/ Language: Русский / Genre:det_hard, / Series: Лью Арчер. Рассказы

Не Буди Лихо Пока Оно Тихо

Росс Макдональд


Росс Макдональд. Собрание сочинений в 5 томах. Прибой Ross McDonald The Bearded Lady The Sleeping Dog

Росс Макдональд

Не буди лихо пока оно тихо

Фэй Хупер позвонила мне рано утром следующего дня после того, как у нее пропала собака. Обычно голос ее звучал мелодично, как скрипки, в унисон игравшие вальс Штрауса, но сейчас ансамбль был явно расстроен. В голосе ее слышались слезы.

— Отто пропал. — Отто был ее годовалой немецкой овчаркой. — Вчера днем он перепрыгнул через изгородь и убежал. Или его украли.

— Почему вы так считаете?

— Вы же знаете Отто, мистер Арчер, знаете, какой он верный... Он сам по своей воле ни за что не убежал бы и не провел ночь неизвестно где. Несомненно, это дело рук воров. — Она перевела дыхание. — Я понимаю, что вы не занимаетесь розыском украденных собак, но ведь вы детектив, и так как мы с вами знаем друг друга... — в голосе ее звучал вполне целомудренный намек на то, что нам следует узнать друг друга получше.

Мне нравилась эта женщина, нравился пес, я был поклонником этой породы. У меня самого был щенок немецкой овчарки, с которым я занимался общим курсом дрессировки в школе, где я и познакомился с Фэй Хупер. Она и ее Отто выделялись статью и породой в нашей группе.

— Как мне к вам добраться?

Она сообщила мне, что живет в горах к северу от Малибу, на границе нашего графства. Если по приезде я не застану ее, то обязательно встречу там ее мужа.

* * *

По дороге к ней я заехал в школу по дрессировке собак, расположенную неподалеку от тихоокеанского побережья, чтобы переговорить с ее владельцем Фернандо Рэмбо. Когда я постучал в дверь, обитатели будок позади его коттеджа разразились лаем. Рэмбо занимался не только дрессировкой собак, при его школе находился и небольшой питомник.

Из окна выглянула темноволосая девушка и сообщила мне, что ее муж кормит животных.

— Может, я смогу вам чем-нибудь помочь? — неуверенно спросила она и затем впустила меня в небольшую гостиную.

Я рассказал ей о пропаже собаки.

— Думаю, вам следует сообщить приметы пса во все близлежащие питомники и всем ветеринарам.

— Мы это уже сделали. Миссис Хупер звонила Фернандо вчера вечером. — В голосе ее звучало скрытое осуждение. — Сейчас я позову его.

Она вышла через заднюю дверь и направилась к питомнику, откуда доносился оглушительный лай. Рэмбо вернулся вместе с ней, вытирая руки тряпкой.

Это был широкоплечий канадец с курчавой черной бородой, которая не могла скрыть его молодости. Взгляд его темных глаз был столь же настороженным, как и взгляд его питомцев, ожидавших какого-то подвоха.

Судя по всему, Рэмбо действительно любил собак. С людьми он был далеко не так терпелив. С нашей группой он занимался всего третью неделю, но несколько человек уже отсеялось. Рэмбо был человеком весьма раздражительным, и чувствовалось, что сейчас он тоже на взводе.

— Мне весьма жаль миссис Хупер и ее пса. Они были моими лучшими учениками в группе. Пес, во всяком случае. Но я не могу бросить свои дела и всю следующую неделю посвятить его розыскам.

— Никто этого и не требует. Я полагаю, вам пока ничего не удалось выяснить про пса у ваших знакомых?

— У меня здесь очень мало знакомых. Мы с Мари лишь в прошлом году переехали сюда из Британской Колумбии.

— И это было ошибкой, — произнесла его жена, стоя в дверях.

Рэмбо сделал вид, что не слышит ее.

— Во всяком случае, мне ничего не известно о здешних собачьих ворах. — Он взмахнул руками, будто не допуская возможности их существования. — Если я что-нибудь услышу о собаке, я, разумеется, дам вам знать. Я ничего не имею против миссис Хупер.

Жена бросила на него быстрый взгляд. Этот взгляд в числе прочего говорил и о том, что она любит его, но не уверена, любит ли он ее, и в глазах ее была тревога. Она поймала мой взгляд и опустила глаза. Потом она выпалила:

— Вы думаете, что кто-то убил собаку?

— У меня нет причин так считать.

— Но ведь некоторые люди стреляют собак, ведь так?

— Здесь это не принято, — сказал Рэмбо. — Может быть, где-нибудь в глуши... — Он повернулся ко мне, как бы разъясняя: — Мари разнервничалась, вот у нее и разыгралась фантазия. Она, знаете ли, деревенская девушка...

