежала встревоженная Веста. До нее уже дошли слухи об охоте на Влад а.

- Это правда?

- Что?

- Про охотников?

- Ей богу! Вы что, с ума все посходили? У Генерала три "слухача" нашли! Три! Вдумайся! И никто из этого трагедии не делает. А у такой важной персоны как Калужный, нашли "Магнитку", поставленную кем-то когда-то на кого-то еще при Царе Горохе, и тут же змейкой пополз слушок о каких-то охотниках! Вот уж действительно людям делать нечего! Слегка успокоенная Веста на всякий случай спросила:

- Ты думаешь...

Принц рассмеялся. А Веста обиженно проговорила:

- Это ты надо мной?

- Послушай, мне в голову пришла парадоксальная мысль! Ведь всем подслушивающим хозяйством заправлял Дюк, так?

- Так...

- А "мерседес", на котором я сейчас езжу, кому до меня принадлежал?

- Дюку...

- Улавливаешь парадокс?

- Не-ет...

- Почему Дюк был весь опутан "шпионскими" проводами?

-- Почему?

- Потому что никому не доверял и всех боялся! Поэтому он и натыкал, где только мог, микро- и макромикрофонов! Теперь улавливаешь?

- Что?

Принц снова рассмеялся и сквозь смех проговорил:

- "Слухача" под днище "мерседеса" установил сам Дюк!

- Зачем?!

- Чтобы подслушивать самого себя! Принц опять расхохотался, а Веста и хотела бы засмеяться, да не могла. Умом-то она понимала соль "черного" юмора Павла, но сердце смеяться не хотело. Веста слабо улыбнулась и предложила:

- После работы поедем домой вместе?

- Поедем!

Сумбурный, суматошный день кончился, и усталые, но довольные Принц и Веста возвращались домой. На Новом Арбате их тормознул гаишник.

- Что ему не понравилось?

- Мои глаза.

Гаишник, стоявший, как статуя командора, даже не козырнул подошедшему Стариц-кому. Он лишь безмолвно протянул руку, в которую Принц вложил свои водительские права. Сверив номер, гаишник достал книжку с квитанциями и стал выписывать округлым почерком сумму штрафа. Влад открыл было рот, чтобы уточнить, "за что?", но так ничего и не сказал... Он увидел, что на левой стороне книжки маленькой скрепкой был прикреплен прямоугольный белый листок, на котором было написано всего три фразы:

"Браво, Волк! Наблюдение снято. Следующий - сопредседатель финансовой палаты "Корона" Я. Кутепов".

Принц заплатил штраф и, сунув квитанцию в карман, вернулся на водительское место.

- За что?

- Не знаю...

- Ты даже не спросил?

- Ты же видела.

- Почему?

- Ас гаишником можно разговаривать только на армейском языке.

- Молчать?

- Предпочтительно. Если в армии спросишь у сержанта, который тебе влепил наряд вне очереди, "за что?", то получишь еще два. А это три бессонных ночи "беседы" с толчком, который нужно выдраить так, чтобы в него можно было смотреться, как в зеркало...

- Извини, а "толчок" - это что?

- Армейская ваза. Ночная.

- Унитаз?!

- Вроде того...

- А почему эту вазу называют "толчком"?..

Влад Старицкий, рассказывая Весте армейские байки, всматривался в постовых ГАИ, ожидая новых сюрпризов и размышлял о злобных превратностях судьбы.

"Ну откуда им было знать, что я поеду именно по этой улице, раздраженно думал Влад. - Если бы это был мой привычный маршрут, тогда другое дело. Да и с Вестой мы не сговаривались, какой дорогой ехать!"

Принц решил помочь Весте реализовать, наконец, давнюю мечту о покупке Олежке бинокля. Он вез жену в "Военторг" на Новом Арбате. "Если, - усмехнулся Старицкий, - они уже научились читать мои мысли, то мне полный копец. Не могли же они выставить на каждой улице по гаишнику?"

Принц мысленно вернулся к зданию "Центра", повторил весь путь до Нового Арбата и замолчал.

- Ты чего?

- Смешной случай вспомнил из своей армейской практики...

- Расскажи?

- Вспомнилось, как мы отметили свое первое увольнение. После изнурительного марафона, называемого "Курс молодого бойца", мы приняли Присягу, и нас впервые с увольнительными выпустили в город. Ошалевшие от свободы, мы думали о том, как бы это повеселее отметить этот праздничный день. Решили вкусить запретный плод.

- Женщины?!

- Нет, водка. Денег мы только на одну бутылку наскребли. В магазине две очереди: одна в кассу, другая - к прилавку. Выстояли обе. И вот, когда я подал продавщице чек, к витрине прилавка подошел офицер и начал рассматривать ассортимент.

Представь себе такую картинку... Я растерялся, правую руку приставил к козырьку фуражки, а в левой чек держу. Продавщица спрашивает:

- Вам что?

А я как онемел. Не знаю, что сказать. Офицер посмотрел на меня да как рявкнет:

- Отвечайте, когда спрашивают! В общем, наелись мы в этот вечер колбасы до отвала! Не в казарму же ее было нести.

- Бедненькие!..

Принц смотрел на смеющуюся Весту, и мало-помалу на смену раздражению, возникшему после встречи с гаишником, пришло ровное, спокойное настроение. Бредовые предположения о чтении мыслей на расстоянии улетучились, потому что в связи с ремонтом дороги гаишники везде понаставили дорожных знаков, и миновать Новый Арбат, отъезжая от "Центра", было никак невозможно.

"Раз наблюдение снято, - рассуждал Старицкий, - значит, за Торса можно больше не волноваться. На "связистов" он мог бы выйти только через меня". О новом заказе Принц решил сегодня вообще не думать. Но фамилия Кутепов нет-нет, да и всплывала в памяти.

Олежка весь вечер не расставался с армейским биноклем, у которого было умопомрачительное увеличение.

- Мама, папа! Ищите быстрее! Пап, смотри туда!

- Куда?

- На крышу Сережкиного дома!

- Смотрю... И что?

- Видишь?

- Дайте мне-то посмотреть!

Влад отдал бинокль Весте. Она стала внимательно смотреть туда, куда показал Олежка.

- Здорово!

- Ты его увидела?!

- Кого?

- Дядю Антона!

- Где?

- Дай-ка мне!

Олежка водил биноклем по всей крыше.

--Куда же онспрятался?!

Влад спросил:

- У него тоже был бинокль?

- Да!

- Значит, он решил поиграть с тобой в разведчиков. Теперь кто из вас друг друга заметит первым, тот и выиграл! Маскируйся!

Олежка устроил возле нижнего угла окна наблюдательный пункт, задрапировавшись занавесками. И даже ужинал он на "боевом посту".

- Думаешь, он правда видел Антона?

- Может быть. Торс пообещал, что достанет этих... "охотников".

Веста снова забеспокоилась.

- А ты говорил, что...

- Веста, дай ты человеку самому убедиться в том, что мифические "охотники" - всего лишь плод его взбудораженного воображения!

Олежка закричал из другой комнаты:

- Я выиграл! Ползите быстрее сюда! Веста и Влад "поползли" к сыну. Антон выглядывал из-за вентиляционной шахты, осматривая через бинокль окрестности вокруг дома Калужных.

ПРИГОВОР

Размеренной походкой Принц вошел в свой кабинет и принялся за изучение доку ментов и оперативной информации о финансовых структурах, с которыми корпорации "Центр" приходилось работать.

Нигде, ни в одном документе о финансовой палате "Корона" даже не упоминалось. Если не удастся найти удачный предлог, чтобы выйти на "Корону" во имя насущных интересов корпорации, то придется угробить массу личного времени на сбор информации о финансисте Кутепове.

Такой вариант Принца не очень устраивал, и он засел за изучение материалов. Время шло к обеду. Надежды найти что-нибудь о "Короне" оставалось все меньше.

Принц уже собирался отложить дела и пойти пообедать, как вдруг в кабинет вошла Веста:

- Вадим не заходил?

-Нет.

- Странно...

- Что, пропал этот дамский угодник?

- Похоже на то... Ты его совсем сегодня не видел?

- Да я еще и из кабинета никуда не выходил! В гараже его нет?

- Нет... Он у тебя никуда не отпрашивался?

- Когда?

- Вчера, например.

- Вчера он целый день вкалывал вместе с нами.

- Я имею в виду на сегодня?

- Такого разговора не было. Выкладывай, что случилось?

- Мы с Вадимом договорились, что сегодня будем заниматься моей кандидатской диссертацией.

- А он и в социологии рубит?

- Не в этом смысле. Он обещал помочь с изобразительным рядом: нарисовать кое-что, кое-что написать курсивом...

- Сделай на компьютере.

- В компьютерной графике нет души.

- Когда вы должны были встретиться?

- В десять.

Принц позвонил дежурным. Выяснилось, что дизайнер еще не приходил. Домашний телефон "Кулибина" тоже молчал.

- Я сейчас постараюсь улизнуть. Если Торс спросит, где я, скажешь, что отправился на рандеву с одним из своих осведомителей. Куда - не знаешь.

- А на самом деле ты куда?

- На встречу с осведомителем.

- Ясно. Обедать не будешь?

- Нет. Перекушу где-нибудь по дороге. Принц прежде всего отправился на квартиру Вадима, чтобы отделаться от неприятных предчувствий.

Вадим жил в трех кварталах от Казанского вокзала в коммунальной квартире. Дверь открыла ядреная старушка и тут же обрушила на Старицкого словесный поток, не давая ему рта раскрыть.

- Вам ночи мало? Вот погодите, вам скоро всем хвост-то прижмут! Думаете, я буду терпеть? Смотрите-ка на них! Уже днем стали ходить! Давай, выметайся отсюда! А не то как шваркну дверью - подошва отлетит!

Старушка выразительно посмотрела на ногу Влада, стоящую на пороге. Принц, не убирая ноги, попытался спросить про Вадима, но старушка его опередила. Она пнула Старицкого по голени. Он невольно отдернул ногу, и старушка тут же захлопнула дверь.

Влад позвонил снова. Из-за двери послышался воинственный голос:

- Убирайся, кобелина ненасытный! Старушка с досады стукнула по двери кулаком.

- Мне бы увидеться с Вадимом?

- Проваливай!

- Откройте.

- В кутузку захотел?

- Если вы...

За дверью послышался молодой недовольный голос:

- Ну, что опять за крик, тетя?

- Скажи своему хахалю, чтобы он убирался! Или я ОМОН вызову!

- Да хоть ФСБ...

Дверь открылась, за дверью стояла молодая еще красивая женщина с невыспавшимся лицом.

- Вы ко мне?

- Если Вадим у вас, то к вам. Женщина пристально посмотрела на Влада и спросила:

- Какой Вадим?

- Сосед ваш.

Женщина недовольно дернула плечиком, поправила на груди халат и криво улыбнулась.

- А, художник? Ну вот, тетя, за что вы совершенно постороннего человека обхамили?

- Это он-то посторонний? Что вы из меня ре... де... дегенератку делаете?

- Вам бы, тетя Соня, в Одессе жить, а не в Москве...

- Я-то везде проживу, а вот где ты, Лолочка, скоро окажешься, а?..

- Милые дамы, кто-нибудь из вас про Вадима мне что-нибудь скажет?

Лолочка нервно потерла руки, принужденно зевнула и проговорила:

- А вы проходите ко мне, там и поговорим...

- Вот-вот! Посторонний!

- Идемте, идемте!..

Принц последовал за Лолочкой, за его спиной мелким бисером рассыпался дребезжащий старушечий смех.

Влад вошел в Лолочкины апартаменты и удивленно остановился. Даже не верилось, что это одна из комнат коммунальной квартиры.

У Старицкого мелькнула мысль, уж не Вадим ли приложил тут свою руку? Комната была разделена на три части: маленькую прихожую, будуар, и спальню.

В прихожей висел красный фонарик - непременный атрибут любого "веселого" публичного заведения.

- Плащ можно повесить здесь...

- Спасибо, я ненадолго. За дверью хихикнули.

- Совершенно невозможно говорить. Тетя Соня, вы хотите, чтобы я сказала то слово?

Послышался звук удаляющихся шаркающих шагов.

- Что это за волшебное слово такое, если не секрет, конечно?

- Это женское слово. Вам про него знать не надо. Проходите в будуар...

Принц оказался в миниатюрной уютной гостиной. Как правило, в таких гостиных вешают картину Айвазовского "Девятый вал". Но у Лолочки на стене висело другое произведение искусства. Это была картина художника неоимпрессиониста. Думал ли когда-нибудь Георгий Сура, что его сотканная из цветного воздуха "Сидящая модель" окажется в будуаре московской жрицы любви? Лолочка, наклонившись к Принцу, озабоченно спросила:

- Где Вадим?

- Это я у вас хотел спросить...

- Вы из органов?

- Нет. Я сослуживец Вадима.

- А... Из охранки...

- Обижаете. Охранкой раньше называли фискальную царскую политическую полицию.

- Я в этом не очень разбираюсь. Я вас всех называю Жанами.

- И Вадима?

- Нет. Вадим - Душа! Он жандармом быть не может. И что же вас интересует, Жан?

- Когда вы видели Вадима в последний раз?

- Вчера утром...

- Было в его поведении что-нибудь необычное?

- Нет. Но ночью он не вернулся домой...

- У него был свой ключ?

- Да, конечно.

- Так, может быть, он пришел позже обычного, и вы этого не заметили?

- Каждую ночь, ровно в полночь, мы пьем кофе... Сегодня он не пришел.

- Предпочел другой сорт?

- Я бы это почувствовала, женщины тут ни при чем.

Лолочка задумалась. Вспомнив о чем-то, Лолочка встревоженно посмотрела на Старицкого:

- Неужели эта кретинка... решилась на то, что обещала?

- Кто и что обещал?

- Шалава одна с Патриарших прудов... Вадим ходил туда на этюды и однажды увидел там пацанку, сидящую на скамейке с сигаретой в зубах. Малолетка была затянута в черную кожу, изуродованную металлическими заклепками, и была очень довольна собой. Вадим одел ее в роскошное вечернее платье, вместо сигареты вложил в руку перчатки и нарисовал эту девчушку.

Отдав рисунок натурщице, Вадим и не предполагал, какую бурю вызовет в ней этот портрет. Вначале она даже не узнала себя. Но когда всмотрелась в выражение нарисованных глаз, заплакала и бросилась Вадиму на грудь. Обвив руками его шею, она затихла.

В общем никакие уговоры на нее не действовали, и она бродила за ним весь день, как собачонка. А когда Вадим ее не впустил в свою квартиру, она пригрозила, что натравит на него своих ребят.

- Вы ее видели?

- Нет. Я ведь практически не выхожу из дома, клиенты все приносят с собой. Тетя Соня ее видела. Из-за двери послышался голос старушки:

- Не вмешивайте меня в свои темные делишки!

Принц встал, подошел к двери и, распахнув ее, прямо с порога приказал:

- Опишите, как выглядела девушка.

- Не буду я вам ничего писать! Кто вы такой?!

Старицкий раскрыл удостоверение. Увидев в документе Принца указанную должность - советник первого ранга, тетя Соня опешила. Она знала, что советники в России могут быть только при президенте. Рейтинг Старицкого резко взлетел вверх. Старушка всплеснула руками и вскрикнула:

- Господи!

