/ Language: Русский / Genre:love_contemporary, love_erotica / Series: За любовь

За любовь (СИ)

Полина Раевская

Эта история о любви, счастье, боли и прощении! Он — эгоистичное, беспринципное животное! Она — ангел! Они из разных миров: он слишком богат и известен, она слишком бедна. Их встреча стала случайностью, но не он, ни она не смогли ее забыть. История золушки? Нет! История о том, что бывает, когда сказка воплощается в жизнь! Хочу предупредить, что роман будет жестокий, герой тоже! Возможно, в какой-то момент вы его возненавидите, но такой уж у него характер, таким его сделала жизнь. Героиня может показаться кому-то слабой и неволевой, но лично я считаю, когда любишь по-настоящему и когда слишком много страдал, нет места гордости, будешь бороться за свое счастье, наступая на горло даже себе самому! Рейтинг: NC 21 + Рейтинг выставлен не для красоты, а за дело! В романе присутствуют сцены насилия, нецензурная лексика, жестокость!

Lina Swon

За любовь

Пролог

2012 год.

Темная, глубокая ночь на небе сияли своим холодным блеском такие далекие и прекрасные звезды. Как и она. Нет. Неправда. Она не похожа на звезды. Она солнце, заставляющее вокруг все расцветать и оживать. Она тепло. Она радость. Она счастье. Она жизнь. И она же напоминание о его преступлении и ошибке. Его персональный ад, его сумасшествие, его смерть. Его все!

Эти мысли, как кислота разъедали и без того окровавленную душу мужчины, лежащего на остывающем песке самого дорого в мире курорта — Муши Кей. Но он готов был отдать любые деньги, чтобы вот так просто, в одиночестве полежать на песке, чтобы просто никого не видеть. А именно это место стоимостью в тридцать семь с половиной тысяч долларов в сутки дарило такую возможность. А также возможность рвать и травить себя мыслями еще сильнее, захлебываясь горечью и болью от воспоминаний, связанных с этим местом и с ней.

Здесь, на острове, не было никого кроме него и обслуживающего персонала. Вокруг бескрайнее Карибское море, золотистый песок, сочная зелень пальм и солнце, играющее бриллиантовыми бликами на всем этом великолепии. Рай на Земле, но не для него, свой рай он потерял год назад.

Мужчина как-то мучительно и в то же время с издевкой усмехнулся собственным мыслям. Все это длится уже год. Год! Двенадцать месяцев агонии, мучительной пытки, ежедневного измывания над самим собой. Двенадцать месяцев медленной смерти с того момента, который перечеркнул три года счастья. Невероятного, безграничного, светлого счастья, которое изменило его, внесло смысл и наполненность в его развратную, все дозволенную, животную жизнь. Даже не жизнь, а существование. Все это подарила ему Она. Три года счастья, любви. ЕЕ и себя, он сам изуродовал, растерзал и уничтожил. Остались только слезы, боль и воспоминания!

Глава 1

2008 год.

В Цюрихе у штаб — квартиры ФИФА было не протолкнуться телевидение, журналисты, туристы, фанаты и просто любопытные стремились хотя бы издалека окунуться в мир роскоши, славы, блеска и неприлично огромных денег. Но даже просто увиденное вызывало у толпы опьянение и восторг на грани с безумием, которое усиливалось, когда появлялись Они. Небожители. На своих роскошных автомобилях, в великолепных нарядах известных кутюрье. Одаривали толпу своей чарующей, снисходительной улыбкой, подчеркивая спокойствием свою принадлежность к элите общества. Политики, миллиардеры, звезды кино, музыки, моды и спорта; все они прибыли в отель Le Bristole для того, чтобы почтить своим вниманием церемонию вручения «Золотой мяч», на которой будет объявлено имя лучшего в самом прибыльном и популярном виде спорта-футболе. Хотя все это было формальностью и показухой так, как ни для кого не было секретом кто есть и будет этим лучшим, но данное мероприятие было очень важной частью огромного бизнеса, а также возможностью развеять скуку и потешить тщеславие и гордость собравшейся богемы.

Но больше всего шокировал тот факт, что сие грандиозное событие, а также внимание и восхищение, начиная с VIP-персон и до простых людей будет принадлежать одному человеку. А потому, когда к отелю подъехала Bugatti Veyron этого уже и без церемоний известного виновника торжества, воздух наэлектризовался от невероятно возбужденной энергетики восхищения, желания, зависти, злости. Колоритная гамма чувств и эмоций. И было от чего! Из автомобиля на красную дорожку вышел невероятный мужчина, он излучал сильнейшие потоки мистической сексуальности, силы и харизмы, что хотелось следовать за ним хоть на край света, безоговорочно вверяя ему свою жизнь. Он был красив: высокий, мускулистый, со скульптурными чертами лица. Озорная мальчишеская улыбка, обращенная ко всем собравшимся, усиливала его харизматичное влияние на окружающих. Черные волосы были уложены в прическу, которая подчеркнула его образ легкомысленного сердцееда, но цепкий и проницательный взгляд говорил о целеустремленности, уме, уверенности и знании, что он лучший. И уверенность его в этом знании была непоколебима так, как это звание он заслужил усердным трудом, кровью и потом.

Он был выходцем из обычной среднестатистической семьи. Все необходимое у него было. Родители любили, старались, чтобы он и две его сестры ни в чем не нуждались, но никаких излишеств у них не было. Вообще все как у всех. Точнее как у большей части населения страны. Родился он в Португалии, хотя сам был португалец наполовину, мать его была англичанкой, но выйдя замуж, переехала к мужу в Португалию. Семья у них получилась дружная, но радость в ней продлилась всего 11 лет, так как глава семьи Габриэль Беркет умер от бронхогенной карциномы, когда ее обнаружили, была уже третья стадия, и денег на операцию не было, а дожидаться очереди по государственной программе не оставалось времени, поэтому смирившись с этой ситуацией, Габриэль продолжал жить и сделал вид, что ничего не происходит. Дети до самой смерти не знали, что с отцом. А мать крепилась, как могла, но когда рак парализовал блуждающий нерв, и отец перестал говорить, ночью были слышны ее душераздирающие рыдания. И хотя младшие Беркеты не знали, что конкретно случилось, но чувствовали — происходит что-то ужасное. Но, как и родители старались вести себя как раньше, радуя отца. Когда он умер, мать долгое время не могла прийти в себя, а дети были безутешны. Но острее всех переживал потерю отца сын, он всегда был очень близок к нему, у них сложились дружеские и доверительные отношения. А потому смерть отца оставила огромный шрам в сердце ребенка и изменила его доверчивую и жизнерадостную натуру, он стал скрытным, сдержанным и нелюдимым. Со временем, благодаря поддержке и помощи родственников, жизнь в семье Беркетов наладилась, хотя женщине было очень тяжело воспитывать троих детей в одиночку. С девочками у Мэган не возникало проблем, они были послушными, прилежными в учебе, помогали матери по дому. Но ее очень беспокоил сын. Он был постоянно напряжен, учился очень плохо, ему было не интересно общаться со сверстниками, шестилетний мальчик почти никогда не играл, он редко говорил и перестал улыбаться. Мегги старалась с ним поговорить по-душам, просила девочек уделять братику больше внимания, водила его к психиатру, но все было без толку. Мальчик по-прежнему не проявлял интереса к жизни, поэтому мать стала уповать только на время и Господа, что ее мальчик придет в себя. И однажды, когда Маркусу исполнилось уже семь лет, он увидел, как старшие мальчишки гоняют на улице мяч, показывая разные финты, мальчик загорелся желанием научиться делать также. Мегги увидела в этом желании ответ на свои молитвы и недолго думая, отдала мальчика на футбол. И с того времени для Маркуса все отошло на второй план. Поначалу он тренировался потому, что ему это нравилось потому, что он любил играть, он чувствовал эйфорию, свободу и счастье, как тогда, когда отец еще был жив. Тренировки заставляли его сконцентрироваться на деле, а не на своих переживаниях. И постепенно он приходил в себя. Но отца он никогда не забывал и очень хотел, чтобы он им гордился, поскольку в учебе дела у него не ладились, он решил компенсировать этот недостаток в спорте. Потому уже в десять лет ему стало мало просто играть, ему захотелось играть лучше всех. Поэтому он тренировался и дома и в школе на переменах и по пути, если куда шел. Он, наверное, и спал бы с мячом, если бы мать не забирала его у него, когда он без сил падал на кровать. Все эти усилия были не напрасны и, в тринадцать лет, он был вознагражден за свои старания. После просмотра, на который отобрали вместе с ним его лучшего друга, его взяли играть в «Спортинг», это положило конец дружбе. Маркус впервые узнал привкус предательства и зависти. К нему пришло понимание, чтобы достичь намеченной цели приходится многим жертвовать. А так же он усвоил урок, что не стоит слишком подпускать к себе людей, потому что слишком больно их терять. Столкнувшись интересами в спорте, потеря дружбы была неизбежна. Он не перестал общаться с парнями из команды, но ни с кем из них не старался завести дружбы или даже приятельских отношений, он понимал рано или поздно они станут конкурентами. Вскоре, продолжая усердно заниматься, он вошел в молодежную сборную Португалии. Семья очень гордилась Маркусом. Появились деньги, и хотя это был успех, он знал, что расслабляться нельзя ни в коем случае, потому что это еще очень маленький успех, впереди самое сложное, и он продолжал тренироваться на износ, как проклятый, иногда даже по ночам оттачивая удары. Это было безумным стремлением, жаждой, потребностью быть лучшим среди своих, быть лучшим среди других, стать лучшим среди лучших. «Всегда совершенствуйся. Будь лучше себя вчерашнего» — стало его девизом, независимо от того был ли успех или нет. Даже после того как в восемнадцать лет его взяли в МЮ (Манчестер Юнайтед), он продолжал тренироваться в том же ритме, если не в большем. Потому, что это был не предел, но чтобы дойти до этого предела, он понял, что спорт-это огромный и доходный бизнес, и мало быть качественным товаром, надо быть товаром разрекламированным, популярным и ярким, надо быть у всех на слуху. Над этим тоже пришлось поработать- придать внешности лоск с помощью дизайнеров, стилистов, визажистов, которые сделали из него метросексуала. Его яркая внешность очень поспособствовала стать одним из самых желанных мужчин — никто ни в какое сравнение не шел рядом с ним. Посещение различных вечеринок, скандалы, интриги и, конечно же, множество красивых, известных девушек, которые одна за другой вешались на восходящую звезду, сделали свое дело. Все это, в совокупности с талантом и трудом явило миру лучшего среди лучших футболистов, получавшего сегодня в третий раз свою награду- Маркуса Беркета. Мужчину, который добился своей цели и который надеялся, что где-то там его единственный друг — его отец гордится им. Так как ему, как и всегда, посвящается эта очередная награда.

Мысль об отце — это последнее, что он запомнил об этом вечере. Прием ничем не отличался от тысячи остальных, которые он посещал за год. Отличительной чертой было только то, что все взгляды были устремлены на него, взгляды агентов, тренеров, футболистов, бизнесменов и шикарных дамочек, большая часть из которых была просто дорогими шлюхами! Корыстные взгляды, каждый из которых преследовал свою цель. Кто- то хотел переманить его к себе в команду. Кому-то нужны были связи. Кто-то хотел засветиться рядом с ним для прессы. Кто-то хотел его в свою постель. Кому-то нужно было сотрудничество в бизнесе, так как свою зарплату он вкладывал в инвестиции, в бизнес и за последние пять лет приобрел также репутацию великолепного предпринимателя, несмотря на свои пробелы в образовании. А все потому, что Маркус Беркет стремился к самопознанию, безудержно рвался к власти. Он был перфекционистом и стремился к совершенству во всем. Маркус неутомимо гнался за своей целью и подстегивал других. Он обладал невероятной энергией и любознательностью, был самоучкой. Его решения были рациональны, осмысленны и в корне отличались от решений, которые принимались людьми эмоциональными. Он добился успеха потому, что верил в то, что делал; верил, что путь, который он избрал, — верный путь. Он обладал огромной верой в себя, которая произросла из неуверенности. Эта вера, или «сила воли», позволила ему почувствовать нужный и своевременный путь. Если вставал вопрос, следовать ли своей интуиции или опереться на мнение специалистов, он всегда выбирал интуицию и полагался на свою силу воли. Также он всегда был в нужном месте, в нужное время. За что его считали везучим. И очень хотели быть с ним в дружеских отношениях.

За десять лет своей успешной карьеры он привык ко всему этому, иногда ему даже казалось, что и не было его простого детства в небольшом, но уютном домике и не было его добродушного и открытого ребенка. Сейчас ему не было совершенно никого дела, что хотят окружающие, он добился права думать о своих желаниях в первую очередь. И видимо весь вечер он только это и делал. Потому что утро встретило его не очень радостно.

— Мм… черт! — простонал Маркус, не открывая глаз. Похоже, алкоголя было выпито предостаточно.

Приподнявшись с постели, обнаружил на ней рядом с собой двух спящих девиц.

«Все как обычно!» — скучающе отметил он, одеваясь.

Сколько он помнил всякая вечеринка или прием заканчивались такими картинами. И иногда он даже не знал, с кем спал. Главное, было помнить о презервативе так, как эти красотки были небезопасны, нет, не с точки зрения медицины, в этом можно быть уверенным на сто процентов. Потому что все эти юные и не очень «леди» очень пеклись о своем здоровье, а более того они пеклись о том, как бы заполучить в свои сети спортсмена или его деньги. И ребенок казался им самым удачным решением этой проблемы. Но получить ребенка, от какой — то шлюхи, не входило в его планы, поэтому увидев использованные презервативы, спокойно улыбнулся и покинул спящих девушек.

Через полчаса он подъезжал к своему отелю, у которого собралась куча журналистов.

— Твою мать! — прокомментировал Маркус, открывшуюся картину. Меньше всего ему сейчас хотелось встречаться с этими гиенами. Поэтому он просто проехал мимо обалдевшей толпы, доставая мобильник.

«Пусть со всем этим разбирается Роб, а кстати где этот сукин сын?!» — размышлял мужчина, пока не услышал в телефоне голос своего агента;

— О, Маркус, я везде тебя… — начал было он, но Маркус грубо перебил его:

— Роб, что за херня, происходит возле моего отеля?

— Маркус, не горячись, я договорился с ними, потому что ты хотел быстрее со всем этим закончить и уехать отдыхать с Лорен-торопливо объяснил Роб Магвайер. Он был агентом футболиста уже десять лет и, хотя и был с ним в хороших отношениях, все же немного побаивался его. Это для публики он был простым парнем-золотым мальчиком, как многие его называли. Но Роб, как никто другой знал, что под этой шелухой кроется властный, хитрый и сильный зверь. И сейчас он в ярости. А это очень, очень плохо.

— Послушай Робби! — послышался в трубке вкрадчивый голос. — Ты отличный агент, но еще одно такое самодурство и тебе придется искать работу! Так, что разбирайся с этим дерьмом пока я завтракаю! Через полтора часа, чтоб у отеля никого не было, иначе я найду тебе замену!

Магвайер судорожно втянул воздух, услышав гудки. «Ох, черт, эта была идиотская идея!!! Теперь придется расхлебывать ее последствия, а на это всего девяносто минут! Черт! Беркет ведь выгонит и глазом не моргнет, если не успею!» Роб точно знал, что останется без работы, если не сделает все в срок. Такой уж человек был Маркус Беркет — ошибок он не терпел!

Глава 2

— Анюта! Золотце, здравствуй! С Днем Рождения тебя, родная! — голос был наполнен лаской и любовью. От чего у молодой девушки, идущей по аллее, навернулись слезы;

— Ох, бабушка! Спасибо тебе дорогая! Ну, зачем же ты так рано встала?! — с благодарностью и упреком ответила девушка.

— Ну как же зачем!!! Я еще не совсем старая, чтобы не вспомнить, что у моей единственной внучки день рождения и что в шесть утра она возвращается с суток! А потом я тебе бы позвонила, а ты спишь или в университете уже! Да и я все равно уже не сплю. — Возмущенно сказала женщина.

— И все же, не стоило деньги тратить! Как у тебя дела бабуль, ты прости, что я тебе неделю не звонила! Просто мне зарплату задержали, и пришлось сократить свои расходы! Но ты не волнуйся все уже нормально! Как ты, лучше расскажи?! — сообщила Анюта как можно весело, но поскольку лгать она не умела, то Маргарита Петровна поняла, что внучке эта задержка очень усложнила и без того нелегкую жизнь. «Не волноваться просит, глупая, волноваться перестану, когда ты на ногах будешь крепко стоять или когда встретишь того, кто будет тебя держать крепко, если ноги не смогут». Но вслух успокоила и без того уставшую девушку, она знала, что Нюра, как любила она ее звать, слишком добра и участлива, а потому ни к чему ей лишние хлопоты о бабкиных переживания:

— Ну, замечательно, что все нормально! У меня тоже все хорошо, новый класс не дает мне скучать, очень активные ребята, но я рада!

— Надеюсь, ты с ними не переутомляешься?

— Нет родная, с ними я молодею — усмехнулась женщина-Нюра, я тебе на карту немного денег перечислила на подарочек. Купи себе что-нибудь, — осторожно попросила Маргарита Петровна, она знала, как девушка отреагирует на это предложения, но приготовилась стоять на своем до конца!

— Бабушка! Я же говорила тебе по этому поводу! — с негодованием воскликнула Анна. — Не нужно было, а сама что теперь, экономить будешь каждую копейку?!! Спасибо, но я отошлю обратно. Это ни к чему! Ты позвонила — это замечательный подарок! Большего мне не нужно!!!

«Да не нужно» — подумала Маргарита Петровна. Она знала, что внучка была довольна каждой прожитой минутой, была рада каждому человеку и ценила отношения и добрые слова выше материальных вещей. Она была прекрасным, милым и добрым человеком, несмотря на пережитый ужас, а возможно и благодаря ему. Скорби по-разному влияют на человека, иногда они его ожесточают, а иногда заставляют ценить жизнь, ценить людей и все, что нас окружает. Но если бы встал выбор, то Маргарита Петровна, отдала бы все, чтобы пережитый кошмар обошел Анну стороной. Ибо слишком высока, оказалась плата за замечательный характер и сердце!!

— Бабушка, ты меня слышала? — оторвала ее от мыслей внучка.

— Да дорогая, прости, я задумалась! Ты у меня ангел! — примирительно ответила она. — Но если я решила, значит, ты примешь подарок и засунешь свои возражения куда подальше, поняла?! — шутливо закончила женщина, и услышала звонкий смех Ани.

— Хорошо Маргарита Петровна, но с условием, что и вы на свой день рожденья засовываете свои возражения подальше!!

— Уговорила! У тебя точно все хорошо Нюрочка? — спросила Маргарита Петровна, хотя знала, что Нюра не будет ее беспокоить только, если случится уж совсем что-то из ряда вон. Они доверяли друг другу, но Нюра старалась не волновать бабушку по пустякам.

— Все хорошо бабуль! У меня все автоматы, поэтому через неделю возьму полную ставку на работе. И думаю, что в конце лета смогу приехать домой — радостно сообщила девушка.

— Ах, Нюра, как я рада-то. Ой, дай Бог! Я так давно тебя не видела! Приезжай, отдохнешь, наконец, отоспишься, покушаешь хоть как следует, а то совсем там наверно кожи да кости одни! Ну, все ты меня осчастливила, я же теперь три месяца порхать буду — не менее радостно ответила женщина.

— Я тоже бабуль! Мне так одиноко без тебя! Жду конца лета с нетерпением! Ох, что-то мы с тобой заболтались, столько денег наверно проговорили!! Все надо прощаться! Спасибо бабушка за поздравления и подарок! Целую тебя, обнимаю крепко и люблю безмерно, береги себя — прощалась девушка со слезами

— И я тебя Нюра! До свидания! — ответила так же бабушка.

Когда девушка услышала гудки, из ее глаз полились слезы. Ей действительно было одиноко в огромной Москве. Конечно, у нее были подруги, но все же бабушка была самым родным и любимым человеком. В этом мире они были самыми близкими людьми друг другу. Она заменила Анюте родителей!

Мать ее, несмотря на строгое воспитание Маргариты Петровны, выросла особой ветреной и дерзкой. В семнадцать лет уехала из дома с желторотым юнцом, который гостил у тетки в деревне, и от него же забеременела Нюрой. Неизвестно, на что надеялась легкомысленная девушка, совершив побег и поселившись у молодого человека в городе, но мечтам и надеждам ее не суждено было сбыться. Так как в городе на молодого человека родственники оказали отрезвляющие действие, и он понял, что деревенская дурочка да еще с ребенком ему ни к чему. Поэтому уже через полтора месяца девушка оказалась на улице с ребенком под сердцем и с деньгами на его уничтожения. Но здесь проявилось воспитание и заложенные ценности, не позволили девушке сделать аборт. Год она мыкалась, работала, где придется и жила так же, но, в конце концов, такая жизнь ее доконала, и она начала пить. Пойти к матери она не могла и не хотела, вина и гордость не позволяли. Между ними всю жизнь была непреодолимая пропасть и, вообще, это был единственный человек, которому она не смогла бы посмотреть в глаза. Глаза, в которых она зачастую читала боль и разочарование в своей дочери и в себе, что такую воспитала. И это было отвратительно постоянно чувствовать себя недостойной родительской благосклонности. Это очень задевало Наташу. Ведь все вокруг восхищались ее яркой красотой, энергичностью и бойкостью. Все, кроме родной матери, которая видела в ней лишь самовлюбленную пустышку. А потому лучше сдохнуть, чем поехать к матери и показать ей, что она оказалась права. «Ведь только с такими идиотками так обходятся-переспят, а потом выкидывают на помойку! Но ничего Наташа Гончарова всем докажет, что она сильная и умная женщина, мужчины будут ее молить о внимании, женщины завидовать, а мать захлебнется пусть раскаяньем — сука!» Такие мысли посещали молодую женщину по вечерам за бутылкой. Поначалу она работала, пила только по выходным и одна. Но спустя три года все это переросло в ежедневные пьянки! Работала Наташа теперь только ночью на кровати, чему способствовала ее уже изрядно потрепанная красота. Дочь же росла как сорняк в огороде, видя как ее мать опускается, с каждым днем, все ниже на дно. Мать не обращала на нее особого внимания, главное, чтобы не мешалась, когда к матери приходили клиенты и собутыльники. В редкие моменты трезвости Наталья одаривала Аню скупой лаской, хотя чаще девочка терпела побои и упреки матери. Поэтому ребенок старался большую часть дня бродить по улице, навещая своих таких же несчастных друзей — брошенных собак, кошек. Когда мать совсем не просыхала, девочку мучил ужасный голод, что иногда не возможно становилось не о чем думать, кроме еды. Поэтому девочка начала просить еду у прохожих. Это было так страшно и стыдно заговорить с посторонним взрослым хорошо одетым человеком, а особенно попросить о чем-то, поэтому первое время девочка просто ходила вокруг продуктовых магазинов и захлебывалась слюной. Однажды даже решилась украсть булочку. Но уже тогда обостренная совесть не позволила девочке так поступить, несмотря на отсутствие воспитания, Анна четко знала, что хорошо, а что плохо. Но все же голод пересилил все чувства, и девочка протянула руку, плача от стыда и неловкости. Она была похожа на ангела со своими золотистыми волосами, розовыми щечками и огромными небесно-голубыми глазами, в которых затаилась боль никому не нужного ребенка. Поэтому мало кто проходил мимо девочки, так что к вечеру денег в ее маленьком мешочке было достаточно, чтобы купить еды себе и матери, о которой она всегда заботилась и любила. Все-таки, какая бы не была мать, ребенок всегда любит ее. Принося матери еды обычно в ответ получала только вспышку ярости.

— Анька, ты где опять шарилась весь день, сучка! — так начался самый ужасный вечер в жизни маленькой Анюты.

— Мама я поесть тебе принесла! — тихо произнесла девочка, протягивая матери пакет с едой.

— Что, ходишь на жалость давишь всяким уродам, гаденка?! — злобно прошипела пьяная мамаша, отбросив пакет и схватив дочь за волосы.

Аня вскрикнула и закрыла лицо руками, она очень боялась, когда мать была в таком настроении.

— Мама, нет, я просто хотела есть и…   не надо меня бить, пожалуйста мама! — Всхлипывала девочка прерывающимся голоском.

— Пошла быстро отсюда в свой угол, пока я тебя не прибила и не высовывайся! Ко мне сейчас придут, поняла меня? — рявкнула она, толкнув дочь в каморку за ширмой.

Аня знала, что означает это — «Ко мне сейчас придут»! Опять гулянка, драка и разврат! Сбежать бы, но мимо матери прошмыгнуть не удастся! Вскоре раздался громкий стук, и мать пошла открывать дверь в их убогую малосемейку, которую Наталье прикупил какой-то особо щедрый любовник еще во времена ее умеренного пьянства, если можно так сказать. Девочка сидела в углу, рисовала гвоздем по обшарпанному полу, за ширмой шумела пьяная толпа и вульгарная музыка, кто-то приходил, кто-то уходил. Но скоро народу стало мало, звук тише, Анюта уже засыпала, когда услышала жуткие крики своей матери. Девочка так испугалась за мать, что забыла о собственных страхах и бросилась к ней. Увиденное потрясло бы и взрослого, не говоря о ребенке. Мать голая в крови рядом пьяные, разъяренные мужчины насилуют и бьют ее. Девочка в ужасе закричала, мать тоже, а один мужчина, схватив чей-то ремень, начал с остервенением бить девочку и орать, чтоб она убиралась. Боль была дикой, яростно-обжигающей. Мужчина, в каком — то безумии избивал ее. Пока она не провалилась в беспамятство.

На тот момент мать Наташи, которая искала свою дочь семь лет, узнала их адрес. Но по приезду ее встретили три новости: наличие внучки, ее нахождение в больнице, и смерть дочери, которая была убита своими насильниками.

Поэтому проснувшись однажды, Аня обнаружила у себя в палате незнакомую женщину, у нее было приятное и печальное, заплаканное лицо. Девочка прочитала в ее взгляде столько теплоты, что испугалась. Она вообще теперь всего боялась, особенно спать. Ей все время снилась мама в ту ночь. Она тряслась и пугалась, когда люди начинали говорить чуть громче. Женщина ничего не говорила ей в течение месяца просто приезжала каждый день и сидела с ней почти весь день, гладя по голове. Аня постепенно осваивалась, тело заживало от побоев, но она по-прежнему боялась и не говорила. Ближе к выписке она узнала, что приятная женщина ее бабушка Маргарита Петровна и, что теперь, она будет жить с ней. Девочка была и рада и напугана этой новостью, ей очень хотелось увидеть маму, но она, почему-то все не приходила. Известие о ее смерти Аня приняла стойко, но в душе чувствовала какую-то пустоту. Повзрослев, Анюта часто думала о матери — любила ли она ее или просто терпела?! Но тогда горькая чаша страданий девочки была переполнена! Бабушка часто потом говорила, что она обязательно будет счастливой, ибо всю горечь выпила в детстве. Может и так! С бабушкой они стали общаться постепенно — Маргарита Петровна на нее не давила, просто одаривала заботой, лаской, любовь и вниманием, которые разрушили барьер между ними! Девочка ответила женщине своей нерастраченной и чистой любовь, и вскоре они стали друг для друга самыми дорогими людьми.

Аня была полной противоположностью своей матери: добрая, застенчивая, скромная, любознательная. Она была как лучик солнца. Внешне девочка тоже не была похожа на мать, ее нельзя было сравнить с яркой, сексуальной и шикарной розой. Нет. Она была миловидна, нежна и невинна, как полевая ромашка. Вызывая у людей не трепет и восхищение, а умиление. Училась Аня отлично, решив однажды стать врачом. Ей очень хотелось помогать людям и быть полезной в обществе. Поэтому в десятом и одиннадцатом классе она усердно занималась, чтобы поступить в вуз на бюджет, потому что в случае неудачи у нее не будет возможности получить образование. Но возможность появилась, ибо она поступила на бюджет в Академию имени Сеченова в Москве. Девушка была и счастлива, и грустна! Она не хотела уезжать от Маргариты Петровны, а поскольку материальное положение у них плачевное — бабушкина пенсия да зарплата учителя, то на частые встречи рассчитывать не приходится. Но Маргарита Петровна не позволила ей раскисать, пообещав, что они справятся, если будут вести скромный образ жизни. Первые три курса женщина отсылала Анне деньги, потому что учеба отнимала у девушки все время и не позволяла работать. Им пришлось несладко, так как цены в Москве разительно отличались от цен в их глухомани, но, как и предсказывала Маргарита Петровна, они справились. На четвертом курсе Аня устроилась медсестрой в ближайшую к общежитию больницу и перестала брать деньги у бабушки. Первое время она очень уставала, но потом привыкла, и учить успевать, и работать, и спать. В бытовых вопросах ей очень помогали ее подруги, они же соседки по комнате. Дружба у них завязалась с первого курса и укреплялась со временем. Девушки сразу поняли, что для Анны учеба была приоритетом, а потому никто не мешал ей, когда она учила. На различные вечеринки они всегда звали ее с собой, но у Анюты с детства увеселительные мероприятия сопровождающиеся алкоголем вызывали отвращения. Но еще большее отвращение у нее вызывали приставания парней. Даже не отвращение, а ужас! Поэтому она старалась такие мероприятия не посещать, единственная вылазка, оставила в ее душе неприятный осадок. Подруги ее понимали и не настаивали, за что она была им благодарна. Бабушка же иногда спрашивала ее о наличие молодого человека, но Аня всегда шутливо отвечала, что еще не встретила свою любовь. Ей не хотелось бередить старую рану у себя и бабушки, объясняя, что она не выносит даже взгляда мужчины, не говоря о прикосновении, а какой мужчина согласится встречаться с девушкой и только говорить с ней?! Никакой! Поэтому общение с представителями противоположного пола девушка старалась сокращать до минимума, чтобы лишний раз не чувствовать себя ущербной. Всю себя она отдавала учебе. Оставался последний год, а там возможно, она займется этой психологической проблемой. Так размышляла девушка, сидя на лавочке перед общежитием. После разговора с бабушкой ее захлестнули воспоминания и боль, поэтому идти в комнату спать не стоило и пытаться, все равно ничего не выйдет. Она очнулась только, когда народ стал выходить из общежития на учебу, удивленно на нее косясь. Неловко улыбаясь знакомым, она поспешила к себе собираться на занятия.

Глава 3

Лорен Мейсон почти заснула, когда ее шофер объявил, что они уже подъехали к отелю. Согнав остаткисна и усталость с лица, девушка привела себя в порядок и с ослепительной улыбкой вышла из машины.

Она умела быть очаровательной и неповторимой, публика ее любила, а она любила это всеобщее обожание, восхищение и преклонение. К этому она привыкла с детства. Единственная дочь одного из богатейших людей Америки, она всегда была в центре внимания. В детстве это давалось само собой, повзрослев, Лорен стала звездой шоу-бизнеса, конечно, отец сыграл в этом немалую роль, но все же никто не спорил, что голос у нее изумительный! Когда Лорен пела, мурашки бежали по коже. Она обожала петь — это дарило ей неповторимые, сильные эмоции, которых ей до недавнего времени так не хватало, но ее никогда это не огорчало.

Девушка всегда знала, чего хочет от жизни и всегда это получала! Душевность и меланхоличность были ей не Свойственны! Несвойственны по характеру, но все же свое женское начало невозможно было заглушить, а с недавних пор оно не переставало о себе заявлять! Виной же этой чрезмерной женственной чувствительности был мужчина! Раньше мужчины, их восторг и преклонение были лишь еще одним доказательством ее неотразимости.

Но то было раньше. Теперь все изменилось чуть ли не в обратную сторону, хотя она всеми силами пыталась это скрывать, сначала от самой себя, не веря, обращая все просто в великолепный секс и интерес как к человеку, но интерес усиливался и становился уже потребностью не только в теле и собеседнике! Ей стал стал необходим этот мужчина весь, со всеми его достоинствами и недостатками! Лорен поняла- бессмысленно далее утверждать, что все это ничего не значит, она привыкла быть честной с самой собой. А ее состояние кричало о том, что теперь жить, как раньше, она не может, так как ее мысли были заняты не собой — любимой, а другим человеком! Что это значило? Лорен боялась ответа на сей вопрос, ибо он напрочь перечеркивал ее прежнюю жизнь! Ответ был прост! Всего одно слово! Но это слово лишало свободы, разума и покоя. Хотя, что слово, если чувство скрывающиеся под ним охватило все ее существо. И имя ему было любовь. Конечно, любовь Лорен носила отпечаток ее натуры, а потому была эгоистичной и очень болезненной, так как слишком непросто было такой гордой и шикарной женщине любить мужчину, не испытывающего и половину тех чувств. И она знала об этом, несмотря на то, что он выделил ее среди других. Но это знание сводило ее с ума и еще больше разжигало ее, если не сказать, что явилось причиной ее дикого чувства. Лорен понимала, что наконец встретила достойного, не то, что не уступающего

, а во многом превосходящего ее мужчину! И она не за что просто так не собиралась его отпускать! Она знала, чего хочет-она хочет его и она его получит любыми способами, даже если придется на многое закрывать глаза! Что она и делала сейчас, сидя после душа в своем люксе, девушка со сдерживаемой яростью сжимала журнал с обложки, которого ей улыбался предмет ее желаний и чувств, с заголовком:

«Да, женщины меня очень любят и я их тоже, но сильнее я люблю футбол. Если бы он был девушкой, то я бы непременно женился!»

Лорен с остервенением листала журнал, пока не нашла нужную страницу и не начала читать интервью.

«Сегодня мы берем интервью у лучшего бомбардира в мире, кумира всех мальчишек и юношей, мужчин, и конечно же любимца женщин- Маркуса Беркета! Я сижу за столиком в ожидании, нет, Маркус не опаздывает, просто наша команда от волнения(мужчины от того, что увидят своего любимого игрока, а мы, женщины, от встречи с одним из сексуальнейших мужчин) приехала раньше. Когда в фешенебельном ресторане смолкли голоса, мы поняли, что прибыл наш гость. Как всегда неотразим, пунктуален, с гостями ресторана очень вежлив- отвечает на вопросы, улыбается! На пути к нам его атаковал мальчишка лет одиннадцати, Маркус с ним оживленно разговаривает, дает автограф, и потрепав по голове, движется к нам. Само обаяния никакой напыщенности, за это мы его и любим!»

— Да уж золотой мальчик обаятелен, но не так прост как вам всем кажется! — усмехнулась Лора, не переставая читать:

«Он заказывает апельсиновый сок и мы начинаем беседу после того, как Маркус поболтал с нашими ребятами, а я (и наверно не только я)привела в порядок свой пульс!

— Маркус, как это — в третий раз подряд становится лучшим игроком?

— „Становится“ лучшим — это не самое сложное! Сложность заключается в том, чтобы удерживать звание! Поэтому в третий раз это сложно!

— В чем именно заключается сложность?

— В самой обычной вещи! Представьте, что вы долго работали, чтобы достигнуть какой то цели! Достигли, что потом вы будете делать?

— Наверно, отдыхать?

— Верно! А в этом и есть вся загвоздка- расслабляться нельзя, особенно в футболе, иначе ты потеряешь свой статус!

— Хочешь сказать, ты совсем не отдыхаешь?!

— Нет, отдых это совершенно другое, а я говорю про настрой! Нельзя чувствовать, что вот он предел и можно дать себе спуск-это ошибка! Человек должен над собой работать даже когда он лучший! Успех вещь преходящая и уходящая, но можно ее задерживать, если не слишком задирать нос!

— А ты не задираешь?

— Ты из меня хочешь прям Христа сделать! Я тоже не без греха, как говорится, и иногда замечаю за собой признаки звездной лихорадки, но стараюсь себя тормозить! Не уверен хорошо ли получается, но я стараюсь!

Мы все смеемся.

— Маркус, ты мечта огромного количества девушек! И тебя часто видят с разными представительницами прекрасного пола, но как насчет серьезного шага?

— Да, женщины меня очень любят и я их тоже, но сильнее я люблю футбол. Если бы он был девушкой, то я бы непременно женился!

— А как насчет твоих отношений с Лорой Мейсон, как ты к ней относишься? Многие считают, что вы потрясающая пара и очень подходите друг другу! Ходят слухи, что намечается важное событие в вашей жизни?!

— Да? Ну, возможно совместный отдых на Бали и есть важное событие! А Лорен шикарная женщина, достойная если не лучшего, то одного из лучших!»

— Что?! — вскричала Лорен. — Сукин ты сын, я достойна только лучшего, а не одного из них! И ты будешь моим, будь я проклята ублюдок!

Она была в таком бешенстве, что вошедшая через полчаса горничная обнаружила номер его в руинах! Девушка с шоком взирала на открывшуюся картину, но резкий окрик вывел ее из ступора.

— Что встала, как истукан! Убирай тут быстрее! Я буду в ванной, меня не беспокоить!

Девушка только кивнула вслед удаляющейся блондинки.

Лорен нужно было срочно успокоится, пока она не наделала глупостей- руки так и чесались, позвонить Маркусу и послать его царственную персону к чертям! Но она понимала, что если даст выход своей гордости и эмоциям, то потеряет его, а это будет подобно смерти!

«Боже, ну, почему он? Почему не очередной мой поклонник! Почему, твою мать?» — рыдала в бессильной ярости девушка, заставляя себя прогибаться и подстраиваться, понимая, что лучше пусть такая ломка с ним, чем гнетущая пустота и боль без него!

Наполнив ванну водой и добавив масло с лаванды, Лорен налила себе бокал вина и начала постепенно успокаиваться и приобретать ясность мыслей. Через час разморенная горячей водой и вином она совершенно успокоилась и позвонила причине своих проблем.

Маркус Беркет заканчивал ужин, когда зазвонил его мобильный. Мужчина был готов утопится или утопить своего агента, если бы это оказался он. За последнюю неделю Маркус так устал от всей суеты-журналистов, съемок, переговоров. Поэтому спокойный ужин был необыкновенным подарком, который кто-то пытался испортить. Маркус был удивлен и заинтригован, когда на дисплеи высветилось имя Лорен Мейсон. Но взяв трубку, скрыл эмоции за непринужденным тоном.

— Лорен! Привет детка! В чем дело? — спросил он по-английски, которым владел в совершенстве, хоть акцент и выдавал его португальские корни, но все считали его очаровательной изюминкой, в том числе и Лорен.

— Маркус ты как обычно- прямолинеен! — услышал он грудной смех Лорен. — А дело лишь в том, что я с этими гастролями так истосковалась по нормальному собеседнику, что чувствую себя неандертальцем! У тебя есть время поболтать? — любезно поинтересовалась девушка.

Маркус усмехнулся: «Тактичная, хитренькая сучка!» Но это были незлые мысли, ему нравилась Лорен Мейсон, он уважал ее напористость, целеустремленность, прямоту и гордость. Пантера не иначе, как звали в обществе Лорен. Только он давно заметил, что с ним она становилась покладистой кошечкой. Такой предупредительной и даже ненавязчивой. Он мысленно аплодировал ей, но никогда не обольщался на сей счет! Знал, что как только сия мисс получит его колечко, то сразу же покажет коготки. Да, женщиной она была потрясающей — красива, талантлива, богата, умна, сильная личность. Но ему чего то в ней все время не хватало. Он не был романтиком, но все же запомнил какой была его семья, когда был жив отец. Запомнил тепло, поддержку, любовь. Он точно знал, что женись он на Лорен, то получил бы женщину под стать себе! Это был бы крепкий, взаимовыгодный союз! Союз, но не семья! Возможно, только простым людям доступно эдакое семейное счастье с любовью и теплом, а элита обязана заключать браки по чистому расчету?! Рассуждать так конечно цинично, но правдиво, хотя бывали и исключения, Маркус очень хотел стать одним из них, а потому связывать себя выгодным браком не спешил. Но и отношения с мисс Пантерой не прекращал, все — таки она была уникальной девушкой, ему было с ней интересно и не обременительно, а так же его забавляла ее охота на него. Возможно, он на ней и женится когда-нибудь! Но почему то ему даже страшно стало от этой мысли и весело одновременно!

Да и потом, что это его так занесло с мыслями ему всего двадцать восемь успеет еще! В этот же момент он вспомнил про Лорен, которая ждала его ответа. Маркус усмехнулся и ответил.

— Я сам тут в такой суете, что рад любому кто не является журналистом и уж тем более агентом! Честно говоря, я бы с удовольствием сбежал, чтобы немного передохнуть!

— О, как я тебе понимаю! А до нашего отдыха еще три недели! И наверняка нас и там не оставятв покое! Знаешь, у меня сейчас в голове проскочила бредовая идея! — с воодушевлением сказала девушка.

— Ну, выкладывай! — со смехом ответил Маркус. Он настолько устал от окружающей его шумихи, что был готов на любые авантюры лишь бы вырваться ненадолго из ада под названием — жизнь известного футболиста! Конечно, можно было поехать к матери, но там бы он вряд ли отдохнул. А девушка меж тем продолжала:

— Через десять дней я лечу с гастролями в Россию и я подумала, что мы могли бы полететь туда вместе! Точнее я могла бы купить тебе билет в Москву с открытой датой и ты бы присоединился ко мне. Ты нигде не засветишься, особенно, если дашь пару тысяч сотрудникам авиакомпании, ну, прикроешь лицо, чтобы наверняка и побег удался! В России никто и не подумает тебя искать! Зарегистрирую тебя на имя своего шофера в скромном отели, и ты передохнешь, даже почувствуешь себя простым человеком! Ну как? Только не смейся!

Маркус подумал, что идея- чистейшей воды безумие, но почему то ему захотелось пустится в эту бредовую авантюру. Это было неплохим разнообразием в повседневной скукоте. Поэтому он решил согласиться:

— А знаешь, почему бы и нет?! Бери билет, машину в прокате на имя своего шофера только какую-нибудь среднестатистическую и лучше сними мне квартиру на месяц, а не номер-в отели слишком много любопытных! Да и потом, я ведь хочу окунуться в жизнь обычного парня! Так что квартира будет в самый раз. Я две недели подурачусь, а ты как раз закончишь с гастролями и отправимся на Бали! У меня только один вопрос-какую выгоду получает наша кошечка от всей этой затеи?

Лорен хитро засмеялась и ответила:

— Ну, возможно, кошечка хочет иногда забегать в квартирку к одному простому парню! Ей бы тоже не помешало сменить круг. У нее еще никогда не было в любовниках обычных парней!

Маркуса почему то от этой фразы передернуло, вот и еще одна причина его нежелания женится на ней! Наверно, он старомоден, но его тошнило от женщин общего пользования! Даже пусть женщина сама выбирает себе любовников! Какая разница? Он имея такой статус, не хотел брать в жены б/у товар. Но в высшем кругу почти все женщины были именно такие. Черт, да что это с ним сегодня?! Какое ему дело до целомудренности этих великосветских шлюх? Тем более, что секс с Лорен его вполне устраивал и он не имел ничего против ее визитов. Маркус даже поразился собственным мыслям. Хотя тут же цинично решил, что все эти девицы заслуживают именно такого отношения, потому что нет у них не чести, ни гордости! И Лорен с этой стороны ничем от них не отличается! Ах, нет, она метит выше всех, значит падать будет ей больнее! Ну, какова сука! Да ладно, пока она его устраивала, а остальное не его забота! Если она хочет унижаться и идти на поводу-да пожалуйста! К этому Маркус давно привык, и как бы Лорен не скрывала за холодностью и вежливостью свое отношение, он видел ее как на ладони, знал — как ей тяжело, но ему было решительно все равно! Маркус изучал ее душу, наблюдая за ее внутренней борьбой, как ученый бестрастно наблюдает за диковинным существом, ставя свой эксперимент и ожидая результатов. Так и он ждал, что же победит в Пантере — человеческая гордость или инстинкт охотницы?! На что она готова для достижения своей цели? В слух же вкрадчиво ответил, растягивая слова:

— Думаю, обычному парню это бы понравилось! — а затем серьезно добавил-Детка, спасибо! Ты просто спасла меня от самоубийства!

— Ха-ха, не смеши Маркус, ты бы и сам выкрутился! Я дам тебе знать, как все будет готово, продержись еще недельку! Целую тебя дорогой!

— Adeus, Лори! Буду ждать твоего звонка! — Маркус закончил разговор в прекрасном расположении духа. Он давно уже не делал ничего сумасшедшего, и в нем проснулся маленький мальчишка, которому очень захотелось побалдеть. Только через полторы недели в круговороте дел Маркус совершенно забыл об этой авантюре, но звонок Лорен напомнил ему о сей забаве, к которой, надо сказать, его уже не особо тянуло и он хотел отказаться, но в последнюю секунду что — то не дало ему этого сделать. Это «что-то» занимало его мысли, когда он летел в Москву, но ни к чему конкретному он так и не пришел. В аэропорту его встретил какой- то человек, отдал ему доверенность и ключи от машины и квартиры с адресом. Выйдя из аэропорта, Маркус натянул капюшон темно-синей Найковской толстовки и авиаторы. Мужчина постарался одеться как можно более неприметно-кремовые брюки от Армани, белые кеды- Найк и бело-синяя футболка. Одежда была простой, неброской, но со вкусом, иначе он не умел. Из него получился обычный парень с неплохим достатком. На парковки он улыбнулся, когда увидел ауди Q7.Никаких предпочтений к выбору автомобиля Маркус не указывал, но похоже, Лорен знала, что ауди ему придется по вкусу. Конечно, данная машина для него была простовата, но все же Маркус понимал, что она из разряда чуть выше среднестатистических. А впрочем, какая разница?! значит, он будет человеком из класса чуть выше. Почему нет?! Довольный и в то же время уставший Маркус забил в GPRS адрес квартиры и поехал по указанному маршруту.

Глава 4

Утро субботы в общежитие студентов-медиков ничем не отличалось от обычного утра выходного дня в любом другом общежитие. Тот же дикий шум и гам! Повсюду были слышны разговоры, смех, беготня и музыка. Отличие медиков было в том, что шумели они в выходные сильнее всех так как в будние дни все усердно учили, соблюдая тишину и производя впечатление интеллигентных, воспитанных молодых людей, но с их университетом иначе нельзя было! Только вот с вечера пятницы весь покой куда то испарялся, а вчерашние ботаники превращались в отъявленных и безбашенных сорви-голов, выплескивая всю дурную энергию и делая общежитие жужжащим ульем. Тем, кто хотел поучить или просто побыть в спокойной обстановке на выходные дни в общежитие делать было нечего. Такие ребята обычно уезжали домой или к знакомым. Ну, а тем кому некуда было деваться, приходилось терпеть весь этот хаос. Но в пятьдесят восьмой комнате спящей девушке было абсолютно все равно до окружающей какофонии — после двух ночных смен на работе, даже начавшаяся война, вряд ли бы сейчас разбудила ее. Подруги, они же соседки по комнате, тихонечко собирались и уходили, чтобы дать приятельнице выспаться. А на тех кто осмеливался заглянуть в комнату они злобно шипели.

Примерно через час в комнате осталась только спящая девушка, у которой под подушкой настойчиво трезвонил телефон.

Аня спросонья не сразу поняла, что это гудит. Может будильник, но сегодня же выходной или нет?! От этой мысли девушка окончательно проснулась и вытащила свой надоедливый телефон из — под подушки. Звонила ее коллега, которая с недавних пор стала ей вторым родным человеком в этом мире.

Встретились они странным образом и при очень неприятных обстоятельствах два года назад. Был декабрь, Аня возвращалась под утро с работы. Шла она очень быстро, так как мороз стоял крепкий. А вот на противоположной стороне аллеи молодая женщина никуда не торопилась — задумчиво сидела на заледенелой лавки, уставившись невидимым взглядом в одну точку. Аня поначалу проскочила мимо неё, но спустя минуту сообразила, что все это довольно странно и женщина кажется не совсем в здравом рассудке. Не долго думая, Аня подошла к девушке;

— У вас все в порядке? — обеспокоенно спросила она! Девушка даже не посмотрев на неё, кивнула головой. Конечно, можно было идти дальше — ведь она подошла, спросила, в общем свой долг, как медработника да и просто гражданский выполнила! Но Аня так не могла — совесть не позволяла ей идти дальше, хоть и очень хотелось спать.

— Послушайте, я не могу вас так оставить! Кажется вы не совсем в норме, и погода сейчас не лучшая для прогулок. Так что вставайте, я вас провожу куда скажите!

Девушка удивленно на неё взглянула заплаканными глазами и опять покачала головой. Аня была потрясена, когда увидела лицо, которое девушка спрятала в капюшоне норкового манто. Это было лицо очень красивой, очень состоятельной и довольно молодой женщины, может, совсем на чуть-чуть старше самой Ани. У девушки была разбита губа и на скуле алел кровоподтек, кожа была очень бледной от переохлаждения. Поняв, что в таком состоянии девушка ничего не скажет, Аня решила просто действовать.

Подхватив девушку за талию, Аня повела ее в ближайшую гостиницу, где сняла дешёвый номер. Девушка же будучи в обморочном состоянии не возражала. В номере Аня напоила свою подопечную горячим чаем и укутала в тёплое одеяло, чтобы та пришла в себя после холода. Разговор у них произошёл только на вторые сутки. Аня все это время не отходила от девушки, пропустив учёбу и взяв отгул на работе. Придя с общежития, куда ходила за деньгами, Аня встретила девушку, выходящей из душа;

— Привет! — неловко улыбнулась Аня ей. — Может, познакомимся?

Лицо девушки озарила шикарная улыбка и она согласно кивнула.

Познакомились, разговорились, проплакали всю ночь.

История у Оксаны оказалась для Москвы типичной — провинциальная девочка была поражена блеском столицы и захотела красивой и лёгкой жизни, в общем, извечная героиня Ирины Муравьёвой из фильма «Москва слезам не верит»! Оксана приехала в Москву учится, но ничего не получилось и она пошла работать. Вскоре встретила состоятельного мужчину, влюбилась в него как дура, а он женат оказался. Но делать нечего любит — верит его басням, что однажды он уйдет от жены! За четыре года Оксана из простой провинциальной девочки превратилась в шикарную женщину с квартирой, машиной и женатым любовником, который обеспечил ей такую жизнь и от которого она полностью зависела так как давно бросила работу и от нечего делать поступила в университет на заочное отделение. Надо сказать, что Оксана прекрасно жила пока не решила навестить жену своего благодетеля. Навестила! Вот и результат-любовник так разозлился, что вышвырнул ее из квартиры без денег и ещё ударил пару раз в запале.

Но весь кошмар заключался в том, что Оксана этого урода оказывается любила, от того и переживала сильно. Правда положение дел не оставляло времени для переживаний о чувствах, надо было подумать о хлебе насущном и крыше над головой.

В этом ей опять помогла Анюта — помогла с работой и жильем. У Оксаны подруг не было так как у слишком красивых девушек их не бывает, но Аня была как ангел-хранитель для неё, она полюбила ее всем своим глупым сердцем, как родную сестру. За два года они стали неразлучны, узнали друг о друге все, понимали без слов и поддерживали.

Оксана прибывала в ужасе от детства подруги, но от того ещё сильнее восхищалась ею. Нюсь часто говорила она ей: «Вот цены тебе нет! Я вообще поражаюсь, что ты здесь — в этой убогости делаешь, ты должна где-нибудь в Раю порхать, а если уж на земле, то только в самом лучшем месте и с самым лучшим мужиком! Такая красавица да ещё золото, а не человек — это вообще феномен природы!»

Аня лишь отмахивалась со смехом от ее бредовых рассуждений.

«Ещё одна такая бредня и я развею миф о моей ангельской душе!»

Спустя год жизнь у Оксаны наладилась- работа была скромная, учёбу она не бросала, появилась подруга, а вскоре и мужчина. За которого девушка вскоре должна была выйти замуж и с которым сегодняшним утром она вернулась от своих родителей. Чем и спешила обрадовать подругу, хоть и зная, что та спит после работы!

У Ани же пропала злость от постоянного недосыпания, когда она услышала счастливый голос подруги;

— Нюська, привет любимка! Ну, прости меня! Я просто уже устала ждать, мы ведь приехали ещё в девять утра, а время уже два час! С прошедшим тебя родная! — тараторила Оксана.

— Привет козень! — засмеялась Аня-Спасибо, но ты же мне тысячу смс отправила!

— И что?! Кстати, я намерена сегодня вытащить тебя из дурдома и отпраздновать твою Днюху! Я ещё не купила тебе подарок и не смотрела себе платье, так что на сегодня много планов, поэтому хватит дрыхнуть! Я за тобой через час заеду, будь готова! Все, жди меня!

