/ Language: Русский / Genre:religion_rel,

Tertium Organum

Петр Успенский


Успенский Петр

Tertium organum

П.Д.Успенский

Tertium organum

ГЛАВА I

Что мы знем и чего не знем? -- Нши днные и нши искомые. -Неизвестные, принимемые з известные. -- Мтерия и движение. -- К чему приходит позитивня философия? -- Тождество неизвестных: х = у, у = х. -Что мы действительно знем? -- Существовние сознния в нс и мир вне нс. -- Дулизм или монизм? -- Субъективное и объективное познние. -- Где лежт причины ощущений? -- Систем Кнт. -- Время и прострнство. -- Кнт и "эфир". -- Змечние Мх. -- С чем в действительности оперирует физик?

ГЛАВА II

Новый взгляд н проблему Кнт. -- Идеи Хинтон. -- "Чувство прострнств" и его эволюция. -- Систем рзвития чувств четвертого измерения при помощи упржнений с рзноцветными кубми. -- Геометрическое понятие прострнств. -- Три перпендикуляр. -- Почему их три? -- Все ли, что существует, может быть измеряемо тремя перпендикулярми? -- Фкты физические и фкты метфизические. -- Признки существовния. -- Рельность идей. -- Недостточня очевидность существовния мтерии и движения. -Мтерия и движение -- только логические понятия, кк "добро" и "зло"

ГЛАВА III

Что мы можем узнть о четвертом измерении, изучя геометрические отношения внутри ншего прострнств? -- Кким должно быть отношение трехмерного тел к четырехмерному? -- Четырехмерное тело кк след от движения трехмерного тел по нпрвлению, в нем не зключющемуся. -Четырехмерное тело кк состоящее из бесконечного количеств тел трехмерных. -- Трехмерное тело кк рзрез четырехмерного. -- Чсти тел и целые тел в трех и в четырех измерениях. -- Несоизмеримость трехмерного и четырехмерного тел. -- Мтерильный том кк рзрез линии четвертого измерения

ГЛАВА IV

В кком нпрвлении может лежть четвертое измерение? -- Что ткое движение? -- Дв род движения -- движение по прострнству и движение по времени, -- зключющиеся во всяком движении. -- Что ткое время? -- Две идеи, зключющиеся в понятии времени. -- Новое протяжение прострнств и движение по этому прострнству. -- Время кк четвертое измерение прострнств. -- Невозможность понять идею 4-го измерения без идеи 5-го измерения. -- Идея движения и "чувство времени". -- Чувство времени кк грниц (поверхность) чувств прострнств. -- Хинтон о зконе поверхностей. -- "Эфир" кк поверхность. -- Идея Римн о переходе времени в прострнство в четвертом измерении. -- Нстоящее, прошедшее и будущее. -- Почему мы не видим прошедшего и будущего? -- Жизнь н ощупь. -- Вундт о ншем чувственном позннии

ГЛАВА V

Прострнство четырех измерений. -- "Временное тело" Линг Шрир. -Форм человеческого тел от рождения до смерти кк перемення величин. -Несоизмеримость трехмерного и четырехмерного тел. -- Флюэнты Ньютон. -Нерельность постоянных величин. -- Првя и левя рук в трехмерном и четырехмерном прострнстве. -- Рзличия трехмерного и четырехмерного прострнств. -- Не дв рзных прострнств, дв рзных способ восприятия одного и того же мир

ГЛАВА VI

Способы исследовния проблемы высших измерений. -- Анлогия между вообржемыми мирми рзных измерений. -- Одномерный мир н линии. -"Прострнство" и "время" одномерного существ. -- Двумерный мир н плоскости. -- "Прострнство" и "время": "эфир", "мтерия" и "движение" двумерного существ. -- Рельность и иллюзия н плоскости. -- Невозможность видеть "угол". -- Угол кк движение. -- Непостижимость для двумерного существ функций предметов ншего мир. -- Феномены и ноумены двумерного существ. -- Кким обрзом плоское существо могло бы постигнуть третье измерение?

ГЛАВА VII

Невозможность мтемтического определения измерений. -- Почему мтемтик не чувствует измерений? -- Полня условность изобржения измерений степенями. -- Возможность предствить себе все степени н линии. -- Кнт и Лобчевский. -- Рзличие неэвклидовой геометрии и метгеометрии. -- Где должны мы искть объяснения трехмерности мир, если верны идеи Кнт? -- Не зключются ли условия трехмерности мир в ншем воспринимтельном ппрте, в ншей психике?

ГЛАВА VIII

Нш воспринимтельный ппрт. -- Ощущение. -- Предствление. -Понятие. -- Слов и речь. -- Искусство кк язык будущего. -- В ккой мере трехмерность мир звисит от свойств ншего воспринимтельного ппрт? -Что могло бы докзть эту звисимость? -- Где мы можем нйти рельное подтверждение этой звисимости? -- Психик животных. -- В чем ее отличие от человеческой? -- Рефлекс. -- Рздржемость клетки. -- Инстинкт. -- Приятное и неприятное. -- Эмоционльное мышление. -- Отсутствие понятий. -- Язык животных. -- Логик животных. -- Рзные уровни психики животных. -- Гусь, кошк, собк и обезьяне

ГЛАВА IX

Восприятие мир человеком и животным. -- Иллюзия животного и отсутствие у него контроля нд восприятиями. -- Мир движущихся плоскостей. -- Углы и кривые кк движение. -- Третье измерение кк движение. -- Двумерный вид ншего трехмерного мир для животных. -- Животное кк рельное двумерное существо. -- Низшие животные кк одномерные существ. -- Время и прострнство улитки. -- Чувство времени кк неясное чувство прострнств. -Время и прострнство собки. -- Изменение мир при изменении психического ппрт. -- Докзтельство проблемы Кнт. -- Трехмерный мир -- иллюзорное предствление

ГЛАВА Х

Прострнственное понимние времени. -- Углы и кривые четвертого измерения в ншей жизни. -- Есть движение в мире или нет? -- Мехническое движение и "жизнь". -- Биологические явления кк проявления движений, идущих в высшем прострнстве. -- Эволюция чувств прострнств. -- Рост чувств прострнств и уменьшение чувств времени. -- Переход чувств времени в чувство прострнств. -- Идея времени кк вытекющя из срвнения рзных полей сознния. -- Зтруднение со стороны нших понятий и ншего язык. -Необходимость искть способ прострнственного выржения временных понятий

ГЛАВА XI

Анлиз явлений. -- Что определяет для нс рзные роды явлений? -Способы и формы переход явлений одного порядк в другой. -- Явления движения. -- Явления жизни. -- Явления сознния. -- Центрльный вопрос ншего познния мир: ккой род явлений первончлен и производит другие? -Может ли лежть движение в нчле всего? -- Зконы переход энергии. -Простой переход и освобождение скрытой энергии. -- Рзличня освобождющя сил рзных родов явлений. -- Сил мехнической энергии, сил живой клетки и сил идеи. -- Феномены и ноумены ншего мир

ГЛАВА XII

Явня и скрытя сторон жизни. -- Позитивизм кк изучение феноменльной стороны жизни. -- В чем зключется "двумерность" позитивной философии? -Рссмотрение всего н одной плоскости, в одной физической последовтельности. -- Ручьи, текущие под землей. -- Что может дть изучение жизни кк феномен? -- Искусственный мир, который строит себе нук. -Отсутствие в действительности зконченных и отдельных явлений. -- Новое ощущение мир

ГЛАВА XIII

Голос кмней. -- Стен церкви и стен тюрьмы. -- Мчт корбля и виселиц. -- Тени плч и подвижник. -- Рзличное комбинировние в высшем прострнстве известных нм явлений. -- Связнность явлений, кжущихся нм отдельными, и рзличие явлений, кжущихся одинковыми. -- Кк должны мы приближться к ноуменльному миру? -- Понимние вещей не в ктегориях времени и прострнств. -- Рельность очень многих "обрзных выржений". -Оккультное понимние энергии. -- Письмо индус-оккультист. -- Искусство кк познние ноуменльного мир. -- Искусство и любовь. -- Творчество любви. -Любовь и оккультизм. -- Что мы видим и чего не видим? -- Дилог Плтон о пещере

ГЛАВА XIV

Феноменльня и ноуменльня сторон человек. -- "Человек в себе". -Кк мы познем внутреннюю сторону человек? -- Можем ли мы узнть о существовнии сознния, нходящегося в не нлогичных ншим условиям прострнств? -- Мозг и сознние. -- Единство мир. -- Логическя невозможность одновременного существовния дух и мтерии. -- Или все дух, или все мтерия. -- Рзумные и нерзумные действия в природе и в жизни человек. -- Могут ли существовть рзумные действия рядом с нерзумными? -Мир кк случйно создвшяся мехническя игрушк. -- Невозможность сознния в мехнической Вселенной. -- Невозможность мехничности при существовнии сознния. -- Фкт человеческого сознния, нрушющий мехническую систему. -- Сознния других рзрезов мир. -- Кк мы можем узнть о них? -- Шестое измерение. -- Кнт о духх. -- Спиноз о позннии невидимого мир. -Необходимость интеллектульного определения того, что может быть и чего не может быть в ноуменльном мире.

ГЛАВА XV

Сознтельня Вселення. -- Рзные виды сознний. -- Рзные линии сознтельности. -- Одушевлення природ. -- Души кмней и души деревьев. -Душ лес. -- Человеческое "я", кк коллективное сознние. -- Человек кк сложное существо. -- "Человечество" кк существо. -- Мировое сознние. -Лицо Мхдевы. -- Проф. Джемс о мировом созннии. -- Идеи Фехнер. -Зенд-Авест. -- Живя земля.

ГЛАВА XVI

Сознние и жизнь. -- Жизнь кк познвние. -- Сознние кк релизция существовния. -- Интеллект и эмоции. -- Эмоции кк орудие познния. -Эволюция эмоций с точки зрения познния. -- Чистые и нечистые эмоции. -Личные и сверхличные эмоции. -- Уничтожение элемент себя, кк средство приближения к истинному позннию. -- "Будьте кк дети...". -- "Блженны чистые сердцем...". -- Ценность морли с точки зрения познния. -Недосттки интеллектулизм. -- Дредноуты кк венец интеллектульной культуры. -- Опсности морлизм. -- Морльный эстетизм. -- Религия и искусство кк оргнизовнные формы эмоционльного познвния. -- Познние Бог и познние крсоты.

ГЛАВА XVII

Интеллектульный метод. -- Объективное и субъективное познние. -Изучение "не-я" и изучение "я". -- Невозможность объективного исследовния "я". -- Грницы объективного познния. -- Возможность рсширения субъективного познния. -- Поглощение всего "не-я" в "я". -- Идея Плотин. -- Рзные формы сознния. -- Сон (потенцильное состояние сознния). -Сновидение (сознние, зключенное в себе смом, отрженное от себя). -Бодрствующее сознние (дулистическое ощущение мир, рзделение "я" и "не-я"). -- Экстз ("выхождение из себя"), "турья" (бсолютное сознние всего кк себя). -- "Кпля, поглощющя окен". -- "Нирвн".

ГЛАВА XVIII

Ощущение бесконечности. -- Первое испытние неофит. -- Невырзимя тоск. -- Потеря всего рельного. -- Что должно было бы испытывть животное, стновясь человеком? -- Переход к новой логике. -- Нш логик кк основння н нблюдении зконов феноменльного мир. -- Непригодность ее для изучения мир ноуменов. -- Необходимость другой логики. -- Анлогичность ксиом логики и мтемтики. -- Две мтемтики. -- Мтемтик рельных величин (бесконечных и переменных); и мтемтик нерельных, вообржемых величин (конечных и постоянных). -- Трнсфинитные числ. -- Числ, лежщие з бесконечностью. -- Возможность рзных бесконечностей.

ГЛАВА XIX

Переход к высшей логике у человек. -- Необходимость откзться от всего "рельного". -- "Нищет духом". -- Признние рельным только бесконечного. -- Зконы бесконечного. -- "Оrgnon" Аристотеля и "Novum Organum" Бэкон. -- Логик бесконечного -- Tertium Organum. -- Высшя логик кк орудие мысли, кк ключ к тйнм природы, к скрытой стороне жизни, к миру ноуменов. -- Определение мир ноуменов н основнии всего предыдущего. -Ощущение ноуменльного мир неподготовленным созннием. -- "Трижды непознвемя тьм, созерцние которой способно всякое знние превртить в неведение".

ГЛАВА XX

Теософия Мкс Мюллер. -- Древняя Индия. -- Философия Веднты. -- Tat tvam asi. -- Познние рсширенным созннием кк рельность. -- Мистик рзных веков и нродов. -- Единство переживний. -- "Tertium Organum" кк ключ к мистике. -- Признки ноуменльного мир. -- Трктт Плотин "О Крсоте" кк непонятня систем высшей логики. -- Просветления Яков Беме. -- "Арф со многими струнми, из которых кждя струн ткя же Арф". -Мистик "Добротолюбия", св. -- Авв Дорофей и другие. -- Климент Алексндрийский. -- Ло-цзы и Чжун-цзы. -- "Свет н Пути" и "Голос Безмолвия". -- Мусульмнские мистики. -- Поэзия суфиев. -- Мистические состояния под нркозом. -- Анестезическое откровение. -- Опыты проф. -Джемс. -- Достоевский о "времени" ("Идиот"). -- Влияние природы н душу человек.

ГЛАВА XXI

"Космическое сознние" д-р Бекк. -- Три формы сознния по Бекку. -Простое сознние или сознние животных. -- Смосознние или сознние человек. -- Космическое сознние. -- Рост сознния. -- В чем он выржется? -- Ощущение, предствление, понятие, высшее морльное понятие -- творческя интуиция. -- Люди космического сознния. -- Грехопдение Адм. -- Познние добр и зл. -- Христос и спсение человек. -- Зконы эволюции. -Единичные признки, постепенно делющиеся общими. -- Рождение нового человечеств. -- Высшя рс. -- Сверхчеловек. -- Общие этпы эволюции рзных сторон человеческого дух. -- Тблиц четырех стдий психической эволюции

Зключение

И клялся...

что времени уже не будет.

Апоклипсис, 10:6

...Чтобы вы, укорененные и утвержденные в любви,

могли постигнуть со всеми святыми, чтo -

широт и долгот, и глубин, и высот.

Апостол Пвел. Послние к Ефесянм, 3:18

ГЛАВА I

Что мы знем и чего не знем? -- Нши днные и нши искомые. -Неизвестные, принимемые з известные. -- Мтерия и движение. -- К чему приходит позитивня философия? -- Тождество неизвестных: х = у, у = х. -Что мы действительно знем? -- Существовние сознния в нс и мир вне нс. -- Дулизм или монизм? -- Субъективное и объективное познние. -- Где лежт причины ощущений? -- Систем Кнт. -- Время и прострнство. -- Кнт и "эфир". -- Змечние Мх. -- С чем в действительности оперирует физик?

Нучись отличть истинное от ложного...

("Голос Безмолвия" Е.П.Б.)

Смое трудное: знть, что мы знем, и чего не знем.

Поэтому, желя что бы то ни было знть, мы должны прежде всего устновить, что мы принимем кк днное и что считем требующим определения и докзтельств; то есть устновить, что мы уже знем -- и что желем знть.

По отношению к ншему позннию мир и себя мы нходились бы в идельных условиях, если бы мы могли не принимть кк днное ничего и считть все требующим определения и докзтельств; или, инче говоря, лучше всего было бы предположить, что мы ничего не знем, -- и идти от этого.

Но, к сожлению, создть ткие условия невозможно. Что-нибудь должно быть положено в основу, что-нибудь должно быть признно известным. Инче нм все время придется определять одно неизвестное посредством другого.

С другой стороны, мы должны опсться принять кк известные, кк днные вещи в сущности совершенно неизвестные, только предполгемые, искомые. Мы должны опсться попсть в ткое положение, в кком нходится позитивня философия, в основу которой долгое время кллось признние существовния мтерии (мтерилизм), теперь клдется признние существовния силы или движения (энергетизм), хотя в действительности мтерия и движение всегд были неизвестными, иксом и игреком, и определялись одно посредством другого.

Всякому совершенно ясно, что нельзя искомое принимть з днное, и нельзя одно неизвестное определять посредством другого неизвестного. В результте не получется ничего кроме тождеств неизвестных х = у, у = х.

Именно это тождество неизвестных и есть конечный вывод, к которому приходит позитивня философия.

Мтерия -- это есть то, в чем происходят изменения, нзывемые движением, х = у; движение -- это есть те изменения, которые происходят в мтерии, у = х.

Что же мы знем?

Мы знем, что н первой же ступени смосознния человеку бросются в глз дв очевидных фкт.

Существовние мир, в котором он живет. -- и существовние сознния в нем смом.

Ни того, ни другого человек ни докзть, ни опровергнуть не может, но и то, и другое для него фкт, действительность.

Можно здумывться о взимоотношении этих двух фктов. Можно стрться свести их к одному -- то есть рссмтривть сознние кк чсть или функцию мир -- и мир кк чсть или функцию сознния. Но это уже будет отвлечение от фктов, и все ткие сообржения для обыкновенного, не мудрствующего, взгляд н мир и н себя не будут иметь хрктер очевидности. Ноборот, единственным очевидным фктом остется противоположение я и не-я, -сознния и мир.

В дльнейшем мы будем возврщться к этому основному положению. Но пок у нс нет никких основний возржть против очевидного фкт существовния нс смих, то есть ншего сознния, -- и мир, в котором мы живем. Это мы и должны принять кк днное.

Но зто это единственное, что мы имеем прво принять кк днное. Все остльное требует докзтельств своего существовния и определения н основнии имеющихся у нс двух днных.

Прострнство с его протяженностью; время с идеей прежде, теперь и после; количество, мсс, вещественность; число, рвенство, нервенство; тождество и противоречие; причин и следствие; эфир, томы, электроны, энергия, жизнь, смерть... -- все, что клдется в основу обычного знния, -это все неизвестные.

Из двух основных днных -- существовние сознния в нс и мир вне нс -- непосредственно вытекет совершенно ясное для ншего обычного сознния рзделение всего, что мы знем, н субъективное и объективное.

Именно -- все то, что мы принимем кк свойств мир, мы нзывем объективным; все то, что мы принимем кк свойств ншего сознния, мы нзывем субъективным.

Мир субъективного мы познем непосредственно; он в нс; он и мы -- это одно.

Мир объективного мы предствляем себе существующим кк бы вне нс, помимо нс. Он и мы -- это рзное. Нм кжется, что если мы зкрывем глз, то мир объективного продолжет существовть тким же, кким мы его сейчс видели, и что если погснет нше сознние, исчезнет нше "я", то мир будет существовть по-прежнему, кк существовл тогд, когд нс не было.

Точнее всего определяет нше отношение к объективному миру то, что мы познем его во времени и в прострнстве, -- и инче, вне этих условий, ни познть, ни предствить себе не можем. Обыкновенно мы говорим, что объективный мир состоит из вещей и явлений, то есть перемен в состоянии вещей. Явление существует для нс во времени, вещь в прострнстве.

Путем рссуждения мы можем устновить, что в действительности мы знем только свои собственные ощущения, предствления и понятия -- и мир объективного познем, проектируя вне себя причины своих ощущений, которые мы у них предполгем.

Зтем мы нходим, что нше познние кк субъективного, тк и объективного мир может быть истинным и ложным, првильным и непрвильным.

Критерием для определения првильности или непрвильности ншего познния субъективного мир служит форм отношений одного ощущения к другим и сил смого ощущения. Инче говоря, првильность одного ощущения проверяется срвнением его с другим, в котором мы более уверены, или интенсивностью днного ощущения.

Критерием для определения првильности или непрвильности ншего познния объективного мир служит то же смое. Нм кжется, что мы определяем вещи и явления объективного мир путем срвнения между собою; и мы думем, что нходим зконы их существовния помимо нс и ншего познния их. Но это иллюзия. О вещх отдельно от нс мы ничего не знем. И никких других средств для проверки првильности ншего познния объективного мир кроме ощущений у нс нет.

Вопрос о ншем отношении к истинным причинм нших ощущений с глубокой древности соствлял глвный предмет философских искний. Люди всегд должны были иметь ккое-нибудь решение этого вопрос, ккой-нибудь ответ н него. И эти ответы колеблись между двумя полюсми, от полного отрицния смих причин и утверждения, что причины ощущений лежт в нс смих, не в чем-либо внешнем, до признния того, что мы эти причины знем, что они зключются в явлениях внешнего мир, что эти явления и соствляют причину ощущений; причин нблюдемых явлений зключется в движении "томов" и в колебниях "эфир". И что мы не можем нблюдть этих движений и колебний только потому, что у нс нет достточно сильных ппртов, и когд ткие ппрты будут, то мы увидим движение томов тк же, кк теперь видим в сильные телескопы звезды, смое существовние которых рньше не предполглось.

Для ншего современного познния центрльное положение в этой проблеме о причинх ощущений знял систем Кнт, не рзделяющего ни того, ни другого из крйних взглядов и знимющего между ними среднее место. Именно Кнт устновил, что нши ощущения должны иметь причины во внешнем мире, но что этих причин мы чувственным путем, то есть тким обрзом, кким познем явления, познть не можем и никогд не познем.

Кнт устновил, что все, что мы познем чувственным путем, мы познем во времени и в прострнстве, что вне времени и прострнств мы ничего чувственным путем познть не можем, что время и прострнство есть необходимые условия чувственного восприятия (то есть восприятия при помощи оргнов чувств). И глвное, он устновил, что протяженность в прострнстве и бытие во времени не есть свойств вещей, приндлежщие им, только свойств ншего чувственного восприятия, что в действительности, вне ншего чувственного познния их, вещи существуют вне времени и прострнств, но что мы никогд не можем ощутить их вне времени и прострнств и что, воспринимя вещи и явления чувствми, мы этим смым нлгем н них условия времени и прострнств, кк приндлежщую нм форму предствления.

Тким обрзом, прострнство и время, определяющие все то, что мы познем чувственным путем, сми по себе только формы ншего восприятия, ктегории ншего рссудк, призм, через которую мы смотрим н мир, -- или, инче говоря, прострнство и время не предствляют собой свойств мир, только свойств ншего познния мир при помощи оргнов чувств. Следовтельно, мир, пок мы не познем его, не имеет протяжения в прострнстве и бытия во времени. Эти свойств, которые мы придем ему.

Предствления прострнств и времени возникют в ншем уме при соприкосновении его с внешним миром, через посредство оргнов чувств, не существуют во внешнем мире помимо ншего соприкосновения с ним.

Прострнство и время -- это ктегории рссудк, то есть свойств, приписывемые нми внешнему миру. Это только вехи, знки, поствленные нми смими, тк кк без них мы не можем предствить себе внешнего мир. Это грфики, в которых мы рисуем себе мир. Проектируя вне себя причины нших ощущений, мы мысленно (и только мысленно) конструируем эти причины в прострнстве -- и предствляем себе непрерывную действительность в виде ряд следующих один з другим временных моментов. Нм это необходимо, потому что, не имея известного протяжения в прострнстве, не знимя известной чсти прострнств и не существуя известное время, вещь для нс совсем не существует. То есть вещь без идеи прострнств, не вложення в прострнство, не взятя в ктегории прострнств, ничем не будет отличться от другой вещи, будет знимть одно с ней место, будет сливться с ней; без идеи времени, то есть не вложенное во время, не взятое в том или другом положении с точки зрения прежде, теперь и после, все будет для нс происходить кк бы срзу, смешивясь одно с другим, и нш слбый интеллект не будет в состоянии рзбирться в бесконечном рзнообрзии одного момент.

Поэтому нше сознние выделяет из хос впечтлений отдельные группы, и мы строим в прострнстве и во времени предствления о предметх, соответствующих этим группм впечтлений. Нм необходимо кк-нибудь рзделять вещи, и мы рзделяем их по ктегориям прострнств и времени.

Но мы должны помнить, что эти рзделения существуют только в нс, в ншем позннии вещей, не в смих вещх, что нстоящего отношения вещей друг к другу мы не знем и нстоящих вещей не знем, знем только фнтомы, призрки вещей -- и не знем, ккие отношения существуют между вещми в действительности. В то же время мы совершенно определенно знем, что нше рзделение вещей по времени и прострнству совершенно не соответствует рзделению вещей в себе, незвисимо от ншего восприятия их, -- и совершенно определенно знем, что если между вещми в себе существует ккое-нибудь рзделение, то это ни в кком случе не есть рзделение по времени и прострнству, потому что последнее есть свойство не вещей, ншего познния вещей при помощи оргнов чувств. И мы не знем, можно ли дже зметить те рзделения, которые видим мы, то есть по прострнству и времени, смотря не человеческими глзми, не с человеческой точки зрения. То есть мы не знем, не предствлял ли бы собою нш мир для инче устроенного оргнизм совершенно другого вид.

Мы не можем обрзно предствлять себе вещи не в ктегориях прострнств и времени, но мыслим мы их постоянно вне времени и прострнств.

Когд мы говорим этот стол, мы предствляем себе стол во времени и в прострнстве. Но когд мы говорим предмет, сделнный из дерев, не подрзумевя определенного предмет, говоря вообще, то это относится ко всем предметм из дерев во всем мире, во все век. Человек с вообржением может скзть, что мы говорим о кком-то большом предмете из дерев, который состоит из всех когд-либо существоввших деревянных предметов, предствляющих собою кк бы его томы.

Мы не особенно ясно отдем себе в этом отчет, но вообще во времени и в прострнстве мы мыслим только предствлениями, -- понятиями мы мыслим уже вне времени и прострнств.

Кнт нзывл свои взгляды трнсцендентльным или критическим иделизмом, отличя его от догмтического иделизм, предствителем которого был Беркли.

Догмтический иделизм утверждет, что весь мир, все вещи, то есть истинные причины ощущений, не существуют инче, кк в ншем зннии, -- что они существуют постольку, поскольку мы их знем. Весь предствляемый нми мир есть только отржение нс смих.

Кнтовский иделизм признет существовние мир причин вне нс, но утверждет, что мы не можем познть этого мир путем чувственного восприятия -- и что все, что мы вообще видим, есть нше собственное создние, "продукт познющего субъект".

Тким обрзом, по Кнту, все, что мы нходим в предметх, вклдывется в них нми смими. Кков мир незвисимо от нс, мы не знем. При этом нше предствление о вещх не имеет ничего общего с вещми, кк они есть помимо нс, сми в себе. И глвное нше незнние вещей в себе проистекет совсем не от недостточного знния, оттого, что мы совсем не можем познть мир првильно путем чувственного восприятия. То есть непрвильно говорить, что теперь мы знем еще мло, потом будем знть больше и нконец дойдем до првильного понимния мир. Непрвильно потому, что нше опытное знние не есть смутное предствление рельного мир. Оно есть очень яркое предствление совершенно нерельного мир, возникющего кругом нс в момент ншего соприкосновения с миром истинных причин, до которого мы не можем добрться, потому что зблудились в нерельном "мтерильном" мире. -- Тким обрзом, рсширение объективных знний нисколько не приближет нс к позннию вещей в себе или истинных причин.

В "Критике чистого рзум" Кнт говорит:

Предствляемое нми в прострнстве не есть вещь см в себе -- и не есть форм вещей, приндлежщя им смим в себе. Предметы сми по себе нм неизвестны, и тк нзывемые внешние предметы суть не более кк предствления ншего чувственного восприятия, их форм есть прострнство, -истинное же соотношение, то есть вещь см в себе нм неизвестн и не может быть познн, тем более, что в опыте никогд не возникет о ней и вопрос.

Предствляемые нми вещи не существуют сми по себе в том виде, в кком мы их предствляем, и их соотношения вовсе не тковы, кк они являются нм. И если бы мы уничтожили субъективное свойство чувств, то все признки, все отношения предметов в прострнстве и во времени, смое прострнство и время тоже уничтожились бы.

Нм остется совершенно неизвестным, что делется с предметми смими в себе незвисимо от ншего чувственного восприятия. Мы знем только тот способ, кким мы воспринимем их. Смое ясное познние явлений (чувственным восприятием) никогд не познкомит нс с вещми в себе.

Думть, что нше чувственное восприятие дет нм смутное предствление вещей, что в этом предствлении мы выржем предметы сми в себе и только смешивем при этом признки и чстные предствления, которых ясно определить не можем, -- знчит обезобрживть понятия о чувственном восприятии и явлениях, которые при тком взгляде стновятся совершенно бесплодными.

Рзличие ясного и неясного предствления имеет только логическое знчение и не ксется смого содержния.

Положения Кнт остлись до нстоящего времени почти в тком же виде, в кком их оствил Кнт. Несмотря н обилие новых философских систем, появлявшихся в течение XIX столетия, и несмотря н обилие философов, специльно знимвшихся комментировнием и толковнием сочинений Кнт, -глвные положения Кнт остлись совершенно нерзрботнными.

Между тем Кнт, в сущности, только поствил вопрос, бросил миру проблему, требующую рзрешения, и пути к ее рзрешению не укзл.

Это обыкновенно упускют из виду, говоря о Кнте. Кнт укзл н згдку, но рзрешения ее не дл.

И до сих пор мы повторяем положения Кнт, считем их неизбежными, но, в сущности, очень плохо предствляем себе, что они знчт. И они не связны с другими облстями ншего знния. Вся нш позитивня нук -- физик (с химией) и биология -- построен н гипотезх, противоречщих положениям Кнт.

И мы не знем, кким обрзом мы сми нлгем н мир свойств прострнств, то есть протяженность, не знем, кким обрзом мир -- земля, море, деревья, люди -- может не облдть этой протяженностью.

Мы не знем, кким обрзом можем мы видеть и измерять эту протяженность, если ее нет, -- и что предствляет собой мир, если он не облдет протяженностью.

И существует ли мир н смом деле? Или, кк логический вывод из идей Кнт, мы должны признть идею Беркли и отрицть смое существовние мир, кроме кк в ншем вообржении?

Позитивня философия очень стрнно относится ко взглядм Кнт. Он и принимет их, и не принимет. Именно принимет и считет верными по отношению к непосредственному опыту оргнов чувств, по отношению к тому, что мы видим, слышим, осязем и пр. То есть позитивня философия признет субъективность нших восприятий и признет, что все, что мы воспринимем в предметх, вклдывется в них нми смими. Но это только по отношению к непосредственному опыту оргнов чувств.

Что ксется "нучного опыт", пользующегося точными ппртми и вычислениями, то позитивня философия, по-видимому, считет по отношению к нему взгляд Кнт неверным и полгет, что "нучный опыт" знкомит нс с смой сущностью вещей, с истинными причинми нших ощущений -- или если не знкомит сейчс, то приближет к этому и может познкомить впоследствии.

Ткя двойственность в основных идеях познния делет то, что, нпример, физики, признвя субъективность крсочных впечтлений, в которых мы воспринимем мир глзом, чувственно, в то же время считет рельно существующими колебния эфир и вычисляют число колебний в секунду, соответствующее тому или другому цвету. Фкт эфирных колебний, определенного числ колебний в секунду для кждого цвет, кжется им устновленным совершенно незвисимо от чувственного восприятия крсок, при помощи глз, зрительных нервов и пр.

Следовтельно, зеленый цвет, кк он воспринимется глзом, признется субъективным, то есть продуктом познющего субъект. Но тот же зеленый цвет, исследуемый физиком, вычисляющим число эфирных колебний, соответствующих зеленому цвету, считет рельным и объективно существующим. Физик уверен, что именно известное число колебний эфир производит субъективное ощущение зеленого цвет. И он совершенно не хочет знть, что единствення рельность во всем этом построении -- это субъективное ощущение зеленого цвет и что определение зеленого цвет кк колебний эфир -- это есть не что иное, кк решение урвнения с двумя неизвестными: цвет и зеленый, при помощи введения двух новых неизвестных: эфир и колебний. Тким способом, конечно, очень легко решить всякое урвнение. Но этот способ можно нзвть только подстновкой неизвестных.

Тем не менее в противоположность Кнту "позитивисты" уверены, что "более ясное познние явлений знкомит их с вещми в себе". Они полгют, что, рссмтривя физические явления кк движения эфир и вычисляя эти движения, они знкомятся с смой сущностью явлений. То есть они верят кк рз в то, возможность чего отрицл Кнт -- постижение истинной сущности вещей путем изучения явлений.

При этом многие физики не считют дже нужным знть Кнт и сми не могли бы точно определить, в кком отношении они к нему стоят.

Между тем Кнт можно не знть, но обойти его нельзя. Кждое описние физического явления, кждым своим словом, тк или инче относится к проблеме, поствленной Кнтом, стоит к ней в том или другом отношении.

Для того чтобы принять теорию эфирных колебний, нужно признть прострнство и время существующими вне нс, признть их рельными свойствми мир, не только свойствми ншего чувственного познния; признть, что прострнство и время не нми нлгются н мир, воспринимются нми извне, кк нечто присущее миру.

Вообще положение "нуки" в этом вопросе о грницх субъективно нлгемого или объективно познвемого более чем штко, и для того, чтобы делть свои зключения, "нук" должн очень много чисто гипотетических предположений принимть кк известные, кк несомненные днные, не требующие докзтельств.

Обыкновенно это упускется из виду, и определение физических явлений кк волнообрзных колебний эфир нстолько вошло в обиход ншего знния, что мы считем это почти фктом и збывем, что это все сплошь гипотез. Мы тк привыкли к "эфиру" и к его "колебниям" или "вибрциям", что не можем обойтись без них и збывем дже посмотреть, в кком отношении стоит эт гипотез к другим, между прочим к проблеме прострнств и времени, поствленной Кнтом. Мы просто "не думем" о том, что одно исключет другое и что две эти гипотезы, то есть гипотез "эфир" и гипотез Кнт, вместе невозможны.

Кроме того, физики збывют одну очень интересную вещь, выскзнную Мхом в его книге "Анлиз ощущений и отношение физического к психическому" (с. 54).

Исследуя чисто физические процессы, -- говорит Max, -- мы пользуемся обыкновенно столь бстрктными понятиями, что обыкновенно лишь мельком думем или дже вовсе не думем о тех ощущениях, которые лежт в основе этих понятий... В основе всех чисто физических определений лежит почти необозримый ряд чувственных ощущений, в особенности если принять еще во внимние выверку ппртов, что должно предшествовть смим определениям. С физиком, незнкомым с психологией своих оперций, легко может случиться, что он, не видя, по пословице, з деревьями лес, не зметит ощущений кк основы своих понятий... Психологический нлиз учит нс, что удивительного здесь ничего нет, тк кк физик всегд оперирует ощущениями.

Мх укзывет здесь н очень вжную вещь. Физики не считют себя обязнными знть психологию и не считют необходимым считться с ней в своих зключениях.

Когд же они знют психологию и считются с ней, то у них получется смя фнтстическя рздвоенность мнений ортодоксльно верующего человек, стрющегося примирить догмты веры с докзтельствми рссудк и принужденного одновременно верить и в сотворение мир в семь дней семь тысяч лет тому нзд -ив геологические периоды, продолжвшиеся сотни тысяч лет, причем, конечно, роль сотворения мир игрет томистическя теория и эфир с его волнообрзными колебниями или электроны и энергетическя теория.

Или бывет еще хуже, что физик в глубине души знет, где првд, -знет, чего стоят в действительности все томистические и энергетические теории, но он боится повиснуть в воздухе, остться с одним отрицнием. У него нет стройной системы взмен той, ложность которой он уже знет. Он боится сделть прыжок в пустоту. И, не имея достточно смелости открыто признть, что он уже ни во что не верит, он носит н себе все мтерилистические теории кк официльный мундир только потому, что с этим мундиром связны прв и преимуществ, кк внешние, тк и внутренние, состоящие из известной уверенности в себе и в окружющих, откзться от которых у него нет сил и решимости. "Неверующий мтерилист" -- это тргическя фигур ншей современности, подобня "теисту" или "неверующему священнику" времен Вольтер.

Из этого же стрх пустоты вытекют все дулистические теории, признющие "дух" и "мтерию" рзными нчлми, одновременно существующими и не звисящими одно от другого.

Вообще, для постороннего нблюдтеля современное состояние ншей "нуки" предствляло бы большой психологический интерес. Во всех облстях нучного знния нбирется множество фктов, нрушющих стройность систем. И системы могут существовть только блгодря героическим усилиям ученых, стрющихся зкрывть глз н целые длинные ряды новых фктов, грозящих зтопить все неудержимым потоком. Хотя в действительности если собрть эти фкты, то их в кждой облсти окжется, вероятно, больше, чем фктов, н основнии которых утверждются нучные системы. И системтизировние того, чего мы не знем, может дть нм больше для првильного познния мир и себя, чем системтизировние того, что мы, по мнению "точной нуки", знем.

ГЛАВА II

Новый взгляд н проблему Кнт. -- Идеи Хинтон. -- "Чувство прострнств" и его эволюция. -- Систем рзвития чувств четвертого измерения при помощи упржнений с рзноцветными кубми. -- Геометрическое понятие прострнств. -- Три перпендикуляр. -- Почему их три? -- Все ли, что существует, может быть измеряемо тремя перпендикулярми? -- Фкты физические и фкты метфизические. -- Признки существовния. -- Рельность идей. -- Недостточня очевидность существовния мтерии и движения. -Мтерия и движение -- только логические понятия, кк "добро" и "зло"

Я уже скзл, что Кнт поствил проблему, но рзрешения ее не дл и пути к ее рзрешению не укзл. Точно тк же ни один из известных комментторов, толковтелей, последовтелей и противников Кнт не ншел ни этого рзрешения, ни пути к нему.

Первые проблески првильного понимния проблемы Кнт и первые нмеки н возможный путь к ее рзрешению я нхожу у С. X. Хинтон (С. Н. Hinton), втор книг "Новя эр мысли" и "Четвертое измерение".

Хинтон говорит, что при комментировнии идей Кнт обыкновенно берется только их отрицтельня сторон. Именно тот фкт, что мы можем чувственно познвть вещи только во времени и в прострнстве, рссмтривется кк препятствие, мешющее нм видеть, кковы в действительности вещи сми в себе, не дющее нм познвть их тк, кк они есть, нлгющее н них то, что им не присуще, зкрывющее их от нс.

Но, -- говорит Хинтон, -- если мы возьмем положение Кнт просто кк оно есть -- не видя непременно в прострнственном восприятии препятствия к првильному восприятию -- и скжем себе, что мы воспринимем вещи при помощи прострнств, тогд мы можем рссмтривть нше чувство прострнств (space sense) не кк отрицтельное условие, мешющее нм воспринимть мир, кк положительное средство, при помощи которого ум получет свои опыты, то есть при помощи которого мы познем мир.

Существует много книг, в которых вопрос, поствленный Кнтом, трктуется с некоторым унынием -- кк будто познние в прострнстве есть род звесы, отделяющей нс от природы. Но нет никкой ндобности рзделять это уныние. Мы должны признть, что при помощи прострнств мы познем то, что есть.

Прострнство есть орудие ум.

Очень чсто бывет, что выскзывемое положение кжется очень глубоким, темным и трудным для понимния просто вследствие того, что глубокие мыслители зключили в непонятную форму простое и прктическое змечние. Но попробуем посмотреть н великую кнтовскую идею прострнств с прктической точки зрения. Мы приходим к следующему. Необходимо рзвивть чувство прострнств, потому что это есть средство, при помощи которого мы думем о рельных вещх.

Соглсно Кнту, -- пишет Хинтон дльше, -- чувство прострнств или интуиция прострнств есть смя основня сил ум. Но я нигде не встречл идеи системтического воспитния чувств прострнств. Это предоствляется случю. Между тем специльное рзвитие чувств прострнств знкомит нс с целыми сериями новых понятий.

Фихте, Шеллинг, Гегель рзвили некоторые из идей Кнт и нписли змечтельные книги. Но истинными преемникми его являются Гусс и Лобчевский.

Потому что если интуиция прострнств есть средство, при помощи которого мы познем, то из этого следует, что могут быть рзличные роды интуиции прострнств. Интуиция прострнств должн быть, тк скзть, окршен условиями (психической деятельности) существ, пользующегося ею.

Змечтельным нлизом упомянутые великие геометры покзли, что прострнство не огрничено, кк, по-видимому, позволяет нм думть обычный опыт, но что мы вполне способны постигть новые роды прострнств. (A New Era of Thought).

Хинтон изобрел сложную систему воспитния и рзвития чувств прострнств при помощи упржнений с сериями рзноцветных кубов. Изложению этой системы посвящены его упомянутые книги. По моему мнению, упржнения Хинтон интересны со стороны теории, но прктическое знчение могут иметь только в отдельных случях, для людей одного склд ум с смим Хинтоном.

Упржнения ум по системе Хинтон должны, прежде всего, повести к рзвитию способности предствлять вещи не тк, кк их видит глз, то есть не в перспективе, кк они есть -- геометрически, то есть, нпример, они должны приучить предствлять куб срзу со всех сторон. А устновление ткой способности предствления не в перспективе должно в свою очередь необыкновенно рсширить пределы деятельности ншего сознния, создвя новые понятия и усиливя способность нлогии.

* * *

Кнт устновил, что рсширение знний при существующих условиях восприятия не приблизит нс к вещм в себе. Хинтон же утверждет, что можно при желнии изменить сми условия восприятия и тким обрзом приблизиться к истинным сущностям.

Нше прострнство, кк мы обыкновенно думем о нем, постигется огрниченным -- не в протяжении, но в некотором отношении, которое мы можем релизовть только тогд, когд мы думем о нших способх измерения прострнственных объектов. Нйдено, что существуют только три незвисимых нпрвления, в которых может быть измерено тело. Оно должно иметь высоту, длину и ширину, но оно не имеет более этих измерений. Всякое новое измерение будет слгться из этих стрых.

В теле нет точки, которой бы мы не могли достигнуть, двигясь по комбинции этих трех нпрвлений.

Но почему прострнство должно быть огрничено тремя незвисимыми нпрвлениями?

Геометры нходят, что нет никкой причины, почему тел должны быть тк огрничены. Но в действительности тел, которые мы можем измерять, огрничены именно тк. Поэтому мы приходим к зключению, что прострнство, которое мы употребляем для познния обычных объектов в мире, огрничено тремя измерениями. Но весьм возможно, что в мире есть существ, способные познвть прострнство четырех измерений.

Можно скзть очень много относительно прострнств высших измерений, чем нше, и можно рзрботть нлитически много проблем, относящихся к нему, которые предствятся по пути. Но можем ли мы познть четырехмерное прострнство тким же способом, кким познем нше прострнство? Можем ли мы думть о теле четырех измерений, кк о единице, имеющей свои свойств, тким же способом, кким мы думем о теле, имеющем определенную форму в прострнстве, с которым мы знкомы.

В четырехмерных телх нет никкой тйны, и если мы идем првильным путем, то познние их предствляет не больше трудности, чем познние обыкновенных трехмерных форм.

Когд приобретен способность познвть в четырех измерениях или, говоря вернее, когд эт способность сделн сознтельной, потому что в несовершенной форме он существует во всех, -- открывются новые горизонты. Способности ум рзвивются, и пользовние более широким прострнством кк орудием мышления рскрывет перед созннием новый путь. Причем мы пользуемся здесь той смой истиной, которя, когд ее впервые выскзл Кнт, по-видимому, зпирл ум в ткие тесные грницы. Нше восприятие подвержено условиям бытия в прострнстве. Но прострнство не огрничено, кк мы снчл думли.

Следующим шгом, после того, кк мы обрзовли эту силу понятия в более обширном прострнстве, должно быть исследовние природы и выяснение, ккие феномены могут быть объясняемы четырехмерными отношениями.

Мысль прошедших веков пользовлсь понятием трехмерного прострнств, н основнии его клссифицировл многие явления -- и вырботл много полезных првил для прктического действия. Путь, который открывется перед нми в будущем, зключется в применении понятия четырехмерного прострнств к явлениям природы и к исследовниям того, что может быть нйдено этими новыми способми познния.

Для рсширения познния необходимо нсколько возможно дльше отделить элементы себя, то есть личные элементы, вклдывемые нми во все познвемое нми, от того, что познется, чтобы нше внимние не отвлеклось (н нс смих) от свойств собственно воспринимемого.

Только освободившись от элементов себя в восприятии мы стновимся в положение, в котором можем здвть рзумные вопросы. Только освободившись от идеи кругового движения Солнц вокруг Земли (то есть вокруг нс -элемент себя) мы получем возможность изучть Солнце.

Худшя сторон элемент себя в восприятии зключется в том, что мы дже не подозревем в себе этого элемент, пок не освободимся от него.

Чтобы понять, что знчит элемент себя в ншем восприятии, вообрзим себя внезпно перенесенными в другую чсть Вселенной, где мы нходимся среди рзумных существ, с которыми мы вступем в рзговор. Предствим себе, что мы нчинем описывть им нш мир и нше Солнце и говорим, что Солнце это -яркое, горячее тело, движущееся кругом нс. Они ответят н это: "Вы скзли нм нечто относительно Солнц, но в то же время вы скзли нечто относительно себя".

Поэтому, желя знть что-нибудь относительно Солнц, мы должны прежде всего освободиться от элемент себя, внесенного в нше познние Солнц, движением вокруг него Земли, н которой мы нходимся.

Одн из серьезных чстей рботы по воспитнию и рзвитию чувств прострнств должн зключться в освобождении от элементов себя в позннии рсположения предметов.

Кковы могут быть отношения ншей Вселенной, или ншего прострнств, ко Вселенной четырехмерного прострнств -- совершенно не определено. Чтобы понять эти отношения, потребуется очень много рботы и изучения, и, когд они будут поняты, -- они покжутся ткими же естественными и простыми, кк кжется нм теперь простым и естественным положение Земли среди других плнет.

Изучение рсположения должно быть рзделено н дв клсс: первое, создющее эту способность, и второе, дющее возможность упржнять ее. Мтемтик предствляет собой ткое упржнение, но я не думю, что он может создть эту способность. И, к несчстью, в мтемтике, кк он теперь обыкновенно преподется, ученик пускют срзу в море символов, не двя ему возможности схвтить их смысл и знчение.

Из всех единиц, которые могут служить для изучения рсположения, я выбирю куб. Я ншел, что, когд я брл ккую-нибудь другую единицу, я сбивлся и терял путь. С кубом мы пойдем не очень быстро, но все будет совершенно очевидно и ясно и мы построим целое, кждя чсть которого будет видн.

Нш рбот будет зключться в следующем: изучение при помощи кубов фктов рсположения; и процесс изучения будет состоять в действительном построении кубов. Тким обрзом мы приведем нш ум в соприкосновение с природой.

* * *

К книгм Хинтон мне придется несколько рз возврщться. Но прежде необходимо устновить нше отношение к идеям, которых ксется проблем Кнт.

Что ткое прострнство?

Взятое кк объект, то есть предствляемое вне ншего сознния, прострнство есть для нс форм Вселенной, или форм мтерии во Вселенной.

Прострнство облдет бесконечной протяженностью по всем нпрвлениям. Но при этом оно может быть измеряемо только в трех незвисимых друг от друг нпрвлениях, в длину, ширину и высоту; эти нпрвления мы нзывем измерениями прострнств и говорим, что нше прострнство имеет три измерения, что оно трехмерно.

Незвисимым нпрвлением мы в этом случе нзывем линию, лежщую под прямым углом к другой.

Тких линий, то есть лежщих одновременно под прямым углом одн к другой и не прллельных между собою, нш геометрия (то есть нук об измерении Земли или мтерии в прострнстве) знет только три.

Если бы мы незвисимым нпрвлением нзвли линию, лежщую не под прямым углом к другой, то есть не под углом в 90°, под углом, скжем, в 30°, то тогд число измерений у нс было бы не три, девять.

Из этого видно, что трехмерность ншего прострнств есть просто геометрическя условность и звисит от того, что при измерении мы пользуемся кк единицей прямым углом.

Но в то же время в ншем прострнстве мы знем только три перпендикуляр, то есть только три незвисимых прямых угл.

Почему именно три, не десять и не пятндцть?

Этого мы не знем.

Бесспорен только один фкт, что больше трех перпендикуляров мы -- или в силу ккого-то тинственного свойств Вселенной, или в силу огрниченности своего умственного ппрт -- предствить себе не можем.

Но мы нзывем прострнство бесконечным. А тк кк первое условие бесконечности -- это бесконечность по всем нпрвлениям и во всех возможных отношениях, то мы должны предположить в прострнстве бесконечное число измерений, то есть предположить возможность бесконечного числ линий, перпендикулярных и не прллельных одн другой. И предположить при этом, что из этих линий мы почему-то знем только три.

В тком виде является вопрос о высших измерениях обычному созннию.

И тк кк больше трех перпендикуляров мы построить все-тки не можем, то должны во всяком случе признть, что если трехмерность ншего прострнств условн, то огрниченность ншего прострнств по отношению к геометрическим возможностям -- несомненный фкт. Хотя, конечно, если свойств прострнств создются ккими-то свойствми нс смих, то и огрниченность лежит в нс смих.

От чего бы эт огрниченность ни звисел, фкт тот, что он существует.

Дння точк может быть вершиной только восьми незвисимых трехсторонних прямоугольных пирмид. Из днной точки можно провести только три перпендикулярные и не прллельные одн другой линии.

Исходя из этого, мы определяем мерность прострнств количеством возможных в нем линий, лежщих под прямым углом одн к другой.

Н линии другой линии не может быть. Это одномерное прострнство.

Н поверхности возможны дв перпендикуляр. Это двумерное прострнство.

В "прострнстве" -- три перпендикуляр. Это трехмерное прострнство.

Идея четвертого измерения возникл из предположения, что кроме трех известных ншей геометрии измерений существует еще четвертое, нм почему-то недоступное и неизвестное. То есть что кроме трех нм известных возможен тинственный четвертый перпендикуляр.

Прктически это предположение основывется н том сообржении, что в мире существует очень много вещей, несомненно рельно существующих, но совершенно неизмеримых в длину, ширину и высоту.

* * *

Рельно существующими мы можем считть то, что производит известное действие, что имеет известные функции, является причиной чего-либо другого.

То, что не существует, не может произвести никкого действия, не имеет функции, не может быть причиной.

Но есть рзные виды существовния. Есть физическое существовние, узнвемое по известного род действиям и функциям, и есть метфизическое существовние, узнвемое по своим действиям и по своим функциям.

И дом существует, и идея существует. Но они существуют не одинково. Один и тот же способ докзтельств существовния не годится для докзтельств существовния дом или человек и для докзтельств существовния идеи. Дом -- это физический фкт, идея -- метфизический фкт. И физический и метфизический фкты существуют, но существуют рзлично.

Для того чтобы докзть, что идея, то есть метфизический фкт, существует, я должен докзть ее возможность. Этого будет уже достточно. Но если я докжу, что человек или дом, то есть физический фкт, может существовть, то это еще совсем не знчит, что он действительно существует.

И нше отношение к идеи и к дому или к человеку совершенно рзличное. Дом известным усилием можно уничтожить -- сжечь, сломть, человек можно убить. Дом перестнет существовть, человек умрет, но попробуйте уничтожить идею. Чем больше бороться с ней, спорить, опровергть, осмеивть, тем больше будет рсти идея, увеличивться и усиливться. Нпротив -- молчние, збвение, неделние, "непротивление" уничтожт, во всяком случе ослбят идею. Молчние, збвение не повредят дому, не повредят кмню. Ясно, что существовние дом и существовние идеи -- это рзные существовния.

Тких рзных существовний мы знем очень много. Существует книг, и существует содержние книги. Существуют ноты, и существует зключення в них музык. Существует монет, и существует покупня сил монеты. Существует слово, и существует зключення в нем энергия.

Мы видим, с одной стороны, ряд физических фктов, с другой стороны -ряд метфизических фкторов.

Кк фкты первого ряд, тк и фкты второго ряд существуют, но существуют рзлично.

Для обычного "позитивизм" покжется в высшей степени нивным говорить о покупной силе монеты отдельно от монеты, об энергии слов отдельно от звук, о содержнии книги отдельно от книги и т.п. Мы все знем, что это "только тк говорится", что н смом деле покупной силы, энергии слов и содержния книги не существует, что мы этими понятиями только обознчем ряд явлений, известным обрзом связнных с монетой, со словом, с книгой, но в сущности совершенно отдельных.

Но тк ли это?

Мы решили ничего не принимть кк днное и, следовтельно, не должны ничего отрицть кк днное.

Мы видим в вещх, кроме внешнего, нечто внутреннее. Знем, что это внутреннее соствляет нерзрывную чсть вещей, обыкновенно их глвную сущность. И вполне естественно, мы спршивем себя, где нходится это внутреннее и что оно собой предствляет. Мы видим, что это внутреннее не зключется в ншем прострнстве. И у нс соствляется идея "высшего прострнств", имеющего большее число измерений, чем нше.

Нше прострнство является тогд кк бы чстью высшего прострнств, то есть предполгется, что мы знем, ощущем и измеряем только чсть прострнств, ту чсть, которя измерим в длину, ширину и высоту.

Рньше было скзно, что прострнство мы обыкновенно рссмтривем кк форму Вселенной или кк форму мтерии во Вселенной. Чтобы пояснить это, можно скзть, что "куб" есть форм мтерии в кубе; "шр" есть форм мтерии в шре; "прострнство" -- бесконечня сфер -- есть форм всей мтерии во Вселенной.

Е. П. Блвтскя в "Тйной доктрине" говорит о прострнстве тк:

Чрезвычйня бсурдность предположения, что прострнство может быть измеряемо в кком-нибудь нпрвлении, не имеет дже особенного знчения. Фмильярня фрз о четвертом измерении прострнств может быть сокрщением более полной формы -- четвертое измерение мтерии в прострнстве... Ход эволюции может иметь целью ввести нс в новые хрктеристики мтерии...

Но формул, определяющя "прострнство" кк "форму мтерии во Вселенной", стрдет тем недосттком, что в нее введено понятие "мтерия", то есть неизвестное.

О тупике х = у, у = х, к которому приводят попытки физического определения мтерии, я уже говорил.