Лолочка удивленно спросила:

- Тетя Соня, что вы там вычитали? Старушка еще раз всплеснула руками и затараторила:

- Какой чести-то удостоились! Я сразу поняла, что эта девочка не чета Вадиму Николаевичу! У нее только вид соплячки несмышленой. А глаза-то ее и выдали! Боже, какие у нее глаза! Точь-в-точь как... как на рисунке, который Вадим Николаевич нарисовал!

- Так вы и рисунок этот видели?

- Видела? И разговаривала с графиней этой!

- Почему графиней?

- А ее этот... тот... так назвал, который к нам в подъезд за ней приезжал!

- На мотоцикле?

- Нет, на машине. Он все графиня да графиня. А она в машину к нему так и не села. Гордая!

- Как он выглядел?

- Боюсь напутать...

- Не бойтесь, говорите.

- Ему, наверное, лет пятьдесят... Видный такой мужчина. А он что натворил?

- Пока ничего. Но чтобы не успел натворить, необходимо его как можно быстрее найти.

-А вы у графини спросите. Думаю, она его хорошо знает.

Принц смотрел на старушку и искал способ с большей пользой успеть воспользоваться той эйфорией, в которой тетя Соня пребывала. Он спросил:

- Значит, он все-таки с почтением относился к графине?

- С большим почтением! А она его в грош не ставила! Все кричала на него: "Слышал, что я сказала!"

- А он?

- А он - молчит, да виновато так на нее смотрит...

- А что он от нее хотел?

- Чтобы она с ним поехала.

- У него были борода, усы?

- Нет. Голова у него была круглая и лысая. Глаза рыбьи какие-то. И уши больные.

- Гноились?

- Не знаю. Они были пластырем заклеены.

- Все уши?

- Нет. Мочки у него отрезаны. А на то место, где резали, он пластырь наклеил.

- Номер машины случайно не запомнили?

- Да я на Кристину все больше смотрела. Понравилась она мне очень.

- Чем?

- Шибко бедовая! Я сама такая в ее возрасте была. Только бог родственников таких, как у нее, не дал!

- Это вам Кристина про родственников сказала?

- Да. Когда мы с ней на подоконнике сидели.

- Она вам про брата своего рассказывала? Старушка удивленно вскинула брови:

- Нет!..

- Значит, еще расскажет. Она когда обещала прийти?

- Вчера вечером, да до сих пор идет.

- Она для Вадима Николаевича телефон свой оставила?

- Оставила.

- Вы его пока у себя держите.

- Хорошо. Но она два телефона оставила.

- Дайте-ка посмотреть...

Тетя Соня достала из кармана два вырванных из блокнота листка и протянула Принцу. Старицкий, внимательно разглядывая листки, запомнил написанные номера. Когда он перевернул листки, то на обратной стороне одного из них увидел написанное слово "Корона" и номер телефона под ним.

Один листок с телефоном Принц вернул старушке.

- Этот пусть побудет у вас. А этот... Принц разорвал второй листок на несколько частей и положил их в свой карман.

- Этот Вадиму Николаевичу показывать не стоит. Вспомните, пожалуйста, что еще говорила вам Кристина.

- Она очень хотела, чтобы я впустила ее в комнату Вадима Николаевича. Но я, если бы даже и согласилась это сделать, то все равно бы не смогла.

- Почему?

- После встречи с графиней он стал запирать свою комнату на ключ.

- А раньше Вадим этого не делал?

- Нет.

- Когда произошла их встреча? В разговор снова вступила молчавшая до этого Лолочка.

- В минувшее воскресенье. В ту ночь, когда мы пили кофе, он сказал мне странную фразу...

- Какую?

- "Искусство - не противоядие, а - яд".

- Он подтвердил это примером?

- Нет. Но он так часто во время нашей беседы возвращался к рисунку, сделанному на Патриарших прудах, что я невольно подумала о смерти.

- Чьей?

- Не знаю. Я просто чувствовала ее присутствие рядом с нами. Дверь была приоткрыта, и я ясно почувствовала, как она вошла и села между нами.

Старушка перекрестилась:

- Господи, Лолочка! Да что же вы такое говорите?! Выкиньте вы эти мысли из головы! А то приманите ее, не приведи господь!

Старицкий собирался уже распрощаться с соседками Вадима, как вдруг услышал в комнате, которую занимал дизайнер, какие-то шорохи.

Подойдя к двери, Принц позвал:

- Вадим?..

Никто не отозвался. Но было ощущение, что за дверью кто-то есть. Принц посмотрел на женщин и по выражению их лиц понял, что и они тоже слышали эти таинственные звуки... Лицо Лолочки вдруг стало бледным как полотно. Старушку эта перемена в поведении соседки напугала больше, чем шорохи в запертой комнате.

Лолочка вновь заговорила. И от ее загробных интонаций даже Старицкому стало не по себе. Беспрерывно мелко крестясь, тетя Соня отступила к Владу и ухватилась за его рукав. Зрачки у Лолочки расширились. Она стала медленно поднимать свою мертвенно-бледную руку и ее указательный палец остановился напротив двери Вадима.

- Она там!.. Поэтому он стал закрывать эту комнату. В ту ночь, когда мы расстались и он ушел к себе, она ушла вместе с ним.

Снова послышался короткий шорох. Лолочка крикнула:

- Слышали?!..

Тетя Соня ухватилась обеими руками за руку Принца, и в наступившей тишине было слышно, как стучат ее вставные зубы. Старицкий вновь позвал:

- Вадим?..

В ответ послышался уже хорошо различимый четкий звук. Это был скрежет когтей о дверь. Старушка зажмурила глаза и перестала дышать. У Лолочки расширились зрачки, и она, защищаясь вытянутыми ладонями, стала отступать к своей двери...

Старицкому, уже побывавшему в преисподней и видевшему смерть в разных ее проявлениях, состояние женщин было понятно. Их можно было успокоить только одним: каким-то образом попытаться открыть эту дверь или, на худой конец, взломать ее. Иначе мистический ужас, обуявший души этих двух впечатлительных особ, так и будет держать их в своих цепких объятиях.

И вдруг ручка двери стала медленно опускаться вниз. Все завороженно следили за ее движением. Дверь медленно приоткрылась... И тут раздался отчаянный вопль Лолочки:

- Она выходит!

В образовавшейся дверной щели показалась черная, как уголь, кошка. Ее глаза враждебно смотрели на окружающих. Она воинственно выгнула спину, шерсть ее встала дыбом. Кошка сиганула между ног Принца на кухню. Влад толкнул приоткрывшуюся дверь ногой. Она распахнулась. За дверью стоял Вадим и смотрел отрешенным взглядом. Одет он был во все чистое. Все погребальные атрибуты были заранее приготовлены. На лбу была лента с ритуальной символикой покойника. Было видно, что дизайнер готовился к смерти. Но умереть не успел. Лишь душа его отправилась в Страну безмолвия.

Судьба Вадима потрясла сотрудников "Центра". Еще долго вспоминали они о безобидном отзывчивом кудеснике, оставившем о себе добрую память.

Гадая о том, какие причины могли привести к такому исходу, сотрудники остановились на одной, показавшейся всем наиболее правдоподобной: одиночество. Старицкий же причину этой трагедии видел совершенно в другом. Он знал, что киллеры никогда не умирают естественной смертью. Чаще всего они умирают от сердечной недостаточности. Но художнику, ставшему киллером, Провидение вынесло другой приговор... Оно обрекло его на безумие!

КРИСТИНА

Разбираясь в хитросплетениях жизненных коллизий, Старицкий убедился в том, что существует тесная взаимосвязь между теми, кого убивают, и теми, кто убивает. Казалось бы, те и другие, еще даже не зная о существовании друг друга, не должны иметь ничего общего. Но это общее обязательно находится.

Для встречи с Кристиной у Принца был веский повод. Ему было необходимо конфисковать у нее тот роковой рисунок, который привел дизайнера к безумию.

Старицкий назначил свидание малолетке на Патриарших прудах. И она пришла.

Она шла со стороны Ермолаевского переулка. Твердые желваки на скулах, ходившие ходуном, придавали лицу хищное выражение. Глаза спрятались за темными стеклами очков.

Кристина села на скамейку. Не снимая кожаных перчаток, достала сигарету, размяла ее, закурила. Принц подошел, сел рядом. Не глядя на нее, спросил:

- Кристина?

- Да.

- Спрашивай.

- О чем?

- О себе.

- А что ты можешь обо мне знать?

- Многое.

- Не гони волну, сладкий. Че надо?

- Для начала сними окуляры.

- Обойдешься.

Принц резким движением сдернул с ее лица очки. Она ровным, спокойным голосом предупредила:

- Тебе это дорого будет стоить.

- Этот прикид тебе не идет.

- Кто бы говорил.

Кристина попыталась встать, но Принц положил ей руку на колено.

- Убери лапу!

- Что ты строишь из себя? Вадим не стал бы тебя рисовать, если бы ты и в самом деле была такой, какой прикидываешься.

- Но он нарисовал.

- Другую. Можешь ты на время, хотя бы ради Вадима, не жевать, когда с тобой разговаривают?

- Не-а... Не могу.

Старицкий вышиб из ее руки сигарету.

- Жвачку сама выплюнешь?

- Нет.

Влад разжал ей челюсти и, подцепив ногтем большого пальца жевательную резинку, выкинул ее изо рта.

- Кретин! Ублюдок! Ненавижу! На помощь к ней уже бежала группа "кожаных".

-- Сейчас тебя сделают!

- Нет.

- "Крутой", да?.. На шмаер свой восьмизарядный надеешься?

- Нет. На тебя.

- На меня?!..

- Да. Ты им не позволишь "сделать меня".

Уже слышалось прерывистое дыхание приближающихся со свирепыми лицами рокеров.

- Да я еще и помогу им сделать из тебя отбивную!

"Неопытные, - подумал Принц, глядя на растянувшуюся цепочку бегущих "кожаных". - По одному их можно уложить всех до одного". Кристина крикнула рокеру, подбежавшему первым.

- Остановись, Руль!

Руль, собиравшийся в прыжке нанести Принцу удар ногой, запрыгал на одной ножке, сохраняя равновесие, чтобы не упасть. Один за другим подбежали остальные. Окружив скамейку, "кожаные" ждали сигнала. Стоявшие сзади дышали Принцу в затылок. У некоторых в руках уже были кастеты.

Руль, недовольно глядя на Кристину, процедил сквозь зубы:

- Бле-фу-ет...

- Нет! Он мне... ее... показывал.

- Пусть и мне покажет...

Принц невозмутимо рассматривал "кожаных". Один из них уже протянул руку к карману Принца, но Руль остановил его:

- Погоди, Рысь. Глаза мне его не нравятся. Больные глаза. Такой и замочить может. Че хочешь-то, мужик?

- Не тебя.

Рысь удивленно покачал головой. "Ками-кадзе" ему все больше нравился. Руль, задетый за живое, процедил:

- Ладно... Пошли отсюда.

Все выполнили приказ главаря. "Кожаные" отошли к лидеру, приготовившись уходить. Руль ждал, когда к ним присоединится и Кристина. Она поднялась со скамейки. Принц предупредил:

- Тебе лучше остаться. Кристина тут же торопливо села обратно. Неожиданно и Рысь сел с ней рядом.

- Я тоже останусь! Любопытно послушать, о чем говорят "крутые" с маленькими девочками.

Принц, не удостаивая "кожаного" взглядом, спросил:

- Ты что, голубой?

- А ты что? Прямо здесь ее будешь трахать?

Принц слегка отклонился назад и, выбросив вперед левую ногу, вмазал носком ботинка "кожаному" по уху.

- Уй!

Рысь схватился за травмированное ухо и тут же отдернул руку. На ладони была кровь. "Кожаный" скривился от боли, и его лицо стало похожим на улыбающуюся маску клоуна. Рысь, пожирая разъяренными глазами "крутого", никуда не уходил. Принц процитировал:

- "Ему и больво, и смешно, а мать грозит ему в окно".

- Ты, мужик, только отсюда никуда не уходи! Я скоро! Дождешься меня?

- Дождусь, если недолго.

- Я мигом.

Рысь быстрым шагом пошел прочь. За ним последовали и остальные. Принц посмотрел на Кристину и поблагодарил:

- Спасибо.

- За что?!

- Не позволила им "сделать меня".

- Вас "сделаешь", как же! Это я их спасла. Рысь у нас бешеный. Если что пообещал - сделает! Не боитесь, что он вас пристрелит?

- Боюсь.

- И будете ждать?

-Буду.

Кристина развернулась к Принцу всем корпусом и, не отрываясь, стала смотреть на него. Старицкий сразу же вспомнил слова тети Сони: "Какие у нее глаза!" Он уже не сомневался в том, что Вадим стал жертвой этой юной колдуньи.

Глядя на Кристину, Старицкий видел, как меняется выражение ее глаз. Они становились то глубоким омутом, который затягивал, как водоворот, то громовым небом, испещренным молниями, то вселенной, в которой вспыхивало и угасало огромное количество уходящих в глубину звезд...

Принц смотрел и пытался догадаться, что так поразило Вадима в этих глазах.

- Ты принесла рисунок?

- Нет... -- Почему?

- Я не знала. Мы договорились только о встрече.

- Все ты знала. Ты боишься.

- Чего?

- Что кто-нибудь еще, кроме Вадима, узнает о твоей тайне.

- Какой... тайне...

- Той, что на рисунке.

- Рисунка уже нет. Я его сожгла.

- Зря ты изворачиваешься. Я ведь не Вадим. Прятаться от тебя не буду.

-Я это уже поняла...

Кристина взяла руку Старицкого, лежавшую на колене, приподняла ее и, просунув под нее голову, прильнула щекой к ноге Влада. Затем опустила руку Принца себе на грудь.

Старицкий высвободил руку и, взяв лицо Кристины в свои ладони, внятно произнес:

- Плохо поняла. Запомни: тебе лучше самой все рассказать. Если ты этого не сделаешь, я потеряю время. Я ведь все равно обо всем узнаю. И тогда тебе уже трудно будет помочь. Ну? Я жду.

- Мне... Нечего сказать. Я уже все сказала.

- Пока говорил только я. Перед встречей с тобой я еще надеялся, что в тебе осталось хоть что-то от того, что видел Вадим. Я ухожу. Следующая наша встреча может стать для тебя последней.

- Но вы обещали Рыси, что дождетесь его?

- А тебе бы хотелось, чтобы он меня прикончил?

- У вас больное воображение.

- Если бы это было так, то я отправился бы вслед за Вадимом в психушку. Но на меня черная кошка не действует так, как на него.

- Какая кошка?

- Та, с которой ты забралась в комнату Вадима и пряталась там под кроватью до его прихода. И провела с ним ночь.

- Не было этого.

- Вот это что?

Принц достал из кармана кусочек кожи и приставил его к болтающемуся поясу кожаной куртки. Кусочек точно вошел в рваные края торчащего, как раздвоенное змеиное жало, конца пояса.

Глаза Кристины загорелись ненавистью и бессильной злобой.

- Мент поганый! Ищейка! Ненавижу!

- Если бы я был мент, то ты уже сидела бы в "пресс-хате" и из тебя зеки выбивали бы нужные следователю показания.

Старицкий нашел и другую улику, доказывающую вину Кристины. Это был футляр от губной помады, в котором еще оставались осколки раздавленной ампулы.