— Вовсе нет. Я родилась в Чилливэке. — Бросив на мужа обиженный взгляд, она вышла из комнаты.

— Отто застрелили? — спросил я у Рэмбо.

— Мне об этом ничего не известно. Послушайте, мистер Арчер, вы — хороший клиент, но я не могу стоять здесь и беседовать с вами весь день. Мне еще нужно двадцать собак накормить.

Псы все еще рычали и лаяли, когда я, сев в машину, поехал вверх по шоссе, идущему вдоль побережья.

* * *

До поместья Хуперов было сорок миль, да еще одна миля по грунтовой дороге через каньон к воротам. По обе стороны тяжелых проволочных ворот с новым цифровым замком тянулась насколько хватало глаз прочная изгородь высотой в восемь футов с натянутой поверху колючей проволокой. Как мог Отто перепрыгнуть через такую изгородь, лично я представить себе не мог. Да и мне перелезть через нее было бы не так просто.

Дом за воротами выглядел приземистым и массивным, построен он был из камня, стали и стекла. Я просигналил и стал ждать. Какой-то мужчина в плавках и с двуствольным дробовиком вышел из дома и направился к воротам. Солнечные лучи отражались от металла двустволки, лысины мужчины и его круглого, загорелого и блестящего живота. Двигался он медленно, низкорослый, грузный мужчина на шестом десятке, тяжело волочивший ноги в мягких туфлях. Складки жира медленно и мрачно покачивались в такт его шагам.

Когда он приблизился к воротам, я заметил под загаром его лица сероватую бледность. Так выглядывает серый камень из-под облупившейся краски. Он был либо болен, либо чем-то напуган, либо то и другое вместе. Губы у него были брезгливо искривлены.

— Что вам нужно? — спросил он, сжимая в руках дробовик.

— Миссис Хупер просила меня помочь в розысках ее собаки. Меня зовут Лью Арчер.

Это не произвело на него никакого впечатления.

— Моей жены нет дома, я а занят. Гадаю на бобах.

— Послушайте, я приехал издалека, чтобы помочь вашей супруге. Я познакомился с миссис Хупер в школе по дрессировке собак и...

Хупер издал короткий грубый смешок.

— Ну, это вряд ли говорит в вашу пользу. Поезжайте-ка отсюда подобру-поздорову.

— Я думаю, мне следует подождать вашу жену.

— А я так не думаю. — Он поднял дробовик, дав мне заглянуть в оба его близкопосаженных круглых и пустых глаза. — Начиная от этой дороги, здесь кругом моя собственность. Вы нарушаете права частной собственности, а это значит, что я имею право вас подстрелить.

— Но зачем вам это нужно? Ведь я приехал сюда, чтобы помочь вам.

— Вы ничем не можете помочь мне, — через сетку ворот он бросил на меня какой-то жалкий и в то же время высокомерный взгляд, взгляд льва, состарившегося в неволе. — Убирайтесь отсюда.

* * *

Отъехав назад к дороге, я стал ждать Фэй Хупер. Солнце поднималось вверх по небосклону. В кабине стало жарко. Я решил прогуляться к каньону. Выжженная солнцем сентябрьская трава хрустела под ногами. На противоположной стороне каньона красная землеройная машина, похожая на какое-то жуткое насекомое, ползла по горному склону. Из-за каньона на большой скорости приближался черный автомобиль. Он резко затормозил возле меня. Из него вылез худой мужчина в коричневом измятом костюме. Руку он держал на кобуре. Он представился как шериф Карлсон и спросил меня, что я здесь делаю. Я объяснил.

Он сдвинул назад свою широкополую кремовую шляпу и почесал себе лоб. Светло-серые глаза на его обожженном солнцем лице были похожи на дымчатые стекла, вставленные в кирпичную стену.

— Я очень удивлен тем, что мистер Хупер встретил вас подобным образом. Миссис Хупер совсем недавно беседовала со мной в городе. Но я не могу взять вас с собой, если мистер Хупер этого не хочет.

— Почему?

— Он владеет большей частью земель в нашем графстве, а на остальные держит закладные. Кроме того, — добавил он, — мистер Хупер — мой друг.

— Тогда вам следует нанять ему человека, который бы за ним присматривал.

Шериф смущенно оглянулся, как будто опасаясь, что где-то здесь на изгороди установлено подслушивающее устройство.

— Я весьма удивлен тем, что у него вообще оказалось ружье, не говоря уже о том, что он угрожал им. Должно быть, он очень огорчен пропажей собаки.

— А по-моему, он совершенно этим не огорчен.

— Тем не менее, это так. Если огорчена она, огорчен и он, — произнес Карлсон.

— Что она вам сказала?

