/ Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Айдахо, ферма

Помнишь?..

Робин Хэтчер

Сара Мак-Лиод мечтала о замужестве и грезила о неземной любви и прекрасном принце. Но, похоже, что мужем ее станет малосимпатичный Уоррен Уэсли. Как хорошо, что у него есть брат...

Робин Ли Хэтчер

Помнишь?..

ПОСВЯЩАЕТСЯ ПРЕКРАСНЫМ ШКОЛЬНЫМ

УЧИТЕЛЯМ МОЕЙ ЮНОСТИ, ПОЗВОЛИВШИМ

МОЕЙ ФАНТАЗИИ ОБРЕСТИ КРЫЛЬЯ, А ТАКЖЕ

ВСЕМ ТЕМ, КТО ОСМЕЛИВАЕТСЯ МЕЧТАТЬ.

НЕ БОЙТЕСЬ СТРЕМИТЬСЯ К ЗВЕЗДАМ!

Мое сердце было обиталищем, достаточно

просторным для множества гостей,

но пустынным и холодным.

Я жаждал разжечь в нем домашний очаг.

Это казалось не такой уж бездумной мечтой.

Натаниел Готорн. «Алая буква»

ПРОЛОГ

Куба , июль 1898

Горячий ветер развевал звездно-полосатый флаг над захваченными траншеями на холме Сан-Хуан.

Джереми Уэсли, с раной в бедре, из которой лилась кровь, упал на землю рядом с другими американскими солдатами. Все они тяжело дышали и обливались холодным потом. В оцепенении он смотрел на путь, по которому они пришли.

Склон холма был усеян убитыми и ранеными. Повсюду в лужах крови вперемешку лежали испанцы и американцы. Серая дымка висела над землей, и едкий запах порохового дыма обжигал ноздри Джереми. Какой-то гул раздавался у него в ушах. В конце концов он понял, что это слившиеся стоны более тысячи раненых.

Он увидел полковника Рузвельта. На его лице было упоение победой и кровью. Джереми же чувствовал только опустошенность, ту самую пустоту в душе, которая преследовала его годами.

Милый, знакомый голос прозвучал в его сердце: «Ступай домой, Джереми. Тебе пора вернуться домой».

Может быть, она была права. Может быть, настала пора вернуться домой?

ГЛАВА I

Хоумстед , Айдахо , декабрь 1898

В холодный зимний день, закутанная в теплую одежду, Сара Мак-Лиод быстро шла по дощатому тротуару по направлению к железнодорожной станции. Том должен был приехать сегодня, и она очень боялась опоздать. Ее младший брат отсутствовал три долгих года. А с наступлением весны он к тому же должен уехать в Бостон, где продолжит свое образование. Когда он в следующий раз вернется в Хоумстед, он уже будет доктором.

Сара очень гордилась своим братом. Том был молод – всего восемнадцать, – но он уже был на пути к тому, чтобы достичь чего-то выдающегося, как казалось Саре. Она поневоле завидовала ему. Но только чуть-чуть. Главными ее чувствами были бьющая через край радость и гордость.

Поднявшись на платформу, Сара увидела доктора Варни. Он стоял возле станционного здания, стараясь укрыться от ледяного ветра. Она подняла руку и помахала ему.

Доктор Кевин Варни был седовласый представительный мужчина, в очках и с густой бородой. Это он поддержал Тома в его стремлении стать врачом. Многие вечера ее брат, в возрасте всего тринадцати лет, проводил у доктора и усердно штудировал стоявшие на полках медицинские книги, задерживаясь допоздна и задавая доктору вопрос за вопросом. Быстрый ум Тома и его горячее желание учиться произвели такое сильное впечатление на пожилого врача, что он не пожалел усилий, чтобы помочь Тому поступить в специальный колледж для мальчиков – Академию Эли-аса Крейна – в Сан-Франциско.

– Я не знала, что вы приедете, – сказала Сара, подойдя к пожилому человеку.

– Не встретить Тома, когда он приедет домой? Вам следовало бы знать меня получше, юная леди. – Его глаза насмешливо блеснули. Потом лицо его стало серьезным. – А как ваш дедушка?

Сара пожала плечами.

– Ворчит, как всегда. Все, что я смогла сделать, это уговорить его подождать дома. Он все время повторял, что немного свежего воздуха ему не повредит.

– Схватил бы пневмонию, вот что с ним было бы. – Доктор повыше поднял воротник пальто. – Впрочем, не ручаюсь, что это не произойдет с нами.

Сара согласно кивнула, потом посмотрела вдоль железнодорожного полотна, которое тянулось к юго-восточному краю долины. Она надеялась, что поезд придет вовремя. Если он опоздает хотя бы на несколько минут, дедушка может ее ослушаться и пойти на станцию.

В свои семьдесят четыре года шериф Мак-Лиод обладал такой же силой воли, как и прежде. Изменился он только физически. Некогда высокий, плотный мужчина, он теперь заметно похудел и немного ссутулился под грузом лет, и у него уже не было той неиссякаемой энергии, которая вела его изо дня в день. Тем не менее он упорно держался за свое место шерифа, и ни у кого в Хоумстеде не хватало духу сказать Мак-Лиоду, что ему пора подать в отставку – особенно после того как прошлым летом в возрасте пятидесяти одного года умерла его жена. Сара несколько месяцев уговаривала его, чтобы он хотя бы взял помощника, но, по его словам, он до сих пор никого подходящего не нашел.

Сара постоянно беспокоилась за дедушку. Может быть, он начнет соблюдать режим в то время, как Том будет дома. В конце концов ее брат впоследствии станет доктором. Дедушке придется его слушаться.

– Подходит, – сказал доктор Варни, прерывая ее путаные мысли.

Сара вновь устремила взгляд на ленту железнодорожного полотна. Еще за несколько мгновений до того как показался поезд, она увидела вздымающиеся в воздух черные клубы дыма и копоти. Ее снова охватила волна возбуждения.

– Вы думаете, он сильно изменился? – спросила она, приподнимаясь на носках. – От нетерпения она не могла спокойно стоять на месте.

– Я полагаю, что за это время он стал мужчиной. Доктор Варни, разумеется, был прав. Том Мак-Лиод стал мужчиной. Он так сильно изменился, что Сара с трудом узнала его, когда через несколько минут он сошел с поезда.

Она кинулась вперед и бросилась к нему в объятия.

– Томми! – Она поцеловала его в щеку, потом отступила. – Ты стал выше ростом... И ты отрастил усы!

– Нравится? – спросил он с поддразнивающей усмешкой и повернул голову так, чтобы она могла увидеть его в профиль.

Разглядывая его, она нахмурила брови.

– Не знаю. У тебя совсем... совсем другой облик. Доктор Варни подошел и встал позади нее.

– Мне нравится, молодой человек. Усы придают тебе солидность. – Он протянул Тому руку. – Добро пожаловать домой.

– Благодарю вас, сэр. – Том встретился глазами с серьезным взглядом пожилого джентльмена и пожал ему руку.

– Я слышал хорошие отзывы о тебе, – продолжал доктор внезапно охрипшим голосом.

– Я старался, как мог, сэр.

– Я в этом не сомневался. – Доктор Варни откашлялся, отпустил руку Тома и отступил назад. – Не стану вас задерживать. Слишком адский холод, чтобы долго стоять на улице. К тому же твой дедушка жаждет тебя увидеть. Когда устроишься, приходи ко мне, поговорим.

– Непременно, – ответил Том.

Когда доктор ушел, Сара взяла брата под руку. Том взглянул на нее и снова улыбнулся.

– Ты похорошела за то время, что меня не было. Неудивительно, что Уоррен так долго и так настойчиво добивался, чтобы ты вышла за него замуж. – Он покачал головой. – Трудно поверить, что через пару недель ты станешь замужней женщиной.

Ей тоже трудно было в это поверить, но она не хотела сейчас об этом думать. Мысли о предстоящей свадьбе всегда приводили ее в беспокойство и замешательство.

Том слегка щелкнул ее по носу.

– А я-то думал, что ты будешь ждать своего английского лорда, – поддразнил он ее.

Она шутливо шлепнула его по руке, улыбнулась и потянула вперед.

– Пошли домой. Дедушка ждет не дождется, когда ты приедешь, а у меня уже готов ленч. Я приготовила все твои любимые блюда. Я знаю, что ты наверняка голоден.

Сошедший с поезда Джереми оказался невольным свидетелем этой сцены. Он видел, как миловидная белокурая девушка поцеловала молодого человека в щеку. Ее яркие голубые глаза лучились восторгом и счастьем. Ее бьющее через край чувство радости как будто осветило всю платформу. Даже он ощутил его тепло, хотя он был всего лишь наблюдателем.

Спустя короткое время молодые люди, держа друг друга под руку и ничего не замечая вокруг, ушли. Джереми понимал их поглощенность друг другом. Когда-то, очень давно, он и сам испытывал нечто подобное.

Чувство пустоты в его душе усилилось, и холод вновь обдал его щеки своим ледяным дыханием. Он зябко втянул голову в плечи и с двумя саквояжами пошел в центр города.

К его удивлению, Хоумстед сильно изменился за годы его отсутствия.

Вместо одной-единственной улицы их стало несколько. Выросли новые жилые дома и магазины. Кроме той церкви, которую он помнил, в другом конце города появилась вторая. Появились даже отель и банк. Все это сильно отличалось от городка, сохранившегося в его воспоминаниях, и все-таки это был тот же город, где он родился и вырос. Он вернулся домой... Впервые за много лет он почувствовал, что поступил правильно.

Когда он подходил к «Торговому дому Барбера», повалил снег. Владелец магазина – Стэнли Барбер – четыре года назад написал Джереми письмо, в котором сообщил о смерти отца. Это известие глубоко опечалило Джереми – ему уже никогда не оправдаться перед Тедом Уэсли. Мистер Барбер также сообщал, что в своем завещании отец оставил ферму одному Джереми. Ему все еще трудно было в это поверить, особенно если вспомнить, как они расстались много лет назад.

Джереми хотел лично поблагодарить мистера Барбера за его любезность, за то, что он не пожалел времени, чтобы узнать его местонахождение и написать ему. Но был и еще один повод, чтобы зайти в магазин – Эмма Барбер. Он хорошо помнил жену Барбера и знал, что она сможет рассказать ему о том, что произошло с его отцом, братом и фермой за те годы, когда он был в отъезде. Миссис Барбер всегда знала все обо всех во всей долине.

Колокольчик зазвенел у него над головой, когда он открыл дверь в магазин. Знакомые предметы и запахи обдали его волной ностальгии. Он почувствовал себя маленьким мальчиком, заглянувшим в лавку по дороге из школы домой. Он точно знал, где стоит бочонок с пикулями, а где – банка с лакричным корнем.

Женщина за прилавком отвернулась от полок, где она раскладывала товар, и внимательно посмотрела на него. Она была слишком молода для Эммы Барбер, но в ее внешности было что-то знакомое.

– Здравствуйте. Чем могу служить?

Джереми поставил свои дорожные сумки на пол возле двер и, снял шляпу и шагнул вперед.

– Я хотел бы видеть Стэнли Барбера. Женщина грустно улыбнулась и покачала головой.

– К сожалению, мистер Барбер умер почти два года тому назад. Не могу ли я... – Она остановилась и несколько секунд с удивлением смотрела на него.

– Господи, да ведь это Джереми Уэсли!

Он в свою очередь уставился на нее, соображая, кто бы это мог быть.

– Я – Лесли. Лесли Барбер. То есть теперь уже Лесли Блейк. Боюсь, что вы меня совсем не помните.

Я была еще девочкой, когда вы уехали. Как давно это было?!

– Около четырнадцати лет назад, – ответил он.

– Черт возьми! Неужели так давно? Даже не верится. А вы, наверно, уже не узнаете город. Хоумстед теперь не такой, как во времена нашего детства. Прошла железная дорога, у нас своя гостиница и новая методистская церковь. Детей у всех столько, что школа трещит по всем швам. Я как раз говорила Эннели... Вы помните мою сестру? Так вот, я как раз говорила ей, как сильно все изменилось с тех пор, как мы были детьми. Но все это происходило на наших глазах... А для человека, который отсутствовал так долго, как вы, это должно быть поразительно.

Джереми не столько вспомнил Лесли, сколько она напомнила ему свою мать. Полная и добродушная, Эмма Барбер любила поболтать и посплетничать с каждым, кто заходил в лавку, так же, как это сейчас делала Лесли.

Внезапно она замолчала. Опустив голову, она тихо сказала:

– Я очень огорчена смертью вашей жены. И вашего отца тоже. С тех пор, как вы уехали, я потеряла обоих родителей. Я знаю, что это такое.

В эту минуту открылась дверь, соединявшая жилые комнаты с магазином, и вошел незнакомый мужчина.

– Джорджи, я хочу познакомить тебя с одним посетителем! – воскликнула Лесли.

Как только мужчина подошел поближе, она взяла его за левую руку и снова обернулась к Джереми.

– Это мой муж, Джордж Блейк. Джордж, это Джереми Уэсли, старший брат Уоррена. Мы вместе учились в школе, но я была слишком мала, чтоб он мог меня запомнить.

Джордж пожал руку Джереми.

– Привет.

Джереми кивнул и тоже поздоровался.

– Расскажите нам, что вы делали все эти годы, – потребовала Лесли, и глаза ее заблестели от любопытства.

Господи! Он так и знал! Праздное любопытство жителей городка теперь будет донимать его на каждом шагу. Придется копаться в прошлом, в воспоминаниях о том, что он предпочитал забыть. Может быть, вернуться было ошибкой. Может быть, лучше было оставить все как есть.

Он молча наблюдал, как Джордж Блейк нежно обнял Лесли за плечи. Лесли подняла глаза и улыбнулась мужу улыбкой, полной любви и понимания.

Джереми почувствовал стеснение в груди.

– Вы приехали домой насовсем? – настойчиво продолжала Лесли, вновь переключив свое внимание на Джереми.

– Еще не решил. Она усмехнулась.

– Джереми Уэсли, вы не настолько долго отсутствовали, чтобы забыть упорство женской половины семейства Барберов. Моя мама не выпустила бы вас из магазина до тех пор, пока не вытянула бы у вас все подробности вашей жизни в последние четырнадцать лет. – Она снова переглянулась с мужем и продолжила: – Я в этом отношении очень похожа на свою маму. Если вы не расскажете мне, где вы были и что делали, я просто лопну от любопытства.

Джереми подавил вздох отчаяния. Ему следовало к этому привыкать. Лесли Блейк будет не единственной, кто станет расспрашивать его о прошлом. Стараясь взять себя в руки, он посмотрел ей прямо в глаза и сказал:

– После смерти Милли я много колесил по стране – занимался скотоводством, был барменом, некоторое время служил на железной дороге, потом работал на заводе в Нью-Йорке. Последние пару лет я был в армии.

– В армии?! Вы участвовали в войне? Картины сражений непроизвольно пронеслись у него в памяти.

– Да. Я был на войне.

– Когда вы вошли, я заметила, что вы немного прихрамываете. Вы были тяжело ранены?

– Нет. – Он надел шляпу. – Знаете, мне надо пойти взять напрокат повозку и лошадь. Уоррен не ожидал моего приезда, так что мне нужно добраться до фермы засветло.

Лесли покачала головой.

– Вы не застанете Уоррена на ферме. Он работает в городе. У него своя мастерская на этой же улице.

– Мастерская?

– Мебельная мастерская. Он очень хороший мастер. – Она помолчала и добавила: – Он будет страшно изумлен и очень рад, когда вас увидит.

Джереми молча кивнул, повернулся и вышел из лавки.

Когда за его спиной со стуком захлопнулась дверь магазина, он подумал, что Лесли, вероятно, права в том, что его брат будет весьма удивлен, когда увидит его. Но в том, что Уоррен будет рад его видеть, он не был уверен.

ГЛАВА II

Уоррен Уэсли провел пальцами по гладко отшлифованной поверхности стола. Она была приятной на ощупь и хорошо пахла свежим деревом. Он с особым удовольствием делал эту вещь, потому что она предназначалась для дома, который вскоре станет его домом. Старый стол, стоявший сейчас в доме Мак-Лиодов, был уже облуплен и поцарапан, да и дерево, как, впрочем, и работа, были низкого качества. Он с радостью разломает его на дрова, когда новый стол займет его место. Прошло уже почти пять лет с тех пор, как он впервые сделал предложение Саре Мак-Лиод. Было нелегко уговорить ее стать его женой. Все то время, когда он был знаком с ней, она витала в облаках, мечтая о недоступных для нее краях и людях. Ей уже давно следовало выбросить из головы весь этот вздор и выйти замуж.

«За меня», – подумал он с самодовольной улыбкой.

Он почувствовал сладкое томление в низу живота, когда представил себе наслаждение их первой брачной ночи. Сара никогда не позволяла ему ничего, кроме беглого целомудренного поцелуя, но осталось уже недолго ждать, когда у него будет право на большее. Всего две недели, и Сара будет принадлежать ему. Вся...

Дверь отворилась, и в мастерскую ворвался холодный воздух. Уоррен отвернулся от верстака и прищурился от солнечного света, проникавшего сквозь окна по обе стороны двери. Понадобилось несколько секунд, чтобы глаза его привыкли к свету и он смог различить высокую фигуру вошедшего.

– Здравствуй, Уоррен.

Он нахмурился, стараясь понять, кто этот незнакомец и откуда он знает его имя.

– Я так сильно изменился?

Глаза Уоррена расширились. Возможно ли это? Джереми невесело усмехнулся.

– Да, это действительно я. Ты тоже изменился.

– Я не ожидал, что когда-нибудь еще увижу тебя. Он никогда больше не хотел его видеть. От его брата всегда были только одни неприятности. Это знал весь Хоумстед. И все же он был любимым сыном их отца...

Джереми окинул взглядом мастерскую.

– У тебя собственное дело. Отец, наверно, гордился тобой...

«Отец никогда мной не гордился», – подумал Уоррен.

– У меня еще не было этой мастерской, когда отец был жив. – Уоррен сделал шаг вперед. Ему хотелось, чтобы солнце не било так сильно ему в глаза, чтобы он мог более ясно разглядеть лицо брата. – Что привело тебя сюда?

Его брат долго молчал, прежде чем ответить.

– Пришла пора вернуться домой. – Он снова помолчал, потом спросил:

– Найдется для меня место на ферме, или дом заполнен женой и детишками?

У Уоррена внутри все сжалось. Возможно ли, чтобы Джереми не знал, что ферму унаследовал он, а не Уоррен? Конечно, так оно и есть. Отец не ответил ни на одно его письмо. Если Уоррен ему не скажет, он ничего не узнает. Может быть, он сразу же снова уедет...

Стараясь скрыть свое волнение, он осторожно проговорил:

– В доме никто не живет. Я теперь живу в городе. – Он остановился и сделал глубокий вздох. – Я объявил о продаже фермы.

Джереми не сразу ответил. Вместо этого он поставил саквояж на пол и медленно обошел мастерскую, время от времени останавливаясь и слегка поглаживая пальцами столы, кровати и стулья, заполнявшие помещение. Обойдя все помещение, он вновь повернулся лицом к брату.

– Ферма принадлежит мне, Уоррен, и мы оба это знаем. Отец завещал ее мне.

Лицо Уоррена вспыхнуло от гнева.

– Ну и что, если завещал?! Тебя здесь не было четырнадцать лет! Ты никогда не приезжал, никогда не писал. Судя по тому, что мне было известно, можно было считать, что тебя уже нет в живых. Стало быть, все переходило ко мне, – огрызнулся он. – К тому же мне нужны эти деньги – через пару недель я женюсь.

Черт бы побрал Джереми! И зачем только он вернулся именно сейчас, когда все в его жизни идет на лад.

Сара внесла в столовую блюдо с овощами, от которых шел пар, и поставила на середину большого стола.

– К сожалению, Уоррен не мог сегодня прийти к ленчу, но он придет вечером к ужину.

– Я ничего не имею против того, чтобы твое внимание досталось мне, – сказал Том, посмеиваясь, – а также и еда. Ты не представляешь себе, как мне недоставало твоей стряпни, Сара. В колледже не умеют готовить так, как ты, уверяю тебя.

Сара улыбнулась, довольная комплиментом.

– Ты не можешь знать, вкусно ли это, пока не попробуешь. – Она уселась на стул. – Почему ты не читаешь молитву, Том?

Он кивнул, потом склонил голову.

– Благодарим тебя, Отец небесный, за то, что ты собрал нас вместе. Благослови хлеб, который ты дал нам от щедрот твоих. Во имя Иисуса Христа. Аминь.

– Аминь, – прошептала Сара.

– Аминь, – повторил дедушка.

Том взглянул на сестру и дедушку и потянулся к блюду с жареным мясом.

– Я умираю от голода.

Сара громко рассмеялась, вспомнив то время, когда ее брат был маленьким мальчиком. Он всегда был голоден и постоянно требовал у бабушки чего-нибудь поесть. Как только он приходил домой из школы, он в ту же минуту был на кухне.

– Бабушка, я умираю от голода, дай что-нибудь поесть.

Все еще улыбаясь, Сара наблюдала, как Том накладывает на тарелку картофельное пюре, густо поливая его соусом. Хотя он уже не был маленьким мальчиком, свой мальчишеский аппетит он явно не потерял.

– Я говорил вам, что меня в колледже посетил доктор Крейн и подробно рассказал об институте? – спросил Том дедушку, передавая ему соусник.

Дедушка покачал головой.

– Нет, ты нам еще не рассказывал об этом.

– Я никогда не встречал никого, подобного ему. Он такой энергичный! Блестящий профессионал своего дела! Он лучший преподаватель медицины во всей стране. Какой бы вопрос ему ни задали, он никогда не дает почувствовать, что, может быть, это глупый вопрос. Все годы, пока я учился в колледже, я слышал, с каким благоговением все о нем говорили. Теперь я понимаю почему. Мне даже не верится, что я буду у него заниматься. Он так мало студентов выбрал из моего класса. Не могу поверить, что я один из них.

Сара смотрела на оживленное лицо брата, но слушала его невнимательно. Она думала о том, каким красивым молодым человеком он стал. Он был поразительно похож на отца, когда тот был примерно в том же возрасте – черные, как смоль, волосы; такие же, как у отца и деда, свинцово-серые глаза. Она не помнила отца в жизни. Но у нее была свадебная фотография родителей. Если бы не усы, можно было подумать, что это ее брат стоит на фотографии рядом с их матерью в тот далекий день.

«Как гордились бы Том и Мария Мак-Лиод своим сыном, – думала она, глядя, как выразительно жестикулирует ее брат. – У него руки доктора, руки, которые будут лечить и успокаивать. Да, ее родители гордились бы Томом... «

Она попыталась себе представить, как ее родители отнеслись бы к ней, если бы видели ее сейчас. Были бы они разочарованы? Ей скоро исполнится двадцать один год, а она все еще не замужем, в то время как большинство ее подруг уже обзавелись семьями.

Не то чтобы у Сары не было возможности выйти замуж. Уоррен Уэсли в первый раз сделал ей предложение, когда ей было только шестнадцать лет. Она отказала ему, говоря, что не может выйти за него замуж, потому что собирается объехать весь мир. Она мечтала стать знаменитой актрисой и выйти замуж за человека богатого и прославленного – за президента, английского лорда или какого-нибудь графа...

Однако ничуть не обескураженный Уоррен опять сделал предложение когда ей было восемнадцать, но она снова отказала, так как решила, подобно брату, изучать медицину. «Я стану медицинской сестрой и буду работать вместе с Томом», – сказала она ему. Как она могла выйти замуж, если она еще так много хотела сделать?

Когда он сделал предложение в день ее девятнадцатилетия, она сказала: «Может быть». К этому времени она уже поняла, что не хочет быть ни актрисой, ни медсестрой. Ей столько твердили, что ее мечты безрассудны, что она уже сама не знала, чего хочет. Но Сара хорошо знала: ее бабушка надеялась, что она скажет «да».

– Ты теперь взрослая, Сара, – говорила бабушка Дори, – пора устроить свою жизнь. Мне бы хотелось, чтобы ты была уже замужем до того, как меня не станет. Уоррен Уэсли прекрасный молодой человек. Это будет большая удача, если ты станешь его женой.

И когда на ее двадцатый день рождения Уоррен опять сделал предложение, она согласилась выйти за него замуж и осчастливила этим свою бабушку, хотя до свадьбы Дорис Мак-Лиод не дожила.

Ее свадьба... Эта мысль вызывала у нее нервную дрожь во всем теле.

Она улыбнулась. Том был прав. Она слишком долго ждала и английского лорда, и множество других замечательных вещей. Ее бабушка, думала она, тоже была права. Они были наивными, ее мечты о путешествиях, о встречах с замечательными людьми... Но, что бы ни говорили, это были ее мечты. О, как бы она хотела...

– А ты как считаешь, Сара?

Вопрос брата внезапно вернул ее к действительности. Она с удивлением заметила, что и брат, и дедушка откинулись на спинки стульев, перед ними стояли пустые тарелки. Господи! Как же долго ее мысли блуждали далеко отсюда!

– Простите. Я... я... Том рассмеялся.

– Размечталась, сестренка? – Он взглянул на дедушку и подмигнул ему. – Помнишь, как мы удили рыбу на твоем излюбленном местечке на реке, а она сидела на камне и смотрела в пространство, мечтая об Эйфелевой башне и Букингемском дворце, воображая себя королевой или кем-нибудь еще в этом роде? Сейчас у нее такое же выражение лица.

– Я помню, – сказал дедушка, с нежностью глядя на Сару, – и мне хотелось бы сделать так, чтобы ее мечты сбылись.

У Сары вдруг сжалось сердце. Дедушка казался таким стареньким, таким хрупким, совсем непохожим на человека, который ее вырастил. Что она будет делать, когда его не станет?

Отбросив эти грустные мысли, она заставила себя улыбнуться и сказала:

– Если бы они сбылись, вам пришлось бы, посещая меня в моем замке, называть меня миледи.

Том вскочил на ноги, взмахнул воображаемой шляпой и изобразил изысканный поклон.

– Миледи, как милостиво с вашей стороны позволить вашим скромным родственникам разделить с вами трапезу в вашем прекрасном замке.

– Сядь, мой любезный, – ответила она, гордо подняв голову и окинув его критическим взглядом, – слуги сейчас начнут убирать со стола, и ты сможешь кому-нибудь из них поставить подножку.

Мужчины громко рассмеялись. Она усмехнулась, поднялась со стула и протянула руку к почти пустому блюду с жарким.

– Я тебе помогу, – предложил Том, собирая грязные тарелки, – и обещаю не ставить подножку никому из слуг.

Сару охватило чувство глубокого покоя и довольства, когда она шла, сопровождаемая братом, на кухню.

Джереми подбросил поленья в печь, довольный тем, что обнаружил большой запас дров, сложенных в штабель у стены дома. Этого могло хватить даже на всю зиму, если он будет экономным.

Однако запас топлива был не самой острой проблемой. В случае необходимости он всегда мог подняться в горы и нарубить дров. Нет, самым главным были финансовые проблемы.

Прежде чем уйти из мебельной мастерской Уоррена, Джереми обещал уплатить ему половину той суммы, которую он просил за ферму. Он сделал это, как он полагал, из чувства вины. Хотя по закону Джереми был владельцем фермы, даже его удивило завещание отца. Тед Уэсли никогда не одобрял поступков Джереми. Все, что делал его старший сын, было неправильно. Абсолютно все. Джереми не мог понять, почему отец оставил ему ферму. Он ясно помнил злые слова, произнесенные ими в момент расставания...

– Ты глупец, Джереми. Если ты это сделаешь, ты никогда ничего не достигнешь.

– Я знаю, что делаю.

– Ты не можешь обеспечить жену. Вы оба умрете с голоду, прежде чем устроите свою жизнь. И какая из нее жена? Она совсем ребенок.

– Она не ребенок. Я люблю ее. И я женюсь на ней.

– Нет, или не будешь жить под моей крышей.

– К черту твою крышу! И тебя вместе с ней! Джереми оглядел большую комнату. Если бы не слой пыли, трудно было бы поверить, что здесь никто не жил столь долгое время. Казалось, что в любую минуту отец может войти в дверь. Дом оставался точно таким, как четырнадцать лет назад. Его отец ничего не менял все эти годы – даже стул не передвинул на другое место.

Впрочем, Джереми это не удивило. Тед Уэсли был человеком устойчивых привычек и заведенного порядка.

– Когда-нибудь ты убедишься, сынок, что привычное успокаивает.

Джереми опустился на стул, пристально глядя на колеблющиеся оранжевые языки пламени в черном чреве печи. Он понял, что ради этого вернулся домой. Он не просто желал – ему было необходимо привычное окружение. Пришло время вернуться домой и оставить, наконец, в покое прошлое. Пришло время примириться с самим собой, если не с другими.

За стенами дома в деревьях выл ветер – одинокий стон в темноте зимней ночи. Джереми закрыл глаза, прислушиваясь к треску поленьев в печи и вою ветра на дворе. Поражал контраст этих звуков – один был дружественным, другой – нет. Джереми охватило чувство безысходного одиночества.

– Вот я и вернулся домой, Милли, – прошептал он. – Что дальше?

Но ответом было безмолвие.

Во время ужина Сара чувствовала, что Уоррена что-то беспокоит, но он не раскрывал причины.

Впрочем, это было похоже на Уоррена. Он не любил забивать ее головку разными проблемами, как он говорил. О чем они будут разговаривать, когда поженятся и станут проводить больше времени вместе? – думала она иногда. – А что, если окажется, что им вообще не о чем говорить?

Сара взглянула через стол на своего жениха, желая хоть раз почувствовать тот трепет волнения, который, как она полагала, должна была чувствовать. Но, может быть, в действительности никто ничего подобного не чувствовал? Вероятно, так только писали в романах, и это была еще одна ее наивная мечта.

Так было суждено. В конце концов, в Уоррене не было ничего плохого. Он не был высоким, темноволосым и загадочным – всем тем, о чем она мечтала девочкой, – но он был трудолюбив, и у него была приятная внешность. У него несомненно было большое терпение и упорство – иначе он не стал бы так долго ждать, пока она решится выйти за него замуж. Все говорили, каким прекрасным мужем он будет, и она понимала, что, должно быть, так оно и есть. Правда, он иногда обращался с ней немного снисходительно, но разве это такой уж существенный недостаток?

Одному Богу известно, с чем придется мириться ему, когда он женится на ней!

После ужина Сара убрала со стола и вымыла посуду, а мужчины удалились в кабинет Хэнка Мак-Лиода покурить и выпить по стаканчику виски. К тому времени как она вытерла и убрала последнюю тарелку, все трое вернулись в столовую и ждали, когда она присоединится к ним.

Уоррен сел рядом с ней на обитом гобеленовой тканью диване, который ее бабушка несколько лет назад заказала по каталогу «Монтгомери Уорд». Он взял ее руку и слегка сжал в своей.

– У меня новости, – объявил он без предисловий, окидывая взглядом собравшихся в комнате, – мой брат вернулся.

– Джереми? – спросил дедушка. Уоррен кивнул.

– Он остановился на ферме.

– Ну и ну... – пробормотал Хэнк. – Никогда не думал, что он вернется в наши края.

– Я даже не знал, что у тебя есть брат! – воскликнул Том, глядя на Уоррена.

Сара была почти в таком же неведении, как и Том. Она знала, что у Уоррена был старший брат по имени Джереми и, возможно, в детстве даже видела его, но не помнила этого. Почему-то она никогда не спрашивала Уоррена о Джереми. Она инстинктивно этого избегала, предчувствуя, что ее расспросы будут Уоррену неприятны.

Дедушка уставился в потолок, как будто это могло помочь ему восстановить события давно минувших дней.

– Дайте подумать. Джереми было, по-видимому, около семнадцати лет, когда он с Милли Паркенсон вместе бежали. Это было, – он несколько секунд помолчал, – да... это было примерно в восемьдесят пятом году. Весной... как раз ко времени сева. Милли едва минуло шестнадцать. Я точно помню. – Он посмотрел на Тома. – Тебе в то время было не больше пяти лет.

– Они тайно бежали? – спросила Сара. Она подумала, хотя и не сказала этого вслух, что это звучит страшно романтично: двое молодых людей так сильно любят друг друга, что ради того, чтобы быть вместе, бросают вызов всему свету... Ей было жаль, что она не помнит их лиц.

– Да, – кивнул дедушка. – Эта история наделала много шуму во всей округе. Миссис Паркенсон очень тяжело переживала, что ее единственная дочь так поступила, и уже не оправилась от этого удара до самой своей смерти. – Задумавшись, он нахмурил брови. – Потом мы узнали, что Милли умерла в... погодите минутку... в девяносто втором или девяносто третьем году. Она и ее нерожденный младенец. Больше я о Джереми ничего не слыхал.

– Как это все печально, – прошептала Сара. Она взглянула на Уоррена. – Он вернулся насовсем?

– Джереми собирается вести хозяйство на ферме. Он обещал выкупить мою долю.

– Но это же замечательно, Уоррен! Теперь оба наши брата вернулись. Мы должны окружить Джереми любовью и заботой!

Рука Уоррена крепче сжала ее руку.

– Не так уж это замечательно. Я не могу продать ферму, а я рассчитывал на эти деньги устроить свадебное путешествие, которое я тебе обещал.

Сара почувствовала укол разочарования. Не будет поездки в Нью-Йорк и Филадельфию. Она никогда не увидит здание «Ассамблеи» даже снаружи. Все ее планы и надежды рухнули... Потом она мысленно выбранила себя. Как эгоистично с ее стороны! Джереми Уэсли потерял жену и нерожденного ребенка. Теперь, спустя много лет, он вернулся. Его следует радушно принять, а не обижаться на него.

– Ну что ж, значит, нам придется отложить наше путешествие, – решительно сказала она бодрым голосом. – То, что твой брат вернулся домой, гораздо важнее.

Уоррен бросил на нее угрюмый взгляд.

– Я требую, чтобы ты держалась от Джереми подальше, – мрачно проговорил он низким голосом.

– Но...

– Он приносит только одни неприятности. Так было всегда... Держись от него подальше, Сара. Я говорю серьезно.

ГЛАВА III

На следующий день Джереми вновь явился в магазин Барбера со списком нужных ему товаров. Когда он упомянул, что ищет работу, Джордж Блейк сказал, что городу нужен новый помощник шерифа.

– Наш последний помощник шерифа прошлой весной уехал, а шериф Мак-Лиод сильно постарел. Честно говоря, он уже не справляется с работой.

– Мак-Лиод все еще шериф? Хэнк Мак-Лиод?

Джордж кивнул.

– Знаете, учитывая ваш опыт в армии и на войне, а также то, что это ваш родной город, вы, вероятно, самый подходящий человек для этой должности.

Помощник шерифа? Это звучало приятно и почетно. Но подходил ли он для этой работы? И потом, он же вернулся, чтобы обрабатывать землю...

Как будто прочитав его мысли, Джордж сказал:

– Почему бы вам не поговорить с Мак-Лиодом, пока мы выполняем ваш заказ? Он может рассказать вам об этой работе больше, чем я. И он ответит на все ваши вопросы.

Должностное лицо? Помощник шерифа? Он был не вполне уверен. Люди в этих краях были о нем не слишком высокого мнения. Было слишком много синяков и шишек... Возможно, они не сочтут его хорошим кандидатом на эту должность.

– Жалованье вполне приличное, – добавил Джордж, опережая вопрос Джереми.

– Я поговорю с Мак-Лиодом, – сказал Джереми с сомнением в голосе. «В конце концов я обещал Уоррену выкупить его долю. А без работы я не смогу это сделать... «

– Ладно, – Джордж усмехнулся. – Вы помните, где дом Мак-Лиодов? На Норт-стрит. Его нетрудно найти. Самый большой дом на всей улице.

– Спасибо. Я помню.

Из окна своей спальни на втором этаже Сара смотрела на неподвижное водяное колесо лесопилки на другой стороне Норт-стрит. Весной, летом и ранней осенью колесо быстро вращалось, приводимое в движение холодными водами Поуни-Крик. Но глубокой зимой, когда вода в реке убывала – или большей частью замерзала, как теперь, – колесо оставалось неподвижным и безмолвным.

«Почти как дом Мак-Лиодов сейчас, когда Том и дедушка пошли в гости к доктору Варни», – с улыбкой подумала Сара.

Поразительно, сколько жизни внес в дом Том за какие-нибудь двадцать четыре часа! Теперь она поняла, как пуст был их дом, пока Том был в отъезде. Но очень скоро он снова уедет. Еще немного – и осуществится его мечта: он станет доктором. Счастливец!

Сара вздохнула, повернулась спиной к окну и уселась на подоконник. Она поджала под себя ноги, расправила платье и раскрыла много раз читанный выпуск «Лейдиз хоум джорнел». На одной из иллюстраций журнала были изображены танцующие пары, в ярко освещенном танцевальном зале. Она знала почти весь текст наизусть, но прочитала еще раз:

«В течение ста пятидесяти лет доступ в высшее общество Филадельфии открывался только через двери «Ассамблеи». Устроителям этого ежегодного торжественного приема принадлежало решающее слово в создании иерархической лестницы городского общества Филадельфии. Нигде в Соединенных Штатах нет подобной традиции, которая столько лет почти непрерывно сохраняла бы такое влияние».

Саре нетрудно было представить себе, как она входит в эти двери под руку с блестящим кавалером, может быть, английским лордом... На ней будет атласное платье с кружевами, а на голове – диадема. Он будет в элегантном черном вечернем костюме. К тому же он будет высок, темноволос и невероятно красив. Присутствующие будут сгорать от любопытства, пытаясь узнать, кто же они.

Действительно «Танцевальная Ассамблея Филадельфии» существовала еще до того как аристократия Чарлстона начала свои «Цецилии», и даже до того как в Лондоне были основаны прославленные «Танцевальные вечера Альмака» – седьмое небо лондонского светского общества.

Оркестр будет играть вальсы, а Сара будет танцевать весь вечер. Она тихо и вежливо будет смеяться в ответ на шутки своего спутника, но она не позволит ему вообразить, будто она чувствует к нему нечто большее, чем допускают приличия. Она...

Громкий стук в парадную дверь нарушил ее приятные грезы. Ее тотчас же охватило чувство вины. Ей следовало представить себе, что она танцует с Уорреном, но, как бы она ни старалась, она не могла себе этого представить. Уоррен был слишком... Уорреном.

В дверь вновь постучали.

Сара со вздохом отложила журнал и поспешно вышла из комнаты. Уж когда она спускалась по лестнице, в дверь постучали в третий раз, на этот раз громче.

– Одну минуту! – крикнула она, ускоряя шаги. Она открыла дверь – на пороге стоял незнакомец. Высокий, темноволосый, очень красивый, он вполне мог быть английским лордом, будь на нем вечерний костюм и цилиндр.

– Извините, пожалуйста, – сказал он, дотрагиваясь двумя пальцами до полей своей шляпы. – Мне нужен шериф Мак-Лиод. Я думал, что это его дом.

От звука его приятного, низкого голоса что-то перевернулось у нее в душе. Она могла поклясться, что слышит волнующую мелодию «Голубого Дуная»...

Незнакомец пристально смотрел на нее, слегка приподняв бровь. На какую-то долю секунды ей показалось, что они знакомы.

– Я думал, что вспомню его дом, – проговорил он, – но все так переменилось. Если бы вы могли мне сказать, где он живет...

– Извините, – поспешно сказала она, почувствовав, как краска заливает ее лицо. – Это дом шерифа Мак-Лиода, но его сейчас нет дома. Я – его внучка, Сара Мак-Лиод. Может быть, я смогу вам помочь...

– Нет, мне надо видеть шерифа. Не передадите ли вы ему, что заходил Джереми Уэсли и хотел с ним поговорить?

– Джереми?

Это брат Уоррена? Но они совершенно непохожи. Волосы у Джереми были иссиня-черные, цвета воронова крыла, глаза – серо-угольные. У него были чеканные, мужественные, волевые черты лица, и он был на голову выше своего брата.

Она поняла, что пристально разглядывает его, и постаралась скрыть вновь вспыхнувшую краску смущения.

– Входите, – она шире распахнула дверь, – пожалуйста. Дедушка скоро будет дома. Он вместе с моим братом пошел навестить доктора Варни. Они уже должны скоро вернуться.

– Я не знаю...

– Пожалуйста. Вы проделали такой далекий путь до города, а сейчас слишком холодно, чтобы стоять и ждать на улице.

Немного поколебавшись, он снял шляпу и вошел в раскрытую дверь.

– Это очень любезно с вашей стороны, мисс... – он помолчал, не зная, как ее называть.

– Пожалуйста, называйте меня Сара. Мисс Мак-Лиод звучит так официально.

Он кивнул, но ничего не сказал.

– Пройдемте в гостиную, согрейтесь у камина. Я принесу вам кофе.

– Не беспокойтесь.

– Никакого беспокойства. Кофе уже готов.

Она оставила его в гостиной и поспешила на кухню. Сотня вопросов промелькнула у нее в голове, пока ова быстро доставала из буфета две чашки и наполняла их до края крепким, горячим кофе. Через несколько минут она уже вернулась с подносом в гостиную.

Джереми поднялся по стула и подождал, пока она, поставив поднос на низкий столик возле дивана, села, затем сел снова.

– Вам с сахаром или со сливками?

– Нет, спасибо. Просто черный.

Она протянула ему фарфоровую чашку с блюдцем. Когда он брал их у нее, их пальцы на мгновение соприкоснулись. Сара вновь почувствовала легкое головокружение. Она быстро отдернула руку, потом уставилась в свою чашку и добавила в свой кофе сахар и сливки.

– Мой брат только вчера вернулся домой, а теперь и вы здесь, мистер Уэсли, – сказала она, чтобы прервать молчание. – Вы прибыли одним поездом и даже не знали об этом. Удивительное совпадение, не правда ли?

Никакого ответа.

– Мне кажется, что, раз мы скоро станем родственниками, мне следовало бы называть вас Джереми. Вы не возражаете?

Он вопросительно посмотрел на нее.

– Вы не хотите, чтобы я вас так называла? – спросила она разочарованно.

– Боюсь, что я не понимаю, мисс Мак-Лиод...

– Как! Уоррен вам ничего не сказал?! Джереми покачал головой.

– Уоррен и я помолвлены. Я думала, вы знаете...

ГЛАВА IV

Невеста его брата была утонченно красива. В ее небесно-голубых глазах отражалась такая явная невинность, что Джереми почувствовал себя старым и измученным. Он вспомнил, как она встречала молодого человека – своего брата, она сказала, – на железнодорожной станции. Он припомнил ее взгляд, полный чистой радости, и то тепло, которым ее чувство счастья озарило все вокруг.

