/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Саддам Хусейн

Робин Апдайк


Апдайк Робин

Саддам Хусейн

Робин Дж. АПДАЙК

(судя по всему - псевдоним российского автора

или даже, учитывая разночтения в транскрипции имен,

коллектива авторов)

САДДАМ ХУСЕЙН

(ПОЛИТИЧЕСКАЯ БИОГРАФИЯ)

Анонс

В книге рассматривается история бурной политической карьеры диктатора Ирака, вступившего в конфронтацию со всем миром. Саддам Хусейн правит Ираком уже в течение 20 лет. Несмотря на две проигранные им войны и множество бед, которые он навлек на страну своей безрассудной политикой, режим Саддама силен и устойчив.

Что способствовало возвышению Хусейна? Какие средства использует он в борьбе за свое политическое выживание? Почему он вступил в бессмысленную конфронтацию с мировым сообществом?

Образ Саддама Хусейна рассматривается в контексте древней и современной истории Ближнего Востока, традиций, менталитета л национального характера арабов.

Книга рассчитана на преподавателей и студентов исторических, философских и политологических специальностей, на всех, кто интересуется вопросами международных отношений и положением на Ближнем Востоке.

Глава первая

"Сильный человек" арабского мира

Он занимает все ведущие посты в государстве. Президент и глава исполнительной власти. Председатель Совета революционного командования. Верховный главнокомандующий. Генеральный секретарь регионального руководства Партии арабского социалистического возрождения - Баас.

Саддам Хусейн давно уже считает себя лидером Арабского Востока и борцом за интересы народов третьего мира. Для Запада Саддам Хусейн - это диктатор, "способный на все". Для третьего мира - защитник обездоленных и угнетенных, единственный политический лидер, способный противостоять "империалистическому Западу". Секрет популярности Хусейна в развивающихся странах прежде всего в том, что он сумел персонифицировать конфликт Север Юг. И наиболее отчетливо это проявилось в ходе войны в Персидском Заливе в начале 1991 года, которая стала первой войной против угрозы "бедного Юга".

Культуролог сказал бы, что это было столкновение двух культур западной с ее рационализмом, прагматизмом и научно-технической ориентацией и во многом мистических, традиционных ценностей арабского мусульманского Востока. Подобный взгляд помогает объяснить парадоксальный для европейского сознания феномен - почти всеобщую поддержку агрессора и диктатора Саддама Хусейна в арабском мире. Ирак бросил вызов "империалистическому Западу", бедный Юг - богатому Северу. На культурно-психологическом уровне "саддамомания" проявилась как всплеск арабского самосознания и конфронтационного мышления.

Саддам Хусейн представлял свою страну "бедняком, сражающимся с империализмом, сионизмом и богатыми нефтяными магнатами Залива". При этом иракская пропаганда попадала на хорошо подготовленную почву. По словам французского востоковеда Жиля Кепеля, на сторону Саддама Хусейна встают народы, "испытывающие чувство, что они обмануты Историей, лишены доступа к современным достижениям и богатству, унижены высокомерным Западом". Иракские средства массовой информации возвели Багдад в ранг "столицы веры и победы", а главную святыню ислама - Мекку в Саудовской Аравии - низвели до положения "оскверненной пленницы американцев".

Обращаясь к арабам, Саддам Хусейн говорил о том, что Ирак всегда будет "верным стражем земли арабов", что Баас - это "рыцарь, который восстановил честь иракского народа и арабской нации". Однако в словах этих немало обычной популистской риторики. Само понятие "арабский мир", как ни странно это звучит, являет собой "общность противоречий" и для большинства населяющих сто людей представляется весьма смутным. Народы, здесь проживающие, используют в качестве средства общения арабский язык, но его региональные диалекты столь существенно различаются, что алжирец, к примеру, с большим трудом может понять сирийца. Главная религия арабов ислам, но они исповедуют и христианство. К тому же мусульмане разделены на суннитов и шиитов, вражда между которыми имеет многовековую историю.

Арабский мир давно уже превратился в зону нестабильности, вовлекая в свои неурядицы и конфликты другие государства. Банды террористов, базирующихся именно здесь (многие из них проходили подготовку в Советском Союзе), наносили удары по целям в Лондоне, Мюнхене, Риме, Париже. "Нефтяной кризис" 1973 года, инициированный ОПЕК в отместку за поражение арабского оружия в войне Судного Дня (октябрь 1973), поставил с ног на голову всю мировую экономику. Конфликт в Заливе завершился быстро, но на протяжении всех 90-х годов арабо-мусульманский мир продолжает генерировать новые и новые импульсы нестабильности.

Сердцевина ближневосточного конфликта - противостояние арабов и Израиля, которое во многом объясняет поведение Саддама Хусейна с его абсолютными неприятием Израиля и сионизма.

- Картами Белого дома играет сионизм, - говорил Саддам в интервью американской телевизионной компании Си-Эн-Эн в начале 1991 года. - Это сионизм направил вашу армию сюда. Это битва с сионизмом.

Поведение Саддама Хусейна подчас напоминает постановку театра абсурда. Одержимый ненавистью к Израилю и "сионистам", он неизменно подключался ко всем последним арабо-израильским войнам на Ближнем Востоке, хотя не мог не знать, насколько плачевно для арабов они обычно заканчивались.

В ходе Синайской кампании в ноябре 1956 года за семь дней Армия Обороны Израиля, состоящая в основном из резервистов, прошла весь Синайский полуостров и вышла к Суэцкому каналу. Треть египетской армии Гамаль Абдель Насера была разгромлена. В плен попали более трех тысяч египетских солдат, которые скитались по пескам и умирали от жажды. Вскоре всех их обменяли на одного-единственного израильтянина, попавшего в плен. В целом же Израиль потерял 172 человека убитыми и 800 ранеными. Число погибших в армии Египта исчислялось тысячами.

ООН заставила Израиль уйти из Синая. Протестуя против этого решения, Голда Меир говорила с трибуны ООН:

- В Израиле люди уходили в пустыню или пускали корни в каменистых горных склонах, чтобы строить новые деревни, дороги, дома, школы и больницы, а арабских террористов посылали из Египта и Иордании их убивать. Израиль рыл колодцы, прокладывал водопроводы. Египет посылал федаинов их взрывать. Мы строили детские ясли, федаины бросали в них гранаты.

Накануне Шестидневной войны 1967 года в Синае было сконцентрировано 100 тысяч египетских военнослужащих и более 900 танков. С севера Израилю угрожали 6 сирийских дивизий и 300 танков. К египетско-сирийскому союзу подключилась Иордания, выставившая 7 бригад и 270 танков.

Последним в антиизраильскую коалицию вступил Ирак, подписавший с Насером договор о совместной обороне. Израиль ударил первым, чтобы предотвратить нападение этой огромной военной машины.

Война длилась шесть дней, однако исход ее был предопределен в течение первых шести часов, когда прямо на аэродромах было уничтожено большинство египетских самолетов. После этого начались наземные бои. Армии Героя Советского Союза Насера были наголову разбиты. За четыре дня боев египтяне потеряли 700 танков (в основном советского производства) и 17 тысяч военнослужащих. После некоторых колебаний король Иордании Хусейн отдал в самом начале войны, 5 июня, приказ об обстреле Иерусалима. Тогда армия Израиля ударила и по Хусейну. Битва за Восточный Иерусалим, контролируемый иорданцами, стоила жизни многим израильским солдатом, которые сражались врукопашную на узких улицах, чтобы танками и снарядами не разрушить город, являющийся священным сразу для трех религий - иудаизма, христианства и ислама.

В Иерусалим вступили части израильской армии во главе с генералом Моше Даяном, который в молодости в одном из сражений потерял глаз и носил кожаную черную повязку. Именно тогда в неиссякаемом советском народном фольклоре родился анекдот:

- Как восстановить равновесие на Ближнем Востоке?

- Надо присвоить Моше Даяну звание Героя Советского Союза и выбить глаз Насеру!

В ходе войны была практически уничтожена вся система противовоздушной обороны Египта, созданная советскими специалистами. Из 1 350 танков и самоходных артиллерийских установок Египта более 700 остались на Синае, поскольку были брошены во время бегства.

Самой успешной для арабского, а точнее, советского оружия, стала война Судного Дня (или шестичасовая война), но и то лишь на ее первом этапе. В эту войну Саддам Хусейн уже включился непосредственно. Но завершил он ее со счетом 1:14: иракцы сбили 1 израильский самолет, а израильтяне - 14 иракских. Затем Хусейн начинает войну с Ираном, которая продолжалась восемь лет и нанесла огромный ущерб той и другой стране.

Не менее абсурдной для стороннего наблюдателя выглядела и агрессия Саддама Хусейна против Кувейта. А после разгрома Ирака войсками международной коалиции и освобождения Кувейта Саддам Хусейн объявил о своей "небывалой победе над империалистами и сионистами". Ведь он бросил вызов неверным во имя священной борьбы. Десятки тысяч молодых людей из многих других стран, и не только арабских, готовы были встать под его знамена.

Посольство Ирака в тогдашнем Советском Союзе получило более 10 тысяч писем от добровольцев - мусульман, "афганцев", военных.

Письмо от бывшего военного из Новочеркасска:

"По специальности я техник танковой роты. Мои родные машины - Т-72 и Т-64. Я выражаю полную солидарность с народом Ирака. Вы единственная реальная сила на Ближнем Востоке, а главное - справедливая. Я готов сражаться в рядах иракской армии против американского империализма и израильского сионизма".

Письмо из Тбилиси:

"В знак протеста против действий правительства СССР по отношению к Ираку, в знак поддержки моего кумира Саддама Хусейна прошу зачислить меня добровольцем в армию Иракской Республики".

Письмо из Ленинграда:

"Прошу направить меня добровольцем в Ирак. Готов, не щадя своей жизни, сражаться с американским империализмом. Кто-то должен остановить США".

Однако Советский Союз все же проголосовал в ООН за применение силы против Ирака в связи с его агрессией против Кувейта в 1990 году.

Именно в ходе войны в Заливе Саддама Хусейна нередко именовали "маньяком" и "безумцем". По данным журнала "Тайм", израильская разведка "Моссад" давала на экспертизу образец почерка иракского диктатора. Вывод был однозначным - тяжелая форма мании величия с ярко выраженными признаками паранойи. Однако не слишком ли это упрощает характер и личность Саддама Хусейна? Газета "Нью-Йорк тайме" отмечала, что многие считают его тщеславным, коварным, беспощадным, но отнюдь не безумным. Его мотивы и цели вполне объяснимы, даже если мир считает его методы недостойными.

Известный психиатр, профессор Университета Джорджа Вашингтона Джеральд Пост полагает, что нет никаких оснований подозревать у Хусейна какое-либо психическое расстройство. Он не импульсивен, действует рассудочно, может быть очень терпеливым, используя время как оружие. Однако Пост видит у иракского диктатора сильную "параноидальную ориентацию": тот всегда готов к возмездию и не без оснований считает себя окруженным врагами. При этом Саддам Хусейн игнорирует свою роль в формировании этих врагов и с видом праведника угрожает им. Он убежден в том, что США, Израиль и Иран объединились с целью уничтожить его.

Действительно, многие поступки Хусейна трудно понять и объяснить. Но "проблема понимания" в том, что диктатор Ирака оценивается в плоскости западного мышления, с позиции современной европейской культуры. Однако Саддам Хусейн - это человек, принадлежащий иной культурной традиции, являющийся носителем черт арабского национального характера. К тому же он должен соответствовать имиджу, которого от него ожидают армия и население Ирака.

Английский исследователь психологии арабов Джон Лаффин говорил:

- К сожалению, любой, кто критикует арабов, неважно, сколь конструктивно, рискует получить со стороны арабов клеймо "произраильтянина" и, следовательно, "антиараба".

Специалист по национальной психологии из США Рафаэль Патаи полагает так:

- Арабы очень чувствительны к оскорблениям, намекам, насмешкам. Иногда они воспринимают как обиду совершенно невинные действия и слова.

Российский журналист Дмитрий Згерский:

- Там, где европеец воспринимает критику в собственный адрес или в адрес своей страны вдумчиво и согласится с ней, араб возмутится, оскорбится, предпримет ответный выпад. В компании арабов, как правило, будут охотно смеяться над русским Иванушкой-дурачком, но всякую насмешку в том же духе над арабским дурачком воспримут как личное оскорбление.

По своей натуре и менталитету Саддам Хусейн - яркое олицетворение арабского национального характера с его неприятием критики, стремлением до конца "сохранить лицо", повышенной эмоциональностью и подсознательным "комплексом неполноценности", который они, арабы, как бы стремятся заглушить грубой риторикой в адрес Израиля. Ливанский публицист аль-Бакрадуни считает, что Хусейн - воплощение бедуина с непомерной отвагой и темпераментом, не знающими границ честолюбием и самомнением. Он, как азартный игрок, спешит первым нанести удар, невзирая на опасность, не обращая внимания на потери. Для него превыше всего - честь. Стать посмешищем в глазах всего мира для него - хуже смерти.

Саддам Хусейн - политик, но это политик в арабском мире, политик, принадлежащий своей культуре и своей цивилизации. Не будем забывать, что в арабских государствах, за исключением разве что Египта и Туниса, нет ни одного руководителя, который был бы избран путем свободного волеизъявления народа. Легитимность этих режимов строится прежде всего на традициях. Саддам Хусейн с трудом воспринимает слово "демократия", иначе он смог бы провозгласить Ирак еще и "родиной демократии". Ведь именно здесь несколько тысячелетий назад появились первые города-государства, в управлении которыми участвовало народное собрание. Шумеролог С. Крамер даже назвал "собрание мужчин города Урука", описанное в эпосе о Гильгамеше, "первым парламентом".

Для Хусейна политика - это непрерывная борьба за выживание. Конечная цель - остаться в живых и сохранить власть, и эта цель оправдывает любые средства. Верить никому нельзя. Все являются действительными или потенциальными врагами. Нужно ни в коем случае не терять бдительности, заставляя других дрожать от страха, и всегда быть готовым убить прежде, чем убьют тебя.

- Я знаю, что десятки людей стараются убить меня, - сказал Саддам одному своему гостю вскоре после своего вступления на пост президента летом 1978 года, - и их нетрудно понять. В конце концов, разве мы не захватили власть, устроив заговор против наших предшественников?

- Однако, - добавил он, - я гораздо умнее, чем они. Я узнаю, что они сговариваются убить меня, задолго до того, как они начинают планировать, как это сделать. Это дает мне возможность разобраться с ними до того, как у них появляется малейшая возможность уничтожить меня.

Этот устоявшийся взгляд на мир можно частично объяснить неблагополучным детством Саддама, редко дарившим ему надежные узы близких семейных привязанностей, научившим его жестокому закону выживания сильнейших - закону, которому он впоследствии был верен на протяжении всей своей политической карьеры. Но не в меньшей степени это мировоззрение является результатом безжалостной политической системы, в которой он действовал на протяжении последних трех десятилетий и в которой грубая сила была единственным методом политических действий.

Эта безжалостность связана не столько с личными особенностями, сколько с природой иракского государства. Ибо Ирак - это страна противоречий и конкурирующих честолюбий. Это страна со славным имперским прошлым, уходящим в тысячелетия, с амбициозными планами на будущее и все же геополитически ограниченная: фактически окруженная сушей и шестью соседями, из которых, по крайней мере, двое - Турция и Иран - больше Ирака и стремятся к экспансии. Это страна, которая стремится защищать дело арабского национализма, будучи в то же время, по словам ее первого современного правителя, короля Фейсала I, не более чем "невообразимой массой человеческих существ, лишенных какой бы то ни было патриотической идеи, напичканных религиозными традициями и нелепостями... и склонных к анархии". Это страна, раздираемая этническими и религиозными разногласиями, страна, где основное неарабское население курды - подвергается постоянному угнетению и где большинство населения шииты - с самого начала образования иракского государства управлялись в качестве неравноправного класса меньшинством, суннитами, которые составляли всего лишь треть населения.

Эта пропасть между мечтами о величии и унизительной реальной слабостью породила разочарование и ощущение ненадежности. Столкнувшись с непрерывным внутренним брожением, а также с труднопреодолимыми внешними испытаниями, правящая олигархия в Ираке была осуждена на постоянные арьергардные бои за политическую законность и личное выживание. Результатом оказалась чересчур знакомая политика насилия, ярким примером которой стала трагедия крошечной ассирийской общины в северном Ираке летом 1933 г. Зверства, совершенные иракской армией против этнического меньшинства приблизительно в 3000 человек, требующего национального и религиозного признания, многими превозносились как акт национального героизма. По всей стране прошли торжества, и в северном городе Мосул "были установлены триумфальные арки, украшенные дынями, обагренными кровью, с воткнутыми в них кинжалами (олицетворяющие головы убитых ассирийцев)".

Когда в июле 1958 года династия Хашимитов, правившая в Ираке со времен ее воцарения в 1921 году, была свергнута военными во главе с генералом Абдель Керим Касемом, изуродованное тело иракского правителя Абдель Илаха разъяренная толпа проволокла по улицам Багдада, прежде чем его повесили на воротах Министерства обороны. Подобным образом обошлись с телом Нури Саида, премьер-министра и "сильного человека" в бывшем правительстве, после того как оно было выкопано толпой из могилы. Когда несогласные офицеры в Мосуле тщетно пытались свергнуть Касема в марте 1959 года, он подверг город самой кровавой бойне в современной истории Ирака. Четыре года спустя изрешеченное пулями тело Касема было показано по иракскому телевидению.

Преемник Касема, собственная партия Саддама - Баас, отнюдь не была снисходительней к своим политическим противникам. Когда ее свергли в ноябре 1963 года, всего после девяти месяцев ее господства, "всякого рода отвратительные орудия пытки" были найдены в подвалах Кашр-аль-Нихана королевского дворца, превращенного баасистами в пыточный центр. Здесь нашли "электрические провода со щипцами, заостренные железные колья, на которые сажали заключенных, и машину для отсечения пальцев. Везде валялись вороха окровавленной одежды, на полу обнаружили кровавые лужи, а на стенах пятна крови".

Такова была политическая сцена, на которой в 1957 году появился двадцатилетний Хусейн. Не он устанавливал правила игры в этой жестокой системе, хотя он, безусловно, был самым свирепым и изощренным игроком, доведя ее зверские методы до внушающего ужас совершенства. Его природный инстинкт политического выживания оказался безупречным. Взяв пример со Сталина, он добился ведущего положения, избавившись от действительных и потенциальных соперников и заключая по мере необходимости союзы только для того, чтобы разорвать их в самый подходящий момент, в равной степени предавая друзей и врагов. Однажды в Президентском дворце в июле 1979 года он провел чистку, казнив сотни функционеров и военных; некоторые из них были его друзьями и соратниками. Ничто, кроме абсолютной власти и полного подчинения, не могло смягчить его неистребимого чувства опасности.

По оценкам Поста, самые опасные черты Саддама Хусейна - это его мессианские амбиции, его стремление к безграничной власти, отсутствие каких бы то ни было нравственных ограничений, его агрессивность и нетерпимость, его параноидальные наклонности. Для Ближнего Востока трагедией является то, что последствия деформированного мировоззрения Саддама Хусейна не ограничились Ираком. Не раз уже пускался он в весьма рискованные международные авантюры. Однако у него очень ограниченный опыт за пределами арабского мира, и он не всегда способен понять и проанализировать чуждые для него реальности.

И тем не менее в конце XX столетия, после двадцати лет своего правления в качестве официального вождя Ирака, Саддам Хусейн предстает как совершенно неуязвимый арабский лидер. Аятолла Хомейни не желал заканчивать войну, пока не будет уничтожен Хусейн. Но Хомейни ушел в небытие, а его враг продолжает править. Президент США Джордж Буш был одержим идеей свержения иракского диктатора. У него тоже ничего не вышло. После этих двух войн "победитель" Саддам Хусейн выдвинулся в центр народного внимания, и его потребность в "славе и победах" лишь нарастает.

Глава вторая

Становление

В 1394 году, когда орды Тамерлана наводнили Месопотамию, они не миновали маленького провинциального городка на реке Тигр, в нескольких сотнях миль к северу от Багдада и воздвигли там пирамиду из черепов своих жертв. Город назывался Тикрит, и не случайно именно это место было выбрано, чтобы продемонстрировать свирепость Тамерлана. Мощная крепость с маленьким гарнизоном, Тикрит всегда бросал вызов чужеземным завоевателям, побудив английского историка XVIII века Эдуарда Гиббона определить ее как "неприступную крепость независимых арабов". Это здесь в 1138 году родился Салах ад-Дин (Саладин), легендарный мусульманский военачальник, разгромивший крестоносцев в знаменитой битве при Хиттине и освободивший Иерусалим от христианского владычества. Ровно через 800 лет там же родился нынешний иракский правитель, стремящийся облачиться в мантию своего великого предшественника - Саддам Хусейн.

Саддам всегда с большой любовью и гордостью относился к родному городу. Те немногие, кого он удостаивал своего доверия и назначал на руководящие должности, были в основном выходцами из Тикрита и разделяли глубокую привязанность Хусейна к тому месту, где они родились и сложились как личности. И все же, несмотря на его нежное отношение к Тикриту, детство Саддама было бедным и беспокойным. Согласно официальным источникам, он родился 28 апреля 1937 года. Местом рождения была мазанка, принадлежащая его дяде с материнской стороны Хейраллаху Тульфаху. Отец, бедный безземельный крестьянин по имени Хусейн аль-Маджид, умер до рождения Саддама, и мать Хусейна, Саба, которая не могла содержать сироту, оставила младенца на воспитание в семье Хейраллаха. Имя ребенка, Саддам, что означает "противостоящий", "поражающий", оказалось удивительно пророческим.

Когда Саддам родился, Ирак был сомнительной конституционной монархией, управляемой неиракской династией - Хашимитами, происходившими из Хиджаза (часть современной Саудовской Аравии). Созданный сразу после первой мировой войны великими европейскими державами на развалинах Оттоманской империи, под контролем которой находился Ближний Восток на протяжении почти четырех столетий, Ирак управлялся Великобританией по мандату Лиги Наций до 1932 г., когда он сам вступил в эту международную организацию уже в качестве независимого государства. "Отец-основатель" Иракского государства, король Фейсал I, которому удалось, благодаря авторитету своей личности и умелому руководству, сдерживать различные центробежные силы в стране, умер в 1933 году, и ему наследовал его единственный сын Гази. Преждевременная смерть Фейсала, а также неопытность и мягкий характер Гази (ему был 21 год, когда он вступил на престол) способствовали острой политической нестабильности. За семь лет между получением независимости и началом второй мировой войны в Ираке сменилось не менее 12 кабинетов. В 1936 году страна пережила первый военный переворот; к 1941 их было еще шесть.

Ирак детских лет Саддама отличался тотальной политической неустойчивостью, усугубляемой надвигающейся бурей в Европе и, в конце концов, началом всеобщей войны. Не приемля дальнейшего британского присутствия в Ираке - несмотря на формальную независимость, страна оставалась привязанной к Британии двусторонним договором, подписанным в 1930 году, дававшим ей предпочтительный политический статус и две военные базы на территории Ирака; воинствующие иракские националисты с нетерпением ждали триумфа нацистской Германии и ее союзников. Они полагали, что победа нацистов вытеснит Британию с Ближнего Востока и приведет к реальной независимости Ирака и других арабских земель на Ближнем Востоке. По мере того как немцы набирали силу, антибританские настроения стремительно нарастали, и Багдад стал одним из главных центров деятельности в пользу стран Оси. Открытое столкновение между националистами, которых широко поддерживала армия, и британцами казалось всего лишь вопросом времени.

В апреле 1941 года Лондон обратился к Багдаду с просьбой разрешить высадку и переброску британских войск через иракскую территорию в соответствии с договором 1930 года. Пронацистски настроенный премьер-министр Рашид Али аль-Кайлани, который пришел к власти благодаря военному перевороту, усмотрел в этой просьбе намерение фактически оккупировать Ирак. И все же, понимая, что отказ уступить британским требованиям приведет к его свержению, поспешил заявить о своей готовности выполнить двусторонний договор. Британцы в конце апреля начали высаживать свои войска в южном Ираке. В этот момент Рашид Али приказал своей армии двинуться на британскую воздушную базу в Хаббании, около Багдада, и обратился к немцам за поддержкой. В последующих военных действиях иракская армия была наголову разбита британским экспедиционным корпусом, а Рашид Али и некоторые из его сторонников бежали из страны. Авторитет монархии был восстановлен британскими штыками. Многие участники восстания попали в тюрьму, а некоторые из них были казнены правительством, то ли старым, то ли новым.

Эти события оказали глубокое влияние на жизнь Саддама. Его дядя и приемный отец Хейраллах, армейский офицер и ярый арабский националист, принял участие в злополучном восстании, впоследствии был изгнан из армии и пять лет провел в заключении. Таким образом, малолетний Саддам вынужден был переехать в деревеньку аль-Шувейш, около Тикрита, и жить со своей матерью, которая тем временем снова вышла замуж. Ее новым мужем стал Хасан Ибрагим, брат покойного отца Саддама. В последующие годы он много раз спрашивал свою мать, где дядя, и получал стандартный ответ: "Дядя Хейраллах в тюрьме". По словам самого Саддама, его сочувствие Хейраллаху определило развитие его националистических чувств и разожгло глубокую ненависть к монархии и к иностранной державе, стоящей за ней, чувство, которое он затаил на долгие годы. Как он позже напишет: "Наших детей надо учить остерегаться всего иностранного и не раскрывать никаких государственных или партийных секретов иностранцам... ибо иностранцы - шпионы своих стран, а некоторые из них орудия контрреволюции и империализма". Переезд из Тикрита в аль-Шувейш был чрезвычайно болезненным для Саддама. Разумеется, в Тикрите, где он родился, тоже не было ничего примечательного. После разрушения тамерлановыми ордами город пришел в упадок. Проезжающие через него иностранные путешественники XIX века находили, что это заброшенное место примечательно только руинами замка на возвышающейся над городом скале. Жители городка, арабы-сунниты, известные своей словоохотливостью, зарабатывали себе на скромное проживание, изготовляя "калаки", круглые надувные плоты, сделанные из шкур животных. И все же по сравнению с аль-Шувейшем Тикрит был бурлящим центром. Как и в большинстве иракских сельских поселений в то время, жизнь в маленькой деревушке Саддама была полна трудностей. В ней не только не было мощеных дорог, электричества и водопровода, но ужасающие нездоровые и антисанитарные условия делали физическое выживание очень трудной задачей. По официальной статистике, детская смертность в трех главных городах (Багдаде, Басре и Мосуле) в 1937 году (год рождения Саддама), доходила до 228 на 1 000 рождений, и, бесспорно, этот уровень был намного выше в сельских районах. Это означало, что один из каждых двух или трех младенцев в иракской деревне был осужден на смерть, не дожив до года, в основном из-за болезней и недоедания. Так что выживание сильнейших было жестокой реальностью для Саддама с первых мгновений его жизни.

Те, кому повезло выжить в раннем детстве, вынуждены были всю свою жизнь страдать от недостаточного питания и болеть многочисленными инфекционными болезнями, такими как малярия, бытовой сифилис, глисты, туберкулез и трахома. Трудности существования еще больше усугублялись страшной нищетой, которая охватывала каждый дом в деревне. По собственным воспоминаниям Саддама, "жизнь везде в Ираке была трудной. Обувь имели очень немногие и надевали ее только по особым случаям. Некоторые крестьяне надевали обувь только когда достигали пункта назначения, желая хоть немного щегольнуть перед другими".

Такова была среда, с которой столкнулся маленький Саддам, попав в деревню. В отличие от Хейраллаха, который как военный офицер занимал сравнительно высокое общественное положение, деревенские родственники Саддама считались "местным отребьем". Таким образом, Саддам был обречен на одиночество. У него не было друзей среди деревенских мальчишек, которые часто смеялись над ним, потому что у него не было отца. Саддам привык носить с собой железный прут, чтобы обороняться. По сообщениям очевидцев, впоследствии высланных из Ирака, Саддам часто развлекался тем, что клал прут на огонь и, раскалив его докрасна, протыкал пробегавших мимо собак, а потом разрывал их пополам. Самым дорогим его сердцу существом, как Саддам позже признавался, была его лошадь. Даже на этой ранней стадии он признавал жестокую "реальность" того, что "отношения между человеком и животным могут временами быть более теплыми, близкими и бескорыстными, чем отношения между людьми". Привязанность Саддама к своей лошади была такой глубокой, что, если верить ему, когда он узнал о смерти любимого существа, у него больше чем на неделю отнялась рука.

Положение усугублялось тем, что никто в семье не проявлял особого интереса к Саддаму, которому с первых дней в деревне приходилось заботиться о себе самому. Его отчим, "врун Хасан", как его называли местные жители, был жестоким тупицей, который забавлялся, унижая Саддама. Обычным наказанием было избиение мальчика палкой, выпачканной в смоле. Отчим заставлял его пританцовывать в попытке избежать ударов. Он мешал Саддаму получить образование, вместо этого посылая его воровать; сообщали даже, что мальчик отбыл срок в колонии для малолетних. Саддам узнал наяву и с малолетства, что "человек человеку волк". Начиная с этого времени он в своих мыслях и поступках всегда руководствовался подозрительностью по отношению даже к близким соратникам, полностью полагался только на себя и стремился запугивать других, чтобы его никогда не сочли жертвой.

Если бы Саддам провел всю юность в глухой деревне своей матери, самое вероятное, что он стал бы неприметным иракским крестьянином. Однако, к его великому удовольствию, в 1947 году, вскоре после того как его дядя вышел из тюрьмы, он уехал от матери и отчима и вернулся в дом Хейраллаха в Тикрите, где начал ходить в школу. Учение было весьма трудным для мальчика, который в десять лет не умел даже написать своего имени. Он предпочитал забавлять учеников незамысловатыми шуточками, например, будто бы дружески обнять своего учителя и прижаться к нему, а затем засунуть ему под одежду змею. И все же постоянное подбадривание Хейраллаха и его направляющая рука помогли Саддаму пережить эти трудные годы. Другим источником поддержки оказался сын Хейраллаха, Аднан, на три года моложе Саддама. Он стал его лучшим другом, а позже Хусейн сделал его министром обороны Ирака. Осенью 1955 года, окончив начальную школу, Хусейн переехал со своим дядей в Багдад, где поступил в среднюю школу в Кархе. К тому времени ему исполнилось 18 лет.

Это были дни национального энтузиазма, и Багдад жил интригами и заговорами. В 1955 году Ирак присоединился к Британии, Турции, Ирану и Пакистану, образовав региональную защитную организацию под названием Багдадский пакт. Предпринимая этот шаг, премьер-министр Ирака Нури Саид руководствовался более широкими целями, нежели "сдерживание советской угрозы", что, на первый взгляд, составляло причину возникновения новой системы безопасности. Столкнувшись с все возрастающим общественным требованием одностороннего аннулирования договора с Британией от 1930 года, но, не желая портить отношения Ирака со своим главным иностранным союзником, Саид искал магическую формулу, которая позволила бы ему и сохранить овец и накормить волков: представить себя убежденным националистом, который освобождает свою страну от иностранного влияния, и сохранить в неприкосновенности британскую поддержку. Багдадский пакт, рассуждал он, мог предложить такое решение, создав многостороннюю структуру, которая поставит англо-иракские отношения на новую основу, подходящую и для Британии, и для Ирака. Кроме того, если бы присоединились другие арабские государства, такие, как Иордания и Сирия, Багдадский пакт мог бы послужить Ираку трамплином, чтобы обойти Египет, традиционного соперника за главенство в арабском мире. В многовековой борьбе за региональную гегемонию между Месопотамией и Египтом, Ирак и Египет всегда были соперниками.

Ожидания не оправдались. К тому времени, когда пакт был оформлен, Саид уже понял, что он проиграл сражение за умы и души арабских масс молодому и динамичному египетскому президенту Гамалю Абделю Насеру. В сентябре 1955 года Насер нанес удар Западу, заключив масштабную сделку об оружии с Советским Союзом (которую называли "чешской сделкой", так как официально соглашение подписывала Прага), что открыло Москве дорогу на Ближний Восток, который до тех пор был почти исключительно западным "заповедником". (Именно западные великие державы разгромили Оттоманскую империю в первой мировой войне и поделили между собой Ближний Восток серией мандатов Лиги Наций в соответствии с Соглашением Сайкса-Пико от 1916 года.) Спустя десять месяцев Насер публично унизил Великобританию, национализировав Суэцкий канал. Британская реакция не заставила себя ждать: в октябре на Египет напала англо-франко-израильская военная коалиция. Но хотя египетская армия была разгромлена израильтянами и понесла чувствительные потери от англичан и французов, и только Соединенные Штаты (и в меньшей степени Советский Союз) смягчили положение Насера, заставив оккупационные силы отказаться от своих завоеваний, в глазах арабов Насер стал героем Суэцкого кризиса, деятелем, в одиночку вступившим в схватку с "мировым империализмом" и в итоге победившим.

В то время как Насер неуклонно утверждал себя в качестве знаменосца антиимпериалистической борьбы и символа арабского национализма, на иракское руководство все больше смотрели как на "лакея западного империализма" и реакционный режим, не соответствующий историческому предназначению арабов. В результате Ираку не только не удалось вовлечь в Багдадский пакт других арабских партнеров, но он оказался в региональной изоляции, а само заключение пакта вызвало серьезное недовольство внутри страны. Левые силы возмущались участием Ирака в том, что они считали прямой агрессией против СССР. Националисты со своей стороны считали пакт уступкой западному империализму и предательством дела панарабизма.

Общественное недовольство в Ираке достигло высшей точки осенью 1956 года, когда в Багдаде вспыхнули бурные беспорядки в ответ на пассивность режима во время Суэцкого кризиса. Одним из многих, кто шатался по улицам в эти горячие дни, был Саддам, который в этой клокочущей толпе чувствовал себя в своей стихии. Политическая обстановка его не страшила; на самом деле он был к ней хорошо приспособлен. Пример дяди вдохновил Хусейна на политическую активность, а отсутствие тесных душевных привязанностей в раннем детстве научило его строить козни и плести интриги для того, чтобы выжить. Найдя антиправительственную деятельность более выгодной, чем учеба, он полностью окунулся в бурлящие улицы столицы. В начале 1957 года, в возрасте 20 лет, он вступил в партию Баас.

Партия Баас, что значит партия возрождения или воскрешения, была основана в Дамаске в начале сороковых годов двумя сирийскими школьными учителями, Мишелем Афляком, православным греком, и Салахом аль-Дин аль-Битаром, мусульманином-суннитом. Это была радикальная, светская, модернизированная партия с идеологией, которая была неоднородной смесью панарабизма и социализма и сводилась к трем организационным принципам: единство, освобождение и социализм. Эта "святая троица", как баасисты обычно ее называли, составляет единое метафизическое целое. Ни одно не может быть полностью достигнуто, если не будет двух других; все они являются средствами для достижения конечной цели духовного возрождения арабской нации.

Это возрождение, согласно баасистской доктрине, представлялось как глубокий революционный процесс, распространяющийся далеко за пределы таких практических соображений, как международные границы, включая "освобождение" индивидуума от прежних племенных, религиозных или местных обязательств. И все же, оставив в стороне высокие идеалы, с самых первых шагов программа партии в основном строилась на одном пункте: уничтожение "следов колониализма" на Ближнем Востоке и объединение арабской нации. Поскольку, по мнению баасистов, великие державы разделили Ближний Восток в начале XX столетия таким образом, чтобы удовлетворить свои конкретные интересы и оставить арабскую нацию разделенной и слабой, это зло следовало устранить. Колониальные державы необходимо было изгнать из региона, и оставшиеся после этого искусственные границы должно устранить, чтобы обеспечить пространство для объединенного арабского государства. Израиль, с точки зрения баасистов, созданный колонизаторами, чтобы расколоть арабскую нацию, подлежал полному уничтожению.

Эта панарабская программа иллюстрировалась не только главным баасистским лозунгом - "Единая арабская нация и ее вековая миссия", - но и ее организационной инфраструктурой. Высший орган партии, принимающий решения, Национальное управление, был межгосударственным по составу, он включал представителей партийных организаций различных арабских стран. Эти местные подразделения назывались Региональными управлениями, поскольку подразумевалось, что все арабские государства - это просто ветви единой арабской нации.

Баасистские идеи начали проникать в Ирак в конце сороковых годов через иракских студентов, которые учились в Сирии и Ливане, и через сирийских студентов в Ираке. В 1952 г. иракское ответвление Баас получило официальное признание от Национального управления партии, и Фуад Рикаби, инженер-шиит из южного иракского города Насирия, был назначен секретарем Регионального управления в Ираке. Но если в Сирии в конце 40-х и в начале 50-х годов Баас превратилась в значительную политическую силу, иракская ветвь оставалась эфемерной организацией, насчитывавшей в 1955 году менее 300 членов. Частично это объяснялось отсутствием в сложной баасистской идеологии интеллектуального потенциала. Хотя когда-то Багдад был крупным центром учености и искусств (особенно так было при калифе из династии Аббасидов Гарун-аль-Рашиде (786-809 гг.)), вот уже 400 лет как одна из самых заброшенных областей Оттоманской империи погрузилась в глубокий духовный вакуум.

Но еще более важной причиной, помешавшей Баас глубоко укорениться в иракском обществе, была жесткая конкуренция со стороны других политических партий и групп. Социалистические идеи Баас вряд ли могли соперничать с такими же идеями коммунистов, которые в то время были значительной силой на политической карте Ирака. На националистическом фронте позиции Баас были еще менее надежными. Будучи расколотым обществом, раздираемым непримиримыми этническими и религиозными разногласиями, Ирак вряд ли представлял собой монолитную нацию. И все же с самых ранних дней своей государственности современный Ирак энергично и настойчиво ратовал за арабский национализм. На самом высоком уровне абстракции это стремление можно рассматривать как продолжение исторической борьбы между Месопотамией и Египтом за главенство в регионе, начиная с античных времен. Однако на более близком уровне оно отражает запутанную смесь огромного личного честолюбия и вечной уязвимости, характеризующую политику Ирака в XX в. С одной стороны, идеи панарабизма давали режиму мощное оружие для утверждения своей ведущей роли в регионе. С другой, они обеспечивали политическую элиту объединяющей силой, которая могла бы преобразовать "невообразимые массы человеческих существ, лишенные какой бы то ни было патриотической мысли", в сплоченный социальный и политический организм. Если все иракцы - арабы, а все арабские государства - всего лишь регионы более широкой арабской нации, какая разница, является ли правящая горстка суннитами или шиитами? Следовательно, режим не только пропагандировал свои собственные амбициозные националистические планы (такие, как замысел премьера Нури Саида в 1940-х гг. "Об объединении Плодородного Полумесяца" под руководством Ирака), но Баасу нужно было превзойти несколько националистических групп, выступивших раньше и предложивших гораздо более понятную программу. Среди них наблюдалось некоторое разнообразие: правая воинствующая партия Истиклал (Независимая), центристская - Ахрар (Либеральная) и левая - Шаат (Народная). Каждая предлагала свое собственное уникальное "варево" из национализма и социальных реформ. И каждая занимала более прочное положение в иракской политической системе, чем только что возникшая партия Баас.

Трудно сказать, что побудило Хусейна вступить именно в партию Баас, положение которой в те времена было довольно шатким. Позже Саддам уверял, что особенно его привлекла приверженность Баас идее арабского национализма. Но с этой идеей носились и другие, более влиятельные националистические партии. Конечно, баасистский радикализм был удобной отдушиной для неуемной энергии и честолюбия молодого выходца из Тикрита, но то же самое можно сказать и об остальных радикальных течениях, которых в то время было в Ираке предостаточно. Похоже, что основная причина, по которой Хусейн предпочел Баас другим, казалось бы, более многообещающим вариантам, оказывается менее романтической и более прозаической, и она меньше связана с его идеологическими предпочтениями, чем с его дядей и приемным отцом Хейраллахом Тульфахом.

Хейраллах, вероятно, оказал наибольшее влияние на формирование характера Саддама. Именно он играл для мальчика роль отца и был для него образцом мужчины. И как образец, и как наставник он взращивал националистические настроения молодого Саддама. Он познакомил Саддама с людьми, впоследствии сыгравшими ключевую роль в его возвышении, включая будущего президента Ахмада Хасана аль-Бакра, кузена и близкого друга Хейраллаха на протяжении 1940-х и 1950-х годов. Следуя по стопам своего дяди, Хуссейн подал заявление в престижную Багдадскую Военную академию, но не сдал вступительных экзаменов. Его неосуществленное желание щеголять в офицерской форме терзало Саддама почти два десятилетия, когда, будучи вторым человеком в иракском руководстве, он, человек, никогда не служивший в иракской армии, получил звание генерала из рук своего тогдашнего начальника, президента аль-Бакра.

В глазах Хусейна Хейраллах, ставший после его изгнания из армии директором местной школы, был интеллектуалом, "который понимал, как важно учиться". Не вполне ясно, какого рода ценности удалось дяде внушить своему племяннику. Однако если судить по общественному и политическому поведению Хейраллаха в последующие годы, может сложиться мнение, что его дом послужил той полезной "мастерской", в которой Саддам получил свои первые уроки изощренной изворотливости и интриганства, столь важные для выживания в извилистых коридорах политической системы Ирака.

После того как его племянник начал свое восхождение к власти, Хейраллах стал мэром Багдада и использовал свое служебное положение для того, чтобы накопить сказочное богатство. Человек жадный и склонный к злоупотреблениям, он достиг в коррупции такого бессовестного размаха, что Саддам, в конце концов, вынужден был снять его с должности: незадолго до оккупации Кувейта летом 1990 года семнадцать компаний, руководимых Хейраллахом, были закрыты, а их администраторы арестованы. Влияние на мировоззрение Хейраллаха стало возможным в 1981 году, когда Саддам, уже президент Ирака, устроил так, что философские размышления его дяди были опубликованы в государственной печати. В тоненьком трактате под названием "Трое, кого Аллаху не следовало создавать: перс, еврей и муха", Хейраллах определил персов как "животных, которых Аллах создал в обличье людей". Евреи, по его мнению, были "смесью грязи и отбросов различных народов", тогда как мухи, наименее отвратительные из трех, всего лишь мелюзга, думая о которой мы не можем постичь, зачем Аллах ее сотворил. Если судить по филиппикам Саддама в адрес Израиля и Ирана на протяжении всей его карьеры, идеи Хейраллаха о персах и евреях пали на благодатную почву.

То, что Хусейн - человек действия, а не слов, активист, а не мыслитель, очевидно с первых дней его политической деятельности. Первым заданием Саддама, когда он был безвестным новобранцем партии Баас, стала агитация его товарищей по средней школе за проведение антиправительственных акций. Он проделал это с большим энтузиазмом, завербовав учащихся (а также некоторых местных головорезов) в организованную банду, которая вселяла ужас в сердца многих обитателей багдадского пригорода Карх, избивая политических противников и невинных прохожих. В конце 1958 года в возрасте 21 года Саддам оказался замешанным в убийстве государственного служащего в своем родном городе Тикрите и брошен в тюрьму. Его освободили через шесть месяцев, очевидно, за недостатком улик. Однако вскоре после этого первоначального скандала он получил вместе с другими молодыми и сравнительно неизвестными баасистами свое самое важное на то время партийное поручение: участие в покушении на жизнь тогдашнего правителя Ирака, генерала Абдель Керим Касема.

Отношения между Баас и Касемом, возглавлявшим группу "Свободных офицеров" при свержении монархии Хашимитов в кровавом перевороте 14 июля 1958 года, первоначально были весьма доброжелательными. Баасисты всем сердцем приветствовали переворот. Они без колебаний вошли в кабинет Касема и максимально использовали всеобщую националистическую лихорадку, чтобы повысить популярность и укрепить свою организацию. Но отношения быстро испортились, когда две партии обнаружили, что находятся на безнадежно противоположных позициях по ключевому политическому вопросу, стоящему перед Ираком в то время: присоединяться ли к сирийско-египетскому союзу, называемому Объединенной Арабской Республикой (ОАР), созданному в феврале 1958 года. Это был политический союз Египта и Сирии, президентом его был Насер, а столицей - Каир. В 1958 году к союзу присоединился Йемен образовалась федерация, называемая Объединенными Арабскими Государствами. Однако же, союз этот долго не просуществовал, ибо Сирия вышла из него в 1961 году, а вскоре за ней последовал и Йемен.

В то время как иракские баасисты и их соратники в Сирии настаивали на быстром слиянии с Египтом, считая это важным шагом на пути к конечному объединению "Арабской нации", Касем яростно выступал против такого объединения. Его позиция была прежде всего прагматичной. Он не хотел превращать Ирак в еще одну часть большого государства под владычеством Египта, подчинившись Насеру, которого он не любил и боялся. Он также предвидел, что этот союз укрепит положение второго человека в государстве, полковника Абдель Салам Арефа, стремившегося к руководству страной. Его опасения были абсолютно оправданы. На встрече с Насером в Дамаске через неделю после июльского переворота 1958 года Ареф пообещал Насеру, что Ирак скоро присоединится к ОАР и что Касем будет смещен со своего поста. Сведения об этом разговоре вскоре стали известны Касему. Стремясь укрепить свои позиции и устранить угрозу своему лидерству, Касем быстро расправился с "юнионистами" (сторонниками союза). Ареф и Рашид Али аль-Кайлани, ветеран арабского национализма и бывший премьер-министр, были отданы под суд и приговорены к смерти (их приговоры были позже изменены на пожизненное заключение). Одновременно, в результате их поддержки союза, партия Баас быстро потеряла недавно приобретенное влияние на военные и политические организации, а многие из членов партии были брошены в переполненные узниками тюрьмы. В борьбе против "юнионистов" Касем решил опереться на коммунистов. В отчаянной попытке сдержать нарастающее влияние левых сил в марте 1959 г. арабские офицеры-националисты, не принадлежащие к Баас, подняли неудачное восстание в северном городе Мосул. Возмездие Касема было мгновенным и ужасным. Последовал один из самых кровавых эпизодов в современной политической истории Ирака. Коммунистическим боевикам предоставили свободу действий в Мосуле, чтобы они смогли всласть отомстить. Последовали изнасилования, убийства, грабежи, групповые суды и казни в присутствии ликующих толп. Жизни лишились сотни людей, в большинстве арабские националисты.

Ужасы бойни в Мосуле заставили Баас уйти в подполье. Теперь они были уверены, что для спасения Ирака следует убить Касема. Несмотря на прогрессирующее ухудшение отношений Касема с коммунистами вследствие еще одной бойни, устроенной теми в Киркуке, решение баасистов осталось неизменным. В начале вечера 7 октября 1959 года группа молодых активистов Баас, включая Саддама, устроила засаду на машину Касема, ехавшего домой, и обстреляла его с близкого расстояния. Раненый, едва избежавший смерти, потрясенный диктатор буквально с больничной койки приказал запретить партию Баас по всему Ираку. Хотя последующая чистка жестоко подорвала партийную организацию и пресекла ее деятельность, вызывающее поведение многих баасистов на открытых судебных процессах обратило на них внимание всей страны и принесло все еще небольшой партии повсеместное признание и уважение.

Неудачная попытка убийства Касема стала важной вехой в истории иракской партии Баас и в жизни Саддама Хусейна. Неожиданно он выбился из полной безвестности и стал одним из самых нужных людей в стране. Рассказывали фантастическую историю, приукрашивающую его роль в покушении на Касема. Саддам, юный идеалист, ждет ненавистного диктатора с пистолетом в руке, готовый принести себя в жертву ради общенародного дела. Скрывающемуся раненому революционеру отказывают в медицинской помощи. Тогда он бестрепетно извлекает с помощью ножа пулю из тела и мчится на своем скакуне через пустыню, хитроумно избегая бесчисленные военные патрули, преследующие его по пятам. Отважный воин-беглец уплывает к свободе по ледяным водам Тигра, зажав нож в тесно стиснутых зубах. Покушение на Касема и последующее бегство стало важным элементом в легенде иракского президента - она была восславлена в многочисленных публикациях, телевизионных программах и даже в кино. Легенда эта воспевает черты типичного национального героя: патриотизм, бесстрашие, железную волю.

Правда о роли Саддама в покушении на убийство гораздо менее эффектна. Первоначальное его задание было второстепенным: обеспечить прикрытие своих напарников во время покушения на Касема. Однако, согласно его полуофициальной биографии, "когда он оказался лицом к лицу с диктатором, он не смог сдержаться. Он забыл о полученных инструкциях и тотчас открыл огонь". В то время как эта лестная версия пытается прославить поведение Саддама, подчеркивая его инициативу и стремление избавить страну от ненавистного диктатора, она, тем не менее, дает понять, что Хусейн поставил под удар всю операцию, если не провалил ее полностью, своими преждевременными действиями. Не выполнив первоначальный план и действуя самостоятельно, он привел в замешательство своих соратников и дал возможность телохранителям Касема оправиться от первоначального шока и действовать более эффективно. В последовавшем смятении один член "ударного взвода" был убит своими же, а сам Саддам был ранен одним из товарищей. Так или иначе, а этот рассказ об опрометчивом поведении Саддама является одним из немногих документированных свидетельств о том, что Саддам терял самообладание, сталкиваясь с серьезной опасностью. Несмотря на множество публикаций и последующее прославление этого эпизода, молодого Саддама, должно быть, расстраивала его роль в срыве самого важного к тому времени политического мероприятия Баас. Да и необходимость бежать из родной страны на неопределенное время не была желанным шагом для молодого человека, никогда прежде не выезжавшего из Ирака и не имевшего таких планов на ближайшее будущее. Неудавшееся покушение не только явилось важной вехой в его политической карьере, но оказало отрезвляющее воздействие на Саддама, научив его самоконтролю, терпению и осторожности.

Саддаму удалось перейти сирийскую границу, и он был тепло встречен руководством Баас, тогда еще участвующим в правительстве Объединенной Арабской Республики. Мишель Афляк, отец-основатель партии и ее главный идеолог, как говорят, лично заинтересовался молодым политэмигрантом и продвинул его до высшего партийного ранга, сделав действительным членом партии. Хотя Афляк впоследствии вспоминал, что он познакомился с Саддамом только после 1963 года, вряд ли можно сомневаться, что между ними быстро возникло взаимопонимание. Их дружба оказалась очень выгодной для Саддама Хусейна. В 1964 году, во многом благодаря хлопотам Афляка, он был избран в высшей орган по принятию решений в иракской партии - Региональное управление. Позже Хусейн использовал престарелого духовного вождя, чтобы укрепить свои собственные идеологические посылки и узаконить свой режим. Как и у советского диктатора Иосифа Сталина, использовавшего имя Ленина как основание законности своего личного правления, у Саддама был живой Ленин, которого он мог достать в подходящих случаях, чтобы узаконить свои решения и прежде всего свое положение хранителя правильности партийного курса в противовес иным партийным группировкам. Даже смерть Афляка в 1989 году была использована для достижения политических целей Саддама. Иракский лидер распространил среди своих подданных сведения, что он лично оплатил сооружение гробницы для отца-основателя партии Баас.

В феврале 1960 года, после приятного трехмесячного пребывания в Дамаске, Саддам поехал в Каир, все еще общепризнанный центр панарабизма, поскольку Объединенная Арабская Республика еще существовала; ей суждено было продержаться до сентября 1961 года, когда Дамаск вышел из объединения. Египетская столица кишела политическими активистами и изгнанниками всех мастей, и Саддам быстро влился в это бурное сообщество. Вместе со своим близким другом Абдель Каримом аль-Шейхли, который тоже участвовал в неудачном покушении на жизнь Касема, он вступил в местную египетскую организацию партии Баас. Очень быстро Саддам стал членом ее Регионального управления. Но прежде всего в египетской столице он занимался не столько революционной деятельностью, сколько завершением своего формального образования. В 1961 году, в 24 года, он, в конце концов, окончил среднюю школу в Каире, а через год поступил в Каирский университет, чтобы изучать право.

Вопреки ожиданиям, короткий период обучения едва ли расширил его эрудицию и политический кругозор. В отличие от Запада, где университеты были подлинными духовными центрами, университетская жизнь в Египте в начале 60-х годов была интеллектуально убога. Провозглашая радикальную, даже революционную идеологию, на самом деле египетские власти безжалостно подавляли любое проявление независимой мысли на университетских территориях, навязывая "удушающее однообразие" в равной степени преподавателям и студентам. И одни, и другие часто заключались в тюрьму за свои убеждения, и их вынуждали избегать проявления нестандартных политических взглядов. Студенческие демонстрации, за исключением очень редких случаев, запрещались. Общеобразовательный уровень был исключительно низок, особенно в гуманитарных науках, получить степень по которым было совсем не трудно. Часто принимались студенты с низкими оценками, от них требовалось лишь запоминание материала, а не его интерпретация, и степень можно было получить, зазубрив, скажем, десяток книг.

Саддам, тем не менее, так и не закончил курса по праву. Через девять лет после того, как он бросил учебу в Египте, поступив на юридический факультет Багдадского университета, он явился туда с пистолетом за поясом и в сопровождении четырех телохранителей, чтобы получить свой диплом. Через четыре года, в 1976 году, он таким же образом получил ученую степень магистра права.

Находясь в Египте, Саддам решил жениться на своей двоюродной сестре, Саджиде Тульфах. Они знали друг друга с детства, выросли вместе в доме Хейраллаха как брат и сестра, и, по словам Саддама, Саджида была ему предназначена в жены дедом. Согласно обычаю, Саддам написал своему отчиму, Хасану Ибрагиму, с просьбой обратиться от его имени к Хейраллаху и попросить руки его дочери. Ибрагим именно так и сделал, и Хейраллах дал свое согласие на брак. Они были помолвлены, когда Саддам жил еще в Каире, и поженились в начале 1963 года, вскоре после его возвращения в Ирак.

Через год родился их первый сын - Удэй. На свадебной фотографии изображена красивая, счастливая пара. Саддам еще не отрастил своих знаменитых усов. Выражение лица у него мягкое, глаза глядят нежно и умиротворенно, ничто не напоминает о чересчур знакомом жестком и упрямом выражении, которое он напустил на себя с середины 1970-х годов.

До возвращения в Багдад, однако, Саддаму пришлось прожить в Египте три неприятных года. Хотя Насеру и нужна была иракская Баас в его затянувшемся противостоянии с Касемом, но стычки с сирийской Баас, приведшие к выходу Сирии из сирийско-египетского союза в 1961 году, вынуждали Насера остерегаться всего, что отдавало баасизмом. Это настроение президента непосредственно сказалось на повседневной жизни Саддама Хусейна. Пособие, которое он получал от египетского правительства как член иракской Баас в изгнании, часто задерживалось, а иногда его выплата совсем приостанавливалась. Саддама не только держали под наблюдением, а служба безопасности время от времени чинила ему всяческие препоны, но однажды его даже на короткий срок бросили в тюрьму. Сведения о причинах ареста разнятся. Как утверждают шиитские оппозиционные источники, Хусейна арестовали по подозрению в убийстве одного иракского политэмигранта. Другое объяснение связывает задержание Саддама с недовольством властей его политической деятельностью (говорили даже, что он время от времени заходил в американское посольство в Каире). Так или иначе, законных оснований преследовать его не было, и вскоре Хусейн снова оказался на свободе.

Если в каирский период жизни Саддама и был какой-то просвет, так это возможность наблюдать президента Насера в действии. По словам самого Саддама, он тогда восхищался египетским президентом, "который выражал перед всем миром мнение арабской нации", и мечтал перенять его тактику. Умелая расправа Насера с политическим плюрализмом в ОАР и замена его однопартийной системой (так называемым Национальным Союзом), вероятно, повлияли на взгляды Саддама относительно природы будущего режима в Ираке. От взгляда Саддама не ускользнуло и то, как Насер пытался создать видимость демократии при формировании Национального Собрания. В 1980 году Хусейн прибегнет к той же тактике, снова учредив иракский парламент после более чем двух десятилетий его отсутствия. Саддам также уловил в страстной риторике Насера явный подтекст прагматизма. Когда Абдель Керим Касем решил покуситься на независимость Кувейта в 1961 году, египетский президент сотрудничал, пусть и косвенно, с "империалистической" Великобританией, защитив консервативную монархию в Заливе от "революционного" Ирака. Касем был его заклятым врагом, и немыслимо было позволить ему хоть как-то усилить свою позицию.

Несмотря на эти важные наблюдения, Саддам не был слепым последователем Насера, что и обнаружила язвительная перепалка между ними после прихода к власти баасистов в 1968 году. Он правильно решил, что фундаментальное различие их личностей сделает комичным любое безоглядное подражание. По природе замкнутый, интроверт, Саддам не обладал харизматическим обаянием Насера. В отличие от египетского президента, который часто увлекался красноречием и воспламенял слушателей огненными речами, Саддам обращался к своей аудитории как радиодиктор, спокойно, почти безразлично перечисляя излагаемое пункт за пунктом. Невыразительный голос и несколько сдержанная манера говорить как бы отдаляли его от собственной риторики и часто превращали самую пылкую речь в нудный монолог. Принимая во внимание эти различия, Саддам решил, что он может позаимствовать у Насера суть, но стиль должен соответствовать его индивидуальности. Если ему суждено стать видным арабским лидером, к этому надо идти своим путем.

Египетский период жизни Хусейна закончился в феврале 1963 года, когда партии Баас в Ираке вместе с сочувствующими военными удалось взять верх над Касемом и захватить власть. Как и предыдущий переворот пятью годами раньше, приход баасистов к власти был исключительно кровавым. Касем и некоторые из его близких соратников были мгновенно казнены, а их сторонники, особенно коммунисты, сопротивлялись армии и ополчению Баас, Национальной гвардии на улицах Багдада в течение нескольких дней. К тому времени когда они сложили оружие, погибло от 1 500 до 5 000 человек. На этом, однако, кровопролитие не закончилось. Утвердившись у власти, баасисты начали сводить счеты со своими политическими противниками.

Тысячи членов левых партий и коммунистов были арестованы, их жестоко пытали. Сотни человек были казнены.

Тем не менее, Саддам не имел отношения к этим событиям. Прибыв в Багдад, он ощутил себя посторонним. До своего бегства из Ирака он слишком недолго пробыл в партии, чтобы создать силовую базу, а затем три года в Египте находился в политической изоляции. Главный козырь Хусейна, его участие в покушении на Касема, оказался недостаточным, чтобы открыть ему доступ в высшие эшелоны партии. В итоге раздосадованному молодому человеку пришлось околачиваться на задворках вновь образованной баасистской администрации и довольствоваться ничтожным постом члена центрального бюро партии от крестьян. Без промедления он начал укреплять свое положение в партии, вступив во фракцию, руководимую его земляком из Тикрита и кровным родственником бригадиром Ахмадом Хасаном аль-Бакром, который теперь стал премьер-министром Ирака, и полковником Салихом Махди Аммашем, министром обороны.