— Она сама вам расскажет. Она будет здесь с минуты на минуту, так как должна была выехать следом за мной.

Он повел свою машину по грунтовой дороге к въезду в усадьбу. Несколько минут спустя около меня остановился «мерседес» Фэй Хупер. Она, должно быть, прочла нетерпение на моем лице. Быстро вылезла из машины и подбежала ко мне, огорченно цокая языком.

Фэй было около сорока, она уже начала немного увядать, и ее светло-золотистые волосы были будто побиты легким морозцем, однако она все еще была очень хороша. Сейчас она включила все свое обаяние.

— Жутко виновата перед вами, — произнесла она. — Я заставила вас долго ждать?

— Ваш муж заставил. Прогнал меня, угрожая дробовиком.

Ее рука в перчатке коснулась моего плеча. Даже через одежду я будто удар током почувствовал.

— Это ужасно. Я и не подозревала, что у Аллана еще осталось ружье.

Под слоем помады губы у нее были совсем синие, будто то, что я сообщил ей, потрясло ее до глубины души. Она усадила меня в свой «мерседес» и подвезла к воротам усадьбы. Они были раскрыты, но она не торопилась въезжать.

— Буду с вами совершенно откровенна, — произнесла она, не глядя на меня. — С тех пор, как Отто пропал вчера, меня мучает один вопрос. То, что вы мне сейчас рассказали, снова разбередило мои подозрения. Вчера весь день я была в городе, так что Отто был здесь один с Алланом, когда это случилось. — Судя по тону, каким она произнесла оба эти имени, можно было подумать, что Отто — муж, а Аллан — пес.

— Когда что случилось, миссис Хупер? — поинтересовался я.

Она понизила голос.

— Я никак не могу отделаться от подозрения, что Аллан застрелил его. Он никогда не любил моих собак. Ему по душе только охотничьи псы, а к Отто он меня особенно ревновал. Кроме того, когда я вернулась из города, Аллан вскапывал клумбу, чтобы высадить розы. Он никогда не увлекался садоводством. У нас этим обычно занимаются садовники. К тому же никто в это время розы не сажает.

— Вы полагаете, что ваш муж закапывал собаку? — спросил я.

— Я как раз это и хочу узнать. — Она повернулась ко мне, и кожаное сиденье мягко скрипнуло. — Помогите мне, мистер Арчер. Если окажется, что Аллан убил моего милого мальчика, я не смогу здесь больше оставаться.

— Из ваших слов я понял, что когда-то у Аллана было ружье или ружья, но потом он с ними расстался. Это так?

— Когда я вышла за него замуж, у него был целый арсенал. Во время войны он служил пехотным офицером. В мирное время он увлекался охотой на крупную дичь. Но вот уже много лет как отказался от этого увлечения.

— Почему?

— Не знаю. Однажды осенью мы вернулись из охотничьей экспедиции в Британскую Колумбию, и Аллан продал все свои ружья. Он никогда ничего не говорил мне об этом, но это случилось в ту осень, когда закончилась война, и я полагала, что это как-то связано.

— Вы так давно замужем?

— Благодарю вас за комплимент, — она грустно улыбнулась. — Я встретила Аллана во время войны. Я была тогда очень молода. Я сразу поняла, что встретила свою судьбу. Он был очень яркой личностью.

— И очень самостоятельной.

Она метнула на меня быстрый надменный взгляд и так сильно нажала на газ, что мы чуть не врезались в автомобиль шерифа, припаркованный перед домом. Мы вышли из машины, завернули за угол здания и, миновав бассейн, прошли в сад. Его украшали греческие статуи, которые выглядели так, будто совсем недавно были извлечены археологами из-под земли. Над цветами, словно маленькие бомбардировщики, гудели пчелы.

Клумба, которую вскопал Аллан. Хупер, была длиной в пять и шириной в три фута и весьма напоминала могилу.

— Дайте мне лопату, — попросил я.

— Вы собираетесь вырыть его?

— Вы так уверены, что Отто там, миссис Хупер?

— Мне кажется, да.

Из сторожки, обитой дранкой, расположенной в конце сада, она извлекла штыковую лопату. Я попросил ее не уходить.

Сняв пиджак, я повесил его на какой-то мраморный торс, на котором он выглядел вполне прилично. Копать мягкую рыхлую землю было совсем нетрудно. Через несколько минут я ушел в глубь на два фута, а земля все так же легко поддавалась.

Внезапно острие моей лопаты ударилось обо что-то мягкое, но не столь податливое. Фэй Хупер услышала специфический глухой звук и сама глухо вскрикнула. Я отбросил еще несколько комьев земли. Из ямы, как жесткая черная трава, торчала собачья шерсть.

Фэй встала на колени и стала рыть землю своими длинными, покрытыми лаком ногтями.

