/ Language: Русский / Genre:child_det,sf_horror, / Series: Ужастики

Фантом В Зрительном Зале

Роберт Стайн

У героини книги, девочки по имени Брук, есть лучший друг – ее одноклассник Зик. Зик получил главную роль в школьном спектакле по пьесе под названием «Призрак». Зик полностью поглощен постановкой. Ему нравится наряжаться в загадочный костюм Призрака. Но Брук считает, что Зик чересчур увлекается и выходит за рамки дозволенного, когда он пугает других участников спектакля. И тогда начинаются на самом деле страшные вещи. На одной из декораций появляется надпись: «Держись подальше от моего родимого дома!» Подобно удару молнии прожектор разрывает темноту и высвечивает ее. Кто-то пытается сорвать постановку? А может быть, под сценой действительно живет призрак?

Роберт Лоуренс Стайн

Фантом в зрительном зале

1

Нашу школу стал посещать загадочный призрак. Его никто не видел. Никто не знал, где он живет.

Но вот уже больше семидесяти лет он появляется в нашей школе.

Первыми его обнаружили мы с моим другом Зиком, когда готовили школьную постановку о призраке.

Наша учительница сказала, что на этой пьесе лежит проклятие, но мы ей не поверили. Тогда мы думали, что она просто шутит.

Но когда я увидела призрака своими глазами, я поняла, что никакие это не шутки. Все оказалось правдой. Честное слово.

Ночь, когда мы встретились с призраком, стала самой страшной ночью в нашей жизни!

Но все по порядку.

Меня зовут Брук Роджерс, я учусь в шестом классе средней школы городка Вудс-Милл.

Зик Мэтьюс – мой лучший друг. Многие девочки считают странным, что мой лучший друг – мальчик, но мне все равно. Зик лучше и прикольнее, чем любая из девочек, которых я знаю. Так же, как и мне, ему очень нравятся ужастики.

Вот уже девять лет, как мы с Зиком дружим.

Нам известно друг о друге почти все. Например, я знаю, что Зик все еще спит в пижаме, на которой изображен лягушонок Кермит!

Ему очень не нравится, когда я кому-нибудь рассказываю об этом. Всякий раз его лицо становится пунцовым, а веснушки проступают еще больше.

Зик ненавидит свои веснушки почти так же, как я свои очки. Не понимаю, почему он так расстраивается из-за пары веснушек. В конце концов, они едва заметны. А летом, когда его кожа темнеет от загара, то их вообще не видно.

Хотела бы я, чтобы вот так же не было видно моих очков. Они делают меня такой уродиной. Но если я не буду их надевать, то буду натыкаться на стены.

Некоторые девочки в школе говорят, что Зик симпатичный. Никогда не думала об этом. Наверно, потому, что знаю его чуть ли не всю жизнь. С тех пор, как наши мамы встретились в зале для игры в боулинг и выяснили, что живут на одной улице.

Слухи о призраке поползли по школе неделю назад. В тот день после уроков я, как обычно, пыталась открыть свой шкафчик в раздевалке. Я убрала волосы с лица и повернула диск на кодовом замке. Дурацкий замок всегда заедает, и это меня бесит.

С четвертой попытки он наконец открылся. Я сунула книги в шкаф и собралась запереть дверцу. Ни за что не поташу учебники домой на выходные. С этой минуты я на каникулах! Целых два дня отдыхаю от школы.

Отлично.

Но прежде чем я успела закрыть дверцу, возле моего уха просвистел кулак, и шкаф с громким стуком захлопнулся.

– В чем дело, Бруки? – раздался голос из-за моей спины. – Ничего не задали на выходные?

Мне не нужно было оборачиваться, чтобы узнать, кто это. Только один человек в целом мире мог позволить себе безнаказанно называть меня Бруки. Я повернулась и увидела ироническую ухмылку Зика. Его светлые волосы, очень длинные спереди и очень короткие на затылке, закрывали один глаз.

Я улыбнулась и показала ему язык.

– Неплохо, Бруки, – промямлил он.

Я быстро сморгнула и что есть силы выпучила глаза. Надо же было как-то отомстить Зику.

Но Зика это не проняло. Он видел мой фокус с глазами уже тысячу раз.

– Нет, ничего не задали, – буркнула я. – В выходные я совершенно свободна. – И тут у меня возникла блестящая идея. – Как ты думаешь, Рич возьмет нас завтра на фестиваль ужастиков в «Синеплекс»?

Мне до смерти хотелось посмотреть три ужастика, которые шли в «Синеплексе». Говорят, один из фильмов – панорамный! Мы с Зиком обожаем смотреть ужастики, просто чтобы посмеяться в страшных местах. У нас нервы из стали. Мы ничего не боимся.

– Может быть, – ответил Зик, отбрасывая упавшую налицо челку. – Но Рич наказан. Ему нельзя брать машину целую неделю.

Рич – старший брат Зика. Большую часть своей жизни он отбывает наказание.

Зик перекинул свой рюкзак на другое плечо.

– Похоже, фестиваль пройдет без нас. Бруки, а ты ничего не забыла? – Он лукаво подмигнул. – Что-то важное?

Я пожала плечами. Забыла? Я не могла припомнить ничего такого.

– Ну, давай, Бруки! Соображай!

Я на самом деле не понимала, что он имеет в виду. Я собрала длинные волосы в хвост и стянула его резинкой, которую носила на запястье.

У меня всегда на каждом запястье по резинке. Мне нравится все иметь под рукой. Кто знает, когда тебе потребуется резинка для волос.

– Правда, Зик, понятия не имею, – призналась я, завязывая тугой хвост. – Почему бы тебе не сказать прямо?

И тут меня осенило.

– Распределение ролей! – завопила я, шлепнув себя по лбу.

Как я могла забыть? Целых две недели мы с Зиком ждали, когда будет известно, получили мы роли в школьном спектакле или нет.

– Пошли проверим! – Я ухватила Зика за рукав фланелевой рубашки и тащила его до самых дверей актового зала.

Мы оба пробовались на роли в пьесе. В прошлом году у нас были небольшие роли в мюзикле «Парни и красавицы». Наша учительница, мисс Уокер, сказала, что в этом году пьеса будет страшная.

Это все, что нам было нужно услышать. Мы просто должны были участвовать в этом спектакле!

У доски объявлений толпилось много ребят. Всем не терпелось прочесть список участников спектакля.

Я так волновалась!

– Мне не видно, Зик! – крикнула я. – Посмотри ты, хорошо?

– Да, сейчас…

– Нет, подожди! Я сама! – завопила я, передумав. Я часто так делаю. Зик говорит, что это сводит его с ума.

Я набрала в легкие побольше воздуха и протиснулась вперед. Грызя ноготь большого пальца на левой руке, я скрестила пальцы на правой и поискала глазами список.

Но когда я увидела, что было написано на доске, я чуть не откусила себе весь палец!

Рядом со списком участников спектакля красовалось уведомление:

Брук Роджерс! Пожалуйста, зайди в кабинет мистера Леей. Ты исключена из школы.

2

Исключена?

От потрясения у меня перехватило дыхание.

Неужели мистер Леви узнал, что это я выпустила тушканчика в учительской?

Исключена.

У меня схватило живот. Родители будут в шоке.

За спиной раздался смех.

Я обернулась: Зик хохотал, запрокинув голову. Другие тоже смеялись.

Я сердито уставилась на Зика.

– Ты повесил эту бумажку?

– Конечно! – Он заходился от смеха. У Зика нездоровое чувство юмора.

– Да меня не так просто провести, – соврала я.

Я снова повернулась к доске, чтобы прочесть список участников. Мне потребовалось трижды пробежать его глазами, прежде чем я поверила тому, что увидела.

– Зик! – закричала я во все горло. – Мы с тобой – звезды!

У Зика отвисла челюсть. И он усмехнулся.

– Можно подумать…

– Нет, правда! Нам дали две главные роли! Посмотри сам. Ты будешь играть Призрака!

– Не может быть! – Зик все еще мне не верил.

– Она правду говорит, Зик, – сказала девочка за моей спиной.

Тина Пауэлл, семиклассница, протискивалась сквозь толпу. Мне всегда казалось, что я не очень-то нравлюсь Тине Пауэлл. Не имею представления почему. Я ее даже плохо знаю. Но при встречах с ней у меня всегда возникает такое чувство, будто она косо на меня смотрит. Словно у меня кусочек шпината застрял между зубами или что-то в этом роде.

– Дайте мне посмотреть! – расталкивая всех, потребовал Зик. – Ура! Мне дали главную роль!

– А я буду играть Эсмеральду, – прочла я. – Интересно, кто такая Эсмеральда? Может быть, это сошедшая с ума старая мачеха Призрака? Или это его жена, которой отрубили голову и которая тоже восстает из мертвых, чтобы…

– Отдохни, Брук, – сказала Тина, окинув меня недружелюбным взглядом. – Эсмеральда – просто дочь того человека, которому принадлежит театр. – Она произнесла это таким тоном, как будто у Эсмеральды была совсем незначительная роль.

– А что досталось тебе, Тина? – спросила я. Тина потупилась. Несколько ребят повернулись, чтобы услышать ее ответ.

– Я буду твоим дублером, – пробормотала она. – Если ты заболеешь и не сможешь участвовать в спектакле, я буду играть роль Эсмеральды. Кроме того, я отвечаю за все декорации! – похвасталась она.

Я хотела сказать что-нибудь неприятное и гадкое, чтобы перед всеми поставить ее величество Тину Пауэлл на свое место. Но не смогла ничего придумать.

Я воспитанная девочка, и мне трудно придумывать и говорить гадости – даже тогда, когда я хочу сделать это.

Поэтому я решила не обращать на нее внимание. Я была слишком счастлива, что все так здорово вышло, чтобы позволить Тине Пауэлл вывести меня из равновесия.

Я надела джинсовую куртку и закинула рюкзак за плечи.

– Пошли, Призрак, – сказала я Зику. – Пойдем пугать соседей!

В понедельник после обеда мы начали репетировать пьесу. Репетицию проводила наша учительница, мисс Уокер.

Она поднялась на сцену зрительного зала и придирчиво оглядела нас. В руках у нее была толстая пачка исписанных листков.

У мисс Уокер волнистые рыжие волосы и красивые зеленые глаза. Она очень худощава – тонкая, как карандаш. Она очень хорошая учительница – правда, чересчур строгая. Но учительница она замечательная.

Мы с Зиком сели рядом, в третьем ряду. Я посмотрела на других ребят. Они оживленно болтали. Все были очень взволнованы.

– Ты знаешь, о чем пьеса? – спросил меня Кори Скляр.

Он играл моего отца. То есть отца Эсмеральды. Как и у меня, у Кори каштановые волосы. И он тоже носит очки. Может быть, поэтому мы с ним играем родственников.

– Сама не знаю, – ответила я, пожав плечами. – Никто не знает. Слышала только, что она страшная.

– Я знаю, о чем! – громко объявила Тина Пауэлл.

Повернувшись на стуле, я спросила:

– Откуда ты знаешь? Мисс Уокер еще не раздала пьесу.

– Давным-давно мой прадедушка учился в нашей школе. Он все мне рассказал о «Призраке», – похвасталась Тина.

Я начала говорить Тине, что никому нет дела до дурацкой истории ее прадедушки. Но она меня не слушала:

– Он также сказал мне о том, что на пьесе лежит проклятие!

Все замолчали. Даже я. Даже мисс Уокер прислушалась. Зик толкнул меня в бок. Его глаза блестели от восторга.

– Проклятие! Вот это класс!

Я согласно кивнула.

– Высший класс.

– Прадедушка рассказал мне очень страшную историю об этой пьесе, – продолжала Тина. – Еще он сказал, что в нашей школе водится призрак. Настоящий призрак, который…

– Тина! – перебила ее мисс Уокер, подходя к краю сцены. Она пристально посмотрела на Тину. – Думаю, тебе не нужно сегодня рассказывать эту историю.

– Но почему? – воскликнула я.

– Да, почему? – поддержал меня Зик.

– Думаю, что сейчас не время для страшных историй, которые, возможно, не являются правдивыми, – сурово заявила мисс Уокер. – Сегодня я собираюсь раздать пьесу и…

– А вы знаете эту историю? – спросила Тина.

– Да, я слышала о ней, – сказала мисс Уокер. – Но хочу, чтобы ты держала ее при себе. Это очень страшная история. Она здорово вас расстроит. Поэтому я считаю, что не нужно…

– Расскажите! Расскажите! Расскажите! – начал канючить Зик.

Все остальные тоже уставились на учительницу и закричали:

– Расскажите! Расскажите! Расскажите!

Интересно, почему мисс Уокер не хотела, чтобы мы послушали эту историю? Неужто она и впрямь такая страшная?

3

– Расскажите! Расскажите! Расскажите! – повторяли мы нараспев.

Мисс Уокер подняла руки, призывая нас успокоиться. Но мы только громче кричали и топали ногами.

– Расскажите! Расскажите! Расскажите!

– Хорошо! – наконец сдалась она. – Я расскажу вам эту историю. Но помните – это всего лишь сказка. Не хочу вас сильно пугать.

– Нас трудно испугать, – заверил Зик. Все засмеялись. Я во все глаза таращилась на мисс Уокер. Я поняла, что она действительно не хочет, чтобы мы узнали эту историю.

Мисс Уокер всегда говорила, что с ней мы можем обсуждать все, что захотим. Поэтому я спрашиваю себя: отчего она не хочет говорить с нами о призраке.

– Эта история произошла семьдесят два года назад, – начала мисс Уокер. – В тот самый год, когда была построена наша средняя школа. Наверно, именно тогда здесь учился прадедушка Тины.

– Да, так оно и было, – подала голос Тина. – Он был учеником первого класса, который набрали перед открытием школы. Он говорил мне, что тогда во всей школе было только двадцать пять ребят.

Мисс Уокер скрестила руки на груди поверх своего желтого свитера и продолжила рассказ:

– Ученики захотели сыграть пьесу. Один мальчик рылся в подвале старой городской библиотеки. Там он нашел рукопись. Она называлась «Призрак». Это была очень страшная пьеса о девочке, которую похитил таинственный призрак. Мальчик показал пьесу своей учительнице. И учительница решила, что было бы замечательно поставить эту пьесу в школе. Предполагалось, что это будет грандиозная постановка с леденящими душу спецэффектами, которые им удастся создать.

Мы с Зиком обменялись восхищенными взглядами. В пьесе были спецэффекты! Нам очень нравились спецэффекты!

– Репетиции «Призрака» начались, – продолжала мисс Уокер. – Мальчик, который нашел пьесу в библиотеке, получил главную роль Призрака.

Все посмотрели на Зика. Он гордо заулыбался, как будто имел к этому отношение.

– Каждый день после уроков они репетировали пьесу, – продолжала мисс Уокер. – Все были увлечены работой. Школьники очень старались, чтобы получился хороший спектакль. Все шло нормально до тех пор, пока… пока…

Она остановилась.

– Рассказывайте дальше! – громко крикнула я.

– Рассказывайте! Рассказывайте! – снова затянули несколько голосов.

– Хочу вам напомнить, что это просто сказка, – снова повторила мисс Уокер. – Нет никаких доказательств, что это произошло на самом деле.

Мы дружно закивали.

Мисс Уокер откашлялась и продолжала:

– Вечером в день представления все участники надели костюмы. Родители и друзья заполнили зрительный зал. Этот самый зрительный зал. Дети были очень взволнованы и беспокойно переглядывались. Учительница собрала их, чтобы подбодрить и дать последнее напутствие. Представление вот-вот должно было начаться. Но, ко всеобщему удивлению, нигде не могли найти мальчика, который играл Призрака.

Продолжая рассказывать, мисс Уокер начала расхаживать взад и вперед по сцене.

– Его звали. Искали его за кулисами. Но Призрак как сквозь землю провалился. Дети заглянули во все углы. Обыскали всю школу. Но найти его не могли. Мальчик исчез. Его искали целый час, – продолжала мисс Уокер. – Все были так расстроены, так напуганы. Особенно родители мальчика. Наконец учительница вышла на сцену, чтобы объявить, что спектакль не состоится. Но прежде чем ей удалось что-нибудь сказать, по зрительному залу пронесся ужасный вопль.

Мисс Уокер перестала расхаживать по сцене.

– Это был страшный крик. Люди говорили, что он был похож на рев животного. Учительница бросилась на этот крик. Она позвала мальчика. Но ответа не последовало. В зале воцарилось тягостное молчание. Никто больше не произнес ни слова. И снова вся школа бросилась на поиски. Но мальчика так и не нашли.

Мисс Уокер с трудом сглотнула.

Мы все молчали. Все сидели затаив дыхание.

– Больше его никто не видел, – повторила она. – Наверное, можно сказать, что Призрак стал настоящим призраком. Он просто исчез. Представление так и не состоялось.

Мисс Уокер снова остановилась и пристально посмотрела на нас. Она переводила взгляд с одного кресла на другое.

– Чудеса, – пробормотал кто-то за моей спиной.

– Думаешь, это правда? – раздался чей-то шепот.

И тут сидевший рядом со мной Кори Скляр судорожно вздохнул.

– О, нет! – Он указал на боковой выход. – Вот он! Вот он – призрак!