- Лабораторный анализ показал, что в ампуле был экстракт южноамериканского препарата "ДЖИ-5". Эта вытяжка, приготовленная из слюны гигантского удава, влияет на функции нервной системы, парализуя и разрушая ее.

- Почему ты не сдал меня ментам?

- Я думаю, ты уже и сама догадалась? Кристина опустилась вниз, обхватила колени Принца и запричитала:

- Забери меня!.. Делай со мной все что хочешь! Только не бросай меня! Одну!

- Ты не одна.

- Одна!

- Это он помог тебе забраться в комнату Вадима?

Принц кивнул в сторону неподвижно стоящего, как парковое изваяние, круглоголового парня. Кристина посмотрела на прилипшего к дереву телохранителя и крикнула ему:

- Убирайся отсюда!

Тот послушно зашагал прочь.

- Ты меня не бросишь?

- Теперь нет.

- Почему теперь? Из-за него?

- Из-за тебя. Я попытаюсь помочь, но только если ты сама этого захочешь.

- Я хочу! Очень хочу!

- Вадим тоже мог тебе помочь.

- Он не захотел...

- Неправда. Ты уговаривала соседку, чтобы она впустила тебя в комнату Вадима. Для чего?

- Чтобы сделать ему сюрприз.

- Нет.

- Остаться у него навсегда.

- Нет.

- Хотела узнать, как он живет.

- Теплее.

- Посмотреть его картины.

- Горячо.

Кристина, не отпуская колен Принца, посмотрела на него снизу вверх.

- Взять что-нибудь на память.

- Что именно?

- Хватит меня мучить!

- Не скажешь -уйду.

- Фотографию.

- Нет. Ты боялась, что Вадим... Ну?

- Сделает копию того рисунка, который он нарисовал здесь... на Патриарших прудах...

- Ты не безнадежна.

Старицкий, подхватив Кристину под мышки, поднял ее вверх до уровня своего лица. Повиснув в воздухе, Кристина закрыла глаза. Запрокинув голову, она подставила губы для поцелуя. Влад почувствовал, как под его руками тело девчонки задрожало от сексуального возбуждения. Эта маленькая ведьма знала, как надо воздействовать на мужчину, чтобы он оказался полностью в ее власти.

Принц поставил Кристину на ноги, но она не хотела стоять, ее колени подгибались. Влад усадил ее на скамейку.

- А теперь покажи рисунок.

- Не здесь. Он у меня дома.

- Хорошо. Идем к тебе домой.

- Не сегодня.

--Ты покажешь его сейчас. Потому что он у тебя с собой. Ты не расстаешься с ним ни на секунду, даже ночью, когда спишь. Сама покажешь или мне доставать его, как жвачку?

- Как жвачку!

Принц попытался расстегнуть на Кристине куртку, но она стала бешено сопротивляться. Она царапалась, кусалась.

Щелкнул предохранитель. Повернув голову, Старицкий увидел за своей спиной Рысь. Из-под полы его куртки выглядывало дуло пистолета.

- Видишь? Я мог бы прикончить тебя в два счета. Но я этого не сделал. Спроси, почему?

- Почему?

- Хочу с тобой работать, Кристина зло выкрикнула;

- Болван! Чушка!

Рысь, пряча пистолет, спросил:

- Возьмешь?

- У меня нет рокерской работы.

- Я согласен на любую.

- Надо подумать...

Кристина бросилась бежать. Рысь предложил:

- Догнать?

- Если получится.

Кристина прибавила скорость. Но Рысь все-таки догнал ее. Когда "кожаный" подводил Кристину к Принцу, она положила в рот последний кусок бумаги и, яростно пережевывая его, злорадно захохотала.

Все! Теперь никто, никогда не увидит того, что было нарисовано на том рисунке!

- Ну что, взял?!

- Ты сожгла все мосты. Теперь тебе назад дороги нет.

- А я предпочитаю идти только вперед! Старицкий пошел к своей машине, оставленной недалеко от Кубинского посольства. Принца догнал Рысь и пошел с ним рядом:

- А со мной как же?

- Пока для тебя работы нет. Оставь свои координаты.

Рысь поотстал и догнал Принца только тогда, когда тот уже открывал дверцу своего "мерседеса". Восхищенно глядя на машину, Рысь проговорил:

- Классная лайба! Прокати?

- В другой раз.

Рысь протянул Принцу клочок бумажки.

- Это телефон моей сестры, буду ждать!

ГЛАЗА СМЕРТИ

От встречи с Кристиной Старицкий ожидал большего. Пришлось снова навестить тетю Соню. Она была необычно возбуждена. Встретила Принца очень приветливо:

- Здравствуйте, советник! Спасибо вам огромное!

- За что?

- Комнату Вадима Николаевича мне отдали. Я еще удивилась очень, что именно мне, а не Лолочке.

Старушка перешла на шепот.

- У нее, знаете ли, такие связи! Я спросила в исполкоме: "Это советник президента обо мне словечко замолвил?" А они так и ответили: "Да, советник". Так что еще раз вам большое спасибо. Сейчас у стариков последнюю жилплощадь отбирают! А тут еще одну комнату выделили! Разве не чудо?!

- Чудо. Тетя Соня, постарайтесь припомнить, что еще, кроме глаз, было нарисовано на том листке, который держала в руках Кристина...

- Сейчас... Я только сосредоточусь... Вспомнила! Листочек-то у нее в трубочку был свернут! Одни глаза только и были видны!

-Спасибо.

- Большие такие глаза!

- Спасибо, тетя Соня-Принц уже был на площадке, а старушка все еще восторгалась этими большими глазами.

-- Красивые! А в глазах - еще глаза!

-Как это?

- Объяснить-то трудно! Уж больно хитро это было нарисовано... Вот, говорят, что, когда человек умирает, то в зрачках его глаз остается то... Как это сказать...

- Изображение, которое он видит перед смертью?

- Да! Именно! Вот и в этих нарисованных глазах тоже было изображение! -- Какое?..

-Глаза черной кошки?

-- В зрачках больших глаз черная кошка была нарисована?!

- Да нет! Вот я и говорю, что объяснить-то это трудно! Кошки не было, а глаза кошачьи были! Хищные такие!

- Спасибо, тетя...

- Это еще не все! В кошачьих глазах тоже было изображение!

- И вы помните, что там было изображено?

- Да. Глаза! Испуганные глаза маленькой девочки!

- Девочка была одетой или голой?

- Девочки-то не было! Только глаза!

- Как же вы...

- Я и сама не пойму. Вы, наверное, думаете свихнулась старуха, да?

- Не думаю. Так рисовать, чтобы зритель дорисовывал не нарисованное, могут только очень одаренные художники. Вы расскажите мне поподробнее все, что вы видели!

- Так, может, чайку, советник, не побрезгуете с сумасшедшей старухой выпить?

- Конечно, выпью!

Они вернулись в квартиру, и тетя Соня стала поить гостя чаем. А пока она ходила по комнате, расставляя посуду, Старицкий, осматривая жилище, находил все новые доказательства своего возникшего предположения.

Литографии на стенах. За стеклами шкафа корешки старинных редких книг. Над круглым столом, стоявшим посередине комнаты, висел абажур с изображениями церквей.

- Можно, я включу свет на минутку?

- Включайте...

Влад подошел к включателю. Он был круглой формы. Ни рычажка, ни кнопки для включения не было.

- А вы поверните его по часовой стрелке. Электричество экономлю. Дорого все, знаете ли, стало...

Влад начал поворачивать круглую пломбу, и церкви на абажуре засветились золотистым цветом.

Впечатление было ошеломляющим. Маковки церквей, уходящие вверх к потолку, завораживали своей благостной торжественностью. Старицкий медленно стал обходить абажур, удивляясь гениальной простоте автора этого шедевра. Старинный мастер продумал каждую деталь. Каждая следующая церковь не была похожей на предыдущую. Даже цветной орнамент окон был везде разным.

- Нравится?

- Очень!

- Это в память от Вадима Николаевича осталось. Может, он еще поправится, как вы думаете?

- Врачи делают все возможное.

- Я уж за него ежедневно бога молю, чтобы господь избавил его от скорбной доли этой... Он когда абажур-то этот расписывал, все со мной советовался, так ли он делает, как мне надо! Простой был человек, тихий... А вы что же, чай-то? Вот, с вареньицем.

- Спасибо...

Допив чай, Старицкий встал:

- Спасибо вам, тетя Соня, вы мне очень помогли...

- Помогла?!..

- Да. Помогли кое в чем разобраться.

- Я этому очень рада! И мне вы понравились. Только я не сразу вас распознала. Налетела, как коршун! Нервы стали словно не моими... Может быть, зайдете еще раз как-нибудь навестить старуху?..

- А если я к вам жену и сына в гости приведу, примете?

- Не шутите?..

- Серьезно.

- Если хотите осчастливить старуху под старость лет, непременно приходите! Только позвоните перед этим. У меня ведь теперь даже телефон есть. Я к вашему приходу испеку чего-нибудь. Одной-то, только для себя, и печь как-то не с руки... Ой! А мы ведь с вами до сих пор не познакомились?!

- Павел Семенович...

- Софья Борисовна...

НАЕЗД

Яков Михайлович Кутепов, сопредседатель финансовой палаты "Корона", был графом. Он долго крепился, не афишируя свою родословную. Он опасался возвращения "красных" и репрессий. Но когда дворяне-самозванцы стали раздавать дворянские титулы направо и налево, честолюбивое сердце прирожденного дворянина не выдержало.

Яков Михайлович заказал себе визитку, где черным по белому было напечатано "Граф".

Однажды его пригласили в возрожденное ,"дворянское собрание". Ни одного, с его точки зрения, исконного дворянина, он там не встретил. Вокруг сновали свежеиспеченные дворяне-певцы и прочая публика. Якову Михайловичу стало скучно, и он покинул это общество.

Кутепов стал еще большим затворником, чем прежде. Принцу пришлось затратить на сбор информации о графе гораздо больше времени, чем он планировал. Самым сложным для Старицкого было раздобыть на Кутепова такой компромат, который бы послужил резонным, стопроцентным основанием для выполнения заказа. Поэтому он, как и другие киллеры, тщательно изучал распорядок дня клиента, его привычки, маршруты передвижения. Наметил для себя ряд наиболее удобных мест, где можно осуществить планируемую акцию.

Но все это было самообманом. Старицкому, видимо, так и не суждено было стать профессиональным киллером. Профессионал никогда не спрашивает ни у себя, ни у других:

"За что я собираюсь убить этого ни о чем не подозревающего человека, который так же, как и я, ходит по улицам, смеется, радуется жизни?" Он наблюдает за ним внимательными холодными глазами убийцы.

Есть такое выражение "смерть ходит по пятам". Теперь ей незачем это делать. За нее ходят другие. И их становится все больше. И Принц, волею судеб, тоже оказался среди них.

Занимаясь сбором информации, Принц очертил четкий круг людей, к которым "граф" благоволил. Домашние в этот круг не входили.

Первым "приятнейшим во всех отношениях" господином, удостоившимся великой чести снискать к себе расположение потомственного дворянина, был Слободкин Вячеслав Денисович. Сей господин ведал финансово-юридической консультацией "Ромул Великий". Рекламируя свою финансовую фирму, Слободкин, лучезарно улыбаясь, говорил:

- Помните легендарную фразу всех времен и народов?

Собеседник неизменно задавал вопрос:

- Какую?

- Все дороги ведут в Рим. Только в нашем "Ромуле" вы сможете получить ответы на все вопросы мира!

Граф был внештатным сотрудником "Ромула", оказывая ценные услуги крупным коммерческим фирмам. Он получал скромный гонорар за свою помощь. Конечно, за такой скромной суммой Кутепов поленился бы даже из дома выйти. Да и профессиональная гордость не смирилась бы с такой заниженной оценкой интеллектуальной собственности.

С графом расплачивались черным налом.

Сам Кутепов денег от клиентов не брал. Нал вручался Слободкину, а Вячеслав Денисович передавал его графу, оставляя при этом себе небольшую часть гонорара за посредничество.

В очерченный круг также входили известный адвокат, знаменитый хирург, крупнейший банкир. Педагогов, артистов, писателей и прочих, именуемых в обиходе интеллигенцией, в этом круге не было.

Все деятели, входившие в графский крут, были в видеокартотеке "Центра". Только информация о самом Кутепове в картотеке отсутствовала. Ббльшую часть своей жизни он прожил за границей: сначала как член семьи дипломатов, а затем и сам подвизался на дипломатическом поприще.

Женат Яков Михайлович был на француженке русского происхождения. Имел двух детей: сына и дочь. Интриги привели чету Кутеповых в Москву. Здесь на них сразу же "наехали". И француженка, воспользовавшись сложившимися обстоятельствами, сбежала на родину, бросив и мужа, и детей.

Дети, не дождавшись вызова от матери, прокляли ее и стали давить на отца, чтобы тот нашел способ выехать из этой "дикой" страны или хотя бы отправил их обратно в Швейцарию, где они жили до приезда в Россию. Но было одно обстоятельство, препятствующее желанию детей и отца как можно быстрее покинуть страну предков.

Этим обстоятельством было заведенное на Дмитрия Яковлевича Кутепова уголовное дело.

Во время передачи денег сына Кутепова Дмитрия снял видеокамерой оператор. Дмитрий бросился к оператору. Раздались выстрелы. Оператор был убит. Труп оператора и деньги гангстеры забрали с собой. Дмитрий вернулся к отцу. В этот же день Яков Михайлович обратился в Швейцарское посольство с заявлением о разрешении ему и его детям вернуться обратно в Швейцарию.

Раньше Кутепов открывал ногой любую дипломатическую дверь. Теперь же он побывал в переулке Огородной Слободы, где находится посольство, три раза, каждый раз заново объясняя новому чиновнику причины, уже указанные в заявлении.

Возможно, Кутеповым и удалось бы уехать, если бы не видеопленка, присланная в органы анонимом, снявшим разборку с оператором с другой точки. На этот раз камера снимала бегущего к оператору Дмитрия со спины, и было четко видно, что Кутепов во время бега сделал такое движение рукой, будто что-то доставал из-за пояса, и тут же раздались выстрелы. Сыну графа инкриминировали убийство оператора.

На просмотре видеопленки присутствовали трое Кутеповых и адвокат. Следователь, напористый и уверенный в себе, упорно пытался склонить Дмитрия к чистосердечному признанию.

- Постарайтесь посмотреть на предъявленный вам криминальный видеосюжет непредвзято.

- В чем вы видите мою предвзятость?! В диалог вмешался адвокат:

- Дима, вы имеете право не отвечать на заданные вопросы.

- Но я не понимаю его логики! С какой стати мне стрелять в оператора, когда я уже отдал деньги?!

Адвокат снова, как рефери на ринге" вмешался в разговор:

- Дима, предоставьте мне возможность вести ваше дело, раз уж я здесь!

- Вот именно! Ведите! А то мне шьют дело; а я должен, видите ли, молчать!

- Еще раз прошу вас. Держите себя в руках;, уважаемый гражданин следователь. Ваши обвинения беспочвенны и построены целиком на домыслах. Нет ни орудия преступления, ни свидетелей. Даже трупа у вас нет!

-- Труп мы найдем. Нами уже установлена личность убитого. Найдем и под ельников Кутепова, принимавших участие в убийстве.