— Подлый убийца! — произнесла она громким хриплым голосом.

Муж, должно быть, слышал эти ее слова. Он вышел из дома и стоял за каменной изгородью. Его совершенно голая голова торчала над изгородью, как голова Шолтая-Болтая. На лице его было такое же выражение, как было у Шолтая-Болтая, потерявшего всякую надежду на то, что его соберут.

— Я не убивал твою собаку, Фэй. Богом клянусь, не убивал.

Она не слышала его. Она разговаривала с Отто.

— Бедный мальчик, бедный мальчик, — повторяла она, — бедный мой прелестный мальчик.

В сад вошел шериф Карлсон. Он нагнулся над ямой и стряхнул землю с головы пса. Его большие руки осторожно ощупывали череп собаки. Фэй в грязных разорванных чулках присела рядом с ним.

— Что вы делаете?

Карлсон показал ей свой испачканный в крови палец.

— Ваш пес был убит выстрелом в голову, миссис Хупер, но этот выстрел сделан не из дробовика. На мой взгляд, это больше похоже на нарезное ружье для крупной дичи.

— У меня и ружья-то такого нет, — произнес Хупер через изгородь. — Уже лет двадцать как нет. Да и вообще я никогда не стал бы стрелять в твою собаку.

Фэй поднялась. Вид у нее был такой, будто она прямо сейчас перелезет через изгородь и вцепится мужу в физиономию.

— Зачем же ты закопал его?

Рот его открылся и закрылся.

— Зачем ты купил дробовик и почему не сказал мне об этом?

— Я купил его для самообороны.

— От моей собаки?

Хупер замотал головой. Он обошел изгородь и робко вошел в сад через калитку. На нем были брюки и желтая шерстяная рубашка с короткими рукавами, которая подчеркивала его возраст и тучность.

— Мистер Хупер получил несколько угрожающих телефонных звонков, — пояснил шериф. — Кто-то узнал номер его телефона, которого нет в справочнике. Он только что сообщил мне об этом.

— Почему ты не сказал мне об этом, Аллан?

— Не хотел тебя беспокоить. Да тебя это и не касалось. Я купил дробовик и держал его в своем кабинете.

— Ты знаешь, кто эти люди?

— Нет. Я нажил себе здесь немало врагов среди фермеров в связи с различными земельными операциями. Какой-то ненормальный охотился за мной и застрелил твою собаку. Я услышал звук выстрела и нашел ее мертвой у ворот.

— Но как ты мог похоронить ее, ничего не сказав мне?

Хупер вытянул перед собой руки.

— Я не подумал хорошенько. Должно быть, я испытывал чувство вины, ведь человек, который застрелил его, собирался свести счеты со мной. И я не хотел, чтобы ты видела его мертвым. Я хотел сообщить тебе об этом как-то помягче, поделикатней...

— Это ты называешь деликатно?

— Я же не так собирался это сделать. Я думал, что если я достану тебе другого щенка...

— Никто не заменит мне Отто.

Аллан Хупер стоял, тоскливо глядя на жену через открытую могилу, и вид у него был такой, будто он охотно поменялся бы местами с Отто.

Карлсон и я закончили выкапывать Отто и отнесли его в машину шерифа. Его неподвижное тело заняло весь багажник.

— Что вы собираетесь с ним делать, шериф? — спросил я.

— Отвезу его к знакомому ветеринару, чтобы он извлек пулю. Тогда, если мы поймаем стрелявшего, то на основе баллистической экспертизы сможем добиться признания его вины.

— Я вижу, вы относитесь к этому серьезно, как к настоящему убийству?

— Они этого хотят, — Карлсон с почтением взглянул в сторону дома.

Из дома с белым кожаным чемоданом в руках вышла миссис Хупер и поставила чемодан на заднее сиденье своего «мерседеса».

— Вы куда-то уезжаете? — спросил я ее.

— Да, уезжаю. — Она не стала уточнять куда именно.

Муж стоял в дверях, молча глядя на нее. «Мерседес» отъехал. Он закрыл дверь. Оба супруга выглядели неважно.

— Мне кажется, миссис Хупер не очень поверила словам своего мужа. А вы, шериф?

Карлсон ткнул в меня указательным пальцем.

— Мистер Хупер никогда не лжет. Если хотите ладить со мной, прошу вас хорошенько запомнить это. Я знаю мистера Хупера больше двадцати лет, еще во время войны служил под его началом, и я ни разу не помню, чтобы он кому-нибудь солгал.

— Хорошо, придется поверить вам на слово. А как насчет этих угрожающих звонков? Он не упоминал о них до сегодняшнего дня?

— Нет.

— Что ему говорили по телефону?

— Он не сказал мне.