Уоррену повезло.

– Примете мои поздравления, мисс Мак-Лиод, – сказал он.

– Пожалуйста, называйте меня Сара. – Она поставила свою чашку на стол и наклонилась вперед. Глаза ее возбужденно блестели. – Я всегда мечтала о путешествиях. Это должно быть замечательно – видеть разные места, встречать разных людей. Я всю жизнь хотела поехать в Филадельфию и Нью-Йорк, Лондон и Париж. – Она задумчиво вздохнула. – Вас не очень затруднит рассказать мне, где вы побывали? Пожалуйста, расскажите.

– Да мне в общем не о чем рассказывать.

– О, наверняка есть о чем...

Хлопнула парадная дверь, и в гостиную вошли Хэнк Мак-Лиод и молодой человек, помешав Саре договорить.

Джереми поднялся со стула, довольный тем, что ему удалось избежать резкости. А ему пришлось бы быть резким... Он не хотел говорить ни о себе, ни о своем прошлом. Тем более с невестой своего брата. Он не хотел рассказывать, где он был, что видел и что делал. Может быть, потому, что он слишком много видел и пережил.

К тому же он вовсе не собирался выводить из заблуждения мисс Сару Мак-Лиод, опровергая ее романтические представления о мире за пределами Хоумстеда. Было очевидно, что голова этой девушки полна иллюзий.

У Джереми же иллюзий не осталось.

Хэнк от старости стал как бы меньше и физически уже не был тем грозным шерифом, каким его помнил Джереми. Однако серые глаза Хэнка Мак-Лиода оставались такими же стальными, какими их помнил Джереми. Шериф окинул его быстрым, но проницательно-оценивающим взглядом, прежде чем Сара успела представить их друг другу.

Но шерифу, по-видимому, не нужны были представления.

– Добро пожаловать в Хоумстед, Джереми, – сказал он, сделав шаг вперед и протягивая руку.

– Благодарю вас, сэр.

– Джереми хотел поговорить с тобой, дедушка, – вставила Сара.

– Вот как? Это хорошо. Очень хорошо. – Хэнк отступил назад и обернулся к молодому человеку, стоявшему позади него. – Я полагаю, что вы вряд ли помните моего внука? Том, это Джереми Уэсли.

Настала очередь Тома сделать шаг вперед и пожать руку Джереми.

Том был среднего роста, красивый, в его серых глазах светился живой ум, а улыбка была приветливой и дружелюбной.

– Рад с вами познакомиться, мистер Уэсли.

– Называйте меня Джереми. – Он снова повернулся к Хэнку Мак-Лиоду. – Я хотел бы, если можно, поговорить с вами, сэр. Джордж Блейк сказал мне, что городу нужен помощник шерифа... Я хотел бы попробовать.

– В самом деле? Что ж, пройдемте в мой кабинет. – Шериф повел Джереми за собой.

Кабинет Хэнка был маленькой, тесной комнатой в отдаленной части дома. Он был почти полностью занят дубовым письменным столом, а вдоль стен тянулись книжные полки. Прямо под окном находилась латунная плевательница. Комната пахла кожей и табаком. Владения мужчины...

Хэнк закрыл дверь.

– Присаживайтесь. – Он указал на обитый кожей стул, медленно обошел письменный стол и опустился на такой же стул за столом. На секунду он закрыл глаза, и Джереми подумал, что он задремал. Но, прежде чем он успел что-либо сказать, Хэнк открыл глаза и пристально посмотрел на него.

– Итак, вы хотите занять место помощника шерифа в нашем городе?

– Да. Совершенно верно.

– Я никогда не представлял себе вас помощником шерифа, Джереми. Если память мне не изменяет, вы скорее нарушали порядок, чем восстанавливали его, – сказал Хэнк, улыбнувшись.

– Да, я думаю, что вы правы, – согласился Джереми. – Я буду с вами откровенен, Мак-Лиод. Я никогда не имел отношения к судейской деятельности. Никогда даже не думал, что это возможно.

– Расскажите мне, чем вы занимались. Джереми глубоко вздохнул.

– С тех пор как я уехал из Хоумстеда, я переменил много профессий. Несколько лет был фермером в маленьком селении в Огайо. Но после смерти Милли я не мог там оставаться и много ездил по стране... Был шахтером, барменом, некоторое время занимался скотоводством на ранчо в Монтане. Участвовал в строительстве железной дороги – на прокладке колеи и пробивке тоннелей в скалах. Несколько лет назад я уехал в Нью-Йорк и работал на автомобильном заводе в сборочном цехе. После этого я вступил в армию. – Он остановился на минуту, потом покачал головой. – Я не знаю, каким я буду помощником шерифа и подойду ли для такой должности, – сказал , он спокойно, – но мне нужна эта работа.

Шериф медленно кивнул, как будто усваивая то, что Джереми только что ему рассказал. Наконец он спросил:

– У вас были когда-нибудь неприятности с законом? Я имею в виду настоящие неприятности. Не те нагоняи, которые я вам давал, когда вы были мальчишкой.

– Нет.

– Я полагаю, что после службы в армии вы неплохо умеете обращаться с оружием?

На его лице дрогнул мускул, но он ответил: – Да.

– Я слышал, что на войне вы были ранены. Раненая нога вас не беспокоит?

Он забыл, как быстро распространяются новости в маленьком городке – уже все знали, что он вернулся, равно как и все то, что он говорил Лесли Блейк.

– Нога в порядке, – ответил он. – После ранения осталась только небольшая хромота.

Хэнк посмотрел в окно.

– Хоумстед всегда был приятным, тихим городом. Лет восемь-девять назад здесь были серьезные неприятности, но большей частью обязанности помощника шерифа заключаются в том, чтобы заставить выпившего лишнего проспаться в тюремной камере, время от времени разнять драку в салуне, собирать не уплаченные вовремя налоги, выдавать лицензии, изредка ловить конокрадов и тому подобное. – Он снова посмотрел в глаза Джереми. – Не слишком увлекательное занятие для человека, столько повидавшего, как вы.

– Я не ищу увлекательности. Хэнк прислонился к спинке стула.

– Имеете желание рассказать мне, что вы делали на войне?

Нет, он не имел такого желания.

– Я выполнял приказы вышестоящих офицеров.

– Где вы служили?

– Техас, Флорида... Куба. – Понимаю.

В последнем Джереми сомневался. Он не верил, чтобы кто-либо, кто сам не был на войне, мог понять, что такое война. Скука. Жара. Мухи. Зловоние. Вздувшиеся тела юношей, лежащие с открытыми глазами на поле боя.

– Почему вы вернулись в Хоумстед, Джереми?

– Пришла пора вернуться, – ответил он твердо. – А еще, наверно, потому, – добавил он, – что мне некуда было больше идти.

– Вы намерены здесь остаться?

– Да.

Шериф снова посмотрел в окно, из которого была видна дверь «Бани и цирюльни Карсона».

– В последние годы я близко познакомился с вашим папой. Тэд Уэсли был хороший человек. Честный. Работящий. Богобоязненный. Он страшно гордился вами.

Последнее высказывание удивило Джереми. Он не помнил, чтобы отец когда-либо гордился им. Зато он помнил, как часто ему говорили, что он не оправдывает ожиданий и что из него ничего путного не выйдет.

– Ему очень не хватало вас. – Хэнк снова посмотрел на Джереми. – Я полагаю, что такой человек, как Тед Уэсли, наверняка вырастил сына, из которого получится отличный помощник шерифа. – Он встал и протянул Джереми руку. – Должность ваша, если она вас устраивает. Взвесьте все и завтра утром дайте мне ответ. В воскресенье приходите к нам обедать. Не спешите говорить «нет». Мы будем ждать вас.

Сара услышала голоса мужчин в передней и поднялась с дивана, ожидая, что они вернутся в гостиную. Но через минуту хлопнула входная дверь, и в гостиную вернулся один дедушка.

Ее охватило чувство разочарования. Она ни о чем не успела его спросить!

– Славный молодой человек, – сказал Хэнк Мак-Лиод, усаживаясь в свое любимое кресло около камина.

– Он рассказал о том, где он был и что делал все эти годы? – спросила Сара.

Старик покачал головой.

– По существу говоря, нет.

– Разве ты его не спрашивал? Дедушка внимательно посмотрел на нее.

– Это меня совершенно не касается, принцесса, равно как и тебя. Человек имеет право на свои тайны. Не надо совать нос в чужие дела.

Сара понимала, что он прав. Чересчур любопытных людей никто не любит. Но если она не будет спрашивать, как она узнает все то, что так жаждет узнать?

– Ну как, – спросил брат из-за ее спины, – он берется за работу помощника шерифа?

Дедушка кивнул.

– Я думаю, да. Я пригласил его на обед в воскресенье, так что мы еще сможем это обсудить. Надеюсь, ты не против, Сара?

– Конечно нет, – ответила девушка, смутившись. – Я ничего не имею против.

– А как же Уоррен? – вставил Том. – Судя по тому, что он вчера сказал, он будет не в восторге от этой идеи.

Сара вздернула подбородок.

– Я поговорю с Уорреном. Они – братья. Они должны помириться друг с другом.

Джереми взял напрокат лошадь и сани.

Проезжая по улице, он слышал крики детей, игравших в салки на школьном дворе. На углу Уэст-стрит и Норт-стрит он на минуту остановился, и мысли его устремились через годы к его собственному детству. Учительницей в то время была мисс Аделаида Шервуд. Мисс Шервуд, с ее огненно-рыжими волосами и доброжелательной улыбкой... Нет, решил он, к тому времени, когда построили новую школу, она была уже миссис Уилл Райдер. Было много волнений по поводу книг, парт и классных досок – все новенькое, с иголочки, как и само здание. Он вспомнил запах влажной шерсти, исходивший от висевших на крючках на задней стене пальто, шарфов и варежек, вспомнил, как в единственной классной комнате было слишком жарко, либо холодно, в зависимости от того, как далеко от большой черной печи стояла парта.

Странно, теперь ему пришли в голову приятные воспоминания... Он не думал об этом долгие годы.

Покачав головой, он повернул лошадь на Уэст-стрит. Полозья саней скользили по плотному снегу с равномерным шипящим звуком. Когда сани проезжали по мосту через Поуни-Крик, Джереми посмотрел направо, на лесопилку, и подумал о своем отце.

Тед Уэсли стал работать на лесопилке, как только он с сыновьями поселился в долине. Он трудился на ферме после очередной смены на лесопилке. Но Джереми не помнил, чтобы его отец когда-либо жаловался на тяжелую жизнь. Он просто принимал жизнь такой, какой она была.

Внезапно он остро почувствовал, как ему не хватает отца. Так остро он еще никогда этого не ощущал. Он хотел бы снова поговорить с ним. Хотел бы сказать, как ему жаль, что он не оправдал его надежд. Сказать, что он сожалеет обо всех своих поступках, которые его огорчали. О своей вспыльчивости. О своем поведении в школе. О драках. О бегстве. О деньгах, которые взял. Он хотел бы...

– Но, пошевеливай! – крикнул он, стегнув вожжами по крупу лошадь и стараясь избавиться от тяжелых мыслей.

Ему удалось сравнительно долгое время ни о чем не думать, прежде чем в его сознании возникли невинные голубые глаза Сары Мак-Лиод. Глаза, которые смотрели на мир так, как будто это был подарок, завернутый в красивую бумагу и ожидавший, чтобы она его развернула. Глаза ясные, наивные и бесстрашные.

По правде говоря, он представил себе не только ее глаза. Он видел перед собой ее милое молочно-белое личико с маленьким вздернутым носиком и губками сердечком, мягкими и розовыми. Он мысленно видел плавные волны ее тонких волос – зачесанные высоко на лоб золотисто-белокурые локоны, свободно спадающие на плечи. Он вспомнил изящную фигурку под простой желтой блузкой и коричневой юбкой.

Но потом он вспомнил, что она обручена с братом. Если в Хоумстеде он искал спокойствия, то ему и в жизни, и в мыслях лучше держаться подальше от мисс Сары Мак-Лиод.

ГЛАВА V

Том держал в руках пронзительно кричавшего новорожденного, в то время как доктор Варни заботился о роженице. У него сильно билось сердце от возбуждения, вызванного тем, что он видел и в чем только что принял участие. Когда он вчера прибыл в Хоумстед, то никак не ожидал, что еще до наступления ночи будет помогать принимать роды.

– Ну ладно, – теперь обратим свое внимание на этого мальчика, – сказал доктор и взял младенца из рук Тома. – Скажи мистеру Джонсу, что ему уже можно войти. – Встретившись с Томом глазами, доктор Варни усмехнулся и подмигнул.

Том подошел к двери спальни и открыл ее.

– Мистер Джонс, – обратился он к бледному мужчине, сидевшему в кресле-качалке у камина, – вы можете войти.

– Моя жена, как она...

– Она чувствует себя превосходно. Также как и ваш сын.

Янси Джонс поднялся с кресла-качалки.

– Это мальчик? – спросил он, затаив дыхание. Том кивнул.

– Убедитесь сами.

Высокий, костлявый мужчина быстро прошел мимо него в спальню. Он взглянул на столик, где доктор обихаживал младенца, потом перекрестил кровать. Янси Джонс встал на колени на лоскутный коврик, покрывавший дощатый пол, и взял руку жены.

Ларк Джонс, хорошенькая, несмотря на тяжелые роды, слабо улыбнулась.

– У вас родился сын, мистер Джонс, – прошептала она.

– Я знаю. – Он сжал ее руку. – Я бился, как рыба без воды. Кейти понадобилось гораздо меньше времени, чтобы появиться на свет. Если бы я тебя потерял, я...

– Такой опасности не было. – Она закрыла глаза. – Не волнуйся...

Том знал, что это не так. Роды были тяжелые. Без помощи доктора Варни она могла бы и не выжить. Том молил Бога, чтобы он мог когда-нибудь стать хоть вполовину таким врачом, как доктор Варни. В этом случае он счел бы себя счастливым.

Закончив свою работу с новорожденным, доктор Варни затем завернул кричащего младенца в одеяльце и поднес к матери.

– Попробуйте дать ему грудь. Это может его успокоить.

Ларк взглянула на Тома, потом отвела глаза и покраснела.

Доктор откашлялся.

– Том, отнеси, пожалуйста, мою сумку в сани. Я сейчас приду.

Прежде чем выйти на улицу, Том закутался в теплое пальто, надел шапку на меху и перчатки. Наступила ночь, но полная луна бросала бледный свет на морозный ландшафт.

К тому времени, когда Том положил докторскую сумку под сиденье и снял попону с лошади, в дверях показался доктор Варни.

– При малейшем повышении температуры, приезжайте за мной, – сказал он Янси. – В противном случае я приеду через пару дней.

– Так я и сделаю. И... спасибо, док.

Доктор Варни усмехнулся и похлопал молодого отца по плечу.

– Я выполнил легкую часть задачи. Вам предстоит его вырастить.

Повернувшись к саням, он сказал:

– Поехали домой. Твоя сестра, наверно, очень беспокоится.

Обернув уютно ноги пологом, Том взял вожжи и хлестнул ими по крупу лошади. Весело зазвенели колокольчики, ярко светила луна, освещая им дорогу к Хоумстеду.

– А что будет, когда я вернусь из Бостона? – прервал Том недолгое молчание. – Будет ли окружающим трудно отнестись ко мне как к доктору? Не останусь ли я для них навсегда мальчишкой, который падал с деревьев, ломал руки и обдирал коленки?

Доктор Варни усмехнулся.

– Несколько ворчливых стариков моего возраста могут все еще считать тебя молокососом, но ты быстро найдешь верный тон и убедишь их в противном. Я возлагаю на тебя большие надежды, молодой человек. У тебя есть особая способность вызывать у людей доверие и желание тебя слушать. Это дар Божий, вот что это такое.

Как всегда, похвала наставника воодушевила и успокоила Тома.

– Эта долина нуждается в тебе, – продолжал доктор более суровым тоном. – Я уже становлюсь слишком стар, чтобы в такую ночь тащиться в такую даль. Пришло время, чтобы молодой человек вроде тебя взял на себя врачебные обязанности в Хоумстеде. Ты не разбогатеешь, занимаясь практикой здесь, что мог бы сделать в большом городе, но ты станешь богаче в других отношениях. Это я тебе обещаю.

Том поторопил лошадь, затем сказал:

– Я никогда не стремился к богатству, док.

– Я знаю, мальчик, знаю...

Джереми подбросил сена в стойло гнедому мерину. Он решил, что завтра вернет взятую напрокат лошадь и повозку и купит собственную верховую лошадь. Таким образом он отметит свое назначение на должность помощника шерифа.

Он покачал головой. Он не верил, что Хэнк Мак-Лиод в самом деле возьмет его. В конце концов шериф знал его с детства и не забыл, в какие неприятности он вечно попадал. В Хоусмтеде было немного людей, которые верили, что Джереми Уэсли уготована другая дорога, кроме дороги в ад. Именно так говорил ему отец...

Милли была одной из немногих, кто верил в него, кто верил, что в нем есть что-то хорошее. Она верила в него до самой смерти...

– Ты хороший человек, Джереми, – повторяла она ему снова и снова. – Не обращай внимания на то, что говорит твой отец. Я знаю – в тебе много хорошего.

Он взял фонарь, вышел из конюшни и через заснеженный двор направился к дому. Закрыв дверь, он прислушался к тишине, нарушаемой только потрескиванием дров в печи.

Когда-то он поверил Милли. Поверил, что он чего-то стоит. Поверил, что может чего-то добиться, кем-то стать. Он верил, потому что она верила Но истина заключалась в том, что единственным его достоинством была Милли.

Он рассеянно посмотрел вокруг – не было никакого смысла в его возвращении... Он опять ошибся.

Сара отодвинула занавески и окинула взглядом залитую лунным светом улицу.

– Как ты думаешь, дедушка, ребенок уже родился? – спросила она.

– Может быть. В этих делах ничего нельзя знать заранее. У твоей мамы это проходило тяжело.

Она отвернулась от окна и поплотнее обернула плечи шалью.

– Какая она была? Дедушка улыбнулся.

– Очень похожа на тебя, принцесса. Она сделала твоего отца безгранично счастливым. Дори всегда говорила, что, когда Том женился на Марии, Бог послал ей вторую дочь, чтобы она ее любила.

– Расскажи мне о ней еще. – Сара опустилась на ковер возле стула и, устремив взгляд на деда, облокотилась на его колени.

Хэнк погладил ее по голове.

– Это был их дом. Твой отец построил его, когда он и Мария впервые сюда приехали. Они хотели, чтобы дом был полон детей, и ужасно огорчались, когда твоя мама теряла ребенка. А потом родилась ты. – Он слегка ущипнул девушку за щеку. – Ты с самого начала обводила нас всех вокруг пальца.

Сара засмеялась, но она знала, что это правда, во всяком случае, что касалось ее дедушки и бабушки. Дорис Мак-Лиод никогда не могла сказать «нет» Саре и ее маленькому братцу, как бы они ни проказничали. А проказ было множество, по крайней мере когда речь шла о Томе. Он был необыкновенно изобретателен в придумывании разных шалостей.

– Из него получится прекрасный врач, правда? – спросила она тихо.

Дедушка ничуть не удивился ходу ее мыслей.

– Да, Том будет прекрасным врачом.

Сара положила голову на колени деда и закрыла глаза. Они долго оставались неподвижны, и лишь треск дров в камине нарушал тишину.

Хлопнула парадная дверь, Сара выпрямилась.

– Он вернулся, – сказала она, поднимаясь на ноги. Том вошел в столовую. Его щеки раскраснелись от мороза, глаза возбужденно блестели.

– Мальчик, – объявил он с гордостью.

– А как Ларк? – спросила Сара.

– Хорошо. Мистер Джонс тоже.

Говоря, он стянул с себя пальто и шапку, потом скрылся в передней и повесил их на вешалку. Вернувшись в столовую, он спросил:

– Кофе готов? Я промерз насквозь.

– Сейчас налью. – Сара направилась на кухню, остановившись на минуту, чтобы поцеловать брата в щеку. – Пойдем со мной. Я хочу услышать все подробности.

Том взглянул на дедушку.

Хэнк махнул рукой, как будто прогоняя надоедливую муху.

– Ступай вместе с сестрой. Я все равно собирался лечь спать. Мы сможем поговорить завтра утром.

Когда Том переступил порог кухни, Сара уже успела налить две чашки кофе и ставила их на стол. Они сели напротив друг друга, и она с улыбкой наблюдала, как он обхватил руками горячую чашку и выпил залпом почти полчашки, прежде чем поставил ее на стол.

– Ну вот, – сказала она, – немного согрелся. А теперь расскажи мне все, что ты сегодня узнал.

– Я думаю, что это неподходящий предмет для обсуждения с незамужней девицей...

Она больно ударила его под столом ногой.

– Ой! – Он наклонился, чтобы потереть ногу.

– Не смей говорить мне такие вещи, Томми Мак-Лиод! – рассердилась она. – Я знаю намного больше, нежели ты думаешь.

– Разве что о бальных залах и английской аристократии, – пробормотал он и усмехнулся. – Если честно, это было самое потрясающее переживание в моей жизни, Сара. Очень тяжело было Ларк... Я хочу сказать, миссис Джонс. Но видеть, как начинается жизнь... – Он умолк.

Взгляд Сары упал на его руки, которые снова обхватили теплую кофейную чашку. Второй раз за эти дни она подумала о его руках, о том, как он будет лечить их друзей и соседей... Комок встал у нее в горле, и на глазах выступили слезы.

– Я так горжусь тобой, Томми, – прошептала она. – Я надеюсь, что ты это знаешь.

– Конечно, знаю, сестренка. А я очень горжусь тобой.

Сара подумала, как ей повезло, что у нее такой брат.

Фанни смотрела, как ее сестра Оупэл наклонилась к подвыпившему мужчине возле бара, открывая ему обширный вид на свой не менее обширный бюст. Ее смех перекрывал звуки пианино, на котором Куинси барабанил веселый, хотя и фальшивый мотив.

Желудок бедной девушки сжала сильнейшая судорога. Она испугалась, что ее вырвет. Повернув голову, она увидела Грейди О’Нила, который, нахмурившись, наблюдал за ней. Грейди был владельцем салуна «Поуни», и это благодаря ему у Фанни было место, где она могла пережить зиму в тепле. Когда ее мама умерла, она не знала, что ей делать, кроме как написать Оупэл. Она не знала, что ее старшая сестра работает в салуне. Впрочем, они никогда не были особенно близки. Когда Оупэл уехала из дома, Фанни было три года, и они были разлучены тринадцать лет.

– Она может здесь остаться, – сказал Грейди, когда Оупэл втащила только что приехавшую в Хоумстед Фанни к нему в контору. – Но она, как и вы все, девочки, должна будет заработать на свое содержание.

– Она ничего не знает о таких вещах, Грейди, – запротестовала Оупэл. – Ты только посмотри на нее. Ты не можешь требовать от нее, чтобы она...

– Она может подавать спиртное и улыбаться. Ничего другого она не должна делать... пока.

Желудок Фанни снова взбунтовался. Желчь подкатила к горлу, из глаз полились слезы, пока она старалась подавить тошноту.

Она не понимала, как Оупэл могла это делать. Каждый вечер ее сестра красилась, надевала вызывающе яркое платье, оставлявшее почти открытыми грудь и ноги, и спускалась вниз флиртовать с мужчинами, которые посещали салун «Поуни». Некоторые из них заканчивали вечер в постели Оупэл. Фанни это знала, потому что ее выгоняли из комнаты, которую она делала с сестрой, и она ждала, когда «гости» уйдут.

В ушах Фанни звенело. Ее бросало то в жар, то в холод, а над верхней губой выступил пот. Ей хотелось лечь в постель, но было похоже, что Оупэл скоро понадобится комната.

Она на секунду закрыла глаза и заставила себя сделать глубокий вздох, надеясь, что это поможет ей подавить тошноту. Грейди сказал, ч го она должна заработать свое содержание. В ее обязанности входило подавать напитки клиентам, улыбаться и носить платье, бесстыдно открывающее ее грудь. Кроме того, Фанни по утрам подметала помещение, мыла стаканы и кружки, и делала все, что Грейди ей приказывал.

– Эй, привет, милочка!

Она открыла глаза и увидела прямо перед собой седовласого мужчину в темном костюме и трикотажном галстуке. Его волосы были гладко зачесаны назад, а борода недавно подстрижена, но, судя по запаху, который от него исходил, он не удосужился пойти в баню, прежде чем надеть костюм. По его глазам было видно, что он уже успел принять изрядную дозу виски, и, глядя на нее, он слегка покачивался.

– Ты новенькая. Когда я в последний раз был в Хоумстеде, тебя не было. Пойдем, посиди со мной.

Она покачала головой. Это движение вызвало у нее головокружение.

– В чем дело? Я недостаточно хорош для тебя?

– Извините. Я... я...

– Пошли. – Он схватил ее за руку и дернул к себе. На сопротивление ушли последние силы – она уже больше не могла подавлять тошноту. Рвота обдала пиджак и брюки мужчины. Она обхватила себя руками и наклонилась вперед, пытаясь остановить рвоту, но все было тщетно. Она слышала, как кто-то злобно кричит, но не могла уловить смысла слов.

Кто-то опять потянул ее руку и сильно ударил по щеке, от чего в ушах у нее зазвенело, а комната закружилась.

Она упала на колени, и ее снова вырвало. Слезы жгли ей глаза. Горло горело.

Грейди О’Нил теперь наверняка выгонит ее. Оупэл тоже не захочет с ней возиться. Что она тогда будет делать? Куда ей идти, если Грейди ее вышвырнет?

Может быть, она умирает, как ее мама. Мама перед концом ничего не удерживала в желудке. Фанни не боялась смерти. Она почти желала ее. По крайней мере, мертвой ей уже не придется мучиться...

Она плотно сжала веки и провалилась в темноту и безмолвие.

ГЛАВА VI

Прошло много лет с тех пор как Джереми посещал церковь, хотя прощальные слова проповедника над гробом умершего ему последнее время приходилось слышать очень часто. Войдя в церковь общины Хоумстеда, он удивился умиротворению, которое охватило его измученную душу.

Возвращаясь мыслями в прошлое, Джереми понял, что вряд ли насчитает более полудюжины случаев, когда Тед Уэсли – а следовательно и его сыновья – пропустили воскресную службу за все те годы, пока рос Джереми. Сегодня, спустя почти четырнадцать лет, он подошел к той самой скамье, на которой всегда сидело семейство Уэсли, так, как если бы приходил сюда каждое воскресенье.

Конечно, многое изменилось. Когда он был мальчиком, он слушал проповедовавшего с кафедры преподобного Пендроя. Теперь пастором в церкви был Саймон Джекобе, осанистый человек среднего роста, читавший проповедь высоким голосом, с четкой артикуляцией.

Джереми огляделся по сторонам.

Некоторые из прихожан были ему незнакомы, но было и множество знакомых лиц. Одни вместе с ним учились в школе – теперь у этих бывших школьных товарищей были свои семьи. Другие за время его отсутствия состарились. Несколько прихожан многозначительно отсутствовали. Как и его отец, они умерли и навсегда останутся такими, какими он запомнил их в юности.

Он узнал хорошенькую Роуз Таунсенд. Правда, как рассказала ему вчера Лесли Блейк, теперь она Роуз Рэфферти. Она сидела рядом со своим мужем Майклом, мэром города и владельцем отеля «Рэфферти». Двое детей – мальчик и девочка – сидели по обе стороны от родителей. Девочка унаследовала свои темно-золотистые волосы от отца. Волосы мальчика были такого же каштанового оттенка, как у матери. Это была красивая семья, все четверо: мэр, его жена и дети. Первое семейство Хоумстеда. По крайней мере, все так считали. Вспомнив хулигана-брата Роуз и пьяницу-отца, Джереми порадовался за нее.

Майкл Рэфферти наклонился к жене и прошептал ей что-то на ухо. Роуз улыбнулась, и на ее щеках появились ямочки. Джереми отвел глаза. В том, как они посмотрели друг на друга, чувствовалась близость, которая напомнила ему, как он одинок.

Он посмотрел налево.

Старый доктор Варни сидел на скамье впереди него. С годами доктор немного отяжелел, но выглядел таким же крепким и бодрым, как всегда. Его темные с проседью волосы и борода гармонировали с величавым обликом городского доктора.

В то время как Джереми смотрел на него, доктор наклонился к сидевшей рядом с ним женщине, так же, как Майкл несколько минут назад наклонился к Роуз, и что-то прошептал ей.

«Неужели и наш старый холостяк женился? « – подумал удивленно Джереми. Но, по-видимому, это было так.

Джордж и Лесли Блейк находились по другую сторону от прохода, на один ряд выше него. Он узнал сестру Лесли, Эннели, сидевшую рядом с ней. Между Эннели и мужчиной, которого он не знал и который, очевидно, был ее мужем, сидели трое детей – младшему из них было не больше года.

Неожиданно блуждающий взгляд Джереми наткнулся на профиль Сары Мак-Лиод. Он смутно помнил, что вчера принял решение избегать эту молодую женщину, но, хоть убей, не мог вспомнить почему. Более очаровательного создания он никогда не видел. Она была одета во все светло-синее, такого же небесного цвета, как ее глаза. Подобранная в тон и украшенная перьями фетровая шляпа, высоко сидевшая на ее легких, как паутинка, волосах, была кокетливо сдвинута набок. Ее внимание было приковано к проповеднику, и она явно была всецело поглощена проповедью и ничего не замечала вокруг.

Она отдавала себе полный отчет в том, что он за ней наблюдает.

Сара понимала, что Джереми Уэсли – не таинственный граф из Европы. Он был просто обыкновенный человек, вернувшийся домой после долгого отсутствия. И вдобавок брат Уоррена.

Но сознание того, что он наблюдает за ней, заставило ее пульс биться чаще, а дыхание стать прерывистым. Она готова была почти поклясться, что если повернет голову, то увидит его в черном вечернем костюме и цилиндре. Она ожидала, что он улыбнется ей загадочной улыбкой – как известно, таинственные графы из Европы всегда так поступали.

Это было абсурдно. Уоррен прав. Она действительно витала в облаках. Настало время поступать соответственно своему возрасту. В конце концов ровно через две недели ей исполнится двадцать один год. Ее день рождения приходился на следующий день после ее свадьбы, когда она будет стоять в этой церкви как невеста Уоррена.

Невеста Уоррена... Вот о чем ей следовало думать. Ее должно было охватить волнение по поводу предстоящей свадьбы. Тысяча и одна забота требовали ее внимания. Если уж она не могла сосредоточить свои мысли на проповеди, то ей по крайней мере следовало думать о чем-то важном.

Конечно, все было бы проще, если бы Уоррен сейчас сидел рядом с ней, но он не появился сегодня в церкви. Она догадывалась почему. Он сердился на нее. Когда она сообщила ему, что дедушка пригласил Джереми на воскресный обед, он совершенно неожиданно расстроился.

– Я предупреждал тебя, чтобы ты держалась от него подальше, – сказал он.

– Его пригласил дедушка, а не я.

– Что ж, не ожидай, что я буду сидеть и обедать с ним за одним столом.

– Уоррен, он твой единственный брат. Неужели вам не стоит попытаться поладить друг с другом?

– Ты не понимаешь, Сара...

Она подавила вздох. Нет, она не понимала, и ей трудно будет вообще что-либо понять, пока Уоррен не начнет говорить об этом.

Она еще раз попробовала сосредоточиться на словах проповедника, но поняла только, что Джереми все еще наблюдает за ней. Никогда еще никто не смотрел на нее так упорно и так долго. Она испугалась, не сбилась ли ее шляпка и не расстегнулся ли воротник. Или, может быть, у нее было пятно на щеке? Какова бы ни была причина, ей хотелось, чтобы он перестал так смотреть.

Почему он продолжает так упорно на нее смотреть?

Джереми вдруг вспомнил, почему ему не следует заглядываться на мисс Сару Мак-Лиод. Она помолвлена с его братом. Она будет его женой.

Жена... Для Джереми это слово воплощала в себе Милли. Она не была так красива, как Сара Мак-Лиод, но у нее была красота души. Все, к чему она прикасалась, становилось прекрасным, и благодаря этому Джереми был счастлив. Она всегда умела читать его мысли. Он понимал, какое это было счастье – знать и любить ее. Он догадывался, что мало кому из мужчин была дана возможность иметь то, что было у него, хотя бы короткое время.

Он снова устремил свой взгляд на Сару. Найдет ли Уоррен в ней то, что было у Джереми, и то, что он потерял со смертью Милли? Достанется ли ему счастье быть любимым безоглядно, всем сердцем? Найдут ли Сара и Уоррен радость друг в друге?

Эти вопросы почему-то странно тревожили его.

Джереми перевел взгляд на кафедру и понял, что проповедь преподобного Джекобса подошла к концу. Прихожане встали, чтобы пропеть последний гимн, и служба закончилась.

Он направился к выходу, но голос Хэнка Мак-Лиода остановил его.

– Подождите минутку, Джереми, – окликнул его шериф. – Прежде чем мы отправимся к нам домой обедать, разрешите мне представить вас. Люди жаждут познакомиться с вами.

Джереми обернулся и – и увидел прямо перед собой маленькие кусочки неба – глаза Сары.

Такой поэтический оборот мысли был несвойственен Джереми. Он почувствовал себя неловко и резче, чем хотелось бы, проговорил:

– Привет.

– Доброе утро, Дже... реми.

Пауза в ее приветствии, когда она произносила его имя, отозвалась странным чувством у него в груди.

Через минуту Хэнк уже представлял его членам общины. Джереми пришлось сосредоточить свое внимание на именах и лицах, как, по его мнению, должен был поступить настоящий помощник шерифа. Мисс Мак-Лиод скоро была забыта.

Но не ее глаза. Эти проклятые невинные голубые глаза.

Том стоял рядом с Сарой у входа из церкви и наблюдал, как дедушка представляет другим Джереми Уэсли.

– Мне он нравится, – сказал Том. – Дедушке тоже. По-моему, мистер Уэсли станет хорошим помощником шерифа в Хоумстеде.

Сара ничего не ответила. Том взглянул на сестру – она смотрела на Джереми с отсутствующим выражением лица. Это выражение ее лица Тому было хорошо знакомо.

Он наклонился вплотную к ее уху.

– Что ты делаешь, сестренка? Превращаешь нашего нового помощника шерифа в принца?

– Что?! – Сара так быстро повернула голову, что они столкнулись лбами. Щеки ее вспыхнули от гнева.

Том понял две вещи: во-первых, он догадался о чем-то, весьма неприятно близком к правде; во-вторых, ему лучше больше ничего об этом не говорить. Сара редко выходила из себя, но уж если это случалось, она себя не помнила от ярости.

– Смотри, – сказал он, меняя тему, – доктор и миссис Варни ждут нас. Пойдем домой вместе с ними. Дедушка и мистер Уэсли догонят нас потом.

Прежде чем у нее было время обдумать его предложение, он взял ее под руку и подвел к пожилой чете.

– Вы сегодня прекрасно выглядите, Сара, – сказала Бетси Варни, когда они подошли к ним. – Очень любезно с вашей стороны, что вы пригласили нас на воскресный обед.

Сара улыбнулась.

– Мы всегда рады вам, и вы это знаете, миссис Варни.

Том наблюдал за своей сестрой. Она действительно воображала Джереми сказочным принцем? Тому было всего восемнадцать, но даже он понимал, что грезы о другом мужчине не сулили ничего хорошего браку Сары и Уоррена Уэсли.

Его сестра повернула голову и посмотрела на него с ясной улыбкой, полностью забыв о своем гневе.

– Пойдем? – спросила она, протянув ему руку. «Я, наверно, ошибся, – решил Том. – Сара никогда не обратила бы внимания на другого мужчину, тем более на брата Уоррена. Это просто не могло прийти ей в голову».

Все четверо вышли из церкви, сделав короткую остановку, прежде чем спуститься по лестнице. Как раз в ту минуту, когда Том и Сара сошли с последней ступеньки, одетая в тускло-коричневое пальто женщина отделилась от церковной стены и быстро подошла к доктору.

– Извините, пожалуйста, сэр, – сказала она, преградив ему путь. – Можно вас на несколько слов, доктор Варни?

Том услышал быстрый вздох Бетси Варни в то самое время, как пальцы его сестры крепче сжали его руку.

– Я не думаю, что вы меня помните. Моя имя Оупэл. – Веки девушки были накрашены в ярко-фиолетовый цвет, а губы красны, как клюква, – Оупэл Ирвин. Я работаю там, в салуне «Поуни». Вы лечили меня, когда я болела несколько лет назад...

– Конечно, мисс Ирвин, я помню. Чем я могу вам помочь?

– Я пришла из-за своей сестры. Она совсем больна, и я думаю, что ей нужен врач.

– Что случилось с вашей сестрой?

– Ее все время тошнит. Она ничего не удерживает в желудке. Даже воду. К тому же у нее сильный жар...

Доктор Варни осторожно снял руку жены со своей.

– Иди вместе с Сарой, дорогая. Я присоединюсь к вам, как только осмотрю сестру мисс Ирвин. – Он оглянулся. – Том, зайди, пожалуйста, ко мне в кабинет и принеси врачебную сумку в салун.

– Сейчас же, сэр. – Том, не оборачиваясь, поспешил к дому доктора. Беспокойство по поводу сестры было забыто.

Сара еще стояла с Бетси на церковном дворе, когда ее дедушка и Джереми вышли из церкви.

Вспомнив поддразнивания брата, она пристально посмотрела на нового помощника Хэнка Мак-Лиода и с облегчением увидела всего лишь мужчину в темном, слегка поношенном костюме и столичной широкополой шляпе. Он определенно не был принцем – равно как и этим проклятым графом.

Какое облегчение! Может быть, теперь она сможет подружиться с человеком, который скоро станет ее деверем. Тогда у нее будут два брата. Она не могла придумать ничего более приятного. И она была уверена, что Уоррен со временем помирится с ним. Не мог же он навсегда остаться неблагоразумным.

– Где Том и док? – спросил дедушка, осторожно спускаясь с лестницы, опираясь на руку Джереми.

Поджатые губы Бетси придавали ей такой вид, как будто она ела неспелую хурму.

– Он осматривает одну из этих женщин в салуне.

– Что ж, я полагаю, что они тоже болеют, – примиряющим тоном сказал дедушка, как будто объясняя свойства сурового климата.

Супруга доктора была неумолима.

– Эти болезни вызваны их безнравственным образом жизни. Это Божья кара! Их всех следует выслать из долины!

Сара сочла точку зрения Бетси несколько нелогичной. Другие люди тоже болели, и никто не объяснял это их грехами и дурным поведением. Тем не менее, она предпочла бы, чтобы доктор не заставлял Тома посещать это ужасное место. Всякие беды и неприятности то и дело исходили из салуна «Поуни». Она слишком долго жила в доме шерифа, чтобы этого не знать.

– Идемте, миссис Варни. – Сара взяла ее под руку. – Нам еще надо накрыть на стол. Доктор и Том придут, как только освободятся.

Они пошли, а мужчины молча следовали за ними.

– Вы не понимаете, – продолжала Бетси. – Вы слишком молоды. Вы не знаете, какие искушения создает подобное заведение, но вы поймете, как только выйдете замуж. Ни одна добродетельная женщина не может оставаться спокойной, пока здесь находится салун и эти женщины, соблазняющие наших мужей.

Соблазняющие наших мужей? Сара попыталась представить себе почтенного пожилого доктора, флиртующего с кем-то вроде Оупэл Ирвин, но даже у нее не хватило на это воображения. От этой мысли она чуть не рассмеялась вслух.

Она услышала, как Бетси глубоко вздохнула, и поняла, что она была готова продолжить свои разглагольствования о грехах и пороках салуна «Поуни» и всех, кто переступал его порог.

– Похоже, что скоро снова пойдет снег, – громко объявил шедший сзади них дедушка. – А вы как думаете, Джереми? Будет снег?

После минутного колебания последовало:

– Полагаю, что вы правы, шериф. Может пойти снег... Температура падает...

Сара через плечо бросила быстрый взгляд на мужчин и подмигнула, давая понять, что поняла их игру, и была им благодарна.

ГЛАВА VII

Том следил за каждым движением доктора Варни, замечая, как он проверял глаза и горло больной, щупал пульс и выслушивал сердце. Он обратил внимание на спокойную уверенность доктора и пытался понять, объясняется ли она многими годами врачебной практики или это врожденный дар. Он решил, что это, наверно, сочетание того и другого.

Том перевел взгляд на девушку... За исключением устрашающего кровоподтека на правой стороне, ее лицо было белым, как накрахмаленная простыня. Пока доктор ее осматривал, она лежала неподвижно, как мертвая, а дыхание ее было настолько слабым, что Том едва мог различить его невооруженным глазом.

– Может быть, расскажете мне, что здесь произошло? – обратился доктор к стоявшей рядом с ним женщине, слегка притронувшись к синяку на щеке девушки.

Оупэл пожала плечами.

– Фанни вырвало на одного из посетителей внизу. Он ее ударил. – Она сказала это безразличным тоном, как будто в этом не было ничего необычного, тем более недопустимого.

«Какая у девушки ужасная жизнь», – подумал Том, вновь обратив свое внимание на пациентку.

– Сколько ей лет? – спросил доктор.

– Шестнадцать.

– Возможно ли, что она беременна?

Том быстро взглянул на Оупэл. Она покачала головой.

– Нет, сэр. У нее нет мужчин. Она только подает напитки и подметает помещение.

Том испытал чувство облегчения. Он не мог себе представить, чтобы эта похожая на заблудившегося ребенка девушка была проституткой. Он вновь подумал, как тяжело для нее жить и работать в таком месте. Это было так несправедливо!

Как бы в ответ на раздумья Тома Оупэл сказала:

– Наша мама умерла в этом году, и Фанни больше некуда было идти. У нас нет родственников. – Она тяжело вздохнула. – Скажите, доктор, она поправится?

– Ничего опасного, мисс Ирвин. – Доктор поднялся со своего места у постели больной и передал Оупэл пузырек с темной жидкостью. – Давайте ей это лекарство четыре раза в день по столовой ложке. Кладите холодные примочки на лоб, чтобы снизить жар. Сегодня вечером попробуйте дать ей несколько глотков воды. Если она ее удержит, можете попробовать завтра немного крепкого бульона, столько и так часто, как ей захочется. Вареный чернослив тоже полезен. – Он поднял свою сумку. – Я зайду проверить ее состояние завтра вечером.