Аня не успела ничего возразить, услышав гудки. Она убьет эту сумасшедшую точно! Посмотрев с тоской на кровать, девушка пошла собираться.

Через час девушки во всю обнимались, сидя в машине. А когда первая волна радости схлынула, Оксана завела свой форд и они поехали на Манежную площадь в любимое кафе.

— Ну, как все прошло? — спросила Аня

— Отлично! Родители счастливы, Костя тоже весь цветет! В общем все как, наверное, и должно быть! — . весело ответила Оксана, припарковывая машину к торговому центру.

— А мы зачем сюда приехали? — подозрительно прищурилась Аня.

— Затем, что у моей лучшей подруги был день рождения, а я ей даже ничего не подарила и ещё затем, что раз мы его сегодня празднуем, я хочу, чтобы она выглядела на все сто, а не как бедная студентка! И не надо мне ничего впаривать! В жопу все твои принципы!

Аня от возмущения даже дар речи потеряла — ничего себе заявленьеце! Нет, ну ладно подарок, но одевать ее не надо- это однозначно!

— Сама ты иди туда! — насупилась Аня, над чем Оксана только посмеялась и потащила подругу по торговым рядам.

Шопинг, как не странно, поднял Ане настроение. Радостная, облачённая в модные серые скины и кремовую шёлковую рубаху, Аня отправилась с подругой в их любимое кафе, где они выпили вина и просидели до вечера, болтая о предстоящей свадьбе, о будущем и обо всем о чем болтают молодые девушки.

— Ты что за руль собралась? — удивилась Аня. Сегодня она действительно отправила в энное место свои принципы и выпила два бокала вина, от которых тут же опьянела. Оксану же такое количество алкоголя могло, разве что немного развеселить, поэтому она ответила;

— Я в трезвом состоянии, так что не волнуйся, все будет окей!

А Ане под хмельком было море по колено, поэтому девушки не долго думая, отправились в путь.

Аня сразу заснула — от выпитого вина, усталости и хронического недосыпания. Но и тут ее сон грубо прервали, когда машина резко затормозила и Аня сквозь еще сон услышала ругань Оксаны;

— Б**дь! П***ц! Все влипла!

Аня окончательно проснулась, когда Оксана вышла из машины. Отстегнув ремень безопасности, девушка сонно стала выглядывать из окна. Авария была не особо серьезной, наверно, парочка царапин и может небольшая вмятина, но вот блестящий, как с конвейера вид черной ауди вызывал сомнение, что все решится легко и просто — машина то не из дешевых!

«Вот ведь, в трезвом состоянии она! Да и сама тоже хороша, идиотка!» — сокрушалась девушка, но все мысли прервались, когда из ауди вышел высокий мужчина в очках и с капюшоном на голове, он быстро осмотрел повреждения и направился к Оксане. Походка у мужчины была очень грациозная, несмотря на быстроту движений и очень уверенная. Он начал, что то объяснять, но Оксана лишь качала головой, было видно, что мужчина начинает терять терпение. Аня же наблюдая за происходящим, очень нервничала, ясно, что виноваты они! Но тут к машине подскочила взволнованная подруга;

— Нюська, п**ц, че делать? — истерила Оксана-Он иностранец, я ни хрена не пойму, что он говорит! Бл*ть, вот мне сейчас не хватало только этих проблем!

— Так успокойся! Я с ним поговорю! Он по-английски говорит? — Аня была еще под действием алкоголя от того и не боялась сейчас этого мужика, с царственным видом наблюдающего за ними. Ее почему-то от такого снисходительного наблюдения окатила волна беспричинной злости, и Аня быстро подошла к ее причине.

— Говорите по-английски? — резко поинтересовалась девушка.

Мужчина даже не обратил внимания на ее вопрос, а с насмешкой ответил на чистейшем английском:

— Лучше бы ваша приятельница с собой не переводчика таскала, а шофера!

Аня была шокирована подобным нахальством, адреналин и алкоголь бушевали в ее крови от того она нагло огрызнулась:

— Лучше бы снял свои очки и смотрел на дорогу, солнце уже давно не светит! — она сама была поражена собственной грубостью, но с удовольствием наблюдала, как вытягивается лицо мужчины. Да, пить ей похоже категорически нельзя, но она чувствовала, что причина не только в этом! Этот самоуверенный наглец вызвал в ней какую — то бурю, ей хотелось пробить брешь в его невозмутимом виде. А еще она хотела увидеть лицо скрытое капюшоном и очками, это было какое — то странное желание, ситуация вообще была странная — она остерегающаяся мужчин и избегающая их, вдруг дерзит и скандалит с ярким их представителем! Но сейчас она об этом не хотела задумываться, она просто наслаждалась моментом, а мужчина меж тем раздраженно отвечал:

— Идиоту понятно, что у меня главная дорога! Так что мои очки киска, здесь не причем!

— Возможно идиоту и понятно! — Аня поздно прикусила язык, слова уже вылетели, и она со страхом стала пятиться от разъяренного мужчины, но оказалась зажатой между машиной и ним.

— Девочка, я бы не советовал тебе дерзить мне! Ты ведь не совсем дура?! Понимаешь, что твоя подруга виновата и что эти разговоры ничего не дают, кроме, как усложняют вашу и без того плачевную ситуацию. И кстати, продолжая так же прерывисто и тяжело дышать мне в лицо, будто я тебя трахаю, ты окончательно подтверждаешь мои догадки о вашем не совсем трезвом состоянии. Так что советую тебе детка успокоиться!

Аня нервно сглотнула, зная что мужчина прав. Но в ее голове крутилась только одна фраза-«будто я тебя трахаю», заставляя ее краснеть, бледнеть и вызывая во всем теле какую-то непонятную дрожь. Боже, что это с ней?! Что вообще она делает? Зачем пялится на его четко очерченные губы, которые растягиваются в насмешливой улыбке. Точно, пить ей нельзя! Ей всего лишь нужно было мирно побеседовать с этим смуглым красавчиком то, что мужчина был красив она не сомневалась- даже капюшон и очки этого не скрывали, а она что? Разозлила его и себя поставила в неловкое положение. Но дерзкая девчонка не хотела в ней успокаиваться, напротив совсем осмелев и испытывая от этого какое — то острое чувство возбуждения и страха, Аня приблизила свое лицо к лицу мужчины, хоть и была на пол головы ниже его, ответила;

— Остынь, трахать ты меня будешь, разве что во сне!

Мужчина сначала долго смотрел на нее, будто спрашивая- это она серьезно или пошутила, а потом начал хохотать. Затем снисходительно прошептал;

— Малышка, такие как ты не являются объектами сексуальных фантазий мужчин!

Это было унизительно и обидно, но Аня не подала виду, лишь вздернула голову выше:

— Что ж, значит я могу не беспокоится, что какой-то извращенец вроде тебя мысленно оскверняет мое тело! Думаю, пора вызвать полицию! — спокойно закончила она, пытаясь закрыть щекотливую тему. Из машины на них обеспокоенно и заинтересованно взирала Оксана, ничего не понимая. Мужчина на предложение Ани ничего не ответил и задумался, а потом хитро ухмыльнувшись сказал:

— Я думаю, что полицию нам вызывать обоим не совсем удобно, а вам в особенности- нетрезвое состояние, лишение прав! — не забыл подчеркнуть он и продолжал-У меня же нет времени сидеть их дожидаться! Так что есть предложение, конечно, если тебе не наплевать на свою подругу и свое время!

Ей было не наплевать, но и иметь дело с этим ненормальным она тоже не хотела или хотела, но боялась, что было еще пугающе. Мужчина вызывал в ней бурю противоречивых эмоций-интерес, злость, раздражения, возбуждение, притягивал и отталкивал одновременно.

Она боялась этого самоуверенного мужика, своего непонятного возбуждения и притяжения. С ней такое впервые! Но все когда то бывает в первый раз! Поэтому успокоившись, она хрипло спросила:

— Что за предложение?

— Ничего особенного- просто побудешь моим гидом, пока я не освоюсь в Москве! — он говорил спокойно, по-деловому, но в его голосе был вызов, как будто он знал, какая борьба идет внутри нее. Она очень хотела помочь подруге, зная, накануне свадьбы эти проблемы ни к чему, но разум и еще какое — то шестое чувство кричали, что пусть все решается, как должно в таких случаях, только вдруг проснувшийся в ней дерзкий голосок нашептывал-«попробуй». И сама не понимая, что делает, Аня медленно облизнула свои пухлые губы и выдохнула:

— Хорошо!

Мужчина прерывисто вздохнул и хрипло сказал:

— Садись в машину!

Аня сначала не поняла, что ему нужно, но когда смысл слов дошел до нее, она возмутилась:

— Что? Что это значит? В какую еще машину!

Мужчина уже направился к ауди, но обернулся и как дурочке пояснил;

— Детка, мы кажется, договорились?! Мне нужно попасть в мою квартиру, но я уже полтора часа плутаю в поисках, так что садись — будешь говорить куда ехать!

Аня не ожидала такого, она вообще не понимала, как и зачем согласилась! Это сегодня она такая смелая, но что будет завтра, когда алкоголь и адреналин выйдет из крови, как она посмотрит на этого мужчину, как будет находиться рядом с ним, если вообще будет! И что вообще будет?! О, Господи, она идиотка, что она делает? Ведь она его даже не знает! Все ее знание о нем сводилось к пониманию, что мужчина опасен! Он притягивал ее, как огонь мотылька! Конечно, с его стороны это просто шутка такая! Но это ему весело, а для нее это серьезное испытание.

«Боже, ну сколько можно быть рассудительной и осторожной!» — снова зашептал назойливый голосок. И поддавшись ему, Аня сказала:

— Мне нужно поговорить с подругой!

— Окей! — пожал плечами мужчина и сел в машину.

Аня же не знала как сказать все подруге, поэтому когда подошла, долго не могла начать, а когда рассказала, утаив все же некоторые детали, то услышала возмущенные вопли Оксаны:

— Нюсь, ты совсем из ума выжила! Нет, будешь еще мои проблемы решать!

Но Аня прервала ее, как ей не было стыдно, но она призналась:

— Дело не только в тебе!

Оксана ошарашенно смотрела на нее:

— Ань, что это вообще значит?! Это че за прикол такой? Ты же его знать не знаешь! Да может он маньяк! — говоря это, Оксана понимала, что несет чушь- такой мужик скорее сам от баб отбивается. Но беспокойство за подругу не давало ей покоя- что это с ее Нюркой?! Взять и просто поехать с каким — то мужиком на ночь глядя, да она что рехнулась?! Пусть он хоть какой Аполлон, но ведь это мужик, еще и незнакомый! Но Аня твердо отвечала:

— Уверенна, что ничего со мной не случится! Просто чувствую! Я хочу! Надоело Оксан, бояться! Хочу хоть раз просто не думать на триста рядов!

Оксана замолчала, она понимала, что Аня все уже решила! Да и действительно — пусть попробует, может что получится. Надо же с чего то начинать, хотя бы с общения. Оксана кивнула головой:

— Я позвоню тебе через час!

— Хорошо! Ты доберешься или такси вызвать, как себя чувствуешь? — обеспокоенно спросила Аня, отходя от машины.

— О, после таких качелей я протрезвела! — хохотнула Оксана, выруливая на дорогу.

Аня же глубоко вздохнув, направилась к черной ауди. У нее было странное чувство, что после того как за ней закроется черная дверца машины, жизнь круто изменится и невозможно будет ничего вернуть! Но она заглушила в себе все сомнения и села на переднее сидение автомобиля. Мужчина сняв очки, обжег ее взглядом черных глаз и сверкнув белозубой улыбкой в темноте салона, представился:

— Марк!

Девушка перестала дышать, взглянув ему в глаза и тихо ответила:

— Аня!

В ответ услышала такое многозначительное:

— Ну, поехали Аня?!

— Да… — прошептала сама себе девушка.

Глава 5

Черная «ауди» неслась со стремительной скоростью по ночной Москве, также стремительно проносились мысли в голове ее водителя, настроение которого оставляло желать лучшего!

Он был зол? Да! Раздосован? Определенно! Удивлен? Очень! А также он никак не мог понять — на кой черт ему сдалась эта замухрышка!

Сложившаяся ситуация ужасно раздражала! Маркус привык держать все под контролем, но сегодня кто-то свыше будто насмехался над ним- начиная с поисков квартиры. Как можно заблудится, имея GPRS?! Оказывается можно и очень даже! И когда он уже отчаялся что — либо найти и собирался звонить Лорен, кто-то впечатался в его новенькую машину! Злой, уставший и раздраженный, он был настроен начистить фейс идиоту-водителю, но и тут его ждал очередной облом — из форда выскочила истеричная блондинка! Нет, однозначно, женщина и автомобиль-это самый кошмарный тандем в любом уголке мира! Пришлось взять себя в руки и терпеливо попытаться что — то разъяснить, но блондинка ничего не понимала, а только истерила, чем очень его позабавила. Женщины везде одинаковы, не нужно даже знать языка, чтобы понять ее, все написано на лице! И кстати, лицо довольно приятное!

Но эта мысль как то долго не задержалась, но вот что его беспокоило, так это полиция! Она ему сейчас совсем не нужна, иначе весь отдых можно послать к чертям, а поскольку делать он этого не собирался-слишком много сил и времени потрачено на данную авантюру, значит надо как-то выпутываться! Пока он над этим размышлял из машины вылезла еще одна девушка! Даже не девушка, а девчонка! Высокая, худенькая как подросток, лицо совсем детское!

Он бы наверно и забыл про нее в ту же минуту, если бы она не заговорила с ним да еще так резко! Чем сразу же вызвала желание — поставить ее на место, но Маркус повел себя с ней снисходительно. Девчонка же между тем дерзила, чем сорвала с него маску небрежности и спокойствия! Темперамент у него был все-таки португальский! Но даже раньше он никогда не был груб с женщинами, возможно, прямолинеен, где-то жесток, но никогда дело не доходило до того, что он получал удовольствие от смущения девушки. Он и сам не понял, в какой момент заметил в девчонке девушку, но это произошло! И Маркус увидел нежный овал лица, сочные губы, которые она прикусывала от негодования, голубые озера ее глаз, горящие праведным гневом, роскошную копну золотистых волос. А особенно потрясающим зрелищем были алые щечки, после того, как он заметил ей в каких случаях она могла бы так прерывисто дышать, обдавая его запахом алкоголя. Это был путь к спасению, ибо он понимал, что обе девушки находятся в одинаковом состоянии, но он почему-то не спешил заканчивать.

Это «почему-то» разрывало его усталый мозг! Девчонка заинтересовала его? Однозначно! Дело было определенно не в ее внешности, которую можно было назвать разве что хорошенькой. Красотой Маркус был пресыщен! Его с семнадцати лет окружали одни из самых красивых, сексуальных и известных женщины, стремительно сменяя друг друга в его постели, поэтому вряд ли просто милое личико вызвало его интерес! Он говорил правду, что такие как она не являются объектами сексуальных фантазий мужчин, это было бесспорно! Маркус видел, что унизил ее этим признанием — как она не старалась это скрыть за небрежностью, глаза блестели от слез обиды и стыда! Похоже, девочке впервой были такие игры, тогда, как он был в них профи! Только вот парадокс-поставил на место дерзкую девчонку, унизил ее женскую гордость, а в голове калейдоскоп картинок — она обнаженная, стонущая, извивающаяся под ним… «Стоп! Черт!» Не хватало, чтоб эта девчонка оказалась права и ему действительно снилось, что он ее трахает! Ха-ха! Это просто смешно! Обычная, ничем непримечательная девица заявляет Ему- звезде мирового уровня, мечте миллиардов людей, что Ему вряд ли с ней что-то обломится!

Сумасшедшая! Когда она это выдала у него, наверно, лицо было как у осла от шока! Это же нелепость, идиотизм, вызов! Как не по-дурацки звучит, но его мужское эго было задето! «Во сне говоришь, детка?! Ну да, стоит только пальцами щелкнуть, и ты будишь умолять меня взять тебя!»

Видимо это одна из причин его странного поведения, даже не поведения, а глупости! Было что — то другое, ведь он не кретин последний и не подросток, пытающийся доказать кому-то что-то! Он давно уже доказал все и всем!

Чертова девка! Да, что он так бесится?!

Просто дело в плотном графике, не оставляющем времени ни на секс, ни на отдых, ни на что-то личное! Вот от сюда и его раздражительность, и похоть к этой девчонке и вообще весь этот бред!

Но поток мыслей был прерван мелодичным голосом его головоломки:

— Куда мы едим?

Отличный вопрос! Действительно, куда?

— А где мы? — отрешенно спросил Маркус.

Девушка удивленно посмотрела на него и немного помедлив, смущенно ответила;

— Я не знаю!

— Что? — повысил он голос, наконец оторвавшись от мыслей.

— Ты глухой?! — съязвила девушка, пытаясь разглядеть что — то за окном.

Не, она кажется опять нарывается! Ну, он с удовольствием покажет ей — кто тут главный!

— То есть ты не знаешь как отсюда выбраться? — спокойно спросил он, хотя это спокойствие давалось ему очень тяжело.

— Кажется, у тебя ещё и с головой проблемы! — обреченно вздохнула она-Я даже не знаю где мы, откуда мне знать как выбраться от сюда?!

На ее оскорбление он решил не реагировать, а просто невозмутимо продолжал говорить с ней, как с психически неуравновешенной особой;

— Понятно! Тогда прошу на выход детка! — он резко остановил машину и указал на дверь.

Девушка сначала смотрела на него непонимающе, а потом возмутилась;

— Что?

О, он только и ждал этот вопрос! А потому с удовольствием ответил, смакуя каждое слово;

— Ты глухая?

Она растерянно оглядывалась, не зная что предпринять;

— Это что, шутка такая?

Ответ был невероятно ироничный;

— У тебя ещё и с головой проблемы, крошка?! Мы кажется, договорились- ты показываешь дорогу, но ты оказывается не ориентируешься, тогда на хрена ты мне сдалась, да ещё с таким острым языком! Давай, выметайся!

Девушка взволнованно посмотрела в окно, за которым ничего не было видно, а потом перевела взгляд на него и разъярено ответила;

— Да пошел ты, придурок!

Он не успел ничего ей ответить, как она уже выскочила из машины, со злостью хлопнув дверью, так что Маркуса затрясло от ярости.

Идиотка, охренела совсем что ли?! Если сначала Маркус просто хотел припугнуть ее, чтобы вела себя повежливей, то теперь пусть катится на все четыре стороны- ему проблем меньше!

Резко нажав на газ, он помчался, сам не зная куда. Надо бы узнать адрес- где он вообще, а там как то уже найти эту долбанную квартиру. Но мысли занимала только Аня.

Аня! Он уже и по имени ее стал называть.?! Да какая разница?! Нельзя же оставлять девчонку ночью одну в незнакомом переулке! А за придурка и прочие грубости она ответит!

На поиски девчонки ушло мало времени! Она так и стояла там, где он ее высадил, растерянная и напуганная, а потому уговаривать не пришлось, видимо, мозги немного включились в работу. Он даже усмехнулся, когда она спокойно и вежливо спросила;

— Что мы будем делать? Я правда плохо ориентируюсь в Москве-неместная! — пояснила она.

«Вот так уже лучше детка!»

Вымотанный и уставший, он решил оставить поиски на следующий день, а сейчас уснуть в машине, хоть для него это было чем то невообразимым, но что делать? Поблизости ни гостиницы, ни магазина, ни людей, у которых можно спросить как добраться до квартиры и еще навигатор тупит жестко или это он тупит, что одинаково приятно! В общем ночевка в машине казалась лучшим решением, потому что сил уже не было ни на что! Утро вечера мудренее, как говорится!

— Лично я буду спать, а ты как хочешь!

Девушка ничего не сказала, лишь вопросительно уставилась на него, а потом что — то для себя решив, устало кивнула головой.

Через минут десять он остановил машину на какой то пустой поляне, и разобрав заднее сидение, обратился к девушке;

— Ложись — здесь достаточно места для двоих!

Она колебалась, он видел каким испуганным и растерянным взглядом она смотрела на него! Возможно, ситуация и была странной, но не пугающей, в конце концов он же не собирается ее насиловать и вообще к ней прикасаться! Хотя в какой-то момент шальная мысль проскочила в его голове, но он тут же выкинул ее.

Девушка перебралась на заднее сидение и легла как можно дальше от него. «Ну надо же! Оказывается, такие скромницы еще существую в мире!» Мужчина усмехнулся собственным мыслям. Спустя некоторое время девушка повернулась к нему лицом и тихо спросила:

— Откуда ты?

Маркус уже засыпал, а потому ответил сонным голосом;

— Тебя действительно интересует?

— Наверно нет, просто… — девушка нервно сглотнула, а затем продолжила. — Просто это все так странно! Я тебя совсем не знаю, ситуация кажется какой-то непонятной! Не знаю зачем я тебе нужна, понятно же, что я абсолютно бесполезна…  .во всем этом…   — как-то тоскливо закончила она.

Ее слова вывели его из сонного состояния и удивили. Наверно, действие алкоголя заканчивалось и девушка приходила в себя, но в подобных ситуациях никто из девушек никогда не пытался в чем-то разобраться! Все старались придать подобным инцидентам вид увлекательного приключения. А эта хочет разобраться в том, что и ему непонятно, но вслух же сказал:

— Не слишком ты высокого мнения о себе крошка! Что совсем никаких талантов?!

Она горько усмехнулась и парировала:

— Я считаю себя бесполезной для тебя, ну, конечно если тебе сейчас же не понадобится медицинская помощь, здесь у меня хорошие познания!

— Что, это значит- бесполезной для меня? — не понял он ее. Маркус озадачено смотрел на девушку, пытаясь осмыслить, что она несет.

— Просто я не такая, какой могла показаться там, на дороге! — тихо объяснила Аня.

Удивлен ли он ее признанием? И да и нет, потому что где — то в потаенных уголках своего сознания он понимал, что она не такая, но какая?! Эту тайну он и хотел понять! Мужчин привлекает в женщине загадка! Удивительно, но в девчонке она была! Ему не нравилась ее дерзость да и робкий взгляд говорил о стеснительной девочке, нежной и ранимой. Маркус был рад, что оказался прав. А девушка меж тем продолжала:

— Я хочу извиниться за все, что наговорила в порыве беспричинного гнева, не знаю, что на меня нашло, со мной такое впервые! Я не конфликтный человек! Наверно, мне просто пить нельзя! — усмехнулась она, он тоже ели сдержал смешок. — Я бесполезна для тебя, потому…  .-она замолчала и тяжело вздохнула.

Он и сам кажется замер. Это был самый необыкновенный разговор, который случался у него с женщиной. Маркус был как то даже взволнован и рад, только чему он и сам не понимал.

— Потому что я села в эту машину не по легкомысленности или распущенности. Нет! Все не так! Я привыкла быть откровенной, а потому хочу сказать, что я не знаю почему я здесь, в твоей машине, рядом с тобой, но я здесь и мне бы не хотелось, чтобы ты принимал меня не за тот сорт девушек!

Сказать, что он был поражен, значит ничего не сказать. За долгие годы вращения в самом изысканном обществе он привык к принятым там правилам, а правила были просты- играй, блефуй, соблазняй, хитри и т. д. Откровенность девушки была каким то глотком свежего воздуха. Маркус слышал ее искренность в голосе, ее бесхитростность и впервые не знал, что сказать, потому что был готов к жеманству, готов к тому, что его везде пытаются поймать, везде обман, а тут все по-честному, все открыто! От растерянности он грубо сказал:

— Спи!

Девушка лишь тяжело вздохнула и больше ничего не сказала. А он еще долго не мог заснуть.

Маркус пытался понять во что впутался. А то что он впутался не было сомнений! Но усталость все же сморила его и он уснул.

Мужчина был разбужен яркими солнечными лучами, которые немилосердно светили ему в глаза. Тело его ужасно затекло, но под рукой он ощущал мягкое и тёплое женское тело, открыв глаза, у него аж дух захватило от представшей пред ним картины. Девушка вся светилась под утренним солнцем, волосы переливались золотистыми бликами, губы были немного раскрыты, словно свежие бутоны розовых роз, ресницы чёрными крыльями слегка подрагивали. Ангел! — единственное, что вертелось в его голове, но несмотря на умиление он почувствовал прилив острого желания, а когда она плотнее прижалась к его бедрам, он чуть не застонал. Его с ума сводил аромат жасмина, исходивший от ее волос. Он прижался к ней, как можно глубже вдыхая ее запах, ощущая мягкость ее волос, жар девичьего тела, нежность бархатной кожи и чувствуя себя извращенцем и кретином. Он резко встал, отталкивая от себя нарушительницу покоя, от чего та протестующе застонала во сне, но не проснулась. Так даже лучше! Ему надо подумать обо всем, что произошло, то есть о ней! Его даже рассмешила эта мысль, интересно ничего не скажешь- Маркусу Беркету трахает мозг какая то девчонка, которую с натяжкой можно назвать красивой, а уж личные качества девушек его никогда особо не волновали. Никогда до вчерашнего вечера! Чудесно!

Ночной разговор стал для него чем то особенным и в то же время озадачивал! Странная девчонка или чокнутая, но тем и притягивала! И что ему теперь делать?! А может плюнуть на все, прекратить философствовать о капризах судьбы, своих чувствах, эмоциях и действиях! Быть обычным парнем, который встретил прелестную девушку, и наслаждаться ее обществом?!

Но тут очень некстати проснулась, а точнее воскресла его жалкая совесть, шепчущая ему, что стоит подумать и о девушке, ведь она была с ним честна, а он меж тем собирается нагло врать ей. Но голос совести был слишком тих, по сравнению с привычкой потакать своим желаниям безоговорочно! Ему просто хотелось отдохнуть от суеты, размышлений! Но главное он наконец признал, что хочет эту девчонку, как женщину. Она ему определенно нравилась! Ее непосредственность ему импонировала. Нечто новое, необычное для него! И он решил, успокаивая и оправдывая себя, что две ни к чему не обязывающие недели никому из них не нанесут вреда. Да и почему, черт возьми, нет?! Ведь он приехал сюда отдыхать и развлекаться, а не заморачиваться по непонятной даже ему самому ерунде!

Наконец все для себя решив, он вздохнул с облегчением и радостью, как часто бывает после нелегкого выбора, но взглянув в окно машины на спящую девушку, почувствовал к себе и к своему решению такое жуткое отвращения, что даже поморщился.!

«Она такая же хитренькая сучка, как и десятки других до нее-стоит только поманить состоянием! Парочка безделушек и девка раскинет свои длинные ножки!»

Но Маркус знал, что это гадкая ложь, ибо с первой минуты в ней не было ничего от тех женщин к которым он так привык.

«Чертов ублюдок! Она ведь совсем девчонка!»

Но он слишком долго прожил в мире, которому были чужды понятия чести или чего то духовного! Во главе стоял главный принцип-потакать себе всегда и во всем! Что мужчина и был намерен сделать сейчас, уж слишком велико было желание обладать этой девушкой, оно сметало на своем пути и совесть и мораль и сомнения! Она нужна ему сейчас, а что будет потом, пусть будет потом!

Когда он сел в машину настроение его было приподнятым. Аня по-прежнему безмятежно спала и он решил самостоятельно начать поиски, не дожидаясь, когда девушка проснется!

Через час Маркус наконец припарковал ауди возле элитной многоэтажки и с удовольствием вздохнул — что ж сутки поисков обеспечили неплохую ориентацию в российской столице, но вот спящей на заднем сидение девушке совсем необязательно это знать! От веселых мыслей его отвлек вибрирующий в кармане телефон, звонил его агент, и Марскус с легкостью отклонил вызов, развеселившись еще сильнее, когда увидел пятьдесят шесть пропущенных от него, еще кучу от разных людей и тридцать два пропущенных вызова от Лорен. Как же он был поглощен размышлениями, что совсем забыл о Лорен?! Маркус мысленно захохотал, представляя, в какую бы пришла ярость пантера, узнай, что обычная девчонка занимала его мысли за одни сутки чаще, чем она за все пол года их отношений!

Но смех смехом, а его радужное настроение стало возможным, благодаря Лорен, поэтому, выйдя на улицу, чтобы не разбудить Аню, предварительно натянув капюшон и очки, Маркус позвонил Лорен.

— Маркус! О, Боже, я столько раз звонила тебе, я чуть не убила этого осла! — обеспокоенно кричала в трубку она.

Маркусу стало совсем смешно:

— Лори, все в порядке, успокойся, я просто спал! Ты напоминаешь сейчас мне мою матушку!

Рассказывать о своих приключениях и встречах он не стал. Просто не считал нужным! Лорен это не касается! Она меж тем полностью излила поток своих переживаний.

— Маркус, я ужасно соскучилась! Когда мы сможем увидеться? Сегодня у меня назначена пара встреч и вечером концерт, но в полдень я свободна на пару часов! Что скажешь?

Маркус медлил с ответом, он не хотел расставаться с Аней так быстро, но решил, что лучше немного остыть! Поэтому сказал, что будет ждать ее в час дня у себя.

Когда он закончил разговор, Аня уже проснулась и задумчиво смотрела на него.

Он открыл дверь и с улыбкой подразнил ее:

— Доброе утро соня!

Девушка смущенно улыбнулась в ответ, от чего на ее щечках появились очаровательные ямочки:

— Доброе…   эм, ты давно проснулся?

Она с удивлением наблюдала, как он вытаскивает из багажника свою сумку.

— Очень давно, а потому ты должна мне завтрак за столь долгое ожидание!

— Как же ты продешевил! Завтрак — это сущий пустяк за такое геройство! — шутливо парировала она, пытаясь пальцами распутать волосы.

Он улыбнулся ей своей фирменной озорной улыбкой:

— Но ведь я еще не весь список своих желаний огласил!

Девушка драматично покачала головой и сказала:

— Чувствую я теперь и до гробовой доски не расплачусь!

Тут же Потаповский переулок огласил веселый смех мужчины и звонкий девушки. Маркусу смешно было вдвойне, ибо Аня оказалась недалека от правда, учитывая только его зарплату футболиста составляющую двести тысяч евро в неделю. Если заняться подсчетами, то каждая его минута жизни оплачивалась в 20 евро, а поскольку он ждал пока она проснется около двух с половиной часов, то девушка задолжал ему примерно три тысячи евро.

— Думаю, мы договоримся! — утешил он ее, подмигнув.

— Слава Богу! — по театральному облегченно вздохнула она, чем опять вызвала у Маркуса смешок.

Ему было хорошо, легко и непринужденно. Он уже не огорчался из-за аварии или долгих поисков, кажется оно того стоило или точнее она! Эта мысль порадовала его и он с улыбкой на губах галантно открыл перед ней дверцу автомобиля, приглашая ее выйти:

— Идем?

Девушка с комично — удивленным выражением лица спросила;

— Куда?

— Завтракать куда же ещё! Если я сказал, что мы договоримся, это не значит, что я прощу тебе долг! И к тому же ты сама сказала, что это смешная плата! — обиженно возмутился он, ели сдерживаясь, чтобы не расхохотаться, видя такие же усилия с ее стороны.

— Ну хорошо, только я не вижу здесь ни одного кафе или ресторана!

— Уверен, ты вполне можешь заказать еду пока я приму душ! — сообщил он, подходя к нужному подъезду.

Девушка была так ошарашена, что сначала просто как кукла плелась за ним до лифта, не обращая внимания на приветствие консьержа. Но в лифте она обрушила на него шквал необоснованного возмущения;

— Что это ещё значит?! Мы что всю ночь торчали возле твоего дома? Что это за приколы такие?

Ее нападки вызвали у него ещё больший прилив веселья;

— Я не сумасшедший, чтобы ночевать в машине ради шутки!

— Очень сомневаюсь! — съязвила девушка, прожигая его недовольным взглядом.

Маркус строго посмотрел на неё, от чего девушка вызывающе приподняла бровь, как бы говоря-что есть какие то возражения?! Он нагло усмехнулся, глядя ей в глаза и иронично сказал;

— Кажется, мы возвращаемся к тому, с чего начали! Хочешь опять извиниться?!

— И не подумаю! — отрезала она.

— Завтраком ты не отделаешься крошка! Даже не мечтай! — прошептал он ей, пристально смотря на ее губы такие влажные и манящие, что он инстинктивно протянулся к девушке, не замечая как она мертвенно побледнела. Но звонкий звук открывающегося лифта разрушил интимную атмосферу, и Маркус отступил от Ани, только сейчас увидев испуг в ее глазах. Это его удивило и задело. За кого она его принимает?! Она что считает, что он собирается ее изнасиловать?! Да пошла она ко всем чертям! Она нужна ему не больше, чем собаке пятая нога! И сам он тоже хорош — вертится вокруг этой провинциалки, словно безмозглый осел!

С перекошенным от досады лицом он быстро вышел из лифта и направился к нужной квартире, открыв ее он даже не обратил внимание на великолепное убранство своего нового жилища, тогда как девушка с восхищением оглядывалась вокруг. Маркус же был так зол, что с порога обрушил все своё недовольство на Аню, девушка даже вздрогнула от неожиданности, когда он резко заговорил;

— Хватит разыгрывать из себя жертву похитителя, насколько я помню ты сама прыгнула в мою тачку с обещанием показать Москву! Теперь же, когда я сам нашёл свою квартиру, обвиняешь меня в сомнительном удовольствие просто спать на заднем сидении машины, под окном собственной квартиры! — подчеркнув слово «просто» яростно отчитывал он ее. — Как вообще такой бред может прийти в голову?! Если тебя что-то не устраивает, можешь уйти, Я не держу! Только не надо обвинять меня в собственном идиотизме!

Когда он взглянул на девушку, то подумал, что сейчас она развернется и уйдёт. Она была шокирована его триадой, но в следующую секунду шокировала его, невозмутимо пожав плечами, она спокойно прокомментировала;

— Ты собирался принять душ?! Я приготовлю завтрак, говорят, это путь к вашему сердцу, надеюсь и к хорошему настроению тоже!

Девушка спокойно прошла в квартиру, а он как идиот с открытым ртом долго взирал ей вслед с изумлением. Нет, эта девчонка сведет его с ума — сначала возбуждает его, потом раздражает глупыми предположениями, а затем изумляет его своей невозмутимость! После такой вспышки любая другая уже бежала бы поджав хвост, а ей все равно, зато когда он пытался ее поцеловать, была готова упасть в обморок от ужаса.

Ненормальная! Чокнутая однозначно! Свалилась же на его голову глупышка!

Он ещё некоторое время постоял в коридоре, приходя в себя, а потом усмехнувшись, подхватил сумку и пошёл в ванную.

Наскоро приняв душ и позабыв обо всем, Маркус помчался в одном полотенце в сторону великолепных запахов, чувствуя сильнейший голод. Он был удивлён, что еду так быстро доставили, даже для них, ВИП — персон, заказы порой не выполняли так быстро! А тут такая организованность! Надо будет в следующий раз дать хорошие чаевые!

Но каково же было его удивление, когда увидел тоненькую фигурку в фартуке, колдующую возле плиты.

Картина потрясала — ни одна женщина, кроме матери и сестёр, не готовила для него, этого конечно и не требовалось, но сейчас, когда это произошло, было так…  . Он не знал какое подобрать слово к этому щемящему ощущению.

Но его захлестнуло от этой семейной обстановки- он после душа, женщина, готовящая ему еду.

Но в тоже время он ужаснулся. Да что у него за жизнь то такая раз подобные мелочи вызывают у него восторг?!

Но мысли его оборвались, когда Анна обернулась и застыла с ложкой в руках, глядя на его обнаженный торс. Она смотрела на него как женщина на мужчину. Маркус знал какой эффект производит его рельефное и накаченное бесконечными тренировками тело на женщин. Но только Ане удалось заставить его пылать от возбуждения под ее смущенным и в то же время любопытным взглядом. Он также знал, что если не отвлечется, то трахнет ее прямо сейчас, на кухонном столе и плевать он хотел на возражения.

Поэтому снисходительно сказал охрипшим от желания голосом;

— Надеюсь, ты все успела разглядеть, потому что я намерен сесть! Думаю, из-за стойки обзор не очень!

Он с удовольствием наблюдал, как кожу девушки покрывает краска стыда, а глаза начинают нервно бегать по комнате, останавливаясь на всем, кроме него.

— Извини! — смущенно улыбнулась она. — Но я впервые смогла разглядеть тебя получше!

— И как? — забавлялся Маркус.

— Ну… — замялась она, хитро улыбаясь.

— Что ещё за «ну»?! — шутливо возмутился он.

— Я просто пытаюсь подобрать слова, чтоб не обидеть тебя! — закончила девушка со смехом.

— Врушка! Да ты глаз не могла отвести! Я уже подумывал звонить в службу спасения! — смеялся он вместе с ней.

— Кошмарное самомнение! — в притворном ужасе воскликнула она.

Завтрак прошёл в непринужденно атмосфере шуток, смеха и постоянного подтрунивания друг над другом. Маркус не знал, когда так весело проводил время в последний раз. Они вместе убрали посуду. Он так и разгуливал в одном полотенце, чтобы видеть нежный румянец на щеках Ани. Ее смущение ещё сильнее раззадоривало его. Боже! Нежная, неопытная девочка возбуждает его своим взглядом сильнее, чем самая шикарная женщина изощренными ласками! Он чувствовал себя мерзким ублюдком и извращенцем, настроение резко падало, но желание не проходило, поэтому когда девушка сказала, что ей пора возвращаться домой, иначе начнут волноваться, он был даже рад!

Маркус быстро оделся и повез ее куда она указала. В машине они практически не разговаривали, оба прибывали в глубокой задумчивости- слишком все было странно, непонятно и неопределенно! Стоило бы сейчас просто попрощаться и больше никогда не встречаться, но почему то это невозможно было сделать! Когда Маркус остановил машину около общежития, девушка прикусила свою нижнюю губу и помедлила, решаясь, что то сказать, но так и не решившись, отвернулась, чтобы выйти. Не понимая сам, что делает он резко схватил ее за руку, не удержавшись Аня упала прямо на него, впечатываясь своим хрупким и нежным телом в его твердое и сильное, их лица находились в сантиметра друг от друга, мужчина и девушка взволнованно дышали, пока Маркус наконец не нашёл в себе силы заговорить, вместо того, чтобы поцеловать ее;

— Думала, сбежать?! А как же долг?

— Я думала, что мои услуги больше не требуются! — прошептала она, пристально смотря на него.

— Ошибаешься Аня! Ты мне нужна! — так же шепотом ответил он.

Она лишь кивнула и попыталась отстраниться от него, он отпустил, понимая своим возбужденным сознанием, что не стоит ее торопить. Через минуту девушка протянута ему лист бумаги и сказала;

— Это мой номер. До свидания Марк!

Она посмотрела ему в глаза и кажется перевернула душу своим открытым и честным взглядом женщины-ребенка,

— До свидания Аня! — ответил он ей, а когда она уже шла к дверям общежития тихо добавил — Я позвоню!

Мчась обратно, он был так поглощен мыслями об этой девушке, которая за прошедшие сутки повергла его в пучину сумасшедших эмоций, что когда влетел в квартиру не сразу понял, что в ней делает Лорен, но вовремя вспомнил, что сам пригласил ее, прежде чем его охватил гнев.

Вообще он находился во взвинченном состоянии, поэтому оставив все разговоры на потом, он как голодный зверь накинулся на шикарное тело Лорен.

Он яростно сминал ее полные губы, руки грубо ласкали ее. Девушка была и рада и поражена таким напором. Маркус был потрясающим любовником, но никогда не был груб. Хотя пожалуй, эта животная страсть нравилась ей больше.

Мужчина перенес ее на кухню и усадил на стол, не прекращая терзать ее рот своим- то больно прикусывая зубами ее губы, то мягко касаясь их языком.

Затем резко задрав ей юбку и отодвинув трусики, начал ласкать самое чувствительное местечко, но почувствовав, что она уже давно готова, быстро надел презерватив и мощным ударом вошёл в неё, вырвав протяжный стон своим вторжение. Он двигался яростно и быстро, заставляя ее кричать от наслаждения и оставлять на его спине царапины от сладкой боли. Они быстро достигли феерической кульминации и теперь тяжело дышали, приходя в себя.

— Это было фантастически! — воскликнула Лорен, потягиваясь, как сытая кошка, когда он отошёл, чтобы налить себе воды.

Маркус ничего не ответил, лишь хмыкнул с выражением лица — ну, еще бы!

— Если честно, я чувствовала себя шлюхой в переулке, обслуживающей клиента! — хохотнула девушка, поправляя одежду.

— Прости! — совершенно без сожаления произнёс Маркус, жадными глотками осушая стакан.

— Мне понравилось! — томно прошептала Лорен. — Интересно, а ты что-нибудь представлял? — так же тихо добавила она.

Что он представлял?!

— Ничего! Я просто соскучился по тебе! — нагло соврал он, не желая касаться щекотливой темы так как перед его глазами стояла высокая худенькая девушка с огромными глазами цвета неба и очаровательными ямочками на розовых щеках, затмившая своей нежной улыбкой и детской непосредственностью одну из самых шикарных, сексуальных и красивых женщин в мире!

И да, на этом столе, чувствуя себя грязным развратным животным, он занимался сексом не с Лорен Мейсон, а с этой девчонкой! Эта дикая страсть и желание были предназначенный ей, а грубость другой, потому что она ей не была.

Глава 6

«Мда,» — все, что могла сказать девушка, пристально рассматривая себя в зеркало. Вот уже час она пыталась разглядеть в себе что- то, и не находя, расстраивалась сильнее. До сих пор ее мало заботила внешность, то как она одевается, отсутствие макияжа, но с недавнего времени, а точнее с появлением в ее жизни загадочного и невероятно красивого мужчины эти женские штучки стали очень актуальны. Наверно, для любой другой девушки подобные действия в сложившихся обстоятельствах казались бы нормальными, но вот у Ани данные порывы вызывали неловкость и смех над собственной, как она считала глупостью.

Свою жизнь она посвящала учебе, делам, близким людям, работе! Будучи девушкой практичной и учитывая стесненные обстоятельства, одежда ее была скромной, удобной и недорогой даже дешевой. Аня всегда считала, что к одежде надо относиться, как к простой необходимости, а не как к средству привлечения внимания. Для этого лучше развивать ум, облагораживать душу! Подруги никогда не могли понять ее равнодушие к шопингу, красоте, объясняя сей факт отсутствием парня. Наверно, они были правы! Только вот в их случае затишье в личной жизни не отбивало желание хорошо выглядеть, скорее наоборот — усиливало. В такие периоды у них еще появлялась безумная потребность — найти Ане мужика и обратить непутевую в свою веру! Обычно эти попытки на корню пресекались самой Аней, но однажды она все же решилась проверить собственные силы и согласилась пойти с подругами на вечеринку, устраиваемую чьим то знакомым. Девушки очень воодушевились и весь вечер потратили на превращение Ани в конфетку. Никто из них тогда не подозревал, как плачевно все закончится. Аню и сейчас передергивало от воспоминаний о той ночи. Вечеринка начиналась вполне Неплохо — публика была хоть и шумная, но неразвязная! Пили умеренно, танцевали, шутили! Ане даже удалось расслабиться и поверить, что все ее страхи были надуманными, подруги старались держаться неподалеку. Когда к ней подсел симпатичный парень, она не запаниковала, а вполне спокойно завела с ним разговор. Они разговорились, потанцевали, все было очень мило, пока Аня не решила отлучиться в туалет, на выходе из которого столкнулась со своим новым знакомым. Парень резко затолкнул ее обратно, зашел следом и закрыл на замок дверь, вот тут Аня запаниковала, только теперь разглядев стеклянные глаза обкуренного парня. Действовал он быстро Аня даже пискнуть не успела, как оказалась прижатой к стене телом наркомана, его руки начали беспорядочно шарить по ней, разрывая платье, его слюнявый язык скользил по ее обнаженной коже, вызывая у нее тошноту и ужас, который придал ей сил и Аня начала яростно бороться- пинать, кричать и бить со всей дури насильника! Когда тот взвыл от боли и отпрянул от нее, девушка не теряя времени побежала прочь. Подруги как раз начали искать ее и она столкнулась с ними в коридоре. Они были в шоке от увиденного-платье разорванно, волосы растрепаны, макияж размазан, а в глазах ужас и боль. Девушки сначала хотели разобраться с ублюдком, но Аня хотела домой, она не секунды больше не могла оставаться в этом месте! Подруги же не хотели оставлять ее одну в таком состоянии, которое иначе, как шоком назвать было нельзя! Только оказавшись в своей комнате и родной кровати, девушка дала волю эмоциям и разразилась тихими слезами, подруги винили себя! Но это было уже не важно! Важно было, что теперь у Ани мужчины вызывали не просто неловкость и опасения, но и ужас! С тех пор идей по сводничеству больше ни у кого не возникало и с Аней старались избегать разговоров на эту тему, за что девушка была им безмерно благодарна, только Оксане было известно о детстве Ани, и о том какой ужас оживил данный инцидент в ее душе. Больше никаких экспериментов девушка ставить не хотела, а потому жизнь ее замкнулась в круге-дом, учеба, работа. Но десять дней назад все начало стремительно меняться вместе с ней. Марк-имя переменам в ее жизни! Только вот почему он, почему это не произошло раньше, ведь и до этого на нее обращали внимания?! Хотя в чем тут вопрос?! Ответ становился очевиден стоило только взглянуть на этого мужчину с огромной буквы М, излучающего волны тестостерона! Но дело было не во внешности, с ним Аня ощущала себя в безопасности, чувствуя, что такой гордый мужчина никогда не сделает что-то против воли женщины, хоть и напряжение между ними достигало критической точки, пульс зашкаливало от волнения и что самое невероятное для Ани — возбуждения. Это пугало! И когда их первая встреча подошла к концу девушка испытала облегчение, потому что такой накал чувств и эмоций был ей чужд!

Она не хотела ворошить гнездо своих страхов и ужасов, а потому решила, что лучше выкинуть из головы этого харизматичного мужчину.

Но как оказалось это было уже не в ее власти, ибо весь следующий день она посматривала на телефон в ожидании его звонка, которого так и не последовало. Девушка почувствовала лёгкое разочарование. Не произошло этого и ещё через день — это было уже обидно! Все два дня Аня только о нем и думала, прокручивая в голове их знакомство, смеясь над веселыми и нелепыми моментами, краснея от некоторых не совсем приличных воспоминаний. С каждой минутой аня все сильнее понимала, что ждёт его звонка! Ждёт с предвкушением и радостью, ждет как нормальная девушка звонка понравившегося ей мужчины. Это так ее воодушевило, так обрадовало, что девушка перестала подавлять свои желания! А они были на удивление просты и понятны! Ей хотелось снова оказаться в водовороте эмоций и чувств, хотелось той непринужденности и юмора в общении, каких у неё никогда не было рядом с мужчинами, хотелось почувствовать себя женственной под его дерзким и раздевающим взглядом, хотелось смеяться и смущаться от его подтрунивания над ней, хотелось зайти дальше…  

Через два дня подъем и радость сменили грусть и смирение.

«Какая же я дурочка! Ясно же, что такого мужчину вряд ли заинтересует девушка вроде меня — ничем непримечательная, бедная студентка, с лицом и телом подростка, не слишком обременяющая себя заботами о внешности! Он же судя по всему богат, бесспорно красив, опытен и самое главное — иностранец!» — рассуждала она, идя прогулочным шагом с работы. Аня любила эти прогулки в одиночестве, особенно, после суеты рабочего дня или ночи, любила подумать в тишине. В общежитие это сделать невозможно! Поэтому сейчас у неё был шанс, не вызывая подозрений и кучу вопросов, предаться своим безотрадным думам! Да и идти домой не хотелось. Сейчас сессия, а это значит, что ее замучают вопросами, Слава Богу, что у неё автоматы, иначе она не представляла как бы готовилась к экзаменам! Обычно Аня спасалась у Оксаны на это время, но с появлением Кости старалась их не беспокоить.

Тихо и задумчиво спустя час Аня добрела до общежития, возле которого как обычно было много народа: кто курил, кто болтал, сидя на лавочке, кто читал на свежем воздухе-ни кому не хотелось сидеть в такую жару в комнатах.

И тут она услышала своё имя! Этот голос — низкий баритон с хрипотцой, властными нотами и рокочущим акцентом!

— Эни…   — повторил он, пока она пыталась понять не кажется ли ей это!

Через секунду к ней подъехала чёрная Ауди, стекло опустилось до самого низа и она увидела его, как и тогда в очках! На четко очерченных губах играет широкая голливудская улыбка, Аня, как идиотка стояла с открытым ртом от удивления и, что уж скрывать — радости. Они еще некоторое время просто молчали и улыбались, пока Аня не сообразила, что выглядит это все довольно забавно, и что все ее однокурсники пожирают их любопытным взглядом. «Отлично! Теперь начнут сплетни распускать!» Сей повышенный интерес к собственной персоне очень нервировал ее, и она не задумываясь, запрыгнула в машину, понимая, что дала еще большую пищу для разговоров и сплетен. «Да пошло оно все!»

— Пожалуйста, поехали от сюда! — торопливо попросила Аня.

— Как скажешь! — получила она невозмутимый ответ. Если мужчина и был удивлен, то виду не подал, и она была ему за это благодарна. Ей было от своей этой выходки не совсем комфортно, но опять же — да пошло оно все!

— Соскучилась малышка?! — пробился сквозь ее мысли насмешливый голос. Аня обалдела от такой наглости;

— Что?! Ха-ха, конечно! — ответила она, сделав снисходительное выражение лица- ему совсем не обязательно знать о ее последних двух днях, его самомнение итак чрезмерно завышено!

— Да ладно, ты не умеешь врать и твое милое личико раскрывает все твои тайны! Куда нам ехать, я хочу перекусить, а ты?

Девушка решила проигнорировать его первую фразу, конечно, врать она не умеет, да и не хочет! А вот поесть действительно необходимо. Подумав куда можно поехать, Аня решила отправиться в «Coffe bean» на Большой Никитской. Она любила это уютное, тихое кафе также, как и старый город. Было в этом что то душевное, теплое, домашнее. Ну, а если ее спутник не одобрит сей скромный выбор, можно отправиться в «Кофеманию», расположенную неподалеку.

— Нам нужно проехать на Тверскую недалеко Большая Никитская, там есть тихое кафе или ты любитель более изысканных мест?

В ответ получила теплую улыбку:

— Нет, я за уют и тишину!

— Отлично! Я тоже! — согласилась она.

До кофейни они доехали в тишине, но при этом не испытывали неловкости, что-то семейное было в этом. Разговор завязался, когда они сделали заказ:

— Здесь мило! — сказал Марк, оглядываясь по сторонам.

— Да, я люблю это место, мне напоминает кухню моей бабушки! Когда я впервые сюда пришла, чуть не расплакалась от ностальгии! — с улыбкой согласилась она.

Он лишь понимающе хмыкнул;

— Расскажи о себе Эни! — ласково попросил он ее. «Боже, зачем он так?! Можно противостоять страсти, грубости, напору, но не нежности!» И чтобы как то взять себя в руки, она преувеличенно бодро сказала;

— Расскажу, если наконец снимешь эти дурацкие очки!

В ответ услышала тихий смех.

— Почему это они дурацкие?

— Потому что мешают при разговоре и нервируют!

— И чем же они мешают? — удивился он.

— Мне бы хотелось видеть твои глаза, потому что они отражают твои чувства, эмоции и мысли, а так я будто говорю сама с собой! И что вообще за привычка ходить в очках?! Ты же не звезда, скрывающаяся от папарацци! Да и для этих целей очки бесполезны, мне кажется! — объяснила она ему.

Он покачал головой, но все же снял очки и с загадочной улыбкой произнес:

— А может я и есть звезда, скрывающаяся от папарацци!

Ани оставалось лишь рассмеяться.

— Судя по твоему самомнению, ты так и есть!

В это время принесли их заказ и они с аппетитом за него принялись. Разговор продолжился, во время десерта, когда Аня заметила, что Марк пристально наблюдает за ней:

— В чем дело? Я лицо запачкала? — смущенно спросила она, быстро проводя салфеткой вокруг рта.

— Нет… — мужчина хотел что то еще сказать, но широко улыбнулся, скрывая паузу-Все в порядке! Просто задумался! Вообще-то я жду рассказ, я ведь выполнил твое условие!

— А! — усмехнулась Аня. — Ну, история у меня самая обычная и ничем непримечательная! Студентка медицинского университета, родом из деревни Манжерок — это республика Алтай, довольно далеко от сюда.

— Вот и расскажи о своем доме!

— Разве тебе это интересно?

— Мне нравится твой голос и да мне интересно. Я раньше думал, что ангелы рождаются на небесах, а оказывается в Манжероке! — шутливо воскликнул он. У него была такая теплая, озорная улыбка, что Аня улыбнулась в ответ и продолжила свой рассказ.