— Хупер видел человека, который застрелил собаку?

— Он заметил человека, который крался вдоль внешней ограды. Он видел его лишь издали и не может как следует описать, заметил только, что у него черная борода.

— Под это описание подходит владелец школы по дрессировке собак, расположенной здесь на побережье. Его зовут Рэмбо. Миссис Хупер водила Отто в эту школу.

— Рэмбо? — с интересом переспросил Карлсон.

— Фернандо Рэмбо. Он был в весьма расстроенных чувствах утром, когда я с ним беседовал.

— Что он сказал?

— Как я подозреваю, гораздо меньше, чем знает. Я еще раз потолкую с ним.

* * *

Рэмбо не было дома. Ответом на мой повторный стук в дверь был лишь ожесточенный собачий лай. Я сел в машину и доехал до экспресс-кафе, расположенного неподалеку. Я сжевал бутерброд и уже допивал вторую чашку кофе, когда мимо меня на грузовом пикапе проехала Мэри Рэмбо. Я поехал следом за ней к их дому.

— Где Фернандо? — спросил я.

— Не знаю, я сама искала его.

— Он в плохой форме?

— Что вы имеете в виду?

— Нервы, эмоциональная нестабильность?

— С тех пор, как эта женщина стала посещать нашу школу.

— Миссис Хупер?

Она слегка кивнула головой.

— У них любовная связь?

— Тогда я им не позавидую, — ее маленький пухлый рот решительно сжался. — Позавчера вечером я слышала, как он назначил ей свидание. Его не было всю ночь, а когда он вернулся домой, то был мрачнее тучи. Он не лег спать, а засел на кухне и пил виски, пока у него глаза не остекленели. — Она вылезла из пикапа и повернулась ко мне лицом.

— Убийство собаки — это серьезное преступление?

— Для меня — да, перед законом — не очень. Это не то, что убить человека.

— Для Фернандо это то же самое. Он любит собак больше, чем иные людей. Это относилось и к Отто.

— Но он застрелил его.

Голова ее поникла. Я видел прямую белую нитку пробора в ее черных волосах.

— Боюсь, что так. Иногда он бывает как бешеный, особенно, когда выпьет. Слышали бы вы, как он стонал и плакал вчера утром. Вспоминал своего брата.

— Своего брата?

— У Фернандо был старший брат, Джордж. Он умер в Канаде после войны. Фернандо был тогда еще ребенком, и для него это была большая потеря. Родители у него тоже умерли, и его отдали в детский приют в Чилливэке. У него и по сей день бывают кошмары, когда он вспоминает то время.

— От чего умер его брат?

— Он никогда не говорил мне об этом прямо, но я полагаю, что он погиб в результате несчастного случая во время охоты. Джордж был проводником в долине реки Фрэзера неподалеку от горы Робсона. Фернандо вырос в тех местах, но не хочет возвращаться туда после того, что случилось с братом.

— В связи с чем он вспомнил своего брата вчера? — спросил я.

— Говорил, что должен отомстить за Джорджа. Я была так напугана, что даже слушать его не могла. Пошла кормить собак. Когда я вернулась, Фернандо заряжал свое ружье. Я спросила его, что он собирается делать, но он не ответил, вышел из дома и уехал.

— Могу я взглянуть на его ружье?

— Его нет в доме. Я искала после того, как Фернандо уехал сегодня. Должно быть, он опять взял его с собой. Я боюсь, что он убьет кого-нибудь.

— На чем он уехал?

— На нашей машине. Это старый голубой седан «метеор».

* * *

Я двинулся вверх по шоссе к каньону, где был расположен дом Хуперов, вглядываясь в проезжавшие мимо автомобили. В каньоне было спокойно и тихо, слишком тихо. За запертыми воротами ничком на своем дробовике лежал Аллан Хупер. По его лысому черепу ползла вереница муравьев. Из багажника машины я достал молоток и с трудом сбил замок. Я приподнял его голову. Солнце нагрело ее, кожа была горячей, будто он скончался от солнечного удара. Но причина смерти была иной. Пуля вошла ему точно между глаз. Выходного отверстия не было, значит, пуля осталась внутри. Муравьи ползли уже по моей руке.

Я прошел в кабинет Хупера, отключил стрекочущий телетайп и, усевшись в кресло, над которым висела голова лося, позвонил шерифу. Я застал Карлсона на месте.

— У меня плохие новости, шериф. Застрелен Аллан Хупер.

Карлсон быстро перевел дыхание.

— Он мертв?

— Мертвее не бывает. Думаю, вам следует объявить розыск Рэмбо.

— Я уже задержал его, — с мрачным удовлетворением произнес Карлсон.

— Задержали его?