Едва только Баас пришла к власти, как в ней разгорелась жестокая идеологическая борьба между двумя главными соперничающими лагерями. Первый, левая воинствующая группа, возглавляемая Генеральным секретарем партии Али Салихом аль-Саади, проповедовала фундаментальное, быстрое преобразование иракской социально-политической системы в социалистическое государство. Ей противостояла миролюбивая правая фракция, отстаивавшая постепенную эволюцию к социализму и поддерживавшая связь с небаасистскими военными. Среди ее членов был тогдашний командующий воздушными силами - генерал Хардан аль-Тикрити. Фракция Бакра занимала промежуточное положение между этими двумя группировками с некоторой склонностью к правому лагерю. Этой центристской фракции не хватало идеологической убежденности и политического рвения двух других лагерей. Она не разделяла их готовности совершить политическое самоубийство ради теоретической догмы. Практики и прагматики до мозга костей, Бакр и его соратники очень старались примирить соперничающие фланги. Они понимали, что единственная надежда партии заключается в ее сплоченности. Или они будут держаться вместе, или их вместе повесят.

Но крайние вели безнадежную арьергардную борьбу. Не обращая внимания на призывы к умеренности, экстремистские фракции продолжали свое бескомпромиссное противостояние. На специальной сессии Регионального управления партии 11 ноября 1963 года левая группировка была исключена из партии. Генеральный секретарь Саади и четверо его ближайших помощников были арестованы во время заседания, отправлены в аэропорт и депортированы в Испанию. Этот переворот вызвал в Багдаде волну насилия, поставив столицу на грань гражданской войны. Национальная гвардия, политическое орудие Саади, бушевала на улицах, грабя и убивая. В отчаянной попытке добиться компромисса в Ирак поспешила высокопоставленная сирийская делегация во главе с Мишелем Афляком, но вскоре она поняла, что примирение уже невозможно и что единственным выходом из кризиса было очистить партию от двух экстремистских течений. В тот же день прибывшие члены Национального управления исключили правую группировку из Регионального управления, а ее лидеры были на самолете отправлены в Бейрут.

Чтобы заполнить возникший вакуум власти в иракском руководстве, на сцене появилось Национальное управление в Дамаске, принявшее на себя руководство иракским филиалом. Это оказалось роковой ошибкой. Поскольку иракское руководство Баас было успешно устранено, а вмешательство Национального управления в иракские дела рассматривалось общественностью как грубое нарушение суверенитета страны, репутация партии в Ираке опустилась до низшей точки. Это, в свою очередь, позволило президенту Абдель Салам Арефу, которого Баас сделала чисто номинальной фигурой, выступить против своих прежних благодетелей. В ноябре 1963 года, после девяти бурных месяцев у руля, Баас оказалась вышвырнутой из коридоров власти.

Это вытеснение было болезненным событием в истории Баас. Баасисты почувствовали горечь великой потери, упущенной исторической возможности. После язвительных взаимных обвинений и напряженных махинаций для занятия постов начался процесс самоанализа и критики. Но так же, как всеобщее благо не всегда приносит пользу каждому отдельному человеку, так и коллективная неудача часто не бывает фатальной для всех. Для Саддама Хусейна провал партии оказался скрытой удачей, важным поворотным пунктом в его карьере, за несколько лет сделавшим его одним из самых могущественных людей в партии.

Пока Хусейн был незначительным членом центристской фракции в администрации правящей Баас, учитывая предыдущую расстановку сил, шансы на его быстрое продвижение были фактически равны нулю. Однако, как только в партии началась сумятица, перед молодым и честолюбивым уроженцем Тикрита открылись многообещающие перспективы. К середине 60-х годов группировка Бакра превратилась в господствующую силу внутри Баас. Сам аль-Бакр в 1964 году был избран членом Национального управления, а через год стал генеральным секретарем Иракского Регионального управления. И в его свите оказался Саддам. Он быстро завоевал доверие Бакра, став его близким доверенным лицом и, в конце концов, его правой рукой.

Вскоре последовала награда за верность. В феврале 1964 года Седьмой съезд Национального управления попытался вдохнуть новую жизнь в ослабленную иракскую ветвь, учредив временное Региональное управление и исключив тех, кто был замешан в потере партией власти. Благодаря усилиям Мишеля Афляка и поддержке Бакра, Хусейн был назначен секретарем нового органа. Когда в конце года постоянное Региональное управление было восстановлено, они оба ввели своего молодого протеже и в него.

Буквально с первых минут своего пребывания в высшем органе партии, принимающем важные решения, Хусейн приложил все усилия, чтобы взять под контроль органы безопасности. Даже если из своей жизни он извлек один-единственный урок, так это то, что в бурном политическом мире Ирака не было замены физической силе, что физическая сила была совершенно необходима и для того, чтобы прийти к власти, и для того, чтобы удержать ее, подчинить своей воле все и всякие политические фракции. Именно вооруженные силы дали возможность Касему свергнуть монархию в 1958 году, и они же были причиной его гибели пять лет спустя. И именно отсутствие контроля над государственными органами насилия не позволило Баас оказать нужное сопротивление военному перевороту Арефа. Следовательно, если Баас собирается возвращаться к власти, эффективен только военный путч.

Рассуждая таким манером, Хусейн, поставленный в 1964 году во главе партийной военной организации, спешно разработал план государственного переворота против президента Арефа. Быстро было разработано два варианта действий, и оба были намечены к исполнению не позже середины сентября 1964 года. В соответствии с первым планом группа вооруженных баасистов во главе с Хусейном должна была проникнуть в президентский дворец во время заседания кабинета и уничтожить все иракское руководство. В ходе второй операции предполагалось сбить самолет, на котором Ареф направится в Каир для участия во встрече глав арабских государств. Обоим этим планам не суждено было осуществиться. Проникнуть во дворец не удалось, так как офицер Республиканской гвардии, который должен был провести заговорщиков в нужное место, был неожиданно сменен на своем посту. Еще печальней для Баас оказалось то, что план сбить президентский самолет был выдан одним из летчиков, который, как оказалось, работал на секретные службы. Реакцией Арефа на это разоблачение был немедленный запрет деятельности партии Баас и ее руководства.

Хусейн был одним из немногих видных членов партии, кто не попал в тюрьму во время чистки Баас Арефом. Он очутился перед выбором: или попытаться бежать в Сирию и продолжать борьбу оттуда, или остаться в Багдаде и подвергнуться риску ареста. Выбрав второе, он не подчинился Национальному управлению в Дамаске, предписавшему ему явиться в сирийскую столицу. Причины такого решения понять нетрудно. Бегство из Ирака в то время, когда большинство лидеров Баас, включая Бакра, томилось в тюрьмах, по всей вероятности, было бы истолковано как трусость, и это могло бы лишить Хусейна каких бы то ни было перспектив внутри партии. С другой стороны, руководство кампанией Баас против режима содержало семена будущей славы и включало гораздо меньший риск, чем тот, на который он уже пошел несколькими годами раньше, во время попытки убить Касема. На этот раз Хусейну не грозил смертный приговор. А если бы он встретился со своими соратниками за решеткой, это только превратило бы его в "мученика", принесшего себя на "алтарь революции".

Если принять во внимание соотношение риска и перспектив, решение Хусейна остаться в Багдаде казалось разумным. Как и многочисленные рискованные решения, которые он принимал в последующие годы, этот шаг был каким угодно, но только не необдуманным: он скорее был сделан после тщательного взвешивания возможных потерь и приобретений. Как и во многих будущих действиях Хусейна, вычисленный риск окупился, хотя известную цену ему пришлось заплатить: в середине октября 1964 года убежище Хусейна было окружено войсками службы безопасности. Возникла перестрелка, и когда у Саддама кончились патроны, он вынужден был сдаться.

Рассказ Хусейна о двух годах в тюрьме Арефа явно напоминает отсидку другого молодого революционера, которым, по его собственному признанию, арабский лидер всегда восхищался - Иосифа Сталина. Хусейн "подверг себя строгой дисциплине, вставал рано, упорно работал, много читал, был одним из основных выступающих перед товарищами по тюрьме". Этот режим позволил Хусейну отработать свою тактику и утвердить свое лидерство среди других политзаключенных. Что еще более важно, ему удалось сохранить тесные контакты с Бакром, который был уже освобожден, передавая и получая сообщения, спрятанные в одежде саддамовского малолетнего сына Удая, которого Саида приносила на свои еженедельные свидания с мужем. Хусейн уже создал себе репутацию ближайшего помощника Бакра, "устроителя", который сможет улаживать все бюрократические и организационные проблемы, целенаправленного стратега, на чью решимость восстановить власть Баас не повлияют никакие идеологические или моральные ухищрения. Степень уверенности Бакра в своем молодом сподвижнике лучше всего иллюстрирует то, что позже он назначил Хусейна заместителем генерального секретаря Иракского Регионального управления.

Как и многие другие истории, относящиеся к его подпольной деятельности, дорога Саддама на свободу из-за решетки со временем стала частью легенды Саддама. Согласно плану побега, который был разработан Хусейном вместе с двумя друзьями-баасистами, Абдель Керимом аль-Шейхли и Хасаном аль-Амири, они втроем должны были уговорить охранников, сопровождающих их в суд, остановиться в определенном багдадском ресторане и поесть. Двое из заключенных потом зашли бы в туалет, выходивший прямо на улицу, и бежали бы в заранее приготовленной машине. Третий должен был задержать охранников и попытаться уговорить их дезертировать. План был полностью выполнен. Амири остался, а Саддам и Шейхли вышли, побежали к машине, которая ждала снаружи с открытыми дверцами, и их увез Саадун Шакир, кузен Саддама и активный баасист.

Первой серьезной трудностью, с которой столкнулся Саддам после своего побега, были отношения с братской партией в Сирии. 23 февраля 1966 года военный переворот привел к власти в Дамаске радикальную марксистскую фракцию Баас. Афляк, аль-Битар и другие члены старой гвардии были арестованы, а Национальное управление, высший орган партии, был временно распущен. Хусейн и его близкие соратники взирали на это развитие событий с тревогой. Радикализация сирийского режима и его стремление восстановить Национальное управление под крылом Дамаска грозили превратить иракскую Баас всего лишь в слепого исполнителя сирийской воли. То, что сирийское руководство состояло из армейских офицеров, оказалось примером, которого Хусейн впоследствии стремился избегать. Хотя он ясно осознавал необходимость сотрудничать с армией, чтобы свергнуть Арефа, у него не было намерения делить с ней политическую власть. Он уже понял, что мощная и независимая армия всегда представляет угрозу для гражданского правительства. И самое главное - приход к власти марксистской фракции в Сирии вернул страхи относительно возможного восстания левацкой фракции иракской Баас, подавленной, но не полностью уничтоженной в 1963 году.

Не желая признавать главенство Дамаска, Хусейн инициировал Чрезвычайный региональный съезд, чтобы определить реакцию иракской Баас в ответ на сирийский вызов. Конференция, созванная в сентябре 1966 года, стала водоразделом в истории Баас. Хотя иракская Баас сформировала свое собственное панарабское Национальное управление только в феврале 1968 года, Чрезвычайный съезд, собравшийся в 1966 году, усилил идеологический и организационный раскол между партийными организациями Баас в Ираке и Сирии. Объединенная с Региональными управлениями, Баас в соответствующих странах перестала существовать. Она была заменена двумя отдельными партиями, одной в Дамаске, а другой в Багдаде, и обе они объявляли себя законными наследницами бывшей партии, и у обеих было панарабское Национальное управление, включающее представителей из других регионов. Именно с этого времени началось жестокое внутриарабское соперничество между Сирией и Ираком, ставшее характерным для многих периодов карьеры Саддама.

Сыграв ключевую роль в ускорении разрыва с Дамаском, Хусейн сосредоточился на восстановлении организации партии в Ираке, но не раньше, чем он вычистил дотоле остающихся там левых элементов. Он закончил формирование партийного аппарата безопасности (который лично возглавлял), заложил основы новой партийной милиции и расширил сеть партийных организаций по всему Ираку. Прежде всего вместе с Ахмедом Хасаном аль-Бакром и узким кругом соратников он начал расчетливо плести сложную паутину, которая должна была затянуться вокруг президента Арефа через пару лет.

Баасистам легко было устраивать заговор во многом благодаря достаточно терпимой позиции к деятельности партии со стороны иракских властей. В апреле 1966 года иракский президент Абдель Салам Ареф погиб при аварии вертолета, и президентом стал его брат, Абдель Рахман Ареф. Новый президент был слабой и бесцветной личностью, ему было все труднее и труднее примирить враждующие военные группировки, и он совершенно не мог привести в равновесие различные политические силы в стране. Осторожно ступая по ненадежным тропинкам иракской политической системы, Ареф пытался поправить свое положение, используя скорее пряник, нежели кнут. Подавление деятельности Баас значительно ослабело, и в нескольких случаях президент даже пытался наладить сотрудничество баасистов с режимом. Это, в свою очередь, позволило Баас укрепить силовую базу и терпеливо ждать подходящего момента, чтобы снова возобновить борьбу за власть.

После унизительного арабского поражения в Шестидневной войне 1967 года, казалось, сложились именно такие условия. В ходе молниеносной войны Израилю удалось за шесть дней разбить войска Египта, Сирии, Иордании и иракский экспедиционный корпус, захватить Синайский полуостров, Голанские высоты и западный берег реки Иордан, включая восточный Иерусалим с его святыми местами. После месяца усилий и высокопарной арабской риторики, после месяца, за который Насеру удалось создать всеарабскую коалицию против Израиля, размах израильской победы потряс арабов. Личному престижу Насера был нанесен сокрушительный удар, так же, как и идее арабского национализма. Панарабизм освободил арабские государства от колониального господства, но ему не удалось ни способствовать объединению арабской нации, ни уничтожить то, что считалось основной угрозой этой нации - Израиль. Если арабские государства были так легко побеждены теми, кого арабы презрительно называли "сионистской данностью", как они могут рассчитывать на конечную цель всеарабское единство? Казалось, даже Насер лишился своих иллюзий относительно дела, которое он так яростно отстаивал на протяжении всей своей карьеры. "Вы штампуете постановления, а нам приходится сражаться", сказал он на собрании глав арабских государств в Каире. "Если вы готовы к освобождению - выстройтесь перед нами" .

Когда огромные толпы в Ираке вышли на улицы, чтобы выразить свой гнев и разочарование, вызванное поражением, Баас быстро воспользовалась минимальным участием страны в войне, чтобы объявить режим незаконным. В последние месяцы 1967 и в первые месяцы 1968 года она провела ряд забастовок и демонстраций, где режим обвиняли в коррупции и некомпетентности и требовали его замены. Общественная деятельность партии достигла высшей точки в апреле 1968 года, когда тринадцать отставных офицеров, пять из которых были баасистами, представили Арефу меморандум, требуя увольнения премьер-министра Тахира Яхья, учреждения законодательного собрания и формирования нового правительства.

Несмотря на эти демонстрации, баасисты понимали, что в одиночку они не смогут сбросить режим Арефа. В политической системе, взращенной на военной силе, у них просто не было необходимых средств, чтобы одержать верх над своими противниками. Поэтому в начале 1968 года партия начала прощупывать готовность вооруженных сил участвовать в попытке переворота. Вскоре они установили контакт с "Арабским революционным движением", группой молодых офицеров, сформированной в 1966 году для защиты президента Арефа, но теперь им все меньше и меньше нравилось его руководство. Особенно баасисты старались привлечь на свою сторону четверых старших офицеров, являвшихся столпами режима Арефа: полковника Абделя Раззака Найифа, главу военной разведки, полковника Ибрагима Абдель Рахмана Дауда, командующего Республиканской гвардией (преторианской гвардии президента), полковника Саадуна Гайдана, командира моторизованной бригады Республиканской гвардии, полковника Хаммада Шихаба, командующего багдадским гарнизоном.

К счастью для баасистов, эти офицеры, любой из которых легко мог сорвать попытку переворота, были согласны на переговоры. Гайдан и Шихаб с сочувствием относились к программе Баас, а в случае Шихаба такая позиция подкреплялась кровным родством: он был родом из Тикрита и двоюродным братом Бакра. Что касается Найифа и Дауда, то они руководствовались весьма знакомым сочетанием стимулов, преобладающим в иракской политике - жадности и страха. С одной стороны, они считали себя естественными преемниками Арефа и рассматривали Баас как младшего партнера, которого легко можно было приручить. С другой стороны, полковники уже довольно давно отдалились от Арефа, и у них были причины предполагать, что от них скоро избавятся. Кроме того, у них не было организационной инфраструктуры и идеологической поддержки, которую могла предложить Баас. Однако они требовали непомерной награды: премьерства для Найифа и кресла министра обороны для Дауда.

Цена участия двух офицеров стала известна Баас на чрезвычайном заседании Регионального управления, созванном в доме Бакра вечером 16 июля 1968 года. В то время как баасисты смотрели на это неожиданное требование как на бессовестную попытку вынудить их к дальнейшим уступкам, Найифу и Дауду предстояло действовать незамедлительно: несколько часов назад их вызвали к президенту Арефу, и тот спросил их, насколько обоснованы слухи о предстоящем перевороте. Оба отрицали такие слухи и со слезами целовали руки Арефу, уверяя его в своей непоколебимой верности. Он им поверил, но они опасались, что их заговор скоро будет раскрыт, и решили связать свою судьбу с Баас.

Как ни сильно было возмущение наглыми условиями этих офицеров, баасисты вынуждены были согласиться. Отрицательный ответ обязательно разозлил бы Найифа и Дауда, и нужно было бы коренным образом пересматривать план заговора, а то и отложить его на неопределенное время. Эта возможность была совершенно ясна Саддаму, который считался одним из самых убежденных сторонников тактического союза с офицерами. "Я понимаю, что оба они нам навязаны и что они способны нанести партии удар в спину ради какого-нибудь интереса, - сказал он своим товарищам, - но сейчас у нас нет выбора. Нам следует сотрудничать с ними, но во время или после революции их следует ликвидировать. И я вызываюсь выполнить это решение".

Речь Саддама является яркой иллюстрацией безжалостного прагматизма, который стал основной его отличительной чертой и привел его через десять лет к президентскому дворцу. Цель оправдывает любые средства. Сотрудничество с самыми презираемыми партнерами было совершенно оправданным, если служило конечной цели политического выживания. И нет ничего безнравственного в образовании союза, если даже заранее знаешь, что его придется при первой же возможности разорвать. Так как все политические противники фактически были "шпионами и агентами", которых следовало лечить их же собственным лекарством. Как сам Хусейн сказал во время дискуссии: "Это законная и нравственная необходимость, ибо партия не должна быть предана вторично (первый раз была потеря власти в 1963 г.) и ее следует всеми способами оберегать от возможного вреда".

Ободренная эмоциональным заявлением Саддама, партия решила согласиться с требованиями офицеров и осуществить свой путч. Через несколько часов занялась заря "новой эры" в истории Ирака.

Глава третья

Вхождение во власть

Утро еще не наступило, когда президент Абдель Рахман Ареф проснулся от телефонного звонка подле его кровати. На другом конце провода был генерал Хардан аль-Тикрити.

- Я уполномочен сообщить, что вы больше не президент, - сухо сказал Тикрити, - власть в стране захватила Баас. Если вы сдадитесь мирно, я гарантирую вашу безопасность.

Президент, все еще надеясь, что это просто страшный сон, в отчаянии позвонил Дауду и Гайдану, но ему всего лишь сказали, что армия против него. Глубоко потрясенный, Ареф прошел в вестибюль дворца, где его уже ждал Тикрити, и сдался. Через несколько часов он уже был в самолете, летящем в Лондон. Вскоре иракский народ узнал, что Баас "взяла власть и покончила с коррумпированным и слабым режимом, который представляла клика невежд, безграмотных корыстолюбцев, воров, шпионов и сионистов".

Так началась "Июльская революция", четвертая смена режима в Ираке со времени свержения монархии ровно десять лет назад. По сравнению с изуверством переворота 1963 года, она была бескровной. Поскольку Арефа предали столпы режима - Дауд, Найиф, Гайдан и Шихаб, - борьбы практически не было, раздавались только выстрелы в честь победы. Казалось, ничто не предвещало ужаса репрессий, вскоре прокатившихся по Ираку.

Местонахождение Саддама в этот знаменательный в истории Баас день не вполне ясно. По официальному отчету, он был в первом танке, штурмовавшем президентский дворец, но это заявление не подкрепляется доказательствами, оно кажется скорее ретроспективной попыткой приукрасить "революционность" Саддама. Смена власти в июле была еще одним военным переворотом, а вовсе не народным восстанием, и была осуществлена в основном армейскими офицерами внутри партии, такими как Бакр, Хардан аль-Тикрити и Аммаш. Переворот не был даже чисто баасистским мероприятием, так как его успех обеспечили в основном Дауд и Найиф, вовлеченные в эту авантюру незадолго до часа икс.

Из-за их менее важной роли штатские члены партии, включая Саддама Хусейна, вынуждены были во время переворота просто нервничать, ожидая новостей. Особенно нежелательной эта ситуация была для Саддама, который в качестве заместителя генерального секретаря Баас, мог всего лишь с досадой наблюдать, как его затмевают потенциальные претенденты на лидерство, к примеру, такие как его земляк Хардан. Должно быть, его единственным утешением было то, что в случае неудачи переворота у него было больше шансов на роль руководителя, так как его военные соратники были бы убиты, арестованы или дискредитированы поражением. Тем не менее, переворот удался, и хотя при первоначальной передаче власти Саддам не играл заметной роли, вскоре он занял центральное место в партийной иерархии.

К счастью для Саддама, его организаторские способности оказались незаменимыми для жизнеспособности партии. С той минуты, когда Арефа увезли из президентского дворца в благополучную ссылку, в новом руководстве началась ожесточенная схватка за власть. С самого ее возникновения коалиция между Баас и группировкой Найифа - Дауда была дурно пахнущим союзом, направленным на уничтожение союзника-врага, а не на построение общего будущего. Ни один лагерь не доверял другому: оба стремились при первой же оказии избавиться от ненужного партнера. Найиф и Дауд смотрели на членов Баас как на примазавшихся к революции, а меж тем она стала возможной только благодаря им. Баасисты, со своей стороны, чувствовали себя обобранными. Их шантажом вовлекли в коалицию, и они заплатили непомерную цену, чтобы купить согласие двух офицеров, которые легко могли бы помешать их попытке захватить власть. И теперь, когда они делили руководство с группировкой Найифа - Дауда, баасисты понимали, что если они вскоре не выступят против своих нежеланных партнеров, их снова вышвырнут из коридоров власти.

Об этом, однако, легко было говорить, но трудно осуществить. У партии не было серьезной силовой базы в армии, ключевой для любой политической перемены. Хотя Хардан аль-Тикрити был назначен начальником штаба и снова командующим воздушными силами, он долгое время пробыл вне армии и был менее близок с офицерским корпусом, чем его начальник, министр обороны Дауд.

Да и в государственных учреждениях у Баас не было безоговорочного превосходства. И хотя Бакр, родственник и покровитель Саддама, сменил Арефа на посту президента, должности премьера и министров обороны и иностранных дел достались группировке Найифа - Дауда. Совет Революционного Командования (СРК), основной решающий орган в Ираке, который был создан немедленно после захвата власти, состоял из семи офицеров: трех баасистов (Бакр, Аммаш и Хардан аль-Тикрити), а также Найифа, Дауда и двух нейтралов (Шихаба и Гайдана), которые склонялись к Баас, но верность которых была все же под сомнением. Кабинет из 26 членов, возглавляемый Найифом, был размежеван подобным же образом: Баас и группировка Найифа - Дауда имели по восемь сторонников.

Если устранения Найифа и Дауда следовало добиваться без военного путча или политического переворота внутри органов управления, его можно было достигнуть только с помощью очень сложного заговора. И именно в этом Саддам проявил творческое воображение и организаторское искусство, которое сыграло решающую роль и в замысле, и в осуществлении завершающего удара по группировке соперников. 29 июля 1968 года Дауда выманили из страны якобы для инспекции иракских войск, базирующихся в Иордании. Совершенно не подозревая, что на самом деле крылось за этой миссией, Дауд временно передал армию под полный контроль начальнику штаба Хардану аль-Тикрити. На следующий день Найифа пригласили на завтрак к президенту Бакру в президентский дворец. Когда ничего не подозревающий премьер собрался уходить, ворвался Саддам в сопровождении четырех офицеров. О том, что произошло дальше, рассказывают его полуофициальные биографы:

"Хусейн выхватил револьвер и приказал Найифу поднять руки вверх. Когда Найиф увидел направленный на него револьвер, он закрыл глаза руками и произнес: "У меня четверо детей". Саддам был непреклонен. "Не бойтесь, сказал он, - с вашими детьми ничего не случится, если вы будете вести себя благоразумно. Вам известно, Абдель Раззак, что вы с помощью шантажа примазались к революции и что вы мешаете партии. Мы заплатили за эту революцию своей кровью, и теперь она победила. Решением партии мы вас устраняем. Вам следует немедленно покинуть Ирак"".

На этом дело не кончилось. Как только Найиф согласился, Саддам Хусейн приказал приготовить самолет, чтобы переправить его из военного лагеря в Рашиде в Марокко. Саддам Хусейн приказал Найифу вести себя естественно, ответить на приветствие охраны и спокойно пройти к ожидающему его автомобилю. Он предупредил Найифа, что револьвер у него под курткой и что при малейшем признаке неповиновения он его мгновенно застрелит. Хусейн попросил некоторых своих товарищей остаться во дворце, чтобы защитить президента Ахмеда Хасана аль-Бакра. Саддам сидел рядом с Найифом по пути к военному лагерю. Самолет ждал. Когда он взлетел, Хусейн почувствовал, что у него на глаза навернулись слезы".

Искренность упомянутых слез Саддама сомнительна. Найифа сделали послом в Марокко, но фактически он был выслан из опасения, что он устроит контрпереворот, чтобы вытеснить баасистов. Жизнь Абделя Раззака Найифа закончилась через десять лет в Лондоне, где его застрелили на пороге своего дома в июле 1978 года, после, по меньшей мере, одной неудачной попытки покушения. Даже в ссылке Саддам считал его опасным, не переставая подозревать, что тот строит козни против его режима. Дауду приказали остаться в Иордании в качестве главы военной миссии. В 1970 году он ушел в отставку, но ему так и не разрешили вернуться в Ирак.

К 30 июля Баас осуществила свой второй успешный переворот в течение двух недель, на этот раз получив безраздельный контроль над страной. Пока Найиф летел в Марокко, его сторонники были лишены своих постов. Бакр укрепил свою власть, заняв две новых должности: наряду с президентством и председательством в СРК (и то, и другое - с 18 июля) его сделали премьер-министром и верховным главнокомандующим. Хардан аль-Тикрити стал министром обороны, а Абдель Керим аль-Шейхли - министром иностранных дел. Аммаш сохранил свой пост министра внутренних дел. Однако самым важным назначением было продвижение Саддама Хусейна на вторую по важности позицию в правящей иерархии: заместителя председателя СРК.

Вряд ли стоит удивляться тому, что Бакр сделал Хусейна своей правой рукой. Хусейн был его заместителем в Региональном управлении партии с 1966 года. Они были родственниками, оба родом из Тикрита, давно и хорошо знали друг друга. Бакр внимательно следил за развитием Хусейна с его детства в доме Хейраллаха Тульфаха и до тех пор, пока тот не стал умелым аппаратчиком в высших органах партии. Это в глазах Бакра было порукой надежности Саддама. Но не менее важным для президента было то, что у Саддама не было никакого военного образования.

Для Саддама его провал при поступлении в Военную академию был личным позором, унизительным напоминанием своей неполноценности рядом с его коллегами и родственниками в военной форме. Это сделало невозможным его карьеру в одной из самых важных в стране сфер. Однако, как ни странно, именно этот прискорбный для Хусейна факт нравился президенту Бакру. До 1966 года Баас возглавлял гражданский генеральный секретарь, но хроническое отсутствие единства в партии привело к возвышению военной группировки. Пока партия была в оппозиции, главенство военной фракции было необходимо, так как армия была единственной организацией, которая могла бы помочь партии снова прийти к власти. Достигнув высшего положения в стране, Бакр больше не нуждался в сильной военной группировке. Наоборот, честолюбивые независимые офицеры вокруг него являлись постоянной угрозой для его положения, и в свете прошлого опыта Бакр слишком хорошо понимал, что потенциально это была смертельная угроза. При таких обстоятельствах безжалостный, но надежный работник, такой как Саддам Хусейн, который также стремился разрушить господство военных в иракской политике, казался ему идеальным человеком номер два.

В возрасте 31 года Саддам Хусейн мог бы взирать на свою политическую карьеру с чувством удовлетворения. Менее чем за десять лет высокий, худой, но крепкого сложения молодой человек продвинулся от безвестного члена партии до второго по влиянию лица в Ираке. Пусть он и не играл значительной роли в реальном осуществлении переворота, приведшего Баас к власти в 1968 году, зато основным его делом стала "вторая революция", которая дала партии возможность "править, а не только царствовать". Учитывая его близость с Бакром и его бешеную энергию, Саддам обладал гораздо большей властью, чем "обычный" второй человек в государстве, тем более что его видное положение подкреплялось контролем над партийным аппаратом безопасности, который он сам же и создал.

Несмотря на молодость, Саддам приспособился к своему положению умело и быстро. Он был в достаточной степени реалистом, чтобы понимать, что удержание своей позиции, не говоря уж о продвижении к президентскому дворцу, будет дорогой опасной и извилистой. В то же время он был уверен, что обладает необходимыми качествами для этого рискованного путешествия: величайшей осторожностью, бесконечным терпением, крайней расчетливостью и абсолютной безжалостностью. Яркой иллюстрацией осторожности Саддама можно считать тот как будто бы необъяснимый факт, что о его назначении на пост заместителя председателя СРК было объявлено только в ноябре 1969 года, более чем через год после того, как он на самом деле занял это место. Саддам позже объяснял это решение чисто альтруистическими причинами. По его собственным словам, он с самого начала удивил Бакра, отказавшись от какого-либо поста в исполнительной власти. Так как Саддам считал, что потеря власти Баас в 1963 году стала результатом необузданных личных амбиций, он подумал, что будет лучше, если после "революции 1968 года" он покинет свой высокий пост, чтобы продемонстрировать скромность и партийную дисциплину. Причина, по которой он, в конце концов, согласился выполнить просьбу Бакра и остаться у штурвала, заключалась будто бы в том, что он понял: откажись он от власти - и будущее партии будет в опасности, ведь уже летом 1968 года он раскрыл заговоры против аль-Бакра и понял, что Хардан стремится подорвать положение президента.

Кто не заявит публично, что жертвует личными амбициями ради национальных интересов? Но даже если скромность не является одним из самых очевидных достоинств Саддама, его объяснение ясно отражает его крайнюю осмотрительность, вызванную недоверием к окружающим и постоянным страхом заговоров. Эксперты по иракской политике объясняют очевидную скромность и недальновидность Саддама (оставшись не на публике, он рисковал стать относительно забытым) его опасениями, что успех революции Баас был далеко не бесспорным. Оставаясь за сценой, утверждали они, Саддам, по всей вероятности, надеялся обезопасить себя на случай пагубных последствий, на случай, если бы партия лишилась власти.

Действительно, он боялся, но вовсе не народного восстания. Исторический опыт Ирака показывал, что, учитывая общественную и религиозную раздробленность страны, изменения режима осуществлялись не народными мятежами, но военными переворотами. Впрочем, навряд ли сокрытие от общественности официального статуса Саддама могло гарантировать ему шанс на выживание, так как его действительное положение было полностью известно и в партии, и в армии. Все, кто имел какое-либо влияние, знали, что Бакр и Хусейн - дуэт. Если бы первого смел какой-либо путч, второй сгинул бы вместе с ним.

Следовательно, проявление скромности со стороны Саддама было адресовано политическому и военному руководству партии, а не общественности. Он очень хорошо понимал, что каким бы высоким ни был пост заместителя председателя, он не давал ему возможности противостоять коалиции баасистских офицеров - Хардана, Аммаша, Гайдана и Шихаба. Правда, эту коалицию раздирала зависть и вражда. Впрочем, не все четверо были настроены к Саддаму враждебно. Шихаб, например, очень дружил со своим земляком из Тикрита, и именно Саддам уговорил его (после длинного разговора) присоединиться к заговору в июле 1968 года. Но с учетом положения Хардана и Аммаша Саддам видел в них потенциальных соперников, которых рано или поздно придется ликвидировать. Но поскольку вначале его положение было слабее, чем у них, он избегал прямого противостояния, и, укрывшись за личиной скромности, старательно пестовал их самоуверенность. Смиренный Саддам, лично не претендующий на национальное лидерство, намеревался усыпить бдительность офицеров и заманить их в ловушку. Но прежде чем его положение стало достаточно надежным, чтобы выступить против своих товарищей, Саддам столкнулся с более срочной задачей - укрепить вновь обретенные партией рычаги власти.

Захват власти Баас не был демократической революцией. Партия пришла к власти не по требованию народа. На самом деле, отношение народа к "Июльской революции" колебалось от глубокой тревоги до полного безразличия. Зверские расправы Баас в 1963 году все еще жили в памяти народа и вспоминались с ужасом и молчаливой, глубоко засевшей ненавистью. Июльская революция 1968 года произошла так быстро, что едва ли коснулась повседневной жизни обычных иракцев. За десять лет, предшествовавших "революции", они привыкли к армейским офицерам, сменяющим друг друга в президентском дворце. Не удивительно, что сначала на заговор баасистов смотрели так же, как на бесконечный ряд подобных заговоров. Руководство Баас было в основном незнакомо иракскому народу; тогда как некоторые офицеры обладали лишь региональной известностью, единственным лицом, которое знали все, был Бакр. Из простого люда партию мало кто поддерживал. По оценкам Баас, в 1968 году в партии было приблизительно 5 000 полноправных членов, и даже эта скромная цифра кажется завышенной. Действительная численность Баас в это время, очевидно, составляла не более половины их собственного подсчета. Социальная база партии явно была незначительной. Хотя в Ираке шиитов было приблизительно 60 процентов, а суннитов - 20, к концу 60-х годов Баас фактически стала партией суннитов. Историческое наследие суннитской Оттоманской империи, социальная раздробленность и географические препятствия помешали шиитам объединиться и стать эффективной политической силой. Впрочем, нескольким шиитам удалось добиться высокого положения (например, Саадуну Хаммади, который в 1969 году стал министром нефти и полезных ископаемых). В высшем эшелоне партии шиитов не было, там господствовал так называемый "суннитский треугольник" (основная концентрация суннитов в Ираке), расположенный между Багдадом на юге, Мосулом на севере и Рутбой на востоке, около иорданской и сирийской границы. Основной стержень лидерства был еще уже и, вообще говоря, состоял из армейских офицеров из Тикрита, откуда был родом и Саддам. Возвышение уроженцев Тикрита, сыгравшее решающую роль в личной карьере Саддама, можно объяснить обнищанием города в начале XX в., заставившим многих его обитателей перебраться в Багдад и другие крупные города в поисках пропитания. Многие из уехавших пробились в бесплатную Королевскую военную академию, начав, таким образом, военную карьеру.

Лицом, которое открыло двери Академии постоянному потоку молодых тикритян, был один из весьма влиятельных арабских националистов в Ираке 30-х годов - Маулуд Муклис. Рожденный от тикритского отца, он участвовал в "Арабском восстании" против турок во время первой мировой войны, став доверенным лицом короля Фейсала I и вице-председателем Сената при монархии. До своей смерти в 50-х годах он использовал всю власть и влияние, чтобы продвинуть молодых тикритян в армии и полиции, а также на правительственные посты. Эту практику позже повторяли и его протеже, которые раздавали родственникам и уроженцам своего города военные и политические должности, что является обычной традицией в ближневосточных сообществах, где, прежде всего, ценятся семейные связи и место рождения.

Поскольку социальная опора у баасистов была очень узкой, Баас никогда не имела намерения устанавливать в Ираке либеральную демократию. В одном из публичных заявлений Саддама в то время, четко сформулирован его авторитарный взгляд на политическую систему Ирака: "Идеальное революционное командование должно эффективно планировать жизнь страны. Оно не должно позволить появиться любому другому, конкурирующему с ним центру власти. Должно быть одно командование, руководящее отдельными правительственными подразделениями, включая вооруженные силы".

Поскольку у Баас почти не было опоры в народе, подчинение нации ее воле и само ее правление требовали неукоснительного принуждения. Массы следовало "перевоспитать" и включить в организационный механизм партии. Соперников необходимо было уничтожить, а в сердца рядовых иракцев внедрить почтение и страх. Эти задачи полностью соответствовали способностям Саддама. Они дали ему идеальную возможность превзойти армейских офицеров на службе партии и, в свою очередь, укрепить собственное положение и положение его аппарата безопасности.

Осенью 1968 года была запущена волна жестоких чисток, которые продолжались почти целый год. Операция началась с удаления всех, не принадлежавших к Баас, из различных правительственных учреждений. Затем была подавлена организованная политическая оппозиция, арестованы отдельные политические диссиденты, жестоко сокрушены несколько так называемых "заговоров" и - наконец-то - был нанесен удар по военной группировке внутри партии. Саддам объявил целью очищение правительства и общества от всех и всяческих заговорщиков. Необъявленной целью, однако, было расширение его контроля в партии и государственном аппарате и демонстрация того, что, вне всяких сомнений, партия Баас останется у власти.

Эти чистки не только планировались и осуществлялись Саддамом в его должности главы службы безопасности, но есть некоторые свидетельства, что он проявлял серьезный интерес к их практическому исполнению. Диссидент-шиит, переживший камеры пыток, описал леденящие подробности того, как Саддам лично убил другого шиитского диссидента по имени Духаил: "Он вошел в помещение, поднял Духаила и бросил его в ванну с кислотой. А затем стоял и смотрел, пока тело полностью не растворилось". Хотя этот эпизод, как и многочисленные рассказы шиитов, очерняющие образ Саддама, не могут быть ни подтверждены, ни опровергнуты, личное участие заместителя председателя в преследовании его политических противников иллюстрируется также одним евреем, случайно уцелевшим в печально известном дворце. Наум Тавина, теперь 65-летний израильтянин, был членом иракского еврейского сообщества, когда в начале 1970-х годов его арестовали как "сионистского шпиона". Однажды, когда его собрались пытать, в комнату неожиданно вошел Саддам. Он быстро взглянул на Тавину и обратился к следователю: "Не трогайте этого человека, - сказал он. - Это хороший человек. Я его знаю. Отпустите его". Пораженный Тавина был выпущен из тюрьмы. Вскоре после этого он бежал из страны и эмигрировал в Израиль. Годами он не мог понять, что заставило "сильного человека Багдада", которого он лично не знал, проявить такое внимание к его судьбе. И только намного позже, когда он увидел фотографию молодого Саддама, кусочки загадочной картинки сложились воедино. Он вспомнил худощавого молодого Саддама, у которого на одном из перекрестков Багдада он обычно покупал сигареты по пути на работу, давая ему щедрые чаевые. Очевидно, Саддам вспомнил своего неизвестного благотворителя и отплатил ему сполна.

Эта история бросает светлый луч на обычный образ Саддама - кровожадное чудовище. Она свидетельствует, что, несмотря на его жестокость, ему не чуждо чувство благодарности даже к "сионистскому шпиону". Она также говорит о том, что каким бы непостижимым ни казался кровавый след Саддама посторонним наблюдателям, у него была своя логика. Он проводит чистки не ради самих чисток. Он это делает, так как убежден, что без них ему не выжить и что если он не ударит по своим противникам, реальным или воображаемым, они ударят его первыми. В основе его стремления к злодейству лежит чувство ненадежности и страх, что его честолюбивые замыслы будут сорваны. Каждая чистка, каждая казнь имеет свою цель. Это значит, что никто, даже его ближайшие соратники, не могут чувствовать себя в безопасности. И все же это подразумевает, что те, чье преследование не служит прямой или косвенной целью для Саддама, могут надеяться на пощаду.

Когда правительственные учреждения были оперативно освобождены от нежелательных элементов, партия сделала шаг, чтобы укрепить свою власть над военными. В декабре 1968 года Фейсал аль-Анзари был вынужден уйти в отставку со своего поста начальника штаба, на который его назначили после "второй революции". Вскоре после этого он был арестован и приговорен к 12 годам тюрьмы по обвинению в заговоре. Его заменил Хаммад Шихаб, наиболее расположенный к Саддаму военный. Офицеры, чья верность партии вызывала сомнения, были заменены баасистами или им сочувствующими, включая нескольких дивизионных командиров. Многие из них были арестованы, их пытали. К концу 1970 года в армию была внедрена сложная система политических комиссаров, принадлежащих к аппарату безопасности Саддама: они успешно обходили систему обычного военного подчинения и тщательно контролировались самим Саддамом.

В сентябре 1968 года Саддам в первый раз обратился к практике, которую он довел до потрясающего совершенства в последующие два десятилетия: разоблачение сфабрикованных "заговоров", аресты и казни их участников. Раскрытый "заговор" был якобы задуман масонской группой в южном городе Басре, и "заговорщики" будто бы были пойманы с поличным в церкви.

Авторство "техники заговоров" принадлежит не Саддаму: за два года, следующие за покушением на Касема в 1959 году, иракский диктатор хвастался, что раскрыл 27 заговоров против себя. Хотя эта цифра явно преувеличена, несколько заговоров действительно было. Для Саддама, наоборот, заговоры с самого начала были отличным инструментом, чтобы устранить действительную и потенциальную оппозицию, чтобы посылать сигналы, направленные внешним врагам (таким как Сирия и Иран) и терроризировать население, принуждая к раболепству. Среди многочисленных "заговоров", которые были "раскрыты" на протяжении 1970-х и 1980-х годов только один может быть безоговорочно подтвержден - заговор саддамовского палача и главы службы безопасности Надима Каззара в 1973 году. Остальные, скорее всего, использовались просто в качестве средства для укрепления положения Саддама и отвода критики от чрезвычайных мер по обеспечению безопасности.

Через три месяца после "разоблачения заговора" в сентябре 1968 года был учрежден особый "Революционный суд", чтобы судить "шпионов, агентов и врагов народа". Состоящий из трех офицеров без юридического образования, этот суд даже по иракским представлениям был пародией на процесс судопроизводства. Обычными обвинениями в этом суде были "заговор с целью свержения правительства" и "шпионаж в пользу Соединенных Штатов, Израиля или Ирана". Некоторые процессы показывались по телевидению, и иракский народ мог видеть и слышать ложные признания бывших политиков и чиновников. В одном таком случае бывший министр внутренних дел Рашид Мусли, который вышел из Баас и присоединился к Арефу, признался, что был шпионом ЦРУ, и был казнен. Абдель Рахман аль-Баззаз, бывший премьер, и Абдель Азиз аль-Укейли, бывший министр обороны, которых судили вместе с Мусли летом 1969 года, но которые ни в чем не признались, получили длительные сроки тюремного заключения.

Но часто обходились и без судопроизводства. В ноябре 1968 года Насер аль-Хани, министр иностранных дел в июльской коалиции и бывший член группировки Найифа - Дауда, был похищен группой баасистов среди ночи. Через несколько дней его тело, изрешеченное пулями, было найдено в канаве. Согласно официальной версии, его убили уголовники.

Подобное же объяснение было дано и через четыре месяца после убийства полковника Абдель Керима Мустафы Назрата, бывшего министра и сторонника сирийской Баас. На этот раз секретные службы вышли из себя, чтобы замести следы, добившись публичного "признания" от мелкого преступника, сообщившего, что заколол Назрата у него дома во время ограбления. Через год первый генеральный секретарь иракской Баас Фуад аль-Рикаби, который за десять лет до этого вышел из партии, также был заколот. В 1969 году его приговорили к полутора годам заключения. За несколько дней до конца срока "начальство привело хулигана, вооруженного ножом. Рикаби закололи ударом в грудь и поволокли в больницу. Ему не оказали помощи, и он умер".

Одним из "бриллиантов" в короне "нового правосудия" был суд над группой "израильских шпионов". Шпионов обвинили в том, что они передавали секретную информацию в Израиль, обдумывали и осуществляли саботаж в Ираке и передавали крупные суммы денег из Израиля через Иран еврейской общине в Ираке, которая потом передавала деньги курдским повстанцам. Четырнадцать человек, из них девять евреев, включая руководителя еврейской общины в Ираке, были признаны виновными в шпионаже и публично повешены. Их трупы оставили на площади "как предупреждение другим". Примерно полмиллиона мужчин, женщин и детей танцевали вокруг виселицы и по всему Багдаду с криками "смерть Израилю", "смерть всем предателям".

Еврейская община в Ираке, одна из старейших в еврейской диаспоре, существовала с VI в. до н. э., когда победивший вавилонский царь Навуходоносор пригнал "детей Израиля" в Месопотамию после взятия Иерусалима и разрушения иерусалимского храма. Прочная и процветающая община, она подвергалась периодическим гонениям всякий раз, когда наблюдался подъем арабского национализма. К примеру, после поражения Рашида Али в 1941 году, возбужденные арабские толпы напали на еврейский квартал в Багдаде и убили сотни людей, не говоря уже о грабежах и разрушениях. После учреждения государства Израиль в 1948 году стотысячная община сократилась приблизительно в десять раз, так как большинство ее членов эмигрировало во вновь образованное еврейское государство. Те, кто остался, стали социальными изгоями, им пришлось нести бремя арабской досады и ненависти к Израилю. Ко времени возвращения во власть Баас число иракских евреев упало всего до двух с половиной тысяч.

Для Бакра и Саддама евреи были очень удобными "козлами отпущения", которые давали им возможность доказать свою преданность делу панарабизма и таким образом узаконить свой режим в глазах своих сторонников, не вступая в настоящую конфронтацию с Израилем. Когда в декабре 1968 года израильские самолеты разбомбили иракские войска, базирующиеся в Иордании как часть арабского "восточного фронта" против Израиля, убив 16 человек и ранив вдвое больше, президент Бакр настраивал толпу, собравшуюся на площади Свободы, против Израиля и евреев. Обещая "ударить железным кулаком" по этим "эксплуататорам и представителям пятой колонны", Бакр время от времени делал паузу, как бы для того, чтобы узнать мнение своих слушателей. "Смерть шпионам!" - раздался громовой ответ. Это желание было исполнено в виде страшных виселиц в январе 1969 года - к негодованию остального мира. На международные протесты по поводу того, что убийство было мотивировано национальной и религиозной дискриминацией, иракские власти возразили, заявив, что все осужденные мусульмане, евреи и христиане были казнены одинаково.

Действительно, как будет продемонстрировано два десятилетия спустя казнью британского журналиста иранского происхождения Фарсада Базофта по обвинению в шпионаже, охота Саддама на ведьм в виде "шпионов" и "заговорщиков", казалось, только усиливалась от западных протестов. Призывы к терпимости от видных людей мира, например, от генерального секретаря Организации Объединенных Наций, лишний раз провоцировали Хусейна казнить людей с еще большей энергией: в феврале 1969 года было казнено еще семь человек, а через два месяца - еще четырнадцать. Как и в январе, власти агитировали население присутствовать при казнях, и жуткие сцены, происходившие в центре Багдада, были выразительно описаны британским журналистом:

"В день повешения полиция фактически отдала центральный Багдад на восемь часов юнцам. Под руководством партийных комиссаров Баас они воздвигли виселицы на клумбах, патрулируя ближайшие дороги, взяли под контроль десятки тысяч наблюдателей и крикливо требовали новых казней. У каждого из трех военных среди казнимых были повязки на лодыжках или запястьях; по форме суставов было видно, что они сломаны".

Однако большинство казней в феврале и марте происходили в южном городе Басра (преимущественно шиитское сообщество - около иракской границы) с явной целью послать прямое предупреждение и шиитскому сообществу, и иранскому шаху, который в то время увеличивал свое давление на режим Баас в попытке утвердить гегемонию Ирана в Персидском заливе. Чистки стали не только средством подавления внутренней оппозиции, но и подходящим элементом внешней политики. Действительно, 21 января 1970 года иракские службы безопасности заявили, что они раскрыли антиправительственный заговор, поддерживаемый "Ираном, ЦРУ и сионистами". Упомянутый заговор включал несколько десятков человек из военного персонала и возглавлялся якобы двумя отставными старшими офицерами: Абделем Гани аль-Рави, протеже братьев Ареф, и полковником Салихом Махди аль-Самарраи, бывшим военным атташе иракского посольства в Бейруте во времена монархии. Согласно официальным данным, заговорщики организовали "ударные бригады", чтобы убивать партийных и правительственных деятелей. Час икс был намечен на 10 часов вечера 20 января, но большинство заговорщиков было арестовано заранее. А дело начиналось так. Приблизительно 50 вооруженных людей во главе с аль-Самарраи, решили отправиться в президентский дворец. Как только они достигли своей цели, ворота распахнулись и, беспрепятственно войдя, группа направилась в большой зал. Пока они раздумывали, что делать дальше, двери раскрылись, и в зал вошел Саддам в сопровождении нескольких офицеров. Заговорщики без сопротивления сдались, поняв, что их заманили в ловушку.

В тот же день, когда Багдад объявил о разоблачении заговора, специальный суд под председательством капитана Тахи Ясина аль-Джазрави (Рамадана), члена СРК и близкого соратника Саддама, включающий саддамовского палача Надима Каззара, был созван, чтобы судить заговорщиков. Тридцать семь офицеров были приговорены к смерти за попытку свергнуть правительство и были казнены оружием, которое они якобы получили от иранских служб безопасности. Еще пятнадцать человек были брошены в тюрьму. Смертный приговор был также вынесен сосланному премьер-министру Найифу, который якобы организовал этот заговор "по указке иностранных элементов". Иракское правительство приказало иранскому послу покинуть Багдад в 24 часа. Иранские консульства в Багдаде, Кербеле и Басре были закрыты, а несколько иранцев, проживающих в стране, были спешно депортированы.

Хотя суровость иракской реакции дает некоторые основания подумать, что проиранский заговор действительно имел место, непонятная обстановка в Багдаде, где каждый считался потенциальным, если не настоящим шпионом, практически не дает возможности подтвердить действительную степень иранского вмешательства. В то время те, кто считался главными заговорщиками, Найиф и аль-Рави, даже не были в Ираке. Ясно, однако, что с точки зрения Саддама этот инцидент послужил сигналом иранскому шаху, что Баас не испугается возрастания его силы в регионе. Он также украсил ярким пером шляпу Саддама Хусейна. Участие членов вооруженных сил в "заговоре" повредило военной группировке в руководстве и дало возможность бдительному заместителю председателя еще раз показать, что именно он и его надежные службы безопасности, а вовсе не военные, обеспечивали нормальное функционирование партии.

И это не было пустословием. К тому времени длинные руки аппарата безопасности уже дотянулись до рядового иракца. Баасистская милиция патрулировала улицы. Неожиданные облавы на частные дома среди ночи довели до всеобщего сведения, что от контроля не уйти никому. Как выразился один британский журналист, Ирак превращался в "место, где люди исчезали, а их друзья были чересчур перепуганы, чтобы спросить, что с ними случилось; люди, арестованные по ничтожным обвинениям, "кончали с собой" в тюрьме; таинственным образом убивали бывших видных людей; политики исчезали".

Службы безопасности под началом Саддама вели также борьбу против коммунистов, старых врагов Баас. Как это часто бывает, идеологическая близость порождает яростное соперничество. Борьба за души и умы тех же самых избирателей при помощи похожих рецептов спасения не может не обострить разногласия и не породить резкую дисгармонию, когда каждая партия пытается доказать, почему предлагаемые ею несколько иные средства гораздо лучше, чем у соперника. В случае Баас и Иракской Коммунистической Партии (ИКП), двух знаменосцев "социализма", противостояние было не только желчным, но и крайне кровавым. В конце 1950-х годов, будучи основным фундаментом режима Касема, коммунисты осуществляли масштабные зверства против "арабских националистов", включая и крошечную партию Баас. Через несколько лет, во время первого правления Баас, при Бакре сотни левых были казнены и тысячи арестованы.

Однако Саддам всегда смотрел на отношения с коммунистами чисто практически. Его никогда чрезмерно не беспокоила идеологическая сторона доктрины. Для него самого коммунизм был иностранной идеологией, не соответствовавшей национальным, духовным и экономическим потребностям арабов: "Традиционно марксизм привлекает угнетенных. Однако в случае арабской нации дело обстоит не так... Социалистические программы в арабской истории исходили не только от бедных, но и от людей, которые сами не знали угнетения, но стали лидерами бедняков. У арабской нации никогда не было такого классового сознания, как у других наций". Однако его всегда глубоко тревожила народная база этого движения и его эффективная организационная структура, особенно в таких чувствительных сегментах иракского общества, как угнетенные курды и шииты.

Верный своей привычке подходить к упорному врагу как бы сбоку, Хусейн предложил Бакру добиться хороших отношений и сотрудничества с коммунистами, чтобы дать Баас передышку, столь необходимую для укрепления своей власти. В начале августа 1968 года коммунистам предложили войти в правительство. Через месяц, в рамках всеобщей амнистии, многих арестованных коммунистов выпустили из тюрем, а ссыльным коммунистам разрешили вернуться в Ирак. Реакция коммунистов, однако, разочаровала. Расхваливая ярый антисионизм баасистского режима и антиимпериалистическую позицию, ИКП критиковала ее "угнетение рабочего класса" и отказалась участвовать в правительстве, пока Баас не либерализует политическую жизнь Ирака: допустит образование многопартийной системы, образует демократическое коалиционное правительство и предоставит курдам настоящую автономию. Уклончивая готовность Баас выполнить эти требования позже была отклонена ИКП.

Даже хотя у Бакра и Саддама не было намерения делиться с коммунистами реальной властью, и их предложение ИКП нескольких министерств было сделано только с целью сдержать коммунистический вызов, парочка была сильно раздражена реакцией коммунистов. Они истолковали противоречивые сигналы, исходящие от ИКП, как признак того, что на самом деле она не была заинтересована в сотрудничестве, но просто пыталась вытеснить баасистский режим. Последствия этой оценки были ужасны. Довольно скоро службы безопасности Саддама с привычным зверством принялись еще за одну крупномасштабную чистку: коммунистов арестовывали сотнями и при таинственных обстоятельствах, пытали и казнили.

На этот раз, однако, Саддам встретил противника не меньших масштабов. Коммунисты отказались быть ягненком, которого ведут на бойню. Нападения на их ряды были встречены в штыки, а более воинственные элементы из ИКП образовали небольшие вооруженные отряды, чтобы свергнуть правление Баас. Они ворвались в официальное помещение Баас и разграбили его. Они даже обстреляли дом Саддама. Заместитель председателя ответил огнем и мечом: 23 марта 1970 года видного коммунистического лидера Мухаммеда Ахмеда аль-Хадри нашли мертвым на улице в Багдаде, что возвестило новую волну арестов, пыток и казней коммунистов. Они продолжались весь год и вышли далеко за пределы Багдада. Пока Саддам бил коммунистов большим партийным кнутом, Бакр предлагал им пряник: он разрешил публикацию коммунистического журнала и даже принял коммуниста Азиза Шерифа в свой кабинет в качестве министра юстиции.

Осенью 1969 года Бакр и Саддам почувствовали себя достаточно уверенно, чтобы сделать первый шаг, направленный против военной группировки. Казалось, партия крепко держала бразды правления. Чистки все еще продолжались, но уверенное сообщение, что Баас "пришла навсегда" было прочно внедрено в сознание и политических противников, и широкой общественности. Казалось, созрел момент для открытого верховенства дуэта в решающих партийных органах. 16 ноября 1969 года Иракское информационное агентство объявило, что все члены Регионального управления и все иракские члены Национального управления партии присоединились к Совету Революционного Командования. Так как восемь из девяти новых членов СРК были штатскими, соотношение сил внутри главнейшего учреждения страны решительно изменилось в пользу оси Бакр - Хусейн. Именно в этот момент был официально объявлен пост Саддама - заместитель председателя СРК, - что отразило рост его влияния и доверия к нему в партии.

Конечно, этот поворот событий был выгоднее для Бакра, чем для Саддама. Для президента это означало чистый выигрыш, бесспорное укрепление его позиции по сравнению с военной группировкой. Однако Саддаму пришлось заплатить определенную цену за свое продвижение: согласие на вхождение в СРК некоторых противников. Но как один из кумиров Хусейна, Иосиф Сталин, использовал своих незначительных противников, чтобы уничтожить злейших врагов, а потом поворачивался и против них, так и Саддам понимал, что невозможно избежать тактического союза с противниками. Время сведения счетов следует отложить до тех пор, пока не удастся взять верх над военной группировкой.

Двумя ключевыми фигурами в военной группировке были Хардан аль-Тикрити и Салих Махли Аммаш, у них обоих были выдающиеся заслуги перед партией и много сторонников как внутри партии, так и среди военных. Хардан занимал пост командующего воздушными силами Ирака во время короткого правления Баас в 1963 году, став начальником штаба, министром обороны и заместителем премьера в 1968, когда партия вернулась во власть. Высокомерный, безжалостный человек, огромного роста и с безграничным честолюбием, он внушал Саддаму антипатию и страх. Саддам знал, что их общее происхождение из Тикрита не спасет его, если Хардан станет чересчур могущественным. Со своей стороны, Аммаш, хоть и не такой жестокий, как Хардан, был столь же честолюбив, и Саддам боялся его как одного из старейших членов партии. Вступив в Баас в начале 1950-х годов, он приблизился к Бакру, и они вместе возглавили центристскую фракцию Баас. Вслед за "Июльскими революциями" 1968 года Аммаш занял влиятельный пост министра внутренних дел и заместителя премьера вместе с Харданом, и, кроме того, он был членом Регионального и Национального управлений партии, а также СРК,

Так как прямая атака на этих двух грозных врагов казалась самоубийственной, Саддам прибегнул к своей любимой стратегии "разделяй и властвуй". Во-первых, он очень постарался дискредитировать эту пару в глазах Бакра, распространив слух, что они, особенно Хардан, нацелились на место президента. Как только доверие Бакра к своим коллегам пошатнулось, он поддержал усилия заместителя столкнуть Хардана и Аммаша друг с другом, и тем самым нейтрализовать их. Следующей стадией в стратегии Саддама и Бакра было вбить клин между Харданом и Аммашем, с одной стороны, и двумя другими видными членами военной группировки - Шихабом и Гайданом. Эта задача оказалась сравнительно легкой, так как последним пообещали посты их коллег. Для решительных действий был полностью подготовлен реквизит.