– Спасибо, доктор. – Оупэл посмотрела на Тома, потом снова на врача. – Фанни не такая, как я, она – хорошая девочка с добрым сердцем. Я бы устроила ее получше, если бы у меня была такая возможность.

Доктор Варни похлопал ее по плечу.

– Я не сомневаюсь, что вы бы это сделали, мисс Ирвин. – Он повернулся к Тому. – Нам пора идти.

Том кивнул и вслед за доктором вышел из комнаты. Когда они очутились на улице, он сказал:

– Бедный ребенок. По-моему, это несправедливо.

– Конечно, несправедливо.

– Ей на вид меньше шестнадцати. Какая жалость, что ей приходится так жить. Она действительно выздоровеет?

– Я уверен в этом настолько, насколько врач вообще может быть в чем-либо уверен. В медицине мало несомненных фактов, Том. Самое большее, что можно сделать, это постараться изучить и узнать все то, чему может нас научить наука, а затем молить Бога, чтобы он наделил нас интуицией тогда, когда она более всего необходима. – Доктор обнял Тома за плечи. – Ну а теперь отправимся на обед, который приготовила твоя сестра, иначе нам попадет.

На протяжении всего обеда Джереми вспоминал, как Сара обернулась и подмигнула. Не имело значения, что она подмигнула, собственно говоря, своему деду. Это не выходило у него из головы.

Она заинтриговала его.

За столом Сара говорила о самых необыкновенных вещах. Она, казалось, читала книги обо всех странах мира и приводила любопытнейшие факты. Без малейших усилий она переводила разговор с одной темы на другую, улыбалась, когда следовало улыбаться, смеялась, когда надо было смеяться, выражала сожаление или огорчение, когда это было уместно. И в то же время он был уверен, что она делает это непреднамеренно. Ее эмоции и реакции были искренними и непритворными.

«Мой брат – счастливый человек, – подумал он. – Что ж, я тоже некогда был счастлив».

Через минуту он вдруг осознал, что не ощущает больше того горького чувства вины, которое преследовало его так долго.

Да, он был счастлив. Он познал тепло любви. Жизнь была нелегкой для него и Милли, когда они обрабатывали клочок земли в Огайо, но они не жаловались. Они были слишком молоды, чтобы жаловаться. Кроме того, они находили счастье друг в друге. Этого было достаточно.

Его мысли вернулись к Саре Мак-Лиод. Она была совсем не похожа на Милли. Сара была светла, как летний день. Милли, с ее каштановыми волосами и карими глазами, больше напоминала осень. Сара была общительной и смешливой. Милли была молчаливой и застенчивой. Сара была...

Стук в дверь вывел его из задумчивости. Том Мак-Лиод пошел открывать дверь, и через минуту вернулся вместе с Уорреном.

Глаза брата тотчас нашли его. Джереми успел заметить выражение неприязни в них за мгновение до того, как Уоррен приветствовал улыбкой остальную часть собравшихся.

– Здравствуйте все. Извините за опоздание. Сложившиеся обстоятельства были выше моих возможностей. – Он подошел к свободному месту напротив Сары и сел.

Сара понимала, что незаслуженно сердится на Уоррена. В конце концов он ведь извинился за опоздание. Он не игнорировал своего брата полностью, как она опасалась. Но ей показалось, что искра оживления погасла, как только Уоррен сел за стол.

Полчаса спустя, когда все покончили с едой, мужчины удалились в кабинет дедушки, а женщины убрали со стола и вымыли посуду. Через некоторое время доктор и миссис Варни поблагодарили Мак-Лиодов за гостеприимство и ушли домой. Том сообщил, что пойдет вместе с ними, чтобы взять у доктора несколько книг по медицине. Дедушка объявил, что устал и намерен прилечь, предоставив молодежь самой себе. После того как он поднялся наверх, Джереми сказал, что ему тоже пора уходить, сославшись на то, что дорога до фермы предстояла долгая и холодная.

Сара держала дверь открытой достаточно долго, чтобы видеть, как Джереми шагает вдоль улицы к церкви, где его терпеливо ждала лошадь. Затем она закрыла дверь. Обернувшись, она увидела Уоррена, который стоял у входа в гостиную и смотрел на нее со странным выражением лица.

– Я не понимаю, почему ты так неблагоразумен по отношению к своему брату, – сказала она, не подумав. – Я нахожу, что он очень приятный человек и интересный собеседник. По правде говоря, мне жаль, что он ушел.

Было бы трудно описать чувства, которые отразились на лице ее жениха, но она поняла, что расстроила его. Она тотчас же раскаялась в этом. Одному Богу известно, что побудило ее произнести эти слова.

– Прости меня, Уоррен. – Она поспешно подошла к нему и положила ладони ему на грудь. – Я знаю, что у тебя нет контакта с Джереми, а из того, что ты говорил, я заключаю, что ты предпочел бы не иметь с ним ничего общего. Но он твой единственный родственник, а теперь он будет помощником дедушки. Ты не мог бы попытаться примириться с ним? Мне кажется, это то, чего он хочет.

Его реакция была внезапной и неожиданной. Он схватил ее за руки выше локтя и быстро притянул к себе. Его губы прижались к ее губам. Она попыталась отступить назад, но он не отпускал ее. Его объятия стали теснее, а поцелуй более настойчивым.

Ее охватил безотчетный, непреодолимый страх. Она стояла с открытыми глазами, и ей казалось, что он душит ее. Она понимала, что должна ощущать удовольствие от поцелуя Уоррена, но ничего кроме страха не испытывала. Она чувствовала, что задыхается.

Когда он отпустил ее, Сара быстро отступила назад. Она судорожно глотала воздух, прижав руку к отчаянно бьющемуся сердцу.

– Сара... – начал он.

Господи! Что с ней?! У нее не было никаких причин бояться Уоррена. С какой стати? Он был самым безобидным человеком, какого она знала. Он был терпелив, говорил тихим голосом и посещал церковь каждое воскресенье. Он был щедр и великодушен к соседям. Он никогда никого не обижал. До возвращения его брата, она никогда не видела, чтобы он по-настоящему сердился. К ней относился с особой нежностью», как он не раз говорил ей в последние пять лет.

Уоррен вздохнул.

– Я... пожалуй, лучше пойду.

Она знала, что должна уговорить его остаться и выпить кофе. Знала, что есть множество вещей, которые ей следует сказать или сделать, но она их не сделала и не сказала.

Уоррен открыл дверь, потом посмотрел через плечо. Он как будто хотел что-то сказать, но в конце концов только кивнул, прежде чем выйти и закрыть за собой дверь.

Сара побрела в столовую и села на диван возле камина. Она смотрела на пламя и пыталась разобраться в сумятице своих чувств и мыслей, но пока что ничего не могла понять.

Уоррен предпочел бы, чтобы день был не воскресный. В этом случае он зашел бы в салун «Поуни» пропустить стаканчик. Но в воскресенье, решив не пренебрегать условностями, он пошел домой.

Домом для Уоррена была маленькая комната позади его мебельной мастерской. Это было не много, но много ему и не надо было. После того как он и Сара поженятся, он переедет в дом Мак-Лиодов. Старик собирался после своей смерти оставить дом Саре, что вполне устраивало Уоррена. У него с этим домом были связаны большие планы. Он превратит его в витрину для образцов своей мебели. В каждой комнате можно будет увидеть его мастерство краснодеревщика. Это будет самый красивый дом во всем Айдахо.

Опустившись на край кровати, он стал обдумывать то, что Сара говорила относительно Джереми. Она считала, что настало время помириться с братом. Конечно, он не мог ожидать, что Сара поймет все, что стояло между ними. Он не был уверен, что и сам все понимает, так как же он мог объяснить это такой девушке как Сара?

Но, как бы то ни было, Джереми вернулся. Похоже, что он станет новым помощником шерифа, хотя в это было трудно поверить. Как могли люди, знавшие Джереми еще юношей, решиться сделать его помощником шерифа? Казалось, только Уоррен помнил, каким был его брат – неуправляемый, своевольный нарушитель спокойствия. Не совсем подходящий материал для помощника шерифа.

Но, поскольку Джереми будет работать в Хоумстеде, их дороги с этого времени станут часто пересекаться. Жизнь может оказаться проще, если они, как предлагает Сара, заключат перемирие.

Черт возьми! Почему Джереми именно теперь пришло в голову вернуться в Хоумстед?

Уоррен лежал на кровати, уставившись в потолок – воспоминания о прошлом проносились у него в голове. Он так старался угодить отцу. Еще с тех пор, когда он был совсем ребенком, он выполнял все, что Тед Уэсли требовал от него. Он подчинялся всем правилам. Он усердно учился в школе. Он никогда не отлынивал от работы по дому. В отличие о г Джереми, всегда поступавшего совершенно непредсказуемо, Уоррен строго придерживался правил.

И к чему это привело?

После долгих лет, когда он помогал отцу в работе на ферме, хотя всегда ненавидел грязь и пыль, дождь и слякоть... После всех тех месяцев, когда он ухаживал за умирающим отцом, никогда не жалуясь, не пропустив ни дня, чтобы не облегчить состояние Теда Уэсли... После всего, что он сделал, после всех его стараний выполнять во всем волю отца, тот все-таки завещал все Джереми. Он оставил все сыну, который много лет назад бежал из дома и никогда не приезжал. Уоррен не мог понять, почему он так поступил.

Нет, Сара не знала, чего она от него требует. Это было не так просто. Это было совсем не так просто.

ГЛАВА VIII

В понедельник, незадолго до полудня, Джереми был приведен к присяге в должности помощника шерифа. После многочисленных поздравлений и выражения уверенности в его предстоящей полезной деятельности, мэр и шериф оставили его одного в новом офисе.

Помощник шерифа Уэсли...

«Что бы ты сказала об этом, Милли? Прошло всего несколько дней, и они назначили меня блюстителем закона».

Он отвернулся от двери и осмотрел помещение.

Справа от него находился поцарапанный письменный стол, на котором были в беспорядке разбросаны бумаги. Перед столом стояли два деревянных кресла с плетеными сиденьями. За столом было кресло с большими подлокотниками и высокой спинкой. В дальнем углу позади стола слева помещалась стойка для ружей, в которой находились несколько винчестеров и две винтовки Кольта. На стене висела пара картин – яркие подсолнечники и акварель с изображением влюбленной пары, устроившей пикник на берегу ручья. Джереми подозревал, что эти картинки повесила здесь внучка Хэнка.

В дальнем конце комнаты, рядом с дверью, ведущей в две тюремные камеры, была извергавшая в помещение жар большая старинная печь. Знававший лучшие дни голубой крапчатый кофейник стоял на печи рядом с вытяжной трубой. Поблизости находился узкий буфет с запасом кофе и других необходимых вещей, а рядом с ним полный до краев ящик для дров.

Джереми подошел к буфету, взял одну из чашек и налил в нее кофе. Он сделал маленький глоток. Жидкость была темной и горькой, и он подумал о том, когда этот кофейник в последний раз мыли. Впрочем, ему приходилось пить кофе и похуже, особенно в армии.

Неся с собой чашку, он повернулся и заглянул в другую комнату. Черные стальные решетки образовывали две стены маленьких камер. Внутри каждой стояла койка с тонким тиковым матрацем, подушкой и грубым шерстяным одеялом. В каждой камере было также деревянное ведро и кружка с водой. Узкое зарешеченное окно было единственным источником света в этом тесном помещении.

Джереми отвернулся от камер и подошел к письменному столу, который шериф Мак-Лиод передал ему.

Он постучал пальцами по крышке стола, потом сложил бумаги в аккуратную стопку и положил ее на один из углов стола, прежде чем сесть на стул. Он сделал еще глоток быстро остывающего кофе. Вкус был такой же отвратительный, как и раньше.

«Что теперь? « – подумал он. Хэнк Мак-Лиод дал ему эту новую роль, но он еще не представлял себе ясно, с чего начать.

Он отставил в сторону чашку с кофе и достал кипу бумаг. Большей частью это были объявления о розыске. Он медленно просмотрел их, отмечая имена, преступления и другие данные.

– Здравствуйте, Джереми.

Он поднял глаза и увидел Сару Мак-Лиод. На ней было светло-серое пальто с подбитым мехом капюшоном, который изящно обрамлял ее бледно-золотистые волосы. В ее руке была плетеная корзинка, накрытая салфеткой в красно-белую клетку.

Она протянула ему корзинку.

– Я принесла вам завтрак.

Джереми поднялся со стула, не замечая, что хмурится, пока она тихо не засмеялась.

– Не будьте таким недовольным, помощник шерифа Уэсли. Я пришла не для того, чтобы вас отравить. Честное слово. – Она пожала плечами, слегка склонив голову набок. – Это, наверно, привычка. Я много лет приносила шерифу завтрак. А поскольку у вас некому готовить... – Ее голос звучал все тише и, наконец совсем замолк. Она смотрела на него своими голубыми глазами, ожидая ответа.

– Вы очень добры, Сара.

Она откинула с головы капюшон, потом подошла к нему и поставила корзинку на бумаги, которые он просматривал.

– Не совсем. Это всего лишь повод, чтобы прийти сюда и поговорить с вами.

Она достала из корзинки салфетку и расстелила ее на единственном свободном месте на столе. Затем она вынула сандвич из свежеиспеченного хлеба с тонкими ломтиками говядины, банку апельсинового сока и кувшин молока. Когда она покончила с этим, то посмотрела на него и встретилась с ним взглядом.

– Я хотела попросить вас об одолжении. Джереми указал на стул, пытаясь догадаться, какое одолжение могло ей понадобиться.

– Это по поводу вашего брата. Джереми опять нахмурился.

– Что случилось с Уорреном?

Она села на стул и наклонилась вперед, сложив руки в перчатках на коленях.

– Джереми, он ваш брат. Нет ли какой-нибудь возможности заделать трещину между вами?

Ничего не говоря, он сел, не отводя своего взгляда от ее глаз.

Сара вздохнула.

– Уоррен не говорит мне, что произошло между вами. Но... Очевидно, что он от этого очень страдает. Я не могу смириться, что вы в ссоре. Не знаю, что бы я делала без Тома. Он всегда был мой самый близкий друг. Не может быть, чтобы вы не хотели сблизиться с Уорреном. Никто не хочет быть одиноким.

Да, его брат счастливый человек, решил Уоррен, слушая ее. Знает ли Уоррен, думал он, как ему повезло? Женщины, подобные Саре, встречаются не каждый день. Она, наверно, очень любит его, если так хлопочет.

Сара почувствовала, что угольно-черные глаза Джереми сильно ее смущают. Через некоторое время в ее сознании возник какой-то пробел, и она не могла вспомнить, зачем пришла в его канцелярию. Она даже не помнила, что ему говорила. У нее сосало под ложечкой, и сердце трепетало.

Джереми покачал головой.

– Я хотел бы знать, как все это уладить, мисс Мак-Лиод.

– Сара, – поправила она мягко, с удовольствием глядя, как двигались его губы, когда он говорил, и думая о том, какой у него красивый рот.

Его голос тоже стал мягче.

– Сара.

Ее сердце замерло.

Джереми посмотрел на еду, разложенную на письменном – столе, и откашлялся.

– Уоррен и я никогда не были близки. Когда мы были детьми, это могло объясняться просто разницей в возрасте, но потом... – Он снова посмотрел на нее. – Я полагаю, что у него достаточно оснований обижаться на меня. В отличие от меня, он не хотел и не любил обрабатывать землю, но именно он остался и вел хозяйство на ферме. Одному Богу известно, о чем думал отец, когда завещал ферму мне. Я никак не ожидал...

Сара почувствовала стеснение в груди. В глазах Джереми была глубокая печаль. Ей хотелось утешить его, но она не знала, как это сделать.

Она выпрямилась, внезапно вспомнив, зачем пришла. Это было ради Уоррена. Она пришла сюда, чтобы помочь Уоррену. Своему жениху. Человеку, с которым была связана обещанием выйти замуж ровно через две недели.

Быстро вздохнув, она сказала:

– Я уверена, что, приложив небольшие усилия, вы могли бы все изменить. Может быть, попытаетесь? Пожалуйста. Вы вернулись в Хоумстед, чтобы остаться навсегда. Разве не лучше для вас обоих, если бы вы могли стать хотя бы друзьями?

– Да, я полагаю, что так было бы лучше. Сара мгновенно просияла. Она сложила ладони.

– О, я так рада, Джереми. Тогда мы тоже сможем стать друзьями.

Том последовал за доктором Варни в маленькую комнатку на втором этаже салуна «Поуни». Прежде чем открыть дверь, доктор негромко постучал, потом вошел в душное, без окон помещение.

Когда доктор подошел к ее кровати, Фанни Ирвин открыла глаза. Она попыталась приподняться, но не смогла.

– Что ж, моя девочка, я вижу, что сегодня вы чувствуете себя лучше. У вас на лице появился румянец.

Тому лицо Фанни показалось все еще мертвенно-белым. Лишь багровый кровоподтек сиял на ее щеке.

– Вы не будете возражать, если мой юный коллега вас осмотрит? – спросил доктор, жестом предложив Тому подойти поближе. Затем открыл черную кожаную сумку и вынул стетоскоп.

– Прослушайте и скажите мне результаты.

Том взял инструмент. Он нервничал, когда подошел к кровати, так как знал, что доктор Варни следит за каждым его движением.

Что, если он сделает что-нибудь не так? Доктор разочаруется в нем, если он не справится с таким простым делом.

В эту секунду он посмотрел в глаза пациентки. Огромные карие глаза Фанни напоминали ему заблудившегося щенка, попавшего под дождь. Он полностью забыл о своем наставнике.

– Не волнуйтесь, – сказал он ей. – Все будет хорошо. Говоря это, он слегка сжал ее пальцы. Она попыталась улыбнуться, и в груди у Тома что-то перевернулось.

Он отвел взгляд от ее глаз, приставил трубку к ее сердцу и сконцентрировал внимание на звуках, слышимых через стетоскоп. Пульс ритмичный. Возможно, слегка учащенный, но никакой патологии.

Он выпрямился.

– Тоны чистые, – сказал он доктору.

– А температура?

– Почти нормальная.

Пожилой врач кивнул, потом посмотрел сверху вниз на больную.

– Скажите мне, как вы себя чувствуете?

– Лучше, – ответила она хриплым шепотом, затем откашлялась и повторила: – Лучше.

– Вы ели крепкий бульон? Она сморщила нос и кивнула.

– В таком случае вы можете, как я полагаю, попробовать сегодня вечером не жидкую пищу. Вам не помешает нарастить немного мяса на ваших косточках, юная леди.

Фанни опустила взгляд на укрывавшее ее одеяло. Ее пальцы машинально выдернули отставшую от ткани нитку.

– Я не знаю, смогу ли я сейчас переносить стряпню Грейди. Она жутко жирная...

Доктор посмотрел в сторону Тома, потом снова на девушку.

– Я думаю, что у миссис Поттер найдется кое-что из ресторана, что вам подойдет. Я попрошу Тома принести вам это.

Она быстро взглянула на доктора, и глаза ее расширились.

– У меня нет денег на ресторанную еду. Оупэл сдерет с меня кожу живьем, если я...

– Это моя забота, Фанни. – Доктор похлопал ее по руке. – Не забывайте, что врач – я. Вы должны делать то, что я говорю.

Фанни опасливо посмотрела на дверь, потом вновь на доктора и наконец на Тома.

– Из-за того что я валяюсь больная в постели, Оупэл не принимает «гостей», а я не делаю уборку и другую работу. Если Грейди узнает, что я...

– Тем больше оснований выполнять мои назначения, – вновь прервал ее доктор, на этот раз более твердо. – Итак, я попрошу Тома принести вам легкую еду, и вы должны съесть все до последнего кусочка. Том, ты останешься с Фанни, пока она не исполнит все, что я велел.

Карие глаза Фанни беспомощно наполнились слезами, отчего у Тома стеснилась грудь. Кто имел право настолько запугать эту девушку, что она отказывается от нормальной пищи? Том был не прочь высказать Грейди О’Нилу все, что он думает о нем и ему подобных.

– Я скоро вернусь, – сказал он ей и добавил с поддразнивающей улыбкой: – Никуда не уходите.

Когда Сара покинула офис шерифа, у нее было удивительно легко на сердце. Ее миссия увенчалась успехом. Джереми согласился попытаться помириться с братом. Теперь, если ей удастся добиться таких же уступок от Уоррена, все будет хорошо.

Она задумчиво нахмурилась, и ее радостное настроение рассеялось, пока она шла по неровному дощатому тротуару вдоль Мейн-стрит к мебельной мастерской Уоррена.

Сара знала по опыту, каким упрямым мог быть Уоррен. Если он принял решение, было трудно добиться, чтобы он изменил его.

Уоррен, она знала, был человеком привычки. Он ужинал у Мак-Лиодов по средам и субботам и приходил обедать в воскресенье после посещения церкви. По вторникам он и Сара завтракали в ресторане отеля «Рэфферти». Уоррен всегда заказывал жареного цыпленка. Всегда.

Уоррен работал в своей мебельной мастерской ровно с восьми часов утра до шести вечера шесть дней в неделю. За исключением вторника, он позволял себе потратить на ленч не более тридцати минут. По вторникам, когда они завтракали в ресторане отеля, он щедро позволял себе целых сорок пять минут.

Уоррен Уэсли был скучен. Почему она не призналась себе в этом раньше?

Он никогда не стремился к чему-либо за пределами обычного. Она не могла вообразить, чтобы он бежал с ней, не могла представить себе его настолько сильно влюбленным, чтобы бросить вызов общепринятым условностям. Все его интересы вращались вокруг его бизнеса и точного графика жизни.

Скучный. Скучный. Скучный.

Но было бы несправедливо думать о нем только так. Она это знала. У Уоррена было множество хороших качеств. Он был достойным членом общества. Он был скрупулезно честен и справедлив в деловых отношениях. Он был добр и всегда готов протянуть руку помощи. Он никогда не забывал ее день рождения. Он всегда преподносил ей подарки на Рождество и на Пасху. Он трудолюбив и, несомненно, хорошо обеспечит жену и детей.

А Уоррен горячо желал иметь семью. Он хотел, чтобы у него было много детей. Он не раз говорил ей об этом. Дрожь, не связанная с холодом, пробежала по ее позвоночнику, когда она вспомнила поцелуи Уоррена и свою реакцию на них. Она знала, что для рождения детей требуется нечто большее, чем поцелуи.

– Чем дольше ты общаешься с мужчиной, тем больше растет любовь, – говорила ей бабушка. – Дай себе время. Твое чувство к Уоррену станет сильнее.

А что, если она никогда не сможет относиться к поцелуям Уоррена иначе? Что, если... Она не заметила, как оказалась перед «Мебельным торговым центром Уэсли». Сара внимательно прочитала надпись на застекленной части двери: «Уоррен Уэсли, владелец».

Нервы. Вот и все. Она просто нервничала из-за предстоящей свадьбы и всех деталей, о которых еще надо было позаботиться в столь короткое время. Она никогда раньше не считала Уоррена скучным.

А может быть, все-таки считала?

Перед ней распахнулась дверь.

– Сара, что ты здесь делаешь в такой холод? Ты простудишься насмерть. – Уоррен взял ее под локоть и ввел в мастерскую.

В воздухе мастерской пахло свежеструганным деревом. Пол возле верстака Уоррена был усеян стружками.

– Ты не должна долго стоять на улице в такую погоду, – мягко побранил он ее. – Сегодня сильный мороз.

– Мне нужно поговорить с тобой.

– Разве это нельзя было отложить до завтра, когда мы будем завтракать в отеле? – Он улыбнулся своей снисходительной улыбкой, подразумевающей, что она сама должна это понимать.

Но Сара в этот момент отнюдь не была склонна к толерантности.

– Если бы я считала, что это можно отложить, я бы не пришла сюда, Уоррен. – Даже в ее собственных ушах ее слова звучали раздраженно. Что с ней происходит в последнее время?

– Что ж, в таком случае, – он вздохнул, – давай сядем, и ты расскажешь мне, что у тебя случилось. – Он повел ее через мастерскую к двум стульям с выгнутыми спинками.

Неужели он всегда обращался с ней, как с глупым ребенком? – подумала она. – Нет, конечно. Уоррен просто беспокоился о ее благополучии. Он заботился о ней и всегда старался убедиться, что она в безопасности.

Она стянула перчатки и засунула их в карманы, затем сняла пальто и положила его на протянутую руку Уоррена. Она села на стул и смотрела, как Уоррен отнес пальто к вешалке возле двери.

«Он так непохож на своего брата», – подумала она и тут же почувствовала, как кровь прилила к ее щекам.

У Уоррена было обыкновенное лицо – не неприятное, но и ничем не примечательное. Его светло-русые волосы уже начали редеть на висках, и она догадывалась, что к тридцати годам – через четыре года – у него будет уже заметна лысина. Он был среднего роста, возможно, немного меньше среднего, так как был всего на несколько дюймов выше Сары.

Он так непохож на Джереми Уэсли.

Не в силах сдержать себя, она мысленно видела перед собой помощника шерифа в его офисе – его черные, нуждавшиеся в стрижке волосы; приколотый к рубашке значок помощника шерифа, столь подходивший такому широкоплечему мужчине; взгляд его темных глаз, когда он смотрел на нее; красивый изгиб твердого рта...

Ее щеки обдало жаром, и она виновато опустила взгляд к полу, не желая, чтобы Уоррен прочитал ее мысли.

– Теперь скажи мне, что же так важно, что это нельзя было отложить до завтра. – Уоррен сел на стул рядом с ней.

Сара быстро вздохнула, потом подняла глаза.

– Я пришла поговорить насчет Джереми. Уоррен поджал губы.

– Сегодня утром Джереми приведен к присяге в качестве помощника шерифа. Он будет выполнять большую часть обязанностей шерифа вместо дедушки.

– Я слышал об этом.

– Уоррен... Он твой единственный родственник, твой брат. Поэтому он становится также моим братом. Во всяком случае, почти братом. Пожалуйста, если не для себя, сделай это для меня.

– Это не так просто.

Вот тогда она потеряла всякое терпение.

– Разумеется, это не так просто, Уоррен Уэсли! И перестань обращаться со мной так, как будто у меня нет ни капли здравого смысла в голове! – Она встала со стула. – Ты можешь быть каким угодно упрямым, но я дам Джереми почувствовать, что в семье ему рады. Он станет членом семьи, и я буду обращаться с ним точно так же, как с собственным братом.

С этими словами она стремительно бросилась к вешалке, схватила пальто, надела его и, не застегнувшись, ушла из мастерской.

Фанни чувствовала себя ужасно неловко, когда Том Мак-Лиод сидел рядом с ее кроватью и смотрел, как она ест. Прежде всего, у нее не было аппетита, и его присутствие не улучшало положение.

Однако она чувствовала, что расстроится, когда он уйдет, С ней никто никогда не обходился так деликатно, как доктор Варни и Том Мак-Лиод.

Пока она ела, Том рассказывал ей о своей жизни в пансионе. Многое из того, что он рассказывал, она не понимала, но во всяком случае ей было приятно слушать, как он говорит.

– Меня чуть не исключили из-за проделки с лягушками. Если бы не то, что док старый приятель директора школы... Ладно, я, можно сказать, получил хороший урок. После этого я стал серьезным. Я слишком сильно хочу стать врачом, чтобы из-за кучи дурацких выходок упустить свой шанс.

Он указал на ее пустую вилку.

– Еще, – потребовал он. – Док велел вам съесть все.

– Но я сыта.

Он улыбнулся, покачал головой и погрозил пальцем, вновь указывая на ее пустую вилку.

«У него самая приятная улыбка, какую я когда-либо видела».

– Правда, – прошептала она. – Я больше не могу съесть ни кусочка.

Он наклонился к ней. От него хорошо пахло – как будто лавровишневой водой и душистым мылом. Она никогда не была рядом с мужчиной, от которого так хорошо пахло.

Он понизил голос до шепота.

– Вы не скажете доку, что я позволил вам ослушаться?

Фанни покачала головой.

– Ладно. Только на этот раз. – Он снял поднос с ее коленей и поставил на пол возле своего стула. – Я думаю, мне пора уйти, чтобы вы могли отдохнуть.

– Вы придете завтра вместе с доктором?

– Конечно. Я буду здесь. По-моему, док решил, что вы теперь и моя пациентка. А это означает, что я должен наблюдать за вами, так же, как и он.

Неожиданно Фанни почувствовала себя счастливой.

ГЛАВА IX

Джереми как раз потянулся за своим пальто, с тем чтобы направиться в «Мебельный торговый центр Уэсли», когда дверь в конторе шерифа отворилась и вошел его брат. Их взгляды встретились. Они молча долго смотрели друг на друга.

Наконец Джереми жестом указал на стул.

– Мы могли бы сесть.

Уоррен кивнул, и когда они оба сели – Джереми за столом, а его брат напротив него, – Уоррен сказал:

– Я слышал, что Сара приходила повидаться с тобой.

– Да, она заходила.

– Для нее очень важно, чтобы мы с тобой помирились.

– Да, это так.

Уоррен оглядел помещение.

– Я никогда не представлял тебя в роли помощника шерифа. Во всяком случае, в Хоумстеде.

– Я тоже.

– Знаешь, это было несправедливо. Отец не должен был завещать ферму тебе. Ведь это я оставался здесь. Ферма должна была принадлежать мне. – Он вновь встретился взглядом с Джереми. – Это я помогал отцу пахать, сеять и убирать урожай все эти годы, когда тебя не было.

– Я знаю, – мягко подтвердил Джереми. Голос Уоррена был полон горечи.

– Я ненавидел работу на ферме. Я всегда ее ненавидел, но я ее выполнял... Что бы я ради него ни делал, это не имело никакого значения. Он всегда думал только о тебе. Даже когда мы были маленькими, это всегда был ты. Ты всегда был его любимцем.

Джереми ничего не ответил.

– Он экономил на всем и откладывал деньги, чтобы ты мог поступить в колледж, но для меня денег не было никогда. – Он наклонился вперед. – Я был рад, когда ты бежал. Я надеялся, что может быть... – Его слова замерли.

Джереми мысленно оглянулся сквозь годы на прошлое, но не видел там того, что видел Уоррен. Джереми помнил отца, лишь постоянно упрекавшего его за то, что он не оправдывает его ожидания. Он помнил нотации, которые приходилось выслушивать, побои, которым он подвергался. Отец часто говорил о своих надеждах, что Джереми выбьется в люди, а потом о том, как маловероятно, что он этого достигнет. Он помнил человека, никогда не выказывающего ласки, единственными чувствами которого были раздражение и осуждение.

Он смотрел на своего брата, пытаясь определить, чьи воспоминания более точные.

Они были такими разными. Уоррен терпеть не мог земледелие, но ему всегда нравилась работа по дереву. Джереми забыл об этом и только теперь вспомнил. Уоррен почти всегда вырезал что-то из дерева. Если вспомнить, его брат сделал стол в доме Уэсли, когда ему еще не было десяти лет, а землю обрабатывал в силу необходимости, чтобы прокормить семью. Но Джереми любил вид и запах свежевспаханной земли. Он любил наблюдать, как зеленые ростки пробивались сквозь темную почву. Он любил время жатвы, когда человек видел плоды своего тяжкого труда и благословения природы.

Господи, он совсем забыл, как он любил обрабатывать землю. Он разлюбил ее, когда Милли умерла. Во всяком случае он думал, что перестал ее любить. Может быть, он ошибался в этом, как и во многом другом.

– Тебе известно, что остаток денег, предназначавшихся для твоей учебы в колледже, папа послал бабушке Милли в Огайо, чтобы поддержать вас обоих? Он даже гроша медного не оставил для нас. Ни цента...

Глаза Джереми расширились от изумления. Уоррен кивнул.

– Это правда. Как только он узнал, куда вы уехали, он отослал все деньги, которые ты не взял с собой, когда бежал из дома.

– Я не знал. Бабушка Эшмор никогда об этом не говорила. – Он помолчал, потом добавил:

– Мне очень жаль, Уоррен. Я... я ничего не знал. Уоррен поднялся со стула, прошелся по комнате и вернулся к столу.

– Сара – замечательная девушка. Я надеюсь, что она будет мне хорошей женой. Ее семья всегда пользовалась большим уважением в Хоумстеде. Но она вбила себе в голову некоторые глупые идеи, и я полагаю, что моим долгом как супруга будет проследить за тем, чтобы она не была ими увлечена. – Он снова сел. – Однако в данном случае, я думаю, она права. Ты теперь представляешь закон в этом городе, а у меня здесь торговое предприятие. Нам надо сотрудничать, если не более того.

– Я готов, если ты согласен, Уоррен.

Братья одновременно встали, потом пожали друг другу руки. Каждый выдержал взгляд другого, и Джереми подумал, что, может быть, это то, из-за чего Милли хотела, чтобы он вернулся. Может быть, ему надо было помириться с братом.

Молчание прервал Уоррен.

– Я должен вернуться в мастерскую. Мне нужно к пятнице выполнить заказ. – Он подошел к двери, остановился и, обернувшись, снова посмотрел на Джереми. – Сара надеется, что ты будешь с нами ужинать в среду вечером.

– Я не хочу навязываться.

– Не забудь об этом. – Он открыл дверь и вышел из конторы шерифа.

Джереми вновь опустился в кресло и почувствовал, что какая-то доля мира и спокойствия, которые он искал, вернулась к нему.

Роуз Рэфферти почти бежала к отелю, плотно запахнув пальто. Ее сердце отчаянно билось, а ноги мчали так, как будто у нее выросли крылья.

Это правда! Это правда! Это правда!

После стольких лет она почти потеряла надежду Бенджамин родился прежде, чем она и Майкл отпраздновали первую годовщину свадьбы. Софи появилась на свет почти день в день через год. Но прошло около семи лет после рождения Софи, и Роуз начала бояться, что никогда больше не забеременеет.

Майкл всегда говорил, что мечтает о полном доме детей. Именно поэтому они построили большой дом, в который переехали пять лет назад. Теперь, наконец, им понадобится детская.

Она вошла в гостиницу через парадный вход.

Поль Стенфорд, клерк отеля, посмотрел на нее из-за регистрационной книги.

– Добрый день, миссис Рэфферти.

– Добрый день, Поль, – ответила она с сияющей улыбкой. – Майкл у себя в кабинете?

– Да, мадам.

– Он один?

– Да, мадам.

Она остановилась перед дверью, стараясь успокоиться и скрыть свое радостное настроение. Когда-то она умела скрывать свои чувства, но это было до того, как она встретила Майкла. После этого она изменилась.

Тем не менее, ей ужасно хотелось поразить его.

Глубоко вздохнув, она приоткрыла дверь и заглянула.

– Ты занят? – спросила она.

Майкл поднялся из-за письменного стола.

– Для тебя я всегда свободен, – проговорил он, шагнув ей навстречу.

Как только дверь захлопнулась, он заключил ее в свои объятия и поцеловал так, как она любила, медленно и сладостно. Наконец он ее отпустил.

– Итак, что привело тебя сюда в середине дня?

– О, ничего важного, – солгала она и подошла к письменному столу, изо всех сил стараясь выглядеть беспечной. – Мне надо было сделать кое-какие дела в городе. – Она дотронулась до шляпки, высоко сидевшей на ее голове. – Тебе нравится моя новая шляпа?

Майкл слегка наклонил голову набок.

– Очень мило, – ответил он, но она почувствовала, что он что-то подозревает.

– Я так и думала. Миссис Гонт сделала ее специально для меня. Знаешь, эта женщина замечательная швея. Она почти закончила мое новое платье. Мне это непонятно. Я всегда была очень неловкой с иголкой и ниткой.

Майкл подошел к ней.

– Роуз, тебе что-то нужно мне сказать?

– Сказать тебе? – Ее глаза расширились. – Почему ты так думаешь?

Выражение его лица стало строгим.

– Потому что ты начинаешь болтать, как Софи, когда она нервничает.

– Ну...

Майкл взял ее за руки и притянул к себе. Его голубые глаза были полны тревоги и беспокойства.

– В чем дело, Роуз?

– Я хотела сказать тебе, что сделала довольно большой заказ в Торговом центре.

Он поднял одну бровь, ожидая продолжения, а его пальцы крепче сжали ее руку.

– В самом деле, детские вещи Софи такие давние, что мне захотелось купить все новое. – Она улыбнулась.

– Все новое... – прошептал он.

Она покивала головой в ответ на его невысказанный вопрос.

– В июле.

– Ребенок!

Внезапно она опять была в его объятиях, он поднял ее на руки и закружил по комнате. Опустив ее на пол, он вновь притянул ее к себе для поцелуя.

Роуз не знала, была ли когда-нибудь другая женщина так безмерно счастлива, как она.

– Хочешь поделиться со мной тем, что тебя тревожит, принцесса?

Сара повернулась на подоконнике и встретилась с взглядом деда. Она тяжело вздохнула и беспомощно повела плечами.

– Я поссорилась с Уорреном.

Дедушка вошел в комнату и сел на стоящий рядом стул.

– Серьезно?

Она пожала плечами.

– Думаю, что нет. Просто я считаю, что он ведет себя неблагоразумно в отношении к Джереми.

Он кивнул.

– Это все?

«Нет, – хотелось ей сказать. – Нет, это не все. Я в смятении. Я не знаю, чего я хочу, и что я думаю, и что чувствую. Когда я смотрю на Уоррена, я не чувствую того, что должна чувствовать. В голове у меня все смешалось».

– Это все, – сказала она, не желая его беспокоить и положила свою ладонь на его руку.

– В таком случае почему бы не спуститься вниз вместе со мной и не выиграть у меня партию в шахматы? С тех пор как у меня появился помощник, который выполняет почти всю работу, я не знаю, чем заняться. Я теперь все равно что в отставке. Скоро я откажусь от должности шерифа полностью.

– Тебя это очень огорчает? – Она соскользнула с подоконника – Я имею в виду уход в отставку.

Хэнк встал и положил руку ей на плечо, в то время как она обняла его за спину.

– Нет, я уже не возражаю. Просто странно, только и всего.

– Может быть, научить тебя стряпать? Он усмехнулся.

– Нет, если не хочешь, чтобы весь дом сгорел. Полчаса спустя Сара обыгрывала дедушку за шахматной доской, когда парадная дверь открылась.

– Это я! – крикнул Том с порога. Когда он появился в дверях гостиной, то объявил: – Смотрите, кого я привел.

Сара подняла глаза и увидела, что рядом с Томом стоит Джереми, держа в руке ее плетеную корзину.

– Решил, что надо это вернуть. – Он слегка усмехнулся. – Еда была отличная.

Сара встала со стула.

– Я совсем забыла, что оставила ее у вас. – Она подошла поближе и взяла у него корзинку. – Спасибо, что принесли.

Джереми посмотрел на Хэнка Мак-Лиода, потом снова на Сару.

– Если вы не возражаете, я хотел бы поговорить с вами минутку. Один на один.

У нее сильно сжалось сердце, когда она посмотрела в его темные глаза.

– Конечно, – ответила она прерывающимся шепотом Она быстро вздохнула. – Почему бы нам не пройти в кабинет дедушки?

Сара шла впереди, не оглядываясь, зная, что Джереми следует за ней. Его присутствие ощущалось, как физическое прикосновение.

Она вошла в кабинет и подошла к письменному столу деда, прежде чем обернулась. Джереми закрыл дверь. Ее сердце забилось с бешеной скоростью.

Он сделал шаг вперед, но остановился, когда их еще разделяло большое расстояние.

– Я... я хотел поблагодарить вас за то, что вы сделали, Сара.

– Что я сделала? – повторила она.

Он был так загадочно красив, так высок и силен.

Его волосы цвета воронова крыла были слишком длинны, но чисто вымыты и блестели. Выбившаяся прядь упала ему на лоб, и у нее появилось безумное желание кончиками пальцев поправить ее.

Он действительно мог быть английским лордом.

– Да, для меня и Уоррена.

Ощущение было такое, как будто она упала в Поуни-Крик ранней весной, когда воду охлаждают тающие снега. Ее далеко ушедшие мысли мгновенно вернулись в настоящее.

– Для вас и Уоррена? – повторила она опять, как дурочка.

– Сегодня днем он зашел ко мне. Мы... в общем, я думаю, что в будущем наши отношения станут лучше... Благодаря вам.

Глубоко вздохнув, она обошла письменный стол деда и села на с гул.

– Я рада, ч го могла быть полезной. Это самое малое, что я могла сделать для брата.

Она подняла глаза и встретила бездонный взгляд Джереми, отчего ее сердце снова отчаянно забилось.

– Я думал о том, как счастлив Уоррен, – проговорил он тихим голосом.

Она чувствовала, что ей трудно дышать, когда он так смотрит на нее. Как будто он видит ее насквозь и в то же время полностью скрывает собственные мысли и чувства.

– Уоррен долго ждал, чтобы жениться на вас. Но необыкновенная любовь стоит того, чтобы ее долго ждать.

– Это Уоррен сказал?

Он покачал головой, и улыбка тронула уголки его губ.

– Нет. Пересуды маленького городка. Я слышал это от Лесли Блейк.

Сара понимающе кивнула. Она догадывалась – большинство людей думают, что Уоррен ждал так долго, потому что любил ее. Но она знала его лучше. Он ждал, так как считал, что она будет самой подходящей женой для него. Это было разумное и практичное решение. Уоррен всегда был практичным. Сару вдруг охватила тоска...

Она с трудом подавила вздох. Уоррену никогда не понять необычные желания, обуревавшие ее, но она интуитивно знала, что Джереми ее поймет.

– Вы очень любили свою жену? – спросила она мягко.

Его лицо превратилось в скрывавшую все чувства маску.

– Когда-нибудь, я надеюсь, вы расскажете мне о ней.

Он вел себя так, как будто она ничего не сказала.

– Ну что ж, я, пожалуй, поеду на ферму. И оглянуться не успею, как уже стемнеет, – сказал он и быстро ушел.

Сара долго смотрела на пустой дверной проем, думая о Джереми, чувствуя необходимость узнать и понять его.

– Что привело тебя назад в Хоумстед, Джереми? – прошептала она.

ГЛАВА X

Через два дня Джереми проснулся от резкого ветра, свистевшего вокруг его маленького фермерского дома. Он встал с кровати и подошел к окну. Утреннее небо было затянуто темными тучами. Они сгущались и метались по небу, угрожая снегопадом.

Он понял, что ему придется переехать в город, по крайней мере до весеннего таяния снегов. Он не мог и впредь ездить взад-вперед из города на ферму и обратно в такую погоду. А что, если в Хоумстеде возникнет действительно сложная ситуация? Что, если люди не смогут сюда добраться и сообщить ему, что его присутствие необходимо? Или он не сможет попасть в город и делать то, что требовалось от него как помощника шерифа? Ему платили за то, чтобы он выполнял определенную работу, и было бы нечестно отлынивать от своих обязанностей, а потом сваливать вину на погоду.

