/ Language: Русский / Genre:child_det,sf_horror, / Series: Ужастики

Тайна Пишущей Машинки

Роберт Стайн

Эту книгу написал известный автор детских триллеров Роберт Стайн. Знаете, что может произойти с любителем сочинять жуткие истории, если ему подарить пишущую машинку из антикварной лавки, в которую попала молния?

Росмэн-Издат M. 2000 5-8451-0312-6 Robert Lawrence Stine Goosebumps 55

Роберт Лоуренс Стайн

Тайна пишущей машинки

1

– Раньше я верила в монстров, – сказала Алекс, нацепив на нос очки. Со своим розовым ротиком и пухлыми щечками она была похожа на белого игрушечного кролика. – Когда я была маленькой, я думала, что в моем ящике для носков живет чудище, – сказала Алекс. – Ты не поверишь, Зэкки, но я боялась выдвигать ящик. Я надевала тапки на босу ногу. Я даже в детский сад старалась ходить без носков. Я ужасно боялась этого ящика, боялась, что носочный монстр откусит мне руку!

Она засмеялась. Она так чудно смеется. Словно посвистывает:

– Фьииииии! Фьииииии!

Алекс покачала головой, и ее конский хвост тоже закачался.

– Теперь, в двенадцать лет, я стала гораздо умнее, – сказала она. – Теперь я знаю, что никаких монстров не существует.

Вот что она сказала мне за две секунды до того, как на нас напал монстр.

Шли весенние каникулы. Мы с Алекс собирали всякую всячину. Мы всегда этим занимаемся, если не можем придумать что-нибудь получше.

Иногда мы собираем причудливые сорняки. Иногда жуков. Или листья необычной формы.

А однажды мы искали камни, напоминающие знаменитых людей. Но это продолжалось недолго, потому что такие камни попадались редко.

Если вы думаете, что Норвуд Вилладж скучный городишко, то вы недалеки от истины.

Вернее, так оно и было, пока на него не напал монстр.

Алекс Яроччи живет по соседству. Она – моя лучшая подруга.

У меня есть еще один близкий друг – Адам Левин, который живет на другом конце города. По-моему, у каждого человека должно быть много хороших друзей.

Не знаю точно, почему у Алекс мальчишеское имя. Думаю, это сокращение от Александрии. Но она не распространяется по этому поводу. Она вечно переживает из-за своего имени. Из-за него у нее все время случаются неприятности.

В прошлом году Алекс записали в мальчиковую группу по физкультуре. Ей приходят письма, адресованные мистеру Алексу Яроччи.

С моим именем тоже частенько происходит неразбериха. Меня зовут Зэкки Бичем, но все почему-то так и норовят переврать мою фамилию.

И что это я так долго рассказываю об именах?

Похоже, я знаю ответ.

Дело в том, что, когда на нас напал Ком-Пожиратель, я позабыл даже собственное имя – так я был напуган!

Мыс Алекс надумали собирать червяков. Но только не коричневых, а фиолетовых.

Это усложняло задачу и делало поиски более интересными.

Накануне прошел сильный дождь, и земля на заднем дворе была рыхлой и влажной.

Червяки выползали на поверхность подышать воздухом. Они копошились в мокрой траве и извивались на подъездной дорожке.

Мы склонились над землей и занялись поисками фиолетовых червяков. Вдруг у меня за спиной раздалось громкое чавканье.

Я резко обернулся.

У меня перехватило дыхание: передо мной стоял монстр.

– Алекс, смотри!

Она тоже обернулась. Изо рта вылетел свист: «Фъииии!», но на сей раз она не смеялась.

Я выронил из рук червяка и сделал огро-о-омный шаг назад.

– Он похож на гигантское человеческое сердце! – закричала Алекс.

Она была права.

Чмок!

Монстр прыгнул по траве в нашу сторону. Он подпрыгивал как пляжный мячик, но только огромный – больше нас с Алекс. Он был почти с гараж.

Это был розовый и влажный ком. Ком пульсировал.

ТУМ… ТУУМ… ТУМММ…

Он стучал как сердце. У него было два малюсеньких черных глаза. Глаза светились и глядели прямо перед собой. На макушке у чудовища шевелился клубок змей. Так мне сперва показалось. Я в ужасе пялился на этого урода. И наконец разглядел, что это вовсе не змеи, а узел толстых фиолетовых вен.

ТУУУМ… ТУМ… ТУММ…

Монстр прыгал и колыхался.

Меня чуть не стошнило – позади него на траве вилась лента белой слизи.

Мы с Алекс отскочили назад. Нам совершенно не хотелось поворачиваться к чудовищу спиной.

То ли от страха, то ли от омерзения я громко застонал. Сердце колотилось с бешеной скоростью.

Я сделал еще один шаг назад. Еще.

Вдруг в середине липкого кома приоткрылась щель.

Сначала я подумал, что чудище вот-вот разделится на две половины.

Но отверстие увеличивалось, и я осознал, что смотрю в рот этой твари.

Рот открывался все шире и шире. Пока не стал таким огромным, что в него запросто мог войти человек!

И вдруг из глубины вывалился жирный фиолетовый язык. Язык противно чмокнул и шлепнулся на траву.

Я снова застонал! Живот так скрутило, что обед чуть не выскочил наружу.

Кончик языка был похож на совок. Толстый липкий фиолетовый совок.

Наверное, таким совком удобно сгребать людей в раскрытую пасть, подумалось мне.

Изо рта монстра стекала вязкая белая слюна.

– Он пускает слюни! – выдавил я.

– Бежим! – крикнула Алекс.

Я сделал шаг… и тут же споткнулся о бордюр подъездной дорожки. Я упал, сильно стукнувшись локтями и коленками.

И оглянулся назад – но в это мгновение слюнявая розовая пасть приоткрылась еще шире, а язык обвился вокруг меня и потащил. Он тащил меня в пасть монстра!..

2

Алекс застыла с разинутым ртом.

– Зэкки, это сногсшибательно! – заявила она.

Адам почесал свою курчавую черную голову и скривил губы.

– И ты называешь это страшилкой? – Он вытаращил глаза. – Да это просто сказочка для малышей наподобие «Златовласки и трех медведей».

Я туго скрутил листки со своей писаниной и ткнул Адама в бок.

Адам рассмеялся, словно от щекотки.

– А по-моему, это настоящая страшился! – сказала Алекс. – Как ты ее назвал?

– «Приключение Кома-Пожирателя».

– Ой, держите меня! – Адам захохотал. – И ты сам все придумал?

Алекс так толкнула Адама, что он даже отлетел и повалился на диван.

– Что ты прицепился к Зэкки? – пробормотала она.

Мы собрались у Адама и сидели в комнате, которую его родители называли комнатой отдыха.

Комнатка была крохотной. В ней помещался только диван и телевизор.

Шли весенние каникулы, и мы болтались без дела, не зная, чем заняться. Накануне я засиделся до полуночи, сочиняя свой ужастик про монстра Пожирателя.

Я хочу стать писателем, когда вырасту. Я постоянно пишу страшные истории, а потом читаю их Адаму и Алекс.

Всякий раз у них одна и та же реакция. Алекс нравятся все мои рассказы. Она считает их настоящими ужастиками. Алекс говорит, что от моих историй ей по ночам снятся кошмары.

А Адам всегда утверждает, что они совсем не страшные и что он мог бы левой рукой накропать сотни историй пострашнее. Стоит только захотеть.

Но почему-то до сих пор не захотел.

Адам высокий, розовощекий и круглолицый. Он немножко смахивает на медвежонка. Он любит пихаться и бороться. Забавы ради. На самом деле он отличный парень.

Просто ему не нравятся мои рассказы.

– Ну и что тебя не устраивает на сей раз? – обратился я к нему.

Мы втроем едва поместились на диване. Не оставалось даже сантиметра свободного.

– На меня страшилки не действуют, – ответил Адам.

Он поймал на подлокотнике муравья, зажал его большим и средним пальцами и пульнул в меня. Но промазал.

– А по-моему, от рассказа просто жуть берет, – заметила Алекс. – Тебе хорошо удалось описание монстра.

– Глупо пугаться каких-то выдумок, – упорствовал Адам. – Особенно россказней об идиотском монстре.

– Но что-то ты все-таки боишься? – спросила Алекс.

– Ничего, – бахвалился Адам. – И фильмы на меня никакого страха не нагоняют. Я ничего не боюсь.

И тут рот у него широко раскрылся, и он в ужасе заорал.

Мы тоже завопили.

И все трое соскочили с дивана – по комнате пронесся истошный визг.

А на пол легла черная тень.

3

Тень промелькнула у нас под ногами так быстро, что я едва смог ее заметить.

Я почувствовал, как что-то задело мою ногу. Что-то мягкое и бестелесное.

– О-о-ой! – закричал Адам. Послышались торопливые шаги со стороны гостиной.

В комнату влетел мистер Левин, папа Адама. Мистер Левин, круглый, как мишка, с черной кучерявой гривой, был очень похож на Адама.

– Извините меня! – воскликнул он. – Я наступил на кошку. Она сюда не забегала?

Мы не смогли ответить.

Мы просто покатились со смеху.

Мистер Левин нахмурился.

– Не вижу ничего смешного, – пробормотал он. Он нашел кошку за диваном, взял ее на руки и удалился.

Мы повалились на диван. Я все еще тяжело дышал. Мне мерещилось прикосновение кошки к моей ноге.

– Вот видишь, Зэкки! – крикнул Адам. Он так сильно хлопнул меня по спине, что я чуть не упал на пол. – Обычная кошка может напугать куда сильнее, чем любая твоя небылица.

– Ничего подобного, – возразил я. – Я могу написать ужастик и почище. Эта дурацкая кошка просто неожиданно выскочила.

Алекс сняла очки и протерла стекла своей футболкой.

– А какой вопль она издала! – Алекс покачала головой.

– Я ни капли не испугался, – с вызовом сказал Адам. – Просто хотел подколоть вас.

Он растопырил пальцы и взъерошил мне волосы.

Как вам это понравится? Я отпихнул его что было сил. Но он только рассмеялся.

Мы с Алекс остались ужинать у Адама. Миссис Левин отлично готовит. Мы всегда стараемся отираться возле дома Адама в это время, потому что нас обычно приглашают остаться на ужин.

Уже стемнело, когда мы с Алекс собрались домой. Накануне и большую часть сегодняшнего дня гремели грозы. От дождя газоны блестели. В лужах отражался свет уличных фонарей.

Было слышно, как где-то вдали громыхает. Мы шли по тротуару, и с деревьев на нас капала холодная дождевая вода.

Адам живет на другом конце Норвуд Вилладж. Но это недалеко – всего в пятнадцати минутах ходьбы.

Через пять минут мы свернули на улицу, вдоль которой тянулся ряд маленьких магазинов.

– Смотри! – крикнул я и указал на антикварную лавку. – Да она разрушена!

– Выглядит так, как будто в нее попала бомба! – воскликнула Алекс.

Мы стояли на противоположной стороне улицы и не верили своим глазам. Половина крыши обрушилась. Все витрины были разбиты. Одна стена покосилась. Белые стены и остатки крыши покрыты гарью.

«Наверное, был пожар», – раздумывал я, пересекая улицу.

– Молния, – донесся до меня женский голос. Я поднял глаза. На тротуаре возле лавки стояли две молодые женщины.

– В лавку ударила молния, – сказала одна из них. – Вчера. Во время бури. И возник сильный пожар.

– Какой разгром, – вздохнула другая, доставая из сумочки ключи от машины.

Обе женщины скрылись за углом, обсуждая происшествие.

Мы подошли к лавке.

– Фу, как воняет! – протянула Алекс и зажала нос.

– Просто пахнет паленым, – хладнокровно объяснил я. Я поглядел себе под ноги и обнаружил, что стою в глубокой луже.

Пришлось искать место посуше.

– Да здесь кругом мокро, – пробормотала Алекс. – Наверное, из-за огнетушителей.

От порыва ветра хлопнула входная дверь.

– Она открыта! – воскликнул я.

Дверь опечатали. Но сейчас печать была сломана. К двери был прикреплен желтый плакат, на котором большими черными буквами было выведено: «ОПАСНАЯ ЗОНА! НЕ ПОДХОДИТЬ».

– Алекс, давай заглянем. – Я сгорал от любопытства.

– Ни в коем случае! Зэкки, стой! – крикнула Алекс.

Поздно! Я был уже внутри.

4

Я сделал пару шагов и остановился, ожидая, когда глаза привыкнут к темноте. Отовсюду капала вода. Большой стеллаж был опрокинут на пол. Повсюду в лужах валялись разбитые вазы, лампы и изящные статуэтки.

– Зэкки! – Алекс вцепилась мне в плечо. – Зэкки, пойдем отсюда! – прошептала она. – Здесь действительно опасно.

– Оставь дверь открытой, – попросил я. – Пусть идет свет с улицы.

– Но что ты хочешь увидеть! – Эхо ее голоса перекрывало «бульк-бульк-бульк» капающей воды.

Она схватила меня за руку и потянула к выходу:

– Пойдем! Ты же видел предупреждение. На нас может весь дом обрушиться.

Я вырвал руку и пошел дальше. Ковер под ногами был насквозь мокрый, и в тапочках У меня сразу захлюпало.

– Подожди секунду, я только чуть-чуть посмотрю, – нетерпеливо бросил я Алекс. – Классно!

– Ничего классного! – огрызнулась она. – Это глупо.

С одной из стен на нас смотрели безобразные маски. Все они висели под разным наклоном. Другие маски пялились на нас с пола – с тех мест, куда они попадали.

Циферблат высоких деревянных часов был обуглен. Рядом валялись обожженные манки для ловли уток.

Я испуганно попятился, уловив какой-то скрежет. Скрежетало где-то наверху. Алекс охнула.

Я задрал голову. Часть потолка обвалилась. Неужели сейчас на нас рухнет оставшаяся половина?

– Зэкки, идем отсюда! – настаивала Алекс. Она направилась к двери, хлюпая по ковру, как по болоту.

Дверь с шумом захлопнулась. Я обернулся, но порыв ветра уже снова распахнул ее.