В ноябре 1969 года, когда были упразднены посты заместителей премьера, позиции Хардана и Аммаша значительно ослабели. Это означало, что ни один из них не мог председательствовать на заседаниях кабинета в отсутствие Бакра (в 1969 году должность премьера сливалась с должностью президента). Через шесть месяцев, 3 апреля 1970 года, обоих сделали вице-президентами, но это повышение оказалось пустячным, так как они вскоре были освобождены от министерских постов. Шихаб заменил Хардана в качестве министра обороны, а Гайдан стал министром внутренних дел вместо Аммаша.

Как только эти двое лишились своей власти, их судьба была определена. Когда обрушится окончательный удар - было только вопросом времени. В октябре 1970 года Хардан был лишен всех своих постов якобы за то, что он не поддержал приверженность Баас арабскому делу. Его обвинили в том, что он не помог спасти палестинцев, которых убивали иорданцы во время кровавых событий в сентябре 1970 года ("Черный сентябрь"). Его также резко критиковали за временную "измену" Баас в 1963 году. На самом деле эти обвинения были лишены оснований. Так как он уже потерял пост министра обороны в апреле 1970 года, Хардан не имел возможности обеспечить военную реакцию Ирака на события "Черного сентября". Если кто-нибудь и должен был поплатиться за иракское бездействие, так это Шихаб и его начальник штаба, Абдель Джаббар Шаншал, или, прежде всего, верховный главнокомандующий, сам президент Бакр. Более того, не только Хардан возражал против вмешательства Ирака в гражданскую войну в Иордании; большая часть иракского руководства особенно Саддам - в равной степени противились такому шагу. И Хардан не был единственным, кто "сотрудничал" с Арефом, когда Баас лишилась власти. Бакр поступал точно так же, пока он не разочаровался в Арефе и не решил попытаться свергнуть его.

Так или иначе, Хардан узнал горькую новость в Мадриде, куда его послали во главе Иракской миссии. Он не подозревал об этом шаге, так как Саддам очень постарался его успокоить. Он лично приехал в аэропорт, чтобы попрощаться с Харданом, нежно поцеловал своего соперника в обе щеки, чтобы продемонстрировать, что он не испытывает к нему вражды. Фактически это был поцелуй смерти. Удивленный и взбешенный неожиданным развитием событий, Хардан ослушался правительственного приказа, отказался от назначения послом в Марокко и вернулся в Ирак, чтобы оправдаться. Однако по прибытии в Багдад он немедленно был посажен на особый самолет и отправлен в ссылку - в Алжир. Через несколько месяцев он переехал в Кувейт, где был убит иракскими секретными службами в марте 1971 года.

Аммашу не пришлось долго ждать своей очереди. Подвергающийся все больше изоляции и поруганию со стороны Саддама и его сторонников, в сентябре 1971 года он потерял свои партийные и правительственные посты и был назначен послом в СССР. Однако его судьба не была столь суровой, как у Хардана. Так как он больше не представлял никакой политической угрозы, в середине 1970-х годов, после целого ряда посольских назначений, ему позволили вернуться в Ирак, где он умер в полной безвестности.

Пока несколько старших офицеров следовали за Харданом и Аммашем, лишаясь власти, Саддам мог гордо заявить: "С нашими партийными методами нет шансов ни у кого из тех, кто с нами не согласен и намерен, оседлав парочку танков, напасть на правительство". Тут, без сомнения, он был прав. Власть военной группировки была сломлена навсегда. Политическая преданность нового военного руководства была бесспорной. Офицерский корпус, находящийся под постоянным наблюдением служб безопасности, непрерывно фильтровался и пополнялся сторонниками Бакра и Саддама. Молодой заместитель председателя теперь свободно мог направить всю свою энергию на дальнейшее укрепление своей власти. Очень скоро он займется систематической чисткой действительных и потенциальных соперников внутри "гражданской" группировки партии.

Разумеется, чистка "штатского" лагеря началась не сразу. Уже во время своей длительной кампании против Хардана и Аммаша Саддам избавлялся от тех членов партии, чья поддержка не требовалась для титанической борьбы против военной группировки, но кто мог в будущем угрожать его положению. Первой жертвой в списке Саддама был министр культуры и информации Абдалла Саллум аль-Самарраи. Баасист и член СРК, он был освобожден от всех своих обязанностей и назначен послом Ирака в Индии. Другой член СРК, Шафик аль-Камали, был отстранен от этого престижного органа в том же 1970 году. За ними последовал Салах Умар Али, земляк-тикритянин и родственник Бакра, потерявший и свое место в СРК, и свой министерский пост летом 1970 года после враждебной стычки с Хусейном.

Однако только после нейтрализации военной группировки Саддам осмелился выступить против более видных членов гражданского руководства. 28 сентября 1971 года, в тот же день, когда своего поста лишился Аммаш, министр иностранных дел Ирака с июля 1968 года Абдель Керим аль-Шейхли был освобожден от всех своих обязанностей. Как и остальные смещенные руководители, он был послан за границу в качестве представителя в Организации Объединенных Наций, где уже не представлял никакой угрозы для Саддама.

Один из ведущих представителей молодого поколения Баас, Шейхли стал членом Регионального управления еще в середине 1960-х годов и был введен в СРК в ноябре 1969 года. Что особенно поражает в этом деле, так это его близкое родство с Саддамом. Тогда как они расходились по определенным политическим вопросам (например, Шейхли выступал за сближение с родственным режимом Баас в Сирии, а Саддам яростно противился этому шагу), их связывала близкая дружба и длительное плодотворное сотрудничество. Оба они принимали участие в неудачном покушении на Касема и несколько лет провели вместе в эмиграции в Египте; оба были политзаключенными во время правления Арефа, одновременно бежали из тюрьмы и тесно сотрудничали после неудачи 1963 года, чтобы помочь партии вернуться к власти.

Однажды в 1964 году Шейхли даже спас Саддама от ареста, если не от верной смерти. Этот инцидент произошел, когда они оба сидели вместе в квартире Шейхли, обдумывая свою стратегию. Был час ночи. Саддам поднялся и собрался уходить.

- Куда ты идешь?

- Ночевать в тайнике, где спрятано оружие.

- Полицейские патрули сейчас очень активны, - сказал Абдель Керим. Лучше переночуй здесь.

В эту же самую ночь произошла облава на склад с оружием. Саддам спасся совершенно случайно.

Это не было простым стечением обстоятельств. Это было следствием совета Шейхли.

Устранение аль-Шейхли явилось первым ярчайшим доказательством, что даже самые близкие соратники Саддама не были гарантированы от жестоких преследований, если он видел в них потенциальную угрозу своему положению. Если отбросить личные чувства, Шейхли, из-за своих организаторских способностей и популярности внутри партии, был потенциальным претендентом на руководство страной, и его нужно было удалить со сцены: в 1980 году, через несколько месяцев после того как Саддам стал президентом, отставной министр иностранных дел был застрелен в Багдаде. Такое обращение с близкими соратниками повторилось несколько раз, особенно заметной была казнь в 1979 году Аднана Хуссейна аль-Хамдани, члена СРК и близкого друга Саддама, а также таинственная смерть Аднана Хейраллаха Тульфаха, двоюродного брата Саддама и министра обороны, десятью годами позже.

Однако самой важной "гражданской" чисткой с точки зрения Саддама было удаление Абдель Халила аль-Самарраи, его самого опасного противника после Хардана и Аммаша. Самарраи и Саддам родились в один и тот же год, оба происходили из бедных семей и оба быстро поднялись от рядового членства в партии на самый верх. Самарраи пользовался широкой и твердой поддержкой партийных низов. Его считали ведущим "теоретиком", и он, как и аль-Шейхли, был возможным будущим кандидатом на партийное руководство. Один из главных уроков политической истории заключается в том, что борьба между "пророком" и "королем", теоретиком и аппаратчиком, обычно решается в пользу последнего. Дело аль-Самарраи исключением не было: в июле 1973 года он был приговорен к тюремному заключению и через шесть лет, находясь еще за решеткой, был казнен якобы за участие в новом заговоре против правительства. Произошло это уже после отстранения от власти президента аль-Бакра.

Полнота победы аппаратчика над теоретиком производила тем большее впечатление, что Саддам сам в то время находился в опасном положении. В то время как широкомасштабные чистки внутри и вне партии, по всей вероятности, устранили любого мыслимого претендента на лидерство, летом 1973 года Бакр и Саддам неожиданно столкнулись с самым серьезным вызовом своему режиму ее времен "Июльской революции". Особенно неожиданным для Саддама было то, что угроза исходила от его собственного творения, аппарата безопасности. Что еще хуже, ему угрожал его самый выдающийся протеже, Надим Каззар, глава служб безопасности. Он происходил из скромной семьи из маленького городка Амара и был одним из немногих шиитов, достигших важного положения в баасовской администрации. Он вступил в партию в конце 1950 года и сделал карьеру в службе безопасности, приняв активное участие в избиении коммунистов во время первого правления Баас. Беспощадный палач, он скоро обратил на себя внимание Саддама и в 1969 году был назначен главой его службы безопасности. Впоследствии Каззар стал правой рукой Саддама, осуществляя массовые чистки с садистским удовольствием. Одним из его любимых методов допроса было гасить сигареты о глаза своих жертв. Именно эта тщательно лелеемая устрашающая репутация позволила Каззару выстроить свою силовую базу внутри партии.

Что заставило Каззара укусить руку, которая так щедро его кормила? Очевидно, знакомая комбинация в иракской политике: ненависть, страх и честолюбие. Все знали, что Каззар был настроен против господства суннитов в Баас и особенно против привилегированного положения уроженцев Тикрита. Как ни удивительно, он открыто выражал свое недовольство по этому поводу, и говорили даже, что поклялся "стереть Тикрит с карты Ирака". В обычных обстоятельствах такая откровенность могла бы стоить Каззару его поста или даже жизни, но так как он оказался незаменимым в политических планах своего хозяина, Саддам не придирался к поведению подчиненного. Однако с чем он не мог примириться, так это с чрезмерной концентрацией власти в руках Каззара, особенно учитывая его ненависть к тикритянам. Поскольку Каззар усиленно строил свою личную империю в рамках аппарата безопасности, он рассудил, что столкновение с Саддамом на определенной стадии неизбежно. Не давая своему патрону возможности выбрать время и метод такого столкновения, он решил опередить его, сделав первый шаг. В этом смысле он воспользовался обычной конфронтационной тактикой Саддама.

Каззар планировал убить Бакра в аэропорту Багдада, когда тот возвращался после государственного визита в Польшу. Решающий удар был назначен на 4 часа дня 30 июня 1973 года. Чтобы гарантировать успех своего заговора, Каззар задержал министра обороны Шихаба и министра внутренних дел Гайдана. Таким образом, он надеялся не только нейтрализовать военных и полицейских, но и обеспечить себя ценными заложниками для любых переговоров с правительством. К несчастью для Каззара, самолет Бакра задержали на четыре часа, из-за этого "ударный батальон", ожидавший президента в аэропорту, решил, что заговор раскрыт, и в панике рассредоточился, ничего не сказав своему руководителю. Тем временем, с Шихабом и Гайданом, брошенными в подвал, Каззар смотрел телевизор и увидел, что Бакр благополучно прибыл. Каззар понял, что заговор провалился. Взяв с собой заложников, он приготовился лететь в Иран. В послании Бакру он пригрозил, что убьет заложников, если ему не предоставят свободный доступ в Иран, и предложил встретиться с президентом, чтобы обсудить разногласия.

Но не такое было у Каззара положение, чтобы диктовать условия - Бакр и слышать не хотел о переговорах. Вместо этого он дал строгий приказ армии и воздушным силам поймать беглеца живым или мертвым до того, как он пересечет иранскую границу. Саддам Хусейн быстро вызвался руководить операцией захвата, и вскоре после этого он мог с гордостью отрапортовать о выполнении своего задания: Каззара перехватили самолеты и вертолеты, он был схвачен, но не раньше, чем он убил Шихаба и ранил Гайдана. Потрясенный Гайдан позже рассказывал, что ему удалось остаться в живых только потому, что он лежал под телом Шихаба и притворился мертвым.

Месть режима была быстрой и решительной. 7 июля был созван особый суд, руководимый Из-затом Ибрагимом аль-Дури, членом СРК, чтобы судить Каззара и его сообщников. Были казнены восемь служащих безопасности, включая Каззара, и 13 армейских офицеров. На следующий день под суд были отданы еще 46 человек, включая аль-Самарраи, и 14 из них были приговорены к смерти.

Нетрудно понять желание Саддама сыграть ключевую роль в захвате Каззара. Попытка переворота, которая сорвалась только благодаря силам свыше, не только обнаружила преступную халатность со стороны Саддама, но и вызвала всеобщий конфуз его могущественного аппарата безопасности. В Багдаде даже ходили слухи, что за заговором стоял он сам. Следовательно, ему, во что бы то ни стало, было нужно реабилитировать себя перед своим начальством, партией и широкой общественностью. Он полностью добился своей цели смертоносной эффективностью операции захвата. Более того, Саддаму удалось сделать невозможное и превратить это крайне невыгодное событие в способ устранить своего старого соперника Абдель Халила аль-Самарраи.

Когда Каззар решил вступить в переговоры с Бакром до его суда, он предложил встретиться в доме Самарраи. Для Саддама это был дар небес. Это дало ему возможность отвести внимание от своей собственной халатности по предотвращению заговора, предав суду Самарраи за то, что он не передал информацию о заговоре в более высокие инстанции. Несмотря на то, что Самарраи яростно отвергал это обвинение, его признали виновным в измене и приговорили к смертной казни. Несомненно, Саддам с удовольствием расстрелял бы его вместе с заговорщиками, но вопиющее отсутствие доказательств против Самарраи и энергичное заступничество Мишеля Афляка заставило заместителя председателя пусть и неохотно, но оставить Самарраи в живых.

Саддам мог позволить себе эту уступку. К лету 1973 года его положение казалось неприступным. Хотя на короткий момент во время "дела Каззара" оно сильно пошатнулось, ему удалось удивительно быстро его восстановить. С политической сцены были удалены самые опасные его враги. Военные, влиятельнейшая сила в иракской политике в течение десятилетия, предшествующего Июльской революции, были приведены под контроль партии при помощи "баасизации". Службы безопасности были очищены от "ненадежных элементов" после дела Каззара. Нацию заставляли подчиняться партийной воле при помощи зловещей государственной машины и удерживали от бунтарских действий волнами репрессий и показательных судов.

Все это несло на себе четкое клеймо Саддама Хусейна и производило сильное впечатление, особенно учитывая ничтожную общественную поддержку Баас во время Июльской революции и ее парализующую зависимость от армии.

Однако этих успехов невозможно было бы добиться без поддержки Саддама со стороны его патрона, Ахмеда Хасана аль-Бакра. С самого начала их партнерство не было привычными взаимоотношениями между номером первым и номером вторым. Хотя Бакр был далеко не декоративной фигурой, он передал Саддаму гораздо больше власти и полномочий, чем руководитель обычно передает своему заместителю, особенно при такой автократической и беспощадной политической системе, как в Ираке. Частично это объяснялось пошатнувшимся здоровьем Бакра (еще в 1971 году его неожиданно госпитализировали по поводу того, что официальная пресса назвала "легким недомоганием"), а частично тем, что президент "был сделан из более мягкого материала", чем его заместитель. Публично Бакр являлся основным лидером, тогда как Саддам находился у него в тени как скромный и верный подчиненный. На самом же деле всем было известно, что налицо совместное руководство, где решения принимают двое и чаще всего по наущению Саддама Хусейна.

Саддам, со своей стороны, яростно отрицал измышления подобного рода.

- Я знаю, кое-кто утверждает, что Саддам Хусейн - первый человек в Ираке, - цитировало его иракское радио в 1971 году, - но у нас есть президент, осуществляющий свои конституционные права. На наш взгляд, он первый человек в государстве, и более того, мы считаем его нашим отцом и вождем.

Эта показная скромность не была случайной. В начале 1970-х годов для политического выживания Саддам выбрал стратегию - принижать свое значение в глазах общественности, чтобы завоевать абсолютное доверие своего начальника и усыпить бдительность политических оппонентов. Систематически ликвидируя своих политических врагов и возможных претендентов на национальное лидерство, сам он держался в тени. Его появления на публике и интервью для прессы были весьма редкими, и только после устранения Хардана и Аммаша он позволил себе большую публичность. Но лишь после подавления заговора Каззара иракский народ начал по-настоящему знакомиться с личностью номер два в стране.

Этот достаточно уникальный симбиоз Бакра и Саддама устраивал их обоих. Они умело трудились, чтобы продемонстрировать прочность совместной власти, драпируясь тогой коллективной Баас. Их целью было внушить нации преданность партии и сделать Баас послушной их собственным замыслам. Оба они жаждали достичь абсолютной власти, но ни один не мог бы достичь этого без другого. Без упрямой целеустремленности Хусейна и его почти параноидальной осмотрительности, сомнительно, смог ли Бакр так успешно справиться с военной группировкой или наложить партийные щупальца на всю нацию. Без абсолютной поддержки Бакра Хусейн не смог бы так успешно уничтожить своих действительных и предполагаемых соперников. Для Бакра оперативные и организаторские способности Хусейна, а также его прагматичная безжалостность были незаменимы. Для Саддама президент дополнял и узаконивал его собственную позицию, так как он обладал всем, чего так отчаянно не хватало Саддаму. Как один из "молодых офицеров", которые свергли монархию в 1958 году, Бакр придал Баас ауру благоприличия и легитимности, более того, имел репутацию борца за арабский национализм. Не менее важно то, что его давние связи в военных кругах могли использоваться Хусейном.

Так по крови и трупам продвигался неутомимый Саддам Хусейн. Борьба между "военной" и "гражданской" группировками в верхушке Баас и Совета революционного командования завершилась победой последней. Чистки среди высокопоставленных политических и военных деятелей отныне становятся постоянной практикой. Расширяя и укрепляя подчиненные ему службы безопасности, Саддам Хусейн с благословения Бакра использовал их для уничтожения каждого, кто угрожал всевластию Баас. Внутри же самой партии подлежали ликвидации многочисленные группировки и фракции. На смену устраненным на ответственные должности в партии, государстве и армии приходили люди, связанные с Саддамом Хусейном родственными узами. В высших властных структурах оказалось так много людей - выходцев из Тикрита, что было запрещено использовать широко распространившуюся фамилию аль-Тикрити.

Так Бакр невольно способствовал укреплению энергичного, беспринципного и крайне честолюбивого Саддама Хусейна и быстрому продвижению его к желанной цели - единовластию. При этом президент считал, что молодой и неопытный Саддам, не имеющий к тому же никакой опоры в армии, угрозы для него не представляет. Заблуждением Бакра было и то, что он чересчур большие надежды возлагал на земляческие и родственные отношения между ним и Хусейном. Они оба происходили из Тикрита, а Аднан Хейраллах, двоюродный брат Саддама Хусейна, был даже женат на дочери Бакра. Сам Саддам вел себя очень лояльно, постоянно подчеркивая свою преданность президенту и говоря, что Бакр заменил ему отца. Между тем, заветная цель для Саддама Хусейна со временем становилась все ближе и ближе.

Глава четвертая

Палестина, Кувейт, Иран, курды - очертания будущих проблем

Палестинский вопрос всегда был основополагающим для арабских националистов. Они считали, что создание в 1948 году государства Израиль стало целенаправленной акцией империалистического Запада с целью оккупации арабских земель. Создав "искусственное государство" в самом сердце арабской нации, империалисты вбили клин в единые ряды арабских стран и не позволили палестинцам реализовать свое право на самоопределение. Поскольку дорога к арабскому единству лежит только через "освобождение арабской родины" от сионистов, то борьба за Палестину - это вопрос национального существования арабов. Пока Палестина оккупирована Израилем, арабское дело находится под угрозой.

Палестинская проблема имеет давнюю и сложную историю. Истоки ее - в конце XIX века, когда зародился сионизм как еврейский национализм, ставивший перед собой в качестве главной цели создание еврейского государства на "исторической прародине" - в Палестине. Однако, похоже, "отцам" сионизма не приходило в голову, что право будущего еврейского государства на существование будет оспариваться местным арабским населением.

В первые десятилетия XX века на территории Палестины, которая вначале входила в состав Оттоманской империи, а затем, после первой мировой войны, стала подчиненной территорией Великобритании, шел процесс формирования еврейского "национального очага". В 1947 году вопрос о создании государства Израиль был вынесен в ООН. В ноябре 1947 года ООН принимает решение о создании на территории Палестины двух государств - еврейского (Израиль) и арабского (Палестина). За это решение высказались, в частности, США и СССР. Однако арабские государства отвергли эту резолюцию ООН. После провозглашения государства Израиль в мае 1948 года их вооруженные силы напали на него, одновременно призывая арабов-палестинцев покидать Израиль. В результате палестинское государство так и не было создано.

В эти годы Советский Союз активно поддерживал идею создания еврейского государства, а затем и сам Израиль в его противостоянии арабскому давлению. Здесь Москва была даже более последовательной, чем Вашингтон, поскольку в США тогда были сильны проарабские настроения. Эти настроения еще более усилились, когда в 1947 году была обвинена в "антиамериканской деятельности" знаменитая "голливудская десятка" - восемь человек из ее числа были евреями. В США также, похоже, шла борьба с "космополитизмом".

Советская поддержка Израиля была не только моральной, но и материальной, прежде всего - оружием. Весной 1948 года, еще до провозглашения еврейского государства, в арабской печати появилась информация, что у берегов Палестины арабы захватили "русский" пароход, на борту которого находились 680 артиллерийских орудий, 20 танков и столько же бронемашин. А командующий добровольческими отрядами в Палестине в одном из интервью утверждал, что против арабов сражались три русских батальона и что арабы в боях убили одного русского генерал-полковника, а другого повесили. Впрочем, эта информация другими источниками подтверждена не была.

Со временем арабо-израильская конфронтация на Ближнем Востоке все более нарастала. 1956 год - Синайская кампания, предпринятая Израилем против Египта и палестинских террористов. 1967 год - Шестидневная война, в ходе которой Израиль разбил арабские войска и захватил сектор Газа, Голанские высоты, западный берег реки Иордан и восточный сектор Иерусалима. После этой войны Советский Союз, политика которого уже в начале 50-х годов стала проарабской, разрывает дипломатические отношения с Израилем.

Только в конце 80-х годов две сверхдержавы отказались от политики конфронтации и военного соперничества. Однако, осталось оружие, накопленное во многих арабских странах. Остались идеология противостояния и скопившиеся за десятилетия вражда и ненависть, возникшая "благодаря" совместным усилиям Израиля и арабов, США и Советского Союза. Идеологи и теоретики советских времен давали "научное" обоснование арабскому экспансионизму, именуя его "антиимпериалистической борьбой" и "национально-освободительным движением", а советское руководство широким потоком направляло сюда новейшее вооружение. Во всех пяти ближневосточных войнах арабы воевали преимущественно советским оружием. В результате Москва нажила себе на Ближнем Востоке неверных друзей и надежных врагов. США, в свою очередь, вооружали Израиль и тоже старательно выращивали здесь союзников Саудовскую Аравию, Кувейт и других. Немало вооружения поставлялось из США и саддамовскому Ираку.

Бакр и Саддам, которым надо было залечить раны от недавних чисток, смотрели на палестинскую проблему как на козырную карту - и для того, чтобы сплотить народ вокруг режима, и для того, чтобы существовала некая отдушина для всеобщего недовольства. Государственное радио Ирака превозносило публичные казни евреев в январе 1969 года как "первый шаг к освобождению Палестины" и призывало народ дружно собраться и "получить удовольствие от этого угощения". Так как "освобождение Палестины" требовало ликвидации "сионистского образования", режим без обиняков отверг резолюцию Организации Объединенных Наций № 242 от ноября 1967 года, призывавшую Израиль уйти с "территорий, занятых в недавнем конфликте" в обмен на длительный мир между Израилем и его арабскими соседями. Единственным путем для освобождения Палестины признавалась вооруженная борьба, а не политическое решение.

Страстная риторика лидеров партии Баас в защиту дела Палестины на самом деле не превратилась в действия. Когда у них появилась первая серьезная возможность оказать решительную поддержку палестинцам в их отчаянной борьбе против короля Иордании Хусейна в сентябре 1970, Бакр и Саддам остались в стороне.

После Шестидневной войны 1967 года палестинские партизанские организации стали использовать иорданскую территорию как трамплин для нападений на Израиль. Король Хусейн был глубоко обеспокоен этой стратегией, так как он не мог полноценно защитить свою страну от ответного удара Израиля. С увеличением силы и влияния палестинских организаций в Иордании они с годами постепенно образовали государство в государстве, установив полный контроль над палестинскими лагерями беженцев на территории Иордании и полностью игнорируя иорданские власти и законы. На такое развитие событий король смотрел как на угрозу существованию своего королевства и был полон решимости покончить с этим.

Напряженность между Иорданией и палестинцами достигла высшей точки в сентябре 1970 года, когда Иорданию потрясла волна насилия, включая покушение на жизнь короля, угон и разрушение нескольких западных коммерческих самолетов и, наконец, вооруженные столкновения между иорданской армией и палестинцами. Столкнувшись с прямым призывом палестинцев к его свержению, король Хусейн сделал решительный шаг: 10 сентября он назначил военное правительство, которое начало повсеместную кампанию против палестинцев. Когда приблизительно через две недели борьба утихла, иорданская армия полностью контролировала положение в стране, тогда как палестинские организации были разгромлены. По крайней мере, 5 000 палестинцев было убито и вдвое больше ранено. Эту кровавую конфронтацию назвали "Черным сентябрем".

Осенью 1970 года, когда иорданская армия занималась массовым избиением палестинцев, в Иордании располагался иракский контингент войск приблизительно в 20 000 человек. Багдад открыто грозился, что использует его для защиты палестинцев: "Сражающиеся баасисты выступят, чтобы помочь вашим героическим братьям, которые сражаются в Иордании за победу и освобождение Палестины.. Национальное управление переводит свои вооруженные силы в состояние боевой готовности, дабы стать плечом к плечу рядом со своими сражающимися товарищами федаинами (палестинскими партизанами)".

Получив эти громогласные заявления о поддержке, отчаявшиеся палестинцы умоляли Ирак выполнить свои обещания. Но ни один иракский солдат не шевельнулся, чтобы спасти палестинцев. Иракские силы оставались в своих казармах и, согласно одному сообщению, даже позволили иорданским соединениям пройти через свои позиции.

С чисто военной точки зрения это бездействие было полностью оправдано. "Силы Саладина", как назывался иракский контингент в Иордании (в честь лидера мусульман, освободившего Иерусалим от крестоносцев), никак не могли бороться с более многочисленной и лучше вооруженной иорданской армией. И все же для режима, который начертал на своем знамени обязательство защищать дело Палестины, это было унизительным признанием своей слабости, и Ирак был жестоко раскритикован палестинцами и осмеян сирийцами. У сирийцев были все основания высмеивать соперничающий баасистский режим, ибо в отличие от иракцев, они собрали все силы для спасения палестинцев. Пусть даже решение Сирии о вмешательстве было принято неохотно и их экспедиционный корпус был наголову разбит иорданцами, Дамаск, безусловно, одержал важную идеологическую победу в соревновании с Багдадом, которое длилось с 1966 года, со времени раскола между партиями Баас в этих странах. "Черный сентябрь" заставил иракскую Баас доказывать, что "революционная приверженность делу палестинских партизан не обязательно означает прямое военное сражение с иорданскими вооруженными силами".

Чувствительность баасистов к палестинскому вопросу была еще больше подчеркнута тем, что после событий "Черного сентября" головы полетели и в Дамаске, и в Багдаде. В Сирии "гражданская группировка" Баас, которая спровоцировала вмешательство в Иордании, упрекнула главу "военной группировки, генерала Хафеза Асада, который возражал против него, но последний одержал верх и полностью захватил власть в стране. В Ираке, наоборот, именно военная группировка оказалась в проигрыше: использовав события в Иордании как посланную небом возможность для удара по своему основному сопернику, Саддам сделал Хардана аль-Тикрити козлом отпущения за позор Ирака. В жарких дебатах на Совете Революционного Командования, когда эти двое, как рассказывали, вытащили свои пистолеты и грозились друг друга застрелить, Хусейн сваливал на бывшего министра обороны вину за невмешательство в дела палестинцев. Вероятно, следом на собрании произошло то, что было проницательно описано британским журналистом: "Должно быть, в этот момент по лицам присутствующих членов СРК скользнули легкие улыбки. Ибо все они знали, что решение о невмешательстве иракских войск в Иордании было общим, с ним все они согласились ввиду сообщения военных, что их войска не могут рассчитывать на военную поддержку так далеко от своей базы в условиях открытых боевых действий против Иордании".

Саддам не только поддержал коллективное решение о невмешательстве, но его возражения против такого шага были энергичными, и некоторые обозреватели решили, что Хардан был устранен, ибо именно он поддерживал интервенцию в Иордании вопреки мнению Саддама и Бакра, а не наоборот. Через одиннадцать лет в интервью кувейтской газете Саддам косвенно признал свою роль в событиях того сентября, оправдывая тогдашнюю позицию тем, что он был против использования вооруженных сил "одним арабом против другого". Объяснение Саддама звучало весьма неубедительно. Наверняка его поведение в 1970 году было мотивировано чисто прагматическими соображениями, а именно нежеланием - вмешиваться в конфликт, чреватый военным поражением, пусть мелким, но способным скомпрометировать режим Баас и косвенно его собственную позицию.

Начало войны Судного Дня в октябре 1973 года, когда Египет и Сирия неожиданно напали на Израиль, чтобы нарушить политическое равновесие в регионе, дало Саддаму возможность поднять националистическую репутацию Ирака. К тому времени он уже фактически стал "сильным человеком" в Багдаде. Его главные оппоненты были устранены, и влияние Хусейна на Бакра росло с каждым днем. Вскоре после начала военных действий он склонил колеблющегося президента к тому, чтобы послать бронетанковую дивизию на сирийский фронт. На этот раз решение о вмешательстве было гораздо легче, так как был значительно меньше сопутствующий риск. Ирак не собирался в одиночку сражаться с Израилем, он был лишь малой частью грозных арабских формирований. Даже если бы экспедиционный корпус был разбит, это не выглядело бы прямым поражением Ирака, но частью общеарабской неудачи. С другой стороны, выгода от такого вмешательства была многообразной. За сравнительно низкую цену Ирак изобразил бы себя бескорыстным защитником палестинского дела и военной державой, выручившей арабов.

- В октябре 1973 года Ирак был единственной арабской страной, которая сражалась на двух фронтах, - хвастался Саддам позже. - Его воздушные силы бомбили израильские ракетные базы при первой атаке на египетском фронте, а его армия двинулась к сирийскому фронту, как только война разразилась в Сирии. Ирак оставил свою собственную землю беззащитной, чтобы защитить земли арабской нации.

По его мнению, именно героическая позиция Багдада предотвратила поражение на сирийском фронте:

- Иракская армия сражалась достойно и отважно, что привело в смятение вражеского министра обороны Моше Даяна, который, до того как иракская армия прибыла на Голанские высоты, утверждал, что на следующий день он планировал позавтракать в нашем любимом Дамаске. Вот как мы осуществляем национальные принципы нашей партии.

Реальные действия были гораздо менее героическими. Прибыв на Голанский фронт через десять дней после начала войны, иракская дивизия попала в израильскую засаду и за несколько часов потеряла приблизительно 100 танков. Разумеется, это объяснялось не только иракской некомпетентностью. Между соперничающими баасистскими режимами в Дамаске и в Багдаде отношения были враждебными, и сирийцы, не очень-то хотевшие видеть иракские войска на своей территории, приняли своих самозванных защитников отнюдь не радушно.

Командующий иракскими силами, полковник Имами, прибывший в Дамаск, убедился, что его не ждали, и он не мог получить ни указаний, ни информации. Ему просто сказали, чтобы он "шел вперед и сражался", едва указав направление фронта. У иракцев были только те карты, которые они взяли с собой. У сирийцев карт вообще не было. Иракцам не дали ни шифров, ни позывных, ни радиочастот.

Вклад Ирака был невелик и не оказал никакого влияния на политику и стратегию войны. Багдад не поставили в известность заранее о готовящейся кампании и даже не намекнули о намерении прекратить ее. В итоге Саддам тут же обвинил своих арабских партнеров в том, что его держали в полном неведении, и иракцы услышали по радио о прекращении огня точно так же, как они узнали о начале войны. Не прошло и недели после прекращения военных действий, как иракский экспедиционный корпус был отозван из Сирии, сопровождаемый громкими обвинениями со стороны Ирака, что соглашение Дамаска о прекращении огня на основании резолюций Совета безопасности №№ 338 и 339 ущемляло "права арабского народа на его узурпированную землю".

Публичное объяснение Саддама не раскрыло реальных причин удаления экспедиционного корпуса. Ко времени прекращения огня Израиль отвоевал потерянные территории, и, более того, ему удалось захватить часть сирийской территории, в результате чего Дамаск оказался в радиусе артиллерийского обстрела. Сирийская армия была в состоянии полного истощения, и Саддам ясно видел, что Дамаск не в силах продолжать войну. Иракский контингент в Сирии, учитывая высокие потери, был равным образом не способен сопротивляться израильскому давлению. С другой стороны, как ни ослаблены были иракские войска, они настоятельно требовались в Ираке, чтобы укрепить способность режима сопротивляться другим, уже непосредственным угрозам непрекращающемуся давлению Ирана, вызванному региональными амбициями шаха, и надвигающемуся этническому пожару в северной части страны, в Курдистане. Посылая иракские войска в Сирию, Саддам был гораздо меньше заинтересован в помощи баасистскому режиму в Дамаске, непримиримому сопернику с 1966 года, чем в укреплении репутации Багдада в арабском мире. Военный вклад Ирака был слишком ограниченным и слишком запоздалым, чтобы оказать какое-нибудь влияние на ход войны, это был просто жест солидарности. Исправив панарабскую репутацию Ирака при помощи символического участия в войне, Саддам воспользовался первой же подвернувшейся возможностью, чтобы отозвать войска, в то же время отчитав Дамаск за его якобы пораженчество. Как и в случае бездействия Ирака во время "Черного сентября", преданность Саддама всеарабскому делу существовала только до тех пор, пока она не сталкивалась с интересами Баас, то есть с его собственными. Политическое выживание, а не высокие идеалы арабского единства, вот что определяло его поведение. Быть может, не всегда, но довольно часто.

Пламенное красноречие Багдада в пользу Палестины мало помогло достижению вожделенной цели арабского единства. Наоборот, яростные атаки Ирака были направлены не только против Израиля, но и против арабских режимов, которые обвинялись в том, что они предали дело Палестины и потому заслуживают свержения. Баас вскоре обнаружила, что находится в конфликте чуть ли не со всем арабским миром. Самая резкая конфронтация была с Сирией, где баасистский режим пытался дискредитировать соперника, и каждая из партий-двойняшек старалась представить себя бастионом арабского национализма. Отношения с Египтом были не намного лучше. На рубеже десятилетий обе страны вели острую полемику относительно того, которая из них несет арабское знамя освобождения Палестины. Саддам высмеивал репутацию Насера и сомневался в его праве оставаться у власти после унизительного поражения в Шестидневной войне 1967 года. Он также обвинял Египет в том, что тот способствовал трагическим событиям "Черного сентября", поддержав инициативу США (так называемый план Роджерса) обменять израильскую территорию на мир. Египетский президент отвечал тем же самым, обвиняя иракскую Баас в невыполнении панарабских обязанностей во время кризиса.

Ирак также находился в изоляции в районе Персидского залива, где консервативные монархии терпеть не могли самодовольного краснобайства, исходящего из Багдада. Их беспокоила не только подрывная деятельность Ирака, например, поддержка марксистского режима в Южном Йемене или радикальный Народный фронт за освобождение оккупированных арабских территорий в районе Залива, ставящий под вопрос законность консервативных монархий в Заливе, но также и открытые притязания партии Баас на роль "защитницы" арабских интересов в Заливе: "Ответственность партии и Революции за арабский Залив вытекает из их панарабских принципов и целей. Более того, Ирак, как самая важная и передовая арабская страна в этом регионе, страна с самым большим потенциалом, должна нести самую тяжелую ношу по защите региона от опасностей и зарубежных притязаний".

Для стран в Заливе самым убедительным доказательством того, что Ирак был страной, которую надо бояться, а не дружить с ней, служило постоянное давление Ирака на его крошечного южного соседа - Кувейт. До начала двадцатого столетия Кувейт официально был частью Оттоманской империи. Однако с восемнадцатого века господство империи над эмиратом было номинальным. Члены рода аль-Сабах, выходцы из бедуинского клана Утуб, поселились вокруг лучшей гавани в Заливе и в 1756 году образовали в Кувейте автономный эмират. Это было патриархальное общество в пустыне, где власть основывалась на традиционных племенных законах без сложной административной иерархии.

К концу XIX века Кувейт и Британия открыли друг друга благодаря общим интересам: Кувейт боялся восстановления власти Константинополя, а Британии не нравились возрастающие притязания Германии в Заливе. 23 января 1899 года участники подписали двустороннее соглашение, которое передавало Британии оборону Кувейта и его иностранные дела. Когда в Константинополе узнали о соглашении, султан быстро объявил Кувейт районом провинции Басра и назначил кувейтского эмира управляющим района, давая таким образом понять, что Кувейт подчинен губернатору Басры. Однако этот жест был чисто символическим, и в октябре 1913 года Британия и Кувейт возобновили соглашение, добавив пункт об исключительных правах на нефть: Британия оказывалась единственной страной, которая имеет право на нефтяные концессии, если это драгоценное ископаемое будет найдено.

Немного раньше, 29 июля 1913 года, Британия и, Оттоманская империя заключили важное соглашение - "Проект конвенции в районе Персидского залива", - которое ограничивало оттоманское господство над эмиратом, признавало автономию эмира Кувейта и статус Британии в Кувейте. По этому соглашению, собственно кувейтская территория должна была очерчиваться полукругом, чтобы указать площадь, на которой племена должны были подчиняться Кувейту, и туркам не разрешалось размещать гарнизоны или предпринимать военные действия в эмирате без одобрения Лондона или осуществлять административные меры независимо от эмира Кувейта. Соглашение также оговаривало включение островов Варба и Бубиян, расположенных на северной стороне залива и имеющих стратегическое значение, в границы Кувейта. Однако из-за первой мировой войны соглашение не было ратифицировано.

Распад Оттоманской империи сразу после войны создал насущную необходимость для определения границ новых государственных образований, возникших на обломках Британской империи. Эта проблема была особенно острой на Аравийском полуострове, и не только из-за отсутствия исторических оснований для точных территориальных границ, но также и потому, что там не существовало важных топографических отметок или явных этнических различий. На международной конференции в начале 1920-х годов были обозначены границы Кувейта и на северной стороне с Ираком, и на южной - с Саудовской Аравией. Так как некоторые разногласия остались неразрешенными, была создана так называемая Кувейтская нейтральная зона, на которой Кувейт и Саудовская Аравия должны были иметь общее судопроизводство и вместе разрабатывать нефтяные запасы, если таковые будут обнаружены.

19 июня 1961 года Кувейт был провозглашен независимым государством, а через месяц его приняли в Лигу арабских государств. Британия гарантировала вновь образованному государству военную поддержку, если ее об этом попросят. В том же году монархия избрала Конституционное собрание, которое в ноябре 1962 года приняло Конституцию независимого государства.

Стремление Кувейта быстро утвердить только что полученную независимость не было обусловлено только внутренними причинами, но скорее желанием подтвердить свою решимость сохранить эту независимость. Крошечное государство, обладающее огромным богатством, с большой естественной гаванью и приблизительно 120 милями береговой линии в Заливе, Кувейт очень ясно сознавал, что будет желанной добычей для алчных соседей. Этот страх нетрудно было понять. Хотя сразу же после получения независимости Ираком в 1932 году премьер Нури Саид признал границы, установленные договором 1913 года, Багдад никогда не отказывался либо давить на Кувейт, чтобы он отдал ему в аренду острова Варба и Бубиян, что расширило бы узкий доступ Ирака к Персидскому заливу, острова, которые, как он утверждал, принадлежали Ираку, либо от попыток подорвать режим аль-Сабаха. Более того, в конце 1930-х годов король Гази начал открыто требовать включения Кувейта в состав Ирака.

То же самое требование было повторено с еще большей горячностью Абдель Керим Касемом. В том же месяце, когда Кувейт получил независимость, Касем заявил, что эмират всегда был частью Басры и, следовательно, принадлежит Ираку. Он зашел так далеко, что намекнул на возможность использовать вооруженные силы, чтобы выправить "историческую несправедливость", сопровождая свою угрозу размещением войск вдоль совместной границы. Встревоженные кувейтцы быстро попросили Британию о военной помощи. 1 июля 1961 года британские войска высадились в крошечном эмирате, а британские морские силы патрулировали Залив. Арабы тоже помогали, хотя и медленнее: в сентябре, после долгих и напряженных переговоров, Лига арабских государств неохотно согласилась на просьбу Кувейта и послала многонациональные силы, состоящие из саудовских, египетских, иорданских и суданских войск. У Ирака испортились отношения с Лигой арабских государств. В декабре Багдад заявил, что он "пересмотрит" дипломатические отношения со всеми государствами, признающими Кувейт. Таким образом, по мере того как все больше и больше стран признавали Кувейт, множество арабских послов из разных стран возвращалось домой.

В 1961 году, после распада Объединенной Арабской Республики, египетские и сирийские войска, теперь принадлежащие разным странам, ушли из Кувейта. Остальной арабский контингент оставался до февраля 1963 года, когда Касем был свергнут первым баасистским переворотом. К тому времени стало ясно, что агрессивная политика по отношению к Кувейту не принесла Ираку ничего, кроме возрастающей изоляции в арабском мире. Поэтому баасистский режим спешно сменил тактику и в октябре 1963 года признал независимость Кувейта. Говорят, что эта уступка была сделана в ответ на крупную финансовую ссуду Ираку.

Второй баасистский режим был не так добр к кувейтцам, как их предшественник. В 1969 году Багдад попросил, чтобы Кувейт разрешил иракским войскам расположиться на кувейтской стороне общей границы для защиты иракской береговой линии от грозящей иранской атаки. Несмотря на уклончивую реакцию Кувейта, Ирак расположил войска на узкой полосе вдоль границы. Поставив Кувейт перед свершившимся фактом, Ирак послал туда делегацию, чтобы получить официальное согласие правительства. Хотя разрешение дано не было, иракские войска, усиленные весной 1973 года добавочным контингентом, вопреки желанию Кувейта, оставались на кувейтской территории почти десять лет якобы для отражения иранской угрозы. Всякий раз, когда Кувейт требовал ухода этих войск, Ирак, притворяясь непонимающим, отклонял требование по той причине, что войска нельзя убрать до тех пор, пока не установлена постоянная граница. Когда Кувейт попытался достигнуть соглашения относительно окончательного статуса границы, Ирак дал понять, что признает существующие границы, только если острова Варби и Бубиян будут или переданы Ираку, или сданы ему в аренду.

Наращивая давление на Кувейт, Саддам, несомненно, руководствовался традиционными иракскими мотивами относительно этой страны, такими как, националистические устремления, жажда огромного богатства и геостратегических преимуществ. В то же время его действия поддерживались чувством глубокого беспокойства, продиктованного все возрастающей иранской угрозой.

Хотя Ирак и Иран никогда друг друга не любили - вражда между этими странами может быть прослежена до "вековой борьбы между персами и арабами за господство в Заливе и в богатой долине Тигра и Ефрата к северу от него", - до конца 1960-х годов отношения между ними были совершенно корректными. Обе страны были обременены внутренними и внешними трудностями, и у них не было ни желания, ни энергии на взаимные враждебные действия. Поэтому периоды сближения и сотрудничества между Ираном и Ираком в XX веке были более частыми, чем периоды вражды и антагонизма. В конце 1920-х и в начале 1930-х годов Ирак и Иран сотрудничали при подавлении национальных восстаний, например, мятежей курдского меньшинства в обеих странах. В 1937 году они разрешили свой спор о стратегически важном водном пути Шатт-эль-Араб, отделяющем Ирак от Ирана, и в том же году заключили региональный пакт об обороне и безопасности (Саадабадский пакт) вместе с Турцией и Афганистаном. В 1955 году обе страны вместе с Британией, Турцией и Пакистаном заключили с подачи Запада Багдадский пакт о региональной обороне и, за исключением отдельных коротких кризисов, поддерживали рабочие отношения до конца 1960 годов.

Это мирное сосуществование неожиданно закончилось к концу 60-х. Из-за ряда событий - объявления Британией намерения ликвидировать военные базы к востоку от Суэца, уменьшения прямой советской угрозы после значительного улучшения иранско-советских отношений с начала 1960-х годов и увеличения доходов от нефти - иранский шах Мухаммед Реза Пехлеви вступил на честолюбивую тропу, ведущую к статусу Ирана как ведущей державы в Заливе. Чтобы оправдать эту политику, шах утверждал, что ответственность за соблюдение безопасности в Заливе лежит исключительно на местных государствах и что посторонним державам нельзя разрешать вмешиваться в дела региона. Он считал, что Иран, как крупнейшая и мощнейшая держава Залива, имеет моральные, исторические и геополитические обязательства по сохранению стабильности в этом регионе, необходимые не только для блага региона, но и всего мира.

Представление шаха об Иране как "наставнике Залива" - обычная тема в его заявлениях 70-х годов - проявилась во впечатляющем увеличении военной мощи, что превратило Иран в самую сильную страну Персидского залива. Это новое могущество было проиллюстрировано серией иранских действий, продемонстрировавших и странам Залива, и великим державам, за кем же именно остается последнее слово в регионе. Эти действия включали, среди всего прочего, оккупацию 30 ноября 1971 года стратегически важных островов Абу Муса и Больших и Малых Танбов около Ормузского пролива, которые в то время принадлежали соответственно эмиратам Шарджа и Рас-эль-Хайма. Действием того же рода была иранская интервенция в Оман с 1972 по 1976 гг. по просьбе султана Кабуза для подавления радикальных повстанцев дхофари, которые действовали вдоль оманской границы с марксистским Южным Йеменом (и поддержанных последним).

Для вновь образованного режима Баас в Ираке иранское честолюбие было совсем некстати, оно подрывало его собственную способность удержать власть. Никто не понимал этого лучше, чем Хусейн, главный архитектор партии и борец за ее политическое выживание. Он знал, что Баас неизбежно будет первой жертвой стремления Ирана к гегемонии в регионе по той простой причине, что как бы слаб ни был Ирак по сравнению с его более крупным соседом, он составлял единственное возможное препятствие на пути Ирана к военному превосходству; остальные государства арабского Залива были слишком слабы, чтобы шах считал их препятствием для своих планов по установлению иранской гегемонии.

И Саддам не ошибался. 19 апреля 1969 года Иран односторонне отменил договор с Ираком о правилах навигации в Шатт-эль-Араб, фарватере, - который простирается от слияния Тигра и Евфрата до Персидского залива и десятилетиями был предметом разногласий между Ираном и Ираком. По этому соглашению, граница между двумя странами устанавливалась по восточному берегу реки в низшей точке отлива. Это давало Ираку контроль над всем фарватером, за исключением пространства около иранских городов Абадана и Хорремшехра, где граница устанавливалась по средней линии прилива. Другим преимуществом, получаемым Ираком по соглашению, было условие, что корабли, проплывающие по Шатту, должны были иметь иракских лоцманов и плыть под иракским флагом, за исключением той площади, где граница устанавливалась по средней линии.

Теперь, когда Иран решил, что он больше не связан старым договором, он отказался платить Ираку пошлину и подчиняться требованию, чтобы все суда в Шатт плыли под иракским флагом. В ответ Ирак заявил, что односторонний отказ Ирана от договора 1937 года - вопиющее нарушение международного права. Подчеркивая, что весь Шатт-эль-Араб является неотъемлемой частью Ирака и единственным выходом страны в Залив, Багдад пригрозил, что не разрешит иранским судам использовать водное пространство, если они не согласятся с требованиями относительно флага. Полностью игнорируя это предупреждение, 24 апреля 1969 года иранский торговый корабль в сопровождении военного флота и под прикрытием истребителей прошел по спорным водам и не заплатил пошлины Ираку, как предусматривал договор 1937 года. Ирак не остановил иранский корабль, но очень скоро обе страны разместили войска вдоль Шатта.

Саддам был глубоко обеспокоен действиями Ирана.

- В последней четверти XX века никому не позволено нарушать международные договоры, - сказал он, по иронии судьбы подрывая свои собственные недавние аргументы в пользу иракского вторжения в Кувейт. - Тот аргумент, что этот договор был заключен при господстве империализма и, следовательно, должен быть отменен, не выдерживает критики. Вторая мировая война поставила условия, которые могут кому-то показаться несправедливыми, но они стали политической реальностью. Изменение этих условий может привести человечество к третьей мировой войне.

О глубине беспокойства Саддама говорила также высылка приблизительно 10 000 иранцев из Ирака, а также возобновление старых притязаний Ирака на иранский район Хузистан (по-арабски Арабистан) и образование Народного фронта за освобождение Арабистана. На этой территории жили и персы, и арабы; арабы в Хузистане получили независимость от персидского шаха в 1857 году, но в начале XX столетия Хузистан был снова присоединен к Персии. Тем не менее, сепаратистские арабские чувства не утихали, а временами разжигались панарабскими лидерами, такими как Насер или сирийская Баас. Когда Саддам начал разыгрывать эту карту, двусторонние отношения между Ираном и Ираком вскоре испортились окончательно.

Каким бы важным ни был вопрос о Шатт-эль-Араб, он не был самым тревожным аспектом имперских притязаний Тегерана относительно Ирака.

Если бы шах ограничился только этим, Баас могла бы неохотно и уступить. Однако, к раздражению Саддама, Иран не ограничил свои действия вопросом о Шатте, но вновь нашел давний способ дестабилизации Ирака курдскую проблему.

Благодаря истории и географии, курдский вопрос был одной из самых болезненных проблем в Ираке XX века. Особая этническая группа индоевропейского происхождения и мусульманской, в основном суннитской, веры, курдское сообщество в Ираке составляет приблизительно 20 процентов населения и проживает в северной части страны. После первой мировой войны, когда великие державы перекраивали Ближний Восток после падения Оттоманской империи, курдам обещали автономию по Севрскому договору (1920) с правом на полную независимость, но через три года курды поняли, что их обманули: Лозаннский договор между Турцией и победившими союзниками ничего не обещал курдам, кроме терпимости к нацменьшинствам .

С тех пор курды стали одним из самых крупных обделенных нацменьшинств на Ближнем Востоке. Трудность их ситуации заключалась еще и в том, что они были рассеяны по четырем странам Ближнего Востока - Ираку, Ирану, Турции и Сирии (в Советском Союзе тоже было небольшое курдское меньшинство), - и каждая страна кровно заинтересована в том, чтобы подавить национальные устремления курдов. Положение курдов еще больше осложняется тем, что их сообщество говорит на разных языках, разбросано по разным кланам и племенам, что мешает созданию курдского единства и облегчает их угнетение соответствующими государствами.

В случае Ирака курдский сепаратизм особенно неудобен для центрального правительства. Он угрожает хрупкому иракскому фракционному построению, поднимая вопрос о распадении всей страны на три разных образования курдское, шиитское и суннитское. Это, в свою очередь, превратило бы Ирак в нечто нежизнеспособное, учитывая, что примерно две трети нефтедобычи и нефтезапасов страны приходится на территорию, заселенную преимущественно курдами, и плодородные земли Курдистана составляют главную житницу Ирака.

Из-за веских соображений центральное правительство в Багдаде всегда настаивало на том, что Курдистан должен оставаться неотъемлемой частью Ирака. Курды же, защищенные гористой местностью, которая делает военные действия в этом районе особенно трудными, не прекращали борьбы, которая с разной степенью интенсивности продолжается до нынешних времен. Они просили пропорционального представительства в официальных учреждениях Ирака, включая кабинет, парламент и армию, и требовали пропорциональной доли от экономических ресурсов страны. Все это не было выполнено, не говоря уж об их притязаниях на автономию Курдистана.

Когда в феврале 1963 гола был установлен первый баасистский режим, курды быстро представили ему далеко идущий план автономного региона в Курдистане. План был тут же отклонен, и летом Баас начала жестокую военную кампанию в Курдистане. Это оказалось серьезной ошибкой. Военные операции безрезультатно тянулись несколько месяцев, вбив еще один гвоздь в гроб первого баасистского режима. Борьба в Курдистане продолжалась все 60-е гг., и ко времени возвращения Баас к власти в 1968 году дело, казалось, шло к гражданской войне. Партизаны повредили нефтяные установки в Киркуке, нанеся серьезный материальный ущерб и выразительно напомнив центральному правительству, как высоки ставки. Режим ответил тем, что послал почти всю иракскую армию (четыре из шести дивизий) на север Ирака. Последовали беспощадные акции, при которых армия не останавливалась перед массовыми нападениями на беззащитных жителей. Одно из самых известных зверств произошло в курдской деревушке Дакан в августе 1969 года и было описано в "Бюллетене курдских новостей":

"Дети и женщины деревни укрылись в одной из пещер поблизости, спасаясь от бомбежки и артиллерийского обстрела.

Офицеры и наемники сожгли деревню и собрались около входа в пещеру. Они принесли дров, облили их бензином и подожгли. Обезумевшие женщины и дети исступленно кричали. Во всех, кто приближался к входу, солдаты стреляли, так что никто не мог спастись. В пещере были сожжены 67 женщин и детей".

Саддам с большой озабоченностью следил за событиями в Курдистане. Он помнил о том, как пагубно отразилась курдская проблема на судьбе предыдущего баасистского режима, и опасался, что слишком большое внимание к ней снова поставит под угрозу правление Баас и, что еще важнее, подорвет положение самого Саддама в партии. Он знал, что подавление всеобщего курдского восстания потребует постоянных военных усилий, учитывая активную иранскую поддержку, которая, по всей вероятности, будет оказана курдским мятежникам. Было очевидно, что экономические издержки такой гражданской войны будут непомерными, особенно если курды станут вредить нефтяной промышленности, что было им вполне по силам, как показал их набег на нефтяные разработки в Киркуке. Он ясно понимал, что если Ирак увязнет в Курдистане, это сыграет на руку Ирану и даст ему возможность навязать Ираку свою волю по целому ряду вопросов, особенно по части навигационных правил в Шатт-эль-Арабе, единственном выходе Ирака к Заливу.

Саддам стоял перед еще более сложной дилеммой, так как перспектива решительной военной победы над курдскими повстанцами ему вовсе не была выгодна. Не он руководил военными операциями, а стало быть, не ему принадлежали бы лавры победы. Скорее от нее выгадало бы военное руководство в целом и особенно его заклятый враг, министр обороны Хардан аль-Тикрити, который, кстати, настаивал на военном решении курдской проблемы. Но политическим интересам Саддама больше соответствовал военный пат в Курдистане, так как это дискредитировало бы Хардана. И все же такое развитие событий могло бы привести к мрачным последствиям для режима Баас, так что вред от него намного перевешивал потенциальную личную выгоду.

Для Саддама единственным способом найти квадратуру круга было отыскать мирное решение курдской проблемы, за что он и принялся с обычным для него целенаправленным упорством. Сначала он попытался подорвать единство курдского лагеря, вступив в переговоры с интеллектуальной ("современной") фракцией курдского национального движения, возглавляемой Джалалом Талабани и Ибрагимом Ахмедом. Но эта политика дала осечку. Группировка Талабани-Ахмеда была слишком мелкой и слабой, чтобы как-то влиять на события. А главная группа курдского сопротивления, руководимая муллой Мустафой эль-Барзани, возмущенная исключением ее из политического процесса, усилила свою борьбу против режима. Поняв, что без Барзани курдскую проблему не решить, Хусейн осенью 1969 года вступил в тайные переговоры с курдским лидером. В течение последующих месяцев он неустанно трудился, чтобы достичь соглашения, и пошел даже на то, что отправился на север для личной встречи с Барзани. 11 марта его усилия завершились соглашением из 15 пунктов, которое содержало далеко идущие уступки курдам и, что самое важное, впервые признавало курдов самостоятельным национальным образованием с вытекающим отсюда их правом на автономию. Другие уступки включали признание их культурных, языковых и административных прав, назначение одного из курдов вице-президентом Ирака и усиление представительства курдов в руководящих структурах государства.

Правда, Мартовский манифест, как стали называть это соглашение, включал несколько важных завоеваний для центрального правительства, таких как обязательство Барзани разорвать отношения с Ираном и включить свои партизанские отряды в иракскую армию. Но, несмотря на эти выгоды, все же манифест со своими существенными уступками курдам свидетельствовал о серьезной озабоченности Хусейна. Ему был жизненно необходим период стабильности внутри страны, чтобы направить свои усилия на отражение возрастающего давления Ирана и укрепить свои позиции в борьбе с военной группировкой. Поэтому неудивительно, что Саддам сделал все, чтобы представить соглашение как выдающийся успех. Был провозглашен трехдневный праздник мира, и весь Ирак слышал, что их заместитель председателя СРК славит манифест как "во всех отношениях равный Революции 17 июля".

Это старательное взращивание национальной эйфории было предназначено для предотвращения критики со стороны его оппонентов в партии, которые, как понимал Саддам, неизбежно будут нападать на соглашение как на "капитуляцию" перед курдами. Определенно не могли усилить позицию Хусейна и в партии, и в общественном мнении давние связи Барзани с Израилем (а как же защита палестинцев, панарабизм?). Раздутый энтузиазм Саддама был также связан с его желанием усыпить бдительность курдов, подписавших соглашение. Он заключил манифест в момент уязвимости Баас, но не собирался соблюдать его в изменившихся обстоятельствах. И все же, поскольку ему нужна была лояльность курдов, пока он укреплял свою политическую власть, Хусейн, по-прежнему прагматик и приспособленец, соблюдал соглашение лишь частично. После мартовского соглашения последовал ряд показных уступок курдам. Была провозглашена общая амнистия, и правительство обещало субсидировать партию Барзани, Курдскую демократическую партию (КДП). Пять сторонников Барзани были введены в кабинет, а правительственная поддержка интеллектуальной группировке Талабани прекратилась. Однако в самом важном вопросе осуществлении автономии - Саддам не только уклонялся от решения, но всячески ему препятствовал.

