/ Language: Русский / Genre:love_contemporary,

Голубоглазая Богиня

Памела Робертс

Спасти дочь миллионера… Об этом можно лишь мечтать! Вот только Лесли отнюдь не желала быть похожей на богатую наследницу. А ее спаситель — прозябающий в провинциальной глуши журналист — меньше всего думал о деньгах, когда рисковал жизнью ради поразившей его воображение девушки. Действуя по велению сердец, они мало что знали друг о друге, но это совсем не мешало им наслаждаться своим счастьем, пока… Пока окружающая действительность не напомнила им об установленных в обществе ценностных приоритетах. И вот тогда влюбленным пришлось выяснять, так ли уж сильны их чувства…

ru en Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-08-04 OCR: A_Ch 5EB76C65-F89A-42FA-A19B-AB99E98B2D2B 1.0

Памела Робертс

Голубоглазая богиня

1

Гарри повернулся, открыл глаза, потянулся и зевнул. Взглянул на часы: половина седьмого.

Ну естественно, опять день прошел впустую. Да что там день — вся жизнь в этом жалком городишке проходит впустую. Ему уже почти двадцать девять, а он по-прежнему всего лишь репортер местной еженедельной газетенки, выходящей тиражом не более трех тысяч экземпляров в удачный подписной год. Такое издание в состоянии делать один-единственный человек, но он даже и до таких вершин не поднялся. Мистер Гэбсон — владелец не только газеты, но и самого большого так называемого супермаркета Эль-Дентро — оставил за собой обязанности главного и единственного редактора.

Да, старина Гарри, кто бы мог подумать шесть лет назад, что один из самых перспективных выпускников факультета журналистики Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе будет влачить полунищенское существование в провинциальном захолустье на самой границе с Мексикой.

Он потер руками горячее, покрытое потом лицо, тяжело вздохнул и потянулся к бутылке виски, стоящей тут же, на заваленном бумагами столе.

А впрочем… впрочем, что толку жалеть о том, что невозможно изменить? Уж такова, видно, твоя судьба, парень… Так что хватит ныть, выпей глоток-другой для поднятия духа и отправляйся на поиски развлечений.

Рабочий день окончен, и слава богу. Остается только кое-как убить вечер, и можно считать, что еще одни сутки канули в вечность, приблизив его на целых двадцать четыре часа к завершению скорбного жизненного пути — без любви, без друзей, без денег и без надежд на перемены к лучшему…

Как, Гарри Джодди, как ты дошел до такого? — спросил он себя, но не ответил, а вместо этого махнул рукой и сделал еще глоток из стакана. Какой смысл задавать в тысячу первый раз этот вопрос, когда и так прекрасно знаешь ответ? Сколько ни вспоминай, сколько ни сожалей, сколько ни терзай себя, а изменить прошлое невозможно.

Ах, Дженни, Дженни, как ты могла? Почему? Что тебя заставило? О, Дженни… За что отняла у меня все, даже меня самого?

Гарри застонал. Но не от боли, а от отчаяния. От того, что потерял… потерял что-то очень важное, жизненно важное… И не только возлюбленную… нет, конечно нет. От этого люди не страдают так подолгу. Он потерял веру — в себя, в женщин, более того, в саму возможность любви и счастья — настолько, что теперь уже и не желал повторения.

После ухода Дженни дело обстояло еще не так плохо. Гарри метался, орал, стонал, рыдал — это все было, да, и это было прекрасно. Потому что он чувствовал. Чувствовал!

Но часы медленно и неумолимо складывались в дни, дни — в недели, в месяцы…

После почти года страданий случилось самое страшное. Ему вдруг стало безразлично, где эта женщина, с кем она спит, кому говорит слова любви. Даже то, что его самого считает жалким импотентом. Боль исчезла, а на ее место заступило равнодушие — серое, невыразительное, томительно-скучное…

Поначалу Гарри вздохнул с облегчением, но вскоре понял, что, перестав страдать, перестал и жить. Яркие краски жизни сменились бесцветностью существования.

В таком состоянии он продолжал пребывать и по сию пору, лишь изредка, вот как сейчас, вспоминая, что бывает и по-другому, и испытывая приступы отчаяния.

Просидев, покачиваясь, несколько минут, Гарри все же сумел собрать достаточно сил, чтобы покинуть душное помещение и встретиться с не менее душным июльским вечером.

Оказавшись на улице, он огляделся по сторонам, решая, где проще и дешевле провести несколько часов, прежде чем вернуться в конуру, которую иронично называл «своими апартаментами», и погрузиться в черный провал сознания, именуемый сном, чтобы утром вынырнуть из него с тупой головной болью, пересохшим ртом и отвращением ко всему окружающему.

— Эй, Гарри, здорово! Как делишки? Что новенького?

Он обернулся и увидел своего лучшего и единственного на этот период времени друга Патрика Макферсона — известного по всему Эль-Дентро бездельника, сплетника и бабника, — машущего из окна машины.

— А, Пат, привет, — отозвался Гарри, пожимая протянутую руку. — Это ты мне скажи, что нового.

Макферсон усмехнулся.

— Да-а… для репортера ты не очень-то перегружен новостями.

— Новостями? — в свою очередь усмехнулся и Гарри. — Последней новостью в этой дыре была «трагическая» кончина пса мисс Терган, которого переехали посреди главной улицы три года назад.

— Ну-ну, к чему такой пессимизм? Поехали-ка со мной, я тебе кое-что покажу.

— Куда это, Пат? Если далеко…

— Эй, какая разница? Залезай ко мне, у меня временно даже кондиционер работает. Давай же, Гарри, не раздумывай. Все равно тебе больше делать нечего, — уговаривал Макферсон.

— Эх, Пат, — устраиваясь на широком удобном сиденье, с тоской произнес его собеседник, — и что это за жизнь, если единственному в городе репортеру нечего делать? И все к тому же об этом знают. Я до сих пор удивляюсь, кто раскупает эти экземпляры? Все равно там ни черта интересного нет…

— Да ладно тебе, не ной и не стони. Я тебе сейчас такое покажу!

— Это какое же? — с полным отсутствием интереса спросил Гарри. — Куда поедем?

— В одно заведение на Гранд-авеню.

— Это к Берту, что ли?

— Ага, точно.

— Ну, так я и знал… — устало вздохнул репортер. — Черт бы тебя побрал, Пат, ты что, думаешь, я голых баб не видал? А уж особенно таких, как у Берта. Дешевка… — И он с отвращением сплюнул в окно.

— Э-э, не скажи. Там позавчера такая цыпочка появилась, пальчики оближешь… — мечтательно протянул Патрик.

— Эх, парень, тебе только позавидовать можно. Уже давно четвертый десяток, а ты до сих пор на любую юбку бросаешься, словно тебе все еще пятнадцать.

— Не будь занудой, Джодди. Тебе что, никогда за девочку подержаться не хочется? Или у тебя другие интересы? Ты можешь прямо сказать мне, я человек широких взглядов. — И он многозначительно усмехнулся.

— Не дури, Пат, — обозлился Гарри. — Конечно, я не голубой. Просто воротит от всех этих… — Он махнул рукой и не закончил фразу, не зная, как в полной мере выразить свое презрение.

— С чего бы это, а? Между прочим, я так до сих пор и не знаю, ты был женат или…

— Бог миловал. А ведь мог бы, — не дослушав, ответил репортер, обтирая мокрое от пота лицо. — Слава богу, обошлось! А ты?

— Угу. Три раза.

— Черт, и как это тебя угораздило так вляпаться? — поразился Гарри.

— Ха! Да меня бабы обожают. Липнут как мухи на мед. Наверное, кудри мои им покоя не дают.

Гарри не выдержал и расхохотался. Наверное, впервые за последние пять лет. Потому что рыжие «кудри» Патрика Макферсона сейчас с трудом можно было отыскать даже при самом внимательном осмотре.

— Смейся-смейся, Господь покарает тебя за это, Джодди, вот увидишь. И ты ведь тоже не всегда молодым будешь, — с горечью заметил старший из приятелей.

— Да брось ты, Пат, — утирая слезы, отозвался младший. — Можно подумать, мужчину волосы красят. На тебя и сейчас любая внимание обратит, не то что на меня…

— Хм, естественно, нашел чем удивить! Бабы, они ж в первую очередь внимание к себе ценят. А от тебя им какой толк? Ты ведь и на стриптизе сидишь к сцене спиной.

Крыть было нечем, Патрик сказал совершенную правду. После расставания с Дженни он, Гарри, полностью потерял интерес к женщинам, не вступал в случайные, ни к чему не обязывающие связи и даже к услугам платных «жриц любви» не прибегал. Словно в одночасье монахом стал… или все же импотентом? Может, она права была? Хотя самому ему тогда так не казалось…

— Было бы кем интересоваться, — смущенно-воинственно огрызнулся «обвиняемый». — Назови мне хоть одну заслуживающую внимания девицу хоть у Берта, хоть у старушки Лены, хоть… Да где угодно в этой дыре!

Патрик был настроен не столь пессимистично, как его приятель. Он моментально предложил три или четыре имени, но Гарри в ответ лишь поморщился.

— Брось, Пат, не дури. Тебе любая кажется ничего, стоит ей только приподнять край юбки и подмигнуть. У меня более требовательный вкус.

— Требовательный вкус? — насмешливо передразнил Макферсон. — У тебя? Да у тебя вообще нет никакого вкуса. Впрочем… — Он запнулся и замолчал, словно его внезапно осенило. — Мы сейчас это проверим. Если уж и эта красуля, на которую мы едем взглянуть, тебя не расшевелит, стало быть, дело твое плохо, старина.

— Что значит «дело мое плохо»?

— Только то, что ты превратился в импотента, вот что это значит. Это случается. Неработающие органы, знаешь ли, отмирают.

Гарри возмутился:

— Брось, Пат, не пори чушь! Если мужчина не бросается на первую встречную, это еще не признак того, что у него не все в порядке с потенцией. Просто я ищу в женщине не секундного удовлетворения плотской страсти…

— Что?! — перебил его изумленный друг. — Господи, Гарри, да тебе жара, что ли, в голову ударила? Ты чего это заговорил как на сцене?

Джодди смутился и, наверное, даже покраснел бы, если бы давно не разучился это делать.

— Хм… не обращай внимания, Пат. Может, действительно перегрелся. Черт, уснул я не вовремя в этом проклятом офисе, башка так и гудит. Надо было пройтись…

— Да ладно, чего таскаться-то по самому пеклу? Сейчас сядем, пивка холодного выпьем, на девочек поглазеем, ты и придешь в себя. И… извини, если что не так. Пошутил неудачно. Ну, я имею в виду насчет твоих… как бы это сказать… мужских достоинств.

— Эй, Пат, все в порядке. Ты же не думаешь, что я всерьез способен на такую глупость? Обидеться на приятельскую шутку! — Гарри легонько стукнул Макферсона кулаком по плечу, подмигнул. — Не пропусти поворот, а то твои девчонки небось ждут не дождутся.

Возникшая на несколько мгновений напряженность разрядилась, и приятели закончили путь, перекидываясь шуточками…

— Пат, здорово, дружище! Как делишки? Гарри, Гарри, приятно повидать тебя! Вот уж редкий гость! Собираешь материал? Думаешь написать о нас? Отлично, отлично! Да где и искать материл для статьи, как не тут? Получишь Пулитцера — с тебя десять процентов. Проходите, парни, проходите. Вон за тот столик, прямо перед сценой. Сейчас вам пива принесут. За счет заведения, — приветливо встретил их Берт, сорокатрехлетний толстяк, известный по всему Эль-Дентро своим веселым, легким нравом и удивительным деловым чутьем, позволяющим ему не только держаться на плаву, но и процветать.

Они проследовали в указанном Бертом направлении и с заметным удовольствием уселись — Пат, потому что прямо перед ним расхаживала, вызывающе крутя задом, знойная красотка с роскошной голой грудью, Гарри, потому что от него не потребовалось никакого отклика.

Общение с шумным и суматошным Бертом всегда немного смущало его, ибо тот обычно не только не стеснялся задавать самые личные вопросы, но даже ожидал откровенных ответов на них. Гарри же категорически не желал делиться никакими подробностями своей жизни и никогда раньше этого не делал. Еще его приятели по факультету посмеивались над этой особенностью, так не соответствующей облику настоящего журналиста, но таков уж он есть и меняться не собирается. Ни сейчас, ни потом. Никого не касается, как и чем он…

— Эй, Гарри! Да Гарри же! — наконец-то достиг его сознания голос Пата. — Да что с тобой, парень? Совсем, что ли, чурбаном стал бесчувственным? Да ты посмотри только, какая девчонка!

Гарри лениво поднял глаза и окинул быстрым взглядом шикарную девицу лет двадцати пяти с силиконовым бюстом пятого размера, приличной талией и бесконечно длинными ногами, правда не идеальной формы, дерзко раскачивающую бедрами под лучами прожектора.

— Да, классная, — согласился он, во-первых, потому что девица и впрямь была ничего, а во-вторых, чтобы не обидеть друга, изо всех сил пытавшегося развлечь его.

Ну и что из того, если их представления об отдыхе и развлечениях не совсем совпадают? Патом двигало похвальное желание вывести его, Гарри, из состояния затянувшегося душевного отупения и оцепенения, так стоит ли упрекать его за это и тем более показывать, что методы, применяемые им, не самые эффективные?

— А вообще-то ты здорово придумал притащить меня сюда, — с деланным воодушевлением продолжил журналист, быстро схватил кружку, истекающую конденсатом, и сделал большой глоток.

Прохладная влага потекла в горло и быстро смыла противный осадок неискренности.

— Ага! Понял, что терял в жизни? — с торжеством отозвался Макферсон, не сводя, однако, восхищенно-жадного взора со сцены. — И это еще только цветочки. Вот погоди, когда появится новенькая, как-то ты тогда запоешь?

На какое-то время после этого Пат успокоился, и за их столиком воцарилось безмятежное дружелюбное молчание, лишь изредка прерываемое его призывами к Гарри обратить особое внимание на ту или иную особенно выдающуюся часть анатомии какой-нибудь из девиц.

Вечер тек относительно спокойно и незаметно, если не считать периодических громких призывов нетерпеливых клиентов подать пива или улюлюканья при появлении новой «танцовщицы». Каждый из друзей по-своему получал удовольствие и не очень-то обращал внимание на другого и всех остальных.

Ближе к десяти часам, однако, произошло событие, которое послужило переломным в судьбе Гарри Джодди, хотя ни он, ни Пат пока еще о том не догадывались.

В заведение с шумом и криками ввалилась большая компания — банда байкеров, держащих в страхе немалую территорию, во главе со своим бессменным вожаком Грязным Тедди. Кличка удивительно подходила ему как в прямом, так и в переносном смысле. Маленький, не больше пяти футов пяти дюймов роста, с неряшливой бороденкой и вечно грязными волосами, повязанными засаленной красной банданой, в майке, посеревшей от пыли и пота, и в потертых кожаных штанах, он самому себе казался сильным и неотразимым. А уважение банды и отвращение благопристойных граждан придавали ему еще больше уверенности в собственных могуществе и безнаказанности. Его манера говорить напоминала скорее фонтан зловонных испражнений, а не связную человеческую речь, принятую между цивилизованными существами.

Гарри Джодди презирал Грязного Тедди до глубины души и всегда старался держаться от него подальше. Но не от страха, как многие, а от отвращения. Чтобы не запачкаться…

Вот и сейчас он толкнул друга и сказал:

— Пойдем отсюда, Пат. Похоже, эти подонки собираются расположиться тут надолго.

— Да брось, Гарри, не дрейфь. Они же нас не трогают. А мы еще не видели самого главного…

— Ага, это точно, — ядовито заметил Джодди. — Мы пока не присутствовали при том, как они будут вливать в себя галлоны пива, орать и лапать девчонок, а потом обгадят все заведение и отвалят, предоставив Берту приводить все в порядок и заплатив за ущерб в лучшем случае двадцатку. И к твоему сведению, я не дрейфлю, как ты изысканно выразился. Просто мне противно быть в одном месте с подобными типами.

— Ох, Гарри, Гарри, что-то ты чересчур уж большой чистоплюй, — вздохнул Пат и язвительно продолжил: — Даже и не знаю, как это ты, с такой нежной и чувствительной душой, в журналистику подался. Как раз туда, где самое средоточие грязи и непристойности.

— Ну все, хватит! Мы с тобой уже неоднократно обсуждали твои взгляды на мою профессию. Ты лучше бы на себя обратил внимание, а то… — Тут он осекся, поняв, что еще немного, и наговорит лишнего, о чем завтра же непременно пожалеет. — Ладно, Пат, давай не будем ссориться.

— Ха! Еще чего! Мы и не ссоримся. Просто я хочу, чтобы ты увидел то, ради чего я тебя привел. Что касается Грязного Тедди, то, думаю, Берт если еще и не звонит шерифу, то скоро соберется. А в случае чего, тебе, глядишь, будет о чем написать.

Они остались за столиком. Шайка Грязного Тедди устроилась неподалеку и вела себя предсказанным образом. Но пока излишки спиртного еще не затуманили последние остатки их разума, они ограничивались лишь непристойными выкриками и жестами, не переходя к насильственным действиям.

Наиболее благоразумные из клиентов вскоре покинули заведение, но Пат с Гарри продолжали сидеть.

— Эй, парень, смотри, да смотри же, вот она, — сдавленно прошипел Макферсон, толкая приятеля под руку.

Гарри пролил пиво, выругался, поднял глаза и…

По освещенной мягким золотистым светом сцене шла, нет, выступала, нет, плыла… богиня, настоящая богиня.

Высокая, стройная, с длинной шеей и гордо вскинутой головой, она могла соперничать с любой из верховных богинь Олимпа. Копна белокурых волос, собранных высоко на затылке, рассыпалась вдруг золотым водопадом, окутав ее почти до бедер и вызвав у зрителей такой стон, что стены содрогнулись.

Гарри смотрел, позабыв закрыть рот, не понимая, спит он или бодрствует, не привиделось ли ему это потрясающее создание, не плод ли это воображения, разогретого выпитым за день и вечер и предыдущими выступлениями.

Но нет, она снова повернулась и одарила его взглядом пронзительных ярко-голубых глаз — холодным, полупрезрительным, полунасмешливым, приведшим его в чувство и вернувшим к действительности. И он услышал вопли, мяуканье, хрюканье и ржание, перемежающиеся всеми известными и неизвестными ему похабностями, лившимися со стороны шайки Грязного Тедди.

— Ах ты, шлюшка… Какие у тебя титьки… Дай-ка я тебя… Ишь ты… Иди-иди сюда, мы тебя тут по очереди вы…

И поверх всех голос самого Тедди:

— Иди, спляши у меня на коленках… даю сто баксов! Не хочешь? Ах ты… Двести баксов! Ах так… Ну я тебя… Иди, кому говорят, ты б…

Он встал со стула, харкнул на пол, вскарабкался на сцену и направился к белокурой богине. Этого уже Гарри снести не мог. Он вскочил, едва не опрокинув столик, и в мгновение ока оказался в центре событий — между красавицей и отвратительным чудовищем, тянущим к ней лапы и истекающим похотливой слюной.

— Вали отсюда, козел д… — прошипел Тедди, пытаясь оттолкнуть неизвестно откуда взявшуюся помеху.

На сцену уже лезли его дружки, размахивая цепями и ножами, но Гарри, как отважный рыцарь, грудью встал на защиту чести прекрасной дамы, ни на секунду не задумавшись о том, имеется ли она у стриптизерши, и если да, то нуждается ли в защите.

Последнее, что он запомнил, — это отвратительный звук, раздавшийся в тот момент, когда его кулак встретился с переносицей Грязного Тедди, и последовавший за этим душераздирающий вопль пострадавшего противника. Потом голова словно взорвалась и рассыпалась на тысячи разноцветных осколков…

2

— Гарри… Гарри… Ну, приди же в себя… Постарайся, друг, давай…

Он с огромным трудом разлепил веки и попробовал сесть, но тух же упал обратно. Голова перестала походить на разбитый витраж и превратилась в один большой гудящий свинцовый котел.

Несчастный застонал и попытался поднять руку, но и она отказывалась подчиниться. Еще никогда в жизни Гарри не ощущал себя таким разбитым, да нет, что там разбитым, разобранным на мелкие составные части, каждая из которых болела невыносимо, нестерпимо, отчаянно.

— Гарри, ну как ты?

Прямо над ним маячило лицо Пата с непривычным, взволнованно-перепуганным выражением, а за ним еще чье-то, только, пока он не мог понять, чье именно.

— Жутко… — не сказал, прохрипел Гарри. — Что это было?

— Тебя избили дружки Грязного Тедди. После того как ты сломал ему нос, а Бэбс тяжко ранила его мужское достоинство. Говорят, он вряд ли будет трахаться в ближайшем будущем, если вообще когда-нибудь сможет. Верзила Поттер и Бобби-Робби постарались, чтобы тебе этот вечер запомнился тоже. А Счастливчик Стоннерт поклялся, что, как только его выпустят, он до тебя доберется…

— Счастливчик Стоннерт?! О Господи, только этого еще не хватало… А ему-то какое дело?

— Ты, видно, еще в себя не пришел, Гарри. А если пришел, то надо признать, совершенно не годишься на роль репортера даже в нашей дыре. Неужели ты не знаешь, как Счастливчик хотел, чтобы его сестренка Джил вышла за Тедди? А теперь, если он так пострадал, как говорят, Джил ни за что не согласится. А для Счастливчика благосклонность Тедди крайне важна, потому что…

— О-о-о… — снова застонал раненый. — Хватит, Пат, пощади. Не нагружай меня подробностями. Дай-ка виски глотнуть.

— Ты уверен? — с сомнением спросил Пат. — Думаю, тебе все же лучше доктору показаться…

— Брось, Пат, и так тошно.

— Но я уже позвонил…

Дай виски, черт бы тебя побрал! — рявкнул Гарри, окончательно выходя из себя, но не выдержал нового приступа боли, вызванного перенапряжением связок, и потерял сознание.

— Не знаю, что делать, — неуверенно произнес Пат, оглядываясь на Бэбс.

— Чего тут знать? Я в вашей дыре всего три дня, и то понимаю, что дело пахнет керосином. Их хоть до утра-то продержат?

— Надеюсь. Шериф — мужик суровый, он эту банду ненавидит лютой ненавистью. Только вот у Грязного Тедди лучший адвокат в нашем городе…

— Черт! У такого мешка с дерьмом еще и адвокат есть?

— Но-но, детка, что за выражения из таких миленьких губок?

— Слушай, Пат, ты неплохой парень, хоть и пускал слюни в том хреновом кабаке, но не доводи меня до крайностей. Не забывай, что стало с этим вашим пугалом.

Тут уж Макферсон окончательно протрезвел и разозлился вовсю.

— А теперь ты, Бэбс, послушай меня. Я, может, и пускал слюни, как и положено нормальному мужику, когда он видит такие сиськи, вываленные напоказ, но сейчас я твой единственный друг. Это ясно? Берт тебе в этой ситуации ни черта не поможет. Он трус. А впрочем, кто бы повел себя по-другому, когда такая миленькая компашка в любой момент может разорить его заведение? Так что на помощь Берта даже не рассчитывай. И что-то подсказывает мне, что твои «коллеги» по шоу тоже едва ли пожелают вступиться за тебя. Слишком уж ты аппетитный кусочек для нас, мужиков, чтобы бабы к тебе хорошо относились. Я прав, а?

Девушка вздохнула. Сверкавшее в глазах голубое пламя погасло словно по мановению волшебной палочки.

— Конечно, Пат. Извини, что вспылила. Ты, безусловно, прав.

— Так-то оно лучше, крошка… Не говори с дядей Патом как с каким-то недоумком и не забывай, что ты и только ты навлекла на нас все эти неприятности.

— Я?!

— Да-да, ты. Потому что именно ты привлекаешь всех подряд, включая и подонков типа Грязного Тедди, и потому что выглядишь на этой сцене более чем доступной. Я так считаю: если девчонка не хочет, чтобы ее лапали, она в такое дело и не лезет. А мой дружок, наивный простофиля, решил заступиться за тебя, словно ты неопытная и невинная девица, попавшая в беду, а не искушенная танцовщица в стриптиз-клубе.

Она не ответила, лишь стиснула зубы и посмотрела в сторону. Потому что Пат был, безусловно, прав. На сто процентов. На сто пятьдесят. Можно говорить сколько угодно, что не ее вина в том, что она родилась красивой. О да, тут спорить не о чем. Но никто не вынуждал ее войти три дня назад в этот огромный сарай под неоновой вывеской с изображением полуобнаженной девицы, подмигивающей проезжающим, и встретиться с хозяином. Так же, как и две недели назад, сделать то же самое в другом городке в ста милях к востоку отсюда.

— Ладно, Бэбс, не дуйся. Сейчас не время для споров и разногласий. Надо решать, что делать.

Покашливание за их спинами возвестило о прибытии доктора Ринглета.

— Так-так-так… Кто это тут у нас? Ах, молодой Джодди. Так я и думал, что рано или поздно ему понадобятся мои услуги.

— Это почему? — вслух удивилась Бэбс.

— А вы кто такая, юная леди? — полюбопытствовал доктор, окинув ее быстрым, но очень внимательным взглядом.

— Ммм… да просто… никто, — смутившись, ответила она и отступила в темноту.

— Угу, ясно, никто. Так вот, к вашему сведению, мисс Никто, когда молодой человек ведет такой образ жизни, как наш уважаемый представитель прессы, он рано или поздно бывает вынужден обратиться за помощью, — назидательно произнес Ринглет, осматривая Гарри. — На мой взгляд, ничего особенно страшного у него нет. Но на всякий случай надо отвезти его в больницу и сделать рентген. Проверить, нет ли переломов или трещин.

— Но, доктор… — начал было возражать Пат, однако понял, что врач прав. Решать их проблемы, не зная точно, сможет ли Гарри самостоятельно передвигаться, значит, возможно, нажить еще большие неприятности.

С помощью девушки он погрузил друга в машину и двинулся следом за пикапом Ринглета.

Не прошло и часа, как диагноз был поставлен: трещины в двух ребрах. Доктор с помощью ночной сестры обработал другие раны Гарри, плотно перебинтовал грудную клетку и разрешил Пату забрать пациента с условием, что тот обеспечит ему полный покой как минимум на ближайшие сутки.

— Ну и положеньице… — почесывая в затылке, пробурчал Макферсон. — Твои предложения, подружка?

— Я остановилась в мотеле «При дороге». Можем отвезти его ко мне, я присмотрю…

— Какого дьявола? — возмущенно вмешался Гарри. Он пришел в себя, когда ему начали промывать и смазывать многочисленные поверхностные порезы, и с тех пор практически непрерывно проклинал себя за временное помрачение рассудка, которое побудило его так неосмотрительно вступить в конфронтацию с лидером байкерской банды. — Чего это вы тут обсуждаете меня словно я покойник? С какой стати я к ней потащусь? У меня есть свой дом, туда я и отправлюсь.

— Эй, Гарри, если бы доктор не просветил тебе башку и не сказал, что она в полном порядке, я бы подумал, что у тебя сотрясение. Ты что, не понимаешь, это первое место, где Грязный с дружками будут искать тебя?

— Черт! Черт, черт, черт!!! И как это меня угораздило связаться с ними?

Он уже полностью забыл златокудрое видение, вызвавшее приступ рыцарского поведения. Нынешняя Бэбс, по-прежнему высокая и, вполне вероятно, стройная, хотя широкая и длинная футболка скрывала подробности фигуры, избавилась от парика, где-то успела стереть макияж и изменилась так разительно, что Гарри поначалу даже не узнал ее. Сейчас рядом с Патом стояла девушка, почти девочка, с коротко стриженной темной головой в самых обычных джинсах и кроссовках. И только ярко-голубые глаза напоминали о богине, гордо выступавшей по сцене в бикини и туфельках на невообразимых шпильках.

— Поздно теперь размышлять. Что сделано — то сделано. И тебе, Бэбс, между прочим, стоило бы самой догадаться, что ты точно вторая в их списке. Хотя, может, я и ошибаюсь. Нанесенный тобой урон мужскому достоинству Грязного, пожалуй, вывел тебя на прочное первое место. Не-а, ребята, боюсь, вам надо бежать отсюда. Обоим. И чем скорее, тем лучше.

— Бежать?! — одновременно воскликнули оба виновника событий этого вечера.

— Но я же только-только устроилась на работу! — воскликнула Бэбс. — У меня и денег-то нет почти…

— Пат, ты в своем уме? — рявкнул Гарри.

— Я-то в своем, а вот ты в чьем? — поинтересовался его друг. — Сначала нажил себе таких врагов, а потом думаешь, что уйдешь безнаказанным. Ну, Бэбс, она чужая тут, но ты-то знаешь, на что способны эти подонки.

— Пат, у меня же тут вся жизнь! Работа, дом…

— Вся жизнь? Работа, дом? Да хватит обманывать себя, парень. Открой глаза да оглянись вокруг! Разве это работа, то, чем ты тут занимаешься? И разве тот чулан, в котором ты спишь, может считаться домом? Ты же сам говорил, Гарри, что окончил с отличием университет. Очнись в конце концов! Тебе еще и тридцати нет, а ты… Хватит! Все! Это твой шанс! Уезжай. Немедленно! Сейчас же!

— Но получка же только послезавтра, — уже сдаваясь, возразил незадачливый «рыцарь».

— Я дам тебе денег, а ты позвонишь Гэбсону и скажешь, чтобы он выплатил то, что тебе причитается, мне. Идет?

— А как же я? Как же мои семьдесят пять баксов за сегодняшний вечер?

— Сколько?! — Оба друга уставились на нее широко открытыми глазами.

— Ну да, это нормальная цена за выступление.

— Бог мой, и она получает такие бабки за то, что покрутит десять минут задом! — Пат толкнул Гарри локтем в бок, позабыв о его поврежденных ребрах. Тот в ответ застонал то ли от боли, то ли от сознания собственной неполноценности. Ибо он аналогичную сумму получал за два дня.

— Ладно, завидовать будем потом, — продолжил Пат, более здравомыслящий из них двоих, хотя и выпил за вечер намного больше друга. — План такой: первым делом заглянем к Берту, потом к тебе, Гарри. Соберем твое барахло, погрузим в машину… Кстати, твой драндулет-то на ходу? — Гарри молча кивнул. — Отлично. Оттуда и отправитесь. Денег, как и обещал, дам. У меня… — Он открыл бумажник, заглянул внутрь, пересчитал. — У меня четыреста сорок пять. У тебя, дружище?

Гарри скривился словно от зубной боли.

— Получка только послезавтра, — повторил он.

— То есть у тебя ни черта, правильно я понимаю?

— Почти. Десятка-другая найдется.

— Ясно. А у тебя что, Бэбс?

— О, с сегодняшними почти двести. Но…

— Но что?

— Мой костюм пострадал во время стычки. Придется скорее всего покупать новый. Если не удастся как-то починить.

— Все не слава богу. Ладно, о костюмах сейчас не время думать. Значит, всего, будем считать пока, шестьсот пятьдесят с мелочью. Что ж, на какое-то время вам хватит. Если будете экономными. Ну, в общем и целом программа ясна. Сейчас я вас отвезу, куда договорились, а потом сразу же отправляетесь. Время… около двух. Все, да? Едем?

— Да. Раз решили, то да.

— Эй-эй, погодите-ка, что значит решили? Это вы с ней решили, а я нет.

— Гарри, хватит ныть! Сколько можно? Ты посмотри, Бэбс совсем девчушка, и то смелее тебя. А ты взрослый мужик…

— Именно! Поэтому у меня и мозги есть в отличие от нее. У нее только фигурка да личико, вот она ни пса и не боится. В конце концов мы люди цивилизованные, у нас закон есть.

— Ах, закон? То-то ты с помощью закона сейчас имеешь ребра переломанные. А что завтра будет? Подумал?

— Слушайте, хватит болтать, вы оба, — вмешалась уставшая от волнений и пустой болтовни Бэбс. — Тебе, Гарри, может, и не жаль ребер и других костей, а я пока еще жить хочу. Давайте-ка отправляться. Если через полчаса из города выедем, то к утру миль двести, а то и триста сделаем. Если твоя тачка, конечно, выдержит. Отлежишься дня три-четыре, а там решишь, на закон будешь полагаться или на совет Пата. Идет? Тогда поехали, быстро.

Им повезло. Они застали Берта в клубе, одного, забрали деньги и через несколько минут подкатили к жилищу Джодди. Он, постанывая и держась то за ребра, то за голову, поднялся на второй этаж и начал открывать шкафы. Пат прошел под навес, открыл капот старого «доджа», при слабом свете фонарика продул свечи, залез в кабину и запустил двигатель. Несмотря на все свои недостатки, он был более чем приличным механиком и отлично разбирался в машинах и моторах. Послушав пару минут, снова вылез, что-то подрегулировал. Опять послушал, скривился и вошел в дом.

Перед ним предстала забавная картина. Гарри сидел в кресле, уронив голову на сцепленные перед собой руки, а Бэбс деловито расхаживала из гостиной в спальню и обратно, потом в ванную и сбрасывала то, что, видимо, находила нужным, в большую спортивную сумку. Наконец она, очевидно, сочла, что сборы окончены, присела и решительно застегнула молнию. Изящным, почти кошачьим движением встала, без усилия подняла сумку и кивнула Макферсону.