Он опустил на окно простой полотняный занавес в надежде, что он хотя бы частично не пропустит холодный ветер, дувший от окна, а потом повернулся к печи.

Это будет ненадолго, уверял он себя, подбрасывая дрова в печь. Как только наступит хорошая погода, он сможет по вечерам возвращаться на ферму. А до тех пор ему надо будет сделать пустую, неиспользуемую кладовку над тюрьмой пригодной для жилья.

Как только воздух в комнате прогрелся, Джереми умылся и побрился. Одевшись, он на скорую руку приготовил себе завтрак, продолжая думать о своем переезде в город.

Ему понадобится кровать, стол и стул. Он надеялся, что Уоррен выручит его с этим. Ему нужно было только самое необходимое, чтобы как-то продержаться. Он не будет заниматься стряпней. Он сможет, большей частью, питаться в одном из двух ресторанов города.

За исключением среды и субботы. По этим дням его ждали к ужину в доме Мак-Лиодов.

Воспоминания о Саре Мак-Лиод в роли хозяйки дома были приятными: золотисто-белокурые волосы, ниспадавшие с ее стройной шеи; выбившиеся завитки волос на затылке; голубые глаза, обрамленные золотисто-карими ресницами; ее маленький вздернутый носик; ее женственная фигура.

– Это самое малое, что я могла сделать для брата.

Вспомнив ее слова, он нахмурился. Брат Сары? Он думал о ней не как брат.

Его хмурый взгляд стал сердитым. А что, собственно, он думает? Он увлечен ею? Это было бы несчастье, учитывая, что она вскоре выйдет замуж за Уоррена. Кроме того, он знал, какой тип женщины ему подходит. Женщина, похожая на Милли. Тихая, застенчивая, со скромными потребностями. Он был счастлив с Милли. Их любовь была нежной и постоянной. Он не надеялся еще раз встретить такую любовь. Да он и не хотел ее найти. Он больше не хотел, чтобы от него зависели и на него полагались.

К тому же Сара была совсем непохожа на Милли. От Сары Мак-Лиод исходила почти осязаемая радость жизни. Ему не надо было хорошо ее знать, чтобы понять, что она смотрит на мир сквозь розовые очки. Она твердо верила, что нет худа без добра. Ему было немного жаль ее. Настанет день, когда ей придется увидеть мир таким, каков он на самом деле.

Ладно, все это не его забота. Пусть Уоррен заботится о ней и думает о тех глупых, непрактичных фантазиях, которыми полна ее головка.

Пригладив пальцами волосы, он отодвинул стул от стола. Ему лучше поторопиться, если он хочет добраться до города, прежде чем пойдет снег.

– Боже мой! – воскликнула Маделайн Гонт, когда Сара появилась в швейной мастерской вместе с порывом ледяного ветра. – Скорее закройте дверь, моя дорогая, пока мы обе не простудились насмерть.

Миниатюрная, похожая на птичку женщина бросилась вперед, обняла Сару за плечи и увлекла ее в конец мастерской, к печи, от которой шло тепло по всей комнате.

– Снимите пальто, пока я принесу чай, чтобы вы согрелись.

– Все в порядке, миссис Гонт, право же.

– В такую погоду я удивляюсь, о чем я думала, когда переехала сюда, – пробормотала швея, разливая чай. – Такой старой женщине, как я, подходит более мягкий климат.

– Вы не старая, – возразила Сара с улыбкой. Подобные разговоры она вела с миссис Гонт почти каждый раз, когда приходила в мастерскую.

– Конечно, я старая, и не отказывайте мне в праве сказать об этом, юная леди. Я много и упорно работала, прежде чем дожила до этих лет. – Маделайн протянула чашку, погрозив Саре пальцем свободной руки. – Теперь, прежде чем мы начнем, выпейте чаю.

Сара взяла чашку, села на низкий деревянный стульчик возле печки и послушно стала пить чай маленькими глотками.

– Моя дорогая, вы не поверите, как много я сделала за последние две недели. Это будет самое лучшее мое произведение. – Говоря это, она зашла в другую комнату. Когда она вернулась, она несла перекинутое через руку свадебное платье Сары. – Слава Богу, что вы решились на долгую помолвку. Пришивать этот переливчатый бисер было ужасно трудно. – Маделайн взглянула на Сару. – Ну что ж, приступим. День вашей свадьбы уже близок Посмотрим, как оно сидит.

Спустя короткое время Сара разглядывала свое отражение в зеркале. Платье в стиле «принцесса», с длинным шлейфом, было сшито из тончайшего атласа. Лиф со стоячим воротником был украшен кружевной косынкой, схваченной на талии серебряной пряжкой. Рукава длиной в три четверти были с большими буфами, из-за которых ее плечи казались шире, а талия еще тоньше.

– Боже мой! – Маделайн Гонт перевела дух и прижала к губам сложенные ладони. – Моя дорогая, я даже не представляла себе... Вы были совершенно правы, что захотели сшить новое платье. Как ни прелестно свадебное платье вашей мамы, это платье поразительно! Какой красивой невестой вы будете!

У Сары появилось необъяснимое желание расплакаться. Никогда в жизни она не надевала ничего столь красивого и никогда в жизни не чувствовала себя такой несчастной.

Маделайн пошла за булавками.

– Вы только дайте мне сделать кое-какие поправки. Складочка здесь, сборочка там – это все, что еще требуется. А теперь не двигайтесь. Я боюсь вас уколоть.

Том вышел из ресторана, неся тарелку с горячей едой. Понимая, что в такую погоду она недолго останется горячей, он ускорил шаги по дороге в салун «Поуни». Не обращая внимания на угрюмый взгляд владельца салуна, он прошел по коридору, оклеенному безвкусными красными обоями, к лестнице и негромко постучал в дверь.

– Мисс Ирвин, это я, Том Мак-Лиод. Можно войти?

Услышав тихий утвердительный ответ, он повернул ручку и открыл дверь.

Фанни сидела на постели, опираясь спиной на подушки. Ее каштановые волосы были расчесаны и перехвачены на затылке лентой. В ярко-красной пижаме, которая была ей велика на несколько размеров, она выглядела болезненной, но Том видел, что ей стало значительно лучше, по сравнению с тем воскресеньем, когда он впервые пришел сюда вместе с доктором Варни.

– Я принес вам ленч. Предписание доктора.

Она слабо улыбнулась и посмотрела на него своими огромными карими глазами. Она напоминала ему пугливого олененка, попавшего в жестокий капкан. Одно неверное движение, и она сломает себе шею в попытке освободиться.

– Давайте посмотрим, что у нас тут сегодня? – Том сел на стул возле кровати и снял салфетку с тарелки. – М-м-м... Паштет из цыпленка. Мое любимое блюдо. – Он поставил тарелку ей на колени. – Итак, какие истории вы хотели бы услышать сегодня?

Фанни опустила взгляд на тарелку с едой.

– Все, что вы захотите мне рассказать. – Она быстро взглянула на него и снова опустила взгляд. – Мне нравятся все ваши рассказы, мистер Мак-Лиод.

«Да ведь она почти хорошенькая, когда так краснеет», – с удивлением подумал Том. Он достал из кармана вилку.

– Вот. Ешьте, пока не остыло.

Фанни взяла вилку, не глядя на него. Ему хотелось, чтобы она посмотрела. Ему нравились ее глаза.

Мысленно он побранил себя. Это было не то, что врач должен думать о своих пациентах. Доктор Варни поручил Тому врачебное наблюдение за здоровьем Фанни, и его дело заботиться о ее выздоровлении.

Он откашлялся и уселся на стул.

– Я рассказывал вам, как мы случайно чуть не подожгли лабораторию профессора Харли?

Когда Хэнк Мак-Лиод смотрел в окно своей спальни на втором этаже, он увидел, как из-за угла повернула на Норт-стрит его внучка. У него сжалось сердце. Сара выглядела такой грустной, такой подавленной, такой непохожей на тот чистый солнечный луч, каким она обычно была.

– Ах, Дори, – сказал он вслух, – хотелось бы мне, чтобы ты была рядом.

Его жена знала бы, что сделать для Сары, Хэнк же чувствовал себя беспомощным.

Это Дорис Мак-Лиод всегда была уверена, что Уоррен будет подходящим мужем для Сары, что его трезвый взгляд на жизнь послужит надлежащим противовесом мечтательности Сары. Это бабушка Сары говорила Хэнку много раз:

– Подожди. Ты сам убедишься. Уоррен – удачная находка. Сара образумится.

И она была права.

Если бы только Дори была жива. Она бы знала, что делать. Она бы сумела убедить Сару поговорить с ней, излить душу, рассказать, отчего у нее так тяжело на сердце. Все, чего Хэнк хотел бы, – это сжать свою внучку в медвежьих объятиях и держать до тех пор, пока все, что ее мучит, не пройдет. Но он знал, что это не выход...

Он покачал головой. Он понимал, что переживания Сары объяснялись не просто ссорой с Уорреном. К тому же они, по-видимому, уладили свою ссору. Вчера Сара отправилась со своим женихом на ленч, как дедала это каждый вторник в течение всего года. Она сказала, что отношения у них прекрасные.

Нет, Сару волновало нечто большее, нежели размолвка между влюбленными. Только он не знал что.

Хэнк повернулся и вышел из комнаты. Он медленно спускался по ступенькам, проклиная каждую из них. Он был раздражен тем, что его старое тело стало подводить его. За исключением редких травм, как, например, в девяностом году, когда в него стреляли, он за всю жизнь ни одного дня не болел. Когда, проснувшись однажды, он обнаружил, что стал стариком, он оказался застигнутым врасплох.

– Как получается у миссис Гонт твое платье? – спросил он, когда через несколько минут Сара вошла в дом.

Она подняла глаза и притворно улыбнулась.

– Прекрасно. Платье восхитительное. Почти готово. – Она сняла пальто и повесила на вешалку. – Где Том?

– Полагаю, что с доктором пошел навещать больных. При таком темпе ему уже не потребуется этот прославленный институт в Бостоне. Док намерен так его выучить, что он сможет начать практиковать еще до конца этого года.

Сара прошла через прихожую и поднялась на носки, чтобы поцеловать Хэнка в щеку.

– Давай попробуем устроить так, чтобы Том побольше оставался дома. Его приезд и так будет коротким. Нет необходимости проводить все время с доктором Варни.

– Однако я замечаю, что он никогда не пропускает ужин, – ответил Хэнк, усмехнувшись и подмигнув.

На этот раз улыбка Сары были искренней.

– Если уж разговор зашел об ужине, то лучше я им займусь, иначе ужин никогда не будет готов. Мне бы не хотелось разочаровывать моего милого брата.

Она направилась на кухню, и вскоре Хэнк услышал стук горшков и дребезжание кастрюль. Что бы ее ни тревожило, она не собиралась рассказывать ему об этом. Во всяком случае не сейчас...

Сара возложила вину за свои слезы на лук. Когда она резала лук, у нее всегда слезились глаза. Именно так она сказала Тому, когда он застал ее стоящей у кухонного стола с ножом в руках, а по ее щекам катились слезы.

– Если бы не твоя любовь к луку, – презрительно фыркнула она, – я бы вообще его исключила.

Ее брат нашел это объяснение неубедительным.

– Почему ты не говоришь мне, отчего ты такая печальная, Сара? Может быть, я смог бы помочь тебе... Да, забыл тебе сказать – я пригласил на ужин Джереми.

– Джереми?! Он здесь?! – Она положила нож на стол и отошла в сторону. – Нарежь еще, будь добр.

Пожав плечами, Том занялся луком.

Сара подошла к плите, по дороге утирая слезы передником.

Что с ней происходит?

Она никогда в жизни так себя не вела. Это было совершенно непохоже на нее – плакать из-за каждого пустяка.

Сара сделала глубокий вздох, твердо решив положить конец этой глупости. Потом она проверила хлеб в печи, прежде чем попробовать мясо, которое тушилось на плите на медленном огне.

– Требуется еще немного лука, верно? – спросил Том, подойдя к ней сзади.

Она потянула воздух носом и улыбнулась.

– Да.

– Я так и думал. – Он бросил в кастрюлю нарезанный кубиками лук. – Я присмотрю за хлебом. А ты беги наверх, умой свое хорошенькое личико, надень нарядное платье, и давай устроим сегодня вечеринку.

Слезы снова грозили политься из глаз Сары. Она быстро их проглотила.

– Я люблю тебя, Томми, – прошептала она и поспешила выполнить волю брата.

ГЛАВА XI

Том действительно сумел превратить ужин в вечеринку. Он угощал собравшихся рассказами о своих проделках в пансионе. В столовой то и дело раздавался смех, и к тому времени, когда Сара подавала десерт, она чувствовала себя уже гораздо лучше.

Ей есть за что благодарить судьбу, – напомнила она себе. – У нее были дедушка и брат, которые ее обожали, и у нее был жених – достойный член общества. Она никогда не знала нужды, а если быть еще точнее – все в семье ее баловали.

О, конечно, ее мечты о заграничных путешествиях и встречах с герцогами, графами и князьями никогда не сбудутся, но ведь все это были мечты юной девушки. А теперь ей почти двадцать один год. Пора отбросить эти детские фантазии.

– Итак, Джереми, – сказал Хэнк, прервав мысли Сары, – скажите мне, как вы привыкаете к обязанностям помощника шерифа? Вам нравится работа?

– Я понемногу осваиваюсь с ней. – Джереми сделал паузу, потом добавил: – Я решил на зиму пере-ехать в Хоумстед. Хочу поселиться в комнате над тюрьмой, если вы не возражаете, сэр.

– Отличная мысль. Буду рад иметь вас под рукой, на случай если вы понадобитесь.

– Старая кладовая, – задумчиво проговорил Том. – Я даже забыл о ее существовании. – Он взглянул на сестру. – Помнишь, как мы там спрятались, после того как съели все печенье, которое бабушка испекла для праздничного ужина в церкви, и нам грозили большие неприятности?

Сара улыбнулась при воспоминании об этом.

– Весь город вышел на поиски. Нас искали несколько часов. Я боялась, что бабушка сдерет с нас кожу живьем, когда мы, наконец, вышли из укрытия. После этого она заставила дедушку повесить замок на дверь. – Она перевела взгляд на Джереми. – Насколько я помню, эта комната – не очень подходящее место для жилья.

– Мне не много нужно.

Что-то в глубине его черных глаз говорило, что ему приходилось жить и в худших местах. Местах, которые она даже представить себе не могла. На какую-то долю секунды ей показалось, что через глубину его глаз она заглянула в его сердце. Она увидела боль и одиночество, и ощутила их как собственные. Через мгновение окно в его сердце захлопнулось, и она снова видела только глаза.

Она опустила взгляд на тарелку, но странная боль в груди лишила ее аппетита. Она думала о том, понял ли он, что она увидела в глубине его глаз, и важно ли для него, что она это увидела. Ей хотелось знать, что вызвало эту боль и почему такой мужчина, как он, одинок. Она думала...

Шум отодвигаемого стула вывел ее из задумчивости.

– Боюсь, что пора сделать обход города, пока не стало поздно. – Джереми поднялся со стула. – Ужин был очень вкусный. Спасибо за приглашение.

– Мы всегда рады вам, Джереми. – Ей хотелось сказать больше. Ей хотелось сказать нечто такое, что сняло бы его боль, какова бы ни была ее причина.

Уоррен встал.

– Мне тоже пора идти. Ты не возражаешь, если я пойду вместе с тобой?

Джереми кивнул головой.

– Пойдем, если хочешь.

Уоррен подошел к Саре и, нагнувшись к ней, взял ее за руку. Он осторожно сжал ее пальцы.

На секунду ей показалось, что он наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку. Но Уоррен никогда не пытался поцеловать ее в чьем-либо присутствии. Такое демонстративное проявление чувств было для него неприемлемо.

Он выпрямился. Его взгляд скользнул по Тому и остановился на Хэнке.

– Спокойной ночи, сэр. Спокойной ночи, Том. Пока Том провожал братьев к двери, Сара сидела совершенно неподвижно, глядя невидящими глазами на грязные тарелки, загромождавшие обеденный стол.

«Я не люблю Уоррена».

Почему это явилось для нее неожиданностью?

Она никогда не говорила ему, что любит его. Она только говорила, что относится к нему с симпатией. Ее бабушка сказала, что поначалу достаточно симпатии, и она ей поверила. Она согласилась ждать, пока возникнет любовь.

«Я не хочу быть его женой».

Уоррен был хороший человек. И, конечно, иногда он ее раздражал. Но ведь каждый может время от времени вызывать раздражение? У Уоррена было множество прекрасных качеств. Ей повезло, что он сделал ей предложение. Все так говорили... И он проявил столько терпения. Он с готовностью согласился так долго ждать. Это говорило о том, как хорошо он к ней относится.

«Но я должна его любить, а я его не люблю. И я не хочу выходить за него замуж».

Что ей делать?

Джереми и Уоррен некоторое время молча шли рядом, пока Уоррен не сказал:

– Она прекрасная девушка, правда?

Джереми искоса посмотрел на своего брата.

– Сара? Да, она прекрасная девушка. Тебе повезло.

– Я захотел, чтобы она стала моей женой, когда ей было еще четырнадцать лет. Я ни секунды в этом не сомневался. Конечно, она из хорошей семьи. Все в городе уважают Мак-Лиодов, а когда деловой человек, вроде меня, выбирает жену, он должен с этим считаться. Я долго ждал нашей свадьбы, но Сара, я думаю, стоит ожидания.

– М-м-м...

Уоррен вдруг остановился. Джереми сделал еще пару шагов, потом тоже остановился и обернулся, вопросительно глядя на брата.

– Сара станет моей женой примерно через десять дней. Она всегда будет радушно принимать тебя в нашем доме, потому что ты мой брат. Я тоже буду тебе рад. Я... Я просто хотел, чтобы ты это знал. – Он сунул руки в карманы пальто и снова зашагал.

Джереми не знал, что сказать. Он не знал, нужно ли вообще что-нибудь говорить. Он постарался идти в ногу с братом.

– После того как мы поженимся, мы будем жить в доме Мак-Лиодов, – продолжал Уоррен. – Я хочу иметь большую семью, а в этом доме достаточно места, чтобы семья могла расти. Я собираюсь сделать там кое-какие переделки. – Он посмотрел на Джереми. – А ты? Ты намереваешься что-нибудь перестроить в доме на ферме?

– Я об этом не думал. – Джереми окинул взглядом затененный узкий переулок, который проходил позади домов на Мейн-стрит. Насколько он мог судить, переулок был пуст.

– Тебе следует об этом подумать. С большим домом на участке, ферма будет стоить дороже.

– Я не намерен ее продавать, поэтому не имеет особого значения, сколько ферма будет стоить.

– Ну а если ты снова женишься? Дом недостаточно велик для жены и детей.

Джереми посмотрел на затемненное здание школы.

– Я никогда не женюсь, – резко сказал он.

Он услышал, как Уоррен вздохнул глубоко, как будто собираясь еще что-то сказать, но в конце концов ничего не сказал. Когда они дошли до мебельной мастерской, они пожелали друг другу спокойной ночи. Затем Уоррен отпер дверь и вошел внутрь, а Джереми направился вдоль Мейн-стрит.

В вестибюле пансиона, который держала Вирджиния Таунсенд, горел свет. На противоположной стороне улицы празднично выглядел отель «Рэфферти», с двумя алыми лентами на парадной двери, напоминавшими о приближении Рождества.

В бане и цирюльне Карсона было уже темно. Джереми проверил, надежно ли заперта дверь. Убедившись в этом, он двинулся дальше.

Из салуна «Поуни» была слышна музыка. Посмотрев в окно, он увидел, что несколько мужчин играют в карты, другие стоят возле бара, держа в руках стаканы с виски и пивом. Несколько крикливо одетых женщин с накрашенными лицами, в платьях с глубоким вырезом смешались с посетителями.

Он подумал о тех женщинах, которых он знал после смерти Милли. Все они работали в подобных местах. Он покачал головой и пошел дальше, не желая задерживаться на этих воспоминаниях.

Примерно через полчаса, проверив другие предприятия и методистскую церковь, Джереми поднялся по наружной лестнице в старую кладовую над тюрьмой. Он затопил маленькую печку, чувствуя благодарность за то, что кто-то счел нужным установить здесь источник тепла. Потом он сбросил пальто и шапку, разделся до нижнего белья и забрался в постель, которую еще днем расстелил на полу.

Но прежде чем Джереми смог заснуть, его стал мучить всплывший в памяти вопрос Уоррена:

«А что, если ты снова женишься? «

Он не ожидал, что Уоррен его поймет. Он не был уверен, что ему самому все понятно. Как он мог снова жениться? Милли дала ему все, на что он мог надеяться. Она дала ему веру в себя, веру в то, что все возможно.

Она показала ему более правильный образ жизни. Она изменила его. Она изменила мир вокруг него, и он любил ее больше жизни. Когда она смотрела на него так, как будто он десяти футов ростом, как будто он герой, он верил в это. Милли сделала его лучше, сделала его просто хорошим человеком. Но этот хороший человек умер в тот же день, когда умерла Милли.

Нет, это было бы несправедливо, если бы он снова женился. У него не было ничего, что он мог бы предложить женщине, ничего стоящего. Взгляните на него, как он живет в пустой кладовке над тюрьмой... Даже считая ферму, он мало что мог назвать своей собственностью. Ему повезет, если в течение первых нескольких лет сможет прокормить хотя бы себя. Земля требовала уймы работы.

Он повернулся на бок и укрылся с головой одеялом, приготовившись уснуть. Потом, непрошенный и незваный, в его сознании возник образ Сары Мак-Лиод. Сара, с ее серебристо-белокурыми волосами, которые напрашивались на то, чтобы их ласкали мужские пальцы. Сара, с глазами, подобными прогалинам в небе. Сара, с ее невинностью, пугающей и в то же время соблазнительной. Сара...

Он плотнее сжал веки. Если ему требовалось доказательство, что хороший человек внутри него умер, то оно было налицо. Хороший человек не стал бы так думать о невесте родного брата.

– Что я здесь делаю, Милли? – прошептал он в темноту.

Но милый голос, так часто звучавший в его душе все эти годы, не откликнулся. Казалось, что даже Милли покинула его.

ГЛАВА XII

– Мама, когда мы поедем за рождественским деревом? – спросил Бенджамин Рэфферти.

Роуз бросила быстрый взгляд на сына.

– Папа сказал, завтра днем.

– У-р-р-р-а-а! – Мальчуган стрелой вылетел из кухни. – Софи, мы завтра едем за деревом!

Роуз тихо засмеялась.

– Каждый год одно и то же, – обратилась она через плечо к Саре Мак-Лиод. – Они ждут не дождутся, когда мы поедем в лес, чтобы срубить рождественское дерево. – Все еще улыбаясь, Роуз продолжала раскатывать тесто для пирога.

– Я помню, сколько было веселья, когда я была маленькой девочкой и мы с Томом и дедушкой ездили за деревом. Мне нравилось ехать в санях, когда лошади мчались по снегу, а колокольчики на сбруе весело звенели. Воздух всегда был такой холодный, что я боялась, что до того как мы вернемся, у меня нос отвалится.

Роуз повернула голову, чтобы взглянуть на Сару. Девушка перестала нарезать тесто для печенья и устремила взор в пространство, погрузившись в приятные воспоминания.

– У бабушки всегда был приготовлен горячий шоколад, который ждал нас к возвращению домой. – Она посмотрела на Роуз и улыбнулась. – Я точно знаю, что чувствуют Бенджамин и Софи.

– Почему бы тебе не поехать с нами, Сара?

– О, я не могу... Роуз подошла к Саре.

– Пожалуйста, скажи, что поедешь. Мы можем привезти дерево и для вашего дома. Еще одно дерево для нас не имеет значения. Здоровье твоего дедушки не позволит ему это сделать, а Том, как я слышала, занят с доктором от рассвета до заката. Кроме того, я не против, если ты поможешь мне присмотреть за детьми. Я теперь так быстро устаю. – Последнюю фразу она добавила тихо, в то время как улыбка тронула уголки ее рта, а руки поглаживали живот.

О том, что она опять ждет ребенка, она не сказала никому, кроме Майкла. На секунду Роуз подумала, что Сара ее не поймет. В конце концов, Сара не была замужем, и у нее еще не было своих детей. Может быть, она не осознает значения того, что Роуз сказала.

Но Сара поняла.

– Роуз, у тебя будет еще ребенок?

Она кивнула, и ее нежная улыбка расцвела и превратилась в радостную усмешку.

– Да.

Сара вытерла о передник испачканные в муке руки, обошла вокруг стола, приблизилась к Роуз и крепко обняла ее.

– Как чудесно! – Сара отступила на шаг. – Но ты уверена, что тебе можно совершить такую поездку? Может быть, тебе в этом году лучше остаться дома, а я и Том поедем с Майклом за деревьями?

– И не подумаю остаться дома. Я ездила, когда была беременна и Софи, и Бенджамином, причем гораздо позже, чем сейчас.

– Когда должен родиться ребенок?

– В июле.

– Кажется, еще так не скоро. – Сара сжала руку Роуз выше локтя. – О Господи, – вдруг пробормотала она и кинулась к плите. Она быстро вынула противень с печеньем, прежде чем оно успело пригореть.

Роуз наблюдала, как девушка снимала печенье с листа, чтобы оно остыло. Спустя минуту она сказала:

– Сейчас июль кажется далеким, но я знаю по опыту, что он наступит быстрее, чем ожидаешь. – Говоря это, она повернулась к столу и выложила тесто в форму для пирога. Она аккуратно подправила его и срезала излишек теста ножом.

– Странно, что время идет быстро, когда этого не хочешь, – заметила Сара, – и тянется, когда хочешь, чтобы оно летело.

Прежде чем ответить, Роуз заполнила пирог начинкой из смеси мелко нарезанной оленины, изюма, яблок и специй.

– Я догадываюсь, что тебе хочется, чтобы побыстрее прошли дни, оставшиеся до свадьбы. – Она накрыла начинку листом теста и скрепила края.

– По правде говоря, нет, – тихо ответила Сара. Роуз с изумлением посмотрела через плечо. Сара слабо улыбнулась.

– Еще так много всего надо сделать. Я думаю, что было неразумно назначить свадьбу так близко к Рождеству. И дедушка сейчас нуждается во мне. Если бы Томми не было дома... – Она пожала плечами. – Нет, мне бы не хотелось, чтобы время шло быстрее.

Роуз не могла не удивиться ответу младшей подруги. Казалось, что Сара чего-то не договаривает. Но Роуз была не из тех, кто сует нос в чужие дела.

– Ну что ж, если я чем-нибудь могу помочь, только скажи.

– Спасибо, Роуз. Скажу.

– Ты не можешь вечно оставаться в постели, Фанни, – предупредила Оупэл, уставившись в зеркало на туалетном столике. – Грейди не будет больше это терпеть.

– Я была больна.

Оупэл повернулась на табуретке.

– Да, ты была больна. А теперь уже нет. Что, по-твоему, должно случиться? Этот парень не ляжет с тобой в постель. А если и ляжет, то даже не оглянется, когда дверь за ним захлопнется, после того как он получит то, за чем пришел. Тебе это так же хорошо известно, как и мне, Фанни Ирвин.

Фашш проглотила комок в горле.

– Я не хочу, чтобы он лег со мной в постель.

– Ага, не хочешь. Я видела, как ты на него глазела.

– Я не... – Фанни, с трудом подавив слезы, продолжала ровным голосом. – Я не собираюсь зарабатывать себе на жизнь таким способом.

Обернувшись к своим склянкам с косметикой, Оупэл рассмеялась.

– Ты слишком хороша для этого? Что ж, не воображай, что какому-нибудь мужчине ты нужна для чего-нибудь другого. Знаешь, ты не очень-то хороша собой и уж точно не из хорошей семьи. Если ты мечтаешь выйти замуж за этого зеленого Мак-Лиода, можешь с таким же успехом выбросить это из головы сию же минуту. Я слышала, что он должен уехать из Хоумстеда, как только придет весна.

Фанни отвернулась от сестры и попыталась вытереть горячие слезы, неудержимо лившиеся по щекам. Как ни горько ей было это признавать, резкие слова Оупэл вернули ее на землю. Она воображала, что он влюблен в нее... Ей безумно хотелось этого, но это никогда не могло исполниться... Ее сестра была права.

Через несколько минут Оупэл встала с табурета и скользнула в одно из своих чрезмерно ярких платьев. Затем она плеснула на себя изрядную порцию своего излюбленного одеколона.

– Фанни, давай вылезай из постели и будь готова уйти, если я вернусь с гостем, – сказала она, пройдя через комнату и остановившись у двери, – иначе я тебе ручаюсь, что Грейди потребует, чтобы ты собрала вещички и убиралась на все четыре стороны.

Дверь за ней громко захлопнулась, и Фанни осталась в одиночестве, окутанная одуряюще резким запахом одеколона.

Фанни беззвучно плакала. Она научилась этому давно... Теперь это уже вошло в привычку. Но на самом деле ей хотелось кричать и бушевать. Только от этого тоже не было бы никакой пользы.

В конце концов она встала с кровати и подошла к туалетному столику своей сестры. Она стояла там, разглядывая свое отражение в зеркале.

Ее каштановые волосы безвольно свисали на плечи. Ее молочно-белая кожа была испорчена небольшой россыпью веснушек на носу. У нее были слишком большие глаза. У нее был слишком маленький рот. Она была тощая и плоскогрудая, без каких бы то ни было округлостей. Она всегда была этим довольна, особенно когда ей приходилось работать внизу, подавая спиртное. С какой стати какой-нибудь мужчина станет на нее смотреть, если он может подцепить любую из разряженных девушек с пышной грудью, которая почти наполовину высовывается из платья?

И с какой стати Том Мак-Лиод обратит внимание на Фанни Ирвин? Он будет доктором. Он найдет себе девушку из хорошей семьи – образованную, с хорошими манерами, девушку, которая правильно говорит. Хорошенькую девушку с блестящими волосами и хорошо одетую, девушку, обладающую всеми качествами, которых не было у Фанни.

Она опустилась на табурет, и слезы во второй раз потекли по ее щекам.

Было обидно и больно. Было очень больно...

Джереми шагал по только что выпавшему снегу, возвращаясь с телеграфа. Он обнаружил, что у помощника шерифа много работы с официальными бумагами, даже если в городе не происходит никаких неприятностей. Он с удивлением заметил, что не имеет ничего против работы с документами. По правде говоря, он нашел, что в своем роде это даже интересно. Во всяком случае это было гораздо лучше, чем собирать автомобили на заводе, прокладывать железнодорожное полотно или жить в армейской палатке в тропиках.

Он открыл дверь в контору шерифа и потопал ногами, пытаясь стряхнуть снег с обуви, прежде чем войти внутрь. Когда он поднял глаза, то увидел, что у письменного стола сидит Сара, а знакомая корзина, накрытая салфеткой в бело-красную клетку, стоит на полу около нее.

– Привет, – сказал он, удивившись.

Почему-то он не ожидал, что она и сегодня принесет ему завтрак, как и во все остальные дни недели. А может быть, после тех образов, которые преследовали его прошлой ночью, он и не хотел, чтобы она его принесла?

– Я принесла вам завтрак.

Он высвободился из своего пальто и повесил его на крючок.

– Вижу.

– Я... – Она поднялась со стула, еще более красивая, чем прежде, – я должна передать вам, что дедушка предлагает, чтобы вы взяли один из матрацев у нас на чердаке. А также лампу.

– Очень любезно с его стороны.

Она подняла корзинку и поставила на стол.

– Это снова холодные сандвичи и банка персиков. И немного печенья, которое я испекла для рождественского вечера в церкви в субботу.

– Знаете, вам не следует это делать. – Он прошел через комнату. – Я хочу сказать, приносить мне завтрак. Я могу поесть в отеле или в ресторане «Зоу».

– Но я хочу это делать. – Сара подняла глаза, и их взгляды встретились. Ее щеки раскраснелись, глаза блестели. – В конце концов вы взялись за эту работу для того, чтобы уплатить Уоррену за ферму. – Ее голос стал мягче. – Я знаю, что вы не обязаны были это делать. Я знаю, что ваш отец завещал ферму вам, а не Уоррену.

Джереми пожал плечами.

– Мне надо было чем-то заняться, пока не наступит оттепель. Кроме того, это только справедливо, что Уоррен получит половину. Вам обоим эти деньги понадобятся, чтобы встать на ноги, когда вы поженитесь. – Он сел за свой стол.

– Вероятно.

Он подумал о тех годах, когда бился изо всех сил, чтобы их труды на маленькой ферме в Огайо увенчались успехом.

– Поверьте мне, – он достал один из сандвичей, – они вам понадобятся.

– Уоррену нужны эти деньги единственно для того, чтобы мы имели возможность совершить свадебное путешествие на Восток. В Филадельфию и Нью-Йорк. – Сара опустилась на стул напротив Джереми. – Это ведь все-таки эгоистично – вынудить вас поступить на службу, чтобы мы могли отправиться в путешествие.

Он вновь встретился с ней взглядом.

– Вы не хотите этой поездки?

– Я думала, что хочу, – ответила она приглушенным голосом.

Его странно обеспокоило выражение ее лица. Он опустил глаза на еду.

– Лично я нашел там мало такого, что пришлось бы мне по вкусу. – Он отломил кусок бутерброда.

– Мне всегда хотелось посетить эти места. Я имею в виду Филадельфию и Нью-Йорк. В «Ледиз хоум джорнел» так много рассказывается об этих городах и о людях, которые там живут. Все это представляется таким захватывающим и чудесным.

– М-м-м...

Даже если бы его рот не был забит едой, он бы все равно ничего не сказал. Что он мог сказать? Что она глубоко заблуждается, полагая, что эти города такие захватывающие и чудесные? Что большинство живущих там людей никогда не видели высшее общество? Что в основном люди живут в тесных, зараженных крысами многоквартирных домах, работают на заводах, где они изнывают от жары летом и мерзнут зимой, а когда они умирают, почти никто не знает и не интересуется тем, что они умерли?

Пусть она останется при своих фантазиях, – думал Джереми, нарочито остановив свой взгляд на еде, разложенной перед ним.

– Джереми?

Он продолжал жевать, не поднимая головы.

– У вас не осталось каких-нибудь хороших воспоминаний о том времени, когда вы уехали из Хоумстеда?

Он не мог удержаться от того, чтобы не поднять глаза и не ответить ей.

– Да. – Он мысленно представил себе Милли, – Некоторые остались.

Выражение ее лица было сочувственным, заботливым.

– Расскажите мне о ней. Я уверена, что, когда я была маленькой, я знала Милли, также как и вас. Но я не помню. Расскажите мне о ней.

У него пропал аппетит. Он не хотел говорить о Милли, а с Сарой меньше, чем с кем бы то ни было. Он не мог объяснить почему, но он знал, что это так.

Он завернул остаток сандвича в салфетку и положил обратно в корзинку вместе с неоткрытой банкой персиков.

– У меня много работы, Сара. Я лучше займусь ею. – Он поднялся со стула, не оставляя никаких сомнений в том, что ее выпроваживают.

Когда Джереми хотел отдать ей корзину, Сара махнула рукой.

– Нет, вы потом захотите есть... Оставьте ее здесь. – Она встала со стула. Надевая пальто, она сказала: – Простите, что я лезу не в свое дело, Джереми. Я... я не хотела.

– Я знаю, – согласился он.

Джереми молча наблюдал, как Сара прошла через комнату и вышла.

После ее ухода Джереми понял, почему он не хотел говорить о Милли с Сарой Мак-Лиод. Потому что Сара открыла дверь в его сердце, которая была закрыта много лет, дверь в то место, куда только Милли когда-то проникла, в место, которое слишком долго оставалось пустым и холодным. Сара открыла дверь, но не могла войти туда, потому что это было не ее место.

Ее место было рядом с его братом.

ГЛАВА XIII

В пятницу на восходе солнца долину окутал легкий туман, и впервые за две недели температура поднялась выше точки замерзания. Выдался чудесный день для ежегодной экспедиции за рождественской елкой.

Укутанная в свой самый теплый, подбитый мехом плащ, надвинув на лоб капюшон и пряча руки в меховую муфточку, Сара вышла из магазина и по деревянному тротуару поспешила в сторону гостиницы. Она проходила мимо платных конюшен, когда огромные ворота распахнулись и из них верхом на пегом мерине выехал Джереми. Увидев ее, он натянул поводья.

Лошадь фыркнула, нетерпеливо замотав головой, под ноздрями у нее заклубились облачка выдыхаемого воздуха.

При виде его и лошади у Сары забилось сердце. Они так подходили друг другу – и тот, и другой такие сильные и норовистые. До сих пор ей это не приходило в голову, но она надеялась увидеть его и, проходя по городу, смотрела, нет ли его где-нибудь. И вообще, казалось, он очень часто занимал ее мысли. Конечно же, чаще, чем допускают приличия.

– Доброе утро, Сара. – Он притронулся к полям шляпы. Слова были вежливыми, но звучали холодно и отчужденно.

Она позволила себе чуть-чуть улыбнуться.

– Доброе утро, Джереми. Едешь за город?

Вопрос был дурацким. Куда еще мог он ехать верхом? Она задала его только для того, чтобы иметь причину остановиться и поговорить. Интересно, понял ли он, зачем ей это понадобилось? Она надеялась, что не понял.

– На ферму, – ответил он – Нужно кое-что оттуда забрать.

Она пыталась придумать, что бы такое еще спросить, но ничего путного в голову не приходило. Наконец она сказала:

– Рэфферти берут меня с собой за рождественским деревом. По дороге в горы мы будем проезжать мимо твоей фермы. Может, встретимся по дороге.

Она двинулась вперед, потом остановилась, вспомнив вдруг, что ей хотелось выяснить:

– Мы увидимся на рождественском празднике, да? Джереми молчал.

– Если не придешь, по тебе будут скучать.

Он смотрел на нее с непроницаемым видом, прочитать по глазам, что он думает, было невозможно. Когда он ответил, то его ответ походил скорее на покорное принятие неизбежного, чем на что-нибудь другое.

– Я буду там.

«Как я рада. Я бы скучала по тебе».

Вот. Она призналась в этом. По крайней мере себе. Это она будет скучать по Джереми, если он не придет. По правде говоря, ей было все равно, будут по нему скучать другие или нет. Она будет скучать. Ей хотелось, чтобы он был там.

Возможно, он пригласит ее на танец. Возможно, он обнимет ее рукой для вальса, пока оркестр играет Чайковского или Штрауса. Она почти наяву видела над головой сияющую огнями великолепную люстру. Она видела Джереми в красивом костюме и перчатках. Себя она видела в атласном платье с длинным шлейфом и...

– Сара!

Она слышала, как ее зовет Уоррен, но отворачиваться от Джереми ей не хотелось, не хотелось разрушать чудесные грезы, теснившиеся у нее в голове. Ей хотелось насладиться этим странным, незнакомым чувством, которое волнами пробегало по ней. Ей хотелось смотреть и смотреть на Джереми, на этого человека-загадку. Ей хотелось продолжать чувствовать то, что она чувствовала, глядя на него. Ей хотелось...

– Сара!

Сдержав вздох огорчения, она повернулась.

– Ты что, не слышала, что я звал тебя? – спросил подбежавший к ней Уоррен.

– Нет, извини, – солгала она. – Не слышала. Уоррен посмотрел в сторону Джереми, кивнул ему и опять перевел взгляд на Сару.

– Ты бы поторопилась. Рэфферти совсем уже собрались. Они ждут тебя.

– А ты не поедешь? – Ей стало стыдно за охватившее ее чувство облегчения.

Он покачал головой.

– Я сегодня получил новый заказ из Бойсе. Разве можно тратить время на рождественские деревья, когда нужно выполнять важный заказ!

Джереми тронул коня.

– Я поехал. Всего хорошего, Сара.

– Спасибо.

Уоррен взял ее за руку и потянул за собой по тротуару, мягко выговаривая на ходу:

– Знаешь, тебе ведь никак нельзя опаздывать, Сара. Бенджамину и Софии не терпится тронуться в путь. Ты же знаешь, какими нетерпеливыми бывают дети, особенно в это время года.

Она проглотила раздраженный ответ.

– Знаешь, у меня хорошие новости, – продолжал он, не замечая настроения Сары. – Я получил телеграмму от мистера Кубицки. Он предлагает мне партнерство. Он хочет, чтобы я приехал к нему в Бойсе переговорить и обсудить условия.

– Как мило. – Ей хотелось обернуться и посмотреть назад. Ей хотелось увидеть, как Джереми выезжает из города.

– Сара, ты совсем не понимаешь, что я тебе говорю. Партнерство в Бойсе. Мы сможем жить в самой столице штата. Мой бизнес удвоится, утроится. Мы можем завести красивый дом в городе. Такая возможность бывает раз в жизни.

Она посмотрела на него.

– Уехать из Хоумстеда? – недоверчиво спросила она. – Ты никогда об этом не говорил.

– Что держит нас здесь? Этот случай чересчур хорош, чтобы упустить его. Тебе понравится жить в Бойсе.

Что держит их здесь? А как же дедушка, брат, ее дом?

– А как же с твоими планами привести в порядок дедушкин дом? Я думала, ты хотел жить в нем и сделать там выставочный зал для мебели? – Она помолчала, потом мягко спросила: – Разве этот вопрос мы не должны решать сообща, Уоррен?

– Не бойся. Как только вернусь, мы поговорим об этом. Думаю, у тебя будет достаточно времени, чтобы собрать свои вещи.

От неожиданности она не могла произнести ни слова. «Ему нет дела до того, что думаю я. Ему нет дела до того, что я хочу или чего я не хочу делать». Он примет решение, и подразумевается, что она подчинится его решению.

«Женщина, Сара, должна уметь уживаться с особенностями мужа. Помни о его хороших чертах и обходи плохие. Уоррен будет твоим мужем, и твое место рядом с ним».

Она помнила совет бабушки, но на сей раз не могла последовать ему. Только не с Уорреном. Она его не любит. Другой человек завладел ее мыслями.

Возможно, она и сказала бы что-нибудь тут же, если бы их не окликнул Майкл Рэфферти.

– Доброе утро! – крикнул он. – Так ты едешь с нами или нет, Уоррен?

– Боюсь, что нет. Очень много работы. Но я прихватил с собой Сару. Она стояла и болтала с моим братом около конюшни. Бог ее знает, когда бы она пришла, если бы я не пошел за ней.

Сара промолчала, сейчас не время говорить об этом. Только не тогда, когда слушают Майкл и Роуз с детьми.