Бульк… Бульк… Холодная вода капала мне на плечи.

– Если ты такой упрямый, я уйду одна! – пригрозила Алекс. – Без шуток, Зэкки.

– Ладно, ладно, – пробормотал я. – Иду. Просто мне хотелось выяснить, что произошло.

– Давай скорее! – призывала Алекс. Она уже стояла в дверном проеме.

Я нехотя поплелся за ней, но тут мое внимание привлек предмет, стоявший на одной из верхних полок.

– Эй, Алекс! – окликнул я ее. – Смотри!

Я указал на старинную пишущую машинку.

– Вот это да! У моего папы была похожая, когда я был совсем маленьким, – сказал я.

– Зэкки, я ухожу, – предупредила меня Алекс.

– Я без ума от старых машинок! Посмотри, Алекс, ее даже не тронуло огнем. Наверное, она не испортилась. Я только проверю. Ладно?

И, не дожидаясь ответа, я пересек комнату. У полки я привстал на цыпочки и дотянулся до машинки.

– О-о-о-ох!

Меня пронзила сильная боль. Она прошла сквозь все тело.

Я ошалел.

У меня перехватило дыхание.

И сквозь собственный изумленный крик я услышал треск электрического разряда.

Я беспомощно съежился – вокруг меня били голубые молнии.

5

Все было голубое.

Сплошное голубое свечение.

Никогда в жизни я не видел такого глубокого насыщенного цвета.

Я плыву по небу, решил я. В невесомости. Я парю. Парю в синем-синем небе.

Синева постепенно перешла в белый цвет.

Я все еще парю? Или вовсе не двигаюсь?

И вообще дышу ли я?

Я попытался что-нибудь произнести. Прокричать. Издать хоть какой-то звук.

Белизна сменилась серой мглой, а потом чернотой.

Я услышал собственный стон.

Темень. Черным-черно. Я был окружен непроглядной тьмой.

Я моргнул. Еще раз моргнул и понял, что смотрю в темноту разрушенной антикварной лавки.

– Зэкки! Зэкки?!

Я слышал, как кто-то зовет меня. Это Алекс повторяла мое имя снова и снова.

Я откашлялся. Сел и скользнул взглядом по стенам лавки.

– Зэкки! Зэкки?! С тобой все в порядке?

Я едва справился с тошнотой. Все тело сначала онемело, а потом начало зудеть. Меня все го покалывало и передергивало, словно по телу пропустили электрический ток.

– Как я очутился на полу? – слабым голосом спросил я.

Алекс склонилась надо мной и положила руку мне на плечо.

– Тебя ударило током. – Она внимательно посмотрела на меня через очки. – Здесь, наверное, проводка или что-нибудь похожее.

Я потер шею. Я никак не мог избавиться от странного покалывания и противного звона вушах.

Я застонал.

– Тебя сильно тряхнуло, – тихо сказала Алекс. – Я… я так перепугалась. Ты был весь объят голубым пламенем, а твое тело стало ярко-синим.

Я снова застонал и попытался справиться с новым приступом тошноты.

– Ты взмахнул руками, – продолжала Алекс, – а потом согнулся пополам и рухнул на пол. Я решила… – Ее голос уплывал.

Бульк… Бульк…

Я вновь услышал, как капает вода. Звон в ушах ослабел.

Я с трудом поднялся на ватных ногах. Обхватил голову руками и старался унять сильную дрожь.

Мой взгляд вновь задержался на пишущей машинке.

– Зэкки! Что ты делаешь?! – вскричала Алекс.

Я осторожно приблизился к полке, стараясь не наступить в лужу. Глубоко вздохнул, встал на цыпочки и снял машинку.

– Ой-ой-ой! Тяжелая, как гиря! – закричал я. – Она литая!

Я держал машинку на весу и рассматривал ее. На гладкой черной поверхности играли блики от уличного фонаря. На меня смотрели ряды круглых клавиш.

– Какое чудо! – воскликнул я. – Алекс, машинка прямо создана для того, чтобы печатать на ней разные ужастики и…

– Ты что, совсем рехнулся! – оборвала меня Алекс. – Наверное, у тебя крыша поехала после электрошока!

– Но ты только посмотри! – возбужденно продолжал я. – Какая отличная вещь! Превосходное устройство!

Глаза у Алекс чуть не выскочили из орбит.

– У тебя же дома стоит новейший компьютер, – попыталась она образумить меня. – И твоя мама отдала тебе свой старый лазерный принтер. Ты что, забыл?

– Знаю, знаю, – пробормотал я.

– Ты можешь печатать восемь страниц в минуту, – продолжала Алекс. – На кой ляд тебе сдалась эта допотопная рухлядь?

– Но это великолепный механизм, – ответил я. – Превосходная вещь! Превосходная!

– Что ты заладил одно и то же! Ты уверен, что хорошо себя чувствуешь? Тебя же сильно ударило! Может быть, мне лучше позвонить твоим родителям?

– Со мной все в порядке, – заверил я ее. Мне становилось все труднее удерживать машинку. – Давай-ка выбираться отсюда.

С машинкой в руках я направился было к выходу, но Алекс преградила мне путь.

– Не можешь же ты взять ее просто так, – пристыдила она меня. – Она не твоя. Это воровство!

Я состроил ей рожу.

– Алекс, не будь дурой. Все в лавке разбито. Никто и не заметит, если я возьму…

Я осекся на полуслове: мокрый ковер захлюпал под чьими-то ногами.

Потом кто-то кашлянул.

Повернувшись к Алекс, я увидел ее перекошенное от ужаса лицо.

Она тоже услышала шаги.

– Зэкки, мы здесь не одни, – прошептала она.

6

Топот приближался.

По моей спине пробежала струйка холодного пота. Я чуть было не выронил машинку из рук.

– Прячься, – прошептал я. Уговаривать Алекс не пришлось: она уже скрылась за высокой витриной.

Я поставил машинку на пол и тоже метнулся за витрину. Там я примостился рядом с Алекс.

Снова раздался кашель. А вслед за тем на мокром ковре появился круг света. Бледно-желтый луч фонарика.

Луч скользил по полу. Вот он подобрался к витрине. Мы с Алекс съежились. Луч прошел над нашими головами.

Ноги дрожали. Мне пришлось ухватиться за какую-то перекладину, чтобы не упасть.

– Эй! – прозвучал женский голос. – Есть здесь кто?

Алекс вопросительно уставилась на меня: мол, не следует ли нам выйти и обнаружить себя?

Я отрицательно покачал головой.

Как бы мы объяснили, что делаем в лавке и зачем прячемся?

У меня была надежда, что женщина уйдет, не заметив нас.

Кто она такая? Может быть, это ее лавка?

Я украдкой выглянул из-за витрины. Женщина стояла ко мне боком. Это была афро-американка. У нее были очень короткие темные волосы. На ней был длинный плащ.

Луч фонарика запрыгал по задней стене. Он высветил упавшую полку, разбитый антиквариат.

Женщина продолжала топтаться на мокром ковре.

– Привет! – позвала она. – Сюда кто-нибудь вошел?

Я затаил дыхание.

«Пожалуйста, уходи, – беззвучно молил я. – Пожалуйста, только не застукай нас здесь».

Женщина повернулась. Луч фонарика выхватил из темноты пишущую машинку и замер, пока она разглядывала ее.

По всей видимости, незнакомка размышляла, каким образом машинка оказалась на полу.

Круг света медленно перемещался вверх, пока не осветил витрину. Женщина смотрела в нашу сторону!

Заметит ли она, что мы прячемся за полкой?

При этой мысли я похолодел. Мне хотелось превратиться в статую.

Неужели она нас обнаружит?

Фу, пронесло.

Незнакомка что-то пробормотала себе под нос. Свет фонарика удалился.

Я зажмурился от неожиданно наступившей темноты. Шаги затихали.

Я глубоко вздохнул. До этой минуты мы с Алекс старались дышать как можно тише.

Кругом ни звука. И темно.

Ни шагов, ни желтого луча света.

Хлопнула входная дверь.

Мы с Алекс переглянулись.

Интересно, куда подевалась женщина?Она на самом деле вышла из магазина?

Мы не шевелились.

Мы ждали. И прислушивались.

Тишина…

Надо же было Алекс чихнуть!

– Вот вы где! – раздался голос женщины откуда-то сзади.

7

Меня схватили за плечо. Очень цепко. И потащили из-за витрины. Рукав дождевика задел меня по лицу. Я едва не споткнулся о машинку. Женщина поддержала меня.

Алекс вышла вслед за мной. Конский хвост развязался, растрепанные светлые волосы падали на лицо. Она тяжело дышала и прищелкивала языком в пересохшем рту.

Думаю, ей тоже было страшно до жути.

Женщина снова включила фонарик и осветила наши лица. Сначала мое, потом Алекс.

– Похоже, вы немного припозднились с покупками? – Незнакомка была явно озадачена.

– Видите ли…

– Магазин закрыт. Нетрудно было догадаться, – оборвала она меня.

Незнакомка была молоденькой и хорошенькой. Ее темные глаза пронзили меня насквозь.

– Что вы здесь делаете? – спросила она.

Я хотел было ответить, но Алекс опередила меня.

– Ничего особенного, – еле слышно сказала она.

Женщина перевела взгляд на Алекс.

– В таком случае почему вы прятались?

– Нас н-напугали, – промямлил я, собравшись с духом.

– Признаться, вы тоже меня напугали! – воскликнула женщина. – Причем здорово. Я была в задней комнате и…

– Мы шли домой. Увидели магазин. Весь разрушенный, – пустился я в объяснения. – Нам захотелось посмотреть, как он выглядит внутри. Мы и вошли. Вот и все.

Женщина опустила фонарь.

– Понятно. – Ее голос смягчился.

Она шагнула по ковру, и ковер громко зачавкал. Позади нас с потолка не переставая капала вода.

– Какой разгром, – вздохнула женщина. Она обвела взглядом лавку. – Я – миссис Картер. Это мой магазин. Вернее, то, что от него осталось.

– Нам очень жаль, – пролепетала Алекс.

– Вы не должны были заходить сюда, – принялась отчитывать нас миссис Картер. – Это очень опасно. Кое-где провода оголились. Надеюсь, вы ничего не трогали?

– Нет, почти что ничего, – ответила Алекс.

– Ну… только эту старую пишущую машинку, – признался я.

– А я-то гадала, как она очутилась на полу, – сказала миссис Картер. – Зачем вы ее переставили?

– Мне она понравилась, – сказал я. – Классная штука.

– Зэкки сочиняет истории, – сообщила Алекс миссис Картер. – Ужастики.

Миссис Картер горько усмехнулась:

– Страшнее истории, чем моя разгромленная лавка, и не придумаешь!

– Держу пари, что на этой старой машинке у меня бы получились потрясающие страшилки. – Я не сводил глаз с машинки.

– Тебе она нужна? – быстро спросила миссис Картер.

– Да, – ответил я. – Она продается? Сколько она стоит?

Миссис Картер махнула рукой.

– Бери, – сказала она.

– Простите? – Я решил, что ослышался.

– Забирай машинку, – повторила миссис Картер. – Она твоя. Бесплатно.

– На самом деле? – Я не верил своим ушам. – Я могу ее взять?

Она кивнула.

– Спасибо. – Я чувствовал, как по моему лицу расползается улыбка. – Огромное спасибо!

Миссис Картер наклонилась и подобрала что-то с пола.

– Держи. – Она протянула мне авторучку. Такими уже давно не пишут. Авторучка была тяжелой, черной, с серебряной отделкой.

– Это мне? – спросил я. Миссис Картер опять кивнула.

– Это мое специальное предложение, – сказала она с улыбкой. – Ко всякой печатной машинке прилагается авторучка.

– Ого! – воскликнул я.

Миссис Картер подошла к двери и раскрыла ее.

– А теперь марш отсюда! Оба! – приказала она. – Здесь действительно опасно. Я тоже ухожу.

Я поднял тяжелую старинную машинку и, прижимая ее к груди, последовал за Алекс.

Ну и счастье же мне привалило! Я еще раз пять поблагодарил миссис Картер. Потом мы с Алекс распрощались с ней и направились домой.

На мокром асфальте, точно в зеркале, отражался свет уличных фонарей. Впечатление было сказочное.

Казалось, мы никогда не дойдем до дома. С каждым шагом мне все тяжелее и тяжелее было нести машинку.

– Странно, – пробормотала Алекс, когда мы наконец оказались в нашем квартале.

– Что странно, Алекс? – задыхаясь, спросил я. Я думал, что у меня вот-вот отвалятся руки. Эта штуковина весила целую тонну!

– То, как она отдала тебе эту машинку, – задумчиво ответила Алекс.

– Что тебя смутило? – удивился я.

– Мне показалось, что миссис Картер была рада кому-нибудь ее спихнуть. Такое впечатление, что она спешила от нее отделаться. – С этими словами Алекс направилась к своему дому, который стоял по соседству с моим.

У меня ноги подгибались от усталости, когда я наконец дотащился до своего крыльца. Руки болели. Все тело ныло. Я боялся уронить свой драгоценный груз.

– Придумает же тоже, – пробормотал я. Конечно, я и не догадывался, насколько Алекс была права.

Я не догадывался, как изменится моя жизнь с появлением в доме видавшей виды пишущей машинки.

8

Еле дыша, я втащил машинку в дом. Руки совершенно онемели.

Мама с папой были в гостиной. Они сидели рядышком на диване и разгадывали кроссворд.

Это их любимое занятие. Хотя я не знаю почему. Оба они зациклены на правописании. И ни разу не решили ни одного кроссворда до конца.

Обычно дело заканчивается тем, что они до посинения спорят, как пишется то или иное слово. А потом, так и не придя к согласию, рвут кроссворд в клочья.

Через несколько дней они берутся за новый кроссворд.

Родители подняли головы и наблюдали за тем, как я тащу машинку в свою комнату.

– Что это такое? – потребовала объяснений мама.

– Пишущая машинка, – просипел я.

– Меня интересует: где ты ее взял?

– Долго рассказывать.

Папа вскочил с дивана, чтобы мне помочь.

– Ух ты, пудовая, – сказал он. – Как же ты дотащил такую тяжесть?