Психологические определения приходят к тому же.

В известной книге "Физиология души" А. И. Герцен говорит:

Мы нзывем мтерией все, что прямо или косвенно окзывет сопротивление движению, прямо или косвенно производимому нми, обнруживя при этом змечтельную нлогию с ншими пссивными состояниями.

И мы нзывем силой (движением) то, что прямо или косвенно сообщет движение нм смим или другим телм, обнруживя при этом величйшее сходство с ншими ктивными состояниями.

Следовтельно, "мтерия" и "движение" -- кк бы проекции ншего ктивного и пссивного состояния. Ясно, что пссивное состояние можно определить только при помощи ктивного и ктивное при помощи пссивного. Следовтельно, опять дв неизвестных, определяющих одно другое.

Очень хорошо говорит о мтерии Е. Дуглс Фоусет, втор сттьи "Иделизм и проблем природы" в журнле "The Quest" (прель, 1910 г.).

Мтерия (подобно силе) не предствляет для нс никкого зтруднения. Мы знем все относительно ее, по той простой причине, что сми изобрели ее. При помощи "мтерии" мы думем о чувственных объектх. Это умствення змен конкретных, но чересчур сложных фктов, с которыми трудно обрщться.

...Строго говоря, мтерия существует только кк понятие... Но хрктер мтерии, дже если ее рссмтривть кк понятие, нстолько неочевиден, что большинство людей не в состоянии дже скзть точно, что они подрзумевют под этим словом.

Здесь укзывется н очень вжный фкт: мтерия и сил -- это только логические понятия, то есть только слов, принятые для обознчения длинных рядов рзнообрзных фктов. Нм, воспитнным н "физике", очень трудно понять это. Но в сущности -- кто и когд видел мтерию или силу? Мы видим вещи, видим явления. Мтерии, отдельно от веществ, из которого состоит или сделн дння вещь, мы никогд не видли и никогд не увидим, днное вещество -- это совсем не мтерия, это дерево, или железо, или кмень. Точно тк же никогд мы не увидим силы отдельно от действия. Что это знчит? Это знчит, что мтерия и сил -- это ткие же отвлеченные понятия, кк "ценность", или "труд", кк "покупня сил" монеты, кк "содержние" книги; это знчит, что мтерия -- есть "то вещество, из которого сделны сны" (Шекспир). И кк это "вещество" мы никогд не можем осязть и видим только во сне, тк и физическую мтерию мы никогд не можем ни осязть, ни увидеть, ни услышть, ни сфотогрфировть отдельно от вещей. Мы познем плохо или хорошо вещи и явления. Но никогд не познем мтерии и силы отдельно от вещей и явлений.

Мтерия -- это ткое же отвлеченное понятие, кк истин, добро, зло.

Мтерию или чсть мтерии нельзя зключить в химическую реторту или колбу, тк же кк нельзя продвть в пузыречкх тьму египетскую.

Но говорят, что "тьм египетскя" в виде черного порошк продется н Афоне, поэтому, может быть, кто-нибудь видел и мтерию.

Чтобы рзбирться в этих вопросх, нужн известня подготовк или большое внутреннее чутье. К сожлению, люди очень легко берутся рссуждть об основных вопросх мироздния.

Человек легко признет свою некомпетентность в музыке, или в высшей мтемтике, или в блетном искусстве, но он всегд оствляет з собой прво иметь мнение и судить в вопросх, относящихся к "основным нчлм".

Говорить с ткими людьми очень трудно.

Потому что кк ответить человеку, который с недоумением смотрит н вс, стучит пльцем по столу и говорит: это мтерия, это я зню, чувствую? Кк же это может быть отвлеченным понятием?

Кк ответить человеку, который говорит: я же вижу, что Солнце восходит и зходит!

* * *

Возврщясь к прострнству, мы должны, во всяком случе, не вводить неизвестных в его определение. Мы должны определить его при помощи тех двух днных, которые мы решили принять в смом нчле.

Мир и сознние -- это дв фкт, которые мы решили признть существующими.

Миром мы нзывем комбинцию неизвестных причин нших ощущений.

Мтерильным миром мы нзывем комбинцию неизвестных причин определенных рядов ощущений, зрительных, слуховых, осязтельных, обонятельных, вкусовых, ощущений вес, мссы и т.п.

Прострнство есть или свойство мир, или свойство ншего познния мир.

Трехмерное прострнство есть или свойство мтерильного мир, или свойство ншего восприятия мтерильного мир.

Вопрос зключется в том: кк подойти к изучению прострнств?

ГЛАВА III

Что мы можем узнть о четвертом измерении, изучя геометрические отношения внутри ншего прострнств? -- Кким должно быть отношение трехмерного тел к четырехмерному? -- Четырехмерное тело кк след от движения трехмерного тел по нпрвлению, в нем не зключющемуся. -Четырехмерное тело кк состоящее из бесконечного количеств тел трехмерных. -- Трехмерное тело кк рзрез четырехмерного. -- Чсти тел и целые тел в трех и в четырех измерениях. -- Несоизмеримость трехмерного и четырехмерного тел. -- Мтерильный том кк рзрез линии четвертого измерения

В другой своей книге "The Fourth Dimension" ("Четвертое измерение") Хинтон делет интересное змечние относительно способ, при помощи которого мы можем подойти к вопросу о высших измерениях.

Он говорит тк:

Нше прострнство несет в себе смом отношения, которые позволяют нм определить отношения известного нм прострнств к высшему.

Мы знем в прострнстве отношения точки к линии, линии к поверхности, поверхности к телу. Ткого же род должно быть отношение трехмерного прострнств к высшему.

Действительно, если мы остновимся н этой мысли и рссмотрим глубокое рзличие между точкой и линией, между линией и поверхностью, между поверхностью и телом, -- мы поймем, кк много нового и непонятного для нс должно лежть в четвертом измерении.

Кк в точке невозможно предствить себе линию и зконы линии, кк в линии нельзя предствить себе поверхность и зконы поверхности, кк в поверхности нельзя предствить тело и понять зконы тел, тк и в ншем прострнстве нельзя предствить себе тел, имеющего больше трех измерений, и нельзя понять зконов существовния этого тел.

Но, изучя взимные отношения точки, линии, поверхности и тело, мы нчинем узнвть что-то и, о четвертом измерении, то есть о прострнстве четырех измерений. Нчинем узнвть, чем оно может быть в срвнении с ншим трехмерным прострнством, и чем не может быть.

Последнее мы узнем прежде всего. И это особенно вжно, потому что избвляет нс от множеств глубоко укоренившихся иллюзий, очень вредных для првильного познния.

Мы узнем, чего не может быть в прострнстве четырех измерений, и это позволяет нм устновить, что тм может быть.

Попробуем рссмотреть эти отношения внутри ншего прострнств и посмотрим, ккие зключения мы можем сделть н основнии их изучения.

Мы знем, что нш геометрия рссмтривет линию кк след от движения точки, поверхность -- кк след от движения линии и тело -- кк след от движения поверхности. Н основнии этого мы здем себе вопрос: нельзя ли рссмтривть "тело четырех измерений" кк след от движения тел трех измерений?

Что же это з движение и по ккому нпрвлению?

Точк, двигясь в прострнстве и оствляя след своего движения в виде линии, движется по нпрвлению, в ней не зключющемуся, потому что в точке нет никкого нпрвления.

Линия, двигясь в прострнстве и оствляя след своего движения в виде поверхности, движется по нпрвлению, в ней не зключющемуся, потому что, двигясь по нпрвлению, зключющемуся в ней, линия всегд остнется только линией.

Поверхность, двигясь в прострнстве и оствляя след своего движения в виде тел, тоже движется по нпрвлению, в ней не зключющемуся. Если он будет двигться по одному из нпрвлений, зключющихся в ней, то он всегд остнется поверхностью. Чтобы оствить след своего движения в виде "тел" или трехмерной фигуры, он должн отойти от себя, двигться по тому нпрвлению, которого нет в ней смой.

По нлогии со всем этим и тело для того, чтобы оствить след своего движения в виде четырехмерной фигуры, должно двигться по нпрвлению, в нем не зключющемуся; инче говоря, тело должно выйти смо из себя, отойти от себя. Дльше будет устновлено, кк мы это должны понимть.

Пок мы можем скзть, что нпрвление движения по четвертому измерению лежит вне всех тех нпрвлений, которые возможны в трехмерной фигуре.

Мы рссмтривем линию кк бесконечное число точек, поверхность -- кк бесконечное число линий тело -- кк бесконечное число поверхностей.

По нлогии с этим можно предположить, что тело четырех измерений следует рссмтривть кк бесконечное число тел трех измерений, прострнство четырех измерений -- кк бесконечное число трехмерных прострнств.

Зтем, мы знем, что линия огрничен точкми, поверхность огрничен линиями, тело огрничено поверхностями.

Возможно, что прострнство четырех измерений огрничено телми трех измерений.

Или можно скзть, что линия есть рсстояние между точкми, поверхность -- рсстояние между линиями, тело -- рсстояние между поверхностями.

Или тк, что линия отделяет одну от другой две или несколько точек (прямя линия -- кртчйшее рсстояние между двумя точкми), поверхность отделяет одну от другой две или несколько линий, тело отделяет одну от другой несколько поверхностей; тк, куб отделяет одну от другой шесть плоских поверхностей, которые мы нзывем его сторонми.

При этом линия связывет несколько отдельных точек в нечто целое (прямя, кривя, ломня); поверхность связывет несколько линий в нечто целое (квдрт, треугольник); тело связывет несколько поверхностей в нечто целое (куб, пирмид).

Возможно, что прострнство четырех измерений есть рсстояние между рядом тел, отделяющее эти тел одно от другого -- и в то же время связывющее в ккое-то непонятное нм целое тел, которые кжутся нм отдельными.

Зтем, точку мы рссмтривем кк рзрез линии, линию -- кк рзрез поверхности, поверхность -- кк рзрез тел.

По нлогии с этим трехмерное тело (куб, шр, пирмиду), вероятно, можно рссмтривть кк рзрез тел четырех измерений, все трехмерное прострнство -- кк рзрез четырехмерного.

Если всякое трехмерное тело есть рзрез четырехмерного, то всякя точк трехмерного тел является рзрезом линии четырехмерного измерения. "Атом" физического тел можно рссмтривть не кк нечто мтерильное, кк пересечение ншего сознния линии четвертого измерения.

Взгляд н трехмерное тело кк н рзрез четырехмерного приводит к мысли, что многие отдельные для нс трехмерные тел могут быть рзрезми чстей одного четырехмерного тел.

Простой пример пояснит эту мысль. Если мы предствим себе горизонтльную плоскость, пересекющую вершину дерев прллельно земле, то н этой плоскости рзрезы ветвей покжутся отдельными и совершенно не связнными друг с другом. Между тем в ншем прострнстве, с ншей точки зрения, это рзрезы ветвей одного дерев, соствляющих вместе одну вершину, питющихся от одного корня, дющих одну тень.

Или еще интересный пример, покзывющий ту же мысль, приводимый в одном из его сочинений Ледбитером. Если мы прикоснемся к поверхности стол кончикми пяти пльцев одной руки, то н поверхности стол будут только пять кружков, и н этой поверхности нельзя соствить никкой идеи о руке и о человеке, которому приндлежит эт рук. Н поверхности стол будут пять отдельных кружков. Кк предствить себе по ним человек, со всем богтством его физической и духовной жизни? Это невозможно. Нше отношение к миру четырех измерений может быть именно тково, кк отношение к человеку того сознния, которое видит пять кружков н столе. Мы видим только "кончики пльцев", потому для нс и непостижимо четвертое измерение.

Зтем, мы знем, что н плоскости можно изобрзить трехмерное тело, можно нрисовть куб, многогрнник, шр. Это не будет нстоящий куб или нстоящий шр, только проекция куб или шр н плоскости. Может быть, мы имеем прво думть, что трехмерные тел ншего прострнств являются кк бы изобржениями в ншей сфере непостижимых для нс четырехмерных тел.

ГЛАВА IV

В кком нпрвлении может лежть четвертое измерение? -- Что ткое движение? -- Дв род движения -- движение по прострнству и движение по времени, -- зключющиеся во всяком движении. -- Что ткое время? -- Две идеи, зключющиеся в понятии времени. -- Новое протяжение прострнств и движение по этому прострнству. -- Время кк четвертое измерение прострнств. -- Невозможность понять идею 4-го измерения без идеи 5-го измерения. -- Идея движения и "чувство времени". -- Чувство времени кк грниц (поверхность) чувств прострнств. -- Хинтон о зконе поверхностей. -- "Эфир" кк поверхность. -- Идея Римн о переходе времени в прострнство в четвертом измерении. -- Нстоящее, прошедшее и будущее. -- Почему мы не видим прошедшего и будущего? -- Жизнь н ощупь. -- Вундт о ншем чувственном позннии

Мы устновили по нлогии с отношением фигур двух измерений к фигурм трех измерений и пр., что тело четырех измерений можно рссмтривть кк след от движения тел трех измерений по нпрвлению, в нем не зключющемуся, то есть что нпрвление движения по четвертому измерению лежит вне всех трех нпрвлений, которые возможны в прострнстве трех измерений.

Что же это з нпрвление?

Чтобы ответить н этот вопрос, мы должны посмотреть вообще, не знем ли мы движения по нпрвлению, не зключющемуся в трехмерном прострнстве.

Мы знем, что всякое движение в прострнстве сопровождется тем, что мы можем нзвть движением во времени. Кроме того, мы знем, что, дже не двигясь в прострнстве, все существующее вечно движется во времени.

И одинково во всех случях, говоря о движении или об отсутствии движения, мы имеем в уме идею того, что было прежде, что стло теперь и что будет после. Инче говоря, идею времени. Идея движения, всякого, ккого бы то ни было, ткже идея отсутствия движения нерзрывно связны с идеей времени. Всякое движение и отсутствие движения происходит во времени и вне времени происходить не может. Следовтельно, прежде чем говорить о том, что ткое движение, мы должны ответить н вопрос: что ткое время?

Время -- это смя большя и смя трудня згдк, которя стоит перед человечеством.

Кнт считет время ткой же субъективной формой ншего восприятия, кк прострнство, то есть он говорит, что мы сми создем время для удобств восприятия внешнего мир в звисимости от свойств ншего воспринимтельного ппрт. Действительность непрерывн и постоянн. Но мы для того, чтобы иметь возможность воспринимть ее, должны рсчленять ее н отдельные моменты, то есть предствлять ее себе в виде бесконечного ряд отдельных моментов, из которых для нс всегд существует только один. Инче говоря, мы воспринимем действительность кк бы через узкую щель. И то, что мы видим в эту щель, мы нзывем нстоящим, то, что видели, теперь не видим, -прошедшим, чего совсем не видим, но ожидем -- будущим.

Рссмтривя кждое явление кк следствие другого или других -- и, в свою очередь, кк следствие, кк причину третьего или третьих, то есть рссмтривя все явления в функционльной звисимости друг от друг, мы этим смым рссмтривем их во времени, потому что мы совершенно ясно и отчетливо предствляем себе прежде причину и потом следствие, прежде действие, потом его функцию, и инче предствить не можем. И мы можем скзть, что идея времени нерзрывно связн с идеей причинности и функционльной звисимости. Без времени причинность существовть не может, точно тк же кк без времени не может существовть движение или отсутствие движения.

Но нше предствление о ншем "бытие во времени" у нс до невероятия спутнное и неясное.

Прежде всего рзберем нше отношение к прошедшему, нстоящему и будущему. Обыкновенно мы считем, что прошедшего теперь уже нет. Оно прошло, исчезло, изменилось, превртилось в другое. Будущего тоже нет. Его еще нет. Оно еще не пришло, не обрзовлось. Нстоящим мы нзывем момент переход будущего в прошедшее, то есть момент переход явления из одного небытия в другое. Только этот короткий момент явления для нс существует в действительности, рньше оно существовло в возможности, теперь будет существовть в воспоминнии. Но этот короткий момент в сущности фикция. Он не имеет измерения. Мы с полным првом можем скзть, что нстоящего не существует. Мы никогд не можем уловить его. То, что мы уловили, всегд уже прошедшее.

Если мы остновимся н этом, то мы должны признть, что мир не существует. Существует только ккя-то фнтсмгория иллюзий, вспыхивющих и гснущих.

Обыкновенно мы не отдем себе в этом отчет и не змечем, что нш обычный взгляд н время приводит нс к полному бсурду.

Предствим себе глупого путешественник, едущего из одного город в другой и нходящегося н полпути между этими двумя городми. Глупый путешественник думет, что город, из которого он выехл н прошлой неделе, теперь уже не существует, от него остлось одно воспоминние: стены рзрушены, бшни упли, жители вымерли или рзбежлись. А тот город, куд он должен приехть через несколько дней, тоже теперь еще не существует, но спешно строится к его приезду и в день его приезд будет готов, нселен и устроен, н другой день после его отъезд, тк же кк и первый, будет рзрушен.

Мы думем о вещх во времени именно тким обрзом, -- все проходит, ничто не возврщется! Весн прошл, ее уже нет.

Тким обрзом, строго говоря, для нс не существует ни прошедшего, ни будущего, ни нстоящего. Ничего не существует! А между тем мы живем, чувствуем, думем -- что-то окружет нс. Следовтельно, в обычном отношении к времени есть ккя-то ошибк. Эту ошибку мы должны пострться нйти.

Мы признли в смом нчле, что нечто существует. Мы нзвли это нечто миром. Кк же мир может существовть, если он не существует ни в прошедшем, ни в нстоящем, ни в будущем?

То предствление о мире, которое мы вывели из обычного взгляд н время, делет мир похожим н непрерывно бьющий огненным фонтном блестящий фейерверк, кждя искр которого вспыхивет н мгновение и гснет, чтобы больше уже никогд не явиться. Вспышки идут непрерывно одн з другой, искр бесконечное множество, и все вместе производят впечтление плмени, хотя в действительности не существует.

Осень еще не нступил. Он будет, но сейчс ее нет. И мы не отдем себе отчет, кк это может появиться то, чего нет.

Мы движемся по плоскости и признем рельно существующим только небольшой круг, освещенный ншим созннием. Все остльное з этим кругом, чего мы не видим, мы отрицем, не хотим признть, что оно существует. Мы движемся по плоскости в одном нпрвлении. Это нпрвление мы считем вечным и бесконечным. Но нпрвления перпендикулярного ему, тех линий, которые мы пересекем, мы не хотим признть вечными и бесконечными. Мы думем, что они уходят в небытие сейчс же, кк мы прошли через них, линии впереди нс еще не возникли из небытия. Если предположить, что мы движемся по сфере, по ее эквтору или по одной из прллелей, то окжется, что мы всегд признем рельно существующим только один меридин, те, которые сзди нс уже. исчезли, те, которые впереди еще не возникли.

Мы идем, кк слепой, который ощупывет своей плкой плиты тротур, и фонри, и стены домов и верит в рельное существовние только того, до чего сейчс дотргивется, что сейчс ощупывет. То, что прошло, уже исчезло и никогд больше не вернется! Чего еще не было, того сейчс нет. Он помнит дорогу, которую прошел. Ожидет, что и впереди будет ткя же дорог, но он не видит ни вперед, ни нзд, потому что он ничего не видит потому что орудие его познния -- плк с крючком -- имеет определенную, очень небольшую длину, и з этой плкой для него нчинется небытие.

Вундт в одной из своих книг обрщет внимние н то, что нши знменитые пять оргнов чувств -- это, в сущности, щупльц, которыми мы ощупывем мир вокруг себя. Мы живем н ощупь. Мы никогд ничего не видим. Всегд и все только ощупывем. При помощи зрительных труб и телескопов, телегрфов и телефонов мы немного удлиняем, тк скзть, нши щупльц, но не нчинем видеть. Мы не видим и поэтому никогд не можем убедиться в существовнии того, чего не можем ощупть.

Поэтому мы и считем рельно существующим только тот круг, который в днный момент охвтывют нши щупльц. З этим кругом -- тьм и небытие.

Но имеем ли мы прво тк думть?

Нш мысль не связн условиями чувственного восприятия. Он может подняться нд плоскостью, по которой мы движемся; может увидть длеко з пределми круг, освещенного ншим обычным созннием; может увидть, что существует не только т линия, по которой мы движемся, все линии, перпендикулярные ей, которые мы пересекем, которые мы когд-либо пересекли и которые будем пересекть. Поднявшись нд плоскостью, нш мысль может увидть плоскость, убедиться, что это действительно плоскость, не одн линия. Тогд нш мысль может увидть прошедшее, нстоящее и будущее лежщими н одной плоскости.

Он может опередить глупого путешественник, подняться н гору, увидть вдли город, в который он едет, и убедиться, что этот город не строится зново к его приезду, существует см по себе совершенно незвисимо от глупого путешественник. И он может посмотреть нзд и убедиться, что бшни не упли, что город продолжет стоять и жить, кк стоял и жил до путешественник.

Он может подняться нд плоскостью времени и увидть сзди весну и впереди осень, увидть одновременно рспускющиеся цветы и созревющие плоды.

Может зствить слепого прозреть и увидть дорогу, которую он прошел и которя лежит перед ним.

Только мысль может дть нм нстоящее зрение вместо того грубого ощупывния, которое мы теперь нзывем зрением. Только мыслью мы можем видеть. И кк только мы нчнем видеть, мы непременно будем видеть прошедшее и будущее. Мы не видим прошедшего и будущего только потому, что ничего не видим, только ощупывем, и то, что ощупывем, нзывем нстоящим. Когд мы нчнем видеть, прошедшее и будущее тоже стнут нстоящим. Это рзделение времени н прошедшее, нстоящее и будущее явилось именно потому, что мы живем н ощупь. Нужно нчть видеть, и оно исчезнет

Прошедшее и будущее не могут не существовть, потому что если они не существуют, то не существует и нстоящее. Непременно они где-то существуют, только мы их не видим.

Нстоящее, если его противопоствлять прошедшему и будущему, это смя нерельня из всех нерельностей.

Мы должны признть, что прошедшее, нстоящее и будущее ничем не отличются друг от друг, что есть только одно нстоящее, но мы не видим этого, потому что в кждый днный момент ощущем только мленький кусочек этого нстоящего, который и считем рельно существующим, отриця рельное существовние всего остльного.

Если мы признем это, то нш взгляд н все окружющее должен сильно перемениться.

Обыкновенно мы рссмтривем время кк отвлечение, сделнное нми при нблюдении рельно существующего движения. То есть мы думем, что, нблюдя движение или перемены отношений между вещми и срвнивя отношения, существоввшие рньше, существующие теперь и могущие существовть в дльнейшем, мы выводим идею времени. Нсколько этот взгляд првилен, мы увидим дльше.

Идея времени слгется из взглядов н прошедшее, из взглядов н нстоящее и из взглядов н будущее.

Относительно прошедшего и нстоящего взгляды хотя и очень неясны, но однообрзны. Что же ксется будущего, то относительно его существует большое рзнообрзие взглядов.

Нм необходимо рссмотреть теории будущего, кк они существуют в уме современного человек.

Существуют две глвные теории -- предопределенного будущего и свободного будущего.

Предопределенность докзывется следующим обрзом: говорят, что всякое будущее событие является результтом прежде бывших и создется именно тким, не другим вследствие известного нпрвления сил, зключющегося в предшествующих событиях. Инче говоря, это знчит, что будущие события целиком зключются в предшествующих, и если бы мы знли силу и нпрвление всех событий, бывших до нстоящего момент, то есть знли бы все прошедшее, то мы этим смым знли бы все будущее. И иногд, зня хорошо нстоящий момент во всех его детлях, мы действительно можем предскзывть будущее. Если предскзние не опрвдывется, мы говорим, что мы не все знли, что было, и действительно мы видим в прошедшем ккую-нибудь причину, ускользнувшую от ншего нблюдения.

Идея свободы будущего основывется н возможности произвольных поступков и случйных новых комбинций причин. Будущее считется или совсем неопределенным, или определенным только отчсти, потому что в кждый момент рождются новые силы, новые события, новые явления, лежвшие в скрытом состоянии, не беспричинные, но нстолько несоизмеримые с причинми -- кк, нпример, пожр большого город от одной искры, -- что их ни учесть, ни сорзмерить нельзя.

Эт теория говорит, что одно и то же действие может иметь рзные результты, одн и т же причин -- рзные следствия; и он приводит еще гипотезу совершенно произвольных волевых ктов человек, вносящих полное изменение в дльнейшие события его собственной жизни и жизни других людей.

Сторонники предопределенности возржют, что волевые, не произвольные кты тоже звисят от кких-нибудь причин, делющих их необходимыми и неизбежными в днный момент; что ничего "случйного" нет и быть не может; что мы нзывем случйным только то, причины чего не видим, блгодря ншей огрниченности, -- и что рзличные следствия у причин, кжущихся одинковыми, бывют оттого, что причины н смом деле рзличны и только кжутся одинковыми, потому что мы их недостточно хорошо знем и недостточно хорошо видим.

Спор теории предопределенного будущего с теорией свободного будущего -это спор бесконечный. Ничего решющего ни т, ни другя теория скзть не может.

И обе теории одинково кошмрны.

И при том и при другом взгляде н жизнь человек охвтывет ужс. С одной стороны, полня холодня предопределенность: будет то, что будет. Если человек глубоко проникнется этой идеей, то у него опускются руки, он видит тщету, бесполезность, ненужность всех усилий, ничего изменить нельзя -- то, что будет звтр, предопределено десятки тысяч лет тому нзд. С другой стороны, жизнь н кком-то острие иголки, именуемом нстоящим, которое со всех сторон окружено бездной небытия, путешествие в стрну, которой еще не существует. Жизнь в мире, который кждый миг рождется и умирет, в котором никогд ничто не возврщется.

Рньше было укзно, что рзниц мнений существует только относительно будущего; относительно прошедшего все соглсны, что оно прошло, что его теперь нет -- и что оно было тким, кким было.

В последнем лежит ключ к понимнию непрвильности взгляд н будущее. Дело в том, что н смом деле нше отношение к прошедшему и будущему горздо сложнее, чем нм кжется. В прошедшем, сзди нс, лежит не только то, что было (или что мы видели), но и то, что могло быть (или то, чего мы не видли). Точно тк же и в будущем лежит не только то, что будет (то есть что мы увидим), но и все то, что может быть (то есть то, чего мы не увидим).

Прошедшее и будущее одинково не определены, одинково существуют во всех возможностях и одинково существуют одновременно.

Временем мы нзывем рсстояние, рзделяющее события в порядке их последовтельности и связывющее их в рзличные целые.

Это рсстояние лежит по нпрвлению, не зключющемуся в трехмерном прострнстве. Если мы будем мыслить это нпрвление в прострнстве, то это будет четвертое измерение прострнств.

Оно отвечет всем требовниям, которые мы н основнии предыдущих рссуждений можем предъявить к четвертому измерению.

Оно несоизмеримо с измерениями трехмерного прострнств, кк год несоизмерим с Петербургом. Оно перпендикулярно ко всем нпрвлениям трехмерного прострнств и не прллельно ни одному из них.

Кк вывод из всего изложенного мы можем скзть, что время, кк оно обыкновенно берется, зключет в себе две идеи: некоторого неизвестного нм прострнств (четвертого измерения) и движения по этому прострнству. Нш постояння ошибк зключется в том, что мы никогд не видим двух идей во времени, всегд видим только одну. Обыкновенно мы видим во времени идею движения, но не можем скзть, откуд и куд и где или по ккому прострнству. Иногд, кк, нпример, в тех теориях, которые рньше пытлись соединить с временем идею четвертого измерения, является идея ккого-то прострнств во времени, но вместе с тем допускется движение по этому прострнству. Это требовние нового времени, потому что движения вне времени происходить не может. И в результте время идет впереди нс, кк нш собствення тень, отступя по мере того, кк мы к нему подходим. Всякое предствление о движении совершенно спутывется. Потому что если предствить новое протяжение прострнств и возможность движения по этому новому протяжению, то время опять немедленно стнет перед нми и зявит, что оно ровно столько же не объяснено, сколько не объяснено рньше.

Необходимо признть, что одним термином время мы обознчили, собственно, две идеи -- "некоторого прострнств" и "движения по этому прострнству". Причем движения этого в действительности не существует, оно предствляется нм существующим только потому, что мы не видим прострнств времени. То есть ощущение движения во времени ( движения не во времени нет) возникет у нс потому, что мы смотрим н мир кк бы через узкую щель, видим только линии пересечения плоскости времени с ншим трехмерным прострнством.

Тким обрзом, необходимо скзть, что глубоко неверн обычня теория, что идея времени выводится нми из нблюдения движения, и есть не что иное, кк идея последовтельности, нблюдемой нми в движении.

Нужно признть кк рз ноборот, что идея движения выведен нми из ощущения времени или из чувств времени, то есть из чувств или ощущения четвертого измерения прострнств, но из неполного ощущения. Неполное ощущение времени (четвертого измерения) -- ощущение сквозь щелку -- дет нм ощущение движения, то есть создет иллюзию движения, которого в действительности нет и вместо которого в действительности существует только протяжение по непостижимому для нс нпрвлению.

Четвертое измерение связно со "временем" и с "движением". Но мы не поймем четвертого измерения до тех пор, пок не поймем пятого измерения.

Нужно прежде всего понять пятое, чтобы понять потом четвертое.

Пятое измерение -- это перпендикуляр к плоскости времени, т высот, н которую должно подняться нше сознние, чтобы одновременно увидть прошедшее, нстоящее и будущее.

Это гор, н которую должен подняться путешественник, чтобы увидть позди город, откуд он выехл вчер, и впереди город, куд он придет звтр.

Нше обычное сознние нходится н плоскости у основния этого перпендикуляр. Поэтому оно не видит прошедшего и будущего; поэтому оно ничего не видит. Только поднимясь нд плоскостью четвертого измерения по нпрвлению пятого измерения, нше сознние нчнет охвтывть взглядом изумительный мир прошедшего и будущего, лежщий по сторонм нстоящего, тот мир, смое существовние которого оно рньше отрицло.

Пятое измерение следует рссмтривть не кк лежщее вне сознния, кк свойство смого сознния -- ту линию или то нпрвление, по которому должно рсти сознние.

Прежде чем перейти к более подробному рссмотрению отношений сознния ко времени, вернемся еще рз к отношениям времени, к ншему трехмерному прострнству.

Деля попытку посмотреть н время кк н объект. Кнт говорит, что оно имеет одно измерение; то есть он предствляет себе время кк бы линией, идущей из бесконечного будущего в бесконечное прошедшее. Одну точку этой линии мы сознем. Всегд только одну точку. И эт точк не имеет никкого измерения, потому что то, что в обыкновенном смысле мы нзывем нстоящим, есть только недвно прошедшее и иногд еще скоро будущее.

Тк ли это в действительности? Можно ли скзть, что время имеет одно измерение?

Почти тк, с той только рзницей, что мы можем считть у времени дв измерения, не одно. Линия первого измерения идет по порядку последовтельности явлений в причинной звисимости, снчл причин, потом следствие: прежде, теперь, после. Линия второго измерения идет через одновременные явления по прострнству: теперь, теперь, теперь. Это знчит, что все нше прострнство мы можем рссмтривть кк второе измерение времени.

Если мы н секунду отрешимся от идеи трехмерности прострнств и возьмем его только кк нечто, нходящееся в известном отношении ко времени, то мы увидим, что прострнство можно рссмтривть кк линию, уходящую в бесконечность по нпрвлению, перпендикулярному к линии времени.

Предствим себе любой момент -- предствим себе, что стрелк н нших чсх покзывет 12. В этот момент везде что-нибудь происходит, и это что-нибудь совершенно одновременно во всей Вселенной, то есть лежит кк бы н одной линии, перпендикулярной к линии прежде, теперь и после. Во всей Вселенной этот момент нзывется теперь.

В Петербурге, в Москве, в Приже, в Мдрсе, н Луне, н Сириусе -- все эти теперь совершенно одновременны, лежт н одной прямой. Всякий взятый момент будет один для всего прострнств Вселенной, кк будто через все прострнство протянут одн линия или кк будто все прострнство вытянуто в одну линию, идущую перпендикулярно к линии времени из той точки, которую мы взяли, то есть из того момент, который мы взяли.

Тким обрзом, кк в кждой точке прострнств мы можем предствить себе проходящую через эту точку линию времени, то есть кк для кждой точки прострнств мы можем предствить себе прежде, теперь и после -- прошедшее, нстоящее и будущее этой точки, -- точно тк же в кждой точке времени (в кждом моменте) мы можем предствить себе проходящую через эту точку линию, идущую по прострнству.

Пересечение этих линий обрзует плоскость Вселенной. То есть это знчит, что Вселенную мы можем рссмтривть кк плоскость, двумя измерениями которой являются прострнство Вселенной и время Вселенной, перекрещивющиеся во всякой точке.

Из этого мы можем вывести зключение, что время по своим свойствм тождественно с прострнством, кк тождественны две линии, лежщие н плоскости. То есть это знчит, что кк в прострнстве не могут внезпно вырстть, должны существовть зрнее вещи, которые мы вдруг видим, тк и во времени "события" существуют, прежде чем к ним прикоснулось нше сознние, и они остются существовть после того, кк мы от них отошли. Следовтельно, протяженность во времени есть протяженность по неизвестному прострнству, не только рсстояние, отделяющее одно от другого события.

Тким обрзом, прострнство можно рссмтривть кк второе измерение времени, время -- кк второе измерение прострнств. Но тк кк мы только условно взяли прострнство кк линию и тк кк мы знем, что прострнство имеет три измерения, то, следовтельно, время является четвертым измерением прострнств.

Но время, кк уже было укзно, есть понятие не простое, сложное. И это мы должны иметь в виду. Оно состоит из понятия неизвестного прострнств, уходящего в прошедшее и будущее, и кжущегося движения по этому прострнству.

Нм необходимо рссмотреть вопрос о времени кк о прострнственном понятии, сопоствив с двумя ншими днными -- Вселенной и созннием.

Идея времени возникет при соприкосновении сознния с миром при посредстве чувственного восприятия. Н это уже было укзно. Именно блгодря свойствм чувственного восприятия сознние видит мир кк бы через узенькую щелку.

Из этого создются дв вопрос.

1. Почему сознние не видит в эту щелку всегд одного и того же? Почему з щелкой происходят перемены, создющие иллюзию движения, то есть кким обрзом и отчего перебегет по миру явлений фокус ншего сознния? При всем этом нужно помнить, что через эту щелку, через которую оно видит мир, сознние смотрит н себя кк н чсть мир и видит в себе перемены, подобные переменм во всем остльном.

2. Почему сознние не может рсширить этой щели?

Н эти вопросы мы должны пострться ответить.

Предствим себе опять Вселенную в виде плоскости, дв измерения которой соствляют время и прострнство. Если мы предствим себе отношение ншего сознния к этой плоскости, то мы должны будем признть, что нше сознние живет, тк скзть, н смой плоскости всегд в ккой-нибудь точке пересечения линии времени с линией прострнств и никогд не поднимется нд этой плоскостью. Если бы сознние могло подняться нд этой плоскостью, то оно, несомненно, увидело бы под собой одновременно горздо большее количество событий, чем оно видит обыкновенно, нходясь н плоскости. Кк человек, поднимясь н гору или взлетя н воздушном шре, нчинет видеть одновременно и срзу очень много вещей, которые нельзя одновременно и срзу видеть, нходясь н земле, -- в точке пересечения двух перпендикуляров, которыми измеряется поверхность земли: нпример, движение нвстречу друг другу двух поездов, между которыми должно произойти столкновение; приближение неприятельского отряд к спящему лгерю; дв город, рзделенные горным кряжем и т.п., тк и в этом случе сознние, поднимясь нд плоскостью, н которой оно обыкновенно живет, должно увидеть одновременно явления, для обычного сознния рзделенные полосми времени. Это будут ткие явления, которые обычное сознние никогд не видит вместе, кк причину и следствие; рботу и получение денег; преступление и нкзние; движение поездов нвстречу друг другу и их столкновение; приближение неприятеля и сржение; восход и зкт солнц; утро, день, вечер и ночь; весну, лето, осень и зиму; рождение, жизнь и смерть человек. Угол зрения при тком подъеме будет увеличивться, момент будет рсширяться.

Если мы предствим себе сознние, нходящееся выше ншего сознния, облдющее большим углом зрения, то это сознние будет в состоянии схвтывть кк нечто одновременное, то есть кк момент, все происходящее для нс в течение известного времени -- минуты, чс, дня, месяц. В пределх своего момент ткое сознние не будет в состоянии рзделить прежде, теперь и после, -- все это для него будет теперь.

Свойств "времени", выводимые из всего предыдущего, позволяют нм рссмтривть Вселенную кк плоскость, которя, если н нее посмотреть в одном нпрвлении, является прострнством, в другом нпрвлении -перпендикуляром к первому -- временем. При этом всякое движение по нпрвлению прострнств является движением по нпрвлению времени, то есть перемен в прострнственных отношениях является переменой во временных отношениях -- длее тогд, когд мы этого не змечем.

Это происходит, вероятно, потому, что прострнство и время только очень условно могут быть изобржены в виде плоскости. В действительности их отношение необыкновенно сложно. Прострнство имеет протяжение по трем измерениям. Время перпендикулярно к кждому из них. Всякя перемен в прострнственном положении является переменой в положении во времени.

И мы с полным првом можем скзть, что не "время" выводится из "движения", движение ощущется блгодря чувству времени. У нс есть это чувство, поэтому мы ощущем движение. Не будь у нс чувств времени, мы бы не ощущли движения. Смое же "чувство времени" есть в сущности грниц или поверхность ншего "чувств прострнств". Тм, где кончется "чувство прострнств", нчинется "чувство времени". Мы выяснили, что "время" по своим свойствм тождественно с "прострнством", то есть оно имеет все признки протяжения прострнств. Однко мы не ощущем его кк протяжение прострнств, ощущем кк время, то есть кк нечто специфическое, не передвемое другими словми, нерзрывно связнное с движением. Эт неспособность ощутить время прострнственно проистекет от того, что чувство времени есть тумнное чувство прострнств чувством времени мы смутно ощущем новые хрктеристики прострнств, выходящие из сферы трех измерений.

* * *

Известный мтемтик Римн понимл, что в вопросе о высших измерениях время кким-то обрзом переходит в прострнство, и он рссмтривл мтерильный том кк вступление четвертого измерения в прострнство трех измерений.

В одной из своих книг Хинтон очень интересно говорит о "зконх поверхностей".

Отношение поверхности к телу или тел к высшему телу чсто встречется в природе.

Поверхность есть не что иное, кк отношение между двумя вещми. Дв тел ксются друг друг. Поверхность есть отношение одного к другому.

Если нше прострнство нходится к высшему прострнству в тком же отношении, кк поверхность к ншему прострнству, то, может быть, нше прострнство действительно есть поверхность, то есть место соприкосновения двух прострнств высшего порядк.

Интересно зметить следующий фкт, что н поверхности жидкости действуют зконы, отличные от тех, которые действуют внутри жидкости. Существует целя серия фктов, сгруппировнных вместе под нзвнием "поверхностных нтяжений" (surface tensions), которые игрют большую роль в физике и упрвляют свойствми поверхностей жидкостей.

И очень легко может быть, что зконы ншей Вселенной есть "поверхностные нтяжения" высшей Вселенной.

Если рссмтривть поверхность кк нечто, лежщее между двумя телми, то, конечно, он не будет иметь вес, но будет служить для передчи вибрций из одного тел в другое. Он не будет похож ни н ккое другое вещество, и от нее никогд нельзя будет избвиться. Ккую бы совершенную пустоту ни обрзовли между двумя телми, в этой пустоте будет столько же этого неизвестного веществ (то есть поверхности), сколько было рньше.

Мтерия будет свободно проходить сквозь эту среду. Вибрции этой среды будут рзрывть н куски чсти мтерии. И невольно будет выведено зключение, что эт сред не похож ни н ккую другую мтерию. Он облдет свойствми, трудно примиримыми между собою.

Нет ли в ншем опыте чего-нибудь соответствующего этой среде?

Не предствляем ли мы себе среды, через которую свободно проходит мтерия, но которя, однко, своими вибрциями может рзрушть комбинции мтерии, не предствляем ли мы себе ткой среды, которя нходится во всякой пустоте, проникет все тел и при этом невесом и неощутим?

("Вещество", облдющее всеми этими свойствми, нм известно, и мы нзывем его "эфиром"... Свойств эфир являются постоянным объектом нучных исследовний. Но ввиду всех выскзнных сообржений интересно было бы посмотреть н мир, предполгя, что мы не погружены в эфир, , тк скзть, стоим н нем; причем "эфир" является только поверхностью соприкосновения двух тел высших измерений.

Хинтон выскзывет здесь необыкновенно интересную вещь и сближет идею "эфир", которя в мтерилистическом или дже энергетическом понимнии современной физики совершенно бесплодн и является только тупиком, с идеей "времени". Эфир, прежде всего, не вещество, только "поверхность", "грниц" чего-то. Но чего же?

Опять не веществ, только грниц, поверхность, предел одной формы восприятия и нчло другой...

Одной фрзой здесь ломются стены и зборы мтерилистического тупик, и перед ншей мыслью открывются широкие горизонты неизведнных полей.

ГЛАВА V

Прострнство четырех измерений. -- "Временное тело" Линг Шрир. -Форм человеческого тел от рождения до смерти кк перемення величин. -Несоизмеримость трехмерного и четырехмерного тел. -- Флюэнты Ньютон. -Нерельность постоянных величин. -- Првя и левя рук в трехмерном и четырехмерном прострнстве. -- Рзличия трехмерного и четырехмерного прострнств. -- Не дв рзных прострнств, дв рзных способ восприятия одного и того же мир

Прострнство четырех измерений, если мы попытемся предствить себе ткое, будет бесконечным повторением ншего прострнств, ншей бесконечной трехмерной сферы, кк линия есть бесконечное повторение точки.

Многое из рньше скзнного стнет для нс горздо яснее, когд мы остновимся н том, что "четвертое измерение" нужно искть во времени.

Стнет ясно, что знчит, что тело четырех измерений можно рссмтривть кк след от движения в прострнстве тел трех измерений по нпрвлению, в нем не зключющемуся.

Нпрвление, не зключющееся в трехмерном прострнстве, по которому движется всякое трехмерное тело, -- это нпрвление времени.

Всякое тело трех измерений, существуя, кк бы движется во времени и оствляет след своего движения в виде временного или четырехмерного тел. Этого тел мы, в силу свойств ншего воспринимтельного ппрт, никогд не видим и не ощущем, видим только его рзрез, который и нзывем трехмерным телом.

Поэтому мы очень ошибемся, думя, что трехмерное тело предствляет собою нечто рельное. Оно только проекция четырехмерного тел, его рисунок, изобржение н ншей плоскости.

Четырехмерное тело есть бесконечное число тел трехмерных. То есть четырехмерное тело есть бесконечное число моментов существовния трехмерного тел -- его состояний и положений. Трехмерное тело, которое мы видим, является кк бы фигурой, одним из ряд снимков н кинемтогрфической ленте.

Прострнство четвертого измерения -- время -- действительно есть рсстояние между формми, состояниями и положениями одного и того же тел (и рзных тел, то есть кжущихся нм рзными). Оно отделяет эти формы, состояния и положения друг от друг, и оно же связывет их в ккие-то непонятные нм целые. Это непонятное нм целое может обрзовывться во времени из одного физического тел -- и может обрзовывться из рзных тел.

Временное целое, относящееся к одному физическому телу, нм легче себе предствить.

Если мы возьмем физическое тело человек, то мы нйдем в нем, кроме "мтерии", нечто, првд меняющееся, но, несомненно, одно и то же от рождения до смерти. Когд мы вспоминем лицо или фигуру человек, нходящегося длеко или умершего, мы вспоминем именно это нечто.

Это Линг Шрир индийской философии, то есть форм, в которую отливется нше физическое тело ("Тйня доктрин" Е. П. Блвтской).

Восточня философия рссмтривет физическое тело кк нечто непостоянное, нходящее в вечном обмене с окружющим. Чстицы приходят и уходят. Через секунду тело уже не бсолютно то, чем было секунду рньше. Сегодня уже в знчительной степени не то, что вчер. Через семь лет -- это уже совершенно другое тело. Но, несмотря н это, нечто остется всегд, от рождения до смерти, изменяя слегк свой вид, но оствясь всегд тем же смым. Это -- Linga Sharira.

Линг Шрир -- форм, обрз, он меняется, но остется той же смой. Для мтемтик это перемення величин. Обрз человек, который мы можем себе предствить, это не есть Линг Шрир. Но если мы попытемся мысленно предствить себе обрз человек от рождения до смерти, со всеми подробностями и чертми детств, зрелого возрст и стрости, кк бы вытянутым во времени, то это будет Линг Шрир.

Форм есть у всех вещей. Мы говорим, что всякя вещь состоит из мтерии и из формы. Под "мтерией", кк мы уже говорили, подрзумевются причины длинного ряд смешнных ощущений, но мтерия без формы не воспринимется нми, мы дже мыслить не можем мтерию без формы. Форму же мы можем мыслить и предствлять без мтерии.

Вещь, то есть создние формы и мтерии, никогд не бывет постоянной, он всегд изменяется с течением времени. Эт идея дл Ньютону возможность построить его теорию флюэнт и флюксий.

Ньютон пришел к зключению, что постоянных величин в природе не существует. Существуют только переменные величины, текучие, -- флюэнты. Скорости, с которыми изменяются отдельные флюэнты, были нзвны Ньютоном флюксиями.

С точки зрения этой теории, постоянные величины -- это вообржемые величины; все рельное вечно и непрерывно течет, движется, меняется, -- ни один момент не повторяет буквльно предыдущего. Но вещь, непрерывно меняясь во времени, иногд очень сильно и быстро, кк, нпример, живое тело, все-тки остется тем же смым. Тело человек в молодости, тело человек в стрости -- это одно и то же тело, хотя мы знем, что в стром теле не остлось ни одного том, бывшего в молодом. Мтерия меняется, но нечто остется, это нечто -- Линг Шрир. И Линг Шрир предствляется нм переменной, текучей величиной, потому что мы всегд видим его чсти одну з другой и никогд не можем видеть его срзу и целым. -- Теория Ньютон спрведлив для трехмерного мир, существующего во времени. В этом мире нет ничего постоянного. Все переменно, потому что в кждый следующий момент вещь уже не т, что был рньше. Постоянны только нерельные, вообржемые вещи; рельные -- переменны, текучи. Но если вглядеться пристльнее, мы увидим, что это иллюзия. Нерельны вещи трех измерений. И они не могут быть рельными, потому что их в действительности не существует, кк не существует вообржемых рзрезов тел.

В одной из лекций, собрнных в книге "Плюрлистическя Вселення" ("A Pluralistic Universe"), проф. Джемс укзывет н змечние проф. Бергсон, что нук изучет всегд только t Вселенной, то есть не Вселенную в целом, только момент, временной рзрыв Вселенной.

* * *

Свойств четырехмерного прострнств стнут для нс яснее, если мы детльно срвним трехмерное прострнство с поверхностью и выясним существующие между ними рзличия.

Хинтон в книге "Новя эр мысли" внимтельно рзбирет эти рзличия. Он предствляет себе н плоскости дв вырезнных из бумги рвных прямоугольных треугольник, обрщенных прямыми углми в рзные стороны. Эти треугольники будут совершенно рвны, но почему-то совершенно рзличны. Один обрщен в првую сторону прямым углом, другой в левую. Если кто-нибудь хочет сделть эти треугольники совершенно одинковыми, то это можно сделть только при помощи трехмерного прострнств. То есть один треугольник нужно взять, перевернуть и положить обртно н плоскость. Тогд будут дв рвных и совершенно одинковых треугольник. Но чтобы сделть это, нужно было треугольник взять с плоскости в трехмерное прострнство и в этом прострнстве перевернуть. Если треугольник оствить н плоскости, то его никогд нельзя сделть одинковым с другим, сохрняя в то же время соотношение углов одного треугольник с углми другого. Если треугольник только врщть, то нрушится соотношение. В ншем мире есть фигуры, совершенно нлогичные двум этим треугольникм.

Мы знем формы совершенно рвные одн другой и совершенно подобные, но которые тем не менее не могут знимть одного и того же прострнств и которые мы не можем зствить совпдть между собой -- ни н деле, ни в вообржении.

Если мы посмотрим н свои руки, мы увидим совершенно ясно, что нши две руки предствляют собой очень сложный случй несимметрического подобия. Они и одинковы и совершенно рзные. Одн првя, другя левя. Мы можем предствить себе только один способ сделть две руки совершенно одинковыми. Если мы возьмем перчтку с првой руки и перчтку с левой руки, они тк же не будут совпдть одн с другой, кк првя рук не совпдет с левой рукой. Но, если мы вывернем одну перчтку низннку, они будут совпдть одн с другой. Если мы хотим предствить себе, что првя рук делется одинковой с левой, мы должны мысленно вывернуть ее низннку, то есть тк скзть, протщить ее сквозь нее смое. Если бы ткя оперция был возможн, то мы получили бы две совершенно одинковые руки.

Но ткя оперция был бы возможн только в прострнстве высшего измерения, тк же кк перевертывние треугольник возможно только в прострнстве высшем срвнительно с плоскостью. Возможно, что дже при существовнии прострнств четвертого измерения вывертывние руки низннку, протскивние ее сквозь нее смое неисполнимо по причинм, незвисящим от геометрических условий, нпример, вследствие физиологических причин. Но это не меняет пример. Вещи подобные вывертывнию руки низннку теоретически должны быть возможны в прострнстве четырех измерений, тк кк в этом прострнстве должны соприксться или иметь возможность соприксться рзличные, дже очень отдленные точки ншего прострнств и времени. Все точки лист бумги, лежщего н столе, лежт отдельно одн от другой. Но, взяв лист со стол, его можно сложить, сближя при этом любые точки. И если н одном углу нписно Петербург, н другом Мдрс, то это не может помешть сложить вместе эти углы. И если н третьем углу нписно 1812 год, н другом 1912 год, то эти углы тоже могут соприкоснуться. И если н одном углу год нписн крсными чернилми и чернил еще не высохли, то цифры могут отпечтться н другом углу. И если после этого лист рспрвить и положить н стол, то для человек, не знющего, что его можно снимть со стол и склдывть в любом нпрвлении, будет совершенно непостижимо, кк цифр с одного угл могл отпечтться н другом. Для него будет непостижим возможность соприкосновения отдленных точек лист -- и это остнется непостижимым до тех пор, пок он будет мыслить лист только в двумерном прострнстве. Кк только он предствит себе лист в трехмерном прострнстве, эт возможность стнет для него рельной и очевидной.

Рссмтривя отношение четвертого измерения к трем известным нм измерениям, мы должны скзть, что ншей геометрии, очевидно, недостточно для исследовния высшего прострнств.

Рньше было укзно, что тело четырех измерений несоизмеримо с телом трех измерений, кк год несоизмерим с Петербургом.

Совершенно ясно, почему это тк. Тело четырех измерений состоит из бесконечно большого количеств тел трех измерений, поэтому для них не может быть общей меры. Тело трех измерений в срвнении с телом четырех измерений рвно точке.

И кк точк несоизмерим с линией, кк линия несоизмерим с поверхностью, кк поверхность несоизмерим с телом, тк трехмерное тело несоизмеримо с четырехмерным.

И ясно, почему геометрии трех измерений недостточно для определения положения облсти четвертого измерения по отношению к трехмерному прострнству.

Кк в геометрии одного измерения, то есть н линии, нельзя определить положения поверхности, сторону которой соствляет дння линия; кк н поверхности в геометрии измерений нельзя определить положения тел, сторону которого соствляет дння поверхность, тк в геометрии трех измерений, в трехмерном прострнстве, нельзя определить четырехмерного прострнств. Говоря короче, кк плниметрии недостточно для исследовния вопросов стереометрии, тк стереометрии недостточно для четырехмерного прострнств.

Кк вывод из всего скзнного можно опять повторить, что кждя точк ншего прострнств является рзрезом линии высшего прострнств или, кк вырзил это Римн: мтерильный том является вступлением четвертого измерения в прострнство трех измерений.

* * *

Чтобы подойти ближе к проблеме высших измерений и высшего прострнств, прежде всего необходимо понять сущность облсти высших измерений и ее свойств срвнительно с облстью трех измерений. Только тогд явится возможность более точного исследовния этой облсти и выяснения действующих в ней зконов.

Что же нужно понять?

Мне кжется, прежде всего нужно понять, что здесь речь идет не о двух облстях прострнственно рзных -- и не о двух облстях, из которых одн (опять прострнственно, "геометрически") соствляет чсть другой, -- о двух способх восприятия одного и того же мир, в которых он является совершенно рзным.

Зтем нужно понять, что все известные нм предметы существуют не только в тех ктегориях, в кких мы их воспринимем, но в бесконечном количестве других, в которых мы не умеем или не можем брть их. И мы должны нучиться снчл мыслить вещи в других ктегориях, потом предствлять их, нсколько можем, в других ктегориях, и только после этого у нс может появиться способность воспринимть их в высшем прострнстве -- и ощущть смое "высшее прострнство".

Или, может быть, прежде всего, нужно непосредственное восприятие всего того, что в окружющем нс мире не входит в рмку трех измерений, что существует вне ктегории времени и прострнств -- и что поэтому мы привыкли считть несуществующим. Вообще мы привыкли считть рельно существующим только то, что поддется измерению в длину, ширину и высоту. Но, кк уже было укзно, пределы рельно существующего необходимо рсширить. Измеримость слишком грубый признк существовния, потому что см измеримость или измеряемость чересчур условное понятие. И мы можем скзть, что для приближения к точному исследовнию облсти высших измерений нужн, вероятно, уверенность, получемя путем непосредственного ощущения, что многое неизмеримое существует тк же рельно и дже более рельно, чем многое измеримое.