Она подождет и откажется от свадьбы, когда они будут одни.

Роуз очень быстро поняла, что Сара расстроена. Она подумала, что Сара поругалась с Уорреном, и, судя по выражению лица Сары, серьезно.

Решив заставить девушку забыть про свои огорчения, Роуз начала оживленно болтать. Сара молчала. Роуз рассказала о будущем малыше, потом упомянула о том, что Рэфферти собираются, если получится, весной съездить на месячишко в Сан-Франциско, затем перешла к последним сплетням, услышанным во время недавнего посещения магазина.

– Лесли сказала мне, что наш новый помощник шерифа завел в тюрьме хозяйство, – сообщила она, нагибаясь, чтобы хорошенько укутать теплым пологом ноги Сары. – Наверное, это дело хлопотливое, но Джереми привык один со всем справляться.

Сара повернулась и посмотрела на Роуз.

– Трудная у него раньше была жизнь?

– Я тебя не очень поняла.

– Ну... – Казалось, Сара подбирает слова, потом она продолжила: – Мне кажется, я хочу, чтобы ты рассказала мне, что ты помнишь о Джереми и Уоррене, когда они были мальчиками.

– Что я помню? Господи, это было так давно. – Она попыталась вспомнить какую-нибудь историю, которая могла бы показаться Саре интересной, но мало что приходило в голову. – Мы с Уорреном вместе ходили в школу. Просто он был одним из мальчишек. Ты ведь знаешь, как это бывает в школе. Мальчишки с мальчишками, девчонки с девчонками. По крайней мере, пока не вырастают и не появляется желание обратить на себя внимание. – Она улыбнулась. – Но Джереми... Он так давно уехал из Хоумстеда.

– Ты помнишь его жену?

– Милли? – улыбнулась Роуз. – Да, я помню Милли. Такая милая, но такая застенчивая. Помню, как все удивились, когда Джереми стал за ней ухаживать. Он был из тех мальчишек, которые вечно попадают в истории. То курит за уборной в школьном дворе, то убежит с уроков на рыбалку...

Она покачала головой.

– Никто и подумать не мог, что Милли Паркерсон втюрится в Джереми, но она втюрилась.

– Они убежали?

– Да. Если я правильно помню, они хотели пожениться и остаться здесь. Но его отец и слышать не хотел об этом. И вдовая матушка Милли тоже не была в восторге. Милли было только шестнадцать, и миссис Паркерсон хотела, чтобы они подождали со свадьбой. А потом мы узнали, что они убежали.

Сара повернула голову, чтобы посмотреть на пейзаж, и ее слова приглушил ветер:

– Должно быть, она сильно его любила.

– Да, я в этом уверена.

Немного помолчав, Сара внимательно посмотрела на Роуз.

– Расскажи мне еще про ребеночка Ларк, – проговорила она, внезапно переменив предмет разговора.

Роуз с удовольствием выполнила ее просьбу. Она любила разговаривать о младенцах, особенно теперь, когда знала, что к концу лета будет держать в руках своего собственного.

Джереми разжег печь и смотрел на огонь, думая о девушке с золотистыми волосами в серебристо-сером плаще и хорошеньким личиком, обрамленным белым мехом. Он представил, как не спеша снимает с нее плащ, медленно вытаскивает из ее волос шпильки, обнимает и целует ее, наслаждаясь сладостью розового ротика...

Он негромко выругался. Неужто в нем не осталось ничего порядочного? Можно ли пасть ниже? Интересно, сколько же времени после того, как Уоррен с Сарой поженятся, он будет хотеть ее?

Он выругался еще раз и отошел от печки. Как это случилось? Прошло совсем мало времени с тех пор как он вернулся в Хоумстед, будучи уверенным, что вернулся навсегда. Но сейчас он уже сомневается, сможет ли здесь остаться.

Он неторопливо оглядел комнату.

Что мне теперь делать, Милли?

Он больше не ждал ответа, этого знакомого, тихого шепота в сердце, но у него уже появилась привычка задавать этот вопрос много лет назад. Он прислушался в надежде услышать несколько умных слов, которые подсказали бы ему, как вести себя дальше.

Этих слов не было.

Сара присоединилась к детям на салазках, пока Роуз смотрела, как Майкл рубил одно из двух деревьев, которые они выбрали. Холм был достаточно крутым, чтобы быстро скатиться с него. Сара верещала и хохотала с Бенджамином и Софией, когда они со свистом понеслись вниз по склону и ветер начал хлестать им в лицо. Когда салазки остановились, она дышала так, как будто бежала наперегонки.

– Давай еще раз, – сказала София, поднимаясь на ноги.

Бенджамин схватил веревку, привязанную к передку салазок.

– Давай.

– Хорошо, – сказала им Сара и, еще не договорив, полезла вверх.

Неожиданно пошел снег. Странно... ей казалось, что сегодня слишком тепло для снега.

К моменту, когда салазки доставили троицу во второй раз к основанию холма, снег повалил крупными хлопьями. После того как они скатились в третий раз, снегопад сделался таким густым, что с трудом можно было различить лошадей и сани на вершине холма. Стало быстро холодать, и завыл ветер.

– Пошли скорей, – сказала Сара детям, и они принялись карабкаться вверх по склону. – Думаю, нам нужно вернуться к маме, а то она начнет волноваться.

Когда они подошли к саням, Майкл затаскивал на них второе дерево. Сара кинулась помогать ему. Она заметила, что он беспокойно посматривает на небо.

– Давайте поторапливаться, – промолвил он, когда их взгляды встретились. – Похоже, собирается настоящая пурга.

Через несколько минут все были в санях, укутанные в полог, но к этому времени Сара уже не различала, что делается в двух футах перед ней. Ей стало не по себе, когда она подумала о том, смогут ли лошади благополучно спуститься с гор в долину.

Уоррен отошел от верстака размяться. Повернувшись, он поразился, увидев за окнами падающий снег. Удивление сменилось тревогой, когда он увидел, что начинается метель. Он пересек мастерскую и встал у окна, стараясь разглядеть, что делается на улице. Слышно было, как нарастает ветер.

Вот черт! Если метель перейдет в буран, поезд не поднимется в гору и придется отложить поездку в Бойсе-Сити.

Он было вернулся за верстак, как у него мелькнула страшная мысль – там, в этой вьюге, Сара с семейством Рэфферти. Он приник к стеклу. Не видно даже гостиницы по другую сторону дороги.

Он надеялся, что они уже по дороге домой. Если же они еще на склонах гор...

Том Мак-Лиод сидел, погрузившись в чтение медицинского журнала, когда дедушка постучал в дверь его спальни. Он снял очки и поднял голову.

От волнения лицо Хэнка покрылось глубокими морщинами.

– Ты видел, что делается на улице?

– Нет. – Он повернул голову и уставился на белую стену за окном. – Вот это да! Не помню, когда и видел такой снег. – Он встал со стула и подошел к окну. – Ух ты! Настоящая айдахская вьюга!

– Там Сара!

Господи! Он совсем забыл.

Том повернулся и взглянул в глаза деда.

– Она с мистером Рэфферти. Он позаботится о ней.

Когда к нему подошел дед, он снова повернулся к окну, и они вместе стали всматриваться в пелену снега.

Джереми не знал, сколько времени он проспал. Он помнил, что прилег не потому, что физически устал, а потому, что чувствовал себя опустошенным от беспокойных мыслей. Он прикрыл глаза рукой, словно пытаясь укрыться от мира. Иногда после этого приходил сон.

Проснувшись, он удивился темноте в комнате. Посмотрев в окно, он понял, что не вернется в город, пока не успокоится буран.

Сара! Вернулись ли они с Рэфферти в город до начала бурана? Если они все еще в горах в этот снегопад...

На миг ему пришла в голову мысль отправиться на их поиски, но он немедленно выкинул эту глупую мысль из головы. В такую метель он не мог различить даже собственные хозяйственные постройки. Не успеет он отойти и на пятьдесят ярдов, как потеряет дорогу.

Кроме того, Майкл Рэфферти произвел на Джереми впечатление разумного человека. Майкл знает, что нужно делать, чтобы защитить свою семью и Сару. Скорее всего, они уже дома в Хоумстеде и сидят у теплого, уютного огня. Он зря тревожится. С Сарой все в порядке.

Ветер с гор налетал порывами, как плач привидений. Снег слепил лицо, кусал щеки и глаза прижавшихся друг к другу людей в санях. Когда кони отказались идти дальше, Майкл слез с саней, чтобы вести их под узду.

– Мне страшно! – расплакалась София, вцепившись в пальто матери.

– Я знаю, милая! – крикнула Роуз в ухо дочери. – Но с нами ничего не случится. Твой папа об этом позаботится.

Сара хотела со своей стороны успокоить детей, как вдруг сани накренились, выбросив ее в мир, где отсутствовали небо и земля. Был только снег... Снег повсюду.

Она пыталась руками ухватиться за что-нибудь, все равно за что, но все было тщетно. Она скользила, переворачивалась, катилась, беспомощная, не в состоянии что-либо предпринять. Она падала и падала вниз.

Казалось, она падала целую вечность, когда падение неожиданно и резко прекратилось. Она с трудом поднялась на дрожащих ногах.

– Майкл! – крикнула она. – Роуз!

В ответ слышалось лишь завывание ветра.

ГЛАВА XIV

– Роуз! – Майкл отчаянно продирался к перевернутым саням.

– Роуз! Софи! – Он поскользнулся, упал, снова поднялся. – Бен! Сара!

– Мы здесь, Майкл. С нами ничего не случилось. Дети со мной.

Он их не видел. Он вообще ничего не видел. Но теперь он слышал, как плачет София.

– Осторожней! – крикнула ему Роуз, когда он подобрался ближе.

Не успела она произнести эти слова, как у него из-под ног выскользнула земля. Он схватился за сани как раз вовремя, чтобы не съехать вниз по склону.

– Вы не поранились? – Он пробирался к ним на четвереньках.

– Нет! У нас все в порядке.

Он добрался до своей сбившейся в кучу семьи. Прищурившись от снега, он дотронулся кончиками пальцев до щеки жены.

– Малышка?

– Со мной все в порядке, Майкл, но что с Сарой? Я не знаю, где она.

– Боже мой, – прошептал он. Стонущий ветер подхватил его мольбу и унес в сторону. Он приподнялся на колени и, сложив руки рупором, крикнул:

– Сара! Сара!

Он ждал, вслушиваясь, не услышит ли ответ, но ничего не было слышно.

Он оглянулся на жену и детей.

– Сидите тихо, пока я не поправлю сани. Не двигайтесь, пока не скажу, что можно. Нам нужно выбираться с гор.

– Майкл! Мы не можем уехать без нее.

– У нас нет другого выхода. Я должен вывезти тебя с детьми в безопасное место.

– Я не поеду без нее, – упрямо возразила Роуз. Майкл разрывался. Ему не хотелось пугать Роуз и детей. Он не хотел объяснять ей, что они скорее всего замерзнут, если быстро не вернутся из бурана. С другой стороны, она была права относительно Сары. Если они сейчас уедут, ее могут не найти до весенней оттепели. От этой страшной мысли он поморщился. Если Сара ранена и не в состоянии ответить, она, вероятно, умрет раньше, чем кто-нибудь найдет ее. Но Майкл Рэфферти знал свою жену. Она сказала, что не тронется с места, и она не тронется, если он хотя бы не попробует найти Сару.

– Сиди на месте, – повторил он.

Он подполз обратно к саням и встал. Снег все усиливался, приходилось действовать на ощупь, но он сумел высвободить веревки, которыми были привязаны к саням деревья. Стащив деревья с саней, он всем своим весом навалился на сильно накренившиеся сани и толкал их до тех пор, пока они не выровнялись.

Схватив одну из веревок, он привязал один конец ее к саням, другим обвязал себе талию. Сделав это, он повернулся и добрался назад к своему семейству.

– Пошли. Тебе нужно отойти подальше от края.

– Майкл, я...

– Все нормально. Я собираюсь поискать ее. Пошли, пошли.

Он выдернул Софию из рук Роуз и прижал девочку к своему боку. Потом протянул руку, чтобы взять за руку жену.

– Держи Бена и держись рядом со мной, – сказал он и рывком поднял ее на ноги.

Осторожно, медленно, они продвигались к саням. Майкл усадил Софию на сиденье, потом поднял сына и поместил его рядом с девочкой.

– Обернитесь пологом, – велел он им. Потом, повернувшись к жене, произнес:

– Иди к лошадям, успокой их. Я собираюсь спуститься по склону. Буду спускаться, сколько позволит длина веревки. Но, Роуз, если я ее скоро не найду, придется уезжать без нее. Мы ничего больше сделать не можем.

Наклонившись, он прижался щекой к ее щеке и сказал:

– Если со мной что-нибудь случится, доберись с детьми до безопасного места. Ты меня слышишь? За мной не ходи. Береги себя и детей.

Истерзанная ветром, который, казалось, набрасывался на нее со всех сторон, Сара, спотыкаясь, шла и шла вперед. Она то и дело попадала в глубокие сугробы. Подол ее юбки от снега заледенел. Он тяжелой гирей бился о ноги, и каждый шаг делался труднее предыдущего. Она вся сжалась, стараясь согреться и не думать о том, как ей холодно.

Определить, где она находится, Сара не могла. Она знала только, что ходит кругами. Единственной надеждой было найти укрытие, и она продолжала двигаться, молча молясь о том, чтобы Господь направил ее шаги.

Услышав стук, Том поспешил открыть дверь. На пороге стоял Уоррен, с головы до ног облепленный снегом.

Он сдернул с головы шапку.

– Они не вернулись. Никто их не видел.

Том на мгновение выглянул наружу, потом затворил дверь.

– Через несколько часов будет совсем темно. Может быть, нам нужно организовать поиски?

– Как ты будешь искать? – спросил Уоррен. – Да мы все в этой метели потеряемся. Такой метели даже я не могу припомнить.

Тому не понравилась спокойная логика Уоррена. Он посмотрел на деда, стоящего у входа в гостиную. Хэнк сдвинул брови. Изборожденное морщинами лицо выглядело старее, чем казалось этим утром.

– Дедушка?

– Боюсь, Уоррен прав. Это самоубийство – выходить в такую бурю. Придется сидеть и ждать, пока не успокоится метель.

Том в сердцах повернулся и вошел в гостиную. Подошел к окну и глянул на бушующий студеный снег. Он ненавидел это чувство беспомощности. Ему хотелось действовать. Хотелось что-то делать. В этом буране Сара! Сара, которая так любила и так баловала его, пока они росли вместе. Если что-нибудь случится с его сестрой...

Хэнк пересек комнату и встал рядом с ним. Он положил руку на плечо Тома и слепка сжал его.

– Мы мало что можем сделать. Остается только молиться, мой мальчик.

– Но... – Том взглянул на деда.

В серых глазах старика блестели слезы.

– Я знаю, Том. Все знаю.

Роуз с трудом чувствовала пальцы внутри перчаток. Она держала ладони у ноздрей лошади, надеясь, что дыхание животного согреет их, пусть даже чуть-чуть.

Но хуже холода был леденящий страх, постепенно захватывавший все ее существо. Где Майкл? Почему не возвращается? Не порвалась ли веревка? Не отцепился ли он каким-то образом? Не уводит ли его в сторону от них, он же ничего не видит в такую снеговерть? Или, того хуже, не лежит ли где-нибудь раненый или умирающий?

Ей хотелось отойти от лошадей. Хотелось пойти и потянуть за веревку. А как же дети?

Спокойно, Роуз.

Глубоко вздохнув, она последовала своему собственному приказу. Она отказывается впадать в панику. Майкл никогда не подводил ее. Ни разу за все годы, что знает его. Он вернется. Он доставит их в целости и сохранности домой.

Как будто в ответ на ее мысли он неожиданно появился рядом.

– Майкл! – Она бросилась ему на грудь. – О Майкл, мне было так страшно. – Она отклонилась назад, чтобы взглянуть на него. Все его лицо покрывал снег. На ресницах и бровях висели ледышки.

– Нигде никаких признаков Сары, – проговорил он, крепко прижав к себе Роуз. – Мы больше не можем ждать. Либо мы выберемся из этого, либо умрем.

– Я знаю. Я знаю.

Ей хотелось разреветься, но она сдержала слезы. Она должна думать о Майкле, Бенджамине и Софии. Нельзя допустить, чтобы что-нибудь случилось с ее обожаемой семьей.

Господи, не оставь Сару, где бы она ни была!

Саре хотелось лечь и отдохнуть, хотя бы на минутку. Она так устала! Но она знала, что стоит только прилечь, и можно уже никогда не встать.

Позади остались горы и деревья, уже довольно долго она удалялась от них. Хорошо это или плохо, она не знала. В долине, казалось, ветер со снегом дул еще свирепей. Несмотря на то, что земля под ногами стала ровной, а не бугристой, сугробы сделались глубже, а ветер еще сильнее.

Дойти бы только до одной из ферм...

Ею почти совсем овладело чувство беспомощности. Она совершенно спокойно могла уже пройти мимо какой-нибудь фермы, а, может быть, и не одной. Могла пройти в нескольких футах or двери и не заметить. Она ничего не видит. Ни зги.

На глаза набежали слезы. «Какие они теплые, – подумала она. – Как могут быть теплыми слезы, когда все вокруг совершенно промерзло? «

Внезапно, зацепившись за что-то ногой, она упала лицом в глубокий сугроб. Попробовав подняться на ноги, опять свалилась.

– Я больше не могу, – сдавленно выдохнула она. Повернувшись к небу, она крикнула небесам: – Я не могу подняться!

Вспышка гнева поглотила остаток сил. Сдавшись, она покорно приняла свою судьбу, свернулась клубочком и успокоилась под падающим на нее снегом.

Держась за веревку, которую он протянул от дома к сараю, Джереми пошел проведать лошадь. Он заметил, что сугробы почти наполовину достигают крыши маленького амбара, и нет никаких признаков, что вьюга пошла на спад.

Он задержался в дверях амбара и бросил взгляд в сторону гор. «Удалось ли ей выбраться до начала метели? – подумал он. – Дома ли она сейчас? «

Он покачал головой, прогоняя беспокойные мысли, и вошел в амбар, прикрыв за собой дверь.

Он подбросил соломы в стойло, потом принес мерину овса.

– Вполне может получиться, парень, что мы здесь застрянем, – сказал он, когда конь опустил голову в ведро и довольно захрустел, не обращая никакого внимания на бушующий за этими прочными стенами буран.

Когда конь расправился с овсом, Джереми разбил лед, затянувший корыто с водой. Сделав все что можно для лошади, он поднял воротник куртки, натянул шапку на уши и только тогда отважился выйти в пургу.

Он не мог объяснить, что заставило его остановиться, еще не доходя до дома. Он не мог объяснить, что заставило его обернуться и всмотреться в слепящую снежную пелену. Он ничего не мог разглядеть. Не мог разглядеть даже амбара, из которого несколько мгновений назад вышел.

Сара.

Он покачал головой. У него явно от одиночества начинаются галлюцинации. Там нет ничего, кроме ветра и снега. Майкл срубил рождественские деревья и давно отвез Сару и других в Хоумстед. Нет никаких причин беспокоиться о ней.

Он шагнул к дому и снова остановился. Он мог поклясться, что слышал женский плач.

Это ветер. Ветер, и ничего другого.

Он снова направился к дому, и опять ему послышался плач, слабое короткое всхлипывание. Невероятно. При таком шуме бури ничего услышать нельзя. Он остановился и стал вглядываться в потоки несущегося на него снега.

А что, если это не один только ветер? Что если Сара и Рэфферти не успели выбраться с гор до начала метели? Что, если она там, одна и в беде?

Не в силах поступить иначе, он вернулся в амбар за еще одной веревкой и привязал ее за столб ограды рядом с утлом амбара. Сжав в руке другой конец веревки, он вслепую двинулся вперед.

– Эй! Есть тут кто-нибудь?

Загораживая лицо рукой, он всматривался в метель. Затем продвинулся вперед настолько, насколько позволила веревка в его руке.

– Эй! Вы меня слышите? Есть там кто-нибудь? Ему ответил только ветер.

Он повернулся, чтобы уйти в дом. Что-то попало ему под ноги, и он, упав на колени, чуть было не отпустил веревку.

Вот так и случилось, что он нашел ее, свернувшуюся калачиком, неподвижную, безмолвную, как смерть. Еще до того, как он смел снег с серебристо-серого плаща, он каким-то тайным чувством уже знал, что это Сара. Что-то в сердце подсказало Джереми, что он нужен Саре.

Джереми отнес Сару в дом. Сердце в груди у него неистово колотилось. Он положил ее на пол, поближе к печке.

Жива ли она?

Он смахнул снег с ее лица. Она была бледна, безмолвна и неподвижна. На миг ему почудилось самое худшее. Нагнув голову, он почувствовал на своей щеке тепло ее дыхания.

– Слава Богу, – прошептал он, распрямляясь.

Он сбросил куртку и принялся за работу. Нужно снять с нее мокрую одежду. Нужно согреть ее и вытереть досуха. Нельзя терять ни минуты, ни одной секунды.

Стянув с ее рук перчатки, он мгновенно растер ее руки ладонями. Затем, приподняв ее, освободил от плаща. После этого перешел к ногам.

Последними словами ругал он шнурки на ее ботинках, но в конце концов справился и с ними. Стащив набрякшие от воды, покрывшиеся льдом ботинки, он кинул их к печке. Чулки у нее были мокрыми и неподатливыми. Стараясь действовать скорее, он задрал вверх ее замерзшие юбки, после этого скатал с ног чулки. С ее ступнями он поступил так же, как с ладонями, растерев их и лодыжки, чтобы разогнать кровь в надежде поскорее согреть ее.

Она начала дрожать, через некоторое время дрожь усилилась. Он знал, что должен разогреть ее, и как можно скорее.

В отношении того, как это сделать, в голову ему пришла одна-единственная мысль.

Быстро, но осторожно, Джереми снял с нее остальную одежду, вплоть до нижней рубашки и панталон. Здесь он остановился в нерешительности.

Уверен ли он, что поступает правильно? – задумался он.

Он посмотрел на ее лицо. На нем лежала смертельная бледность. Зубы стучали, тело било частой дрожью. Дотронуться до ее кожи было все равно что притронуться к куску льда. И это заставило его решиться. На кучу снятой с нее одежды полетели последние промерзшие мокрые предметы. Потом он поднял Сару на руки и отнес на кровать.

Положив ее, он сразу стал снимать с себя ботинки, рубашку, брюки. Оставшись в кальсонах и носках, он лег на постель рядом с ней, натянул несколько слоев одеял на себя и на нее и прижал Сару к груди.

В течение долгой ночи Джереми несколько раз вставал и подбрасывал дров в печь, чтобы в ней не спадал жар и в доме было как можно теплее. Затем он возвращался в кровать и снова обнимал Сару.

Сколько же времени утекло с тех пор, как он обнимал женщину вот так, не желая от нее ничего и желая только защитить, прикрыть, сделать ей покойно? Он прятал лицо в облаке ее серебристо-золотых волос, всем сердцем желая, чтобы ей было хорошо. Он не мог разрешить ей умереть. Сара так красива, так полна жизни, что невозможно все это отнять у нее.

Проходили минуты и часы. Джереми ощущал одиночество своего существования, как резаную рану в груди, и держать Сару в объятиях было бальзамом, успокаивающим эту рану. Какая-то частичка в нем желала, чтобы метель никогда не прекращалась, какая-то маленькая частичка желала, чтобы он оставался в постели и никогда не выпускал Сару из своих объятий, боясь этого отвратительного чувства одиночества.

Он понимал, что невозможно удержать ее. Она принадлежит Уоррену. У Джереми нет права прижи-мать ее к своей груди, чувствовать ее мягкое тело, вдыхать чистый запах ее волос. Если бы она не потерялась в буране, он бы не обнимал ее теперь.

Но этой ночью Джереми разрешил себе признаться, как было бы чудесно иметь право обнимать Сару.

Близился рассвет, а она все не приходила в себя, и Джереми стало страшно. Все, что он сделал, не помогло.

– Сара, – шептал он в ее волосы, – ты должна бороться. Ты должна жить.

В этот момент он принялся молиться.

Джереми перестал молиться после смерти Милли. Бог не прислушался к отчаянным мольбам молодого мужа о его жене и неродившемся ребенке. Джереми видел страдания Милли. Он видел, как она умирала. Он похоронил ее. И решил, что Всемогущему нет дела до него.

Но теперь появилась еще одна женщина, нуждавшаяся в Джереми, но он так же бессилен...

В отчаянии он стал молиться о милости Господней к безмолвной, замерзшей женщине, которая лежала в его объятиях.

ГЛАВА XV

Саре снились ангелы в летящих белых одеждах и с огромными крыльями из слоновой кости. Ей снилось, что они спустились с небес и перенесли ее из холода в тепло. Это был такой красивый сон.

Все еще в полудреме она начала понимать, что это не сон. По крайней мере не все сон. Ей тепло. Она слышит свист ветра, но где-то далеко-далеко, и ветер не может достать до нее, пока она окружена этим восхитительным теплом. Она уютно прижалась к источнику тепла, ей не хотелось просыпаться, и было все равно, что происходит на самом деле, а что всего лишь иллюзия.

И потом она ощутила, как до ее спины дотронулась рука, медленно двигавшаяся по позвоночнику.

Она сдержала дыхание, сразу и полностью проснувшись, но не осмеливаясь двинуться, не осмеливаясь открыть глаза. Она прислушалась сначала к ветру за стеной, затем к ровному дыханию рядом с собой.

Вернулись воспоминания о муках ада, которые она перенесла в буран. Она вспомнила, как часами искала, где укрыться. Она вспомнила тот момент, когда сдалась и легла на снег, потеряв всякий интерес к жизни. Это было последнее, что она помнила.

Она ощущала, как рука продолжала двигаться вверх и вниз по ее спине. Кончики пальцев на ее коже. Мужские пальцы на ее обнаженной коже.

Она медленно открыла глаза.

Серенький свет раннего утра, приглушенный еще больше падающим за окном снегом, осветил маленькую спальню. Она в доме. Но в чьем доме?

У нее участился пульс, сильно забилось сердце. Она боялась, что его биение разбудит мужчину, который так крепко обнимает ее.

Что произошло? Каким образом она очутилась здесь?

Осторожно шевельнувшись, она повернула голову так, чтобы можно было рассмотреть его. Когда она узнала его, с ее губ сорвался вздох изумления.

Рука Джереми перестала двигаться, он открыл глаза. Их взгляды встретились, но он ничего не сказал. Они просто целую вечность смотрели друг на друга.

Темная борода делала все его лицо темным. Буйные, непокорные черные волосы всклокочены. Глядя на него, она почувствовала странное движение внутри.

Она могла бы знать, что это Джереми спасет ее. С самого первого момента, когда она увидела его на пороге своего дома, она почувствовала, что между ними существует связь, словно она знает его всю свою жизнь. Словно он был ее волшебным принцем, явившимся ей наяву.

Она улыбнулась этой мысли.

В ответ руки Джереми прижали ее крепче. Она смотрела, как приближается его рот, но не чувствовала никакого беспокойства. Она ждала, больше всего на свете надеясь, что его поцелуй будет именно тем, о чем она мечтала.

Но это было гораздо большим.

Его рот притрагивался к ее рту с величайшей нежностью, но то, что произошло, было подобно землетрясению, не сравнимое ни с чем. Все ее тело загорелось огнем.

Она при этом не испытывала ничего похожего на панику, как всегда было у нее с Уорреном. У нее не было желания отстраниться или убежать. Ей хотелось только чувствовать еще больше, делать это еще и еще. Вот об этом-то она и мечтала. Об этом!

Сара немного наклонила голову, чтобы лучше чувствовать движение его рта по ее рту. Поцелуй становился все крепче, и в горле у нее зародился тихий стон. Она упивалась его вкусом, его запахом, упивалась, чувствуя его. Ей доставляли странное удовольствие издаваемые им звуки, негромкие, настойчивые, неразборчивые звуки.

Убаюканная тысячью незнакомых ощущений, она приникла к нему с неистовством, какого в себе никогда не подозревала. Она слышала тихий голос разума, призывающий проявить осторожность, остановиться, пока она не совершила такого, о чем потом будет сожалеть.

Но она пренебрегла предупреждением.

Джереми знал, что то, что он делает, неправильно. Всю ночь напролет, обнимая Сару, он не предлагал ей ничего, кроме жара своего тела. В его действиях не было ничего сексуального. Когда он трогал ее спину, он не думал ни о чем другом, кроме того, как согреть ее. Он не ожидал, что все так быстро переменится. Он не имел намерений целовать ее и не ждал такого внезапного и всепожирающего пламени желания, когда делал это.

Разумом он отдавал себе отчет, что поступает несправедливо по отношению к Саре. Она слишком невинна, чтобы понимать, что она делает. Он знал, что нужно прекратить поцелуи, снять ее руки, обхватившие его за шею. Он знал, что нужно вылезти из постели.

Не медля. Пока еще не слишком поздно.

Но он не мог. Он не мог остановить себя и не пить сладчайший нектар из ее рта, не дразнить ее губ языком, пока они не раскроются для него. Он не мог заставить себя перестать перебирать пальцами ее шелковистые волосы. Не мог заставить себя перестать прижиматься к ней всем телом, перестать чувствовать, как она инстинктивно подается навстречу.

Она разбудила в нем чувства, которые дремали слишком долго. Это было не просто желание совокупиться с женщиной. Это было много больше.

Он опять стал гладить рукой ее спину. Он делал это всю ночь, стараясь прогнать холод, угрожавший ее жизни. Но в этом она больше не нуждалась. У нее кожа такая же теплая, как у него.

Он изменил позу, повернул Сару на спину, а сам перевернулся на правый бок и оперся на локоть. Он отвел губы от ее рта и стал целовать ее шею, постепенно опускаясь к самой нижней точке горла. Он провел языком по ее коже, нажал на точку, где бился пульс, и ощутил бешеный ритм ее сердца, зная, что его собственное сердце бьется в унисон.

Когда она дернулась, он провел левой рукой по ее животу, а потом положил руку ей на грудь. От неожиданного ощущения у нее захватило дух. Он еще раз приподнялся на локте и посмотрел ей в глаза.

Она молода, наивна и неопытна. Если он не остановится...

Она провела языком по губам и теснее прижалась к нему, и это окончательно разоружило его, лишило разума, загнав сознание в глубокую нору.

Сара еще раз почувствовала трепет его рта своим ртом, и, когда его рука принялась гладить ее грудь, оказалось, что это ощущение доставляет ей удовольствие.

Она неуверенно положила левую руку ему на грудь, ей хотелось дотронуться до его кожи, а не до материи его белья. Она почувствовала безумное и совершенно безотчетное желание быть как можно ближе к нему.

Он так неожиданно прервал поцелуй, что она испугалась.

– Скажи, Сара, чтобы я остановился, – хрипло прошептал он. – Ну, пожалуйста, скажи, чтобы я сейчас же перестал.

Она покачала головой, не в силах что-либо ответить. Ей хотелось только одного: чтобы Джереми продолжал. Ведь она ждала его всю свою жизнь. Она не хотела, чтобы он теперь остановился.

– Прости меня, – пробормотал он, вставая и повернувшись к ней спиной.

Она подумала, что он уходит от нее, и по ней пробежал мороз, какого не было за все часы ее блужданий в метели. Но он не ушел. Стремительным движением он сбросил с себя белье, и, казалось, в мгновенье ока был опять рядом с ней и заключил ее в объятия.

На миг ее охватила паника, когда их тела соприкоснулись. Она чувствовала различие в их телах, и это чувство одновременно пугало и интриговало ее.

Потом он снова стал целовать ее, ласкать, и страх и неуверенность мгновенно исчезли. Ей не нужно было ничего, кроме того, что заставлял ее чувствовать он. Ей не хотелось ничего, кроме этого мужчины.

Джереми...

Когда стремительно нараставшее чувство достигло в ней высшей точки и она подумала, что не может больше терпеть, Джереми лег на нее своим телом.

– Прости меня, – еще раз прошептал он.

В момент, когда они соединились, она почувствовала неожиданную боль. Она тихо вскрикнула, и он замер в ней. Потом она обнаружила, что сама не может оставаться неподвижной. Она должна двигаться. Она не может не двигаться.

Он целовал ее и ласкал, он двигался в ней, и медленно и неуклонно ее желание становилось все жарче и жарче, и она подумала, что она этого не вынесет. Наконец ей показалось, что внутри у нее что-то взорвалось, и каким-то образом она знала, что то же самое происходит и с ним.

Ее переполнили радость и страсть, с губ слетел счастливый крик. Прижавшись к Джереми, она позабыла обо всем на свете.

Джереми вглядывался в спящую в его объятиях молодую женщину.

Что он наделал?

Он выскользнул из постели и оделся. Потом вышел из спальни. Печка почти погасла, и он подбросил дров, чтобы в доме снова стало тепло. Когда огонь опять разгорелся, он повернулся и посмотрел в окно.

Метель не утихала. На дом наползали сугробы снега. Если так продлится еще сутки, им не удастся выйти в дверь.

Он затащил нареченную невесту брата в свою постель.

Он закрыл глаза, чувствуя, как стыд расползается по всему его существу.

Он лишил ее девственности, невинности.

Чувство отвращения к самому себе из-за того, что у него не хватило сил сдержаться, заполнило его, вытесняя все другие чувства.

Она пробудила в нем чувство жизни, какого он не знал уже многие годы.

Как же, скажите на милость, он может все исправить?

– Джереми?

Он отвернулся от окна и увидел, что она стоит в дверях, завернувшись в одеяло. Ее светлые волосы рассыпались по плечам в обворожительном беспорядке. Голубые глаза смотрели на него с застенчивой неуверенностью и как-то еще, чего он понять не мог.

Он хотел было произнести слова мольбы о прощении, но слова застряли в горле, отчасти оттого, что в нем с неожиданной силой вспыхнуло желание. Он собрал всю свою волю, чтобы не сдвинуться с места, в то время как больше всего хотелось броситься к ней через комнату, схватить на руки, бросить на кровать и еще раз отдаться любви.

Она опустила глаза.

– Как ты нашел меня? Я имею в виду, там.

Он не знал, что ответить. Что он почувствовал, что она нуждается в нем? Что он искал ее, тревожился за нее? Быть может, это судьба. А, может, простая случайность. Какая разница? Он ее нашел. Принес в дом. Положил на свою постель...

Он допустил ее слишком близко к своему сердцу...

– Ты спас мне жизнь. – Она опять посмотрела на него и сделала шаг вперед. – Я уже потеряла всякую надежду, а ты нашел меня.

Она остановилась в каких-то нескольких футах от Джереми и пристально посмотрела на него своими голубыми глазами.

Однажды уже было, когда девушка взглянула на него вот так, с полной доверчивостью, веря в то, что он был кем-то, кем он не был на самом деле. Он узнал этот взгляд, и от этого ему стало еще страшнее, чем до сих пор. И если и были у него какие-то неясные мысли о будущем, то они вмиг растаяли. Он никогда не будет человеком, за которого она его принимает, и он должен объяснить ей это немедленно, пока не стало поздно для всех.

Пальцами обеих рук он провел по своим волосам и затем холодным тоном произнес:

– Сара, никто не должен знать, что произошло в этом доме. Ты не понимала, что ты делаешь. Во всем виноват я. Но, если мы оба будем держать язык за зубами, репутация твоя не пострадает.

У нее округлились глаза.

Еще более суровым голосом он продолжал:

– Ты обручена с моим братом. Через неделю вы станете мужем и женой. Нужно ли, чтобы мы доставили ему горе из-за случайного происшествия? Это ничего не значило ни для одного из нас. Желание отнимает у людей способность думать.

Она быстро отступила назад, посмотрев на него так, словно он ударил ее.

Увидев, что сделал ей больно, он внутренне передернулся от презрения к самому себе. Презирая себя еще больше за то, что лгал ей. Раньше это ничего не значило для него, момент, когда он почувствовал... почувствовал, как что-то заполняет его опустошенное сердце.

А теперь... Теперь он чувствовал, что пустоту в его сердце заполняет Сара.

Но он вовсе не тот человек, за которого она его принимает. Он никогда не будет этим человеком. И, что еще важнее, она принадлежит другому человеку. Она принадлежит Уоррену.

Он повернулся к ней спиной и невидящими глазами уставился на промерзший мир за стеклом. Через какое-то время он услышал, как она прошла в спальню и закрыла за собой дверь.

Он опять остался один.

ГЛАВА XVI

Вьюга улеглась почти через двадцать два часа, и к полудню Тому удалось собрать людей на поиск. В час дня двенадцать человек вышли из Хоумстеда на поиск семьи Рэфферти и Сары Мак-Лиод.

Прикрывшись, как щитом, изодранными в клочья остатками гордости, Сара покинула свое убежище в спальне, на этот раз не в одеяле, а натянув на себя свою одежду. Она держала голову высоко, полная решимости не дать Джереми увидеть, какая боль у нее на сердце.

Он стоял у окна, в той же позе, в какой она оставила его несколько часов назад. Он повернулся, услышав, что она подходит к нему.

– Буран прекратился, – проговорил он. Она кивнула.

– Пора отвезти тебя домой.

– Да.

Они долго молчали, пока наконец он не спросил:

– Как ты попала к моему дому, Сара? Что стало с Рэфферти?

– Не знаю. Сани перевернулись на горе, и меня выбросило. Я не смогла их потом найти. Я искала, искала и все время звала, но... – Она взглянула мимо него на замерзший пейзаж. – Думаешь, с ними ничего не случилось?

– Возможно, они нашли еще какой-нибудь дом, ферму. Ну, так как ты попала сюда?

Слова его давали маленькую надежду, но весь его вид говорил о другом.

Сара закрыв глаза, почувствовала, как на нее навалилась тяжесть вины. Пока она лежала в объятиях Джереми, блаженствуя от того, что он заставлял ее чувствовать, всему семейству Рэфферти могла угрожать смертельная опасность. Но она о них даже не подумала.

– Я должна была сказать тебе, где они находятся, как только проснулась. Мы должны были отправиться за ними.

– Мы не могли выйти в такую вьюгу. Мы заблудились бы, не отойдя от дома и на ярд.

Взгляд ее метнулся к окну.

– Ну что же, тогда я хотела бы пойти искать их сейчас.

«Мне все равно, куда мы пойдем, только бы уйти отсюда. Я не могу оставаться здесь и видеть, как ты на меня смотришь, будто не можешь дождаться, когда избавишься от меня».

– Ты столько пережила. Я должен сначала отвезти тебя домой. Ты должна постараться...

– Я хочу искать их. – Она вызывающе вскинула голову. – Это мои друзья. Им нужна помощь. Со мной ничего ужасного не случилось, чтобы держать меня здесь. Я прекрасно себя чувствую и вполне могу отправиться на поиски. Я не могу оставить их там, если... если они там.

Джереми не пытался отговаривать.

– Ладно. Сделаю что-нибудь поесть и пойдем. – Он строго посмотрел на нее. – Но если мы не найдем никаких признаков их в течение двух часов, мы отправимся в Хоумстед. Никаких препирательств. Понятно?

Она с неохотой протянула:

– Понятно.

Через открытую дверь в спальню он показал на комод.

– Ты найдешь там кое-какую мужскую одежду. Уж если мы собираемся таскаться по горам, я хочу, чтобы ты надела что-нибудь помимо юбок. Пусть будет несколько слоев. На улице еще очень холодно.

Она послушно прошла через комнату, у дверей замешкалась и посмотрела через плечо. Ей очень не хотелось говорить вслух о своих опасениях, но, по-видимому, она не могла справиться с собой.

– Думаешь, есть шанс, что они живы? Его лицо смягчилось.

– Надеюсь на это, Сара. Честное слово, надеюсь.

Спасательная группа нашла Рэфферти с семьей в заброшенном сарае у подножья гор. Они промерзли до костей, но это было все, что с ними произошло.

Сары с ними не было. Майкл рассказал Тому, как все произошло. Никто не верил, что найдут ее живой. Даже ее брат...

Прежде чем уйти с Сарой с фермы, Джереми задал мерину хорошую порцию овса. Сегодня он никуда на нем не поедет. Им с Сарой нужно двигаться быстро, а лошадь, проваливающаяся по брюхо в свежий пушистый снег, будет только задерживать.

Надев снегоступы, найденные в сарае, он пошел впереди, прокладывая путь и стараясь делать шаги покороче, чтобы приноровиться к женским шажкам. Они шли молча. И вообще, что они могли сказать друг другу? Он снова и снова повторял себе, что самое лучшее для них обоих – это начисто забыть вчерашнюю ночь, сделать вид, будто этого никогда не было.

Но следовать собственному совету было трудной задачей. Он то и дело рисовал в своем воображении картину, как она выглядела в его объятиях, как чувствовала себя, как двигалась и вздыхала, даже то, какой вкус у ее губ. Она отдавалась любви так естественно, что он мог только восхищаться и приходить в возбуждение. Нет, в том, что они соединились, есть что-то правильное.

Но нет! Это было неверно! Ничего в этом не было правильного, он не имел права позволять себе даже думать об этом. Она предназначена в жены Уоррену. Она должна выйти за Уоррена, для них обоих так будет лучше.

Он вспомнил, как она посмотрела на него, когда вышла из спальни, завернутая в одеяло. Так томно смотрит только женщина, видящая только то, что ей хочется видеть, а не то, что есть на самом деле. От этого взгляда у него пробудился страх. Он совсем не тот человек. Он никогда им не был и никогда не может быть.

Так на него смотрела Милли. Не потому ли, что он был ее первый и единственный любовник? Не из-за этого ли женщина смотрит на мужчину, как будто он больше, чем жизнь? Как будто он необыкновенный герой? Не это ли заставляет женщину доверить мужчине свое сердце, самое свое существование?

Ну что же, он быстро разрушил у Сары иллюзию в своем благородстве. Сделал это для ее же блага.

Шестеро из спасательной партии вернулись с семейством Рэфферти в Хоумстед. Другие шесть: Том Мак-Лиод, Уоррен Уэсли, Джордж Блейк, Вине и Поль Стенфорды и Чэд Тернер – продолжили путь в горы, выкрикивая время от времени имя Сары.

Сара услышала, как издалека донеслось ее имя. Она остановилась и прислушалась. Да, ее снова позвали.

– Джереми, ты слышишь?

Он посмотрел на нее ничего не понимающими глазами, как будто глубоко о чем-то задумался.

– Кто-то зовет меня. Давай быстрее. Это, должно быть, Майкл. С ними все в порядке, наверное.