Я обернулась – то же сделали все остальные – и увидела ужасное лицо призрака, которое с ухмылкой смотрело на нас из дверного проема.

4

Кори Скляр закричал.

Со всех сторон послышались вопли. Думаю, даже Тина закричала.

По лицу Призрака змеилась злобная усмешка. Ярко-рыжие волосы дыбом стояли на его голове. Один глаз вываливался из глазницы. Лицо сверху вниз рассекал глубокий шрам, который был стянут черными стежками.

– Бу-у! – завыл призрак, влетая в центральный проход.

В зале снова поднялся испуганный крик.

Меня раздирал смех. Я знала, что это Зик.

Я и раньше видела, как он надевал эту глупую маску. Она лежала у него в шкафчике – так, на всякий случай.

– Кончай, Зик, дай передохнуть! – не выдержала я.

Он схватил маску за волосы и стащил ее. Лицо под маской было красным. Зик ухмылялся. Еще бы! Он разыграл столько народу!

Теперь все засмеялись.

Кто-то бросил в Зика пустой пакет из-под молока. Один мальчик попытался поставить ему подножку, когда Зик шел на свое место.

– Очень забавно, Зик, – выразительно посмотрев на него, сказала мисс Уокер. – Надеюсь, призрак нас больше не посетит! Зик упал на стул рядом со мной.

– Зачем ты всех так напугал? – прошептала я.

– Захотелось. – Зик усмехнулся.

– Значит, мы будем первыми, кто сыграет эту пьесу? – спросил Кори мисс Уокер.

Учительница кивнула.

– Да. После того, как семьдесят два года назад пропал мальчик, в школе решили уничтожить все экземпляры пьесы и декорации. Но один экземпляр ее сохранился и все эти годы лежал под замком в школьной кладовке. И мы первыми поставим «Призрака»!

Ребята возбужденно загомонили. Мисс Уокер долго не могла нас успокоить.

– Теперь слушайте, – сказала она, положив руки на талию толщиной в карандаш. – Это всего лишь сказка. Старая школьная легенда. Держу пари, даже Тинин прадедушка скажет вам, что это неправда. Я рассказала вам эту историю, просто чтобы настроить вас на соответствующий лад.

– А как же насчет проклятия? – выкрикнула я. – Тина сказала, что было проклятие!

– Да, – вскочила Тина. – Мой прадедушка уверен, что на пьесе лежит проклятие. Призрак никому не позволит сыграть ее. Он говорит, что призрак все еще здесь, в школе. Призрак появляется в школе вот уже семьдесят лет! Но его еще никто не видел.

– Отлично, – заявил Зик. В его глазах появился блеск.

Послышались неуверенные смешки. Наверняка кое-кому стало неуютно. А то и вовсе страшно.

– Говорю вам, это всего лишь сказка, – сказала мисс Уокер. – А теперь перейдем к делу, хорошо? Кто поможет мне раздать пьесу? Я отпечатала по экземпляру для каждого из вас. Хочу, чтобы вы взяли ее домой и начали учить роли.

Бросившись к сцене, чтобы помочь мисс Уокер, мы с Зиком едва не повалили друг друга. Она вручила нам по пачке листков. Мы слезли со сцены и начали их раздавать.

Когда я подошла к Кори, он отдернул руку.

– А ч-что, если проклятие – это правда? – робко спросил он мисс Уокер.

– Пожалуйста, Кори, хватит говорить о призраке и проклятии. У нас много работы и…

Она не закончила.

Мы услышали, как учительница вскрикнула.

Я обернулась к сцене, где секунду назад стояла мисс Уокер.

Она пропала.

Она растворилась в воздухе.

5

Листки с пьесой выпали из моих рук. Я кинулась к сцене. Удивленные ребята шумели и кричали.

Я услышала, как Кори произнес:

– Она исчезла!

– Но это невозможно! – завизжала какая-то девочка.

Мы с Зиком вскарабкались на сцену.

– Мисс Уокер, где вы? – позвала я. – Мисс Уокер?

Тишина.

– Мисс Уокер? Отзовитесь! – закричал Зик. Вдруг я услышала, как мисс Уокер слабым голосом зовет на помощь.

– Я здесь, внизу!

Под сценой? Казалось, ее голос доносился именно оттуда.

– Помогите мне выбраться! – ?нова позвала мисс Уокер.

– Что происходит? – удивилась я. – Почему мы ее слышим, но не видим?

Я первой заметила квадратный люк в полу сцены. Все ребята сгрудились вокруг него. Я подошла к краю дыры и заглянула вниз.

На меня глядела мисс Уокер. Она стояла на маленькой квадратной площадке – крышке люка, опустившейся примерно на пять-шесть футов под сцену.

– Нужно поднять крышку, – сказала она.

– А как это сделать? – спросил Зик.

– Нажмите на кнопку. Вон там, на полу, – распорядилась мисс Уокер. Она показала рукой куда-то вправо.

– Нашел! – Зик нажал на кнопку. Мы услышали лязг. Потом скрежет. Затем скрип.

Крышка медленно поднялась вверх и встала на место. Мисс Уокер с усмешкой посмотрела на нас и отряхнула свои синие слаксы.

– Совсем забыла об этом люке, – сказала она. – Могла ногу сломать или еще что-нибудь. Слава Богу, у меня все в порядке.

Мы окружили ее. Зик встал на четвереньки и принялся разглядывать люк.

– Ребята, кстати, об этом тоже, – улыбнулась мисс Уокер. – Он был сделан для первой постановки «Призрака». С годами о нем совершенно забыли. Им никогда не пользовались при постановке школьных спектаклей – до сегодняшнего дня.

У меня отвисла челюсть. Люк! Но кто его открыл?

Мисс Уокер наклонилась и оттащила Зика в сторону.

– Осторожно. Упадешь, – сказала она. – Я заранее открыла люк. И совсем упустила из виду, что крышка все еще внизу.

Зик поднялся на ноги. Я видела, что он очень заинтересовался люком.

– Когда в первый раз готовились ставить «Призрака», – пояснила мисс Уокер, – придумали это устройство. Призрак мог исчезать и появляться из-под сцены. В те времена это был сногсшибательный спецэффект.

Я скосила глаза на Зика. Его так и распирало от восторга.

– А что, в спектакле только я буду проваливаться под сцену? – спросил он с нетерпением. – Можно, я попробую? Ну, пожалуйста.

– Не сейчас, Зик, – твердо ответила мисс Уокер. – Мне еще нужно проверить, насколько надежен люк. Прежде чем пользоваться им, я должна убедиться, что все работает исправно.

Зик уже снова стоял на четвереньках и был занят обследованием люка.

Мисс Уокер громко прокашлялась.

– Ясно, Зик?

Зик посмотрел вверх. И вздохнул.

– Да, мисс Уокер, – пробормотал он.

– Хорошо, – сказала мисс Уокер. – Теперь садитесь на свои места. Я хотела бы прочесть вам всю пьесу. Лучше это сделать сегодня. Вы узнаете, о чем эта пьеса и какие в ней действуют персонажи.

Мы вернулись в зал. Я следила за выражением лица Зика. Я видела это выражение прежде. Он наморщил лоб, а его левая бровь взлетела вверх. Было ясно, что он глубоко погружен в свои мысли.

Чтение заняло больше часа. Пьеса «Призрак» действительно оказалась страшной!

Она была о человеке по имени Карло, хозяине очень старого театра, где играли пьесы и устраивали концерты. Карло считал, что его театр посещает Призрак.

Выясняется, что в подвале действительно живет Призрак. На его лице шрам. Он похож на чудовище. Поэтому он носит маску. Дочь Карло, Эсмеральда, влюбляется в Призрака. Она хочет убежать с ним. Но ее друг, Эрик, узнает об этом.

Эрик любит Эсмеральду. Он выслеживает Призрака в его тайном убежище, расположенном в темном подвале под театром.

Они подрались. И Эрик убил Призрака.

Это разрывает сердце Эсмеральды. Она убегает, и больше никто никогда ее не видел. А Призрак становится привидением. Теперь он часто будет появляться в театре.

Довольно драматично, правда?

Думаю, пьеса всем понравилась. Сразу можно было сказать, что спектакль будет очень интересным.

Когда я читала роль Эсмеральды, я пыталась представить себе, как буду играть ее на сцене в костюме. Один раз я обернулась и увидела Тину, которая повторяла мою роль, беззвучно шевеля губами.

Почувствовав, что я на нее смотрю, она перестала читать. И как всегда, с неприязнью посмотрела на меня.

«Тина просто завидует, – сказала я себе. – Конечно же, она хочет быть Эсмеральдой».

На некоторое время меня захватили дурные мысли о Тине. Она мне очень не нравилась. Но я не хотела, чтобы она ненавидела меня за то, что мне дали роль, которую она мечтала сыграть.

Долго думать о Тине я не могла. Нужно было следить за тем, как развивалось действие. Эсмеральда была занята во многих сценах. Это на самом деле была большая роль.

Когда читка пьесы закончилась, мы захлопали в ладоши и одобрительно загудели.

– А теперь отправляйтесь по домам, – распорядилась мисс Уокер. – Начинайте учить свои роли. Завтра встретимся снова.

Но как только я вместе с остальными направилась к двери, я почувствовала, что кто-то тянет меня назад. Я оглянулась и увидела, что Зик манит меня за толстую бетонную колонку.

– Что ты делаешь, Зик? – строго сказала я.

– Ш-ш-ш-ш. – Он приложил палец к губам. Глаза у Зика блестели от возбуждения. – Пусть все уйдут, – прошептал он.

Я выглянула из-за колонны. Мисс Уокер погасила свет. Потом она собрала свои бумаги и вышла из зрительного зала.

– Зачем мы здесь прячемся? – нетерпеливо прошептала я.

Зик ухмыльнулся.

– Давай попробуем, как действует люк.

– Ты в своем уме?

– Мы только разок. Быстрее! Пока здесь никого нет.

Я обвела взглядом зрительный зал. Темно и пусто.

– Да не трусь ты, – подбадривал Зик, увлекая меня к сцене. – Давай попробуем, хорошо? Ничего не случится.

– Ладно, – согласилась я.

Зик прав. Что может случиться?

6

Мы с Зиком залезли на сцену. Было еще темнее, чем раньше. И холоднее.

Наши кроссовки глухо стучали по полу. Казалось, каждый звук разносится по всему зрительному залу.

– Этот люк такой классный! – воскликнул Зик. – Жаль, что тебе не придется пользоваться им в спектакле.

Я легонько толкнула его и раскрыла рот, чтобы ответить. Но неожиданно почувствовала, что в горле запершило. Должно быть, это от пыльного занавеса у меня разыгралась аллергия.

У меня самая паршивая аллергия в мире. У меня аллергия прямо-таки на все. Перечислять замучишься. На пыль, на цветочную пыльцу, на кошек, на собак, даже на некоторые свитера.

Когда у меня приступ аллергии, я могу чихать по тринадцать или четырнадцать раз подряд. Мой абсолютный рекорд – семнадцать раз.

Зику нравится считать, сколько раз я чихнула. Он думает, что это очень смешно. Он стучит ногой по полу и орет: «Семь! Восемь! Девять!»

Ха-ха. После того как чихнешь десять раз подряд, не до шуток. Обычно после этого я похожа на жалкую размазню в запотевших очках.

Мы на цыпочках подошли к люку.

– Осмотри пол вокруг, – сказал Зик. – Найди кнопку, которая приводит его в действие.

Зик встал на крышку люка, а я в темноте искала кнопку. Я отчаянно пыталась сдержать кашель, но это было непросто. Наконец я разглядела маленькую кнопку на полу сцены.

– Эй, я нашла его! – на радостях закричала я. Зик с опаской глянул в зрительный зал.

– Да тише ты! Кто-нибудь услышит.

– Прости, – прошептала я. Но тут я поняла, что не могу больше сдерживаться. Глаза слезились как сумасшедшие, и я просто должна была чихнуть.

Я вытащила из кармана бумажные салфетки и поднесла весь комок к носу. И принялась чихать. Я старалась чихать как можно тише.

– Четыре! Пять! – считал Зик.

Хорошо хоть, что я не побила своего рекорда. Я чихнула только семь раз. Я вытерла нос и запихнула грязные салфетки в карман. Это было некрасиво, но мне некуда было их выбросить.

– Ладно, Зик, поехали! – сказала я.

Я нажала ногой на кнопку и прыгнула на крышку люка. Мы стояли с Зиком плечо к плечу.

Раздался лязгающий звук. Затем скрежет. Потом скрип.

Квадратная площадка в полу поползла вниз. Зик схватил меня за руку.

– Эй, эта штука шатается!

– Не боишься? – спросила я с вызовом.

– Вот еще!

Скрежет и скрип становились все громче. Мы ехали вниз, и площадка под нами ходила ходуном. Ниже, еще ниже. Наконец сцена исчезла, и нас окружила кромешная темнота.

Я надеялась, что крышка люка остановится прямо под сценой. Там, где она остановилась с мисс Уокер.

Но не тут-то было – она продолжала опускаться.

И по мере того как крышка скользила все ниже и ниже, она набирала скорость.

– Что происходит? – закричал Зик, хватая меня за руку выше локтя.

– Как глубоко спустится эта штука? – спросила я.

Вдруг крышка с глухим стуком шмякнулась о землю! Мы с Зиком громко ойкнули. Нас обоих сбросило с крышки. Я быстро встала на ноги.

– Ты в порядке?

– Думаю, что да. – По его голосу я сразу определила, что Зик испугался.

Кажется, мы были в длинном черном туннеле.

Темнота. И полная тишина.

Не хочется признаваться, но я тоже чувствовала себя почти как Зик.

Внезапно тишину нарушил тихий хрип.

Я почувствовала, как от страха перехватило горло. Что это за звук? Что это было?

Звук повторился еще и еще. Через равные промежутки времени.

Как дыхание.

Сердце в груди заколотилось. Ну конечно! Дыхание!

Хриплое дыхание неизвестного существа. Так близко от меня.

Совсем рядом.

Зик!

– Зик, почему ты так дышишь? – У меня отлегло от сердца.

– Как дышу? – прошептал он.

– Все, проехали, – пробормотала я.

Зик дышал так от страха. Мы оба были напуганы. Но мы бы ни за что не признались в этом друг другу.

Мы с Зиком задрали головы кверху. Далеко-далеко виднелся маленький квадратик света. Казалось, что он был от нас на расстоянии многих миль.

– Где мы? Как ты думаешь? – спросил Зик.

– Примерно в миле от сцены. – Я чувствовала, что меня пробирает озноб.

– Кончай шутить, Шерлок.

– Скажи, если ты такой умный! – огрызнулась я.

– Мне кажется, мы не в подвале. – Зик подумал и добавил: – Думаю, мы намного глубже подвала.

– Похоже на туннель или что-то вроде этого, – сказала я, пытаясь сдержать дрожь в голосе. – Пойдем на разведку?

Он долго не отвечал. Потом буркнул:

– Слишком темно, чтобы разведывать.

Я не то чтобы хотела идти. Я просто притворялась, что храбрая. Обычно мне нравилось, когда мурашки бегут по коже. Но здесь, внизу, их было слишком много даже для меня.

– Давай придем сюда с фонарями, – тихо предложил Зик.

– Да, с фонарями, – машинально повторила я. Я вообще не собиралась возвращаться назад.

От волнения я теребила резинку для волос на своем запястье и с опаской вглядывалась в темноту. Что-то тревожило меня. Что-то необъяснимое.

– Зик, почему люк опустился так глубоко?

– Не знаю. Может быть, для того, чтобы призрак мог быстрее вернуться домой после прогулки по зрительному залу, – пошутил Зик.

Я шлепнула его по руке.

– Не говори о призраке, хорошо?

«Если призрак действительно существует, – сказала я себе, – то здесь ему самое место».

– Пошли отсюда! – сказал Зик, вглядываясь в квадратик света высоко над нашими головами. – А то я опоздаю на обед.

– Пошли! – Я сложила руки на груди. – Только один вопрос, мистер Всезнайка.

– Какой вопрос? – спросил Зик неуверенно.

– Как мы вылезем наверх?

Мы с Зиком надолго задумались. Ни слова не говоря, Зик встал на колени и принялся шарить по крышке люка.

– Здесь должна быть кнопка, которую нужно нажать, – сказал он.

– Нет, кнопка осталась там. – Я помахала вытянутой вверх рукой.

– Должен же здесь быть хоть какой-то выключатель или рычаг! – закричал Зик визгливо.

– Где? Где он может быть? – Мой голос также звучал жалобно и испуганно.

Мы с Зиком принялись искать в темноте. Искать хоть что-нибудь, что можно было нажать, или потянуть на себя, или повернуть. Что-нибудь такое, что заставило бы маленькую площадку снова подняться наверх и доставить нас назад в зрительный зал.

Но после нескольких минут безнадежных поисков я сдалась.

– Мы оказались в ловушке, Зик. Мы в ловушке.

7

– Это ты во всем виноват, – пробормотала я. Не знаю, зачем я это сказала. Думаю, я была здорово напугана, плохо понимала, что говорю.

– А мне здесь нравится! – Зик явно хорохорился. – Я могу запросто здесь остаться. Давай посмотрим, куда мы попали. – На последних словах голос его дрогнул.

Меня не обманешь.