— Там безумно красиво! Горы, хвойный лес, бурная река! Боже, как я скучаю! В последнее время красоту портят многочисленные туристы, но все равно есть такие уголки, о которых не все местные знают!

Следующие полтора часа Аня рассказывала о себе, своей жизни, исключая только те моменты, о которых хотела никогда не вспоминать, но все же невозможно было утаить некоторые вещи.

— Ты все время говоришь про бабушку, а как же родители? — заметил Марк вскоре.

Аня замолчала, это было больно до сих пор и наверно будет больно всегда, но ответить все же пришлось:

— У меня нет родителей! Отец бросил, когда я еще не родилась, а мать умерла, когда мне было шесть лет!

— Прости, я не подумал об этом! — прошептал он, в его глазах она увидела боль и печаль.

— Ты тоже кого то потерял?

Он молчал, глаза превратились в черные льдины, она поняла, что зря она спросила, атмосфера ностальгии, веселья и тепла, начинала исчезать, а вечер портиться, но тут она услышала, его голос равнодушный и сдержанный только глаза выдавали его.

— Да! Мой отец умер от рака! Мне тоже было шесть! Удивительный был человек, потрясающий отец, друг, наставник!

Почему то она чувствовала, что это признание далось ему слишком тяжело и повинуясь душевному порыву, она взяла его руку в свою и крепко сжала;

— Моя мать не была мне не подругой, ни идеалом, но я все равно любила ее и никогда не забуду!

Она не знала, что можно сказать, да и не стоило, они поняли друг друга без слов. Это был момент невероятной душевной близости, момент, когда два человека обнажили перед друг другом самые сокровенные чувства, момент, который редко бывает у близких друзей, а они — два почти незнакомых человека смогли это сделать. Так они и сидели, взявшись за руки, каждый был погружен в свои мысли, но вскоре связь была разорвана восторженным криком мальчишки;

— Мама, смотри! Это Беркет!

Аня оглянулась и с удивлением обнаружила, что мальчик показывает на них.

— Прекрати нести чепуху! — оборвала его мать, стыдливо оглядываясь на окружающих людей. — Твой Беркет здесь никаким чудом не появиться!

Только теперь Аня поняла, почему лицо мужчины кажется ей знакомым. Она с интересом присмотрелась и сказала с улыбкой;

— А действительно похож!

Марк натянуто улыбнулся и ответил;

— Меня часто путают! Может уже пойдем?!

— Да конечно! — согласилась она, забыв о Беркете и мальчишке. Порывшись в сумке она достала кошелёк, но он остановил ее;

— Я заплачу!

— Я сама заплачу за себя! Это не свидание!

— Кто сказал?! — усмехнулся он.

В конце концов Ани пришлось уступить т. к. когда подошёл официант, и Марк быстро отдал 100 долларов со словами сдачи не надо.

Аня была удивлена ибо понимала, что он не станет производить на неё впечатление таким способом, а потому поинтересовалась причинами такой щедрости;

— Тебе не кажется, что это слишком для чаевых за простой вечер?

— Нет, именно за простой вечер это не слишком! Такие вещи бесценны!

— Да, бесценны для тех кто их лишен! — это был своеобразный вопрос к нему, но он предпочёл его не замечать, а ей оставалось только закрыть тему, понимая что продолжения не будет, если не хочет испортить вечер. Но одно стало ей предельно ясно у этого мужчины, несмотря на внешнее благополучие, в душе слишком много печали и холода! И никому он не позволит перейти границ отделяющих то, что у него внутри от того, что снаружи! Это было подобно вызову, хотелось стать той особенной, которую он впустит в свое сердце и откроит свои тайны! Ане тоже захотелось, только неособенной стать, а опорой- разделить ту печаль и утешить. В мужчине она увидела маленького мальчика, который потерял самого дорого человека, мальчика, превратившегося в сильного и уверенного мужчину! Мальчик в нем вызывал у нее безграничную нежность и сострадание, а мужчина трепет, волнение и дрожь! Она оторвалась от своих мыслей, когда они уже подъехали к общежитию, по дороге разговор особо не клеился-обоим было неловко после той минуты откровенности. И все же вечер был приятный, что каждый не преминул заметить;

— Ну вот приехали! — бодро заключила девушка, чтобы сгладить неловкую паузу, а затем продолжила. — Спасибо за вечер и ужин. И… — она совсем стушевалась под его внимательным взглядом и полуулыбкой, играющей на губах, он смотрел на нее как на некую диковинку. Аня чувствовала себя маленькой дурочкой, не знающей как себя вести с мужчиной и решила поскорее заканчивать. — В общем вечер был нескучный и еще раз спасибо. Мне…

— Эни, шш… — приложив к ее губам большой палец, он медленно обвел их контур, от чего девушка перестала дышать и рефлекторно облизнула их, задев языком его палец. Между ними словно проскочила искра, мужчина усмехнулся и наклонился к ней, обжигая кожу лица горячим дыханием, каждый рецептор ныл от перенапряжения, но Марк неспешно накрыл ее губы своими, сводя с ума нежными томительными прикосновениями, ей же хотелось еще чего-то, и предугадывая ее желания, он медленно облизал кончиком языка и слегка прикусил ее пухлые губы, пробуя их на вкус, заставляя раскрыться. И они раскрылись! Его язык беззастенчиво исследовал ее рот, поглаживая его мягкие глубины, даря невероятные ощущения, которые вызывали в их телах дрожь и затмевали разум, подстегивая ее ответить ему, что она и сделала, робко коснувшись его языка своим, но тут же попала в плен его губ, которые умело втянули ее язычок в свой рот, где она повторила его действия, вырывая у него приглушенный стон:

— Мм, детка, тебе кто-нибудь говорил какая ты сладкая девочка! — шептал он хрипло, продолжая целовать. Но эти слова были для нее как ушат холодной воды. «Господи, что она делает?! И что он несет- Детка?!» Даже при ее опыте общения с мужчинами, точнее при его отсутствии можно понять, что так обращаются к девушкам на одну ночь!

Стало омерзительно и горько!

— Прекрати! — оттолкнула она его от себя и выскочила из машины, она думала, что он уедет, но нет, он выскочил следом и схватил ее за локоть:

— Что случилось, черт возьми! — резко спросил он. Аня сбросила его руку и не менее резко ответила:

— Я тебе не детка!

Он лишь усмехнулся, притянул сопротивляющуюся девушку к себе и тихо сказал, вдыхая запах ее волос;

— Знаю! Конечно же нет! Ты ангел, который подарил мне замечательный вечер и свой прекрасный поцелуй!

Аня знала, что сейчас он говорит искренни, но от чего то очень расстроен. Она пожалела о своей грубости — зачем надо было все портить?! Но она хотела к себе другого отношения, тем более от него, мужчины, который ей безумно нравился, с которым не хотелось расставаться! Она с ужасом поняла, что ни за что не отказалась бы от этого поцелуя, какими бы не были его намерения! «Господи, ну почему она такая идиотка?! зачем надо было вести себя как истеричная дура?! С какой стати он должен относиться к ней серьезно с первой встречи?!» Аня боялась, что сейчас он разомкнет объятия и исчезнет из ее жизни навсегда, но отстранившись, Марк сказал;

— Мне пора! Я заеду за тобой завтра в это же время! Что скажешь? Покажешь мне свою Москву-что тебе в ней больше нравиться, какие места особенно любишь!

— Я скажу- да! — улыбнулась она, а сердце наполнилось радостью и предвкушением.

— До завтра принцесса! — сказал он, садясь в машину. Она лишь махнула рукой и улыбнулась, провожая его глазами. Когда ауди скрылась за поворотом, девушка счастливо улыбнулась, прикусывая нижнюю губу и поднялась к себе в комнату. Как она и предполагала, слава неслась впереди нее, потому что стоило открыть двери, как на нее уставилось три пары нетерпеливых глаз, и сразу же обрушился шквал вопросов:

— Что за красавчик?

— Когда успела?

— Где встретила?

— Почему молчала?!

Девушка заткнула уши и со смехом упала на кровать:

— Замолчите, иначе я вообще ничего не скажу!!

Но тут раздалось дружное негодование:

— Анька ты охренела?!

— Ладно, ладно! — подняла она руки в примирительном жесте, понимая, что от подруг теперь не отвертишься. Поэтому она быстро обрисовала в общих чертах своё знакомство с Марком, но ее подругам этого показалось мало и посыпались новые вопросы;

— Ты с ним спала? — спросила Даша, из всех ее подруг она была самая прямолинейная и раскованная, предпочитая свободные отношения, каким то обязательствам, а потому секс на первом свидании был вполне приемлемым для неё.

— Нет конечно! — возмутилась Аня, но при этом почувствовала себя лицемеркой, потому что как не странно, но секс с этим мужчиной казался ей не пугающим, а вполне возможным даже на первом свидании!

— О, с таким настроем я уже сочувствую ему! — скорчила рожицу Даша от чего все захохотали.

— Иди к черту! — отмахнулась от неё Аня.

Тут в комнату постучали, и на пороге возник одногруппник Ани- Андрей Сафонов: активист, шутник и душа компании. Сейчас он был какой то нервный и прожигал Аню пристальным взглядом.

— Че хотел Сафонов? — спросила бойкая Настя, переглядываясь с подружками.

— От тебя ничего! Ань, лекции можешь дать по инфекционным болезням?

— Ой, Андрюш, а я их уже Костровой отдала!

— Я вечно опаздываю! — горько усмехнулся парень. А затем шокировал всех. — Говорят, ты теперь на пару с Казанцевой! Даже обставила нашу красотку!

— В смысле? — удивилась Аня.

— В том смысле, что с богатенькими мужиками еб***ся!

У девчонок от такого свинства челюсть отвисла до пола. Аню же подобный выпад разозлил до безумия! «Да какое они имеют право высказывать ей свои претензии, когда сами такое вытворяют порой?! А как у неё что то, так все — шлюха!» Гнев так захлестнул девушку, что она вскочила с кровати и заорала;

— Вон от сюда свинья! Убирайся!

Парень будто опомнившись, кинулся к ней;

— Ань…  

— Я сказала, пошёл вон!

— Давай Сафонов проваливай! — вытолкнула за дверь ошарашенного парня Настя.

— Анют, ты чего родная?! Успокойся маленькая! Это все Казанцева бред несёт, хочешь мы сходим и мозги ей прочистим?! — успокаивала нервную подругу ласковая Соня.

— А ей то какое до меня дело? — вспылила Аня ещё сильнее, бегая по комнате в ужасно раздраженном состоянии.

— Ну как какое?! Злит, когда за какими-то «простушками» ухаживают крутые мужики, а вот за роковыми красотками, вроде Казанцевой так — вшивота, ездящая на задрипанных машинах! — иронизировала Даша.

— Боже, какой бред! — засмеялась Аня. — Такое внимание, будто я олигарха встретила!

— Ну для неё Q7 уже из разряда олигархии! — усмехнулась в ответ подруга.

— Ладно пошла я в душ и спать, завтра мне на работу рано! — закончила Аня бессмысленный разговор и отправилась мыться. «Люди поражают своей глупостью!» Аня не любила, когда к ее вещам лезут, а тут в жизнь! Что за удовольствие сказки сочинять и обсуждать собственные выдумки! Но мысли об университетских пронырах быстро испарились из ее головы, уступая место высокому темноволосому мужчине.

Аня так и уснула с мыслями о нем и все последующие дни с ними и жила. Каждый день начинался с лёгкой эйфории, ведь вечером она увидит его красивое лицо, озорную улыбку, услышит его сексуальный голос, от которого все внутри сладостно сжимается и поёт в предвкушении. Марк встречал ее после работы и они гуляли, смеялись, разговаривали, устраивали пикники в ее любимом Косинском на берегу прекрасного озера. Эти десять дней стали для девушки одними из самых счастливых в ее жизни! А Марк с каждым мгновение прочнее оседал в ее мыслях и сердце. Она очень хотела знать о нем больше, но он был немногословен в рассказах о себе, предпочитая, больше слушать, чем говорить. И все же за эти дни ей удалось немного понять, что он за человек и как он живёт! Он англичанин с португальскими корнями, живёт в Англии, предприниматель, страстный и импульсивный мужчина, но всегда сдерживает свои чувства и скрывает за маской холодной вежливости или пафосной небрежности, не любит шумные места так как всегда отказывается от их посещений, но что то говорило ей о том, что для этого есть скрытые причины! Он очень горд и даже несколько высокомерен, но только не с ней, с ней он прост и порой даже нежен, да, она замечает и часто его тёплый задумчивый взгляд, когда она о чем то рассказывает, а ещё он любит эти идиотские очки и капюшон, что очень мешает ей рассмотреть его как следует, но это ничего, ибо был другой факт, который беспокоил ее больше всего- после того поцелуя он больше не пытался ни поцеловать ее, ни обнять, не делал никаких двусмысленных намеков. Женщины! Они очень противоречивые существа-сначала хотят одного, потом обратного!

Аня корила себя за ту дурацкую выходку, считая, что вся эта холодность из-за нее! Но потом решила раз она все испортила, то ей и придётся делать первый шаг! Думать о том, что она не в его вкусе не хотелось, да и женское чутье подсказывало, что это не так! Но как этот первый шаг сделать?!

Подруги предложили извечный женский способ-высокие каблуки, платье, сексапильное бельишко и макияж по ярче! Сказано — сделано!

И вот, стоя перед зеркалом, Аня критически осматривала труды своих подруг, волнуясь сильнее чем перед экзаменом, чувствуя себя глупо! Ей казалось, что когда Марк увидеть ее в этом наряде, то просто улыбнется ее жалким попыткам привлечь его внимание, а не обалдеет, как говорят ее подружки. Не тот это мужчина! Такого вряд ли зацепишь коротким платьем! Наверняка он повидал и более интересных, искушенных и шикарных женщин!

Нет, выглядела она прекрасно! Такой Аня еще никогда не была! Но неуверенность и волнение не позволяли объективно смотреть на вещи, поэтому еще час она нервно крутилась перед зеркалом, порываясь бросить эту затею, но когда услышала звонок телефон, означающий, что «объект соблазнения» прибыл! Девушка собрала волю в кулак и решительно направилась на высоких каблуках, в красном сногсшибательном платье на встречу к нему — сногсшибательному мужчине!

Глава 7

Пробки в Москве были делом обычным и довольно таки постоянным! Водители нервничали, психовали, ругались, выплескивая на окружающих негативную энергию, накопившуюся за рабочий день. Возможно, пробки даже полезны! Можно «выпустить пар» и прибыть домой в более радужном настроении. Но с подобными рассуждениями согласен был, наверно, только Маркус, которого не напрягала данная ситуация на дороге. Он никуда не спешил, хоть и сгорал от нетерпения — скорее увидеть бы свою принцессу. «Так, стоп! Свою? Что эта еще за бред?! Никакая она не своя и не стоит даже заикаться об этом!» За последние две недели он слишком много думал о ней, о себе да обо всем. Если вначале ему казалась вся эта затея пустой тратой времени, то теперь он рад, что не отказался. У него появилась возможность просто подумать, никуда не спеша и не отвлекаясь на окружающих людей и различные события. Подумать о своей жизни, об окружающем мире, подумать о своих поступках и понять, что прав Соломон-все «суета сует»! Воистину это время стало отдыхом! Впервые в жизни, пожалуй, хоть раньше он этого и не понимал! Как говорится — все познается в сравнении! Теперь он сравнивал свои развязные каникулы с нынешними. Рассвет Маркус встречал, бегая по парку и наслаждаясь любимой музыкой, а не в объятиях очередной красотки, а может и не одной, не зная даже как кого зовут! Душ, вкусный завтрак в ближайшем тихом кафе, вместо одного из самых дорогих ресторанов с такой же дорогой и приторно милой публикой, потом онлайн-конференция с деловыми партнерами и своими сотрудниками. Бизнес был его хобби и приносил удовольствие. Просмотр телевизора на замену съемкам, интервью. Единственное, чего не хватало — это тренировок, игрового азарта, адреналина! Но сейчас Маркус мог спокойно просматривать игры со своим участием, подмечая ошибки и неточности, анализируя, делая пометки на сей счет. Он читал книги, на которые раньше не хватало времени или желания. Засыпал рано, один и с улыбкой. Обычно, в это время начинались приемы, вечеринки, церемонии, заканчивающиеся развязным, грязным сексом под утро. Поэтому наверное, мир бы был в шоке, увидев сейчас в Маркусе Беркете простого человека, наслаждающегося самыми обыденными радостями жизни, потому что маска крутого плейбоя прикипела к нему настолько, что иногда он начинал сам верить, не понимая какой он на самом деле- жизнь, окружение, роскошь накладывали свой отпечаток. Теперь же было чувство, будто он сделал первый вдох, после долгого пребывания под водой. Но это все отошло на задний план, ибо приоритетом в его мыслях и стремлениях стала златокудрая девушка с глазами цвета лазури. После отъезда Лорен, который случился через два дня, девушка отправилась с гастролями далее, чему он был рад хоть она никогда не напрягала его, именно это было залогом успеха их отношений! И все же ее отъезд стал каким то спусковым крючком на пути к Ани, ибо было слишком омерзительно даже для Маркуса представлять ее на месте Лорен. Как не странно, но девчонка оказалась права, и теперь он часто засыпал и просыпался с мыслями о ней. Но и она тоже видимо думала о нем и много думала! Сей факт его не удивлял, он знал какой эффект оказывает на женщин, даже будучи в амплуа среднестатистического парня! Маркуса скорее поразила неприкрытая, искренняя радость на лице девушки-блестящие глаза, широкая улыбка, Анна не скрывала свой интерес за кокетливыми ужимками, играми в безразличие и прочим дерьмом, принятым в его окружении, конечно, отмахнулась, когда спросил, но он и так все видел. С каждой проведенной с ней минутой, она удивляла его все больше и больше юмором, простотой, добротой, непосредственностью. Она с теплотой и любовью рассказывала о своем доме и бабушке, рассказывала смешные моменты из своего детства, рассказывала, как бабушка заставляла ее зубрить английский язык, который Аня ненавидела и всячески старалась улизнуть от бабушки-учителя иностранного языка. За свою лень девушка получала еще большую порцию знаний и дополнительные занятия дома. Теперь вот, благодаря этим мучениям, они могли общаться и понимать друг друга. Но больше всего вызвало в душе Маркуса отклик, то что у девушки было тяжелое детство, хоть она и не рассказывала о нем, а он не привык лезть людям в душу! И при этом Аня верила, что мир не так плох, она не исключала плохих сторон, но старалась видеть и извлекать из всего только хорошее. Ему, постоянно наблюдающему за проявлением самых мерзких людских качеств, это казалось невыполнимой задачей! Он считал, что это просто наивность, нехватка опыта, молодость, но Аня его умиляла и даже несколько обнадеживала! Он был рад, что существуют такие счастливые люди как она, завидовал ей в этом, ибо быть скептиком довольно тяжело. Он то с семнадцати лет вариться в котле тщеславия, разврата, лжи, корысти и непотребства, а потому с ранних лет не обольщался на счет людей и жизни вообще. И все же завидовал! Анна словно в бархатный кокон завернула его и позволила ему не много увидеть красоту жизни, которая заключалась в наличие таких людей как она. Честно говоря, это открытие стало и радостным и печальным, потому как он хоть и был тем еще эгоистичным ублюдком, все же сохранил в себе что-то светлое и это что- то не позволяло воспользоваться симпатией этой невероятной девушки, так как требовало его тело. Маркус знал, что для нее это был бы серьезный шаг, а для него всего лишь очередная прихоть. Причем даже не прихоть, а болезненная потребность обладать этой девушкой. Желание подогревалось собственными запретами и ее невинностью. Все кричало сделать ее своей, только своей! Но совесть, точнее то, что от нее осталось, вопила против такого варварства и эгоизма. Такие девушки созданы быть верными женами, замечательными матерями, а не минутными забавами пресыщенных жизнью мужиков, вроде него. И он будет последним сукиным сыном, если обманет эту девочку в ее лучших чувствах, обманет в ее вере в людей, если возьмет, не дав ничего взамен. Но тихий голос сомнений, словно змей — искуситель шептал — «ведь ты сам мечтал о такой!» Да, мечтал! Но сейчас понял всю абсурдность подобной мечты! Маркус спрашивал себя, если бы однажды он встретил Аню в своем окружении в виде врача, секретарши или еще кого — нибудь, заметил бы он блеск небесных глаз, нежный румянец, искрений смех, неброскую, но такаю ангельскую красоту?! Он с горечью признавал- нет! Она бы потерялась в на фоне экзотики, сексуальности и ослепляющей глаза красоты женщин, которые были неизменными атрибутами его жизни. И даже. если бы и заметил в ней женщину, то понял бы так же как и сейчас, что в его жизни ей не место! И дело вовсе не во внешности, с этим проблем у девушки не было — любой мастер подчеркнул бы ее эфемерную красоту и в момент превратил в божественное, неземное создание, на фоне которого меркли бы вычурные красотки. Дело было в том внутреннем огне, освещающем ее изнутри, который бы со временем погас в мире масок и игр, превращая ее в такую же безликую куклу, как и все. Маркус не был альтруистом или духовным человеком! Нет! Он был самым отъявленным подлецом, но даже ему не хотелось видеть, как погаснет свет в этих невероятных глазах. Но отказать себе в общении с ней, он не мог, и наверно, это было его ошибкой. Маркус знал, что тем самым дает девушке некую надежду на что-то, чего никогда не будет, завтра он улетит, и эта поездка станет для него милым воспоминанием, а она почувствует себя обманутой, а если еще узнает кто он, то и унижение! И все же он наивно надеялся, что Аня вряд ли станет слушать новости про звезд спорта! Но учитывая его активную светскую жизнь и популярность, надеяться было глупо, да еще вскоре все равно придется рассказать миру про свой побег хоть правды в этой истории будет как обычно процентов пять! И все же он надеялся, что девушка не узнает.

А вообще, это все после! Сейчас он увидит ее- и снова великолепный вечер, а после холодный душ. Даже смешно, как подросток, ей Богу! Но Эни(как он звал теперь девушку, ему казалось так нежнее)стоила таких жертв. Мужчина с улыбкой на губах подъехал к общежитию медиков и позвонил Ане, зная, что она не ответит, а просто выйдет через несколько минут — это стало их правилом! Он звонил, она выбегала со счастливой улыбкой, он целовал ее в щеку, вдыхая запах жасмина, и они отправлялись воплощать в жизнь ее желания и идеи, которые как не странно ему нравились.

Пока Маркус был погружен в мысли, прошло несколько минут, а Эни все не было. С нетерпеньем посмотрев на двери общежития, он хотел позвонить повторно, но тут из здания вышла девушка, длинные стройные ноги, заключенные в туфли на высоких каблуках, медленно приближали их обладательницу к его машине, его взгляд поднимался выше, останавливаясь на прозрачном красном платье, которое подчеркивало высокую, но небольшую грудь, тонкую талию, округлые бедра и о, боже или черт, открывало на всеобщее обозрение кружевное, сексуальное белье. Маркус нервно сглотнул: «девочка, ты понимаешь вообще, что творишь?!» Но у нее хоть и были щечки окрашены румянцем смущения, а глазки то поблескивали торжеством, женским торжеством над мужчиной. «Твою ж мать, да ведь все она понимает эта маленькая чертовка! Ну, что посмотрим кто кого, детка?!» Маркус чувствовал, что борьба будет тяжелой, но какой?! М м! «Мда, схожу с ума от девчонки в коротком платье, когда обычно равнодушен к самым невероятным женским туалетам и великолепным телам!» Хотя он уже ничему в себе не удивлялся. Удивлялся только ей, только она и могла его удивить! Когда Аня залезла в машину, он игриво подмигнул ей, чтобы не выглядеть оторопелым кретином;

— Энни, ты хочешь, чтобы я весь вечер провел, отгоняя от тебя мужиков?

— Нет, у меня на тебя другие планы! — лукаво подмигнула в ответ она. Вот теперь он точно выглядел, как кретин. Ему пришлось только понимающе хмыкнуть и тронуться в путь. «Ну, нет дорогуша, ничего у тебя не выйдет! Черт, какой же он все таки кретин! Она хочет его, он ее! Какие черт возьми, могут быть проблемы?!» Но проблема была в том, что она сама не знает чего просит, но он то знает, поэтому лучше не стоит! Она хорошая девочка, ему не хотелось делать ей больно!

Сегодня он не стал спрашивать программу вечера, понимая, что она не будет способствовать его спокойствию, а потому для этих целей он повез ее в парк аттракционов, чтобы лишний раз напомнить себе- в этом платье искусительницы неразумная девчонка, играющая с огнем.

— Марк все в порядке? — обеспокоенно спросила Аня, отрывая его от мыслей.

— Конечно! — соврал он, стараясь не смотреть на нее — Как день прошел?

— Да как всегда- ничего особенного! Больных сегодня много выписалось, поэтому почти бездельничала. — ответила она. — А у тебя?

— Я работал! — получилось немного грубо. Нет, он ведет себя как идиот.

— Ты сегодня какой то раздраженный! — тихо заметила девушка.

«Ну, естественно, черт возьми, ты бы еще голышом вышла!» В слух же сказал:

— Прости принцесса, я наверно просто устал!

— Ааа, нужно было позвонить мне, я бы поняла, и ты бы отдохнул!

— С тобой я отдыхаю малышка, не бери в голову! — отозвался он, успокаивая ее.

— Хорошо, я рада! — улыбнулась облегченно она-Что будем делать сегодня?

— Сейчас узнаете мисс! — интригующе подмигнул он. За две недели Маркус стал неплохо ориентироваться в центральном и юго-восточном округе, а потому повез ее в парк ВДНХ.

— Ладно пусть будет сюрприз! Я люблю сюрпризы! — довольно откликнулась Аня.

Через десять минут они были на месте, а сюрприз ожидал обоих, когда на входе их окатили ледяной водой с головы до ног. Сказать, что Маркус был в бешенстве, значит ничего не сказать! ОН уже хотел дать пару своих фирменных пинков под зад обнаглевшему подростку, как услышал заливистый смех Ани, которая пыталась в перерывах между смехом, что то ему сообщить. Маркус оглянулся, пытаясь понять, но открывшаяся картина вызвала резкую волну желания. Мокрое платье превратилось во вторую кожу, капли медленно стекали с лица под него, заставляя провожать их взглядом. Но Маркус взял себя в руки, благо, мокрая одежда очень этому способствовала и спросил;

— Что это за херня, ты можешь объяснить?

Девушка отдышавшись, объяснила:

— Сегодня Иван-Купала! Так праздник называется, в этот день можно обливать кого хочешь!

— Идиотизм какой то! — раздраженно парировал он.

— А по-моему весело! — улыбнулась она.

— Очень! Теперь придется ехать, переодеваться!

— Думаю нет смысла! Пойдем так- все равно обольют или лучше тогда не выходить из дома вообще сегодня!

— Ты что, предлагаешь ходить мокрыми? — уточнил он у нее, как у чокнутой!

— Ну, да! — ответила она, еле сдерживая смех над его капризами. — Пойдем, обещаю, тебе понравиться! — добавила Аня шепотом, от чего Маркуса бросило в жар:

— Ты ненормальная!

Она лишь засмеялась, и они пошли в парк. Где начался настоящий круговорот эмоций, веселья и сумасшествия. Первыми на очереди встали гонки на маленьких машинках, похожие на гольф — кары. Аня и Маркус, как малые дети хохотали, обгоняя, подначивая друг друга:

— Эй, так не честно! — возмущено вскричала она, когда он ее подрезал.

— А никто и не говорил, что будет честно малышка! — засмеялся он, вырываясь вперед.

— Ну, ладно! — это было обещанием скорой расправы. И она последовала, девушка быстро усвоила его грязные приемы и ответила ему тем же.

— Что, съел малыш?! — восторженно кричала она ему, обогнав его на несколько метров, пока не врезалась в дерево. Теперь уже веселился Маркус, точнее хохотал до изнеможения.

— Что, ты хохочешь?! — насупилась Аня, от чего он стал хохотать еще сильнее, но смех его достиг критической точки, когда им сказали, что эти машины предназначены для прогулок, а не как аттракцион. Маркус перестал смеяться только, когда они сдали машинки, оплатили штраф за вмятину и пошли на аттракционы. Аня продолжала дуться на него, но мороженое решило эту проблему правда создало другую! Наблюдать за тем, как пухлые губы сливаются будто в поцелуе с белым пломбиром, а алый язычок слизывает мягкую верхушку, было просто невыносимо! Маркус отвернулся, но проклятое воображение дорисовало все самостоятельно. И дело тут вовсе не в том, что он извращенец, нет, обычные мысли любого мужчины, увидевшего девушку с таким наслаждением поглощающей мороженое в наряде, кричащем «трахни меня»! Маркус видел, какие взгляды кидают проходящие мимо папаши с детьми, парни. За эти взгляды хотелось хорошенько врезать! «Отлично, он еще и ревнует! Это уже слишком!» Пока он рассуждал, они подошли к американским горкам, а Эни доела мороженое. Они сели в самую сумасшедшую по его мнению карусель, хотя с Диснеем она и рядом не стояла, но тоже вызывала всплеск адреналина, заставляя смеяться, кричать и держаться за руки от восторга. После они долго приходили в себя, одежда на них совсем высохла, Аня напоминала ему девицу после бурной вечеринки — растрепанные волосы, потекший макияж, мятое платье, но как она прекрасна даже такая! Ему так хотелось обхватить ее личико и расцеловать каждую черточку за все, за каждую проведенную вместе секунду, но Маркус подавил в себе этот порыв. Чтобы отвлечься, повел ее в тир, забыв, что там придется снимать очки. Пришлось с раздражением терпеть пристальное разглядывание кассира, от злости Маркус сам не заметил, как попал во все мишени, выиграв девушке большую игрушку, но она удивила его, попросив небольшого волчонка, и затем смущенно объяснила, когда они отошли:

— Просто он мне тебя напомнил, с виду такой гордый, неприступный и жесткий, а на самом деле мягкий и такой одинокий! Посмотри, какие у него добрые глаза!

Маркус не знал, что на это сказать да и нужно ли?! Нет он не был добрым или мягкий. Но он действительно одинок, действительно покрыт маской неприступности, только признаться себе в том, что она за десять дней поняла, то что не замечают люди, знающим его много лет, было тяжело! Поэтому он лишь пошутил:

— Надеюсь, ты не собираешься его еще, и назвать моим именем?!

— Ах, да имя! — спохватилась Аня, а потом лукаво улыбнулась, задумавшись на секунду. — Нет, пожалуй, я пощажу твою гордость и назову его в честь этого футболиста, который на тебя похож или ты на него- неважно. Знакомься, Маркус! — торжественно представила она ему волчонка. Маркус даже поперхнулся колой, которую в это время пил, не зная то ли ему в пору хохотать, то ли обижаться. Ситуация конечно была комичной! Девушка же усиленно стучала ему по спине, пытаясь облегчить дыхание и не замечала, что он еле сдерживается, чтобы не засмеяться.

— Спасибо, вы так благородны мисс! — рассмеялся он все же.

— Я знаю! — довольно засмеялась она в ответ.

Они как раз подошли к фонтану «Дружбы народов», где попали в водное побоище. Люди всех возрастов резвились как дети, обливаясь, обливая друг друга с ведер, водных пистолетов, бутылок, брызгая воду из фонтана. Маркус был в шоке, но долго ему не дали в нем пребывать, окатив с ведра. Над чем Аня начала истерично хохотать, вызывая у него раздражение;

— Смешно, да?! — сыронизировал Маркус, выхватывая ведро у бегущего мальчишки, и резко выливая содержимое на нее.

— Ну, держись! — пообещала она ему, хохоча и подбирая чью то посудину.

Война началась! Он убегал, а она пыталась догнать его, лучшего в мире футболиста, отличающегося не только меткостью попадания, но и скоростью! Маркус, естественно поддавался, потому что к моменту приближения к нему у Ани всегда было пустое ведро. Попутно их обливали другие люди, теперь данная забава не казалась ему идиотизмом. Так он давно не веселился. Это было нереально круто!

Мокрые, запыхавшиеся они бежали навстречу к друг другу прямо по воде, в фонтане, проталкиваясь через людей. Маркус, словно зачарованный смотрел на нее счастливую, промокшую, в красном платье на фоне золотистых фигур, в полу метре от него она тоже замерла, а затем медленно подошла и погладила по щеке;

— Поцелуй меня! — прошептала она. Маркусу оставалось только исполнить ее просьбу, потому что он желал этого больше всего на свете. Его движения были порывисты и резки, быстро притянув ее к себе, он жадно обхватил ее губы, грубо врываясь языком ее рот. Аня не протестовала, наоборот- страстно отвечала ему, их языки сплетались и расходились, чтобы встретиться вновь, руки словно жили своей жизнью, гладя, сжимая, трогая, лаская. Мокрые тела прижимались теснее, поцелуй становился мокрее. Они не заметил, как оказались за одной из скульптур фонтана, закрывшись от людей, хотя им сейчас было и на них плевать! Маркус прижал Аню спиной к гранитной девушке с косой, не прерывая поцелуй, посасывая ее язычок. Кровь стучала в висках, как бешеная, плоть изнывала от желания и разум отключился! Маркус ничего уже не соображая, подхватил девушку под ягодицы, заставляя обхватить его торс ногам, задирал платье, гладя длинные ноги, слизывая воду с ее шеи, вызывая дрожь в теле. Тихие стоны и такой же ответ- она проводила своим языком по его разгоряченной коже, сводя окончательно с ума. Он отодвинул трусики, она была возбуждена до предела, его пальцы скользнули в нее, а девушка закусила губу и от боли мышцы ее лона резко сжались вокруг его пальцев, это и привело Маркуса в чувство!

«Что ты творишь, мать твою?! Хочешь ее трахнуть на глазах у всего центрального округа, в городском парке, как какую то шалаву?!»

Эти мысли так разозлили его, что он резко опустил девушку, от чего та едва не упала, и грубо кинул;

— Поехали!

Ничего не понимая, Аня покорно бежал за ним к машине. Маркус несся на огромной скорости к ее дому, пытаясь остыть, но рядом с ней это было невозможно! Он до сих пор ощущал на пальцах ее запах, возбуждающий его до критической точки.

— Марк, что случилось? — спросила наконец она.

— Ничего детка! Ты наверно, привыкла трахатся в городских парках, но вот для меня это экзотика! — цинично ответил он, чувствуя себя самым последним ублюдком, видя как Аня побледнела, а ее глаза наполнились слезами унижения и боли, он уже хотел просить прощение за сказанную им мерзость, но Аня стремительно выскочила из машины и побежала к себе.

— Эни… — с сожалением простонал он, глядя на подрагивающие плечи девушки, которая через мгновение скрылась за дверьми общежития. Какой же он урод! НО лучше так, исход все равно одинаков, только сейчас ей не так больно! Хотя он мог и не доводить до подобной ситуации!

— Прости меня моя маленькая принцесса! — прошептал он, последний раз взглянув на место их встреч. Вот и все!

До своей квартиры он добрался в считанные минуты и там словно ураган начал собирать вещи, не давая себе спокойной минуты. Ему нужно было срочно уезжать, сейчас же, пока он не вернулся, чтобы просить о прощение, чтобы видеть ее улыбающуюся и счастливую, а не униженную и оскорбленную в лучших чувствах. «Нет, нет, нет! Черт возьми! Все правильно, лучше так, чем когда он с ней переспит, а потом бросит — это будет еще хлеще! Ладно, мысли все потом!»

Маркус набрал номер своей секретаря:

— Клэр, мне срочно нужен билет из Москвы в Лондон!

— Мистер Беркет, о, Боже, вас все потеряли! Пресса гудит, ваша мама…

— Все потом! Билет мне нужен сейчас и побыстрее! — нетерпеливо перебил он.

Клер давно работала, а потому знала своего работодателя прекрасно и сразу же включилась в работу, чувствуя, что еще немного и он сорвется;

— Хорошо, пару минут и я закажу вам билет! Вы в Москве, я правильно поняла?

— Да! Подожди, у меня вторая линия! Роб у тебя что ли?

— Да! — смущенный ответ.

— Роб!

— Маркус, я убью тебя, я т е б я у б ь ю! Приезжай скорее, столько новостей, дел! Если ты хотел пропиарить свою задницу, то тебе это удалось с блеском! Рекламщикам бы у тебя поучиться! Пресса, телевиденье, радио, друзья, тренер твой и еще куча народа, которые ждут тебя, словно Мессию, так что готовься!

«Да, это как раз то, что нужно, чтобы выкинуть ее из головы!»

— Окей, что там у Клер?

— Передаю ей трубку!

— Все готово мистер Беркет! Вылет через час из аэропорта Домодедово! Надеюсь, вы успеваете, но я все равно предупредила, чтобы рейс задержали, если вы опоздаете! В аэропорту вас встретит сотрудник авиакомпании и проведет на борт, так что никаких проблем с фанатами и прессой! В Хитроу мы вас встретим полными составом, потому что к сожалению, журналисты наверняка все узнают- у них везде свои люди! Ждем вас, держите нас в курсе до отлета!

— Спасибо Клер, ты волшебница, до встречи!

— До встречи мистер Беркет! Ради вас все, что угодно!

Через час Маркус уже сидел в самолете. Ему было совершенно наплевать на косящихся на него пассажиров бизнес-класса, ибо на борту этого самолета первый класс не был предусмотрен! «Ну да черт с ними!» Ему все равно не до них было. Перед глазами стояла она, его ангел и принцесса, мечта, которой не суждено никогда стать реальностью! Впервые он сделал что то вопреки своему эгоизму и самолюбию! Только вот радости сей подвиг не вызывал! Да и он не удержался таки — чуть не взял ее прямо на улице! Она не сказала бы нет! Под ним визжали отъявленные шлюхи, а она неопытная девчонка, что она могла! Но больше всего вызывал досаду факт, что он унизил ее, прикрывая собственный прокол и слабость! Хотя, что уже терзаться?! Дело сделано!

Правильно, что он уехал! Таким ублюдкам место рядом со стервами и суками вроде Лорен и прочих! Но понимание этого вызывало лишь горечь и пустоту!

Через три часа Хитроу встретил его вспышками фотокамер, криками журналистов, фанатов, аплодисментами, восторгом. Вот и все! Конец играм в простого парня! Конец мыслям о простых девчонках! Он идол миллионов людей, а идолам не положено заниматься самобичеванием! Пора возвращаться в реальность! А реальность вот она!

Маркус оглянулся и окинул беснующуюся толпу, сдерживаемую полицией и охраной спокойным взглядом, прежде чем исчезнуть в салоне лимузина, впервые сожалея о собственном успехе! 

Глава 8

Она лежала в пустой, темной комнате на кровати, прижимая к груди мокрого волчонка, не помня, как зашла, как переоделась. «А какая собственно разница?! Все это неважно! Только вот, что тогда вообще важно?! Может быть, наоборот, такие обыденные вещи и ценны?! Они постоянны и неизменны, их нельзя уничтожить парой слов, нельзя увидеть в них что то еще, кроме того, что есть!» Аня понимала, что несет ерунду, мысли не о чем! Да и ладно! Только бы не этот холод и тоска. А была именно тоска! Боль? Наверно! Обида? Конечно! Но больше всего сердце сжимала словно клешнями невыносимая тоска. Тоска по вечерним встречам, которые она так ждала после работы, тоска по тихим разговорам обо всем на свете, не стесняясь и не обманывая друг друга, тоска по дерзкой мальчишеской улыбке, от которой пульс зашкаливало, тоска по черным, словно ночь глазам, тоска даже по его аромату. Боже, этот парфюм! Запах энергичности и страсти, аромат неприступного мужчины, вводящий ее в эйфорический транс. Имбирь со специями, мускусом и лавандой, доводящие до состояния окончательного экстаза. Она порой думала, что ее состояние похоже на фильм «Парфюмер», а именно момент с его первой жертвой, когда он пытался руками вычерпать весь запах, у нее порой возникало именно такое желание. А сейчас оставалось только скучать по тому, чего никогда больше не будет. Несмотря на те слова, которые были словно пощечина! Это было больно! Он унизил ее, оскорбил, плюнул в душу!

Слезы катились по щекам, слезы сожаления, слезы по тому, что было, слезы по тому чего не будет более. Как же мучительно! «Почему?» — спрашивала ее душа. — «Что сделала не так?» Аня не понимала.

Гордость умоляла забыть его и не вспоминать никогда, а сердце, ее глупое сердце билось и изнывало от тоски и как не странно — любви! Да, любви! Любви к этому холодному внешне, но такому обжигающему внутри мужчине. «Как же так? Когда?!» Эти мысли вызвали невеселый смешок — когда? Наверное, в первый же день, когда взглянула в его темные глаза и с каждым днем все сильнее и сильнее, отдавая ему все без остатка! Свое сердце, тепло, чтобы растопить лед, чтобы пробить стену неприступности и цинизма, получая в замен теплую улыбку, нежный и в тоже время страстный взгляд. Только вот, когда огонь вырвался наружу, он потушил его презрением и грубостью. «Почему?! Зачем?! Что она сделала не так?!»

Слезы высохли, а в душе девушки нарастала решимость. Пусть она неопытна и полная дура в отношениях с мужчинами, но она узнает, что к чему, когда он позвонит! Ведь он позвонит?! Нельзя же просто взять и вот так исчезнуть! Это неуважительно, по-детски, глупо и жестоко. Нет, он так не сделает! Он позвонит!

Она ближе притянула к себе еще не высохшего волчонка и прошептала:

— Он ведь позвонит Маркус? Да? Нет, ну, что ты так смотришь! Конечно он позвонит!

Девушка тяжело вздохнула, вытирая слезы. Она еще долго лежала в темноте, а когда пришли девчонки, притворилась спящей, меньше всего сейчас хотелось говорить о прошедшем вечере.

— О, наша красотка дома! — воскликнула Настя, включая свет.

— Да тихо ты, разбудишь! — зашипела на нее Соня.

— А я надеялась, Q-семь раздвинет ножки нашей недотроге!

— Даша! — возмутились обе девушки. Аня же горько усмехнулась. Подруги называли Марка Q-семь-шутка конечно, но Ане все равно не нравилось, вот и сейчас чуть не вспылила.

— Нет, а что такого я сказала?! Пора бы уже, сколько можно резину тянуть?!

— Это вот вообще не наше дело! — наставительно оборвала Соня подругу.

— Ставлю свою стипендию на то, что он пытался, а наша Анька его послала! — хохотнула Настя.

«Дорогая, ты только что осталась без стипендии, ибо как это не омерзительно и стыдно признавать, но послал как раз меня!» — поморщилась Аня про себя.

Девушки еще некоторое время что то обсуждали, Аня уже не слушала, погружаясь в собственные думы, а потом все легли спать. Аня же продолжала лежать, не выпуская Маркуса из крепких объятий, слезы больше не орошали ее подушку, но утешение не приходило. Аня была намеренна все выяснить, наплевав на гордость и самолюбие! Она поговорит с ним! Так не должно быть! По крайней мере она не из тех людей, которые будут кусать губы и выть от обиды, не в силах переступить через свое я, чтобы разобраться в ситуации! Да и так правильней! Все в ней кричало об этом, ее сердце, душа, а тело раньше всех предало ее. Боже, она влюбилась! Улыбка и щемящая боль. Все будет хорошо, она верит! Марк хороший человек, в нем проскальзывает нежность и отзывчивость. И кажется она влюбилась в него. С этими мыслями девушка заснула.

Утро встретило ее дождем и тучами. Природа была солидарна с состоянием ее души. Как же хочется домой! В их такую теплую и уютную гостиную, пахнущую смолой от деревянных стен, хочется упасть в одно из таких старых, но таких родных кресел, хочется коснуться пальцами гладких клавиш любимого пианино, превращая чувства в звуки, выплескивая боль в минорных аккордах, а любовь в мажорных. Аня никому не рассказывала об этом своем увлечении, хотя семь лет усердного труда в музыкальной школе едва ли можно назвать увлечением. Великолепный слух, музыкальная одаренность в совокупии с работоспособностью, делали мечты о музыкальной карьере реальностью. Но Бог решил иначе! Да, она верила в существование Верховного Ума! Аня мало, что знала об обрядовой стороне, но смысл религии ей был понятен: «Возлюби ближнего, как самого себя!» Она старалась, чтобы данный принцип был первостепенным в ее жизни!

В четырнадцать лет Аня готовилась к Международному детско-юношескому конкурсу-фестивалю «Сибирь зажигает звезды». Тогда случилась ее трагедия- крышка фортепьяно упала на играющие руки, сломав шесть пальцев. Это было крушение надежд, но Аня не верила до конца, просила ставить анестезию, корчилась от боли, но играла сломанными пальцами, умирая от понимания, что это уже не та игра. Какая это была мука- хоронить талант из-за случайности, но она справилась. Бабушка как всегда была ее опорой, они пережили это падение вместе. Несмотря на травму, Анна закончила музыкальную школу! Наверно, из гордости, упрямства и еще потому, что всегда доводила дела до конца, но о жизни в искусстве больше не мечтала. Это не было капитуляцией, просто сломанные пальцы срослись неправильно и не позволяли таланту воплощаться в жизнь, а быть посредственной Ане не хотелось. Вскоре у нее появилась мечта помогать людям. Аня хотела стать хирургом-ортопедом, чтобы «ставить людей на ноги», возвращать людям способность к движению, ибо движение есть жизнь!

Сейчас же она больше всего хотела сесть за свою старушку «Оду», которую подарила ей бабушка на десятилетие, и забыться в чувственном водовороте Моцарта или Шостаковича. Но увы, сейчас она должна идти на работу и забываться в запахах дезинфектантов и рабочей суете.

Телефон Аня решила оставить дома, чтобы работать, а не смотреть каждую секунду на дисплей в мучительном ожидании. Лучше все узнать вечером.

Ей очень повезло- работы было на удивление много, а потому времени на переживания не оставалось, но в общежитие она не просто торопилась, она неслась как сумасшедшая в лихорадочном волнении и нетерпении.

— Нюська привет! — помахала ей Соня из под кучи книг, которыми обложилась на полу их комнаты.

— Привет девчонки! — ответила Аня, торопливо снимая обувь.

— Ужинать будешь, я плов сварила? — спросила Настя, накрывая на стол.

— Насть, че за глупости? Щаc Q-семь приедет! — отрезала Даша, стуча нарощенными ноготками по клавишам ноутбука.

— Буду! — буркнула Аня, зная, что сейчас начнется, но в данную минуту ее интересовал только телефон.

— В смысле, вы сегодня не встречаетесь? — повернулась Дашка, перестав печатать.

— Да! — она не хотела ничего объяснять, ей нужен был телефон, но она как на зло не могла его найти, нетерпеливо шаря по постели, в сумке, на столе.

Теперь все три девушки с недоумением смотрели на подругу. «Да ну их! Нашла! Три непринятых!» Сердце стучит как дикое, руки дрожат, внизу живота ком. Журнал непринятых вызывов и разочарование. Бабуличка в двенадцать сорок, Коза в пятнадцать тридцать, Староста в пятнадцать тридцать шесть. Все! Взгляд туманится от слез, а внутри что-то обрывается, словно натянутая струна и бьет так больно, что хочется кричать от обиды и разочарования. Все!

— Нюсь, что случилось? — осторожно спрашивает Даша. Остается только трясти головой, чтобы скрыть слезы.

— Анют давай, сейчас твой любимый чай с мятой сделаем, выпьешь, успокоишься. Вот, смотри, какой волчок к тебе пришел. — Настя комично потрясла игрушкой и положила ее рядом с подругой, не ведая о том, что еще сильнее ее расстроила. И все же подруги у Ани были замечательные. Она не плакала, нет. Слезы она подарит ночи и одиночеству, никто не узнает о ее боли, это должно остаться только в ней. Поэтому она улыбнулась подругам и спокойно сказала:

— Девчонки, все хорошо! Я в порядке, просто устала!

— Нют, мы же не слепые! — не поверила Соня. — Если не хочешь говорить, не надо, мы поймем, но только не обманывай, что все в порядке!

Как же она их любит, своих все понимающих подруг. Аня лишь кивнула, зная, что они поймут. Девчонки поняли, знали, что нужно дать время. За пять лет они слишком хорошо друг друга изучили, а потому к каждой был свой подход. Как сейчас, например.

Девушки поужинали, разговаривая на отвлеченные темы, а потом каждый занялся своими делами. Аня ушла на балкон, чтобы поговорить с бабушкой. Старалась говорить бодро и легко, но и тут потерпела фиаско. Да почему же она врать то не умеет?!

— Нюрочка, что случилось детка? Я чувствую, что ты какая то не такая!

— Бабуль все хорошо, голова болит вот и все!

— Нюра!

Девушка тяжело вздохнула, но потом все же призналась.

— Ничего серьезного бабуль, не переживай!

«Как же! Давай Ань, вешай бабушке лапшу!» — иронизировала девушка про себя, вслух же сказала-Бабуль, давай я приеду и мы поговорим, не хочу сейчас это обсуждать!

Она слышала как Маргарита Петровна недовольно сопит в трубку, но вздохнула с облегчением, когда услышала ее ответ:

— Хорошо Нюр, как скажешь!

После они быстро обсудили все неотложные вопросы и попрощались, надеясь на скорую встречу. Еще никогда Ане не было так тяжело разговаривать с бабушкой, она знала, что обидела ее своей скрытностью, но на душе было так плохо, что Аня просто не могла говорить об этом. Итак все мысли были о Марке, а если еще и говорить, то вообще можно с ума сойти!

Оксане она не стала звонить, ограничившись смс-сообщением о встречи, потому что объясняться с подругой было уже выше ее сил. Но вот позвонить ему желание было непреодолимым. А ведь неправильно это, он ее разве что шлюхой не назвал, хотя нет, назвал, косвенно, но разница то какая?! И она еще и звонить ему будет?! «Дура, ты Анька! Влюбилась, идиотка!» — Ругала Аня себя, при этом набирая его номер. Ее всю трясло, ладони были влажными от волнения, но через мгновение волнение сменилось пустотой, ибо ее звонок был сброшен. Или Марк не хотел с ней разговаривать или она была в черном списке, что в общем то было одинаково неприятно, унизительно и жестоко. Устало приклонив голову к стеклу, Аня тихо заплакала, потому что больше иллюзий не осталось, все было ясно, как день-он не позвонит, он не приедет, он исчез из ее жизни, также внезапно, как и ворвался.

«Что же я сделала не так Марк?

Почему ты не дал мне не одного шанса?

Неужели я так безнадежна?

Зачем тогда все это было?»- спрашивала себя Аня, травя душу. Рыданья душили ее, но она не давала им вырваться.

Со стороны казалось, что девушка просто преклонила голову и любуется закатом. Аня не заметила, что за дверью стоял Андрей Сафонов и смотрел на нее через стекло, таким же тоскливым, как и у нее взглядом. Когда она собралась идти к себе, парень уже ушел, и Аня так и не узнала о его присутствии и о его решительном намерении действовать. Ее сейчас вообще мало, что волновало, она была будто пуста.

Шли дни, но ничего не менялось — обычно жизнерадостная девушка была ко всему апатична и равнодушна. В первое время это беспокоило только подруг, Оксана вообще места себе не находила. Ей единственной Аня открылась, это произошло спустя неделю после Ивана-Купала. Съездив вместе с Оксаной на примерку свадебного платья, Аня согласилась остаться на ночь у подруги, Костя уехал в командировку, поэтому они могли спокойно посекретничать, на что Оксана очень рассчитывала. Не могла она более смотреть на подругу, которая практически перестала есть и видимо спать- синяки под глазами Ани просто ужасали своей чернотой. Глаза были потухшими. Оксана не узнавала свою улыбчивую сестренку, она так боялась за нее, терзаясь от неизвестности и бессилия. А потому очень надеялась, что может если они поговорят, Анютке станет легче, Оксане очень хотелось помочь, как когда то помогла Аня ей.

Они сидели на кровати в пижамах, когда Оксана не выдержала, воскликнув;

— Нют, я не могу больше это видеть! — Оксана неопределенно взмахнула руками в направлении Ани. — Делать вид, что все окей не оегу! Милая, родная моя, я знаю, по себе знаю, что храня все в себе, ты только делаешь хуже. Просто расскажи, увидишь, тебе станет намного легче! Это из — за него, да?

Оксана пристально смотрела на подругу, после ее слов она побледнела.

Аня кусала губы, голос немного дрожал, когда она начала рассказывать. Аня поделилась всем, грустно улыбаясь, слезы сами по себе текли по ее бледным щекам.