— Я собрала все, что ему понадобится в ближайшие дни. Остальное барахло все равно внимания не заслуживает. Бери его и веди вниз. — Она прошла мимо кресла, мимо Пата и, понизив голос, бросила: — Черт, ну и компаньон мне попался. Какого дьявола он только полез в это дело, хотела бы я знать?

Пат грустно усмехнулся. Малышка была права, спутник ей достался неважный. Сколько он знал Гарри, тот всегда был меланхоликом, законченным неудачником и женоненавистником.

А сейчас, после короткой вспышки активности, все это, похоже, только усугубилось. Да, предстоящие дни будут для девочки далеко не легкими. Хотя и не такими плохими, как если бы она осталась в Эль-Дентро.

Он огляделся по сторонам, проверяя, не пропустила ли Бэбс чего-нибудь важного, взял два пыльных футляра — с портативной пишущей машинкой и фотоаппаратом — и последовал за ней на улицу.

— Бэбс, кстати, знаю, об этом не положено спрашивать, — заговорил Пат, захлопывая крышку багажника, — но все же… Сколько тебе лет?

— А сколько дашь? — кокетливо спросила она, усаживаясь и в очередной раз поражая его своей грацией.

— Н-ну, не знаю… Двадцать два, может, двадцать три…

— Девятнадцать. На прошлой неделе исполнилось.

Пат ахнул.

— Господи, девочка, как же ты вляпалась в такую жизнь? Такая… такая…

— Полно, Пат, не разводи сопли на пустом месте. Я пошла на это совершенно сознательно. Кроме того, в отличие от того, что ты, очевидно, думаешь, работа исполнительницы стриптиза мало чем напоминает работу на улице или в публичном доме. Ну, ты понимаешь, о чем я.

— Ох, детка, — вздохнул он и с беспокойством взглянул на заднее сиденье, где уже сидел с закрытыми глазами его друг. — Ты только не обижайся, но сейчас ты вызываешь во мне совсем другие чувства, чем там, на сцене. Даже не знаю, как сказать… Отцовские, наверное.

— Отлично, — усмехнулась она. — Тогда я могу спокойно поцеловать тебя. — Бэбс приподнялась на сиденье и чмокнула его колючую щеку. — Ну, счастливо оставаться, Пат. Надеюсь, еще увидимся когда-нибудь. И спасибо тебе за все.

— Я тоже надеюсь, малышка. Не злись на Гарри и позаботься о нем несколько дней. Пока ему легче не станет. Вот мой номер, звони, если что надо будет. Ну, отправляйся и постарайся побольше миль оставить между вами и этой дырой к утру.

— Не волнуйся, Пат. Себя береги. Позвоню. Ну все, мы поехали.

Бэбс решительно захлопнула дверцу и с силой вдавила в пол педаль газа. Через три минуты они уже были на скоростной трассе и мчались на восток со скоростью шестьдесят миль в час — максимум, на что она решалась в темноте. Светящиеся стрелки на циферблате показывали два двадцать. Эль-Дентро вместе с его пылью, жалким стриптиз-клубом и бандой байкеров во главе с Грязным Тедди остался за спиной, в прошлом, и ей хотелось верить, что навсегда.

— Эй, Гарри, спишь? — негромко спросила она.

— Нет. — Ответ был короткий и явно давал понять, что произнесший его не настроен на долгую светскую беседу.

Впрочем, девушку это не смутило. Нисколько. Она не собиралась обращать внимание на настроения своего спутника. Судьба свела их вместе на несколько дней, не более того. И его вина в том, что им приходится бежать под покровом ночи, ничуть не меньше, чем ее. Не вмешайся он, и, возможно, ничего бы не произошло. Но пока она не собиралась сообщать ему об этом. Пока. Только в крайнем случае, если уж совсем другого выхода не будет. В конце концов, он вступился за нее, не задумавшись ни на минуту…

— Хороший у тебя друг, — продолжила Бэбс свои попытки разговорить Гарри.

Тот хмыкнул и с горечью отозвался:

— Не удивляюсь, что ты так говоришь, от него все бабы без исключения без ума.

Девушка немного помолчала, потом заметила:

— Похоже, он тебе намного лучший друг, чем ты ему.

— Это еще почему? — возмутился Гарри.

— Если все обстоит так, как говорят, я имею в виду с этими грязными подонками, то Пат очень рисковал, помогая тебе выбраться из города. Не говоря уж о том, что денег дал, причем немало. А ты вон как о нем…

Гарри смутился. Бэбс, безусловно, была права. Единственное, что он мог сказать в свое оправдание, — это то, что у него отчаянно болела голова, каждый вдох отдавался резкой болью в поврежденных ребрах, а во рту было сухо, словно в пустыне в августе. А Пат практически силком затолкал его в машину в компании с этой девицей, о встрече с которой он бесконечно сожалел, и отправил черт знает куда, когда больше всего ему хотелось спать.

— Слушай, я знаю, что не дело так говорить. Пат — отличный мужик и мне помогал не раз, но я не в состоянии сейчас вести долгие разговоры. У меня все болит, неужели не ясно?

Бэбс не ответила, но свернула на обочину и остановила машину.

— Какого черта? — все еще раздраженно буркнул Гарри. — В туалет захотела? Могла бы и потерпеть. Мы не на увеселительной прогулке…

Все так же молча она вылезла, обошла вокруг, открыла заднюю дверцу и только тогда сказала:

— Извини, мы как-то впопыхах не подумали. Тебе надо пересесть вперед. Давай я тебе помогу. Тут будет меньше трясти.

— О-о-о, брось это! Не корчи заботливую дамочку! Оставь меня в покое.

— Слушай, если я о ком и забочусь, то в первую очередь о себе. А в моих интересах, чтобы ты скорее пришел в себя после этих побоев. Тогда я без зазрения совести смогу оставить тебя. Ясно? К тому же у твоей тачки задние амортизаторы ни к черту не годятся. Я даже слышу, как они стучат. Видно, прокладки окончательно износились. Так что давай-ка не капризничай, а пересаживайся. Хочешь, обопрись на меня, не хочешь, дело твое.

Гарри не ответил, но подчинился. Следующий час они проехали в полном молчании. Он не выдержал первым.

— Мне надо выйти.

Бэбс никак не отреагировала. Она продолжала ехать вперед, не сводя глаз с освещенного участка асфальта прямо перед ней.

— Я сказал, мне надо выйти.

— Я слышала.

— Так какого же дьявола не остановишься?

— А какого же дьявола ты не попросишь как нормальный человек? — Она остановила машину и повернулась к нему. — Гарри, пожалуйста, прошу тебя, подумай, мне ведь тоже неприятна эта ситуация. Но я терплю, хотя, возможно, предпочла бы двигаться автостопом. Не все же такие угрюмые типы, как ты.

— Нет конечно. Есть еще и такие весельчаки, как Грязный Тедди.

Бэбс наконец-таки окончательно обозлилась.

— Не хотела тебе говорить, уважаемый мистер Рыцарь, но без твоего идиотского вмешательства ничего бы подобного и не произошло. Я, между прочим, владею навыками разных единоборств, так что могу за себя постоять. Иначе бы и не занималась тем, чем занимаюсь. Ясно? Но я же не жалуюсь на то, как все обернулось. Иногда, когда нет другого выхода, надо принимать жизнь такой, какая она есть.

Гарри выслушал ее молча, не прерывая молчания, вылез из кабины и удалился в темноту. Через три минуты вернулся и сел на место.

— Спасибо. Я готов ехать. Если встретишь аптеку или супермаркет, пожалуйста, остановись. Мне нужен аспирин. Башка раскалывается.

Ну слава тебе господи, подумала Бэбс, но вслух сказала только:

— Да, конечно.

Они двигались навстречу быстро поднимающемуся солнцу. Гарри подремывал, то роняя голову на грудь, то вздрагивая и приходя в себя.

Бэбс отчаянно зевала и терла глаза. В конце концов, в очередной раз взглянув на часы, предложила:

— Может, пора остановиться? А? Что скажешь?

— Думаю, было бы неплохо. Ты, наверное, жутко устала. Далеко мы отъехали?

— Около трехсот миль. Не посмотришь по карте какой-нибудь городок в стороне от шоссе? Мы недавно проехали Тусон.

Они остановились в мотеле «Вчера и завтра», сняли два номера и через пять минут спали мертвым сном.

3

Он сел на кровати и обвел комнату диким взглядом.

Что это такое? Где я? И сколько сейчас времени?

Эти вопросы пришли в голову первыми, но вскоре сознание немного прояснилось, и Гарри начал кое-что вспоминать.

Да-да-да, вчера, проспав полдня в душном офисе, он вышел на улицу и столкнулся с Патом. Ага, верно, и тот затащил его к Берту, где они сидели и пили. А потом… потом…

Потом Гарри вспомнил все до мельчайших подробностей, включая и то, что в соседней комнате спит Бэбс, незнакомая ему исполнительница стриптиза, которой Пат то ли по легкомыслию, то ли по излишней доверчивости отдал деньги.

Черт! А если она сбежала, прихватив не только их, но и машину? Что тогда ему делать? У него же нет денег даже на автобус домой. Впрочем, если подумать, то у него и дома теперь нет… Вот это вляпался!

Гарри вскочил, не обращая внимания на громкие протесты своего несчастного, избитого тела, и кое-как добрался до окна. Облегчение было огромным — настолько, что он вытер выступивший на лбу холодный пот и бессильно опустился на пыльный палас. «Додж» мирно стоял внизу, хотя и не совсем на том же месте, где его оставили ранним утром.

Тихий стук в дверь заставил его приподняться.

— Да, кто там?

— Я, Бэбс. Можно войти?

Гарри окинул себя взглядом. На нем не было ничего, кроме трусов и грязной майки.

— Минутку! — Он попытался найти и надеть джинсы, но не увидел их, добрался до ванной и обернулся махровым полотенцем размером с простыню. — Теперь можно!

Бэбс появилась на пороге — свежая, отдохнувшая, благоухающая, как майское утро во фруктовом саду, в легком голубом платье, хоть и простого фасона, но удивительно идущим к ее лицу и фигуре.

— Как ты себя чувствуешь? Лучше?

— Трудно сказать. Если было когда-то хуже, то я этого не помню. Ощущение такое, словно меня пропустили через мясорубку.

— Неудивительно. Думаю, после завтрака будет чуть легче. Я купила сильное болеутоляющее и принесла твою одежду. Все чистое. В этом городишке, оказывается, есть прачечная. И не только. Два «Макдоналдса», бар, где подают приличные коктейли, даже кинотеатр!

До Гарри вдруг дошел смысл первых ее слов.

— После завтрака? Что… что это значит?

— То, что ты проспал целые сутки, — спокойно сообщила Бэбс. — Я специально не стала тебя будить. Решила, что лучше дать тебе как следует отдохнуть. Но теперь нам пора решить, что делать дальше. Остаемся мы тут еще на какое-то время или поедем вперед? Через полчаса надо платить за следующие сутки. Кто бы поверил, что в такой дыре номер может стоить двадцать баксов? Ну ладно, так что скажешь?

— Уф… — Он обвел глазами жалкую комнату с полинявшими занавесками, пылью на всех поверхностях и общим видом разрухи. — Я сейчас приму душ и оденусь. Спасибо, кстати, что позаботилась о моем барахле. Полагаю, за завтраком мы обсудим наши дальнейшие планы, но здесь лучше не оставаться. Сорок долларов в сутки за такое убожество — это чересчур.

— Тогда я пойду расплачиваться и укладывать вещи в машину. Не забудь, у тебя всего полчаса.

После обильного завтрака, трех чашек крепкого кофе и двух таблеток обезболивающего Гарри пришел в благодушное настроение.

— Что ж, все не так и плохо, — заявил он, закуривая сигарету и с удовольствием глубоко затягиваясь. Впрочем, в последнем он тут же раскаялся — резкая боль пронзила пострадавшую грудную клетку. — О, извини, что не предложил тебе.

— Не беспокойся, я все равно не курю. Что касается «не так и плохо»… В общем, конечно, не так, но… Я звонила вчера вечером Пату. Тебе привет, между прочим.

— Спасибо. Что…

— Так вот, этот адвокат, не помню, как его там, добился, чтобы почти всю шайку выпустили. Грязный Тедди, правда, пока в больнице, но он организовал поиски. Пат считает, что нам лучше лечь на дно, но у нас не так много денег. Кстати, о деньгах… — Она полезла в сумочку и вытащила свой кошелек. — Вот, четыреста двадцать — это твои. С вычетом оплаты за мотель.

— А у тебя сколько? — спросил Гарри, не трогая лежащих между ними на столе купюр.

Странно, но сегодня он совсем не ощущал враждебности по отношению к ней. Напротив, нечто, приближающееся к уважению. Он хорошо запомнил, как она уговаривала его, будто капризного ребенка, и вытерпела все, вместо того чтобы плюнуть и пересесть на попутку.

— Это неважно.

— Нет, важно. Пока мы оба с тобой в этом дерьме, деньги делим поровну.

— Что ж, хорошо, как скажешь. Тогда держи все у себя. Ты же меня совсем не знаешь…

Гарри вспомнил первые секунды своего пробуждения и покраснел. Неужели она догадалась, о чем он тогда подумал? А ведь даже виду не подала…

— Ладно, неважно. Сейчас это не первоочередная наша проблема, — продолжила Бэбс, увидев его смущение. — Тебе надо показаться врачу, сменить повязку. После душа, наверное, ничего не осталось. Но мне кажется опасным делать это здесь. Мы слишком близко от главной магистрали. Не знаю, насколько серьезны те наши приятели.

— Боюсь, достаточно серьезны, — пробормотал Гарри. — Не хочу показаться трусом, но ходили слухи, что Грязный когда-то убил кого-то, не у нас, а в одном городке к югу. Но тамошний шериф то ли не смог, то ли не захотел, то ли побоялся это доказать, и дело закрыли.

— Та-а-ак… значит, полагаю, нам лучше свернуть с этой дороги. Вариантов два: к северу или к югу. Если к северу, то ехать придется далеко. А тебе необходим покой. — Бэбс наклонилась, достала из сумки карту, развернула ее. — Ага, вот. Думаю, направимся к Ногалесу. Городок по размерам вроде Эль-Дентро, значит, должно быть хоть одно развлекательное заведение. Может, лучше даже…

— Зачем тебе развлекательные заведения?

— У нас не так много денег. Я должна работать.

— Но почему обязательно… обязательно… — Гарри замялся, не желая обидеть ее, но Бэбс понимающе усмехнулась.

— Ха! А что ты предлагаешь в качестве кратковременного занятия? Официанткой устроиться? Разница колоссальная, не скрою. Официантка проводит на ногах не меньше десяти часов, разнося тяжелые подносы, получает втрое меньше… И, кстати, в барах не меньше желающих схватить женщину за задницу или ущипнуть за грудь, чем в стриптиз-клубе. Да-да, именно так. Поверь, я пробовала. Да, так вот что я хотела спросить. У тебя паспорт есть?

— Паспорт?

— Ну да, паспорт. Знаешь, документ такой? — насмешливо-нетерпеливо пояснила Бэбс. — Мы могли бы пересечь границу и остановиться в мексиканском Ногалесе. Нам бы это обошлось в два, а то и в три раза дешевле.

Гарри наморщился, пытаясь вспомнить, потом пожал плечами.

— Но ведь вещи-то ты собирала… Так что тебе должно быть виднее.

Девушка вздохнула.

— Ясно. Значит, серьезно сэкономить не удастся.

— Но мы можем разделиться…

— Исключено! — Бэбс не дала ему закончить. — И еще. Мы не можем больше позволить себе роскошь занимать два номера. Отныне придется обходиться одним. У тебя есть серьезные возражения? — Она заметила, что он в буквальном смысле онемел от изумления, и спокойно пояснила: — Послушай, я не имею в виду ничего такого. Ты можешь не опасаться за свое целомудрие. Я абсолютно не намерена покушаться на него. Но мы с тобой современные взрослые люди, попавшие в непростую ситуацию, и должны выпутаться из нее с наименьшими возможными потерями. К тому же это всего на несколько дней. Пока ты не придешь в норму…

— Н-ну… что я могу сказать? Если тебя это не смущает, то… я обещаю вести себя, как подобает джентльмену, — неловко ответил Гарри. — Тем более что мое состояние располагает к этому…

— О господи, — всполошилась Бэбс, — что же мы все сидим, когда тебе лежать надо! Хороша из меня сиделка при раненом! А Пат-то надеялся…

Они быстро расплатились и вышли из кафе. День обещал быть жарким. Очень. Гарри вздохнул.

— Знал бы, что предстоит путешествовать в такую погоду, Заранее починил бы кондиционер… Нет, вру, никогда денег не хватало. Спасибо, что мой старичок вообще еще бегает. Д-да… такой уж я незадачливый… Ты еще пожалеешь, что я вмешался. Хотя… Да, я совсем забыл, ты уже пожалела.

— Гарри… — с мукой в голосе произнесла девушка и тронула его за руку, — прости меня за эти слова. Пожалуйста, прости. Я язык готова себе откусить за то, что сказала их.

— Да ладно, чего ты извиняешься. Ты же совершенно права. Я повел себя как последний болван. Как будто мог что-то сделать с Грязным. Странно, что они вообще меня не убили. Но просто…

Он вздохнул, вспомнив плывущую в теплом свете богиню, окутанную облаком золотистых локонов, поднял глаза на свою спутницу и — в очередной раз поразился перемене. Эта девушка с коротко обстриженной головой, глядящая на него с чуть ли не мольбой в глазах, была совсем не похожа на ту красавицу, за честь которой он так неудачно и неуместно вступился.

— Хочешь, я опущу сиденье, чтобы тебе было удобнее? — предложила Бэбс, прервав неловкую для них обоих сцену.

— Да нет, и так нормально. К тому же хоть немного будет продувать. А внизу дышать нечем.

— Хорошо, тогда садись. Заправимся где-нибудь подальше, после того как свернем к югу.

Через два часа они подъехали к границе с Мексикой. До выбранной ими цели оставалось всего около пятнадцати миль. Бэбс вышла из машины и обвела глазами окрестности. Вздохнула.

— Как только тут люди живут? Ты только посмотри, одни колючки кругом. А жара-то какая! Тут сгореть можно за пять минут. Адская дыра, да и только.

— Да, жарко, — вяло согласился Гарри.

Его уже порядком растрясло, все тело отчаянно болело. Каждый вдох давался с трудом, и не только по причине травмированных ребер, но и потому, что легкие отказывались принимать воздух такой температуры.

— Как ты?

— Ничего, нормально, — все так же невыразительно отозвался он.

Ему не хотелось ни разговаривать, ни любоваться пейзажем, ни обсуждать тяготы жизни на юге Штатов. Ему хотелось только одного: добраться до мало-мальски сносного мотеля, выпить пару пинт ледяного пива и лечь в постель.

— Я как-то начинаю сомневаться, что мы выбрали правильное направление. Не знаю, бывают ли тут стриптиз-клубы и другие аналогичные прелести цивилизации. Есть ли тут вообще цивилизация?

— По эту сторону границы должна быть…

— Ну ладно, будем надеяться, — с сомнением произнесла девушка. — Во всяком случае, как только найду работу, первым делом отгоню машину в мастерскую.

— Зачем?

— Догадайся с трех раз. Естественно, кондиционер починить.

— Не дури. От жары еще никто не умирал.

— Еще как умирал. Ты что, не слышал о том случае прошлым летом в Долине Смерти, когда два каких-то придурка отправились туда на пари на три дня?

— Нет, и что…

— И проиграли. На второй день. Как же ты не знаешь, а еще журналист… Даже подумать страшно, каково им пришлось. Их нашли…

— Не думаю, что мне хочется знать, где и в каком состоянии их нашли, — поспешно перебил ее Гарри. — И заведи лучше мотор…

— Зачем? Мне хочется размять ноги.

— …чтобы он не остыл.

— Остыл?! Да сейчас не меньше сорока градусов, наверное.

— Все равно. Мне спокойнее с работающим двигателем.

— О боже, и он еще пытался разыгрывать из себя благородного рыцаря. Да его самого впору спасать, — пробормотала себе под нос Бэбс и вернулась за руль.

Несмотря на дурные предчувствия, одолевавшие Гарри, молодым людям все же удалось найти приличный мотель с холодильником, работающим душем и тремя вентиляторами за вполне приемлемую сумму.

Бэбс быстро искупалась и исчезла, предоставив своему спутнику в одиночестве размышлять о причудливых поворотах судьбы, столкнувшей его с юной особой, сводящей с ума всех подряд. Его терзало смутное беспокойство по поводу того, как им удастся сосуществовать в одном номере. Конечно, наличие двух кроватей вроде бы разрешало проблему, но…

Вот именно «но»! Пока Бэбс — кстати, что это за дурацкое имя Бэбс? Оно ей совершенно не идет! — обращается с ним по-приятельски, тепло, но полностью индифферентно. Но кто знает, что ждет их в дальнейшем?

Приди в себя, мечтатель, шепнул голос разума. С какой бы это стати такая сногсшибательная штучка позарится на тебя? Да ты только посмотри на себя трезво: на десять лет старшее нее, ни черта собой не представляешь, почти нищий, да и внешность самая обычная. Только рост разве что в твою пользу… А мало ли на свете красивых парней, к тому же достигших какого-то положения и сделавших неплохие деньги? Да полно!

Вот и отлично, ответил он самому себе. Значит, и волноваться не о чем. Если я ей неинтересен, то она мне и подавно. Да нам и вместе-то пробыть придется всего дня три-четыре. А может и сейчас выметаться. Я и один тут отлично управлюсь. Телефон есть, могу пиццу или еще чего заказать в номер… Да, я ей так и скажу, когда вернется. Нечего терять со мной драгоценное время в этой дыре.

И с этой успокоительной мыслью Гарри вытянулся на кровати и немедленно погрузился в приятную дремоту. Его измученное, избитое тело требовало отдыха как никогда прежде, и он с легкостью уступил его требованиям, не тревожась больше ни о чем.

Бэбс же и не подозревала о его мучительных раздумьях. Да и некогда ей было беспокоиться о предметах абстрактных. Ей, как и любой женщине, свойственно было уделять первоочередное внимание вещам практичным. И первоочередной из них были деньги.

Потому что, как бы она ни старалась сэкономить, а завтрак, горючее, оплата за новый номер — Бэбс сняла его на неделю, получив таким образом скидку в десять процентов, — все это, вместе взятое, пробило колоссальную брешь в их скудном совместном бюджете, унеся почти двести долларов.

Хорошо еще, что ей удалось привести в порядок поврежденное бикини. Она посвятила этому непривычному для себя занятию большую часть вчерашнего дня, пока Гарри спал. Таким образом ей не придется пока вкладывать деньги в рабочую форму.

Бэбс хихикнула — очень уж странно было думать о ее суперсексуальном бикини как о форме. Тем не менее так оно и было. И ее парик, покоящийся в сумке, служил той же цели. Итак, ничто, казалось бы, не мешало ей отправляться на поиски нового занятия. Ничто… кроме странного нежелания. Воспоминания об инциденте в Эль-Дентро, заставившем ее пуститься в бега с малознакомым спутником, говорили о том, что карьера исполнительницы стриптиза не самая подходящая для девушки ее возраста. Но, как она сама же сказала Гарри, что еще оставалось делать? Как еще заработать, особенно сейчас, когда у нее на руках взрослый больной ребенок?

Бэбс сидела за рулем и барабанила по нему пальцами, не заводя двигателя, размышляя о Гарри и своем к нему отношении. Но кузов уже раскалился настолько, что ей не оставалось ничего другого, как только двинуться вперед, или же пришлось бы немедленно вернуться под защиту вентиляторов.

Ей повезло. Городок, хоть и небольшой, имел все, что положено, включая два ночных клуба, хозяин одного из них по имени Боб встретил ее буквально с распростертыми объятиями. Ловко уклонившись от них, Бэбс кратко обозначила свои условия — пять выходов с интервалом в сорок пять минут, семьдесят пять баксов за ночь, оплата немедленно по окончании выступления, — которые были приняты после небольших пререканий.

Ей предстояло начинать в десять, поэтому она, кинув взгляд на часы, поспешно простилась с Бобом, чтобы закончить все необходимые дела. Объехав город, Бэбс обнаружила два супермаркета, несколько ресторанчиков, в основном, естественно, мексиканских, три химчистки, массу прачечных самообслуживания, две авторемонтные мастерские и даже колледж. Всюду жизнь, усмехнулась она про себя, даже там, где, казалось бы, выжить могут только кактусы и гремучие змеи, заходя в кондиционированную прохладу супермаркета.

Надо отдать ей должное, она отнеслась к беспомощному положению своего спутника со вниманием и пониманием, превосходящими те, что обычно ожидаются от девятнадцатилетней девушки. Так что в число ее покупок были включены и газеты, и упаковка пива, и две пачки сигарет. Равно как и бинты, перекись водорода, успокаивающая мазь, еще одна пачка обезболивающего.

Она даже не поленилась заглянуть в гараж и поинтересоваться стоимостью ремонта кондиционера в машине, но не поддалась порыву немедленно оставить ее на попечение механика. Кто знает, какие еще неожиданности уготовила им судьба? Остаться без средства передвижения сейчас, когда их, возможно, активно разыскивают, было, мягко говоря, неблагоразумно.

Не забыть бы позвонить вечером Пату, выяснить, как там дела, напомнила она себе, направляясь обратно к мотелю.

— Гарри, это я, — негромко произнесла Бэбс, приоткрывая дверь. — Можно войти?

В ответ раздалось невнятное кряхтенье, которое она предпочла посчитать согласием. Если бы он был не готов к ее появлению, то, очевидно, реагировал бы энергичнее. Да и вообще, раз уж им придется пока делить номер, излишней скромностью придется пожертвовать.

— Ну как ты? — спросила она, бросив свертки с покупками на свободную кровать, и устало опустилась рядом с ними.

— Нормально, — буркнул Гарри. — Как там на улице?

— Жарко…

— Что нового?

— Нашла работу. Сегодня выхожу.

— Какую?

Они перекидывались словами лениво, почти нехотя. Даже три вентилятора не могли справиться с жаром июльского дня.

— Все такую же. Начинаю в десять, заканчиваю после двух. Может, хоть ночью будет попрохладнее…

— Не-а…

Бэбс застонала.

— Черт, и как только тут люди живут?

— Тихо, как правило, хотя случаются и эксцессы. Как тебе уже известно. В основном, естественно, из-за женщин. Как тебе тоже уже известно.

— Ты так говоришь, словно я специально это затеяла, — возмутилась Бэбс. — Между прочим, стриптиз-клубы, как и публичные дома, существуют не по прихоти женщин, а потому, что мужики этого хотят. Ясно? И нечего меня тыкать носом. Если бы ты не полез… — Она осеклась, вспомнив, что Гарри поступил хоть и глупо, но из лучших побуждений.

— Знаю-знаю, — обиженно отозвался он. — Ты уже довела до моего сознания, что я повел себя как полный идиот.

— Не начинай, пожалуйста, — тихо попросила девушка. — И не заставляй меня извиняться. Слишком жарко…

Они помолчали.

— Между прочим, я пива привезла тебе и газеты.

— Почему мне? А ты что же?

— Я пиво не пью.

— Пива не пьешь, не куришь… Просто святая какая-то.

— Слушай, чего ты цепляешься ко мне? — возмутилась Бэбс. — Я не святая, просто не люблю пиво, вот и все. Что, больше поговорить не о чем, что ли?

— Прости. Сам не знаю, что со мной. Цепляюсь ко всякой ерунде. Спасибо. За заботу и за то, что терпишь…

— Тебе пива сейчас дать или охладить сначала? — перебила она, не желая неловкой сцены. — И давай-ка я тебя перебинтую.

— Ты?!

— Ну естественно, я. Зачем мы будем платить кому-то за то, что я прекрасно сделаю сама? Ничего хитрого тут нет. Ты есть хочешь?

— Нет. А от пива не откажусь. И еще от пары таблеток, если есть.

Бэбс поднялась и быстро принялась за дела. До вечера оставалось всего несколько часов, а ей хотелось еще немного вздремнуть и принять душ.

4

Несколько дней прошли без происшествий. Совместная жизнь двух молодых людей, волей случая неожиданно сведенных в одну комнату размером в сто квадратных футов с двумя окнами, постепенно налаживалась и входила в размеренную колею. Они находились в обществе друг друга по семнадцать-восемнадцать часов в сутки, но не тяготились этим, выработав определенные правила общежития.

Ежевечерний отъезд Бэбс позволял Гарри спокойно приготовиться ко сну и устроиться на ночь задолго до ее возвращения. Хотя, по правде говоря, он целые дни пока проводил в постели, погруженный в дремоту, давая отдых измученному, истерзанному телу. Что определенно приносило плоды, ибо на пятый день он предложил Бэбс отправиться в бар выпить по стакану чего-нибудь холодненького, а потом немного прокатиться по городку.

— Я просто одурел от валяния в четырех стенах, — почти жалобно произнес он. — Ты хоть в магазин выходишь да на работу, а я…

— Ну, если честно, то мне тоже надоело сидеть взаперти, — призналась девушка. — Но пока мне это кажется благоразумным. Чего зря светиться? Достаточно того, что я выставляю себя напоказ в этом заведении.

— Да, и это тоже, — буркнул Гарри.

— Что «тоже»?

— Это тоже сводит меня с ума. Что ты вынуждена зарабатывать деньги, а я просто как альфонс какой-то…

— Не дури, Гарри, — перебила его Бэбс. — Мы с тобой сейчас товарищи по несчастью… — Она замолчала на несколько секунд, что-то обдумывая, потом взглянула на него и улыбнулась. — Да нет, мы с тобой просто товарищи, верно ведь?

— Просто товарищ не сидит на шее у другого, — ворчливо заметил Гарри, хотя ее заявление было ему крайне приятно. — Между прочим, Бэбс, все хочу у тебя спросить, да неловко как-то задавать всякие личные вопросы… Но раз уж мы товарищи, то… можно?

— Валяй!

— Бэбс — твое настоящее имя?

— Бэбс — уменьшительное от Барбары. И все же лучше, чем Бэби. Брр… — Она передернула плечами. — Ненавижу, когда кого-то называют Бэби. В этом столько мужской снисходительности…

— Барбара, — повторил он, звучно прокатив два р по языку. — Да, конечно. Но мне почему-то кажется, что это не может быть твоим настоящим именем, скорее псевдоним, да?

Она кинула на него быстрый, но внимательный взгляд.

— Почему ты так говоришь?

— Ну… не знаю. Барбара, Барбара… Что-то есть в нем варварское… А в тебе нет, совсем. Глупо, конечно, но, если бы у меня была дочь, я бы никогда не назвал ее так. Особенно если такая красавица, как ты…

— Ладно-ладно, убедил, — засмеялась Бэбс. — Признаюсь, ты угадал. Это действительно мое рабочее имя. Сценический псевдоним, так сказать. Знаешь, я где-то читала, что у индейцев есть поверье: если человек знает твое истинное имя, то ему проще простого причинить тебе вред. Любой шаман легко может навести порчу или как там это называется. Поэтому у них два имени — одно настоящее, известное только тому, кто его дал, типа нашего крестного отца, а другое вымышленное — для повседневной жизни. Что-то в этом есть, как ты считаешь, а?

Гарри задумчиво посмотрел на нее.

— Да, пожалуй, — согласился он. — Что ж, в таком случае, думаю, не стоит задавать тебе лишних вопросов.

— Каких, к примеру? — с едва уловимой ноткой кокетства поинтересовалась она.

— К примеру, как же все-таки тебя зовут на самом деле?

— Ага! — воскликнула девушка. — Значит, ты полагаешь, что я могу заподозрить тебя в способности отправиться к шаману и наложить на меня страшное проклятие?

— Нет, но…

— Гарри, послушай меня, — тихо, но проникновенно произнесла она. — Я не из тех людей, что с легкостью бросаются такими словами, как «товарищ». И раз я так тебя назвала, то это предполагает определенную степень доверия между нами. Ну, по крайней мере, с моей стороны. Ведь это моя оценка наших отношений. Но ты, возможно, считаешь иначе? — Заметив, что Гарри открыл рот, явно намереваясь возразить, она подняла руку и продолжила: — Хорошо, верю, не будем обмениваться сентиментальными признаниями. Меня зовут Лесли. Коротко — Лес. Ничего романтичного, но так уж мама с папой придумали. — Лесли улыбнулась, но нечто, промелькнувшее в ее глазах, подсказало Гарри, что осведомляться о ее родителях не стоит. Рано пока.

Он приподнялся на локте и полунасмешливо протянул ей руку.

— Приятно познакомиться, Лесли. А я Гарри, по-прежнему Гарри.

Она весело засмеялась и вложила свою маленькую руку в его ладонь, где та практически утонула.

— И мне тоже приятно, Гарри. Но, если хочешь, можешь звать меня Бэбс.

— Ну уж нет. Я воспользуюсь своей привилегией товарища. Так как насчет моего предложения? По поводу бара, я имею в виду.

Бэбс, вернее, Лесли окинула его оценивающим взглядом.

— Ну, не знаю… — протянула она.

— Что, у нас совсем плохо с деньгами? — обеспокоенно спросил он.