– Зачем ты затащил меня сюда? – воскликнула я.

– Ты тоже хотела покататься, – огрызнулся он.

– Нет! Мисс Уокер предупреждала, что с этой штукой играть опасно! И теперь мы пробудем здесь всю ночь! Может быть, останемся навсегда!

– Если нас не съедят крысы! – пошутил Зик.

– Меня тошнит от твоих глупых шуток! Совершенно потеряв контроль над собой, я толкнула его обеими руками. Зик не удержался на платформе и упал на землю.

Была такая темень, что какое-то время я его просто не видела.

– О-о! – вскрикнула я от неожиданности – это Зик в отместку толкнул меня.

Я толкнула его сильнее.

Он толкнул меня еще сильнее.

Я отлетела назад и наткнулась на какой-то выключатель. Спиной я придавила его.

От громкого лязга я чуть не лишилась дара речи.

– Брук, прыгай назад! Быстро! – заорал Зик. Я вспрыгнула на площадку как раз в ту секунду, когда она дернулась и поползла вверх.

Выше, выше. Крышка люка двигалась медленно, но без остановок. По мере того как мы поднимались, квадратик света над нашими головами становился все больше и ярче.

– Ура-а! – завопила я, когда крышку тряхнуло и она замерла на месте.

– Мы на свободе, Бруки! – радостно заорал Зик и хлопнул меня по спине.

– Рано радуешься, – буркнула я.

Мы еще не достигли сцены. Платформа застряла примерно в пяти футах от нее. Как раз там, где в прошлый раз она остановилась с мисс Уокер.

Я догадалась, что мы сможем дотянуть до самого верха, только нажав на кнопку, которая находится на полу сцены.

– Подсади меня, – не долго думая, распорядился Зик.

Я сложила ладони ковшиком. Он поставил на них одну ногу.

– Подожди! – Зик отступил назад. – А что, если наверху нас поджидает призрак? Может, лучше ты полезешь первая?

– Ха-ха. Очень смешно, – фыркнула я и смерила его насмешливым взглядом. – Напомни мне потом, чтобы я посмеялась.

– Ладно, так и быть. Я пойду первым, – пробормотал он.

Он опять поставил ногу на мои сложенные ладони, ухватился руками за пол сцены, и я подтолкнула его вверх.

Я смотрела, как он карабкается на сцену. Потом он скрылся из виду.

Я ждала, что он поможет мне выбраться. Прошла целая минута.

– Зик? – жалобно позвала я. Я подождала еще, напряженно вслушиваясь в тишину.

Сверху не доносилось ни звука. Где он?

– Зик? Где ты? – пискнула я. – Скорей поднимай меня. Или дай мне руку.

Прошла еще минута. Она показалась мне часом.

Вдруг я поняла, что собирается сделать Зик.

Кривляка несчастный! Он хочет меня напугать!

– Эй! Хватит! – закричала я.

Сегодня я была сыта по горло выходками Зика Мэтьюса.

– Зик, тормози! Помоги мне выбраться!

Наконец в дыре над моей головой появились его руки.

– Не прошло и часа! – сердито рявкнула я. Я схватила Зика за руки, и он вытащил меня на сцену.

Тряхнув головой, я отбросила волосы назад. Глаза медленно привыкали к свету.

– Знаешь, это не смешно! – выпалила я. – Заставить меня ждать там было… было…

Я вдруг замолчала и судорожно сглотнула. Это не Зик вытащил меня из люка-ловушки.

На меня грозно смотрела пара чужих глаз.

8

Я опешила. Передо мной стоял незнакомый маленький человечек. На нем были мятые серые брюки и бесформенная серая спортивная куртка, разорванная у ворота.

Его густые седые волосы были нечесаны и дико вздымались надо лбом – точь-в-точь как швабра. Одну щеку незнакомца уродовал глубокий лиловый шрам. Размером он был почти такой же, как шрам на маске Зика.

Было видно, что человечку много лет, но роста он был небольшого, с мальчишку. Чуть выше Зика.

Незнакомец прищурился, и на его лице появилась безобразная гримаса.

Он похож на Призрака! От этой догадки я похолодела.

– К-кто вы? – запинаясь, спросила я.

– Я – Эмиль. Ночной сторож, – проскрипел незнакомец.

– Где мой друг Зик? – спросила я жалобным голосом.

– Брук, я здесь, – отозвался Зик из-за моей спины.

Я обернулась. Зик стоял на другой стороне люка. Его руки были глубоко засунуты в карманы джинсов. Он закусил нижнюю губу.

– Зик! Что происходит? Почему…

– Школа закрыта, – прорычал сторож шершавым, как наждачная бумага, голосом. – Что вы тут делаете?

Мы с Зиком переглянулись.

– Мы… э-э… остались репетировать пьесу, – нашелся Зик.

– Да, правда, – подтвердила я. – А репетиция затянулась.

Сторож продолжал с подозрением коситься на меня.

– Репетировали пьесу? Тогда где же остальные?

Что я могла ответить? Я так боялась этого человека, что у меня тряслись ноги.

– Сначала мы ушли, – выпалила я. – Но нам пришлось вернуться за моей курткой.

За спиной Эмиля я увидела, как Зик одобрительно кивает.

– Как вы узнали о люке? – строго спросил сторож своим скрипучим голосом.

Я не знала, что сказать. «Странно, – подумала я. – Почему я никогда раньше не видела его в школе?»

– Нам показала люк наша учительница, мисс Уокер, – сказал Зик тихо. По всему было видно, что он испуган не меньше меня.

Наклонившись ко мне, сторож сузил глаза так, что щека со шрамом сморщилась, как печеное яблоко.

– Разве вы не знаете, что это очень опасно? – прошипел он.

Сторож наклонился еще ближе, так близко, что я почувствовала на своем лице его дыхание. Выцветшие глаза впились в меня.

– Разве вы не знаете, что это очень опасно?

Вечером мы с Зиком обсуждали наше приключение по телефону.

– Сторож вовсе не пытался нас предостеречь, – сказала я. – Он хотел нас напугать.

– Ну, меня, положим, он совсем не напугал, – похвастался Зик. – Жаль, если он расстроил тебя, Бруки.

«Так я и поверила!» – подумала я. Иногда Зик бывает таким вруном.

– Если ты не испугался, то почему же дрожал всю дорогу, когда мы шли домой? – ехидно спросила я.

– Я не дрожал. Я просто делал упражнения, – соврал Зик. – Разрабатывал икры ног.

– Расскажи это кому-нибудь другому, – съязвила я. – Слушай, а почему мы не видели этого сторожа раньше?

– Потому что он не сторож. Он… ПРИЗРАК! – гаркнул Зик в трубку страшным голосом.

Мне было не до смеха.

– Угомонись, Зик. Сдается мне, он действительно хотел нас напугать.

– Надеюсь, тебя не мучают кошмары, Бруки, – рассмеялся Зик.

Я повесила трубку.

* * *

Во вторник утром я пошла в школу со своим маленьким братом Джереми. По дороге мы говорили о пьесе.

Я рассказала Джереми всю историю. Но о люке и не заикнулась. Мисс Уокер сказала, что будет лучше, если мы сохраним это в секрете до представления.

– Пьеса правда страшная? – спросил Джереми.

Джереми семь лет, и его можно напугать, даже если просто показать «козу». Однажды мы с ним смотрели кино «Полтергейст», и он три недели с криком просыпался по ночам.

– Да, довольно страшная, – сказала я. – Но не такая страшная, как фильм «Пятница, 13-е».

Джереми не любил никаких страшилок. На Хэллоуин он прятался в своей комнате! Я бы не дала ему смотреть «Пятница, 13-е». Ему бы, наверное, до пятидесяти лет снились кошмары!

– В пьесе есть сюрприз, – добавила я. – И довольно ужасный сюрприз.

– Какой?

Я протянула руку и взъерошила его волосы. Они у него каштановые, как и у меня.

– Если я тебе скажу, – поддразнила я, – то сюрприза не будет, не так ли?

– Ты говоришь точно как мама! – протянул Джереми.

Какой обидчивый.

Я довела его до школы и перешла на другую сторону улицы – наши школы напротив. Когда я шла по вестибюлю, я думала о своей роли в пьесе. У Эсмеральды такая большая роль. Я думала, успею ли я выучить все к сроку.

Я опасалась, не испугаюсь ли я сцены. В прошлом году, когда мы ставили пьесу «Парни и куклы», я ужасно тряслась перед выходом на сцену. А у меня тогда даже не было никаких слов!

В классе я поздоровалась с ребятами, подошла к своему столу… и остолбенела.

На моем месте сидел мальчик, которого я раньше не встречала.

Новичок был довольно симпатичный. У него были темно-каштановые волосы и зеленые глаза. Одет он был в красную с черным фланелевую рубашку навыпуск и спортивные штаны.

Новичок устроился как дома. Его книги и тетради были разбросаны по всему столу. Он вольготно развалился на моем стуле, а ноги в высоких черных кроссовках закинул на стол.

– Ты занял мое место, – сказала я.

Он пристально посмотрел на меня зелеными глазами.

– Нет, – ответил он небрежно, – это мое место.

9

– С каких это пор? – возмутилась я и смерила его ледяным взглядом.

Парень покраснел.

– Мне показалось, что мисс Уокер велела мне сесть именно сюда. – Он растерянно огляделся.

Через один стол в моем ряду было свободное место.

– Она, наверно, имела в виду вон туда. – Я указала на него. – Я сижу здесь целый год. Рядом с Зиком. – Я ткнула пальцем в пустующее место Зика. Зика не было. Как обычно, Зик опаздывал.

Мальчик покраснел еще больше.

– Извини, – пробормотал он робко. – Ненавижу быть новичком. – Он начал собирать свои книги.

– Ты сегодня первый день в школе? – спросила я и назвала свое имя.

– Меня зовут Брайан Кол сон. – Новичок встал из-за стола – Мы только что переехали в Вудс-Милл. Из Индианы.

Я сказала, что никогда не была в Индиане. Было неудобно признаваться в этом, но это была правда.

– Так, значит, это ты Брук Роджерс? – Он как-то странно взглянул на меня. – Я слышал, ты получила главную роль в пьесе.

– Когда же это ты успел узнать? – удивилась я.

– Кто-то из ребят говорил об этом в автобусе. Наверно, ты хорошая актриса?

– Наверно. Я не знаю. Иногда мне от страха просто не хочется выходить на сцену, – призналась я.

Зачем я сказала ему все это? Порой я болтаю невесть что. Думаю, поэтому родители зовут меня «балаболка Брук».

Брайан робко улыбнулся и вздохнул.

– В нашей школе в Индиане я участвовал во всех постановках. Но у меня никогда не было главной роли. Нужно было приехать сюда раньше. Вдруг бы я получил роль в «Призраке»!

Я попыталась представить себе Брайана на сцене, но не смогла. Мне казалось, что он не похож на человека, который может играть на сцене. Он выглядел таким застенчивым. И все время краснел.

Но я решила, что нужно дать шанс бедному парню.

– Брайан, почему бы тебе не пойти со мной на репетицию после уроков! – предложила я. – Может быть, ты получишь небольшую роль или еще что-нибудь.

Брайан расплылся в улыбке, как будто я только что предложила ему миллион.

– Ты так думаешь?

– Конечно. Пойдем. Зик прошмыгнул на свое место, с опаской поглядывая на стол мисс Уокер.

– Я опоздал? – прошептал он.

Я мотнула головой и собралась было представить его Брайану. Но тут в класс вошла мисс Уокер и закрыла дверь. Начался урок.

Брайан поспешил на свое место. Я села, но вдруг вспомнила, что оставила тетрадку по естествознанию в своем шкафчике в раздевалке.

– Я сейчас вернусь! – обратилась я к мисс Уокер.

Я вышла в коридор и, завернув за угол, вприпрыжку побежала в раздевалку.

Вот тебе на! К моему удивлению, дверца шкафчика была наполовину открыта.

Чудеса, подумала я.

Я открыла дверцу до конца. И полезла внутрь за тетрадкой.

От ужаса у меня перехватило дыхание.

Там кто-то был – и пристально смотрел на меня!

10

Уродливая зелено-голубая рожа с ухмылкой таращилась на меня.

От неожиданности я поперхнулась и зажала рот ладошкой. Но тут же сообразила, в чем дело, и рассмеялась.

Опять Зик со своей дурацкой резиновой маской!

– Ну, на этот раз ты меня достал, Зик! – вслух возмутилась я.

Из-под маски торчал уголок сложенного вчетверо листка бумаги. Какая-то записка?

Я вынула листок и развернула. Красным карандашом было нацарапано:

ДЕРЖИСЬ ПОДАЛЬШЕ ОТ МОЕГО РОДИМОГО ДОМА

– Ха-ха, – хмыкнула я. – Замечательно, Зик. Очень смешно.

Я вытащила свою тетрадку, захлопнула дверцу шкафчика и заперла его. И поспешила на урок.

Мисс Уокер стояла за своим столом. Она только что закончила представлять Брайана классу. Теперь она делала утренние объявления. Я проскользнула на свое место рядом с Зиком.

– Ты меня ни капельки не испугал, – соврала я.

Он поднял голову от тетрадки по математике. Зик всегда, приходя в школу, первым делом бросался выполнять домашнее задание по математике.

– А? – Он глянул на меня отрешенным взглядом.

– Я говорю про твою маску, – прошептала я. – Она меня не напугала.

– Маска? Какая маска? – Зик в задумчивости постукивал по моей руке карандашом с ластиком на конце.

Я оттолкнула его.

– Хватит придуриваться! Твоя записка тоже не фонтан. Мог бы придумать чего-нибудь получше.

– Я не писал тебе никакой записки, Брук. – Зик недоуменно пожал плечами. – Не знаю, о чем ты говоришь. Правда.

– Конечно, – сказала я, округлив глаза. – Ты знать не знаешь ни о маске в моем шкафчике, ни о записке. Так?

– Заткнись и дай мне кончить математику. – Зик уставился в свой учебник. – Ты несешь какую-то чушь.

– О-о, хорошо. Ах, так! В таком случае это дело рук настоящего призрака.

Зик пропустил мои слова мимо ушей. Он писал уравнения в своей тетради.

«Какой наглый врун! – подумала я. – Разумеется, это сделал Зик. Еще отпирается! Ну погоди у меня!»

* * *

После уроков я повела Брайана в зрительный зал. Мне пришлось чуть ли не силком тащить его на сцену. Он был такой застенчивый!

– Мисс Уокер, нет ли у вас еще какой-нибудь роли? – спросила я. – Брайан очень хочет играть в пьесе.

Мисс Уокер подняла голову от листков с пьесой, которые держала в руках. Было видно, что все листки испещрены ее пометками. Она внимательно посмотрела на Брайана.

– Мне очень жаль, Брайан, – сказала она, покачав головой. – Надо было тебе прийти в школу на несколько дней раньше.

Брайан покраснел. В жизни не видела парня, который так часто краснел.

– Не осталось ни одной роли со словами, – сказала мисс Уокер. – Все раздала.

– Может быть, вам будут нужны дублеры? – спросил Брайан. – Я очень быстро запоминаю. Могу выучить несколько ролей сразу.

«Ничего себе! – подумала я. – Похоже, ему и впрямь хочется играть на сцене».

– Ну, дублеры нам больше не нужны, – сказала мисс Уокер. – Но у меня есть другое предложение. Если хочешь, можешь помочь нам с декорациями.

– Отлично! – воскликнул Брайан с неподдельным энтузиазмом.

– Иди вон туда, к Тине. – Мисс Уокер указала на группу ребят, которые толпились у задника сцены.

Тина деловито распоряжалась, где следует устанавливать декорации. Все остальные гурьбой ходили за ней по сцене. Тина уже вошла в роль и театрально жестикулировала обеими руками.

Брайан сиял от счастья. Я видела, как он буквально бросился к Тине.

Я нашла место в зале и углубилась в пьесу, Я была занята практически в каждой сцене, Как же мне запомнить всю роль? Я вздохнула и откинулась на стуле, положив ноги на сиденье перед собой.

Я заучивала третью строчку своей роли, которая звучала так: «Какие у тебя есть доказательства, что этот человек опасен?», когда в зале вдруг погас свет.

Полная тьма! Не видно ни зги.

– Эй! Кто там выключил свет? – послышалось со всех сторон.

– Ничего не видно!

– Что происходит? Включите свет!

Внезапно по залу пронесся истошный вопль. У меня все внутри сжалось. Ужасающий вой, подобный реву животного, повторился в кромешной темноте зрительного зала.

– Нет! Не-ет! – услышала я стон Кори Скляра. А затем я услышала, как кто-то выкрикнул:

– Это сверху, с осветительных антресолей!

Перекрывая испуганные крики моих друзей, раздался еще один визгливый вопль.

– Включите свет! – жалобно умолял радом со мной Кори.

– Пожалуйста, включите свет! – настойчиво требовали другие ребята.

– Кто кричит?

– Ну, сделайте же что-нибудь!

– Там на антресолях кто-то есть!

Свет в зрительном зале зажегся так же внезапно, как и погас.

Еще один протяжный вопль донесся откуда-то сверху. Я подняла глаза.

И я его увидела! Существо в зелено-голубой маске и в блестящем черном балахоне!