Согласно Мартовскому манифесту, в Курдистане следовало провести перепись населения с целью определить точные районы, где курды составляют большинство, чтобы установить размеры предполагаемой автономии. Идея была такая: площади со смешанным населением, в которых ни одна этническая группа не составляла явного большинства, не должны входить в автономию. Вопрос об определении границ был особенно важен для провинции Киркук, где были расположены основные нефтяные месторождения. Барзани, который хотел сделать Киркук столицей Курдской автономной области, претендовал на провинцию на том основании, что большинство населения там курды. Правительство, которое ни на минуту не собиралось отдать экономический центр страны под контроль курдов, утверждало, что курды составляют большинство только в некоторых частях Киркука, и, следовательно, только эти части должны быть включены в автономную область. Тщательно обдуманный Саддамом Мартовский манифест и секретное соглашение, сопровождающее его, предусматривали четырехлетний период для полного осуществления договора, что дало Хусейну достаточно времени для изменения демографического баланса в Курдистане. В сентябре 1971 года приблизительно 40000 курдов-шиитов были высланы в Иран на том основании, что они не настоящие иракцы, и только в 1972 году десятки тысяч курдов иранского происхождения были вытеснены из Ирака, освобождая место для иракских арабов, прибывающих в этот район. Саддам очень просто объяснял эти шаги.

- Вполне законно, если члены большей национальной группы (то есть арабы) переедут жить на земли меньшей национальной группы (то есть курдов), которая имеет автономное правление, - говорил он. - Любое противостояние такому развитию событий - это не что иное, как чистый сепаратизм.

Барзани все яснее понимал коварную тактику Саддама. Он потребовал, чтобы иракские войска были выведены из Курдистана в соответствии с соглашением, но Саддам отказался на том основании, что договор должен был соблюдаться в течение четырех лет. Барзани выбрал своего близкого соратника, Мухаммеда Хабиба Керима, генерального секретаря КДП, в качестве кандидата на пост вице-президента, но Багдад не согласился с этим выбором из-за "персидского происхождения" Керима. Барзани также обвинил Саддама в задержке с переписью и в "арабизации" Курдистана. Более того, в декабре 1970 года сын Барзани Идрис едва избежал покушения, а через год, 29 сентября 1971 года, сам курдский лидер пережил то же самое. След вел к Надиму Каззару, тогда все еще покорному приспешнику Саддама.

Покушение на жизнь Барзани произошло в ходе совещания, которое он проводил в своей штаб-квартире с восемью религиозными деятелями, посланными Саддамом для обсуждения деталей Мартовского манифеста. Когда Барзани разговаривал со своими гостями, комнату потрясли два взрыва, убив двух священнослужителей. Телохранители Барзани, тут же открыв огонь, застрелили пятерых и схватили одного выжившего. В ходе его допроса выяснилось, что духовные лица, сами того не зная, пронесли смертоносную взрывчатку. Перед встречей Каззар вручил им магнитофоны и поручил им тайно записать разговор с Барзани. Когда двое из них включили машины, раздались взрывы.

Особенно возмутило Барзани то, что встреча с шейхами была согласована с Саддамом во время их беседы незадолго до покушения. Больше того, Саддам вовлек в заговор одного из сыновей Барзани, Убайдаллу, который довольно давно отдалился от курдского лидера. В ответ на обещание Саддама, что он займет место отца, его попросили уговорить видного священника из племени Барзани принять участие в переговорах с муллой Мустафой. Участие шейха устранило подозрения Барзани и сделало возможным покушение.

Барзани истолковал покушение как фактическое объявление Хусейном войны.

- Ирак - полицейское государство, управляемое Саддамом Хусейном, у которого мания величия и навязчивое стремление к власти, - сказал Барзани. - Он устранил Хардана и Аммаша, он пытался устранить меня, он устранит Бакра.

Этот прогноз оказался пророческим. Политическое положение Саддама стало гораздо прочнее после устранения его политических противников, ситуация в Курдистане казалась менее взрывоопасной чем когда-либо, и мало что мешало заместителю председателя нарушать манифест, который он лично прокламировал и расхваливал двумя годами раньше. Но на этот раз его уверенность оказалась преждевременной, так как Барзани вынужден был постепенно возобновить отношения со своими давними сторонниками - Ираном и Израилем. Барзани даже вышел за рамки своих традиционных союзных связей и, несмотря на многолетнюю связь с Советским Союзом, который поддерживал его оружием и политическими советами, позволил уговорить себя на партнерство с Соединенными Штатами. Награда последовала немедленно: в мае 1972 года президент США Ричард Никсон утвердил план ЦРУ о передаче Барзани на протяжении трех лет приблизительно 16 миллионов долларов.

Для Барзани связи с США содержали потенциальные выгоды. Во-первых, он думал, что Соединенные Штаты как основной союзник Ирана обеспечат курдам послабления, которые шах не сможет устранить по своему произволу. Во-вторых, он хотел подстраховаться на случай возможных неблагоприятных обстоятельств, которые, как он боялся, наступят из-за заметного потепления отношений между Ираком и СССР. Первое предположение Барзани оказалось неверным и имело катастрофические последствия для курдского национального движения. Соединенные Штаты и пальцем не пошевельнули, чтобы помешать шаху предать курдов, когда после Алжирского соглашения 1975 года Багдад настолько умиротворил шаха, что тот лишил курдов своей поддержки. А страх Барзани перед тяжелыми последствиями иракско-советского "медового месяца" полностью оправдался. И снова в ущерб национальным устремлениям курдов.

К весне 1972 года Саддам пришел к заключению, что многочисленные проблемы Баас могут быть разрешены одним ударом - союзом с "неимпериалистической" сверхдержавой, Советским Союзом. В этом решении идеологии почти не было. Несмотря на социализм, провозглашаемый Баас, Саддам никогда всерьез не изучал марксизма-ленинизма, и его отношение к Советскому Союзу всегда было чисто прагматичным. Москва имела возможность решить несколько конфликтов сразу. Это был важный противовес иранской угрозе. Как непосредственный сосед Ирана - граница Ирана и Советского Союза тянется на 1 000 миль - Москва всегда была предметом забот Ирана относительно собственной безопасности. Пока Иран боялся своего гигантского соседа на севере, он не мог угрожать своим меньшим соседям. И только когда этот страх значительно уменьшился в начале 1960-х гг. благодаря улучшению иранско-советских отношений, шах мог уверенно предаться своим агрессивным амбициям относительно Ирака. Создание советско-иракской оси, рассуждал Саддам, поставило бы шаха на место.

Помимо приобретения могущественного союзника, который мог бы улучшить международную репутацию Багдада, Советы могли также поднять военный потенциал Ирака благодаря крупным поставкам оружия. Это, в свою очередь, дало бы возможность Ираку усилить позицию сдерживания против Ирана и, что не менее важно, с новой энергией проводить кампанию против курдов. Кроме того, Москва, казалось, могла способствовать решению некоторых особенно трудных проблем Баас. Отношения Советов с курдами были все еще близкими, это позволило Москве играть роль посредника между Барзани и Саддамом, и, разумеется, она имела большое влияние на Иракскую коммунистическую партию. И последнее по месту, но не по важности: Советский Союз обеспечил Саддаму жизненно важную поддержку для решительного шага, который он обдумывал в то время - национализации иракской нефтяной промышленности. Помня, что за два десятилетия до этого идея национализации нефти привела к острому конфликту между Ираном и Западом, за которым последовало падение иранского правительства, возглавляемого радикальным премьером Мохаммедом Мосаддыком, Саддам не хотел делать этого шага до того, как он защитит Ирак от возможного ответного удара Запада.

Все эти соображения определенно подталкивали Хусейна к более тесному советско-иракскому сближению. К счастью для Саддама, так же думали и в Москве. Отношения Советского Союза с Египтом на глазах ухудшались, поскольку президенту Анвару Садату не нравилось, что СССР пытался помешать его военным приготовлениям против Израиля. И советско-сирийские отношения оставались ненадежными, так как президент Асад Москве не доверял. Так что стратегический союз с одной из самых важных арабских стран в данный момент Советам представлялся крайне желательным. Поэтому после официального визита в Москву Саддама Хусейна в феврале 1972 года советский премьер-министр Алексей Николаевич Косыгин прилетел в Багдад, где 9 апреля был подписан двусторонний Договор о дружбе и сотрудничестве.

Договор, стандартное соглашение между СССР и его союзниками из третьего мира, оговаривал широкомасштабное военное, экономическое, научное и техническое сотрудничество между двумя странами. Он не содержал советской гарантии помощи Ираку в случае войны и даже взаимных консультаций в случае вооруженного нападения на одну из стран или же угрозы такового. Но все же он предусматривал регулярные консультации по международным делам, затрагивающим одну из подписавшихся стран, а также взаимные консультации в случае военного нападения или угрозы миру во всем мире.

Это был второй договор такого рода, подписанный Советским Союзом с ближневосточной страной после второй мировой войны; первый был заключен с Египтом в мае 1971 года. Но тогда как египетский договор инициировался Москвой в отчаянной попытке остановить ухудшение двусторонних отношений, договор с Ираком был замыслен Саддамом и предполагал дальнейший рост и без того теплых отношений. Действительно, вскоре после заключения договора иракские коммунисты были введены в правительство, а через год - в Национальный патриотический фронт, рыхлое образование, созданное режимом в июле 1973 года, чтобы создать видимость демократизации политической системы. Москва ответила давлением на Барзани, чтобы он не расширял своих действий против центрального правительства. Однако более важным для Саддама было то, что заключение договора устранило его последние сомнения относительно национализации иракской нефти.

До 1972 года "Ирак петролеум компани" (ИПК) - консорциум, принадлежащий нескольким западным странам, при сотрудничестве некоторых местных собственников производил всю нефть в Ираке и эффективно контролировал цены и квоты. Такое положение вещей всегда было мучительной занозой для националистов, которые смотрели на это как на своего рода "иностранную оккупацию" иракской экономики. Касем пытался исправить это зло, экспроприировав большинство концессий ИПК и образовав "Ирак Нэшнл Ойл Компани" (ИНОК) для эксплуатации новых месторождений. И все же, поскольку ИПК разрешили использовать существующие мощности, она не слишком пострадала от нововведения Касема, которое имело в основном символическое значение даже если это был первый реальный вызов западным нефтяным интересам в Ираке.

Другая попытка ущемить ИПК была сделана в декабре 1967 года, когда президент Ареф подписал "Письмо намерений" с Советским Союзом о развитии иракской нефтяной промышленности. Почти через два года, в июне 1969 года, Баас воспользовалась этим соглашением, чтобы заключить несколько "технических" договоров с Советским Союзом о разработке нефтяных месторождений Румайла в южном Ираке, экспроприированных Касемом у западных нефтяных компаний приблизительно за восемь лет до этого. Хотя производство не начиналось до апреля 1972 года, эти договоры говорили о том, что Ирак впервые за все время строил независимую инфраструктуру, хоть и скромную, для производства нефти. Но Саддам не собирался ждать развития собственной нефтяной индустрии наряду с ИПК. 1 июня, обвинив международный консорциум в снижении производства нефти в предшествующие месяцы, Баас национализировала ИПК.

Это на самом деле был революционный шаг национального самоутверждения и блестящий политический ход, которым Саддам очень гордился. Говоря позже об этом чрезвычайно важном событии, он неизменно заявлял, что этот ход был выношен именно им, что лично он принял решение о национализации, несмотря на всеобщую оппозицию этой идее: "Все эксперты и советники предостерегали меня против национализации; никто не выступал в ее пользу. И все же решение было принято ... Если бы я послушал экспертов и советников, если бы я послушал нефтяное министерство, это решение никогда не было бы принято".

Хотя национализация содержала значительный риск и неопределенность и вынуждала правительство ввести режим строгой экономии, сомнительно, так ли трудно было Саддаму плыть против столь сильного течения, как он внушал своим слушателям. Ведь об этом мечтали давно и требовались только подходящие обстоятельства. Как только они были созданы заключением Договора о дружбе и сотрудничестве с Советским Союзом, эта акция казалась более чем естественной. Более того, Саддам тщательно позаботился, чтобы снизить экономический риск, сопровождающий такой шаг, до ничтожного минимума, добившись гарантии, что Москва совершенно окупит национализацию в форме "обязательства заменить потерянный западный рынок для иракской нефти, по крайней мере, пока Ирак не возобновит отношений со своими прежними клиентами", хотя такое обязательство позже не было выполнено полностью.

Национализация еще раз иллюстрирует, как Саддам рассчитывает степень риска. Он был осторожен, но все же достаточно смел в выборе решения. Тщательно взвесив варианты и обеспечив необходимые меры предосторожности, он принял решение вполне обдуманно и быстро и без колебаний устремился к цели. Будучи осмотрительным до последней минуты, Саддам скрыл свои истинные намерения в интервью ливанской газете в начале апреля, когда он очень ловко уклонился от прямого вопроса относительно намерения Ирака национализировать иностранные нефтяные компании.

Блок с Советским Союзом не только проложил дорогу национализации нефти, но и значительно способствовал росту вооруженных сил Ирака. Закупив оружия приблизительно на 1,5 миллиарда долларов в первой половине 1970-х гг., Ирак удвоил боевой потенциал своих наземных сил с 600 танков и 600 боевых машин пехоты (БМП) в 1970 году до 1200 и 1300 соответственно в 1975 году. Рост военно-воздушных сил был не таким впечатляющим - примерно на 10 процентов: с 229 до 245 боевых самолетов. Военный флот за этот период почти не вырос.

Рост вооруженных сил свидетельствовал о внимании правительства к национальной безопасности. Явное пренебрежение флотом (составной части армии, а не независимого формирования) и всепоглощающий интерес к развитию наземных сил подчеркнул в основном оборонительную позицию режима относительно внешнего мира, а именно - серьезную озабоченность курдскими волнениями и необходимость сдерживания двух основных врагов Ирака - Иран и Сирию. Но в свете этих двух важных задач согласие с Москвой не оправдало ожиданий Хусейна. Предложив посредничество между Багдадом и курдами и между Ираком и Ираном, Москва не смогла добиться действенных результатов. Обеспокоенные улучшением советско-иракских отношений, Соединенные Штаты и Иран усилили свою поддержку курдскому мятежу. Это, в свою очередь, сделало Барзани непокорным как никогда. Он отверг предложение Саддама вступить в Национальный патриотический фронт, обвинил правительство в том, что оно не выполняет обязательств по Мартовскому манифесту, и возобновил партизанскую войну против иракских войск в Курдистане. Национализация нефти особенно разозлила Барзани, который рассматривал этот шаг как вопиющее нарушение манифеста, направленное на то, чтобы лишить курдов их права на богатую нефтью область Киркук. Таким образом, ничто не помешало ему ударить Хусейна по самому чувствительному месту.

- Курдская территория богата нефтью, - заявил Барзани, - и это наша территория. Она наша, и, следовательно, если мы ее занимаем, это не акт агрессии.

Посыпая соль на раны Саддама, он не преминул уточнить в интервью "Вашингтон пост" летом 1973 года, что он намерен сделать с нефтяными месторождениями Киркука, как только они будут возвращены "законным владельцам": "Мы готовы сделать то, чего захочет Америка, если Америка защитит нас от волков. Если бы защита была достаточно надежной, мы могли бы контролировать Киркукское месторождение и отдать его в эксплуатацию американской компании".

Хусейну эти заявления продемонстрировали, что действительной целью Барзани была не автономия; что курдский лидер стремился к независимому государству, которое было бы связано с заклятыми врагами Ирака - Ираном, Израилем и Соединенными Штатами. Такой грозной перспективы совершенно нельзя было допустить, и Хусейн не преминул объявить о своей решимости воспрепятствовать распаду Ирака.

- Нам следует понять, - сказал он, - что наша страна навсегда останется в своих теперешних географических границах.

Почти десятилетием позже тот же самый страх, в конце концов, заставит Хусейна, уже президента, решительно вторгнуться в Иран. В начале 1970-х гг., будучи слишком слабым для того, чтобы хотя бы думать об этом, он прибегнул к политике "кнута и пряника", соединяя постоянные усилия по подавлению вновь разгоревшегося курдского восстания с заявлениями о готовности политического решения, адресованными главным образом шаху Ирана, главному стороннику курдов.

Среди нарастающих столкновений в Курдистане, прерванных коротким затишьем во время войны Судного дня в октябре 1973 года и организованного ООН прекращения огня весной 1974 года, обе стороны выдвинули несколько компромиссных решений, но так и не договорились. Детальный план курдской автономии, представленный в марте 1973 года, был яростно отвергнут, так же как и правительственная схема, обнародованная через шесть месяцев. Переговоры между КДП и правительством, возобновленные в январе 1974 года, быстро зашли в тупик. В марте Саддам объявил ультиматум курдам, по которому они должны были принять правительственный план автономии, согласованный в 1970 году, но ультиматум был отвергнут Барзани, который вместо этого потребовал расширения автономной территории, предлагаемой режимом. 11 марта 1974 года, ровно через четыре года после Мартовского манифеста, правительственный план автономии был осуществлен в одностороннем порядке.

Для курдов это было доказательством того, что сбываются их худшие опасения. В тот же день, когда был принят Закон об автономии, курдские министры, сторонники Барзани, вышли из кабинета, и КДП, отвергнув новый закон, приготовилась к полномасштабной конфронтации с режимом Баас. Взрыв произошел очень быстро, и хотя Барзани не пользовался безоговорочной поддержкой всего курдского населения, вскоре регион был охвачен пламенем.

Сначала иракские войска достигли некоторого успеха, но к осени 1974 года они были остановлены. Иракская армия не смогла перерезать курдские каналы снабжения с Ираном (и Сирией, которая тоже оказывала курдам материальную помощь) и столкнулась с партизанами Барзани, хорошо оснащенными, вооруженными тяжелой артиллерией и ракетами "земля - воздух". Положение иракцев значительно осложнилось, когда в борьбу вступила иранская армия на стороне курдов, зайдя так далеко, что в январе 1975 года на территории Ирака были размещены два ее полка.

Уверенное заявление Саддама месяц спустя, что "политическая и военная обстановка на севере никогда не была такой благоприятной", следовательно, не могло соответствовать действительности. Угроза режиму Баас со стороны курдов была самой серьезной со времени ее прихода к власти. Непомерная цена восстания - по некоторым оценкам свыше 4 миллиардов долларов - грозила привести страну на грань экономической катастрофы. Для вооруженных сил последствия были не менее тревожными. Как Саддам откровенно признался через несколько лет, потери в живой силе за один год курдской кампании (с марта 1974 по март 1975) превысили 60 000 человек. Ситуация в тылу, по его собственным словам, была столь же отчаянной. Армия страдала от острой нехватки боеприпасов, достигшей немыслимых размеров в марте 1975 года, когда "у воздушных сил осталось всего три бомбы, чтобы сражаться с курдами". И, наконец, что не менее важно, война в Курдистане грозила настроить против режима самое крупное сообщество Ирака - шиитов, которые только благодаря количеству составляли основу вооруженных сил и, следовательно, больше всего страдали от борьбы с курдами.

Поскольку иракская армия была на грани краха, а экономика серьезно пострадала, иранский шах практически держал Багдад за горло. Если бы он захотел, он мог бы расчленить Ирак. Если бы он захотел, он мог бы опрокинуть режим Баас. К счастью для Саддама и его соратников, шаху не нужны были их головы в такой степени, как его преемникам-фундаменталистам через пять лет. Все, чего он хотел - это недвусмысленного признания Ираком геополитической гегемонии Ирана в Заливе, что конкретно требовало юридического пересмотра правил навигации в Шатт-эль-Араб и некоторых мелких территориальных уступок. Более того, используя курдов как орудие для навязывания своей роли Ираку, шах вовсе не намерен был позволить курдам стать излишне сильными. Так как Иран был обременен своей собственной курдской проблемой, автономный, а тем более независимый Курдистан явно не предвещал ничего хорошего.

Саддам полностью понимал природу амбиций шаха. Он вовсе не пылал желанием смириться с ними, особенно в свете стратегического значения объекта Шатт-эль-Араб для Ирака. И все же он понимал, что выхода нет. Если бы иракские войска в Курдистане потерпели крах, расплачиваться за это пришлось бы ему. Он уже не смог бы свалить ответственность на других, как сделал это после "Черного сентября". И в партии, и в широких общественных кругах все знали, что именно он занимался курдской проблемой. В конце концов, кто был творцом Мартовского манифеста 1970 года?!

Поэтому к осени 1974 года Саддаму, казалось, очень хотелось достичь понимания с шахом, которое привело бы к прекращению иранской поддержки курдского восстания. После встречи глав арабских государств в Рабате в октябре королю Иордании Хусейну удалось устроить встречу между иранскими и иракскими представителями. После этого контакты между двумя сторонами продолжались с перерывами до марта 1975 года, когда после саммита ОПЕК в Алжире президент Хуари Бумедьен свел иранского шаха и Саддама Хусейна. 6 марта Хусейн и шах заключили Алжирское соглашение, которое одним ударом покончило с вооруженной конфронтацией между двумя странами, решило спор о Шатт-эль-Араб и проложило дорогу для подавления курдского восстания.

По этому соглашению, сухопутная граница между двумя странами размечалась в соответствии с Константинопольские протоколом 1913 года и устным соглашением 1914 года. Прежде всего это подразумевало отказ Ирака от притязаний на Хузистан. Не менее важным, с иранской точки зрения, было то, что соглашение обуславливало демаркацию речных границ в Шатт-эль-Араб по старой средней глубоководной линии, что было в пользу Ирана. Что касается Хусейна, его очень успокоило условие о восстановлении безопасности и доверия вдоль общих границ и обязательство о строгом и эффективном контроле с целью положить конец "всем проникновениям подрывного характера с обеих сторон". Наконец, обе стороны обязались рассматривать условия, согласованные на встрече ОПЕК 1975 года, как элементы комплексного соглашения, так что нарушение любого из них будет считаться подрывом духа Алжирского договора. Договор был подтвержден в Багдаде 13 июня 1975 года и официально стал называться "Ирано-иракским договором о международных границах и добрососедских отношениях".

Ясно, кто в Алжирском соглашении сделал больше уступок. Тогда как Саддам шел на все, чтобы умиротворить шаха, признав суверенитет Ирана над половиной Шатт-эль-Араб; шах практически не уступил ни в чем, если только не считать уступкой невмешательство во внутренние дела другого суверенного государства. В Алжирском соглашении Хусейн "купил" неприкосновенность иракской границы, фундаментальный и самоочевидный атрибут государственности, заплатив высокую цену в виде территориальных уступок. Серьезность этих уступок очевидна в свете чрезвычайной важности Шатта, единственного выхода Ирака в Залив, для политико-стратегических и экономических потребностей Ирака. Тогда как у Ирана длинная береговая линия в Заливе, приблизительно 1240 миль, Ирак имеет всего 15 миль. Тогда как у Ирана было пять военно-морских баз на берегу Залива, и некоторые из них вне достижения Ирака, Ираку приходилось рассчитывать только на две военно-морские базы, Басру и Умм-Каср, обе весьма уязвимые для иранской артиллерии.

Согласие Саддама на эти весомые уступки отражало его мучительное понимание, что эффективное осуществление внутреннего суверенитета Ирака вообще и его политическое выживание в частности зависело от доброй воли иракского соседа на востоке. Оно не было обусловлено давлением арабских стран, направленным на завершение ирано-иракского конфликта, дабы освободить общие ресурсы арабского мира для борьбы с Израилем. Египет, все еще главный арабский враг Израиля, в то время шел ко второму соглашению с Израилем об удалении войск с Синайского полуострова. Сирия, со своей стороны, не только не подталкивала Саддама к разрешению спора с Ираном, но резко осуждала его за подписание соглашения, которое, по ее мнению, включало сдачу арабских земель "Арабистана" (Хузистана).

Заключая Алжирское соглашение, Саддам меньше всего думал о палестинской проблеме и борьбе против Израиля. Для него немедленное решение курдского вопроса на его собственных условиях было вопросом жизни и смерти. Если бы он не нашел такого решения, все его будущее было бы под угрозой. Если бы он не склонился перед превосходящей силой Ирана, такое решение было бы невозможно. Поставленный перед выбором между унизительными уступками во внешней политике и утратой власти, он не колебался. Саддам выбрал первое и достиг своей цели: через 48 часов после подписания Алжирского соглашения Иран прекратил свою помощь курдам, и через две недели курдское восстание было подавлено.

Через много лет один из главных военачальников Саддама, Таха Ясин Рамадан, выразительно описывал глубину беспокойства Ирака перед заключением Алжирского соглашения.

- Подписание нами соглашения, - сказал он сотруднику арабского журнала, выходящего в Лондоне, - произошло при обстоятельствах, когда мы должны были выбирать, потеряем ли мы всю страну или половину Шатт-эль-Араб. Мы выбрали то, что было в интересах Ирака.

И действительно, шаг этот служил интересам Ирака, но Рамадан не упомянул, что именно его хозяин был виноват в том, что Ирак столкнулся с таким печальным выбором. Впервые стратегическая ошибка Саддама загнала Ирак в угол и связала его национальные интересы, фактически само его существование со своим политическим выживанием.

Если бы он придерживался духа Мартовского манифеста, который он сам организовал, и выполнил бы его до конца, курдское восстание было бы предотвращено. Саддам все же остался бы под давлением гегемонистских устремлений иранского шаха, но он не был бы столь уязвим. Саддам преувеличил свои возможности решить курдскую проблему по-своему и, следовательно, вынужден был одновременно сражаться на двух фронтах. Это оказалось свыше сил Ирака, и единственным выходом из того трудного положения, в которое Саддам себя загнал, оказались унизительные уступки Ирану и попытка представить их как выдающееся достижение.

К счастью для Хусейна, эта стратегия сработала, и его дорога к Алжирскому соглашению оказалась важным водоразделом в его карьере. С этих пор уже не было сомнений, кто в Багдаде "сильный человек". Саддаму удалось провести с собой свою партию через четырехлетний кризис и добиться победы, пусть и ценой одной из самых крупных политических уступок в его карьере. Во время этого путешествия по извилистой дороге он проявил себя кем угодно, но только не несгибаемым доктринером, не желающим уступать. Чрезвычайно прагматичный, он проявил поразительную гибкость, меняя курс и жонглируя идеологическими догматами в соответствии с ходом событий. Если оставить в стороне его заявления, деятельность Саддама показала редкую целеустремленность, направленную к основной цели - собственному политическому выживанию.

Глава пятая

Престол уж близок...

- Определенно многого можно было бы достигнуть быстрее, ели бы я стал президентом республики на пять лет раньше, - сказал Хусейн вскоре после вступления в должность президента. - В этом был убежден и президент Бакр. Но я ему возражал, потому что не хотел, чтобы он оставил пост президента.

Саддам не был готов принять высший пост в 1974 году, хотя, возможно, он и думал, что этот шаг был бы на пользу национальным интересам Ирана. По его словам, такое поведение диктовалось благородными идеалами.

- Если бы я не вел себя, как подобает, что бы я сказал народу? эмоционально восклицал он. - Я попал в то же положение, что и многие революционеры в мире, в том числе и в арабском. Но если даже тот, кто лучше, занимает место своего друга и ждет почестей, это аморально. Я отнюдь не таков.

Но в политической карьере Саддама мало что соответствовало его заверениям в собственном благородстве. В 1979 году он, в конце концов, вынудил своего начальника уйти в "отставку" якобы по причине нездоровья слова Хусейна говорят о том, что в середине 1970-х годов он все еще не хотел устранять президента Бакра. За его, казалось бы, почтительной сдержанностью скрывались практические и обдуманные соображения исключительно осторожного человека, который рискнул бы заменить президента, только если бы был уверен в успехе.

На первый взгляд, уже в 1975 году положение Саддама было подходящим, чтобы претендовать на президентство. Он эффективно избавился от всех возможных претендентов на лидерство, укрепил свою власть над военными и использовал аппарат безопасности как свою собственную вотчину. Его влияние сказывалось на любом важном внутреннем или внешнем политическом решении. Именно он разработал план нефтяной национализации, казалось, это он решил курдскую проблему, подавив восстание Барзани; именно он стоял за "Договором о дружбе и сотрудничестве" с Советским Союзом и отразил давление Ирана на режим Баас, пусть и непомерно дорогой ценой Алжирского соглашения. Все знали, что Саддам был "сильным человеком Багдада" и что Бакр постепенно отходит на второй план, становясь не более чем номинальной фигурой. Разделение обязанностей между ними было простым и понятным: Хусейн определял политику, а Бакр санкционировал ее благодаря своему официальному положению и национальному престижу. Голос принадлежал Бакру, руки Саддаму.

Позже, уже в президентском дворце, Саддам вспоминал о характере своих отношений с Бакром в этот период:

- Могло показаться, что в момент кризиса я вел себя как глава государства, но я никогда не превращал это "чрезвычайное положение" в постоянное. Когда кризис проходил, я снова становился вице-президентом Совета Революционного Командования... Я почтительно возвращался на свое место.

Он возвращался на свое место, но только для проформы. На публике Бакр был главой государства. Он являлся президентом, председателем Совета Революционного Командования и Регионального управления партии, премьер-министром, министром обороны и главнокомандующим. Наедине, однако, Саддам не колеблясь, указывал своему начальнику, кто "заказывает музыку". Он настаивал, чтобы его называли "господин заместитель", он единственный имел такой титул и очень следил за соблюдением церемоний. Он полностью понимал важность символического соблюдения статуса и его эффект.

- Кое-кто находил странным, - откровенничал он в 1979 году, - что когда президент Бакр звонил мне по телефону и просил меня войти в его кабинет, я отказывался это делать, пока меня не объявлял адъютант. Я придаю значение этому кодексу поведения, и это не говорит о моей слабости: это источник силы.

У Саддама были причины, чтобы оставаться в тени. Для него Бакр все еще был абсолютно необходим. Тогда как президент не был достаточно хитрым или могущественным, чтобы заставить целеустремленного Саддама свернуть с его пути вперед, Бакр, с его безупречным революционным прошлым, гарантировал своему заместителю респектабельность и престиж, которых у самого Саддама не было. Это был мощный щит, за которым Саддам мог отбросить страхи о возможных соперниках и осуществлять свою политику практически бесконтрольно. Если нужно было делиться блестящими успехами, то все знали, кто был "сильным человеком в Багдаде". Если же что-нибудь шло не так, всегда можно было обвинить высшее руководство.

Надежно защищенный этим удобным прикрытием, Хусейн мог обдумывать и проводить в жизнь свою долгосрочную стратегию. Само собой разумеется, первым пунктом его повестки дня было дальнейшее укрепление его позиции в партии и в вооруженных силах. В январе 1977 года к Региональному управлению присоединились десять новых членов, принеся Саддаму надежное большинство в 14 сторонников из 21 члена. Через семь месяцев все члены Регионального управления вошли в Совет Революционного Командования, значительно укрепив власть Саддама внутри основного управляющего органа страны. В процессе этих изменений Саддаму удалось устранить еще одного мощного врага - доктора Из-зата Мустафу.

Доверенное лицо президента Бакра, Мустафа вошел в СРК в ноябре 1969 года и занимал несколько постов в кабинете, последним из которых был пост министра местного управления. Официальным предлогом для его устранения, которое произошло вместе с устранением другого соперника - члена Регионального управления Фулайиха Хасана аль-Джасима, была "неспособность справиться с обязанностями члена Совета Революционного Командования и пренебрежение своими партийными обязанностями". Их обоих обвинили в слишком мягком отношении к участникам ожесточенных шиитских демонстраций в начале того года, но обвинение было просто предлогом. Трибунал, в котором они заседали, приговорил 8 шиитских руководителей к смерти и 15 других к пожизненному заключению - вряд ли этот приговор можно назвать мягким. Более того, вскоре после суда Региональное управление подтвердило, что приговоры отражали линию партии, которая намерена приговаривать к смертной казни только зачинщиков беспорядков. Кроме того, в дипломатических кругах Багдада все знали, что Мустафа и аль-Джасем вообще возражали против организации суда, и что их назначили судьями по замыслу Саддама, чтобы потом дискредитировать. Сделав это, Саддам не только устранил двух личных противников с политической сцены, но и лишил Бакра двух верных защитников, таким образом еще больше изолировав президента и проложив себе дорогу к президентству. Как и прежние впавшие в немилость конкуренты Саддама, Мустафа был убит приблизительно через три года. Просто лишить соперников власти Саддаму было недостаточно. Помня о том, что Касем и Ареф проявляли мягкость и не уничтожали противников, а последние потом одерживали верх, Саддам не хотел повторять эту ошибку.

Помимо укрепления своего контроля над государственным механизмом, Саддам пытался уменьшить свою зависимость от Бакра, который в качестве президента и министра обороны связывал его с вооруженными силами. Чтобы склонить на свою сторону офицерский корпус, Саддам пытался убедить их, что и он, а не только президент, был одним из них, из военных. Хотя он никогда не служил в армии, Саддам добился присвоения ему звания генерал-лейтенанта, что было эквивалентно начальнику штаба. Более того, чтобы сделать военных послушнее, Саддам устроил родственников и членов своего тикритского клана на ключевые военные посты. Самым заметным было продвижение его любимого кузена, полковника Аднана Хейраллаха Тульфаха, на должность министра обороны в октябре 1977 года, которую до этого занимал президент. Это назначение было важной вехой на пути Саддама к президентству. На символическом уровне это было лишение Бакра первой исполнительной функции; то, что Аднан был зятем президента, могло способствовать готовности президента освободить этот влиятельный пост. Практически замена Бакра Аднаном ставила вооруженные силы под прямой контроль Хусейна. Действительно, уже летом 1978 года Аднан начал свою первую "чистку": десятки офицеров были уволены, включая командующего воздушными силами и нескольких дивизионных командиров, а приблизительно 60 военных были казнены. В июле 1978 года СРК ввел в действие декрет, объявляющий небаасистскую партийную деятельность незаконной, а для членов вооруженных сил - наказуемой смертью. Укрепив таким образом свою власть над военными, Саддам запустил честолюбивую программу наращивания военной мощи, которую он финансировал из растущих нефтяных доходов Ирака. Такой шаг напрашивался довольно давно, он должен был уравновесить мощную и грозную военную экспансию Ирана, которая продолжалась с 1975 года. И все же, пока Саддам не был совершенно уверен, что армия ему верна, он воздерживался от удовлетворения насущных потребностей Ирака. И только после назначения Аднана он почувствовал достаточную уверенность, чтобы двигаться в этом направлении. Поэтому, начиная с конца 1977 и до середины 1979 года иракские вооруженные силы получили самое современное советское оружие, ранее им недоступное, включая 450 танков Т-72, десятки самоходных пушек диаметром 122 и 152 мм, бомбардировщики Ту-22, вертолеты Ми-24 и транспортные самолеты Ил-76. Иракские воздушные силы претерпели широкую модернизацию. Во Франции были заказаны сорок истребителей "Мираж" Ф-1, а иракские противотанковые силы получили значительное подкрепление после покупки 60 вертолетов "Газель".

Педантичная подготовка Хусейна к его решающему рывку в президентское кресло вышла далеко за рамки постепенного подчинения Баас и военных своей воле. Он давно уже пришел к выводу, что даже самая недемократическая форма правления требует существенной народной поддержки, что бы под этим ни подразумевалось. Он понимал, что режим, правящий на концах штыков, обречен на сомнительное существование и неожиданный конец. Чтобы обеспечить абсолютную преданность масс неизбранным лидерам, нужно было построить тоталитарную систему, которая внушила бы всем соответствующие идеи и проникла бы во все сферы их повседневной жизни. Британскому журналисту, приехавшему в Багдад, его правительственный переводчик сказал, что "единоутробный брат Саддама и глава секретной службы, Барзан аль-Тикрити, попросил его достать книги о нацистской Германии. Он думал, что Саддама самого интересовала эта тема, но не в связи с расизмом и антисемитизмом... а как пример успешной государственной организации общества для достижения общенациональных целей".

Неразрывным компонентом такой радикальной реорганизации было полное подчинение экономики потребностям правящей элиты. "Государство - это я, почти либеральная формула по сравнению с реальностями сталинского тоталитарного режима, - писал Лев Троцкий о человеке, который его изгнал и, в конце концов, убил. - Людовик XIV идентифицировал себя только с государством. Римские папы идентифицировали себя и с государством, и с церковью. Тоталитарное государство превосходит цезарей и папство, ибо оно включает также и всю экономику страны. Сталин мог по справедливости сказать, в отличие от Короля-солнца: "Общество - это я"".

Хотя Сталин и был одним из главных политических образцов для Саддама, ему не надо было заходить так далеко, чтобы оценить важность контроля за экономикой в политических целях. Такое понятие глубоко встроено в политическую культуру Ближнего Востока и не ограничивается баасистским мышлением. Далеко идущие экономические реформы египетского правителя XIX в. Мухаммеда Али, например, были главным образом направлены на укрепление его режима и создание инфраструктуры, которая позволила бы ему начать внешнюю экспансию. Для отца-основателя современной Турции Мустафы Кемаля (Ататюрка) государственный контроль над экономикой был средством уподобления турецкого общества Западу. Для Саддама Хусейна экономика была эффективным орудием сплочения народа вокруг режима и укрепления своей собственной политической позиции. Для Саддама и его партии социализм был не идейным направлением, а просто лозунгом для завоевания поддержки масс. Неудивительно, что "писания" Баас не дают ясного представления о социализме, предпочитая вместо этого направлять свою энергию на главный догмат баасистов: единство арабской нации. Намеренно оставляя неопределенными задачи социализма, партия Баас могла приспосабливать свою экономическую политику к потребностям момента, чтобы обеспечить экономическое благосостояние народа. Ибо что могло лучше пробудить народную благодарность, чем кардинальное улучшение социальных и экономических условий?

К счастью для Саддама, его популистское представление о социализме развивалось на фоне невиданного экономического процветания. Национализация иракской нефтяной промышленности и огромный рост доходов от нефти в 1970-х гг. привели к накоплению гигантского богатства при баасистском режиме. В 1968 году иракские доходы от нефти составляли приблизительно 476 миллионов долларов. К 1980 они достигли 26 миллиардов. Это, в свою очередь, дало возможность Хусейну начать широкомасштабную программу экономического развития, которая превратила бы Ирак в социалистическое государство в его собственной модификации, соответствующей целям Баас. Часть нового богатства перераспределялась непосредственно или в форме снижения налогов и повышения заработной платы, или через субсидии на основные продукты питания. Более того, у высших классов экспроприировали землю без компенсации и раздали крестьянам; впечатляющие проекты были запущены в области жилищного строительства, здравоохранения и образования.

Некоторые из социальных проектов Саддама были явно прогрессивными. Было сделано много инвестиций в образование, включая массовую кампанию по ликвидации неграмотности. Бесплатное образование - от детского садика до университета - было введено официальном законом, при этом создавался особый координационный орган для ликвидации неграмотности среди взрослого населения. Были приняты законы об обязательном образовании для неграмотных, предусматривающие суровые наказания, включая тюремное заключение для тех, кто не посещает занятия. Был сделан сильный акцент на эмансипацию женщин, включая законодательство, гарантирующее равную оплату и запрещающее дискриминацию на работе на основе пола. Кодекс законов о семье, называемый Кодексом статуса личности, был также пересмотрен, затрудняя многоженство и давая женщинам свободу выбора в замужестве и разводе. Женщинам разрешили служить в армии и в партийной милиции (Народной армии).

Тем не менее, секуляризация и модернизация Ирака не были безболезненным или, тем более, успешным процессом. Во-первых, осуществление баасистского социализма сопровождалось теми же хроническими проблемами, что и при советском и восточноевропейском социализме: неэффективность, излишние расходы, плохое управление и коррупция. Поэтому беспрецедентное увеличение финансовых ресурсов не сгладило социального неравенства. В основном оно осталось неизменным со времен монархии: доля беднейших пяти процентов семей в валовом национальном доходе составляла 0,6 процента, в то время как верхние 5 процентов получали 22,9 процента. Экономический контраст между сельскими и городскими районами даже увеличился. Согласно различным оценкам, в 1978 году более четырех миллионов человек все еще жили в мазанках, а приблизительно 250 000 - в шатрах. Предполагаемая земельная реформа проходила неровно, и сельское хозяйство, которое в прошлом не только кормило население Ирака, но и экспортировало свои продукты, стремительно приходило в упадок и привело к зависимости Ирака от импорта продовольствия.

Быстрая урбанизация привела к серьезным социальным и экономическим неурядицам. На окраинах городов возникал новый лишенный прав класс, недовольный и раздраженный своей бедностью. Это положение было особенно тревожным в Мадинат-эль-Тавре, преимущественно шиитском поселении недалеко от Багдада, который стремительно рос и достиг населения почти в два миллиона.

Стараясь справиться с недостатками социалистической экономики, Хусейн решил поощрить развитие частного сектора. К середине 1970-х годов он всячески стимулировал предпринимателей и все больше привлекал частные компании, местные и зарубежные, к государственным программам развития. Такое отклонение от централизованной социалистической экономики, разумеется, не было необычным в 1970-х гг. Все большее количество арабских режимов, не отпуская рычагов экономической власти, пыталось ввести какую-то толику либерализации в свои строго контролируемые экономические системы. Основательно порвав с централизованным социализмом своего предшественника, президент Анвар Садат вступил на путь экономической открытости, допустив приток внутреннего и иностранного капитала в египетскую экономику. Даже заклятый враг Саддама в Дамаске, президент Хафез Асад, не проводил догматическую экономическую политику, но пытался внедрить некоторые элементы свободного рынка в контролируемый государством сирийский социализм. Все же, тогда как у Садата политика была в целом мотивирована экономически (благодаря гораздо менее авторитарному характеру египетской политической системы), основная причина политики умеренной либерализации у Саддама была столь же политической, сколь и экономической: создание нового социального класса "национальной буржуазии", чьи экономические интересы выходили за узкие рамки и которая была верна человеку, сделавшему возможным ее возникновение - Саддаму Хусейну.

Поскольку Саддам постоянно обещал иракскому народу "не отклоняться от тропы социализма ни сейчас, ни в будущем", он понимал необходимость дать разумное объяснение своим экономическим нововведениям и прагматизму. "Арабский социализм, - утверждал он, - труднее и сложнее, чем обычный капитализм и коммунизм. Капитализм защищает полную свободу, не принимая во внимание того, что должны быть исключения, а стало быть, проявляет безразличие к порче, которая может быть нанесена обществу. Что касается коммунизма, он утверждает, что не может быть частной собственности. Таким образом, он выбирает временный и легкий путь. Что касается нас, у нас есть социалистический сектор и частный сектор... Наш выбор более сложный, потому что легкое решение не всегда правильное".

А как насчет социально-экономических несправедливостей, присущих частному сектору? Здесь у Хусейна та же направленность: "Социализм не означает равного распределения богатства между нищими бедняками и богатыми эксплуататорами; это было бы слишком жестким решением. Социализм - это средство поднять и увеличить производительность труда".

Эмансипация женщин в Ираке является ярким примером довольно эклектичной и поверхностной приверженности Саддама баасистской социалистической доктрине. "Не может быть настоящей радикальной перемены в арабском обществе к единству, свободе и социализму, пока женщины остаются низшими существами и неравными партнерами", - говорилось в Политическом отчете Восьмого съезда партии Баас. Хотя при Хусейне были предприняты некоторые важные шаги в этом направлении, они далеко не соответствовали далеко идущим целям Баас. Впрочем, власть патриархальной семьи над иракской женщиной ослабела ("превосходство мужчин в духе исламского закона господствовало в тех областях, которые наиболее непосредственно влияли на женщину как личность - многоженства, развода и наследства"), однако баасистские меры были "гораздо менее радикальны, чем, например, Тунисский кодекс или семейные реформы шаха, не говоря уже о радикальном разрыве Ататюрка с исламским семейным правом в 1926 году".

Вовлечение женщин в трудовую деятельность или их социальная мобилизация тоже не противоречили традиционным исламским ценностям. Саддаму не следовало опасаться ответного удара со стороны исламских фундаменталистов в Ираке в ответ на его показное освобождение иракских женщин. Революционный режим в Тегеране - воплощение исламского фундаментализма - использовал массы женщин в парандже "не только против шаха, но и как противовес более ранним феминистским демонстрациям против указа Хомейни о парандже". В Ираке же ослабление патриархальных основ общества было мотивировано не столько искренней заботой о положении иракской женщины, сколько желанием заменить партией, и тем самым ее лидером, семью как главный источник общественной устойчивости. Как сказал сам Саддам:

- Единство семьи должно быть согласовано с основными принципами политики и традиций революции при построении нового общества. Когда возникает противоречие между единством семьи и этими новыми принципами, оно должно решаться в пользу последних.

При таком целенаправленном понимании эмансипации иракской женщины Саддам, не колеблясь, замедлял этот процесс, когда ему это было нужно.

- Нет оснований, - говорил он на партийном семинаре в 1976 году, осуществлять поспешные меры, если они вызовут у части нашего народа, которая до сих пор нас поддерживала, враждебное отношение к Революции.

Еще через десять лет Саддам предпримет решительный шаг и лишит идеологическую приверженность Баас к эмансипации женщин какого-либо реального содержания. Обеспокоенный, с одной стороны, падением коммунистических диктатур в Восточной Европе, а с другой, распространением общественного недовольства после того, как режиму не удалось выправить экономическое положение после окончания ирано-иракской войны, он искал поддержки мусульманских масс, чтобы повернуть вспять десятилетнюю политику и восстановить благоговейный, а на самом деле средневековый патриархальный контроль над иракской женщиной. 18 февраля 1990 года СРК издал особый декрет, оговаривающий, что "любой житель Ирака, который на основании супружеской измены намеренно убьет свою мать, дочь, сестру, тетку с отцовской или материнской стороны, племянницу с отцовской или материнской стороны, двоюродную сестру с отцовской или материнской стороны, не должен подвергаться судебному преследованию".

Самая яркая иллюстрация готовности Хусейна приспособить свои взгляды и стратегию к утилитарным соображениям - это, наверное, его нефтяная и торговая политика. Тогда как национализация нефти, несмотря на ее краткосрочные экономические неудачи, создала Саддаму репутацию последовательного националиста, который освободил экономику страны от "иностранной оккупации", он все же поддерживал тесные торговые связи именно с этими "оккупационными силами". "Национализированная нефть не должна продаваться тем сторонам, чья доля была национализирована", - горячо заявлял он. И тем не менее, летом 1972 года он нанес официальный визит в Париж, единственную западную столицу, в которой он был и до этого, и согласился продать Франции почти четверть нефти, произведенной "Иракской компанией по операциям с нефтью", новой национализированной иракской нефтяной компанией. Очень скоро Саддам радушно принимал эмиссаров, приезжавших в Багдад из Европы, Японии, Индии и Латинской Америки, чтобы заключить выгодные сделки.

Нефтяной политикой Хусейна двигала жажда максимальных экономических и, следовательно, политических выгод. Вслед за войной Судного Дня в октябре 1973 года, когда нефть впервые была использована как политическое оружие против Запада при помощи бешеного повышения цен на нефть и бойкота определенных стран, Саддам сотрудничал с братскими арабскими производителями нефти только в той мере, в какой их политика служила экономическим потребностям Ирака. Он не делал усилий, чтобы помешать иракской нефти попасть в бойкотируемые страны, отказывался понижать свою производственную квоту и таким образом снижал цену, когда кризис достиг своей высшей точки и высокие цены оправдали свою политическую полезность для арабского дела. Подобным же образом, хотя экономические связи с Францией были представлены как награда за "правильную" французскую политику во время Шестидневной войны (когда Париж воздержался от поставок оружия Израилю, несмотря на ранее подписанные соглашения), Франция фактически предложила Саддаму столь необходимый доход и доступ к весьма желанной французской технологии.

В этом-то и заключалась главная привлекательность Запада для Саддама. В начале 1970-х годов Советский Союз был основным партнером Багдада, как в гражданской, так и в военной сфере. С увеличением доходов от нефти Саддам постепенно пришел к выводу, что по экономическим соображениям Москва уже не была нужна Багдаду. Советский Союз заметно уступал Западу в каждой из экономических областей, которые были важны для Саддама - как помощник его программам развития, как покупатель иракской нефти и как поставщик современной технологии. Основой экономических сделок Ирака была прибыль, и если это означало расширение контактов с более богатым Западом в ущерб Москве, пусть так и будет. Поэтому во второй половине 1970-х годов. Советам пришлось с тревогой следить за развитием интенсивных торговых отношений Ирака с Японией, Западной Германией и даже с Соединенными Штатами, а экономические сделки Багдада с коммунистическим блоком снизились всего до 5 процентов от его общей торговли.

Такой же тревожной с точки зрения Москвы была растущая решимость Саддама разнообразить источники вооружения Ирака, чтобы избежать пагубной зависимости от Советского Союза.

- Мне все равно, откуда поступает мое оружие, - сказал Саддам потрясенному советскому министру иностранных дел Андрею Громыко, который запротестовал против возросшего интереса Ирака к западным вооружениям, важно то, что это оружие послужит моим целям.

И действительно, к концу 1970-х годов он установил торговые связи с Италией, Западной Германией, Бельгией, Испанией, Югославией и Бразилией. Хотя основная часть вооружений все еще поступала от Советского Союза, его доля во всех багдадских приобретениях упала с 95 процентов в 1972 году приблизительно до 63 процентов в 1979 году.

В основном от саддамовской "политики разнообразия" выиграла Франция, которая с середины 1970-х гг. ухитрилась стать вторым после Советского Союза поставщиком оружия. Поставки оружия из Франции можно проследить с 1968 года, когда Ирак проявил интерес к самолетам "Мираж-III".

Впрочем, это кончилось ничем, и в этом отношении не было никакого прогресса до второй половины 1970-х годов. Летом 1977 года Ирак подписал свою первую сделку с Францией о поставках истребителей "Мираж-Ф-I", а годом позже последовали дальнейшие соглашения относительно продажи атакующих вертолетов "Алуетт", ракет "земля-воздух" "Кроталь-I" и электронного оборудования.

До Алжирского соглашения с Ираном эта политика расширения военного ассортимента была непонятной. Разнообразие оружия приводит к осложнениям даже в передовых, современных армиях, действующих в мирных условиях. Египту понадобилось не меньше десяти лет, чтобы удовлетворительно завершить с помощью Запада перевооружение своих войск. Саддам даже и не думал о серьезном перевооружении, пока иракская армия не увязла в изматывающем конфликте в Курдистане. Отчаянная потребность Саддама в советской военной поддержке и в политическом содействии при его конфронтации с курдами и Ираном не оставляла ему места для маневров против своего более крупного союзника. Кроме того, политическое положение Саддама не было достаточно прочным, чтобы позволить ему установить тесные связи с "империалистическим" Западом. Озабоченный этим, он вел свои переговоры с Западом в обстановке строгой секретности. В конце 1970 года Саддам запретил государственным средствам массовой информации публиковать какие-либо подробности иракских торговых сделок за исключением лаконичных объявлений о заключении контрактов "с одной из иностранных компаний". Сообщение в иракских источниках о торговле нефтью с Западом стало преступлением, караемым высшей мерой наказания.

Раскрытие подробностей о нефтяных сделках с Западом было не единственным "преступлением", наказуемым смертью. Столь же опасно было членство в коммунистической партии в конце 70-х годов. В начале 1979 года один из иностранных гостей Саддама Хусейна с ужасом узнал, что его хозяин лично застрелил двух коммунистических министров в своем кабинете. Как сказал некто из свиты Саддама, эти двое были приглашены в кабинет заместителя председателя, чтобы обсудить их возможное повышение. Пока они, ничего не подозревая, сидели в кабинете Саддама и пили кофе, Хусейн неожиданно вытащил пистолет и прикончил их обоих. Весь кабинет был в крови до такой степени, что пришлось менять ковры.

В отличие от других рассказов о склонности Саддама лично казнить крупных диссидентов, этот рассказ легко опровергнуть: оба коммунистических министра в кабинете после 1974 года - Муккарам Талабани и Амир Абдалла были изгнаны, но не казнены. Следовательно, вопрос состоит в том, почему человек, принадлежавший к внутреннему кругу Саддама, очень умный и высокообразованный, измыслил историю, которая могла бы повредить его хозяину и дорого обойтись ему самому? Очевидно, он был горд предполагаемым поступком Саддама и хотел сообщить другим о беспощадности своего шефа.

- Коммунисты заслуживают такой участи, - сказал он, - это возмездие за их зверства против иракского народа в конце 50-х годов.

Самым правдоподобным объяснением кажется то, что распространение таких историй - обычная практика в узком кругу Саддама, оно всегда считалось полезным средством для возвеличивания могущественного образа их хозяина, дабы оберегать его от возможных заговорщиков.

Этот эпизод, при всей своей сомнительности, символизировал конец эры взаимоотношений Хусейна с ИКП и отражал нарастание его нетерпимости к любой оппозиции по мере роста его абсолютной власти. С точки зрения Саддама, коммунисты всегда были крупным препятствием к превращению Ирака в истинно однопартийное государство. Он готов был терпеть тягостное сосуществование с ними в начале 70-х гг. только потому, что отчаянно нуждался в передышке на внутреннем фронте и в сближении с Советским Союзом. И, как он рассказал в марте 1975 года алжирскому президенту Хуари Бумедьену и иранскому шаху, он повернулся к Москве только из-за международной изоляции Ирака и давления, оказываемого на него Ираном. Когда эти причины были устранены, и Советский Союз, и коммунисты стали ненужными.

Коммунисты, со своей стороны, очевидно, верили, что, присоединившись к Национальному патриотическому фронту (основанному в июле 1973 года, чтобы придать режиму видимость демократии) в то время, когда Баас становилась все более зависимой от Советского Союза, они получали настоящую возможность укрепить свое положение. И на короткое время действительно показалось, что они могут возобновить свою нормальную политическую деятельность: они получили большую свободу слова и могли открыто укрепить свои низовые организации. Однако они быстро поняли, что не участвуют в принятии решений и подвергаются закулисным преследованиям со стороны Саддама. Их разочарование усилилось после заключения Алжирского соглашения. Имея традиционно надежную силовую базу в Курдистане, коммунисты пришли в ужас от зверского подавления курдов после того, как тех предал иранский шах. Одинаково тревожным было и то, что, когда внутренние и внешние трудности Саддама отступили и власть его усилилась, интенсифицировалось преследование коммунистов. К концу 1975 года и в последующие несколько лет коммунистов снова стали без разбора арестовывать и травить. Те ответили усилением критики Баас - ее репрессивных методов, ее политики по отношению к курдам и ее склонности к Западу.

Последнее обвинение особенно задело чувствительные струны Саддама, который решительно не хотел, чтобы общественность знала о его отношениях с Западом. По мере того как он удалялся от Москвы, всегда мнительный заместитель председателя начал подозревать, что грядет заговор против него со стороны ИКП с подачи Москвы. Его опасения усугубились после инспирированного Москвой переворота в Афганистане в апреле 1978 года, который привел к власти радикальный режим под руководством Нур Мухаммеда Тараки. На этом фоне Хусейн действовал быстро. Он обвинил Иракскую Коммунистическую Партию в том, что она действует под диктовку Москвы. Он обвинил ее также в нарушении принципов Национального патриотического фронта и в заговоре с целью свержения режима.

Сигнал для кровопускания был дан в мае 1978 года, когда более 20 коммунистов, уже несколько лет сидевших в тюрьме по обвинению в организации коммунистических ячеек в армии, было казнено, несмотря на призывы Советского Союза и нескольких восточноевропейских стран об их помиловании. В следующие месяцы проходила исключительно яростная кампания против ИКП. Последовали аресты, пытки и казни, многие коммунистические лидеры бежали из страны, коммунистическая партия снова ушла в подполье. К лету 1979 года ИКП фактически перестала быть политическим фактором, и Национальный патриотический фронт перестал существовать.

Уничтожение коммунистической партии совпало с планомерной ликвидацией последних курдских повстанцев. Одностороннее осуществление Саддамом Мартовского манифеста, начатое в 1974 году, продолжалось после поражения курдского восстания вслед за Алжирским соглашением. Границы спорных территорий, таких как область Киркука, были заново пересмотрены. Саддам хотел удостовериться, что курды там уже не в большинстве, а стало быть, их сепаратистские претензии в будущем будут невозможны. С этой целью он возобновил свои систематические усилия изменить демографический баланс в Курдистане насильственным переселением курдов и заменой их арабами. Действия, которые были повторены через десять лет, на конечной стадии ирано-иракской войны, когда многочисленные деревни вдоль иранской (и в меньшей степени турецкой) границы были разрушены до основания и их население переселилось в различные части страны, чтобы освободить место для "зоны безопасности" между Ираком и его соседями. Многие поселения и в других частях Курдистана также были разрушены или заселены арабами. Курды в большом количестве были переселены в южные районы Ирака, где их поселили в арабских деревнях группами не более пяти семей на деревню. К 1979 году были переселены более 200 000 курдов.

Но хотя военная инфраструктура курдского национального движения была до основания разрушена в 1975 году и основной источник их военного снабжения был полностью перекрыт, правительственные репрессии снова не могли не разжечь вооруженного сопротивления курдов. Партизанские операции возобновились в 1976 году и вскоре стали серьезно беспокоить центральное правительство. Весной 1978 года несколько раз сообщалось о крупномасштабных военных действиях в северном Ираке и о столкновениях между армией и курдскими партизанами. Согласно некоторым источникам, более 1 000 иракских солдат и курдов были убиты, а девять деревень сожжены. Средства массовой информации, контролируемые государством, отрицали эти сообщения, говоря вместо этого, что "несколько десятков шпионов и террористов, которые осуществляли бомбардировки и убийства в Сулеймании в апреле" казнены.

К большому облегчению Саддама, курдское национальное движение страдало от общинных и племенных разногласий. Курдов разделила также смерть в марте 1979 года Мустафы Барзани, символа курдского сопротивления - они лишились признанного вдохновенного руководителя. Все это, сделало курдское сопротивление режиму далеко не таким, как вооруженная борьба в начале 70-х годов. Вслед за катастрофичным для курдов Алжирским; соглашением 1975 года, когда Иран прекратил свою поддержку, курдское движение разделилось на два лагеря - временное руководство КДП, возглавляемое Масудом Барзани, и Патриотический союз Курдистана (ПСК), руководимый Джалалом Талабани. Оба они выступали за вооруженную борьбу против режима, но партия Барзани была "традиционно" националистической, тогда как ПСК заявлял, что руководствуется марксистско-ленинской идеологией. Первая впоследствии сочувствовала Ирану Хомейни и поддерживалась им; последнему помогала Сирия.