— Да. В каньоне Хупера и всего несколько минут, как привез сюда, хотя сдается мне, я немного опоздал, — упавшим голосом пробормотал он.

— Рэмбо что-нибудь сказал?

— Пока нет. Не успел. Когда я остановил его машину, он вылез и стал угрожать мне своим ружьем. Пришлось врезать ему хорошенько.

Я вышел во двор и стал ждать Карлсона и его людей. В дневном небе висела бледная, будто прозрачная луна. Я почему-то подумал о Фэй. Ей бы нужно было быть здесь.

Я снова подошел к телу Хупера. Он ничего не мог поведать мне. Вид у него был такой, будто он свалился откуда-то, возможно, прямо с луны.

* * *

Шериф со своими людьми приехал в черном фургоне и увез труп. Я поехал за ними. Мы приехали в небольшой городок — центр графства, который был похож на пыльный остров посередине темно-зеленого озера апельсиновых рощ. Мы припарковали машины на стоянке около здания местного суда. Я и шериф вон ли внутрь.

Рэмбо находился под стражей на втором этаже в комнате с решетками на окнах. Карлсон сказал, что это помещение для допросов. В комнате не было никакой мебели, кроме старого письменного стола и нескольких стульев. Рэмбо, ссутулившись, сидел на одном из них, руки его безвольно свешивались между колен. Часть его головы была выбрита и забинтована.

— Пришлось врезать ему по башке рукояткой пистолета, — сказал Карлсон. — Тебе еще здорово повезло, что я не пристрелил тебя, Фернандо. Согласен?

Рэмбо не отвечал. Черные глаза его смотрели неподвижно и тупо.

— Из его винтовки стреляли?

— Да. Сейчас винтовка у лейтенанта Чета Скотта. Он мой помощник и эксперт по баллистике. — Шериф повернулся к Рэмбо. — Лучше признавайся сразу, парень. Если ты застрелил мистера Хупера и его собаку, мы все равно узнаем, что пули были выпущены из твоей винтовки. Ты же знаешь это.

Рэмбо молчал и не двигался.

— Что ты имел против мистера Хупера? — спросил Карлсон.

Ответа не было. Рот Рэмбо в обрамлении бороды был плотно сжат.

— Ваш старший брат, — сказал я ему, — был убит в результате несчастного случая во время охоты в Британской Колумбии. Ваш брат, случайно, погиб не от руки Хупера?

Рэмбо мне не ответил, но Карлсон вскинул голову.

— Откуда вы это взяли, Арчер?

— Из того, что мне было сказано. По свидетельству жены Рэмбо, он говорил вчера о мести за смерть своего брата. По словам Фэй Хупер, ее муж распрощался со всеми своими ружьями, когда вернулся из одной охотничьей экспедиции после войны. Это была экспедиция в Британскую Колумбию?

— Да. Мистер Хупер брал туда меня и жену.

— Чью жену?

— Обоих наших жен.

— Это было неподалеку от горы Робсона?

— Да. Мы охотились на лося.

— И он никого не застрелил в результате несчастного случая? — поинтересовался я.

— Мне об этом ничего не известно. Но я же не сопровождал его постоянно. Часто он охотился один или в компании миссис Хупер, — ответил Карлсон.

— У вас был проводник по имени Джордж Рэмбо?

— Не знаю, спросите у Фернандо.

Я спросил у Фернандо. Он молчал, не двигаясь. Лишь выражение глаз у него изменилось. Они влажно блестели, словно изнутри их омывала река скорби и печали.

* * *

Допрос продолжался, но никаких результатов не дал. Когда я вышел на улицу, была уже ночь. Луна опускалась за темные холмы. Я снял номер в отеле и позвонил в свою контору в Голливуде. Автоответчик сообщил мне, что час назад из отеля в Лас-Вегасе мне звонила Фэй Хупер. Я перезвонил ей, но не застал ее в номере, в отеле ее тоже не нашли. Я попросил передать ей, что ее муж скончался и ей необходимо приехать.

Потом я позвонил в Ванкувер в управление полиции и задал несколько вопросов о Джордже Рэмбо. Голос с канадским акцентом ответил мне, что Джордж и его собака исчезли в районе Ред-Пасс осенью 1945 года. Их тела были обнаружены лишь в мае следующего года. К тому времени они уже превратились в скелеты. Пуля крупного калибра вошла в лобную часть с правой стороны и вышла из затылочной кости слева. Пулю найти не удалось. Кто выпустил, когда и почему, установить тоже не удалось. Собака, лайка, тоже была убита выстрелом в голову.

Я снова направился к зданию суда, чтобы переговорить с Карлсоном. Он находился в подземном тире, где лейтенант Скотт проводил баллистическую экспертизу винтовки калибра 30/30, принадлежавшей Рэмбо.