— Я… мне казалось, что…   нет, он действительно внимательный человек, я знаю! Да, он поступил жестоко со мной, но я сама виновата, вешалась на него, как проститутка и…

— Что? — вскричала Оксана. — Не смей его оправдывать даже! Ты ничего не сделала, чтобы стыдится! Просто он конченый ублюдок, хотя я и не понимаю его действий, точнее бездействия! Но в любом случае, он циничная скотина и во всем виноват, но не ты, понимала! Вот ведь пид*р!

— Оксан, пожалуйста! — Аня перестала плакать, взгляд ее был тяжелым и отрешенным- Я кажется люблю его! Да, люблю! Не знаю, как такое возможно, но ничего не могу с собой поделать. Да, согласна он циничный во многом, жестокий, как оказалось, да и я ему не нужна, но он всегда был честен со мной. Никогда ничего не обещал, не приставал, не давал надежды, он всегда видел во мне только девушку, которая согласилась показать ему Москву и не более, это я по своей наивности что — то напридумывала себе! А потому я сама виновата!

— Ань так не бывает, понимаешь! Мужчина просто так не просит показать ему Москву. Одна эта просьба — это уже и намек и обещание и надежда! Поэтому говори, что хочешь, оправдывай его, но знай, он поступил с тобой как свинья! — Оксана видела, что Ане неприятно это слышать, но по-другому не могла.

— Мне очень жаль родная, что все так получилось! Вот за что такая несправедливость! Блин, какие же мужики козлы все-таки! — прошептала Оксана, обнимая подругу, плача вместе с ней. — Все забудется и потом будет по-другому. Обещаю Анют! Обязательно!

Так они и уснули в слезах и надеждах. Только ничего не забывалось, а тоска по- прежнему сжимала сердце Ани. Вскоре все стали замечать, что с ней что-то не то. Некоторых сей факт стал даже очень радовать.

— Гончарова, что такая загруженная ходишь? Говорят все, твоя мажористая love story закончилась! Ну? ты не переживай! С такими всегда так-потрахают, а потом the end, ты же не надеялась на свадьбу, детишек правда! Ты же у нас умненькая девочка. — глумилась Казанцева, застав Аню в душе. К сожалению, подобные удобства были в общем пользовании. Хуже чем есть девушке быть уже не могло, а потому данная колкость вызвала лишь немного горечи, но вот Дашу сей выпад взбесил не на шутку:

— Ты еб*ло свое заткни шлюха, пока ты свой the end в трубопроводе не встретила!

— Назарчук, иди на х*й! — не растерялась Казанцева.

— Рот заткни! — прекратила все разговоры Настя, ее в общаге боялись, потому как она могла и хорошенько отделать без разговоров-КМС по самбо и все тут!

Аню данная потасовка утомила, и она поспешила покинуть душ, налетев по дороге в комнату на Андрея.

— Извини! — сказала она не глядя, собираясь уже проскочить мимо, но парень не пропускал ее.

— Ань привет! — начал он нерешительно.

— Пока Андрей! — резко оборвала Аня, она до сих пор была на него зла за ту выходку. Но он не пропускал ее. — Что тебе надо?

— Анют… — мялся парень, девушка тяжело вздохнула. «Господи, как же все надоели, когда же я одна смогу побыть?!»

— Ань извини меня пожалуйста, не знаю, что на меня нашло! Я не хотел тебя обидеть, просто наваждение какое то, прости! — торопливо сказал он, словно на одном дыхании с волнением и ожиданием заглядывая ей в глаза.

Нет, вот этого она уже не понимает. «Что это с ним?» — пронеслось на мгновении в ее мыслях, но тут же безразличие и отрешенность снова вернулись на свое уже привычное место.

— Хорошо! — устало пожала она плечами, намереваясь идти дальше, но Андрей уходить с дороги не собирался;

— Ань, тебе плохо?! — тихо сказал он. Девушку это разозлило- у нее, что все на лице написано, что им всем надо от нее?!

— Да! Плохо мне! Трахнули меня и бросили, понятно! Ну, что удовлетворил любопытство?! Пропусти.

Она бежала по коридору, не замечая с какой болью он смотрит ей вслед. Но в его взгляде была не только боль, но и надежда! Кажется, он слишком долго тянул, но больше ждать не будет, он станет для нее опорой и утешением! Хватит уже смотреть!

Спустя некоторое время Андрей начал потихонечку и с осторожностью приводить свои замыслы в действие.

Анне же его устремления были неведомы, точнее она не хотела задумываться об этом. Поэтому частые в последнее время визиты Андрея в их комнату, его взгляды и ненастойчивые приглашения погулять, просто игнорировала. Подруги кидали на нее загадочные взгляды, но Аня было все равно. Она была безразлична ко всему. Просто работала, ела, спала, последние два пункта вообще заставляла себя делать. Странно боли уже не было, но и интерес не появлялся. Хоть бы какая-нибудь встряска, чтобы вывести ее из этого амебного состояния! Аня не могла выбросить Марка из головы, как бы не заставляла себя забыть его. Прошел уже месяц, а ее душа до сих пор изнывала от тоски. Последние недели она просто жила на автомате, не чувствуя ничего. А хотелось жить, как раньше! Поэтому девушка очень хотела хоть какой — нибудь всплеск эмоций в своей душе, она еще не знала о чем просит, но видимо ее молитвы были услышаны.

Аня собирала вещи, впервые испытывая за последний месяц что-то похожее на радость- завтра она будет дома! Подруги тоже носились по комнате, собирая свои вещи, когда раздался стук и в комнату влетели, не дожидаясь ответа Андрей и еще несколько парней с их курса.

— Девчонки, у вас интернет работает? — спросили парни чуть ли не хором.

— Ну, наверно! — не глядя, ответила Настя. — А что?

— Ты посмотри, если что мы у вас можно футбол посмотрим- сегодня начало английской Премьер Лиги!

— Ну, а шлюху не хочешь?! — огрызнулась девушка, но все же интернет проверила. — Работает! Что пустим их? — спросила она у подруг, которым было в общем то без разницы. Вскоре парни расположились у них в комнате с пивом, чипсами и сумасшедшим гулом, который стоял благодаря их постоянным спорам об исходе игры. Девушки начинали жалеть о своем решении. Собрав вещи, им ничего не оставалось, как присоединиться к парням, заниматься чем то другим было невозможно при таком шуме.

— Кто играет? — поинтерсовалась Даша, открывая банку пива

— Манчестером Юнайтед с Манчестер Сити! — ответил один из парней, таким тоном, будто увидел что- то оскорбительное в ее вопросе. Аня даже усмехнулась от подобного ответа. Но весь последующий разговор стер напрочь ее улыбку.

— Ой, классно! Можно хоть на Беркета полюбоваться, он такой секси! — хохотнула Даша, чем очень повеселила подруг и вызвала улюлюканья у парней.

— О, все-полился кипяток! Согласен, он конечно классный, но главное, что игрок он офигенский, талантище! — горячо восторгался Андрей.

— Несите кляп, иначе мы его не переслушаем! Ему только дай волю и он будет про Беркета до утра заливать! Вы бы видели его, он чуть инфаркт не хватанул, когда узнал, что Беркет тут в Москву приезжал, а он его так и не увидел! Хотя никто не видел, он типа инкогнито прибыл к своей телке, ну, этой певичке. А клевая она у него, сочная девка.

Аня сидела, боясь пошевелиться, чувствуя, как внутри все холодеет от какого то скользкого, нарастающего ужаса.

— А когда приезжал? — спросила она не своим голосом.

— Вы что вообще новости не смотрите, журналы не читаете? Вот вы темные! Да весь интернет кипел и телевиденье от его прикола, его там всем миром две недели искали! Ну вы даете, вы хоть иногда то из-под книг вылезайте! — обрушился он на девушек.

— Да слышали мы эту историю, только нам то что и…  

— Когда все-таки? — перебила Аня подругу, не замечая удивленных взглядов.

— Не знаю когда, говорю же никто не знает! Но седьмого июля его встречали в Лондоне из Москвы! — рассказывал парень, но Аня уже не слушала, сердце птицей билось о грудную клетку, внутренности скручивало от кошмарной догадки, но она молилась, чтобы это было просто совпадением, простым стечением обстоятельств.

Через пару минут все мысли затихли, и Аня с затаившимся дыханием смотрела на экран телевизора, начали транслировать игру, как обычно показывая стадион, голос диктора делал вступление.

— Здравствуйте дорогие любители футбола! Сегодня открытие сезона английской премьер лиги! На знаменитом поле Олд Траффорд встречаются в товарищеском матче не менее знаменитые команды и их участники Манчестер Юнайтед и Манчестер Сити!

Диктор говорил о составе команд, о тренерах и прочих формальностях Аня же словно утопающий просила обо одном:

— Пожалуйста, пусть это будет не правда, прошу, пусть это окажется совпадением! — шевелила она губами в беззвучной молитве.

Слова замерли, когда камера показала лицо человека, выбегающего на поле. Стадион взревел, как дикий при его появлении. Так же дико ревело ее сердце, душа и разум-«Это он! Он!»

Маркус, словно Бог обвел снисходительным взглядом своих почитателей, а потом улыбнулся широкой улыбкой, которую она не забудет никогда!

У Ани было чувство, будто она падает в пропасть. Если у нее и оставались еще какие то надежды, то сейчас они разбивались о границу, падая вместе с ней в эту невероятную пропасть, которая их разделяла. Теперь все, абсолютно все вставало на свои места. Теперь она понимала и это наглое самодовольство, и безграничную гордость, и холодную высокомерность, и унизительную снисходительность, и эти чертовы очки!

Какая же она идиотка, как же можно так тупить?! Было больно, было какое то чувство стыда и ощущение, будто тебя гнусно разыграли, сделали посмешищем! За что? Как же унизительно! Какой же смешной и жалкой она ему казалась?! Боже, ну и мезальянс!

Аня пыталась держать себя в руках, но как видела его, так слезы рекой лились из ее глаз. Когда камера приблизила его лицо, создалось впечатление, будто он смотрит только на нее, как тогда. Это было последней каплей, и Аня начала истерично хохотать. Сердце разлеталось на куски от отчаянья и бессилия перед чувствами к этому мужчине.

Ребята были в шоке от ее поведения, напугались и стали суетиться возле нее, не зная, что сделать. Ане же сейчас была на всех плевать, она устала сдерживаться. Сейчас для нее существовал только он и понимание того, что все кончено! Видимо она еще надеялась на что-то, теперь же все надежды были уничтожены. Любить мечту миллионов неоригинально, глупо, больно и безнадежно. Только вот осознание этого не избавляло от проклятого чувства.

Глава 9

Маркус бежал, обводил. Раз два три словно в танце, дриблинг, маневр, финт, снова бежать, не чувствуя боль от ударов по ногам, корпусом прокладывая себе дорогу, удар-ножницы через себя. Мяч летит, словно в замедленной съемке и…   девятка, рев толпы! Эйфория, свобода и усталость, дыхание сбито, тело ноет от многочисленных ударов и бега. Не успев подняться, на него падают товарищи по команде, снова боль, все ликуют, еще бы! Четвертая победа из четырех игр в сезоне! Все происходит, словно в каком то тумане. Поздравления, пожатие рук соперникам. Маркус идет в раздевалку, журналисты что-то кричат, он улыбается, чему он и сам не знает, что-то говорит, опять улыбается, голова проясняется, внутри привычный холод — как же надоело! Будь его воля он бы с поля не уходил, только там он забывался и ничего не ощущал, кроме азарта и кайфа, как наркоман. Да, футбол его личный сорт героина! В раздевалки все обсуждают предстоящую вечеринку, ему не интересно, он устал, очень устал. Нет, не физически, в этом плане сил было немерено, но вот морально он был вымотан. Все эти разговоры о игре, победе, телках, машинах его раздражали и бесили-одно и то же из года в год! Он хотел одиночества, а потому, когда в раздевалку зашел тренер, то был ему несказанно рад за созданную тишину. Через секунду радость сменилась сожалением и тем же раздражением.

— Маркус, есть разговор! — сухо кинул один из величайших тренеров британского и мирового футбола сер Фергюсон и вышел.

Маркус вышел вслед за ним, прекрасно зная, о чем будет разговор. Поэтому, когда тренер сразу же накинулся на него, удивлен не был:

— Беркет, что мать твою, с тобой творится? Какого хрена, ты вытворяешь на поле?

Маркус молчал. Тренер был для него почти как отец, а потому бессмысленно ему врать и что то придумывать. Они могли быть друзьями, но Маркус никому никогда не раскрывал свою душу, а сэр Алек зная своего любимчика, не лез к нему. Но это до тех пор, пока личные передряги не пересекались с карьерой, сейчас же был по всей видимости именно этот случай. Сэр Алек ожидал этого от кого угодно, но только не от Маркуса Беркет! Понятно, что и у Беркета были проблемы, но он никогда не смешивал личное и работу. Воспитанник всегда восхищал сэра Алека, ибо такой выдержки, работоспособности, силы воли и дисциплины, как у этого уже мужчины, а не мальчишки, как когда то, Фергюсон не видел ни у кого за годы своей карьеры! Именно эти качества, а еще невероятный талант он приметил десять лет назад в решительном дьяволенке на Чемпионате мира среди молодежи. Смуглый, высокий мальчонка показывал такие чудеса футбола, играя один за всю сборную Португалии, что сер Фергесон диву давался, как его еще другие не заприметили?! Но даже он тогда не мог представить, что этот мальчишка превратиться в жесткого, решительного и уверенного мужчину, который потрясет Мир своим талантом и станет легендой футбола. А потому сейчас Фергюсон не понимал, что же должно было произойти, чтобы выбить Беркета из колеи.

Да, он выигрывал, но как?! Такой выкладки Алек видел у него только на самых серьезных матчах, сейчас же обычные товарищеские встречи, а он играет словно не на жизнь, а на смерть, громя противников в пух и прах! Даже как-то неловко становится, пахнет какой-то насмешкой и неуважением, девять- один, ну, куда к черту такой счет! Да бог с ним, с этим счетом! Фергюсона прежде всего волновало состояние игрока, проблемы проблемами, но он не позволит ему выкладываться до последней капли, чтобы к концу сезона, когда нужны все силы для более серьезных противников, он ели ноги волочил. Черта с два он это допустит! Пусть шлет его куда хочет, ругается, но он узнает, что творится с его лучшим игроком!

Сэр Алек был фанатом своего дела, а потому делал все, чтобы ничего не могло повлиять на высокие результаты его команды. Он душу вкладывал в своих бойцов, в отношения между ними, в них самих! Воспитывал их, учил, решал их проблемы, ругал, подстегивал, потому и был его клуб одним из самых титулованных в мире. А еще благодаря его любимцу, который никогда не говорил о своих проблемах, который был словно машина без эмоций! Беркет воплощал на поле в жизнь все мечты тренера. Такой игрок сам был мечтой любого тренера! И сейчас он хотел понять, что происходит с ним не только из-за футбола, но и потому что питал к нему самые, что не на есть отеческие чувства.

— Тренер, какие проблемы? Мы победили, радуйтесь! — устало ответил Маркус, зная что просто тянет время.

— Сынок, ты что уже совсем меня за идиота держишь?! Я что по-твоему десять лет с тобой возился, чтобы однажды ты меня вот так культурно послал?! — взорвался мужчина.

Маркус понимал, что он прав, но ему только этого не хватало для полного комплекта! Он и так дико устал, поэтому горел лишь одним желанием, чтобы от него все отстали. Этот постоянный контроль над своими мыслями так его вымотал, что он готов был на стену лезть. Под сдержанным и холодным с виду мужчиной кипели взрывные чувства и эмоции. Маркус сдерживал их, не выпуская их наружу и в свои мысли, только видимо, в борьбе с ними перешел все границы.

— Хорошо! Я тебя понял, не буду совать нос в твою жизнь! Да что ты вообще за человек такой, мать твою?! Мне пятьдесят, а я и то не так пресыщен жизнью как ты! Конечно у меня никогда не было ни твоего таланта, славы и почета, но все же! Ладно Маркус, я заткнусь, но ты отстранен от игры с Тоттенхемом! Приведи в порядок свои дела за эту неделю, не знаю что там у тебя, но на поле мне нужен Беркет — машина, а не Беркет, пытающийся утопить проблемы в игре! Я все сказал! Завтра чтоб я не видел тебя на тренировке!

С этими словами мужчина развернулся и пошел прочь, а Маркус с изумлением смотрел ему вслед. «Твою мать, охренеть!». А потом накатила такая волна злости, что казалось, сметет все на своем пути.

— Сука! — процедил в ярости Маркус, ударяя со всей силы по стене кулаком, он не чувствовал боль в сбитых казанках, гнев был лучшим обезболивающим. Он метался по коридору, словно пойманный тигр.

И что ему теперь делать?! Он же с ума сойдет, он же сдохнет если не будет тренироваться, мысли сожрут его в первый же день! Маркус знал, что все будет именно так, весь месяц он сдерживал этого зверя. Тридцать гребанных дней он боролся сам собой, выматывая себя, выжимая из себя все соки, выжигая эмоции тренировками, зваными вечерами, постоянным нахождение в обществе. Он посещал любое значимое событие, конечно с соблюдением спортивного режима, что очень мешало забыться окончательно. А сейчас, что ему сейчас делать?!

Прислонившись к холодной стене разгоряченным телом, он устало закрыл глаза. Ведь жил же он как-то первые две недели. Жил, но как?! И что больше всего раздражало, поражало и приводило его в замешательство, так это вопрос — как могла эта неприметная девчонка, так въесться ему под кожу! Какого вообще хрена? Это же идиотизм полнейший! Наверно, ему стоило ее трахнуть и дело с концом! Черт, что за бред в его голове!

Когда он вернулся в середине июля в Лондон, его оккупировали журналисты, знакомые, партнеры, родные — все хотели знать, что произошло! Маркус был рад, он был в эпицентре жизни, а потому времени и сил не оставалось не на что более. При таком напряженном графике его совесть все же продолжала напоминать о себе по ночам, но он яростно душил ее, засовывая в самые потаенные глубины. Что в конце концов он сделал?! Разве он ей что-то обещал?! Только эти рассуждения ни черта не помогали! Все внутри орало, что да, мать твою, сделал! Унизил, обманул в лучших чувствах потрясающую девушку, еще совсем девчонку! Именно это и рвало. Одно дело сменить одну шлюшку на другую, другое — плюнуть на искренние чувства, на хорошую во всех смыслах девушку. Здесь даже его цинизм давал трещину. Он не совсем еще скотина, чтобы не чувствовать разницу.

Эту колоссальную разницу он ощутил, пока был на Бали с Лорен! Все было не так! Папарацци снимали каждый их шаг, Лорен была на седьмом небе от такого пристального внимания. Маркус с интересом наблюдал, куда она взлетела в своих мыслях, он был уверен, что Мейсон уже распланировала их свадьбу. Совсем обнаглев, она заявила прессе, что в Россию он прилетел ради нее, чем вывела его настолько, что он чуть не послал ее к чертям, но сдержался — пусть потешится дура! Ему было плевать, женится он не собирался, на ней однозначно! Единственно, чем беспокоила его эта ситуация, что там далеко нежная девочка все поймет и почувствует себя еще больше вываленной в грязи, потому что получается он приехал к своей девушке, а по вечерам мило коротал время с ней. Ему не хотелось, чтобы Аня разочаровалась еще больше. Ему было жаль девчонку, хотелось, чтобы она никогда этого не узнала!

Он сам не понимал своих эмоций к этой девушке, но как не странно она беспокоила его мысли. Хотя кому он врет! Она не просто беспокоила его! Она была везде! Утром, в обед, вечером, ночью, во сне и наяву! Он пытался найти ее в Лорен. Все две недели он смотрел и каждый взгляд был постоянным сравнением, смотрел, слушал, чувствуя раздражение и какое-то разочарование, потому что контраст был разительный — в разговорах не было не той теплоты, ни юмора, ни душевности. В конечном счете диалог превращался в ее монолог о деньгах, сплетнях, сексе, Маркус лишь делал вид, что слушает. Смех был наигранным и громким, даже он являлся уловкой, нацеленной на соблазнение, но у него он вызывал только раздражение. У Маркуса за долгие годы выработался иммунитет на все эти женские штучки, они его только забавляли. Секс с Лорен не удовлетворял больше, а навеивал скуку, каждое прикосновение вызывало разочарование-грудь слишком большая, ноги не такие длинные, кожа слишком мягкая, стоны слишком громкие. Это уже был не просто секс, это было извращенное совокупление с элементами бдмс, но кажется Мейсон не была против. После Маркус без сил падал и засыпал, чтобы проснуться от прикосновений ласкающих, но таких нежеланных губ, опять же не таких пухлых и не таких мягких, чтобы встретить не голубой, а серый блеск глаз. Чтобы вдохнуть удушливый запах ванили, вместо едва уловимого аромата жасмина, чтобы прикоснуться к жестким платиновым локонам, вместо мягких, переливающихся золотистыми бликами. Проснуться, чтобы желать больше всего уснуть вновь. Тупое, непонятное состояние, раздражающее и порой вызывающее смех у Маркуса — уж не влюбился ли он в девчушку?! От этой мысли ему становилось весело- в воздержание есть определенная польза! Только вот с каждым днем он все больше выматывался от мыслей, от сравнений, от Лорен, от отвращения. И в последний день произошел взрыв!

— Маркус, дорогой, я хочу пригласить тебя в Лос-Анжелес, в наш родовой особняк! Познакомить с родными! — начала Лорен, когда они загорали на яхте. Маркус почти заснул, разморенный солнцем, а потому не совсем понимал, о чем она говорит. Но Лорен была настойчива;

— Ну, что скажешь?

Он не поднимая головы, безразлично спросил:

— Это намек дорогая?

— Нет, это просто приглашение! — решила разрядить обстановку Лорен, но он знал чего она добивается.

— Тогда мой ответ нет! — бросил он, закрыв глаза, показывая тем самым, что разговор окончен.

— Почему, черт возьми? — заорала Лорен.

Маркус удивленно поднял бровь, а потом ему вдруг захотелось, наконец спустить ее с небес на землю, поэтому с презрительной усмешкой ответил:

— Потому дорогая, — выделил он последнее такое ненавистное ему слово-если я буду знакомится с родственниками всех, с кем сплю, то у меня не на что не останется времени!

— Я не очередная твоя проститутка, ясно! — вскочила девушка, крича.

Он лишь усмехнулся, и покачав головой, направился в каюту. Еще истерик ему не хватало! Она шла за ним.

— Как ты можешь, так со мной обращаться, ты совсем охренел?!

— Нет, это ты охренела детка, поэтому советую сбавить тон! Или ты уже не боишься, что я исчезну из твоей жизни, а я ждал — когда же предел. Удивительно, для такой самовлюбленной суки столько смирения и самоотдачи, восхищен! Браво! Лорен уж не в любви ли ты пытаешься меня уверить?

Он с интересом наблюдал, как она бледнеет от гнева и унижения. О, сейчас по сценарию в ход пойдут слезы! А вот и они! Он даже хмыкнул.

Ему было плевать на ее истерику, Маркус знал, что это крокодилье слезы, слезы направленные вызвать у него сожаление, вину и черт этих женщин знает, что еще. Но чувствовать себя виноватым за правду не собирался. Ему осточертела эта игра, как и Лорен со своими грандиозными планами на него.

— Ты животное! Я тебя ненавижу, слышишь и будь ты проклят мерзавец, потому что я действительно полюбила тебя!

— Брось, Лори тебе не идет роль влюбленной женщины! — засмеялся Маркус. — Я не хуже тебя знаю, как манит то, что недоступно! Тут и в любовь не сложно поверить!

Но Лорен еще больше распалили его слова, и она зарыдала еще сильнее:

— Что ты об этом можешь знать бесчувственная скотина! Я унижалась перед тобой ублюдком, даже этими отвратительными духами с жасмином обливалась, лишь бы угодить тебе, слушала как ты во сне зовешь какую то шлюху Эни… ааа…  .ты с ума сошел! — вскрикнула она от боли, когда он схватил ее за волос и тихим от сдерживаемой ярости голосом процедил ей в лицо:

— Быстро собрала свои шмотки и исчезла с моих глаз, ты меня поняла?!

Он отпустил ее и девушка упав на пол начала истерично рыдать;

— Маркус!

Он ничего не ответил, он сам не понимал, что его так разозлило. Сразу же после этой вспышки он вышел из каюты и через пол часа улетел частным самолетом, оставив рыдающую девушку одну. Жалел ли он?! Жалел, но то что с Лорен все было кончено не вызывало у него жалости, эти отношения ему надоели, это уже к чему то обязывало, а Лорен он не хотел быть ничем обязанным уж точно. Он даже удивлялся, как вообще мог думать, что может на ней женится. Хотя нет, тут дело не в ней. Просто случилось так, что попробовав вкус дорогого вина, ты уже никогда не сможешь пить дешевую подделку.

Спустя пару дней он послал цветы с извинениями, в сердцах обзывая себя трусом зато, что той, перед которой он был действительно виноват, он не сделал даже этого. Мелькнула мысль, но он лишь рассмеялся, понимая, что это такая глупость- он бы еще через год очнулся. Все пора прекращать или он точно загремит в психушку. И он прекратил, днем у него не было времени, чтобы думать о чем — то кроме работы, а ночью сил.

Только вот теперь работа исключалась на целую неделю, а девчонка из его мыслей никуда не исчезла. Мистика какая — то, ей богу. Видимо, он совсем погряз в цинизме, раз отношения с женщиной вне постели вызывают у него ломку. Но переспать с этой девчонкой было бы полнейшим свинством, вокруг него полно шлюх, готовых по щелчку раздвинуть ноги. Но ему других не надо, ему эту подавай! Чертовы девки! Смех. Ладно, сегодняшний вечер он зальет хорошим виски, а дальше посмотрим, он ведь может послать на неделю спортивный режим и он его пошлет!

Через пол часа, пробившись через толпу журналистов, Маркус летел в свою квартиру между Найтсбриджем и Гайд Парком.

Когда он вошел в пентхаус в девятьсот тридцать квадратов с панорамой на Гайд-парк, его поразил не уют дизайнерской обстановки этого роскошного жилья. Дом с картинки. Вот и вся его жизнь такая искусственная, созданная чьими то руками. Единственное, что он любил в этом доме, это спортзал, который обустраивали под него.

Для чего у него в гостиной стоит рояль? Для красоты, потому что в интерьер вписывается?! Бред какой! Хотя однажды он нашел ему применение.

Мужчина поморщился от этих воспоминаний и пошел в свою комнату на втором этаже, как обычно не замечая шикарного убранства, он быстро переоделся, вызвал стилиста, а затем отправился на вечеринку, на очередной игрушке, которую купил на прошлой недели за сто тридцать тысяч евро — Maserati GranCabrio, а также не смог удержаться и купил Audi Q семь, на которой теперь ездил на тренировки, несказанно удивляя всех этим скромным выбором в шестьдесят тысяч евро.

Как только он прибыл на вечеринку, сразу же после официальной части отправился к бару, чтобы пить, нет даже не так, чтобы надраться в гавно. Да, только так! Ему это удалось с блеском и через час он уже ехал в какой- то клуб с очередной светской львицей или актрисой, которая нагло шарила у него в штанах, не стесняясь не своих подруг, ни его друзей. Ну, ему то вообще по фигу. Запоздалая мысль, что завтра опять все таблоиды будут кричать о его новой девушке. Посрать!

Шампанское лилось рекой, музыка била по ушам, его «новая девушка» танцевала прямо у него на коленях, эротично терлась своей попкой о его пах, возбуждая его. Маркус смеялся над чьими то шутками, танцевал, девушка заливала ему шампанское прямо с бутылки, слизывала лишнее, оставляла засосы на его шеи, а потом облизывала, поцелуем такое не назовешь и снова все по — новой. Он не помнил как раздел ее, но актриса так накачалась вместе с ним, что не возражала и в нижнем белье теперь плясала для него на столе. Потом они поехали зачем- то еще в один клуб, по дороге он ее трахнул прямо в машине. Полуодетые и дико пьяные они подъехали к друзьям и продолжили веселье в том же духе. Когда Маркус почувствовал, что скоро отключится, позвонил своему шоферу, чтобы забрал его, но подружки пьяной в смерть львицы предложили закончить веселье у них на квартире, но он был не лучше их подруги и отказался, да и эти оргии больше его не привлекали.

Проснулся он только к следующему вечеру от того, что его телефон разрывался, разрывая его голову на части:

— О, черт! — промычал он в подушку, не в силах ни подняться, ни слушать эту трель. Потом все же дотянулся до злосчастного источника шума и простонал.

— Что?

— Не что, а кто дубина! — услышал он бодрый голос своей средней сестры Изабеллы.

— А это ты!

— Значит это правда, и ты вчера, как тут подожди! — Изабелла на секунду замолчала — А вот! — вскричала она, вырывая из мужчины болезненный стон, но ее это не остановило и она продолжила — Прославленному футболисту вечер обошелся в двадцать тысяч долларов, он всю ночь тусил в компании красотки и светской львице- Мисс очередной Шлюхи.

— Пожалуйста, заткнись! — взмолился Маркус.

— Да пожалуйста, я конечно заткнусь, но мама переживает и я кстати тоже. Что там происходит у тебя, вчера передали, что тебя отстранили от следующей игры, потом во всех газетах чуть ли не пьяная оргия с твоим участием. Ты не звонишь, весь дерганный! Маркус, мы волнуемся! Что происходит? Мама вообще места себе не находит! — взволнованно тараторила сестра.

— Я приеду завтра, только пожалуйста завтра, все завтра! — голова раскалывалась от любого звука, из — за боли он почти не слышал, что она говорит, понял только, что мать огорчена. Он поедет к ней, давно, кстати, не был! Мать это святое! Но сейчас ему был необходим аспирин или еще какой-нибудь анальгетик и срочно!

На следующий день он летел в Порту к матери, которая так и не захотела покидать Португалию. Миссис Беркет согласилась только переехать в новый дом, который сын купил ей в Порту, где жила его старшая сестра с мужем и племянниками, чтобы мать не скучала, ибо два других ее ребенка были слишком заняты. Сын был звездой мирового масштаба, а средняя дочь — женой известного рок-музыканта и адвокатом первого и второго мужчины.

В самолете он снова спал, как и последние тридцать шесть часов своей жизни, видимо, он действительно выпил алкоголя на двадцать тысяч долларов! Стыд он испытывал разве, что перед матерью. Вчерашний вечер был даже скромным по всем меркам, особенно в плане секса! Этот год он живет более менее прилично в сравнении с тем, что он устраивал раньше! Только раньше ничего из этих диких тусовок не попадало в прессу, так разве какие- то общие факты — с кем приехал и уехал, во сколько и на чем. А сейчас, черт! И тут он почувствовал себя такой мразью, потому что перед глазами была Анна. Такая счастливая, мокрая, возбужденная и он заявляющий, что для него секс в общественном месте-это экзотика! Каков ублюдок!

Да пошло оно! Эту тему он уже закрыл, кажется! Ну да как же! Мысль о том, что он, ОН подарил все мысли простой девчонке, которая наверняка забыла его уже-просто убивала. А вдруг она уже нашла кого-нибудь?! Нет, таких, как он, так просто не забывают! В этом он уверен, он видел ее взгляд, который все ему рассказал! «И ты рад, да?»-шептал противный голос. «Да, мать вашу, рад! Да и кто бы, не был рад?! Не каждый день встречаешь подобных девушек! И надо быть идиотом, чтобы проворонить свой шанс».

«Ты сам ее бросили она не твоя и никогда ей не была, потому что кто-то решил поиграть в благородного рыцаря!»

«Значит будет!

Моя! Хватит трахать себе мозги! Лучше девчонку и жить спокойно!»

Плевать на все, на всех, она ему нужна, она как наркотик, он должен попробовать ее еще!

Все стремятся к хорошей и красивой жизни, и она не будет исключением, так что если она ему надоест, то получит хорошую, слишком хорошую для бедной студентке из России компенсацию.

«Ты совсем рехнулся, ты что несешь?! Она же совсем девчонка нежная, открытая. Боже, я схожу с ума! Эни, что ты со мной сделала, что ты со мной делаешь, девочка моя?!»

Мужчина словно ждал ответа, но его не было, так же не было спокойствия в его душе. Все это не ускользнуло от женщины, ожидающей в салоне лимузина, когда охрана проведет ее сына через журналистов. Мать и дитя-это не просто слова, это связь навсегда, это самая бескорыстная любовь и преданность, это понимание и близость! Поэтому светловолосой женщине не нужно было ничего рассказывать, она видела и так, что с ее сыном что-то не так. Поэтому женщина с волнением и страхом ждала идущего к ней высокого, нахмуренного мужчину, не переставая восхищаться красотой сына. Как же он похож на отца и все же еще красивее, статнее! Это сходство заставляло сердце женщины биться, как сумасшедшее, возвращая ее в далекое прошлое, наполняя глаза слезами.

— Мама! — женщина попала в стальные объятия, вдыхая такой родной запах любимого сына, ее мальчика.

— Сынок! — шмыгнула она носом.

— Эй, ты что хочешь мне рубашку намочить? — пошутил он. Они засмеялись.

— Нет, что ты?! — притворно ужаснулась женщина. — Как ты, мой золотой?

Мужчина улыбнулся искренней улыбкой и стал, похожим на мальчишку.

— А ты?

— Счастлива, ты ведь приехал! Я приготовила твои любимые отбивные!

— О, я тебя обожаю!

Всю неделю он провел с матерью, водил ее по ресторанам, в театр, на футбол к племянникам, которые решили последовать примеру дяди, встретился с сестрой. Покупал кучу подарков. Он был даже счастлив, дома было уютно и хорошо, но в то же время здесь он чувствовал как пуста на самом деле его жизнь. Перед глазами тут же возникала Анна. До каких же пор его будет терзать эта девчонка? Он не видел, что все это время мать наблюдает за ним и делает какие то свои выводы.

Перед самым отъездом у них произошел разговор, который Меган Беркет не решалась завести в течении всей недели, ибо знала своего сына.

— Маркус! — начала она, упаковывая вещи сына в фирменные чемоданы, она сама это делала, хотя в доме была прислуга, но она была простой женщиной и ей нравилось делать это для него- никто кроме матери не сделает ничего с любовью!

Мужчина вопросительно посмотрел на нее.

— Скажи мне что случилось? Только не надо меня уверять, что все в порядке! Я же вижу, ты сам не свой!

— У меня все хорошо! — улыбнулся он, но глаза стали холодными. Женщина тяжело вздохнула.

— Я не могу смотреть на то, как ты мечешься! Как ты не понимаешь, что я же с ума сойду от переживаний! — всхлипнула она, бросая сборы.

Теперь он тяжело вздохнул.

— Не накручивай, это всего лишь мелочи!

— Я вижу, что от этих мелочей ты места себе не находишь! У тебя проблемы с женщиной?

— Какая вы догадливая миссис Беркет! — пошутил Маркус, но серьезный взгляд матери, заставил сказать правду. — У меня проблемы с самим собой! — усмехнулся он невесело, отходя к окну.

И она как нестранно больше вопросов не задала, а просто тихо сказала:

— А может не стоит терзаться, а просто сделать так, как желаешь больше всего на свете! Сердце никогда не подводит!

Странно такие простые слова, а с него будто спали оковы, точнее ему будто развязали руки. Странно! А может мать права?! Ведь больше всего он хочет увидеть ее, почувствовать вкус ее губ, услышать смех. Дело ведь не только в сексе. К черту все заморочки! К черту все! Он хочет ее всю! Он поедет к ней, своей принцессе, к своей малышке! Она будет его, только его! Да!

— Спасибо! — улыбнулся он матери. А Мегги была счастлива видеть эту улыбку, мрачное настроение сына очень угнетало ее. Теперь кажется, можно со спокойной душой проводить его.

Глава 10

В такси сидели двое — хмурый светловолосый парень и прелестная девушка-шатенка, у нее был замученный вид, кричащий о том, что ночь она провела в слезах. Сейчас девушка отрешенно смотрела в окно, а парень с беспокойством смотрел на нее. Так они молча доехали до Шерементьево. Андрей только перед посадкой решился заговорить:

— Анют, ты как?

— Все в порядке, спасибо Андрей за помощь и поддержку! — мягко улыбнулась Аня парню. Ему было невыносимо видеть ее такой, он хоть и не знал, что произошло, но не надо быть семи пядей, чтобы понять, что дело в том козле на Ауди. Это было так мучительно наблюдать, как любимая девушка убивается по другому мужчине. Но он ей никто! Ему ничего не остается, кроме как проявлять заботу!

— Да ну! — отмахнулся Андрей — Пиши мне в контакте, хорошо!

Аня посмотрела на него, теперь она все понимала. Она видела в этом парне собственное отражение, только ему намного легче- у него нет надежд на что-то, по крайней мере, она ему их не давала. Аня не хотела, чтобы он почувствовал такую же агонию, а это неизбежно- ей нечем было ему ответить, для нее существовал только один мужчина — Маркус Беркет! Какая ирония! Она всю ночь не сомкнула глаз, интернет манил, это было нестерпимое желание узнать все, добить себя до конца. Она никогда не интересовалась жизнью звезд, а уж тем более футболистов, ей до сих пор казалось, что это просто шутка! Она не могла поверить, что провела десять дней с мужчиной, которого боготворит чуть ли не каждый второй! Опять же ирония судьбы не иначе! Тысячи, да что там тысячи, миллионы девушек мечтают о такой встрече! Но это случилось с той, которая и предположить не могла, что он может быть известным человеком. Наверно, он дико забавлялся, наблюдая за ней. Ощущать себя чьей- то забавной игрушкой не слишком приятно, а являться развлечением для любимого человека больно.

Когда она очнулась от своих мыслей, Андрей с ожиданием смотрел на нее. Запоздало вспомнив про вопрос, она ответила и тут же засобиралась, потому что объявили о посадке на ее самолет.

— Хорошо, я напишу, спасибо еще раз! Я пойду!

— До встречи Анют! — попрощался Андрей и быстро поцеловал ее в щеку, что было по мнению Ани лишним. Момент был неловкий, и она поспешила уйти, не оглядываясь и не произнося больше не слова.

Три часа в салоне эконом — класса девушка не думала ни о чем, она слушала музыку, словно мазохистка, причиняя себе еще большую боль, потому что слова песен были созвучны с ее состоянием. Так, поглощенная в себя, она не заметила, как пересела в автобус и доехала до родной деревушки. Только выйдя из душного салона, вдохнув свежий воздух с легким ароматом хвои, Аня улыбнулась от радости. Как же здорово вернуться домой! Родной пейзаж — величественные горы, хвойный лес, маленькие домики, родные запахи скошенного сена, свежести, лошадей, родной шум бурной реки и еще самый родной голос на свете.

Маргарита Петровна бежала к своей девочке, не видя ничего вокруг, слезы застилали ей глаза. Они не виделись целых два года! Женщина расстроилась, отметив про себя худобу внучки и усталый вид.

Аня счастливо улыбнулась, сжала бабушку в крепких объятиях, так они и стояли на остановке, обнявшись и рыдая, потом все же пошли домой. Шли они молча, с улыбкой смотря друг друга, разглядывая родные черты. Аня отметила, что бабушка почти не изменилась разве, что похудела немного. Маргарите Петровне же напротив нашла много перемен в лице внучки. Она заметила, что Аня повзрослела, теперь ее внучка была похожа на девушку, а не на девчонку-подростка, еще заметила припухшие от слез глаза, в которых затаилась боль. Сердце женщины заныло, но она всегда была оптимисткой и борцом, поэтому знала, что они, как и всегда справятся.

— Нюрочка, как же я рада родная, как же рада! Ой! — Маргарита Петровна обнимала, целовала Аню в перерывах между всхлипами. Так они и шли, останавливаясь на то, чтобы выразить свои эмоции.

— Бабушка, ничего не изменилось! — воскликнула девушка, оглядывая местность. По дороге встречались соседи, каждый хотел поболтать с ними, а потому путь до дома занял много времени, но все же они дошли и показался деревянный, двухэтажный дом с эркером. Аня замерла, любуюсь им, в груди щемило, хотелось как в фильмах сказать — «дом, милый дом!» Быстро взбежав по ступенькам, Аня, словно ураган понеслась в гостиную, побросав на пороге сумки. Маргарита Петровна знала, куда она помчалась, а потому не удивилась, когда через минуту раздалась красивая мелодия. Маргарита Петровна вошла в гостиную, внучка счастливо улыбалась, а пальцы искусно скользили по клавишам.

«Какая же красивая она выросла!» — любовалась она Анюткой, прислонившись к дверному косяку. Чуть позже женщина села на диван, а Аня начала играть ее любимые мелодии. Так прошел еще час, Аня бы и не переставала играть, но Маргарита Петровна вспомнила об ужине, и они решили отложить концерт на потом.

Ужин прошел в теплой атмосфере, обе рассказывали о самых ярких и хороших моментах, прошедших за год. Ане было тяжело, потому что десять дней июля были, пожалуй, самыми яркими и счастливыми за все пребывание в Москве, если не сказать, что за всю жизнь! Аня решила, что расскажет бабушке, она обязана поделиться этим с женщиной, которая поделилась с ней всем в этой жизни, как бы не было тяжело вспоминать. Но только счастливыми моментами, а то в какую грязь они вылились, должно остаться с ней и только. Бабушке ни к чему эти переживания! Аня так и сделала, рассказала почти все, что было у нее с Маркусом за десять дней, кроме интимных моментов-это тоже бабушке знать ни к чему! Аня говорила спокойно и с улыбкой, будто ничего особенного и не произошло, удивительно даже.

— И что же он теперь уехал к себе, и ваши отношения закончились? — Маргарита Петровна чувствовала, что есть в этой истории еще что-то, но Аня лишь кивнула. Ну, что же, и на том спасибо. — Нюр! — не выдержала все же Маргарита Петровна.

— Да бабуль? — Аня мыла посуду, а потому, когда повернулась, увидела слегка смущенный вид бабушки и удивилась.

— … Я…   В общем я конечно понимаю, что ты взрослая девушка, и что в наш век сексуальная свобода и все такое, и что это не мое дело, но все же…  .

— Нет! — Аня сразу же поняла вопрос, который хотела задать бабушка. Она сама была ужасно смущена, эта тема была для Ани неприятна, она напоминала о самом большом унижении в жизни. Маргарита Петровна просто кивнула и больше они к этому не возвращались.

После разговор перетек в более безопасное русло, и они проболтали до поздней ночи. Весь следующий день Аня провела, встречая или посещая знакомых, друзей, а потому была отвлечена от мыслей, но настал вечер, бабушка уехала в город, она давала частные уроки.

Аня осталась в одиночестве. Только она и интернет. Страх, волнение и тоска. Руки дрожат, медленно печатая два слова в Гугле. Аня зажмурила глаза, прежде чем увидеть результаты поиска, а потом всего тридцать сантиметров отделяют ее от него, такого красивого и счастливого, ее пальцы тянутся к экрану, обводят контур твердых губ, впалые щеки! «Глупая, что ты делаешь?!» Щелк — википедия, все как он и рассказывал и даже больше, все, за исключением того, что он лучший в мире футболист, а она, дура даже и предположить не могла! Щелк, назад, последние новости за месяц. Седьмое июля, фото в аэропорту, господи, тот чемодан, те очки, футболка, как в первую встречу, а вот еще фото- уже перед лимузином, он отрешенно смотрит, словно что-то решил в эту минуту. Дальше статья — «Маркус Беркет посетил Москву, чтобы увидеться с Лорен Мейсон, которая вот уже пол года является постоянной спутницей футболиста…» Дальше Аня уже не смотрела, слезы застилали глаза. Как же мерзко, унизительно и больно. Трясущимися руками начала листать дальше, а дальше две недели Бали! Две недели только он и она! Вот они что-то обсуждают, сердце ноет, вот они смеются, душа кричит, вот они целуются, дыхание перехватывает, словно ей дали удар под дых. Каждая фотография втаптывала в грязь ее и ее чувства. И везде объятия, поцелуи, счастливые улыбки. Еще миллион разных фото, разные места, разные года и разные девушки, точнее бесчисленное множество известных певиц, моделей, актрис, в том числе и те, которых Аня очень любила. Она чувствовала себя жалкой на фоне этих безумно красивых и ухоженных женщин. Как же стыдно, как он наверно смеялся над ее попытками в тот последний вечер! И слепому ясно, что с этими красавицами она и рядом не стоит. Было горько, хотелось рыдать от обиды и унижения. Она захлопнула ноутбук, не в силах больше выносить эту пытку и издевательство. Но это не помогло, перед глазами стояла сексуальная блондинка, целующая ее любимого мужчину, мужчину, который никогда не будет ей принадлежать! Какая жестокость и насмешка — смотри и знай все о его жизни, но не имей ни единой возможности и надежды на что то!

— Зачем же это все было и что это было?! — воскликнула девушка, прикусывая губы, чтобы не зарыдать. Сердце разлеталось от боли и безысходности. Было так обидно. Разочаровываться всегда больно, а разочаровываться в первой любви больнее в сто крат.

Она больше не могла это выносить, спустилась вниз и играла, играла до боли в пальцах. Играла, а слезы градом катились по лицу, задыхалась. Она бы все отдал, чтобы избавится от тоски. Да пусть бы тысячу раз испытать удар крышки фортепьяно и потерять ту мечту, чем любить всем сердцем, без остатка мечту миллионов!

К приходу бабушки Аня успокоилась, но от женщины не ускользнула ни подавленность, ни заплаканное лицо, но она ничего не сказала, решив, что всему свое время!

Ночью Аня лежала без сна, она пыталась найти выход из этой уродской в высшей степени ситуации! Ну, это же полнейший дебилизм, который ни к чему все равно не приведет! Она должна, как — то выходить из этого состояния, а то совсем расклеилась, уже все замечают! Она обязательно забудет! Пройдет время, оно лечит, время лечит и не такое, и она забудет.

— Как бы я хотела забыть тебя, как сделал это ты — забыл, выкинул из своей жизни, словно использованную салфетку! — шептала девушка в темноте, глотая слезы. — Но я забуду тебя Маркус, обязательно забуду! Хотя тебе, конечно же, на все это глубоко наплевать!

Весь последующий месяц Аня всячески пыталась исполнить свое ночное обещание. Она работа по дому, помогала бабушке в огороде, вечером мысли убивала дополнительной медицинской литературой и у нее почти получилось! Только, когда начинала играть, чувства пробивали ее заслон, снося все на своем пути, затягивая в водоворот боли и любви. Но в этой отдушине Аня не могла себе отказать, как не требовал разум!

Свободное время она коротала в социальных сетях, общаясь с подругами, с Оксаной связь вообще не прерывалась, так как чем ближе к свадьбе, тем больше идей возникало в неугомонной голове невесты. Аня даже боялась приезжать, зная, что будет немедленно втянута в это сумасшествие под названием- подготовка к свадьбе. И все это учитывая, что свадьба планируется скромная! Зато с подругой ей не приходилось скучать и грустить, плохое настроение, как рукой снимало!

Также у нее был еще один собеседник-Андрей! Как не странно, но Ане нравилось такое спокойное и размеренное общение. Андрей открывался с разных и удивительных сторон, которых раньше она не замечала. Но самое главное, что в нем ей нравилось, что Андрей являлся полной противоположностью ему. Сафонов был спокойным, открытым и бесхитростным, немного простоватым, но очаровательным в своей простате. Внешне он был привлекателен, черты лица аристократичные, он не вызывал дрожи в коленях своей дикой мужественностью, от него не несло за версту сексом и первобытной силой. И это было его плюсом в ее глазах. Они день за днем постепенно узнавали друг друга, сближались как друзья, но как мужчину Аня его не воспринимала, а знала, что он добивается именно таких отношений. К таким отношениям она была пока не готова. Возможно, только пока. Кто знает, что будет потом?! Но сейчас ей нужно время.

Время летело быстро, и настал момент прощания. Маргарита Петровна была рада, что внучка оправилась за этот месяц, выглядела Аня теперь свежей, отдохнувшей и более веселой. О своей проблеме она так и не поведала, но Маргарите Петровне было достаточно видеть, что ей становится лучше, главное, чтобы стало на душе спокойно, а если ей легче ничего не говорить, значит пусть так! Теперь все начало налаживаться, и Маргарита Петровна со спокойной душой отправила свою девочку в столицу.

Возвращаться было тяжело. Все напоминало о лете, о июле и тех днях, которые они провели вместе. Москва, будто стала их городом. Но выбирать не приходилось!

После тихой сельской жизни видеть людскую суету было непривычно, но уже на следующий день Аня включилась в режим мегаполиса. Подруги давно приехали в Москву, в отличие от Ани, их тихая жизнь не прельщала. Андрей приехал через день после нее и сразу же заглянул в гости.

— Анютка! — закричал он, как только вошел и сразу же подхватил девушку за талию, поднимая, как можно выше.

— Андрей! — засмеялась она, вырываясь. Девчонки же стали весело подмигивать, чем очень раздражали Аню.

— Я позже к тебе зайду, я еще даже вещи не разбирал! — поставил он ее на место.

— Хорошо! — кивнула Аня и вздохнула с облегчением.

Когда за ним закрылась дверь, подруги начали улюлюкать.

— Гончаровааа! Ты смотри, да он же у тебя с рук готов есть! — подкалывала Даша.

— Мы просто общаемся! — спокойно объяснила Аня, стараясь успокоиться.

— Он так смотрит! — вставила Настя.

— Я же сказала! — разозлилась девушка.

— Ань, ну че злишься то, мы же шутим?! — упрекнула ее Соня.

— Между прочим классный пацан, конечно, на крутых тачках не разъезжает, но много ли тебе было от того счастья?! — рассудила Даша.

— Я не собираюсь больше это слушать, все ясно?! Мы просто общаемся и точка! — накричала Аня на подруг, а после собралась и уехала ночевать к Оксане. Вот она точно не будет докапывать ее ни с Андреями, ни с кем бы то ни было! Так и было! Оксана была вся в подготовке к свадьбе, Аня решила включиться в работу и помочь чем может — все таки подружка невесты!

Всю первую неделю сентября она с учебы ездила по Оксанкиным делам, выматываясь так, что вечером ели доползала до постели, но вскоре на помощь ей пришел Андрей. Он помогал, когда надо было что-то закупить и после доставить покупки на квартиру к Оксане, он развлекал Аню шутками и разговорами. Под конец недели Аня решила пригласить его в качестве своего спутника на свадьбу. Парень был рад не сказано. В университете все заметили их тесное общение и естественно распустили слухи, Аня не хотела ничего этого, но видимо упустила момент, когда надо было нажать на тормоз. Да, ей был очень симпатичен Андрей, она ценила их дружеские отношения, но ответить на его мольбу в глазах не могла до сих пор, да и он пока не делал никаких шагов в этом направлении, давая ей время, за что Аня была благодарна втройне. Иногда все же Андрей позволял себе и обнять ее и поцеловать в щеку, Аня не возражала, хоть и не хотела- слишком свежи были воспоминания.

С подругами она помирилась, но они продолжали хитренько улыбаться и подмигивать, всячески импонируя Андрею. «Нет, ну что за люди!» — мысленно возмущалась Аня.

Оксана же к Андрею относилась положительно, но никаких намеков в его отношении подруге не делала. Ане стало даже интересно, что думает Оксана по этому поводу. О чем и спросила однажды.

Они сидели, закрывшись ото всех в комнате, потому что приехавшие родственники, создавали такую суету и гул, что высасывали последние силы из невесты. До свадьбы оставалось два дня и девушки обсуждали предстоящий девичник, вот тут Аня и решила поинтересоваться насчет Андрея.

— Как тебе Андрей?

— Ничего, миленький! А что все серьезно? — спохватилась Оксана, смущено улыбнувшись. Аня даже засмеялась.

— Нет, пока ничего, просто интересно.

— А! Нет, он хороший парень, но я тебя с ним не вижу! — с энтузиазмом начала Оксана, будто только и ждала, когда ее об этом спросят.

— А с кем ты меня видишь? — спросила Аня, начиная вдруг злится прежде всего на себя, что завела этот дурацкий разговор. Она уже заранее знала, что сейчас ответит подруга.

— Мужика я с тобой с большой буквы М вижу, а телки пусть за стервами плетутся и сопли жуют, первым это импонирует, а эти по-другому не могут! А ты…

— Я поняла, был уже с большой буквы М, до сих пор очухаться не могу, так что избавьте! — резко оборвала Аня. Вот, еще и истеричкой после этого стала.

— Ну, ты спросила, я ответила! — насупилась подруга.

— Прости Оксанчик, не обижайся на меня дуреху! Что там у нас по списку дальше? — смягчилась девушка.

— Да вроде все. Я завтра еще раз позвоню в клуб, все уточню. И кстати, не вздумай на моем девичнике сок пить, будем праздновать!