Вместо того, чтобы объединиться для борьбы с центральным правительством, две группировки занялись бесплодной борьбой за власть и влияние в курдском сообществе, дав возможность Саддаму сталкивать их друг с другом. И хотя курдам, как и коммунистам, никогда не удавалось увернуться от тяжелейших ударов саддамова кнута, временами им давали попробовать и пряника. В попытке сделать свою репрессивную политику не столь невыносимой для курдов, Саддам периодически сопровождал ее демонстративными жестами увеличением финансирования муниципальных проектов или введением нескольких курдов в центральное правительство и в Национальный патриотический фронт. В начале 1979 года было организовано много шума вокруг репатриации приблизительно 30 000 семей курдских беженцев из Ирана в иракские деревни. Каждая семья получила цветной телевизор и денежное пособие, и власти объявили о направлении финансовых ресурсов в развитие курдских районов. Саддам хотел, чтобы все знали, что в Ираке этнические меньшинства не подвергаются дискриминации.

Чем больше Саддам погружался в дымящиеся внутренние проблемы, тем меньше он хотел ввязываться во внешние авантюры. Он решил, что идеологический экстремизм панарабизма в начале 70-х годов (проявлявшийся в подрывной деятельности за границей и смелых заявлениях Ирака о "защите" арабских интересов в Заливе) не принесли Ираку друзей, оставив его в изоляции и без защиты от внешних врагов. К середине 70-х гг. ему уже не нужно было более или менее серьезно считаться с желаниями и программами своих коллег; вместо этого партия вынуждена была учитывать, чего хочет он сам. И ему не надо было больше маневрировать для достижения политической власти: он терпеливо готовил себя для высшего поста в стране. И меньше всего ему нужны были рискованные мероприятия за границей, которые могли расшатать иракскую лодку в ненужном направлении и в неподходящее время.

В соответствии с этим, заключение Алжирского соглашения создало "нового" Саддама, примирившегося со своим непосредственным окружением и демонстрирующего множество примирительных жестов. Яростные речи об экспорте арабской революции исчезли, а их место заняла мирная надежда, что дух согласия распространится на весь регион. Это показное дружелюбие сопровождалось не явными, но заметными изменениями в одном из основных идеологических догматов баасизма - единстве арабской нации. Как Сталин, отвергший понятие "перманентной революции" в пользу политики социализма в одной отдельно взятой стране, Саддам также медленно склонялся в сторону баасизма в отдельно взятой стране. Чтобы оправдать свой постепенный отказ от понятия панарабизма, он доказывал, что только после полной баасизации Ирака можно будет распространить революцию дальше, под руководством Ирака, на остальной арабский мир. Как он выразился: "Слава арабов зависит от славы Ирака. На протяжении всей истории, как только Ирак становился могущественным и процветающим, такой же становилась и вся арабская нация. Вот почему мы стремимся сделать Ирак сильным, прочным, просвещенным и развитым и вот почему мы ничего не пожалеем, чтобы преумножить его благосостояние и сделать как можно очевидней его славу".

Первыми выгадали от перемены настроения Саддама консервативные режимы в Заливе, которые были основными объектами нападок Ирака в начале 70-х годов. Визит в Багдад наследного принца Фахда знаменовал начало новой эпохи в отношениях между Ираком и Саудовской Аравией и проложил путь к новой эре двусторонних соглашений, включая соглашение о демаркации нейтральной зоны на их общей границе. Следующей весной Саддам нанес ответный визит и поехал в Джидду, где он подчеркнул необходимость сотрудничества арабских государств в Заливе. Были установлены дипломатические отношения с Оманом, монарх которого, султан Кабус, всего лишь несколькими годами ранее числился в Багдаде в "списке объектов подрывной деятельности". Решительная поддержка марксистского режима в Южном Йемене была свернута в 1978 году, по мере того как Саддам все больше брал на себя роль посредника между ним и его более умеренным соседом, Йеменской Арабской Республикой.

Попытки Саддама интегрировать Ирак в общую арабскую политику отразились также в его подходе к палестинской проблеме. Уже во время встречи на высшем уровне в Рабате в октябре 1974 года Ирак отказался от своей упорной приверженности к вооруженной борьбе против Израиля и принял поэтапную стратегию, которая предусматривала образование небольшого палестинского государства на Западном берегу и в секторе Газа как промежуточную стадию "конечного освобождения Палестины". Поддержав это изменение в политике, Саддам надеялся убить двух зайцев: представить Ирак умеренным консервативным арабским режимом и сократить военное участие Ирака в деле освобождения Палестины. Как он честно признался, освобождение Палестины военными средствами будет невозможно, пока не построен "сильный в научном, экономическом и военном отношении Ирак".

Неудивительно, что этот подход не удовлетворил ООП, которая давно уже имела зуб на Ирак за то, что он не пришел ей на помощь во время "Черного сентября" 1970 года. Багдад, со своей стороны, ответил поддержкой экстремистских группировок внутри палестинского движения, таких как печально знаменитая Сабри-эль-Банна, больше известная по боевому прозвищу своего лидера (Абу Нидаль), которая действовала, дислоцировавшись на территории Ирака. Хотя Ирак выступал на стороне ООП против сирийской военной интервенции в Ливан в 1976 году (первоначально направленной в поддержку христиан против палестинцев), его политика была мотивирована больше желанием подорвать сирийские позиции, чем сочувствием к положению ООП. Отношения между Ираком, аль-Фатах, самой крупной группировкой внутри ООП, и собственной организацией Арафата, достигли низшей точки в начале 1977 года. Не прекращая своих террористических акций против Ирака и Израиля, аль-Фатах закрыла свои организации в Багдаде и изъяла оттуда свои финансовые фонды. Палестинская организация распространяла брошюры, характеризующие Саддама как профессионального убийцу, и нападала на Ирак за то, что он не входил в "прогрессивный" лагерь, выступающий против мирных переговоров Анвара Садата с Израилем.

Багдад ответил обвинением аль-Фатах в "клевете против иракской партии Баас и правительства".

Но, как это часто бывает, перспектива разрядки напряженности между Египтом и Израилем оказалась достаточной, чтобы еще раз сблизить два лагеря. Их антагонизм внезапно сошел на нет в конце 1978 года, когда Хусейн, пытаясь играть видную роль во всеарабских усилиях заблокировать стремление Анвара Садата к миру с Израилем, быстро двинулся к примирению с аль-Фатах и вообще с ООП. Саддам и Арафат встретились в Багдаде в ноябре 1978 и еще раз в марте 1979 года, и Багдад помешал действиям Абу Нидаля против ООП.

Особенно отчетливо видна растущая умеренность Саддама в конце 70-х годов в его отношениях с Египтом. Исторически отношения между Египтом и Ираком были скорее соперничеством, чем сотрудничеством: с давней борьбы за гегемонию в регионе, через монархическое соперничество в XX веке, вплоть до сложных отношений с Насером и обмена обличениями между Саддамом и египетским президентом в конце 60-х годов, когда Саддам обвинил Насера в унизительном поражении арабов в Шестидневной войне. Все же, как ни странно, именно тогда, когда преданность Египта панарабскому делу, казалось, ослабла, Саддам попытался наладить с ним отношения. При президенте Насере, защитнике арабского национализма, между двумя странами существовала глухая вражда. Но когда преемник Насера Анвар Садат отдалился от просоветского "прогрессивного лагеря" и начал заигрывать с американскими "империалистами", Саддам Хусейн стал поощрять экономические связи с Каиром. Открытая заинтересованность Садата в сближении с Израилем сначала не казалась Саддаму препятствием, и он продолжал оказывать египетскому президенту политическую поддержку до его исторического визита в Иерусалим в ноябре 1977 года. Таким образом, когда в сентябре 1975 года Садат заключил с Израилем соглашение о взаимном выводе вооруженных сил из Синая, Хусейн обвинил Насера, предшественника Садата, в том, что он посеял семена позорного соглашения, и, как ни странно, утверждал, что Дамаск "использовал египетский режим как миноискатель, позволяя ему поглощать взрывы, рассчитывая на то, что, когда дорога будет очищена, сирийский режим сможет пройти по ней задарма". Желание Саддама ввести Ирак в основное русло арабской политики, чтобы развязать ему руки для укрепления своего внутреннего политического положения, оказалось сильнее, чем безусловная преданность высоким баасистским идеалам панарабизма.

Даже визит Садата в Иерусалим не спровоцировал Хусейна на язвительные выпады. В то время как Дамаск выходил из себя, проклиная египетское "предательство арабского дела", тон Багдада в ответ на шаг Садата был относительно спокойным. Когда в январе 1978 года радикальные арабские государства организовали Фронт непреклонного противостояния египетской "капитуляции", Ирак остался в стороне от этого воинственного альянса. И хотя Ирак оправдывал свое неучастие мягкой реакцией Фронта на действия Египта, в марте 1978 он не отказался от возобновления дипломатических отношений с Египтом. Как и в 1975 году, Ирак не преминул направить свой гнев на Сирию. В письме к нескольким главам арабских государств в ноябре 1977 года президент Бакр свалил на Сирию "основную ответственность за ухудшение положения арабов, ибо после войны Судного Дня в 1973 году, она следовала той же линии, что и Садат, хотя временами пыталась это завуалировать".

Заметное различие между сирийской и иракской реакцией на израильско-египетское мирное урегулирование отражало противоположность их интересов. Для Хафеза Асада визит Садата был болезненным событием. Помимо того, что шаг Садата нарушил священные арабские политические и идеологические запреты, он подорвал возможность Сирии добиться своих национальных целей. Он серьезно нарушил стратегическое равновесие между Израилем и арабами, оставив Сирию наедине, "как сироту", перед лицом израильской угрозы. Для Саддама Хусейна, наоборот, этот визит был скрытым благом. Его не так, как Асада, беспокоили последствия нарушения стратегического баланса. В отличие от Сирии, у Ирака не было общей границы с Израилем, и опасности израильского вторжения практически не существовало. В то же время уход Египта из центра внутриарабской политики давал Саддаму идеальную возможность достигнуть двух взаимосвязанных целей: выйти на видное место в регионе без сколько-нибудь значительного риска и использовать чувство повышенной опасности у Асада из-за "измены" Египта для того, чтобы заставить своего заклятого врага признать превосходство Ирака. Саддам решительно продвинулся на обоих фронтах.

Вслед за заключением Кемп-Дэвидских соглашений между Израилем и Египтом в сентябре 1978 года Саддам быстро освободился от своей умеренности относительно Египта и призвал глав арабских государств встретиться в Багдаде, чтобы согласовать коллективную реакцию на это тревожное событие. Встреча, состоявшаяся в Багдаде со 2 по 5 ноября, принесла Саддаму блестящий успех. Хотя председательствовал президент Бакр, все знали, кто на самом деле дергал веревочки за кулисами. Это был первый всеарабский саммит, проводимый в Багдаде, и хотя ему не удалось остановить решительное стремление Анвара Садата к официальному мирному договору с Израилем, он позволил Хусейну, в первый раз в его карьере, сыграть ключевую роль на важной арабской встрече. Он полностью реализовал свои притязания на межарабской сцене. 17 марта 1979 года, вслед за только что заключенным израильско-египетским мирным договором, в Багдаде собрались министры иностранных дел и финансов Арабской лиги для последующей встречи, и Египет был исключен из всеарабской организации. Багдад действительно стал центром межарабской политики, а Саддам - ведущим региональным политиком и защитником всеарабского дела.

В результате мирной политики Садата Саддаму удалось добиться еще одного важного достижения, а именно - сближения с Сирией в конце 1978 начале 1979 гг.

Несмотря на умеренность внешней политики Ирака в конце 70-х гг., до этого сближения отношения с Сирией оставались очень беспокойными. О чем бы ни шла речь, Багдад и Дамаск оказывались на противоположных сторонах. Когда Саддам заключил Алжирское соглашение с Ираном, Дамаск, не церемонясь, обвинил "Тикритский режим" в сдаче "арабских земель". Когда сирийские войска вошли в Ливан в июне 1976 года, пытаясь покончить с разрастающейся там гражданской войной, Ирак быстро принял сторону противников Сирии, в то время коалиции ливанских мусульман и ООП - и подчеркнул, что никакое урегулирование ливанской проблемы невозможно до устранения "сирийской интервенции". Чтобы подчеркнуть свое неприятие сирийских действий в Ливане, Ирак пошел на то, что разместил значительные военные силы вдоль совместной границы, вынудив президента Асада ответить тем же и доведя двусторонние отношения до грани вооруженного столкновения. В течение последующих лет обе страны оставались откровенно враждебными, регулярно обменивались обличительными заявлениями и время от времени проводили взаимные террористические акты.

На этом фоне было весьма сомнительным, чтобы оба режима перешагнули через свою ненависть, если бы не египетско-израильское мирное урегулирование. Острое беспокойство, охватившее Асада, и возможность утвердить иракское превосходство, планируемое Саддамом, совпали и толкнули двух лидеров, которые до этого едва могли находиться в одном помещении, чуть ли не в братские объятия.

1 октября 1978 года, в явной попытке умиротворить соперничающий режим Баас в Дамаске, СРК объявил о готовности Ирака немедленно отправить достаточную военную силу в область Сирии, чтобы заполнить пустоту, образованную "изменой" Египта арабскому лагерю, и призвал сирийское правительство "адекватно ответить на этот исторический панарабский шаг". Через три недели Асад прибыл в Багдад на встречу с Бакром и Саддамом, первую встречу такого рода за пять лет, и обе стороны подписали 26 октября "Хартию о совместных национальных действиях", направленную на "создание теснейшего единения между Ираком и Сирией". Был образован Совместный высший политический комитет, чтобы способствовать этой цели, и 7 ноября Багдад и Дамаск объявили, что обе страны являются одним государством, одной партией и одним народом и что немедленно начнут осуществляться подготовительные меры, ведущие, в конце концов, к полному единству между двумя государствами. На короткое время отношения заметно оживились: прекратились взаимные пропагандистские нападки, возобновилось воздушное сообщение между двумя странами, и некоторым политическим ссыльным в обеих столицах указали на дверь.

Это внезапное примирение было тем более примечательно в свете исключительно враждебных отношений между двумя режимами в недавнем прошлом. Впрочем, хотя Сирия и Ирак прокламировали общее геополитическое правило, что "территориальная или ситуационная близость создает естественных врагов нации", но это отнюдь не отменяло таких факторов, как идеологическое соперничество по поводу баасистской доктрины, соперничество за положение в регионе и, самое главное, личной вражды между двумя лидерами. Для Саддама Асад был, вероятно, самым опасным соперником. Он был молод, энергичен, исключительно компетентен и не скрывал своего стремления защищать общеарабское дело. Что не менее важно, он постоянно напоминал Саддаму о его несбывшихся мечтах. Он был военным офицером, то есть именно тем, кем не удалось стать иракскому лидеру, и в глазах последнего это являлось позором, который, как он считал, необходимо было компенсировать на всем протяжении его карьеры. Более того, Асад был бесспорным руководителем своей страны с 1970 года, тогда как Саддам, пусть и фактический вождь Ирака, вынужден был терпеливо выжидать, пока события созреют для его решительного прыжка. Пока Асад был у власти, ему удалось превратить Сирию из слабой страны - предмета внутриарабской конкуренции, чье название было синонимом внутренней неустойчивости - в региональную политическую державу, интересы и желания которой нельзя было игнорировать.

И все же вынужденный "медовый месяц" между Сирией и Ираком продолжался недолго. Совместный высший политический комитет мало чего достиг. На его первом заседании во время багдадской встречи на высшем уровне в ноябре 1978 года было немало радужных надежд. Второе же, имевшее место в Дамаске в январе 1979 года, разочаровало. А третье - в июне 1979 года - оказалось "похоронами всего проекта". Через месяц только что вступивший в должность президент Саддам Хусейн покончил с этим противоестественным сближением.

Поскольку глубоко укоренившаяся вражда между двумя режимами была основной причиной неудачи предполагаемого единства, выдвигалось несколько объяснений относительно краткосрочной мотивации главных действующих лиц. Предполагалось, что Саддаму с самого начала не нравились переговоры о единстве и что его заставил их провести президент Бакр, который был в большей степени предан баасистской идее арабского единства. Говорили также, что Саддаму не нравился проект союза, потому что Бакр становился президентом и главой объединенной партии Баас, а Асад должен был стать заместителем, так что Саддаму не оставалось влиятельного поста. Поэтому он воспользовался первой же возможностью после отставки Бакра, чтобы отказаться от нежелательного хода событий. По собственному заявлению Саддама, он стремился достичь единства, но был вынужден немедленно отступить, став президентом, так как будто бы раскрыл сирийский заговор свергнуть его.

Ни одно из этих объяснений не кажется удовлетворительным. Каковы бы ни были личные склонности Бакра, а сирийское радио поспешило сообщить после его отставки 16 июля 1979 года, что "президент Бакр подчеркивал важность продолжения движения к единству братских народов Сирии и Ирака". Двусторонние переговоры зашли в тупик не после того, как Саддам пришел к власти: они уже были фактически мертвы с начала 1979 года. Что еще более важно, предположение, что Саддама вынудили вступить в переговоры, не соответствует действительным отношениям между ним и Бакром. Саддам инициировал все крупные решения в области внешней политики с начала 70-х гг., хотя формально его позиции были заметно слабее. Он разработал советско-иракский двусторонний договор - и Алжирское соглашение. Именно он смягчил иракскую внешнюю политику после 1975 года. Согласился бы Саддам играть вторую скрипку в то время, когда он действительно (хотя еще не официально) был бесспорным лидером, особенно в вопросе, который так много значил для его политического будущего? Конечно, нет. И действительно, Хусейн не был втянут в переговоры против своей воли, наоборот, он со стороны Ирака играл ключевую, а с января 1979 и дальше - почти исключительную роль.

Разочарование Саддама в связи с планом единства, похоже, основывается на том, что он понял: Асад никогда не согласится на вторую роль, предназначенную для него Хусейном. Оправившись от первоначального шока после Кемп-Дэвидских соглашений, Асад начал сомневаться в военном единстве предполагаемого союза, особенно в свете недвусмысленных указаний Москвы, что она не будет поддерживать объединенную Сирию так щедро, как независимую. Поставленный перед выбором сомнительных выгод Сирийско-Иракской федерации и унижением от фактической первой роли Саддама, сирийский президент решил затянуть переговоры.

Это поведение не понравилось Саддаму. Для него союз был чисто вспомогательным средством поставить Ирак на основное место в арабском мире. Он никогда и не думал объединяться на равных основаниях. По его мнению, поскольку Ирак был сильнее Сирии во многих отношениях, его превосходство должно было быть закреплено в федеративном договоре; и так как Сирия нуждалась в Ираке, а не наоборот, она должна была щедро вознаградить старшего брата. Не было и речи о разделении власти с Асадом. Сирийский лидер должен был согласиться на контроль Ирака. А если он не хотел соглашаться, разумнее было вообще отказаться от плана объединения.

Потеря интереса Саддама к объединению, возможно, произошла и под влиянием возрождения давней угрозы Ираку - иранской. В 1978 году династия Пехлеви, правившая Ираном с 20-х годов XX в., была потрясена возрастающей волной общественных беспорядков, которая к концу года переросла в народное восстание. Эти события были как нельзя более нежелательны для Саддама. Это произошло всего через четыре года после того, как ему удалось найти, очень дорогой ценой, приемлемые отношения с Ираном. Для него Алжирское соглашение было основой, на которой он закладывал свое политическое будущее. Оно дало ему крайне необходимую отсрочку для укрепления своей позиции и подготовки для решающего прыжка. Более всего прочего он страшился возобновления нестабильности на восточной границе Ирака. Теперь, когда Тегеран раздирала внутренняя борьба, перспектива такого поворота событий была очень вероятна.

С большим беспокойством Саддам следил за ухудшением положения своего бывшего врага, шаха, и был готов помочь ему любыми способами. По просьбе шаха в октябре 1978 года Саддам выслал из страны иранского религиозного вождя, аятоллу Рухоллу Хомейни, жившего в Ираке с начала 60-х гг. Через месяц шахиншахиня Фарах посетила Багдад и была встречена Хусейном очень торжественно. И только после того как положение шаха стало явно безнадежным, Багдад отступился от монарха и стал заигрывать с иранской оппозицией, включая аятоллу Хомейни, переехавшего после высылки из Ирака в Париж. Как только аятолла с триумфом вернулся в Иран, Саддам немедленно поддержал революционный режим и стал демонстрировать свою дружбу.

На этой стадии Саддам, очевидно, решил, что чем скорее он станет формальным лидером Ирака, тем лучше. Имея в виду близкий шторм в революционном Иране, он больше не хотел оставаться "господином заместителем". Конечно, он был "сильным человеком Багдада", но чтобы справиться с Ираном, ему нужно было нечто большее. Ему нужна была официальная пропаганда, которая позволила бы сплотить нацию под его руководством. Кроме того, президент Бакр все больше терял контакт с реальностью и мог стать серьезным препятствием в будущем. Как писал один из полуофициальных биографов Саддама о Бакре:

"Этот военный тратит свое свободное время на дела, которые не важны для государства. Он просыпается рано утром и идет в свой сад, он поливает цветы и обрезает розовые кусты. Когда он устает, то некоторое время отдыхает со своими внуками. Он живет воспоминаниями, большей частью печальными. Сын Бакра погиб в автомобильной катастрофе, когда ему было всего двадцать три года, в то время как Ахмед Хасан Бакр все еще приходил в себя после смерти своей жены. Затем умер его зять, и Бакру пришлось заботиться о своей дочери и ее детях".

Эти слова вполне отражают настроение Бакра зимой и весной 1979 года. Каковы бы ни были политические способности Бакра в то время, Саддаму он больше был не нужен, и, следовательно, его надо было мягко, но решительно оттеснить от власти.

Последний прыжок Саддама к заветному посту был сделан с типичной для него осторожностью. С 1979 года и дальше он лихорадочно ездил по стране, посещая города и сельские районы, военные лагеря и партийные ячейки, не забывая шиитские и курдские поселения. Его речи были сосредоточены на одном пункте - своем собственном восхвалении. В то же время в средствах массовой информации была запущена интенсивная кампания культа личности. Фотографии, речи, лозунги и стихи восхваляли "лидера", как будто Бакр уже не был официальным руководителем Ирака. Когда югославский президент Иосип Броз Тито приехал в Багдад в феврале, высшую югославскую медаль, обычно предназначаемую для главы государства, получил Саддам, а не Бакр.

Сцена была подготовлена. 16 июля 1979 года, накануне одиннадцатой годовщины прихода Баас к власти, президент Бакр выступил по телевидению и сообщил стране о своей отставке со всех общественных постов по причине нездоровья. В тот же самый момент Саддам был приведен к присяге как президент республики Ирак.

Глава шестая

Президент

Выступая с обращением к нации в качестве верховного правителя Ирака, Саддам Хусейн говорил:

- Никогда раньше не случалось ни в древней истории, включая историю нашей страны с момента ее зарождения, ни в наше время, чтобы два руководителя находились у власти одиннадцать лет в одной команде и при этом ни разу не возникло опасного дисбаланса в руководстве, когда один мог бы вытеснить другого.

Саддам Хусейн лукавил. Как только он перестал нуждаться в Бакре, тот был отодвинут в сторону. Одномоментно Хусейн стал не только президентом, но и получил все ключевые посты: Председатель Совета революционного командования, генеральный секретарь Регионального управления партии Баас, глава исполнительной власти, Верховный главнокомандующий. И это при том, что он давно уже считался "сильным человеком" в Багдаде и отвечал за силы безопасности.

Саддам Хусейн возглавил страну, обладающую громадными нефтяными богатствами. Он принял под свое командование мощную, стремительно развивающуюся армию. Он мог с удовлетворением сказать, что Ирак успешно развивает свою экономику, что образование и здравоохранение здесь бесплатные, что основные продукты питания дешевые. А самому лидеру исполнилось всего лишь 42 года. Он был в расцвете сил и полон самых честолюбивых планов.

Его путь к вершине власти впечатлял. Саддам отличался цепким упорством, несравненным искусством манипулирования людьми и безжалостностью по отношению к своим врагам. Он продемонстрировал, что в лабиринтах политики ничего не следует предоставлять на волю случая. Более десяти лет упорно и терпеливо стремился он к верховной власти в стране, пока не подошло время для смещения президента Бакра. Он заблаговременно избавился от реальных и потенциальных соперников. Он даже строил экономическую политику таким образом, чтобы создать предприимчивый средний класс, который стал бы его социальной опорой. Вся внутренняя и внешняя политика была подчинена достижению его политических целей. И вот долгий путь завершился более чем впечатляющим успехом: 11 июля 1979 года особая закрытая сессия Совета революционного командования решила освободить президента Бакра от всех его обязанностей и передать их Саддаму Хусейну.

Смена караула была хирургической операцией. Она держалась в строжайшем секрете до самого последнего момента, чтобы предотвратить возможность неожиданного срыва. Время для этого шага, годовщина "Июльской революции", было также тщательно рассчитано, чтобы символизировать историческую преемственность режима. Сам Бакр подсластил пилюлю, согласившись сотрудничать с Саддамом, и расценил свое фиаско как естественную и закономерную передачу власти. Годами Бакр фактически был пленником своего молодого протеже, которого он сам же взрастил. Теперь ему следовало признать, что пришло время уйти. В своем обращении к нации 65-летний президент объяснил свое решение уйти в отставку типичной причиной - слабым здоровьем.

- Давно уже, - сказал он, - я говорил своим товарищам по командованию, особенно моему дорогому Саддаму Хусейну, о своем пошатнувшемся здоровье, не позволяющем полноценно исполнять обязанности, которые Командование на меня возлагает. Я неоднократно просил их освободить меня от этой ноши, но товарищ Саддам и другие товарищи в руководстве из деликатности и благородства даже отказывались это обсуждать. При этом они всегда выражали готовность снять с меня некоторые из моих второстепенных обязанностей. Однако, - продолжал он, и голос его задрожал, - недавно мое нездоровье стало плачевным, я больше не могу исполнять мои обязанности так, как требуют того моя совесть и масштаб тех задач, которые Командование мне поручает. Поэтому я настаиваю, чтобы товарищ Саддам Хусейн и мои коллеги по партийному руководству удовлетворили мою просьбу и освободили меня от партийных и государственных обязанностей.

После этого Бакр стал превозносить человека, который только что лишил его власти, и утверждать, что тот "больше, чем кто-либо, подходит на роль руководителя". Расхваливая политические достоинства Саддама, бывший президент подчеркнул: "В течение трудных лет, предшествующих революции, товарищ Саддам Хусейн был храбрым и верным борцом, который пользовался уважением и доверием своих партийных соратников. Накануне революции он был во главе храбрецов, штурмовавших бастионы реакции и диктатуры. По мере нарастания революции он стал блестящим руководителем, способным разрешать любые трудности и брать на себя бремя ответственности".

Хусейн, со своей стороны, облачившись в мантию скромности и смирения, которая для подобных случаев у него всегда была наготове, пространно объяснил народу, как долго он не хотел сменять Бакра, как многократно старался он отговорить больного президента от отставки. И только после того как Бакр настоял на своем уходе, он неохотно согласился принять назначение по "воле партии". Рассыпаясь в похвалах своему предшественнику, Хусейн изобразил нынешнюю передачу власти как "уникальную в древней и современной истории", до такой степени "естественным, нравственным и конституционным образом" она была осуществлена. Разумеется, он не упомянул о том, что именно он продумал и организовал эту передачу.

Оказав эту последнюю важную услугу своему бывшему протеже, Ахмед Хасан аль-Бакр с достоинством ушел со сцены после одиннадцати лет лидерства. Через три месяца у него отняли его последнюю должность - пост заместителя генерального секретаря Национального управления партии Баас, который был добавлен к должностям, уже занимаемым Саддамом. В конце 1982 года, в один из самых тревожных периодов, переживаемых Ираком в ходе ирано-иракской войны, когда стали циркулировать слухи о возможном возвращении Бакра к власти, отставной президент умер в полной безвестности. Это, в свою очередь, породило подозрения относительно истинной причины его смерти, но о причастности к ней Саддама нет никаких доказательств.

Оказавшись у руля, Саддам незамедлительно занялся закреплением достигнутого. Несмотря на кажущуюся легкость перемены, недовольство узурпацией Саддамом поста президента существовало, и его следовало ликвидировать. Во время особого заседания, решавшего вопрос об отставке Бакра, генеральный секретарь СРК Мухи Абдель Хусейн Машхади внезапно встал и потребовал, чтобы они проголосовали по вопросу о передаче президентом Бакром своих партийных и государственных обязанностей Саддаму Хусейну. Он настаивал, чтобы решение было принято единогласно.

- Ваша отставка невозможна, - сказал он Бакру. - Если вы больны, почему бы вам не отдохнуть?

С точки зрения Саддама, такие разногласия были совершенно нетерпимы. Ему мало было солидного большинства, которое он имел в правящих структурах государства. Теперь он был самостоятелен, но уже не существовало отеческой фигуры Бакра, чтобы в случае необходимости защитить его. Теперь ему было что терять. Он сразу же стал гораздо могущественнее, чем все его соратники вместе взятые, но гораздо более уязвимым в случае нападения с их стороны. И он настроен был защитить себя любой ценой. Это сочетание властолюбия и страха, которое позже подвигнет Саддама на крайние действия - военную агрессию против Ирана и Кувейта, - обернулось в две последующие недели после его вступления в должность самой зверской и беспощадной чисткой во всей его карьере.

Уже 15 июля, за день до публичной отставки Бакра, иракский народ узнал, что Машхади был освобожден от своих обязанностей тремя днями раньше. Объяснение этому шагу было дано только через две недели, когда контролируемые государством средства массовой информации неожиданно объявили о раскрытии "предательского, подлого заговора, замышляемого шайкой авантюристов, ненавидящих партию и революцию". Согласно официальному заявлению, заговор планировался на протяжении нескольких лет, и власти давно уже о нем знали. В нем была замешана некая иностранная держава, но "в национальных интересах" было решено "в настоящее время ее не называть". Как и при прежних чистках в конце 60-х и в начале 1970-х годов, "заговорщикам" были предъявлены фантастические обвинения в участии в "капитулянтском проекте, направляемом американским империализмом в интересах сионизма и прочих гнусных антиарабских сил".

То, о чем обычные иракцы узнали 28 июля, в партии знали уже несколько дней. 22 июля Саддам созвал чрезвычайную конференцию партийной верхушки. Заседание открыл Таха Ясин Рамадан, давний сотоварищ Саддама, командующий партийной милицией и Народной армией. Он взял слово и объявил о раскрытии "подлейшего заговора". Рамадан говорил грустно и печально, стремясь передать свою боль от "предательства" партии ее самыми видными и старыми членами. Удивление слушателей достигло высшей точки, когда Рамадан объявил, что все заговорщики присутствуют в зале и что они были приглашены на заседание, не зная предварительно повестки дня. Затем Рамадан попросил Машхади, приведенного из тюрьмы, взойти на трибуну и рассказать о подробностях "беспрецедентного преступления".

Явно похожее на сталинские тотальные чистки 30-х годов, сфабрикованное признание Машхади было пространным и подробным. Голос его звучал глухо. Он выглядел разбитым, смирившимся со своей неминуемой гибелью. Машхади рассказал, что с 1975 года принимал участие в сирийском заговоре, направленном на устранение Бакра и Саддама Хусейна, чтобы проложить дорогу сирийско-иракскому союзу во главе с Хафезом Асадом. Когда заговорщики поняли, что Бакр собирается уступить пост своему заместителю, они попытались уговорить президента изменить свое решение, зная, что вступление на пост Саддама укрепит партию и, следовательно, помешает их планам. По словам Машхади, заговор возглавлял другой член СРК, Мухаммед Айеш Хамад, и с самого начала речь шла о президенте Асаде. Он несколько раз встречался с заговорщиками, и именно он пытался предотвратить передачу власти от Бакра Саддаму.

Когда всплыло имя Айеша, Саддам, который до тех пор спокойно курил гаванскую сигару, как будто все это дело его не касалось, прервал Машхади.

- Я обратил внимание, что Мухаммед Айеш вел себя на заседаниях СРК странно, - сказал он. - Он нервничал, и я заметил, что он с ненавистью смотрит на меня. Поэтому я вызвал Тарика Азиза и сказал ему: "Постарайся провести вечер с Мухаммедом Айешем. Я чувствую, что он что-то против меня имеет, попытайся узнать, в чем дело". Азиз выполнил свое поручение и сказал, что Айеш ничего против меня в глубине души не имеет. То же сказали мой единоутробный брат Барзан аль-Тикрити и Из-зат Ибрагим (заместитель председателя СРК при Саддаме), которых я тоже посылал к Айешу. Я это делал потому, что мы всегда следим за врагами революции, но не за своими личными врагами. И мы не ожидали, что они воспользуются своей неприкосновенностью, участвуя в этом заговоре.

Когда Машхади закончил свои показания, слово взял Саддам. Он сказал, что он потрясен, узнав, что его предали ближайшие соратники.

- После ареста преступников, - сказал он, - я посетил их, пытаясь разобраться в мотивах их поведения. Какие политические разногласия существуют между вами и мной? - спросил я их. - Чего вам не хватало власти или денег? Если у вас было другое мнение, почему вы не поставили в известность партию, раз уж вы ее руководители? Им нечего было сказать в свою защиту, и они вынуждены были признать свою вину.

Когда Саддам упомянул имя Ганема Абдель Джалила Сауди, одного из подозреваемых заговорщиков, он расплакался. Хусейн достал из кармана платок, чтобы скрыть свои слезы, и, справившись со своими эмоциями, развернул лист бумаги, который держал в руке, и стал называть имена предполагаемых предателей. Он читал медленно и выразительно, время от времени останавливаясь, чтобы зажечь сигару. Были названы и по одному уведены из зала шестьдесят шесть человек, включая нескольких близких соратников Саддама. Слушатели разразились истерическими воплями, приветствуя Саддама и требуя смерти "предателям". Саддам, оценивая пропагандистскую ценность своих действий, заснял все это на кинопленку и разослал в высшие эшелоны Баас и армии, а также официальным представителям других арабских стран. Тем самым он подал недвусмысленный сигнал, что не потерпит и намека на оппозицию.

Основу мнимого заговора составляли пятеро членов Совета революционного командования: Машхади, Айеш, Аднан Хусейн аль-Хамдани, Мухаммед Махджуб Махди и Ганем Абдель Джалил Сауди. Все они были также членами Регионального управления партии. Из пятерых Машхади и Айеш выделялись как самые откровенные критики Саддама. Роковой ошибкой, которая стоила им жизни, была их явная оппозиция скрытому путчу Саддама, направленному против Бакра. Основным "преступлением" Хамдани, очевидно, стало то, что он потенциально был способнее других. Но, в отличие от своих товарищей по несчастью, он никогда не был врагом Саддама. Наоборот, оба они были близкими друзьями и единомышленниками по многим вопросам, включая производство в Ираке нестандартных вооружений. Самым поразительным в этом деле было то, что в смене кабинета, проведенной Хусейном в день его восшествия, Хамдани был назначен заместителем премьер-министра и главой администрации президента.

Вызывает удивление, почему Саддам назначил "заговорщика" на ключевой правительственный пост только для того, чтобы сместить его через несколько дней? Потому что не знал о "коварных махинациях" Хамдани? Наверняка нет, так как власти публично признали, что им было давно известно о существовании "заговора". Вероятно, это был хитрый ход Саддама, чтобы скрыть свои замыслы до того, как переход будет успешно завершен. Выдвинув Хамдани, Саддам, очевидно, хотел выставить себя страдающей стороной, чтобы устранить любые сомнения в подлинности "заговора". В конце концов, он никому не причинил вреда. Вред был причинен ему. Откуда он мог знать, что "злонамеренная клика зайдет так далеко, что продаст честь и совесть силам зла"? Эта техника сваливать на свои жертвы те несчастья, которые с ними случились, часто использовалась Саддамом, пока он шел к власти, применялась им и в многочисленных случаях в будущем; самым заметным было лето 1990 года, когда он оправдал свою оккупацию Кувейта опаснейшим заговором Кувейта против Ирака.

В тот день, когда сведения о "заговоре" были обнародованы, был созван особый суд, состоящий из семи членов СРК под председательством заместителя премьера Нима Хаддада, чтобы судить обвиняемых. Суд признал виновными 55 человек. Двадцать два человека были приговорены к смерти "демократической казнью" со стороны их товарищей по партии, включая пятерых членов СРК. Тридцать три получили сроки тюремного заключения. Одному удалось бежать, а 13 человек были оправданы. Саддам воспользовался этой возможностью, чтобы избавиться также еще от одного старого врага, Абдель Халила аль-Самарраи, который уже шесть лет до этого сидел в тюрьме, якобы за свое участие в неудавшемся мятеже Каззара. "Суд" установил его причастность к новому "перевороту" и приговорил к смерти. Цена инакомыслия в саддамовском Ираке была очень высока.

Как и в 1969 году, Багдад полнился слухами и волнениями, и Саддам начал настраивать общественное мнение в свою пользу. Сотни тысяч людей маршировали по улицам столицы, демонстрируя свою солидарность с решением "суда". Все отделения и ячейки партии должны были прислать по одному вооруженному делегату для расстрельных бригад. Сотни таких делегатов во главе со своим президентом и всем Советом революционного командования должны принять участие в "беспрецедентном событии в истории партии", всеобщей чистке и казни "предателей". Государственное радио гордо сообщало, что казни осуществлялись "на фоне пожеланий долгой жизни партии, революции и всенародному вождю и герою, президенту Саддаму Хусейну". Безмолвствовал только экс-президент Бакр, никак не отреагировавший на казнь своих старых сподвижников.

Саддам, напротив, был необычайно красноречив. В публичной речи 8 августа, в день казней, он представил разоблачение "заговора" как великое завоевание "баасистской революции". Поражение потерпели не просто противники Ирака, но многочисленные внешние силы, чьими марионетками они были.

- Право, нам жаль предателей и заговорщиков, окопавшихся за пределами Ирака, - вещал он огромной толпе, собравшейся в саду президентского дворца, - эти негодяи больше пяти лет буквально лезли из кожи вон и в итоге, смогли переманить на свою сторону всего лишь 55 отщепенцев и подонков. Сейчас в СРК 16 членов, - продолжал он под крики толпы, требующей смерти предателей, - семеро из них были в трибунале и трое - в следственной группе. Это случилось впервые в истории всех без исключения революционных движений, а может быть, впервые в истории человечества, когда больше половины высшего руководства принимало участие в трибунале и в следствии, чтобы гарантировать справедливость.

Термин "исторический момент" был, безусловно, подходящим для этой речи, ибо в июле 1979 года в Ираке началась новая эра, эра "лидера, президента, борца Саддама Хусейна". Ирак успешно перешел Рубикон между "обычной" военно-политической диктатурой и тоталитарным государством, влияние которого простирается на каждую деталь общественной жизни. Чистки отметили начало "саддамизации" Баас и, следовательно, всей страны. Баас больше не была такой, как раньше, ибо теперь она превратилась в послушное орудие в руках Саддама. Чистки наглядно доказали, что Саддам откровенно манипулировал другими людьми для достижения своих целей и продемонстрировали его безграничную беспощадность. Теперь никто не был в безопасности, даже самые близкие его соратники, о чем свидетельствовала участь Хамдани. Как выразился сам Саддам:

- Мы теперь находимся в нашей сталинской эре. Мы ударим железным кулаком при малейших признаках отклонения от генеральной линии партии и начнем с самих баасистов.

На прагматическом уровне сфабрикованный заговор позволил новому президенту одновременно достичь нескольких целей. Саддам разжег в своих подданных ксенофобическую ярость против "злодейских сил империализма и сионизма", и ему действительно удалось сплотить вокруг себя широкие массы иракцев. Он недвусмысленно предупредил возможных "заговорщиков" и ненадежные слои иракского общества, особенно курдов и шиитов, что не потерпит никаких "предательских действий" или контактов с "иностранными элементами". Впутав Сирию в мнимый "заговор", ему удалось прекратить бесперспективные переговоры об иракско-сирийском объединении и таким образом публично унизить своего заклятого врага Хафеза Асада. Сирийский министр иностранных дел Абдель Халим Хаддам разъезжал между Дамаском и Багдадом с посланиями от Асада, доказывающими непричастность Сирии к заговору и подчеркивая, что "заговор не в интересах Сирии". Но, как выразился лондонский еженедельник "Обсервер", Хусейн выиграл очередной раунд.

Наконец, что не менее важно, ему удалось полностью вовлечь всю партию Баас, а особенно СРК, в свою политику. Не только он судил и казнил "заговорщиков". Это был коллективный акт, совершенный на глазах всей нации. Никто не мог уйти от ответственности. Эта ответственность была особенно заметна в случае с Наимом Хаддадом. Он был шиитом, и его положение во главе особого суда должно было удостоверять, что казнь двух самых выдающихся шиитов в администрации Баас, Машхади и Хамдани, во время возрастающего беспокойства шиитов, не будет истолкована в контексте борьбы между сообществами. В то же время ключевая позиция Хаддада в суде определенно настроила против него многих в его сообществе, увеличив, таким образом, его зависимость от своего повелителя.

И хотя в своей речи 8 августа Саддам яростно отрицал сообщения западной прессы относительно повсеместных арестов в Ираке, вскоре стало очевидно, что чистки коснулись отнюдь не только 55 подсудимых, столь продуманно выделенных Саддамом, но продолжались еще долго после рокового июля. Они были нацелены сколько столько на устранение непосредственных угроз, но гарантировали полное подчинение партии ее новому хозяину. В соответствии с этим сотни членов партии и армейских офицеров были вычищены, а многие казнены, включая генерал-майора Валида Махмуда Сейрата, командующего одним из трех иракских корпусов. В августе 1979 года заместитель генерального секретаря Национального управления Баас Муниф аль-Раззаз был арестован, и весной 1980 года, вслед за слухами еще об одном мнимом "заговоре", сообщили о дальнейших казнях. Как и в случае с аль-Самарраи, Саддам воспользовался случаем, чтобы свести старые счеты. В апреле 1980 года старый друг Саддама, который превратился в жертву, Абдель Керим аль-Шейхли, отстраненный от должности еще в 1971 году, был застрелен в Багдаде. Другой баасист в отставке, Саад Абдель Баки аль-Хадити, лишенный членства в СРК и РУ в 1974 году, был убит в Багдаде через два месяца. Саддам укреплял свою президентскую власть тотальным террором, и эту политику он проводит до сегодняшнего дня. Никакое инакомыслие не было незначительным или ничтожным в глазах Саддама. Оно приравнивалось к мятежу, требующему возмездия и полного искоренения. В Ираке могла быть только одна власть, а именно - власть Саддама.

Чистки сопровождались организационными изменениями, направленными на дальнейшее укрепление рычагов управления. В тот день, когда Хусейн пришел к власти, он сразу же слил несколько министерств, заменил восемь министров и создал пост первого заместителя премьера и пять постов заместителей премьера. Важнейшую новую нишу занял Таха Ясин Рамадан, а остальные были отданы двоюродному брату Саддама и министру обороны Аднану Хейраллаху Тульфаху и четырем близким доверенным лицам - Наиму Хаддаду, Тарику Азизу, Саадуну Гайдану и злополучному Аднану Хусейну аль-Хамдани. Другой родственник Саддама, Саадун Шакир, стал министром внутренних дел, сменив Из-зата Ибрагима аль-Дури, вновь назначенного заместителем председателя СРК. Чтобы продвинуть проправительственных элементов внутри курдского сообщества, Саддам назначил нескольких, курдских деятелей на высшие партийные посты.

Изменив структуру кабинета, Саддам предпринял шаги, чтобы увеличить свою власть за счет основного органа в стране - Совета революционного командования. Он никогда полностью не доверял СРК, хотя понимал, что его путь к посту президента оказался успешным во многом благодаря авторитету этого органа. На протяжении 1970-х годов он обеспечил себе надежное большинство в СРК, и первым его шагом после того, как он стал президентом, было очистить его от людей с тенденцией к независимости мышления. Он достиг этой цели и даже более того. Помимо устранения последнего возможного бастиона инакомыслия, чистки в июле 1979 года так запугали оставшихся членов СРК, что довели их до состояния полнейшего раболепия. Но даже это не удовлетворило Саддама, и он решил укрепить официальные и фактические полномочия президента за счет полномочий СРК. С этой целью он активизировал кабинет, который раньше был практически бездействующим органом. Он начал проводить регулярные заседания по обсуждению государственных дел, председательствуя на них в своей должности премьер-министра. Для Саддама кабинет оказался полезным исполнительным инструментом, который был абсолютно лишен возможности осуществлять независимый курс. Другим способом, который Саддам использовал, чтобы обойти СРК, было то, что Совет все больше полагался на указания президента, определяемые как "директивы", "инструкции" и "указы" для управления страной. В марте 1980 года Хусейн с этой целью ввел в действие Закон о Национальном Собрании, передавший широкие полномочия президенту за счет СРК.

Решение пробудить государственный законодательный орган после двух десятилетий глубокой спячки, в которую он впал после свержения монархии в 1958 году, очевидно, было принято вскоре после прихода Саддама к власти. Возрождая закон, принятый СРК в 1970 году об учреждении Национального Собрания, в декабре 1979 года законопроект о Собрании был распространен и, в конце концов, в марте 1980 года утвержден. Согласно этому закону, собрание из 250 членов должно было выбираться тайным голосованием каждые четыре года всеми иракскими гражданами старше 18 лет. Однако чтобы стать кандидатом, надо было соответствовать многочисленным требованиям, которые фактически делали невозможными избрание небаасиста. Потенциальный кандидат не только должен был быть уроженцем Ирака, живущим в стране не менее двадцати пяти лет и рожденным от иракского отца, он не только не должен был быть женат на иностранке или принадлежать к семье, чья собственность или земля были экспроприированы по различным государственным законам, но, что самое важное, он должен был "верить в принципы Июльской революции". Были обнародованы особые предвыборные комитеты, дабы обеспечить строгое соблюдение этих требований. И чтобы исключить всяческие крамольные мысли в день выборов, Саддам выразил предельно ясно, чего он ожидает от иракского народа:

- Мы должны быть уверены, что тринадцать с половиной миллионов иракцев пойдут единым путем. Тот, кто выберет извилистую тропу, встретит меч.

Выборы проводились 20 июля 1980 года. Неудивительно, что не нашлось желающих идти по "извилистой тропе". В орган из 250 человек были избраны семнадцать так называемых независимых представителей. Сам Хусейн лаконично охарактеризовал итоги выборов как свидетельство, что весь иракский народ поддерживает кандидатов именно Баас, а никакой-либо другой политической партии. Среди избранных были четверо членов СРК и четверо министров. Наим Хаддад стал председателем Собрания.

Чтобы как можно шире осветить этот первый акт "демократизации" Ирака за двадцать лет, несколько иностранных журналистов прилетело в Ирак, и они были отвезены властями в разные части страны. В "Нью-Йорк тайме" появился следующий взгляд на процесс:

"Здесь в Неджефе, городе у берегов Евфрата, святого для мусульман-шиитов, губернатор Мизбан Хидер приветствовал посетителей в кабинете с восемью телефонами и шестью портретами президента Хусейна. Заметив, что он не сомневается в том, что подавляющее большинство иракцев выразит благодарность "руководству партии и революции", он сказал:

- Они продемонстрируют, что любят Саддама Хусейна и преданы ему. Саддам Хусейн - надежда арабской нации и всего Ирака.

Эти слова местного чиновника выявили причину, лежащую в основе возрождения Национального Собрания. Это было не просто еще одно бюрократическое учреждение, помогающее Саддаму прочнее овладеть браздами правления и придать видимость демократии его личной власти. Это было орудие, учрежденное в рамках беспрецедентной кампании культа личности, с помощью которой Хусейн преподносился как воплощение и иракского государства, и арабской независимости. Он слишком хорошо знал, что одного страха недостаточно для обеспечения абсолютной власти; что если он намерен оставаться у руля достаточно долго, а у него никогда не было другого намерения, тогда нужно породить у иракского народа безмерную любовь к нему до такой степени, чтобы они отождествляли себя с ним. Он должен был стать как бы олицетворением Ирака, стать воплощением иракского народа, голосом народной массы.

Подпитка культа личности Саддама включала широкомасштабные материальные подачки и показательные демонстрации доброй воли, нацеленные на изображение его как щедрого благодетеля нации. Было объявлено о повышении зарплаты для широкого круга работников, особенно существенно увеличилось жалованье военных. Президент дал торжественное обещание ускорить экономическое развитие страны. Была объявлена всеобщая амнистия за исключением узников, осужденных за участие в заговорах против режима, шпионаж, экономический саботаж и контрабанду наркотиков. Была установлена прямая телефонная связь с президентским дворцом с целью чтобы граждане как бы могли звонить своему верховному руководителю и говорить с ним.

Иракский народ был со всех сторон "окружен" своим всемогущим отцом-руководителем, которому была создана репутация вождя строгого, но справедливого. Он был поистине вездесущ. Его именем назывались многочисленные места. История его жизни была изложена в особом издании багдадской газеты "Аль-Джумхуррия", в Багдаде показывали фильм о нем и организовали соответствующую выставку. Иракцы узнали, что Саддам преданный семьянин и любящий отец своих двух сыновей, Удэя и Кусэя, и трех дочерей, Рагды, Раны и Хале, отец, который не стеснялся пришить пуговицу для своей дочери на глазах своих помощников и телохранителей. Они также узнали, что он любит возиться в своем саду, ловить рыбу, пасти овец и предпочитает горький черный кофе чаю, так как еще с тюремных дней ему не давали чая, и он привык пить кофе.

Многие иракцы удивлялись, когда их молодой и энергичный президент появлялся перед ними на заводах, в больницах, мечетях и на фермах. Саддам использовал эти неожиданные визиты, чтобы создать впечатление, что он всегда рядом и может оказаться в любое время в любом месте. Время от времени он старался скрыть, кто он такой, надевая широкополую шляпу или хлопчатобумажный головной убор, якобы для того, чтобы получить правдивые ответы от ничего не подозревающей аудитории. В регулярных телепрограммах, показывающих такие встречи, Саддам часто представал сидящим в обычном иракском доме, интересующимся, что хозяева думают о нем и его политике. Хозяева, притворяясь, что не узнают своего президента, портреты которого украшали каждый угол, всячески хвалили его великие достижения. Когда Саддам понимал, что тема исчерпана, он переставал маскироваться к показному восторгу и мнимому удивлению своих хозяев. В этот момент лицо Саддама озаряла широкая и искренняя улыбка. Он завоевал любовь и восхищение своих подданных.

Глядя на эти телевизионные сцены, нельзя не вспомнить аббасидского халифа восьмого века, Гаруна аль-Рашида, который имел обыкновение бродить по Багдаду инкогнито, чтобы получить представление о настроениях в столице из первых рук. Однако стремление Саддама к национальным символам, которые могли бы укрепить его личную абсолютную власть, простиралось намного дальше целей культурного процветания периода Аббасидов. Древний Ирак, или Месопотамия, как он назывался, в этом отношении предлагал все, что можно пожелать. Это была колыбель цивилизации: земля, где возник монотеизм, где были разработаны основные принципы математики и астрономии и был создан вавилонский свод законов Хаммурапи. Это была земля великих царств, завоеваний и величия. В свою очередь, каждая из двух месопотамских империй, Вавилон и Ассирия, были агрессивными державами, поработившими гигантские территории Ближнего Востока. Многие правители этих империй были бесстрашными воинами и искусными политиками, способными пробудить национальную гордость и достойными почитания. Ассирийский царь Салманасар III (858-824 гг. до н. э.), например, провел 31 год из 34 лет своего правления в завоевательных войнах, посылая своих солдат в самые дальние уголки Ближнего Востока, от Персидского залива на юго-востоке до Палестины и Таврских гор на западе. Саргон II (722-705 гг. до н. э.), основатель правящей династии, властвовавшей в Ассирии почти столетие и расширившей империю до самых отдаленных пределов, провел большую часть своего царствования, подавляя внутренние беспорядки, и, в конце концов, погиб на войне. Один из предшественников Саргона, Тиглатпаласар III (744-727 гг. до н. э.) разработал оригинальный метод подавления таких беспорядков массовые депортации мятежного населения. Более тысячелетия спустя его методы были повторены Саддамом по отношению к курдскому меньшинству.

Особенно привлекательными для Саддама месопотамские правители были не только благодаря их выдающемуся положению в регионе, но из-за их военных успехов в Палестине. Сенахериб, преемник Саргона (704-681 гг. до н. э.) отправился с походом в Палестину, и хотя ему не удалось взять Иерусалим, он покорил несколько важных городов в Иудее и получил крупную дань от еврейского царя Езекии. Чего не удалось Сенахерибу, было осуществлено спустя столетие вавилонским царем Навуходоносором: в 587 году до н. э., после еврейского восстания в Палестине он покончил с Иудейским царством, разрушил Иерусалим, включая еврейский храм, и выслал тысячи евреев в Вавилон. Саддам часто пересказывал это историческое событие и не раз без обиняков признавал, что очень хотел бы последовать примеру великого вавилонского царя.

Такое желание нисколько не удивительно. Казалось, славное месопотамское прошлое подсказывает идеальное разрешение сегодняшних проблем Ирака. Внушая всем иракцам - арабам и курдам, суннитам и шиитам, - что все они наследники великих месопотамских цивилизаций, Саддам надеялся создать объединительную идею, которая перекрыла бы все их разногласия. Как только было бы создано такое унифицированное общество, его можно было бы связать со славным прошлым благодаря личности Саддама Хусейна, естественного наследника великих месопотамских владык.

Поэтому с самых первых лет пребывания у власти Саддам неустанно стремился сформировать новую и специфически иракскую самобытность из разрозненных элементов культуры страны. Не отделяя Ирак от арабского мира, Саддам подчеркивал его уникальное месопотамское наследие в попытке создать "нового человека Ирака". Эта политика исподволь зарождалась в начале 70-х гг. и окрепла к концу десятилетия. Была запущена интенсивная культурная пропаганда, подчеркивающая уникальность иракского народа. Различные периоды месопотамской истории были "арабизированы" и изображены как часть иракского наследия. Самым заметным усилием возродить давно забытое прошлое было начало в 1978 году реконструкции Вавилона, включая триумфальную арку и гигантский зиккурат, правда, вполовину их первоначального размера.

Уже в 1974 году Хусейн хвалился успехами партии в преобразовании иракского национального самосознания.

- Человек Ирака - теперь новый человек, - сказал он в интервью арабским и иностранным журналистам. - Может быть, не каждый человек в Ираке "хомо сапиенс" будущего, но он определенно новый человек, который во всех отношениях является наследником древнего человека. Это наше достижение и источник нашей уверенности, что будущее принадлежит нам, а не какой-то злонамеренной личности в Ираке или на арабской родине.

Через шесть лет, в двенадцатую годовщину "Июльской революции", была недвусмысленно установлена прямая связь между личностью Саддама и базилевсами Месопотамии.

"Ирак неоднократно был трамплином для новой цивилизации на Ближнем Востоке, - гласило официально заявление иракского правительства, опубликованное в лондонской "Таймс", - и сейчас справедливо задается вопрос, с таким руководителем, с такими богатыми нефтяными ресурсами и с таким напористым народом как иракцы возродит ли Ирак свою былую славу и будет ли имя Саддама Хусейна стоять в одном ряду с именами Хаммурапи, Ассурбанипала, аль-Мансура и Гаруна аль-Рашида? Впрочем, все они, в сущности, не достигли и половины того, что он уже сделал у руля Баасистской арабской социалистической партии, хотя ему всего лишь 44 года".

Это претенциозное заявление было верным в одном отношении. Обосновавшись в президентском дворце, Саддам управлял страной, внушая подданным невероятный страх и благоговение - сочетание, столь характерное для правителей древнего Ирака. Хотя его стремление к величественности достигло невообразимых размеров только на последних этапах ирано-иракской войны, оно было заметно с первых дней его президентства. И хотя он силился изобразить себя в глазах соотечественников олицетворением абсолютной скромности, Саддам быстро привык к мелким привилегиям, сопровождающим его новое положение. В его гардеробе насчитывалось не менее 200 дорогих костюмов и племенных одеяний на каждый случай. На датской судоверфи была для него заказана роскошная яхта. Один из посетителей описал президентскую помпу: "За ним неотступно следовал раболепный лакей с огромной коробкой. Каждые несколько минут Саддам, не оборачиваясь, доставал гигантскую гаванскую сигару, зажигал ее, несколько раз выпускал дым, гасил ее и тут же тянулся за новой".

Другой личный гость Саддама в то время, западный хирург, прилетевший в Багдад, чтобы оперировать его (очевидно, иракские хирурги не горели желанием брать на себя такую рискованную задачу), был потрясен более страшной стороной характера Саддама - его невероятной подозрительностью и тем страхом, который он внушал своей клике. В длинном разговоре между ними после операции Саддам расслабился и держался просто. Он не старался выглядеть перед гостем неким совершенством и большую часть времени даже не смотрел ему в глаза, глядя куда-то в сторону, а то и потупясь. Он очень внимательно слушал все объяснения, как человек, признающий высший профессиональный авторитет. И все же, невзирая на этот прием, на хирурга пахнуло холодком. Он не знал политической истории Саддама - в то время президент Ирака был еще практически неизвестен за пределами Ближнего Востока - и он не был против него предубежден. Однако его встревожил уклончивый взгляд Саддама, глубокая напряженность и беспокойство присутствующих.

В определенный момент во время разговора Саддам пожаловался на частые головные боли и спросил, можно ли как-нибудь от этого избавиться. Хирург ответил, что в принципе это возможно, но нужно знать причины этого недуга. Он спросил Саддама, знает ли он, при каких обстоятельствах возникает у него мигрень. На лице личного врача Саддама, который тогда выполнял функции переводчика, тут же появилось такое выражение, что хирург понял, что лучше было об этом не спрашивать. Покрывшись потом, врач перевел вопрос своему хозяину и тревожно стал ждать ответа. Тем не менее, Саддам не выказал никакого раздражения.

- Конечно, у меня есть очень веские причины для беспокойства, ответил он и принялся пространно повествовать о запутанной сети заговоров, преследующих его. "Клинический случай паранойи", - подумал хирург.

Одним из тех, кто еще мог чувствовать себя в безопасности около Саддама бурным летом 1979 года, был его двоюродный брат Аднан Хейраллах Тульфах. Когда, после взятия власти, Саддам пытался усилить свое влияние на армию и создал новый пост заместителя верховного главнокомандующего, на эту влиятельную должность был назначен Аднан, совмещая ее с постом министра обороны. Себе же Хусейн в конце 1979 года присвоил самое высокое воинское звание - маршал. Он еще более усилил иракскую военную мощь, набиравшую темпы уже с конца 1977 года. Между приходом Саддама к власти и вторжением в Иран в сентябре 1980 года иракские наземные силы увеличились приблизительно на 800 танков, 650 бронетранспортеров и около 100 артиллерийских орудий, в большинстве самоходных. Это оборудование дало возможность армии увеличить свой боевой порядок с 10 до 12 дивизий. Иракские воздушные силы за тот же период заметно не увеличились, если не считать дополнительных сорока вертолетов, но модернизация ускорялась.