ГЛАВА VI

Способы исследовния проблемы высших измерений. -- Анлогия между вообржемыми мирми рзных измерений. -- Одномерный мир н линии. -"Прострнство" и "время" одномерного существ. -- Двумерный мир н плоскости. -- "Прострнство" и "время": "эфир", "мтерия" и "движение" двумерного существ. -- Рельность и иллюзия н плоскости. -- Невозможность видеть "угол". -- Угол кк движение. -- Непостижимость для двумерного существ функций предметов ншего мир. -- Феномены и ноумены двумерного существ. -- Кким обрзом плоское существо могло бы постигнуть третье измерение?

Для определения того, чем может и чем не может быть облсть высших измерений, пользуются рядом нлогий и срвнений. Тк делют Фехнер, Хинтон и мн. др.

Предствляют себе "миры" одного, двух измерений -- и из отношений низших миров к высшим выводят возможные отношения ншего мир к четырехмерному, точно тк же, кк из отношений точек к линиям, линий к поверхностям и поверхностей к телм мы выводим отношение нших тел к четырехмерному.

Попробуем рссмотреть все, что может дть этот метод нлогий.

Предствим себе мир одного измерения.

Это будет линия. Н этой линии предствим себе живых существ. Они будут в состоянии двигться только вперед и нзд по этой линии, соствляющей их Вселенную, и сми будут иметь вид точек или отрезков линии. Ничего вне их линии для них существовть не будет, -- и смой линии, н которой они живут и движутся, они тоже сознвть не будут. Для них будут существовть только две точки, спереди и сзди, или, может быть, только одн точк спереди. Змечя изменения в состояниях этих точек, одномерное существо будет эти изменения нзывть явлениями. Если мы предположим, что линия, н которой живет одномерное существо, проходит сквозь рзличные предметы ншего мир, то во всех этих предметх одномерное существо будет видеть одну только точку. Если его линию будут пересекть рзличные тел, то одномерное существо будет ощущть их только кк появление, более или менее долгое существовние и исчезновение точки. Это появление, существовние и исчезновение точки будет явлением. Явления, сообрзно хрктеру и свойствм проходящих предметов и скорости и свойству их движения, будут для одномерного существ постоянными и переменными, долгими и короткими, периодическими и непериодическими. Но объяснить постоянность или переменность, долготу или крткость, периодичность или непериодичность явлений своего мир одномерное существо не будет иметь никкой возможности и будет считть это просто присущими им свойствми. Тел, пересекющие линию, могут быть очень рзличны, но для одномерного существ все явления будут совершенно одинковы -- это будет только появление и исчезновение точки -- и явления будут рзличться только длительностью и большей или меньшей периодичностью.

Это необыкновенное однообрзие и однородность рзнообрзных и рзнородных с ншей точки зрения явлений будет хрктерной особенностью одномерного мир.

Зтем, если мы предположим, что одномерное существо облдет пмятью, мы увидим, что, нзывя все виденные им точки явлениями, оно их все относит ко времени. Точк, которя был, это явление уже не существующее, точк, которя может быть звтр, это явление еще не существующее. Все нше прострнство з исключением одной линии будет нзывться временем, то есть чем-то, откуд приходят и куд уходят явления. И одномерное существо скжет, что идея времени соствилсь у него из нблюдения движения, то есть появления и исчезновения точек. Точки будут считться явлениями временными, то есть возникющими в тот момент, когд они стли видны, и исчезющими, перестющими быть, в тот момент, когд их стло не видно. Предствить себе, что где-то существует явление, которого не видно, одномерное существо будет не в состоянии или будет предствлять себе это явление где-то н своей линии длеко впереди себя.

Это одномерное существо мы можем предствить себе более рельным. Возьмем том, носящийся в прострнстве, или просто пылинку, уносимую ветром, и предположим, что этот том или пылинк облдет созннием; отделяет себя от внешнего мир; сознет то, что лежит н линии ее движения, с чем он непосредственно соприксется. Это будет в полном смысле слов одномерное существо. Оно может летть и двигться по всем нпрвлениям, но ему всегд будет кзться, что оно движется по одной линии; вне этой линии для него одно большое ничего, то есть вся Вселення будет предствляться ему одной линией. Поворотов своей линии, ее углов, оно чувствовть и предствлять себе не будет. Для того чтобы чувствовть угол, нужно чувствовть то, что лежит нпрво и нлево или сверху и снизу. В остльном ткое существо будет совершенно одинково с описнным, вообржемым существом, живущим н вообржемой линии. Все, с чем оно соприксется, то есть все, что оно сознет, будет кзться ему приходящим из времени, то есть из ничего, и уходящим во время, то есть в ничто. Это ничто будет весь нш мир. Весь нш мир, кроме одной линии, будет нзывться временем и считться рельно не существующим.

* * *

Зтем возьмем двумерный мир и существо, живущее н плоскости. Вселення этого существ будет одной большой плоскостью. Н этой плоскости предствим себе существ, имеющих вид точек, линий и плоских геометрических фигур. Предметы и тел этого мир тоже будут иметь вид плоских геометрических фигур.

Кким обрзом существо, живущее н ткой плоской Вселенной, будет познвть свой мир?

Прежде всего мы можем скзть, что оно не будет ощущть плоскости, н которой живет. Не будет просто потому, что будет ощущть предметы, то есть фигуры, нходящиеся н этой плоскости. Оно будет ощущть огрничивющие их линии, и поэтому не будет ощущть своей плоскости, тк кк инче оно не могло бы отличить линий. Линии будут отличться от плоскости тем, что производят ощущения, следовтельно, существуют. Плоскость не производит ощущений, следовтельно, не существует. Двигясь по плоскости, двумерное существо, не испытывя никких ощущений, будет говорить, что сейчс ничего нет. Приблизившись к ккой-нибудь фигуре, ощутив ее линии, оно скжет, что что-то появилось. Но постепенно, путем рзмышлений, двумерное существо придет к зключению, что встречемые им фигуры существуют н чем-нибудь или в чем-нибудь. Тогд эту плоскость (конечно, оно не будет знть, что это именно плоскость) оно может нзвть "эфиром". При этом оно скжет, что "эфир" нполняет все прострнство, но по своим свойствм отличется от "мтерии". "Мтерией" будут нзвны линии. Зтем все происходящее, двумерное существо будет считть происходящим в его "эфире", то есть в его прострнстве. Ничего вне этого эфир, то есть вне его плоскости, оно не будет в состоянии себе предствить. Если до его сознния дойдет что-либо, происходящее вне его плоскости, то оно или будет отрицть это, считть это субъективным, то есть созднием своего вообржения, или думть, что это происходит здесь же н плоскости, в эфире, кк все другие явления.

Ощущя только одни линии, плоское существо будет ощущть их совсем не тк, кк мы. Прежде всего, оно не будет видеть угл. Нм очень легко проверить это н опыте. Если мы будем держть перед глзми две спички под углом одн к другой н горизонтльной плоскости, то мы увидим одну линию. Чтобы увидеть угол, мы должны посмотреть сверху. Двумерное существо сверху посмотреть не может и поэтому угл видеть не будет. Но, измеряя рсстояние между линиями рзличных "тел" своего мир, двумерное существо будет постоянно нтлкивться н угол и будет считть угол стрнным свойством линии, которое иногд проявляется -- иногд нет. То есть оно будет относить угол ко времени, считя его временным, преходящим явлением, изменением в состоянии тел, то есть движением. Нм это трудно понять, трудно предствить себе, кк угол может принимться кк движение. Но это непременно тк должно быть, и инче быть не может. Если мы попробуем предствить себе, кк плоское существо изучет квдрт, то мы непременно нйдем, что для плоского существ квдрт будет движущимся телом. Предствим себе, что плоское существо стоит против одного из углов квдрт. Угл оно не видит, -- перед ним линия, но линия, облдющя очень стрнными свойствми. Приближясь к этой линии, двумерное существо видит, что с линией происходит стрння вещь. Одн точк остется н месте, другие точки с обеих сторон отступют нзд. Повторяем, что идеи угл у двумерного существ нет. Н вид линия остется ткой же, ккой был. Между тем с ней, несомненно, что-то происходит. Плоское существо скжет, что линия движется, но нстолько быстро, что н вид остется неподвижной. Если плоское существо отойдет от угл и пойдет вдоль линии квдрт, то линия стнет неподвижной. Дойдя до угл, оно опять зметит движение. Обойдя несколько рз вокруг квдрт, оно устновит првильные периодические движения этой линии. По всей вероятности, квдрт будет сохрняться в уме плоского существ в виде предствления о теле, облдющем свойством периодических движений, незметных для глз, но производящих определенные физические эффекты (молекулярное движение), -- или в виде предствления о периодических моментх покоя и движения в одной сложной линии.

Очень может быть, что плоское существо будет считть угол своим субъективным предствлением, сомневться в том, соответствует ли этому субъективному предствлению ккя-нибудь объективня рельность. Но все-тки будет думть, что рз есть действие поддющееся измерению, то должн быть и причин его, зключющяся в изменении в состоянии линии, то есть в движении.

Видимые им линии плоское существо может нзвть мтерией углы движением. То есть ломную линию с углом плоское существо может нзвть движущейся мтерией. И действительня линия по своим свойствм будет для него совершенно нлогичн мтерии в движении.

Если к плоскости, н которой живет плоское существо, приложить куб, то этот куб не будет существовть для двумерного существ, кроме только квдрт, соприксющегося с плоскостью, то есть в виде линии с периодическими движениями. Точно тк же для двумерного существ не будут существовть лежщие вне его плоскости другие тел, соприксющиеся с его плоскостью или проходящие сквозь нее. Из них будут ощутимы только плоскости соприкосновения или рзрезы. Но если эти плоскости или рзрезы будут двигться или меняться, то двумерное существо, рзумеется, будет думть, что причин изменения или движения лежит в них смих, то есть здесь же н его плоскости.

Кк уже было скзно, двумерное существо будет считть неподвижной мтерией только прямые линии; ломные линии и кривые для него будут кзться движущимися.

Что же ксется до линий действительно движущихся, то есть линий, огрничивющих рзрезы или плоскости соприкосновения тел, движущихся сквозь плоскость или вдоль плоскости, то для двумерного существ в них будет что-то непонятное и неизмеримое. В них будет кк будто присутствие чего-то смостоятельного, звисящего только от себя. Это будет происходить по двум причинм: неподвижные углы и кривые, свойств которых двумерное существо нзывет движением, оно может измерять, -- именно потому что они неподвижны; движущиеся же фигуры оно не будет в состоянии измерять, потому что изменения в них будут вне его контроля. Эти изменения будут звисеть от свойств всего тел и его движения, двумерное существо будет знть из всего тел только одну сторону или рзрез. Не предствляя себе существовния этого тел и считя движение присущим сторонм и рзрезм, оно, вероятно, будет считть их живыми существми. Оно будет говорить, что в них есть что-то, чего нет в других обыкновенных телх, жизнення энергия или дже душ. Это что-то будет считться непостижимым и действительно будет непостижимым для двумерного существ, тк кк является результтом непонятного для него движения непонятных тел.

Если мы предствим себе неподвижный круг н плоскости, то для двумерного существ это будет движущяся линия с ккими-то очень стрнными, непонятными для нс движениями.

Видеть этого движения плоское существо никогд не будет. Может быть, оно нзовет его молекулярным движением, то есть движением мельчйших невидимых чстиц "мтерии".

Зтем, круг, врщющийся вокруг оси, лежщей в центре, ничем не будет отличться для двумерного существ от неподвижного круг. Об будут кзться движущимися.

Но если мы предствим себе н плоскости квдрт, врщющийся вокруг своего центр, то для двумерного существ это будет, блгодря двойному движению, необъяснимое и неизмеримое явление, вроде явления жизни для современного физик.

Тким обрзом, для двумерного существ прямя линия будет неподвижной мтерией, ломня или кривя мтерией в движении, движущяся линия -живой мтерией.

Центр круг или квдрт будет для плоского существ недоступен, кк для нс недоступен центр шр или куб плотной мтерии, -- и центр будет непостижим, потому что у двумерного существ не будет идеи центр.

Не предствляя себе явлений, происходящих вне плоскости, то есть вне его прострнств, плоское существо все явления, кк уже было скзно, будет считть происходящими н своей плоскости. И все явления, которые оно считет происходящими н плоскости, оно будет считть нходящимися в причинной звисимости друг от друг, то есть оно будет думть, что одно явление есть следствие другого, происшедшего здесь же, и причин третьего, которое произойдет здесь же.

Если сквозь плоскость будет проходить рзноцветный куб, то весь куб и его движение плоское существо будет воспринимть кк изменение цвет линий, лежщих н поверхности. При этом если синяя линия сменит крсную, то плоское существо будет считть крсную линию прошедшим явлением. Оно не будет в состоянии предствить себе, что крсня линия где-нибудь существует. Оно скжет, что линия одн, но меняет цвет в силу кких-то причин физического хрктер. Если куб двинется обртно, и после синей опять появится крсня линия, то для плоского существ это будет новое явление. Оно скжет, что линия опять покрснел.

Все, нходящееся сверху и снизу, если плоскость горизонтльня, и спрв и слев, если плоскость вертикльня, будет для существ, живущего н этой плоскости, лежть во времени, то есть в прошедшем и будущем. То есть то, что н смом деле лежит вне плоскости, будет считться несуществующим: или уже прошедшим, то есть исчезнувшим, перествшим быть, тем, что никогд не вернется; или будущим, то есть еще не существующим, не проявившимся, только возможным.

* * *

Предствим себе, что сквозь плоскость, н которой живет двумерное существо, врщется колесо с рзноцветными спицми. Двумерное существо все движение спиц будет предствлять переменой цвет линии, лежщей н поверхности. Это изменение цвет линии плоское существо нзовет явлением, и, нблюдя эти явления, оно зметит в них некоторую последовтельность. Оно будет знть, что з черной линией идет беля, з белой голубя, з голубой розовя. Если с появлением белой линии будет связно ккое-нибудь другое явление, нпример звонок, то двумерное существо скжет, что беля линия есть причин звонк. Смя перемен цвет, по мнению двумерного существ, будет звисеть от кких-нибудь причин, лежщих здесь же н плоскости. Предположение о возможности существовния причин, лежщих вне плоскости, оно нзовет совершенно фнтстическим и бсолютно ненучным. Это будет кзться ему тким потому, что оно никогд не будет в состоянии предствить себе колес, то есть чстей колес по обе стороны от плоскости. Изучив перемену цвет линий и зня их порядок, плоское существо, видя одну из них, скжем голубую, будет думть, что черня и беля уже прошли, то есть исчезли, перестли существовть, ушли в прошедшее, те линии, которые еще не появились -- желтя, зеленя и др., в том числе и новые беля и черня, которые еще будут, -- еще не существуют, лежт в будущем.

Тким обрзом, хотя и не сознвя формы своей Вселенной и считя ее бесконечной во всех нпрвлениях, плоское существо невольно будет думть, что где-то с одной стороны от всего лежит прошедшее, с другой стороны от всего лежит будущее. Тк соствится у двумерного существ идея времени. Мы видим, что он возникет блгодря тому, что двумерное существо из трех измерений прострнств ощущет только дв, третье измерение оно ощущет только по его эффектм н плоскости и потому считет чем-то отличным от двух первых измерений прострнств, нзывя его временем.

Предствим себе, что сквозь плоскость, н которой живет двумерное существо, врщются дв колес с рзноцветными спицми и врщются в противоположные стороны. Спицы одного приходят сверху и уходят вниз; спицы другого приходят снизу и уходят вверх.

Плоское существо этого никогд не зметит. Оно никогд не зметит, что тм, где для одной линии (которую оно видит), лежит прошедшее, -- для другой линии лежит будущее. Ему дже никогд не придет в голову эт мысль, потому что и прошедшее, и будущее оно будет предствлять себе очень смутно и будет считть их только понятиями, не рельными фктми. Но в то же время оно будет твердо уверено, что прошедшее идет в одну сторону, будущее в другую. И ему будет кзться диким бсурдом, что с одной стороны может лежть рядом нечто прошедшее и нечто будущее, с другой тоже рядом нечто будущее и нечто прошедшее. И ткой же нелепостью будет кзться ему, что одни явления приходят оттуд, куд другие уходят, и ноборот. Оно будет упорно думть, что будущее -- это то, откуд все приходит, прошедшее -- это то, куд все уходит и откуд ничто не возврщется. Понять, что события могут идти из прошедшего, тк же кк из будущего, плоское существо не будет в состоянии.

Тким обрзом, мы видим, что плоское существо будет очень нивно относиться к изменению цвет линии, лежщей н поверхности. Появление рзных спиц оно будет считть изменением цвет одной и той же линии, и повторяющееся появление спицы ккого-нибудь цвет оно будет считть кждый рз новым появлением днного цвет.

Но тем не менее, зметив периодичность изменения цвет линий н поверхности, зпомнив порядок их появления и нучившись определять "время" появления известных спиц по срвнению с кким-нибудь другим, более постоянным явлением, плоское существо будет в состоянии предскзть изменение линии в тот или другой цвет.

Тогд оно скжет, что изучило это явление, то есть может применять к нему "мтемтический метод" -- "вычислять его".

* * *

Если мы войдем в мир плоских существ, то плоское существо ощутит только линии, огрничивющие рзрезы нших тел. Эти "рзрезы", которые для него будут живыми существми, будут неизвестно откуд появляться, неизвестно почему меняться и неизвестно куд исчезть чудесным обрзом. Точно ткими же смостоятельными живыми существми будут кзться им рзрезы всех нших неодушевленных, но движущихся предметов.

Если бы сознние плоского существ зподозрило нше существовние и вошло в ккое-нибудь общение с ншим созннием, то мы окзлись бы для него высшим, всезнющим, может быть, всемогущим, глвное -- непостижимыми существми, совершенно непонятной ктегории.

Мы видели бы его мир кк он есть, не тк, кк он кжется ему. Мы видели бы прошедшее и будущее, могли бы предскзывть, нпрвлять и дже создвть события.

Мы знли бы сущность вещей. Знли бы, что ткое "мтерия" (прямя линия), что ткое "движение" (кривя и ломня линия, угол). Мы видели бы угол и видели бы центр. И все это двло бы нм огромное преимущество перед двумерным существом.

Во всех явлениях мир двумерного существ мы видели бы горздо больше, чем видит оно, -- или видели бы совсем другое, чем оно.

И мы могли бы рсскзть ему очень много нового, неожиднного и порзительного о явлениях его мир, -- если бы оно могло слушть нс и могло понимть нс.

Прежде всего, мы могли бы скзть ему, что то, что оно считет явлениями, нпример углы или кривые, есть свойств высших тел, что другие "явления" его мир не есть явления, только чсти или "рзрезы" явлений, что то, что оно нзывет "телми", есть только рзрезы тел -- и многое другое кроме этого.

Мы могли бы скзть ему, что с обеих сторон его плоскости, (то есть его прострнств или его эфир) лежит бесконечное прострнство (которое плоское существо нзывет временем). И что в этом прострнстве лежт причины всех его "явлений" и сми явления, кк прошедшие, тк и будущие, -- и мы могли бы прибвить еще, что сми "явления" не есть нечто случющееся и перестющее быть, только комбинции свойств высших тел.

При этом нм было бы очень трудно что-нибудь объяснить плоскому существу. А ему было бы очень трудно понять нс. И прежде всего это было бы трудно потому, что у него не было бы понятий, соответствующих ншим понятиям. Не было бы нужных "слов".

Нпример, рзрез -- это было бы для него совершенно новое и непонятное слово. Зтем угол -- опять непонятное слово. Центр -- еще более непонятное. Третий перпендикуляр -- нечто непостижимое, лежщее вне геометрии.

Непрвильность его предствлений о времени плоскому существу понять было бы труднее всего. Оно никк не могло бы себе предствить, что то, что прошло, и то, что будет, существует одновременно н плоскостях, перпендикулярных к его плоскости. И никк не могло бы себе предствить, что прошедшее тождественно с будущим, потому что явления приходят с обеих сторон и в обе стороны уходят.

Но труднее всего двумерному существу было бы понять то, что "время" зключет в себе две идеи: идею прострнств и идею движения по этому прострнству.

Мы уже скзли, что то, что двумерное существо, живущее н плоскости, будет нзывть движением, для нс будет иметь совершенно другой вид.

В книге "The Fourth Dimension" под зголовком "Первя глв в истории четырехмерного прострнств" Хинтон пишет:

Прменид и зитские мыслители, к которым он очень близок, излгли теорию существовния, совершенно соглсную с возможным отношением между высшим и низшим прострнством. Эт теория во все век облдл большой притягтельной силой для чистого интеллект, и он предствляет собой естественный способ мышления тех людей, которые воздерживются от проектировния н природу под мской причинности своей собственной воли (volition).

Соглсно Прмениду из элетической школы, все есть единое, неподвижное и неизменное. Постоянное среди переходного -- т опор для мысли, т твердя почв для чувств, от открытия которой звисит вся нш жизнь, -- не фнтом; это среди обмн обрз истинного существ, вечного, неподвижного, единого. Тк говорит Прменид.

Но кк объяснить бегущие сцены, вечные перемены вещей?

Иллюзия, отвечет Прменид. И, проводя рзличие между истиной и зблуждением, он говорит об истинной доктрине единого -- и о ложном предствлении меняющегося мир. И он интересен не только здчей, которую рзбирет, но и своей мнерой ее исследовния.

Ум не может предствить себе более восхитительной интеллектульной кртины, чем т, которую рисует Прменид, укзывющий н единое, истинное, неизменное -- и, однко, в то же время готовый обсуждть все виды ложных мнений...

Истинное мнение он поддерживл, идя путем отрицния и укзния противоречий в идеях перемены и движения. Чтобы вырзить его идею тяжеловесным современным обрзом, мы должны скзть, что движение не рельно, феноменльно.

Попробуем предствить себе его учение.

Предствим себе поверхность тихой воды, в которую опускем плку в нклонном положении, движением вертикльным сверху вниз. Пускй 1, 2, 3 н рисунке 1-м будут тремя последовтельными положениями плки. А, В, С будут три последовтельных положения пункт встречи плки с поверхностью воды. При опускнии плки вниз этот пункт встречи будет двигться от А к В и С.

Предположим теперь, что вся вод исчезл, кроме тонкой пленки н поверхности. Плк, опускясь, будет прорывть пленку. Но если мы предположим, что пленк облдет свойством пленки мыльного пузыря зкрывться вокруг проникющего через нее предмет, тогд при вертикльном движении плки сверху вниз, прорыв пленки будет двигться от А к С.

Рис. 1 и 2

Если мы пропустим спирль через пленку, их пересечение дст точку, двигющуюся по кругу, покзнному пунктиром н рисунке 2-м.

Для плоского существ ткя двигющяся по кругу точк н его плоскости будет, вероятно, космическим явлением вроде движения плнеты по орбите.

Если мы предположим, что спирль неподвижн, пленк непрерывно движется вверх, то круговое движение точки будет идти, пок не остновится это движение.

Если вместо одной спирли мы возьмем сложное построение из спирлей, нклонных и прямых, ломных и кривых линий -- то при движении пленки вверх н ней получется целый мир движущихся точек, движения которых плоскому существу будут кзться смостоятельными.

Рзумеется, плоское существо будет объяснять эти движения кк звисящие одно от другого, и ему дже в голову не придет фиктивность этого движения и звисимость его от спирлей и других линий, лежщих вне его прострнств.

Возврщясь к плоскому существу и к его предствлению о мире и рзбиря его отношение к трехмерному миру, мы видим, что двумерному и плоскому существу будет очень трудно понять всю сложность явлений ншего мир, кк он является для нс. Оно (плоское существо) привыкло предствлять себе мир чересчур простым.

Принимя рзрезы тел з тел, плоское существо будет срвнивть их только в отношении длины и большей или меньшей кривизны, то есть для него более или менее быстрого движения. Рзличий, существующих между вещми в ншем мире, для него быть не могло бы.

Функции предметов ншего мир были бы совершенно недоступны его понимнию, непостижимы, " сверхъестественны ".

Предствим себе, что н плоскость двумерного существ положен монет и поствлен огрок свечи одного диметр с монетой. Для плоского существ это будут дв рвных круг, то есть две движущиеся линии бсолютно тождественные, никкого рзличия между ними он никогд не нйдет. Функции монеты и свечи в ншем мире -- это для него совершенно terra incognita. Если мы только попробуем предствить себе, ккую огромную эволюцию должно проделть плоское существо, чтобы понять функции монеты и свечи и рзличие этих функций, -- мы поймем, что рзделяет плоский мир от трехмерного. Рзделяет, прежде всего, полнейшя невозможность дже предствить н плоскости что-нибудь похожее н трехмерный мир с рзнообрзием его функций.

Свойств явлений плоского мир будут крйне однообрзны, они будут рзличться порядком появлений, длительностью, периодичностью. Тел и предметы этого мир будут плоски и однообрзны, кк тени, то есть кк тени совершенно рзных предметов, которые нм предствляются одинковыми. Дже если бы плоское существо своим созннием вступило в общение с ншим созннием, то оно все-тки не было бы в состоянии понять все рзнообрзие и богтство явлений ншего мир и рзнообрзие функций нших предметов.

Плоские существ не были бы в состоянии усвоить себе смых обыкновенных для нс понятий.

Для них было бы очень трудно понять, что явления одинковые для них, н смом деле рзные -- и что, с другой стороны, явления совершенно отдельные для них н смом деле чсти одного большого явления и дже одного предмет или одного существ.

Это последнее будет одно из смых трудных вещей для понимния плоского существ. Если мы предположим, что нше плоское существо живет н горизонтльной плоскости, пересекющей вершину дерев прллельно земле, то для этого существ рзрезы ветвей будут предствляться совершенно отдельными явлениями или предметми. Идея дерев и его ветвей никогд не может предствиться его вообржению.

Вообще понимние дже смых основных и простых вещей ншего мир будет бесконечно долгим и трудным для плоского существ.

Оно должно совершенно перестроить свои предствления о прострнстве и времени. Это должно быть первым шгом. Пок это не сделно, нет ничего. Пок всю ншу Вселенную плоское существо предствляет во времени, то есть относит ко времени все, лежщее по сторонм его плоскости, оно никогд ничего не поймет. Чтобы нчть постигть "третье измерение", двумерное существо, живущее н плоскости, должно предствить себе прострнственно свои временные понятия, то есть перенести свое время в прострнство.

Чтобы получить только искру првильного предствления о ншем мире, оно должно будет совершенно перестроить все свои идеи о мире, -- переоценить все ценности, пересмотреть все понятия, объединяющие понятия рзъединить, рзъединяющие соединить и, глвное, создть бесконечно много новых.

Если мы поствим н плоскость двумерного существ пять пльцев ншей руки, то это будет для него пять отдельных явлений.

Попробуем предствить себе мысленно, ккую огромную умственную эволюцию должно проделть плоское существо, чтобы понять, что пять отдельных явлений н его плоскости -- это концы пльцев руки большого, деятельного и рзумного существ -- человек.

Если мы ясно предствим себе всю трудность нрисовть всего человек, со всем богтством его жизненных функций и психической и духовной жизни, по одному только отпечтку его пльцев, то мы поймем трудность постигнуть трехмерный мир для плоского существ.

Рзобрть подробно шг з шгом, кк плоское существо переходило бы к понимнию ншего мир, лежщего для него в облсти тинственного третьего измерения, то есть чстью в прошедшем, чстью в будущем, -- было бы в высшей степени интересно... но, может быть, совершенно не нужно. Чтобы постигнуть мир трех измерений, плоское существо прежде всего должно перестть быть двумерным -- то есть должно смо стть трехмерным, или, инче говоря, должно почувствовть интересы жизни в трехмерном прострнстве. Почувствовв интересы этой жизни, оно уже этим смым отойдет от своей плоскости и никогд не будет в состоянии н нее вернуться. Все больше и больше входя в круг бывших для него рньше совершенно непостижимыми идей и понятий, оно уже стнет не двумерным существом, трехмерным.

ГЛАВА VII

Невозможность мтемтического определения измерений. -- Почему мтемтик не чувствует измерений? -- Полня условность изобржения измерений степенями. -- Возможность предствить себе все степени н линии. -- Кнт и Лобчевский. -- Рзличие неэвклидовой геометрии и метгеометрии. -- Где должны мы искть объяснения трехмерности мир, если верны идеи Кнт? -- Не зключются ли условия трехмерности мир в ншем воспринимтельном ппрте, в ншей психике?

Рзобрв теперь "отношения, которые несет в себе смом нше прострнство", мы должны вернуться к вопросу о том, что же в действительности предствляют собой измерения прострнств? И почему их три?

Смым стрнным для нс должно предствляться то, что мы не можем определить трехмерность мтемтически.

Мы плохо сознем это, и это кжется прдоксом, потому что мы все время говорим об измерении прострнств, но это фкт. Мтемтик не чувствует протяжений прострнств.

Возникет вопрос, кк может ткое тонкое орудие нлиз, кк мтемтик, не чувствовть измерений, если они предствляют собой ккие-то рельные свойств прострнств.

Говоря о мтемтике, мы прежде всего должны признть, кк основную предпосылку, что всякому мтемтическому выржению соответствует отношение кких-то рельностей.

Если этого нет, если это не верно -- то нет мтемтики. Это ее глвня сущность, глвное содержние. Выржть отношения, вот здч мтемтики. Но отношения должны быть между чем-нибудь. Вместо лгебрических , b и с всегд должно быть можно подствить ккую-нибудь рельность. Это збук всей мтемтики. А, b и c -- это кредитные билеты, они могут быть нстоящими, и могут быть фльшивыми, если з ними нет никкой рельности.

"Измерения" игрют здесь очень стрнную роль. Если мы изобрзим их лгебрическими знкми , b и с, то они будут иметь хрктер фльшивых кредитных билетов. Эти , b и с нельзя зменить никкими рельными величинми, которые выржли бы отношения измерений.

Обыкновенно изобржют измерения степенями, первой, второй и третьей, то есть если линию нзывют , то квдрт, стороны которого рвны этой линии, нзывют 2, и куб, стороны которого рвны этому квдрту, нзывют 3.

Это, между прочим, дло основние Хинтону строить теорию тессрктов, тел четырех измерений, 4. Но это чистя беллетристик. Прежде всего потому, что изобржение "измерений" степенями совершенно условно. Все степени можно изобрзить н линии. Возьмем отрезок , рвный пяти миллиметрм, -- тогд отрезок в 25 миллиметров будет его квдртом, то есть 2; отрезок в 125 миллиметров будет кубом, то есть 3.

Кк же понять, что мтемтик не чувствует измерений, -- то есть что мтемтически нельзя вырзить рзницу между измерениями?

Это можно понять и объяснить только одним -- именно, что этой рзницы не существует.

И действительно, мы знем, что все измерения в сущности тождественны, то есть кждое из трех измерений можно по очереди рссмтривть, кк первое, кк второе, кк третье и ноборот. Это уже ясно докзывет, что измерения не есть мтемтические величины. Все рельные свойств вещи могут быть выржены мтемтически в виде величин, то есть числми, покзывющими отношение этих свойств к другим свойствм.

Но мтемтик в вопросе об измерениях видит кк будто больше нс или дльше нс, через ккие-то грни, которые остнвливют нс, но не стесняют ее, -- и видит, что ншим понятиям измерений не соответствуют никкие рельности.

Если бы три измерения соответствовли действительно трем степеням, то мы имели бы прво скзть, что только три степени относятся к геометрии, все остльные отношения высших степеней, нчиня с четвертой, лежт з геометрией.

Но у нс нет дже этого. Изобржение измерений степенями совершенно условно.

Вернее скзть -- геометрия с точки зрения мтемтики есть искусственное построение для рзрешения здч н условных днных, выведенных, вероятно, из свойств ншей психики.

Систему исследовния "высшего прострнств" Хинтон нзывет метгеометрией, и он связывет с метгеометрией имен Лобчевского, Гусс и других исследовтелей неэвклидовой геометрии.

Мы должны рссмотреть, в кком отношении к зтронутым нми вопросм нходятся теории этих ученых.

Хинтон выводит свои идеи из Кнт и Лобчевского.

Другие, ноборот, противопоствляют идеи Кнт идеям Лобчевского. Тк, Роберто Бонол в "Неэвклидовой геометрии" говорит, что воззрение Лобчевского н прострнство противоположно кнтовскому. Он говорит:

Учение Кнт рссмтривет прострнство кк некоторую форму субъективного созерцния, необходимо предшествующую всякому опыту; учение Лобчевского, примыкющее скорее к сенсулизму и обычному эмпиризму, возврщет геометрию в облсть опытных нук. (Роберто Бонол. Неэвклидов геометрия. СПб., 1910, с. 77.)

Ккой же взгляд првилен и в кком отношении стоят идеи Лобчевского к ншей проблеме? Вернее всего будет скзть: ни в кком отношении. Неэвклидов геометрия не есть метгеометрия, и неэвклидов геометрия стоит к метгеометрии в тком же отношении, кк Эвклидов геометрия.

Результты всей неэвклидовой геометрии, подвергшей переоценке основные ксиомы Эвклид и ншедшей свое ниболее полное выржение в рботх Больяйя, Гусс и Лобчевского, выржется в формуле: Аксиомы днной геометрии выржют свойств днного прострнств.

Тк, геометрия н плоскости принимет все три ксиомы Эвклид, то есть:

1. прямя линия есть кртчйшее рсстояние между двумя точкми;

2. кждую фигуру можно переносить н другое место, не нрушя ее свойств;

3. прллельные линии не встречются.

(Эт последняя ксиом обыкновенно выржется по Эвклиду инче).

В геометрии н сфере или н вогнутой поверхности верны только две первые ксиомы, тк кк меридины прллельные у эквтор у полюсов уже встречются. Причем в геометрии н сфере сумм трех углов треугольник более двух прямых, в геометрии н вогнутой поверхности -- меньше двух прямых.

В геометрии н поверхности с непрвильной кривизной верн только первя ксиом, вторя -- о переносе фигур, уже невозможн, тк кк фигур, взятя в одном месте непрвильной поверхности, может измениться при переносе н другое место. И сумм углов треугольник может быть и больше, и меньше двух прямых.

Тким обрзом, ксиомы выржют рзличие свойств рзличного род поверхностей. Геометрическя ксиом есть зкон днной поверхности.

Но что ткое поверхность?

Зслуг Лобчевского в том, что он нходил необходимым пересмотреть основные понятия геометрии. Но он никогд не шел тк длеко, чтобы переоценить эти понятия с точки зрения Кнт. В то же время он ни в кком случе не возржл против Кнт. Поверхность в уме Лобчевского кк геометр, был только средством обобщения некоторых свойств, в которых строилсь т или другя геометрическя систем, или обобщением свойств днных линий. О рельности или нерельности поверхности он, вероятно, совсем не думл.

Тким обрзом, с одной стороны, совершенно не прв Бонол, который приписывет Лобчевскому воззрения, противоположные кнтовским, и близость к "сенсулизму" и "обычному эмпиризму", -- с другой стороны, можно думть, что Хинтон совершенно субъективно приписывет Гуссу и Лобчевскому, что они открыли новую эру в философии.

Неэвклидов геометрия, в том числе и геометрия Лобчевского, не имеет никкого отношения к метгеометрии.

Лобчевский не выходит из сферы трех измерений.

Метгеометрия рссмтривет сферу трех измерений кк рзрез высшего прострнств. Из мтемтиков ближе всех к этой идее стоял Римн, понимвший отношение времени к прострнству.

Точк трехмерного прострнств есть рзрез метгеометрической линии. Линии, которые рссмтривет метгеометрия, нельзя обобщить ни в ккой поверхности. Это последнее, может быть, смое вжное для определения рзличия геометрии (эвклидовой и неэвклидовой) и метгеометрии. Метгеометрические линии нельзя рссмтривть кк рсстояние между точкми в ншем прострнстве. И нельзя предствить себе обрзующими ккие-либо фигуры в ншем прострнстве.

Рссмотрение возможных свойств линий, лежщих вне ншего прострнств, их углов и отношений этих линий и углов к линиям, углм, поверхностям и телм ншей геометрии и соствляет предмет метгеометрии.

Исследовтели неэвклидовой геометрии не могли решиться отойти от поверхности. В этом есть что-то прямо тргическое. Посмотрите, ккие поверхности придумывл Лобчевский при своих исследовниях 11-го постулт Эвклид (о прллельных линиях, то есть собственно об углх, обрзуемых линией, пересекющей две прллельные) -- одн из его поверхностей похож н поверхность лопстей вентилятор*, другя н поверхность воронки. Но отойти от поверхности совсем, бросить ее рз и нвсегд, предствить себе, что линия может быть не н поверхности, то есть что ряд линий прллельных или близких к прллельным не может быть обобщен ни в ккой поверхности и дже вообще в трехмерном прострнстве, -- он не мог решиться. И поэтому -- и он и очень многие другие геометры, создвя неэвклидову геометрию, не могли выйти из трехмерного мир.

* Роберто Бонол. Неэвклидов геометрия, с. 112, 113.

Мехник признет линию во времени, то есть ткую линию, ккую никк нельзя предствить себе н поверхности или кк рсстояние между двумя точкми прострнств, -- эт линия берется в рсчет при вычислении мшин. Но геометрия никогд не кслсь этой линии и имел дело всегд только с ее рзрезми.

* * *

Теперь мы должны вернуться к вопросу: что ткое прострнство? -- и посмотреть, ответили ли мы н этот вопрос.

Ответом было бы точное определение и объяснение трехмерности прострнств.

Этого мы сделть не могли. Трехмерность прострнств остлсь для нс ткой же згдочной и непонятной, кк прежде. По отношению к ней мы должны сделть одно из двух:

* или принять ее кк днное и прибвить это днное к тем двум днным, которые мы устновили внчле;

* или признть непрвильность ншего метод рссуждения и попробовть другой метод.

Вообще говоря, исходя из принятых нми двух основных днных мир и сознния, мы должны устновить, свойством чего является трехмерное прострнство, свойством мир или свойством ншего познния мир.

Нчв с Кнт, который утверждет, что прострнство есть свойство восприятия мир ншим созннием, мы дльше уклонились от этой идеи и рссмтривли прострнство кк свойство мир.

Мы допустили вместе с Хинтоном, что нше прострнство в смом себе несет условия, которые позволяют нм устновить его отношения к высшему прострнству, и н основнии этого предположения построили целый ряд нлогий, кое-что выяснивших для нс в вопросх прострнств и времени и их взимных отношений, но, кк мы уже зметили, ничего не рзъяснивших относительно глвного вопрос о причинх трехмерности прострнств.

Метод нлогий вообще довольно мучительня вещь. Вы ходите с ним по змкнутому кругу. Он помогет уяснить некоторые вещи и отношения вещей, но в сущности никогд и ни н что не дет прямого ответ. После долгих и многочисленных попыток рзобрться в сложных вопросх при помощи нлогий, вы чувствуете тщетность всех вших усилий, чувствуете, что с этими нлогиями ходите вдоль стены, -- и тогд вы нчинете испытывть прямо ненвисть и отврщение к нлогиям и искть прямого пути, непосредственно ведущего туд, куд вм нужно.

Если мы хотим идти прямым путем, не уклоняясь от него, мы должны строго держться основных положений Кнт. Если же мы с точки зрения этих положений формулируем приведенную выше мысль Хинтон, то получится следующее: мы в себе смих несем условия ншего прострнств и поэтому в себе же должны нйти условия, которые позволили бы нм устновить отношения ншего прострнств к высшему.

Инче говоря, мы должны в ншей психике, в ншем воспринимтельном ппрте нйти условия трехмерности мир -- и тм же нйти условия возможности мир высших измерений.

Поствив себе ткую здчу, мы стновимся н совершенно прямой путь и должны будем получить ответ н нш вопрос: что ткое прострнство и его трехмерность?

Кким обрзом можем мы подойти к решению этой здчи?

Совершенно ясно, что путем изучения ншего сознния и его свойств. Мы освободимся от всяких нлогий и стнем н првильный и прямой путь к решению основного вопрос об объективности или субъективности прострнств, если решим рссмотреть психические формы, в которых нми познется мир, -- и посмотреть нет ли соответствия между ними и трехмерной протяженностью мир. То есть не вытекет ли из известных нм свойств ншей психики это предствление трехмерной протяженности мир с его свойствми.

ГЛАВА VIII

Нш воспринимтельный ппрт. -- Ощущение. -- Предствление. -Понятие. -- Слов и речь. -- Искусство кк язык будущего. -- В ккой мере трехмерность мир звисит от свойств ншего воспринимтельного ппрт? -Что могло бы докзть эту звисимость? -- Где мы можем нйти рельное подтверждение этой звисимости? -- Психик животных. -- В чем ее отличие от человеческой? -- Рефлекс. -- Рздржемость клетки. -- Инстинкт. -- Приятное и неприятное. -- Эмоционльное мышление. -- Отсутствие понятий. -- Язык животных. -- Логик животных. -- Рзные уровни психики животных. -- Гусь, кошк, собк и обезьяне

Для того чтобы точно выяснить отношение ншего "я" к внешнему миру и определить, что в ншем восприятии мир приндлежит миру и что приндлежит нм смим, мы должны обртиться к элементрной психологии и рссмотреть мехнизм ншего воспринимтельного ппрт.

Основной единицей ншего восприятия является ощущение. Ощущение есть элементрня перемен в состоянии сознния, производимя, кк нм кжется, ккой-нибудь переменой в состоянии внешнего мир по отношению к ншему созннию или переменой в состоянии ншего сознния по отношению к внешнему миру. Физическое тело является здесь чстью внешнего мир. Тк нс учит физик и психофизик. Мы не будем здесь входить в рссмотрение првильности или непрвильности построений этих нук. Для нс достточно определить ощущение кк элементрную переменную в состоянии сознния, кк элемент, то есть основную величину этой перемены. Испытывя ощущение, мы предполгем, что оно является, тк скзть, отржением кких-то изменений во внешнем мире.

Испытнные ощущения оствляют известный след в ншей пмяти. Нкопляясь, воспоминния ощущений нчинют сливться в созннии в группы по сходству, ссоциировться, слгться, противополгться; ощущения, испытывемые обыкновенно в близкой связи одно с другим, будут возникть в пмяти в ткой же связи. И постепенно из воспоминний ощущений обрзуются предствления. Предствления -- это, тк скзть, групповые воспоминния ощущений. При обрзовнии предствлений ощущения группируются по двум ясно вырженным нпрвлениям. Первое нпрвление по хрктеру ощущений, -- тк, ощущения желтого цвет будут соединяться с ощущением желтого цвет, ощущения кислого вкус с ощущением кислого вкус; и второе -- по времени получения ощущений. Когд в одну группу, обрзующую одно предствление, входят рзнообрзные ощущения, испытнные одновременно, тогд воспоминние определенной группы ощущений приписывется общей причине. "Общя причин" проектируется во внешний мир кк объект, причем предполгется, что днное предствление отржет в себе рельные свойств этого объект. Ткое групповое воспоминние есть предствление, нпример, предствление дерев -этого дерев. В группу входит зеленый цвет листьев, их зпх, тень, шум ветр в ветвях и пр. и пр. Все это, вместе взятое, обрзует кк бы фокус лучей, идущих из сознния, постепенно нводимый н внешний объект, иногд плохо, иногд хорошо совпдя с ним.

В дльнейшем усложнении психической жизни с воспоминниями предствлений происходит то же смое, что с воспоминниями ощущений. Нкопляясь, воспоминния предствлений или "обрзы предствления" ссоциируются по смым рзнообрзным линиям, слгются, противополгются, обрзуют группы и в конце концов дют понятия.

Тк, из рзличных, испытнных в рзное время (в группх) ощущений у ребенк возникет предствление дерев (этого дерев), зтем из обрзов предствления рзных деревьев обрзуется понятие дерев, то есть не этого дерев, дерев вообще.

* * *

Обрзовние понятий ведет з собой обрзовние слов и появление речи.

Нчло речи может явиться н смой низкой ступени психической жизни, в период жизни ощущениями, и уже знчительно усложниться в период жизни предствлениями. Но, пок нет понятий, это не будет речь в нстоящем знчении этого слов.

Н низших ступенях психической жизни известные ощущения могут выржться известными звукми. Тким обрзом можно передвть общие впечтления стрх, гнев, удовольствия. Эти звуки могут служить сигнлми об опсности, призывным криком, просьбой, угрозой и т.п.

Но много скзть ими нельзя. Если слов или звуки выржют предствления, кк у детей, то это знчит, что днный звук или днное слово обознчет только этот днный предмет. Для кждого нового подобного предмет должен быть другой новый звук или новое слово. Если говорящий обознчет одним и тем же звуком или словом рзные предметы, то это знчит, что или, по его мнению, это все один и тот же предмет, или он нзывет одинково зведомо рзные предметы. В обоих случях его понять очень трудно. И ткя речь не может служить обрзцом ясной речи. Нпример, если известным словом или звуком ребенок нзовет дерево, имея в виду только это дерево, и совершенно не зня других деревьев, то новое дерево, которое он увидит, он нзовет другим словом или будет думть, что это то же смое дерево. Речь, в которой "слов" соответствуют предствлениям, состоит кк бы из собственных имен, нрицтельных имен в ней нет; при этом не только существительные, но и глголы, и прилгтельные, и нречия тоже имеют в ней хрктер "собственных имен", то есть приложимых только к днному действию, днному кчеству, к днному свойству. Появление слов общего знчения в речи ознчет появление понятий в созннии.

Речь состоит из слов, кждое слово выржет понятие. Понятие и слово в сущности одно и то же, -- только одно (понятие), тк скзть, внутренняя сторон; другое (слово) -- нружня. Или, кк говорит д-р Р. Бекк (R. Bucke, втор книги "Cosmic Coscinousness", о которой придется много говорить дльше): слово, (понятие) есть лгебрический знк вещи.

Тысячи рз было отмечено, -- говорит Бекк, -- что мозг мыслящего человек не превосходит по величине мозг не мыслящего человек, пропорционльно тому, нсколько умствення рбот мыслителя превосходит умственную рботу дикря. Причин этого лежит в том, что мозгу Герберт Спенсер нужно было рботть только немного больше, чем мозгу встрлийского дикря, -- по той причине, что Герберт Спенсер совершл свойственную ему и избрнную им умственную рботу при помощи знков, зменявших понятия; тогд кк дикрь совершет почти всю свою умственную рботу при помощи громоздких предствлений. Дикрь нходится в положении строном, делющего все свои вычисления при помощи рифметики; тогд кк Спенсер нходился в положении строном, делющего свои вычисления при помощи лгебры. Первому придется исписть цифрми много больших листов бумги и совершить колоссльный труд для того, чтобы получить ткие же результты, ккие второму ддут вычисления, которые можно сделть н мленьком конверте с очень небольшой срвнительно зтртой умственного труд.

В ншей речи слов выржют понятия или идеи. Идеями нзывются понятия более широкие, не предствляющие группового знк однородных предствлений, охвтывющие группы рзнородных предствлений или дже группы понятий; тким обрзом, идея есть сложное или отвлеченное понятие.

Кроме простых ощущений оргнов чувств -- цвет, звук, осязния, обоняния и вкус, -- кроме простых эмоций удовольствия, неудовольствия, рдости, стрх, неожиднности, удивления, любопытств, смех, гнев и многих других в ншем созннии проходят ряды сложных ощущений и высших (сложных) эмоций: морльной, эстетической, религиозной, интеллектульной. Содержние эмоционльных переживний, дже смых простых, не говоря уже о сложных, никогд целиком не уклдывется в понятия или в идеи и поэтому никогд не может быть првильно и точно выржено в словх. Слов могут только нмекнуть, нвести н него.

Передч эмоционльных переживний и эмоционльного понимния соствляет цель искусств. В сочетниях слов, в их смысле, в ритме, в музыке, в сочетнии смысл, ритм и музыки; в звукх, в крскх, в линиях, в формх -- люди стрются вырзить и передть то, чего они не могут вырзить и передть просто в словх.

* * *

Общий зкон эволюции говорит нм, что если что-либо имеет низшие формы, то оно должно иметь высшие. Следовтельно, если ощущение есть нечто низшее по отношению к предствлению, предствление -- нечто низшее по отношению к понятию, понятие нечто низшее по отношению к идее -- то это знчит, что должно существовть или обрзовться со временем нечто высшее по отношению к понятию или к идее.

И мы уже знем это высшее, хотя для него еще нет призннного и общепринятого нзвния и его нзывют рзлично. Интуиция, может быть, смое подходящее слово. Творческя и эстетическя интуиция, кк он проявляется в искусстве; морльня интуиция -- проявляющяся в отношениях человек к другим людям, к обществу; интеллектульня интуиция, проявляющяся в неожиднном проникновении ум в физические и метфизические зконы; религиозня интуиция, проявляющяся в позннии отношений человек к космосу и созннии космос кк целого.

Эти высшие виды интуиции нельзя смешивть с низшими видми интуиции, особенно сильно проявляющимися у животных, у дикрей, у которых не рзвито логическое мышление, и у всех людей в те моменты, когд не действует способность логического рзмышления.

Низшие виды интуиции обрзуются из слияния простых эмоций с предствлениями.

Высшие виды интуиции обрзуются из слияния высших сложных эмоций с понятиями и идеями.

И если первые слов ребенк, выржющие предствления, являются чем-то высшим по отношению к мяукнью кошки, выржющему ощущение, то и по отношению к ншим словм и к обыденной речи должно явиться нечто высшее. Это высшее мы видим в искусстве: в художественных символх и ллегориях, в "обрзх" и пр. Очевидно, что высшее должно рзвивться дльше и двть возможность выржть все новые и новые ряды впечтлений, все более и более широкие круги идей и понятий одновременно с относящимися к ним эмоционльными тонми.

Эмоционльные тон жизни пок лучше всего выржет музык, но зто он совсем не выржет понятий. Поэзия стремится выржть то и другое вместе.

В искусстве мы уже имеем первые опыты язык будущего. Искусство идет в внгрде психической эволюции.

Мы еще не вполне ясно отдем себе отчет, в ккие формы выльется рзвитие человеческих способностей. Но мы уже можем скзть, что формы сознния и способы выржения их непрерывно эволюционируют и кроме известных нм форм должны обрзовывть новые.

В нстоящий момент у нс есть три единицы психической жизни -ощущение, предствление, понятие (и идея), и нчинет обрзовывться четвертя единиц -- высшя интуиция.

Теперь -- если идея Кнт верн, если прострнство с его хрктеристикми есть свойство ншего сознния, не внешнего мир -- то трехмерность мир должн тк или инче звисеть от нстоящего устройств ншего психического ппрт.

Вопрос конкретно можно поствить тк: в кком отношении к трехмерной протяженности мир стоит тот фкт, что в ншем психическом ппрте имеются, и именно в укзнном отношении, -- ощущения, предствления и понятия?

Мы облдем тким психическим ппртом, и мир трехмерен.

Кк докзть, что трехмерность мир звисит от ткого устройств ншего психического ппрт?

Несомненно, докзть или опровергнуть это можно бы было только при помощи опыт.

Если бы мы могли изменить свой психический ппрт и увидели бы при этом, что изменился мир кругом нс, то это было бы для нс докзтельством звисимости свойств прострнств от свойств ншего сознния.

Нпример, если бы мы могли к трем существующим у нс единицм психической жизни прибвить четвертую, то есть сделть высшую интуицию, существующую сейчс только в зчточном виде, ткой же определенной, точной и действующей соглсно ншей воле, кк понятие, -- и если бы при этом увеличилось число хрктеристик прострнств, то есть если бы прострнство из трехмерного стло четырехмерным, -- то это подтвердило бы нше предположение и докзло бы идею Кнт, что прострнство с его свойствми является формой ншего чувственного восприятия.

Или если бы мы могли уменьшить число единиц в ншей психической жизни и произвольно лишить себя или другого человек понятий, оствив психику действовть только предствлениями и ощущениями, -- и если бы при этом уменьшилось число хрктеристик прострнств в окружющем мире, то есть если бы мир для испытуемого субъект стл из трехмерного двумерным, при дльнейшем огрничении психического ппрт, то есть при лишении субъект и предствлений -- одномерным, -- то это подтвердило бы нше предположение, и мысль Кнт могл бы считться докзнной.

Тким обрзом, экспериментльно идея Кнт был бы докзн, если бы мы убедились, что для существ, облдющего одними ощущениями, -- мир одномерен; для существ, облдющего ощущениями и предствлениями, -- мир двумерен; и для существ, облдющего сверх понятий и идей еще высшими формми познния, -- мир четырехмерен. То есть, говоря яснее, положение Кнт о субъективности предствления прострнств можно бы было считть докзнным: ) если бы для существ, облдющего одними ощущениями, весь нш мир со всем его рзнообрзием форм кзлся одной линией; если бы Вселення этого существ имел одно измерение, то есть если бы это существо было одномерным по свойствм своего восприятия; и б) если бы для существ, кроме способности испытывть ощущения облдющего еще способностью обрзовывть предствления, мир имел бы двумерную протяженность, -- то есть если бы весь нш мир с голубым небом, с облкми, с зелеными деревьями, с горми и с пропстями -- кзлся ему одной плоскостью; если бы Вселення этого существ имел только дв измерения, то есть если бы это существо было двумерным по свойствм своего восприятия.

Короче -- положение Кнт будет докзно, если мы увидим, что число хрктеристик мир изменяется для субъект в звисимости от изменения его психического ппрт.

К сожлению, ткой опыт проделть невозможно, -- огрничивть произвольно свой или чужой психический ппрт мы не умеем. Поэтому мы должны искть другие способы докзтельств.

Если невозможен опыт, -- может быть, возможно нблюдение.

Мы должны поствить вопрос: нет ли н свете существ с психикой выше или ниже в нужном нм отношении?

Существ с психикой выше ншей, существующих в условиях нлогичных с ншими, мы не знем. Но существ с психикой ниже ншей, несомненно, есть -это животные.

Мы не знем только, огрничен ли психик животных именно тк, кк нм нужно, -- и должны внимтельно рзобрть все, что мы по этому вопросу знем.