— Нет-нет, — поспешно заверила она. — С этим как раз неплохо. Но… а что тот старик доктор говорил? Сколько тебе надо лежать?

— Понятия не имею. Но, насколько мне известно, трещины в ребрах не требуют ничего подобного.

— Может, и нет, а может, и да. Кроме того, ты бы посмотрел на свою спину… Брр… — Она передернула плечами.

— Что, жутко?

— Разве ты сам не чувствуешь?

— Чувствую, конечно. Но все же пора начинать подниматься. Ну сколько можно бездельничать, прикидываясь больным?

— Прикидываясь?! — возмутилась Лесли. — Да после таких побоев другой бы без сознания валялся дня три, а ты…

— А я и так валяюсь, причем уже пять. И все время сплю.

— Значит, так организм требует.

— Ну и ладно. А теперь он требует разминки. Так что если у тебя нет возражений финансового характера, то давай собираться.

Лесли с легкостью уступила. Во-первых, потому что чувствовала: Гарри прав. А во-вторых, ей и самой осточертели эти четыре стены.

— В конце концов, ты мужчина, тебе и решать, — заявила она. — Только давай я сначала поплотнее перебинтую тебя…

Они вышли на раскаленную улицу, с трудом втянули то, что в южном городе должно сходить за воздух, а именно запах полурасплавленного асфальта, и на максимально возможной для старика «доджа» скорости направились в сторону ближайшего бара.

Полутемное помещение с плотно закрытыми ставнями, надежно отражающими яростные атаки солнца, было восхитительно прохладным. Очевидно, этим и объяснялся наплыв клиентов в середине дня, когда нормальным людям полагается находиться на работе.

Они взяли бутылку пива для Гарри и бокал белого вина для Лесли. Сели за столик в самом углу и потягивали ледяную жидкость, лениво перекидываясь ничего не значащими фразами.

— А ведь не случись того, что случилось, — неожиданно заявил Гарри, — я бы сейчас торчал в редакции, изнемогал от скуки и ждал наступления шести часов.

— От скуки? — удивилась Лесли. — А мне всегда казалось, что у журналистов очень интересная работа.

— Угу, у настоящих, наверное, так оно и есть. Но я, увы, не стал таким.

— Почему?

Ты ведь была в Эль-Дентро, так что сама видела. Какая там журналистика? Захудалый городок, такая же газетенка, полное отсутствие каких бы то ни было событий. Тухлятина. Если бы я не уехал, то писал бы о нашем происшествии ближайшие три месяца. Да-да, не меньше.

— А как ты в Эль-Дентро оказался? — с любопытством спросила Лесли. — Ведь ты же не всю жизнь там провел…

— Нет. Я окончил факультет журналистики в Лос-Анджелесе.

— Ого!

— Да.

Короткое словцо было произнесено с такой интонацией, что девушка сразу поняла: больше задавать вопросов не стоит. Она замолчала — на время, потому что любопытство, свойственное всему женскому полу, вскоре одержало верх над чуткостью и благоразумием.

— А потом что?

— Потом?

Гарри тяжело вздохнул. Ему совсем не хотелось не только говорить, но даже вспоминать о том, что было потом. И хотя боль давно ушла, сменившись тупым безразличием, но тема эта казалась ему слишком личной для обсуждения с посторонними, тем более с молодой девушкой. Поэтому он сказал:

— Не будем об этом. Просто потом я оказался в Эль-Дентро и устроился в «Вестник», вот и… — Закончить фразу ему не удалось.

— Эй, парень, классная у тебя подружка!

Сильный удар по спине едва не свалил его на пол. Гарри стиснул зубы, чтобы не заорать от боли, и обернулся. Перед ним, пошатываясь, стоял верзила с пивным брюхом, буквально выливающимся из штанов.

— А выплясывает как! Задницей так и вертит, так и крутит! — ухмыляясь, продолжил тот. — Я каждый вечер хожу на нее поглазеть. Ух, ножищи какие. А сиськи… — Он даже застонал. — Да чтобы с такой переспать, я бы трех лет жизни не пожалел, клянусь! Повезло тебе, мужик, ох как повезло! Мне бы такую житуху, как у тебя. Настоящий капитал, а не баба. Ночью вкалывает, днем тебя развлекает…

Для Гарри это был удар ниже пояса. И он не выдержал его. Просто не смог. Схватил пустую пивную бутылку и изо всех сил врезал по усмехающейся роже. Верзила зашатался, плюхнулся на пол, схватился обеими руками за лицо и после ошеломленно уставился на свои окровавленные ладони.

В баре на мгновение воцарилась мертвая тишина, нарушаемая лишь негромким гудением кондиционера. Первой пришла в себя Лесли. Она вскочила, схватила Гарри за руку, выволокла его наружу, втолкнула в раскаленный автомобиль и запустила двигатель. Они промчались по затихшим послеполуденным улицам и вскоре оказались возле мотеля.

— Сиди здесь! — приказала Лесли и выскочила из машины, даже не заглушив мотора.

Предупреждение было излишним. Гарри, даже если бы и хотел, не смог бы сейчас пошевелить и пальцем. И от боли, растекшейся по всему телу после умопомрачительного удара, и от изумления собственным поступком. Она вернулась через пару минут, нагруженная двумя сумками, бросила их на заднее сиденье, уселась на руль и рванула с места.

Первые полчаса они молчали. «Додж» пожирал мили, словно голодная собака колбасу, унося их все дальше и дальше от места происшествия.

— Что это на тебя нашло, а, Гарри? — ледяным тоном выговорила Лесли, не отводя напряженного взгляда от дороги. — Ты ведь убить его мог, понимаешь? Убить!

Он что было сил стиснул зубы, чтобы не застонать от боли, и выдавил:

— Но не убил же. Хотя этот подонок и заслуживал, чтобы его убили.

Лесли кинула на него острый, как кинжал, взгляд.

— Это чем же, позволь поинтересоваться? Тем, что про меня сказал? Или про тебя?

— Неважно, — буркнул Гарри.

— Нет, дорогой, очень важно. Потому что нам снова пришлось рвать когти. И спасибо, если нас не будет теперь полиция разыскивать. Мы могли жить в этом номере еще два дня. Эти деньги потеряны. Я могла спокойно работать. Эти деньги тоже потеряны. Надо учиться держать себя в руках, Гарри. Ты мужчина, а не слабонервная девица какая-то. Так что изволь вести себя, как подобает разумному человеческому существу.

— Легко тебе говорить…

— Нет, не легко. Я все готова понять, но…

Правое колесо попало на незамеченный Лесли камень, машину тряхнуло, и Гарри невольно застонал. Она тут же затормозила и повернулась к нему, впервые заметив, насколько он бледен.

— Господи, Гарри, что же ты молчал? Он же, наверное, тебе все отбил? Тебе надо лечь, немедленно!

Он с трудом поднял руку, пытаясь возразить, но тут же бессильно уронил ее обратно на колени. Лесли не стала ничего больше обсуждать, а вылезла, откинула сиденье и осторожно опустила на него Гарри, подложив вниз подушку.

— Вот так, вот так, и не двигайся. Все будет хорошо. Я поеду потихоньку, чтобы не трясло, и…

— Слушай, хватит нянчиться со мной как с младенцем! — рявкнул он и потерял сознание, дав ей возможность устроить его как можно удобнее без боязни причинить боль.

— Тоже мне взрослый, — пробормотала Лесли, но не раздраженно, а с почти нежными нотками в голосе, и вернулась на водительское место.

Она немного подумала, достала карту и приняла решение двинуться на север. Хватит этой невыносимой жары, пыли и приступов бессмысленного насилия, вполне, впрочем, понятных в такой нечеловеческой обстановке.

Состояние дороги быстро улучшалось, и вскоре уже «додж» выехал на совершенно гладкий асфальт, очевидно совсем недавно положенный. Лесли мысленно ужаснулась, представив, каково же было людям работать в таком пекле.

Машина, несмотря на изношенные амортизаторы, бежала вперед легко и плавно, словно мягкими лапками перебирала. Гарри скоро очнулся и попытался сесть, но Лесли помешала ему.

— Лежи спокойно. Пить хочешь?

— Угу. А что, есть?

— Нет. Остановлюсь на ближайшей заправке.

— Жарко-то как, — выдохнул он. — Я лучше сяду. Хоть продувать будет.

— Потерпи чуть-чуть. Еще три-четыре мили, не больше.

Они сделали привал на десять минут. Лесли залила полный бак, заглянула тут же в магазинчик и принесла по две бутылки кока-колы и пачку влажных салфеток.

— Вот, оботрись, будет легче. Как ты?

— Если честно, то неважно, — признался Гарри. — Внутри все болит.

— Подонок, — прошипела Лесли.

У него будто бы что-то оборвалось под сердцем. Ну естественно, а как еще она может о нем отзываться, когда он до сегодняшнего дня не принес ей ничего, кроме неприятностей.

— Ты оставишь меня в ближайшем мотеле, а сама поедешь дальше, — тихо и ровно произнес он. — Возьмешь машину…

Лесли не дала ему закончить. Она наклонилась и внезапно поцеловала его прямо в губы долгим и нежным поцелуем. Таким нежным, что у него дыхание занялось. А когда отстранилась, то сказала:

— Мне стыдно за тебя, Гарри Джодди. Как ты мог подумать, что я это о тебе так сказала? Или что я брошу тебя на произвол судьбы?

Он смотрел на нее полными изумления глазами, не понимая, не веря, не смея верить…

— Лесли…

Не придавай слишком большого значения тому, что не заслуживает его. Просто мне показалось, что это самый простой и быстрый способ заставить тебя очнуться. Ну как, готов продолжать путь?

Гарри лишь молча махнул головой, так и не обретя дара связной речи, утраченного во время поцелуя. Да даже если бы он и мог говорить, то не стал бы. Любые слова только помешали бы сохранить то удивительное, неповторимое чувство, что охватило его во время простого соприкосновения двух пар губ. Он еще никогда не испытывал ничего подобного, никогда! Даже во время своей сумасшедшей влюбленности в Дженни. Даже тогда…

Он покосился на Лесли. Неужели для нее это действительно ничего не значило? Она сидела, держа руль обеими руками, и невозмутимо глядела на дорогу прямо перед собой.

Да, похоже, так оно и есть, с невыносимой грустью подумал Гарри и тут заметил промелькнувшую на ее губах улыбку — немного насмешливую, немного мечтательную, немного задумчивую…

И он тоже улыбнулся и закрыл глаза, стремясь во что бы то ни стало сберечь, не расплескав ни капли, нежданное, но от этого не менее драгоценное сокровище.

5

Лесли не меньше Гарри была удивлена, да нет, потрясена своим поступком. Как могла она настолько забыться и потерять самообладание, чтобы буквально кинуться на шею этому, по сути дела, чужому мужчине?

Чужому?!

Да, чужому, но…

Вот именно «но»! Этот якобы чужой тебе мужчина дважды без колебаний кинулся на защиту твоей чести, напомнил внутренний голос. Не задумываясь ни на секунду о последствиях, не размышляя о том, выйдет ли победителем…

О да, пора признать, что Гарри произвел на нее впечатление. Несмотря даже на то, что в результате ей приходится вот уже который день заботиться о нем как о беспомощном младенце.

За пять-шесть суток, что они провели вместе, ее чувства к нему пережили перемены если и не круто-радикальные, то все же значительные. Поначалу она была буквально взбешена его вмешательством в ее столкновение с Грязным Тедди, потом гнев отступил, сменившись раздражением от его непрерывного брюзжания и нежелания внять голосу разума.

Но уже буквально на следующий день, когда избитый Гарри отсыпался в номере, она вдруг ощутила, что раздражение ее значительно уменьшилось, уступив место чувству искренней благодарности. Да-да, именно благодарности. За то, что он отнесся к ней не как к красивой игрушке, служащей исключительно для мужского развлечения, а как к человеку, имеющему право на достоинство и уважение. За то время, что она самостоятельно зарабатывала себе на жизнь, Гарри оказался первым и пока единственным, понявшим и признавшим это.

А благодарность естественным образом довольно быстро преобразовалась в нежность. Материнскую или сестринскую… Впрочем, в последние два дня и это чувство подверглось серьезной трансформации, хотя Лесли не желала признаваться даже самой себе, какой именно.

И вот сейчас, пережив очередную моральную встряску, — потому что сцена в баре все же потрясла ее, несмотря на всю внешнюю браваду, — а потом вдруг поняв, что невзначай оброненным словом причинила Гарри боль, и придя от этого в ужас, она не сдержалась, уступила тому, что медленно росло в ней, и поцеловала его.

Внутри нее шла жаркая дискуссия с участием самых разных сторон ее характера о последствиях столь необдуманного шага.

А вдруг ему это было неприятно и тягостно? Может, ты его совсем не привлекаешь?

Даже не смешно. Он совершенно ошеломлен.

Еще бы. Только вот от счастья ли?

А что же во мне такого ужасного, чтобы ему было противно со мной целоваться?

Да то, что каждый встречный и поперечный готов схватить тебя за зад…

Но я-то не готова, чтобы меня хватали. И он отлично понимает это.

Да? С какой бы это стати? Он же говорил, что ему неприятно твое занятие. А ты…

А что я? Оно и мне неприятно. Но какова альтернатива?

Все, хватит! Все заткнитесь! Надоело обсасывать одно и то же! — рявкнул голос здравого смысла.

Да, а если от этого зависит его отношение?

Если зависит, то грош ему цена. На хрен тогда обращать на него внимание, если он ни черта не понимает?

Лесли решилась и осторожно покосилась в его сторону, желая понять, как же Гарри отнесся к ее неожиданной выходке. В первое мгновение она, испугавшись, деланно-легкомысленными фразами заставила его замолчать. С тех пор он не произнес ни слова. Ни единого. Неужели…

Но нет, выражение его лица тут же убедило ее в том, что Гарри далек от презрения или негодования. На нем было написано нечто, напоминающее блаженную улыбку то ли святого, то ли слабоумного, что, впрочем, почти одно и то же.

Лесли моментально успокоилась и, как ей всегда было свойственно, принялась думать о неотложных делах. Первым из которых, как ей казалось, была настоятельная необходимость показать Гарри врачу. Какое-то смутное внутреннее беспокойство подсказывало ей, что пока не следует забывать об осторожности, а поэтому и медицинскую помощь стоит искать по пути, а не там, где они остановятся на ночлег.

Благодарение Господу, ее опасения за здоровье Гарри оказались беспочвенными. Осмотревший его лекарь заявил, что больному необходимы сейчас только покой и усиленное питание для восстановления сил. Перевязку, сделанную утром, одобрил и посоветовал продолжать бинтовать грудную клетку еще неделю, а лучше дней десять.

— И естественно, рекомендую воздержаться на некоторое время от дальних увеселительных прогулок, — закончил он, с неодобрением заметив припаркованный рядом с его приемной непрезентабельный «додж» с калифорнийскими номерами.

— Спасибо, доктор, мы постараемся, — холодно ответила Лесли, помогая Гарри натянуть футболку. — Всего вам доброго.

Они продолжили путь к северу в комфортабельном молчании. Каждый думал о чем-то своем, и, судя по выражению их лиц, в высшей степени приятном.

Первым заговорил Гарри:

— Слушай, Лес, не обращай внимания на старого филина. Что он понимает? Я хочу сказать, что эти доктора, когда им нечего сказать, всегда рекомендуют покой. Надо же им как-то оправдывать свои гонорары. Мы можем ехать столько, сколько надо. Мне это никак не повредит. Какой у тебя план?

— Думаю, нам стоит придерживаться северо-восточного направления. Не знаю, как тебя, но меня немножко утомило это чудовищное пекло. К тому же там цивилизация, там большие города, там можно затеряться. Да и работу найти проще.

— Да, работу… — вздохнул Гарри. — Наверное, ты права. Только кто возьмет меня, неудачника из даже не второсортной, а пятьесортной газетенки…

— Ты не неудачник! — возмущенно перебила его Лесли, но он невозмутимо продолжил:

Не говори о том, чего не знаешь. Я самый настоящий неудачник. За последние пять лет я не написал ни строчки, стоящей чернил, потраченных на это.

— Ха! Ничего удивительного. О чем можно было писать в этом ужасном, занюханном Эль-Дентро?

— Если у человека есть что сказать миру, он скажет об этом, — твердо возразил Гарри.

— Правильно. Но о чем говорить в парализующей разум и чувства провинциальной атмосфере? И кому? Кроме того, такая жизнь засасывает. Так что, может, этот мерзавец Грязный сделал первое в жизни доброе дело — оказал тебе услугу.

Он изумленно посмотрел на нее. Такая мысль как-то не приходила ему в голову.

— А что? — пожала плечами Лесли, заметив его взгляд. — Уверенный в себе человек всегда сможет начать все заново, выбравшись из наезженной колеи.

О да, она была права, надо признать, совершенно права! Единственная сложность заключалась в том, что он как раз и не был уверен в себе. Дженни унесла с собой его уверенность, его твердость, его целеустремленность, оставив лишь полупустую оболочку, которую только по привычке продолжали называть Гарри Джодци.

Несколько лет он даже не задумывался о том, что принесет с собой новый день. Ему это было глубоко безразлично. Он каждое утро отклеивался от мокрой от пота простыни, натягивал джинсы и майку и отправлялся в ту конуру, что гордо именовалась редакцией «Вестника». Отсидев у телефона восемь-девять часов, поднимался и усилием оставшейся в его распоряжении воли вытаскивал себя на улицу и кое-как коротал несколько часов, прежде чем вернуться в темный и душный пенал, который считал своим жильем. Вернуться лишь затем, чтобы погрузиться в тяжелое забытье, отделяющее день сегодняшний от дня завтрашнего…

А ведь если поразмыслить трезво и здраво, почему, собственно говоря, он докатился до такого состояния? Неужели только потому, что женщина предпочла ему другого мужчину и ранила его гордость?

Гарри хмыкнул.

— Что? — немедленно откликнулась Лесли.

— Да нет, ничего. Просто… странные тебя идеи посещают, Лес. Получается, я спасибо должен сказать Грязному Тедди.

— Ну, это уж излишне, но…

— Давай поменяемся местами, — неожиданно предложил он.

— Это еще с какой стати? — удивилась Лесли.

— Я поведу.

— Твое дело сидеть тихо и…

— Нет. Я чувствую себя в силах сделать хоть самую малость для нас обоих. Так что…

Она покосилась на Гарри и впервые за время их знакомства увидела на его лице решимость. Значит, ее слова расшевелили-таки в нем то, что еще оставалось от его достоинства. И это настолько обрадовало ее, что Лесли без дальнейших возражений свернула на обочину и освободила водительское место.

Несмотря на твердое намерение внести лепту в их совместное предприятие, Гарри был слишком слаб, чтобы долго вести машину. Лесли прекрасно понимала это и примерно через час обратила его внимание на небольшой указатель.

— Взгляни, Гарри, по-моему, они предлагают лучшие цены из всех, что мы видели за сегодня. Давай там остановимся.

Он не стал спорить и тут же свернул и проделал последние полмили по тряскому гравию, после чего с невыносимым облегчением покинул машину. Внутри у него все болело, но зато душа ликовала.

Лесли оглядела их новое временное пристанище, потрогала матрасы, обследовала ванную и удовлетворенно заметила:

— Вполне прилично. И прохладно. Нам повезло.

— Угу, — отозвался Гарри и опустился на кровать.

— Я есть хочу. А ты?

— Да не отказался бы пожевать. Может, пиццу закажем? — предложил он.

— Закажем? — Лесли засмеялась. — Да кто же ее сюда повезет? Нет, сейчас я приму душ и быстренько скатаю в город.

— Почему ты? Я пое…

— Потому что мне надо позвонить Пату. Я обещала держать его в курсе, — перебила она.

— Я сам могу позвонить, — упрямо возразил Гарри.

— Безусловно. Но мне надо купить еще кое-какие дамские мелочи, и я предпочла бы сделать это самостоятельно, если не возражаешь, — моментально нашлась Лесли.

Она ясно видела, что сил у него совсем не осталось, но не хотела обижать его. И ее маленькая хитрость сработала — Гарри тут же прекратил сопротивление.

Когда она вернулась, он спал, но, услышав звук открывающейся двери, встрепенулся и приподнялся.

— Лес, это ты?

— Да. — Она бросила на пустую кровать два пакета с покупками, положила на стол необъятного размера плоскую коробку с пиццей и присела рядом с ним. — Как ты, Гарри? Хорошо себя чувствуешь? Отдохнул немного?

— Да, вполне.

— Отлично. Тогда сейчас поедим, потом часа три-четыре поспим и двинемся дальше.

— Почему? — Он попытался разглядеть ее лицо, но в сгущающихся сумерках сделать это было не так-то просто. — Что-нибудь случилось?

Лесли поколебалась, потом решила, что не стоит скрывать правду. Это только оскорбит его, ничего больше.

— Я говорила с Патом.

— Да, и что?

— Вчера какой-то парень был в заведении у Берта, долго смотрел, а потом во всеуслышание заявил, что «все эти коровы ни в какое сравнение не идут с милашкой, что вертит задом у Боба в Ногалесе». Сегодня утром Грязный Тедди отправил Стоннерта и еще двоих своих ребят в Ногалес. Они скоро будут там, Гарри, если еще не добрались. И через час-два узнают, что мы уехали.

Гарри вздохнул. Да, дела неважные… Он ощутил противное трепыхание в желудке, но попытался скрыть свою тревогу от девушки.

— Ну и что? — небрежно бросил он. — Они же не могут искать нас по всему штату.

— Нет, безусловно, не могут. Зато могут опросить ближайшие заправки и узнать, в какую сторону мы направились.

— Черт, Лесли, неужели мы теперь будем постоянно скрываться? Давай обратимся в полицию и…

— Погоди. Не спеши. Почему мы должны сдаваться?

— Мы сдались, когда пустились в бега, — возразил Гарри.

— В общем, ты, пожалуй, прав, хотя в тот момент мне так не казалось. Но зачем сейчас начинать геройствовать, если можно потихоньку ускользнуть?

— А если нас будут преследовать?

— Они же не ФБР. Ну, поспрашивают-поспрашивают в самых очевидных местах и бросят. Если мы сейчас свернем с основного шоссе, то легко затеряемся. Ну, давай, Гарри, пожалуйста, соглашайся! Не хочу я в полицию обращаться…

— Почему? — Он взял ее за плечи и заставил посмотреть ему в глаза. — Почему нет? У тебя… проблемы с законом?

Лесли рассмеялась и легко поцеловала его в нос.

— Нет. Конечно нет. Честно. Но есть некоторые причины, по которым мне не хочется обращаться за помощью, пока не будет крайней в том необходимости.

— Ты расскажешь мне о них?

Девушка посерьезнела, пожевала нижнюю губу, подумала.

— Да, но не сейчас. Попозже. Я обещаю тебе, что ничего криминального за мной не числится. Пожалуйста, поверь мне, Гарри. Я прошу тебя. Пожалуйста.

— Да. Да, конечно, — насколько мог твердо ответил Гарри, хотя не знал, что и думать.

Единственное, в чем он был абсолютно, совершенно, непоколебимо уверен, так это в том, что такие глаза лгать не могут.

— Не обижайся, хорошо? — попросила Лесли. — Мы с тобой так мало знакомы… Ты ведь тоже не готов рассказать мне все. Это же естественно…

Ну да, с горечью подумал Гарри, конечно, мы пока еще практически незнакомы. Что мне известно о ней, кроме того, что, как только я окончательно приду в себя, она перестанет чувствовать себя обязанной опекать меня и спокойно исчезнет? Ведь именно об этом и шла речь тогда, в самом начале, разве нет? А вслух он сказал:

— У меня была самая обычная, совершенно неинтересная жизнь. Школа, потом университет. Затем Эль-Дентро и редакция «Вестника». И вечная скука.

— И когда учился, тоже скучно было? И почему ты выбрал журналистику? Это у тебя наследственное или сам захотел? А как ты из Лос-Анджелеса попал в ту дыру?

Лесли буквально засыпала его вопросами. И Гарри понял, что действительно пока не готов отвечать.

Он попытался незаметно сменить тему, но сделал это так неловко, что она сразу поняла и, чуть усмехнувшись, заметила:

— Вот видишь, я все же была права. — Лесли поднялась, включила свет, рассеяв атмосферу напряженной недосказанности, и открыла привезенную коробку. — Ух, как пахнет! Обожаю пиццу! Давай поднимайся, пока совсем не остыло. Пиво будешь? Я купила, только не знаю, устроит ли тебя такое. Я в нем не очень-то разбираюсь…

— А почему покупаешь? Зачем деньги переводишь, раз сама не пьешь?

— Но тебе же нравится. — Она пожала плечами. — Не вижу пока необходимости экономить по мелочам. У нас не настолько тяжелое положение…

— Что ж, с удовольствием. А ты что пьешь?

Лесли мотнула головой в сторону большого пластикового пакета.

— Сок. Апельсиновый с мякотью. Хочешь?

— Нет, спасибо.

Они быстро поели, перекидываясь ничего не значащими словами, и Лесли поднялась.

— Я в душ. Поставь, пожалуйста, будильник на половину третьего.

— Я поспал до твоего прихода, так что поведу первым, идет?

Лесли взглянула на него со странным выражением лица, словно хотела о чем-то спросить, но боялась, кивнула, вошла в ванную и закрыла за собой дверь. Закрыла, но не заперла…

Гарри собрал то, что осталось от их ужина, выкинул в корзину, осмотрел комнату, снял покрывало с той кровати, что предназначалась для Лесли, и нежно, почти любовно разгладил подушку. Потом выключил свет, вернулся на свою кровать и лег, напряженно вслушиваясь в доносящиеся из ванной звуки. Он вдруг осознал, что она впервые оставила дверь незапертой.

Случайно или…

Эта мысль не давала ему покоя, и Гарри ворочался с боку на бок.

Случайно или…

Ты что, спятил, что ли? — возмутился голос здравого смысла. С какой стати такая девушка… Да что там девушка, не девушка, а богиня оставит дверь открытой? Думаешь, она ждет тебя там? Чтобы ты ей спинку потер? Даже не мечтай, Гарри, жалкий неудачник. Она устала, снова проведя почти целый день в дороге, да еще на жаре, причем опять-таки по твоей вине. Да-да, именно по твоей! А потом еще занималась вашими общими делами, пока ты соизволил отдыхать. Утомился, бедняжка… Перетрудился…

Он снова вздохнул, опять перевернулся, накрыл голову подушкой и приказал своему ироничному собеседнику заткнуться.

А Лесли тем временем стояла под тугими струями горячей воды и тоже прислушивалась, не менее напряженно. Войдет или нет? Решится или побоится? Или даже и не подумает?

С ума сойти! Десятки, сотни мужчин за последние несколько недель выкладывали деньги, и немаленькие, чтобы только посмотреть на ее ноги и грудь, на то, как она бросает в зал клочок блестящей ткани, обливая презрением и их, и их сладострастное восхищение, и их похоть, и их вожделение, источником и целью которого было ее великолепное тело, а он…

Больше получаса простояла Лесли под душем, с минуты на минуту ожидая его появления и в то же время твердя себе, что он не такой, что он рыцарь, дважды кинувшийся на защиту ее чести. И когда наконец-то поняла, что смутным надеждам сбыться не суждено, закрыла воду и завернулась в огромное пушистое махровое полотенце и выглянула из ванной.

Гарри лежал на боку и мерно дышал, вроде бы спал. Она улыбнулась, на цыпочках подобралась к его кровати, нежно тронула губами его щеку и еле слышно шепнула:

— Спокойной ночи. Отдыхай, Гарри.

Излишне, наверное, объяснять, что это легкое прикосновение окончательно лишило его даже надежды уснуть. И когда Лесли наконец уступила усталости и погрузилась в сон, Гарри поднялся, осторожно, чтобы не разбудить, присел на край ее кровати — и смотрел, смотрел, смотрел, впитывая мельчайшие подробности прекрасного лица.

— Богиня, настоящая богиня, — несколько раз тихо произносил он, не в состоянии сдерживать охватившего его восторга и почти что благоговения перед ее красотой.

6

Настойчивая трель будильника с трудом пробилась сквозь плотную пелену сна. Не открывая глаз, Лесли нашарила рукой обидчика, разорвавшего приятное сновидение, попыталась выключить его… и смахнула на пол. И только этот грохот смог разбудить Гарри, совсем недавно заставившего себя прервать более чем трехчасовое бдение возле нее и улечься.

— О черт, — простонал он, обхватив руками пульсирующую болью голову.

Ему всю жизнь было необходимо не меньше шести часов непрерывного сна. В противном случае организм энергично протестовал.

— Прости, я не нарочно, — пробормотала Лесли, протирая глаза. — Полежи пока. — Она обнаружила, что все еще завернута в полотенце, и на ощупь добралась до ванной, откуда появилась через несколько минут свежая и полная сил и энергии. — Я пойду заводить машину. Собирайся. Нам лучше поскорее убраться отсюда.

Гарри посидел на краю кровати, пытаясь прийти в себя и проклиная ту минуту, когда решил немного вздремнуть. Услышав, как ее каблучки простучали по лестнице, заставил себя подняться и добраться до ванной, надеясь, что холодная вода поможет проснуться. Увы, то, что потекло из соответствующего крана, имело температуру не ниже тридцати градусов.

— Спасибо, хоть мокрая, — пробормотал он.

Но облегчение все же наступило, и Гарри даже вспомнил, что собирался первым занять водительское место. И заспешил. Потер рукой колючую щеку, но быстро отказался от мысли потратить четверть часа на бритье, и вслух сказал себе:

— Черт с ним, лучше потом, на какой-нибудь заправке.

Он поспешно умылся, почистил зубы, натянул джинсы и футболку, сунул ноги в кроссовки, подхватил то, что оставалось из их вещей, и последовал за Лесли.

К его крайнему удивлению, она сидела на пассажирском месте. К удивлению, потому что он уже составил себе представление о ней как о крайне своевольной и привыкшей добиваться своего девушке. Но Лесли, хоть и считала, что ему необходимо больше отдыха, чем позволяла жизнь на колесах, все же уступила его желанию вести машину.

Гарри бросил барахло на заднее сиденье и уселся за руль. Мотор уже работал. Он взглянул на Лесли и шутливо спросил:

— Ну что, штурман, маршрут уже проложен? Она усмехнулась.

— Да, капитан.

— Ну, тогда вперед.

Они проделали первые сто миль за полтора часа и даже не заметили этого. Потому что, пожалуй, впервые за все время их знакомства разговаривали. Не обсуждали, что необходимо сделать, где остановиться, чего поесть и сколько это стоит, а беседовали. О том, что нравится ей, а что ему, кто какие фильмы любит, книги, музыку. И очень быстро обнаружили, что их вкусы практически совпадают. Так же, как и чувство юмора, ироничное, даже немного циничное.

— С тобой так легко разговаривать, — заметил Гарри, — словно с хорошим приятелем.

Он, однако, умолчал о том, что за те часы, что провел на краю ее кровати, ни разу не подумал о ней как о приятеле, только как об очень красивой и даже… даже в высшей степени желанной женщине. О да, надо признать, что впервые после расставания с Дженни в нем пробудилась чувственность — то, что долгие годы Гарри искренне считал безнадежно утраченным.

— Это потому, что ты мне нравишься, — спокойно ответила Лесли и сделала вид, будто не заметила, как ее спутник вздрогнул. — И ты хороший собеседник. Образованный, эрудированный, начитанный. Никогда бы не подумала, судя по тому угрюмому зануде, с которым мне пришлось провести первые сутки.

— Зануде?! — возмутился было Гарри, но тут же вспомнил, как непрерывно брюзжал, захотел извиниться, но подумал получше и вместо этого заявил: — Зануде? Да ты еще понятия не имеешь, что такое настоящий зануда. Дай срок, и я тебе продемонстрирую.

Лесли неудержимо расхохоталась. Через минуту, вытерев слезы и переведя дух, она вдруг воскликнула:

— Боже, ты только посмотри, какой восход! Вот это чудо!

Гарри кинул быстрый взгляд направо, притормозил, свернул на обочину.

— Выходи, разомнем немного ноги и полюбуемся. Кто знает, когда еще доведется такое увидеть?

Лесли выскочила из машины, потянулась, глубоко втянула носом уже раскаленный воздух.

— Господи, красота-то какая! А пахнет как приятно…

— Да ничем не пахнет, — возразил Гарри, потянув в свою очередь носом.

Не-а… — Лесли прищурилась и начала вглядываться вперед, в ту сторону, откуда донесся нежный, почти неуловимый не то цветочный, не то фруктовый аромат. — Что-то он мне напоминает, но никак не вспомню…

— Скоро город, наверное, это барбекю или гриль из какого-нибудь ресторана, — предположил Гарри, но она возмутилась и в шутку хлопнула его по руке.

— Да ну тебя! Что за прозаичное заявление!

Налюбовавшись вволю одним из самых роскошных зрелищ, которыми природа так щедро позволяет нам наслаждаться совершенно бесплатно, они продолжили путь и на протяжении ближайших минут убедились в том, что ни один из них не ошибся.

Сначала они проехали ферму, где возле дома росло около десятка апельсиновых деревьев, чей аромат уловила Лесли, а потом и придорожное кафе, возле которого мрачного вида мексиканец жарил ребрышки.