- Я напишу рапорт о вашем несоответствии занимаемой должности.

- Пишите. А вы пока, все трое, распишитесь вот здесь.

Адвокат перехватил бумагу:

- Минуточку. Подписка о невыезде? На каком основании?

- Дмитрий Кутепов подозревается в совершении преступления по статье...

- Можете не трудиться. Мои клиенты ничего подписывать не будут.

- Тогда они будут находиться в КПЗ до тех пор, пока не подпишут.

- Это произвол!

- Вы - адвокат и прекрасно понимаете, что в отношении старшего Кутепова... я мог бы уже сейчас возбудить уголовное дело о сокрытии от органов правопорядка обстоятельств, приведших к тяжкому преступлению. А также...

- Хорошо! Они подпишут. Но я обещаю, что вам здесь работать осталось совсем недолго!

- Не вы первый мне это обещаете, а я работаю. Подписывайте.

- Ну, а девушка-то тут при чем?

- Вы видели ее на пленке?

- Да, но...

-- Этим все сказано. Подписывайте! Когда все четверо оказались на улице, адвокат, успокаивая своих клиентов, уверенно пообещал:

- Выбросьте все тревожные мысли из головы! Ноу проблем! Это так называемое "дело" выеденного яйца не стоит! Все умозрительные построения следователя рассып-лются, как карточный домик!

Швейцария стала для Кутеповых несбыточной мечтой. Сын Дмитрий был арестован в аэропорту Шереметьево при попытке вылететь из страны по фальшивому загранпаспорту и был препровожден в следственный изолятор.

Дочь замкнулась в себе. Связалась с рокерами, и единственное, что мог сделать в этой ситуации отец - нанять для дочери личного телохранителя, чтобы и она не наделала каких-нибудь глупостей.

ПОДСТРЕЛИЛИ

Чем дальше Принц погружался в проблемы семьи Кутеповых, тем очевиднее становилось, что он имеет дело не с преступниками, которых следует казнить, а с жертвами, которых надо защищать. Поэтому Старицкий перестал собирать компромат на Якова Кутепова, а стал искать заказчика, которому почему-то понадобилось во что бы то ни стало убрать графа.

Принц снова и снова перетасовывал события, факты, досье соприкасающихся с графом людей, пытаясь вычислить того, кому была выгодна смерть Кутепова. Таких в окружении графа не оказалось. Вывод напрашивался сам собой: это гангстеры, которые пытаются избавиться от свидетелей.

Но и в этих рассуждениях логика Принца была очень шаткой. Зачем гангстерам обращаться к киллеру, если они сами могут убрать графа, который не таясь и без охраны ходит по улицам?

И все-таки эту версию тоже надо было проверить, чтобы она не лежала камнем на сердце. Принц позвонил Крабу.

- Кто это?

Голос в трубке был хрипловато-надтреснутым, и Старицкий встревоженно спросил:

- Что случилось?

- А это ты, Крестник!.. Здравствуй...

- Здравствуй...

- Не волнуйся... Приболел немного... Как ни рисуйся, а возраст потихоньку опускает на душу могильный камень.

- Я к тебе сейчас приеду!

- Меня в "берлоге" нет...

- А где ты?

--Встретимся в четвертой точке.

-Где?!

-Ты забыл, где это?

-Помню. Неожиданно только...

- Жизнь соткана из неожиданностей. А моя вошла в такую фазу, что неожиданности стали моей повседневностью. Чем, ты думаешь, я был занят до твоего звонка?

- Был с женщиной?..

- Период старческого романтизма я уже миновал. Я читал Вольтера.

Принц всего ожидал, но такого?! Чтобы вор в законе читал французского философа, историка и писателя? Чтобы дойти до такого, нужно действительно очень сильно заболеть...

"Этот въедливый старикашка наиболее близок сейчас моему мировоззрению и мироощущению..."

- Крестный! Жди! Я выезжаю немедленно!

- Не надо так напрягаться, Крестник. Я не при смерти.

- Ты хочешь, чтобы я приехал?

- Конечно. Только не мчись как угорелый. Я тебя дождусь...

- Хорошо.

У Старицкого защемило сердце. Он услышал в трубке короткие гудки. И впервые в жизни эти звуки показались ему трассирующими, как светящиеся пули.

Этот метафорический образ возник из-за четвертой точки. Влад и в самом деле напрочь забыл о ней. Потому что не хотел и думать о том, что когда-нибудь увидит своего Крестного в таком месте!

Крестный, свято чтя одну из воровских заповедей "не живи в роскоши", свою львиную долю из общака тратил на благотворительные цели. Он помогал не милостыней. Он совершал реальные, милосердные поступки, восстанавливая больницы, участвуя в культурных акциях по спасению национальных богатств России.

Однажды Краб привез Влада на строительную площадку, где. мастеровыми только еще закладывался фундамент.

- Смотри, Крестник, это главное детище моей жизни. Говорят, что человек рожден для трех главных дел, которые он должен совершить на земле: построить дом, родить ребенка и посадить дерево. - Крестный похлопал Влада по плечу. Тебя я уже "родил"... Вот, теперь начал строительство дома по собственному проекту. А за деревьями дело не станет! Только ты на наследство не рассчитывай. Это будет "богадельня", в которой у меня будет только одна комната. Сюда я удалюсь, когда уйду на покой. Место тихое. Все под рукой: церкви, кладбище...

- Не рано ты о кладбище вспомнил?

- А я о нем никогда и не забывал. Не помнят те, кто умирает внезапно. А кто помнит, те живут долго. Нравится место?

- Очень. Здесь бы не богадельню, а санаторий построить!

- Это я так называю - богадельня, чтобы соответствовать святому месту. А на самом деле здесь будет двухэтажный комплекс, в котором найдется место и для лечебных кабинетов, и для отдыха. Только в отличие от санатория здесь будут жить постоянно.

- Кто?

- Те, кто всегда был одинок: без семьи, без детей...

- "Дом одиноких сердец"?

- Хорошее название!

- Это не я придумал.

- Неважно кто. Мне нравится.

Через полчаса Принц подъезжал к круглому зданию с колоннами. Оно было трехэтажным, но весь третий этаж был стеклянным, похожим на зимний сад.

В центре двора находился поющий фонтан. Вокруг него были разбиты клумбы и стояли скамейки. А вокруг здания были посажены деревья.

Старицкий не знал, можно ли заехать во двор. Знаков никаких не было. Оставив машину около дома, Принц пошел пешком. Прогуливающиеся и сидящие на скамейках обитатели "Дома одиноких сердец" с удовольствием стали разглядывать гостя.

Один из них, чем-то похожий на Луи де фюнеса, поспешил к незнакомцу. Он даже так же, как и знаменитый французский комик, похлопал Старицкого по плечу и тут же спросил, слегка грассируя:

- Какие анекдоты предпочитаете?

- Ну, как вам сказать...

- Тогда слушайте! К врачу-сексопатологу приходит пациент и прямо с порога кричит:

- Спасите!

- Что случилось?

- Не могу больше! Жена ежегодно приносит по ребенку! Сделайте что-нибудь!

-- Противозача...

- Бесполезно! Все испробовали!

- Есть один вариант... Только вы должны заполнить анкету и написать заявление о том, что согласны на эксперимент.

- Все что угодно! Только спасите! Операция прошла успешно, и пациент с яичниками шимпанзе покинул клинику. Через несколько лет врач-сексопатолог встречает прооперированного пациента и спрашивает:

- Ну как?! Жена больше не рожает?

- Рожает, доктор!

- Как?! А почему же вы такой счастливый?

- А они, как родятся, сразу - в лес. И больше мы их никогда не видим!

Рассказчик заржал, затем хлопнул Принца по плечу и снова заржал. Подошел Краб, улыбнулся:

- Познакомились?

-Да.

- Это наша гордость! Энциклопедист в области анекдотов. Пойдем ко мне или на свежем воздухе побродим?

- А как лучше?

- Тогда пройдемся немного...

Старицкий и Краб покинули двор и, обойдя часть дома, остановились на пригорке возле садовой скамейки, стоящей среди двух берез.

Крестный смотрел на излучину Москвы-реки и чему-то улыбался. Влад, наблюдая за Крабом, удивлялся переменам в нем. С Крестным Принц не виделся всего полторы недели, а было ощущение, что они не встречались несколько лет. "Это из-за того, - с грустью подумал Влад, - что старик сильно сдал. Он изменился не только внешне, но и внутренне. И прежнего Краба теперь уже не вернуть..."

Дав возможность Крестнику как следует рассмотреть себя, Краб сказал, не глядя на Принца:

- Помнишь, я говорил тебе: "Стреляй первым"?

- Помню.

- Я выстрелил, но промахнулся...

- И тебя подстрелили?

- Да...

- Почему ты сразу же не позвонил мне?!

- Не все можно решить разборкой. Иногда полезно и головой подумать.

- Считаешь, что я не думаю?

- Не ершись. Рассказывай...

У Принца пропало всякое желание советоваться с Крестным. Нагружать старика, ушедшего на покой, своими проблемами не стоило. Поэтому, скроив благодушное выражение лица, Влад пошутил:

- Я не знаю, о чем рассказывать? С женщинами ты завязал, с алкоголем, наверное, тоже?

- Да и с куревом окончательно.

- Разве ты курил?

- Баловался... Ко мне вчера депутация приезжала. Просили вернуться в строй.

- Не понял...

- Того, в кого я промахнулся, уже больше нет. Трон свободен.

- И ты что же?!

- Отказался.

- Понятно...

- Вряд ли... Я отказался из-за тебя.

- Меня?!

- Да. Они кокнули того, вернее, принесли его в жертву, чтобы развести намечающуюся "стрелку"... Я им пообещал, что "стрелки" не будет. Ведь так?

- Почему ты об этом спрашиваешь меня?!

- Полковник был доверенным лицом того, кто скинул меня. Депутаты решили, что Кровавый Принц решил восстановить справедливость, то есть вернуть старика на трон.

А Полковник всего лишь начало будущей "стрелки".

- Ты правда не хочешь вернуться?

- Правда. У меня сейчас есть более интересное занятие.

- Какое?

- Думать. Не отвлекаясь ни на разборки, ни на "стрелки". Я пообещал депутатам, что если понадоблюсь в качестве судьи в каком-нибудь воровском споре, то могут рассчитывать и на меня. Но не больше.

Краб замолчал и опять улыбнулся своим, наверное, приятным мыслям.

- А все благодаря тебе, Крестник...

- Ты сегодня говоришь сплошными загадками!

- Теперь, когда я вспоминаю, на что ушла моя жизнь, мне кажется, что я, играя краплеными картами, никогда не поднимался выше уровня перворазрядника! Ты же, подкинув мне Бизона, заставил меня мыслить масштабно, по-гроссмейстерски! И я вдруг почувствовал, что у меня получается! Сейчас пока рано говорить о результатах, чтобы не сглазить, но уже кое-что есть!

Принц, глядя на вдохновенное лицо Крестного, радостно улыбнулся. "Нет, не сдал, старик, - облегченно вздохнув, подумал Влад. - Он не потерял себя. Наоборот, погрузившись в недра своего интеллекта, он нашел то, о чем и не подозревал: свободу. Свободу мыслить, чувствовать, решать".

- Рад был повидать тебя, Крестный!

- Уже?

- Да, пойду...

- Так и не сказав, зачем приезжал?

- Да дело, собственно, такое запутанное, что не стоит тебя отвлекать.

- Наоборот, это для меня теперь, как гимнастика. Излагай.

Старицкий рассказал Крабу предысторию случившегося, а затем посвятил его в перипетии текущих дел.

- Девочка красит губы?

- Кто их сейчас не красит?

-.В футляре с осколками от ампулы совсем не осталось помады?

- Осталось... На дне.

Принц понял, что имеет в виду Краб, и неуверенно возразил:

- Да, цвет помады не идентичен, но помада кончилась, и теперь она красит губы другой...

- Рассуди... Она могла принести ампулу просто в кармане. Ну, а если бы даже и воспользовалась футляром, то не оставила бы его в комнате.

- Думаешь, Кристину подставили?

- Я пока только анализирую...

- Но почему она тогда не стала открещиваться от футляра, если помада не ее?!

- На этот вопрос тебе ответила тетя Соня.

- Испуганные глаза маленькой девочки?

- Да. Она у кого-то на крепком крючке. И гангстеры тут ни при чем. Этот кто-то для нее страшнее всех гангстеров. И боится она, скорее всего, не за себя...

- За брата?

- За отца. Ведь его заказали.

- Она знает о заказе?!

-Подозревает.

- Но я пробежался по кругу знакомых графа не один раз!

- И этим ограничил свободу своих действий.

- Ну, не рокеры же его заказали?

- Нет, конечно. Ты не придал значения одному интересному факту из графской биографии...

- "Дворянское собрание"?

- Это любители. А тут действует профессионал.

- Бизон?

- Какие мотивы?

- Месть, может быть?

- Нет. У Бизона стальные нервы и строгие расценки. Видимо, за Кутепова заплатили не очень много.

- Раз он доверил этот заказ мне?

- Да. Не обижайся, но пока тебя проверяют на вшивость. И думаю, за тобой незримой тенью следует опытный киллер-дублер, который доведет дело до конца, если у тебя вдруг что-то не получится.

- И долго он так будет за мной ходить?

- Как сложатся обстоятельства. Но вернемся к биографии графа. Человек он среднего достатка, хоть и имеет дворянский титул. Да его еще и "кинули", когда приехал. Анализируя эти факты, мы приходим к предположению, что заказчик не ищет материальной выгоды, так как сам, скорее всего, входит в когорту самых состоятельных людей России.

- Чем же ему помешал нищий Кутепов?

- Пока мы этого не знаем. Но помешал и очень сильно, раз понадобилось вытаскивать графа из Швейцарии, чтобы прикончить его в Москве.

- Стоп-стоп! Можно было спокойно нанять киллера за "бугром", а не разводить всю эту канитель с переездом в Россию!

- Знаешь, сколько стоит тамошний киллер?

- Понятия не имею.

- Минимум пятьдесят тысяч баксов. А в Москве можно сговориться и за двадцать.

- Ну, если заказчик - из когорты, что ему стоит слегка переплатить?

- Ты прав. Он может в казино спустить большую сумму всего за один вечер. Но ты недоучитываешь психологический аспект.

- Какой?

- Заказчик считает, что граф и двадцати-то не стоит! Таким будет резюме?

- Заказчика надо искать в Москве...

- Верно.

- В когорте...

-Да.

- Он тесно связан с дипломатическим корпусом.

- Думаю, да...

- Жаль, что киллерам не предусмотрены командировки в загранку, например, во Францию.

- Чтобы встретиться с женой Кутепова?

- Да, думаю, она хорошо знакома с заказчиком, поэтому и рванула на родину!

- Там бы ты ее все равно не нашел. Она объявится только тогда, когда станет вдовой. Кстати, а что это ты размечтался о Франции?

- А что?

- Твой объект Кутепов, а не заказчик.

- А я как-то об этом стал уже понемногу забывать. Вот еще что... А Вадима-то они за что?

- Чтобы девочка посговорчивее была да научилась язык за зубами держать. Присмотрись к детективу. Его заклеенные пластырем мочки ушей и отношение к нему девчонки как-то взаимосвязаны. А девочку, кстати, пока оставь в покое. Она, даже если захочет, ничем не сможет тебе помочь. После истории с Вадимом у нее сейчас, наверное, душевная депрессия...