Раскачиваясь на длинном толстом канате, оно пролетело под потолком и опустилось на осветительные антресоли.

Потом оно перелетело на сцену и разразилось ужасным злобным смехом.

Я вскочила на ноги и в изумлении уставилась на него.

Призрак.

11

Призрак тяжело приземлился на ноги. Его туфли со стуком ударились о пол сцены. Он отпустил канат, и тот отлетел в сторону.

Зелено-голубая физиономия быстро оглядела сцену. Тина и команда декораторов стояли как вкопанные у задника. Они ошалело пялились на пришельца, не в силах даже пискнуть. Появилась мисс Уокер, бледная как мел. Она крепко скрестила руки на груди.

Когда призрак шагнул по сцене, его накидка плавным движением колыхнулась за его спиной.

«А он не гигант, – мелькнуло у меня в голове. Я стояла во втором ряду партера и не отводила глаз от сцены. – Ростом с Зика. Может, чуть-чуть повыше. А вернее, он точно ростом с Зика, потому что это и есть Зик!»

– Зик! Эй, Зик! – закричала я.

Уродливое лицо в маске глянуло в зрительный зал. Призрак начал тонуть. Сначала исчезли его ноги. Ноги в темных штанах. Ниже. Ниже.

Потому что он наступил на кнопку и поехал на крышке люка вниз.

– Зик! – заорала я. Я выбежала в проход между рядами, подтянулась и взобралась на сцену. – Зик, это не смешно!

Но призрак исчез под сценой.

Я подбежала к отверстию в сцене и заглянула вниз. Мисс Уокер тоже подошла к люку. Ее глаза гневно сверкали.

– Так это был Зик? – спросила она. – Ты думаешь, это Зик?

– Я… я не уверена, – промямлила я. – Думаю, да.

– Зик! – крикнула мисс Уокер в дыру – Ты там?

Ответа не последовало.

Площадка опустилась до самого низа. Мне ничего не было видно – лишь черный колодец темноты.

Ребята пришли в себя и уже подкалывали друг друга. Вся труппа столпилась вокруг дыры. Я слышала, как Кори спросил:

– Выходит, это Зик снова кривлялся в своей дурацкой маске?

– Зик намерен сорвать нашу репетицию? – сердито спросила мисс Уокер. – Он что думает, нас нужно пугать каждый день?

Я пожала плечами. Я не знала, что ответить.

– А может, это был не Зик? – снова услышала я голос Кори. По голосу можно было понять, что он очень испуган.

– Должно быть, это был Зик. Зик, ты здесь? – крикнула мисс Уокер, приставив руки рупором ко рту. Она медленно повернулась, переводя взгляд со сцены в зрительный зал. – Зик Мэтьюс? Ты меня слышишь?

Молчание. Никаких признаков Зика.

– Это твой приятель, Брук, – ехидно сказала Тина. – Разве ты не знаешь, где он? Будь любезна сказать ему, чтобы он прекратил срывать нашу постановку.

Я что-то пролопотала в ответ. Я была так зла, что не понимала, что я говорю.

Конечно же, Зик – мой друг. Но я за него не отвечаю.

Тина просто пыталась представить меня в дурном свете и набрать очки у мисс Уокер.

– Хорошо, я во всем разберусь. А теперь, декораторы, приступайте к работе, – распорядилась мисс Уокер. – Остальные… – Она осеклась. Мы все услышали это. Громкий лязг.

Его перекрывал сильный нарастающий гул.

– Люк движется вверх! – закричала я и припала к дыре.

Мисс Уокер опять скрестила руки на груди и посмотрела на отверстие в полу сцены.

– Теперь я покажу Зику, что мы думаем о его маленькой шутке. Его последней маленькой шутке, если он хочет участвовать в спектакле!

«Бедный Зик», – подумала я.

Мисс Уокер была хорошей учительницей и очень хорошим человеком – до тех пор, пока ее не выведешь из себя. Но как только она выйдет из себя, как только она рассердится, как только она скрестит руки на груди и искоса посмотрит на вас – тут вас ожидают большие неприятности.

Потому что иногда она бывает очень злой.

Я знала, что Зик просто немного позабавился. Ему нравилось быть в центре внимания. И он любил пугать людей. Особенно меня.

Я знала, для него это была игра. Он всем пытался показать, что они трусливые зануды, а он – нет.

Зик постоянно играл в эту игру.

Но на этот раз все обернулось против него самого. На этот раз он зашел слишком далеко.

Мисс Уокер поджидала его у люка, скрестив руки и искоса поглядывая в дыру.

«Выгонит она его из спектакля? – спрашивала я себя. – Или только будет кричать, пока у него не обвиснут уши?»

Гул приближался. Пол сцены вибрировал.

Мы слышали, как площадка остановилась, – как обычно, в пяти футах ниже пола сцены.

«Бедный Зик, – вздохнула я. – Он стоит там и ни о чем не догадывается. Не знает, что ему предстоит. Бедный Зик».

Я посмотрела вниз – и у меня перехватило дыхание.

12

Площадка была пуста. Там никого не было.

Зик – или кто это был – отправил ее вверх пустой. И исчез в темном туннеле глубоко под школой.

Зик бы так не сделал, сказала я себе. Даже Зик не такой дурак, чтобы спуститься в эту темнотищу в одиночестве. Без фонаря. Не имея представления, что там находится.

Стал бы он так делать?

Да, стал бы, ответила я сама на свой вопрос. Если он захочет нас сильно напугать, Зик сделает что угодно!

Мисс Уокер прервала репетицию. Ответственных за декорации она попросила остаться и рисовать задник. Остальным велела идти домой и учить роли.

– Когда Зик объявится, я собираюсь с ним серьезно поговорить, – сказала мисс Уокер.

Она повернулась и быстро вышла из зрительного зала.

Я побрела домой. Всю дорогу я думала о Зике. Я так задумалась, что прошла мимо своего дома!

Я повернула обратно и увидела, как красный «понтиак» матери Зика подруливает к подъездной дорожке. Прищурившись от солнца, я видела, как миссис Мэтьюс вылезает из машины. Потом с другой стороны появился Зик.

– Эй, Зик! – закричала я и побежала к нему по лужайке.

Его мама, махнув мне рукой, скрылась в доме. Похоже, Зик удивился, когда увидел меня.

– Так быстро закончилась репетиция?

– Да, благодаря тебе, – пробормотала я. Он взглянул на меня так, словно очень удивился.

– Что еще я вам сделал?

– Меня ты не напугал, Зик, – сказала я. – Но никто не понял твоей шутки. И теперь у тебя будет масса неприятностей с мисс Уокер.

Он сузил глаза и скорчил гримасу, притворяясь, будто ничего не понимает.

– О чем ты говоришь, Брук? Какие неприятности? Меня там даже не было!

– Ты был там достаточно долго.

Зик помотал головой. Казалось, веснушки на его лице стали больше И потемнели. Его светлые волосы развевались на ветру.

– Да нет же, меня там не было, – упрямился он. – Я сказал мисс Уокер, что меня не будет. Я еще утром сказал ей, что вынужден пропустить репетицию.

– Чтобы у тебя было время надеть маску и балахон и пойти летать по осветительным антресолям? – спросила я, глядя на него с подозрением.

– Нет, я сказал ей, что записан на прием к зубному врачу.

Я разинула рот. Я была потрясена…

– В чем дело, Брук? – удивился Зик. – Это был всего лишь профилактический осмотр.

– Так тебя правда не было в школе?

Он замотал головой.

– Нет.

– А кто же тогда был призраком? – неуверенно спросила я.

Зик как-то странно заулыбался.

– Это был ты! – разозлилась я. – Ты сперва попугал нас, а потом пошел к зубному! Разве не так, Зик? Не так?

Он только рассмеялся. И не ответил.

На следующий день после уроков мы с Брайаном пошли на репетицию. Он выглядел потрясно в черном жакете, одетом поверх простой белой футболки и выцветших джинсов.

– Как ты ладишь с Тиной? – спросила я.

– Ну, мне кажется, она любит покомандовать. Но она не очень мешает мне рисовать задник так, как я хочу.

Я приветливо махнула рукой знакомым ребятам, которые собирались домой. Мы завернули за угол. Я увидела, что Кори и Тина входят в актовый зал.

– Зик все уладил с мисс Уокер? – спросил Брайан. – Я видел утром, как он с ней разговаривал.

– Думаю, да, – ответила я. – Пока она разрешила Зику участвовать в спектакле.

– Думаешь, это Зик устроил вчера показательные выступления?

Я кивнула.

– Зику нравится пугать людей. Он делает это постоянно, сколько я его знаю. Вот и сейчас он старается вовсю, чтобы мы поверили, будто в школе живет привидение. – Я улыбнулась, глядя на Брайана. – Но меня не так легко испугать!

Вскоре после начала репетиции мисс Уокер пригласила нас с Зиком на сцену. Она сказала, что хочет пройти с нами одну из сцен. Она хотела показать нам, где мы должны стоять и что делать, когда будем говорить наши слова. Мисс Уокер говорит, что это называется «мизансцена».

Кроме нас, она попросила выйти на сцену Тину Пауэлл и Роберта Эрнандеса, дублера Зика. Мисс Уокер сказала, что они также должны знать все мизансцены. На всякий случай.

«На всякий случай?» – подумала я.

Я вспомнила, как Тина говорила: «Если ты заболеешь и не сможешь участвовать в спектакле, я буду играть роль Эсмеральды».

«Посмотрим, Тина! Не хочу тебя разочаровывать, – сказала я про себя, – но я планирую быть совершенно здоровой. Так что наслаждайся рисованием декораций. Только в этом случае ты попадешь на сцену».

Знаю, знаю. Это довольно некрасиво. Но Тина этого заслуживает.

Мисс Уокер показала Зику, где ему нужно встать. Я стояла поодаль возле кулисы с Тиной, поджидая, когда будет моя реплика.

– Похоже, мисс Уокер и Зик во всем разобрались, – сказала Тина. – Утром я слышала, как он говорил мисс Уокер, что был у зубного и не мог летать под потолком.

Я начала говорить Тине, чтобы она помолчала, потому что я не услышу, когда придет черед моей реплики. Но было уже поздно. Мисс Уокер произнесла мое имя.

– Брук Роджерс! – сердито крикнула она. – Что там происходит? Ты должна быть на сцене!

– Спасибочки, – пробормотала я скороговоркой и выбежала на сцену. Оглянувшись назад, я увидела, что Тина смеется.

Я не могла поверить! Тина нарочно сделала так, чтобы я пропустила свою реплику!

На сцене я не знала, где мне встать. Я даже не знала, на какой мы были странице. Какие слова я должна была сейчас произносить? Я не могла вспомнить.

Охваченная паникой, я уставилась на ребят, сидевших в зрительном зале. А они смотрели на меня и ждали, когда я заговорю.

Я открыла рот, но ничего не смогла произнести.

– Твои слова: «Есть тут кто-нибудь?» – громко заорала Тина из-за кулис.

«О, черт, – чертыхнулась я про себя. – Тина сделает все, чтобы выставить меня идиоткой! Она очень надеется, что мисс Уокер выгонит меня из постановки».

Я так разозлилась, что у меня закружилась голова. Я не могла сосредоточиться. Я повторила слова, потом сделала глубокий вздох, чтобы успокоиться.

После моих слов должен был вступать Зик. Он должен был появиться на сцене и испугать Эсмеральду. Но Зика на сцене не было. Его не было видно нигде!

Я посмотрела в зрительный зал. Мисс Уокер стояла возле сцены. Она сердито подбоченилась. Одной ногой она нетерпеливо постукивала по полу.

Кроме этого стука, в зрительном зале не было слышно ни звука.

Тук, тук, тук, тук, тук.

Мисс Уокер казалась очень обеспокоенной.

– Где Зик? – спросила она устало. – Чем он удивит на этот раз? Опять прилетит на сцену в маскарадном костюме или выкинет что-нибудь новенькое?

Мне следовало бы догадаться, что хочет сделать Зик. Но меня осенило, только когда я услышала знакомый грохот. Громкий лязг. А за ним вопль.

Площадка! Она поднималась!

Я вздохнула.

– Вот он, Зик, едет, – сказала я мисс Уокер. Секундой позже над сценой показалась голова в сине-зеленой маске.

Я отступила назад и наблюдала, как Зик поднимается. От этого зрелища охватывал ужас. На самом деле страшно.

Призрак медленно вырастал над полом сцены.

Вот он достиг верха и надолго замер. Он глядел в зрительный зал, как будто позировал для фотографии. Призрак был в полном костюме: маска, длинная накидка ниже колен, черная рубашка и штаны.

«Актер из погорелого театра! – подумала я. – Ему и в самом деле нравится, когда все внимание обращено на него. Небось думает, что все без ума от его выходок!»

Зик мелкими шажками быстро приблизился ко мне. И в упор посмотрел на меня через маску.

Я попыталась вспомнить, что мне нужно было говорить дальше.

Но прежде чем я смогла произнести хотя бы слово, он схватил меня за плечи. И очень сильно тряхнул. Слишком сильно.

«Потише, Зик, – подумала я. – Это всего лишь репетиция».

– Уходи отсюда! – прохрипел он безумным шепотом.

Я вспомнила свою реплику. И открыла рот, чтобы произнести…

Но тут же присохла к месту.

Я увидела, что кто-то стоит у края сцены и машет мне рукой.

Машет как сумасшедший.

Это был Зик!

13

Я поняла, что попала в беду.

Если Зик стоит далеко отсюда, то кто же тогда трясет меня за плечи, глядя с ухмылкой сквозь уродливую маску?

– Помогите! Помогите! – закричала я, пытаясь стряхнуть его руки и освободиться.

– Нет, Брук! – обратилась ко мне мисс Уокер. – Ты должна сказать: «Отец, помоги! Помоги мне!»

Она не поняла.

Разве она не видит, что это настоящий призрак, который пытается затрясти меня до смерти?

Вдруг призрак приблизил свое скрытое маской лицо и грубо прошипел мне в ухо:

– Держись подальше от моего родимого дома!

Я посмотрела ему прямо в глаза. Мне показалось, что я их уже видела.

Кто это? Я уверена, что это кто-то знакомый.

Но до того, как я вспомнила, призрак отпустил меня, соскочил со сцены и побежал по длинному проходу между рядами. Его накидка летела вслед за ним.

Я с ужасом следила за тем, как он исчезает в дверях зрительного зала.

Кое-кто из ребят засмеялся. Я слышала, как Тина изумленно пробормотала:

– Разве это есть в пьесе?

Ко мне подбежал Зик.

– Бруки, с тобой все в порядке?

– Я… я не знаю, – промямлила я. Язык плохо слушался меня.

– Это какое-то колдовство! – воскликнул Зик. Размахивая своим планшетом, который она держала в руке, к нам подошла мисс Уокер. На ее лице было написано, что она совершенно сбита с толку.

– Может кто-нибудь объяснить мне, что здесь сейчас произошло?

– В школе живет настоящее привидение, – тихо сказал Зик и заговорщицки взглянул на меня.

Мы сидели в первом ряду зрительного зала. Брайан скреб пятно черной краски на тыльной стороне ладони. Я сидела между двумя мальчишками и поглядывала на Зика.

Свет был притушен. Несколько минут назад кончилась репетиция. Из вестибюля доносились голоса. Дверь только что закрылась за вышедшей из зала мисс Уокер.

– Что ты на меня так смотришь? – спросил Зик.

– Я все еще никак не пойму, ты или не ты проделал все это, – выпалила я.

Его глаза округлились от удивления.

– Скажи на милость, Брук. Как я мог быть сегодня в двух местах сразу? Даже такому ловкому и умному парню, как я, это не под силу!

– Хотелось бы верить! – Я рассмеялась.

– Не могу соскрести эту краску, – заныл Брайан. – Смотри, она у меня и на рубашке.

– Она смывается? – спросил Зик.

– Откуда я знаю? – Брайан поморщился. – Я не читал наклейку на банке. Ты читаешь этикетки?

– Зик читает только, что написано на пакетах с кашей, – пошутила я.

– Не время валять дурака, – сказал Зик. – В нашей школе поселился настоящий призрак. И по какой-то причине хочет сорвать нам постановку.

Я внимательно смотрела на Зика, пытаясь понять, искренне ли он говорит.

– Я видела, как сегодня до уроков ты говорил с Эндрью Сельтцером, – сообщила я. – Вы с ним могли договориться обо всей этой затее с призраком. Ты дал ему костюм, так? Ты сказал ему, что делать. Вы с Энди придумали все это. Верно?

У Зика челюсть отвалилась.

– Что? Да зачем мне это нужно?

– Чтобы напугать меня до смерти. Чтобы всех напугать. Чтобы мы думали, будто призрак существует на самом деле. А потом, когда нам действительно станет страшно, ты рассмеешься и скажешь: «Подловил, обманул!» А мы все будем чувствовать себя полными идиотами.

По лицу Зика пробежала усмешка.

– Хотел бы я, чтобы это было так. Но я серьезно, Брук. Хоть ты мне и не веришь, но я ничего не подстроил с Энди. И я не…

Тут занавес раздвинулся и со сцены спрыгнула Тина. Я поняла, что она работала над декорацией.

– Тебе лучше, Брук? – холодно спросила она.

– Лучше? Что ты имеешь в виду? Со мной все в порядке.