Расширение обычных вооружений Ирака было только частью впечатляющего роста армии Саддама. Уже в середине 1970-х годов Саддам стал на путь скрытого стремления к приобретению нестандартных видов оружия химического, биологического и, что самое важное, ядерного. Последнее занимало совершенно особое место в его планах. Для Саддама ядерное оружие всегда значило гораздо больше, чем "великий уравнитель", это было оружие, способное уничтожить военное превосходство Израиля. Оно буквально стало манией Хусейна. Символ технологической мощи Ирака, предпосылка для региональной гегемонии, триумфальное достижение самозванного Навуходоносора, оно представлялось ему окончательной гарантией абсолютной безопасности

- Для арабского народа необходимость научных достижений равнозначна необходимости жить, - сказал он в 1975 году, - так как никакой народ не может вести достойное существование ... без уважения к науке и признания ее выдающейся роли.

Когда один арабский журналист спросил старшего сына Саддама Удэя, когда ему было только 16 лет, кем он хочет быть, тот без колебаний ответил : "Ученым-ядерщиком".

Хотя Удэй так и не стал ученым-ядерщиком, его отец довел Ирак до грани реальных ядерных перспектив. В основном Хусейн возлагал надежды относительно наращивания ядерного потенциала на Францию. Советский Союз, тогда его основной союзник, хоть и снабдил Ирак исследовательским реактором еще в конце 60-х годов, был слишком осторожен, чтобы можно было на него положиться в таком амбициозном и рискованном проекте.

Франко-иракские отношения оживились осенью 1974 года, когда французский премьер Жак Ширак нанес официальный визит в Багдад. Саддам ответил на следующий год посещением Парижа, а летом 1977 принял в Багдаде другого французского премьера, Раймона Барра. В 1976 году Саддам купил во Франции исследовательский реактор "Осирак" и переименовал его в "Таммуз" в честь месяца баасистской революции. Мощность реактора составляла приблизительно 70 мегаватт, и предполагалось, что он начнет действовать в конце 1981 года. По первоначальному соглашению, Франция должна была поставить Ираку 72 килограмма высокообогащенного урана, который мог напрямую использоваться для разработки ядерного оружия. Поскольку сделка вызвала волну международной озабоченности, французы вскоре предложили другое топливо, непригодное для военных целей. Саддам был в бешенстве. Ираку обещали определенное топливо, возмущался он, и мы не согласимся ни на что другое. Любая замена не позволит полноценно провести те исследования, которые планировались на "Осираке". Частично его настойчивость была вознаграждена. В конце концов, французы согласились поставить Ираку высокообогащенный уран, но только треть от первоначально обещанного количества.

Саддам постоянно отрицал какое-либо намерение произвести атомное оружие, утверждая, что его ядерная программа направлена исключительно на мирные цели. Высмеивая многочисленные сообщения о ядерных планах Ирака как сионистскую пропаганду, он утверждал:

- Эти арабы, как уверяют сионисты, не умеют ничего, кроме как ездить на верблюдах, горевать о руинах их домов и ночевать в шатрах. Два года назад сионисты и их приспешники выступили с заявлением, что Ирак вот-вот произведет атомную бомбу. Но как может народ, который только и умеет; что ездить на верблюдах, сделать атомную бомбу?

В гневных и язвительных комментариях Саддама явственно звучала гордость страны третьего мира на пороге сверхсовременной технологической модернизации.

На Западе многие серьезно сомневались в опровержениях Саддама. Ведущие эксперты по распространению ядерного оружия указывали, что реактор "Осирак" необычайно мощен и способен произвести из урана плутоний, необходимый для атомной бомбы. Они напоминали, что у иракцев было небольшое перерабатывающее устройство в Тувайте и, кроме того, три радиологически защищенные хранилища, полученные из Италии, а стало быть, они вполне могли бы получать плутоний путем облучения урана. И в самом деле, существовали свидетельства, что Ирак получил итальянское оборудование для очистки окиси урана. В 1980 году, когда "Осирак" был готов вступить в действие, Багдад лихорадочно скупал большие партии природного урана у ряда стран, включая Италию, Бразилию и Португалию. Один эксперт коротко изложил сомнения относительно действительной цели "Осирака". Такой реактор, утверждал он, "был прежде всего предназначен для стран, занятых местным производством энергетических ядерных реакторов. У Ирака нет такой программы; "Осирак" не производит электроэнергию. С его огромными нефтяными запасами, у Ирака нет экономической или энергетической необходимости строить атомную электростанцию". Таким образом, реактор, бесспорно, предназначается для военных целей.

Эти сомнения, очевидно, разделялись израильтянами, извечными врагами Саддама, на чье уничтожение он так надеялся. Чем ближе Саддам подходил к своей заветной цели, тем чаще происходили таинственные неожиданности, направленные на задержку иракской ядерной программы. В апреле 1979 года стержень исследовательского ядерного реактора и другие его части, приготовленные для транспортировки в Ирак, внезапно взорвались во Франции, что на несколько месяцев задержало их поставку. В июне 1980 года египтянин, ученый-ядерщик по имени Яхья аль-Мешад, игравший ключевую роль в иракской ядерной программе, был убит в парижском отеле. Через два месяца офисы итальянской компании, связанной с иракской ядерной программой, были серьезно повреждены взрывом бомбы. Хотя не было доказательств участия в этих случаях какой-либо стороны, по общему мнению, все это было осуществлено израильской секретной службой Моссад.

Тем не менее, Саддам из-за этих серьезных задержек не приостанавливал своей ядерной программы.

- Тот, кто нам пытается помешать, должен знать, что народ, который сегодня встречает противодействие, через пять лет кардинально изменится, заявил он, продолжая следовать плану ввода в эксплуатацию реактора "Осирак".

В середине 1980-х годов Франция поставила первую партию обогащенного уранового топлива.

Через три месяца, 30 сентября 1980 года, Иран, на который Ирак напал за неделю до этого, предпринял бомбардировку реактора "Осирак". Бомбардировка не удалась, но 7 июня 1981 года "Осирак" разбомбили израильские воздушные силы - незадолго до того, как он должен был начать работать. Реактор был полностью разрушен, хотя делящееся вещество, которое хранилось в глубоком подземном канале, повреждено не было.

Саддам был в ярости и утверждал, что существует тайный ирано-израильский сговор.

- Если бы вы не встретили столь доблестно персидского врага, - сказал он иракскому народу в своем ежегодном обращении по случаю годовщины прихода Баас к власти, - то наши сионистские супостаты не налетели бы на Ирак в июне, ведь их налет - это результат их страха перед нами. Однако, пообещал он, - мы не отступимся перед лицом сионистской агрессии и не станем уклоняться от войны, на тропу которой мы вступили.

Он выполнял свое обещание в 1980-х гг., восстанавливая ядерную программу с иностранной, преимущественно французской и, в меньшей степени, немецкой помощью. Этот процесс был в значительной степени ускорен в 1988 году во время ирано-иракской войны, а два года спустя, во время войны в Заливе, он был решительно повернут вспять, так как самолеты союзников, скорее всего, полностью разрушили ядерные установки Ирака.

Разработка двух других компонентов иракских спецвооружений, химического и, в меньшей степени, биологического, прошла с незначительными осложнениями. Поскольку потери от применения химических средств значительно уступают по масштабам урону от ядерного оружия, а их изготовление требует гораздо менее передовой технологии, иракская химическая программа всерьез не встревожила потенциальных врагов, противников Ирака, таких как Израиль и Иран, и он продолжал осуществлять эту программу почти беспрепятственно. Как говорят, иракский проект создания химического и биологического оружия начал проводиться в жизнь еще в 1974 году, когда комитет из трех человек во главе с Саддамом Хусейном был образован для этой цели. Комитет, другими членами которого были Аднан Хейраллах Тульфах и Аднан Хусейн аль-Хамдани (которому суждено было быть казненным в 1979 году), вскоре вошел в контакт с бейрутской фирмой под названием "Арабские проекты и развитие" (АПР), которой владели палестинские строительные магнаты. По совету фирмы и при ее содействии Саддам начал нанимать арабских ученых и специалистов по всему миру. С 1974 по 1977 гг. он переманил в Ирак щедрой оплатой более 4 000 соответствующих разработчиков и практиков и поручил им создание химических и биологических заводов.

Поскольку арабских научных сил оказалось недостаточно и Ирак не мог отказаться от посторонней помощи, то в конце 1980 года Саддам решил заручиться поддержкой иностранных компаний для реализации своих химических и биологических программ. В Европу и в Соединенные Штаты были посланы вербовочные бригады, снова под видом коммерческих представителей АПР, в поисках технологических программ и ресурсов. Очень скоро Ирак установил контакты с американской компанией, которая снабдила его чертежами для строительства первого иракского завода химического оружия. Планы носили название "карта производственных процессов для завода по производству пестицидов", но даже новичок сразу понял бы, что, по крайней мере, два химических вещества, запланированных к производству, аматон и паратеон, могли использоваться для производства нервно-паралитического газа. Хотя американская компания, в конце концов, не получила необходимой лицензии на вывоз оборудования для строительства химического завода, Саддаму удалось получить основной элемент для своего проекта - планы предприятия. Усилия Ирака в Европе были ненамного успешнее. Несколько компаний в Великобритании, Западной Германии и Италии получили предложение помочь Ираку в сборке химического завода, но тут у Саддама ничего не вышло. По крайней мере, в одном случае, у крупной британской химической корпорации иракские агенты возбудили серьезные подозрения, которые, в свою очередь, заставили компанию известить министерство иностранных дел о характере иракских намерений. Хотя британские власти никаких действий не предприняли, Хусейна этот инцидент остановил, и он решил, что Ирак построит завод самостоятельно. Впоследствии Багдад стал покупать требуемые компоненты по частям, якобы для строительства завода пестицидов.

Накануне своего прихода к власти, истратив почти 60 000 000 долларов, Саддам закончил строительство первого завода химического оружия около северо-западного города Акашат. В течение следующего десятилетия он привлек к расширению производства нетрадиционных видов оружия множество иностранных компаний, особенно немецких, что позволило Ираку производить значительные количества химического оружия, включая несколько видов нервно-паралитического газа. Биологическая промышленность тоже значительно расширилась и теперь производила бактерии сибирской язвы, брюшного тифа и холеры.

Громадный рост иракского военного потенциала сопровождался неустанными усилиями представить иракского президента как государственного деятеля международного масштаба высочайшего уровня. Основным каналом для достижения этой цели была заявленная Ираком политика неприсоединения, которая набрала значительные обороты после прихода Саддама к власти. Осенью 1979 года он впервые предстал в качестве президента на Шестой встрече глав государств неприсоединившихся стран в Гаване, где было решено, что Ирак станет местом следующей встречи, назначенной на 1982 год. Саддам буквально впал в экстаз. В своих собственных глазах он становился "ведущим арабским руководителем в деятельности неприсоединившихся стран".

В соответствии с провозглашаемой им политикой, Хусейн силился продемонстрировать, что Багдад достаточно дистанцирован от Москвы. Термин "стратегический союз", который Саддам так охотно использовал в начале 70-х гг., чтобы охарактеризовать состояние советско-иракских отношений, исчез из его лексикона; он был заменен гораздо более обтекаемым определением "дружеские отношения". Все же даже эта формулировка преувеличивала природу отношений между двумя странами после прихода к власти Саддама. Москва ему была больше не нужна. С его точки зрения, Советский Союз уже сыграл свою роль. Обеспечив необходимую военную и политическую поддержку, он дал багдадскому диктатору возможность национализировать нефтяную промышленность, а кроме того, справиться и с удручающими внутренними проблемами, и с давлением со стороны Ирана. Когда иранская угроза после Алжирского соглашения отступила, а с внутренними проблемами почти удалось справиться, Советский Союз мало что мог предложить Саддаму. Даже основная его поддержка - военная помощь - не была больше исключительной, так как западные страны, особенно Франция, постоянно щедро пополняли иракский арсенал.

Поэтому, когда десятилетие подходило к концу, советско-иракские отношения переживали один из самых напряженных моментов. Первый крупный инцидент между двумя странами произошел уже в 1975 году, когда Советам не понравилось, что Хусейн заключил Алжирское соглашение, предварительно не проконсультировавшись с ними. В следующие годы Советы будут сталкиваться с Ираком из-за его непримиримого отрицания права Израиля на существование и из-за все большего сближения с Западом. В 1976 году Саддам приказал советскому посольству, расположенному рядом с президентским дворцом, переехать в новое помещение. Когда Советы отказались, в посольстве отключили воду и электричество. Через два года Ирак пригрозил, что разорвет дипломатические отношения с Советским Союзом, если он будет и дальше поддерживать марксистский режим в Эфиопии в его борьбе против "братских" эритрейских повстанцев, которые давно уже хотели отделиться от Эфиопии. К тому времени Хусейн упорно преследовал иракских коммунистов и открыто выступал против "экспансионистских" намерений Москвы.

- Советский Союз, - сказал он в интервью летом 1978 года, - не успокоится, пока весь мир не станет коммунистическим.

Скверные отношения между Советским Союзом и Ираком стали еще более явными после реакции Ирака на советское вторжение в Афганистан в декабре 1979 года. Тогда как другой союзник Москвы на Ближнем Востоке, Сирия, лезла из кожи вон, чтобы поддержать советское вторжение, Ирак, не колеблясь, громогласно осудил эту акцию. В то время, когда сирийский президент Хафез Асад, принимая советского министра иностранных дел Андрея Громыко в Дамаске, публично одобрил советскую позицию, Саддам участвовал во всеисламском собрании в Исламабаде, которое потребовало немедленного и безоговорочного вывода всех советских войск из Афганистана. Москва отплатила Саддаму в том же году, когда, после вторжения в Иран в сентябре 1980 года (еще один шаг, предпринятый без предварительной консультации с Москвой) она объявила о своем нейтралитете и приостановила все поставки оружия в Ирак.

В своих отношениях с Западом Саддам выбрал прагматический путь, тщательно отделяя "друзей" от "империалистов" в соответствии со своими постоянно меняющимися потребностями. Как он признал в интервью египетскому журналисту в январе 1977 года: "Мы считаем кое-кого друзьями, если наши действия или интересы совпадают, и мы обращаемся с другими как с врагами, если наши действия или интересы расходятся". В соответствии с этим, позиция его разнилась от открыто теплого отношения к Франции, сотрудничество с которой процветало, до яростных атак на Соединенные Штаты, которые он часто называл "врагом арабской нации номер один", и до демонстративной холодности к Великобритании.

И все-таки даже восприятие Саддамом Америки как врага номер один ни в коем случае не было стопроцентным.

- Разрыв наших дипломатических отношений с Соединенными Штатами, сказал он, - это дело политического принципа. Он будет продолжаться, пока Америка настаивает на той же политике, которая побудила нас к разрыву дипломатических отношений после Шестидневной войны.

В то же время: "Мы можем без комплексов или особых угрызений совести иметь дело с любой компанией в мире на основе сохранения нашего суверенитета и законных обоюдных выгод... Иногда мы сотрудничаем с ними по стратегическим мотивам, как с социалистическими странами. Иногда мы имеем с ними дело, руководствуясь временным взаимным интересом, как с некоторыми западными и американскими компаниями".

Он говорил то, что думал. Отсутствие дипломатических отношений не мешало развитию тесных торговых контактов. С середины 70-х годов и далее иракский гражданский импорт из Соединенных Штатов значительно вырос и, в конце концов, превысил импорт из Советского Союза. К началу 1980-х гг. представительство американских интересов в Бельгийском посольстве в Багдаде, насчитывавшее 15 американских дипломатов, значительно возросло. В Иракской столице действовали приблизительно 200 американских бизнесменов. В 1977 году американский экспорт в Ирак достиг 211 миллионов долларов, через два года он превысил 450 миллионов. В 1978 году около 700 иракцев учились в Соединенных Штатах, а к 1980 году это число утроилось. Поэтому было не столь уж удивительно, когда в феврале 1979 года Саддам дал понять, что готов установить прямые дипломатические отношения с Соединенными Штатами, если это поможет арабскому миру.

Довольно интересно, что восприятие Саддамом Великобритании в некоторых отношениях было более отрицательным, чем его взгляд на Соединенные Штаты. С одной стороны, потенциальная политическая и экономическая полезность Великобритании для замыслов Саддама была заметно ниже. С другой стороны, в Ираке не забыли британской колониальной власти. Еще в большую ярость приходил Саддам оттого, что англичане охотно разрешали иракским политическим эмигрантам, прежде всего коммунистам, публично выражать свое недовольство его режимом. Так же раздражала его британская критика французской ядерной сделки с Багдадом и то, как они поступали с иракскими дипломатами, замешанными в террористических актах. Например, в июле 1978 года, после убийства высланного иракского премьера Найифа в Лондоне, британское правительство объявило одиннадцать иракских официальных лиц "персонами нон грата" и приказало им покинуть страну. Ирак ответил тем же самым. В сентябре британский подданный был арестован в Багдаде, будто бы за экономический шпионаж и попытку дать взятку, и иракцам было запрещено выезжать в Соединенное Королевство. Была издана специальная директива, инструктирующая министерства и государственные организации не подписывать контрактов с британскими компаниями без особого разрешения властей. Через год, в мае 1979 года, британский бизнесмен был приговорен к пожизненному заключению по обвинению в "экономическом шпионаже". Это была типичная для Саддама тактика, требующая, чтобы и волки были сыты, и овцы целы: получать от Запада то, что ему нужно, но близко его не подпускать, чтобы не подорвать свою репутацию убежденного националиста. И только в июле 1979 года отношения начали теплеть: после визита английского министра иностранных дел лорда Каррингтона в Багдад Ирак снял эмбарго на торговлю с Великобританией.

Взрыв активности Саддама на международной арене затронул и Ближний Восток, где он вернулся к своей старой теме арабского национализма. Он выступил в защиту арабского дела 8 февраля 1980 года. Обращаясь к восторженной толпе на праздновании семнадцатой годовщины прихода к власти Баас, Хусейн зачитал Национальную Хартию, состоящую из восьми пунктов тщательно разработанную программу формирования политики ради единства арабских государств. Хартия подчеркивала политику неприсоединения со стороны Ирака и, играя на чувствительной струне панарабского коллективного сознания, призывала к прекращению любого иностранного присутствия в странах арабского мира. Осуждая присутствие супердержав в регионе, он подчеркивал, что интересы арабов "могут быть защищены и осуществлены только арабами и никем другим". Затем Хартия призывала к запрещению, в соответствии с Хартией Лиги арабских стран 1945 года, применения силы между арабскими государствами: "Разногласия, которые могут возникнуть между арабскими государствами, должны решаться мирным путем, в соответствии с принципами совместных национальных действий и высших арабских интересов". Примечательно, что запрет на применение силы распространялся на страны и народы, "соседние с арабской родиной", за исключением Израиля ("Естественно, - говорилось в Хартии, - сионистское новообразование сюда не включается, но порождение сионистов считается не государством, а уродливым образованием, незаконно занимающим арабскую территорию"). Хартия также подтверждала приверженность арабов международному праву, регулирующему территориальные воды, воздушное пространство и сушу "любой страны, не находящейся в состоянии войны с любым арабским государством". Хартия прокламировала необходимость тесного арабского сотрудничества в экономической, политической и военной областях, чтобы способствовать интеграции арабской нации и отражать агрессию против нее: "Арабские государства станут на путь коллективной солидарности в случае любой агрессии или насилия со стороны какой-либо иностранной державы против суверенитета любого арабского государства". Последнее положение особенно откровенно отражало основную цель Национальной Хартии. Это была решительная заявка на арабское главенство со стороны уверенного и сильного лидера. Но за всей этой показной удалью маячила серьезная, растущая день ото дня обеспокоенность Саддама конфронтацией Ирака с его крупным восточным соседом - Ираном. Упор на запрет применения силы против соседних стран должен был показать Тегерану, что у Саддама нет против него враждебных намерений. Подчеркивая обязательство арабов соблюдать международное законодательство относительно территориальных вод, он указывал, что хочет придерживаться Алжирского соглашения 1975 года насчет правил навигации в Шатт-эль-Араб. Самое главное, укрепление арабского мира в единый фронт против "любой агрессии и насилия со стороны какой-либо иностранной державы против суверенитета любого арабского государства" имело целью убедить неистово враждебного аятоллу Хомейни, что Ирак не изолирован. Аятолла презирал Саддама и его светский баасистский режим и надеялся экспортировать Иранскую революцию в Ирак с его шестидесятипроцентным шиитским населением. Саддам Хусейн хотел показать, что Ирак является "восточным флангом арабского мира" и за ним стоит поддержка всей арабской нации.

Нетрудно понять желание Хусейна произвести впечатление на Тегеран. Иранская угроза снова становилась реальностью, а Хусейн был достаточно опытен, чтобы понять все возможные последствия худшего развития событий для своего политического будущего. Пятью годами ранее ему удалось дорогой ценой купить иранскую лояльность. На этот раз, однако, он понимал, что подобных уступок будет недостаточно, чтобы утихомирить Иран. Муллы интересовались не территорией и даже не утверждением превосходства Ирана над Ираком. Они подняли ставки гораздо выше того, на что Саддам мог бы согласиться: они открыто требовали его головы.

Глава седьмая

Иран - беспокойный сосед

17 сентября 1980 года Саддам Хусейн выступил перед вновь восстановленным Национальным собранием. Лицо его было напряженным и торжественным. Он говорил медленно, время от времени жестикулируя, чтобы подчеркнуть важность сказанного. Всем слушателям было ясно, что это не обычная президентская речь.

- Частые и вопиющие нарушения Ираном суверенитета Ирака, - сказал он, - делают недействительным Алжирское соглашение 1975 года. Юридически и политически договор неделим. Теперь, когда нарушен его дух, у Ирака нет альтернативы кроме как восстановить юридический статус Ц1атт-эль-Араб, каким он был до 1975 года.

- Эта река, - продолжал он под гром аплодисментов, - должна восстановиться в своей иракско-арабской ипостаси, как это было на протяжении истории, о чем говорит уже само название, со всеми правами пользования, вытекающими из нашего полного обладания этой рекой.

Последствия речи Хусейна не заставили себя ждать: 22 сентября, пытаясь повторить блестящий ход израильтян в Шестидневной войне, иракские воздушные силы разбомбили десять аэродромов в Иране, пытаясь уничтожить иранские самолеты на земле. Через день иракские войска пересекли иранскую границу, начав то, что впоследствии оказалось одним из самых долгих, кровавых и дорогостоящих вооруженных конфликтов после второй мировой войны, а для Ирака - самым болезненным событием за всю его современную историю.

На что именно надеялся Хусейн, когда он принимал такое серьезное решение, очевидно, никогда не станет ясно. Самое распространенное объяснение расценивает вторжение в Иран как доказательство личной агрессивности Саддама Хусейна и его безудержных геополитических амбиций. Если принять это объяснение, то притязания Саддама простирались от оккупации иранских территорий (Шатт-эль-Араб и Хузистан) до желания нанести решающее поражение Иранской революции, и далее - до желания утвердить первенство Ирака в арабском мире и в Персидском заливе. При таком подходе, победив Иран, Саддам Хусейн мог надеяться стать самым влиятельным лидером среди глав неприсоединившихся стран.

Саддам Хусейн феноменально честолюбив. Всего лишь за восемь месяцев до вторжения в Иран он хвалился, что "Ирак столь же велик, как Китай, как Советский Союз и как Соединенные Штаты". Совершенно ясно, что Алжирское соглашение, установившее суверенитет Ирана над половиной Шатт-эль-Араба и признавшее главенство его над Ираком, было для Саддама невыносимо. И все же, несмотря на унижение, сопровождавшее заключение Соглашения 1975 года, начало войны в сентябре 1980 года было более чем неудачным для молодого и энергичного президента. Благодаря мировому нефтяному буму 1979-1980 гг. иракская экономика переживала беспрецедентный расцвет. Доходы от экспорта нефти поднялись от 1 миллиарда долларов в 1972 году до 21 миллиарда в 1979 и 26 миллиардов в 1980. В месяцы, предшествующие войне, эти доходы достигали годового уровня в 33 миллиарда долларов, давая Саддаму возможность выполнить свои самые честолюбивые программы экономического развития. Бесчисленные здания росли по всей стране. В 1982 году Багдад готовился к встрече глав неприсоединившихся стран. Повышался жизненный уровень многих слоев иракского общества. Война могла только поставить под удар все эти достижения и, следовательно, поколебать положение Саддама внутри страны.

Но даже если бы эти веские аргументы против войны не существовали, объяснения, основанные на факторе честолюбия, представляют лишь одну сторону той решимости, которая побудила Хусейна вторгнуться в Иран. Другой стороной почти наверняка был комплекс незащищенности, гнетущий страх, вызванный ненадежностью собственного режима и растущей уязвимостью Ирака перед военной мощью Ирана. При тогдашнем положении Ирака Иран являл грозную геополитическую опасность. Гораздо большая страна по территории и населению, с главными стратегическими центрами, расположенными глубоко внутри страны, и с длинной береговой линией в Заливе, Иран был гораздо сильнее своего более мелкого соседа. Признавая основное превосходство Ирана, Ирак и не думал соревноваться с могучим соседом за превосходство в Заливе. Вместо этого он обратил всю свою энергию в сторону арабского мира (о чем свидетельствует Национальная Хартия Саддама из восьми пунктов, обнародованная в феврале 1980 года), а это было менее рискованной и более перспективной ареной. Заключив Алжирское соглашение, Саддам фактически признал новый региональный порядок, основанный на гегемонии Ирана в Заливе, дабы отвести угрозу целостности Ирака и политическому положению самого Саддама. В конце 70-х годов ничто, казалось бы, не предвещало, что он намерен нарушить мир с Ираном, не говоря уж о его желании начать открытую войну.

На этом фоне Хусейн с большим беспокойством наблюдал в конце 70-х годов революционную бурю в Иране, грозившую подорвать статус, установленный Алжирским соглашением. Правда, ослабленный и разобщенный Иран вроде бы был для Ирака менее опасен. И все же, как это часто бывает, революционные волнения выплескиваются за границы государства и захватывают соседние страны. А возможность свержения хорошо укрепленной диктатуры народным восстанием не очень-то грела душу Саддама Хусейна. И все же, поскольку Ирак никак не мог повлиять на исключительно важные события в соседней стране, осторожный Хусейн решил приветствовать новый революционный режим в Тегеране. Он не только не попытался воспользоваться гражданской войной в Иране для пересмотра Алжирского соглашения, но мгновенно признал пришедших к власти новых людей в Тегеране и продемонстрировал свою готовность придерживаться "статуса-кво" в отношениях между двумя государствами: "Режим, который не поддерживает наших врагов и не вмешивается в наши дела, режим, международная политика которого соответствует интересам обоих народов, наверняка заслуживает уважения и понимания с нашей стороны". Это радушное заявление было подтверждено официальным меморандумом иранскому премьер-министру Мехди Базаргану, подчеркивающим желание Ирака установить "прочнейшие братские отношения на основе уважения и невмешательства во внутренние дела" и выражающим сочувствие и поддержку борьбе иранского народа за "прогресс и свободу".

Положительное отношение Саддама к революционному иранскому режиму продолжалось весной и летом 1979 года. Когда Иран решил выйти из Организации центрального договора (СЕНТО) - организации военного и экономического сотрудничества, образованной в 1959 году Великобританией, Ираном, Пакистаном и Турцией и отменившей Багдадский пакт, - Ирак предложил свое посредничество, если Иран решит примкнуть к движению неприсоединения. Когда в июне 1979 года иракские самолеты в ходе операций против курдов ошибочно сбросили бомбы на иранскую сторону границы, Багдад тут же отправил Ирану официальные извинения. В то время президент Бакр отзывался об Иране как о братской нации, связанной с арабским народом Ирака "прочными узами ислама, истории и благородных традиций", и хвалил революционный режим в Тегеране за политику, подчеркивающую эти "глубокие исторические связи". В июле 1979 новый президент Ирака Саддам Хусейн подтвердил свою заинтересованность в установлении с Ираном тесных контактов, "основанных на взаимном уважении и невмешательстве во внутренние дела". Неприветливая реакция Ирана не охладила Саддама Хусейна: в августе 1979 он пригласил Базаргана посетить Багдад.

Тегеран, однако, не ответил взаимностью на добрую волю Хусейна. Наоборот, с первых дней своего пребывания у власти революционный режим пытался свергнуть режим Саддама. Даже при том, что воинственный пыл Ирана был направлен и против других государств в Заливе, несколько обстоятельств делали Ирак первоочередной целью для "экспорта" иранской Исламской революции. Примерно 60 процентов всего населения Ирака составляли шииты, и революционный режим в Тегеране мог надеяться, что это сообщество, всегда считавшее себя угнетенным и обделенным правами, последует примеру Ирана, свергнувшего монархию шаха Пехлеви, и восстанет против собственных суннитских "угнетателей". Эти ожидания еще больше подпитывались светским, "еретическим" характером Баас, которая была непреклонно настроена против самого понятия исламского политического порядка, и местонахождением самых святых шиитских мест - Кербелы, Неджефа, Кезимеина - сочетание, которое могло служить потенциально мощным оружием в руках исламского режима.

А главное, муллы в Тегеране столкнулись с той же самой геостратегической дилеммой, которая стояла перед шахом десять лет назад: Ирак как основное потенциальное препятствие на пути стремления Ирана к региональной гегемонии. Так же, как дорога шаха к лидерству настоятельно требовала обуздания Ирака, так и муллы считали, что замена существующего положения в Персидском заливе исламским порядком должна начаться с удаления главной помехи на пути к этой цели - светского режима Баас и его самовластного главаря. Как сказал воинствующий член иранского руководства Худжат аль-Ислам Садек Халхали:

- Мы вступили на истинно исламский путь, и нашей целью является победа над Саддамом Хусейном, ибо мы считаем его главным препятствием к распространению подлинного ислама в регионе.

В июне 1979 года революционный режим начал публично подстрекать население Ирака к восстанию и свержению "саддамовского режима". Через несколько месяцев Тегеран расширил свою кампанию, возобновив поддержку иракских курдов (которая прекратилась в 1975 году), обеспечив помощь подпольным шиитским движениям в Ираке и начав осуществлять террористические акты, направленные против видных деятелей Ирака. Эти действия достигли своего пика 1 апреля 1980 года, когда сорвалось покушение на заместителя премьера Тарика Азиза в тот момент, когда он произносил речь в университете Мустансиррия в Багдаде. Через две недели иракский министр информации и культуры Латиф Нуссейф аль-Джасем также едва избежал покушения. Было подсчитано, что только в апреле, по меньшей мере, 20 иракских официальных лиц погибли от бомб подпольных шиитских боевиков.

Акты давления со стороны Ирана тем более приводили Саддама в замешательство, что они совпали с огромной волной шиитских мятежей. К концу десятилетия стало очевидно, что шиитская проблема сменила курдскую и стала главной внутренней опасностью, гораздо более серьезной для режима Саддама, чем предыдущая. Какой бы острой ни была курдская проблема, она никогда не угрожала Баас настолько, насколько ей могло угрожать шиитское движение. Хотя курды всегда служили проводниками иностранного вмешательства во внутренние дела Ирака и даже угрожали распадом Ирака и крахом режима Баас, они оставались неарабским меньшинством. Их национальные устремления всегда вызывали враждебность у большинства иракцев, и поэтому всегда можно было сплотить массы в поддержку режима, отвергавшего попытки курдов "отнять у арабской нации часть ее земель". Наоборот, шиитское сообщество всегда было неразрывной частью арабской нации и самым большим религиозным сообществом в Ираке. Следовательно, если бы они бросили открытый вызов законности Баас, это было бы сильнейшим ударом по режиму. На идеологическом уровне отделение шиитов выбивало почву из-под ног Баас, ибо как она могла нести знамя панарабизма, если ей не удавалось сохранить единство в собственной стране? На практическом уровне бунт подавляющего большинства иракского народа неизбежно привел бы к тяжким последствиям для стабильности режима.

Начало шиизма восходит к политическому противостоянию после кончины пророка Мухаммеда в июне 632 года н. э. Сразу же после смерти Мухаммеда его двоюродный брат и зять Али Ибн-Али-Талиб заявил права на наследие как самый близкий родственник. Его желание не осуществилось, и Мухаммеду наследовал его тесть и один из его старых друзей, Абу Бекр, в качестве первого халифа, главы сообщества и государства. А когда Али, в конце концов, унаследовал халифат в 656 году, его главенство постоянно оспаривалось, серьезнее всего - правителем Сирии по имени Муавия ибн-Абу Суфьян.

В качестве главы дома Омейядов, выдающейся семьи, находящейся в родстве с потомками пророка Хашимитами, Муавия хотел отомстить за убийство предшественника Али и тоже Омейяда, халифа Османа-ибн-Аффана. Вражда между Муавией и Али проходила через разные стадии, некоторые из них отличались неистовостью. Когда Али готовился к решающей битве со своим соперником, он был убит в январе 661 года в главном городе Ирака Куфе. Муавия захватил халифат и основал династию Омейядов со столицей в Дамаске.

Через несколько десятилетий жители Куфы подговорили второго сына Али, Хусейна, выступить против династии Омейядов. Поддавшись искушению, он выполнил их желание, но понял, что его земляки не поддержат это дерзкое предприятие. Он бежал от наступающего войска Омейядов и укрылся в городе Кербеле, приблизительно в 60 милях к юго-западу от Багдада, где вскоре оказался в осаде. Командующий экспедиционными войсками Омейядов предложил ему сдаться, но Хусейн, считая, что, как внук Пророка, он неуязвим, отказался. Он был убит в последовавшей битве 10 октября 680 года, и голову его отослали в Дамаск.

Смерть Хусейна стала критическим водоразделом в истории шиизма. Она скрепила небольшую группу последователей Али, "Шиат Али" ("партию" или "фракцию" Али) в значительное и прочное религиозное движение. Могила Хусейна в Кербеле стала одной из самых известных святынь для паломничества всех шиитов, особенно иранцев. День его мученичества (Ашура, десятый день арабского месяца мухаррам, когда он был убит) торжественно отмечается каждый год.

Хотя шииты намного превосходят все остальные религиозные общины в Ираке, им не только не удалось сыграть ключевую роль, соответствующую хотя бы их количеству (60 процентов населения), но они в качестве подневольного класса долго находились под властью небольшого суннитского меньшинства (20 процентов населения). Так, например, при монархии арабы-сунниты занимали 44 процента всех правительственных постов и 60 процентов высших постов, по сравнению с 32 и 21 процентом мест соответственно занимаемых шиитами. За десятилетие после свержения монархии сунниты занимали 80 процентов высших постов, а шииты всего 16.

Подневольное положение шиитов в современном Ираке имеет длительную историю, начиная с оттоманской эпохи. Тогда шииты были отстранены от власти и преследовались властями в преимущественно суннитской Оттоманской империи. Оно было еще усилено бурной враждебной реакцией шиитов в связи с восшествием на иракский трон короля Фейсала I: они не без оснований страшились продолжения господства суннитов во вновь образованном государстве Ирак. Географическое расположение тоже оказало неблагоприятное влияние на шиитское сообщество. В отличие от курдов, обитающих в горах, вдали от резиденций государственной власти, шииты вследствие своего обитания в центре страны более уязвимы и более бессильны перед контролем властей. Наконец, у шиитов нет общего руководства, а их сообщество ослаблено глубокими разногласиями. Самый большой раскол наблюдается между горожанами и сельским населением, но важные разногласия также существуют внутри как городских, так и сельских сообществ.

Глубоко укорененный комплекс дискриминации у шиитов значительно усилился при баасистском режиме. Выспренний баасистский лозунг - "Единая арабская нация с ее извечной миссией" - никогда не мешал шиитам замечать, что Ираком правит все более узкая социальная группа - "суннитский треугольник" и "тикритская клика". Это раздражение от правления меньшинства большинством усиливалось экономическими и социальными неполадками ввиду саддамовской политики всеобщей урбанизации в 70-е годы, когда многие шииты были превращены в горожан. Обнаружив, что их сельскую бедность сменило жалкое прозябание в пригородах, новые бесправные городские шииты стали благодатной почвой для растущего недовольства. Провозглашаемый партией Баас антиклерикализм еще больше разжигал возмущение, поскольку нарушал традиционный мусульманский миропорядок и вызывал антагонизм шиитских влиятельных религиозных деятелей, многовековое положение которых оказалось под тяжким прессом жесткого партийного контроля.

Организованная шиитская оппозиция режиму стала проявляться уже в конце 1960-х годов, когда была образована подпольная шиитская партия. Вдохновленная учением выдающегося иракского аятоллы Мухаммеда Бакира аль-Садра, она была не просто реформистским движением, но скорее революционной партией, проповедующей замену современного светского государства исламским социально-политическим устройством. Эта перспектива совсем не улыбалась Саддаму, который боялся, что распространение религиозного фундаментализма подорвет стабильность баасистского режима. Следовательно, нельзя было допустить, чтобы подобные доктрины укрепились в массах. Их следовало незамедлительно искоренить. Поэтому в службе безопасности был создан специальный отдел для борьбы с шиитской оппозицией, и к середине 70-х гг. западная пресса сообщила, что шиитские религиозные деятели были тайно казнены, дабы ликвидировать организованную оппозицию режиму.

Тем не менее, эти суровые меры не предотвратили нового кипения шиитского котла. В феврале 1977 года во время церемоний Ашура в память о мученичестве Хусейна ибн-Али в святых городах Кербеле и Неджефе произошли бурные демонстрации, руководимые шиитским духовенством. Несколько дней тысячи шиитских паломников вступали в стычки с силами безопасности, посланными для восстановления порядка. Когда яростная конфронтация утихла, тысячи шиитов были арестованы, не уточненное количество шиитов было убито или изувечено.

Реакция Саддама оказалась скорой и безжалостной. В конце месяца был создан специальный суд для процесса над участниками беспорядков. Восемь религиозных предводителей были приговорены к смерти и пятнадцать - к пожизненному заключению. Через несколько месяцев Саддам произнес речь, в которой он яростно заклеймил попытки подорвать стойкую светскую позицию партии в угоду растущим исламским настроениям.

- Что нам следует сделать, - доказывал он, - так это жестко противостоять попыткам придать религии официальный статус в государстве и обществе, а также всеми средствами противиться религиозному мятежу. Давайте вернемся к корням ислама, прославляя их, но не будем смешивать религию с политикой.

- Баас на стороне веры, - говорил он, - но она никогда не примирится с использованием религии в качестве завесы для подрывной деятельности против нашего строя.

Подчеркивая решимость Саддама предотвратить "придание религии официального статуса в государстве и в обществе", в марте 1978 года государство поставило под строгий контроль доходы шиитов. Поскольку до тех пор пожертвования шиитам были не подотчетными государственному контролю, это нанесло удар в самое сердце шиитского сообщества. Хусейн лишил духовенство главного средства общественной и политической власти, успешно сведя их к положению рядовых государственных чиновников. У них больше не было возможности распоряжаться финансовыми ресурсами по своей воле. Теперь государство собирало, распределяло и регулировало расходы шиитов и контролировало материальное содержание всех их святынь. То, что Саддам выбрал кнут в своих отношениях с шиитами, ударило и по нему. Приход к власти фундаменталистского режима в Тегеране сыграл ключевую роль в возрождении антиправительственных настроений среди иракских шиитов в 1979 и 1980 годах. Все же одинаково верно и то, что большая доля ответственности за подстрекательство шиитов к сопротивлению ложится и на самого Саддама. Благодаря своему равнодушию к тому, что его планы развития ухудшали социально-экономическое положение шиитов, непоколебимой антиклерикальности и репрессий против шиитского духовенства, он ухитрился возбудить безграничную враждебность к режиму самого многочисленного сообщества в Ираке задолго до Иранской революции. Поэтому неудивительно, что полуофициальные биографы Хусейна лезут из кожи вон, чтобы снять с него ответственность за выдворение из Ирака в октябре 1978 года иранского духовного вождя аятоллы Хомейни. Этот шаг вызвал серьезное недовольство шиитов. Один из биографов доказывает, что Хомейни был выслан из Ирака вовсе не по просьбе шаха. Напротив, ему предоставлялась полноценная возможность оставаться до тех пор, пока он соблюдал просьбу властей воздерживаться от враждебных действий против Ирана, однако же он решил уехать по собственной воле: "Шесть лет Ирак поддерживал иранские оппозиционные группы; Хомейни разрешалось использовать Ирак как центр своей деятельности и с ним обращались с наивысшим уважением.

После Алжирского соглашения между Ираком и Ираном Ирак приостановил деятельность иранских оппозиционных группировок. Но Хомейни продолжал свою борьбу и умножил свою активность в 1978 году, вызвав жалобы шаха. Власти Ирака не хотели ухудшения отношений с Ираном, поэтому они послали члена Совета революционного командования и попросили Хомейни относиться с уважением к позиции Ирана. Хомейни отказался проявить гибкость и сказал представителю Ирака:

- Я буду продолжать борьбу против шахского режима, и если власти Ирака против, я уеду из Ирака.

Через несколько дней имам Хомейни покинул Ирак и направился в Кувейт, но кувейтские власти отказались его впустить. Он связался с иракскими властями с границы и попросил разрешения вернуться на несколько дней, пока он не найдет себе другое пристанище. Иракские власти немедленно согласились. В тот самый момент, когда имам Хомейни находился в пограничной зоне, иранское посольство попросило от имени шаха, чтобы имаму Хомейни не было разрешено вернуться в Ирак; иракские власти отказались выполнить просьбу Ирана. И тогда имам Хомейни уехал из Ирака во Францию".

Это описание хода событий, которые привели к отъезду Хомейни из Ирака, далеко от реальности. Хорошо известно, что престарелый аятолла оставил Ирак не по своей воле, он был выдворен Саддамом по просьбе иранского шаха. Поэтому, как только Хомейни прибыл в Тегеран и заменил свергнутого монарха, шиитское сообщество в Ираке охватила волна великого энтузиазма, и в результате партия Дава, которая открыто признавала Хомейни своим духовным вождем, усилила борьбу против саддамовского режима.

В феврале 1979 года в ответ на повсеместные демонстрации в защиту Хомейни, Саддам послал войска, включая танки, в Кербелу и Неджеф. В июне 1979 года в двух священных городах снова возникли беспорядки после того, как аятолла аль-Садр, который тем временем стал символом иракской шиитской оппозиции, не получил разрешения возглавить процессию в Иран, чтобы поздравить аятоллу Хомейни. Сообщали, что в южных городах и даже в самом Багдаде был введен комендантский час. Против партии Дава и ее вождей началась жестокая кампания. Принадлежность к партии каралась смертью. Подверглись заключению множество подозреваемых членов организации, включая самого Садра, которого поместили под домашний арест в Неджефе и запретили ему общение с внешним миром.

Однако на этот раз Саддам намеревался предложить шиитам наряду с кнутом и пряник. Он все больше и больше принимал во внимание и глубину отчуждения шиитов, и потенциально разрушительные последствия такого отчуждения для своего режима. Болезненные события, приведшие к Алжирскому соглашению, все еще были живы в его памяти. Он понимал, что если вмешательство Ирана в курдские дела в начале 70-х годов поставило режим Баас на колени, то возмущение в самом крупном сообществе Ирака против его стихийного руководителя могло привести только к катастрофическим последствиям.

К своему великому удивлению, шииты услышали, как до сих пор непреклонный Саддам прославляет их патрона имама Али ибн-Али Талиба и заявляет, что он его истинный последователь в поисках "небесных ценностей". В знак своей приверженности таким "ценностям" Саддам в начале 1979 года запретил азартные игры и направил щедрые средства на религиозные цели. Одетый в традиционный шиитский костюм, аббайя, он осуществил многочисленные посещения, с показом по телевидению, шиитских поселений, раздавая шиитам деньги и телевизоры. Чтобы покончить с остающимися сомнениями относительно искренности его внезапного преображения, он представил окончательное "доказательство" - генеалогическую таблицу, связывающую его с центром шиизма. Во время широко разрекламированного визита в священный город Неджеф в октябре 1979 года было объявлено, что Саддам - прямой потомок халифа Али, а следовательно, и пророка Мухаммеда.

- Мы имеем право заявить, и при этом не фальсифицируя историю, взволнованно произнес он, - что мы внуки имама Хусейна.

Вербовка святейших фигур ислама во имя политических целей отразила крайнюю степень и беспринципного прагматизма Хусейна, и его тревоги. Он рассчитал, что националистические и светские идеи Баас мало пригодны для сдерживания все возрастающего иранского давления на его режим. Хомейни хотел свергнуть его, разжигая религиозные чувства шиитов, а следовательно, ему надо было противопоставить те же средства. Если предложенная игра называется религией, надо ей обучиться. На протяжении всего последующего десятилетия, когда он боролся не на жизнь, а на смерть в восьмилетней войне против Ирана, ему приходилось широко использовать религиозный символизм, отодвинув в сторону идеологию и фразеологию Баас. Какова бы ни была суть идеологии, ее ценность определялась лишь ее эффективностью для одной цели политического выживания Хусейна.

Новая тактика Саддама проводилась в жизнь без передышки, в которой он в 1979 и 1980 годах так нуждался. Иранцы и подпольные организации иракских шиитов, поддерживаемые ими, оставались равнодушными к его показному благочестию, продолжая свою неистовую борьбу против его режима. Это, в свою очередь, заставляло Саддама сопровождать свои усилия по умиротворению шиитов жестокой репрессивной тактикой, которая привела его в президентский дворец. Он обрушился на подпольные организации шиитов, ответил на иранскую пропагандистскую кампанию серией словесных атак на аятоллу Хомейни, которого он назвал "шахом в тюрбане", и поддерживал сепаратистских элементов в Иране, таких как курды и хузистанские арабы. Он также ускорил рост иракских вооруженных сил и попытался сплотить арабские государства вокруг своего режима, провозгласив в феврале 1980 года Национальную Хартию, которая пыталась превратить арабскую нацию в единый фронт, направленный против "внешней агрессии". Глубоко потрясенный неприкрытым намерением Ирана поразить его режим в самую сердцевину, особенно после неудавшегося покушения на жизнь Азиза, Саддам воспринял иранскую угрозу гораздо более серьезно и ответил драконовскими мерами против шиитской оппозиции. Не прошло и двух недель после неудачной попытки устранить Азиза, как самый видный шиитский религиозный деятель Ирака, аятолла Мухаммед Бакир аль-Садр, находившийся под домашним арестом несколько месяцев, был казнен вместе со своей сестрой. А вслед за своим почитаемым пастырем были расстреляны сотни шиитских политзаключенных, преимущественно члены партии Дава. Эта эпидемия убийств не миновала и вооруженные силы, где были казнены несколько десятков офицеров, некоторые из них лишь потому, что не смогли справиться с возрастающей волной иранского терроризма в стране, другие же пали жертвами стандартного обвинения в заговоре против режима. Хусейну удалось изолировать южную часть Ирака, не допуская иностранных, особенно иранских, паломников к священным шиитским местам. О степени его беспокойства свидетельствует тот факт, что из страны было выслано около ста тысяч иракских шиитов.

Эти контрмеры не произвели никакого впечатления на революционный режим в Иране. В ответ на угрозу Саддама Хусейна отомстить за покушение на жизнь Азиза, аятолла Хомейни 9 июня 1980 года призвал иракских шиитов свергнуть "правительство Саддама". Министр иностранных дел Ирана, Садег Готбзаде, сообщил в тот же самый день, что его правительство приняло решение уничтожить баасистский режим в Ираке. Та же тема была снова затронута через два дня иранским президентом Абул Хасаном Банисадром, который также предупредил, что если обстановка на границе ухудшится, Иран начнет войну. Иранский министр обороны открыто обрисовал некоторые перспективы вероятной иракско-иранской войны.

- Если иранская армия войдет в Ирак, - сказал он, - иракские шииты встретят ее с распростертыми объятиями.

К тому времени ирано-иракская конфронтация уже вступила в новую фазу, со стычками вдоль общей границы. В августе они превратились в тяжелые бои с участием танков и артиллерии и с воздушными ударами.

Подрывная деятельность Ирана вообще и длительные, все более ожесточенные приграничные стычки в частности привели Саддама Хусейна к заключению, что у него нет другой альтернативы, кроме как обуздать иранскую угрозу с помощью полномасштабной войны. Столкнувшись второй раз за десять лет с решимостью Ирана нарушить статус-кво в регионе по своему собственному проекту и сохранив горькие воспоминания о вооруженном конфликте с Ираном в начале 1970-х годов, Хусейн всерьез сомневался, сможет ли его режим выдержать еще одну длительную, изнуряющую конфронтацию с Ираном. К этим соображениям прибавлялась уникальная природа нового теократического режима в Иране. Шах, при всей своей военной мощи и честолюбивых планах, представлялся Хусейну разумным, хоть и малоприятным человеком. Конечно, его цели были противоположны национальным интересам Ирака, и достижение оных неизбежно происходило за счет Ирака. Однако, шах не пытался убрать баасистский режим, и его вмешательство во внутренние дела Ирака было ограниченным и предназначалось исключительно для демонстрации военного превосходства Ирана перед Ираком. Как только стремления шаха к гегемонии в Заливе были признаны, можно было заключить сделку (пусть и невыгодную для Ирака) и более или менее рассчитывать, что обе стороны будут соблюдать ее условия.

Напротив, революционный режим в Тегеране был соперником совершенно иного типа - действующим неразумно, с бескомпромиссной идеологией в качестве мотива. Он преследовал цели, совершенно неприемлемые для Хусейна и сбрасывающие его со счетов. Духовным лицам не нужна была лишняя территория, не говоря уже о расчленении Ирака. Их экспансионизм был духовным, и, в отличие от шаха, они были непреклонны в решении свергнуть Хусейна и светский режим баасистов. Все больше и больше убеждаясь в действительных целях иранского режима, Хусейн понял, что не сможет примириться с превосходством Ирана, которое он молча признал в 1975 году. Теперь такое превосходство могло, в конце концов, привести к его краху, а скорее всего, к его физическому уничтожению. Поэтому он пришел к выводу, что единственный способ сдержать иранскую угрозу - это воспользоваться временной слабостью Ирана после революции и поднять ставки с обеих сторон, прибегнув к открытой, поддерживаемой всей мощью государства военной силе. 7 сентября 1980 года Ирак обвинил Иран в обстреле иракских приграничных городов с территорий, по Алжирскому соглашению принадлежащих Ирану, и потребовал немедленной эвакуации иранских сил из этих районов. Вскоре после этого Ирак двинулся "освобождать" эти спорные районы и 10 сентября объявил, что эта миссия выполнена. Через неделю Хусейн формально аннулировал Алжирское соглашение. Теперь война была практически неизбежна.

Решение Хусейна воевать было принято как бы нехотя и без всякого энтузиазма. Похоже, он решился на эту войну вовсе не для осуществления заранее обдуманного "великого плана", а был втянут в нее своим неизбывным страхом за собственное политическое выживание. Война не была его скоропалительным выбором, но крайней мерой, к которой он прибегнул только после всех других попыток отклонить давление Ирана. Это был упреждающий шаг, рассчитанный на использование временной оказии, средством избежать иранской угрозы его режиму, безжалостный и рассчитанный акт использования иракского народа в качестве живого щита, чтобы защитить его политическое будущее. Если Саддам, помимо сдерживания иранской угрозы, лелеял еще какие-то планы, а это не исключено, то они отнюдь не были причиной для начала войны, они были делом второстепенным.

Хусейн вторгся в Иран из страха, а не из алчности: уже весной 1980 года он публично упоминал об угрозе распада Ирака на три мелких государства - суннитское, шиитское и курдское. При взгляде назад оказалось, что эти опасения были сильно преувеличены, так как большинство иракских шиитов презрительно игнорировали воинствующий вид ислама, навязываемый Хомейни. Однако, если принять во внимание волнения среди шиитов в конце 1970-х гг., мощное давление Ирана на режим Баас и параноидальное стремление Хусейна обеспечить свое политическое долголетие, его тревоги жарким летом 1980 года были вполне объяснимы.

Насколько Хусейн не хотел нападать на Иран, ясно отразилось в его военной стратегии. Вместо того, чтобы нанести иранской армии решительный удар и попытаться опрокинуть революционный режим в Тегеране, он стремился локализовать войну, урезать цели, средства и задачи своей армии. Его территориальные цели не простирались за пределы Шатт-эль-Араба и небольшой части Хузистана. Что касается средств, вторжение осуществлялось менее чем половиной иракской армии - пятью из двенадцати дивизий. Вначале Хусейн воздерживался от поражения целей, имеющих гражданское и экономическое значение, нападая исключительно на военные объекты. И только после того как иранцы ударили по невоенным целям, Ирак ответил тем же.

Саддам Хусейн надеялся, что быстрые, ограниченные, но все же активные действия убедят иранский революционный режим отказаться от попыток его свергнуть. Проявляя сдержанность, он как бы сигнализировал о своих оборонительных целях и о намерении избежать тотальной войны в надежде, что Тегеран ответит тем же или, может быть, даже захочет достигнуть соглашения. Как говорил Тарик Азиз:

- Наша военная стратегия отражает наши политические цели. Мы не хотим ни разрушать Иран, ни навсегда его оккупировать, потому что эта страна сосед, с которым мы всегда будем связаны географическими и историческими узами и общими интересами. Поэтому мы полны решимости избегать любых необратимых действий.

Это стремление принимать желаемое за действительное привело к тому, что Хусейн не понял, как следует вести такую войну. Вместо того, чтобы приказать своим войскам наступать до тех пор, пока позволяли их возможности, он добровольно сдержал их продвижение через неделю после начала военных действий и объявил о желании вести переговоры о соглашении. Это нежелание использовать первоначальные военные успехи Ирака привело к ряду печальных последствий, которые, в свою очередь, изменили весь ход войны. Оно спасло иранскую армию от решительного поражения, обеспечило Тегерану выигрыш во времени для реорганизации и перегруппировки и оказало удручающее действие на боевой дух иракской армии и, следовательно, на ее боевые операции. И самое главное, робкое вторжение Ирака не поставило под угрозу революционный режим и не утихомирило аятоллу Хомейни.

Разумеется, большинство правительств дали бы достойный отпор вооруженной иностранной интервенции, но революционный режим, подвергшийся нападению, естественно, должен был отреагировать еще яростнее, поскольку он не достиг еще стопроцентной легитимности и имел множество внутренних врагов. История показывает, что нападение на нестабильное гражданское общество, к тому же охваченное революционным пожаром, имеет тенденцию объединять сограждан, ибо внутренние враги ему представляются менее опасными, чем внешние. Как и французы, почти на два столетия раньше, иранцы направили национальный и религиозный пыл на сопротивление внешней угрозе. Вместо того чтобы стремиться к скорейшему примирению, власти в Тегеране воспользовались нападением Ирака, чтобы спешно уладить свои внутренние конфликты, притупить борьбу за власть в своих собственных рядах и подавить сопротивление своему режиму. В результате Хусейну пришлось заплатить гораздо более высокую цену за ту ограниченную оккупацию, на которую он рассчитывал. Впрочем, он и сам откровенно признал через месяц после начала военных действий, когда, казалось бы, добился несомненного успеха:

- Несмотря на нашу победу, если вы сейчас меня спросите, нужно ли было вступать в эту войну, я скажу: лучше бы мы ее не начинали. Но, к сожалению, у нас не было другого выхода.

Ему следовало бы придерживаться общеизвестной мудрости и не развязывать войну с государством, где произошла революция. Но поскольку Саддам считал, что его политическое будущее под угрозой, он не проявил тут особой проницательности. Впоследствии ему пришлось дорого заплатить за свою недальновидность.

Глава восьмая

Саддам. Хусейн и аятолла Хомейни

Еще с тех пор как в конце XVIII века война превратилась из состязания профессиональных армий в столкновение между народами, ведение ее стало во многом зависеть от состояния национального духа. Никакой режим не может выдержать длительной войны, если значительная часть народа ее не поддерживает и не готова на любые жертвы.

Саддам Хусейн это всегда понимал. Он рассчитывал, что иракский народ можно сплотить вокруг дела, чрезвычайно важного для нации. Но у него не было иллюзий относительно желания народа идти на любые жертвы ради сохранения его личной власти. Война с Ираном возникла прежде всего из-за враждебности между Хусейном и Хомейни, и уже поэтому не приходилось надеяться на поддержку иракского народа, тем более шиитского большинства. Экспорт иранской исламской революции не угрожал Ираку как национальному государству. Наоборот, престарелый аятолла объявил Хусейна и руководство Баас "врагами общества". У Хомейни не было территориальных претензий к Ираку. Он всего лишь хотел заменить "неверных" вожаков в Багдаде благочестивым ортодоксальным руководством.

И Хусейн не считал, что его репрессивный государственный механизм достаточен для мобилизации страны для изнурительной войны, которую он развязал впервые в современной истории Ирака. Он слишком хорошо знал, что террор может заставить людей выйти на улицы с фантастическими лозунгами в поддержку режима, но он не сможет заставить их доблестно сражаться на войне вдали от своей собственной территории. Когда разразилась война с Ираном, необходимо было убедить иракцев, что они воюют за правое дело.

Чтобы убедить своих подданных, что его решение воевать было принято ими самими, образ и голос Хусейна стали вездесущими на всей территории Ирака и при любых повседневных занятиях. У иракского народа не было никакой возможности избежать чрезмерного присутствия "президента-воина" с того момента, когда они заглядывали в утреннюю газету, затем по дороге на работу и до вечерней семейной встречи перед телевизором или у радиоприемника. Они видели его на передовой рядом с ракетными установками, видели его отечески обнимающим малышей, видели в ипостаси государственного деятеля, встречающегося с главами государств, в роли полководца, обсуждающего военные планы, в обличий трудолюбивого чиновника в сверхмодном костюме, в образе простого крестьянина, помогающего фермерам убирать урожай с серпом в руке. Его портреты до такой степени наводнили страну, что возник популярный анекдот о том, что население Ирака составляет на самом деле 28 миллионов: 14 миллионов иракцев и 14 миллионов портретов Саддама Хусейна. Школьники пели хвалебные гимны и декламировали оды, прославляющие жизнь под "благодатным солнцем Президента-Главнокомандующего". Статьи в газетах и научные труды начинались и заканчивались подобострастным прославлением "великого героя, бесстрашного командира, мудрого политика", "чье имя будет вписано золотыми буквами в анналы истории". Члены Национального собрания, раболепного иракского парламента, собственной кровью подписывали клятву верности Саддаму Хусейну.