Говоря вообще, в чем зключется отличие психики животного от психики человек -- мы знем очень плохо; в обычной "рзговорной" психологии не знем совсем. Обыкновенно мы совсем отрицем у животных рссудок или, ноборот, приписывем им свою собственную психологию, только "огрниченную", но кк и в чем, мы не знем, -- и тогд мы говорим, что у животных не рзум, инстинкт, то есть кк будто ккой-то не сознющий себя, втомтический ппрт. Вообще, что именно знчит инстинкт, мы предствляем себе очень плохо. Я говорю не только о публике, но и о "нучной" психологии.

Попробуем рзобрть, что ткое инстинкт и кков психик животного.

Прежде всего рссмотрим действия животного и определим, чем они отличются от нших. Если это действия инстинктивные, то что это знчит?

Ккие действия бывют вообще и чем они рзличются?

Мы рзличем у живых существ действия рефлективные, инстинктивные, сознтельные и втомтические.

Рефлективные действия -- это просто ответы движением, рекции н внешние рздржения, происходящие всегд одинковым обрзом, безотносительно к полезности или неполезности, к целесообрзности или нецелесообрзности их в днном случе. Нчло их и их зконы вытекют из простой рздржемости клетки.

Что ткое рздржемость клетки и кковы эти зконы?

Рздржемость клетки нзывется ее способность отвечть движением н внешние рздржения.

Опыты с простейшими живыми одноклеточными оргнизмми (кк морскя звезд, меб) покзли, что рздржемость действует в строго определенных зконх.

Клетк отвечет движением н внешнее рздржение.

Сил ответного движения увеличивется при увеличении силы рздржения, но точной пропорционльности устновить не удлось.

Для того чтобы вызвть ответное движение, рздржение должно быть достточно сильно.

Всякое испытнное рздржение оствляет в клетке некоторый след, делющий ее более восприимчивой к новым рздржениям. Это мы видим из того, что н повторное рздржение одинковой силы клетк отвечет более сильным движением, чем н первое. И если рздржение повторяется дльше, то клетк будет отвечть н них все более и более сильными движениями, до известного предел. Дойдя до этого предел, клетк кк бы устет и нчинет н то же смое рздржение отвечть все более и более слбыми рекциями. Клетк кк бы привыкет к рздржению. Оно делется для нее чстью постоянного окружющего, и он перестет н него регировть, тк кк он вообще регирует только н перемены постоянных условий.

Если рздржение нстолько слбо, что оно не вызывет ответного движения, то оно все-тки оствляет в клетке некоторый невидимый след. Это мы видим из того, что, повторяя эти слбые рздржения, можно добиться того, что клетк нчнет регировть н них.

Тким обрзом, в зконх рздржемости мы видим кк бы зчтки способностей пмяти, устлости и привычки. Клетк производит иллюзию если не сознющего и рссуждющего, то во всяком случе помнящего, привыкющего и устющего существ. Если нс почти обмнывет клетк, то нсколько легче обмнуть нс животному с его сложной жизнью.

Но вернемся к нлизу действий.

Рефлективными действиями оргнизм нзывются ткие действия, в которых или весь оргнизм, или его отдельные чсти действуют кк клетк, то есть в пределх зкон рздржемости.

Ткие действия мы нблюдем и у человек, и у животных. Человек весь вздргивет от неожиднного холод или прикосновения. Его веко мигет от быстрого приближения или прикосновения ккого-нибудь предмет. Свободно висящя ног сидящего человек двигется вперед от удр по сухожилию ниже колен. Эти движения совершются помимо сознния, могут совершться вопреки созннию. Обыкновенно сознние воспринимет их кк уже совершившийся фкт. И эти движения не непременно целесообрзны. Ног все рвно двигется вперед от удр по сухожилию, длее если впереди будет нож или огонь.

Инстинктивными действиями нзывются действия целесообрзные, но совершемые без сознния выбор и без сознния цели.

Они появляются с появлением чувственного тон ощущения, то есть с того момент, когд с ощущением нчинет быть связно сознвемое чувство удовольствия или стрдния. И ими упрвляет, по прекрсному выржению Уэльс, pleasure-pain guidance of the animal life, то есть "удовольствие-стрдние, руководящее животной жизнью".

Действительно, до появления смосознния, то есть человеческого интеллект, во всем животном црстве "действия" упрвляются стремлением получить или удержть нслждение или избегнуть стрдния. Шопенгуэр не признвл другого нслждения, кроме избвления от стрдния, и нходил, что одно стрдние упрвляет всей животной жизнью. Но эт мысль чересчур прдоксльн и по существу неверн. Нслждение и стрдние не есть рзличные степени одного и того же. И нслждение не есть только и всегд прекрщение стрдния. В нем есть не только погшение минус, но и ктивный плюс. Вкус нслждения от прекрщения стрдния и смостоятельного нслждения совершенно рзличен.

Мы можем совершенно уверенно скзть, что инстинкт есть удовольствие-стрдние, которое, кк положительный и отрицтельный полюсы электромгнит, толкя и притягивя животное то в ту, то в другую сторону, зствляет его совершть целые сложные ряды действий, иногд нстолько целесообрзных, что они кжутся сознтельными; и не только сознтельными, но основнными н предвидении будущего, н кком-то почти ясновидении, кк перелеты птиц, витье гнезд для не появившихся еще птенцов, нхождение дороги н юг осенью и н север весной и т.п.

Но все эти действия в действительности объясняются одним инстинктом, то есть подчинением удовольствию-стрднию.

Периодми, в которых тысячелетия могут считться днями, путем отбор у всех животных вырботлся тип, живущий по линиям этого подчинения. Это подчинение целесообрзно, то есть результты его ведут к нужной цели. Почему это тк -- вполне понятно. Это не может быть инче. Потому что инче днный вид не мог бы жить и двно вымер бы. Инстинкт -- руководитель его жизни. Но это только пок инстинкт целесообрзен. Кк только он перестет быть целесообрзным -- он делется руководителем смерти, и вид быстро вымирет. Нормльно -- "удовольствия-стрдния" приятны и неприятны не для той пользы или вред, которые они приносят, вследствие этого.

Влияния, окзвшиеся полезными для днного вид во время рстительной жизни, с переходом в животную нчинют ощущться кк приятные, вредные влияния кк неприятные.

У двух рзных видов одно и то же влияние -- скжем, известня темпертур -- может быть для одного полезным и приятным, для другого вредным и неприятным.

Ясно поэтому, что подчинение "удовольствию-стрднию" должно быть целесообрзно. Приятное приятно, потому что оно полезно, неприятное неприятно, потому что оно вредно.

Следующей ступенью з инстинктивными являются действия сознтельные и втомтические.

Сознтельным действием нзывется ткое, которое известно совершющему субъекту до своего совершения, -- ткое действие, которое совершющий субъект может нзвть, определить, объяснить, укзть его причину и цель -рньше совершения. Иногд сознтельные действия совершются тк быстро, что кжутся бессознтельными. Но все-тки это сознтельное действие, если совершющий его субъект знет, что он делет.

Автомтические действия -- это действия, бывшие рньше сознтельными у днного субъект и от чстого повторения ствшие привычными и совершющиеся без сознния.

Автомтические, зученные действия дрессировнных животных были рньше сознтельными не у животного, у учившего его человек. Ткие действия кжутся чсто совершенно сознтельными, но это полня иллюзия. Животное помнит порядок действий, и поэтому его действия кжутся обдумнными и целесообрзными. И они действительно были обдумны, но не им.

Автомтические действия чсто смешивются с инстинктивными, -- н смом деле они похожи друг н друг, но в то же время между ними огромня рзниц. Автомтические действия создются субъектом в течение его собственной жизни. И они, прежде чем стть втомтическими, должны долгое время быть у него (или у другого лиц) сознтельными. Инстинктивные действия создются в течение жизни вид, и способность к ним в готовом виде передется путем нследственности.

Автомтические действия можно нзвть инстинктивными действиями, вырботнными днным субъектом для себя. Инстинктивные действия нельзя нзвть втомтическими, вырботнными днным видом, потому что они никогд не были сознтельными у отдельных индивидуумов днного вид, обрзовлись из ряд сложных рефлексов.

Теперь, устновив вкртце рзличие между действиями, мы должны вернуться к поствленному вопросу: чем отличется психик животных от человеческой.

Мы знем, что животные не говорят тк, кк мы.

Рньше мы покзли, что облдние речью нерзрывно связно с облднием понятиями. Следовтельно, мы можем скзть, что животные не облдют понятиями.

Верно ли это и возможно ли облдние инстинктивным рзумом без облдния понятиями?

Все, что мы знем об инстинктивном рзуме, говорит нм, что он действует, облдя одними только предствлениями и ощущениями, н низших ступенях облдя одними ощущениями. Сознние, мыслящее предствлениями, должно быть инстинктивным рзумом, то есть звисеть от эмоций. Только эмоции дют ему возможность производить тот выбор между имеющимися нлицо предствлениями, который со стороны производит впечтление суждения и умозключения. В действительности животное не обдумывет своих поступков, живет эмоциями, подчиняясь в кждый днный момент той эмоции, которя в днный момент сильнее. Хотя, конечно, в жизни животного бывют очень острые моменты, когд перед ним стоит необходимость выбор из известного ряд предствлений. Тогд его действия в днный момент могут покзться совершенно обдумнными. Нпример, животное, поствленное в опсность, действует чсто удивительно осторожно и умно. Но в действительности действия животного руководствуются только эмоциями. Рньше было покзно, что эмоции целесообрзны, и подчинение им у нормльного существ должно быть целесообрзно. Всякое предствление животного, всякий обрз воспоминния связн с кким-нибудь эмоционльным ощущением или эмоционльным воспоминнием, никких неэмоционльных, холодных мыслей и обрзов в душе животного нет. А если есть, то они бездеятельны, не способны подвинуть его ни н ккой поступок.

Тким обрзом, все действия животных, иногд очень сложные, целесообрзные и н вид рзумные, мы можем объяснить, не предполгя у животных существовния понятий, суждений и умозключений. Ноборот, мы должны признть, что у животных нет понятий. Докзтельством этого служит то, что у них нет речи.

Если взять двух людей рзных нционльностей, рзных рс, не знющих язык друг друг, и поселить их вместе, они сейчс же нйдут способ объясняться. Один нрисовл пльцем круг, другой рядом нрисовл другой круг. Вот они уже и устновили, что могут понимть друг друг. Если между людьми поствить толстую кменную стену, это им тоже не помешет. Один стукнул три рз, другой в ответ стукнул три рз, -- сообщение устновлено. Идея сообщения с жителями другой плнеты основн именно н проекте световых сигнлов. Н земле должен быть устроен огромный светящийся круг или квдрт. Его должны зметить с Мрс или откуд-нибудь тм и ответить тким же сигнлом. С животными мы живем рядом, устновить ткого сообщения не можем. Очевидно, рсстояние между нми больше и рзниц глубже, чем между людьми, рзделенными незннием язык, кменными стенми и огромными рсстояниями.

* * *

Другим докзтельством отсутствия у животного понятий может служить неспособность животного действовть рычгом. То есть неспособность животного смостоятельно прийти к понимнию знчения и действия рычг. Обыкновенное возржение, что животное не умеет действовть рычгом просто потому, что его оргны -- лпы и пр. не приспособлены для тких действий, не выдерживет критики, потому что любое животное можно выучить действовть рычгом. Знчит, тут дело не в оргнх. Просто животное не может смо прийти к идее рычг.

Изобретение рычг срзу отделило первобытного человек от животных, и оно было нерзрывно связно с появлением понятий. Психическя сторон понятия действия рычг состоит в построении првильного силлогизм. Не построив мысленно силлогизм, нельзя понять действия рычг. Не имея понятий, нельзя построить силлогизм. Силлогизм в сфере психической буквльно то же смое, что рычг в сфере физической.

Действие рычгом тк же сильно отличет человек от животных, кк речь. Если бы н Землю смотрели ккие-нибудь ученые мрсине и изучли бы ее объективно, в телескоп, издли, не слыш речи, не входя в субъективный мир обиттелей Земли и не соприксясь с ним -- они рзделили бы существ, живущие н Земле, н дв рзряд -- знкомых с действием рычг и незнкомых с действием рычг.

Психология животных для нс вообще очень тумнн. Бесконечное количество нблюдений, сделнных нд всеми животными от слонов до пуков, и бесконечное количество некдотов об уме и сообрзительности и о нрвственных кчествх животных ничего не меняют в этом. Мы предствляем себе животных или живыми втомтми, или глупыми людьми. Мы слишком змкнулись в кругу своей психики. Мы не предствляем себе другой и невольно думем, что единственно возможный вид психики -- это ткой, кким облдем мы. Но это иллюзия, которя мешет нм понять жизнь. Если бы мы могли войти в психический мир животного, понять, кк оно воспринимет, понимет и действует, мы увидели бы много необыкновенно интересного. Нпример, если бы мы могли предствить себе, воссоздть мысленно логику животного, то это очень помогло бы нм понять ншу собственную логику и зконы ншего мышления. Прежде всего, мы поняли бы условность и относительность нших собственных логических построений и вместе с тем условность всего ншего предствления мир.

У животного должн быть очень своеобрзня логик. Это, конечно, не будет логик в нстоящем знчении слов, потому что логик подрзумевет существовние логос, то есть слов или понятия.

Нш обычня логик, которой мы живем, без которой "спожник не сошьет спог", сводится к простой схеме, формулировнной Аристотелем в тех сочинениях, которые были издны его ученикми под общим зглвием Organon, то есть "орудие, инструмент" (мысли). Эт схем зключется в следующем:

А есть А

А не есть не А

Всякя вещь есть или А, или не А.

Яснее это можно изобрзить тк:

Я есть Я

Я не есть не Я

Все, что есть н свете, должно быть или Я, или не Я.

Логики, зключенной в этой схеме -- логики Аристотеля, вполне достточно для нблюдения. Но для опыт ее недостточно, потому что опыт идет во времени, в формулх Аристотеля время в рсчет не принимется. Это было змечено н смой зре устновления ншего опытного знния, отмечено Роджером Бэконом и формулировно через несколько столетий его знменитым однофмильцем лордом Фрэнсисом Бэконом в сочинении Nouum organum "Новое орудие" (мысли). Вкртце формулировку Бэкон можно свести к следующему.

То, что было А, будет А

То, что было не А, будет не А

Всякя вещь был и будет или А, или не А.

Н этих формулх, сознвемых или не сознвемых, построен весь нш нучный опыт, и н них же, собственно, построено шитье спог, потому что если бы спожник не был уверен, что куплення вчер кож будет кожей звтр, то он бы, вероятно, не решился шить споги, стл бы искть ккой-нибудь более верной профессии.

Формулы логики, кк Аристотеля, тк и Бэкон, сми по себе выведены из нблюдения фктов, и ничего другого кроме содержния этих фктов в себе не зключют и зключть не могут. Это не есть зконы мышления, только зконы внешнего мир, кк он воспринимется нми, или зконы ншего отношения к внешнему миру.

Если бы мы могли предствить себе "логику" животного, то мы поняли бы его отношение к внешнему миру. Нш глвня ошибк относительно душевного мир животных зключется в том, что мы приписывем им свою собственную логику. Мы думем, что логик одн, что нш логик есть нечто бсолютное, существующее вне нс и помимо нс. Между тем это только зконы отношения ншего специфического "я" к внешнему миру или зконы, которые нходит во внешнем мире нше специфическое "я". Другое "я" нйдет другие зконы.

Логик животного будет отличться от ншей, прежде всего, тем, что он не будет общей. Он будет существовть для кждого случя, для кждого предствления отдельно. Общих свойств, клссовых, родовых и видовых признков ктегорий для животного существовть не будет. Кждый предмет будет см по себе, и все его свойств будут его специфическими свойствми.

Этот дом и тот дом -- это совершенно рзные предметы для животного, потому что это свой дом, то чужой. Мы, вообще говоря, узнем предметы по признкм сходств, животное должно узнвть их по признкм рзличия. Всякий предмет оно помнит по тому его признку, который имел для него ниболее эмоционльное знчение. В тком виде -- то есть с эмоционльными тонми, предствления сохрняются в пмяти животного. Легко видеть, что ткие предствления сохрнять в пмяти горздо труднее, и поэтому пмять животного обременен больше ншей, хотя по количеству знний и по количеству того, что сохрняется в пмяти, оно стоит много ниже нс.

Мы, рз увидев предмет, относим его к известному клссу, роду и виду, подводим его под то или другое понятие и связывем его в уме с кким-нибудь "словом", то есть лгебрическим знком, потом с другим, определяющим и т.д.

Животное не имеет пмяти, у него нет этой умственной лгебры, при помощи которой мы мыслим. Оно должно знть днный предмет и зпомнить его со всеми его признкми и особенностями. Ни один збытый признк уже не вернется. Тогд кк для нс все признки подрзумевются в понятии, с которым мы связли этот предмет. И мы можем нйти его в пмяти по любому его признку.

Из этого ясно, что пмять животного отягощен больше ншей и что именно это есть глвня причин, мешющя умственной эволюции животного. Его ум слишком знят. Ему некогд двигться вперед. Можно остновить умственное рзвитие ребенк, зствляя его зучивть низусть ряды слов и ряды цифр. В тком положении нходится животное. Это и объясняет тот стрнный фкт, что животное умнее в молодости.

У человек рсцвет интеллектульной силы приходится н зрелый возрст, очень чсто дже н стрость. У животного кк рз ноборот. Оно восприимчиво только в молодости. К зрелому возрсту его рзвитие остнвливется и к стрости, несомненно, идет нзд.

Логик животного, если мы попытемся вырзить ее в формулх подобных формулм Аристотеля и Бэкон, будет тков:

Формулу А есть А животное поймет. Оно скжет: Я есть Я и т.п. Но формулы А не есть не А оно уже не поймет. Не А -- это уже понятие. Животное скжет тк:

Это есть это

То есть то

Это не то.

Или:

Этот человек есть этот человек (свой)

Тот человек есть тот человек (чужой)

Этот человек не тот (чужой -- это не свой).

Дльше нм еще придется вернуться к логике животных. Пок нм нужно было только устновить, что психология животных очень своеобрзн и коренным обрзом отличется от ншей. И он не только своеобрзн, но и очень рзнообрзн.

Среди известных нм животных, длее среди домшних животных, психологические рзличия тк велики, что ствят их н совершенно рзличные плоскости. Мы не змечем этого и ствим всех в одну рубрику -- "животные".

Гусь нступил лпой н рбузную корку, тянет ее носом и не может вытщить, поднять лпу у него не хвтет сообржения.

Этo знчит, что его психик нстолько тумнн, что он плохо знет свое собственное тело, плохо отличет его от других предметов. Ни с собкой, ни с. кошкой этого произойти уже не может. Свое тело они уже знют прекрсно. Но в отношениях к внешним предметм собк и кошк сильно рзличются.

Я нблюдл собку, "очень умного" сеттер. Когд у нее сбивлся коврик, н котором он спл, и ей было неловко лежть, он понимл, что неудобство вне ее и что оно зключется в коврике, и именно в положении коврик, -- и он хвтл его зубми и вертел, и возил туд и сюд, и при этом ворчл, и вздыхл, и стонл, пок кто-нибудь не приходил помочь ей. Но см рспрвить коврик он никогд не могл.

У кошки не явилось бы дже подобного вопрос. Кошк хорошо знет свое тело, но все вне себя он принимет кк должное. Испрвлять внешний мир, приспособлять его для своего удобств кошке никогд не приходит в голову. Поэтому, если бы что-нибудь было не тк с ее постелью, кошк см вертелсь бы сотни рз, пок не улеглсь бы удобно, -- или пошл бы и легл в другом месте.

Обезьян, конечно, легко рзостлл бы себе коврик.

Вот четыре психологии совершенно рзличных. И это только один пример. Тких примеров можно нбрть сотни. А между тем для нс все это одно животное. Мы смешивем вместе очень много рзличного, нши "деления" очень чсто непрвильны, и это мешет нм рзобрться в смих себе.

ГЛАВА IX

Восприятие мир человеком и животным. -- Иллюзия животного и отсутствие у него контроля нд восприятиями. -- Мир движущихся плоскостей. -- Углы и кривые кк движение. -- Третье измерение кк движение. -- Двумерный вид ншего трехмерного мир для животных. -- Животное кк рельное двумерное существо. -- Низшие животные кк одномерные существ. -- Время и прострнство улитки. -- Чувство времени кк неясное чувство прострнств. -Время и прострнство собки. -- Изменение мир при изменении психического ппрт. -- Докзтельство проблемы Кнт. -- Трехмерный мир -- иллюзорное предствление

Мы устновили огромную рзницу, существующую между психикой человек и животного. Рзниц эт, несомненно, должн сильно влиять н восприятие животным внешнего мир. Но кк и в чем7 Это именно то, чего не знем и что мы должны пострться устновить.

Для этого мы должны еще рз вернуться к ншему восприятию мир и рссмотреть детльно, кк мы воспринимем мир, зтем посмотреть, кк должно воспринимть мир животное со своей огрниченной психикой.

Прежде всего мы должны отметить, что по отношению к внешнему виду и форме мир восприятие у нс смое непрвильное. Мы знем, что мир состоит из тел, но мы видим и осязем всегд только одни поверхности. Мы никогд не видим и не осязем тел. Тело -- это уже понятие, соствленное из ряд предствлений путем рссуждения и опыт. Для непосредственного ощущения существуют только одни поверхности. Ощущения тяжести, мссы, объем, которые мы мысленно связывем с "телом", н смом деле связны для нс с ощущениями поверхностей. Мы только знем, что это ощущение поверхностей идет от тел, но смого тел мы никогд не ощущем. Может быть, можно нзвть "ощущением тел" сложное ощущение поверхностей, вес, мссы, плотности, сопротивления и пр. Но мы должны мысленно связть все эти ощущения в одно и нзвть это общее ощущение телом. Непосредственно мы ощущем только поверхности и зтем отдельно вес, сопротивление и пр. Тел, кк ткового, мы никогд не ощущем.

Но мы знем, что мир состоит не из поверхностей, знем, что видим мир непрвильно. Знем, что никогд не видим мир, кк он есть, дже не в философском смысле этого выржения, в смом обыкновенном геометрическом. Мы никогд не видели куб, шр и т.п., всегд только поверхности. Зня это, мы мысленно испрвляем то, что видим. З поверхностями мыслим тело. Никогд не можем дже предствить себе тел. Не можем предствить себе куб или шр не в перспективе, срзу со всех сторон.

Ясно, что мир не существует в перспективе, однко мы его инче видеть не можем. Мы видим только в перспективе, то есть при восприятии искжем мир ншим глзом.

И мы знем, что искжем его. Знем, что он не тков, кким мы его видим. И мысленно мы непрерывно попрвляем то, что видит глз. подствляем рельное содержние под те символы вещей, которые покзывет нм нше зрение.

Нше зрение -- сложня способность. Оно состоит из зрительных ощущений плюс пмять осязтельных ощущений. Ребенок стрется ощупть все, что видит, -- нос своей няньки, луну, "зйчик" н стене. Только постепенно он нучется одним зрением рзличть близкое и длекое. Но мы знем, что и в зрелом возрсте мы очень легко подвергемся оптическим иллюзиям.

Отдленные предметы мы видим плоскими, то есть еще более непрвильно, потому что рельеф -- это все-тки символ, укзывющий н ккое-то свойство предметов. Человек н большом рсстоянии рисуется нм силуэтом. Это происходит потому, что н большом рсстоянии мы никогд ничего не осязем и глз не был приучен змечть рзличия поверхностей, н близком рсстоянии ощущемые кончикми пльцев.

Мы никогд не можем, хотя бы н очень небольшом прострнстве, увидть чсть внешнего мир тк, кк он есть, то есть тк, кк мы ее знем. Мы никогд не можем увидть письменный стол или шкф срзу, со всех сторон и внутри. Нш глз известным обрзом искжет внешний мир для того, чтобы мы, поглядев кругом, могли определить положение предметов относительно себя. Но посмотреть н мир не со своей точки мы никогд не можем. И никогд не можем увидть его првильно, не искженным ншим зрением.

Рельеф и перспектив -- это искжение предмет ншим глзом. Это оптическя иллюзия, обмн зрения. Куб в перспективе -- это условный знк трехмерного куб. И все, что мы видим, это только условное изобржение того условно-рельного трехмерного мир, который изучет нш геометрия, не смый этот мир. Н основнии того, что мы видим, мы должны догдывться, что это в действительности есть. Мы знем, что то, что мы видим, -- непрвильно, и предствляем себе, то есть мыслим мир не тким, кким видим. Но если бы у нс не было сомнения в првильности ншего зрения, если бы мы думли, что мир ткой и есть, кким мы его видим, то, очевидно, мы предствляли бы себе его и мыслили совсем инче. Мир был бы для нс иным.

Способность делть попрвки к тому, что видит глз, непременно требует облдния понятиями, тк кк попрвки производятся путем рссуждения, невозможного без понятий.

Не облдя способностью делть попрвки к тому, что видит глз, мы бы видели мир иным, то есть многое, что есть, мы видели бы непрвильно, не видели бы многого, что есть, и видели бы очень многое, чего в действительности вовсе нет.

Прежде всего, мы видели бы огромное количество несуществующих движений.

Всякое нше собственное движение, для непосредственного ощущения, связно с движением всего кругом нс. Мы знем, что это движение иллюзорно, но мы видим его кк рельное. Предметы поворчивются перед нми, бегут мимо нс, обгоняют друг друг. Дом, мимо которых мы тихо идем, медленно поворчивются; если мы идем быстро, они тоже поворчивются быстро; деревья неожиднно вырстют перед нми, бегут и исчезют.

Эт кжущяся одушевленность предметов вместе со сновидениями двл и дет глвную пищу скзочной фнтзии.

И "движения" предметов в этих случях бывют очень сложными. Посмотрите, кк стрнно ведет себя полоск хлеб перед окном вгон, в котором вы едете. Он подбегет к смому окну, остнвливется, медленно поворчивется кругом себя и бежит в сторону. Деревья в лесу бегут явно с рзной скоростью, одно обгоняя другое.

Целые пейзжи иллюзорного движения. А солнце, которое до сих пор н всех языкх "восходит" и "зходит" -- и "движение" которого некогд тк стрстно зщищлось.

Все это тк предствляется для нс. И хотя мы уже знем, что эти движения иллюзорны, мы все-тки видим их и порой обмнывемся. Нсколько больше иллюзий видели бы мы, если бы не могли рзбирться умом в причинх, их производящих, и считли бы, что все существует именно тк, кк мы видим?

Я вижу, знчит, это есть!

Это утверждение -- глвный источник всех иллюзий. Првильно нужно говорить:

Я вижу, знчит, этого нет! Или по крйней мере: я вижу, знчит, это не тк!

Но мы можем скзть последнее, животное не может. Для него что оно видит, то и есть. Оно должно верить тому, что видит.

Кким же для него является мир?

Мир для животного является рядом сложных движущихся поверхностей. Животное живет в мире двух измерений, его Вселення имеет для него свойство и вид поверхности. И н этой поверхности для него идет огромное количество всевозможных движений смого фнтстического хрктер.

Почему для животного мир будет являться поверхностью?

Прежде всего, потому, что он для нс является поверхностью.

Но мы знем, что мир не поверхность, животное этого знть не может. Оно принимет все тким, кким оно ему кжется. Попрвлять то, что говорит глз, оно не может -- или не может в ткой мере, кк мы.

Мы можем мерить по трем нпрвлениям, свойство ншего ум позволяет нм это. Животное может мерить только по двум нпрвлениям одновременно. Никогд срзу по трем. Это звисит оттого, что, не облдя понятиями, оно не в состоянии отложить в уме меры первого нпрвления, измеряя второе и третье.

Поясним это точнее.

Предствим себе, что мы измеряем куб. При измерении куб в трех нпрвлениях нужно, измеряя одно нпрвление, дв другие держть в уме, помнить. А в уме их можно держть только в виде понятий, то есть только связв с рзными понятиями, нклеив н них рзные ярлыки. Тк, нклеив н дв первые нпрвления ярлычки длины и ширины, можно мерить вышину. Инче невозможно. Кк предствления две первые меры куб совершенно тождественны и непременно сольются в уме в одно. Животное не облдет понятиями, не может н две первые меры куб нклеить ярлычки длины и ширины. Поэтому в тот момент, когд оно нчнет мерить вышину куб, две первые меры сольются в нечто одно. Животное, меряющее куб, облдя одними предствлениями, без понятий, будет похоже н кошку, которую я рз нблюдл. Он рстщил своих котят -- их было штук пять или шесть -- по рзным комнтм и не могл собрть их вместе. Он хвтл одного, приносил и клл рядом с другим. Потом бежл отыскивть третьего, приносил и клл его к двум первым, но сейчс же хвтл первого и уносил его в другую комнту, клл тм рядом с четвертым, потом опять бежл сюд, хвтл второго и тщил его куд-то к пятому и т.д., и т.д. Кошк билсь со своими котятми целый чс, искренно мучилсь и ничего не могл сделть. Было ясно, что у нее не хвтло понятий зпомнить, сколько всего котят.

Объяснить себе отношение животного к измерению тел в высшей степени вжно.

Все дело в том, что животное видит одни поверхности. (Это мы можем скзть с полной уверенностью, потому что сми видим только поверхности.) Видя одни поверхности, животное может предствлять себе только дв измерения. Третье измерение, рядом с первыми двумя, оно должно бы было уже мыслить, то есть это измерение должно быть понятием. Но понятий у животного нет. Третье измерение является тоже кк предствление. Поэтому в момент его появления дв первых предствления неизбежно сливются в одно. Рзличия между двумя измерениями животное видит. Рзличия между тремя оно видеть не может. Это рзличие нужно уже знть. А для того чтобы знть, нужно облдть понятиями.

Тождественные предствления должны у животного сливться в одно, кк для нс сливются в одно дв одновременных, одинковых явления, происходящих в одной точке. Для него это будет одно явление, кк для нс одно явление все одинковые, одновременные явления, происходящие в одной точке.

Тким обрзом, животное будет видеть мир кк поверхность и измерять эту поверхность только по двум нпрвлениям.

Кк же объяснить, что животное, нходясь в двумерном мире или видя себя в двумерном мире, прекрсно ориентируется в ншем трехмерном мире? Кк объяснить, что птиц летет и вверх, и вниз, и прямо, и в стороны, по всем трем нпрвлениям; лошдь прыгет через кнвы и брьеры; собк и кошк, по-видимому, понимют свойств глубины и вышины одновременно с длиной и шириной?

Чтобы объяснить это, мы должны вернуться к основным нчлм психологии животных. Мы уже укзывли рньше, что очень многие свойств предметов, которые мы зпоминем кк общие родовые, видовые свойств, животное должно зпомнить кк индивидульные свойств предметов. Рзбирться в этом огромном зпсе сохрняющихся в пмяти индивидульных свойств им помогет эмоционльный тон, соединяемый у них с кждым предствлением и с кждым воспоминнием ощущения.

Животное знет, скжем, две дороги кк совершенно отдельные явления, не имеющие между собой ничего общего; одно явление, то есть одн дорог, состоит из ряд определенных предствлений, окршенных в определенные эмоционльные тон; другое явление, то есть другя дорог, состоит из ряд других определенных предствлений, окршенных в другие тон. Мы говорим, что и то, и другое дорог. Одн в одно место, другя в другое. Для животного две дороги не имеют ничего общего. Но оно помнит все эмоционльные тон в их последовтельности, связнные с первой дорогой и связнные со второй, и поэтому помнит обе дороги с их поворотми, с ямми, с зборми и т.д.

Тким обрзом, зпоминние определенных свойств виденных предметов помогет животному ориентировться в мире явлений. Но, кк првило, перед новыми явлениями животное горздо более беспомощно, чем человек.

Животное видит дв измерения. Третье измерение оно постоянно ощущет, но не видит его. Оно ощущет его кк нечто преходящее, кк мы ощущем время.

Поверхности, которые видит животное, облдют для него многими стрнными свойствми, прежде всего многочисленными и рзнообрзными движениями.

Кк уже было скзно, для него должны быть совершенно рельными все иллюзорные движения, которые нм тоже кжутся рельными, но относительно которых мы знем, что они иллюзорны; поворчивние дом, мимо которого мы идем, вырстние дерев из з угл, движение луны между облкми и пр.

Но кроме этого для животного будет существовть много движений, которых мы дже не подозревем. Дело в том, что очень многие совершенно неподвижные для нс предметы -- собственно, все предметы, должны кзться животному движущимися. И именно в этих движениях ему будет являться третье измерение тел, то есть третье измерение тел будет ему предствляться движением.

* * *

Попробуем предствить себе, кк животное воспринимет предметы внешнего мир.

Предположим, что перед ним стоят: большой круг и рядом с ним большой шр того же диметр.

Стоя прямо против них н известном рсстоянии, животное будет видеть дв круг. Нчв обходить его кругом, оно зметит, что шр остется кругом, круг постепенно суживется -- преврщется в узкую полосу. При дльнейшем движении кругом полоск опять нчинет рсширяться и постепенно превртится в круг. Шр при движении кругом него не изменится. С ним нчинют происходить стрнные феномены, когд животное приближется к нему.

Постремся понять, кк животное воспримет поверхность шр в отличие от поверхности круг.

Несомненно одно, что оно воспримет сферическую поверхность инче, чем мы. Мы воспринимем выпуклость или сферичность кк общее свойство многих поверхностей. Животное по свойству своего психического ппрт должно воспринять сферичность кк индивидульное свойство днного шр. Чем же должн кзться сферичность в кчестве индивидульного свойств днного шр?

С полной уверенностью можно скзть, что сферичность предствится животному в виде движения поверхности, которую оно видит.

При приближении животного к шру должно произойти нечто вроде следующего: поверхность, которую животное видит, приходит в быстрое движение. Ее центр выдвигется, все остльные точки удляются от центр с быстротой, пропорционльно их рсстоянию от центр (или квдрту рсстояния от центр).

Именно тким обрзом животное должно ощущть сферическую поверхность.

Похоже н то, кк мы ощущем звук.

Н известном рсстоянии от шр животное видит плоскость. Приближясь и дотргивясь до ккой-нибудь точки н шре, оно видит, что отношение всех других точек к этой точке изменилось в срвнении с тем, кк должно бы было быть н плоскости, точно все остльные точки подвинулись, отступили в сторону. Дотргивясь до другой точки, он видит, что и от этой все остльные тоже отступили.

Это свойство шр будет кзться его движением, "вибрцией". Шр действительно будет похож н вибрирующую, колеблющуюся поверхность. Точно тк же движением должен предствляться животному всякий угол неподвижного предмет.

Видеть угол трехмерного предмет животное может, только двигясь мимо него, и при этом ему будет кзться, что предмет повернулся, -- появилсь новя сторон, прежняя ушл или отодвинулсь. Угол будет воспринимться кк поворот, кк движение предмет, то есть кк нечто преходящее, временное, кк перемен в состоянии предмет. Вспоминя рньше виденные углы, которые оно видело кк движения тел, животное будет считть, что они уже прошли, кончились, исчезли -- что они б прошедшем.

Конечно, животное не может тк рссуждть, но оно будет действовть, кк будто оно тк рссуждло.

Если бы животное могло подумть о тех явлениях (то есть об углх и кривых поверхностях), которые еще не входили в его жизнь, то, несомненно, оно предствило бы себе их только во времени, то есть никкого рельного существовния у них в нстоящий момент, когд они еще не появились, животное предположить не могло бы. И если бы оно могло вырзить свое мнение о них, то оно скзло бы, что эти углы существуют в возможности, что они будут, но что сейчс их нет.

Угол дом, мимо которого он кждый день пробегет, для лошди есть явление, повторяющееся при известных обстоятельствх, но все-тки только происходящее во времени явление, не прострнственное и постоянное свойство дом.

Угол для животного должен быть временным явлением, не прострнственным, кк для нс.

Тким обрзом, мы видим, что животном свойств ншего третьего измерения будет воспринимть кк движения и относить эти свойств ко времени, то есть к прошедшему, или будущему, или к нстоящему, то есть к моменту переход будущего в прошедшее.

Это -- в высшей степени вжное обстоятельство, в котором лежит ключ к понимнию ншего собственного восприятия мир, и поэтому мы должны остновиться н нем подробнее.

* * *

До сих пор мы брли высшее животное: собку, кошку, лошдь. Теперь попробуем взять низшее. Возьмем улитку. Мы ничего не знем о ее внутренней жизни, но, несомненно, ее восприятие очень мло похоже н нше. По всей вероятности, улитк облдет неясными ощущениями окружющего. Вероятно, он чувствует тепло, холод, свет, темноту, голод -- и он инстинктивно (то есть подтлкивемя pleasure-pain guidance -- руководящим удовольствием-стрднием) тянется к необъеденному крю лист, н котором он сидит, и отодвигется от сухого лист. Ее движениями руководит удовольствие-стрдние, он всегд стремится к одному и уходит от другого. Он всегд движется по одной линии. От неприятного к приятному. И по всей вероятности, кроме этой линии он ничего не сознет и не ощущет. Эт линия -- весь ее мир. Все ощущения, приходящие извне, улитк ощущет н этой линии своего движения. А приходят они из времени -- из возможных делются нстоящими. Вся нш Вселення для улитки существует чстью в возможности, или в будущем, чстью в прошедшем -- то есть во времени. В прострнстве лежит одн линия. Все остльное -- во времени. Более чем вероятно, что улитк не сознет своих движений, деля усилия всем телом, он движется вперед к свежему крю лист, но ей кжется при этом, что движется к ней лист, возникя в этот момент, появляясь из времени, кк для нс появляется утро. Улитк -- это одномерное существо.

Высшее животное, собк, кошк, лошдь -- это двумерное существо. Для него прострнство предствляется поверхностью, плоскостью. Все вне этой плоскости лежит для него во времени.

Тким обрзом, мы видим, что высшее животное -- двумерное существо, срвнительно с одномерным выделило из времени еще одно измерение.

Мир улитки имеет одно измерение -- нши второе и третье измерения лежт для нее во времени.

Мир собки имеет дв измерения, нше третье измерение лежит для нее во времени.

Животное может помнить все "явления", которые оно нблюдло, то есть все свойств трехмерных тел, с которыми оно соприкслось, но оно не может знть, что повторяющееся для него явление есть постоянное свойство тел трех измерений -- угол, или кривизн, или выпуклость.

Тков психология восприятия мир двумерным существом.

Для него кждый день будет всходит новое солнце. Вчершнее солнце ушло и больше не повторится. Звтршнее еще не существует.

Ростн не понял психологии "Шнтеклер". Петух не мог бы думть, что он будит солнце своим криком. Солнце не зсыпет для него. Оно уходит в прошедшее, исчезет, уничтожется, перестет быть. Звтр если будет, то будет новое солнце. Чтобы быть, оно должно не проснуться, возникнуть, родиться. Шнтеклер мог бы думть, что он создет, рождет солнце своим криком, что он зствляет его явиться, возникнуть из ничего, -- но он не мог бы думть, что он будит солнце. Это человеческя психология.

Для петух кждое утро встет новое солнце, тк же кк для нс кждый день нступет новое утро, кждый год нступет новя весн.

Петух не мог бы понять, что солнце одно, одно и то же и вчер, и сегодня, -- точно тк же, кк, вероятно, мы не можем понять, что утро одно и весн одн.

Движение предметов, то, которое и для нс не иллюзорное, рельное движение, кк движение врщющегося колес, ктящегося экипж, и т.п., для животного должно сильно отличться от того движения, которое оно видит во всех неподвижных для нс предметх, от того движения, в виде которого ему является третье измерение тел.

Эти дв род движения будут для него несоизмеримы.

Угол или выпуклую поверхность животное будет в состоянии измерить, хотя и не понимя их нстоящего знчения и считя их движением.

Но нстоящего движения, то есть того, которое есть движение для нс, оно никогд не будет в состоянии измерить. Для этого необходимо облдть ншим понятием времени и мерить все движения относительно ккого-нибудь одного более постоянного, то есть срвнивя все движения с кким-нибудь одним. Животное этого сделть не может, не облдя понятиями. Поэтому рельные для нс движения предметов для него будут неизмеримы -- и, кк неизмеримые, несоизмеримы с другими движениями, которые для него рельны и измеримы, для нс иллюзорны -- ив действительности предствляют собой третье измерение тел.

Последнее неизбежно. Если животное ощущет и измеряет кк движение то, что не есть движение, то ясно, что оно не может одной и той же мерой мерить то, что есть и что не есть движение.

Но это не знчит, что оно не может знть хрктер движений, идущих в ншем мире, и сообрзовться с ними. Ноборот, мы видим, что животное прекрсно ориентируется среди движений предметов ншего трехмерного мир. Тут ему н помощь приходит инстинкт, то есть способность, вырботння тысячелетиями подбор, действовть целесообрзно без сознния цели. И животное прекрсно рзбирется во всех идущих кругом него движениях.

Но, рзличя дв род явлений, дв род движения, животное одно из них должно объяснить непонятным ему внутренним свойством предметов, то есть, по всей вероятности, будет считть это движение результтом одушевленности предметов, движущиеся предметы -- живыми.

Котенок игрет с мячиком или со своим хвостом, потому что мячик или хвост убегют от него.

Медведь будет дрться с бревном, пок бревно не сбросит его с дерев, потому что в рскчивющемся бревне ему чувствуется что-то живое и злобное.

Лошдь путется куст, потому что куст неожиднно повернулся и мхнул веткой.

В последнем случе куст мог дже совсем не двигться -- бежл лошдь. Но ей покзлось, что куст двиглся, и, следовтельно, он был живым.

По всей вероятности, все движущееся для животного живое. Почему собк тк отчянно лет н проезжющий экипж? Для нс это не совсем понятно. Мы не видим, кк вертится, гримсничет и вся перевертывется н глзх у собки проезжющя пролетк.

Он вся живя -- колес, верх, крылья, сиденье, седоки -- все это движется, перевертывется.

* * *

Попробуем теперь подвести итоги того, к чему мы пришли.

Мы устновили, что человек облдет ощущениями, предствлениями и понятиями, что высшие животные облдют ощущениями и предствлениями, низшие животные одними ощущениями. Зключение о том, что животные не имеют понятий, мы вывели глвным обрзом из того, что у них нет слов и речи. Зтем мы устновили, что, не имея понятий, животные не могут постигнуть третьего измерения и видят мир кк поверхность, то есть не имеют средств -- орудия -для испрвления своих непрвильных ощущений мир. И дльше мы ншли, что, видя мир кк поверхность, животные видят н этой поверхности очень много несущественных для нс движений. Именно кк движения должны им предствляться все те свойств тел, которые мы считем свойствми их трехмерности. Тк угол и сферическя поверхность должны предствляться им движением плоскости. И зтем мы пришли к выводу, что все, лежщее для нс, кк постоянное, в облсти третьего измерения, животные должны считть преходящими вещми, случющимися с предметми, -- временными явлениями.

Тким обрзом, во всех своих отношениях к миру животное окзывется совершенно нлогичным предположенному нерельному двумерному существу, живущему н плоскости. Весь нш мир является для животного плоскостью, сквозь которую проходят явления, идущие по времени, или во времени.

Итк, мы можем скзть, что мы устновили следующее: что при известном огрничении психического ппрт, воспринимющего внешний мир, должен для субъект, облдющего этим ппртом, изменяться весь вид и все свойств мир. И дв субъект, живущие рядом, но облдющие рзными психическими ппртми, должны жить в рзных мирх, -- рзными должны быть для них свойств протяженности мир. И мы видели условия, не придумнные, не сочиненные, действительно существующие в природе, то есть психические условия жизни животных, при которых мир является то плоскостью, то дже линией.

То есть мы устновили, что трехмерня протяженность мир для нс звисит от свойств ншего психического ппрт; или что трехмерность мир не есть его свойство, только свойство ншего восприятия мир.

Инче говоря, трехмерность мир есть свойство его отржения в ншем созннии.

Если все это тк, то очевидно, что мы рельно докзли звисимость прострнств от чувств прострнств. И рз мы докзли существовние чувств прострнств низшего срвнительно с ншим, то этим мы докзли возможность чувств прострнств высшего срвнительно с ншим.

И мы должны признть, что если у нс обрзуется четвертя единиц мышления, тк же отличющяся от понятия, кк понятие от предствления, то одновременно с этим в окружющем нс мире явится для нс четвертя хрктеристик, которую мы геометрически можем нзвть четвертым нпрвлением или четвертым перпендикуляром, потому что в этой хрктеристике будут зключться свойств предметов, перпендикулярные всем нм известным и не прллельные ни одному из них. Инче говоря, мы увидим или почувствуем себя в прострнстве не трех, четырех измерений, в окружющих нс предметх и в нших собственных телх окжутся общие свойств четвертого измерения, которых мы рньше не змечли -- или считли индивидульными свойствми предметов (или их движением), подобно тому, кк животные считют движением предметов их протяжение по четвертому измерению.

И увидв или почувствовв себя в мире четырех измерений, мы увидим, что мир трех измерений рельно не существует и никогд не существовл, -- что это было создние ншей фнтзии, фнтом, призрк, иллюзия, оптический обмн, все, что угодно, только не рельность.

И все это совсем не "гипотез", не предположение, совершенно точный метфизический фкт, ткой же фкт, кк существовние бесконечности. Позитивизму для своего существовния нужно было бы кк-нибудь уничтожить бесконечность или, по крйней мере, нзвть ее "гипотезой", которя может быть верн, может быть и неверн. Но бесконечность не гипотез, фкт. И ткой же фкт многомерность прострнств и все, что он з собой влечет, то есть нерельность всего трехмерного.

ГЛАВА Х

Прострнственное понимние времени. -- Углы и кривые четвертого измерения в ншей жизни. -- Есть движение в мире или нет? -- Мехническое движение и "жизнь". -- Биологические явления кк проявления движений, идущих в высшем прострнстве. -- Эволюция чувств прострнств. -- Рост чувств прострнств и уменьшение чувств времени. -- Переход чувств времени в чувство прострнств. -- Идея времени кк вытекющя из срвнения рзных полей сознния. -- Зтруднение со стороны нших понятий и ншего язык. -Необходимость искть способ прострнственного выржения временных понятий

Теперь, н основнии всех сделнных зключений, мы должны пострться определить, кким обрзом мы можем увидть рельный четырехмерный мир, зкрывемый для нс иллюзорным трехмерным миром. "Увидть" мы его можем двумя способми -- непосредственно ощутить при рзвитии "чувств прострнств" и других высших способностей, о которых будет речь дльше, -или понять мысленно, выяснив его возможные свойств путем рссуждения.

Рньше путем отвлеченного рссуждения мы пришли к зключению, что четвертое измерение прострнств должно лежть во времени, то есть что время есть четвертое измерение прострнств. Теперь мы ншли психологические докзтельств этого положения. Срвнивя восприятие мир живыми существми рзных порядков -- улиткой, собкой и человеком, -- мы видели, кк рзличны для них свойств одного и того же мир -- именно те свойств, которые для нс выржются в понятиях времени и прострнств. Мы видели, что время и прострнство должны ими ощущться рзлично. То, что для низшего существ (улитки) есть время, для существ, стоящего ступенью выше (собки), делется прострнством, и время этого существ делется прострнством для еще более высоко стоящего существ -- человек.

Это является подтверждением выскзнного рньше предположения, что нш идея времени по существу своему сложня и что в ней зключются, собственно, две идеи -- некоторого прострнств и движения по этому прострнству. Или еще точнее можно скзть, что соприкосновение с некоторым прострнством, которое мы неясно сознем, вызывет в нс ощущение движения по этому прострнству -- и все это, вместе взятое, то есть неясное сознние некоторого прострнств и ощущение движения по этому прострнству, мы нзывем временем.

Это последнее подтверждет ту мысль, что не идея времени возникл из нблюдения движения, существующего в природе, смое ощущение и идея движения возникли из существующего в нс "чувств времени", которое есть несовершенное чувство прострнств, или грниц, предел чувств прострнств.

Улитк чувствует кк прострнство, то есть кк нечто постоянное, -линию. Остльной мир он чувствует кк время, то есть кк нечто вечно идущее.

Лошдь чувствует кк прострнство -- плоскость. Остльной мир он чувствует кк время.

Мы чувствуем кк прострнство бесконечную сферу, остльной мир мы чувствуем кк время.

Инче говоря, всякое существо чувствует кк прострнство то, что охвтывется его чувством прострнств, остльное оно относит ко времени, то есть несовершенно чувствуемое относится ко времени. Или это можно еще определить тк: всякое существо чувствует кк прострнство то, что оно при помощи своего чувств прострнств способно предствить себе вне себя в формх, -- то же, что оно не способно предствить себе в формх, оно чувствует кк время, то есть вечно идущим, непостоянным, нстолько неустойчивым, что его в формх предствить нельзя.

Чувство прострнств -- есть способность предствления в формх.

* * *

"Бесконечня сфер", в виде которой мы предствляем себе мир, постоянно и непрерывно меняется, -- кждый следующий момент он уже не т, что был предыдущий. В ней идет постояння смен' кртин, обрзов, отношений. Он для нс кк бы экрн кинемтогрф, через который быстро бегут отржения кртин.

Но где же сми кртины? Где свет, бросющий отржение н экрн? Откуд приходят и куд уходят кртины?

Если "бесконечня сфер" есть экрн кинемтогрф, то нше сознние есть свет; проникя сквозь ншу психику, то есть сквозь зпс нших впечтлений (кртины), он бросет н экрн их отржение, которое мы нзывем жизнью.

Но откуд идут к нм впечтления?

С того же экрн.

В этом и лежит смя глвня непонятня сторон жизни, кк мы ее видим. Мы же создем ее, и мы же от нее берем все.

Предствим себе человек, сидящего в обыкновенном кинемтогрфическом тетре. Предствим себе, что он совершенно не знет устройств кинемтогрф, не знет о существовнии фонря з его спиной, прозрчных кртин н движущейся ленте. Предствим себе, что он хочет изучть кинемтогрф и нчинет изучть то, что происходит н экрне: зписывть, фотогрфировть, нблюдть порядок, вычислять, строить гипотезы и т.п.

К чему он может прийти?

Очевидно, ни к чему, до тех пор, пок он не повернется к экрну спиной и не обртится к изучению причины появления кртин н экрне. Причины лежть в фонре (то есть в созннии) и в движущихся лентх кртин (в психике). Их и нужно изучть, желя понять "кинемтогрф".

Позитивня философия изучет один экрн и кртины, проходящие н нем. Поэтому для нее и остется вечной згдкой вопрос -- откуд приходят и куд уходят кртины и почему они приходят и уходят, не остются вечно одни и те же.

Но кинемтогрф нужно изучть нчиня с источник свет, то есть с сознния, зтем переходить к кртинм н движущейся ленте и только потом изучть отржение.

* * *

Мы устновили, что животное (лошдь, кошк, собк) должно воспринимть кк движения, то есть кк временные явления, неподвижные утлы и кривые третьего измерения.

Является вопрос: не воспринимем ли мы кк движения, то есть кк временные явления, неподвижные углы и кривые четвертого измерения? Мы обычно говорим, что нши ощущения есть моменты осознния кких-то происходящих вне нс изменений, тковы звук, свет и пр., все "колебния эфир". Но что это з "изменения"? Может быть, никких изменений в действительности нет. Может быть, нм только кжутся движениями, то есть изменениями, неподвижные стороны и углы кких-то вещей, нходящихся вне нс, -- вещей, о которых мы ровно ничего не знем.

Может быть, нше сознние, не будучи в состоянии при помощи оргнов чувств охвтить эти "вещи" и предствить их себе целиком, кк они есть -- и схвтывя только отдельные моменты своего соприкосновения с ними, строит себе иллюзию движения -- причем предствляет себе, что движется что-то вне его, то есть что движутся "вещи".

Если тк, то "движение" н смом деле может быть "производным" и возникть в ншем уме при соприкосновении его с вещми, которых он не охвтывет целиком. Предствим себе, что мы подъезжем к незнкомому городу, и он медленно вырстет перед нми по мере приближения. И мы думем, что он действительно вырстет, то есть что его рньше не было. Вот появилсь колокольня, которой рньше не было. Вот исчезл рек, которя долго был видн... Совершенно тково нше отношение ко времени, которое постепенно приходит, кк будто возникя из ничего, и уходит в ничто.

Всякя вещь лежит для нс во времени, и только рзрез вещи лежит в прострнстве. Переводя нше сознние с рзрез вещи н те ее чсти, которые лежт во времени, мы получем иллюзию движения смой вещи.

Можно скзть тк: ощущение движения есть сознние переход от прострнств ко времени, то есть от ясного чувств прострнств к неясному. И, исходя из этого, мы действительно можем признть, что мы воспринимем кк ощущения и проектируем во внешний мир кк явления неподвижные углы и кривые четвертого измерения.

Нужно ли и можно ли признть н основнии этого, что в мире совсем нет движения, что мир неподвижен и постоянен и что он кжется нм движущимся и эволюционирующим только потому, что мы смотрим н него сквозь узенькую щелку ншего чувственного восприятия?

Мы опять возврщемся к вопросу, что ткое мир и что ткое сознние. Но теперь уже у нс нчинет ясно формулировться вопрос об отношении ншего сознния к миру.

Если мир есть Большое Нечто, облдющее созннием смого себя, то мы -лучи этого сознния, сознющие себя, но не сознющие целого.

* * *

Но есть ли движение?

Мы не знем.

Если его нет, если это иллюзия, то мы должны искть дльше -- откуд могл возникнуть эт иллюзия.

Явления жизни, биологические явления, очень похожи н прохождение через нше прострнство кких-то кругов четвертого измерения, кругов очень сложных, состоящих кждый из множеств переплетющих линий.

Жизнь человек или другого живого существ похож н сложный круг. Он нчинется всегд в одной точке (рождение) и кончется всегд в одной точке (смерть). У нс есть полное основние предположить, что это одн и т же точк. Круги бывют большие и мленькие. Но они все нчинются и кончются одинково -- и кончются в той же точке, где нчлись, то есть в точке небытия.