Она поспешила впереди него, так быстро, как позволяли снегоступы, подпрыгивая по кочкам, пыхтя и отдуваясь на бегу. Забылись все терзания ее сердца. Она перестала бранить себя за все те безрассудные вещи, которые натворила с Джереми, и думала только о том, как найти своих друзей.

Пожалуйста, ну, пожалуйста, пусть они будут живы!

– Сара! – На этот раз крик слышался ближе.

– Сара!

Она обвела глазами склон горы, пытаясь увидеть признаки Майкла и всех других.

– Я здесь! – закричала она. – Майкл, я здесь! Со мной все в порядке!

– Сара!

Теперь она поняла, что она слышала голос не Майкла. Ее звал Уоррен.

Она внезапно остановилась, повернула голову и оглянулась – Джереми шел за ней. По мрачному выражению на его как из темного камня вырезанном лице Сара догадалась, что он тоже узнал голос брата.

«Я не люблю Уоррена, – сказала она ему глазами. – Но могу полюбить тебя, если только позволишь. Я могу полюбить тебя на веки вечные».

Он отвел от нее взгляд и посмотрел на склоны гор. Приложив ладонь ко рту, он закричал:

– Она здесь! Уоррен, она здесь! Вот так, он отдает ее обратно брату. Она слышала ответные голоса:

– Она нашлась!

– Вон там!

– Она жива!

Через несколько минут она увидела, как в разных точках на склоне гор появились люди, все они бежали по направлению к ней. Первым бежал Том.

Когда брат подбежал к ней, она разрыдалась. Он заключил ее в крепкие объятия и прижал к себе. Она тихо плакала, уткнувшись в жесткий ворс его пальто и вцепившись в ткань всеми своими пальцами.

– Мы искали тебя повсюду, – говорил Том, прижимая ее к себе и стараясь успокоить ее.

Отстранившись от него, она шмыгнула носом.

– Роуз и Майкл? Дети?

– С ними все в порядке. Со всеми.

Она снова расплакалась и еще раз уткнулась лицом в пальто Тома.

Заговорил Джереми:

– Я нашел ее прошлой ночью в снежном сугробе около моей фермы. Не выйди я покормить лошадь... – Он не договорил – недоговоренные слова были ясны и так.

Подбежал Уоррен.

– Сара?!

Она посмотрела на него.

– Здравствуй, Уоррен.

– Мы чуть не умерли со страху за тебя. – Он потянулся к ней, как будто желая притянуть к себе, но вместо этого просто потрепал ее по плечу. – Я знал, что нужно было запретить тебе ехать, – пробормотал он, лишь притронувшись к ее щеке губами.

Ей вдруг представился Джереми во всей своей умопомрачительной наготе: мускулистое тело, грудь чуть заросла волосами, такими же черными, как на голове. Она подумала о поцелуях Джереми и о том, как двигалось его тело, соприкасаясь с ее телом.

Но Джереми не хочет ее. Это был только случайный миг безумства. Он будет хранить ее страшную тайну. Он хочет, чтобы она вышла за Уоррена.

Она попыталась справиться с еще одним яростным приступом слез.

– Я хочу домой, – удалось ей выдавить из себя. Ей сдавило горло, жгло глаза.

– Конечно. – Уоррен переводил взгляд с нее на брата. – Похоже, мне нужно быть тебе очень благодарным, Джереми.

Сара не могла справиться с собой. Она обернулась. На какой-то миг их взгляды встретились и задержались. Она почувствовала, как по ней пробежала новая волна замешательства и боли.

Взяв ее за руку, Том произнес:

– Пойдем быстрее, сестричка. Дедушка, наверное, с ума сходит из-за тебя!

Джереми решил не возвращаться в город с остальными. Он объяснил это тем, что ему нужно сходить за лошадью. И сказал им, что вернется в Хоумстед утром.

– Сегодня вечером будет большая гулянка, – сказал ему Джордж Блейк. – Я бы на твоем месте передумал. Сегодня тебе воздадут честь, как герою!

Герой! Только не за то, что он сделал. Ни в коем случае, черт побери.

Остальные тоже стали жалеть, что его не будет вечером в городе. Среди них был и Уоррен.

Джереми покачал головой.

– Извините. Мне нужно позаботиться о лошади. Он нарочно не посмотрел на Сару еще раз. Он не был уверен, что сможет вынести вид ее заплаканных глаз, зная, как обидел ее.

Он шел домой, прихрамывая от холода немного больше обычного, и ругал себя последними словами за то, что был таким идиотом. Герой?! Он спас невинную девочку и потом воспользовался ею. Она не понимала, что делает. Она не могла здраво мыслить. Его мало пристрелить за то, что он сделал. И если только Хэнк Мак-Лиод узнает об этом, он, без сомнения, так и сделает.

Войдя через некоторое время в дом, он сразу же остановился в дверях, глядя на вход в спальню. Он вспомнил, какой была Сара, стоявшая там, завернутая в одеяло.

Он невольно проклял тот день, когда вернулся в Хоумстед.

Когда ночь окутала долину, Сара лежала одна в своей спальне. Гости разошлись. Их голоса с пожеланиями друг другу спокойной ночи, еще звучали в морозном воздухе. Она прерывисто вздохнула. Ее руки под одеялами были сжаты в кулаки, и ногти впились в ладони. Она знала, что нужно еще немного продержаться, только до тех пор, пока дедушка придет сказать ей спокойной ночи.

Ну, вот она слышит его тихий стук в дверь. Дверь чуть скрипнула, открылась, и на пол легла золотистая полоска света от лампы.

– Все еще не спишь, принцесса? – прошептал он.

– Не сплю, дедушка.

Он подошел к ее кровати и присел на краешек рядом с ней. Протянув руку, он убрал с ее лба прядь волос.

Горячие слезы жгли глаза Сары.

– Я... Я люблю тебя, дедуля. – Ее слов почти невозможно было разобрать.

Он долго молчал и потом проговорил:

– Ведь ты бы сказала мне, если бы тебе было плохо, не правда ли, Сара?

– Доктор сказал, что со мной все в порядке, дедуля. Я очень скоро поправлюсь. Я хорошо себя чувствую. Честное слово.

– Тогда что же еще тревожит тебя? Ты весь день была такая грустная...

Она покачала головой, не будучи в силах произнести ложь вслух. Как она может рассказать дедушке, что она сделала? Он такой старенький и больной! Рассказать ему – значит, разбить ему сердце. Он так огорчится, ему будет за нее стыдно.

– Ну что же, ладно. Я не стану тебя больше об этом спрашивать. Просто помни: я здесь, если тебе нужно будет поговорить. – Он наклонился и поцеловал ее в лоб. – Отдохни хорошенько, принцесса. Ты пережила ужасные муки. Мы с Томом справимся с домашними делами, пока ты не придешь в себя.

Она кивнула.

Дед потрепал ее по плечу и, прошептав «Спокойной ночи», вышел из комнаты.

– Спокойной ночи, дедуля, – одними губами ответила Сара и, закрыв лицо руками, дала волю слезам, обещая себе, что после этой ночи больше не будет плакать о том, что случилось.

Когда иссякли слезы и она стала засыпать, губы Сары неожиданно прошептали: «Спокойной ночи, Джереми... « Думая о нем, она заснула.

ГЛАВА XVII

Сара не вставала с постели весь следующий день. Том и дедушка носились с ней как с писаной торбой – приносили горячий чай, соблазняли самой лакомой едой. Она изо всех сил старалась угодить им – ела и пила все, что они приносили, но не чувствовала никакого вкуса.

После окончания службы в церкви к ней наведался Уоррен. Он сидел на стуле рядом с постелью, немного нагнувшись вперед, и держал ее за руку.

– Я так рад, что с тобой ничего не случилось, Сара.

Ей хотелось умереть.

– Я знаю, что не умею говорить, Сара, но я хочу, чтобы ты знала, что я очень беспокоился за тебя. Ты для меня очень важна. Для меня важен наш брак.

Она умрет наверняка.

Произнеся эту фразу, он довольно долго молчал и затем продолжил:

– Завтра я уезжаю поездом в Бойсе-Сити на переговоры с мистером Кубицки относительно его предложения. Думаю, что буду отсутствовать несколько дней. – Он насупился. – Очень надеюсь, что мы с мистером Кубицки сойдемся. Думаю, этот переезд был бы для нас очень кстати.

Он встал со стула, нагнулся и поцеловал ее в губы.

Она попыталась почувствовать что-нибудь. Попробовала вызвать в себе все те бурные, неистовые чувства, которые, как она знала, должна была бы почувствовать.

Но она не чувствовала ничего, кроме желания, чтобы это скорее прекратилось.

Уоррен выпрямился.

– Я зайду к тебе, как только вернусь. Отдыхай как следует. Не годится болеть перед свадьбой.

Она кивнула, закрыв глаза, и не открывала их до тех пор, пока не услышала, как за ним закрылась дверь.

Позже в тот же день Том сказал ей, что Джереми благополучно вернулся в город.

– Дедушка пошел в контору шерифа. Хочет поблагодарить Джереми за все, что он для тебя сделал.

– Он сделал бы это для любого, кого нашел бы в сугробе, – заметила она, обрадовавшись, что голос у нее прозвучал спокойно.

– Мы, сестренка, даже не знали, что бы делали без тебя. Любой из нас – дедушка, я, Уоррен...

После того как брат ушел, она стала раздумывать над его словами. Пропадут ли они без нее? Дедушка, может быть. Он старый, и ему нужна ее помощь. Но Том – самостоятельный молодой человек, у него большое будущее. Весной он уезжает из Хоумстеда. Она была уверена, что он найдет свой путь в мире. Он любит ее, но без нее не пропадет.

А Уоррен? Как в отношении Уоррена? Он сказал, что она важна для него. Но что он имел в виду? Он никогда не признавался ей в любви, а его знаки внимания всегда тщательно взвешивались. И вообще он больше склонен критиковать, чем высказывать одобрение. Он всегда разрушал ее воздушные замки. Считал многое из того, что она делает, глупым или детским, а то и тем, и другим одновременно. Его выводила из себя ее медлительность. Он никогда не интересовался ее мнением. Так почему же, – удивилась она, – он хочет жениться на ней, если все это правда? И почему ничего подобного она не замечала прежде?

Нужно было сказать ему, что она решила отменить свадьбу. Два дня тому назад она приготовилась сказать ему это. Она его не любит, и что бы такое Уоррен ни чувствовал к ней, она была уверена, что это не любовь.

Но Джереми не хотел ее. Он отправил ее обратно к Уоррену и не оглянулся ей вслед. То, что он отверг ее любовь, которую она предложила ему, повергло ее в состояние смятения и неуверенности. Она не знала, что ей делать. Не знала, что чувствовать, что говорить.

Лежа в постели, охваченная беспокойными мыслями, она вспомнила слова, которые когда-то давно сказал ей Уоррен:

– Преуспевающему человеку важно иметь привлекательную, с хорошими манерами жену. О бизнесмене часто судят по женщине, на которой он женится. Я уверен, ты никогда не разочаруешь меня, Сара.

Она перевернулась на бок, лицом к стене, и перед ней опять всплыл образ Джереми. Вспомнилось, как он притрагивался к ней. Жена с хорошими манерами. Она вспомнила, как отвечала на его прикосновения. «Я уверен, ты никогда не разочаруешь меня, Сара».

– Я уже разочаровала тебя, – прошептала она, но думала не об Уоррене. Она думала о его брате, человеке, который вовсе в ней не нуждался, и Сара чувствовала себя совершенно раздавленной под грузом своей вины и стыда.

В глазах у Хэнка Мак-Лиода блестели слезы.

– Я зашел только выразить благодарность за спасение жизни Сары.

Джереми покачал головой, не отрывая взгляда от своего стола.

– Это было дело случая, мне просто повезло, и я наткнулся на нее. Я не сделал ничего героического, я просто принес ее в дом, в тепло. – Ложь, кажется, жгла ему язык.

– Ну, как бы там ни было, мы с Томом страшно благодарны тебе. Я знаю, что ты не дал ей умереть. Это единственное, что для меня имеет значение.

Старик протянул руку.

Джереми не оставалось ничего другого как взять и пожать ее. Но он слышал обвиняющий голос своей совести, называвшей его лицемером, когда он это делал.

– Ждем тебя в среду на ужин, но уверен: Сара будет рада, если ты зайдешь еще до этого, чтобы она тоже могла тебя поблагодарить.

– Постараюсь.

Через несколько минут шериф попрощался с Джереми и вышел из офиса. Джереми с облегчением вздохнул, подумав, как хорошо, что Хэнк не задержался. Он боялся того, что дед Сары мог сказать ему, боялся лжи, которую вынужден был бы сказать в ответ.

Джереми подошел к печи и налил себе горького кофе из помятого кофейника.

«Уверен: Сара будет рада, если ты зайдешь... «

Стоило ему закрыть глаза, и он почти осязал тонкий запах лаванды, которой она пользовалась. Почти чувствовал шелковистость ее серебристо-золотых волос, сладость ее губ. Почти слышал ее тихие вскрики в темноте. Почти видел удивленное выражение на ее лице, когда они открыли друг в друге нечто необыкновенное.

Он зло выругался и поставил чашку рядом с кофейником. Ему не кофе нужен. Ему нужно чего-нибудь покрепче.

– Ну как, доктор? – спросил Майкл у вышедшего из спальни доктора.

– Не вижу причин для беспокойства. Ваше приключение прошло для Роуз без последствий. Я совершенно уверен, что этот ребенок будет таким же здоровячком, как и двое других, когда они родились.

У Майкла отлегло от сердца. Доктор сказал то же самое и накануне, бегло осмотрев все семейство, но ему хотелось быть полностью уверенным.

– А как Сара? – спросил он, наблюдая за тем, как доктор прячет в саквояжик стетоскоп.

Доктор Варни нахмурился.

– Физически с этой молодой женщиной все в порядке, разве что истощение. Но... – он покачал головой. – Но что-то с ней не так. Не могу сказать определенно. Возможно, она пережила слишком сильное потрясение, но...

Майкл вопросительно поднял брови. Доктор пожал плечами.

– С ней все будет в порядке. Мы должны благодарить Господа за то, что со всеми вами ничего не случилось. Просто чудо, что вы остались живы в такой буран.

После ухода доктора Майкл вернулся в спальню. Жена сидела в постели, ее пышные каштановые волосы волнами спадали на плечи. Он подумал, как мало изменилась она за эти годы. Его затопила теплая волна любви к жене. Это случалось почти каждый раз, когда он видел ее.

– Как себя чувствуешь? – спросил он, идя по толстому персидскому ковру, расстеленному на полу просторной спальни.

– Можешь смеяться сколько угодно. Мне не нужно лежать в постели, и, безусловно, нет никакой нужды показываться сегодня еще раз доктору.

Он присел па постель рядом с ней, обнял и прижал к себе.

– Приласкай меня.

– М-м-м. – Она прижалась щекой к его груди. – А где дети?

– У бабушки.

– В доме больше никого? – Она искоса взглянула на него.

Он широко улыбнулся, заметив игривую искорку в ее переливающихся золотом глазах.

Она засмеялась низким грудным смехом.

– Быть может, мне еще следует немножко полежать в постели?

– Может быть, и нужно, миссис Рэфферти, – промолвил он, с удовольствием слушая ее смех. – Боюсь, это просто необходимо сделать...

Джереми намеревался купить бутылку виски и в своей комнате над тюрьмой в одиночестве выпить ее. Но, как только он вошел в салун «Поуни», его окружили со всех сторон и закидали вопросами.

Он уже трижды пересказал историю о том, как вышел к амбару накормить лошадь и, услышав плач, решил, что это ему послышалось. Он рассказал, как, держась за веревку, пошел посмотреть и наткнулся на Сару – ее тело можно было еле-еле разглядеть под слоем снега. Он рассказал, как отнес ее в дом и положил у огня, чтобы она согрелась.

И с этого места он переставал говорить правду.

Он выпил еще порцию виски, почувствовав, как по жилам разливается тепло. Он бы с удовольствием напился в стельку, но ему подумалось, что помощнику шерифа вряд ли к лицу такое занятие.

Он тихо выругался, проклиная себя за то, что вообще вернулся в Хоумстед, проклиная себя за то, что согласился на эту проклятую должность помощника шерифа, проклиная себя за то, что он такой никчемный, дрянной человек.

– Почему бы вам, приятели, не разойтись и не оставить человека в покое?

Он поднял глаза на стоявшую рядом с ним женщину. У нее были яркие крашенные рыжие волосы, на лице изрядное количество краски. В свое время, – подумал он, – она была совсем недурна. Если быть справедливым, то и сейчас она вовсе не дурнушка. Только ему это совершенно безразлично.

Она разогнала посетителей и присела у стола напротив него.

– Привет, милый. Меня зовут Оупэл.

Он налил себе еще стакан виски цвета янтаря.

– Весь город только и говорит о том, как ты спас эту девочку Мак-Лиод. Ты здесь теперь первый герой. Не так-то часто к нам в салун заходят герои.

Он одним глотком выпил стакан.

Оупэл наклонилась к нему и закрыла горлышко бутылки рукой, когда он потянулся налить себе еще.

– Почему ты не хочешь, чтобы Оупэл поздравила тебя? – Женщина наклонилась вперед, так что ее груди почти вывалились через край лифа. – Я с тебя не возьму по таксе, – добавила она, подмигнув.

Он подумал, не согласиться ли. А вдруг это поможет забыть, что он сделал. Но он знал, что это невозможно. Он знал, что никакой радости в постели Оупэл не найдет. Особенно сейчас... после Сары.

ГЛАВА XVIII

В дни, последовавшие за бураном, Сара заняла себя приготовлением к Рождеству. Она изо всех сил старалась не думать о Джереми и о том, что они делали на его ферме. Но ее не оставляли метания между уверенностью, что она его любит, и убеждением, что презирает. Она то обвиняла себя за происшедшее на старой ферме, то его за то, что в мире все не так.

Труднее всего приходилось ночью, когда она лежала в постели и все вокруг замолкало. Ночью она закрывала глаза и чувствовала руки Джереми, прижимающие ее, чувствовала его губы на своих губах. Ночью она вспоминала все те вещи о Джереми, которые не имела права знать, все то, что ей отчаянно хотелось забыть.

Как хорошо, что Уоррен уехал. Она еще не готова к встрече с ним. Она боялась, что он посмотрит на нее и все поймет. Что бы он ни подумал при их встрече, она должна будет сказать, что не может выйти за него. Но как подойти к этому, особенно теперь, когда в голове у нее все перемешалось, она не очень хорошо представляла.

Через пять дней после возвращения Сары в Хоум-стед Роуз Рэфферти зашла к Мак-Лиодам. Сара находилась в гостиной одна, ее брат, как обычно, был где-то с доктором Варни, а дед прилег отдохнуть после ланча.

– Извини, что я не пришла раньше, Сара, – сказала Роуз, устроившись на стуле рядом с диваном, – по Майкл не хотел отпускать меня из дома. Доктор твердит ему, что нет никакой опасности ни для ребенка, ни для меня, но Майкл все равно тревожится.

– Я его понимаю. Я тоже тревожилась. Роуз с серьезным видом наклонилась к ней.

– Майкл считает, что в том, что случилось, виноват он. Если бы что-нибудь случилось с тобой... – Она посмотрела на свои руки, сложенные на коленях, и не договорила до конца.

– Но ведь ничего не случилось. – Сара заметила, что у нее задрожал голос, когда она произносила эти слова, и была уверена, что Роуз обязательно заметит их фальшь. Заставив себя улыбнуться, она добавила: – Ни у кого из нас не убыло.

– Слава Богу, Джереми нашел тебя. Сердце Сары забилось сильнее.

– Да.

Лицо у Роуз просветлело.

– Ну, конечно, ты права. Ни у кого из нас не убыло, и нечего талдычить о том, что могло бы случиться. Давай поговорим о более приятных вещах!

Почти целый час женщины мило болтали о детях Роуз, о друзьях и соседях, о рождественском празднике, который отложили из-за бурана. По правде говоря, говорила преимущественно одна Роуз, не замечая, как мало было сказано Сарой. В свою очередь, Сара была признательна подруге за то, что та отвлекла ее. Как хорошо, когда можно думать не о себе и своих проблемах, а о чем-то другом.

Но под конец Роуз повернула разговор в неприятное русло. Она стала расспрашивать о приготовлениях к свадьбе, затем сказала:

– Миссис Гонт говорит, что твое платье почти готово, и она ждет, чтобы ты пришла для последней примерки.

Сара внутренне напряглась.

– Да. Я... она передавала мне. Думаю, мне действительно пора пойти к ней.

– Ты, кажется, нервничаешь? – Роуз понимающе посмотрела на нее. – Нервничать – вполне нормальное дело, знаешь ли. Каждая невеста нервничает. Особенно перед свадьбой. Но поверь мне, нет причин беспокоиться.

Сара перевела взгляд на окно, не зная, что ей сказать, не желая лгать о том, что волновало ее, и не в состоянии открыть правду.

Она представила, как Джереми заключает ее в объятия, целует, ласкает, дотрагивается до самых ее интимных мест. У нее вспыхнули щеки.

Роуз пересела к Саре на диван. Взяла ее за руку.

– Мне только сейчас пришло в голову. Ты, наверное, думаешь о... ну, знаешь, об этом... об интимных отношениях между мужем и женой. Твоя бабушка никогда... ну, никогда не говорила, что это такое?

Сара чувствовала, как все больше и больше краснеет, и опустила глаза.

– Сара, бояться нечего. Это, наверное, самая замечательная вещь на свете.

Она знала это. Знала слишком хорошо.

То и дело сбиваясь, Роуз принялась объяснять, в чем состоит акт любви между супружеской парой. Сара не могла поднять глаз на подругу. У нее не было сомнений, что глаза выдадут, насколько она осведомлена обо всем этом.

– Самая большая радость – это узнать, что ваше соединение создало ребенка. – Проговорив эти слова, Роуз положила руку на свой живот, как бы защищая его и подчеркивая любовь.

– Ребенка?! Роуз кивнула.

– Если женщине повезет...

Сара вся оцепенела. Их соединение, может быть, создало ребенка? Ей это не приходила в голову. Она не знала. Не думала. Что, если...

Пальцы Роуз сжали ее руку.

– В этом совершенно нет ничего страшного. Поверь мне. Я уверена, Уоррен будет внимательным мужем.

– Дело... дело не в этом, – выдавила Сара. – Я... просто я не хочу сразу ребенка.

Роуз улыбнулась ласково и успокаивающе.

– Тебе не нужно беспокоиться об этом, Сара. Ребенок бывает не обязательно. Если бы это было так, у меня уже было бы с дюжину детей. – Она залилась краской и отвела взгляд, взглянув за окно. – Боже мой! Что я говорю!

Но Сара и не обратила внимания на смущение подруги. Ее заполнило чувство облегчения.

Том переступил порог салуна и, закрыв за собой дверь, остановился. Его взгляд почти сразу нашел Фанни. Она ставила на стол пиво одному из посетителей.

Он не видел ее неделю. Доктор заявил, что она поправилась и может вернуться к работе, поэтому у него не было предлога заглянуть к ней. Буран, тревоги по поводу Сары, плюс занятия и работа с доктором почти не оставляли времени думать о Фанни, но сегодня он почувствовал непреодолимую потребность увидеть ее, убедиться, что с ней все в порядке.

Большое – не по ней – платье, подчеркивало ее худобу и хрупкость. Она зачесала волосы вверх и украсила прическу золотистым страусовым пером. В таком виде она очень походила на маленькую девочку, играющую в дочки-матери и надевшую на себя мамины вещи.

В этот момент она увидела его стоящим в дверях. У нее были такие грустные, как у лани, огромные глаза, что у него похолодело в груди.

Он заставил себя улыбнуться и шагнул к ней навстречу.

– Здравствуй, Фанни, – произнес он, подойдя к ней.

– Мистер Мак-Лиод. – Ее подбородок почти касался его груди. Она не поднимала глаз.

– Я проходил мимо и решил узнать, как ты себя чувствуешь.

Она оглянулась на хозяина, стоявшего за стойкой.

– Я... я чувствую себя хорошо.

– Можем мы поговорить минутку?

– Но ведь... Я же на работе.

– А разве это не твоя работа – сделать так, чтобы клиенту было приятно побыть у вас?

Она кивнула, и щечки у нее порозовели.

– Отлично. Тогда давай присядем здесь, – он взял ее за руку, – и поговорим. – Усевшись, он положил на стол восемь десятицентовых монеток. – А это для мистера О’Нила, чтобы он не чувствовал себя обманутым.

– Вам не обязательно делать это, – прошептала Фанни.

Да, он не обязан делать это. Как не обязан приходить сюда и вовлекать себя в ее убогую маленькую жизнь...

– Фанни, ты хотела бы выбраться отсюда?

– О, как я могу?! Да Грейди съест меня, если я вовремя не появлюсь на работе.

Том покачал головой.

– Да нет, я имею в виду не на несколько часов. Я имею в виду насовсем.

– А куда я пойду? Мне некуда идти.

– Если я найду тебе другую работу, ты уйдешь отсюда?

У нее расширились глаза.

– Ас какой стати вы вдруг сделаете это?

С какой стати? Он и сам не знал ответа на этот вопрос. Просто знал, что хочет ей помочь, и это самый лучший способ.

– Так ты уйдешь, если у тебя будет другая работа? – повторил он свой вопрос.

– Да. – Она произнесла эти слова негромко, но с надеждой.

– Тогда я посмотрю, что можно сделать. – Том встал со стула. – Я сообщу тебе.

Он повернулся уходить.

– Мистер Мак-Лиод? Почему вы это делаете для меня?

Он пожал плечами.

– Просто я так хочу.

Она улыбнулась. И он снова подумал, что в Фанни Ирвин есть что-то почти прелестное. И снова эта мысль удивила его.

Джереми потер пальцем складку на лбу и положил телеграмму на крышку секретера. Так болела голова, что он не мог сосредоточиться на официальном сообщении шерифа из Бойсе-Сити.

Он встал со стула и пошел налить себе кофе, потом решил, что ему нужно что-нибудь поесть. Он сегодня еще не выходил за едой, не хотелось. Последнее время он избегал людей. Ему не хотелось, чтобы его поздравляли и благодарили. От этого он чувствовал себя совершенно выбитым из колеи. И от этого его мысли вновь и вновь возвращались к Саре.

Джереми решительно надел пальто.

Вот черт! Он не желает думать о Саре Мак-Лиод.

Он нахлобучил на голову шапку.

Проклятье, нет на свете ничего, что бы он мог сделать и изменить то, что случилось тогда на ферме.

Он натянул на руки перчатки.

Он знает, что лучше всего для них обоих, и сказал ей, чтобы она помалкивала и выходила за Уоррена.

Открыв дверь, Джереми вышел на улицу, наполненную шумом зимнего дня. Бросив быстрый взгляд вдоль Главной улицы, он перешел на другую ее сторону и вошел в ресторан Зу. К счастью, в три часа пополудни там никого не было.

Вращающаяся дверь отворилась, и появилась полная, седовласая женщина.

– Боже, – проговорила Зу Поттер. – Какой сюрприз – видеть вас, мистер Уэсли, а я-то уж думала, вы больше не едите у нас.

– Нет, мэм. – Он снял шапку и положил на стул рядом с собой. – Просто был очень занят.

– Ну что же, приятно слышать. Чем могу угостить?

Джереми поглядел на стоящую у дверей доску с написанным мелом меню.

– Не осталось ростбифа?

– Вам повезло.

– Тогда дайте мне ростбиф.

– Сию минуту принесу.

Только она исчезла на кухне, как открылась дверь ресторана и вошла Сара. У Джереми моментально пропал аппетит.

Сначала она не заметила его. Она поставила на стол корзинку, ту, в которой на прошлой неделе приносила ему ланч, и откинула назад капюшон плаща. Вот когда она заметила его.

Он увидел, как на ее красивом личике промелькнуло удивление, которое тут же сменилось смятением. Он увидел, как вдруг напряглись ее гордые плечики и едва приметно задрался вверх подбородок.

– Здравствуй, Джереми.

Глаза у нее были какие-то другие. Что бы это могло означать?

– Сара...

– Я слышала, ты вернулся в город. Невинность, вот что ушло. Вот что было другое.

– Нужно было вернуться на работу. Она бросила взгляд в сторону кухни.

– Конечно.

Ч го он должен был сказать ей? Прости, я вел себя, как последняя скотина? Прости, что попользовался тобой, как дешевкой из дансинга?

Она взяла корзинку со стола.

– Я принесла миссис Поттер кое-какие вещи для завтрашнего рождественского вечера.

Он вспомнил, как она выглядела неделю назад, стоя на деревянном тротуаре и разговаривая с ним, когда он выехал из конюшни. Она тогда смотрела на него снизу вверх, меховая опушка капюшона обрамляла ее красивое личико, а ручки были спрятаны в муфту.

«Увидимся на рождественском празднике, да? Если не придешь, по тебе будут скучать».

Он обратил внимание на то, что на этот раз она не спросила, придет ли он на праздник. Возможно, она не хочет его видеть там. Он ее не упрекал.

Сара отвела глаза.

– Ну ладно, я занесу эти вещи на кухню. До свидания, Джереми.

Он не ответил.

Она сделала несколько шагов, потом повернулась к нему. Закусив нижнюю губу, словно обдумывая важное решение, она наконец резко тряхнула головой. Очевидно, решение было принято, она пересекла комнату и встала перед ним.

– Джереми. – Голос ее звучал негромко. – Ты... Я... – Она снова закусила нижнюю губу. – Я думаю, я... – Она огорченно вздохнула и быстро договорила: – Мы должны попробовать быть хотя бы друзьями.

Не успел он придумать, что сказать в ответ, как она стремительно повернулась и исчезла на кухне, и только раскачивающаяся дверь напоминала, что она только что была здесь.

У Сары еще бешено колотилось сердце, когда она выскользнула из задней двери ресторана. Быстрым шагом она задами миновала конюшни и салун, затем свернула на тропку, ведущую к задней двери их дома.

Войдя в дом, она закрыла за собой дверь и прислонилась к ней, закрыв глаза и крепко сжав губы. Она знала, что встретиться с Джереми будет нелегко, но это слово не передает того вихря чувств, который она почувствовала, подойдя близко к Джереми и заглянув в его темные глаза.

Ей вдруг захотелось утешить его. Сердце ее разрывалось о нем. Ей хотелось сказать ему, что в том, что произошло между ними, вовсе не его, а ее вина. Она желала, чтобы это случилось. Это был ее выбор. Ей так хотелось обнимать его, целовать и... и все такое прочее..

Она хотела сказать ему, что любит его.

Нет, это не может быть любовь. Любви нужно время, чтобы вырасти. Так говорили ей всегда. Нет, она не влюблена в него. Она не может быть влюблена. Просто она поддалась этим... этим незнакомым чувствам, которые пробудил он. «А чувство – вещь преходящая», – говорили ей всегда. Оно пройдет. Оно должно пройти!

«Друзьями»... Вот кем ей хочется видеть их. Дружба – это то, что прочно и крепко.

Но хватит ли с нее дружбы?

ГЛАВА XIX

– Ты не можешь не пойти на рождественский праздник, – настаивал Уоррен. – Съедутся люди со всей округи, за много миль. Ты новый помощник шерифа. Они захотят встретиться с тобой, если еще не познакомились. – Он стукнул Джереми по плечу. – Кроме того, большинство из них слышало, как ты спас Сару. Такие новости распространяются молниеносно, даже когда всех завалил снег. Ты теперь очень важная персона в наших местах.

Джереми отвернулся от брата и пошелестел бумагами на своем столе.

– У них есть дела поважнее. Только неделя, как большинство из них были похоронены под снегом. Многие потеряли скот. Пройдет немало времени, пока они оправятся от этого снегопада, – недовольно пробурчал он. – По мне, так сидеть бы им дома и выбросить из головы этот проклятый праздник.

– Может быть, и так, но все равно все они будут здесь. Послушай, Джереми. Сегодня вечером я собираюсь сделать очень важное объявление. Мне бы хотелось, чтобы мой брат был там.

Он обернулся. Уоррен не представляет, что он хочет от него. Но что он мог сказать? Извини, Уоррен. Я не могу прийти. Я переспал с твоей невестой и предпочел бы не видеть ее.

Он выругался про себя, потом спросил:

– А ты не можешь сказать мне сейчас, что ты собираешься объявить?

– Нет, – ухмыльнулся Уоррен. – Ты – моя единственная родня. Тебе нужно быть там.

Джереми подумал, что не видел брата таким возбужденным с самого детства. Особенно он никогда не видел, чтобы Уоррен так вел себя по отношению к нему, как будто и в самом деле хотел наладить с ним отношения. Ну как мог Джереми отказать ему? В особенности после того, что он сделал.

– Ладно, я приду.

Уоррен опять потрепал его по плечу.

– Спасибо.

После ухода брата Джереми опустился на стул и закрыл лицо руками, оперевшись локтями на стол.

Как мог он допустить, чтобы так случилось? Как он мог так поступить с Уорреном? Как мог он так поступить с Сарой?

Эдди Райдер отряхнула передник, оглядев с удовлетворением помещение хоумстедской общинной церкви. Уилл и Престон, ее муж и семнадцатилетний сын, сдвинули скамьи с центра комнаты и расставили их вдоль стен. Там, где обычно стоит кафедра проповедника, высился длинный стол, покрытый праздничной красной скатертью, а посредине стола поставили огромную хрустальную миску для пунша. Чуть позже стол будет завален всевозможной снедью, а миска наполнена искристым пуншем.

– Мама, – раздался голос ее дочери Ларк, – где ты хочешь, чтобы Янси поставил дерево?

Эдди повернулась. У дверей стояла ее старшая дочь Ларк и качала на руках маленького внука Эдди. При виде их сердце Эдди запело.

– Я думаю, здесь, – сказала она, отвечая на вопрос Ларк. Она показала на самый дальний от печи угол комнаты позади стола.

Почти в тот же момент ее зять втащил красивую сосну, еще обсыпанную нерастаявшим снегом. Помещение церкви немедленно наполнилось сильным запахом хвои.

– Спасибо, Янси. – Эдди наблюдала за тем, как он устанавливал дерево там, где она ему показала. – Ты выбрал такое чудесное дерево.

– Это не такое уж трудное дело, когда у тебя под рукой их целый лес, совсем рядом с домом. И, кроме того, мне помогала Кати. – Он оглянулся на свою шестилетнюю дочку. – Ведь это ты выбрала дерево, сладкая моя?

Кати кивнула. Улыбнувшись, она показала, что у нее нет двух передних зубов.

– Да, это я его выбрала.

– Поможешь мне украсить его, Кати?

Эдди взяла ящик с бархатными бантиками и позвала на помощь младшую дочь:

– Наоми, ты мне тоже нужна. Мы опаздываем. Скоро уже начнет собираться народ.

Через пятнадцать минут Янси позвал своих ребят и пошел с ними в гостиницу, чтобы приготовиться к рождественскому празднику. Уилл с Престоном и Наоми ждали у дверей, пока Эдди в последний раз обвела комнату взглядом.

– Нам нужно поторапливаться, Эдди, – напомнил ей муж.

– Знаю, – ответила она, но продолжала оглядывать комнату.

Уилл подошел к ней и обнял сзади.

– Я только что подумала, – тихо объяснила она, – сколько же лет мы украшаем церковь для праздника. В тот первый год Престон только еще начинал ходить. Помнишь? – Она обернулась к мужу. Виски Уилла засеребрились, но он все еще был, по мнению Эдди, самым красивым мужчиной в городе. Даже после восемнадцати лет замужества она не переставала удивляться тому, что он остановил свой выбор на ней, хотя мог выбрать себе жену намного красивее Эдди Шервуд, старой девы, учительницы из Коннектикута.

Он наклонился и поцеловал ее в шею.

– Помню. И каждый год ты сентиментальничаешь по поводу прошедших лет. – Он нежно, с любовью улыбнулся. – А теперь давай поторопимся в гостиницу, чтобы ты успела нарядиться в то прелестное зеленое платье, которое приберегла для этого случая. Я уже давно мечтаю потанцевать с тобой.

– Миссис Райдер, вы просто превзошли себя, – говорила Сара час спустя, оглядывая чудесные рождественские украшения, которые расцветили помещение церкви.

Комнату уже заполнили люди, приехавшие в Хоумстед со всей долины, чтобы провести ночь со своими соседями. Около дерева музыканты тихо играли рождественский псалм. Люди постарше расселись на скамьях вдоль стен. Женатые пары и холостые одиночки стояли группками, обсуждая события, происшедшие с тех пор как они виделись в последний раз. Дети носились туда-сюда и то и дело пытались стащить печенье с тарелки, стоящей на краю стола.

– Мне нравится это делать, – ответила Эдди с улыбкой. Потом она задала вопрос:

– А где же ваш дедушка и брат?

– Дедушка сегодня вечером немного устал. Том остался с ним. Они оба решили, что я одна пойду и пожелаю всем счастливого Рождества.

– Мы все рады, что ты пришла. Передай мои самые лучшие пожелания шерифу Мак-Лиоду, ладно, Сара? И скажи, я надеюсь, что он скоро почувствует себя лучше. Очень жаль, что его нет с нами.

– Конечно, скажу.

Вернулся Уоррен, задержавшийся, вешая пелерину Сары.

– Хочешь пуншу? – спросил он, поздоровавшись с Эдди.

Сара покачала головой, не взглянув на него. Она чувствовала себя виноватой уже за одно то, что пришла сюда с Уорреном. Если бы она знала, что он возвратится сегодня из столицы, она бы подготовилась к тому, чтобы сказать, что отменяет свадьбу и отказывается от обручения. Но он неожиданно появился на пороге ее дома, буквально за несколько минут перед ее уходом в церковь.

«Скажу ему, когда он будет провожать меня домой, – заверила она себя. – Я скажу ему, что не могу выйти за него замуж. Я сделаю так, чтобы этот фарс не занял больше одной минуты.

– Знаешь, мне очень хочется пить. – Уоррен взял ее за руку, извинившись перед Эдди Райдер, и повел Сару через толпу к миске с пуншем. Налив две чашки, он подал одну Саре, как будто не слышал, как она сказала, что не хочет пунша.

Сара еле сдержала раздражение. Ведь это Уоррен имел полное право сердиться на нее. Даже ненавидеть и презирать ее. Он просто ничего еще не знал. Она хотела надеяться, что он никогда не узнает всей правды.

– Вон Джереми. – Он поднял руку и помахал брату.

У Сары упало сердце, перехватило дыхание. Она не повернула головы, чтобы посмотреть на него через комнату, ей не хотелось видеть его. Вместо этого она посмотрела на Уоррена и почувствовала, как тяжелеет бремя вины, навалившееся на ее плечи. Еще совсем недавно он был только вежлив со своим братом, не больше. А сейчас улыбается ему и с удовольствием зовет его присоединиться к ним.

Сара старалась помочь этим людям стать одной семьей, забыть про споры, вставшие между ними много лет назад. И вот в одну ночь, одним бездумным поступком она, наверное, навсегда разрушила их вновь обретенную дружбу.

У нее затуманились глаза, и она опустила взгляд на чашку, которую держала в руке. Зачем она это сделала? Что нашло на нее? Она не может объяснить все случившееся бураном. Она не может винить Джереми за все его попытки согреть ее. Она не может винить ничего и никого, кроме себя самой. Она не знала, что то, что она делает, плохо. Она могла бы остановить его. Он же просил ее остановить его. Почему же она не послушалась?

Она подняла глаза и увидела Джереми, направлявшегося к ним. И сердце подсказало ей ответ. «Потому что я люблю его».

Это была правда, и отрицать этого она больше не могла. Она полюбила его как только увидела. И не имеет значения, разумно это или нет. Не имеет значения, что любовь не должна случаться таким образом. Не имеет значения, если она так мало знает о нем. Она знала его в своем сердце, всем своим сердцем. Она любит его.

– Я рад, что ты пришел, Джереми, – произнес Уоррен и протянул брату руку.

«И я тоже, Джереми». Но эта мысль не принесла радости, одну только печаль и смятение.

Их взгляды встретились, и она подумала, что в его темных глазах, как в зеркале, она видит собственную вину.

Джереми увидел в ее глазах еще что-то, помимо вины. Он видел взгляд, который так напугал его там, на ферме. Взгляд женщины, которая хотела, чтобы он был чем-то, чем он не может быть. Он приказал себе не думать об этом.

Уоррен широко улыбнулся.

– Я же говорил тебе, что на праздник в Хоумстед съедутся все. Через тридцать минут тут будет не протолкнуться.

Джереми молча кивнул и оглядел комнату, радуясь возможности больше не смотреть на Сару.

– Я бы хотел представить тебя кое-кому, – произнес его брат.

Сара негромко проговорила:

– Пойду-ка я к Роуз с Ларк. Извините.

Она ускользнула прежде, чем Уоррен смог что-нибудь сказать.

Уоррен на мгновение насупился, наблюдая, как она уходит от них, но, повернувшись к Джереми, только передернул плечами.

– Пошли. Буду представлять тебя. У меня ведь брат-герой.

Зная правду и презирая себя за нее, Джереми внутренне содрогнулся.

Приблизительно через два часа снедь исчезла со стола, а миска с пуншем опустела. Трое музыкантов наигрывали на скрипке, гитаре и губной гармошке. Толпа немного поредела, и в середине комнаты образовалось пространство, где несколько пар могли танцевать.

Саре удалось ускользнуть от Уоррена и Джереми во второй раз, и она пристроилась рядом с несколькими сидевшими дамами постарше. О чем они болтали между собой, она не слушала. Как она ни старалась, ее мысли неизменно возвращались к Джереми. Даже не поднимая глаз, не поворачивая головы, она, казалось, знала точно, где он находится. Знать это было мучительно.

– Сара?

Она посмотрела и с удивлением увидела стоящего рядом с ней Уоррена.

– Пойдем со мной.

В ней все восстало против него, но, когда он потянул ее за локоть и поднял на ноги, ей ничего другого не оставалось как последовать за ним. Он провел ее через всю комнату, туда, где у пузатой печки стоял Джереми, ловко повернув ее, Уоррен поставил ее так, что она оказалась между двумя братьями, затем встал спиной к печке и лицом к толпе.

В тот момент, когда музыканты ненадолго прервались, Уоррен громко обратился к присутствующим:

– Люди! Пожалуйста, минуточку внимания! Мало-помалу шум голосом стих. Все устремили взоры на троицу. Сара чувствовала себя ужасно неловко, стоя между двумя мужчинами. Одного из них ей полагалось любить, другого любила она.

– Я бы хотел сообщить вам всем одну новость. Сердечко Сары забилось в груди. Зловещее чувство страха мгновенно разлилось по венам.