Культ личности не был уникальным явлением на Ближнем Востоке. В этом регионе, где лидеры часто имеют большее значение, чем государственные институты, феномен очередного "Государство - это я" - отнюдь не чужеродное вкрапление. И все же Хусейн довел эту традицию до невиданных высот пропаганды и подневольного подхалимажа. Он был одновременно и отцом нации, и ее славным сыном, яростным воином и мудрым философом, радикальным революционером и образцом правоверного мусульманина.

В этом последнем качестве Хусейн проявил себя как человек на все времена. Напялив на себя одежды религиозного благочестия, этот абсолютно светский и современный лидер, дотоле один из самых стойких поборников мирской идеологии, стал изображать из себя образцового магометанина. Иранские обличительные инвективы, направленные против Баас, говорил он, совершенно необоснованны. Партия не только ничего не имеет против религии, но, напротив, "черпает свой дух на небесах". Ислам и арабский национализм неразделимы, утверждал Хусейн, и любая попытка их разделить равнозначна применению идей Шуубии к современным условиям (Шуубия - течение в исламской истории, возникшее в Иране и отрицающее культурное превосходство арабов). Кто, кроме арабов, страстно уверял он, "нес и защищал знамя ислама, пока он не распространился до самых отдаленных уголков земли, включая ту землю, по которой сейчас ходит Банисадр?" И кто мог лучше воплотить в своей личности эту бессмертную связь между исламом и арабским национализмом, чем он, Саддам, прямой потомок пророка Мухаммеда?

Следовательно, рассуждал Саддам, невероятно, чтобы истинное исламское движение было враждебно арабскому национализму и лично ему. То, что Иранская революция проявляла такую необузданную враждебность, заставляло серьезно сомневаться в его исламских притязаниях. На самом деле, полагал он, муллы были заинтересованы отнюдь не в распространении исламских идеалов. Скорее ими двигало желание повернуть ход исламской истории, зачеркнуть битву при Кадисии (635 год н. э.), где малочисленная арабская армия поставила на колени мощную Персидскую империю и заставила ее принять ислам. Чего не понимают современные "шуубисты" в Тегеране, предупреждал он, так это того, что "когда столкновение является патриотическим и национальным долгом, мы будем непоколебимы". Должна состояться вторая Кадисия, и потомок Пророка, Саддам Хусейн, заменит великого мусульманского военачальника прошлого, Саада ибн-Али-Ваккаса, чтобы преподать персам урок истории.

Пророк был не единственной исторической личностью, "завербованной" в попытке представить Хусейна как воплощение иракского и панарабского национализма. Великие доисламские месопотамские правители, такие как Хаммурапи, Саргон и Навуходоносор, использовались таким же образом. Навуходоносор, вавилонский царь, который в 587 г. до н.э. взял Иерусалим и разрушил еврейский храм, вызывал особенный восторг Хусейна. Преобразованный иракским президентом в "великого арабского вождя, который воевал с персами и евреями", Навуходоносор воплощал все, к чему стремился Хусейн - славу, завоевания, единовластное владычество "от Залива до Египта" - и, самое главное, был символом явного иракского патриотизма и всеарабского национализма. Говоря словами самого Хусейна: "Клянусь Аллахом, я действительно мечтаю об этом и желаю этого (выступить в роли Навуходоносора). Для любого человека это честь - мечтать о такой роли... Это напоминает мне, что любой человек с широкими взглядами, верой и такой чувствительностью может действовать мудро, но практично, и, осуществив свои цели, стать великой личностью, которая сделает свою страну великой державой. Вспоминая о Навуходоносоре, я прежде всего помышляю о великих возможностях арабов и о грядущем освобождении Палестины. Ведь и Навуходоносор был арабом из Ирака, пусть и древнего Ирака. Именно Навуходоносор привел плененных еврейских рабов из Палестины. Вот почему каждый раз, когда я думаю о Навуходоносоре, я хочу напомнить арабам, особенно иракцам, об их исторической миссии".

Характер Саддама Хусейна отличался некоторыми особенностями, но наивность не была присуща ему. Несмотря на его страстную риторику о второй Кадисии, он серьезно сомневался в том, что его кампания самовосхваления заставит соотечественников с готовностью последовать примеру их славных предков и "умереть на коне". Поэтому, как только между Ираком и Ираном развернулись военные действия, Хусейн сделал все от него зависящее, чтобы последствия войны не сказывались на населении в целом. Вместо того чтобы сконцентрировать большую часть ресурсов Ирака на военных усилиях и, подобно Ирану, подчеркивать доблесть жертвы, иракский президент пытался доказать своему народу, что он может одновременно и вести войну, и поддерживать в стране повседневную деловую атмосферу. Для того чтобы продолжать свои амбициозные планы развития, начатые до войны, он поднял расходы на социальные нужды с 21 миллиарда долларов в 1980 году до 29,5 миллиардов в 1982. Львиная доля этого расширенного бюджета (в 1980 он составлял всего 19,9 миллиардов долларов) тратилась на гражданский импорт, чтобы не допустить нехватки товаров.

В результате такой политики ("и пушки, и масло") крупное военное наступление на поле брани почти не ощущалось в тылу. Напротив, в стране процветание, экономическая активность, к восторгу многочисленных иностранных подрядчиков, особенно западных, преспокойно откусывающих внушительные куски от все растущего пирога иракской экономики. Строительные проекты всех видов, начатые до войны, быстро осуществлялись, бешеными темпами превращая Багдад из средневекового города в современный. Повседневная жизнь в столице никак не менялась. Светомаскировка, введенная в начале войны, была вскоре отменена, так как серьезно поврежденная и порядком истощенная иранская авиация не могла расширять войну вглубь Ирака. Продукты, в основном, были в изобилии, и черный траурный цвет на улицах Багдада встречался редко. Самыми заметными признаками войны было все растущее число женщин в правительственных учреждениях и возросшее количество азиатских и арабских рабочих, устремившихся в Багдад, чтобы заменить иракцев, выполнявших свой долг на фронте.

Разумеется, попытка изолировать население Ирака от трудностей войны не могла быть вполне успешной. В конце концов, народ численностью всего в 14 миллионов вряд ли мог совершенно не замечать многотысячных потерь (даже власти вынуждены были признать, что урон составляет около 1200 человек в месяц). Однако меры, предусмотренные Хусейном, во многом смягчали для иракского общества тяготы войны, а те, кто непосредственно участвовал в боях или пострадал лично, щедро вознаграждались властями. И без того высокий жизненный уровень офицерского корпуса повысился в очередной раз, военные имели льготы при покупке машины или дома. А семьи погибших получали бесплатную машину, бесплатный участок земли и беспроцентную ссуду для постройки дома.

Устраняя возможное общественное недовольство войной при помощи такой внутренней политики, Хусейн уделял большое внимание единственному государственному органу, который мог бы принести серьезную опасность его режиму - армии. Заставив своих сотрудников последовать его примеру и носить всегда военную форму вместо щеголеватых костюмов, он преобразил Совет революционного командования в свой военный штаб, таким образом сохраняя жесткий контроль над ходом боевых действий. Видимо, этот контроль и страх, владеющий полевыми иракскими командирами и неизбежный в условиях тоталитарной системы, были главными причинами их несамостоятельности и безынициативности. В быстро меняющейся боевой ситуации командиры были не способны принимать самостоятельные решения и постоянно обращались в вышестоящие штабы за распоряжениями и консультациями.

Первоначально Саддам Хусейн рассчитывал на быстрый успех. Но уже через несколько недель после начала военных действий стало ясно, что план "блицкрига" провалился. 5 октября 1980 года Ирак заявил о своей готовности вернуться к исходным позициям, однако ответа на это предложение из Тегерана он не получил. Война продолжалась. При этом иракские вооруженные силы не проявляли способностей к ведению наступательных операций современного типа. По оценке западногерманского журнала "Шпигель", офицеры Саддама Хусейна показали себя дилетантами, не способными обращаться с современной военной техникой. Ирак не сумел использовать своего преимущества ни в танках, ни в авиации.

Уже в январе 1981 года Иран осуществил свое первое успешное контрнаступление. Иранская армия, хотя и ослабленная после революции, неожиданно для Саддама Хусейна обнаружила высокий боевой дух и стойкость. Результатом сочетания национализма персов, всегда пренебрежительно относящихся к арабам и ущемленных иракским вторжением на их землю, а также религиозного фанатизма, стало сплочение иранского общества вокруг аятоллы Хомейни.

В сентябре 1981 года Иран перешел к массированным контрнаступательным операциям. В ходе их иранское военное командование начинает применять тактику "людских волн". В авангарде наступающих двигались отряды басиджей (добровольцев-смертников), состоящие в основном из 14-17-летних мальчишек. После артиллерийской подготовки они шли в "психическую атаку" сплошной лавиной, не обращая внимания на яростный огонь иракцев, подрывались на минных полях, расчищая тем самым путь для прохождения дорогостоящей бронетанковой техники.

В середине 1982 года началась новая и более опасная стадия в борьбе Хусейна за свое политическое выживание. От "второй Кадисии" не осталось ничего, кроме догорающих остатков военных орудий, почти 100 000 иракских трупов, оставшихся на поле битвы, и толп военнопленных в иранских лагерях. И что было еще хуже для Хусейна, политику "пушек и масла", возможно, самую главную опору иракского национального духа, пришлось отменить из-за того, что военные расходы истощали финансовые резервы страны, из-за снижения нефтяных доходов как следствия войны с Ираном и всемирного переизбытка нефти; эту потерю увеличило то, что Сирия перекрыла иракский нефтепровод на Банияс в Средиземном море (Дамаск был тогда ближайшим арабским союзником Ирана), что снизило ожидаемые доходы Ирака от нефти на 5 миллиардов долларов. Притом, что экспортные доходы Ирака упали с 35 миллиардов долларов до войны до 3 миллиардов в конце 1983 года, правительству пришлось отказаться от большой доли не самых значительных трат и ввести режим строгой экономии. Поэтому импорт гражданских товаров упал с высшей точки в 21,5 миллиарда долларов в 1982 году до 12,2 - в 1983 и 10-11 миллиардов в год с 1984 по 1987 гг.

Как ни странно, но, с другой стороны, военные неудачи Ирака помогли Хусейну сплотить вокруг себя нацию. Как только Ирак перестал сражаться на чужой земле, но стал защищать свою, в войсках возродился боевой дух, и моральная стойкость народа необычайно укрепилась. Хусейну удалось избежать позора поражения, и он смог изобразить войну как героическую всенародную оборону, а тем самым и всего арабского мира, против фанатичного и агрессивного врага, который неуклонно отвергал все мирные инициативы. В этом ему помогало всевозрастающее высокомерие революционного режима в Тегеране. Муллы не только с ходу отвергали одну за другой миролюбивые потуги Ирака, но объявили основной задачей войны не только свержение Саддама Хусейна, но и 150 миллиардов долларов репараций и возвращения на родину 100 000 шиитов, высланных из Ирака перед началом войны.

Другим фактором, смягчившим пагубные последствия поражения, была способность режима обеспечить достаточный приток товаров широкого потребления и продолжать щедро обеспечивать родственников жертв войны, несмотря на введение режима строгой экономии. Однако этот успех был результатом не финансового искусства Саддама, а всевозрастающего регионального и международного страха перед исламской республикой, что дало Ираку доступ к международным рынкам и щедрые "займы" у государств Залива.

Задолго до войны Хусейн старательно добивался поддержки своей позиции со стороны арабских государств, особенно в Заливе. Он утверждал, что борьба против режима Хомейни не была ни персональной вендеттой, ни мероприятием одного Ирака. Скорее, это была защита восточного фланга арабского мира против злобного и агрессивного врага. Если Ираку не удастся удержать Иран у ворот арабского мира, он не будет единственной жертвой Иранской революции; персидские фундаменталисты поглотят весь Залив.

Заявления Хусейна о всеарабском деле были уже показаны и прокламированы в его Национальной Хартии от февраля 1980 года, которая пропагандировала, среди всего прочего, коллективный арабский отпор любой агрессии против арабского государства; эти претензии были еще откровенней подтверждены первоначальными требованиями Ирака об окончании войны. Когда 28 сентября 1980 года, менее чем через неделю после начала военных действий, Хусейн в первый раз заявил о готовности начать мирные переговоры с Ираном, его условия, сосредоточенные на невмешательстве Ирана во внутренние дела Ирака, включали передачу Объединенным Арабским Эмиратам трех арабских островов в устье Залива, оккупированных Ираном в 1971 году. Можно только догадываться, стал бы Хусейн настаивать на этом требовании, если бы Иран согласился прекратить боевые действия и свое давление на иракский режим. Ясно, однако, что даже на этой стадии своей карьеры Саддам понимал, как полезно связывать свои личные цели с более широкими арабскими вопросами: это уловка, которую он впоследствии довел до крайности во время кувейтского кризиса. К созданному им образу Ирака как бастиона арабизма государства в Заливе вынуждены были относиться серьезно.

С первых дней своего правления в Иране Хомейни не скрывал своего презрения к династиям в Заливе и своей решимости покончить с ними.

"Ислам провозглашает монархию и требует передачу власти неверными и неполноценными режимами столпам исламизма", - объявил он, возбудив громадную волну шиитских волнений по всему Заливу. В ноябре 1979 и феврале 1980 года в шиитских городах богатой нефтью саудовской провинции Хаса произошли массовые беспорядки, приведшие к десяткам жертв и закрытию шиитских районов. Подобные же беспорядки произошли в Бахрейне летом 1979 и весной 1980 года, а Кувейт стал ареной постоянной террористической и подрывной деятельности.

В этих печальных обстоятельствах монархам стран Залива было все труднее отвергать "защиту", предлагаемую сильным северным "братом" Ираком, который всего лишь лет пять назад открыто требовал их казни. Очевидно, они подумали, что краткое и решающее военное столкновение будет наименьшим из зол. Каким бы ни был риск, оно могло ослабить две самые мощные державы в Заливе и охладить мессианский пыл Ирана.

Поэтому летом 1980 года Кувейт открыто стал на сторону Багдада, а во время первого государственного визита Саддама Хусейна в Саудовскую Аравию в августе 1980 года, он, вероятно, получил благословение короля на предстоящую кампанию против Ирана. Когда война разразилась, эти два государства сразу же поддержали Ирак, и их солидарность с Ираком крепла по мере возрастания иранской угрозы. К концу 1981 года Саудовская Аравия уже потратила на Ирак приблизительно 10 миллиардов долларов, а Кувейт к этому добавил еще 5 миллиардов. В годы войны такая поддержка достигла примерно 50 миллиардов, и было очевидно, что эти займы давались с пониманием того, что, по крайней мере, часть из них так и не будет возвращена. К тому же Саудовская Аравия и Кувейт продали для Ирака какое-то количество нефти и позволили использовать свои порты для доставки товаров в Ирак и из Ирака, когда в начале войны для него был перекрыт доступ в Залив.

Саудовская Аравия даже позволила использовать свою территорию для строительства иракского нефтепровода к Красному морю, позволив Багдаду, таким образом, обойти гегемонию Ирана в Заливе и экспортировать значительное количество нефти. Хотя Хусейн никогда не был доволен размерами саудовской и кувейтской помощи и стремился обвинить эти страны (не говоря уже о прочих государствах Залива) в том, что они "паразитируют" на "героической борьбе Ирака ради арабского народа", тем не менее, он, безусловно, не мог бы обойтись без их вклада в его военные действия. Без финансовой и тыловой поддержки саудовцев и кувейтцев Хусейн вряд ли мог бы справиться со всевозрастающими экономическими трудностями Ирака.

Как военное мастерство может пойти во вред, так как кажется чересчур угрожающим, так же и явная уязвимость может в какой-то мере оказаться полезной и снискать поддержку. Эта "сила слабого", полученная Ираком после его унизительного изгнания из Ирана, была мастерски использована Хусейном для укрепления своего режима. Рисуя перед своими соседями и всем миром апокалиптическую картину охваченного войной фундаменталистского Ближнего Востока, ему удалось добиться от самых невероятных союзников, чтобы они сделали все от них зависящее, лишь бы Ирак не проиграл войну. Советский Союз, самый решительный возможный союзник Ирака, ответил на иракское вторжение в Иран объявлением своего нейтралитета и эмбарго на поставки оружия в Багдад, но возобновил отправку оружия в середине 1981 года, когда мятник качнулся в пользу Ирана. Через год после начала грозных набегов Ирана ручеек советских военных поставок превратился в бурный поток. Москва даже предложила экономическую помощь Багдаду. В ответ Хусейн объявил общую амнистию коммунистам и многих из них выпустил из тюрем.

Соединенные Штаты, прервавшие дипломатические отношения с Ираком после Шестидневной войны, тоже не уклонились от военной помощи Ираку. В феврале 1982 года Багдад был вычеркнут из американского списка государств, "поддерживающих международный терроризм", таким образом была проложена дорога для значительной активизации торговых отношений между Ираком и США. Через три месяца, когда муллы в Тегеране обдумывали вторжение в Ирак, государственный секретарь США Александр Хейг строго предупредил Иран насчет распространения войны. Французы пошли на шаг дальше в поддержке Ирака. Разговаривая с Ираном не слишком строго, они, безусловно, стали на сторону Ирака с начала войны, прилагая немалые усилия, чтобы обеспечить растущие потребности Ирака в коммерческих кредитах и военной технике: за первые два года войны Франция поставила в Ирак оружия на 5,6 миллиарда долларов. Эту щедрость понять нетрудно. Поскольку долг Ирака Франции увеличился с 15 миллиардов франков в 1981 году до 5 миллиардов долларов в 1986, сохранение Саддама Хусейна было не только вопросом сдерживания исламского фундаментализма, но и первейшей экономической необходимостью.

В своих отношениях с соседями и великими державами Хусейн продемонстрировал тот же самый гибкий прагматизм, который обильно вознаградил его в 1970-х годах. Например, удаление Западом Ирака из списка государств, поддерживающих терроризм, привело к высылке Саддамом из Багдада печально известного международного террориста Абу Нидаля. Со своей стороны, иракские средства массовой информации значительно сократили свои яростные атаки на Соединенные Штаты как ведущую державу "мирового империализма", облегчив, таким образом, восстановление дипломатических отношений между Ираком и США. Действительно, несмотря на свое давнее утверждение, что двусторонние отношения с Соединенными Штатами будут восстановлены только тогда, когда будут удовлетворены интересы "арабского народа", Хусейн шел на это, если ему это было выгодно. Ни одна страна не является островом, сказал он своим подданным, и технический, и экономический прогресс Ирака будет серьезно задержан без внешней поддержки. Кроме того, доказывал он, этот шаг был важным для установления мира. Но, так или иначе, никто не имеет права указывать Ираку, как себя надо вести; Ирак будет поддерживать дружеские отношения со всяким, кого он сочтет подходящим для своих национальных (скорее, чем панарабских) интересов. На карту было поставлено политическое будущее Саддама, и допускалось все, что было необходимо для его благополучия. Когда речь шла о выживании, никакой принцип и никакая политика не были препятствием.

Щедрый отклик Америки не заставил себя ждать. В декабре 1984 года, всего лишь через месяц после восстановления дипломатических отношений, вновь открывшееся посольство США в Багдаде начало снабжать иракские вооруженные силы очень нужными секретными сведениями. Одновременно Вашингтон почти удвоил свои кредиты на пищевые продукты и сельскохозяйственное оборудование - с 345 миллионов долларов в 1984 году до 675 миллионов в 1985; в конце 1987 года Ираку был обещан миллиардный кредит, самый большой заем такого рода для отдельной страны во всем мире.

Очень показательно то, как Хусейн использовал американскую поддержку, чтобы укрепить свое собственное положение. Всякий раз, когда американская разведка помогала иракским вооруженным силам предотвратить или отразить иранское наступление, успех тотчас же приписывался военному гению Хусейна. Если же Ираку не удавалось должным образом использовать бесценную информацию, вина сваливалась на Соединенные Штаты, которых обвиняли в том, что они умышленно вводили Багдад в заблуждение. Такие обвинения время от времени проскальзывали, даже когда Ирак добивался военного успеха, чтобы подчеркнуть военную проницательность Верховного командующего.

Эта тенденция доить корову и одновременно бить ее, ставшая отличительной особенностью политики Хусейна, была ярко проиллюстрирована его реакцией на захват Ираном полуострова Фао в феврале 1986 года, который следует считать одной из серьезнейших неудач Ирака в этой войне.

Когда некоторые из его армейских командующих начали резко критиковать его за излишний контроль над военными операциями, мешающий своевременным действиям при неожиданных переменах обстановки, Хусейн мгновенно направил гневный перст на Вашингтон. Соединенные Штаты, доказывал он при помощи своих ближайших сатрапов, специально дали Ираку ложную информацию об иранском наступлении, чтобы продлить войну на неопределенное время. Ловко вычислив американское раздражение по поведению упрямых иранских мулл, Саддам понял, что Соединенные Штаты стерпят его оскорбления, чтобы поддержать свои региональные интересы.

Эпизодические наскоки Хусейна на Соединенные Штаты вряд ли могли замаскировать то, что к середине 1982 года он из прагматических соображений во многом отказался от своей мнимой защиты всеарабского дела. Если в марте 1979 года Хусейн, тогда еще официально второй человек в государстве, с восторгом принимал встречу на высшем уровне в Багдаде, которая исключила Египет из Лиги арабских государств из-за его мирного договора с Израилем, то три года спустя он призвал своих арабских союзников снова принять отверженного в их ряды. Вряд ли следует удивляться этой полной смене настроения, учитывая тот факт, что за время войны Египет превратился в одну из самых прочных скал, к которой Хусейн мог привязать свои надежды на выживание.

Поставки оружия между двумя странами установились к концу 1980 года, когда Саддам Хусейн поступился своим самолюбием и обратился к отверженному египетскому президенту Анвару Садату с просьбой о военной поддержке. Садат, хотя и публично осудил вторжение Ирака в Иран, согласился удовлетворить просьбу Хусейна, оправдывая свое решение выражением благодарности за поддержку Египта Ираком в 1974 году, когда Египет был подвергнут советскому эмбарго на вооружения. Значительные количества египетского оружия и запчастей прибыли в Ирак в 1981 году, и не прошло и года, как Египет поставил в Ирак военного снаряжения и материалов на миллиард долларов. К 1983 года общая стоимость египетской военной помощи достигла 2,7 миллиардов долларов, и еще одна сделка на 2 миллиарда была документально оформлена в 1985 году. Говорили, что около 30 000 египетских "добровольцев" были направлены в иракские вооруженные силы, и больше миллиона египетских рабочих обслуживали перенапряженное иракское хозяйство. В марте 1984 года Египет обещал Ираку всю необходимую материальную помощь, а через год, когда Ирак столкнулся с одним из самых крупных иранских наступлений за всю войну, египетский президент Хосни Мубарак приехал в Багдад вместе с королем Иордании Хусейном, чтобы выразить свою глубокую солидарность.

Саддам не остался в долгу. В 1984 и затем в 1985 году он повторил свой призыв о восстановлении Египта в Лиге арабских стран.

- Арабская солидарность, - горячо доказывал он, - никогда не будет полноценной без Египта. Он слишком велик и важен для нас, чтобы не допускать его в арабский лагерь. Кроме того, Мубарак не Садат. Он достойный человек, и его вклад во всеобщее арабское дело гораздо значительнее, чем многих арабов, беспрерывно разглагольствующих об арабизме.

Старания Хусейна в защиту Египта закончились успехом, когда в ноябре 1987 года саммит Лиги арабских стран в Аммане позволил государствам Лиги восстановить дипломатические отношения с Египтом. Ирак быстро воспользовался этой возможностью, и за ним последовал остальной арабский мир, за исключением двух твердокаменных арабских государств, Сирии и Ливии, а также Ливана. Проложив дорогу к возвращению Египта в основной поток арабской политики, не поступаясь при этом договором с Израилем, Хусейн не только расплатился за щедрую помощь Египта и укрепил стратегический союз между двумя странами, но ему удалось также подвергнуть остракизму в арабском мире своего давнего врага - Хафеза Асада.

Если потепление в иракско-египетских отношениях включало примирение с дотоле кощунственной идеей о мире с Израилем, оказалось, что Хусейн согласен даже "отужинать с дьяволом" в бесконечных поисках способа, как выстоять. Разумеется, он использовал бы любую возможность, чтобы втянуть Израиль в конфликт. В связи с войной с Ираном он утверждал, что именно "сионистское образование" ее разожгло, с одной стороны, агитируя мулл напасть на Ирак, а с другой, сообщая Багдаду ложную информацию (через бывших генералов шаха, бежавших из Ирана после революции) о действительной мощи иранских вооруженных сил, что именно Израиль дал Ирану оружие, необходимое для ведения войны. Что могло бы служить лучшим доказательством "сионистско-персидского" тайного сговора, спрашивал он, чем разрушение Израилем иракского ядерного реактора в июне 1981 и разоблачения 1986 года относительно участия Израиля в поставках в Иран американского оружия (так называемое дело "Иран-Контрас")? Связав Израиль с конфликтом в Заливе, Хусейн смог добиться двух важных пропагандистских целей: представить свою войну как панарабский крестовый поход во имя палестинского дела, несмотря на то, что иракские войска были направлены на Тегеран, а не на Иерусалим, и высмеять духовный авторитет Хомейни, представив его как "сионистскую марионетку". Способность порождать подобные выдумки и распространять их с глубокой убежденностью и сознанием собственной правоты была у Саддама поистине феноменальной.

И все же одновременно направляя свои стрелы на Израиль, Хусейн пытался умиротворить еврейское государство. В 1982 году он сбросил мантию отверженного и участвовал во встрече глав арабских государств в Фесе, которая молчаливо признала разрешение арабо-израильского конфликта при помощи двух стран - Израиля и Палестинского государства на Западном берегу и в секторе Газа. Он даже зашел так далеко, что высказался за общественное одобрение мирных переговоров между арабами и Израилем, подчеркивая, что "ни один арабский руководитель не стремится к уничтожению Израиля" и что любое решение конфликта потребует "существования надежного государства для израильтян". Будто бы для того, чтобы подчеркнуть законность заботы Израиля о своей национальной безопасности, тогдашний посол Ирака в Соединенных Штатах Низар Хамдун распространял иранскую карту предполагаемого Ближнего Востока, на которой прямо указывалось, что ирано-иракская война была первым шагом на длинной дороге, ведущей к "освобождению Иерусалима и окончательного уничтожения Израиля".

Случайно или нет, но распространение иранской карты совпало с тайными попытками Ирака добиться согласия Израиля на то, чтобы проложить нефтепровод по иорданской территории до порта Акаба. Так как Акаба расположена в Иордании, но прямо на израильской границе, Израиль легко мог бы помешать экспорту иракской нефти через этот порт, а заодно и воспрепятствовать притоку оружия в Ирак. Следовательно, согласие Израиля на этот проект стало важным условием его осуществления. В феврале 1985 года по инициативе американского инженерного концерна "Бехтел", который хотел получить контракт на строительство иракского нефтепровода, швейцарский бизнесмен израильского происхождения господин Раппопорт обратился к тогдашнему премьеру Израиля Шимону Пересу с просьбой, чтобы Израиль не мешал проекту. Что произошло в израильских коридорах власти, остается тайной. Официальное американское расследование этого дела через несколько лет предположило, что Израилю предложили 700 миллионов долларов в рассрочку на десять лет за его согласие на постройку иракского нефтепровода. Ходили даже слухи, что ту немалую сумму предлагали Партии Труда Переса, а не израильскому правительству. Перес, гневно отвергающий эти намеки, тем не менее, признал, что обсуждал этот вопрос с соответствующими членами кабинета, включая министра обороны Рабина и министра иностранных дел Шамира. Как бы там ни было, через две недели после встречи с Раппопортом Перес подписал письменное соглашение, что Израиль не будет мешать иракскому проекту. Это, однако, не устроило Хусейна, которому нужны были ни больше ни меньше как абсолютные гарантии полной финансовой компенсации в случае израильского нападения на нефтепровод. Поскольку американские дельцы не могли этого обещать, проект, в конце концов, осуществлен не был. Саддам рискнул бы поверить Израилю, только получив именно то, чего хотел. Если же нет, он просто попытался бы добиться цели иначе. Неудавшаяся попытка 1985 года не помешала Хусейну еще раз обратиться к Израилю по американским каналам. В марте 1986 года, через месяц после страшной катастрофической сдачи полуострова Фао, когда казалось, Иран вот-вот прорвет иракскую линию обороны, сообщали, что Саддам проявил живейший интерес к "Трутню", уникальному израильскому беспилотному разведывательному мини-самолету. Американские усилия убедить Израиль, что вооружение Ирака ему только на пользу, поскольку, по их представлению, Ирак был основным препятствием на пути исламского фундаментализма, а также злейшим врагом израильского недруга Сирии, потерпели полную неудачу. Убежденные в том, что Ирак - их непримиримый враг, считая, что Иран - все еще самая "крупная премия" в Заливе, те, кто принимал решения в Иерусалиме, не соглашались ни поставить Ираку разведывательный самолет, ни продать ему советское оружие, захваченное в предыдущих арабско-израильских войнах. Тем не менее, признаки иракской заинтересованности в связях с Израилем продолжались до самой осени 1987 года, но постепенно прекратились, встретив холодный прием в Израиле, а также благодаря существенному улучшению военных позиций Багдада из-за советской и западной помощи.

Могла бы более благосклонная позиция Израиля привести к прорыву в иракско-израильских отношениях или нет, сказать трудно. Арабы часто обвиняют западных обозревателей в том, что они недооценивают глубину арабского, а следовательно, и иракского, сочувствия Палестине. Но это сочувствие почти не просматривалось в поведении Хусейна во время ирано-иракской войны. Совсем наоборот. Гибкость Хусейна в отношении арабо-израильского конфликта, не говоря уже о его переговорах с Израилем в 1982 году, когда израильская армия громила опорные пункты палестинцев в Ливане, ясно отражает беспринципную готовность Саддама подчинить даже самые священные арабские запреты сиюминутным соображениям политической выгоды.

Более того, покушение на жизнь израильского посла в Лондоне Шломо Аргова, совершенное террористической группой Абу Нидаля, базирующейся в Багдаде, которое разожгло Ливанскую войну 1982 года, да и плачевное положение ООП после "Черного сентября", было задумано Саддамом Хусейном. Невероятно, чтобы Абу Нидаль (который позже был выслан из Багдада) провернул такую операцию без согласия своего хозяина. Кроме того, все тогда знали, что любое нападение палестинцев на объекты в Израиле неизбежно привело бы к всеобщему пожару. Израиль публично заявил о своей решимости ликвидировать палестинскую военную угрозу своим гражданским поселениям в Галилее и ждал только повода, чтобы выполнить свое обещание.

Что мог выиграть Хусейн, предоставив министру обороны Израиля Ариелю Шарону долгожданный предлог, чтобы обрушить израильские войска на палестинские и сирийские силы в Ливане? Внимание Ирака было отвлечено от войны на "предательское нападение сионизма и империализма" на братские мусульманские государства, которые одновременно оказались основными арабскими союзниками Тегерана. Но даже если бы Тегеран не оправдал его ожиданий, столкновение Израиля с Сирией и палестинцами все равно ослабило бы двух самых видных союзников Ирана, защитив, таким образом, западную границу Ирака от давнего соперника.

Прагматические маневры Саддама оказались достаточными, чтобы привлечь мировое сообщество на сторону военных действий Ирака. Однако Саддам чувствовал крайнюю личную уязвимость после "добровольного ухода" из Ирана в июне 1982 года, поэтому в борьбе за выживание он использовал в полной мере свою изобретательную жестокость. В попытке неразрывно связать иракское руководство со своей политикой он предпринял беспрецедентный шаг и созвал чрезвычайное совместное заседание СРК, Регионального и Национального управления Баас и военного командования в свое отсутствие, и собравшиеся обратились к Ирану с просьбой о прекращении огня. Предсказуемый отрицательный ответ Ирана явился новым напоминанием о судьбе, ожидающей все иракское руководство в случае победы Ирана. И все же Хусейн не доверял своим сообщникам даже в таких чрезвычайных обстоятельствах. На Девятом региональном съезде партии Баас, созванном в конце июня 1982 года после восьмилетнего промежутка, чтобы еще раз подтвердить свой абсолютный контроль над партией и государством, он перетряс основные центры власти в стране. Восемь из шестнадцати членов СРК были устранены, а семеро из них были также выведены из Регионального управления партии. Таким же образом был вычищен кабинет, восемь министров которого были заменены. Самой символической переменой было изгнание из СРК и из кабинета генерала Саадуна Шейдана, последнего из офицеров, приведших Баас к власти в 1968 году.

Любопытно, однако, что эти перемены не сопровождались обычными проявлениями насилия. Никого из пострадавших не посадили и не казнили, а многие получили компенсацию в виде выгодных не правительственных постов. Единственным исключением был министр здравоохранения, Рияд Ибрагим Хусейн, казненный летом 1982 года.

Правительство утверждало, что министр был казнен за извлечение прибыли от продажи негодных лекарств. Но все в Багдаде считали, что министр заплатил самую высокую цену за свои слова, которых никак нельзя было говорить. Сообщалось, что во время заседания кабинета он предложил, чтобы Саддам Хусейн временно уступил место Ахмеду Хасану аль-Бакру, чтобы проложить дорогу к переговорам о прекращении огня. Как говорили, иракский президент никак не выразил своего раздражения от такого еретического предложения.

- Давайте в соседней комнате обсудим это дело, - предложил он.

Министр согласился, и они вдвоем вышли. Через минуту послышался выстрел, и Хусейн один вернулся на заседание, как будто ничего не произошло. Вопрос о его отставке больше не поднимался.

Лично ли, или нет, Хусейн застрелил министра здравоохранения, но этот случай, несомненно, подтвердил один из главных компонентов культа его личности - обладание оружием. В иракском обществе, где ценятся мужские качества, отсутствие военного образования или опыта - это серьезный недостаток для будущего руководителя. Чтобы преодолеть эту зияющую брешь в своей биографии и восполнить свои мужские качества, Хусейн умело поддерживал народный миф о его виртуозном владении оружием и постоянной готовности его использовать. Саддамовская клика без конца рассказывала, как он получил свой первый пистолет в десятилетнем возрасте, когда решил уехать из деревни матери и вернуться в дом Хейраллаха, и как, будучи молодым революционером, он сумел в течение целого дня, пока у него не кончились патроны, противостоять десяткам агентов, охотившихся за ним. Бытовали и рассказы о том, как он собственноручно застрелил нескольких предателей, таких как министры-коммунисты и министр здравоохранения. Одна из самых выразительных легенд о том, как Хусейн владеет оружием, относится к заседанию Национального собрания богатым событиями летом 1982 года. Согласно легенде, когда Хусейн выступал на собрании, он заметил, как один человек из слушателей передал другому записку. Не раздумывая, президент выхватил пистолет и застрелил их обоих. Его догадка о том, что в записке шла речь о его убийстве, оказалась верной.

Для тех, кого не останавливала эта демонстрация президентской решимости, у Хусейна были припасены расстрельные спецкоманды. Летом 1982 года было казнено примерно 300 высокопоставленных офицеров, тогда как многие другие были изгнаны из армии. В интервью западногерманскому журналу "Штерн" Хусейн признал казнь двух командиров дивизий и одного командира бригады за то, что он назвал "пренебрежением своим долгом". Военные неудачи также были официальным объяснением репрессий против командующих всех четырех корпусов иракской армии год спустя. Кто-то же должен был заплатить за иракские военные поражения!

Хусейн также подавил последние остатки шиитской оппозиции. Летом 1983 года он арестовал приблизительно 90 членов известной семьи эль-Хаким, родственников Ходжата эль-Ислам Мухаммеда Бакра эль-Хакима, главы Верховного совета Исламской Революции Ирака (ВСИРИ), высланной военной группировки, обучаемой и руководимой Ираном. Шестеро из задержанных были казнены, а высланный руководитель получил личное сообщение от Саддама, грозящее ему дальнейшими казнями, если тот будет продолжать свою подрывную деятельность; угроза была выполнена через два года, когда были убиты еще десять человек из семьи Хакима.

Однако к этому времени шиитская опасность для режима фактически исчезла. На самом деле поведение шиитов во время войны показало, что подозрения Хусейна были сильно преувеличены. Шииты не только совсем не приветствовали своих самозванных освободителей, но сражались плечом к плечу со своими суннитскими соотечественниками, чтобы отразить персидскую угрозу. Поэтому, за исключением отдельных террористических актов дышащей на ладан "Давы" и организованного Ираном ВСИРИ, с которыми легко было справиться, шиитское сообщество скрепило свой общественный договор с иракским государством кровью своих сыновей. И речи не было о том, чтобы они сражались на стороне Ирана против своих арабских братьев. Пойми Хусейн этот настрой шиитов, войны вообще могло бы не быть. При том, как обстояли дела, он мог сопровождать отдельные репрессивные жесты против шиитов регулярными проявлениями великодушия. Важным символическим актом доброй воли была гарантия, что на выборах в Национальное собрание и в 1980, и в 1984 годах, приблизительно 40 процентов избранных будут шиитами и что спикером законодательного собрания из 250 членов тоже будет шиит. Что касается материальных благ, Хусейн прилагал большие усилия, чтобы повысить жизненный уровень шиитов и реставрировать их святые места. Особенное внимание было уделено гробнице Али Ибн-Аби-Талиба, святого имама шиитов, которая была обложена особым мрамором, привезенным из Италии.

Хусейн также обнаружил, что курдская угроза в первые годы войны оказалась менее грозной, чем он раньше думал. Племенная и языковая раздробленность курдов, равно как и давняя вражда между двумя основными группами сопротивления, КДП Масуда Барзани и ПСК Джалала Талабани, исключали совместную стратегию курдов и давали режиму возможность натравливать их друг на друга. И только после того как Иран предпринял свое первое крупное наступление на Курдистан летом 1983 года, курдская оппозиция стала настоящей головной болью для центрального правительства. И все же даже тогда Хусейну удавалось успешно разделять две курдские организации. В то время как на КДП обрушились зверские репрессии и приблизительно 8 000 из клана Барзани находились в заключении, ПСК всячески обхаживался с помощью немалых финансовых подачек и двусмысленных политических обещаний. В конце 1983 года переговоры между правительством и ПСК закончились мирным соглашением. В соглашении, содержание которого так и не было официально обнародовано, правительство якобы согласилось провести "свободные и демократические выборы" в законодательный и исполнительный советы автономного района Курдистан, а также выделить 30 процентов государственного бюджета на возмещение ущерба, причиненного войной. В ответ ПСК обязывался сформировать народную армию в 40000 человек "для защиты Курдистана от внешнего врага".

Однако очень скоро Талабани обнаружил, что Хусейн его обманул и не имеет ни малейшего желания ни восстанавливать Курдистан, ни предоставлять ему автономию. Разочарованный и злой, он прекратил переговоры с правительством, пренебрег своими разногласиями с Барзани и присоединился к КДП в борьбе против режима. Таким образом, к началу 1985 года Хусейн столкнулся с весьма серьезным мятежом в Курдистане. В последней отчаянной попытке отклонить курдское (и в меньшей степени шиитское) восстание, иракский президент провозгласил всеобщую амнистию "всем иракцам, вовлеченным в деятельность, враждебную своей стране". Когда лишившиеся иллюзий курды отнеслись с пренебрежением к этому заявлению, на них обрушились поистине кошмарные репрессии. Постоянно, по мере все больших военных неудач, кампания против курдов превратилась в настоящий геноцид. Были казнены не только 8 000 "пленных", захваченных в 1983 году вместе с сотнями других членов курдской оппозиции, но правительство снова начало систематически изгонять мятежное население с обжитых мест. К концу ирано-иракской войны летом 1988 года больше половины деревень и многочисленные города в Курдистане были снесены, а их население депортировано. Около полумиллиона курдов были помещены или в легко контролируемые поселения вблизи главных городов в Курдистане, или в концентрационные лагеря в пустыне на юго-западе Ирака.

Под руководством двоюродного брата Хусейна со стороны отца, Али Хасана эль-Маджида, в этой карательной кампании против беззащитного гражданского населения широко использовалось химическое оружие, включая горчичный газ, цианид и нервно-паралитический газ табун. О первых операциях такого рода сообщалось в мае 1987 года, когда приблизительно 20 курдских деревень были отравлены газами. Через месяц несколько курдских деревень на захваченной иранской территории получили то же самое "лекарство"; 100 человек были убиты и 2 000 пострадали. Самая ужасная атака произошла в марте 1988 года, когда угроза крупного иранского прорыва в Курдистане заставила Хусейна применить газ в беспрецедентном масштабе против курдского города Халабджи. Когда плотное облако газа, разбрызгиваемого иракскими самолетами, поднялось в небо, иранцы тотчас же отправили в город телевизионные бригады, и весь мир убедился в подлинных масштабах страшного уничтожения людей. В тот день было убито пять тысяч человек - мужчин, женщин, детей и младенцев. Пострадало около 10 000 человек.

Конечно, курды были не единственными жертвами химического арсенала Ирака. Иранские войска подвергались газовым атакам еще в 1982 году. Как ни странно, Хусейн проявлял гораздо большую осмотрительность при использовании химического оружия на поле брани, чем против своего собственного гражданского населения. Химическое оружие использовалось только в крайних случаях, когда не было другого способа сдержать иранское наступление.

Та же самая осмотрительность наблюдалась и в налетах на иранские населенные пункты. Они, были ограничены в масштабах, интенсивности и продолжительности, и им обычно предшествовала предупредительная кампания, чтобы дать возможность Ирану переменить планы или эвакуировать население. Когда казалось, что ситуация выходит из-под контроля, как во время жестоких ударов против иранских и иракских городов, так называемой Первой войны городов в феврале 1984 года, Хусейн быстро достиг соглашения с Ираном не бомбить без разбора гражданское население и сравнительно строго соблюдал это соглашение. Более того, он не доводил до логического конца превосходство иракских вооруженных сил и часто отводил войска как раз именно тогда, когда его стратегия начинала давать положительные результаты. Наиболее яркой иллюстрацией этого, казалось бы, нелогичного поведения является, наверное, Вторая война городов (март и апрель 1985), когда иракская кампания была внезапно приостановлена, хотя она принесла успех, вызвав широкие демонстрации в Тегеране против иранского правительства. Стратегия Саддама сбивала с толку наблюдателей, она, казалось, шла вразрез с логикой и практикой военных действий.

И все же причиной этой сдержанности были не соображения нормы или морали, но весьма прагматические мотивы. Хусейн охотно использовал химическое оружие всякий раз, когда считал это необходимым, и у него по этому поводу не было никаких нравственных угрызений. Как сказал об этом генерал Махер Абдель Рашид, один из самых выдающихся иракских командиров во время войны и впоследствии тесть Кусэя, младшего сына Саддама: "Если вы даете мне пестицид, чтобы тучи насекомых надышались им и были уничтожены, я его пускаю в ход". Саддам, однако, не хотел настраивать против себя своих арабских союзников (в особенности Саудовскую Аравию и Кувейт), опасавшихся, что Иран расширит зону конфликта из-за химических атак Ирака. Поговаривали, что и Советский Союз убеждал Ирак избегать рискованной эскалации войны. Сдержанность Хусейна показывала также, что он не хотел подвергать опасности свои воздушные силы, так как серьезные потери (особенно среди его пилотов) могли нанести ощутимый удар по самому эффективному резерву иракских вооруженных сил. Несомненно, на расчеты Хусейна влияла и острота реакции Ирана на бомбардировки его населенных пунктов. Хотя масштаб и интенсивность ответных ударов Ирана не могли сравниться с налетами Ирака (после 1982 года у Ирана оставалась только горсточка боевых самолетов), даже слабые ответные налеты Ирана выявляли неустойчивость морального духа иракского населения и мешали Хусейну изолировать тыл от фронта. В общем, осмотрительность Хусейна отражала его основное желание ограничить войну, чтобы сохранить свою власть и иностранные поставки и не нанести непоправимый вред будущим ирано-иракским отношениям.

Все эти соображения были отброшены в 1986 году. Столкнувшись с катастрофическими поражениями на фронте - падением Фао в феврале и города Мехрана на центральном фронте через четыре месяца - и понижением мировых цен на нефть, весьма ощутимым для ослабленной иракской экономики, Хусейн еще раз взмолился о мире. Он будто забыл о своих прежних притязаниях на лидерство в Заливе, не говоря уж о своих панарабистских идеях. Кроме туманных намеков на будущее ирано-иракское сотрудничество в Заливе (о его прежних требованиях вернуть Ираку остров в Заливе), условия Хусейна о заключении мира вращались вокруг безопасности для его режима, а именно взаимных гарантий об уважении к избранной форме правления обеих стран. Когда Тегеран остался столь же непреклонным в своем решении его свергнуть, Хусейн, очевидно, решил, что необходимо сделать невыносимой жизнь иранского населения. В соответствии с этим он осуществил серию воздушных налетов на стратегические центры Ирана, главным образом - на его основной нефтяной экспортный терминал на острове Харк и крупные города - Тегеран, Исфахан и Керманшах. 12 августа 1986 года иракские воздушные силы провели первую успешную бомбардировку иранского нефтяного терминала на острове Срии (в 1(50 милях к северу от Ормузского пролива), показав таким образом Тегерану, что Ирак может добраться до любого стратегического объекта.

Ирак также преумножил нападения на гражданские пароходы и особенно танкеры, плывущие в Иран и из него. Хусейн начал в 1984 году так называемую танкерную войну с целью сместить войну с безуспешных наземных операций в новую и потенциально более перспективную область. Конечно, обе стороны нападали на торговые суда с самого начала войны: с сентября 1980 и до февраля 1984 было зарегистрировано 23 иракских и 5 иранских нападений. Однако только в 1984 году произошло 37 иракских и 7 иранских нападений.

Танкерная война отличалась от предыдущей кампании против судоходства не только по масштабу, но и по стратегической мотивировке. В отличие от предыдущих атак Ирака на невоенные суда, когда Саддам всего лишь пытался убедить Иран в бесполезности продолжения войны, новая танкерная война имела определенную задачу - вовлечь в войну действующих лиц извне, особенно западные державы, в надежде, что они поддержат Ирак или помогут в достижении мирного соглашения. Видимо, первоначальной идеей было при помощи интенсификации атак спровоцировать Иран на крайние действия, например, на попытки закрыть Ормузский пролив, что вынудило бы западных потребителей нефти непременно вмешаться.

Эти попытки Хусейна обострить конфликт не оправдались. Понимая цели новой иракской стратегии, Иран не только избегал всяческих попыток блокировать Ормузский пролив, но и старался реагировать сдержанно; он воздерживался от публичного признания нападений на гражданские суда и подчеркнул, что не заинтересован в закрытии пролива, так как: "Исламская республика Иран первая же пострадает от такого шага". Иранские морские атаки были ограничены в основном судами, торговавшими с Саудовской Аравией и Кувейтом, в надежде, что эти две страны, которые больше других экономически поддерживали Багдад, окажут на Ирак экономическое давление, чтобы он прекратил свои боевые действия в водах Залива.

К разочарованию Хусейна, осторожность Ирана привела к тому, что западные державы практически не вмешались. Хотя расширение танкерной войны усилило обеспокоенность США и, как сообщали, привело к пересмотру некоторых планов, конкретных действий не последовало. И только в конце 1986 года, после активизации иракской кампании против экономических объектов Ирана, иранская непримиримость дала трещину. Ответив на разбой Ирака в Заливе аналогичными действиями, Тегеран до того запугал Кувейт, что тот обратился к обеим супердержавам с просьбой защитить танкеры от морских нападений; в марте 1987 года Соединенные Штаты сообщили кувейтскому правительству, что согласны эскортировать через Залив 11 танкеров с условием, что они будут идти под американским флагом, а через месяц Кувейт зафрахтовал три танкера у СССР, и они плавали под флагом СССР. К концу 1987 года Ирану противостояла солидная многонациональная армада из почти 50 военных кораблей.

Защищенный Западом от мести Тегерана, Хусейн смог усилить свои атаки на суда, идущие в Иран, и на иранскую нефтяную инфраструктуру практически безнаказанно. Он делал это в надежде на то, что Иран рано или поздно даст Западу повод обрушить на него свою силу. Хотя это ожидание не оправдалось, так как Тегеран изо всех сил старался показать свой интерес в деэскалации (за исключением мелкого столкновения между американским и иранским судами, прямой конфронтации между США и Ираном удавалось избегать до апреля 1988 года, когда американский военный флот потопил несколько иранских военных судов), иракское давление все больше вредило иранской экономике, тогда как многонациональное присутствие в Заливе вызывало у иранского руководства ощущение изоляции и безнадежности.

К счастью для Хусейна, "мирный лагерь" внутри иранского руководства получал все более ощутимую поддержку у иранской общественности. Бесцельность войны была окончательно осознана иранцами примерно в середине 1982 года, когда они больше не защищали свою территорию, но вели боевые действия на земле Ирака. Экономические неурядицы, вызванные войной, пробудили глубокое раздражение по мере того, как основных товаров становилось все меньше, а черный рынок и коррупция процветали. Растущие потери усугубляли глубокую усталость от войны.

На упадок морального духа в Иране указывало всеобщее недовольство, в том числе резкое уменьшение количества добровольцев в самом конце 1984 и антивоенные и антиправительственные демонстрации, особенно в середине 1985 года. Особенно резко упал моральный дух в 1987 году, когда режим не сумел эффективно отразить ракетные атаки Ирака на населенные пункты. Сокращение числа добровольцев для фронта приняло угрожающие размеры после дорогостоящей, но неудачной попытки зимой 1987 года захватить Басру. Растущее недовольство среди бедняков, бывших основной поддержкой режима, особенно удручало религиозных иранских вожаков.

Народное недовольство отразилось в советах революционного режима Ирана уже в середине 1982 года, когда свободная коалиция военных и политических деятелей начала сомневаться в логичности перенесения войны в Ирак из-за человеческих, материальных и политических потерь. По мере того как падал национальный дух, скептические голоса звучали все явственней. Тем не менее, понадобилось почти пять лет растущего недовольства, прежде чем власти полностью признали бесполезность конфликта.

Однако признание неизбежности пришло после решающего удара из Багдада. Видя свет в конце туннеля впервые с начала войны, в феврале 1988 года Саддам отдал приказ о самой зверской из возможных кампаний. В течение следующих двух месяцев свыше 150 ракет и многочисленные авианалеты истерзали самые крупные иранские города. Ирак почти не рисковал, осуществляя такую эскалацию. Иран не был способен на наземное наступление из-за недостатка добровольцев, не мог он и распространить войну на внутренние районы Ирака, поскольку стратегически сильно ему уступал. Единственное, что мог сделать Тегеран - это умножить нападение на суда, идущие в Ирак; но это означало бы риск прямой конфронтации с Соединенными Штатами, а этого Иран не желал.

Действительно, бомбежки городов окончательно сломили упорство Ирана. К поголовному бегству жителей из столицы присоединились государственные служащие, правительство было парализовано, и национальный пыл окончательно иссяк. Вскоре это привело и к полному нежеланию армии воевать. В апреле 1988 года, после почти шести лет обороны в наземной войне, Ирак перешел в наступление и за 48 часов ожесточенных боев снова занял полуостров Фао, потеря которого в 1986 году была самой большой неудачей Багдада в войне. Эта крупная психологическая победа для Хусейна - отвоеванный Фао ознаменовала окончательный поворот в ходе войны. Вскоре последовала новая серия военных успехов: в мае Ирак выбил иранцев из Саламанчеха (к востоку от Басры), а через месяц отвоевал у них острова Маджнун, удерживаемые Ираном с 1985 года. В начале июля Ирак выбил из Курдистана остатки иранских войск, а в конце того же месяца вернул себе маленькую полоску иранской территории в центральной части ирано-иракской границы.

После этих неудач муллы в Тегеране стали просить своего духовного вождя, чтобы он освятил прекращение военных действий. Ирак - не единственный враг Ирана, доказывали они, пытаясь убедить престарелого аятоллу примириться с немыслимым. Ведь всемирная коалиция империалистических сил, возглавляемая Великим Сатаной (Соединенными Штатами), жаждала иранской крови. А следовательно, учитывая социальное и экономическое положение Ирана, любое продолжение войны только играет на руку агрессорам и подвергает опасности великие завоевания Исламской революции. Что лучше доказывает жестокость империалистов, твердили они, чем тот факт, когда военный флот США сбил иранский гражданский самолет и при этом погибли 290 невинных пассажиров?

Казалось, эти аргументы убедили Хомейни, что свержение его смертельного врага не произойдет| при его жизни. 18 июля 1988 года, после года уверток и колебаний, Иран принял резолюцию Совета безопасности № 598 о прекращении огня в ирано-иракской войне. Через месяц замолчали орудия на общей границе. Самая смертельная к тому времени угроза для политического выживания Саддама Хусейна была на время устранена.

После восьми лет войны, которую он начал, Саддам мог заявить о решающем успехе. Несмотря на его часто непонятную, а иногда и пораженческую стратегию, Хусейну удалось достигнуть нескольких заметных политических успехов. Он показал себя трезвым и прогрессивным арабским лидером, противостоящим наплыву безрассудных и фанатичных орд из Ирана, чьей открыто провозглашаемой политикой был "экспорт" их Исламской революции. Это завоевало ему финансовую и военную поддержку консервативных соседей в Заливе и почти всего международного сообщества. Он оказался вероломным политическим игроком, чье неустанное радение о собственном благополучии позволило ему вести войну без правил, как он считал нужным, и одновременно проводить расправы внутри страны, как бы они ни грозили падением национальной устойчивости. Он был убежден, что ни одна жертва не чрезмерна, если укрепляет его власть - посему он не щадил ни военных, ни гражданских. Он покончил с конфликтом, только когда его политическое положение было гарантировано - по крайней мере, на ближайшее будущее.

Глава девятая

Вождь и "ближний круг"

Как и другие диктаторы, обладающие самодержавной властью, такие как Сталин и Гитлер, у которых господство основывалось на идеологии, пронизывающей каждую грань жизни общества, Саддам Хусейн основывал свою личную власть на партии Баас. Его логика, как и у его предшественников, была ясной и четкой: так как партия обладает организованной структурой и идеологической основой для контроля над действиями и настроениями людей, она будет контролировать массы и государственный аппарат, а он, Хусейн, будет контролировать партию.

С этой целью Баас была преобразована из крошечной партии, в которой насчитывалось 2 тысячи человек с малой опорой в народе, в массовую организацию. Она хвасталась, что у нее около 25 000 полноправных членов и 1,5 миллиона сторонников. Однако этот впечатляющий рост мощи партии сопровождался постоянной потерей ее влияния на подлинные рычаги власти. За годы своего пребывания у власти - и в качестве фактического лидера при президенте Бакре, и на самом высоком посту - Саддам полностью подчинил Баас своей воле, выхолостил ее правящие учреждения и сократил ее общенациональный аппарат, принимающий решения, до одного человека, окруженного покорной группой близких соратников. Он добился этого, предотвращая любое несогласие при помощи систематических чисток и подчинив все области внутренней и внешней политики единственной цели - своему политическому долголетию.

Саддам всегда считал, что дорога к общенациональному раболепию должна начинаться с воспитания молодых, которые еще не были "испорчены устаревшими идеями".

- У мальчика и у юноши еще нет общественного сознания и политической принадлежности, - провозгласил он, став президентом, - стало быть, партия и государство должны быть их семьей, их отцом и матерью.

Поэтому иракских детей буквально с детского сада учили терминологии Баас и, разумеется, обожанию их славного вождя. Вырастая, они вступали в различные юношеские партийные организации, где им старательно промывали мозги идеологией их президента, воспитывающей ненависть к иностранцам и "антиимпериализм". Их учили не только никому не доверять, но и способствовать проникновению партии в семью, бдительно наблюдать за поведением родителей и быть всегда готовыми донести властям, если те поведут себя "не правильно". В этом отношении ужасающая картина тоталитарного государства из книги Джорджа Оруэлла "1984" стала реальностью в современном Ираке. Как однажды заметил Саддам:

- Помимо других способов и средств, вы должны вовлекать взрослых с помощью их сыновей. Учите студентов и учеников спорить с родителями, если они услышат, как те обсуждают государственные тайны... В каждый угол надо поставить сына революции с надежным глазом и твердым разумом, получающего указания из штаба революции.

С таким идеологическим фундаментом, заложенным в ранней юности, следующим шагом для иракского гражданина было его вовлечение в организационную структуру партии. Поскольку Баас, по популистским рассуждениям Хусейна, представляет всеобщую волю, в ее ряды нужно вовлечь как можно больше иракцев. Как он образно выразился:

- По воле Аллаха мы никого не оставим за бортом корабля, ибо на этот раз корабль достаточно велик, чтобы вместить весь Ирак.

Одним из способов заполнить "большой корабль" был тот неоспоримый факт, что членство в партии стало необходимым для общественной карьеры, ибо небаасисты освобождались от своих должностей и заменялись преданными членами и сторонниками партии. Все государственные органы - армия, бюрократический аппарат, даже профсоюзы и массовые организации - полностью подчинялись партии. В январе 1980 года было создано специальное бюро для массовых организаций под эгидой СРК. Одной и самых заметных организаций, входящих в бюро, стал Национальный союз иракских студентов, целью которого было чинить препоны иракским студентам-диссидентам за границей. Чтобы сократить количество таких потенциальных диссидентов, стипендии для обучения за рубежом давались исключительно членам партии, а "нарушителям" грозило 15-летнее каторжное заключение.

Более того, тысячам учащихся, не принадлежавшим к Баас, отказывали в приеме в иракские вузы и техникумы или же исключали из них. Образование превратилось в фарс, поскольку высокопоставленные партийные работники вынуждали преподавательский состав присуждать степени их родственникам или другим партийным работникам. Сам Саддам именно таким манером стал дипломированным юристом.

Партийная служба, однако, предъявляла свои требования. Тогда как членство на низшем уровне было доступно всем, с немногими привилегиями и многочисленными обязанностями, полноправное членство было ограничено специальным кругом "немногих избранных", достигших высокого уровня "зрелости". Не всякому дано было достичь этой стадии, для которой требовалось, по крайней мере, пять-десять лет упорной работы и абсолютной преданности. Тем, кто не докажет этой беспрекословной преданности, грозит статья 200 уголовного кодекса, которая предполагает смертную казнь за такие "преступления" как выход из Баас и вступление в другую партию, за сокрытие прежних политических взглядов после вступления в Баас или хоть подобие связей с другими политическими группировками. Чтобы обеспечить надежность баасистов, члены партии подвергаются постоянному наблюдению со стороны их бдительных товарищей, которые с удовольствием сообщают о любой "подозрительной" деятельности соседей, коллег, друзей и даже членов семьи.