Что ткое биологическое явление, явление жизни? Н этот вопрос нш нук не отвечет. Это згдк. В живом оргнизме, в живой клетке, в живой протоплзме есть нечто неопределенное, отличющее "живую мтерию" от мертвой. Мы познем это нечто только по его функциям. Глвня из этих функций, которой лишен мертвый оргнизм, мертвя клетк, мертвя мтерия, -это способность к смовоспроизведению.

Живой оргнизм бесконечно умножется, подчиняя себе, вбиря в себя мертвую мтерию. Эт способность к продолжению себя и к подчинению себе мертвой мтерии с ее мехническими зконми есть необъяснимя функция "жизни", покзывющя, что жизнь не есть просто комплекс мехнических сил, кк пытется утверждть позитивня философия.

Это положение, что жизнь не есть комплекс мехнических сил, подтверждется еще несоизмеримостью явлений мехнического движения с явлениями жизни. Явление жизни не может быть выржено в формулх мехнической энергии, в клориях тепл или в пудосилх. И явление жизни не может быть создно искусственно физико-химическим путем.

Если мы будем рссмтривть кждую отдельную жизнь кк круг четвертого измерения, то это объяснит нм, почему кждый круг неизбежно уходит из ншего прострнств. Это происходит потому, что круг неизбежно кончется в той же точке, где нчлся, -- и "жизнь" отдельного существ, нчвшись рождением, должн кончиться смертью, которя есть возврщение к точке отпрвления. Но во время прохождения через нше прострнство круг выделяет из себя некоторые линии, которые, соединяясь с другими, дют новые круги.

В действительности все это происходит, конечно, совсем не тк, ничто не рождется, и ничто не умирет, но тк предствляется нм, потому что мы видим только рзрезы вещей. В действительности круг жизни есть только рзрез чего-то, и это что-то, несомненно, существует до рождения, то есть до появления круг в ншем прострнстве, и продолжет существовть после смерти, то есть после исчезновения круг из поля ншего зрения.

Явления жизни для ншего нблюдения очень похожи н явления движения, кк они являются для двумерного существ, и поэтому, может быть, это есть движения в четвертом измерении.

Мы видели, что двумерное существо будет считть движениями тел свойств трехмерности неподвижных тел и явлениями жизни -- рельные движения тел, идущие в высшем прострнстве.

Инче говоря, то движение, которое остется движением в высшем прострнстве, для низшего существ предствляется явлением жизни, то, которое исчезет в высшем прострнстве, преврщясь в свойство неподвижного тел, предствляется ему мехническим движением.

Явления "жизни" и явления "движения" тк же несоизмеримы для нс, кк для двумерного существ несоизмеримы в его мире дв род движений, из которых релен только один, другой иллюзорен.

Об этом говорит Хинтон ("The Fourth Dimension", р. 77.):

В жизни есть нечто, не включенное в нше понятие мехнического движения. Может быть, это "нечто" есть движение по четвертому измерению.

Если мы посмотрим н это с смой широкой точки зрения, мы непременно увидим нечто поржющее в том фкте, что, когд является жизнь, он дет нчло ряду феноменов, совершенно отдельных от феноменов неоргнического мир.

Исходя из этого, можно предположить, что те явления, которые мы нзывем явлениями жизни, есть движение в высшем прострнстве. Те явления, которые мы нзывем мехническим движением, есть явления жизни в прострнстве, низшем срвнительно с ншим, в высшем -- просто свойств неподвижных тел.

То есть если взять три род существовния -- двумерное, нше и высшее, то окжется, что "движение", которое нблюдется в двумерном прострнстве, есть для нс свойство неподвижных тел; "жизнь", которя нблюдется в двумерном прострнстве, -- есть движение, кк мы нблюдем его в ншем прострнстве. И дльше -- движения в трехмерном прострнстве, то есть все нши мехнические движения и проявления физико-химических сил -- свет, звук, тепло и пр. есть только ощущения нми кких-то непостижимых для нс свойств четырехмерных тел; нши "явления жизни" есть движения тел высшего прострнств, которые нм предствляются рождением, ростом и жизнью живых существ. Если же предположить прострнство не четырех, пяти измерений, то в нем и "явления жизни", вероятно, окжутся свойствми неподвижных тел -родов, видов, семейств, нродов, племен и т.п., и движением будут кзться, может быть, только "явления мысли".

* * *

Мы знем, что явления движения связны с рсходовнием времени. И мы видим, кк при постепенном переходе от низшего прострнств к высшему уничтожются движения, преврщясь в свойств неподвижных тел, то есть уничтожется рсходовние времени, -- уничтожется ндобность во времени. Двумерному существу нужно время для объяснения смых простых явлений -угл, подъем, ямы. Нм для объяснения тких явлений оно уже не нужно, но оно нужно для объяснения явлений движения и физических феноменов. В еще более высоком прострнстве нши явления движения и физические феномены, вероятно, будут рссмтривться без всякого времени, кк свойств неподвижных тел -- и кк явления движения будут рссмтривться биологические явления -- рождения, рост, воспроизведения и смерти.

Тким обрзом, мы видим, кк при рсширении сознния отодвигется идея времени.

Видим ее полную условность.

Видим, что временем обознчются хрктеристики высшего прострнств срвнительно с днным, -- то есть хрктеристики предствления высшего сознния срвнительно с днным.

Для одномерного существ все признки двумерного, трехмерного, четырехмерного прострнств и дльше лежт во времени, это все время. Для двумерного существ время включет в себя признки трехмерного, четырехмерного и пр. прострнств. Для человек, для трехмерного существ, время включет в себя признки четырехмерного прострнств и дльше.

Тким обрзом, по мере рсширения и повышения сознния и форм восприятия увеличивются признки прострнств и уменьшются признки времени.

Инче говоря, рост чувств прострнств идет з счет уменьшения чувств времени. Или молено скзть тк, что чувство времени есть несовершенное чувство прострнств (то есть способность несовершенного предствления) и, совершенствуясь, оно переходит в чувство прострнств, то есть в способность предствления в формх.

Если мы длее очень отвлеченно предствим себе Вселенную н основнии выясненных здесь принципов, то, конечно, это будет совсем не т Вселення, в которой мы привыкли себя предствлять. Он, прежде всего, совершенно не будет звисеть от времени. Все будет существовть в ней всегд. Это будет Вселення вечного теперь индийской философии, -- Вселення, в которой не будет ни прежде, ни после, в которой будет только одно нстоящее, известное или неизвестное.

Хинтон чувствует, что при рсширении чувств прострнств нш взгляд н мир должен совершенно измениться, и он говорит об этом в книге "Новя эр мысли":

Понятие, которое мы получим о Вселенной, без сомнения, будет тк же отлично от нстоящего, кк систем Коперник отличется от горздо более приятного взгляд н широкую неподвижную землю под огромным сводом. В смом деле, любое понятие о ншем местонхождении будет более приятно, чем мысль о существовнии н вертящемся шре, брошенном в прострнство и летящем тм без всяких средств сообщения с другими обиттелями Вселенной.

Что же предствляет собой мир многих измерений -- что ткое тел многих измерений, линии и стороны которых воспринимются нми кк движение?

Нужн большя сил вообржения, чтобы хотя н одно мгновение выйти из грниц нших предствлений и увидеть мысленно мир в других ктегориях.

Предствим себе ккой-нибудь предмет, скжем книгу, вне времени и прострнств. Что будет знчить последнее? Если взять книгу вне времени и прострнств, то это будет знчить, все все книги, когд-либо существоввшие, существующие и имеющие существовть, существуют вместе, то есть знимют одно и то же место и существуют одновременно, обрзуя собой кк бы одну книгу, включющую в себя свойств, хрктеристики и признки всех книг, возможных н свете. Когд мы говорим просто книг, мы имеем в виду нечто, облдющее общими признкми всех книг, -- это понятие. Но т книг, о которой мы говорим сейчс, облдет не только общими признкми, но и индивидульными признкми всех отдельных книг.

Возьмем другие предметы: стол, дерево, дом, человек. Предствим себе их вне времени и прострнств. Мы получим предметы, облдющие кждый тким огромным, бесконечным числом признков и хрктеристик, что постигнуть их человеческому уму совершенно немыслимо. И если человек своим умом зхочет постигнуть их, то он непременно должен будет кк-нибудь рсчленить эти предметы, взять их снчл в кком-нибудь одном смысле, с одной стороны, в одном рзрезе их бытия. Что ткое, нпример, "человек" вне времени и прострнств. Это все человечество, человек кк вид -- Homo Sapiens, но в то же время облдющий хрктеристикми, признкми и приметми всех отдельных людей. Это и я, и вы, и Юлий Цезрь, и зговорщики, убившие его, и гзетчик н углу, мимо которого я прохожу кждый день, -- все цри, все рбы, все святые, все грешники -- все, вместе взятые, слившиеся в одно нерздельное существо -- человек. Можно ли ншим умом понять и постигнуть ткое существо?

* * *

Что же ткое движение? Почему мы ощущем его, если его нет?

О последнем очень крсиво говорит М. Коллинз в поэтической "Истории год".

...Все истинное знчение земной жизни состоит лишь во взимном соприкосновении между личностями и в усилиях рост. То, что нзывется событиями и обстоятельствми и что считется рельным содержнием жизни, -в действительности лишь условия, которые вызывют эти соприкосновения и делют возможным этот рост.

В этих словх звучит уже совсем новое понимние рельного.

Е. П. Блвтскя в своей первой книге "Isis unveiled" ("Рзоблчення Изид") коснулсь того же вопрос об отношении жизни ко времени и к движению. Он писл:

Кк нш плнет кждый год оборчивется вокруг Солнц, в то же смое время кждые двдцть четыре чс оборчивясь вокруг своей оси -- и тким обрзом проходя по меньшим кругм внутри большого, тк и рбот меньших циклических периодов нчинется и совершется вместе с великим циклом.

Переворот в физическом мире, соглсно древним доктринм, сопровождется подобным же переворотом в мире интеллект -- духовня -- эволюция мир идет циклми, подобно физической.

Тк, мы видим в истории првильное чередовние прилив и отлив человеческого прогресс. Великие црств и мировя империя, достигнув звершющей точки своего величия, опять нисходят вниз; и только достигнув низшей точки, человечество остнвливется и опять нчинет свое восхождение, и при этом высот его подъем кждый рз увеличивется по зкону восходящей прогрессии циклов.

Рзделение истории человечеств н золотой век, серебряный, медный и железный -- это не простой вымысел. Мы видим то же смое в литертуре всех нродов. З веком великого вдохновения и бессознтельной производительности следует век критицизм и сознния. Первый доствляет мтерил для нлизирующего и критического интеллект другого.

Тк же и все великие души, которые подобно гигнтским бшням возвышются в истории человечеств, кк Будд и Иисус в црстве духовных побед или Алексндр Мкедонский и Нполеон в црстве физических побед, были только отрженными обрзми человеческих типов, существоввших десятки тысяч лет тому нзд и воспроизведенных тинственными силми, упрвляющими судьбми мир.

Нет ни одной выдющейся индивидульности во всех летописях священной или обыкновенной истории, прототип которой мы не могли бы нйти в полу фaнтacтичecкиx-полурельных предниях древних религий и мифологий. Кк звезд, сверкя н неизмеримом рсстоянии от земли в безгрничной необъятности неб, отржется в тихой воде озер, тк обрз людей доисторических времен отржется в периодх, охвтывемых ншей историей.

Кк нверху, тк и внизу. Что было, то будет опять. "Кк н небе, тк и н земле". ("Isis unveiled", v. 1, pp. 34-35).

Все, что говорится о новом понимнии временных отношений, поневоле выходит очень тумнно. Это происходит потому, что нш язык совершенно не приспособлен для прострнственного выржения временных понятий. У нс нет для этого нужных слов, нет нужных глгольных форм. Строго говоря, для передчи этих новых для нс отношений нужны ккие-то совсем другие формы -не глгольные. Язык для передчи новых временных отношений должен быть язык без глголов. Нужны совершенно новые чсти речи, бесконечное количество новых слов. Пок, н ншем человеческом языке, мы можем говорить "о времени" только нмекми. Его истиння сущность невырзим для нс.

Мы никогд не должны збывть об этой невырзимости. Это признк истины, признк рельности. То, что может быть выржено, не может быть истинно.

Все системы, говорящие об отношении человеческой души ко времени -идеи згробного существовния, перевоплощения, крмы, это все символы, стремящиеся передть отношения, не могущие быть вырженными прямо вследствие бедности и слбости ншего язык. Их невозможно понимть буквльно, тк же кк нельзя понимть буквльно художественные символы и ллегории. Нужно искть их скрытого знчения, того, которое не может быть выржено в словх.

ГЛАВА XI

Анлиз явлений. -- Что определяет для нс рзные роды явлений? -Способы и формы переход явлений одного порядк в другой. -- Явления движения. -- Явления жизни. -- Явления сознния. -- Центрльный вопрос ншего познния мир: ккой род явлений первончлен и производит другие? -Может ли лежть движение в нчле всего? -- Зконы переход энергии. -Простой переход и освобождение скрытой энергии. -- Рзличня освобождющя сил рзных родов явлений. -- Сил мехнической энергии, сил живой клетки и сил идеи. -- Феномены и ноумены ншего мир

Род явлений определяется для нс -- во-первых, ншим способом их познния и, во-вторых, формой переход одних явлений в другие.

По способу ншего познния их и по форме их переход в другие мы рзличем три род явлений.

Явления движения (то есть все физические, химические и мехнические явления).

Явления жизни (биологические и физиологические явления).

Явления сознния (психические и духовные явления).

Явления движения, то есть перемены в состоянии тел, мы (кк нм кжется) познем при помощи нших оргнов чувств или ппртов. В действительности это только проекция предполгемых причин нших ощущений. Физик признет существовние очень многих явлений, которые никогд не нблюдлись ни оргнми чувств, ни ппртми, -- тково "молекулярное движение".

Явления жизни непосредственно не нблюдются. Мы не можем проектировть их, кк причину определенных ощущений. Но известные группы ощущений зствляют нс предполгть присутствие явлений жизни, под группми явлений движения. Можно скзть, что известня группировк физических явлений зствляет нс предполгть присутствие явлений жизни. Мы определяем причину явлений жизни кк нечто неуловимое для чувств и ппртов и несоизмеримое с причинми физических ощущений. Признком нличности явлений жизни служит способность воспроизведения оргнизмом, то есть рзмножение в тех же формх.

Явления сознния: мысли, желния -- мы познем в себе непосредственным ощущением -- субъективно. О существовнии их в других зключем по нлогии с собой, н основнии их проявления в поступкх и н основнии того, что узнем путем общения при помощи речи.

* * *

Явления движения (то есть физические, химические и мехнические явления) целиком переходят одно в другое. Теплоту можно перевести в свет, двление -- в движение и т.п. -- любое физическое явление можно создть из других физических явлений; любое химическое соединение можно создть синтетическим путем, соединив в должных пропорциях и при должных физических условиях соствные чсти. Но явления физические не переходят в явления жизни. Никким комбинировнием физических условий нук не может создть жизнь, точно тк же кк химическим синтезом он не может создть живой мтерии, протоплзмы. Мы можем скзть" ккое количество угля нужно для того, чтобы получить известное количество теплоты, нужное для того, чтобы превртить днное количество льд в воду. Но мы не можем скзть, ккое количество угля нужно, чтобы создть жизненную энергию, при помощи которой одн живя клетк обрзует другую живую клетку. Точно тк же явления физические, химические и мехнические не могут сми по себе обрзовть явления сознния, то есть мысли. Если бы было инче, то врщющееся колесо при зтрте известной энергии или в течение известного времени создло бы идею. Между тем мы прекрсно знем, что колесо может врщться хоть миллионы лет и никкой идеи из него не получится. Тким обрзом, мы видим, что явления движения коренным обрзом отличются от явлений жизни и сознния.

Явления жизни переходят в другие явления жизни, умножются в них бесконечно и переходят в физические явления, создвя целые ряды мехнических и химических комбинций. Явления жизни проявляются для нс в физических явлениях и при их нличности.

Явления сознния ощущются субъективно и переходят в физические явления и в явления жизни, облдя огромной потенцильной силой. Мы знем, что в основе ншей производительной силы лежит желние, то есть психическое состояние или явление сознния. Желние облдет огромной потенцильной силой. Из соединенного желния мужчины и женщины может возникнуть целый нрод. В основе деятельной, созидтельной, творческой силы человек, могущей изменить течение рек, соединять моря, прорезывть горы, -- лежит воля, то есть тоже психическое состояние или явление сознния. Тким обрзом, явления сознния облдют по отношению к физико-химическим мехническим явлениям еще большей комбинирующей силой, чем явления жизни, и способны влиять н биологические явления, то есть создвть явления жизни, чего не могут делть явления движения.

Позитивня философия утверждет, что все три род явлений происходят от движения, что все три род явлений в сущности своей -- движение. Если дже держться этого взгляд, то все-тки необходимо признть, что это три рзличных род движения, несоизмеримые между собой и не переходящие одно в другое в любом порядке.

Явления физические, биологические и психические (или духовные) мы не можем мерить одной меркой. Вернее скзть, что явления жизни и явления сознния мы совсем не можем мерить. И только относительно первых, то есть явлений движения, думем, что можем их мерить. Хотя это тоже очень гдтельно.

Во всяком случе, мы знем несомненно, что ни явлений жизни, ни явлений сознния мы не можем вырзить в формулх физических явлений -- и вообще никких формул у нс для них нет.

Желя уяснить себе отношение рзных родов явлений между собою, мы должны более подробно рссмотреть зконы их переход одно в другое.

Прежде всего нужно взять физические явления и подробно изучить все условия и свойств их переход одно в другое.

В сттье о Вундте ("Северный вестник", 1888) А. Л. Волынский, излгя положения физиологической психологии Вундт, пишет:

Действия ощущения вызывются действиями рздржения. Но об эти действия вовсе не должны быть рвны. Искрой от ппироски можно сжечь целый город. Ндо понять, почему это возможно. Положите доску н ребро ккого-нибудь предмет нподобие весов, чтобы он нходилсь в рвновесии. Н обе стороны доски поствьте теперь рвные гири. Гири не упдут, хотя они будут стремиться упсть, они урвновешивют друг друг. Снимем с одной стороны доски смую мленькую гирю, тогд другя сторон перетянет, и доск упдет, то есть сил тяжести, существоввшя рньше кк невидимое стремление, сделется видимою движущею силою. Если же мы положим доску с гирями н землю, то сил тяжести не будет производить действия. Но он все-тки не уничтожется. Он только перейдет в другие силы.

Те силы, которые только стремятся произвести движение, нзывются связнными или жертвми силми. Силы, действительно обнруживющиеся определенными движениями, нзывются свободными или живыми силми, но между свободными силми нужно еще отличть силы рзвязывющие, освобождющие от сил рзвязнных, освобожденных.

Между освобождением силы и ее переходом в другую -- существует огромня рзниц.

Если один вид движения переходит в другой, количество свободной силы остется тем же. Нпротив, когд одн сил освобождет другую, количество свободной силы изменяется. Свободня сил рздржения рзвязывет связнные силы нерв. И это освобождение связнных сил нерв совершется в кждой точке нерв. Первое движение рстет, кк пожр, кк снежня лвин, увлекющя з собой все новые и новые сугробы снег. Вот почему действие (явление) ощущения не должно быть вовсе рвно действию рздржения.

Посмотрим шире н отношение освобождемых и освобождющих сил в рзных родх явлений.

Мы увидим, что иногд ничтожное количество физической силы может освободить огромное, колоссльное количество тоже физической энергии.

Но все, ккое только мы можем собрть количество физической силы, не в состоянии освободить кпельки живой энергии, нужной для смостоятельного существовния микроскопического живого оргнизм.

Сил, зключющяся в живых оргнизмх -- жизнення сил, -- способн освобождть бесконечно большие количеств энергии (чем сил движения), кк жизненной, тк и просто физической.

Микроскопическя живя клетк способн рспрострняться бесконечно, эволюционировть в новые виды, покрывть рстительностью мтерики, зполнять водорослями окены, строить остров из корллов, оствлять после себя мощные плсты кменного угля и пр. и пр.

Относительно скрытой энергии, зключющейся в явлениях сознния, то есть в мыслях, чувствх, в желниях и в воле, мы видим, что количество ее еще более неизмеримо, еще более безгрнично. Из личного опыт, из нблюдения, из истории мы знем, что идея, чувство или воля могут, проявляясь, освобождть бесконечные количеств энергии, создвть бесконечные ряды явлений. Идея может действовть век и тысячелетия и только рсти и углубляться, вызывя все новые и новые ряды явлений, освобождя все новую и новую энергию. Мы знем, что мысли продолжют действовть и жить, когд смое имя человек, создвшего их, превртилось в миф, кк имен основтелей древних религий, творцов бессмертных поэтических произведений древности, героев, вождей, пророков. Их слов повторяются бесчисленным количеством уст. Идеи рзбирются, комментируются. Сохрнившиеся произведения переводятся, печтются, читются, зучивются низусть, деклмируются, ствятся н сценх, иллюстрируются. И это не только великие произведения мировых гениев. Ккое-нибудь одно мленькое стихотворение может жить тысячелетия, зствляя сотни людей рботть для себя, служить себе, передвть себя дльше.

Посмотрите, сколько потенцильной энергии в кком-нибудь мленьком стихотворении Пушкин или Лермонтов. Эт энергия действует не только н чувств людей, но смим своим существовнием действует н их волю. Посмотрите, кк живут и не хотят умирть слов, мысли и чувств полуфнтстического Гомер -- и сколько "движения" вызвло з время своего существовния кждое его слово.

Несомненно, что в кждой мысли поэт зключется огромный потенцил силы, подобный потенцилу, зключющему в куске угля или в живой клеточке, но бесконечно более тонкий, невесомый и могущественный.

Это змечтельное соотношение явлений может быть выржено тк, что чем дльше днное явление от видимого и осяземого -- от физического, -- чем дльше оно от мтерии, тем больше в нем скрытой силы, тем большее количество явлений оно может произвести, повлечь з собой, тем большее количество энергии оно может освободить и тем меньше оно звисит от времени.

* * *

Если связть все скзнное с принципом физики, что количество энергии постоянно, то мы должны точнее определить, что во всех предыдущих положениях говорилось не о созднии новой энергии, об освобождении скрытой силы. Причем мы ншли, что освобождющя сил жизни и мысли бесконечно больше освобождющей силы мехнического движения и химических влияний. Микроскопическя живя клеточк сильнее вулкн -- идея сильнее геологического переворот.

Устновив эти рзличия между явлениями, попробуем посмотреть, что предствляют из себя явления, взятые сми по себе, незвисимо от ншего восприятия и чувствовния их.

Мы срзу увидим, что об этом мы ничего не знем.

Мы знем явление постольку, поскольку оно является рздржением, то есть поскольку оно вызывет ощущение.

Позитивня философия в основе всех явлений видит мехническое движение. Но гипотез вибрирующих томов или единиц движения -- электронов и круговорот движения, рзличные комбинции которого создют рзличные "явления", -- это только гипотез, построення н совершенно искусственном и произвольном предположении о существовнии мир во времени и прострнстве. Рз мы нходим, что условия времени и прострнств -- это только свойств ншего чувственного восприятия, мы совершенно уничтожем всякую возможность гипотезы "движения" кк основы всего, тк кк для движения необходимо прострнство и время, то есть необходимо, чтобы условия прострнств и времени были свойствми мир, не свойствми сознния.

Тким обрзом, в действительности о явлении мы ничего не знем,

Мы знем, что ккие-то комбинции причин, действуя через посредство оргнизм н нше сознние, производят ряд ощущений, сознвемых кк зеленое дерево. Но соответствует ли предствление дерев рельной сущности причин, вызввших эти ощущения, мы не знем.

Вопрос об отношении явления к вещи в себе, то есть к сущности, которя з ним кроется, с двних времен соствлял смую глвную и смую трудную проблему философии. Можем ли мы, изучя явления, добрться до их причины, до смой сущности вещей? Кнт определенно скзл: нет! -- изучя явления, мы дже не приближемся к понимнию вещи в себе. И, признвя првильность взгляд Кнт, мы, если мы желем приблизиться к понимнию вещей в себе, должны искть совершенно другой метод, совершенно иной путь, чем тот, которым идет позитивня нук, изучющя явления или феномены.

ГЛАВА XII

Явня и скрытя сторон жизни. -- Позитивизм кк изучение феноменльной стороны жизни. -- В чем зключется "двумерность" позитивной философии? -Рссмотрение всего н одной плоскости, в одной физической последовтельности. -- Ручьи, текущие под землей. -- Что может дть изучение жизни кк феномен? -- Искусственный мир, который строит себе нук. -Отсутствие в действительности зконченных и отдельных явлений. -- Новое ощущение мир

В историях литертуры рсскзывют, что "Вертер", появившись, вызвл в Гермнии эпидемию смоубийств.

Что же вызвло эти смоубийств?

Предствьте себе теперь, что является "ученый", который, зинтересоввшись фктом увеличения смоубийств, нчинет изучть первое издние "Вертер" по методу точных позитивных нук. Он точно вывешивет книгу, измеряет ее смыми точными приборми, зписывет число стрниц, делет химический нлиз бумги и типогрфской крски, сосчитывет число строк н кждой стрнице, и число букв, и число знков препинния, нконец, сосчитывет, сколько рз в "Вертере" встречется букв , и сколько рз букв b, и сколько рз попдется вопросительный знк и пр. Словом, проделывет все то, что блгочестивые мусульмне проделли с Корном Мгомет, -- и н основнии своих исследовний пишет трктт об отношении буквы А немецкого лфвит к смоубийствм.

Предствим себе другого, который, зинтересоввшись историей живописи, решет поствить ее н строго нучную почву и предпринимет длинную серию нлизов крсок кртин знменитых художников с целью определить причины рзличного действия н нс рзличных кртин.

Предствим себе дикря, "изучющего" чсы. Предствим себе, что это умный дикрь и хитрый. Он рзобрл чсы и сосчитл все колесики и винтики, сосчитл число зубчиков н кждом колесике, знет чсы вдоль и поперек. Единственно, чего не знет, -- зчем они существуют. И не знет, что стрелк обходит циферблт в половину суток, то есть что по чсм можно узнть время.

Это все "позитивизм".

Мы чересчур привыкли к "положительным" методм и не змечем, что чсто они приходят к бсурдм и совершенно не ведут к цели, если мы ищем объяснения смысл чего-либо.

Дело в том, что для объяснения смысл позитивизм не годится. Природ для него зкрытя книг, которую он изучет по внешности. В смысле изучения действия природы положительные методы идут очень длеко -- докзтельство все бесчисленные успехи современной техники до воздухоплвния включительно. Но все н свете имеет свою определенную сферу действия. Позитивизм очень хорош, когд он ищет ответ н вопрос кким обрзом. Но когд он делет попытки ответить н вопросы почему и для чего, он стновится комичным, потому что зходит не в свою сферу.

Првд, более серьезные позитивные мыслители отрицют всякую возможность ствить в "положительном исследовнии" вопросы почему и для чего.

Искние смысл окрещено ироническим нзвнием телеологии и признет грничщим с бсурдом. Это, конечно, вернее. Потому что телеология с позитивной точки зрения действительно бсурд. Но позитивня точк зрения не единствення возможня. Ошибк позитивизм в том, что он не видит ничего кроме себя и считет или все возможным для себя -- или невозможным очень многое, что вполне возможно, но не для него.

Человечество же никогд не перестет искть ответов н вопросы почему и для чего.

Позитивный ученый перед природой нходится почти в положении дикря среди библиотеки, полной ценных, редких книг. Книг для него вещь, известной величины и вес. Сколько бы он ни думл, для чего может служить эт стрння вещь, он по ее внешности никогд не поймет, и содержние книги для него остется непостижимым ноуменом.

Но если человек знет о существовнии содержния книги, ноумен, если он знет, что под видимыми явлениями кроется тйный смысл, то он в конце концов доберется до сути книги.

Для этого необходимо понимть идею содержния книги, то есть смысл вещи в себе.

Ученый, который нходит тблички с иероглифми или клинообрзными ндписями н незнкомом языке, после большого труд рзбирет их и прочитывет. И для того, чтобы прочитть их, ему необходимо только одно: необходимо знть, что эти знчки предствляют собой ндпись. Пок он будет считть их простым орнментом, внешним укршением тбличек или случйным рисунком, не связнным со смыслом, -- до тех пор их смысл и знчение будут для него бсолютно зкрыты. Но стоит ему только предположить существовние этого смысл, и возможность постижения уже открылсь.

Нет шифр, которого нельзя бы было прочитть без всякого ключ. Но нужно знть, что это шифр. Это первое и необходимое условие. Без этого идти нельзя.

* * *

Идея существовния явной и скрытой сторон жизни двно был знком философии. Явления, или феномены, признвлись только одной стороной мир, кжущейся, рельно не существующей, возникющей в ншем созннии в момент ншего соприкосновения с рельным миром. Другя сторон, ноумены признвлись рельно существующими сми в себе, но недоступными для ншего восприятия.

Но не может быть большей ошибки, кк считть мир, рзделенный н феномены и ноумены, признвть феномены и ноумены чем-то отдельным одно от другого, существующими смостоятельно друг от друг и могущими быть познвемыми одно помимо другого. Это полня философскя безгрмотность, ярче всего проявляющяся в дулистических спиритулистических теориях. Рзделение феноменов и ноуменов существует только в ншем позннии. "Феноменльный мир" есть только нше непрвильное предствление о мире.

Кк писл Крл Дюпрель: потусторонний мир есть только своеобрзно созерцемый мир посюсторонний ("Згдочность человеческого существ"). Првильнее было бы скзть, что посюсторонний мир есть своеобрзно созерцемый мир потусторонний.

И совершенно спрведлив идея Кнт, что изучение феноменльной стороны мир не приблизит нс к понимнию "вещей в себе". "Вещь в себе" -- это есть вещь тк, кк он существует см по себе, без нс. "Феномен вещи" -- это есть вещь в тком виде, кк мы ее воспринимем.

Пример -- книг в рукх безгрмотного дикря -- совершенно ясно покзывет нм, что достточно не знть о существовнии ноумен вещи (то есть в днном случе содержния книги), и он никогд не обнружит себя в феноменх. Но достточно знть его, чтобы открылсь возможность нйти его при посредстве тех же феноменов, изучение которых без знния и существовния ноумен было бы совершенно бесплодно.

Кк для дикря, изучющего феноменльную сторону чсов, число колесиков и число зубчиков в кждом колесике, -- совершенно невозможно приблизиться к понимнию того, что ткое чсы, тк и для позитивного ученого, изучющего внешнюю, проявляющуюся сторону жизни, нвсегд остется скрытым ее тйный raison d'etre и цель отдельных проявлений.

Для дикря чсы будут очень интересной, сложной, но совершенно бесполезной игрушкой. Приблизительно тким же, бесконечно более сложным, но тк же неизвестно для чего существующим и неизвестно кким обрзом создвшимся мехнизмом, предствляется человек взгляду ученого мтерилист.

Мы рисовли себе, кк непостижимы будут функции свечи и монеты для плоского существ, изучющего н своей плоскости дв одинковых кружк. Точно тк же непонятны функции человек ученому, изучющему его, кк мехнизм. Ясно, почему это тк должно быть. Потому, что свеч и монет -это не дв одинковых кружк, дв совершенно рзличных предмет, имеющих совершенно рзличное знчение и применение в мире, высшем срвнительно с плоскостью, -- и человек не мехнизм, нечто, имеющее цель и знчение в мире, высшем срвнительно с видимым.

Функции свечи и монеты в ншем мире для предполгемого плоского существ -- это недоступный ноумен. Ясно, что феномен кружк не может дть понятия о функции свечи и об отличии ее от монеты.

Но двумерное познние существует не только н плоскости. Мтерилистическя мысль пытется применять его к рельной жизни. Получются курьезы, истинное знчение которых, к сожлению, для многих непонятно. "Экономический человек" Мркс -- это совершенно ясно двумерное и плоское существо, двигющееся по двум нпрвлениям, производств и потребления, то есть живущее н плоскости производств-потребления. Кк можно предствлять себе человек вообще в виде ткого явно искусственного существ? И кк можно ндеяться понять зконы жизни человек с его сложными зпросми дух и с глвным импульсом жизни, зключющимся в стремлении к постижению, понимнию всего кругом себя и в себе, -- изучя вообржемые зконы жизни вообржемого существ н вообржемой плоскости? Ответ н этот вопрос соствляет секрет изобреттелей. Но схем Мркс и его последовтелей увлекет людей, кк увлекют все простые схемы, дющие короткий ответ н ряд длинных вопросов. И мы слишком зпутлись в мтерилистических теориях и не видим ничего, кроме них.

* * *

Позитивня нук по существу не отрицет учения о феноменх и ноуменх -- только он утверждет в противность Кнту, что, изучя феномены, мы постепенно подходим к ноуменм. Ноуменми явлений нук считет движение томов и эфир или вибрции электронов, рссмтривя, тким обрзом, Вселенную кк вихрь мехнического движения, принимющего для нс "феноменльную окрску" при восприятии его оргнми чувств.

"Мтерилизм", или "энергетизм", утверждет, что явления жизни и сознния -- только функция физических явлений, что без физических явлений жизнь и сознние существовть не могут и предствляют собой только известную сложную комбинцию этих последних. Мтерилизм утверждет, что явления сознния создются из преломленных в живом оргнизме внешних рздржений, что вся психическя и духовня жизнь эвоюционировл из простой рздржемости клетки, то есть из способности отвечть движением н внешнее рздржение, что все три род явлений в сущности одно и то же, -- и высшие, то есть явления жизни и сознния, суть только рзличные проявления низшего, то есть явлений движения.

Н все это можно возрзить одно. Если бы это было верно -- это двно было бы докзно. Ничего не может быть легче, кк докзть мтерилистическую гипотезу. Стоит только получить мехническим путем жизнь или сознние. Мтерилизм -- это одн из тех "очевидных" теорий, которые не могут быть верными без докзтельств, потому что они не могут не иметь докзтельств, если в них есть хоть крупиц истины.

Но докзтельств у мтерилизм нет, ноборот, бесконечно большя потенцильня жизнь и сознния в срвнении с мехническим движением говорит нм нечто совершенно противоположное. И мы с полным првом можем скзть, что мтерилизм -- это ткя же субъективня теория, кк любя доктрин догмтической теологии.

Достточно одного укзнного фкт огромной освобождющей, рзвязывющей силы явлений сознния для того, чтобы совершенно рельно и твердо поствить проблему о мире скрытого.

И мир скрытого не может быть миром бессознтельного мехнического движения.

Мтерилизм допускет возможность объяснения высшего через посредство низшего, допускет возможность объяснения невидимого через посредство видимого. Но мы уже говорили в нчле, что нельзя объяснить одно неизвестное посредством другого. Еще меньше основний объяснять известное посредством неизвестного.

То низшее (мтерия и движение), которым мтерилизм стремится объяснить высшее (жизнь и мысль), смо неизвестно. Следовтельно, им нельзя объяснять и определять ничего другого. Между тем высшее, то есть мысль, это нше единственное известное, единственное, что мы знем, что мы сознем в себе и в чем мы не можем ошибться и сомневться.

И рз мысль может вызвть или рзвязть движение, движение никогд не может вызвть или рзвязть мысль (из врщющегося колес никогд не получится мысли), то, конечно, мы должны стремиться определить не высшее посредством низшего, низшее посредством высшего. И рз невидимое, кк содержние книги или нзнчение чсов, определяет собою видимое, то и мы должны стремиться понять не видимое, невидимое.

Исходя из непрвильного предположения о мехничности ноуменльной стороны природы, позитивня нук, н которой основно миросозерцние интеллигентного большинств современного человечеств, делет еще другую ошибку при рссмотрении зкон причин и следствий или зкон функций -именно ошибется в том, что является причиной и что следствием.

* * *

Подобно двумерному и плоскому существу, которое все явления, доходящие до его сознния, рссмтривет кк лежщие н одной плоскости, тк и позитивный ученый стремится истолковть н одной плоскости все явления рзных порядков, то есть объяснить все видимые явления кк следствия других видимых явлений и кк неизбежную причину последующих видимых явлений. Инче говоря, он рссмтривет в причинной и функционльной звисимости только явления, происходящие н поверхности, -- видимый мир или явления видимого мир, -- не допускя, чтобы в этот мир могли входить не зключющиеся в нем причины или чтобы явления этого мир могли иметь выходящие из него функции.

Но это опять могло бы быть верно только в тком случе, если бы в мире не было явлений жизни и сознния или если бы явления жизни и сознния действительно были производными от явлений движения и не облдли бы бесконечно большей скрытой силой, чем последние. Тогд мы имели бы прво и основние рссмтривть цепи явлений только в их физической или видимой последовтельности, кк это делет позитивня нук. Но, принимя в сообржение явления жизни и сознния, мы непременно должны признть, что цепь явлений из последовтельности чисто физической очень чсто переходит в последовтельность биологическую, то есть уже зключющую в себе нечто скрытое, невидимое для нс, -- или в последовтельность психологическую, где уже все скрыто, -- и обртно переходить в физическую последовтельность из скрытого состояния в биологической и психологической сферх. Н основнии этого мы должны признть, что цепи последовтельностей невозможно рссмтривть в мире одних физических явлений. Когд эт последовтельность ксется жизни человек или человеческого обществ, то мы ясно видим, кк он чсто уходит из "физической сферы" и опять в нее возврщется. Смотря с этой точки зрения, мы увидим кк в жизни одного человек, тк и в жизни обществ множество ручьев, временми выходящих н поверхность и бьющих буйными потокми и временми уходящих глубоко под землю, скрывющихся от глз, но не исчезющих и только ждущих своего момент, чтобы опять появиться н поверхности.

Мы нблюдем в мире постоянные цепи явлений и видим, кк эти цепи, не прерывясь, переходят из одного порядк явлений в другой. Мы видим, кк явления сознния -- мысли, чувств, желния -- сопровождются явлениями физиологическими, ' может быть, и создют их и дют нчло рядм чисто физических явлений, и мы видим, кк физические явления, делясь объектом зрительных, слуховых, осязтельных, обонятельных и других ощущений, возбуждют физиологические явления и зтем психологические. Но смотря жизнь н жизнь со стороны, мы видим только физические явления. И, уверив себя, что это единствення рельность, мы можем совсем не змечть других. Тут проявляется огромня сил внушения ходячих идей. Искреннему мтерилисту кжется софистикой всякое метфизическое построение, покзывющее нерельность мтерии. Оно кжется ему чем-то ненужным, досдным, мешющим првильному ходу мысли, покушющимся без цели и без смысл н то, что единственно, по его мнению, твердо устновлено, н единственно непреложное, лежщее в основе всего. Он досдливо отмхивется от "иделистических" или "мистических" теорий, кк от жужжния комр...

Но вдруг ему приходит в голову необыкновенно простя идея, что мысль и движение в сущности своей -- нечто совершенно рзличное и что они не могут быть одним и тем же, потому что мысль есть субъективное явление, движение -- объективное. Кк молния, в его созннии пробегет мысль, что если бы он вскрыл мозг живого человек и увидел все колебния клеток серого веществ мозг и все дрожния волокон белого веществ, то все-тки все это было бы только движение, мысль остлсь бы где-то з пределми исследовния, отходя от него при приближении к ней, кк его собствення тень. Нчиня сознвть все это, он чувствует, что у него из-под ног уходит почв, чувствует, что со своим методом он никогд не подойдет к мысли. И он ясно видит необходимость нового метод. Только подумв это, он вдруг, кк по мновению мгического жезл, нчинет змечть крутом себя вещи, которых рньше не видел. Глз открывются у него н то, чего он рньше не хотел видеть. Стены, которые он см построил кругом себя, нчинют рушиться одн з другой, и з пдющими стенми перед ним рскрывются бесконечные горизонты возможностей знния, которые ему рньше длее не снились.

И тогд у него совершенно меняется взгляд н все окружющее. Он понимет, что видимое производится невидимым; и что, не поняв невидимого, нельзя понять видимого. Его "позитивизм" нчинет колебться. И если это человек со смелой мыслью, то в один прекрсный момент он увидит, что кк рз то, что он считл рельным и истинным, -- нерельно и ложно, то, что он считл ложным, -- рельно и истинно.

Прежде всего он видит, что проявившиеся физические явления чсто скрывются, точно ручей, ушедший под землю. Но не исчезют совсем, живут в скрытом виде в чьем-то созннии, в чьей-то пмяти, в чьих-то словх или в книгх, кк будущя жтв скрывется в семенх. И потом опять вырывются н свет, из скрытого состояния переходят в явное, производя шум, гром и движение.

Мы видим эти переходы невидимого в видимое в личной жизни человек, видим в жизни нродов, в истории человечеств. Эти цепи событий идут непрерывно, переплетясь между собою, входя одн в другую, временми скрывясь от нших глз, временми появляясь опять.

Художественное изобржение этой идеи я нхожу в сттье "Крм" Мбель Коллинз в книге "Light on the Path" (в русском переводе "Свет н Пути" сттья "Крм" не приведен).

-- Предствьте себе вместе со мною, -- говорится в этой сттье, -- что кждое индивидульное существовние есть кк бы кнт, протянутый из бесконечности в бесконечность, не имеющий ни конц, ни нчл и не могущий быть рзорвнным. Этот кнт обрзовн из бесчисленного количеств тонких нитей, которые, леж тесно вместе, обрзуют его толщину... И помните, что эти нити живые, -- они подобны электрическим проволокм или дже скорее подобны вибрирующим нервм...

Но иногд эти длинные живые нити, в своем непрерывном сплошном протяжении обрзующие индивидульное существо, переходят из тени н свет...

Эт иллюстрция предствляет только небольшую чсть -- одну сторону истины, это меньше, чем фргмент. Но остновитесь н нем, при помощи его вы можете пойти дльше и понять больше. Что необходимо прежде всего понять, это то, что будущее не обрзуется произвольно отдельными поступкми нстоящего, но что все будущее есть нерзрывня сплошня протяженность нстоящего, кк нстоящее есть сплошня протяженность прошедшего. Н одной плоскости, с одной точки зрения, пример кнт совершенно верен.

М. Collins. "Light on the Path and Karma" (p. 96, 97, 98).

Приведенное место покзывет нм, что идея крмы, создння в глубокой древности индийской философией, есть идея непрерывной последовтельности явлений. Кждое явление, кк бы мло оно ни было, есть звено бесконечной и нерзрывной цепи, идущей из прошедшего в будущее, переходя из одной сферы в другую, то появляясь в виде физических явлений, то скрывясь в явлениях сознния.

Если мы посмотрим н идею крмы с точки зрения ншей теории времени и прострнств многих измерений, то для нс перестнет кзться чудесной и непонятной связь отдленных событий. Рз смые отдленные по времени события соприксются в четвертом измерении, то это знчит, что в сущности они происходят одновременно, кк причин и следствие, и стены, рзделяющие их, -- только нш иллюзия, которую не может превозмочь нш слбый рссудок. Вещи соединены не временем, внутренней связью, внутренним соотношением. И время не может рзъединить вещи, внутренне близкие, вытекющие одн из другой. Ккие-нибудь другие свойств этих вещей зствляют их кзться нм рзъединенными океном времени. Но мы знем, что этого окен в действительности не существует, и нчинем понимть, кким обрзом и почему события одного тысячелетия могут непосредственно влиять н события другого тысячелетия.

Для нс стновится понятной скрытя деятельность событий. Мы понимем, что для нших глз явления должны делться скрытыми, чтобы сохрнить нм иллюзию времени.

Мы знем это, знем, что сегодняшние события вчер были идеями и чувствми -- и что звтршние события сегодня лежт в чьем-то рздржении, в чьем-то голоде, в чьем-то стрднии. Мы знем все это, и тем не менее нш "позитивня" нук упорно желет видеть последовтельность только между видимыми явлениями, то есть считть кждое видимое или физическое явление следствием только другого физического явления.

Это стремление рссмтривть все н одной плоскости, нежелние признть что-либо вне этой плоскости стршно суживет нш взгляд н жизнь, не дет нм охвтить ее полностью -- и вместе с мтерилистическими попыткми объяснить высшее кк функцию низшего является глвным тормозом рзвития ншего знния, глвной причиной неудовлетворенности нукой, жлоб н бнкротство нуки и ее действительного бнкротств во многих отношениях.

Неудовлетворенность нукой вполне основтельн, и жлобы н ее несостоятельность вполне спрведливы, потому что нук действительно зшл в тупик, из которого нет выход, и официльное признние того, что ее глвные нпрвления были сплошным зблуждением, это только вопрос небольшого времени.

* * *

Возьмем ккой-нибудь простой пример, где бы происходили в связи между собою все три род известных нм явлений -- явления физические, явления жизни (физиологические) и явления сознния (психологические), -- и посмотрим, кк рссмтривет их позитивня нук.

Предствьте себе, что вы стоите у окн и видите н улице человек, который стреляет из револьвер в другого человек.

Целя цепь явлений, идущя, очевидно, издлек, из неизвестного вм прошедшего, и уходящя в неизвестное вм будущее. Цепь совершенно связння и нерздельня. "Выстрел" -- звено в этой цепи.

Но, если нук будет рссмтривть выстрел, он возьмет его совершенно вне той цепи, звеном которой он является, и если построит свою цепь явлений, звеном которой, по ее мнению, явится выстрел, то возьмет эти явления в непрвильной последовтельности, потому что включит в эту цепь только явления физические.

"Выстрел" есть звено бесконечной цепи явлений. Это нук может признть. Но, рссмтривя выстрел, он непременно возьмет его кк нечто конечное, то есть кк нечто, имеющее нчло и конец, потому что у нее нет ни метод, ни средств обрщения с бесконечностями. Првд, мтемтик, которую позитивизм считет своей основой, совершенно точно устнвливет, что бесконечные величины подчинены совсем другим зконм, чем конечные, и что с бесконечными величинми нельзя обрщться кк с конечными. Этого нук тоже не может не признть в теории. Но н прктике он совсем не считется с этим в своих зключениях. И непременно желет рссмтривть всякое явление кк конечное. Тк и в днном случе.

Что ткое выстрел с точки зрения нуки? Движение гшетки и пружины, удр курк по пистону, взрыв гзов, выбрсывющий пулю, звук от сотрясения воздух, полет пули и удр ее во что-нибудь, лежщее н ее пути.

Вот и все, что видно с позитивной точки зрения. В ккой же цепи является звеном это явление, рссмтривемое тким обрзом? Физик скжет, что причиной выстрел явилсь взрывчтя сил, зключющяся в порохе, то есть способность его быстро переходить в гзообрзное состояние, двя при этом огромное количество гзов, срвнительно с небольшим количеством твердого веществ. Он объяснит, почему это происходит, рсскжет, из чего сделн порох, может быть, укжет, откуд и кким обрзом перешл в порох энергия, рзвившяся при выстреле. Зтем он тким же обрзом рзберет пистон и в зключение признет, что толчком к освобождению энергии, проявившейся при выстреле, явилось сокрщение мускулов пльц, нжвшего гшетку. Небольшое количество энергии, зтрченное в этом мленьком движении, несомненно, было рньше зимствовно из окружющего мир, получено с пищей. Возможно, что при нжтии н гшетку пльцем действовл энергия, зключвшяся в съеденном нкнуне куске мяс.

О последствиях выстрел нук скжет, что вырввшиеся гзы произвели сотрясение воздух, и сил, вложення при выстреле в пулю, ушл н рзрывние мяс, костей и жил в теле другого человек.

Все изложенное не криктур, совершенно точное изобржение нучного метод описния явлений. Больше нук, оствясь нукой, ничего скзть не может.

Но посмотрим, нсколько ткое рссмотрение выстрел соответствует действительности. Посмотрим рельно, в кких цепях является звеном выстрел. Здесь мы, прежде всего, приходим к призннию очень вжного фкт. Выстрел является звеном в очень многих цепях. Позитивня нук рссмтривет одну из них -- цепь физической последовтельности. Попробуем рссмотреть другие цепи. Прежде всего посмотрим -- првильно или непрвильно мы считем фктом, что выстрел есть звено во многих цепях, во многих последовтельностях явлений.

Цепь физической последовтельности, которую рссмтривет нук, не есть причиння цепь, то есть это не есть цепь предшествоввших причин, приведших к выстрелу. Это есть цепь средств, создвших возможность явления выстрел. Это цепь нкопления физической энергии, рзвязнной при выстреле. Но рзвязло эту энергию нечто совсем другое. Рзвязло эту энергию чувство, горевшее в момент выстрел в душе стрелявшего, его желние выстрелить, решение выстрелить. Желние и решение выстрелить это явления сознния. Они создлись под влиянием многих других предшествоввших им обстоятельств. И ряд этих предшествоввших обстоятельств, куд входили и явления сознния, и физические явления, предствляет собой причинную цепь выстрел, то есть цепь причин, создвших явление выстрел, рзвязвших все скрытые энергии (мускульную силу пльц и взрывчтую силу порох), действоввшие в момент выстрел. В выстреле ряд зтенных, скрытых, явлений сознния -- желние мести, злобы, ненвисти, стрх -- вырзился в виде физического явления.

Ручей из-под земли выбился нружу.

Несомненно, что выстрел -- звено в цепи многих событий. Может быть, это результт зговор, может быть, он вызвн стрстью и ревностью, может быть, человек стрелял зщищясь, может быть, зщищя другого, -- может быть, он действовл по чувству долг, может быть, им руководили его личные эмоции -во всяком случе "выстрел" имел свою историю в прошедшем, и он будет иметь ее в будущем. З ним следуют прямые и непосредственные последствия: рн, ннесення другому человеку, боль, стрднье, может быть, смерть, горе его близких, их озлобление против убийцы, рест стрелявшего, допрос, следствие, суд и т.д. Все это цепи событий, звеном которых является выстрел.

Если мы будем рссмтривть выстрел вне этих цепей, мы никогд не поймем, что предствляет собой выстрел кк явление.

Позитивня нук, считющя себя рельной и точной, н смом деле изучет совершенно искусственный фнтстический мир, не имеющий ничего общего с рельным миром. В рельном мире нет ничего отдельного, все связно. Нет ничего конечного, зконченного, определившегося. Нук изучет "выстрел", беря его только кк понятие, то есть беря только общие свойств всех (или большинств) выстрелов. Но в рельном мире выстрел кк понятие не существует. Логическое понятие выстрел это просто искусственное нечто, созднное для удобств рссуждения. Изучть это искусственное нечто, принимя его з рельное, это и знчит впдть в грех мтерилизм -принимть ложное з истинное. В действительности кждый выстрел есть звено в своей собственной, совершенно особенной комбинции причинных цепей. И нельзя из этой комбинции цепей искусственно брть только одну, внешнюю. Если мы не знем или не видим ничего кроме этой внешней ^последовтельности, мы знем только феномен того, что в действительности произошло, то есть собственно не знем ничего. Дв феномен, кжущиеся совершенно одинковыми, могут быть звеньями нстолько рзличных комбинций причинных цепей, что в действительности эти явления не только не одинковы, но прямо противоположны одно другому.

Для позитивной нуки все выстрелы одинковы, они рзличются только силой. Но для действительно точного исследовния двух одинковых выстрелов нет.

Мы можем не предположительно, но совершенно утвердительно скзть, что мир физических явлений предствляет собой кк бы рзрез другого мир, который существует здесь же и события которого происходят здесь же, но невидимо для нс. Я совсем не хочу говорить здесь о чем-либо чудесном или сверхъестественном. Нет ничего чудеснее и сверхъестественнее жизни. Возьмите улицу большого город -.во всех ее детлях, в днный момент, то есть возьмите все, что можно взять. Получится огромное рзнообрзие фктов. Но кк много скрывется под этими фктми того, чего совсем нельзя видеть. Сколько желний, стрстей, мыслей ждных, лчных, сколько стрдния, мелкого, крупного, сколько обмн, сколько фльши, сколько лжи, сколько невидимых нитей -- симптий, нтиптий, интересов, корысти, -- связывющих эту улицу со всем миром. Если предствить себе все это, то стнет ясно, что улицу нельзя изучить только по тому, что видно. Нужно войти вглубь. Сложный и обширный феномен улицы не покжет ее бесконечного ноумен, связнного и с вечностью, и с временем, и с прошедшим, и с будущим, и со всем миром.

Поэтому видимый, феноменльный, мир мы с полным основнием можем рссмтривть кк рзрез ккого-то другого, бесконечно более сложного мир, в днный момент для нс проявляющегося в первом.

И этот мир ноуменов бесконечен и непостижим для нс, кк непостижим для двумерного существ трехмерный мир во всем рзнообрзии его функций. Смое большое приближение к "истине", ккое только возможно для человек, зключется в положении: всякя вещь имеет бесконечное рзнообрзие знчений, и всех этих знчений знть невозможно. Инче говоря, "истин", кк мы ее понимем, то есть конечное определение, возможн только в конечном ряду явлений. В бесконечном ряду он где-нибудь непременно стнет своей собственной противоположностью.

Последнюю мысль вырзил Гегель: "Всякя идея, продолження до бесконечности, стновится своей собственной противоположностью".

В этом изменении знчения лежит причин непостижимости ноуменльного мир для человек. Ноумен вещи, то есть вещь в себе, зключется в бесконечном количестве функций и знчений вещи, которых ншим умом охвтить невозможно. И кроме того, в изменении знчения одной и той же вещи. В одном знчении вещь -- это огромное целое, включющее в себя множество чстей, в другом знчении это ничтожня чсть большого целого. И нш ум не может связть всего этого в одно. Поэтому ноумен вещи отступет от нс по мере ншего познния, кк тень идет впереди нс. Тк говорит "Свет н Пути".

Вы войдете в свет, но никогд не коснетесь плмени.