— Я так и собиралась, когда тебя еще замуж возьмут! — хохотнула Аня, за что получила подушкой по голове. После этого началась бойня. Девушки хохотали и визжали, избивая друг друга подушками. Так продолжалось, пока животы у девушек не заболели и они не упали без сил.

— Ты помнишь, что завтра в восемь ты, как штык у меня, потому что эта тетка ждать не будет. А она офигенский стилист! Платье кстати, где твое? — опомнилась Оксана, когда они уже легли спать. Подруга соскочила с кровати и начала рыться в шкафу, затем вытащив на свет леопардовое атласное платье с открытым декольте, издала победный клич. Запрятав его обратно, она легла спать. Аня же хотела никогда это платье больше не видеть. И зачем она послушалась эту дурочку и купила его?! Но она знала причины, и они ей не нравились, ей хотелось хоть на миг стать такой же, как те девушки. Боже, опять! Но ее мысли были прерваны голосом Оксаны, чему она была очень рада:

— Анька, представляешь, я замуж послезавтра выйду! Офигеть! Я только сейчас это осознаю, как- то даже странно, словно новая жизнь начнется. Блин, страшно!

— Да, как я тебе завидую! — мечтательно протянула она в ответ. Они еще какое- то время поболтали, а потом не заметили, как уснули уставшие после напряженного дня, суеты и приготовлений.

Аня проснулась довольно рано, но все остальные обитатели этого дома были уже на ногах, энергия била ключом. Оксана куда-то укатила, а потому Аня ушла в университет, так и не увидев подругу. Но та компенсировала это постоянными звонками во время занятий, за что Аню чуть с лекции не выгнали. Во время окон она ездила по свадебным делам, поэтому к концу дня ощущала себя выжатой, как лимон, не представляя, как еще ночью поедет на девичник. С Андреем виделись весь день мельком, а он ей очень нужен был, Аня хотела, чтобы он поехал с ней на эту вечеринку. Так она хотела оградить себя от различных приставаний и знакомств, может это было и эгоистично с ее стороны, но можно же ей иногда и о себе подумать?! Они встретились на выходе из университета, точнее там встретились все — ее подруги, его друзья, знакомые, поздоровавшись, толпа двинулась на улицу, с диким шумом и суетой.

— Привет, ну как день? — бодро спросила Аня у Андрея.

— Скучал по тебе! — улыбнулся он.

— Да ну тебя! — отмахнулась она с улыбкой. — Я хотела у тебя спросить на счет планов на вечер!

— Для тебя я всегда свободен! — глаза Андрея загорелись, Аня поняла, что зря это делает, но было уже поздно.

— Хочу позвать тебя с собой на вечеринку к Оксане сегодня в клубе Арма, мы туда в двенадцать приедем.

— Я только за, буду на входе ждать! — не раздумывая согласился он. Они еще болтали о чем то на отвлеченные темы, когда окружающая их толпа словно застыла у ворот. Аня хотела спросить в чем дело, когда Андрей с открытым ртом промямлил:

— У меня что глюки?!

— Ох**ть! — отозвался кто то.

Все зашептались, стали доставать телефоны. Аня ничего не понимала, но спустя мгновение сама превратилась в соляной столб, как жена Лота. От лимузина, озираясь, в окружении двух громил, шел потрясающий мужчина, шел на встречу к их толпе. Сердце ухнуло куда- то с огромной высоты, она ничего и никого не слышала, кроме собственного дыхания. Боже, как он красив!

Он! Здесь!

Зачем?

Ясно же! Сердце ликовало! Каждая ее клетка изнывала, ощущая его рядом!

Он приближался словно, в замедленной съемке!

Красив как бог! Нет, скорее как дьявол! Он был из тех мужчин, от которых подкашиваются коленки и мурашки бегут по кожи. Все в нем захватывало дух. От него несло властью и деньгами, что открывало перед ним любые двери. Он с презрением смотрел на людей, заглядывающих ему в рот. Он их за людей то, кажется, не считал. Уверенность была в каждом движении, потому что он знал — достаточно щелчка и он получит то, что хочет и кого хочет.

Он смотрел по сторонам, ища ее. Его взгляд скользил по толпе, пока не встретился с ее. В этот же момент все вокруг будто исчезло, были только он и она! Его взгляд прожигал ее насквозь. Он смотрел на нее, как голодный зверь на кусок мяса.

Аню трясло как в лихорадке, ей казалось, что еще чуть-чуть и она упадет в обморок. Да любая женщина дрогнула бы под таким плотоядным взглядом мужчины. Маркус стремительно надвигался на нее. Ей хотелось убежать. Вся боль вдруг разом нахлынула, горечь, любовь и гнев дикий, безудержный, затмевающий разум!

— Здравствуй! — хрипло сказал он.

Она молчала.

— Не поздороваешься или удивлена настолько? — усмехнулся самоуверенный ублюдок. И она еще радуется! Вот дура!

— Здравствуй! — ответила она резко. Аня заметила, что все, кто не в шоке, снимают на телефон сие грандиозное событие, ей стало за них стыдно. Маркус тоже видимо это заметил, поэтому сказал:

— Пойдем, сядем в машину, надо поговорить Эни!

— Не думаю, что есть о чем! — удивилась она собственному спокойствию.

— Эни, через пару минут здесь будут все журналисты Москвы, я прошу тебя, сядем в машину! — он говорил спокойно, но было видно, что его напрягает такое положение вещей.

— Мне плевать кто здесь будет, я их не интересую Маркус! — выделила она его имя-А тебе не мешало бы сесть в машину и проваливать поскорее, пока фанаты не растерзали. — повысила она тон.

Она была невероятна зла, ей было все равно, что он побледнел, ей было слишком больно, а лучшая защита — нападение! Гордость требовала мести, хоть душа и молила просто бросить все, забыть и следовать за ним хоть на край света. Но гнев душил и не отпускал.

Маркус приблизился к ней и процедил:

— Прекрати этот концерт, я знаю, я виноват перед тобой, извини! А теперь будь хорошей девочкой и садись в машину!

Аня была в шоке от такого нахальства.

— Думаешь все так просто, да? Ты приехал и значит я буду плясать от радости и целовать землю под твоими ногами, да? — вскричала она, больше не сдерживая себя.

Он ничего не ответил, а бесцеремонно взял ее за руку и потащил к машине. Аню эта выходка взбесила не на шутку и она со всей яростью оттолкнула его.

— Оставь меня в покое, я тебе не твоя подружка!

— Прекрати набивать себе цену! — сорвался он. Она поморщилась, вот значит как он ее воспринимает.

— Я не набиваю цену! — гордо ответила она, затем окинула его оценивающим взглядом и с горечью закончила. — Куда уже выше! Просто хочу, чтобы ты понял, что я больше не буду игрушкой, и мило забавляться со мной у тебя не получится! Что тебе от меня надо? Понял, что еще не наигрался?! Кем ты себя возомнил?!

— Я скажу кем я себя возомнил! Только тем, милая моя, кем я и являюсь-кумиром миллионов, мать твою! А вот кем возомнила себя ты, не ясно! Ты вообще понимаешь, что я послал к чертям работу, тренера, свою команду?! Я теряю миллионы, я пролетел полмира, выставляю себя идиотом, в глазах какой- то вшивоты ради тебя, простой девчонки! Поэтому плевать я хотел, что ты там хочешь, а что нет! И играться я больше не намерен! Тебе все ясно! — яростно смешивал он ее с грязью. Слов не было, и она со всей силы залепила ему пощечину, ели сдерживая слезы. Он побледнел, но промолчал, а она сказала:

— Оставь меня в покое! Я человек, а не твоя собака! Знаешь ли ты кого это разрываться от постоянных мыслей и бессилия?

Она развернулась и побежала прочь, потому что не хотела, чтобы кто-то видел ее предательские слезы от любви к этому бесчувственному чудовищу.

Но он видел, ненавидя себя за это и за то, что все еще больше усложнил. Сев в машину, он устало прислонился к стеклу, смотря вслед убегающей девушке, и тихо ответил на ее вопрос:

— Знаю, девочка моя, поэтому я и здесь!

Глава 11

Маркус, как заведенный бегал взад- вперед, в десятый раз, измерив шагами номер. Он был задумчив и в нерешительности. Если до этого он в агонии ничего не соображал, летел сюда, поддавшись какому- то безумию, то сейчас разум прояснялся, и он понял, что его отлаженная система летит к чертям! Казалось, что он сходит с ума! Его пугали собственные действия. Как он допустил это, как?

Под окнами отеля его стерегла толпа журналистов, фанатов, никто ничего толком не мог понять, но каждый спешил навариться на сенсации, иначе и не назовешь. Он фанат своей профессии! Ему нужно готовится к игре с Арсеналом, а он гоняется за какой — то девчонкой, непонятно зачем?! Сейчас он не знал даже, что ему делать?!

Его ум лихорадочно работал, прикидывая убытки, а они были колоссальными! Сейчас только Манчестер вытрясет с него около полумиллиона долларов за нарушение чуть ли не каждого пункта контракта, Фергюсон разве, что огонь не изрыгает от ярости, а бедолага Роб, в соседнем номере наверняка глотает транквилизаторы. Он и сам от себя был в шоке-просто взять и сказать людям, которые работают на тебя, как проклятые, что плевал он на весь их труд и на свой тоже! Послать их всех на толстый и большой и укатить в Россию! Охереть! Женщины порой затмевают разум, похлеще алкоголя. Но черт, это ведь совсем девчонка! С ним такое впервые. Он во времена своей развязной юности так не чудил. И ладно бы был в этом какой то смысл, а то ведь смысл только в том, что он, как идиот на всех парусах несся к этой девчонке, распинался перед ней на глазах у всего этого университета, чтобы в конечном счете она ему залепила пощечину! У него даже сейчас лицо перекосилось от злости! Идиотка, что она о себе думает?! Да ни одна из его женщин себе такого не позволяла, хотя причины у них были и по- серьезней. Что это вообще было?!

Он ей ничего никогда не обещал, он даже не спал с ней! С чего вдруг такая ярость, что эта глупышка себе напридумывала?! Согласен, он унизил ее, но прошло почти два месяца! Пора бы и остыть! Хотя что он тут распинается?! Простит, куда она от него денется?! Он приехал сюда с одной единственной целью- положить конец бреду, который творится в голове! К чему вообще все эти глупые размышления!

А то, что простит, Маркус даже не сомневался! Он видел, как она застыла, как загорелись ее глаза от радости, а потом ее сменила боль. Бедная, ранимая, нежная девочка! Его девочка! Внутри разлилось какое то чувство, похожее на нежность, перед глазами стояла она как несколько часов ранее, такая хрупкая, юная! Прекрасная даже в ярости, как ангел! Прекрасная для него даже в изрядно поношенных джинсах, в дешевенькой кофте и стареньких кроссовках. Как же он хотел ее!

Глупая, чему же ты, точнее, кому ты сопротивляешься?! Он всю жизнь борется, все, что он имеет, благодаря бесконечной борьбе. Он еще никогда не проигрывал, разве что сейчас, в борьбе с собой, но больше он проигрывать не намерен! Все будет так, как хочет он, а она вряд ли будет против! Он будет брать! Даже силой, если потребуется! Но этого не потребуется, она сама себя предаст, как это сделал он. Они оба бессильны перед этим диким влечением! А потому они оба проиграли эту битву еще на дороге, взглянув друг другу в глаза, в тот первый вечер! Он вздохнул и улыбнулся с предвкушением! Кажется, придется попотеть, странно, впервые такая ситуация. Мог ли он в ту первую встречу представить себе, что эта девчонка так зацепит его, что ему будет трудно дышать?! Такое ему и в страшном сне не могло приснится, но это случилось и он не станет задыхаться!

В дверь постучали, оторвав его от размышлений. Но он был даже рад, потому что ждал уже довольно долго, а потому быстро направился к двери, впуская своего помощника:

— Где она? — сразу спросил Маркус. Он очень жалел, что не посадил ее в машину- проблем бы было меньше. А так пришлось два часа скрываться от прессы и различных представителей общественности, плутая по Москве, сменяя машины. Все это нужно было, чтобы незамеченным подъехать к общежитию, он не хотел, чтобы ее растерзали эти стервятники, хоть это было все равно неизбежно-такая новость, естественно, только не сейчас — она еще не готова ко всему этому дерьму!

Но в общежитие ее не оказалось, а у он не собирался сам гонятся за ней по всему городу, для этого есть люди, которым он платит хорошие деньги! Но лучше бы гонялся- ожидание сводило его с ума. Ему не терпелось вновь ее увидеть, поразительно, прошло всего несколько часов, а он уже скучает! У него было слишком мало времени, чтобы позволять себе медлить, нужно было с чего то начинать!

— В общем девушка у подруги была. — начал мужчина, — А сейчас она где? — спросил Маркус, начиная раздражатся.

— А сейчас она на ее девичнике, в клубе Арма семнадцать!

— Отлично! — процедил Маркус, сам не понимая, что его так разозлило. Хотя нет, понимая, но наверно это было бредом. Не стоило судить по себе, однозначно она в клубе время проводит так, что утро не превращается в ад.

— Закажи мне столик, только так, чтобы я там не засветился, через десять минут выезжаем и скажи этому Артему или как там его, пусть подгонит машину к черному входу, мне нужно от сюда как то незаметно выбраться! — распорядился он, не глядя на мужчину, который с ненавистью смотрел на него, а затем направился в спальню, чтобы переодеться. Через десять минут он уже сидел на заднем сидении Мерседеса.

— Джо, что там за клуб то вообще? — поинтересовался Маркус, его достала гробовая тишина в салоне, хоть и мало интересовало место куда он едет. Его интересовала только девчонка. Он ощущал себя кретином, у которого вместо мозгов работало совершенно другое место. Да, даже в подростковом периоде его так не переклинивало. «И что в ней такого особенного?! Может она ведьма? Говорят, у русских и такое практикуют!» — Маркусу самому стало смешно от этого идиотизма. Крыша поехала, не иначе! Нет, ему однозначно нельзя иметь свободное время, отдых — друг бредовых идей и мыслей! Ну, за каким хреном он поперся в Россию, спрашивается?!

— Один из лучших клубов в Москве, поэтому к сожалению, там будут журналисты. Я заказал столик в ВИП — зале. Их там, кстати даже два! Руководство клуба очень просит уделить им пару минут! — оторвал его от мыслей Джо, чему Маркус был очень рад.

— Ясно, пусть подходят! — согласился Маркус, они как раз подъезжали, его уже видимо ждали, ну еще бы нет! Навстречу вышел мужчина, чтобы проводить звезду с его компанией внутрь. Все как и везде. Клуб оказался большой, в стиле андеграунд и вполне соответствовал его статусу. Музыка была на высоте- отцы техно Бен Клок, Минилог. А неплохо его студенточка отдыхает! Маркус даже ухмыльнулся. Очень неплохо!

Администратор проводил его за столик, теперь весь клуб был перед ним как на ладони, ему представили персонал, который его будет обслуживать. Потом подошло руководство с пожеланиями отличного отдыха и выражением радости, что он почтил их заведение своим вниманием. Пара фотографий, автографы и вопрос о его особых пожеланий на вечер. Его то он и ждал, а потому сразу же сказал.

— Мне нужна девушка!

— Без проблем, какие предпочтения?! Я слышал вы тяготеете к блондинкам-решил блеснуть своей осведомленностью директор сего заведения, чем вызвал удивление смешанное с раздражением на лице Маркуса. Кажется, человек забылся! Он ему не приятель, как бы не была широка его улыбка. Маркус высокомерно приподнял бровь, тем самым показывая, что недоволен. Мужчина взглянув на него, решил придержать язык. И правильно сделал! Маркус терпеть не мог фамильярность и когда люди забывались!

— Я же сказал, мне нужна девушка, а не проститутка! Конкретная девушка! — процедил он.

— Эм… ну, да я вас слушаю! — протараторил директор. Мужчина очень переживал, что будет не в состояние удовлетворить капризы звезды, а это неминуемый позор для заведения. Маркус усмехнулся, понимая его волнение.

— Девушка в вашем клубе отмечает девичник подруги! Вы сможете найти ее? — спросил он.

Хотя видел, что директор уже вздохнул с облегчением. Конечно, найдут, они каждую здесь перетрясут, чтобы найти нужную ему.

— Ничего нет невозможного! — подмигнул мужчина. Маркус слегка улыбнулся, соглашаясь. Да, ничего нет невозможного, особенно с его деньгами!

— Могу я уточнить внешние данные? — поинтересовался напоследок мужчина.

— Мне показалось, вы осведомлены о моих предпочтениях в выборе прекрасного пола?! — подмигнул Маркус с издевкой, наблюдая как мужчина покрывается краской смущения.

— Прошу прощения! — неловко улыбнулся он.

Было в этом, что- то отвратительное. Сорокалетний мужчина стелиться перед двадцати восьмилетним. Ну да посрать. Материальные ценности стали превыше моральных.

— Она шатенка! Худенькая, высокая, глаза большие, лицо детское такое! — перечислял он внешние данные, не понимая чем они помогут, под это описание подходило огромное количество девушек. Хотя какая ему разница, это не его проблемы?! Пусть ищут, как хотят!

— Да и еще, когда найдете ее, сообщите мне, но к ней не лезти! — вспомнил Маркус.

— Хорошо! — кивнул мужчина и поспешил уйти.

Маркус потягивал безалкогольный коктейль, ему сейчас надо быть трезвым, он и так рядом с ней голову теряет, не хватало еще опьянеть. Он со скукой наблюдал за веселящимся народом, не понимая, в чем собственно прикол, наверно, ему все эти развлечения слишком приелись. Слишком- это еще мало сказано! Его от них тошнило, последний раз он до сих пор вспоминал с содроганием — надо же так надраться!

К нему пытались подсесть русские знаменитости и журналисты, но его телохранители прекрасно знали свою работу, а потому ближе чем на расстоянии десяти метров к нему никто не приближался. Довольно быстро вернулся человек от директора. Маркус был доволен. Молодцы ребята, расторопные. Он даже пожалел, что был резок с таким исполнительным человеком, как директор. Но это был минутный порыв. С такими людьми лучше так, иначе они начинают наглеть, он то знает, у него уже иммунитет на такого рода людей.

— Нашел, вон там видите третий столик в левом крыле! — протянул он ему театральный бинокль. Даже это предусмотрели! Где их учат так пресмыкаться?! — Маркус не сдержал смешок, поднося к глазам бинокль и направляя, куда сказал мужчина.

Да, это она! Он свою девочку узнает среди тясяч! Маркусу стало весело, настроение стремительно поднималось.

— Благодарю! Передайте своему руководству, я очень доволен! — сухо поблагодарил Маркус мужчину и снова посмотрел в бинокль, губы тронула улыбка, когда глаза пробежались по девчонке, будто лаская ее. Она над чем — то весело смеялась, девушки из ее компании что- то кричали и пили, много пили надо сказать.

Макияж у Ани был ярким, но не вызывающим, сочные губы казались еще больше за счет красной помады и манили своей чувственностью. Платье, а точнее клочок леопардового атласа подчеркнул и длинные, стройные ноги, и тонкую талию и аккуратную грудь. Он почувствовал дискомфорт и жар. А потом его глаза разве, что на лоб не полезли, если не сказать больше. К столику подошел какой-то худой, блондинистый сопляк и по-свойски обнял его принцессу. Он начал что-то шептать ей на ухо, от чего та смущенно заулыбалась.

Это что за херня такая, мать вашу?!

Гнев душил Маркуса, он был в бешенстве.

Что это за щенок там нарисовался?!

Нет, этот мальчишка, конечно, ему не соперник, но какого хрена она улыбается ему, будто он лучший человек на свете?!

Он снова посмотрел на столик, но он был пуст. Что?! Взгляд метнулся в толпу танцующих. А вот и они! Да крошка похоже пьяна в стельку — глаза стеклянные!

Девушка плавно двигалась в такт музыки, без присущего ей стеснения и робости, губа была сексуально прикушена, волосы разметались, а платье при каждом движении грозило обнажить все прелести своей хозяйки. Как же жарко, твою мать! Но желание было вытеснено ревностью, самой натуральной, яростной ревностью, сносящей на своем пути все остатки разума, когда беловолосый ублюдок, пристроился сзади, и его руки скользнули по столь желанному для Маркуса телу девушки. Он аж подскочил, чувствуя, что если еще раз посмотрит в ту сторону, то просто спустится и так отделает этого болвана, что он еще долго не сможет не то, что руками шевелить, а элементарно дышать и сучке тоже достанется! Маркус ничего не смог с собой сделать и вновь посмотрел, наверно такого взрыва бешенства и ярости он не чувствовал никогда. Вид целующейся парочки вызвал неконтролируемую злость, разум словно отключился.

— Маленькая шлюшка! — выплюнул он, соскакивая с дивана, в бешенстве летя к выходу из ВИП-зоны, но потом опомнился и с презрительным смехом вернулся к своему столику, подзывая свою охрану и вручая бинокль.

— Вон видишь того блондина? — спросил он, садясь на диван высокомерно кивая в сторону парня, продолжающего обнимать девушку. — Чтоб его здесь не было через минуту!

В ответ только кивок.

— А девку рядом с ним, в отдельный кабинет, скажешь мне, как закончишь! — он понимал, что делает глупость, но ревность, словно яд отравляла его разум. Гнев сносил все на своем пути.

Он с удовольствием наблюдал, как парня с позором проводили к выходу, а Аня что- то с негодованием пытается объяснить его охране, не понимая, что это бесполезная трата времени. Прав тот, у кого больше прав, а точнее возможностей! Дальше он уже не смотрел, все и так было ясно. Он предвкушал. Кивок, и он направился в отдельную комнату, предназначенную для утех богатеньких, как он ублюдков.

Девушка со страхом и волнением озиралась пьяными глазами. Но когда увидела его, вдруг захохотала. Он смотрел на нее с легким недоумением. А она все хохотала. А потом сложила руки, как в молитве и с призрением сказала.

— Что прикажите Господин! Может мне станцевать для вас, а может спеть или вы хотите, чтобы я стишок вам рассказала?

Ему стало даже неловко.

— Прекрати! — поморщился он, хотя знал, что она права.

— Как скажите! — невозмутимо пожала она плечами, продолжая издеваться.

— Эни, прекрати, прошу! — смягчился он. — Я просто хочу поговорить.

— А я хочу выпить! — вызывающе ответила она его.

Маркус был сбит с толку ее порывистым настроение. Он не мог вот так стоять и смотреть на нее такую сексуальную, дерзкую и пьяную. Это было выше его сил. Пожалуй, ему тоже не мешало бы выпить.

— Что будешь? — спросил он спокойно.

— С тобой только водку! — усмехнулась она, Маркус недовольно поджал губы, но сделал заказ.

Отлично, значит водку будем пить! Твою мать, что- то не то совсем происходит. Он не так себе это все представлял. Хотя он вообще ничего не представлял себе. Но что с ней творится, что это за игра такая?! Ему просто нужно с ней поговорить, а она ведет себя так, будто он ее снял на ночь. Хотя на счет просто поговорить, он, конечно же, соврал! Ограничиться «просто поговорить» он никак не мог!

Когда принесли их заказ, девушка без слов налила себе полную рюмку и одним махом опрокинула ее в рот, после чего начала кашлять и лихорадочно дышать. Он с усмешкой смотрел на все это, гадая, на сколько далеко она зайдет в своих попытках быть плохой девочкой. Потом была еще одна рюмка.

— Твое здоровье! — выговорила она заплетающимся языком, как заправская алкашка. Просто наблюдать за ней не получалось, ее поведение вызывало у него не отвращение, а какую — то вину. Было в нем что- то болезненное. Ему было мерзко и горько.

— Эни, давай детка, завязывай! — прошептал он, протягивая к ней руку. Но она отшатнулась от него, как от прокаженного и вскочила с дивана.

— Я хочу танцевать! — наигранно весело сказала она, неуверенными шагами продвигаясь к выходу.

Он тяжело вздохнул, опуская лицо в ладони, а потом пошел следом за ней на танцпол, где девушка уже раскованно танцевала, привлекая внимание мужчин. Заметив его, она посмотрела ему в глаза, облизнула губы и продолжила свой танец, словно только для него, продвигаясь ближе к нему. Кровь бурлила, каждый изгиб ее тела вызывал дрожь и желание. Прикосновение, между ними словно проскочила искра, он вдохнул божественный аромат жасмина, сладкий аромат ее тела, чувствуя, что сходит с ума. Было плевать на все и на всех! Его руки едва касались тонкой талии, а сердце уже бешено стучало, они двигались в такт музыки, вдох выдох, шею обжигает горячие дыхание, они словно парят, тела невесомы, блики прожекторов играют на ее влажной коже. И он слетает с катушек окончательно.

— Эни, я хочу тебя?! — шепчет он, проводя губами по ее шее, чувствуя как она дрожит. Их тела тесно прижались к друг другу, он уже не мог остановиться, он целовал ее шею, лицо, слизывая соленную влагу. Гладил податливое тело, ощущая, как она дрожит. А когда ее руки скользнули под футболку, он чуть не потерял контроль над собой. Он целовал ее щеки, не понимая от чего они так мокры, но сейчас это было неважно. Все исчезло, когда он поцеловал ее соленые губы. Алкоголь, мята, запах помады. Его язык медленно скользнул в ее рот, они не торопились, наслаждение было острым, они смаковали, делая поцелуй глубже. Все замирало вокруг, они словно занимались сексом, его язык входил и выходил. Аня постанывала, посасывая его язык. Джинсы стали тесны, от возбуждения кружилась голова. Еще чуть — чуть и он готов был заняться с ней сексом прямо в клубе.

— Что ты делаешь глупышка? — простонал Маркус, пытаясь хоть немного остыть.

— Хочу положить конец этому фарсу! — ее голос прерывался, а глаза заблестели от слез.

Он не знал, что это значит! Но происходило, что- то совсем не то. К тому же он терпеть не мог, как и всякий мужчина, женские слезы.

— Эни, малышка моя! — хрипло прошептал он, прикусив ей ушко. — Почему ты плачешь, девочка моя? Не надо, прошу тебя милая!

Она оттолкнула его и ушла в приват — комнату. Он не знал, что ему делать. Черт, какой же он осел! Надо было извиниться за все! Ясно же, что она обиженна. Но он не знал, как просить прощение, он этого просто не умеет, он никогда этого не делал.! Боже, да что же все так с ней сложно?! Но ведь этим она и привлекательна для него!

Маркус не хотел, чтобы между ними все было так! Только не с этой милой девочкой, она заслуживает больше, чем просто секс! Но, что еще он может предложить?! А отказаться от нее у него не хватало сил.

Когда он вошел в кабинет, девушка лежала на диване с закрытыми глазами. На лице была написана печаль и виной всему он! Разве мог он тогда предположить, что ей будет так больно. Что она воспримет все так близко к сердцу. О, боже она такой еще ребенок! Невинный, чистый безумно манящий. Как не надрывалась его совесть, обличая в том, что он тянет свои грязные ручищи к этой светлой девчушке, его это не останавливало. И все же он не должен торопить события, хоть все в нем протестовало против такого решения. Да и у какого нормального мужчины не вызывал бы протест данный жест! Сексапильная девушка предлагает ему себя, а он, мать его, решил поиграть в благородного рыцаря. Но сейчас это было правильно!

— Поедим, я отвезу тебя! — выдавил он из себя, не в силах больше выносить это напряжение.

Она встала, выпила по дороге еще одну рюмку, а потом губы растянулись в наигранной улыбке, включая режим плохой девочки.

— Я хочу к тебе! — шепнула она ему на ухо. Его бросило в жар, но Маркус тут же охладил свой пыл.

— Ты пьяна! — оборвал он.

— Главное, чтобы ты был трезв! — усмехнулась она жесткой ухмылкой.

Он молчал. Он не узнавал в этой девушке Аню. Ту веселую девчонку, которая поразила его до глубины души. Ему не нравилось ее поведение и вообще его все раздражало.

Когда они вышли, она чуть не упала, но он подхватил ее на руки. Охрана хотела помочь ему, но Маркус отказался. На выходе стояли журналисты, раздались щелчки фотоаппаратов. Значит, утром начнется охота на малышку. Лучше действительно отвезти ее к себе, чтобы хоть как — то подготовить к встречи с прессой, и потом их рассказы не отличались. Пока они дошли до машины, девушка уснула. Он сел на заднее сидение, уложив ее к себе на колени. Всю дорогу Маркус не отрываясь, смотрел на нее, а сердце ныло от нежности и раскаяния. Он поступил с ней по-свински, она такого не заслужила.

Они приехали довольно быстро, он отнес ее в спальню и аккуратно положил на кровать, боясь разбудить, после пошел в гостиную, чтобы немного прийти в себя, хоть ему жутко хотелось лечь рядом и смотреть на нее, такую ранимую и нежную. Черт возьми, что с ним происходит, не одна женщина не затрагивала такие струны в его душе!

Маркус довольно долго просидел, смотря в одну точку и потягивая коньяк. Он думал, как ему поступить! Было понятно, что как раньше уже не будет, как он привык тоже не получается, такое отношения лучше приберечь для шлюх. Но сколько он не вертел ситуацию, ответа не было. Да и честно, не хотелось заморачиваться, пусть все идет своим чередом! Кто знает, что будет завтра?! Сегодня он хочет ее, а завтра другую, стоит ли выносить себе мозг?!

Допив коньяк, Маркус отправился в душ. После с полотенцем на бедрах он потихоньку лег рядом с ней. Она спала. Платье небрежно валялось около кровати. Боже, она абсолютно голая. Прислонившись, холодным после душа телом к ее разгоряченной коже, он мучительно вздохнул, возможно ли, так желать женщину?!

А потом все произошло так быстро, что он и не понял как.

Аня повернулась, ее дыхание опалило его холодную кожу, черные глаза встретились с голубыми. В эту минуту не было ни боли, ни гордости, ни обиды, были только мужчина и женщина, изнывающие от притяжения и страсти друг к другу. А страсть — это когда берешь и хочешь брать. И они брали! Откинув одеяло, он привлек ее к себе, чувствуя, как она всем телом дрожит. Проведя пальцами по ее щеке, Маркус другой рукой намотал ее волосы вокруг своего запястья и мягко потянул вниз, открывая себе доступ к шее, по которой он тут же провел языком, заставляя Аню дрожать еще сильнее. Оторвавшись от шеи, он нежно поцеловал ее в губы, а потом принялся осторожно посасывать ее нижнюю губу, слегка прикусывая. Маркус целовал ее лицо, каждую черточку, как и мечтал все эти два месяца. Руки ласкали гладкую, атласную кожу тела. Его губы спускались все ниже от лица, она гладила его спину, целовала плечи, возбуждая его все сильней и сильней. Язык медленно скользил от ямки между ключицами к груди, осторожно касаясь губами напряженного соска, обводя его языком, вбирая в рот и посасывая. А пальцы между тем скользнули по бедрам, продвигаясь все выше и выше, пока не коснулись кружевных трусиков. Аня попыталась отстраниться, но он не позволил.

— Не стесняйся малышка! Ты такая красивая! Я безумно хочу тебя Эни. — прошептал он хрипло.

Она расслабилась, а он начал ласкать ее через трусики, которые вскоре совсем промокли от желания. Аня, словно змея извиваясь под ним, пытаясь глушить стоны. А когда он отодвинул кружево, и его палец проник внутрь, она перестала сдерживаться и застонала. Маркус с ума сходил от ее стонов, они были невероятно эротичными и возбуждали до критической точки. Он лизал, покусывал, ласкал ее тело со всей нежностью, на которую был способен, применяя многочисленный опыт, забывая о себе. Впившись в ее губы, он присоединил второй палец, растягивая ее, глотая ее крики наслаждения. Он и сам готов был кончить, чувствуя пальцами, какая она влажная и тугая. Представляя, какие его ждут ощущения, когда он будет в ней.

— Пожалуйста! — взмолилась она, когда он подвел ее к самому краю. И он дал ей то, о чем она просила, последние круговые движение пальцами и ее мышцы сжались. Крик наслаждения, от которого его бросило в дрожь.

Вдох выдох, дыхание восстанавливалось, сердцебиение тоже, только неудовлетворенное желание ощутимо давало о себе знать! Ничего он потерпит.

Тишина была оглушающей. Аня отвернулась. Маркус не знал, что сказать. А потом увидел, как подрагивают ее плечи, девушка рыдала в подушку. Он тяжело вздохнул.

— Эни, прошу тебя не плачь! Ну, прости меня девочка моя, прости!

— Зачем это все? — повернулась она к нему. Он понял, что она не о том, что было минутой ранее, она о его приезде. Он не знал ответа!

— Что ты хотела доказать сегодня? — задал он интересующий вопрос, пытаясь уйти от ответа.

— Ничего! Просто зачем оттягивать финал! — ответила она с горечью. — Ты все равно возьмешь все, что тебе нужно, я слишком слаба и я не хочу этих игр! Я не хочу больше разочаровываться, не хочу реветь в подушку, пытаясь понять, что я сделала не так!

— Прости меня Эни, я не думал тогда, что все так получится! Дай мне шанс, я обещаю, тебе будет хорошо, у тебя будет все, что хочешь! Просто дай мне шанс! — тихо сказал он, прижимая ее к своей груди, чувствуя ее слезы на коже, ему было больно видеть ее такой. Он ранил ее, ему и залечивать эти раны.

— Шанс на что? — сдавленно спросила она. — На то, чтобы ты красиво трахнул меня, а потом понял, что тебе скучно и укатил в свой мир!

— Нет, Эни! Все не так!

— А как? — заплакала она сильнее, эти слезы рвали его-Господи, зачем ты вообще приехал? Зачем?

— Не знаю Эни! — Будто сам себе ответил он. Девушка вскочила с кровати, и вытерев слезы сказала.

— Зато я знаю! Поэтому и прошу, давай покончим с этим и разбежимся! Приятная ночь и все довольны!

— Эни! — обнял он ее, прижимаясь грудью к ее спине.-! Ты не будешь довольна, я же знаю! Да и я так не хочу! — нежно прошептал он, касаясь губами ее затылка.

— Не надо, прошу тебя не надо, ты ведь не понимаешь! Прошу тебя не мучь меня сильнее! Я больше не хочу, чтобы меня обманывали! — сказала она приглушенно и отстранилась, а после подняла платье и ушла в слезах в ванную.

Черт, что за херня происходит?! Какой же он идиот! Пока Аня была в ванной, он места себе не находил.

Был уже рассвет, когда она вышла, лицо было бледное от слез, бессонной ночи и переживаний. Но голос полон решимости.

— Пожалуйста, вызови мне такси! — попросила она сдержанно.

— Мой шофер отвезет тебя куда скажешь! — ответил он и погладил ее по щеке. Она отвернулась к окну, стараясь не смотреть ему в глаза.

— Хорошо! Я бы хотела уехать сейчас, у мой подруги сегодня свадьба!

— Он ждет тебя возле черного входа. У главного журналисты. — пояснил он.

— Спасибо! — глухо бросила девушка, направляясь к двери.

— Эни! — ласково позвал он. Она не повернулась, только замерла возле двери.

— Маркус, уезжай! Не надо играть со мной! Я так не могу! — тихо сказала она.

Он подошел к ней и тихо прошептал;

— Не могу Эни!

— Прощай! — резко сказала она и выскочила из его номера.

— До свидания малышка! До свидания! — ответил Маркус, слегка улыбаясь. Постояв еще пару минут в холле, он направился в спальню, где упал на кровать и уткнулся в подушку, вдыхая оставленный ею запах, который вызывал сладкую боль в его сердце и спокойствие в душе. Так он и уснул, убаюканный ощущением ее присутствия.

Глава 12

«Мерседес» не спеша ехал по пустынным улицам Москвы. Девушка на заднем сидении задумчиво покусывала пальчик, положив локоть на подлокотник. Она смотрела в окно. Слез не было. Больше не было. Она всю ночь проплакала. Она была пуста. Все ее существо протестовало против того, что она делала, но страх был сильнее. И все же сопротивляться тоже сил не оставалось. Боже, эта нежность в его глазах, пусть это обман, но как же он сладок! И от этого еще больнее. Сердце изнывало от любви к нему вопреки всему, вопреки крику разума: «опасно, очень опасно!» Но разве мы часто слушаем разум, когда влюблены?! Это какое то наваждение, не иначе! Любовь!

Люди скажут, что любить такого мужчину легко! Легко ли?! Ведь она полюбила не то, что он собой олицетворял, ни власть, ни славу, ни деньги! Она любила того, спрятанного за бесчисленными масками мужчину, любила, несмотря на его эгоизм, жестокость и порочность. Любила его теплый взгляд, озорную улыбку, юмор, целеустремленность, силу и ум. Любила его, но ни капельки не верила ему!

Когда он появился возле университета, она была в шоке, да и какая бы не была в шоке! Кумир миллионов приехал к ней, простой девчонке — сказка же! Красивая сказка! Конечно, в это невозможно было поверить, но это было реальностью, и Аня радовалась, естественно, как не радоваться! Он не приехал бы просто так. Значит, что- то есть, но что? Он сказал, что не знает! Это было больно! Хотелось продолжения сказки. Да, она как наивная дурочка, хотя она и есть наивная дурочка, ждала, что он скажет то, чего никогда не будет! Такие, как он любят только себя!

Но она надеялась?! И наверно, будет надеяться до конца! Но сейчас, что это с его стороны? Как он сказал — плевать он хотел, что она там хочет, а что нет! Девушка горько усмехнулась. Она хотела, желала больше жизни быть его, принадлежать только ему. Но ему этого не надо! Ему нужна игрушка, новая победа, ему нужно развлечение! Наверно, очень весело облагодетельствовать бедную девочку, а потом наблюдать, как она смотрит на тебя, словно на Бога и боготворит каждое движение. Изощренное удовольствие, моральное издевательство.

Он борец, а она имела несчастье отказать ему! И этим подписала себе приговор, он включился в игру «охотник — жертва». А если сказать проще, она всего лишь простимулировала основной мужской инстинкт! Она не сможет противостоять ему, все против нее, она сама против себя! Поэтому и поехала с ним этой ночью, чтобы обойтись меньшими для себя потерями, потому как каждая секунда рядом с этим мужчиной, который никогда не будет принадлежать ей, подобна смерти, возможно ли обладать одной женщине мечтой миллионов?!

Такого никогда не будет! Уж точно не с ней. Подобные мужчины если и принадлежат кому — то, то только таким же невероятным женщинам как они сами. Она такой не была. Она была обычной, влюбленной девчонкой, слабой в своей любви. Она поехала к нему, еще потому что хотела хотя бы на одну ночь забыть кто он, кто она, представить, что он любит ее, узнать какого это, когда он ласкает тебя, целует, какого это, когда чувствуешь тяжесть его сильного тела, какого это почувствовать его в себе, стать с ним единым целым?! Но он не позволил и этого. Да, он подарил ей восхитительные ощущения, да что там?! Он открыл для нее новый мир, чувственный, интригующий, яркий! Такого взлета и наслаждения она никогда не испытывала, даже музыка не дарила ничего подобного. Теперь она понимала почему люди возвели секс в культ. Ему нет равных в эмоциональном плане, исключительное средство, чтобы почувствовать себя хоть на миг счастливым. Люди любят жить иллюзиями, поэтому они так любят секс.

Но Маркусу нужен был не просто секс, секс — это меньше, что может предложить женщина, ему мало тела, ему нужна ее душа, разум, сердце. Он не привык довольствоваться крохами, он привык брать все с избытком, не задумываясь о том, что потом будет. Ему неважно, что потом она не соберет себя никогда. Он хотел побед, не зная, что давно выиграл эту битву! Осталось только забрать приз, а потом поставить на полку свой трофей и забыть! Его не переделаешь, он не изменится. Да и ему это не нужно, он никогда не будет подстраиваться, а она не хочет собирать себя по крупицам! У каждого своя дорога, просто случайность, что они вдруг пересеклись. Чья- то насмешка, над ней! Грубая шутка, нелепый стеб! Ну, не бывает так! Что она Золушка какая-то?!

Но видимо у судьбы на это свое мнение и ее мало интересует, что по этому поводу думает! Только Аня не хотела больше не спать ночами от тоски, мечтать о нем и просить Бога вернуть его. Нет! Никогда больше! Спектакль окончен! Сама полюбила, сама виновата, но более — увольте! Хоть и было невыносимо принимать такое решение, душа молила поверить в сладкую ложь, урвать хоть кусочек счастья рядом с ним, а что будет потом, пусть будет потом. С такими мыслями девушка подъехала к дому подруги, на часах было шесть утра. Значит, все уже встали.

— Спасибо, что подвезли! — ответила она по-английски, выходя из машины.

— Я русский! — буркнул мужчина.

— Э, извините! Я сказала, спасибо, что подвезли. — задержалась девушка.

— Ага. Я сегодня с вами целый день буду! — кивнул он и закурил сигарету, не обращая больше на нее внимания.

— Что? — воскликнула Аня.

— Че не понятного? Мне так сказано, типа журналюги доставать будут! — раздраженно ответил мужчина, он был предупрежден, что девушка будет против, а потому был настроен решительно. Но к его удивлению девушка лишь устало пожала плечами, видимо, футболист хорошенько ночью с ней поработал. Мужчина усмехнулся своим каверзным мыслям, а девушка заметила его пошлую ухмылку и резко сказала.

— Ладно, делайте как вам сказано! — развернулась и ушла.

Аня была в гневе. Отлично, просто замечательно! Теперь ее все будут воспринимать не иначе, как какую — то шлюху прославленного футболиста! И тут она осела. Боже, что она наделала?! Теперь ведь ее имя будет у людей с языка не сходить, да ее же в универе достанут, да вся ее жизнь полетит к чертям. Боже это, что же теперь будет? Аня не хотела ничего этого, она не хотела, чтобы все эти люди лезли к ней в душу, выносили самые сокровенные события ее жизни на всеобщее обозрение! Ну, почему она не подумала об этом раньше! Он ведь известный человек! Да за каждым его шагом пристально следят! А тут простая студенточка провела ночь в его номере! И каждый понимает, что не о погоде они там беседовали! Черт, у него ведь еще девушка! Господи, как же стыдно, как же она могла про все это забыть?! Что она делает?

Аня не заметила, как подошла к квартире подруги, она была в ужасе от того, что ее ожидает, уже наверняка сегодня, ведь не просто так он послал с ней этого наглеца! Ей хотелось схватить телефон и высказать Маркусу все, она была так зла в эту минуту, гнев душил и хотелось винить всех в своем легкомыслии, но виновата только она, ей и расхлебывать. Вот черт, мало того что Беркет все перевернул в ее душе, теперь еще и жизнь ее перевернется с головы на ноги. Это уже слишком! Но размышления девушки прервала открывшаяся дверь квартиры с порога, которой на нее недоуменно смотрела мама Оксаны:

— Анютка! А ты что здесь застыла, что не звонишь? Проходи, давай, там Оксанка места себе не находит, грозится убить какого- то Андрея!

Потрясающе! Она еще и про это забыла, да она все забыла рядом с ним, как безмозглая влюбленная курица! Позорище, кошмар! Совсем съехала с катушек! Аня вошла в спальню к Оксане, та что — то набирала на телефоне.

— Привет! — тихо сказала Аня и села рядом. Оксана откинула телефон, обняла ее и начала нести какую- то ахинею.

— Ну и видок подруга! Поздравляю, ну даешь, я не думала, что у вас все серьезно! Ну и как, какой он был, сильно больно было?

— Что? Кто? Ты о чем вообще? — не врубилась Аня, пребывая в шоке от таких вопросов.

— Ну ты не придуривайся! Я о твоем Андрее, когда вы исчезли, после случая с охранником, мы все поняли! — подмигнула Оксана. Аня опустила голову.

«Андрей, бедный Андрей!» Как она могла после такого унижения, остаться с этим чудовищем и еще хотеть его?! Но как бы не было, ей придется все рассказать подруге, иначе она не простит, если узнает из газет.

— Так сейчас пьем кофе, аспирин, и ты все рассказываешь о своем ночном приключении! — весело щебетала Оксана-А потом визажист, парикмахер и все такое! У меня ведь свадьба сегодня, оху*ть! — ругнулась она, не зная, как описать весь свой восторг. Аня усмехнулась. Да, подруга у нее могла загнуть и еще как! — Я в душ, а ты кофе сваргань пока Анют.

Аня кивнула, радуясь небольшой отсрочки, думая как все вообще объяснять. Но так ничего и не придумала, когда подруга вернулась.

— Ну давай, я в душе чуть ли не танцевала от нетерпения! — воскликнула подруга, отпивая кофе. — Мм, божество! Вот я накачалась вчера, а ты вообще как?

— Ужасно! Голова раскалывается! — ответила Аня. Хотя удивляться было нечему. После такого то количества водки, которую она к тому же в жизни никогда не пила, как она еще возле унитаза не оказалась.

— Ну, ничего, аспиринчик примешь и будешь как огурчик! Все рассказывай уже! — успокоила Оксана.

— Я была не с Андреем! — тихо начала Аня, после ее слов подруга поперхнулась.

— Как? А с кем? — воскликнула подруга, отставляя кофе и в упор смотря на Аню.

— Ты помнишь Марка? — не зная как все объяснить, спросила она.

— Еще бы, мне твое поникшее лицо, как ежедневная памятка об этом мудаке! Ну, а он то щас к чему! Вот только не говори мне, что эта сука объявилась! — зло прошипела Оксана в ответ.

— Он оказался не тем, кем был!

— Понятно дело, он оказался конченным уе**ом!

— Оксан! Мне тяжело все это рассказывать! Не надо, прошу тебя! — мучительно вздохнула Аня.

— Все, молчу! — подняла Оксана вверх руки в примирительном жесте.

— В общем мы встретили не просто иностранца, решившего прогуляться по Москве. Он оказался Маркусом Беркетом! — поморщилась девушка, слишком больно сыпать соль на рану. Она понимала, что ее рассказ больше похож на фантастику, а потому скептическому взгляду подруги удивлена не была. Но потом, его сменил страх, лицо Оксаны побледнело, и она прошептала.

— Нютка! — закрыла девушка рот ладонью-А ведь правда, он же приезжал! Мне Костик говорил что-то, а я еще думаю, кого он мне напоминает! Господи, девочка моя! — обняла она Аню. — Как же ты это узнала, какого тебе было, Нютка, родная?!

Оксана не ждала ответа, она не хотела знать. Представить было достаточно, и она представила, как бы она себя чувствовала, если бы Костя бросил ее, а потом оказалось, что он известная шишка. Да она бы умерла от обиды и боли! Какого это знать о каждом шаге любимого мужчин, видеть с разными шлюхами, а то что именно это и наблюдала ее подруга, Оксана не сомневалась. Все знали, что за двадцать восемь лет у Беркета в постели перебывало девушек больше, чем у Хью Хефнера за семьдесят восемь. Тот еще кобель!

— Почему не сказала? — всхлипнула Оксана, она была очень эмоциональна и слишком любила Аню.

— Эй, девочки, хватит чаевничать, скоро приедут мастера, а вы еще даже кофе не можете допить никак! — влетела в кухню мама Оксаны.

— Мам, да подожди, сейчас мы! — отмахнулась подруга и внимательно посмотрела на Аню, призывая продолжать.

— Вчера он приехал к универу, наверно, думал, что я тут же кинусь ему на шею от радости и поблагодарю за оказанную честь! — горько усмехнулась Аня. — В общем я его послала! А он, он не знает слова- нет, да ты и сама понимаешь! Он приехал в клуб, а там увидел меня с Андреем, Андрея выгнали. А меня притащили, как какую то бесправную рабыню к нему. — Аню даже сейчас передергивало от унижения, злости и обиды за Андрея, он ни чем не заслужил такое свинское отношение. Да она и сама не лучше поступила, если не хуже!

— Я в ах*е! — хлопала глазами Оксана.

— Я тоже была! — невесело согласилась Аня. — А потом я напилась, не могла выносить его рядом. Боже, Оксан я ему все простила, понимаешь?! Все! — у Ани задрожал голос. — Прости меня Ксан, у тебя такой день, а я тут со своими проблемами. Давай, закончим этот разговор, займемся тобой. У тебя сегодня такой день! — тараторила Аня.

— Да, куда он денется этот день?! Не могу я спокойно, когда у тебя такое происходит!

— Давай, больше не будем об этом говорить хотя бы сегодня!

— Ты с ним была ночью?

Аня побледнела, от воспоминаний по телу пробежала легкая дрожь.

— Да!

Оксана лишь кивнула, понимая, что это слишком личное. Через час приехали мастера, подружки невесты, родственницы. Разлили шампанское и началась девичья суета- сбор невесты, шутки, смех. Аня успокоилась и теперь со всеми радовалась за подругу, восхищалась ее красотой и счастьем. Подружек облачили в розовые платья, на фоне которых невеста очень эффектно выделялась. Все было очень красиво, как и должно быть на свадьбах. Когда девушкам наносили макияж, кто- то приехал. Какого же было изумление всех, когда в спальню прошли двое мужчин, один из них нес невероятное произведение искусств из около сотни или больше роз- это было чудо, из цветов была составлена композиция в виде сливающихся мужчины и женщины, желтые, красные, белые, розовые розы, так причудливо переплетались, являя собой данную картину. Когда мужчина поставил сие божество, то в комнате место стало совсем мало. А потом он поверг всех в еще больший шок, сообщив, кому предназначался подарок.

— Цветы для мисс Гончаровой! — сказал на ломанном русском утонченный мужчина, по виду — просто истинный англичанин. — А это вам! — подошел он к Оксане и передал коробку конфет от Книпсшилдт с миниатюрной открыткой, в которой была лишь подпись.

Аня на ватных ногах приблизилась к цветам и трясущимися пальцами вытащила визитку. А потом на глаза навернулись слезы, там было лишь пару строк из Есенина:

«Я помню, любимая, помню
Сиянье твоих волос…
Не радостно и не легко мне
Покинуть тебя привелось…»

Было странное чувство, щемящие и в тоже время хотелось сказать — Маркус, как же красиво ты лжешь!

А все тем временем что- то обсуждали.

— Ни фига себе, Ань, ну, ничего у тебя поклонничик, может, познакомишь с его друзьями? — воскликнула одна из подружек Оксаны, девушки захохотали. — Вы хоть знаете сколько эти конфеты стоят? — продолжала девушка.

Ане было абсолютно наплевать, она прекрасно знала, что Маркус может себе позволить любые конфеты. Оксана же была очень взволнована состоянием подруги, а потому по инерции кивнула.

— Это же Книпсшилдт! Полторы штуки долларов за вот эту коробочку! Про цветы я вообще молчу!

Девушки еще долго восторженно восклицали, бросая завистливые взгляды, Аня уже не слушала. Она взяла телефон, не зная что написать, позвонить она не могла, на нее его голос действовал, как афродизиак! Сил было разве, что на одно дыхание, но она была счастлива даже пусть это обман, но ведь приятный!

«Спасибо! Цветы чудесны. Не стоило, это ничего не меняет!»

— Ты в порядке? — спросила Оксана шепотом.

— Да. — ответила Аня, чувствуя вибрацию.

Сообщение. Открыть.

«Прости меня!»

Господи, ну зачем он так?! Он попадал прямо в цель, бил по ее слабостям! Знает ведь все. Слезы готовы были пролиться, но она держалась, не сегодня. Не сейчас!

Сейчас она должна позвонить Андрею, просто обязана.

— Алло. — услышала она его голос.

— Андрей, привет! — взволнованно начала Аня, она не знала, что сказать после вчерашнего. — Я …

— Ань не надо ничего! — оборвал он ее. — Я не дурак, понимаю, что значит дотронуться до того, что принадлежит такому, как Беркет.

Что?! Он, что совсем там обалдел.

— Что значит принадлежит? Я не вещь, ясно! И никому не принадлежу! — гневно процедила она.

— Извини, но просто во всех новостях твое имя и ряд нелицеприятных фраз в твой адрес! Ань, ты же не дура! Ну пойми, сказок не бывает! — тихо с болью произнес парень.

Было стыдно и больно, а потому она произнесла.

— Прости Андрей, но это тебя не касается! Я позвонила потому, что хотела извинится за вчерашнее!

— Ты не обязана извинятся за него, тем более, что ему нечего стыдится! Будь у меня его возможности, я не знаю, как бы поступил, но одно знаю точно, я бы не бросил тебя, ничего толком не объяснив, чтобы вернутся и выставить как свою очередную шлюху, прости но это правда!