Я пожал плечами.

– Не такая уж она тяжелая, – соврал я. Мы отнесли ее в мою комнату и поставили на письменный стол. Я сгорал от нетерпения сразу же ее испробовать. Но папа настоял, чтобы я вернулся в гостиную.

Пришлось рассказать родителям все с самого начала. О молнии, которая попала в лавку. О том, как мы вошли внутрь из любопытства. О миссис Картер и о том, как она подарила мне машинку.

Я умолчал только о том, что меня стукнуло током и я упал на пол.

Мои предки любят делать из мухи слона. Взять хотя бы их крики и споры по поводу дурацких кроссвордов.

Поэтому я далеко не все им рассказываю. Зачем портить день – им или себе?

– Зачем тебе понадобилась старая печатная машинка? – нахмурившись, спросила мама. – На них уже давно никто не печатает. Их теперь можно увидеть разве что в антикварной лавке.

– Я буду печатать на ней мои страшилки, – объяснил я.

– А чем тебя не устраивает новый компьютер? – поинтересовался папа. – И лазерный принтер, который мы тебе отдали?

– Я ими тоже буду пользоваться, – ответил я. – Для школьных работ и прочих таких дел.

Мама округлила глаза.

– Скоро Зэкки перейдет на гусиное перо и чернильницу, – пошутила она.

Родичи рассмеялись.

– Очень остроумно, – пробурчал я. Я пожелал им спокойной ночи и побежал по коридору в свою комнату.

Вдруг я затормозил. Что это за странное пощелкивание? Похоже, оно доносилось из моей комнаты. Какой-то равномерный треск.

– Непонятно, – прошептал я.

Я подошел к двери, заглянул в комнату – и оцепенел!

9

– Моя машинка! – вскрикнул я.

Машинка была объята ярким голубым сиянием. Искры жужжали и с треском разлетались в разные стороны. Я в изумлении смотрел на шипящее голубое облако.

И вспомнил, как свалился на пол в антикварной лавке, когда меня сильно ударило током. Наверное, печатная машинка сохранила какой-то электрический заряд.

Нет, это невозможно.

Но тогда почему она светится в потрескивающем голубом потоке?

– Мама! Папа! – позвал я. – Идите сюда! Смотрите!

Они меня не услышали. Я бросился по коридору обратно в гостиную.

– Быстро! Идите скорее! – заорал я. – Вы глазам своим не поверите!

Родители уже вернулись к своему кроссворду. Когда я ворвался в гостиную, папа поднял глаза и спросил:

– Как пишется слово «сапсан»? Это вид сокола.

– Какая разница? – выкрикнул я. – Моя машинка… она сейчас взорвется!

Это-таки заставило их подняться с дивана.

Я на всех парах понесся обратно по коридору. Родичи не отставали.

Я остановился в дверях и указал на стол.

– Смотрите!

Мы заглянули в комнату. Машинка стояла на столе, поблескивая черным металлическим корпусом и клавишами с серебряными ободками.

Никакого свечения!

Никакого голубого электрического облака. Никаких искр. Никакого треска или пощелкивания.

На письменном столе стояла обычная старая пишущая машинка.

– Хороша шуточка, – пробормотал папа, удивленно вытаращив на меня глаза.

Мама покачала головой:

– Не знаю, от кого Зэкки унаследовал такое чувство юмора. Явно не по моей линии.

– А твои родственники и не нуждаются в юморе. Они сами шутка природы, – огрызнулся папа.

И, пререкаясь, они пошли обратно в гостиную.

Медленно и осторожно я вошел в комнату. И подкрался к машинке.

Я вытянул руку. Занес ее над машинкой.

И замер, когда до корпуса оставалось сантиметра два.

Рука дрожала.

Я смотрел на массивную черную машинку.

Стоит ли к ней прикасаться?

Вдруг шарахнет?

Медленно-медленно я приблизил руку…

10

Алекс захлопнула свой шкафчик. Она надела рюкзак и повернулась ко мне.

– Ну и что случилось? Машинка ударила тебя током?

Это было на следующий день. Весенние каникулы кончились, и мы снова пошли в школу.

Я спешил в раздевалку, чтобы рассказать Алекс всю историю с машинкой. Я знал, что на всем белом свете она единственная, кто мне поверит.

– Нет, меня не стукнуло, – ответил я. – Я дотронулся до нее, но ничего не произошло. Я понажимал на клавиши, повернул каретку. Ничего не случилось.

Алекс уставилась на меня.

– Совсем ничего?

– Ничего.

– Тогда это не самое лучшее твое произведение, – съехидничала она. – У него слабая концовка.

Я рассмеялся.

– По-твоему, было бы лучше, если бы я сгорел?

– Конечно.

Было уже много времени. Первый звонок отзвенел, и в коридоре почти никого не было.

– Я собираюсь переделать рассказ про Кома-Пожирателя, – сообщил я Алекс. – У меня куча новых идей. Руки чешутся скорей засесть за работу.

Она повернулась ко мне:

– На старой машинке?

Я кивнул.

– Рассказ должен получиться длиннее и страшнее. Эта старая машинка такая чудесная! Я просто чую: страшилка выйдет что надо! – воскликнул я.

За моей спиной кто-то захихикал.

Развернувшись, я увидел Эмми и Анни Белл. Это близняшки из нашего класса. За ними шел Адам. Он пихнул меня в плечо с такой силой, что я отлетел к шкафчикам.

Эмми и Анни дружат с Адамом. А со мной и Алекс нет.

У них у обеих курчавые рыжие волосы, веснушки и ямочки на щеках. Единственный способ различить их – это спросить напрямую: «Кто из вас кто?»

Эмми – я решил, что это была Эмми – высокомерно ухмыльнулась:

– И ты веришь в монстров?

Девчонки прыснули, как будто Эмми сказала что-то очень смешное.

– Не знаю, – ответил я. – Но я говорил не о настоящих монстрах, а о страшилке, которую я пишу.

А потом добавил презрительно:

– Вам-то этого не понять, вы и писать-то еще не научились!

– Ха-ха, – произнесли они с сарказмом, – как смешно, Зэкки!

– Животики надорвешь! – добавил Адам. – Тоже мне сострил – старо как мир!

– Так ты правда веришь в монстров? – не отставала от меня Эмми.

– Адам говорит, что ты веришь, – добавила ее сестрица. – Он сказал, будто ты думаешь, что под твоей кроватью живет монстр!

– Ничего подобного! – рявкнул я. Они опять захихикали.

– Адам – врун несчастный! – закричал я. Я хотел схватить его, но он увернулся и громко захохотал.

– Зэкки везде мерещатся монстры! – дразнил он меня, перемигиваясь с Эмми и Анни. – Он боится открывать свой шкафчик: а вдруг оттуда выскочит монстр!

Они снова загоготали.

– Отвяжитесь, – проворчал я. – Как бы на урок не опоздать.

Я отвернулся, чтобы не видеть их ухмыляющихся физиономий. Повернул замок и открыл свой шкафчик.

Я наклонился, чтобы вытащить книги.

А из шкафа что-то выскочило!

С быстротой молнии промелькнуло что-то белое.

Я невольно ойкнул.

Снова что-то белое метнулось из шкафа.

А потом – у меня аж дыхание перехватило – что-то шлепнулось мне на голову Что-то живое.

Я упал на колени, пытаясь стряхнуть эту дрянь.

Что-то когтистое запуталось у меня в волосах.

– Помогите! – закричал я. – Помогите!

11

Тварь копошилась у меня на голове. А потом залезла мне за шиворот!

Теплый комочек заскользил вниз по спине. Острые когти царапали мне кожу.

– Помогите! Да помогите же! – Я вскочил на ноги.

Я дергался и прыгал. Как безумный, колотил себя по спине.

Наконец Адам схватил меня за плечи, оттянул рубашку и снял эту дрянь с моей спины.

И сунул свою руку мне под нос.

– Гляди-ка, монстр! – завопил он. – Страшный-престра-а-а-ашный!

Силясь овладеть собой, я уставился на существо, которое он зажал в кулаке.

Белый мышонок.

Маленький белый мышонок.

Эмми с Анни за спиной Адама сотрясались от смеха.

Даже Алекс смеялась. Тоже мне друг!

– Зэкки, кажется, тебе действительно повсюду мерещатся монстры! – воскликнула Анни. – Даже в таких крохотных беленьких созданиях.

Они опять покатились со смеху.

– А какой танец дикарей он исполнил! – Адам сымитировал мою безумную пляску. Он хлопал себя по голове и шее и остервенело топал…

– Здорово! – заявили хором Эмми с Анни. И снова захохотали.

Алекс перестала смеяться и подошла ко мне. Она что-то стряхнула с моего плеча.

– Шерсть от мышки, – пробормотала она. Потом она повернулась ко всем остальным.

– Хватит подкалывать Зэкки, – сказала она. – Когда-нибудь он станет знаменитым автором ужастиков.

– Когда-нибудь он станет знаменитым пугливым цыпленком! – воскликнула Анни.

Эмми закудахтала и задвигала локтями как крыльями.

– Вы не поверите! Известный автор ужастиков боится мышей! – прокричал Адам.

Эмми с Анни сочли это за очень удачную шутку. Их рыжие гривы колыхались от хохота.

Вдруг Эмми посмотрела на часы и ойкнула:

– Мы и вправду опоздали!

Сестрицы круто развернулись и понеслись по коридору. Адам сунул мышь в карман и поспешил следом.

Я встал на колени, чтобы достать книги со дна шкафчика. Я был настороже. Где гарантия, что там больше нет мышей?

Алекс стояла рядом.

– Тебе помочь? – тихо спросила она.

– Уйди, – огрызнулся я.

– Я-то здесь при чем? – обиделась она.

– Просто уйди, – процедил я.

Я не нуждался в ее сочувствии.

Мне хотелось остаться одному.

Я ощущал себя полным ничтожеством.

Как это меня угораздило так испугаться маленьких мышек? И учудить такое на глазах у всех?

Потому что я полное ничтожество, решил я.

Я сунул книжки в рюкзак, поднялся и начал запирать шкаф.

Алекс прислонилась к стене.

– Я же просил тебя уйти, – рявкнул я снова. Она хотела что-то ответить, но в это время из-за угла появился мистер Конклин, наш директор.

Мистер Конклин – длинный и тощий, как спичка. Лицо у него узкое и красное, а по бокам торчат большие уши, точно ручки у кастрюли. Говорит он очень быстро. Ходить спокойно не умет – всегда несется сломя голову. Кажется, что он передвигается не в одном, а сразу в восьми направлениях.

Директор смерил взглядом сначала Алекс, затем меня.

– Кто выпустил мышей из лаборантской? – спросил он скороговоркой.

– О-они оказались в шкафчике Зэкки… – начала оправдываться Алекс.

Не дослушав ее объяснения, мистер Конклин перевел сузившиеся глаза на меня. Лицо его еще больше покраснело.

– Зэкки, я жду тебя в своем кабинете, – распорядился он. – Прямо сейчас.

12

За ужином я молчал.

Я все раздумывал, надо ли рассказывать родителям о своих школьных злоключениях. И решил ничего не говорить.

Мне вовсе не хотелось, чтобы они тоже потешались надо мной.

И я не горел желанием отвечать на тысячу вопросов по поводу того, что мне сказал мистер Конклин.

На самом деле он оказался вполне нормальным. Он просто любезно попросил меня не держать живых существ в шкафчике.

После ужина мы с папой загружали посудомоечную машину и убирали тарелки. Я вытирал со стола, когда на пороге возникла Алекс.

– Как дела? – спросила она. – А мистер Конклин…

Я закрыл ей рот рукой, чтобы она не проговорилась.

Я видел, что мама с папой смотрят на нас из соседней комнаты.

– Что случилось с мистером Конклином? – спросила мама.

– Все нормально, – ответил я. Я потащил Алекс в кабинет.

– Ну? Так как дела? – повторила она свой вопрос.

– Как дела? – передразнил я. – Как дела? И ты еще спрашиваешь «как дела?».

Алекс что-то промямлила.

– Дела идут ужасно, – продолжал я на повышенных тонах. – Сегодня самый черный день в моей жизни. Ребята смеялись надо мной весь день. Куда бы я ни пошел, все семенили за мной, как мыши, и противно пищали.

Алекс подавила улыбку.

– Даже не знаю, почему я утром так попался, – продолжал я. – Это глупо. Я…

– Это была шутка, – прервала меня Алекс. – Не бери в голову.

– Легко тебе говорить, – проворчал я. – Не по тебе же бегала сотня отвратительных грызунов. И не тебе исцарапали всю спину.

– Сотня? – Брови у Алекс поползли наверх. – А как насчет одного?

– Казалось, их там не меньше сотни, – промямлил я. Я решил сменить тему. – Смотри, – сказал я.

Я подошел к столу. После школы я часа три просидел за работой. Я поднял стопку листков.

– Что это? – спросила Алекс и встала рядом.

– Новый вариант истории про Кома-Пожирателя, – ответил я и помахал исписанными от руки листками. – Теперь она куда страшнее.

Алекс взяла листки из моих рук и пробежалась по ним глазами. Потом недоуменно уставилась на меня:

– Ты не печатал ее на старой машинке?

– Конечно, нет. Я всегда сначала пишу черновик от руки. Я печатаю лишь после того, как доведу рассказ до ума.

Я взял со стола ручку.

– Я пользовался этой старой ручкой, которую дала мне хозяйка лавки, – сообщил я Алекс. – Классная штучка. И пишет мягко. До сих пор в голове не укладывается, что мне ее так запросто подарили!

Алекс рассмеялась.

– Ты такой странный, Зэкки. И почему тебя так волнуют всякие ручки и машинки? – Помолчав, она добавила: – Хотя, по-моему, это здорово!

Я просмотрел рассказ.

– Теперь можно и печатать, – сказал я. – Мне не терпится сесть за эту старую машинку!

Я повел Алекс в свою комнату. Но на полпути к письменному столу застыл как вкопанный. И ойкнул от изумления.

Пишущая машинка исчезла.

13

Мы с Алекс рты разинули при виде пустого места на столе. Алекс нацепила на нос очки и огляделась по сторонам.