- А чего она ждала от Вадима?

- Исцеления от страха. В его рисунке она увидела точный диагноз своего психофизического состояния. И произошла естественная подмена.

- Какая?

- Кристина решила, что если художнику известен диагноз, то он способен и на лечение болезни.

- А ведь Вадим действительно мог ей помочь, но почему-то не захотел...

- Не мог. Художник не врач. Он как рентгеновский аппарат. Он только высвечивает душу пациента, Но лечить ее не способен.

- Знаешь, Крестный, ты очень сильно изменился. Мне кажется, что сейчас встреча с тобой Кристине была бы очень полезной!

- Ошибаешься. Я, образно говоря, хирург, а ей нужен психотерапевт.

- Ну, и последний вопрос... Что тебе привезти?

- Себя.

- Я серьезно.

- Тогда идем ко мне. Если привезешь из того списка, который я тебе приготовил, хотя бы половину, буду очень рад!

КОРНОУХИЙ

Распрощавшись с Крестным, Принц отправился в "Центр", чтобы выяснять, есть ли в видеотеке когорта. На душе было легко. Влад думал о том, что, несмотря на все выпавшие на его долю испытания, он все-таки был счастлив. Вокруг него было много замечательных, интересных людей, от которых он заряжался бодростью и оптимизмом. Один Крестный чего стоит!

"Мерседес" Принца обогнала "шевроле" и, помигав огоньками и замедляя ход, остановилась у обочины. Старицкому предложили остановиться. Проезжая мимо "шевроле", Влад увидел за рулем Корноухого и тоже подъехал к обочине.

Корноухий вышел из машины и стал прохаживаться по тротуару. Старицкому он не понравился. Весь его вид излучал высокомерие, будто он не нанятый детектив, а английский лорд. Корноухий не пошел к идущему навстречу Принцу, а, остановившись, поджидал Старицкого у чугунной решетки, отделяющей тротуар от проезжей части. Измерив взглядом рост Принца, Корноухий предложил:

- Поговорим?

- Давай.

На лице Корноухого промелькнула гримаса недовольства, вызванная панибратским словечком "давай". Корноухий спросил:

- Как дела у Вадима?

- А откуда ты знаешь, что его Вадимом зовут?

- Профессия у меня такая - все знать.

- Тогда зачем же спрашивать?

- Чтобы вы, прокручивая потом в своей памяти наш разговор, вспомнили, что первый вопрос, который я вам задал, был про здоровье Вадима.

- Вопрос был про дела.

- Ну, какие у него теперь могут быть дела!..

- С ним ты тоже разговаривал?

- Разумеется. До того.

- До чего?

- Как он заболел.

- Теперь "болеть" моя очередь?

- Делай свое дело и не суй свой нос куда не следует.

- Какое дело?

Корноухий, не отвечая, пристально смотрел на Принца и ждал, когда тот смутится. У Старицкого же, наоборот, взгляд был удивленно-наивный. И чем больше затягивалась пауза, тем большим становилось его удивление. Корноухий, ухмыляясь, напомнил:

- Я предупредил.

Корноухий развернулся, чтобы уйти, но Принц резко повернул его в прежнее положение:

- Невежливо уходить, не ответив. Какое дело?

-- Я ответил.

- А я этого не понял. Поподробнее, пожалуйста.

- Убери руки.

Принц вырвал с корнем пуговицу из пальто, за которую он придерживал Корноухого.

- Убрал. Что дальше?

- Мы поговорим в другом месте.

- Поехали.

- Не сегодня.

- Что за странная у вас манера, что у тебя, что у твоей подопечной строить из себя невесть что?

- В одном предложении - четыре "что".

- И что?

- Пятое. Между нами пропасть. Генетическая пропасть, понимаете?

- Короче. Чего ты хочешь, козел? Провокация удалась. Резко выбросив руку, Корноухий нанес удар в челюсть Принца, Влад, выдержав удар, хотя запросто мог от него уклониться, тут же нанес ответный коленом в пах Корноухого. Тот скрючился от боли. Отдышавшись, детектив искоса взглянул на соперника. Было видно, что преподанный урок он оценил по достоинству. Высокомерие испарилось. Теперь перед Принцем стоял обыкновенный человек с естественно-испуганной реакцией на все происходящее.

Старицкий отклеил с мочки уха послушно стоящего телохранителя лейкопластырь. На мочке не было шва. Принц отодрал пластырь и со второго уха. Та же картина. Телохранитель был корноухим от рождения.

- Пудришь мозги хозяину? Меня, мол, пытали из-за твоей дочери, даже уши подрезали?

- Пудрю.

- И ты, мразь, будешь еще мне угрожать?

Принц схватил Корноухого за нос и сжал так сильно, что на белоснежную рубашку, ворот которой был скреплен алмазной булавкой, закапала кровь.

- Если Вадим умрет, то ты, мразь, тоже жить не будешь.

- При чем тут я? Это она... Кристина! Это графиня!

- Ах ты, отродье, кидаешь девчонку, которую должен охранять?! Я со школы ненавижу таких, как ты! Сядешь в мою машину.

Принц отпустил нос Корноухого, достал из его нагрудного кармана платок, вытер им испачканные кровью пальцы и бросил платок в лицо детектива. Тот торопливо поймал платок и, утираясь, пошел к "мерседесу".

- Машину свою закрой.

Детектив вернулся к своей машине и полез в карман за ключами. Внезапно он выхватил пистолет, но выстрелить не успел. Принц нанес ему упредительный удар.

Очнулся Корноухий в машине Принца. Она стояла среди деревьев какой-то лесопосадки, но в черте города, потому что вдалеке были видны многоэтажные дома.

- После исповеди я отвезу тебя к твоей Машине. Начинай.

- Родился я...

- Меня твоя родословная не интересует.

- А что?

- Все, что связано с графом, с его дочерью и...

- С сыном?

- Нет.

Теперь Принц пристально смотрел в "невинные" глаза Корноухого. Тот не выдержал взгляда и отвернулся.

- Смотри в глаза.

Вздохнув, Корноухий выполнил приказ.

- Чтобы не исповедоваться несколько раз, сразу назови того, кто вручил тебе футляр с ампулой.

Глаза Корноухого испуганно заметались.

- В глаза, я сказал!

- Я не знаю, кого вы имеете в виду!

- Посмотри направо... Этот омут не имеет дна. Ты не знал, что в Москве есть такие места?

- Нет...

- Хочешь проверить глубину?

- Нет...

- Рассказывай.

- Клянусь! Я никогда в жизни не видел этого человека! Футляр лежал в моем абонентском ящике, где хранится адресованная мне корреспонденция. В футляре лежали микропленка и ампула. На микропленке была подробная инструкция, что мне надлежало сделать.

- Это было до того, как ты стал телохранителем графини, или после?

-До.

- Для кого предназначалась ампула?

- Не знаю.

-- Что об этом говорилось в инструкции?

- Что мне позвонят.

- Позвонили?

- Да, по поводу Вадима...

- Ты видел рисунок?

- Нет!

Принц посмотрел на омут. Корноухий, перехватив этот взгляд, торопливо добавил:

- Один раз...

- Ты разглядывал его?

- Да, когда графиня спала.

- Подсыпал снотворного?

- Да...

- А теперь подробно и детально, не пропуская ни одной мелочи, что было на рисунке.

- На рисунке была изображена графиня в бальном платье, на ногах туфельки, в руке перчатки.

- Дальше.

- Все... Больше на рисунке ничего не было.

- Ты знаешь, мои знакомые говорят, что у меня не нервы, а канаты. Но не стальные же они. Я слушаю.

- Там, правда, больше ничего не было!

- Ты того человека... Большого человека... Боишься больше, чем омута? Где вы с ним познакомились?

- С кем?!

- Думаешь, если я спрашиваю, значит, не знаю?

- Думаю, да.

- Наконец-то прямой искренний ответ. Так же искренне заверши рассказ о рисунке.

Чувствовалось, что в Корноухом борются два желания: одно - сказать правду, другое - выкрутиться.

- Кроме графини, на рисунке ничего не было.

- Перейдем к глазам...

- К глазам?!

-Да.

- Художник нарисовал очень красивые глаза...

- Дальше...

- Все, вроде...

- Я тебе помогу вспомнить. Что было нарисовано на самом дне этих многократно повторяющихся глаз?

- Повторяющихся?..

- Послушай, у тебя что, мозги от страха ссохлись? Я помогаю тебе снять с крючка твоих родственников... за границей, а ты ерепенишься!

С Корноухим сделалась истерика. Он кричал на Принца, брызгая слюной.

- Я понял! Вы все - заодно! Я сделал все, как мне было приказано! Что вам еще от меня нужно?!

- Плохо сделал! Рисунок надо было сразу же уничтожить. Почему ты этого не сделал?

- Не было приказа!

-Кто еще видел рисунок?

- Никто!

- Тогда откуда же мне известно про повторяющиеся глаза?

Корноухий растерялся.

- Не знаю...

- У тебя хорошее зрение?

-Да.

- Ты хорошо рассмотрел, что было нарисовано на дне глаз?

-Да...

- И после этого сохранил рисунок?!

-- Но там была нарисована только змея!

- В форме...

- Буквы "В".

- Которая была похожа на роговые очки...

-Да...

-Поехали.

- Куда?

- К твоей "шевроле".

Принц выехал из лесопосадки. Телохранитель сидел рядом со Старицким и, опустив голову, уныло молчал. Потом что-то тихо пробормотал. Не расслышав, Влад спросил:

- Что?

- Со мной, что хотите, делайте... Только семью пощадите...

- Запомни. Я к господину "В" никакого отношения не имею.

- Но как же?!

- Мы с тобой учились в разных учебных заведениях. Ты медленнее соображаешь. Как говорил мой учитель... Впрочем, это неважно. Что "В" говорил обо мне?

- Отзывался пренебрежительно, возмущался медлительностью. Конкретного ничего не говорил, но по поведению и по отдельным словечкам я понял, что вы исполнитель...

- Что ты имеешь лично против графа?

- Ничего. Наши ситуации даже в чем-то похожи...

- Что "В" имеет к графу?

- Точно не знаю... Граф еще в Швейцарии что-то отказался подписать. Что - не знаю.

- Где вы встречаетесь с "В" и когда? Корноухий уже понял, почему киллер выспрашивает у него подробности о "В". Поэтому старался ответить на все его вопросы подробно. Вдалеке замаячила призрачная надежда на скорое избавление от змеиной опеки "В". Но были и сомнения. Почему киллер вдруг переключился с заказанного объекта на заказчика. Чтобы развеять свои подозрения, Корноухий спросил:

- А что вы имеете против "В"?

- Ничего.

- А против графа?

- Тоже ничего.

- Тогда я не понимаю...

- Все просто, как апельсин. Разборки графа и "В" меня не волнуют. Через посредника я получил от "В" заказ на графа, но от Кутепова поступил встречный заказ на "В". Граф платит больше.

-- Действительно, все просто... Часто такое бывает?

- Бывает. Так где вы встречаетесь?

- Я - дипкурьер. Встречаюсь с разными... Буквами... в том числе с "В".

-- Уже юмор прорезался. Это хорошо. В нашем деле без юмора - хана. Где конкретно?

- В дипломатическом корпусе.

- Где сейчас графиня?

- Дочь?

- Да.

- С рокерами.

- Она в курсе того, что касается "В"?

- Не думаю...

- Что она знает об ампуле?

- Тоже ничего. Я дождался, когда они отключились, влез в окно и сделал все, как было написано в инструкции.

- Будь теперь с графиней предельно внимателен. Она взбалмошная. Может мне все испортить.

- Я постараюсь.

НОЧЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Того, что произошло дальше, Принц никак не ожидал.

Старицкий нашел в видеотеке материал о господине "В". Это был бывший дипломат. Не состоял ни в одной организации. Ездил по всему миру как эмиссар крупных финансовых и промышленных структур, при этом не являясь официальным представителем зарубежных стран. Чаще других стран наведы-вал Францию. И уже оттуда делал вояжи в другие европейские государства. Излюбленное место отдыха "итальянские" озера в Швейцарии.

На видео Витольд Витальевич Волонский выглядел импозантно. Роговые очки придавали его лицу академическое выражение. Поверить в то, что этот "академик" возжелал крови своего соотечественника, было трудно.

Перед Принцем стояла трудная задача. Академик, судя по досье, уезжал и приезжал всегда внезапно. Поэтому отследить его суточный режим было чрезвычайно сложно.

Старицкий сидел у себя в кабинете. Чертил схемы всех известных географических маршрутов Академика, пытаясь понять закономерность его перемещений в пространстве.

Зазвонил телефон. В трубке раздался взволнованный голос Торса:

- Можно к тебе?

- Заходи.

Чуть не с порога Торс заявил:

- Летим в Кемерово?

- В Кемерово?

- Да! Нужна твоя помощь. Мне без тебя там не справиться.

- И что там?

- Крутая разборка, вылетаем немедленно. По дороге все объясню!

- Антон, не темни.

- С чего ты взял, что я темню?

- Я же тебя знаю. До этого прекрасно справлялся без меня.

- Но тут особый случай

- Вижу, что особый. Вот и выкладывай.

- В Кемерово...

- Да оставь ты его.

- Но я, правда, лечу туда! Вместе с отрядом.

- Я верю. И ты не хочешь оставлять меня здесь, так?

- Так...

- Почему?

- Потому, что тебе угрожает опасность!

- Вот с этого и надо было начинать. От кого?

- Я напал на след.

- Чей?

- Похитителей. А тут вдруг - Кемерово! Они следят за каждым твоим шагом!

- За каждым?

- Да! Представь себе! Уже и до "Центра" добрались!

- Может, мне... и в самом деле... в Кемерово лучше податься?..

- Смешно, да? А ты взгляни в окно... Только осторожно... И тебе будет не до шуток. Видишь, около парапета прогуливается?

- В плаще?

-Да!

- Не хотелось тебе выдавать служебную тайну, но придется, раз ты так нервничаешь...

- Так... Тайна, значит?

- Да. Это мои осведомители.

- Так что же она целый час напротив наших окон "светится"?

- У меня к каждому информатору индивидуальный подход.

- А дружки ее тоже осведомители?

- Будущие. Так что лети спокойно в Кемерово.

- Ну-ну...

. - Спасибо тебе за заботу... Не кривись, я серьезно. Уверяю тебя, пока никакой опасности нет.

- Насчет "пока" согласен. Торс с тревогой наблюдал за надевающим плащ Принцем.

- Оружие хоть взял?

- Взял, взял...

Кристина, увидев идущего по тротуару Принца, пошла к нему навстречу. На этот раз между полами ее незастегнутого плаща сверкало белизной нарядное платье. Подойдя к Старицкому, она спросила:

- Куда пойдем?

- А у нас что, свидание?

- Для меня - да.

- Тогда в кафе "Мороженое". Кристина, недоверчиво посмотрев на Старицкого, уточнила:

- "Мороженое"?

- А ты предпочитаешь бар?

- Предпочитаю.

- А я - "Мороженое". Как же нам быть?

- Куда прикажете, Принц. Просто я сегодня хочу чего-то необычайного. А что-И сама не знаю!