Я сообщил им полученные мною официальные сведения о несчастном случае.

— Но так как застрелена была также и собака, вполне вероятно, что это не был несчастный случай, — добавил я.

— Я понимаю вас, — сказал Карлсон, — будет, конечно, неприятно, если все эти вещи о мистере Хупере выплывут на суде. Тем не менее мы обязаны дать делу Рэмбо ход.

Я вернулся к себе в отель, лег в постель, но дело Рэмбо не выходило у меня из головы, не давая уснуть.

* * *

К утру лейтенант Скотт получил точные результаты сравнительной экспертизы пуль, выпущенных им во время испытаний в тире из винтовки Рэмбо, и пуль, извлеченных из тела Хупера и собаки. Я взглянул в микроскоп. Не было никаких сомнений в том, что пули, оборвавшие жизнь Аллана Хупера и Отто, были выпущены из ружья Рэмбо.

Но Рэмбо продолжал молчать, он даже не позвонил жене или адвокату.

— Мы отвезем тебя на место преступления, — сказал Карлсон, — я раскалывал орешки и потверже, парень.

Рэмбо в наручниках сидел на заднем сиденье автомобиля между мною и шерифом. За рулем был лейтенант. Рэмбо стонал и старался оттянуть наручники. Я видел, что еще немного, и он сломается.

Это случилось несколькими минутами позднее, когда мы остановились у подъездной аллеи, ведущей к воротам поместья Хуперов. Внезапно внутри у него будто прорвало какую-то невидимую плотину — он разразился рыданиями. Странно было видеть взрослого бородатого мужчину, рыдающего и хнычущего, как мальчишка.

— Я не хочу туда.

— Потому что ты застрелил его? — спросил Карлсон.

— Я застрелил собаку. Я признаю, что застрелил собаку, — произнес Рэмбо.

— А человека?

— Нет! — закричал он. — Я не убивал человека. Это мистер Хупер убил человека. Он выследил моего брата в лесу и застрелил его.

— Если вы это знали, почему же не сказали об этом полиции прямо тогда, когда это случилось?

— Тогда я этого не знал. Мне было всего семь лет. Что я тогда понимал? Когда миссис Хупер пришла в нашу хижину вместе с братом, откуда мне было знать, что это серьезно? Или когда мистер Хупер спросил меня, была ли она у нас? Я даже не знал, что он ее муж. Думал, что ее отец. Я понял по его лицу, что не следовало ему об этом рассказывать, но было уже поздно. Однако до конца я все понял лишь недавно, после ночного разговора с миссис Хупер.

— Она знала, что ее муж застрелил Джорджа?

— Она вообще не знала, что он погиб. Они никогда больше не приезжали в наши места после 1945 года. Однако, поразмыслив, мы пришли к единому мнению — Джорджа застрелил ее муж. И на следующее утро я явился к ним, чтобы отомстить. К воротам выбежала собака. Дальше все происходило будто во сне — я пил почти всю ночь напролет. И пришел в себя, лишь когда собака упала. Я застрелил ее. Застрелил потому, что мистер Хупер убил мою собаку. Но когда он сам вышел из дома, я не смог нажать на спусковой крючок. Я закричал и бросился прочь.

— Что вы закричали? — спросил я.

— То же, что я говорил ему по телефону: «Вспомни гору Робсона!»

Навстречу нам из-за пригорка выехало желтое такси, которое как-то несуразно выглядело здесь, в каньоне. Лейтенант Скотт сделал знак водителю, и тот остановился. Он сказал, что привез миссис Хупер из аэропорта домой, и поинтересовался, является ли это преступлением. Скотт велел ему проезжать.

— Интересно, что она делала в аэропорту? — произнес Карлсон.

— Прилетела из Вегаса. Она пыталась дозвониться до меня оттуда прошлой ночью. Я забыл вам об этом сказать.

— Слишком уж это важная новость, чтобы вы забыли мне об этом рассказать, — сказал Карлсон.

— Просто я хотел, чтобы она сама вернулась домой.

— На тот случай, если окажется, что это она убила своего мужа?

— Отчасти.

— Но это сделала не она, а Фернандо. Верно, парень?

— Я застрелил собаку. Я не трогал Хупера. — Он повернулся ко мне. — Скажите ей об этом. Скажите, мне жаль, что так вышло с собакой. Я ехал сюда вчера, чтобы объяснить все миссис Хупер и отдать свое ружье. Я не доверяю себе больше.

— И правильно делаешь, — подхватил Карлсон. — Мы же знаем, что это ты застрелил мистера Хупера. Баллистическая экспертиза не лжет.

— Вы лжете, — взвизгнул Рэмбо прямо ему в ухо. — Вы все лжецы!