– Она пропала, – растерянно пробормотал я. У меня подкосились колени. Я даже прислонился к шкафу, чтобы не упасть.

– Странно. – Алекс покачала головой. – А ты уверен…

– Как сквозь землю провалилась! – прервал я ее. – Глазам своим не верю! Как? Как машинка могла исчезнуть?

– Что могло исчезнуть? – послышался голос возле двери.

Я повернулся: в комнату входил папа. В руках у него была машинка.

– Папа, зачем… – Я не договорил.

Он поставил машинку на стол. Откинул со лба прядь волос и улыбнулся.

– Я почистил ее для тебя, Зэкки, – объяснил папа. – И вставил новую ленту. – Он вытер ладонью пот со лба. – Сейчас ленты уже редкость, – добавил он. – Никто больше не пользуется машинками.

Алекс рассмеялась:

– Зэкки решил, что машинка бесследно исчезла!

Я бросил на Алекс сердитый взгляд.

– Алекс, хватит издеваться, – прошептал я. Она состроила рожу.

Папа покачал головой.

– Уж слишком тяжела, чтобы бесследно исчезнуть, – со вздохом сказал он. – Она весит не меньше пуда. Тяжелее, чем компьютер!

Я подошел к машинке и провел рукой по гладкой темной металлической поверхности.

– Спасибо, что почистил ее, папа, – сказал я. – Она выглядит так чудесно!

– Несколько клавиш западали, – добавил папа. – Я смазал их. Думаю, что теперь машинка в полном порядке, Зэкки. Ты сможешь напечатать на ней грандиозные вещи.

– Спасибо, папа, – повторил я.

Я просто сгорал от нетерпения. Я потянулся к полке за чистой бумагой. И тут заметил, что папа еще не ушел. Он стоял, придерживая дверь, и смотрел на нас.

– Мама пошла к Джэнет Хоккинс, нашей новой соседке, – сказал он. – Сегодня по-настоящему весенний вечер. Я подумал, может быть, вы захотите прогуляться в город за мороженым.

– Нет, спасибо, – ответила Алекс. – Я дома уже съела десерт. Перед тем как прийти сюда.

– А я хочу поскорее начать печатать свой новый ужастик, – сказал я.

Папа разочарованно вздохнул. Думаю, что на самом деле он просто искал повод, чтобы купить мороженого.

Как только за ним закрылась дверь, я плюхнулся на стул, вставил чистый лист белой бумаги в каретку.

Алекс придвинула другой стул и примостилась рядом.

– А можно мне тоже что-нибудь напечатать? – спросила она.

– Пожалуйста. Но только после меня, – нетерпеливо ответил я.

Мне хотелось поскорее напечатать свой рассказ.

Я поводил глазами по клавишам, сел поудобнее и приступил к работе.

Печатать на машинке – это совсем не то, что набирать текст на компьютере. Главное – запомнить, что по клавишам нужно ударять сильнее.

Чтобы приноровиться к машинке, сначала я просто понажимал на клавиши.

Потом я напечатал первое предложение своего рассказа:

БЫЛА ТЕМНАЯ ДОЖДЛИВАЯ НОЧЬ.

За окном сверкнула молния. От неожиданности я даже вскрикнул.

По стеклу забарабанил дождь.

От сильного раската грома затрясся дом.

Электричество отключилось, и меня окутала тьма.

– Зэкки! – пропищала Алекс. – Зэкки! Зэкки! Ты в порядке?

14

Я судорожно сглотнул.

– Да, со мной все в порядке, – спокойно произнес я.

Алекс – единственный человек на свете, кто знает, что я боюсь темноты.

Я боюсь мышей. Я боюсь темноты.

Признаю.

Я много чего боюсь.

Например, больших собак. Боюсь спускаться в подвал, когда дома никого нет. Боюсь прыгать в бассейн на глубину.

Я рассказывал Алекс о некоторых своих страхах. Но не обо всех.

Потому что мне стыдно.

Почему же я сочиняю ужастики, если сам всего боюсь?

Не знаю. Наверное, у меня это неплохо получается, потому что я на собственной шкуре испытал, что значит страх.

– Свет погас так неожиданно, – сказала Алекс. Она стояла рядом, оперевшись о письменный стол, и вглядывалась в окно. – Обычно лампочки сначала мигают.

По стеклу струились потоки воды. Небо рассекали зигзагообразные молнии.

Я сидел на стуле, вцепившись в подлокотники.

– Хорошо еще, что здесь нет Адама, – прошептал я. – Он бы не преминул посмеяться надо мной.

– Но ты ведь не очень испугался, правда? – спросила Алекс.

Снова прогремел гром, и я чуть не сполз на пол.

– Немного, – признался я.

И тут раздались шаги. Тяжелые шаги гулко отдавались в тишине дома.

Снова послышался раскат грома.

Я отвернулся от окна. И прислушался: кто-то шел по ковру.

– Кто там? – крикнул я в темноту.

В дверном проеме мелькнул отблеск желтого света. На обои в коридоре легла чья-то тень.

В комнату вошел папа.

– Все это очень странно, – сказал он. Папа держал две свечки в подсвечниках. Пламя едва теплилось, и свечки чуть не погасли, пока он шел к столу. – Буря налетела так внезапно. – Папа поставил свечки позади машинки. – Как ты, Зэкки?

Я и забыл: папа тоже в курсе, что я боюсь темноты.

– Все нормально, – ответил я. – Спасибо за свечки.

Папа посмотрел в окно. Но ничего нельзя было разглядеть: дождь был слишком сильным.

– Всего несколько секунд назад на небе не было ни облачка. – Папа пожал плечами, вглядываясь в темноту за окном. – Невероятно, чтобы такой ураган налетел в мгновение ока.

Некоторое время мы молча смотрели на дождь. Под вспышками молний двор мерцал серебром.

– Нужно позвонить маме, – сказал папа. – Лучше бы ей переждать непогоду у соседки.

Он похлопал меня по спине и направился к двери.

– Возьми свечку! – крикнул я ему вслед.

– Не нужно, как-нибудь дойду, – отказался папа. – А в подвале у меня есть фонарь.

Он растворился в темноте коридора.

– Что ты собираешься делать? – спросила Алекс. В свете свечи ее лицо казалось оранжевым, а глаза светились как у кошки.

Я повернулся к машинке.

– По-моему, свечи – это как раз то, что надо! – Я радостно потер руки. – Жуткие истории всегда нужно писать при свечах. Наверняка все знаменитые сочинители триллеров так и делают.

– Классно, – ответила Алекс. – Давай начинай.

Я придвинул подсвечники. На клавишах заиграли желтые блики.

Я подался вперед и прочитал первое предложение рассказа:

БЫЛА ТЕМНАЯ ДОЖДЛИВАЯ НОЧЬ.

Я сделал пробел и напечатал следующее предложение:

ЗАВЫЛ ВЕТЕР.

Я опять отступил и собирался уже печатать дальше.

Как вдруг что-то грохнуло. Я аж подскочил.

– Что это? – спросил я, едва дыша.

– Окно. – Алекс указала на него рукой. На улице поднялся такой сильный ветер, что задребезжали стекла.

Сквозь монотонный шум дождя я различил какой-то новый звук. Странный вой.

Я сжал подлокотники.

– Ты слышишь? – спросил я Алекс.

Она кивнула и покосилась в сторону окна.

– Это просто ветер, – тихо сказала она. – Ветер гудит в деревьях.

Завывание ветра становилось все громче. От сильных порывов трещали стекла во всех окнах.

Ветер выл так пронзительно, что казалось, будто где-то рядом громко стонет человек.

По спине пробежал холодок.

Вцепившись в подлокотники, я пытался побороть в себе страх.

«Это всего-навсего буря, – говорил я себе. – Обычный ливень. Просто сильный дождь и ветер».

Я взглянул на то, что успел напечатать. В мерцающем оранжевом свете передо мной плясали черные буквы:

ЗАВЫЛ ВЕТЕР.

Я прислушался к пронзительному вою за окном. Казалось, он окутывает меня, окружает дом со всех сторон.

– Чудно, – пробормотал я.

А потом события приняли и вовсе странный оборот.

15

– Не очень-то ты продвинулся со своим рассказом, – заметила Алекс.

– Видишь же, ураган…

Она положила мне руку на плечо.

– Ты весь дрожишь! – воскликнула она.

– Неправда! – соврал я.

– Нет, дрожишь, – стояла она на своем.

– Ничего подобного! Со мной все в порядке. Правда! – сказал я как можно спокойнее и тверже. – Я не боюсь, Алекс.

– Может быть, если ты займешься своим рассказом, то меньше будешь думать о буре, – предположила она.

– Ты права. Начинаю работать, – согласился я.

Страшный раскат грома сотряс дом. Я громко вскрикнул.

– Совсем рядом! – Я покачал головой. – Молния, гром… Кажется, будто ударяет прямо во двор!

Алекс взяла меня за плечи и развернула к пишущей машинке.

– Печатай, – распорядилась она. – Представь, что никакой бури нет. Спокойно печатай.

Я послушно занес пальцы над клавишами старой машинки. Свечи почти догорели, и страница оказалась в полумраке. Я напечатал следующее предложение:

ОДНИ В ТЕМНОМ ДОМЕ, АЛЕКС И ЗЭККИ ПРИСЛУШИВАЛИСЬ К ШУМУ БУРИ.

Дождь колотил по стеклу со страшной силой. Снова сверкнула молния, и я увидел, как под натиском завывающего ветра гнутся и дрожат деревья.

– Разве этот рассказ про нас? – спросила Алекс. Она нагнулась над моим плечом, чтобы получше разглядеть то, что я написал.

– Конечно, – ответил я. – Ты же знаешь, я всегда пишу о нас и о других ребятах из школы. Так проще.

– Ладно, только не дай Кому-Пожирателю проглотить меня! – потребовала она. – Я хочу стать героиней, а не блюдом на ужин!

Я засмеялся.

И тотчас подпрыгнул – за окном снова громыхнуло.

Повернувшись к машинке, я с трудом разобрал напечатанные предложения.

– От свечей мало толку, – пожаловался я. – как только писали в стародавние времена? Бедные писатели, наверное, быстро слепли.

– Давай сходим за свечами, – предложила Алекс.

– Неплохая идея, – согласился я.

Мы взяли по огарку и, держа их перед собой, вышли в коридор.

Пламя дрожало. Наши шаги заглушала барабанная дробь дождя по крыше.

– Папа! – позвал я. – Эй, папа, нам нужны свечи!

Никто не отозвался.

Мы вошли в гостиную. Две свечи горели на каминной полке. Еще две стояли на кофейном столике возле дивана.

– Папа! – крикнул я. – Ты где?

Подняв свечи над головой, мы направились в кабинет. Потом на кухню. Потом в спальню родителей.

Папы нигде не было.

Крепко зажав в руке свечу, я толкнул дверь в подвал.

– Папа, ты внизу?

Молчание.

Я снова почувствовал, как по спине пробежал холодок. Я повернулся к Алекс.

– Он исчез, – проговорил я. – Мы одни!

16

– Он должен быть где-то в доме, – рассуждала Алекс. – Разве можно выходить на улицу в такую бурю?

– А вдруг папа пошел за мороженым? – предположил я. – Ему очень хотелось мороженого.

Алекс нахмурилась:

– Неужели твой отец в такую непогоду отправился бы за мороженым? Это невозможно!

– Ты не знаешь моего папу!

– Да он наверняка в доме, – убеждала меня Алекс.

Она поставила на пол свечу и, сложив руки рупором, прокричала:

– Мистер Бичем! Мистер Бичем!

Ответа не последовало.

Ветер завывал за окном гостиной. Сверкали молнии.

– Эй! – крикнул я.

В свете молнии я сумел разглядеть на подъездной дорожке машину. Папину машину. Я подошел к окну.

– Папа никуда не уезжал, – сказал я. – Его машина здесь, а пешком он бы не пошел.

– Мистер Бичем! Мистер Бичем! – снова позвала Алекс.

– Вот так штука! – пробормотал я. – Он бы не ушел, не предупредив нас. Выходит, папа исчез!

Глаза Алекс сверкнули в темноте. По лицу пробежала тень. Она прищурилась, словно напряженно о чем-то думала.

– Что случилось? – спросил я. – Почему ты на меня так странно смотришь?

– Зэкки, что было в последнем предложении, которое ты напечатал? – буравя меня взглядом, спросила она.

Я недоуменно пожал плечами.

– Я говорю о твоем рассказе, – нетерпеливо уточнила она. – Вспомни последнее предложение.

Я сосредоточился и процитировал:

«ОДНИ В ТЕМНОМ ДОМЕ, АЛЕКС И ЗЭККИ ПРИСЛУШИВАЛИСЬ К ШУМУ БУРИ».

Алекс многозначительно кивнула.

– Ну и что? – спросил я. – А при чем здесь рассказ?

– Ты что, действительно не понимаешь? – удивилась Алекс. – Ты написал, что мы одни в доме, – вот мы и оказались совершенно одни!

Я растерянно уставился на Алекс. До меня не доходило, что она имеет в виду.

– Зэкки! Это потрясающе! – закричала она. – А какое было первое предложение?

Я вспомнил начало своего рассказа:

«БЫЛА ТЕМНАЯ ДОЖДЛИВАЯ НОЧЬ».

– Все совпадает! – возбужденно выкрикнула Алекс. Ее глаза расширились. – Точно! Темная дождливая ночь! А ведь был чудесный вечер, правда?

Я никак не мог врубиться.

– Твой папа сказал, что на небе ни облачка. Помнишь? Он еще хотел прогуляться.

– Ну, помню. И что из этого? – спросил я. Она глубоко вздохнула:

– А то! Когда ты напечатал, мол, было темно и ветрено, – вспомни, что случилось? Стало темно и ветрено.

– Но, Алекс… – попытался возразить я. Она приложила палец к губам, призывая не перебивать.

– А потом ты напечатал про то, что мы одни в доме. Так оно и вышло!

– Случайное совпадение! – усмехнулся я. – Не хочешь ли ты сказать, что мой рассказ становится явью?

– Во всяком случае, пока все сбывается, – заявила Алекс. – В точности.