- К сожалению, я не волшебник.

- Но сегодня, если захотите, можете им стать!..

- Но я не знаю, как это делается.

- Я вас научу. А где ваш "мерседес"?

- "Мороженое" недалеко.

- Вы хотите от меня поскорее избавиться?

-- Сегодня - нет.

- Тогда увезите меня куда-нибудь далеко-далеко...

- Хорошо. Ждите меня около того перекрестка.

- Буду ждать...

Возвращаясь в "Центр", Принц заметил Корноухого, рассматривающего витрину магазина.

Принц привез Кристину в Главный ботанический сад Академии наук, где и сам не бывал уже тысячу лет.

По пути, во Всероссийском выставочном центре, они полакомились мороженым. А потом пошли к озерцам, вытянувшимся вдоль центра, как стая перелетных птиц.

Сегодня Кристина выглядела женственной и привлекательной. "Пацанство" ее улетучилось. И теперь во всем ее облике было что-то возвышенно-грустное...

Идущие навстречу редкие прохожие невольно замедляли шаг, чтобы не вспугнуть молчание этой необычной пары. А Кристина даже не замечала этого. Мысли ее были далеко-далеко...

"Может быть, она кружится сейчас в вихре вальса на каком-нибудь балу, думал Влад, наблюдая за изящными движениями стройной девушки, - наверное, она и от меня ждала приглашения на бал, придя на свидание в таком нарядном платье. Интересно, а почему мне не хочется на бал? Не в возрасте же тут дело? Почему мы позволяем повседневной рутине затянуть нас в свой круговорот? И каждый раз ждем спасительных праздников, чтобы развеселиться. Куда уходит приятное, пьянящее чувство влюбленности в жизнь?!"

- Где вы были?

Принц от неожиданности не нашелся сразу, что ответить. Но Кристина ждала ответа, и Влад, подумав, сказал:

- На празднике детства...

- И я тоже! Побывала на всех праздниках, которые запомнила! С вами легко запоминать...

- Почему?

- Вы меня не боитесь.

- А остальные вас боятся?

- Всегда! Я росла, как прокаженная. Родители других детей старались увести от меня своих чад. Боялись, что я их сглажу. А когда выходили фильмы вроде "Земляничной поляны" Бергмана или американского фильма "Изгнание дьявола", про девочку, в которую вселился бес, мне совсем приходилось худо. Люди жались к стенкам, когда я проходила.

- И все из-за твоих глаз?

- Ну да! Если уж я родилась такой, кто же в этом виноват?! Правда, один раз мне все-таки повезло, мой тренер по спортивной гимнастике меня тоже совсем не боялся! И я влюбилась в него по уши. И даже, как Татьяна Ларина, написала ему письмо.

- И что же тренер?

- Он очень испугался...

- Он был женат?

- Нет. Но с перепугу тут же женился на дуре какой-то!

- Почему же дуре?

- Да это за километр было видно! Голова с кулачок, плечи - во! Зато чемпионка Европы по плаванию! Гимнастику я бросила. И вот встретила вас...

- А до меня - Вадима.

- Помада была не моя...

- Я знаю.

- Зачем же вы тогда ею мне в нос тыкали?

- Тогда я еще не знал.

- Значит, вы обо мне тоже думали?

- Думал.

- Я вам хоть немножко нравлюсь?

- Конечно.

- Для меня это очень, очень важно. Вы еще не трусите?

- Почему еще?

- Ну, все-таки я признаюсь вам в любви..

- Нет, я не трушу.

Кристина закрыла глаза и из-под ее ресниц выкатились две слезинки. Они катились по зардевшимся от волнения щекам, и Кристина, улыбаясь, шептала:

- Теперь я понимаю, что значат слова "слезы радости".

- Кристина...

- Мне сейчас хорошо... Правда-правда! Вы потом поймете, почему для меня сегодня было так важно все, что сейчас со мной происходит! Я очень боялась этого разговора... Но теперь я счастлива! Вы не смеетесь?

- Нет.

Кристина открыла глаза.

- Я сегодня рассказала отцу о нас с вами. Если бы была мама, я бы могла все рассказать ей... На глаза Кристины снова навернулись слезы. Чтобы Принц не смущался, она вновь улыбнулась.

- Что же вы сказали отцу?

- Что люблю вас... Что вы женаты... У вас сын...

- И что отец?

- Назвал дурехой. Сказал, что вы посмеетесь надо мной, а когда переспите со мной, то бросите меня...

- Ты ему поверила?

- Он сказал, что так делают все мужчины.

- Тебе попадались только такие?

- У меня вообще не было мужчин...

- Разве среди рокеров...

- Я же сказала вам, что меня все боятся! Зачем мне такие мужчины...

- А Вадим?

- Я думала, смогу, хоть с ним. Даже "травку" принесла, чтобы забыться. Не смогла. А потом, когда с ним все это случилось, я думала, что умру от страха! За что его так?

- Чтобы ты боялась еще больше.

- Кого?

- Змею в роговых очках. Кристина, тяжело переводя дыхание, торопливо заговорила:

- Не будем больше об этом говорить!

- Кристина, чтобы помочь тебе и твоему отцу, я должен знать все. Почему ты боишься Волонского?

- Он... он... Не могу!

- Мы можем только вместе избавиться от этой змеи. Но если ты мне не доверишься, один я ничего не смогу сделать. Сейчас мы с тобой одни. Здесь никого нет. Решайся.

- Мы не одни.

Старицкий невольно оглянулся.

- Он с нами.

- О ком ты говоришь?

- О... Витольде Витальевиче.

- Ладно. Ты переутомилась. Давай поговорим о чем-нибудь другом...

- Это случилось в Швейцарии, когда мне было три года... До этой страшной ночи я ничего не боялась... Я любила разговаривать с цветами, деревьями, птицами. Дружила с Домовым...

- С Домовым?

- Да. Его звали Жан. Он жил на чердаке нашего дома, и его никто не видел, кроме меня. Я гуляла с ним по парку, а когда уставала, он брал меня на руки и нес к ручью. Я любила отдыхать у воды. Я спрашивала его:

- Жан, а кто расчесывает деревьям ветки по утрам? И он отвечал:

- Ветер расчесывает ветки на деревьях.

- А чье лицо я вижу перед собой в воде ручья?

- Это солнечные зайчики рисуют твой портрет, чтобы ты радовалась, глядя на себя...

Как бы я хотела, чтобы в моей жизни не было той ночи... Но она была, и я до сих пор помню ее до мельчайших подробностей. Я проснулась от страшного грома, расколовшего небо на две половины. Сверкнула молния, и снова загрохотало, да так, что я испуганно спряталась под одеяло. И вдруг от резкого порыва ветра открылось окно, и я услышала, как за окном стонут деревья под бешеным натиском терзающего их ветра. Сучья ужасно трещали. Ветер ворвался в комнату, длинные занавески на окнах ожили и стали протягивать ко мне свои руки. Они старались схватить меня за волосы. Я впервые в жизни испугалась и выбежала из комнаты. Я знала, что отец уехал по делам и вернется домой только завтра. Я побежала в спальню мамы. И там испугалась еще больше. Окна в спальне были открыты настежь. Вой ветра смешивался со стонами моей мамы. Она вопила, кричала, рыдала! А какое-то страшное существо, набросившееся на нее, терзало ее и злобно рычало! А она никак не могла вырваться из-под него! В спальне было темно, и я не знала что делать. И тогда я стала звать на помощь своего друга: "Жан! Жан!" Теперь-то я понимаю, что это была ночь любви моей мамы и Волонского. Мне казалось, что он убивает ее. Жан почему-то не появился, и тогда я сама бросилась спасать маму. Озверевший от страсти любовник, увидев меня, вскочил с кровати и стал принуждать меня к оральному сексу. Мама кричала: "Не смей!" Она пыталась защитить меня, но Волонский отбрасывал ее от себя, продолжая оральный секс с трехлетним ребенком. Кончилось тем, что горячая, липкая, горькая жидкость изверглась в мое горло и я чуть не задохнулась. Мама рыдала, я была почти без сознания, а Волонский, вращая глазами и злобно скалясь, кричал:

- Если ты кому-нибудь скажешь о том, что здесь было, то я приду ночью и разорву тебя на куски! Поняла, что я сказал? Поняла?..

Он повторял это десятки раз, а у меня не было сил даже ответить. Взбешенный моим упорным молчанием, Волонский стал выкручивать мне руки и грозить кулаком. Тогда-то я и увидела на его пальце тот перстень со змеей, с которым он не расстается и поныне.

- Но я его видел без перстня.

- Значит, он одевает его специально для меня, чтобы я не забывала о той ночи.

- Потом, когда ты стала старше, он тоже домогался тебя?

- Да, постоянно. Это у него стало какой-то навязчивой идеей. Но мне каждый раз удавалось улизнуть. Даже после этой подлой ночи мама продолжала с Волонским любовные отношения. Отец ничего не знал, а я боялась сказать.

- А брат?

- Отец всегда брал брата с собой, когда уезжал. А мы оставались с мамой одни.

- Почему же мать не порвала с Волонским?

- Наверное, боялась так же, как я, что вдруг все откроется. А может, любила?

- А днем Волонский у вас бывал после этого?

- Да. Вот с тех пор я и возненавидела трусливых мужчин. Когда мы все сидели за обеденным столом, я смотрела на Волонского и видела, как у него трусливо бегают глазки за стеклами роговых очков. И стоило мне произнести за столом слово "папа", как у Волонского даже застывала рука на мгновение в ожидании того, что я скажу дальше. Так мы и жили: днем он боялся меня, а каждую ночь я боялась его.

- Даже если отец не уезжал?

-Да.

- Ты так и не решилась сказать отцу?

- Нет. Любовная связь тянулась много лет. Чем я становилась старше, тем сильнее Волонский домогался меня: пытался дарить подарки, угрожал, умолял. И вот перед тем как нам приехать в Москву, отец застал любовников в постели. Мать он простил, а с Волонским порвал всякие отношения.

- И отказался подписать контракт?

- Да. Волонский потерял на этом большие деньги. А сегодня я узнала, почему уехала мама. Отец снова застал ее с Волонским, но уже здесь, в Москве. И не простил, И я бы не простила тоже. С той страшной ночи я в минуты сильного волнения вновь вижу то свирепое грозовое небо, пруд, в который меня не раз подмывало броситься, чтобы разом покончить со всеми этими страхами. И только одно удерживало меня. Я хотела вырасти и узнать, что же испытывала тогда моя мать... в ту страшную ночь: боль или наслаждение? Но я не могла сблизиться ни с одним мужчиной, потому что ненавидела их! Простить мне мою маму или проклясть?

- Теперь я понимаю, какие чувства ты испытывала ко мне, когда я вытаскивал у тебя изо рта жвачку!

- Да. В памяти сразу же всплыла та страшная ночь и... оральный секс.

Принц и Кристина давно уже сошли с асфальтовой дорожки и просто шли по лесу, который стоял тихо-тихо, словно прислушиваясь к исповеди юной девушки, прожившей почти всю свою сознательную жизнь в страхе и ненависти.

- Наверное, ты до сих пор испытываешь ко мне неприязнь после нашей встречи на Патриарших прудах?

- Вы - единственный, к кому я не испытываю неприязни.

- А к отцу?

- Отцу?..

-Да.

- После сегодняшнего дня?..

- А что произошло сегодня?

- Я сегодня была с ним откровенна во всем, до конца,

- Ты рассказала ему...

- Да. И он впервые был откровенен со мной и тоже до конца. Сегодня я узнала, что я - не его дочь.

- Когда он узнал об этом?

- Он знал об этом всегда. Поэтому спокойно оставлял нас с мамой, забирая только своего сына. Все эти годы он знал о связи своей жены с Волонским. А я все эти годы мучилась, считая себя предательницей, скрывающей от отца правду...

-Ты дочь Волонского?..

- Да. Поэтому я и сказала, что мы не наедине. Он с нами. Его кровь течет по моим венам. И это самое страшное, что только могло случиться в моей жизни...

- Волонский знает, что он твой отец?

- Да. Знает. Знал со дня рождения. Знал и в ту ночь.

- Мерзавец! Да его четвертовать мало!

- С ним мне все понятно. Мне осталось только выяснить, как мне быть с моей матерью?..

- Тебе надо встретиться с ней и поговорить! Я постараюсь тебе помочь!

- То, что она скажет, я знаю. Мне нужно самой пройти через это. Только тогда я, может быть, сумею что-нибудь понять...

- Тогда тебе надо набраться терпения и ждать, когда появится тот, с кем ты сможешь начать новую жизнь.

- Ты испугался, как тренер?

- Я не испугался.

- Ты поможешь мне?

- Но у меня жена...

- Я знаю.

- Если знаешь...

- Скажи, если человек тонет, ты бросишь ему спасательный круг?

- Да.

- Ты мой круг. Я не собираюсь отнимать тебя у жены и сына. Я тону, понимаешь? И мне надо помочь... И никто, никогда об этом не будет знать! Я клянусь тебе!

- Я... буду знать.

- Что же ты делаешь? Я стою на рельсах... На меня мчится поезд! Что же ты стоишь?

Кристина протянула к Принцу руки.

- Кристина...

Она прислонилась спиной к дереву и стала оседать на землю.

- Господи!.. Как больно... больно... Кристина положила обе ладони на свою левую грудь. Ее лицо исказилось гримасой боли. Чтобы отвлечь Кристину от душевных терзаний, Принц, присев около нее, ласково сказал:

- Кристина, ты хотела научить меня стать волшебником?

- Да... Это просто... Надо... Кристина опустила веки.

- Надо закрыть глаза, сказать волшебные слова: "Я волшебник, раз, два, три, двери сказки отвори..." И вот мы уже в Швейцарии, на озере Комо... Черная ночь... занавески-призраки разгуливают по комнате... Отец насилует свою дочь.

- Кристина! .

Она подняла веки. И снова в ее глазах побежали грозовые облака, засверкали молнии...

- Как мне хочется спать. Я ведь еще не спала. Ни разу. Как закрою глаза - вижу страшный оскал рта, слышу звериный рык... Я думала, что сегодня в первый раз мне удастся уснуть спокойно...

- Ты будешь спать спокойно. Я тебе обещаю.

- Я знаю. Для этого и сочиняют сказки. Чтобы жизнь стала сном. И когда-нибудь, через сто или тысячу лет, появится Принц и разбудит спящую Принцессу... Ведь для того, чтобы проснуться, надо сначала уснуть, правда, Принц?

- Да. Тебе надо поспать. Принц попытался поднять Кристину, но она мягко отодвинула его руки.

- Не надо... Ты иди. Я останусь здесь. Так надо...

-Идем. Я отвезу тебя к нам. Ты отдохнешь, поспишь...

- Нет...

- Но я не могу тебя здесь оставить. Одну.

- Ты уже оставил... Иди. Ты не огорчайся. Ты хороший. Это я плохая. Потому что так и не смогла ничего понять... Иди.

Старицкий подхватил Кристину на руки и понес. Не сопротивляясь, она попросила:

- Отпусти меня...

- Нет.

- Мне неприятно твое прикосновение. Старицкий остановился.

- Потому что та ночь... продолжается... Влад опустил Кристину на землю. И она пошла, не оглядываясь, вперед. Влад неотступно шел за ней. Так они прошли через весь парк. Вышли на улицу. Шли молча. Кристина шла, нигде не останавливаясь, пока не повстречалось такси. Она подняла руку.