— Вот видишь, — с торжеством воскликнул Гарри, — я был прав! Хочешь, остановимся и перекусим?

— Ты голоден?

— Не особенно, но от такого не отказался бы. А ты как?

Лесли уже готова была согласиться, но вовремя вспомнила, почему они снова в дороге, да еще в столь ранний час.

— Нет, Гарри, боюсь, нам лучше воздержаться и не заезжать в такие заметные места. Нас обязательно запомнят. Перекусим попозже, ладно?

Он сильнее нажал на педаль газа, и они промчались мимо соблазна, не поддавшись ему.

— Я почти уважаю себя за такую силу воли, — сообщил Гарри, кинув тоскливый взгляд в зеркало заднего вида.

— Почему почти? Я лично потрясена ею до глубины души. Никогда бы не подумала, что голодный мужчина в состоянии устоять перед умопомрачительными ароматами жареного мяса.

— Ага! Ты тоже голодная!

— Точно, — призналась Лесли. Она достала карту и изучила ее. — До города чуть больше десяти миль. Заедем в самый центр, оставим машину у какого-нибудь супермаркета и пешком дойдем до ресторана.

Гарри вздохнул.

— Надо признаться, мне не очень-то нравится эта игра в разбойников и полицейских. Я крайне законопослушный гражданин, даже в детстве всегда был на стороне стражей порядка.

— Нравится не нравится, не имеет значения. Мне тоже далеко не все нравится, но…

— Не все? Что же тебе не нравится? — Гарри кинул на свою спутницу быстрый взгляд и тут же отвел его в сторону.

Он боялся услышать, что Лесли не нравится его общество, по существу навязанное ей. Но не услышал. А Лесли едва сдержалась, чтобы не сказать правду — то, что он слишком холоден по отношению к ней. Ей не хотелось узнать, что она не вызывает у него интереса как женщина, и вместо этого небрежно заявила:

— Ну, например то, что мы встали сегодня в половине третьего. — И тут же охнула. — Гарри, я даже ни разу не предложила поменяться. Ты, наверное, устал до потери сознания.

— Но-но, я бы попросил не приравнивать меня ко всяким там неполноценным полукалекам, — запротестовал Гарри, который, однако, про себя вынужден был признать справедливость ее слов.

Бессонная ночь только усугубила его и без того не очень-то сносное состояние. Да, конечно, ему стало значительно лучше по сравнению с тем, что было неделю назад, но не настолько хорошо, чтобы безнаказанно просидеть за рулем несколько часов подряд.

Когда они заказывали завтрак, официантка внимательно посмотрела на них, потом перевела взгляд на улицу, чтобы увидеть, сколько же еще народу сейчас появится.

Гарри заметил это и спокойно пояснил:

— Нет-нет, мы больше никого не ждем. У моей подруги… как бы это сказать… есть внутри такие маленькие животные, которые все время требуют еды… если вы понимаете, о чем я говорю. И пожалуйста, поторопитесь. Мы спешим.

Официантка в полном ужасе широко раскрыла глаза, кивнула и буквально убежала, а Лесли расхохоталась.

— Какой же ты негодяй, однако! Такова, значит, плата за всю мою заботу? Заявить во всеуслышание, что у меня глисты, какова наглость!

Несмотря на ее возмущение, завтрак они поделили ровно пополам.

— Знаешь, что мне в тебе нравится? — спросил Гарри с набитым ртом.

— Что? — Лесли даже вилку опустила.

То, что ты не такая кокетка, как большинство женщин. Я имею в виду эту отвратительную манеру заявлять: «Нет-нет, мне всего кусочек, я такая малоежка». — Он передернул плечами. — Рядом с такой мужчина ощущает себя неполноценным, словно представляет собой один сплошной желудок. Без каких бы то ни было других жизненных интересов.

Лесли хихикнула и положила в рот очередной блинчик, свернутый конвертиком.

— Никогда не страдала от отсутствия аппетита. Впрочем, ты уже мог бы это заметить. Но все же не до такой степени, чтобы обвинять меня в…

— Ладно-ладно, я же извинился.

— Угу, извинился. Только шепотом, чтобы никто не услышал…

Так, постоянно перекидываясь шуточками, они расправились со всем, что им подали, и Гарри принялся оглядываться по сторонам в поисках официантки. Против обыкновения, та тут же подскочила, чуть дрожащими пальцами протянула счет и моментально исчезла, не дожидаясь оплаты. Лесли кинула ей вслед удивленный взгляд, но потом фыркнула.

— Похоже, твоя дурацкая шутка была принята немного серьезнее, чем заслуживала того. Не удивлюсь, если они теперь закроют заведение на санобработку.

Они покинули ресторан в приподнятом настроении и в бодром состоянии как духа, так и тела.

Гарри не стал возражать, когда Лесли заявила, что теперь ее очередь вести машину, и через несколько минут спал на правом сиденье крепким, совершенно спокойным сном невинного младенца. Чего никак нельзя было сказать о Лесли. И совсем не потому, что спать за рулем не полагается. Дорога требовала минимума внимания, и мысли, клубившиеся в ее голове, не имели отношения к проблемам вождения.

Девушку волновали ее чувства к Гарри. Пока они разговаривали, и шутили, и смеялись, то были почти друзьями. Но стоило только ему погрузиться в сон, как к ней тут же вернулось тревожное воспоминание о предыдущем вечере, когда она стояла под душем и с волнением ожидала его появления. И не только ожидала, но и желала. И была разочарована, когда он так и не вошел…

Ничего подобного ей не доводилось переживать еще ни разу, хотя недостатка в кавалерах Лесли никогда не испытывала. С тех пор как ей исполнилось четырнадцать, они буквально роились вокруг нее. Среди них были и сверстники, и парни постарше, и совсем взрослые мужчины. Но она не воспринимала их всерьез, хотя многие проявляли настойчивость, добиваясь согласия на свидание. Те же, кто решались дать волю рукам, получали самый суровый отпор. Не такой, конечно, как Грязный Тедди, ибо среди ее знакомых подобного рода подонков не водилось, но достаточно внушительный, чтобы навсегда оставить мысль о повторных попытках.

Но Гарри… Гарри был совсем иным. Вернее, ее отношение к нему было иным. Впрочем, вероятно, это взаимосвязано, после некоторых раздумий решила девушка. Он не выказывал ни малейшего интереса к ней как к женщине, и ее самолюбие, естественно, отказывалось принять этот факт как должное. Но… Она вздохнула. Да, вот именно «но»… дело не только в самолюбии. Нет, ее просто тянет к нему. Тянет с неведомой доселе силой. Настолько, что она готова уступить при первой же его попытке? О да, нечего лицемерить, готова. Вчерашнее ожидание однозначно свидетельствовало об этом. А пережитое разочарование лишь подогрело эту готовность.

Ты-то готова, внезапно прозвучал в ее голове насмешливо-ехидный голосок, только он не готов. Не забывай, где он тебя впервые встретил. И еще, как несколько раз говорил, что ему не нравятся твои выступления. Чего же ты ожидала, крошка? Нет, чувствуется, что он мужчина разборчивый и не стремится к связям с общедоступными женщинами.

Но я-то не доступная! — возмущенно возразила она самой себе.

Ха! А откуда он это знает?

Да мы же именно поэтому и в бегах!

Нет, дорогая, вы в бегах, потому что он вмешался. Если бы не он, еще неизвестно, как бы ты справилась с ситуацией. Типов вроде тех байкеров ты раньше не встречала. Едва ли на них произвело бы впечатление твое ледяное высокомерное презрение. Им начхать в высшей степени на твое отношение к ним. Да и вчера… Забыла, что было вчера? Думаешь, если бы вы просто встали и вышли, проигнорировав того придурка, он отстал бы? Черта с два!

Лесли опять вздохнула, но потом вспомнила выражение лица Гарри после того, как поцеловала его, и решила, что все не так плохо. Возможно, дело не в том, что он считает ее слишком доступной, а потому и неинтересной, а совсем в другом. И в ее памяти всплыл их ночной разговор, когда он уклонился от рассказа о том, что привело его в тот богом забытый городок. Конечно, ей давно стало понятно, что Гарри не самый уверенный в себе человек. Да и откуда взяться уверенности, если день за днем делаешь одну и ту же скучную, незначительную, доводящую до отупения работу?

Но если дело не в работе? Что, если в его жизни была женщина, которая дурно обошлась с ним? И он утратил веру в себя не только как в профессионального журналиста, но и как в мужчину?

Да… пожалуй, это может многое объяснить. Надо попробовать как-то узнать у Пата.

Приняв это решение, Лесли продолжила путь в более спокойном, но также и более опасном состоянии мечтательности. А когда огромный грузовик промчался мимо нее, громкими гудками выразив недовольство ее стилем вождения, — она ехала, заняв середину дороги, — девушка вздрогнула и, придя в себя, взглянула на часы. Увиденное так потрясло ее, что она воскликнула:

— Ого!

— Что? Что такое? — раздался голос с соседнего сиденья.

Гарри приподнял всклокоченную голову и, ничего не понимая, принялся озираться по сторонам. Только что он сидел в темном зале кинотеатра и обнимал за талию Лесли, которая вроде бы не возражала, и набирался смелости поцеловать ее, как вдруг…

— Ничего, все в порядке. Ты спи.

Но Гарри выпрямился, потер лицо руками, вспомнил, что собирался побриться, но так и не сделал этого, и спросил:

— Сколько времени?

— Начало седьмого.

— Сколько?! Почему ты не разбудила меня раньше? Ты останавливалась где-нибудь?

— Да, заправлялась один раз.

— Ты что, совсем с ума сошла? — чуть не закричал Гарри. — Да разве можно такие вещи делать? А если бы ты заснула от перенапряжения? Подумать только, больше восьми часов за рулем без передышки!.. А ночью почти и не спала. И что это тот козел сигналил?

— Да успокойся ты, ничего же не случилось…

— Давай-ка сворачивай на обочину, теперь я поведу, — решительно перебил он, но с Лесли не так-то просто было спорить.

— Полагаю, нам стоит найти мотель и подумать об отдыхе, — заявила она.

— Я прекрасно отдохнул, — возразил Гарри, хотя внутри у него все болело. И естественно, ведь сиденье автомобиля это не кровать, особенно для человека с такой травмой, как у него.

— Да ладно, не спорь. Мы и так уже черт знает сколько проехали, можем позволить себе передышку и нормальный ночлег. И поесть не мешало бы. И душ принять. Брось, давай остановимся.

— Ну, если ты настаиваешь… — уступил Гарри с деланной неохотой, хотя и сам чувствовал настоятельную потребность воспользоваться удобствами проточной горячей воды.

По такой жаре пренебрегать своим туалетом больше полусуток просто недопустимо. Да и перевязку было бы неплохо сделать…

Лесли тем временем достала карту и перекинула ему.

— Мы только что проехали нечто под названием «Две стрелы». Посмотри, есть что-нибудь не очень далеко по ходу или лучше вернуться?

— Через несколько миль поворот направо. Если верить карте, то чуть в стороне будет городок под названием Грильи. Странное название! Около тысячи жителей, но, полагаю, они там тоже что-то едят. Хотя бы бар или кафе у них должно быть. А вот мотель… — Он с сомнением прищелкнул языком.

— Ладно, там посмотрим. Кроме того, нам необходимо позвонить.

— Позвонить? — удивился Гарри. Тяжелый дневной сон напрочь отбил все мысли о Грязном Тедди и висящей над ними опасности. — Кому?

— Пату, конечно, — ответила Лесли, которая ни на минуту не забывала о том, что хотела задать ему столь важные для нее личные вопросы. — Нам надо быть в курсе того, что творится в Эль-Дентро. Ага, а вон и поворот! — воскликнула она, отвлекая Гарри от мыслей о друге, чтобы он ненароком не вспомнил, что до сих пор так и не разговаривал с ним с момента их поспешного отъезда.

Грильи оказался даже не городком, а чем-то вроде деревни-переростка. Однако кое-какие блага цивилизации все же докатились и до этого невзрачного уголка Америки, и молодые люди нашли как гриль-бар, так и телефон-автомат. Впрочем, ничего, даже отдаленно напоминающего мотель или отель, естественно, не оказалось. Да и неудивительно. Какой доход могло подобного рода заведение принести в подобной дыре?

Они вылезли из машины, и Лесли не смогла сдержать удовлетворенного вздоха — наконец-то можно размять ноги. Гарри потянулся, в свою очередь благодарно расправляя затекшие конечности.

— Господи, как же я устала, — не сдержавшись, пробормотала девушка, но так тихо, чтобы спутник не услышал ее. И громче добавила: — Раз уж нам придется еще искать ночлег, то давай не будем терять время. Может, ты закажешь нам обед, а я пока быстренько позвоню. Хорошо?

Ничего не подозревающий Гарри согласился и вошел в бар, а Лесли кинулась к будке и быстро набрала знакомый номер.

— Пат, привет, это я, Б…

— Только не надо имен, — тут же перебил ее голос на том конце провода.

— О боже… Что еще стряслось?

— Неприятности, малышка, большие неприятности. Я был в заведении у Корраля и слыхал, что сестра Стоннерта бросила Грязного Тедди и удрала с каким-то проезжим хлыщом.

— Ну и что из этого? — удивилась Лесли, искренне не понимая, какое им дело до сердечных неприятностей их противника.

— Да то, что, говорят, это не неспроста. Последние дни он якобы не удовлетворял ее. Теперь ясно, зачем я тебе это говорю?

— Да… — задумчиво протянула Лесли.

— И еще кое-что. Ребята Грязного сумели достать фото той танцовщицы в Ногалесе. Понимаешь, о ком я говорю?

— Угу.

— Так вот, теперь они рыскают по всем подобным заведениям на Юге и опрашивают владельцев, не появлялась ли у них эта красотка в сопровождении парня лет тридцати. Упоминают также, что парень может нуждаться в услугах врача. Дело серьезно. Очень.

— Да… — повторила она. — Действительно, неважно.

— Лично я думаю, что этим двоим, где бы они ни были, стоило бы расстаться. Грязный Тедди вроде бы поклялся найти эту парочку, даже если придется объехать не один штат. Ясно?

— Конечно. Этим двоим трудно позавидовать. Слушай, я еще хочу задать тебе вопрос… — нерешительно произнесла она.

— Попробуй.

— У тебя есть один приятель… Понимаешь, о ком я?

— Догадываюсь. И что с ним?

— Он со всеми женщинами стеснительный или только с теми, которые ему не нравятся?

— Хм… да я, по правде говоря, ни разу не видел его ни с одной, но мне кажется, что он просто не нашел той, что ему подходит. Вообще-то когда-то давно у него была то ли подружка, то ли невеста, но она его бросила. Он очень тяжело это воспринял. Но я лично не думаю, что хорошая женщина не сможет излечить его от последствий, если…

— Ясно, спасибо, — перебила Лесли. Она услышала все, что ей было необходимо. — Ну ладно, Пат, всегда приятно поболтать с тобой. Особенно когда такие интересные сплетни рассказываешь.

Он усмехнулся.

— Счастливо, подружка. Не скучай.

— Да уж, поскучаешь тут, — ответила она, повесила трубку и вскоре присоединилась к Гарри.

— Я заказал тебе большую порцию ребрышек с соусом и картошкой, — сообщил тот. — Садись. Дозвонилась до моего дружка?

— Да, — односложно ответила Лесли, опускаясь на галантно отодвинутый им стул, и принялась за еду.

Ей необходимо было время, чтобы обдумать разговор и решить, что именно донести до сведения Гарри. Он сразу заметил ее нежелание разговаривать, но отнес это на счет усталости. Они молча поглощали ароматное сочное мясо и хрустящую поджаристую картошку. Наконец Лесли откинулась на спинку и улыбнулась.

— Уф… чудесно. Наелась.

— Да, неплохо. Хорошо парень готовит. Как насчет десерта? Чего-нибудь хочешь?

Она поколебалась, но все же согласилась.

— Я бы от мороженого не отказалась. Ванильного, с клубникой. И от большого стакана коки со льдом.

Гарри поднялся и подошел к стойке, сделал заказ. А вернувшись, спросил:

— Так что тебе Пат сказал? Ты же дозвонилась до него…

Она кивнула.

— Вообще-то, если честно, то дела наши не очень хороши. Он сказал, что твой приятель Грязный объявил нам настоящую войну. Похоже, что его подружка бросила… за сексуальную несостоятельность.

Гарри даже присвистнул.

— Да, перестаралась ты. Я бы такого и злейшему врагу не пожелал.

— Я же не нарочно, — вспыхнув, огрызнулась Лесли. — Хотя если у него не будет детей, то, полагаю, можно считать, что я оказала человечеству услугу. И немалую. К несчастью, по земле и так слишком много ходит всяких подонков.

— Это верно, — со вздохом согласился Гарри. — Слишком много. Что еще Пат тебе сказал?

— Что им удалось заполучить у Боба мое фото и они разыскивают нас по всем заведениям подобного рода. Грязный якобы поклялся, что не успокоится, пока не найдет и не отомстит. Страшно. И еще… — Она нерешительно замолчала.

— Да? Что еще?

— И еще Пат считает, что нам лучше разделиться. Что ищут они двоих, поэтому поодиночке нам будет проще, — упавшим голосом закончила Лесли и, затаив дыхание, стала ждать его ответа.

7

— Черт! Черт, черт, черт! — выругался он.

— Да уж, — согласилась она.

— Пат, конечно, прав, но…

— Но что?

— Но мы не можем на это пойти.

— Почему? — старательно пытаясь казаться безразличной, спросила Лесли. — Тебя одного найти намного сложнее, практически невозможно.

— Вероятно, но я не могу взять и бросить тебя. Особенно после того, что ты для меня сделала…

— Ничего особенного я не сделала… — начала было Лесли, но Гарри жестом приказал ей замолчать.

— Не спорь. Во-первых, мы оба знаем, сколько ты со мной нянчилась. А во-вторых, я видел, как на тебя реагируют мужчины. Как ты предполагаешь передвигаться дальше? Самолетом? Поездом? У нас нет на это денег. На попутках? Это добром не кончится. Точно. Найдется еще один Грязный Тедди или даже не один. Нет, Лес, так не годится. Поверь мне.

— Да брось, — с напускной бравадой отозвалась она. — Я в состоянии за себя…

— Да уж, в состоянии… Ты же неглупая девушка, Лесли, что же такую чушь несешь? Мы и вдвоем-то не справимся, если на нас нападут человек пять, а одна ты… — Он посмотрел ей в глаза, ярко-голубые, полные странного, непонятного ему выражения, и продолжил: — Я не могу позволить тебе пойти на такой риск. Вот если бы ты поехала домой, где бы он ни был… — И замолчал, не закончив фразы.

Она потупилась.

— Я не могу. Пока не могу.

— Почему? В чем дело, Лес? Объясни мне, пожалуйста. Скажи, почему ты, девушка явно образованная и воспитанная, болтаешься по сомнительным притонам и подрабатываешь, дразня своим телом всякое отребье? — взмолился Гарри.

— Гарри, милый, сейчас не время вдаваться в такие подробности. Давай лучше решать, что нам делать дальше.

Он вздохнул. Ну конечно, с какой стати она будет с ним откровенничать! Да мало ли почему она так поступает… Может, хочет насолить возлюбленному… Заставить его ревновать… Что он вообще о ней знает, кроме того, что в сложной ситуации на нее можно положиться?

Да разве этого мало?! Про какую из известных ему женщин можно еще сказать такое?

Нет. Конечно, не мало. Но…

Но все же…

Все же…

— Ну хорошо, если тебе непременно надо знать, я расскажу, только вкратце, — заметив, что его раздирают какие-то сомнения, уступила Лесли. — Ты сказал, что я образованная, это частично так. Я больше года отучилась на факультете менеджмента, уступив настояниям отца. Он всегда твердил и продолжает твердить, что образование в нашей жизни необходимо…

— Полагаю, он прав, — согласился Гарри, но она подняла руку.

Ты хотел узнать, почему я так живу, теперь изволь слушать, не перебивай. В общем, я оттрубила три семестра, хотя, видит Бог, у меня челюсти от скуки сводило. И от предметов, и от сокурсников. Напыщенные, самодовольные хлыщи, мечтающие о том, чтобы протирать штаны по восемь-десять часов в день в шикарном кабинете, важно разговаривать по телефону и периодически хватать за задницу секретаршу. Брр… — Она передернулась. — Жуть, просто жуть. А после этого отправляться куда-нибудь в бар с такими же хлыщами из других столь же престижных контор и обсуждать, у кого выше зарплата, где продают самые модные галстуки, как и, главное, с кем в прошлый уикэнд играли в гольф, и тому подобные «крайне важные» темы. Одним словом, я скоро почувствовала, что просто время теряю зря. Жизнь уходит, а я учусь в основном тому, как важно надувать щеки, корча из себя большого начальника. Я считаю, что если у человека есть дар руководить другими, то он есть, а уж если нет, то бесполезно его учить, что и как. Он в конце концов сорвется и обязательно выдаст себя, покажет, какой он бездарный и беспомощный, что бы там ни говорил висящий на стене в позолоченной рамочке диплом. Ты согласен со мной?

— Н-ну… не знаю. Если честно, то никогда не задумывался над этим. Для меня эта сфера деятельности столь же далека и непостижима, как Марс или Юпитер.

Ну, так вот, я терпела сколько могла, а в апреле заявила отцу, что отказываюсь продолжать выбрасывать его деньги и свое время на бессмысленное и скучнейшее занятие. Он рассвирепел, мы поссорились. Мама с большим трудом уговорила отца пойти на компромисс. Мы договорились, что я закончу семестр и после этого должна буду прожить минимум полгода самостоятельно, не обращаясь к нему за помощью, и решить за это время, чего хочу в жизни. Если мне это удастся, то он отнесется ко мне и моим словам серьезно. Если нет… — Она развела руками. — Вот, собственно, и все.

— Ясно. То есть для тебя сейчас вернуться домой — значит признать свое поражение.

— Точно. И возвратиться в этот жуткий колледж, и потерять еще три с лишним года на то, что мне совершенно неинтересно. По крайней мере в таком виде.

— Понятно. И… и ты уже поняла, чем хочешь заниматься?

— Нет. То есть… не знаю… — то ли смущенно, то ли растерянно призналась Лесли и тут же добавила: — Но во всяком случае в мои планы не входит продолжать сценические выступления, если тебя это интересует. Карьера стриптизерши или шоу-герл меня не прельщает ни в малейшей степени. Это была временная мера, средство материально поддержать себя во время путешествия. Мне всегда хотелось поездить по стране, везде побывать и все посмотреть, прежде чем осесть на одном месте.

Ясно, — в очередной раз повторил Гарри, испытывая облегчение от того, что ничего таинственного в ее прошлом нет, что ее история — самая обычная для юной американки, стремящейся к независимости и свободе. И не только облегчение, но и невольное уважение к тому, что Лесли отказывается плыть по течению, причем более чем комфортному, и готова терпеть немалые неудобства, лишь бы выяснить, каково же ее истинное призвание. — Ну, в таком случае нам и вовсе не стоит расставаться. Тебе нужно средство передвижения, а на настоящий момент это единственное, что у меня есть. И я рад предоставить его в твое распоряжение. Хотя… — он чуть смущенно усмехнулся, — тогда тебе придется терпеть мое общество…

Девушка посмотрела ему в глаза — серьезно, без тени улыбки.

— Мне казалось, ты бы уже мог понять, что твое общество мне не противно. Отнюдь не противно. Даже наоборот.

Трудно было понять, кто из них двоих покраснел сильнее, но Гарри первым пришел в себя и обрел дар речи.

— Полагаю, мы пришли к обоюдному согласию. Насчет того, чтобы не расставаться… Я правильно понял?

Она кивнула:

— Да. Если тебя не смущает то, что нас ищут именно вдвоем…

— Смущает, если честно. Но еще больше смущает, даже пугает, что тебе и одной оставаться далеко не безопасно. Не скажу, что от меня до сих пор было много проку, но я постараюсь изменить ситуацию и не быть тебе обузой. Я уже могу…

— Постой, Гарри, — прервала его Лесли. — Если хочешь сказать то, что я думаю, лучше и не начинай. Твое основное дело сейчас выздороветь. Это самое важное. А потом мы уже будем обсуждать, кто кому обуза. Мы с тобой ведь партнеры, товарищи, разве нет? Если бы не ты… В общем, — перебила она саму себя, — хватит болтать. Нам еще ночлег искать.

Как обычно, она была права. Ее здравомыслие и врожденная нелюбовь к напыщенным речам положили конец разговору и призвали их к немедленным действиям.

Они быстро доели растаявшее мороженое, расплатились и пошли к машине, сопровождаемые любопытными взглядами немногочисленных посетителей. В таком местечке, как Грильи, появление двух незнакомцев не могло остаться незамеченным.

— А они ведь запомнят нас, — заметила Лесли, открывая дверцу со стороны пассажирского сиденья. — И машину тоже.

— Да, пожалуй, — согласился Гарри. — Мы можем сначала свернуть в другую сторону, проехать несколько миль, а потом вернуться.

Так они и поступили. Утомленная долгим днем девушка вскоре задремала, а Гарри выполнил задуманный маневр и потом в сгустившихся сумерках двинулся по Сороковому шоссе к Альбукерке, понимая, что в полумиллионном городе с сотней, а то и большим числом мотелей и отелей найти их гораздо сложнее, чем в Ногалесе и тем более в Грильи.

Около десяти вечера он нашел то, что посчитал подходящим для них пристанищем, снял номер, перенес туда их сумки и только потом нехотя стал будить Лесли.

— Лес, Лес, просыпайся. Давай я помогу тебе дойти до кровати.

Она вылезла, не открывая глаз, обняла его за шею и сонным голосом пробормотала:

— Угу, помоги. У меня что-то совсем сил нет.

Он крепко обхватил ее за талию и провел на второй этаж, где бережно положил поверх покрывала на кровать, и уже собирался отпустить руки, как вдруг Лесли с неожиданной силой притянула его на себя и нашла губами его губы. Поцелуй был нежным — удивительно, восхитительно нежным, но только поначалу. Вскоре оба уже тяжело дышали и прижимались друг к другу все теснее, словно опасаясь, что любое ничтожно малое пространство между ними может оказаться смертельным.

С трудом, едва не теряя сознания от охватившего его возбуждения, но зная, что не может уступить ему, Гарри приподнял голову и прохрипел:

— Лес… Лесли, не искушай меня. Пожалуйста, не надо… Я не могу…

— Не можешь? — Она открыла глаза и почти испуганно взглянула на него. — Но почему? Я думала… думала…

— О, Лесли, прошу, не терзай меня, — едва не теряя остатки воли к сопротивлению, прошептал Гарри и заставил себя разжать руки и выпустить ее прекрасное, столь вожделенное тело.

Потому что знал, что это, увы, ни к чему не приведет.

Она молча отвернулась. Он поднялся с кровати и прошел в ванную, пустил холодную воду и подставил под струю пылающую голову, надеясь остудить жар и в то же время прекрасно понимая, что это не поможет. Память о пережитом позоре — давнем и трехминутной давности — жгла раскаленным железом.

Через четверть часа Гарри вышел и посмотрел в сторону ее кровати, не зная, что сказать, как объяснить, но Лесли мерно дышала — то ли спала, то ли делала вид. Он тяжело вздохнул, не раздеваясь, упал на постель и закрыл глаза. И лежал долго-долго, терзаемый воспоминаниями о ее губах, о твердой груди, прижимавшеися к его, о ее вздохах и стонах и о разочаровании в ее голосе… О своем поражении… Очередном…

— Доброе утро, соня!

Гарри потянулся, повернулся, сел и увидел улыбающуюся Лесли.

Улыбающуюся? И тут же воспоминания о вчерашнем позоре нахлынули с неудержимостью морского прилива. Почему она улыбается? Насмехается над ним? О какой ужас!..

Ему захотелось натянуть на голову одеяло и спрятаться, нет, провалиться сквозь землю. Но ее веселый голос помешал осуществить желаемое:

— Ну-ну, не прикидывайся спящим. Я же вижу, что ты проснулся. Давай-ка вставай скорее. Я просто умираю, как есть хочу.

Он внимательно вслушивался и в слова, и в интонации, но не заметил ни тени издевки. А Лесли тем временем продолжала:

— Ну же, поторопись. А то я одна отправлюсь завтракать…

И он с благодарностью поддержал предложенный ею легкий тон:

— Но-но, не надо угрожать. Партнеры так не поступают.

Лесли засмеялась.

— Ладно, партнер, я спускаюсь вниз и жду тебя в машине. Даю тебе пять минут. Потом пеняй на себя.

— Эй, пощади! — взмолился Гарри. — Мне хоть побриться надо, а то я на разбойника похож. Тебе стыдно будет показаться в моем обществе.

— Ну хорошо, — уступила она. — Тогда четверть часа, но ни секундой дольше. Кстати, куда это ты нас завез?

— Альбукерке, Нью-Мехико.

— Понятно. Итак, поторопись.

Лесли направилась к выходу, но у самой двери остановилась и повернулась. Пристально посмотрела на Гарри, который немедленно побагровел. И задумчиво произнесла:

— А знаешь, пожалуй, тебе не стоит бриться.

— Нет? Но почему? — поразился он и машинально провел рукой по подбородку. — Это же просто отвратительно. Я ненавижу всю эту мерзкую растительность. Уж в чем-чем, а в неряшливости я себя никогда не мог упрекнуть.

— Тем более! — с торжеством воскликнула она. — Ты почти что на себя не похож. А завтра и вовсе…

— Ты что, смеешься надо мной? — возмутился Гарри.

— Да нет же! О господи, ну неужели ты сам не понимаешь? Нас ищут, так?

— Так.

— Но кого ищут? Девицу с длинными белокурыми волосами по имени Бэбс и гладко выбритого парня лет тридцати, которого зовут Гарри Джодди. А мы…

— Ха! Да ты просто гений!

— Знаю, — довольно отозвалась Лесли. — И еще знаю, что отныне мы будем регистрироваться под моим именем, а не под твоим. Моего-то настоящего никто не знает.

— Верно, — неожиданно тихо согласился молодой человек. — И я тоже…

Лесли кинула на него быстрый взгляд, но промолчала.

Почему? Что она от него скрывает? И он решил задать тревожащий его вопрос вслух.

— Скрываю? — удивленно вскинув брови, произнесла Лесли. — Ничего. Никогда не думала, что это так важно — представляться полностью. Впрочем, у нас, помнится, и возможности такой не было при первой встрече, а потом… Меня зовут Лесли Тэлли, если тебя это так интересует. Самое обычное, ничем не выдающееся имя. Просто я никогда не использовала его ни в Эль-Дентро, ни в Ногалесе. Вот и все.

— Тэлли… — задумчиво повторил Гарри. Фамилия что-то смутно ему напоминала, но что именно?

Нет, не помню, наконец решил он. Да, в общем-то, она, безусловно, права, какое значение имеет фамилия? И почему незнание ее так меня уязвляло?..

— Ну ладно, — прервала его размышления Лесли, — если мы собираемся сегодня действовать по новому плану, то давай поторопимся. Не стоит терять деньги, платя за лишние сутки. Ты — в душ, а я тем временем соберу наше барахло и отнесу в машину. Ты ведь за номер вчера заплатил? — Гарри кивнул. — Тогда остается только ключ сдать.

Не прошло и четверти часа, как молодые люди покинули мотель. Они направились к ближайшему ресторану, рассудив, что, чем дальше от центра города, тем дешевле.

Утолив первый голод, Гарри попытался затеять серьезный разговор об их перспективных планах и его непосредственном участии в них, но Лесли только отмахнулась.

— Даже и не начинай. Достаточно того, что мы непрерывно мотаемся по дорогам, когда тебе полагалось бы лежать и выздоравливать. Не хочу показаться занудой, но, думаю, твои ребра заслуживают большего внимания, чем мы им уделяем. Так что не твое это дело — пытаться найти работу. Подумай сам, единственное, что тебе могут предложить на временной основе, — это нечто, связанное с тяжелой физической нагрузкой, не требующее никакой квалификации. Ну и что, тебе станет легче, если ты будешь по восемь-десять часов копать какую-нибудь траншею?

— Будет, — твердо ответил Гарри.

— А мне — нет, — с неменьшей твердостью тут же заявила Лесли. — Если тебе так уж необходимо срочно чем-то заняться, вспомни о своей основной профессии. Ты черт знает сколько лет потратил на то, чтобы научиться писать. Вот и пиши. Все, что тебе необходимо, — это голова и пальцы. Машинка твоя в багажнике.

Он удивленно взглянул на нее.

— Писать? Но о чем? Я же репортер… И потом, какой от этого прок? Что толку заниматься тем, от чего не получишь ни цента?

— Слушай, ты просто как дитя малое. Никогда не слышал, что масса твоих коллег предпочитают работать на себя, а не на чужого дядю? — Лесли внезапно фыркнула. — А знаешь, мне только что пришло в голову, что ты пропустил сейчас, пожалуй, первые волнующие события в Эль-Дентро, верно?

Гарри расхохотался в ответ.

— Точно. Я как-то ни разу не думал об этом, а ведь ты совершенно права. Вот бы почитать сейчас «Вестник»!

— Ага! И хоть краешком глаза на Грязного взглянуть! — поддержала его Лесли. — Как он бесится…

Гарри поморщился.