Карлсон ударил его по лицу открытой ладонью.

— Не смей называть меня лжецом, щенок!

— На вашем месте я не делал бы этого, шеф, — произнес лейтенант Скотт, не отрывая взгляда от дороги. — Ничего, кроме вреда, нам это не принесет.

Карлсон успокоился, и мы подъехали к дому. Шериф вошел внутрь без стука. Меня полицейский, стоявший у дверей, не пропустил.

Я услышал голос Фэй, но не мог разобрать слов. Карлсон что-то ответил ей.

— Уходите! Убирайтесь из моего дома, убийца! — пронзительно закричала Фэй.

Карлсон из комнаты не вышел, зато туда вошел я. Он стоял, одной рукой обхватив ее туловище, другой зажимая ей рот. Стиснув его кадык в сгибе своего локтя, я оторвал Карлсона от нее и бросил через левое бедро. Он с грохотом покатился на пол. Когда он вскочил, в руке у него уже был зажат пистолет.

Он мог бы выстрелить в меня сразу, но промешкал, и тем самым предоставил Фэй Хупер возможность спасти мне жизнь.

Она сделала шаг вперед и заслонила меня.

— Стреляйте, мистер Карлсон. Мне уже все равно. Ведь вы убили единственного человека, которого я любила.

— Если вы имеете в виду Джорджа Рэмбо, то его убил ваш муж. Уж мне-то это известно. Ведь я там был. — Карлсон хмуро взглянул на свой пистолет и сунул его в кобуру.

Лейтенант Скотт, стоя в дверях, внимательно смотрел на него.

— Вы там были? — переспросил я. — Вчера вы сказали мне, что с Хупером никого не было, когда он застрелил Рэмбо.

— Так оно и было. Когда я говорил о своем присутствии там, я имею в виду вообще, поблизости.

— Не верьте ему, — сказала Фэй, — это он стрелял в Джорджа, и это не был несчастный случай. Они с мужем выследили Джорджа в лесу. Мой муж собирался сам застрелить его, но на него бросилась собака Джорджа, и ему пришлось разделаться с ней. К этому времени Джордж уже прицелился в него. И тут мистер Карлсон выстрелил в Джорджа. Отнюдь не случайно следующей весной Аллан финансировал кампанию по выборам мистера Карлсона в шерифы.

— Она все это выдумала, — произнес Карлсон, — ее и близко там не было.

— Но вы там были, мистер Карлсон, и Аллан тоже. Он рассказал мне все вчера, после того как был найден Отто. Он понял, что все равно все выйдет наружу. Разумеется, после разговора с Фернандо я уже и так подозревала его. Но Аллан сообщил мне все детали. Так как Джорджа убил не он сам, Аллан надеялся, что я смогу простить его. Но я не смогла. Я оставила его и улетела в Неваду, чтобы оформить там развод. Я уже двадцать лет собираюсь сделать это.

— Вы уверены, что сами не застрелили его перед отъездом? — спросил Карлсон.

— Как бы она могла это сделать? — спросил я. — Баллистика не лжет, а результаты экспертизы свидетельствуют о том, что Хупер был застрелен из винтовки Фернандо. Это мог сделать либо сам Фернандо, либо вы. Вы остановили его на дороге, ударом рукоятки пистолета по голове «отключили» его, завладели винтовкой и застрелили Хупера. Вы сделали это по той же самой причине, по которой Хупер закопал собаку — хотели похоронить прошлое. Вы полагали, что Хупер — единственный свидетель убийства Джорджа Рэмбо. Но не знали, что миссис Хупер уже также известно все.

— Это не было убийством. Только самообороной, как на войне. В любом случае вам не удастся повесить на меня это убийство.

— А мы и стараться не будем. Мы повесим на вас убийство Хупера. Верно, лейтенант?

Скотт мрачно кивнул, не глядя на своего шефа. Я отобрал у него пистолет. Он болезненно поморщился, будто я ампутировал ему часть тела, но не оказал никакого сопротивления, когда Скотт повел его к машине.

Я задержался, чтобы сказать несколько слов ей.

— Фернандо просил меня передать вам, что ему очень жаль Отто.

— Нам обоим жаль. — Фэй опустила глаза, будто перед ней на полу мелькали картины прошлого. — Я поговорю с Фернандо позже. Много позже.

— Есть в этом деле одно совпадение, которое не дает мне покоя. Как получилось, что вы стали водить свою собаку в его школу?

— Я увидела его объявление. Имя Фернандо Рэмбо встречается не так уж часто. Я не смогла бороться с искушением. Мне нужно было узнать, что случилось с Джорджем. Думаю, Фернандо приехал в Калифорнию с этой же целью.

— Ну вот, теперь вы оба это знаете, — сказал я.