– На сцене ты выглядела такой подавленной, я подумала, уж не заболела ли ты. – Тина явно издевалась. – Может, у тебя грипп? Я слышала, сейчас ходит какой-то очень нехороший.

– Отвяжись! – процедила я.

– Эта краска стирается? – спросил Брайан Тину.

Тина пожала плечами.

– Не имею понятия. Попробуй скипидаром. – Она улыбнулась Брайану. – У тебя получается хороший задник. – Потом она снова повернулась ко мне, и улыбка сползла с ее губ. – По крайней мере, хоть кто-то хорошо работает.

Я открыла было рот, чтобы достойно ответить, но Тина уже семенила по проходу к двери зала.

– Она молится, чтобы я слегла с гриппом, – сказала я Зику. – Ну, не больная?

Он не ответил. Он был так глубоко погружен в мысли о призраке, что, наверно, даже не слышал меня.

– Как ты думаешь, могла Тина делать все эти ужасные вещи? – спросила я. – Просто чтобы запугать меня до смерти и самой играть роль Эсмеральды?

– Бред какой-то, – тихо сказал Зик.

– Наверно, ты прав.

Брайан продолжал счищать черную краску со своей руки.

– Пойдем домой, – предложила я. – Уже очень поздно. Может быть, мы поговорим о призраке позже?

Зик посмотрел на меня.

– Ты все еще мне не веришь, да? – с обидой в голосе спросил он. – Ты все еще думаешь, что мне ужасно хочется тебя напугать?

– Может, да, может, и нет. – Я поднялась и направилась к выходу. Я правда не знала, что и думать.

Брайан встал и пошел за мной к двери. Зик не тронулся с места

– Ты идешь? – окликнула я приятеля. Зик нехотя поднялся.

Мы шли по вестибюлю, когда Зик вдруг остановился.

– О-о, забыл! – хлопнул он себя по лбу.

– Что забыл? – спросила я.

Давно пора было обедать. Моя мама наверняка уже думала, что меня задавило автобусом или еще что-нибудь в этом роде. Маме всегда почему-то так кажется, когда я задерживаюсь. Даже не знаю почему. Среди моих знакомых нет никого, кто попадал под автобус!

– Свою тетрадку по математике, – сказал Зик. – Позавчера я оставил ее в зрительном зале. Нужно узнать, может, ее нашли.

– Увидимся завтра, – сказал Брайан и пошел к двери.

– Где ты живешь? – окликнула я его.

Он махнул рукой, вроде бы в южном направлении, и скрылся за углом.

Я пошла за Зиком в кабинет мистера Леви. Свет горел, но директора в кабинете не оказалось. Его секретарша, которую все звали Крошкой, выключила свой компьютер и собиралась домой.

– Никто не приносил моей тетрадки по математике? – спросил ее Зик, перегибаясь через барьер.

– Тетрадку по математике? – Крошка задумалась.

– Я забыл ее позавчера вечером в зрительном зале, – уточнил Зик. – Я подумал, может быть, ее нашел этот парень, Эмиль.

Лицо Крошки приобрело растерянное выражение.

– Кто такой Эмиль?

– Такой маленький старичок с седыми волосами. Ночной сторож.

Крошка покачала головой:

– Ты что-то перепутал, Зик. Среди тех, кто работает в школе, нет никого по имени Эмиль. У нас вообще нет ночного сторожа.

14

Вечером мне домой позвонила Тина Пауэлл.

– Просто хотела узнать, как ты себя чувствуешь, – сказала она. – Ты выглядела такой бледной, Брук.

– У меня нет гриппа! – отрезала я. Ух, как она меня достала! Мне уже не до хороших манер.

– Я слышала, ты вчера много чихала. – Тина продолжала демонстрировать наигранную обеспокоенность.

– Я всегда много чихаю, – ответила я. – Пока.

– А кто был тот призрак, который сегодня на репетиции появился из-под сцены? – спросила Тина, прежде чем я успела повесить трубку.

– Не знаю, – буркнула я. – Я действительно…

– Было немного страшно, – перебила меня Тина. – Надеюсь, ты не слишком испугалась, Брук?

– До завтра, Тина, – сказала я холодно.

Я поскорее повесила трубку, чтобы она не успела сказать еще какую-нибудь гадость.

«Тина начинает действовать мне на нервы, – возмутилась я про себя. – Неужели ей так хочется сыграть Эсмеральду? Неужели она так хочет получить роль, что готова запугать меня до смерти?»

Позже позвонил Зик. Он убеждал меня в том, что наш призрак – это Эмиль.

– Он нам наврал. Сказал, что работает в школе. И пытался нас напугать. Это наверняка он, – настаивал Зик.

– Да, наверно, – ответила я, теребя резинку для волос на своем запястье.

– Он такого же роста. И он знал о люке. – Зик перевел дыхание. – И почему он там был, Бруки? Что он делал ночью в зрительном зале?

– Потому что он призрак? – спросила я. Это было логично.

Мы договорились пойти в школу пораньше и до уроков рассказать мисс Уокер об Эмиле.

Той ночью мне приснился сон о нашем спектакле. Я стояла на сцене в костюме. Все огни были направлены на меня. Я смотрела в зрительный зал, заполненный людьми.

Зал стих. Все ждали, когда заговорит Эсмеральда.

Я открыла рот и – поняла, что не помню, что я должна говорить.

Я вглядывалась в лица сидящих в зале. Я забыла все на свете. Все слова. Все реплики.

Все слова вылетели из головы, как птенцы из гнезда.

Мое гнездо опустело. В моей голове была совершенная пустота.

Я столбом стояла посреди сцены. Я не могла двинуться с места. Я не могла говорить.

Я очнулась в холодном поту. Меня била дрожь. Мышцы свело. Одеяло валялось на полу. Какой ужасный сон!

Мне не терпелось одеться и пойти в школу. Я хотела поскорее забыть об ужасном ночном кошмаре.

Утром мне пришлось сначала отвести Джереми. Так что я не смогла попасть в школу пораньше.

Всю дорогу Джереми расспрашивал меня о спектакле. Он хотел побольше узнать о призраке. Но меня совершенно не тянуло говорить об этом. Мне все время в голову лез мой сон: как я в панике стою перед тремя сотнями зрителей и выгляжу как последняя идиотка.

Я отвела Джереми, потом поспешила через улицу. У входа в школу меня ждал Зик. Он нетерпеливо поглядывал на свои часы.

Только не знаю зачем. Время по ним он все равно узнать не мог. Это были электронные часы с цифрами на экранчике и с семнадцатью различными кнопками. Зику никак не удавалось их правильно настроить. Он мог играть в игры и проигрывать с десяток различных песен. Но не мог сообразить, как заставить часы показывать точное время.

– Извини, я опоздала, – сказала я.

Зик схватил меня за руку и потащил в класс. Он даже не дал мне достать книги из шкафчика или снять пальто.

Мы прошагали прямо к мисс Уокер, которая сидела за своим столом и что-то читала. Она улыбнулась нам, но, когда она увидела наши серьезные лица, ее улыбка потухла.

– Что-то не так? – спросила мисс Уокер.

– Можно с вами поговорить, – прошептал Зик и скосил глаза на уже собравшихся в классе ребят, – наедине?

Мисс Уокер посмотрела на настенные часы.

– Может, позже? Через две минуты будет звонок.

– Это займет всего одну минуту, – пообещал Зик.

Она вышла с нами в коридор и прислонилась к кафельной стене.

– Что случилось?

– В школе призрак, – на едином дыхании выпалил Зик. – Настоящий. Брук и я его видели.

– Ох! – застонала мисс Уокер и подняла руки, как бы призывая нас остановиться.

– На самом деле! – поддержала я. – Мы видели его, мисс Уокер. В актовом зале. Мы пробрались туда. Чтобы посмотреть люк, и…

– И что вы сделали? – вскрикнула мисс Уокер и пристально посмотрела сначала на меня, потом на Зика.

– Знаю, знаю. – Зик покраснел. – Мы не должны были. Но не в этом дело.

– Там призрак, – сказала я. – И он пытается сорвать наш спектакль.

– Вы думаете, что это я проделывал те дурацкие трюки, – добавил Зик. – Но это не так. Это призрак. Он…

Мисс Уокер снова вскинула руки. Она начала что-то говорить, но тут зазвенел звонок – прямо над нашими головами.

Мы закрыли уши руками.

Когда звонок отзвенел, мисс Уокер направилась в класс. За дверью стоял галдеж. Наши одноклассники словно с цепи сорвались.

– Мне жаль, что на вас так подействовала эта история, – сказала мисс Уокер.

– Какая история? – не сразу поняли мы с Зиком.

– Не надо было вам рассказывать эту сомнительную историю про призрака, – с сожалением сказала мисс Уокер. – Многих ребят она напугала. Простите.

– Вы нас не напугали, – запротестовал Зик. – Мы своими глазами видели этого парня и…

– Вам снились кошмары о призраке? – спросила мисс Уокер.

Она нам не верила. Она не верила ни единому нашему слову.

– Мисс Уокер… – Я должна была ее убедить. Но тут в классе что-то грохнуло. От неожиданности мы аж подпрыгнули. За грохотом последовал дикий смех.

– Пошли в класс, – сказала мисс Уокер и обратилась к Зику: – Больше никаких фокусов, ладно? Никаких приколов. Мы хотим, чтобы спектакль состоялся, так ведь?

Прежде чем мы успели ответить, она уже вошла в класс.

– Что я здесь делаю? – заныл Брайан. Он поежился и с тоской огляделся по сторонам. – Зачем я это делаю?

– Ты пошел с нами, потому что ты классный парень. – Я похлопала его по плечу.

– Нет. Потому что идиот! – поправил меня Брайан.

Все это придумал Зик. После обеда он пришел ко мне домой. Я сказала родителям, что мы идем репетировать пьесу. Обманула.

Потом мы с Зиком пошли в школу. Брайан, как и договаривались, ждал нас на дорожке перед входом.

– Никак не могу понять, почему мисс Уокер нам не верит, – раздраженно сказал Зик.

– А ты бы поверил в такую дурацкую историю? – спросила я.

– Теперь мы должны найти призрака и доказать, что мы правы. У нас нет выбора. Мисс Уокер отказалась нам помогать. Ну и пусть, мы сами отыщем его.

– Просто тебе нравятся опасные приключения, – поддразнила я его.

Зик поднял глаза и посмотрел на меня.

– Хорошо, Бруки, если ты очень боишься…

– Но что здесь делаю я? – повторил Брайан, глядя на темное здание школы.

– Нам пригодится любая помощь! – заверила я его. Подтолкнув Зика, я сказала: – Пойдем, покажу тебе, кто испугался, а кто нет.

– Похоже, мне немножко страшно, – признался Брайан. – Что, если нас поймают?

– Кому нужно нас ловить? – спросил Зик. – Ты слышал, что сказала Крошка в канцелярии? Никакого ночного сторожа нет.

– А что, если там какая-нибудь сигнализация или еще что-нибудь? – продолжал Брайан. – Сигнализация против воров.

– Видно, что ты новичок, – сказала я. – Наша школа не может закупить даже точилки для карандашей! Нет у них никаких сигнализаций.

– Итак, нам нужно совершить взлом, – тихо сказал Зик, поглядывая на улицу. Мимо на полном ходу, промчалась легковушка. Зик подергал входную дверь. – Закрыто крепко.

– Может, через боковой вход? – предложил Брайан.

Мы прокрались к боковому фасаду здания. С этой стороны к нему примыкала игровая площадка, она была пустынна. В ярком свете месяца трава блестела серебром.

Боковая дверь тоже оказалась заперта. Как и дверь черного хода, которая вела в музыкальный кабинет.

Я запрокинула голову. Темное здание нависало над нами, подобно огромному зверю. В окнах отражался свет луны. Это был единственный свет, который освещал школьный двор.

– Вон открытое окно! – сказал Зик шепотом.

Мы бегом кинулись к наполовину открытому окну одного из классов на первом этаже. Это был класс домоводства. Вероятно, миссис Лэмстон оставила окно открытым, чтобы выветрился ужасный запах сдобных булочек, которые мы пекли в тот день после обеда.

Зик ухватился руками за карниз и подтянулся. А потом пошире распахнул окно. В считанные минуты мы с Брайаном пролезли за ним в класс домоводства. В воздухе висел застоявшийся запах подгоревших булочек с клюквой. Мы на цыпочках пошли к двери.

– Ой! – вскрикнула я, ударившись ногой о низкий столик.

– Потише! – проворчал Зик.

– Я же не нарочно! – сердито огрызнулась я. Зик был уже за дверью. Мы с Брайаном осторожно шли за ним.

В вестибюле было еще темнее, чем в классе. Продвигаясь к зрительному залу, мы держались за стену.

Сердце прыгало у меня в груди. Я вся дрожала. Туфли громко стучали по полу.

Бояться нечего, говорила я себе. Это всего лишь школа, в которой ты была миллион раз. И здесь никого нет. Только ты, Зик, Брайан и призрак.

Призрак, который не хочет, чтобы его обнаружили.

– Что-то мне это все не нравится, – прошептал Брайан, когда мы дошли до конца коридора и повернули за угол. – Я немного боюсь.

– Думай, что ты просто смотришь страшный фильм, – сказала я. – Считай, что это всего лишь кино.

– Но я не люблю страшные фильмы! – возразил он.

– Ш-ш-ш-ш, – предостерегающе прошептал Зик. Он вдруг остановился, и я налетела прямо на него. – Постарайся не быть дурой, Бруки, – зашипел он.

– Постарайся не быть идиотом, Зики, – грубо ответила я.

Я силилась разглядеть что-нибудь в темноте. Мы подошли к зрительному залу.

Зик настежь открыл дверь. Мы заглянули внутрь.

Полная темнота. Казалось, что в зрительном зале более прохладно.

Холодно и сыро.

«Это оттого, что здесь живет привидение», – подумала я.

Сердце заколотилось еще сильнее. Мысли плохо слушались меня.

Зик пошарил рукой по стене и включил свет. Над левой половиной зала зажглись светильники. Стало видно сцену. Пустую и безмолвную. Кто-то оставил на ней прислоненную к стене лестницу. Возле лестницы в ряд стояло несколько банок с краской.

– А что, если включить все лампочки? – предложил Брайан. Его голос звучал очень испуганно.

– Ни за что, – ответил Зик, глядя на сцену. – Мы хотим застать призрака врасплох, верно? Мы ведь не хотим предупреждать его о нашем прибытии.

Мы тесно прижались друг к другу и медленно двинулись по центральному проходу к сцене. В тусклом свете наши тела отбрасывали на сиденья длинные тени.

«Призрачные тени», – подумала я.

Что это? Не тень ли метнулась возле сцены7

Нет.

«Хватит, Брук, – одернула я себя. – Не позволяй своему воображению переходить границы. Не сегодня».

Пока мы медленно шли вперед, я все время озиралась по сторонам, с опаской осматривала сцену и ряды стульев.

«Где он? – думала я. – Где он, этот призрак? Может быть, он живет в темной комнате глубоко под сценой?»

Мы были совсем близко от сцены, когда раздался какой-то звук.

Кто-то шагнул? Скрипнула половица?

Мы остановились. Каждый из нас это слышал.

Я схватила Зика за руку. И увидела, как зеленые глаза Брайана заливает страх.

Потом мы услышали еще один звук. Кашель.

– Мы здесь… н-не одни! – выдавила я.

15

– К-кто здесь? – Голоса моего почти не было слышно.

– Есть тут кто-нибудь? – крикнул Зик. Ответа не последовало. Лишь кто-то шагнул за сценой.

Брайан попятился и с силой вцепился в спинку кресла.

– Он снова там. – Зик наклонился ко мне, глаза его сияли от возбуждения. – Я знаю, что он снова там.

– Где? – Я с трудом подавила дрожь в голосе. Я так волновалась, что не могла совладать с собой. Я во все глаза пялилась на сцену. Но никого не видела.

Когда кашель повторился, я прямо подпрыгнула.

А затем над сценой раздался металлический скрежет, и его эхо разнеслось по зрительному залу.

Сначала я подумала, что это открылся люк.

На нем кто-то едет? Сейчас перед нашими глазами появится призрак?

Ничего подобного.

Я вскрикнула: декорация в глубине сцены медленно сползала вниз.

Скрежет стал громче. Задник рушился у нас на глазах.

– Кто это может быть? – прошептала я. – Кто же его опускает?

Зик и Брайан не ответили.

Рот Зика широко раскрылся. Глаза впились в сцену.

Брайан обеими руками сжимал спинку кресла.

Задник с глухим стуком рухнул.

Задник изображал серую кирпичную стену театра. Брайан и другие ребята трудились над ним несколько дней. Сначала рисовали контур, а затем раскрашивали кирпич за кирпичом.

– Кто испортил мою картину? – ахнул Брайан.

Мы с Зиком с ужасом смотрели на декорацию и молчали.

Серая стена была размалевана красными пятнами и широкими красными мазками. Как будто кто-то окунул кисть в красную краску, а потом резкими ударами заляпал весь задник.

– Вся работа насмарку! – Брайан готов был расплакаться.

Зик первым пришел в себя. Он ухватился руками за край сцены, подтянулся и забрался наверх. Мы с Брайаном последовали за ним.