— Нет, лично я с легкостью воздержусь от столь увлекательного зрелища. В жизни своей не встречал мрази, подобной Грязному Тедди и его шайке. Никак не могу понять, почему таких все боятся.

— Ишь ты, герой какой! А чего же тогда сам прячешься? — возмутилась девушка.

— Я, между прочим, не хотел, если ты помнишь?

— Я-то помню. И не только это, но и то, что у тебя два ребра с трещинами, которые за это время еще не срослись. И срастутся недели через полторы, а то и две. И еще помню, что Грязный Тедди не ленится разыскивать нас даже за пределами штата. Команду для этого отрядил.

— Ну и что?

— Да то, что это серьезно. От того, сумеет ли он нас найти и наказать, зависит сейчас очень и очень многое. Для Грязного, я имею в виду.

— Почему? — удивился Гарри.

— Как почему? Потому, что если он найдет нас, то укрепит свое положение как никогда. А если нет, то станет настоящим посмешищем. Не забывай, его подружка только что бросила. По нашей якобы вине. Что может быть для мужчины оскорбительнее и унизительнее, чем сознание собственной неполноценности? Тем более, сексуальной.

Да уж, криво усмехнулся про себя Гарри, кому и знать это, как не мне? Он кинул на нее молниеносный взгляд, чтобы понять, не намекает ли она на события прошлой ночи. Но нет, на лице ее — прекрасном и открытом — не было ни намека на заднюю мысль. Лесли говорила о Тедди и только о нем.

— Но если все так, как ты сказала, то… то Грязный рискует утратить свое положение лидера, верно?

— Естественно! Поэтому-то нам так важно залечь на дно и не высовываться. У него сейчас весьма трудное положение, и он кинет на поиски все силы и средства, что имеет в своем распоряжении. А каковы они, ты мне скажи.

— Не знаю, — откровенно сообщил Гарри. — Знаю только, что его банда держит в страхе немалую территорию, а не один только Эль-Дентро.

— Хм… я вдруг вспомнила, что Пат просил не называть имен, когда я звонила ему в последний раз. Может ли быть, что Грязный прослушивает разговоры?

Гарри пожал плечами.

— Ну, прослушивает едва ли. Но если ему придет в голову запугать телефонистов, то получить распечатку с номерами большого труда не составит.

— Тогда… — Лесли распахнула шире и без того огромные глаза и поднесла к губам длинные тонкие пальцы.

— Что? Что с тобой?

— Тогда… тогда они могут узнать, откуда я звонила…

Он внимательно поглядел на нее.

— И откуда же это было в последний раз? Ты помнишь?

— По-моему… по-моему, вчера… из того городка со смешным названием, где мы ужинали…

— А, да, Гриньи, кажется. Или Грильи… Не важно. Главное, в таком случае нам лучше двигаться дальше.

— Вот уж нет! — воскликнула Лесли. — Мы останемся тут, в Альбукерке. Сделаем все, как и собирались. Тебе необходима передышка. Хватит трястись по дорогам. Уверена, у тебя все болит, только ты скрываешь от меня. В крупном городе возможностей спрятаться больше, чем где бы то ни было. А до следующего такого же надо еще целый день ехать. — Она обвела глазами зал и продолжила: — Посмотри, на нас никто, ни один человек не обращает внимания. Чего же лучшего ждать и искать?

— Да я и не возражаю. Никоим образом.

— Вот и отлично. Тогда давай выпьем еще кофе и поедем осмотримся. Найдем жилье, может, и работа какая-нибудь подвернется… А нет, так отдохнем оба. Слушай, давай в кино сходим! Я даже не помню, когда в последний раз была.

— А что? Почему бы и нет? Развлечение не из дорогих, можем себе позволить, — согласился Гарри. Помолчал, потом добавил: — Если бы у меня было много денег, я бы повел тебя в самый шикарный ресторан.

— Я запомню, — засмеялась Лесли. — И когда ты создашь шедевр и получишь Пулитцеровскую премию, обязательно напомню тебе об этом.

8

Именно так они и поступили — поехали в центр, оставили машину на бесплатной парковке у крупного супермаркета и отправились в ближайший кинотеатр, где шла какая-то комедия, и так смеялись, что Лесли испугалась, не повредит ли это ее спутнику. А потом, покинув гостеприимный зал с удобными креслами, пошли по площади, держась за руки и разглядывая витрины магазинов.

— Посмотри, какая чудесная шляпка! — воскликнула вдруг Лесли. — Прелесть, правда?

Они подошли ближе, и он немедленно согласился. Шляпка была великолепна — светлая, с большими полупрозрачными полями и с нежными цветами, раскиданными вокруг тульи в якобы небрежном, но тщательно продуманном беспорядке. С края свисал ярлык с двумя ценами — старой, перечеркнутой красным фломастером, и новой, написанной крупно и броско: — 19.99 $.

— Черт! — энергично выругался Гарри. — Черт, черт, черт!

— Что? Что случилось? — отозвалась Лесли, отведя восхищенный взгляд от витрины.

— Ничего, — нахмурившись, буркнул он.

— Но все же…

— Сказал же, ничего.

— Гарри. Гарри, пожалуйста! В чем дело? — настаивала девушка.

— Да ни в чем. Забудь. Не обращай на меня внимания, — не глядя на нее, повторил Гарри.

— Я… я что-то не так сделала? — встревоженно спросила она. — Чем-то обидела тебя?

— Нет, Лес, это я сам себя обидел, — мрачно произнес ее спутник. — Сам себя…

— Гарри, ну что с тобой? Что произошло? Ведь только что все было в порядке… — растерянно продолжала расспросы Лесли.

Не было, к сожалению, не было, мысленно возразил Гарри. И уже давно не было. Да, давно… После Дженни… После того как она ушла, ничто не было в порядке. А я… я не обращал на это внимания и плыл по течению. Позволил себе опуститься, лишиться чувства собственного достоинства, забыть о том, что значит быть мужчиной. Да-да, в прямом и переносном смысле. Даже в прямом… Особенно в прямом…

Гарри усмехнулся и снова с горечью вспомнил события минувшей ночи.

Да уж, Дженни, дорогая, ну и наследство ты оставила мне… И теперь, теперь… Боже, какой позор! Не иметь возможности потратить какие-то жалкие двадцать долларов, чтобы доставить удовольствие девушке, столько для меня сделавшей! Да что там сделавшей… понравившейся мне девушке! Впервые за столько лет я встретил девушку, и что в результате? Ничего! Огромное и жирное НИЧЕГО! Я струсил и не смог ничего в постели, а сейчас не могу удовлетворить ее материально, заявил он самому себе в приступе самобичевания.

Да ты ведь даже и не пытался, жалкий слизняк! Ни в постели, ни тем более в плане материальном, заметила вторая, более искренняя половина его «я». Сидишь у нее на шее без малейшего зазрения совести…

Одному Господу известно, сколько бы продолжался его внутренний диалог, если бы рядом не раздался приятный, хотя и несколько дребезжащий голос:

— Мисс! Мисс! Не могли бы вы помочь мне, милая?

Лесли и Гарри одновременно обернулись и увидели невысокую пожилую даму с седыми, подкрашенными в голубой цвет волосами.

— Я? — переспросила девушка. — Вы меня спрашиваете?

— Да, милочка. Пожалуйста, будьте так любезны, уделите старухе несколько минут.

— С удовольствием, конечно, — вежливо ответила Лесли. — Только вы совсем не старуха.

В ответ раздался звук, напомнивший Гарри звон надтреснувшего колокольчика.

— Вы очаровательная юная леди с прекрасными манерами, — сказала старушка. — А вам, молодой человек, скажу откровенно, необыкновенно повезло. Вам досталось настоящее сокровище.

— Знаю, — невольно улыбнувшись, неожиданно для самого себя — брякнул Гарри.

Лесли, хотя излишней скромностью никогда прежде не отличалась, внезапно залилась краской — настолько приятным показалось ей это коротенькое слово, — но постаралась взять себя в руки.

— Чем я могу помочь вам?

— Видите ли, у меня есть внучка, очаровательная девушка, она живет со своими родителями на ферме в Оклахоме. Так вот, на прошлой неделе она прислала мне письмо, что собирается замуж. За соседа фермера…

— Правда? Поздравляю! — оживленно откликнулась Лесли.

— Да, это радостное событие. И жених, похоже, отличный парень. Работящий, упорный, ее буквально боготворит…

— Надеюсь, они будут счастливы.

— Я тоже надеюсь, — сказала старушка с легким вздохом. — Только вот жизнь на ферме тяжелая, а доходы, увы, невысокие… Но они люди молодые, сильные, здоровые, должны справиться. И я все думала, какой бы подарок сделать внучке, и решила в конце концов купить настоящее подвенечное платье. Нелли, бедняжка, сама никогда не сможет себе этого позволить, а ведь замуж один раз выходят… — Она смущенно хихикнула и поправилась: — По крайней мере, в мое время было так. И мне бы хотелось верить, что и малышка Нелли… Впрочем, к чему это я затеяла такой длинный рассказ? Так вот, милая моя, я хочу попросить вас примерить платье. У моей крошки фигурка почти в точности, как у вас. И высокая она тоже. Не откажите в любезности, пожалуйста. Мне бы так хотелось…

— Ну конечно, — немедленно согласилась Лесли, даже не дав старушке закончить. — С удовольствием.

— Вот спасибо! Это будет недолго, совсем недолго. Мы с хозяйкой уже три платья отобрали, надо только посмотреть, какое больше пойдет, — заторопилась пожилая дама. — Вон там, в салоне на углу, совсем рядом. Я вас задержу не больше, чем на несколько минут…

— Да вы не волнуйтесь. У нас время есть, мы никуда не спешим. Правда, Гарри?

Правда, — подтвердил тот. Ему тоже понравилась симпатичная старушка, кроме того, он видел, что Лесли очень хочется помочь ей.

Они втроем вошли в магазин, где их чуть ли не с распростертыми объятиями встретила владелица.

— Ну слава богу! — затараторила она. — А то я уж боялась, что у нас ничего не получится. Вы пока присядьте, миссис Бойлз, отдохните, а мы с мисс пройдем прямо в примерочную. И вы, молодой человек, присаживайтесь. Если желаете, я подам что-нибудь прохладительное. Полистайте журналы, постарайтесь не скучать. Мы скоро вернемся!

Ее оживленная болтовня затихла где-то вдали за тяжелыми занавесями, а Гарри и миссис Бойлз переглянулись и дружно засмеялись. Затем Гарри огляделся, с удивлением отметил печать странной заброшенности на всем и направился к столику, заваленному разными проспектами и окруженному довольно-таки пыльными на вид креслами. Тем не менее отодвинул одно и предложил его пожилой леди. Та опустилась в него со вздохом крайнего облегчения. Гарри последовал ее примеру, хотя и с некоторой опаской.

— Рейчел — замечательная женщина, — сообщила ему миссис Бойлз. — По моему мнению, у нее лучший салон в городе. Да-да, — подтвердила она, заметив удивленный взгляд молодого человека. — Не обращайте внимания на то, как сейчас все здесь выглядит. У нее возникли временные трудности, по крайней мере, я искренне верю, что они временные. У Рейчел безукоризненный вкус, и она всегда выписывала лучшие модели. Всегда! Поэтому-то я и отправилась именно к ней, хотя у меня рядом с домом есть два других салона… Но мне хотелось купить моей дорогой внучке самое лучшее, самое-самое… Если что-то немного не подойдет, она сумеет подправить. Нелли — девочка способная, все умеет. Она у меня молодец. Ох, как бы мне хотелось, чтобы у нее жизнь сложилась лучше, чем у Бесс. Это мать ее, дочка моя, — пояснила миссис Бойлз, заметив, как ей показалось, вопросительный взгляд Гарри. — Та вышла замуж…

Речь ее, текущая мерно, без интервалов и передышек, не содержала ничего, что могло бы показаться ему интересным или значительным, и вскоре Гарри уже начал задремывать. Глаза его периодически закрывались, но он вздрагивал и снова открывал их усилием воли. Монотонный рассказ продолжался, как колыбельная, убаюкивая и усыпляя, и вот уже голова Гарри упала на грудь, и он бы погрузился в крепкий сон, если бы неожиданная пауза не вырвала его из временного забытья.

Он прочистил горло, сел ровнее в кресле и… И чуть не свалился с него.

На помосте прямо перед ним стояло сказочное видение в волнах струящегося шелка и облаке белоснежного кружева.

Гарри тяжело сглотнул, не в силах отвести взора от восхитительного зрелища. Он едва понимал, что означает это чудо, и был потрясен, когда услышал знакомый веселый голос:

— А тебе как, нравится?

Тряхнув головой, чтобы заставить себя поверить, что это не сон и не галлюцинация, Гарри поднялся и подошел к помосту, около которого уже стояли обе женщины.

— Ну, что скажете, молодой человек? — обратилась к нему владелица салона, сразу же заметившая его состояние. — Изумительно, верно ведь? Согласны?

— О да… — выдохнул Гарри и решился наконец взглянуть в лицо той, что стояла, облаченная в этот ошеломительный наряд. — Ты… ты даже не представляешь… — пробормотал он и замолчал, не в состоянии найти слова, способные в полной мере передать его восхищение.

Лесли усмехнулась, довольная произведенным эффектом, и обратила свое внимание на пожилую леди.

— А вам нравится, миссис Бойлз?

— О, милая, это чудо! Только… — старушка повернулась к владелице, — не знаю, смогу ли я позволить себе…

Рейчел слегка пожала плечами, немного подумала, потом заявила:

— Вот что я вам скажу, миссис Бойлз, я уступлю то, что вы выберете, по самой низкой цене. Исключительно ради вас. Но это, наверное, действительно… Я сама заплатила за него семьсот восемьдесят. И…

— О нет-нет-нет, Рейчел, вы правы, дорогая, — перебила ее покупательница. — Такую сумму мне не потянуть. Никак. — Она повернулась к Лесли и с раскаянием произнесла: — Какая же я бестолковая! Надо было сначала все обсудить, а потом звать вас. А так только…

Да не волнуйтесь, пожалуйста, я же сказала, что мы не торопимся. Верно ведь? — приветливо отозвалась та, мельком взглянув на Гарри, который так до сих пор еще и не обрел дара связной речи и лишь молча кивнул в знак согласия. — Вы обговорите с мисс Рейчел условия, а я пока примерю следующее, хорошо? — И она исчезла за драпировками.

А Гарри вернулся на свое место и опустился в кресло с единственной, но отчетливой мыслью: «Счастливым будет тот, кому повезет повести ее к алтарю в таком наряде! Самым счастливым из смертных!».

Оживленный разговор двух женщин, создававший фон для медитаций, затих, и он догадался, что Лесли вернулась.

Представление длилось и длилось, как ему казалось, лично для него. Лесли улыбалась и поворачивалась, снова улыбалась, поднимала руки, откидывала голову назад, поводила плечами, исчезала и опять появлялась, уже в другом наряде, но по-прежнему восхитительная и недосягаемая, как богиня. Совсем не та Лесли, что была рядом с ним все последние дни, знакомая и земная, а снова потрясшая его воображение небожительница с голубыми глазами, что он увидел полуобнаженной на эстраде тогда, в тот самый первый вечер… Когда и помыслить не мог, что кто-то может осмелиться прикоснуться к ней руками… Когда это казалось святотатством, что, собственно говоря, и явилось первопричиной происходящего…

Нет, ты ошибаешься, возразил внутренний голос. Она совсем не такая — не высокомерная, не заносчивая, не недотрога. Разве ты забыл? Уже? Ведь только прошлой ночью…

Ничего я не забыл, огрызнулся его оппонент. Все помню, хотя готов отдать что угодно, лишь бы удалось стереть это из памяти. И своей, и ее… Ха! Не повел бы себя как идиот, не пришлось бы сейчас терзаться! — заметил первый из голосов.

Да что там терзаться, удавиться хочется — так ведь и для этого нужны силы. А я как был, так и есть жалкий слизняк. Права была Дженни, ох как права. Ни на что я не годен, не состоялся… Ни как профессионал, ни как мужчина… Тряпка я несчастная, слюнтяй. Не могу даже какую-то шляпку ей купить. В знак признательности…

— Гарри! Гарри, что с тобой? Ты слышишь меня? Что случилось, Гарри?

Он медленно пришел в себя, вынырнув из вязкой трясины отчаяния, и увидел присевшую перед ним Лесли — все такую же красивую, грациозную, одетую в очередное творение мастеров иголки и нитки, но уже не богиню, а земную женщину — прелестную, живую, с глазами, полными искренней тревоги за него, недостойного ее внимания.

— Нет-нет… ничего. Я в порядке, Лесли. Ты закончила тут? — с трудом выдавил он.

— Если хочешь, мы уйдем прямо сейчас… — начала она, но Гарри не дал ей закончить.

— Ни в коем случае… То есть я хотел узнать, та леди уже выбрала, что хотела?

— В общем, да, но ей бы хотелось, нет, вернее, это мне хочется показать ей еще одно платье. Я там увидела то, что ей непременно должно понравиться. И недорогое… Бедняжка, у нее всего триста баксов, но ей так хочется сделать для девочки приятное!

Я выйду на улицу, покурю. И не спеши, если тебе это доставляет удовольствие, — сказал Гарри и поднялся с кресла, где провел уже около часа.

Лесли задумчиво поглядела ему вслед, пытаясь понять, что так подействовало на него, но, так и не придя ни к какому однозначному выводу, вернулась в примерочную.

А Гарри стоял возле витрины и пускал кольца дыма, продолжая свои печальные размышления, перемежая их мысленными, но от того не менее болезненными ударами бича. Он заканчивал третью сигарету, когда в дверях появилась миссис Бойлз, вежливо попрощалась с ним и ушла, но он этого даже не заметил. А еще через четверть часа вышла и Лесли — в легких брюках и футболке.

— Гарри! Ты все еще куришь?!

— А? Что? — Он поднял на нее недоумевающий взгляд, потом перевел его на разбросанные вокруг окурки и смущенно хмыкнул: — Сам не заметил, как это вышло. — Пожал плечами и снова хмыкнул. — Задумался.

— О чем? — тут же спросила Лесли, надеясь все же узнать причину его дурного настроения.

Но Гарри не поддался.

— Да ни о чем особенном. О том, куда теперь податься, где снять мотель, словом, о всяких пустяках.

— Слушай, мы тут с хозяйкой поговорили немного, и у нее есть для нас предложение.

— Какое?

— Давай зайдем внутрь, а то тут душно очень.

Они устроились за тем же столиком, на котором появились чашки с дымящимся кофе, бутылки с холодной минеральной водой и стаканы. Лесли скинула туфли, пошевелила босыми пальцами, налила воды, выпила и со вздохом заметила:

— Ой, хорошо-то как. Тебе налить?

— Нет, спасибо.

— Слушай, мисс Терренс, ну, Рейчел, хозяйка, говорит, что две недели назад ее продавщица ушла… вернее, сбежала со своим дружком совершенно неожиданно и она осталась одна. Совсем. А у нее как раз разыгрался ревматизм, а тут еще товар пришел, большая партия, и некому его даже разобрать. И теперь вот магазин в таком состоянии… В общем, Рейчел предлагает мне работу — привести тут все в порядок, оформить витрину и тому подобное… Что скажешь?

— А что я могу сказать? — с горечью усмехнулся Гарри. — Опять ты будешь вкалывать, а я…

— Но, Гарри, послушай! Мы уже столько раз с тобой говорили на эту тему! Ты понимаешь или нет, что у тебя серьезная травма? Понимаешь? Тогда почему ведешь себя подобно вздорному ребенку? Ты и так сейчас находишься в намного худших условиях, чем необходимы для восстановления твоего здоровья. Вместо того чтобы лежать и набираться сил, ты вчера провел в машине полночи и целый день, часть даже за рулем, что уж совсем никуда не годится. И все потому, что упрямо хочешь меряться силами со мной, совершенно здоровой. И я, заметь, еще тебе и потакаю в этих капризах. А если что-то пойдет не так? Ни ты, ни я ведь не медики и понятия не имеем, чем все это может грозить. Вспомни, что последний врач сказал. Так что давай-ка закончим эти бессмысленные разговоры и лучше подумаем о предложении Рейчел.

— А что я могу сказать? Если тебя оно устраивает, соглашайся. У меня возражений нет.

— Правда? — откровенно обрадовалась Лесли. — Замечательно! Во-первых, мне осточертело заниматься тем, чем я занималась. К тому же это теперь невозможно, даже если бы я и хотела… Разве лучше подавать пиво и кофе вместо того, чтобы проводить время в окружении таких чудесных платьев в том месте, куда люди приходят в самые радостные мгновения своей жизни? Да я могла бы делать это даже бесплатно! — с воодушевлением воскликнула она. — Но об этом и речи нет. Рейчел сказала, что будет платить мне двадцать-двадцать пять долларов в день. Немного, конечно, но… — Тут она торжествующе щелкнула пальцами. — Но самое главное: она предоставит нам квартиру, ту, что над магазином! Как тебе это, а, Гарри?

— Квартиру? — изумился он. — Нам, совершенно посторонним людям? Она ведь нас совсем не знает!

— Очевидно, ей кажется, что мы достойны доверия. Ты даже не представляешь, Гарри, как она благодарна нам, что мы потратили сегодня столько времени…

— Не нам, а тебе, — поправил он.

— Обоим. К тому же я вкратце поведала ей о наших проблемах…

— Ты рассказала?! — Гарри едва не задохнулся от возмущения и негодования.

Да, но без подробностей. И упомянула, что ты нуждаешься в длительном отдыхе. Рейчел все поняла и посочувствовала. И это еще не все! Она разрешила загнать твою машину в гараж и пользоваться ее пикапом, пока мы не почувствуем себя в безопасности. Здорово, правда? Так нас уж точно парни Грязного Тедди не найдут! Ну как, согласен? Поверь, Гарри, она — человек хороший, ей можно доверять.

Гарри готов был на что угодно, лишь бы доставить ей удовольствие. Кроме того, предложение действительно было в высшей степени привлекательным. И, кто знает, может, и ему тут найдется какое-то дело… А если и нет, то почему бы не подумать всерьез о вскользь брошенном Лесли предложении что-нибудь написать?

Он наконец-то улыбнулся и ответил:

— Знаешь, ты, пожалуй, права. По поводу того, что работать в свадебном салоне очень приятно. Я иногда думал, что современные женщины занимаются не своим делом и, стремясь во что бы то ни стало сделать карьеру, часто взваливают на свои плечи тяжелую, нервную мужскую работу, совсем им не подходящую. Почему бы вместо этого им не найти занятие, связанное с цветами, драгоценностями или, вот как здесь, с красивыми платьями?

Лесли радостно засмеялась.

— А ведь ты прав, Гарри! Действительно, работа должна приносить удовольствие. Находиться целый день среди красоты, и еще получать за это деньги… Ха! Фантастика, просто потрясающе! Тогда я соглашаюсь немедленно. — Она вскочила и закричала: — Мисс Терренс, Рейчел, мы уже переговорили!

Хозяйка появилась откуда-то из глубины салона, сдула со лба прядь волос, тяжело села на стул и неуверенно улыбнулась молодым людям.

— И к какому же выводу вы пришли?

— Мы принимаем ваше предложение, Рейчел. С удовольствием и благодарностью. А теперь познакомьтесь. Это мой жених Гарри, а это мисс Терренс — наша хозяйка и моя работодательница на ближайшее время.

Гарри поднялся со своего места и обменялся с ней вежливым рукопожатием, которое, к его удивлению, оказалось крепким и почти мужским.

— Очень рад, мисс Терренс. У вас хороший магазин. Отличный!

— Я тоже рада. И спасибо за добрые слова, только… — Она махнула рукой. — К сожалению, вы застали меня и его не в лучший период. Но, надеюсь, с помощью вашей невесты он станет лучше прежнего.

— Уверен, что так оно и будет. Возможно, и я смогу чем-нибудь помочь, мисс Терренс.

— Рейчел. Когда меня зовут по имени, я кажусь себе не такой старой.

— О, вам еще рано убавлять года, мисс… о, простите, Рейчел. — Он прищурился и окинул ее притворно-строгим взглядом «знатока». — По моему скромному мнению, вам, Рейчел, предстоит еще лет двадцать наслаждаться жизнью, не задумываясь о последствиях.

Она засмеялась, довольная комплиментом.

— Чувствую, сегодня Бог проявил свою благосклонность, вняв моим мольбам и послав в ответ прямо, можно сказать, на дом спасение, да еще в такой приятной форме. Честно, даже не знаю, что бы я делала, если бы миссис Бойлз не привела вас двоих. Даже триста долларов, и те бы уплыли. Она женщина милая, но если бы не ваша чудесная невеста, ей волей-неволей пришлось бы отправиться в другое место…

— Полно, Рейчел, вы ставите нас в неловкое положение, — вмешалась Лесли. — Это мы вам обязаны за ваше великодушное предложение. К тому же мы с Гарри только что обсуждали, что работать в таком прекрасном месте, в окружении всей этой красоты, такое наслаждение, что почти неловко получать за это деньги.

Хозяйка грустно усмехнулась.

— Так и я полагала когда-то… Увы, глупый идеализм быстро проходит. Годик-другой, и начинаешь думать не о радостных лицах тех, кто приходит в трепетном ожидании будущего счастья, а об арендной плате, повышающейся каждые полгода, о растущих налогах, о счетах за электричество, о бесчестных служащих… — Она вздохнула, качнула головой. — Но это потом. А первое время все именно так, как вы и представляете себе.

— Рада слышать это. Рейчел, обещаю, вы не пожалеете, что поверили двум незнакомцам. А сейчас, если не возражаете, я бы устроила Гарри отдыхать, а затем…

Конечно-конечно, дорогая моя, — с энтузиазмом откликнулась мисс Теренс, которая тоже явно не могла поверить в свою удачу и боялась ненароком ее упустить. — Вот вам ключи. Вход на второй этаж за примерочной, в самом конце коридора. Я недавно там убирала, но посмотрите, все ли вас устраивает. Плита газовая, холодильник в рабочем состоянии, вам надо только включить его, если захотите пользоваться. Гараж с задней стороны дома, оттуда, кстати, и второй вход в квартиру. Пикап внутри, но места там хватит и на вашу машину.

Через две минуты молодые люди обследовали свои новые владения. Гостиная, одновременно столовая, большая кухня и две спальни с ванной — все это временно принадлежало им. Совершенно бесплатно!

Только вот температура по утверждению термометра превышала тридцать градусов.

— Господи, ну и повезло же нам, — благоговейно выдохнула Лесли после того, как с опаской включила кондиционер и обнаружила, что тот работает. Мягкое гудение агрегата прозвучало для нее лучшей музыкой.

Она захлопотала, доставая постельное белье и устраивая ложе для Гарри, который в это время бродил по комнатам и думал о том, что сегодня им предстоит спать в разных спальнях. Несмотря на фиаско предыдущей ночи, эта мысль, как ни странно, повергла его в глубокое уныние.

9

Два дня прошли для них по-разному. Промелькнули для Лесли, которая поднималась в семь, быстро принимала душ, залпом выпивала чашку кофе и бежала вниз, в салон, чтобы успеть сделать кое-что до открытия. И проползли для Гарри, который спал и потом слонялся по комнатам, раздумывая, чем бы заняться.

Он несколько раз пытался спуститься в магазин и хоть словом перекинуться с Лесли, но она постоянно была так занята, что сразу возвращался обратно. К тому же Гарри смущал полный сочувствия взгляд Рейчел, которая со слов Лесли знала, что он недавно перенес серьезную травму и нуждается в покое, и потому жалела его.

Увы, самому ему никак не удавалось пожалеть себя. С каждым часом, проведенным в бездействии, он чувствовал себя все более и более ничтожным, недостойным ни внимания окружающих, ни помощи. И потому, в стремлении вернуть себе хоть минимум самоуважения, на второй день начал заниматься мелкими домашними делами — убрал постели, навел порядок в ванной, которая и так была практически в идеальном состоянии, и наконец обратил свое внимание на кухню. Обследовав содержимое шкафов, нашел посуду и кое-какие непортящиеся продукты, вроде муки, сахара и спагетти, а также большую кулинарную книгу с иллюстрациями.

И тут-то его осенило! А почему бы не попробовать приготовить обед? Накануне Лесли пришла поздно, без сил и без аппетита, бросила на стол пакет с гамбургерами и тут же ушла в спальню. И этим утром даже не притронулась к еде. Да так она скоро дойдет до полного измождения!

Неожиданная мысль придала ему сил и вдохнула необходимую дозу оптимизма. Гарри оделся, сделал себе крепкий кофе, сел к столу, закурил и стал внимательно читать. Выбрав рецепт, который показался ему возможным для исполнения даже неопытным кулинаром, составил список необходимых продуктов и уехал…

Лесли медленно поднималась по лестнице. День выдался длинный, она устала, но, несмотря на это, ни минуты не жалела, что согласилась работать у Рейчел. Вспомнив сегодняшних клиентов — молодую девушку, почти свою ровесницу, сияющую от счастья, и сопровождавшего ее парня, не сводившего с нее влюбленных глаз, — Лесли невольно улыбнулась.

Их счастье было таким огромным и неподдельным, что передавалось окружающим. Она никогда еще не испытывала такого удовлетворения ни от одного дела в жизни, как три часа назад, когда помогала невесте выбирать подвенечный наряд. Молодые люди ушли еще более счастливыми, чем появились в салоне, купив все полностью — и платье, и фату, и перчатки, и даже подушечку для колец.

Не менее довольной была и Рейчел, подсчитывая выручку.

— Что бы я без тебя делала, милочка ты моя? — улыбаясь, сказала она, обнимая помощницу за плечи.

— Да все то же самое, — отмахнулась от похвалы Лесли.

— Ну нет. Я в последнее время так плохо себя чувствовала, что стала подумывать на время закрыть салон, а это, сама понимаешь, почти равносильно финансовой смерти. Достаточно дать о себе забыть — и все, пиши пропало.

Это уж точно, — согласилась девушка. — Знаете, Рейчел, я сегодня развешивала последние две упаковки нового товара и подумала… — Она неуверенно замолчала, не зная, как высказать свою мысль, не обидев хозяйку.

— Ну-ну, не смущайся, девочка, говори. Если что, на твой взгляд, здесь не так, предлагай. Обсудим и решим. Вкус у тебя есть, такт тоже, так что я со вниманием отнесусь к любому твоему совету.

— Помещение у вас небольшое, просматривать платья довольно трудно. Что, если убрать две трети манекенов и заменить их каталогом?

— О-о-о… — разочарованно протянула Рейчел. — Да разве мне потянуть такие расходы? Это же надо манекенщицу, фотографа, потом еще полиграфия… Сумасшедшие деньги, дорогая, просто сумасшедшие! Я и сама знаю, что дело бы только выиграло, будь тут попросторнее. Парень-то вон сегодняшний не знал, куда ноги пристроить, бедняга.

— Д-да… — неуверенно согласилась Лесли, у которой мелькнула какая-то неясная мысль и тут же исчезла. — Ну, может, какую-то часть платьев выставим в витрину?

— Одно-два, конечно, можно, — с сомнением произнесла хозяйка салона. — Но, сама понимаешь, там они будут только пылиться и портиться. Товар-то очень нежный, как тропические фрукты. Две-три примерки, и уже надо чистить, а под солнцем-то… — Она поцокала языком.

— Это верно, мне надо было самой догадаться. И все же витрина нуждается во внимании. А может, у вас есть какое-нибудь платье с браком, не очень заметным, но продать его все равно нельзя?

Рейчел просияла:

— Есть! Есть одно великолепное платье, вернее, оно было таким, пока ему не оборвали шлейф. Но спереди ничего не видно, так что для наших целей идеально подойдет!

— Отлично! Ну а всякие аксессуары, наверное, можно использовать, правильно я понимаю?

— Да, дорогая, конечно. Только это никак не решает проблемы размещения.

— Почему бы вам не заказать большой шкаф со стеклянными дверцами? Там они и не пропылятся, и будут легко доступны для покупательниц, — предложила Лесли.

— Я думала об этом. Заходила даже к конкурентам в самом центре, смотрела, как у них обстоят дела. И пришла к выводу, что большинство людей страдают отсутствием воображения. Я просто поразилась, что женщины не в состоянии увидеть всех достоинств платья, если оно на плечиках, а не на манекене. Говорят: «Да ну, самое обычное, ничего интересного» — и не понимают, как оно заиграет, если его надеть. Да что там далеко ходить, вспомни миссис Бойлз. Дело ведь было не в размерах, у нее они все были записаны. Но она не могла понять, как будет выглядеть выбранное ею платье на внучке. Вот так-то… — И Рейчел, пожав плечами, вздохнула.

— Да, пожалуй, вы правы, — задумчиво сказала девушка.

И снова в памяти мелькнула какая-то мысль, и опять ускользнула, не дав поймать себя.

— Пойдем, я покажу тебе платье, которое можно взять для витрины, а остальное уж подбери сама. Не из самого дорогого, естественно…

Определив планы на следующий день, хозяйка попрощалась и удалилась, а Лесли провела целый час, отбирая то, что сможет привлечь внимание любой проходящей и проезжающей мимо молодой женщины, и пытаясь понять, что же все-таки ей никак не удается вспомнить… Но постепенно мысли ушли в сторону от событий дня сегодняшнего, от задач завтрашнего, от разнообразных планов на более отдаленное будущее и обратились к Гарри. И она едва не расплакалась от досады на себя, поняв, что среди всех забот ни разу даже не подумала, не нуждается ли он в чем-нибудь.