- Куда ты собираешься ехать?!

- Домой...

- Куда домой?

- К себе...

- Я тебя не отпущу!

- Я очень устала...

- Поедем вместе!

- Нет. Тебе еще рано. Принцы всегда приходят потом.

- Кристина!

- Я должна.

- Ты едешь к отцу?

- К отцу?!

Вдруг глаза ее осветились внутренним светом, и она проговорила убежденно и твердо:

- Да! К отцу!

Принц помог Кристине сесть в машину и сказал таксисту:

- Вот тебе баксы. Привезешь туда, куда она скажет. Только без глупостей. Или я тебя из-под земли достану! Понял?

- Да, понял, понял...

- Номер своей машины не забыл?

- Нет.

- Я его тоже помню. Кристина-Кристина сидела, как изваяние. Она даже не посмотрела в сторону Влада.

- Трогай.

Принц закрыл дверцу. Такси отъехало. Кристина так и не обернулась.

Старицкий вернулся в "Центр". Собирался сесть за работу, но не смог усидеть даже минуты. Он метался по кабинету и разговаривал сам с собой.

- Я же поступил правильно! Поступил так, как считал нужным поступить! Не кривя душой, не предавая жену! Но почему же тогда у меня сейчас так гадко, так тяжело на душе?!

Старицкий разыскал номер телефона графа и позвонил.

- Добрый день...

- Кто это?

- Позовите к телефону Кристину, пожалуйста...

- Она еще не вернулась. А кто ее спрашивает?

Принц положил трубку и выбежал из кабинета. Он поехал в таксопарк и, предъявив удостоверение, попросил найти водителя, который увез Кристину. Диспетчер вызвала таксиста по связи. Объяснила, в чем дело. Перепуганный таксист при встрече сразу начал оправдываться:

- Я спросил ее: "Куда ехать?" Она ответила: "Прямо". Как можно ехать по московским улицам, не сворачивая? Это же не нью-йоркское стрит или авеню! У каждого перекрестка я спрашивал ее: "Направо или налево?" Она всегда отвечала: "Прямо"! В общем, удружил ты мне! С полчаса мы куролесили по переулкам...

- Как она вела себя?

- Читала молитву...

- Вслух?

- Да.

- Какую?

- "Отче наш..."

- Что было дальше?

- Неожиданно она мне сказала: "Остановись". Вышла из машины и пошла.

- Где это было?

- Думаешь, я помню? Мы крутились все время в одном и том же районе!

- Поехали в тот район.

- Поехали.

Таксист ехал впереди. Принц - за ним. Наконец таксист остановился и выскочил из машины.

- Вспомнил! Здесь она вышла. Я еще подумал, на трамвае, что ли, дальше решила ехать? Видишь, вон впереди трамвайная линия?

- Дальше...

- Я развернулся и уехал!

- Свободен.

Принц дошел пешком до трамвайной линии, место было безлюдное. Не зная, что делать дальше, Старицкий стоял, озираясь по сторонам, в надежде увидеть хоть кого-то, кто мог случайно видеть, куда пошла Кристина.

Никого не увидев, Влад продолжал стоять перед трамвайными путями, склонив голову. Вдруг его внимание привлек к себе припыленный след красной краски. Наклонившись ниже, Влад увидел, что в рельсовой канавке, прилипнув к стенке, лежит белый матерчатый кусочек.

С бешено колотящимся сердцем, отгоняя лезущие в голову кошмарные мысли, Старицкий бегал вдоль рельсов, как вдруг увидел на правой стороне перепачканный в крови клок волос.

Принц бежал вдоль трамвайных путей до тех пор, пока не добежал в депо.

Кристину нашли под одним из вагонов, платье было намотано на трамвайное колесо.

Следственной группе водитель трамвая объяснил, что девушка не собиралась переходить дорогу, поэтому он и не обратил на нее внимания, к тому же, он торопился в парк, чтобы успеть после работы забежать к матери в больницу.

Звонить графу Старицкий уже не мог. Он отдал телефон следователю. На звонок следователя ответил уже не совсем трезвый голос.

- Кого?

- С вашей дочерью произошло несчастье...

- Что?!

- Нужно приехать на опознание...

- Трупа?..

- Да...

Принц взял трубку и сказал:

- Будьте дома. Я за вами сейчас сам приеду.

В трубке раздались короткие гудки. Вскочив в машину, Принц рванул к дому графа. Подъезжая к арке, Влад чуть не врезался в толпу, стоявшую вокруг "Москвича" красного цвета.

Подбежав к толпе, Старицкий увидел бледного испуганного водителя, держащего в трясущейся руке прыгающую сигарету, водитель, видимо, уже в который раз оправдывался перед собравшимися.

- Неожиданно она мне сказала: "Остановись". Вышла из машины и пошла.

-Где это было?

- Думаешь, я помню? Мы крутились все время в одном и том же районе!

- Поехали в тот район.

- Поехали.

Таксист ехал впереди. Принц - за ним. Наконец таксист остановился и выскочил из машины.

- Вспомнил! Здесь она вышла. Я еще подумал, на трамвае, что ли, дальше решила ехать? Видишь, вон впереди трамвайная линия?

- Дальше...

- Я развернулся и уехал!

- Свободен.

Принц дошел пешком до трамвайной линии, место было безлюдное. Не зная, что делать дальше, Старицкий стоял, озираясь по сторонам, в надежде увидеть хоть кого-то, кто мог случайно видеть, куда пошла Кристина.

Никого не увидев, Влад продолжал стоять перед трамвайными путями, склонив голову. Вдруг его внимание привлек к себе припыленный след красной краски. Наклонившись ниже, Влад увидел, что в рельсовой канавке, прилипнув к стенке, лежит белый матерчатый кусочек.

С бешено колотящимся сердцем, отгоняя лезущие в голову кошмарные мысли, Старицкий бегал вдоль рельсов, как вдруг увидел на правой стороне перепачканный в крови клок волос.

Принц бежал вдоль трамвайных путей до тех пор, пока не добежал в депо.

Кристину нашли под одним из вагонов, платье было намотано на трамвайное колесо.

Следственной группе водитель трамвая объяснил, что девушка не собиралась переходить дорогу, поэтому он и не обратил на нее внимания, к тому же, он торопился в парк, чтобы успеть после работы забежать к матери в больницу.

Звонить графу Старицкий уже не мог. Он отдал телефон следователю. На звонок следователя ответил уже не совсем трезвый голос.

- Кого?

- С вашей дочерью произошло несчастье...

- Что?!

- Нужно приехать на опознание...

- Трупа?..

- Да...

Принц взял трубку и сказал:

- Будьте дома. Я за вами сейчас сам приеду.

В трубке раздались короткие гудки. Вскочив в машину, Принц рванул к дому графа. Подъезжая к арке, Влад чуть не врезался в толпу, стоявшую вокруг "Москвича" красного цвета.

Подбежав к толпе, Старицкий увидел бледного испуганного водителя, держащего в трясущейся руке прыгающую сигарету, водитель, видимо, уже в который раз оправдывался перед собравшимися.

- Я даже не понял ничего! Он выскочил из-за угла, а я как раз въезжал в арку-Принц наклонился над лежащим на асфальте графом. Все ждали "скорую". Но было понятно, что потерпевший мертв.

Влад доплелся до своей машины, сел на водительское сиденье и начал бить по рулю кулаками, крича:

- Проклятый день!! Проклятая жизнь!!! Вечером того же дня, возвращаясь домой, Принц увидел торчащий в двери клок оберточной бумаги. Машинально развернув его, Принц прочитал: "Прекрасно сработано, Волк! Следующий - Крафт".

СВОЙ ПОЧЕРК

Утро выдалось пасмурным и хмурым. Принц вошел в кабинет генерального. Сразу же возникла напряженная тишина. Крафт Калужного таким еще не видел. Принц почернел... Было видно, что он не спал всю ночь. На ввалившихся щеках еще больше выделялись мощные скулы. Мужественное лицо напоминало вытесанное из камня изображение сфинкса. Глаза ввалились. Глядя в этот печальный бездонный колодец, Крафт понял, что произошло нечто из ряда вон. Но он не торопил Принца. Он ждал, когда Калужный заговорит сам, первым.

Однако Принц так ничего и не сказал. Он достал из кармана сложенный вдвое лист бумаги и положил его генеральному на стол. Крафт взял лист, развернул его и прочитал написанную крупными буквами фразу: "Есть серьезный разговор".

Прочитав, Генерал посмотрел на Принца и понял, что откладывать разговор нельзя. Подумав, Крафт написал на этом же листке:

"Жди меня на даче".

"Дачей" на их условном языке назывался гостеприимный военный комплекс, где Принц с Вестой и Олежкой уже однажды провели некоторое время, когда им угрожала опасность.

Ворота комплекса открылись. Постовой, проверив документы, дал добро на въезд, указав на стоящий напротив теннисного корта дом. На фасаде этого дома, под самой крышей была прикреплена вырезанная из дерева голова оленя с ветвистыми рогами. Домик был словно создан для задушевных бесед. Удрученное состояние, в котором находился Принц после происшедших событий, не повлияло на его работоспособность: он был no-прежнему внутренне собран и осторожен.

Достав "тузика", Старицкий прошелся с ним по всем помещениям домика. Не обнаружив подслушивающих устройств, Влад устроился в кресле, стоящем возле окна.

Вспомнился вчерашний вечер. После полученного от Бизона послания Влад не мог оставаться в квартире. Сославшись на серьезную неполадку, обнаруженную в "мерседесе", Старицкий, не ужиная, отправился в гараж.

Чтобы обеспечить себе алиби на случай, если Весте вздумается навестить мужа в га-рамсе, Влад открыл капот машины и разложил инструменты.

Предосторожность оказалась оправданной. Ковыряясь в моторе, Старицкий увидел идущую к гаражу Весту. Она принесла ему бутерброды и термос. Понаблюдав за мужем, она озабоченно спросила:

- Что-нибудь серьезное?

- Сам пока не пойму... Возможно, придется делать капитальный ремонт...

- Кому?

- Мотору...

- Я не о машине...

Как хотелось Старицкому сорвать с себя личину Калужного, избавиться от контактных линз, которые от долгого ношения словно приросли к роговицам глаз! Ведь Веста до сих пор не знает, какие на самом деле глаза у ее мужа!

Зная, что раскрыться все равно невозможно, Влад, чтобы не смотреть жене в глаза, подошел к Весте, присел около нее и, приложив ухо к ее уже округлившемуся животу, спросил:

- Уже шевелится?

- Рано еще...

Веста погладила волосы мужа. Затем тихо спросила:

- Скажи... Легче станет...

- Хандра какая-то напала...

Влад замолчал. Не дождавшись от мужа дальнейших объяснений, Веста задумчиво произнесла:

- Тебя видели сегодня... с юной особой... Говорят, красивая...

- Была...

- Ты... влюбился... Да?..

- Нет.

- Отчего же хандра?..

- Сегодня погиб один из моих осведомителей.

- Погибла?

- Да.

- По твоей вине?

- Получается, что так... Но все настолько сложно, что однозначно оценить происшедшее невозможно. Надо, чтобы перевернулся весь мир с его устоями, нравственными законами, только тогда, может быть, можно было бы предотвратить эту гибель. Но я живу в этом сегодняшнем мире, по его законам!

- И сожалеешь об этом?

- Что толку сожалеть или не сожалеть! Разве я придумал все то, что окружает меня? Я пытаюсь доступными мне средствами изменить что-то в этом мире, сделать его лучше! Но я не волшебник...

- Прости, что я завела этот разговор...

- Ты поступила правильно... Тебя мучило предчувствие надвигающейся беды, и чтобы не мучить себя, ты спросила о юной особе... Я сегодня тоже поступил правильно. По-другому я бы все равно не смог поступить!

- Но если бы мир перевернулся, смог бы...

- В перевернутом мире не возникло бы такой ситуации.

- Я поняла... Ты думаешь, я спросила, потому что беспокоилась о себе?

- Разве в этом мире можно жить по-другому?

- Я же живу...

- Что ты имеешь в виду?

- Я живу, думая не о себе, а о других... О тебе... Об Олежке... И стараюсь помочь тому, кто в этом больше нуждается. Я думала, ты нуждаешься сейчас в моей помощи, поэтому и пришла...

- Извини, я очень раздражен и, наверное, говорю лишнее!

- Я пойду...

- Не обижайся. Сейчас ты не сможешь мне помочь.

Веста ушла. Оставшись один, Влад метался по гаражу. Требовалась разрядка, и Влад стал с ожесточением бросать разложенный инструмент в стены гаража. Гулкое эхо от следующих один за другим ударов о металлические стены звучало, как тревожный набат.

Принц вернулся из гаража, когда уже стемнело. Приготовленная для него постель лежала на диване в гостиной. Так бывало и раньше, когда Старицкому приходилось допоздна засиживаться за какой-нибудь работой.

Но сейчас сиротливо лежащая постель казалась зловещим знаком грядущих разборок семейной жизни. Раньше Веста раскладывала диван, стелила простынь, взбивала подушку. Теперь же постельные принадлежности были сложены в аккуратную стопку.

"Хорошо, что не разбросаны по всей комнате, - подумал Влад. - Любовная лодка получила первую пробоину".

Сидя на диване рядом с постельным бельем, Старицкий обвел взглядом ставшую вдруг чужой комнату и почувствовал, как одиночество вползает в его душу холодной, коварной змеей.

Так и сидел он, не сходя с места, не включая света, пока не услышал приглушенное всхлипывание. Понимая, что надо пойти в спальню и успокоить жену, Влад продолжал сидеть. Всхлипывания вскоре прекратились...

Вскочив от пришедшего в голову ужасного предположения, Старицкий подбежал к спальне. Приоткрыв дверь, он увидел Весту, укрывшуюся одеялом так, что ее головы не было видно. Она лежала, свернувшись комочком. Белое, как снег, покрывало, было неподвижно. Казалось, что Веста не дышит.

Влад подошел к кровати и окликнул жену.

- Веста?..

Из-под одеяла снова раздалось всхлипывание.

- Веста, извини меня... Одеяло отодвинулось, и из-за его кромки показались заплаканные глаза.

- Я никому не нужна.

- Ну, зачем ты так говоришь? Ты нужна мне, Олежке...

- А сам даже не поцелуешь меня...

- Боже! Но я же тоже живой человек! У меня тоже, наверное, могут быть свои проблемы! Почему я все время оказываюсь крайним, виноватым? А сегодня оказался даже убийцей!

- Ты... убил... ее?

- Не знаю. Ее или себя, но кого-то убил. Веста откинула одеяло. Обняла Влада и стала, успокаивая, гладить его по спине.

Утро выдалось солнечным, теплым. Принц стоял у окна, когда увидел идущего вдоль теннисного корта Генерала. Крафт дружески помахал Старицкому рукой.

Войдя в дом, Генерал придвинул стоявшее около изразцовой печи кресло к окну. Решительно сев напротив Принца, Крафт тем самым дал понять, что не стоит оттягивать начало разговора.

У Принца еще была возможность сказать Генералу полуправду. Но зная по опыту, что за этим последует целая цепочка из недоговоренностей и полуправд, Принц достал послание Бизона и протянул его Крафту. Тот прочитал и вопросительно взглянул на Ста-рицкого. Принц пояснил:

- Это заказ!.. На вас.