– Кто здесь? – крикнул Зик, приложив руки рупором ко рту.

Тишина.

Но я точно знала, что здесь кто-то был. Ведь кто-то же должен был сначала испортить декорацию, а потом сбросить ее на сцену.

– Кто здесь? Отзовитесь! – крикнул Зик громче.

Молчание.

Мы подошли ближе, держась друг за друга.

А когда мы подошли, то обнаружили надпись. Она была неразборчиво нацарапана красной краской в нижнем углу задника.

В тусклом свете я с трудом разобрала слова:

ДЕРЖИСЬ ПОДАЛЬШЕ ОТ МОЕГО РОДИМОГО ДОМА

– Не может быть! – вырвалось у меня. Я почувствовала, как холодок пробежал по спине.

Вдруг я услышала, как открывается боковая дверь.

Как по команде, мы обернулись: кто-то входил в зрительный зал.

Когда мы поняли, кто это, мы застыли как громом пораженные.

16

Она стояла, изумленно глядя на нас. Несколько раз она моргнула, как будто не верила тому, что видит.

– Я… я просто поражена, – наконец сказала мисс Уокер.

Я с трудом проглотила слюну. Я пыталась выдавить из себя хоть слово, но будто онемела. Зик и Брайан тоже лишились дара речи.

– Вы меня очень огорчили, – сказала мисс Уокер. – Взлом – это серьезное правонарушение. Вам придется… – Тут ее взгляд упал на задник, и она вскрикнула, как от резкой боли. Мисс Уокер была так удивлена, увидев на сцене Зика, Брайана и меня, что не сразу обратила внимание на задник. – О, нет! О, святые небеса! – Она закрыла лицо руками. Наклонилась. Пошатнулась. Я думала, она сейчас грохнется в обморок. – Как вы могли? – Мисс Уокер немного пришла в себя. Не сводя глаз с испещренного красными мазками задника, она побежала через всю сцену. – Как вы посмели это испортить? Ребята так долго трудились. Как вы могли так всем напакостить?

– Мы этого не делали, – спокойно сказал Зик.

– Мы этого не делали, – повторила я.

Мисс Уокер резко мотнула головой, как будто хотела сбросить нас со сцены.

– Боюсь, я поймала вас на месте преступления, – сказала она тихо, с печалью в голосе. На глаза у нее навернулись слезы.

– Мисс Уокер, мы правда… – начала я. Жестом она заставила меня замолчать.

– Вам обязательно нужно было разыграть эту злую шутку? – спросила она дрожащим голосом.

– Мисс Уокер…

– Вам обязательно нужно было сделать так, чтобы все поверили, будто в школе водится призрак? Это для вас было так важно, что вы вломились в школу и уничтожили декорации для нашего спектакля?

– Мы правда не делали этого, – повторила я твердо.

Мисс Уокер сделала шаг вперед и дотронулась пальцем до красного пятна на заднике. Потом она посмотрела на свой палец – он был испачкан красной краской.

– Краска еще свежая, – сказала она. Ее глаза осуждающе смотрели на меня. – Здесь больше никого нет. Неужто вы и дальше будете отпираться?

– Если вы дадите нам сказать… – начал Зик.

– Больше всего я недовольна тобой, Брайан, – сказала мисс Уокер. Она нахмурилась. – Ты всего неделю назад пришел в эту школу. Ты должен был бы вести себя безукоризненно.

Я никогда не видела, чтобы кто-нибудь краснел сильнее, чем Брайан в эту минуту. Он опустил глаза, как будто был виноват. Я глубоко вздохнула.

– Мисс Уокер, позвольте нам объяснить! – в отчаянии крикнула я. – Честное слово, мы не делали этого! Кто-то размалевал задник до нас. Правда!

Мисс Уокер открыла рот, чтобы что-то сказать, но передумала.

– Хорошо. – Она скрестила руки на груди. – Продолжай. Но мне нужна только правда.

– Это и есть правда, – сказала я. Я подняла правую руку, как будто собиралась произнести клятву. – Брайан, Зик и я действительно пробрались в школу. Но замков мы не взламывали. Мы влезли в окно.

– Зачем? – сурово спросила мисс Уокер. – Что вы здесь делаете? Почему вы не дома в столь поздний час?

– Мы пришли искать призрака, – вмешался Зик. Он пригладил свои светлые волосы назад. Он всегда так делал, когда чувствовал себя скованно. – Утром мы говорили вам о призраке, но вы нам не поверили.

– Конечно, я вам не поверила! Это старая легенда. Просто сказка. – Она осуждающе посмотрела на Зика.

Зик вздохнул и без надежды в голосе произнес:

– Мы видели призрака, мисс Уокер. Брук и я. Мы его видели. Это он разукрасил весь задник. Не мы. Это он летал вниз с осветительных антресолей. И схватил Брук на репетиции.

– Почему я должна этому верить? – повысила тон мисс Уокер. Ее руки по-прежнему были сложены на груди.

– Потому что это правда, – сказала я. – Зик, Брайан и я пришли сюда, чтобы искать призрака.

– Ну, и где вы собирались его искать?

– Скорей всего… – Зик замялся. – Наверно, под сценой.

– Вы хотели спускаться в люк? – Мисс Уокер округлила глаза.

Я кивнула.

– Наверно. Если потребуется.

– Но я ведь просила не подходить к люку!

– Я знаю. Извините. – Я потупилась. – Мы все просим прощения. Но иначе мы не сможем найти призрака. Не сможем доказать вам, что он существует. Что мы его не придумали.

Мисс Уокер не сводила с нас осуждающего взгляда.

– Я не услышала ничего, что могло бы меня убедить.

– Когда мы вошли сюда, мы слышали какой-то шум, – сказал Зик, переминаясь с ноги на ногу. – Шаги. Скрип половиц. Наверняка здесь есть кто-то еще.

– А потом задник начал падать. – Брайан отошел от столбняка. – Мы просто стояли и смотрели, мисс Уокер. Это правда. А когда мы увидели, во что его превратили… Мы не поверили своим глазам!

Лицо мисс Уокер немного смягчилось. Судя по голосу, Брайан был совершенно подавлен. Я подумала, что она начинает ему верить.

– Я потратил на эту работу много времени. Это мое первое поручение в новой школе. Я старался рисовать как можно лучше. И не стал бы уничтожать свою работу ради дурацкой шутки.

Мисс Уокер опустила руки. Она по очереди посмотрела на каждого из нас, затем перевела взгляд на задник. Одними губами она прочла неразборчивую надпись:

ДЕРЖИСЬ ПОДАЛЬШЕ ОТ МОЕГО РОДИМОГО ДОМА

Мисс Уокер закрыла глаза и некоторое время молча стояла в этом положении. Затем она повернулась к нам.

– Хочу вам верить, – со вздохом призналась она. – Но все это так необычно…

Мисс Уокер начала ходить взад-вперед по сцене.

– Я приехала в школу, потому что забыла ваши контрольные по математике. Услышала голоса в зрительном зале. Прихожу сюда и вижу вас. Декорации испорчены. Краска все еще свежая. И вы хотите, чтобы я поверила, будто в этом повинен таинственный призрак, живший семьдесят лет назад!

Я ничего не сказала. Зик с Брайаном тоже молчали. Думаю, говорить нам было больше нечего.

– Чудо заключается в том, что я начинаю вам верить, – сказала, хмурясь, мисс Уокер.

Мы облегченно вздохнули.

– По крайней мере, я начинаю верить, что не вы разукрасили задник. – Она сильно тряхнула головой. Ее худощавое тело вздрогнуло. – Становится поздно, – мягко сказала она. – Давайте все пойдем домой и подумаем. Может быть, нужно попросить мистера Леви разобраться, в чем тут дело. Может быть, он поможет найти негодяя, который пытается сорвать нам спектакль.

«О, нет, – подумала я, – только не директора. Что, если он решит отменить наш спектакль?»

Но я ничего не сказала. Мальчишки тоже промолчали. Мы даже не смотрели друг на друга. Вслед за мисс Уокер мы вышли в вестибюль.

Я испытала такое облегчение, когда услышала, что она готова нам поверить!

В коридоре она включила свет, чтобы в темноте не споткнуться.

Мы сделали несколько шагов.

И вдруг все разом остановились.

Пятна красной краски тянулись по полу коридора. Дорожка из красных пятен!

– Посмотрите-ка! – озадаченно проговорила мисс Уокер. – Наш художник немного неряшлив. Он оставил следы, по которым его можно найти.

Она включила больше света.

Мы пошли по длинному коридору, ориентируясь на цепочку из красных пятен. В одной из лужиц краски были четко видны отпечатки ног.

– Невероятно! – прошептал Зик. – Кто-то оставил свой след.

– Отлично! – прошептала я. – Может, эти пятна приведут нас к тому, кто испачкал задник.

– Ты имеешь в виду призрака?

Мы повернули за угол. Пятна становились все меньше.

– По крайней мере это докажет мисс Уокер, что мы говорили правду, – тихо сказал Брайан.

Мы повернули еще раз.

«Дорожка» внезапно кончилась. Лишь перед одним из шкафчиков было заметно последнее крохотное пятнышко.

– Хммм… – Мисс Уокер задумалась, переводя взгляд от пятна краски к шкафчику. – Кажется, следы ведут именно сюда.

– Это мой шкафчик! – растерянно проговорил Зик. От недоумения глаза его чуть не вылезли из орбит.

17

С минуту все молчали.

Было слышно, как Зик дышит – часто-часто. Он не мигая таращился на серую металлическую дверцу, как будто мог видеть, что там внутри.

– Открой свой шкафчик, Зик, – распорядилась мисс Уокер. Она произнесла это скрипя зубами.

Зик разинул рот, как будто не понял, чего от него добиваются. Он уставился на красное пятно под дверью своего шкафчика.

– Открой шкаф, – глухо повторила мисс Уокер. Она вдруг показалась мне такой уставшей.

Зик медлил.

– Но там ничего нет, – запротестовал он. – Только книги и тетради и всякая ерунда.

– Прошу тебя, Зик. Уже очень поздно.

– Не думаете же вы…

Мисс Уокер молча показала на шкафчик.

– Может быть, кто-то хотел свалить все на Зика, – предположила я. – Может быть, кто-то нарочно сделал так, чтобы эти следы вели к шкафчику Зика.

– Может быть, – спокойно ответила мисс Уокер. – Поэтому я прошу его открыть шкаф.

– Хорошо, хорошо, – пробормотал Зик. Его рука дрожала, когда он потянулся к кодовому замку. Он наклонился вперед, сосредоточился и начал вращать диск – сначала в одну сторону, а потом в другую.

– Отойдите от света, – сказал он раздраженно.

– Я отступила назад. Я не думала, что загораживаю ему свет.

Я взглянула на Брайана. Он стоял, засунув руки в карманы. Прислонился к стене и напряженно смотрел, как Зик крутит замок.

Наконец замок громко щелкнул.

Зик поднял ручку вверх и открыл дверцу.

Мы с мисс Уокер одновременно подались вперед и заглянули внутрь, Мы едва не столкнулись головами.

Мы тут же увидели банку с краской. Небольшая банка красной краски стояла на полу шкафчика.

Крышка была закрыта не плотно. На боку банки виднелись свежие подтеки.

– Но это не моя! – завопил Зик. Мисс Уокер сделала длинный вдох.

– Мне жаль, Зик.

– Это не моя! Правда, мисс Уокер! Не моя!

– Придется вызвать твоих родителей для серьезного разговора. – Мисс Уокер закусила нижнюю губу. – И конечно же, ты не будешь играть в пьесе.

– О, не-е-ет! – простонал Зик. Он изо всей силы захлопнул дверцу шкафчика. Удар эхом отозвался в длинном, пустом коридоре.

Мисс Уокер вздрогнула. Она бросила на Зика сердитый взгляд и повернулась к нам с Брайаном.

– Выходит, вы тоже участвовали в этой затее?

– Нет! – в один голос крикнули мы с Брайаном.

– Мы этого не делали, – добавила я. – И Зик не делал.

Сказав это, я поняла, что мне никто не поверит. Как можно что-нибудь доказать, когда именно у Зика обнаружили банку с краской!

Зик был похож на мокрую курицу.

– Если выяснится, что вы с Брайаном каким-то образом причастны к этому, я выгоню вас из постановки и тоже вызову ваших родителей, – пригрозила мисс Уокер. – А теперь идите домой. Все.

Мы повернулись и потащились к выходу, не сказав больше ни слова.

Ночная прохлада остудила мое разгоряченное лицо. Мне стало зябко.

Свет луны пробивался сквозь легкую дымку. Проплывая по небу, клочья облаков попадали в этот таинственный свет, и тогда казалось, что по ночному небу летят привидения.

Вслед за Зиком и Брайаном я спустилась по бетонным ступенькам. Порывистый ветер вздувал мою куртку пузырем.

– Вы в это верите? – спросил Зик сердито. – Вы верите?

– Нет, – решительно ответила я. Бедный Зик! Я видела, что ему ужасно плохо. А когда его родители получат вызов от мисс Уокер, Зику станет еще хуже.

– Как эта краска попала в твой шкафчик? – спросил Брайан и в упор посмотрел на Зика.

– Почем я знаю? – выпалил он.

Мы брели по тротуару. Зик со злости пнул пустой пакет из-под сока, и тот покатился по мостовой.

– Ну, до завтра, – сказал Брайан с грустью в голосе. Он вяло махнул нам рукой, потом повернулся и медленно направился домой.

Зик затрусил в противоположную сторону.

– Разве ты не идешь со мной? – удивилась я.

– Нет! – бросил он на ходу.

Отчасти я была рада, что он ушел. Я действительно не знала, что ему сказать.

На душе было муторно. Я свесила голову и едва переставляла ноги. И вдруг из темноты ко мне стал приближаться маленький огонек.

Огонек рос на глазах. Я поняла, что это фара велосипеда. Велик вывернул со школьной стоянки и катил прямо на меня.

Когда он оказался в метре от меня, я разглядела и велосипедиста.

– Тина! Что ты здесь делаешь?

Она резко затормозила и остановилась, подпрыгнув в седле. В ее темных глазах отражался свет уличного фонаря. Она улыбнулась. Странная улыбка.

– Привет, Брук. Как дела?

«Она была в школе? – спрашивала я себя. – Она ведь только что вышла из школы?»

– Откуда это ты так поздно? – поинтересовалась я.

Странная улыбка не сходила с ее лица.

– От подруги. Засиделась у подруги.

– Это ты была в школе? – выпалила я.

– В школе? Нет, не я. – Тина взялась обеими руками за руль, поставила ноги на педали и покатила дальше. – Застегни куртку, Брук, – бросила она через плечо. – Ты ведь не хочешь простудиться, не так ли?

18

В субботу мы целый день репетировали пьесу. До представления оставалась всего неделя.

Мы все очень старались, и репетиция текла как по маслу. Правда, я два раза забывала свои слова.

Но без Зика чего-то не хватало.

Зика заменил Роберт Эрнандес. Мне нравился Роберт, но больно уж он был серьезный. Не понимал моих шуток, не любил дурачиться сам и ему не нравилось, когда над ним прикалывались.

После обеда Роберт и Кори вдвоем начали репетировать одну сцену. Мисс Уокер еще не вернулась с обеда.

Я подошла к Брайану. В руке он держал кисть, с которой капала черная краска. Он трудился над новым задником, накладывая последние мазки на панно из серых кирпичей.

Внезапно меня охватило желание хлопнуть его по спине, чтобы он заляпал все черной краской. Но я решила, что это вряд ли сойдет мне с рук.

Не знаю, откуда берутся подобные порывы.

– Ну, как? – спросил Брайан, не поднимая глаз. Он подрисовывал незакрашенные места.

– По-моему, хорошо, – ответила я.

В другом конце сцены я заметила Тину с большой банкой клея. Толстым слоем клея она мазала картонный канделябр.

– Роберт будет хорошим призраком, – сказал Брайан, почесывая подбородок ручкой кисти.

– Да, – согласилась я. – Но без Зика как-то скучно.

Брайан кивнул. Он повернулся и взглянул на меня.

– Знаешь что? С тех пор, как Зика выгнали, не было ни одного настоящего прикола. Декорации не испорчены. Таинственные призраки, которые выпрыгивают неизвестно откуда, исчезли. Никто не царапает на стенах дурацких надписей. Ничего. Ничего такого с тех пор, как мисс Уокер отстранила Зика.

До этой секунды я об этом не думала. Но Брайан был прав. С тех пор, как Зика выгнали из пьесы, призрак исчез.

Ничего не происходило. Чтобы это понять, не надо было даже и думать.

Неужели это означает, что все-таки Зик изображал из себя призрака? Что именно Зик проделывал все эти ужасные штуки?

– А что, сильно рассердились родители Зика, когда мисс Уокер вызвала их в школу? – спросил Брайан. – Его наказали?

– Конечно. – Я продолжала думать о призраке. – Родители наказали его на всю жизнь. У него отобрали видик. Это значит, что он больше не будет смотреть ужастики. А Зик не может жить без ужастиков. 

Брайан заржал. 

– Может быть, Зик уже под завязку насмотрелся ужастиков!

– Внимание! – раздался громкий голос. Я повернулась и увидела, что мисс Уокер вернулась в зал. – Давайте начнем со второго акта.