Ей словно воткнули нож и провернул несколько раз в ране. Но она знала, он прав! И еще знала, что он действительно никогда бы так не сделал. Только в ней как две сестры жили боль и любовь, она бы душу отдала за любовь Маркуса Беркета. Только ей никто не предлагал такую сделку. А предлагали любовь другого человека, заставляя кровь стынуть в жилах от кошмарной несправедливости. Но сейчас не время об этом думать, сейчас у ее подруги праздник и она должна радоваться, она будет радоваться!

— Андрей, мне пора! Ты приедешь? — спросила она.

— Нет, Ань! Я не железный, помню вчерашний поцелуй, это для меня дорого! Знаю, ты ничего мне никогда не обещала, но я все же надеялся! Прости. — с нескрываемой горечью ответил он. Нет, это ей надо просить прощение, за его переживания, ведь она совсем не помнила вчерашний поцелуй, он был стерт властными, жадными губами Беркета.

— Понимаю! — ответила девушка. — Ну, тогда пока?!

— Пока. — положил он трубку, оставляя в ее душе неприятный осадок.

Как же она запуталась. Вот, почему такой замечательный парень должен страдать из-за нее?!

Но вскоре она выкинула из головы все проблемы, лишь в душе ощущая вселенскую грусть. Торжество началось! Как же это было красиво, душевно. Праздник счастья и любви, единения двух людей, создание чего-то нового! Аня завидовала им, но самой доброй завистью, она была счастлива за подругу, Костя смотрел на свою теперь уже жену счастливыми, обожающими глазами, можно ли желать большего! Аня и не желала, за такой взгляд любимого мужчины, не жаль и умереть! Опять о нем! Сколько можно?! Но как иначе, когда видишь воплощение своих грез, точнее это мечты каждой женщины, мечты, которые ты невольно начинаешь сопоставлять с возможностью их осуществления. А у нее даже возможности нет, по крайней мере, с ним!

Вечер был в самом разгаре, но молодые по древней традиции, покидали собственный праздник раньше, да и видно было, что они устали уже. Невеста вышла, чтобы кинуть букет, все незамужние девушки выстроились, чтобы поучаствовать в забаве и Аня в том числе. Когда она поймала букет, то лишь испытала грусть, ну, просто издевательство! Все смеялись, поздравляли ее. Она и сама бы посмеялась, только у жизни какой-то суровый юмор. После к ней подбежала Оксанка попрощаться.

— Нюсь, мне так не хочется тебя здесь оставлять одну! — прошептала она, целуя Аню в щеку.

— Брось! — отмахнулась Аня. — У меня все хорошо будет! Видишь, скоро вот замуж выйду! — потрясла она букетом для наглядности.

— А может правда?! — хихикнула поддатая подруга.

— Обязательно! — согласилась Анюта, она тоже была несколько навеселе.

Вскоре молодожены уехали в аэропорт, чтобы сразу отправиться в свадебное путешествие, и Аня решила, что ей тоже пора. Предупредив маму Оксаны, она поспешила домой. Аня вышла из ресторана, но тут же перед глазами возник мерседес.

— Садитесь, довезу! — услышала она голос наглеца, как Аня теперь его звала про себя.

— Я вызвала такси! — отвернулась она.

— Ну, че деньги то отдавать и еще не понять с кем ездить! Да и меня пожалейте! — улыбнулся мужчина вдруг.

— Хорошо! — смягчилась Аня, хотя этот нахал ей и не очень нравился, но в его словах было рациональное зерно- сейчас всяких таксистов хватало.

— Куда вам?

— В общежитие медиков-Парковая 11.-ответила она, садясь в машину

— Хорошо! — кивнул мужчина.

— Что- то я не заметила ни одного журналиста. — сыронизировала девушка.

— Ну, подождите! — пообещал мужчина. — Во-первых, вас они еще не нашли, а во-вторых, их в — первую очередь интересует сам Маркус. Дойдет и до вас очередь, не переживайте!

Аня тяжело вздохнула. Она была слишком погружена в свои мысли, а потому не заметила, как они остановились в темном переулке.

— В чем дело? — заволновалась она.

— Сейчас вернусь! — пообещал водитель и вышел из машины. В которую через минуту сел тот, кого она меньше всего хотела сейчас видеть. Сердце забилось, как дикое, когда она почувствовала его дорогой парфюм. Стало обидно, неужели все всегда будет решать он.

Она не знала, что сказать, сил не было, она устала ото всех этих передряг и эмоций. Не так она представляла свои отношения с мужчиной, не так. Это не отношения, это патология какая-то. Болезненная зависимость, как наркомания, которая ее погубит. Он заблокировал двери. Она усмехнулась.

— Я не собираюсь сбегать. — хрипло сказала она.

Он усмехнулся.

— Ты изменилась, я тебя не понимаю Эни! — с каким то сожалением сказал он, внимательно на нее смотря.

— Пришлось, учителя, точнее учитель такой был! — съязвила она.

— Эни, мне жаль! Я не знал, что тдля тебя все серьезно! — тяжело вздохнул он.

— Маркус, скажи честно! Вот, сам себе хоть ответь! Зачем я тебе нужна?! — воскликнула Аня. — Я же не слепая, я совершенно не то к чему ты привык! Я неизвестна, далеко не красавица, однозначно, не модель, я не знаю этих игр, я не знаю ничего об отношениях мужчины и женщины, но то что между нами, даже я понимаю, что это какой то бред! Впереди ничего нет. Ну, может пару ночей и дней!

— Шш… — обнял он ее, убаюкивая как маленькую девочку. — Выслушай меня! Да, ты не то к чему я привык, ты другая, настолько другая, что я голову теряю! Ты невероятна! Ты, я не знаю, как объяснить, но ты для меня нечто особенное! Я знаю, мы слишком разные, у нас жизнь слишком разная и мы вообще не должны были встретиться. Один случай на миллион, но он существует! Думаешь я уехал, просто потому что надоело?! Эни, малышка, я никогда не трачу свое время на то, что мне не интересно. Да я просто трус, вот и убежал! А потом, потом два месяца ада! — жарко шептал он.

— Да, я видела. — усмехнулась она. — Если бы всех мужчин ждал ад в виде Лорен Мейсон, то…

— Эни, глупышка! Уж поверь мне, Лорен Мейсон — это тот еще ад! — усмехнулся он.

— Пожалуйста, хватит а! — оборвала она его, ей было невыносимо слушать эту ложь. Ну как же ад! Она не совсем еще дебилка, чтобы поверить, будто он в компании с одной из самых великолепных женщин, сидел и мечтал о ней. Боже, он что издевается над ней? — Хватит уже! Хватит издеваться надо мной, я не законченная идиотка, чтобы верить в подобный бред!

Его глаза загорелись, он обжег ее своим взглядом и процедил.

— Нет, ты как раз таки законченная идиотка, если до тебя до сих пор не доходит, что ни один мужик не поднимет такой шум ради девки на пару ночей. Ты слишком зациклилась на выдуманных обидах, как ребенок ей — богу. Ты трусиха, еще трусливее меня! Я действительно не тот кто тебе нужен, я не знаю, что будет завтра-страсть, слезы, радость, боль! Не знаю, зачем тебе переживания о том, где я и с кем?! Но я по крайней мере, говорю открыто! Я не бегал за женщинами Эни, я не буду этого делать сейчас, хочешь, обижайся, хочешь нет, но я такой! Это будет твой выбор! Я сделал шаг навстречу, для меня это уже много!

Он начал выходить из машины, а потом обернулся, и посмотрев ей в глаза, добавил.

— Дай нам шанс Эни, взамен я положу к твоим ногам весь мир!

— Мне не нужен весь мир Маркус! — сказала она.

Он усмехнулся:

— Хорошо, я просто исчезну, хочешь?! Я смогу тебя забыть Эни, как бы это не было, но я это сделаю, а вот сможешь ли ты жить, понимая, что так и не решилась узнать, что могло бы быть?! Подумай, не гони лошадей! Я уезжаю завтра, я не могу жить призрачными надеждами! Все зависит от тебя Эни! У тебя есть мой номер.

Она смотрела ему вслед, слезы текли по ее лицу.

— Мне нужен лишь ты Маркус, только ты один! — прошептала она.

Что же делать? Да, он прав, она трусиха, она боится новой боли, разочарований! Ведь она знает, что он ей предлагает редкие встречи в перерывах между работой, никаких обязательств, иначе — просто очередная удобная подстилка на случай приездов в Москву. А вдруг все не так? Может она и вправду накручивает? Может, стоит рискнуть?

Похоже, она совсем сошла с ума! Разве можно быть с мужчиной, который прямо в лицо тебе заявляет, что он ничего серьезного не планирует, но если она согласится, было бы не плохо, ибо уж очень она ему понравилась. Как не странно, она и это поняла и простила. Да, она готова была оправдывать любой его шаг! А еще она боялась, боялась своего решения, ведь никто не знает, что же нас ждет в том или ином случае?! Всегда есть шанс на что-то!

Аня знала, что для него шаг навстречу слишком много, он слишком горд! Сегодня он говорил только правду, ничего не скрывая. Выбор. Он дал ей выбор! Разве он у нее есть? Его не было с первой встречи, и сейчас он его тоже не оставил!

Когда они подъехали к общежитию, и она вышла из машины к ней подлетели несколько человек с фотоаппаратами и вопросами.

— Анна скажите, что вас связывает с Маркусом Беркетом?

— Как вы познакомились?

— Когда произошла ваша встреча?

Все они тараторили в один голос. Аню начали хватать, но в общежитие ей помог зайти водитель. Господи, ужас, как же знаменитости живут, это так неприятно?!

Хотя в комнате у нее было не лучше, да и по дороге в нее все косились на Аню, как на некую диковинку. Прекрасно, просто прекрасно!

Она зашла в комнату и сразу же объявила.

— Сегодня никаких вопросов!

— А и не будет! — процедила Даша. — Пи***ц!

— Отвалите от меня! — раздраженно ответила Аня, падая без сил на кровать. Ей все надоело, хотелось убежать куда-нибудь. Вот, так каша заварилась! Но сейчас не хотелось об этом думать. Аня отмахнулась от проблем и про себя прошептала, слова Скарлетт О'Хара: «Я подумаю об этом завтра!» Уснула Аня довольно быстро, сказывались напряженная неделя и бессонная ночь, которая ей и приснилась, поднимая температуру тела.

Утро встретила она под обиженные взгляды подруг, также ей опять доставили цветы, на сей раз букет был скромнее, но от того не менее красивый. В карточке было всего одно слова, вызывающее волнение и страх.

«Решайся…»

Глава 13

Маркус задумчиво смотрел на миниатюрную карточку, не зная, что написать! На душе было так хреново, что хотелось на стену лезть! Он был не уверен, впервые, пожалуй. И зачем он это сделал?! Зачем позволил решать ей, что- то в своей судьбе, точнее в их судьбе! Идиот! Чертов идиот! А что ему оставалось? Не выкрадывать же ему ее для личного пользования?! Даже смешно. Но и времени у него нет, чтобы разводить с ней сантименты, он не может ждать, да и чего ждать то! Силой брать?! Ломать ее?! Можно было конечно! Возможностей у него куча! Он мог психологически давить на нее, морально подавляя, уничтожая все то, что его так привлекло в ней. Но зачем она ему потом, надломленная, подавленная, униженная! Зачем ему очередная содержанка, согласная на все. А сейчас она ему зачем? Он не знал! Знал только, что без нее у него начинается ломка!

Что же написать?!

Нет, ну какой он все же дурак! Маленькая, обиженная девчонка, даже не женщина, что она вообще может решить! Надо было просто увезти в Лондон, а там она простит ему все! Невозможно будет не простить!

Он усмехнулся своим мыслям! О, да, детка, ты бы простила все! Уж он то знает, как заставить женщину забыть обо всем на свете! Увы, он решил по-иному, он долго думал, да, он жалел теперь об этом, жалел в силу своего эгоизма, но знал, что это было единственное правильное решение по отношению к ней! Разве он мог тогда предположить, что десяти дней ей будет вполне достаточно для сильных чувств! Не мог! А ей хватило! Она права, это какая то патология! Но он дал ей выбор, как с ней бороться! Хотя как дал?! Он не удержался и все же надавил на больные места, он не умел иначе! Даже сейчас Маркус не удержался и решил послать ей букет цветов, он был не уверен, слишком не уверен в своей победе, нет не в своей, в их общей! Сможет ли она преодолеть свой страх, свои принципы и обиду? Он не будет ни к чему ее подталкивать или что- то просить! Просить — это вообще не его стиль! Пусть это будет ее решение, скажет нет, значит пусть будет так, значит, он ошибся в ней, возможно, это будет даже лучшим исходом! Но внутри все холодело при мысли об этом! Будь, что будет! Рука твердо вывела лишь одно слово.

«Решайся!»

Через пять минут машина с посланием уехала. Маркус взглянул на часы, они показывали семь часов двадцать четыре минуты. Самолет в девятнадцать тридцать, осталось двенадцать часов и шесть минут ожидания, неуверенности, двенадцать часов и шесть минут пытки!

Иначе он не мог, его жизнь не принадлежит ему, он не может ждать! Слишком много людей зависит от него, слишком много денег делается только на его имени, а ради денег люди идут на многое! Роб каждую секунду ныл и чуть на коленях не умолял его прекратить это безумие, тренер сначала угрожал, что вышвырнет его из команды, но куда там — он лучший игрок современности! Поэтому угрозы перешли в мольбу о здравомыслие! Маркус и сам все понимал, но девчонка была слишком сильным искушением.

Ладно, к черту все размышления, осталось потерпеть совсем немного! Сегодня у него пресс-конференция в полдень, а сейчас он поедет в спорт- зал, хоть отвлечется.

И он действительно отвлекся, если можно так это назвать.

Все, что касалось работы, поглощало его полностью, на тренировках он вкалывал, как проклятый. Сегодня была силовая, конечно, ему этого не требовалось для футбола, но он был не просто футболистом, он был идеалом, мечтой, рекламой и продуктом, который с успехом продавали, а потому ему нужно было быть всегда в форме, когда он снимал на поле футболку, он кожей ощущал плотоядные взгляды, раньше ему это нравилось, теперь было плевать, он просто зарабатывал деньги. Почему нет, если природа наградила не только талантом, но и приятной наружностью.

В зале была та же песня, что и на поле- богатенькие пигалицы разве, что слюни не пускали на него, ну еще бы, дело тут было даже не столько во внешности, сколько в статусе! Какая бы не хотела привлечь внимание знаменитости?! Маркус все это понимал, а потому просто игнорировал их, ему не привыкать. Конечно, он мог снять зал для себя и обойтись без этого повышенного интереса, но ему не хотелось заморочек. Да и это ему должны платить зато, что он посетил их комплекс- какая реклама!

Девушки всячески пытались обратить его внимание, Маркусу стало весело и он подмигнул одной из них- шатенке с четвертым размером, если не больше. Она призывно улыбнулась в ответ, а он с удивлением отметил, что не прочь немного расслабиться.

Вот же черт! А в чем собственно проблема? Почему нет?! Но неуверенность точила, а самолюбие призывало сделать что-то! Он мысленно всячески обозвал себя. С каждой минутой, начиная закипать все сильнее и сильнее. Прекрасно, он уже превратился в верного и преданного мальчика и кому?! Она его почти послала, а он тут еще ломается, как девственница. Еще чуть — чуть и девчонка будет с него веревки вить. Ну, нет девочка, не на того напала!

Решив все для себя, Маркус повернулся к шатенке. Делать ничего не нужно было, он лишь кивнул девице в сторону душа. Совесть вопила, но он заглушил ее. Он никому ничего не обязан! Она ему кто?! Ему надоели эти прятки! Пошло все!

Он почти закончил принимать душ, когда почувствовал, как к его мокрой спине прижалось мягкое тело и прошептало:

— Чего бы тебе хотелось?

— Минет, детка! — жестко ответил он, обернувшись. Девушка не возражала, такие никогда не возражают, даже наоборот, чем жеще, тем кайфовей для них.

Девушка медленно опустилась на колени, и вскоре Маркус почувствовал горячие губы на своем члене. «Опытная шлюшка!» — усмехнулся он, наслаждаясь движениями ее губ и языка, забываясь.

Когда все кончилось, Маркус вышел из душа бодрый и бросил опешившей девушке.

— Ты была великолепна крошка, с меня подарок!

Но это была наигранная бодрость, ему было так гадко и противно!

Господи, ну, зачем ему это надо было?! В памяти была Аня возбужденная, извивающаяся под ним, стонущая. Это воспоминание завело его куда сильнее, чем недавние ласки. Какой же он ублюдок, как вообще посмел прикоснуться к этой девочке своими грязными руками, через которые прошли сотни таких мерзких и грязных шлюх?! Да и сам он чем лучше?! А она, невинная девчонка, смотрящая на него влюбленными глазами, ждущая чудес и сказки. Она права, что боится, ей надо бежать от него как от чумы, он не создан для таких отношений! Порок засел в нем слишком глубоко! Ну, что он может ей предложить?! Она ведь еще такая неопытная, верит, что есть любовь, что все отношения между мужчиной и женщиной — это какое- то волшебство и нечто особенное. Разве может он показать ей, что никаким волшебством, кроме наслаждения во время оргазма, тут и не пахнет. С ним однозначно! Невинные девочки не для таких, как он! Мать твою, как же достало! Он ведь приехал, он уже здесь, надо было раньше думать обо всем этом! Как же мерзко, что он ей даст, вот эту грязь?! Маркус горько усмехнулся.

Бедная малышка, его маленькая принцесса! За два месяца он причинил ей столько неприятностей и боли, сколько не всегда причиняют люди, которые долгое время живут вместе. Теперь вот еще и изменил! Да, изменил! Можно говорить, что они никто друг другу, искать себе оправдания! Но правда останется неизменной- он изменил ей, потому что все меж ними слишком далеко зашло, так далеко в плане эмоций, он еще ни с кем не заходил. О, Боже, как он посмотрит ей в глаза, в эти доверчивые глаза! Было жаль, очень жаль. Как идиот поддался на провокацию собственного самолюбия. Как кто-то сказал — самолюбие, как бизнес, не брезгует и жалкими грошами.

Быстро одевшись, Маркус покинул данное заведение. Он совсем забыл про пресс-конференцию, а потому опомнившись, решил, что стоит подготовиться.

— Джо, что известно гиенам? — спросил он, когда они подъехали к отелю, где его ожидали представители разных СМИ.

— Что касается причин вашего приезда-это главная интрига! — бесстрастно начал мужчина. За что Маркус уважал его, так это за вот этот невероятный профессионализм и хладнокровность в работе, в этом Джо был похож на него. — Все остальное очень путанно. В центре внимания естественно мисс Гончарова, которая сегодня кстати, ответила на пару вопросов, могу показать запись!

Вот же черт, как он об этом мог забыть?! — мысленно дал себе пинка Маркус. — Эти ублюдки не пожалеют никого в погоне за сенсацией, такое наплетут!

— Конкретней! — резко сказал он, зная, что Джо тут ни при чем, но не мог сдержаться.

— Все сводится к одному-новая забава Маркуса Беркета! — безразлично пожал плечами Джо — А также мисс Гончарова сегодня сама выставила себя ветреной особой!

— Что это значит? — не понял он.

— Сейчас покажу запись! — ответил тот, доставая ноутбук.

Маркуса передернуло, когда он увидел название видео: «Очередная подруга Беркета не против дружеского секса!»

Маркус недовольно поджал губы. Гнев душил, хотелось поубивать этих стервятников, так все извращающих! Он обычно не смотрел, что там про него пишут или говорят, ему было плевать, он слышал рев толпы, видел бешеные взгляды миллионов людей в каждой стране, с обожанием смотрящих на него, он первый в своем деле, его ценят именно за это, а его личная жизнь никого не должна касаться! Хотя некоторые басни, порой, вызывали у него смех- ну, и фантазия у людей. Но сейчас, когда на экране появился корреспондент какого-то задрипанного канала и начал говорить, у Маркуса от изумления рот открылся!

«Вчера мир потрясла шокирующая новость! — вещал журналюга. — Легенда мирового футбола, Маркус Беркет посетил Москву в самый разгар сезона! Вопрос, в чем причина данного визита?! Ответа пока нет, но есть масса предположений — многие считают, что футболист запросил баснословную цену у Манчестера и теперь отказывается играть. Правда, никто из представителей футболиста и клуба не комментирует сложившуюся ситуацию, а сам Беркет в это время прекрасно проводит время в Москве. Кстати, здесь тоже не обошлось без тайн. Вот, любительская сьемка!»

Перед глазами Маркуса возникли они с Аней возле университета, яростно спорящие. Журналист меж тем продолжал: «Кто эта девушка, что ее связывает с Маркусом Беркетом? Нам удалось найти ответы на эти вопросы!»

Маркуса последнее высказывание журналиста заинтересовало. Интересно, какие, такие ответы они нашли, если он сам не знал, что его связывает с Аней! Ну, ладно послушаем!

На экране появилась темноволосая, симпатичная девушка, даже красивая девушка. Маркус прочитал ее имя — Оля Казанцева, сокурсница, но только лишь с одной целью- всех этих гаденышей ждет хорошенький урок за жалкое тщеславие и корысть!

— Здравствуйте! — мило улыбнулась она.

«Шлюха! Сразу видно!» — подумал Маркус, с презрением разглядывая девицу.

— На видео Аня Гончарова, моя однокурсница, мы студентки академии имени Сеченова! — продолжала лепетать девка со слащавой улыбкой. Маркус а даже передернуло, он терпеть не мог таких наигранных куриц. Ванилька, мать ее!

— К университету действительно подъезжал Маркус Беркет, я его сразу узнала, очень люблю его-идеальный мужчина! — восторгалась она.

«Ну-ну, скоро увидишь, какой я идеальный! На всю жизнь запомнишь, так будешь любить! Сучка!» — усмехнулся Маркус собственным мыслям.

— Это вообще стало шоком! Не знаю, где они встретились, когда и что он в ней нашел?! Мы все долго не могли поверить! Аня девушка тихая и скромная вроде была! Но как говорится, в тихом омуте черти водятся! Гончаровой везет на крутых мужиков! — закончила она. А Маркус с изумлением пялился на монитор, пытаясь понять, что она там в конце прокудахтала.

Его возмущению не было предела: «Что за херню несет эта дура? Какие еще мужики?! Опять какая то утка! Нет, он убьет эту вертихвостку! Надо же такое выдумывать!» На что только люди не сподобятся ради корысти. И казалось бы, вот, в чем прикол? Ну, покажут тебя пару секунд по телеку, а дальше то, что?! Но он ей покажет, что дальше!

После вновь показали журналиста, и он продолжил свой рассказ.

«Сразу же по приезду Беркет посетил один из лучших столичных клубов „Арма 17“. Директор клуба отказался, что либо комментировать по поводу пребывания звезды в его заведении, а вот некоторые посетители поделились, что видели футболиста в компании девушки, пара уединилась от всех в приват — комнате. Двадцати восьмилетний нападающий Манчестера был также замечен со своей подругой на танцполе. Пара вела себя расковано, не скрывая своих отношений.»

Журналиста сменил какой-то педиковатый парень и объявил:

— Да, это было нечто! Я когда его увидел, чуть не обомлел — Маркус Беркет мой кумир! Но ему на то момент было не до чего и уж тем более не до фанатов, он во всю целовался с девушкой. От них разве, что искры не отлетали, казалось еще чуть — чуть и они займутся сексом прямо тут же, но потом они удалились. Ну, сами понимаете! — подмигнул придурок. Маркус тяжело вздохнул, коря себя за несдержанность. Теперь все будут мусолить эту историю, пока не затрут до дыр.

«Клуб Маркус Беркет покинул около трех ночи с пьяной девушкой на руках».

На экране появились их фото, хоть охрана закрывала их тогда, все же лица было видно. «Девушка провела ночь в номере футболиста, но когда она его покинула никому не известно. Интересно, как на подобную выходку футболиста отреагирует его постоянная подруга Лорен Мейсон?!»

Отлично, еще и ее сюда приплели не понятно зачем!

«Сегодня нам удалось спросить Аню Гончарову о последних событиях».

Маркус напрягся, когда на экране появилась она, его девочка. Не накрашенная, взволнованная и спешащая в университет.

— Анна как давно вы знакомы с Маркусом Беркетом? — подлетел к ней какой то проныра.

— Почему бы вам не поговорить с ним об этом! — ответила девушка, пряча лицо от камер и пытаясь пройти.

— Анна какие отношения у вас с Маркусом Беркетом?

Аня молчала, продолжала идти, вопросы сыпались один за другим. Девушка тяжело вздохнула, видимо, поняла, что они не отстанут. Аня остановилась, и посмотрев в камеру твердо ответила, Маркус даже дыхание задержал, а потом почувствовал такую нежность к ней, какую никогда ни к кому не испытывал. Она так искренне и невинно сказала.

— Мы друзья!

Но потом Маркуса охватили ярость и сожаление за то, что заставил ее пройти через все это.

— Анна а вы всегда целуетесь и остаетесь на ночь у своих друзей-мужчин? — сыронизировал журналюга, заставив девушку побледнеть, а потом покраснеть. У Маркуса руки чесались задушить ублюдка, а себя в первую очередь! Вот суки!

Но Аня взяла себя в руки и с холодной вежливостью, как недоумку ответила.

— Кажется, вы отстали от жизни молодой человек! Сейчас вполне нормальное явление- секс по — дружбе, так скажем, уж вы то, вращаясь в среде свободных нравов, должны это знать! Советую вашему руководству подыскать вам замену! Вы слишком старомодны и к тому же крайне не воспитаны! — у всех журналистов рты были открыты от изумления.

Маркус захохотал, как сумасшедший, больше он ничего не стал слушать! Малышка просто умыла их всех! Нет, ну, надо же, конечно, она разозлилась, ее вывели из себя, но как она была прекрасна в гневе! Хотя то, что она выставила себя в таком свете не лучшее решение, но главное, она вышла победительницей из этой битвы, а это многого стоит! Не каждая знаменитость, привыкшая к шумихи вокруг себя способна не растеряться в такой ситуации! А она, его скромная девочка смогла ответить этим наглецам, да еще так корректно!

Маркус аплодировал ей, настроение поднялось.

Только теперь сам не знал, что сказать прессе, он не хотел, чтобы все считали ее его очередной подружкой на пару ночей, но и не мог заявить о чем-то серьезном, не будучи в этом уверенным! А уверенности с каждым часом становилось все меньше и меньше.

Когда он подъехал, на лице не было ни следа неуверенности, была лишь вежливая, холодная маска успешного мужчины. Таким он и предстал перед журналистами. Весь час представители СМИ пытались вытянуть из него конкретную информацию, но за десять лет он научился играть в их игры, отвечая так, что вроде бы и ответ, и в тоже время ничего не сказано по делу. А потом прозвучал вопрос, которого он долго ждал и до сих пор не знал ответа, подумав, Маркус решил ответить так, как оно и было, впервые говоря правду.

— Наши отношения с Анной Гончаровой-это наше личное дело и оно никого не касается, могу лишь добавить, что эта девушка мне дорога!

На этой ноте он решил закончить общение с прессой. После от скуки посетил в качестве гостя вечернее шоу наподобие шоу Летермана, было довольно весело, хотя русский юмор был ему не совсем понятен, но все же иногда он улавливал суть!

В отель Маркус прибыл около половины седьмого! Разочарование и злость нарастали, а точнее завладели всем его существом. Она не придет! Маркус был в этом почти уверен! Может и правильно?! Наверно, все это было такой глупостью-слишком разные, все у них слишком разное, между людьми рвутся такие связи, прочнее канатов, а между ними лишь тонкая нить чего — то непонятного, на что можно было надеяться! Через час не будет и ее! Он бегал взад вперед, желая, чтобы это время побыстрее истекло, и все кончилось, Маркус не любил неизвестность и неопределенность. Хотя все было итак ясно, но ведь всегда есть вероятность того, что ты ошибся. И как не странно, но он хотел бы, чтобы сейчас он ошибся. Но шло время и ничего не происходило, вскоре он успокоился и дал указания готовится к отъезду!

Вот и все! Маркус вышел из отеля, обводя взглядом улицу, ощущения были двоякими и непонятными, такого он никогда не чувствовал. Какое — то сожаление и грусть, наверно. В этот момент он ненавидел этот город, эту страну, где он обрел и так же потерял эту призрачную надежду на что-то более значимое! Ну, да ладно, хватит этих соплей, сказок не бывает, ему ли не знать!

Он почти сел в машину, когда услышал ее окрик. Маркус подумал, что ему показалось. Гул стоял ужасный, журналисты, фанаты создавали такую какофонию, что услышишь, что угодно. Но он вновь услышал, как она окликнула его и понял, что не ошибся.

— Маркус! — он весь напрягся, в груди разлилось какое-то тепло.

Он не мог поверить глазам, глядя на нее, она бежала к нему, проталкиваясь сквозь охрану и журналистов. Он кивнул охране, чтобы ее провели к нему. Черт, хотелось хохотать. Это же просто чудеса, такое в слезливых фильмах показывают! Когда она подошла к нему, то он заметил, что она очень взволнована, в глазах отчаянье и еще что- то, чего он не понимал, да и неважно это сейчас! Она здесь, пришла интриганка маленькая, вот ведь женщины?! Не могут, чтобы не пощекотать нервы! Маркус усмехнулся про себя, он радовался, как ребенок, хотя внешне оставался невозмутим.

— Маркус! — задыхаясь, прошептала она, голос дрожал. Маркус не понимал ее состояния.

— Эни? — спросил он, его беспокоила бледность девушки. — Садись в машину! — распорядился он, ему хотелось разобраться в чем дело.

Когда они отъехали, Аня зарыдала. Маркус с изумлением смотрел на эту истерику. Наверно, это эмоции, он тоже рад был до безумия! Но через минуту девушка подняла на него отчаянный взгляд и горячо заговорила, заставляя внутри все холодеть от разочарования и злости на собственную наивность.

— Маркус, прошу тебя, мне не к кому обратиться! Я умоляю тебя, помоги мне! Моя бабушка…  .-девушка рыдала, а он медленно приобретал ясность ума. — У нее был приступ, в общем она в реанимации, она уже перенесла один инсульт, кажется повторно, я не знаю, мне ничего не сказали! Боже, это все я виновата, я знаю! Для нее такое потрясение! Маркус прошу тебя, я… мне не к кому обратиться больше, это самый родной мне человек, прошу, умоляю…  

— Замолчи! — поморщился он, ему было неприятно и больно! Как дурак, верил во что-то, радовался чему-то, совсем расчувствовался! Вновь корысть, а на что он вообще рассчитывал?! Сегодня редкая женщина поедет за мужиком в Сибирь, если у него там нет собственных нефтяных скважин. Как же все это его достало, и почему он вдруг решил, что с ней все будет по-иному?! Да, ладно, к черту!

Маркус тяжело вздохнул, но он задвинул свои чувства подальше, это все потом! Он понимал ее, более чем понимал, он видел в ней себя, сестер, мать, мечущуюся, не знающую, что делать, где взять денег, чем помочь, как оплатить операцию отца! Все всплыло и заныло, как будто это было только вчера!

— Джо, нам нужно два билета до…   Куда лететь? — устало спросил Маркус.

— Барнаул! — прошептала она, вытирая слезы.

— И быстрее! — повысил он тон, видя, что вся его команда готова взорваться. — Роб заткнись! Ты летишь в Лондон и там разбираешься со всем, пока меня не будет! — оборвал он агента, который собирался что-то возразить. Хотя, если честно не понимал зачем ему лететь с ней, можно же просто дать денег и уехать, ведь ей от него больше ничего и не нужно, как и всем, чертовы людишки — корыстные суки и она такая же! Господи, да о чем он думает?! Он поедет, пусть это глупо и вообще непонятно зачем и к чему, но ей больше некому помочь! Он впервые переживал за кого то, кроме своей семьи! Она ведь совсем одна, наивная девчонка, среди волков, люди они жестоки! Да разве это корысть?! Скорее отчаянье, он бы и сам на коленях ползал лишь бы вернуть отца! Он поедет с ней, потому что хочет быть рядом, хоть что-то в жизни он должен сделать не для себя! Остальное все потом!

— Билеты только на одиннадцать часов и эконом — класс! — оторвал Джо его от мыслей.

— Да какая разница, бронируй! — раздраженно отмахнулся он. — И разберитесь с прессой, никто не должен знать, где я! Придумайте там что-нибудь! — дал он указания, хотя понимал, что это все довольно сложно организовать за полчаса, но на него работали профессионалы и Маркус не сомневался, что все будет сделано в лучшем виде.

Их высадили возле небольшой гостиницы, сняв дешевый номер, Маркус ждал, пока Аня съездит в общежитие, соберет вещи и документы. Он лежал на убогой кровати, смотря в потолок, внутри была какая- то пустота. Он предался размышлениям.

Какая же жизнь сука, люди скоты! Жизнь чужого человека совершено ничего не стоит! Несколько тысяч долларов решает кому быть на этом свете, а кому медленно дожидаться своего конца. Мы готовы инвестировать моду, кинематограф и прочее дерьмо, покупая все эти диски, журналы, шмотки. Но никто не даст ни копейки, чтобы помочь ближнему. Сегодня за одну только улыбку Маркуса Беркета в модном журнале готовы платить миллионы, только сейчас это уже ему не нужно! А тогда, тогда никому не нужен был шестилетний мальчик и его больной отец! Было очень горько, но такова жизни, таково людское общество! Все что есть в нем светлого, все попрано деньгами! Люди, превратились в язычников, поклоняющихся золотому тельцу!

Он поможет ей, несмотря или наоборот благодаря тому, что его семье в свое время никто не помог и еще потому, что была странная потребность защищать и оберегать эту девушку ото всего мира! Чтобы она никогда не узнала, как он жесток! Чтобы пронесла свою веру в лучшее, как можно дольше!

Через некоторое время зазвонил его телефон. Это был Джо.

— Джо, как представление?

— Удалось, только все естественно в очередном шоке! — усмехнулся его представитель.

Ну, что же ему не привыкать шокировать людей!

— Отлично! Да, у меня еще одно дело! Мне нужно чтобы, та газетенка или что это было, неважно, исчезла! Прижми их! И еще Ольгу Казанцеву, надави на слабые места! Образование, кажется, отличный козырь! В общем, ты меня понял.

— Как всегда! Только могу я поинтересоваться, зачем это тебе?

— Не люблю выскочек, особенно, когда это делают за мой счет!

— Понятно!

— Хорошо. Созвонимся позже. — отключился Маркус, он был удовлетворен. Каждый должен платить за все! И эти суки заплатят за минутную славу за счет унижения его девочки! Слава слишком дорого стоит, ему это известно лучше других!

Вскоре вернулась Аня, и они поехали в Домодедово, они постарались одеться неприметно, чтобы их никто не узнал. По дороге они особо не разговаривали, делали все машинально. Регистрация, посадка.

— Маркус! — прошептала она, потому что в салоне все спали.

— Да? — посмотрел он в ее блестящие от непролитых слез глаза.

— Спасибо… — слезы потекли по ее лицу. Она сжала его руку и поцеловала. Ему стало не по себе от этого.

— Эни, не надо малышка! — ему было тяжело видеть ее такой Он прижал ее к себе, гладя по волосам, вдыхая полюбившийся запах жасмина, внутри все сжималось в тугой ком. Успокаивая ее и убаюкивая, он не заметил, как они уснули. Проснулись, когда объявили, что нужно пристигнуть ремни, начинается посадка. А дальше была суета, поиск и аренда машины, быстрая езда до ближайшего города к деревни. Аня по телефону выясняла в какой больнице ее бабушка, звонила в университет, что- то там объясняла. К больнице они подъехали только в полдень. Девушка унеслась, оставив его одного, он ждал около часа. Когда она вышла из больницы, то была похожа на приведение, он испугался, что она сейчас упадет. Такая бледная, худенькая, хрупкая! Маркус усадил ее в машину, а девушка начала рыдать и задыхаться.

— У нее геморраргический инсульт, субкортикальная гематома в тридцать миллиметров, она в коме! О, Господи, что делать то?! Это все я виновата, она распереживалась, а ей нельзя ни в коем случае…  .-у Ани началась истерика. Маркус поджал губы, он ничего не понял в этих медицинских терминах, кроме того, что состояние очень тяжелое. Да уж, бабуля похоже очень впечатлительная!

— Тише маленькая моя! Успокойся, все будет хорошо, обещаю Эни.! — обнял он ее. Когда девушка немного пришла в себя, Маркус отпустил ее и сказал.

— А теперь ты спокойно все объясняешь, и мы решаем, что будем делать! Давай, соберись малыш!

Девушка кивнула.

— У нее кровоизлияние в мозг, операция пока невозможна — она в коме! Препараты нужны, чтобы ее вывести из этого состояния! — вновь начала задыхаться девушка от безысходности. Маркусу все стало ясно- деньги, как всегда деньги!

— Так успокойся, давай, иди узнавай сколько стоит все это и позволяет ли оборудование успешно провести операцию!

Через час все было улажено! Операцию решили проводить здесь, оборудование как раз новое. Маркус позвонил в Лондон и к вечеру прилетел один из лучших врачей в области нейрохирургии. Состояние женщины было стабильное. Около двух суток они провели в больнице, Маргарита Петровна вышла из комы, ей сделали операцию и успешно, осталась постинсультная реабилитация, которую уже начали активно проводить. Женщина была переведена в первоклассную палату с личной медсестрой и сиделкой. Сосудистая терапия, самые лучшие препараты, все, что было так необходимо Маркус оплатил. Они с Аней были вымотаны, выжаты до последней капли. Когда им сообщили, что все в порядке, он сам от радости разве, что не танцевал, видя, как счастливо смеется и плачет его девочка у него в объятиях!

Позже он уговорил ее поехать домой и отдохнуть, потому как сил просто не было. Она же долго не решалась уехать, но он видел, что еще чуть — чуть и она сама загремит в больницу с нервным срывом, поэтому настоял. Она согласилась!

Приехав в небольшую деревню, недалеко от города, он не смотря на усталость, оценил окружающую красоту. Домик был небольшой, но очень уютный, вот значит, где выросла его принцесса! Маркус решил, что посмотрит все позже, сейчас же хотелось хорошенько выспаться.

— Эни, где я могу лечь спать? — спросил он, проходя в гостиную и ставя сумки.

— Сейчас покажу, пойдем! — позвала она его, устало поднимаясь по лестнице. Они зашли в светлую комнату, несмотря на вечер в ней было очень светло и уютно. Светлые, деревянные панели, ментоловые занавески, покрывало с оборками на деревянной кровати, стол на нем фарфоровые коллекционные куколки, цветы в горшочках. Это была ее комната, однозначно. Комната отражала свою хозяйку такую же солнечную, нежную, уютную.

— Мне нравится, уютненько! — улыбнулся он, оглядываясь.

— Маркус… — девушка не спешила уходить и смущенно смотрела в пол.

— В чем дело?

Девушка не ответила, а просто подошла и крепко обняла. Затем посмотрела на него и начала покрывать его лицо быстрыми поцелуями, взволновано шепча.

— Спасибо, тебе! Спасибо! Боже, я так тебя благодарна, так благодарна, любимый мой! я люблю тебя…  .

Все внутри похолодело, он опешил от такого напора. Все чувства сдерживаемые прорвались наружу, его затопила горечь и обида, он понимал, что она просто на грани, что она слишком перенервничала, а потому и этот срыв, понимал, что она сама не понимает, что несет и все же ему было неприятно!

«Любишь?! Ну да, как же?!» — разрывала мозг ирония и боль-«Где же ты была до семи вечера?!»

Гнев пересилил усталость, и Маркус холодно сказал, оторвав ее от себя;

— Будь хорошей девочкой, иди, ложись спать! Если хочешь поблагодарить, скажи спасибо, но не нужно нести всякий бред! Мне ничего не нужно от тебя Эни! Считай, что мы в расчете за оказанные тебе неудобства! А теперь бегом в постель! — махнул он в сторону двери, обращаясь с ней, как с ребенком. Он думал, что хуже она уже выглядеть не могла, но оказалось, что могла. Девушка побледнела, а потом, закусив губу, со слезами выскочила из комнаты.

Сама виновата, ему не нужны эти подачки! Обойдется, ему не пятнадцать, чтобы в «люблю» играть и верить в подобную чушь! Все — таки она такой ребенок! — размышлял он, засыпая. Не зная, что девушка в соседней комнате так и не сомкнула глаз, мрачно уставившись в потолок невидящим взглядом.

Глава 14

Очередная бессонная ночь. Это уже вошло в привычку — не спать по ночам. Аня знала еще чуть-чуть и у нее будет срыв, слишком много для одного человека переживаний, слишком много событий, впечатлений, слишком много для нее одной! С появлением Маркуса не было ни одной спокойной минуты, может это цена пятнадцати лет безмятежной жизни?!

Решайся! — сказал он. На такое действительно нужно было решиться. Готова ли она ходить на краю пропасти, ведь будет именно так?! С одной стороны счастье — принадлежать ему, с другой — постоянный страх потерять его! Готова ли выставить свою жизнь на глаза шести миллиардов людей?! Сможет ли быть за тысячи километров от него?! Готова ли к бешеному ритму его жизни?! Сможет ли соответствовать ему, встать на одну линию с самыми великолепными женщинами и не уронить лицо?! Готова ли выдержать всю тяжесть его славы, верить, несмотря не на что?! Сможет ли быть счастливой, зная, что однажды он уйдет?! Сможет ли жить дальше без него, когда все закончится?!

Весь день она думала, было тяжело принять решение. Было страшно. Но безрассудность молодости или любви, неважно, она решила для себя все. Пусть потом будет больно, пусть будет горько, но это будет потом, а сейчас она будет с ним, с любимым мужчиной. Неважно сколько это продлится, главное, что это будет в ее жизни. Лучше проиграть, сражаясь за свою мечту, так ты имеешь хоть какой-то шанс на ее исполнение, чем потерпеть поражение, даже не начав битву. Она была счастлива, что нашла в себе силы, словно с души упал камень! Она будет рядом с ним, хоть когда, хоть где, пока сам не прогонит, тогда она и только тогда она уйдет.

Аня кинулась к телефону — звонить, быстрее звонить! Ей срочно нужно было все ему сказать. Только кто-то сам ей уже звонил, номер был ей неизвестен. Разговор получился короткий, это даже не разговор был, а какое-то обличение!

— Анька, это ты? — спросил резкий женский голос.

— … Да, а кто это? — удивилась девушка грубости женщины.

— Лидия Николаевна Дмитриева! — еще резче ответили ей. — Ты, что там творишь?! Ты, что бабку в гроб загнать хочешь?! Совсем там в своей Москве распустилась, скурвилась! Ты видела тебя по всем новостям показывают?! Знаешь, что Маргариту увезли с приступом? Бедная женщина — дочь «прости господи», теперь и внучка туда же! Ужас! Да еще на всю страну показывают, как шалаву, пьяную тащили….

— Где она? — Аня уже не слушала, все внутри цепенело от ужаса, вины, стыда, но больше всего она боялась.

Господи, как же так?! Почему она такая идиотка?! Почему о себе только думала и даже не предположила, что может так все получится?! От любви однозначно тупеют!

«Боже, родненькая, любимая, самая дорогая на свете, как же ты переживала?!» — Аня готова была на стену лезть от бессилия и невозможности что-то либо исправить.

Как же она могла так поступить?! Она ненавидела себя за это! Как посмела так рисковать здоровьем самого дорого человека, ведь знала же, ведь нужно же было понимать?! Нет, она была ослеплена эмоциями и чувствами, у нее на первый план вышел он, причинивший ей лишь одни неприятности! Господи, как же стыдно и мерзко!

В голове у Ани билась только одна мысль, как доехать до больницы, ей нужно быть рядом. Ведь бабушка там одна, совсем одна, у них совсем никаких родственников нет. Ей нужен уход!

«А, если снова инсульт? Нет, пожалуйста, только не это! Где взять деньги, ведь тогда были сбережения, теперь их нет и негде взять! А денег потребуется предостаточно! Господи, что же делать?!» — мысли лихорадочно проносились в голове Ани, заставляя ее паниковать.

Женщина ничего ей толком не сказала, только обвиняла во всех грехах, Аня не могла больше это слушать, да и время бежало, а время- это все в данном случае! Нужно было скорее найти деньги. Господи где же она их найдет?! Не родственников, не знакомых, у кого есть деньги! Оксана в свадебном путешествие, даже если она позвонит, пройдет слишком много времени, прежде чем деньги придут, нельзя так долго ждать! В этот момент она посмотрела на часы, они показывали полседьмого, Аня вспомнила, что через час у Маркуса самолет, сердце сжалось. И именно в этот момент к ней и пришло решение проблемы, да и она ведь все для себя решила! Не надо постоянно задавать вопросов, надо совершать поступки, рисковать! Кто не рискует, тот не пьет шампанское, поэтому, более не раздумывая, Аня поехала к нему!

Она сидела в такси, а в голове билась лишь одна мысль: «Быстрее! Только бы успеть! Только бы успеть! Боже, прошу тебя! Прошу!»

Отчаянье захлестывало, Аня боялась, боялась до беспамятства! Что, если он не стал ждать, что если ему уже не надо, что если передумал, как попросить его о помощи?! Да какая разница?! Она готова на коленях ползти за ним до трапа самолета, плевать на все, только бы успеть! Как же все в жизни переменчиво! Еще вчера она точно знала, что хочет сделать и как, а сегодня ее будто вихрем кидает из стороны в сторону.

Когда она подъехала к отелю, там негде было яблоку упасть. Аня очень боялась не успеть, она проталкивалась, как бешенная, но толпа была плотным кольцом окружала Маркуса, каждый хотел быть ближе к звезде. Он уезжал, она слышала, ей оставалось только кричать, она закричала. Он замер, услышал, повернулся и нашел ее взглядом. Лицо было хмурым и бесстрастным, только глаза заблестели, губы тронула улыбка. Ждал! О, боже он ждал! Но радость уступила место страху. Аню провели к нему, он обнял ее, и у нее началась истерика, все чувства прорвало. Рыдания душили, паника затмевала остатки разума. Они сели в машину, Аня не могла молчать, ее понесло, напряжение, не отпускающее ее в течении нескольких часов, рвануло вулканом отчаянья и безумного страха. Страха, потому что в ту минуту, что- то в нем изменилось, из глаз исчез радостный блеск, его место занял холод и безразличие, голос из нежного превратился в стальной и решительный, но он не отказал в помощи, более того, он все взял в свои руки. Полетел с ней — это стоило слишком многого, это значило слишком много для нее, он стал ее утешением, опорой. Аня чувствовала себя в безопасности в сильных руках этого мужчины, его уверенный взгляд придавал ей сил, его энергичность не позволяла отчаиваться. Маркус все время был рядом, волновался за нее, пусть в нем не было мягкости, но все его поступки говорили за себя лучше любых слов.

Все эти дни Аня не о чем не думала, кроме бабушки, она не спала, практически не ела, плакала или смотрела в одну точку, молилась. Вся жизнь проносилась перед глазами, столько сожалений о том, что еще не сказано, о том что еще не сделано и вина, постоянная вина за то, что скрыла все от нее, за то, что разочаровала, опозорила!

Врачи делали вид, что ничего не слышали о ней, спасибо им за это, но вот медсестры и пациенты не были так этичны и часто на нее косились, спрашивая и перешептываясь — не та ли это девица, которая развлекала известного футболиста?! Все эти разговоры подливали масло в огонь в череде ее самобичеваний. Маркуса никто не узнавал, да и кто мог бы предположить, что он вдруг решит приехать в такую глухомань?! Он практически всегда скрывал лицо, лишь главному врачу было известно, что за «шишка» у него в больнице, но он не распространялся по этому поводу и остальные, кто был посвящен тоже. Аня подозревала, что им было заплачено за сию деликатность, но это ее мало заботило. Мысли и душа была только с женщиной, посвятившей себя ей — Ане! Когда сообщили о том, что угроза исчезла, Аня не знала, что делать от счастья, эмоции топили, радость была феерической, слезы не переставали литься- это была истерика. Она была благодарна всем и вся, а главное ему!

Ане казалось, что она умрет в эту секунду, чувства вдруг, словно бомба взорвались внутри нее, разнося ее на кусочки. Радость, облегчение, благодарность и любовь, такая безграничная любовь, нежность, хотелось подарить ему весь мир, себя, все на свете, за все, даже за те страдания, просто любить, любить до беспамятства этого хмурого мужчину! Она сдерживала себя, как только могла, но увидев его в своей комнате с этой мягкой, уставшей улыбкой, с темной щетиной на впалых щеках, со всклоченными волосами, ей снесло голову. Внутри все стягивало в узел от невероятных ощущений. Она обхватила руками его мускулистое тело, вдыхала в себя любимый запах, покрывая лицо мелкими поцелуями, каждую черту, каждую резкую линию, не замечая, как щетина больно царапает нежную кожу. Только бы никогда не отпускать его! Она готова была кричать о своей любви, больше ничего не держало и она говорила, утопая в счастье, что не надо больше ничего скрывать! Хотелось, чтобы эти минуты стали вечностью и никогда не кончались! Но реальность оказалась слишком далекой от состояния ее души.

Она не понимала, что произошло, но почувствовала, как его руки крепко сжали ее руки и убрали с шеи, а сам он отстранился, обдавая холодным взглядом и снисходительно так, с презрением втаптывая ее чувства в грязь, точнее изначально принимая их за какую-то мерзость, сказал ей, что обо всем этом думает. Она ничего не понимала в этот момент, но унижение и обида готовы были пролиться горючими слезами, Аня думала, уже выплакала все, но оказывается, еще не все. Поджав хвост, как побитая собачонка, она скрылась в бабушкиной комнате, зарываясь с головой в одеяло, прячась от жестокости и насмешки.

Спустя некоторое время она смогла успокоиться и привести мысли в порядок. Несмотря на усталость и измотанность, сон не приходил. Аня пыталась понять, что сделала не так, что случилось?! Она лежала, прожигая потолок задумчивым взглядом, анализируя каждую минуту с того момента, как села в машину у отеля. Да, именно в машине все и изменилось! И она поняла. Он ждал, и она пришла, пришла в последнюю минуту, пришла, чтобы просить о помощи!

«Боже, мой! Ну, конечно! Понятно, что ты подумал, а кто бы понял это иначе?!» — хотелось волком выть от всех этих непоняток и случайностей, а также хотелось смеяться. Именно смеяться. Да, можно предположить, что он так неприступен из-за уязвленного самолюбия, но это противоречит всему, что он сделал для нее, а значит, значит…   Хотелось танцевать, улыбаться собственным малюсеньким надеждам. Они окрыляли, возносили до небес, они захлестывали. Какой теперь сон может быть! Теперь надо придумать, как пробить эту броню. Хватит уже воевать, надоело! Мир, воссоединение! Боже, как она счастлива!

Девушка спрыгнула с кровати, не зная, куда девать вдруг появившуюся энергию, нужно было что-то сделать прямо сейчас, иначе она умрет просто, собственные нерастраченные килоджоули ее сожгут.

Мысль, безумная мысль, шаловливая проскользнула и заставила подпрыгнуть от своей простоты и гениальности. Девушка не раздумывая, затыкая все сомнения в своей вымотанной душе, тихонько двинулась в комнату, где он спал. Ее трясло от волнения, страха и возбуждения, но она не останавливалась. Смелость — есть начало победы, как сказал Плутарх.

Когда Аня зашла в спальню, дыхание перехватило, она и представить не могла, что вид спящего мужчины может так завести, поразить, даже не известно, что за чувства сейчас ею обуревали, было просто жарко. Он лежал поперек кровати, обхватив руками подушку, спина была рельефной, каждая мышца четко вырисовывалась- результат упорных тренировок. Взгляд скользил по мощным трапециям, переходил на широчайшую мышцу. Аня даже усмехнулась своему анатомическому подходу. Простынь сползла, открывая упругие ягодицы, облаченные в белые трусы Кальвин Кляин. В голове у девушки крутилась «сексуальная задница» Тимберлейка, Аня жадно подмечала каждую деталь. Вывод — физически совершенен, на нем анатомию мышц изучать можно спокойно. Аня чуть не засмеялась, представив его на занятиях по анатомии в качестве препарата. Да уж, выучили бы они, девушки то точно! Она чувствовала себя воровкой, зашедшей на чужую территорию, но уйти уже не могла, стояла и как завороженная смотрела на загорелое, сильное тело спящего, чувствуя себя извращенкой. Мысли девушки, действительно были далеко нескромными! Она медленно трясущимися руками расстегнула рубашку, Аня так и не разделась, лежала всю ночь в одежде, теперь же это стало какой- то невыполнимой задачей, руки не слушались ее и все же она справилась, набрав в грудь побольше воздуха, девушка словно перед прыжком в воду выдохнула и юркнула под прохладную простынь, прижимаясь к горячему телу. Осторожно руки скользнули по атласной коже, голова кружилась, как пьяная от собственной смелости и безрассудства, она не хотела думать о том, что будет, если он проснется, ей просто хотелось чувствовать его, быть рядом, вдыхать любимый аромат, хотелось прикасаться к телу любимого мужчины. В ней проснулась женщина, похотливая, вульгарная, в ней бушевали животные страсти, они сносили голову.