– Чепуха на постном масле! – Я махнул рукой. – Похоже, буря подействовала на тебя больше, чем на меня.

– Ну, а как ты объяснишь все это по-другому? – не унималась Алекс.

– Объяснить? Налетел сильный ураган. Вот и все объяснение.

Я взял свечу с каминной полки и, держа в каждой руке по свече, направился к себе в комнату.

Алекс шла за мной.

– А как ты объяснишь то, что твой отец как сквозь землю провалился?

По стене двигались наши тени, подрагивая в неровном пламени свечей. Я бы предпочел идти при электрическом освещении.

Я вошел в комнату.

– Папа никуда не провалился. Он ушел, – сказал я и вздохнул: – Это бредовая идея, Алекс. Только потому, что я напечатал про дождь и…

– Давай проверим! – не дослушала Алекс.

– Не понял?

Она потащила меня к столу. И прямо-таки пихнула на стул.

– Полегче! – запротестовал я. – Я чуть не выронил свечи.

– Напечатай что-нибудь, – распорядилась Алекс. – Скорее, Зэкки! Печатай, и мы увидим, сбудется это или нет.

17

На улице по-прежнему бушевал ветер, стекла трещали. Я поставил свечки на стол по бокам от пишущей машинки.

Наклонился и еще раз прочитал начало рассказа.

Алекс была права.

Все совпадало.

Но ее предположение казалось абсолютно дурацким.

– Печатай! – приказала она, стоя позади меня и положив руки мне на плечи.

Я оглянулся:

– Алекс, а ты никогда не слышала про случайное стечение обстоятельств!

– О, слишком сложно! – съязвила она в ответ. – Ты уверен, что сможешь правильно написать это выражение?

Я пропустил мимо ушей ее выпад.

– Стечение обстоятельств – это когда что-то с чем-то случайно совпадает, – объяснил я. – Например, я пишу, что началась буря, – и она начинается. Вот и все. И никакой мистики.

Алекс подтолкнула меня к машинке.

– Докажи это, – настаивала она. – Ну же, Зэкки. Напечатай следующее предложение, и мы посмотрим, что из этого выйдет.

Она надавила мне на плечи и добавила:

– Или ты и в самом деле пугливый цыпленок!

Я сбросил ее руки, передернув плечами.

– Ну, хорошо, хорошо, – проворчал я. – Сейчас убедимся, что это у тебя мозги куриные.

Я достал рукописный текст и нашел следующее предложение.

Я поднял руки к клавиатуре и напечатал его?

ВДРУГ РАЗДАЛСЯ СТУК В ДВЕРЬ.

Я опустил руки на колени и откинулся на спинку стула.

– Ну что? – насмешливо спросил я. – Будут еще какие-нибудь светлые идеи?

И тут в дверь постучали!

У меня екнуло сердце.

У Алекс вырвался сдавленный крик.

– Ничего этого не происходит! – Зубы у меня стучали. – Мне послышалось. Это плод воображения.

– Но я тоже слышала стук! – возразила Алекс, широко раскрыв глаза. – Не могло же нам обоим померещиться!

– Но этого не может быть! – Я взял свечку в руки. Выскочил из-за стола и помчался к выходу.

– Куда ты? – спросила Алекс, устремившись за мной.

– Открыть дверь? – бросил я на ходу.

– Не надо! – задыхаясь, попросила она.

Я уже бежал по темному коридору. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. Казалось, пламя свечи колыхалось в ритме сердца.

Я оглянулся – Алекс бежала следом.

– Зэкки, подожди!

Я не остановился, я добежал до входной двери.

– Не надо! Пожалуйста, не открывай! – умоляла Алекс.

– Придется! – ответил я. – Должны же мы посмотреть, кто там за дверью.

– Зэкки, не делай этого! – просила Алекс. Не обращая внимания на ее слова, я толкнул входную дверь.

18

Алекс затаила дыхание.

Я всматривался в стену дождя.

Никого не было.

Никого.

Дождь барабанил по ступенькам крыльца. Крупные капли, как мячики, отскакивали в разные стороны.

Я захлопнул дверь и вытер со лба холодные капли дождя.

– Странно, – пробормотала Алекс, дернув свой белокурый конский хвост. Она надела очки. – Очень странно.

– Это, скорей всего, какая-нибудь ветка, – сказал я. – Налетевший ветер ударил веткой о дверь. Вот и все.

– Вряд ли. – Алекс задумалась. – Ветка не может постучаться. Я слышала, как в дверь постучали, и ты тоже.

Минуту мы смотрели друг на друга. Потом перевели глаза на дверь.

– Все понятно! – заявила Алекс. За стеклами очков тревожно блеснули глаза. – Я знаю, почему там никого не оказалось!

– Не желаю больше слушать! – простонал я. – Я сыт по горло твоими дурацкими выдумками, будто все, что бы я ни напечатал, произойдет в действительности.

– Но разве ты не понимаешь? – вскричала она. – За дверью никого не было, потому что-то том, кто там был, ты еще не написал.

– А-а-а-ай! – заорал я. – Алекс, пожалуйста, оставь меня в покое. Ты ведь не сумасшедшая. Неужто ты и впрямь решила, будто я управляю событиями?

Она наморщила лоб, переваривая мои слова.

– Нет, – наконец ответила она.

– И на том спасибо! – воскликнул я.

– Но я полагаю, что это как-то связано со старой печатной машинкой.

– Алекс, поди приляг, – посоветовал я. – Я сейчас позвоню твоим родителям, чтобы они за тобой приехали. Ты нездорова. Определенно нездорова.

Но она не слушала меня.

– Та женщина из сгоревшей лавки поэтому и отдала тебе машинку, – продолжала Алекс. – Она наверняка знала о ее магических свойствах и только и думала, как бы от нее отделаться.

– А я только и думаю, как отделаться от тебя! – рявкнул я. – Алекс, пожалуйста, скажи, что ты шутишь. Эти дурацкие рассуждения меня пугают. Правда!

– Мне очень жаль, Зэкки, но я права. Все, что ты напечатал, сбылось! – Алекс схватила меня за руку и потащила по коридору.

Я стал упираться.

– Куда ты меня ведешь? – спросил я.

– Давай попробуем еще разок, – попросила она.

Я поплелся за ней в свою комнату.

– Еще разок? – переспросил я. – Еще только один раз, и ты не будешь больше приставать с этим?

Алекс подняла правую руку.

– Клянусь.

Опустив руку, она добавила:

– Но ты сам убедишься, Зэкки. Поймешь, что я не спятила. Что бы ты ни напечатал на этой старой машинке, оборачивается явью.

Я уселся за машинку и придвинул поближе свечки. В их оранжевом неверном свете отыскал нужное место в рукописи.

– Давай быстрее, – поторапливала меня Алекс. – Напечатай, что кто-нибудь стоит за дверью.

– Ладно, ладно, – пробормотал я. – Но это бред.

Поставив пальцы на клавиши, я напечатал:

НАСКВОЗЬ ПРОМОКШИЙ, НА КРЫЛЬЦЕ СТОЯЛ АДАМ.

Я опустил руки на колени.

Я ждал, когда раздастся стук в дверь.

Но слышно было только, как неистовствует ветер и льет дождь.

Я ждал, напряженно прислушиваясь.

Никто не стучал.

Помимо воли я задержал дыхание. И тихо выдохнул, чтобы не пропустить стук. Подождал еще.

– Никто не стучит. – Я не мог сдержать улыбки, расплывавшейся по лицу. Торжествующей улыбки. – Убедилась? Все это бред.

Алекс нахмурилась. Перегнувшись через мое плечо, она прочитала напечатанную фразу.

– Конечно, ничего и быть не могло, – сказала она. – Ты же не написал, что Адам стучался. Он у тебя просто стоит на крыльце, но не стучит в дверь.

Я вздохнул:

– Ладно, если тебя это осчастливит…

Я повернулся к машинке и напечатал:

АДАМ ПОСТУЧАЛ В ДВЕРЬ.

Громкий стук в дверь раздался в тот момент, когда я снимал руки с клавиатуры.

– Ну что, съел? – вскричала Алекс. Настал ее черед торжествовать.

– Это уже не случайность, – изумился я. Мы позабыли про свечки и опрометью понеслись по коридору к входной двери.

Алекс добежала первой. Она схватилась за ручку и распахнула дверь.

– Это на самом деле Адам? – окликнул я ее.

19

С раскрытым ртом я смотрел, как Алекс втаскивает Адама в дом.

Он вымок до нитки! Завитки его черных волос свисали на лоб. На нем не было ни дождевика, ни куртки. Промокшая футболка прилипла к телу.

Адам дрожал от холода. Он обхватил себя руками, точно это его могло согреть.

Вода стекала с него ручьями, образуя на полу лужи.

– Адам!.. – Я хотел что-нибудь сказать, но от изумления не мог произнести ни слова.

– Это правда… Это правда! – повторяла Алекс. – Сработало!

Адам лишь очумело выпучил глаза.

– Ты зачем пришел? – спросил я его, тоже ничего не понимая.

Он озирался по сторонам.

– Да я и сам точно не знаю! – воскликнул он. – Уверен, что пришел не просто так, но зачем, не помню.

– Это Зэкки заставил тебя прийти сюда, – объявила Алекс.

Адам энергично замотал головой, стряхивая с себя воду на манер собаки. Потом в упор посмотрел на Алекс.

– Не понял!

Алекс разглядывала Адама, словно впервые видела.

– Скажи, ты долго стоял на крыльце, прежде чем постучать? – спросила она.

Адам кивнул.

– Пару минут точно! Сам не знаю почему. Просто стоял под дождем. Наверное, пытался вспомнить, зачем пришел. А ты откуда знаешь?

Алекс торжествующе повернулась ко мне:

– Видишь? Я была права.

Я с трудом сглотнул. Голова шла кругом.

– Да, ты была права, – прошептал я. «Старая машинка… Что бы я ни напечатал на ней, все сбывалось».

– Что происходит? – нетерпеливо спросил Адам. Он еще раз отряхнулся. – И почему мы без света?

– Буря вырубила электричество, – объяснил я. – Иди за мной.

Я направился к себе в комнату. По дороге я остановился у шкафа для белья и дал Адаму банное полотенце. Он вытирался на ходу.

Я сгорал от нетерпения поскорее рассказать ему о своей древней пишущей машинке.

– Ты не поверишь, – начал я.

Я подвел Адама к машинке. Он рассматривал ее в оранжевых отблесках свечей.

Потом мы с Алекс рассказали ему все, что произошло.

Стоило нам замолкнуть, как Адам разразился смехом.

– Ну, насмешили! – Он замотал головой. Его курчавые волосы еще не высохли. Вода стекала ему на лоб.

– Понимаю, ты хочешь взять реванш, Зэкки, – сказал он. – Хочешь отыграться за то, что я посадил мышей тебе в шкаф. Я знаю, что выставил тебя в школе на посмешище.

Он положил влажную ладонь мне на плечо:

– Но я не куплюсь на вашу дурацкую шутку. И не надейтесь.

– Зэкки тебе докажет! – вступила в разговор Алекс.

Адам снисходительно усмехнулся и подмигнул.

– Валяй, доказывай.

– Зря смеешься, – продолжал я. – Нам не до шуток, Адам. Все происходит взаправду. Сейчас я тебе покажу.

Я подтолкнул его к столу. Сел на стул и быстро напечатал еще несколько строк из своего ужастика:

БУРЯ НЕОЖИДАННО КОНЧИЛАСЬ. СТАЛО ТИХО. ОЧЕНЬ ТИХО.

Алекс с Адамом читали текст, стоя за моей спиной.

Я вскочил и потащил Адама к окну.

– Смотри! Проверяй!

20

Втроем мы сгрудились у окна.

– Точно! – закричал я, потрясая кулаками над головой. – Так оно и есть!

Дождь прекратился.

Я протиснулся между своими друзьями и распахнул окно.

– Слушайте, – распорядился я. Мы прислушались.

С улицы не доносилось ни звука. Не слышно было ни дуновения ветерка, ни шороха падающих с деревьев капель.

– Все совпало! – радостно воскликнула Алекс. Мы стукнулись с ней ладонями.

Я посмотрел на Адама.

– Убедился? – закричал я. – Теперь поверил нам?

Адам отвернулся от окна.

– В чем я должен был убедиться? – спросил он. – В том, что дождь кончился? Да, это я вижу.

– Но ведь это машинка… – Я не успел договорить.

Адам засмеялся.

– Вы что, спятили? – заорал он. – Вы что, на самом деле считаете, будто это вы остановили дождь? Да вы оба рехнулись.

– Это правда! – упорствовал я. – Адам, я только что тебе это доказал.

Он лишь еще пуще расхохотался и покрутил пальцем у виска.

Мне хотелось вмазать по его ухмыляющейся физиономии.

Мы присутствуем при самом невероятном явлении, произошедшем за всю историю человечества, а он думает, что с ним шутки шутят!

Я схватил его за руку.

– Ну, погоди! – Я задыхался от злости. – Сейчас я тебе кое-что покажу. Секунду!

Я поволок его к столу.

Я даже не сел. Наклонившись над машинкой, я стал печатать.

Но только я успел напечатать два слова, как меня дернула Алекс.

– Что ты делаешь! – рассердился я. Я попытался закончить предложение, но она вытолкала меня в коридор.

– Зря стараешься, Зэкки, – зашептала она. – Ты можешь демонстрировать свою правоту хоть сотню раз, только он нам ни за что не поверит.

– Еще как поверит! – не сдавался я. – Он…

– Никогда, – прервала меня Алекс. – Даже если ты напечатаешь «У АДАМА ДВЕ ГОЛОВЫ», то обе его головы все равно не поверят.

Я призадумался над ее словами.

– Еще разок можно попытаться, – сказал я. – Дай я напечатаю одно предложение. Когда Адам увидит, что это произойдет в реальности, он изменит свое мнение. Может, он поймет тогда, что это не шутка.

Алекс пожала плечами:

– Попробуй, но он уже для себя все решил. Он считает, что ты хочешь расквитаться за историю с мышами.

– Еще одна попытка, – стоял я на своем. Я заглянул в комнату.