Какая же я гнусная эгоистка, мысленно сказала себе Лесли. Нашла дело и тут же перестала считаться с кем бы то ни было. Да он наверняка только что с голоду не умирает. А я даже в магазин не подумала съездить!

Кинув взгляд на часы, она убедилась, что до закрытия остается всего двадцать минут, и решила не задерживаться ни на секунду. Предложу ему прокатиться до супермаркета, решила Лесли. Или лучше в кафе сходить? Нет, пусть сам выберет…

Она продолжила свое занятие, но уже машинально, а на губах ее играла нежная улыбка предвкушения встречи с ним.

Подумать только, они знакомы всего пару недель, а она уже так привыкла к нему, словно знает его всю жизнь. Но ведь дело не только в привычке? — спросила себя девушка и тут же сама ответила: «Нет! Конечно нет!»

Так он нравится Тебе?

О да! Безусловно. Как… как человек…

Неужели? Так почему же тогда той ночью, помнишь? Почему?..

Лесли так смутило это воспоминание, что она залилась краской. Она не раз проклинала себя, мысленно возвращаясь к тем страстным поцелуям. И все же… все же не только проклинала, но и сожалела… сожалела, что они так быстро закончились, что не перешли во что-то большее…

Почему, ну почему он не захотел? Почему сказал, что не может? Она задала себе этот вопрос, наверное, уже в тысячу первый раз, но так и не смогла найти ответ. Если бы только… если бы только причина была не в ней… Но если это так, то тогда в ком? В нем самом? Или в ком-то еще?

И снова на ум пришли слова Пата: «Когда-то давно у него была то ли подружка, то ли невеста, но она его бросила. Он очень тяжело это воспринял»…

Настолько, что больше не верит женщинам? Презирает их? Считает предательницами или, в лучшем случае, легкомысленными вертихвостками?

А почему бы и нет? И снова в душу вполз противный холодок. Действительно, почему бы и нет? Кто она такая, чтобы Гарри считал ее какой-то другой, особенной? Чем она занималась, когда они встретились? Дразнила незнакомых мужиков своим полуголым телом. Нечего сказать, достойная уважения профессия — стриптизерша. Так чему тогда удивляться? Может, ему просто противно обнимать ее? Ее тело, которое мусолили — пусть даже только глазами — десятки незнакомцев, пуская слюни и лелея при этом далеко не возвышенные мечты.

Но ведь… но ведь он как будто не выказывает к ней неприязни, разве нет?

Открыто — нет, но говорил много раз, что ему не нравится ее занятие. А она настаивала на своем и добилась того, что ее чуть ли не в лицо обозвали шлюхой. И это в его присутствии! Неудивительно, нет-нет, совсем неудивительно, что он не пожелал откликнуться на ее призыв.

Но ведь позавчера все как будто было хорошо. Лесли улыбнулась, вспомнив, как они ходили в кино и смеялись, держась за руки, и как потом, когда она помогала миссис Бойлз, смотрел на нее такими глазами… Какими? Да полными восхищения, вне всякого сомнения!

Что ж, утешила она себя, скорее всего Пат прав и дело в той, другой женщине, что дурно с ним обошлась.

— Ненавижу ее! — пробормотала девушка и снова нетерпеливо взглянула на часы.

Ну вот пора закрывать.

На то, чтобы опустить металлическую решетку, запереть замки, все проверить и погасить свет, ушло еще четверть часа, и наконец-то она была свободна.

Одолев три лестничных пролета и открыв входную дверь, Лесли насторожилась.

Что-то было не так!

Она огляделась, прислушалась. Из гостиной доносилось негромкое бормотание телевизора, а в кухне горел свет. Странно, как будто все в порядке… Что же тогда ее встревожило?

И внезапно она поняла — запах! Божественный аромат настоящего тушеного мяса! Рот моментально наполнился слюной, а ноги сами понесли туда, откуда доносились эти потрясающие, искушающие, мучительно манящие благоухания .

У плиты, сосредоточенно сдвинув брови, стоял Гарри и помешивал вилкой в глубокой чугунной сковороде, а на соседней конфорке в небольшой кастрюльке что-то аппетитно побулькивало.

— Ты настоящий волшебник, — благоговейно выговорила Лесли, остановившись у него за спиной.

Гарри вздрогнул от неожиданности и уронил вилку в сковороду, выхватил ее оттуда пальцами, обжегся и выругался. Затем повернулся к Лесли и улыбнулся.

— Нравится?

— Божественно! Я совсем недавно ругала себя за то, что мы так и не выбрались за продуктами, а ты вон что затеял!

— Ну, надо же было хоть чем-то заняться, — смущенно усмехнулся он в ответ. — Ты целый день вкалываешь и нуждаешься в том, чтобы тебя хорошо кормили. Не знаю, правда, что у меня получилось…

— То, что издает такой аромат, не может быть невкусным, — горячо заверила его Лесли.

— Ну, раз ты готова рискнуть, то прошу к столу! — И он с иронично-галантным полупоклоном предложил ей руку.

Они торжественно прошествовали в столовую. Гарри жестом фокусника, достающего из шляпы кролика, откинул драпировку, и…

И Лесли ахнула.

Стол, накрытый на двоих, горящие свечи, бутылка вина и ваза с фруктами…

— Гарри, у меня просто нет слов, чтобы выразить то, что я чувствую, — через минуту произнесла она.

— Вот и хорошо. А то я могу растрогаться и расплакаться, — нарочито грубо ответил он. — Прошу к столу, мисс Тэлли.

— Премного вам благодарна, мистер Джодди. — Она сделала шутливый реверанс и грациозно опустилась на предложенный им стул.

Гарри откупорил бутылку, разлил вино по бокалам и, подняв свой, провозгласил:

— За тебя, Лесли! За ту, что не сдается и не отступает!

— О, Гарри… — прошептала она. — Мне… мне очень приятны твои слова, очень, но, право же, ты преувеличиваешь.

— Нет, Лес, это так и есть. По крайней мере, со мной ты такая. Подумай, у тебя ведь была масса возможностей, а главное, причин бросить меня и отправиться дальше искать цель и смысл твоей жизни. Но ты… В общем, я хочу выпить за тебя. И выпью! — категорически заявил он и немедленно осуществил свое намерение.

Лесли в ответ рассмеялась — нежно, мелодично — и последовала его примеру.

Они приступили к еде. Воцарилось молчание, нарушаемое лишь звяканьем столовых приборов. Прошло немало времени, прежде чем Лесли смогла опустить нож и сказать:

— Черт побери, Гарри, я такой вкуснятины, по-моему, еще ни разу в жизни не ела!

Он смущенно усмехнулся.

— Да брось ты, не придумывай.

— Я ничего не придумываю. Почему ты не говорил, что так классно готовишь?

— Потому что я никогда раньше не делал этого.

— Что?!

Он только покивал в ответ.

— Ты серьезно хочешь, чтобы я поверила тебе?

— Лесли, клянусь всем, что есть святого на свете, сегодня я впервые подошел к плите с намерением сделать что-то, кроме кофе и яичницы.

— Вот это да! — восхитилась она и вдруг призналась: — А я вот в отличие от тебя совсем не умею готовить…

— Ты умеешь много чего другого… — начал Гарри, но тут же перебил себя: — Впрочем, про меня никак нельзя сказать, что я умею. Попробовал раз, вот и все.

— Как тебе это пришло в голову?

— Да очень просто: совесть загрызла. Ты целыми днями работаешь, финансово обеспечиваешь нас обоих, а я тут бока отлеживаю.

— Ты не бока отлеживаешь, — немедленно возмутилась Лесли, — а восстанавливаешься после полученной травмы!

— Ну хорошо, как тебе угодно. Так вот, пока я тут «восстанавливался после полученной травмы», подумал, что неплохо было бы и мне что-нибудь полезное сделать. Не такой уж я и инвалид, между прочим. Но в основном, конечно, меня подстегнуло вот это. — Он показал ей книгу, руководствуясь которой и сотворил обед.

Лесли перелистала ее, пришла в восхищение от прекрасных фотографий и повернулась к Гарри.

— Эврика! Наконец-то!

— Что? Что с тобой, Лесли?

— Уф… слава богу, а то я совершенно измучилась. Весь вечер какая-то мысль вертелась в голове, и я все пыталась понять какая. Скажи, Гарри, ты ведь умеешь фотографировать?

— Да, конечно, а что? — удивился ее неожиданному вопросу молодой человек.

— Мы сегодня с Рейчел обсуждали, что в салоне места совсем мало, клиентам даже удобно расположиться негде. Представь, каково провести в тех креслах полчаса, а то и час. Впрочем, я забыла, ты же сам только-только прошел через это испытание.

— Да я как-то не заметил… — Гарри пожал плечами.

Еще бы, где уж ему было обращать внимание на комфорт, когда она выступала в роли манекенщицы.

— Ну, не знаю… Сегодня приходила одна пара, так парень был такой длинный, что еле-еле ноги смог пристроить под столом. А если двое придут? А трое? Подумать страшно… — Она даже передернулась.

— А при чем тут мое умение фотографировать?

— Я предложила Рейчел сделать каталог ее товара, а все платья убрать, чтобы не пылились на манекенах. Но она говорит, что это очень дорого и ей не потянуть такие расходы. В принципе она права, но если свести их к минимуму, то можно таким образом убить двух зайцев, нет, даже трех — и товар лучше сохранить, и место освободить, и показать желающим каждое платье в самом выгодном свете. Вот я и подумала, что, может, ты…

— Ты просто гений, Лес! Хочешь, чтобы я этим занялся?

— Не ты, а мы вместе. Я буду моделью, ты фотографом.

— Но мой аппарат…

— Неужели не работает? — испугалась Лесли.

— Работает, и даже отлично. Но он остался в Эль-Дентро, а купить новый… — Гарри беспомощно развел руками. — Хорошая, действительно хорошая, профессиональная камера стоит дороже, чем все возможные затраты на каталог.

Лесли довольно усмехнулась.

— Ошибаешься. Твой фотоаппарат в багажнике. Спасибо Пату. Если только… — Она широко распахнула глаза и прикрыла рот руками. — Если только его не стянули оттуда…

— Я сейчас проверю! — вскочил Гарри.

— Я с тобой, — немедленно отозвалась она.

— Нет, ты сиди и отдыхай. Довольно и того, что ты целый день провела на ногах.

Он вернулся минуты через три и с торжеством показал кожаный чехол, который его единственный друг положил в багажник в ночь их поспешного бегства.

— Пат — молодчина, обо всем подумал! Это, да еще пишущая машинка — все, что осталось у меня с молодости…

— С молодости?! Ну да, конечно, теперь-то ты старик, — хихикнула Лесли.

— Ладно, не придирайся к словам. Со студенческих дней, когда я был полон надежд и честолюбивых устремлений. Еще до… — он запнулся, встретил ее вопросительный взгляд и неловко закончил, — до того, как перебрался в Эль-Дентро.

— О?.. — Это был весь ее ответ, если можно считать таковым прозвучавший в ее голосе вопрос, но Гарри отвел глаза и от каких-либо объяснений уклонился.

— Так ты считаешь, что мы окажем Рейчел этим услугу?

— Естественно! И отблагодарим ее таким образом за помощь. А давай сделаем сюрприз!

— Каким образом? Если бы она не приходила в магазин, тогда возможно, но так…

— Будем работать вечерами, после закрытия. И не внизу, а тут. Я буду приносить по несколько платьев. Сколько успеем за один раз…

Гарри внутренне содрогнулся, представив, что ему предстоит целые вечера лицезреть ее в тех восхитительных нарядах. Да это и святому не выдержать!

А Лесли тем временем притворно-невинно продолжила:

— Но, конечно, тебе придется помогать мне.

— Каким образом?

— С этими нарядами одному не справиться. Поэтому продавщицы всегда помогают при примерке. Да и корсет кто-то должен затягивать.

Она кинула на него быстрый испытующий взгляд и с удовольствием отметила, что он залился краской. Значит, она не совсем безразлична ему!

Гарри силился что-то ответить, но язык категорически отказывался повиноваться, и ему пришлось мотнуть головой в знак согласия.

Они наметили план действий, обсудили детали и после отправились к телевизору, перед которым и просидели тихо около часа, смотря, но не видя, молча наслаждаясь обществом друг друга. Говорить не хотелось, да и как спокойно перекидываться словами, когда грудь переполняет что-то невыносимо нежное, а горло сжимается от предчувствия и ожидания чуда?

10

Весь следующий день Гарри не находил себе места. Он не то чтобы особенно размышлял или беспокоился о том, что принесет ему вечер. Просто бездумно бродил из комнаты в комнату, переставлял предметы, не замечая их, пока не очнулся около четырех часов и не вспомнил, что, кроме аппарата, у него ничего не готово для предстоящей работы.

Он быстро оделся и спустился в гараж. До ближайшего супермаркета было недалеко, но ему захотелось проветрить голову и немного прокатиться. Свернув с Орланд-авеню на боковую улочку, Гарри двинулся вперед, разглядывая проплывающие мимо него дома. В этой части города они были аккуратные, небольшие, в большинстве своем двухэтажные, со встроенными гаражами на две, а то и три машины, аккуратно подстриженными лужайками и небольшими бассейнами. От этого района веяло благополучием и благонадежностью, столь непривычными для него после почти пяти лет, проведенных в Эль-Дентро. И…

Гарри остановился, вышел из машины и остановился, облокотившись на ее горячую крышу. Глубоко вдохнул сухой, почти обжигающий воздух и немедленно пожалел об этом — трещины в ребрах еще давали себя знать при любой подобной попытке.

Так о чем это он думал? Ах да! О благополучии. Да, верно, он явно ощущал не только этот привкус, но и другой, знакомый, а потому и более тревожный — явный привкус скуки.

Как странно… как удивительно… В этих домах живут средние американцы — люди, достигшие определенного уровня благосостояния и гордящиеся этим. Они ежедневно отправляются в офис и проводят там по восемь часов, занимаясь чем-то мучительно-нудным, возвращаются домой, стригут и поливают газон — предмет своей гордости, потом окунаются в бассейн, за который предстоит расплачиваться еще пару-тройку лет, а после проводят время перед телевизором. А каждую вторую пятницу получают конверты с чеками, где проставлена четырехзначная сумма их двухнедельного жалованья… У некоторых есть жены и дети, у других» любовницы или любовники, жизнь их течет гладко и плавно, но так томительно однообразно, что даже челюсти сводит от тоски…

Гарри вздрогнул, ощутив, как по спине пробежал холодок — и это в тридцатипятиградусную жару! Жутковато. А ведь и он совсем недавно был почти в таком же положении, с той только небольшой разницей, что его конура ничем не напоминала эти особнячки, а жалованье было выражено всего тремя цифрами. Но и ему босс указывал, что надо делать, а что нет, и он просиживал штаны, отбывая необходимые часы, и он…

Гарри достал сигарету и закурил, осторожно втягивая дым, потом вернулся за руль и продолжил путь, преследуемый неспокойными мыслями о будущем, на время позабыв о настоящем.

Еще две, максимум три недели, и ребра его окончательно срастутся, и тогда ему, хочешь не хочешь, а придется решать, как жить дальше. И что же тогда делать? Отправляться по редакциям, и просить, может даже умолять дать ему работу, и в случае удачи — да-да, удачи! — превратиться в добропорядочного служащего, и униженно благодарить за это босса, шефа, патрона? Об этом ли он мечтал, поступая на факультет журналистики? Нет, тысячу, миллион раз нет! Ему казалось, что жизнь его будет насыщенной интересными событиями, важными встречами, возможно даже иногда опасностями — в общем, полной романтики.

Увы, пять лет, проведенные в редакции «Вестника», убедили его в обратном. И не надо говорить, что работа в крупной газете будет так уж сильно отличаться от того, что ему уже довелось попробовать. Ну, будет он писать о выборах мэра, или о крупном пожаре, или о зверском убийстве, или даже о коррупции местных властей — что от этого изменится? Принесет правду своим читателям… Но какую? Ту, что одобрит его редактор? Да и вообще, нуждаются ли они в правде? Или только в том, чтобы чуть-чуть пощекотать нервы после тяжелого дня?

И так каждый день неделя за неделей, месяц за месяцем до конца жизни… Быть высокооплачиваемым рабом… Получить кредит на двадцать лет, купить дом с газоном и дорогую машину и безропотно тянуть лямку, чтобы иметь возможность оплачивать их…

Но что же еще он может сделать? Что? Как не упустить выпавшую ему удачу? Ведь если разобраться и откинуть незначащие детали, то все, что началось в тот вечер у Берта, было колоссальной удачей. Возможно, единственным шансом вырваться из опутавшей его паутины безразличия, тоски и однообразного, бесцветного существования, когда не ждешь ничего, кроме его окончания… Так неужто он упустит его и позволит себе снова втянуться в монотонное существование посредственности, не помышляя о свободе?

Но как, как стать свободным? Ведь как бы там ни было, а бренное тело нуждается в хлебе насущном. И как добыть его, если отказываешься впрягаться в лямку, «великодушно» предоставляемую работодателем?

И тут ему на ум пришли полушутливые слова Лесли «когда получишь Пулитцеровскую премию»…

А что? В каждой шутке есть доля правды. Да-да, и еще она упоминала, что многие из журналистов предпочитают работать на себя. Да, Гарри знал, еще когда учился, двоих, что постоянно рыскали в поисках сенсации, любой сенсации, чтобы потом продать свои репортажи тому, кто больше заплатит. Но он почему-то сомневался, что ему это по силам, вернее по душе. А вот если… если…

Да нет, что за ерунда! Гарри отмахнулся от мелькнувшей мысли и сосредоточился на дороге. И увидел, что, сам того не замечая, оказался около небольшого частного парка. Табличка у ворот гласила:

В период с 20 мая по 15 октября вход разрешен с двенадцати до восемнадцати часов.

Гарри кинул взгляд на приборную доску, убедился, что до закрытия остается еще около получаса, решил немного размять ноги. И не пожалел об этом. Ему и в голову не приходило, что за кованой решеткой довольно-таки обычного вида скрывается настоящий оазис. Многочисленные клумбы со всевозможными благоухающими растениями, о существовании многих из которых он даже не подозревал, манили и словно бы приглашали присесть на скамейку и погрузиться в созерцание.

Гарри поддался искушению и просидел с четверть часа, вдыхая сладостные ароматы и слушая мерное жужжание насекомых, изредка перемежающееся криками каких-то птиц. Потом вспомнил, зачем покинул дом, поднялся и побрел по дорожке к выходу. Одна из клумб по левую руку привлекла его внимание своими мелкими, но удивительно нежными цветами со слабым, но пленительно-нежным запахом. И немедленно перед внутренним взором возник образ Лесли, окутанной белоснежным шелком и кружевом, столь же нежной и благоуханной, как эти создания. Гарри, ни на миг не задумавшись, уступил мгновенному импульсу и сорвал несколько цветов. Он был уверен, что они доставят ей удовольствие. Прекрасное для прекрасной.

И тут же услышал раздавшийся почти что над самым ухом голос:

— Так-так-так! И что это вы, мистер, себе позволяете, позвольте поинтересоваться?

Гарри вздрогнул и обернулся. Перед ним стоял старик в желтом комбинезоне с тяпкой в правой руке… и свистком в левой. Более того, с явным намерением использовать последнее.

— О… я… — начал запинаясь Гарри, но замолчал, не зная, что сказать в свое оправдание.

— Вы в курсе, что это частное владение?

— Д-да… да, конечно, я видел табличку у входа, — придя наконец в себя, пробормотал молодой человек. — Послушайте, я не нарочно. Я… я задумался о своей девушке. Она такая… такая… Словом, эти цветы напомнили мне о ней… и я подумал… вернее, ни о чем я не подумал. Извините, пожалуйста, я заплачу, хорошо? — Гарри сунул руку в карман и вдруг вспомнил, что денег у него всего несколько долларов, необходимых для покупки пленки. — О боже, я прошу простить меня… но дело в том, что я… Господи, какое унижение… — Он уставился на свои ноги, не в силах продолжать.

Такого позора ему, пожалуй, еще не доводилось переживать.

— О девушке… — повторил за ним старик. — У меня тоже когда-то была девушка. И тоже похожая на эти цветы: такая же нежная, свежая и благоухающая…

В его словах и голосе прозвучала такая тоска, что Гарри решился посмотреть на него и увидел, как черные глаза садовника наполнились слезами.

— Что с ней случилось? — тихо спросил он.

С ней — ничего. Со мной случилось, — еле слышно произнес его собеседник и часто заморгал, но, увы, без желаемого результата. Крупные слезы поползли по щекам вниз, оставляя мокрые следы на покрытом толстым слоем пыли лице. — Мы долго встречались и собирались пожениться, когда ее заметил один мерзавец. Он пытался ухаживать, не оставлял ее в покое, преследовал буквально по пятам. Она сначала не говорила мне, знала, что я взбешусь, но он становился все более и более настойчивым. Она стала бояться выходить одна на улицу. Однажды вечером я повел ее в кино. Тот тип ждал нас у входа. С компанией своих приятелей… — Старик замолчал, полностью уйдя в воспоминания.

Гарри молча ждал продолжения, но садовник, казалось, забыл о его существовании. Он мог бы сейчас спокойно уйти, но что-то удерживало. Ему хотелось услышать продолжение.

— В драке я практически случайно пырнул одного из них ножом. Случайно не потому, что не собирался, — пояснил он, словно опасаясь, что Гарри осудит его за трусость, — а потому что нож предназначался другому, тому, главному негодяю. — Старик тяжело вздохнул и горестно покачал головой. — Она была так хороша, моя Рейчел…

— Что произошло потом?

— Процесс. Приговор. Пятнадцать лет. Я отсидел восемь. Она не дождалась. Вот и все, — отрывисто закончил садовник, словно уже успел пожалеть о своей внезапной откровенности. Потом грубовато буркнул: — Не обращайте внимания. И не бойтесь, я не рецидивист.

Да я и не думал ничего подобного, — поспешил заверить его Гарри и внезапно прибавил: — У вас слишком добрые глаза, чтобы считать вас убийцей.

Тот уныло хмыкнул.

— Приятно слышать. А вот она, видно, так не думала…

Они оба помолчали, потом садовник откашлялся и сказал:

— Ладно, идите, мистер, мне запирать пора. Извините, что время у вас отнял своей болтовней.

— А как же…

— Никак. Берите цветы, они же все равно уже сорваны, и отправляйтесь к вашей девушке. И не потеряйте ее, как я свою Рейчел.

— Спасибо. — Гарри протянул руку, и двое мужчин обменялись крепким и искренним рукопожатием.

Всю дорогу до супермаркета, а после до дома Гарри думал о рассказе старика-садовника. Он поднялся в квартиру и разыскал вазу для цветов, продолжая думать о том же. Потом поставил мясо тушиться на медленном огне и отправился в ванную принять душ, продолжая думать о том же. После переоделся в чистое белье и вернулся в кухню, по-прежнему думая о том же. И все еще думал, когда веселый голос Лесли ворвался в его мысли:

— Гарри, привет! Как ты сегодня провел день? Как ты себя чувствуешь? Ты не забыл, о чем мы договорились?

— Лес! Ну наконец-то! У меня все в порядке. Я купил пленку, наметил место, где можно устроить лучшее освещение. Обед почти готов. И чувствую я себя нормально.

— Нормально? — Она испытующе взглянула на него. — Совсем-совсем?

— Ну, конечно, еще побаливает, когда вдыхаю глубоко, но в остальном… Скажем, практически нормально.

— Пахнет божественно, — потянув носом, заявила Лесли, передавая Гарри охапку платьев в шуршащих прозрачных чехлах. — Брось, пожалуйста, на диван. Я быстро в душ. Буду готова через пять минут, хорошо? — И она упорхнула, легкая и беззаботная, как колибри.

А он отнес порученные ему вещи в указанное место, аккуратно разложил и принялся накрывать стол в гостиной. Первым, что он поставил на него, была ваза с цветами.

Лесли, вернувшись, как и обещала, в рекордно короткое для женщины время, немедленно заметила ее.

— Гарри, какая прелесть! — Она подбежала и уткнулась в букет носом, глубоко вдохнув тонкий аромат. — О, никакие духи не могут сравниться с этим… — мечтательно протянула девушка, зажмурив глаза от удовольствия.

— Нравится?

— Очень! Я даже не предполагала, что ты такой галантный кавалер, Гарри, — заявила она, подняла голову, обвела глазами стол и добавила: — Удивляюсь, как это тебе удалось дожить до такого возраста холостяком. Любая здравомыслящая женщина сразу поняла бы, что ты не мужчина, а клад.

Он фыркнул.

— Очевидно, мне попадались только дурочки.

Лесли весело расхохоталась.

— Ты смешной. И где же ты, между прочим, нашел такую прелесть?

— О, это целая история, романтичная, между прочим, — сообщил Гарри, раскладывая по тарелкам салат.

— Расскажи! — тут же потребовала она.

— Не сегодня. Не обижайся, но это довольно необычно, и я хочу кое-что обдумать. Расскажи лучше, как провела день.

Лесли принялась с воодушевлением описывать события, произошедшие в магазине, яркими красками рисуя портреты клиентов, — их в этот день было четверо, две девушки и одна пара.

— Рейчел сказала, что завтра не придет. Она собирается подольше поспать, потом проехать по редакциям, дать объявления о вакансии. Она сегодня пыталась уговорить меня остаться у нее постоянно, но я отказалась. Сказала, что мы можем задержаться на две, максимум натри недели. Не знаю, правильно или нет? — Она пытливо взглянула на Гарри, и он кивнул в ответ.

Слава богу, еще целых две недели с ней, а если повезет, то и все три! Это ли не счастье? К тому же пока они заняты каталогом, он не будет чувствовать себя паразитом, присосавшимся к ней. И за это время он сумеет обдумать свое будущее и попробовать сделать первые шаги в том направлении, о котором размышлял после сегодняшней встречи с садовником.

— Мне это подходит, даже больше чем просто подходит. Но, возможно, тебе захочется раньше продолжить путь? — вслух произнес он.

Нет-нет-нет, — тут же возразила Лесли. — Я с места не двинусь, пока не буду уверена, что твои ребра в полном порядке. И учти, не на основании простого осмотра. Тебе придется еще раз сделать рентген.

— Тебе бы сестрой милосердия быть, Лес, — усмехнулся Гарри, которому было более чем приятно ее внимание к его здоровью.

— Вот уж нет, — ответила она. — У меня сроду терпения на это не хватит.

— Ни за что не поверю. Ты столько со мной нянчишься… — возразил он.

— Так это с тобой, — тихо заметила Лесли и внимательно посмотрела ему в глаза. — Я ведь помню, что ты для меня сделал…

Он горько усмехнулся.

— Да-а, сделал, это точно. Заставил пуститься в бега, целыми днями сидеть за рулем, обслуживать постороннего тебе человека, теперь вот работать, чтобы прокормить его.

Она опустила вилку и твердо заявила:

— Гарри, я бы хотела, чтобы ты раз и навсегда прекратил эти разговоры. Мы оба прекрасно знаем, как обстоит дело на самом деле. Я по недомыслию взялась за работу, которая мне совершенно не подходит. Не потому, что не могу с ней справиться, а потому, что она мне неприятна. Я не отношусь к тем женщинам, которые наслаждаются вниманием десятков мужчин одновременно. И уж особенно таким, которое я получала, выступая в клубах. Я действительно, как и говорила тебе, владею некоторыми приемами самозащиты и могу постоять за себя, по крайней мере мне так кажется. Но ты, Гарри… — Она проглотила комок, застрявший в горле, и заставила себя продолжить: — Ты показал мне, что на свете еще существуют рыцари. Во что я, как подлинно современная девушка, не верила уже лет с десяти. Ты заставил меня поверить в то, что благородство еще не окончательно исчезло с лица земли, что умение делать деньги не самая главная добродетель в мужчине.

Гарри молча взял ее руку, поднес к губам и поцеловал. Лесли сидела и смотрела на него широко раскрытыми и подозрительно поблескивающими глазами. Губы ее слегка приоткрылись, грудь высоко вздымалась. Она наслаждалась, желая, чтобы это мгновение длилось вечно, и в то же время ждала, нетерпеливо и жадно, того, что могло и, будь на то ее воля, должно было последовать за этим почтительным поцелуем. Воспоминания о том вечере, как она прижималась к нему всем телом, и о том, что ощутила в ответ, неотступно преследовали ее все эти дни, хотя Лесли и загнала их в самый отдаленный уголок сознания, поклявшись не форсировать события.

Если ему необходимо время, чтобы убедиться в том, как она ответит на его ласки, что ж… Все время мира в его распоряжении. Она «может и подождать. Только… только не так-то это просто — ждать, когда любишь.

Когда любишь? Да разве я люблю его? — испуганно пискнул внутренний голосок слабости. Но второй, принадлежащий сильной половине ее натуры, немедленно ответил: конечно. Надо смотреть правде в глаза. Я люблю его. Больше всего на свете люблю. Со всеми его слабостями и недостатками. Потому что он такой, какой я сейчас сказала: истинно благородный рыцарь. И потом… потом он волнует меня как мужчина… Я знаю, что так не годится, но самой-то себе ведь можно признаться…

Но почему же он так долго ждет, почему не решается? Неужели не чувствует, что я жду его? Или это из-за той женщины, которая бросила его?

— О, как же я ненавижу ее, — еле слышно выдохнула Лесли и тут же спохватилась.

Но Гарри расслышал, поднял голову и удивленно спросил:

— Кого, Лес? Кого ты ненавидишь?

Она отняла руку, спрятала ее под стол и, заставив себя успокоиться, сказала:

— Сама не понимаю, что несу. Не обращай внимания, Гарри, пожалуйста.

— Как скажешь. — И он пожал плечами, не понимая, как истолковать вырвавшиеся у нее слова. — Что ж, пожалуй, нам пора приступать к съемке. Уже почти девять. Давай доедать и начнем. А то ты завтра совсем не выспишься.

Они быстро покончили с ужином, отнесли посуду в кухню и оставили там до следующего дня.

Гарри собрал и зажег все имеющиеся лампы, а Лесли удалилась в спальню, откуда через несколько минут прокричала:

— Гарри, мне нужна твоя помощь! Зайди, пожалуйста!

Он повернулся в ту сторону, откуда донесся ее зов, судорожно сглотнул и обтер о джинсы моментально вспотевшие ладони. На цыпочках подобрался к закрытой двери, за которой находилась она, и прислушался, но единственное, что услышал, — это удары собственного сердца. Такие сильные, что они отдавались в ребрах и причиняли физическую боль. Поднял руку, намереваясь постучать, но не смог и уронил ее вниз.

— Да Гарри же!

Этого призыва он уже не мог ослушаться, отступил на несколько шагов и крикнул, делая вид, что только что услышал:

— Иду-иду! Я пленку заряжал!

Осторожно повернув ручку, он приотворил дверь и попытался заглянуть. Но Лесли словно угадала его смятение и сказала:

— Смелее. Я в благопристойном виде. Ну же, не бойся.

— Да я и не боюсь.

С этими словами Гарри вошел в спальню и замер на месте как соляной столб.

Лесли стояла к нему спиной, окутанная ярдами и ярдами белого атласа, из которого виднелся лишь небольшой клин ее нежной кожи. В руках она держала длинный шнурок из того же материала.

— Задача у тебя самая примитивная: зашнуровать корсет, потом затянуть посильнее. А уж затем сказать, какой парик мне лучше надеть — светлый или темный. Только и всего. Проще не придумаешь.

Гарри облизнул пересохшие губы, хотя и безуспешно, ибо язык был не менее сухим, и с трудом выдавил:

— Ничего себе примитивная. Да тут не меньше тридцати петелек с каждой стороны.

— Так и есть. Поэтому не мешкай и приступай. Там шесть платьев, и все с корсетами.

Он взял шнурок и попытался вдеть в первую петлю, но случайно коснулся спины Лесли и от волнения тут же его выронил. Смущенно засмеялся и пробормотал:

— И зачем только такие делают? Несомненно, это изобретение — плод женского коварства. Чтобы поиздеваться над женихом, которому придется все это расшнуровывать.

Лесли хихикнула в ответ.

— Интересная версия. Мне она и в голову не приходила. Впрочем, это естественно: женщины ведь менее романтичные создания, чем мужчины. Но, кроме шуток, корсет — самый простой способ заставить платье хорошо сидеть на любой фигуре.

Когда Гарри после десятиминутных усилий удалось справиться с этим многотрудным — по многим причинам — заданием, он облегченно вздохнул и едва не схватился за бок, но сдержался. Из предложенных его вниманию париков он лично выбрал бы темный, с волосами до плеч, поскольку светлый, с длинными, вызывал слишком яркие воспоминания об их первой встрече и Грязном Тедди, но не решился сказать ей прямо, чтобы не обидеть.