Я кивнула Брайану и поспешила к тем, кто был занят в спектакле. Во втором акте Эсмеральда выходила почти в каждой сцене. Я надеялась, что на этот раз не перевру ни одного слова.

Когда я подошла и встала рядом с Робертом, то увидела, как мисс Уокер берет рукопись с пьесой со стола, где она всегда лежала. Она перелистала страницы в поисках второго акта.

Было видно, как меняется выражение ее лица, когда она искала нужное место. Из ее уст вырвался короткий сердитый возглас. Потом она зачем-то подергала толстую пачку листков.

– Кто пошутил на этот раз? – Мисс Уокер изо всех сил старалась не закричать.

– А что случилось? – спросил Роберт. Она подняла рукопись и с безумным взглядом потрясла ею над своей головой.

– Мой экземпляр! Все страницы склеены между собой! – Мисс Уокер кипела от негодования.

Все затаили дыхание. Над сценой повисло тревожное ожидание.

– Всё! – воскликнула мисс Уокер. Она швырнула рукопись в стену. – Это была ваша последняя шутка! Спектакль отменяется! Все идите домой! Спектакля не будет!

19

– Мисс Уокер передумала? – спросил Зик. Я кивнула.

– Да, через несколько секунд она успокоилась и сказала, что репетиция продолжается. Но потом она весь день была в очень плохом настроении.

– Хоть на этот раз она не сможет обвинить меня, – усмехнулся Зик. Он бросил лиловый резиновый мячик через всю комнату, и Бастер, его черный коккер-спаниель, вприпрыжку побежал за ним.

Мы с Брайаном заскочили к Зику домой, чтобы рассказать, как идут дела. Зик был на-. казан – скорее всего, навсегда, – и ему нельзя было выходить из дому. Его родители ушли в гости. Они должны были вернуться через несколько часов.

Бастер выронил мяч и начал лаять на Брайана.

Зик засмеялся.

– Ты ему не нравишься, Брайан. – Он подобрал мяч и снова ударил им о ковер.

Но Бастер не погнался за мячом, а продолжал лаять на Брайана.

Брайан покраснел. Он протянул руку и потрепал собаку по морде.

– В чем дело, малыш? Я же неплохой парень.

Бастер отскочил от Брайана и побежал за мячом, который уже выкатился в холл.

– По-моему, это доказывает, что в классе есть еще один приколист, – сказал Зик с грустной улыбкой. Он откинулся на спинку кушетки. – Это доказывает, что не я выкидывал все эти фокусы.

Я стала думать, что бы такое посмешнее сказать, но увидела серьезное выражение на лице Зика. И ничего не сказала.

– Призрак существует, и это не я. – Зик вздохнул. – А все думают, что я врун. Мисс Уокер думает, что я пытался сорвать постановку. Даже мои родители думают, что я вконец испортился.

– Ты был гораздо лучшим Призраком, чем Роберт. – Мне хотелось приободрить Зика. – До представления осталось меньше недели, а Роберт все еще путает свои слова. Говорит, что зря добивался роли в этой пьесе. Будь его воля, он бы вообще отказался играть.

Зик стремительно встал.

– Если бы вы доказали, что я не прикидывался привидением, я бы попросил мисс Уокер вернуть мне роль.

– Ага, – сказала я. Я видела, что мозг Зика начал работать. Я знала, что он скажет дальше.

– Ага, – эхом отозвался Брайан. Он также знал, что собирается сказать Зик.

– Пошли в школу! – Глаза Зика горели решимостью. – Мы должны найти призрака. Тогда я смогу вернуть себе роль.

Я покачала головой:

– Ничего не выйдет, Зик.

– Но я хочу доказать всем, что не пытался сорвать постановку! – настаивал Зик.

Брайан бросил мячик собаке. Собака следила, как он скачет по полу.

– Тебе не разрешают гулять, ты помнишь? – сказал Брайан.

Зик пожал плечами.

– Если мы отыщем призрака и докажем, что я не виноват, мои родители только обрадуются. И всё простят. Пошли ребята. Попытаемся еще раз. Ну, пожалуйста.

Я лихорадочно размышляла. Мне казалось, что это не очень хорошая мысль. В прошлый раз, когда мы пробрались в зрительный зал, все обернулось против Зика.

По лицу Брайана я видела, что он тоже не горит желанием охотиться за привидением.

Но как мы могли отказать Зику? Ведь он нас прямо-таки умолял!

Вечер был теплый, но меня все равно знобило. Всю дорогу до школы мне чудилось, что к нам подбираются какие-то тени и пытаются нас схватить. Но стоило мне обернуться, они тут же растворялись.

Твое воображение чересчур разыгралось, Брук, отругала я себя. Я хотела, чтобы мое сердце перестало стучать, как большой барабан. Я хотела оказаться дома и смотреть телевизор с Джереми. У меня было плохое предчувствие относительно нашего маленького приключения. Очень плохое предчувствие.

Чтобы попасть в школу, мы не стали тратить время на поиски незапертых дверей. Влезли в то же самое окно в классе домоводства. И, как в прошлый раз, темными коридорами бесшумно пробрались в зрительный зал.

Над задними рядами горело несколько лампочек. На сцене было темно и пусто. Лишь в глубине виднелся задник с изображением серой кирпичной стены. Во главе нашей экспедиции Зик двинулся по центральному проходу. Каждому он дал по фонарю. Мы включили их и тоже пошли к сцене. Лучи света скакали по пустым рядам. Я подняла свой фонарь и провела лучом по сцене, от одной кулисы до другой.

Никого. Никаких признаков чего-либо необычного.

– Зик, мы теряем время, – сказала я шепотом, хотя никто нас не мог слышать.

Он поднял палец к губам.

– Мы спустимся вниз, под сцену, – решительно объявил он. – Мы его найдем, Брук. На этот раз мы его найдем.

Никогда не видела Зика таким серьезным. От страха у меня по спине побежали мурашки. Но я решила с ним не спорить.

– Может быть, я останусь на сцене, когда вы полезете вниз? – предложил Брайан. – Я могу постоять на страже.

– От кого тут сторожить? – строго спросил Зик, осветив фонарем его лицо.

По лицу Брайана было видно, что он трусит.

– От того, кто может прийти, – чуть слышно ответил он.

– Мы все пойдем вниз. Если увидим призрака, я хочу, чтобы были два свидетеля – ты и Брук.

– Но призрак – это дух, так ведь? – спросил Брайан. – Как же мы найдем дух?

– Мы его найдем.

Брайан пожал плечами. Мы поняли, что сегодня спорить с Зиком не имело смысла.

Когда мы шли к люку, половицы на сцене скрипели. Мы осветили фонариками квадратную крышку люка.

Мы с Брайаном встали в центре спускаемой площадки и прижались друг к другу. Зик надавил ногой на кнопку в полу и встал рядом.

Послышался знакомый лязг. Когда площадка поползла вниз, лязг сменился ровным гудением. Через минуту сцена была уже над нашими головами. Со всех сторон нас обступила непроглядная темень.

Мы опускались все глубже и глубже, фонарики едва мерцали во тьме. У меня было такое чувство, будто мое сердце тоже нырнуло куда-то вниз и сейчас находится где-то в районе коленей.

Мы втроем стояли в центре площадки, тесно прижавшись друг к другу. Гул и скрежет не умолкали. Наконец площадка с громким стуком ударилась о землю.

Несколько секунд мы не двигались.

Зик первым сошел с площадки. Он поднял вой фонарь и посветил по сторонам. Мы находились в центре большого пустого помещения. Оно раздваивалось на два туннеля.

– Эй, призрак! Выходи! – тихо позвал Зик, как будто звал свою собаку. – Сюда, призрак. Призрак, где ты?

Я сошла с площадки и толкнула Зика.

– Ну и шутки у тебя! А я-то думала, ты всерьез решил найти призрака.

– Да я просто пытаюсь сделать так, чтобы тебе было не слишком страшно, – ответил Зик.

Но это, конечно же, была отговорка. Зик пытался сделать так, чтобы ему самому было не слишком страшно.

Я повернулась к Брайану. В тусклом свете он выглядел таким бледным, что его бледности хватило бы на нас двоих.

– Здесь никого нет. Поднимаемся назад? – затравленно пробормотал он.

– Ни в коем случае, – ответил Зик. – Идите за мной. Светите фонарями перед собой, чтобы не споткнуться.

Мы с Брайаном послушно двинулись за Зиком. Мы вошли в длинный туннель, сделали несколько шагов и остановились. Прислушались.

Тишина.

У меня подкашивались ноги. Тело сотрясала дрожь. Но Зик действовал так храбро, что мне было стыдно признаваться в своей трусости.

– Этот туннель, вероятно, проходит под всей школой, – сказал Зик. Он посветил фонариком вокруг нас. – Может, даже дальше. Может быть, он тянется под всем кварталом!

Мы прошли еще несколько шагов и снова остановились: у нас за спиной что-то грохнуло.

Раздался лязг, за ним громкий скрежет.

– Площадка! – догадался Брайан.

Мы повернулись кругом и побежали. Тяжелые шаги громким эхом отдавались в мрачном туннеле.

К тому времени, когда мы добежали до крышки люка, у меня так кололо в груди, что я едва могла дышать.

– Она движется вверх! – закричал Зик.

Мы беспомощно провожали глазами площадку, которая поднималась все выше. Еще немного – и она достигнет сцены.

– Включи рубильник! – закричал Зик. – Спускай площадку вниз!

Я стала шарить по стене и скоро наткнулась на рубильник. Попыталась потянуть за ручку, но тщетно.

Рубильник заело. Он даже не шелохнулся.

Площадка люка замерла высоко над нами.

В подземелье повисла гнетущая тишина. Мы с тревогой вглядывались в темноту.

– Зик, на сей раз мы действительно влипли, – вздохнула я. – Ловушка захлопнулась. Пути наверх нет.

20

Мы немного подождали, в надежде, что кто-нибудь приедет за нами. Но площадка висела над нашими головами без движения.

– Кто-то включил рубильник и отправил площадку назад, – прошептал Брайан.

– Призрак! – осенило меня. Я повернулась к Зику. – Что будем делать?

Зик пожал плечами.

– Теперь у нас нет выбора. Если мы хотим выбраться отсюда, мы должны найти призрака!

Круги желтого света от наших фонарей забегали по полу, когда мы гуськом потянулись в обратном направлении. Мы молча прошли туннель и свернули в одно из его ответвлений.

Пол был сырой и грязный. Стало прохладнее.

В отдалении я услышала тихий звук. Я надеялась, что это не летучая мышь.

Мы с Брайаном едва поспевали за Зиком. Он шел размашистым шагом и светил фонарем в разные стороны.

Вдруг до меня донесся мелодичный звук. Я не сразу сообразила, что это Зик. Он что-то напевал себе под нос.

«Ладно, Зик, не прикидывайся! – сказала я про себя. – Тебе ведь наверняка страшно!

Меня не проведешь веселой песенкой. Ты боишься так же, как и я!»

Я хотела было поддразнить его. Но туннель внезапно кончился, и мы оказались перед низкой дверью. Брайан встал позади нас. Мы с Зиком подошли к двери, осветив ее фонарями.

– Есть здесь кто-нибудь? – позвал Зик странным тонким голоском.

Никто не ответил.

Я толкнула дверь. Она со скрипом открылась. Мы с Зиком посветили фонариками внутри.

Комната. С мебелью. Складное кресло. Разбитая кушетка с одной подушкой. Вдоль стены книжные полки.

Свет моего фонаря упал на маленький стол. На столе стояли миска и пакет с кукурузными хлопьями. У дальней стены фонарик высветил неубранную кровать.

Зик и Брайан протиснулись за мной в комнату. Лучи наших фонариков подолгу задерживались на каждой вещи, каждом предмете. На тумбочке стоял старомодный проигрыватель. Возле него – стопка старых пластинок.

– Теперь вы верите? – прошептал Зик. Он усмехнулся.

– Думаю, мы нашли дом призрака, – прошептала я в ответ.

Освещая себе дорогу, Брайан подошел к столу. Он посмотрел на миску с хлопьями.

– Призрак только что был здесь. Хлопья еще не размокли.

– Здесь действительно кто-то живет. На такой глубине под сценой…

Я замолчала, потому что почувствовала, что сейчас чихну. Может быть, это будет целый приступ.

Я попыталась сдержаться. Но не смогла. Я чихнула раз. Два. Пять раз.

– Кончай, Брук! – взмолился Брайан. – Он тебя услышит!

– Но мы ведь хотели найти его, – напомнил Зик.

Я чихнула семь раз. Затем еще один – на счастье. Наконец приступ кончился.

– Он слышал. Наверняка слышал, – раздраженно сказал Брайан. Его глаза в страхе метались из стороны в сторону.

Дверь с громким стуком захлопнулась.

Мы разом вскрикнули.

У меня сердце выпрыгивало из груди. Тело окаменело.

Мы уставились на дверь. Понятно, что кто-то ее закрыл. Она не могла закрыться от порыва ветра.

Зик первым сдвинулся с места. Опустив фонарь вниз, он подошел к двери и с силой толкнул ее.

Дверь не подалась.

Зик уперся в дверь плечом. И снова толкнул ее.

С тем же успехом.

Он ударил в дверь кулаком. Толкнул еще раз. Навалился на нее всем телом.

Когда он обернулся к нам, мы впервые увидели выражение страха на его лице.

– Мы… нас здесь заперли, – тихо сказал он.

21

Я бросилась к Зику.

– Может быть, попытаемся все вместе?

– Может быть, – ответил Зик. Но я чувствовала, что он уже потерял надежду.

Я проглотила подступивший к горлу ком. От того, что Зик был так напуган, мне стало еще страшнее.

– Конечно, толкнем все вместе, – поддержал меня Брайан и встал рядом. – Можно ведь и сломать дверь, если будет нужно.

«Молодец, Брайан! – похвалила я про себя. – Наконец-то он показал, что может совладать со страхом».

Брайан приготовился толкать дверь.

Я еще раз глубоко вздохнула и задержала дыхание. Я пыталась успокоиться. Но мне казалось, что руки и ноги у меня будто сделаны из жевательной резинки.

Я поняла, что это уже не шутки. Это на самом деле страшно. Если нас закрыли в этой крошечной комнате и нам не удастся выйти отсюда, мы можем остаться здесь до конца своих дней. Мы очень и очень далеко от остального мира.

Все будут искать нас наверху. Но никогда не найдут. Даже если мы закричим и будем изо сех сил звать на помощь, никто нас не услышит. Мы останемся в этой ловушке навсегда. Я еще раз глубоко вздохнула.

– На счет три все толкайте, – сказала я. Зик начал считать:

– Раз… два…

– Подожди минутку! – перебила я. Я уставилась на дверь. – Когда мы сюда входили, дверь открывалась вперед, верно?

– Вроде да.

– Следовательно, мы не сможем открыть ее, если будем толкать. Чтобы открыть дверь, нам нужно дергать ее на себя.

– О черт, ты права! – воскликнул Зик.

Я взялась за ручку, повернула ее и с силой потянула на себя.

Дверь плавно открылась.

За дверью стоял человек. Мой фонарь осветил его лицо. Я сразу же его узнала.

Эмиль. Маленький человек с седыми волосами, который назвался ночным сторожем. Загородив собой дверной проем, он злобно смотрел на нас. Угрожающий взгляд уродливого лица со шрамом.

22

– Дайте нам пройти! – завопила я.

Он не двинулся с места. Злобным взглядом он посмотрел сначала на Зика, потом на Брайана, потом на меня.

– Вы должны выпустить нас отсюда! – повторила я настойчиво, а затем кротко добавила: – Пожалуйста!

Его взгляд стал совсем свирепым. В свете фонаря казалось, что шрам на его лице углубился.

Эмиль словно прирос к полу.

– Что вы здесь делаете? – спросил он скрипучим голосом. – Зачем вы пришли в мой дом?

– Так вы – призрак? – выпалила я.

Он прищурил глаза и с удивлением посмотрел на меня.

– Призрак? – Его лицо приняло озадаченный вид. – Наверно, меня можно назвать и так.

Брайан как-то странно вскрикнул.

– Это мой родимый дом, – сказал человечек сердито. – Что вы тут делаете? Почему вы не послушались, когда я предупреждал вас?

– Вы нас предупреждали? – спросила я. Моя рука так сильно дрожала, что свет от фонаря плясал по всей стене.

– Я делал всё, чтобы вы не проникли в мой дом.

– Вы имеете в виду испорченную декорацию? Полеты с антресолей? Страшную маску с запиской в моем шкафчике? – с удивлением воскликнула я.

Призрак кивнул.

– Я пытался предупредить вас. Я не хотел никого обидеть. Но я должен был защитить свой дом.

– И поэтому вы старались сорвать нашу постановку? – спросил Зик и вплотную приблизился ко мне. – Вы попытались сорвать постановку пьесы, чтобы мы не воспользовались люком и не нашли вас тут?

Призрак кивнул.

– А что произошло семьдесят два года назад? – спросила я. – Что с вами случилось, когда пьесу хотели ставить в первый раз? Почему вы исчезли в тот вечер?

Выражение лица призрака изменилось. Я увидела замешательство в его серебристо-серых глазах.