– Нет! Адам, не смей! – завопил я.

Он стоял к нам спиной. Но я видел, что он наклонился над машинкой. И что-то печатал!

– Адам! Стой! – взвыли мы с Алекс в один голос.

Мы бросились в комнату. Он резко обернулся – на лице его играла злорадная ухмылка.

– Ну, мне пора! – воскликнул он и промчался мимо нас в коридор.

– Пока, сосунки! – прокричал он и исчез в коридоре.

Я подлетел к столу и посмотрел на машинку. Сердце бешено колотилось в груди. Что мог напечатать Адам?

21

Я слышал, как хлопнула входная дверь: Адам выбежал из дома.

Но меня он больше не волновал. Меня интересовало только одно: что он напечатал на старой машинке?

Я схватил лист, вытащил его из каретки и поднес поближе к свече.

– Осторожнее! Бумага загорится! – предупредила Алекс.

Я отодвинулся от огня. Свеча роняла оранжевые блики на листок. У меня так тряслись руки, что я никак не мог прочитать текст.

– Ну, что он написал? – нетерпеливо спросила Алекс.

– Он… он… он…

Она выхватила листок у меня из рук и вслух прочла то, что успел напечатать Адам.

«КОМ-ПОЖИРАТЕЛЬ ПРИТАИЛСЯ У ЗЭККИ В ПОДВАЛЕ, ПОДСТЕРЕГАЯ ДОБЫЧУ – СВЕЖЕЕ МЯСО».

– Какой подлец! – Я всплеснул руками. – Я больше ему не верю! Как он посмел впечатать это в мой рассказ?

Алекс с несчастным видом разглядывала страницу.

– Он хотел пошутить.

– Ха-ха! – Ух, как я разозлился. Я выхватил у нее листок. – Он испортил мой рассказ. Теперь придется печатать все заново.

– Забудь о своем рассказе. Нужно думать о Коме-Пожирателе! – закричала Алекс.

– А-а? – Шею свело от леденящего холода. Листок выскользнул у меня из рук.

– Все, что печатается на старой машинке, тут же сбывается, – напомнила Алекс.

Я так расстроился из-за того, что Адам угробил мой рассказ, что совершенно забыл о главном!

– Ты хочешь сказать… – Во рту у меня неожиданно пересохло.

– Монстр притаился у тебя в подвале и подстерегает добычу, – Алекс понизила голос, – свежее мясо.

– Свежее мясо, – как эхо повторил я.

На минуту мы с Алекс застыли как изваяния, пялясь друг на друга в тусклом свете свечи.

– Но ведь никакого Пожирателя на самом деле не существует, – выдавил я наконец. – Я его просто выдумал. Как же он может притаиться в подвале?

Глаза Алекс вспыхнули за стеклами очков.

– А ты прав! – воскликнула она. – Никакого Кома нет! Ложная тревога. – Она улыбнулась.

Но улыбка тотчас погасла – в доме раздалось какое-то громыхание. Тяжелые удары. Бум… Бум… У меня перехватило дыхание.

– Что это?

Мы обернулись к двери. Грохот повторился. Бум… Бум…

Удары были тяжелыми и размеренными. Как шаги.

– Неужели… неужели это в п-п-п? – Я был так перепуган, что стал заикаться.

Алекс кивнула.

– В подвале, – шепотом договорила она за меня.

Я поднял свечу. Тени заколыхались по стенам и потолку. Я не мог унять дрожь. Вытянув руку перед собой, я вышел в коридор.

Алекс не отставала от меня ни на шаг.

Бум… Бум…

Мы замерли. Топот раздавался совсем близко.

Глубоко вздохнув, я подошел к подвальной двери. Оробевшая Алекс прижала руки к лицу, не решаясь приблизиться. Сквозь стекла очков смотрели широко раскрытые глаза, полные ужаса.

Бум… Бум…

– Он поднимается по лестнице! – закричал я. – Бежим!

Но было поздно.

Я услышал еще один «бум», и дверь с треском распахнулась.

22

Луч яркого света заставил меня зажмуриться.

Я невольно поднял руки, пытаясь защититься.

И все же я сумел различить огромную темную фигуру, которая с трудом протискивалась в дверь.

– Папа! – выдохнул я. Папа опустил фонарик.

– Папа! Что ты здесь делаешь? – Голос мой звенел от пережитого страха.

– С вами все в порядке? – Папа внимательно посмотрел на нас. – Почему у вас такой испуганный вид?

– Мы… Э-э… ну… – Я не знал, как все объяснить. Не могу же я признаться, что мы приняли его за Пожирателя!

Папа направил луч фонарика в подвал.

– Я проверял электропроводку, – сказал он. – Не пойму, почему до сих пор нет света. – Он почесал в затылке.

– Мы вас искали, – сказала Алекс. – Мы кричали.

– Я ходил к соседке проведать маму. А вернулся через заднюю дверь подвала, – ответил папа. – Наверное, поэтому вас и не услышал.

Он покачал головой.

– Какой странный ураган. Налетел так внезапно. И также внезапно стих. Как будто кто-то повернул выключатель сначала в одну сторону, а потом в другую.

Мы с Алекс переглянулись.

– Да, очень странно, – согласилась Алекс. Я собрался с духом.

– Папа… – сказал я и замолчал. Он посветил мне под ноги.

– Слушаю тебя, Зэкки.

– Папа, когда ты был в подвале, там никого, кроме тебя, не было?

Его густые брови взметнулись вверх. Он пристально посмотрел на меня.

– Что-то я плохо тебя понимаю.

– Ты не заметил внизу ничего странного?

Папа покачал головой.

– Нет, ничего. – Наши глаза встретились. – Ты боишься, Зэкки? Я знаю, тебе бывает неуютно в темноте. Может быть, ты хочешь, чтобы я посидел с тобой?

– Спасибо, со мной все нормально. Правда, – заверил я его.

– Ну, ну! – сказал папа и направился на кухню. – Нужно позвонить электрикам. Пора бы уже починить линию.

И он зашагал по коридору, освещая себе путь фонариком. Я проводил его взглядом и, когда шаги стихли в темноте, поднес свечу к двери в подвал.

– Наверно, на сей раз машинка дала осечку, – с надеждой сказал я Алекс. – Никакого монстра нет.

– Давай спустимся и проверим! – предложила она.

– Что? – Я отпрянул от открытой двери. – Ты рехнулась?

– Но должны же мы выяснить: волшебная это машинка или нет? – с жаром сказала Алекс. – У нас нет выбора, Зэкки. Нужно обследовать подвал.

– Я колебался.

Она решительно шагнула к лестнице. Спустилась на две ступеньки и оглянулась.

– Ты идешь со мной или нет?

23

Разве я мог остаться?

Нет.

Прежде всего потому, что у меня была свечка. Не мог же я допустить, чтобы Алекс блуждала одна в такой темноте!

Однако я тянул время. Сердце болезненно сжималось, во рту пересохло.

– Папа сказал, что в подвале никого нет, – увещевал я Алекс. – Поэтому и спускаться нам незачем.

– Ты и сам понимаешь, что это отговорка. – Алекс спустилась еще на одну ступеньку. – Ну, я пошла одна?

Я с трудом сделал шаг – ноги были как ватные.

– Подожди. Я иду, – сказал я. Я поставил ногу на ступеньку.

– Но мы ведь только на секундочку – заглянем, и все?

– Мы пробудем в подвале до тех пор, пока не убедимся, сидит там Пожиратель или нет, – ответила Алекс.

«В ожидании свежего мяса», – добавил я про себя.

На второй ступеньке у меня подвернулась нога, но я вовремя схватился за перила.

Пламя метнулось, но не погасло.

Подвал зиял подобно огромной черной дыре.

Мы застыли у подножия лестницы и прислушались.

Тишина.

Я поднял свечу над головой. Она высветила штабели картонных коробок. Позади них можно было разглядеть два деревянных шкафа для одежды, где родители хранили зимние вещи.

– Ком может прятаться за коробками или сидеть в шкафу, – прошептала Алекс.

Я судорожно сглотнул.

– Алекс, не спеши, – попросил я шепотом. Мы медленно приближались к картонкам.

Я приподнял свечу, и мы заглянули за первый штабель. Там никого не оказалось.

– Ну, теперь-то мы можем уйти? – взмолился я.

Алекс вытаращила глаза.

– Разве ты не хочешь узнать правду? Разве тебе не интересно выяснить, действительно ли твоя машинка обладает магической силой?

– Нет, не очень, – признался я.

Но Алекс пропустила мои слова мимо ушей. Выхватив свечку у меня из рук, она двинулась дальше.

– Эй, отдай! – закричал я.

– Ты слишком медлительный, – огрызнулась она. – Держись поближе, и с тобой ничего плохого не случится.

– Мне уже плохо, – пожаловался я. – Давай вернемся.

Алекс быстро шла между рядами коробок. Мне тоже приходилось поторапливаться, чтобы не отстать от нее.

По правде говоря, мне никогда не нравился подвал. Даже днем здесь было страшно.

Конечно, я знал, что бояться в подвале решительно нечего, но все равно спускался сюда с замиранием сердца.

– Алекс, – прошептал я, – давай…

Я осекся, услышав какой-то звук. Возле дальней стены что-то зашлепало.

Шлеп… шлеп… шлеп… шлеп…

Шлепки были размеренными, как биение сердца.

Алекс ушла вперед. Я видел, что она уже приближалась к прачечной.

– Алекс! – Я рванул с места с такой скоростью, что налетел на нее сзади.

– Эй! Смотреть надо! – воскликнула она.

– Алекс! Он здесь! – взвизгнул я. – Он в подвале! На самом деле! Ты слышишь?

24

Мы оцепенели.

Равномерный ритмичный звук доносился из глубины подвала.

Шлеп… шлеп… шлеп… шлеп…

– Слышишь? – прошептал я.

Алекс кивнула. Сжимая свечку обеими руками, она в ужасе раскрыла рот. Шлеп… шлеп…

– Что будем делать? – еле слышно спросил я.

– Монстр поджидает свежее мясо, – прошептала Алекс.

– Да знаю я, знаю, – застонал я. – Не обязательно повторять.

Я потянул ее за руку.

– Пойдем. Расскажем обо всем папе.

Я оглянулся в темноте. До спасительной лестницы было километров сто.

– Ничего не выйдет! – выдохнул я. – Мы не успеем добежать до лестницы.

Шлеп… шлеп…

– Знаешь, какой у нас выбор, Зэкки? – быстро зашептала Алекс. – Вариант первый: мы остаемся здесь. Вариант второй: мы не остаемся здесь.

Конечно, она была права. Нужно было побыстрей убираться из подвала.

Может быть, если бежать очень быстро, монстр не успеет опомниться?

Может быть, Ком-Пожиратель такой громадный, что не может быстро двигаться?

Шлеп… шлеп… шлеп… шлеп…

– Пошли, – решилась Алекс. – Я пойду первой, потому что у меня свечка.

– Э-э… может, побежим рядом? – спросил я тихо.

Она кивнула.

Без лишних слов мы сорвались с места.

25

Наши ботинки гулко стучали по цементному полу.

Я старался не отставать от Алекс. Ноги налились свинцом, как будто я бежал в гору.

– Ой! – вскрикнул я, когда вдруг зажглось электричество.

От неожиданности мы остановились.

Я усиленно заморгал, чтобы глаза быстрее привыкли к яркому свету.

Шлеп… шлеп…

Мы разом обернулись к дальней стене, ожидая увидеть монстра.

Но вместо него увидели чью-то бледную руку, которая шлепала по стене под раскрытым подвальным окном.

Рука?!

Шлеп… шлеп…

– Да это же резиновая перчатка! – воскликнула Алекс.

– Папина садовая перчатка! – подхватил я. Папа имеет обыкновение бросать тяжелые садовые перчатки где попало. Одна из перчаток сейчас болталась на гвозде и из-за сквозняка билась об стену.

Первой рассмеялась Алекс. Я тоже покатился со смеху.

Может быть, если бежать очень быстро, монстр не успеет опомниться?

Может быть, Ком-Пожиратель такой громадный, что не может быстро двигаться?

Шлеп… шлеп… шлеп… шлеп…

– Пошли, – решилась Алекс. – Я пойду первой, потому что у меня свечка.

– Э-э… может, побежим рядом? – спросил я тихо.

Она кивнула.

Без лишних слов мы сорвались с места.

25

Наши ботинки гулко стучали по цементному полу.

Я старался не отставать от Алекс. Ноги налились свинцом, как будто я бежал в гору.

– Ой! – вскрикнул я, когда вдруг зажглось электричество.

От неожиданности мы остановились.

Я усиленно заморгал, чтобы глаза быстрее привыкли к яркому свету.

Шлеп… шлеп…

Мы разом обернулись к дальней стене, ожидая увидеть монстра.

Но вместо него увидели чью-то бледную руку, которая шлепала по стене под раскрытым подвальным окном.

Рука?!

Шлеп… шлеп…

– Да это же резиновая перчатка! – воскликнула Алекс.

– Папина садовая перчатка! – подхватил я. Папа имеет обыкновение бросать тяжелые садовые перчатки где попало. Одна из перчаток сейчас болталась на гвозде и из-за сквозняка билась об стену.

Первой рассмеялась Алекс. Я тоже покатился со смеху.

Как приятно было смеяться. А еще приятней было сознавать, что в подвале нет никакого монстра.

Какое облегчение!

Мы с Алекс совершенно счастливые поднялись по ступенькам. Она направилась к входной двери.

– Спасибо за чудное развлечение, – пошутила она. – Лучше, чем в кино! До завтра!

На пороге Алекс обернулась и сказала:

– Определенно, у нас сегодня крыша поехала, Зэкки. Выдумать такое про старую рухлядь!

– Да уж. – Я почесал в затылке. – С чего мы взяли, что машинка волшебная? Ведь не появился же в подвале Ком-Пожиратель. И свет включился без моих усилий: я же не печатал, что лампы снова зажглись.

– Все сегодня приключилось без вмешательства машинки. Наверно, стечение обстоятельств, – подвела итог Алекс.

– О-о! Слишком сложно! – поддразнил я ее. За Алекс захлопнулась дверь.