– Некоторые из вас, очевидно, слышали, что на этой неделе я ездил в Бойсе-Сити. Вам интересно будет узнать, что там нет ни снежинки на земле.

По залу пробежал шумок.

Уоррен поднял руки, чтобы еще раз привлечь их внимание.

– Для тех из вас, кто последние годы не бывал там, могу сообщить, что столица растет и процветает. Это потрясающее место. – Он взглянул на Сару. – Вот почему я принял предложение мистера Кубицки войти с ним в партнерство. Вы все слышали о «Кубицки и компании». Так вот, отныне это «Кубицки, Уэсли и компания». Мы будем делать хорошую, доступную мебель и поставлять ее по всей стране. Сразу после свадьбы на той неделе мы с Сарой переезжаем в Бойсе-Сити. Я уже договорился о покупке для нас нового дома.

Сара повернулась и посмотрела на него, не в силах произнести ни слова.

А потом уже не было никакой возможности что-нибудь сказать ему. Вокруг него собрались горожане, все поздравляли Уоррена с удачей и сожалели, что они с Сарой уезжают из Хоумстеда.

В какой-то момент Сара встретилась взглядом с Джереми. «Это к лучшему», – прочитала она в его взгляде. Он повернулся и пошел прочь.

Но Сара знала, что это не к лучшему. Знала она и то, что не поедет в Бойсе-Сити с Уорреном.

Она останется в Хоумстеде.

ГЛАВА XX

– Ты сегодня какая-то тихая, – заметил Уоррен, когда Сара открыла дверь своего дома.

Она посмотрела на него, ужасно боясь момента, который наступил.

– Думаю, тебе следует зайти.

– Ты уверена? Похоже, твой дедушка и Том уже улеглись спать.

– Уверена. Нам нужно поговорить.

Она вошла в прихожую, и ее пальчики уже принялись расстегивать плащ.

Как только закрылась дверь, Уоррен зашел ей за спину и снял плащ с ее плеч, повесив его на вешалку, куда повесил и свое пальто. Не ожидая его, Сара прошла прямо в гостиную. Взяв кочергу, она пошевелила дрова в камине, потом подбросила еще несколько поленьев.

Когда она выпрямилась и повернулась, то увидела, что Уоррен стоит в дверях гостиной.

– Проходи и садись, Уоррен, – сказала она ему и сама села в глубокое кресло.

Он нахмурился.

– Ты, Сара, весь вечер вела себя очень странно. Ты что-то скрываешь от меня? Может быть, дедушке хуже, чем ты делаешь вид?

– Это не о дедушке. Это о нас.

– О нас?!

Оказалось, что это гораздо труднее, чем она думала. Это правда, что она никогда не любила Уоррена и никогда не притворялась, что любит, но всегда относилась к нему хорошо. Признавала за ним все его хорошие качества, все, что, вкупе с советами бабушки, казалось, было достаточным для счастливой семейной жизни. Теперь она знала, что этого недостаточно, но знала и то, что сказать так – значит, обидеть его.

Уоррен уселся на диване напротив нее.

– Я тебя слушаю, Сара. Она глубоко вздохнула.

– Я не еду с тобой в Бойсе.

– Этого не может быть, ты не можешь не ехать. – Он произнес это тоном взрослого, объясняющего что-то ребенку. – Место женщины с ее мужем, а место мужчины там, где он лучше может позаботиться о семье.

Она сжала кулаки на коленях.

– Я не собираюсь быть твоей женой. Ошеломленный, он молча смотрел на нее. Сара опустила взгляд.

– Я... Прости меня, Уоррен. Я думала, что могу выйти за тебя, но я не могу, Я была бы очень плохой женой для тебя. Я знаю это уже не первый день. Просто не знала, как сказать тебе об этом.

– Не может быть, чтобы ты так поступила, – недоверчиво проговорил он. – До свадьбы всего три дня. Я всем сказал, что мы переезжаем жить в Бойсе. Что они скажут?

Она еще раз посмотрела на него. Выражение на его лице изменилось, посуровело и сделалось неумолимым. Она вдруг поняла, как много обиды и злости хранил он против брата на протяжении многих лет. Теперь он затаит и на нее еще более страшную обиду. Она слишком сильно ранила его гордость, чтобы он мог забыть или простить. Она для него будет врагом на веки вечные.

– Я ничего не могу сделать по поводу того, что будут говорить люди, – сказала она наконец. – Я только знаю, что сделала бы ошибку, если бы вышла за тебя. Я... Я сделаю тебя несчастным, Уоррен. Я не такая женщина, которая нужна тебе. Он вскочил на ноги.

– Откуда тебе знать, что мне нужно? Я выбрал тебя, так как хотел тебя, так как знал, что ты будешь для меня прекрасной женой. Я ждал тебя пять лет.

«Но ты не любишь меня».

– Я знаю, – прошептала она.

– Я проявлял терпимость. – Он зашагал по комнате. – Я все понимал и никаким образом не давил на тебя.

– Уоррен...

Внезапно он остановился перед ней и поднял из кресла.

– Я слишком долго хотел тебя, чтобы теперь выпустить. Ты – моя.

Он грубо поцеловал ее, не обращая внимания на ее приглушенные протесты.

Сара отталкивала его, а он все больнее сжимал ее в объятиях. Ее охватила паника.

Неожиданно он отпустил ее.

– Я не позволю тебе сделать это, Сара. Я не позволю тебе расстроить этим наши жизни. Ты будешь моей женой и поедешь со мной в Бойсе.

– Нет. Нет. Я не люблю тебя, Уоррен! И не выйду за тебя.

– В браке есть вещи поважнее, чем любовь. От охватившего ее гнева Сара повысила голос:

– Не для меня. Я выйду за человека, которого люблю, или не выйду замуж вообще.

Уоррен отступил на шаг назад. Выражение его лица изменилось, когда он стал всматриваться в нее, раздражение сменилось разочарованием, потом мелькнула догадка и, наконец, уверенность.

– Боже мой, – прошептал он.

Она повернулась к нему спиной и, подойдя к камину, стала смотреть на теплящийся в очаге огонь. Почему он не ушел? – задавала она себе вопрос. – Почему не хочет просто принять ее решение? Он ее любит не больше, чем она его. Считает любовь ненужным чувством. Она так не считает.

– Это Джереми, да? – лишенным эмоций голосом спросил Уоррен.

В языках пламени мелькнуло лицо Джереми, и в сердце ее отозвалось сочувствие к Уоррену, хотя она и покачала головой, не находя в себе сил громко произнести слова отрицания.

Она не слышала, как Уоррен подошел к ней, поэтому для нее было полной неожиданностью, когда он схватил ее за плечо и резко развернул лицом к себе.

– Ты думаешь, что влюбилась в Джереми, да? – От ярости он почти кричал и до боли сжимал ее руки выше локтя. – Что произошло между вами на ферме на прошлой неделе?

– Ничего, – сказала она и почувствовала, как покраснела. Она вызывающе подняла подбородок, надеясь, что он не сможет прочитать в ее глазах правду.

Он долго разглядывал ее, а потом вдруг отпустил, как будто обжегшись.

– Я убью этого мерзавца, – выдавил он сквозь сжатые зубы, и она поняла, ч го он увидел то, что она больше всего на свете хотела от него скрыть.

Сара попыталась удержать его.

– Уоррен, подожди!

Но он, не обращая на нее внимания, направился к двери и, громко хлопнув ею, вышел из дома.

Джереми сидел на краю своей койки и смотрел на тлевшие в печи угли. Стоявшая на табуретке лампа была прикручена и тусклым светом освещала его скудно обставленную комнату.

Она уезжает. Уезжает с Уорреном. Это самое лучшее для всех. Ему не придется видеть ее с Уорреном, не придется вспоминать то, что нужно забыть – вкус ее рта, душистый запах ее волос, милую прелесть ее улыбки.

Нет, это к лучшему, что Уоррен женится на ней и увезет с собой. Лучше для всех. И, в первую очередь, для Сары. Джереми нечего предложить ей. Нечего.

Сара...

Он провел рукой по голове и тихо выругался. Все те годы, прошедшие после смерти Милли, он почти не думал о женщинах, с которыми встречался. Так почему же переменить сложившуюся привычку должна была женщина, принадлежащая его брату?

Он услышал шаги по лестнице, ведущей в его комнату, и перевел взгляд на дверь в тот же момент, как она открылась.

– Ты – сукин сын! – заорал Уоррен, кинувшись на него через всю комнату.

Кулак Уоррена врезался в скулу Джереми раньше, чем тот успел защититься. Удар сбил Джереми с койки. Стоя на четвереньках, он посмотрел на брата.

– Вставай! – потребовал Уоррен.

– Я не собираюсь с тобой драться.

– Вставай, ты, никчемный, лживый ублюдок! Поднимайся, чтобы я мог вернуть тебе все сполна.

Джереми сел опять на койку. Он не проронил ни слова. Да и что он мог сказать в свою защиту? Он знал, что заслуживает наказание.

– Тебе мало того, что отец до самой смерти думал только о тебе? Тебе мало, что ты получил ферму, хотя все эти годы я обрабатывал землю и она по праву должна принадлежать мне? Тебе всего этого мало? Так ты еще должен отнять у меня Сару? – Он еще раз попытался ударить Джереми.

Джереми удалось уклониться, но он не стал подниматься с койки. Его молчание, кажется, подливало масло в огонь, и это злило Уоррена еще больше.

– Черт бы тебя побрал!

Джереми поднял руку, молча призывая Уоррена угомониться и выслушать его.

– Я не знаю, что тебе сказала Сара...

– Ничего она мне не сказала, только то, что не собирается выходить за меня замуж. Ей и не нужно было говорить больше ничего. Об остальном я догадался.

Джереми осторожно встал с койки.

– Послушай, Уоррен. Может быть, все не так уж плохо, как ты думаешь. – «Как легко слетела с губ ложь», – подумал он, но, отбросив прочь всякое чувство вины, продолжал: – Может быть, если я поговорю с ней, она прислушается к голосу разума. Я уверен, ты ошибаешься в ее чувствах. Возможно, она просто не знает, что делает. Просто она нервничает. Она...

– Пошел ты к черту! Уж не собираешься ли ты сказать мне, что не хочешь жениться на ней после того, что ты сделал?

В комнате воцарилась звонкая тишина, пока он не произнес:

– Нет. Я не хочу жениться на ней.

Уоррен еще раз ударил его и попал прямо в глаз, под самую бровь.

У Джереми загудела вся голова. Он прикрыл левый глаз. Зная, что терпению его пришел конец, он все еще старался сдержаться.

– Не пытайся ударить меня еще раз, Уоррен, – предупредил он. – Тебе было позволено ударить в последний раз.

Его брат отступил назад, и слышно было, как он шумно дышал. Потом он помотал головой и, признавая поражение, опустил плечи.

– Ты правильно говоришь, Джереми. Она не стоит того, чтобы из-за нее драться, правда? Я ждал все эти годы, думая, что из нее выйдет прекрасная, добродетельная жена, а она, оказывается, не лучше девок из салуна О’Нила. – Он повернулся на каблуках. – Ну и черт с ней, – пробормотал он. – Пошли вы оба к черту.

– Сара?

Она взглянула в направлении двери, откуда донесся голос брата.

– Ты что здесь делаешь в темноте? – спросил он. Разве было темно? Она не заметила. Когда же потух камин?

Том вошел в гостиную, подошел к камину, размешал угли, и огонь снова разгорелся, отбросил свет на ковер и разогнал тени, всего лишь мгновение до этого наполнявшие комнату.

Ее брат распрямился и повернулся к ней.

– Что случилось, Сара? – спросил он, подходя к ней.

Она покачала головой.

Он встал рядом с ней на колени и двумя руками взял ее ладонь.

– Ты можешь рассказать мне. Она посмотрела ему в глаза.

– Я отказалась от обручения с Уорреном.

– Но... почему?!

Она еще раз покачала головой.

– Сара, ты можешь рассказать мне.

Нет. Нет, она не могла рассказать ему. Не могла рассказать никому. Все так перемешалось у нее в голове, в ее сердце. Она не любит Уоррена, она любит его брата. Она отдала себя, свое тело и свое сердце, человеку, которого едва знает, человеку, который не хочет, чтобы она любила его. Ее одолевает стыд, у нее разбито сердце. И она не может ни с кем разделить свою боль. Ни с кем.

Том ласково пожал ей руку.

– Я могу тебе чем-нибудь помочь?

– Нет, – прошептала она, почувствовав вдруг комок в горле. Потом она поняла, что по щекам у нее бегут слезы.

Том притянул ее к себе. Сара соскользнула с края кресла на пол, и брат обнял ее. Она уткнулась щекой ему в грудь, а он гладил ее по волосам и бормотал слова утешения, говоря, что все будет хорошо.

Но на этот раз Сара не поверила ему.

ГЛАВА XXI

Депрессия у Сары продолжалась еще полутора суток. Она не выходила из своей комнаты и плакала до тех пор, пока не выплакала все слезы. Она страшно сожалела обо всем, что когда-либо говорила, и бичевала себя за все, что делала, почти с момента своего рождения.

Но, проснувшись рано утром в Рождество, она почувствовала, что ее природный оптимизм берет верх, и стала видеть вещи гораздо яснее.

Она правильно поступила, порвав с Уорреном. Она сожалела и всегда будет сожалеть, что обидела его, но даже если бы Джереми не вернулся в Хоумстед, выходить за Уоррена было бы ошибкой. Она была бы ему плохой женой и такой же несчастной, как он. Ей бы осознать это пораньше. А может быть, так оно и было. Возможно, потому-то она и настояла на такой длинной помолвке...

Что до Джереми, то он не знает, что она любит его. Конечно, ошибкой было то, что они сблизились так быстро, но это не должно означать, что они не могут поставить все на свои места. Он вполне может полюбить ее в ответ, если только она даст ему шанс.

Соскочив с постели, Сара стала на колени рядом с ней, закрыла глаза и опустила голову. Она поискала в своем сердце слова, которые объяснили бы то, что у нее на душе, чего ей хочется.

– Прости меня. Сделай так, чтобы все было справедливо. Пожалуйста, Господи, сделай так, чтобы все было справедливо. Я так его люблю. – Уже поднимаясь с колен, она добавила: – Благодарю тебя за то, что ты не послушался моих молитв и я не поехала в Европу, как мне всегда хотелось. Благодарю тебя, что ты оставил меня здесь. И, Господи, если будет на то твоя воля, пусть Джереми тоже полюбит меня. Аминь.

Поднявшись на ноги, она открыла глаза и почувствовала... что чего-то ждет. Словно должно было произойти нечто удивительное. А почему бы и нет? Рождество – время чудес. Может случиться все что угодно. Даже любовь.

Она быстро накинула халатик и сунула ноги в ковровые шлепанцы. Потом провела щеткой по волосам и подвязала их на затылке ленточкой.

Выйдя из спальни, она сбежала по лестнице на кухню, там разожгла уголь в печи. Напевая рождественский псалм, она принялась готовить завтрак. На сердце у нее было легко. Ей было за что благодарить Господа. Дедушка все еще с ними и еще вполне самостоятельный. Том дома, занятия у него идут хорошо, и ему суждена блестящая карьера доктора. У нее множество замечательных друзей, теплый дом, любящая семья...

И, конечно, Джереми. Любовь – это величайшая вещь, за которую следует быть благодарным; и за то, что любишь, и за то, ч го любим. Она была полна любовью к нему и надеждой, что он полюбит ее в ответ.

– Вот это да, какая перемена, – приветствовал ее Том, входя на кухню.

Она оглянулась через плечо.

– С веселым тебя Рождеством, Том.

Он прошел через кухню и встал рядом с ней, удивленно и изучающе глядя на нее.

– Мне кажется, судя по твоему виду, оно будет очень веселым. – Он поцеловал ее в щеку. – Счастливого Рождества, Сара. Очень рад, что тебе стало лучше.

– И я тоже. – Она бросила несколько ломтиков бекона на сковородку.

Том потянулся за печеньем, только что вынутым из духовки.

– Расскажешь мне, что повлияло на эту поразительную перемену настроения? Ты все-таки решила выйти за Уоррена?

– Нет, – серьезно ответила Сара. – Думаю, что я просто стала взрослой. – Тыльной стороной ладони она отбросила с лица несколько выбившихся локонов и посмотрела на брата. – Я сделала совершенно правильно, порвав с Уорреном. Мне нужно было сделать это уже давно. – Она покачала головой. – Нет, начать с того, что мне не следовало вообще принимать его предложение. Я всегда знала, что мы друг другу не подходим.

Том облегченно вздохнул.

– Тогда, наверное, тебя не огорчит, что вчера он уехал поездом в Бойсе? Я слышал, что он уехал насовсем.

– Так быстро?

– Ты сожалеешь?

Она немного задумалась над ответом.

– Только о том, что обидела его. – Она подумала о Джереми. Если бы можно было все изменить... – Жаль, что я обидела Уоррена, но я уверена, что поступила правильно. И в глубине души он знает это.

Том легонько шлепнул ее по плечу.

– Снова начнешь искать себе принца? – спросил он и, поддразнивая ее, подмигнул, надеясь вызвать у нее улыбку.

– Нет. – Она отвернулась, боясь, что он прочитает ее потаенные мысли.

Нет, не нужен ей ни принц, ни богатый финансист из Нью-Йорк-Сити, ни даже таинственный граф из Европы. Ей нужен помощник шерифа, фермер, высокий человек с карими глазами, черными волосами и точеными скулами. Ей нужен Джереми Уэсли, и она собирается сделать все возможное и невозможное, чтобы он увидел, что и ему она тоже нужна.

Все в Хоумстеде было спокойно, когда Джереми совершал свой утренний обход. Все заведения были закрыты, кроме салуна, и, когда он заглянул туда, там никого не было. По-видимому, добрые хоумстедцы, даже те, кто были завсегдатаями салуна, пребывали в это утро дома со своими семьями, раскрывали подарки, готовили обильное рождественское пиршество.

Только Джереми был один.

Он замедлил шаги, подходя к магазину «Мебель Уэсли». Здесь он безотчетно потер себе скулу, как будто она все еще болела.

Уоррен уехал из города, не повидавшись еще раз с Джереми. Если бы не Лесли Блейк, Джереми не узнал бы, что брат уехал.

Да, натворил он тут дел, – подумал он, постаравшись побыстрее миновать магазин и даже не заглянув в его окна. – Его брат много лет таил против него обиду, но обижался он на Джереми за вещи, которые не зависели от него. Но то, что случилось с Сарой, совсем другое дело. Если бы он захотел, то мог бы предотвратить это. Случившееся с Сарой целиком на его совести. Он заслужил все те нелестные слова, с которыми обрушился на него брат. Он заслужил это и даже много больше.

Джереми прошел по плотно утоптанному снегу к школе, проверил там обе двери – они были на запоре, все было в порядке. Уже уходя, он увидел на снегу следы маленьких сапожек и ботинок. Во дворе стояли три снежных ангела, друг подле дружки, и два огромных снеговика... Он вспомнил, что видел, как в перемену на прошлой неделе детишки лепили их.

Сэму было бы шесть. Он бы уже ходил в школу. Эта мысль – и сопроводивший ее укол боли – появилась совершенно неожиданно. Он присел на школьные ступеньки и глубоко вздохнул холодного воздуха.

Старые воспоминания сразили его, как удар в солнечное сплетение. Он так отчетливо видел себя и Милли, уютно устроившихся в своей постели в том полном сквозняков двухкомнатном домике на ферме и мечтавших о будущем их неродившегося ребенка. Он вспомнил Милли, маленькую и хрупкую, с такими большими, доверчивыми карими глазами. Ему хотелось дочку, похожую на Милли. Она хотела красивого, сильного мальчишку, копию отца, и настаивала на том, чтобы назвать его Сэмом.

«Сэмюель – хорошее библейское имя, оно так хорошо подходит к твоему, Джереми. Сэм вырастет и станет таким же хорошим человеком, как и его отец. Вот увидишь».

– Ах, Милли, прости меня.

Он подвел ее. Он подводил ее то и дело, и все равно она продолжала доверять ему, верить в него.

– Почему, Милли, тебе хотелось, чтобы я вернулся сюда? Почему ты сказала, что время возвращаться домой?

«Пора, Джереми...»

Помимо воли сладко-горькая улыбка тронула его губы.

– Где ты пропадала? – спросил он знакомый, неслышный голос. Потом улыбка пропала. – Милли, я здесь наделал таких дел. Можешь что-то подсказать?

Но, так же быстро, как появился, голос в его сердце пропал, и он снова ощутил пустоту.

«Наверное, я схожу с ума». Он поднялся со ступеней и пошел назад к центру города. Любому разговаривавшему с женщиной, умершей более шести лет тому назад, место в каком-нибудь сумасшедшем доме.

Но это не мешало ему надеяться, что она заговорит с ним снова, надеяться, что она поможет ему исправить все, что он натворил со своей жизнью.

Сару Мак-Лиод никак нельзя было назвать камнем, под который вода не течет. Приняв решение, что Джереми нужна лишь возможность, чтобы обнаружить, что он может любить ее, она тут же принялась за создание соответствующих условий.

После рождественской службы в церкви она отослала Тома домой одного, а сама направилась к конторе шерифа. Как и предполагала, она застала Джереми за столом. О его изумлении можно было судить по его лицу, когда он поднялся ей навстречу из-за стола.

Она закрыла за собой дверь.

– Счастливого Рождества, Джереми. Они оба молчали.

– Ты, наверное, знаешь, что я отказалась от помолвки с Уорреном?

Он ответил, потирая скулу.

– Да, слышал.

– Он приходил к тебе, правда?

– Приходил. – Джереми сердито посмотрел на нее. – Тебе не следовало так поступать, Сара. Не следовало все ломать. Было бы лучше, если бы ты вышла за него замуж и уехала в Бойсе.

Она сделала несколько шагов к нему.

– Почему? Последовала длинная пауза.

Когда она смотрела на него, то чувствовала, как забилось у нее сердце, чувствовала, как любовь к нему разливается по всем ее венам. Это было настоящим, глубоким, и это ни за что не уйдет. Теперь она была в этом уверена больше, чем когда бы то ни было раньше.

– Я не тот, за кого ты меня принимаешь, Сара, – наконец произнес Джереми.

– А кто же ты в таком случае?

Похоже, он не готов был дать ответ. Джереми поднял руку и нетерпеливым жестом провел пятерней по своим волосам.

– Черт побери, Сара! Мы совершили ошибку. Давай не будем об этом вспоминать.

– Да. Это была ошибка. Мы плохо поступили. – Она быстро вобрала в себя воздух. – Но то, что мы чувствовали, было настоящим. То, что я чувствую к тебе сейчас, тоже настоящее...

– Иди домой, Сара.

– Я люблю тебя.

– Ты не знаешь меня.

– Ты не прав, Джереми. Я тебя знаю. Он тихо ругнулся.

– Ты что, не понимаешь, что я с тобой сделал? – спросил он, и в голосе у него прозвучало признание вины и отвращение к самому себе.

Сара придвинулась к краю стола. Она могла бы протянуть руку и дотронуться до Джереми. Ей хотелось дотронуться до него. Страшно хотелось.

– Ты не сделал мне ничего такого, чего бы я не позволила тебе.

Она подняла руку, жестом показывая, как она хочет, чтобы он выслушал ее и понял.

– Иди домой, Сара, – повторил он хриплым шепотом.

«Как же мне пронять тебя?» – гадала она, чувствуя, какое смятение у него в душе, понимая, какую высокую стену воздвиг он между ними.

Она опустила руку.

– Ладно. Я пойду домой. – Она отступила на шаг назад. – Я приходила пригласить тебя на рождественский ужин. Дедушка надеется, что ты придешь.

– Не могу.

– Джереми…

– Не могу.

Вздохнув, Сара повернулась и направилась к двери. Когда она взялась за ручку двери, Джереми проговорил:

– Больше, Сара, не приходи сюда. И не приноси ленчей в корзинке. От этого будут одни сплетни.

Она посмотрела через плечо и встретилась с его взглядом.

– Если тебе так хочется, я не стану приходить. Я не стану приносить тебе ленч. Но это ничего не изменит. Я все равно люблю тебя, Джереми.

Она не стала ждать ответа. Она знала, что ответа не будет.

ГЛАВА XXII

Том чувствовал себя обескураженным и рассерженным. Найти Фанни работу оказалось куда труднее, чем он думал поначалу. Он разговаривал с Майклом Рэфферти в гостинице, Лесли Блейк в магазине, Маделайн Гонт в одежной лавке, Зу Поттер в ресторане, даже с Феликсом Боннелем в газете. Никому не нужна была прислуга. По крайней мере, так они говорили. Том подозревал, что скорее всего дело в самой Фанни. Они не хотели брать молоденькую девушку, разносящую выпивку и живущую в салуне.

Что, если он не сможет ей помочь? Об этом думал Том, идя по Мейн-стрит. Что, если он пробудил у нее надежды только для того, чтобы она увидела, что они бесплодны?

В этом городке не так много возможностей для девушки, которая ищет работу. Лесопилка не место для Фанни, и он знал, не задавая вопросов, что Винс Стенфорд никогда не даст ей работу в банке. Баня тоже не в счет. Что еще осталось?

Как будто в ответ на мучивший его вопрос он услышал, как кто-то окликает его. Он посмотрел на другую сторону улицы и увидел, что ему машет рукой Роуз Рэфферти, подзывая его к себе.

– Можно тебя на минуточку, Том? – крикнула она ему с веранды гостиницы.

Кивнув, он перешел улицу. Когда он подошел к ней, она сказала: – Майкл сказал мне, что ты пытаешься найти работу для подруги.

Он почувствовал проблеск надежды.

– Да, но он сказал, что в настоящий момент не нуждается в новой прислуге.

– Да, это так, но, может быть, я нуждаюсь. Давай зайдем внутрь и поговорим об этом? – Она повернулась и прошла в гостиничный ресторан.

В это время дня в ресторане не было посетителей, и они могли сесть, где им было удобно. Роуз выбрала столик у входа, и Том придержал стул, пока она садилась, потом сел напротив.

– Расскажи мне о девушке, которой ты хочешь помочь, – сказала Роуз, как только он сел.

– Ее зовут Фанни Ирвин. Ей шестнадцать лет, и у нее нет никого из родных, кроме сестры Оупэл, которая работает в салуне. Когда умерла их мать, Фанни стала жить со своей сестрой. Мистер О’Нил дал ей работу, чтобы она могла платить за содержание.

Он подождал, думая, что она тут же скажет нет, как делали другие, но выражение лица Роуз не изменилось, и он решил продолжать.

– Ей там очень плохо, миссис Рэфферги. Я сказал ей, что попробую найти ей работу и место, где можно будет жить, чтобы она могла выбраться оттуда. Это не место для молоденькой девушки.

– Конечно, не место. – Роуз повернула голову и посмотрела в окно. Довольно долго помолчав, она проговорила: – Я видела, что алкоголь делает с людьми.

После этих слов они снова умолкли.

Том заметил, что на ее лицо набежала грустная тень. Он вспомнил ее брата, шалопая, проведшего не одну ночь в хоумстедской тюрьме после пьяного загула. Еще хуже был ее отец – мерзкий, подлый пьяница с необузданным характером.

Роуз посмотрела на Тома.

– Приводи Фанни ко мне. Если окажется, что она подходит, она может остаться здесь. Около кухни есть комнатка, в которой вполне может устроиться девушка.

– Но мистер Рэфферти сказал...

– Оставь мистера Рэфферти на меня. Я ведаю рестораном, и Майкл полагается на мои решения. Мистер Пенни, наш шеф, говорил, что ему не хватает помощников на кухне. Может быть, Фанни ему подойдет...

Том быстро вскочил со стула. Он протянул руку через стол и пожал руку Роуз.

– Благодарю вас, миссис Рэфферти. Я приведу Фанни как только смогу. Может быть, даже сегодня после ленча.

– Вы пьете с сахаром? – спросила Сара, наливая чашку кофе.

Этель Боннель кивнула.

– Пожалуйста, две ложки.

Сара не могла догадаться, что привело эту женщину к ним в дом с визитом. Вроде бы они не близкие знакомые. Этель на двадцать лет старше Сары, и никакая ей не закадычная подружка. Она живет в Хоумстеде три года, даже меньше, и, будучи женой хозяина и редактора газеты «Хоумстед геральд», считает себя как бы несколько выше всех остальных обитателей города.

– Не могу передать, как я была огорчена по поводу вашей свадьбы, моя дорогая, – проговорила Этель, принимая чашку у Сары. Чтобы подчеркнуть, как она сочувствует Саре, она покачала головой. – Представляю, как вы переживаете то, что мистер Уэсли вот так взял и бросил вас.

Так вот зачем она пришла. Собрать грязи для сплетен. У Сары стала закипать кровь, но она постаралась не показывать этого и мило ответила:

– Он меня не бросил, миссис Боннель, просто мы решили не жениться.

У женщины от удивления полезли вверх брови.

– Но почему же? Он такой прекрасный, такой видный молодой человек, и такой преуспевающий. Вам лучшего в этих местах и не сыскать. Ковбои и фермеры. Вот и все, что остается. Зачем же вам упускать человека вроде Уоррена Уэсли?

Саре хотелось сказать, что это не ее собачье дело.

– Мы оба пришли к выводу, что не подходим друг другу, миссис Боннель. Все очень просто.

– Но это произошло так неожиданно. На рождественском празднике он сказал...

– Уоррен был так возбужден по поводу его нового предприятия. Это было не очень подходящим временем, чтобы объявлять, что мы не собираемся сочетаться браком.

Она понимала, что ее легко уличить во лжи, но надеялась, что Этель ничего не заметит.

– Да, должна вам сказать, вы на редкость спокойно к этому относитесь... – Она отхлебнула кофе. – Вы поразительно сильная женщина. У вас расстроилась свадьба, ваш дед дышит на ладан, а теперь еще ваш брат связался с одной из этих шлюх из салуна, и вы еще в состоянии сидеть здесь с таким видом, будто вам на все наплевать.

Сара замерла.

– Что?!

Этель невинно улыбнулась.

– Скажу вам, я вами восхищаюсь. В вашем возрасте у меня не было и половины вашей самоуверенности.

– Что вы сказали про моего брата?

– О Боже. – Миссис Боннель отставила чашку с кофе и озабоченно взглянула на Сару. – Только не говорите мне, что вы не знаете про Тома и эту девку из салуна «Поуни».

Сара глубоко вздохнула, пытаясь привести в порядок нервы.

– Нет, боюсь, что не знаю. Расскажите мне, миссис Боннель.

– Так вот, – с очевидным удовольствием начала Этель, – он ходил к ней в салун почти каждый день.

Я понимаю, что молодым людям нужно сеять свой дикий овес, и, насколько я понимаю, мало что можно сделать, чтобы изменить это, но теперь он ходит по городу и просит, чтобы кто-нибудь дал ей работу. Он даже заходил в газету и просил мистера Боннеля взять ее. Можете себе представить? Такую девку. Какой респектабельный человек возьмет ее на работу к себе? Скажу вам, я не допущу ничего подобного в «Геральде». На прошлой неделе миссис Варни говорила мне, что это просто ужасно, что в нашем городе, прямо посредине его, находится бордель, а это самый настоящий бордель... Греховное место! И вот теперь ваш братец желает распространить эту заразу по всему городу, ведь каждому будет угрожать эта аморальная девица. Пусть сидит в своем салуне, где ей и место. Вот что я вам скажу.

Сара подумала о женщине, которая ждала доктора возле церкви. Она запомнила фиолетовые тени на веках, толстый слой румян на щеках, ярко-красные губы. Не может быть, чтобы ее браг увлекся такой женщиной. Только не Том.

У Фанни дрогнуло сердце, когда Том вошел в салун. Вчера, на Рождество, он забегал к ней на минуту. Он принес ей подарок – медальончик на золотой цепочке. Он пытался объяснить ей, что это пустяк, что он просто хотел, чтобы она знала, что он ее друг. Но это значило для Фанни намного больше. Накануне поздно вечером она легла спать, сжимая в руке медальон и мечтая о красивом молодом человеке, который подарил его.

Пройдя через салун, он подошел к столу, который она вытирала влажной тряпкой.

– Доброе утро, Фанни, – улыбнулся он ей. Ее сердце еще раз вздрогнуло.

– Доброе утро, мистер Мак-Лиод. Наклонившись к ней, он спросил:

– А не пора ли называть меня просто Томом? Ведь мы друзья, правда?

Она промолчала, не в силах что-либо ответить. Сердце громко стучало в груди, внутри же она чувствовала необыкновенную слабость.

Он хотел, чтобы она называла его Томом?!

– Мое нужно, чтобы ты пошла со мной на несколько минут, Фанни. Кажется, я нашел для тебя хорошую работу и место, где можно жить.

– Вы нашли?! – прошептала она, обретя голос. Он кивнул.

– Там, в ресторане гостиницы Рэфферти. Миссис Рэфферти хочет поговорить с тобой.

– Она хочет поговорить со мной? Том тихо рассмеялся.

– Да, хочет. А как же еще она может сказать тебе, что собирается взять тебя на работу?

В задней части здания хлопнула дверь, и Грейди О’Нил вошел в салун. Увидев Тома, он нахмурился.

– Ты опять здесь, Мак-Лиод? – чуть ли не прорычал он.

– Я зашел ненадолго увести Фанни.

У Грейди блеснули глаза, потом он рассмеялся лающим смехом.

– А зачем тебе водить ее куда-то? У нее есть комната наверху, вполне сойдет.

От унижения Фанни залилась краской. Ей хотелось, чтобы под ногами разверзся пол и она провалилась туда.

Том возмутился, но сумел сдержаться, только сверкнул глазами и крепко сжал губы. Отвернувшись от Грейди, он взял Фанни за руку.

– Пошли.

Господи! Он все-таки идет с ней в ее комнату. Ей захотелось лечь и умереть.

Оупэл сидела у своего туалетного столика в одном корсете и панталонах и тщательно накладывала на лицо грим, когда Том открыл дверь. Том даже не посмотрел в ее сторону, подведя Фанни к ее постели.

– Собери свои вещи, – велел он.

Она посмотрела на него, не будучи уверенной, что правильно его поняла:

Его взгляд упал на ее платье.

– Есть у тебя что-нибудь еще надеть? Что-нибудь не такое... – Он не договорил фразы до конца.

– Да.

– Хорошо. Надень. Я буду ждать тебя в коридоре. Не копайся и возьми с собой вес, что тебе понадобится. Ты сюда больше не вернешься.

Не задерживаясь, он тут же вышел, плотно закрыв за собой дверь. Фанни стояла как вкопанная, до нее еще не доходило, что происходит.

– В чем дело, объясни мне? – спросила Оупэл, поднимаясь из-за туалетного столика.

Фанни посмотрела на сестру, на ее когда-то красивое лицо, с годами утратившее свою прелесть, посмотрела на потерявшие естественный блеск, выкрашенные в ярко-красный цвет волосы, посмотрела на фигуру, послужившую удовольствию бессчетного числа безымянных мужчин. Она смотрела и думала, что, если не уйдет сейчас, с ней будет то же самое.

– Он забирает меня отсюда.

– Чю значит забирает тебя отсюда?

– Том нашел мне другое место работы. Там можно и жить.

Она посмотрела на Оупэл, и слезы полились из ее глаз. Несмотря ни на что, она любила свою сестру. Оупэл заботилась о ней, когда она болела. Она постаралась, чтобы ее маленькая сестричка, сирота, которой некуда было податься, имела крышу над головой, когда приехала в Хоумстед. Оупэл как могла проявляла к ней добрые чувства, и Фанни любила ее за это. Но ей не хотелось уподобиться Оупэл. Она скорее умрет.

Оупэл как будто прочитала ее мысли. Она подошла к ней и кончиками пальцев дотронулась до щеки Фанни.

– Тогда иди. Пока есть шанс, выбирайся из этого гадюшника. Ты добьешься чего-нибудь в жизни. Будешь настоящая леди. Я была не права, когда сказала, что у тебя не на что смотреть. И я в отношении этого парня тоже была не права, Я надеюсь, он будет хорошо о тебе заботиться. – Она вдруг притянула Фанни к груди и зашептала на ухо:

– Тебе не нужно здороваться со мной, когда увидишь меня на улице.

– Нет, я буду здороваться с тобой, – охрипшим от волнения голосом ответила Фанни. – Ты же моя сестра.

Оупэл отпустила ее так же внезапно, как обняла.

– А теперь давай уматывай отсюда. Теперь не нужно будет выпроваживать тебя, если ко мне придут гости...

Она снова принялась за свой туалет, изрядно облила себя ландышевым одеколоном, потом натянула платье, которое с трудом вместило ее полную грудь, и, не говоря ни слова, вышла из комнаты.

Фанни оглянулась вокруг, подумав о том, что ее ждет за пределами салуна. Страшно было подумать об этом. Здесь было скверно, но что, если в другом месте будет еще хуже?

Раздался тихий стук, потом открылась дверь и появился Том.

– Ты готова?

Она проглотила застрявший в горле комок.

– Еще нет. Дай мне еще минутку или две. Я... Мне нужно переодеться.

Он кивнул и стал закрывать дверь.

– Фанни? – Он всунул голову в полуоткрытую дверь и посмотрел ей прямо в глаза. – Все будет хорошо. Вот увидишь.

Она ответила ему улыбкой. Она готова была поверить всему, что он ей скажет. Ведь она любит Тома, даже если он не отвечает ей тем же.

Сара ждала его в гостиной, когда Том вернулся домой. Он расплылся в улыбке, увидев ее, потом повесил на вешалку пальто и стал негромко что-то напевать про себя.

Его настроение только подхлестнуло Сару, и у нее еще больше испортилось настроение.

– Ты что-то рано сегодня домой. Много у вас с доктором было визитов?

– Нет. Я даже и не видел сегодня доктора. – Он поцеловал ее в щеку и направился мимо нее на кухню.

Как она ни старалась, но просто не могла представить себе брата в компании этих размалеванных красоток. Этель Боннель ошибается.

Пройдя за ним на кухню, она спросила:

– И чем ты сегодня занимался весь день?

– Помогал другу.

Его ответ не удовлетворил сестру.

– Другу? Какому другу?

Том намазал масло на толстый ломоть хлеба.

– Помнишь, мы с доктором ходили лечить ту больную девушку в салуне?

У нее екнуло сердце.

– Ей теперь лучше, но ей нужна была другая работа и другое жилье. Миссис Рэфферти взяла Фанни на работу в ресторане гостиницы.

– Фанни?

– Мммм, – ответил он, откусывая кусок хлеба. Сара смотрела на брата и не знала, что делать. Он уже не мальчик. Он молодой человек, у него своя голова на плечах. И все-таки она поступит неправильно, если не напомнит ему быть поосторожнее с выбором знакомств. Ему прежде всего нужно думать о своей карьере доктора.

– После того как она устроится и привыкнет к новой работе, я хочу пригласить Фанни на ужин. Я бы хотел, чтобы ты и дедушка познакомились с ней.

– Господи! Ты что, серьезно говоришь о какой-то салунной девице?

Том насупился.

– Фанни никакая не салунная девица.

Она пропустила мимо ушей прозвучавшее в его голосе предупреждение.

– Том, ты должен думать о том, что ты делаешь. У тебя замечательное будущее, но от докторов ждут крепких моральных устоев. Ты не можешь связываться с такого рода девицей. Что подумают люди?

– Им вольно думать что им заблагорассудится. – Он бросил недоеденный кусок хлеба на стол. – Фанни – друг, которому нужна была моя помощь. Я не ожидал этого от тебя, Сара.

Он быстро вышел из кухни, так что она не успела ничего сказать.

Сара опустилась на стул с прямой спинкой, стоявший рядом с кухонным столом. Том прав, – подумала она, чувствуя стыд. – Но ведь она только заботится о его карьере. Будь она уверена, что он только хотел помочь девушке, она бы ничего больше не сказала. Но в том, как он говорил о Фанни, проскользнуло нечто такое, что заставило Сару подумать, что речь идет здесь больше, чем о дружбе.

Хотелось надеяться, что она ошибается.

ГЛАВА XXIII

Джереми положил листок бумаги на прилавок.

– Вот мой список. Да, и дай-ка мне несколько вон тех лакричек.

Лесли улыбнулась ему и полезла на полку за банкой.

– Ты не лучше Бенджамина Рэфферти. И тот, как появится в магазине, так сразу к банкам с конфетами.

Джереми пожал плечами и тоже улыбнулся.

Звякнул колокольчик на двери, и вошел еще один покупатель. Джереми глянул через плечо и увидел Тома Мак-Лиода, направляющегося к прилавку.

– Привет, Том, – приветливо встретила его Лесли. – Через минуту я займусь тобой.

– Не спеши. Я зашел только забрать подарок Саре к дню рождения. Ваш муж сказал, что он прибыл вчерашним поездом. А я уж было оставил надежду получить его вовремя.

– Вот это да. Скоро уже день рождения Сары?

– Сегодня, – ответил Том. Он посмотрел в сторону Джереми. – Добрый день, депьюти*( Помощник шерифа (англ.)).

Джереми в ответ коротко кивнул, но все его мысли были о сестре Тома. Сегодня день рождения Сары. Интересно, что дарит ей брат. Интересно, что подарил бы ей он, если бы...

Он заставил себя оборвать подобные мысли. В его планы вовсе не входило покупать подарки для Сары. Об этом нечего и думать. Если бы даже он захотел, вся до последнего цента зарплата нужна ему, чтобы купить самое необходимое. Не успеешь оглянуться, как весна тут как тут, и нужно отложить деньги на семена и еще одну лошадь для пахоты. Как дважды два четыре ясно, что ничего не остается для таких дурацких вещей, как подарки к дню рождения.

– Вы видели мой подарок? – спросил Том у Лесли, продолжавшей набирать заказ Джереми.

– Нет. Джордж привез все со станции и поставил в склад.

– Это велосипед.

– Велосипед?! Господи Боже мой! У некоторых глаза полопаются. – Она взглянула на Джереми. – Вы можете представить Сару Мак-Лиод, разъезжающей по Мейн-стрит на этой штуковине? Похоже, хочешь не хочешь, а Хоумстед затаскивают в двадцатое столетие.

Джереми только кивнул, предоставив разговору идти своим чередом и стараясь изо всех сил не думать о Саре, едущей по Мейн-стрит на велосипеде. Но все его попытки не думать о Саре были тщетны.

Сара поднялась с ленчем на подносе в спальню деда. Открыв дверь, она увидела, что дедушка сидит в мягком кресле у окна. У нее сжалось сердце, когда она взглянула на него. Казалось, он постарел на несколько лет после Рождества. Страшно было подумать, что можно его потерять. Он всегда был ее якорем.