Это знчит, что всякое познние условно. Мы никогд не можем охвтить всех знчений одной днной вещи, потому что для того, чтобы охвтить все эти знчения, нм нужно охвтить весь мир, со всем рзнообрзием его знчений.

* * *

Глвное рзличие феноменльной и ноуменльной сторон мир зключется в том, что первя всегд огрничен, всегд конечн, он охвтывет те свойств днной вещи, которые мы вообще можем познть кк явления; вторя, ноуменльня, сторон всегд неогрниченн, всегд бесконечн. Мы никогд не можем скзть, где кончются скрытые функции и скрытое знчение днной вещи. Вернее всего, они не кончются нигде. Они могут бесконечно меняться, то есть кзться рзными, всегд новыми, с новых точек зрения, но они не могут исчезнуть, тк же кк не могут зкончиться, остновиться.

Все смое высшее, к чему мы придем в понимнии смысл, знчения, души днного явления, с другой, еще более высокой точки зрения, при еще более широком обобщении, будет опять иметь другой смысл. И конц этому нет. В этом величие и ужс бесконечности.

* * *

При этом мы должны помнить, что мир, кк мы его знем, не предствляет собою чего-либо устойчивого. Он должен меняться при млейшем изменении форм ншего познвния. Явления, кжущиеся нм совершенно отдельными, могут быть видны оттуд кк чсти одного целого. Явления, кжущиеся нм совершенно одинковыми, могут кзться оттуд совершенно рзличными. Явления, предствляющиеся нм кк нечто целое и неделимое, н смом деле могут быть очень сложными, включть в себя рзличные, не имеющие между собой ничего общего элементы. И все вместе может быть одним целым, совершенно непонятной нм ктегорией.

Причем оттуд ознчет не другое место, другой способ познния, другой взгляд. И мы нчнем смотреть не отсюд, оттуд, если будем рссмтривть явление не кк отдельный феномен, вместе со всеми перекрещивющимися в нем цепями явлений.

ГЛАВА XIII

Голос кмней. -- Стен церкви и стен тюрьмы. -- Мчт корбля и виселиц. -- Тени плч и подвижник. -- Рзличное комбинировние в высшем прострнстве известных нм явлений. -- Связнность явлений, кжущихся нм отдельными, и рзличие явлений, кжущихся одинковыми. -- Кк должны мы приближться к ноуменльному миру? -- Понимние вещей не в ктегориях времени и прострнств. -- Рельность очень многих "обрзных выржений". -Оккультное понимние энергии. -- Письмо индус-оккультист. -- Искусство кк познние ноуменльного мир. -- Искусство и любовь. -- Творчество любви. -Любовь и оккультизм. -- Что мы видим и чего не видим? -- Дилог Плтон о пещере

Нм кжется, что мы что-то видим и что-то понимем. Но в сущности, все происходящее кругом нс мы ощущем необыкновенно смутно -- кк улитк смутно ощущет солнечный свет, дождь, темноту.

Иногд мы смутно чувствуем в предметх рзницу, звисящую от их функций.

Рз я переезжл н лодке через Неву с один моим приятелем (В. М. А., с которым мне и рньше, и после приходилось вести много рзговоров н темы, зтргивемые в этой книге). Мы что-то говорили, и около крепости об змолчли, смотря н стены и думя, вероятно, приблизительно одно и тоже. "...Тут же и фбричные трубы!.." -- скзл А. Из-з крепости действительно высовывлись ккие-то кирпичные зкоптелые верхом трубы.

И когд он это скзл, я вдруг с необыкновенной яркостью, точно толчком или электрическим удром, ощутил рзницу фбричных труб и тюремных стен. Я ощутил рзницу смих кирпичей. И мне покзлось, что А. тоже ощутил это.

Потом кк-то в рзговоре с А. я вспомнил этот эпизод, -- и он скзл мне, что не только тогд, постоянно ощущет эту рзницу и глубоко уверен в ее рельности. "Только позитивизм уверил себя, что кмень есть кмень и больше ничего, -- скзл он. -- Но ккя-нибудь простя женщин или ребенок прекрсно знют, что кмень из стены церкви или кмень из стены тюрьмы -это две рзные вещи".

И вот мне кжется, что, рссмтривя днное явление в связи со всеми цепями последовтельностей, звеном которых оно является, мы увидим, что субъективное ощущение рзницы двух физически одинковых предметов, которое мы чсто считем только художественным обрзом и рельность которого мы отрицем, -- вполне рельно; увидим, что эти предметы действительно рзличны, тк же кк рзличны свеч и монет, кжущиеся одинковыми кружкми (движущимися линиями) в двумерном мире плоских существ.

Мы увидим тогд, что предметы, одинковые по мтерилу, из которого они состоят, но рзличные по своим функциям, действительно рзличны и что рзличие нстолько глубоко, что делет рзным физически кк будто одинковый мтерил. Бывют Рзные кмни, рзное дерево, рзное железо, рзня бумг. Никкя химия не уловит этой рзницы, но он есть, и есть люди, которые ее чувствуют и понимют.

* * *

Мчт корбля дльнего плвния, виселиц, н которой вешют борцов з свободу, крест в степи н перекрестке дорог -- могут быть сделны из одинкового дерев. Но в действительности это рзные предметы из рзного мтерил. То, что мы видим, осязем, исследуем, -- это только "кружки н плоскости" от монеты и свечи. Это только тени рельных вещей, сущность которых зключется в их функции. Тени мтрос, плч и подвижник могут быть совершенно одинковы -- по теням их не рзличишь, точно тк же кк химическим исследовнием не рзличишь дерев мчты, виселицы и крест. Но это рзные люди и рзные предметы -- рвны и одинковы только тени.

И ткое отношение повторяется при нблюдении всех феноменов. Мчт, виселиц и крест -- это вещи нстолько рзличных ктегорий, томы нстолько рзличных тел (которые мы знем по их функциям), что ни о ккой одинковости их не может быть дже речи. Нше несчстье в том, что мы химический соств считем ниболее рельным признком тел. Между тем рельные признки нужно искть в функциях вещи. Если бы у нс явилсь возможность рсширить и углубить нш взгляд н цепи последовтельностей, звеньями которых являются нши действия и поступки; если бы мы нучились брть их не только в узком знчении по отношении к жизни человек, к своей жизни -- но в широком космическом знчении; если бы нм удлось нйти и устновить связь простых явлений ншей жизни с жизнью космос, то, несомненно, в смых "простых" явлениях для нс открылось бы бесконечно много нового и неожиднного.

Мы можем тким обрзом узнть, нпример, нечто совершенно новое о простых физических явлениях, которые привыкли считть естественными, необходимыми и объясненными, о которых мы привыкли думть, что что-то знем о них. И вдруг мы можем узнть, что ничего не знем, что все, что мы до сих пор знли о них, это только непрвильный вывод из непрвильных предположений. Нм может рскрыться нечто бесконечно большое и неизмеримо вжное в тких явлениях, кк рсширение и сокрщение тел, теплот, свет, звук, движение плнет, нступление дня и ночи, смен времен год и пр. и пр. Вообще для нс вдруг могут объясниться смым неожиднным обрзом свойств явлений, которые мы привыкли принимть кк днные, кк не зключющие в себе ничего сверх того, что в них видим.

Постоянность, длительность, периодичность, непериодичность явлений могут получить для нс совершенно новый смысл и знчение. Новое и неожиднное может открыться нм в переходе одних явлений в другие. Рождение, смерть, жизнь человек, его отношения с другими людьми, любовь, вржд, симптии, нтиптии, желния, стрсти -- вдруг могут осветиться совершенно новым светом. Нм очень трудно сейчс предствить себе природу этого нового, которое мы можем почувствовть в стрых вещх; и очень трудно будет уяснить себе ее, когд мы нчнем ее чувствовть. Но в сущности, только нш неспособность чувствовть и понимть это новое и отделяет нс от него, потому что мы живем в нем и среди него. Но нши чувств слишком примитивны, нши понятия слишком грубы для той тонкой дифференцировки явлений, которя должн открывться нм в высшем прострнстве. Нш ум, нш способность ссоциций, недостточно элстичны для схвтывния новых соотношений. Поэтому первым чувством при знкомстве с "тем миром" (то есть с этим же смым ншим миром, только взятым без тех огрничений, в которых мы его обыкновенно рссмтривем) -- должно быть удивление, и это удивление должно все больше и больше рсти по мере большего знкомств. И чем лучше мы знем ккую-нибудь вещь или ккое-нибудь отношение вещей, чем ближе, чем фмильярнее нм они, тем больше нс должно удивлять то новое и неожиднное, что мы будем в них открывть.

Желя понять ноуменльный мир, мы должны искть скрытое знчение во всем. Теперь в нс слишком глубоко въелся позитивизм с его стремлением искть у всего видимую причину и видимое следствие. С бгжом позитивных привычек нм очень трудно постигть некоторые идеи. Между прочим, нм очень трудно понять рельность рзличия в нуменльном мире одинковых предметов ншего мир с рзличными функциями.

Но, если мы хотим приблизиться к понимнию ноуменльного мир, мы всеми силми должны стрться змечть все те кжущиеся, "субъективные" рзличия между предметми, которые нс иногд поржют, которые мы иногд до боли ясно чувствуем, -- те рзличия, которые выржются в художественных обрзх, чсто являющихся прозрением в мире рельностей. Эти рзличия и есть рельности ноуменльного мир, горздо более рельные, чем вся мйя нших феноменов.

Мы должны стрться змечть эти рельности и рзвивть в себе способность чувствовть их, потому что именно тким обрзом, и только тким обрзом мы стновимся в общение с ноуменльным миром, или миром причин.

* * *

Очень интересный пример понимния скрытого знчения явлений я нхожу в книге "Оккультный мир" ("The Occult World") в письме одного индус-оккультист к втору этой книги А. П. Синнету.

-- Мы, видим огромную рзницу, -- пишет корреспондент Синнет, -- между кчествми двух рвных количеств энергии, зтрчивемой двумя людьми, из которых один, предположим, идет н свою обычную, покойную, ежедневную рботу, другой идет в полицейский учсток сделть донос н своего товрищ. Люди нуки не видят этой рзницы. А мы видим специфическую рзницу между энергией дующего ветр и энергией врщющегося колес.

Всякя мысль человек, появляясь, переходит во внутренний мир и стновится ктивным существом, соединяясь и кк бы срстясь с "духом" (elemental) -- то есть с одной из полусознтельных сил природы.

Если мы оствим пок последнюю чсть этого змечния и возьмем только первую, то мы увидим, что, конечно, "человек нуки" не признет рзницы в кчествх энергии, зтрчивемой двумя людьми, идущими: один н рботу, другой с доносом. Для нуки этой рзницы не видно. Нук ее не ощущет и не признет. Но у нс есть форм познния, прекрсно ощущющя эту рзницу, понимющя и знющя ее.

Я говорю об искусстве. Музыкнт, живописец, скульптор прекрсно понимют, что можно идти не одинково -- и дже нельзя идти одинково. Рбочий и доносчик идут рзлично.

Лучше всего понимет это, по крйней мере лучше всего должен понимть, ктер.

Поэт понимет, что мчт корбля, виселиц и крест сделны из рзного дерев. Он понимет рзницу кмня из стены церкви и из стены тюрьмы. Он слышит "голос кмней", понимет речи стринных стен, кургнов, рзвлин, рек, лесов и степей. Он слышит голос безмолвия. Понимет психологическое рзличие молчния. Понимет, что молчние может быть рзное.

Все искусство, в сущности, зключется в понимнии и изобржении этих неуловимых рзличий. Феноменльный мир -- только мтерил для художник, -кк крски для живописц и звуки для музыкнт, -- только средство понять и вырзить свое понимние ноуменльного мир.

И ни в чем, н нстоящей ступени ншего рзвития, мы не облдем тким сильным средством для познния мир причин, кк в искусстве. Тйн жизни зключется в том, что ноумен, то есть скрытый смысл и скрытя функция вещи, отржется в ее феномене. Феномен -- это отржение ноумен в ншей сфере. Феномен -- изобржение ноумен. И по феномену можно узнть ноумен. Только здесь ничего не сделют химические рективы и спектроскоп. Отржение ноумен в феномене может понять и почувствовть только тот тонкий ппрт, который нзывется душой художник. "Оккультизм" -- скрытую сторону жизни, нужно изучть в искусстве.

Художник должен быть ясновидящим, он должен видеть то, чего не видят другие. И он должен быть мгом, должен облдть дром зствлять других видеть то, чего они сми не видят и что видит он.

Искусство видит больше и дльше, чем мы. Рньше было укзно, что мы вообще ничего не видим, только ощупывем, поэтому мы и не змечем тех рзличий вещей, которые не выржются физически и химически. Но искусство -это уже нчло зрения. Оно видит горздо больше того, что видят смые усовершенствовнные ппрты. И оно ощущет бесконечные невидимые грни того кристлл, одну из грней которого мы нзывем человеком.

* * *

Истин зключется в том, что земля -- это сцен дрмы, из которой мы видим только отдельные бессвязные чсти и большя чсть действующих лиц которой для нс невидим.

Это говорит теософическя пистельниц Мбель Коллинз, втор "Свет н Пути", в мленькой книжке "Illusions" ("Иллюзии"). И это очень верно, мы видим необыкновенно мло.

Но искусство идет дльше обыкновенного человеческого зрения, и поэтому есть стороны жизни, о которых может и имеет прво говорить только искусство.

Тков вопрос о любви. Только искусство умеет подходить к любви, только искусство умеет говорить о ней.

Любовь всегд был и есть глвня тем искусств. И это вполне понятно. Здесь сходятся все нити человеческой жизни, все эмоции; через любовь человек соприксется с будущим, с вечностью, с рсой, к которой он приндлежит, со всем прошлым человечеств и со всей его грядущей судьбой. В соприкосновении полов, в их влечении друг к другу лежит великя тйн жизни, тйн творчеств. Отношение скрытой стороны жизни к явной, то есть проявление рельной жизни в ншей, кжущейся, особенно ярко вырисовывется в этой вечно трктуемой, вечно рзбиремой и обсуждемой -- и вечно не понимемой облсти, именно в отношениях полов. Обыкновенно отношения мужчин и женщин рссмтривют, кк необходимость, вытекющую из необходимости продолжения человеческого род н земле. Рождение -- вот raison d'etre любви с религиозной, морльной и нучной точки зрения. Но в действительности творчество зключется не в одном только продолжении жизни, прежде всего и больше всего, в творчестве идей. Любовь является огромной силой, производящей идеи, будящей творческую способность человек.

Когд сольются две силы, зключющиеся в любви -- сил жизни и сил идеи, -- человечество сознтельно пойдет "к своим высшим судьбм".

Пок только искусство чувствует это.

Все, что говорится о любви "релистически", всегд грубо и плоско.

Ни в чем тк резко не проявляется рзличие глубокого "оккультного" понимния жизни и поверхностного "позитивного", кк в вопросе о любви.

* * *

В ряду других вопросов современности у нс есть ужсный "половой вопрос". Это вопрос целиком из быт двумерных существ, живущих н плоскости и движущихся по двум нпрвлениям -- производств и потребления.

Для людей существует вопрос о любви.

Любовь -- это индивидулизировнное чувство, нпрвленное н определенный объект, н одну женщину или н одного мужчину. Другя или другой не могут зменить любимого.

"Половое чувство" -- это не индивидулизировнное чувство, тут годится более или менее подходящий мужчин, всякя более или менее молодя женщин.

Любовь -- орудие познния, он сближет людей, открывет перед одним человеком душу другого, дет возможность зглянуть в душу природы, почувствовть действие космических сил.

Любовь -- это признк породы.

Он проявляется уже у животных в тех породх, где действует отбор, у диких хищных животных, у чистокровных лошдей, у породистых собк.

У людей любовь -- это орудие совершенствовния рсы. Когд из поколения в поколение люди любят, то есть ищут крсоты, чувств, взимности, то они вырбтывют тип, ищущий любви и способный н любовь, тип эволюционирующий, восходящий.

Когд из поколения в поколение люди сходятся кк попло, без любви, без крсоты, без чувств, без взимности -- или по сообржениям, посторонним любви, из рсчет, из экономических выгод, в интересх "дел" или "хозяйств", то они теряют инстинкт любви, инстинкт отбор. Вместо "любви" у них вырбтывется "половое чувство", безрзличное и не служщее отбору, не только не сохрняющее и не улучшющее породу, но, ноборот, теряющее ее. Тип мельчет, физически и нрвственно вырождется.

Любовь -- орудие отбор.

"Половое чувство" -- орудие вырождения.

Рзличие "вопрос о любви", кк его берет искусство, и "полового вопрос", кк его берет современня релистическя литертур, покзывет рзличие двух понимний жизни. Одно идет по поверхности, по видимому миру и видит только человеческую жизнь, другое проникет вглубь, в тйники чувств и ощущет биение пульс ккой-то другой, большой жизни.

Ни в чем тк ярко не проявляется рзличие рзных миропонимнии и их отношения к миру скрытого, кк именно в отношении к "любви".

Для позитивизм, для мтерилизм любовь -- это "половое чувство", "фкт" и его прямые последствия. Любовь -- это физическое явление, которое описывется в учебникх физиологии.

Для дулистического спиритулизм любовь -- это влсть тел нд духом. Поэтому религия и морльня системы, основнные н дулистическом противопоствлении мтерии и дух, кк двух врждебных элементов, считют любовь, кк созидтельницу мтерии, вргом дух, и ее гонят и стрются, нсколько можно, низвести и унизить.

Для монистического иделизм любовь именно то, чем он рисуется искусству, то есть психологическое явление, в котором приходят в действие и звучт все смые тонкие струны души, в котором, кк в фокусе, собирются и проявляются все высшие силы человеческой души. Это их испытние, их экзмен и орудие их эволюции. В то же время именно этой стороной жизни человек соприксется с чем-то большим, чсть чего он соствляет.

Мы ясно видим тут три противоположные тенденции. Возвеличение любви, возведение ее н пьедестл, обожествление, преврщение в культ; эту тенденцию мы видим в светлых "языческих" религиях древности и в искусстве всех эпох. И зтем другую, которя видит в любви предмет для сттистического изучения, "род производств и потребления", "физическую потребность", которя должн "удовлетворяться". И третью, которя видит в любви грех, "похоть", нечто ткое, н что нужно стрться не смотреть, о чем нужно стрться не думть -- и если допускть по человеческой слбости, то в силу необходимости и из снисхождения к человеческому несовершенству.

Стрнным обрзом смый мтерилистический взгляд н любовь, видящий в любви только "фкт", "сношение" и его прямые последствия, в сущности сходится со взглядми нрвственных реформторов и морлистов, видящих в любви один только грех и соблзн, которого чем меньше, тем лучше.

Это вполне понятно. Истинно монистические религии, кк, нпример, греческие мифы, не были врждебны любви.

Вся рзниц вытекет из дулистического или монистического миропонимния. Искусство всегд было монистическим -- и поэтому оно всегд было язычеством в глзх дулистических религий, видящих в жизни борьбу дух с мтерией, и фнтстикой в глзх мтерилизм, видящего в жизни только физическое явление и не видящего -- психического.

* * *

Если мы возьмем вопрос дже строго нучно, в обычном смысле этого слов, только без предвзятых огрничений, мы увидим в нем много нового, того, чего обыкновенно мы не змечем.

Для нуки, изучющей жизнь со стороны, цель любви зключется вся в продолжении человеческого род н земле. В интересх этого продолжения род в человечество вложен сил, влекущя дв пол друг к другу. Но, говоря это, нук хорошо знет, что этой силы больше, чем нужно.

Здесь именно лежит ключ к понимнию истинной сущности любви дже для позитивного взгляд.

Этой силы больше, чем нужно. Бесконечно больше. В действительности для целей продолжения род утилизируется только мля дробь процент силы любви, вложенной в человечество. Куд же идет глвное количество силы? Мы знем, что ничто не может исчезнуть. Если энергия есть, он должн во что-нибудь перейти. И если только ничтожня дробь энергии идет н созидние будущего путем рождения, то остльня чсть должн тоже идти н созидние будущего, но другим путем. Мы знем в физическом мире много примеров, когд прямя функция вещи выполняется ничтожной чстью зтрчивемой энергии, большя чсть энергии тртится кк будто нпрсно. Возьмем обыкновенную свечу. Он должн двть свет. Но в сущности, дет горздо больше тепл, чем свет. Это печк, приспособлення для освещения. Но для того, чтобы двть свет, он должн гореть. Горение -- необходимое условие получения свет от свечки. Нельзя горение откинуть. Н первый взгляд кжется, что тепло от свечки тртится непроизводительно, но, когд мы подумем о том, что именно блгодря рзвитию тепл получется свет, мы нчинем видеть необходимость горения, необходимость трты большей чсти энергии. То же смое в любви. Мы говорим, что только ничтожня чсть энергии любви идет в потомство, большя чсть кк будто тртится в нстоящем смими отцми и мтерями н их личное нслждение. Но это иллюзия. Во-первых, без этой личной трты не могло бы быть глвного. Только блгодря этим н первый взгляд побочным результтм любви, блгодря всему этому вихрю эмоций, чувств, волнений, желний, идей -- блгодря крсоте которую он создет, -- любовь может выполнять свою прямую функцию. А во-вторых, эт энергия совсем не тртится, переходит в другие виды энергии, служщие тому же потомству, переходит в "инстинкты" и в "идеи".

Мы видим во всей живой природе, что "любовь" является огромной силой, возбуждющей творческую деятельность по всем нпрвлениям.

Весной с первым пробуждением любовных эмоций птицы нчинют вить гнезд. Птенцов еще нет. И нмек н них еще нет. А для них уже готовятся "дом". Любовь возбудил жжду действия. "Инстинкт" упрвляет этой жждой -поэтому он целесообрзн. При первом пробуждении любви нчлсь рбот. И одно и то же желние создет новое поколение и те условия, в которых родится новое поколение. Одно и то же желние будит творчество по всем нпрвлениям, сводит пры для рождения нового поколения и пробуждет личное творчество в тех единицх, через которых оно действует для первой цели.

То же смое мы видим в людях. Любовь -- это творческя сил. Все творчество человечеств вытекет из любви. Всякое творчество непременно является делом двух полов, сознтельным или бессознтельным. Одн сторон этого фкт нм хорошо известн. Мы знем, что женщин одн не может иметь детей. Нужн творческя сил мужчины. Нужно оплодотворение. Это мы знем. Но мы не знем, что вся творческя деятельность мужчины идет от женщины. Кк с внешней, физической, стороны -- для целей рождения детей -- мужчин оплодотворяет женщину, прививет к ней зчток новой жизни, тк с внутренней, духовной, стороны женщин оплодотворяет мужчину, прививет к нему зчток новых идей.

В одной книжке по "половому вопросу", которя обртил н себя внимние в Гермнии и скоро должн выйти в русском переводе, одн немецкя пистельниц "признет" облсть деятельности женщины совсем другой, чем облсть деятельности мужчины, признет, что "женщин не осушил ни одного болот, не нписл ни одной кртины, о которой стоило бы говорить", -- и требует для женщины "прв иметь детей", отнятого цивилизцией.

Это довольно обычный взгляд.

Но что, если женщин осушил все болот, которые когд-либо были осушены, нписл все кртины, о которых стоит говорить?

Конечно, никто не будет отнимть у женщины прв иметь детей. Но зчем отнимть у нее ее роль в творчестве мужчины? Ведь мужчин рботет для женщины, рди женщины и под влиянием женщины. И женщин проявляет себя в его творчестве.

Все идейное, все интуитивное творчество человечеств является результтом энергии, возникющей из эмоций любви. Идейное творчество мужчины идет от женщины. Идейное творчество женщины идет от мужчины. Без этого обмен эмоций творчество невозможно. Возможно только "воспитние чужих детей". Под "идейным творчеством" я подрзумевю всякое творчество, в котором создется или осуществляется идея. Творчество плеолитического человек, делющего себе кменный топор, было идейным творчеством, и з этим творчеством непременно стоял женщин. Cherchez la femme! Этот принцип нужно применять не только к рскрытию преступлений, ко всей ншей культуре, созднной мужчиной -- следовтельно, женщиной. В творчестве кждой эпохи молено нйти след влияния женщины днной эпохи. История культуры -- это "история любви".

* * *

Мужчин и женщин должны взимно дополнять друг друг и взимно возбуждть друг друг идейно, обрзуя вместе грмонического человек, могущего творить жизнь.

Поэтому с психологической точки зрения грмонический брк будет только ткой, где обе стороны будут действовть одн н другую оплодотворяющим обрзом, повторяя в мсштбе личной жизни действие одной н другую двух половин человеческого род.

И очень может быть, что этот грмоничный брк и существует только между полми, взятыми в целом, -- прикрывя и опрвдывя своей грмонией дисгрмонию, вероятно, неизбежную между людьми или возможную только в отдельные моменты.

Мужчин стремится к женщине, не думя о детях, он ищет нслждения или бежит от одиночеств. Во всяком случе он ищет чего-то для себя. И женщин тоже ищет "счстья" для себя. Дети появляются кк бы сми по себе. Точно тк же идеи, которые возбуждет женщин. Он рождет в мужчине идеи, но это совсем не знчит, что он что-нибудь сознтельно дет или хочет дть. Он тоже может искть только личного нслждения, брть мужчину для себя, для своего желния, для своего ощущения и этим смым двть жизнь новым идеям. И может совсем ничего не искть, дже не знть, не видеть мужчины, пройти мимо него и не зметить его и одним своим существовнием оплодотворить его фнтзию н всю жизнь. Бесконечно рзнообрзны здесь способы оплодотворения дух. Иногд для этого нужно нслждение, вся крсот любви. Иногд нужно стрдние, острое и глубокое, проникющее до смых глубин души. Иногд нужно преступление, иногд отречение, жертв.

Иногд достточно силуэт в окне. Одной линии фигуры или одного случйного взгляд, которым обменивются незнкомые встречные. Поэзия знет это. Он знет ценность и того, что было, и того, чего не было в любви.

Если рождение идей есть свет, идущий от любви, то этот свет идет от большого огня. И в этом непрестнном огне, в котором горит все человечество и весь мир, вырбтывются, утончются все силы человеческого дух и гения.

* * *

Аскетические тенденции нложили очень тяжелый отпечток н нше отношение к любви и к морли. Мы не можем предствить себе не скетической морли. Или полное отсутствие всякой морли, или морль, врждебно относящяся к жизни. В действительности, конечно, это смя скверня ложь, ккой обмнывли человечество. Морль, врждебня жизни, видит в любви один дым. Но мы дже из физики знем, что дым есть результт неполного сгорния

Огонь, в котором горит человечество, это огонь жизни, огонь вечного обновления. Морлисты же с удовольствием згсили бы этот огонь, с которым они не знют что делть, который нрушет порядок в их Вселенной и которого они боятся, чувствуя его силу и влсть.

И они дуют н него, не понимя, что это нчло всего. Божество, которому поклонялись древние нроды в лице Солнц и его лучей и в лице Огня.

* * *

Поэтому только искусство может говорить о любви.

Нет ничего циничнее и грубее холодного морлизировния, которое видит в любви грех и похоть.

Нпример -- ккя темня ложь кроется во всех морльных рссуждениях "Крейцеровой сонты" и " Послесловия".

"Спросите чистую невинную девушку или ребенк, и они скжут вм, что это гдко и стыдно ", -- "см природ устроил тк, что это мерзко и стыдно".

Но что это?

Кк вы объясните ребенку, о чем идет речь? Он не может ответить н вопрос "Послесловия", не может, потому что его нельзя спросить. Слов не выржют эмоций, речь идет об эмоциях. Нельзя же отрезть внутреннюю сторону от внешней и спршивть о внешней, не ксясь внутренней.

Кк же объяснить ребенку, о чем его спршивют?

Все, что можно сделть, это описть грубыми нтомическими и физиологическими терминми внешнюю, физическую сторону любви. Но внутренняя, психологическя, эмоционльня остется зкрытой, ведь именно в ней зключется глвня сущность. Если "глухой" будет описывть рояль и скжет, что это "черный ящик" н трех ножкх, который открывют с одной стороны и стучт по нему пльцми", то это не будет првильное описние. Антомические и физиологические термины, кк и все н свете, необходимы н своем месте в учебникх и курсх нтомии и физиологии; но они не годятся для определения эстетического и морльного хрктер любви, и здесь они являются грубыми и ненужными и, глвное, не верными. Рзве этими терминми можно описть то, о чем в действительности идет речь? Рзве они переддут мысли и чувств, появляющиеся у людей, когд их ксется любовь? Рзве переддут они перемену темп, ощущения и вкус жизни? И рзве из-з этих внешних фктов люди горят в неугсимом огне? Внешняя сторон любви -- это только поворот ключ в змке... от ящик Пндоры. Кк объяснить это ребенку?

Искусство может это объяснить. Но не нтомия, не физиология и не двумерня морль...

А ткое изобржение любви, ккое дст искусство, никому не покжется гдким и стыдным В волшебный мир эмоций может вводить только искусство, и оно никого оскорбить не может.

Я не случйно нзвл циничным морлизм, видящий в любви только одну цель, которую нужно кк-нибудь поскорее достигнуть и не смотреть н остльное. Цинизм может выржться не в одной рспущенности. Может быть, есть "цинический скетизм", тк же кк есть циническя рспущенность. Цинизм -- это психология двумерного существ. Собк (kunos, откуд произошло слово цинизм) и есть двумерное существо. Двумерня морль -- это циническя морль. Он видит только внешнюю сторону явлений. Внутренняя сторон, т сторон, где возникют чувств и родятся идеи, для двумерной морли -- это только ккой-то случйный придток к физиологической жизни.

* * *

Интересные вещи говорит Н. В. Рознов в книге "Люди лунного свет". Идея греховности любви, идея "скверны", идея скетизм, по его мнению, возникл из полового изврщения, из гермфродитизм, из "женомужеств" и из "мужеженств". Причем гермфродитизм может ничем не выржться физически, только психически, душевно. Содом рождет идею, что любовь есть грех, говорит он. В смом деле, что ткое гермфродитизм психологически? "Муки Тнтл, -- говорит Н. В. Рознов, -- все в себе и недостижимо. Следующий этп -- ненвисть к этому недостижимому, стрх перед ним, мистический ужс -- является "скверн".

Нужно только зметить, что, конечно, может существовть скетизм, не идущий из изврщения. Но это не будет воинствующий скетизм. Это не будет скетизм, видящий скверну в жизни.

Но что в идее скверны, в идее стыдного и гдкого очень много изврщения, в этом г. Рознов совершенно прв.

Книг Н. В. Рознов интересн во многих отношениях, хотя обилие "физиологических" и "нтомических" подробностей мешет понять основную мысль. По нстроению в ней много общего с "Leaves of the Grass" Уолт Уитмен.

* * *

И ни нучный мтерилизм, ни скетический морлизм не понимют огромной тргедии любви.

Это облсть, в которой человеку больше всего кжется, что он живет для себя, для своего чувств, для своего ощущения. И именно здесь, в этой облсти, он меньше всего живет для себя. Он служит здесь только проводником, средством для проявления проходящих через него сил, средством для проявления будущего в том или в другом виде.

Желние любви -- это чье-то желние жить. В своей удивительной слепоте люди думют, что это их собственные желния.

Нет ничего, чем бы человек не пожертвовл любви. И нет ни одного человек, который бы что-нибудь получил от любви для себя. И именно тогд, когд человеку кжется, что он получет что-то для себя, он получет меньше всего для себя. И тогд, когд человеку кжется, что он ниболее служит себе и своему нслждению, н смом деле он ниболее служит неизвестному другому.

Влияние женщины н душу мужчины и мужчины н душу женщины похоже н влияние природы н человек. Тут действует соприкосновение с той же смой тйной. Точно тк же эт тйн влечет к себе и точно тк же сильнее всего чувствуется в неизвестном, в новом. Охвтить ее или вырзить в словх невозможно.

Мирж все время остется вдли, н горизонте, рздржя вообржение. Но подойти к нему нельзя, он отступет по мере приближения, кк крй неб.

Если человек соблзняет зкрытя дверь и он открывет ее, то з ней сейчс же окзывется другя зкрытя дверь.

Тень проходит между рук и идет впереди.

Но в погоне з этим миржем, з этой тенью, что-то творится. И в этом тйн великой жертвы, которую приносит человек в любви. Он идет н костер и сгорет, служ чему-то, чего он не знет, и думя, что он служит своему нслждению.

Мы окружены ккой-то огромной жизнью, которой мы не видим и чсть которой мы соствляем. Иногд проблескми мы ощущем ее. Иногд збывем опять и нчинем считть рельной и нстоящей свою жизнь.

* * *

Змечтельной попыткой обрисовть нше отношение к "ноуменльному миру", к этой "большой жизни" является знменитый "Дилог о пещере" в VII книге "Республики" Плтон.

-- Предствь себе, -- скзл я, -- людей, живущих в подземной пещере. Предположи, что эти люди с детств приковны цепями к стене тк, что они не могут повернуть головы и видят только перед собой. Предствь себе н стене, нд головми приковнных людей, в глубине пещеры огонь и между огнем и узникми дорогу, отделенную невысоким прпетом, подобным ширмм, з которыми проделывют свои удивительные штуки бродячие фокусники. Предствь себе, что по этой дороге идут люди и несут, подняв нд своими головми, рзличные орудия, человеческие сттуи, изобржения животных и утврь всякого род. И некоторые из идущих говорят, другие молчт.

-- Любопытное срвнение и любопытных узников приводишь ты, -- скзл он.

-- Д, -- скзл я, -- но они похожи н нс. Потому что, кк ты думешь, могут ли они видеть от смих себя и друг от друг что-нибудь кроме теней противоположной стене пещеры?

-- Кк могут они видеть что-нибудь другое, -- скзл я, -- если всю жизнь они не могут повернуть головы.

-- Но что они видят от предметов, которые люди проносят сзди них? Не ткие же ли тени? И почему тк? И если они могут рзговривть друг с другом, то, кк ты думешь, не ддут ли они имен тем вещм, которые видят пред собою?

-- Конечно, они должны дть им имен.

-- И, если в противоположной чсти пещеры есть эхо, то, когд говорит кто-нибудь из проходящих сзди, не подумют ли узники, что это говорят тени?

-- Конечно, -- скзл он.

-- И они будут думть, что нет ничего истинного, кроме теней, проносимых сзди вещей.

-- Непременно тк должно быть, -- ответил он.

-- И если их освободить от цепей и попытться избвить от их зблуждений, то кк произойдет это? Когд одного из них освободят, внезпно зствят встть, повертывть шею, ходить и смотреть н свет, то это причинит ему боль и стрдние, и от непривычного сияния он не будет в состоянии видеть предметы, тени которых видел рньше. И что ответит он в тком состоянии, если скзть ему, что прежде он видел только призрки и что теперь, нходясь ближе к рельности, лицом к лицу с действительностью, он видит более првильно? Не нчнет ли он сомневться в том, что видит, и не подумет ли, что то, что он прежде видел, более истинно, чем то, что ему покзывют теперь?

-- Нверное, тк, -- скзл он.

-- И если его зствить смотреть н смый огонь, то не почувствует ли он боли в глзх и не повернется ли опять к теням, которые может видеть без боли, -- и не подумет ли он, что тени в действительности более ясны, чем предметы, н которые ему покзывют?

-- Совершенно тк, -- скзл он.

-- И если его кто-нибудь возьмет з руку и нсильно поведет по крутому и неровному подъему н гору, и не остновится до тех пор, пок не выведет его н солнечный свет, то не будет ли узник, пок его будут тщить в гору, одновременно и стрдть, и негодовть? И когд он выйдет н свет и его глз нполнятся блеском, то будет ли он в состоянии видеть вещи, теперь нзывемые для него истинными?

-- Конечно, снчл нет, -- скзл он.

-- Д, и я думю, что ему пондобится время, чтобы нчть змечть вещи, нходящиеся тм нверху. Прежде всего и легче всего он зметит тени, зтем отржения людей и предметов в воде и только после этого сми вещи. И из вещей он легче всего зметит те, которые нходятся н небе; и смо небо, смотря ночью н сияние звезд и н сияние луны, увидит прежде, чем днем, смотря н солнце и н свет солнц.

-- Не может быть инче.

-- И только после всего этого, я думю, он получит способность змечть и созерцть солнце не в воде, не отржение в чужой среде, но смо по себе в его собственной сфере.

-- Необходимо тк будет.

-- И после этого он нчнет рссуждть см с собою относительно солнц, скжет себе, что солнце производит времен год и упрвляет всеми вещми в видимом мире и что оно есть некоторым обрзом причин всех вещей, которые он рньше видел. И когд он вспомнит место, где он рньше жил, и то, что тм считлось мудростью, и своих товрищей по зключению, то рзве он не почувствует себя счстливым от происшедшей с ним перемены?

-- В высшей степени, конечно.

-- И если тм были ккие-нибудь почести и нгрды для тех, кто лучше змечл проходившие тени и лучше помнил, ккя прошл впереди, и ккя позди, и ккие вместе -- и по этим нблюдениям был способен предскзть вперед, что случится, -- то зхочет ли он этих нгрд? Будет ли звидовть тем, кто тм пользуется почетом и влстью? И не предпочтет ли он лучше стрдть и терпеть что угодно, чем облдть ткими мнениями и жить тким обрзом?

-- Я думю, -- скзл он, -- что этот человек соглсится лучше выносить все, что угодно, чем жить тким обрзом.

-- И подумй дльше, -- скзл я. -- Если ткой человек опять сойдет в пещеру и сядет н прежнее место, то не нполнятся ли темнотою его глз, вследствие того, что он пришел с солнечного свет? И если он теперь должен будет выскзывть свое мнение о проходящих тенях и рссуждть о них с людьми, которые были вечно приковны, то, пок его глз опять не привыкнут к темноте (что не сделется скоро), не будет ли он возбуждть смех узников и не скжут ли они, что, поднявшись тк высоко, он вернулся с поврежденным зрением? И если кто-нибудь зхочет освободить узников и повести их к свету, то не преддут ли они его смерти, если только будут в состоянии нложить н него руки?

-- Без сомнения тк, -- скзл он, -- они преддут его смерти.

-- И вся эт кртин, друг Глукон, -- скзл я, -- относится к ншему предыдущему рзговору, потому что, если ты срвнишь всю облсть, доступную ншему зрению, с описнной тюрьмой и свет огня в тюрьме с сиянием солнц, подъем вверх н гору с восхождением души в интеллектульный мир, ты поймешь знчение того, что я хотел скзть...

...И ты поймешь, что прибывший оттуд сюд неохотно будет учствовть в человеческих делх, и душ его не зхочет рсствться с вещми, виденными тм нверху... И тебя не будет удивлять, что человек, вернувшийся от божественного созерцния к человеческому злу, будет вести себя неловко и кзться смешным... В этом не будет ничего удивительного. Потому что если человек облдет рссудком, то он должен помнить, что может существовть рсстройство зрения двух родов, происходящее от двух рзных причин -первое, когд мы переходим из свет в темноту, и второе, когд мы переходим из темноты н свет. И когд человек рссудит, что то же смое бывет с душой, то он, видя кого-нибудь рстерянным и не змечющим ничего кругом себя, не будет смеяться безрссудным обрзом, но подумет, что это -- или душ, пришедшя из более блестящей жизни, чувствует вокруг себя мрк невежеств -- или, переходя от полного незнния к более светлому существовнию, нполняется ослепляющим сиянием, и он поздрвит одну с ее судьбой и жизнью и вырзит сострдние к судьбе и жизни другой.

ГЛАВА XIV

Феноменльня и ноуменльня сторон человек. -- "Человек в себе". -Кк мы познем внутреннюю сторону человек? -- Можем ли мы узнть о существовнии сознния, нходящегося в не нлогичных ншим условиям прострнств? -- Мозг и сознние. -- Единство мир. -- Логическя невозможность одновременного существовния дух и мтерии. -- Или все дух, или все мтерия. -- Рзумные и нерзумные действия в природе и в жизни человек. -- Могут ли существовть рзумные действия рядом с нерзумными? -Мир кк случйно создвшяся мехническя игрушк. -- Невозможность сознния в мехнической Вселенной. -- Невозможность мехничности при существовнии сознния. -- Фкт человеческого сознния, нрушющий мехническую систему. -- Сознния других рзрезов мир. -- Кк мы можем узнть о них? -- Шестое измерение. -- Кнт о духх. -- Спиноз о позннии невидимого мир. -Необходимость интеллектульного определения того, что может быть и чего не может быть в ноуменльном мире.

"Человек" зключет в себе все три укзнных род явлений. Мы нзывем "человеком" известного род комбинцию явлений физических, жизненных и сознния. Явления сознния мы в себе чувствуем, ощущем и сознем; явления жизни и физические явления нблюдем и зключем о них н основнии опыт. Чужих явлений сознния, то есть мыслей, чувств, желний другого человек, мы не ощущем, и о том, что они у него есть, мы зключем н основнии его слов и н основнии нлогии с смим собою. Мы знем, что у нс смих известным поступкм предшествуют известные мысли и чувств. И, когд мы видим те же поступки у другого человек, мы зключем, что он думл и чувствовл то же, что и мы. Анлогия с смим собой -- это нш единственный критерий и метод для суждения и умозключения о явлениях сознния других людей, если мы не можем сообщться с ними или не хотим верить тому, что они нм говорят про себя.

Если предположить, что я жил среди людей, не имея возможности сообщться с ними и не имея возможности делть зключения по нлогии, то я был бы окружен движущимися и действующими втомтми, смысл и знчение и причины действий которых были бы для меня совершенно темны. Может быть, я объяснял бы их действия "молекулярным движением", может быть, "влиянием плнет", может быть, "спиритизмом", может быть, "случйностью", непроизвольной комбинцией причин, но во всяком случе сознния в глубине этих действий я бы не видел и не мог видеть.

О существовнии "души" я вообще могу зключить только по нлогии с смим собою. Я зню, что известные явления во мне связны с облднием душой. Когд я вижу те же явления в другом человеке, я зключю, что и он облдет душой (понимя под "душой" комплекс явлений сознния). Но прямо убедиться в существовнии души у другого человек я не могу. Изучя людей только со стороны, я нходился бы по отношению к ним буквльно в тком положении, в кком, соглсно Кнту, мы нходимся к окружющему нс миру. Мы знем только нш способ его познния. Мир в себе мы не знем.

Тким обрзом, для познния человек в себе (то есть сознния) у меня дв способ -- нлогия с смим собой и общение моего сознния с другим созннием, обмене мыслей. Без этого -- человек для меня только феномен, движущийся втомт.

Ноумен человек -- это его сознние и все, что зключет в себе это сознние и с чем оно человек связывет.

В "человеке" для нс открыты об мир, хотя ноуменльный мир открыт мло и слбо, блгодря тому, что он познется нми через посредство феноменльного.

Ноуменльное, знчит постигемое умом и хрктерное свойство вещей ноуменльного мир, -- зключется в том, что они не могут быть познны тем же способом, кк вещи феноменльного мир. Мы можем предполгть о существовнии вещей ноуменльного мир, нходить их путем умозключений, открывть по нлогии, чувствовть их, вступть с ними в ккое-то общение, -- но мы не можем их ни видеть, ни слышть, ни осязть, ни взвешивть, ни мерить, ни фотогрфировть, ни рзлгть н химические элементы или н число вибрций. Ноуменльный мир -- или мир причин, это для нс мир метфизических фктов.

Тким обрзом, сознние со всеми его функциями и со всем его содержимым -- с мыслями, с чувствми, с желниями, с волей относится к метфизическому миру. Ни одного элемент сознния мы не можем познть объективно. Эмоцию, кк тковую, нельзя видеть, тк же кк нельзя видеть стоимость монеты. Вы можете видеть, что нписно н монете, но стоимость ее вы никогд не увидите. Мысль нельзя сфотогрфировть, тк же кк нельзя предствить себе в пузыречке "тьму египетскую". Думть инче, экспериментировть с фотогрфировнием мыслей -- это знчит просто не уметь логически думть. Н влике фоногрф есть црпины, повышения и понижения, но звуков нет. Кто будет держть у ух влик фоногрф, ндеясь что-нибудь услышть, тот нверное ничего не дождется.

* * *

Зключя в себе дв мир, "человек" дет нм возможность понять, в кком отношении один к другому нходятся эти дв мир во всей природе.

Рньше мы пришли к выводу, что ноумен вещи зключется в ее функции в другой сфере, в ее знчении, непонятном в днном рзрезе. Зтем мы пришли к зключению, что число знчений одной и той же вещи в рзличных рзрезх должно быть бесконечно велико и бесконечно рзнообрзно, что оно должно делться собственной противоположностью, возврщться опять к нчлу (с ншей точки зрения) и т.д. и т.д., бесконечно рсширяясь, опять суживясь и пр. и пр.

И нужно помнить, что ноумен и феномен не есть рзличные вещи, только рзличные стороны одного и того же. Причем феномен есть конечное выржение в сфере ншего познния оргнми чувств бесконечного ноумен.

С ншей точки зрения мы совершенно одинково можем скзть, что известный феномен или известня групп феноменов с ноуменльной стороны выржются созннием ккой-то бесконечной и бесконечно рзнообрзной сущности', или что бесконечное и бесконечно рзнообрзное сознние выржется для нс тем или другим определенным явлением.

Феномен есть трехмерное выржение днного ноумен.

Эт трехмерность звисит от трехмерных форм ншего познния, то есть говоря просто, от ншего мозг, нервов, глз и кончиков пльцев.

В "человеке" мы ншли, что его ноумен -- это сознние, что именно в созннии лежит рзгдк непонятных со стороны функций и знчений человек. Что ткое сознние человек, кк не его функция, непостижимя в трехмерном рзрезе мир? Действительно, если мы будем всеми доступными нм способми объективно, со стороны изучть и нблюдть человек, мы никогд не нйдем его сознния и не определим функции этого сознния. Мы должны снчл осознть свое сознние, зтем или вступить в рзговор (знкми, жестми, словми) с другим человеком, нчть с ним обмен мыслями и н основнии его ответов вывести зключение, что он облдет созннием, -- или зключить об этом н основнии внешних признков (одинковые с нми действия в одинковых обстоятельствх). Прямым методом объективного исследовния без помощи речи или без помощи зключения, по нлогии, мы в другом человеке сознния не нйдем. Что недоступно прямому методу исследовния, но существует, то ноуменльно. И, следовтельно, мы не будем в состоянии определить функции и знчения человек в ином рзрезе мир, чем мир геометрии Эвклид, единственно доступный "прямым методм исследовния". Поэтому мы с полным првом можем рссмтривть "сознние человек" кк его функцию в рзрезе мир, отличном от того трехмерного рзрез, где функционирует "тело человек".

Устновив это, мы можем здть себе вопрос: не имеем ли мы прв сделть обртное зключение и рссмтривть неизвестную нм функцию "мир" и "вещей" вне трехмерного рзрез, кк их сознние.

Нш обычный позитивный взгляд рссмтривет сознние кк функцию мозг. Без мозг мы не можем предствить себе сознния.

Мкс Норду, когд он зхотел предствить себе "мировое сознние" (в "Прдоксх"), должен был скзть, что мы не можем нверное утверждть, что где-нибудь в бесконечном прострнстве Вселенной не повторяется в грндиозном мсштбе т же смя комбинция физических и химических элементов, ккя соствляет нш мозг. Это очень хрктерно и типично для "положительного знния". Желя предствить себе "мировое сознние", позитивизм прежде всего должен предствить себе гигнтский мозг. Не чувствуется ли здесь срзу нечто из двумерного и плоского мир? В смом деле, идея гигнтского мозг где-то з звездми покзывет удивительную бедность и слбость позитивной мысли. Эт мысль не может выйти из обычной колеи, у нее нет крыльев для полет.

Предствим себе, что ккой-нибудь любознтельный житель Европы XVII столетия пытлся предствить себе средств передвижения XX столетия и рисовл себе огромную почтовую крету величиной с большую гостиницу, зпряженную тысячью лошдей. Он был бы очень близок к истине, но в то же время и бесконечно длек от нее. А между тем в его время уже были умы, которые видели по првильным линиям, уже нмечлсь идея прового двигтеля, уже появлялись модели...

Мысль, выскзння Норду, нпоминет излюбленные построения обывтельской философии, что плнеты и звезды видимого мир -- это только молекулы ккого-то большого тел, ничтожную чсть которого соствляет нш Вселення...

"Может быть, вся Вселення лежит в мизинце ккого-нибудь большого существ, -- говорит философствующий обывтель. -- И может быть, нши молекулы -- тоже миры. Черт возьми, может быть, у меня в мизинце тоже несколько Вселенных!" И обывтелю делется стршно. Но все эти рссуждения только большя крет. Подобно этому рссуждл одн мленькя девочк, о которой я рз читл, кжется, в "Theosophical Review". Девочк сидел у кмин; рядом с ней спл кошк. "Вот кошк спит, -- думл девочк, -может быть, он видит во сне, что он не кошк, мленькя девочк. А может быть, я н смом деле совсем не мленькя девочк, кошк; и только вижу во сне, что я мленькя девочк..." В следующее мгновение дом оглшется неистовым криком -- и родителям мленькой девочки стоит очень больших трудов убедить ее, что он не кошк, н смом деле мленькя девочк.

Все это покзывет, что философствовть нужно с некоторым умением. Ншу мысль окружет очень много тупиков. И позитивизм тупик см по себе?

* * *

Нш нлиз явлений и устновленное нми отношение явлений физических, жизни и сознния позволяет нм совершенно определенно скзть, что явления сознния не могут быть функцией мозг, то есть функцией явлений физических и физико-химических -- или явлений низшего порядк. Мы устновили, что высшее не может быть функцией низшего. А рзделение высшего и низшего основно тоже н совершенно рельном фкте рзличной потенцильности рзных родов явлений, -- рзличного количеств зключющейся в них (или рзвязнной ими) скрытой силы. И, конечно, мы имеем прво нзвть высшим явления, облдющие большей потенцильностью, большей скрытой силой, и низшими -- явления, облдющие меньшей потенцильностью, меньшей скрытой силой.

Явления жизни -- высшие, срвнительно с явлениями физико-химическими (то есть явлениями движения).

Явления сознния -- высшие, срвнительно с явлениями жизни и движения.

Ясно, что может быть функцией чего.

Не совершя смой грубой логической ошибки, мы не можем нзвть жизнь и сознние функцией движения. Ноборот, все зствляет нс признть движение функцией жизни, жизнь функцией сознния (желния).

Но ккой жизни и ккого сознния? В этом вопрос. Конечно, было бы бессмыслицей рссмтривть земной шр кк функцию рстительной и животной жизни, идущей н земле -- и видимый звездный мир кк функцию человеческого сознния.

Но этого никто и не говорит. Нм вжно устновить общий принцип, что явления движения, кк низшие, звисят от явлений жизни и сознния, кк высших.

Если этот принцип можно признть устновленным, то мы можем идти дльше.

Первый вопрос, который у нс является, -- это в кком отношении сознние человек нходится к его телу и мозгу?

Н этот вопрос в рзное время отвечли рзлично. Сознние рссмтривли кк прямую функцию деятельности мозг ("Мысль есть движение веществ"), этим, конечно, отриця всякую возможность сознния без мозг. Зтем пытлись устновить прллелизм деятельности сознния и деятельности мозг. Но хрктер этого прллелизм всегд оствлся очень темным. Д, мозг, по-видимому, рботет прллельно с созннием. Остновк или рсстройство деятельности мозг влечет з собой видимую остновку или рсстройство деятельности сознния. Но все-тки деятельность мозг это только движение, нечто объективное, деятельность сознния -- нечто объективно неопределенное, субъективное и в то же время более сильное, чем все объективное. Кк связть это все вместе?

Попробуем посмотреть н деятельность мозг и сознния с точки зрения существовния двух днных: "мир" и "сознния", принятых нми в смом нчле.

Если смотреть н мозг с точки зрения сознния, то мозг будет чстью "мир", то есть чстью внешнего мир, лежщего вне сознния. Тким обрзом, сознние и мозг рзные вещи. Но сознние, кк нм говорят нйти нблюдения и опыт, может действовть только через мозг. Мозг есть т необходимя призм, проходя через которую сознние является нм кк интеллект. Или, говоря немного инче, мозг есть зеркло, отржющее сознние в ншем трехмерном рзрезе мир. Последнее знчит, что в ншем трехмерном рзрезе мир действует не все сознние (истинных рзмеров которого мы не знем), только его отржение от мозг. Ясно, что если рзбивется зеркло, то должно рзбиться отржение. Но нет никкого основния думть, что когд рзбивется зеркло, рзбивется см отржющийся предмет, то есть в днном случе сознние.

Сознние не может пострдть от рсстройств мозг, но проявление его может очень пострдть и дже совсем исчезнуть из поля ншего нблюдения. Поэтому понятно, что рсстройство в деятельности мозг влечет з собой ослбление или искжение, или длее полное исчезновение способностей сознния, проявляющихся в ншей сфере.

Идея срвнения трехмерного и четырехмерного тел дет нм возможность утверждть, что через мозг идет не вся деятельность сознния, только его чсть. Мозг явно трехмерное тело, то есть нерельное. Сознние -- нечто, не имеющее измерений, или многомерное, во всяком случе рельное. Не может же рельное исчезть с уничтожением нерельного.

Психическое существо кждого человек, -- говорит Мйерс (Essay on the Subliminal Consciousness)* -- более экстенсивно, чем это человеку кжется. Оно является индивидульностью, которя не может всецело выявить себя в телесных проявлениях. Человеческое "я" проявляется через оргнизм, но"известня чсть "я" всегд остется не выявленной.

* Цит. по книге проф. Джемс. Многообрзие религиозного опыт, русский перев. 1910 г.

* * *

Позитивист остнется неудовлетворенным. Он скжет: докжите мне, что сознние может действовть без мозг, тогд я поверю.

Я отвечу ему вопросом: что в днном случе будет докзтельством? Докзтельств нет и быть не может. Существовние сознния без мозг, если оно возможно -- это для нс метфизический фкт, который не может быть докзн кк физический.