Методы, применяемые для обеспечения абсолютной верности в рядах Баас, бледнеют по сравнению с тем, как партия обращается с политическими диссидентами, воображаемыми и реальными. Учитывая, что каждый седьмой в Ираке является членом партии того или иного ранга, вряд ли будет преувеличением назвать Ирак тоталитарным государством доносчиков. Никто в Ираке не защищен от произвола власти или мстительности недовольных соседей, друзей или даже членов семьи. Анекдот или презрительное замечание о президенте, СРК, партии Баас или Национальном собрании может стоить жизни по государственному декрету от ноября 1986 года, который предусматривает смертную казнь за намеренное и публичное оскорбление в их адрес. Любой человек может быть арестован и оказаться в камере пыток, часто не имея ни малейшего представления, за что именно. Те, кому повезет, могут вскоре вернуться домой без всякого объяснения причины своего отсутствия; менее удачливым может грозить длительное заключение или даже казнь. Эти приговоры, как докладывает "Международная амнистия", скорее всего, выносятся государственными служащими, а не судьями.

Печально известные службы безопасности являются основным орудием, при помощи которого Саддам поддерживает в своем доме порядок. Став главой службы безопасности партии еще в середине 1960-х годов, Саддам превратил этот аппарат в основное средство осуществления своей политической программы. Ослабив влияние армии в партии и вычистив возможных претендентов на лидерство, он позволил сохраниться в качестве политической силы только отделу безопасности. Для того чтобы помешать своему творению восстать против него, Хусейн обратился к тактике "разделяй и властвуй", устроив так, что все отделы его секретных служб работали независимо друг от друга и докладывали ему по отдельности. Это дало ему полный контроль над мощным аппаратом и позволило использовать каждую из секретных служб, чтобы шпионить за другими. В качестве последнего предохранительного клапана Саддам поставил на ключевые позиции в аппарате безопасности своих земляков из Тикрита. Родственным связям он всегда придавал большое значение.

Однако, с точки зрения режима, даже пытаемые и казненные должны быть благодарны за свою судьбу.

- "Каср эль-Нихайя" - красивое место, - сказал Саддам западному корреспонденту, когда его спросили о применении пыток в этой печально знаменитой тюрьме, - это дворец, где в 1958 году были убиты члены королевской семьи. Все время, пока мы находились в подполье, мы надеялись оказаться в этом королевском дворце. Содержаться там - большая честь.

Этот саркастический ответ на вопрос о наказаниях в Ираке получил продолжение, когда генеральный директор министерства культуры и информации отвечал на вопрос датского журналиста о казнях в Ираке. Он сказал:

- Вы предоставляете шпиону возможность провести всю оставшуюся жизнь в тюрьме. Мы предпочитаем освободить его и немедленно даровать ему вечный покой. Разве это не гуманнее?

Саддам считает морально допустимым казнить тех своих подданных, которые осмеливаются посмеиваться над ним.

- Разве закон в вашей стране не наказывает тех, кто пытается оскорбить президента? - спросил он корреспондентку телекомпании Эй-Би-Си Диану Сойер, когда она заговорила на эту тему.

- Нет, господин президент, - ответила она, - тогда половина страны сидела бы в тюрьме.

- И никаких мер не принимается ни к кому, кто оскорбляет президента? продолжал он, не веря своим ушам.

- Нет, их даже показывают по телевизору.

- Ну, - сказал он, по-видимому, потрясенный только что услышанным, - в Ираке президента народ считает символом страны.

Помимо "восточного" образца психологии Саддама, это интервью является иллюстрацией его полного непонимания западных взглядов и ценностей. Такое впечатление подтверждает и следующая история. Арабский журналист, бравший у Саддама интервью, подробно объяснял своему собеседнику, как работает американская политическая система. Терпеливо выслушав, как его гость рассказывает о - системе сдержек и противовесов и разделении на исполнительную, законодательную и судебную власть, Саддам спросил:

- Так с кем же тогда я должен иметь дело?

Сведя роль партии Баас только к поддакиванию и одобрению, Саддам правит страной при помощи небольшой группировки старых партийных соратников и членов семьи, а также более отдаленных родственников из тикритского клана. Глубокая привязанность Саддама к семье своей матери - Тульфахам восходящая к любезным его сердцу воспоминаниям о годах, проведенных в доме Хейраллаха, проявилась в его женитьбе на дочери его дяди, Саджиде, и в том, что он всю жизнь был близок с сыном Хейраллаха, Аднаном. Не были лишены своей доли власти и члены семьи Хусейна со стороны отца, Маджида, и со стороны отчима, Ибрагима. Последним взобрался наверх генерал Хусейн Камель Хасан аль-Маджид, двоюродный брат и зять президента, который занимал пост министра промышленности и военного производства. Честолюбивый и проницательный, молодой и энергичный министр многими считался восходящей звездой, а то и возможным преемником Хусейна. Лучшим показателем возрастающего значения Камеля было то, что он руководил развитием производства нестандартного оружия, включая ядерный проект - "бриллиант" в короне Саддама. Камель также командовал ракетными войсками широкого радиуса действия, где его брат, Саддам Камель, служил полковником. Другой кузен Саддама Хусейна, Али Хасан аль-Маджид, который проводил чудовищную антикурдскую кампанию в 1987-88 годах, несколько месяцев после иракского вторжения занимал должность губернатора Кувейта.

Единоутробные братья Саддама со стороны отчима также служат его режиму. Барзан аль-Тикрити, младший брат Хусейна и самый близкий ему по линии Ибрагимов, был выдвинут на ключевой пост главы имеющей дурную славу партийной разведки ("Мухабарат") уже в 1974 году. Он занимал этот пост до осени 1983, после чего был изгнан и помещен под домашний арест. Васбан Ибрагим, смещенный вместе с Барзаном в 1983 году, был губернатором родной провинции Хусейна Салах эль-Дин (с центром в Тикрите), тогда как Сибави Ибрагим был заместителем начальника полиции. Позднее он был уволен вместе со своими братьями.

Что именно произошло между Хусейном и его братьями по материнской линии в 1983 году, не вполне ясно. Одно из объяснений - то, что они были замешаны в заговоре против своего старшего брата. Согласно этой версии, к Барзану обратилась группа армейских офицеров, предложивших ему президентство, и его братья, соблазнившись, присоединились к нему. Другое объяснение состоит в том, что все трое, особенно Барзан, были изгнаны за то, что не смогли раскрыть заговор против Хусейна. С Барзаном, по крайней мере, такого не должно было случиться: в 1982 году он опубликовал книгу под названием "Неудавшиеся покушения на Саддама Хусейна", в которой он описал семь заговоров против Саддама (некоторые из них имели место до того, как Саддам стал президентом) и обвинил зарубежные страны, включая Иран, Сирию, Соединенные Штаты и Израиль, в тайной подготовке этих "заговоров". Однако некоторые обозреватели полагают, что Ибрагимы попали в немилость не из-за каких-то заговоров или непокорности, а в результате крупной семейной распри Говорили также, что к опале Ибрагимов привела смерть матери Саддама в августе 1983 года, так как она была их главной "защитницей".

То, что последняя версия более вероятна, чем две другие, можно вычислить не только по публичному признанию Саддама, что Барзан не заговорщик, но и по тому факту, что троица не была наказана, а более того, через три года снова получила ключевые посты: Сибави занял прошлое влиятельное положение Барзана в качестве главы "Мухабарата", Васбан стал главой внутренней службы государственной безопасности, а Барзан был назначен представителем ООН в Женеве. Если бы эти трое замышляли заговор против Саддама, такое "возвращение" было бы невозможно.

Хусейн также использовал своих детей в качестве фигурантов в запутанной паутине преданных ему династий. Его старший сын, Удай, женат на дочери Из-зата Ибрагима, заместителя председателя СРК. Его младший сын, Кусэй, был женат на дочери генерала Махера Абдель Рашида, но потом этот брак, по слухам, был расторгнут, поскольку Абдель Рашид впал в немилость, когда его победы в ирано-иракской войне превратили его в угрозу абсолютной власти Саддама. Старшая дочь президента, Рагда, замужем за Хусейном Камелем Хасаном, а младшая, Рана, - за Саддамом Камелем, братом Хусейна Камеля. Считали, что помолвка Рагды с Хусейном Камелем Хасаном в 1983 году вызвала бурную перепалку между Саддамом и его братьями по материнской линии, опасавшимися, что будущий брак укрепит клан аль-Маджида в ущерб им.

У Ибрагимов были веские причины бояться будущего. Жить под властью брата было очень выгодно. Говорили, что когда Аднан Хейраллах умер в 1989 году, у него было больше 500 автомобилей. Его отец и "крестный отец" семьи, Хейраллах Тульфах, нажил сказочное состояние, заставляя землевладельцев продавать ему свою продукцию по бросовым ценам. Ходили слухи, что Хусейн Камель Хасан сколотил миллионы на сделках по поставкам оружия, а старший сын Саддама Удэй использовал свое привилегированное положение, чтобы срывать колоссальные прибыли. По сведениям лондонского еженедельника "Обсервер", в 1985 году он ввез партию коров из Индии без необходимой санитарной документации, и хотя все коровы оказались больными и их пришлось уничтожить, он все-таки получил плату за них. Кроме того, утверждали, что Удэй владеет обширной сетью предприятий, включая национальную мясную компанию, фабрику по производству мороженого и многие производства пищевых продуктов. В 1988 году Удэй урвал больше 20 миллионов долларов в одной сделке, заставив центральный банк продать ему иностранную валюту по официальному курсу и обменяв ее на черном рынке. Его коллекция автомобилей уступала только коллекции его покойного дяди Аднана.

Хотя Саддам не боролся с коррупцией в своем окружении и, очевидно, даже поощрял ее, чтобы при случае легче было прижать своих алчных родичей, он время от времени запускал кампании "против коррупции", дабы успокоить общественное недовольство или показать своим соратникам, кто на самом деле хозяин. Так, казнь министра здравоохранения в 1982 году была официально объяснена спекуляцией, как и увольнение его преемника шесть лет спустя. Точно так же в июне 1986 года бывший мэр Багдада Абдель Вахаб Муфти был повешен по обвинению в коррупции. Хотя совершенно неясно, до какой степени он действительно был коррумпирован, поскольку его казнь совпала с "разоблачением" очередного "сирийского заговора", это лишний раз подтверждало решимость Саддама сохранять "чистоту" своей администрации.

Еще одним способом сокрытия того, насколько глубоко внедрились во власть уроженцы Тикрита, было упразднение в конце 1970-х годов фамилий, выдающих место происхождения. Сам Саддам отбросил место своего происхождения из своей фамилии еще в 1973 году, приняв вместо этого имя своего покойного отца - Хусейн. С тех самых пор он всячески старался скрыть свое глубоко провинциальное происхождение - так ему удобнее было изображать себя символом иракского единства:

- Западные журналисты говорят, что Саддам Хусейн родом из Тикрита. Я с жалостью говорю им: Саддам Хусейн родился в деревне в южной части провинции Тикрит; провинция Тикрит - часть "муфазазы" (района) Салах эль-Дин, и он иракец. Саддам Хусейн родился в "муфазазе" Салах эль-Дин, но он не только сын "муфазазы" Салах эль-Дин, потому что он сын провинции Арбил из Сулеймании, он сын Анбара, Тигра и Евфрата, сын Барады, и Иордании, и Нила, Дамаска и Аммана, Каира и Касабланки, и сын каждого иракского города, и сын иракского народа, иракской земли и иракского воздуха, арабской родины и арабской нации.

Правила игры для команды Хусейна просты и прямолинейны: они отдают своему правителю неограниченную верность и покорность в обмен на видное политическое место и материальные преимущества. Но место на вершине пирамиды шатко и ненадежно. Если преданность члена внутреннего кружка подвергалась сомнению или ежели он обретал чрезмерную популярность, то каким бы ни было его прошлое положение, принадлежал ли он к семье Хусейна или нет, карьера его быстро заканчивалась.

Примером может послужить судьба Аднана Тульфаха, который таинственно погиб при аварии вертолета в 1989 году. В официальном заявлении говорилось, что вертолет попал в песчаную бурю. Этому верят очень немногие. Слишком много высокопоставленных военных встретили свою смерть в подобных катастрофах после ирано-иракской войны. Даже самым доверчивым иракцам трудно было понять, почему в мирное время они теряли больше вертолетов, чем в разгар войны.

Даже для режима, который живет террором, судьба Аднана Хейраллаха крайне примечательна, если учесть его необычайно близкие отношения с Саддамом. Они провели большую часть детства в одном доме и воспитывались как родные, а не двоюродные братья. Именно семилетний Аднан в 1947 году убедил своего неграмотного кузена, тогда десятилетнего, уехать из деревни против воли семьи и учиться в Тикрите.

Дружба была вознаграждена. Отнюдь не блестящий офицер, без всяких военных заслуг, штабной полковник Аднан Хейраллах в 1977 году стал министром обороны и одним из немногих военных представителей в Совете революционного командования и в Региональном управлении. Любые сомнения относительно того, кому он обязан своим продвижением, были рассеяны двумя годами позже, когда Хусейн, уже президент, назначил Аднана заместителем премьер-министра и заместителем главнокомандующего. Аднан Хейраллах отплатил своему благодетелю, обеспечив абсолютную верность вооруженных сил на протяжении всех репрессий в армии. Воистину он был правой рукой Саддама на протяжении всех восьми лет ирано-иракской войны.

И все же ничто из этого не было принято во внимание, поскольку Тульфах, по слухам, стал на сторону своей сестры в семейной распре из-за романтического увлечения Саддама Самирой Шахбандар, бывшей женой председателя Иракских авиалиний, принадлежащего к знатной багдадской семье. В отличие от предыдущих президентских романов, которые старательно маскировались, связь с Шахбандар стала широко известной, угрожая его браку и разрушая старательно созданный имидж верного и преданного своей семье мужа.

Дело усложнилось тем, что старший сын Хусейна, Удэй, решив отомстить за поруганную честь матери, забил до смерти президентского дегустатора, который, помимо гастрономических, выполнял иные, более деликатные поручения. Это он познакомил Хусейна с госпожой Шахбандар и служил связным между любовниками. В ярости Хусейн посадил сына за решетку и заявил, что выдвинет против него обвинение в убийстве, но после крайне эмоционального заступничества своей жены и Аднана Хейраллаха он смягчился и выслал Удэя в роскошную ссылку - в Швейцарию. Этот шаг был представлен обществу как совершенный по просьбе семьи покойного, которая якобы написала президенту, умоляя его прекратить следствие по делу его сына, так как "то, что случилось, случилось по воле Аллаха".

Гнев Саддама нетрудно было понять. Несколько лет он готовил Удэя для высокого поста, а возможно, и к роли своего преемника. Окончив технический колледж в 1984 году с оценкой 99,5 процента, что неудивительно для сына вождя, Удэй стал президентом Университета имени Саддама и главой Иракского Олимпийского комитета. Но его развязное поведение в ряде случаев ставило Саддама в неловкое положение перед общественностью. Говорили, что президентский дегустатор был, по меньшей мере, третьим из убитых им людей. Его первой жертвой стал армейский полковник, который воспротивился попыткам Удэя соблазнить его малолетнюю дочь, а второй был офицер, осмелившийся возразить, когда Удэй стал заигрывать с его женой в багдадской дискотеке. Достаточно странно, что, по извращенной логике президентского дворца, предыдущие убийства Удэя, очевидно, не вызывали возражений, поэтому его мать не поняла, почему Саддам решил наказать сына именно за убийство дегустатора, тогда как на предыдущие он не обратил внимания.

- Зачем его арестовывать? - спросила она, как говорили, своего мужа. В конце концов, это не первое убийство. И он не единственный в семье убивал.

Хотя отношения в семье, в конце концов, наладились (Удэю разрешено было вернуться в Багдад весной 1990 года и занять прежние посты), Хусейн так и не простил Аднану Хейраллаху вмешательства в это дело, поставившее его в неловкое положение. Через несколько месяцев после скандала он яростно набросился на министра обороны, обвиняя его в том, что он не отреагировал должным образом на попытку государственного переворота в начале 1989 года.

По правде говоря, даже если бы не было "дела Шахбандар", Аднан уже был обречен. Помимо прочих ошибок, он совершил непростительный "грех", разделив с Саддамом Хусейном славу за "победу над персидским врагом". За этот грех прощения не было, в чем убедились и некоторые другие выдающиеся генералы. Махер Абдель Рашид и Хишам Сабах Фахри, национальные герои после освобождения полуострова Фао от иранской оккупации в апреле 1988 года, были отстранены от командования несколько позже в том же году - считается, что они либо под домашним арестом, либо казнены. Никому, независимо от степени близости к Саддаму, не дозволено было достигнуть такого положения, которое могло хотя бы теоретически нанести ущерб либо популярности, либо власти президента.

Несмотря на несчастную судьбу Аднана Хейраллаха, на удивление, немногие из "внутреннего круга" Саддама впали в немилость в 1980-х годах, что давало основания полагать, что даже в системе, пронизанной патологической подозрительностью, чувство солидарности, племенное или основанное на страхе, было вытравлено не до конца.

Однако же эта солидарность не основывается на истинной верности. Хусейну не только удалось избавиться, постепенно поднимаясь к абсолютной власти, от всех своих потенциальных соперников и окружить себя раболепными подлипалами, но он также связал свой внутренний круг со своей политикой и, следовательно, со своею судьбой. Таковы были люди, образующие основу режима. Они сделали возможным возвышение Саддама к абсолютизму, получали огромные награды у него на службе и рисковали потерять все в случае его падения. Многие из них играли весьма видную роль в саддамовских репрессиях (можно вспомнить, как Наим Хаддад возглавлял особый трибунал, отдававший приказы о знаменитых казнях в 1979 году). Ходили слухи, что большинство из них брали в руки оружие и участвовали вместе с Саддамом в расстрелах.

Иракская правящая клика еще более сплотилась со своим вожаком во время ирано-иракской войны. Не забывая, что не только их хозяин, но и они тоже были объявлены Тегераном заклятыми врагами, осознавая, как безжалостно Хусейн будет наказывать за нерешительность в эти роковые дни, "ближний круг" сплотился как никогда вокруг единственного человека, который, по их мнению, мог найти выход из положения.

Никто не знал лучше Тарика Азиза о страшных последствиях возможной победы Ирана для него и его соратников, после того как он едва спасся от покушения в апреле 1980 года. Седой господин с обходительными манерами, занимающий с 1983 года пост министра иностранных дел наряду с постом заместителя премьер-министра, многими считался умеренным политиком. Однако этот образ возник больше из-за того, что он бегло и правильно говорит по-английски (у него степень бакалавра Багдадского университета по английскому языку и литературе), а не из-за содержания его заявлений. Христианин в мусульманской администрации, он во многом является созданием Саддама, старательно прислушивается к голосу своего хозяина и подчеркивает его воззрения и цели. В багдадских дипломатических кругах бытует анекдот о том, что во время позднего заседания СРК Саддам повернулся к Азизу и спросил его, который час.

- Какой вам угодно, господин президент, - последовал ответ.

В начале 1970-х годов, будучи главным редактором партийного органа "Эль-Савра", Азиз предоставил газету в распоряжение Хусейна, играя довольно бесстыдную роль в создании публичного образа последнего и оправдывая бесчеловечные действия его службы безопасности. Когда в 1969 году Запад выразил свое негодование по поводу жутких сцен, сопровождавших повешение евреев в Багдаде, Азиз яростно возразил: "Не следует думать, что сотни тысяч, которые с удовольствием приходили смотреть на тела повешенных, варвары или недоумки. Это было бы несправедливой и, кроме того, ложной оценкой. Это событие было проявлением уверенности, демонстрируемой революцией на главной площади Багдада, что невозможное в прошлом стало теперь непреложным фактом". Через десять лет, когда уничтожались коммунисты, Азиз проявил такую же безжалостность:

- Коммунистическая партия в нашей стране не нужна, - сказал он. - Если коммунисты хотят стать мучениками, мы им поможем.

Предшественник Азиза в министерстве иностранных дел, Саадун Хаммади несколько менее одиозная фигура. Один из отцов-основателей иракской партии Баас, престарелый шиит - единственный в свите Саддама человек, обучавшийся на Западе (в 1957 году он получил степень доктора по экономике сельского хозяйства в Висконсинском университете). И все же на протяжении всей своей карьеры он никак не показал, что этот опыт внушил ему хоть какие-то демократические идеалы. С начала 70-х годов он преданно поддерживал Хусейна, помогая ему со своего влиятельного поста министра иностранных дел, на который он был назначен в 1974 году. В 1983 году он подал в отставку по состоянию здоровья, но остался заместителем премьер-министра, членом СРК и доверенным советником президента по экономическим вопросам. Именно ему - во всех этих ипостасях - было поручено деликатное задание: оказывать давление на Кувейт в год, предшествующий вторжению, чтобы тот простил свои займы Ираку во время войны и согласился субсидировать экономическое восстановление страны.

В то время как Азиз и Хаммади разговаривают от имени режима довольно-таки мягко, Таха Ясен Рамадан обычно бряцает оружием. Выпускник Багдадской военной академии, он был уволен из армии из-за своих баасистских наклонностей и стал банковским служащим. Его близкое сотрудничество с Саддамом начинается с середины 60-х гг., когда он помогает ему организовывать партийную милицию, которую возглавит несколькими годами позже. Рамадан, как и его благодетель, искусно владеет приемами антизападной и националистической демагогии и - редкость в окружении Хусейна - был наделен личной харизмой. Это качество помогло ему в определенном смысле пробиться к власти, о чем свидетельствует его пост первого заместителя премьер-министра. Учитывая все это, Саддам старается держать его на коротком поводке. Следующая история ярко иллюстрирует отношение Саддама к Рамадану. "Как раз перед концом ирано-иракской войны президент решил, что все толстые иракцы должны сесть на диету. В прессе публиковался реальный вес каждого министра и вес, которого нужно достигнуть, с призывами поторопиться. Господину Рамадану следовало потерять более 60 фунтов - и он это сделал".

Другой резкий голос в ближнем окружении Саддама - это голос министра информации и культуры Латифа Нуссейфа Ясима. Пятидесятилетний шиит из маленького города Рашидин в провинции Багдад, Ясим вступил в партию Баас в 16 лет, и при Арефе в середине 1960-х годов сидел в тюрьме. В 1974 он стал генеральным директором государственного радио и телевидения. Он использовал это положение, чтобы создать телевизионный образ своего патрона - Саддама Хусейна - и был щедро вознагражден за свои услуги. Когда Саддам стал президентом, Ясим получил важный пост министра информации. Он играл ключевую роль во время кувейтского кризиса, ретранслируя сообщения своего хозяина по всему миру. Его лицо внутри страны еще более неприятно, чем его международный имидж. Иракские политические ссыльные часто ужасаются от его грубостей и от его вульгарного багдадского диалекта.

- Как низко пал Ирак, если такой тип может быть министром информации и культуры, - сказал со вздохом один из них.

Личный опыт Хусейна научил его обращаться очень осторожно со вторым, согласно табели о рангах, человеком в государстве, Из-затом Ибрагимом аль-Дури. Помня, как он сам успешно использовал свою должность заместителя председателя в качестве трамплина к абсолютной власти, Хусейн превратил своего заместителя в чисто церемониальную фигуру, не допуская его к настоящим рычагам власти. В отличие от Хусейна, портрет которого красуется на каждом углу, Из-зат Ибрагим остается, в основном, анонимной личностью; подданные редко видят его по телевизору, слышат по радио или читают его речи в газетах. Этого нетрудно было добиться, поскольку основным достоинством Ибрагима является его абсолютное раболепие перед своим начальником. Довольно необщительный человек, до прихода к власти Баас зарабатывающий на жизнь продажей льда, заместитель не имеет никаких желаний быть выше своего теперешнего положения. Его слабое здоровье также делает маловероятными какие-либо притязания на власть Хусейна. Хусейн ценит Ибрагима за его религиозное благочестие, вследствие чего именно Ибрагим ведет переговоры с шиитским духовенством.

Несмотря на видное политическое положение и материальное благосостояние, люди из близкого окружения Хусейна находятся между Сциллой и Харибдой. Они поставили свое политическое будущее и свои жизни в зависимость от успеха политики Хусейна, но сами они не имеют практически никакого влияния на его решения. Если бы его сместили, они бы почти наверняка пали вместе с ним; если бы они достигли больших успехов, служа ему, он пожал бы плоды их трудов, а им оставалось бы считать себя счастливчиками, если за их успех их не уберут. Итак, "внутренний круг" Хусейна является его эхом, выдавая то, чего он желает, за действительное и заранее поддерживая те решения, которые он намерен принять.

Полицейские государства не склонны обнародовать, как именно они принимают решения. Свидетельства того, что на самом деле происходит в темных коридорах власти, можно узнать только из вторых или третьих рук. Часто это не вполне соответствует действительности. Однако насколько можно узнать, никто из иракского политического руководства и не пикнул, когда Хусейн в сентябре 1980 года решил выступить против престарелого аятоллы Хомейни. Наоборот, внутренний кружок собрался, как овцы вокруг своего вожака, на протяжении всего того напряженного года, предшествующего войне. Когда Хусейн надеялся ограничить иранскую угрозу не воюя, его соратники всем сердцем его поддерживали; как только он решил взяться за оружие, они быстро забыли свою предыдущую умеренность и настаивали на благотворности вторжения в Иран.

Как это было с другими лидерами, страдающими манией величия, такими как Николае Чаушеску или последний шах Ирана Мухаммед Реза Пехлеви, которым говорили только то, что они хотели услышать, суждение Хусейна о реальном мире было в корне искажено византийской атмосферой лести и самоуничижения, окружающей его. На заседании кабинета в ноябре 1989 года, согласно сообщению государственного радио, он хвалился, что если бы он вышел продавать камешки на улицах Багдада, "собралась бы тысяча иракцев и иностранцев, чтобы предложить миллион динаров за один-единственный камешек и сказать ему: "Саддам Хусейн, ты и не знаешь, что это у тебя не простой камень, а драгоценный".

В недемократических системах основной носитель политических перемен сила. Хусейн это понимает и не жалеет стараний, чтобы превратить армию в "идеологическую силу", верную только ему. Кардинальные принципы для такой "идеологической армии" были заложены в 1974 году Восьмым съездом Баас:

- От самых своих истоков Партии нужно было незамедлительно решать две основные задачи. Первой была консолидация руководства в вооруженных силах; надо было очистить их от подозрительных элементов, заговорщиков и авантюристов, укоренить в солдатах панарабские и социалистические принципы, установить идеологические и профессиональные критерии, которые дали бы возможность вооруженным силам выполнять свои обязанности как можно лучше и удержать их от отклонений, допущенных режимами Касема и Арефа и их военными аристократами, и, таким образом, слить вооруженные силы с народным движением под руководством партии.

В соответствии с этим десятки партийных комиссаров были внедрены в вооруженные силы вплоть до батальонного уровня. Организованная политическая деятельность была запрещена, "ненадежные элементы" были вытеснены в отставку или же вычищены, а часто и казнены, кадры старших офицеров постоянно перетряхиваются, чтобы помешать офицерам как-то сплотиться. Социальный состав Республиканской гвардии, элитного корпуса внутри армии, сделавший возможным захват власти Баас и с тех пор обеспечивающий ее существование, был коренным образом пересмотрен, в него были включены многочисленные уроженцы Тикрита и прилегающего района.

Как и его заклятые враги, революционные муллы в Тегеране, Хусейн пытался обезопасить армию при помощи значительного расширения партийной милиции, Народной армии. Учрежденная в конце 1950-х годов как полувоенная организация, милиция (называемая тогда Национальной гвардией) сыграла ключевую роль в свержении Касема и в поддержке первого баасистского режима. В конце 1960-х гг. она была реорганизована Саддамом Хусейном в часть созданного им аппарата безопасности. Хотя и преобразованная в более упорядоченную военную силу с середины 1970-х, Народная армия никогда не подчинялась вооруженным силам. Она была основной помощницей партии в деле сплочения масс вокруг режима и подавления действительной и потенциальной оппозиции. Народная армия имеет собственную систему набора и обучения, членам милиции старательно внушаются определенные идеи в ходе ежегодного двухмесячного курса учебы. Чтобы привлечь в милицию добровольцев, работодатели получают от властей возмещение за утечку работников, а студенты освобождаются от занятий.

Не прошло и года после того как Саддам захватил абсолютную власть, как Народная армия выросла более чем вдвое: со 100 000 до 250 000 человек. Во время ирано-иракской войны она стала внушительной силой, численностью около миллиона человек, использующей тяжелые вооружения и участвующей в некоторых военных операциях. Но Народная армия вовсе не сравнялась с регулярной армией, превосходящей ее и по вооружению, и по квалификации. И все же, отобрав у последней монополию над средствами насилия в государстве, она максимально гарантировала режиму его безопасность.

Таким образом, благодаря постоянным усилиям, Хусейн создал послушное и глубоко политизированное военное руководство, тщательно "просеянное" и продвигаемое по лестнице чинов на основе личной верности и родства, а не профессионального опыта. Стало быть, когда в сентябре 1980 года разразилась ирано-иракская война, военные оказались не храбрее политиков и не возражали ни против бессмысленной стратегии Хусейна, ни против самого хода военных операций.

Впервые недовольство армии суперцентрализованным контролем над боевыми действиями проявилось летом 1982 года, когда Ирак уже защищал свою собственную территорию против массированных атак Ирана. Хотя эта слабая критика не означала сколько-нибудь организованной оппозиции в армейских рядах, Хусейн не стал рисковать. Около 300 офицеров высокого ранга были казнены вместе с небольшим числом партийных деятелей; многие были уволены. Говорили, что Хусейн лично казнил офицера, отдавшего приказ о тактическом отступлении. Рассказывали, что несчастного офицера бросили перед верховным главнокомандующим, а тот спокойно вытащил пистолет и выстрелил ему в голову. Слухи об этом решительном поступке, происшедшем примерно тогда же, когда, по слухам, Хусейн убил своего министра здравоохранения, стали для военных недвусмысленным сигналом. Несогласие было равносильно самоубийству.

Но Саддам отлично понимал, что опора исключительно на один террор может деморализовать военных и подорвать успешное продолжение войны, поэтому он попытался завоевать сердца офицерского корпуса рядом приманок. В награду за профессиональную компетентность он лично раздавал военным многочисленные медали и награды. Те, кто отличился в битве и завоевал три медали, становились членами почетного "клуба друзей Саддама Хусейна". Это престижное членство включало многие материальные блага кроме обширного земельного участка, который даровался любому награжденному.

Чтобы продемонстрировать свое единство с вооруженными силами и подчеркнуть свое активное участие в военных операциях, Саддам стал регулярно ездить на фронт, и такие поездки всячески прославлялись. Со своей стороны, средства массовой информации стали уделять большее внимание военному руководству, и создавалась видимость принятия коллегиальных решений высшего командования и политического руководства.

Этот брак по расчету между Саддамом и его генералами продолжался до 1986 года, когда он был омрачен впечатляющей серией иранских побед. Публичный характер неудач Ирака - особенно падение полуострова Фао в феврале 1986 года, где Ирак потерял 10 000 солдат за одну неделю, и эту потерю не удалось компенсировать взятием иранского города Мехрана четыре месяца спустя - привел к взаимным обвинениям между Саддамом и его ведущими генералами. Впервые за всю свою карьеру Саддам столкнулся с чем-то напоминающим открытый мятеж. Когда иранская армия стояла у ворот Басры, военное руководство сделало попытку заставить Хусейна выиграть войну, вопреки его политическим расчетам. Они не требовали политической власти. Они не попытались сместить лидера, который разделял, запугивал и уничтожал их почти два десятилетия. Они хотели только свободы действия, дабы воевать так, как они считали нужным, и при минимальном вмешательстве политических властей.

Может быть, самой яркой иллюстрацией этого "мятежного" настроения является часто повторяемый рассказ о стычке Хусейна зимой 1986 года со своим родственником и тестем сына, генералом Махером Абдель Рашидом. Согласно этому рассказу, Рашиду приказано было явиться в Багдад после того, как ему не удалось вытеснить иранские войска с полуострова Фао, и он откровенно признался в интервью кувейтской прессе, что потери с иракской стороны были тяжелыми. Хорошо понимая, что означал этот приказ, офицеры Рашида передали Хусейну предупреждение, что они оставят фронт, если что-нибудь случится с их командующим. Прибыв в президентский дворец, Рашид получил награду от расплывшегося в улыбке Хусейна, который отложил свою месть до более подходящего момента.

Непреклонная решимость офицеров противостоять Саддаму спасла Ирак от катастрофы. Под угрозой военного поражения Хусейн нехотя уступил своим генералам (хотя немедленно многих уволил). Его уступка привела к серии военных успехов Ирака, что закончилось Тегеранским соглашением о прекращении огня после восьми лет войны.

Все же, в ретроспективе, можно увидеть, что, по всей вероятности, генералы упустили возможность разделаться с Хусейном в один из самых неудачных моментов его карьеры. Не факт, что им бы удалось его свергнуть; но это был их лучший шанс за двадцать предыдущих лет. Вынужденный уступить, Хусейн быстро принялся пожинать плоды победы и стирать все следы своей "нерешительности". Победы Ирака были представлены как еще один результат его великого руководства, тогда как те, кто на самом деле добились успеха, прежде всего - генералы Абдель Рашид и Фахри, исчезли с горизонта, а возможно, были просто ликвидированы.

С концом ирано-иракской войны летом 1988 года отношения между Хусейном и армией вступили в новую стадию. Общее в армии мнение военных, что если избегать всякого намека на политическую деятельность, то есть надежда уцелеть при режиме Саддама, была подорвана репрессиями, направленными против героев войны с Ираном. И все же уступки Хусейна военным во время войны доказали, что даже он способен порою дрогнуть.

По мере укрепления тоталитарного режима Саддам Хусейн все больше превращался в современного "эмира", для которого единовластие - главная ценность. Охрана диктатора состояла из девяти полков. Рядом с ним постоянно находились двадцать пять человек. Когда Саддам Хусейн покидал свой дворец, то предварительно выезжало несколько машин-"ловушек", чтобы дезориентировать возможных террористов.

Рассказывали, что Хусейн никогда не проводит в одном здании две ночи подряд. Над его дворцом, занимающим целый квартал, запрещены полеты самолетов. Во дворце соблюдается неизменный ритуал. С 5 часов до 6 часов 10 минут президент в бедуинском одеянии прогуливается по саду. Когда он возвращается с прогулки, вертолет доставляет ему завтрак: бутылку верблюжьего молока, надоенного в стаде из двухсот белых верблюдов, подаренных ему саудовским королем Фахдом. В 6 часов 55 минут Саддам Хусейн надевает бронежилет и отправляется в свой кабинет во дворце. Там он запирается и может работать с бумагами по десять часов подряд. Вечером в десять часов он обычно проводит совещания.

Бывший телохранитель диктатора, чудом бежавший в сентябре 1990 года в Турцию и фигурирующий в европейских средствах массовой информации под псевдонимом Карим, рассказывал о нравах, царящих при дворе Саддама Хусейна.

Однажды он посетил штаб-квартиру багдадской охранки. В конце коридора были камеры для арестантов:

"Я увидел девушку всю в грязи и во вшах, на шестом месяце беременности, запертую в узкой камере без окна и освещения. Она молилась. Ее отец был политическим оппозиционером. Ее насиловали тюремщики, а по пятницам, в свой выходной, ее забирали офицеры, отмывали и забавлялись. Ей было 17 лет".

В другом помещении тюрьмы он увидел бассейн, окруженный оградой из кованого железа. Карим рассказывает:

"Над заполнявшей его прозрачной жидкостью стоял пар. Это была кислота. Я увидел останки, плавающие на поверхности. Сопровождающий офицер сказал: "Этого растворили два часа назад". Он объяснил, что сначала в кислоту погружали руки и ноги приговоренного, а потом уже бросали его целиком в бассейн".

Карим рассказывал, что по мере того как он знакомился с изнанкой режима, им все более овладевала навязчивая идея убить Саддама Хусейна. Однажды он дежурил перед палаткой диктатора, установленной в пустыне. Когда Саддам вышел из нее рано утром в бедуинском наряде и без бронежилета, Карим стиснул свой автомат. "Это было 28 мая 1988 года в 7 часов утра. Саддам стоял передо мной совершенно беззащитный. Но я не решился и очень об этом жалею".

Репрессивная система, созданная диктатором, наверное, может давать сбои. Но главные его орудия власти - партия Баас и ее служба безопасности эффективны и безжалостны. Годы, прошедшие после войны в Заливе, свидетельствуют, что власть Саддама Хусейна прочна и незыблема.

Глава десятая

На прицеле - Кувейт

Для аятоллы Хомейни прекращение войны с Ираком было равносильно кубку с ядом. Но для Саддама Хусейна это был кубок с эликсиром жизни. В итоге он сумел целым и почти невредимым выйти из восьмилетней войны с фанатичным врагом, открыто требовавшим его головы. Иран был серьезно ослаблен. Военный же потенциал Ирака стал более мощным, чем до войны. В Тегеране власти готовились к усилению социального недовольства, хоть как-то сдерживающегося в годы войны. В Багдаде миллионы людей танцевали на улицах и славили вождя.

Между тем, всевластию Саддама Хусейна вновь возникла угроза. В среде иракских офицеров зрел заговор. На январь 1989 года был намечен военный парад в честь победы, но диктатор все время его откладывал, опасаясь покушения. За 25 дней до парада он приказал запереть всю бронетехнику на стоянках. Машины были пронумерованы, с орудий сняты ударники. В день парада вдоль всей трассы были установлены заслоны. Саддам Хусейн, стоящий на трибуне, был облачен в бронежилет и меховую шапку, под которой находилась каска из твердого пластика.

Когда начался парад, к колонне бронетехники пристроился танк Т-72 с заряженной пушкой. Внутри сидели семь человек с гранатометами и гранатами. Танк сумел миновать заслоны. Да президентской трибуны оставалось всего пятьдесят метров, однако надо было подойти ближе, чтобы попасть наверняка, На военной базе за городом одиннадцать офицеров ожидали сигнала, чтобы двинуть войска и захватить власть.

- Что это за машина без номера? - закричал вдруг в свой передатчик один из офицеров-телохранителей. Танк был окружен несколькими десятками телохранителей Хусейна. Вскоре были казнены девятнадцать офицеров-заговорщиков.

Что ж, у Хусейна не было иллюзий, он понимал, что после праздников наступит похмелье, что счет ему со стороны военных будет предъявлен. Он знал, что даже в самом репрессивном полицейском государстве есть пределы, до которых люди в силах выносить лишения. Иранской угрозы, основного фактора, цементирующего иракское общество во время войны, больше не существовало. Требовалось новое эффективное средство для поддержания всеобщего энтузиазма и любви к Саддаму. Он понимал, что война, может быть, и закончилась, но внутренняя битва за сердца иракцев только начинается. Стратегия Хусейна в его дальнейшей борьбе за политическое выживание с головой выдает его сугубо корыстный интерес. Если бы он представил своим подданным трезвый анализ ситуации, объяснил последствия прекращения войны и призвал к всенародному усилию восстановить ущерб, нанесенный "безжалостными персами", тогда еще можно было бы надежно связать чувства народа с правительственной политикой. Вместо этого, как всегда боясь проявить малейшую слабость, он решил представить конец войны как величайший триумф и Ирака, и арабского народа. Это, в свою очередь, породило волну всеобщих надежд на ощутимый рост благосостояния, чего, впрочем, Хусейн обеспечить не мог.

Самой расточительной демонстрацией победы Ирака была внушительная триумфальная арка, появившаяся в центре Багдада сразу же после войны. Она состоит из двух пар гигантских пересекающихся мечей, которые держат огромные бронзовые кулаки, закрепленные в бетоне. Неудивительно, что чувство силы и грандиозности, воплощаемое памятником, было непонятным образом связано с Хусейном: кулаки, держащие сабли, были приписаны иракскому президенту. Действительно, если культ личности Хусейна во время войны был превышен даже по стандартам Ближнего Востока, он должен был быть еще более превзойден после окончания военных действий, как и представление о месопотамском наследии Ирака, раздутое до немыслимых размеров.

В 1989 году Хусейн провел официальные погребальные церемонии над останками вавилонских царей и построил им новые гробницы. В то же время шло лихорадочное восстановление Вавилона. Целые секции древних руин были разрушены до основания, чтобы освободить место для желтых кирпичных стен; на десятках тысяч кирпичей была высечена особая надпись, напоминающая грядущим поколениям, что "Вавилон Навуходоносора" был перестроен в эру великого вождя Саддама Хусейна. Была обещана премия в полтора миллиона долларов архитектору, который возродит висячие сады Семирамиды, одного из семи чудес света.

Странным образом переменив направление, что крайне удивило и иракских, и иностранных обозревателей, Саддам обратился к Хашимитской монархии, которая правила Ираком до 1958 года, стараясь включить свое имя в число прочих наиболее выдающихся монархов. Злополучная династия, тело последнего властителя которой неистовая толпа волокла по улицам Багдада, внезапно приобрела законность и величавость. Хашимиты уже не объявлялись британскими лакеями и прислужниками мирового империализма; вместо этого Фейсал 1, "отец-основатель" современного Ирака, восхвалялся как "крупный арабский националист", а монархия характеризовалась иракскими официальными лицами как "символ иракского единства и преемственности". Королевское кладбище, содержащее останки Хашимитских королей, было обновлено на 3,2 миллиона долларов, а бронзовая статуя Фейсала I вернулась на свой пьедестал в центре Багдада.

По всей вероятности, необъяснимая реабилитация монархии породила немало размышлений о том, что Хусейн прокладывает дорогу к восстановлению монархического правления, хочет объявить себя королем, а своего старшего сына Удэя готовит в наследники. Этим слухам способствовало строительство нового дворца, который Хусейн рассматривал как "новое чудо света, которое затмит пирамиды", и его притязания на кровное родство с Пророком, которое породнило бы его и с Хашимитами.

Неясно, лелеял ли Хусейн такие королевские упования. Если он и заигрывал с идеей о создании новой династии, то, очевидно, отказался от этого замысла, по крайней мере, временно, осенью 1988 года, когда Удэй, очевидный наследник, был сослан в Швейцарию после убийства злосчастного дегустатора. Так или иначе, восстановив Хашимитов и их былую славу в иракском политическом сознании и подразумевая, что он продолжит их линию, Саддам ясно поставил себя над партией Баас и сбросил свои более ранние образы трезвого, преданного социалиста и аскетичного, скромного правителя. Они были заменены величием и помпезностью. Хусейн стал не просто еще одним великим вождем. Он стал живым воплощением иракской истории - от Вавилона до правления Хашимитов. Принятие этого весомого исторического и благородного наследия, казалось, убеждало его народ и весь мир, что его правление было предопределено и незыблемо как часть вековечной цепи.

Так же как Хусейн доказывал принадлежность Ирака к Месопотамии с помощью священной баасистской идеи арабского национализма, так же подчинил он и другой аспект партийной идеологии - "социализм" - краткосрочным соображениям политической выгоды. Либерализация иракской экономики, начатая в середине 1970-х годов, значительно шагнула вперед во время войны. В 1983 году режим благословил приватизацию сельского хозяйства, и через четыре года Хусейн официально объявил, что частный сектор будет поощряться, чтобы играть, наряду с государственным сектором, важную роль в экономике. Субсидии, за исключением некоторых, были отменены.

Несмотря на то, что от этой политики выиграли, в основном, сверхсостоятельные бизнесмены, непрерывная доставка продуктов питания в Багдад во время войны была необходима Хусейну, чтобы уберечь население от последствий конфликта. Естественно, Хусейн уделял важную роль частному сектору в послевоенном экономическом восстановлении Ирака, надеясь, что его более динамичная природа поможет оживить ослабленную экономику. Поэтому многие государственные корпорации были распроданы частникам по очень выгодным ценам, и очень много говорилось о конечной приватизации всех государственных предприятий, кроме нефтяных и военного снабжения. Был отменен контроль над ценами на все товары. Иракцы, у которых были незаконные счета за границей, поощрялись к открытию импортных деловых счетов, излишние вопросы им не задавались. Была сделана попытка привлечь капитал из стран Залива и иностранных, в основном западных, компаний, и частным предприятиям были выданы лицензии на импорт на сумму два миллиарда долларов. Ходили слухи о таких далеко идущих экономических идеях, как образование Иракской биржи и приватизация банковского сектора.

Многим иностранным обозревателям эти меры казались более серьезными, чем подобные действия в прошлом, потому что они сопровождались беспрецедентными признаками готовности к переменам со стороны Хусейна ради того, чтобы доказать иракской общественности, что конец войны действительно стал началом новой эпохи. В обращении к Иракской коллеги" адвокатов 27 ноября 1988 года, через три месяца после прекращения военных действий, Хусейн объявил о всеобщей амнистии политзаключенных и обещал учредить в Ираке демократическую многопартийную систему. Через месяц он начал распространять идею о новой конституции, которая введет прямые выборы президента, допустит существование оппозиционных партий и свободной прессы и обеспечит роспуск Совета Революционного Командования. Чтобы подчеркнуть серьезность своих намерений, в январе 1989 года Хусейн созвал совместное заседание СРК и РУ, которое утвердило предложения о политических реформах и образовало особую комиссию, чтобы составить рабочий проект новой конституции.

В апреле 1989 года иракцы пошли к избирательным урнам в третий раз после 1980 года, чтобы выбрать новое Национальное собрание. Как и раньше, в страну пригласили массу западных журналистов, чтобы они воочию могли наблюдать расцвет "демократических преобразований". В то же время арабская пресса готовилась к пропагандистской кампании Саддама весьма экстравагантным способом: к примеру, как сообщалось, ведущие издатели в Египте получили "новенькие, с иголочки красные, белые, голубые и светло-коричневые "Мерседесы-Бенц-230""... Менее важные фигуры получили "Тойоты". Всячески обыгрывалось то, что небаасисты имели право выдвигать свои кандидатуры и что половина делегатов определились как "независимые". Однако власти "забыли" заявить, что в выборах не разрешалось участвовать людям, "представляющим опасность для государства".

Последовали и другие знаки политического послабления. В Багдадском университете устроили "Стену свободы", где, как предполагалось, студенты могли высказывать свое недовольство. Государственные газеты стали публиковать довольно много жалоб на трудности повседневной жизни, в частности, на высокие цены и мелкие случаи коррупции. Это, в свою очередь, дало возможность министру информации и культуры Латифу Нуссейфу аль-Джасему гордо заявить, что в Ираке нет цензуры. Никого не спрашивают, о чем он намерен написать. Единственные ограничения относятся к вопросам национальной безопасности.

Показная "демократизация" иракской политики мотивировалась не только внутренними политическими соображениями. И ее главной целью не было создание политической инфраструктуры для либерализации экономики. Она была равным образом направлена на Запад, чтобы поднять рейтинг соблюдения прав человека в Ираке, особенно ввиду публичного негодования относительно зверств против курдов, проводимых в это время.

Как и в 1975 году, курды стали основной жертвой новых взаимоотношений между Ираком и Ираном. С устранением иранской угрозы его личной власти Хусейн обрушился на курдов с невиданной кровожадностью. Казалось, он решил поставить "окончательную точку" на борьбе курдов за независимость и уничтожить всякие попытки их сопротивления. Не прошло и двух месяцев после окончания войны, как приблизительно на 65 курдских деревень обрушились химические атаки. От "смертельного ветра" погибло не менее 5 000 человек, а 100 000 бежали к турецкой и иранской границам. Те, кому повезло, перешли через границу, и их временно приютили местные власти. Те, кому не повезло, были захвачены иракцами и разделены на мужчин и женщин: женщин послали в лагеря для интернированных в Курдистане, а мужчины "исчезли", то есть, скорее всего, были ликвидированы. За год число курдских беженцев в Турции и Иране возросло до 250 000, тогда как примерно такое же количество было насильственно "перемещено" либо в курдские концлагеря в западной пустыне, либо на специальные хутора, построенные Саддамом в западном Курдистане.

Тяжкая судьба курдов вызывала международную волну общественного сочувствия и острую критику Хусейна. Американский Конгресс выступил за санкции против Багдада, тогда как Европарламент осудил Ирак и призвал сообщество запретить любые поставки оружия в эту страну. Даниэль Миттеран, жена французского президента, после посещения курдских беженцев в Турции опубликовала эмоциональное обращение в защиту курдов.

Хусейн был удивлен и раздражен размахом международного возмущения. Отвергнув эту критику как "сионистский заговор" с целью дискредитировать Ирак после его "славной победы" над Ираном, он запустил пропагандистскую кампанию, преподнося перемещение курдов в качестве гуманного акта. "На протяжении всей современной истории многие государства переселяли часть своего населения с определенных площадей по гражданским или военным мотивам, - говорилось в иракском ответе. - Почему же в таком случае мир сосредоточился на Ираке?" Более того, доказывал он, перемещение курдов было чисто гуманным актом: "Ирак очищает приграничную полосу от всего населения, включая курдов, а также другого населения, чтобы защитить людей от угрозы иранского обстрела".

Независимо от того, произвели ли сомнительные объяснения Ирака какое-либо впечатление на предполагаемую аудиторию, Саддам с облегчением вздохнул, когда понял, что моральное осуждение не будет подкреплено политическими действиями. В Соединенных Штатах инициатива Конгресса относительно санкций против Ирака была похоронена администрацией. Во Франции в то же время, когда мадам Миттеран с таким чувством защищала курдов, десятки деловых людей добивались выгодных контрактов на международной ярмарке военного оборудования в Багдаде. А в то время как тогдашний британский министр иностранных дел сэр Джеффри Хау критиковал обращение Ирака с курдами, министр торговли Тони Ньютон удвоил Ираку кредиты по британскому экспорту со 175 миллионов Долларов в 1988 году до 340 миллионов в 1989. Ирак легко уклонился от просьбы Соединенных Штатов, поданной вместе с Великобританией, Западной Германией и Японией, о том. чтобы Генеральный секретарь ООН послал особую группу, чтобы узнать, как на самом деле обстоят дела в Курдистане. Такая же судьба ожидала другую попытку Запада осудить Ирак в комиссии ООН по правам человека за использование химического оружия против курдов. В конце концов, желая смягчить конфронтацию с Ираком, западные державы удовлетворились тем, что Хусейн дал слово не использовать химическое оружие в будущем, отказавшись от созыва Совета Безопасности для обсуждения проблемы. Стало ясно, что крупные финансовые интересы преобладают над моральными соображениями.

Еще одним важным доводом, приводимым Хусейном в свою пользу против обвинений Запада, было то, что он будто бы продолжая сотрудничать со своими соседями. Он не только не вернулся к своим довоенным филиппикам, но расширил свои контакты с умеренными арабами в попытке создать с ними единый блок, который противостоял бы гегемонии Ирана, помогал бы палестинскому делу и оказывал давление на Сирию. Эта цель увенчалась успехом - в феврале 1989 года был образован Совет Арабского Сотрудничества (САС), включающий Египет, Северный Йемен, Иорданию и Ирак. Хотя причина создания нового блока была экономической, с самого начала было ясно, что он будет заниматься политическими вопросами и служить орудием, пусть и в умеренных рамках, для утверждения влияния Саддама в регионе. Через месяц после официального визита в Багдад короля Саудовской Аравии Фахта был заключен двусторонний пакт о ненападении.

Вместе с президентом Египта Мубараком Хусейн сыграл также важную роль, способствуя историческому решению ООП о признании права Израиля на существование в ноябре и декабре 1988 года: если бы не их готовность защитить ООП от гнева Сирии, политическая маневренность палестинцев была бы серьезно ограничена. Однако, как и в прошлом, отношение Хусейна к ООП диктовалось не столько сочувствием делу Палестины, сколько желанием получить лучшую позицию для заключения сделок по сравнению с ненавистным ему сирийским президентом Хафезом Асадом.

Во время Ливанской войны, в которой Израиль сражался против Палестины и Сирии, отношения между сирийцами и палестинцами испортились как никогда. Летом 1983 года Ясира Арафата выслали из Дамаска, ясно демонстрируя негодование Сирии против его лидерства. Асад спровоцировал вооруженный мятеж против власти Арафата со стороны просирийских элементов внутри "аль-Фатах", основного составляющего звена ООП. К ноябрю 1983 года мятежникам удалось вытеснить сторонников Арафата из долины Ливана в Триполи; через месяц произошла унизительная эвакуация войск ООП из Ливана вторая за тот же год, хотя на этот раз из Триполи, а не из Бейрута, и скорее под давлением Сирии, а не Израиля.

Раскол между Сирией и ООП был для иракского президента скрытым благом, и он не преминул воспользоваться этой трещиной в арабском единстве, чтобы расширить свою поддержку палестинскому делу. Так, не прошло и десяти лет после проведенного с его подачи покушения Абу Нидаля на жизнь израильского посла в Лондоне, которое привело к войне в Ливане и самому крупному военному поражению ООП после "Черного сентября", как Хусейн объявил себя главным "защитником" палестинской организации.

Жгучее желание наказать Асада за его "предательскую" роль в ирано-иракской войне проявилось и в других направлениях, помимо палестинского. Хотя Хусейн сразу после окончания иранской войны публично пообещал не вмешиваться во внутренние дела других арабских стран, его правая рука, Таха Ясен Рамадан, разъяснил, что к Сирии это не относится.

- Разве не пришло время, - задал он риторический вопрос, - избавиться от Хафеза Асада и его бандитов в интересах арабской нации?

Действительно, осенью 1988 года началось интенсивное иракское вмешательство в ливанскую гражданскую войну в форме финансовой и военной поддержки генералу Мишелю Ауну, самопровозглашенному маронитскому президенту, объявившему "освободительную войну", направленную на изгнание сирийцев из Ливана.

Всевозрастающее вмешательство в Ливане привело к развитию молчаливого сотрудничества с Израилем. Ибо так же, как вражда между Сирией и Израилем подняла репутацию Хусейна в ущерб Асаду, так и разногласия между Ираком и Сирией способствовали безопасности Израиля. Это сотрудничество в основном выражалось в том, что Израиль воздерживался от перехвата иракского оружия христианам, несмотря на полную возможность с помощью израильского флота сделать это. Сообщалось также, что израильский порт Хайфа использовался Ираком как перевалочный пункт для поставки танков и тяжелых вооружений генералу Ауну. В ноябре 1988 года Хусейн объявил о своей готовности даже сотрудничать с Израилем ради "освобождения Ливана от сирийской оккупации", хотя это далеко идущее заявление (которое, впрочем, вскоре было отозвано) прошло практически незамеченным.

Ни усилия Хусейна внутри страны, ни его международные уловки не могли скрыть того, что Ирак сильно пострадал от войны. Экономика его была разрушена. Стоимость восстановления оценивалась в 230 миллиардов долларов. Даже если оптимистически (а не реалистически) предположить, что каждый доллар, полученный за нефть, будет направлен на реконструкцию, на восстановительные работы потребовалось бы почти два десятилетия. Дело же обстояло так, что через год после прекращения военных действий 18-миллиардные доходы Ирака от нефти были недостаточны даже для покрытия текущих расходов: гражданский импорт приближался к 12 миллиардам (из которых 3 миллиарда шли на продукты питания) , военный импорт превышал 5 миллиардов, возврат долга составлял 5 миллиардов, расходы на иностранных рабочих доходили до одного миллиарда, так что режиму нужно было бы еще 10 миллиардов в год, чтобы уравновесить текущий дефицит, прежде чем он мог бы приняться за сизифов труд восстановления.

Особенно беспокоил Хусейна внешний долг Ирака в 80 миллиардов долларов, так как отсрочки платежей и последующее нежелание иностранных компаний и правительств продлевать дальнейшие кредиты вели к тому, что восстановление экономики, от которой зависело политическое будущее Хусейна, приходилось откладывать. Пытаясь решить эту проблему, Хусейн использовал разнообразную тактику: он вел дела со своими кредиторами по отдельности, сталкивая их друг с другом и добиваясь того, чтоб они не выступали совместно. Он также обещал, что те, кто будет несговорчивей с отсрочками, получат контракты первыми. Чтобы сократить расходы и обеспечить работой первых демобилизованных солдат, возвращавшихся на рынок труда, Хусейн начал вытеснять из Ирака два миллиона приезжих рабочих, в основном египтян, и понижал суммы, дозволенные для отсылки домой. Но и эти меры не помогали ноша не уменьшалась.

Столь же плачевны были и внутренние экономические проблемы. Интенсивные меры по приватизации, проводимые Хусейном с последних лет войны, оказались не панацеей, скорее наоборот - они приводили к явно отрицательному результату. Радужные надежды в различных слоях общества не оправдались: инфляция росла, так что Саддаму пришлось снова вводить контроль за ценами и искать новых козлов отпущения: весной 1989 года якобы за некомпетентность были смещены министр финансов Хикмат Михайлиф и исполняющий обязанности министра сельского хозяйства Абдалла Бадер Дамук.

Однако, эти меры существенно не изменили иракских экономических неурядиц. Правда состояла в том, что при Саддаме Хусейне у приватизации никаких шансов не было. Пока основные рычаги экономической власти нефтяная промышленность, составляющая 95 процентов доходов Ирака, оставались в руках государства, не было жизнеспособной основы для создания значительного частного сектора. Более того, принимая во внимание репрессивный характер режима и его периодические судороги, предприниматели не доверяли системе и, следовательно, пытались сократить риск, вкладывая в будущее расширение лишь минимум необходимого и пытаясь урвать как можно больше прибыли в кратчайшие сроки. Казалось, Хусейн, как и китайцы, считает, что экономическая либерализация может осуществляться без реальной политической перестройки. В обоих случаях разочарование лидеров оказалось мучительным для подданных. В Китае оно приняло форму побоища на площади Тяньаньмэнь, в Ираке стало одной из важнейших причин вторжения Саддама Хусейна в Кувейт.

Диктатор не мог похвастаться перед своим народом и выдающимися успехами на международном фронте: совсем наоборот. Помимо образования САС, который поднял его престиж в арабском мире, региональная политика Хусейна увяла. Столкновение с Сирией, которое он спровоцировал в Ливане, не принесло результатов, поскольку никем не поддерживаемый генерал Аун никак не продвигался к провозглашенной цели "освободить Ливан от сирийской оккупации". Более того, на арабском саммите в Касабланке в мае 1989 года Хусейн пережил публичное унижение, когда его предложение о замене сирийского военного присутствия в Ливане настоящими силами Арабской лиги б