Плевать на правила, на приличия! Почему она не может хоть раз позволить себе сделать, то что ей нравиться и хочется?! Ей это нравиться? Определенно! О, боже она с ума сходит! Руки гладили его спину, тело сильнее прижималось, она не хотела, чтобы он проснулся, нет, она хотела просто чувствовать его, делать с ним то, что ей хочется! Эта иллюзия власти над ним возбуждала. Но она оказалась недолговременной, кажется, Маркус даже во сне контролировал ситуацию. Перевернувшись, он резко подмял ее под себя, ее сердце колотилось, как бешенное, близость его тела обжигала. Он грубо развел ее ноги коленом, и она почувствовала его эрекцию, он потерся ею промеж ее ног, вызывая дрожь и волну возбуждения. По крови гуляла смесь страха, адреналина и желания. Аня чувствовала, как ее трусики намокают. Его рука зарылась в ее волосы, легла на затылок, другая спустилась вниз по спине и легла на попу, грубо ее сжимая. У Ани перехватывало дыхание от его действий. Кажется, мечты сбываются!

Черные глаза смотрели на нее в упор, заставляя краснеть и дрожать. Боже, Маркус Беркет обнаженный, хочет ее! В этом есть что — то такое, что вряд ли можно объяснить. Но размышления девушки были прерваны, когда Маркус резко перевернул ее на живот, а затем звонко хлестанул по ягодицам. Боже, она извращенка, но это было больно и сладко, у не вырвался стон наслаждения, это было грязно, но так возбуждающе. Его дыхание обожгло, а потом он намотал ее волосы на руку и дернул на себя, заставляя прогнуться. Прикусив ее шею, он хрипло прошептал.

— Ну, как? Нравится?

Было больно и в тоже время хотелось продолжения.

— Делай, что хочешь! — прохрипела она, закрывая глаза. Было страшно, она боялась его такого осатаневшего, но хотела безумно.

— Хочешь поиграть в плохую девочку? Да, Эни? — с усмешкой спросил он, проводя языком по шеи. Она не играла, ей не нравился его тон, но желание не исчезало, было что- то в этом опасное, острое, притягивающее. Маркус опустил указательный палец в чашку бюстгальтера, высвобождая ее грудь, слегка сжал ее сосок, от чего тот затвердел. У Ани внизу живота сладкий спазм, кожа горела от поцелуев и укусов, которые он нежно зализывал. Она извивалась под ним, а он будто с каждым ее стоном злился сильнее.

— Какая же ты мокрая Эни! — обжигал искуситель, его рука скользила меж ее ног, заставляя дрожать. — Ты хочешь меня малышка, да?

Ее трясло, как в лихорадке, это было уже слишком для нее, она пылала от возбуждения и стыда, но и эта сладкая пытка была невыносимой и она простонала.

— Да!

— Что да Эни, конкретнее, давай скажи, что именно ты хочешь, чтобы я сделал? — яростно давил он, грубо лаская. Ягодицы снова обожгла его ладонь, оставляя красный след, заставляя содрогаться! Боже, она мазохистка, но она хотела еще, хотела больше, а потому больше не стесняясь, прошептала, когда он опустился и стал проводить языком по наказанному месту:

— Тебя хочу! Хочу заняться с тобой любовью!

Он словно этого и ждал, замер, довольно хмыкнул, и прикусив ее ягодицу, тихо сказал.

— Ты не по адресу котенок, могу трахнуть тебя, но не более! Поэтому малышка уноси свою прелестную попку от сюда!

Он перекатился на другую половину кровати и пристально оглядывал ее, не скрывая своего возбуждения. Аня боялась, но желание было сильнее, а потому она, как дикая кошка вскочила с кровати и гневно прошипела.

— Ну, так давай, трахни! Или что, не твой формат?! Не нравится, да? Что, грудь маленькая? Не по адресу, говоришь?! Хорошо, я обращусь по адресу, и будь уверен, там не побрезгуют! — обида захлестывала, она не видела, как загорелись его глаза, только когда он встал с кровати, она побежала от него, он был похож на разъяренного зверя. Ее несло, все чувства обострились, она не соображала, что делает, на ходу накидывала рубашку и бежала, а он шел следом.

— Куда собралась? Сюда иди! — слышала она за спиной его звенящий от злости голос.

— Пошел на х*й, придурок чертов! Оставь меня в покое! Катись от сюда! — ярость затмевала разум.

— Я сказал, сюда иди, мать твою! — но его окрик, только подстегивал ее бежать, она сама не понимала чем это вызвано, но она боялась его в эту минуту. Он на человека не был похож. Аня ничего не понимала, надо было бежать и все! Она выскочила из дома на узкую улочку, где пастух гнал лошадей на выпас, все внутри, когда она увидела, как на нее летит стадо, заледенело, она застыла, как вкопанная, время словно замерло. В ушах стоял лишь собственный стук сердца, Аня, как завороженная смотрела на великолепных животных, которые грозили через минуту растоптать ее. Вымотанное сознание не слушало бешеный крик инстинкта, опасность завораживала. Смерть манит, как сказал один философ, воистину так!

Но тут ее резко дернули чьи — то руки, и она больно ударилась об ограду спиной, сдирая ноги в кровь, к ней плотно прижималось мужское голое тело, вдавливая в ограду и закрывая от летящего стада! Он тяжело дышал, мимо проносились лошади, пастух что- то орал им, проезжая мимо, но они не слышали, она испуганно смотрела в бледное лицо Маркуса, пребывая все еще в шоке. А потом ее щеку обожгла пощечина.

— Дура! Чертова идиотка! — заорал он, трясся ее за плечи, а до нее только теперь стало доходить, что только что произошло. — Ты совсем с ума сошла! Ты что творишь, мать твою?!

ЕЕ душили слезы, жажда жизни вдруг прорвалась наружу, и от сознания, что все могло вот так глупо кончится, она начала рыдать, хватая его за плечи. Он притянул ее голову к своей груди и стал гладить, успокаивая и целуя в макушку.

— Ненормальная, дурочка маленькая! Как же ты меня напугала, черт, Эни я тебя убью точно! — шептал он, занося ее в спальню. Она продолжала цепляться за него, но он и не отпускал ее, покрывая поцелуями ее лицо. Жадные, властные губы встретились с мягкими, они легко касались друг друга, как порхающие бабочки. Постепенно поцелуй становился глубже. Его руки медленно скользили по ее телу, лаская, вызывая дрожь. Маркус неторопливо расстегнул пуговицы на ее рубашке. Его рука погладила грудь, осторожно сжала. В его движениях больше не было грубости, он был осторожен, нежен, бережно положил ее на холодную постель, от чего ее разгоряченная кожа покрылась мурашками. Высвободив ее из рубашки и оставив в одном нижнем белье, он лег рядом и продолжил изучать ее. Губы следовали за руками, она чувствовала, как его язык скользит по коже, внутри нее разгорался пожар, внизу живота что-то скручивалось в тугой узел. Маркус спускался все ниже и ниже, щелкнула застежка бюстгалтера. Аня и не заметила, как Маркус снял его. Ее соски были напряжены, тело ныло от ожидания, соприкосновение вызывали искры. Было жарко, горячо! Он обхватил ее сосок губами, нежно втянул в себя, и она застонала. Это было мучительно, возбуждение нарастало. Хотелось кричать, хотелось, чтобы он не медлил, но он не спешил, словно смаковал, пробовал ее на вкус. Аня зарылась руками в его волосы, притягивая к себе еще сильнее. Она начала извиваться, подгоняя его. Но он сильнее вдавил ее в кровать и усмехнувшись зашептал:

— Тише, тише! Еще только начало! Ты ведь понимаешь, что больше меня ничто не остановит, понимаешь? Знаешь, что я буду с тобой сейчас делать?

Это был вопрос! Да, она понимала, что он предлагал ей отказаться, но разве это возможно, да и зачем?! Она хотела его с первой встречи, когда его наглые глаза обожгли ее огнем, когда дерзко поверг ее в пучину смущения своей фразой: «будто я тебя трахаю», заставляя ее воображение работать в откровенном режиме. А потому, притянув его лицо к своему и прикусив его нижнюю губу, вырывая у него стон, она выдохнула.

— Хочу тебя!

Он улыбнулся краешком губ, а затем вернул ей поцелуй, врываясь в ее рот языком, сводя ее с ума. Горячая ладонь снова легла на грудь, нежно сжимая, губы терзали, язык ласкал ее рот. Она дрожала, задыхалась, ей хотелось довести его до такого же состояния, возбуждение делало ее смелой, раскрепощало. Она вновь зарылась пальцами в его жесткие волосы и притянула ближе, кусая его губы. Маркус завел ее руки над головой и крепко сжал.

— Угомонись! — рыкнул он, обхватывая ее сосок зубами, от чего она ели сдержала стон, он лишь довольно усмехнулся в ответ, продолжая сладостную пытку. Аня металась по кровати, как в лихорадке, руки затекли от его плена, в висках стучало, но он не останавливался, медленно продвигался ниже, целуя каждый миллиметр ее кожи, зубами стягивая с нее трусики. Краска смущения бросилась в лицо, когда на ней не осталось белья, а он пристально рассматривал ее. Аня сжалась, она боялась сравнений, ведь они явно не в ее пользу, но он не позволили скользким мыслям завладеть ею.

— Ты прекрасна Эни! Самая прекрасная из всех женщин, которых я видел! — хрипло сказал он, гладя ее живот. В его взгляде не было фальши, может он и преувеличил, но ей было неважно, она верила и была счастлива.

— Какая ты сладкая! Люблю шатенок! — иступлено шептал он в перерывах между поцелуями. Больше не было смущения, она отдавала себя полностью, она тоже безумно желала его, впервые хотела мужчину, хотела его, только его!

Его ладонь скользнула по ее бедру, продвигаясь к заветному местечку, он стал ласкать его, точно зная, где скопились все ее желания. Она застонала, когда он коснулся крошечного бугорка и начал ласкать его круговыми движениями, наслаждение было таким сильным, что она не могла сдерживаться.

— Да, Эни, не молчи, покажи, как тебе хорошо! — слышала она его тихий голос с хрипотцой. И она показала, но ему было мало, и она почувствовала, как другим пальцем он стал проникать внутрь, не прекращая ласкать клитор. Это было неописуемо, она стонала, рычала, она больше не могла выносить эту пытку.

— Маркус, прошу тебя, пожалуйста… я не могу больше!

— Можешь Эни! — прошептал он, закрывая ей рот поцелуем. Его палец ритмично двигались в ней, вызывая волны наслаждения, заставляя стремится навстречу к чему — то, превращая в безумную.

— Давай, покажи мне, как ты кончаешь!

Она отрицательно качнула головой, пытаясь скрыть смущения. Одни его слова доводили ее до оргазма.

— Не стесняйся! — шепнул он. И она почувствовала, что еще чуть-чуть, что она уже близко. Это был взрыв, она разлеталась на атомы, на протоны счастья и в тот же миг почувствовала, как его горячая плоть проникла в нее, полностью заполняя, вызывая резкую боль. Боль и экстаз-это было невероятное ощущение. Она громко застонала, а он замер. Слезы покатились по ее лицу, внутри все пульсировало и сжималось от оргазма и боли первого вторжения.

— Шшш! — сцеловывал он каждую слезинку с ее лица- Сейчас все пройдет, моя девочка!

Она тихонько приходила в себя, но только, чтобы вновь запылать, когда он начал медленно двигаться внутри нее. Было непривычно, некомфортно, но приятно, а потом и вовсе потрясающе, снова начал разгораться пожар, каждый раз, когда он погружался, у нее вырывался стон, он и сам слегка постанывал, возбуждая ее сильнее. С каждым проникновением, она теряла разум окончательно. Аня хотела сильнее, глубже, хотела, чтобы он не сдерживал себя.

— Сильнее- прошептала она, впиваясь ногтями в его ягодицы, подталкивая. Маркус привстал на вытянутых руках и стал мощнее работать бедрами, яростно вколачиваясь в нее, так, что она билась головой о спинку кровати, вырывая у нее дикие стоны. Она царапала его спину, ягодицы. Каждый толчок был подобен маленькой смерти.

Можно ли сравнить с чем то эти ощущения?! Нет и еще раз нет!

Аня металась, двигалась ему навстречу, она была мокрая от пота и желания. Она летела и была счастлива, она принадлежит ему, а он ей! Она готова отдать душу за этот миг! Хотя душа сама уже покидала ее, она падала с огромной высоты в пропасть, разрывая сентябрьское утро криком наслаждения и счастья, сливаясь с его громким стоном. В глазах было темно, Аня чувствовала его тяжелое дыхание, дрожь сильного тела. Маркус попытался отодвинуться, но она не позволила, притянув к себе, ей хотелось продлить эту невероятную близость и счастье. Она открыла глаза и задохнулась от восторга и любви. Он был великолепен в лучах утреннего солнца, волосы всклочены, глаза горят, влажная бронзовая кожа блестела, Аня казалась совсем белой на фоне его загорелого тела-кофе с молоком! Она нежно провела по его напряженному лицу и хрипло сказала.

— Я люблю тебя Маркус! — он собирался что- то возразить, но она приложила пальцы к его губам и прошептала, закрывая глаза и проваливаясь в долгожданный сон.

— Просто промолчи…

Глава 15

О, это было блаженство! Маркус шел по лугу, вдыхая вкусный, медовый запах разнотравья. Отцветающая природа, ветер, огромное небо и яркое солнце. Все чувства обострились, и он с упоением замечал окружающую красоту.

Это все она!

Он еще не понимал своего состояния, но то, что с ним творилось, было похлеще ощущений от победы на Чемпионате Мира. Кайф! Никогда близость с женщиной не дарила столько эмоций, да вообще не было никаких эмоций, кроме обычного удовлетворения, а сейчас было даже непонятно хорошо это или плохо. Но ему нравилось ощущения подъема.

Маркус не хотел думать о причинах, заставивших ее прийти к нему в спальню. Конечно, поначалу его разозлил этот шаг, даже не шаг, а подачка, как он считал. Ему это на хер не надо было от нее! Он ей помог просто так, как говорят, по простате душевной. Хотя никакой простатой, а уж тем более душевной, он никогда не отличался.

Когда почувствовал ее рядом, он озверел, точнее делал то, к чему привык- к грубому сексу. Для невинной девочке это должно было стать стоп-сигналом, а еще хотелось наказать за, то что не позвонила за, то что пришла ради корысти. Гордость жаждала отомстить, хотелось видеть страх в ее глазах, хотелось показать какой он на самом деле. Пусть знает и не строит воздушных замков. Пусть засунет себе свое «люблю» далеко и надолго! Он не идиот, чтобы верить в подобную чушь! Девочка перепутала хороший влечение и благодарность с любовью. Он ей показал, что может предложить.

Но она, как всегда поразила его, чертовка, как ей это удается, что она вообще за женщина такая?! Ему казалось, что он уже изучил этих особей человеческого рода, но к ней все эти знания не подходили! Вместо того, чтобы смутиться, как положено девственницам, эта ненормальная стонала от удовольствия, нет, это конечно заводило до безумия, Маркус готов был плюнуть на все и дать девчонке то, чего они оба так желали. Но не мог он трахнуть ее, как очередную шлюху, с ней хотелось по- другому, хотелось быть таким, каким должен быть первый мужчина! Чтобы всю жизнь помнила, чтобы никто никогда не сравнился. Да, самолюбие и тут не отпускало. Только эта мысль о том, что будут другие, как-то неприятно колола! Ну какие, черт возьми, другие?! Он пока единственный!

О, боже первый! Он у нее первый у него крышу сносило от этого! Наверно, он был старомоден, а может это нормально, но ее невинность стала для него ценным подарком.

«Моя, только моя!» — крутилось у него в голове. Никто никогда не касался ее, кроме него, никто! Его девочка, только его! Все это так возбуждало, в нем просыпались первобытные инстинкты, собственнические чувства. Даже смешно становилось, как пират, а она — его сокровище. Только, его и поэтому остальных рядом с ней быть просто не должно.

Может просто он настолько погряз в разврате, что ему уже девственность кажется чем-то невероятным, но это действительно было невероятно! Учитывая, что сейчас потерять телефон страшнее, чем девственность. Двадцатиоднолетняя девушка, красивая, сексуальная девушка не знала мужчины до сегодняшнего утра, поразительно! В его окружении восемнадцатилетние пигалицы повидали всякое, с ними можно было такое вытворять, что порой самому страшно становилось! А тут…  .Маркус был сражен!

Когда у него были девственницы? Кажется в четырнадцать-пятнадцать, такие же соплячки, как и он сам, смех да и только! Тогда, естественно, невинность девушки не удивляла и вообще не вызывала никаких эмоций! В подростковом возрасте такие вещи мало волнуют. А потом, потом были женщины, которые не обременяли себя заботами о морали. Ну, а ему и тем более не было до этого никакого дела!

Теперь же, после всей грязи, казалось, что он коснулся чего- то светлого и чистого, и это дарило щемящие чувство чего-то особенного.

Маркус пошел прогуляться, потому что не мог находиться с ней в одной комнате, он хотел ее снова и снова. Наверно, именно сейчас он понял разницу между просто сексом и тем, что называется заниматься любовью. Раньше ему казалось, что эти сопли придумали лицемеры, чтобы прикрывать свою похоть под благовидной маской, но то, что было сегодня, он не решался назвать никак иначе. Теперь он знал. Секс — всего лишь эмоционально необременительное удовлетворение физиологической потребности, а вот занятие любовью начинается где — то глубоко внутри тебя и затрагивает твои эмоции и чувства. Обладание этой девушкой было настолько отлично, настолько лучше любого, даже самого изощренного секса, который у него был.

Уснуть он не мог, рядом с ней это ему не удалось, он решил проветриться, подумать. Место действительно было потрясающее, красота, все, как она и рассказывала, тогда, еще в начале их знакомства. Он с улыбкой вспомнил, она была счастливой, нежной и ранимой, она и сейчас такой была, но часто в ней стала появляться какая-то отстраненность и грусть. И все из-за него! Но не хотелось сейчас об этом думать. Пусть будет, что будет! Если она хочет поиграть в «люблю», что же?! Пусть! Только она сама себя лжет, он же этого делать не станет. Какая любовь и что это вообще такое?! Есть притяжение, есть страсть, есть интерес-превосходно, отличный повод для отношений! Почему нет?! Он вполне готов даже на это! Но путать пресловутую любовь с хорошим сексом- глупо и смешно. К чему разводить эти сантименты?!

Только воспоминания о том, как она стоит на этой проклятой улице и на нее несутся лошади, а она не шелохнется, вызывали ужас и заставляли холодеть все внутри и доказывая, что все тут гораздо глубже! Маркус никогда так не боялся ни за кого, хотя поводы были. После была ярость, он готов был сам сравнять ее с землей за то, что заставила, так волноваться, за то, что подвергла себя такой опасности. Он никогда не поднимал руку на женщину, но она вызвала в его душе такой ураган эмоций, ему нужно было привести себя и ее в чувство, а пощечина была, пожалуй, единственным способом. А потом, потом был секс! Может он стал следствием бешеного выброса адреналина, такое зачастую бывает. Возможно, следствием необходимости, может влечением и не угасшим возбуждением, может потому что они хотели этого с первой минуты, а может все сразу. Какая теперь уже разница?! Это случилось, стоит ли заморачиваться?! Хотя один момент все же точил его, как червячок изнутри. Он не хотел, чтобы она спала с ним из чувства благодарности или еще какого-нибудь бреда, который может прийти в ее странную голову. Это било по самолюбию, било сильно причем! Впервые Маркус поверил, что он сам, как человек, а не как идол и не как все то, что он собой олицетворял, понравился ей. Теперь же он получил желанную женщину, как обычно, благодаря деньгам и власти. Да и по хер, главное, получил! С каких это пор он стал задумываться о способах и средствах?! Главное, он получил то, что хотел, как и всегда! Пусть даже за деньги, для этого он их и зарабатывал! К нему слишком рано пришло понимание, что все в жизни продается и покупается! Даже она, как оказалось! Хотя его морщило от этой мысли, и все же она продалась, пусть и ради благого дела. Но он закроет на это глаза, хоть слышать ее «люблю» было невыносимо. Наверно, она сама в это верила, а он просто не сможет убить в ней эту веру!

Деревня начала просыпаться, на улице появились первые люди.

«Раненько они здесь встают!» — подумал Маркус, возвращаясь обратно.

Когда он подошел к дому, то внимательно его оглядел. Маленький, убогий домишко, но уютный! Оказывается, он уже забыл, что и сам когда то жил в подобном, быстро же человек ко всему привыкает, особенно к роскоши! Зайдя внутрь, он прямиком направился в спальню, на пороге которой и замер, любуясь Аней.

Она разметалась на кровати, простынь валялась на полу. Маркусу впервые представилась возможность, как следует ее разглядеть. Она была красива, как ангел. Он не преувеличил, сказав, что она прекрасней всего, что он видел. Молочная, атласная кожа, золотой шелк волнистых волос, лицо, как у фарфоровой куколки, тело, а тело стало сюрпризом. Оказывается, под девчонкой скрывалась хрупкая, миниатюрная женщина с тонкой талией, округлыми бедрами, длинными стройными ногами, грудь была небольшой и немаленькой, как раз под его ладонь. Все это заставляло кровь быстрее циркулировать по венам, учащался пульс, желание становилось ощутимым, а когда он лег рядом, каждая клетка взревела от возбуждения. Маркус глубоко вздохнул, успокаиваясь, правда, надолго его не хватило. Аня прижалась к нему всем телом, и оставалось только усмехнуться над собственным идиотизмом. Как подросток! Но он не хотел ее будить, она слишком вымоталась-личико осунувшееся, бледное, под глазами синели круги, ему и самому не мешало бы еще отдохнуть, но он не мог — мысли разрывали мозг. Маркус как представил, что его ждет по возращению, хотелось просто повеситься, еще эти непонятки с ней! И что ему с этим всем делать?! Дурдом, лучше спать! И он уснул, сам не понял как, но уснул. Наверно, усталость, а также тепло ее тела и этот запах жасмина, который преследовал его два месяца, успокоили его, отправив в царство Морфея.

Проснулся Маркус отдохнувший, голова была на удивление легкой и ясной. Потянувшись, он обнаружил, что один.

И куда подевалась его принцесса?!

Быстро натянув джинсы, умывшись, он отправился на ее поиски, хотя восхитительный аромат чего- то съедобного не оставлял сомнений о ее местонахождении. Маркус спустился на кухню и с удовольствием смотрел, как она пританцовывает возле плиты, что — то напевая. На Ане был розовый халатик явно ей маленький, а потому едва прикрывающий соблазнительные ягодицы, которые при каждом ее движении легонько покачивались. Хотелось звонко так шлепнуть по этой бесстыжей попке и не только, чтобы в следующий раз знала, как носить такие халатики. Воспоминания о ее розовых от его ударов ягодицах сводили с ума, джинсы давили!

Как же жарко! Ну точно, как сопляк, твою мать!

Девушка подскочила на месте и резко обернулась, видимо, он это вслух сказал. Теперь же Маркус не знал, что и сказать, Аня смотрела на него и ее щеки становились такого же цвета, как халат. Смущалась, но глаз не опускала, и что — то в ней появилось такое новое, вроде все тоже самое, но какая то загадка, маленькая тайна, их тайна! Девушка превратилась в женщину, когда еще такое увидишь! Волшебство прямо-таки! Маркус с интересом подмечал эти перемены в ее лице, слов не было, да и надо ли?! Он просто подошел обхватил ее лицо ладонями и поцеловал, страстно впиваясь губами, сразу же врываясь языком в ее ротик. Она растерялась, но потом включилась, отвечая не менее страстно, кусая его и постанывая. Он с ней сгорит точно, ему даже показалось, что запахло горелым.

— Вот черт! — оттолкнула его Аня, подскакивая к плите. Нет, ему не показалось, что-то действительно горит, у Маркуса вырвался смешок.

— Ничего смешного, сейчас без ужина останешься! — ответила она, пытаясь что-то с этим ужином сделать.

— Не думаю…   — протянул он, красноречиво окидывая ее взглядом от чего она снова покраснела. Как же ему нравится этот румянец, он готов был постоянно смущать ее.

— Не знала, что ты умеешь! — меж тем подмигнула она, продолжая суетиться возле плиты. Он аж подавился от такой наглости. Распустилась девочка! Ну ничего скоро станет такой примерной, он то ее научит, умолять будет простить ее глупую, он даже усмехнулся этим порочным мыслишкам. Она заметила и хитро прищурилась, он так же подмигнул в ответ.

— Один ноль детка, пока!

— О, да! — протянула довольно она, за что получила смачный шлепок по заднице. — Дурак! — возмущенно вскричала Аня под его хохот.

— Есть давай! — нагло похлопал он по столу, специально выводя ее из себя, его заводила эта перепалка. В ответ кивок головой и изящный средний пальчик.

— Еще раз покажешь и я засуну тебе его аналог очень очень глубоко! — получилось довольно грубо и пошло, но она сама нарвалась. Аня же вся красная, не зная что сказать, просто отвернулась и продолжила готовку. — Один- один! — смягчился он, но она повернулась и с вызовом и триумфом во взгляде медленно вытянула руку, и мило улыбнувшись, показала фак.

— Плохо доходит? — спокойно спросил он, как у дурочки, хотя все клокотало внутри, хотелось даже в этой игре подмять дерзкую девчонку под себя.

— А может я и хочу очень, очень, очень глубоко?! — прошептала она ему в лицо, у него наверно температура тела подскочила до сорока градусов от ее дерзости, но он умел не показывать своих эмоций, а потому лишь улыбнулся, а Аня меж тем закончила-Два один!

Он усмехнулся и схватил ее за халат, резко рванул к себе, девушка упала на стол, а он встал сзади, сильнее прижимая ее к столешнице.

— Иди ка к папочке! — хрипло процедил он.

Руки скользили, забираясь под халат, губы медленно ласкали шею, он не давал ей вырваться, лаская самые чувствительные местечки, зная, как быстро довести ее до безумия и все делал для этого, рука скользнула в трусики-готова уже, глубже пальцы, чтобы запомнила, Аня тихо постанывала и кусала губы, шепча.

— Маркус пожалуйста, прекрати, прошу…

— Что? Не слышу малышка! — издевался он, еле сдерживаясь. Но нет, он ее научит кротости! Доигралась!

— Хочу тебя! — наконец выговорила она, он кожей чувствовал ее стыд.

Привыкай детка, со мной и не такое будет! О, он уже предвкушал! Как не странно, но Аня идеально подходила ему в сексуальном плане. Раньше он думал, что это бредятина, но теперь убедился, что нет. Но сейчас она получит по заслугам! Маркус, собрав волю в кулак, отстранился от нее, поправил на ней халат и отошел, с удовлетворением наблюдая, как она ошарашенно смотрит на него, ничего не понимая, и он объяснил-, снисходительно улыбнулся и чмок ее в лоб, как ни в чем не бывало. А затем невозмутимо сказал.

— Два — два! Готовь, а я пройдусь, пойду. — и быстро вышел, потому как спокойствие давалось ой, как тяжело, а еще он сбегал. Разгневанный вид Ани не предвещал ничего хорошего, пусть остынет, а то она может и выкинуть какой — нибудь фортель, ненормальная, да ему и самому не мешает остыть.

Около получаса он бродил сначала по дому, потом по двору. А потом направился на кухню. Аня как раз закончила накрывать на стол, на него не смотрела, губы были сердито поджаты, похоже, он переборщил чуток, она ведь ни какая- то прожженная вертихвостка, но у него с ней голову сносило. Ничего не мог с собой поделать. Да ладно, успокоится!

— В больницу когда поедим? — спросил он, садясь за стол. Решил, что лучше сейчас поговорить о чем — нибудь серьезном, а то эти шутки точно добром не кончатся.

— Я уже съездила! — недовольно ответила Аня, садясь за стол и ставя перед ним тарелку.

— Когда успела? — удивился Маркус, еле сдерживая улыбку, ее обиженный вид умилял его. Ну, просто маленькая девочка!

— Когда ты спал! Меня сосед подвез, я просто не могла ждать, а будить не хотела. — более миролюбиво объяснила девушка.

— Что за сосед? — как бы между прочим спросил он, чувствуя себя болваном.

— Да справа третий дом, бабушкин одноклассник когда — то, вот вызвался помочь!

— Понятно! — кивнул он и с недоумением уставился в свою тарелку, на которой лежала какая-то консервированная смесь, в то время как на ее тарелке красовалось аппетитное жаркое и салат. Поднял вопросительный взгляд и увидел довольное, жующее лицо чертовки, ели сдерживающей смех.

— Ну что папочка, как тебе? — иронично спросила она.

— Ты очень жестока! — усмехнулся он, сделав при этом довольно трагичное выражения лица и пытаясь не рассмеяться.

— Неужели, наверно, вся в папочку, как считаешь? — задумчиво размышляла она, продолжая жевать, закатывая глаза от блаженства, дразня его. Наверно, кокетство у женщин в крови, Маркус просто не узнавал свою скромную принцессу. Но и такая она нравилась ему не меньше. Даже, если не больше!

— Три-два! Сдаюсь! — поднял он вверх руки, смеясь. Но она пожала плечами с видом королевы и сказала.

— Естественно, но консервы ты заслужил!

Ага, ну точно! Маркус просто потянулся и стал есть с ее тарелки, не обращая внимание на возмущенный возглас. Они весь ужин продолжали дурачится и подкалывать друг друга. Если счастье есть, то наверно, это оно вот в таких простых моментах! Ему было весело, легко, просто. Не надо притворятся, не надо надевать маску. Аня была естественна, непосредственна- это подкупало, это заставляло забыть причины, по которым все это стало возможным, да и Маркус не хотел об этом думать. Хотя если честно не получалось не думать, уязвленное самолюбие капало на мозги, взвинчивая его.

Девушка мыла посуду, он же решил заняться делами и теперь просматривал сообщения и звонки, которых была дюжина, отбирая первостепенное от ненужного. Весь этот бардак в жизни тоже действовал на нервы, резал по-больному. Сидит здесь, когда такой завал и все из-за кого?! Как лох! Он совсем съехал с катушек — пулять на ветер то, что досталась таким трудом ради девки?! Твою мать, совсем с ума сошел с ней! Надо поинтересоваться предъявили ему уже судебный иск.

— Роб, ну что, как идут дела? — позвонил он агенту.

— Маркус, пожалуйста объясни нам всем, что происходит! Я тебя прошу, я тебя умоляю! Я тебе звонил все три дня! — тараторил бедняга Роб. — Меня готовы порвать тут! Маркус, этот беспредел встанет тебе в несколько миллионов, ты понимаешь вообще, конечно, деньги тебе позволяют, но…   В общем, я не знаю, что сказать! Я в ужасе, в шоке, как и все! Я ничего не понимаю, тебя не понимаю!

— Роб успокойся, я приеду после завтра, тебе и не надо ничего понимать, просто работай! — устало ответил Маркус, понимая, что все, хватит этого тупизма!

— Ждем! Кстати ты помнишь, про вечеринку UEFA European Football Awards! — напомнил о важном событие Магвайер. Конечно, ни хрена он не помнил, но в ответ хмыкнул. Весь час он звонил своим людям, обговаривая различные нюансы, создавшейся ситуации, он старался не замечать взволнованных взглядов Ани. Но какой то внутренний бес подначивал его скользкими вопросами. Интересно, она беспокоится, что он ее бросит или что он бросит ее без денег. Он злился, понимал, что надо успокоиться и прекратить нести этот бред, но не получалось.

— Как бабушка? — резко спросил он, положив телефон.

— Все хорошо, она пришла в себя, речь нарушена, но она все понимает! Маркус, я так благодарна, так счастлива… — горячо восклицала Аня, улыбаясь. А его понесло, он ничего не мог с собой поделать.

— Я заметил, что ты очень благодарна…   — усмехнулся он, видя как угасает ее улыбка-Как думаешь, чтобы она сказала, если узнала, что внучка не такая уж и идеалистка и понимает, что за все надо платить? Например, можно трахатся из чувства признательности, прикрываясь любовью. — он понимал, что все портит, но с ней не получалось закрыть глаза, с ней не хотелось фальши…  

Она не опускала глаз, смотрела на него, будто прямо в душу. Ему стало не по себе от ее взгляда, она словно пыталась им, что то сказать.

— Ничего бы не сказала, потому что знает, что такого никогда не будет! Я бы заняла денег, работала бы как проклятая, но спать ни с кем не стала бы!

— Да неужели! — оскалился он. — Значит, ты бабулю не слишком то и любишь! Знаешь Эни, я думал, ты честнее! Все ведь просто и ты не хуже других! Когда припрет тебя будут иметь все кому не лень, кто морально, а кто физически. И когда нет выхода, тогда нет и принципов, ляжешь под кого угодно, только бы было под кого! Тебе повезло!

— Зачем ты так?! — тихо спросила она.

— Я просто хочу, чтобы мы были честны, вот и все! Просто не ври мне!

— Я не вру! Помнишь ты сказал-«решайся», так вот я решилась! Я пришла не только потому что мне нужна была помощь, я пришла, потому что мне нужен был ты, понимаешь?! Господи, как я устала, как же сложно…  … — тяжело вздохнула она. — Ты знаешь, как я провела два месяца без тебя? Я скажу тебе! Я задыхалась, черт возьми, ты стал моим кислородом, ты стал всем! Я каждый день засыпала и просыпалась с ноутбуком, рассматривая каждую твою черту, каждую линию, я превращалась в садистку, ежедневно просматривая, как твои руки обнимают других женщин, губы целуют, мечтая быть на их месте! Знаешь, что такое ревность? Знаешь, что это за серое чувство, оно как заноза! Каждая новость, как игла под ноготь! Что бы я не делала, как бы не старалась, везде был ты…  … Считаешь, меня корыстной, считаешь шлюхой, да плевать мне…  .можешь не слушать, можешь не верить…   только…   просто…   не уходи! — рыдания оглушили комнату.

— Иди сюда! — сказал он хрипло. Сколько он будет причинять ей страдания?! Какая женщина стала бы открыто говорить о своих чувствах в ответ на оскорбление и унижение! Хотя всякие есть и пойдут на многое. Верил ли он ей?! Верил, почему- то верил безоговорочно! Так не лгут! В ее глазах была любовь, впервые он видел в глазах женщины, то что видел в глазах матери! Он терялся! Не знал, что сказать! Она затрагивала самые потаенные струны его души, разве сможет он уйти, да и хочет ли он?! Пусть будет тяжело, пусть меж ними пропасть, пусть они разные…  .Он не уйдет и ее не отпустит!

Так они и стояли обнявшись, не смея шелохнуться! Просто прижавшись к желанному телу, просто успокаиваясь, принимая все, что дарила эта невероятная девушка! Он нежно целовал ее, она осторожно отвечала ему, если можно просить прощение поцелуем, то он именно это и делал. Каждое его движение было наполнено невероятной нежность, он не брал он дарил, отдавая всего себя ей, проникая все глубже и глубже, ловя ее тихие стоны губами, заставляя трепетать и сам умирая от этих невероятных ощущений и чувств. Все начиналось снова и снова, холодный пол, грубый стол, белые простыни — ночь открытий, даже для него! Глаза закрыты, скорость взрывная, они забываются, крики наслаждения, страсть сносила все на своем пути, агония не прекращалась, пока они обессиленно не упали, выпитые до дна и счастливые, можно ли так идеально подходить друг другу?!

— Маркус? — тихо позвала она, сплетая его пальцы со своими.

— Мм? — сонно отозвался он.

— Что дальше будет? — серьезно спросила она, продолжая смотреть на их перекрещенные пальцы. Если бы он сам знал, хотя нет знал.

— Аэропорты и города…   — вспомнил он слова какой то песни, которые были очень в тему. — Если конечно согласна?!

— Согласна! — твердо ответила она. Он не знал, что сказать, справедливо ли предлагать ей сомнительную связь. А где вообще в жизни справедливость?!

Глава 16

— Доброе утро! — услышала она любимый голос. Она и не заметила, как он проснулся, хотя смотрела на него не отрываясь, перебирала кудрявые волосы, которые всегда были уложены в прическу, не позволяющей им виться. Это было приятное открытие, ему шло, оно смягчало его, вообще во сне лицо смягчалось, что делало его похожим на мальчишку. Уголки рта были опущены вниз, нижняя губа несколько выдавалась вперед — единственная неправильность в лице этого потрясающего мужчины, но придававшая ему особенную характерность и надменность. Ресницы словно длинные черные крылья подрагивали, такие длинные — мечта любой девчонки. Аня усмехнулась. Но больше всего Ане нравились волосы, нравилось перебирать их. Они манили, как и их обладатель. Весь облик мужчины, заставлял вспоминать греческую мифологию, нет это не Аполлон, скорее Дионис, прекрасный, манящий, в окружение такой же блистательной свиты, жизнь вокруг него бьет ключом-великолепные женщины, веселье, вино, секс, слава, блеск. Вызывающий, опасный и в то же время излишне обаятельный и привлекательный, подстегивающий к бунту. Однажды она увлеклась древнегреческой мифологией, еще тогда выделяя для себя именно этого мифологического героя, а теперь с грустью признавала его архетип в любимом мужчине. В обще всех мужчин она бы разделили на три категории — бог, мачо, принц. Маркуса можно было отнести к первому типу. Слишком много гордости, стремления все контролировать и главное всех. И дело тут вовсе не в положении в обществе, хотя оно тоже играет не последнюю роль. Просто в нем словно била сама жизнь, сила. Он каким — то неведомым чудом заставлял людей любить его, даже вытирая об них ноги. Она ведь и сама тянулась к нему, как мотылек к огню, не думая как все обернется для нее. Ей было неважно, сейчас ей даже неважно любит ли он ее, она сделал свой выбор — она решила урвать капельку счастья обладания любимым мужчиной, а все остальное пусть будет потом. Жалела ли она, что открылась? Нет, ни капельки! Все эти женские игры-это не ее, пусть она наивна, пусть она не опытна, пусть сглупила, рассказав все и признавшись, но это была она, та девушка, которая заставила одного из самых потрясающих мужчин бросить все ради нее. Пусть и на краткий миг, но все же он потерял голову от нее, такой какая она есть, стоит ли подстраиваться под стереотипы и меняться?!

— Доброе! — улыбнулась она, почувствовав его горячую ладонь на своей груди, тело предательски заныло, а его рука продолжила свое путешествие.

— Давно не спишь? — спросил смуглокожий дьявол, забираясь под одеяло с лукавой улыбкой. Она еще не привыкла к таким их отношениям, а потому краснела поминутно от каждой его вольности.

— Марусь, прекрати пожалуйста! — засмеялась она, когда его руки пробежались по ее ребрам.

— Как ты меня назвала? — вылез он из под одеяла и с удивлением посмотрел на нее.

— эм, Марусь…, я…   ну, в общем я оговорилась! — смущенно пролепетала она, снова краснея, как дурочка.

«Точно дурочка, стесняется таких вещей, а вот стонать под ним как дикая ничего — не стыдно!» — размышляла она, снова покрываясь румянцем, проклиная свою кожу за такое близкое расположение сосудов. Он улыбнулся своей белозубой улыбкой.

— Повтори!

— Марусь! — тихо повторила она, он же чмокнул ее в розовую щеку, и легонько щелканув по носику, встал с кровати, ничуть не стесняясь своего обнаженного вида, а Аня же не могла оторвать от него взгляд, со стыдом отмечая следы своего ночного безумства на его ягодицах и спине.

— Мне нравится! — ответил он, а потом развернулся и довольно усмехнулся, наслаждаясь ее смущением. — Мисс Гончарова ая — яй, разве вам не говорили, что смотреть на обнаженного мужчину таким плотоядным взглядом не только неприлично, но и опасн?!

Аня стала пунцовой, от чего Маркус совсем развеселился. Накинув джинсы на голое тело, отправился вниз, девушка же облегченно вздохнула, и покачав головой, последовала его примеру. Оделась и пошла на кухню, ломая голову, что приготовить на завтрак- извечная проблема всех женщин.

— Ань, а что с душем, мне нужно помыться? — услышала она его окрик из ванной.

— Он сломан! — крикнула она в ответ, заводя тесто на сырники. Было так уютно, по-семейному, хотелось, чтобы эта иллюзия никогда не кончалась.

— И где помыться? — появился он в дверях кухни с полотенцем на шеи. Красавец! Аня опять залюбовалась.

— В бане! — ответила она, чувствуя его горячие дыхание на шее, по которой тут же побежали мурашки и дрожь по всему телу. Она блаженно вздохнула и поцеловала его через плечо, обхватив руками, пачкая его лицо тестом и мукой. Он был такой смешной и Аня засмеялись. Эти мгновения останутся в ее памяти всегда. Такие обыденные и такие теплые. О, Боже, о чем это она?! Уже расстается с ним? Нет, нет…

— А кто ее может организовать? — спросил он отряхивая лицо.

— Ты! — усмехнулась Аня, наблюдая, как у Маркуса вытягивается лицо.

— В смысле? Нет, ну, понятно, деньги я заплачу! — ничего не понимая, ответил он.

Аня улыбнулась еще шире и с удовольствием сказала.

— А слабо мистер Суперзвезда самому затопить баню?

Он улыбнулся и покачал головой.

— Предпочитаю, не лишать людей их работы!

— Хорошо, я затоплю! — пожала плечами девушка, накрывая на стол.

— Ань, не страдай идиотизмом!

— Предпочитаю не тратить деньги на то, что могу сделать сама!

— Ну, свои можешь и не тратить!

— Ну, тогда можешь заплатить мне и я все сделаю!

С вызовом бросила она. Он поджал губы и обреченно вздохнул.

— Ладно! Только покажи, что там вообще надо делать. Я баню то раз, может, видел в своей жизни. — недовольно согласился он, не замечая насмешливый взгляд девушки.

Через час Аня вышла на задний двор, чтобы проверить, как у него дела и замерла. О, это был…просто секс! Без футболки, джинсы едва держаться на мощных бедрах, открывая резинку трусов, каждый мускул напряжен, смуглая кожа блестит. Все — таки мужчина и физический труд очень заводят, а такой мужчина и подавно. Аня сглотнула и решила обозначить свое присутствие.

— Как думаешь, сколько мне заплатят за твою такую фотосессию? — засмеялась она.

— Много горяченьких шлепков по крепкому заду! — улыбнулся он, продолжая размахивать топором. Аня скорчила ему рожицу.

— Смотри, как бы я тебе сама не обеспечила нечто горяченькое, проверим скоро, такие ли вы португальцы жаркие парни!

— А ты еще не поняла крошка?! — подхватил он ее на руки так, что ее ноги обхватили его торс.

— Не совсем! — шепнула она, смотря на него сверху и медленно обводя губы язычком, который через секунду оказался у него во рту, а она вспыхнула, как спичка от возбуждения. Неизвестно чем бы это все закончилось, но их прервал голос соседки.

— Аня здравствуй! — девушка отскочила, как ошпаренная от Маркуса. Он лишь ухмыльнулся и продолжил работу.

Только вот сейчас соседей ей и не хватало! Аня не любила эту женщину- та еще сплетница! Как же она могла забыть, теперь на всю деревню разнесет?! Господи, да о чем она?! Ее уже на всю страну окрестили шлюхой Беркета, так какая разница?! Как она и предполагала, разговор оставил неприятный осадок, гаденькие вопросы, прикрытые маской беспокойства за бабушку. Как ее все достали! Всем дело теперь до них есть, лучше бы помогли материально, если такие сердобольные, так нет же, они лучше будут говорить какая она плохая внучка, как опозорила чуть ли не всю деревню, тем самым показывая свою обеспокоенность-лицемеры, любопытные гаденыши!

— В чем дело Эни? — спросил Маркус, войдя в дом. После разговора она решила побыть одна, настроение было на нуле.

— Нормально все! — отмахнулась она, ей не хотелось тревожить его этими глупостями. — Баня готова?

— Да, вроде бы!

Аня взяв полотенца, направилась на выход, но Маркус удержал ее:

— Детка, я же вижу все! Что там эта бабка тебе наплела?

Сама не понимая как, но в ней поднялась волна злости, и вырвав руку, Аня ответила.

— Ничего из того, что не было бы правдой.

Он поджал губы и ничего не сказав, развернулся и пошел наверх.

Идиотка, ну и зачем спрашивается она это сказала?! Дуру, дура, дура! Корила она себя, прислонившись к двери, но он уже спускался вниз, зажав в руке шампунь. Девушка ошарашено смотрела на его спокойное лицо:

— Я думала, ты уедешь сейчас!

— Я подумывал, но решил, сначала помыться и хорошенько тебя отыметь напоследок!

— Что? — у нее просто рот открылся от такого свинства.

— А что, ты же со всеми согласна и позволяешь всем считать тебя моей очередной шлюшкой, так в чем проблема?! — невозмутимо отвечал он.

— Пошел ты! — буркнула она, понимая, что он просто издевается над ней и что он прав. Она ведь так и считает, соглашается с этими людьми, признает, что виновата во всем, позволяет им себя унижать. Так не должно быть! Она виновата лишь в том, что ничего не рассказала бабушке, а остальное все — домыслы злопыхателей! Он прав!

— Эни я не могу оградить тебя от слухов и сплетен, тебе придется научится пропускать их мимо ушей, иначе никак! Моя жизнь — это к сожалению, общественное достояние и пока ты в ней находишься, вокруг нас всегда будут домыслы! Но только мы с тобой будем знать как и что, просто не поддавайся и верь в то, что есть, а не в то что говорят! — Он подошел и обнял ее — Ну, прости меня малышка, просто не хочу, чтобы ты расстраивалась из — за непонятных людей!

Аня рассмеялась, на душе стало как- то легче.

— Конечно! Лучше расстраивайся из-за меня, да?!

— Ну, не совсем, но все же лучше из-за меня, чем из-за неизвестно кого! — улыбнулся он.

— Хорошо, я тебе сейчас это припомню! — пообещала она, направившись в баню.

И припомнила — такого надавала жару и так отшлепала его веником, что Маркус пулей вылетел от туда под звонкий смех девушки. Когда она чистая и отдохнувшая, баня всегда ее очень расслабляла, зашла в дом, то увидела, что он так и не пришел до конца в себя.

— Ну как? — спросила она со смешком, ложась рядом с ним на кровать.

— Вы русские просто психи, это же издевательство какое — то! — ответил он.

— Иди ополоснись, там уже не так жарко!

— Да никогда больше!

Она лишь засмеялась, а он все же отправился домываться. После они поехали в больницу.

— Это не машина, а просто кошмар! — возмущался Маркус по дороге, чем очень веселил Аню.

— Да уж не Бентли точно! — сыронизировала она, окидывая взглядом захудалую «девятку», взятую на прокат, хотя с Бентли сравнивать отечественный автопром- много чести. Вообще видеть Маркуса Беркета за рулем такой машины была по меньшей мере шокирующее и смешно. Аня и смеялась, а Маркус продолжал чертыхаться.

— Да какое Бентли?! Тут и велосипед предпочтительней!!

— Ну, уж простите, что было, то и взяла! Никто не знал, что Ваше Величество прибудете в наше село, а то обязательно прислали бы вам карету! — торжественно сказала она.

— Сиди уже! — захохотал он в ответ. Так и доехали до больницы, где их ждали очень хорошие новости. Маргарита Петровна окончательно пришла в себя и у нее начала восстанавливается речь, конечно, говорить ей нелегко, но все же. Аня побежала быстрее к ней, Маркус остался ждать в коридоре.

Аня боялась входить в палату, боялась увидеть в глазах бабушки разочарование- это было бы невыносимо. Она не знала, что будет делать, если все окажется так. Собравшись с силами, Аня тихонько приоткрыла дверь в палату. Женщина полулежа просматривала какую — то газету, она была очень бледной у Ани сжалось сердце, а когда их голубые глаза встретились, девушка не выдержав, зарыдала и кинулась на колени рядом с койкой, потому как в глазах самого дорого ей человека не было ни упрека, ни разочарования, была лишь радость и беспокойство. Через секунду почувствовала любимые руки на своей голове, ласково успокаивающие ее.

— Бабуличка, родная моя… — всхлипывала она. — Прости меня, прошу тебя!

Так она рыдала, пока все слезы не были выплаканы, а бабушка продолжала гладить ее по голове, плача вместе с ней и улыбаясь своей мягкой улыбкой. Аня понимала, что не нужно было сейчас ее так беспокоить, что все это она зря, но не могла сдержаться.

— Нюр… очка-тяжело произнесла она — м… мне тяжело го… во… рить, просто расска… жи мне все!

Аня понимала ее, она обязана была рассказать все раньше, пока все не зашло так далеко. И она рассказала, ничего не тая и не скрывая. Они вместе плакали и смеялись, а когда она закончила, Маргарита Петровна посмотрела на нее очень печально и задумчиво.

— Бабуль ты, ты прости меня, что так на всю страну опозорилась и что так все получилось! — растерянно прошептала Аня, целуя ее руки.

— Нюра, я…   я не из-за этого переживаю, я очень боялась за тебя девочка моя и сейчас боюсь, сейчас наверно больше, чем тогда! — покачала головой Маргарита Петровна- Такие мужчины — это испытание для женщин! Они не способны любить кого- то, кроме себя! Я понимаю ты все для себя решила, но я так боюсь, я так не хочу, чтобы ты страдала, у меня душа разрывалась летом!

— Я не могу без него! — тихо ответила Аня.

— Понимаю! — согласилась Маргарита Петровна, а потом прижала к себе внучку и поцеловала-Не скрывай от меня больше ничего, я всегда с тобой и на твоей стороне, запомни! И я не хрустальная, не разобьюсь!

— Да! Прости меня! — кивнула девушка, вытирая слезы.

— А теперь иди… и еще поезжай в Москву, мне уже лучше, а тебе надо учится!

— Но…

— Никаких но! Иди. — устало махнула женщина. Аня не стала спорить, видя, что и так утомила ее.

— Нюра пригласи, пожалуйста, мистера Беркета! Я бы хотела поговорить с ним и выразить благодарность за оказанную помощь!

— Эм, хорошо! — неохотно согласилась девушка, тут же ругая себя, что опять скрытничает, но скорее это нежелание было от смущения. Когда она вышла в коридор Маркус сидел и тихо разговаривал по телефону, но увидев ее попрощался и подошел к ней, обеспокоенно смотря в лицо, от чего ее сердце радостно забилось. Он ведь беспокоится о ней, значит, он что-то чувствует к ней.

— Плакала?! — неодобрительно покачал он головой, нежно гладя по щеке, она легонько улыбнулась в ответ и поцеловала его ладонь.

— Марусь…   я… — ей было как то неудобно просить его, но она не могла отказать бабушке. Он ничего не сказал, просто ждал, что она скажет дальше. — Бабушка очень хотела бы с тобой поговорить, надеюсь, тебя не затруднит эта просьба?! — дальше она замолчала, видя, как его губы сжались в тонкую линию, но в ту же секунду он согласно кивнул и направился в палату. Аня со страхом и облегчением смотрела, как закрылась за ним дверь. Через полчаса облегчение сменилось беспокойством и любопытством. О чем они там беседуют?! К тому же она волновалась — бабушка очень устала, ей нужно отдыхать! Но от всего этого ее отвлек телефонный звонок, не посмотрев на дисплей, она быстро ответила.

— Анют привет! — услышала она голос Андрея.

— Андрей привет, рада тебя слышать! — она действительно была ему очень рада, все-таки за последние месяцы он стал ей нечужим человеком и она привыкла к их беседам — перепискам, хоть и понимала, что это не очень хорошо по отношению к нему.

— Как ты? Я не мог тебе дозвонится, очень волновался, и вообще мы все тут места не находим себе! Девчонки тоже тебе не могли дозвониться! Как бабушка? — слышала она такой милый и даже в какой- то степени родной голос, ей было стыдно, ведь она совсем забыла про всех и телефон сегодня взяла по случайности, так наверно, и не звонила никому.

— О, сорри ребят, я просто здесь была вся на нервах… Все хорошо, бабушке сделали операцию, она уже говорит и вполне хорошо себя чувствует, спасибо! — покаялась Аня.

— Анют я очень рад, просто безумно, скорейшего ей выздоровления! Когда обратно?

— Я еще не знаю!