– Зэкки, ты чем-нибудь занят? – спросила мама.

– Ничем, – честно признался я.

Была суббота, и я гонял лодыря. Вообще-то у меня было полно уроков. Но я валялся на диване, пялился в потолок и выдумывал причины, чтобы не делать уроки.

– Можешь сбегать в магазин? – попросила мама. – На ужин придет семейство Эндерби, и мне нужно кое-что подкупить.

Она вручила мне листок бумаги.

– Это список продуктов.

– Конечно, мама, – сказал я, слезая с дивана. «Может быть, я слегка дополню список, – подумал я, беря листок. – Включу в него несколько шоколадок или суфле. Я люблю пирожные-суфле».

– Возьми велосипед, – посоветовала мама. – У меня времени в обрез. И сразу же возвращайся, хорошо?

– Конечно, – повторил я. Я сунул список в задний карман джинсов и пошел в гараж за велосипедом.

Солнце жарило вовсю. Воздух был горячим и сухим. Словно на дворе не весна, а лето. Я вскочил на велосипед и стоя покатил по дороге. Ближе к центру города я сел на седло и, быстро крутя педали, поехал без рук.

Через несколько минут я прислонил свой велосипед к кирпичной стене магазина «У Джеков». В нем торгуют главным образом мясом, но там можно купить также фрукты, овощи и бакалейные товары. Звякнул дверной колокольчик, и я вошел внутрь. Миссис Джек стояла на своем обычном месте возле кассы, облокотясь локтями на прилавок.

Миссис Джек – дородная женщина с платиновыми волосами и дюжиной подбородков. Она пользуется ярко-красной помадой и носит длинные висячие сережки.

Миссис Джек со всеми очень приветлива, за исключением детей. Детей она ненавидит. Наверно, она думает, что мы только затем и приходим, чтобы что-нибудь стащить. Когда ребенок появляется в ее магазине, она следует за ним по рядам и ни на минуту не спускает с него глаз.

Я закрыл за собой дверь и сунул руку в карман за списком.

На прилавке перед миссис Джек лежала развернутая газета. Она медленно перевела глаза на меня, и лицо ее приняло недовольное выражение.

– Чем могу помочь? – пробурчала она. Я помахал листком.

– Мама просила вот эти продукты.

Она выхватила список из моих рук, пробежалась по нему глазами и, что-то ворча себе под нос, вернула мне.

– Тунец в последнем ряду внизу, – сказала она.

– Спасибо. – Я взял корзинку и поспешил в дальний конец магазина.

На стене жужжал огромный кондиционер. Висящий напротив него вентилятор гнал поток холодного воздуха в узкий проход.

Я быстро нашел банки с тунцом и опустил две штуки в корзинку.

Передо мной вытянулась длинная белая витрина мясного отдела. Под стеклом ровными рядами были уложены куски красного мяса.

Сбоку от прилавка с потолка свисал огромный кусок говядины.

«Вот это туша!» – мелькнуло у меня в голове.

Она выглядела как целая корова, с которой содрали шкуру и подвесили вниз головой.

Гадость!

Я уже хотел отвернуться, когда мертвая туша зашевелилась.

Она качнулась вправо, потом влево.

Я был поражен.

Туша качнулась сильнее – вправо-влево.

Я наблюдал, как она с трудом раскачивается на своей веревке – туда-сюда.

И вдруг до меня донесся хриплый голос, похожий на шепот:

– Свежее мясо… Свежее мясо…

26

– 0-ох! – вырвался у меня сдавленный стон. В оцепенении я продолжал следить за медленным покачиванием туши.

– Свежее мясо… – снова заскрежетал голос. – Свежее мясо…

– Нет! – завопил я. Корзинка вывалилась из рук. Я попятился.

И снова вскрикнул, когда из-за мясного прилавка прямо-таки выскочил Адам. Он самодовольно ухмылялся.

– Свежее мясо… – прошептал он и разразился хохотом. Из-за прилавка, хихикая и хватаясь за животики, выползли Анни и Эмми.

– Он сейчас заплачет! – воскликнула Анни.

– Зэкки, ты красный как рак! – покатилась со смеху ее сестрица.

Лицо мое пылало. Я совершенно растерялся. И как я мог купиться на такую дурацкую шутку?

Не было сомнения, что они растрезвонят по школе, как я отличился при виде говяжьей туши!

– Что вы здесь делаете? – налетел я на них.

– А мы видели, как ты ехал на велике, – ответил Адам. – И вошли в магазин следом за тобой. Ты нас не заметил? Мы шли по пятам.

– А-а-а-а! – истошно закричал я, сжимая кулаки.

– Что там происходит? – От зычного голоса миссис Джек задрожали полки. – Чем это вы там занимаетесь?

– Ничем, – ответил я. – Я искал банки с тунцом!

Я повернулся к Адаму и близняшкам спиной.

– Отвяжитесь от меня, – процедил я сквозь зубы.

По какой-то причине им это показалось забавным. Они захихикали пуще прежнего. Адам вытянул вперед обе руки. Он держал их неподвижно прямо перед собой, как слепец. На негнущихся ногах он направился ко мне по проходу.

– Ты управляешь мной, Зэкки! – проскрежетал он механическим голосом. – Я в твоей власти.

Раскачиваясь из стороны в сторону, Адам приближался ко мне, точно какой-то зомби.

– Твоя пишущая машинка управляет мной, Зэкки. Она обладает магической силой! Я – раб!

– Адам! Кончай валять дурака! – закричал я. Девчонки прыснули. Закрыв глаза и вытянув руки вперед, они тоже направились ко мне.

– Мы в твоей власти, – пропела Эмми.

– Ты контролируешь каждое наше движение, – вторила ей Анни.

– Это не смешно! – вне себя от ярости заорал я. – Чтоб вы провалились! Вы…

Я обернулся: прыгающей походкой к нам приближалась миссис Джек. Лицо ее было таким же красным, как и помада.

– Чем это вы здесь занимаетесь? – проревела она. – Это вам не клуб!

Адам и девчонки мгновенно опустили руки. Анни и Эмми попятились к витрине с мясом.

– Вы что-нибудь покупаете? – Миссис Джек задыхалась от быстрой ходьбы на такое длинное расстояние от кассы до прохода. – Если не собираетесь ничего покупать, выметайтесь отсюда! Идите на детскую площадку!

– Мы уходим, – пробормотал Адам. Он не мог пройти мимо миссис Джек, потому что она заполонила собой весь проход. Поэтому он быстро юркнул в следующий.

Эмми и Анни поспешили за ним. Миссис Джек грозно взглянула на меня.

– Я уже заканчиваю, – промямлил я. Я поднял корзинку, хотел достать список, но не смог его найти.

Впрочем, он мне был не нужен. Я помнил его наизусть. Я нашел все необходимое и положил в корзину. Миссис Джек не отходила от меня ни на шаг.

Потом она под конвоем повела меня к кассе.

Я расплатился и торопливо вышел. Я так разозлился на Адама и девчонок, что совсем забыл про шоколадки.

«Они то и дело выставляют меня на посмешище, – с досадой думал я. – Все время зло подшучивают надо мной. Хотят, чтобы я выглядел полным идиотом».

И так всегда. Всегда.

Я устал от их издевательств! Я сыт по горло их выходками!

– Устал-устал-устал! – повторял я всю дорогу до дома. Я соскочил с велосипеда, и он грохнулся на дорожку. Забежав на кухню, я кинул сумку с покупками на стол. – Устал-устал-устал!

«Надо взять себя в руки, а не то совсем раскисну», – решил я.

Влетев к себе в комнату, я вставил чистый лист в старую машинку.

Плюхнулся на стул и с остервенением начал печатать. Третью историю про Кома-Пожирателя. Самую страшную.

Я печатал так быстро, как только мог. Я ничего не обдумывал. Позволил бушевавшей во мне ярости выплеснуться на бумагу.

У меня не было рукописного варианта. Не было никакого плана. Я не знал, как будет разворачиваться сюжет.

Склонившись над древней машинкой, я печатал не отрываясь.

В этом рассказе безобразный розовый Ком нападает на город. Люди визжат. Разбегаются во все стороны. Спасаются как могут.

Двое полицейских выходят на схватку с чудовищем. Оно разевает свою пасть и заглатывает их целиком!

Вопли ужаса наполняют город. Громадный Ком пожирает все живое!

– Вот так! – громко выкрикнул я. – Получайте!

Я вымещал свои обиды на всех. На всем городе.

– Вот так!

Это была самая жуткая, самая ужасная история, которую я когда-либо сочинял. Я печатал страницу за страницей.

– Зэкки! Ты забыл кое-что купить! – окликнули меня.

Я начал печатать эти слова, но тут до меня дошло, что это был мамин голос.

Тяжело дыша, я отвернулся от машинки. В дверях стояла мама и укоризненно покачивала головой.

– Тебе придется снова ехать в магазин, – сказала она. – Ты забыл купить итальянскую булку. Нам нужен хлеб на вечер.

– Ой, извини, – ответил я.

Я оглянулся на свои листки с рассказом и вздохнул. Так хорошо писалось! Я только-только вошел во вкус.

«Как только вернусь из магазина, сразу же снова засяду за машинку», – решил я.

Я взял у мамы деньги. Потом пошел и поднял с дорожки велосипед.

Крутя педали, я обдумывал свой рассказ.

«Это мой лучший ужастик», – пришел я к заключению.

Я сгорал от нетерпения скорее прочитать его Алекс.

По тротуару застучали шаги.

Какой-то мужчина в черном костюме пронесся мимо. Он бежал с такой прытью, что я не успел рассмотреть его лицо.

– Интересно, что с ним случилось? – удивился я. – Одет-то он совсем не для пробежек. Ой!

Мне пришлось съехать на обочину, чтобы не попасть под колеса синему фургону, который с ревом мчался прямо на меня. Женщина-водитель жала на клаксон и неистово махала мне рукой. На повороте колеса пронзительно взвизгнули.

– Все сегодня так спешат, – пробурчал я себе под нос.

Потом раздался вопль. Кричал мужчина.

Я приналег на педали. До центра оставался один квартал. Уже был виден тент над входом в магазин «У Джеков».

Двое людей пробегали мимо магазина. Они неслись что было сил и размахивали руками.

Я резко затормозил возле парапета, когда услышал еще один вопль.

– Берегитесь! – выкрикнул кто-то.

– Бегите! Вызовите полицию!

Двое мальчишек неслись сломя голову мне навстречу. Один из них всхлипывал.

– Эй! – окликнул я их. – Что происходит? Но они промчались мимо, не удостоив меня ответа.

Я опять начал крутить педали, привстав над седлом. Я вытянул шею, пытаясь разглядеть, что происходит впереди.

Доехав до центра, я увидел людей, бегущих прямо по проезжей части. Машины гудели. Люди визжали.

– Эй, что случилось? – прокричал я. – Пожар или что? Да ответьте мне хоть кто-нибудь! Кто-нибудь…

И тут я увидел, что происходит. От ужаса я издал отчаянный вопль и слетел с велосипеда.

Я грохнулся на правый бок. Велосипед упал на меня. Меня ударило по шее рулем. Пробегающий мимо мужчина крикнул:

– Уходи, малыш! Скорее!

Я сбросил с себя велосипед и поднялся на ноги.

Машинально отряхнулся. Сердце готово было выпрыгнуть из груди.

На углу соседнего дома стоял монстр! Его розовое шарообразное тело сжималось и разжималось.

– О-о-о-ох! – Стон ужаса вырвался у меня из горла.

Монстр выглядел именно так, как я описывал его в своем рассказе!

Наподобие громадного слизистого человеческого сердца. Розовое и влажное. С крохотными точечками глаз. Фиолетовые вены стянуты узлом на макушке. С прорезью рта, ведущего прямо в желудок!

Шар то вздувался, то опадал.

– Это… это же мой монстр! – крикнул я.

Две маленькие девочки обернулись и разинули рты. Но мама схватила их за руки и потащила дальше. Я узнал ее. Это была миссис Виллоу, которая жила через дорогу от нас.

– Зэкки, беги! – крикнула она, увлекая за собой девочек. – Это страшное чудовище!

– Знаю, – прошептал я.

Однако не двинулся с места. Лишь озирался по сторонам, глядя, как разбегаются перепуганные прохожие.

Собравшись с духом, я медленно двинулся навстречу пульсирующему Кому.

«И это я описал», – мелькнуло у меня в голове.

Как раз перед поездкой в магазин я допечатал эту сцену. Я написал, что Ком-Пожиратель напал на город.

И могу поспорить, что знаю, что будет происходить дальше.

Подойдя ближе, я заметил след густой слизи, который оставлял за собой монстр. Его утроба раскрылась, и стало видно язык, ворочавшийся из стороны в сторону.

На дрожащих ногах я приблизился к монстру. Мимо меня с криком бежали люди. Легковые и грузовые машины проносились одна за другой, сигналя на все лады.

Все спешили убраться подальше от этого места, опасаясь за свою жизнь.

Но меня что-то удерживало. Я не мог отвести от чудища взгляда.

«Это я тебя создал! – ужаснулся я. Страх, потрясение, любопытство – все перемешалось в моей душе. – Я сотворил тебя! Я сочинил этот рассказ!»

Пожиратель сфокусировал на мне взгляд своих крохотных черных глаз.

Интересно, знал ли он, кто я такой? Знал ли он, что это я его породил?

И пока я оторопело разглядывал монстра, пасть его открывалась все шире. Он издавал утробные чмокающие звуки и плотоядно поводил фиолетовым языком.

Густая желтая слюна сочилась из раскрытого рта.

Неожиданно Ком прыгнул вперед и схватил меня своим фиолетовым языком.

Я закричал и попытался вырваться.

Но горячий липкий язык крепко держал меня за ногу и медленно втягивал в слюнявую раскрытую пасть.

– Отпусти! – Я изо всех сил колотил по языку. – Помогите!

Двое полицейских с дубинками подскочили ко мне.

Разъяренно крича, они принялись дубасить по пульсирующей твари.

Бултых… Бултых… Бултых…

Дубинки словно молотили по воде. Ком издал какое-то бульканье, и язык разжался.