И если мой оппонент будет рссуждть искренно, он убедится, что докзтельств быть не может. Потому что у него смого нет средств убедиться в существовнии сознния, действующего не через мозг. В смом деле, предположим, что сознние умершего человек (то есть человек, мозг которого перестл рботть) продолжет функционировть. Кк мы можем убедиться в этом? Никк. У нс есть средств сообщения (речь, письменность) с сознниями, нходящимися в одинковых условиях с нми, то есть действующими через мозг -- о существовнии этих же сознний мы можем зключть по нлогии с собой. Но о существовнии других сознний, есть они или нет, безрзлично, мы никкими средствми убедиться не можем.

Вот это последнее и дет ключ к понимнию истинного отношения сознния к мозгу. Нше сознние, являющееся отржением сознния от мозг, может змечть кк сознния только подобные себе отржения. Рньше мы устновили, что о других сознниях, кроме своего собственного, мы можем зключть н основнии обмен мыслей с ними и н основнии нлогии с смим собой. Теперь мы можем прибвить, что вследствие этого мы можем знть только о существовнии сознний, подобных ншему, и никких других сознний, есть они или нет, мы знть не можем.

Если мы когд-нибудь осознем свое сознние, не только отрженным от мозг, в более широком виде, то одновременно с этим мы получим возможность нйти нлогичные себе сознния, не отрженные от мозг, если тковые существуют в природе.

Но существуют ткие сознния или нет? Что н этот счет может скзть нм нше сознние, ткое кк оно есть теперь.

Нблюдя мир со стороны, мы видим в нем действия, происходящие от рзумных, сознтельных причин, тков рбот человек; и видим действия, происходящие от бессознтельных, слепых сил природы: движение волн, прилив и отлив, течение реки и пр. и пр.

В этом делении нблюдемых нми действий н рзумные и нерзумные чувствуется нечто нивное, дже с позитивной точки зрения. Если мы чему-нибудь выучились, изучя природу, если нм хотя что-нибудь дл позитивный метод, то это -- уверенность в необходимом однообрзии явлений. Мы знем, и это знем твердо, что одинковые в своем корне вещи не могут происходить от рзличных причин. И нш позитивня философия знет это. Поэтому он тоже считет нивным укзнное деление, и, сознвя невозможность ткого дулизм, что чсть нблюдемых явлений происходит от рзумных и сознтельных причин, чсть от нерзумных и бессознтельных, он стремится объяснить все кк происходящее от причин нерзумных и бессознтельных.

Позитивня философия говорит, что кжущяся рзумность человеческих действий -- это жлкя иллюзия и смоутешение. Человек игрушк в рукх стихийных сил. Он только передточня стнция сил. Все, что ему кжется он делет, н смом деле з него делют внешние силы, входящие в него с воздухом, с пищей, с солнечным светом. Ни одного действия человек не совершет см по себе. Он только призм, в которой известным обрзом преломляется линия действия. Но кк луч свет не идет из призмы, тк действие не идет из рзум человек.

В подтверждение этого приводится знменитый "теоретический опыт" немецких психофизиологов. Последние говорили, что если бы было возможно с момент рождения лишить человек всех внешних впечтлений, свет, звук, прикосновения, тепл, холод и пр., и в то же время сохрнить его живым, то ткой человек не был бы способен ни н одно смое ничтожное действие.

Из этого выходит, что человек -- втомт, подобный тому втомтому, нд которым рботл Тесл и который должен был, повинуясь электрическим токм и волнм, идущим с большого рсстояния без проводов, исполнять целые ряды сложных движений.

Выходит тк, что все действия человек звисят от внешних толчков. Для смого млейшего рефлекс нужно внешнее рздржение. Для более сложного действия нужен целый ряд предшествующих сложных рздржений. Иногд между рздржениями и действиями проходит много времени, и мы не чувствуем непременной связи между ними. Поэтому мы и считем нши действия произвольными, хотя н смом деле произвольных действий нет. Мы не можем сми ничего сделть, тк же, кк кмень по своему желнию не может прыгнуть вверх. Нужно, чтобы его что-нибудь подбросило. Нм нужно, чтобы нс что-нибудь толкнуло. И тогд мы рзовьем ровно столько сил, сколько в нс вложил толчок (и предшествующие толчки), и ни кпельки больше.

С логической стороны ткя теория првильнее, чем теория двух родов действия, рзумного и нерзумного. Он, по крйней мере, устнвливет принцип необходимого однообрзия. В смом деле, нельзя же предположить, что в большой мшине некоторые чсти движутся по собственному желнию и рзумению. Что-нибудь одно -- или все чсти мшины облдют созннием своей функции и действуют сообрзно с этим созннием, или они все рботют от одного двигтеля и приводятся в действие одним приводом.

Огромня зслуг позитивизм в том, что он устновил этот принцип однообрзия. Нм остется определить, в чем зключется это однообрзие.

Позитивизм говорит, что нчлом всего является бессознтельное мехническое движение, возникшее неизвестно когд и от неизвестной причины.

Это взгляд мы уже рзбирли и пришли к зключению, что движение совершенно невозможно рссмтривть кк причину явлений сознния, тогд кк, ноборот, явления сознния служт несомненной причиной очень большого количеств нблюдемых нми явлений движения. Зтем, рньше, рзбиря сущность смого понятия движения, мы пришли к зключению, что движение совсем не очевидня вещь, что идея движения соствилсь у нс вследствие огрниченности и неполноты ншего чувств прострнств (щелк, через которую мы нблюдем мир). И мы устновили, что не идея времени выводится из нблюдения движения, кк обыкновенно думют, идея движения вытекет из ншего чувств времени -- и что идея движения есть совершенно определенно функция чувств времени, которое смо по себе есть грниц или предел чувств прострнств у существ днной психики. Мы выяснили еще, что идея движения могл возникнуть из срвнения двух рзных полей сознния. И вообще весь нш нлиз основных ктегорий ншего познния мир -- прострнств и времени -- убедил нс, что у нс нет бсолютно никких днных принимть движение з основное нчло мир.

А если тк, если мы не можем предположить з кулисми мироздния бессознтельного мехнического двигтеля, то мы должны предположить космос живым и сознтельным. Потому что что-нибудь одно из двух: или он мехнический и мертвый, "случйный" -- или он живой и сознющий себя. Ничего мертвого в живой природе быть не может, и ничего живого не может быть в мертвой.

...Пройдя длинный период бессознтельного и полусознтельного существовния в минерльном, рстительном и животном црстве, природ в человеке доходит до своего высшего рзвития и спршивет себя: что я ткое. Человек -- это оргн смосознния природы.

Тк писл Шопенгуэр в своих "Афоризмх", и, конечно, это очень эффектный обрз. Но у нс нет никкого основния считть человек верхом того, что создл природ. Это только высшее, что мы знем.

Мысль Шопенгуэр, может быть, и очень крсив, но все-тки нужно признть, что в природе ничего бессознтельного рядом с сознтельным быть не может. Должно быть что-нибудь одно.

Позитивизм был бы совершенно прв и в его кртине мир не было бы ни одного смого мленького недочет, если бы в мире не существовло сознния. Тогд Вселенную волей-неволей пришлось бы признть случйно обрзоввшейся в прострнстве мехнической игрушкой, и больше ничем. Но фкт существовния сознния "портит всю сттистику". Его никк не исключить.

Приходится или признвть существовние двух нчл -- сознния и движения, "дух" и "мтерии" -- или выбирть ккое-нибудь одно из них.

Дулизм уничтожется см собой, потому что если мы допустим отдельное существовние дух и мтерии и будем рссуждть дльше, то мы очень скоро придем к зключению, что или дух нерелен, рельн мтерия, или мтерия нерельн, релен дух, -- то есть что или дух мтерилен, или мтерия духовн. Следовтельно, нужно выбирть что-нибудь одно -- дух или мтерию.

Но мыслить действительно монистически горздо труднее, чем кжется. Я встречл многих людей, которые нзывли и искренно считли себя "монистми". Но в действительности они не сходили с смого нивного дулизм, и у них не мелькл дже искр понимния мирового единств.

Мтерилизм, считющий основой всего "движение", никогд не может быть "монистическим". Уничтожить сознние он не может. В этом его глвное несчстие. Если бы он мог совсем уничтожить сознние, тогд все было бы прекрсно, и Вселення могл бы сойти з случйно создвшуюся мехническую игрушку. Но, к сожлению, мтерилизм не может отрицть сознния и не может его уничтожить. Он может только стрться низвести его кк можно ниже, нзывя его отржением действительности, сущность которой зключется в движении.

Но кк же быть тогд с тем фктом, что "отржение" облдет в этом случе бесконечно большей потенцильностью, чем "действительность"?

Кк это может быть? От чего отржется или в чем преломляется действительность, тк что в отрженном виде облдет бесконечно большей потенцильностью, чем в в обыкновенном?

Последовтельный "мтерилист-монист" может скзть только, что "действительность" отржется см от себя, то есть "одно движение" отржется от другого движения.

Допустим, тк. Но где же здесь сознние? Сознние есть нечто иное, чем движение.

* * *

Сколько бы мы ни нзывли сознние -- движением, мы все-тки будем знть, что это две рзные вещи, рзные по ншему восприятию их, вещи рзных миров, несоизмеримые и могущие существовть одновременно. Причем сознние может существовть без движения, движение не может существовть без сознния, потому что из сознния идет необходимое условие движения -- время. Нет сознния -- нет времени. Нет времени -- нет движения.

Мы не можем выйти из этого фкт и, мысля логически, непременно должны признвть дв нчл. Если же мы нчинем считть нелогичным смое признние двух нчл, то мы должны признть кк единое нчло -- сознние, движение признть иллюзией сознния.

Что же это знчит? -- Это знчит, что "монистического мтерилизм" быть не может. Мтерилизм может быть только дулистическим, то есть он должен признвть дв нчл: движение и сознние. Кк только он признл одно нчло, он стновится иделизмом.

Но для того, чтобы мыслить иделистически, нужно, чтобы иделизм не был дулистическим. Потому что кк невозможен "монистический мтерилизм" -- тк же точно невозможен и "дулистический иделизм".

Для того чтобы прийти к чистому и строгому монистическому иделизму, необходим глубокя и корення перестройк всех нших понятий. Здесь возникет новя трудность.

Нши понятия связны с языком. Язык нш глубоко дулистичен. Это стршный тормоз. Я уже скзл рз, кк тормозит ншу мысль язык, не двя возможности вырзить отношений существующей Вселенной. Н ншем языке есть только одн вечно стновящяся Вселення. "Постоянное теперь" н ншем языке выржено быть не может.

Тким обрзом, нш язык изобржет нм зведомо ложную Вселенную. Двойственную, когд он в действительности един, -- и вечно стновящуюся, когд он в действительности вечно существует.

И если мы уясним себе, нсколько это меняет дело, если мы поймем, до ккой степени нш язык зкрывет для нс действительный вид мир, мы увидим, что н ншем языке не только трудно, но дже бсолютно нельзя вырзить првильного отношения вещей рельного мир.

Эт трудность может быть побежден только путем обрзовния новых понятий и рсширенных нлогий.

Дльше будут выяснены принципы и методы этого рсширения, уже имеющиеся у нс и могущие быть извлеченными из зпс ншего знния. Пок нм влено устновить одну вещь -- необходимость однообрзия -- монистичность Вселенной.

* * *

В сущности, дже безрзлично, что выбрть для обознчения единств -мтерию или дух. Можно стоять н том, что все мтерильно, рссмтривть мысль кк тонкую мтерию. И можно стоять н том, что все духовно, рссмтривть мтерию кк создние дух. Но только необходимо стоять твердо н чем-нибудь одном. Нельзя смешивть дух и мтерию. Нельзя предствлять Вселенную чстью духовной и чстью мтерильной. Это просто логически невозможно. А если признвть одно нчло у Вселенной, то совершенно безрзлично, ккое, вжно только знть, что это одно. Считйте мысль ткой же мтерильной, кк стол. Здесь будет меньше ошибки, чем думть, что мысль о столе и смый стол нечто рзличное, из рзного мтерил. Вся здч именно в том, чтобы понять и признть единство мтерии и дух. А в кких терминх, под кким флгом будет сделно это признние -- это уже не существенно. Вжно, чтобы человек, смотря н стол, н мтерильный стол, стоящий перед ним, ясно понимл и отдвл себе отчет, что этот стол ничем не отличется от его мыслей. Вжно, чтобы человек понимл, что мтерия и мысль -- это одно и то же.

Тким обрзом, принципильно невжно, что считть нчлом: дух или мтерию. Вжно признвть их единство.

Но рньше было покзно, что мтерильное предствление Вселенной имеет большие неудобств. Неудобств зключются глвным обрзом в том, что, предствляя себе духовный мир мтерильным, человек предствляет его в то же время трехмерным. А трехмерное предствление духовного мир -- это уже явный бсурд, -- ведущий к другим бсурдм.

В результте сообржений о тонких состояниях мтерии или психофизических эмнциях человек непременно должен прийти к зключению, "что... если и впрямь существует Господь, это есть только вид кислород".

Поэтому в интересх првильного мышления необходимо срзу предствлять себе нчлом дух, то есть сознние. Это избвит от многих ненужных блуждний по окольным путям и по тупикм.

И рньше уже было укзно, что если вообще признвть существовние сознния, то необходимо признть, что существует только одно сознние, и больше ничего.

* * *

-- Но что же ткое мтерия? -- спросит "позитивист".

Логическое понятие, то есть форм сознния, отвечу я. Вы никогд не видли мтерии и никогд не увидите ее, вы только мыслите ее.

-- Ну, вот это дерево, вещество из которого сделют стол, что это ткое?

Комплекс ощущений, проектировнный в прострнство.

-- Но это дерево существует?

Существует, но истинной природы его существовния мы не знем. Все, что мы знем о нем, -- это форм ншего восприятия его.

-- Но если нс не будет, оно будет продолжть существовть?

Д, для сознний, рботющих в нлогичных с нми условиях восприятия, оно будет существовть в тех же формх, кк для нс. Но смо по себе это вещество будет существовть кк-то совершенно инче, -- кк, мы не знем. Но несомненно -- не в прострнстве и времени. Вероятно, все одинковое дерево рзных веков и рзных чстей свет обрзует одну мссу -- одно тело -- может быть, одно существо. Несомненно, что отдельного существовния то вещество (или т чсть веществ), из которого сделн этот стол, инче, кк в ншем восприятии, не имеет.

Мы устновили, что прямым методом, помимо речи и нлогий, мы узнть о существовнии чужого сознния не можем.

Что же дет нм основние думть, что в мире есть сознния, кроме нших человеческих, огрниченных сознний животных и полусознний рстений?

Прежде всего то обстоятельство, что если бы ткие сознния существовли, то мы, с ншими средствми, не могли бы узнть о них. Это, конечно, не докзтельство их существовния. Но это объясняет, почему мы не знем их, если они существуют.

Зтем то обстоятельство, что мы знем о существовнии сознний только в ншем рзрезе мир и в низших (люди, животные, рстения). Между тем у нс нет никких основний думть, что в высшем рзрезе мир, то есть в четырехмерном прострнстве, нет сознний. Ноборот, логически все говорит нм, что они должны быть и должны быть сильнее нших.

И нконец, те сообржения, что мир есть сознние, что все в нем сознтельно, и ничего несознтельного вообще нет и быть не может.

Смое глвное все-тки то, что у нс нет основний считть свое сознние единственной и высшей формой сознния в Вселенной.

Вопрос стоит теперь тк: кк мы могли бы узнть о существовнии сознний других рзрезов мир, высшего прострнств, если бы они существовли?

Двумя способми: путем общения с ними и путем зключения по нлогии

Что нужно для этого?

Для первого нужно, чтобы нше сознние получило возможность общения с ними, для второго нужно, чтобы нше сознние смо стло нлогично им, то есть вышло из рмок трехмерного мир.

Кк это может произойти?

Последнее может произойти путем постепенного рсширения способности нлогии. Стрясь мыслить вне обычных ктегорий, стрясь смотреть н вещи и н себя с новой стороны, стрясь освобождть свое сознние от привычных пут предствления во времени и прострнстве -- мы постепенно нчинем змечть нлогии между вещми, между которыми рньше ничего не змечли. Нш ум рстет. Вместе с ним рстет способность делть нлогии. Эт способность с кждой новой достигнутой ступенью рсширяет и обогщет нш ум. С кждой минутой мы идем быстрее, кждый новый шг делется легче. Нше сознние делется иным. И тогд, применяя к себе смому свою рсширенную способность делть нлогии и смотря кругом, оно вдруг видит вокруг себя ряды сознний, о существовнии которых рньше оно не подозревло. И оно понимет, почему оно рньше не видло их. Они лежт в другой плоскости, не в той, в которой рньше жило сознние. Тким обрзом, не что иное, кк именно способность делть новые нлогии, переводит нше сознние в иную плоскость бытия.

Сознние человек нчинет проникть в родственный ему смому мир ноуменов. При этом нчинет изменяться взгляд человек и н явления ншего мир. Явления могут вдруг получить в его глзх совершенно другую группировку. Кк мы уже говорили, одинковые вещи могут окзться рзными, рзные -- одинковыми; совершенно отдельные, несвязнные вещи могут окзться чстями одного большого целого, ккой-нибудь совершенно новой ктегорией, вещи, кжущиеся нерзрывно связнными, соствляющими одно целое, н смом деле могут окзться проявлениями рзных сознний, не имеющих между собой ничего общего и дже не знющих о существовнии друг друг. Тким, то есть состоящим из рзных сознний, предствляющим собою кк бы поле битвы рзных сознний, может окзться всякое целое ншего мир: человек, животное, плнет.

В кждом целом ншего мир мы видим множество противоположных тенденций, нклонностей, стремлений, усилий. Кждое целое -- кк бы рен борьбы множеств противоположных сил, из которых кждя действует см по себе, стремится к своей цели, обыкновенно к рзрушению целого. Но взимодействие этих сил соствляет жизнь целого. И во всем всегд действует нечто, огрничивющее деятельность отдельных тенденций. Это нечто -сознние целого. Устновить существовние этого сознния путем нлогии с собой или при помощи общения с ним и обмен мыслями мы не можем. Но нм открывется новый путь. Мы видим отдельную, совершенно определенную функцию (сохрнение целого целым). З этой функцией мы предполгем отдельное нечто. Отдельное нечто, имеющее определенную функцию, невозможно без сознния. Если целое облдет созннием, то и отдельня тенденция или силы тоже должны облдть сознниями. Тело или оргнизм является точкой пересечения линий этих сознний, местом встречи, может быть, полем битвы. "Я" -- это и есть в действительности поле битвы, н котором в кждый момент берет верх т или другя эмоция, т или другя привычк, нклонность, подчиняя себе в днный момент остльные и отождествляя с "я". Но и "я" -- существо, имеющее свою жизнь, только плохо сознющее, из чего оно смо состоит, и связывющее себя то с одной своей чстью, то с другой. Имеем ли мы основние предполгть в оргнх и членх тел, в мыслях и эмоциях человек существ? Имеем, тк кк знем, что ничего бессознтельного не существует, -- и всякое нечто, имеющее отдельную функцию, должно иметь отдельное сознние.

Все сознния, которые мы можем предположить в мире многих измерений, могут не знть друг друг, то есть не знть о том, что мы их связывем в рзные целые в ншем феноменльном мире, кк вообще они могут не знть ншего феноменльного мир и его отношений. Но себя смих они должны сознвть, хотя степени ясности их сознния мы определить не можем. Оно может быть и яснее ншего, и может быть тумннее, нходиться кк бы во сне. Между этими сознниями может идти непрерывный, но плохо сознвемый обмен мыслей, подобный обмену веществ в живом теле. Некоторые чувств могут испытывть сообщ, некоторые мысли могут возникть у них кк бы срзу у всех, одного порядк, под влиянием общих причин. По линиям этого внутреннего общения сознния должны рзделяться н рзные целые, совсем непонятных нм или отчсти предполгемых ктегорий. Сущность кждого ткого отдельного сознния должн зключться в том, что оно должно знть себя и свои ближйшие функции и отношения; оно должно чувствовть вещи, нлогичные себе, и должно иметь возможность рсскзывть о себе и о них. То есть это сознние должно зключться в том, что перед ним всегд должн стоять кртин смого себя и ближйших отношений. Оно кк будто вечно пересмтривет эту кртину и немедленно передет ее другому созннию, вступющему с ним в общение.

* * *

Если мы предствим себе мир состоящим из тких сознний, то мы должны признть, что они рсположены в кком-то особом порядке, не отвечющем ни одному из известных нм. Если мы предствим себе линию, соединяющую эти сознния, то мы должны скзть, что эт линия не идет ни по одному из известных нм измерений прострнств: ни по его длине, ни по широте, ни по высоте, ни по времени (4-е измерение), ни по высоте сознния нд временем (5-е измерение) -- идет по ккому-то совсем другому нпрвлению, перпендикулярному ко всем предыдущим и не прллельному ни одному из них -по нпрвлению шестого измерения. И если между сознниями может идти внутреннее общение, то оно должно идти по этой линии, по шестому измерению.

Шестое измерение есть линия, соединяющя все сознния мир, обрзующя из них одно целое.

Существуют или не существуют эти сознния в других рзрезх мир, кроме ншего, мы их при существующих условиях ншего восприятия ощутить не можем. Нше сознние чересчур поглощено ощущениями феноменльного мир и смим собой, и поэтому просто, вероятно, не отржет впечтлений, приходящих к нему по линии 6-го измерения, или отржет тк слбо, что они не фиксируются у него в сколько-нибудь зметной форме. И нше сознние не дет себе отчет, что оно нходится в постоянном общении с ноуменом всего окружющего, и близкого, и длекого, с сознниями, подобными ему и совершенно рзличными, с созннием всего в мире и с созннием всего мир. Если же впечтления, приходящие по 6-му измерению, нстолько сильны, что сознние ощущет их, то оно немедленно проектирует их во внешний феноменльный мир и ищет для них причину в феноменльном мире, совершенно тк же, кк двумерное существо, живущее н плоскости, ищет н своей плоскости причины впечтлений, идущих из ншего мир.

* * *

Нше сознние огрничено своим феноменльным восприятием, то есть окружено смим собой. Мир феноменов, то есть форм собственного восприятия, окружет его, кк кольцом, кк стеной, и, кроме этой стены, нше сознние ничего не видит.

Но если ему удется выйти из этой стены, оно неизбежно видит в мире очень много нового.

Если мы отделим элементы себя в ншем восприятии, пишет Хинтон ("Новя эр мысли"), то между прочим мы нйдем, что мертвое состояние, которое мы приписывем внешнему миру, не зключется в вещх, но нлгется н них нми смими, вследствие огрничений ншего сознния. Только элементы себя в ншем зннии зствляют нс говорить о мехнической необходимости, о мертвой мтерии. Когд это огрничение пдет, мы видим дух мир, тк же кк видим дух ншего друг, то есть видим нечто, ясно отделимое от мтерильного тел.

Нших мыслительных средств достточно в нстоящее время, чтобы покзть нм человеческие души; но все з исключением человеческих существ кжется для ншей нуки неодушевленным. Нужно освободиться от элемент себя в восприятии, и это все изменится.

И н смом деле, тк ли бсолютн непознвемость ноуменльного мир для нс, кк нм иногд кжется?

В "Критике чистого рзум" и в других сочинениях Кнт отрицл возможность "духовного зрения". Но в "Грезх духовидц" он не только признл эту возможность, но и дл ей одно из лучших определений, ккое мы до сих пор имеем. Он прямо зявляет:

Сознюсь, я очень склонен признть, что существуют бестелесные нтуры и что душ моя приндлежит к клссу этих нтур. -- Эти бестелесные существ, непосредственно связнные между собою, обрзуют одно великое целое, нзывемое нми духовным миром. Кждый человек есть существо двух миров: мир бестелесного и мир мтерильного, и некогд будет непременно докзно, что и в земном своем существовнии человеческя душ общется с бестелесными духми, влияя н них и получя обртно множество впечтлений, которые не сознются и не могут сознвться, пок не поколеблется связь нш с телом.

Человеческую душу ндо бы было считть уже в течение нстоящей жизни человек одновременно связнною с двумя мирми, из которых он ясно воспринимет только мтерильный мир, пок нши дв лиц соединены друг с другом ншим телом.

Поэтому, хотя у нс и один субъект, одновременно приндлежщий видимому и невидимому мирм, кк их член, у нс не одно лицо, ибо предствления об одном мире, в силу своей особенной природы, не сопровождются предствлениями о другом мире, почему то, что я мыслю кк дух, не познется мною кк человеком и ноборот.

Рождение, жизнь, смерть -- только состояния души... Следовтельно, преходяще только нше тело, субстнция же нш преходящ, и он должн был существовть и в то время, когд не существовло ншего тел. Жизнь человек двойственн. Он слгется из двух жизней -- животной и духовной. Первя жизнь есть жизнь человек, и, чтобы человек жил этой жизнью, ему потребно тело. Вторя его жизнь есть жизнь духов; его душ живет этой жизнью отдельно от тел и должн жить ею по отделении своем от тел.

В сттье о Кнте в "Северном вестнике" 1888 год А. Л. Волынский говорит, что кк в своих Vorles-ungen, тк и в "Грезх духовидц" Кнт не допускет только одного -- возможности физического восприятия духовных явлений.

Тким обрзом. Кнт признвл не только возможность существовния духовного сознтельного мир, но и возможность общения с ним.

Гегель строил всю свою философию н возможности непосредственного познния истины, н духовном зрении.

* * *

Теперь, подходя к вопросу о двух мирх с психологической стороны, со стороны теории познния, мы должны твердо устновить, что, прежде чем мы можем ндеяться постигнуть что-нибудь из облсти ноуменов, мы должны определить чисто интеллектульным путем, путем рссуждения, то, что можем, из свойств мир многих измерений. Весьм вероятно, что этим способом мы можем определить очень немного. Возможно, что нши определения будут чересчур грубы, не вполне будут соответствовть тонкой дифференциции отношений ноуменльного мир. Все это возможно. И со всем этим мы должны считться. Но все-тки мы должны определить то, что можем определить, и выяснить возможно точнее, кким не может быть ноуменльный мир, и -- если это удстся нм -- кким он может быть, -- ккие отношения невозможны в нем и ккие возможны.

Это необходимо для того, чтобы, приходя в соприкосновение с ноуменльным миром, нше сознние могло отличть его от феноменльного, -- и глвное, чтобы оно не принимло з ноуменльный мир простое отржение феноменльного мир -- мир снов. Мы именно потому и не знем мир причин, именно потому и зключены в тюрьме феноменльного мир, что мы не умеем рзличть, где кончется один и где нчинется другой.

Мы нходимся в постоянном соприкосновении с миром причин, мы живем в нем, потому что нше сознние и нш непонятня нм функция в мире -- чсть его или отржение его. Но мы не видим его и не знем, потому что или мы отрицем его, считем, что все существующее феноменльно и кроме феноменльного ничего нет, или мы признем его, но стремимся постигнуть его в формх трехмерного феноменльного мир; или, нконец, ищем его и не нходим, потому что теряем путь среди обмнов и иллюзий отрженного феноменльного мир, который мы ошибочно принимем з ноуменльный.

В этом и зключется тргедия нших духовных искний. Мы не знем, чего ищем. И единственный способ избвиться от этой тргедии -- это предврительное интеллектульное определение свойств того, что мы ищем. Не имея этих определений, только с одними неопределенными ощущениями, мы не должны подходить к миру причин, -- мы зблудимся н его грнице.

Это понимл Спиноз, который писл, что он не может говорить о Боге, не зня его свойств.

Когд я изучл Эвклид, то я прежде всего узнл, что три угл треугольник рвны двум прямым, и это свойство треугольник было мне вполне понятно, хотя я и не знл многих других его свойств. Что же ксется духов и привидений, то я не зню ни одного их свойств, но постоянно слышу о них рзличные фнтзии, в которых нет возможности рзобрться. (Цит. по сттье А. Л. Волынского в "Северном вестнике" 1888 г.)

Мы выяснили некоторые вещи, которые позволяют нм рзобрться в мире ноуменов, или в "мире духов". И мы должны воспользовться ими.

Прежде всего мы можем скзть, что мир ноуменов не может быть трехмерным и не может быть в нем ничего трехмерного, то есть соизмеримо с физическими предметми, похожего н них по внешнему виду, имеющего форму, то есть не может быть ничего, имеющего протяжение в прострнстве и меняющегося во времени. А глвное, тм не может быть ничего несознтельного. В мире причин все должно быть сознтельно, потому что он см есть сознние -- душ мир.

Дльше мы выясним другие определенные свойств мир причин. Пок, пользуясь теми определениями, ккие у нс есть, мы должны искть его во всем окружющем нс и в себе смих.

При этом нет никкой ндобности обрщться к миру зведомо тинственного, к тому, что нм кжется тинственным по преимуществу. Тйны полно все. В сущности, рзделение вещей н "тинственные" и "простые" нивно до чрезвычйности. Кк будто есть в мире что-нибудь простое. Кк будто есть в мире что-нибудь, что мы понимем и знем. Ничего ткого нет! Все тйн. Все сверхъестественно.

Тйн времени проникет все. Чтобы ее почувствовть, не нужно могильных привидений, не нужно голосов из згробного мир. Он чувствуется в кждом кмне.

Тйн мысли проникет все. Кк только мы поймем, что мысль не есть "функция движения", что смое движение есть только иллюзия мысли, -- и нчнем чувствовть глубину этой тйны, нм покжется смешной и детской тйн мертвецов, вылезющих из могил.

Тйн бесконечности -- больше всех тйн. Он говорит нм, что весь нш огромный мир -- вся видимя Вселення не имеет измерения рядом с бесконечностью -- рвн точке, мтемтической точке, не имеющей никкого протяжения. В "положительном" мышлении мы все время делем усилия, чтобы збыть об этом, не думть.

ГЛАВА XV

Сознтельня Вселення. -- Рзные виды сознний. -- Рзные линии сознтельности. -- Одушевлення природ. -- Души кмней и души деревьев. -Душ лес. -- Человеческое "я", кк коллективное сознние. -- Человек кк сложное существо. -- "Человечество" кк существо. -- Мировое сознние. -Лицо Мхдевы. -- Проф. Джемс о мировом созннии. -- Идеи Фехнер. -Зенд-Авест. -- Живя земля.

Если в мире существует сознние -- то сознние должно быть во всем.

Мы привыкли приписывть одушевленность и сознтельность в той или другой форме только тем объектм, которых мы нзывем "существми", то есть тем, которых мы нходим нлогичными с нми по функциям, определяющим в нших глз одушевленность.

Неодушевленные предметы и мехнические явления для нс безжизненны и бессознтельны.

Но это не может быть тк.

Только для ншего огрниченного ум, для ншей огрниченной способности общения с другими сознниями, для ншей огрниченной способности нлогии -сознние проявляется в определенных клссх живых существ, рядом с которыми существуют длинные ряды мертвых вещей и мехнических явлений.

Но если бы мы не могли говорить друг с другом, если бы кждый из нс не мог по нлогии с собой зключить о существовнии сознния в другом человеке, то кждый считл бы сознтельным только себя, всех остльных людей относил бы к мехнической "мертвой" природе.

Инче говоря, мы признем сознтельными только существ, плохо или хорошо сознющие себя в трехмерном рзрезе мир, то есть существ, сознние которых нлогично ншему. Других мы не знем и узнть о них не можем. Все "существ", сознющие себя не в трехмерном рзрезе мир, для нс недоступны. Если они проявляются в ншей жизни, то их проявления мы должны считть действиями мертвой и бессознтельной природы. Нш способность нлогии огрничен этим рзрезом. Мы не можем логически мыслить вне условий трехмерного рзрез. Поэтому нм должно кзться мертвым и мехническим все, что живет и сознет себя не нлогично нм.

Но ничего мертвого и мехнического в природе быть не может. Если вообще существует жизнь и сознние, то они должны быть во всем. Жизнь и сознние соствляют мир.

Если смотреть с ншей стороны, со стороны феноменов, то нужно скзть, что всякое явление, всякя вещь облдет созннием.

Гор, дерево, рыб, кпля воды, дождь, плнет, огонь -- кждое в отдельности должно облдть своим созннием.

Если посмотреть с той стороны, со стороны ноуменов, то нужно скзть, что всякя вещь и всякое явление ншего мир есть проявление в ншем рзрезе ккого-то непонятного нм сознния из другого рзрез, сознния, имеющего тм непонятные для нс функции. Одно сознние тм тково и его функция тков, что оно проявляется здесь в виде горы, другое в виде дерев, третье в виде рыбы и т.д.

Гор есть функция сознния А в ншем рзрезе.

Дерево есть функция сознния В в ншем рзрезе.

Рек есть функция сознния С в ншем рзрезе.

Сознний А, В, С мы совсем не знем, -- потому что они не нлогичны ншим, и можем только догдывться об их существовнии.

Феномены ншего мир очень рзличны. Если они не что иное, кк проявления в ншем мире рзных сознний, то эти сознния тк же должны быть очень рзличны.

Между созннием горы и созннием человек должн быть ткя же рзниц, кк между горой и человеком.

Рньше мы признли возможность рзличных существовний. Мы говорили, что и дом существует, и человек существует, и идея существует, -- но все существуют рзлично. Если мы продолжим эту мысль, то мы нйдем очень много родов рзличных существовний.

Скзочня фнтзия, одушевляя весь мир, приписывет горм, рекм и лесм человеческие сознния. Но это тк же неверно, кк полное отрицние сознтельности в мертвой природе. Ноумены тк же рзличны и рзнообрзны, кк феномены, служщие их проявлением в ншей сфере.

У всякого кмня, у всякой песчинки, у всякой плнеты есть ноумен, зключющийся в жизни и в созннии и связывющий ее с ккими-то непостижимыми для нс целыми.

Активность жизни отдельных единиц может быть очень рзличн, то есть их отношение ко времени может быть рзное. Может быть, молено скзть, что они предствляют собой рзличные линии четвертого измерения -- одни прллельны времени, кк мы ощущем его, другие пересекют его. Зтем, степень ктивности жизни можно рссмтривть со стороны воссоздвемости себя. В неоргнической, минерльной природе эт ктивность тк мл, что доступные ншему нблюдению единицы этой природы не воссоздют себя.

Хотя это очень легко может нм только тк кзться вследствие недостточной широты ншего взгляд во времени и в прострнстве.

Если нблюдть изнутри один кубический снтиметр человеческого тел, не зня о существовнии всего тел и человек, то явления, происходящие в этом кубике тел, будут кзться стихийными явлениями мертвой природы.

Но, во всяком случе для нс, явления рзделяются н живые и мехнические, и видимые объекты рзделяются н оргнические и неоргнические. Последние без сопротивления дробятся, оствясь ткими же. Кмень можно рсколоть пополм -- будет дв кмня. Если рзрезть пополм улитку, то это не будет две улитки. Это знчит, что сознние кмня очень просто, примитивно, нстолько просто, что оно может дробиться, не меняясь. Это сознние химических элементов и физических свойств кмня. Если кмень рздробить в мелкую пыль, кждя пылинк будет состоять из тех же химических элементов, облдть теми же физическими свойствми, кк и весь кмень. Это знчит, что сознние кждой пылинки будет рвно созннию кмня, только сознние мссы, величины и вес будет уменьшться. Но улитк состоит из живых клеток. Кждя живя клетк уже очень сложное сознние, горздо сложнее кмня. Зтем, клетки обрзуют оргны тел улитки. Оргны еще более сложные сознния, чем клетки. Тело улитки облдет способностями двигться, питться, испытывть удовольствие или неудовольствие, стремиться к первому, избегть второго -- и, глвное, оно облдет способностью рзмножться, создвть новые подобные себе формы, комбинировть в эти формы неоргническое вещество, зствлять служить им физические зконы. Улитк -сложный центр перерботки одних физических энергий в другие. Этот центр имеет свое сознние. Поэтому улитк неделим. И ее сознние бесконечно выше сознния кмня. У улитки есть сознние формы, то есть форм улитки кк бы сознет себя. Форм кмня не сознет себя.

Кмень перестнет быть кмнем, только будучи рзложен н химические элементы. Эти химические элементы -- единицы другого порядк, чем кмень. Их уничтожить или превртить во что-нибудь другое при известных нм физических условиях нельзя. Физические свойств кмня тоже не исчезнут, они перейдут в другие тел, соединяясь с подобными себе. Тким обрзом, кмень можно уничтожить. Сознние этого кмня может исчезнуть кк единиц. Но элементы, из которого оно состояло, будут жить. Линии, точкой пересечения которых был этот кмень, пойдут дльше в рзные стороны.

В оргнической природе, где мы видим жизнь, легче увидть сознние. В улитке, в живом существе, мы уже без труд допускем мленькое сознние. Но -- живые существ это не только отдельные, неделимые оргнизмы -- всякое неделимое есть живое существо. Кждя клетк в оргнизме живое существо, и оно должно быть до известной степени сознтельным.

Кждя комбинция клеток, имеющя определенную функцию, тоже живое существо. Другя, высшя комбинция -- оргн -- тоже живое существо и облдет своим созннием.

Неделимость в ншей сфере является признком определенной функции. Если всякое явление н ншей плоскости есть проявление того, что есть сознние н другой плоскости, то неделимость с ншей стороны, очевидно, соответствует неделимости, индивидульности, сознния с той стороны. Делимость с ншей стороны покзывет делимость с той стороны. Сознние делимого может быть только коллективным, не индивидульным созннием.

Мы признем сознние только у целого оргнизм. Но целый оргнизм, кк мы уже устновили, является только рзрезом некоторой величины, которую мы можем нзвть жизнью этого оргнизм от рождения до смерти. Эту жизнь можно предствить себе в виде вытянутого во времени тел четырех измерений. Физическое трехмерное тело является только рзрезом этого четырехмерного тел. Но если трехмерный рзрез облдет созннием, то все четырехмерное тело, Линг Шрир, несомненно, должно облдть своим созннием. Тким обрзом, у человек мы совершенно ясно видим три сознния:

* первое -- сознние тел;

* второе -- это личность, "я", которое мы знем;

* третье -- сознние всей его жизни.

Н ншей ступени рзвития три эти сознния очень плохо знют друг друг, сообщясь только под нркозом, в трнсх, в экстзх, во сне, в гипнотических и медиумических состояниях. Кроме известных нм смим нших собственных сознний, с которыми мы нерзрывно связны, нс окружют другие многочисленные сознния, которых мы тоже не знем. Эти сознния мы чсто чувствуем. Их жизни слгются из нших жизней. Это добрые или злые духи, помогющие нм или губящие нс. Семья -- коллективня единиц -- несомненно, облдет своим созннием тк же, кк облдет своей жизнью. Всякя групп людей, имеющя отдельную функцию и ощущющя свою внутреннюю связь и единство, кк философскя школ, "церковь", сект, мсонский союз, общество, пртия и т.п., -- несомненно, живое и сознтельное существо. Нрод, нция -живое существо. Вид -- Homo sapiens, человечество тоже живое существо. Это Большой человек -- Адм Кдмон -- кбблистов. Адм Кдмон -- это существо, живущее в людях, совмещющее в себе жизни всех людей. Об этом говорит Е. П. Блвтскя в своем большом сочинении "The Secrete Doctrine" (т. III, с. 146).

... по обрзу и подобию Божию был создн не Адм из прх (человек), о котором говорится в глве II книги "Бытия", но Божественное Двуполое Существо (о котором говорится в глве I "Бытия"), или Адм Кдмон.

Адм Кдмон -- это человечество или Homo Sapiens нуки, то есть "вид" человек -- Божественное Существо.

* * *

О высших сознниях очень хорошо говорит Хинтон.

Тем же процессом, кким мы узнем о существовнии других людей кругом себя, мы можем узнть о высших существх (high intelligences), которыми мы окружены. Мы чувствуем их, но не можем предствить их себе.

Для того, чтобы релизовть их, необходимо рзвить нше чувство восприятия.

Способность видеть телесными глзми огрничен трехмерным миром. Но внутреннее зрение не имеет этого огрничения. Мы можем рзвить в себе силу зрения в высшем прострнстве, можем обрзовть понятия о рельностях в этом прострнстве, точно тк же кк в ншем обыкновенном прострнстве.

Этим будет положено основние для восприятия других существ кроме человек.

По отношению к этим высшим существм мы похожи н слепых или н зблудившихся детей. Мы знем, что мы члены одного тел, ветви одного куст, но мы не можем рзличть инче, кк инстинктом и чувством, где и в чем это тело и этот куст.

Нш здч зключется в том, чтобы уменьшить огрничения ншего восприятия.

Природ состоит из множеств существ, к понимнию которых мы стремимся. Для этой цели мы должны, прежде всего, обрзовывть новые понятия и сливть вместе ряды нблюдений из рзных облстей. История ншего умственного прогресс лежит в росте новых понятий.

И когд новое понятие обрзовно, оно кжется простым и естественным. Мы спршивем себя, что мы выигрли, и отвечем: ничего, мы просто устрнили одно из очевидных огрничений ншего сознния.

Может быть поствлен вопрос -- кким обрзом в нстоящее время мы приходим в соприкосновение с высшими существми? И, очевидно, ответ будет, что мы приходим в соприкосновение с ними, когд стремимся обрзовть оргнические союзы, то есть союзы, в которых деятельность отдельных индивидуумов срстется живым обрзом.

В тком соединении людей, кк воення империя или порбощенный нрод, нет естественно рстущего ядр, и через него мы не можем ндеяться войти в соприкосновение с ншими высшими судьбми (higher destinies). Но в дружбе, в добровольных союзх и больше всего в семье мы стремимся к ншей высшей жизни.

Кк для изучения отдленных звезд требуются специльные, мтерильные приспособления, тк для изучения природы существ выше нс требуется специльное умственное приспособление. Мы должны приготовить известным обрзом ншу мыслительную способность (силу мысли), тк же кк мы приготовляем особые ппрты для усиления ншего зрения. В одном случе нм нужен внешний телескоп, в другом -- известное построение в ншем собственном интеллекте.

Эт одушевленность Вселенной идет по смым рзнообрзным нпрвлениям. Это дерево -- живое существо. Берез вообще -- вид -- живое существо. Березовя рощ тоже живое существо. Лес, в котором деревья рзличных пород, трв, цветы, мурвьи, жуки, птицы, звери, -- тоже живое существо, живущее жизнью всего входящего в него, сознющее всеми сознниями, из которых оно состоит.

Эт идея интересно выржен в сттье П. А. Флоренского "Общечеловеческие корни иделизм" ("Богословский вестник", 1909, II, с. 288).

Для многих ли лес есть не только собиртельное существительное и риторическое олицетворение, то есть чистя фикция, нечто единое, живое?.. Рельное единство есть единство смосознния... Многие ли признют з лесом единство, то есть живую душу лес кк целого -- лесного, лесовик, лешего? Соглсны ли вы признть руслок и водяных -- эти души водной стихии?

Активность жизни собиртельных существ кк лес -- совсем не тков, кк ктивность жизни отдельных пород рстений и животных, ктивность жизни пород совсем не тков, кк ктивность жизни отдельных особей.

Именно рзличие функций, выржющееся в рзличной ктивности жизни, покзывет н рзличие сознний рзных "оргнизмов".

Активность жизни отдельного листик березы, конечно, бесконечно ниже ктивности жизни дерев; ктивность жизни дерев совершенно не тков, кк ктивность жизни вид; и жизнь вид не тков, кк жизнь лес.

Функции этих четырех "жизней" совершенно рзличны и соответственно этому должны быть рзличны сознния.

Сознтельность одной клетки человеческого тел должн быть нстолько же ниже в срвнении с созннием тел, то есть с "физическим созннием человек", нсколько ниже ее жизнення ктивность в срвнении с жизненной ктивностью всего оргнизм.

Тким обрзом, мы рссмтривем ноумен явления кк душу явления. То есть скрытя душ явления есть его ноумен. Понятие души явления или ноумен явления зключет в себе жизнь и сознние, и их функции в непонятных нм рзрезх мир, -- выржением которых в ншей сфере является феномен.

Идея одушевления Вселенной неизбежно приводит к идее "души мир" -"Существ", проявлением которого является видимя Вселення.

Идея "души мир" особенно обрзно понимлсь в древних религиях Индии. Мистическя поэм "Бхгвдгит" дет змечтельный обрз Мхдевы, то есть великого Девы, жизнью которого является нш мир.

Тк излгл Кришн свое учение ученикм... подготвливя их к восприятию высоких истин, рскрывющихся в минуту просветления перед его умственным взором.

Когд он говорил о Мхдеве, его голос стновился глубоким и черты освещлись внутренним светом.

Однжды Арджун, в порыве смелости, скзл ему:

-- Дй нм узреть Мхдеву в его божественной форме. Сможем ли мы лицезреть его?

И тогд Кришн... нчл говорить о существе, которое дышит во всякой тври, облдет сто тысячью форм с бесчисленными устми и с глзми, обрщенными во все стороны, и которые в то же время превышет все сотворенное всем объемом бесконечности, которое содержит в своем неподвижном теле всю движущуюся Вселенную, со всем миром. Если бы в небесх зжглось одновременно сияние тысячи солнц, скзл Кришн, оно не срвнялось бы с сиянием единого всемогущего.

Когд он говорил тким обрзом о Мхдевы, луч свет ткой могучей силы зжегся в глзх Кришны, что ученики не выдержли блеск этого свет и упли к ногм Кришны. Волосы н голове Арджуны поднялись от ужс, и, склоняясь, он скзл: "Твои слов ужсют нс, мы не в состоянии смотреть н ткое существо, которое ты вызывешь перед ншими глзми. Его вид потрясет нс". (Цитирую по книге "Великие Посвященные" Шюрэ, перевод Е. П.).

* * *

В интересном сборнике лекций проф. В. Джемс "Плюрлистическя Вселення" ("A Pluralistic Universe") есть лекция о Фехнере, посвящення "сознтельной Вселенной".

Обыкновенный монистический иделизм, говорит проф. Джемс, опускет все промежуточное. Он признет только крйности, кк будто з первым грубым лицом феноменльного мир со всеми его свойствми ничего не может быть нйдено, кроме смого высшего во всем его совершенстве. Во-первых, я и вы, ткие, ккие мы сейчс в этой комнте; и зтем сейчс же, кк только мы зглядывем под эту поверхность, смо невырзимое бсолютное. Рзве это не покзывет в высшей степени бедного вообржения? Рзве н смом деле нш Вселення не создн по более богтому обрзцу, с местом в ней для длинной иеррхии существ? Длее мтерилистическя нук делет Вселенную богче по терминологии -- со своими молекулми, эфиром, электронми и пр. Но бсолютный иделизм, предствляя себе рельность только в интеллектульных формх, не знет, что ему делть с телми, ккого бы род они ни были, и не может пользовться никкой психофизической нлогией или соотношением.

Совершенно н другой точке зрения стоял Фехнер, из сочинений которого Джемс приводит большие выдержки. Идеи Фехнер нстолько близки к тому, что говорилось в предыдущих глвх, что мы должны остновиться н них подробнее.

Беру это со слов проф. Джемс.

Первородный грех ншего, кк обычного, тк и нучного, мышления зключется, по мнению Фехнер, во въевшейся в нс привычке рссмтривть духовное не кк првило, кк исключение в природе. Вместо того, чтобы думть, что нш жизнь питется от груди другой великой жизни, нш индивидульность поддерживется другой великой индивидульностью, которя неизбежно должн быть сознтельнее и незвисимее всего, что он производит, мы обыкновенно рссмтривем все лежщее з пределми ншего мленького существовния только кк золу и пепел жизни.

Или, если мы верим в Божественный Дух -- мы, с одной стороны, его считем бестелесным, с другой стороны, считем бездушной природу.

"Ккой душевный мир или утешение может получиться от ткой доктрины?" -- спршивет Фехнер. -- Цветы вянут от ее дыхния, звезды преврщются в кмни, нше собственное тело стновится недостойным ншего дух и пдет до вместилищ одних только плотских чувств. Книг природы преврщется в сочинение по мехнике, в котором жизнь рссмтривется кк вид номлии. Огромня пропсть рзверзется между нми и тем, что выше нс, -- и Бог стновится тонким сплетением бстркций.

Орудие Фехнер, которым он пользуется для оживления Вселенной, есть нлогии...

Бэн определяет генильность, кк способность видеть нлогии.

Количество нлогий, которые мог нходить Фехнер, было удивительно. Но он в то же время нстивл н необходимости уметь, деля нлогии, видеть рзличия. Пренебрежение рзличиями, говорил он, это обычное зблуждение в рссуждениях по нлогии.

Тк, он признл, что рз кждое живое тело облдет созннием, то кждое сознние должно облдть телом. Но из этого совсем не следует, чтобы все тел были похожи друг н друг и чтобы тел существ высшего порядк были похожи н нши. Нше тело приспособлено к условиям ншей жизни. Другие условия жизни должны создвть другие тел.

Умы высшего порядк требуют тел высшего порядк. Вся земля н которой мы живем, должн, соглсно Фехнеру, иметь свое коллективное сознние. Ткое же сознние должно иметь кждое Солнце, Лун, плнеты, и вся солнечня систем должн иметь свое более широкое сознние, в котором сознние ншей земли соствляет только чсть. И вся звездня систем должн иметь свое сознние; и если эт звездня систем не есть сумм всего, что есть, то ее сознние есть тоже только чсть сознния всего -- мтерильно он вместе со всем остльным, что еще существует, предствляет собою тело того общего сознния Вселенной, которое люди нзывют Богом.

Тким обрзом, хотя Фехнер является монистом в своей теологии, в его Вселенной есть место для всех степеней духовных существ, от человек до все включющего в себя Бог.

В душу Земли он стрстно верит. И он смотрит н Землю кк н специльного нгел-хрнителя людей. Мы можем молиться Земле, думет он.

Его смое глвное зключение сводится к тому, что устройство мир тождественно повсюду. В нс смих зрительное сознние соединено с глзми, осязтельное с кожей. Но ни кож, ни глз не знют ощущений друг друг. Они сходятся вместе и приобретют ккое-то отношение друг к другу только в более широком созннии, включющем их в себя, в том созннии, которое мы нзывем личностью. Совершенно подобно этому, говорит Фехнер, мы должны предположить, что мое и вше смосознние, совершенно отдельные и не знющие друг друг, сходятся в высшем созннии, скжем в созннии человеческой рсы, которя их знет обоих, пользуется ими, и в которое они входят кк соствные чсти.

И подобно тому все человеческое и животное црство сходятся вместе в еще более широком созннии, в созннии Земли они соединяются еще с созннием рстительного црств. И взятое в целом, оно вносит свою долю опыт в сознние солнечной системы и т.д.

Предствить себе Землю живым оргнизмом нм мешет отсутствие у нее мозг. Всякое сознние, которое мы познем прямым путем, кжется нм связнным с мозгом. Но нш мозг, который служит первончльно для того, чтобы приводить в соотношение нши мускульные рекции, выполняет функцию, которую Земля выполняет совершенно другим обрзом. У нее нет собственных мускулов и членов. Единственные внешние для нее предметы -- это другие звезды. Но им вся ее мсс отвечет смыми тонкими изменениями в своем движении и смыми тонкими вибрциями своих чстей. Ее окены, кк в гигнтском зеркле, отржют небесные светил, тмосфер преломляет их лучи, кк в колоссльной линзе, облк и снежные поля сливют эти лучи в белый цвет, лес и цветы рссеивют всеми крскми спектр. Поляризция, интерференция, поглощение лучей пробуждют чувственность по отношению к тким вещм, которых не могут зметить нши чересчур грубые чувств.

И для этих космических сношений Земле не нужно мозг, тк же кк не нужно ни глз, ни ушей. Нш мозг действительно объединяет и приводит в соотношение бесчисленные функции оргнов чувств. Нши глз ничего не знют о звуке, уши ничего не знют о свете, но, имея мозг, мы можем чувствовть звуки и свет вместе и связывть их ссоцитивно... Но рзве не может быть других высших средств для объединения вещей, кроме мозговых волокон? Рзве ум Земли не может другим способом знть содержние всех нших умов вместе?

Фехнер рсскзывет момент своего собственного ощущения истины.

"Рз в весеннее утро я вышел н прогулку. Поля были зеленые, птицы пели, блестел рос, вдли поднимлся дымок, изредк покзывлся человек; н всем лежл свет точно ккого-то преобржения. Это был только мленький кусочек земли; и это был только короткий момент ее существовния; но однко по мере того, кк мой взгляд все больше и больше охвтывл ее, я чувствовл не только крсоту, но глубокую истину в той идее, что земля -- это нгел, несущий меня по небу... И я спршивл себя, кк могли люди тк длеко уйти от жизни, что считют землю мертвым телом... Это ощущение должно покзться фнтстическим. Земля есть шрообрзное тело, что еще можно узнть в минерлогических кбинетх?.."

Глвня идея Фехнер зключется в том, что более широкие формы сознния состоят из более огрниченных форм, но не предствляют собой простой суммы огрниченных форм. Нш ум не есть просто сумм нших зрительных, слуховых и прочих ощущений. Соединяя их вместе, он нходит между ними отношения и из этих отношений создет схемы, формы и объекты, которых не может знть кждое чувство, взятое в отдельности. Тким же обрзом душ Земли нходит отношения между содержнием моего и вшего ум, ткие отношения, которых нши отдельные умы не сознют. Он создет схемы, формы и объекты, пропорционльные ее более широкому полю действия, для постижения которых нши душевные поля слишком узки. И он знет нс и нши отношения в то время, кк мы не знем ни ее, ни своих нстоящих отношений друг к другу. Вся внутренняя жизнь Вселенной устроен кк будто тким обрзом, что более широкое сознние всегд может держть под нблюдением более узкое, но никогд не ноборот.

Фехнер срвнивет нши индивидульные личности с оргнми чувств Земли. Мы вносим кждый свое в ее душевную жизнь... И он поглощет нйти восприятия своей широкой сферой знния и комбинирует их с другими имеющимися тм днными. Причем рз внесенное уже остется в ней нвсегд и входит в новые соотношения.