— Ань, мы тебя очень ждем, в общем, приезжай скорее, мы тут уже решили отмечать твой приезд! И я очень соскучился… — от этих слов внутри все сжалось. Надо бы все обрубить сейчас на корню, но она не могла так жестоко, но ведь потом еще хуже будет! И уже собравшись возразить, она увидела, как Маркус вышел из палаты. Сама не понимая почему, она растерялась и испугалась, словно ее застали на месте преступления, а потому быстро попрощалась.

— А да, спасибо! Я позже позвоню. — и тут же отключилась.

— Кто звонил? — спросил подошедший Маркус

— Подруга! — быстро ответила Аня. Она не понимала зачем соврала, что это вообще за глупость, но почему — то чувствовала, что Маркус разозлится, если узнает, что звонил Андрей. И все же эта маленькая ложь ей не нравилась, да еще Маркус, как- то странно посмотрел на нее, но ничего не сказал, а просто пошел к машине.

— О чем говорили? — задала она интересующий ее вопрос, когда они отъезжали от ворот больницы.

— О тебе! — отрезал он, Аня поняла, что вряд ли он ей что — то скажет. Он не выглядел недовольным или злым, нет, он был спокоен, но она чувствовала, что ничего не узнает, если он сам не решит вдруг что-то рассказать, что тоже вряд ли. Ей оставалось лишь отвернутся к окну. — Сейчас приедем, забронируй билеты! Себе до Москвы, а мне до Лондона.

— Что это значит? — не поняла Аня.

— Это значит, что завтра мы улетаем! Мне пора работать, а тебе учится, все ясно?! — терпеливо объяснил он. Аня была возмущена таким поведением.

— Никуда я не поеду, пока бабушка не поправится! Ты совсем что ли, как ты себе это представляешь?! — воскликнула она.

— Слушай Ань, хватит, я сказал, мы завтра вылетаем и точка! Я не собираюсь тут распинаться и объяснять элементарные вещи-не маленькая и не дура!

Нет, это было слишком!

— Я же сказала — я не поеду никуда, пока она окончательно не поправиться!

— И чем интересно твое присутствие поможет ей?! Добавит переживаний?! Твоя бабушка сама попросила меня об этом, а я с ней полностью согласен! Так что прекращай эти игры в благородную леди и начинай жить разумом, а не эмоциями!

Это было очень обидно, она ни в кого не играла, она просто хотела быть рядом с бабушкой самой ухаживать за ней и помогать ей восстанавливаться. Что он за человек такой, неужели не понимает, зачем надо было так грубо, конечно, учеба — это очень важный в ее жизни аспект и все же бабушка важнее! Она отвернулась, боясь заплакать, но не удержалась, когда почувствовала его руку на своей.

— Эни, прости малыш, я наверно, только и делаю, что прошу у тебя прощения! — невесело усмехнулся он. — Но ты же знаешь, что мы правы?! Я все понимаю и очень хорошо! Не волнуйся, мы наймем хорошую сиделку и личную медсестру. А пока она окончательно не реабилитируется, будет под присмотром врачей, ты же сможешь навещать ее каждые выходные, только давай, ты поедешь сейчас и сделаешь как она тебя просит?! Хорошо?

Она ничего не ответила, лишь кивнула. И все же ей было тяжело на сердце. Ужасно не хотелось оставлять бабушку на попечение чужого человека, даже квалифицированного, но деваться некуда, ей действительно нужно учиться- последний год все- таки, а академический брать не хотелось. Всю оставшуюся дорогу до дома они молчали, каждый был погружен в свои мысли.

Дома она занялась билетами, поиском сиделки и сбором вещей, Маркус же с кем-то разговаривал по телефону, решая какие — то вопросы. Аня пока была занята не слушала его разговор, но закончив, нехотя вслушалась от нечего делать. И застыла в дверях.

— Да и еще в Москве купи квартиру на имя Анны Гончаровой, все данные я скину позже. Да и в центре, ну естественно! Думаю, четырех будет достаточно. И найми паренька у Билла, пусть сразу же вылетает, присмотрит пока за ней, не хочу, чтоб журналисты к ней совались! С его проблемами сам утряси. И еще машину на ее имя тоже! Подойдет Лексус джи икс! Да! До завтра!

Аня была в гневе, она не хотела ругаться или выяснять отношения, понимая, что все уже решили за нее, но и сделать вид, что все хорошо тоже не получалась. Какого черта, он вмешивается в ее жизнь, разве она о чем то его просила?! Хлопнув дверью, она влетела в свою комнату, руки так и чесались разнести ее к чертям, но она пыталась успокоится, заламывая кисти рук. Так она бегала взад вперед, пока не заметила его, прислонившегося к двери и сложившего руки на груди, с любопытством наблюдающим за ней.

— Ты чем то недовольна? — отлепился он от двери и прошел в комнату.

— Да, черт возьми недовольна! — метнула она него яростный взгляд, но он по-прежнему взирал на нее как на душевнобольную. — Знаешь мне не очень нравится, точнее мне совсем не нравится, когда лезут в мою жизнь и тем более когда что- то в ней решают, даже не спросив моего мнения!

— Значит, тебе придется привыкнуть! — невозмутимо ответил он, чем взбесил ее еще больше.

— Я не собираюсь к этому привыкать, я на это не подписывалась! Я не собираюсь никуда переезжать, не собираюсь терпеть рядом с собой какого- то охранника! Мне это все не нужно, мне вообще ничего от тебя не нужно! Содержи своих шлюх, раз у вас так принято, а я не буду содержанкой! — кричала она, продолжая бегать по комнате.

— Да что ты! Ты уже, мать твою, моя содержанка, так что поздно бить тревогу дорогуша! И хватит нести эту херню! Еще бы ты жила в общежитие! Ты вообще как это себе представляешь?! И еще! Если ты еще хоть раз мне соврешь, то тебе будет очень плохо девочка моя!

Аня непонимающе взглянула на него. Он же помахал перед ней ее телефоном.

— Ты что рылся в моем телефоне? — возмущенно воскликнула она. — С какой стати?

— С такой Эни! Просто запомни, никогда не ври мне! Ладно я не хочу тратить на эти глупости наш вечер, не известно, когда мы увидимся в следующий раз!

Она тоже не хотела, но злость не отпускала и она сказала.

— Оставь меня!

Маркус ничего не сказал, а просто подхватил ее на руки и бросил на кровать, наваливаясь сверху, подавляя своей тяжестью ее сопротивление.

— Завязывай! Не пройдет и пяти минут будешь умолять! — прошептал он.

Все было как он и сказал — она забыла о своей злости, возбуждение было таким сильным, заставляя их лихорадочно цепляться друг за друга, движения были порывистыми, ласки граничили с грубостью, он просто задрал ее платье, отодвинул трусики, а сам быстро стянул джинсы и резко вошел в нее. В этом не было не романтики, ни любви, ни нежности, которых ждешь от мужчины, но ей было плевать, ей просто хотелось чувствовать его, хотелось быть с ним одним целым.

— Я же сказал! — довольно усмехнулся он, двигаясь позади нее. Ане было все равно, что он пытался ее задеть этим, у нее голова кружилась, ей было слишком хорошо. У них ведь действительно последний вечер, когда они увидятся еще и увидятся ли еще, страх сковал сердце. Она начала двигаться навстречу, с силой поддаваясь назад, отдавая себе, раскрываясь ему и взмывая в небо от наслаждения, чувствуя, как он дрожит изливаясь в нее. И почему — то только сейчас в ее возбужденном сознание блеснула мысль о ребенке, но тут же погасла, ибо ощущения были просто феерические, чтобы думать о чем то еще.

* * *

Нью-Йорк.

Вокруг шумела музыка, неоновые огни рябили в глазах, горячие мужские руки скользили по ее обнаженному телу. Но она ничего не чувствовала, опрокинув в себя еще один бокал виски, она с отвращением поморщилась и оттолкнув от себя мужчину, быстрым шагом пошла в туалет, где лихорадочно высыпала заветный порошок, образовав две аккуратные дорожки. По очереди втянула их в себя, затем втерев остаток в десны, довольно вздохнула, приводя себя в порядок. Из зеркала на нее по- прежнему смотрела красивая, сексуальная женщина, глаза которой превратись в стекло. В последнее время они были такими постоянно.

Чертов ублюдок, это все ты!

Было больно безумно, каждый день начинался с этой боли и ярости на него, на себя, как она могла так сглупить, теперь она понимала, что все делала не так! Он ведь прежде всего мужчина, он охотник! Ему нужно было сопротивляться, нужно было играть, нужно было дразнить, а она…   Идиотка! Ну ничего, она еще возьмет реванш! Теперь то все будет серьезно! Она с удовольствием улыбнулась, растягивая красные губы и обнажая белые зубы. Пора напомнить кое- кому о давнем долге. О, да! Отлично, теперь то он от нее никуда не денется.

— Ты будешь у меня в руках Маркус, я узнаю твои слабые места, будь уверен! — прошептала девушка зеркалу и направилась на выход, довольно тряхнув платиновыми локонами. Настроение ее поднялось, и она с довольным видом упала на колени своему кавалеру, страстно целуя его, только перед глазами стоял другой мужчина, другие губы, другие руки, но воображение и кокаин работали на нее и уже через минуту ей казалось, что это он сейчас с ней. Она забывалась в своей чувственной мечте, она была счастлива.

Глава 17

Он мчался домой, как сумасшедший, эти долбанные пробки! Он точно не успеет, конечно, опоздать — это не такая уж и проблема, но ему не хотелось заставлять ее ждать, да и он просто соскучился, они уже неделю не выходили на связь, все эти судебные дела его так доконали. Ну, теперь можно с облегчением вздохнуть, да уж именно с облегчением! Ведь он облегчил свой карман на три миллиона долларов, просто просрал! Но он еще отделался малыми потерями, МЮ разошелся не на шутку вместе с Фергесоном, а еще он забыл про контракт с Найк, в общем, можно действительно вздохнуть с облегчением и спешить к Ане. Естественно, как же к такой девушке не спешить, если учесть, что каждая ночь с малышкой обошлась ему в миллион долларов! Можно только сказать — учитесь девочки! Вот ведь черт! Маркус даже засмеялся над собственной иронией. Но это все шутки конечно.

Эни, его сладкая девочка! За последние полтора месяца они виделись всего одни раз, и это была лишь одна ночь, но какая ночь! Плотный график не оставлял ему выбора- тренировки, товарищеские встречи, постоянные перелеты, разные города, разные стадионы, он даже порой, не помнил в каком городе был вчера. Долгожданная вылазка была очередным сумасшествием, но он не удержался и потратил свой выходной на нее. Было плевать, что ему нужно было немного отдохнуть, что он снова нарушил спортивный режим-мало спал, а точнее вообще не спал и занимался сексом, но это уже были его личные заморочки с юношеских лет. Мечта быть лучшим требовала много времени, сил, а еще лишений, хоть сейчас и доказали, что секс не влияет на физическую подготовку спортсмена, он все же чувствовал, что он его слишком расслабляет перед игрой. А потому придерживался старых правил и перед матчами, особенно серьезными, секс исключался на достаточно длительный период, может, поэтому на каникулах он устраивал самые настоящие пьяные вакханалии и оргии, его даже передернуло от воспоминаний. Сейчас все по другому, с ней ему хотелось стать лучше что ли, хотелось стереть из памяти всю ту грязь, но она была в его жизни и от этого никуда не деться, теперь главное оградить ее от всего этого, пока ему это удается с блеском, вот только на душе спокойствия не было. Маркус знал, что есть еще одна причина, по которой он скрывает Аню, да, именно скрывает по — другому их отношения не назовешь! Эти тайные поездки, он так ничего никому не стал объяснять на счет этого эпизода в своей жизни, а пресса быстро выпустила из своих лап «студентку из России», у них была новость поважнее-его скандальное возвращение. Всех интересовала реакция клуба, тренера, а еще Маркус для большей смуты официально заявил о разрыве с Лорен, но это было только для отвлечения внимания от Ани, которая естественно, при таких новостях уже никого не интересовала. Кто бы мог подумать, что корень всех этих сенсаций именно в простой девочке из России. Он знал, в этом и была причина, в страхе и неуверенности, он не хотел впускать ее в свою жизнь, боялся этого урагана, который она устраивала в его душе, проще так, как сейчас, только вот смотреть в ее счастливые глаза и видеть, как в них загорается разочарование, когда он молчит в ответ на ее «люблю» было тяжело, было порой не по себе из-за этих сомнительных отношений, хоть Аня никогда не жаловалась, принимала его таким какой он и есть. Он пытался материальными вещами компенсировать все свои ошибки, только вот если других устроил бы такой расклад, то эта была единственная женщина в его жизни, которой ничего из этого не нужно было, она ждала другого, того в чем он боялся даже себе признаться. В то, что девчонка играет по-крупному было слишком сложно поверить — не из того теста она сделана.

Он вспомнил разговор с ее бабушкой и стало совсем гадко. Когда Аня попросила его зайти к Маргарите Петровне, он был зол, потому что это уже обязывало к чему то, но почему-то ему стало жаль девчонку и он не смог отказать. Скрепя сердцем, он отправился в палату, где увидел бледную, но статную женщину. Он то думал, встретить скрюченную старушенцую, а потому был удивлен.

— Добрый день мистер Беркет! — кивнула она ему.

— Добрый! Рад, что вам лучше! — ответил он, садясь на стул рядом с ней.

Он внимательно смотрел на нее, она совсем не была похожа на Аню, разве что свои небесные глаза его девочка получила от этой женщины.

— Благодарю вас за оказанную помощь! — произнесла она, ему стало даже неловко от ее благодарности. — Думаю вам не благодарить меня надо… — усмехнулся он невесело.

Она тоже усмехнулась:

— Вы правы и все же, вы ведь могли и просто уехать, но вы этого не сделали, значит есть надежда, что вы не так плохи, как мне показалось и возможно я сумею забыть о том, что вы заставили пережить мою внучку!

Он с интересом смотрел на нее, видимо, прямолинейность тоже досталась Ане от нее.

— Не переоценивайте меня! Я ничего не делаю просто так!

— Я и не рассчитывала! — усмехнулась женщина. — Скажите, я знаю, вы думаете, что я лезу не в свое дело, но я слишком люблю Аню и должна быть уверенна, что больше не увижу свою внучку в слезах! Что вы хотите? — и хотя это было сказано уверенно и с достоинством, чем Маркус был восхищен, неудивительно, что она воспитала такое сокровище, все же руки ее дрожали от волнения. Но все же он был зол, он ненавидел, когда лезли в душу, но взял себя в руки, наверно, это справедливо. Он ведь тоже в свое время влез в отношения Изабеллы и Тайлера, он не мог наблюдать за метаниями сестры, пришлось хорошенько надрать задницу гитаристу группы Theory A Deadman, правильно ли это было или нет он не думал, главное, сейчас эти двое счастливы, подарили их семье малышку Габи. Сестра назвала дочь в честь отца — Габриэль, мать была тронута до глубины души, он же был рад за сестру и за ее семейное благополучие. Маркус и подумать не мог, что когда — нибудь окажется в такой же ситуации, что и зять, правда у них с Эни все в сотни раз сложнее, и выхода он не видит пока. Маркус не знал, что ответить Маргарите Петровне. Что он хочет? Что же ты хочешь Беркет?! — Маркус ухмыльнулся и ответил в своей резкой и прямолинейной манере.

— Я уже получил то, что хотел!

Женщина покраснела, но тут же строго взглянув на него сказала.

— И что теперь?

— Я вам просто скажу как есть, а вы можете решать как вам это! — встал он со стула, не в силах выносить этот прожигающий его взгляд. Он скажет все, сам не понимая почему, но скажет — Я ее увидел и все внутри перевернулось, думал, забуду, но ничего не выходило! Она стала чем — то непонятным для меня. Я не вытерпел, приехал и сейчас, получив ее мне не лучше! — он заметил, как она недовольно прищурила глаза. Ах, ну да, он же сообщил, что они спали! — Чего я еще хочу?! Я не знаю чего, но без нее у меня перестало получаться жить нормально!

Он обернулся и посмотрел ей в глаза, она молчала, а потом вздохнула и тихо попросила.

— Просто пообещайте мне, что будите с ней всегда честны, она…   она ведь как дитя, открытая, добрая, чистая…   может — это моя ошибка, что я не подготовила ее к этому жестокому миру, оставив это таким как вы…но пообещайте мне, прошу вас!

Все внутри сжалось от этой просьбы, он понимал, чего от него хотят, но вот сможет ли он, тогда он был уверен, что да и потому согласно кивнул. А теперь, теперь не получалось …Он не мог еще разобраться в себе!

К своей квартире он подъехал раздраженный и злой- пробка друг плохого настроения и идиотских мыслей! Он все же опоздал на пятнадцать минут! Поэтому влетев в свой пентхаус, не раздеваясь, бросился к ноутбуку и сделал видиозвонок. Аня ответила сразу же, ждала его, как и всегда!

— Привет Марусь! — услышал он ее звонкий голосочек, настроение сразу же поднялось так же как и температура тела, когда он увидел ее на экране ноутбука.

— Ух! Извините мисс, я наверно, ошибся, я вообще то звонил одной прекрасной принцессе, а не … сексуальной штучке! Хотя, должен сказать, это приятная ошибка… — насмешливо сказал он, раздевая ее взглядом, хотя там и так практически ничего не осталось из одежды. Его искусительница лежала на кровати в дико сексуальном наряде. Маркус и не знал, что такие бывают, а может просто он никогда не видел женщин в домашней одежде. Нет это даже не домашняя одежда — это что- то невероятное, призванное свести его с ума! Серая маечка плотно обтянула Аню словно вторая кожа, подчеркивая ее аккуратную грудь и тонкую талию, красная мини-юбка, открывала такие же красные трусики и чулочки в тон! Он молча осматривал ее, а она улыбалась краешком губ, прикусив пальчик, сама не понимая, что этим окончательно его добивает. Он откинулся на диван и приглушенно засмеялся.

— Эни!

— ммм?… — промурлыкала она, заводя его. Хочет поиграть?! В голове промелькнула соблазнительная идея и он поддался, понимая, что сделает только себе хуже, но отказаться было невозможно.

— Поставь ноутбук на софу так, чтобы было видно кровать! — хрипло приказал он ей, она недоуменно вскинула бровь, но сделала, как он просил. — А теперь ложись! — взгляд стал настороженным, но она опять молча подчинилась — Давай, малышка!

Она легла, продолжая молчать и не понимающе взирать на него, теперь он видел ее профиль, она часто дышала от чего ее грудь плавно двигалась.

— Закрой глаза Эни! Да, умница. А теперь представь, что я лег рядом, представь, что твои руки — это мои руки! — шептал он проникновенно. Она глубоко вздохнула. — Расслабься малышка, я рядом, я хочу тебя, ты невероятно сексуальна, ты сводишь меня с ума… — ее дыхание участилось, она медленно провела рукой по груди, он сглотнул и продолжил — А теперь сними маечку…да, детка, покажи мне себя! — желание начало разгораться у него в крови, когда он увидел красный кружевной бюстгальтер, через который просвечивались горошинки ее возбужденных сосков. Она медленно обвела их контур и вздохнула. У него начал учащаться пульс.

— Коснись их и легонько сожми! — приказал он, она подчинилась и издала тихий стон, от которого его бросило в дрожь — Да, так, сильнее Эни, не жалей себя, я ведь знаю ты любишь жеще! А теперь медленно спустись вниз, да, моя сладкая, погладь свой соблазнительный животик…свои длинные ножки, аккуратно проведи пальчиком по резинке чулков, вот так моя девочка, ты уже влажная, ты хочешь меня, верно? — он с затаившимся дыханием следил, как ее рука скользнула в трусики.

— Да! — хрипло ответила она. О, боже, он тоже безумно хотел ее!

— Оближи свои пальчики, Эни, почувствуй какая ты у меня вкусная, знаешь, как я балдею, когда пробую тебя! — все внутри заныло, когда ее полные губы коснулись блестящих от возбуждения пальчиков, а потом язычок медленно слизал эту влагу, он готов был сам стонать от желания и острого возбуждения, голова кружилась. Так его еще никто и ничто не заводило.

— Раздвинь свои ножки шире! Да, девочка моя, не стесняйся! Я очень хочу тебя, хочу ласкать твое аппетитное местечко, помоги мне! — горячо просил он, с напряжением и дрожью наблюдая, как она начала медленно водить пальчиками по клитору и постанывать. — Да, нежнее, ты ведь такая нежная там, плотнее, нет, еще плотнее! — она застонала громче, а он крепче вцепился в спинку дивана, чувствуя ноющую боль в паху, но остановится был уже не в силах:

— Ты мокрая, очень влажная, ты ждешь меня, я знаю милая…   вспомни, как я довожу тебя до безумия, когда мои пальцы проникают в тебя! Давай, сделай себе еще приятней, я знаю ты хочешь, умница… — простонал он вместе с ней, когда два ее пальчика скользнули внутрь. Эни… медленней, не торопись, вот так, да, покажи как тебе хорошо! — хрипло шептал он, словно завороженный наблюдая за ней. Она застонала громче и протяжней, заставляя его плоть подрагивать и напрягаться еще сильнее, казалось, сейчас его штаны порвутся от натяжения. — Быстрее малыш, да, глубже и грубее, я знаю, как ты это любишь, а теперь присоедини третий пальчик, да! — довольно протянул он, когда она выгнулась дугой на кровати, она уже не просто стонала, она кричала, ее ручка ритмично работала, а он чувствовал, как пот струится по спине;

— Еще чуть-чуть, чувствуешь какая ты горячая, какая узкая, какая бархатистая, моя девочка, только моя, только для меня! Да сладкая, кричи для меня! Что же ты делаешь со мной Эни! — мучительно простонал он.

— Маркус, о Боже, я больше не могуууу! — выкрикнула она, содрогаясь всем телом, кончая. Его тоже трясло, он чувствовал, что взорвется, тело мучительно ныло от неудовлетворенного желания и дикого возбуждения-Твою мать! — выдохнул он.

Аня лежала на кровати, продолжая трястись. Они молчали, приходя в себя, затем она повернулась и смущенно улыбнувшись, потянулась как сытая кошка, быстро натянула свою юбчонку и села ближе к ноутбуку:

— Люблю тебя, спасибо, я безумно счастлива и смущена. Я никогда не делала сама…   — покраснела она.

— Как все запущенно! — усмехнулся он и тут же поморщился, чувствуя кошмарный дискомфорт и неудовлетворенность, она весело улыбнулась.

— Ну… такая я!

— Да, нам есть над чем поработать! — подмигнул он ей. — Ты мне все же должна теперь, не забудь, когда я приеду!

— Не забуду! — сексуально шепнула она, облизывая губы.

— Черт Эни! Ты получишь, когда я доберусь до тебя! — прорычал он, чувствуя, что взорвется, если они не прекратят этот разговор.

— Я буду ждать! — прикусила она губку, лукаво улыбаясь.

— Плохая девчонка! — засмеялся он. — Все я отключаюсь иначе сгорю, мне срочно нужен душ!

Она улыбнулась еще шире и послав воздушный поцелуй отключилась. Нет, и эта бестия еще недавно была девственницей?! Поразительно! Но ему нравится, точнее у него крышу сносит от нее. С каждым разом она раскрывалась все больше и больше, она была очень чувственной и загоралась, как спичка от его прикосновений и ласк, это было потрясающе, он с ума сходил от этих бешеных криков наслаждения, она идеально подходила ему по темпераменту. Их близость превращалась в нечто феерическое!

Он еще долго приходил в себя, откинувшись на спинку дивана, а потом все же отправился в душ, потому как возбуждение не исчезало.

***

Франция, декабрь.

Лорен была счастлива, она обожала Лазурный берег, но причина была не в этом. Сегодня вечером она наконец увидит его, она с нетерпением ждала этот вечер вот уже месяц. Лорен с улыбкой вспомнила, как получила приглашение стать королевой вечера по случаю новой коллекции ювелирных украшений бренда Jacob&Co в монакском Hotel de Paris, эта вечеринка давала старт ежегодному пати-марафону на Лазурном берегу, весь месяц здесь будет нескончаемая череда вечеринок, поэтому намечается отличное веселье, многие прибудут, но главное, что на сегодняшнюю вечеринку прибудет он. Так как с недавних пор Маркус стал лицом нового бренда. У нее не было возможности встретить его раньше — у них у обоих был слишком плотный график, а вечеринки почему-то в последнее время Маркус Беркет практически перестал посещать, это почему — то очень ее интересовало, вообще он изменился после той поездки в Россию и это заметили многие, сплетни по этому поводу не утихали и жутко бесили ее. Лорен решила, что докопается, что к чему! Но сегодня она хотела перемирия, она слишком много времени потратила на это.

Весь месяц девушка приводила себя в форму-диета, фитнес, никаких наркотиков и алкоголя! Всю неделю она выбирала платье, в конце концов, остановила свой выбор на черном платье от Роберто Кавалли. Оно было ослепительным, идеально подчеркивало ее сексуальную фигуру-полную грудь, тонкую талию и широкие бедра. Песочные часы не иначе! Она была невероятна в нем, именно такой она и хотела быть в этот вечер! Лорен хотела блистать! Она хотела снова поразить его и она это сделает! А потом…   потом она устроит ему незабываемый вечер. К этому она тоже подготовилась за два дня до своего приезда. Лорен перемерила весь магазин сексапильного нижнего белья Agent Provocateur, весь день бродила среди манекенов и приглядывалась к самым эротичным моделям трусиков, лифчиков и подвязок, в итоге скупила полмагазина, не забыв в придачу к нижнему белью приобрести еще и возбуждающие духи. И сегодня Маркус по достоинству оценит все эти кружевные штучки и вообще все ее усилия! Иначе просто быть не может!

С таким воинственным настроем Лорен Мейсон прибыла на вечеринку с положенной ювелирному случаю помпой — море шампанского, морские гады на сияющих подносах и витрины с баснословно дорогими каратами. Кроме того на нее, как на королеву вечера, тут же бережно надели увесистые серьги, браслеты, кольца, вот теперь она точно сияет!

Он приехал позже, его встречали как одного из почетных гостей, а потому о его прибытие она узнала сразу же. Как всегда ослепительно красив дьявол-черный фрак, кипенно — белая рубашка в контрасте со смуглой кожей просто шикарно смотрелись, все идеально. Ничего лишнего или недостающего — вкус безупречен!

Сердце билось, как сумасшедшее от волнения, внутренности скручивало, но злость и обида быстро привели ее в чувство, когда она увидела, как он счастливо улыбается и это не маска, в глазах стоял тот же счастливый блеск. Вот значит как, прекрасно живешь ублюдок?! Ну ничего!

Она не спешила подходить к нему, хотя сгорала от нетерпения, но постепенно они все же приблизились к друг другу и проигнорировать это было невозможно, так как сотни глаз косились на них, стараясь между тем этого не показывать, ожидая их действий. Ну еще бы одна из самых ярких пар, всем было интересно, как они поведут себя после разрыва!

— Здравствуй Лорен! — начал он первый — Ты великолепна, как и всегда!

Она улыбнулась и легонько прикоснулась губами к его щеку, задержавшись на секунду и вдыхая его аромат.

— Здравствуй Маркус, спасибо! — шепнула она ему на ухо, обдавая горячим дыханием, ее пьянили его близость и выпитое шампанское. Но он быстро отстранился и окинул безразличным взглядом поглядывающую на них толпу. — Потанцуем?! — предложила она.

— Давай! — кивнул он и тут же прижал ее к своему мускулистому телу, увлекая в танце, она дрожала в его руках, как же она хотела этого мужчину, до боли, до ломоты в костях! Он был намного выше ее, и ей приходилось задирать голову, чтобы видеть его лицо, но она была даже рада этому, так платье сильнее открывало ее грудь, почти до сосков и она с удовольствием отмечала, что он иногда смотрит на ее декольте. Какие бы не были отношения, но мужчина есть мужчина!

Танцуя они вели обычный светский разговор, будто они и не были знакомы! Ее это не устраивало, она хотела заявить о себе! Ее руки медленно скользили по спине, лаская его, он вскинул на нее предупреждающий взгляд. О, нет, теперь она не будет примерной девочкой, теперь она хочет поиграть с огнем! Она положила голову ему на плечо и медленно провела языком по шее, он крепче сжал ее и процедил.

— Прекрати сейчас же!

— Я соскучилась Маркус! — прошептала она в ответ и прикусила его мочку уха. Он резко отпустил ее и отпрянул, обдавая ее холодом.

— Пошли! — кивнул он в сторону веранды, она была счастлива, значит лед тронулся. Лорен с улыбкой вышла за ним, подошла вплотную и тут же прильнула к горячим губам, целуя его с бешеной страстью. Они услышали щелчок и тут же он больно дернул ее за волосы.

— Твою мать! — чертыхнулся Маркус — Пошел вон от сюда! — прорычал он репортеру, тот тут же испарился. Лорен и сама испугалась, в памяти до сих пор стояло его искаженное гневом лицо, а сейчас он был не просто в гневе, он был в ярости.

— Еще раз ты себе такое позволишь, и я за себя не ручаюсь, ты поняла меня сучка! Я тебя в порошок сотру, будь уверенна! Если я сказал прекратить, значит надо прекратить! Все кончено, если до тебя еще не дошло солнышко! Хотя ничего и не было! — равнодушно закончил он и быстрым шагом покинул веранду.

Ее трясло от унижения, страха и боли. Лорен готова была кричать, крушить, уничтожать. Она ненавидела его, ненавидела! Часто дыша и зло посмеиваясь, она не позволила себе впасть в истерику. Быстро вытащив телефон, она позвонила тому, кому собиралась позвонить еще давно, но все не решалась, надеясь на лучшее, но теперь надежд не осталось, осталась только ненависть.

— Алло! — услышала она давно забытый голос.

— Здравствуй… — протянула она в ответ, довольно усмехаясь над последовавшим замешательством.

— Кто это?

— Разве не узнал? Как это не красиво- не помнить своих благодетелей! — поцокала она.

— Что тебе нужно? — услышала она жесткие нотки в голосе мужчины.

— Значит еще помнишь?! — игриво воскликнула она. — Мне нужен должок! Ты ведь помнишь наши маленькие тайны, точнее свои тайны?

— Что ты хочешь? — напрягся голос. Она с удовлетворением засмеялась.

— Для начала я хочу встречи, ты ведь тоже в Монако?

— Да, я вообще- то работаю!

— Ну, естественно ты здесь, вот о твоем работодатели я и хочу поговорить! Очень хочу дорогой! Завтра в девять утра у отеля Париж буду ждать!

— Договорились! — отключился ее собеседник.

— Ну вот и отлично! — довольно потерла она руки, смотря с балкона террасы на красную дорожку у отеля, где толпилась сотня репортеров, встречающая и провожающая гостей. Она задумалась, но из этого состояния ее вывел оживленный гул толпы и щелчки фотокамер, на красной дорожке появился Беркет в окружении охраны, он шел быстро, уверенно. Через минуту сел в лимузин и покинул вечеринку, заставляя ее сердце покрываться корочкой льда, ненависть отравляла словно яд.

Глава 18

Прекрасное, морозное утро. Снег медленно кружился за окном, так монотонно и спокойно, так же спокойно и мирно в кровати посапывала Аня, пока комнату не огласил радостный вопль Элвиса Пресли, поющего «Тутти-Фрути». Девушка даже подскочила от такого дикого веселья, лихорадочно роясь под подушкой, вытащила наконец злосчастный источник шума и чуть от злости не разбила его об стену. Нет, ну какой идиоткой надо быть, чтобы не выключить будильник в выходные?! Жесть! Аня раздраженно откинулась на кровать и зашвырнула телефон обратно под подушку. Спать уже не хотелось, но и вставать она тоже не торопилась — выходной ведь! Так Аня и лежала, обводя задумчивым взглядом спальню в стиле модерн — ночники на изогнутых ножках, кокетливый пуфик, громоздкая люстра, утонченный цвет. Красиво, шикарно, но для нее чрез чур декоративно и не естественно! Все в этой комнате было не ее, хоть она и пыталась внести в нее крупицу себя — бесполезно, слишком холодно и неуютно, но кого это интересовало?! Если поначалу она бунтовала, игнорируя сей щедрый презент, то парочка дней в общежитие и в академии убедила ее в неразумности собственных действий! Эти дни стали просто адом-все вдруг, словно с цепи сорвались, всем срочно что-то понадобилось от ее скромной персоны. Ах, нет, с тех пор, как свой царственный взор Маркус Беркет обратил на нее, она перестала быть скромной и причем во всех отношениях. Так вот, в академии проходу ей не давали, даже преподаватели теперь косо поглядывали, пару раз к ней наведывались журналисты в надежде на очередную басню, в этот момент Аня даже была рада «шкафу», который стал ее неизменным спутником и шофером, хотя и раздражало его присутствие невероятно. Что она звезда какая-то, кому она нужна?! Но слава богу спустя месяц он исчез за ненадобностью — все успокоились и стали жить дальше, забывая невероятный эпизод, когда Маркус Беркет приехал прямо к порогу их универа?! Никто и не подозревал, что почти каждый вечер известный футболист посвящает ей, если не на очередном матче или еще каком — то важном мероприятии — этот факт тоже стал важным в решении жить в этой чертовой квартире, потому как в общежитие не получалось общаться без свидетелей и вообще ее достали, она хотела спокойствия и прежней жизни! Но поскольку по-прежнему ничего не могло быть, то хотя бы спокойствие себе можно обеспечить, решение далось ей тяжело, но жить под прицелом сотни взглядов было еще тяжелее, и она переехала в пентхаус площадью в сто пятьдесят квадратных метров на Кутузовском. Панорамное остекление, потрясающие виды на три стороны- голова кружилась от этого великолепия и ужаса, теперь у нее вдруг появилась недвижимость в два с половиной миллиона долларов и что ей с этим делать?! Девчонки просто рты пораскрывали, когда помогали ей переезжать, да она и сама в шоке была от такого размаха, о чем и сообщила Маркусу, на что получила довольно ироничный ответ.

— Дорогая мисс Гончарова, к сожалению, должен вас огорчить, но вы подцепили не очередного студентика, а о кошмар, миллионера, мать его, а они к превеликой вашей скорби, как правило не делают скромных подарков!

Ей оставалось только фыркнуть — Это уж точно! Только вот слово «подцепили» больно царапнуло! Обживать сие нескромное подношение получалось как то не очень хорошо. Вот, что ей одной делать в этой гигантской квартире?! Часто она приглашала подруг, так как тишина сводила ее с ума. Хотя и времени в квартире она проводит не так уж и много — учеба, работа! Да, она продолжала работать, за что Оксана назвала ее упрямой ослицей и чокнутой идиоткой, возможно так оно и есть — какая девушка будет продолжать работать в захудалой больничке по вечерам, имея в кармане карту Visa Platinum с четвертью миллиона долларов на счете, такая ненормальная, как она. Но дело было не в том, что у нее гордости через край, нет! Просто Аня не была уверенна в завтрешнем дне! Ведь он может без проблем выкинуть ее из своей жизни и из этой квартиры, а такое удобное рабочее место она может и не найти. Не стоит терять голову! У всех ее поведение вызывало недоумения, ну конечно, они ожидали увидеть эдакую картину из «Красотки», когда героиня Джулии Робертс благодаря увесистой пачки денег героя Ричарда Гира вдруг из уличной девчонки превращается в шикарную дамочку, кстати, надо сказать, что история очень схожа с их! Эдакая история золушки! С той лишь разницей, что в Красотке хоть все было понятно и оговорено, а у них не пойми что! Они, точнее она жила, словно на пороховой бочке-каждую секунду ожидая, когда все закончится, она не понимала, что происходит между ними. Все было так сложно, не было ни гарантий, не было обязательств, не было покоя. Если сначала она хотела лишь быть с ним, то теперь поняла, что это слишком тяжело-бояться, каждый день просыпаться со страхом, что вот сейчас он позвонит, а может и нет, что еще унизительней, но она узнает, что все кончено! Теперь это будет в миллион раз тяжелее, но ведь она сама хотела, знала ведь на что идет?! Знала ли? Нет, наверно, нет! За эти четыре месяца она узнавала его, видела его таким, каким не видел никто — искренним, умиротворенным, нежным, веселым и все же она знала, что он не раскрывается до конца, но ведь и она тоже не рассказывала ему некоторые вещи-не доверяла? А как можно доверять, когда не уверен в завтрашнем дне! Она любила его, безумно до ломки, до ужаса-все в нем притягивало ее и она боялась, очень боялась! Каждую ночь Аня думала- где он и с кем?! Но как не странно, за все эти месяцы не было ни одного намека на женщину, а она просто верила, потому как ничего другого не оставалось! Иначе и не хотелось, не после того, как узнала, что значит принадлежать ему. Их отношения такие непонятные, такие сложные, душа, несмотря на внешнее благополучие, была вымотана неопределенностью. Ане стало мало просто быть рядом, ей хотелось, чтобы он принадлежал ей весь, хотелось быть равной ему, хотелось, чтобы он не прятал ее от всех, как грязную тайну или недостойную. Тех крох, что он дарил ей стало мало, он стал наркотиком, хотелось его еще и с каждым разом все больше!

Он обещал провести с ней Рождество и рождественские каникулы. Аня была счастлива, она отсчитывала каждую минуту до этого события, сердце пело. Семь дней! Только он и она! Боже, как бы не умереть от нетерпения, которое возросло еще сильнее, потому как в последние две недели они лишь переписывались — у Маркуса были важные игры и напряженные тренировки, она же теперь стала смотреть футбол, в котором ничего не понимала до сих пор, как Маркус не старался объяснить ей тонкости своей профессии, но при этом с удовольствием обсуждала их с ним, а он просто со смеху умирал над ее рассуждениями. Теперь вместо их вечерних разговоров смотрела матчи с его участием, конечно замена неравнозначная, но и здесь ей эмоций хватало. Она до дрожи переживала за него во время атак противников, хоть он и виртуозно их обводил. Аня все же подмечала, как иной раз ему со всей силы прилетает то в голень, то в корпус, от каждого такого удара сердце вздрагивало, и Аня морщилась вместе с ним, но ничего не могла сделать, хотя хотелось убить идиота, который придумал этот спорт! Странно, что раньше она этого не замечала, наверно, также как и все люди. Вот, что значит любить, будешь каждую морщинку на лице замечать, не говоря уже о боли.

И снова трель телефона и снова она подскакивает, все — таки надо было его расколотить об стену! На дисплеи «козень» — настроение трансформируется из раздраженного в радостное.

— Привет! — улыбается она.

— Хай красотка! Как дела? — слышит она энергичный голос подруги.

— Хорошо, а ты, что в такую рань встала? — удивилась Аня, зная, что Оксанка та еще сова.

— Какая рань мать, ты что там спишь что ли еще, на время то глянь?! Обед уже! — воскликнула она. Аня удивилась, она что столько времени лежала и думала, ну ничего себе, полдня провалялась, а ведь дел куча!

— Вот блин! — выругнулась она, увидев, что часы показывают двенадцать.

— Ну даешь! — Аня даже представила как сейчас Оксана головой качает. — Ты что делать собираешься?

— Собираюсь по магазинам!

— О, решила наконец облегчить кошелек своего любовничка? — довольно протянула подруга.

— Нет, решила купить ему подарок на Новый год, который кстати через пять дней! — оборвала Аня, зная, что сейчас последует очередная лекция на тему, что она дуреха и бла бла бла…

— Фу, как скучно! Я то думала, эх! Ну ладно, я с тобой поеду, мне тоже своему надо что-нибудь прикупить и себе платье. Кстати, тебе бы тоже не мешало, все- таки такой мужик приедет, а ты…   Вот, Ань ты меня поражаешь просто!

— Отвали! — отмахнулась Аня, ее эти разговоры достали, она однажды прикупила и он довел ее до такого состояния до сих пор стыдно, дьявол! Маркус мог на расстоянии заставлять ее тело трепетать, он знал его лучше чем она… — Давай через час в ГУМЕ! — вернулась она в реальность.

— Оу, кажется подарочек намечается люксовый?! — усмехнулась Оксана — Окей, встретимся на входе!

Аня встала и побежала собираться. Через час она уже была на Красной площади и целовала Оксану в обе щеки.

— Ну, что начнем? — загорелись глазки подруги, шопинг был ее страстью, как наверно, и всех женщин. Аня кивнула и несколько часов они бегали по территории в шестьдесят тысяч квадратных метров с вереницей бутиков известных мировых модных брендов одежды, обуви, украшений. К слову в ГУМе можно наслаждаться не только шопингом, но и уникальной архитектурой. Вскоре девушки довольные и уставшие завалились в кафе «Фестивальное», где решили перекусить.

— Мои ноги! — простонала Оксана, вытягивая их, Аня была с ней согласна. Они быстро сделали заказ и теперь рассматривали свои покупки. Аня купила скромные презенты девочкам, Оксане сразу же вручила палетку в форме клатча Диор Гарден, на которую та часто посматривала, когда они были в парфюмерном магазине. В ответ же получила сумасшедшие визги довольной подруги и сногсшибательное белье от Виктория Сикрет в подарок со словами.

— С наступающим сетруля моя! Уверенна, ты заставишь свою звезду гореть похлеще елки! — расхохоталась она, Аня же закатила глаза. Нет, ну что за человек?! В последнее время Оксана любила смущать подругу каверзными вопросами и шуточками, а порой и бредовыми размышлениями, вот как сейчас.

— Анька, вот я тебе говорила, что у тебя должен быть самый лучший мужик и видишь! Конечно он та еще скотина, но в постели то такой зверь сто пудово! Уверенна, секс с ним охрененный, я конечно, люблю Костика, но если бы на меня взглянул такой самец, я бы даже не раздумывала! — Аня с шоком смотрела на свою Оксанку и думала, дать ей по башке, чтобы мозги на место встали либо посмеяться. — Шучу епт! — захохотала та и все-таки получила пакетом по голове. Они еще долго хохотали и посетители с интересом поглядывали на веселых девушек, пока те не покинули кафе.

— Пойдем, я маникюр сделаю, а ты пока определишься наконец, что купишь своему ненаглядному! — потянула ее Оксана в салон красоты. Через десять минут Аня уже сидела на стуле в стиле Людовика шестнадцатого с овальной спинкой, первые полчаса она действительно раздумывала, что же ей подарить Маркусу. В конец так и не определившись, решила полистать журналы, Оксана как раз сушила лак, так что ждать осталось недолго. Взяв первый попавшийся журнал, начала его листать и тут ее словно током шибануло. На странице светской хроники яркий заголовок-«Маркус Беркет и Лорен Мейсон снова вместе? Страстное примирение самой яркой пары на вечеринки Jacob&Co!» Аня сидела, чувствуя, как внутренности скручивает, она словно завороженная смотрела на фото, не в силах оторвать взгляд от целующейся пары на террасе. Оба невероятно красивы, оба в черном, казалось, что слились не только их губы, но и тела. Ее рука по — хозяйски обнимала его за шею, а он крепко сжимал ее талию. Хотелось кричать от боли, руки тряслись, но Аня продолжала читать дальше, а дальше описывали, что весь вечер пара мило беседовала и танцевала. Если еще можно было не верить после первой фотографии, то последующие не оставили сомнений, они были очень красноречивыми-они танцевали, слегка улыбались, вот она целует его в шею, а он что- то ей шепчет! Боже!

Она отшвырнула журнал и лихорадочно обхватила голову, боясь разрыдаться, но произошло обратное — она расхохоталась, громко с надрывом, не обращая внимания на взгляды окружающих. Она не могла остановиться, истеричный смех душил ее-вот и все, вот и все! Она дождалась, она ведь этого давно ждала, но надеялась на что-то! Дура, самая настоящая дура, влюбленная идиотка! Горечь захлестывала, злость топила, злость на себя, на него! Хотя он то тут причем и все же?! А она, как же, хотела приручить его, ждала, все делала ради скупой улыбки, ради лаского взгляда черных глаз! Жалкая, бесхребетная, наивная глупышка!

Кобелина, какая же ты кобелина Маркус, ненавижу тебя!

— Ань в чем дело? — подлетела Оксана, с беспокойством взирая на нее.

Аня продолжала тихо смеяться, а потом смех оборвался, как и что-то в ее душе, ей захотелось что-то сделать, сейчас. Что-то, чего бы она никогда не стала бы делать. Аня вдруг вспомнила, что завтра ее однокурсники решили отмечать наступающие праздники в каком-то клубе, если ранее она отказалась, то теперь захотела пойти и не просто пойти, хотелось оторваться по полной, хотелось блистать, хотелось потерять голову. Она еще точно не понимала, что ей нужно, какое — то прибитое состояние было наверно, но Аня решила, что ждать до завтра не хочет-начнет прямо сейчас.

— Нормально все! — кивнула она на журнал и зло улыбнулась. Оксана посмотрела, глаза расширились, хотела что-то сказать, но Аня остановила ее-Не надо меня утешать и жалеть! Все правильно-спектакль окончен! — усмехнулась она, удивляясь своему спокойствию.

— А знаешь плевать на все, гуляем! — уверенно произнесла Аня, приводя подругу в шок и проходя в глубь салона, доставая карту и оглашая свои желания-Эй, ребятки кто из вас займется мной!

К ней тут же подлетел администратор, интересуясь ее конкретными пожеланиями, которых не было, хотя нет, было одно- пустить по ветру деньги Маркуса Беркета, чтобы хоть как- то облегчить свое состояние. Оксана продолжала смотреть на нее, как на сумасшедшую, не зная, что сказать, да и не надо было, Аня бы все равно не стала слушать, ей хотелось сходить с ума. А точнее сделать, так как и положено. Как он ей там однажды сказал?! За все надо платить, ну вот пусть значит платит! Хотя честно, было мерзко, она ощущала себя какой-то шлюхой.

Через несколько часов они вылезли из салона довольные, ухоженные и пьяные, да, именно пьяные, потому как в процессе было заказано шампанское и стало очень даже весело, а результаты трудов первоклассных мастеров вообще подняли настроение до небес. Раньше Аня не верила, что косметические процедуры что — то меняют во внешности, но теперь видела в зеркале совершенно другое лицо, точнее более яркое и цветущее, теперь все достоинства были подчеркнуты. Маникюр, педикюр, уход за лицом и телом, услуги визажиста на продукции Диор-все это придало ей лоск и ухоженный вид, чудесно, что еще сказать! Ну, а дальше все понеслось словно в танце — практичность и элегантность от Шанель, романтика и шарм от Диор, роскошь и экзотика от Гуччи и конечно сексуальность от Версачи! Облегающие ткани и глубокие декольте, наряды демонстрирующие ее длинные ноги или открывающие спину, узкие брюки, мини-юбки, корсеты, чулки и конечно же нижнее белье! Она хотела интриговать, хотела возбуждать, хотела притягивать. А если быть честной, то она просто хотела соответствовать. Быть на одной ступени с ними. Достойной, той, о которой хочется кричать, а не прятать. Она не хотела чувствовать себя ниже их, ей не было стыдно, ей было слишком плохо! Неужели достаточно тряпки, чтобы ложить к своим ногам?! Она хотела знать и она узнает! И плевать, что это его деньги! Хотя конечно дело было не только в этом! Она слишком много терпела, она сама определила себе роль наседки, которая всегда будет ждать и принимать его любого. Горько, но такова правда.

Нагруженные кучей пакетов девушки к ночи прибыли в Анину квартиру. Оксана побоялась оставлять подругу в таком состоянии. И правильно, Аня сама не знала, что сделает в следующую секунду и чтобы забыться решили пить, точнее решила Оксана, а Аня лишь безразлично согласилась. После оглушительной эйфории настало какое- то глухое разочарование, сожаление и пустота! Ну что же почему бы и не потопить горе в вине, говорят, помогает ненадолго, да пусть хоть так, лишь бы не это состояние!

В самый разгар их попойки зазвонил ее телефон, Аня ответила не глядя, она и не подумала, что он может позвонить, а потому когда раздался его голос, просто отключилась — трусиха! А ведь даже сейчас надеется дура! Надеялась и боялась, боялась услышать прощай!

«Нет, не сейчас, не готова, не хочу…Пошло все к черту! Зачем что-то говорить, все и так ясно?! Пусть лучше исчезнет, как тогда! Или что решил уважение проявить ублюдок, да пошел ты, или вспомнил про денежки, сука, да, я их потратила, так что тоже проваливай?! Говорить не о чем! Ненавижу, как же я ненавижу и люблю тебя!» — это была пьяная истерика, безумная и болезненная, на грани между смехом и слезами. Телефон продолжал звонить, усиливая ее раздражение и отчаянье. Истерика прекратилась только под утро, когда девушки осушили две бутылки мартини и забылись мертвецки-пьяным сном под трель Аниного телефона.

Следующий день, а точнее вечер встретил их не милосердно, но аспирин и кефир привели их в чувство, если это так можно назвать. Но Аня даже была рада, физическая боль приглушала ту, что разрывала где- то в районе груди. На телефоне была куча пропущенных и столько же сообщений, но она удалила их, не читая, слез не было, был холод и пустота, хотелось забыться. Нужно что-то сделать, нужно очень, даже пусть будет больнее иначе она задохнется! Ревность, горечь и боль отравляли словно яд. Аня действовала, словно робот, боясь остановится хоть на минуту. Душ, макияж, прическа, черный кружевной корсет, трусики в тон и телесного цвета чулки, коротенькое черное платье от Версаче, еле прикрывающее резинку чулков, со вставками из сетки у груди и у пупка, кожаные ботфорты на высоком каблуке и довершила свой образ шикарной шубкой из соболя от Фенди. Когда Оксана увидела ее во всей красе, то разве что в обморок не упала.

— Ань я просто в ахере! Ты великолепна, да эта Мейсон просто тухлая вобла по сравнению с тобой детка! — восторгалась подруга, пытаясь ее поддержать. Аня усмехнулась и благодарно кивнула ей хотелось слышать это, но легче не становилось. Все же он вернулся к Мейсон. Закусив губу, она достала телефон и позвонила, Оксана же пошла собираться. Через полчаса проводив подругу, Аня на такси отправилась в клуб к однокурсникам- забываться, лечить втоптанную гордость, приводить себя в чувство.

На входе ее встретил Андрей, когда он ее увидел, то присвистнул, глаза восхищенно загорелись, и он покачав головой, сказал.

— Ты невероятна!

Аня не весело улыбнулась и прошла внутрь. За этот год с Андреем у них отношения только укрепились в дружеском естественно плане, они всегда были вместе в университете, часто болтали по телефону и иногда даже гуляли. Им было легко вместе, он был ее тихой гаванью и отдушиной, после бури под названием Маркус Беркет. И если раньше их общение не выходило за рамки дружеских, то сейчас Аня посмотрела на него, как на мужчину, пытаясь решить для себя что-то, так и не решила! Весь вечер она пила, танцевала, ловила на себе раздевающие взгляды мужчин, она не стеснялась быть сексуальной, но только один взгляд мог заставить, ее дрожать и это было больно, она хотела вырвать эту проклятую зависимость! Ближе к трем пьяная она засобиралась домой, чувствуя, что с нее хватит-это бесполезно! Андрей вызвался проводить ее до дома, она не стала отказываться. В такси было и приятно прижаться к теплому и крепкому телу, и все вопило внутри, протестуя.

— Анют, что-то случилось? — спросил Андрей, когда они вышли из такси.

— С чего ты взял, все прекрасно, разве нет? — холодно улыбнулась она, останавливаясь перед домом, она уже начала трезветь.

— Я же вижу! — подошел он почти вплотную и обдал горячим дыханием, ее затрясло, ощущение было странным и неприятным, но она отмахнулась от него. Ее вдруг посетила мысль, но она испугалась — ей не хотелось разрушать даже те малые крохи, что остались. Кому нужна эта глупость?! Только ей будет хуже.

— И что же ты видишь? — прошептала она. Но вместо ответа его губы прижались к ее так нежно и медленно, изучающее, язык проник в рот. Она застыла и поняла, что ничего не чувствует, все было не то.

Резкий визг тормозов проник в затуманенное от алкоголя сознание, а потом началось нечто ужасное. Андрея резко оторвало от нее, она словно в замедленной съемке смотрела, как он падает, но тут же рядом с ним возникла высокая черная тень и со всей силы пнула в живот и так снова и снова. Ужас накатывал на нее, и Аня не понимая, что делает, кинулась к Андрею, пытаясь помочь.

— Прекратите, что вы делает?! — истошно закричала она, хватая нападающего за плечо, но через секунду лицо обожгла резкая боль от удара локтем- она была отброшена, как тряпка. Не чувствуя боли, Аня вскочила на ноги и снова попыталась остановить этот кошмар, но застыла, когда черные глаза обожгли огнем ярости.

— В машину села быстро! — голос звенел от гнева. Его тело работало как машина, он наносил безжалостные удары ногами, а потом подн