- Заказчик известен?

- Бизон.

- Интересно... Исполнитель?

-Я.

Реакция Крафта восхитила Принца. Выражение лица Генерала оставалось неизменным. Он лишь откинулся в кресле и проговорил чужим, низким голосом.

- Я слушаю,

Принц принял холодность, прозвучавшую в голосе Крафта, как должное. Как иначе мог среагировать Генерал, не зная всех обстоятельств дела.

Желание Принца рассказать генеральному всю правду сразу же натолкнулось на существенное препятствие. Рассказать все - значит, признаться и в том, что он не Калужный. Тогда вскроется, что Принц с самого начала морочил голову старикам Калужным и всем остальным. Поэтому Старицкий рассказывал о Бизоне медленно и очень осторожно.

Генерал слушал, не меняя позы. Когда рассказ был завершен, генеральный встал и, не сказав ни слова, вышел. "Надо полагать, - грустно улыбаясь, решил Принц, - аудиенция окончена. И пора отправляться восвояси". Но Старицкий продолжал сидеть в кресле, обдумывая свой следующий шаг.

Торопиться Владу теперь было уже некуда. Убивать Крафта Принц не собирался при любом исходе состоявшегося разговора. Если Крестный не ошибается и за Волком повсюду следует киллер-дублер, то уберечь Генерала вряд ли удастся.

Старицкий даже потряс головой, отгоняя грустные мысли. "Надо бороться даже в самой, казалось бы, безвыходной ситуации, - решительно подумал он. Надо найти Генерала и объясниться. А потом уж, в зависимости от результатов этого объяснения, действовать дальше".

Но искать Генерала не пришлось. Он появился так же внезапно, как и ушел. Сев в свое кресло, Крафт развернул кожаную папку, достал фотографии и разложил их перед Принцем. На фотографиях были люди в военной форме. Бизона Старицкий узнал сразу. С остальными встречаться не приходилось.

- Дела наши плохи, Павел Семенович... Придется вам меня убивать.

Принц вопросительно посмотрел на генерального. Крафт был предельно серьезен, но Влад все-таки спросил:

- Вы шутите?

- Нет. Не шучу. У нас пока недостаточно сил, чтобы противостоять движущемуся на нас "айсбергу", о котором говорил Бизон. Мы уже начали передислокацию. Но нам нужно время.

- Сколько вам нужно времени?

- Еще... недели две...

- Бизон не ограничивал меня во времени. Так было и с Воронковым, и с графом. Я могу готовиться к выполнению заказа хоть месяц. Ведь заказ-то я получил только вчера.

-- Не месяц. И даже не неделю.

- Сколько же?

- Речь идет о нескольких днях.

- Почему вы так думаете?

- Сколько времени ушло на депутата?

- Неделя.

- А до этого была взорвана ваша дверь,

- Для чего?

- Чтобы подстегнуть вас.

- Если бы депутат не поехал к любовнице, то исполнение заказа потребовало бы гораздо больше недели.

- Воронков поехал в Зеленоград в полной уверенности, что вернется и Москву невредимым. Его убедили в том, что он является приманкой для Принца, которого надо заманить в ловушку. Депутат знал, что киллер-дублер сидит в "утюжке" и Принцу из Подмосковья живым уже не выбраться. Честно говоря, я пока не могу понять логику Бизона. "Дуэль" должна была закончится в пользу Воронкова.

- Почему?

-У вас, Павел Семенович, нет киллеров-ского дара. Вы действуете по принуждению. А такие, как Воронков, становятся убийцами по убеждению. И для них "айсберг" все равно что Ноев ковчег. Но почему Бизон вас тащит на эту библейскую посудину, совершенно непонятно. Это против логики. Или это сверхлогика, которая для меня пока недоступна.

- Ну, хорошо... Но в случае с графом не было взорванных дверей!

- А ампула?

- Но она была использована не против меня.

- Против вас. Косвенно. Бизон знал, что судьба Вадима подхлестнет вас к активным действиям. Расчет оправдался. Сколько времени у вас ушло на второй заказ?

- Четыре дня...

- Видите. Но на всякий случай, чтобы вы не углублялись в психологические изыски и не вторгались в чужие секретные кладовые, Бизон подсунул вам Корноухого.

- Это ничтожество - сотрудник БОУ?!

-Да.

- Ни за что не поверю!

- Придется поверить. Актерскому мастерству обучают не только в учебках "Центра". Школы киллеров, которые находятся главным образом в ближнем и дальнем зарубежье, тратят на подготовку исполнителей огромные суммы. И конкурс в эти школы не меньше, чем в вузы. Скорее всего... Корноухий и был вашим киллером-двойником, более опытным и искусным. "Тузика" у вас с собой тогда не было?

- Нет...

- Если бы он у вас был с собой...

- Я бы утопил дипкурьера в том омуте, рядом с которым мы находились!

- Думаю, что и к такому неожиданному повороту событий дублер был готов, и если бы вы нашли "слухача", то он рассказал бы вам еще более слезливую и душещипательную историю, чем история о заграничной семье...

- Значит, все было ложью от начала до конца? А я купился, как маленький ребенок

- Они знали, на чем вас можно купить. Но не все было ложью. "Академик" в роговых очках существует. Любовный треугольник, из-за которого произошла трагедия, тоже.

- Что, и "академик" служит в СС?!

- Нет. У него ранг гораздо выше, чем у Бизона. Во всяком случае, пока. "Академик" один из тех, кто управляет "айсбергом".

- Рано или поздно я достану и того, и Другого!

- Их обоих, наверняка, уже нет в России. Один отправился к себе в школу, где он трудится инструктором... - Генерал достал из кармана фотографию. На ней был запечатлен момент соревнований по каратэ. Соревнования проходили в Японии. У Корноухого был черный пояс. Лицо жесткое, волевое. "Еще неизвестно, кому бы пришлось измерять глубину омута, - злился на себя Принц, - а я ему демонстрировал свои суперменские навыки! Переиграл он меня по всем статьям. Виртуозно! Мастерски!"

- Вам фамилия Зондов ни о чем не говорит?

Старицкий чуть не проговорился, что у них в сборной по спортивной гимнастике был Зондов.

- А имя и отчество известны?

- Да. Борис Игоревич Зондов.

- Нет. Впервые слышу.

- Это Бизон. И в его БОУ исполнителей, не прошедших спецподготовку в школе, по нашим сведениям, нет. Почему же он решился на нелепый, с профессиональной точки зрения, эксперимент: из гадкого утенка вырастить красавца лебедя? И почему в такие сжатые сроки? Не иначе как в стране готовится "фейерверк". И Бизон торопится создать условия, при которых вы смогли бы заработать себе очки. Проще говоря, выслужиться перед приходом нового режима...

- Но для такого предположения нет достаточно веских и убедительных причин?

- Что вы имеете в виду?

- Ну, должны же быть предприняты какие-то приготовления, передвижения войск, создание штурмовых отрядов! Иначе, какой же это "фейерверк"!

- А вы вспомните безобидную фразу, сказанную в свое время по испанскому радио: "Над всей Испанией безоблачное небо..." фраза была условным сигналом к началу фашистского путча. И Франко на долгие годы стал испанским диктатором, ввергшим страну в пучину гражданской войны. А с чего началась перестройка в СССР? Еще с более безобидной фразы, сказанной политическим Котом Леопольдом: "Ребята, давайте жить лучше?" И страна превратилась в руины.

- Вы считаете, что "фейерверк" неизбежен?

- Нет. Я так не считаю. Но когда Бизоны начинают форсировать события, меня это настораживает. По моим предположениям, вам на очередной заказ отпущено не более трех дней. И мы не станем ждать, когда Бизон, чтобы подстегнуть вас, в очередной раз устроит провокацию, теперь уже против ваших близких.

- Почему против близких?!

- Против меня у вас ничего нет. Бизон знает, что вам необходимы веские основания для исполнения заказа. И он их вам предоставит.

- Но они все будут неубедительны!

- Корноухий же вас убедил.

- Там были другие обстоятельства: неизвестные мне люди, трудно опровержимые факты.

- Дело не в людях и не в фактах, дело в вас. Из вашей биографии берутся такие факты, которые когда-то повергли вас в эмоциональный шок. И достаточно вам увидеть, что кто-то другой находится примерно в такой же ситуации, вы тут же начинаете ему сочувствовать, и спорные факты для вас постепенно и незаметно становятся бесспорными.

- Но к вам-то это никакого отношения не имеет! Неоткуда Бизону взять основания, которые бы меня настроили против вас!

- Хочу вам дать совет. Он скоро вам пригодится. Научитесь ценить противника. Например, Бизон в разговоре с вами пообещал, что если понадобится, то не пощадит и детей... Но сейчас у Бизона на мушке, скорее всего, ваша жена. Весте звонят по телефону и просят срочно зайти к генеральному директору. В моем кабинете ей становится плохо, и она умирает. Вскрытие тела показывает, что причиной смерти явился инсульт, вызванный гематомой в височной области. Гематома возникла в результате удара в висок тяжелым предметом.

- Кто же нанес ей удар? Ваш секретарь?

- Нет. Тогда бы она упала в приемной. Вот и подумайте: вошел здоровый человек, а скончался от нанесенного удара в голову. В кабинете, кроме генерального, никого не было.

- Абсурд!

- Химия. Веста очень гостеприимный человек. До звонка она пила чай в своем кабинете. В гостях у нее была тележурналистка. Они мило беседовали. Не надо быть Кио" чтобы, выбрав удачный момент, бросить быстро растворяющуюся таблетку направленного действия в чашку с чаем. Это только один из предполагаемых вариантов. А их у Бизона, отточенных и проверенных на практике, сотни. Думаю, что один из них уже завтра будет запущен в ход.

- А если Весту и Олежку подержать здесь несколько дней?

- Тогда мишенями станут другие: мать, отец, сестра, друг. Всех не спрячешь.

- Какой же выход?..

- Я уже о нем сказал. Выполнить заказ.

На какой-то миг Принцу показалось, что Крафт испытывает его. Воцарилась гнетущая тишина. Генерал сидел, задумавшись. Влад тоже. Они были, словно зеркальным отражением друг друга: одна и та же поза, сдвинутые брови, напряженные глаза.

Старицкий уже решил, что будет делать: он должен добраться до Бизона, чего бы ему это ни стоило. И теперь Принц обдумывал, каким способом осуществить задуманную акцию по ликвидации шефа СС.

Молчание прервал Генерал. Теперь его взгляд был спокоен, речь размеренна и убедительна.

- Мы должны опередить Бизона. Заказ Должен быть выполнен сегодня в конце рабочего дня.

- Вы говорите о киллере-дублере?

- Нет. О вас.

- В конце рабочего дня меня уже не будет в городе.

- Ясно. Собираетесь уступить меня дублеру?

- Я надеюсь успеть отменить приказ о заказе на Крафта.

- Напрасно надеетесь. Приказ уже отдан. И это не прихоть Бизона. Это часть продуманного, спланированного не вчера замысла. Бизон только один из винтиков хорошо отлаженной системы. И если бы вам даже удалось сделать то, что вы задумали, то появился бы Бизон-2. Ведь цель - не я, а "Центр". Схема та же: почта, телеграф и так далее. "Айсбергу" понадобятся свои люди в разных областям, поэтому цепочка из заказных убийств построена по своей логике. Тех, кто для "Айсберга" безнадежен, убирают. На их место ставят других, из этого же коллектива - тех, кто в нужный момент не подведет.

- Дюк, например?

- Да.

- Тогда логичнее было бы предположить, что меня, ликвидировавшего их ставленника на пост генерального, должны были бы убрать в первую очередь?

-Да.

- Почему же они этого не сделали?

- Вот это-то я и называю сверхлогикой. Пока я вижу здесь только один вариант. Сугубо личный вариант Бизона: убийцу Иуды самого сделать Иудой. Он уже повязал вас двумя выполненными заказами. Третий заказ, видимо, является последним, заключительным аккордом в этом киллеровском ноктюрне.

- Вы это так убежденно говорите, как будто все уже произошло, аккорд прозвучал, и Иуда предал своего учителя.

- Бизон хочет, чтобы это было именно так. Так оно и будет.

Принц вскочил с кресла и возмущенно заходил по комнате. А Генерал продолжал свою неторопливую речь:

- Если бы у меня был двойник, можно было бы устроить любопытный спектакль, на который бы и я с удовольствием посмотрел со стороны. Но Бизон все рассчитал. За такой короткий срок кандидата на роль покойника не найти. Придется самому стать им. И тут уж я полностью могу положиться только на вас. Надеюсь, что похороны будут скромными. Впрочем, я обо всем напишу в своей предсмертной записке.

- Но это уже становится невыносимым! Вы убеждены, что я выполню заказ?

- Убежден.

- Ошибаетесь! Мне обидно и горько слышать это именно от вас! Но я докажу вам, что вы жестоко ошибаетесь!

- Главное вам, как бы вас ни отвлекали, а это обязательно будут делать, исполнить в точности все то, что будет указано в записке. Иначе я могу и не воскреснуть.

- Что?!

- В своем завещании я назначу вас душеприказчиком. Похоронить меня следует в святых пещерах Псково-Печорского Успенского монастыря. Там же покоится прах предков Кутузова, Пушкина. Гробы в этих пещерах не закапывают. Их ставят в боковые ниши, так как тела умерших сохраняются там нетленными. Меня это вполне устраивает.

- Вы вправе презирать меня... Но зачем же так унижать?

- Знаете, почему Бизон удостоил вас в своем послании фразы "прекрасная работа"?

- Для меня это уже не важно.

- А для меня - очень. У вас появился свой почерк. Во втором заказе вы уже не использовали вульгарные средства, к которым прибегают другие, менее изобретательные киллеры: бомбы, снайперские винтовки, автоматы, пистолеты с обязательным контрольным выстрелом в голову. Вы в глазах Бизона поднялись на новую ступень. Вы мастерски довели жертву до самоубийства! А это дорогого стоит!

- Прекратите!

- Думаю, в третьем заказе надо закрепить успех. Я покончу с собой. А в предсмертной записке попрошу советников "Центра" учесть последнюю просьбу умирающего: избрать вас на пост генерального директора. Обещаете, что вы в точности последуете всем моим указаниям?

- Нет!

- Предпочитаете передать меня дублеру?

- Зачем вы меня мучаете? Вам мало Кристины?

- Мало.

- Добивайте...

- Во-первых, сядьте... Во-вторых... Генерал подробно, почти по минутам, расписал сегодняшний день, затем последующие, будто речь шла вовсе не о нем, а о каком-то дальнем родственнике, которому необходимо воздать последние почести.

БИЗОН НАСТАИВАЕТ

Самоубийство генерального для многих не стало неожиданностью. В последнее время он все чаще сторонился людей. Был непривычно задумчив, погружен в себя. Однако настоящей сенсацией для всех стало известие, что в день своей гибели Крафт побывал в церкви. Его видела там сотрудница из отдела периодики, которая во время обеденного перерыва ходила в церковь, чтобы поставить свечку за упокой души своего отца, сиротливо угасшего от одиночества в своем деревенском доме.

- Мы его уговаривали: "Папа, поедем с нами... Ну, что ты будешь тут один... В пустом доме?" Так и не уговорили. А я