– Беги! – закричали полицейские. – Скорее!

У меня так сильно тряслись ноги, что я чуть не упал. Я все еще ощущал прикосновение скользкого горячего языка.

Я попятился.

Чудовище раскрыло пасть, и я с ужасом увидел, как язык обвился вокруг полицейских. Они колошматили его дубинками, упирались. Но все тщетно.

Язык сжимался все крепче и тащил полицейских в пасть.

В огромную раскрытую горловину желудка.

А потом пасть с омерзительным шлепком захлопнулась.

– Нет! Не-е-е-ет! – завыл я.

Мне хотелось колотить по чудовищу кулаками. Колотить до тех пор, пока оно не расплющится по земле.

– Это я во всем виноват! – завопил я. Именно так я описал сцену с полицейскими.

Все это было в рассказе, который я только что напечатал. Я написал, что Ком сожрал их обоих.

А теперь все происходит наяву!

Мой ужастик стал реальностью! До последнего слова!

Ком издавал отвратительные утробные звуки, переваривая человечину. А глаза его тем временем следили за мной.

Что будет дальше?

«Что я написал дальше?» – спрашивал я себя.

Дрожа от страха, с колотящимся сердцем, я пытался сосредоточиться.

Что же дальше?

И вдруг меня словно током ударило. Я вспомнил, что было в рассказе.

Чудовищный Ком преследует меня до дома!

28

Монстр в последний раз чавкнул. Потом разинул пасть и омерзительно отрыгнул воздух.

Пахнуло гнилью, и у меня закружилась голова.

«Я должен что-нибудь придумать, – сказал я себе. – Я должен остановить это чудовище. Или оно сожрет меня».

Монстр заскользил вперед, шлепая по тротуару, как мокрая тряпка.

Медлить было нельзя. Я развернулся и заставил себя бежать на подкашивающихся ногах.

На ходу я поднял свой велосипед и вспрыгнул в седло. Начал крутить педали, но ноги не слушались, и я едва не врезался в кирпичную стену.

Я перевел дух и попытался успокоиться. Кое-как мне удалось совладать с велосипедом. Из последних сил я жал на педали и стонал от собственной беспомощности.

Наконец центр города остался позади. Проехав половину следующего квартала, я оглянулся.

Так оно и есть! В точности, как я написал! Монстр преследовал меня. Большими прыжками догонял меня по мостовой.

Узел фиолетовых вен на макушке пружинил при каждом прыжке. Позади растекалась липкая жижа.

«Как он быстро двигается! – удивился я. – Он от меня не отстает! Что будет дальше? Что я еще успел напечатать?»

И опять меня словно обожгло. Только не это!

Я вспомнил. Дальше шел абзац, где я падаю с велосипеда.

– А-а-а-ай! – Я врезался в камень передним колесом и перелетел через руль. Больно стукнулся о мостовую. И снова я сбросил с себя велосипед и вскочил на ноги.

Я обернулся.

Ком быстро прыгал по дороге. Пасть разинута, язык вывалился и… тянется ко мне.

Я поехал дальше. Вдруг навстречу мне вышли Адам и Алекс.

– Бегите! Убирайтесь отсюда, пока целы! – хрипло прокричал я. – Монстр догоняет!

– Зэкки, что с тобой? – спросила Алекс.

– Не спрашивай! – выдохнул я и подтолкнул их вперед. – Бежим! Монстр настоящий! Я написал… и теперь все происходит так, как написано!

Адам засмеялся. Он повернулся лицом к Кому.

– Ты меня за идиота держишь, Зэкки? Это ведь шутка, правда? Что это? Какой-то воздушный шар?

– Адам! Не дури! – закричал я.

Я хотел схватить его за руку, но не успел.

Он уже бежал к Пожирателю.

– Ух ты! Какой огромный шар! – весело восклицал Адам.

Фиолетовый язык чудовища в мгновение ока обвился вокруг его талии.

Ком оторвал Адама от земли и как перышко положил в раскрытую пасть. А потом зачавкал и проглотил его.

Мы с Алекс завизжали.

Алекс посмотрела на меня.

– Ты и об этом написал? – спросила она дрожащим голосом.

Я кивнул.

– Да, так происходит в рассказе, – сознался я.

Алекс схватила меня за плечо.

– Что будет дальше? Отвечай, что дальше?

– Я… я не знаю, – заикаясь, сказал я. – На этом месте я остановился!

29

Никогда еще мы так быстро не бегали. Когда мы примчались к дому, в голове у меня стучало, а в боку кололо.

Мы никак не могли отдышаться. Я распахнул дверь.

– Есть кто-нибудь? – прокричал я. – Мама! Мама!

Никто не отвечал. Она, вероятно, вышла. Обернувшись, я увидел, как монстр тяжело прыгает по двору дома, где жила Алекс.

– У нас времени в обрез! – крикнул я Алекс. – Быстрее!

Она проскользнула в дом. Захлопнув дверь, я запер ее на ключ, и устремился в свою комнату, держась за больной бок и едва переставляя непослушные ноги.

Я стер рукой пот со лба, упал на стул и положил руки на клавиатуру.

Алекс встала у меня за спиной.

– Что ты собираешься делать? – спросила она, ловя ртом воздух.

– Сейчас не до объяснений. – Я торопился. Послышались тяжелые удары в дверь, а затем громкий тре-е-еск.

Я понял, что огромный розовый Ком выбил дверь.

– Мало времени! – выпалил я и с бешеной скоростью начал печатать. – Я дописываю конец, – сказал я. – Напечатаю, что Пожиратель исчезает. Что он никогда не существовал. Что Адам и полицейские остались живы.

Хлюп… Хлюп…

У нас отвисли челюсти. Было слышно, что Ком приближается. Его осклизлое тело уже протискивалось по коридору.

Я знал, что в моем распоряжении остались считанные секунды. Я должен был закончить рассказ.

Хлюп. Чавк!

Монстр стоял за дверью в мою спальню!

Затаив дыхание, я нажал на клавиши.

Я колотил по клавиатуре изо всех сил, пока…

– Не-е-е-ет!

– Что случилось? – взвизгнула Алекс.

– Клавиши заклинило!

Мы завопили во все горло – в комнату вломился Ком-Пожиратель.

30

Тело монстра вздымалось и опускалось. Тварь тяжело дышала и переваливалась из стороны в сторону.

Пол вокруг Кома был залит белой слизью.

Прорезь рта открывалась и закрывалась, открывалась и закрывалась. Тварь, сузив глаза, смотрела на меня и облизывалась.

Алекс, не смея дышать, отступила к стене.

– Зэкки, допечатывай скорее! – взвизгнула она. – Заставь эту тварь исчезнуть!

– Я не могу! – Я остервенело нажимал на клавиши. – Их заклинило. Ничего не выйдет!

– Зэкки, пожалуйста! – умоляла Алекс.

В это мгновение я увидел, как метнулся толстый фиолетовый язык.

Он выкатился из утробы чудовища подобно садовому шлангу.

– Не-е-е-ет! – завопил я что есть мочи: язык пополз по комнате. Дотянулся до меня…

Дотянулся до меня…

Нет!

Язык обмотался вокруг пишущей машинки, с легкостью поднял ее.

Я бросился к машинке, хотел отнять ее.

Поздно! Мои руки заскользили по языку. Он был горячий. Обжигающий. И липкий.

Язык молниеносно отлетел назад. И машинка оказалась в разинутой пасти чудовища.

Оцепенев от ужаса, я смотрел, как Пожиратель одним махом проглотил машинку.

Я встал рядом с Алекс. Мы вжались в стену и беспомощно наблюдали, как пульсирует и колышется тело Пожирателя, переваривающего машинку.

– Это конец! – прошептала Алекс. – Машинки больше нет. А значит, мы не сможем уничтожить монстра.

– Стой! – завопил я. – Идея!

31

Я метнулся обратно к столу и стал разгребать скопившийся на нем мусор.

– Что ты делаешь! – закричала Алекс.

В утробе у монстра что-то булькало и хлюпало. Все тело сотрясалось, переваривая машинку. Ком то взбухал, то опадал. Липкая лужа вокруг него становилась все больше.

– Где ручка? – шептал я. – Ручка…

Я выдвинул ящик стола и увидел старую ручку. Схватив ее, я с треском задвинул ящик. Я показал ручку Алекс.

– Помнишь, хозяйка лавки подарила мне эту старую ручку. А вдруг она обладает такой же магической силой, как и машинка? Попробую дописать конец от руки. Может, хоть так заставлю Кома исчезнуть!

– Быстрее! – подгоняла меня Алекс. Монстр разделался с машинкой, и из утробы вновь вынырнул фиолетовый язык.

Схватив чистый листок, я склонился над столом. Снял колпачок и поднес перо к бумаге.

ЭТОТ…

Я успел написать единственное слово, когда почувствовал, что по щеке шлепнуло что-то горячее и мокрое.

Жирный фиолетовый язык подкрался ко мне.

Я невольно ойкнул и выронил ручку.

Я поднял руку и прикоснулся к щеке. На пальцах осталась горячая липкая слизь.

У меня свело живот. Язык слизнул ручку и потащил ее в пасть.

Тварь всосала ручку в открытую утробу и снова заколыхалась, переваривая добычу.

– Что теперь будет? – Алекс побелела. – Мы пропали! Ком сожрет нас!

Я вскочил на ноги. Стул перевернулся.

– Беги к двери! – крикнул я. Алекс не двинулась.

– Не получится, – вздохнула она. – Эта тварь перегородила проход. Мы не сможем протиснуться.

Алекс была права. Монстр запросто достанет нас своим липким языком и утащит в слюнявую пасть.

– Давай через окно! – в отчаянии крикнул я. Мы разом повернулись к окну.

Не тут-то было! Окно было намертво закрыто из-за кондиционера.

– Все, – прошептала Алекс. – Это конец.

Мы повернулись к пульсирующему розовому чудищу.

И в этот момент меня осенило.

– Алекс, помнишь случай, когда Адам что-то впечатал в мой рассказ и это не сбылось?

Она кивнула, не отводя глаз от чавкающего монстра.

– Помню, ну и что?

– Может быть, так получилось, потому что только у меня есть власть? Может быть, машинка и ручка вовсе не волшебные? Может быть, я приобрел силу, когда меня шарахнуло электричеством тогда в магазине?

Алекс напряженно сглотнула.

– Может быть…

– Может быть, все дело во мне – возбужденно вскричал я. – И все, что нужно, – это подумать о том, что по моему желанию должно произойти! И это случится! И мне не нужно ни печатать, ни писать задуманное. Мне просто надо вообразить!

– Может быть… – повторила Алекс.

Она хотела еще что-то сказать, но в это время монстр прыгнул вперед, хлюпая по ковру. Его язык полетел в нашу сторону.

– О-о-о-ой! – Алекс вжалась в стену. Жирный язык коснулся ее руки, оставив толстый слой вязкой липкой слюны.

– Быстрее думай, Зэкки! – завопила Алекс. Язык обматывался вокруг Алекс.

– Заставь его исчезнуть! – умоляла Алекс. – Придумай что-нибудь!

Во мне все похолодело от ужаса при виде того, как язык утаскивает Алекс. Вот он уже поднял ее над полом.

Она визжала и колотила в воздухе руками и ногами. Извиваясь, совершенно обезумев, она изо всех сил пыталась вырваться из липкой петли языка.

Но отвратительный осклизлый язык только крепче сжимался вокруг Алекс.

Я зажмурился.

«Думай! – приказал я себе. – Напрягись! Думай о том, что Ком-Пожиратель исчез!»

Исчез… исчез… исчез…

Я едва дышал. И напряженно думал.

Получится ли?

32

«Ком исчез, – вот о чем я думал. – Ком исчез… исчез… исчез…»

Я беззвучно повторял и повторял эти слова. А потом открыл глаза.

Монстра больше не было! Алекс стояла посередине комнаты с удивленным выражением лица.

– Получилось! – выдохнула она.

Значит, у меня и вправду есть сила! Я ликовал.

Я закрыл глаза и попытался сосредоточиться.

«Адам вернулся, – думал я. – Адам вернулся».

Открыв глаза, я увидел, что Адам стоит рядом с Алекс.

Он поморгал, а затем уставился на меня.

– Что происходит? – спросил он.

– Получилось! – крикнул я радостно. – Это не машинка, а я обладаю магической силой!

– О чем это ты? – спросил Адам. – Какой силой?

Я покачал головой.

– Тебе не понять, – ответил я. Алекс засмеялась.

Я тоже рассмеялся.

Это был радостный смех.

Мы стояли втроем посреди комнаты и смеялись, смеялись, смеялись так весело, как никогда в жизни.

– Ну, что? Тебе понравился мой рассказ?

Розовый Ком аккуратно свернул страницы, которые он только что читал, и положил их на стол. Он повернулся к своему приятелю, зеленому Кому.

– Ты это только что написал? – спросил зеленый монстр.

Розовый Ком с гордостью захихикал:

– Да, ты доволен?

– Очень, – ответил его друг. – Спасибо за то, что прочитал мне рассказ. Здорово написано. Прямо жуть берет. Как ты его назвал?

– «Нападение людей», – ответил Ком. – Тебе и вправду понравилось?

– Да, эти людишки получились у тебя очень страшными, – признался зеленый Ком. – Знаешь, какая сцена произвела на меня самое сильное впечатление?

– Какая?

– Когда Ком пожирает Адама. Очень забавно! – заявило зеленое создание. – Но я кое-что не понял.

Розовый Ком заколыхался, вены на макушке вздулись и потемнели.

– Не понял? Что именно?

– Почему ты придумал такой несчастливый конец? Мне совсем не понравилась сцена, когда мальчишка закрывает глаза и Пожиратель исчезает. Это очень грустно.

– Ты так считаешь? – спросил розовый монстр, задумчиво глядя на свои листки.

– Да, – повторил его друг. – Лучше бы ты придумал счастливый конец. Все любят счастливые концы.

Розовый Ком развернул страницы.

– Ладно, я изменю концовку. Ком-Пожиратель проглотит их всех!

– Здорово! Так мне больше нравится! – сказал его друг. – Вот теперь замечательный конец!