– Я… я вас не понимаю. – Эмиль посмотрел мне в глаза. Его нечесаные волосы упали на лоб.

– Семьдесят два года назад, – повторила я. Горькая улыбка искривила его губы.

– Я не так стар. Мне только пятьдесят семь.

– Значит… вы – не призрак? – спросил Зик неуверенно.

Эмиль замотал головой. Он устало вздохнул.

– Не понимаю я этих разговоров о призраке, юноша. Я просто бедный бездомный, который пытается защитить свою территорию.

Мы втроем уставились на него, пытаясь определить, правда ли это. Я решила, что похоже на правду.

– Вы живете под школой? – спросила я вкрадчиво. – А как вы узнали, что здесь есть комната?

– Мой отец тридцать лет работал в школе. Когда я был ребенком, он приводил меня сюда. А потом, когда я потерял квартиру в городе, я вспомнил об этом помещении. С тех пор живу здесь. Вот уже шесть месяцев.

Его взгляд опять посуровел. Он убрал волосы со лба. На нас глядело перекошенное лицо.

– Вы хотите, чтобы у меня это отняли? Это все, что у меня осталось.

Он быстро переступил порог, вошел в комнату и двинулся на нас, угрожающе сверкая глазами.

Я отступила назад.

– Ч-что вы собираетесь с нами сделать?

23

– Вы всё испортили. Всё. – Эмиль надвигался на нас.

– Постойте! – закричала я и подняла руки, как будто закрываясь щитом.

И вдруг я услышала звук. Из туннеля. Знакомый лязг.

Я повернулась к Зику и Брайану. Они тоже слышали.

Площадка! Она двигалась. Спускалась вниз. Ее было слышно на другом конце туннеля. Это был наш единственный шанс убежать.

– Вы всё испортили, – повторил Эмиль. Неожиданно в его сердитом голосе зазвучали печальные нотки. – Почему вы не послушались моего предупреждения?

Не сговариваясь, Зик, Брайан и я бросились к двери.

– Ой! – Пробегая мимо Эмиля, я натолкнулась на него.

К моему удивлению, он не пытался схватить меня, не попытался меня остановить.

Я на всех парах помчалась к двери. Ноги по-прежнему были как жевательная резинка, но я заставила их двигаться. Прыжок, еще один. Назад я не оглядывалась. Но слышала, что Зик и Брайан бегут за мной. Затем я услышала, как по туннелю разносится голос Эмиля:

– Вы всё испортили. Всё!

Преследовал нас Эмиль?

Мне было все равно. Я просто хотела добежать до спускаемой площадки и выбраться отсюда.

Не разбирая дороги, я бросилась в темноту по изгибу туннеля. Мои кроссовки тонули в жидкой грязи. Я задела плечом шершавую стену, но не снижала скорости.

Луч света прыгал над землей возле моих ног. Как только я увидела площадку, я подняла фонарь. Я тяжело дышала. У меня кололо в боку.

– Что вы здесь делаете? – услышала я мужской голос.

Отец Зика!

Зик, Брайан и я взобрались на площадку и облепили его со всех сторон.

– Что там происходит? – строго спросил мистер Мэтьюс. – Чей это голос?

– Вверх! – только и смогла выдохнуть я. – Быстрее вверх!

Зик протянул руку и дернул рубильник. На этот раз он сработал.

Площадка качнулась и начала подниматься.

Я окинула взглядом туннель. Не гонится ли за нами Эмиль?

Нет. Все тихо.

Он за нами даже не побежал.

«Чудеса, – подумала я. – Настоящие чудеса».

– Я слышал скрипучий голос. Кто это был? – допытывался мистер Мэтьюс.

– Бездомный. Живет под сценой. – Я рассказала, что произошло и как он вот уже несколько недель пытается запугать нас.

– Как ты узнал, что мы внизу? – спросил Зик отца.

– Ты ведь должен сидеть дома, – сурово ответил он. – Тебе все еще не разрешается гулять. Но дома тебя не было, и я догадался, что ты снова околачиваешься где-то возле сцены. Боковая дверь школы была открыта. Когда я вошел в зрительный зал, я увидел, что люк движется. И решил посмотреть, что здесь происходит.

– Я так рада! – закричала я. Я прямо была готова обнять мистера Мэтыоса.

Площадка остановилась, мы выбрались на сцену. Отец Зика побежал звонить в полицию. Он сообщил, что под школой живет бездомный человек.

Полицейские приехали быстро. Мы видели, как они спускаются в люк. Мы ждали, когда они выведут Эмиля наружу. Но через несколько минут полицейские вернулись одни.

– Там никого нет, – доложил один из полицейских. Он снял шлем и почесал затылок. – Вообще никаких признаков жизни. Только кровать и какая-то ветхая мебель.

– А как же его еда? Его книги? – спросила я.

– Все исчезло, – ответил полицейский. – Наверно, он очень быстро смылся. Дверь в каморку была слегка приоткрыта.

После того, как полиция уехала, Брайан попрощался и ушел. Отец Зика собирался отвезти меня домой.

Я повернулась к Зику.

– Ну вот мы и нашли призрака, – грустно сказала я. – Просто-напросто несчастный бездомный. А вовсе не привидение, которое живет в школе семьдесят два года, с тех пор как ее построили. Всего лишь бездомный.

– Да, дела! – Зик нахмурился. – А я так хотел встретить настоящее привидение! – Его лицо просветлело. – Но теперь, по крайней мере, мисс Уокер поверит мне. И я получу свою роль назад.

Спектакль. Я почти забыла о спектакле.

«Зик прав, – думала я. – Теперь ему вернут роль. Все будет прекрасно. Призрак пропал. Теперь можно расслабиться, – подумала я. – Никто больше не будет пакостить нам и срывать спектакль».

Но, увы. Я оказалась не права!

24

За полчаса до представления я сидела в гримуборной для девочек и размазывала по лицу комочки театрального грима. До этого я никогда не красилась и не знала, как это правильно делать. Я вообще не хотела накладывать грим.

Но мисс Уокер сказала, что это необходимо. Даже мальчишкам. Она сказала, что на сцене в свете прожекторов лица будут блестеть меньше.

В грим-уборной царил полный бедлам. Все девочки подгоняли костюмы и гримировались. Не в силах сдержать восхищения собой, перед большим зеркалом вертелись и хихикали Лайза Рего и Джайа Бентли – две пятиклассницы, у которых и роли-то в спектакле были малюсенькие.

Когда я начала проверять, все ли у мен в порядке, ассистент режиссера закричал:

– По местам! Все по местам!

У меня засосало под ложечкой. Успокойся, Брук, приказала я себе. Это всего лишь игра.

Я вышла из грим-уборной, прошла по коридору на сцену и встала за одной из кулис. Тут кто-то так хлопнул меня по плечу, что я чуть не подпрыгнула до потолка. Неужели я такая трусиха?

Я повернулась и оказалась лицом к лицу с Призраком!

Я знала, что это Зик в своем костюме и в маске, но все равно испугалась.

– Зик, ты бесподобен! Настоящее страшилище!

Зик не ответил. Он лишь церемонно поклонился мне и поспешил занять свое место.

Занавес был закрыт. Но я слышала, что из зала доносится гул голосов. Я украдкой выглянула в щелочку. О-о! В зале не было свободных мест. От этого в животе у меня снова начались колики, а сердце забилось быстро-быстро.

Свет в зале начал медленно гаснуть. Публика сразу затихла. Включились огни на сцене. Зазвучала музыка.

«Ну, Брук, вперед! – сказала я себе. – Завоюй себе славу!»

До конца первого акта спектакль шел нормально. Все действительно было очень хорошо.

Когда занавес подняли и зрители зааплодировали, мы с Кори вышли на сцену. И я совершенно забыла о своем страхе перед сценой.

– Будь осторожна, девочка, – наставлял меня Кори, который играл моего отца. – В подвале театра живет привидение. Безобразный призрак со шрамом на злобном лице.

– Отец, я тебе не верю, – ответила я, изображая Эсмеральду. – Ты слишком опекаешь меня. Тебе хочется, чтобы я всегда оставалась ребенком!

Похоже, публике спектакль нравился. Зрители смеялись там, где нужно, и несколько раз аплодировали.

«Превосходно!» – думала я. Я волновалась, но это не мешало мне играть свою роль. Мне самой очень нравилось представление.

Но когда первый акт подходил к концу, я ощутила необъяснимую тревогу. Над сценой медленно поплыл туман. В клубах тумана кружились голубые огни, что делало картину жуткой и нереальной.

До меня донесся лязг движущейся площадки. Я знала, что на ней из-под сцены поднимается Зик в костюме Призрака.

Через несколько секунд мы будем свидетелями того, как Призрак выйдет из голубого тумана.

Публике это понравится, подумала я, наблюдая, как туман стелется по подолу моего длинного желтого платья.

– Призрак, где ты? – позвала я. – Ты идешь на свидание со мной?

Из тумана проступила сине-зеленая маска Призрака. Потом стали видны его плечи, покрытые черной накидкой.

Зрители смотрели затаив дыхание, а когда Призрак во весь рост застыл в тумане в своей черной накидке, развевающейся за спиной, они одобрительно закричали.

Призрак медленно и величаво подошел ко мне.

– О, Призрак! Наконец-то мы вместе! – воскликнула я, вложив в свои слова все чувства, на какие была способна. – Я так долго мечтала об этом!

Он протянул мне свою руку, затянутую в перчатку, и сквозь клубы голубого тумана мы вместе пошли к рампе.

Мы стояли в круге света. Я повернулась к нему лицом. Пристально посмотрела ему в глаза, скрывающиеся за сине-зеленой маской. И отшатнулась – это был не Зик!

25

Я вскрикнула. Но Призрак сжал мою руку.

Он смотрел на меня в упор. Его глаза горели. Казалось, взглядом он просил меня о чем-то, умолял молчать и не выдавать его.

«Кто это? – спрашивала я себя, не в силах сдвинуться с места. Я как будто вмерзла в луч освещавшего меня прожектора. – Почему мне кажется, что я его знаю?»

Я повернулась к публике. Полная тишина. Все ждут, когда я заговорю.

Я глубоко вздохнула и произнесла следующую строку из текста Эсмеральды.

– Призрак, почему ты появляешься в нашем театре? Пожалуйста, расскажи мне твою историю. Я не испугаюсь.

Накидка Призрака колыхнулась у него за спиной. Его взгляд по-прежнему был устремлен на меня. Рука в перчатке крепко сжимала мою руку, как будто он боялся, что я убегу.

– Вот уже больше семидесяти лет я живу под этим театром, – сказал он. – Моя история печальна. Тебе она покажется трагичной, прекрасная Эсмеральда.

– Прошу тебя, продолжай! – воскликнула я.

«Кто он? – спрашивала я себя. – Кто?»

– Однажды я получил главную роль в пьесе, – начал рассказывать Призрак. – Спектакль должен был состояться в этом театре. Я думал, что это будет самый памятный день в моей жизни!

Он замолчал и глубоко вздохнул.

У меня екнуло сердце. Он отклонился от текста, поняла я. Это не те слова.

Что он говорит?

– Но мне не суждено было испытать это счастье, – продолжал Призрак, все еще держа меня за руку. – К сожалению, моя дорогая Эсмеральда, за час до начала спектакля я упал. Нырнул прямо в небытие!

У меня перехватило дыхание. Он указывал на люк.

Теперь я догадалась, кто он такой! Это был мальчик, который исчез. Мальчик, который семьдесят два года назад должен был играть Призрака. Но куда-то пропал и больше его не нашли.

И вот он стоит здесь, возле меня на той же самой сцене. И рассказывает нам о том, как он исчез и почему пьеса не была сыграна.

– Вот! – воскликнул он и указал на отверстие в сцене. – Вот куда я упал. Я упал и разбился насмерть. Я стал настоящим призраком. С тех пор я ждал. Ждал и надеялся, что однажды вечером мне удастся наконец сыграть мою роль!

Как только он закончил свою речь, зал разразился аплодисментами, которые сопровождались восторженными возгласами. Публика неистовствовала.

Я поняла, что зрители думают, будто это слова из пьесы. Они не знают, что за ними стоит реальная боль. Не знают, что он рассказывает им свою настоящую историю.

Призрак низко поклонился. Аплодисменты стали еще сильнее.

И тут туман накрыл нас обоих.

Но кто же это? Кто?

Вопрос не давал мне покоя.

Мне нужно было знать ответ. Я должна была знать, кто же этот Призрак.

Когда он выпрямился, я высвободила свою руку.

Потянулась к его лицу… и сорвала маску!

26

Сквозь густой туман я тщетно пыталась разглядеть его лицо.

Вдруг мне в глаза ударил яркий свет, ослепив меня на минуту.

В это мгновение Призрак закрыл свое лицо руками.

Я протянула руку, чтобы убрать их от его лица.

– Нет! – закричал он. – Не надо!

Он отшатнулся от меня. Отшатнулся и потерял равновесие.

– Нет! Нет! – кричал он. – Нельзя!

И свалился вниз. В открытый люк. И исчез в клубах голубого тумана.

Пока он падал вниз, был слышен его крик.

Затем все смолкло.

Ужасная, мертвая тишина.

Зрители повскакивали с мест. Раздались громкие аплодисменты и крики «браво!».

Все думали, что так должно быть по пьесе.

Но я-то знала, что произошло на самом деле. Я знала, что через семьдесят два года Призрак наконец-то сыграл свою роль. Он дождался своего выхода на сцену.

И теперь исчез навсегда.

Занавес упал, приглушив восторженные крики публики. Я замерла у открытого люка, прижав руки к щекам.

Я не могла говорить. Не могла пошевелиться.

Я смотрела вниз, в черный провал.

По сцене ко мне бежал Зик. В джинсах и белой футболке. На лице его застыл ужас.

– Меня кто-то сильно стукнул, – простонал он, потирая затылок. – Я как будто отключился. – Он посмотрел на меня. – Брук, ты в порядке?

– Призрак! – закричала я. – Это он сыграл твою роль, Зик. Он там, внизу! – Я показала в дыру. – Нам нужно его найти!

Я нажала на кнопку. В люке что-то заскрипело. Площадка вернулась наверх.

Мы с Зиком встали на нее.

Мы спустились в темный провал под сценой.

Мы обыскали каждый угол. Но мы его не нашли.

Мы не нашли ни маски, ни костюма. Ничего.

Я почему-то была уверена, что мы его не найдем. Я словно знала, что мы его больше никогда не увидим.

– Отлично справились, ребята! Отлично! – поздравила нас мисс Уокер, когда мы столпились у сцены. – Призрак, мне понравились твои новые слова, которые ты добавил в текст! Прекрасно! Все участники спектакля, встречаемся вечером, отметим наш триумф.

Мы с Зиком попытались пробиться в гримуборную. Мне нужно было переодеться. Но нас окружила толпа ребят и взрослых, которые хотели нас поздравить и сказать, как мы талантливы и как потрясно сыграли в спектакле.

Спектакль прошел с большим успехом!

Я искала глазами Брайана. Хотела ему рассказать о Призраке. Но в возбужденной толпе друзей и родителей я его не видела.

– Пошли! Давай выберемся отсюда! – крикнул Зик. Он потащил меня за руку из зрительного зала в вестибюль.

– О-о! Мы – звезды! – Я была на седьмом небе от счастья.

– Давай возьмем пальто и переоденемся дома, – предложил Зик. – А по пути попытаемся вычислить, кто сыграл мою роль. Потом мы можем встретиться у меня дома и пойти на вечеринку.

– Хорошо, – согласилась я. – Но давай побыстрее. Мои родители ждут не дождутся, чтобы сказать мне, какая я потрясная актриса!

На всем пути, пока мы шли из зрительного зала к своим шкафчикам в раздевалке, нас сопровождали восторженные возгласы.

– Что это? – Я ошалело уставилась на свой шкафчик. – Смотри, Зик, дверца открыта. А я хорошо помню, что закрывала ее.

– Чудеса, – пробормотал Зик.

Я потянула за ручку и открыла дверцу до конца. Неожиданно оттуда выпала какая-то книжка.

Я наклонилась, чтобы поднять ее с пола. Книга была старая. Ее коричневый переплет был истрепан и весь в пыли. Я повертела ее в руках, разглядывая обложку в полутьме вестибюля.

– Это очень старый «Ежегодник», – сказала я Зику. – Смотри. Это ежегодник нашей школы. Издан в двадцатые годы.

– Как он очутился в твоем шкафчике?

Мой взгляд упал на вложенный в книгу листок бумаги. Закладка. Мы открыли «Ежегодник».

– Не может быть! – воскликнул Зик.

В заметке речь шла о пьесе, которую мы только что сыграли. «"Призрак" будет сыгран весной» – гласил заголовок сверху.

– Вероятно, это было написано до начала того учебного года, – сказала я. – Мы же знаем, что пьеса не была сыграна. Всё, что тогда произошло, нам хорошо известно.

– Ну-ка, поверни книжку к свету, – распорядился Зик. – Давай посмотрим фотографии.

Я подняла книжку, и мы начали разглядывать небольшие фотографии, которые были помещены на двух страницах.

И мы увидели!

Нечеткое черно-белое фото мальчика, который получил главную роль, мальчика, который должен был играть Призрака. Мальчика, который исчез.

Этим мальчиком был Брайан.