— Ну, не знаю. Опять-таки я же не профессионал. Как можно быть уверенным, что лучше выйдет на снимках? Давай сделаем в обоих, потом выберем…

Они разошлись по спальням в начале третьего, но Гарри удалось заснуть лишь к утру. В таком возбужденном состоянии он не был еще ни разу, ни после того как Дженни его бросила, несмотря на долгое воздержание, достойное монаха-отшельника, ни даже с ней…

А Лесли… что ж, Лесли улеглась в постель со счастливой улыбкой на губах. Ибо она прекрасно поняла, что ожиданию ее придет конец если и не завтра, то в самом ближайшем будущем…

11

Шли дни, для обоих до отказа заполненные делами, что, однако, не мешало им постоянно думать друг о друге.

Лесли так замечательно оформила витрину, что приток покупателей заметно увеличился. Рейчел все больше и больше полагалась на нее и, безгранично доверяя, старалась использовать немногочисленные дни, которые Лесли еще собиралась провести в салоне, чтобы уделить максимальное внимание своему пошатнувшемуся здоровью. Ее отсутствие давало молодым людям возможность иногда и среди дня найти время для осуществления своих планов.

Гарри напечатал первые снимки и как-то вечером показал их Лесли, которая пришла в полный восторг.

— Да у тебя настоящий талант! Не понимаю, почему ты не занимаешься профессиональной фотографией? — восхищенно заявила она.

Он пожал плечами.

— Никогда не думал об этом всерьез. А уж теперь особенно.

— Почему «теперь особенно»? — удивилась Лесли. — У меня сложилось впечатление, что, за что бы ни брался, у тебя все получается отлично.

Для такой похвалы у нее было немало оснований. Они вели этот разговор, сидя за столом и заканчивая очередную приготовленную им трапезу — простую, но удивительно вкусную.

— Думаю, потому, что благодаря тебе у меня появилось не только время, но и желание как-то переосмыслить жизнь, свое место в ней, — серьезно ответил Гарри. — И я понял, что не хочу больше работать на чужого дядю, унижаясь и получая жалкие крохи взамен.

— О!

В ее коротеньком возгласе прозвучало нечто такое, что заставило Гарри оторвать взгляд от скатерти и посмотреть ей в глаза.

В их глубине, в самой-самой синеве мелькали искорки такого чувства, что он заставил себя отвернуться. Потому что еще мгновение — и он бы схватил ее на руки, и отнес в спальню, и не выпустил оттуда до утра.

Да-да, именно так. Ведь благодаря ей и только ей свершилось чудо: жестокие, насмешливые, уничижительные слова Дженни растаяли, как остатки прошлогоднего снега под апрельским солнцем, словно их никогда и не было. Пропало и владевшее им так долго безразличие. Гарри возродился к жизни, как феникс из пепла. Он ощущал себя мужчиной — настоящим, полноценным, способным желать женщину и дарить ей счастье обладания.

Но врожденная порядочность сдерживала его. Сдерживала, потому что то, о чем он говорил Пату, было правдой. Одной только сексуальной близости ему было мало. Гарри хотел большего, много большего. Огромной и вечной любви, такой, которой хватит на всю жизнь.

И он знал, что ему повезло, фантастически повезло. Ибо это чувство, которое посещает далеко не каждого, пришло к нему. Он любил Лесли, любил безумно, восторженно, страстно, до боли, до самозабвения. Поэтому хотел предложить ей не только свое тело, которое рвалось к ней, не давая спать ночами, но и свое сердце, и свою руку, и каждый свой вздох, каждый оставшийся день, до самой смерти.

Но пока, увы, для этого не было никаких возможностей. Пока что она, его «голубоглазая богиня», как он мысленно называл Лесли последние дни, владычица всех его помыслов, обеспечивала их обоих и кровом, и хлебом насущным, и даже работой…

Впрочем, сейчас даже это уже не терзало, не нарушало эйфорического состояния его души. Потому что Гарри составил план и уже начал действовать сообразно с ним. Он не сомневался ни на мгновение, что сможет осуществить его. Встреча со стариком садовником была даром провидения, указующим перстом судьбы. Только вот…

Только вот находиться рядом с Лесли и сохранять видимость дружеских отношений было все труднее и труднее. Особенно потому, что нередко Гарри читал, как вот сейчас, в ее глазах призыв — немой, но от этого не менее громкий и ясный. И делать вид, что не замечаешь его, день ото дня становилось все нестерпимее…

Так о чем это он говорил? Ах да, о месте в жизни.

— И я решил, что все, начиная с нашей с тобой встречи там, у Берта, было не случайным…

Лесли продолжала молча смотреть на него, ожидая продолжения. Она чувствовала: то, что он собирается сказать, является очень важным для него, для нее, для них обоих…

— Я ведь мог не встретить Пата, мог отказаться поехать с ним, мог уйти, когда появился Грязный Тедди со своей шайкой. Но я ничего этого не сделал. Почему? Рок. Судьба. Ей не противятся, а подчиняются. Вот я и подчинился.

— Но ты мог не вмешиваться, когда Тедди начал хватать меня, — тихо произнесла «голубоглазая богиня».

— О нет, этого-то я как раз и не мог. Так что судьбе необходимо было только привести меня туда и удержать до нужного момента. А дальше случилось то, что должно было неизбежно случиться в подобной ситуации.

— Это я уже поняла, — все так же не повышая голоса, ответила Лесли. — Но если бы на моем месте была другая… — И снова эти нотки.

— О нет, — уверенно возразил Гарри. — Другой быть не могло. Поверь, уж я-то своего дружка знаю. Чтобы он решил потащить меня с собой, ему необходим был серьезный повод. А лучше тебя… — Он вздохнул и неожиданно для самого себя признался: — Лес, ты самая красивая женщина на свете.

— Правда? — Она окинула его испытующим взглядом. — Ты действительно так считаешь?

— О да, — выдохнул он.

— Тогда почему же?.. — Она не закончила, оставив вопрос висеть в воздухе.

Но Гарри не мог ответить ей, объяснить все прямо сейчас. Еще не пришло время…

— Прости, я не хотел бы пока говорить об этом. Я не готов.

— Что ж… — Лесли опустила глаза.

Он взял ее руку в свои и поцеловал.

— Не обижайся. Это для меня слишком важно.

— Что ж… — почти безучастно повторила она.

— Лесли, прошу тебя! — воскликнул Гарри. — Не надо так! Ну же, милая моя!

Сердце ее подпрыгнуло в груди, сделало двойное сальто с поворотом и вернулось на место. Наконец-то ей удалось вырвать у него хоть каплю нежности! «Милая моя!» Какие чудесные слова! О, Гарри, Гарри, Гарри!

Лесли улыбнулась.

— Я не обиделась. Но продолжай, пожалуйста. Я очень хочу знать, о чем ты думаешь.

Он снова поцеловал ее руку и заставил себя отпустить тонкие длинные пальцы.

— Ну так вот, пока я валялся в постели и бездельничал, а потом прогуливался в свое удовольствие, то вспоминал и переоценивал всю свою жизнь. Мне скоро тридцать, а чего я достиг? Ничего! Абсолютно ничего! И ты предоставила мне возможность увидеть это, осмыслить и захотеть изменить. А провидение помогло найти способ…

— О, Гарри, ты даже не представляешь, как приятно это слышать!

Он усмехнулся.

— А мне приятно говорить. Ты сама не понимаешь, сколько для меня сделала! Но… хочешь, расскажу, что я намереваюсь делать дальше?

— Еще как!

Гарри поднялся, удалился в свою спальню и тут же вернулся, неся в руке небольшую стопку белой бумаги.

— Вот. Прочти и выскажи свое мнение. — Внезапно на него накатила волна паники, и он выкрикнул: — Только правду! Слышишь? Чистую правду!

Это был небольшой рассказ — история его встречи со старым садовником.

Лесли взяла листы из его задрожавших пальцев и погрузилась в чтение. Гарри достал из кармана пачку и стал нервно извлекать оттуда одну сигарету за другой, но не закуривал, а терзал их, пока на тарелке не образовалась солидная горка табачных крошек, смешанных с бумагой, а упаковка не опустела.

Наконец Лесли закончила чтение, но не сказала ни слова, лишь молча смотрела на него.

— Что… — Гарри откашлялся, прочищая внезапно сжавшееся горло. — Что? Неужели так плохо?

Она медленно покачала головой и с трудом выговорила:

— Я в жизни ничего подобного не читала… Гарри, Гарри, ты сам-то хоть понимаешь, что написал?

Да ничего особенного. — Он хмыкнул. — Знаешь, почему я сказал, что провидение помогло найти способ? — Лесли отрицательно качнула головой. — Я случайно забрел в маленький парк и, когда уже собирался уходить, увидел цветы, ну, те, которые принес несколько дней назад… Они напомнили мне тебя, я не удержался и сорвал их. Старик подошел сзади и спросил, что это я такое делаю. А когда я объяснил, то он погрустнел и поведал мне эту историю. Не так подробно, но что-то в его рассказе долго не давало мне покоя. А потом я вдруг понял. Имя девушки! В общем, у меня появилась идея, что это может стать основой, и я решил попробовать. Ну а о результате судить тебе.

— Ты пошлешь рассказ в какой-нибудь журнал? — спросила она.

— Считаешь, он заслуживает того? Думаешь, могут опубликовать?

— Уверена! — горячо заверила его Лесли. — На сто, двести, на пятьсот процентов!

— Ты на самом деле так думаешь? Или просто хочешь морально поддержать меня? — с беспокойством спросил он. — Ты учти, мне необходимо понять, стоит ли тратить на это силы и время.

— Гарри, клянусь тебе чем угодно, всем, что есть святого в моей жизни!

— Уф… — выдохнул он. — Что ж, в таком случае признаюсь: нет, я не пошлю его никуда. Потому что это, можно сказать, общий план. Я хотел сделать из рассказа роман. И раз форма изложения, по твоему мнению, вполне приемлема, то так я и поступлю.

— Но как же так, Гарри? А что будет дальше?

— Ишь ты какая! — усмехнулся он. — Хочешь первой узнать, чем все кончится. Знаешь, почему я сказал, что имя девушки не давало мне покоя? Нет? Потому что ее звали… Ну, как ты думаешь?

Лесли недоуменно пожала плечами.

— Понятия не имею.

— Ее звали Рейчел! Как и нашу хозяйку!

Представляешь, если бы это она и оказалась? Какой поворот темы!

От изумления Лесли охнула, прикрыла рот руками и округлила глаза.

— Гарри, а что, если наша Рейчел на самом деле и есть та самая…

— Да брось ты, Лес, в жизни так не бывает. Только в сказках…

— А вдруг нет? — продолжала настаивать девушка.

— Даже если и нет, что тогда?

— Тогда мы можем соединить их! Представляешь, после стольких лет…

Гарри качнул головой.

— Не думаю, что старик с легкостью простит предательство, ведь девушка не дождалась его. А он отсидел, строго говоря, из-за нее. И вся его жизнь пошла прахом…

— Да-а, об этом я как-то не подумала. Ты прав, конечно. Но все же жаль даже не попробовать узнать, так ли это.

— Ну, если хочешь, можешь осторожно расспросить Рейчел, когда она появится. Скажем, вызвать ее на откровенность в спокойную минуту за чашкой кофе. Хотя я лично сомневаюсь…

— А каким будет конец твоей истории? — с живым интересом спросила Лесли.

Гарри пожал плечами.

— Понятия не имею. Я дам им возможность прожить долгую жизнь, может быть даже… да, точно, не одну, и самим решить, как они захотят ее закончить. А теперь пора приступать к делу. Время позднее.

Давай сегодня отдохнем, — предложила Лесли. — Погуляем или покатаемся. Я, честно говоря, немного устала. И мне хочется подумать обо всем, что ты сказал… Да и, признаться, мне просто не хватает нашей с тобой дороги.

— Мне тоже. Хочешь, я отвезу тебя в тот парк? Если, конечно, сумею найти дорогу. Он, правда, закрывается в шесть, но… — Гарри подмигнул и заговорщицки прошептал: — Но мы можем попробовать пробраться туда контрабандой.

— Как это?

— Через забор.

Лесли хихикнула и захлопала в ладоши.

— Представляю, какие заголовки будут в газетах, если мы попадемся! Будущий член Пен-клуба и… — Она запнулась.

— Ну-ну, продолжай, — подбодрил ее Гарри. — И кто?

— Никто. Не обращай внимания. Пожалуйста. — Она слегка нахмурилась и отвернулась.

— Лесли. — Он взял ее за подбородок и заставил взглянуть ему в глаза. — Лес, милая, что ты от меня скрываешь?»Я же чувствую…

— Прошу тебя, Гарри, не надо. Не сию минуту, во всяком случае. Мне тоже необходимо время. Разве ты не можешь понять меня? Или не хочешь? — с мукой в голосе воскликнула Лесли и чуть слышно всхлипнула.

— Да что ты, любимая моя, успокойся, не переживай, я все понимаю… Не надо так расстраиваться, ну же, любимая моя, Лесли, дорогая моя девочка, — забормотал Гарри, падая перед ней на колени и обнимая за талию.

Он сам не замечал, что выдает себя и свои чувства, выдает полностью, с головой, несмотря на твердую решимость не делать ничего подобного. Он даже не понимал, что такое говорит, пока не ощутил на губах ее жаркий поцелуй.

— Гарри, Гарри, неужели это правда? — прошептала она, почти не отрываясь от его рта. — Ты любишь меня?

— Безумно! Я без тебя ничто. Я жить без тебя не могу, я дышать без тебя не могу, есть без тебя не могу, спать без тебя не могу…

Он лихорадочно выплескивал все, что накопилось в его душе, словно боялся, что эти чувства, не получив выхода, задушат его. И даже не заметил, как она соскользнула со стула, и оказалась рядом с ним, и обнимала его все крепче и крепче, и тоже бормотала слова любви и восхищения, радости и желания… Но когда ее руки пробрались под его футболку и заскользили по спине, лаская и гладя, он вдруг очнулся и попытался отстраниться.

— О нет, Гарри, нет, умоляю!.. — захлебываясь словами, взмолилась Лесли. — Не надо, не отталкивай меня!.. Я люблю тебя, люблю, ненаглядный мой, красавец мой, рыцарь мой!.. Я хочу быть с тобой… сейчас, скорее… Я так давно мечтаю об этом!.. Неужели я нисколько не возбуждаю тебя?.. Неужели ты не хочешь меня?..

Ее бессвязные, но пылкие мольбы смели все преграды, что Гарри воздвиг между своим желанием обладать ею и представлениями о благородстве настоящего мужчины, опрокинули их, как карточный домик. Он перестал думать и уступил единственному всепобеждающему стремлению — любить и быть любимым.

Подхватив ее на руки, Гарри дошел до спальни и опустил на кровать свой драгоценный трофей, и упал на нее сверху, и впился яростным поцелуем в призывно приоткрывшиеся навстречу ему губы.

Стоны и вздохи — музыка страсти, прелюдия обладания — наполнили комнату, отгородив их от всего мира.

Влюбленные позабыли обо всем на свете и отдались той властной силе, которой испокон веков не в состоянии был противиться простой смертный. Они сплелись, слились воедино в неистовом танце страсти. Тела их вершили величайшее и прекраснейшее таинство — таинство любви…

После они еще долго лежали, задыхаясь и все так же тесно прижимаясь друг к другу.

Гарри приподнялся на локте, нежно провел пальцем по ее раскрасневшейся щеке, легко коснулся губами и тихо спросил:

— Почему ты заранее не сказала мне, что еще ни с кем не была?

— А что, это такой большой порок? Тебе не понравилось? Было неприятно?

— Ну что за чушь ты несешь? Это… это было потрясающе! Ты сделала мне самый лучший подарок, который только женщина может сделать мужчине. Не знаю только, достоин ли я его…

— Достоин, еще как достоин, — усмехнувшись, ответила Лесли и показала ему язык.

— Но я же сделал тебе больно. Я мог бы быть деликатнее, осторожнее…

Ну уж нет, — возразила она. — Ты был настоящим диким львом, Гарри Джодди, и мне это понравилось. А домашний котенок в постели ни к чему. Когда подружки рассказывали мне о своих любовниках и их «сексуальных подвигах», мне было странно и неясно, к чему такие страсти. Но теперь… теперь-то я их прекрасно понимаю. — Лесли довольно засмеялась и снова потянулась к нему припухшими губами.

Гарри ответил на ее поцелуй сначала нежно, словно боялся причинить боль, но вскоре позабыл об этом похвальном намерении.

— Ого, — снова задыхаясь, пробормотала Лесли, оторвавшись от него на мгновение, — а мой котенок-то снова превращается во льва.

Это стало ее последними словами во втором раунде.

Любовный поединок отнял у них сил не меньше, чем если бы проходил на боксерском ринге. Он вышел за рамки любительского — состоял из четырех раундов, каждый из которых длился значительно дольше предусмотренных правилами трех минут. Но в отличие от бокса побежденных не было. К пяти утра оба победителя, окончательно измотанные, но бесконечно счастливые, уснули, так и не разомкнув объятий…

12

Лесли потянулась, ощутила каждую клеточку своего тела, застонала от удовольствия сладостной истомы и открыла глаза.

— О-о-о… — произнесла-пропела она, — хорошо-то как… — Повернула голову… и резко села. — Гарри! Гарри, где ты?

Приятный запах свежезаваренного кофе и шипение воды в соседней ванной дали искомый ответ. Лесли снова потянулась и грациозным движением встала. Окинула себя взглядом, решая, достаточно ли хорош ее наряд, чтобы остаться в нем для встречи с любимым, пришла к выводу, что лучше не бывает, и на цыпочках пробралась туда, где под душем стоял ни о чем не подозревающий Гарри.

Она обхватила его руками за бедра и начала покрывать поцелуями широкую мокрую спину. Несмотря на то что сна Гарри досталось всего около четырех часов, среагировал он на ее маневр мгновенно.

— Ого! — восхищенно пробормотала Лесли. — Да ты просто ненасытный у меня!

Он повернулся к ней, обнял за талию и поставил перед собой.

— Ты хочешь?

— О-о-о… — застонала Лесли в ответ, и он, не медля ни секунды, подхватил ее на руки и вошел в нее.

— Я бы хотела, чтобы отныне каждое утро начиналось именно так, — щедро намазывая маслом и джемом рогалик, мечтательно произнесла Лесли.

Гарри сделал глоток из своей чашки и засмеялся.

— Не боишься растолстеть?

Она тоже радостно засмеялась и бросила в него кусочком сахара.

— Ты отлично знаешь, о чем я говорю, Гарри Джодди!

— Ладно-ладно, может, и знаю, а может, и нет, но хулиганством заниматься не позволю, — сурово сдвинув брови, заявил он, возвращая сладкий кубик в сахарницу.

— Ой-ой-ой, вы только посмотрите, кто это так заговорил! — ехидно воскликнула она. — Неужели тот самый Гарри, который только вчера предлагал через забор влезть на территорию чужой частной собственности?

— Нечего путать совершенно разные вещи. Перелезть через забор — это приключение. Романтичное. А бросаться сахаром в измученного тяжким трудом мужчину… — Он сделал многозначительную паузу.

— Ах, измученного тяжким трудом? Ну, мистер Джодди, извините, что вынудила вас так перетрудиться, — продолжала насмешничать Лесли.

Он не сдержался, фыркнул и в свою очередь кинул в нее рогаликом…

Они продолжали завтрак, восстанавливая потраченные силы, пока не услышали звонок. Один, другой, потом третий. Лесли взглянула на часы и хлопнула себя по лбу.

— Черт! Я совсем забыла о магазине! Вот это да! Мне надо было быть внизу уже полчаса назад… — Последние ее слова донеслись уже с лестницы.

Гарри еще посидел за столом, допивая кофе, неторопливо выкурил первую утреннюю сигарету и вдруг подумал, что надо бросать. Едва ли Лесли приятно целовать пропахшего никотином возлюбленного. Он кинул окурок в пепельницу, а наполовину полную пачку — в мусорное ведро, убрал со стола, заварил свежий кофе и с кофейником спустился вниз.

Молодая пара — первые за сегодняшнее утро клиенты — как раз уходила, нагруженная свертками, а Лесли стояла возле кассы, занятая оживленной беседой с Рейчел.

— Милые леди, кофе не желаете? — весело предложил Гарри, подходя ближе.

Лесли подняла голову и так взглянула на него своими ярко-голубыми глазами, что он едва не уронил ношу.

Господи, какой же я счастливчик, подумал он, здороваясь с хозяйкой.

— О, Гарри, вы как нельзя более кстати, — приветствовала его та. — Я как раз говорила Лесли, что наняла продавщицу. Она приступает завтра, так что Лес теперь будет много легче. То есть… — Она запнулась и поправилась: — То есть, если она, конечно, согласится еще побыть со мной. Квартира, разумеется, останется за вами столько, сколько захотите. Но я понимаю, что ваша любезность…

— Рейчел, — перебила ее Лесли, — о чем вы говорите! Какая там любезность? Это мы вам обязаны. Вы пришли на помощь в трудный для нас период. И… — Она кинула на своего возлюбленного вопросительный взгляд и продолжила: — И мы хотели бы отплатить вам за доброту и великодушие. Гарри, согласен?

— Безусловно, если ты считаешь, что пора.

Он поставил кофейник на журнальный столик, сбегал наверх и вернулся с большим желтым конвертом, который, опустившись на одно колено, торжественно передал пожилой женщине.

— Мы просим принять это в знак нашей безграничной признательности, Рейчел.

Та легко поцеловала его в щеку и подмигнула Лесли.

— Ты сделала прекрасный выбор, девочка. Он не только симпатичный, но и с чувством юмора. Мне нравится твой жених.

— Мне самой нравится, — засмеялась та в ответ. — Но открывайте же, открывайте скорее!

Она быстро отодвинула чашки на самый край, а Рейчел тем временем распечатала конверт и достала оттуда толстую пачку цветных глянцевых фотографий. Взглянула на верхнюю и едва не вскрикнула от восторга. Отложила в сторону, посмотрела вторую, третью, восьмую и, слегка задыхаясь от волнения, произнесла:

— Даже не знаю, что сказать…

— Вам нравится? — с беспокойством глядя на нее, спросила Лесли. — Мы подумали, что сделать каталог на основе этих снимков будет вполне реально. Вы сможете себе это позволить, верно ведь, Рейчел? — Ее внезапно осенило: — Можно даже и не печатать! Надо купить красивый свадебный альбом — и готово!

— Дети мои дорогие, да как же вы?.. Когда же вы успели? Это же титанический труд! А снимки-то какие! Гарри, признайтесь, вы работаете на какой-нибудь большой и важный модный журнал. Я угадала?

— Вовсе нет, — смеясь, возразил бывший журналист и будущий писатель. — Все было очень просто. Лес каждый вечер после закрытия приносила по нескольку платьев, а после съемки возвращала обратно. Мне кажется, неохваченным осталось совсем немного. Так что если завтра она сможет освободить время днем, то нам, пожалуй, удастся закончить все за несколько часов…

Они бы еще долго сидели, обсуждая открывающиеся для салона радужные, по мнению владелицы, перспективы, но прибытие клиентов — будущей новобрачной и ее весьма требовательной на вид матери — прервало их беседу. Лесли поспешила к девушке и начала показывать товар. Гарри собрал со стола чашки и прочие принадлежности. А Рейчел бережно сложила и уже засовывала обратно в конверт фотографии, когда к ней подошла пожилая дама.

— Вы позволите взглянуть?

— Конечно, прошу. Присаживайтесь, устраивайтесь поудобнее, — радушно пригласила хозяйка, указывая на кресло. — Здесь пока еще представлены не все наши модели, но, если вам ничего не понравится, моя помощница покажет вашей дочери остальное.

Дама, судя по властным манерам, привыкшая брать решение важных вопросов на себя, не долго мешкала. Просмотрев половину пачки, она крикнула:

— Кэт, пойди сюда, деточка! Ну-ка посмотри, как тебе это, нравится?

Та подошла, заглянула матери через плечо и захлопала в ладоши.

— Какое чудо! Как же мы его пропустили? — спросила она с плохо скрытым упреком, оборачиваясь к Лесли.

— Да вы его видели, но отвергли, — спокойно заметила та, подмигнув наблюдающей за сценой Рейчел.

— Ах да, теперь припоминаю! Оно показалось мне довольно невзрачным, я и не предполагала, что на самом деле это такое чудо, — растерянно произнесла девушка. — Давайте померяем его, хорошо?

— Не хотите сначала посмотреть остальные фото? — предложила Лесли, но та отказалась.

— Если маме оно нравится, то лучше я сразу его померяю. Если подойдет, мы возьмем это. Верно?

Мать с дочерью покинули салон через десять минут. Кроме платья они уносили с собой перчатки и нежный веночек на голову. А в кассе прибавилось шестьсот сорок долларов…

— Вот это да! — воскликнула Рейчел. — Никогда бы не подумала, что можно обслуживать так быстро. Может, я заменю тебя, Лесли, на сегодняшний день и вы прямо сейчас все закончите?

Но Гарри заявил, что у него кончилась пленка и ему необходимо сначала съездить за ней, и предложил хозяйке сопровождать его.

— Вы сможете выбрать альбомы. Думаю, стоит сделать два комплекта. Как вы считаете, Рейчел? На случай, если несколько клиентов одновременно соберутся.

Так они и поступили.

На следующий день к четырем часам пополудни съемка была завершена. Лесли, которой не терпелось увидеть результат их трудов, настояла на том, чтобы проявить и напечатать оставшиеся снимки немедленно. Они съездили в ближайшее ателье, вернулись к шести и до закрытия магазина заперлись наверху, заполняя альбомы. Рейчел хотела помочь хоть чем-нибудь, но они категорически отказались. И только когда все было готово, позвали ее.

Она поднялась, неся в обеих руках большой пакет, и первым делом отнесла его в кухню. А потом… потом началось то, что Лесли гордо окрестила «презентацией».

Только через час Рейчел смогла оторваться от своих новых, таких красивых каталогов. И то лишь потому, что вспомнила, что пришла не с пустыми руками. В таинственном пакете оказались две бутылки французского шампанского, коробка бельгийских шоколадных конфет, фунтовый кусок итальянского пармезана, несколько видов холодного мяса и банка русской икры.

Она лично накрыла стол, расставила угощение, попросила молодого человека открыть шампанское и, подняв бокал, провозгласила:

— Дорогие мои Лесли и Гарри! Я хочу поблагодарить вас за то, что вы создали, и провозгласить тост за вас. Вы оба — самые удивительные, самые замечательные, самые талантливые люди из всех, что я встретила за свою, скажу откровенно, долгую жизнь. И я хочу пожелать, чтобы вам удалось найти вашим дарованиям достойное и выгодное применение.

Они чокнулись и выпили, после чего Рейчел продолжила:

— И еще я хочу заложить первый кирпичик в фундамент вашего финансового благополучия. — Она достала из сумки небольшой сверток и протянула его Гарри. — Я, безусловно, не могу позволить себе в полной мере вознаградить вас за работу, но прошу принять это вместе с моей вечной и безграничной благодарностью.

Гарри снял розовую, в мелкий цветочек, обертку и тупо уставился на то, что оказалось у него в руках, — десять новеньких похрустывающих стодолларовых банкнот.

Лесли пришла в себя первой.

— Мы не можем взять это, Рейчел. Это… это слишком много…

— Даже слушать ничего не желаю! То, что вы сделали, стоит по крайней мере раза в три дороже. И это относится только к каталогу. Не считая оформленной тобой витрины и других твоих идей и предложений. Нет-нет-нет, пожалуйста, не сомневайтесь и не обижайте старуху отказом. А теперь давайте веселиться! Гарри, налейте еще шампанского.

И они веселились — ели и пили, затеяли танцы, шутили и смеялись. Напоследок, допивая последний бокал, раскрасневшаяся от вина Рейчел спросила:

— Ну а вы, милые, не собираетесь стать моими клиентами?

Гарри поперхнулся и закашлялся, а Лесли слегка порозовела и шутливо заметила:

— Не знаю, не знаю, он пока не удостоил меня предложением. Верно, милый?

С трудом справившись с приступом, Гарри натянуто ответил:

— Если надумаем, то, обещаю, за нарядом придем к вам и только к вам.

Рейчел почувствовала, что влезла не в свое дело, причем весьма неловко, смутилась и поспешно распрощалась, оставив их наедине.

Молодые люди были смущены, пожалуй, не меньше, а больше нее. Они принялись убирать со стола, не произнося ни слова и старательно избегая смотреть друг на друга. Одному Богу известно, сколько бы длилась эта пауза, если бы Лесли, по натуре, да и в силу возраста более прямолинейная и откровенная, чем Гарри, не нарушила молчание вопросом:

— Что ты собираешься делать с этими деньгами?

Он был так потрясен, что едва не выронил бокалы.

— Я? Почему я? Это твои деньги.

— Ну уж нет, мистер Джодди. Они твои. Ты их заработал. Я не делала абсолютно ничего.

— Да? Тогда кто же на всех снимках? Другая женщина? Твой близнец?

— Брось, Гарри, ты отлично понимаешь, о чем я говорю. Подумаешь, дело — надеть прекрасное платье, в котором и крокодил покажется красавицей, и покрутиться в нем несколько минут перед объективом. Нет, дорогой, ты настоящий художник, ты проделал всю работу, и этот каталог полностью твоя заслуга. А потому…

— Ну хорошо, — перебил ее Гарри, — даже если считать, что исполнение только мое, с чем я, между прочим, категорически не согласен, то идея стопроцентно твоя.

— Нет… — собралась было возразить Лесли, но он не дал ей закончить.

— Послушай, Лес, ты чудесная, потрясающая, умопомрачительная девушка, но сейчас пытаешься спорить по пустякам и вести себя как самая обычная вздорная баба. Давай не будем ссориться, тем более по такому поводу. Если хочешь, поделим деньги пополам, но никак не иначе.

Она опустила глаза.

— Ты прав. Но пойми и меня…

Он подошел, притянул ее к себе и закрыл ей рот поцелуем. А когда оторвался, Лесли позабыла, что собиралась сказать.

— Вот так-то лучше. А что касается денег… появилась тут у меня одна мыслишка. С твоим появлением, Лес, судьба постоянно выказывает мне свою благосклонность. Почему бы нам не положиться на нее и не попытать счастья в казино?

— В казино?! Ты с ума сошел, Гарри Джодди? Думаешь, у хозяев казино не хватит на коньяк и новый «мерседес» без твоих пяти сотен?

Он погрозил ей пальцем и повторил:

— Как самая обычная вздор…

Лесли пожала плечами.

— Ладно-ладно, молчу. Я, похоже, еще много чего о тебе не знаю… Ты, может, игрок, а, Гарри?

Он засмеялся.

— Господь с тобой, любимая. Я сроду ни в одном казино не был. Даже в карты играть не умею. Да что там в карты… Стыдно признаться, в домино и то не умею…

— Тогда почему же?

— Говорю тебе, хочу проверить свою удачу. Неужели ты не поняла, Лес, о чем я тебе толкую? Повторяю еще раз, судьба благоволит мне. Я чувствую себя фениксом, возродившимся из пепла. Отныне мне все должно удаваться! К тому же я многого и не хочу. Всего несколько тысяч, чтобы иметь возможность, не отвлекаясь на заботы о хлебе насущном, написать свой роман. И тогда я смогу… — Он внезапно замолчал.

— Что сможешь?

— Ты напрасно упрекнула меня, Лес, при Рейчел. Ну, что я, мол, «не удостоил» тебя своим предложением. Не сомневайся, любимая, я сделал бы его уже давно, если бы…

— Да-да? — подбодрила она, увидев, что он снова замялся.

— Если бы не был практически нищим, — твердо закончил Гарри. — Вот так-то, любовь моя. Теперь ты знаешь все обо мне и моих взглядах.

Лесли понурилась. Между ними по-прежнему стояло то, что она все еще скрывала. Это могло бы сломать все преграды, но могло и укрепить их, одеть в непробиваемую броню. А с учетом особенностей характера Гарри, с которыми она уже была неплохо знакома, произойдет скорее всего второе… И все же сколько можно играть в прятки и мучить его неизвестностью? Он ведь все время помнит о ее обещании открыться ему, это видно невооруженным глазом. Даже эта последняя фраза…

— Гарри, пойдем немного пройдемся, головы проветрим. Надеюсь, уже попрохладнее стало…

Я расскажу ему во время прогулки, пообещала себе она. На ходу как-то проще говорить…

— Согласен.

Они спустились вниз, вышли на улицу и направились к северу. Прошли около двух миль, перебрасываясь незначительными фразами, изредка подшучивая друг над другом, часто замолкая на несколько минут. Дойдя до торгового центра, пошли вдоль сияющих витрин и повернули обратно. Они добрались до дома, поднялись в квартиру и обнялись, а Лесли так ничего и не сказала. Она прильнула к нему и подставила губы, жадно упиваясь жаром его тела.

Последней связной мыслью было: лучше я скажу ему завтра…

Но завтра пришло и принесло с собой другие дела и заботы. Первой и основной из них было показать Гарри врачу и сделать рентген. Лесли категорически отказалась пускаться в путь, пока медики не дадут добро. Они выяснили у Рейчел, которая с самого утра находилась в салоне и обучала новую служащую, где найти недорогого специалиста, и отправились по указанному ею адресу. Получив направление в больницу, просидели около трех часов в очереди, потом еще ждали, пока проявят снимок, и с ним уже снова появились у врача.