Эти идеи Фехнер изложены в его книге "Zendavesta".

Я привел ткую длинную выдержку из книги проф. Джемс для того, чтобы покзть, что идеи одушевленности и сознтельности мир совсем не являются новыми или прдоксльными. Это естествення и логическя необходимость, вытекющя из более широкого взгляд н мир, чем тот взгляд, который мы обыкновенно позволяем себе иметь.

Логически мы должны или признть жизнь и сознние во всем, во всей "мертвой природе", или отрицть их совершенно дже в смих себе.

ГЛАВА XVI

Сознние и жизнь. -- Жизнь кк познвние. -- Сознние кк релизция существовния. -- Интеллект и эмоции. -- Эмоции кк орудие познния. -Эволюция эмоций с точки зрения познния. -- Чистые и нечистые эмоции. -Личные и сверхличные эмоции. -- Уничтожение элемент себя, кк средство приближения к истинному позннию. -- "Будьте кк дети...". -- "Блженны чистые сердцем...". -- Ценность морли с точки зрения познния. -Недосттки интеллектулизм. -- Дредноуты кк венец интеллектульной культуры. -- Опсности морлизм. -- Морльный эстетизм. -- Религия и искусство кк оргнизовнные формы эмоционльного познвния. -- Познние Бог и познние крсоты.

Смысл жизни -- это вечня тем людских рзмышлений. Все философские системы, все религиозные учения стремятся нйти и дть людям ответ н этот вопрос. Одни говорят, что смысл жизни в служении, в отдвнии себя, в смопожертвовнии, в жертве всем, дже жизнью. Другие говорят, что смысл жизни в нслждении ею, "в ожиднии конечного ужс смерти". Одни говорят, что смысл жизни -- это совершенствовние и созидние себе лучшего будущего з гробом. Другие говорят, что смысл в приближении к небытию. Третьи, что смысл -- в совершенствовнии рсы, в "устроении жизни н земле". Четвертые отрицют всякую возможность искть смысл.

Недостток всех этих объяснений зключется в том, что все они пытются нйти смысл жизни вне ее смой -- или в будущем человечеств, или в проблемтическом существовнии з гробом, или в эволюции Ego путем долгих последовтельных перевоплощений, вообще в чем-нибудь вне нстоящей жизни человек. Но если вместо того, чтобы рзмышлять, люди просто посмотрят вокруг себя, то они увидят, что в действительности смысл жизни совсем не тк темен. Он зключется в позннии. Вся жизнь, всеми ее фктми, событиями и случйностями, волнениями и влечениями, всегд приводит нс к позннию чего-нибудь. Весь жизненный опыт есть познние. Смя сильня эмоция человек -- это стремление к неизвестному. Дже в любви, кк мы видим, смое сильное влечение, которому приносится в жертву все остльное, это влечение к неизвестному, к новому.

* * *

В смом нчле этой книги мы признли существующими сознние и мир; "я" и "не-я". Сознние определяется кк релизция существовния. "Я" релизует свое существовние и существовние мир, чсть которого оно соствляет. Отношение к себе смому и к миру нзывется позннием.

Все душевные свойств человек, все элементы его сознния -- ощущения, предствления, понятия, идеи, суждения, умозключения, чувствовния, эмоции, дже творчество -- это все орудия познния, которыми рсполгет "я".

Чувствовние, дже смые высшие, кк эстетическое, религиозное, морльное, -- и творчество, от творчеств дикря, делющего себе кменный топор, до творчеств Бетховен, -- это именно орудия познния. Только ншему узкому человеческому взгляду кжется, что они служт другим целям: охрнению жизни, созиднию чего-то или нслждению. В действительности это все служебное; цель -- познние, всегд познние.

Эволюционисты, последовтели Дрвин, скжут, что борьб з существовние и отбор ниболее приспособленных создли ум и чувство современного человек, что ум и чувство служт жизни, охрняют жизнь отдельного индивидуум и вид -- и что вне этого, сми по себе, они смысл не имеют. Но н это можно возрзить то же смое, что говорилось рньше против идеи мехничности Вселенной. Именно, если существует сознние, то не существует ничего, кроме сознния. Борьб з существовние и отбор ниболее приспособленных, если они действительно игрют ткую роль в созиднии жизни, тоже являются не случйностями, продуктми сознния, ккого -- мы не знем. И служт, кк и все, позннию.

Но мы не релизуем, не видим присутствия сознния в зконх природы. Это происходит потому, что мы изучем всегд не целое, чсть и не видим сознния, приндлежщего целому. Изучя мизинец человек, мы не можем видеть сознния человек. И то же смое по отношению к природе. Мы всегд изучем мизинец природы. Если мы релизуем это, мы поймем, что всякя жизнь есть проявление чсти ккого-то сознющего себя целого.

Для того чтобы постигнуть сознние целого, нужно понять хрктер целого. Сознние есть функция целого. Тк, функция человек есть сознние. Но, не поняв хрктер "человек" кк целого, нельзя понять его сознния.

Для того чтобы понять, что ткое нше сознние, нужно выяснить нше отношение к жизни.

Что ткое жизнь?

Мы делли попытку, очень искусственную, основнную н нлогии с миром вообржемых двумерных существ, определить жизнь кк движение в сфере, высшей срвнительно с днной. С этой точки зрения всякя отдельня жизнь есть кк бы проявление в ншей сфере чсти одного из сознний другой сферы. Эти сознния кк будто зглядывют к нм в этих жизнях, которые мы видим. "Когд умирет человек, зкрывется один глз Вселенной, -- говорит Фехнер. -- Кждя отдельня человеческя жизнь есть момент сознния большого существ, которое живет в нс. Кждя отдельня жизнь дерев есть момент сознния существ, жизнь которого соствляется из жизней деревьев. Сознния этих высших существ не существуют отдельно от низших жизней. Это две стороны одного и того же. Кждое одно человеческое сознние в кком-нибудь другом рзрезе мир может двть иллюзию многих жизней".

Это очень трудно иллюстрировть примером. Но если мы возьмем спирль Хинтон, проходящую через плоскость, и точку, бегющую кругми по плоскости (рис. 2), и предположим, что спирль есть сознние, то движущяся точк пересечения спирли с плоскостью будет жизнью. Этот пример ясно рисует отношение сознния и жизни.

Жизнь и сознние в нших глзх рзличны и отдельны друг от друг, потому что мы не умеем смотреть, не умеем видеть. А это, в свою очередь, звисит от того, что нм очень трудно выйти из рмок нших делений. Мы видим жизнь дерев, этого дерев. И если нм говорят о том, что жизнь дерев есть проявление сознния, то мы понимем это тк, что жизнь этого дерев есть проявление сознния этого дерев. Но это, конечно, бсурд, являющийся результтом "трехмерного мышления", "Эвклидов ум". Жизнь этого дерев есть проявление сознния вид, или семейств, или, может быть, сознния всего рстительного црств.

Подобно этому нши отдельные жизни есть проявления ккого-то большого сознния. Докзтельство этому мы нходим в том, что нши жизни не имеют никкого другого смысл, кроме совершемого нми познвния. И мыслящий человек только тогд перестет мучительно ощущть отсутствие смысл в жизни, когд он релизует это и нчинет сознтельно стремиться к тому же, к чему рньше шел бессознтельно.

Причем это познвние, соствляющее ншу функцию в мире, совершется не только умом, но всем ншим оргнизмом, всем телом, всей жизнью, -- всей жизнью человеческого обществ, его оргнизциями, учреждениями, всей культурой и всей цивилизцией.

* * *

Если мы скжем относительно интеллектульной стороны человек, что он имеет целью познние, это не вызовет сомнений. Все соглсны, что интеллект человек со всеми подчиненными ему функциями имеет целью познние. Но относительно эмоций: рдости, горя, гнев, стрх, любви, ненвисти, гордости, сострдния, ревности; относительно чувств крсоты, эстетического нслждения и художественного творчеств; относительно морльного чувств; относительно всех религиозных эмоций: веры, ндежды, блгоговения и пр. и пр. -- относительно всей человеческой деятельности -- дело не тк ясно. Мы обыкновенно не видим, что все эмоции и вся человеческя деятельность служт позннию. Кким обрзом стрх, или любовь, или рбот служт позннию? Нм кжется, что эмоциями мы чувствуем, рботой -- создем. Чувствовние и создвние кжутся нм чем-то отличным от познния. Относительно рботы, творчеств, создвния мы скорее склонны думть, что они требуют познния, и если служт ему, то только косвенно. Точно тк же непонятно для нс, кким обрзом служт позннию религиозные эмоции.

* * *

Обыкновенно эмоционльное противопоствляется интеллектульному; "сердце" противопоствляется "уму". С одной стороны ствят "холодный ум" или интеллект, с другой стороны -- чувств, эмоции, художественное нслждение, -- и зтем опять отдельно -- нрвственное чувство, религиозное чувство, "духовность".

Недорзумение здесь лежит в понимнии слов интеллект и эмоция.

Между интеллектом и эмоцией нет резкого рзличия. Интеллект, взятый в целом, тоже есть эмоция. Рибо в "Психологии чувств" очень определенно говорит об "интеллектульной эмоции". В первичном виде -- это любопытство, ждное, личное, служщее личным целям; постепенно оно преврщется в любознтельность, снчл тоже личную, но постепенно переходящую в жжду знния рди знния, в чистую и сверхличную интеллектульную эмоцию.

Все эмоции проходят тот же смый путь. От всех понемногу отпдют личные элементы; все, усложняясь и утончясь, делются сверхличными; те, которые не могут стть сверхличными, трофируются и умирют.

Но в обыкновенном рзговорном языке и в "рзговорной психологии" ум противопоствляется чувству; дльше в кчестве отдельной и смостоятельной способности ствится воля; морлисты совершенно отдельно ствят нрвственное чувство; люди религиозные отдельно ствят духовность или веру.

Говорят: ум победил чувство; воля победил желние; чувство долг победило стрсть; духовность победил интеллектульность; вер победил рзум.

Но все это -- непрвильные выржения рзговорной психологии, нстолько же непрвильные, нсколько непрвильны выржения "восход" и "зкт" солнц. В действительности в душе человек нет ничего, кроме эмоций. И душевня жизнь человек есть борьб или грмоническое существовние рзличных эмоций.

Это совершенно ясно видел Спиноз, когд он скзл, что эмоция может быть побежден только другой, более сильной эмоцией, и ничем другим.

Ум, воля, чувство долг, духовность, побеждя ккую-нибудь эмоцию, могут победить ее только зключющимся в них эмоционльным элементом. Подвижник, который убивет в себе все желния и стрсти, убивет их желнием спсения. Человек, отрекющийся от всех нслждений мир, отрекется рди нслждения жертвой, отречением. Солдт, умирющий н посту из чувств долг, делет это потому, что эмоция преднности или верности в нем сильнее всех других. Человек, которому его нрвственное чувство подскзывет, что он должен подвить в себе стрсть, делет это потому, что нрвственное чувство (то есть эмоция) сильнее в нем всех других чувств, других эмоций.

В сущности это все просто и ясно, кк день, и зпутлось только потому, что люди, нзывя рзные степени одного и того же рзными именми, нчинли видеть коренные рзличия тм, где были только рзличия в степени.

Воля есть рвнодействующя желний. Мы нзывем человеком с сильной волей того, у кого воля идет по определенной линии, не уклоняясь в стороны, и человеком со слбой волей того, у кого линия воли идет зигзгми, уклоняясь то туд, то сюд, под влиянием кждого нового желния. Но это не знчит, что воля и желние -- нечто противоположное. Ноборот -- это одно и то же, потому что воля слгется из желний.

Ум не может победить чувство, потому что чувство может быть побеждено только чувством. Ум может дть только мысли и кртины, которые вызовут чувств, которые победят чувство днного момент.

Духовность не противоположн "интеллектульности" или "эмоционльности". Это только их высший полет. Интеллект не имеет грниц. Огрничен только человеческий "Эвклидов" ум.

Что же ткое интеллект?

Интеллект есть ктивня сторон кждого днного сознния. В живом црстве земли, у всех животных ниже человек, мы видим пссивное сознние. Но с появлением понятий сознние делется ктивным, ктивня чсть его нчинет рботть кк интеллект. Животное сознет эмоциями. Интеллект у животного имеется только в зчточном состоянии, в виде эмоции любопытств.

У человек рост сознния зключется в росте интеллект и в сопутствующем ему росте высших эмоций: эстетической, религиозной, морльной -- которые по мере своего рост все более и более интеллектулизируются, причем одновременно с этим интеллект проникет эмоционльностью, перестет быть "холодным". Тким обрзом, "духовность" есть слияние интеллект с высшими эмоциями. Интеллект одухотворяется от эмоций; эмоции одухотворяются от интеллект.

Функции интеллект не огрничены, но человеческий интеллект еще слб. Скзть, что форм познния выше человеческой будет уже не интеллектульной, ккой-то другой, будет непрвильно, потому что интуитивный ум есть только высший интеллект; и этот высший интеллект совсем не огрничен человеческими понятиями и облстью Эвклид. Очень много в этом отношении предстоит нм услышть со стороны мтемтики, которя в сущности двно уже вышл из облсти понятий. Но вышл при помощи интеллект.

* * *

Н нстоящей ступени своего рзвития, многое познвя интеллектом, человек в то же время очень многое познет эмоциями. Эмоции ни в кком случе не являются орудиями чувствовния рди чувствовния: они все -орудия познния. Кждой эмоцией человек познет что-нибудь, чего не может познть без ее помощи, что-нибудь, что не может познть никкой другой эмоцией, никким усилием интеллект.

Если мы будем рссмтривть эмоционльную природу человек кк зключенную в себе смой, кк служщую жизни, не служ позннию, то мы никогд не поймем ее истинного содержния и знчения.

Эмоции служт позннию. Есть вещи и отношения, которые можно познть только эмоционльно и только днной эмоцией.

Чтобы понять психологию игры, нужно пережить эмоции игрок; чтобы понять психологию охоты, нужно пережить эмоции охотник; психология влюбленного непонятн сухому и холодному человеку; состояние ум Архимед, выскочившего из внны, непонятно мирному гржднину, смотрящему н него кк н сумсшедшего; чувство бродяги по земному шру, вдыхющего морской воздух и смотрящего н морской горизонт, непонятно человеку, удовлетворяющемуся своей оседлой жизнью. Чувство верующего непонятно неверующему, и чувство неверующего непонятно верующему. Люди потому тк плохо понимют друг друг, что они живут всегд рзными эмоциями. И они понимют друг друг только тогд, когд одновременно испытывют одинковые эмоции. -- Нродня мудрость хорошо знет этот фкт:

"Сытый голодного не рзумеет", говорит он, "пьяный трезвому не товрищ", "рыбк рыбк видит издлек"...

В этом взимном понимнии или в иллюзии взимного понимния при погружении в одинковые эмоции лежит одно из глвных очровний любви. Об этом очень хорошо писл Мопссн в мленьком эскизе "Одиночество". В этой же иллюзии -- секрет влсти лкоголя нд человеческими душми.

Эмоции -- это цветные окн души, цветные стекл, через которые душ рссмтривет мир. Кждое ткое стекло помогет нйти в рссмтривемом объекте те или другие крски, но оно же мешет нйти противоположные. Поэтому совершенно спрведливо говорят, что одностороннее эмоционльное освещение не может дть првильного предствления об объекте. Ничто не дет ткого ясного предствления о вещх, кк эмоции, и ничто тк сильно не вводит в зблуждение, кк эмоции.

Кждя эмоция имеет смысл своего существовния н нстоящей ступени рзвития человек. Хотя ценность эмоций с точки зрения познния рзличн. Есть эмоции нужные, вжные, необходимые для жизни нстоящего; есть эмоции, при помощи которых строится будущее, -- и есть эмоции, относящиеся уже к прошедшему, которые теперь уже почти не нужны, больше мешют, чем помогют жить. И есть ткие эмоции, которые уже совсем змерли в душе современного культурного человек и могут быть оживлены только искусственно или если проявляются сми, то предствляют собой явление болезненное или с личной, или с общественной точки зрения.

Изучя эмоции современного человек, мы видим всю эволюцию человеческой души.

Теоретически -- все эмоции служт позннию; все эмоции возникли вследствие узнвния того или другого. Но прктически изменение условий жизни и рост других эмоций делют некоторые эмоции излишними и вредными, вводящими в зблуждение.

Возьмем ккую-нибудь эмоцию из смых элементрных, -- скжем, эмоцию стрх.

Несомненно, есть отношения, которые можно познть только стрхом. Человек, который никогд не испытл чувств стрх, не поймет очень многого в жизни и в природе, не поймет многих глвных мотивов жизни человечеств. -Что же кроме стрх, голод и холод зствляет рботть большинство людей? Он не поймет очень многих отношений в животном мире. Нпример, никогд не поймет сущности отношения млекопитющих к пресмыкющимся. Змея возбуждет чувство отврщения и стрх во всех млекопитющих. Этим отврщением и стрхом млекопитющее познет природу змеи и отношение этой природы к своей, и познет првильно, но строго лично, только со своей точки зрения. Что ткое змея см по себе, эмоцией стрх животное никогд не познет.

Что предствляет собой змея см по себе, не в философском знчении вещи в себе, просто с точки зрения зоологии ( не с точки зрения человек или животного, которого он укусил или может укусить) -- это можно познть только интеллектом.

* * *

Эмоции эволюционируют, рзвивются. В чем же для нс выржется их эволюция? Кк мы можем отличить рстущую эмоцию от умирющей? Потому что кроме рстущих есть и умирющие эмоции.

Признк рост эмоций -- это освобождение их от личного элемент. Освобождение от личных элементов усиливет познвтельную силу эмоций, потому что, чем больше в эмоции личных элементов, тем больше может он вводить в зблуждение. Личня эмоция всегд пристрстн, всегд неспрведлив.

Тким обрзом, познвтельня сил эмоций тем больше, чем меньше в днной эмоции элементов себя.

Мы видели рньше, изучя прострнство и его зконы, что эволюция познния зключется в постепенном отхождении от себя. Это очень хорошо выржет Хинтон. Он все время говорит, что, только отойдя от себя, то есть от своей личной точки зрения, мы нчинем постигть мир, кк он есть. Вся систем упржнений ум с рзноцветными кубми, изобретення Хинтоном, сводится к приучению сознния смотреть н вещи не с личной точки зрения.

Когд мы изучем систему кубов, пишет Хинтон (скжем, куб, соствленный из 27 меньших кубов), мы прежде всего изучем его, нчиня с одного определенного куб. И мы говорим, что знем всю систему, когд знем отношения 26 кубов к первому. Мы изучем весь большой куб, построенный из меньших кубов, по отношению к оси, идущей от первого, с которого мы нчли. Потом мы переходим к оси, идущей от другого, и т.д.

Тким обрзом, постепенно мы изучем большой куб по отношению к осям кждого из мленьких.

Для того чтобы изучить человечество, мы должны изучить его с точек зрения всех индивидуумов, соствляющих его.

Эгоист можно срвнить с человеком, знющим куб только с одной точки.

Люди, поверхностно сочувствующие многим, подобны тем, которые слегк знкомы с ншей системой кубов с рзных точек зрения.

Люди, у которых есть только одн или две глубокие привязнности, подобны людям, изучющим куб с одной или двух точек зрения.

И после всего этого, может быть, рзниц между добрыми и остльными из нс зключется только в том, что первые знют что-то, чего не знют другие. Есть что-то вне их, что тянет их к добру, что-то, что они видят и чего не видят другие.

Тким обрзом, здч првильного эмоционльного познния зключется в том, чтобы чувствовть не с личной точки зрения, чувствовть не только з себя, но и з других. И чем шире тот круг, з который чувствует днный субъект, тем глубже познние, которое дют ему его эмоции. Но не все эмоции в рвной степени способны освобождться от элементов себя. Есть эмоции, по существу рзделяющие, отделяющие, отчуждющие, зствляющие человек чувствовть себя обособленным, отдельным; тковы ненвисть, стрх, ревность, гордость, звисть. И есть эмоции соединяющие, сближющие, зствляющие человек чувствовть себя чстью ккого-то большого целого; тковы симптия, дружб, сострдние, любовь к родине, любовь к человечеству. Эмоции второго порядк горздо легче освобождются от элемент себя, чем эмоции первого порядк. Хотя в то лее время может быть совершенно не личня гордость -гордость з геройский поступок, совершенный другим человеком. Может быть дже не личня звисть, когд мы звидуем человеку, который победил себя, победил свое личное желние жить, пожертвовл собой з то, что все считют должным и спрведливым, но не решются сделть, дже не решются подумть из слбости, из любви к жизни. Может быть не личня ненвисть -- к неспрведливости, к нсилию, злоб к глупости, к тупости; отврщение к грязи, к лицемерию. И эти чувств, несомненно, поднимют и очищют душу человек и помогют ему видеть вещи, которых инче он бы не видел.

Христос, выгоняющий торговцев из хрм или выскзывющий свое мнение о фрисеях, совсем не был кроток и мягок. И бывют случи, когд кротость и мягкость совсем не достоинство. Эмоция любви, симптии, жлости очень легко преврщются в сентиментльность, в слбость. И в тком виде, конечно, служт только незннию.

* * *

Существует рзделение эмоций н чистые и нечистые. Мы все знем это, все пользуемся этими словми, но очень плохо понимем, что это знчит. В смом деле, что знчит "чистый" и "грязный" или "нечистый" применительно к чувству?

Обычня морль приорно рзделяет эмоции н чистые и нечистые по внешним признкм, кк Ной рзделял животных в своем ковчеге. При этом все "плотские желния" попдют в рзряд нечистых. Но относительно последнего я уже укзывл н мысль Н. В. Рознов, что в скетизме идея скверны идет со стороны полового изврщения. В действительности, конечно, "плотские желния" точно тк же чисты, кк и все в природе. И однко эмоции действительно бывют чистые и нечистые. Мы очень хорошо чувствуем, что в этом делении есть првд. Где же он? И что он знчит?

Ключ к этому может дть только рссмотрение эмоции с точки зрения познния.

Нечистя эмоция -- это совершенно ткя же вещь, кк нечистое стекло, нечистя вод или нечистый звук, то есть эмоция не чистя, с примесями, или с нлетом, или с отзвуком других эмоций; нечистя -- смешння.

Нечистя эмоция дет неясное, не чистое познние, кк нечистое стекло дет смутную кртину. Чистя эмоция дет ясное, чистое изобржение того, для познния чего он преднзнчется.

Это единственное рзрешение вопрос. Прийти к этому рзрешению нм особенно мешют обычные морльные тенденции, зрнее рзделившие эмоции н "нрвственные" и "безнрвственные".

Но если мы попробуем н минуту отрешиться от обычных морльных рмок, то мы увидим, что дело знчительно проще, что нет по природе чистых и по природе нечистых эмоций и что кждя эмоция может быть чистой или нечистой, смотря по тому, есть в ней примеси других эмоций или нет.

Может быть чистя чувственность, чувственность "Песни Песней", переходящя в ощущение космической жизни и дющя возможность слышть биение пульс Природы. И может быть нечистя чувственность -- нечто, стыдящееся смо себя или не стыдящееся ничего, безвкусное, нерзборчивое и безобрзное; нечистое потому, что стремление к крсоте, нерзрывно связнное с чувственностью, есть злог эволюции смой чувственности.

Может быть чистя симптия -- и может быть симптия с рсчетом, с ндеждой дже бессознтельно получить что-нибудь для себя з свою симптию. Может быть чистя любознтельность, жжд знния рди знния, и может быть ткое стремление к зннию, где впереди идут сообржения пользы или выгоды от этого знния.

Во внешних проявлениях чистые и нечистые эмоции могут очень мло рзличться. Дв человек могут игрть в шхмты, по внешности действуя совершенно одинково, но в одном будет говорить смолюбие, желние победы, и он будет полон рзных неприятных чувств по отношению к своему противнику -боязни, звисти з удчный ход, ревности, врждебности или рсчет н выигрыш; другой будет просто рзрешть лежщую перед ним сложную мтемтическую здчу, совсем не думя о своем противнике.

Эмоция первого будет нечистой, уже по одному тому, что в ней очень много личного и очень много чуждого, смешнного. Эмоция второго будет чистой и совершенно не личной.

Примеры подобного рзделения по внешности одинковых эмоций мы можем видеть постоянно в художественной, литертурной, нучной, общественной, дже в духовной и религиозной деятельности людей. Во всех облстях только полня побед нд личным элементом ведет человек к првильному позннию мир и себя. Все эмоции, окршенные элементом себя являются выпуклыми, вогнутыми или искривленными стеклми, непрвильно преломляющими лучи и искжющими вид мир.

Првильное познние требует чистых эмоций. Чистот эмоций в знчительной степени звисит от освобождения их от элемент себя, потому что примесь мелкого, личного, эгоистического чувств делет всякую эмоцию нечистой.

Тким обрзом, здч эмоционльного познния зключется в соответствующей подготовке эмоций, служщих орудием познния.

"Будьте кк дети..."

и -- "Блженны чистые сердцем..."

В этих евнгельских словх говорится именно об очищении эмоций. Нечистыми и личными эмоциями првильно познвть нельзя. Поэтому в интересх првильного познния мир должн происходить эволюция эмоций, состоящя в их очищении и возвышении. И эт эволюция может идти кк бессознтельно, тк и сознтельно.

* * *

Последнее приводит нс к совершенно новому взгляду н морль. Морль, цель которой зключется именно в том, чтобы устновить систему првильного отношения к эмоциям и содействовть их очищению и возвышению, перестет быть в нших глзх кким-то скучным и змкнутым в себе упржнением в добродетели.

Мы видим все огромное знчение, ккое морль может иметь в ншей жизни; мы видим знчение, ккое морль имеет для познния, потому что есть эмоции, которыми мы познем, и есть эмоции, которыми мы зблуждемся. Если морль действительно может помогть нм рзбирться в них, то ценность ее неоспорим именно с точки познния.

Есть эмоции, увеличивющие нше знние, и есть эмоции, увеличивющие нше незнние.

Психология обыкновенного рзговорного язык хорошо знет, что злоб, ненвисть, гнев, ревность -- ослепляют человек, зтемняют его рссудок; он знет, что стрх сводит с ум, и пр. и пр.

Но кроме этого, мы знем, что кждя эмоция может служить и зннию, и незннию.

Возьмем ткую ценную и способную н очень высокую эволюцию эмоцию, кк нслждение деятельностью. Эт эмоция является могучим двигтелем культуры, служит совершенствовнию жизни и вырботке всех высших способностей человек. Но он же является причиной бесконечного количеств зблуждений и faux pas человечеств, з которые ему приходится после очень горько рсплчивться. В увлечении деятельностью человек склонен очень легко збывть цель, рди которой он нчл действовть; принимть з цель смую деятельность; и рди сохрнения деятельности жертвовть целью. Отпрвившись в одном нпрвлении, человек, см не змечя того, поворчивет в обртное и очень чсто идет в бездну, думя, что он поднимется н высоты.

Нет ничего противоречивее, прдоксльнее человек, увлекшегося деятельностью. Мы просто привыкли к "человеку", и нс не поржют, кк курьезы, удивительные изврщения, к кким он приходит.

Нсилия во имя свободы. Нсилия во имя любви. Проповедь христинств с мечом в руке. Костры инквизиции во слву Бог милосердия. Нсилия нд свободой мысли и слов со стороны служителей религии. -- Все это воплощенные бсурды, н ккие способен только человек, блгодря стрнной двойственности своей души.

* * *

Првильное понимние морли в знчительной степени может предохрнить нс от подобных изврщений мысли. В ншей жизни вообще очень мло морли. Европейскя культур пошл путем интеллектульного рзвития. Интеллект изобретл и устривл, не думя о морльном знчении своей деятельности. Поэтому и получилось ткое положение, что венцом европейской культуры кк будто являются дредноуты.

Многие думют тк, и многие в силу этого отрицтельно относятся ко всей культуре. Но это тоже непрвильно. Кроме дредноутов европейскя мысль создл очень много нужного и ценного, облегчющего жизнь. Вырботк принципов свободы и прв, хотя номинльное -- уничтожение рбств; во многих облстях побед нд врждебной человеку природой; средств рспрострнения мысли, печть; чудес современной медицины и хирургия -- все это, несомненно, рельные звоевния. И с ними нельзя не считться. Но в них нет морли. Европейский культурный человек одинково легко изобретет пулемет и новый хирургический ппрт. Европейскя культур нчинлсь от жизни дикря, кк будто взяв эту жизнь з обрзец и нчв рзвивть все ее стороны, совершенно не думя об их морльном знчении. Дикрь рзбивл своему вргу голову простой дубиной. У нс для этого изобретены очень сложные приспособления, дющие возможность срзу рзбивть целые сотни голов. -- Поэтому и получется ткя вещь, что одновременно с изобретением эроплн появляются известия о призх з "метние бомб с эроплн". Введение морли в ншу жизнь сделло бы ее менее прдоксльной, менее противоречивой, более логической и, глвное, -- более цивилизовнной. Потому что теперь ншу знменитую цивилизцию очень сильно компрометируют дредноуты, смертня кзнь при помощи электричеств, усовершенствовнные одиночные тюрьмы, где зключенный обязтельно сходит с ум через пять лет, и прочие прелести культуры.

* * *

Морль нм необходим. Без нее мы чересчур легко збывем, что слово все-тки имеет некоторое отношение к делу. Мы очень многим интересуемся, очень во многое входим, но почему-то совершенно не змечем несоответствия между ншей духовной жизнью и ншей жизнью н земле. У нс обрзуются две жизни. В одной мы необыкновенно строги к себе, нлизируем тщтельно всякую идею, прежде чем выскзться о ней, -- в другой мы, ноборот, чрезвычйно легко допускем всякие компромиссы, чрезвычйно легко не змечем того, чего не хотим змечть. И мы примиряемся с этим рзделением. Мы кк будто дже не нходим нужным проводить рельно в жизни нши высшие идеи, почти возводим в принцип несмешение "рельного" с "духовным". В результте этого получются все безобрзия современной жизни -- вся бесконечня фльсификция ншей жизни -- фльсификция печти, искусств, тетр, нуки, политики, -фльсификция, в которой мы здыхемся, кк в вонючем болоте, но которую мы сми же создем, потому что мы же, и никто другой являемся слугми и днникми этой фльсификции. У нс нет сознния необходимости проводить нши идеи в жизнь, проводить их в ншей ежедневной деятельности, и мы допускем возможность, чтобы эт деятельность шл в рзрез с ншими духовными искниями по одному из вырботвшихся шблонов, вред которых мы сознем, но з которые кждый из нс в отдельности не считет себя ответственным, потому что не он см их создл. У нс нет чувств личной ответственности, нет смелости, и нет дже сознния их необходимости.

Морль нм необходим. Но в то лее время мы должны помнить, что нет ничего опснее морлизм, пошедшего по непрвильному пути. Нигде увлечение деятельностью не дет тких печльных плодов, кк в облсти морли. Увлекясь своей нрвственностью и нрвственной проповедью, человек збывет цель нрвственного совершенствовния, збывет, что цель в позннии. Он нчинет видеть цель в смой нрвственности. Тогд происходит приорное рзделение эмоций н хорошие и нехорошие, "нрвственные" и "безнрвственные". Вместе с тем окончтельно теряется првильное понимние цели и знчения эмоций. Человек увлекется своей "хорошестью". Ему хочется, чтобы все другие были ткими же "хорошими", кк он, или кк длекий, поствленный им смому себе идел. Является своего род морльный эстетизм -- нслждение морлью рди морли; или морльный спорт -- упржнение в морли рди морли. Это остнвливет всякую мысль. Человек нчинет всего бояться. Во всем, во всех проявлениях жизни, ему нчинет чудиться что-то "безнрвственное", могущее низвести его или других с той высоты, н которую они поднялись или могут подняться. У него рзвивется необыкновенное подозрительное отношение к чужой нрвственности. В пылу прозелитизм, желя рспрострнять свои нрвственные взгляды, он нчинет уже определенно врждебно относиться ко всему, несоглсному с его нрвственностью. Это уже все "черное" в его глзх. Нчв с полной свободы, он очень легко, несколькими компромиссми, убеждет себя в необходимости бороться со свободой. Он уже нчинет допускть известную цензуру мысли. Свободное выржение мнений, противоположных его собственным, кжется ему уже почти недопустимым... Все это может делться из смой искренней любви к людям. Но конец этого нм хорошо известен.

Нет тирнии ожесточеннее тирнии морли. Все приносится ей в жертву. И, конечно, нет ничего более ослепляющего, чем ткя тирния, чем ткя "морль".

И тем не менее человечеству нужн морль. Оно ее стрстно ищет и, может быть, нйдет.

* * *

Оргнизовнными формми интеллектульного познния являются: нук, основння н нблюдении, исчислении и опыте, и философия, основння н умозрительном методе рссуждений и умозключений.

Оргнизовнными формми эмоционльного познния являются: религия и искусство. Религиозные вероучения, принимя хрктер "культов", целиком основывются н эмоционльной природе человек. Величественные хрмы, пышня одежд жрецов и священников, торжественные богослужения, процессии, жертвоприношения, пение, музык -- все это имеет целью известным обрзом эмоционльно нстроить человек, вызвть в нем известные определенные чувств. Ту же смую цель преследуют религиозные мифы, легенды, жизнеописния, пророчеств, поклипсисы -- они все действуют н вообржение, н чувство.

Цель этого -- дть человеку Бог, дть ему морль, то есть дть известное познние тйной стороны мир. Религия может уклоняться от своей цели, может служить земным интересм и целям. Но нчло ее лежит в искнии првды и Бог.

Искусство служит крсоте, то есть своеобрзному эмоционльному позннию. Искусство нходит во всем эту крсоту и зствляет человек чувствовть ее и тким обрзом познвть. Искусство есть могучее средство познния ноуменльного мир, -- глубины тйн, одн порзительнее другой, открывются взору человек, когд он держит в рукх этот мгический ключ.

Но стоит ему только подумть, что эт тйн не для познния, для нслждения, и все чры руштся. Кк только вместо искния новой крсоты в искусстве нчинется нслждение нйденной, тк происходит остновк, и искусство преврщется в ненужный эстетизм, окружющий человек стеной, которя мешет ему смотреть дльше.

Искние крсоты -- цель искусств, тк же кк искние Бог и првды -цель религии. И точно тк же, кк искусство, религия остнвливется, когд он перестет искть Бог и првду и думет, что ншл. Эт идея выржен в Евнгелии:

Ищите Црствия Божия и првды его...

* * *

Нук, философия, религия, искусство -- формы познния. Метод нуки -опыт; метод философии -- умозрение; метод религии и искусств -- морльное или эстетическое эмоционльное внушение. Но и нук, и философия, и религия, и искусство -- только тогд нчинют действительно служить истинному позннию, когд в них нчинет проявляться интуиция. В сущности, можно скзть, и, может быть, это будет смое верное, что цель их зключется совсем не в том, чтобы дть людям известные знния, в том, чтобы поднять человек н ткую высоту мышления и чувствовния, чтобы у него смого явилсь интуиция.

Цель всякого познния -- переход к интуитивному позннию.

А в интуитивном позннии рзные формы познния -- нук, философия, религия и искусство -- должны сливться одно с другим, обрзуя единое целое, ту теософию -- мудрость богов, к которой двно стремится человечество.

ГЛАВА XVII

Интеллектульный метод. -- Объективное и субъективное познние. -Изучение "не-я" и изучение "я". -- Невозможность объективного исследовния "я". -- Грницы объективного познния. -- Возможность рсширения субъективного познния. -- Поглощение всего "не-я" в "я". -- Идея Плотин. -- Рзные формы сознния. -- Сон (потенцильное состояние сознния). -Сновидение (сознние, зключенное в себе смом, отрженное от себя). -Бодрствующее сознние (дулистическое ощущение мир, рзделение "я" и "не-я"). -- Экстз ("выхождение из себя"), "турья" (бсолютное сознние всего кк себя). -- "Кпля, поглощющя окен". -- "Нирвн".

Устновив принцип возможного объединения в интуиции или при помощи интуиции форм ншего познния, мы должны посмотреть, не осуществляется ли где-нибудь это объединение; кким обрзом оно может произойти, и произойдет ли оно в совершенно новой форме, или одн из существующих включит в себя остльные.

Для этого мы должны вернуться к основным нчлм ншего познния и срвнить возможные шнсы н рзвитие рзных путей. То есть по возможности выяснить, ккой путь и кким обрзом скорее всего приводит к интуиции.

Относительно эмоционльного пути мы это до некоторой степени устновили: рост эмоций, их очищение и освобождение от личных элементов должно вести к сверхличному позннию и к интуиции.

Но кким обрзом может прийти к интуиции интеллектульный путь?

Мы знем, что мы познем интеллектульно, мы познем или субъективно, или объективно. Субъективно, кк чсть себя, объективно, кк чсть не себя.

Мы должны рссмотреть, ккое знние, субъективное или объективное, имеет большие шнсы н рзвитие, -- и ккое из них скорее может привести к интуиции.

Прежде всего: что ткое интуиция?

Интуиция есть непосредственное познние, внутренним чувством, прямо созннием. Я непосредственно ощущю свою боль, интуиция может дть мне возможность ощутить, кк свою, боль другого человек. Тким обрзом, интуиция см по себе есть рсширение субъективного познния. Но, может быть, возможно интуитивное рсширение объективного познния. Мы должны рссмотреть сущность объективного познния.

Нше субъективное знние зключется в нуке и в философии. Субъективный опыт -- нук все время принимл кк днное, не могущее быть измененным, но "сомнительное" и нуждющееся в проверке и в подтверждении объективным методом. Нук изучл мир кк объективное явление и кк ткое же объективное явление стремилсь изучть "я" с его свойствми.

С другой стороны, одновременно с этим шло изучение "я", тк скзть, изнутри. Но этому изучению никогд не придвлось особенно большого знчения. Пределы субъективного познния, то есть пределы "я", считлись строго огрниченными, устновленными и неизменными. Только для объективного знния признвлсь возможность рсширения.

Мы должны посмотреть, нет ли в этом ошибки действительно ли возможно рсширение объективного познния и действительно ли огрничено субъективное.

Рзвивясь, нук, то есть объективное знние, везде нтлкивется н препятствия. Нук изучет феномены; кк только он пытется перейти к изучению причин, он видит перед собой стену неизвестного и для нее непознвемого. Вопрос зключется в том, что это непознвемое бсолютно непознвемо или непознвемо только для объективных методов ншей нуки.

Пок дело имеет ткой вид: количество неизвестных фктов во всех облстях нучного знния быстро рстет, и неизвестное грозит поглотить известное или принимемое з известное. Прогресс нуки, особенно последнее время, можно определить, кк очень быстрый рост облстей незнния. Незнние, конечно, и прежде было не меньше, чем теперь. Но рньше оно не тк ярко сознвлось -- тогд нук не знл, чего он не знет. Теперь он все больше и больше узнет это, |все больше и больше узнет свою условность. Еще [немного, и у кждой отдельной отрсли нуки то, чегo он не знет, стнет больше того, что он знет.

В кждой облсти нук см нчинет отрицть свои основния. Еще немного, и нук в целом спросит себя: где же я?

Позитивня философия, которя ствил своей здчей выводить общие зключения из того, что знет кждя отдельня нук и все они вместе, -почувствует себя обязнной вывести зключение из того, чего нуки не знют. И тогд весь мир увидит перед собой колосс с глиняными ногми или, скорее, совсем без ног, с огромным тумнным туловищем, висящим в воздухе.

Иделистическя философия двно видит отсутствие ног у этого колосс, но большинство культурного человечеств нходится под гипнозом позитивизм, видящего что-то н месте этих ног. С этой иллюзией скоро придется рсстться. Мтемтик, лежщя в основе позитивных знний, н которую с гордостью укзывет точное знние кк н своего подднного и вссл, в сущности, отрицет весь позитивизм и утверждет иделизм. Мтемтик только по недорзумению попл в цикл позитивных, нук, и, кк я ндеюсь докзть дльше, именно мтемтик явится скоро глвным орудием против позитивизм.

Позитивизмом я нзывю здесь систему, утверждющую в противность Кнту, что изучение явлений может приблизить нс к вещм в себе, то есть утверждющую, что, идя путем изучения явлений, мы можем прийти к понимнию причин.

Обычный позитивный взгляд отрицет существовние скрытой стороны жизни, то есть он нходит, что эт скрытя сторон понемногу открывется нм -- и что прогресс нуки зключется в постепенном рскрытии скрытого.

"Это еще неизвестно, -- говорит позитивист, когд ему укзывют н что-нибудь "скрытое", -- но это будет известно. Нук, идя тем же путем, кким шл до сих пор, откроет и это. Ведь пятьсот лет тому нзд в Европе не знли о существовнии Америки; пятьдесят лет тому нзд не знли о существовнии бктерий; десять лет тому нзд не знли о существовнии рдия. Но и Америк, и бктерии, и рдий теперь открыты. Точно тк же и точно тким же путем, и только тким путем будет открыто все, что вообще будет открыто. Аппрты совершенствуются, методы, приемы, нблюдения утончются. Чего не могли подозревть сто лет тому нзд, теперь делется общеизвестным и общепонятным фктом. Если что можно узнть, то это будет узнно именно тким способом".

Тк говорят сторонники позитивного взгляд н мир, но в основе этих рссуждений лежит глубочйшее зблуждение.

Утверждение позитивизм было бы верно, если бы нук рвномерно двиглсь во все стороны; если бы для нее не было зкрытых и зпечтнных дверей; если бы множество вопросов, глвных вопросов, не оствлись ткими же тйными, кк в те времен, когд не было никкой нуки.

Но мы видим совсем другое. Мы видим, что для нуки зкрыты целые огромные облсти, что он в них никогд не проникл и, что хуже всего, не сделл ни шгу в нпрвлении этих облстей.

Существует множество вопросов, к понимнию которых нук дже не приблизилсь; множество вопросов, среди которых современный ученый во всеоружии своего знния тк же беспомощен, кк дикрь или четырехлетний ребенок.

Тковы вопросы жизни и смерти, проблемы времени и прострнств, тйн сознния и пр. и пр.

Мы все знем это, и единственно, что мы можем делть, -- это стрться не думть о существовнии этих вопросов, збывть о них. Это мы и делем обыкновенно. Но ведь это не уничтожет вопросов. Они продолжют существовть, и в любой момент мы можем обртиться к ним и испытть н них твердость и силу ншего нучного метод. И кждый рз при ткой попытке мы видим, что нш нучный метод для этих вопросов не годится. При помощи его мы можем определять химический соств отдленных звезд; фотогрфировть невидимый для глз скелет человеческого тел; изобретть плвучие мины, которыми можно упрвлять н рсстоянии при помощи электрических волн и уничтожть срзу сотни жизней, -- но при помощи этого метод мы не можем скзть, что думет человек, который сидит рядом. Сколько бы мы ни вешли, ни фотогрфировли, ни выслушивли человек, мы никогд не узнем, ккие мысли в днный момент проходят в его голове, пок он см не скжет. А это уже другой метод.

* * *

Облсть действия методов точной нуки строго огрничен. Эт облсть -мир объективного. В мир субъективного точня нук никогд не проникл и никогд не проникнет.

Рсширение объективного знния з счет субъективного невозможно. Несмотря н весь рост объективных знний, грниц между ними и миром субъективного лежит н том же месте.

Если бы нук хоть один шг сделл бы в этом нпрвлении, если бы хоть что-нибудь субъективное было объяснено объективно, мы могли бы признть, что он может сделть и дв, и три, и десять, и тысячу шгов. Но он не сделл ни одного, и поэтому можно думть, что он никогд его не сделет. Мир субъективного зкрыт для объективного исследовния, и для этого есть вполне определенные причины.

Длеко не все, что существует, имеет объективное существовние, то есть длеко не все может быть объективировно. Отрицтельные величины существуют, но не существуют объективно. Логические понятия, кк добро, зло, истин, крсот, мтерия, движение и пр., тоже существуют, но не существуют объективно, кк существует эт чернильниц, этот стол, эт стен. Все метфизические фкты существуют, но не существуют объективно.

Объективное существовние есть очень узко определення форм существовния, длеко не исчерпывющя всего существовния. Ошибк позитивизм зключется в том, что он признл рельно существующим только то, что существует объективно, и нчл отрицть дже существовние того, что объективно.

Что же ткое объективность?

Мы можем определить это тк: блгодря свойствм ншего сознния или блгодря условиям, в которых рботет нше сознние, мы выделяем небольшую чсть фктов в определенную группу. Эт групп фктов предствляет собой объективный мир и доступн изучению нуки. Но ни в кком случе эт групп не предствляет собой всего существующего.

Рядом с этой группой мы можем поствить другую: группу субъективную.

Что ткое субъективное?

То, что мы чувствуем непосредственно. Моя зубня боль для меня субъективное явление. Чужя зубня боль -- для меня только понятие. Првд, он сопровождется или имеет причиной объективные явления -- гнилой зуб. Но смя боль, когд это чужя боль, только понятие. Субъективное -- это то, что я чувствую см, непосредственно, кк чсть себя.

Субъективное обрзует свою отдельную группу. Причем для кждого человек эт групп рзличн. У одного может быть меньше, у другого больше. У одного целый ряд ощущений (нпример, музыкльных) входит в облсть субъективного, для другого весь этот ряд остется кк понятия. Несомненно при этом, что облсть субъективного может знчительно рсширяться при помощи специльного воспитния или тренировки.

Если мы возьмем обыкновенного современного человек, то мы можем скзть, что все существующее рзделяется для него н три группы: объективного, субъективного и того, что ни объективно, ни субъективно, кк отрицтельня величин, и вообще фкты известные ему только кк понятия.

Вопрос зключется в том: кким путем пойдет рсширение знний, путем объективного или путем субъективного?

По отношению к очень большим рядм фктов мы можем смело скзть, что рсширение объективного знния в их сторону невозможно. Отвлеченное понятие никогд не будет объективным явлением; мысли другого человек и мои никогд не будут для меня объективным явлением.

В последнем я выскзывю вещь, противоположную тому, что я писл в "Четвертом измерении" (глв IX). Я писл тм, что должны быть нйдены "формы объективного существовния психических явлений и вырботны способы их объективного исследовния". То есть я признвл возможным нйти объективное существовние в том, что теперь познется нми субъективно; признвл првильность позитивного (то есть объективного) метод для изучения душевных явлений, признвл, что если мы что-нибудь должны нйти, то только идя этим путем.

Теперь я вижу, что смый путь взят непрвильно. Объективный метод недостточен и непригоден для изучения явлений сознния. Нужен другой метод. Все говорит нм, что с позитивным методом можно идти только по определенным условным нпрвлениям. Нук не сделл ни шгу в нпрвлении объективного познния субъективного, -- и, очевидно, не может сделть ни шгу; и объективное знние основно н субъективном и без субъективного существовть не может; субъективное же прекрсно может существовть без объективного. Если строго пронлизировть сущность объективного знния, мы увидим, что оно состоит из субъективных элементов. Мы уже чстью проделли ткой нлиз, говоря о прострнстве и времени. Протяжение в прострнстве и бытие во времени -- это первое условие объективного существовния. Между тем формы протяжения вещи в прострнстве и бытия ее во времени создются познющим вещь субъектом, не приндлежт вещи. Это последнее сообржение позволяет нм рсстться со всеми гипотезми тонких состояний мтерии, энергетических и психофизических эмнции и т.п. Все эти гипотезы стрдют одним общим недосттком: они не принимют во внимние того, что мтерильность (или энергетичность) есть сложное свойство, приндлежщее не вещи, ншему восприятию вещи. И не принимют во внимние того, что мтерильность не может приндлежть вещм, которые не воспринимются нми кк мтерильные; точно тк же кк не могут приндлежть вещм некоторые свойств мтерильности без других. Мтерия состоит не из томов, из нших ощущений. Если нет ощущений (хотя бы в возможности), то нет мтерии. Мтерия невесомя, невидимя, не имеющя мссы и пр., пр. -- ткой же nonsense, кк крет без колес, без козел, без сидений, без кузов, без пол, без крыши, без дверей. Мтерия прежде всего трехмерн. Трехмерность есть форм ншего восприятия. Мтерия четырех измерений -- это ткя же стрння вещь, кк квдртный треугольник.

Тким обрзом, ндеяться н то, что субъективные явления, кк мысли или чувств, можно предствить себе объективно существующими, хотя бы слбо мтерильными и тким обрзом свести все существующее к объективно существующему -- совершенно нпрсно.

У нс существует объективное знние и существует субъективное знние. Мы должны рссмотреть шнсы н прогресс того и другого.

* * *

Объективное знние может рсти бесконечно в звисимости от улучшения ппртов и утончения методов нблюдения и исследовния. Единственно, чего оно не может перешгнуть, -- это грниц трехмерной сферы, то есть условий прострнств и времени. Объективное знние всегд будет подчинено этим условиям. Никкой ппрт, никкя мшин этих условий не победят.

Объективное знние изучет не фкты, только предствления о фктх. Субъективное знние изучет фкты, при этом -- фкты сознния, относительно которых мы ншли, что они единственные рельные фкты.

Тким обрзом, объективное знние имеет дело с нерельным, с предствляемым, с вообржемым миром, -- субъективное знние имеет дело с рельным миром.

Для того чтобы объективное знние вышло из пределов трехмерной сферы, нужно, чтобы изменились условия субъективного восприятия.

Пок этого нет, нше объективное знние зключено в пределх бесконечной трехмерной сферы. Оно может идти бесконечно по рдиусм этой сферы, но оно не перейдет в ту облсть, рзрезом которой является трехмерный мир.

И мы знем из предыдущего, что если бы нше субъективное восприятие было еще более огрничено, то соответственно этому было бы огрничено и объективное знние.

Собке нельзя передть идею шрообрзности Земли, нельзя зствить ее зпомнить вес Солнц и рсстояния между плнетми. Ее объективное знние горздо более личное, чем нше. И причин этого лежит в ее огрниченной психике.

Тким обрзом, мы видим, что объективное знние звисит от свойств субъективного. Или, говоря инче, степень субъективного знния определяет степень объективного.

Конечно, между объективным зннием дикря и Герберт Спенсер -огромня рзниц. Но и то, и другое знние не выходят из пределов трехмерной сферы, то есть облсти "условного" нерельного.

Для того чтобы выйти из трехмерной сферы, нужно рсширить субъективное знние. Рсширение субъективного знния -- это есть рсширения грниц "я".

Возможно ли рсширение грниц "я"?

Изучение сложных форм познния говорит нм, что д, возможно.

Рсширение субъективного познния, рсширение грниц "я" -- это знчит включение в свое "я" того, что обыкновенно воспринимется, кк "не-я".

Грницы "я" -- вообще очень условны и неопределенны. Животные еще плохо сознют свое "я", соединяют его с тем, к чему в днный момент стремятся. Человек огрничивет свое "я" -- своим телом. Изучя мир, он относит свое тело к облсти "не-я" и принимется з "я" только внутренний, познющий центр. Дльше при рсширении сознния опять идет рсширение "я". Не определяя точнее, мы можем скзть, что ощущение своего "я" меняется при изменении форм сознния.

Знменитый Алексндрийский философ Плотин (III в.) утверждл, что для совершенного познния субъект и объект должны быть соединены, -- что рзумный гент и понимемя вещь не должны быть рзделены.

Потому что тот, кто видит, см стновится вещью, которую видит. ("О гностических ипостсях").

"Видеть" здесь нужно понимть конечно, в смысле интуиции.

* * *

Ккие же бывют формы сознния?

Индийскя философия рзделяет четыре состояния сознния ("Древняя мудрость" Анни Безнт. Введение): сон, сновидение, бодрствующее сознние и состояние бсолютного сознния -- турью.

По ншей терминологии эти четыре состояния сознния будут: потенцильное состояние сознния, сознние в возможности (сон); иллюзорное состояние сознния (видение снов), то есть не рзделение "я" и "не-я", объективировние своих обрзов предствления; зтем: "ясное сознние" (бодрствующее состояние", рзделение "я" и "не-я" -- и, нконец, неизвестное четвертое состояние сознния, о котором нш нучня психология имеет очень смутное предствление, экстз.

Джордж Мид в введении к Тейлоровскому переводу Плотин, сближет терминологию Шнкрчрия, учителя школы Адвйт-Веднт древней Индии, с терминологией Плотин.

Первое или духовное состояние был экстз; из экстз сознние збылось в глубоком сне; из глубокого сн очнулось в бессознтельности, но все-тки внутри себя, во внутреннем мире сновидений, от сновидений оно перешло, нконец, в бодрствующее состояние, во внешний мир чувств.

Экстз -- это термин Плотин. Он совершенно тождествен с турьей древних индусов.

Идея индийских философов и Плотин зключется в том, что "бсолютное сознние" (то есть космическое или мировое сознние), дробясь н отдельные "лучи" или "искры", кк бы зсыпет, преврщется в свой собственный потенцил, повторенный бесконечное число рз, -- то есть создет бесконечное количество возможностей сознния. Из этого состояния, "лучи", собирясь вместе, но оствясь змкнутыми в себе, создют "субъективное" состояние отрженного сознния сновидения. Дльше сознние "пробуждется", окруженное тем, что конструируют его оргны чувств и воспринимтельный ппрт в феноменльном мире; оно рзличет "субъективное" от "объективного", рзделяет мир н "я" и "не-я" -- и отличет от "действительности" свои обрзы предствления. Оно признет феноменльный объективный мир рельностью и сновидения нерельностью и вместе с ними считет кк бы нерельным весь субъективный мир. Свое смутное ощущение рельных вещей, лежщих з тем, что конструировно оргнми чувств, то есть ощущения мир ноуменов, сознние кк бы сближет со сновидениями, то есть с нерельным, вообржемым, бстрктным, субъективным, и считет рельным только феномены.

Зтем рзными путями нчинет осуществ