– Я принесла тебе ленч, – весело произнесла она, пытаясь скрыть свое волнение.

Серые глаза дедушки внимательно следили за ней, пока она шла от двери к его креслу. Когда она поставила поднос рядом с ним, он сказал:

– Совершенно не понимаю мужчин в нашей долине. В мое время у твоих дверей нельзя было бы пробиться. Ты же красавица у меня, принцесса.

– Дедушка, ты судишь обо мне пристрастно.

– Нет. – Он покачал головой – Просто у меня отличные глаза. Может, я и стар, но не слеп.

– Она поцеловала его в лоб.

– Мне и не нужно, чтобы у моих дверей было море мужчин, у меня есть ты.

– В нашем доме чертовски тихо. Когда была жива твоя бабушка, в твой день рождения у нас всегда собирались гости.

– Двадцать один год – уже большой возраст для такой ерунды, – сказала она и присела на маленькую табуреточку у его ног. – Мне вполне достаточно, что я с тобой и Томом.

Он пристально посмотрел на нее, будто пытаясь заглянуть в ее душу.

– Ты действительно не грустишь по Уоррену. – Это не был вопрос, это было утверждение.

– Нет, не грущу – Она сложила руки на коленях и смотрела на них – Бабушка Дори не очень часто ошибалась, но в отношении меня и Уоррена она ошиблась. Он хороший человек, но... – Она беспомощно пожала плечами, не зная, как все это объяснить.

– Ты просто не любила его, – закончил за нее дедушка.

Она подняла на него глаза, удивленная тем, как быстро он понял и согласился.

– Я очень много лет любил твою бабушку. Я знаю, чего ты ищешь. – Он вздохнул – Так хотелось бы увидеть тебя замужем и счастливой прежде, чем я уйду.

– Ты никуда от нас не уйдешь, – с некоторым нажимом уверила она его, постаравшись улыбнуться.

Дедушка усмехнулся:

– Конечно, если сумею отвертеться. Но во всяком случае это будет не просто.

Ей очень хотелось рассказать ему про Джереми, но она не могла это сделать. Ей очень хотелось поделиться с кем-нибудь, с кем-то посоветоваться. Можно было бы посоветоваться с Роуз, но она боялась сказать что-нибудь лишнее. Боялась, что кто-нибудь догадается о всей правде, как догадался Уоррен.

– Гдe Том? – спросил дедушка, взяв в руку ложку и окунув ее в миску с супом.

– Наверное, с доктором. – Сара надеялась, что он не пошел проведать Фанни, но промолчала об этом. Вряд ли дедушка знает про Тома и девушку из салуна. Пусть он так и останется в неведении.

Хэнк нахмурился.

– Вы с братом поцапались? Она слабо улыбнулась.

– Чуть-чуть, – солгала она. – Так, ничего серьезного.

– Вы оба никогда не можете долго дуться друг на друга. Я помню, когда он был совсем малышом, ты была совсем как маленькая мама, всегда смотрела за ним.

Она кивнула, в голове у нее пронеслись воспоминания о Томе. Она обожала его с первого же момента, как увидела младенцем. Между ними всегда была большая близость. Возможно, потому, что в юном возрасте они потеряли родителей, но, как бы то ни было, их связывали такие узы, которые не ослабевали даже на расстоянии.

Встретившись с ним поутру, она извинилась перед ним за сказанное накануне. Она надеялась, что он простит ее, но уверенности в этом не было. Он ушел из дома, позабыв поздравить ее с днем рождения. Такое случилось впервые с тех пор, как они были маленькими детьми. Не потому ли, что он на нее сердится?

Она поклялась себе, что не будет больше слушать сплетен Этель Боннель, не будет совать нос куда не положено. Том не поставит свое будущее под угрозу, связавшись с девицей из салуна. Он слишком рассудителен, чтобы сделать такую глупость. Том – само благоразумие. Это Сара вечно витает в облаках.

Дедушка прав. Они с Томом никогда не могли долго сердиться друг на друга. Все между ними наладится. Просто не может не наладиться.

Джереми в жизни не заходил в магазин дамской одежды и не понимал, что заставило его зайти в него сейчас.

– А, депьюти Уэсли, привет, – проговорила Маделайн Гонт, выйдя в магазин из-за тяжелой бархатной портьеры в задней части торгового зала. – Чем могу служить?

Он растерялся.

– Я... Я просто узнать, нет ли у вас каких-нибудь проблем...

– Да нет. – Она подняла бровь, словно видя его насквозь. – Какие такие проблемы вы имеете в виду?

– Так, ничего особенного. Просто чтобы знать. Она кивнула.

– Мы все очень рады, что вы у нас помощник шерифа. Меня бросает в дрожь, только подумаю, что могло бы стать с Сарой Мак-Лиод, если бы вы ее не спасли.

Сара. День рождения Сары!

Он посмотрел в сторону магазинной витрины.

– Я... я... Я тут думаю об одной шляпке... Той, что в витрине.

– О да. «Эйвери». Это очень красивый капор, вам не кажется?

Она быстро подбежала к окну и, сняв с витрины синюю с желтым шляпу, вернулась к нему.

– Только взгляните, какая чудесная работа. Модное соломенное плетение, отличные шелковые ленты. Видите, бархатные цветы совсем как живые. Конечно, она не годится для зимы, но я просто не могла больше держать ее на складе. Ее цвета напоминают мне о весне, а я так устала от холода и снега, что мне подумалось, что и другим будет приятно посмотреть на нее.

Бледно-желтые ленты точь-в-точь подходили к волосам Сары. Голубые цветы были того же цвета, как и ее глаза.

– Сколько она стоит? – спросил он, не в силах совладать с собой.

– Два доллара семьдесят пять центов, – ответила она, взглянув на маленькую бирку с ценой, пришпиленную сзади.

– Я возьму ее.

Он сунул руку в карман и вытащил деньги. Маделайн Гонт умирала от любопытства, пытаясь догадаться, для кого предназначена шляпка.

– Это будет прелестным подарком для вашей молодой леди.

Ему бы следовало сказать ей, чтобы она оставила шляпку у себя, и пулей вылететь из магазина, как собака, которой привязали к хвосту фейерверк.

Но он этого не сделал.

Джереми заплатил за шляпку и принес в свою унылую комнату над тюрьмой. Присев на край кровати, он смотрел на соломенную шляпку с лентами и цветами и представлял себе, как бы она выглядела на головке у Сары, и в то же время не переставал удивляться тому, что купил подарок к дню рождения женщины, которую всеми фибрами своей души хочет забыть.

Том сердито выругался, когда ключ сорвался с гайки и ударил его по коленке.

– Клянусь, если бы мой друг в интернате сказал мне, что эту штуку придется собирать, он ни за что не уговорил бы меня купить ее.

Доктор Варни ухмыльнулся:

– Да, если ты не поторопишься сообразить, как это делается, день рождения твоей сестры уйдет в прошлое.

– Да я почти все сделал. – Том прищурился, чтобы лучше видеть в полутемном сарае доктора. – Осталось только подтянуть вот этот последний болт и гайку. И он готов к езде.

– Хммм. Боюсь, я доверяю велосипеду не больше, чем одному из этих экипажей с мотором, о которых мне доводилось читать.

Том поднял на доктора глаза.

– А вы когда-нибудь видели автомобиль, доктор?

– Нет, и ничуть не жалею об этом.

– Но вы не можете себе представить, насколько важными они станут для врачей в местностях, вроде нашей. Представьте себе, вы едете со скоростью двенадцать или пятнадцать мил в час. Подумайте, насколько быстрее мы сможем попасть к нашим больным!

– Если раньше не разобьемся, – с откровенным неодобрением сказал доктор Варни.

Том рассмеялся.

– Вот увидите. Пройдет совсем немного лет, и автомобилем будут пользоваться повсюду.

– Они никогда не заменят лошадь с коляской. Разве можно доверяться машине так же, как благородному животному?

Том покачал головой и, встав на ноги, взялся за ручки велосипеда. Он знал, что спорить с доктором Варни о современных изобретениях – дело бесполезное. Что касается медицины, врач следил за всеми новшествами. Он читал все последние медицинские журналы и книги и готов был разделять новые идеи и нововведения в науке врачевания. Но относительно всего другого он был таким же консерватором, как и дед Тома. Возможно, даже больше.

– Отойдите-ка, – сказал Том, перебрасывая ногу через велосипед. – Давайте покажу вам, как эта вещь работает.

Немного терпения, думал Том, и он убедит доктора в том, что не всему новому суждено уничтожить цивилизацию. Он уверен: Сара будет в восторге.

Том был прав. Сара пришла в восторг от сюрприза к дню рождения. Но, что более важно, у нее стало легко на душе оттого, что он простил ее за все то, что она сказала. Ей не хотелось, чтобы что-нибудь омрачило остаток его каникул в Хоумстеде.

В последующие за ее днем рождения недели до Сары доходили слухи, что Том продолжал наведываться к помощнице повара в гостиницу Рэфферти. Но брат больше не поднимал вопрос о том, чтобы привести Фанни Ирвин на ужин, а Сара не напоминала. Она предпочитала сохранять с братом хорошие отношения и продолжала полагаться на его здравый рассудок. Кроме того, к первому апреля он уедет в Бостон, и она не сомневалась, что, как только он расстанется с Хоумстедом, девушка быстро вылетит у него из головы.

С наступлением Нового года здоровье дедушки пошло на поправку, и это весьма успокоило Сару. Хэнк Мак-Лиод стал опять принимать старых друзей и вести с ними длинные дискуссии о политике и возможности того, что Хоумстед сделают центром графства. Сара подозревала, что дедушка по ночам пробирался к себе в кабинет за сигарой, невзирая на строжайшее предписание доктора Варни забыть о них.

По мере того как жизнь входила в свою колею, у Сары оставалось больше времени думать о Джереми, но решение ее дилеммы не приходило ей в голову, как и несколько недель до этого. Так как он не хотел, чтобы она приносила ему ленч в контору шерифа или приходила к нему туда, она изучила часы, когда он обычно совершал обход города, и стала совершать ежедневный моцион в то же самое время. Встретиться с ним на улице было самым пустяковым делом. Она неизменно приветствовала его приветливой улыбкой и выражением любви в глазах, но он либо не замечал, что она чувствует, либо отказывался замечать. Она подозревала, что из этих двух предположений справедливо последнее.

Но Сара не теряла надежды, даже когда не оставалось сомнений, что Джереми всячески старается избегать ее. Сердце подсказывало ей, что это судьба свела их вместе. Она была уверена, что Джереми – это тот человек, о котором она мечтала всю жизнь. Как иначе объяснить то, что ее тянуло к нему с момента первой их встречи? Она решила быть терпеливой. Сара готова была ждать, если нужно, годы, пока он ответит на ее любовь.

ГЛАВА XXIV

– Ты сегодня утром какая-то бледная и осунувшаяся, – заметил Хэнк, обращаясь к Саре, когда она ставила банку варенья на середину стола. – Ты что, плохо себя чувствуешь?

Она покачала головой.

– Так, немножко устала. Я плохо спала ночью.

– Ну, ничего, позавтракай поплотнее, – дед подвинул к ней блюдо с яичницей, – и у тебя опять порозовеют щечки.

Сара с трудом проглотила подступившую к горлу желчь.

– Думаю, мне нужно на воздух, – прошептала она и побежала к задней двери. Она схватила с вешалки у двери старое пальтишко, но надела его, только когда выскочила на улицу.

Потепление еще вчера превратило снег в холодное месиво, но студеный ночной воздух снова прихватил его, и теперь тропинка покрылась скользкой кочковатой наледью. Сара спотыкалась, два раза чуть было не шлепнулась, пока добежала до уборной. Она едва успела войти в нее, как ее вырвало.

Когда спазмы прекратились, она села на пол, прижав ноги к груди. Лбом уперлась в коленки. Она слышала, как в дверь постучали, но не ответила, не будучи уверенной, что сможет говорить.

– Сара? – тихо позвал Том. – С тобой все в порядке?

Она шмыгнула носом и вытерла появившиеся слезы.

– Да, – хриплым голосом ответила она.

Ее брат открыл дверь уборной и посмотрел на нее. Ничего не говоря, он подал ей носовой платок.

– Спасибо. – Она высморкалась. – Не знаю прямо, что такое со мной.

– Может быть, лучше показаться доктору?

– Нет, не надо. Мне уже лучше. Она начала подниматься на ноги.

Подхватив ее под руку, Том помог ей встать. Внимательно, с беспокойством посмотрев на нее серыми глазами, он сказал:

– Тебя стошнило не в первый раз, Сара. Вчера утром я тоже слышал.

– Да ничего, – повторила она, когда они снова вышли на солнце. – Правда.

– Я бы чувствовал себя спокойнее, если бы доктор...

– Ради Бога, Том Мак-Лиод. Я не старая рухлядь. Немного сидра с золой, чтобы привести в порядок желудок, и буду как новенькая.

Он всмотрелся в нее чуть подольше и потом позволил себе легкую улыбку.

– Ну что же, это звучит обнадеживающе.

Она глубоко вдохнула свежего зимнего воздуха и тоже улыбнулась. Ей не хотелось, чтобы он заметил ее неуверенность. Он не знал, что ее рвало последнюю неделю каждое утро. У нее пропал аппетит, куда-то ушла энергия, и каждый день после ленча, совсем как дедушка, она теперь должна была прилечь.

Но она не могла позволить себе болеть. Том должен уехать в Бостон в конце марта. Не хотелось даже думать, что станет с его учебой, карьерой, если с ней стрясется что-нибудь серьезное. Она знала брата. Он будет вынужден остаться в Хоумстеде, чтобы заботиться о ней и дедушке.

Одной рукой взяв ее за руку, а другой поддерживая за спину, Том не спеша довел Сару до дому.

– Осторожно, – ласково предупредил он ее, ведя по неровной дорожке.

– Вы собираетесь быть столь предупредительными со всеми пациентами, доктор Мак-Лиод?

– Только с такими очаровательными, как вы, мисс Мак-Лиод.

Когда они подошли к задней двери дома, Саре стало значительно лучше. Она решила, что глупо тревожиться безо всякой на то причины. Это было просто небольшое расстройство желудка. Она выпьет сидра с золой и через час-другой будет в полном порядке.

Домашнее снадобье бабушки Дори действительно помогло. Еще не прошли утренние часы, а Сара почувствовала прилив энергии. Она выбивала пыль, подметала и чистила до тех пор, пока не навела в доме безукоризненную чистоту. Наконец она решила испечь пирог с сидром, любимый дедушкин десерт. Собравшись делать тесто, она обнаружила, что у нее мало муки и сахара.

– Дедуля, – сказала она, заглянув в кабинет, – я пошла в магазин. Тебе что-нибудь принести?

Хэнк опустил книгу, которую читал.

– Я не уверен, что ты принесешь мне пару моих любимых сигар.

Она сморщила носик.

– Нет. Я и не подумаю лишать твоих друзей удовольствия тайком притаскивать их тебе.

Она слышала его смешок, когда выходила из кабинета, и сама, не удержавшись, засмеялась. Дедушка неисправим, решила Сара, но она ни за что не стала бы менять в нем что-нибудь.

Во второй половине дня на улице заметно потеплело. Солнце висело желтым шаром на кристально чистом небе. С крыш падали сосульки. Казалось, все вокруг обещало весну, но Сара знала, насколько это обманчиво. Зима никогда не сдавала позиций до середины марта, а то и апреля.

Она пошла не привычной дорогой в магазин, пересекая улицу, которая стала морем мокрого снега и грязи, а по деревянному тротуару вдоль улицы. Ступая по деревянному настилу, она раздумывала над своей вечной проблемой: Джереми Уэсли.

Как заставить его полюбить ее, если он столь успешно умудряется не попадать ей на глаза? На прошлой неделе ей ни разу не удалось встретиться с ним в городе. Даже в воскресенье. Он взял манеру становиться в задних рядах в церкви и, как только кончалась служба, незаметно выскальзывать за дверь, когда она еще не успевала даже встать со скамьи.

Подходя к магазину, она посмотрела на другую сторону улицы, где находилась контора шерифа. Всеми силами души она желала, чтобы двери конторы открылись и Джереми вышел на улицу, но этого не произошло. Двери остались закрытыми, и Саре не удалось увидеть его даже уголком глаза.

Но когда она вошла в магазин, то увидела Джереми стоящим неподалеку от прилавка. Сердце у нее застучало, как всегда случалось, если он был рядом.

Как будто чувствуя ее присутствие, он повернулся, и их взгляды встретились.

Я люблю тебя , Джереми. Почему же ты не замечаешь , что я чувствую?

Джереми замечал и именно по этой причине чувствовал, как его охватывает знакомая паника. Почему она упорно хочет видеть его каким-то другим? Достойный человек давным-давно сделал бы ей в приличествующей форме предложение. Почему она не хочет понять, что он вовсе не достойный человек? В нем нет ничего стоящего. Он никогда не сможет быть тем, за кого она его принимает, таким, каким она его хочет видеть. Пора бы ей это понять. Пора бы ей возненавидеть его.

– Добрый день, Джереми. – Сара пошла в его сторону, минуя столы и бочки, загромождавшие центр зала.

– Мисс Мак-Лиод.

Она посмотрела в сторону прилавка на Джорджа Блейка.

– Привет, Джордж.

– Добрый день, Сара. Как поживает дедушка?

– Ему намного лучше. Он спрашивал сигар, ну, тех, которые ему запретил курить доктор Варни.

Джордж улыбнулся.

– Так у меня несколько штук отложено для него.

– Я уверена, скоро за ними кто-нибудь заглянет. – Она покачала головой. – Запиши-ка их на мой счет.

Пока Сара говорила, Джереми не мог отвести от нее взгляда. Он думал о том, как красиво смотрелась бы на ее головке желто-синяя шляпка, собирающая сейчас пыль под его койкой. Она быстро взглянула на него и улыбнулась тепло и искренне.

– Дедушке виднее. Он никого не хочет слушать, и я уже и не пытаюсь остановить его.

До чего же она красива. Он вспомнил ее всю – ... запах, как приникала она к нему в полутемной спальне его дома... Он вспомнил о Саре многое, что стремился забыть и не вспоминать.

Если бы только все было по-другому...

Он перехватил эту мысль прежде, чем успел ее закончить. Все было совсем не по-другому. Он не был другим. Он оторвался от лица Сары, как только Джордж подал ему брезентовую сумку с продуктами, которые он заказывал.

– Пожалуйста. Здесь все.

– Спасибо, Джордж, – проговорил Джереми, бросив лишь мельком взгляд на Сару.

– Прощайте, мисс Мак-Лиод.

Его холодность, казалось, не произвела на Сару никакого впечатления.

– До свиданья, Джереми. Заходите к нам, поприветствуйте дедушку. Я уверена, ему было бы интересно услышать, как идут у вас дела.

– Попробую, – самое большее, что он смог пообещать, выходя из магазина.

Но слова Сары и взгляд ее глаз долго еще оставались с ним.

Том облокотился на длинный кухонный стол и наблюдал, как Фанни мыла посуду в большой лохани, полной горячей мыльной воды.

Ее шатеновые волосы были забраны под кипенно-белую шапочку, а огромный белый передник скрывал почти полностью блузку с длинным рукавом и темно-синюю юбку.

– Мистер Пенни вчера научил меня печь макаронный пирог, а завтра ждет с поездом устриц. Он сказал, что покажет мне, как их подавать. Говорит, царская еда. В жисть... – Она посмотрела на него и поправилась: – В жизни не ела устриц. А ты?

Он улыбнулся, ему нравилось ее воодушевление.

– Ел все время, пока был в Сан-Франциско. И лангустов, и креветок, и крабов.

Она с отвращением сморщила нос.

– Как только можно есть этих ползающих в океане существ?

– Они понравились бы тебе. Может быть, мы с тобой попробуем этих устриц завтра.

Она покраснела и опустила взгляд в лоханку для посуды.

«М-да, черт бы меня побрал, – подумал Том, и у него округлились глаза. – Я влюбился».

Оттолкнувшись от стола, он шагнул к ней. Теперь у нее покраснели не только щечки, но и шейка. Когда он подошел к ней, лицо Фанни пылало.

– Фанни?

Она не повернула к нему головы. Вместо этого она сунула в лохань еще одну грязную кастрюлю и принялась ее скрести.

– Фанни... – Он положил руки ей на талию.

Ему было слышно, как она часто задышала, он почувствовал, как она напряглась, услышал, как у нее из рук выпала на дно лохани кастрюля.

Том не очень хорошо представлял, что должен делать влюбленный. У него никогда не было этого чувства. Он никогда даже не думал, что может так чувствовать.

И он сделал то, что получилось само собой. Он наклонился и поцеловал ее в шею. Маленькие локоны щекотали ему нос. От нее пахло лимонной вербеной. Этот приятный, чистый запах очень подходил Фанни.

Она повернулась и посмотрела на него. Оба не замечали воды, капающей с ее рук на пол.

– Зачем ты это делаешь? – прошептала она.

Он радостно улыбнулся. В жизни он не был счастливее, чем в этот момент.

– Потому что понял, что ты самая красивая девушка, какую я только когда-либо видел...

Краска на ее личике и шее начала блекнуть.

– По-моему, ты не должен говорить такие вещи...

– Я люблю тебя, Фанни.

У нее от неожиданности открылся рот, большие глаза стали еще больше.

– Думаю, мне следует поцеловать тебя. А ты как думаешь?

Она покачала головой.

Он взял ее лицо в свои ладони.

– О да. Я думаю, мне следует.

Он почувствовал как она задрожала, но она не отстранилась от него, и он понял, что поступил правильно. Это было правильно. Том Мак-Лиод влюбился, и влюбился так сильно, как только может влюбиться мужчина.

Он внимательно посмотрел в ее большие карие глаза.

– Ты выйдешь за меня замуж, Фанни? Она еще раз, задохнувшись, открыла рот.

– Сейчас мне нечего предложить тебе. Мне еще нужно закончить учебу на доктора, прежде чем я смогу жениться. Но, если ты меня подождешь, я бы, честное слово, с гордостью назвал тебя своей женой.

Она ничего не ответила, успев только кивнуть, когда он снова поцеловал ее.

Том был счастлив. Он был уверен, что счастье не покинет его никогда.

Сара с изумлением уставилась на брата. Когда она наконец обрела дар речи, единственное, что она могла произнести, было:

– Ты, наверное, шутишь. Его лицо стало серьезным.

– Нет, Сара, не шучу.

– Но ведь тебе только восемнадцать лет. Тебе еще нужно закончить свою учебу на медика и...

– Я намерен уехать в Бостон, как и предполагалось. Фанни будет ждать меня здесь, в Хоумстеде. Мы поженимся, когда я вернусь.

Сара с облегчением вздохнула. По крайней мере, он не собирается жениться на этой девушке немедленно. Через несколько месяцев в Бостоне он перестанет и думать о Фанни. Возможно, все не так уж плохо, как казалось сначала.

– Я ее не забуду.

У нее вспыхнули щеки, когда она поняла, что он прочитал ее мысли.

– Я хочу привести ее завтра вечером на ужин и познакомить с тобой и дедушкой. Завтра у нее свободный вечер. Я хочу, чтобы ты радушно встретила ее, Сара. Ты сначала должна узнать ее, а потом уже судить о ней.

Она отвернулась от него и подошла к окну гостиной. Солнце зависло как раз над перевалом Тин-Хорн. Пройдет несколько минут, и оно опустится за горы, а в долине наступит ночь. Повсюду воцарится тишина. За исключением салуна «Поуни».

Сколько же ночей ее деду пришлось возиться с перебравшими гуляками в салуне? Сколько драк он остановил? Сколько раз пришлось ей выслушивать пересуды женщин об этих гулящих девицах? Сколько раз пастор взывал со своей кафедры против грехов пьянства и грехов плоти?

Ей стало вдруг жарко, когда она представила себя голой в объятиях Джереми. Грехи плоти... Ей хотелось снова в его объятия. Грехи плоти... Ей хотелось провести всю свою жизнь в его объятиях.

Ну кто она такая, чтобы судить Фанни Ирвин?

– Сара?

Том осторожно положил руку ей на плечо.

– Фанни совсем не такая, как другие. Она хорошая и милая. Ты раньше никогда не спешила судить о людях, Сара. – Голос его потеплел. – Познакомься с ней. Ради меня.

Это ее любимый брат, ее маленький Томми. Она желает ему самого лучшего. Она желает ему добиться всего, о чем мечтает. Он заслуживает самой лучшей жены в мире. Она не могла поверить, что лучшей женой для него станет девица, работавшая в салуне «Поуни». Но в то же время она не могла ему отказать в его просьбе.

– Мы будем завтра ждать ее к ужину, Том. – Она накрыла его руку, лежавшую на ее плече, своей рукой. – Но обещай мне, что не кинешься очертя голову во все грехи тяжкие. Ты еще молод. Пройдет время, и ты, может быть, захочешь совсем иного, не этого...

– Ты когда-нибудь видела, чтобы я передумал, если уж что-нибудь решил?

Никогда. Том Мак-Лиод всегда был самой целеустремленной личностью, какую она знала. Еще школьником он никогда не отступался от задуманного, пока не добьется своего. Даже если при этом случалось неожиданно свалиться с дерева и неожиданно сломать себе руку.

– А теперь давай поговорим о тебе, – сказал Том, вдруг резко переменив тему разговора. – Как ты себя чувствуешь? Сегодня за ужином ты почти ни к чему не притронулась.

– Мне не хотелось есть, но со мной все в порядке.

– Это из-за Уоррена?

– Уоррена? – Она чуть не рассмеялась. – Боже мой, нет.

Она чуть было не рассказала ему о Джереми, о своем чувстве к нему. Но остановила себя. Как могла она рассказать Тому, что так быстро влюбилась в Джереми, и в то же время говорить ему, что его чувства к Фанни – минутное увлечение?

– Тебе снова нехорошо, – сказал Том, прервав молчание. – Я буду настаивать, чтобы доктор осмотрел тебя. – Он нахмурился, но потом уголки рта у него поднялись и выражение лица смягчилось. – Я не шучу, Сара. Я не дам тебе отговорить меня, если ты не станешь опять сама собой. Договорились?

Сара театрально вздохнула:

– Договорились.

Согласиться не составляло труда. Она совсем не чувствовала себя больной и была уверена, что он зря беспокоится.

ГЛАВА XXV

Сара смотрела, как доктор Варни снял очки, протер их материей и откинулся в кресле. В кабинете доктора повисла тишина. Было так тихо, что она слышала, как тикают часы в кармане доктора.

Наконец доктор снова надел очки и, все еще не поднимая глаз, сказал:

– Том, я полагаю, тебе следует оставить меня с твоей сестрой одних...

Ее брат, судя по всему, хотел возразить. Том очень беспокоился за сестру. Но в конце концов он не стал спорить и вышел за дверь.

Как только за ним закрылась дверь, доктор Варни сказал:

– Сара, боюсь, я должен задать тебе довольно неприятный вопрос.

Он посмотрел ей прямо в глаза.

– Твои симптомы, по всей видимости, говорят о том, что ты можешь быть беременной. Это возможно?

– Беременна?! – Она выпрямилась и схватилась руками за края стола для обследований.

– Прежде чем я продолжу, я бы хотел знать, возможно ли это.

Беременна? Но ведь Роуз сказала, что беспокоиться нечего, что это случается не каждый раз.

– Ты понимаешь, о чем я спрашиваю тебя, Сара? – Он встал с кресла, подошел к столу и отечески положил руку ей на плечо.

– Ты должна сказать мне правду, моя дорогая. Горло перехватило, и она не могла произнести ни звука. Ее бросало то в жар, то в холод. Она испугалась, что ее опять стошнит.

Ее молчание, по-видимому, ответило на вопрос доктора. Он глубоко вздохнул.

– Господи Боже мой, – невнятно пробормотал он, и его пальцы сжались на ее плече.

Ребенок Джереми. Она беременна ребенком Джереми.

– Уоррен знает?

Она подняла глаза и встретила взгляд доктора.

– Уоррен?

– Он знает, что ты носишь его ребенка?

Она медленно покачала головой. Ну конечно, доктор думает, что это ребенок Уоррена, Любой подумал бы, что это ребенок Уоррена. Но это не так. Ч го же ей делать? Что сказать?

– Ему нужно сказать.

– Нет! – Она схватила доктора за руку. – Я... Я не хочу, чтобы Уоррен об этом знал. У нас нет желания жениться. Это не его дело.

– Моя дорогая Сара, ну конечно же, это его дело. Он обязан вернуться и жениться на тебе. Ты не можешь...

– Это не его ребенок! – выпалила она. Теперь дар речи потерял доктор.

Она повторила более тихим голосом:

– Это не его ребенок...

Она уставилась на колени, смотреть в его глаза она не могла больше ни секунды, зная, что он должен сейчас думать о ней.

– Чей это ребенок, Сара?

Она покачала головой, на глаза у нее набежали слезы.

– Сара...

Она продолжала качать головой.

Доктор взял ее подбородок пальцами и заставил посмотреть на него, хотя застилавшие глаза слезы мешали ей видеть.

– У тебя нет иного выхода, Сара. Ты должна сказать мне, кто отец ребенка.

– Я люблю его, – прошептала она, и по щекам ее заструились слезы.

– Уверен, что любишь. Так как его зовут? Теперь уже он ее не полюбит. Он возненавидит ее на веки вечные.

– Джереми.

– Джереми Уэсли?!

Он на шаг отступил от нее.

Она жалко кивнула.

Сняв очки одной рукой, доктор другой потер лоб.

– Буран, – сказал он себе, но Сара расслышала.

– Виновата только я, доктор.

– Чепуха! – воскликнул он вдруг сердито. – Да его за это нужно засадить в его же собственную тюрьму и пусть там гниет. – Неожиданно он шагнул к ней. – Он заставил тебя, Сара? Бог мой, если он это сделал, мы его повесим.

Она вскочила. Страх заполнил ее всю.

– Он не заставлял меня, доктор Варни. Это... Это я. Во всем виновата я. Я... Я люблю его. Я... Он... Он не заставлял меня. Вы не должны говорить, будто он заставил. Я... Я хотела... Я хотела его. Это я. Все я.

Ей показалось, что доктор смотрит на нее целую вечность, но в конце концов он, кажется, согласился с тем, что она говорит правду.

– Очень хорошо. – Он бросил взгляд на дверь. – Ты сама скажешь Тому или это сделать мне?

– Сказать Тому?

«Лучше умереть», – подумала она.

– Он должен знать. И твой дедушка тоже. О, ну почему она не может взять и умереть?

Джереми вырвал страницу из каталога семян. Ранняя оттепель заставила его все чаще задумываться о ферме. Ему очень хотелось засеять свою землю. Этот первый год он посеет пшеницу и альфальфу. Ну и, конечно, заведет свой огород. Кукурузу, помидоры, картофель, фасоль и горошек.

Вот на будущий год, может быть...

Дверь распахнулась и с грохотом ударилась о стену.

Джереми вскочил на ноги, инстинктивно потянувшись за ружьем, потом увидел входящего в контору Тома. Он опустил руку, и ружье осталось стоять прислоненным к столу.

Том мгновение смотрел на него, потом повернулся и закрыл дверь. Снова посмотрев на Джереми, он проговорил:

– Я пришел пригласить тебя на свадьбу.

Джереми поднял бровь. Том совершенно не походил на переполненного счастьем жениха. Кроме того, Джереми знал, что Том уезжает учиться.

– Это Сарина свадьба, – пояснил ее брат, делая шаг вперед.

Сарина свадьба?

У него было такое чувство, будто из-под ног у него ушел пол, и он полетел в темную глубокую яму. С какой стати ему так реагировать? Он же сам хотел, чтобы она вышла за Уоррена. Он хотел, чтобы она вышла замуж, уехала в Бойсе и оставила его в покое. Хорошо, что Уоррен простил ее. Хорошо, что Уоррен возвращается, чтобы жениться на ней.

Том сделал еще один шаг к нему, глядя на него разгневанными глазами.

– И твою свадьбу тоже.

– Что?

Он только сейчас, казалось, увидел молодого человека в своей конторе.

– Сара беременна твоим ребенком, Уэсли, и ты женишься на ней. Сегодня.

– Сара беременна? – прошептал Джереми, потом чуть слышно добавил: – О нет, – и опустился на стул.

– Займись всеми необходимыми бумагами. Священник приходит к нам во второй половине дня. Чтобы ты там был, Уэсли. В два часа.

Зарывшись лицом в подушку, Сара лежала на кровати и рыдала. Она все еще надеялась, что это какой-то кошмарный сон, но с каждым часом все выглядело слишком реальным.

Она вспомнила, в какое бешенство пришел Том, когда доктор Варни объяснил ему, в чем причина ее «заболевания». Брат наговорил ей кучу страшных, обидных вещей, обозвал лицемеркой за то, что она осуждала Фанни за работу в салуне, а сама поступила гораздо хуже. Но это еще было не все. Ей никогда не забыть потрясенного лица дедушки, когда она сказала ему, что наделала. Пройдет совсем немного времени, и ей придется стоять рядом с Джереми и слушать, как священник объявляет их мужем и женой.

Ну , пожалуйста , пусть это будет только страшный сон. Пусть я проснусь , и все окажется страшным сном.

Она хотела, чтобы он полюбил ее. Она хотела, чтобы он предложил ей руку и сердце. Она хотела стать его женой. Она так надеялась, что он поймет, насколько они подходят друг другу. Но она хотела, чтобы все это произошло совсем по-другому. Она не хотела, чтобы его принудили жениться на ней.

Она пала в глазах всех. Джереми будет ее ненавидеть. Том презирать. Дедушка стыдиться.

Сара настолько погрузилась в печальные мысли, что не слышала, как открылась дверь спальни.

– Принцесса?

Подавив рыдания, она села в постели и обернулась к двери.

Дедушка закрыл за собой дверь, потом медленно прошел через комнату к ее кровати. Присев на край, он сжал ее руку, сложив ее маленькую ладошку в своей большой ладони. Сначала он не смотрел на нее. Он сидел так и глядел в окно на лесопилку.

«Он даже не смотрит на меня», – подумала Сара, и сердце у нее опять болезненно сжалось.

Хэнк стиснул ее руку.

– Сара, ты всегда следовала своему сердечку, а не головке. Увидишь потерявшегося котенка или птичку со сломанным крылышком и расплачешься, как будто это случилось с близким тебе существом. – Он медленно повернулся к ней. – Я очень много думал о тебе и надеялся, что жизнь не будет к тебе слишком жестокой.

– Прости меня, дедуля. Я не хотела, чтобы тебе было стыдно за меня.

– Стыдно? Нет, принцесса, я не стыжусь. Мне никогда не было стыдно за тебя. Конечно, мне хотелось бы, чтобы этого не случилось. Мне хотелось бы... Ну, как бы это сказать, мне не хотелось бы, чтобы ты страдала, вот и все. – Он еще раз стиснул ее руку. – Скажи мне. Как ты относишься к Джереми?

Она проглотила застрявший в горле комок.

– Скажи честно. Скажи мне правду.

Она часто заморгала, пытаясь разогнать набегавшие слезы, и взглянула ему в глаза, смотревшие на нее спокойно и внимательно.

– Я люблю его, дедуля. Думаю, что люблю его с первого дня, когда увидела его. – Она шмыгнула носом. – Вот почему я не могла выйти за Уоррена. Вот почему я разорвала нашу помолвку.

Хэнк Мак-Лиод тяжело вздохнул.

– Понимаю.

– Дедуля? – Она подалась к нему. – Джереми не виноват.

– Очень трудно в это поверить.

Вот и еще одна причина, по которой Джереми будет ненавидеть ее. Во всем люди будут винить его, и только они с Джереми знали, что именно Сара не захотела прогнать его. Он просил ее сделать это, но она не послушалась.

Дедушка нагнулся и поцеловал ее в щеку. От такой нежности ей снова захотелось расплакаться.

– Ладно, – устало проговорил он, вставая. – Пора тебе умыться и приготовиться сойти вниз. Вот-вот приедет преподобный Джекобс, ну и Джереми.

Сара кивнула, но осталась в постели. Когда за дедушкой закрылась дверь, она упала на подушки и вновь подумала о смерти...

Чувствуя себя человеком, отправляющимся на виселицу, Джереми сходил в баню и парикмахерскую Карсона. Приняв горячую ванну, подстригся и побрился. Потом оделся в свой лучший – и единственный – костюм и отправился в дом Мак-Лиода, куда пришел ровно в два часа.

Дверь открыл Хэнк Мак-Лиод. Джереми ждал, что тот что-нибудь скажет, но он только отступил на шаг и посторонился, чтобы дать Джереми войти. Джереми хотелось, чтобы шериф не молчал, а высказал все, что думает по этому поводу...

– Преподобный уже ждет в гостиной, – произнес наконец Хэнк, – но мне кажется, тебе следовало переговорить с Сарой перед обрядом.

Его не столько поразил спокойный тон старика, сколько его слова. Хэнк показал рукой.

– Наверх по лестнице. Вторая дверь направо. Он не был уверен, что ему хочется разговаривать с Сарой до церемонии, но, похоже, у него не было выбора. Он поднялся по лестнице.

Джереми постучал в дверь и услышал: – Войдите. Он открыл дверь.

Сара стояла посредине просторной спальни, сложив руки на животе. На ней было нежно-голубое платье, волосы собраны в пучок на затылке.

Он посмотрел на ее лицо, припухшее от слез, и сердце у него екнуло. В ее глазах он прочитал разочарование, утраченные надежды и мечты. Погибшая невинность... И во всем этом был виноват он.

– Здравствуй, Джереми, – тихо сказала она.

– Сара...

– Я... Прости меня... Я... я не думала, что все так случится.

Он опустил голову.

– Никто из нас не думал.

– Джереми, я... – Она опустила глаза. – Я постараюсь быть тебе хорошей женой.

Жена, Беременная жена, о которой придется заботиться. Земля, покрытая футом снега. И в кармане денег только-только дотянуть до весны, купить семена и перебиться до сбора урожая. Ему виделась ожидающая его катастрофа.

У него было чувство, как будто он проваливается назад сквозь годы. Его опять ждет провал, и платить за него будут жена и ребенок. Все повторяется, и ничего с этим не поделаешь.

Сара посмотрела на него, их взгляды встретились. Во взгляде Сары больше не было разочарования, печали, утраченных иллюзий... Вместо них он прочитал то, его больше всего боялся.

– Я люблю тебя, – прошептала она, произнеся вслух то, что он уже прочитал в ее глазах.

Он помрачнел и проговорил хрипло:

– Пойдем вниз и покончим со всем этим.

ГЛАВА XXVI

– Да не разъединить никому соединенное Господом.

Преподобный Джекобс закрыл молитвенник.

– Джереми, можете поцеловать невесту.

Он не хотел целовать ее. Он слишком боялся почувствовать то, чего не хотел чувствовать. Но преподобный Джекобс выжидающе смотрел на него, и, взглянув на Сару, Джереми понял, что не может поставить ее в неловкое положение, уклонившись от приглашения преподобного.

Он наклонился и чуть притронулся к ее губам. Когда он выпрямился, их взгляды встретились. Он опять заметил в ее глазах слезы, но на этот раз со слезами промелькнула и улыбка. В нем невольно шевельнулось теплое чувство.

Возможно ли, чтобы он сделал ее счастливой? Возможно ли, чтобы он не оправдал ее надежд?

Симон Джекобс откашлялся, прежде чем произнести:

– Поздравления, Джереми, Сара. Желаю вам всяческого счастья.

– Спасибо, – прошептала Сара. У нее порозовели щеки, когда она подумала, сказали ли ему всю правду.

Преподобный отошел от новобрачных, пожал руку Хэнку Мак-Лиоду и пробормотал положенные в таких случаях слова. Затем Том проводил его в прихожую и у дверей попрощался.

Затянувшееся в гостиной молчание сделалось вдруг неловким. Джереми не знал, что делать.

Сара легонько тронула его за руку.

– Я сложила кое-какие вещи. Взять их?

Он кивнул. Не было никакого смысла продлевать неприятную для всех ситуацию, не было смысла откладывать неизбежное. Теперь они женаты.

Она было направилась к дверям, но вскоре остановилась и вопросительно взглянула на него.

– Мы... Мы едем на ферму?

– У нас нет другого выхода.

Он не хотел, чтобы его ответ прозвучал резко, но понял, что получилось именно так.

Сара смотрела на него, будто ожидая, что он скажет что-нибудь еще. Он ничего не сказал, и она повернулась и вышла из комнаты.

Джереми обратился к шерифу:

– Боюсь, вам теперь нужно искать другого помощника шерифа, сэр.

– У меня нет претензий к твоей работе.

– Я не могу оставаться в городе. Комната над тюрьмой не место для Сары. Кроме этого, как только сюда доберется весна, мне нужно будет...

– Давай на день-другой оставим все как есть? По-моему, Хоумстед может спокойно обойтись несколько дней без депьюти, пока ты там устроишься с Сарой. Потом ты заедешь ко мне, и мы решим, как нам быть.

Джереми оставалось только кивнуть в знак согласия. Никуда не денешься, ему нужна работа, и теперь больше, чем когда бы то ни было, но он никак не ожидал, что Хэнк Мак-Лиод захочет после всего, что он натворил, оставить его на этом месте.

Сара обвела взглядом свою спальню, и ее охватили воспоминания. Как она сидела на диванчике у окна и рассказывала бабушке о своих мечтах попутешествовать по всему свету. Как она лежала ночами в постели и читала книжки об экзотических местах и удивительных людях, пока не забрезжит за окном рассвет. Она утонула в воспоминаниях о девических годах, полных любви и тепла.

Она грустно улыбнулась, прощаясь с комнатой – и девичеством.

Выйти за Джереми, покинуть этот дом, дедушку, брата было и горько, и сладко. Она желала, чтобы Джереми захотел жениться на ней, желала, чтобы он признался ей в любви. Она желала, чтобы дедушка и Том не стыдились ее. Она желала, чтобы все было по-другому.

Но по-другому не получилось. В приливе страсти она отдалась Джереми и теперь носила его ребенка. Жениться на ней принудил его ее разъяренный брат. Ничто уже не изменит того, что произошло.

Но вот будущее она может изменить. Она может научить Джереми любить ее. Сара упорно цеплялась за эту мысль. Она должна была верить в это. Она забудет горечь этого дня и будет помнить только его сладость.

Она дотронулась кончиками пальцев до губ и подумала о поцелуе, скрепившем их брачный обет. Всю оставшуюся жизнь она будет помнить прикосновение его губ.

Уме к