— Поздравляю, молодой человек, — сказал тот, как только взглянул на снимок. — От ваших трещин не осталось и следа. Если бы вы сами не сказали, я бы и не заподозрил, что они были. Наверное, вы в отличие от многих в вашем положении проявили благоразумие и дали организму возможность восстановиться. Теперь можете делать все, что вам угодно, только не попадайте больше в неприятные ситуации. Пощадите свои кости.

Гарри вышел из кабинета и передал Лесли слова специалиста.

— Это благодаря тебе, любимая, — закончил он и поцеловал ее. — Спасибо тебе.

Лесли кивнула, но ничего не сказала. Неспокойная совесть словно запечатала ей рот.

Гарри давно заметил, что она целый день была словно бы не в своей тарелке, поэтому хотел отвлечь ее.

— Предлагаю сегодня вечер развлечений. Она благодарно улыбнулась, поняв его намерение, и с энтузиазмом откликнулась:

— Принято! Только давай сначала заглянем в магазин, посмотрим, как у Рейчел дела обстоят. И еще… если ты не раздумал про казино, то стоило бы позвонить твоему другу и прояснить обстановку.

Гарри посмотрел на нее любящим взглядом. Какая же она чудесная! И что бы она там ни скрывала, это не может быть ничем ужасным, способным разлучить их. Будущая жизнь, которая начнется, когда он напишет и продаст свою книгу за солидную сумму, представлялась ему сплошным безмятежным счастьем.

Но вслух сказал:

— Мне самому бы следовало вспомнить о Пате. Но ты, Лес, украла мою способность связно мыслить. — Он открыл перед ней дверцу машины, наклонился и поцеловал в стриженую макушку. — Сокровище ты мое ненаглядное…

Они остановились у ближайшего телефона-автомата, рассудив, что коль скоро завтра собираются в путь, то опасаться того, что их звонок проследят, нечего.

— Пат, дружище, сто лет тебя не слышал! — радостно закричал он в трубку, услышав голос Макферсона. — Как поживаешь?

— Гарри, приятель, вот радость-то! Наконец-то! Куда ты пропал, старый мошенник? Почему не звонил? — пробасил тот в ответ. — У меня все тип-топ. Как твои делишки? Как себя чувствуешь? И где твоя подружка? Все еще терпит или не выдержала твоего сварливого нрава и сбежала?

— Я в порядке, Пат. Только что был у врача: трещины зажили бесследно. Лесли рядом со мной, передает тебе привет. А не звонили мы, потому что ты сам…

— Черт! Так вы ничего еще не знаете?

— Насчет чего?

— Вам больше ничто не угрожает, ребятки. Грязного Тедди около недели назад довольно серьезно порезали в потасовке. Его же дружки, между прочим. После того инцидента в клубе и особенно после неудачной попытки рассчитаться с вами авторитет его так жестоко пострадал, что банда отказалась считать его вожаком. Его место занял Счастливчик Стоннерт, но его вы нисколько не интересуете. Так что все кончилось, ребятки. Вы свободны и можете разбегаться каждый в свою сторону. Но, надеюсь, ты не вернешься в нашу дыру, а, парень?..

Они проболтали еще несколько минут и расстались лишь после того, как Гарри пообещал регулярно звонить.

— Ну вот, — с удовлетворением сказал он, повесив трубку и передав Лесли содержание разговора, — теперь нам ничто не мешает ехать. Давай отправимся в Вегас? Прямо завтра… После того как я наконец-то сбрею эту гнусную маскировку.

Она немедленно согласилась, подумав: я скажу ему по дороге. Так будет лучше…

13

Утро выдалось великолепное. Солнце сияло на по-прежнему безоблачном небосводе, но легкий ветерок внушал надежду, что день будет не таким знойным и душным, как предыдущие. И очень хорошо, потому что, отдавшись своему чувству, влюбленные полностью позабыли о столь прозаических вещах, как неработающий кондиционер.

Рейчел предложила воспользоваться для поездки ее пикапом, но они категорически отказались. После всего, что она сделала для них, продолжать эксплуатировать ее доброту и великодушие казалось просто бессовестным. Они распрощались с ней рано утром, заехав к ней домой и передав ключи от квартиры.

— Неужто совсем уезжаете? — ахнула пожилая леди. — Господи, как же так? — Она беспомощно всплеснула руками. — Я так к вам привыкла! Лесли, девочка, я полюбила тебя словно дочку, которой у меня никогда не было.

— Рейчел, дорогая, — крепко обняв ее, прошептала Лесли, — не расстраивайтесь. Я обещаю, что, как бы жизнь ни повернулась, всегда буду помнить вас. И звонить, и приезжать… Я тоже люблю вас. Очень. Вы — настоящее чудо доброты. Спасибо.

Она отвернулась, скрывая навернувшиеся на глаза слезы, и бегом спустилась к машине. Гарри задержался на несколько мгновений, обменялся с Рейчел несколькими словами, сопровождавшимися заговорщицкими взглядами, после чего последовал за подругой.

— Ну что ты, Лес, — сказал он, сразу заметив, как омрачилось ее настроение, — не огорчайся так. Я тоже привык к Рейчел и полюбил ее, но…

— Не надо, Гарри, пожалуйста, — безучастно глядя в окно, отозвалась она. — Давай помолчим немного.

Он подчинился, и первые пятьдесят миль они провели в относительной тишине, прерываемой лишь гудками обгоняющих друг друга многотонных грузовиков — повелителей скоростных трасс.

Лесли иногда хмурилась, иногда улыбалась, шевелила губами — одним словом, вела напряженный внутренний диалог. Но вскоре то ли утомилась, то ли пришла к определенному решению, потому что вдруг повеселела и неожиданно произнесла:

— Умираю, как есть хочу. А ты?

Гарри, не отрывая взгляда от дороги, правой рукой взял ее левую и поднес к губам, потом ответил:

— Еще как! Но я категорически не согласен на какой-то там рогалик с кофе. Мне нужен кусок жареного мяса.

Лес засмеялась.

— Ты его получишь! Диких львов ведь положено кормить мясом.

Он кинул на нее быстрый взгляд.

— Эй, не говори так, а то нам придется остановиться.

— Остановиться? Это еще зачем? — деланно непонимающе спросила она.

— Не догадываешься? Совсем-совсем? — И он потянул ее руку к своим джинсам.

Лесли взвизгнула от восторга:

— Давай! Давай остановимся скорее!

— Эй-эй, молодая леди, извольте вести себя прилично и не приставать с такими бесстыжими предложениями к мужчине, находящемуся за рулем. Вы подвергаете опасности окружающих, — шутливо заявил он.

— Опасности? Какой это?

— Скончаться от зависти! — С этими словами Гарри свернул на обочину и крепко поцеловал ее.

Но Лесли быстро освободилась.

— Это не я, а ты, мистер Джодди, ведешь себя бесстыдно. Я предлагала мотель, а ты готов заниматься любовью прямо на шоссе!

Он расхохотался и продолжил путь.

Они ехали, особенно никуда не торопясь, часто останавливались, выходили размять ноги и полюбоваться окрестностями, заслуживающими, по правде говоря, большего внимания, чем рассеянный интерес погруженных в свои чувства любовников. Несколько раз заглядывали в придорожные рестораны.

Нехотя ковыряя ложечкой в мороженом, Лесли чуть ли не с тревогой следила, как Гарри без видимого напряжения расправляется с остатками пиццы.

— Милый, неужели я довела тебя до такого состояния, что ты никак не восстановишь силы?

Он непонимающе взглянул на нее, но потом вытер с подбородка жирное пятно и ответил:

— Ты слишком льстишь себе, коварная соблазнительница. Хотя… можно сказать, конечно, и так. Ты не заметила, что я сегодня не курил? И вчера тоже?

Она широко раскрыла глаза.

— Ты решил бросить? Ради меня?

— Но-но, не зазнавайся! Скорее ради себя. Разумная предосторожность. Вдруг тебе надоест, что от меня несет табаком, и ты откажешься целоваться со мной.

— Гарри! — изумленно воскликнула Лесли. — Ты поражаешь меня с каждым днем все больше и больше. Чтобы пойти на такие жертвы, ты должен действительно любить меня.

— А ты сомневаешься в этом? — серьезно спросил он. — Ты не веришь, что я люблю тебя больше всего на свете? Я бы сказал даже — больше жизни, но это ложь. Потому что моя жизнь отныне — это ты. А я никого не могу любить больше тебя. Даже тебя.

— О, Гарри… — Лесли протянула ему руку, и они немного посидели молча, глядя друг другу в глаза и думая каждый о своем.

Его мысли были немногочисленны и просты. Как же мне повезло, как повезло! Я сделаю все, что в человеческих и сверхчеловеческих силах, чтобы она не разочаровалась во мне. Я буду достоин ее, моей голубоглазой богини…

Ее же — разрывали внутренности и причиняли боль. Я недостойна, недостойна такого чувства, думала она. Он — удивительный, потрясающий мужчина, настоящий рыцарь, а я… Кто я такая? Маленькая лгунья, боящаяся сказать правду самому дорогому мне человеку…

Такие думы трудно терпеть долго, поэтому Лесли не выдержала и заставила себя улыбнуться.

— Ты еще не раздумал про казино?

Гарри вздрогнул и пришел в себя.

— Почему ты спрашиваешь? Неужели сомневаешься в моей удаче?

— Да нет, хотя я лично считаю, что удача тут ни при чем. Но дело не в этом. У тебя есть с собой приличный костюм? Ни в одно приличное заведение без него не пустят.

— Черт! — Гарри хлопнул себя по лбу. — Спасибо, что напомнила. Я совершенно упустил это из виду. Надо купить что-нибудь, не доезжая до Вегаса. А то там втрое сдерут…

Они быстро расплатились и покинули ресторан, оставив недоеденными и пиццу, и мороженое.

К Лас-Вегасу они подкатили глубокой ночью.

Гарри горел энтузиазмом и хотел немедленно попытать счастья, но более здравомыслящая Лесли предложила:

— Давай подождем до утра.

— До утра? Но почему?

— Так… — уклончиво ответила она, слегка пожимая плечами. — Мне кажется, что…

— Ну-ну, договаривай.

— Мне кажется, что удачу лучше пытать на свежую голову. — Не очень правдоподобная версия, но не могла же она сказать прямо, что хочет провести еще одну ночь любви, прежде чем… прежде чем… — Давай найдем недорогой мотель где-нибудь на окраине, а с самого утра отправимся, хорошо?

Гарри видел, что говорит она в лучшем случае часть правды, но не стал спорить и уступил желанию возлюбленной. Ему тоже далеко не противна была мысль о прохладных простынях и долгих любовных утехах. Он не был с ней целый день, и желание обладать ею становилось уже почти нестерпимым.

Эта ночь была самой жаркой, самой страстной, самой трепетной, полной стонов, вздохов удовлетворения, тяжелого дыхания любовного поединка и тишайшего, нежнейшего шепота…

Они заснули лишь к утру, но даже тогда уставшая и удовлетворенная Лесли не разомкнула объятий. Она держала своего возлюбленного крепко, как саму жизнь…

— Ты хоть знаешь, как и на чем играть? — спросила Лесли, разглядывая колоссальное, хотя, по ее мнению, излишне кричащее и довольно безвкусное, здание «Тропиканы».

— Понятия не имею. А ты?

— Я не собираюсь играть.

— Ладно, не хмурься. Я обещаю потратить максимум двести долларов. Обещаю!

— Тогда почему бы тебе не отдать мне все остальные и не попросить не давать тебе их ни при каких обстоятельствах? — предложила она. — Случается, игроки теряют голову и перестают контролировать себя, знаешь ли.

Гарри безмолвно достал бумажник и поступил согласно ее желанию.

— Довольна? Теперь ты успокоилась?

Она криво усмехнулась.

— Лес, да что с тобой? — взмолился он. — Неужели ты всерьез боишься, что я могу забыть в казино обо всем на свете? Если тебе так уж неприятна мысль об этом, скажи, и я не пойду. Зачем ты изводишь себя, любовь моя?

Успокойся, я сделаю так, как ты хочешь, хорошо?

Лесли стало стыдно, что она не в состоянии скрыть от него своей нервозности.

— Ни в коем случае, дорогой. Если ты так веришь в свою удачу, то отправляйся и испытай ее. Я не собираюсь мешать тебе. Ну, заходим? Пусть тебе повезет, милый мой.

И они вступили в роскошный холл казино. Гарри, оказавшийся в подобном заведении впервые в жизни, озирался по сторонам, потрясенный обстановкой в целом и шумом в частности, особенно же лицами сограждан, искаженными алчностью и жаждой успеха во что бы то ни стало.

Он поменял свои деньги на двадцатидолларовые фишки и обернулся к Лесли.

— Рулетка?

Она ободряюще улыбнулась.

— Рулетка!

Они остановились у одного из столов и некоторое время наблюдали за игрой. Когда Гарри показалось, что он более или менее разобрался в правилах, он начал делать ставки. Через полчаса его двести долларов превратились в тысячу триста. Он пересчитал фишки, отделил пять штук по сто очков и передал их Лесли.

— Неприкосновенный запас, — шепнул Гарри. — А теперь скажи, если я поставлю на какой-то определенный номер, то сколько получу?

— Если выиграешь, то выплата тридцать пять к одному.

Он хмыкнул и решительно поставил все, что у него осталось, на номер девятнадцать.

— Ставки сделаны! — сказал крупье и запустил колесо.

Гарри закрыл глаза. Ему казалось, что сейчас решается что-то важное, жизненно важное для него и Лесли. И он молился — впервые в жизни возносил горячую и искреннюю молитву к Создателю.

Легкое прикосновение к плечу привело его в чувство. Он не успел даже взглянуть на шарик, как услышал голос Лесли:

— Гарри, о, Гарри, милый, вот это да! Я бы сроду не поверила, что такое возможно! Потрясающе! Фантастика какая-то!

— Что? — Он оглянулся на нее, увидел выражение восхищения, смешанного с благоговением, в ее широко раскрытых глазах, потом перевел взгляд на стол и…

Не может быть! Не может быть!!! Но крупье уже подвигал в его сторону кучу фишек, не оставляя сомнений в том, что чудо, о котором он просил, свершилось.

Гарри просиял, схватил Лесли за руку, не обращая внимания на окружающих, поцеловал ее ладонь и торжествующе вскричал:

— Ну, что я тебе говорил?! А ты не верила! Это судьба, Лес, судьба!

Он вскочил, сгреб свой выигрыш и покинул стол и зал, сопровождаемый изумленными взглядами других игроков. Ни один из остававшихся не мог понять, как можно бросить игру, когда тебе так повезло.

Но Гарри, не выпуская руки своей возлюбленной, направился к кассе и обменял фишки на двадцать восемь с лишним тысяч долларов наличными.

— Лес, Лесли, это действительно судьба, — задыхаясь, произнес он. — Ты понимаешь, почему я выбрал это число?

— Нет. — Она смеялась и плакала одновременно.

— Тебе девятнадцать лет, и мы с тобой встретились девятнадцатого числа. А теперь я приглашаю тебя в самый дорогой, самый лучший ресторан, что есть в этом «городе греха». Господи, Лес, ведь теперь… теперь…

Он кое-как рассовал деньги по карманам, и они направились к выходу, сопровождаемые почтительными поклонами и поздравлениями обслуживающего персонала, — весть о его выигрыше уже облетела почти все казино города.

Лимузин — любезность дирекции — доставил их к ресторану, портье распахнул дверцу и помог им выйти. Гарри проследовал к столику за постоянно кланяющимся метрдотелем, а Лесли сказала, что зайдет в дамскую комнату «попудрить носик». Он выбрал в меню все самое лучшее и дорогое, сделал заказ и принялся ждать. Прошла минута, другая, пятая, а Лесли все не было… Через десять Гарри забеспокоился, поднялся и отправился на розыски.

Она стояла в холле и, не отрываясь, смотрела в небольшой телевизор за спиной гардеробщицы.

Гарри тронул ее за локоть, но Лесли даже не заметила.

— А сейчас продолжаем обзор новостей. Сегодня в восемь часов тридцать минут утра мистер Эндрю Тэлфорд-младший, партнер известного издательского дома «Тэлфорд и Тэлфорд паблишере», был сбит автомобилем, который скрылся с места происшествия. Мистер Тэлфорд был доставлен в ближайшую больницу, где и скончался, не приходя в сознание, в одиннадцать часов.

Он заглянул ей в лицо и увидел, что по нему струятся слезы.

— Лес, что с тобой? Кто этот Эндрю Тэлфорд? Кто он тебе? — В голосе Гарри звучали панические нотки.

Она медленно повернула голову и невыразительно произнесла:

— Эндрю мой брат. Старший. Единственный. Был…

Он молчал, ошеломленный услышанной новостью. Его мозг словно оцепенел и отказывался принять и должным образом переработать столько неожиданной информации одновременно.

Значит, она дочь Тэлфорда, того самого Эндрю Тэлфорда-старшего — могущественного, влиятельного и безгранично богатого.

А он-то надеялся… На что? Да на то, что этот выигрыш позволит им жить вместе в каком-нибудь крохотном городке, пока он будет творить свое гениальное произведение. С ней, Лесли Тэлфорд, привыкшей к миллионам и предоставляемой ими роскоши со всеми вытекающими отсюда последствиями…

Идиот! Ты жалкий идиот, Гарри Джодди! — воскликнул внутренний голос.

Но его тут же перебил другой — голос любви и сострадания к молодой женщине, только что узнавшей о смерти единственного брата. О чем ты думаешь сейчас, Гарри! Твое дело помочь ей, поддержать любым способом. Ей и так тяжело…

И он взял себя в руки, вывел Лесли на улицу, повернул лицом к себе и вытер ее слезы.

— Лес… Лесли, ты даже не представляешь, как мне жаль… — запинаясь, начал он.

Но она судорожно всхлипнула, проглотила рыдание и неожиданно твердым голосом сказала:

— Теперь ты знаешь, Гарри, что я от тебя скрывала. Прости, что не сказала раньше, но я думала… Впрочем, сейчас это не так важно, что я думала. Мне необходимо вылететь первым же рейсом. Извини, что не получится отпраздновать…

— О чем ты говоришь? Какие в такой ситуации могут быть празднования? — перебил ее Гарри. — Идем, милая. Я отвезу тебя в аэропорт.

Она покорно позволила ему подозвать такси и усадить ее на заднее сиденье. Все так же покорно положила голову ему на грудь и молча плакала. А когда слезы кончились, взглянула ему в глаза и спросила:

— Гарри, скажи, только честно, это что-то меняет между тобой и мной? То, что я Тэлфорд, а не Тэлли, как говорила?

— Я люблю тебя, Лес, люблю больше всего на свете, и ничто не может изменить или уменьшить моего чувства к тебе, — покрывая поцелуями ее лицо, заверил он.

— О, Гарри, — прошептала она, обвивая руками его шею, — не бросай меня, любимый, не бросай. Я не виновата в том, что мой отец тот, кто он есть. В том, что у него куча денег… Не бросай меня, Гарри, любимый…

— Ну-ну-ну, не надо так говорить. Что ты, милая? Я люблю тебя, ненаглядная моя, жизнь моя, сердце мое…

Они сидели, тесно обнявшись, и бормотали нежные бессвязные слова, а такси неумолимо мчалось к аэропорту, приближая минуту их разлуки.

Через час красно-сине-белый «боинг» унес ее в Нью-Йорк, Гарри же остался стоять, прижавшись лбом к стеклу и глядя на взлетное поле. В руках его был маленький прямоугольник картона — карточка с нью-йоркским адресом и номером телефона, по которому он обещал позвонить после похорон ее брата.

Следующие четыре дня были, пожалуй, самыми трудными в жизни Гарри. Ему предстояло взвесить все обстоятельства и беспристрастно решить, как поступить. Ликования по поводу выигрыша как не бывало, ибо в ту минуту, когда он узнал, кого полюбил, мгновенно понял, что сумма эта ничтожна. Снова и снова, лежа на кровати в номере мотеля, Гарри перебирал в памяти все подробности последнего месяца — такого долгого и одновременно короткого месяца, проведенного с ней, его Лесли. И тут же напоминал себе, что она не его, что их разделяет пропасть… И одной любви, чтобы засыпать ее, мало.

Страшно хотелось курить, и он неоднократно тянулся к пачке, которую купил в приступе малодушия. Но каждый раз отдергивал руку и напоминал себе, что отказался от этой привычки ради нее, его голубоглазой богини, сошедшей с олимпийских высот Пятой авеню ради него, простого смертного. Более того, готовой оставаться с ним, несмотря ни на что… В этом он был уверен абсолютно, неколебимо, стопроцентно.

Но… Оставалось огромное «но». Достоин ли он ее?

Буду достоин! Буду! Ведь сама судьба подала ему знак, остановив шарик на номере девятнадцать! Пусть мне потребуется для этого время, но потом… потом впереди у нас будет вся жизнь, сказал себе Гарри, разыскивая бумагу и начиная письмо любимой.

Но слова не в силах были передать всей глубины его чувства и всей мудрости и благородства его решения. Один за другим скомканные листы летели в мусорную корзину.

Нет, я должен объяснить ей лично. Я обязан это сделать.

И Гарри дрожащими пальцами набрал ее номер и после трех гудков услышал:

— Резиденция мистера Тэлфорда.

— Здравствуйте. Я хотел бы поговорить с мисс Тэлфорд, мисс Лесли Тэлфорд, — проглотив вставший в горле комок, выдавил Гарри.

— Как вас представить?

— Мистер Джодди.

Тишина, щелчок и наконец-то:

— Гарри, милый! Я так ждала тебя! — От звука родного голоса до боли сжалось его сердце. — Ты в Нью-Йорке? Ты приехал?

— Нет, Лес, нет, любимая моя.

— О-о-о… — простонала она. — Но почему? Почему?

— Послушай, Лесли, малышка, я должен поговорить с тобой. Серьезно. Очень.

— Гарри, нет! — закричала она. — Не смей, слышишь, не смей! Не говори, что мы больше не увидимся! Не смей мне этого говорить! — Трубка наполнилась звуками ее рыданий.

— Успокойся, я не собирался говорить ничего подобного. Слышишь, Лес? Лесли, любимая моя, ну, не плачь, умоляю тебя! А то я сам заплачу. — И действительно он не справился с собой и всхлипнул. — Послушай меня, маленькая, прошу тебя, любимая, послушай, — продолжал Гарри. — Ты ведь сама понимаешь, что для меня значит твое положение…

— Мне плевать на мое положение! — в полном отчаянии воскликнула Лесли. — Мне плевать на все, кроме тебя! Ты слышишь? Ты понимаешь? Можешь ты это понять, чурбан бесчувственный?

— Лес, погоди, не надо, не обвиняй, а выслушай меня. Если бы я был, как ты говоришь, бесчувственным чурбаном, то примчался и позволил бы тебе посадить меня, вернее нас обоих, на шею твоему отцу. Я этого не сделаю никогда и ни за что. И не только потому, что такое постыдное поведение противоречит моим представлениям о порядочности, но и потому, что я отлично понимаю: пройдет год-другой, и ты взглянешь на меня по-другому. Начнешь понемногу жалеть, потому что роль-то действительно жалкая, презирать… Потом встретишь другого, которого сможешь уважать, и полюбишь… Лес, я не выдержу этого, поверь, не выдержу!..

— Гарри, я никогда… никогда… — начала она, но он твердо продолжал:

Я старше тебя, Лес. Я не рассказывал, но Пат сказал, что ты знаешь. У меня была женщина, которую, как мне казалось, я любил. Теперь-то я понимаю, что это было примитивное увлечение, но она унизила меня, опозорила, надсмеялась и ушла к другому. Я не смог отнестись к этому так, как стоило, как она того заслуживала. Я бросил все, схватился за первую подвернувшуюся работу и уехал в ту дыру, где мы «с тобой встретились. Боль скоро прошла, но я не ожил, а просто перестал чувствовать. Когда ты, Лес, вошла в мою жизнь, я медленно умирал, не желая ничего, не интересуясь ничем. Ты и только ты вернула мне радость жизни, подарив величайшее благо — способность любить. С тобой я возродился, как феникс из пепла безразличия, и я не хочу, чтобы элементарное нетерпение разрушило все то, что есть между нами. Ты любишь меня, Лес?

— Да, Гарри… — шепнула она, глотая слезы. — Очень…

— Ты веришь в меня?

— О да, любовь моя, тысячу раз да!

— Я обожаю тебя, Лес. Помни, что ты — это все, что у меня есть на свете. Мне не нужен больше никто, кроме тебя. Я напишу эту проклятую книгу и, когда пойму, что могу зарабатывать таким образом на достойную тебя жизнь, тогда и приеду, к тебе. Клянусь, я буду трудиться не разгибая спины! Я все сделаю, чтобы добиться успеха! Ты веришь? Ты… дождешься меня, Лесли? — дрогнувшим голосом закончил он и стал ждать ее ответа… минуту… другую…

— Да, Гарри, дождусь. Но как долго и как мучительно тяжело!.. Не представляю, как я смогу не видеть тебя…

— Да, любимая. И мне тяжело… Очень. Но я, принимая это решение, думал о том, что после разлуки перед нами будет вся жизнь, долгая и счастливая. Думай о том же, Лес…

— Да, Гарри…

— Ты плачешь?

— Да, Гарри…

— Не надо. Помни каждую секунду, что я люблю тебя. Помни, что сама судьба свела нас. Помни число девятнадцать. Мы будем вместе, мы будем счастливы. Я верю. Твердо верю. А ты?

— Да, Гарри…

Он заставил себя попрощаться и положить трубку. Посидел, покачиваясь, на кровати, думая, не пожалеет ли о том, что расстался с ней так надолго, но все же не переменил своего намерения. Потом тяжело встал, собрал вещи, погрузил их в багажник и двинулся в путь. Ему оставалось еще несколько дел.

Спустя неделю в квартиру Эндрю Тэлфорда на Пятой авеню доставили большую коробку. Адресатом была указана мисс Лесли Тэлфорд. Она взяла ее, унесла к себе в спальню, развязала ленту, сняла крышку… и увидела тот самый свадебный наряд, что первым примеряла для миссис Бойлз.

Она вытащила платье, приложила к себе, подошла к зеркалу. Глаза ее медленно наполнились слезами, в который уже раз за эти дни…

На самом дне коробки лежал конверт. А в нем записка:

Хочу, чтобы моя невеста была в этом в день нашей свадьбы. Люблю.

Твой Гарри.

14

Прошло около полутора лет. В один слякотный февральский день с трапа самолета, выполнявшего рейс 254 по маршруту Альбукерке, Нью-Мексико — Нью-Йорк, Нью-Йорк, сбежал автор самого знаменитого бестселлера этого года мистер Джодди.

Гарри не сильно изменился за прошедшее время, разве что немного похудел. Что, впрочем, и неудивительно. Он вкалывал как проклятый по двенадцать, а то и четырнадцать часов в сутки, иногда засыпая прямо за столом. Но то, что вышло из-под его пера в результате этих сверхчеловеческих усилий, принесло ему славу, гонорар, выраженный шестизначным числом, и контракт с Голливудом на экранизацию, стоящий полтора миллиона.

И вот теперь… теперь он готов был требовать свой приз — тот, ради которого и совершил почти невероятное. Свою голубоглазую богиню, бывшую так долго его путеводной звездой.

Сердце его колотилось как бешеное, и Гарри решил дать себе несколько лишних минут и поехать не в такси, а на метро. Проблуждав больше двух часов и не раз потерявшись на пересадочных станциях, он выбрался-таки наружу на углу Лексингтон и Восемьдесят шестой стрит и направился по выученному назубок адресу. Он остановился лишь раз — у цветочного магазина, где купил роскошный букет, потратив около пятисот долларов, и продолжил свою дорогу к счастью.

Он уже свернул на Пятую авеню, когда рассеянный взгляд его упал на витрину магазинчика, торгующего газетами и журналами. С обложки одного из них улыбалась его Лесли. Но была она не одна — на руках ее сидел пухлый младенец.

Гарри замер, не веря своим глазам, подошел ближе. Да, сомнений нет, это именно она. С ребенком…

Он уронил букет и книгу, которую нес под мышкой. Та упала на мокрый асфальт и раскрылась. Гарри тупо посмотрел вниз и прочел собственные слова:

Тебе, безграничному терпению и верности которой я обязан всем, посвящается каждое слово этой книги.

Какая гнусная ирония, усмехнулся он. Терпение и верность? Да-а…

Впрочем, чего же еще он ожидал? Женщина не способна хранить верность отсутствующему возлюбленному так долго. Ну, поскучала, ну, поплакала, а потом встретила другого, возможно, моложе и наверняка красивее, и прыгнула с ним в постель. Все естественно… вполне естественно…

И винить тут некого. Некого… Он ведь сам отказался встречаться с ней, пока не будет достойным ее…

— Эх ты горе-рыцарь, простофиля доверчивый, — вслух сказал Гарри, пнул ногой несчастный мокрый том, отшвырнул в сторону букет и, ничего не видя и не понимая, каким-то чудом добрался до ближайшего отеля.

Он снял номер люкс и провел там безвылазно трое суток, выпив за это время около галлона виски. На четвертый проснулся с чудовищной головной болью и понял: так больше нельзя. Не можешь без нее жить — не живи, но спиваться бессмысленно. Эта дорога не ведет никуда, давая лишь временное забвение, а не постоянное.

Проведя около часа в горячей ванне, приняв колоссальную порцию «Алка-Зельтцера», побрившись и одевшись, Гарри достал из чемодана новый экземпляр своей книги и под посвящением написал: «Желаю счастья». После чего вышел под низкое, покрытое темными, почти черными — в цвет его настроения — облаками небо. Сегодня — без цветов.

Вскоре он уже разговаривал с привратником нужного дома, который, сообщив по телефону о его прибытии и получив разрешение впустить, проводил Гарри до лифта.

— Последний этаж, сэр, — почтительно произнес он. — Пентхаус.

Вот уже дверцы кабины с мягким шуршанием открылись, и Гарри увидел ее, все такую же юную, стройную, красивую. Его богиню, его мечту, его погибель… потому что она была уже не его.

Лесли просияла, протянула навстречу руки и готова была упасть ему в объятия, но он холодно отстранился.

— Не надо. Это ни к чему. Я же не в театр пришел, так что давай оставим эти дешевые театральные приемы. Я все знаю. Видел журнал с твоим портретом. Вашим портретом. Я… — Он замолчал, борясь с подступившими рыданиями.

Лесли открыла рот, чтобы что-то сказать, но он поднял руку, призывая ее к молчанию.

— Я хотел сказать только, что… не осуждаю тебя. Не осуждаю… Я был самонадеянным идиотом, когда предположил, что женщина способна ждать так долго. Ты молода, а молодость хочет жить и наслаждаться сейчас, немедленно, а не когда-то там…

Она опустила голову, мучительно подыскивая слова, но, видимо, не нашла достойных и поспешно произнесла:

— Посиди, пожалуйста. Не уходи. Окажи мне эту маленькую любезность. — И моментально исчезла.

Гарри тяжело опустился в ближайшее кресло. Не потому, что она так просила, нет. Просто колени сами собой подкосились… Он закрыл глаза и изо всех сил стиснул зубы, стараясь не заорать от невыносимой боли.

Он! Он и только он виноват во всем! То, что он просил от нее, по силам лишь богине, а она — женщина, настоящая, теплая, живая… Любимая… Единственная… И не его… К чему теперь деньги и слава, когда он утратил самое ценное…

После Гарри даже под страхом смерти не смог бы сказать, сколько просидел, погружаясь в пучину беспросветного отчаяния, пока не услышал такой до боли знакомый и любимый голос:

— Поздоровайся, дорогой, со своим папой. Мы с тобой так долго ждали его и наконец-то дождались.

Ничего не понимая, Гарри вскочил. Перед ним стояла Лесли, а на руках у нее сидел тот самый младенец с фотографии. Он немедленно потянулся к нему. Гарри осторожно взял его на руки, но смотрел на Лесли.

— Тяжелая работа, похоже, лишила тебя способности соображать. Ты что, не в состоянии был отсчитать девять месяцев и прибавить к этому возраст?

— Я… — Он тяжело сглотнул. — Я не знал, сколько ему…

— Там же написано черным по белому! — возмутилась Лесли. — Да даже если и не было бы, какое ты, Гарри Джодди, имеешь право так плохо думать обо мне? Я же обещала! Обещала!!! И какое право ты имеешь не узнать собственного сына? Он же твоя копия! Вылитая!

Малыш захныкал, услышав разгневанные нотки в материнском голосе. Она забрала его у Гарри, утешила и посадила на ковер. Он тут же деловито пополз в поисках опоры, которая поможет ему встать на ноги.

Но ни отец, ни мать уже не замечали его. Они слились в поцелуе столь долгом, словно хотели наверстать все время, проведенное в разлуке.

Свадьба состоялась через месяц. И Лесли была в том самом платье, подаренном ей женихом больше полутора лет назад, к нескрываемой гордости Рейчел, конечно же присутствовавшей на торжестве. Пат же Макферсон произнес такую прочувствованную речь, что даже сам прослезился. А Гарри-младший запустил пятерню в свадебный торт и после с восторгом обтер ее о смокинг деда — великого Тэлфорда, — вызвав гомерический хохот как гостей и виновников торжества, так и его самого.